/ Language: Русский / Genre:sf,

ЧеловекОкно

Станислав Соловьев


Соловьев Станислав

Человек-окно

Станислав Соловьев

Человек-окно

Глава 1: Интерьер

Мануэль Домингес никогда раньше не бывал в Боске.

Как и любой из жителей Литораля, он часто смотрел на далекие чащи. Смотрел из ведомственного окна -- здание находилось на той невидимой черте, на которой город неизвестным образом переходит в не-город. Далекие чащи только по определению были "далекими чащами". На самом деле, Домингес видел лишь тонкую радужную полоску где-то на горизонте. Любой радужный цвет (за исключением мазутных пятен на лужах) за пределами города означал только одно -- Боска. В городе все было серым, коричневым, белым и черным, -- последние три цвета стремились всегда вернуться в материнское лоно. Стать серым цветом...

Домингес смотрел в сторону Боски не потому, что любил разглядывать горизонт. Скорее, он не любил рассматривать интерьер ведомственного здания. Интерьер никогда не менялся, по крайней мере, на взгляд Домингеса. А если и происходили какие-то мелкие изменения, -- они были несущественными. Только этим можно объяснить то обстоятельство, что праздный взгляд Домингеса не подметил их и не переработал в беспредметную информацию будничной памяти. Настолько несущественным, что можно было говорить: интерьер никогда не менялся. Он был одним и тем же, и Домингес изучил его с той достоверностью, с какой алкоголик изучает в похмельное утро пустые бутылки. Примерно такое же ощущение возникало у Домингеса, когда он попадал в ведомственное здание: огромное как мир разочарование. И Домингес смотрел в окно. Если смотреть прямо по центру, он видел еще одно ведомственное здание. Это здание принадлежало другой организации, но ничем -- ни фасадом, ни расцветкой -- не отличалось от родного Домингесу строения. Он его тоже изучил с большим и исследовательским пристрастием. Если же смотреть чуть влево, он видел другое ведомственное здание, -- правда, не все, а только его угол. И это здание принадлежало (при слове "принадлежало" Домингес всегда останавливался, спрашивая себя: "Может ли принадлежать некоей абстракции реальный пространственный объект, именуемый "зданием?") учреждению, в котором служил сам Домингес...

Смотреть в окно было тайной страстью Домингеса.

Еще с детства эта страсть захлестнула его -- он неожиданно открыл для себя удивительный мир за окном. Пусть этот мир на проверку -- как только Домингес покидал дом-строение-здание-учреждение-школу-ресторан и оказывался в пространстве улицы-площади-двора-переулка-сквера-порта-тупика -- ничем не отличался от "обычного", но в момент лицезрения он представлялся Домингесу чудесным. Только то обстоятельство, что нечто лежит за непроницаемой стеклянной преградой где-то вне, наделяло необъяснимым сверхъестественным даром любой внешний объект. Уныло бредущий прохожий был таинственным существом, передвигающимся непонятным способом с неясной для Домингеса целью. Свалка была некой совокупностью разнообразных предметов с двойным или тройным назначением. Собака была не просто собакой, а чем-то, только похожим на собаку, но не являющимся ею. И дом был не просто домом. И фонарь был, конечно же, не простым фонарем...

Сама заоконность подвергала любой предмет в глазах Домингеса кардинальной переоценке. Переоценка происходила моментально -- как только предмет-сам-по-себе или предмет-что-был-рядом трансформировался в предмет-за-окном. Сама способность беспрепятственно наблюдать за подобным предметом во всех подробностях, в то же время, находясь в замкнутом изолированном "мире-внутри", восхищала Домингеса. Она наполняла его сердце колдовским очарованием. "Мир-вне" дразнил его своей доступностью и одновременно отдаленностью...

Камерность домингесовского восприятия с течением жизни только усиливалась и превратилась в неосознаваемую координатную сетку со своими параметрами и ориентирами. То, что не было рядом в "мире-внутри" -- по эту сторону стекол, -- и не находилось там, по другую сторону, -- не существовало для Домингеса. Это касалось всего. Пусть это будет человек, который пять минут назад вышел, чтобы купить сигарет в уличном киоске (киоск находился на другой улице, не видимой отсюда, заслоненной домами, фонарями, рекламой, самим пространством и временем, неудачно выраженным словами "пять минут") -- он переставал существовать. Для Домингеса его уже не было. Этого мало: для Домингеса он никогда не существовал. Любой факт в памяти, в постороннем разговоре, в разложенной на соседнем столе утренней газете, подвергался строгой ревизии. Для Домингеса существование человека, вышедшего на улицу за сигаретами, становилось сомнительным. Существовал ли он вообще? -- удивлялось его подсознательное. Вопрос только подчеркивал неуверенность домингесовского существа в данном исследовании...

Чем дольше отсутствовал ликвидировавшийся, тем явственней ощущал Домингес: этого человека никогда не было. Как только самоликвидировавшийся возвращался обратно, он автоматически становился реальностью. В это мгновение Домингес производил очередную ревизию, и человек превращался в один из кирпичиков в здании существующего бытия... То же самое происходило с тем, кого Домингес успел увидеть в окне. Еще минуту назад это было что-то непонятное и загадочное, дышащее не кислородом, а неуловимой трансцендентностью, передвигающееся не с помощью ног, а с помощью неизмеримого натяжения пространственного поля, -- это был не человек, это было Нечто. Нечто попадало из мира-за-окном в мир-внутри и исчезало. Иногда Домингес сильно разочаровывался: никакой это не Нечто, а банальный дон Игнацио. Нечто не было. Это было наваждение, сказочный сон, потусторонняя реальность...

Но чаще заоконный человек и человек в мире-внутри представлялись Домингесу разными существами, разными настолько, что первый существовал, а второй полусуществовал постольку, поскольку это позволяло ему полноценное бытие первого существа. Если бы Домингес был верующим, подобная парадоксальность закончилось бы простым выводом: там, за окном -- ангельское существо, здесь -бренный прах...

Однако Домингес не был верующим. Вслух он этого не утверждал, не подчеркивал, попросту об этом никогда не задумываясь. Но сказать: он был неверующим, -- значит, ничего не сказать. Домингес не был верующим в привычном понимании -- верующим в Деву Марию и Благодать -- обыкновенным верующим человеком, каких много. Домингес являлся верующим особого склада религиозности. Он верил в Заоконье и в его сверхъестественность, будучи верующим искренним, восторженным и непоколебимым в собственной вере. Поколебать домингесовскую веру не могли ни родители, ни учителя, ни сослуживцы, ни знакомые, ни вся совокупная реальность жизни... Реальность, если она не находилась рядом с реальностью Домингеса, не существовала. То, что находилось за окном, не было реальностью, -- оно было сверхреальностью, неподвластной Домингесу и непостижимой для него. Утверждения людей, -- в момент утверждения они должны были непременно находиться рядом с Домингесом, в обратном случае он их не воспринимал, будь то телевизор-телефон-телеграф или вчерашний разговор, -- о непреложной реальности мира-где-то и вопиющей связанности всех миров в одно целое вызывали у него снисходительную усмешку. Постигнув прелесть заоконья, Домингес надолго увлекся этой страстью с увлеченностью малолетнего влюбленного. Окружающие постоянно пытались его переубедить, навязать мнение, что есть что-то, помимо того, что рядом. Домингес возмущенно не соглашался. "Как, -- думал он в недоумении, -- это может существовать, если его нет в этот момент рядом? Если я его не вижу, не наблюдаю?"...

То, что Домингес не воспринимал не находящееся рядом с ним или не пребывающее за окном, сочли за отвратительную память, отсутствие абстрактного мышления и рассеянную отвлеченность. Наивные люди! Уж кто-кто, а Домингес был человеком именно с абстрактным мышлением. Причем, в отличие от преподавателя математики, писателя или университетского философа, он пользовался своим абстрактным мышлением ежесекундно, ежесекундно подвергая ревизии реальность и раскладывая ее по полочкам системы координат. Родители, родственники, квартальная школа, муниципальный институт, сослуживцы -- все со временем признавали свое поражение в схватке с координатами Домингеса. Обязательно, рано или поздно, наступал тот момент, когда приходилось признаваться в собственном поражении...

"Вы не видели дона Игнацио?" -- спрашивал наивный у Домингеса (только человек наивный или новичок мог спрашивать такое у Домингеса на седьмой год его работы в ведомстве).

"Нет", -- уверенно отвечал Домингес, -- он действительно в этот момент не наблюдал никого, называемого доном Игнацио.

Если бы наивный задал следующий вопрос: "А существует ли дон Игнацио на белом свете?", -- Домингес бы честно ответил: "Не существует".

Почему-то вопросы последнего рода никто Домингесу не задавал. Люди проницательные, видимо, чувствовали некую грань в общении с Домингесом, и не переходили ее, тем не обнаруживали огромную пропасть между их мировосприятием и мировосприятием Домингеса. Люди наивные, надо полагать, не задавали подобных вопросов, удовлетворяясь безграничной честностью Человека-Окна...

Домингес смотрел в окна родных пенат, школы, института, ведомства, ресторана, бара, библиотеки, дома-пристани-вокзала-почтамта-борделя. Со временем он стал выбирать те здания, где были чистые и большие окна, и в этих зданиях он неизменно садился около чистых и больших окон. Не случайно было и то обстоятельство, что отдел, в котором работал Домингес, имел чистые и большие окна. Безумец -- в этом случае безумцем был начальник сектора -пытался с непонятным усердием заставить Домингеса работать в кабинетах с нечистыми и небольшими окнами. Один раз -- это было возмутительно! -Домингеса заставили работать в кабинете без окон. Безумец-начальник плохо знал Домингеса: уже на второй день Домингес невозмутимо смотрел в большое и чистое окно соседнего отдела. На пятый день терпение начальника сектора лопнуло: Домингес вернулся к большим и чистым окнам. Это была капитуляция, но Домингес ее не заметил, ибо кабинет начальника сектора располагался в соседнем здании, с тыльной стороны того здания, где тихо существовал он сам...

Глава 2: Буфетчица

Для Домингеса, если говорить точнее -- для его системы координат, существовала проблема женщин.

Мужчины возникали в реальном -- реальном для Домингеса -- мире, но женщины, если и делали это, то лишь на какое-то мгновение. Затем они исчезали. Можно было представить мужчин, стоящих у окна или находящихся рядом с окном. Они курили, разговаривали на спортивные и политические темы, пили кофе из маленьких чашечек или пиво из вместительных кружек, -- они пребывали рядом с окном и это было для Домингеса существенным фактором. Представить же в подобной ситуации женщину Домингес не мог -- женщина всегда стремилась уйти от окна и вообще уйти в мир-что-где-то (покупки-магазины-ателье-парикхмахерские-знакомые-выгул-собак-массажные-юве

лиры-психиатры-пошив-одежды-любовники-диетические-столовые-кондитерские), а значит, уйти из реальности. При этом женщины, как правило, пытались увести из реальности мужчин, и если им это не удавалось, мужчины оставались одинокими существами. Если женщина пребывала рядом, смотреть в окно не получалось: она требовала смотреть ей в глаза, в лицо, на ее фигуру, на ее новое платье, на новое украшение, на поломанный пылесос, на пса, который успел нагадить и теперь сидит на ковре с унылым видом. Любая женщина жаждала быть в центре внимания, а значит, в центре мироздания мужчины, но Домингес с этим не мог согласиться. Он не соглашался -- куда приятнее было наблюдать за прекрасными и непознаваемыми существами женского пола, которые находились за окном. Они ничего не требовали, не ругались, не скандалили, не дулись, не изображали потерянную невинность или ненайденное золото. Они были самими собой -прекрасными и непознаваемыми существами женского пола. Именно с ними была связана неоднократная любовь Домингеса. Таких романов (не считая влюбленностей, длившихся на протяжении одних суток) в его жизни произошло пять...

Сначала была молодая буфетчица. Она продавала на улице клубничное мороженое. Голоногий Домингес безмолвно млел у окна, позабыв про все на свете. Он просто созерцал -- с таким чувством буддист созерцает Ничто в состоянии нирваны...

Невероятно сказочное чувство разрушил простой случай. Окрыленный любовью юный Домингес выбежал на улицу с целью купить у необыкновенной феи нектар, называемый "клубничным мороженным". Его постигла личная катастрофа: буфетчица (или лотошница? Домингес этого до сих пор не знал и путался с определениями) оказалась совершенно будничным существом с грубым эротизмом животного, с прыщавой бледной физиономией и писклявым голосом. "Нектар", естественно, был никаким не нектаром, а неприятной липкой розовой смесью с сильным запахом искусственной эссенции. Юный Домингес, находящийся в состоянии, которое можно определить как "пограничное" (что-то между потерей сознания и истерикой), униженно пожирал розовую гадость, ковыляя назад домой. Не доходя до строгих рук бабушки, Домингеса вырвало: он заблевал весь порог. Бабушка сильно ругалась, вспоминая всех святых и Присную Деву, когда отстирывала половик и домингесовскую футболку. Домингес не реагировал: он находился в культурологической коме...

С того дня бабушка запретила ему есть мороженое, сочтя причиной домингесовского состояния "недоброкачественные продукты, которые всякие мошенники пытаются всучить доверчивым детям". Ее негативная реакция (бабушка Домингеса славилась на весь квартал своей эмоциональностью и образностью языка) привела к исчезновению с улицы, на которой жила семья Домингеса, злосчастной лотошницы...

Домингес и сам преисполнился отвращением к любому мороженному. Его странная аллергия расширилась и по отношению к мороженым фруктам, мороженой рыбе и кремам для торта (обычно крем ставили в холодильник, чтобы он загустел).

Глава 3: Дона Исабель

Второе крушение образа произошло с Домингесом, когда он просиживал у окон квартальной общеобразовательной школы.

На этот раз объектом домингесовского поклонения являлась некая молодая особа, преподававшая, по слухам, краткий курс истории в старших классах. Домингес-школьник изо всех сил пытался поскорее попасть в эти заветные старшие классы, чтобы физически соприкоснуться с этим необыкновенным явлением по имени "дона Исабель". Каждый день он перед тем, как идти в школу, проверял количество дней, оставшихся до старших классов, и с терпеливым удовлетворением ставил черточку в тетради: на один день старшие классы становились досягаемей. Выходные и праздники Домингес в то время не любил...

Несколько лет отчаянного ожидания сменились глобальным крушением. Преподавательница истории была грубой и развязной бабой, любившей крепкие выражения, сигареты и -- по слухам -- юных старшеклассников, несмотря на то, что она была замужем за сорокалетним преподавателем физики, работавшем учителем в другом квартале...

Однажды (это произошло на последнем году школьной жизни), когда сокрушенный и изничтоженный Домингес остался после уроков сдавать проваленные им тесты по истории Нового Света. В результате девальвации образа учительницы девальвировалась и любовь Домингеса к исторической науке, и он бездарно проваливал все тесты и экзамены. Преподавательница закрыла дверь, отработанным движением стянула трусики и схватила его жаркой рукой за половой орган. Семнадцатилетний Домингес вырвался, выбежал вон, и его вырвало, прежде чем он успел добежать до уборной. Помнится, огромных трудов стоило Домингесу сдать экзамен по истории на самый низкий балл, который предусматривался для школьных отчетностей. К тому времени бабушка умерла, а отец с матерью обладали лишь одной сотой бабушкиного потенциала...

Глава 4: Антуанна

Следующей заоконной любовью Домингеса была студентка в муниципальном институте, куда он поступил учиться сразу же после школы.

Студентка училась на параллельном курсе и была хороша собой. В моменты заоконного лицезрения она представлялась Домингесу неким мифическим созданием -- тонким как струна и лирическим как цветок (ни струны, ни цветка Домингес в жизни своей не видел. Это, скорее, были книжные образы.) Черные шелковистые волосы, длинные ресницы, упругая грудь с сосками, пробивающими насквозь любые лифчики и блузки...

Двадцатилетний Домингес был влюблен по уши, и каждый день сгорал от предвкушения и стыда, сидя на прохладном подоконнике. Прохладный подоконник служил как бы противовесом жару в промежности и в голове...

Через два месяца, на Рождество, Домингес был замечен виновницей событий или ее приятельницей и приглашен на студенческую вечеринку. Домингес, согласился, предчувствуя неладное, и с затаенным ощущением скорой гибели пришел в общежитие, где обитал объект его обожания. Ступив на границу мира-за-окном и мира-внутри -- этой границей для него послужил порог комнаты Антуанны (так ее звали), Домингес был потрясен, раздавлен, и, задохнувшийся, он безвольно отдался мрачно-примитивному движению волн будничной реальности. У него не было сил противостоять такому жестокому разочарованию -- он был убит и, как павший, был предан поеданию, которое выражалось в пьяных разговорах, беспричинном смехе, курении марихуаны, целовании, истошной музыке и запредельных танцах на столах...

После того, как умерший Домингес съел десяток острых салатов, кусок пригоревшей говядины и нечто приторно-сладкое, и выпил не меньше бутылки водки, его, шатающегося и заплетающегося, привели в комнату Антуанны. Кто привел его, Домингес не помнил. Увидев голую Антуанну, он с рычанием разорвал на себе одежды, а затем совокупился с ней. После третьего совокупления потный и задыхающийся Домингес потерял сознание, перед тем облевав партнершу. На следующий день он попал в студенческую больницу с диагнозом "острое пищевое отравление"...

