/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Синий Платочек

Валентин Катаев


Катаев Валентин

Синий платочек

Валентин Петрович Катаев

Синий платочек

Пьеса в пяти действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Л о ж к и н а  К с е н и я  П е т р о в н а - попросту бабушка.

Д а ш а - девушка 19 лет \ ее внуки.

В а л я - пионер /

З о я  Ф и а л к и н а - подруга Даша.

А н д р е й  К у п а в и н \

Ф е д я  С о л н ц е в } экипаж среднего танка.

В а с я  Д е в я т к и н /

С в и р и д о в - лейтенант.

Н а д я  В о р о н и х и н а - военфельдшер.

С е л я в и н а  А н т о н и н а  В а с и л ь е в н а - главный врач госпиталя.

П е т р у ш к и н а  В а л е н т и н а  А л ь ф р е д о в н а.

П е р в а я  д е в у ш к а.

В т о р а я  д е в у ш к а.

Т р е т ь я  д е в у ш к а.

Т е л е ф о н и с т.

С в я з н о й.

Действие происходит частью в небольшом волжском

городе Щеглы, частью на Центральном фронте.

Октябрь - ноябрь 1942 года

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Комната в деревянном домике в городе Щеглы.

I

Бабушка и Валя.

В а л я (вышивает синий платочек). Бабушка!

Б а б у ш к а. Да.

В а л я. А теперь чего делать?

Б а б у ш к а. А ну-ка, покажи, что у тебя там.

В а л я. Во, глядите!

Б а б у ш к а. Замечательно! Ну прямо-таки замечательно! Больше нечего и делать. Только подрубить платочек - и все готово. Нет, кроме шуток, Валюшка, у тебя редкие способности. Смотри ты, как чудесно получилась роза! Прямо как живая. Ее понюхать хочется. А листочки! Чудо! И как это все красиво - на синем фоне. Посмотреть издали - ни за что не поверишь, что это все вышито гладью. Да ты у меня, Валька, настоящий художник. Надо бы этот платочек снести в школу, показать вашему учителю рисования. Может, из тебя и вправду великий художник выйдет. Я снесу.

В а л я. Бабушка! Вы с ума сошли! Разве можно? Ребята узнают, что я вышиваю, - засмеют. Задразнят. Что я, девчонка?

Б а б у ш к а. Не вижу ничего позорного в том, что мальчик вышивает.

В а л я. Я не мальчик.

Б а б у ш к а. А кто же ты?

В а л я. Я пионер.

Б а б у ш к а. Ах, извините!

В а л я. И мне неудобно. Неловко. Как вы не понимаете! Просто политически бестактно.

Б а б у ш к а. Чего? Чего?

В а л я (неуверенно). Бестактно. Политически.

Б а б у ш к а. Ах, извините! Политически бестактно? А курить пионеру политически не бестактно?

В а л я. Я не курю.

Б а б у ш к а. А почему у тебя в сумке табак, спички и курительная бумага?

В а л я. А вы зачем в мою сумку лазили?

Б а б у ш к а. Я лазила в твою сумку затем, чтобы положить яблоко и два бутерброда. Тебе же, охламону, на завтрак.

В а л я. Давайте не будем говорить друг другу грубости.

Б а б у ш к а. Ах, извините, простите! Я забыла. Давайте не будем говорить грубости, но давайте уж тогда, если на то пошло, и не курить.

В а л я. Я не курю. Я приобрел эти курительные принадлежности для того, чтобы отправить на фронт бойцам.

Б а б у ш к а. Вот как? Милый ты мой!..

В а л я. Кроме того, я еще положу в мешочек - у меня есть - записную книжку, карандаш, резинку и вот этот платочек. Бойцу будет приятно, как вы думаете?

Б а б у ш к а. Ах ты, мой дорогой! (Хочет его поцеловать.)

В а л я. Бабушка, не целуйтесь!

Б а б у ш к а. Бабушка не может поцеловать собственного внука, своего дорогого, милого мальчика.

В а л я. Я не мальчик.

Б а б у ш к а. Знаю, знаю! Ты пионер. И целоваться со старой бабушкой это политически бестактно.

В а л я. Нет, это не политически бестактно, но просто как-то неловко. Мальчики узнают - засмеют. Что я, девчонка?

Б а б у ш к а. Мальчики не узнают. (Целует его.)

В а л я. Ну и хватит.

Б а б у ш к а. Экий ты стеснительный!

В а л я. Я не стеснительный. Бабушка, обещайте мне одну вещь.

Б а б у ш к а. Ну?

В а л я. Никому не говорите, что я вышиваю.

Б а б у ш к а. Да уж обещала. Только не понимаю: что тут позорного?

В а л я. Это только у Гоголя губернатор вышивает по тюлю, а мне неловко перед ребятами.

Б а б у ш к а. Не знаю, кто там вышивал у Гоголя. Знаю только, что твой покойный дедушка Андрей Андреевич в свободное время великолепно вязал, шил и вышивал, так что, как видно, это у тебя наследственное. И вообще ты весь в покойного дедушку. Одно лицо, одно лицо... (Хочет поцеловать.)

В а л я. Бабушка, не целуйтесь!

Б а б у ш к а. Не буду, не буду!

В а л я. Так даете слово, что никому не скажете?

Б а б у ш к а. Даю.

В а л я. Честное пионерское?

Б а б у ш к а. Честное пионерское.

В а л я. Так вам нравится платочек?

Б а б у ш к а. Замечательно! Тонко, аккуратно, художественно. Лучше, чем у покойного дедушки, честное слово! Так бы тебя и расцеловала. (Обнимает его.)

В а л я. Бабушка... Не надо, пустите... Мальчики узнают...

Б а б у ш к а. Мальчики не узнают.

Целуются.

II

Те же и Даша.

Д а ш а. Они опять целуются! Сколько можно?

В а л я. Мы не целуемся. (Быстро прячет платочек.) Это она меня целует. Вот видите, бабушка!

Д а ш а. Что это ты все время прячешь?

В а л я. Ничего не прячу.

Д а ш а. Валька, дай еще один листик бумаги.

В а л я. У меня не склад. Если ты так любишь писать письма, так надо, матушка, иметь собственную бумагу. На тебя не напасешься. Пишешь, пишешь, и ничего не получается.

Д а ш а. Действительно, не получается.

Б а б у ш к а. Кому письмо-то?

Д а ш а. Сама не знаю. На фронт. Кому попадет. Вложу в посылку. Пишу, пишу... Шесть листов измарала. Не выходит. Вот седьмой начала...

Б а б у ш к а. А ну-ка покажи. (Берет письмо, надевает очки, читает.) "Многоуважаемый товарищ боец! Прошу вас принять от меня прилагаемый при сем подарок, который я посылаю на фронт, и надеюсь, что он..." Кто он? Фронт? И потом - что это за "многоуважаемый товарищ боец", что это за "который", что это за "прилагаемый при сем"? Пишешь на передовые позиции, защитнику родины, может быть, герою - и даже наверное герою, - а слова у тебя какие-то пыльные, канцелярские. Никуда не годится!

Д а ш а. Я и сама вижу.

Б а б у ш к а. Больше чувства. Чтоб бойцу от твоих слов стало тепло на душе. Чтоб он почувствовал, что его любят, что о нем помнят, что родина на него смотрит с надеждой и упованием.

Д а ш а. Я это понимаю. Всей душой чувствую. Только не могу выразить на бумаге.

Б а б у ш к а. Надо выразить. Боец ждет.

Д а ш а (разрывает письмо). Валька, дай: бумаги.

В а л я. На. Только имей в виду - последний раз.

Д а ш а. Ладно, попробую еще. (Уходит.)

III

Валя и бабушка, без Даши.

В а л я. Так чего ж теперь с платочком делать?

Б а б у ш к а. Подрубить - и все. Подрубить умеешь?

В а л я. Спрашиваешь!

Б а б у ш к а. Какой гордый. Милый мой! Весь в покойного дедушку.

В а л я. Бабушка! Только не целуйтесь!

Б а б у ш к а. Не буду, не буду!

В а л я. А вы подарок на фронт приготовили?

Б а б у ш к а. Разумеется. Как не приготовить!

В а л я. А что у вас там?

Б а б у ш к а. Да что может бабушка приготовить бойцу? Известно что: варежки шерстяные, носки, портянки суконные. Ну, конечно, махорочка. Затем концентраты различные. Я ведь знаю, чего солдату на фронте хочется: лапшевника пять плиток, гречневой каши пять плиток, борща украинского пять плиток, киселя клюквенного пять плиток, рисового пудинга пять плиток...

В а л я. Рисового пудинга и я бы тоже, пожалуй попробовал.

Б а б у ш к а. Ах ты, мое золото! Вылитый дедушка! (Хочет его обнять.)

В а л я. Бабушка! Вы мне мешаете подрубать.

Б а б у ш к а. Один только разик! (Целует его.)

IV

Те же и Зоя.

З о я. Они опять целуются. Ну что, посылки готовы? Здравствуйте, Ксения Петровна.

Б а б у ш к а. Здравствуй, Зоя. Готовы.

З о я. Здравствуй, Валька. Что это ты прячешь?

В а л я (пряча платочек). Ничего не прячу. Здравствуйте. Только имейте в виду, я не целовался. Это бабушка целовалась. (Бабушке, угрюмо.) Вот видите, бабушка!

Б а б у ш к а. Да уж ладно, ладно.

З о я. Посылки готовы? Где Даша?

Б а б у ш к а. Письмо пишет.

З о я. Как? Еще не написала? Ах ты, господи! Вот копуха!

V

Те же и Даша.

З о я. Ну? Что же ты? Где посылка? Где письмо? И так опаздываем.

Д а ш а. Да вот все никак не могу написать. Не выходит. Восьмой лист пачкаю. Чувства есть, а слов не нахожу. Может быть, так? (Читает с пафосом.) "Дорогой боец! Родной мой, любимый! Горячо обнимаю тебя, прижимаю к груди, страстно целую".

Б а б у ш к а. Ты что? Белены объелась?

В а л я (хихикает). А вдруг он конопатый?

Д а ш а. Не годится?

Б а б у ш к а. Да что ты, милая!

Д а ш а. Ну, тогда я не знаю. Валька, дай еще один листик.

В а л я. Не дам.

Д а ш а. Ну, я тебя прошу. Последний раз.

В а л я. Последний раз уже был.

Б а б у ш к а. Ведь письмо-то кому? Бойцу, на фронт.

В а л я. Ну ладно. Только уж это абсолютно самый последний раз. На.

Д а ш а. Попробую еще раз.

З о я. Только скорее, Дашка. Ребята с подводой на улице дожидаются. Ты всех задерживаешь. Опоздаем. Дается тебе на все про все ровным счетом три с половиной минуты.

Д а ш а. Сейчас. (Уходит.)

VI

Те же, без Даши.

З о я. Ну, где ваши посылки?

Б а б у ш к а. Моя вот.

З о я. Обстоятельный мешочек.

Б а б у ш к а. По возрасту и мешочек.

З о я. А твой, Валька? Готов?

В а л я. Сейчас. (Отходит в сторону и, чтобы никто не видел, вкладывает в посылку синий платочек и письмо.) Готов. Во.

З о я. Аккуратно. Будто девчонка делала.

В а л я. Сама ты девчонка! (Бабушке, укоризненно.) Вот видите, бабушка, до чего вы меня довели!

Б а б у ш к а. Ладно, ладно.

VII

Те же и Даша.

Д а ш а (входя). Ничего не выходит.

З о я. Фу-ты, господи! Ну, хоть что-нибудь да написала?

Д а ш а. Ни одного слова.

З о я. Вот наказание! Как же быть? Ребята ждут. Катастрофическое положение. Совсем нету мыслей?

Д а ш а. Мысли есть. Слов нет. А ты написала? Покажи. Может быть, что-нибудь подходящее.

З о я. У меня очень просто. (Вынимает свое письмо, читает.) Значит, так: "Дорогой товарищ! Пишу вам слово "дорогой" потому, что вы, как боец доблестной Красной Армии, действительно для всех нас самый любимый, самый дорогой человек. И пишу вам только одно слово товарищ, потому что не знаю вашего имени. Но я надеюсь, что вы мне напишете ответ, и тогда я буду знать ваше имя, отчество и фамилию, и мы будем с вами уже знакомы. Посылаю вам две пачки папирос высшего сорта "А" "Мечта". Курите и мечтайте обо мне, как я мечтаю о вас. Посылаю вам безопасную бритву. Еще посылаю вам флакон одеколона "Сирень". Освежайтесь сиренью, и пусть этот запах напоминает вам весну, и луну, и скамеечку, где мы обязательно будем с вами сидеть, когда встретимся. А мы непременно в жизни встретимся... Я так чувствую. Не правда ли? О себе скажу только, что мне девятнадцать лет и я еще никого не любила".

В а л я. Вот это врешь. А Сашка?

З о я. Молчи! "С нетерпением жду от вас ответа. Возвращайтесь с победой. Любящая вас Зоя Фиалкина".

В а л я. В общем, турусы на колесах.

З о я. Молчи! Не твоего ума дело. (Даше.) Ну, как?

Д а ш а. Очень хорошо.

З о я. Правда, здорово? Так в чем же дело? Садись и пиши.

Д а ш а. Так - я не могу.

З о я. А как же ты можешь?

Д а ш а. Не знаю.

З о я. Ну, дорогая моя, в таком случае не могу ничего посоветовать.

С улицы в окно стучат. Слышен голос: "Что же вы там

копаетесь! Девчата! Давайте посылки, а то уедем!"

Сейчас, сейчас! (Даше.) Вот видишь. Ничего не поделаешь. Раз не можешь написать, посылай без письма. Давайте сюда посылки. (Берет у бабушки и у Вали посылки и кладет в большой мешок. Туда же кладет и свою посылку.)

В окно стучат.

Сейчас! Даша?

