/ Language: Русский / Genre:sf,sf_action,sf_space, / Series: Империя Тысячи Солнц

Феникс В Полете

Шервуд Смит

Они – сыновья борьбы. Борьбы за выживание. Борьбы против тех, кого поработили собственные же машины. Борьбы против тех, что пришли из иных миров, могущественные и чуждые, недоступные человеческому пониманию. Они – сыновья Исхода, что рассеял массу землян по Тысяче Солнц, потомки тех, что бежали когда-то в глубины дальнего космоса. И нет им возврата на Землю... да и существует ли она еще, эта Земля? И каждый из них – Феникс, ибо вновь и вновь возрождается в пламени войны, закаленный в горниле сражений и готовый опять противостоять опасности...

Шервуд Смит, Дэйв Троубридж. Феникс в полете ACT М. 1999 5-237-03120-Х Sherwood Smith Dave Trowbridge The Phoenix in Flight Exordium-1

Шервуд Смит, Дэйв Троубридж

Феникс в полете

С благодарностью Маржори Миллер и Флоренс Фейлер,

пославшим нас в полет, а также научно-исследовательской группе

«GEnie», в этом полете поддерживающей

ПРОЛОГ

Мы все дети конфликта. Нас формирует борьба: борьба против Коллектива и его потомка, Гегемонии; против Адамантинов, порабощенных собственными машинами; против Шиидры, древней и чуждой настолько, что недоступна пониманию; и против лишающих силы межзвездных расстояний. Представителю человеческой расы может показаться даже, что мы зависим от того, что нам противостоит, не в меньшей степени, чем от того, что нас поддерживает.

Мы все дети Исхода. Как бы причудливо ни развивалась каждая история в отдельности, каждая человеческая культура в Тысяче Солнц так или иначе отражает его трагическое эхо. А как еще могло быть? Все мы – нижнесторонние, высокожители, даже рифтеры – являемся потомками разнообразных человеческих групп, отвергших стерильную монолитность Солнечного Коллектива и избравших взамен этого бегство на примитивных звездолетах в Воронку.

Мы все дети тайны – мы не знаем даже, чем являлась эта Воронка. Было ли это искусственное создание расы, которую мы зовем Ур, или их неизвестных нам врагов, уничтоживших их в незапамятные времена? Воронка отворялась только дважды: в первый раз, чтобы принести сюда человечество с противоположной стороны Галактики, и еще раз, чтобы поглотить кибернетический ужас, порожденный Гегемонией. Нам неизвестно, отворится ли она еще раз. Но без нее нам нет возврата на Землю, если Земля еще существует.

Поэтому мы остаемся преданы древней Земле, и крошечные частицы земного быта, которые наши разнообразные предки захватили с собой сквозь Воронку, продолжают зачаровывать нас. Перед лицом всех противостоящих нам сил эти частицы сохраняют нас людьми, ибо являются священными свидетельствами тех реалий, что заставили наших далеких предков избрать Исход и сохранить корни своих естественных культур даже на чужой для них почве. Наши языки, религиозные, социальные и политические структуры основываются на этих частицах; до сих пор стоит любому новшеству оторваться от этих корней, как его признают ложным и предают анафеме.

Мы все – Феникс, всякий раз возрождающийся из пламени конфликта, сжигающего прочь шелуху и открывающего истинное золото сути человеческой. Разъединенные с матерью человечества бесконечностью пространства-времени, мы все же остаемся детьми Земли.

Магистр Давидия Джонс Гностор Архетипа и Ритуала«КОРНИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА»Ториган I, 787 совр. ист.

Что бы делали мы без врагов наших?

Св. Тейяр(Пьер Тейяр де Шарден)«ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕКА»Потерянная Земля, прибл. 200 г. до исх.

Н!Кирр перешел из каталепсии в состояние второго сна, и чувства начали возвращаться к нему. Он стряхнул воспоминания о других своих жизнях и начал пробуждаться окончательно.

Вырываясь из объятий первого сна, древний Страж выпрямился – движения его были почти автоматическими благодаря привычке – и с изяществом, приобретенным за двадцать тысячелетий, сложил вторые локти на головогруди.

В воздухе стоял противный запах, словно от тухлых клоптовых яиц, и Н!Кирр брезгливо поджал жвала. Резкий скрежет эхом отдался от высоких сводов, и тут он заметил почти осязаемые от пыли солнечные лучи, струящиеся сквозь Закатную Арку.

«Закат?» – подумал он. Фасетчатые глаза его недоверчиво блеснули на солнце, когда он, раздраженно шипя, поднял взгляд. Неужели он проспал целую ночь и день? Где все его носильщики и послушники? Ничего подобного еще не случалось!

– За это им панцири поразбивают! Закат! – совершенно растерянный, с идущей кругом головой, Н!Кирр заговорил наконец, не в силах более сдерживать свой гнев.

– Закат, – эхом отозвались своды, и Н!Кирр вздрогнул от охватившего его внезапного чувства неправильности ситуации. Цветом закат напоминал кровь иномирянина; садящееся за горизонт Яйцо вступало в фазу Багровой Победы, части долгого жизненного цикла, в конце которого рано или поздно вылупится новый демон.

Внезапно рой послушников засуетился вокруг него; кончики их клешней побледнели от страха и смятения, но Н!Кирр не обращал на них внимания. «Мой наследник увидит это, – безразлично думал Страж, – увидит в бесконечное мгновение до того, как порожденный звездой демон пожрет в своем жадном гневе его и всю нашу расу».

– И отметят звезды наш конец и то, как исполняли мы свой долг бдения и веры. – Страж говорил негромко, скорее сам себе, но копошившиеся у его алтаря послушники замерли в почтительном молчании, и Н!Кирр видел, как некоторые из них торопливо записывают его слова на свисающие с шей дощечки.

«Жалкие блохи», – сердито подумал он, раздраженный их беспомощностью. Слишком много поколений их прошло мимо него, их короткие жизни мелькали почти незамеченными, и он устал от этого.

Все еще в замешательстве от потери целого дня, Н!Кирр опустил взгляд на средоточие Храма и всего его народа.

Там, у основания его головогруди лежало наполовину утопленное в камень алтаря Сердце Демона. В его идеально гладкой поверхности он увидел искаженное отражение собственного лица и лиц своих перепуганных слуг, молча ожидавших его наставлений. Его порыжевшие от возраста клешни раздраженно заскрежетали по горловым бороздам, и он уставил взор в маленькую сферу. Ощущение неправильности происходящего усилилось, когда вместо замысловатого узора мысленный взгляд его увидел в глубине её лишь пустоту.

Не размышляя, Н!Кирр опустил верхнюю пару рук и пронзил Сердце Демона боевыми шипами. Послышался негромкий хлопок, и зеркальная сфера исчезла, оставив только полукруглую нишу в камне, на краю которой виднелось несколько серебристых капель. Послушники взвизгнули в унисон и бросились врассыпную, стуча множеством ног по каменному полу.

Мгновение Страж оставался совершенно неподвижен, от шока забыв требования древнего, бесчисленное множество раз повторявшегося ритуала и пробудившись окончательно. Сердце Демона похищено, пока он спал, а на его месте оказалась жалкая подделка. Иномиряне!

Н!Кирр зажмурился, а мысли его огненными языками метались в голове. Двадцать тысяч лет длилось его дежурство, и поколения Стражей перед ним, и все же Сердце исчезло. Пожиратель проснется вновь.

Множество голосов, казалось, отдавалось эхом под сводами храма – знакомые, хоть он никогда не слышал их прежде. Резные каменные стены множили их, сливая в неразборчивый, но повелительный хор. Н!Кирр покорился ему с достоинством, признавая поражение своей расы – поражение в самом конце долгого бдения. Голоса превратились в ослепительный, холодный свет, и он отдался ему.

На следующий день послушник, понукаемый своими товарищами, робко заглянул в Храм. Страж все стоял на месте, но панцирь его был холоден и лишен цвета. А вскоре после этого, впервые за десять миллионов лет, Храм опустел, превратившись в пустую оболочку, освещаемую кровавыми лучами умирающего солнца.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1

ПАРАДИСИУМ

Верин Далмер шагал по терминалу, непринужденно лавируя в толпах туристов. Высоко над головой спешащего рифтера хрустальные панели чуть подвинулись, повернувшись вслед за заходящим багрово-красным Уроборосом.

– ...вечно грызущий свой хвост. Но через пятьдесят тысяч лет или что-то около того расширение его испарит Парадисиум и Храмовую планету. – Монотонный голос экскурсовода прервал ход его мыслей, и Далмер свирепо покосился на стоявшую у него на пути группу туристов с Тиклипти. Зеленое лицо их жирного гида казалось в заливавшем космопорт Парадисиума красном свете черным.

«Как разорванный вакуумом труп», – брезгливо подумал рифтер, наступил жирному нижнестороннему на ногу и отодвинул его плечом в сторону. Должно быть, красный отсвет на покрытом шрамами лице Далмера усилил его и без того обычно свирепое выражение, ибо гид отскочил и пробормотал извинения, которые Далмер игнорировал.

«Пятьдесят тысяч лет. Ну и пусть!» Ко времени, когда умирающая звезда поглотит Парадисиум, он давным-давно уже будет мертв. Далмер фыркнул и поднял взгляд вверх. Красный гигант и огненное кольцо, оторванное от его поверхности почти скрывшейся теперь за ним второй звездой, царили на желтом небосклоне. «Как бы то ни было, – подумал он, – я буду рад смыться отсюда сегодня вечером». Парадисиум был единственным Обреченным Миром, который довелось посетить Далмеру, и – он надеялся – последним. Что же за расой такой был этот Ур, если они возвели разрушение в ранг искусства, требующего миллионы лет для того, чтобы оценить его красоту? И если уж они были настолько сильны, что переделывали по своему усмотрению целые солнечные системы, какая сила смела их?

Рифтер поморщился, недовольный собой. Эта чертова Храмовая Планета и её дурацкие жуки действовали ему на нервы. Верин терпеть не мог насекомых, и воспоминание о возвышающемся над ним Страже, обездвиженном газовой бомбой, заставило его невольно ускорить шаги.

Очереди у посылочного коммуникатора не было, и экран засветился при одном его приближении.

– Виртвандди? – произнес коммуникатор, и одновременно это же слово медленно поплыло вверх по экрану.

– Говори на уни! – рявкнул Далмер. – Или ты принимаешь меня за вонючего парадисийца?

– Прошу прощения, генц, – отозвался певучий голос, совершенно лишенный раскаяния, равно как, впрочем, и других эмоций. – Пункт назначения вашей посылки?

– Орбита Брангорнии, второй класс, со страховкой.

– Оплата?

– Договорная, наличными.

– Форму триста два и два АУ, будьте добры. – Створка под экраном отодвинулась, принимая коробку и несколько кредиток, которые Далмер швырнул вслед за ней. Автомат пожужжал немного и стих. – Мартин Керульд, первый эгиос, пункт триста шесть тире двести семьдесят пять, синхроорбита плюс пять, Брангорния.

Далмер внимательно сверил строки на экране со словами коммуникатора.

– Верно. Срок доставки?

– Расчетный срок тринадцать и две десятых, четыре узла, вероятное отклонение по СПЦ ноль пятнадцать.

Рифтер выгреб из приемника сдачу, отвернулся и зашагал прочь, не слушая бестолковые благодарности, которые автомат пел ему вслед. Желтое, без облачка небо Парадисиума продолжало действовать ему на нервы всю дорогу до шлюзового блока. Когда бы не эта гнида Барродах, он отправил бы посылку с синхроорбиты.

– Только из города, её надо послать из города, – настаивал бори. – И вторым классом – ни один человек не должен трогать ее, только автоматы.

«Что ж, – думал Далмер, хмурясь на встречных, – ЭТО можно понять». Эта зеркальная сфера, что он спер у проклятых жуков, оставила у него самое странное впечатление – ни с чем подобным он еще не встречался; даже нижнесторонний не мог бы не заметить поразительного несоответствия между массой сферы и абсолютным отсутствием инерции. Подобно большинству рифтеров, Далмер обладал отменным чувством массы и ускорения, так что обращение со сферой вызывало у него легкую тошноту. Он рад был избавиться от нее.

Чего ему было труднее понять – так это зачем вообще потребовалось посылать её по Сети.

«Эсабиан посылает нас украсть её через все Тысячу Солнц, снабжает нас кодом-паролем для карантинного монитора, не больше и не меньше, и после всего этого доверяет доставку её своим врагам!»

Он даже спросил об этом своего штурмана. Нальва вечно читает всякие извращенные книжки, так что у нее всегда найдется ответ или по крайней мере знание того, где его искать.

Она кивнула.

– Это все должарианские обычаи мести – ТеУильям в свое время неплохо изучил их. Они называют это «палиах». Необходимо дать врагу шанс вывернуться из всего этого, или в мести меньше наслаждения. – Нальва ехидно ухмыльнулась ему. – Вроде как преждевременно кончить...

Далмер отогнал от себя это воспоминание.

«Ладно, за это здорово заплатили, а на остальное плевать. Должарианцы все психи – а излишнее любопытство может помешать, когда имеешь дело с Властелином-Мстителем».

За ним несомненно следили – в космопорте это проще, чем на Узле. Работая локтями, рифтер проложил себе дорогу ко входу в шлюзовой блок, ощутив сильное облегчение, когда створки дверей скользнули в стороны. Через несколько часов он будет далеко от этой вонючей дыры, ведя «Кровавый Нож» в глубокий космос, навстречу обещанной награде.

«Жди меня, Рифтхавен», – весело подумал он, и двери за его спиной закрылись.

* * *

ОРБИТА БРАНГОРНИИ: УЗЕЛ

Мартин Керульд, милостью Его Величества Геласаара III Первый Эгиос Инфонетики Брангорнийского Узла при Ре-Хаманде, Архоне Брангорнийском, а также изменник своему сеньору, нажал на кнопку ожидания и, устало моргая, уставился на видеопанель. Глаза болели от долгих часов сидения перед экраном, желудок свело от напряжения и от избытка крепкого алгирийского чая.

Чувство горечи владело им, когда он обвел взглядом свой полутемный, но не лишенный элегантности рабочий кабинет, захламленный бумагами. Для него здесь ничего больше не оставалось. Он слишком долго работал на Властелина-Мстителя, беспощадного врага Панарха; новая же измена, теперь уже Должару, пусть даже и спасет Панархию, не искупит той клятвы, которую он нарушил...

Он преступил клятву, но месть его все же падет на тех, кто так долго держал его в дураках. Три вахты подряд он провел, сводя на нет свою работу последних пяти лет, напрягая все свои способности в попытке распутать паутину, которую соткал вокруг него Должар, и он может еще победить. Алгоритмы декодирования – пусть они не сочетаются ни с чем, что удалось ему обнаружить, и даже не отформатированы для ДатаНета – уже на пути к Аресу и Артелиону вместе с полным перечнем всех донесений, что передавал он должарцам с того момента; как продал свою верность, с описанием того немногого, что было ему известно, а посылка с Парадисиума переадресована единственному известному Керульду человеку, способному понять ценность её содержимого. Большую же часть времени заняло уничтожение всех следов того, что он сделал; когда он завершит свою работу, его действия будут необратимы, даже если их обнаружат. Впрочем, проследить их будет невозможно.

Все, что ему оставалось сделать, – это закончить письмо Саре, чтобы попытаться спасти жизнь человеку, которого оба имели более чем убедительный повод ненавидеть.

Керульд посмотрел на свои руки и слегка сжал их. Тот самый талант, который подарил ему его титул, то почти неосознанное, инстинктивное понимание структуры связей, что позволяли ему сливаться с компьютерами Узла в единое целое и ориентироваться в ДатаНете как птице в родной стихии – этот же талант привлек к нему внимание Должара, и этот же талант (он надеялся) спасет его от последствий его предательства и поможет раскрыть планы Властелина-Мстителя.

– Владыка Эсабиан желает иметь дело с правительством более разумным, чем то, что скорее всего может возникнуть при Семионе, – говорил ему бори во время их долгих переговоров. – Его Величество Геласаар готов внять гласу разума, но он стар. Он скоро уйдет, а наследник его груб и негибок. Должар желает мира и восстановления торговли – целей, не совместимых с военными амбициями Семиона.

Все это казалось таким разумным, если смотреть на это сквозь призму его ненависти к Семиону и любви к Саре.

Гален, второй сын Панарха, поэт, мечтатель, быстрый как ртуть, имел тем не менее задатки настоящего правителя. Тогда, в то давнее лето на Нарбоне, он быстро завоевал сердца их обоих, нижнесторонней и высокожителя в равной степени. Конечно, из Галена вышел бы куда лучший Панарх – в этом Керульд мог согласиться с Должаром.

Керульд снова посмотрел на экран. Негромкое жужжание бездушного, безразличного компьютера создавало фон его невеселым мыслям. Теперь и Гален, и миллиарды других оказались в опасности. Как он мог надеяться вести дела с Должаром, оставаясь при этом незапятнанным? Можно было догадаться, что Эсабиан ведет двойную игру.

Но кто-то другой из служителей Должара тоже вел двойную игру, так что появление в банке входящей корреспонденции Керульда алгоритма декодирования (и больше ничего – никаких объяснений) дало ему ключ, в результате чего он посылал сейчас по Сети ряд сообщений. Часы компьютерного времени, украденные у Брангорнийского Узла, он потратил на защиту больших сегментов памяти от чистящих программ, чтобы дать своей поисковой программе больше места для работы, не привлекая при этом постороннего внимания, получив в награду двадцать два расшифрованных сообщения – всего двадцать два из тысяч. Зато в число этих двадцати двух входили и те, в которых отдавались детальные распоряжения о подготовке к убийству Галена – под видом смерти на дуэли от руки приятеля – Дулу.

Руки его снова запорхали над пультом, и на экране высветилась разноцветная пространственно-временная схема. Красные линии отмечали направления ударов должарского заговора; зеленые – перемещение информации, которую он вот-вот передаст Саре на Нарбон, а также путь, который он наметил на Талгарт; бледно-голубые сферы, нерезкие от неопределенности, до сих пор связанной с релятивистскими средствами связи, – планеты. Красные линии обрывались, чуть не доходя до Нарбона и Талгарта; голубые сферы миров Семиона и Галена пересекались зелеными стрелами света и жизни.

Резким движением руки Керульд убрал изображение. Подобно большинству высокожителей, он слишком хорошо знал ущербность графических схем. В это же самое мгновение – понятие, как он угрюмо заметил про себя, само по себе лишенное смысла – кто-то в другом конце Тысячи Солнц мог затребовать у своего компьютера схему этой же самой ситуации и получить совершенно другой ответ. Очередность событий определяется тем, где вы находитесь, – и ничем другим; ДатаНет и все его сложнейшие расчеты Стандартного Времени – всего только видимость на фоне необозримости пространственно-временного континуума. Просто человечеству свойственно искать порядок в хаосе, пытаться постичь непостигаемое... так что он мог надеяться.

Больше ему все равно ничего не оставалось.

Он снова сосредоточился на экране, отключил режим ожидания и продолжил диктовать:

– Единственный способ, каким я могу спасти Галена, – это отправиться на Талгарт самому. Я буду там примерно тогда же, когда ты получишь это послание. – Он помолчал: говорить дальше ему не хотелось, ибо он молил сохранить жизнь человеку, которого ненавидел более любого другого. – Ты должна открыть все Семиону, чего бы это ни стоило мне или тебе. Слишком многое зависит сейчас от нас двоих – только он может мобилизовать приписанный к Нарбону флот и тем попытаться остановить то, что должно последовать за его убийством: смерть троих наследников является лишь частью должарианских планов. Это единственный способ для нас опрокинуть планы Эсабиана прежде, чем они начнут претворяться в жизнь. Мне удалось приготовить Властелину Должара несколько неприятных сюрпризов – у нас еще есть шанс победить.

Он замолчал и посмотрел на голографический портрет Сары, стоявший на столе: ясные зеленые глаза под короной рыже-золотых волос, безупречные черты и едва заметная улыбка, играющая в уголках губ. Он понимал, что никогда больше не увидит ее.

– Если я успею на Талгарт вовремя и смогу увезти Галена, я свяжусь с тобой. – Он конвульсивно сглотнул и нажал клавишу отправления, выждал мгновение и набрал последнюю команду: «Исполнить». Экран опустел.

Он резко встал, опрокинув кресло, и вышел из кабинета, прихватив стоявший у двери чемодан. У выхода из квартиры он в последний раз огляделся на привычную элегантную, невызывающую, но богатую обстановку, которой, скорее всего, никогда больше не насладится, и отпер дверь.

– Собрался в отпуск, да, Эгиос?

Похолодев, с легким чувством тошноты, Керульд резко отвернулся от иллюминатора, за которым стремительно удалялась планета. Он не регистрировался под настоящим именем, тем более не называл своей должности. Этих двоих он тоже не знал.

Он посмотрел в обе стороны по коридору – никого больше. Они хорошо рассчитали момент. Один из них поднял руку и направил ему в лицо матовый черный цилиндр.

Последовал негромкий щелчок, и Мартин Керульд успел еще понять, что его не убивают, прежде чем струя газа отключила его сознание.

* * *

НАРБОН

Сара Дармара Таратен смотрела через весь парк на древний, потемневший от времени каменный дворец, в котором ей пришлось жить против воли восемь лет. Золотые черепицы кровли сияли тысячами отражений заходящего солнца, но красота её не трогала. Вид дворца пробуждал в её груди только злобу и страх, бывшие на протяжении всех этих восьми лет её постоянными спутниками. Она прошлась взглядам по островерхим окнам: никого не видно. Никакой паники, ничего подозрительного.

Впрочем, ничего такого она и не ожидала. Как ни странно, устроить все оказалось до смешного просто, стоило только Мартину Керульду установить необходимые контакты, так что она не думала, чтобы все пошло наперекосяк. Верит ли она в это? Нет. Слишком это похоже на Семиона: играть до самого последнего момента, и только тогда с обычной своей холодной улыбкой раскрыть их всех...

Она заставила себя не убыстрять шага по тропинке, ведущей к дому. Чистый, ослепительно белый гравий хрустел под ногами. Страх усилился до тошноты, но она не изменила выражения лица и сдерживала свой шаг.

«Потерпи. Скоро ты будешь с Галеном».

От одного этого имени напряжение её уменьшилось, как от самой мощной мантры. Гален. Гален бан-Аркад, второй сын Панарха Тысячи Солнц, без пяти минут лит-Аркад, наследник Изумрудного трона. Гален всегда, не задавая вопросов, знал настроение окружавших его людей, и, где бы он ни был, поблизости играла музыка. Когда он читал стихи, слушателю открывались – пусть даже ненадолго – покой и гармония Вселенной. Жизнь рядом с Галеном означала мир, красоту, радость.

«Восемь лет жизни заложницей ради покорности Галена».

Подходя к дому, она неохотно, но смирила свой гнев. Она медленно прошла мимо привратника и наконец-то смогла не обратить внимания на похотливый взгляд этой жалкой твари, проводивший её в дом.

Из спальни навстречу ей выпорхнула молоденькая горничная. Одного взгляда на её лицо Саре было достаточно, чтобы понять: что-то случилось. Тревога вновь вспыхнула в ней с новой силой.

– Леди Сара, – прошептала девушка. – Вам пришло послание.

Сара кивнула и ступила в прихожую; во рту и в горле пересохло настолько, что она боялась ответить, не закашлявшись. Она дернулась было в сторону покоев Семиона, чтобы стереть послание из памяти записывающих автоматов, которыми был полон дом, – необходимый для этого код она похитила несколько месяцев назад, – но передумала и остановилась. «Уже нет смысла об этом беспокоиться... если он знает, это пустая трата времени, а если нет – то не узнает никогда».

Сохраняя внешнее спокойствие, она заперла за собой дверь своих покоев, потом открыла маленькую дверку – за ней не было ничего, кроме экрана связи и кресла.

Сара села и набрала код; нетерпение её достигло предела в неизбежную паузу, пока экран не осветился и на нем не возникло лицо Мартина Керульда.

Ее тревога превратилась в ужас, когда она увидела его обычно безупречно расчесанные волосы всклокоченными и сбитыми набок, капли пота на лице, усталость и страх в покрасневших глазах. До сих пор она видела его только холеным джентльменом, иронично потешающимся над причудами жизни. Он всегда владел собой.

Заговорив, он протянул руку, словно пытаясь коснуться ее. Хотя она понимала, что послание записано и отправлено несколько дней назад с непостижимого разуму расстояния, жест этот дал ей ощущение сиюминутности происходящего.

– Сара... Надеюсь, это попадет к тебе, пока еще не поздно. Семион будет нужен нам живым. Я лгал... все это далеко не ограничивается убийством Семиона... мы бездумно поддержали обширный заговор против всей панархии. Нас использовал, обманул и предал Джеррод Эсабиан Должарианский. – Голос его зазвучал зловеще, выплевывая эти гортанные звуки.

Он наверняка ожидал от Сары, что она знает и ненавидит это имя, и какое-то слабое воспоминание шевельнулось в глубине её памяти, но так и не всплыло на поверхность, а Керульд уже продолжал. Она не знала, будет ли у нее время проиграть послание еще раз. Она должна слушать сейчас.

– ...я не говорил тебе, что помощь нам – наемный убийца и все прочее – исходила от Должара, так как боялся, что ты не решишься довериться такой помощи. – Он помолчал, ожесточенно растирая глаза руками. – Жаль, что я не сделал этого. Должарианцы планируют убить Галена в то же самое время, когда должен погибнуть Семион, и мне кажется, они намерены убить и третьего сына, Брендона, в то же самое время, в момент его Энкаинации на Артелионе. В центре Мандалы, в центре Тысячи Солнц! Всех трех наследников Панарха... Это месть Эсабиана Панарху за поражение при Ахеронте...

Застигнутый врасплох рассудок Сары оцепенел, как неисправный записывающий чип. Они хотят убить Галена? Она с усилием вернула взгляд на экран, на лицо Керульда и попыталась вникнуть в его слова.

Он кратко изложил ей суть заговора, направленного на смерть Галена, и то, как надеется предотвратить это.

– Ты должна открыть все Семиону, чего бы это ни стоило мне или тебе, – добавил он.

«НЕТ!» – кричал её рассудок. Кровь стучала в висках, и комната покачнулась перед её глазами на мгновение. Она заставила себя не сводить взгляда с экрана.

– ...это единственный способ для нас опрокинуть планы Эсабиана прежде, чем они начнут претворяться в жизнь. – Зубы его блеснули в свирепой улыбке. – Мне удалось приготовить Властелину Должара несколько неприятных сюрпризов – у нас еще есть шанс победить...

Последних фраз его Сара не слышала. Пальцы её сами собой набрали код сброса.

– Комп, – произнесла она, сделав глубокий вдох. На экране засветился зеленый огонек. – Пространственно-временную схему для... – где там Керульд? – Брангорнии и Нарбона, а также для Брангорнии и Талгарта.

Она механически ответила на все дополнительные вопросы компьютера: ДатаНет, коммерческие межзвездные маршруты, относительное время намеченных заговором действий, как их описал ей Керульд. Сообщенное им обстоятельство – то, что убийства запланированы на одно время, – облегчало ей эту задачу. Нижнесторонняя по рождению и воспитанию, она привыкла к постоянству планетарных времен года и верности суточного цикла; пространство-время было для нее скорее абстрактным понятием. На экране тем временем выросла несложная схема из красных и зеленых линий, соткавшихся вокруг расплывчатых от неопределенности бледно-голубых точек.

Послушный заложенной программе компьютер считал исходя только из тех данных, что ему дали. Сара в оцепенении смотрела на завершенный график: зеленый огонек полета Керульда обрывался вблизи от Талгарта, а бледно-голубая точка перечеркивалась кроваво-красной чертой успешного должарского заговора. Керульд не успеет... уже не успел.

Гален мертв.

Ее ладонь мягко опустилась на клавишу отмены, и разноцветные огни погасли. Она встала и вышла в прихожую. Семион прилетит самое позднее через час: она должна принять решение.

Она прошла через свою спальню, мимо ванны, полной чистой проточной воды, вышла из покоев и вернулась в задний атриум. Потом оперлась руками на парапет и уставилась взглядом в мощение между двумя бассейнами. Щебет редких птиц из оранжереи эхом отдавался от окружавших атриум стен, но Сара его не слышала.

Никого не видно. Если бы Семион уже вернулся, один или два охранника наверняка стояли бы где-нибудь в поле зрения. Она посмотрела сквозь густую листву оранжерейных деревьев, сквозь стеклянную стену, как раз вовремя, чтобы увидеть яркую голубую точку, медленно скользящую по розовеющему небу. Яхта Семиона.

Она вернулась в свои покои. Не меньше четверти часа уйдет у него на то, чтобы добраться до дворца от посадочной площадки. Пятнадцать минут на то, чтобы успокоиться... чтобы решить.

Она вошла в гардеробную, переоделась в легкий шелковый халат, потом остановилась в нерешительности. Хотя на протяжении всего дня она не заметила ничего и никого необычного, она знала, что в её спальне уже ждет наготове убийца, спрятавшись в старой раздаточной нише за древним ковром с Шарванна. Воздух в спальне казался каким-то необычным... заряженным?

Сегодня она плавала обнаженной в бассейнах атриума, прекрасно зная, что бесшумные и почти никогда не показывающиеся на глаза слуги Семиона подглядывают за ней в отсутствие господина. Сара хмуро улыбнулась. Убийца, несомненно, без труда пробрался на место: она кожей ощущала давление невидимых глаз, а это значило, что по дороге к ней в покои убийце не встретился никто.

Она хотела смерти Семиону, и она хотела выбрать момент, когда это случится. И это должно было произойти у нее в спальне – именно там, где она восемь лет умирала каждый день.

И Керульд хочет, чтобы она спасла его? Чтобы зло побеждало и дальше? Она горько улыбнулась, входя в спальню и присаживаясь за старый, еще из резного дерева стол.

Что там говорил Керульд? Эсабиан Должарианский? Она вспомнила теперь что-то насчет нападения на Панархию, когда она была еще совсем маленькой. Возможно, поэтому Мартин, ненавидевший Семиона почти так же сильно, как она сама, хотел сохранить ему жизнь. Семион командовал флотом.

Все сыновья должны погибнуть, и панарх, несомненно, тоже.

Она невидящим взглядом уставилась на стол, только сейчас вспомнив, что есть еще и третий сын, Брендон, с которым она ни разу не встречалась. На что способен он? Она вспомнила, какой гордостью светились глаза Галена, когда он рассказывал о гениальности своего младшего брата – несмотря даже на какой-то там скандал, в результате которого Брендона исключили из Военно-Космической Академии десять лет назад. Впрочем, с тех пор Брендон занимался преимущественно тем, что подавал своими эксцентричными выходками повод для новых скандалов.

Она тряхнула головой, борясь со слезами, что жгли ей глаза. Будь прокляты они все. Если Гален мертв, с ним умерли и счастье, и жизнь, и её смысл. И Мартин еще хочет, чтобы Семиону оставили жизнь... Чтобы не допустить смены одного зла другим? Семиону не жить, не торжествовать.

Мужские голоса: внизу, в прихожей.

Она подняла голову, узнав в доносившемся смехе знакомые жесткие нотки. Семион всегда выезжал только в сопровождении полудюжины офицеров в полной форме, обращавшихся вокруг него как мелкие планеты вокруг солнца.

Сара взяла перо, окунула его в чернильницу и начала писать что-то наугад. Она быстро освоила аристократическую манеру писать собственные письма – как изящно, как занимательно! И как экстравагантно – посылать клочок бумаги через звездные системы! Но сейчас она писала не письмо; он должен только видеть её позу, а времени прочитать через плечо, что она пишет, у него уже не будет.

Она услышала тяжелые шаги его сапог по мраморному полу и улыбнулась.

«Прости, Мартин. Твои новости только укрепили мое решение».

Семион вошел в комнату.

– Добрый вечер, Сара. Весь переполох – всего лишь обычная глупость высокожителей. Мы не обнаружили в том секторе и следа рифтеров. Этого сопляка Уортли надо заменить, на этот раз на кого-нибудь из нижнесторонних.

Его рука уже расстегивала на ходу пуговицы черного мундира, и Сара, взволнованная приближением развязки, с усилием напустила на лицо холодно-безразличное выражение, все эти восемь лет служившее ей единственным щитом.

И все же до конца ей это не удалось. Жесткий взгляд Семиона скользнул по её лицу, и тонкие губы сжались.

– Что-то случилось, дорогая?

Она даже не размышляла, слова сами срывались с её языка.

– Послание... Галена вызвали на дуэль!

Семион испустил свой негромкий, ехидный смешок.

– Гален, похоже, так ничему и не научится: чтобы отделаться от тех, кто надоел, достаточно заплатить. Так куда меньше шума.

– Но это Сантин – сын Архона Шракина – вызвал его, и прилюдно...

– А что ты хотела – чтобы это был рифтер? – Семион пожал плечами, медленно ощупывая взглядом её тело. Она прижала локти, не пытаясь больше скрыть дрожь.

– Значит, надо заплатить немного больше. – Он слабо улыбнулся, протягивая руку и стискивая пальцами её руку чуть выше локтя, чтобы повернуть лицом к себе.

– Но, в-возможно, это з-заговор, Семион!

– Как ты думаешь, дорогая, зачем я приставил к нему охранников? Если он сам не сможет уладить дело, это сделают они. Но откуда ты все это знаешь? Уж нету ли у тебя своей маленькой шпионской сети?

От издевательской снисходительности в его голосе весь её страх исчез куда-то, сменившись лютой яростью, что наполнила все её тело новыми силой и решимостью. Она улыбнулась прямо ему в лицо и положила руки ему на плечи, подтолкнув так, что спина его теперь почти прижималась к ковру. Его пальцы шарили по её телу, потом начали раздвигать халат.

– Можешь ты хотя бы на время выбросить Галена из головы? Я требую твоего внимания...

Слова сорвались с её языка, оставив во рту редкий, потрясающий привкус: изысканный привкус мести, выдержанной восемь лет.

– Как тебе хочется, – произнесла она. Пароль, которого ждал её убийца.

Она с жадностью смотрела, наслаждаясь тем, как издевка на его лице сменилась легким удивлением от неоконченной фразы. Она услышала тихий хлопок; удивление на лице его усилилось, на нем промелькнула боль, а потом глаза утратили всякое выражение, мертвые пальцы скользнули по её груди, и он рухнул на пол.

Мгновение спустя убийца откинул портьеру и остановился лицом к ней, все еще держа в руке лучемет. Между ним и Сарой поднималась в воздух тонкая струйка дыма из маленького обугленного отверстия в спине Семиона – словно жертвенное благовоние нелюбимому богу. Убийца был на пару лет моложе ее, но глаза его были холодными глазами психопата, и лицо его было бледно, словно он всю жизнь провел в темноте, в потайных ходах, куда не попадает солнце. Взгляд его скользнул в распахнутое «V» её халата, открывавшее её тело до живота. Она не пошевелилась, чтобы запахнуть его, ибо прочитала уже в его глазах то, что произойдет сейчас и что ей надо делать.

Она подняла руку откинуть волосы со лба, улыбаясь ему призывно, наблюдая за похотью в его взгляде, скользнувшем за движением её халата. Она чуть выдвинула бедро вперед и заметила, как напряглась его рука, сжимавшая лучемет.

– Мне сказали убить и тебя, – произнес он хриплым от желания голосом.

– О, прошу вас, – промурлыкала она, словно читая по тексту драмы. – Я сделаю все...

Мысли его отражались на лице так же ясно, как если бы он говорил вслух. Он не выпустил из руки своего лучемета, даже овладевая ею, здесь же, на кровати, рядом с мертвым телом Эренарха. Под конец она зажмурилась с мыслью: «В последний раз».

Он поднялся и оправил одежду; она лежала и смотрела на него, многообещающе улыбаясь. Минуту он постоял, глядя на нее, сжимая оружие, потом резко сунул его в кобуру и повернулся к лежавшему на полу трупу. Она услышала короткий, зловещий хруст, потом шорох ткани. Убийца выпрямился, посмотрел на нее с сытой ухмылкой; глаза его сделались еще безумнее.

– Я вернусь, – хрипло пообещал он и вышел из комнаты, держа в руке сверток.

Она полежала еще минуту, собираясь с духом, потом села и посмотрела на труп.

Как бы ни ненавидела она Семиона, вид его обезглавленного тела наполнил её страхом.

«Гален... Гален».

Реальность жестокой смерти помогла ей отчаянно потянуться через ту бездну, что отделяла её от Галена, – в это самое мгновение он, возможно, тоже лежал в неумолимых объятиях смерти.

Негромкие всхлипы рвались из её горла. Не обращая на них внимания, она встала и добрела до маленького сейфа в столе. Дрожащими пальцами отперла его и достала оттуда лежавшую под шкатулкой с драгоценностями старую книгу. Под обложкой лежал маленький, нарисованный от руки портрет Галена. Спокойное лицо улыбалось ей, темные глаза смотрели куда-то ей за спину, читая невидимые стихи, слушая неслышную музыку, Скорбь дробила панцирь её гнева, и она не могла больше бороться с рыданиями или хранить спокойствие на лице. Она забрала портрет с собой в ванную.

Ее пальцы отодвинули в сторону маленькие граненые флакончики духов и прочей экзотической косметики и сомкнулись на крошечном пузырьке в форме капли. Она сбросила халат на пол и шагнула в очищающие объятия ванны, целуя зажатый в руке портрет до тех пор, пока он не заблестел от слез. Потом зубами откупорила пузырек. Острый запах ударил ей в ноздри, и она откинула голову назад, проглотив все его содержимое так, что оно не коснулось языка.

Она отшвырнула пузырек и взялась обеими руками за края портрета, отчаянно всматриваясь в него, пытаясь оставить в голове только воспоминания о Галене. Часть её трепетала от страха, вяло отмечая, как холодно ей, несмотря на бурлящую вокруг нее горячую воду, но радуясь тому, что та женщина сказала правду. «Больно не будет», – говорила она, и боли действительно не было.

Глаза Сары зажмурились от внезапного спазма, потом снова сосредоточились на портрете, но разум покидал ее, и она больше не замечала, что происходит с её телом. Нарисованное лицо сливалось в черты живого улыбающегося Галена – таким он в первый раз посмотрел на нее, такому она в первый раз пела, такому она в первый раз отдавалась. Безо всякого усилия с её стороны звуки и ощущения нахлынули на нее, а потом внезапный порыв вынес её на грань вечного падения, и она успела ощутить еще слабое чувство облегчения.

2

ДОЛЖАР

Барродах откинулся на спинку кресла и глубоко вдохнул горячий аромат юмари и ариссы, наполнявший комнату, тщетно пытаясь не обращать внимания на визгливое завывание бури за окном из тройного дайпласта. Казалось, этот безжалостный звук жесткими пальцами сдавливает ему горло, и постепенно усиливающаяся боль слепила глаза. Резкий порыв ветра свирепо набросился на Хрот Д'оччу, и желудок бори снова судорожно сжался, когда гравиторы погасили раскачивание башни. Он впился ногтями в загривок, пытаясь не думать ни о чем, кроме мягкого вечернего воздуха на далеком Бори, но должарианская весна ломилась в окна, пробирая морозом по коже, а в воздухе постепенно усиливался запах озона.

«Опять кондиционеры перегружены». Барродах отвернулся от стола и посмотрел в матовое окно – на него проецировался вид фосфоресцирующего пляжа в Алуворе на Бори. Оконная рама содрогнулась от нового порыва ветра, и он раздраженно выключил изображение. Ну почему должарцы не могут строить свои дома как все, предпочитая одиноко торчащие башни из дерева и камня – ни дать ни взять головоломку этих проклятых Ур, – только потому, что так строили их предки?

Окно медленно прояснилось, превратившись в глубокий колодец, на дне которого клубилась бесформенная серая масса, оставлявшая тем не менее ощущение быстрого движения и лютого холода. Еще из окна смотрело на Барродаха его же собственное изображение, бесцветное и призрачное. Темные волосы, бледные глаза, бледная кожа; бори видел все это, не замечая. Он ненавидел ветер, холод и планету, их породившую.

Неожиданно серая мгла снаружи растаяла и исчезла, и окно полыхнуло на него ослепительным светом, когда сквозь бурю прорвался солнечный луч. Барродах поперхнулся и зажмурил слезящиеся глаза, пытаясь на ощупь найти пульт управления окном. Затемнение сработало с запозданием. «Этому чертову окну, наверное, лет пятьсот», – злобно подумал бори, но в конце концов зрение все же вернулось нему, и он увидел белую, в темных проталинах равнину Деммот Гхури, высокогорья Королевства Мстителей. Его спина непроизвольно напряглась при виде этой планеты-тюрьмы, приютившей его. Бори был куда более мягким миром; времена года там были не так контрастны, да и температура более сносна. Никто из его уроженцев не мог до конца свыкнуться со свирепыми зимами и раскаленными летними месяцами Должара.

Над темной линией горизонта, там, где Гхирийское нагорье спускалось к узким долинам, росла новая стена облаков; она медленно поднималась к солнцу, обещая новый налет на Хрот Д'оччу. Барродах смотрел на рваные, пятнистые облака, которые ветер гнал с бешеной скоростью по серо-зеленому небосклону. Он был вторым по могуществу человеком на Должаре, сильнее всех так называемых Истинных Людей, за исключением самого Властелина-Мстителя, которому он служил скоро уже двадцать лет, и все же эти надменные должарцы запросто переносили температуры, убившие бы его в два счета.

За спиной его послышался негромкий зуммер, и Барродах заглушил окно с чувством, близким – как он ни пытался убедить себя в обратном – к облегчению. Власть принадлежала ему, ибо через него проходили все распоряжения Джеррода Эсабиана, Аватара Дола, Властелина-Мстителя Королевства Должарианского, «Истинные Люди могут презирать меня, но все равно подчиняются, ибо кому известно, какие из приказов мои, а какие Эсабиана?»

Барродах улыбнулся, повернулся обратно к столу, дотронулся до алой точки, горевшей на темной, блестящей поверхности, и побарабанил пальцами по столу, из ниши задней стороны которого медленно выдвигался монитор. Экран замерцал вихрем серо-зеленых огней – электроника медленно подстраивалась к изображению. «Будь прокляты эти древности, – подумал Барродах, и тут же на него нахлынула волна тошноты, когда башня покачнулась снова. – И будь прокляты должарцы вместе с ними: их устраивает все, что устраивало их прадедов, если, конечно, это не имеет отношения к искусству убийства или пыток – тут годится все только самое современное».

Бори углубился в приятные воспоминания, связанные с некоторыми должарианскими технологиями причинения боли, но тут, наконец, ожил окончательно монитор.

– Серах Барродах. – Голос звучал холодно-официально, без тени подобострастия, к которому он привык, и Барродах недовольно прищурился, прежде чем узнал угловатое, надменное лицо Эводха, личного пешж машхадни Владыки Эсабиана. Вытатуированные на бритом черепе когти и глаза карр матово блестели; должарианский медик смотрел на него с легкой брезгливостью. Он подчеркнуто использовал обращение к равному по положению – тщательно замаскированное оскорбление, граничащее с вежливостью не более чем вообще позволяли себе должарианские нобли в обращении с бори.

Барродах, не отвечая, склонил голову, что не противоречило этикету, но в голове его вспыхнуло одно весьма приятное предположение. Эводх был так уверен в том, что последний цикл в пыточной машине прикончит Териола – особенно затянутые циклы компрессии-декомпрессии... уж не решил ли медик, что бори не способны на палиах, высшее должарианское искусство формальной мести? К Барродаху вернулось то возбуждение, которое он испытывал от предвкушения следующей смерти своего врага, и он с нетерпением ожидал следующих слов Эводха.

– Твоя игрушка не оправилась от последнего восстановительного цикла, – фыркнул должарец, сделав особо презрительное ударение на слове «игрушка», отчего голова бори непроизвольно дернулась в знак протеста. – Как я и предупреждал тебя, это теперь бессловесный кусок мяса, не больше.

Эводх холодно улыбнулся, и Барродах вдруг понял, что ему не удается скрывать свое раздражение. Он спрятался за маской безразличия, которая помогала ему остаться в живых, и ничего не сказал.

– Прикажешь потянуть еще, – продолжал медик, помолчав немного, – или мне дать распоряжение технику, чтобы отключил агрегат?

Барродах лихорадочно думал, но ярость и разочарование мешали ему сосредоточиться: разочарование от того, что Териол умер всего только три раза, и гнев при виде откровенного удовольствия медика по поводу его, Барродаха, конфуза. И все же Эводх был слишком влиятелен, а с должарианскими ноблями не стоило рисковать, особенно с теми, чей титул означал мастерское владение болью во всех её проявлениях. Палиах такого человека – дело страшное, и Барродах в очередной раз понял, что по части формальной мести он не ровня должарцам – лишним свидетельством тому было то, что Териол умирал всего трижды.

«Детский палиах! – кипел Барродах про себя. – Игрушка! Вот какой он видит мою месть».

Ну что ж, по крайней мере в этом конкретном случае сильнее он уже не осрамится. Он снова склонил на мгновение голову и заговорил тихим, сдержанным голосом:

– Нет, пешж ко'Эводх, – отвечал он, обращаясь к своему собеседнику с максимально позволенной этикетом вольностью, граничащей с оскорблением ровно настолько, насколько осмеивался бори в общении с должарианскими ноблями. – Можешь отключать его по своему усмотрению.

Эводх кивнул и отключил связь. С минуту Барродах сидел трясясь от ярости, потом с размаху ударил кулаком по столу и вскочил.

«Будь он проклят! Будь прокляты они все!»

Как назло, видеомонитор выбрал именно эту минуту, чтобы убраться в свою нишу, и древний механизм испустил болезненный скрежет. Барродах обежал вокруг стола и схватил экран в отчаянной попытке сокрушить хоть что-нибудь, но тот не поддался и с силой дернул его за собой вниз, больно прижав пальцы. Барродах распластался на столе в ворохе бумаг и мемочипов.

Бори выдернул пальцы из щели, выпрямился и обошел стол. Мгновение он стоял неподвижно, с перекошенным от злости лицом, оглядывая расставленные по комнате редкие растения и произведения искусства. Потом выбрал маленькое деревце-юмари и начал методично обдирать с него листву. Несчастное растение корчилось в своей растительной агонии, беззвучно разевая устьица, но Барродах покончил с листьями и перешел на чешуйчатые ветки, мстительно шипя сквозь стиснутые зубы. Втоптав останки деревца в толстый ковер, изысканный узор которого мгновенно покрылся липкими желтыми потеками растительного сока, он в последний раз оглядел комнату и вышел, все еще клокоча от неутоленной ярости.

Одетый в серое часовой вытянулся в струнку, когда Барродах вылетел из своего кабинета, и вытянулся еще сильнее при виде его лица, безуспешно пытаясь при этом не выказать своего испуга. Барродах заметил это не без удовлетворения, но ярости это ему не убавило. Он слишком часто проверял свое могущество на простых должарцах, чтобы получить удовольствие от запугивания этого идиота, и уж во всяком случае не теперь, когда в ушах его звучал издевательский голос Эводха.

Высеченные из камня лица, в обилии украшавшие стены коридора, казалось, смотрят на него, наслаждаясь его бессилием. Хуже всего, решил Барродах, то, что он не в силах сделать ровным счетом ничего – в этом конкретном случае у него просто не хватало влияния. Стоит только Эсабиану узнать, к чему попытался прибегнуть Териол в своей многолетней борьбе с Барродахом за главную роль в бориаиской бюрократии, осуществляющей руководство должарианским государством, и то, что он, Барродах, дал тому возможность сделать это, чтобы загнать в безвыходное положение...

Бори пробрала холодная дрожь. Палиах Эсабиана против Панархии, на подготовку которого ушло долгих двадцать лет, мог потерпеть крах. Барродах почти бегом свернул за угол, ведущий к его покоям. Стоит Эсабиану узнать об этом, и каждый вдох превратится в нестерпимую муку.

Он добежал до двери в свои покои и не задерживаясь вошел внутрь. Только затворив за собой дверь, он остановился, позволив уютному теплу растечься по его телу. Здесь, глубоко в недрах Хрот Д'оччи, Должар почти не ощущался, если не считать редких покачиваний башни, но и они были здесь слабее. «Нет, – подумал он, – Эводх неприкосновенен». Эта история ни за что не должна дойти до Властелина-Мстителя, разве что в виде забавной байки о неудавшемся палиахе бори.

Оскалившись, Барродах опустился в пышное кресло, послушно принявшее удобную для его тела форму. Да, пусть так оно и будет: Эсабиану важно лишь, чтобы его приказания исполнялись немедленно и беспрекословно. Ему совершенно необязательно знать, что старательно взращенный предатель Панархии, ключ к осуществлению планов Эсабиана, почти узнал истинные масштабы этих планов, что несомненно вернуло бы его обратно, на службу Панарху.

Негромкое журчание воды в фонтане из соседней комнаты, как всегда, оказало волшебное действие на нервы Барродаха, и остаток его ярости улетучился куда-то, пока он сидел вытянувшись в кресле. Беспокоиться, решил он, не о чем. Териола остановили вовремя, и последний ход палиаха его господина уже начат. Когда Сердце Хроноса попадет к Керульду, все еще не знающему подлинных размеров своего предательства – «Вот уж не благодаря Териолу!» – подумал Барродах, – он передаст его агентам Эсабиана и Должар тотчас нанесет удар.

«Им потребуются недели только для того, чтобы понять, что произошло».

Стиснутые непреклонными законами пространства-времени, ограниченные скоростями корабельной связи, их враги-панархисты неизбежно падут под ударом Должара и его союзников-рифтеров, вооруженных средствами мгновенной связи и передачи энергии, оставленными исчезнувшим десять миллионов лет назад Уром.

«Наши корабли уже сильнее, чем все, что есть у Панархии, а Лисантер утверждает, что генератор работает всего лишь на холостом ходу. Когда в него установят Сердце, наша мощь станет безграничной».

Барродах уселся поудобнее, с наслаждением предвкушая тот день – до которого осталось совсем немного, – когда он, вещая от лица Властелина-Мстителя, будет править Тысячей Солнц. И когда-нибудь Эсабиан неизбежно падет жертвой своего последнего оставшегося в живых сына, Анариса. Но он, подобно всем бори, сохранит власть, незримо стоя за троном. Возможно, подумал он, пришла пора кое-какой информации просочиться к наследнику, чтобы тот был благодарен ему все время, пока набирает силы.

Мягко загудел зуммер, и бори, поморщившись, протянул руку и коснулся клавиши на пульте связи.

– Тиллимар бин-Амал сообщает о смене командования на «Ветряном Черепе» и требует шифры для управления Десятым Флотом. – В голосе дежурного прозвучала довольная усмешка. – Если вам интересно, к этому прилагается любопытная картинка.

