/ Language: Русский / Genre:sf,

Сенька

Сергей Трусов


Трусов Сергей

Сенька

Сергей Петрович Трусов

Сенька

Фантастический рассказ

В книге - фантастические рассказы. Через необычные, причудливые и фантастические приключения героев автор дает глубокий анализ реальным жизненным явлениям, ставит различные проблемы взаимоотношений между людьми, увлекает юного читателя в мир познания и романтики, заставляет его задуматься над вопросами настоящей жизни.

Сенька был человеком известным. Не в том смысле, как говорят об артистах или космонавтах, а просто его хорошо знали в Нижних Бобровичах. Односельчане давно привыкли к безобидным чудачествам своего дурачка и относились к ним, как к ежедневному петушиному кукареканью - без удивления, принимая как должное.

А чудачеств у Сеньки было много. К примеру, он подолгу мог стоять у работающего трактора и, наклонив голову, прислушиваться к тарахтению мотора. Или выйти ночью на улицу и дуть в небо, словно пытаясь загасить звезды. Однако самым забавным было Сенькино отношение к животным. Присядет возле какой-нибудь дворняги, потреплет ее за ухом и начнет что-то мычать да пришептывать. Люди беззлобно посмеивались - мол, лишил бог человеческого языка, зато дал звериный. Язык или не язык, но животные Сеньку любили. Даже недоверчивые кошки, которые на самое сладенькое "кс-кс-кс" дают стрекача в ближайшую заборную дыру, и те безбоязненно подходили к Сеньке, мурлыча и щурясь в предвкушении ласки.

Разговаривать, как все люди, Сенька не мог. Из горла вырывалось глуховатое мычание, и он старательно помогал себе руками и мимикой лица. Чтобы что-нибудь понять, нужно было иметь терпение и время, а у людей, как правило, всегда не хватает ни того, ни другого. Лишь два человека никуда не спешили, когда Сенька порывался им что-то сказать. Слушали, переспрашивали, задавали наводящие вопросы и, в конце концов, догадывались. Сенька тогда радостно гугукал, суетился, бил себя в грудь и только что по воздуху не летал. Тетку Марию и пятиклассника Андрея он считал своими лучшими друзьями. Был еще родной брат Николай, но он жил в городе. Человек образованный, ученый, он работал в каком-то большом институте. Иногда приезжал на собственной "Волге", чем приводил в ликование деревенских собак.

Сенька любил своего брата. Гордился им и завидовал. Завидовал он и трактористу, и директору совхоза, и сторожу деду Митричу. Завидовал всем, кто был занят серьезным и нужным делом и жил настоящей жизнью. Сенька понимал, что он не совсем такой, как другие, и даже помнил, из-за чего это произошло. А может, и не помнил, а только так ему казалось - ведь Николай часто рассказывал про тот случай.

Когда-то давно, лет тридцать назад, они заблудились в лесу. Шел сильный дождь...

* * *

- Сенька, гляди, - прошептал брат, указывая пальцем.

Было уже довольно темно, да и дождь впридачу, так что Сенька поначалу ничего не увидел. Потом, всмотревшись, различил что-то громоздкое и черное - ни дерево, ни куст. Сверкнувшая молния выхватила на миг сгорбленную избушку с заколоченными ставнями. Ребята подошли.

Толстые мокрые бревна, казалось, вот-вот раскатятся в стороны. Двери не было, и низкий вход походил на большое дупло. Братья переступили порог и остановились. По ветхой крыше барабанили капли дождя. Вспышка молнии осветила заросший травой пол, влажные стены, груду какого-то хлама. В противоположной стене угадывался дверной проем в соседнюю комнату. Там было совсем темно, и пройти туда дети не решились. Выбрав место посуше, они прижались друг к другу, не представляя, что делать дальше. На улице беспрерывно сверкали молнии.

Когда дождь пошел на убыль, Николай отправился на поиски какой-нибудь дороги, а Сенька остался ждать. Он стучал зубами от холода, но был не в силах даже шелохнуться и только испуганно таращился в темноту.

Внезапно стало светлее. Свет исходил снаружи, и Сенька подумал, что брат раздобыл фонарь и теперь возвращается. Он обрадовался и крикнул. Ответа не последовало, хотя свет становился все ярче. Потом в хижину медленно вплыл ослепительный шар, чуть меньший, чем футбольный мяч. Сенька заорал, и в этот момент шар взорвался.