Д а ш а (подает свою посылку). Вот.

Зоя кладет Дашину посылку в мешок.

З о я. Все в порядке. Сейчас сдам ребятам и вернусь.

Стук в окно.

Иду, иду!

Д а ш а. Подожди! Дай мне мешочек. Сейчас. (Снимает со стены свою фотокарточку.)

З о я. Что это?

Д а ш а. Моя фотокарточка. (Берет ручку и быстро надписывает карточку на оборотной стороне, затем вкладывает ее в посылку и отдает Зое.) Все.

З о я. Коротко, но ясно.

Стук в окно.

Уже! Бегу! (Убегает с мешком.)

VIII

Те же, без Зои.

Б а б у ш к а. Поехали наши подарочки. (Шепотом, Вале.) Поехал твой синий платочек.

В а л я. Бабушка! Вы же обещали...

Б а б у ш к а. Я шепотом.

В а л я. Поехала ваша гречневая каша.

IX

Те же и Зоя.

З о я. Готово. Отправила.

Пауза.

Даша, что ты написала на своей фотокарточке?

Д а ш а. Два слова.

З о я. Только?

Д а ш а. Только.

З о я. Какие?

Д а ш а. "Самому храброму".

З о я. И больше ничего?

Д а ш а. Больше ничего.

В а л я. Ух, хитрая! Ловко придумала!

Пауза.

Б а б у ш к а. Поехали, по-о-оехали ваши подарочки на фронт к бойцам.

З о я. Хоть бы скорее доехали! Хоть бы скорее ответ получить! Какой он, интересно знать?.. Не терпится.

Б а б у ш к а. Кто?

З о я. Мой-то.

Б а б у ш к а. Это кто же твой-то?

З о я. Ну, мой... боец...

В а л я. Да уж известно кто... Наверное, кашевар.

З о я. Сам ты кашевар.

Пауза.

Б а б у ш к а. Поехали наши подарочки, поехала наша любовь.

Д а ш а (задумчиво). Самому храброму...

Занавес.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Конец зимы. Фронт. Блиндаж. Уютно горит печурка.

Электрическая лампочка. Телефон. Перед поднятием

занавеса слышна гармонь, на которой наигрывают "Синий

платочек".

I

Экипаж среднего танка: Федя, Вася, Андрей и

телефонист.

Федя играет на гармони и с большим чувством мурлычет

"Синий платочек".

Т е л е ф о н и с т. А ну-ка, тише! (В телефон.) Слушает Картошка. Картошка у телефона. Правильно. В порядке. (Опускает трубку.) Проверка линии.

Ф е д я (продолжает). "Порой ночной, под высокой зеленой сосной, счастья кусочек - синий платочек, милый, любимый, родной..."

А н д р е й. Мечтаешь?

Ф е д я. Помаленьку. Поскольку время позволяет.

А н д р е й. Застряли перед этими паршивыми Петушками, будь они трижды прокляты, - ни взад-назад! Четвертый день сидим. Никак его оттуда не вышибешь, гада.

Ф е д я. Сильная оборона. Такой орешек, что ого-го!

А н д р е й. Расколем. В конечном итоге.

Ф е д я. Это точно. Погода мешает.

А н д р е й. Метет.

Ф е д я (напевает). "Порой ночной, под высокой зеленой сосной..."

А н д р е й. Имеешь в виду кого-нибудь персонально?

Ф е д я. Персонально никого не имею в виду.

А н д р е й. Всех в целом?

Ф е д я. Зачем? Я не такой жадный. Мне и одной хватит. Лишь бы девушка была подходящая.

А н д р е й. А есть такая?

Ф е д я. Пока нет. А кончим войну, раздолбаем фашистов, вернемся домой - тогда поищем. Авось найдется.

А н д р е й. Женишься?

Ф е д я. Безусловно. Буду семью строить. (Поет.) "Счастья кусочек синий платочек, милый, любимый, родной..."

В а с я (просыпается неожиданно, сонным басом поет). Сала кусочек, каши горшочек да каравай вот такой...

Ф е д я. Кто о чем, а наш беспощадный стрелок-радист Вася главным образом насчет пожевать. Слышь, Вася, можно подумать, что тебя здесь не кормят. Смотри, какое личико отъел! За три дня на велосипеде не объедешь!

В а с я. Это у меня после ранения. Организм требует усиленного питания.

Ф е д я. До ранения ты тоже ничего себе рубал. Будьте здоровы.

А н д р е й. Да-а-а, подкачала погодка. Федя, подбрось хворосту в печку.

Ф е д я. Мало хворосту осталось. А ну, ребята, кому очередь за хворостом идти?

А н д р е й. Васина очередь.

Ф е д я. Вася, слышь?

В а с я. Я сплю.

Ф е д я. А ну, живо за хворостом!

В а с я. Почему это именно я должен идти за хворостом?

Ф е д я. Твоя очередь.

В а с я. Разве моя?

Ф е д я. Твоя.

В а с я. У меня раненая нога болит, еле двигается.

Ф е д я. Так чего ж ты сидишь на переднем крае? Ступай в госпиталь.

В а с я. Здравствуйте, я ваша тетя! Я, значит, как дурак, пойду в госпиталь, а вы тут без меня возьмете Петушки? Чересчур вы хитрые. Не выйдет. У меня производственный план: за мою раненую ногу не меньше как штук двадцать фашистов положить под Петушками. И - будьте уверены!

Ф е д я. Так у тебя ж нога еле двигается.

В а с я. А я, слава богу, не ногами из пулемета стреляю. Мне нужно хотя бы один целый глаз и две здоровые руки. Мне этого в танковой атаке вполне хватит. А за ноги я не сильно страдаю. Пускай их хоть совсем не будет.

Ф е д я. Стало быть, за хворостом не идешь?

В а с я. Рад бы, да нога не позволяет. Ломит и ломит. Не иначе к перемене погоды.

Ф е д я. Наверное. Воспаление?

В а с я. Во-во!

Ф е д я. Воспаление хитрости?

В а с я. Ух, какой ты язва!

Ф е д я. Ну, да ладно. Я за тебя, так и быть, схожу. Но имей в виду последний раз.

Т е л е ф о н и с т. А ну, тихо! (В телефон.) Картошка слушает. Так. Понимаю. Сделаем. (Опускает трубку.) Хлопцы, там на КП только что привезли подарки.

В а с я. Что ты говоришь!

Т е л е ф о н и с т. Надо послать человека.

В а с я. За подарками? (Бодро вскакивает с нар.) Сейчас. В четыре минуты. (Надевает полушубок.)

Ф е д я. Заодно и хворосту захвати.

В а с я. На хворост силы не хватит. (Быстро, хромая, уходит.)

II

Те же, без Васи.

А н д р е й. А ну-ка, Федя, "Землянку" Суркова.

Федя негромко наигрывает "Землянку".

Т е л е ф о н и с т (в телефон). Редька? Говорит Картошка. В порядке. Проверка линии. Сельдерей? Говорит Картошка. В порядке. Проверка линии. Огурец? Говорит Картошка. В порядке. Проверка линии. (Опускает трубку.)

Федя наигрывает "Землянку".

А н д р е й (поет под гармонь, негромко, с чувством). "Бьется в тесной печурке огонь. На поленьях смола как слеза. И поет мне весь вечер гармонь про улыбку твою и глаза".

Ф е д я. Имеешь в виду кого-нибудь персонально?

Андрей отрицательно качает головой.

Никого не имеешь?

А н д р е й. Никого.

Ф е д я. Как же так?

А н д р е й. Не случилось.

Ф е д я. Бывает. Редко, но бывает. (Наигрывает.)

Андрей поет следующий куплет.

III

Те же и Надя.

Н а д я (входит). Больные есть? Здравствуйте.

Ф е д я. Здравствуйте, Надя. Заходите, дорогая. Больных нет. Есть один умирающий.

Н а д я. Где же он?

Ф е д я. Пошел на командный пункт за подарками.

Н а д я. Кто же это?

Ф е д я. Гвардии ефрейтор Девяткин.

Н а д я. Вася?

Ф е д я. Он самый.

Н а д я. Пошел на командный пункт? За подарками?

Ф е д я. Точно.

Н а д я. Ну, конечно! Я на свою личную ответственность разрешила ему остаться после ранения на переднем крае, при непременном условии соблюдать хоть какой-нибудь режим. А он совершенно с этим не считается. Вчера куда-то ходил...

Ф е д я. В военторг за колбасой.

Н а д я. Позавчера ходил.

Ф е д я. На батарею к зенитчикам. Там у него один землячок есть, так он как раз из дому четыре кило сала получил.

Н а д я. Третьего дня...

Ф е д я. За добавочной порцией на кухню мотался.

Н а д я. Ну, конечно! Погоди, придет, я ему дам духу!

А н д р е й. Товарищ военфельдшер! Сядьте. Успокойтесь. Разденьтесь. Остыньте. А то, смотри, от тебя уже начинает пар идти. Выпей кружечку чаю.

Н а д я. Спасибо.

Ф е д я. Клади сахар. Что слыхать нового?

Н а д я. Только что к нам доставили одного раненого бойца из-под самых Петушков. Так он говорит, что гитлеровцы впереди своих позиций выгородили такую громадную стенку из снега - километра на полтора. Облили водой, и теперь она как каменная. Вот сволочи!

Ф е д я. Отчаянно сопротивляются.

А н д р е й. Ничего. А погода как? Метет?

Н а д я. Утихает. Звезды уже кое-где видать.

А н д р е й. К утру утихнет?

Н а д я. Похоже, что утихнет.

А н д р е й. Не мешало бы. Еще кружку, Надюша.

Т е л е ф о н и с т (в телефон). Картошка слушает. Хорошо. В порядке.

Ф е д я (напевает). "Счастья кусочек - синий платочек..."

IV

Те же и Вася.

В а с я (с грохотом тащит по ступенькам большой ящик). Встать, смирно! Ух ты, тяжелый! Насилу дотащил. Ну-ка, ребята, пособите! Что это у нас как будто народу прибавилось? А, товарищ военфельдшер! Я так и предчувствовал, что у нас в блиндаже один лишний человек. Даже два лишних подарка захватил. На всякий случай. Это мне, наверное, сердце подсказало. Верно? Здравствуйте.

Н а д я. Товарищ Девяткин! Вы опять нарушили режим, который я вам предписала! На каких условиях я вас оставила на переднем крае? Вас оставили на переднем крае исключительно на том условии, что вы будете подчиняться режиму. А вы не подчиняетесь режиму. Вам надо лежать и не ходить, а вы встаете и ходите. Вы не бережете свою ногу. Она у вас никогда не заживет.

В а с я. Так она уже давно зажила. На мне ж все царапины заживают, как на собаке. Раз-раз - и готово.

Н а д я. Какая ж у вас царапина, когда у вас рана!

В а с я. Да где ж там рана, когда царапина!

Н а д я. У вас сквозное пулевое ранение верхней трети бедра правой ноги.

В а с я. Подумаешь, ранение! Я понимаю, если у человека голову отрывает - это ранение. А то небольшая, аккуратная дырочка в мягком месте. Она мне совершенно не мешает.

Н а д я. И не болит?

В а с я. И не болит.

Н а д я. А ну, пройдитесь.

В а с я. А для чего это?

Н а д я. Пройдитесь, или я вас немедленно отправлю в госпиталь.

В а с я. А они за это время Петушки возьмут? Нет уж, извините. (Прохаживается перед Надей, стараясь не хромать.)

Н а д я. Только не симулируйте.

В а с я. Я не симулирую.

Н а д я. Температура нормальная?

В а с я. А я даже не знаю, что это за ненормальная. У меня всегда нормальная.

Н а д я. Рыбий жир принимаете?

В а с я. Какой рыбий жир?

Н а д я. Который я принесла в бутылке и велела принимать для общего укрепления организма три раза в день по столовой ложке.

В а с я. Ах, тот, в бутылке?..

Н а д я. Вы его принимаете?

Ф е д я. Он его в тот же день весь съел с хлебом.

Н а д я. Хорошо. Теперь будете принимать витамин С. Возьмите. Дайте-ка вашу ногу, я посмотрю.

В а с я. Товарищ Воронихина, разрешите быть свободным? Вы же видите, время идет, а экипаж страдает без подарков.

Н а д я. Имейте в виду - другой раз отправлю в госпиталь. Сколько можно!

Ф е д я. Ну, давай, давай!

А н д р е й. Только чтоб без махинаций. По-честному.

В а с я. Какие могут быть махинации! Я себе забираю две, а вы - как хотите.

Ф е д я. Э, нет, Васечка, не выйдет! А ну, отойди от ящика! Андрей, становись спиной. Будешь выкликать по фамилиям, а я буду вынимать подарки.

В а с я. А я?

Ф е д я. А ты, Васечка, будешь принимать витамин С.

В а с я. Я бы лучше принял витамин М. "Московская".

А н д р е й (повернувшись спиной). Ну, давай.

Ф е д я (вынимает подарок). Кому?

А н д р е й. Гвардии красноармейцу Лебедюку.

Ф е д я (подает подарок телефонисту). Получай.

Т е л е ф о н и с т. Ложи здесь. Я на посту. Потом распечатаю. (В телефон.) У телефона Картошка. В порядке. Хорошо.

Ф е д я. Кому?

А н д р е й. Гвардии ефрейтору...

В а с я. Это мне.

А н д р е й. ...Солнцеву.

В а с я. Мордою о стол.

Ф е д я. Стало быть, мне. Ладно. Беру. Дальше кому?

А н д р е й. Военфельдшеру Воронихиной.

Ф е д я. Получай, Надя. Дальше кому?

А н д р е й. Гвардии лейтенанту Свиридову.

Ф е д я. Есть. Отложим до прихода.

В а с я. Дай мне. Я сберегу. У меня, брат, все равно как в Государственном банке.

Ф е д я. Обойдется и без тебя, Васечка. Дальше кому?