Барродах включил видеопанель на противоположной стене. Мгновение спустя её поверхность сменилась изображением, при виде которого бори не удержался от иронического хрюканья. Сцена представляла собой мостик «Ветряного Черепа», рифтерского эсминца, флагмана Десятого Флота, направлявшегося на исходные позиции для атаки в район Ньянгатанки. Почти весь экран заполнила неподвижная массивная фигура Тиллимара бин-Амала, державшего в руках отрезанную голову своего отца, Амала бин-Серафини, черты лица которого были искажены болью и удивлением.

Барродах хихикнул еще раз, заметив, что нос у покойника откушен. Буйная несдержанность их союзников-рифтеров не переставала забавлять бори, привыкшего к холодной, почти бесстрастной жестокости должарцев. Еще минуту он разглядывал изображение, пытаясь решить, что уродливее: обезображенное лицо убитого или покрытое струпьями, в окровавленных трещинах лицо отцеубийцы, искаженное торжеством и жуткой кожной болезнью. Потом, небрежно хлопнув ладонью по клавише, он выключил видеопанель.

– Дайте ему шифры, – приказал он.

Получив подтверждение команды, Барродах вернулся в свое кресло. «Нет, в этом поединке я определенно поставил на верного ч'катца». Он снова ухмыльнулся: болезнь бин-Амала делала его похожим на чешуйчатого ч'катца, злобного зверька из выгребных ям, чьи поединки всегда служили забавой должарианской черни. Теперь ему необходимо задействовать своего агента на борту «Ветряного Черепа», чтобы тот поставлял ему информацию об истинном положении дел так же регулярно, как бин-Амал в то время, когда кораблем командовал его отец.

Бори потянулся в мягких объятьях кресла. Среди рифтеров нет достойного противника тому, кто смог пережить двадцать лет должарианской бюрократии. Он так и сидел в блаженно-бездумной дреме, когда зуммер загудел снова.

– Ну, что еще? – Он позволил своему голосу звучать чуть раздраженно.

– Сенцло'Барродах. – Он разом проснулся от непривычно вежливого обращения. – Керульд предал нас! – Сердце Барродаха болезненно дернулось в груди, а в глазах потемнело, в то время как голос неумолимо продолжал звучать у него в ушах: – Сердце Хроноса пропало, а панархисты получили предупреждение.

Бори пришел в себя в ванной своих покоев, стоя на коленях перед унитазом, ощущая во рту привкус кислятины, с горящим горлом, как это бывает после приступа рвоты. Он сделал попытку встать, но ноги отказались повиноваться ему и он рухнул обратно на холодный унитаз, не в силах совладать с сотрясавшей его крупной дрожью. В голове роились зловещие картины должарианской мести.

Медленно, тщательно перебрал он в уме распоряжения, которые успел отдать даже тогда, когда на него навалился приступ. Лишь навыки, обретенные за двадцать лет службы у Эсабиана, стояли между ним и смертью, слишком мучительной, чтобы даже думать о ней. Медленно, слишком медленно к нему возвращался контроль над собой.

«Он пытался предупредить панархистов, но наши средства связи быстрее, и еще возможно, – он позволил себе немного надежды, – ограничения пространства-времени работают на нас. В любом случае палиаху против сыновей ничего не угрожает, и атака так близка...»

Он поморщился, вспоминая перепуганного старшего техника-компьютерщика, объяснявшего ему невозможность быстрого ответа на его вопросы. Впрочем, паническая дрожь техника сменилась немотой, когда бори пригрозил ему умовыжималкой, – тот только кивнул в ужасе и отключил связь. Все в порядке, Барродах получит ответы на свои вопросы к утру – как и хотел.

Но еще важнее обеспечить собственную безопасность. Он поднялся на ноги и осторожно подошел к маленькому шкафчику, из которого достал невзрачную коробочку. Под крышкой лежала хрупкая черная капсула. Умыв лицо и прополоскав рот, он еще раз бросил взгляд сквозь открытую дверь ванной на запертый вход в его покои, потом осторожно положил капсулу под язык – здесь она останется до тех пор, пока его подчиненные не ответят на вопросы, которые он успел поставить перед ними до того, как тошнота не одолела его.

«Легкое движение языка, сжатие зубов – и Эсабиан может делать, с моим трупом все, что угодно».

Его не интересовало, болезненной ли будет эта смерть, – все лучше, чем попасть в руки Эводха, повинующегося черным страстям Властелина-Мстителя.

Потом бори медленно вернулся в кресло и заставил себя терпеливо ждать своей участи.

* * *

Эсабиан неподвижно стоял у окна; в пальцах его сплеталась замысловатым узором черная шелковая нить. На резном потолке над его головой трепетали огоньки светильников-карра, и в неровном свете их древние фигуры богов и демонов казались живыми; приглушенные раскаты далеких вулканов проникали в помещение через монокристаллическую стену.

Он стоял на краю головокружительной пропасти: стены башни спускались к лежавшему далеко внизу городу почти отвесно. Второй такой башни на планете не было. Серо-зеленый весенний рассвет чуть окрашивал угловатые низкие здания, а за ними поднимались запорошенные снегом уступы его демесны.

Взгляд Эсабиана скользнул выше, над вспыхивавшими грозовыми разрядами тучами вулканического пепла у горизонта, и остановился на яркой точке, быстро ползущей по светлеющему небосклону. Она казалась кинжалом, нацеленным на Хжар Д'оччи, в самое сердце Королевства Мстителей. Башня вздрогнула; импульс гравиторов компенсировал подземный удар, и на мгновение он ощутил неприятный звон в ушах – словно от смертельного разряда раптора... словно битва при Ахеронте...

...Мостик свирепо встряхнуло, и у него заложило уши. Он рухнул на колени.

Панархистский линкор быстро рос на обзорном экране; время от времени изображение начинало рябить – это компьютер подстраивал резкость, отслеживая корабль, который вот-вот испарит их.

– Гиперснаряд сброшен, орудийные башни номер один и два на запросы не отвечают, стабилизация двигателя номер один нарушена... – Доклад аварийной службы оборвался низким, на пределе слышимости рокотом, когда разряд раптора зацепил краем мостик, устремив основную разрушительную мощь вглубь его флагмана.

Свет погас, оставив силуэты пультов едва видными на фоне созвездий индикаторных огней – по большей части красных или янтарно-оранжевых, потом загорелся снова, на этот раз приглушенный. Уши вдруг заложило от сирен радиационной тревоги.

– Стабилизация двигателя номер два нарушена, боеспособность тридцать процентов и уменьшается, щиты теряют напряжение...

Эсабиан ждал смерти...

Карантинный монитор панархистов быстро бледнел, карабкаясь по своей полярной орбите вверх по небосклону. Ничего, скоро он уничтожит этот символ поражения, нагло висящий над его планетой, и испепелит тех, кто послал его сюда,

Уже сейчас его палиах против Панарха Геласаара раскручивался неудержимо. Двадцать лет подготовки; сначала его жена – с этим разобрались уже давно, – потом его сыновья, потом его королевство, и наконец его жизнь. Скоро, возможно сегодня, он получит новости о судьбе его наследников; гораздо позже об этом узнает и Панарх и поразится одновременности их смертей.

Эсабиан чуть улыбнулся. Нить в его пальцах извивалась, словно живое существо, пытающееся избежать неминуемой смерти, узел становился все сложнее, меняясь по мере того, как Эсабиан предвкушал свое торжество. Расчет времени этих смертей сам уже являлся обещанием того, что предстоит его врагу, если у Панарха хватит ума это понять. Впрочем, это ничего уже не изменит. И как отреагирует он, узнав, что целых четырнадцать дней ключ к его поражению лежал в его власти и им можно было овладеть более семи столетий?

Властелин-Мститель нахмурился и отвернулся от окна – негромкий сигнал вторгся в его размышления. Раздраженный вторжением в часы рассветного одиночества, он недовольно повернулся к двери, и глаза его сузились при мысли о том, что могло привести Барродаха к нему так рано... возможно, палиах, еще одна ступень к его завершению; впрочем, это еще не повод для бори нарушать этот Час.

– Войди.

Сказав это, он снова повернулся к окну, а пальцы его продолжали сплетать шелковую нить во все более замысловатую паутину.

* * *

Барродах еще раз потер глаза, пытаясь прогнать сон, но опустил руку, услышав в голосе Эсабиана угрозу. Час перед рассветом у должарианской знати был орр нархашч'пелкун туришш – Час Обнаженной Воли, и прерывать его дозволялось только по исключительно неотложному поводу.

До сих пор Барродах ни разу не отваживался на это, и ему отчаянно не хотелось делать этого и сейчас. Как Териол это сделал? Он был уверен, что остановил его вовремя. Хорошо хоть, проследить цепочку, ведущую от этой катастрофы к нему, невозможно – в этом Барродах не сомневался, – но где он допустил просчет?

Дверь бесшумно скользнула в сторону, и свет из коридора на несколько мгновений выхватил из темноты профиль задумавшегося Властелина Должара. Все внутри бори сжалось при виде дираж'у в руках у господина.

«Неужели он сплетал проклятия всю ночь напролет?»

Кланяясь спине Эсабиана, Барродах пытался взять себя в руки. Выждав показавшуюся бесконечной паузу, Эсабиан заговорил, и в голосе его угадывалось раздражение.

– Наследники мертвы. – Это был наполовину вопрос, наполовину – по крайней мере, Барродах так это понял – предостережение, что никакая менее важная новость не может служить оправданием вмешательства в медитацию Эсабиана.

– Нет, Господин... – Как обычно, слуга Эсабиана не выдал голосом охватившего его смятения, но ничтожность этих слов говорила сама за себя. Барродах изо всех сил стиснул зубы, чувствуя, что стоит ему чуть ослабить челюсти, и лязг зубов будет слышен со стороны. – Это не...

– Тогда как посмел ты нарушить мой покой? – Раздражение в голосе Эсабиана сменилось гневом. В лучах раннего рассвета морщины, оставленные на лице Эсабиана абсолютной властью и возрастом, казались еще глубже.

– Господин... – начал Барродах, и на какой-то жуткий момент не смог продолжать, почти физически ощутив своими отточенными за двадцать лет службы у Властелина-Мстителя чувствами, как комната в башне медленно наполняется гневом его господина – гневом и обещанием будущей боли. Потом слова сами вырвались у него.

– Господин, Керульд нас предал. – При этих словах руки Эсабиана замерли и пальцы побелели в местах, где нить дираж'у впилась в них, но он не обернулся. – Наши агенты на Брангорнии перехватили его при попытке бегства на Талгарт – каким-то образом он узнал наши планы в отношении Галена и пытался предупредить его.

Барродах замолчал и с усилием сглотнул; Эсабиан стоял абсолютно неподвижно, глядя в окно, на исковерканную равнину Хжар Д'оччи, которой его предки правили на протяжении двух тысяч лет, на центр владений его как Аватара Дола.

– Поскольку у нас нет гиперволновой связи с Брангорнией, эта новость дошла до нас только что – она устарела на четыре дня.

Этим бори позволил себе напомнить Эсабиану, что в свое время рекомендовал разместить одну из урианских установок мгновенной связи на Брангорнии, несмотря на их нехватку. Однако в споре победил тогда Ювяжшт, капитан «Кулака Должара», – он настоял на том, чтобы гиперволновые рации из соображений стратегии ставили только на корабли.

– Ему выжали память и обнаружили, что он отправил послания на Арес, Артелион и Нарбон. Однако Панарх задержался на Лао Цзы для встречи со своим Высшим Советом – ни одно из этих посланий к нему еще не пришло. – Предвосхищая вопросы господина, Барродах заговорил торопливее. – Вашему палиаху против сыновей Панарха ничего не грозит. Возможно, послание на Нарбон уже пришло, но наши люди там готовы приступить к осуществлению альтернативного плана на случай, если женщина попытается предупредить Эренарха. На Талгарте и Артелионе никаких сложностей не ожидается: направленные туда депеши просто не успеют.

Эсабиан медленно повернулся и без выражения посмотрел на него. Барродах ощутил, что голос начинает изменять ему словно в кошмарном сне, когда хочется кричать, но крик, способный пробудить тебя от ужаса, выходит неслышным.

– Что-нибудь еще?

– Господин... он переадресовал Сердце Хроноса на Шарванн, а там у нас тоже нет гиперволновой связи. – Голос бори заметно сел. – По нашим расчетам, оно придет туда в ближайшие сутки. Оно отправлено профессору, специалисту по Уру.

Последовала долгая пауза.

– Кто ближе всего к Шарванну?

Бори быстро прикинул в уме. От решения зависело многое. Флот Чартерли находился немного ближе, но Хрим – его флагман – единственный, на борту которого у Барродаха не было шпионов. Этот его чертов ручной темпат! И целью Хрима были верфи на орбите Малахронта, где готовился к спуску почти законченный постройкой линкор. Даже и без шпиона Барродах не сомневался, что планы Хрима простираются значительно дальше, чем просто исполнение поручения Аватара Дола.

– Флот под командованием Хрима, Господин. Ему поручен захват верфей Малахронта. Он находится в пяти днях пути от Шарванна.

– Перенацель Хрима на Шарванн. Поручи ему захватить Сердце Хроноса, но не говори ему, что это такое. Остальные наши силы готовы?

Барродах начал успокаиваться. Он верно рассчитал тревоги своего господина; в какой степени эта неприятность может повлиять на готовящуюся атаку? У спецов из вычислительного центра под руководством Ферразина ушла целая ночь на то, чтобы смоделировать комплексный сценарий противостояния панархистов с их релятивистскими коммуникациями и должарцев в союзе с рифтерами, пользующихся несопоставимо более быстрой связью.

«Возможно, этим устройствам десять миллионов лет, но работают они так же, как в день, когда были созданы», – подумал Барродах и продолжал доклад уже уверенный в своей безопасности: у него были те ответы, которые хотелось слышать Эсабиану. Ни одному сигналу с планеты или базы, подвергшихся их нападению, не достичь других оплотов Панархии вовремя, чтобы предупредить их прежде, чем те сами подвергнутся нападению.

– Не совсем, Господин, но наши расчеты показывают, что задержки в сроках их прибытия на исходные рубежи для атаки меньше, чем время прохождения связи у панархистов.

Эсабиан опустил взгляд на нить в руках. Выждав долгую паузу, он потянул дираж'у за концы, и узел исчез, оставив в руках только туго натянутую нить.

– Пусть начинают атаку.

Эсабиан отвернулся к окну, сплетая новый узел. Бори поклонился и вышел.

3

АРТЕЛИОН

На то, чтобы пересечь дворцовый комплекс в Мандане, требовалось несколько часов даже бывшему телохранителю, знавшему большинство потайных ходов, лифтов и дверей, число которых от столетия к столетию только увеличивалось.

Леник Деральце один молча сидел в подземном туннеле. Серые стены неслись ему навстречу. Вот сейчас он как раз пересекал Большой Дворец; эта поездка – он помнил точно – занимает сорок две минуты.

Леник Деральце был зол.

Десять лет носил он в себе белое пламя ненависти, праведного гнева честного человека, которого предали, так что когда агент с вкрадчивым голосом, повстречавшийся с ним на Рифтхавене четыре года назад, предложил ему участвовать в заговоре против Эренарха Семиона, он охотно принял это предложение. Это Семион подстроил позорное изгнание Крисарха Брендона и его лучшего друга, Маркхема лит-Л'Ранджи, из Военно-Морской Академии десять лет назад.

Маркхем... Лицо смеющегося светловолосого парня до сих пор стояло перед глазами Деральце. Крисарх и Маркхем были неразлучны все школьные годы, и в Академию они поступили тоже вдвоем. Лидером, впрочем, всегда был Маркхем, а Брендон скорее оставался добровольным помощником во всех их выходках, порой не таких уж безобидных. Со стороны похоже было, что Панарха это забавляло; от Семиона же исходили лишь указания приглядеть за тем, чтобы Брендон сосредоточился на своей подготовке к службе в Администрации. Брендон никогда не обсуждал своего старшего брата при Деральце, он просто повиновался все чаще приходившим указаниям.

Деральце всегда нравился его подопечный; постепенно его преданность распространилась и на Маркхема, воплощавшего в себе все лучшее, что можно было найти в Панархии. И Маркхем лишь укреплял их взаимную привязанность, отвечая ему той же верностью: по природе ли своей, или потому, что рода он был не самого знатного, он всегда видел перед собой человека, пусть это относилось даже к телохранителю или слуге, которых Аркадов учили просто не замечать.

А потом, совершенно неожиданно для всех, Брендона и Маркхема арестовали и отправили под трибунал – якобы за незаконные тренировки во внеурочное время на атмосферном катере. Конечно, формально это было против правил, но нетерпеливые пилотажники всегда пользовались этой скорлупкой, чтобы отточить свое мастерство – в учебное время или нет. Деральце удалось выяснить только, что за арестом стоял Семион. Маркхема изгнали из Флота, но Брендона – защищенного от подобной кары статусом – просто отстранили от дальнейших занятий. И он никак не отреагировал.

Поэтому, когда со временем выяснилось, что планы убийства распространяются и на Брендона, Деральце не стал возражать: в последний раз, когда он видел своего подопечного, тот молча стоял рядом с разжалованным Маркхемом. А когда позже Деральце нарушил все, чему обучали его двадцать лет, и прямо в лицо обвинил Брендона в соучастии в планах Семиона – в трусости – нур-Аркад так и не ответил.

Гнев Деральце не стал больше после того, как его самого исключили из Морской Пехоты и чуть не убили (он чудом избежал этого, ускользнув от «почетного караула» Семиона, посланного, чтобы отправить его в небытие). Этого он как раз ожидал. Его веру в то, чему он присягал, убило то, что Маркхема – самого талантливого и популярного из молодых офицеров Академии – уничтожили из простого каприза, а Брендон и пальцем не пошевелил, чтобы это предотвратить. И Панарх, живой символ справедливости и истины, тоже не отреагировал.

Деральце тяжело вздохнул. Руки неподвижно лежали у него на коленях, а знакомые стены все летели бесшумно ему навстречу, и тени мелькали на них, словно призраки прошлого.

Он не знал, кто и зачем организовал этот заговор. Он знал, что Вселенная станет лучше, избавившись от Семиона. Что же до убийства Брендона, судя по разговорам избравшего впечатляющую карьеру прожигателя жизни, разве не был он всего лишь орудием в руках старшего брата?

Но потом, два года назад, Деральце повстречал самого Маркхема в одном из самых злачных игорных заведений Рифтхавена. Одетый словно герой приключенческого симуфильма, Маркхем, смеясь, представил Деральце каким-то людям, о которых тот через минуту забыл, и напоил самым дорогим пойлом. А потом, после того, как они посмеялись над старыми временами, Маркхем ухитрился остаться с ним наедине, в стороне от дружелюбних и недружелюбных глаз, ровно настолько, чтобы сказать всего одну фразу:

– Пригляди там за Бренди, ладно? Что-то давно я о нем ничего не слышал, но мне кажется, Семион все еще точит на него зуб.

Деральце согласился – спорить у него не было настроения. Однако старые привычки странным образом действуют на настоящее: когда заговор достиг стадии распределения обязанностей, Деральце обнаружил, что вызывается не в группу, собирающуюся на Нарбон, в замок Семиона, но на место своей прежней работы, в Малый Дворец на Артелионе, где Брендон нур-Аркад должен был проходить свою Энкаинацию – посвящение в ряды Служителей Панархии.

Дрезина остановилась, и Деральце поднял взгляд. Ему нужно узнать, состоял ли нур-Аркад в заговоре с Семионом или нет. Он сошел с дрезины и набрал код лифта.

По крайней мере устроить это оказалось легко.

Он хорошо знал, как переслать Брендону записку, минуя семионовых соглядатаев; чего он не знал – так это не выдаст ли его сам Брендон. В записке Деральце содержалась только просьба о встрече и время: три месяца назад.

В указанный день он сидел в занюханном баре гражданского космопорта – вооруженный, ожидая либо взвод семионовых агентов, либо вообще никого. Но ровно в назначенное время знакомая стройная фигура появилась в одиночку, с любопытством оглядываясь по сторонам, словно турист, прилетевший в отпуск с одной из Верхних Обителей.

С учетом того, что он кричал прямо в это аристократическое лицо, которое охранял почти двадцать лет, когда Маркхема изгнали из Академии, Деральце ожидал от Брендона чего угодно: злости, презрения, даже любопытства насчет того, где его бывший телохранитель был с тех пор, как оторвался от семионовых охранников и исчез.

Но прежде чем Деральце успел произнести хоть одну ложь из тех, что так тщательно готовил для этого момента, Брендон поразил его собственным вопросом:

– Ты единственный, в ком я могу быть уверен, что его не подчинил себе Семион. Можешь выполнить для меня одно поручение?

В общем, Брендону требовалась небольшая яхта для каких-то личных целей – что дало Деральце повод поддерживать с ним контакт. И в конце концов оказаться этой ночью здесь.

Лифт остановился.

Он сделал глубокий вдох и набрал код двери, которая бесшумно скользнула в сторону. Деральце оказался не готов к потрясению, которое испытал от знакомых запахов, знакомых коридоров, по которым ходил на протяжении двух десятилетий.

Он не встретил никого; тайно переданная ему записка от Брендона это обещала. Все еще ожидая ловушки, Деральце быстро прошел в покои Брендона, и дверь послушно отворилась перед ним.

Внутри тоже никого не было. Деральце задержался и огляделся по сторонам. Место казалось ему незнакомым без обычной толчеи слуг и охранников, но это все равно не объясняло, отчего так сдавило грудь.

Деральце пересек прихожую и прошел в спальню, где под простыней виднелась одинокая фигура.

– Крисарх Брендон?

Леник Деральце подался вперед, поколебался немного, потом, сознательно игнорируя годы подготовки, дотронулся до голого плеча лежавшего на кровати молодого человека.

Реакция последовала немедленная и бурная.

Брендон отшвырнул простыню и вскинул руку, словно целясь лучеметом.

– Нас обстреляли. Где связь? – пробормотал он, наставив руку точно в лицо Деральце.

Деральце рефлекторно отпрянул назад, и только тут заметил, что оружия в руке Крисарха нет.

– ...Так, приснилось. – Брендон рухнул обратно на кровать. Рука, только что целившаяся в Деральце, прижалась к глазу. – Черт. Это ты, Деральце?

– Да, Ваше Высочество, – обращение вырвалось у него автоматически, несмотря на десятилетний пробел. Не так-то просто отринуть от себя двадцатилетние при вычки. – Только что пришел.

– Черт, как башка болит, – пробормотал Брендон. – И что за сон! Мы с Маркхемом, под огнем... – Он хмуро огляделся по сторонам, словно остатки его сна прятались еще по углам спальни. Потом улыбнулся – кривой, невеселой улыбкой, напомнившей Деральце вдруг подростка-Крисарха, которому он служил.

«Маркхем»? Деральце не без удивления смотрел сверху вниз на Брендона – тот сидел нагишом на кровати, ожесточенно растирая кулаками глаза. «Под огнем»? Двадцать лет своей жизни Деральце потратил на то, чтобы нур-Аркад ни при каких условиях не видел настоящего боя, да что там: чтобы тот вообще не знал, что такое опасность. И если слухи не врали, с тех пор он этого так и не узнал. Если этот сон Брендона и память, то только о каком-то особо дорогом симуфильме.

Маркхем лит-Л'Ранджа был лучшим из них всех.

Деральце осенила идея: что, если вместо того, чтобы предать Брендона суровому правосудию, ожидавшему его в Зале Слоновой Кости Большого Дворца, просто убить нур-Аркада прямо здесь, посреди Малого Дворца, цитадели династии Аркадов на протяжении почти тысячи лет? Все равно свидетелей не будет.

Он снова посмотрел вниз и встретил короткий, вопросительный взгляд мутных, налитых кровью глаз.

«Может, он видит это? – Гнев сменился любопытством. – Он так и не спросил, где я был после того, как исчез из его окружения».

– Что только Элерис наливала в эти чаши? – поинтересовался Брендон у потолка и зевнул.

– Заказать для вас детокс, Ваше Высочество? – предложил Деральце, пытаясь отогнать воспоминания прочь.

«Ну конечно же, он не ожидает от меня ничего, кроме верности. Неужели он настолько слеп?»

– Детокс, – кивнул Брендон и спустил ноги на пол. – И кофе. Настоящий, не каф. Душ. – Он откинул темные волосы с глаз и поморщился – даже это движение далось ему с трудом. – Черт!

Деральце подошел к пульту у изголовья и набрал код вызова. Спустя мгновение он услышал в ванной плеск льющейся воды. Дверь в ванную была открыта, и Брендон с наслаждением вдыхал горячий пар.

Гудение автоматического официанта стихло, и крышка панели доставки откинулась. В нише стояли два стакана. В воздухе запахло крепким натуральным кофе, но Брендон выбрал сначала стакан с холодной белой жидкостью, поморщился и выпил залпом. Он передернулся, потом потянулся за кофе. Болезненное напряжение на его лице сменялось облегчением по мере того, как детокс одолевал смертельное похмелье.

Когда Брендон снова поднял голову, глаза его заметно прояснились.

– Кто-нибудь видел, как ты входил?

– Ни одна живая душа, Ваше Высочество, – ответил Деральце.

Брендон ухмыльнулся, и лицо его снова помолодело, несмотря на опухшие веки и суточную щетину на подбородке и щеках.

– Значит, ты еще помнишь, как входить и выбираться отсюда?

– Лучше любого другого.

– Меня сочли психом: я настоял, чтобы меня оставили одного накануне собственной Энкаинации. Ты сделал то, о чем я просил?

– Корабль стоит на стартовом поле.

Следующие слова Брендона застали его врасплох.

– И ты не спрашиваешь, зачем?

Деральце в замешательстве молчал. Он не ожидал этого вопроса так быстро, и тот поставил его в положение обороняющегося. Почему Брендон спрашивает об этом? Может, это захлопывается расставленная Семионом западня? Или Деральце просто останется без той умопомрачительной суммы, которую Брендон пообещал ему при заключении этой неожиданной сделки?

– Это не мое дело, Ваше Высочество, – он спрятался за пустой формальной фразой.

Глаза Брендона неожиданно весело сощурились.

– Не беспокойся. Тебе заплатят, – сказал он.

Похоже, на этом тема была исчерпана. Брендон встал с кофе в руках и не спеша пересек комнату.

– Кофе хочешь, Деральце? – спросил он через плечо. – Или чего-то еще? – Он махнул рукой в сторону пульта. – Выбирай сам. – Он повернулся и вошел в ванную.

«Ты и не понимаешь, что судят здесь тебя, а не меня».

Тем не менее бывший телохранитель ощутил укол сожаления, словно упустил ключ к разгадке.

Деральце вошел в ванную следом за Крисархом. Против ожидания он не увидел в стоящей под душем фигуре особенных эффектов того, что молва характеризовала как впечатляющую беспрерывную оргию продолжительностью в десять лет. Немного уступая ростом старшим братьям, Брендон – подобно Галену – был гораздо стройнее Семиона. На теле Брендона не было видно ни капли лишнего жира; каким-то образом он сумел набрать еще мускулатуры, хотя, разумеется, на его чуть смуглой коже не было и следа шрамов.

Брендон вел образ жизни, о каком можно только мечтать. Одна бесконечная вечеринка, переносящаяся с планеты на планету в шикарных яхтах – один такой корабль стоит, поди, больше пожизненного оклада тысячи солдат. Прекрасные, готовые на все партнерши по сексу везде, куда бы он ни попал, любая пища, питье, курево... А через несколько часов ему предстоит занять место среди первых мира сего – Дулу Тысячи Солнц, – чтобы формально вступить в ряды Служителей. Впрочем, судя по докладам, для Брендона «Служба» будет означать примерно такой же образ жизни, как тот, что он вел последние десять лет.

Энкаинация обещает быть впечатляющим зрелищем – столь впечатляющим, что его разнесут по ДатаНету во все уголки Панархии, вплоть до Рифта.

«Должна была стать», – мрачно подумал Деральце.

Негромкий звонок прервал его размышления.

– Да? – отозвался Брендон.

Ровный, певучий голос домашнего компьютера был едва слышен сквозь шум воды.

– Голоком от Эренарха Семиона лит-Аркада, срочный, отправлен 12-15-65 стандартного времени с планеты Нарбон.

«Три дня назад, – подумал Деральце. – А сегодня, говорил агент, он должен умереть».

– Может подождать. – Брендон нырнул с головой. Он как раз вынырнул и по его лицу стекала вода, когда звонок прозвенел снова. Брендон скривил губы: – Можно поспорить, это Элерис. – На этот раз улыбка вышла ироничной.

Деральце понял, что уже не видит своего старого подопечного насквозь. Удивленный тому, что Брендон, похоже, хочет иметь свидетеля своих личных переговоров, он не нашелся что ответить и промолчал.

– Отправитель? – спросил Брендон у потолка.

– Леди Элерис лит-Чандресеки, срочно, – отозвался индифферентный голос компьютера. Деральце заметил голубой огонек на маленькой панели, означавший запрос двусторонней связи.

– Включай, – сказал Брендон. – Но только голос.

– Брендон, милый... – Мелодичное сопрано сразу же наполнило все помещение. Деральце слушал не без интереса. Он вспомнил, что говорили о наследнице некогда знаменитых судостроителей. Внешность звезды головидео и моральный облик профессиональной шлюхи. Он покосился на Брендона. Почему он не хочет поговорить наедине?

– Доброе утро, Элерис. – Брендон улыбнулся закатному лучу, пробившемуся в ванную через высокое окно а противоположной стене.

«Смех её длился на мгновение дольше, чем стоило бы», – подумал Деральце.

– Добрый вечер, любовь моя! Ты мог бы и остаться. Твой особенный день еще не закончился. У меня для нас с тобой еще припасено кое-чего.

– Но мне надо готовиться. Ты ведь знаешь, я два раза тебе это повторял.

– О, Брендон... Я не ожидала, что ты всерьез собираешься уйти так неожиданно. Или ты обиделся, что я заснула? – Прекрасный голос звучал задумчиво-лирически до последнего слова, где сорвался на обиду. – Ты же говорил, что мы проведем твой особенный день вместе.

– Мы и провели. Сейчас вечер.

– О, Брендон! Ты мог просто послать за своими вещами. Я тебя разочаровала?

– Это был восхитительный день, равно как ночь перед этим и день накануне. Я говорил тебе уже, мне нужно прийти туда сегодня вечером одному. Это не значит, что мы не сможем продолжить вечер вдвоем...

Ее музыкальный смех снова зазвенел из динамиков – безукоризненно чистый и рассчитанный, словно льющаяся в ванну струя воды.

– Кому, как не мне, известно, насколько ты ценишь свою независимость, Брендон, милый; ты ведь знаешь, я и сама такая же. Но раз уж Энкаинация должна служить твоему удовольствию, неужели нам с тобой обязательно позволять сухому протоколу распоряжаться нашей с тобой жизнью, хотя бы сегодня?

Брендон плеснул водой себе в лицо, потом бросил на Деральце выразительный взгляд.

– Прости меня за тупость, Элерис, – произнес он. – Но я все-таки хочу понять. Уж не предлагаешь ли ты мне удрать с тобой вместе – сделав ручкой нашим милым родственничкам и сухому протоколу, – а заодно и Панархии?

– О, Брендон! – Очаровательный вздох почти не выдал раздражения.

Деральце почему-то припомнилось, как они ловили в Луанском заливе семмату – изысканный поединок человека и крупной рыбы, связанных только тонким волоском лески, которая неминуемо порвалась бы, когда бы не мастерство рыболова. Рыболов из Элерис вышел бы потрясающий.

– Значит, ты не бежишь со мной, – разочарованно произнес Брендон.

– Брендон, времени осталось так мало, а мне еще надо обсудить с тобой планы на сегодняшний вечер. Мы обещали друг другу быть сегодня вместе. И я готова сопровождать тебя.

Брендон нажал мокрой рукой на клавишу отключения микрофона.

– Значит, в конечном счете все сводилось к титулу, – тихо сказал он. – Ты этого не ожидал, Леник? А я?

В улыбке его сквозила неподдельная ирония, но Деральце почувствовал, что его бывший подопечный все же разочарован.

Потом он отпустил клавишу, и лицо его снова сделалось бесстрастным.

Голос сделался настойчивым, текучим как вода.

– Брендон, любовь моя, то, что существует между нами, достаточно сильно, чтобы пережить осуждение сторонней публики. И если их языки заставят нас связать себя официальным браком, сила нашей любви – по крайней мере моей к тебе любви...

– Элерис.

Ария оборвалась.

– Да, милый? – голос сделался мягче шелка.

– Извини, но тут пришел срочный голоком от брата.

– Тогда я лучше приготовлюсь к твоей Энкаинации. Но, милый, пожалуйста, поспеши, нам еще надо договориться о машине для меня...

– До свидания, Элерис. – Брендон с плеском погрузился в воду; взгляд его бесцельно блуждал по орнаменту на стенах. – Что ж, – сказал он громко, – это почти последняя. Архонея Матир, Флори, Архонея Таниан, Ажж-Рю, Элерис... – И снова Деральце скорее ощутил, чем услышал легкое сожаление. – Остается...

Снова зазвонил звонок, и компьютер негромко назвал абонента:

– Вдовствующая Архонея Инессет, срочно.

– ...Фелия. – Брендон резко опустил ладони в воду, задумчиво проводил взглядом брызги и плеснул еще раз. Потом торжествующе посмотрел на Деральце, с трудом поборовшего просившуюся на губы улыбку. «В чем-то он совсем не изменился». – Валяй!

– Ваше Высочество, – возгласил повелительный, чуть гнусавый женский голос. – Я обращаюсь к вам по желанию вашего брата, Эренарха. Он сообщил мне, что послал вам поздравительный голоком...

В голосе прозвучали едва заметные вопросительные нотки, Брендон хитро покосился на Деральце и снова нажал на клавишу отключения микрофона,

– Наверное, Семион отправил послание Инессет одновременно с тем, что ждет сейчас у меня в компьютере, – заметил он, словно обсуждая поступки кого-то далекого, незнакомого... или нелюбимого. – Что ж, двор, несомненно, ставит на Фелию – раз за ней стоят Семион и вдовица.

Не дожидаясь ответа Деральце, он отпустил клавишу,

– Я еще не видел его, – вежливо произнес он, откинув голову на мягкий бортик ванны, чтобы любоваться игрой солнечных бликов на потолке.

– ...и просил меня подчеркнуть в разговоре с вами, что если вы хотите доставить удовольствие своему отцу, вы положительно откликнитесь на просьбу Эренарха отправиться на Энкаинацию в сопровождении вашей кузины Фелии. Как член Семьи, полагаю, что я могу говорить с вами открыто: я считаю, что недопустимо устраивать дела такого рода в самый последний момент. На протяжении последних трех дней вы вполне могли бы найти время ответить на мои звонки; мне трудно поверить в то, что все это время вы были настолько заняты. Однако у меня нет желания делать вам внушение в торжественный для вас день – в знак единства нашей Семьи моя дочь изъявила свое желание сопровождать вас сегодня вечером. Это будет приятно вашему брату; кроме того, это позволит вам избежать оскорбления Семье, какое вы неминуемо нанесли бы, пойдя на поводу у одной из тех особ, с которыми, как известно, вы имеете обыкновение связываться.

– Этого можете не опасаться.

Последняя, тщательно выстроенная фраза Архонеи Инессет была произнесена тоном, каким обыкновенно извещают о находке у себя в десерте шестнадцатиного слеггишина. Деральце зажмурился, представляя себе её маленькие, утонувшие в одутловатом лице глазки и, как минимум, один из её знаменитых многих подбородков, трясущихся от праведного негодования. Ему доводилось встречать эту женщину лишь однажды, но и этого раза ему вполне хватило на всю оставшуюся жизнь.

– Признаюсь, мне отрадно слышать это ваше заявление, – продолжала Архонея. – Так вы пришлете фаэтон?

– Минуточку. Не смутит ли Фелию, что её увидят в обществе беспутного младшего сына, чью личную жизнь вы все осуждаете?

Последовала пауза, но самая короткая.

– Она подчеркивает, что действует согласно воле Эренарха, но, надеюсь, вы понимаете, что полученное образование позволяет ей ясно видеть реалии нашей общественной жизни и без колебаний исполнять свой долг. Как раз это вы вполне могли бы обсудить с ней лично, наедине... скажем, завтра в пять, у нас на чаепитии? Впрочем, уже много времени. Не могу ли я...

– Раз уж она все равно собирается на церемонию, – мягко перебил её Брендон, – несколько лишних минут ничего не меняют, не так ли? – Он помолчал немного. – Простите меня, – продолжил он прежде, чем она нашлась что ответить, – у меня горит вызов; возможно, это мой брат.

– Очень хорошо. Я передам ей, чтобы она ждала личного приглашения от вас в ближайшее время.

Брендон отключил связь. Компьютер заговорил снова – ровным, лишенным эмоций машинным голосом:

– Поступили два голокома. Абоненты: Панарх Геласаар хай-Аркад, срочно, отправлен 12-16-65 Стандартного Времени по пути на планету Лао Цзы; Крисарх Гален бан-Аркад, срочно, отправлен 12-13-65 Стандартного Времени с планеты Талгарт.

– Включай.

– Ваше Высочество, – торопливо сказал Деральце. – Вы не хотите прослушать их наедине?

Брендон смерил его из ванны взглядом голубых, холодных глаз. Правда, когда он заговорил, голос его звучал все так же мягко:

– Зачем? Их отправляли тоже при свидетелях.

Удивление, злость – все испарилось, когда на экране возникло голографическое изображение Панарха. Деральце не видел его ни лично, ни по головидео лет уже двенадцать, и впечатление, произведенное на него этой невысокой, стройной фигурой в белоснежном мундире, оказалось неожиданно сильным.

Ощущение неправдоподобия происходящего охватило Деральце вместе с нахлынувшими воспоминаниями. В прошлом Панарх всегда представлялся ему подобием солнца – далеким, но благосклонным, и, подобно солнцу, бесконечно далеким от земных дел отдельно взятых людей.

Глаза у Панарха оказались голубые, очень похожие на глаза Брендона. Деральце ощутил холодок, пробежавший по спине, и обрадовался тому, что стоит. Пусть это был всего лишь голоком, отправленный несколько дней назад, эффект присутствия был потрясающий.

– Добро пожаловать, сын, в ряды Тех, Кто Служит. – Морщинистое лицо Панарха преобразилось улыбкой, отчего он сразу показался гораздо моложе. Мгновение казалось, что он действительно смотрит сквозь пространство и время на своего сына, и снова Деральце ощутил неестественный холодок, пробежавший по спине.

Подняв тучу брызг, Брендон поднялся из ванны и завернулся в полотенце, не сводя глаз с голоизображения перед собой.

– Я постараюсь избежать долгих увещеваний: не сомневаюсь, что речей с добрыми пожеланиями у тебя сегодня будет в достатке, – говорил Панарх. – Жаль, что я не могу быть сегодня с тобой; жаль, что традиция требует, чтобы ты встречал пэров один. Однако это так, и у этой традиции есть свой смысл. Сегодня ты получишь много подарков, по большей части дорогих, а некоторые даже полезные. Я оставлю тебе только два, нематериальных.

Первый – слова, которые моя мать говорила мне по голокому вечером накануне моей собственной Энкаинации: «Когда ты встанешь перед своими пэрами, чтобы произнести слова присяги Службе, помни о Фениксе, вечно сгорающем во имя этой Службы, но вечно возрождающемся из пламени». Помни и Полярности предка нашего Джаспара Аркада.

Второй – от меня, от моего сердца: не забывай моей любви и любви твоей матери. Надеюсь, что мы с тобой скоро увидимся.

Голоизображение померкло. С минуту Брендон стоял не шевелясь, потом повернулся и с совершенно излишней силой кулаком ударил по настенному пульту.

– Комп! – выдохнул он. – Соедини меня со стюардом Халкином.

Спустя мгновение лампочка на панели подтвердила связь.

– Хал, – сказал Брендон.

– Сэр?

– Мое послание отцу. Он получил его?

– У нас нет еще подтверждения, сэр. Он все еще в пути. Ваше послание помещено в ДатаНет вдоль маршрута его следования; расчетное время получения – полтора дня назад. Я сообщу вам его ответ немедленно, как только получу, но скорее всего это произойдет не раньше, чем через двое суток, если только он не поменяет своих планов.

– Спасибо. – Брендон протянул руку и выключил связь. Деральце смотрел, как пальцы его застыли в нерешительности, потом он нажал другую клавишу и на голоэкране появился Крисарх Гален – высокий, худой, темноглазый. Лицо его было напряжено, хотя улыбался он радушно.

– Бренди, – произнес Гален. – Надеюсь, твоя Энкаинация тебе понравится. Моя полна была поэзии и музыки, хотя ничто не могло сравниться с той солнечной птицей, что мы с тобой пытались поймать в саду секвой, помнишь? – Он чуть подвинулся, приняв более строгую позу, и Деральце вдруг пронзила горькая мысль: Это пароль – слова насчет солнечной птицы. Оба – и Гален, и Брендон – допускают, что Семион увидит этот «локом». – Мои наилучшие пожелания тебе; надеюсь, мы скоро увидимся.

Голоком выключился.

В первый раз за все время Деральце задумался об истинных границах заговора, частью которого был он сам.

Обещанная смерть Семиона – монета дороже золотой, и смерть Брендона тоже послужит доброму делу. Но правду ли говорили те невидимые голоса – оставят ли они в живых Галена?

– Давай-ка покончим с этим, – сказал Брендон, и Деральце торопливо поднял глаза.

Но Брендон не смотрел на него; он прошел в просторную гардеробную, не оставив Деральце ничего, кроме как следовать за ним.

– Комп, – произнес Брендон. – Голоком Крисарху Галену на Талгарт... Погоди... Н-нет... Отмени. Я свяжусь с ним, когда освобожусь. Мне почему-то кажется, что это ему понравится.

Брендон махнул рукой.

– Послушаем-ка, что имеет сказать мой любимый братец. Помнишь Семиона? – На этот раз Деральце услышал в его голосе горечь, какой не слышал раньше ни разу,

И тут вдруг он получил ответ, которого искал:

– Вы с Маркхемом исчезли, Деральце, и Семион снова остался победителем. Жаль, мне понадобилось десять лет, чтобы понять: если я не могу бороться с ним изнутри системы, придется делать это извне... Вот только... – он туго затянул полотенце на талии, – стоит ли эта система того, чтобы её спасали, а, Деральце?

Ответ, но не совсем тот. Он больше не игрушка в руках Семиона. А тогда? Почему он не сделал ничего?

«Стоит ли система того, чтобы её спасали? Ответ зависит уже не от тебя, Крисарх», – подумал Деральце, и в первый раз ощутил на плечах непосильное бремя справедливости, за которую боролся. Не справедливости. Мести... Мести? Где-то он слышал уже это слово, чей-то титул...

– Но прежде наденем что-нибудь поуместнее, – заявил Брендон, прервав его размышления.

Деральце огляделся по сторонам.

Рядом с большим настенным зеркалом висел замечательный костюм бордового цвета, с отделанными золотым шитьем воротником, манжетами и швами штанин. На низком столике рядом лежали дорогие украшения и изысканный матово-черный босуэлл Брендона. На другом столике стояла пара дорогих ботинок.

Брендон помедлил, глядя на костюм и украшения. Потом шагнул к зеркалу и нажал на маленькую панель рядом с ним. Зеркало бесшумно скользнуло в стену, открыв несколько рядов вешалок с одеждой от официальных мундиров до повседневной. Брендон выбрал простую рубаху, хорошо пошитый, но лишенный каких-либо украшений костюм, пару темных брюк и небрежно бросил все это на стол с украшениями.

Потом он улыбнулся Деральце.

– Комп, – произнес он. – Проиграй голоком от Семиона. Пауза.

Он повернулся к небольшой панели у дверей. На ней возникло изображение наследника Панархии. Деральце внимательно разглядывал суровое лицо, тонкие губы, в изгиб уголков которых навсегда въелся сарказм, голубые глаза под тяжелыми веками. Стоя неподвижно, замороженный компьютером Семион казался старше своих сорока трех лет. На форменном черном мундире блестели награды.

– Продолжай. – Брендон отвернулся от ожившего изображения и медленно, задумчиво начал одеваться.

– Брендон, сегодня ты официально вступишь в ряды Дулу, Тех, Кто Служит, посвятив свою жизнь одной цели. Я хочу, разумеется, поздравить тебя с твоим новым статусом и надеюсь, что тебе понравятся устроенные в твою честь торжества. Никому из нас не положено присутствовать там, ибо ты должен встретить своих пэров один. Такова традиция. Тем не менее я поручил Ваннис быть моей представительницей. Возможно, ты о ней уже слышал...

Брендон удивленно посмотрел на экран:

– Поправочка: об этой не слышал. Видишь, Деральце, хоть в этом мне повезло немного.

– Ты, несомненно, получишь поздравления от нашего отца, Панарха. В личном разговоре со мной он выразил свое удовлетворение тем, что ты наконец-то решил взять на себя хоть какую-то ответственность. Полагаю, тебе хотелось бы личной встречи: возможно, после того как ты привыкнешь немного к новым обязанностям, такую встречу можно будет устроить.

Глаза Брендона недобро сузились, и он застыл, потом продолжал одеваться.

– Ты мог бы добиться его расположения, пойдя навстречу нашим пожеланиям и явившись на свою Энкаинацию в сопровождении Крисархеи Фелии. В случае, если ты решишь связать себя с ней постоянными отношениями, подобный семейный союз был бы с одобрением встречен всеми в Артелионе, да и во всей Панархии.

Брендон мягко рассмеялся. Он повернулся, порылся в шкафу, достал носки и, усевшись, медленно натянул один, не сводя глаз с лица своего брата.

– Мне хотелось бы добавить пару слов о твоей личной жизни...

– Ради Бога!.. – Брендон царственно взмахнул вторым носком.

– Тебе надо научиться не смешивать свою личную и общественную жизнь. Альянс с Крисархеей Фелией был бы в этом смысле идеальным: ты видел бы её только при редких публичных появлениях, а твоим личным друзьям пришлось бы помолчать. Двору угодно видеть Ваннис Сефи-Картано со мной при исполнении официальных церемоний, так что подобные ситуации не вызывают ничьего раздражения. Кроме того, моя жена замещает меня на тех публичных церемониях, на которых я сам не могу присутствовать. В свою очередь, Сара Таратен знает, что может быть со мной только в личной жизни, при моих близких друзьях. Таким образом, известно о ней Двору или нет, она занимает свое место, невидимое широкой публике, и это опять же никого не раздражает. Я даю тебе этот совет, основываясь на двадцатилетнем опыте общественной жизни. Если все здесь будет в порядке, я буду на Артелионе через две недели, и мы обсудим это подробнее. Желаю тебе приятно провести вечер.

Брендон слабо улыбнулся вслед исчезнувшему изображению. Он натянул дорогие ботинки и повернулся к Деральце. Лишенная радости улыбка на сжатых губах усилила его сходство с Семионом. Должно быть, он заметил в лице Деральце что-то такое, поскольку улыбка на мгновение сделалась еще ехиднее, потом исчезла совсем, и он невесело усмехнулся.

Взгляд его упал на босуэлл, лежавший на столике. Он поднял его и взвесил на ладони.

– Как думаешь, рифтеры пользуются такими?

– Да, – ответил Деральце. Чувство нереальности происходящего охватывало его все сильнее.

Наверняка ни нижнесторонний, ни высокожитель не вышли бы из дома без этого незаменимого сочетания переговорного устройства, компьютера и персонального банка данных. Однако Деральце насторожило промелькнувшее слово «рифтер». Именно наемники из рифтеров должны были превратить Зал Слоновой Кости в смертельную западню. «Но не группа Маркхема. Похоже, это случайное упоминание, но так ли это? Кажется, я начинаю видеть круг...»

Брендон пожал плечами и бросил босуэлл обратно на стол.

– Все равно в нем нет ничего, что мне пригодилось бы, – сказал он.

Он набрал код тайника в столе и достал оттуда толстую пачку денег в купюрах среднего достоинства и другую – больших, которую протянул Деральце. Тот уставился на кредитки. Это были новенькие билеты Карретского Монетного Двора с портретом предка Брендона Джаспара I, основателя династии Аркадов. Повинуясь мастерству гравера, портрет смотрел на Деральце с едва заметной, понимающей улыбкой.

– Ты ведь помнишь Полярности Джаспара, верно, Деральце? Которые начинаются: «Правитель Вселенной – правитель ничей; власть над мирами держит крепче цепей». Так вот, мой благонамеренный батюшка никогда не замечал, как разделились эти полярности среди его сыновей: Семион узурпировал первую и третью, оставив нам с Галеном в утешение две других. – Он тряхнул головой. – Как бы то ни было, пожалуй, эти Заповеди старины Джаспара помогут нам сейчас убраться, не оставив следов.

Брендон улыбнулся собственной иронии.

– Право разумного существа совершать неподконтрольные денежные обмены неприкосновенно, – механически ответил Деральце, словно этих десяти лет и не было вовсе. Все верно: иначе с появлением босуэллов наличные деньги давно потеряли бы всякий смысл, зато каждая финансовая операция сразу же стала бы известна властям. «И Семионовы ищейки без труда меня бы нашли». Деральце глубоко вздохнул.

– Так вы хотите сбежать? Сейчас?

– Лучше момента ведь не будет, правда? – улыбнулся Брендон. – Все мои сторожевые псы сейчас в Большом Дворце, и никто из них не знает, чем я занимаюсь...

«Не только твои сторожевые псы, но и мои. Однако охота начнется, и очень скоро».

Вслух, однако, он снова не сказал ничего.

Брендон помолчал, глядя на свой босуэлл.

Деральце смотрел, как он взвесил его на руке, потом спросил:

– Что у вас там записано?

– Не помню точно, – ответил Брендон.

Деральце кивнул, не ожидая другого ответа. Босуэлл у Брендона был самой дорогой модели, с фантастическим объемом памяти. Вполне возможно, кто-нибудь сможет по его содержимому догадаться о том, куда они собираются.

Брендон прошел через комнату к утилизатору и сунул в него босуэлл. Утилизатор испустил жалобную трель, сообщая о попадании в него предмета, никак не похожего на документ.

– Фанфары в честь моей Энкаинации, – сказал Брендон и нажал на клавишу подтверждения команды. Глухой хлопок измельчающих полей прозвучал лишь немного громче обычного.

– Идем, – негромко произнес он.

Чувство нереальности, не отпускавшее Деральце, усилилось, мешая ему думать ясно. Он пришел сюда за ответом, и он получил ответ, но ценой неизмеримо более сложных вопросов, о которых раньше и не думал и которые роились теперь вокруг него тенями. Тенями вроде тех, которые скоро выйдут из Зала Слоновой Кости. «Значит, думай пока о текущих вопросах». Он промолчал, но, спускаясь на лифте для Особо Важных Персон на подземный монорельсовый терминал, ощущал себя так, словно наблюдает за самим собой и Брендоном на видеоэкране.