Как потом узнал Домингес, Антуанна сделала аборт. Все домогательства с ее стороны (это длилось не меньше полугода) вызывали в нем мучительные рвотные позывы и колики в кишечнике. Больше острые салаты, говядину и водку Домингес не употреблял...

Каждый день, прижавшись лбом к прохладному стеклу окна, он тихо отдыхал от того, что с ним приключилось. Окружающие почему-то сочувствовали ему. Люди как женского, так и мужского пола считали виновной именно Антуанну -- первые по причине инстинктивного женского соперничества, вторые -- из-за мужской солидарности. Антуанна была уничтожена сплетнями и пересудами, и, в конце концов, перевелась в другой муниципальный институт. Домингес так и не смог объяснить, что с ним произошло и по какой причине. Сам же он не таил обиды на Антуанну -- исчезнув из заоконного мира и из мира-внутри, она вообще перестала существовать, превратившись для Домингеса в некий аллегорический образ...

Глава 5: Доминга

Следующая страсть возникла у Домингеса в возрасте двадцати девяти лет к девушке, служившей в общеведомственной канцелярии (кажется, она была машинисткой). Звали ее Доминга (узнав это, Домингес лишился дара речи на три часа -- его горло стянуло резиновым жгутом, а голосовые связки словно полопались от мысленного перенапряжения). Доминга Хальдеррас...

На тридцать второй день оконного наблюдения Доминга обратила внимание на Домингеса. На тридцать девятый день она пристально посмотрела на Домингеса, замершего у окна с открытым ртом (для Домингеса прямой взгляд заоконного существа автоматически считался прямым вмешательством божественного в его бесцветную жизнь). На сорок третий день она остановилась у окна намного дольше, чем того позволял обеденный перерыв -- Домингес чуть не потерял сознание. На сорок девятый день Домингес получил записку с предложением посетить непритязательное кафе, что примостилось у первого этажа соседнего ведомственного здания. На пятьдесят третий день Домингес согласился -посредством подобной же записки. Он согласился с той отчаянностью, с какой легионеры Цезаря решались отдать жизни за не нужную никому галльскую землю...

На пятьдесят четвертый день (это был последний рабочий день недели) Домингес отправился в кафе и встретился с Домингой. Со стороны казалось, что умерший грек встретился с Хароном у Стикса. В руке умерший грек сжимал обол за провоз на тот берег в виде букетика цветов...

Через десять минут общения в кафе Домингес страстно желал избавиться от Доминги Хальдеррас. Ей было двадцать три, она беспрестанно рассказывала о своих бесчисленных родственниках и знакомых, и жадно пила кофе чашку за чашкой. В ее волосах Домингес к своему ужасу обнаружил перхоть, а во рту -неровные щербатые зубы. Стремление избавиться довлело над ним весь час пребывания в злосчастном кафе. Домингес не знал, что делать. Его душили кольца сигаретного дыма, и донимала грязь столика. Он выпил с десяток чашечек бразильского кофе и съел несвежее пирожное с воздушным кремом. Инерция будничного мира влекла Домингеса против его воли за собой -- у него не осталось сил сопротивляться, и он сдался.

Вечером того же дня Домингес, измученный изжогой и умственной усталостью, грубо изнасиловал Домингу. Она поощрительно кричала, извиваясь на узкой железной кровати, и обдавала его горьким запахом выпитого кофе. Между фрикциями ополоумевший Домингес думал примерно следующее: "Боже... Что я тут делаю?.. Боже... Что я тут делаю?.. Боже... Что я тут делаю?.." На этот раз он совершил подряд четыре совокупления и, когда слез с безмолвствующей (она была не мертва -- просто множественный оргазм отключил ее болтливый разум на какое-то время) мокрой партнерши, не смог бы ответить, где он и что его окружает. Домингес надел задом наперед трусы, затем -- все остальное. Если бы все остальное не лежало на расстоянии вытянутой руки, Домингес вышел бы голым. Он выплыл на улицу. Едва он зашел в собственную квартиру, как его вырвало не переваренным кофе и несвежим пирожным с воздушным кремом. Его рвало всю ночь. Под утро у него поднялась температура, и он слег...

Через неделю прозрачный и изрядно ослабевший Домингес вышел на работу. На второй день Доминга заявилась прямо в отдел Домингеса. При виде этой женщины у него настолько вытянулось и позеленело лицо, что Доминга сделала для себя какое-то итоговое заключение, и сгинула из домингесовской жизни. Домингес не был уверен, что она догадалась, в чем причина его искреннего отвращения. Сослуживцы, которым посчастливилось наблюдать памятную картину, молча посочувствовали ему -- каждый участливо похлопал Домингеса по плечу. Видимо, болезнь и убитость Домингеса они отнесли на счет бесчестной женщины-вампира. За два месяца Доминга потерпела пять отказов со стороны мужчин (она даже перешла на пожилых, лысых и женатых с одышкой): видимо, миф о женщине-вампире разнесся по всему мужскому сообществу ведомства. Она благополучно уволилась -начальником общеведомственной канцелярии тоже был мужчина, хоть и не столь пылкий и романтичный, как Домингес.

После четвертого романа Домингес перестал пить кофе и бессознательно стал обходить злосчастное кафе десятой дорогой...

Глава 6: Сверхангельское существо

Последней любовью Домингеса стала некая женщина, которую он случайно (случайно ли?) увидел в окно на шестом году службы.

Женщина тоже смотрела в окно -- правда, она смотрела из окна соседнего здания. Для Домингеса это открытие стало настоящим мировоззренческим шоком: еще никогда он не видел в окно другого человека, тоже смотрящего в окно. Это было что-то необыкновенное, даже выходящее за рамки домингесовской системы координат. Если говорить простым языком, это было открытие: кроме ангельских существ в заооконном мире существовали еще и сверхангельские существа, о сущности которых Домингес мог только смутно догадываться и строить фантастические предположения. Естественно, что он в то же мгновение влюбился в эту женщину. Через определенное время -- время, понадобившееся для спокойного и критического переосмысления случившегося, -- Домингес смог сделать для себя неприятный вывод: если бы человеком, смотрящим из окна соседнего здания, была бы не женщина, а мужчина, он бы влюбился в мужчину. Влюбился бы не менее страстно и искренне, автоматически сменив свою сексуальную ориентацию. Судя по всем признакам (то есть, по каждодневности оконного бдения, ничем не уступающего ритуалу Домингеса) женщина в окне тоже была сторонницей той самой системы координат, которой свято придерживался Домингес...

Он влюбился. Когда он ощутил существование близкого ему существа, да еще к тому же сверхангельского (читай: дважды заоконного) происхождения, Домингес испытал оргазм и кончил, не отходя от окна. Начальник отдела, в котором работал Домингес, увидел пятно на брюках подчиненного в районе ширинки, но ничего не сказал. Видимо, начальник отдела счел Домингеса нечистоплотным человеком -- природу пятна (исходя из собственной целомудренности) он отнес на неумелое пользование туалетом. Начальник отдела был крайне чистоплотным человеком: он ежедневно прибегал к услугам парикмахера, массажиста, мастера по макияжу, маникюру и педикюру, поэтому Домингес не получил обычной премиальной надбавки.

Домингес на протяжении двух недель подходил в обеденный перерыв к окну, видел сверхангельское существо, испытывал непередаваемое словами возбуждение и тут же кончал. Однажды (это было под конец второй недели) психоделически-любовную сцену наблюдал дон Игнацио. Он по какой-то причине (бывают же иногда для таких людей необъяснимые причины!) не вышел как обычно на улицу за сигаретами, и остался в рабочем кабинете. Увиденное дон Игнацио воспринял по-своему, и не счел нужным докладывать начальнику отдела. Дону Игнацио было за пятьдесят, он был некрасив, совершенно лыс, к тому же он был женат на толстой и недалекой женщине из пригорода. Дон Игнацио в тайне от нее покупал порнографические журналы -- вот причина столь частых отлучек "за сигаретами" -- и мастурбировал до изнеможения в домашней уборной...

В первый день третьей недели Домингес случайно (теперь он был крайне осторожен и не стремился встретиться со своим объектом поклонения -- горький опыт научил его, что любая реальность намного хуже, чем ее ипостась в окне) встретил на улице эту женщину. Домингес спешил на работу -- он опаздывал. И повстречал женщину -- то сверхангельское существо, которое он наблюдал с возвышенной восторженностью две недели подряд. На этот раз необъяснимого оргазма не произошло. Женщине было за сорок, она была разведена, у нее были чуть косящие глаза и полные бедра (как ее звали, Домингес забыл уже на следующий день). Женщина обворожительно улыбнулась Домингесу (ей казалось, что это было обворожительно, на самом же деле, когда она улыбалась, ее симпатичное лицо обезображивалось до неузнаваемости) и взяла его за руку. Когда они вошли в лифт, женщина нажала кнопку с номером самого верхнего этажа, и задрала юбку. Под юбкой ничего не было. Домингесу было плохо, и у него ничего не получилось. Механизм впервые дал сбой. Домингес хрипел, но у него по-прежнему ничего не получалось: половой орган был настолько обескуражен новой действительностью, что даже не шевелился...

После получаса тщетных попыток лифт возвратился на первый этаж. На глазах многочисленных сослуживцев (тенденцию опаздывать имел не только Домингес, и за полчаса на первом этаже скопилось не меньше тридцати домингесовских сослуживцев) из лифта выпал потный и бледный Домингес, следом вышла симпатичная женщина с явным разочарованием на лице. На этот раз она не улыбалась, и улыбка не портила ее черт. Домингеса вырвало прямо у лифта. Было трудно сказать, послужил ли тому причиной позавчерашний творог, употребленный им на завтрак, или нервный срыв в результате чисто мужского несчастия. Скорей всего, причины сложились посредством простого арифметического суммирования. Домингесу стало плохо, и ошарашенные сослуживцы вызвали "скорую".

Придя через три дня на работу, Домингес ощутил к своей персоне нескрываемое сочувствие. Мужчины лаконично выражались в адрес злостной "роковой женщины". Женщины-сослуживцы искренне жалели жертву "наглой похотливой суки". Однако Домингес еще не очухался после очередного мировоззренческого крушения, и у него наблюдалась некоторая аллергия на женщин (женщины этого не замечали, а если и замечали, то ставили в вину безымянной "похотливой суке"). Начальник отдела неожиданно в этот месяц выдал Домингесу премиальную надбавку, видимо, посчитал прошлую "нечистоплотность" подчиненного закономерным проявлением преступной активности "нечистоплотной женщины". После выздоровления Домингес не увидел в окне женщины, смотрящей из окна соседнего ведомства. Можно сказать, что оно и к лучшему -- Домингес опять бы влюбился в дивный образ сверхангельского существа. Больше он лифтом не пользовался. Лифтер со временем счел Домингеса то ли спортсменом-альпинистом, то ли сублимирующим посредством преодоления пяти высоких пролетов (с условием, если этот лифтер читал труды Зигмунда Фрейда или, на худой конец, Хуана Мария Боальде -- местного психоаналитика). Домингес обливался потом: он не был спортсменом. Он и не сублимировал -- на год он утратил способность возбуждаться. Домингес подсознательно стремился избежать того места, где мир-что-за-окном и мир-внутри сходились в безумной схватке. Это были своего рода пространственно-временные дыры, где царил бессмысленный и беспричинный хаос, где система координат Домингеса капитулировала, и сама реальность выворачивалась наизнанку...

Глава 7: Пьетро Сантаромано

Система координат требовала к себе серьезного отношения. Домингес подчинился властному вызову судьбы -- он стал серьезно относиться к собственному мировосприятию. Случаи с женщинами из мира-что-где-то -- в момент домингесовского прозрения они были именно женщинами из мира-что-где-то, -научили его не враждовать со своей парадоксальной физиологией. Чтобы не вызывать напрасных и бесконечных нареканий со стороны сослуживцев и знакомых, Домингес прикидывался обычным человеком. Притворство заключалось в имитации "плохой памяти", "иронического отношения к жизни", "интеллектуальной отрешенности". У Домингеса даже завелся друг (для человека обычного такого рода связь не называлась бы дружбой, но для сложных асимметричных ориентиров Домингеса она была даже больше, чем просто дружбой). Другом стал для него служащий из отдела, что располагался напротив отдела, где работал Домингес, -прямо через коридор (человек, находящийся вне стен здания, другом для Домингеса никогда не стал бы).

Его звали Пьетро Сантаромано (видимо, ревностный католик-пращур перенес свою любовь к Вечному городу даже в область родовой номенологии). Он закончил чиновнический колледж в портовом районе, однако, несмотря на столь унылое и классическое образование, интересовался неклассической философией и гештальтпсихологией. Любовь к неклассической философии и гештальтпсихологии у Пьетро Сантаромано выражалось в прилежном собирании журналов и книг (Хуан Мария Боальде, к примеру, был весь целиком, Д. Саррио, -- другой психолог и философ, -- к огромному огорчению Пьетро был собран только наполовину), а также в терпимом отношении к любым странностям окружающих его людей. Это было не просто терпение, а скорее, огромное уважение, ибо сам Сантаромано не имел никаких странностей и был обыкновенным человеком, каких много. Домингес проникся симпатией к Пьетро Сантаромано (Сантаромано тоже любил смотреть в окна) и с меланхоличным течением служебной жизни они сблизились.

Однажды вечером (это происходило во временной отрезок сразу же после четвертого домингесовского романа), после работы Пьетро Сантаромано пригласил Домингеса к себе. В этот момент Домингес поглощено наблюдал картину вечерней улицы из служебного холла и неосмотрительно согласился. Каково же его было удивление, когда в квартире Пьетро Сантаромано обнаружилась своеобразная стеклянная перегородка между комнатами, неизвестно для чего задуманная неведомым архитектором. Домингес и раньше слышал о подобных вещах, но большей частью не верил -- слишком это было сказочно и неправдоподобно (даже для Домингеса): окно внутри квартиры. Домингеса словно бы ударило током -- с этого момента Пьетро Сантаромано стал для него закадычным другом. Каждый вечер после работы Домингес шел к приятелю домой и там... Там его сознание погружалось в непрекращающийся экстаз. Пьетро Сантаромано зачитывал ему избранные куски из неклассической философии и куда более неклассической гештальтпсихологии, а Домингес тем временем растворялся, наблюдая Пьетро Санторомано через необычное окно (дверь, что соединяла обе комнаты, была при этом открыта, и звуки беспрепятственно долетали от декламирующего к слушателю). Для сидящего Домингеса заоконный (в тот момент существовал только заоконный Пьетро Сантаромано) друг был не человеком. Это был сам Боальде-Саррио, это были все неклассические философы и психологи в одном лице, это были все архетипы, эдиповы комплексы, вещи-в-себе и экзистенции. Это был Бог, святой дух, нечто, непередаваемое словами и привычными мыслительными образами... Домингес воспринимал Пьетро Сантаромано как будто через некоторую увеличительную -- как у астрономической трубы -- линзу, при этом процесс увеличения протекал посредством не логического, а зрительно-чувственного. Для растворяющегося Домингеса Пьетро Сантаромано находился в эмоциональной огненной ауре, выбрасывающей в стороны языки космического пламени наподобие солнечных протуберанцев. Особенно сильным впечатлением для него было наблюдение заоконного мира через "внутриквартирное окно" -- заоконный мир в квадрате...

Со временем друг-приятель стал для Домингеса объектом влюбленности (Пьетро Сантаромано сознательно находился за "внутриквартирным" окном при всех их импровизированных чтениях и дискуссиях). Домингес стал задерживаться у Сантаромано. Каждый день он задерживался дольше, чем в предыдущий день. Наконец (это было на восемнадцатый день их дружбы), он остался ночевать у Санторомано -- была половина ночи, завтра был рабочий день, а на такси (такси Домингес обожал за их всегда поднятые и вымытые стекла дверец) денег не было ни у него, ни у Сантаромано...

Сослуживцы стали обращать внимание на дружбу Домингеса и Сантаромано. Мужчины неодобрительно крутили головами, но сдерживались -- еще помнили печальный случай с женщиной-вампиром. Из мужчин не крутил головой только дон Игнацио -- он восхищенно пожирал Домингеса маленькими красными глазками... Женщины сделали вывод. Вывод был для них отвратительным, какими только могут быть выводы. Они забыли про женщину-вампира -- женщина-вампир, ибо женщина-вампир предстала перед их мысленными взорами совершенно в другом свете. Женщины морщили носы и не здоровались (раньше они здоровались -Домингес имел недурную внешность). Жертва их неприятия не воспринимал такие изменения. Он скользил в мире-внутри по направлению к миру-что-вне...

На двадцать четвертый день дружбы (это был воскресный день) Сантаромано опять пригласил Домингеса к себе -- как сказал Сантаромано, "отметить день рождения великого философа Д. Саррио". Домингес согласился -- скорее по сложившейся привычке, чем из уважения к "великому философу Д. Саррио". Сантаромано зачитал восторженному Домингесу отрывок из очередного сочинения "великого философа", и открыл бутылку шампанского. Последовал тост за "великого философа Д. Саррио" (его произнес, конечно же, Сантаромано), Домингес и Сантаромано опорожнили бокалы...