А н д р е й. Гвардии ефрейтору Девяткину.

В а с я. Фу, наконец! Давай скорее.

Ф е д я. Получай.

В а с я. Что же она такая маленькая? (Нюхает.) Ничем интересным не пахнет. А нельзя попробовать счастья еще один раз?

Ф е д я. Не полагается. Счастье, Васечка, бывает в жизни только раз.

В а с я. Очень жаль. А ну, давай посмотрим, что там такое. (Нетерпеливо раскрывает посылку.)

Ф е д я. Последнему.

А н д р е й. Гвардии сержанту Купавину. Мне.

Ф е д я. Правильно. Держи свое счастье.

А н д р е й. Спасибо.

Пауза. Все заняты подарками.

В а с я (вытаскивает вещи из своей посылочки). Папиросы "Мечта". Ух ты, какие тоненькие! За один раз таких папирос надо штук десять выкурить, чтоб сколько-нибудь накуриться. Действительно "Мечта"! Табака нет, одна мечта. Одеколон "Сирень". Граммов пятьдесят от силы. Э! Что это завернуто в бумажку? Имеет вес. Вроде брусочек сала? Бритва. Тьфу! (Продолжает разбирать посылку, бормочет укоризненно.) Эх, девушка, девушка, не угадала ты мою нежную душу!

Ф е д я (возится со своей посылочкой). Синий платочек!

А н д р е й. Где?

Ф е д я. В моей посылке. Смотри!

А н д р е й. Чудеса! Недаром ты все время "Синий платочек" пел. Вот и напел себе, напророчил.

В а с я. Не иначе как это твое счастье.

Н а д я. Судьба.

Ф е д я. А что вы думаете? Очень может быть.

Н а д я. Разреши-ка.

Ф е д я. Пожалуйста. (Дает Наде платочек.)

Н а д я. Замечательная работа! Прямо художественная! Видать, девушка с большим вкусом вышивала. Настоящая мастерица!

Ф е д я. Я думаю. У моей Валечки золотые руки.

В а с я. Это какая же твоя Валечка?

Ф е д я. Та, которая этот платочек мне вышила. (Берет у Нади платочек.)

В а с я. А ты почем знаешь, что она Валечка?

Ф е д я. Письмо есть. Написано: "Валя".

В а с я. Ну ладно. Валя. А почему это она твоя?

Ф е д я. Платочек мой, - стало быть, и девушка моя. Довольно ясно. "Счастья кусочек - синий платочек, милый, любимый, родной". Посылочка с намеком. Надо понимать. Да и в письме тоже. Видишь? (Читает письмо.) "Дорогой товарищ! Посылаю вам табак, курительную бумагу, спички, записную книжку и на память платочек своей работы. Вы, наверно, герой, я в том не сомневаюсь..." Видать, девушка с понятием. "Мне очень, очень хочется быть вместе с вами и уничтожать врагов нашей родины". Хорошая девушка! Настоящая боевая подруга! Мне именно такую и надо. "Но, к сожалению, это пока невозможно. Приходится оставаться в тылу. Очень жалко и обидно. Хотя меня утешает мысль, что у нас фронт и тыл едины. И все же я вам ужасно завидую: вы, наверное, часто находитесь в бою и всегда можете себе достать трофейный немецкий автомат или автоматический пистолет с патронами. А у нас тут это очень трудно. Очень хотелось бы с вами познакомиться и подружиться". Видишь, ей хочется со мной познакомиться и подружиться. Ясно. "Крепко целую вас. Валя". "Крепко целую". Крепко, понятно? Нет, это дело ясное. Девушка что надо. Сейчас напишу ей ответ, заведу переписку, а после войны, если останусь жив, будем вместе семью строить.

В а с я. А вдруг ты ей не понравишься?

Ф е д я. Я? Не понравлюсь? Ты меня смешишь. (Напевает.) "Синий платочек - счастья кусочек, милый, далекий, родной". (Отходит в сторону, вынимает из полевой сумки карандаш, бумагу, пишет письмо.) "Дорогая Валюша..."

В а с я. Слышь, Федя.

Ф е д я. Что?

В а с я. В твоей посылке больше ничего такого нет?

Ф е д я. Чего такого?

В а с я. Чего-нибудь солидного. Пожевать.

Ф е д я. Нету.

В а с я. Жаль. А то я думал, может, сменяемся. У меня бритва хорошая. (Наде.) А у тебя что?

Н а д я. А вот сейчас посмотрю.

В а с я. Может быть, что-нибудь такое попадется.

Н а д я (вынимает из мешочка разные вещи). Варежки. Портянки. Носки.

В а с я. Не совсем то.

Н а д я. Махорка.

В а с я. Это уже лучше.

Н а д я. А вот еще что-то... Не пойму... Какие-то не то коробочки, не то пакетики, не то кубики.

В а с я. А ну, а ну! Кубик! Это интересно. Покажите. Стой! Стой!! Пищевые концентраты! Пять плиток лапшевника! Пять плиток гречневой каши! Пять плиток борща украинского! Пять плиток клюквенного киселя! Пять плиток рисового пудинга! Отдаете себе отчет? Рисового пудинга! Это вам не "синий платочек". Вот это настоящая девушка посылала, настоящая подруга жизни! Меняюсь, идет?

Н а д я. Погоди. Дай подумаю.

В а с я. Да чего там думать! Ты посмотри, что я тебе даю. Папиросы "Мечта". Высший сорт "А". Одна штука десять других заменяет. Незаменимая вещь для военного фельдшера. В полном смысле слова "Мечта"! Одеколон "Сирень". Один запах чего стоит! Сирень, весна, соловьи. Она и он, луна... Безопасная бритва. Запасные ножи. Помазок. Тазик. Красота. Бриться - одно удовольствие. Попробуй.

Н а д я. Обалдел!

В а с я. Ах, извините! Я забыл, что вы девушка.

Н а д я. А вы не забывайте.

В а с я. Больше не буду. Но это не важно: бритву вы всегда можете сменять на что-нибудь другое. Ну? Меняемся? А то, знаете, я сильно люблю пищевые концентраты. Они мне полезны для моего расстроенного здоровья.

Н а д я. Хорошо. Только с одним условием - что вы будете соблюдать режим и не слишком много ходить. Обещаете?

В а с я. Обещаю.

Н а д я. Возьмите.

Меняются мешочками.

(Вполголоса, нежно.) Вася, я тебя очень прошу, лично.

В а с я (рассеянно). Безусловно, безусловно! (Углубляется в изучение мешочка.)

Ф е д я (неожиданно, с отчаянием). Товарищи! Беда!

В с е. Что? Что случилось? В чем дело?

Ф е д я. Адрес!

В а с я. Какой адрес?

Ф е д я. Не знаю. Нету адреса. Не написала. Забыла. И фамилии нету. Забыла. Ничего нету. Все забыла. Одна только подпись: "Валя".

В а с я. И синий платочек.

Ф е д я. И синий платочек. Что ж теперь делать?

В а с я. Утереть слезы синим платочком и забыть свою Валю.

Ф е д я. Забыть Валю? Никогда! Ты меня плохо знаешь. Я ее все равно найду.

В а с я. Конечно. Пара пустяков. Простой адрес: "СССР, девушке Вале. В собственные руки". Через три дня дойдет.

Ф е д я. Вот беда! Такая девушка... Как вижу! Волосы русые, золотистые. Глаза синие. Ротик веселый. Характер нежный. И главное - меня любит. Так и пишет: "Дорогой". "Дорогой боец..." Ах, какая досада! Но ничего, все равно разыщу.

В а с я. Придется тебе, значит, собрать девушек Валь со всего Советского Союза и просеять через большое сито.

Ф е д я. Зачем? Посылки известно из какого города. На ящике написано: "Щеглы". Стало быть, Валя из Щеглов. Это уже легче.

В а с я. Правильно. Вроде как в одном рассказе Чехова мальчик посылал письмо на деревню дедушке.

Ф е д я. Не важно. Все равно. Кончится война, приеду в Щеглы, весь город переверну, Валю свою найду. Слово танкиста!

Н а д я (вслух читает письмо из посылки). "Дорогой товарищ! Пишу вам слово "дорогой" потому, что вы, как боец доблестной Красной Армии, действительно для всех нас самый любимый, самый дорогой человек... Посылаю вам две пачки папирос высшего сорта "А" "Мечта". Курите и мечтайте обо мне, как я мечтаю о вас". Ладно. Буду курить и мечтать. "Посылаю вам безопасную бритву. Еще посылаю вам флакон одеколона "Сирень"... Пусть этот прелестный запах напоминает вам весну, и луну, и скамеечку, где мы обязательно будем с вами сидеть, когда встретимся". Ну что ж, можно будет посидеть и на скамеечке. "А мы непременно в жизни встретимся. Я так чувствую. Не правда ли?" Безусловно, только скандал получится страшный. "О себе пока скажу только, что мне девятнадцать лет и я еще никого не любила". Вот это навряд ли. "С нетерпением жду от вас ответа. Возвращайтесь с победой. Любящая вас Зоя Фиалкина". Ох, не угадала ты малость. Зоя Фиалкина! Зоя Фиалкина... Видишь, Вася, какую выдающуюся девушку ты променял на пищевые концентраты? И тебе не жалко?

В а с я. Не беспокойся, твоя Зоя ничто по сравнению с моей Ксенией.

Н а д я. Какой твоей Ксенией? Кто это Ксения?

В а с я. Бывшая твоя, которую ты обменяла на безопасную бритву. Ксения Петровна Ложкина. Город Щеглы, Кооперативная, десять, квартира два. Это вам не синий платочек. Это вам не какая-нибудь "Мечта". Девушка солидная, обстоятельная. Нет, вы только вдумайтесь, товарищи: пять плиток лапшевника, пять плиток гречневой каши, пять плиток борща украинского, пять плиток клюквенного киселя, пять плиток рисового пудинга... Сразу видать настоящую нежную женскую душу. Кончено. Женюсь.

Н а д я. На ком?

В а с я. На моей Ксенечке.

Н а д я. Ты? (Смеется.) Ты?

В а с я. А что, я у бога теленка съел? Сейчас же ответ ударю. А то кто-нибудь другой подхватит. Такую девушку нельзя упустить. (Поспешно достает из сумки бумагу и карандаш. Пишет.) "Дорогая Ксения Петровна! В первых строках моего письма сообщаю, что концентраты ваши получил в полном порядке, за что вам очень благодарен... Я полюбил вас с первого взгляда..." Какие могут быть шутки, когда дело касается концентратов! (Пишет.) "Надеюсь, вы меня будете с нетерпением ждать, как обрисовал наш любимый фронтовой автор Константин Симонов: "Жди меня, и я вернусь, только очень жди..." Андрей, как дальше?

Андрей не слышит, весь углубившись в созерцание

карточки Даши, которую он уже давно вынул из своего

мешочка, и все не может от нее оторваться.

Андрей, слышишь? Тебе говорю! Андрей!

А н д р е й (очнувшись). Да?

В а с я. Что ты там рассматриваешь?

А н д р е й. Карточку. Из посылки.

В а с я. А ну, покажи. (Заглядывает.) Хорошенькая.

А н д р е й. Хорошенькая? Сказал! Красавица.

Ф е д я. Где, где красавица?

В а с я. А ну-ка, ну-ка! (Рассматривает.) Ух ты, какой хитрый. Получил фотокарточку и молчит. Подходящая девушка. Лет на девятнадцать. Кудрявенькая.

А н д р е й. Сам ты кудрявенький! Не хватай грязными лапами.

Ф е д я. Я не хватаю. Гляди, Надя.

Н а д я (заглядывает). Ого! Смотри ты, какую себе нашел! Как зовут?

А н д р е й. Не знаю.

Н а д я. А письмо?

А н д р е й. Письма нету.

Ф е д я. Как же так - карточка есть, а письма нету?

А н д р е й. Карточка есть, а письма нету. И адреса нету.

Н а д я. Наверное, где-нибудь есть. Не может быть. Поищи хорошенько.

А н д р е й. Да уж все перерыл. Нету. Одна только карточка. (Наде.) Не тронь руками.

Н а д я. Смотри, какой ревнивый!

Ф е д я. Страсть! Глаз не спускает. Ты чего, Андрюша, влюбился?

Андрей молчит.

Н а д я. В такую можно.

В а с я. А в посылке? Пожевать чего-нибудь есть?

А н д р е й. Нету.

В а с я. Так что же ты на нее любуешься, не понимаю? Ну, девушка и девушка. Довольно бесхозяйственная. Не то что моя Ксенечка.

Ф е д я. Дай-ка еще разик взглянуть.

А н д р е й. Только без рук.

Ф е д я (смотрит). Ничего себе. Даже очень ничего. Погоди. Там что-то написано.

А н д р е й. Где?

Ф е д я. На обороте. (Читает.) "Самому храброму".

А н д р е й. Точно. "Самому храброму".

В а с я. Где "самому храброму"?

Н а д я. И верно. Самому храброму. Молодец, девушка!

А н д р е й. Вот история!

Все оживленно рассматривают карточку, навалившись на

Андрея. Смех. Восклицания. Входит лейтенант Свиридов.

С в и р и д о в. Что случилось?

Ф е д я. Встать, смирно!

С в и р и д о в. Сидите, сидите! (Быстро идет к телефонисту.) Соедините с командным пунктом.

Т е л е ф о н и с т. Сельдерей! В порядке. Картошка. Сейчас с вами будут говорить. (Свиридову.) Сельдерей на проводе.

С в и р и д о в. Командир четвертого хозяйства. По вашему приказанию. Свиридов. (Слушает.) Так. Понимаю. Точно. Коробочка в полном порядке. Экипаж тоже. Жду листика. До свиданья. (Кладет трубку.) Ну, так в чем же у вас тут дело? Почему дискуссия?

