/ Language: Русский / Genre:love_history,

Плененные Сердца

Валери Кинг

Когда леди Эвелина впервые поняла, что маркиз Брэндрейт намерен пополнить ее именем длинный список своих любовных побед, она только посмеялась. Каков наглец! Хотя она уже далеко не дебютантка, но никогда не свяжется с таким повесой! Но скоро Эвелина обнаружила, что ее отношение к красавцу-лорду полностью изменилось. А сам Брэндрейт? Все, о чем он мечтал, – это поставить дерзкую леди Эвелину на место. Как могло случиться, что его игра в любовь обернулась страстным желанием? Если б только они могли догадаться, кто вмешается в их сердечные дела!

ru Fiction Book Designer 09.07.2006 FBD-4S1O8MD3-WXWP-RQF5-7P5C-RMC8BQNJR877 1.0

Валери Кинг

Плененные сердца

Перевод с английского И. Гюббенет.

1.

Эвелина Свенбурн наблюдала за игрой отблесков пламени на зеркальной поверхности слухового рожка леди Элизабет. Причудливые сочетания развлекали ее. Но еще больше Эвелину забавляло внимание, оказываемое почтенной старой дамой ее воображаемым гостям. Причуда у старушки была редкостная и преуморительная. Эвелина удерживалась от улыбки только из любви и уважения к своей тетушке.

В гостиной, где они сидели напротив друг друга в обитых алым, сильно потертым бархатом креслах, горел камин; леди Элизабет на старости лет была чувствительна даже к прохладе летнего вечера. Эвелина занималась рукоделием. Леди Эль с улыбкой уставила свой рожок в угол гостиной, туда, где мирно соседствовали арфа с потускневшими струнами, запыленное фортепьяно и мраморный бюст Зевса. Временами с ее морщинистых подкрашенных губ срывался легкий смешок.

Эвелина нежно любила тетку, но в такие минуты казалось, что старушка, с поблескивающими прищуренными глазами и вздрагивающими от смеха костлявыми плечами, больше походила на деревенскую дурочку, чем на благородную дочь давно почившего маркиза. Уже несколько лет леди Эль страдала галлюцинациями, в которых ей по нескольку раз в день являлись не кто-нибудь, а древние обитатели Олимпа. Проделки античных богов и богинь настолько завладевали ее вниманием, что она зачастую игнорировала совершенно реальных гостей из числа простых смертных. И те вынуждены были ожидать, пока олимпийцы не покинут романтическую хозяйку, чтобы вернуться в свои заоблачные дворцы.

Эвелина давно жила с теткой в ее обветшавшем доме в самом центре Берфордшира. Ее больше не шокировали частые и внезапные погружения леди Эль в мир, заполненный неожиданно мелкими заботами прекрасной Афродиты и совершенно банальным соперничеством Ареса с Гефестом. Эвелина даже скорее радовалась, видя, с каким удовольствием ее престарелая родственница предается своим фантазиям.

Странно было одно. Леди Эль (как ее любовно называли родные) во всех остальных отношениях была совершенно в здравом уме и ни в какой мере не производила впечатления помешанной. Напротив, она отличалась ясностью мысли, четкостью суждений и едким остроумием.

Безумной она казалась только временами, когда ее не видимые никому друзья с Олимпа появлялись в гостиной. Тогда, начисто забывая о реальном мире, леди Элизабет целиком погружалась в общение с миром потусторонним.

Надо заметить, что порой Эвелина сомневалась: а нужен ли вообще ее тетке слуховой рожок. Леди Эль могла быть глухой, когда находила это удобным для себя, но иногда ее слух становился исключительно острым. Причем касалось это в равной мере общения с обоими мирами.

Несколько раз Эвелина отрывала взгляд от своей вышивки, посматривая на тетку, чье внимание по-прежнему занимал дальний угол гостиной. Наконец Эвелина совсем оставила работу. «Что видит милая старушка там, в углу?» – думала она. Поправив сползшие с переносицы очки, Эвелина решила выяснить, что же там все-таки такое.

– Моя милая Эль, – начала ласково она. – Уж не явились ли вновь ваши гости с Олимпа? Последние две недели они часто навещают вас, а сегодня и припозднились.

Леди Элизабет, семидесятилетняя вдова, приходившаяся теткой покойному отцу Эвелины, сделала ей знак замолчать и слегка покачала головой. Казалось, она боялась пропустить хотя бы единое слово из слышного ей одной разговора. Мгновение спустя она прошептала:

– Сначала мне было смешно, но теперь я всерьез озабочена. Видишь ли, я никогда еще не видела златокудрую Афродиту в таком гневе. Представь, дорогая, невестка Психея, легкомысленная супруга Эрота, натворила дел! Хотя нельзя сказать, чтобы я ее осуждала, бедняжку. Но подожди! Еще минута, и я тебе все расскажу. Право же, это удивительно.