Когда они опорожнили вторую бутылку шампанского, Сантаромано неожиданно вскочил, выбежал в соседнюю комнату, и перед захмелевшим Домингесом разделся. При виде худощавого Сантаромано в неглиже, прижавшегося к стеклу "внутриквартирного" окна разбухшим половым органом, Домингес испытал оргазм, и в трусах его сделалось мокро. Ничего не соображающий (или что-то соображающий?) Домингес поцеловал (через стекло) Сантаромано в губы. Тут нервы у Пьетро Сантаромано не выдержали, и он сделал, может быть, самую большую ошибку в своей жизни. Вместо того чтобы призывно извиваться за стеклом, доводя тем до исступления Домингеса, он бросился в комнату, где сидел Домингес. В этот момент божественно-эротический образ пропал из домингесовского восприятия, а вместо него возникло нечто буднично-постельное. Заоконный мир был поглощен миром-внутри. Разъяренный Домингес отшвырнул несчастного Сантаромано, и стал натягивать туфли. Сантаромано был скомкан. Он был раздавлен. Голый он валялся в ногах у Домингеса, хватал его за туфли и умолял остаться. Он признавался в безнадежной любви и просил пощады. "Накажи меня, накажи, -- кричал голый Сантаромано у ног Домингеса, -- избей. Что хочешь делай -- не уходи только..."

Домингес не внял мольбам рыдающего друга-приятеля (уже бывшего друга-приятеля). Он не стал избивать Сантаромано. Он ничего не хотел с ним делать. Он ушел. В ту же ночь ему стало плохо, и он выблевал все выпитое им шампанское. С этого дня Домингес не употреблял шампанского и не переносил гомосексуалистов -- даже упоминание о гомосексуалистах и о гомосексуализме в безобидном разговоре вызывало у него приступ отвращения (раньше Домингес относился к гомосексуалистам индифферентно, как и к лесбиянкам, фетишистам, педофилам и вуайеристам). Сослуживцы, увидев на следующий день бледного и робко улыбающегося Домингеса, восприняли происходящее по-своему. Для них Домингес перестал быть презренным "гомиком", и вернулся в лоно нормально-ориентированного мужского мира, не выдержав пресса чисто мужского осуждения. "С кем не бывает, -- дружно подумалось мужчинам-сослуживцам, -после такой-то бабы..." Сослуживцы похлопали Домингеса по плечу. Только дон Игнацио не похлопал по плечу Домингеса -- втайне он уже хотел изменить свою сексуальную ориентацию, находясь под большим впечатлением от смелого поступка Домингеса. Дон Игнацио был в нокдауне -- ему было не угнаться за молниеносными перипетиями домингесовского бытия...

Женщины не изменили своей оценки -- для них раскаявшийся "гомик" все равно был "гомиком", и никем больше. Домингес этого не заметил -- последние "эротические" приключения на долгое время лишили его потенции. Начальник отдела, увидев Домингеса в чистой сорочке, вычищенном костюме, блестящих туфлях и с вымытой шевелюрой, почувствовал ментоловый запах из домингесовского рта (под утро Домингес со стонами и слезами на глазах чистился, мылся и тщательно полоскал рот), обрадовался такой чистоплотности и решил, что никакой гомосексуализм не страшен при таком аккуратном отношении к себе. Поэтому оргвыводов не последовало...

Пьетро Сантаромано на протяжении месяца безжизненно сторожил парадный вход ведомства. Каждый вечер после работы он стоял и наивно надеялся, что выходящий Домингес заметит его, увидит его преданность и раскаяние и забудет обиды. Пьетро Сантаромано по неведенью считал, что чем-то обидел Домингеса. "Может, -- думал он, -- я поспешил с признаниями? Хотел форсировать события, и предрассудки не успели выветриться сами собой?.."

Откуда было знать Пьетро Сантаромано о домингесовской системе координат и жестко детерминированном домингесовском мироздании. Сантаромано был храбрым (или в конец отчаявшимся?) человеком: все выходящие уже прекрасно знали про его сексуальную ориентацию, таращились, морщились, бросали пошлые шуточки в его сторону, -- но он стоически терпел это, он пытался этого не замечать, однако, не замечать не выходило, и Сантаромано страдал... Домингес выходил, но не замечал (или делал вид, что не замечал?) робкого и потерянного Сантаромано. Он шел по своим делам и не останавливался... Домингес не был жестоким и мстительным человеком. Скорее, он действительно не замечал Сантаромано, маячащего бледной тенью у стеклянной "вертушки". Домингес не думал о Сантаромано со злобой или ноющей брезгливостью, не испытывал отвращения к себе и какого-то стеснения среди окружающих его людей (как думали мужчины-сослуживцы).

Через месяц Пьетро Санторомано перевелся (или его перевели?) из здания, где служил Домингес, в соседнее здание -- Домингес этого не заметил. Со временем Домингес стал сомневаться в существовании "дня рождения великого философа Д. Саррио". Еще со временем он стал сомневаться в существовании Пьетро Санторомано. Больше Домингес не любил неклассическую философию и гештальтпсихологию. Его нелюбовь по инерции распространилась на философию классическую и столь же классическую психологию, любую другую философию и психологию, а также социологию, логику, этику, эстетику, методологию, культурологию, теософию, астрологию и религию...

Глава 8: Собаколюб-4

Трансформации мировосприятия Домингеса происходили не только по отношению к людям, но и по отношению к домашним животным (не-домашних животных он никогда не видел и наивно полагал, что все животные -- домашние по определению). С этим был связан любопытный случай, произошедший с ним в период между четвертым и пятым романами (определить точно Домингес не мог). С самого детства (по крайней мере, сколько себя помнил Домингес) для него существовало четкое разделение между домашними животными. Одних домашних животных он ненавидел и презирал даже на физиологическом уровне, не в силах сдержать инстинктивного отвращения к ним. Других домашних животных он боготворил, уважал и, если это удавалось, выказывал время от времени по отношению к этой категории животных знаки любви, признания и понимания. Чертой, разделяющей бедных животных (иногда они действительно были бедными), являлась способность и стремление смотреть в окно. Те животные, что не умели (не хотели? не могли? не были способны?) смотреть в окно и постигать всю красоту сегментарности бытия, были "грубыми животными", "бездушными скотинами", "примитивными скотами". Те же, что умели (хотели? могли? были способны?), воспринимались Домингесом как равные ему существа -- существа наделенные душой, разумом, "искрой божьей". Порой такие животные (Домингес если и говорил о них как о животных, то неизменно добавлял: "благородные") ставились им на уровень эволюционного развития гораздо выше, чем подавляющее большинство известных ему людей.

К первой категории относились собаки. Они не смотрели в окна, не понимали, почему их хозяева смотрят в окна (если хозяева смотрели в окна, они им мешали) и, что хуже всего, большую часть времени собаки обитали в мире-что-где-то. Оттуда доносился их пронзительный и бессмысленный лай, подобно воплям греческих душ, доносящихся иногда из трех врат Гадеса. Домингес терпеть не мог собак. Его недружелюбность выражалась разнообразными способами. При виде собак он морщился, как от зубной боли, плевался, шипел не хуже кошки (о кошках пойдет речь чуть позже), норовил сказать хозяину какую-нибудь гадость про собаку. Так Домингес особенно издевался над белым пуделем доны Горации, что проживала через улицу: Домингес каждый раз как видел дону Горацию с пуделем, ядовито сообщал ей -- громко, чтобы окружающие хорошо слышали, -- что ее пудель опять загадил весь подъезд Домингеса. Хозяйка бедного пуделя искренне ужасалась, краснела и сбивчиво обещала прекратить "безобразие". На следующее утро сцена повторялась с точностью до одного слова. Если хозяин зазевался, Домингес пинал псину под зад и норовисто отпрыгивал, возмущаясь "безответственным людям, выводящим собак без намордника". Если намордник наличествовал, Домингес возмущался "бешенными животными"... Двадцать девять раз Домингес сообщал в полицейский участок про особенно ненавистных ему тварей. Дежурный полицейский исправно заносил информацию, чтобы выписывать штрафы за выгуливание собак в неположенном месте, проезд с собаками без намордника в общественном транспорте и отсутствие обязательного ветеринарного осмотра. Со временем Домингес получил (он, естественно, об этом не подозревал) внештатную кличку -- "Собаколюб-4" (видимо, существовали и другие активные нелюбители собак). В тот период Домингес с радостью записался бы в добровольное общество противников домашних собак, если бы такое существовало... Самым коварным возмездием Домингес считал отвязать собаку, терпеливо ожидающую своего хозяина или хозяйку около подъезда-магазина-парикхмахерской-булочной-общественного-сортира. Собака, в благодарность за столь благородный поступок Домингеса лизала ему руки (Домингес терпел -- геройский поступок требовал жертв) и мчалась во всю прыть, скрываясь в мире-что-где-то. Часто безвозвратно...

Со временем собаконенавистник Домингес прославился на весь квартал. Любители собак обходили его стороной, носили при себе справки о прививках от бешенства и никогда больше не привязывали бестолковых псов к фонарям и перилам. Если бы собаки могли размышлять, если бы они обладали религиозным виденьем мира, Домингес обязательно стал бы одним из фундаментальных краеугольных камней этого виденья, Домингес был бы "врагом собачьего рода". Но собаки не понимали прелести изобретения "падших ангелов" (то бишь "собачьих хозяев") для религиозного виденья мира. Как и ангелов, оставшихся верными Самому Большому Собачьему Хозяину. Собаки не любили Домингеса и боялись его. Неосознанный страх перед инфернальным, видимо, был присущ и бессловесным тварям...

Домингес ненавидел всех собак -- ему было все равно, что это за собака; пудель, сенбернар, овчарка, такса или терьер. Это была собака, значит, -"исчадье Диавола" (правда, Домигес предпочитал говорить несколько грубее и прямолинейнее -- "собачье дерьмо"). Однако все-таки существовала некоторая особенность домингесовской кинофобии: нелюбовь к собакам не распространялась на собак бездомных, которых Домингес видел только в окно -- с ними он почти никогда не сталкивался. Он сделал вывод: собаки-имеющие-хозяина и собаки-не-имеющие-хозяина -- не одно и то же. Домингес сделал важное открытие: собаки не должны иметь хозяина -- их портит близость людей. На собак словно чума распространяется неспособность смотреть в окна. Псы-бродяжки -- животные, которые не познали горького плода грехопадения...

Глава 9: Буббо

Активная кинофобия Домингеса продолжалась до одного памятного случая.

Его сосед по лестничной площадке престарелый дон Карлос имел бульдога по прозвищу Буббо. Буббо был низеньким, криволапым и с такой мордой, что Домингес иногда, лицезрея Буббо, сомневался: а собака ли он? В пользу такого сомнения говорило явное нежелание Буббо гавкать (в моменты наибольшего душевного подъема Буббо хрипел и облизывал слезящиеся глазки) и отсутствие стремления убежать в мир-что-где-то. Буббо, когда его выводил дон Карлос (сам Буббо не выходил из квартиры, что говорило не в его пользу), одним глазом следил за хозяином, другим -- косил на окружающих. "Что за безобразная тварь!, -возмущенно думал Домингес, внутренне содрогаясь. -- Настоящий цербер..." Однако, сделать какую-либо гадость Буббо мешал тот факт, что без хозяина он не появлялся. Сказать дону Карлосу, что Буббо безобразно загадил лестничную площадку Домингес не мог: как гадил Буббо он никогда не видел (а гадил ли он вообще?). К тому же, именно достопочтенный дон Карлос убирал на лестничной площадке с упорством пенсионера. Таким образом, отомстить Буббо за его собаковидность Домингес не имел никакой возможности. Единственное, что он мог сделать, так это думать при виде слезящегося кривоглазого бульдога: "Он, наверное, выродок..." Выродок безнадежно косил слезящимся глазом.

Ничто не могло поколебать негативного отношения Домингеса к соседскому бульдогу, кроме чуда. И однажды собачий бог (если он есть) смилостивился к жалкой судьбе кривоглазого Буббо, и чудо совершил. Домингес возвращался с работы и ненароком заметил в освещенном соседском окне (окно дона Карлоса, как и окно Домингеса, выходило во двор) печальные слезящиеся глазки бульдога. Домингес остолбенел. На какое-то мгновение он потерял дар речи -- настолько в этот момент образ Буббо не совмещался с клише "собачьего дерьма". Домингес присмотрелся повнимательнее к соседскому окну, -- а вдруг ему померещилось? Буббо заметил пристальный взгляд и поднял уши. "Буббо!" -- с каким-то новым для себя чувством подумал ошеломленный Домингес. В тот же вечер Домингес, не смогший после свершившегося чуда ничем заниматься, кроме как думать о необыкновенном кривоглазом бульдоге, не выдержал нарастающего душевного напряжения и отправился в гости к дону Карлосу. Дон Карлос удивился столь странному посещению -- Домингес долгие годы соседства ограничивался только кивками при виде дона Карлоса, -- но впустил соседа. Домингес, не долго думая, спросил: любит ли Буббо смотреть в окно?.. Дон Карлос чуть не спятил -- он решил, что ослышался, и переспросил. Домингес понял свою оплошность (действительно, трезво подумал он, на любого старика может произвести впечатление подобный вопрос, заданный в восемь вечера соседом, который прежде даже не здоровался) и объяснился. Когда дон Карлос понял смысл вопроса, он расплылся беззубым ртом и прошамкал, что "Пуппо люпыт хлятеть в окно" и показал ему несравненного Буббо. Несравненный Буббо из всех сил тянулся, чтобы удержаться короткими передними лапами за подоконник, задними балансируя на табурете. Домингес издал возглас неподдельного восхищения -- Буббо от резкого возгласа хрюкнул и упал с подоконника. Однако он не убился -- судьба (или собачий бог?) еще хранила несравненного Буббо от жизненных коллизий. Буббо захрипел, в этот момент захрипел и дон Карлос, и Домингес тогда понял, у кого Буббо научился издавать подобные звуки...

С того памятного дня Домингес произвел Буббо из существ низких и примитивных в ранг существ совершенных. Даже огромное уродство и кривоглазие бульдога теперь говорили в его пользу -- они только подчеркивали внутреннюю красоту необыкновенного животного. Насколько теперь Буббо был красив и приятен Домингесу! Его хрипота стала лаконичностью собачьего языка. Его кривоглазие -широтой взглядов... Каждый день Домингес, идя с работы, повнимательнее присматривался к соседскому окну -- Буббо стоило больших усилий дотягиваться (всему виной была свойственная бульдогам низкорослость) до подоконника, и, в лучшем случае, в окне виднелся мокрый нос и печальные слезящиеся глаза. Домингес, разглядевший соседского бульдога, приветственно махал ему рукой -Буббо поднимал уши. По утрам Домингес оставлял перед дверью дона Карлоса открытые собачьи консервы -- Домингес стал дотошным знатоком собачьего корма, чем без остатка покорил сердце хозяина зоомагазина. В выходные и праздничные дни Домингес приходил в гости к дону Карлосу, чтобы лишний раз посмотреть на сверхъестественную собаку. Дон Карлос перестал удивляться и подружился с Домингесом. Буббо, виновник событий, научился определять, что приходит Домингес, а не кто-то другой: он поворачивал морду (это давалось ему с заметным усилием), и, смотря одним печальным глазом в окно, а другим на Домингеса, хрюкал, но больше не падал...

Домингес и дон Карлос стали закадычными друзьями. Домингес узнал кучу прелюбопытных вещей про бульдога -- именно о нем он расспрашивал старика. Например, выяснилось, почему своего бульдога дон Карлос назвал Буббо. Оказалось, что старик больше всех из исторических личностей ценил испанских Бурбонов, а также обожал ("со фремен армии, -- гордо сообщал дон Карлос, -там я пыл унтер-офисером...") карточные игры -- в особенности, пасьянс под названием "Бурбонский бубон". Домингес вовлекся в карточные игры и вскоре изучил досконально не только "Бурбонский бубон", но и такие сложные, как "Дева Мария", "Три корабля", "Лиссабонская оборона" и "Ватерлоо". Продолжить карточное самосовершенстование Домингес не успел -- судьба (или собачий бог?) отвернулись от Буббо.

Однажды (это был выходной день четвертой недели дружбы с Домингесом) дон Карлос выгуливал своего несравненного пса во дворе. Буббо ковылял на три метра впереди старика -- поводки дон Карлос признавал только длинные. Это пса и сгубило. Вынырнувшая легковушка в мгновение ока проехалась по Буббо. Буббо громко хрюкнул и перестал существовать. Эту сцену наблюдал в окно Домингес и был сражен происшедшим. Бытие покачнулось в глазах Домингеса, изрядно накренилось, но не перевернулось -- заоконный мир продолжал существовать. Произошедшее преступление в глазах Домингеса было не просто преступлением, а преступлением сверхъестественным и дьявольским по своей сути (впервые он вспомнил нечистого по имени). Омертвевший Домингес (он ощущал себя намного хуже, чем раздавленный Буббо) позвонил в участок и сообщил о происшедшем, в точности назвав номерной знак негодяя -- в свое время Домингес натренировал глаз, следя за собаками, бегающими в неположенных местах. Дежурный полицейский записал номерной знак и зачеркнул кавычки в "Собаколюбе-4" -- полицейские не умеют удивляться из-за специфики их профессии.