Когда дверь отворилась, он увидел и узнал двух флотских офицеров, пересекавших перрон со стороны военного сектора дворцового комплекса. Они с Брендоном схоронились в темном проходе, дав им пройти. На противоположной стороне полуосвещенного перрона сквозь барьер из живописных кустов, поставленных, чтобы скрыть от глаз прибывающих на церемонию гостей менее живописные части терминала, Деральце увидел нескольких дворцовых служителей, присматривавших за прибытием первой волны расфуфыренных, в драгоценностях, гостей. Брендон задержался, молча глядя в ту сторону, потом все так же молча прошел ко входу на линию для Особо Важных Персон.

Он отворил дверь семейным паролем первоочередного допуска, вошел в капсулу и, усевшись за пульт машиниста, уверенной рукой включил его. С приглушенным стуком захлопнулась за спиной тяжелая дверь, щелкнул вакуумный замок, и капсула с едва слышным жужжанием приподнялась на магнитной подушке.

Выждав мгновение, Брендон нажал на клавишу хода, и капсула устремилась вперед, к расположенному почти в трех сотнях километров стартовому полю. Деральце оставалось только смотреть сзади на Крисарха, уставившегося в окно, на проносящиеся мимо стены туннеля.

Вместе с Деральце по темному туннелю неслись тени прошлого, заставлявшие его перебирать в уме свои поступки последних десяти лет. Он жил как во сне, но теперь, когда ему казалось, что сон не отпускает его, разум его словно проснулся.

Деральце видел, что он попал в ловушку не столько лживых слов агента, игравшего на его разочаровании в старых идеалах, сколько своей собственной ограниченности. «Все эти годы я верил Семиону, полагая, что он присматривает за обучением младшего брата, но теперь я вижу, что это было все равно что заточение. А Панарх не вмешивался не из-за отсутствия интереса, а из-за отсутствия информации».

Он снова подумал о Полярностях Джаспара I – и о жестких границах, которые накладывает на человека бремя власти столь обширной, какой еще не знала история.

«Как далеко простирается этот заговор на самом деле? Я-то думал, все ограничивается лишь смертью двух Аркадов...»

От этих мыслей его оторвал только зуммер, извещавший о прибытии капсулы на стартовое поле.

Дверь, зашипев, отворилась, и они вышли, поглядев на пустое окно управления. Перед ними раскинулось стартовое поле – уменьшенная копия огромного комплекса, расположенного с противоположной стороны от столицы. Здесь тоже царила тишина. Поле было пусто, если не считать одинокого корабля на стартовом столе.

– Я сам проверил все усовершенствования, – сказал Деральце, пытаясь стряхнуть теперь почти уже почти парализующее ощущение нереальности. – Управление с одного или двух постов, бортовые и внешние системы... все. Ну, конечно, наземные компьютеры показывают, что там еще работы на несколько недель. – Он покосился на Брендона. – Наземные системы настроены на автоматический старт, все управление с борта корабля – на экранах Узла это будет просто безымянная отметка. – Он помолчал. – Можно взлетать.

Это прозвучало почти как вопрос.

– Ты не жалеешь о своей двуличности? – Брендон широко улыбался, пристально глядя на него. – Тебе пора делать выбор.

Деральце молча смотрел на Брендона, пытаясь понять, уж не догадывается ли он о планах заговорщиков. Впрочем, это было бы скорее в духе Семиона – довести игру до развязки, а потом сомкнуть кольцо вокруг заговорщиков. И уж Семион-то ни за что не подверг бы себя опасности, знай он о ней заранее.

Деральце смотрел в ждущие голубые глаза. Брендон не выказывал ни малейшего страха.

«Он доверял мне раньше, он доверяет мне и теперь».

Он поднял глаза на небо с лентами облаков, на кружащих над полем ночных птиц. Интересно, насколько же случайны последние события? Круг...

– Выбор? – переспросил он и поперхнулся. – Двуличность?

Улыбка Брендона чуть скривилась.

– Когда-то ты давал клятву защищать систему, а теперь помогаешь мне бежать от нее: мой старший брат по крайней мере назвал бы это двуличностью. Что же до выбора, все очень просто: ты можешь взять свои деньги и скрыться, а можешь отправиться со мной. Видишь ли, я нашел, где сейчас Маркхем. Он с рифтерами, а база его расположена на луне под названием Дис в системе Шарванна.

– Вы хотите, чтобы я летел с вами?

– Мне бы хотелось иметь тебя рядом, – спокойно сказал Брендон. – И Маркхему, думаю, тоже.

Деральце вдруг подумал об Энкаинации: гости, наверное, уже собрались. Время начинать церемонию; сколько у них еще времени, прежде чем их хватятся?

Решение пришло к нему сразу же, стряхнув паралич.

Деральце понимал, что допустил смертельную ошибку, решив, что Брендон может быть замешан в интригах Эренарха. Он понимал также, что, хотя теперь обе стороны будут жаждать его крови, с Крисархом у него есть шанс выбраться отсюда живым.

– Я остаюсь с вами, Ваше Высочество, – сказал Деральце.

– Тогда зови меня просто «Брендон». Я слышал, там, куда мы направляемся, титулов нет.

Деральце рассмеялся – в первый раз за десять лет – и следом за Брендоном поднялся по трапу.

Оказавшись внутри, Деральце не без удовольствия следил за тем, как Брендон оглядывается по сторонам, вдыхая аромат новенького корабля, отмечая складные пропорции дорогой яхты.

Брендон включил навикомп и начал вводить программу. Набрав половину кода, он задумался, и рука его нерешительно застыла над клавиатурой.

– Есть один человек, который сегодня не здесь, но с которым мне хотелось бы попрощаться, – медленно произнес он. – По занятному совпадению, этот маркхемов Дис расположен в той же системе, что и Шарванн Омилова. Правда, я не уверен, что они знают о своем соседстве. Не возражаешь, если мы сделаем остановку на пути?

– Я готов, – махнул рукой Деральце.

Брендон добрал код и нажал на «ввод». Мгновение спустя на пульте загорелся сигнал готовности к старту и поле засветилось бледно-зеленым сиянием на экранах наружного обзора, прежде чем защитная автоматика выключила их.

Оба пристегнулись к сиденьям. Рука Брендона на мгновение зависла над клавишей пуска, потом решительно опустилась.

4

Люсьер не поняла, когда именно это случилось, но еще по пути на Энкаинацию остатки её цинизма делись куда-то и она уже твердо знала: какое бы решение ни приняла её планета, сама она навсегда останется убежденной панархисткой.

Со всех сторон её окружали краски, звуки, запахи богатой, древней, сложной цивилизации. В радостном возбуждении проходила она меж мужчин и женщин, изъяснявшихся замысловатым языком слов и жестов, привычным для Дулу,

Высокое витражное окно за её спиной пропускало в Зал Слоновой Кости последние лучи заходящего солнца. Тени от медленно ползущих по небу облаков наполняли фигуры на гобеленах жизнью. Высоко над её головой парили без видимой опоры люстры – элегантные конструкции из металла и хрусталя, переливавшегося всеми цветами радуги в лучах заката. На её глазах узкий луч света из окна упал на массивные двери Тронной Залы, высветив абстрактные инкрустации – Ars Itruptus Геннадия Пророка.

Однако богатое убранство помещения не шло ни в какое сравнение с разнообразием одежд, пышностью украшений Дулу, собравшихся, чтобы отдать почести Крисарху Брендону нур-Аркаду. Традиции мириадов культур, столетий истории были представлены здесь, ибо коллективная память Панархии корнями уходила в далекое прошлое, к планете, навсегда уже недосягаемой.

Разговоры в зале разом стихли, когда тяжелые инкрустированные двери приоткрылись немного – ровно настолько, чтобы пропустить одного человека. Однако из них никто не вышел. Пришло время первого из Трех Воззваний.

Люсьер подстроила айну на лбу, чтобы та транслировала двери крупным планом, и почувствовала легкое нажатие на кожу, когда айна фокусировала свои биолинзы. На мгновение её босуэлл спроецировал ей на сетчатку рамку кадра, и она не без удовлетворения отметила, что навела объектив точно на цель.

(Ты неплохо это освоила.) Люсьер чуть покраснела, когда спроецированный босуэллом голос Ранора, её наставника из Академии Архетипа и Ритуала вторгся в её мысли. Было время, ей казалось, что она никогда не обучится искусству съемки на айну. Это устройство оказалось таким чувствительным, сложным в управлении по сравнению с примитивными видеокамерами, которыми пользовались у нее на родине.

(Тсс!) – шикнула она ему через босуэлл. – (Это достаточно трудно и без твоего жужжания над ухом.)

(И вовсе не над ухом, любовь моя.) Он усмехнулся и замолчал. Она покосилась на босуэлл, пристегнутый к запястью. Несмотря на год практики, вещание непосредственно на нервные окончания до сих пор казалось ей подобием волшебства.

Она вновь сосредоточила внимание на разворачивающемся перед ней действе. Стоявшие у двери расступились, освободив пространство, и вперед степенно вышел Ларгон Академии Архетипа и Ритуала. Обеими руками он крепко сжимал над головой сверкающий Карельский Жезл, скипетр древних монархов, провозгласивших Пакт Анархии, окончательно оформившийся в правление Джаспара. Пурпурная с золотой отделкой мантия вихрем взметнулась вокруг его высокой фигуры, когда он резко повернулся у самой двери. Стоявшая за его спиной представительница Поллои в строгой черно-белой одежде, чье лицо было скрыто блестящей маской, подняла золотые оковы Службы на Т-образном посохе черного дерева, вокруг которого обвилась серебряная змея. Музыка, до сих пор служившая лишь фоном к собранию, резко изменилась: замедлилась, сделалась размереннее, выразительнее, как бы вобрав в себя длинную цепочку человеческих жизней, связывающую их всех с Утерянной Землей.

Ларгон взмахнул Жезлом, описав им дугу над головой, такую широкую, что конец Жезла коснулся мраморного пола. Это извлекло из его хрустальной оболочки мелодичный звон, тональность которого менялась от низкого гула, напоминавшего шум прибоя, и до ультразвука, от которого начинало ломить зубы. Все разговоры в Зале Слоновой Кости незамедлительно стихли.

Ларгон выпрямился и стукнул жезлом перед собой.

– Его Королевское Высочество, Крисарх Брендон Такари Бёрджесс, Нджойи Уильям су Геласаар и Илара нур-Аркад д'Мандала! – Голос его смолк, и наступила мертвая тишина, нарушаемая только мелодичным звоном оков, которые посланница Поллои протягивала к приоткрытым дверям.

Выждав мгновение, Ларгон отвернулся от дверей и зашагал через зал, сопровождаемый Поллои. Двери снова закрылись. По углам снова вспыхнули разговоры, и Люсьер продолжала любоваться тем внешне непринужденным сочетанием изящества и церемонности, которые отличали высшие круги Тысячи Солнц.

«Кто знает, что решается здесь сегодня вечером? – подумала она. – Впрочем, даже если что-то чрезвычайно важное, я скорее всего не замечу этого, даже если это будет происходить прямо у меня перед глазами».

Она подавила легкий приступ ужаса: до нее дошло, что одним из сегодняшних решений станет, возможно, и статус в Панархии её родной планеты.

(Это наверняка входит в повестку дня, но мне кажется, людей гораздо больше волнует отсутствие Эренархини), – усмехнулся Ранор. – (Ты снова передаешь свои мысли на босуэлл.)

Она покраснела и тут же спохватилась: как же это она не заметила её отсутствия? (Леди Ваннис Сефи-Картано? её здесь нет?) Люсьер еще раз окинула зал взглядом, словно могла не заметить этой невысокой, стройной фигуры. До сих пор она видела жену Эренарха лишь издали, но даже так вид её ассоциировался у Люсьер со спрятанным в рукаве ножом. В её отсутствие при дворе не решалось ни одного мало-мальски серьезного вопроса. (Но что означает её отсутствие?)

(Как раз это все и пытаются сейчас понять. Это может быть знак от Эренарха Семиона, а может быть знак ему, или это может быть знак от клана Картано другим влиятельным семьям Мандалы.)

Люсьер тряхнула головой, отгоняя воспоминание. её представили Эренарху на Нарбоне, по пути на Артелион. Тогда она еще почти ничего не знала о политике Панархии, но ощутила что-то зловещее в наследнике престола и его окружении, и за год, проведенный при дворе Геласаара III, это ощущение только усилилось.

(Кто музыки внутри себя не слышит,
Кто сладким звукам вовсе не доступен,
Тот для коварства создан и измены.
Душа его темней ночного мрака,
Пристрастия его черней Эреба.
Да не доверимся такому человеку.)

Перевод М.Б. Левина

Ранор цитировал медленно, словно ощущая её беспокойство. Впрочем, возможно, он и в самом деле ощущал его: способность босуэлла улавливать мельчайшие движения мускулов придавала ему порой почти телепатические способности.

(Однако не беспокойся), – продолжал он. – (Вряд ли это окажет какое-либо влияние на вопрос Ансонии. Сегодняшние маневры – скорее уточнение деталей.)

(И что?)

(О, я не знаю, что они решат. Я знаю только, как действует этот механизм. Это слишком торжественная церемония, чтобы заниматься серьезными переговорами.)

Люсьер тряхнула головой. Она не надеялась, что когда-нибудь сможет до конца понять панархистскую политику: сложную комбинацию слов и хореографии блестящих церемоний Дулу, где легкое движение плеча или приподнятая бровь могут решить судьбу миллионов людей. Впрочем, политика эта всего лишь отражала природу этих людей: проницательных, космополитичных, мудрых опытом лет и столетий, традициями, сравниться с которыми в этом мире не могло ничто.

Ансония всегда сверх меры гордилась своей с таким трудом завоеванной демократией, верностью выборному правительству и поэтому с подозрением относилась к характерному для панархистов причудливому сочетанию анархии, ритуалов и абсолютной монархии.

Горло её сжалось, когда она подумала о том, как важно для нее, чтобы её планета поняла, что ей предлагается, каким бы странным это ни казалось.

Она увидела, как через входные двери в зал вплывает пузырь нуллера; он или она – Люсьер не смогла разобрать, так стар он был, – висел вниз головой, чтобы лучше разглядеть собравшихся. Она до сих пор не поняла еще, как эти редкие, почти бессмертные из-за жизни в невесомости люди вписываются в установившуюся культуру Дулу – с их-то известным пренебрежением к сдержанности и ритуалу, главным в этой культуре.

С легким шелестом, не громче шороха летней листвы, пузырь нуллера пронесся над стоявшими. Люсьер почувствовала это скорее, чем услышала: часть голов повернулась к дверям, так что она повернулась в ту же сторону...

(Крисарх), – сказал Ранор. – (Он еще не появился.)

(Разве не положено ему показаться только после третьего вызова?)

(Но он должен находиться здесь, рядом, в ожидании воззваний, а его нигде не могут найти. Возможно, он просто идет через дворец каким-нибудь необычным путем – по слухам, Аркады знают почти все потайные ходы, которыми пронизан этот дворец. Если это так, ему лучше поспешить и объявиться. Придворные просто в панике.)

Тут внимание её привлекло какое-то ярко-зеленое пятно, и она увидела входящую в зал троицу келли. Она не могла заставить себя отвести от них взгляда: до сих пор ей еще не приходилось видеть воочию негуманоидных форм разумной жизни, которых в Тысяче Солнц было не так уж много. Трое инопланетян представляли собой невысокие, округлые треноги, покрытые сложным переплетением тонких зеленых лент. Рук у них не было вовсе; из торса росла единственная длинная шея, заканчивающаяся похожим на мясистую лилию ротовым отверстием, под нижней губой которого располагались три ярко-голубых глаза. Одежды на них не было. До нее вдруг дошло, что они направляются прямо к ней.

Двое желто-зеленых келли совершали слегка напоминающие вальс эволюции вокруг третьего, поменьше ростом, более яркого оттенка. Шеи каждого – украшенные модными, в драгоценных каменьях босуэллами – находились в непрерывном движении, сплетаясь, расплетаясь и просто касаясь друг друга мягкими выростами, окаймлявшими ротовые отверстия. Почему-то это напомнило Люсьер младенца, играющего со своими пальцами. Когда они приблизились, она услышала негромкое ритмичное цоканье их когтей по мраморному полу.

(Они хотят познакомиться с тобой), – сказал Ранор. – (Меня не предупреждали об этом; следовательно, это испытание – тебя и Ансонии.)

(Но ты ведь еще не рассказал мне все про келли), – ответила она, и все внутри нее на мгновение сжалось от страха. Все, что она видела до сих пор – это допотопную двухмерную видеозапись, кажется, даже черно-белую, слишком странную, чтобы что-нибудь из нее понять. Ранор говорил ей, что на пленке запечатлена начальная часть церемонии, которую Академия разработала, чтобы привлечь келли в ряды Тех, Кто Служит. Дальше он объяснить не сумел, а теперь инопланетяне уже были в нескольких метрах от нее.

(Это Архон келли, они отзываются на имена Лери, Мхо и Курлитцо. Та, что в центре, связующая – Мхо. Она будет говорить за всех.)

(Что? Но в видео говорилось...)

(Верно, они используют человеческие имена, так как настоящих нам не выговорить, да и по другим причинам, которые ты позже поймешь. Сейчас некогда объяснять. Просто делай то, что я тебе велю, каким бы странным это тебе ни казалось. Все как я скажу! И не двигайся, пока не скажу.) Она услышала в его голосе напряжение, что только усилило её страх, и тут инопланетяне остановились перед ней. Солнечные Гербы – знаки власти, носители которых, эгиосы, получали свои полномочия непосредственно от Панарха, – ярко сверкали на их зеленых лентах. Люсьер отрешенно подумала, как крепятся эти украшения.

– Рады познакомиться, Люсьер ген Алтамон, – произнес инопланетянин. – Мы приветствуем тебя.

Голос его звучал неестественно ровно; от дыхания и тела его исходил странный аромат, сочетавший в себе запахи трав и горелого пластика. Без предупреждения он протянул одну из конечностей и достаточно ощутимо хлопнул её по макушке, размахивая шейным отростком у нее перед лицом, а потом потянул её за нос. Его пальцы – или губы? – оказались мягкими и теплыми.

(А теперь хлопни его сверху, помаши рукой из стороны в сторону у него перед глазами и ткни пальцами в глаза!) – произнес Ранор. – (Быстро! Как в том видео. Ему не будет больно.)

Совершенно сбитая с толку, перепуганная, Люсьер нерешительно протянула руку и шлепнула келли по тому месту, где шейный отросток соединялся с торсом; глянцевые зеленые ленты оказались неожиданно мягкими и шелковистыми. Когда она сделала рукой несколько движений вправо-влево, шейный отросток келли повторил их. Он не отпрянул, когда она, собравшись с духом, растопырила пальцы рогулькой и ткнула; подушечки пальцев ощутили жесткие роговые мембраны, надвинувшиеся на два из трех смотревших на нее глаз.

Все три инопланетянина возбужденно загудели и зашипели, то и дело хлопая друг друга шейными отростками по торсам и свиваясь ими в причудливые жгуты.

(Это древнее видео оказалось ключом, позволившим нам разработать символы и ритуалы, в равной степени подходящие людям и келли), – объяснил Ранор, в голосе которого слышалось облегчение. – (Они особо чувствительны к тактильным ощущениям, и культура общения на этом языке развита у них чрезвычайно сильно.) – Его босуэлл передал странный звук – судя по всему, сдавленный вздох. – (У тебя все получилось хорошо: эта троица довольны.)

Странная смесь множественных и единственных чисел еще больше сбила её с толку, и Люсьер ухватилась за первую же тему для разговора в надежде оправиться от приветствия келли.

– Я тоже очень рада познакомиться с вами, Ваше Сиятельство, – пробормотала она, как только движения келли поутихли немного. – Для меня это большая честь.

От необходимости продолжать беседу её спасло Второе Воззвание, ничем, собственно, не отличавшееся от первого. Келли не тронулись с места, лишь шейные отростки их повернулись, чтобы лучше видеть происходящее. Когда тяжелые двери затворились второй раз, Ларгон прошел совсем близко от нее и она заметила на его лице беспокойство, даже тревогу.

(Нашелся ли уже Крисарх?)

(Нет.)

Короткий ответ нес в себе целую бурю эмоций.

Мхо изогнула свой шейный отросток к Люсьер.

– Вы, люди, всегда делаете все серьезное втроем. Именно это убедило нас в том, что вы действительно разумны.

Остальные двое келли придвинулись ближе и все время разговора осторожно дотрагивались до её рук и плеч ласковыми, поглаживающими движениями. Несмотря на всю их необычность – а возможно, благодаря тому, что они абсолютно не напоминали людей, – в прикосновениях этих не было ничего недостойного; они даже странным образом успокоили ее.

– Говоря о троицах, – продолжала келли, – мы поздравляем тебя с завершением.

Пытаясь понять смысл последнего заявления, Люсьер сумела тем не менее сохранить на лице выражение вежливого интереса.

(Завершением?) – транслировала она на босуэлл, пока инопланетянин продолжал говорить.

– Мы встречались с Ранором и с нетерпением ждем встречи с третьим.

(Третьим?)

(С нашим еще не родившимся ребенком.) Любовь и гордость Ранора окатили её теплой волной.

(Но мы ведь сами только недавно узнали об этом. Как они...)

(Келли часто используют ультразвук, читая по мускулатуре.)

Овладев собой, она поклонилась.

– Мы весьма польщены, – выразительно сказала она.

– Примет ли Ансония условия протектората? – резко сменила тему Мхо.

Люсьер замешкалась с ответом, ощущая нараставшую тревогу окружавших её аристократов. Ранор воздержался от комментариев.

– Как раз на это предстоит ответить моему Послу.

Все трое келли рассмеялись – звук был полон нескрываемой иронии.

– Он лишен лент, – заявила Мхо, взмахнув бахромой собственных лент. – Стерилен. Пустышка.

(Ленты связующей – генетический материал, несущий память расы), – неожиданно вмешался Ранор.

– Нет, – продолжала келли. – Только глядя на тебя и таких как ты – художников, поэтов – Панарх будет принимать решение. Вы все равно что губы... прости, глаза своего народа. – Шейный отросток Мхо ласково прикоснулся к её щеке. – А ты – в особенности, Люсьер ген Алтамон. Родись ты в Тысяче Солнц – и мы не сомневаемся, ты стала бы одним из Пророков.

Келли умолкла, и все три шейных отростка повернулись к ней, пристально уставившись девятью ярко-синими глазами.

Неожиданный комплимент застал Люсьер врасплох, и она не нашлась что ответить. Пророки считались высшей ступенью Архетипа и Ритуала – особо одаренные художники, чьи произведения перерабатывали старые и создавали новые традиции, помогавшие объединять множество культур Тысячи Солнц. Она ощутила на себе множество взглядов окружавших её Дулу и поняла, что келли как бы ненароком – что было вообще свойственно панархистской политике – заявили о поддержке стремления Ансонии к протекторату, избегая обычных испытательного периода и карантина.

– Надеюсь, мы примем такое решение, – выдавила она из себя.

– Мы тоже. Вам есть что предложить, и еще больше – что обрести от этого.

Толпа на мгновение расступилась, и они увидели стоявшую в стороне величавую фигуру Верховного Фаниста Дезриена; на груди его ярко горел Диграмматон, Люсьер надеялась, что он не подойдет к ней – она была убежденной атеисткой, и старомодная религиозность Магистерия, духовных властей Тысячи Солнц, одновременно привлекала и отталкивала ее. Она не знала, что могла бы сказать ему. На помощь ей пришли келли.

– Однако мы и так злоупотребляем твоим временем, – спохватилась Мхо. – Тебе нужно наблюдать и обобщать увиденное. – Троица исполнила сложный жест, охвативший весь зал. – Мы надеемся на тебя.

– Что вы, Ваша Светлость. Мне приятно беседовать с вами.

Келли понизила голос так, чтобы следующих слов не слышал никто, кроме Люсьер:

– Нам тоже, но мы видим здесь Верховного Фаниста и ощущаем твое беспокойство. Мы отвлечем его, а ты тем временем сможешь уйти от встречи.

Люсьер не без удивления осознала, что почти сверхъестественная чувствительность Дулу к языку движений и жестов распространяется и на инопланетную аристократию, а способность воспринимать ультразвук дает им недоступные людям преимущества.

И тут ей пришлось сопротивляться отчаянному приступу смеха при виде того, как келли, прощаясь, отвесили безукоризненный по изяществу и церемонности формальный поклон. При всей несхожести их строения она безошибочно распознала обращение: старшего к младшему, но с уважением к более важному роду занятий. Именно так полагалось обращаться к Пророку и, кланяясь в ответ, она услышала удивленное перешептывание окружавших.

(Ты все еще считаешь, что Ансония представляет собой сложный случай?) – В голосе Ранора зазвучал теплый юмор. – (По сравнению с келли интеграция вашего народа в Панархию будет просто детской игрой.)

(Будем надеяться), – ответила она. – (Но ты, возможно, недооцениваешь всю глубину наших предрассудков.)

(Не сосчитать, сколько раз нам приходилось иметь дело с рационалистическими демократиями – этой стадии развития не миновала ни одна цивилизация. Но принцип всегда один и тот же: те, кто в жизни своей отвергают значение ритуала и символов, бессильны перед ними.)

Оживление у входа означало прибытие новой группы гостей. В центре её шагал рослый мужчина, которого она еще не встречала. На нем был строгий черный мундир, единственным украшением которого служил Солнечный Герб. Она навела на него айну и дала максимальное увеличение.

(Это Миррадин, Демарх Облака Архиленга), – подсказал Ранор. – (Возможно, самый могущественный высокожитель Панархии, правящий почти тысячей онейлов.)

Пока высокий Дулу пересекал зал, её еще раз поразил контраст между Нарбоном и Артелионом. Здесь Солнечные Гербы встречались чуть ли не на каждом шагу – там их почти не было. Здесь высокожители и нижнесторонние гармонично сливались в одной пестрой толпе – там налицо была власть нижнесторонних, скупых на слова и узколобых.

Понемногу Дулу начали выстраиваться в две шеренги, протянувшиеся по обе стороны от дверей в Тронную Залу: близилось время Третьего Воззвания. Пятясь вместе с остальными, она обратила внимание на некоторую нерешительность в движениях окружающих её людей, совершенно не характерную для обычной для Дулу церемонии. Да и шум толпы тоже изменился: он сделался резким, даже зловещим, отчего по спине её пробежал неуютный холодок.

(Что происходит?) – спросила она.

С минуту Ранор не отвечал. Когда он заговорил, она ощутила в его голосе напряжение.

(Многие здесь, как и ты, связаны через босуэллы с кем-то вне зала, и сейчас расходится весть: никто не знает, где Крисарх нур-Аркад.)

Ларгон вошел в Зал Слоновой Кости; за ним, как и прежде, шла представительница Поллои. Лицо его было спокойно, но глаза метались по сторонам, как пойманные светляки.

(Зачем же они продолжают? Почему не отложат Третье Воззвание?)

Голос Ранора прозвучал беспомощно.

(Нет прецедентов. Если его задержка или отсутствие преднамеренны, то это непростительно: здесь сегодня собралось фактически все правительство, кроме Внутреннего Совета. Если нет...) – Она услышала странный звук; судя по всему, Ранор сглотнул слюну. – (Если нет, если это связано с отсутствием Эренархини, это может означать первый шаг дворцового переворота.)

(Ваннис... И Крисарх Брендон?) – поперхнулась она от неожиданности, пытаясь представить себе холодную, как бриллиант, Эренархиню и симпатичного, голубоглазого младшего сына Панарха, вечно имевшего полусонный вид. За год, проведенный при дворе, ей приходилось встречать обоих, но она ни разу не видела, чтобы они хотя бы разговаривали друг с другом.

Ларгон остановился перед массивными дверями, которые вновь слегка приоткрылись, и поднял жезл над головой; в движениях его ощущалась какая-то безнадежность. В третий раз качнулся он из стороны в сторону, заглушая людской ропот странной музыкой жезла.

Наконец он выпрямился и ударил жезлом об пол.

– Его Королевское Высочество, Крисарх Брендон Такари Бёрджесс Нджойи Уильям су Геласаар и Илара нур-Аркад д'Мандала!

Наступила мертвая, полная напряжения тишина, и в этой тишине Люсьер услышала слабый свистящий звук. Поначалу она решила, что это звенит у нее в ушах, но потом заметила выбивающееся из щели в дверях голубоватое свечение. Парившие высоко над головой люстры, еще не зажженные в этот час, замерцали неестественным светом.

Теперь уже весь замысловатый узор Ars Irmptus засиял голубыми красками, мерцавшими и переливающимися вдоль тонких металлических раскладок инкрустации. Двойная цепочка Дулу распалась, когда они начали пятиться от неизвестного источника энергии; одновременно с этим по толпе пробежал странный, чуть слышный шепоток. Люсьер не сразу поняла, что это такое, и тут её босуэлл тоже присоединился к общему хору. Она удивленно опустила на него взгляд – прибор светился тревожным красным огнем, и ужасная догадка осенила её одновременно с отчаянным криком Ранора в ушах:

(Люсьер, любовь моя, беги оттуда!)

Но было уже поздно. Безразличный голос босуэлла уже объявлял её судьбу:

ПОЖАЛУЙСТА, НЕМЕДЛЕННО ОБРАТИТЕСЬ К ВРАЧУ. СМЕРТЕЛЬНАЯ ДОЗА РАДИАЦИИ. ПОЖАЛУЙСТА...

Свечение, исходившее от дверей, усилилось.

На лицах окружающих её людей она увидела растерянность; должно быть, точно такая же отражалась и на её лице. Теперь она уже ощущала пощипывание кожи – словно первое предупреждение о солнечном ожоге. Звон стекла заставил её обернуться, и она успела увидеть, как пузырь нуллера, выбив витражное окно, вырывается из превратившегося в смертельную западню Зала Слоновой Кости.

И тут же она повернулась обратно на отчаянный тройной вопль. Троица келли корчилась в непередаваемой муке. Двое более крупных келли отрывали от Мхо большие клочки зеленых лент, а маленькая келли в порыве исступленного самоуничтожения помогала им, швыряя их высоко в воздух. Ленты разлетались во все стороны. Фонтаны желтой крови били из тела связующей, движения её шейного отростка становились все менее связными, и она обмякла, поддерживаемая только продолжавшими терзать её остальными келли.

И в эту минуту боли и шока, когда смертоносная энергия заливала зал, среди воцарившихся здесь гнева и паники, способности Люсьер, которые келли приравняли к таланту Пророка, проявили себя в полной мере. Не отдавая себе отчет в своих действиях, она бесстрастно фиксировала на мемочип последние минуты множества Дулу – и тех, кто силой пробивал себе дорогу к недостижимому уже спасению, не замечая тех, кого топчут, и тех, кто с безнадежной отвагой пытался заслонить собой своих близких от всепроникающей радиации,

(Слишком поздно, Ранор, милый), – отвечала она. – (Пусть это будет моим прощальным подарком твоему прекрасному, запутанному, изящному, обреченному миру.)

Значит, этим и ограничится её знакомство с Тысячей Солнц и их людьми, и она в последний раз видит этот мир единственным глазом айну. В агонии последних минут она произнесла эпитафию той Панархии, которую успела узнать. И поскольку искусство её было изобразительным, не словесным, она позаимствовала строки человека, умершего за много веков до того, как Воронка поглотила беглецов с древней Земли, унося их навстречу одиночеству Тысячи Солнц:

Прилив волной кровавой смел преграды
И затопил невинности обряды...

Перевод Наны Эристави

Вспышка яркого света ослепила ее, и на короткое мгновение она ощутила испепеляющий жар, а потом не было больше ничего, только беспомощное мужское всхлипывание доносилось из оплавившегося босуэлла.

5

ШАРВАНН

Себастьян Омилов, доктор ксеноархеологии, гностор ксенологии, Хранитель Врат Феникса и Верховный Советник Его Величества Геласаара III, поднял бокал бренди, любуясь сквозь него на закат, окрасивший горизонт в красно-золотой цвет. Янтарная жидкость в бокале играла и переливалась в лучах заходящих солнц, отбросив золотой отсвет на его руку.

Он опустил хрустальный бокал, смакуя отпил немного и повернулся к сыну.

– А все-таки почему ты не отправился на Артелион, на Энкаинацию нур-Аркада? – снова спросил Осри.

– Неужели непонятно? – удивился Омилов. – Меня не пригласили.

Осри нахмурился еще сильнее. «Интересно, – подумал Омилов, глядя на напряженно выпрямившегося сына, все еще в мундире Академии, – носит ли он вообще штатское платье?»

Омилов отсалютовал Осри бокалом.

– Посмотрим завтра вместе на видео. Почему ты не пьешь, мой мальчик?

Осри в очередной раз покачал головой.

– Должен же быть хоть какой-то повод. При твоем положении как личного друга Панарха, наставника Крисархов – это просто оскорбление.

«Скорее, предостережение», – подумал Омилов, но промолчал. Он пытался противостоять Семиону в Лусорском деле десять лет назад и проиграл. Возвращение на Шарванн имело целью спасти семью; ничто не защищало Осри так, как неведение.

Впрочем, если бы у него и был шанс, он вряд ли смог бы привлечь сына на свою сторону.

«Слишком много в тебе присущей геттериусам любви к букве законов, – не без огорчения подумал он, глядя на лицо сына, – и слишком мало омиловского интереса к их истинному содержанию».

Осри почесал руки о подлокотники кресла, глядя на зеленую лужайку у веранды. Поднимался вечерний ветер; когда первое из солнц Шарванна коснулось горизонта, над головой пролетела стая джизлов – неуклюжих, похожих на клоунов крылатых существ. Осри невидящим взглядом посмотрел на них; выражение лица его не изменилось. Ветер теребил его коротко остриженные волосы, закат горел отражением в темных глазах.

Собственно, лицо было вполне симпатичным, и даже длинные омиловские уши не портили его. Хорошее, честное, умное лицо, вот только улыбка появлялась на нем слишком редко.

«Дурная наследственность: уши, как у меня, и полное отсутствие чувства юмора, как у матери».

– Даже Зал Слоновой Кости не в состоянии вместить всех тех, чье положение позволяет им считать, что им «положено» там быть, – сказал Омилов, надеясь отвлечь сына от мрачных рассуждений по поводу воображаемых обид. – С точки зрения бедолаги-чиновника, составлявшего список приглашенных, старый наставник, к тому же официально ушедший на пенсию...

Омилов замолчал, услышав в глубине дома звонок.

– Это еще что? – удивился Осри. – У тебя что, до сих пор стоят комсигналы? Почему ты не носишь босуэлл?

– Мне кажется, к нам кто-то пожаловал, – сказал Омилов, обходя два последних вопроса. – Кто-то знающий пароль для входа в наше поместье.

– Ты кого-то ждал? – нахмурился Осри.

– Только тебя, – пожал плечами Омилов.

– Папа, тебе просто необходимо носить босуэлл, – упрямо заявил Осри.

Омилов только усмехнулся, вглядываясь в горизонт.

– Одним из преимуществ выхода на пенсию является то, что тебя уже никто не может в любой момент вызвать на прямую связь, – сказал он. – Ага. Вот и мы.

Над верхушками далеких деревьев возникло и описало изящную дугу над поляной золотое яйцо. Там, где пролетал фаэтон, по траве пробегало волнение как от ветра, и муаровые разводы пригнувшейся травы отражались в его зеркальном днище. Зависнув перед верандой, он скользнул вбок, поближе. Ветер, поднятый возмущенным гравиполем, коснулся лица Омилова, и он отступил на шаг.

Словно угадав его мысли, водитель такси отодвинул машину на несколько метров и плавно опустил на траву. В воздухе остро запахло раздавленной зеленью.

Омилов молча смотрел, как изогнутая дверь бесшумно скользнула вбок и из такси на траву спрыгнули две фигуры: одна чуть выше среднего роста, стройная; вторая рослая и массивная. Тот, что побольше, нес багаж. Второй поднял взгляд на веранду и зашагал к ним.

Омилов не мог поверить своим глазам. Он узнал Брендона нур-Аркада прежде, чем тот поднялся по ступеням и остановился перед ним, улыбаясь и протягивая обе руки. Так скоро после Энкаинации?

«Слишком скоро».

– Себастьян! Я так и думал, что застану вас здесь.

Омилов поколебался, потом поклонился, как того требовал формальный этикет, протягивая руки ладонями вверх для положенного прикосновения.

– Себастьян, – мягко произнес Брендон. – Мне казалось, это единственный дом, где учитель главнее ученика, а титулы не играют ни малейшей роли.

– Ну, когда это было... Вы были тогда еще мальчишкой, так что это имело смысл, – ответил Омилов, глядя в голубые глаза. – Не припомню, чтобы вы заглядывали сюда, в Низины, с тех пор, как выросли.

– Не заглядывал, – признался Брендон. – Хотя и не по своей вине. Может, вернемся к прежним порядкам?

– Можем, – сказал Омилов. – Добро пожаловать, Брендон. – Обеими руками он сжал правую руку Брендона.

Брендон повернулся к Осри, вежливо стоявшему рядом с непроницаемым лицом.

– Осри. Надо же.

– Ваше Высочество, – произнес Осри, с безукоризненной четкостью отдавая честь. Он выбрал чисто формальное обращение; это огорчило, но никак не удивило Омилова.

«Они даже в детстве слишком отличались друг от друга, чтобы быть друзьями, а уж теперь, десять лет спустя, когда Осри до сих нор не отошел от шока по поводу исключения Маркхема лит-Л'Ранджи из Академии...»

Правда, возможно, и не прошлое являлось причиной такого выражения на лице Осри. Те тревожные догадки, что омрачили радость Омилова при виде Брендона, вновь выступили на первый план, и они же обозначились свершившимся фактом во взгляде его сына. Омилов не слишком хорошо считал в уме, но Осри, зарабатывавший на жизнь преподаванием астрогации, без труда рассчитал бы минимальную продолжительность перелета с Артелиона на Шарванн. Холодок пробежал по спине Омилова: или Брендон сумел каким-то образом побить все известные рекорды скорости, или...

– Брендон? – произнес он. – Разумеется, я рад видеть тебя, но к чему такая спешка?

Омилов подумал обо всех неизбежных ритуалах, связанных с королевской Энкаинацией: по установившемуся порядку Брендону полагалось бы пировать несколько недель, гостя в самых богатых домах Панархии.

– Может, я некстати? – Брендон перекинул длинную ногу через перила и уселся. Лицо его, высвеченное последними лучами заката, было откровенно усталым. – Если вам не хочется меня видеть, мы улетим,

«Он совершенно точно улетел в день своей Энкаинации. Почему?»

Словно для того, чтобы поддразнить его, к Омилову вновь вернулась недавняя мысль: «Слишком много уважения к форме законов и никакого интереса к их истинному содержанию...» Он внимательнее вгляделся в лицо Крисарха. Нет, тут не только усталость, тут что-то еще.

– Что случилось? – спросил он, стараясь, чтобы голос его звучал ровно и, не удержавшись, добавил, словно цепляясь за последнюю соломинку: – Ты, должно быть, улетел сразу после Энкаинации?

Брендон взял пустой бокал, который Омилов только что забрал у сына, и налил в него из графина.

– Перед, – сказал он с убийственной простотой. – Я заскочил сюда попрощаться.

Омилов тряхнул головой.

«Если Семионовы ищейки не пасут нас уже – а в таком случае мы все равно бессильны что-либо изменить, – с этим можно обождать. Раз он здесь, у него должна быть на то причина. В присутствии Осри он все равно её не откроет».

– Пошли. Спрошу у Парракера чего-нибудь выпить, – произнес он вслух, пытаясь оправиться от шока и не думать о тех разрушительных последствиях, которые мог иметь неожиданный визит Брендона. Он перевел взгляд на второго человека, до сих пор терпеливо державшегося на заднем плане, и испытал новый шок, на этот раз несколько слабее, когда узнал в нем Леника Деральце, телохранителя, исчезнувшего вскоре после этой лусорской истории...

– Заноси багаж в дом, Деральце, – кивнул он. – Парракер разместит вас со всеми удобствами.

«С этим я как-нибудь разберусь. В конце концов, разве не за умение справляться с ситуациями, не предусмотренными правилами, меня ценили?»

На мгновение в памяти его мелькнул знакомый образ, и он окончательно сбился с толку, затерявшись в воспоминаниях.

Он едва успел подойти к двери, как из его рабочего кабинета послышался еще один звонок коммуникатора, на этот раз пронзительный и настойчивый. В первый раз за последние десять лет у Омилова пересохло во рту от страха: это мог быть знак того, что Семион готов нанести удар. Он услышал шаги за спиной.

– Что это, папа? – спросил голос Осри.

– Я... – Омилов так и не решил что сказать, когда Парракер, его дворецкий, вышел ему навстречу, держа что-то в руках.

– Сэр, это прибыло только что, с пометкой «срочно, лично в руки».

Омилов принял у него посылку, и Парракер, переведя взгляд на вновь прибывших, не смог сдержать удивления. Не вымолвив больше ни слова, он склонился в низком поклоне.

– Парракер! – улыбнулся Брендон. – Как жизнь?

Дворецкий поклонился еще раз, потом повернулся к Омилову. Лицо его снова сделалось непроницаемым,

– Спасибо, – поспешно сказал Омилов, представляя себе, что творится у дворецкого в голове. – Проводишь Деральце в гостевые покои?

Деральце поднял свою ношу и, прежде чем последовать за Парракером, смерил Осри долгим, оценивающим взглядом.

Омилов повернулся, так и не выпуская коробки из рук. Какое-то странное было от нее ощущение: она казалась тяжелой и одновременно легкой, и от того ощущение нереальности, охватившее его еще в тот момент, когда он узнал лицо Брендона, только усилилось. Он вернулся на веранду; чувства его обострились, словно чтобы противостоять окутавшему его мысли туману. Теплый вечерний ветерок принес на веранду ароматы сандалового дерева и юмари; в саду пробовали голоса к ночному концерту местные лягушки.

– Не посмотреть ли нам на это? – предложил он, сам удивляясь тому, что голос его может еще звучать нормально. Он протянул руку, чтобы поставить коробку на столик. От странного несоответствия массы и легкости все внутри у него болезненно сжалось, но, оказавшись на столе, коробка больше не двинулась, и он с облегчением выпрямился.

– От кого это? – спросил Осри.

Омилов всмотрелся в сопроводительную карту.

– Похоже, сюда посылку переадресовали. Первоначальным адресатом тут значится некто «Мартин Керульд, Первый Эгиос». Забавно. Мой давний студент, о котором я ничего не слышал лет десять, не меньше. – Он поднял взгляд на Брендона, пытаясь понять, не связаны ли эти два события между собой, но Брендон никак не отреагировал на это имя.

Омилов сорвал защитную обертку, и у него перехватило дыхание: под ней оказался альгаманский ларец с секретом – резной деревянный ящичек с перламутровой инкрустацией. Осри и Брендон не сводили с него глаз. Осри хмурился, как всегда, когда происходило что-то неожиданное; лицо Брендона оставалось вежливо-невозмутимым, но взгляд его беспокойно шарил по саду. Почему он не прошел Энкаинации? Омилов никогда еще не слышал о подобном. До сих пор не слышал.

Пока пальцы Омилова сами собой пробовали варианты решения отпиравшей ларец головоломки, в голове его всплыли воспоминания о Брендоне, каким тот был десять лет назад – он обожал различные розыгрыши безотносительно к наказанию, неизбежному даже для Крисархов. Ярче всего запомнился, пожалуй, гриб-вонючка, загадочным образом оказавшийся в кресле кого-то только что произведенного в рыцари на банкете в честь этого события.

Конечно, все это было неизмеримо серьезнее, и все же что-то во взгляде Брендона убедило Омилова в том, что тот полностью отдает себе отчет в своих действиях. Это было тяжелейшее мыслимое оскорбление всей дворцовой верхушке – такое не забудется никогда, ни за что. Даже его отец, Панарх, не в силах будет заглушить ту бурю возмущения, которую оно поднимет.

«И еще, – подумал Омилов, – учитывая то, как нынче принимаются решения в Тысяче Солнц – осторожными, тщательно рассчитанными ходами Тех, Кто Служит, – бегство Брендона не сможет не затронуть самые основы государства». Его отец при всей своей любви к Брендону даже не будет пытаться защитить его. Геласаар всегда ставит интересы триллионов своих подданных выше личных.

И Брендону это известно.

– Ну? – нетерпеливо спросил Осри. Взгляд его скользнул по лицу Брендона, потом торопливо переместился обратно так, будто не видя его, он мог отрицать случившееся. – Открыл, папа?

Омилов еще раз стряхнул тревожные мысли и внимательно посмотрел на ларец у себя в руках. От солнца осталась лишь узкая полоска света на горизонте, и перламутровая инкрустация мягко переливалась в свете ламп, включившихся на смену закату.

Крышка, наконец, с тихим щелчком подалась. Внутри ларца лежал маленький шар с зеркальной поверхностью – размером в полкулака. И снова Омилов испытал потрясение, сильнее прежнего.

Как это сюда попало?

На мгновение перед глазами его снова встали гулкие своды Храма, тысячекратно отраженные в фасетчатых глазах невыразимо древнего странного существа; в ноздри ударил странный, похожий на благовония аромат; он услышал скрипучий голос, словно кто-то водил по толстым струнам грубым смычком. Он снова испытал страх от безразличного взгляда этого существа, чья жизнь началась, когда его собственные предки высекали каменные орудия среди ледников Потерянной Земли.

– Но это же просто шар, – сказал Осри. – Металлический шар.

Тряхнув головой, Омилов отогнал воспоминание и осторожно вынул шар, стараясь не поднимать его слишком быстро, чтобы не усилить ощущения его странности. Как и в первый раз, когда ему довелось видеть этот предмет, Омилов невольно скосил глаза, пытаясь сфокусировать взгляд – такой идеально ровной, зеркальной была его поверхность, что заметить его можно было только по искажению отраженных им линий.

Как он ни старался, что-то в том, как он держал шар, выдало его, ибо Брендон слегка прищурился, когда он положил его на стол.

Осри протянул к нему руку и застыл, глядя на карту.

– Керульд... Кажется, я слышал это имя.

– Кажется, он теперь эгиос, ответственный за ДатаНет на Брангорнийском узле, – припомнил Омилов, катая пальцами шар; было что-то странное, почти неестественное в том, как тот перемещается по столу. Осри и Брендон завороженно следили за его движениями.

– В жизни не видел ничего похожего, – признался Осри. Он все еще держался настороженно. – Что это такое?

– Что это такое или для чего его создавали, я не знаю, но этой штуке по меньшей мере десять миллионов лет.

– Ур? – сипло спросил Осри.

Омилов кивнул и протянул шар сыну. Тот принял его в ладони, и они сразу же опустились – шар оказался тяжелее, чем он ожидал. Осри поднял шар, и брови его изумленно полезли на лоб, ибо руки двигались слишком быстро для такого веса. Омилов улыбнулся: Осри, несомненно, ощутил пугающее несоответствие между массой шара и его инерцией.

– Кинь его Брендону.

Осри заколебался.

– Не беспокойся, он не хрупкий. Сомневаюсь, чтобы мы вообще могли его как-то повредить.

Осри попытался перебросить шар Брендону, выжидающе поднявшему руки, но маленький шар отказался слетать с его руки – казалось, он приклеился к ладони, хотя при этом свободно перекатывался по ней.

– Бросай, не бойся, – усмехнулся он. Шок прошел, но ощущение нереальности происходящего осталось.

«Брендон – конченый человек. Семион, возможно, уже замкнул кольцо вокруг нас, а мы сидим и беседуем об артефакте, построенном расой, уничтоженной десять миллионов лет назад...»

Осри взял шар и несильно толкнул, словно ядро, но стоило его пальцам растопыриться в момент броска, как шар соскользнул с его ладони и упал на стол – совершенно бесшумно. Он упал так быстро, что самого падения никто не успел увидеть, но коснувшись стола, замер без движения, не прокатившись и миллиметра. Осри толкнул его к Брендону, но как только рука его прекратила поступательное движение, остановился и шар.

Осри наморщил лоб и потянулся к нему, но Брендон взял его быстрее. Он поднял его, положил под него на стол руку ладонью вверх и, подмигнув, отпустил шар с высоты двух футов. Осри вздрогнул, Брендон тоже напрягся, но рука Крисарха осталась невредимой, несмотря на очевидную тяжесть шара.

– Не может быть! – выдохнул Осри. – Никакой инерции!

– Может или нет, видите сами, – ответил его отец. – Возможно, разумеется, она есть, но так мала, что мы просто не можем её измерить. Во всяком случае, те физики, которым разрешили обследовать его шесть столетий назад, сошлись во мнении, что это не более вероятно, чем полное её отсутствие.

– И если такое можно проделать и с кораблем... – начал Брендон.

– То скорость его будет ограничена лишь плотностью межзвездного пространства, – договорил за него Осри, словно за спасательный круг хватаясь за отвлеченную тему.

Брендон уронил шар обратно на стол, взял свой бокал и налил себе еще из графина.

– Так ты знаешь, откуда это взялось? – продолжал Осри.

– Откуда – да, знаю. Как – не имею ни малейшего представления, – ответил Омилов. – Но если я только не ошибаюсь, Мартин Керульд не имел права получать это. Шар почти наверняка украден с планеты, вот уже больше семисот лет находящейся под карантином класса А.

Осри зачарованно дотронулся до шара.

– Ты слышал про систему Парадисиума? – продолжал отец.

– Это один из Обреченных миров, – вмешался Брендон, который стоял, облокотившись на балюстраду и глядя на звезды.

– Двойная планета двойной звезды, обреченная на смерть где-то через пятьдесят тысяч лет, произведение искусства чужой цивилизации, давным-давно исчезнувшей из Галактики, чему мы можем только радоваться. – Омилов нерешительно помолчал. – И я совершенно уверен в том, что это урианский артефакт, поскольку видел его прежде, в храме Демона на Парадисиуме.

– Рельефы, – вспомнил Осри. – Я видел их репродукции – они покрывают целый континент.

– Раз в пятьдесят лет Панархия разрешает ксеноархеологической экспедиции посетить планету. Таких экспедиций было уже четырнадцать, и все встречались с одним и тем же существом – Стражем из Храма. – Омилов издал странный горловой звук, напоминающий бульканье. – Так – насколько я могу воспроизвести без хитиновой гортани – звучит его имя. – Он усмехнулся, задумчиво глядя вдаль. – Одна из членов нашей экспедиции, высокожительница, как выяснилось, страдала неожиданной фобией: не выносила насекомых. В общем, её пришлось выносить из Храма на руках, напичкав успокаивающими.

Омилов взял шар со стола.

– Страж сказал нам, что это – яйцо демона, вроде того, что вылупится из их двойного солнца в конце времен.

– Они что, поклонялись ему? – с легким отвращением спросил Осри.