Вытянув шею, как любопытный ребенок, она снова стала прислушиваться.

Эвелина могла бы вернуться к своему занятию, но возбужденное выражение лица леди Элизабет не давало ей покоя.

– Ну что там? – невольно спросила она, будто что-то и в самом деле происходило.

И снова тетушка повелительным жестом заставила ее замолчать. Широко раскрыв рот, она напряженно вслушивалась в одной ей ведомые звуки. Наконец у нее вырвался изумленный возглас:

– Силы небесные!

– Да что случилось? – Эвелину решительно озадачили и даже слегка напугали слова и поведение тетки.

– Нет, ты только послушай! Психея украла у свекрови ее знаменитый пояс, ну тот, что имеет свойство привлекать сердце мужчины. Только надень пояс – и возлюбленный у твоих ног. И вот Афродита разъярилась. И все это из-за тебя!

– Из-за меня? – расхохоталась Эвелина. На этот раз буйное воображение леди Эль разыгралось сверх меры.

– Ты мне не веришь? – осведомилась тетушка с удивленным видом. – Но это на самом деле так. Похоже, что Психея на твоей стороне.

– На моей стороне? – переспросила изумленная Эвелина. – Быть может, вы имеете в виду историю с бюстом Зевса? – добавила она с улыбкой. – Что же, я надеюсь, с ее помощью самое ценное приобретение моего отца достанется мне, а не вашему отвратительному племяннику.

Леди Эль покачала головой:

– Желание Брэндрейта купить у меня бюст Зевса не имеет к этому никакого отношения. Психея не намерена помогать тебе получить скульптуру, подаренную мне твоим отцом. Она спустилась с Олимпа, чтобы бороться за твое сердце – рискнув навлечь на себя из-за этого гнев божественной Афродиты! Я просто поражена!

Эвелина слегка наклонила голову. На лбу у нее появилась едва заметная морщинка. Осторожно сняв очки, она положила их себе на колени.

– С чего это ей пришло в голову? – спросила она излишне спокойно. – Ведь у меня нет сердца. Это всем известно.

2.

– Нет, вы только взгляните на нее, умоляю! – Психея прижала руки к груди. Ее голубые глаза наполнились слезами.

– Что на нее смотреть, обыкновенная смертная, – сердито нахмурившись, заявила Афродита, прекрасная и в гневе. – И не хнычь, пожалуйста! Вечно ты суешь нос, куда тебя не просят. Смертные скучны и безнадежны! Сколько раз я тебе повторяла? Довольно, возвращайся лучше на Олимп и предоставь этих злополучных созданий самим себе. А эта, как ее, Эвелина, особенно несуразна. Бесцветная особа, фигуры никакой! А платье! Оно просто болтается на ней и…

– Но разве вы не находите, что у нее прелестная грудь? – перебила Психея.

– Возможно, – нехотя согласилась Афродита. – А толку? Какая польза от таких достоинств, если ими пренебрегают? Ее туалеты – это просто личное оскорбление мне. А волосы? Цвет каштановый, достаточно привлекательный, но чего ради она укладывает их кольцами? Вылитая Медуза! Черты лица сносные, но чего стоят эти очки, сползающие у нее постоянно на кончик носа. В них она настоящая уродина. Разве ты не видишь, что даже у леди Элизабет, этой сморщенной старушонки, больше обаяния, чем у твоей несчастной Эвелины! Насколько мне известно, про девиц ее возраста говорят, что у них одна участь – в аду обезьян нянчить! Кто-кто, а уж она все для этого сделала. Этой старой деве все тридцать!

– О нет, – вступилась Психея. – Она моложе.

– Ну, на год-другой от силы.

Взглянув на Эвелину, Психея вздрогнула:

– Пожалуй, вы правы. Ей уже почти двадцать восемь. Уже двенадцать… нет, десять лет прошло с тех пор, как она стала выезжать в свет. Конечно, это неутешительно. Сейчас девушки выходят замуж еще до совершеннолетия.

– Я тебе помогать не стану, это мое последнее слово. И если тебя не убедить разумными доводами, быть может, стоит напомнить, что вышло, когда ты вмешивалась в дела смертных в последний раз?

Психея густо покраснела. Минуло около тридцати лет, но она по-прежнему не могла равнодушно вспоминать, как ее планы чуть было не сорвались. Она затеяла тайком увлечь мать Эвелины в Грецию, чтобы устроить ее встречу с Хайрэмом Свенбурном, а корабль обстреляли алжирские пираты. К счастью, он не затонул и все же с грехом пополам добрался до Греции.

– Но все это я могла бы простить. – заключила Афродита, махнув рукой в сторону Эвелины и леди Эль, – если бы ты не украла мой пояс! Как ты могла пойти на такое? Ты же знаешь, что я не терплю воровства, предательства и лжи!

Для большей выразительности богиня любви стукнула рукой по фортепьяно розового дерева, и гостиную в доме леди Элизабет огласил удар грома.