На следующий день виновник был найден и оштрафован -- на этом настаивали хозяин погибшего Буббо и разъяренный Домингес. Им оказался спортивного вида молодец, проживавший в доме, что на соседней улице. От линчевания (Домингес не мог поверить в преступное мягкосердечие стражей порядка) спортивного молодца спас участковый полицейский. На следующий день Домингес отпросился с работы, купил в похоронном бюро огромных размеров траурный венок (венок по скромным замерам превышал габариты погибшего Буббо в несколько раз) и со слезами на глазах пришел к дону Карлосу. Дон Карлос был тронут до глубины души. Вечером того же дня покойного Буббо похоронили в цветочной клумбе прямо под окном квартиры дон Карлоса. На этой импровизированной похоронной процессии (похоронное бюро наотрез отказалось обслуживать бульдога, поэтому все заботы, связанные с этим делом, Домингес взял на себя) присутствовал дон Карлос, Домингес и еще пятеро соседей, знавших покойного. Дон Карлос не мог говорить -- от горя он настолько шепелявил, что никто его не понимал. Роль падре взял на себя Домингес. Он торжественно положил траурный венок на клумбу, стал возле нее и произнес получасовую речь. Мало кто понял что-то из домингесовской речи -- она изобиловала гиперболами и аллегориями, вычитанными Домингесом в журналах по истории Древнего Мира. Но единственное, что поняли притихшие соседи (мрачные образы ассирийских царей и древнеримских императоров заставили их задуматься о бренности бытия), что Домингес не был собаконенавистником. Это настолько поразило соседей, не раз страдавших от домингесовской антипатии, что они не решились что-либо добавить к прощальной речи...

Два дня после смерти Буббо Домингес упорно разбирался в своем отношении к собачьему роду (в период доброго знакомства с доном Карлосом и его питомцем для Домингеса существовала только одна собака -- Буббо. О существовании остальных он даже не догадывался). К вечеру второго дня он пришел к историческому выводу: Буббо был непростой собакой. Даже можно сказать, что он был не просто собакой, а чем-то больше, чем любая собака. "Я бы сказал, -решительно заключил Домингес, -- что он был не собакой. Это его и сгубило..."

Внутренняя вселенная Домингеса пришла к обычному равновесию: все собаки мира для Домингеса остались "собачьим дерьмом". "Куда этому дерьму до Буббо", -- говорил Домингес и качал головой, словно бы продолжал: никуда этому дерьму до Буббо. Со временем погибший бульдог превратился в некий символ трагического преодоления собакой своей собаковидной сущности. Даже такое благородное животное, как Буббо, не могло пересилить низость и подлость "собачьего дерьма". Собаковидная сущность отомстила герою подло, гадко и коварно. Она отомстила герою смертью -- в этом Домингес нисколько не сомневался. Со временем Домингес вынес павшего в бою с собачьей греховностью Буббо за рамки лающего и скулящего племени. "Это был ангел в обличии собаки, -- говорил он, -- но эти сволочи убили его..." При словах "эти сволочи убили его" на глазах у Домингеса наворачивались неподдельные слезы. Спустя год слезы перестали наворачиваться, но трагическая надломленность в голосе осталась.

Со смертью бульдога Домингес разочаровался в полиции, преисполнился отвращения к людям спортивного вида и модным легковушкам. Дона Карлоса он перестал посещать -- исчез тот символ, та идея, что объединяла какое-то время столь непохожих людей, как Домингес и его сосед. Отчасти, не осознавая этого, Домингес считал виновным в смерти своего любимца самого хозяина: несомненно, решающую роль сыграл длинный поводок. Забыл Домингес со временем и все карточные игры, которые он изучил у дона Карлоса, -- домингесовский мозг отринул все, что каким-то боком касалось жизни и смерти несчастного пса. Прошло время, и он снова стал терроризировать соседей, словно бы мстил всем этим жалким шавкам и бобикам за смерть несравненного Буббо. Соседи вспомнили все обиды и стали бояться Домингеса, как и прежде. Не помогал даже дон Карлос, искренне убеждавший их в собаколюбии Домингеса. "Не-ет, -- несогласно шамкал он, -- Томинхес люпит сопак. Фы фсе фрете..." Единственным позитивным результатом гибели Буббо (если тут можно говорить о "позитивных результатах") стало улучшившееся отношение Домингеса к бульдогам. При виде людей, выгуливающих бульдогов, он остро сочувствовал им, он жалел братьев Буббо. И даже если эти люди выгуливали своих бульдогов в местах, содержащих в себе строгий запрет для всего собачьего, мягкое сердце Домингеса не давало ему сообщать в полицейский участок фамилии и адреса этих людей. Каждый бульдог мира носил на своей уродливой морде печать причастности к высшему миру, открытому Несравненным Буббо. "В каждом из бульдогов, -- печально вздыхал Домингес, -- живет Буббо..."

Глава 10: Аквариумные рыбки

Совершенно другим отношением (в отличие от "собачьего дерьма") было отношение Домингеса к кошкам и комнатным рыбкам.

Рыбки были загадочными существами -- они обитали в замкнутом мире окон и для Домингеса-наблюдателя всегда пребывали в мире-что-за-окном. Замкнутость рыбок касалась всех домингесовских ощущений -- он не слышал их, настолько идеальным был заоконный мир комнатных рыбок. Для Домингеса рыбки являлись идеальными наблюдателями -- они всегда толклись у стекла и смотрели на внешний мир круглыми немигающими глазами. Домингеса возбуждала сама мысль, что он, будучи рядом с аквариумом, наполненным рыбками, является своего рода извечным миром-что-вне и в еще большей степени -- миром-что-где-то. Нигде еще Домингес не испытывал подобного чувства -- поэтому он любил заходить время от времени в зоологический магазинчик и подолгу стоять перед аквариумами. "Несомненно, рыбки -- философские и созерцательные существа", -- думал он, наблюдая ленивые движения рыбьих плавников.

Хозяин зоомагазина определил для себя Домингеса как страстного поклонника аквариумных рыбок -- отчасти он был прав. Однако все попытки предложить Домингесу завести у себя аквариумных рыбок разбивались на неподдельное удивление последнего. Хозяин зоомагазина не понимал -- в его лысой голове не состыковывалась страстная любовь к рыбкам и стойкое нежелание их приобретать. Продавец разводил руками. Откуда было знать продавцу, что для Домингеса приобретение аквариума и заполнение его рыбками было подобно настоящей мировоззренческой катастрофе. Для того чтобы завести у себя рыбок, во-первых, нужно было купить пустой аквариум. Для Домингеса возникала проблема: аквариум уже был не просто пустой, он был заполнен самим фактом идеальной заоконности. Как он мог разрушить идеальную заоконность, которая была, может быть, намного совершеннее, чем при существующих в ней рыбках? Но это была не беда -- однажды Домингес пришел к выводу, что эта проблема преодолима. Но как быть с другой, гораздо большей проблемой? Ведь, чтобы наполнить аквариум рыбками, нужно извлечь понравившихся рыбок из некоего специального сосуда (название сосуда Домингес не знал) и перенести в аквариум с водой, уже стоящий дома. Автоматически рыбка, вынутая из аквариума, в тот же момент превращалась из философского и созерцательного существа в мокрую, трепыхающуюся, слизкую тварь. Купить подобное чудовище Домингес не мог. Ему не помогала та мысль (которую Домингесу безнадежно пытался внушить продавец), что рыбка остается та же -- через короткое время она будет той самой рыбкой, которая так понравилась Домингесу. "Нет, -- думал Домингес, возмущаясь самой постановкой вопроса, -это никогда уже не будет аквариумной рыбкой". Если бы Домингес набрался мужества и совершил героический акт пересадки купленной рыбки в купленный аквариум, то уже в следующую секунду он проникся бы неподдельным восхищением к купленной рыбке. Этого мужества у Домингеса не было. Продать любой аквариум, уже наполненный какими угодно рыбками, хозяин зоомагазина не хотел -- это претило его профессиональной этике. Зная Домингеса как страстного поклонника аквариумных рыбок, читающего регулярно учебники и журналы соответствующего профиля, знающего наизусть названия и повадки всех видов аквариумных рыбок, продавец физически не мог подсунуть "кота в мешке" (при этих словах Домингес искренне возмущался -- о причине возмущения будет сказано ниже). Он не мог так поступить со столь уважаемым покупателем.

В конце концов, продавец решил, что у Домингеса ограниченные средства (рыбки и все к ним относящееся стоили недешево) и потерял к нему торговый интерес. Правда, иногда хозяин зоомагазина прибегал к услугам Домингеса -- тот стал настоящим знатоком аквариумных рыбок. В этот момент потенциальные покупатели считали Домингеса то ли поставщиком рыбок, то ли совладельцем зоомагазина -- так сказать, ответственным по части рыбок и рыбьего корма. Домингес охотно выкладывал кучу разнообразнейшей информации о драгоценных рыбках, не переставая пожирать их восхищенными глазами...

Глава 11: Бастет и Фрея

Еще более теплые чувства питал Домингес к кошкам.

В отличие от аквариумных рыбок, кошки сознательно выбирали окно. Это было подобно чуду: пушистый зверь неторопливо находил соответствующее его настроению окно, прыгал на подоконник, устраивался поудобнее и часами тихо созерцал заоконную реальность. Домингес раньше не верил в явление метемпсихоза, но, покорившись кошачьей созерцательности, он пришел к выводу: если я умру, то обязательно стану кошкой (в моменты, когда он наблюдал аквариумных рыбок в зоомагазине, Домингес думал: если я умру, то обязательно стану аквариумной рыбкой). Особенно восхищала Домингеса способность кошек оценивать завершенность аквариума с рыбками -- чисто гастрономический интерес котов Домингес после долгого размышления (он был трезвомыслящим человеком) поставил на второе место после созерцательного. Это делало кошек в глазах Домингеса единственными (не считая аквариумных рыбок) совершенными существами в мире-внутри. Нелюбовь кошек ко всем собакам (в домингесовской терминологии -- "собачьему дерьму") была далеко не случайной антипатией. Домингес не любил гладить кошек -- он видел, что подобные поступки явно мешают кошкам созерцать заоконье. Также он не понимал, как можно говорить кошкам "кис-кис". По его мнению, подобное "кис-кис" не только отвлекало кошек от высшей деятельности, но и унижало их сверхчувствительную натуру. "Вот почему, -- думал Домингес, -они гораздо больше привязаны к дому, чем к хозяину. Ведь хозяин мешает им созерцать, проявляя подсознательное желание обычного человека низвести кошек до состояния "собачьего дерьма". Никакими подачками не заставишь настоящую кошку привязаться к прихотям человека -- не за это ли кошки не любят "собачье дерьмо"?.. Причина -- в продажности "собачьего дерьма". Да, в низменности его происхождения..."

С любовью Домингеса к кошкам связан следующий случай. Неожиданно симпатия к кошачьему роду привела его к любви к древним египтянам -- кто-то из сослуживцев обмолвился, что в Древнем Египте обожествили кошек. Так ничего не подозревающий анонимный сослуживец (имени его Домингес не запомнил) подвиг Домингеса на переосмысление роли и значения исторической науки (со времени второго домингесовского романа история продолжительное время Домингесом презиралась или, в лучшем случае, игнорировалась). На следующий же день Домингес пришел в общегородскую библиотеку (это был первый раз в его жизни -библиотека имела очень маленькие и узкие окна). Домингес взял книгу о древнеегипетской религии и культуре. Из нее он узнал про кошкообразную богину Бастет, священный кошачий город Бубастис (прочтя слово "Бубастис", Домингес задумчиво сказал: "ага" -- он счел это неслучайным совпадением) и известную любовь царицы Нефертити к кошкам. "Древние египтяне были очень разумными людьми", -- заключил Домингес. Полюбив религию и культуру Древнего Египта, Домингес начал выписывать журнал по древней истории, в процессе чтения которого он воспылал ненавистью ко всем, кто разрушил величайшую и богатейшую культуру Древнего Египта: ассирийцам, ливийцам, нубийцам (то бишь эфиопам), римлянам и арабам. Через нелюбовь к римлянам антипатия Домингеса своим ходом распространилась на нетерпимость к Римско-католической церкви и, особенно, к латинскому языку и Римскому Папе. "Я -- антипапист", -- сказал в день прозрения Домингес сослуживцам. "Почему?" -- обескуражено спросили они его -интереса Домингеса к религии раньше не наблюдалось, обескураженность сослуживцев объяснялась также тем обстоятельством, что подавляющее большинство их формально принадлежало к римско-католической пастве. "Потому, что Рим уничтожил Древний Египет", -- честно признался Домингес. Сослуживцы не нашлись, что ответить. С того дня в глазах дона Игнацио (кстати, вернейшего сына римско-католической церкви -- не без давления со стороны супруги) Домингес стал настоящим вольнодумцем и ниспровергателем догм... Антипатия Домингеса распространилась на всех выходцев с африканского континента и людей семитского происхождения (одно время Домингес долго размышлял, есть ли разница между арабами и евреями. В конце концов, он пришел к выводу, что те и другие -- одного поля ягоды: арабы и евреи в равной степени считали древнеегипетскую религию "дьявольским суеверием", в чем, кстати, смыкались с обскурантским мнением Римской церкви). "Эти сволочи разрушили Древний Египет", -- гневно говорил Домингес. На этот раз сослуживцы согласились с ним: они и сами недолюбливали "всех этих пархатых-носатых"...

В процессе чтения журналов по древней истории Домингес нашел второй благородный народ, вызывающий справедливое восхищение. Это были древние германцы. Все объяснялось просто: у древних германцев кошки считались божественными существами и две из них везли колесницу самой богини Фреи. Домингес преисполнился уважения к древним германцам. Его симпатия по инерции перенеслась на германцев недревних, то бишь немцев (про немцев-католиков Домингес говорил: "это ненастоящие немцы"). Через симпатию к немцам он пришел к грандиозной личности Адольфа Шикльгрубера и оценил ее по достоинству. Во-первых, Адольф Шикльгрубер ненавидел Римско-католическую церковь -подлинное наследие разрушения Древнего Египта. Во-вторых, Адольф Шикльгрубер терпеть не мог евреев -- других разрушителей Древнего Египта. В-третьих, Адольф Шикльгрубер хотел возродить древнегерманское язычество, а значит, и культ богини Фреи, несомой божественными кошками. Домингес заинтересовался национал-социализмом и купил в книжном магазине "Майн кампф" гениальной руки Адольфа Шилькгрубера, и его биографию... Стать национал-социалистом Домингесу помешала именно биография. Из нее он узнал то, что разрушило в нем всякое уважение к национал-социализму: Адольф Шилькгрубер любил собак ("собачье дерьмо" в домингесовской терминологии) и его имя переводилось как "Волк", а волки, как известно, с собаками одного семейства ("одно собачье дерьмо!"). К тому же, злосчастный и кровожадный Шикльгрубер дружески относился к арабам -жестоким разрушителям Древнего Египта (правда, одни авторы отрицали это, но зато другие подтверждали многочисленными историческими фактами). Последнее, что добило расстроенного Домингеса было то, что Шикльгрубер ненавидел черной ненавистью английского премьер-министра Уинстонна Черчилля, который, как оказалось, был истинным любителем кошек. "Он -- ненастоящий немец", -резюмировал Домингес и выкинул "Майн кампф" Адольфа Шилькгрубера и его биографию в мусоропровод. С этого дня Домингес стал антифашистом и поклонником английской демократии...

Среди кошек Домингес произвел со временем определенную классификацию. Кошки не были монолитным явлением. Бездомные кошки для Домингеса не являлись полноценными представителями кошачьего рода по той простой причине, что они презрели мир-внутри (само по себе это было неплохо, но не давало им возможности сидеть у окна) и созерцательный образ жизни. "Бездомные кошки, -говорил Домингес, презрительно оттопыривая нижнюю губу, -- это ненастоящие кошки". Таким образом, ситуация с кошками была диаметрально противоположна ситуации с "собачьим дерьмом". Бездомные кошки, как и собаки, стремились обитать в мире-что-где-то -- то есть, попросту говоря, растворяться в пустоте несуществования. Но и среди кошек, не изменивших своих домашних пристрастий, не все было гладко, как того хотелось. Существовала проблема (для Домингеса, конечно же) "сиамских кошек". Их он не считал даже кошками ненастоящими. Сиамские кошки были слишком резки в движениях, агрессивны по натуре, совершенно не признавали бдения у окон и не содержали в своем худом угловатом теле ни грамма той созерцательности и лиричности, которая присутствовала у любого нормального кота. "Это -- не кошки, -- уверенно констатировал Домингес, -- это собачье дерьмо. Они только прикидываются кошками, и то делают это скверным образом..." В пользу такого решения говорила некоторая собаковидность внешнего облика сиамских котов (угловатость, острые уши, вытянутая морда) и неспособность (нежелание?) мягко и ненавязчиво мяукать. Сиамские кошки или истошно орали, или издавали звуки, напоминающие собачий лай. Домингес безжалостно перевел сиамских котов в категорию низших примитивных существ. Это проявилось в оргвыводах Домингеса: хозяева сиамских котов страдали не меньше, чем любители собак (дежурный полицейский сделал пометку "Котолюб-6").