– Не совсем. Скорее, держали в заточении. Страж сказал, что для его рода это большая честь: на протяжении пятисот поколений хранить его в ожидании дня, когда их солнца, взорвавшись, поглотят его.

Он помолчал немного.

– Пятьсот поколений, считая от исчезновения Ура, – это по двадцать тысяч лет на одного Стража. Эта цифра подтверждается результатами первой экспедиции: анализом радиоактивных изотопов хитиновых чешуй у алтаря, генным сканированием... собственно, потому и установили карантин. Ни одно из естественным путем развившихся существ не может жить так долго.

В наступившем молчании хор лягушек и шорохи в саду показались громче обычных, режущими ухо, особенно на фоне музыки, негромко звучавшей на веранде. Окна дома за их спиной засветились; на востоке поднималась над горизонтом ближняя луна, Килелис, бесстрастно отражая холодным ликом свет зашедшего солнца. По небу тянулись редкие полосы облаков. Окружавший поместье парк казался в розоватом свете луны еще таинственнее.

– Страж не позволил нам прикасаться к шару, а наши инструменты не дали ровным счетом никаких показаний. Поскольку Страж, несомненно, являлся разумным существом, он попадал под защиту Пакта Анархии. Мы не могли заставлять его. Мы и не собирались... впрочем, кто-то тем не менее это сделал. – Омилов тронул клавишу на подлокотнике своего кресла с высокой спинкой, и огни на веранде погасли, а над их головой раскинулось во всей своей красе звездное небо.

– Кажется, я что-то припоминаю, – пробормотал Брендон. – У него ведь есть название... какое-то там Сердце, верно?

Омилов сидел, прижимая шар к груди, и лицо его вместе с яркими звездами причудливо искажалось, отражаясь в его поверхности.

– Сердце Хроноса, – произнес он. – Пожирателя Богов.

Вставала вторая луна, когда Деральце бесшумно скользил по коридору следом за сыном гностора – тот только что вышел из своей комнаты в ночной рубашке.

Сквозь высокое окно в конце коридора светила Тира, и от Осри на стену падала гротескно-большая тень. Он остановился у двери в покои своего отца, и эхо от шарканья его шлепанцев по полированному паркету стихло.

Он дотронулся до панели замка, и дверь бесшумно скользнула в сторону, оставшись открытой, когда Деральце набрал код первоочередного доступа. Свет горел и в спальне, и в кабинете. Гностор предпочитал простоту Карельского Ренессанса: дверей внутри его покоев не было, лишь высокие проемы. Деральце остался в холле, за границей света, и принялся терпеливо ждать.

Омилов сидел в глубоком старом кресле; в руке он держал кружку с горячим питьем, наполнявшим воздух пряным ароматом. Над головой его виднелись в полумраке ветви изящного аргана, чьи длинные серебряные листья туго свернулись на ночь, кроме тех, на которые падал свет настольной лампы. Казалось, растопыренные как человеческая кисть листья защищают кресло и сидящего в нем человека.

По наклону головы гностора Деральце понял, что тот смотрит на рисованный портрет покойной Кириархеи, Илары кир-Аркад. Осри тоже покосился на портрет, висевший на стене еще с тех пор, когда Деральце приходил сюда охранником юного Крисарха.

Омилов оглянулся на стоявшего в дверях сына и улыбнулся.

– Ночные духи не дают спать и тебе, мой мальчик? Заходи, попьем чаю из сон-ягод. Не было случая, чтобы он не помог мне.

– Ночные духи? – переспросил Осри. – Знаешь, папа, иногда мне кажется, что ты и сам почти веришь во все те сказки и мифы, которые изучаешь.

– То верю, то сам смеюсь над ними, – с улыбкой ответил гностор.

Вид у Осри был недовольный. Деральце вдруг припомнилась леди Ризьена в одно из редких посещений семейного поместья.

– Твой отец, Осри, – говорила она тогда сыну, – настоящий ребенок в теле взрослого мужчины. Надо же: отказаться от доли в семейном бизнесе, чтобы забавляться со всякими грязными безделушками и прочим хламом, который он навыкапывал, и хотя у него есть знакомые и в Магистерии, и в Совете Геральдики – хотя меня он с ними так и не познакомил, – он, видите ли, ни за что не опустится до того, чтобы просить у них помощи во благо семьи. Так что тебе, сын, остается страдать из-за его эгоизма.

Деральце стоял тогда рядом, ожидая выхода Брендона к завтраку; госпожа обращала на него не больше внимания, чем на мебель, но Осри выдал свои чувства легким румянцем, а позже извинился перед охранником.

– Мне надо поговорить с тобой, – сказал Осри.

– Ну? – Все еще улыбаясь, Омилов поднял на него взгляд.

– Ты сообщил кому-нибудь о прибытии Крисарха?

– «Крисарха...» – повторил Омилов. – Не так уж много времени прошло с тех пор, как вы оба гостили здесь мальчишками, и тогда ты звал его просто Брендоном.

Осри промолчал. Деральце услышал, как гностор вздохнул.

– Я никому и ничего не говорил, – ответил он наконец.

– Но хоть Архону известно, что он здесь, на нашей планете?

– Мне начинает казаться, что об этом неизвестно никому, кроме нас.

– Значит, ты просто обязан известить Архона.

– Я никому и ничем не обязан, – сказал Омилов. – Я всего-навсего вышедший на пенсию учитель.

– Но я – нет, – возразил Осри. – По-моему, мой долг прост и ясен. Я должен послать рапорт, просто я не хотел делать этого без твоего ведома: в конце концов, это твой дом.

Омилов задумчиво потер подбородок.

– Боюсь, ничего у тебя не выйдет. Я был бы очень удивлен, если бы Деральце не заблокировал уже наш коммуникатор.

Деральце усмехнулся про себя, услышав, как Осри возмущенно втянул воздух.

– Но это же незаконно!..

– Законы, – наставительно произнес Омилов, – созданы для того, чтобы действовать в обычных обстоятельствах. Я начинаю верить в то, что Брендона сюда привело что-то из ряда вон выходящее, и я намерен узнать, что именно. А уже тогда я буду действовать так, как сочту нужным.

С минуту Осри стоял молча.

– Но когда мое увольнение кончится...

– Ты поступишь так, как сочтешь нужным сам, – кивнул Омилов. – А до тех пор позволь мне самому разбираться с этим.

– Что ж, раз так – спокойной ночи.

– Спокойной ночи, сын.

Деральце отступил в тень. Осри прошел мимо него быстрым шагом, не глядя по сторонам. Деральце выждал мгновение, потом вышел следом.

Когда Осри вышел, глаза Омилова продолжали глядеть на красивое круглое лицо в короне вьющихся золотых волос, хотя мысли его роились вокруг молодого человека, спавшего сейчас в гостевой комнате.

– Ах, Илара, – пробормотал он. – Должен ли я остановить его? Как бы ты посоветовала мне поступить?

Голубые глаза на вечно юном лице глядели куда-то в невидимую ему даль, на губах играла легкая полуулыбка, маленькие пухлые руки покоились на бесценной книге древних стихов. Она отдала жизнь служению долгу, пав жертвой человека и мира, для которых поэзия и смех были лишь слабостями, подлежащими немедленному искоренению, и Тысяча Солнц обеднели, лишившись ее.

Он думал о её старшем сыне, превратившемся в такого же тирана, каким был когда-то его дед.

«Геласаар любит его, верит ему и не замечает ничего. Гален замкнулся на Талгарте, а теперь вот Брендон, похоже, сбежал... Как нам не хватает тебя, Илара».

Омилов ушел в невеселые воспоминания о тех сумбурных страстях двадцатилетней давности: эйфории после победы при Ахеронте, милосердии Панарха к поверженному противнику и жестокой мести Должара, обрушившейся на первую же мирную делегацию. Возглавляла её Кириархея Илара.

Не стоило Геласаару щадить его...

На глаза Омилова навернулись слезы, и он недовольно смахнул их рукой, не сводя глаз с портрета. Портрет слегка расплылся в волшебной ауре; казалось, запечатленная на нем молодая женщина вот-вот вздохнет, поднимет на него взгляд и улыбнется. Потом ощущение близости, присутствия прошло, и он снова остался один. Он вздохнул и медленно процитировал вслух строки поэта, которого Илара любила более других:

Слыхали ль вы, что в славе, свете, силе,
В величье вознесет её могила?
Но нам, по ней тоскующим живущим,
Здесь и сейчас с ней встретиться не лучше ль?

Перевод Наны Эристави

6

ТРИ СВЕТОВЫЕ НЕДЕЛИ ОТ ШАРВАННА

Хрим чака-Ялашалал нетерпеливо ерзал в командирском кресле, почесывая себя под лопатками. Тяжелая золотая цепь, висевшая поверх расстегнутой рубахи, позвякивала под его пальцами.

На мостике «Цветка Лит» стояла тишина, только шелестел негромко поток воздуха из тианьги, да время от времени пищал монитор единственного занятого пульта: маясь скукой от долгого ожидания, Эрби снова резался с компьютером в фалангу. С командирского места Хриму был хорошо виден его профиль – длиннолицый скантех прикусил губу, низко склонившись над клавиатурой.

«Этот гребаный сопляк, поди, снова запрограммировал компьютер на постоянный проигрыш – его обыграет без труда даже малый ребенок».

Впрочем, Эрби не имел себе равных в умении нюхом чуять едва воспринимаемые приборами следы возмущенной энергии, оставляемые кораблями, на которых охотился «Цветок Лит». Кривозубый рифтер с вечно отсутствующим выражением на прыщавом лице сполна окупал все свои недостатки, не раз и не два спасая их от мощных, хищно-изящных судов панархистского флота в смертельной игре в кошки-мышки, которую они с ними вели.

При всем при этом он был не самым приятным напарником, которого Хрим выбрал бы для долгой вахты. Неожиданный отбой нападению на Малахронт и ничем не объясненное перенацеливание на Шарванн – планету, стратегическая ценность которой равнялась нулю, – выводили рифтерского капитана из себя. Неужели должарцы разгадали его замыслы?

Хрим покосился на висевший над рядом пультов обзорный экран. С экрана смотрели на него, словно издеваясь, звезды на подкладке из черного бархата. Пустота космоса нарушалась только бледными кругами, обозначавшими корабли, так же, как и они, зависшие в ожидании. Он терпеть не мог ждать вот так, сидя черт-те где, не имея даже возможности спрятаться за каменным или ледяным астероидом, передавая позывные, которые может услышать любой кому не лень. Даже при том, что он то и дело перебрасывал корабль из стороны в сторону на несколько световых минут, чтобы его труднее было запеленговать по сигналу, он все равно нервничал. И новые ароматы и воздушные потоки, которые запрограммировал в тианьги Норио, не помогали ему расслабиться.

Он снова представил себе почти законченный постройкой линкор на Малахронтских верфях и в который уже раз себя самого на его мостике. И ничего, что никому из рифтеров не удавалось еще захватить одно из этих практически неуязвимых судов. «Я буду первым, – злобно поклялся он, вспоминая мерзкую ухмылку Барродаха, когда тот отдавал новые распоряжения. – Буду, нравится это должарцам или нет». Он надеялся только, что на Малахронт не отправят кого-то другого.

Хрим снова поерзал в кресле:

– Эрби!

– Никого не видать, капитан, – откликнулся комтех без особого энтузиазма в голосе. Пальцы его ни на мгновение не прекращали порхать по клавишам.

«Мы здесь уже скоро шесть часов... Даже этот безмозглый Й'Мармор смог бы поймать позывные, находясь от нас в половине светового дня».

Он даст Й'Мармору еще два часа, решил Хрим, а потом пойдет на Шарванн один. Нельзя дать должарцам повод для подозрений.

«Мы будем послушненькими рифтерами, схватим этого ублюдка Омилова, позабавимся чуток, а потом двинем дальше».

Он с радостью вообще не ждал бы Таллиса Й'Мармора, когда бы не слухи о дежурившем в системе Шарванна крейсере. Даже обладая мощью Пожирателя Солнц, он не будет возражать против еще одного эсминца Альфа-класса – не помешает.

Хрим с опаской покосился на урианский гиперволновой приемник – уродливую, оплавленную на вид фиговину, закрепленную на переборке у пульта связи. Вроде бы металлическая, она тем не менее как бы светилась изнутри, практически мгновенно передавая и принимая сообщения с другого конца галактики. «Хорош, должно быть, был видок у этих урианцев, если у них даже машины были такие...» В памяти сразу же всплыла похожая фиговина, только побольше, покоившаяся в машинном отделении у заглушенных пока генераторов эсминца, – та принимала энергию черт знает откуда, зато в таком количестве, что по мощи удара с «Литом» не сравнится ни один корабль панархистского флота.

Он погрузился в приятные мечтания о том, каково будет навести шороху на боевой флот Панарха, когда негромкий сигнал с пульта вернул его к действительности. Он нажал на клавишу, и на мониторе возникло лицо. Дясил, техник-связист.

– Я получил тот отредактированный чип, о котором вы просили, – доложил он. – И еще, по гиперволновому идет клевая штука. Почище, чем в любом программированном сне!

Хрим мгновенно выпрямился, разом забыв о нетерпении. Неизвестно почему, урианская рация работала на единственной частоте; передачу, предназначенную кому-то одному, принимали все. Должарцы пытались справиться с этой проблемой, шифруя передачи для разных рифтерских флотов разными кодами, но теперь рифтеры транслировали напрямую видеосюжеты своих атак по всей Тысяче Солнц, наперебой похваляясь своими подвигами.

– Ну и что там у тебя?

Дясил расплылся в довольной ухмылке.

– Вы что, не знали, что у Эсабиана был шпион в самом Высшем Совете ихнего Панарха? Так он записал все ихнее последнее собрание, и это еще цветочки. Нам придется шибко постараться, чтоб их переплюнуть. Я тут записал кой-чего для вас. Смотрите и развлекайтесь!

Его лицо померкло, и на экране засветилась объемная надпись: «МЕСТЬ РИФТЕРОВ», – сопровождаемая громкой, бравурной музыкой. Хрим фыркнул: Дясилу стоило бы стать заштатным режиссером программированных снов, а не просиживать штаны за пультом связи рифтерского эсминца, за поимку или уничтожение которого панархистский флот обещал особую награду.

Он нажал клавишу на своем пульте, и надпись сменилась видом Артелиона из космоса; на синей глади океана явственно виднелся остров, на котором располагалась столица Панархии. Хрима пробрала невольная дрожь при виде Мандалы – самого сердца Тысячи Солнц, откуда Аркады почти тысячу лет правили своей империей.

«И больше не будут», – подумал он и тут же забыл эти свои мысли, ибо на экране возник следующий кадр – на этот раз Малый Дворец Артелиона, резиденция Панарха. Хрим ухмыльнулся и уселся поудобнее.

* * *

Помещение было длинным, лишенным окон, с высоким потолком и стенами в потемневших от времени деревянных панелях. По стенам висели выцветшие знамена и древние гербы. Снимавший эту сцену сидел в углу: Хрим видел длинный стол и на противоположном конце его пустое кресло с высокой спинкой. На столе перед креслом стоял серебряный поднос, на нем хрустальный графин и пустой стакан. По длинным сторонам стола сидели, переговариваясь вполголоса, около дюжины мужчин и женщин, среднего возраста и старше, в разных мундирах и платьях. Молчала только одна, сидевшая ближе других к пустому креслу. Высокая, худощавая, в невыразительном черном костюме, она сидела неподвижно, хмуро просматривая лежавшие перед ней на столе бумаги. Хрим передернул плечами. Наоми ил-Нгари, глава Ведомства Незримых Служб. Прозванная Паучихой, она создала такую мощную информационную сеть, с которой не могла сравниться даже флотская разведка.

На одежде остальных тоже было мало украшений; мундиры двоих мужчин помоложе, вероятно, ассистентов, казались почти щегольскими.

Так прошло около минуты, потом все одновременно посмотрели куда-то вне поля зрения камеры и встали. Седой мужчина, стройный, одетый еще скромнее остальных, но двигавшийся с исключительным достоинством, вошел в кадр и остановился у пустующего кресла. Он повернулся, и Хрим сразу же узнал его лицо – собственно, эти черты он видел на каждой захваченной ими кредитке, – отлитое в золоте, серебре и платине, отпечатанное на дайпластовых банкнотах.

Геласаар хай-Аркад, Панарх Тысячи Солнц, сорок седьмой по счету властелин Изумрудного Трона Джаспара I. Лицо его было жестким, властным, но собравшиеся вокруг глаз морщины говорили о частой улыбке. Впрочем, сейчас он не улыбался.

Долгое мгновение Панарх смотрел на собравшийся совет. В помещении воцарилась мертвая тишина. Потом он сел, и остальные последовали его примеру. Он заговорил, и голос его оказался неожиданно легким, почти певучим, хотя в нем сквозили нотки усталости.

– Вот уже несколько лет мы обсуждаем странные волнения, имеющие место в Тысяче Солнц: мессианские культы, слухи о находках древнего оружия, о грядущем возвращении Ура, о надвигающейся войне. Мне не надо напоминать вам о том, что системы, подобные нашей, объединяющие тысячи разных культур с многообразнейшими связями, не могут не служить благодатной питательной средой для слухов и их ложных интерпретаций, и мы давно уже обнаружили, что единственно верной политикой по отношению к ним является полное их игнорирование или изучение их как симптома реально существующей проблемы.

Он сделал паузу, налил в стакан воду из графина и отпил пару глотков. Единственным звуком, нарушившим мертвую тишину, было негромкое звяканье, когда он поставил стакан обратно на поднос.

– Однако на этот раз мы имеем дело с волнениями другого рода. Подозрительно похожие друг на друга секты возникают то в одном секторе, то в другом, равным образом среди нижнесторонних, высокожителей и даже рифтеров. Порой создается впечатление, что это поветрие распространяется безотносительно к законам пространства-времени, невзирая на межзвездные расстояния и связанные с этим сроки. Мы проконсультировались с коллегами из Академий Архетипа и Ритуала, Гипостатики, Синхронистики и других. Никто из них не может дать объяснения этому явлению. Даже гносторы Синтезиса – он кивнул старику с темным, изборожденным морщинами лицом – не находят гипотез, способных объяснить эту смуту. Связанные условиями Пакта Анархии, мы могли только наблюдать и ждать – вплоть до сегодняшнего утра, когда с Артелиона нам сюда было прислано неожиданное сообщение. Сообщение с Брангорнийского узла.

По комнате пронесся удивленный шепот, стихший, кода Панарх заговорил снова.

«Значит, они не на Артелионе, – подумал Хрим. – Вот и доверься этому гребаному разгильдяю Дясилу».

– Разве это не старый дворец Конкордиум на Лао Цзы? – спросил кто-то с заднего ряда пультов. – Я когда-то видел его на мемочипе.

– Друзья мои, Тысячелетнему Миру пришел конец, – произнес Панарх. – Мы вступили в войну.

Тишины в помещении Совета как не бывало. Все заговорили разом, так что расслышать можно было лишь обрывки: «Шиидра... Геенна... безумие... казнить в Ахеронте... кто... кто?»

Хрим рассмеялся. Вот эти люди на экране слали корабли с тем, чтобы те уничтожили «Цветок Лит», а находившихся на его борту убили или отправили в пожизненное изгнание. Он испытал острое удовольствие и ощущение уверенности в себе при виде смятения в рядах врагов, понимая при этом, что Эсабиан транслирует запись именно с этой целью.

Высокая женщина в черном на экране поднялась из-за стола.

– Джеррод Эсабиан Должарский! – злобно произнесла она.

На мгновение в помещении воцарилась тишина, потом из кресла вскочил хмуролицый мужчина в мундире.

– Позвольте мне повести флот на Должар и огнем очистить его от этого проклятого Телосом ублюдка!

Взмахом руки Панарх усадил его обратно и повер нулся к высокой женщине.

– Наоми...

– Смотритель Брангорнийского узла, раскаявшийся предатель, сообщил нам о том, что Эсабиан подготовил убийство всех троих сыновей Его Величества! – Она перевела дух и заговорила спокойнее: – Если заговор протекает так, как было задумано, Эренарх Семион и Крисарх Гален уже мертвы. – По зале пронесся вздох ужаса, но тут же затих, когда она продолжала: – Мы ожидаем подтверждения этому со скоростными курьерами, которые наверняка отправлены к нам, если это действительно так. Зал Слоновой Кости на Артелионе уничтожен жестким радиационным излучением в момент Энкаинации нур-Аркада, но сам сын Его Величества пока не обнаружен. Возможно, он исчез во время церемонии, но у нас нет данных о его нынешнем местонахождении.

О судьбе наследников Хрим не знал ничего.

«Эсабиан, должно быть, изжарил их заживо».

Хрим поморщился. За свою долгую карьеру пирата, заработавшую ему репутацию одного из злейших врагов Панархии, Хриму довелось сознательно убить не одну сотню людей – такой уж у него был род занятий, и никаких угрызений совести по этому поводу он не испытывал. Иногда это было даже не лишено забавности. В Рифтерском Братстве смерть являлась орудием труда и постоянной спутницей, но была, как правило, быстрой и чистой, приходя с разрядом лучемета или с жутким визгом воздуха, вырывающегося из пробитого корпуса. Кое-кого из самых ненавистных врагов можно было и помучить немного перед смертью. Однако страсть должарцев к превращению смерти в бесконечно долгий, полный муки процесс была ему чужда.

Краем глаза Хрим заметил, как Эрби вдруг распрямился, смахнул со своего пульта все лишнее и сделал вид, что целиком сосредоточился на своих приборах. За спиной послышалось мягкое шлепанье сандалий по полу, и над плечом Хрима протянулась изящная рука с чашей розовых ягод поззи.

– Мне показалось, тебе стоит немного подкрепиться перед спектаклем, – произнес мягкий баритон Норио.

Хрим забрал у него чашу, и темпат, растопырив пальцы, принялся массировать ему шею и плечи, снимая накопившееся напряжение.

Хрим блаженно вытянулся; слова были излишни – темпат и так улавливал его эмоции. Приятное возбуждение разливалось по телу от легких прикосновений пальцев Норио. Рука непроизвольно ослабила хватку, и он едва не уронил чашу. Хрим ощутил нарастающее тепло в паху, и тут Норио резко отнял руки. Хрим вздохнул.

– Пока хватит, Йала, – прошептал Норио. – Тебе надо быть начеку.

И он вышел так же тихо, как появился. Мягкое шлепанье его сандалий стихло в коридоре. Хрим встряхнулся и высыпал в рот пригоршню ягод. Потом вытер перепачканную соком ладонь о куртку и принялся смотреть дальше, почти не обращая внимания на доносившийся с пульта Эрби писк.

– ...фактически ликвидировали правительство, и мы ожидаем военных акций против самых разнообразных целей в Панархии. – Голос Наоми чуть дрожал от сдерживаемого гнева, но Панарх казался просто усталым и расстроенным.

– Но на что надеется Эсабиан, располагая всего одним «Кулаком Должара»? – спросил кто-то из советников. – После капитуляции ему оставили один линкор, и мы знаем, что новых он не строил.

– Это нам неизвестно. Но похищение Сердца Хроноса вкупе с другими известными нам фактами позволяет сделать вывод, что Эсабиан действительно обнаружил что-то такое – некую технологию – оставшееся от Ура. По нашим предположениям – а они подтверждаются ростом активности рифтеров, смысл которой сделался ясен только сейчас, – он вооружил этим оборудованием часть рифтерских пиратов. Нам не известны ни масштабы реальной угрозы, ни сколько времени осталось у нас в распоряжении.

Хрим ухмыльнулся.

«Вовсе не осталось».

Панарх кивнул Наоми, и та села. Он медленно обвел взглядом собравшихся, словно взвешивая свою следующую фразу.

– Есть новость и хуже, друзья мои, – произнес он наконец, – Один из вас – предатель.

Снова воцарился сущий бедлам. Хрим с наслаждением смотрел, как один из ассистентов без предупреждения швырнул на стол маленький блестящий шар и зажмурился. С пронзительным, закладывающим уши визгом шар взорвался, залив помещение таким ярким светом, что приёмник на мгновение отключился от перегрузки, а все находившиеся в помещении попадали, дергаясь в конвульсиях. Дверь распахнулась, и в помещение ворвались два охранника, напоровшись на кинжальный огонь внезапно оказавшегося в руках ассистента лучемета. Не успело еще стихнуть эхо от падения их тел и лязга выпавшего из их рук оружия, как ассистент достал миниатюрный коммуникатор и начал говорить в него что-то, вынув предварительно маленькие зеленые беруши. Изображение померкло...

Народу на мостике прибывало. На экране тем временем возник сине-зеленый с белыми разводами облаков серп планеты. Поверх него вспыхнула на мгновение надпись «Абеляр», а потом в поле камеры вплыла похожая на стрекозу махина эсминца со светящимися языками защитных полей.

Ракурс съемки подчеркивал выступавшую вперед из угловатого корпуса длинную трубу пусковой установки. На надстройке красовалось изображение могильного креста, на который под залихватским углом была нахлобучена необычная – округлая, с узкими полями – шляпа. Все это обрамлялось перевернутой пятиконечной звездой.

– «Самеди», – произнес кто-то вполголоса. – Корабль Эммета Быстрорука.

Рядом с эсминцем виднелись маленькие, более обтекаемые для полета в атмосфере суденышки, по одному отваливавшие вниз, на поверхность планеты. Затем на экране возник снятый с большой высоты город; аккомпанементом этому изображению служили рокот двигателей и визг рассекаемой атмосферы. Мирно мерцали городские огни. Внезапно в нижнем углу кадра возникли зловеще зеленые стрелы лазерных снарядов. Их пронзительный вой был хорошо слышен даже внутри корабля. Мгновение спустя зеленые лучи погасли, и в самом центре города выросла неровная цепочка ослепительно белых разрывов. На какую-то секунду они залили светом весь город, а потом городские огни разом погасли.

– Что ж, не повезло Абеляру, – заметил Поджер с пульта управления огнем. – Эммет держал на них зуб с тех пор, как они взяли его без штанов в тот рейд пятьдесят восьмого года! Он сделался тогда посмешищем для всего Братства.

Мостик был уже битком набит; многие стояли за капитанским креслом Хрима, чтобы полюбоваться зрелищем на главном экране. Эрби бросил свою игру и тоже смотрел разинув рот. «Только бы он не распустил снова слюни, а то я ему губы поотрываю», – подумал Хрим, и тут же новое изображение привлекло к себе его внимание.

«ТОРИГАН: КВАРТАЛ АРХОНА».

По толпе зрителей пронесся ропот: сцена была снята с уровня земли – судя по всему, атаковавшие Ториган рифтеры не испытывали особых сложностей с высадкой. Впрочем, теперь отряды Архона сопротивлялись с отчаянностью обреченных. Вся поверхность огромной площади была усеяна горящими машинами и бесформенными комками тел. Основным центром ожесточенного боя стала группа величественных зданий. Ослепительно яркие даже при солнечном свете разряды лучеметов и разрывы баллистических снарядов сверкали с обеих сторон площади. Время от времени они дополнялись толстыми, медлительными, но от этого не менее смертоносными жгутами плазменных пушек. Грохот стоял неимоверный. Живых людей видно не было: в этом аду не находилось места для хрупкой человеческой плоти.

В центре зданий виднелся огромный геодезический купол; стекла его сияли на солнце,

– Микориум, – пояснил стоявший за спиной Хрима Дясил. – Был я там как-то раз – то еще местечко.

Хрим раздраженно махнул рукой, чтобы тот замолчал, и тут же зелено-голубое небо расцвело струями ракетного огня, обрушившегося с воздуха на позиции оборонявшихся. Одна из ракет угодила в купол; золотая полусфера медленно осела, и из её темных внутренностей повалил какой-то странный пар... или туман?

– Вот козлы гребаные! – брезгливо буркнул Хрим. Эрби в замешательстве покосился на него.

– Это почему?

Огонь оборонявшихся быстро слабел. Неожиданно на площади показались люди: они бежали в сторону рифтеров, побросав оружие, как-то странно подпрыгивая и размахивая руками. Тела их казались окутанными чем-то непонятным.

– Архонея Торигана держала здесь свою коллекцию грибов, – пояснил Дясил. – Жабьи поганки и прочее дерьмо со всей Тысячи Солнц. Надо же было додуматься: держать все это в самом центре города. Панарх пытался заставить её перевести все это на орбиту...

– А теперь им придется ходить не снимая скафандров и проходить полную дезинфекцию, если они надеются еще поживиться здесь, – хохотнул Хрим. – Весь город будет по колено в копошащейся слизи и грибах-людоедах, или что там держала эта старая сука.

– Примерно так, кэп. – Дясил не смог скрыть дрожи в голосе.

Тем временем бой на экране закончился. Над телами павших защитников вздымались к небу колышущиеся столбы разноцветной слизи – словно изваянные из протухшего сыра колонны. На мостике царила подавленная тишина; кто-то поспешно вышел.

На экране снова виднелся космос – и планета далеко внизу, подернутая сиянием защитных полей Теслы. Поверх изображения вспыхнуло название – Минерва, – и зрители возбужденно зашептались: как же, планета Академии, главный учебный центр панархистского военного флота.

– Вот это будет клево! – выдохнул кто-то.

На пульте Эрби замигала лампочка, сопровождаемая негромким зуммером, и долговязый рифтер нажал на клавишу, убрав со своего дисплея трансляцию.

– Кэп! Выходной импульс... в пяти световых секундах от нас!

Остальные рифтеры поспешно разбежались по постам.

Хрим хлопнул рукой по рычагу и ощутил слабую дрожь, когда корабль, рыскнув на мгновение, совершил скачок через подпространство. Изображение планеты на главном экране сменилось чистым космосом. Секунду спустя звезды на нем дернулись в сторону – компьютер запеленговал прибывшего; место его выхода из подпространства обозначилось медленно тающим шаром бело-голубого света. Рука Хрима зависла над рычагом скачка.

– Поджер! Срочно защитные поля, взять объект на прицел. Приготовить гиперснаряд, Эрби, идентификация?

Последовала напряженная пауза.

– Принимаю сигнал, кэп. Код Братства. Это «Коготь Дьявола».

– Долго же они собирались! Поджер, приказ отменяется. Дясил, передай: всем судам держаться на расстоянии световой секунды, сохранять связь. Будем держать совет.

За штурманским пультом Борган и еще один техник склонились над маленьким пультом, не отрывая жадных взглядов от записи Дясила.

– Борган! – рявкнул Хрим. – Ты что, рассчитал уже первый скачок?

– Угу. Ну, разве подправить еще чуток – всякие там возмущения подпространства... Короче, если мы окажемся дальше полсекунды от цели, можете скормить мне мой пульт. Нам тут с Эдди шибко уж хочется посмотреть, как поджарят этих блестящих молодчиков из Академии.

– Если мы промахнемся сильнее, ты еще пожалеешь, что я не скормил тебе пульт, так что вырубай эту гребаную запись и валяй за расчеты. И потом, Невла-хан и его братия не будут рисковать – как только они прорвут защитные поля, они останутся на орбите и просто сожгут всю поверхность. Только полный кретин станет приземляться на планете, полной этих выкормышей из Академии.

Главный экран разбился на несколько фрагментов, число которых увеличивалось по мере того, как все больше рифтерских капитанов включалось в разговор. Хрим знал почти всех; новым для него был только капитан «Новограта», женщина с пухлым румяным личиком. Её можно было бы принять за добрую бабушку, когда бы не мертвый взгляд.

Как Хрим и ожидал, Таллис Й'Мармор вышел на связь последним. Прошло несколько секунд с появления на экране его пучеглазой физиономии, и только тогда взгляд его остановился на Хриме и он ухмыльнулся, нервно сглатывая слюну, отчего кадык его заходил ходуном. Хрим возмущенно фыркнул:

«Этот чертов засранец все еще в пяти световых секундах от нас!»

– Прости, что задержался немного, Хрим, – начал Таллис. – У нас скачковые системы ни в жопу не годятся, и мы никак не могли докопаться до причины...

– Й'Мармор, тварь головожопая, заткнись! – взревел Хрим. – И подойди ближе, чтобы мы могли говорить, не дожидаясь тебя!

Косноязычные оправдания Й'Мармора продолжались еще секунд десять, на протяжении которых Хрим наливался злостью, а остальные лица на экране ухмылялись.

– ...так что нам пришлось... – Й'Мармор осекся и злобно посмотрел на Хрима. – Я же сказал уже, не могу я обеспечить такую точность подхода! Мы подходим на гравимоторах – это займет всего несколько минут.

– Забудь об этом, Мармор. Заткнись и слушай; если будут вопросы, подождешь с ними до конца. Ладно, общее представление у вас уже есть, теперь конкретно об атаке. – Несколько пар глаз с нетерпением смотрели на него. – Первый скачок делаем на расстояние двадцать световых минут до планеты, с внешней стороны от солнца. Потом «Лит» перескакивает вплотную к полярному проходу и делает их резонансный генератор. Это очистит путь остальным, чтобы подойти ближе к Шарванну, когда поле вновь вернется в нормальные размеры, – выждете, скажем, пятнадцать минут и следуйте за нами. Оказавшись внутри, бейте по всем судам, какие увидите. Никаких трофеев – взрывать к чертовой матери. Главное – не проглядеть военного корабля. «Новограт» и «Коготь Дьявола», не забывайте: ваши гиперснаряды сильнее всего, чем располагает флот, но ваши защитные поля и все прочее – такие же, как у любого другого. У всех остальных преимуществ никаких, кроме внезапности, так что стреляйте первыми, и все тут. Вопросы есть?

Уже задавая этот вопрос, Хрим знал, что последует. Оборотная сторона скачков через подпространство известна каждому: войди через него слишком близко к гравитационному колодцу планетарного размера – и тебя размажет по трем измерениям. Не самый приятный конец, излюбленная тема бесконечных разговоров за стаканом. На Шарванне граница резонансного поля проходила приблизительно по орбите второй луны; если атака Хрима на генератор провалится... В общем, кто-то должен был задать этот вопрос, и кто-то его задал:

– А что будет, если вы промахнетесь?

– Тогда остаток дней вы все проведете, глядя на себя самих изнутри! – рявкнул Хрим. – Я не промахнусь. В общем, после того как мы прорвемся, «Новограт» возьмется за поля, а «Лит» и «Коготь Дьявола» будут высматривать тот крейсер, что по слухам ошивается где-то в системе. – Хрим расплылся в широкой улыбке. – И если он и в самом деле здесь, им придется сильно удивиться тому, что может натворить эсминец Альфа-класса, если в машинном отделении у него урианский приемник!

Капитаны дружно рассмеялись – все, кроме Таллиса, который еще не слышал этой реплики. Замедленная реакция придала ему вид еще тупее обычного, подумал Хрим.

– Не слишком расслабляйтесь, – добавил он, – и не забывайте, насколько сильнее крейсер в дальнем бою.

«Наверняка ведь кто-нибудь забудет», – раздраженно подумал он. По большей части рифтеры, вступившие в должарский флот, были люди случайные, сброд, слишком осторожные или просто мелочь. Таких не замечают крупные боевые корабли панархистского флота, одна длина которых – семь километров – позволяла разместить сенсоры наиболее эффективно; чувствительность и дальность действия у их систем обнаружения были просто устрашающими.

– Так что стоит кому из вас успокоиться после того, как мы разберемся с местными, и перестать ходить галсами, крейсер запеленгует вас в момент выхода из скачка, и вам хана.

Крейсер запросто мог рассчитать прицел с расстояния в десять световых минут, потом скачком оказаться на ближней дистанции, откорректировать прицел и открыть огонь прежде, чем его выходной импульс достигнет датчиков на борту намеченных жертв. Только частые и произвольные смены курса и скорости могли дать кораблю-цели какой-то шанс на спасение – и чем чаще, тем выше был этот шанс.

Смеха у слушателей поубавилось. Выражение лиц некоторых не обещало ничего хорошего, и Хрим поспешно продолжал, делая упор на более приятных обстоятельствах.

– Приземляемся сразу, как взломаем защитные поля. Что делать дальше, вы знаете.

– Какое сопротивление мы можем встретить на поверхности? – перебила его капитан «Новограта». её произношение было безупречным, почти как у знати. Хрим мгновенно возненавидел ее.

– Никакого, если они не дураки. Они знают, что против наших штучек в атмосфере они бессильны.

Законы войны в части, касающейся планетарной обороны, оставались древними и нарушались очень редко: слишком эффективно использование гражданского населения в качестве заложников, чтобы сопротивляться высадке с момента прорыва защитных полей.

– А теперь слушайте хорошенько. – Для убедительности Хрим подался вперед, к камере. – Никаких грабежей, пока мы не найдем этого гребаного Омилова, – и все, находящееся в его доме будет охраняться пуще глаза. Всем, кто пойдет мне напоперек в этом, обеспечен бесплатный проезд в камеры развлечений на Должаре... после того, как с вами разберется предварительно Норио. Поняли?

По выражению лиц Хрим заключил, что угроза достигла цели. Для полной уверенности он выпрямился, закинул ноги на пульт и пару раз выдвинул и убрал стальные когти на своих башмаках.

– Вот и хорошо. А потом – что угодно. Только не одурейте и не расстреляйте ненароком Узел или какой-нибудь синк – все орбитальные поселения мои. Вопросы есть?

Вопросов не было, и он отпустил всех, кроме Й'Мармора.

– Теперь ты, Й'Мармор. Нам еще надо поговорить. – Лицо последнего из остальных участников совещания исчезло с экрана, когда пучеглазый капитан-рифтер, наконец, отреагировал, и эта задержка в прохождении сигнала только добавила Хриму раздражения. – Но я же не виноват! – заканючил Таллис. – Этот ублюдок О'Паппан и его шарага на Рифтхавене – это они всучили мне второсортные запчасти!

– Вот и сунь их себе в жопу, Мармор, он продал тебе ровно столько и того, сколько ты заплатил. Если бы ты тратил больше денег на «Коготь Дьявола» и меньше на свои блядские украшения – вспомнить только этот кошмар, что ты называешь своей каютой... Со всеми этими жирными телками на картинах, с мебелью, сидя на которой кажется, будто тебя посадили на чью-то рожу... Что-то среднее между борделем и анатомическим театром! – От возмущения у Хрима перехватило на мгновение голос. Остальные находившиеся на мостике низко склонились над своими пультами, но Хрим затылком чувствовал, что они ухмыляются.

– Ладно, Мармор. Я не знаю, почему Эсабиан выбрал тебя, и если бы мне дали возможность выбирать, я бы тебя к своей флотилии на выстрел не подпустил бы, но раз уж ты здесь, запомни: если ты ухитришься про срать эту операцию, я скормлю тебе твои же собственные потроха. А теперь: сколько времени тебе еще нужно, чтобы починить скачковые системы?

Угрозы и нескрываемая злость Хрима возымели действие: Й'Мармор даже свел обычные хныканье и оправдания к терпимому минимуму и принялся за дело. Всего через час Дясил сообщил на мостик, что «Коготь Дьявола» отрапортовал о готовности.

– Вид у него, правда, кэп, был не очень чтобы веселый, – с кривой улыбкой добавил связист, – уж не знаю почему.

Хрим расхохотался и тут же выбросил все это из головы: обычное возбуждение перед атакой уже начало охватывать его. При том, что по рифтерским меркам ему до сих пор потрясающе везло, да и на бедность грех было жаловаться, всю свою жизнь он провел в бегах. За удачами ни на минуту не переставал маячить страх – страх внезапно вынырнувшего из скачка крейсера, рвущего барабанные перепонки рева раптора или неожиданного удара гиперснаряда. Мало кто из промышлявших пиратством рифтеров прожил достаточно долго, чтобы насладиться своим богатством, и чем успешнее была их карьера, тем больше становились шансы их фатальной встречи с панархистским флотом – не говоря уже о смертельно опасной зависти своего же брата рифтера.

Зато теперь пришло время расплатиться по всем счетам. Судьба и Властелин-Мститель дали ему в руки абсолютное оружие, и подобно приятелям из Братства, работу которых он наблюдал на экране с таким удовольствием. Хриму не терпелось обрушить его на своих давних преследователей. Он сцепил пальцы и закинул руки за голову, отгоняя прочь нетерпение. На мгновение негромкое гудение бортовых систем сделалось такой же частью его самого, как звук вдоха через ноздри или биение его пульса. Он превратился в орудие собственной мести.

– Дясил, – приказал он. – Боевым постам – полную готовность. Сигнал флотилии. Борган... вводи программу.

Спустя мгновение корабль с рыком вошел в скачок. Звезды на экране померкли, и «Цветок Лит», вывалившись из пространства-времени, понесся к Шарванну.

7

К великому облегчению капитана, «Коготь Дьявола» проделал скачок в намеченную точку без особых происшествий, однако Таллису И'Мармору показалось, что «Цветок Лит» ушел в скачок всего через несколько секунд после их выхода. Пятнадцать минут до атаки.

Таллис смотрел на красноватое пятно на месте исчезнувшего «Лита», пока оно не рассосалось, потом откинулся на спинку командирского кресла и нервно побарабанил пальцами по краешку своего украшенного чеканкой пульта. Перстни на пальцах поблескивали в приглушенном освещении мостика. Вокруг него склонились над своими мониторами командиры боевых служб в своих красных с золотом мундирах.

Злобные слова Хрима продолжали звучать у него в ушах.

«Как грубо, но как характерно для этого варвара – назвать мой корабль борделем. Борделем! Ему-то откуда знать, если его не пустят ни в один из борделей Тысячи Солнц... Если, конечно, он не приведет себе партнера сам. Даже тогда с него сдерут двойную цену – за уборку номера после его ухода».

Таллис брезгливо поморщился: мостик «Лита» произвел на него угнетающее впечатление. Голый металл или серая краска. И – уж в этом-то он уверен – все покрыто толстым слоем жирной грязи. Он довольно огляделся по сторонам. Причудливые украшения, дорогие панели стен превращали мостик «Когтя Дьявола» в ласкающее глаз зрелище. Воздушный режим на мостике слегка изменился: запахло сандалом, бергамотом и нушией, и он улыбнулся, довольный этой новой комбинацией, которую сам запрограммировал для тианьги – такие штуки совершенно необходимы для экипажа, утомленного монотонностью полета.

Но тут его приятные размышления прервал голос шо-Имбриса, его штурмана:

– Десять минут до скачка.

Желудок Таллиса судорожно сжался, словно от нестабильных гравиторов, но он понимал, что гравиторы здесь ни при чем. Одно дело налететь, пограбить и тут же сделать ноги – по этой части Таллис был неплохим специалистом; именно поэтому синдикат Карруу нанял именно его и «Коготь Дьявола». Их интересовала добыча, а не доклад о повреждениях. Но совсем другое дело – полномасштабное вторжение на планету, да еще с ошивающимся где-то в системе крейсером. «Интересно, – подумал он, – чего такого Эсабиан наобещал Карруу, что они не побоялись рискнуть своими кораблями, поддерживая должарскую операцию?»

Хорошо бы скачковые системы опять отказали – тогда они пропустят самую опасную стадию боя. И Хрим не сможет обвинить его... да нет, сможет. Он видел как-то раз «развлечения» Хрима и знал, что этому неучу достаточно малейшего повода, чтобы устроить подобное, и никакие объяснения тут не помогут. А уж на что способен Норио... Таллиса пробрала дрожь. Эмоции человека – его сокровенное достояние, а не инструмент для пытки.

Пальцы его непроизвольно порхали над клавишами, как бы набирая тайный шифр, потом до него дошло, что он делает, и он поспешно отдернул руку. «Ты не боишься боя, – настаивал его внутренний голос, усиливающийся вместе с охватывающим его напряжением. Знакомая смесь вины и нетерпения жгла его, и к этим ощущениям примешивалось теперь еще отвращение к себе. – Ты потратил на эту чертову штуковину половину годовой выручки, и даже ни разу не опробовал ее».

Суеверный холодок пробежал по спине, когда он подумал о системах, которые барканский электронщик запрятал в компьютеры «Когтя Дьявола». Логосы – кибернетическое воплощение объединенного опыта десятков капитанов, включая величайших из летавших в космосе. Имена тех, чьи таланты хранили логосы, до сих пор сияли золотом в Зале Славы: Ильварес, Метеллиус, Ту Чанг, Поргрут Младший – и все они теперь в его распоряжении. Может, и стоит включить их – пусть следят за безопасностью тылов и помогают разбираться в тактической обстановке.

«Уж с этим-то боем они разберутся без труда».

«И со мной они тоже, возможно, разберутся без особого труда».

Кадры из учебных чипов по истории. Ужас тысячелетней давности, впечатались в память совсем недавними событиями. Столетняя война с адамантинами – холодными, безжалостными разумами, заключенными в оболочку из хрусталя и металла и выпущенными на волю Гегемонией в отчаянной попытке захватить господство над беглецами с Потерянной Земли – навсегда оставила в истории человеческой цивилизации глубокий шрам. Впрочем, гегемонисты довольно скоро утратили контроль над собственными же порождениями – если он и был вообще когда-нибудь – и в конце концов вынуждены были сражаться против них плечом к плечу со своими недавними противниками, беглецами. И если верить слухам, остатки разбитого врага до сих пор скрывались где-то в глухих углах Тысячи Солнц. Во всяком случае, всем было прекрасно известно, какая неслыханная награда ждет того, кто выведет панархистский флот к последним адамантинам. Подобно подавляющему большинству уроженцев центральных созвездий, Таллис верил в непогрешимость Запрета так же свято, как в существование Артелиона или Изумрудного Трона Панархии. Человеческое сознание копировать не дозволяется.

Однако Барка находилась вдали от центра, зато в пределах досягаемости Шиидры. Они не испытали на себе Ужаса, поэтому страхи других беглецов были им незнакомы. Их андроиды-тинекрисы формально оставались в рамках закона, но не более того, чем заслужили себе в Тысяче Солнц зловещую славу – как огры, в свое время с успехом использовавшиеся против Шиидры. Барканский торговец на Рифтхавене особо напирал на то, что логосы не разумны по-настоящему, старательно обходя тот факт, что узнай власти о них, и это обеспечит Таллису по меньшей мере пожизненную ссылку на Геенну, а по законодательствам отдельных планет – и мучительную смерть.

А уж если о них узнает команда...

Торговец обещал ему полную тайну сделки и продемонстрировал кое-какие занятные имитации поединков между звездолетами. Логосы смогут общаться с ним посредством вживленного приемника, и слышать его мысленные команды, где бы на корабле он ни находился. Никто другой не услышит их и не сможет командовать ими, говорил барканец. И, используя специально вживленные в глаз линзы – Таллис как сейчас слышал медовый голос торговца, – логосы будут сообщать ему визуальную информацию, невидимую для всех остальных. Слава же достанется ему одному. Наверное, на это Таллис и купился, согласившись подвергнуться операции на обоих глазах. Мечты о грядущих славе и богатстве роились в его голове до того момента, когда хирург включил линзы для последней проверки.

Мертвые мозги. Говорящие трупы.

Таллис содрогнулся при одном воспоминании об этом. Ровный, лишенный эмоций, бестелесный баритон, звучащий где-то прямо в голове, являлся ему в кошмарных снах несколько следующих месяцев, и он ни разу не осмелился включить логосы сам.

– Пять минут, – доложил шо-Имбрис.

В уме снова замелькали видения предстоящего боя. Сам по себе поединок между кораблями трудно предсказуем – те набеги, на которые он отваживался до сих пор, не шли с этим ни в какое сравнение. И еще этот крейсер... страх перед ним пронизывал Таллиса насквозь – он служил юнгой на старом «Кошмаре», когда того повредил в бою крейсер. Ни один звук на свете не сравнится со скрежетом разряда раптора по корпусу.

Мгновение страх перед логосами и страх перед грядущим боем уравновешивали друг друга. Ему придется прокрутить этой чертовой машине запись разговора с Хримом... впрочем, чего тут стыдиться? Смеяться логосы не умеют; они, должно быть, вообще не поймут эмоциональную сторону этой сцены.

Таллис воровато окинул взглядом мостик. Никто не смотрел в его сторону. Выждав минуту, он заставил себя набрать дрожащими пальцами замысловатый пароль, и логосы начали пробуждаться. Сияя призрачным светом, видимым ему одному, сектор за сектором возникали у него перед глазами по мере того, как они проверяли имплантированные в нервные окончания контакты. Таллис стиснул зубы, стараясь не дрожать при звуке мертвого баритона у него в мозгу, ведущего монотонный как молитва технический опрос.

* * *

Никто не смог бы обвинить Андерика, старшего связиста «Когтя» в плохом состоянии его рабочего места – сплошь из полированного дерева и хромированного металла. Глядя на особенно тщательно отполированный кусок панели, он увидел, как капитан внезапно напрягся. Со стороны казалось, будто с Таллисом случился припадок: зрачки его вдруг заметались из стороны в сторону, зубы крепко стиснулись, и он покачнулся, чуть не выпав из кресла.

Андерик покосился на экран, но там не было видно ничего, кроме звезд и проложенных трасс других кораблей. Что происходит? Через несколько секунд до Андерика дошло, что кадык Таллиса едва заметно шевелится. Он говорил сам с собой. Разговор с собой, похоже, был довольно оживленный и продолжался некоторое время.

– Штурман, – неожиданно бросил Таллис, оборвав царившую на мостике напряженную тишину. – Время до скачка?

– Сто двадцать восемь секунд, сэр.

– Сам знаю. – Голос Таллиса звучал сердито, но Андерик уловил в нем необычное напряжение. – Пересчитай курс. Брось нас как можно ближе к узлу и тут же сориентируй сенсоры.

Сидевший за соседним с Андериком пультом Ульгер повернулся на голос Таллиса.

– Немедленно после выхода из скачка проверить наличие целей возле узла и ближайших синков, чтобы мы могли драться, не ожидая удара в спину.

Ульгер склонился над пультом и принялся рассчитывать выход из скачка. Для Андерика у Таллиса новых распоряжений не нашлось, так что ничего не мешало ему слушать, как капитан вызывает один за другим все остальные посты. Это никак не вязалось с его обычным поведением. Обыкновенно Таллис до омерзения дотошно планировал всю операцию, не оставляя места случайным озарениям, и уж во всяком случае никогда, никогда не менял своих планов так, как сейчас.

Продолжая наблюдать, Андерик все больше убеждался в том, что происходит нечто из ряда вон выходящее, что можно обернуть в свою пользу – выведав по возможности максимум у Лури.

При одной мысли о ней штаны вдруг сделались тесны Андерику; воспоминание о её податливости затуманило взгляд до того момента, когда корабль вздрогнул, входя в скачок.

* * *

Омилов долго еще сидел так, глядя на портрет.