Ф е д я. Да вот, товарищ лейтенант, в одной из посылок попалась фотокарточка девушки. Написано только два слова: "Самому храброму".

С в и р и д о в. Дайте. (Берет карточку.) Точно: "Самому храброму". Красивая девушка, ничего не скажешь.

В а с я. Как же быть?

С в и р и д о в. А чего ж? Раз самому храброму, стало быть, самому храброму. Самый храбрый, шаг вперед!

Никто не двигается.

Правильно. Я так и ожидал. Все храбрые и все скромные. Как и подобает гвардейцам.

Прячет карточку в полевую сумку.

Через час десять минут атака на Петушки. Наша машина головная. Сейчас получил приказ. Ну так вот, самый храбрый получит карточку.

V

Те же и связной. Он в белом маскировочном халате, с

автоматом. С него валится снег.

С в я з н о й. Здесь лейтенант Свиридов?

С в и р и д о в. Я.

С в я з н о й. Товарищ лейтенант, примите приказ.

С в и р и д о в. Хорошо. Идите.

Связной уходит.

VI

Те же, без связного.

С в и р и д о в (читает приказ). Через двадцать две минуты начнется артподготовка. Через сорок минут - экипаж в машину. А пока отдыхайте. Нет ли чайку?

В а с я. Ну, гады, расплатятся они сегодня со мной за ногу! Крепко расплатятся!

Пауза. Андрей сидит неподвижно, глубоко задумавшись.

Федя наигрывает "Синий платочек". Лейтенант пьет чай,

рассматривая карту и делая на ней отметки, справляясь

с приказом.

Н а д я. Вася!

В а с я. Да?

Н а д я (негромко). До свиданья.

В а с я. До свиданья.

Н а д я. Дай руку. Желаю удачи. (Еще тише.) Голубчик... ты не очень... Не зарывайся... (Подходит к Свиридову.) Разрешите быть свободной?

С в и р и д о в. А я вас и не заметил. Что вы тут у нас делаете?

Н а д я. Зашла посмотреть гвардии ефрейтора Девяткина, как у него нога.

С в и р и д о в. Ну, и как у него нога?

Н а д я. В порядке. Почти поправилась.

С в и р и д о в. В бой идти может?

Надя думает. Вася смотрит на Надю страшными глазами и

делает ей энергичные знаки.

Н а д я. Может.

С в и р и д о в. Хорошо. Свободны.

Н а д я (поворачивается по уставу и выходит. Выходя, замедляет шаг возле Васи; тихо). Счастливо, Вася. Желаю...

В а с я. Спасибо.

Надя уходит.

VII

Те же, без Нади.

В а с я. Хороший фельдшер! Каждый день заходит ко мне ногу осматривать. (Со вздохом.) Медицина!

С в и р и д о в. Знаем мы эту медицину.

В а с я. Никак нет.

С в и р и д о в. Точно так.

Пауза. Федя тихонько наигрывает "Синий платочек".

А н д р е й (подходит к лейтенанту; нерешительно). Разрешите обратиться?

С в и р и д о в. Пожалуйста.

А н д р е й. Неофициально.

С в и р и д о в. Еще лучше.

А н д р е й. Товарищ лейтенант... Я даже не знаю, как сказать... У меня к вам большая просьба... личная...

С в и р и д о в. С удовольствием! Что могу, сделаю.

А н д р е й. Дайте мне фотокарточку. Я с нею хочу в бой пойти. Положу в карман и пойду. Пусть она мне сердце греет.

С в и р и д о в. Ага! Дело серьезное.

А н д р е й. А то, что там написано: "Самому храброму", вы за это не сомневайтесь. И вы же меня знаете. Я оправдаю ваше доверие.

С в и р и д о в. Слово гвардейца?

А н д р е й. Слово гвардейца.

С в и р и д о в (долго смотрит на Андрея). Хорошо, возьмите. (Дает Андрею карточку.)

А н д р е й. Спасибо, товарищ лейтенант! (Кладет карточку в левый боковой карман.)

С в и р и д о в. Но имейте в виду - если не оправдаете доверия, отберу карточку.

А н д р е й. Я оправдаю доверие.

Слышен очень далекий и глухой пушечный выстрел.

С в и р и д о в (смотрит на часы). Точно. Началась артиллерийская подготовка.

Федя наигрывает "Землянку".

А н д р е й (тихонько поет).

Вьется в тесной печурке огонь,

На поленьях смола, как слеза,

И поет мне в землянке гармонь

Про улыбку твою и глаза.

Два пушечных выстрела. Кое-кто начинает одеваться,

подтягивать снаряжение. Снимают с гвоздей танкистские

шлемы.

А н д р е й (поет, ему подпевают).

Про тебя мне шептали кусты

В белоснежных полях под Москвой.

Я хочу, чтоб услышала ты,

Как тоскует мой голос живой.

Подряд быстро, один за другим, три пушечных выстрела.

В а с я. Крепко бьют.

А н д р е й (поет).

Ты теперь далеко, далеко,

Между нами снега и снега...

(Надевает шлем.)

С в и р и д о в (смотрит на часы). Ну-ка, ребята, через две минуты в машину.

Близкий разрыв.

Ф е д я (прислушивается). Немец отвечает.

В а с я. Ну, погоди, дорвусь я до него!

А н д р е й (поет, все подпевают).

Пой, гармоника, вьюге назло,

Заплутавшее счастье зови.

Мне в холодной землянке тепло

От твоей негасимой любви.

С в и р и д о в. Экипаж, в машину!

Выстрелы.

Занавес.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Кладовая госпиталя в городе Щеглы, отделенная от

освещенного коридора матовой стеклянной перегородкой.

I

Даша и Зоя. Даша вынимает из большой корзины белье,

только что принесенное из прачечной. Она укладывает

его аккуратными стопочками на полки. Входит Зоя, неся

охапку обмундирования и снаряжения, снятого с

раненых.

Д а ш а. Много раненых нынче привезли?

З о я. Восемь человек.

Д а ш а. Есть тяжелые?

З о я. Один очень тяжелый. Три ранения: в голову, в грудь, на два сантиметра от сердца, и в ногу. Особенно в ногу. Что-то невероятное. Какая-то каша из мяса и костей. Все время в бессознательном состоянии.

Д а ш а. Будет жив?

З о я. Не знаю. Молоденький парень. Танкист.

Д а ш а. Какое горе! Боже мой, какое горе!

З о я. Ранен во время танковой атаки. Башенный стрелок. Командира танка убило, так он принял командование, прорвался со своим танком к противнику в тыл и наделал там что-то немыслимое. Разгромил несколько минометных батарей, взорвал штаб, подавил гусеницами более тридцати фашистов.

Д а ш а. Есть же люди!

З о я. Ого! Ну, давай записывать. (Раскладывает вещи по кучкам и диктует Даше, которая заполняет карточки.) "Номер 794. Красноармеец Липатов Иван Федорович. Гимнастерка, шаровары, пояс, сапоги".

Д а ш а (пишет). "Гимнастерка, шаровары, пояс, сапоги".

З о я. "Кружка, ложка, фляжка". (Рассматривает фляжку.) Пробита осколком. Как разворотило!

Д а ш а (пишет). "Кружка, ложка, фляжка".

З о я. "Записная книжка, нож..." Все. (Берет вещи, сворачивает и кладет в специальный ящик.) Так. Дальше. "Номер 795. Красноармеец Тихонов Степан Яковлевич. Гимнастерка, шаровары, пояс, кисет, трубка, компас, кружка, ложка, книжка, фляжка". Все.

Д а ш а. Дальше.

З о я. "Номер 796. Гвардии сержант Купавин Андреи Николаевич". Тот самый, тяжелый, который прорвался со своим танком. "Гимнастерка, шаровары, пояс, свитер шерстяной, часы-браслет, зажигалка, записная книжка, комсомольский билет". Пробит пулей. Весь в засохшей крови. Видать, лежал в левом кармане, и пуля его прошила. (Рассматривает.) Смотри, чудесное лицо!

Д а ш а (смотрит). Простое. Веселое. Милое. Лицо героя. Неужели не выживет?

З о я. "Карандаш, записная книжка, фотокарточка". Тоже пробита пулей. (Рассматривает.) Залита кровью. Какая-то девушка. (Вскрикивает.) Даша!

Д а ш а. Что такое? Что случилось?

З о я. "Самому храброму".

Д а ш а. Где?

З о я. Что-то невероятное.

Д а ш а. Не может быть.

З о я. Смотри.

Д а ш а. Моя карточка! Он тут!

Пауза. Зоя убирает вещи в шкаф. Даша, не выпуская из

рук своей карточки, идет к двери.

З о я. Ты куда?

Д а ш а. К нему.

З о я. Что ты? Разве можно?

Д а ш а. Я должна. Мне надо.

З о я. Сядь, успокойся.

Д а ш а. Ты понимаешь это?

З о я. Сядь.

Д а ш а. Пусти. Сейчас же!.. Или мы поссоримся.

II

Входит главный врач госпиталя Селявина.

С е л я в и н а. Четыре комплекта в седьмую палату.

Д а ш а. Антонина Васильевна, освободите меня от работы.

С е л я в и н а. Вы больны?

Д а ш а. Я здорова. Но мне крайне необходимо. Переведите меня из кладовой в лечебную часть.

С е л я в и н а. Но у вас нет специальной подготовки.

Д а ш а. Антонина Васильевна! Я не прошусь медицинской сестрой, я прошусь кем-нибудь: санитаркой, сиделкой, няней, уборщицей. Я буду делать все, что вы прикажете.

С е л я в и н а. Что с вами? Что случилось?

Д а ш а. Только что к нам в госпиталь поступил гвардии сержант Купавин. Я должна быть возле него. Антонина Васильевна, пожалуйста...

С е л я в и н а. Это ваш родственник?

Д а ш а. Нет.

С е л я в и н а. Близкий... человек?

Д а ш а. Да, это близкий человек. Очень близкий. Самый близкий на свете.

С е л я в и н а. Понимаю.

Д а ш а. Нет, нет! Вы не понимаете. Я его не видела никогда в жизни. Я его не знаю. Я только положила в кисет свою фотокарточку. А теперь... только что... Вы видите? (Показывает карточку.) Она вернулась ко мне.

З о я. Она была в бою у него на груди.

Д а ш а. Я была в бою у него на груди.

С е л я в и н а. Я понимаю.

Д а ш а. Мы связаны. Вы понимаете? Кровью. На всю жизнь. Я должна быть вместе с ним навсегда. Конечно, если он захочет. Я даю честное слово. Антонина Васильевна, пожалуйста... Можно? (Сдерживает слезы.)

С е л я в и н а. Бедная девочка! Конечно. Только наденьте халат.

Д а ш а. Спасибо.

З о я. Надень халат.

Д а ш а. Да, да, халат. И косынку. Чтоб волосы не путались. (Надевая поспешно халат.) Зоя, зайди к нашим. Скажи, что я сегодня не вернусь. Пусть не беспокоятся. Объясни. (Идет к двери.)

С е л я в и н а. Подождите. Не ходите. Дело в том...

Д а ш а. Что? Может быть... Антонина Васильевна, он жив?

С е л я в и н а. Да. Но в очень тяжелом состоянии. Слишком много потерял крови. А главное - нога. Кость совершенно раздроблена. Вероятно, ее придется отнять. Он еще в операционной. Очень, очень тяжелый случай!

Д а ш а. Надежда есть?

С е л я в и н а. Если крепкое сердце, тогда возможно. Но если... Во всяком случае, операцию делает сам Константин Константинович. Подождите, я схожу.

Д а ш а. Вы придете, когда кончится?

С е л я в и н а. Да, да, конечно! Успокойтесь, возьмите себя в руки.

Д а ш а. Вы тогда... скажете?

С е л я в и н а. Я скажу. (Уходит.)

III

Те же, без Селявиной.

Д а ш а. Зоя, пойми...

З о я. Это ужасно.

Д а ш а. Что же делать? Что же мне теперь делать? Который час?

З о я. Без четверти четыре.

Д а ш а. Я сойду с ума.

З о я. Ну, давай дальше.

Д а ш а. Что?

З о я. Садись. Пиши. "Номер 797. Старшина Шевцов Никита Власович. Гимнастерка, шаровары, пояс, кружка, ложка, фляжка..."

Д а ш а (автоматически). "Кружка, ложка, фляжка..." (Кладет голову на руки.)

З о я. Ну, что же ты?

Д а ш а. Ничего. Сейчас. (Вытирает слезы.) Ну, кто там следующий?

З о я. "Номер 798. Сержант Родионов Борис Васильевич. Гимнастерка, шаровары, сапоги..."

Д а ш а. "Шаровары, сапоги..." (Вскакивает.) Зоя! Там...

З о я. Что? Что ты увидела?

Д а ш а. Там... (Смотрит на стеклянную перегородку, где в сильном электрическом свете иногда двигаются тени людей и носилки.) Нет. Ничего. Мне показалось... Давай дальше.

З о я. "Часы-браслет, компас, планшет, ложка, кружка, фляжка..."

Д а ш а (автоматически). "Ложка, кружка, фляжка..." Зоя, если он... Если только он... Он должен жить. Ты понимаешь - должен! Стой! Тише! (Смотрит на перегородку.) Везут из операционной.

З о я. Я ничего не вижу.

Д а ш а. Я тебе говорю - везут. Я слышу. Видишь? (За стеклом медленно движутся тени носилок, людей.) Это он. Его везут.

З о я. Тише!

Дверь медленно открывается.

IV

Входит Селявина. Пауза.

Д а ш а. Скажите...

С е л я в и н а. Сердце крепкое.

Д а ш а (бросается к ней). Антонина Васильевна! Родненькая! Да? Скажите, я хочу слышать... Да?

С е л я в и н а. Да.

Д а ш а. Жив?

С е л я в и н а. Жив. Но ногу ампутировали.

З о я. Какое несчастье!