Почему Домингес не завел у себя в квартире настоящего кота (настоящего по определению Домингеса)? Что ему мешало в этом? Вроде бы, ничего. Еще в детстве он сильно хотел кошачьего общества. Однако противником столь неосмотрительной затеи выступала домингесовская бабушка -- а противник она была серьезный и всепобеждающий. Бабушка была противником любой живности в доме, потому как любая живность гадила, за ней приходилось смотреть и смотреть. Бабушка была фанатичной аккуратисткой и смотреть ей хватало и за Домингесом (не считая, домингесовских родителей и домингесовского дедушку, которые гадили, по словам бабушки, "ничем не меньше, чем любая живность"). По этой причине затаенное желание Домингеса иметь кота так и осталось неосуществленным.

Муниципальный институт не способствовал разведению кошек. Находился он в северном пригороде, и Домингесу пришлось на время учебы переехать из родных пенат в студенческое общежитие. В студенческом общежитии (это время Домингес впоследствии вспоминал с искренним недоумением) разводить котов было излишним занятием: там и так было много чего (на взгляд Домингеса даже слишком много) и без кошек.

Закончив институт, Домингес не вернулся в родные пенаты, а снял квартиру рядом с ведомством, в которое он поступил служить сразу же после окончания. Эта квартира обходилась ему настолько дорого, что ни о каких котах Домингес тогда не думал.

Глава 12: Вторая северная, 45/16

Квартира была крохотная, на первом этаже, с облезшими стенами и шелушащимся потолком, дребезжащими оконными стеклами (это обстоятельство больше всего досаждало Домингесу -- наблюдать сверхъестественное в щербатые и дребезжащие окна он считал эстетически ненормальным занятием, можно сказать, извращением, перверсией, девиацией, жалким подобием высокого и благородного искусства). В квартире наличествовали: пыльная рассохшаяся мебель, вздутый пузырями паркет, проржавевший рукомойник, неработающий сливной бачок в уборной, микроскопическое корыто для принятия душа стоя, циклопической толщины и тяжести входные двери (с не менее циклопическими замками, которые время от времени забывали закрываться или открываться), мигающие лампочки (что странно, так это то, что лампочки в разных концах квартиры мигали синхронно, как подметил наблюдательный Домингес, с одним и тем же ритмом. У него возникла необъяснимая уверенность, что синхронное мигание лампочек -- это пульс чудовищной квартиры).

Кроме того, в квартире обитали разнообразные насекомые -- каждый вид насекомых населял определенную экологическую нишу: рыжие тараканы -- кухню, мокрицы, сороконожки и черные тараканы -- ванную и уборную, моль и рыжие муравьи -- единственную комнату, черные муравьи -- коридорчик. Все потолки и углы квартиры надежно и хозяйственно обжили тридцать три (Домингес подсчитал) династии пауков. Иногда (в теплое время года) к назойливым обитателям домингесовской квартиры добавлялись мухи, комары, бабочки и мошки. Игнорируя царство насекомых, за коридорной стенкой обитало древнее семейство мышей. Насекомые воевали друг с другом (по вечерам и ночам разыгрывались целые баталии), Домингес воевал с насекомыми, мыши воевали с Домингесом. Эстафета златокрылой Виктории переходила из лап в руки, а из рук в лапы. Домингес, попадая в "свою" квартиру (он никогда не говорил: "это моя квартира". Домингес говорил про нее: "это их квартира". Наивные сослуживцы думали, что он подразумевает квартиросдатчиков), словно бы погружался в мир католического ада, древнеегипетского царства мертвых и место действия древнегерманских валькирий (валькирии для павших насекомовидных героев представлялись Домингесу в образе молчаливых богомолов).

Теперь для Домингеса был определен самый нижний и примитивный слой мироздания, имеющий четко определенное географическое местонахождение -Вторая северная, 45/16. Всю последующую жизнь, слыша слова об аде и чертях, которые кого-то обязаны побрать, перед внутренним взором Домингеса возникал насыщенный черно-красный образ "Второй северной, 45/16". Однако в минуты наивысшего раздражения (правда, таких минут в жизни Домингеса было немного -он прослыл человеком скорее флегматичным) Домингес внутренне желал врагу жить до конца света в клоаке "Второй северной, 45/16". Проклятие было настолько страшным, что когда он остывал, то жалел о сказанном. "Как знать, -- думал он, -- а что если они вправду попадут в их квартиру?.." Домингес содрогался -- на самом деле он никому не желал такого зла. Он не был жестоким человеком...

Метафизические испытания Домингеса в самом низшем и примитивном слое мироздания длились ровно два года -- он не мог снимать лучшее жилище по материальным причинам (хотя их квартира поглощала три четверти домингесовского бюджета). Через два года ведомство предоставило Домингесу постоянное место жительства -- квартиру в новом жилом доме рядом со службой. Попав в новый ареал обитания, Домингес явственно ощутил, что новая квартира, несомненно, самый высший и совершенный мир-внутри. Еще он ощутил, что вся дальнейшая жизнь будет спокойной и завершенной -- Домингес считал, что выстрадал все возможные жизненные проблемы и беды, какие только могут быть у живого существа, -арсенал негативного был исчерпан. Больше места для негативного в жизни не оставалось...

Возвращаясь к преисподней -- царству мертвых -- пиршеству валькирий под названием "Вторая северная, 45/16", можно сказать, что Домингес не мог себе позволить думать о котах. Для совершенных существ наихудший вариант мира-внутри был неприемлем. Его даже не утешала мысль, что коты уничтожают мышей, настолько мыши Второй северной, 45/16 представлялись ему существами примитивными и, следовательно, совсем несъедобными (Домингес так и не поверил в тот факт, что коты могут питаться мышами. Для него это было кощунственно и нелогично: благороднейшие существа не могли питаться существами наипримитивнейшими).

Мысль о возможности кошек появилась у него на третий день жизни в новом доме. Три дня Домингес серьезно не воспринимал новую действительность -- ему она представлялась коварным испытанием, фата-морганой, иллюзией, созданной злобной имманентной сущностью "Второй северной, 45/16". Домингес не верил своим рецепторам -- "Вторая северная, 45/16" научила его: рецепторы могут ошибаться. Домингес воспринимал новую реальность с полнейшим равнодушием, чем поверг в праведное негодование жилотдел ведомства, где он служил. Жилотделу было невдомек: неблагодарность они спутали с невероятностью. На третий день Домингес обыскал всю квартиру и не нашел ни одного муравья, таракана, моли, мошки, комара, мокрицы и сороконожки. Мышами тоже не пахло. Недоверчивому Домингеса это еще ничего не доказывало. "Они спрятались, -- проявлял он разумную осторожность в выводах, -- спрятались и ждут, когда я поверю, что это не Вторая северная, 45/16. Как только я поверю в подобную чепуху, они вылезут и сожрут меня..."

Домингес изучил каждый сантиметр новой квартиры -- примитивных и зловредных существ не наблюдалось. Под конец своего квартирного расследования (Домингес со временем так и называл этот период жизни: "Мое Квартирное Расследование") он обнаружил маленького паучка, засохшего между чистыми оконными стеклами. Это был акт безоговорочной капитуляции "Второй северной, 45/16" -- терпеливое недоверие Домингеса одержало победу над врагом. Домингес поверил в новую реальность и отнес "Вторую северную, 45/16" в область мрачных и нравоучительных преданий.

Глава 13: Кот-оно

Как только "Вторая северная, 45/16" стала отдаленным прошлым (для Домингеса не существовало близкого прошлого -- какое-либо событие, пусть произошедшее с ним десять лет назад, могло рассматриваться как не закончившееся и потому еще как настоящее, в то же время, нечто приключившееся десять минут назад и логически исчерпавшее себя могло потому являться весьма отдаленным прошлым), Домингес подумал о пушистых созерцательных существах. Однако неожиданно для него возникла проблема чисто метафизического характера (проблемы физического характера для Домингеса возникали намного реже). Чего он хочет, поселив у себя кота или кошку?..

Домингес не знал. С одной стороны, поселив у себя кошку (или кота?), Домингес обретет общество совершенного животного, обитающего в том же мире-внутри, что и Домингес. С другой стороны, в этом случае -- как думал он -- совершенное животное потеряет часть своего природного совершенства: Домингес будет видеть кота (или кошку?) только в мире-внутри. А значит, он будет видеть просто животное, которое, несомненно, лучше "собачьего дерьма" и только. Кошка (кот?), живущая в мире-внутри, виделась бы Домингесу задней частью тела и задней частью своей созерцательной сущности -- самой примитивной, именно животной частью. Конечно, -- мог бы сказать Домингес, -- я могу наблюдать заоконье вместе с кошкой (котом?). Но в этом случае или она (он?) будет мешать мне, или я буду мешать ей (ему?). Домингес знал уже, что такое "совместное наблюдение": ценность "совместного наблюдения" была условной. "Я могу, -- пришел к спасительному, как показалось ему, выводу Домингес, -- сидеть у противоположного окна"... Но тут же он понял, что в данном случае кот (кошка?) не будет существовать для него -- в момент созерцания заоконья для Домингеса существовало две вещи: заоконье и он сам как часть мира-внутри. "Зачем тогда мне нужна кошка (кот?), -- обеспокоено подумал Домингес, -- если она (он?) не будет существовать не меньше двух третей моего существования".

Парадоксальность вывода заставила его повременить с решением о кошках. К тому же, для него существовала проблема и другого характера: более примитивного, прагматического.

Кошки и коты были не одно и тоже. Коты, как и мужчины, были ближе к заоконному миру. Но как отличить котенка по половой принадлежности? (взрослого кота Домингес брать не хотел -- взрослый кот быстро умрет, уйдет в мир-что-где-то, и Домингесу придется снова брать кота. И так -- до бесконечности.) Как отличить будущую кошку от будущего кота?.. Домингес не обладал даром предвиденья и не умел определять со значительной долей надежности будущую сексуально-половую направленность кота-кошки. А если это будет кот-гомосексуалист (Домингес о таком когда-то слышал, или читал)? Тогда это уже не кот. Это в каком-то смысле кошка.

Если кота кастрировать (как советовали различные популяризаторские издания), кем он тогда будет: котом или кошкой? Кастрат-кот наверняка перестанет быть котом -- в этом Домингес нисколько не сомневался. Но станет ли он кошкой? Вероятнее всего, кот-кастрат перестанет быть котом и не станет кошкой. Получится что-то стерильное и нейтральное -- котовище? котище? котовасия?.. Кот-оно ужасал Домингеса своей сексуально-половой неопределенностью. Он слышал от кого-то, что кастрированные коты проводят остаток своего жалкого недокотячего существования на мягких подушках и кроватях -- жирные и ленивые, они, подобно растениям, ждут конца своего недокотячьего бытия. Домингесу в душу закрадывалось подозрение -- со временем это подозрение стало уверенностью, -- что чудовищные коты-оно лишены способности созерцательного образа жизни. "Это не коты, -- горько размышлял он, -- это что-то отвратительное..." Кот-оно по определению не являлся законным представителем благородного кошачьего племени. Заводить чудовищных котов-оно Домингес не собирался. Уж лучше ничего не заводить, чем наблюдать подобных чудовищ. Проблема разведения котов-кошек была настолько трудноразрешимой для Домингеса, что он решил повременить и не пускаться в опасные воды случая. "Когда я определю, -- мудро думал Домингес, -- что мне следует заводить, тогда и посмотрим..." Проблема котозаведения была отложена таким образом на неопределенный срок.

Время от времени Домингес возвращался к этой метафизической теме (все темы размышлений Домингеса были метафизическими), перебирал варианты, словно карточки с возможными проигрышами и выигрышами, но не приходил ни к какому решению. Иногда его трезвый ум, взвесив все "за" и "против", делал ставку на кота (кот-оно сразу был вынесен за рамки котологического лото). Но уже на следующий день, к своему ужасу и негодованию, домингесовский ум обнаруживал целый ряд недостатков и грозных последствий такого выбора. Тогда делался выбор в пользу кошек -- до следующего мозгового перетряхивания...

Домингес любил жизнь. Он любил ее не потому, что боялся и не хотел приближения смерти. Он любил жизнь за ее заоконность -- некоторую отстраненность, непосредственность и моральную нейтральность (в период знакомства с Сантаромано Домингес прослушал добрую треть "По ту сторону добра и зла" некоего автора -- имя автора он забыл, как, впрочем, и смысл самого произведения. Услышать оставшуюся часть "По ту сторону добра и зла" он не успел -- помешали стремительно развернувшиеся события, связанные с персоной Сантаромано... Так вот, жизненная заоконность была "имморальна" и "по ту сторону добра и зла"). Домингес не знал, где добро и зло. Точнее, он не знал, существуют ли добро и зло раздельно друг от друга -- жизнь была целостной, несмотря на разделенность трех бытийных миров. Добро и зло менялись местами, насмехались, кичились, прятались, путали наивного наблюдателя. Наивный наблюдатель терялся в догадках: где -- что? Ему было невдомек, этому наблюдателю, что нет добра и зла, что нет ничего морального, ничего этического, ничего опосредованного в этом мире. Домингес знал: все -меняется. Домингес знал: все уступает место трансформации. Он был трансформирующимся существом. Так заяц меняет шерсть во время перехода от летнего сезона к зимнему -- но Домингес никогда не видел зайцев и потому не знал, как заяц меняет свою шерсть...

Глава 14: Осужденная добродетель

У Домингеса был друг. Школьный друг Хулио Перейра Молина.

Дружба началась примерно в тот период, когда Домингес влюбился в преподавательницу истории, но еще не убедился в ее незаоконности. Если бы это произошло чуть позже, никакой дружбы не получилось бы.

Хулио Перейра Молина обожал историю, как и тогдашний Домингес. Определить, была ли толчком пламенной любви Хулио Перейра Молины к исторической науке романтическая увлеченность к таинственной -- когда она еще была таинственной -- преподавательнице, или, так сказать, любовь к истории существовала изначально, Домингес не сумел. В случае с Хулио Перейрой была такая же ситуация как в вопросе: что было раньше -- курица или яйцо?

Хулио Перейра Молина обожал преподавательницу истории подобно Домингесу. Только Перейра тщательнее скрывал свои возвышенные чувства и безнадежно уходил с головой в сублимацию -- Перейра был круглым отличником по истории (как, впрочем, и по другим наукам); Домингес в накале страсти к истории не стал и "хорошистом". Хулио Перейра с остервенением мусолил учебники и пособия, терроризировал все городские библиотеки, не удовлетворяясь жалким и обношенным богатством библиотеки школьной. Домингеса не хватало на все библиотеки сразу -- потому он брал книги у Хулио и зачитывался ими, не видя строк, графиков, таблиц и исторических карт, -- все заслонял идеализированный облик преподавательницы. Домингес открывал книгу и медитировал -- ничто не просачивалось в его сознание, кроме заветного облика. Хулио Перейра, в отличие от Домингеса, уничтожал себя в книгах, растворял себя, аннигилировал, сливал свое тело и разум с печатным текстом и линиями на карте. Он делал все возможное, чтобы не лопнуть от сексуального напряжения...

Если бы Хулио Перейра совокупился с предметом поклонения, этой персонифицированной овеществленной Музой Истории (он избегал называть дону Исабель по имени -- для него она была только Клио: Хулио Перейра успел к тому времени изучить все относящееся к античному), -- Домингес возненавидел бы его. На тот момент Хулио не успел совокупиться с учительницей истории и для Домингеса, не успевшего познать незаоконную сущность доны Исабель, он был настоящим другом...

Странная это была дружба: Хулио Перейра и Мигуель Домингес ничем не занимались совместно, кроме истории (надо сказать, среди мужской половины старших классов эта любовь была весьма распространенным явлением -- у постороннего наблюдателя возникло бы ощущение того, что старшеклассники соревнуются друг с другом: кто больше перечитает исторических книг). Они обсуждали наметившиеся темы и названия книг, еще не прочитанных -- так персияне могли обсуждать на военном совете города, еще не захваченные во Фракии. Книги служили им своего рода презервативами -- не будь книг, Исабель-Клио забеременела бы от самой атмосферы всеобщего эротического обожания. Книги были для них резиновыми куклами. По ночам Домингес видел Марафон и Тринадцатилетнюю войну, в его сознании разыгрывались апокалипсические картины, в каждой картине объединялось все, что только может объединиться: греки воевали против конкистадоров под "Марсельезу" и грохот пулемета Максимова, над тевтонбургскими лесами маячила огненная и красная "Тринадцатилетняя война", и он обильно эякулировал.

Хулио Перейра был близок Домингесу не только родственными увлечениями и наклонностями -- дух перейровского пожирания исторических книг сильно напоминал Домингесу его заоконные медитации. Можно сказать, Хулио Перейра тоже смотрел в окно -- этим окном ему служил колодец Времени. Там он видел образы, искаженные неспокойным сознанием до полной неузнаваемости. Он тоже жил для аналога домингесовского мира-вне... Домингес завидовал Перейре -- он еще не достиг такой отрешенности и самозабвенности, как его идейный друг.