Настольная лампа отреагировала на его неподвижность и погасла, и он вздремнул ненадолго, но ночь тянулась слишком долго, а сумятица в мыслях одолевала даже эффект от сон-чая. Когда он проснулся, Килелис клонилась уже к холмам на западе. В её призрачном свете статуи на лужайке перед окном казались почти живыми,

Он встал и потянулся; лампа послушно вспыхнула, и он увидел в окне собственное отражение, заслонившее мир снаружи. Он пригляделся к нему: высокий, чуть сутулящийся, хотя лицо и не такое уж старое, черные с проседью волосы гладко зачесаны, и в довершение всего большие, мясистые уши, фамильная черта Омиловых, прослеживающаяся во всех поколениях, о которых остались хоть какие-то свидетельства. Настольная лампа освещала его лицо снизу, отбрасывая на лоб длинные тени, что придавало ему зловещий вид. Даже затаившаяся в уголках губ улыбка казалась недоброй. Он отвернулся, плотнее запахивая халат. Может, свежий воздух на террасе развеет немного его невеселые мысли...

Выходя на террасу, он задержался в дверях, чтобы обмануть электронику – ему не хотелось, чтобы свет зажигался – и с удивлением заметил, что кто-то уже проделал ту же операцию раньше. Омилов осторожно открыл дверь и увидел стоявшую у перил мужскую фигуру.

Шлепанцы его негромко шаркали по каменному полу, предупреждая неизвестного о его появлении. Подойдя ближе, он узнал профиль Брендона – тот стоял и молча смотрел на звезды.

Молодой человек не обернулся на звук его шагов, и они постояли немного молча. Ночной воздух был свеж; легкий ветерок коснулся щеки Омилова, и он плотнее запахнул халат.

Так, в молчании, они постояли еще несколько минут, и Омилов решил наконец нарушить тишину.

– Ты сказал, Брендон, что улетел еще до ритуала. Я должен спросить тебя, почему. – Он поколебался немного, потом заговорил снова. – Было бы лучше, если б я узнал правду прежде, чем появятся гонцы от твоей семьи, чтобы выпытывать её у нас всех.

Брендон резко повернулся лицом к нему.

– Никто не знает, что я здесь, – сказал он. – Мы прибыли сюда как два частных лица с одного из орбитальных поселений – за этим проследил Деральце. И мы очень скоро улетим – это если вы боитесь, что Семион смог выследить нас.

Омилов кивнул и раскрыл рот, но Брендон опередил его.

– Себастьян! – произнес он, отойдя от перил. – Сколько лет вы знакомы с моим отцом?

Омилов не понял, что крылось за этим вопросом: ответ на него был хорошо известен Брендону.

– Почти тридцать пять лет, – задумчиво ответил он. – Я работал тогда в отделе ксеноархеологии Совета Внешних Сношений. Мы встретились при довольно необычных обстоятельствах на планете за пределами Тысячи Солнц.

– Вы никогда раньше не рассказывали об этом.

Омилов усмехнулся.

– Ты был на редкость настырным мальчишкой. Лучшим способом избежать твоих вопросов было сделать так, чтобы ты вообще не знал, о чем спрашивать. – Голос его погрустнел. – Но по крайней мере от этого знания тебя не убудет: планета действительно была безымянной, и никогда не получит имени. Она объявлена под карантином нулевого класса – заходящие в систему суда уничтожаются без предупреждения. Одно время казалось, что жизнь на её поверхности лучше просто испепелить, и, если о ней станет известно, так и случится. Все это находится под личным контролем Панарха.

Последовала долгая пауза. Где-то вдалеке кричала ночная ящерица, и это походило на женский плач, внося грустную нотку в торжествующий лягушачий хор. Когда Брендон заговорил снова, голос его звучал задумчиво.

– Когда я рос, вы были одним из самых близких его друзей. Я помню, как менялся он, когда вы оставались вдвоем, – совсем другой, чем в окружении придворных.

– Другой, – вздохнул Омилов то ли утвердительно, то ли вопросительно.

Брендон чуть улыбнулся.

– Я ведь жил у вас после того, как мою мать убили. – Голос его не дрогнул, но Омилов заметил, как судорожно стиснулись его пальцы на мраморной балюстраде.

– Ты знаешь почему, – сказал Омилов, тщательно взвешивая слова. – Мне казалось, мы с тобой достаточно часто обсуждали опасности тех лет.

Брендон жестом выразил согласие.

– Мои настырные вопросы... но вы ведь всегда отвечали на них, разве нет? – Он усмехнулся. – Собственно, потому я и прилетел сюда, прежде чем... – Он пожал плечами и вдруг резко повернулся к Омилову: – Себастьян, когда вы бросили Артелион... ушли в отставку десять лет назад, ваша карьера была в расцвете. Вы могли бы получить место в Геральдическом Совете – рыцарское звание считается ступенькой к этому, так ведь? К вам прислушивался мой отец, у вас были влиятельные друзья в Совете и в Магистериуме; множество людей посвящают всю жизнь тому, чтобы достичь этого. Вы могли бы даже войти в Высший Совет. Но вы предпочли уйти.

Омилов отвечал осторожно – и на этот вопрос, и на те, что остались невысказанными.

– Наверняка ты слышал от своего отца, скорее всего не раз, что править Тысячей Солнц не под силу никому.

– «Правитель Вселенной – правитель ничей; власть над мирами держит крепче цепей...» – процитировал Брендон.

– Твой отец живет с этим и страдает от этого. Подобно любому из сорока шести его предшественников, ему приходится опираться на других людей, на тысячи других людей, в большинстве своем незнакомых, судить о которых он может лишь понаслышке. – Омилов обнаружил, что расхаживает взад и вперед, сложив руки на животе и выставив пальцы – привычка, хорошо знакомая всем его студентам. Он опустил руки. – И подобно всем своим предшественникам, он допускает иногда ошибки.

Он покачал головой.

– Я пытался предостеречь его насчет близкого ему человека, не заслуживавшего, по моему мнению, такого доверия. Он не стал, не захотел меня слушать: самое замечательное качество твоего отца – его верность. А я не мог не говорить ему правды, пусть и в ущерб нашей с ним дружбе. Ну и в конце концов... – Омилов поколебался, но только мгновение. – В конце концов был уничтожен преданный и талантливый человек, а я ничего не смог сделать, чтобы помешать этому, хотя происходило все у меня на глазах. После этого я понял, что не могу больше оставаться на Артелионе.

Брендон кивнул, и последние следы сдержанности и замкнутости исчезли с его лица.

– Лусор, – резко произнес он. – Но знаете ли вы, почему...

Внезапно всю усадьбу залило ослепительно ярким, ярче солнца, светом, от которого по земле протянулись черные угловатые тени. Омилов крепко зажмурился; перед глазами продолжали плыть круга. Почти сразу же кожу начало покалывать, таким наэлектризованным сделался воздух; сияние ослабло. С верхушек ближних деревьев сорвалась стая джизлов, возмущенных неурочным дневным светом.

Зрение возвращалось к Омилову, но медленно. Когда к нему вернулась способность различать окружающие предметы, Брендон смотрел вверх, на быстро тающую в небе к востоку от Тиры светлую точку. Ночное небо полностью преобразилось: большинства звезд не было теперь видно вовсе, самые яркие виднелись, но блеклыми пятнышками, а две луны казались тусклыми круглыми зеркалами. На горизонте с севера вырастали и тянулись к югу яркие языки призрачного пламени, на глазах делаясь все ярче и ярче.

– Силовой щит включен, – сказал Брендон. – Должно быть, это один из резонансных генераторов.

– Авария?

– Нет.

В голосе Брендона не было и доли сомнения, и Омилов подумал, что, хотя военное образование молодого человека и прервали десять лет назад, в таких вещах он разбирается лучше гностора ксенологии.

– Нет, это наверняка нападение. Если это один из резонаторов, пространство внутри орбиты открыто для выхода из скачка – это классический маневр... если верить тем ситуациям на тренажере, которые мне позволили проиграть, – добавил он не без горькой иронии.

К ним присоединился Осри и застыл, уставясь на юг.

– Это еще что? – ткнул он пальцем, и тут же глаза его пораженно расширились. – Нет, не может быть... Это ведь не синхролифт?

Длинная, бело-голубая полоска слабого света медленно поднималась к яркой звезде – узлу. Немного выше виднелась еще одна, бледнее. Они оцепенело смотрели с минуту, потом Омилов не выдержал:

– Что же это такое мы видим? Ведь это ствол орбитального лифта, верно?

– Его оборвал силовой щит, – тихо ответил Деральце, – и теперь аварийные буксиры пытаются вывести его из экваториальной плоскости Шарванна, чтобы он не задел узла или одного из Верхних поселений.

– Второй ствол – система инерционного запуска грузовиков, – сказал вдруг Брендон. – Его тоже сбросили, чтобы он не утащил узел с орбиты. Помнится, я видел чип о нападении на Альфейос, на заключительном этапе вторжения Шиидры...

– Шиидра! – взвизгнул кто-то. – Храни нас Телос!

Одна мысль об этих свирепых, собакоподобных созданиях с их плоскими кораблями-эллипсоидами, вызвала среди слуг панический шепот.

– С Шиидрой окончательно разделались более пятидесяти лет назад.

Омилов с удовлетворением отметил, что последняя реплика исходила от Парракера, его дворецкого. Тот вообще обладал магической способностью наводить порядок среди слуг, так что неизбежная для большинства других домов вздорная болтовня здесь практически исключалась.

– Нет, – возразил Осри. – Только с передовой базой, откуда они устраивали набеги на Панархию. Их родную систему так и не нашли.

Парракер позволил себе чуть сжать губы, отчего его седые усы возмущенно встопорщились. Шепот среди слуг возобновился. Омилов вздохнул. Среди черт, унаследованных Осри от матери, склонность ставить точность выше разумной сдержанности была далеко не последней,

– Маловероятно, чтобы, лишившись важного аванпоста, Шиидра отважилась напасть на одну из Внутренних Планет Тысячи Солнц – какая-нибудь пограничная планетка была бы куда более логичным выбором. – Брендон говорил сухим, официальным языком – большая для него редкость. Каким бы непривычным ни показалось это Омилову, на слуг это произвело впечатление: они поверили. – Кто бы ни были напавшие, это люди.

Лицо Осри приобрело кислое выражение: он не мог позволить себе спорить со стоящим выше его в социальной иерархии, так что ему пришлось смолчать, проглотив пилюлю,

«Отменно проделано, Брендон!» – подумал Омилов, стараясь, однако, чтобы удовольствие не прочиталось на его лице.

Парракер начал сгонять свою паству обратно в дом. Прокатился далекий гром, и сияние сделалось ярче, хотя и не так быстро, как в первый раз. Налетел порыв ветра, принеся с собой слабый запах озона.

– Почему бы нам троим не перейти в библиотеку? – предложил Омилов, думая больше о смотрящих на него слугах. – Там нам будет удобнее, к тому же, возможно, мы сможем узнать по ДатаНету, что же здесь происходит.

Как раз когда они входили в дом, новая вспышка, слабее первой, залила светом веранду. Они повернулись вовремя, чтобы увидеть серию небольших вспышек, оставивших за собой в небе быстро расплывающиеся светлые круги.

– Перестрелка между кораблями, – пробормотал Деральце. Он стоял прямо за спиной Брендона; чем бы он ни занимался час назад, сейчас он был на посту. Омилов подумал, вооружен ли он, и пришел к неутешительному выводу, что Деральце, скорее всего, представляет собой ходячий арсенал.

Омилов загнал всех троих в дом, успев услышать напоследок еще один далекий гром и свист нарастающего ветра.

В эту полную потрясений ночь особенно приятно было застать библиотеку такой, как всегда – со всеми её привычными запахами и корешками книг и чипов, уютно поблескивавшими на потемневших от времени деревянных полках. Приятно было ступать по мягкому зеленому ковру, смотреть на высокий потолок, на охватывающую помещение с трех сторон галерею, на которую вела спиральная лестница.

Четвертая стена была закрыта тяжелыми портьерами – окна здесь выходили на ту же лужайку, что и окна кабинета Омилова. В библиотеке стоял слабый запах кожи и воска – уютный запах, от которого остальной мир казался далеким-далеким.

– Садитесь, пожалуйста, – произнес Омилов.

Брендон с Осри выбрали себе по мягкому креслу так, чтобы лучше видеть экран коммуникатора, и Омилов набрал на пульте код ДатаНета. Деральце занял место за креслом Брендона, откуда мог смотреть и на экран, и на дверь.

Почти сразу же стало ясно, что никому из novosti – комментаторов ДатаНета – не известно ничего такого, что бы они не знали сами. В любом случае большая часть информации транслировалась через Узел, а нормальная связь с ним и Верхними поселениями оборвалась с разрушением орбитального лифта, тогда как поля Теслы пропускали только высокочастотные военные сообщения, не воспринимаемые бытовыми коммуникаторами. Одно из агентств даже передало ту запись, о которой говорил Брендон, – нападение Шиидры на Альфейос тридцать лет назад, вместе с графическими изображениями враждебных существ. Поморщившись, Омилов выключил экран.

– Безответственный вздор! – воскликнул он. – Если уж на то пошло, догадки мы и сами можем строить. Если это люди, то единственный, кто мог бы пойти на такое – это рифтеры, хотя ума не приложу, с чего им творить такую глупость.

Брендон быстро поднял взгляд, но первым заговорил Осри.

– Рифтеры? Оборванцы, пираты и работорговцы, нападающие на крупную планету? – Он возмущенно скрестил руки на груди. – Ничего, наш флот положит этому конец, и очень быстро.

Тут появился Парракер с кофе и коньяком, и Осри сел. Омилов нажал клавишу на пульте, отодвигая шторы. Зрелище неповторимой красоты – переливающееся сполохами небо и облака в кружевах молний на горизонте – целиком завладело их вниманием, и дальше они сидели в тишине, прерываемой только приближающимися раскатами грома и негромким звоном посуды о стеклянные столешницы.

Немного погодя с пульта послышался негромкий сигнал. Омилов выпрямился, стряхивая воспоминания.

– Да?

– Голоком от Его Светлости, сэр.

Омилов зажмурился: неужели у Архона нет дел важнее, чем звонить ему? Жестом руки он пригласил Брендона и Осри подойти ближе, чтобы слышать разговор, и включил коммуникатор.

Прямо перед их креслами соткался в воздухе, чуть дрогнул, настраиваясь, и материализовался образ невысокого, коренастого мужчины лет тридцати пяти, в простом военном мундире; безукоризненно отглаженные брюки были заправлены в блестящие лаком сапоги. На его груди красовался единственный знак отличия, Солнечный Герб. Белоснежный мундир казался еще светлее на фоне черной кожи и черных же курчавых волос. В темных глазах стояла тревога, но лицо осветилось улыбкой, когда взгляд остановился на Омилове.

– Себастьян! Рад видеть вас в добром здравии. У меня нет времени на расшаркивания, поэтому перехожу к делу; считайте, что это настолько близко к приказу, насколько позволяет мне мое положение: я должен как можно скорее видеть вас здесь, в Меррине.

Взгляд его переместился в сторону, скользнул по Осри – это сопровождалось вежливым кивком – и застыл, наткнувшись на Брендона. Омиловские подозрения насчет того, почему Танри Фазо опасается за его безопасность, сменились совсем другими, когда Архон после короткого колебания поклонился, крепко сжав губы.

– Ваше Высочество, на вашем присутствии здесь я тоже вынужден настаивать. – Голос его звучал сухо, официально.

Лицо Осри было угрюмее некуда. Брендон промолчал, лишь слегка наклонив голову.

– Мы будем рады повиноваться, Ваша Светлость, – поспешно произнес Омилов, – но я не понимаю...

– Простите, Себастьян, но мне некогда объяснять. За вами уже отправлена военная охрана. До встречи.

Он кивнул, отвесил еще один формальный поклон в сторону Брендона, и изображение померкло.

Несколько минут спустя оглушительный рев сверхзвуковой машины известил о прибытии охраны. Сквозь окно библиотеки они увидели хищный силуэт, мягко опустившийся на лужайку. Зарницы надвигающейся грозы отсвечивали на полированных боках.

Осри медленно поднялся из кресла, явно не в силах оторвать взгляд от корабля. Омилов дотронулся до босуэлла.

– Парракер, мне надо поговорить с тобой.

Наверное, напряжение в голосе Омилова заставило пожилого дворецкого появиться быстрее, чем этого можно было бы ожидать от его дородной туши.

– Архон требует, чтобы мы прибыли в Меррин. Он не имел возможности объяснить нам, что происходит. Если... – он поколебался немного, – если что-то будет угрожать этому дому, я доверяю тебе руководство слугами. Их безопасность должна стать твоей первоочередной задачей. Кстати, в потайном сейфе находится деревянный ларец; я должен просить тебя лично доставить его в Университет и проследить за тем, чтобы его поместили в хранилище. Где найти шифр, ты знаешь. Спасибо, Парракер. Надеюсь, мы скоро вернемся. – Он улыбнулся своим спутникам. – Ну что, идем, господа?

Первым шел Брендон, Деральце – как и можно было ожидать – держался за ним. Внизу у лестницы их ждали уже военные в боевом облачении; при виде Брендона они вытянулись по стойке «смирно». Брендон улыбнулся им, проходя, Осри миновал их, словно не заметив. Омилов подошел к двери, и они сомкнулись за его спиной, однако шаги его замедлились, и он остановился.

– Сэр, – начал один из военных. – Его Светлость дал нам указание спешить, насколько...

– Нет, – медленно произнес Омилов, – это не менее правдоподобно, чем его появление.

– О чем это ты, папа? – остановился и повернулся к нему Осри.

Нерешительность Омилова разом исчезла куда-то, сменившись целеустремленностью.

– Прошу вас, Ваше Высочество, Осри, проходите в шаттл. Я догоню вас через минуту.

Он торопливо направился обратно в дом, сопровождаемый одним из охранников.

Меньше чем через минуту он протиснулся в люк шаттла и опустился в мягкое кресло рядом с сыном. Оба – к Брендон, и Осри – не сводили глаз с резного деревянного ларца в руках у Омилова.

– Что? – не выдержал Осри. – Зачем тебе эта безделица, папа?

– Как по-твоему, почему Его Светлость в такое время из всех людей хочет видеть именно меня? Здравый смысл говорит, что между этим, – он поднял маленький ящик, – и тем противостоянием, что происходит у нас над головами, не может быть никакой связи, но тот же самый здравый смысл вообще отрицает вероятность всего происходящего, не так ли?

– Если эта штука и впрямь так важна, как ты считаешь, – ответил Осри тоном взрослого, обращающегося к неразумному дитяти, – разве не лучше ли было бы доверить Парракеру доставить её в безопасное место?

Омилов покосился на Деральце, потом на охранников, и пробормотал тихо, но голосом, не допускающим дальнейших препирательств:

– Я полагаю, эта вещь и направляется в место, где ей будет гарантирована безопасность.

Осри позволил себе фыркнуть, но тихо, и отвернулся к ближнему иллюминатору. Машина взмыла в небо и устремилась к столице.

8

– Огонь!

Мостик «Лит» содрогнулся в такт удвоенному воплю ускорителя, и из-под нижнего обреза обзорного экрана вырвалась привычная багрово-красная цепочка следов гиперснарядов. Мгновение спустя залившее экран сияние возвестило о том, что снаряды нашли цель.

– Есть! – Хрим возбужденно хлопнул себя по бедрам, не в силах оторвать взгляда от аккуратного шара яркого света, бело-голубого в центре и начинающего краснеть по краям, вспыхнувшего на месте, где только что находился фрегат панархистов.

– Это был последний, кэп, – объявил Эрби. – Всех остальных мы уже сделали.

– Аллуван, повреждения!

Низенький, толстый рифтер за пультом систем безопасности повернулся и помахал в воздухе гордо поднятым большим пальцем.

– Ничего серьезного, так – царапина или две. Справимся.

– Вот такой бой мне по душе! – хохотнул Хрим. Сердце все еще колотилось в груди от возбуждения. – Быстро, чисто, а главное – безболезненно. Дясил, передай на Синк-2 пароль «Черное Сердце» – посмотрим, проснулся ли там мой приятель. И скажи «Новограту», пусть прекратят палить по Щиту – время, отпущенное ихнему черномазому Архону, почти истекло.

Пока он ждал подтверждения связи с узлом, на экране вновь возникла затуманенная дымкой силового щита поверхность Шарванна. Яркое полярное сияние плясало над ледяной шапкой планеты. Чуть в стороне завис в космосе крошечный силуэт «Новограта». На таком расстоянии ракетная установка, повернутая к планете, казалась не толще иглы.

– Ничего, если я дам увеличение, а, кэп? – спросил Дясил. – Я тут пишу чип для нашего телека, и уж первую-то их ракету хотелось бы заснять клево.

Хрим кивнул. Он пребывал в приподнятом настроении, так что готов был бы согласиться почти на что угодно. «Новограт» вырос на экране так, что сделался виден герб на серебристом корпусе: окровавленный кинжал в венке цветов.

– Время?

– Десять минут, кэп. – Дясил повернулся к своему пульту. – Ага, импульс с Синка-2. Двусторонняя связь.

На экране возникла голова: бледное лицо с висячими, разной длины усами и глубокими оспинами на щеках. Радужки глаз казались слишком маленькими по сравнению с белками, и это придавало лицу агрессивное, почти безумное выражение.

Значит, Наглуф теперь хоппер-поппер. Интересно, откуда он достает эту дрянь?

– Не могу говорить долго, Хрим, – произнес Наглуф. – Тут у нас жуткая паника – и слишком много любопытных ушей. Насколько я понимаю, кое-кто – не будем называть имен – изменил планы, если это, конечно, не ты сам решил рискнуть своей задницей. На случай, если ты этого не знаешь, в системе дежурит крейсер. Ладно, у меня для тебя всего одна настоящая новость, зато какая: нур-Аркад здесь! – Он сделал выжидающую паузу.

Хрим чуть не свалился с кресла.

– Что?

Разве в том чипе не говорилось, что Эсабиан разделался со всеми тремя... нет: «У нас нет информации о его местонахождении».

– Вот именно, – продолжал Наглуф, выждав немного. – Лакомый кусочек для Мстителя, не правда ли? Один из моих людей засек его вчера в космопорте Меррина. Прибыл как частное лицо, документы на имя какого-то высокожителя, но это он, гадом буду.

– Молодчага, Наги. Тебе причитается. Сколько хоппера тебе хотелось бы? – Хрим расхохотался при виде замешательства собеседника, однако оно быстро уступило место деловому расчету.

– Хоппер я достану и сам. Вот если бы ты отдал мне узел, разделавшись здесь, – разумеется, положенный куш тебе...

– Раскатал губу! Двадцать тебе, восемьдесят мне.

Хрим нажал на клавишу отключения связи, не в силах удержаться от хохота при виде смеси жадности и обиды на лице Наглуфа.

«И если от него будут еще неприятности, я найду кого-нибудь, кто сунет ему перо...»

– Дясил, передай на «Новограт», пусть попридержат пальбу. Пора мне переговорить с Его Пустозвонством. Дай мне связь.

Хрим подался вперед в ожидании того, каким будет выражение лица Танри Фазо на этот раз.

* * *

Перелет из поместья Омиловых в столицу оказался недолгим. Деральце пытался представить себе, что думают люди там, внизу, слыша грохот их сверхзвуковой машины. В конце концов он пришел к выводу, что это должно скорее ободрять их, чем тревожить: по крайней мере, это служило свидетельством того, что Архон принимает какие-то меры к обороне.

Столица была ярко освещена. Когда корабль снизился для посадки в правительственном квартале, Деральце увидел в иллюминатор множество мужчин и женщин в военной форме; перемещения их производили впечатление суеты от бестолковых приказов. Ирония происходящего даже позабавила его немного: похоже, судьба назло всему только заталкивала его глубже в систему.

Крышка люка с приглушенным шипением сдвинулась вбок. Усталый адъютант в помятом мундире встретил их у подножия трапа и, отсалютовав, повел через двор к лифту. За дверью их ожидала женщина в офицерском мундире; взгляд её задержался на мгновение на Деральце – настоящий профессионал всегда узнает себе подобных. Во время спуска у него несколько раз закладывало уши. Наконец их провели по короткому коридору, тяжелая стальная дверь скользнула вбок, и слуха коснулся хор приглушенных голосов – обычный шум штабного помещения в разгар операции.

Внутри и в самом деле царила бурная деятельность. С потолка свисали батареи разнообразных мониторов, пульты под ними переливались огнями. Один кадр сменялся другим; на некоторых виднелись на переднем плане ажурные конструкции – эти снимались с узла или одного из синков, на других – звездолеты с причудливыми эмблемами на бортах: зверями, оружием, игральными картами. Деральце обратил внимание на то, что ни одного военного корабля панархистского флота среди них не было. Меж мониторами виднелись странные угловатые предметы – шумопоглотители, благодаря которым в зале, полном народа, все же можно было с легкостью расслышать собеседника.

Тем не менее даже адъютант не без труда вел их сквозь водоворот прессы, посыльных и прочих разноцветных мундиров. В дальнем углу зала Деральце увидел возвышение, к которому они и приближались. Оборотившись лицом к большому экрану, облокотившись на ажурный парапет, на нем стоял Архон, за которым виднелась женщина – точеные черты лица, завязанные в тугой пучок волосы. Время от времени Танри поворачивал голову, чтобы переговорить с ней.

Пробившись ближе к помосту, Деральце разглядел её пульт – большой, гораздо больше, чем у оперативников внизу. Пальцы её порхали над ним с поразительной быстротой. С этого ракурса был виден уже и основой экран – похоже, на него выводилась окнами вся поступающая информация.

Адъютант оставил их, не доходя нескольких шагов до Архона, подошел к нему и сказал что-то вполголоса. Танри повернулся и с усталой улыбкой подошел поздороваться с ними.

– Себастьян, друг мой, – произнес он, крепко стискивая руку Омилова. – И Осри... я не видел вас со времени вашего поступления в Академию. – Он повернулся к Брендону и склонился в безукоризненно точном – ни на градус больше, чем нужно – поклоне. – Ваше Высочество...

Брендон наклонил голову, но Архон уже отвернулся. Деральце не заметил на лице Брендона ни следа раздражения; впрочем, такой встречи стоило ожидать. В любом случае Крисарх не мог не понимать, что визит на планету члена королевской семьи без предупреждения правящего Архона является чудовищным нарушением этикета, не говоря уже о том, что это нарушало Пакт Анархии. И Деральце не сомневался в том, что Архон высчитал время, необходимое для перелета с Артелиона на Шарванн не хуже, чем это сделал Осри, а это придавало не согласованному предварительно визиту криминальный оттенок.

Небрежно сцепив руки за спиной, Брендон подошел к парапету глянуть на то, что творилось внизу. Деральце заметил, что это не укрылось от внимания Архона. Темные глаза Фазо на мгновение задержались на его лице, прежде чем вернуться к Омилову.

– Спасибо за то, что вы примчались так быстро, Себастьян, несмотря на мою невежливость по голокому.

– Все в порядке, Ваша Светлость, хотя признаюсь, я до сих пор не совсем понимаю, почему в такое время из всех людей вы хотите видеть именно меня.

Архон невесело усмехнулся:

– Если честно, причина этого удивляет меня не меньше, чем вас. Посмотрите-ка сюда. – Он жестом пригласил Омилова к экрану, улыбаясь шире обычного, и дал знак женщине за пультом. – Бикара, будь добра, покажи Себастьяну нашего гостя.

Деральце переместился в место, откуда мог наблюдать за экраном и – ненавязчиво – за всеми остальными. Главный экран мигнул, и на нем появилось смуглое лицо в обрамлении копны темных волос, массивное и жесткое, с недоброй улыбкой на губах и ледяным взглядом. Деральце обратил внимание на кривые зубы – деталь, непривычная в обществе, где услуги стоматолога доступны практически каждому. На мужчине был грязный – судя по всему, некогда белый – мундир с богато расшитым золотом воротником.

Осри глядел на изображение с мрачным неодобрением; Брендона же, казалось, более интересовала реакция людей в зале – многие бросили свои дела и повернулись к экрану. Большинство из задранных к нему лиц были угрюмы, но на некоторых виднелась откровенная неприязнь и даже ненависть.

Голос Архона приобрел зловеще-театральный оттенок.

– Итак, Себастьян, знаете ли вы этого человека?

Деральце припомнилась ходившая за Танри слава своеобразного шутника, чувство юмора которого проявлялось в самые неожиданные моменты. Он заметил, что Омилова это слегка застало врасплох – он повернулся к Архону с улыбкой, которая сделалась натянутой, когда он понял, что тот по меньшей мере наполовину говорит серьезно.

– Нет, – ответил он. – И не помню, чтобы встречал когда-либо. А что?

Танри махнул рукой.

– Довольно, Бикара. – Экран очистился и снова разбился на множество кадров, вернувшись в обычный рабочий режим. – Надеюсь, друг мой, вы простите мою любовь к театральным эффектам – в детстве я всегда любил драму: внезапные, застигающие врасплох вопросы, выявление сокровенных тайн... – Он приложил одну руку к груди, а другую с наигранно свирепым видом устремил в грудь Омилову. – И где же вы были в ночь на шестнадцатое Джаспара... – Он широко улыбнулся.

– Пять минут, Ваша Светлость, – произнесла Бикара тоном, не допускающим ослушания.

– Нет, друг мой, никто не обвиняет вас в знакомстве с Хримом Беспощадным – так зовут этого типа, – продолжал Архон, теперь уже серьезно. – Хотя это имя известно каждому капитану, мечтающему получить за его голову неплохую награду. Этот Хрим – рифтер, один из худших, промышляющих работорговлей, воровством и всем прочим, что приносит деньги без особого риска. – Он покосился на экран.

«Рифтеры? Нападающие на одну из центральных систем?»

Деральце начал понимать, что стоит на пороге чего-то куда большего, чем ему казалось до сих пор.

Он посмотрел на Брендона, равнодушно встретившего его взгляд. Весь его юмор разом делся куда-то. В глазах его Деральце читал тот же вопрос: «Какую роль играет во всем этом Маркхем?»

– Но чего ему нужно?

– Вас, Себастьян, – тихо ответил Архон. Омилов пораженно уставился в его лицо.

– Примерно два часа назад одиночный корабль проник внутрь резонансного поля и без предупреждения уничтожил генератор. Спустя несколько минут за ним последовало несколько других судов. – Губы его недовольно сжались. – Мы здесь довольно слабо вооружены: много веков этого и не требовалось. За несколько минут до вашего прихода был уничтожен последний наш корабль – из четырех, которыми мы здесь располагали. – Танри бросил на экран яростный взгляд, потом повернулся к Бикаре.

– Бикара?

– До выхода волнового фронта на полную мощность еще пятнадцать минут, но вероятность того, что сигнал о нападении достиг уже «Кориона», составляет девяносто шесть процентов.

Архон повернулся к Омилову, упреждая его недоуменный взгляд.

– В нашей системе находится на маневрах крейсер «Корион» – в качестве напоминания нашим местным рифтерам, чтобы те не забывали хороших манер... – Он замолчал, заметив явное недоверие на лице Осри. – Жизнь не так благополучна, как на многосерийных чипах. – Он усмехнулся. – Лишь малая часть рифтеров занимается разбоем и грабежами, да и из этих большинство – подобно нашим, местным – предпочитают охотиться на других рифтеров. До тех пор, пока это не выходит за пределы их внутренних разборок, мы не вмешиваемся в их дела.

– Но теперь? – не выдержал Омилов.

– Не знаем, – пожал плечами Танри. – Впрочем, это не важно. «Кориону» полагалось находиться в районе средних планет, не далее, чем в двух световых часах отсюда. Теперь они почти наверняка засекли гравитационный всплеск в момент исчезновения резонансного поля, не говоря уже о выходных импульсах рифтерских судов. – Он хмуро улыбнулся. – И когда он подойдет сюда, уверяю вас, все изменится. Одним словом, после того как подошли остальные его корабли, этот тип Хрим в возмутительном тоне потребовал нашей сдачи... и выдачи ему на руки Себастьяна Омилова со всем его имуществом.

– Что? Что может быть нужно рифтерам от меня?

– Спросите лучше, – возразил Архон, – что нужно от вас Эсабиану Должарскому. Требования выдвигались от его имени. – Он чуть улыбнулся. – У нас тут вышел небольшой спор, чем именно он так накачался.

И тут Деральце словно оглушило: он вспомнил, наконец, кто добавляет слово «Месть» к своему имени вместо титула. Властелин-Мститель. Ярость вскипела в нем, когда до него дошло, кому он продался, чтобы отомстить за то, как безжалостно обошлась с ним система. Он ощутил себя преданным, а потом новая мысль оглушила его, когда он понял, что не вправе рассчитывать на что-то другое.

Я изменил своей клятве, и все клятвы, данные мне, тоже потеряли смысл.

Он снова посмотрел на Брендона – тот следил за обстановкой на экране. Последние остатки чести Деральце, последняя возможность исполнить клятву – все теперь связано было с этой стройной фигурой.

– Эсабиан Должарский... – Голос Омилова осекся. Он поднял деревянный ларец – с момента прихода он так и держал его в руке. – Как он узнал? – прошептал он.

– Простите? – Танри пристально посмотрел на предмет в руках Омилова. – Что вы имели в виду?

– Прошу прощения, Ваша Светлость, – спохватился Омилов. – Похоже, к моему удивлению, что моя самая невероятная догадка подтверждается. – Он открыл ларец, и шар засиял искаженными отражениями огней и красок штабного помещения. – Я получил это всего несколько часов назад – это урианский артефакт, похищенный, как мне кажется, с Храмовой Планеты.

– Карантин первой степени, – произнес Танри.

– Да...

– Выходной импульс, Ваша Светлость, – перебила их Бикара. – Получен идентификационный сигнал – это «Корион».

– Ага! Дайте, пожалуйста, его изображение на экран. Извините, Себастьян, мы вернемся к этому вопросу после того, как Дахави и его команда разделаются с рифтерским флотом. – Он потер руки. – Что ж, я рад – по крайней мере, месть свершу за тех людей моих, что он убил.

– И запалю костер из планов вражеских, – продолжил цитату Брендон.

Танри поднял на него взгляд, а Осри удивленно нахмурился.

Брендон улыбнулся, словно извиняясь.

– Святой Гэбриэль с Дезриена. Он был Верховным Фанистом Магистериума в правление Лишенного Лица, даже память о котором проклята. – Последние слова прозвучали ритуально, словно молитва, и по спине Деральце пробежал неприятный холодок. Жуткие деяния этого Аркада, со дня смерти которого минуло уже больше шести столетий, даже портретов которого в Тысяче Солнц не сохранилось ни одного, были в нынешней ситуации не самой приятной темой для медитации. «Но несчастная планета Великор сняла свой щит...»

Краем глаза Деральце заметил слабое мерцание и перевел взгляд на главный экран, показывавший теперь вид открытого космоса. В правом верхнем углу светился маленький эллипс; россыпь огоньков в левом нижнем обозначала часть рифтерских судов. Отдельные окна на мониторе показывали крупным планом рифтеров и сам «Корион» – пухлое яйцевидное тело, ощетинившееся антеннами и тремя массивными башнями. На одном конце плавность линий корабля нарушалась выхлопами из дюз маневровых двигателей. По изображению на экране трудно было понять истинные размеры «Кориона», но Деральце знал, что длина его превышает семь километров – линкор являлся самым мощным когда-либо построенным оружием. Даже укрытая защитными полями планета не продержалась бы больше нескольких недель против такого корабля – именно на таких зиждился Тысячелетний Мир.

От изображения линкора на главном экране протянулись тонкие светло-голубые линии – разряды боевых рапторов главного калибра. При том, что импульсы неслись со скоростью света, на экране они удлинялись мучительно медленно, протягиваясь к своим целям – те, казалось, не заметили еще появления линкора.

– Отлично! – вскричал Архон. – Он бьет по ним из рапторов, не желая тратить на этот сброд своих ракет.

В штабе воцарилась мертвая тишина – все до одного повернулись к экрану.

* * *

– Ты еще не связался с Архоном, Дясил? – Хрим вскочил, не в силах больше сидеть от возбуждения, нараставшего по мере приближения к развязке. Он обошел мостик, не удаляясь от своего пульта, чтобы быть на месте для разговора с Архоном.

– Нет еще. От защитных полей с лучом творится черт-те что.

На экране продолжал висеть над покрытой радужной дымкой щита планеты «Новограт» – угловатая железяка на фоне плавного изгиба горизонта.

– Эрби! – рявкнул Хрим. – Где этот гребаный линкор?

– Никаких следов, кэп. Может, они вообще ушли из системы?

– Хрен тебе «ушли»! – Хрим побарабанил пальцами по краю пульта: он ненавидел ждать вот так, особенно вблизи сковывающей его действия планеты. В такой близости от поверхности и маневрировать-то под огнем сложно, и скачком не уйти – опасно.

Он бросил еще один взгляд на экран и тут заметил, что «Новограт» на нем даже не шелохнулся. Вот уже некоторое время «Лит» находился на одной с ним орбите. Хрим оглянулся и увидел, что Борган как-то странно склонился над своим пультом, и отсветы мелькают на его лице не в такт изменению оперативной остановки на других мониторах.

Хрим злобно ухмыльнулся.

«Он снова смотрит этот чертов дясилов чип. Ладно, когда все это кончится, устроим из Боргана небольшое развлечение для команды».

Он начал было подкрадываться к ничего не подозревавшему рифтеру, отводя кулак для сокрушительного удара, когда разом произошло несколько событий.

На пульте Эрби замигал индикатор и послышался приглушенный сигнал.

– Выходной импульс! – завопил техник. – Мощный! – Голос его звенел от напряжения.

Борган резко выпрямился и отчаянно хлопнул рукой по клавише.

Хрим раскрыл рот, чтобы выкрикнуть команду, но слова застряли у него в горле, когда «Новограт» на экране совершенно бесшумно дернулся, расшвыривая клочья обшивки. Корабль как-то странно перекосило, и шаровой разряд на мгновение скрыл его из виду, прежде чем он развалился на части и взорвался со вспышкой, столь яркой, что монитор на мгновение вырубился от перегрузки.

Хрим рванулся обратно к своему креслу и протянул руку к рычагу скачка; кто-то взвизгнул: «Линкор!» – и гут оглушительный скрежет заглушил все звуки на мостике «Лита», сменившись почти сразу же низким рыком, от которого содрогнулся весь корабль. Палуба ушла из-под ног Хрима. Он ощутил резкую боль в ушах и почувствовал, как теплая кровь струится по шее; члены свело короткой, но мучительной судорогой, когда луч раптора задел корабль краем.

Другим повезло меньше. Пульт Аллювана разлетелся на куски, и жирный рифтер исчез в облачке красного тумана, когда чудовищный по силе гравитационный импульс прошел прямо через него. Кресло его оторвалось от палубы и ударило в бронированную переборку с такой силой, что на той осталась вмятина. На месте, где он только что сидел, клубилось только облако кровавых брызг, смешанных с черным дымом от сгоревшего пульта.

Хрим с трудом поднялся с палубы, перевалился в свое кресло и рванул рычаг скачка. Как он и боялся, ничего не произошло: первое, что происходит с кораблем, пораженным разрядом раптора, – это сбои в системе подпространственных скачков.

– Управление огнем! – заорал он. – На прицел этого ублюдка! Живо! – Звезды на экране скользнули вбок: корабль повернулся. – Готовь гиперснаряд!

– Гиперснаряд заряжается!

Хрим стиснул подлокотники своего кресла – по крайней мере энергия для стрельбы у них есть. Теперь бы еще несколько секунд... Ему не хотелось думать о том, что случится, если снаряд не так мощен, как обещали: одно дело расстреливать с шуточками астероид и совсем другое – линкор с почти непробиваемой защитой.

«Будь ты проклят, Борган... Когда я...» Только тут он заметил, что до Боргана ему уже не добраться: гравитационный импульс снес тому голову, аккуратно уложив на пульт, откуда она смотрела мертвыми глазами на бессильно обвисшее в кресле тело. Переливающиеся отсветы продолжавшего идти на экране чипа странно оживляли ее.

Тем временем маленькая светлая точка на мониторе Хрима попала в круг нацеленных на нее стрелок.

– Цель захвачена. Гиперснаряд... шесть секунд до полной зарядки.

– Огонь на счет «ноль»!

Наивно надеяться, что линкор – единственный корабль, размеры которого позволяют вооружить его рапторами – даст им второй шанс в случае промаха. До сих пор «Литу» не приходилось встречаться с таким близко: раз или два, когда они вообще видели линкор, это страшилище было не более чем крошечной точкой на экранах заднего обзора, да и так они тут же спасались от него бегством в подпространство. Даже обладая всей мощью урианского приемника энергии, Хриму отчаянно хотелось избежать подобной встречи. Это походило на оживший страшный сон.

Перепуганный капитан-рифтер смотрел на взятую в кольцо прицела точку вражеского линкора, словно надеясь усилием воли удержать её от действий хотя бы на несколько секунд... на те несколько секунд, что ему недоставало. Он почти не слышал крики раненых – многих из них гравитационный импульс от луча раптора лишил рук или ног – а ведь луч задел эсминец лишь краем. Нет, это никак не было верным делом, как обещал им Эсабиан; это было совсем не то, что представлялось ему в приятных мечтаниях о власти и мести. До сих пор его корабль не получал еще таких повреждений. Страх на мгновение лишил его способности ясно мыслить, но его спасла по обыкновению ярость: ярость на Эсабиана, на панархистский флот, на собственный страх. Горло свело судорогой от напряжения, а он ждал – ждал смерти или победы.

9

Подземная штабная комната в Меррине огласилась радостными криками, когда лучи рапторов нашли свои цели. Светлые пятна отметили те рифтерские корабли, которые поплатились уже за свою дерзость; вспышка одного из взорвавшихся кораблей была такой яркой, что нижняя часть экрана на мгновение померкла. Некоторое время картина на экране оставалась неподвижной; непонятно было только, почему «Корион» не спешит развить свой успех.

– Чего же он ждет? – не выдержал Осри.

– Проявляемое им великодушие недоступно моему пониманию... – произнес Брендон, словно цитируя кого-то, и Осри сердито покосился на него, словно получил замечание.

Омилов услышал в голосе Крисарха странную отстраненность, и только тут заметил, что Брендон незаметно оставил свою замкнутость, а Архон принимает его как полноправного участника разговора. Омилов ощутил легкую досаду: он уже потерял Геласаара, а теперь, похоже, события, словно сговорившись, отнимают у него и того из сыновей Панарха, который был наиболее близок ему.

Танри вежливо выждал паузу, но Брендон не продолжал.

– Ему нечего бояться их – для того чтобы одолеть линкор, нужно по меньшей мере три эсминца; один они уже потеряли, к тому же они заперты у планеты. И хорошо настроенный раптор – страшная штука. Нет, их песенка спета. Возможно, Дахави снаряжает сейчас абордажные команды.

– Если кто-нибудь из них сдастся. – Судя по голосу Осри, он надеялся, что сдавшихся не будет. – И как... – Он осекся.

Все голоса в помещении разом стихли, когда от одной из светлых точек – оставшихся рифтерских судов – стремительно протянулась цепочка крошечных шариков зеленого света. Гиперснаряд перемещался гораздо быстрее, чем луч раптора. Когда он приблизился к «Кориону», Омилов услышал, как пальцы Бикары отбили стремительную дробь по клавишам, и главный экран, мигнув, переключился на изображение линкора крупным планом.

Огромный корабль окутался ослепительным эллипсом лилового света, потом дальний бок его расцвел зловеще красивым цветком металлических обломков и языков огня. Омилов услышал, как Танри поперхнулся от неожиданности. По корпусу линкора побежали, расширяясь, трещины, и медленно, мучительно медленно, нарастающее свечение внутри «Кориона» превратило линкор в ослепительный ад. Экран на мгновение выключился от перегрузки, а когда включился снова, на нем был только светящийся шар клубящегося газа, медленно таявший на фоне звезд.

Несколько мгновений все молчали; хотя машины в зале продолжали работать, никто не замечал их гула. Постепенно все вернулись к работе, но теперь движения сделались какими-то механическими. Лицо Архона казалось изваянным из обсидиана – застывшее воплощение скорби и упрямого неверия в то, что они только что видели. Короткая, резкая боль пронзила левую руку Омилова, и он тяжело повис на парапете, не в силах оторвать взгляд от экрана.

– Один-единственный снаряд... с эсминца? – Голос Архона звучал хрипло от боли; все тело его словно свело судорогой. – Случайное везение... отказ полей защиты... – Он производил впечатление заблудившегося в потемках, страшащегося того, на что может наткнуться, но тем не менее отчаянно нуждающегося в чем-то, за что можно схватиться.

– Ваша Светлость, – послышался мягкий, но настойчивый голос Бикары. Тревога смягчила резкие черты её лица. – Вас вызывает на связь рифтерский капитан.

Танри недоуменно посмотрел на нее, потом пришел в себя. Голос его вновь обрел командные нотки.

– Дай его на экран,

Смуглое лицо рифтера было обожжено; сквозь копоть по нему стекали ручейки пота. Две струйки крови стекали по шее из ушей, перепачкав красным воротник. За его спиной редел серый дым, все было покрыто розовой слизью, на палубе валялось изувеченное тело с неестественно вывернутыми, изломанными руками и ногами. Зрители в штабной комнате отчетливо слышали полные боли стоны, внезапно оборванные злобным шипением. Хрим бросил на Танри свирепый взгляд.

– Первый раунд за мной, жалкий ублюдок. Твой бесценный крейсер превратился в фотоны. Что выбираешь, полегче или как?

Долгую минуту Архон молча смотрел в лицо рифтеру. Хрим не вынес пристального взгляда и отвел глаза.

– Планета гораздо больше, чем линкор, – повторил Танри терпеливым тоном, словно объясняя очевидную истину лицу, страдающему мозговой травмой.

Потребовалось несколько секунд, чтобы оскорбление дошло до того, кому предназначалось, – рифтер явно не отличался излишней восприимчивостью, зато в штабной комнате это поняли все и сразу.

– Или вам нужно нарисовать картинку? – продолжил Архон после тщательно рассчитанной паузы.

По комнате прокатился дружный смех, и Омилов понял, что Танри говорит с рифтером исключительно для поднятия духа своих людей.

Похоже, Хрим понял только внешний смысл ответа, но лицо его побагровело, а глаза выпучились еще сильнее. Из ушей снова пошла кровь.

– Он похож на Абеляра Голливога, проглотившего свое носовое щупальце! – выкрикнул кто-то из техников, и хохот стал еще оглушительнее. Уголок рта Танри чуть заметно дернулся.

– Ну, как хочешь, Фазо... – зарычал Хрим. Слушатели за пультами возмущенно зароптали: обращение к старшему титулу по имени являлось тяжким оскорблением – рифтерский капитан имел представление об этикете Дулу, достаточное по крайней мере, чтобы сознательно нарушать его. – Сиди себе на здоровье, жди помощи, которая не придет. И щит твой пойдет псу под хвост раньше, чем ты думаешь – может, я даже стрелять тогда перестану. – Рифтер ухмыльнулся и развалился в своем кресле. – Мне не терпится посмотреть, во сколько узлов я смогу завязать твои руки-ноги. Надеюсь, больше, чем раптор навязал из бедолаги Гареша. – Он ткнул пальцем в бесформенное тело на полу и захохотал, но тут же сморщился и схватился за ухо, потом снова подался вперед.

– Кстати, Ваше Пустозвонство, – добавил он, словно в комедийных чипах пародируя аристократический выговор, – я бы советовал вам иметь при себе нур-Аркада, когда я приземлюсь. А то мне может захотеться пальнуть по синку или двум, а может, сжечь пару городов, так я огорчусь от того, что не встретился с самим наследным Крисархом. – Он хихикнул. – Всю жизнь мечтал об этом.

– Вам, право же, стоит завязать с психотропными зельями, капитан, – ответил Архон. – Иллюзорный мир никогда не помогает в реальных делах. – Голос Танри старательно изобразил сочувствие. – Позвольте мне предложить вам кое-что, что действительно в ваших силах. Вы еще пробудете там, на орбите некоторое время... почему бы не потратить его на обучение. Поучитесь дышать в вакууме – это умение вам пригодится, и быстрее, чем вам кажется. – Танри сделал движение рукой, и Бикара отключила связь.

Комната снова наполнилась смехом. Архон подошел к парапету и подался вперед, к зрителям; вся фигура его олицетворяла решимость. По опыту Омилов знал, что всем до одного в штабной комнате кажется сейчас, что темные глаза Архона смотрят именно на него. Снова сделалось тихо.

– Посланные нами за помощью курьеры уже в пути. Даже если этот их снаряд – не случайность, нет оружия, пусть даже самого мощного, способного помочь жалкой шайке рифтерского отребья выстоять перед предупрежденным регулярным флотом. Нам нужно только ждать и держаться, и я не сомневаюсь, что мы продержимся. Все теперь в ваших руках, друзья мои! – Он сделал паузу. – Особенно в ваших, тех, кто отвечает за защитные поля. Помните о том, что на вас надеются ваши друзья – здесь и по всему Шарванну. Свои силу, опыт, веру отдают они вам, чтобы вы использовали их в игре, ставки в которой выше, чем в любой другой. Альфейос продержался три недели до прибытия помощи – вы все видели чипы о том, как они настроили свои щиты против всего, что могла использовать Шиидра. Мы с вами на Шарванне – всего в трех днях от помощи – и нам грозят всего лишь рифтеры.

Он выпрямился, сопровождаемый одобрительными возгласами. Внезапно помещение содрогнулось от неосязаемого, но тем не менее ощутимого удара. Казалось, тряхнуло не воздух; но сами стены, пол, тела людей. На пультах внизу забегали красные огоньки, и смех разом стих.

Омилов с недобрым предчувствием опустил взгляд на Сердце Хроноса, повернулся и увидел беспокойство на лице Бикары, освещенном тревожными красными огнями её пульта. Архон тоже заметил это и подошел к ней.

– Они стреляют по Щиту. – Голос её слегка дрогнул.

– Показания приборов?

Она молчала слишком долго.

– Это... это невозможно, Ваша Светлость.

Её пальцы нерешительно пробежались по клавишам. В голосе её слышался страх.

– Ну?

– Показания на несколько порядков превышают теоретически возможные нагрузки. Если это действительно так, Щит, возможно, продержится еще тридцать часов. Сотрясения земной коры можно ожидать через двенадцать, максимум шестнадцать часов. – Она поколебалась. – Это исходя из того, что мы не дадим им вычислить наши основные резонансные частоты.

– А если нам это не удастся? – очень тихо спросил Танри.

Бикара судорожно сглотнула. Когда она снова заговорила, голос её звучал хрипло и почти неслышно.

– Восемь часов до сотрясений земной коры, Ваша Светлость.

Архон стоял совершенно неподвижно; казалось, он даже не дышал. Наконец он кивнул и отвернулся. Взгляд его скользнул, не замечая, по Осри и Омилову и остановился на Брендоне. Молодой человек не опустил глаз, но дух его заметно пошатнулся. Лицо его побледнело.

Выждав долгую минуту, Архон повернулся к Омилову, указывая на ларец.