Д а ш а. Что ты! Это ничего. Это совершенно ничего не значит! Главное он жив. Зоечка, Антонина Васильевна... Вы понимаете это - жив! Он жив! Я сейчас же... (Порывисто бросается к двери.)

С е л я в и н а. Подождите. Сначала успокойтесь. Не забывайте, что он еще не пришел в сознание. У него очень, очень тяжелое положение. Может быть, он будет в бессознательном состоянии еще долго, несколько дней. Ему нужен полный покой, абсолютная тишина...

Д а ш а. Тишина? Да? Антонина Васильевна, вы видите? Я совсем спокойна. Я пойду. Можно?

С е л я в и н а. Идите.

Д а ш а. Я пойду. Он не услышит. Спасибо, Антонина Васильевна! (Шепотом.) Зоя, скажи дома, что я не вернусь. Я пойду совсем тихо. Тихонечко-тихонечко. (Уходит на цыпочках.)

Занавес.

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Палата для одного. Перед утром.

I

Андрей и Даша.

Андрей лежит на койке с забинтованной головой. Он еще

без сознания, хотя прошло несколько дней. На столике,

рядом с лекарствами и цветами, горит лампочка под

цветным абажуром. Даша, очень утомленная, сидит у

постели и читает "Войну и мир". Видно, что она

дежурит, не раздеваясь и не засыпая, уже несколько

суток. Оконная занавеска чуть краснеет от восходящего

солнца. Солнечный свет борется с искусственным. Это

очень утомляет зрение. Даша перестает читать и,

немного свесив голову, всматривается в лицо Андрея.

Входит тихо Селявина.

II

Те же и Селявина.

С е л я в и н а. Вы спите?

Д а ш а. Нет.

С е л я в и н а. Ступайте домой, отдохните. Я пришлю другую сиделку.

Д а ш а. Не надо.

С е л я в и н а. Вы знаете, сколько вы не ложились? С двадцать четвертого числа. Шесть суток. Разве можно?

Д а ш а. Я немножко поспала. На стуле.

С е л я в и н а. У вас опухшее лицо, красные глаза.

Д а ш а. Это от абажура.

С е л я в и н а. Вы очень устали.

Д а ш а. Да. Но это ничего.

С е л я в и н а. А вы упрямая.

Д а ш а. Я не упрямая. Мне здесь хорошо. Я все равно в другом месте не смогу спать.

С е л я в и н а. Как больной? Не приходил в себя?

Д а ш а. Нет.

С е л я в и н а. Ночью не стонал?

Д а ш а. Стонал. Сначала очень сильно стонал и пытался поворачиваться. Мне даже показалось, что он жалуется на боли в ноге. В самой ступне. За эти дни я так к нему привыкла, что угадываю каждое его движение. Как странно! Ноги нет, а ему кажется, что она болит.

С е л я в и н а. Это часто бывает.

Д а ш а. Да. Но это очень страшно. Вы понимаете - он еще не знает, что у него нет ноги. (Закрывает лицо руками.)

С е л я в и н а. Поэтому, когда он придет в себя, вы должны быть крайне осторожны.

Д а ш а. Я понимаю.

С е л я в и н а. Сразу нельзя говорить. Надо очень деликатно. Надо найти слова... Такие слова...

Д а ш а. Я найду.

С е л я в и н а. Беда! В таком цветущем возрасте лишиться ноги...

Д а ш а. Ничего, Антонина Васильевна, это ничего. Главное - он жив. Вы понимаете - жив! Какое счастье! Который час?

С е л я в и н а. Восьмой. (Прислушивается к дыханию Андрея.) Дышит ровно.

Д а ш а. Ему ночью впрыснули пантопон. (Поднимает шторы.) Господи, какое утро! (Подходит к кровати, смотрит на Андрея и тушит лампочку.) Он часто просит пить. Давать? Я не знаю.

С е л я в и н а. Это очень хорошо. Давайте побольше. Томатный сок еще есть?

Д а ш а. Есть.

С е л я в и н а. Давайте томатный сок. Давайте шиповник. Давайте воду с сахаром. Я еще зайду. (Уходит.)

III

Те же, без Селявиной.

Д а ш а (вытирает себе лицо, намочив полотенце из графина, прибирает растрепавшиеся волосы под косынку, отчего ее лицо становится старше и строже. Подходит к окну, стоит, сильно освещенная солнцем, за окном падает сверкающая капель). Какое утро! Какое утро! (Подходит к койке и долго смотрит в лицо Андрея. Очень тихо.) Я тебя люблю.

Пауза.

А н д р е й (в бессознательном состоянии). Водички!

Д а ш а. Пей, родненький!

А н д р е й (медленно приходит в себя). Что это было? Где я?

Д а ш а. В госпитале.

А н д р е й. Вы сестра?

Д а ш а. Сиделка.

А н д р е й. Стало быть, мамаша. (Пытается подняться, стонет.) Ох!

Д а ш а. Не поднимайтесь. Вам не полагается.

А н д р е й. Мамаша, выходит, я ранен?

Д а ш а. Да.

А н д р е й. Руки целы. Голова... (Ощупывает забинтованную голову.) Сильно?

Д а ш а. Довольно большая ссадина над левой бровью. Кожа сорвана, но уже заживает, а кость цела.

А н д р е й. Это меня, видать, об налобник стукнуло, когда под гусеницу мина попала, да я сгоряча не заметил. Петушки взяли?

Д а ш а. Я не знаю. Какие Петушки?

А н д р е й. Главный ихний узел сопротивления. Деревня Петушки. Ну, как же! Петушки все знают... Это какой госпиталь? Далеко от фронта?

Д а ш а. Далеко. Может быть, слышали - город Щеглы?

А н д р е й. Не слыхал. Где это?

Д а ш а. На Волге.

А н д р е й. Ух ты! Мамаша, выходит, я тяжело ранен? Не пойму - куда?

Д а ш а. В грудь навылет. Пуля прошла на два сантиметра ниже сердца.

А н д р е й. Ага. То-то у меня будто что-то давит в спине. Ай!

Д а ш а. Поэтому нельзя подыматься и поворачиваться. Если надо, вы скажите, я вас поверну. А сами не ворочайтесь!

А н д р е й. Спасибо, мамаша. А ноги целы?

Д а ш а. Левая нога сильно задета.

А н д р е й. Ступня и пальцы?

Д а ш а. Да.

А н д р е й. Понятно. То-то у меня левая ступня ноет и довольно-таки крепко пальцы болят. Как пошевелишь, так они и болят. А вся нога - как бревно. Не двинешь. Что она у меня, в лубках, что ли?

Д а ш а. Да. Только вы так много все-таки не разговаривайте. Вам еще нельзя.

А н д р е й. Хромой не останусь?

Д а ш а. Вам свет из окна не мешает? В глаза не бьет? Может быть, немного прикрыть?

А н д р е й. Спасибо, мамаша, не стоит. Пускай мне солнышко посветит.

Д а ш а. Почему вы меня называете "мамаша"?

А н д р е й. А как же! Сиделка - стало быть, мамаша.

Д а ш а. Разве я такая солидная?

А н д р е й. По голосу будто нет. А по наружности - не скажу. Перевязка мешает как следует видеть.

Д а ш а. Не подымайтесь, не подымайтесь! Я сама. (Становится так, что Андрей ее лучше видит.) Ну?

А н д р е й. Верно, на мамашу не похожи. Скорей всего сестра. Да и то младшая. Сестренка.

Д а ш а. Так и зовите.

А н д р е й. Ладно. Сестренка! (Смеется. Вдруг, что-то вспомнив, делается озабоченным.) Сестренка, а документы мои не пропали? Записная книжка, комсомольский билет... (Застенчиво.) Фотокарточка одна была. В порядке?

Д а ш а. Все в полной сохранности. В канцелярии госпиталя. По специальному акту.

А н д р е й. Ладно. Сестренка... а нельзя ли мне сюда фотокарточку? Это очень для меня дорогая вещь.

Д а ш а. Можно. (Вынимает из книги и подает ему фотокарточку.) Она?

А н д р е й. Она. (Рассматривает.) Ловко. Под самую пулю попала.

Д а ш а. Это кто? Наверное, ваш... близкий человек?

А н д р е й. Да, самый близкий. Нравится?

Д а ш а. Не знаю. Слишком кудрявая.

А н д р е й. Э! Давайте карточку! (Делает резкое движение - боль.) Ох!

Д а ш а. Лежите, лежите! Я пошутила. Хорошенькая девушка.

А н д р е й. Хорошенькая? (С укором смотрит на Дашу.) Сестренка, сестренка! Много вы понимаете! Не хорошенькая, а лучше не бывает.

Д а ш а. Как зовут?

А н д р е й. Ее?

Д а ш а. Ну да.

А н д р е й. Не знаю.

Д а ш а. Вот те на! Как же так? Близкий человек...

А н д р е й. Так получилось. Пришли на фронт подарки. В моей посылке вместо письма вот эта карточка. А на карточке ни адреса, ни имени, ни фамилии. Только два слова: "Самому храброму".

Д а ш а. Да, я знаю. Ужасно глупо.

А н д р е й. Что глупо?

Д а ш а. Что она так написала.

А н д р е й. Это почему же?

Д а ш а. А если он не самый храбрый?

А н д р е й. Коли не храбрый, то, значит, и не стоит такой девушки. Такую девушку заслужить надо. Ведь вы посмотрите.

Д а ш а. Да уж видала. Выходит дело, влюбились?

А н д р е й. Влюбился? Нет, сестренка, не то слово. Со мной так еще никогда не было. Первый раз в жизни. Верьте слову. Как глянул - так будто родное лицо увидел. Такое родное, что уж роднее не бывает на свете. Еще роднее сестренки. Будто я ее всю жизнь, с самых малых лет, знал и любил. Будто с ней в школе на одной парте сидел. И только потом будто забыл. А тут взглянул на карточку и снова вспомнил. И уж на всю жизнь. Вы чего там делаете? Смеетесь? Вы не смейтесь.

Д а ш а. Я не смеюсь. (Вытирает слезы.)

А н д р е й. Это - как в романе Пушкина "Евгений Онегин". Татьяна еще не была знакома с Евгением, даже карточки его не видела, а он уж ей снился и был для нее самый любимый... На всю жизнь. Так и она для меня самый дорогой, самый любимый человек. На всю жизнь.

Д а ш а. Как же вы ее теперь найдете?

А н д р е й. Не знаю.

Д а ш а. А вдруг никогда не встретитесь?

А н д р е й. Непременно встречусь. Не может быть, чтоб мы в жизни не встретились. Она моя боевая подружка. Мы с ней вместе в атаку на Петушки ходили.

Д а ш а. Ну, ладно, встретились - а вдруг она вас не полюбит?

А н д р е й. Тогда будет для меня плохо.

Д а ш а. Она полюбит вас.

А н д р е й. А ну как останусь хромой? У меня, сестренка, что-то нога слишком тяжелая.

Д а ш а. Не думайте об этом. Вам волноваться не полагается. Лежите и поправляйтесь. Все будет хорошо. И больше не разговаривайте. На первый раз хватит. Спите. А я посижу возле вас.

А н д р е й. Я вам, наверное, уже здорово надоел?

Д а ш а. Не говорите глупостей. Спите. А я почитаю.

А н д р е й. Что вы читаете?

Д а ш а. "Войну и мир".

А н д р е й. Читайте громко.

Д а ш а. У меня третий том.

А н д р е й. А и не надо с начала. Читайте, откуда остановились.

Д а ш а. Это не годится.

А н д р е й. Ничего, пожалуйста!

Д а ш а. Ну ладно. Только вы все-таки постарайтесь заснуть. (Читает.) "Князь Андрей собрал все свои силы, чтобы опомниться, он пошевелился, и вдруг в ушах его зазвенело, в глазах помутилось, и он, как человек, окунувшийся в воду, потерял сознание. Когда он очнулся, Наташа, та самая живая Наташа, которую из всех людей в мире ему более всего хотелось любить тою новою, чистою... (вытирает глаза) любовью, которая была теперь открыта ему, стояла перед ним на коленях. Он понял, что это была живая, настоящая Наташа, и не удивился, но тихо обрадовался. Наташа, стоя на коленях, испуганно, но прикованно (она не могла двинуться) глядела на него, удерживая рыдания. Лицо ее было бледно и неподвижно. Только в нижней части его трепетало что-то. Князь Андрей облегченно вздохнул, улыбнулся и протянул руку. - Вы? - сказал он. - Как счастливо! - Наташа быстрым, но осторожным движением подвинулась к нему на коленях и, взяв осторожно его руку, нагнулась над ней лицом и стала целовать ее, чуть дотрагиваясь губами. Простите! - сказала она шепотом, подняв голову и взглядывая на него. Простите меня! - Я вас люблю, - сказал князь Андрей. - Простите... - Что? Простить? - спросил князь Андрей. - Простите меня за то, что я сде... лала, - чуть слышным прерывным шепотом проговорила Наташа и чаще стала, чуть дотрагиваясь губами, целовать руку. - Я люблю тебя больше, лучше, чем прежде, - сказал князь Андрей, поднимая рукой ее лицо, так чтоб он мог глядеть в ее глаза".

Андрей держит перед собой карточку и смотрит на нее.

"Глаза эти, налитые счастливыми слезами, робко-сострадательно и радостно-любовно смотрели на него. Худое и бледное лицо Наташи с распухшими губами было более чем некрасиво, оно было страшно. Но князь Андрей не видел этого лица, он видел сияющие глаза, которые были прекрасны. Сзади них послышался говор..."

А н д р е й (испуганно). Слушайте.

Д а ш а. Что?

А н д р е й. Здесь написано... (Показывает карточку.) Смотрите... "От Даши Ложкиной". Той же самой рукой. Этого раньше не было. Кто это написал?

Д а ш а. Даша Ложкина написала.

А н д р е й. Где она?