Потом Николай рассказывал, как, возвращаясь, он услышал, что его кто-то зовет. Прибавив шагу, он вышел на поляну, где стоял дом, и замер на месте. Из всех щелей между бревнами сочился яркий, неестественно белый свет. Крик и взрыв прозвучали почти одновременно.

С тех пор Сенька ни разу не ходил на то злополучное место. Родители показывали его врачам, но никто помочь не сумел. А через несколько лет случилась новая беда, и двое осиротевших пацанов перешли жить к тетке Марии.

* * *

Целыми днями Сенька слонялся по деревне, поджидал у школы Андрея, носил старухам воду и и был очень рад, если его просили чем-нибудь помочь. Подать гаечный ключ, отнести письмо на почту или приволочь камень для засолки огурцов. Завидев Андрея, Сенька спешил навстречу, улыбаясь и размахивая руками. Они устраивались в каком-нибудь укромном месте, и Андрей объяснял Сеньке азы школьной науки. Самыми интересными предметами Сенька считал те, в учебниках по которым было много картинок. Физика, история и, конечно же, география. Он внимательно слушал, кивал головой, не переставая удивляться, как ловко его друг обращается с мудреными и непонятными словами.

Андрей был не только Сенькиным учителем, но и его защитником. Он первым бросался в драку, если замечал, что Сеньку кто-нибудь дразнит. И мальчишки не слишком безобразничали, потому что Андрей в таких случаях дрался жестоко.

Сенька ни на кого не обижался, но очень не любил, когда его дразнили. Тогда он убегал и долго не показывался на глаза людям. Прятался где-нибудь и молча размазывал по щекам слезы.

* * *

В субботу приезжает Николай!

Эту новость сообщила тетка Мария, и Сенька весь день путался под ногами, только бы еще раз услышать радостное известие.

- Приедет, приедет, - успокаивала старуха, и ее глаза смеялись, разбрасывая по лицу озорные морщинки.

Сенька богатырски ухал, топотал ногами по хате и хватался за что попало, оказывая помощь в приготовлениях ко встрече. В конце концов терпение у тетки иссякло, и она прогнала Сеньку на улицу. Он не возражал для его радости в доме уже не хватало места. Хлопнув дверью и опрокинув в сенцах пустое ведро, он прогромыхал по крыльцу и очутился в самом разгаре солнечного деревенского лета.

- Привет, Жучок! - крикнул он, увидев знакомого пса. - Ко мне завтра брат приезжает!

- Гав! - ответил Жучок, что означало: "Очень рад!"

- Айда со мной, - предложил Сенька и припустил вдоль улицы в конец села.

Жучок рванулся следом, но, отстав, остановился, неуверенно вильнул хвостом и потрусил обратно.

Прибежав к реке, Сенька упал в траву, раскинул руки. Высоко в небе плыло белое облако.

- Ко мне брат приезжает! - крикнул ему Сенька.

Облако посмотрело вниз и улыбнулось.

Рядом послышалось приветливое жужжание, и, повернув голову, Сенька увидел пчелу, собирающую нектар. Пахло цветами и медом. Один цветок наклонился к Сенькиному уху и что-то прошептал. Сенька счастливо засмеялся, перевернулся на живот и обнял землю...

* * *

На следующее утро, чуть свет, он уже сидел на крыльце, представляя, как сейчас из-за поворота покажется машина брата. Мимо проходили люди. Некоторые, заметив Сеньку, окликали его и интересовались, зачем он поднялся в такую рань.

- Брата жду, - коротко отвечал он, а люди улыбались, пожимали плечами и шли дальше.

Изредка по дороге проезжали тяжелые грузовики, и после них в воздухе плавала удушливая пыль. Сенька неодобрительно ворчал и хмурился.

И вот показалась долгожданная серая "Волга". Подъехала, остановилась, а Сенька уже тут.

- Привет, Семен. - Брат улыбается, протягивает руку.

- Здравствуйте, Сеня, - говорит Людмила, жена брата.