Историософическая дружба длилась полгода -- скорей, это была не дружба, а товарищество двух мистиков, принадлежащих к одному монашескому ордену. Обет безбрачия (и одновременно духовного братства) первым нарушил Домингес -нарушил не по своей вине. Святая дева обернулась отвратительно-вещественной ведьмой и тем разрушила башню из слоновой кости. Обломки изранили кишечник и душу Домингеса. Когда он пришел на занятия, его настигла фатальная новость: перед соблазном не устоял и брат-Хулио. Хулио Перейра пал в сексуальном сражении последним: он был самым некрасивым и худосочным из старшеклассников. Когда все испробовали запретного плода, Хулио Перейра страдал в презираемом абсолютном меньшинстве. Видимо, Исабель-Клио не выдержала бегства Домингеса -это бегство только разожгло в ней желание...

На следующий день после бегства Домингеса Исабель-Клио обратила свой чувственный и призывный взгляд на замершего Хулио. Она решила испробовать то, что еще оставалось девственно нетронутым, и оттого нестерпимо сладостным. Хулио, будучи уверенным во вчерашней победе Домингеса на половом фронте, капитулировал. Его напряженность не выдержала тесноты телесно-рассудочных рамок и вышла из берегов. Исабель-Клио настолько забылась, что оставила дверь методической комнаты незапертой. Директор школы дон Фернандес, отставной военный, примерный семьянин, отец пятерых детей, муж старой непорочной особы, ревностный католик и поклонник иезуитской педагогики, делая обход школьного здания (он всегда по вечерам делал обход, проверяя заперты ли все учебные кабинеты) обнаружил страшную (страшную, естественно, для него) картину. Ученик Хулио Перейра со спущенными штанами лежал на учительском столе, свесив бледные ноги будто бы в глубоком беспамятстве. Совершенно голая дона Исабель стояла на коленях, опираясь на стул. Рот ее сжимал детородный орган Хулио Перейры. Второй рукой (первая вплотную занималась детородным органом Хулио Перейры) она засовывала некий, неизвестный господину директору, предмет в свой задний проход. К зрительному потрясению господина директора добавилось и обонятельное: ему в нос ударила смесь никотина, пота и мужского семени. Для дона Фернандеса это было светопреставлением, картиной Иеранимуса Босха и проекцией дантевского "Ада" на добропорядочную реальность муниципальной школы. Господин директор подпрыгнул, схватился за лысину и взвыл так, что школьные сторожа и дорожный полицейский, бывший в тот момент у ближайшего перекрестка, сломя голову помчались в главный корпус школы. От директорского рева (дон Фернандес был невменяем: он орал, стонал и рыдал одновременно) учительница истории рухнула со стула на пол, при этом повредила себе задний проход неизвестным предметом и потеряла сознание...

Трем сторожам, полицейскому и нескольким зевакам, примчавшимся на директорский зов, представилась следующая картина: красный и растерзанный (видимо, школьный директор пытался только расстегнуть воротник и распустить галстук -- но у него получилось чуть больше, чем требовалось) дон Фернандес, шевеля мокрыми губами, пытается вытащить неизвестный предмет из окровавленного ануса бесчувственной преподавательницы, придерживая (сжимая?) ее за грудь, а на столе лежит бледный старшеклассник с вертикально стоящим мокрым детородным органом. Полицейский после секундного замешательства рьяно приступил к своим прямым обязанностям: он схватил директора за ноги и попытался его оторвать от бесчувственной учительницы. Сразу ему это не удалось -- дон Фернандес крепко держался за неизвестный предмет. Тогда сторожа с готовностью схватили господина директора и выдрали его вместе с этим самым неизвестным предметом. Но дон Фернандес упорно не желал расставаться с ним и шевелил мокрыми губами -- у него временно отнялся голос и он не мог говорить. К изрядной толпе, собравшейся у школы, сторожа вынесли господина директора на руках. Дон Фернандес бешено ворочал глазами и потрясал, словно это был флаг победы, окровавленным неизвестным предметом. Толпа превратно поняла господина директора -- его увезли в участок: до последней минуты дон Фернандес не расставался с неизвестным ему предметом, словно бы страстно желая сохранить эту важнейшую улику преступления. Голую дону Исабель увезли на "скорой". На той же "скорой" увезли и беспомощного Хулио Перейру Молину (причиной его беспомощности было большое количество эякуляций -- точное число эякуляций расследование установить не смогло)...

Когда Домингес, оправившийся от "острого пищевого отравления", вышел на занятия, исполняющим обязанности школьного директора был преподаватель физической культуры, учителя истории замещала некая блеклая маловыразительная личность с неопределенной половой принадлежностью, а Хулио Перейра находился в домашнем уюте и еще излечивался от "жестокого неоднократного изнасилования".

Дон Фернандес был осужден -- доказать свою невиновность он так и не смог. Общегородской суд присудил бывшему директору школы строгое наказание: десять лет тюремного заключения общего режима. Ему инкриминировалось злоупотребление властью, сексуальные домогательства к подчиненным, изнасилование Исабель Маргариты Плахесс с тяжкими телесными повреждениями, совращение малолетних, лжесвидетельство (дон Фернандес упорно сваливал вину на Исабель Маргариту Плахесс, пребывающую на протяжении всего расследования в полубеспамятном состоянии) и расхищение общественного имущества (один из сторожей, после того как начались бесконечные проверки квартальной школы, списал расхищенные им самим писчую бумагу и канцелярские принадлежности на бедного директора). Это была гражданская смерть Фернандеса Камарраньи. Это было крушение карьеры, общественного статуса, личной жизни и привычного образа жизни Фернандеса Камарраньи. Родители еще семерых учеников подали на него в суд, подозревая в неоднократных сексуальных домогательствах к своим чадам -- негодующие родители определили причину заметной распущенности своих оболтусов в педофильских наклонностях дона Фернандеса. Один из детей и вправду был совращен, но не директором, а ночным сторожем. Путаный лепет перепуганного насмерть существа родители отнесли в адрес безнравственного директора, но доказать ничего не смогли -- бывший директор избежал пожизненного заключения. На суде дон Фернандес безмолвствовал и был тих как агнец, настолько картина происходящего была для него ирреальной и фантасмагорической. Судьи сочли молчание бывшего директора признанием вины и смягчились -- до дня суда бывший директор с остервенением отвергал все обвинения и улики, тем доводя себя порой до умопомешательства. Так, глубоко страдающий бывший директор в моменты наиболее мучительных переживаний кричал, что он никогда не был директором школы и никогда не знал преподавательницу истории в старших классах Исабель Маргариту Плахесс. Бедный дон Фернандес имел в виду совсем другое, нежели следователи. Он хотел сказать, что подобные события показали всю ничтожность той роли, которую он как директор играл в жизни подведомственной ему школы. Он совершенно не знал греховной сущности Исабель Маргариты Плахесс... Но откуда было знать это следователям? Кстати, неизвестный предмет пропал в ходе следствия -- видимо, кто-то из женской половины следователей заинтересовался его назначением.

Супруга дона Фернандеса -- обычно безропотное и безгласное существо -возненавидела лицемера, ханжу и педофила дона Фернандеса и подала на развод. Обычно непреклонный к подобным вещам, муниципальный епископ дал свое согласие -- и брак Лучии Августы Марии дель Хомедос-и-Паччос (так звали жену бывшего директора) и Фернандеса Камарраньи был расторгнут с согласия Церкви. Лучия Августа с пятью сыновьями (все они получили фамилию матери) переехала в восточный район города и вскоре вышла замуж за отставного полицейского.

Фернандес Камарранья был извергнут из лона Святой церкви, разжалован (раньше он имел звание капитана в отставке), лишен всех медалей, почетных грамот, а также высокой пенсии. Он безропотно переносил тяготы тюремной жизни и общественное осуждение (с такими чувствами, наверное, терпел все издевательства блаженный Сервахес в плену у язычников). За примерное поведение и по амнистии Фернандеса Камарранью выпустили раньше срока, определенного ему судом (это было на пятом году службы Домингеса). Бывший директор школы, бывший военный, бывший семьянин и бывший добрый католик дон Фернандес затерялся в бурных водах мира-что-где-то -- след его пропал, а имя со временем выветрилось из людской памяти. Кем стал дон Фернандес? Где стал жить? Где нашла его смерть? -- Домингес этого не знал...

Под впечатлением расследования и публичного суда наиболее возмутившиеся родителей основали Общество по борьбе с сексуальными преступлениями в школе. Несколько лет Общество прозябало в ничегонеделанье и заметно поредело в численности. Однако, к счастью для основателей Общества, борцы с сексуальными преступлениями в школе одержали еще одну победу за историю своего существования. Ими был разоблачен растлитель и по совместительству ночной сторож в том же самом заведении, где начальствовал когда-то дон Фернандес. Растлитель оказался еще и распространителем наркотиков. Это обстоятельство негативно сказалось на судьбе Общества -- после процесса "сторожа-растлителя" Общество было тихо поглощено Ассоциацией по защите детей от наркотиков...

Дона Исабель после выздоровления (ей даже сделали операцию на прямой кишке) получила солидное одноразовое пособие от муниципалитета как жертва сексуального преступления. Она уволилась из школы и стала примерной домохозяйкой. Больше она (чего, естественно, не знал ни дон Фернандес, ни судья, ни ее муж) не увлекалась оральным и анальным сексом -- она полюбила нормальный вагинальный способ совокупления и перешла к зрелым мужчинам, к огромному несчастию мужа...

Глава 15: Иххальская Конкиста первой половины 16 века

В семье Хулио Перейры вследствие описанных событий произошла семейная трагедия: Хулио Перейра Молина на всю оставшуюся жизнь возненавидел женщин и сменил свою ориентацию.

Родители убеждали Перейру вернуться в ряды нормально-ориентированных мужчин -- Перейра не соглашался. Родители молили Перейру пожалеть их репутацию -- Перейра плакал вместе с родителями, но не изменял своей новой природе. Родители осознали весь драматизм происшедшего с ними несчастия и немного двинулись рассудком. Они во всем теперь винили несчастного бывшего директора и даже поклялись убить его, как только он выйдет из тюрьмы (чего, к счастью, не произошло). Дружба Хулио и Домингеса перестала существовать -- первый питал отвращение к гетеросексуалам (он ложно считал Домингеса одним из партнеров ненасытной учительницы. Как он ошибался!), второй... Второй же исчерпал то вещество, которое цементировало былую дружбу, -- его любовь к истории исчезла, растворилась без следа.

Хулио Перейра -- то ли в знак протеста, то ли по инерции -- продолжал увлекаться исторической наукой, и после окончания школы поступил в муниципальный университет на факультет истории (свою роль сыграло точно такое же пособие, как и пособие доны Исабель). Дороги Хулио Перейры и Мигуеля Домингеса разошлись. Хулио Перейра забыл о существовании Домингеса. Мигуель Домингес забыл о существовании Перейры...

Однажды (это было во время дружбы-любви Домингеса и Сантаромано) Домингес случайно встретил Хулио Перейру на улице. Не Домингес узнал своего бывшего школьного друга -- бывший друг узнал его. Тут сыграло свою роль то немаловажное обстоятельство (как потом понял рассудительный Домингес), что Хулио Перейра Молина увидел Домингеса под ручку с Санторомано, млеющим и тающим от близкого (как ему тогда казалось) счастья в личной жизни. Хулио Перейра сделал соответствующий вывод и окликнул Домингеса, а когда пожимал ему руку, понимающе улыбнулся Санторомано (кстати, это сослужило плохую службу Пьетро -- он утвердился в мысли, что Домингес -- гомосексуал). Домингес сначала не узнал своего бывшего школьного друга: Хулио Перейра заметно поправился, даже располнел (особенно в области бедер). Он был одет в яркие цветастые одежды, обут в высокие узкие сапоги и носил увесистые серьги в ушах -- больше всего Перейра был похож на молодого цыгана. Как узнал из разговора Домингес (это было нелегко: бывший школьный друг постоянно подмигивал Санторомано, радостно и звонко смеялся, и, часто прерывая беседу, хлопал Домингеса в районе талии. Все это мешало Домингесу и выводило его из терпения), Перейра успешно окончил муниципальный университет. Он даже закончил аспирантуру и теперь был доктором исторических наук, подвизаясь на поприще преподавания в родном университете. Однако это совсем не удовлетворяло мечтательного Перейру. В университете царил произвол: на факультете истории традиционно сохранялось засилье кафедр истории Заселения (имеется в виду, Литораля) и истории промышленного развития (непосредственно связанного с историей Литораля). Эта преступная монополия до глубины душы возмушала Перейру. К тому же, деканат состоял сплошь из гетеросексуалов и "старых кочерыжек". Перейра хотел серьезной исторической работы, и ему надоели похабные намеки "старых кочерыжек". Он решил продолжать свою научную карьеру ("на предмет слабо изученной Иххальской Конкисты первой половины 16 века", -пояснил возбужденный Перейра) и преодолеть мешающие ему препятствия. Перейра собирался уехать куда-то в Европу (слово "Европа" ничего не говорило Домингесу, кроме того факта, что где-то в Европе находилась его любимая страна древних и недревних германцев). Он подал свои документы в один из европейских университетов на конкурс на недавно открытую кафедру истории Конкисты. Перейра был уверен, что пройдет конкурс, и с нетерпением ждал результатов. Довольный за Домингеса, он хлопнул его в области талии, приобнял на секунду оробевшего Сантаромано и увалил, виляя бедрами...

Уехал ли Перейра в Европу, Домингес так и не узнал. Развернулись трагические перипетии дружбы-влюбленности с Сантаромано, и он забыл все, относящееся к Хулио Перейре Молине, доктору исторических наук и "жертве многократного изнасилования"...

Образ Перейры еще раз всплыл в домингесовской памяти в связи с трагическим концом дружбы-влюбленности Пьетро Сантаромано -- всплыл перед тем, как исчезнуть навсегда в абсолютном вакууме мира-что-где-то. Домингес спрашивал себя, почему все его друзья оказывались на проверку гомосексуалистами. Значит, что-то привлекало их к Домингесу, тянуло, заинтересовывало? Может быть, эта была абсолютизированная мужественность, -- мужественность в понимании Домингеса, то есть сопричастность к заоконному миру? И как только их сверхмужественность переходила из категории метафизического в категорию только физического, она становилась своею противоположностью -- сверхженственностью. Сверженственностью по-домингесовски, то есть неспособностью оставаться наедине с заоконным миром, нетерпеливой жаждой погрузиться в мир-внутри и слиться с ним. Именно жажда слиться с миром-внутри отпугнула Домингеса от друзей-гомосексуалов. Это были женщины, коварно обманувшие Домингеса, подложно завоевавшие его доверие, и как только доверие было высказано Домингесом, женщины скидывали мужскую маску и обнажали свою антизаоконную и совсем несозерцательную сущность. Нет, -- пришел к другому выводу Домингес, -- это не женщины. Это мужчиноженщины -- существа, обманывающие мужчин как женщины и обманывающие женщин как мужчины. Обманывали ли они сознательно или делали это бессознательно, стихийно повинуясь своей двойственной натуре, Домингес не знал. Не знал он и того, что привлекало к нему мужчиноженщин и сверхженщин (то есть тех существ женского пола, которые пылко жаждали отринуть расстояние от стекла и утонуть в мире-внутри). Может быть, первых привлекала лиричная созерцательность, несовместимая с грубым мужским эротизмом? А вторых -строгая отстраненная метафизичность домингесовской натуры, приподнятая над низким и примитивным слоем мироздания?..

Домингес был словно зеркало -- он состоял из одного тела, но имел второе дно. Тот, кто смотрел в зеркало, видел свое, только ему желанное, -- и потому этот человек жестоко обманывался: Домингес не имел в себе ничего, кроме двухмерного изолированного мира-вне. Сущность его была двухмерной -трехмерность присуща животному полусуществованию, так как оно связанно прочно со словом "вглубь". Животные вонзают вглубь жертвы свои клыки и когти. Животные вонзают вглубь сексуальных партнеров свои половые органы, чтобы избавиться от огня, который их явственно мучает в глубине души-тела... Домингес не был подобным животным. Скорее, он был вещью. Вещью-зеркалом. Как зеркало, одновременно он отражал действительность и поглощал образы действительности. Как зеркало он являлся порой объектом ненависти-любви. Но как зеркало он не чувствовал ни ненависти, ни любви. Зеркало не знает тепла прикасающихся пальцев. Зеркало не знает внутренней грязи и запыленности -грязь и запыленность для зеркала бывает только внешним явлением...

Глава 16: Мексиканский залив

После личных катастроф Домингес находил утешение в случайных знакомствах. Однако сказать, что знакомства были совершенно случайными, было бы неправильно. И здесь прослеживалась некоторая логика, присущая всему, происходившему с Мигуелем Домингесом. Случайные девушки-женщины были своего рода "любовью от противного". Разочаровавшись во второй (времена буфетчицы-лоточницы выпадали на девственную юность Домингеса и не могли вызвать физиологический протест -- половое влечение еще не сформировалось), третьей, четвертой и пятой женщинах, он искал ненайденное в лицах, являвшихся полной противоположностью роковых существ, уничтоживших домингесовскую любовь. Так, например, через время после крушения влюбленности Домингеса в Антуанну, он нашел себе девушку, являвшуюся полной противоположностью Антуанне.