Д а ш а. Здесь. (Снимает косынку.)

А н д р е й (узнавая). Это ты?

Д а ш а. Это я, Андрюша.

А н д р е й. Даша! Ты! (Делает движение к ней.)

Д а ш а. Не надо. Не подымайся. Я сама. (Низко склоняется и нежно и долго целует Андрея.)

Входит Селявина.

Занавес.

ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ

Уличка в городе Щеглы. Скамеечка. Садик перед домом,

где живут Ложкины. Два крыльца: одно - на улицу,

другое - в садик. Весна. Сирень. Видна Волга,

отражающая весеннее небо с облаками.

I

Федя входит.

Ф е д я (устало). Ну и городок! Будьте здоровы. Тридцать процентов девушек - Вали, и ни одной подходящей. Уморился. (Садится на скамеечку.)

II

Проходит 1-я девушка.

Ф е д я (всматривается, встает ей навстречу). Одну минуточку! Простите за беспокойство. Разрешите обратиться?

1-я  д е в у ш к а. Пожалуйста.

Ф е д я. Как ваше имя?

1-я  д е в у ш к а. Клава. А что?

Ф е д я. Ничего. Очень жаль. Я извиняюсь. (Отходит, садится.)

1-я  д е в у ш к а. Пожалуйста. (С недоумением уходит.)

III

Ф е д я (огорченно). Ясно.

IV

Проходят две девушки.

Ф е д я. Одну минуточку! Простите за беспокойство. Разрешите обратиться?

2-я  д е в у ш к а. С удовольствием.

Ф е д я. Как ваше имя?

2-я  д е в у ш к а. Клава.

Ф е д я. Так.

2-я  д е в у ш к а. А что?

Ф е д я. Ничего. (Другой.) А ваше?

3-я  д е в у ш к а. Люба. А что?

Ф е д я. Ничего. Очень жаль. Я извиняюсь. (Отходит, садится.)

2-я  д е в у ш к а (с некоторой обидой). С удовольствием.

Уходят.

V

Федя один.

Ф е д я (огорченно). Ясно, ясно. Ну, ничего.

VI

Идет нарядная Петрушкина. Она не очень молода, но

исключительно некрасива.

Ф е д я. Одну минуточку! Простите за беспокойство. Вы, часом, не Валя?

П е т р у ш к и н а. Валя.

Ф е д я (слегка испуганно). Нет, серьезно?

П е т р у ш к и н а. Абсолютно. Валентина Альфредовна Петрушкина. Могу паспорт показать. А что?

Ф е д я. Вы посылку на фронт посылали?

П е т р у ш к и н а. Посылала.

Ф е д я. В конце марта?

П е т р у ш к и н а. В конце марта.

Ф е д я (про себя). Ох! (Ей.) А что там было?

П е т р у ш к и н а. Папиросы, бритва, платочек.

Ф е д я. Платочек! (В отчаянии, про себя.) Ой!

П е т р у ш к и н а. А что?

Ф е д я (с дрожью). Какого цвета?

П е т р у ш к и н а. Забыла. Кажется...

Ф е д я. Синий?

П е т р у ш к и н а. Крем-роза.

Ф е д я (радостно). Кремовый?!

П е т р у ш к и н а. Да.

Ф е д я. Спасибо, спасибо! (С чувством жмет ей руку.)

П е т р у ш к и н а. Ах! Так это, значит, вы получили мой сувенир?

Ф е д я. Ой, нет, нет, что вы! Совсем не я.

П е т р у ш к и н а. За что же вы меня в таком случае благодарите?

Ф е д я. За товарища. Я извиняюсь. До свиданья.

П е т р у ш к и н а (с недоумением). До свиданья. Наверное, контуженый. (Уходит.)

VII

Федя один.

Ф е д я. Ух!! Отделался легким испугом.

VIII

Вася выходит из домика Ложкиных.

В а с я. Здорово, Федя! Ты чего здесь делаешь?

Ф е д я. Свою Валю ищу.

В а с я. Ну и что ж, нашел?

Ф е д я. Пока не нашел.

В а с я. Я так и думал.

Ф е д я. Но найду. Обязательно найду. Будьте уверены.

В а с я. Как же ты ищешь?

Ф е д я. По квадратам.

В а с я. Как это?

Ф е д я. Очень просто. Разбил город на квадраты и ищу. На каком-нибудь квадрате непременно найду.

В а с я. Трудное твое дело.

Ф е д я. Не легкое. А ты как сюда попал, на этот квадрат?

В а с я. К своей заходил. Познакомиться.

Ф е д я. К какой это "своей"?

В а с я. К невесте своей Ксенечке. Которая мне концентраты присылала.

Ф е д я. Как же ты ее нашел? По квадратам?

В а с я. Зачем мне твой квадрат! Она мне точный адрес написала. Девушка точная. Город Щеглы, Кооперативная, десять, квартира два. Ксения Петровна Ложкина. И никаких квадратов. Вот этот самый домик и есть.

Ф е д я. Ну и что, познакомился?

В а с я. Дома не застал. Дверь открыл какой-то мальчик, пионер. Видать, ее милый братишка. Я говорю: "Здесь живет Ксения Петровна Ложкина?" А он говорит: "Как же, как же! Только ее сейчас дома нет. На рынок пошла. Скоро вернется. А вы, говорит, наверное, гвардии ефрейтор Девяткин?" - "Точно, говорю. - А что, разве Ксения Петровна про меня говорила?" - "Как же, как же, говорит, даже очень часто про вас вспоминает. Ей очень, говорит, ваши письма понравились (стало быть, мои письма). Ждет, говорит, не дождется с вами познакомиться". (Видал, как мое дело быстро оборачивается?) Приглашал зайти в квартиру и подождать ее. Но я не стал. Сказал, что через часик зайду.

Ф е д я. Почему не стал дожидаться?

В а с я. Хочу за это время в военторг сбегать. Возьму чего-нибудь для невесты. Не с пустыми же руками явиться. Шоколадных конфет или там чего полагается. Может быть, цветов каких-нибудь разживусь букета два-три. Селедочки к чаю. И никаких квадратов. (Уходит.)

IX

Федя один.

Ф е д я. Повезло, черту! Ну, да ничего. Я свое все равно возьму. Весь город через сито просею, а Валечку найду. Вон еще идет какая-то. (Всматривается.) Сердце говорит, что непременно она. Волосы русые, золотистые. Глаза синие. Ротик веселый. Ей-богу, она! Вылитая она, Валечка!

X

Входит Зоя.

Ф е д я. Простите за беспокойство. Гвардии ефрейтор Солнцев.

З о я. Очень приятно. Фиалкина.

Ф е д я (про себя). Она.

З о я. В чем дело?

Ф е д я. Разрешите обратиться?

З о я. С удовольствием.

Ф е д я. Синий платочек. Вам это ничего не говорит?

З о я. Говорит.

Ф е д я (про себя). Она! (Ей.) Что же он вам говорит?

З о я. Он мне говорит... (Напевает.) "Синенький, скромный платочек падал с опущенных плеч. Ты говорила, что не забудешь ласковых радостных встреч". Это?

Ф е д я. Точно. Это самое. (Напевает.) "Порой ночной..."

З о я (продолжает). "...ты распростился со мной. Нет прежних почек. Где ты, платочек, милый, желанный, родной?"

Ф е д я. Тут! (Показывает на сердце.)

З о я. Правда? В таком случае, что же мы стоим посреди улицы? Сядем.

Садятся.

Ф е д я. Точно. (Напевает.) "Кончилась зимняя стужа. Даль голубая ясна. Сердце согрето, вернется и лето, солнцем ласкает весна..." Правда?

З о я. Вы так думаете?

Ф е д я. Безусловно. (Напевает.) "Порой ночной, под высокой зеленой сосной..."

З о я. "Синий платочек"?

Ф е д я. "Счастья кусочек". (Про себя.) Она, чтоб мне провалиться!

З о я. "Милый, желанный, родной!"

Ф е д я. Я сразу понял ваш намек.

З о я. Какой намек?

Ф е д я. Вы посылали на фронт посылку?

З о я. Посылала.

Ф е д я. Когда?

З о я. В конце марта.

Ф е д я. Правильно. (Про себя.) Она!

З о я. Так это вы?..

Ф е д я. Получил вашу посылку!

З о я. Я сразу это почувствовала. Как только вас увидела. Даже ноги подкосились.

Ф е д я. Почему?

З о я. Мне так сердце подсказало, что это непременно вы.

Ф е д я. И мне тоже. Подсказало. И ноги тоже. Подкосились.

З о я. Правда?

Ф е д я. Честное слово.

З о я. Ну, что вы скажете? Прямо как в театре. А письмо мое получили?

Ф е д я. Конечно.

З о я. Почему же вы не ответили?

Ф е д я. Да ведь вы адрес забыли написать.

З о я. Не может быть!

Ф е д я. Точно.

З о я. Ах, я разиня! Как же это меня угораздило?

Ф е д я. Я как увидел, что адреса нету, так у меня, знаете, прямо в голове помутилось.

З о я. Правда?

Ф е д я. Ну конечно! Потерять такую девушку!

З о я. Откуда вы знали, какая я девушка?

Ф е д я. По письму сразу видать. Характер мужественный. Волосы русые, золотистые. Глаза синие. Ротик веселый. Бровки самостоятельные. Настоящая боевая подруга. Лучше не надо.

З о я. Ну что вы, что вы!

Ф е д я. Точно. Хорошо еще, что на ящике надпись была: "Город Щеглы". А то не знаю, как бы вас и нашел.

З о я (сияя). Вы, значит, сюда специально из-за меня с фронта приехали?

Ф е д я. Вроде. Хотя тут, скорее всего, вышло приятное совпадение фактов. Нас сюда приехало с фронта шесть гвардейцев - делегация для вручения знамени заводу номер шестьдесят пять. Вчера вечером вручали. Так что одно к одному.

З о я. До чего хорошо! Однако как же вы меня нашли? Щеглы - город не маленький.

Ф е д я. А я его по квадратам разбил. Как раз на триста двенадцатом квадрате вы мне и попались.

З о я. Видно, от судьбы не уйдешь!

Ф е д я. Где там! Разве от нее уйдешь?

З о я. И вы во мне не разочаровались?

Ф е д я. Напротив. Вы еще лучше, чем я о вас мечтал.

З о я. И вы то же самое.

Ф е д я. Значит, можно считать, полная взаимность?

З о я. Да, как хорошо! Вы у нас в Щеглах долго пробудете?

Ф е д я. Ровно двенадцать...

З о я. Дней? Ой, как мало!

Ф е д я. Зачем дней? Часов. С поездом в ноль тридцать уезжаем обратно на фронт. Так что у нас еще масса времени. Разрешите с вами говорить начистоту, по-гвардейски. Я полюбил вас с первого взгляда... за ваше письмо. И тут же, прямо в блиндаже, в боевой обстановке, я дал перед всем нашим танковым экипажем железное слово гвардейца, что либо вы будете моей, либо я буду ваш. Одно из двух. Извините, что я так грубо обрисовал картину. Вы не обижаетесь?

З о я. Наоборот. Вы так интересно рассказываете. Продолжайте.

Ф е д я. Теперь мы с вами встретились наяву, и я смело могу сказать, что не ошибся. Вы для меня как раз тот самый положительный женский тип, с которым после окончательного разгрома врага можно будет с удовольствием строить прочную семейную жизнь. Слово за вами.

З о я. Вас как звать?

Ф е д я. Федя.

З о я. Я согласна. (Кладет голову на его плечо. Мечтательно.) Федя... Я так и знала, что мы непременно встретимся и непременно будем сидеть весной на скамеечке...

Ф е д я (мурлыкает). "Ночной порой под зеленой высокой сосной..." (Обнимает ее и осторожно целует.)

З о я. Нельзя. Увидят.

Ф е д я. Кто увидит?

З о я. Мама.

Ф е д я. А где она?

З о я. Мы живем тут напротив. В том доме: Кооперативная, десять, квартира один. Я домой шла.

Ф е д я. Какое совпадение! Как раз в этом самом домике у одного моего товарища, гвардии ефрейтора Девяткина, невеста живет. Тоже по письму познакомились. Она ему всё пищевые концентраты на фронт посылала. А он, понимаешь, обжора, такого другого во всей действующей армии не сыщешь. Влюбился, страсть! Жениться собирается. Ксения Петровна Ложкина.

З о я. Ксения Петровна из квартиры номер два?! Ой, не могу! (Хохочет.) Так ведь она старушка, бабушка! Ей семьдесят лет.

Ф е д я. Да ну?

З о я. Ей-богу.

Ф е д я. А он за букетом побежал. Ай, Вася! Ай, обмишулился! (Хохочет.) Так ему, бродяге, и надо. "У тебя, говорит, девушка неподходящая, бесхозяйственная, даже адрес забыла написать, ее по квадратам искать приходится. То ли дело моя Ксенечка". А Ксенечке ровным счетом семьдесят лет... Это называется промазал так промазал... (Садится от смеха.) Ксенечка...

Входит бабушка с корзинкой. Идет к своему дому.

З о я. Тише! Вот она идет.

Ф е д я. Кто?

З о я (шепотом). Ксенечка.

XI

Те же и бабушка.

З о я. Здравствуйте, Ксения Петровна.

Б а б у ш к а. Здравствуй, попрыгунья.

З о я. Знаете новость?

Б а б у ш к а. Какую?

З о я. К вам гость приехал.

Б а б у ш к а. Кто такой?

З о я. Гвардии ефрейтор Девяткин. Прямо с фронта.

Б а б у ш к а (радостно). Да не может быть! Вот приятный сюприз! (Феде.) Голубчик мой, как я рада! Это вы, что ли?

Ф е д я. Никак нет.

З о я. Это мой... гость.

Ф е д я. Гвардии ефрейтор Солнцев.

З о я. Друг и приятель вашего Девяткина.