Сенька жмет руку, заглядывает в глаза, смеется, пытается сказать "здравствуйте", но его, кажется, не понимают. Ну, не беда. Он подхватывает сумки и бежит в дом. Там вовсю хозяйничает тетка Мария. У нее все готово, все на столе. Праздник!

Целый день они были вместе. Поправили дверь в сарае, отремонтировали телевизор, напилили дров, а потом ездили к реке. Николай рассказывал городские новости, а Сенька деревенские. Правда, у Николая получалось куда лучше и интереснее - пустили метро, открыли новый кинотеатр, сын Сашка уехал с ребятами в лагерь. Сенька же все про Жучка, про своего друга Андрея и про географию с картинками. Жучок тоже был с ними, но в беседе не участвовал - забился в траву и грыз косточки.

Наступил вечер. Гости решили спать на сеновале, сказав, что мечтали об этом всю жизнь. Людмила, как обычно, спрашивала про мышей, на что Сенька лишь хитро улыбался. Он еще днем повстречал соседского кота Ворюгу и попросил его проследить за порядком. Ворюга согласился.

Перед тем как залезть на чердак, Николай всегда шел на крыльцо и выкуривал там сигарету. Для Сеньки это были самые дорогие минуты. Николай садился на ступеньки и начинал рассказывать. Про звездное небо, про свою работу, про прочитанные книги. И не то чтобы специально для Сеньки, а вроде как сам с собой рассуждал. Сенька понимал не все, но вида не показывал.

- ...если бы время было обратимым, то можно было бы путешествовать в прошлое. А от этого, Семен, тебе прямая выгода.

Здесь все было ясно. Сенька не раз слышал эти слова от Андрея. Прошлое - это вчера, позавчера и еще раньше. Вчера, например, он весь день ждал, когда наступит завтра, и завтра, то есть уже сегодня, наступило. Брат вот приехал. А если ждать наоборот, то это и будет путешествие в прошлое. Еще и проще - знаешь, чего ждать, ведь все уже было. Только насчет выгоды непонятно.

- Зная, что должно произойти, - продолжал Николай, - ты не испугался бы так сильно. Тогда, в том доме.

Сенька вопросительно взглянул на брата и, поняв, поежился. Он не мог спокойно вспоминать тот случай. Неприятно было.

Николай осекся.

- Извини, Семен, заговорился.

Сенька протестующе замычал и похлопал брата по плечу, требуя продолжать. Николаю он позволял все, и, кроме того, было интересно.

- Да все равно это невозможно. - Николай вздохнул. - Парадокс получается. Вернувшись в прошлое, ты встретишься с самим собой. Вас будет уже двое, а на самом деле ты один.

Он задумался, затянулся сигаретой.

- Вот если бы в уравнении...

Тут брат заговорил на своем уж заумном языке, и Сенька перестал понимать. Он слушал, но сам думал, что во всем виноват нехороший парадокс, и если бы не он, то Сенька тоже мог бы стать ученым, трактористом или еще кем-нибудь.

- А, ерунда выходит. - Николай отшвырнул окурок и поднялся. - Идем спать, Семен, завтра за грибами поедем.

* * *

За грибами они не съездили. Проснулись поздно, разные дела нашлись по дому, а там и уезжать пора. Сенька проехал в машине до поворота на асфальтовую дорогу и теперь возвращался пешком. Было немного грустно. Он вспоминал вчерашний разговор и переживал из-за проклятого парадокса. Слова Николая настойчиво копошились в памяти, вызывая робкую надежду непонятно на что. Сенька пытался сосредоточиться, но мысли разбегались, путались, наскакивали друг на друга, да так, что даже в голове затрещало. Единственное, что он уяснил - это если вместо завтрашнего дня ожидать вчерашний и если не будет парадокса, то рано или поздно он снова окажется в том доме, где взорвалась молния.

Когда Сенька пришел домой, голова у него совсем разболелась, и он прилег на диван. Его взгляд бесцельно блуждал по комнате, задерживаясь то на одном, то на другом предмете. Когда в поле зрения попадал рассохшийся шкаф с большим зеркалом, Сенька испытывал смутное беспокойство. Сам не зная зачем, он вдруг вскочил и подбежал к зеркалу.

Вот он - второй Сенька! Их двое, и никакого парадокса нет!