Ее звали Симона.

Она была высокая, худющая, без намеков на грудь, и с рыжими прямыми волосами. Никакой округлости и веселости не наблюдалось в Симоне. Совсем наоборот: в ней царила задумчивость, печаль, угловатость и скованность движений. Симона училась на том же курсе, что и Антуанна, и слыла ее главнейшим врагом. Что занесло Домингеса к Симоне? Сам Домингес не знал. Может, полная противоположность Антуанне. Может, сам факт того, что Симона -враг нелюбимой теперь домингесовской женщине. Враг искренний, молчаливый и пассивный -- враждебность Симоны к Антуанне выражалась в символических жестах: игнорирование Антуанны (что было трудно само по себе -- Антуанна была девушкой яркой и широко известной) и ее знакомых (что было трудно вдвойне -- все мужское студенчество любило Антуанну: уже любило или еще любило). Естественно, это изолировало Симону от сокурсников стеной, которая была намного прочнее той стены, что кирпичным телом отделяла студенческий городок от всего остального города. Стена была непробиваемой, монолитной, без единой трещины...

Первой и единственной трещиной в стене отчуждения Симоны стал потерянный Домингес. Каким-то ветром занесло его к комнате Симоны. Каким-то чудом он оказался в этой комнате, а затем в постели. Подруга, делившая комнату с Симоной, очевидно, глубоко оскорбилась тому, что Домингес выбрал не ее (она числилась второй красавицей на курсе и оттого тоже являлась фанатичным врагом первой красавицы -- Антуанны), а уродину-Симону. Подруга хлопнула дверью -дверь чуть не вылетела вслед за ней (влюбленные не заметили столь предостерегающего жеста: Симона потеряла голову от мстительного счастья, а Домингес еще не отошел от катастрофы по имени "Антуанна" и поэтому пребывал в запредельно-отрешенном состоянии).

Бывшая подруга пошла к Антуанне -- она вдруг осознала всю ту близость, которая неожиданно породнила их в одном покинуто-игнорируемом мире. Но цель ее не была достигнута: Антуанна со скорбным молчанием выслушала бывшую подругу Симоны, прониклась негодованием и... выгнала прочь оппортунистку. Следующим шагом Антуанны стало слезливое домогательство Домингеса -- но тот был непреклонен и не отвечал на записки и мольбы, передаваемые знакомыми (пока еще она боялась лично упрашивать своего трагического героя)...

Симона и Домингес блаженствовали вдвоем. Блаженство продолжалось целые сутки: это была скорее платоническая, чем плотская страсть. Домингес нашел отдохновение в плоской и непритязательной Симоне. Покоясь на детской груди Симоны, и поглаживая нежный рыжий пушок венерина холма (у Антуанны волосы в паху были жесткими, черными и сильно вьющимися), Домингес отходил душой. Его радовал маленький тонкогубый рот Симоны (рот у Антуанны был большой, пышногубый и чувственный). Его радовали узкие тонкие прохладные ладони (ладони у Антуанны были мягкими и горячими). Его радовало все то, что так было непохоже на присущее Антуанне. Домингес не был мстительным человеком -- он не испытывал к Антуанне негативных чувств. Домингес не испытывал к Антуанне никаких чувств -- все чувства к ней сами собой исчерпались, и он отдыхал именно от такой опустошенности.

Симона оказалась тихой и стеснительной девушкой, сильно исстрадавшейся по мужскому вниманию, и потому неторопливой и внимательной. Ее желание обличать и высмеивать королеву, павшую с пьедестала славы, "эту чертову стерву Антуанну", испарилось. Она почувствовала вселенскую индифферентность и спокойствие Домингеса и заразилась этим сама. Они медитировали вдвоем -- любой другой мужчина или женщина, будь они на месте совокупляющихся Домингеса и Симоны, сошли бы с ума, не выдержав столь продолжительного и ровного развития коитуса. Будь в симоновской комнате мастер по тантрической йоге, он бы постиг бездну отчаяния, -- настолько духовность перевешивала плотское влечение. Его мозг бы не выдержал подобного напряжения. Как знать; остался бы тантрист в сознании или стал бы невменяемым тантристом...

Тантра Домингеса и Симоны продолжалась день, ночь и утро. В полдень Домингес, излечившийся в метафизически противоположном (читай: в Симоне), покинул обитель своей неожиданной любви. Симона находилась в пространственно-временном ступоре: ее податливость и способность трансформироваться по желанию партнера сослужили плохую службу. Как признался позже Домингес сам себе, даже он не смог бы продолжить столь невещественный и покоящийся роман. Его метафизичность была не столь велика, как нераскрывшиеся тантрические способности Симоны. Домингес в момент побега от Симоны и сам не знал, почему он бежит? "Почему я избегаю ее, -- растерянно думал он, избегая печальных взглядов кратковременной любовницы, -- ведь она -- полная противоположность Антуанны?.."

Только спустя несколько лет он понял причину своего бегства: противоположность Симоны Антуанне была настолько большой, что под угрозу была поставлена связность домингесовских миров. Его физиологическое (или подсознательное?) взбунтовалось, предвидя шестым чувством надвигающуюся опасность, и увело Домингеса от близкого как никогда помешательства... Домингес забыл прелесть "от противного" Симоны -- его разум и плоть очистились и саморегенирировались.

Симона не рыдала, не требовала, не домогалась... Нет, она не вела себя подобно пылкой и знойной Антуанне. Она печально наблюдала процесс разбегания планет в меняющейся вселенной. Воздействовать на убегающую планету Домингеса она не могла -- натура ее привыкла быть одинокой и брошенной в вакуум необщительности. Астероид-Симона тихо уходила по резко вытянутой эллипсоидальной орбите от планеты-Домингеса.

Что произошло с Симоной?..

Через несколько дней к Симоне вернулась бывшая подруга -- она устала ненавидеть то, что так недавно было ей подругой, соседом, товарищем и собеседником в одном лице. Неприязнь Антуанны и невнимание Домингеса со временем сплотили их в одно целое. На последнем курсе Симона и ее подруга вдруг обнаружили себя тесно привязанными друг к другу -- субъективная некрасивость первой и непризнанная красота второй гармонично взаимодополнялись. Симона поцеловала подругу и испытала, наконец, ту завершенность, которой так недоставало ее угловатой и незаконченной сущности. Подруга поцеловала ее в ответ -- она не выдержала испытания одиночеством, и ее естество, ее нераскрывшаяся красота потребовала к себе заслуженного внимания. Места для мужчин больше не оставалось -- они стали любовницами и после нежного объяснения уехали в Мексику. Там, на берегу Мексиканского залива, они зажили самодостаточной жизнью феминисток, не испытывающих ярости или чувства гнева к всемирной маскулинной гегемонии. Это были необычные феминистки -- без агрессивности, мужиковатости, без надрывной самоидентификации и профессиональной навязчивой несчастливости. Домингес о лесбийском повороте симоновой судьбы так и не узнал. Почему-то в его душе осталось нежное воспоминание об угловатой и стеснительной Симоне. Ее Домингес (единственную из всех своих "влюбленностей-однодневок") часто вспоминал. А, вспоминая, задавал себе один и тот же вопрос: "Что свело их вместе -- по-настоящему вместе, без громогласных признаний и клятвенных заверений? Только ли роковая роль Антуанны? Или тут проявилась, может быть, созерцательность -- скрытая заоконность Симоны?.." Домингес помнил Симону -- может быть и потому, что она осталась в его неверной памяти единственной женщиной, так непохожей на женщину.

В один прекрасный день (он уже служил в ведомстве) Домингес получил открытку с видом Мексиканского залива. На открытке был мексиканский адрес и несколько предложений, написанных ломким мелким почерком. Он долго соображал, кто бы это мог ему написать из Мексики... "Где находится Мексика?" -мучительно вспоминал Домингес. Так ничего и не вспомнив, он прочитал несколько предложений, и предложения сами ответили на его вопросы. Писала Симона. Та самая Симона, с которой он учился на одном курсе в муниципальном институте. Она писала, что живет в Сан-Пабло-Хуаяльде и работает в почтовом отделении простой служащей. Симона полюбила море, позабыла литоральский акцент и говорила теперь с настоящим мексиканским произношением. Мехико ей не нравился -- она съездила туда один раз и решила больше не ездить: этот город был во много раз грязнее и шумнее Сьюдад-Литораля. Уже третий год, как она удочерила девочку из монастырского приюта (о том, что девочку из приюта удочерили Симона и ее подруга, Симона не написала). Девочку -- ей было восемь лет -- звали Паолой Доминикой. Симона счастлива и желает всего хорошего Домингесу -последней строчкой были слова (он прочитал их с трудом): "да хранит тебя Дева Мария... если хочешь, пошли мне открытку. Симона"...

Домингес вспомнил Симону, пошел на почтамт и купил открытку с изображением муниципального института, где когда-то они учились. Видимо, судьба (Дева Мария?) благоволила Симоне -- Домингес выполнил ее пожелание и послал открытку уже на следующий день. Послав открытку, он удивился сам себе -- Домингес был не из числа любителей эпистолярного жанра. Послав открытку Симоне, он вскоре забыл о ней -- сложные перипетии мира-внутри и борьбы с ним заоконного мира захлестнули Домингеса и накрыли с головой волнами, не меньшими, чем волны Мексиканского залива...

Прошло какое-то время. На праздник (какой это праздник -- Домингес не обратил внимания) он снова получил открытку с изображением Мексиканского залива: Симона благодарила Домингеса за душевную чуткость и поздравляла его с праздником. Домингес удивился снова и чисто автоматически ответил далекой Симоне. Куда-то в Мексику улетела авиапочтой открытка с видом литоральского порта ("Мексика" была для него пустым словом -- в ней не обитали древние египтяне, как в Африке, или древние и недревние немцы, как в Европе; значит, Мексика не существовала в реальном мире). Наверное, так некоторые литоральцы (в основном, дети) писали Деве Марии с адресом: "Царство небесное"...

Со временем это переросло в добрую и для Домингеса единственную в своем роде традицию. Традиция не прерывалась и обрастала временем, как океанская лагуна обрастает кораллами. Домингес научился разбирать ломкий и мелкий почерк Симоны. Симона научилась разбирать крупный и размашистый почерк Домингеса...

Прошло время, и Симона превратилась в символ-знак, обитающий в мире-что-где-то, в оберег, хранящий его ничтожность для полноценного существования заоконного мира. Символ-знак напоминал о себе открытками с одним и тем же видом Мексиканского залива. Домингес не знал, почему открытки одни и те же. Может быть, сан-пабло-хуаяльдеская почта была из категории бедных и непритязательных? В таком случае, это удивительным образом напоминало о суровости и непритязательности симоновского образа... А может, в посылании одних и тех же открыток Симона пыталась выразить спокойное постоянство, пришедшее в ее жизнь и сменившее ранее бушевавшие волны негостеприимного мира?.. Домингес не знал ответа на эти вопросы. Его просто восхищало все необъяснимое -- необъяснимое было в чем-то родственным заоконному. Домингес в ответ посылал открытки с литоральскими пейзажами. Он словно бы говорил -"видишь, и я покоюсь на дне этого моря..."

Он не спрашивал Симону, вышла ли она замуж, а если нет, то почему не вышла. Он не спрашивал, зачем она удочерила Паолу Доминику. Он не спрашивал, почему она уехала в Мексику, и что забыла в Сан-Пабло-Хуаяльде. Он ни о чем не спрашивал Симону -- Симона ни о чем не спрашивала его... Они поздравляли друг друга со всеми существующими праздниками (городскими литоральскими, национальными мексиканскими, интернациональными, католическими, студенческими, своими днями рождения и днями рождения родителей). Они не переписывались -- им не надо было что-то объяснять друг другу, доказывать или повествовать. Они ограничивались открытками и пятью-шестью предложениями с сакраментальной фразой в конце: "Да хранит тебя Дева Мария" (если это была открытка с Мексиканским заливом) или "Всего тебе хорошего" (если это была открытка с литоральскими ландшафтами). Они обменивались знаками памяти, а может, символами взаимного признания... Это был мост между миром-внутри и краем мироздания -- миром-что-где-то.

Ни с кем больше Домингес не переписывался даже таким лаконичным способом. Полученные открытки с видом Мексиканского залива он собирал и стягивал их резинкой. Получались маленькие бумажные пачки, чем-то напоминающие пачки литоральских песо. На седьмой год службы Домингеса таких пачек накопилось не меньше сорока. В тот же седьмой год Симона сообщила ему, что Паола Доминика перешла в среднеобразовательную школу Сан-Пабло-Хуаяльде. Еще она сообщила, что у Паолы Доминики появилась сестренка, и звать ее Антуанна Ремедиос (о том, что Антуанну Ремедиос выносила и родила ее подруга-любовница, забеременев от литоральца-туриста -- вот откуда у новорожденной второе имя -- Симона не заикнулась). Откуда взялся ребенок и почему его так звали Домингес не стал спрашивать. Ему хватало изображения Мексиканского залива.

Глава 17: Избирательная Кампания

Домингес никогда не интересовался политикой.

Политика для него обитала исключительно в мире-что-где-то.

Он не участвовал в выборах и не знал имен губернатора или членов Большого муниципального совета (как и членов районных и квартальных муниципальных советов). Единственное, что он знал (узнал в школе?), что безымянного (безымянного для Домингеса) губернатора Эстадо дель Литораль имели право избирать все лица с литоральским гражданством. На какой срок его избирали и каким способом, он не знал и никогда этим не интересовался.

Только в детстве, как и все, Домингес хотел побыстрее вырасти и самолично участвовать во всех взрослых делах, в том числе и голосовать на выборах. Как только ему исполнилось восемнадцать, Домингес получил розовую прямоугольную бумажку. Розовая прямоугольная бумажка называлась очень сухо и претенциозно: "бюллетень избирателя". В бюллетене чья-то старательная рука вывела синими чернилами его имя, фамилию и адрес. Далее следовали имена и фамилии, ему ничего не говорящие, и соответствующие пропуски с мелким магическим текстом: "поставьте галочку, если вы "ЗА" или не ставьте, если вы "ПРОТИВ". В самом низу розовой прямоугольной бумажки было отпечатано приглашение посетить "избирательный участок" и исполнить свой гражданский долг. Домингес внимательно прочитал приглашение. Особенно внимательно он прочитал адрес мифического избирательного участка: "Гуальдакая, 8/8". Адрес ровным счетом ничего не говорил Домингесу -- он никогда не был по этому адресу и не знал, где это находится. Домингес усомнился в существовании чего-то с таким адресом. Затем он старательно порвал бюллетень на мелкие кусочки и выбросил их в помойное ведро. Больше Домингес никогда не задумывался о выборах и политике.

Каждый раз, когда он получал бюллетень, он рвал его на мелкие кусочки и выбрасывал в помойное ведро. Иногда Домингес удивлялся такой настойчивости несуществующей избирательной комиссии. "Разве им не достаточно того, что я уже не участвовал в стольких выборах? -- спрашивал себя Домингес. -- Если человек всегда избегает участия в голосованиях, зачем его каждый раз просят посетить "избирательный участок"?.. Очень настойчивые люди. Назойливые как мухи..." Домингес надеялся, что когда-нибудь настойчивость людей "избирательной комиссии" иссякнет, и в один прекрасный день он не получит дурацкий розовый прямоугольный листок. А может это игра? И люди "избирательной комиссии" также игнорируют его индифферентность, как он игнорирует псевдоактивность "избирательной комиссии"? Игра, из которой не выйти, она состоит из взаимного игнорирования. Домингес пришел к выводу, что политика -- это игра взаимного игнорирования, и всегда побеждает тот кандидат, кому больше всех удается игнорировать своих избирателей. Несдержанные выбывают первыми...

Нет никакой "избирательной комиссии". И "избирательный участок" -- миф, чья-то выдумка, аллегорическое правило игры -- правило ради самого правила. Существуют ли губернаторы и члены муниципальных советов? Существует ли алькальд Сьюдад-эль-Литораля? Может быть, это маски одного и того же мира-что-где-то?.. Домингес утвердился в мысли, что это -- тени, обитающие там же, где не существуют собаки-без-хозяев...

Когда его спрашивали сослуживцы (как правило, это были женатые мужчины в возрасте от сорока пяти -- подобные вопросы являлись своеобразными признаками наступающей импотенции), за кого из кандидатов он проголосовал, Домингес, умудренный многолетним опытом игнорирования, коротко отвечал: "Ни за кого". Он был разумным человеком и не хотел шокировать людей встречным вопросом: "А разве они существуют, эти кандидаты?.." Людям пришлось бы врать, им было бы не по себе. Вопрос Домингеса обнаружил бы устойчивое неумение людей играть в политику. Почему-то им очень трудно давалось игнорирование несуществующих кандидатов.