Б а б у ш к а. Вот как? Очень приятно. А где же Василий Иванович?

Ф е д я. Вася Девяткин, что ли? Василий Иванович Девяткин, видите ли, пошел в военторг за покупочками. Через полчасика появится.

Б а б у ш к а. Что же вы на улице стоите? Милости просим к нам. Чайку попить. (Зое.) Приглашай своего витязя.

Ф е д я. Покорно благодарю.

Б а б у ш к а. Ужасно мне не терпится увидеть Василия Ивановича.

Ф е д я. Ему тоже не терпится.

Б а б у ш к а. Он мне такие ласковые письма с фронта писал. Как же, как же, Вася Девяткин! Говорят, он покушать любит. А мне, знаете, такие люди очень нравятся, которые с аппетитом. Я люблю, чтоб у меня в доме гости ели.

Ф е д я. За это не беспокойтесь. Все подметет.

Б а б у ш к а. Как же, как же! Мне много про него рассказывали. И про все рассказывали. Про весь ваш танковый экипаж.

Ф е д я. Кто же это вам все рассказывал?

Б а б у ш к а. Некто гвардии сержант Купавин.

Ф е д я. Андрюша Купавин?

Б а б у ш к а. Совершенно верно.

Ф е д я. Он тут, в Щеглах?

Б а б у ш к а. Да, в здешнем госпитале. Ему ногу ампутировали.

Ф е д я. Что вы говорите?! Вот беда!.. А мы и не знали. Как же так? Надо сейчас же... Где этот госпиталь?

З о я. Я как раз в нем работаю. Отсюда два шага.

Ф е д я. Проводите?

З о я. Разумеется. (Шепотом.) Куда иголка, туда и нитка.

Ф е д я (бабушке). Так вы разрешите?..

Б а б у ш к а. Только непременно к нам возвращайтесь. Будем чай пить. В садике, под сиренью. И Андрея зовите. Он у нас частый гость.

Ф е д я. Слушаюсь.

З о я. Возьми меня под руку.

Ф е д я. Есть.

Уходят.

XII

Бабушка одна.

Б а б у ш к а (подходит, садится на крылечке своего домика, отдыхает). Ах вы, мои милые! Ах вы, мои хорошие! Сколько вдруг солнца, зелени, молодости...

XIII

Входит Даша.

Д а ш а (взволнованно). Бабушка! Андрей у нас?

Б а б у ш к а. Нет.

Д а ш а. И не приходил?

Б а б у ш к а. И не приходил.

Д а ш а. Тогда я не понимаю... Бабушка, по-моему, с Андреем что-то случилось.

Б а б у ш к а. Бог с тобой!

Д а ш а. Оказывается, вчера, рано утром, потихоньку, ничего мне не сказав, он выписался из госпиталя, взял вещи и ушел. Куда - неизвестно.

Б а б у ш к а. Мало ли куда.

Д а ш а. Ему некуда.

Б а б у ш к а. Не беспокойся. Явится. Придет.

Д а ш а. Бабушка! Я чувствую - не придет. Больше никогда не придет.

Б а б у ш к а. Что ты, что ты! У вас, может быть, вышло что-нибудь? Поссорились?

Д а ш а. Нет, ничего.

Б а б у ш к а. Может быть, у тебя какое-нибудь неловкое слово вырвалось... про ногу его?

Д а ш а. Бабушка! Как вы можете?!

Б а б у ш к а. Тогда что же?

Д а ш а. Не знаю.

Б а б у ш к а. Не знаешь? Точно?

Д а ш а. Мне кажется, что в последнее время он сильно ко мне изменился. Третьего дня мы гуляли с ним в городском саду. Андрюша с непривычки устал. Мы сели на лавочку. Сидим рядышком, смотрим на Волгу. А Волга внизу течет, такая широкая, медленная, красивая. И большое белое облако в ней отражается. И будто струйки воды от этого облака по кусочку отрывают и уносят. И вдруг мне так жалко стало Андрюшу - прямо душа разрывается. Я положила ему руку на плечо, как всегда, и говорю: "Андрюшечка, дружочек мой милый!" А он вдруг взял мою руку, снял с плеча и так спокойно, не торопясь положил на скамейку. "Не надо, говорит, Даша. Хорошенького понемножку. Поиграли - и будет". И губы прикусил. А у самого глаза холодные, далекие, и куда-то мимо меня смотрят, за Волгу. Разлюбил он меня, бабушка.

Пауза.

Вы идите, бабушка. Я здесь постою. Мне одной побыть надо.

Б а б у ш к а. И то правда. Побудь одна. Может, он и подойдет. (Уходит.)

XIV

Даша одна.

Д а ш а. Не пойму я его. Будто любит. И будто не любит. (Всматривается.) Идет кто-то. Военный. Не он ли?

XV

Вася входит, прихрамывая, с тремя вазонами цветов,

пакетами, кульками. Даша делает движение к нему, но

видит, что обозналась, останавливается.

В а с я. Вы гражданочка Ложкина?

Д а ш а. Да.

В а с я. Гвардии ефрейтор Девяткин.

Д а ш а (радостно). Василий Иванович! Голубчик!

В а с я. Так точно. Ну как, подходящий?

Д а ш а. Чудесный.

В а с я. Слава богу. А то я сильно боялся, что моя личность вам не понравится. Так могу я надеяться?

Д а ш а. На что надеяться?

В а с я (застенчиво). Ну, на то, на что я в своих письмах намекал.

Д а ш а. Я, право, не знаю. Это вы с бабушкой поговорите. (Кричит в дверь.) Бабушка! Скорее! Василий Иванович Девяткин пришел! (Убегает.)

XVI

Вася один.

В а с я. Сразу видать - правильная девушка. "Вы, говорит, для меня вполне подходящий, но надо прежде спросить у бабушки". Дескать, как бабушка, так и я. Ну, мы это в два счета обтяпаем.

XVII

Входит бабушка.

Б а б у ш к а. Голубчик мой! Как я рада вас видеть! (Обнимает его и целует.) Пожалуйте! Милости просим!

В а с я. Товарищ бабушка, прежде чем зайти в квартиру, разрешите два слова... Я человек простой, одна тысяча девятьсот восемнадцатого года рождения, вполне здоровый, самостоятельный, люблю хорошо закусить. Алиментов никому не выплачиваю. Так что с этой стороны все в порядке. От вас зависит счастье моей жизни. Или - или. Позвольте сделать предложение.

Б а б у ш к а. Кому? Мне?

В а с я. Зачем вам? Ксении Петровне.

Б а б у ш к а. Которой Ксении Петровне? Ложкиной?

В а с я. Ложкиной.

Б а б у ш к а. Я и есть Ксения Петровна Ложкина.

В а с я. Вы - Ксения Петровна? Ложкина? Город Щеглы, Кооперативная, десять, квартира два.

Б а б у ш к а. Я самая. Одна тысяча восемьсот семьдесят второго года рождения.

В а с я. А концентраты кто посылал?

Б а б у ш к а. Я.

В а с я (роняет покупки и садится на ступеньки). Вот это называется не угадал, так уж не угадал!.. И никаких квадратов. Я извиняюсь, а девушка, с которой я только что тут разговаривал, - это кто же такая будет?

Б а б у ш к а. Это моя внучка Даша.

В а с я. Тоже Ложкина?

Б а б у ш к а. Тоже Ложкина. Но, к сожалению, ее сердце уже занято.

В а с я. Занято? Так. А других Ложкиных, девушек, нет?

Б а б у ш к а. К сожалению, нет. Все.

В а с я. Не повезло мне на Ложкиных. А я так располагал... Ну, в таком случае очень извиняюсь, что наделал вам столько беспокойства. Большое спасибо за вашу любовь, за письма, за концентраты... В особенности мне понравился рисовый пудинг... Это - вещь! И с тем разрешите. (Кладет к ногам бабушки цветы и покупки и козыряет.)

Б а б у ш к а. Куда же вы? Об этом не может быть и речи! Останьтесь!

В а с я. Что же мне здесь оставаться, Ксения Петровна, когда все мои надежды разбиты?

Б а б у ш к а. А по-моему, у вас осталась еще одна надежда.

В а с я. Какая?

Б а б у ш к а. А вы пошевелите мозгами.

В а с я. Нет, Ксения Петровна, не утешайте меня. Я лучше пойду.

Б а б у ш к а. И гуся моего не попробуете?

В а с я (оживленно). А что, разве есть гусь? (Нюхает воздух.) Да, действительно, вроде гусем пахнет.

Б а б у ш к а. Специально для вас.

В а с я. Да что вы! С яблоками?

Б а б у ш к а. С яблоками.

В а с я. А ну, где он? Покажите мне его! (Бросается в дверь, бабушка за ним.)

XVIII

Входят Зоя и Федя.

З о я (хохочет). Ксенечка... Ой, не могу... Ксенечка!

Ф е д я. Ну, посмотрим, посмотрим, как он со своей Ксенечкой целуется! Не всякому адресу верь. По квадратам гораздо вернее выходит. Не так ли, Валюша? (Обнимает ее, садится на скамеечку.) Вот будем смеяться над Васькой!

З о я. Послушай, ты меня уже три раза Валюшей назвал. В чем дело?

Ф е д я. А что?

XIX

Даша выходит на крылечко. Смотрит вдоль улицы, 

видимо, ждет. Видит Зою и Федю.

Д а ш а. Зоя, вы в госпиталь к Андрею ходили?

З о я. Да. Только его уж там нету. Выписался. Не знаешь, где он?

Д а ш а. Не знаю. Не могу понять.

З о я. Познакомьтесь. Даша, моя подруга.

Ф е д я. Гвардии ефрейтор Солнцев.

З о я. Мой Федя. Нравится?

Д а ш а. Очень. От всей души поздравляю. Будь счастлива, желаю тебе всего самого лучшего.

Целуются.

Что же вы? Ступайте в дом. Вас ждут. Товарищ Солнцев! Зоя!

Ф е д я. Почему - Зоя?

Д а ш а. А как же?

Ф е д я. Валя.

З о я. Опять Валя! Какая я тебе Валя? Кто это Валя? Говори сейчас же!

Ф е д я. Ты.

З о я. Здравствуйте! Девятнадцать лет Зоя.

Ф е д я. Как же Зоя, когда Валя? И в письме написано "Валя". И синий платочек.

З о я. Какое письмо? Какой синий платочек?

Ф е д я (вынимает синий платочек). Вот.

З о я. Первый раз вижу.

Ф е д я. А я его третий месяц на груди ношу. Перед всем экипажем клятву давал.

З о я. Что? На груди носишь? Вот как? Ага. Хорошо. Теперь мне вполне ясно, какой вы человек. Понимаешь, Даша? Разбил весь город на квадраты, и я, как дура, попалась. А сам давал клятву какой-то Вальке. И платочек ее на груди таскает.

Ф е д я. Валечка... то есть Зоечка...

З о я. Не прикасайтесь ко мне! Довольно!

Ф е д я. Зоечка... Выслушай!

З о я. Не желаю слушать.

Ф е д я. Одно только слово!

З о я. Ни полслова! Клятву давал?

Ф е д я. Давал.

З о я. Конечно. Не надо было давать. А теперь хватит. Ступайте к своей Валентине. Завлекайте ее в квадраты. Между нами все кончено. А я вас так любила... Так мечтала...

XX

Те же, без Зои. Вася, появившись на крылечке.

В а с я. Ну, как у тебя на квадрате? В порядке?

Ф е д я. Иди ты к черту!

Д а ш а. Пожалуйте в дом.

Ф е д я. Да я, знаете ли...

В а с я. Иди, Федя, иди. Не сомневайся. Лучшее средство от разбитой любви - жареный гусь. По себе знаю.

Даша и Федя уходят в дом. Вася идет последним,

задерживается на крыльце.

XXI

Входит Надя.

Н а д я. Вася!

В а с я. А, ты уже здесь? Давно не видались. И чего ты за мной, Надюша, ходишь? Что тебе от меня надо?

Н а д я. Товарищ Девяткин, вы отлично знаете, что я отвечаю за ваше здоровье. У вас раненая нога, а вы чересчур много ходите.

В а с я. Она у меня давно прошла. (Дрыгает левой ногой.) Глядите!

Н а д я. Левая прошла. А правая?

В а с я. Которую под Петушками второй раз поцарапало?

Н а д я. Ну да.

В а с я. Заживает.

Н а д я. Вот видите. А вы, вместо того чтобы отдыхать, по всему городу шляетесь.

В а с я. Я не шляюсь. Я к невесте в гости ходил. Со своей Ксенечкой знакомиться.

Н а д я. Ну и что же, познакомился?

В а с я. Познакомился. Только оказалось, что моей Ксенечке семьдесят лет. Так что ничего не получилось. Помирились на гусе.

Н а д я. Правда?

В а с я. Ей-богу. Знаменитый гусь. Пуда на два. Пойдем. Там еще немного осталось.

Н а д я. Как же я пойду? Меня никто не приглашал.

В а с я. Я тебя приглашаю. Как бывший Ксенечкин жених. Она будет очень рада. Гостей любит - страсть. Особенно которые с фронта... Пойдем, Надежда. Стоп! (Про себя.) Надежда? А, пожалуй, бабушка кое-что и понимает. Пойдем, Надежда. Будешь за моим здоровьем следить. Чтоб я чего-нибудь лишнего не съел. Пожалуйте ручку. Такая, видно, наша судьба.

Н а д я. Точно.

Уходят в дом.

XXII

Из бокового крыльца в садик выходит Валя, держа в

руках кипящий самовар. За Валей идет бабушка с

посудой и скатертью.

Б а б у ш к а. Не обожгись. Осторожно! Краном от себя поверни, краном от себя. Ставь пока прямо на землю. Вот так. (Говорит, обращаясь к дому.) Сюда пожалуйте, гости дорогие. В садик. Под сирень. (Накрывает на стол.)