Или есть?

Сенька не на шутку разволновался. Он то приближался к зеркалу, то отходил назад и снова подходил, в упор разглядывая собственное отражение. Он поднимал и опускал руки, крутил головой, и человек в зеркале в точности повторял все движения. Парадокс? Сенька приблизился вплотную и заглянул в черные зрачки своего двойника. Тот сделал то же самое, и Сеньке стало страшно. Крепко зажмурившись, он быстро шагнул в сторону и открыл глаза. Двойник исчез. Сенька неуверенно улыбнулся. Зеркало он видел по-прежнему, но ни двойника, ни парадокса там не было. Он их перехитрил.

Сенька задумался.

"Значит, в прошлое тоже можно путешествовать, - решил он. - Только, когда увидишь себя, надо зажмуриться или отвернуться".

Глаза у него лихорадочно заблестели. Ему захотелось прямо сейчас проверить свою догадку, и он знал, где лучше всего это сделать.

Выбежав на улицу, он было замешкался, затоптался на месте, но потом решительно крякнул и зашагал в сторону леса.

Откуда-то выскочил Жучок и бросился под ноги.

- Привет, Сенька! Куда идешь?

- В лес, - ответил Сенька.

- Возьми меня с собой. - Жучок завилял хвостом. - Вдвоем веселее.

- Не могу. У меня важное дело.

- Как знаешь, - обиделся Жучок. - Но если передумаешь, зови. Я буду здесь.

* * *

Сенька миновал последнюю полосу огородов, свернул с дороги и углубился в лес. Вскоре он вышел на ту самую поляну. Здесь все было по-прежнему: высокие сосны, густая трава и старый, вросший в землю, бревенчатый дом. Кажется, в нем жил когда-то лесник, но потом перебрался подальше, и дом стал ничей.

Сенька осторожно вошел. Внутри было прохладно и сумрачно. Сквозь крышу пробивались солнечные лучи, и по углам искрилась паутина. В некоторых местах трава доходила до колен. Сенька провел рукой по бревну, и из-под пальцев посыпалась труха.

Прошлое... Он дождется его здесь. Спрячется в соседнюю комнату и будет наблюдать. Когда появится второй Сенька, он выйдет, расскажет про молнию и сразу назад. Конечно, может получиться парадокс, но ненадолго. Все будет так, как у зеркала.

Сенька прошел во вторую половину дома, сел на корточки и прислонился к стене. Закрыл глаза. Он очень хотел, чтобы у него получилось. Он был уверен, что получится, надо только представить, что вместо завтра будет вчера.

Итак, вчера приезжал Николай. Нет, вчера он только приедет...

* * *

День сменился ночью. Вскоре опять рассвело, но небо было почему-то красноватым. Загомонили лесные птахи и тут же умолкли. Снова стало темно. В своих воспоминаниях Сенька быстро перескакивал из вчера в позавчера, дальше, и время тоже летело, бежало вспять. Кончалась ночь, наступал вечер, разгорался день, приходило утро, и снова все повторялось. Снаружи доносились чьи-то голоса, но звучали они странно. Сенька взглянул на свои руки, ноги - и ничего не увидел. Сразу испугался, но потом догадался, что так и должно быть. То время, когда он здесь был, еще не наступило.

Выпал снег. Вернее, не выпал, а сразу оказался на земле. Возник из талых луж, полежал и вихрем унесся в небо. После зимы пришла осень. Сенька мысленно пропускал целые недели, месяцы, годы - и время послушно мчалось в заданном темпе. Вдруг в соседней комнате что-то громыхнуло, вспыхнуло, кто-то вскрикнул, прошелестел дождь, и вновь наступила зима. Сенька понял, что прозевал. Он попытался вернуться теперь уже в будущее, но ничего не получилось. Время вышло из-под контроля и неслось вспять все быстрее.

Заскрипел дом. Какие-то бородатые мужики мгновенно разобрали его по бревнам, и Сенька очутился под открытым небом. Из трухлявых пней выросли деревья. По дороге задом наперед проскакали всадники в звериных шкурах. Между ними произошло странное побоище, в котором мертвые вскакивали с земли и дрались с живыми. Потом лес исчез. На его месте возникло бескрайнее каменистое плато. Вскоре опять загрохотало, засверкало, земля треснула, и из ее недр хлынула вода. Стало совсем темно, и только изредка мимо проплывали какие-то мерцающие огоньки.