– Вы говорили, это может быть как-то связано с атакой?

Омилов кивнул. Он снова открыл ларец и уронил Сердце Хроноса на ладонь Танри. Рука Архона инстинктивно дернулась, когда маленький шар упал в ладонь; когда мозг и мышцы осознали странность поведения шара, по его лицу пробежала тень головокружения.

– Вы сказали, это украдено с Храмовой Планеты? – Он с отсутствующим видом несколько раз подбросил шар, словно не доверяя своим ощущениям. – Похоже, у него нет инерции. Что это такое?

– Я уже говорил этим молодым людям, что не знаю ни того, что это такое, ни его назначения, но это совершенно точно артефакт Ура – и если верить его Стражу из Храма, он способен принести неописуемые разрушения. Название его на их языке невозможно воспроизвести – но он известен как Сердце Хроноса.

– Пожиратель Солнц... иттала Кронос каррее'халал теминандан... – голос Бикары дрожал. – Старая легенда моего народа. Хронос пожирал своих детей, как только они рождались на свет, до тех пор, пока Дауспитар не сверг его, положив начало времени. Но в конце концов Хронос вернется, пожирая солнца, неся с собой вечную тьму.

Штабная комната снова содрогнулась, но тревожных огоньков на пультах на этот раз зажглось меньше. Техники лихорадочно склонились над своими пультами, подстраивая работу генераторов Теслы так, чтобы атакующие не вычислили критические частоты Щита.

– Само имя «Хронос» восходит ко временам еще до Бегства, – заметил Омилов. – Почему-то этот артефакт прислали мне по почте, хотя изначально адресатом значился мой бывший студент, работающий сейчас на Брангорнийском узле.

– Пересадка на пути в Должар. – Танри опустил взгляд на маленький шар. – И вы считаете, что эта вещь так нужна Эсабиану, что он готов развязать из-за этого новую войну?

Омилов посмотрел на потолок.

– Этот корабль там, наверху, превосходит огневой мощью любое судно нашего флота, и я не думаю, чтобы это являлось следствием какого-то прорыва в технологии. Должар никогда не славился своими научными достижениями. Нет, я боюсь, Эсабиан нашел что-то – какое-то устройство – оставленное Уром и вооружил им этих Рифтеров, а возможно, и других. Этот предмет может иметь к этому какое-то отношение.

Некоторое время Архон молчал, размышляя. Комната снова содрогнулась.

– Странно, что он выбрал своей целью именно Шарванн – мы не обладаем никакой военной ценностью. Разве что это Сердце Хроноса и впрямь так важно для него.

Внезапно лицо его вспыхнуло решимостью.

– Ну что ж, отлично. Мы будем отрицать наличие у нас этой штуки, равно как и вас. Бикара, передай на стартовое поле, пусть приготовят бустер с максимальным ускорением, а управлению Щитом – чтобы были готовы приоткрыть поля.

Теперь, когда он нашел способ нанести ответный удар превосходящему его силами неприятелю или по крайней мерс сорвать его планы, Танри казался снова полным энергии и решительным.

Он протянул Сердце Хроноса обратно Омилову.

– Вы доставите это на Арес, на базу. Крисарх Брендон отправится вместе с вами. У нас очень мощный бустер – тысяча «же», стопроцентная компенсация – он вынесет вас за пределы защитного радиуса за какие-то тридцать секунд. Дальше вы пойдете на автопилоте.

Омилов покачал головой.

– Спасибо, Ваша Светлость, но мое сердце не выдержит и десятка «же». Пусть это возьмет мой сын. И потом, я правда знаю об этом ненамного больше, чем рассказал вам.

– Папа, нет! – Осри выступил вперед, лицом к лицу с Танри. – Разве вы не можете дать ему судно помедленнее, отвлечь как-нибудь рифтеров?

– Ваша заботливость делает вам честь, молодой человек, но меньшее ускорение оставит щит открытым на слишком долгое время. Если гиперснаряд угодит в проем в это время... дело может принять неприятный оборот. – Он ухмыльнулся. – Но разумеется, кое-какие сюрпризы для рифтеров будут – некоторые мои предшественники были куда менее доверчивыми, чем я! Полетите вы, как желает ваш отец. Я дам вам сопроводительное письмо для адмирала Нюберга – вы ведь квалифицированный астрогатор, не так ли? – Осри неохотно кивнул, не отводя глаз с отца. – Вот и хорошо. Я попрошу его дать вам пост на Аресе, если вы не против.

Осри бормотал слова благодарности, а отец смотрел на него с теплой улыбкой – подобное предложение равнялось продвижению по службе. Арес был главной военно-космической базой панархистского флота, и местоположение её являлось тщательно хранимым секретом. За место на Аресе боролись не на шутку, ибо служба здесь считалась вернейшим путем к повышению.

Танри повернулся к Брендону, продолжавшему стоять чуть в стороне. Омилов даже порадовался тому, что Танри смотрит не на него. Взгляд этих черных как ночь глаз на темном, словно высеченном из камня лице, пронзал насквозь.

Но Брендон не отвел глаз, и Омилов вдруг заметил позу, в которой стоял Крисарх. Левое плечо Брендона было чуть выдвинуто вперед, к Архону, но опущено – праздному наблюдателю это ничего не сказало бы, но Дулу распознал бы это как подчинение или, скорее, признание ответственности за неправильный поступок. Омилов видел, что Брендон глубоко сожалеет о том положении, в какое невольно поставил Танри и его планету, и понимает, что никакие слова не способны передать этого. Он даже не мог предложить себя в искупительную жертву, чтобы спасти людей, которым угрожает само его присутствие, – клятва Архона заставит Танри отвергнуть подобное предложение, и это будет выглядеть со стороны лишь трусливой попыткой Брендона спасти лицо.

Помолчав немного, Танри кивнул и слабо улыбнулся. Он подошел к Крисарху и протянул руки ладонями вверх в традиционном жесте поклонения аристократа члену королевской семьи. Брендон поколебался, но положил свои ладони на его.

– Что было, то прошло, – произнес Архон. Он говорил тихо, обращаясь к одному Брендону, но Омилов все же услышал это, и благородство Архона тронуло его. Даже стоя перед лицом поражения и возможной смерти, Архон не оставался равнодушен к чужой боли – даже того человека, который вольно или невольно с точки зрения этикета выступил против него.

Брендон ответил ему печальной улыбкой и кивком, отняв руки. Танри снял с пальца свой перстень Архона и протянул его Крисарху.

– Мой младший брат, лейтенант, служит на Аресе. Пусть это принадлежит теперь ему. Наш род будет гордиться тем, что этот знак передан ему потомком рода Аркадов. – Он вложил кольцо в руку Брендона и осторожно сомкнул на нем его пальцы. – Да направит Вечный Свет ваш путь.

Он сделал легкое ударение на слове «направит».

Это ударение не укрылось от Брендона и потрясло его, наполнив голову клочками беспорядочных мыслей. Ему почему-то вспомнился трактат, что он читал однажды, – там говорилось о связи телепатических способностей с генетическим набором, регулирующим процент меланина. Тогда эта теория показалась ему просто отвлеченным научным изыском; теперь же, глядя на темное лицо Танри, вновь поставившего Брендона перед выбором, который – как ему казалось – он уже сделал, он готов был поверить в её правдоподобность. Но как Архон все понял? Впрочем, это уже не важно; его просьба снова заставила Брендона задуматься о будущем, а настойчивый взгляд Танри настаивал на немедленном ответе.

Брендон испытал вспышку негодования, смешанного с ощущением почти мучительного по интенсивности давления на психику. Краем глаза он видел, что многие из техников оторвались от своих пультов и смотрят на него. Судя по выражению их лиц, они вряд ли представляли себе весь гнет обязанностей, наложенных на него одним уже его происхождением – обязанностей, от которых он, похоже, никогда не убежит... «Держит крепче цепей...»

Хотя, если подумать, есть ли у него вообще выбор? От того ощущения свободы, которое он испытал, взлетая с Артелиона, давным-давно не осталось и следа.

– Все будет так, как вы просите, – сухо ответил он. – Напротив, это Дом Феникса должен гордиться таким доверием.

Архон благодарно кивнул, потом отступил на шаг и поклонился еще раз – на этот раз низко: поклон Крисарху, носителю королевской крови.

Брендон опустил взгляд на кольцо у него в руке.

«Смейся, отважный ездок, несись, колесница, запряженная парой сфинксов, устремленная вперед...»

Маленькая, безупречно вырезанная фигурка на кольце казалась почти живой. «Volo, rideo», гласил девиз. Властвуя, смеюсь. «Интересно, правда ли этот юмор передается в семье Фазо по наследству? В памяти его всплыло лето, проведенное в усадьбе Омиловых, когда он был еще маленьким. Высокая чернокожая женщина, гибкая, стремительная, приезжавшая как-то на день в гости. Она много смеялась и не приглушала голос в присутствии Брендона, как это делали женщины, дружившие с его отцом после смерти его матери.

Он снова услышал этот смех и вздрогнул, чуть не выронив кольцо, но на этот раз смех звучал на октаву ниже. Конечно, Танри. Не вдовствующая Архонея, его бабушка. Совершенно тот же смех. Что отличает Аркада в глазах других людей? Что бы это ни было, это отражалось в темных глазах Танри, когда Брендон принимал кольцо – оно лежало сейчас в его руке своеобразным антиподом Сердцу Хроноса. Он надел его на безымянный палец, где всего неделю назад, даже меньше, находился его собственный фамильный перстень. А еще раньше, давно – его кадетский перстень.

Маркхем. Где он сейчас, не над ними ли? Брендон не мог представить себе ничего, что могло бы заставить его друга принять участие в таком жестоком нападении – но ведь они не виделись десять лет. Он отмел эти мысли как недостойные. Себастьян обнялся с Осри и оглянулся на него; возможно, теперь он так и не узнает. Он подошел к ним.

Омилов заметил, что глаза его сына беспокойно шарят по окружавшим их мониторам. «Он совершенно растерян. До сих пор жизнь его протекала по строгому распорядку». Он стал рядом с Осри и заговорил с ним о каких-то мелочах, заставляя сына отвечать до тех пор, пока выражение паники не исчезло из его глаз.

К этому времени сотрясения от ударов рифтерских гиперснарядов по Щиту повторялись с настырной монотонностью, так что к ним почти привыкли. Несмотря на все усилия оборонявшихся, противник медленно подстраивался к базовому резонансу планеты, поскольку поля Теслы, защищая атмосферу от летящей с почти световой скоростью плазмы, все же передавали часть энергии на поверхность. Под потрясающими по мощи ударами рифтерского оружия Щит начинал резонировать – процесс, на который обычно уходили недели.

На помост поднялись двое гвардейцев в красных мундирах и блестящих черных, заостренных спереди и сзади шлемах. Они отдали честь Танри, и Брендон оторвал наконец взгляд от кольца на пальце.

Омилов обнял сына и протянул руки к Брендону, на мгновение сжав пальцы Крисарха. То, что их разговор был прерван, было обидно до боли. «Очень похоже, что я так никогда и не узнаю, почему он пришел ко мне». И хотя в этом не было его вины, он ощутил горечь, как от поражения. Личного поражения.

Они почти поняли друг друга там, на веранде, за минуту до того, как рука Должара дотянулась до Шарванна. На мгновение в памяти его всплыл образ Брендона, стоящего рядом с портретом его матери в кабинете Себастьяна – это было в день первого его приезда в усадьбу и не повторялось больше никогда. «А ведь я не замечал, как он избегает этого». Чего он еще не замечал?

Все равно поздно.

Омилов отступил на шаг, крепко стиснув руки. Голос его звучал немного более хрипло, чем ему хотелось бы.

– Желаю вам обоим благополучно добраться до Ареса.

Брендон снова коснулся рук Архона, потом повернулся и пошел за Осри. Гвардейцы возглавляли процессию, Деральце замыкал. Они шли к выходу, и люди расступались перед ними, не сводя глаз с Брендона. Они вышли из штабной комнаты, дверь с шипением задвинулась за ними, и остались только гулкая тишина коридора и неизвестное будущее.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

10

ОРБИТА АРТЕЛИОНА

Входя в каюту отца, Анарис рахал'Джерроди ускорил шаг, используя свое превосходство в росте с тем, чтобы заставить шагавших по обе стороны от него охранников-тарканцев выбиваться из сил – что угодно, только бы не отстать от него. Лица их, правда, оставались абсолютно бесстрастными, как того требовал должарский кодекс чести военного.

«Тарка ни-ремор, – подумал он. – Те, кто не отступает». – Он брезгливо скривил рот. Те, кто не думает. Впрочем, если он останется жив после предстоящей беседы, первой встречи с отцом за почти три года, ему придется завоевать на свою сторону и таких, как эти.

«Ибо я не собираюсь меняться, пусть даже те, кто отворил мне глаза, падут все до одного от рук моего отца».

Он вырос на лежащей под ними планете, поверженной и беззащитной перед гневом его отца. В глазах отца он был заложником, хранящим Артелион от мести, для панархистов же – разумом и душой, которые надо было спасти. А кем он был для себя? Ответа на этот вопрос Анарис пока не нашел. Должарец из колена Эсабианов, он вырос в роскоши Артелиона, во дворце отцовского врага, во власти – пусть и ненавязчивой – Аркадов.

Они остановились перед люком отцовской каюты, глубоко в недрах «Кулака Должара». Один из тарканцев негромко сказал что-то в коммуникатор у люка, тот бесшумно отворился, и Анарис, борясь со страхом, шагнул внутрь. Тарканцы остались в коридоре, и люк со зловещей неумолимостью захлопнулся за его спиной.

Каюта была просторная и полутемная. В дальнем конце её виднелась плечистая фигура Джеррода Эсабиана – черная на бело-голубом фоне выведенного на огромный экран Артелиона. Вид планеты, ставшей ему приемным домом, помог справиться со страхом, но тут он увидел фигурку, стоявшую в стороне, и дух его снова пошатнулся. Это была Леланор, в одной рубашке, дрожащая и залитая слезами.

«Что она делает на этом корабле? Почему Барродах не предупредил меня?»

Огромный экран бросал на гладкую, бледную кожу его возлюбленной голубоватый отсвет, окрашивая её в зловещий трупный оттенок, отчего сердце его болезненно сжалось. На мгновение он утратил контроль над собой и шагнул к ней, но тут же остановился, когда отец заговорил.

– Мой палиах почти завершен. Через несколько часов я с триумфом спущусь на Артелион. Мой враг пленен и лежит связанный на борту этого корабля. Двое его сыновей уже мертвы. Младший скоро присоединится к ним.

Мысли беспорядочно роились в голове Анариса, и неожиданное присутствие Леланор сбивало его с толку еще сильнее. Это не помешало ему, правда, испытать некоторое удовлетворение при вести о неизбежной смерти младшего Крисарха. Он невзлюбил Брендона с первого взгляда, двадцать лет назад, и дальнейшее общение с ним не изменило его отношения.

«Он и не знает сам, чем обладает, да ему и все равно. Ну и пусть, все равно он это потеряет».

– Но победа моя неполна, ибо враг мой украл у меня последнего из моих наследников.

«Знай ты это раньше, может быть, ты не так бы спешил убить остальных».

В памяти мелькнул на мгновение образ младшей сестры, исступленно выкрикивающей проклятия отцу, в то время как Эводх пытал её на глазах у отца и перепуганного Анариса, только-только вернувшегося с Артелиона. Остальные его братья погибли подобным же образом, пав жертвой собственных амбиций, пока его воспитывали Аркады.

«Зато теперь у тебя нет выбора. Панархисты сказали мне, как отразились попадания в твой корабль при Ахеронте на твоей наследственности, и до меня доходили слухи о том, каких жалких уродцев ты плодил после этого».

– Но лишить меня и этой доли моего палиаха я ему не позволю. Он превратил тебя в размазню, не способную править по-настоящему, отравив твой дух, – Эсабиан использовал слово «хачка», обозначающее достоинства, передаваемые из поколения в поколение, – такими панархистскими извращениями, как эта их «любовь».

Презрение, с которым его отец произнес последнее слово, только усилилось от того, что ему пришлось использовать понятие из уни, ибо должарского эквивалента ему не было.

– Ты опозорил память предков своим поведением по отношению к этой ничтожной рабыне, словно такая прикотчи способна на достойную борьбу. – Он помолчал, улыбаясь с холодной брезгливостью. – О, конечно, за тобой следили. – Лицо его помрачнело, голос возвысился и зазвенел от гнева. – Возможно ли ожидать нормальных наследников от такого червя?

Он стремительно взмахнул рукой. Сила удара оторвала Леланор от палубы и швырнула о переборку.

Внутри Анариса все сжалось, но он не выказал никакой реакции, пока его возлюбленная, шатаясь, поднималась с палубы.

– И тем не менее ты снова и снова настаиваешь на встрече с этим ничтожеством – эту слабость ты наверняка подцепил у панархистов, ибо в моем роду таких извращений не знали с тех пор, как Дол заложил основание башен в Джар Эмине. – Эсабиан резко замолчал, словно пытаясь овладеть собой; когда он заговорил снова, голос его звучал не громче обычного.

– Однако теперь у меня есть время заняться твоим перевоспитанием, дабы взрастить в тебе дух, достойный наследников Дола – да живет Дол в тебе так, как живет он во мне. Я не потерплю возражений, и у меня снова будет сын.

Анарис бросил украдкой взгляд на Леланор, которую била дрожь. Она крепко прижала локти к бокам и переводила испуганный взгляд с одного на другого: проданная на Должар в рабство рифтерами, она так и не выучила должарского.

Эсабиан одарил его ледяной улыбкой и нажал кнопку на стоявшем рядом столике. Люк в дальнем конце комнаты отворился, пропуская высокую фигуру Эводха; татуировки-карра матово блестели на его бритой голове в свете Артелиона.

– Твой первый урок начнется прямо сейчас. – Он подал знак Эводху. – И продлится ровно столько, сколько потребуется, чтобы избавить тебя от слабости.

Медик крепко взял Леланор за руку выше локтя. Она испуганно вздрогнула и выскользнула из его рук, бросившись в объятья Анариса.

Эводх рванулся к нему. Как только пешж машхадни протянул руку к Леланор, Анарис перехватил его руку и провел прием уланшу, от которого тот врезался в переборку и рухнул на палубу, запутавшись в собственных одеждах.

Не обращая внимания на Эсабиана, он нежно повернул Леланор к себе и осторожно приподнял её лицо за подбородок.

– Не бойся, сердце моего сердца, я не позволю им сделать тебе больно.

Она услышала уверенность в его голосе и прижалась к нему всем телом. Он наклонился и нежно поцеловал ее, гладя её по спине под брезгливо-возмущенное рычание отца и барахтанье пытающегося встать Эводха.

Он почувствовал, как она успокаивается, отвечая на его ласку, забыв о том, что их окружает. Руки её скользнули ему за спину, и он поднял свои руки к её затылку в последней прощальной ласке, потом осторожно вытащил из рукава свой пешакх и вонзил его острое как бритва лезвие в её шею. Клинок без сопротивления вошел ей в позвоночник, и она умерла мгновенно, лишь едва заметно вздрогнув.

Она привалилась к нему, и он ощутил во рту вкус крови. Осторожно опустив её на пол, он выпрямился лицом к отцу.

Откуда-то взялись и бросились к нему охранники; лица их заметно побледнели при виде разгневанного лица Эсабиана. Анарис издевательски улыбнулся отцу.

– Все, что ты можешь предложить, отец мой, – это смерть, а этого недостаточно.

* * *

АРТЕЛИОН

День, когда Мойре исполнилось девять лет, был лучше всех других дней её рождения до той минуты, пока не появились солдаты в черном.

Неделей раньше родители поразили ее, сообщив, что они возьмут её посмотреть на Аврой – на несколько лет раньше, чем это обычно полагалось. А в это утро её папа принес цветы из Дворца, чтобы она подарила их Аврой – он срезал их в саду, за которым ухаживал для самого Панарха.

– Некоторые из них родом с планет таких далеких, что их никогда не увидеть в небе над Мандалой, – сказал он.

От их ярких красок и запахов голова шла кругом. Он держал букет в руках, а Мойра не могла надышаться их ароматом.

– А они не скучают по родному солнцу? – спросила она, вспомнив про Аврой.

Отец улыбнулся.

– Не знаю, малышка. Я стараюсь сделать так, чтобы им было хорошо здесь. – Взгляд его сделался почему-то печальным, и он на мгновение отвернулся, глядя на холмы, возвышавшиеся между их домиком и дворцом.

Мойра отнесла цветы на кухню – там мама под пристальным взглядом Поппо, их косматого черного пса, собирала корзину со снедью.

– Смотри, мамочка, наверняка Аврой никогда еще не видела таких цветов.

Некоторые цветы и правда были совсем необычные; те, что пахли лучше всех, на вид напоминали клубок змей.

Мама улыбнулась ей, убирая остатки еды. Под глазами её были почему-то темные круги.

– Женщины прилетают посмотреть на нее со всех концов Тысячи Солнц, Мойра. Я уверена, она видела и куда необычнее. Главное – это то, что у тебя в сердце, когда ты кладешь их к её ногам.

Тут и папа вошел на кухню, а мама продолжала:

– Ты бы лучше пошла и обула свои лучшие сандалий, а потом припасла бы кусочков для Поппо, чтобы и у него был пикник.

– ...мы ничего не можем поделать, – донесся до нее папин голос. – А Дворец заявляет, что мы должны заниматься своими делами, как обычно.

Когда мать ответила, голос её звучал так, будто она не согласна с этим, но самих слов Мойра не расслышала.

Полет от их дома до Залива Аврой на их аэрокаре оказался совсем недолгим. Мойра сидела спереди, рядом с папой, наклонившись к ветровому стеклу так, чтобы видеть зеленые поля с белыми барашками облаков над ними и рассыпанные по земле крошечные домики.

Потом они перевалили через гряду невысоких холмов, горизонт превратился в прямую как линейка черту, отделяющую серо-синий цвет от небесно-голубого, и они развернулись для посадки на золотом полумесяце пляжа.

Горячий песок обжигал ступни, когда они спускались по нему к воде. Поппо забегал вперед и возвращался к ним, поднимая лапами тучи песка.

Мойра прижимала цветы к груди, глядя на обилие людей в праздничных одеждах. Некоторые наряды она видела раньше только на учебных чипах или на видео, а кое-кто из людей был и вовсе раздет. Гул их голосов эхом разносился над волнами, но разобрать она могла только отдельные слова. Два человека особенно привлекали её внимание – мужчина и женщина, такие высокие, что не смогли бы стоять во весь рост у Мойры в доме; кожа их была матово-черная, глаза – зеленые, а длинные прямые волосы – золотые, как утреннее солнце.

– Вот это место вроде ничего, – сказал наконец папа и тут же принялся сооружать навес для тени. Тонкая серебристая ткань трепетала на ветру, сразу надувшись парусом, но папа быстро закрепил её углы шпильками. Мама расстелила на песке похожий на одеяло бас – он загудел ненадолго, разравнивая неровности песка под собой, и затих.

Папа подошел к Мойре и стал рядом, глядя на столпившихся у кромки воды людей.

– Ну, сегодня их совсем немного. Ты даже сможешь побыть с ней немного наедине.

Сзади к ним подошла мама и прижалась к папе.

– Хоть это хорошо, – непонятно сказала она, но Мойра была слишком увлечена тем, что раскинулось перед ней, чтобы удивляться словам.

Они не спеша начали спускаться к маленькой толпе у воды, оставив Поппо сторожить одежду. Папа снова улыбнулся.

– Помнишь, что ты сказала, когда в первый раз увидела картинку с Аврой?

Мойра кивнула:

– Я расстроилась, потому что решила, что все люди, которые остались на Утерянной Земле, такие же, как она.

Они встали в конец короткой очереди – у всех стоявших в ней в руках были цветы. Высокие черные люди с рыжими волосами оказались прямо перед ними. От них пахло чем-то сладким и пряным. Она попыталась заглянуть вперед, чтобы хоть краешком глаза увидеть Аврой, но перед ними стояло слишком много людей.

Мойра оглянулась на родителей.

– Таких, как она, нет больше в Тысяче Солнц, правда?

– Нет, – ответил папа.

– Мы нашли много странных людей, но таких – ни разу, – добавила мама, прижавшись к папе еще крепче. Папа почему-то смотрел в небо и хмурился.

Он обнял её рукой, потом опустил взгляд и снова улыбнулся.

– Так и должно быть. Она дорога нам именно тем, что одна такая. – Он сел на песок рядом с Мойрой и взял её за руку. Его пальцы были крепкие и теплые, и Мойра видела въевшуюся у ногтей землю, от которой он уже никак не мог избавиться.

– Ты, Мойра, еще слишком маленькая, чтобы понять, но... – он еще раз покосился на небо, – но мы решили, что уже пора.

– Я знаю, – радостно ответила она. – Ниора и так здорово мне завидует. Её родители сказали ей, пусть подождет, пока ей не исполнится двенадцать.

Он кивнул, открыл рот, словно собираясь сказать что-то, но вместо этого сжал губы.

– Обычно так и положено, – сказал он наконец. – Поэтому ты должна внимательно выслушать, что скажет мама.

Он встал, а мама, напротив, присела рядом с ней на корточки.

– Помнишь, что я говорила тебе про символы?

Мойра кивнула.

– Это вроде как картинки к рассказам, слишком большим, чтобы описать их словами.

Мама обняла ее, но тут же отпустила, положив руки ей на плечи.

– А иногда они таят в себе истории, которые мы не поняли бы по-другому, настолько они для нас древние и сложные. Ты уже знаешь историю Аврой, знаешь, почему она сидит здесь, глядя в морскую даль – ведь она никогда уже не сможет вернуться домой. История Аврой – про нас самих: про тебя, меня, папу, про всех людей на этом пляже, во всей Тысяче Солнц.

– И про Поппо тоже?

– И про Поппо, – кивнула Мама. – И про котят, и про лошадей, даже про деревья в Саду Древностей. – Она взяла Мойру за руку и осторожно сжала. Её пальцы были мягкими и прохладными. – Никто из нас не может вернуться на родину. Мы покинули её две тысячи лет назад и никогда уже не сможем вернуться. Как она. Вот почему мы взяли её с собой – чтобы она напоминала нам об Утерянной Земле.

Очередь понемногу двигалась вперед. Людей перед ними делалось все меньше; люди за ними терпеливо ждали. Мама нагнулась и погладила цветы у нее в руках.

– А эти цветы – как разноцветные истории о нашей жизни в Тысяче Солнц. Они прекрасны и необычны, как миры, в которых мы живем. – Она выпрямилась. – Ступай, дочка, положи их в морскую пену у ног Аврой и загляни ей в лицо – внимательно загляни.

Немного напуганная неожиданной маминой серьезностью, Мойра повернулась и подошла к кромке воды. Вокруг стояли люди, но около самой Аврой образовалась пустота, и песок был усыпан цветами, которые то и дело подбрасывали набегающие волны. Мойра подошла ближе и остановилась. Какими бы наглядными ни были видео, они и вполовину не передавали этого ощущения долгих, долгих веков, въевшихся в это бронзовое лицо.

Мойра стояла неподвижно, а в сердце её теснились чувства, каких она никогда еще не испытывала. Морская вода холодила ей ноги, покрыв их пеной и цветами, а она все смотрела на это юное женское лицо, на эту коленопреклоненную фигуру, на эти глаза, глядящие куда-то вдаль, на мир, куда она никогда уже не вернется.

Мойра словно ощутила на своих плечах гнет горя, слишком большого, чтобы выразить его словами, и выпустила из рук цветы – они упали в воду у ног статуи. Набежавшая волна сняла их с песка и вынесла на берег за её спиной, только несколько стебельков зацепились за бронзовые плавнички на ногах Аврой. Мойра вытерла глаза и осторожно дотронулась рукой до бронзовой щеки, оставив на ней слезы, которые Она не могла выплакать.

Мойра постояла так еще немного, не сразу обратив внимание на странный свист. Начавшись совсем тихо, он постепенно нарастал и заглушил печальный плеск волн Залива Аврой. Какое-то движение в небе привлекло её внимание, и она подняла взгляд; люди на берегу почему-то с тревогой смотрели в сторону моря. А потом тишину летнего дня разорвал великанский голос.

– ВНИМАНИЕ! ВСЕМ НЕМЕДЛЕННО ПОКИНУТЬ ПЛЯЖ! БРОСЬТЕ ВЕЩИ И НЕМЕДЛЕННО ПОКИНЬТЕ ПЛЯЖ!

Она быстро обернулась и увидела летящий над заливом серебристый аэрокар со знаком Солнца и Феникса на боку. Откуда-то с земли протянулся луч зеленого света, на мгновение коснулся его, и аэрокар исчез в огненной вспышке. Большой кусок раскаленного металла с визгом пронесся в воздухе и врезался в землю совсем близко от Мойры, обдав её с ног до головы горячими брызгами и песком. Когда она опустила глаза, он шипел, остывая, на дне маленького кратера; цветы вокруг пожухли и скорчились от жара.

Мама бросилась, схватила её и вытащила на берег. Папа плечом раздвигал перед ними толпу кричавших в страхе и смятении людей, и тут на гряде холмов за пляжем показалась цепь солдат в черном. Они не приближались; они только равнодушно смотрели на них, держа оружие на изготовку, и толпа вдруг замерла на узкой полосе песка. Солдаты стояли так близко, что Мойра видела эмблему – красный кулак – на их мундирах.

Высокий черный человек с рыжими волосами шагнул вперед, подняв руки и повернув их ладонями к солдатам.

– Мы не окажем вам сопротивления, – произнес он на уни. – Позвольте нам...

Он так и не договорил – один из солдат лениво шевельнул стволом и нажал на курок. Волосы на голове у черного человека с треском вспыхнули от разряда, и он медленно, ужасно медленно повалился на песок. Высокая женщина, стоявшая рядом с ним, закричала и бросилась на его тело; солдаты не пошевелились.

В наступившей тишине Мойра услышала низкое гудение, и вдруг в руку ей ткнулся мокрый нос. Вздрогнув, она опустила взгляд: Поппо стоял, весь дрожа и поджав хвост под ноги, а она и утешить его не могла. Несколько резких порывов ветра растрепали её волосы – это из-за холмов вывалились и опустились на песок за солдатами несколько пузатых транспортных кораблей.

Люки их отворились, но у Мойры на мгновение затуманился взгляд, и она услышала раскатистый грохот, словно это Телос колотил рукой по голубому куполу неба. Звук был даже не очень громкий, но настойчивый. Она огляделась по сторонам в поисках его источника – многие в толпе делали то же, – но не увидела ничего, что могло бы служить его причиной.

Из транспортных кораблей высыпали новые солдаты в черном и вывели с собой людей, многих в дворцовых одеждах или в элегантных нарядах Дулу – и у всех на лице был страх.

– Они же из дворца! – прошептал отец. – Зачем они пригнали их сюда?

Папин голос прерывался от потрясения.

– Что это за солдаты? – спросила Мойра. – И что они здесь делают?

– Они с Должара.

Она покатала незнакомое слово на языке. Дол-Жар, последний слог напоминал ей кашель, который одолевал её когда она простужалась. Противный звук, но почему-то он вполне вязался с угрюмыми лицами солдат.

Рокот наполнял теперь уже весь воздух, заглушая перепуганные крики толпы и всхлипывания овдовевшей женщины. Земля отвечала на него трепетом – не землетрясением, но мелкой дрожью, словно скалы глубоко под ногами пробуждались от тысячелетнего сна.

Один из прилетевших с солдатами Дулу, невысокий человек в бордово-золотом мундире, спорил с солдатом в остроконечной шапке и кольцами на рукавах, который все пихал ему в руки листок бумаги. Мужчина сердито замотал головой, разорвал бумажку пополам и скомкал. Солдат вытащил из-за пояса длинный нож с зазубренным лезвием и полоснул его по горлу, отступив на шаг, чтобы не испачкаться кровью. С минуту он смотрел на то, как дергается Дулу на покрасневшем песке, потом махнул стоявшему рядом мужчине, чтобы тот поднял бумажку.

Мужчина подчинился, но очень медленно. Лицо его было бледным и мрачным; поговорив о чем-то с солдатом, он повернулся лицом к толпе.

– Слушайте все! – крикнул он. Голос его звучал приглушенно от гнева. – Услышьте все и восславьте нового Повелителя Мандалы, спускающегося во славе, Джеррода Эсабиана, Аватара Дола, Властелина-Мстителя Королевств Должарских!

Он порывисто махнул рукой куда-то в сторону моря. Медленно, словно не веря, толпа повернулась.

Мойра подняла глаза на родителей. Оба смотрели в небо. Мамино лицо напряженно застыло, а папино казалось просто напуганным.

– Но они же не могут! – прошептала мама. – Они не должны. Только не линкор! – Она крепко стиснула руки, и большой перстень флотского офицера блеснул на пальце.

Вслед за ней Мойра подняла взгляд и увидела высоко в небе над морем яркую, голубоватую звезду.

Она быстро увеличивалась в размерах, превращаясь в серебряное яйцо, из которого торчали металлические шипы, окруженное жутким сиянием защитных полей. На боку его красовался кроваво-красный кулак, стиснувший пучок молний. Небо потемнело, пока он спускался к Заливу Аврой, становясь все больше и больше, пока не перестал умещаться в поле зрения, а он все продолжал расти. Раскаленные добела столбы вырывались из его дюз и упирались в море, а вокруг них кольцами клубились облака конденсата. Жар обрушился на людей, словно из адской печи, а от грохота вибрировали кости.

Море посереди залива вскипело, и облака пара заволокли корму корабля. Линкор был невероятно велик, он заполнил залив от края до края, а носовой части его все еще не было видно – до нее было целых семь километров.

Яростный порыв ветра и кипящей пены налетел на берег и обварил Мойру. От него жутко пахло чем-то вроде горелого пластика и рыбного супа. Она слышала, как скулит от страха Поппо, как визжат в толпе. Она видела, как солдаты хладнокровно испепеляют всех, кто пытался бежать. Те, что стояли ближе всех к воде, исчезли в ужасных кипящих волнах; в просветы клубящегося пара Мойра видела торчащие из кипящей воды руки и ноги. Когда она несколько минут назад смотрела в лицо Аврой, чувства её казались слишком большими, чтобы высказать их словами, но теперь все её чувства делись куда-то, словно она смотрит противный видеочип. Она подняла взгляд.

Огромный корабль завис теперь неподвижно, заслонив собой небо. Рев его ходовых полей отдавался болью в костях и сводил желудок. Люди вокруг Мойры сгибались от рвоты и бились в конвульсиях. Папа стоял на коленях, уткнувшись лицом в песок и зажав уши руками. Мама обнимала его; на руках её вздулись вены. Мойра до крови прикусила губу, но что-то заставляло её смотреть дальше.

Вдруг в стене бело-голубого пара, поднявшегося от испарившегося залива, блеснул луч золотого света. Он превратился в круг света, в центре которого виднелась маленькая фигурка мужчины в черной одежде, сидевшего на золотом троне на конце толстого красного луча. Вокруг него роились молнии, очерчивая шар защитного поля, а перед ним разбегались волны песка и пара. Пляж раскалился докрасна под его троном, неумолимо приближавшимся к охваченной страхом толпе. «Это похоже на Харубана – Короля Демонов из сказки», – подумала она, и тут поняла, что он движется прямо на Аврой.

Она смогла встать на ноги и закричала на него, но голос её потерялся в обезумевшем мире. На мгновение Мойра увидела силуэт Аврой на фоне зловещего сияния трона Короля Демонов. Потом бронзовая фигура засияла красным, потом белым и растеклась бесформенной кипящей пеной, когда трон пролетел над ней и с шипением опустился на песок.

Съежившись рядом с родителями, Мойра увидела, как высокий человек встал из трона и оглядел весь тот ужас, что он сотворил. Лицо его было еще бесстрастнее, чем у солдат. А потом, когда он шагнул на землю своего нового демешне, звенящая чернота окутала девочку, и она погрузилась в блаженное небытие.

11

ОРБИТА ШАРВАННА

На мостике «Лита» воняло потом, дымом и кровью, и к этому примешивался кисловатый запах рвоты и кровавой слизи, оставшейся от жертв попадания разряда раптора. Двое рабов отмывали палубу и соскребали с переборки останки Аллювана, в то время как бригада техников колдовала над обломками пульта невезучего рифтера. Желтый огонек на пульте управления свидетельствовал, что глубоко в недрах «Лит» заряжается очередной гиперснаряд – в тисках магнитных ловушек плазменный узел набирает энергию, ожидая импульса, который пошлет его через подпространство к цели, тогда как сложные законы пятого измерения наполнят его по дороге новой энергией.

Впрочем, Хрим ничего этого не замечал – все его внимание было приковано к экрану. Он жадно смотрел на то, как очередной гиперснаряд ударил в Щит Шарванна у южного полюса, где угол между осью вращения планеты и её магнитной осью ослаблял сложный пространственно-временной резонанс, возбужденный полями Теслы. От места попадания по радужной дымке, закрывающей теперь планету почти до экватора, разбежались кольца переливающегося света.

Внезапное движение привлекло к себе внимание Хрима – это техник за пультом управления огнем резко выпрямился и, довольно ухмыляясь, оглянулся на него.

– Что там у тебя, Пили?

– Критическая частота! Я её нашел! Она стоит у них сейчас на автомате – еще часов шесть, ну максимум десять – и Шарванн затрясет как кровать веселья в дешевом борделе!

– Ну-ка сунь монету в щель, Фазо! – хохотнул Хрим. – Надеюсь, получишь извержение вулкана прямо у себя под задницей. – Мостик взорвался оживленными комментариями, из которых выделялся дребезжащий тенорок Пилиара. – Отлично сработано, Пили! Еще десятая доля процента на твой счет.

Пилиар радостно ухмыльнулся: при том наваре, что обещала эта операция, даже десятая доля процента означала больше денег, чем он видел за всю свою карьеру.

Пока Хрим предавался сладостным мечтам о скором падении Шарванна, в памяти его всплыла какая-то давняя история. Вроде бы какой-то Панарх выпустил гиперснаряд по планете после того, как та сняла защитные поля. И они еще сделали ему потом в наказание что-то ужасное, вот только что? И уж Эсабиан наверняка сделает с ним что-нибудь пострашнее, если он ненароком разнесет в клочья то, что нужно Властелину-Мстителю от этого ублюдка Омилова.

– Только ты уж проследи, чтобы не шмальнуть по ним ненароком после того, как они поднимут лапки кверху, – предупредил он техника на всякий случай. – Мне нужна планета, полная добра и рабов, а не золы и трупов.

От шести до десяти часов! Хриму припомнилась дорогая яхта, которую они захватили однажды, полная холеных богатеев, собиравшихся в шестимесячный круиз по срединным звездам. То-то был для них сюрприз, когда откуда ни возьмись появился «Лит» и влепил им из лазерной пушки прямо в движок! Он рассмеялся, вспомнив, какое лицо было у капитана перед тем, как он сжег его.

– Кэп? – удивился Дясил.

– Помнишь ту елочную игрушку со Свободы?

– Ага! – Дясил расплылся в широкой улыбке. – Мы тогда еще первыми побаловались этими курносыми штучками!

– Я вот все пытаюсь представить, каково это будет – то же самое, только помноженное на несколько тысяч?

Народ на мостике зашелся от восторга. Целая планета! Прошло уже несколько веков с тех пор, когда кому-то удавалось захватить планету, – а теперь такое творилось по всей Тысяче Солнц.

Гул непристойных замечаний внезапно смолк, и Хрим повернулся. У люка стоял, спрятав руки в складки тяжелого облатского халата, Норио. Помедлив еще немного, темпат ленивой, грациозной походкой подошел к нему. Вокруг них с капитаном сразу же возникло кольцо отчуждения – остальные члены команды поспешно углубились в свои дела.

Норио огляделся по сторонам. Легкая улыбка играла на его полных губах. Отсвет огоньков на пультах играл на его гладко зачесанных назад темных волосах, и его вытянутое лицо казалось еще худее обычного.

– Не дай мне отвлекать тебя, капитан, – мягко произнес он. – Я только хотел разделить с тобой радость мести над теми, кто так долго желал твоей смерти.

Хрим улыбнулся и чуть кивнул, но тут же отвернулся обратно к экрану. У него редко находились подходящие слова для Норио, особенно на людях, но тот, похоже не особенно в них и нуждался, несмотря на тот факт, что темпаты читают только эмоции, не мысли. Норио переместился на обычное место за его спиной, у правого плеча, и начал осторожно массировать голову от затылка до уха. Хрим блаженно расслабился, невольно выгибаясь как кошка, которую гладят.

Мостик вздрогнул – магнитные ловушки высвободили новый гиперснаряд, – и одновременно с этим Норио коснулся его виска. Пах Хрима свело острым наслаждением, и он не смог сдержать легкого вздоха.

– О да, – произнес темпат, когда Хрим повернулся к нему. – Это для того, чтобы тебе тоже было хорошо. – Глаза его блестели, губы едва заметно дрожали. – И чтобы я смог полнее разделить твою радость.

– Кэп? – в голосе Эрби звучало напряжение. Хрим свирепо повернулся к нему, но сдержался, заметив на его лице тревогу.

– Я засек два следа. Кто-то болтается недалеко от нас с наружной стороны. Не наш.

– Военный? – возбуждение, охватившее Хрима в ожидании нового залпа, разом куда-то делось, и он сел обратно за пульт. Линкор вполне мог успеть выпустить абордажные шлюпки, а для этих, почти невидимых приборами, похожих на кинжал суденышек, под завязку набитых морской пехотой, «Лит» был бы идеальной мишенью.

– Вряд ли. – Техник покосился на свой пульт и нажал несколько клавиш, на что монитор откликнулся замысловатым узором. – Судя по выхлопу, скорее старомодный гравилет.

Хрим пожал плечами. Если это не военный... что ж, там, наверху, полно ребят из Братства. Должар не жалел затрат.

– Если он так мал, нам нечего бояться. Но на всякий случай проследи за ним и дай знать, если он предпримет какие-нибудь действия. Что еще?

– Из Меррина. Они передают что-то по высокочастотной. Я пока не расшифровал, что.

«Черт! Там, должно быть, шлюпки... Или проникающие ракеты... Этот ублюдок Барродах говорил, что планета беззащитна. – Хрим зашипел от бессильной злобы. – Всего лишь один линкор!»

Положение все более усложнялось, и он чувствовал себя беззащитным, торчащим на самом виду.

– Гареш... – вот блин! Он уже мертвечина. – Метиджи, удвоить количество вахтенных и раздать тяжелые лучеметы. Разместить дополнительные наряды в машинном, в оружейной и у входа на мостик! – Он ткнул пальцем в сторону люка.

Высокая женщина, заменившая Гареша, наклонилась к пульту и торопливо заговорила в микрофон; вытатуированная на её шее змея извивалась в такт движениям челюсти.

Хрим повернулся к Норио:

– Тебе лучше спуститься вниз.

Темпат кивнул и повернулся, чтобы уйти. Собранные на затылке волосы тускло блеснули, и Хрим вдруг ощутил странную пустоту в груди, представив себе Норио, лежащего на палубе с обугленной дырой от бластера в спине. Темпат обернулся, глянул через плечо на капитана, и уголок его рта хитро дернулся вверх. Потом он вышел; Хрим услышал только шелест его халата, когда тот перешагивал через высокий порог люка.

Минутой спустя оттуда донеслись совсем другие звуки, топот и лязг металла – это команда начала устанавливать тяжелые бластеры на станках-треногах. «Ну да, и им положено еще быть в тяжелых скафандрах». Он поколебался немного, потом решил, что команда и так достаточно на взводе. В крайнем случае устроить разнос он еще успеет. «От постоянного напряжения они могут рехнуться».

Впрочем, от принятого решения ему не стало легче, и он позволил злости разгореться в себе сильнее – как поступал всегда. Этот ублюдок Фазо еще пожалеет, что родился на свет... После того, как отхаркается собственными зубами.

Хрим повернулся обратно к экрану. Еще один сгусток яркого света ударил в Щит планеты у полюса и расплылся медленно меркнущим сиянием. Архон, скорее всего, здорово нервничает сейчас, что бы он там ни говорил. На минуту Хрим засомневался, стоило ли ему упоминать о Крисархе. Теперь, когда Фазо известно, что он все знает, не попытается ли тот укрыть нур-Аркада или переправить его в безопасное место? Лучше подстраховаться.

– Дясил, соедини меня с Мармором и Риттеном, поговорить надо.

В ожидании связи Хрим размышлял, есть ли у него возможность перехватить корабль Крисарха, если тот все же попытается бежать, не разнеся его при этом к чертовой матери. Похоже, что нет, решил он, когда капитаны «Когтя Дьявола» и «Эстила» появились на экране. Хорошо хоть, не было ни малейшего сомнения в том, откуда может стартовать Крисарх – согласно справочнику, на Шарванне имелась только одна оборудованная стартовая площадка для импульсных ракет, а только такой корабль мог уйти от планеты со включенным Щитом.

Он отдал обоим приказ о перехвате, добавив:

– ...и если вы сможете подбить его, попав точно в движки, и доставить его мне в целости и сохранности – отлично. Но если кто из вас даст ему уйти, я повешу его яйца на стену вместо украшения, а остальную часть отдам позабавиться Норио. – Хрим демонстративно почистил ногти когтем от ботинка, наслаждаясь тем, как застыли их взгляды на сверкающей стали. – Если, конечно, останется что после того, как я кончу.

Хрим одарил Таллиса особенно неприятным взглядом; тот попытался изобразить беззаботную уверенность, но добился лишь того, что глаза его выпучились еще сильнее. Он напомнил Хриму панцирную змею, которую держал как-то на корабле кто-то из команды. Та тоже делала выпад, чтобы укусить, и тут же пряталась в своей скорлупе из скрепленных слюной камешков. «До того раза, как она просчиталась, попробовав тяпнуть меня». Он пошевелил ногой, несколько раз убрав и выпустив когти.

Он открыл уже рот, чтобы продолжать, когда в голову пришла новая мысль: «Если их предупредить, я потеряю половину своей эскадры. Уж Мармор-то наверняка не останется здесь, если узнает про опасность нападения абордажных шлюпок. И потом, чем больше мишеней, тем больше шансов уцелеть мне».

Хрим рассмеялся, зная, что это тоже произведет впечатление на собеседников, и выключил связь. Развалясь в кресле, он насладился зрелищем пуска еще одного гиперснаряда; сотрясение корабля в момент выхода сгустка плазмы из ускорителя отозвалось в его теле волной горячего возбуждения. Глядя вниз, на обреченную планету, он испытывал ни с чем не сравнимую смесь похоти, наслаждения местью и жажды разрушения, заволакивавшую взгляд багровой пеленой. Шесть, максимум десять часов...

* * *

Деральце шагал по бесконечным коридорам, не отставая ни на шаг от Брендона, Осри и охранника. Осри имел вид человека, вконец отупевшего от обилия мыслей, да и шел он так, словно ногами его шевелил кто-то другой. Брендон так и не сводил взгляда с кольца на пальце, держа его так, будто оно жгло ему кожу. Впрочем, прочитать его мысли по лицу было невозможно, хотя усталость и обострила его черты, разом состарив на несколько лет.

Радужное сияние в небе окрашивало ожидавший их корабль кровавым цветом. Воздух был тяжелый, хотя гроза, от которой они улетели, сюда еще не дошла, и в каждом звуке Деральце мерещился далекий гром. Он остановился, чтобы посмотреть на небо, и замер: то, что он видел на экране, внезапно предстало перед ним во всей своей реальной красе. Над его головой раскинулся архипелаг буйных красок, исполинских полотнищ, переливающихся на небосклоне. На его глазах от южного горизонта разлилось белое свечение, сменившееся разбегающимися кругами. При том, что свет был не таким уж и ярким, освещавшие квартал правительственных учреждений фонари казались на его фоне тусклыми и лишенными смысла.

Битва чудовищных энергий в космосе превратила Шарванн в маленький, хрупкий островок жизни, и Деральце почувствовал себя еще беспомощнее. Ему почти хотелось, чтобы эти чертовы рифтеры высадились наконец; враг лицом к лицу – вот это понятно, вот к этому он хорошо подготовлен, но так вот...

Он пошатнулся, борясь с головокружением: планета словно пыталась вырваться у него из-под ног от очередного удара с орбиты. Только секундой спустя до него дошло, что это ему не кажется. Землетрясение, хоть и небольшое. Он услышал приглушенное ругательство Осри и обрывок объяснения старшего охранника, пропускавшего Брендона в люк шаттла: «...небольшие подвижки неизбежны. Как бы мы хорошо ни амортизировали разломы, полностью рассчитать напряжения земной коры невозможно...» Планета начинала входить в резонанс с сотрясениями от рифтерских снарядов. У Шиидры при осаде Альфейоса на это ушло больше двух недель. Что же это у них там такое? Он еще раз посмотрел на небо и, почувствовав нетерпение охранника, следом за Осри вошел в люк.

Плазменные двигатели шаттла ожили, не успела еще захлопнуться крышка люка, а когда Деральце пристегнулся наконец к сиденью, они уже летели над пригородами Меррина. Корабль едва заметно вздрогнул, миновав звуковой барьер, а потом тишину нарушал лишь слабый свист двигателей.

Перелет до стартового поля бустеров прошел в полном молчании. Деральце чувствовал, что сын Омилова пытается найти для себя оправдания тому, что бросил отца здесь, и не находит. Брендон с непроницаемым лицом следил за тем, как пилот управляет маленькой машиной.

Сколько им лететь отсюда до Ареса? За исключением самых высших должностных лиц Панархии, местонахождения главной военно-космической базы не знал никто, и информация об этом хранилась только в шифрованных чипах вроде того, что находился в навигационном компьютере их спасательного корабля, да и у них время от времени менялись пароли, не говоря уже о том, что Арес перемещался с места на место. Непостоянство любой информации об Аресе являлось жизненно важной составляющей боеспособности флота, и тайна эта охранялась старательнее других. Вспомнив, что Брендон и Осри в последний раз виделись как раз после того, как Маркхема лит-Л'Ранджу исключили из Академии, Деральце решил, что перелет будет не из самых веселых. А что потом? Арест, суд – и над ним, и над его подопечным.

Деральце покосился на Брендона – понимает ли он это? Крисарх все с тем же непроницаемым лицом пристально смотрел на кольцо Архона. Знает.

В иллюминаторе замелькали огни стартовой площадки, и Деральце отбросил в сторону мысли о будущем. Прежде им предстоит пережить еще сам запуск: если не случится чуда, висящий над планетой эсминец накроет их в момент прохождения Щита.

Не дожидаясь окончания проверки бортовых систем, техники из стартовой команды помогли им облачиться в скафандры. Упругий дайпласт, призванный защищать от чудовищных перегрузок, а также от возможной потери воздуха, холодил кожу Деральце до тех пор, пока автоматика не отладила систему терморегуляции и он не перестал ощущать его – так не ощущают собственную кожу. Только когда он пошевелился, скафандр дал о себе знать легким сопротивлением движению.