XXIII

Выходят Вася, Федя, Надя, несут стулья.

Б а б у ш к а. Располагайтесь. Кто на стул, кто на лавочку. Кому как удобнее.

Все располагаются.

Н а д я. Замечательно здесь!

В а с я. Не хуже, чем у нас в блиндаже.

Ф е д я. Только Андрюши Купавина не хватает.

По улице мимо садика медленно идет Андрей. Он с новым

протезом. Одет в полувоенное, без знаков различия.

Видно, что уволен по чистой. В руке дорожный мешок.

Б а б у ш к а. Легок на помине. Вот он, пропащая душа! Андрюшечка, голубчик, где же это ты пропадаешь? Иди скорей к нам. Гляди, каких я тебе гостей приготовила. Узнаешь?

А н д р е й. Батюшки! Федя, Вася, Надя! Весь экипаж! (Идет в садик.)

Ф е д я,  В а с я,  Н а д я (перебивая друг друга). Андрюша! Здорово, друг Купавин! А мы с ног сбились, тебя разыскивая.

Объятия, поцелуи, приветствия.

А н д р е й. Ребята! Друзья! Как вы сюда попали?

В а с я. Гвардейское знамя шестьдесят пятому заводу вручали.

Ф е д я. А ты?

А н д р е й. Как видишь. Только вчера из госпиталя выписался.

Ф е д я (поспешно). Да, да...

А н д р е й. По чистой. Куда же воевать? Петушки взяли?

В а с я. Ого! Еще с каким треском! Да ты же их и брал, чудак человек! Наш танк первым ворвался под твоим командованием. Аль не помнишь?

А н д р е й. Смутно. Меня уж к тому времени крепко поцарапало. Из последних сил воевал. Ничего не помню. А вы как? Долго здесь пробудете?

Ф е д я. Нынче возвращаемся на фронт.

А н д р е й. Стало быть, это наша последняя товарищеская встреча. Когда-то теперь увидимся? А правда, ребята, хорошее было времечко? Веселое, боевое, горячее! Помните наш блиндаж под Петушками?

Ф е д я. А помнишь, как нам подарки привезли?

В а с я. Через эти подарки мы здесь, в Щеглах, в этом чудном доме, только что гуся пуда на два съели. А сейчас чай будем пить. Через эти подарки сегодня чуть было с Ксенией Петровной не расписался. Верно, бабушка?

Б а б у ш к а. Озорник вы, Вася. Зачем меня срамить? Может, я к вам и вправду неравнодушна.

Ф е д я. А помнишь, Андрей, твою фотографическую карточку? Где она сейчас, интересно?

Б а б у ш к а. Карточка его поди сейчас лежит у себя в комнате и ревет, что ее Андрюшечка пропал.

Ф е д я. Ах, вот оно что! Ловко! То-то мне показалось - лицо знакомое. Это ваша Даша, что ли?

Б а б у ш к а. Она, милый, она. (Кричит.) Даша! Поди сюда! Даша!

А н д р е й. Не надо, бабушка. (Стараясь замять разговор.) А помнишь, как ты влюбился в синий платочек?

Б а б у ш к а. В какой это синий платочек?

А н д р е й. Ему в посылке попался синий платочек. Роза гладью вышита. А в письме адреса нету. Одна только подпись: "Валя". Так он, понимаете, влюбился в этот синий платочек и в эту Валю - сил нету. Поклялся весь Советский Союз сквозь сито просеять, а Валю свою найти.

Б а б у ш к а (Вале). Ты чего там хрюкаешь?

В а л я. Подавился.

В а с я. Он даже все Щеглы на квадраты разбил.

Б а б у ш к а. Это зачем же?

В а с я. Чтоб искать было легче.

Б а б у ш к а. Ну и что ж, нашел?

Ф е д я (угрюмо). Нашел.

В а с я. Только не Валю, а Зою. А клятву, понимаете, давал на Валю. Такая штука. И все рухнуло. Теперь вам ясно, почему наш Федечка сидит такой грустный? Отсюда мораль: не ищи себе подругу жизни по квадратам.

Ф е д я. А тем более по концентратам.

Б а б у ш к а. Платочек этот случайно не при вас?

Ф е д я (мрачно). При мне.

Б а б у ш к а. Можно взглянуть?

Ф е д я. Пожалуйста. Будь он трижды проклят!

Б а б у ш к а (беря платочек). Ах, какая замечательная работа!

Ф е д я. Не нахожу ничего замечательного.

Б а б у ш к а. Помилуйте! Да ведь это истинное произведение искусства. Это очень трудно так вышить!

Ф е д я. Чего тут трудного? Навалять красных ниток - и готово.

В а л я. Да! Не трудно! А вы пробовали?

Ф е д я. Не пробовал и пробовать не хочу.

В а л я. Раз не пробовали, тогда и не говорите.

Ф е д я. А ты пробовал? Небось дать тебе в руки иголку, так ты себе живо глаза выколешь.

В а л я. А вот и неправдочка.

Ф е д я. Что ж ты, вышивать умоешь, что ли?

В а л я. Что я, девочка?

Ф е д я. Так в чем же дело?

В а л я. Обидно слушать. Человек старался, вышивал. Видите, как красиво получилось. Лучше, чем у дедушки. А вы ему даже спасибо не скажете. (Отходит в глубину садика и садится в гамак.)

Ф е д я. Я бы с удовольствием сказал. Да в том-то и беда, что неизвестно кому. Валя! Мало Валь на свете! А между прочим, из-за этой Вали я, может быть, мимо своего счастья прошел. Эх, чего бы я не дал тому, кто найдет мне эту Валю. Все отдам!

Пауза.

В а л я. А трофейный автомат дадите?

Ф е д я. Хоть два.

В а л я. И компас?

Ф е д я. И компас.

В а л я. Честное пионерское?

Ф е д я. Честное пионерское.

В а л я. Смеяться не будете?

Ф е д я. Не буду, не буду! Только не тяни ты мою душу.

В а л я. И мальчикам не скажете?

Ф е д я. И мальчикам не скажу. Ну?

В а л я. И может быть, у вас есть лишняя фляжка? А то, знаете, без фляжки - как без рук.

Ф е д я. И фляжку получишь. Только скорей говори - кто.

В а л я. Я.

Ф е д я. Там же написано: "Валя".

В а л я. А я и есть Валя.

Б а б у ш к а. Верно, все верно. Истинная правда.

Ф е д я. Да ну! Так в чем же дело? (Бросается к Вале.) Милый ты мой, дорогой, золотой, немазаный! Ты же у нас настоящий художник.

В а л я. Только, ради бога, не целуйте. А то ребята узнают - засмеют.

XXIV

Входит Зоя. Она одета нарядно и держит себя

подчеркнуто гордо.

З о я. Извините, что я прервала ваше веселье. Федор Николаевич, дело в том, что я сейчас иду с одним знакомым в кинематограф и, вероятно, уже с вами не увижусь. Поэтому я зашла проститься. Прощайте. Будьте счастливы. (Вспыхивает.) Все-таки это очень нехорошо с вашей стороны. (Плачет.)

Ф е д я (с ходу обнимает). Валечка... то есть, тьфу, Зоечка! Жизнь моя! Любовь моя! (Целует ее.)

З о я. Довольно! Я прошу вас. Можете целоваться со своей Валей.

Ф е д я. А я уже только что поцеловался. Только это не моя Валя, а мой Валя. Валька, живей! Кто вышивал платок?

В а л я. Я.

Ф е д я. Кто писал письмо?

В а л я. Я, товарищ гвардии сержант.

З о я. Правда?

Ф е д я. Факт.

В а л я. Честное пионерское.

З о я (снимает шляпку). Я не иду в кинематограф.

Ф е д я. А знакомый?

З о я. Пусть он катится.

Ф е д я. Пусть.

З о я. Тем более что его и не было.

Ф е д я. Этот синий платочек я буду хранить всю жизнь.

З о я. Нет, я буду хранить.

Ф е д я. Хорошо. Не будем ссориться. Мы его положим в наш общий семейный комод.

А н д р е й. Ну, товарищи, мне пора. До вокзала довольно далеко. А я еще не научился... ходить быстро. Так что... как бы не опоздать на поезд.

Ф е д я. Куда же ты едешь?

А н д р е й. На Урал. Там у меня на заводе отец мастер. Буду работать. Не сидеть же без дела! Руки есть - и ладно. Повоюем и на другом фронте. Ну, Ксения Петровна, спасибо вам за любовь, за ласку... Век не забуду вашего милого домика, вашего садика, вашей Волги. (Низко кланяется и целуется с бабушкой.) До свиданья, Валя. Хороший ты паренек... Дай лапу. Только когда в следующий раз будешь посылать на фронт платочек, то непременно пиши полностью: "Валентин Ложкин". А то опять какой-нибудь отчаянный гвардии сержант голову потеряет. Вроде нашего дорогого Федечки.

Пауза.

Дарьи Андреевны нет?

Б а б у ш к а. Да что это ты, Андрюшечка? Неужели всерьез уезжаешь? Так-то вдруг? Погоди, я сейчас Дашу кликну. Даша!

А н д р е й. Не надо, бабушка. Это и лучше, что ее нет. Передайте Дарье Андреевне мой глубокий поклон. Скажите, что никого на свете не любил я так крепко, как ее. И сейчас люблю. И всегда буду любить.

Б а б у ш к а. Господи, да что же это делается! Ведь и она тебя, чай, любит.

А н д р е й. Нынче, может быть, любит. А завтра - кто его знает. Вдруг ей завтра кто-нибудь другой полюбится. Красивый, здоровый. Ведь я ее хорошо знаю, Дашу: она ни за что от меня не уйдет. Из самолюбия не бросит. Из гордости. Может быть, страдать будет, мучиться, а не уйдет. Нет, это лучше сейчас кончить. Пока не поздно. Да и я... Какой из меня муж? Прощайте, Ксения Петровна. (Кланяется.) До свиданья, Надя, авось увидимся.

Целуются.

До свиданья, Зоечка, будьте счастливы.

Зоя бросается ему на шею, целует.

В а с я. Эй, эй, полегче!

А н д р е й. До свиданья, Вася.

Целуются.

До свиданья, Надюша. Желаю тебе... Не очень своего Васю обижай.

Целуются.

Я адрес свой пришлю. Прощайте. (Надевает на плечи мешок. Уходит.)

Пауза.

XXV

На крыльце стоит Даша.

Д а ш а (совсем обыкновенным голосом). Андрей, погоди. Я сейчас. (Легко и быстро сбегает с крыльца. У нее в руке чемодан и пальто.)

А н д р е й. Дарья Андреевна...

Д а ш а. Перестань, Андрюша. Не надо мне ничего говорить. Я все понимаю. Тошно слушать. Какая я тебе Дарья Андреевна? Это еще что за новости? Подержи пальто. (Дает ему пальто, подходит к бабушке и обнимает ее.) До свиданья, бабушка.

Б а б у ш к а. Да что же это делается, товарищи?! Ты куда?

Д а ш а. Я не знаю. Андрюша, куда мы едем? По-моему, на Урал.

Б а б у ш к а. Ты это серьезно?

Д а ш а. Ну конечно.

Б а б у ш к а. Сейчас? Да ты что? Никого не предупредивши... Не пущу.

Д а ш а. Я совершеннолетняя. У меня паспорт есть.

Б а б у ш к а. Дарьюшка! Да что же ты? (Всхлипывает.)

Д а ш а. Стыдно, бабушка! Перестаньте! Ведь не на тот свет уезжаем. Подумаешь, Урал! Четыре часа лёту. До свиданья, Валька. Там у меня на этажерке коробочка с иголками, нитками, лоскутами. Можешь себе взять. До свиданья, Зойка. Скажешь в госпитале. До свиданья, товарищи, счастливо воевать. Пошли, Андрюша, а то и действительно опоздаем.

А н д р е й. Ты... вправду?

Д а ш а (с досадой). А как ты думаешь?

Б а б у ш к а. Что ж ты там, на Урале, делать-то будешь?

Д а ш а. Слава богу, руки есть. Что Андрюша, то и я. Место найдется.

А н д р е й. Даша, подумай. С кем жизнь связываешь? Ведь потом не воротишь.

Д а ш а. Молчи! "С кем жизнь связываешь?" Будто не знаешь! С тобой. Понятно тебе? С тобой. Знаешь ли, кто ты для меня! Ты для меня... (Оглянулась, смущаясь.) При посторонних говорить стесняюсь. (Приблизившись к нему, почти шепотом, жарким и страстным.) Ты для меня - самый близкий, самый родной, самый дорогой человек на свете. Самый благородный, самый храбрый. Ты жизни своей для родины не жалел. И я не только люблю тебя, я горжусь тобой. Понимаешь ты это - горжусь. (Совсем просто, тихо и смущенно.) Главное ты-то меня не разлюби, Андрюша.

А н д р е й. Разлюбить тебя?

Поцелуй. Пауза. В мягком весеннем воздухе далекий,

нежный свисток паровоза.

Д а ш а. Пошли, Андрюша. Пошли, родненький. До свиданья, друзья. Возвращайтесь с победой.

Ф е д я. Победим, только вы нам пособите.

А н д р е й. Будьте спокойны. Слава богу, руки есть. Так ударим с двух сторон, что небу жарко станет. Победим! И тогда снова мирную жизнь начнем строить. Счастливую, веселую, справедливую.

Д а ш а (мечтательно). Это будет такая жизнь... Такая жизнь...

Занавес.

1943

ПРИМЕЧАНИЯ

СИНИЙ ПЛАТОЧЕК

Комедия опубликована в 1943 году, в февральском номере журнала "Октябрь". В том же году поставлена Куйбышевским драматическим театром. В разработке основной сюжетной линии пьесы писатель использовал собственный рассказ "Фотографическая карточка", напечатанный ранее в газете "Правда" от 20 октября 1942 года.