Вдруг воды не стало. Может, испарилась, может, еще что, но теперь кругом были горы. Они дрожали от извержений вулканов, рушились и снова вырастали. По воздуху неслись тучи пепла, устремляясь в затухающие кратеры. Земля заходила ходуном и разлетелась на части. Закружился бешеный хоровод из каких-то обломков, искр и сгустков огня. Раздался взрыв.

Это был очень сильный взрыв. По сравнению с ним все предыдущие казались просто хлопками. Полыхнул свет, и это был самый ослепительный свет в мире.

Какое-то мгновение Сенька ничего не видел, не слышал и не чувствовал. Затем снова сверкнуло адское пламя, распалось на ярчайшие брызги и завертелось, заплясало, как прежде, только в обратном порядке. За какие-то секунды возникли и разрушились горы, прогрохотали вулканы, и все поглотил океан. На каменистом плато вдруг вырос лес, и в нем появились люди. Они рубили деревья, жгли костры, строили хижины. Вспыхнул пожар и в мгновение ока уничтожил лес, который так же стремительно вырос опять. Проскакали всадники. Выпал снег и сразу растаял. Появились какие-то бородатые мужики и, сноровисто стуча топорами, быстренько воздвигли дом.

- Сто-о-оп!!! - заорал Сенька и, кажется, успел вовремя.

Последние капли дождя, не долетев до земли, застыли в воздухе. Сквозь дырявую, полусгнившую крышу пробивался свет молнии, которая, блеснув высоко в небе, так и не успела погаснуть.

Сенька хотел опереться на стену, но не смог - у него по-прежнему не было тела. Странно. Каким-то образом он все же существовал. Незримо присутствовал в этом доме, двигался, смотрел. В соседней комнате он увидел мальчишку, который стоял неподвижно, выпучив стеклянные глаза.

"Да это же я!" - удивился Сенька.

Было немного жутко видеть здесь самого себя. Будто в зеркало посмотрел, где отразилось давно минувшее.

Сенька подошел. Вернее, не подошел, а... подплыл, приблизился, а скорее, просто очутился рядом. Он помнил, для чего он здесь, и заглянул в свои собственные глаза...

* * *

Сверкнула молния, и где-то далеко отозвался гром.

- И куда это Колька подевался? - пробормотал Сенька, выстукивая зубами чечетку.

Вдруг на улице стало светлее. Сенька уже раскрыл рот, чтобы позвать брата, но потом словно опомнился.

- Молния, - сказал он себе. - Шаровая.

Он нахмурил лоб и посмотрел в сторону проема, ведущего во вторую половину дома. Там было темно.

- Ну да, - он шмыгнул носом. - Я же хотел предупредить. Сейчас она рванет, а я не должен испугаться.

В дом вплыл ослепительно белый шар. Сенька зажмурился, зажал уши и отвернулся.

Бабахнул взрыв, и волна горячего воздуха саданула по затылку. Некоторое время было тихо, а потом, пыхтя, как паровоз, влетел Колька.

- Что?!. Сенька!

- Я здесь, - ответил Сенька. - Это молния взорвалась. Шаровая. Ты нашел дорогу?

- Да...

- Тогда пошли домой, а то я замерз сильно.

Они вышли из хижины. Дождь кончился. В небе, почти уже чистом от туч, сияла полная луна. Сенька остановился.

- Это что? - спросил он, тыкая пальцем.

- Луна, - удивленно ответил брат.

- Вижу, что Луна, - рассердился Сенька. - А кольцо где?

- Какое кольцо?

- Обыкновенное. Которое всегда вокруг Луны было.

- Ты что, чокнулся? - Колька разинул щербатый рот. - Скажешь тоже, кольцо вокруг Луны!

Сенька внимательно посмотрел на брата, на дом и снова на небо. Вздохнул, хотел что-то сказать, но неожиданно всхлипнул и заныл:

- Ну чего пристал со своей Луной? Холодно, замерз я. Домой хочу!

Колька поднял брови, пожал плечами, и взяв брата за руку, потащил домой.