Брендон покончил с подгонкой скафандра раньше и теперь стоял у окна, глядя на подготовку модуля к старту.

Рядом с ним Осри хмуро требовал подтянуть скафандр здесь... теперь здесь и здесь. Время от времени чувство головокружения и легкие сотрясения земли под ногами напоминали о нарастающем напряжении земной коры. Как у любого механизма, у генераторов Теслы имеются уязвимые места: Щит, цель которого – перераспределять силу удара, меняя его вектор на девяносто градусов, может выдерживать попадания гораздо дольше, чем хрупкие, рукотворные города способны устоять перед вызванными этой энергией тектоническими процессами в земной коре.

Наконец небольшой экипаж на магнитной подушке доставил их к кораблю. На маленькой платформе они и сопровождавший их техник поднялись к люку. Деральце смотрел на искаженные изгибом обшивки отражения их лиц – алое сияние небес придавало всему неземной, адский оттенок. Интерьер курьерского бустера способен был вызвать приступ клаустрофобии; два противоперегрузочных кресла за охватывающим их пультом, вырост которого тянулся назад, заходя между ними; никаких иллюминаторов – только два экрана. У расположенного сзади пассажирского кресла не было и этого.

Деральце помнил этот корабль по чипам, что так тщательно штудировал Брендон в Академии: курьерский бустер класса «Ультра». В памяти всплыл менторский голос диктора: «Представьте себе два пухлых кресла, водруженных на двигатель, достаточно мощный для фрегата». Вне зависимости от того, где находится Арес, ничто не доставит туда быстрее этой штуки – а больше от нее ничего и не требуется. Удобство пассажиров в замысел конструкторов не входит.

Деральце пробрался на заднее сиденье и заставил себя расслабиться, слушая последние наставления техника. Быстрые, точные движения женщины, её сосредоточенность странным образом успокаивали.

– В момент старта постарайтесь расслабиться, – советовала она негромким, чуть хрипловатым голосом. – Не пытайтесь задерживать дыхание и не пугайтесь, если покажется, что вам не хватает воздуха – скафандр проследит, чтобы вы получали ровно столько кислорода, сколько надо. Десять «же» вам выдерживать не больше пяти секунд, пока не минуете Щит. – Она улыбнулась. – А дальше вас поведет компьютер, хотя я на всякий случай запрограммировала пульт генца Омилова на ручное управление.

Деральце вдруг охватила паника, усугубленная теснотой кабины. Что бы ни случилось, он ничего не сможет поделать, даже дотянуться до органов управления.

Техник включила пульт и со словами: «Желаю удачи», – вылезла наружу, захлопнув за собой люк. Осри нервными движениями пальцев пробежал по клавишам, проверяя управление. Пульт Брендона, точно такой же, как у Осри, оставался темным, за исключением нескольких индикаторов связи. На глазах Деральце Брендон настроился на частоту поста управления.

Корабли, подобные этому, считались давно уже устаревшими. Когда-то их создавали в попытке добиться больших стартовых ускорений, передавая энергию двигателям с помощью громоздких наземных лазеров; теперь такими пользовались лишь военные, да и то только в чрезвычайных обстоятельствах. Деральце испытывал максимальное ускорение лишь однажды, еще курсантом. Их с Брендоном старт с Артелиона не превышал по перегрузкам одного «же»; Крисарху вряд ли приходилось переносить десять «же» дольше, чем короткое мгновение – в моменты их учебных боев с Маркхемом. Эти-то бои и послужили поводом для их отчисления из Академии.

Кстати о Маркхеме...

«Интересно, – подумал Деральце, – где сейчас Маркхем?»

Знает ли он о перестрелке, идущей сейчас у них над головой?

Резкий голос диспетчера оторвал его от этих мыслей.

– Управление Щитом, говорит стартовая площадка Лаггам. Мы готовы к старту.

Ответа он не слышал. Кабина осветилась красным, на экранах замелькали строки последних предстартовых инструкций, а мгновение спустя ремни, натянувшись, прижали его к креслу. С легким щелчком опустилось забрало скафандра.

Теперь голоса с земли доносились до них из шлемофонов.

– Начинаем стартовый отсчет... – Деральце понял, что земля ждет следующего попадания в Щит, после которого неминуемо последует пауза. – ... четыре... три... два... один... Пуск! – последнего слова он почти не расслышал, так как в тот же момент вся Вселенная обрушилась на него, и он на некоторое время ослеп.

На бесконечно долгое время...

* * *

Таллис мрачно глодал ноготь, созерцая тактическую обстановку на экране. Северное полушарие Шарванна было залито светом, волнами разбегавшимся от экватора.

«Коготь Дьявола» висел в полной полетной готовности на орбите, развернувшись дюзами ускорителя в координаты, указанные Хримом. На этот же экран были выведены меньшие изображения окружающего их космоса; столбцы цифр отмечали объекты, слишком мелкие или далекие, чтобы их разглядеть. Яркое пятно неподалеку означало «Эстил», другое – бледнее и почти незаметное на фоне планеты – «Цветок Лит». Кроме них на экранах виднелось множество мелких точек – спутников связи, метеорологических спутников, а также обломков, оставшихся от недавнего боя. Собственно, именно эти обломки так беспокоили Таллиса: идеальное прикрытие для припасенных панархистами сюрпризов.

Что означала эта шифровка? Кто – или что – принял её и как ответил? «Они что-то затевают. В этом мусоре что-то прячется». Словно чья-то холодная рука коснулась его спины при мысли о поджидающих своего часа панархистских морских пехотинцах.

– Доложить тактическую обстановку, – безмолвно приказал он.

«Непосредственной угрозы в настоящий момент не наблюдается, – ответил бесстрастный голос логоса. – Согласно приказу продолжается наблюдение за обломками. Перемещение их продолжает оставаться хаотическим».

Таллис попытался расслабиться, оставив контроль над тактической обстановкой машине. До сих пор она вела себя безукоризненно. Её советы помогли «Когтю Дьявола» выйти из боя без единой царапины, записав при этом на свой счет пару вражеских кораблей. Что еще важнее, команда считала это делом рук Таллиса. Благоговейный страх на лицах некоторых из них наполнял его незнакомым возбуждением. Он развалился в кресле, наслаждаясь приятными воспоминаниями об этих минутах.

По основному экрану побежала строка свежей информации, и он беспокойно зашарил взглядом по малым экранам, страшась в любой момент пропустить появления чего-то важного на том из них, куда он не смотрит. «Коготь Дьявола» списали из панархистского флота больше трехсот лет назад, но даже так на этих отремонтированных синдикатом Карру мониторах было слишком много информации, чтобы Таллис чувствовал себя в своей тарелке. Он понимал, что логосы разбираются в этом без труда, но не мог заставить себя отказаться от попыток самому понять смысл информации на дисплеях, что стоило ему дикой головной боли.

Экран снова замерцал – компьютер настраивал новое изображение, и на этот раз Таллис вздрогнул, когда некоторые светлые точки слегка изменили свое положение. Он торопливо оглянулся...

Он торопливо оглянулся – лишь один из техников заметил его реакцию. Он встретился взглядом с Андериком, и тот молча кивнул на свой экран. Он-то знал, чем угрожала им эта шифровка, пусть все остальные и не догадывались об этом.

Таллис задрал подбородок и смерил Андерика самым ледяным взглядом, на который только был способен. «Ах ты, мерзкая длинноносая сорока! Подержи-ка язык за зубами...»

Техник поспешно опустил глаза и отвернулся к своему пульту, неестественно съежившись от напряжения. Таллис позволил себе торжествующую ухмылку.

«Жаль, что этого не видит Лури...» Таллис побаловал себя размышлениями о том, что бы такого сделать, дабы напомнить Лури, Андерику и прочей команде, кто на «Когте» хозяин. Потом, вспомнив, что послужило причиной инцидента с Андериком, вновь сосредоточился на своем экране, оставив разборку на потом.

Таллис увидел большое размытое пятно – узел – и порадовался тому, что подвесил «Коготь Дьявола» так близко к этому крупнейшему на стационарной орбите поселению. Так близко – по крайней мере ему хотелось в это верить, – что линкор не посмеет бить по ним из рапторов, опасаясь задеть своих. Тот факт, что это решение подсказали ему логосы, не заслонял того, что купил-то логосов он сам, так что общая заслуга в этом, можно сказать, его.

«Хрим считает себя таким хитрым – но я-то видел, на что похож теперь его мостик». Таллис брезгливо дернул носом и грациозным, тщательно продуманным жестом коснулся клавиши крупного плана. Теперь, когда с линкором разделались, стоило бы уйти подальше от этой махины. Вряд ли, конечно, на Узле имеется серьезное вооружение – слишком это сооружение громоздко и уязвимо. Однако среди цилиндров, лепившихся друг к другу наподобие кристаллов в друзе, имелось слишком много укромных местечек для каких-нибудь неприятных сюрпризов...

Кристалл... Недурно! Пожалуй, пришедшее ему на ум сравнение и впрямь удачно. Таллис склонил голову набок, в зону действия микрофона, и начал надиктовывать это в журнал. Он настолько увлекся поэтическим творчеством, что не услышал слабого позвякивания браслетов и неровного стука каблуков, не заметил того, как все до одного на мостике разом повернули головы, как бывало всегда при появлении Лури. Затем мягкая, частично перетянутая шелком плоть сделала попытку целиком влиться в его ухо. Это сопровождалось волной аромата, который Таллис определил как Приворотные Духи Диких Джунглей.

Он поморщился. Могла бы научиться не лезть, когда не надо. Он повернулся – прямо перед его глазами колыхались необъятные телеса, с близкого расстояния заметно напоминавшие Большой Каньон на Альте Магнума. На мгновение глаза его сошлись к переносице, потом он осторожно отстранил ее.

– Тал-лис, – произнесла она раздельно, на вдох и выдох. Это сопровождалось колыханием телес, вновь привлекшим все до единого мужские взгляды.

Таллис разрывался между злостью на то, что она ослушалась его приказа, и нарастающим желанием, которое она разжигала своим присутствием во всех особях мужского пола, да и в некоторых женского.

– Что тебе, Лури? – недовольно спросил он.

Ее пухлая нижняя губа обиженно выпятилась, потом она медленно сложила губы бантиком, чтобы запечатлеть на его щеке влажный поцелуй.

– М-м-м-м, – промычала она. – Не сердись на Лури. Лури подумала, тебе понравится немного шакриян. Ты тааак доооолго не спускался отсюда. – Она завершила фразу новыми колыханиями плоти – настоящими цунами – и переместилась ему за спину. – Ты так устааал... – её пальцы скользнули по его шее, повыше жесткого, расшитого золотом воротника, и начали массировать мышцы у основания черепа.

Таллис заметил, что посмотреть на Лури обернулись все мужчины на мостике. Все, кроме Андерика – этот, разумеется, тоже смотрел на нее, но у него одного хватило ума сидеть так, что от него не укрылось бы любое изменение обстановки на экране. «Они все дураки, и Андерик хуже всех, так как он умный дурак», – мрачно подумал он. В нормальной обстановке он прогнал бы Лури с мостика, но сейчас он испытывал острую потребность подразнить эту чертову лису Андерика и потому развалился в кресле, вытянув ноги в блестящих ботинках и наблюдая сквозь полуопущенные веки за реакцией команды. Нинн, лысеющий голливог за пультом управления огнем, шумно сглотнул слюну, и Таллис не без удовольствия перевел взгляд обратно на экран.

– Тал-лис, – мягко пропела Лури.

– Да? – ответил он чуть нетерпеливо – пусть команда позабавится.

– Ты просидел здесь так до-олго. – Снова эти две ноты, бархатистые, мягкие. – Когда ты спустишься к Лури?

Таллису пришлось приложить некоторое усилие, чтобы не расплыться в блаженной улыбке от неприкрыто похотливого призыва в её голосе.

– Скоро, скоро, – беззаботно отозвался он. – И не забудь врубить гравитацию обратно, – добавил он вполголоса.

– Ооооох, – она снова капризно надула губы. – Но при четверти «же» столько всего можно делать...

«Ну да, даже стоять прямо». Она настаивала на пониженной гравитации у себя в каюте, так как это заметно облегчало зрительно её фигуру.

– Ничего такого нет в том, что кого-то мутит в невесомости, – буркнул он.

Пальцы её продолжали разминать его шею, и мягкий голос не стихал ни на мгновение.

– Лури так уста-ала, она придумала мно-ого... но-овых... заба-ав... Лури нужен дру-уг...

Этот интимный разговор начинал уже действовать ему на нервы. Он выпрямился в кресле.

– Мы все равно ничего не можем делать, – произнес он, даже не пытаясь скрыть раздражения, – пока этот прыщ Хрим не даст нам знак, а он там явно развлекается вовсю.

При упоминании Хрима Лури брезгливо фыркнула. Таллис погладил её по руке.

– Не думай об этом жалком ублюдке, – произнес он покровительственным баритоном. – Я же обещал, что не подпущу его к тебе.

Ответ её последовал с крошечной задержкой, но все же тоном, не позволяющим усомниться в искренности:

– До тех пор, пока ему будет казаться, что Лури хочет этого, он не станет.

Она снова испустила вздох, который он в равной степени услышал и ощутил, и возобновила гипнотическое поглаживание его шеи и затылка. Помолчав немного, она продолжила свои жалобы на одиночество – все тем же беззаботным, призывным голосом. Таллис отвечал ей все реже, а потом до него вдруг дошло, что её монолог продолжается без всякого поощрения с его стороны. Так может быть, она говорит вовсе не с ним?

Он резко повернул голову и увидел, как Андерик, повернувшись на сто восемьдесят градусов, не отрываясь, смотрит похотливым взглядом куда-то поверх головы Таллиса. Один вид блуждающей улыбки на его мерзкой морде заставил Таллиса выпрыгнуть из кресла.

– Тал-лис! – Лури отпрянула, и её большие круглые глаза наполнились обидой – ну как же, разговаривая вроде как с ним, она соблазняла одновременно всех этих ублюдков, особенно – судя по похотливой роже – этого Андерика!

Горя праведным возмущением, Таллис свирепо смотрел на нее, не находя подходящих слов. Ни одно из изощренных должарианских проклятий, что он разучивал так старательно, к этой ситуации не подходило.

– Обманщица! – завопил он в конце концов, побагровев от злости и забыв при этом следить за собой, так что глаза его выпучились еще более обыкновенного. – Будь ты проклята! Убирайся с...

Зловещий красный огонек, загоревшийся на одном из дисплеев тактической обстановки, насторожил его за миг до того, как ослепительный свет залил на мгновение все экраны, и тут же корабль тряхнуло, словно от удара исполинской руки. Экраны заполнились мельтешащими хлопьями – компьютеры захлебывались информацией, наведенной лазерами снаряда за мгновение до того, как он взорвался.

– Таллис! – взвизгнула Лури. – Я не понимаю...

– Инфоснаряд! – рявкнул Таллис. – Ульгер! Настроить датчики! Визуальные в первую очередь! – Он бросился обратно в кресло, и рука его застыла над рычагом скачка, готовая ударить по нему при первом признаке того, что за первым снарядом панархистов следует что-то поопаснее. От того, чтобы прыгнуть, не дожидаясь этого, его удерживал только страх перед Эсабианом и Хримом.

«Доложить обстановку!»

Он был так потрясен, что чуть не заговорил вслух.

«Фрииж-нииш валла зу-опош нри фаземпт, – скрипучим фальцетом отозвался логос. – Восстановительный алгоритм задействован, – продолжал он уже на три октавы ниже. – Пожалуйста, не уходите со связи. – За этим последовало громкое пение на языке, которого таллис не знал. – Мазу, мазу, мии рамеш болгоятни...» От одного этого звука голова начинала болеть, а глаза – слезиться.

Он выбил дробь на клавишах пульта, сумев наконец сделать голос чуть тише. Экраны частично очистились от снежных хлопьев, демонстрируя Щит, превратившийся в бешено вращающийся водоворот света. Прямо над центром этого безобразия стремительно вырастал узкий луч.

– Кэп, Щит раскрывается!

«Рамеш ниинор ггунгли пунгла...» Таллис тряхнул головой, словно пытаясь вытрясти этот безумный голос и освободить хоть немного места для собственных мыслей.

– Нинн! Они запустили бустер! Запеленговать и зарядить гиперснаряд!

Коренастый рифтер набрал команду и в бессильной ярости стукнул кулаком по пульту.

– Заряжается! Но я ни хрена не могу поделать, пока этот недоносок не вернет компьютеру зрение!

Ульгер злобно забарабанил по клавишам своего пульта, на что тот откликнулся замысловатым переливающимся узором из сотен цифр и значков, наложившимся на остаток изображения и окончательно скрывшим их мишень. Техник испустил злобный вопль и бессильно уронил руки.

Андерик бесцеремонно выдернул его из кресла, швырнув на пол, и прыгнул на его место. Таллис открыл было рот, чтобы одернуть его, но так и не произнес ни звука, ибо экраны начали очищаться.

– Ну давай же... – ворковал Нинн, ласкающими движениями едва касаясь клавиш. – Давай... давай же, моя лапочка... открой глазки...

Казалось, он молится маленькой голове Горгоны, которую водрузил над своим монитором. Она холодно поблескивала в огнях пульта, и взгляд её мертвых глаз с каждой минутой становился все неодобрительнее. Картина дополнялась хрипом валявшегося на полу Ульгера.

Эти звуки напомнили Таллису ритуальное удушение, которое продемонстрировал ему как-то его спонсор из клана Карру; идиотское завывание логоса служило этому жутковатым фоном.

«Бужа ларримнишш т-храмен...» Таллис напряженно вглядывался в экран, на котором бустер, все еще неясно видный сквозь строки бегущей информации, уверенно стремился прочь от планеты, навстречу свободе. Лури прижалась к нему и дрожащей рукой одернула прозрачное платье.

– На нас напали? – спросила она приглушенным голосом.

Таллис бросил на нее раздраженный взгляд. Меньше всего ему сейчас было нужно, чтобы его отвлекали: он и так почти ничего не соображал из-за этих идиотских голосов в голове.

– Нет, – бросил он через плечо. – Это подвох. Ловушка, подстроенная этими карра-проклятыми панархистами.

Он сопроводил должарианское слово драматическим жестом, но успел заметить при этом, что Андерик поморщился. До Таллиса дошло, что его техник присутствовал при том их единственном разговоре, когда Эсабиан произнес это слово – значит, Андерик запомнил тогда то ощущение отдаленного грома, которое придавало слову должарианское произношение, которого сам он не мог воспроизвести.

Лури ни разу еще не слышала, как говорит Эсабиан – да и не особенно скрывала того, что не горит таким желанием. Тем не менее она погладила Таллиса по затылку; Таллису припомнилось, как она говорила однажды, что он привлекательнее всего, когда злится. Как это ни странно, прикосновение её руки снова разожгло в нем желание. Уже не в первый раз он заподозрил, что её генетический набор позволяет ей продуцировать феромоны или что-то в том же роде. Как иначе объяснить её чудовищную, неодолимую сексуальность?

– Убирайся с мостика, – пробормотал он взяв себя в руки и постарался придать своему голосу необходимую строгость. – Андерик...

– Иду, капитан, – перебил его техник. Безукоризненная вежливость, с которой тот произнес эти слова, показалась Таллису оскорбительной и угрожающей одновременно, так что он на всякий случай переключил внимание на Нинна, чье сражение с компьютером выродилось в беспомощный детский лепет напополам с изощренными проклятиями. Таллис ни разу не видел его ни с женщинами, ни с мужчинами, и в такие минуты он понимал, почему.

– Эй, Нинн, сколько еще можно трахаться с этим гребаным управлением огнем?

Ответом ему послужила трель мелодичных сигналов с пульта Нинна, и техник торжествующе повернулся к нему, подняв вверх большой палец.

– Взял на прицел гадов!

– Так стреляй же, болван! – сорвался на визг Таллис: уходящий бустер находился уже на предельной дальности для стрельбы. Потом он вспомнил, что управление стрельбой переключено на него и в ярости стукнул кулаком по красной клавише.

12

Диарх Теппль болезненно сглотнул и слизнул еще одну пилюлю из расположенной под забралом шлема аптечки, не отрывая при этом взгляда от цели. Эсминец находился почти в радиусе досягаемости – всего в нескольких секундах дальше, чем стоило бы для гарантированного проникновения сквозь его защитные поля.

«Из тридцати только шестнадцать еще на что-то годны, и нет надежды, что нас поддержат огнем».

Что бы ни послужило причиной взрыва «Кориона», им были уничтожены остальные три абордажные шлюпки, и он же сильно повредил «Шершня», а тридцать находившихся на его борту морские пехотинцев получили критическую дозу радиации. Почти половина из них уже умерли, сварившись заживо в своих противоперегрузочных ваннах, а остальные знали, что жизни им осталось от силы несколько часов. «Хорошо еще, если часов, – подумал он, скорчившись от приступа дурноты, насколько позволил ему тяжелый боевой скафандр. – Хорошо еще, я не успел включить сервомоторы... Я бы вырвал ванну к чертовой матери».

По прозрачному дисплею на забрале пробежала надпись: предупреждение, что скопление обломков, в которых они укрывались до сих пор, медленно относит их от неприятеля. Если они собираются атаковать, это надо делать немедленно. Что ж, они рассчитали все, насколько могли. Даже в своем полуживом состоянии, решил он, они имеют еще шанс одолеть построенный двести лет назад эсминец с рифтерским экипажем. Он опробовал голос – хриплый, но сойдет – и нажал на клавишу интеркома.

– Закрывай лицо, девочки, если не хотите надышаться вакуума. Приготовиться к ускорению.

Древнее напутствие абордажной команде было встречено хором аналогичных откликов, тут же стихших – нескольких пехотинцев стошнило, и они поспешно отключили связь.

Диарх загерметизировал свой шлем и включил программу атаки. По барабанным перепонкам ударил пронзительный глас фанфар Феникса, под звуки которых ходили в атаку все боевые корабли Аркадов с тех пор, как Джаспар I провозгласил мир во всей освоенной человечеством части Вселенной. Потом компьютер включил двигатели, и времени на разговоры или размышления уже не осталось.

* * *

При всей своей настороженности Хрим почти не успел увидеть абордажную шлюпку, которая ударила в корпус «Лит» прямо под мостиком, отрезав его от оружейной и машинного отделения. Особенно густое скопление обломков, оставшихся от недавнего боя, позволило панархистам скрытно подойти к ним почти вплотную для последнего броска. Он заметил только длинную, узкую иглу, смертоносная симметрия которой нарушалась лишь оплавленным потеком на боку, и тут же нос её скрылся в ослепительной вспышке, а экран померк,

«Лит» болезненно содрогнулся, и пол ушел из-под ног рифтера, когда направленный ядерный удар пробил защитное поле эсминца, и шлюпка с экипажем, защищенным от чудовищных перегрузок гравиполем, ринулась в образовавшееся отверстие. Хрим рухнул обратно в кресло. На мгновение заложило уши – это автоматически задраились люки, изолировав мостик, и тут же взревела сирена предупреждения о разгерметизации. Еще несколько секунд спустя сквозь палубу донесся приглушенный хлопок, и в памяти его всплыли кадры из приключенческих клипов его детства: носовая часть шлюпки взрывается, выпуская поток разъяренных, вооруженных до зубов, закованных в броню морских пехотинцев.

– Дясил, дай мне изображение лучеметных расчетов! – рявкнул Хрим. – И отследи эту гребаную пехоту! Поджер, повреждения?

– У меня ничего, снаряд заряжается... пошел.

В нижней части экрана высветились четыре окна. Три из них показывали боевые расчеты, дежурившие у оружейной, машинного отделения и мостика; всеобщее внимание привлекло четвертое. На нем виднелась цепочка громоздких фигур в сверкающей броне, по одной возникающих из зияющей пробоины в переборке; усеянный металлическими обломками коридор вокруг них корежился и начинал плавиться. Секунду спустя окно вспыхнуло ярким светом и погасло.

– Блин, ушли – чтоб их логосы затрахали, засранцев! – не выдержал Дясил. – Лучеметы! – Он забарабанил по клавишам, а Хрим выкрикивал тем временем команды расчетам, которые уже напяливали на себя легкую броню. Она не защитит, конечно, от попадания лучеметного разряда, как защитила бы сервоброня пехотинцев, но все же не даст изжариться в лучах энергии, излучаемой стенами коридора.

– Вот они! – завопил Дясил, и на экране снова показались пехотинцы. Теперь их осталось только четверо: один стоял на коленях у открытого инспекционного люка, опустив в него выдернутый из рукавицы тестер. – Минуточку! – взвизгнул Дясил. – Нет, нет, мать твою, не смей! – Он хлопнул рукой по клавишам, но было уже поздно. Динамики испустили веселую птичью трель, сопровождающуюся потоком тарабарщины на экранах. А еще через мгновение этот поток исчез, как исчезла и вся бортовая информация, и на экранах остался только пылающий диск Шарванна. Пехотинцы взломали компьютеры управления кораблем,

– Пимма морушка хай даценда нафар! – Голос Хрима сорвался от страха и злости. Эти гады рвали «Лит» на части, а он и поделать ничего не мог. Если он только выберется из всего этого живым, он скормит этому Барродаху его же собственный язык за обещание легкой добычи. Вид нового гиперснаряда, ударившего в щит, мало поднял ему настроение; резервный пункт управления огнем мог справляться с этим безо всякого труда, но ему это помочь не могло ничем – он сидел взаперти на мостике, не имея возможности выйти, и даже не знал, что происходит. Единственное, что его утешало еще, так это то, что шлюпка была только одна. И к тому же поврежденная.

– Дясил, ублюдок вонючий, сейчас же свяжи меня с расчетами! Эрби, обеспечь компьютеры! – Хрим был слишком напуган, чтобы дополнять приказы обычными угрозами. Рука его зависла над пультом, но тут он вспомнил, что не может рисковать безопасностью Норио. Ругаясь, почти срываясь на визг, он бросился к оружейному сейфу и кинул несколько двуручных лучеметов тем членам команды, которых можно было еще отвлечь от пультов, не забыв оставить один себе.

Эрби пригнулся к своему монитору так низко, что сквозь тонкую рубашку проступили острые позвонки; пальцы его мелькали с невероятной быстротой, но на главном экране так ничего и не изменилось.

– Даю звук, Дясил, – бросил он. – Раз, два, три...

Хрим судорожно стиснул рукоять оружия, не спуская глаз с люка. Динамики ожили, наполнив мостик ревом бластеров, криками и стонами.

– Машинная палуба, – объявил Дясил. Все до одного на мостике слушали не шелохнувшись, как будто так они могли понять ход слышимого, но невидимого боя.

Вздрогнув, Хрим сообразил, что не все, что он слышит, доносится до него из динамиков. Свирепым взмахом руки он заставил Дясила убрать звук – и теперь уже все слышали продолжающийся шум из-за люка. Дверь заскрипела и затрещала – с той стороны по ней стреляли из лучеметов. Хрим схоронился за спинкой своего кресла; остальные члены дежурной вахты тоже искали себе убежище, нацелив стволы на люк.

Шум стих. Теперь из-за люка доносилось только негромкое постукивание. В горле у Хрима пересохло от тошнотворного страха. Все это было слишком взаправдашним – вот она, та неизбежная участь, которой он ждал, пусть даже не признаваясь себе в этом, в бессонные ночные часы, о которых никто не знал.

И тут с грохотом, таким громким, что он на мгновение совершенно оглох, два языка иссиня-белого пламени прорвались через люк, забрызгав весь мостик каплями расплавленного металла. Хрим не удержался от вскрика, когда жидкий, липкий огонь шмякнулся ему прямо на лоб. Кто-то за его спиной пронзительно заверещал. Почти сразу же в образовавшиеся отверстия просунулись два крюка, впились в металл, крышка люка с протестующим скрежетом подалась наружу и исчезла, лязгнув о палубу. Двое пехотинцев, взвыв сервомоторами своих боевых скафандров, отшвырнули её куда-то дальше.

Почти твердый на вид луч из оружия, слишком тяжелого, чтобы держать его без помощи сервомоторов, прочертил пылающую борозду в палубе и уперся в и без того уже поврежденный пульт Аллювана, разом уничтожив все то, что с таким трудом чинили всего пару часов назад. Затем на глазах у оцепеневших Хрима и его команды луч пробежал обратно к державшему лучемет пехотинцу и прожег сквозное отверстие в палубе у его ног. Устрашающая, закованная в броню фигура медленно опустилась на колени. Еще через несколько секунд лучемет истратил заряд и смолк, оставив в палубе зияющую дыру с оплавленными краями. Пехотинец оставался коленопреклоненным.

Второй пехотинец в проеме люка продолжал неподвижно стоять, полуопустив свой лучемет. Несколько секунд никто не шевелился, и тогда Хрим трясущимися руками навел свой лучемет ему прямо в забрало и нажал на спуск. Некоторое время зеркальный дайпласт выдерживал разряд, потом пехотинец начал заваливаться на спину.

Теперь на мостике снова воцарилась тишина, если не считать шипения и треска коротких замыканий в повторно развороченном пульте и стонов кого-то сильно обожженного. Хрим не решался выходить из-за своего укрытия, с опаской вглядываясь в фигуры лежащих панархистов. Никто не шевелился. Выждав еще немного, он выпрямился и подошел к тому пехотинцу, что лежал навзничь – палуба вокруг второго оставалась слишком горячей, чтобы по ней ходить. По наблюдавшим за этим рифтерам пробежал ропот, когда Хрим, поколебавшись секунду, поднял башмак и уперся пяткой в забрало лежащего. Потемневший от жара дайпласт подался, и стальная шпора провалилась внутрь.

Кровь медленно сочилась из раны от Хримовой шпоры на лице панархиста, а еще из глаз, из носа, рта, даже из пор. Лицо убитого было ярко-красным от жестокого ожога, и из трещины в забрале тянуло кислым рвотным запахом. Они, наверное, схлопотали это при взрыве «Кориона». Невыразимая тяжесть свалилась с души Хрима, и жуткое, унизительное ощущение беспомощности исчезло, не оставив и следа. Хрим оглянулся на экран – там как раз вырвался из пусковой трубы очередной гиперснаряд. Значит, панархисты облажались и там.

Потом он оглянулся на то, что осталось от оборонявшего мостик расчета. Почерневшие трупы, спекшиеся в единую массу с покореженной чудовищным жаром броней; из трещин в обугленной плоти сочилась густая красная жижа. Только на нескольких из лежащих пехотинцев виднелись следы лучеметных разрядов – некоторые из них, возможно, были даже еще живы, хотя Хрим сомневался, что они протянут долго. Замысловато выругавшись, он уставил лучемет в треснувшее забрало неподвижного пехотинца и нажал на спуск.

Краем глаза Хрим уловил какое-то движение. Он поднял взгляд и уставился прямо в лицо Норио. Широко раскрытые глаза темпата казались безумными, и на мгновение Хрим увидел в них собственное отражение – кроваво-красное от пылающего в шлеме поверженного пехотинца огня, окутанное дымом и сладкой вонью горелого мяса. Достаточно кошмарное зрелище; во всяком случае, его хватило, чтобы Хрим очнулся от охватившего его помрачения.

Он снял палец с курка и медленно выпрямился. В наступившей неестественной тишине он услышал дыхание Норио и собственный тихий смех.

– Насыщение, Йала, – прошептал Норио, обводя взглядом разгромленное помещение и техников на мостике – кого скорчившегося от боли, кого застывшего от потрясения. Все до одного избегали воспаленного взгляда Норио; Дясил отшатнулся, когда темпат вдруг двинулся с места. Взмахнув полами одежды, тот склонился и дотронулся рукой до умирающего матроса из лучеметного расчета, осторожно откинул ему волосы с глаз, опустился рядом с ним на колени и замер. Хрим услышал его прерывистое, свистящее дыхание сквозь зубы. Матрос дернулся и умер. Темпат выпрямился, бросил на Хрима мутный взгляд и молча вышел.

Дясил облизнул растрескавшиеся губы, исподтишка косясь на капитана, и Хрим вспомнил, что панархисты вывели из строя их компьютер. В другой обстановке Хрим мог бы и отдать Дясила Норио за то, что тот не смог помешать этому, но не сейчас.

Он снова посмотрел на экраны.

«Ты поплатишься за это собственной шкурой, Фазо!»

– Дясил, Эрби, – произнес он вслух. – Выясните, что происходит внизу. – Голос его звучал ровно, почти без эмоций, и оба поспешно углубились в работу. – Метиджи, санитары, уберите их отсюда. – Он махнул стволом лучемета в сторону мертвых и раненых.

По мере того как на мостик поступали доклады из разных точек корабля – нападавшие и там потерпели поражение, – жизнь на нем постепенно возвращалась в нормальное русло. Однако когда новая смена пришла заступать на вахту, им пришлось обходить Хрима – тот так и стоял у люка с лучеметом в руке, тупо глядя на разгромленный корабль.

* * *

– Внимание, Бикара! – Танри ткнул пальцем в главный экран. Стрелки курсоров сошлись на точке в левом верхнем его углу, и из этой точки протянулась к зависшему в центре экрана «Эстилу» светло-голубая линия. Изображение уменьшилось – в нижней части экрана открылись три окна, на которых виднелись все три зависших над планетой рифтерских эсминца.

– Сближение с целью номер один под прикрытием славного мусорного рифа Банн-Утуло.

Танри даже улыбнулся, столько гордости было в её голосе. Даже прожив внизу, на планете двадцать лет, она до сих пор считала орбитальное поселение Банн-Утуло своей родиной. В свое время её преданность вместе с поддержкой клана Утуло оказали совсем еще молодому Архону неоценимую услугу. Танри улыбнулся про себя, вспомнив слова того репортажа двадцатилетней давности по поводу его вступления в должность: «Верность высокожителя по отношению к нижнестороннему Архону...»

«Впрочем, я давно уже не тот».

Да, он действительно сильно изменился по сравнению с тем последовательным геоцентриком, каким был когда-то; это он видел хотя бы по недоумению на лице Себастьяна. Его друг верно и с толком служил Панарху на посту регата, преодолел за свою карьеру много тысяч световых лет, но так и остался нижнесторонним до мозга костей. Во всяком случае, жаргон высокожителей оставался для него бессмысленной тарабарщиной.

– Древняя разновидность инфоснаряда, – пояснил Танри. – Не такая хитроумная, как нынешние, конечно, но вполне эффективная. Она таилась в скоплении обломков, выпущенных с синка Банн-Утуло.

– Последний из тех сюрпризов, о которых вы говорили сегодня, – из числа заготовленных вашими недоверчивым предшественником? Ирония и паранойя в равных пропорциях? – Уголки губ Себастьяна чуть изогнулись в улыбке.

– Именно так! – усмехнулся Танри. – Возможно, поэтому он до сих пор известен как Глефин Угрюмый – единственный из всей династии Фазо, начисто лишенный чувства юмора. Этой своей каверзой он, например, очень гордился.

Еще один беззвучный удар сотряс штабное помещение, и на этот раз он сопровождался волной тошноты. Танри поднял глаза на Себастьяна и увидел по его лицу, что тому тоже дурно.

Танри повернулся к экрану – там загорелся огонек, означающий, что компьютер подстраивается. Краешком сознания он отметил про себя, что задержка сигнала составляет почти шесть секунд. Напряжение Щита сказывалось на работе компьютеров.

– Жаль только, мы не можем подарить остальным их эсминцам ничего серьезнее булавочного укола, – продолжал он, помолчав немного. – Впрочем, рядом с ними и обломков меньше.

Внезапно рядом с одним из двух оставшихся рифтерских кораблей сверкнула вспышка, и маленькое светлое пятнышко стремительно рванулось из этой точки к нему. Два пятна – большое и крошечное – слились в одно, и техники за пультами встретили это восторженными криками.

– Попадание абордажной шлюпки в «Цветок Лит». – Голос Бикары почти не выдавал её возбуждения, а руки продолжали неторопливо, но уверенно порхать над клавишами. – Никаких радиосигналов не перехвачено.

– Им сейчас хватает хлопот и без того, чтобы предупреждать других рифтеров, – заметил Танри.

Омилов снова не услышал в его голосе и тени раздражения, и в который раз восхитился выдержкой своего друга. Они помолчали еще немного; тишину нарушали только редкие доклады Бикары о тактической обстановке. От морской пехоты не было ни слова. «Как мы узнаем, если они потерпят неудачу? – подумал Омилов, но тут же вспомнил лицо рифтера. – Уж он-то, несомненно, известит нас об этом – вместе с ультиматумом».

– Леггем Филд докладывает о готовности к старту, – сообщила Бикара.

– Отлично, – кивнул Танри.

Спустя несколько секунд рядом с третьим рифтерским эсминцем сверкнула маленькая искорка, но прежде чем Омилов успел спросить у Архона, что это, окно на экране, показывавшее корабль, вспыхнуло яростным светом и на минуту померкло. «Эстил», – вспомнил Омилов, и испытал вдруг удовольствие от того, что может понять хотя бы часть того потока информации, в котором так свободно ориентировался Архон. Когда окно включилось снова, от эсминца не оставалось уже ничего, кроме бесформенного светлого клубка.

– Глефин Угрюмый смеется последним! – воскликнул Омилов. – Что это было?

Танри довольно ухмыльнулся.

– Это, мой друг, была гигатонная атомная бомба четырехсотпятидесятилетней давности. Как видишь, его старое завещание исполнилось. Старину Глефина до слез огорчало то, что ему так не доведется увидеть свои ловушки в действии, так что он завещал забальзамировать себя после смерти и замуровать в это оружие – по его словам, он вложил в эту штуку так много труда, что хочет присутствовать при том, когда она сработает. Собственно, мой пра-пра-прадед только поэтому и оставил ее, когда очищал ближний космос в правление Берджесса II.

Омилов от души рассмеялся – скорее от облегчения, чем от забавности ситуации. Танри подмигнул ему и тоже рассмеялся, когда на экране высветилась надпись: «ГЛЕФИН – 1; РИФТЕРЫ – 0», – встреченная радостными криками и улюлюканьем с рабочих пультов.

Узкое лицо Бикары на мгновение осветилось улыбкой, потом она кивнула на экран:

– Щит отворяется.

Они увидели на экране светящуюся воронку с маленькой зеленой черточкой стартующего бустера посередине. Потом зеленая нить оборвалась и отверстие в Щите дернулось и исчезло – за секунду до того, как комната содрогнулась от нового толчка. Все затаили дыхание, следя за крошечной точкой – рвущимся на свободу бустером.

– Двадцать секунд до границ радиуса огня рифтеров. Никакой информации ни с «Когтя», ни от пехотинцев.

– Почему они не стреляют? – спросил Омилов, глядя на неподвижно висящий в космосе эсминец.

– Они ослеплены – у них нет возможности целиться, – ответил Танри не оборачиваясь, и Омилов удержался от дальнейших расспросов.

Следующие пятнадцать секунд протекли как в кошмарном сне. Маленькая светлая точка – последняя надежда Танри – карабкалась верх мучительно медленно, эсминец продолжал висеть, не подавая признаков жизни. Впрочем, менее опасным он от этого не стал.

И тут по комнате пронесся стон: от «Когтя Дьявола» к бустеру протянулся зеленый пунктир гиперснаряда, завершившийся вспышкой, после чего дальше тянулась уже прерывистая цепочка светящихся пузырей. Стон смолк и сменился перешептыванием – вначале тревожным, потом с осторожной надеждой. Похоже, смысл происходящего поняли все, кроме Омилова; он так и стоял, до боли стиснув кулак и представляя себе картины смерти сына и Брендона.

Это его состояние не укрылось от Танри.

– Вы все неверно поняли, Себастьян! Это ведь они – они ушли, пусть с небольшими повреждениями, но ушли, и если только этот рифтерский капитан не ас, у них очень даже неплохие шансы на успех. – Он повернулся к Бикаре. – Ну, что там видно?

– Генераторы Черенкова выключены, так что их можно проследить, и двигатели тоже работают не все. – Она покривилась. – Похоже, перелет к Аресу будет не из быстрых.

Танри стиснул плечо друга.

– Не печальтесь, Себастьян. Эти курьерские бустеры рассчитаны на всякого рода неприятности. Возможно, полет им не понравится, но к месту назначения они доберутся.

13

30 СЕКУНД ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ РАЗГОНА

Желтый кошачий глаз смотрел на него в упор. Кошка свернулась калачиком у него на груди, мешая дышать. Он попытался стряхнуть её в надежде сделать хоть один вдох, но та впилась ему в грудь когтями, да и его собственные члены не повиновались ему...

Давление понизилось, закладывающий уши и мозг рев сделался немного тише. Рассудок и зрение прояснились – Деральце показалось, будто черный водоворот освободил его. Желтый глаз превратился в горящий на пульте Осри индикатор, а слабый толчок известил об отделении разгонного блока. Он судорожно вздохнул, и отчаянная боль в легких начала слабеть.

«Откуда это только взялось?»

Сам факт галлюцинации наглядно говорил о том, как мало отдыха у него было с тех пор – неужели это было меньше недели назад? – как он помог Брендону бежать с Артелиона, от ритуала и мучительной смерти. Но откуда его сознание выкопало этот образ? Вспыхнувшая на табло Осри надпись отвлекла его от этих мыслей.

«21 СЕКУНДА ДО СКАЧКА».

Они находились в самой уязвимой части полета – при переходе на собственную тягу ускорение падало почти в сто раз. Как знать, не видит ли их сейчас кто-то из рифтеров в перекрестье прицела? «Какая разница? – подумал Деральце, глядя на мигающие цифры отсчета. – Это от нас не зависит». Осри нервно ерзал в командирском кресле, но молчал. Переговорные устройства оставались отключенными.

Арес. Дошли ли туда вести об исчезновении Крисарха? Вполне возможно. Надо же, какая ирония судьбы: в качестве верноподданного панархиста Деральце никогда бы не дослужился до возможности побывать там; в качестве пленного ему никогда не дадут познакомиться с этим местом как следует. А если учесть новости, с которыми они туда прибудут, все, несомненно, будут считать, что они сбежали от атаки. Никто не поверит, что Брендон не подозревал о заговоре и что бегство его никак с этим не связано.

А если и поверят, в глазах общественного мнения он все равно будет виновен.

Деральце посмотрел на профиль Брендона. Крисарх не сводил взгляда с монитора Осри.

Деральце припомнился их перелет с Артелиона. Он постарался найти яхту, достойную Крисарха по роскоши и оснащению, но Брендон выказал ко всему этому очень мало интереса. Он почти не спал в отведенной ему шикарной каюте, но все время проводил на мостике, просматривая разные чипы и непрерывно разговаривая об их с Маркхемом днях в Академии. Поначалу Деральце еще тянуло в сон, но под конец время летело почти незаметно. Брендон не касался в воспоминаниях несчастья на Минерве, хотя время от времени разговор подводил их почти вплотную к этому. Крисарх окунулся в то прошлое, что их объединяло, заставив и Деральце смеяться над каждой шуткой, каждым трюком, на которые способны были двое молодых шалопаев даже в рамках суровой военной дисциплины.

По тому, как судорожно сжался желудок, Деральце вдруг понял, как мало хочется ему на Арес и как мало шансов у него избежать этого. Потом отсчет завершился, и на экране вспыхнул ноль.

Создатели маленького суденышка явно не особенно задумывались над тем, как смягчить первый скачок, но даже оглушительное ощущение от него не шло ни в какое сравнение с тем ударом, который последовал сразу за входом в скачок. Скафандр Деральце затвердел и едва не задушил его. Борясь с наваливающимся обмороком, он увидел все-таки, как пульт Осри вспыхнул тревожными красными огнями. Гудение двигателя сделалось хриплым и неровным.

Осри согнул и разогнул руки; в момент удара они находились над пультом, и скафандр ненамного смягчил удар. На экране высветилось окно диагностики. Брендон внимательно вчитывался в него; смысл первых двух строк с запозданием, но дошел-таки до Деральце.

«ПСЕВДОСКОРОСТЬ – 5 С.

ИНТЕНСИВНОСТЬ ПОЛЕЙ ЧЕРЕНКОВА – 0».

Девять месяцев до ближайшей системы, и рифтеры могут их видеть. Так до Ареса не добраться.

Нам не добраться до Ареса...

Брендон повернулся к нему, и голубые глаза его блеснули в свете индикаторов пульта.

– Дис, – коротко произнес он.

Деральце без особого успеха попытался справиться с распиравшим его нервным смехом. Судьба, обернувшись рифтерским снарядом, снова преподнесла им нежданный подарок. Должно быть, Маркхем уже ждет их.

В памяти Деральце снова возник юный высокожитель, неизвестно откуда взявшийся приемный сын лусорского Архона, с его широкой улыбкой и небрежными манерами. Его долговязая фигура и ленивое изящество точных движений принимались его недругами за пижонство, но на деле это было всего лишь естественное поведение юноши, владеющего своим телом лучше любого другого – Деральце, во всяком случае, других таких не знал.

Вот интересно, каким его видят его друзья-рифтеры?

Он покосился на Осри, чьи руки снова нерешительно зависли над пультом, медленно дотрагиваясь то до одной клавиши, то до другой. Брендон время от времени начинал барабанить пальцами по подлокотнику.

Ну что Осри так долго думает? Если они и дальше будут двигаться по прямой, даже самый бездарный капитан накроет их если не с первого залпа, то уж со второго наверняка. Брендон снова оглянулся на Деральце, но прочесть его мысли было, как всегда, невозможно,

И как, интересно, Брендон убедит Осри Омилова вести корабль на Дис, не объяснив ему, что это за место?

Пусть даже это сейчас быстрейший путь на Арес.

Внутри у Деральце снова все болезненно сжалось: теперь он понял, что означало бесстрастное лицо Брендона. Они повидаются с Маркхемом, но не останутся у него. Крисарх связан словом чести, пообещав добраться до Ареса, и это кольцо Архона, спрятанное в крошечный сейф вместе с артефактом гностора, связывает его еще сильнее.

Поймет ли это Маркхем? Пойдет ли на это? Деральце почему-то припомнился Хрим Беспощадный, его уродливая ухмылка. Нет. Такому Маркхем никогда не подчинится. Но ведь потомок Лусоров не связан никаким обещанием, сообразил Деральце, ухватившись за эту призрачную, но все же надежду.

Брендон вдруг нажал на кнопку переговорного устройства.

– Они ведь могут запеленговать нас, верно?

Поколебавшись немного, Осри включил свой канал. Должно быть, он расслышал в голосе Брендона подчеркнутую нейтральность, так как отвечал почти без напряжения:

– Да. И главный ход работает нестабильно. Я пытаюсь справиться с ним.

– Может, стоит все-таки идти зигзагом? – Голос Брендона звучал спокойно, почти безразлично, но для того, чтобы уязвить Осри, много и не требовалось.

– Полагаю, я знаю, что делаю, – ответил тот ледяным тоном. – Маневрирование может еще сильнее разладить двигатели... если на то пошло, любая смена курса обойдется нам в триста лишних секунд до скачка. – Теперь в голосе Осри звучало неоспоримое превосходство. – Вряд ли у рифтеров найдется достаточно хороший штурман, чтобы перехватить нас, зато даже зеленый юнец накроет нас, пока мы идем на одних гравитационных.

Не говоря ни слова, Брендон протянул руку, перекинул ключ управления на свой пульт и выдернул его из гнезда.

– Что вы делаете? – взвился Осри, когда его монитор погас, а у Брендона, напротив, осветился. – Командовать кораблем назначили меня – я отвечаю за перелет!

Маленький курьерский кораблик вдруг затрясло – все сильнее и сильнее. Череп Деральце свело болью; насколько можно было разглядеть под забралом шлема лицо Осри, оно изрядно побледнело.

Они беспомощно слушали, как гиперснаряд нагоняет их, находя путь по оставленным ими возмущениям пространства-времени. Потом вибрации стихли – они вышли за предел поражения.

Брендон уронил ключ в кармашек на своем пульте, потом открыл на мониторе навигационное окно. Подумав, он вывел это же изображение и на экран Осри. Затем откинул забрало. Поколебавшись, Осри последовал его примеру, старательно избегая смотреть в его сторону. Вместо этого он пристально уставился на экран. Последним разгерметизировал скафандр Деральце.

– Ты все еще полагаешься на неопытность неизвестного рифтера? – спросил Брендон. – Насколько мне известно, за пультом управления некоторые из них показывают настоящие чудеса. С учетом времени на перезарядку и прицеливание у нас нет и этих трехсот секунд, но с каждым новым скачком ему будет все труднее отследить нас.

Осри промолчал.

Поначалу пальцы Брендона касались клавиш неспешно. Деральце вдруг вспомнил ту почти непревзойденную скорость, с которой тот справлялся с замысловатыми задачками тренажера в Академии – впрочем, температура и состав воздуха там помогали пилоту быстрее адаптироваться к новым органам управления. Однако даже в неуклюжих, сковывающих движение перчатках скафандра руки его набирали программу все быстрее и увереннее.

– Псевдозигзаг, – пояснил он.

Деральце кивнул за его спиной. Крисарх нажал на клавишу ввода, и корабль слегка дернулся. На экране снова засияли звезды – корабль вышел из скачка – и тут же скользнули куда-то вбок, когда они легли на новый курс.

На минуту усилились перегрузки. Окно диагностики светилось тревожными цветами, отражая нестабильную работу двигателя, хотя понемногу все приходило в некоторое подобие порядка, необходимого для безопасного скачка. Бросая время от времени короткие взгляды на экран, Брендон все с большей уверенностью продолжал вводить программу.

Некоторое время Осри молча наблюдал за этим. Разноцветные траектории сменяли друг друга на экране: компьютер оптимизировал заданный Брендоном курс. Потом Осри зажмурился и тряхнул головой. Деральце ощутил новый приступ дурноты и понял, что постоянные смены курса и произвольное мелькание звезд на экране вызвали у Осри морскую болезнь.

Брендон еще раз поднял взгляд, и в это мгновение экран снова почернел, а череп Деральце стиснуло острой болью. Он заметил, что Брендон помедлил, прежде чем продолжить маневрирование.

Спустя несколько секунд корабль снова затрясло. На сей раз это продолжалось недолго.

– Он лучше, чем я ожидал, – пробормотал Брендон.

– Что вы делаете? – не выдержал Осри. – Ваш курс уводит нас к этому газовому гиганту! – Толстый палец его перчатки ткнул в кружок на экране, помеченный надписью «Колдун» и обозначавший самую крупную планету системы Шарванна. Любой здравомыслящий пилот в нормальных условиях держался бы от нее подальше особенно при скачке. – Чего вы хотите добиться таким маневром? Зачем нам к Колдуну?

Поворот... Новый поворот... Осри отвернулся от экрана, а Деральце напрягся в ожидании нового скачка.