Самым активным избирателем был дон Игнацио. Каждый раз он голосовал за нового кандидата. При этом дон Игнацио пытался агитировать всех знакомых ему мужчин (женщины не поддавались на предвыборные провокации и играли в политику намного лучше, чем мужчины). Дон Игнацио приставал ко всем и призывал голосовать только за кандидата имярек. Он был (по словам дона Игнацио) самым лучшим кандидатом, совершенным кандидатом, идеальным кандидатом. Через месяц после избрания "совершенного кандидата", дон Игнацио пуще других кричал об "этом негодяе и прохвосте". Если "совершенный кандидат" не набирал нужного количества голосов и оставался за бортом игры в политику, дон Игнацио кричал (как правило, один) об "этих дураках и тупицах" и осуждающе смотрел на сослуживцев. Сослуживцы как "дураки и тупицы" безмолвствовали -- им нечего было сказать. Дон Игнацио был прав: избранный ими оказался "негодяем и прохвостом". "Если бы мы проголосовали за того кандидата", -- вздыхали пристыженные сослуживцы. Это было как лото: число проигрышей только заостряет охотничий азарт. "Если бы мы проголосовали за того кандидата", -- сожаление углублялось с каждым разом. Словно бы и дон Игнацио и его идейные противники верили в существование единственно правильного кандидата, которого нужно когда-нибудь угадать.

Домингес решил, что это вид новой религии -- Единственный Кандидат для них настоящий грядущий мессия. Не важно, что он не обнаруживается на очередных выборах. Важно, что он существует как идея. Важно, что в человеческих умах существует сама сотерологическая эсхатология: когда-нибудь будет избран Единственный Кандидат и в городе обязательно настанет Справедливый Порядок. Тертуллиан говорил: "Верю, потому что абсурдно". Кредо дона Игнацио можно было сформулировать следующими словами: "Верю, потому что избираю". Эта вера была сильнее римско-католической традиции -- неофитов укрепляло чувство большей сопричастности к скорому приходу Единственного Кандидата, чем их сопричастность к незримому католическому богу. Их сплачивало вместе знание Нужной Кандидатуры и стремление Выбрать Правильное Навсегда. Незримый католический бог не избирался -- и это, на взгляд Домингеса, шло Святой церкви только во вред...

Каждый год электоральная религия под названием Избирательная Кампания захлестывала город и громко будила религиозные чувства верующих -- людей, принадлежавших к "избранному (избирательному? призванному избирать?) народу" -- Избирателям. Тот факт, что даже муниципальный епископ Сьюдад-Литораля в последнее время призывал прихожан Сделать Свой Правильный Выбор, говорил о признании Святой церковью все возрастающей роли Избирательной Кампании...

Домингес когда-то вспомнил (или прочитал?), что Папу Римского тоже избирают. Домингес страшно удивился. Раньше он почему-то считал, что Римским Папой или рождаются (в семье добрых смиренных католиков), или его назначает сам бог управлять многомиллионной паствой. А оно вон как... "Несомненно, -решил он, -- Церковь постигла всю прелесть и силу Избирательной Кампании..." Под таким углом зрения многое, раньше казавшееся Домингесу непонятным и противоестественным, теперь легко объяснялось. Муниципальная, районная и квартальная Избирательные Комиссии были не чем иным, как сообществами божьих ангелов, строго наблюдающих за ходом Избирательной Кампании и выносящих священный вердикт -- Окончательные Итоги. Церквями (молельными домами? приходами? синагогами?) Избирательной Кампании служили квартальные Избирательные Участки. А розовые прямоугольные бумажки, -- знакомые Домингесу Избирательные Бюллетени -- являлись листами одного вселенского Священного писания Избирателей. Книги, что не имела своего начала и конца -- альфой и омегой ее был сам Избиратель. Столь личной религии и столь личного бога Домингес еще не видел в своей жизни. Каждый раз всевозможные Кандидаты пророчествовали об одном и том же: о Правильном Выборе и будущем Справедливом Порядке, который обязательно наступит в городе, как только будет избран Единственно Верный Кандидат...

Домингесу рассказывали, что в Избирательном Участке (сам он там никогда не был) в тихих комнатах в торжественной обстановке происходит бессловесная мистическая литургия: Избиратель с благоговейной отрешенностью на лице бросает свой Избирательный Бюллетень в своего рода жертвенник-алтарь-ковчег-амвон -- в таинственную щель Ящика Для Бюллетеней. "Может быть, -- рассуждал Домингес, -они думают, что именно в Ящике Для Бюллетеней происходит чудо Правильного Выбора?.. Получается какой-то языческий фетишизм. А вернее, анимизм -- они наделяют сверхъестественной сущностью предмет, сколоченный и сбитый гвоздями из обыкновенной фанеры. Впрочем, католики тоже наделяют распятие -- простую деревяшку, покрытую дешевой позолотой -- способностью творить чудеса".

Домингес ожидал, что вскоре литоральское законодательство зарегистрирует новую электоральную религию в качестве легальной конфессии. Однако этого не происходило. И юристы, и Святая церковь делали вид, что веры в Правильный Выбор не существует. Юристы и епархия существовали (точнее, не-сущестовали) сами по себе. Избирательная Кампания существовала (не-сущестовала?) сама по себе... И Домингес тогда догадался, что они попросту не хотят портить отношения с Ватиканом -- как гаитянские жители, которые, числясь добрыми католиками, спокойно себе придерживаются культа вуду. Избирательная Кампания являлась, по сути, сектой, не желающей становиться государственной церковью, но с большим успехом захватывающей в свое лоно огромные пространства и человеческие популяции. Идея Единственного Кандидата поглотила не только континенты западного полушария, но и весь остальной мир. За исключением, может быть, каких-нибудь мелких азиатских стран и островов в Тихом океане...

Может быть, они хотят Сделать Свой Правильный Выбор -- Выбрать Правильное Навсегда, чтобы никогда больше не выбирать? Избрать Единственного Кандидата, чтобы все Кандидатуры перестали существовать навеки?.. Домингес не отметал эту мысль с порога. Он чувствовал: в этой мысли есть разумное зерно.

Глава 18: Экстерьер

Домингес смотрел в сторону Боски, когда на это занятие было время. Смотрел, может, даже что-то себе представлял (сейчас он об этом он просто не помнил), что-то воображал, но бывать в Боске он не бывал, и об этом не помышлял, как и любой литоралец.

Хотя нужно заметить, он был не просто литоралец, он был служащим MIMEBOS -- учреждения, занимающегося Боской, эксплуатирующего Боску, живущего за счет Боски, борющегося с Боской ни на жизнь, а на смерть, но, несмотря на это, -такого же учреждения, как и любое городское явление, не имеющее ничего общего, ничего родственного с Боской. Это было огромное учреждение, его корпуса, склады, автопарки, заводы, исследовательские центры, гарнизоны, общежития, ангары и куча прочих строений занимала почти треть всей территории Литораля. Можно сказать, треть всего населения работала или в этом учреждении, или на него. Мануэль Домингес входил в эту треть. Если говорить точнее, он был инспектором DESEG -- департамента, занимающегося нелицеприятными делами -карантин, безопасность, охрана территории, таможенный досмотр и т.п. Если бы не это, Домингес не попал бы так просто в Боску. Но от осознания того, что он попал в Боску, Домингес не испытывал ровным счетом никакого энтузиазма или заинтересованности. Ему было наплевать.

Ему было ровно сорок девять лет, и потому ему было на все наплевать. Единственное, на что ему было не наплевать, был будущий пенсионный возраст и, соответственно, пенсия, но до столь желанного возраста было еще далеко, а пенсия была не столь большой, как ему бы хотелось. Он никогда не помышлял о путешествиях вглубь Боски в духе первопроходцев. Но вышло все по другому. За год в Боске пропало трое контролеров Министерства, они все были из разных департаментов, они все были не ахти, но их исчезновение вызвало обеспокоенность у постоянного персонала, и что более серьезно, крайнее неудовольствие генеральной дирекции. Дон Лобо, домингесовский непосредственный начальник, выбрал Домингеса. Да он особенно и не выбирал, было и так всем понятно, что инспекцию будет проводить Домингес, так как он был единственным в отделе человеком, имеющим большой стаж, три грамоты за примерную работу и лишь одно-единственное взыскание по поводу какой-то мелочной оплошности, какой именно, Домингес уже не помнил. Дон Лобо, вероятно, тоже.

Дон Лобо вызвал его в свой кабинет на семьдесят втором этаже, как всегда обращаясь к нему не иначе, как рассматривая, словно изучая, его пыльные ботинки, словно раздумывая, сделать ему выговор по поводу нечищеной обуви или чуть-чуть обождать с этим. И в этот раз он решил, видимо, обождать, и стал изучать штанины подчиненного, по ходу следствия посвящая того в страшные, но слишком невразумительные тайны ведомства. Домингес стоял и особенно не вслушивался в речь начальника -- речь начальника была невнятной и страдала обилием междометий, пауз, акробатических переходов, пространных аналогий, притч на тему "хорошего начальника и плохого подчиненного" и различных слов-паразитов. В конце своей перепутанной речи дон Лобо, полностью изучивший весь гардероб Домингеса и пришедший к неутешительным выводам, с горечью объявил об инспекции. Домингес даже не удивился, он горько вздохнул...

Через два дня его и двух проводников с тюками доставили вертолетом в Побладо-дель-Эсте. Это был последний населенный пункт Литораля -- дюжина одноэтажных строений времен Заселения, крытых проржавевшей жестью, склады, цистерны с водой и горючим, мачта радиостанции и растрескавшийся закуток с пышным названием "аэродром". Тут уставшему от вертолетного шума и жажды Домингесу поведали, что вертолет дальше не полетит, а он пойдет пешком. Домингес, до того не проронивший не слова, мрачно посмотрел на администратора поселка и произнес: "Носильщики?". Администатор, заполнявший формы -разноцветные бланки, в ответ ничего не сказал. Он протянул руку и указательным пальцем ткнул в запыленное окно. За окном, на бетонной скамье жарились под солнцем трое неопределенных личностей, и Домингес с сожалением заключил, что это и есть носильщики. "А других нет?" -- спросил Домингес. В ответ администратор показал ему кукиш. Домингес не обиделся, он забрал половину бумажек и удалился, горестно думая только о том, что один из тюков достанется лично ему. "Дева Мария", -- сказал Домингес носильщикам. Носильщики приоткрыли глаза и как по команде протянули правую руку. Домингес недовольно изучил их раскрытые ладони, ничего не нашел там предосудительного и наивно предположил: "Министерство". Как по команде носильщики закрыли глаза и спрятали руки. "Матерь Божья", -- продолжил тему Домингес. Носильщики, не открывая глаз, показали каждый по два пальца, потом ткнули указательным в раскрытую ладонь и показали по одному пальцу, потом возмущенно скривили лица, но добавили каждый по три пальца. Домингес на этот раз ничего не сказал, так как понял, что за каждый день, проведенный "в холостую" в Боске он должен будет платить по одному песо каждому, а за перенос груза в обратном направлении -- по три песо. Домингес вытащил пластмассовый бумажник и отсчитал шесть бумажек. Носильщики с готовностью открыли глаза, но увидев бумажные песо, гневно заворочались, и зацокали языками. Домингес удивился такой нелюбви к бумажным деньгам, но покорно заменил их никелем. Никель был грубо схвачен с ладони Домингеса тем, что был постарше, и акт заключения сделки был сопровожден сухим "граси, синоро". Вставший показал пальцем на себя и сказал: Муска. Тот, что был справа, был наречен Тикарой, а тот, что слева -- Луччо. Домингес не возражал. На выразительные движения бровей Муски Домингес ответил тычком в сторону "аэродрома". "Юх-нух" -- непонятно отреагировал Муска. "Хватит шести" -- грубо отрезал Домингес. "Нух-юх" -- горесно заключили все трое и поплелись вслед за Домингесом, шепча в спину тому "оййя мимебоса, оййя-оййя мимибоса"...

На следующий день, преодолев километровую полосу свалки, инспектор со своим отрядом вступил в Боску. Вступив на территорию Боски, Домингес очутился непонятно где. Вокруг были одни гигантские деревья, растущие друг на друге, обвивающие друг друга, лезущие на десятки метров ввысь, заслоняющие солнце. Все было разноцветным, пестрым, ярким, рябило в глазах, было очень жарко, очень влажно и очень шумно. Обернувшись, Домингес не увидел привычной для него картины -- бетона, железа и стекла Литораля. Везде была непроницаемая стена леса, деревья-гиганты похожие друг на друга и одновременно совершенно разные. Со всех сторон было одно и то же -- деревья. Никакого намека на небо Домингес не увидел. Ему стало неуютно. Однако и носильщики и проводники чествовали себя хозяевами, при этом носильщики монотонно напевали что-то непереводимое: "босквайя пресисо-пресисо, муэртасека оййа-оййа"...

Ничего романтического или необыкновенного с Домингесом не произошло.

То ли свою роль сыграл злой рок, неожиданно проснувшийся и потому спросонья сильно голодный насчет человеческих судеб... То ли заоконная сущность метафизического содержания Домингеса возмутилась отсутствием всякой заоконности в краю лиан и деревьев... Домингес этого не успел осознать...

На второй день пути Домингес, потный, обезумевший от неясных, но громких песен носильщиков, не выспавшийся, искусанный москитами и травяными пиявками, сломал ногу. Его подвела правая нога и тут же была наказана. Домингес разразился животным криком, перекрывшим на какое-то мгновение все лесное бормотание и верещание. Вся живность Боски испуганно замерла, с тревогой ожидая продолжения: посреди Боски вдруг обнаружился незнакомый зверь, если судить по голосовым способностям, не уступающий ягуару... Продолжения не последовало: Домингес издал жалобный стон и отключился. Обрадованная живность заверещала и загукала с прежним веселым усердием. Носильщики не сразу осознали мрачную перспективу: все планы большого заработка шли прахом. Громко сказав "босквайя пресисо-пресисо, муэртасека оййа-оййа", они погрузили беспамятного Домингеса поверх тюков и поплелись назад...

Уже лежа в Третьей муниципальной больнице (перелом правой ноги оказался нешуточным), Домингес печально смотрел в большое и хорошо вымытое окно. Больничная койка умиротворила его и сковала своей бело-скрипучей обязательностью. Приходили к Домингесу сослуживцы (дон Игнацио даже принес ему фруктов и участливо пожелал "хорошего аппетита"), дни сменялись днями, и неминуемо приближалось выздоровление. Домингес изучал заоконный мир, напрочь забыв о своей неудачной "экспедиции". Боль словно бы вытеснила все происшедшее в мир-что-где-то и похоронила навеки печальные события. Домингесу дали больничный, и сослуживцы поговаривали даже о какой-то компенсации, но сам Домингес не воспринимал подобные разговоры всерьез. Все происходящее вне больничных стен находилось в мире-что-где-то и для Домингеса не существовало. "А работаю ли я в Министерстве? -- спрашивал себя недоуменный Домингес, -- А существует ли оно на самом деле?.." Серая стена, на которую смотрело больничное окно, и кусок голубого неба, еще не завоеванный серой стеной, говорили ему об обратном. Люди, приходившие к нему, вроде бы были узнаваемы, и Домингес припоминал их имена и мелкие склонности, но как только они покидали больничную палату, он спрашивал себя: "Кто они? И что им от меня было нужно?.." Вопросы, выраженные вслух, так и оставались вопросами.

Второй больной почти полностью был в гипсе. Как знал уже Домингес, он являлся жертвой автомобильной аварии. Этот больной не мог ответить Домингесу, даже если бы и хотел: у него была в гипсе шея и нижняя челюсть. Со временем Домингес стал воспринимать второго пациента (имени он его так и не узнал, хотя, по правде сказать, и не старался узнавать) как естественную часть интерьера палаты.

Экстерьером для Домингеса стал небольшой кусок голубого неба, не завоеванного серой стеною...

Больничное окно было большим и чистым; через оконное стекло были видны самые мелкие трещинки в серой стене и любые атмосферные явления. Раз в два дня палату убирала молодая уборщица. Перед задумчивым Домингесом и неразговорчивым Вторым Пациентом происходил ритуал, отработанный до совершенного автоматизма. Уборщица тщательно вымывала пол большой тряпкой. Затем она вытирала пыль другой влажной тряпкой, по размерам явной уступающей первой, с тумбочки, ночников и подоконника. Третьей тряпкой она протирала оконное стекло. Домингес закрывал глаза -- видеть заоконный мир ему мешала нескладная женская фигура в белом халате, -- и единственными ощущениями оставались только звуки. Он слышал тихое поскрипывание и позвякивание протираемого стекла. Эти звуки для него были настоящей музыкой. "Как жалко, -- думалось в такие моменты Домингесу, -что у меня еще не срослась кость... Я бы тогда потанцевал под это поскрипывание и позвякивание, плотно закрыв глаза... Многие ошибаются, когда думают, что музыка должна быть громкой, нарочито веселой или резкой. Настоящая музыка еле слышима, она аритмична и внешне совсем не музыкальна. Такую музыку нужно воспринимать, только плотно закрыв глаза... Только закрыв глаза..."

Тут задумчивость Домингеса прерывалась: уборщица заканчивала свою работу и уходила из палаты. Домингес открывал глаза, и к нему приходил заоконный мир: небольшой кусок голубого неба, еще не завоеванный серой стеною.

Киев, весна 1995 г. -- 9 марта 1997 г.