– Не к Колдуну, – ответил Брендон, не отрывая взгляда от экрана. – Мой старый друг живет на Дисе, в заброшенной углеводородной шахте. Я заглянул к твоему отцу как раз по дороге туда. – Голос его звучал отрешенно; интервалы между сменами курса сделались длиннее. Внезапно на экране вспыхнула надпись «КУРС НЕВОЗМОЖЕН», и Брендон замер на мгновение, сложив руки на краю пульта.

– Дис! Но ведь на Дисе нет ни одного поселения! – воскликнул Осри. – Планета однозначно объявлена необитаемой – с чего бы это кому-то селиться там?

Он замолчал и снова повернулся к Брендону, лицо его вытянулось от злости. Деральце вспомнились слова, произнесенные Архоном в штабе: «...в виде предостережения нашим, местным рифтерам...» – и он не сомневался, что Осри тоже очень хорошо помнит их.

– Все верно. Он рифтер – во всяком случае, он предпочитает, чтобы о нем так думали.

– Рифтер? – Осри приложил максимум усилий, чтобы голос его не дрогнул, но не слишком преуспел в этом, а то, что он не совладал с собой, только добавило ему злости. – Мы тут спасаем свои шкуры, удирая от банды рифтеров, а вы... – Осри захлебнулся и перевел дух. – Уж может, тогда проще повернуть и сдаться?

Брендон продолжал набирать что-то на пульте, и в голосе его не слышалось ничего, кроме отрешенности.

– Ты действительно веришь, что они нам это позволят?

Содрогнувшись еще сильнее, чем до сих пор, корабль снова вошел в скачок. Разноцветные траектории на экране окрашивали своими отсветами лицо Брендона во все цвета радуги; Деральце не мог прочитать на его лице ничего, тем более что оно то ярко высвечивалось, то почти пропадало. На мгновение лицо его вспыхнуло золотом и напомнило профиль на старинной монете и почти сразу же окрасилось в трупно-зеленый цвет.

Деральце мрачно отвернулся. Они уже дважды чудом ушли от смерти. «Мы здесь не случайно», – подумал он, и почему-то на сердце сделалось чуть легче, несмотря на все чаще подступающую тошноту. Руки Брендона двигались над пультом быстро и уверенно. Много ли успел налетать Крисарх на настоящих кораблях – тренажеры не в счет? Вряд ли: именно успехи в реальном пилотировании и побудили его брата приложить все силы к тому, чтобы не дать развиться столетиями дремавшему где-то в генах таланту...

Экран расцвел ярким фейерверком, и корабль жестоко тряхнуло в момент выхода из следующего скачка.

– Уже ближе, – заметил Брендон, не отрываясь от пульта. – Их капитан действительно неплох. Интересно, где это он так выучился?

Осри молчал, словно окаменел от ярости.

Деральце зажмурился – новый скачок свел голову нестерпимой болью – и нашарил языком еще пилюлю болеутоляющего. Сколько еще выдержит механика? Секунду спустя он увидел, как нашлемный индикатор самочувствия Осри засветился оранжевым: тот принял уже третью или четвертую пилюлю. Теперь даже если он получит ключи обратно от Брендона, автоматика не включит его пульт. Облегченно улыбаясь, Деральце откинулся на спинку кресла. «Это мы как-нибудь переживем».

Брендон еще несколько минут продолжал набирать программу, сделав паузу лишь на мгновение, когда корабль входил в новый скачок. Потом нажал на клавишу ввода. Штурманское окно застыло, потом вспыхнуло красными буквами, мгновенно выбившими из головы Деральце все остальные мысли.

«ЗАДАННЫЙ КУРС ПЕРЕСЕКАЕТСЯ С АТМОСФЕРОЙ!»

Зеленая линия их предполагаемой траектории меняла цвет на красный в том месте, где она проходила через сине-зеленую окружность, обозначавшую Колдун. А над штурманским окном сияла на основном экране оранжево-красным светом громада настоящего Колдуна.

Брендон выбил короткую дробь по клавишам, и надпись на экране сменилась другой, более привычной:

«ГРАВИТАЦИОННАЯ КОМПЕНСАЦИЯ 144%,

НАСТРОЙКА 0,1%,

ПРЕДЕЛЬНЫЕ РАСЧЕТНЫЕ ПЕРЕГРУЗКИ ПРИ ЗАДАННОМ КУРСЕ – 8,6g».

Последовала пауза – компьютер обрабатывал медицинские данные.

«ТРАВМАТИЧЕСКИЕ И ШОКОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ В ДОПУСТИМЫХ ПРЕДЕЛАХ».

При виде истинных размеров Колдуна на основном экране у Деральце пересохло в горле.

– Но этого же нельзя делать! – взвыл Осри. – Корабль просто развалится!

– Надеюсь, наши преследователи-рифтеры так и подумают, – произнес Брендон чуть хрипло. – Дело в том, что наша кинетическая энергия слишком велика для подхода к любому из спутников Колдуна, не исключая и Дис. Единственный шанс – тормозить трением. Бортовой компьютер считает, что мы сможем сделать это через один скачок.

– Это безумие! – Голос Осри дрогнул. – Мы держим курс прямо на газовый гигант, и вы еще собираетесь делать скачок? Мы слишком близко к радиусу. Если уж выбирать, я предпочел бы сгореть, но не вывернуться наизнанку.

Деральце был почти рад лекарствам, от которых кружилась уже голова, зато мысли текли слишком вяло, чтобы паниковать. Корабли, входившие или выходившие из скачка в поле тяготения планеты, редко возвращались в обычное пространство-время; те же, которым это удавалось, оказывались вывернутыми по всем измерениям – сам корабль, груз и пассажиры – от взаимодействия с гравитационным колодцем. Деральце вспомнился один из учебных чипов, и при мысли о непристойных, похожих на сосиску с плюмажем из розового брокколи предметах его снова чуть не вырвало. Впрочем, корабль мог выйти из подпространства и более или менее целым, с экипажем, размазанным по его корпусу снаружи вместо внешней оболочки.

– Боюсь, иного варианта у нас все равно нет, – сказал Брендон и улыбнулся обоим. Потом опустил забрало, и голос его сразу изменился, сделавшись глуше. – Лучше загерметизируйтесь как следует – при торможении у нас могут разойтись шов или два.

– Если только гравиторы не откажут первыми и не превратят нас в желе. – Осри не удержался от того, чтобы не оставить последнее слово за собой.

На мгновение Колдун заполнил весь экран огромной оранжевой стеной, заслонившей недосягаемые для них теперь звезды, а потом они вошли в скачок, экран потемнел, и Деральце осталось только гадать, каким окажется вход в атмосферу.

* * *

На мостике «Когтя Дьявола» воцарилась мертвая тишина, когда снаряд устремился вслед за бустером. Даже тарабарщина логосов звучала, казалось, тише, но Таллис не обращал на нее никакого внимания, жадно вглядываясь в экран. Он затылком ощущал ухмылки дежурных техников, особенно Андерика, хотя никто из них не был глуп настолько, чтобы смотреть на него открыто. От злости даже слезы навернулись на глаза, впрочем, это даже придало ему более свирепый вид. Потом снаряд нашел цель.

– Есть! – хрипло выкрикнул Нинн. – Накрыли га... – он осекся, ибо цепочка красных точек на экране означала, что бустеру удалось спастись.

Радостные вопли команды стихли. Таллис словно слышал их мысли: что Хрим сделает с ним за то, что он дал нур-Аркаду уйти. Он начал оседать в кресле, лихорадочно перебирая в голове возможности избегнуть мести Хрима, но застыл от негромкого голоса, прозвучавшего у него в голове:

«Восстановительный процесс завершен. Тактическая информация дополнена».

* * *

Злобное наслаждение, испытанное Андериком при виде поражения его капитана, разом испарилось, когда Таллис вдруг выпрямился без малейшего признака неуверенности на лице. Его торчащий кадык снова задергался в том странном беззвучном разговоре с самим собой, который техник подметил еще до начала атаки. Минутой позже Таллис, не прекращая барабанить пальцами по пульту, начал сыпать распоряжениями:

– Андерик, проанализируй его курс! Что-то с ним не так. Нинн, заряди новый снаряд! Шо-Имбрис, держись за ним, не выпуская его задницу из прицела! Живо!

Не успел он выкрикнуть последнее слово, как команда лихорадочно принялась выполнять его приказы. Главный экран разбился на множество окон, а на фоне главного – переднего обзора – загорелись и начали ритмично сменять друг друга цифры отсчета готовности. Андерик запустил сканирующую программу и в короткую паузу перед тем, как компьютер выдал ответ, еще раз пригляделся к отражению Таллиса в тщательно отполированной металлической панели над экраном. Капитан, казалось, прислушивается к чему-то, и глаза его следили за чем-то таким на экране, чего не видел никто другой – насколько мог оценить, конечно, Андерик. Неужели этого больше никто не замечает? Он позволил себе воровато оглядеться по сторонам и презрительно скривил губу: за исключением угрюмой тетки за пультом контроля за повреждениями, никто явно не заметил очевидного.

Он присмотрелся к Леннарт. Невысокая, коренастая женщина чуть повернулась, глядя на Таллиса и удивленно приподняв бровь. Она тоже заподозрила неладное, хотя и не поняла еще, что именно. Что ж, это и к лучшему: она была вульгарна и амбициозна, а это автоматически переводило её в разряд врагов.

Впрочем, Андерик тут же прикусил губу, ибо понял, что и сам пока не знает, в чем здесь дело. Загудел зуммер на пульте, и он, не веря своим глазам, уставился на дисплей. Как Таллис узнал?

Ему понадобилась секунда, чтобы привести чувства в порядок для доклада.

– Его главный ход не действует, капитан! По расчетам компьютера они идут на трех «це», не больше, и движки работают нестабильно.

Таллис широко улыбнулся, когда корабль дернулся от короткого скачка.

– Верно. Если он останется в скачке, его завихрения приведут наш снаряд прямо ему в дюзы. Если выйдет – мы его накроем.

Корабль выпал обратно, в четырехмерное пространство-время, и появившиеся на экране звезды скользнули вбок, когда он развернулся, целясь в уходящий бустер. Собственно, все, что осталось от него видно, – это маленькая красная точка на экране. Таллис хлопнул ладонью по клавише пуска снаряда, потом набрал на пульте новую команду. К цифрам отсчета на экране добавилась колонка прицельных координат на фоне тающего следа гиперснаряда. Нет, в поведении капитана было сегодня что-то решительно необычное, но Таллис не давал Андерику время поразмыслить над этим.

– Шо-Имбрис, перекинь нас на двадцать пять световых секунд прямо по курсу. Андерик, сразу после выхода из скачка просканировать окружающий космос – полную сферу! – и немедленно доложить мне результаты! Нинн, заряжай!

Техник замялся, нерешительно глядя на главный экран. Горевшие в центре его цифры показывали дистанцию до цели: 25.

– А что прошлый снаряд, кэп?

– Исполняй что сказано, идиот! – рявкнул Таллис. – Прошлый уже взорвался или промазал. Нашим щитам энергии хватит. – Он выбил новую дробь на клавишах пульта и уставился на экран. Андерик снова ощутил какую-то неестественность его поведения.

Он ввел программу сканирования и снова пригляделся к Таллису. Корабль вошел в новый скачок. По мере того как капитан колдовал с пультом, главный экран продолжал меняться: на нем возникло несколько новых окон, а на звезды (исчезнувшие, впрочем, с началом скачка) наложилась сферическая координатная сетка. Они вышли из скачка, и экран Андерика снова ожил с началом выполнения сканирующей программы – правда, без особых результатов. Ничего, кроме обычного звездного поля. Промазали.

– Слишком быстро вышел из зоны поражения, – заметил Таллис. – Значит, его главный ход в лучшем состоянии, чем нам казалось. – Он ввел новую команду, и расчеты на экране сменились новыми. – Результаты сканирования?

– Никаких, сэр.

Губы Таллиса презрительно скривились от необычно вежливого обращения. Техник заметил это и ощутил приступ жгучего гнева, хотя постарался, чтобы это никак не отразилось на его лице.

– Посчитай, сколько ему потребуется времени на подготовку нового скачка – с учетом нестабильности его движков.

Андерик отвернулся и повозился с клавиатурой, прогнав несколько вероятных вариантов графиков, поправленных по результатам последнего промаха.

– Около двухсот пятидесяти секунд. – Он помолчал. – Сканирование до сих пор ничего не показывает.

– Он не мог уйти далеко. Он разогнался всего на десяти «же». Нам надо заметить, как он входит в скачок, быстро высчитать направление и стрелять с упреждением. Штурман, рассчитать курс перехвата!

Андерик обратил внимание на то, что Таллис вернулся к своей обычной манере обращаться к членам экипажа по должности – на имена он переходил, только когда злился или трусил. Он абсолютно уверен в себе, но почему? Судя по опыту, ему полагалось бы сейчас трястись от страха и напряжения, да и на такую погоню он раньше ни за что бы не отважился.

Андерик еще раз огляделся по сторонам. Все остальные смотрели на капитана с чувствами, варьировавшими от почтительного недоверия до близкого к обожествлению. Леннарт капризно кривила губы, но и на нее это, похоже, произвело впечатление. А сам Таллис наслаждался этим – таким довольным Андерик его еще не видел ни разу. Потом Андерик заметил Лури; она осторожно заглядывала в люк, и глаза её сияли похотливым восхищением. При виде нее Андерика свело желанием и ревностью. Тоже еще штучка. Вот бы сейчас... Она вроде бы относилась к нему получше, но все его потуги ни к чему не приведут, пока он не отгадает, что же это такое творится с Таллисом, и не обернет это в свою пользу.

– Все вроде в норме, кэп, – доложил штурман.

– Выведи информацию со своего пульта на мой. Я сам хочу прицелиться, пальнуть и сделать скачок ему под самый хвост для новой попытки. Если поспешим, он сам засосет наш снаряд.

Таллис развалился в кресле и одарил Андерика ослепительно самодовольной улыбкой. По повороту его головы Андерик понял, что он тоже знает о присутствии Лури и потешается над ним. Андерик старательно изображал на лице отсутствие интереса, но взгляда не опускал, так что прекрасно разглядел все, что случилось потом.

На пульте Андерика запищал зуммер – это приборы запеленговали гравитационный след уходящего бустера, и поверх звезд на экране наложилась зеленая прицельная сетка. Таллис забарабанил по клавишам, и тут Андерика пробрала нервная дрожь.

Таллис набрал команду уже после того, как корабль начал поворот. Корабль ведет кто-то другой!

Таллис хлопнул по клавише пуска, корабль вошел в скачок, и Андерик вспомнил того троглодита-барканца, с головы до ног закутанного в шантайские шелка, который навещал Таллиса во время последнего ремонта «Когтя Дьявола». Лури говорила вроде бы, что тот пытался продать Таллису набор боевых андроидов-тинкеров – страсть их капитана к тинкерам была общеизвестна. Андерик не говорил с этим троглодитом сам, ибо массивные очки, торчащий кадык и неразрывно связанные с барканцами запретные технологии вызывали у него отвращение.

Осознание того, кто же на самом деле ведет корабль, оглушило Андерика не хуже удара по голове. Он физически ощутил, как кровь отхлынула от лица, и поспешно отвернулся к монитору в надежде скрыть свою реакцию; ему пришлось даже крепко вцепиться в край пульта, чтобы унять невольную дрожь.

Логосы.

Откуда-то из глубины сознания всплыли воспоминания детства, проведенного на Озмироне. Жуткие сказки, производившие тогда на него такое впечатление, снова теснились в голове, мешая следить за происходящим на мостике. Конечно, он отринул почти все, что связывало его с прошлой жизнью, и все же оставались еще некоторые законы, не нарушавшиеся даже рифтерами, будь они по происхождению высокожителями или нижнесторонними.

Абсолютное неприятие машинного разума и строгое соблюдение Запрета как раз относились к таким случаям – по крайней мере для уроженцев Озмирона. Вообще-то, планета была не из самых приятных для обитания, но вот уже почти три столетия на ней царил жесткий, непререкаемый культ боли и страха. Андерик вспомнил свое удивление, когда – уже подростком, сбежав с родной планеты – нашел случайно исторический чип, в котором жители древнего Озмирона характеризовались как законченные гедонисты, посвящающие жизнь исключительно удовольствиям. Зловещие, никогда не улыбающиеся фанисты Органичного Единения почему-то никогда не упоминали об этом. Впрочем, конец этой истории, наоборот, не скрывался: какой-то особо жадный и не менее глупый старьевщик нашел где-то на первый взгляд неисправного адамантина, разбудил его ненароком, и тот, пока его не уничтожили, едва не обратил всю планету.

К несчастью, обращая жителей планеты, он не убивал их – эта задача легла на плечи тех, кто остался необращенным. Печи и газовые камеры работали в три смены еще много месяцев после падения последнего оплота адамантинов – последняя и единственная участь органических машин, бывших когда-то живыми людьми. Ужас и отчаяние уцелевших, узнающих своих родных, и близких в числе живых, но обратившихся в смертельную угрозу, навсегда оставили след в психике жителей Озмирона. Для остальных Тысячи Солнц Адамантинский Ужас был чем-то из области древних преданий; для Озмирона это было только вчера.

– Связь! Кончай ворон считать и подготовь новое сканирование к моменту выхода. Живо!

Андерик вздрогнул и сообразил, что пропустил мимо ушей последнюю команду. Дрожащими пальцами забарабанил он по клавишам; хриплый смех соседей немного привел его в чувство. Однако стоило капитану отвернуться к штурману, как мысли его вернулись к этой последней стоянке.

Он дал всему экипажу трехдневный отпуск на Рифтхавен – сразу же за тем, как ушел этот барканец... И все это время его никто не видел. И когда мы вернулись, у него были воспаленные глаза – он сказал еще, что отмечал последний рейд.

Андерик покосился украдкой на Таллиса – тот снова пристально вглядывался во что-то, невидимое никому другому. Теперь, когда Андерик понял, что происходит, он даже удивился, что этого не заметил никто, кроме него. Его снова пробрала невольная дрожь.

Значит, с глазами его тоже что-то сделали?

Он снова заметил Лури, которая пробралась-таки потихоньку на мостик. Она посмотрела на него и равнодушно отвернулась. Она была разочарована, когда он не купил тинкеров... Значит, про логосы ей неизвестно. Как она отреагирует, когда узнает? А команда? Мрачное настроение Андерика начало понемногу развеиваться; он обдумывал способы обратить это открытие себе на пользу.

14

Подобно тому, как плоть облекает собой человеческое существо, «Коготь Дьявола» сделался материальной основой для логосов – сплетения мысли и воли, чьей плотью стали сталь, стекло, дайпласт, пожирающие пространство двигатели и паутина труб с кислородом: этим газом дышали бионты, извергавшие целые облака смертоносной двуокиси водорода. Теперь же, повинуясь приказу бионта Таллиса, они прилагали все усилия к тому, чтобы ставший их плотью корабль наиболее полно служил своему назначению: догнать и уничтожить.

Микросекунда сменялась микросекундой, пока исполнительный узел логосов просчитывал оптимальное решение задачи. Множество подчиненных узлов создавали и рушили модели многомерного пространства погони, подводя корабль к кульминации – восхитительному всплеску энергии, который исполнит приказ их создателя.

Но даже при том, что основное их внимание сосредоточилось на уходящем корабле, часть их сознания перерабатывала информацию, поступающую с расположенных по всему кораблю датчиков. Двигатели, вооружение, состояние корпуса – логосы обрабатывали тысячи сообщений, выдавая обобщенные сводки с достаточно долгими интервалами времени, чтобы один из бионтов – тот, с которым они делили тело, – успел издать одну из тех дурацких акустических модуляций, посредством которых те общались. Тем временем кристаллический мозг, спрятанный глубоко-глубоко в недрах корабельных сетей, приглядывал за остальными бионтами, поскольку они являлись единственным ненадежным элементом в мире, построенном на незыблемых физических законах.

Таким образом прошло несколько миллионов микросекунд, прежде чем центральный узел выдал команду просканировать физиологические параметры находившихся на мостике бионтов. Датчик засек изменение параметров бионта Андерика и их несомненную связь с поступками бионта Таллиса. Будучи не в состоянии самостоятельно дешифровать эту связь, но откровенно встревоженный интенсивностью параметров Андерика, исполнительный узел включил субъективный режим и пробудил ото сна бога.

Руонн тар Айярмендил, пятый эйдолон некогда жившего во плоти Руонна, выругался и слез с гурии, когда в стене у его прозрачного ложа образовалось отверстие. Из него выплыло облачко ярко-голубого дыма, соткавшееся в голос визиря:

– Великий Раб испрашивает у бога аудиенции.

На мгновение Руонн смешался; затем осознание его новой кибернетической сущности в сетях логосов вернулось к нему. Он все еще был Руонном и одновременно не был им; он был пятым эйдолоном, созданным его архетипом, спрятанным в запретных машинах, которые сам и продавал. Все же, в надежде на вечное воссоединение с архетипом Руонна и на обещанную Барканским Матриархатом награду, он вздохнул и взмахом руки удалил и комнату, и гурию, и облако, и все остальное.

Он оказался в безграничном океане света и, переждав короткую минуту потери ориентации, слился с кораблем. Восхитительное ощущение собственной мощи охватило его, когда корабль обволок его сознание материальной плотью, открыв его чувствам то, что не в состоянии пережить ни один биологический организм, включая человека. Пространство и время сияющими волнами накатывали на него, захлестывая с головой. Тело его росло и твердело; заряжающийся гиперснаряд наполнял его нараставшим наслаждением подобно назревающему оргазму, а ровная работа двигателей дарила уверенность, подобную той, что испытывает бегун от крепких, упруго отталкивающихся от земли ног. Впрочем, описать это невозможно было никакими словами – воистину, подумал он, я бог.

Он купался в потоке силы и наслаждения. Как только мог он искать удовольствий в мире своих фантазий? Он решил остаться в полном своем воплощении, навсегда слившись с «Когтем Дьявола». Потом в его восторженные мысли вторгся голос исполнительного узла.

«Физиологические параметры бионта Андерика соответствуют характеристикам стресса. Налицо ярко выраженная связь изменения этих параметров с действиями бионта Таллиса в процессе преследования неприятеля. Нуждаюсь в совете».

Руонн прокрутил видеоряд с мониторов мостика и сразу же понял, что произошло. Излишние самоуверенность и лень. Капитан забылся и позволил логосам опережать его действия, а связист заметил это. Но почему такая сильная реакция? Не любопытство, а почти полная паника? Не дожидаясь, пока эта мысль оформится окончательно, ассоциативные узлы логосов нашли ответ в личных делах экипажа. Озмирон.

Это было уже совсем плохо. Мира с Озмироном быть не может; бионта Андерика необходимо удалить. Подобно тому, как человек, проверяя свою готовность, напрягает мускулы, Руонн опробовал все свои узлы и обнаружил, что бионт Таллис заблокировал ему все выходы на внутренние системы корабля. Он все еще мог контролировать эволюции корабля и внешние системы вооружения, но в том, что касалось ситуации на борту, оставался пассивным наблюдателем. Ничего удивительного, если вспомнить то сопротивление, которое ему пришлось преодолеть, чтобы продать-таки Таллису логосов. Он и хотел, и боялся разом. Нужно время, чтобы привыкнуть. Ему придется поработать еще с капитаном, вот только невозможно предугадать, сколько времени оставит ему Андерик.

Так, первым делом надо отследить динамику изменения психологического настроя команды. Насколько сильна власть Таллиса, велико ли влияние Андерика? Руонн попытался вызвать на себя данные по внутренним датчикам и с раздражением обнаружил, что те поставлены на замкнутый цикл. Таллис ограничил его действия сильнее, чем он надеялся. «Ну что ж, поглядим, как он тогда рассчитывает на помощь логосов». Он наскоро проглядел архивные блоки исполнительного узла, и его захлестнула волна злости и страха. Если не считать короткого пробного включения, капитан активировал его в первый раз! Больше года впустую! Если только кому-то из других его эйдолонов не удалось вернуться на Барку, он уже на второй год отстает от Римура, своего кузена, семейного любимчика, чей первый эйдолон вернулся для воссоединения с уймой ценной для Матриархата информации незадолго до установки Руонна на «Коготь Дьявола».

Будь Руонн сейчас во плоти, он побагровел бы и трясся от ярости. Даже так бортовые системы бесстрастно передали на мостик дополнительную порцию энергии от двигателей, хотя дежурный техник, которому полагалось следить за этим, смотрел только на монитор, показывающий преследование, и этого не заметил. В отчаянии своем Руонн вспомнил Возвышение своего кузена: ванны с плавающими в них Барканскими Матронами, их блестящую в свете лампад кожу, устрашающий хор их голосов, славящих победу барканского отпрыска над враждебными силами неприятельских планет. Лучше всего ему запомнился раскрасневшийся от удовольствия Римур, которого наградили десятью соитиями с Аннемптой, Матроной третьего уровня. Целых десять! А теперь из-за этого дурака Таллиса он никогда его не догонит!

Внезапно мысль его прервала вспышка острого наслаждения, и Руонну понадобилось некоторое время, чтобы понять её источник. Гиперснаряд! Он вырвался из пусковой установки, и кибернетические органы чувств интерпретировали это как что-то вроде оргазма, только интенсивнее – ничего подобного он не испытывал даже в ваннах наслаждения на родной планете. Странно... он не помнил, чтобы ему запрограммировали подобную связь ощущений.

Он собрался было просмотреть свои программы, когда до него дошла наконец вся странность происходящего. Весь поток информации от логосов и бортового компьютера слился с его сознанием, и он и думать забыл о непропорциональной реакции удовлетворения. Они находились в системе Шарванна, второстепенного центра Панархии, и преследовали по пятам военный курьерский корабль... В мозгу быстро прокрутились события последних двадцати четырех часов, и Руонн забыл о своих невзгодах, переваривая новость о межзвездной войне и просчитывая выгоду, которую может извлечь из нее эйдолон, вовремя принявший сторону победителя.

* * *

По мере того как «Коготь Дьявола» сокращал разрыв с уходящим бустером, Таллис получал все больше удовольствия от мастерства, которое дарили ему логосы.

«Это даже лучше, чем тинкеры!»

– Куда это он направляется? – удивился Шо-Имбрис, повернувшись к Таллису. В голосе его слышалось неподдельное уважение, а еще – чуть-чуть – беспокойство, на которое капитан не стал обращать внимания.

– Возможно, он надеется использовать тяготение планеты для разгона. По крайней мере, все его зигзаги говорят об этом, – объяснил Таллис. – Смотри! – Он ткнул пальцем в клавишу, одновременно отдав логосам беззвучное распоряжение вывести на экран траекторию бустера, показанную на имплантированных в его глаза дисплеях. – Он рассчитывает обогнуть планету вот здесь, но мы перехватим его, когда он отвернет, не доходя до критической точки.

– Нам тоже придется отворачивать, – буркнула Леннарт себе под нос, но так, что все услышали.

Только тут до Таллиса дошел наконец смысл оранжевого огонька, время от времени вспыхивавшего в углу экранов, с каждым разом все ярче и ярче. Колдун на главном экране казался голодным призраком, готовым пожрать корабль вместе с его экипажем.

«Тактическая ситуация! – скомандовал он логосам. – Время до критической точки от нашего положения?»

«Двести шестьдесят пять секунд до критической точки при скорости тактического скачка. Девяностопроцентная вероятность перехвата через двести шестьдесят секунд при сохранении имеющегося алгоритма перехвата».

Таллис судорожно сглотнул, и по спине его побежали мурашки при мысли о том, что страшнее: гнев Хрима и Эсабиана или возможность вывернуться наизнанку при скачке в активном гравитационном поле. Жуткие слухи о последствиях такого скачка были излюбленной темой застольных бесед, но никто так и не знал, как именно искажается при этом время.

Случится ли это сразу, или у тебя будет время ощутить это? Или у этой муки не будет конца?

Таллис передернул плечами и отогнал мысли прочь. Он не может допустить ошибки с Крисархом. По сравнению с местью Эсабиана скачок в радиус покажется райским наслаждением. Он заметил, что все до одного смотрят на него, и выпрямился.

– У нас еще полно времени. Ему очень скоро придется перестать вихляться из стороны в сторону и уходить от планеты, и тут-то мы и перехватим его – в реальном пространстве-времени. Этот газовый гигант сковывает ему свободу маневра, так что когда он прыгнет от него, мы в один скачок окажемся на расстоянии верного выстрела.

По крайней мере, именно так рассчитали логосы. Однако оранжевая махина Колдуна, казалось, вот-вот ввалится через экран прямо на мостик. Он физически ощущал эту чудовищную массу, готовую заключить «Коготь» в свои смертельные объятия.

От нетерпения минуты казались часами. Маленький бустер вилял еще сильнее, чем прежде, а все эволюции только подводили его еще ближе к махине газовой планеты. Потом бустер, наконец, снова вошел в скачок.

– Он идет прямо на планету! – заорал Шо-Имбрис.

Таллис хлопнул по клавише скачка и затаил дыхание. Штурман набрал команду, и на экране высветилась тактическая ситуация: узкая красная линия, означавшая границу безопасного радиуса, красная точка бустера, почти уже пересекшая ее, и зеленая точка «Когтя Дьявола» чуть дальше.

– Тридцать секунд до радиуса, капитан! – Шо-Имбрис едва не срывался на визг.

– Выходим из скачка точно в этих координатах, – крикнул в ответ Таллис.

Штурман трясущимися пальцами ввел поправку курса.

Все находившиеся на мостике смотрели на него, не в силах ничего предпринять. Переключив управление скачком на свой пульт, только Таллис мог вывести их обратно в четырехмерное пространство-время, к безопасности.

– Вот занятно, каково это – ходить потрохами наружу? – почти истерично хихикнул кто-то из техников.

– Заткнись! – рявкнул Таллис звенящим от напряжения голосом. Рука его легла на рычаг, не дожидаясь, пока логосы завершат свой бесстрастный отсчет секунд до выхода. Интересно, подумал он, боятся ли логосы смерти так же, как обычный человек? Дрожь в руке ответила: вряд ли...

– Пятнадцать секунд.

«Чего вы ждете?» – беззвучно буркнул Таллис.

«Координаты перехвата еще не совпали с оптимальными».

– Десять секунд. Капитан, он сейчас прыгнет прямо в радиус! Ему хана! Сворачивай! – штурман почти всхлипывал.

«Так держать!» неумолимо бубнили логосы.

– Пять секунд... – простонал штурман. Корабль начало трясти. Воздуху на мостике стало словно бы меньше, и в груди Таллиса что-то странно запульсировало. Он отчаянно ударил по рычагу на долю секунды раньше, чем голос логоса произнес у него в мозгу: «Выход».

Корабль, дернувшись, вывалился в нормальное пространство. Чудовищно огромная махина планеты заполнила весь экран, пока «Коготь Дьявола» доворачивал для выстрела. Таллис нажал на клавишу пуска, пытаясь разглядеть за шлейфом гиперснаряда бустер – безрезультатно. На экране не было видно ничего, кроме оранжевых клубов атмосферы и огненно-красного следа уходящего снаряда. На мостике воцарилась мертвая тишина, только щелкали негромко клавиши на пульте Шо-Имбриса.

Секунду спустя гиперснаряд вошел в верхние слои атмосферы газового гиганта. От точки входа лениво, словно в замедленном видео, разбежалось образованное ударной волной кольцо облаков в паутине голубых электрических разрядов. Затем пространство внутри кольца прояснилось, словно отпотел маленький кусок зеркала, и перепуганный экипаж «Когтя Дьявола» получил возможность заглянуть в глубь атмосферы.

– Никаких следов, – дрожащим голосом доложил Андерик. – Они погибли.

– Интересно, что они чувствовали при этом? – сказал Нинн.

– Какая разница? – возбужденно ответил Таллис.

«Критическая точка через пятнадцать секунд» – доложили логосы в его мозгу.

Таллис вздрогнул и уставился на залитый призрачным светом экран. Они подошли к нему уже так близко, что для возвращения пришлось бы обойти планету с разгоном по низкой орбите, но даже на это у них оставались считанные секунды – дальше двигатели «Когтя Дьявола» не справятся с тяготением. Таллис чуть не надорвал глотку, пытаясь беззвучно прокричать: «Так давай же!»

В последний момент он спохватился и вспомнил, что должен хотя бы для вида пощелкать клавишами – логосы уже начали уводить корабль в сторону от гибельного курса. Он заметил, что Андерик смотрит на него со странным, близким к паническому ужасу выражением на лице; встретившись взглядом с капитаном, техник поспешно отвел глаза. Заметил ли он что-нибудь? Лишний повод приглядеть за связистом как следует.

«И если он догадался, я его убью».

И тут же и думать забыл про Андерика, услышав надрывный рев двигателей, пытающихся увести «Коготь Дьявола» прочь от атмосферы.

«Доложить состояние двигателей!»

«Выходной импульс сто пять процентов от номинального».

Только теперь Таллис осознал, как близко подошли логосы к опасному пределу, и с трудом одолел предательскую дрожь от облегчения и злости.

«Почему вы отвернули так поздно?»

«В разговоре с бионтом Хримом упоминались нежелательные последствия в случае неудачи. Использование репродуктивных органов в качестве декоративного украшения противопоказано».

«Что?» Таллис ошеломленно плюхнулся обратно в кресло. Неужели логосы смеются над ним? Тут он вспомнил замысловатые угрозы Хрима над Шарванном и то, как барканец предупреждал его: «До тех пор, пока они не свыкнутся с вашей речью, они будут воспринимать все буквально. Мы нарочно настраиваем их так, чтобы они легче адаптировались к любой культуре».

Похоже, Таллис расплачивался теперь за то, что включал машину слишком редко; впрочем, это не добавило ему хорошего настроения, особенно когда Андерик спросил, сколько им теперь лететь обратно на Шарванн.

Таллису не особенно хотелось теперь разговаривать с логосами, так что он встал, подошел к почти лишившемуся сознания штурману и привел его в чувство хорошим пинком, Шо-Имбрис поднялся с палубы и вскарабкался обратно за пульт.

– Наша орбита слишком низка, – пробормотал он слегка заплетающимся языком, – так что движки еле удерживают нас от падения. На то, чтобы обогнуть планету и разогнаться, у нас уйдет не меньше получаса.

– Если выдержат движки, – добавил Андерик, бросив злобный взгляд на Таллиса.

– Капитан, – подала голос Леннарт с поста контроля за повреждениями. – Отказ скачковых систем... – Она запнулась, так посмотрел на нее Таллис. – Похоже, на починку уйдет не меньше восьми часов. Вы их здорово перегрузили.

Техники за пультами зашептались, и кто-то самый дерзкий высказал общую мысль вслух:

– С такими темпами мы опоздаем к высадке и останемся без добычи.

Подобная смена настроения команды застала Таллиса врасплох, напугав и разозлив.

– Может, вы тогда сами объясните Властелину-Мстителю, каким именно образом улизнул Крисарх? По крайней мере сейчас мы точно знаем, что и как. И потом, речь-то идет о целой планете... там на всех хватит. А теперь кончай брехать и за работу – живо!

Он резко повернулся к своему пульту и почти прижался к ультразвуковому микрофону.

«А что до вас, чертова кучка мертвечины, мы поговорим потом», – беззвучно прошипел он, отключая логосов.

«Коготь Дьявола» огибал планету, подходя к терминатору. Рваный шрам в атмосфере – след гиперснаряда – медленно пропадал за кормой. Он все продолжал расширяться с той же скоростью, только аккуратное кольцо облаков по его периметру постепенно деформировалось, и от него начали отрываться вихри ураганов – размером примерно с континент каждый. «Коготь» по меньшей мере изменил климат планеты на много лет вперед.

Таллис оторвал взгляд от этого впечатляющего зрелища и повернулся к своей команде – те поспешно уткнулись в свои мониторы. Им предстоял еще долгий обратный путь.

* * *

Логосам удалось нейтрализовать большую часть кода, обрушившегося на них по хитросплетению сетей «Когтя Дьявола», и сохранить контроль над некоторыми датчиками бортовых систем, хотя управлять кораблем они больше не могли. С воспитанием капитана придется подождать. Система скорректировала параметры окружающей эйдолона среды, искусно переведя его мысли о нынешнем воплощении в чисто сексуальную фантазию – тем более что программа эйдолона открывала для этого широкий простор.

* * *

Руонн вскипел от бессильной ярости, когда капитан начал набирать код выключения. Если он не даст логосам время адаптироваться, они никогда не смогут действовать со стопроцентной эффективностью, а он никогда не воссоединится со своим архетипом, никогда не будет награжден соитием с Матроной. Он попытался пошевелиться в информационном пространстве, чтобы заблокировать команду на выключение, но движения его оказались странно замедленны, словно его поместили в густое желе.

«Я не желаю возвращаться! Не хочу! Прекратите! Я – бог – приказываю вам!» – кричал он, но логосы не отвечали.

Корабль выпустил новый гиперснаряд, и волна острого сексуального наслаждения захлестнула Руонна с головой. Он снова стоял нагой в своей прозрачной спальне, а перед ним лежала гурия. Что-то не так... что-то он забыл... ведь был же какой-то перерыв, правда? Он опустил взгляд и едва не задохнулся от восторга: надо же, вот это причиндал! Гурия смотрела на него снизу вверх с благоговейным ужасом; это возбудило его еще больше, сверх всякой меры, и он жадно бросился на нее, забыв обо всем остальном.

15

Это произошло между двумя вздохами; она паслась где-то на третьем уровне подветренных пастбищ, и тут ей, Той-Что-Танцует-На-Крылъях-Ветра, было видение. Только что она купалась в волнах теплого ветра, трепеща прозрачными рулевыми крылышками, а манна, что сыпалась с Третьего Неба, легонько стучала по её рудиментарному панцирю, и вдруг дневной свет сменился холодной, жесткой тьмой, грохотом и давлением,

Она закричала, но не услышала себя; она попыталась взлететь, но летательные сифоны не повиновались ей. Странные огни мерцали в перекошенном отражении Второго Неба, где жил её народ – неправильны были краски, все сделалось каким-то плоским и пришло в движение, словно от Последнего Ветра, предсказанного Старейшими.

Видение пропало так же быстро, как появилось. Сначала, не поняв еще, что свободна, она решила, что слабый свет вокруг ей мерещится, но очень скоро она поняла, что смотрит против ветра, в сторону Города, плывущего в исходившем от Нижнего Жара сумеречном свечении. Где-то далеко-далеко зародилась и начала стремительно расти ослепительно яркая точка, и бело-голубое сияние высветило стены облаков, ограничивавших её мир. Она даже зажмурилась – свет был силен до боли в глазу – и тут по голове её дважды ударило, а вслед ударам донеслись раскаты грома.

Ветер, который последовал за этим, оказался горячим и горьким, и стены облаков пошатнулись и осветились, а далекий горизонт перекосился и придвинулся ближе к Городу.

И она, и её Город пережили последовавшую бурю, самую свирепую на памяти её народа, но много Ветров после этого манна отличалась по вкусу, дети, родившиеся в следующий сезон, отличались от обычных: пастбища Второго Неба больше не нравились им, и они хотели чего-то, чего не могли высказать словами. Как знать, возможно, Та-Что-Танцует-На-Крыльях-Ветра могла бы объяснить их мечты, но она никогда и никому не рассказывала о том, что привиделось ей тогда.

* * *

Взгляд Осри медленно, болезненно сфокусировался на экране – на нем неслись им навстречу с бешеной скоростью стены облаков, поверх которых горели буквы:

«НАГРУЗКА НА ГРАВИТОРЫ 110% ОТ НОРМЫ,

ИНТЕНСИВНОСТЬ ПОЛЕЙ ТЕСЛЫ 130% ОТ НОРМЫ».

Корабль отчаянно трясло и швыряло из стороны в сторону, и Осри ощущал, как реагирует на это активный дайпласт скафандра – ощущение было болезненным, и он не сомневался, что – в случае, если они, конечно, выберутся из этой переделки живыми – все тело его будет в синяках.

Потом облака поредели и остались позади. Нагрузки уменьшились, и оглушительный грохот немного стих. Еще через несколько минут на экране появились звезды, а Колдун был уже внизу, а не вокруг них.

Сидевший рядом Брендон вернул спинку кресла в вертикальное положение и откинул забрало шлема, потом начал осторожно набирать что-то на пульте. Экран продолжал пестреть новыми и новыми сообщениями:

«ОТКАЗ СКАЧКОВЫХ СИСТЕМ...

ГРАВИТАЦИОННАЯ ТЯГА 78 % ОТ НОРМЫ».

Прямо на глазах у него цифра мигнула и сменилась другой: «76%». Гравитационная тяга неумолимо падала – на ней сказывались чудовищные перегрузки при пролете через верхние слои атмосферы Колдуна.

Некоторое время Осри смотрел на удалявшуюся от них тушу газового гиганта; прямо по курсу вырастали два полумесяца его естественных спутников. Который из них им нужен, сказать было пока трудно. Голова отказывалась думать от раскалывавшей её боли. Поведение Крисарха все еще бесило его, но он не мог не отдать ему должного – только благодаря его мастерству они спаслись от преследования рифтеров.

В конце концов он сдался и тоже откинул забрало.

– Я читал где-то о подобном маневре, – сказал он ворчливо, – но испытывать самому до сих пор не приходилось. Кто научил вас этому? На тренажерах такого не узнаешь.

Брендон не отворачивался от экрана.

– Верно, он научил меня всему, чему возможно на тренажерах, и многому другому тоже. Ты очень скоро сам познакомишься с ним.

И тут в голове у него словно что-то щелкнуло.

– Маркхем! Маркхем лит-Л'Ранджа! Вы ведь были не разлей вода!

– Похоже на то, – мягко усмехнулся Брендон, и голос его сразу же посуровел. – Да, Маркхем лит-Л'Ранджа, хотя боюсь, он не упоминает больше свой дворянский титул.

Брезгливость боролась в Осри с любопытством. События десятилетней давности снова всплыли в его памяти, но то, что сказал сейчас Брендон... Чтобы отпрыск семьи Тех, Кто Служит... чтобы он сделался рифтером? Нет, это просто немыслимо.

– Сын Архона Лусорского?

– Бывшего Архона Лусорского, – еще более сурово поправил его Брендон.

– Ну да, Лусор... Позор и самоубийство. – Осри почувствовал себя увереннее: эту печальную историю он знал хорошо. – Я не знаю ни одного другого из Тех, Кто Служит, пошедшего на самоубийство.

– В Тысяче Солнц много еще такого, чего ты не знаешь. – Голос Брендона прозвучал, как удар хлыста. – Ты имеешь в виду, что этим своим поступком он лишил Панарха своей верноподданной службы?

– Этим своим поступком он изменил своему долгу и понятиям чести. В конце концов в его отношении издали вовсе не самый строгий декрет – все его поместья оставались в полной его собственности... – Лицо Брендона сделалось совсем уже каменным, и Осри ощутил настоятельную необходимость пояснить свои слова. – Ну, случаются же время от времени скандалы, и далеко не каждая семья может потребовать от обидчика официального удовлетворения согласно Дуэльному Кодексу. Вот на этот случай и существует система декретов.

– Похоже, ты не понял, насколько это разрушило всю его жизнь. Говоря старыми понятиями, прямо, в его услугах более не нуждались; ему буквально не оставили выбора. Он ведь был из тех людей, для которых слово «Служба» не просто синоним сопутствующих этому привилегий. Уж лучше Семион вызвал бы его на поединок, использовав право нашего дома на смертельное оружие.

Негромкий сигнал с пульта не дал Осри продолжить спор. На экране высветилась траектория полета с наложенной на нее очень и очень неприятной фразой:

«СКОРОСТЬ ПОДХОДА К ПЛАНЕТЕ 4-7,9 КМ/СЕК».

Рука Брендона на мгновение неуверенно легла на край пульта. Даже избыток лекарств в крови Осри не ослабил страха от этих слов. Неумолимые законы космоплавания оставили им теперь две возможности: мгновенную смерть при ударе о планету или медленную, в случае если тяготение Колдуна проведет их мимо Диса и вышвырнет за пределы системы.

– И что теперь? – горько спросил он.

Брендон покачал головой и вызвал на экран «Справочник Звездолетчика». Перед ними возник медленно вращающийся шар Диса. Из быстро мелькавшего поверх него текста Осри успел прочитать только слова «Пари Ляо Шаня», но настроение его было настолько поганым, что остального читать и не хотелось. Брендон вдруг кивнул и снова забарабанил по клавишам. Экран мигнул.

«МОЩНОСТЬ ГРАВИТОРОВ 89% НОРМЫ.

НАСТРОЙКА 1,5%».

В надежде отвлечься от мрачных мыслей, Осри снова стал вспоминать подробности той лусорской истории.

– Архон Лусорский вообще имел репутацию человека эксцентричного – взять хотя бы усыновление мальчика с абсолютно неизвестным прошлым, тогда как всегда хватает семей с безупречным происхождением, с радостью отдавших своих сыновей в ряды Тех, Кто Служит. – Он тряхнул головой и тут же пожалел об этом движении. – Я помню не один случай, когда он действовал, не посоветовавшись с Советом, и его объяснения по этому поводу при дворе были на грани допустимых.

– Твой отец с ним дружил.

– Уж не намекаете ли вы на то, что мой отец ушел с государственной службы из-за этой истории с Лусором? Возможно, это и совпало по времени, но связи между этими событиями нет никакой. Я бы знал.

– Правда?

– Я знаю повод, по которому он подал в отставку, и он ни разу не упоминал при мне слова «Лусор». Мой отец ненавидит скандалы. Я вообще узнал об этом только через полгода, когда гостил у матери на Артелионе... – Осри вдруг осекся, сообразив, что кто-нибудь может упрекнуть леди Омилов в том, что уж она-то любит скандалы. Самое страшное – внутренний голос говорил ему, что так оно и есть. – Ну, как бы противно все это ни было, она решила, что я должен знать...

Последние слова он произнес совсем упавшим голосом, но Брендон и не понукал его.

– И много ли тебе известно? – спросил он с неподдельным интересом.

– Столько же, сколько и всем, то есть очень немного. Из уважения к имени Л'Ранджа Эренарх Семион не хотел, чтобы об этом говорили. Во всяком случае, Архон определенно выступил в оппозиции Эренарху, публично обвинял его в чем-то, даже угрожал ему!

– И в чем он его обвинял?

– Обвинял в позорном изгнании сына из Академии... – Этот разговор не доведет до добра, подумал Осри, которого начинало раздражать уже подчеркнутое безразличие Брендона. Краем глаза он заметил, что одна из двух лун на экране быстро надвигается на них, но почти не обратил на это внимания – голова все еще была занята событиями десятилетней давности. – Какова цель этих расспросов, Ваше Высочество? Уж не хотите ли вы сказать, что Эренарх Семион в некотором роде виновен в том, что отказался вызвать на дуэль сумасшедшего?

И тут Осри ждало еще большее потрясение, когда на весь его сарказм Брендон ответил простым «Да».

– Да вы шутите! – взорвался Осри. – И с вашего позволения, Ваше Высочество, я нахожу эту шутку совершенно неуместной...

Он уловил за спиной какое-то движение – легкое, почти незаметное, но оно напомнило ему про большого, угрюмого телохранителя, который ни на шаг не отставал от Брендона. Может, этот тип тоже так считает? Осри зажмурился: похоже, весь мир вокруг него сошел с ума.

Еще несколько секунд Брендон набирал какую-то команду, потом нажал на клавишу ввода. Изображение траектории застыло. Потом Брендон повернулся и посмотрел на Осри в упор.

– Тебе действительно кажется, что я шучу? – спросил он. В выражении его лица не осталось ни капли иронии, а глаза вдруг пугающе напомнили отцовские. Почему-то это еще больше взбесило Осри. – Уверяю тебя, я не шутил. Уж во всяком случае, шутил не больше, чем тогда, когда был вынужден стоять и смотреть на то, как моего друга Маркхема исключают из Академии.

Осри не без опаски вгляделся в лицо Брендона. Врожденному почтению к династии Аркадов, к всеми любимому Панарху Геласаару и к его строгому, но справедливому и работящему наследнику события десятилетней давности – так, как он их понимал, – нанесли тяжелый удар. Он повернулся к экрану и только тут до него дошел смысл только что проложенного Брендоном курса.

«РАСЧЕТНЫЕ ПЕРЕГРУЗКИ УКЛАДЫВАЮТСЯ В ЛИМИТ ПРОЧНОСТИ КОРПУСА».

Мигающий огонек в углу говорил о том, что Крисарх заблокировал медицинские датчики.

– Что вы делаете? – поперхнулся Осри. Ему совершенно осточертели уже и собственная беспомощность и почти полное отрицание Крисархом всех принятых в панархистском флоте норм пилотирования. Сейчас же он все больше склонялся к тому, что Брендон затеял особо зрелищное самоубийство. – Неужели вы не можете дать сигнал вашим дружкам-рифтерам, чтобы они перехватили нас при близком пролете, вместо того, чтобы рыть нам могилу глубиной в полрадиуса планеты?

Брендон поморщился:

– При той скорости, на которой мы шли через атмосферу, всей мощности генераторов Теслы едва хватало на то, чтобы поддерживать прочность корпуса. Направленную антенну срезало вместе с остальными выступающими частями. Конечно, мы можем еще дать сигнал бедствия, но кто может поручиться за то, что его услышат именно те, кто нужно? Капитан преследовавшего нас корабля чертовски умен – он мог и догадаться, что мы задумали. Нет, единственная наша надежда – горизонтальное приземление. – Брендон скривил губы в невеселой улыбке. – Хотя должен признаться, тот маневр будет рискованней. Если он нам удастся, считай, мы обошли Маркхема на одно очко.

– Но как вы рассчитываете погасить такую скорость? Дис слишком мал, чтобы мы могли затормозить в атмосфере, да и тяготение его разве что чуть отклонит курс.

Брендон мрачно усмехнулся:

– Я рассчитываю на Пари Ляо Шаня. Это длинный выброс гидрокарбонатного льда вулканического происхождения, который тянется вдоль экватора. Если, конечно, можно назвать вулканическим что-то столь холодное. Как бы то ни было, он продолжает расти, и, как следствие, поверхность его остается достаточно гладкой.

Брендон разогнул спину, поднял руку и устало помассировал переносицу. Потом опустил руку и продолжал:

– Если верить справочнику, Ляо Шань был искателем приключений с Као Лая – дело было лет триста пятьдесят назад, когда на Дисе еще велись разработки. Так вот, он побился об заклад, что прокатится по всему выбросу на корабле как на санях. Именно так мы и поступим: пожертвуем обшивкой ради торможения и будем надеяться на то, что гравиторы продержатся достаточно долго, чтобы нас не размололо в кашу.

Осри хмуро уставился в экран, пытаясь сквозь красную пелену боли понять, куда точно ведет их курс. Похоже, им хватит еще запаса энергии на то, чтобы подправить курс параллельно Пари. И если оно и в самом деле гладкое, у них и впрямь есть шанс выжить.

– А что случилось с этим Ляо Шанем? Удалось?