Психея съежилась под сверкающим взглядом прекрасных глаз свекрови. С самого начала она была покорена дарованиями, красотой и поразительной силой воли вечно юной Афродиты. Осмелься кто-нибудь встать на ее пути, и гнев небожительницы был страшен. Она была богиней в полном смысле слова. Цвет ее удивительных глаз менялся – от лилового и синего до зеленого и коричневого, в зависимости от настроения. Ее волосы, ниспадавшие волнами на роскошные плечи, меняли оттенок при каждом повороте головы, что под лучами солнца, что в сиянии луны. Ее величественная фигура, бесконечно женственная, была видна даже сквозь золототканые одежды. В каждом ее движении, в каждой черте лица была ослепительная красота, существующая только среди бессмертных богов.

Но Психее иногда казалось, что ее свекрови не хватает качеств, часто свойственных смертным, таких, как доброта и сострадание. В этом она им, безусловно, уступала. Впрочем, может, богам не до того. Сама Психея была из смертных и вознеслась на Олимп только силой любви Эрота, сына Афродиты пенорожденной. Психея прикусила губу.

– Я знаю, это нехорошо, – покорно произнесла она, – но я просто не могла не прийти на помощь Эвелине, особенно когда маркиз так дурно с ней обошелся. Не будь он таким высокомерным, из них бы вышла отличная пара.

– Мне нет до этого дела! – Протянув руку, Афродита приказала: – Отдай мне пояс!

Психея неохотно вернула ей это великолепное произведение искусства с вышивкой из листьев и роз по золотому бархату и россыпью бриллиантов, переливающихся, как капли росы.

– Вот так-то лучше, – кивнула Афродита. – А теперь возвращайся на Олимп немедленно, а то…

Угроза ее повисла в воздухе, потому что послышавшийся в тот момент шелест крыльев прервал ее речь.

– Эрот! – Афродита мгновенно смягчилась, и голос ее был полон любви.– Мой милый мальчик. Но что ты здесь делаешь?

– О мама. Арес был совершенно вне себя. Видимо, у него создалось впечатление, что моя жена в опасности, а твой гнев неостановим. Полагаю, он сильно заблуждался.

– Подумать только! – фыркнула Афродита. – Я всего-навсего пообещала свернуть девчонке шею.

– Как вы можете называть меня девчонкой! – возмутилась вдруг Психея. Мне уже скоро две тысячи лет!

Афродита вызывала у невестки еще большую неприязнь и раздражение своей нарочито терпеливой и кроткой манерой, неизменно демонстрируемой в присутствии сына.

– Должна тебе сказать, – начала она со вздохом, обращаясь исключительно к сыну, будто они были тут одни, – твоя прелестная женушка украла мой пояс.

Поскольку она размахивала этим предметом у него под носом, Эроту ничего не оставалось, как обратить укоризненный взгляд на жену.

– Бабочка! – воскликнул он, называя ее обретенным на Олимпе прозвищем. Тон его явно выражал разочарование. – Неужели мама говорит правду?

Повесив голову. Психея кивнула. Она не могла выговорить ни слова. Когда он произнес это нежное «бабочка», у нее захватило дыхание.

– Я знаю, это было ужасно с моей стороны, – произнесла она едва слышно. – Но если бы ты только знал, для чего он был мне нужен, ты бы так не огорчался. – Встретившись с ним взглядом, она заметила в его глазах выражение обиды.

– Ничто не оправдывает воровства. Психея. Надеюсь, мне нет необходимости тебе это повторять!

Психея взглянула на своего прекраснейшего в мире мужа, и сердце у нее сжалось. «О мой Эрот, Амур, Купидон!» Она любила его под разными именами, но одинаково сильно, страстно желая только одного – угодить ему. Он прав, разумеется, ей не следовало воровать, а что же делать? Как иначе помочь Эвелине? По причинам, непонятным самой Психее, ей было чрезвычайно важно устроить счастье этой девушки.

Глядя на своего супруга, Психея разрывалась между желанием просить прощения у его ног и чувством отчаяния. Один вид Эрота даже после многовековой совместной жизни вызывал у нее дрожь в коленях и стеснение в груди. Но Эрот не таков. Ветреный и любвеобильный красавец уже забыл свою прелестную жену. Он скучал и маялся, поглядывал на смертных красоток и мог не замечать Психею по три-четыре года подряд. Что бессмертным время – пустяк!

Любящее сердце Психеи не могло примириться с таким равнодушием. К тому же за последнюю сотню лет муж усвоил чудовищную привычку отвечать односложно, а то и невпопад на ее вопросы, обращенные к нему, надежно закрываясь от нее свитком с последним указом Зевса. Ну, посудите сами.

– Когда ты пойдешь к Гефесту? – спросила она его только сегодня утром. – Я знаю, он изготовил тебе великолепные стрелы небывалой прочности.

– Да, дорогая.

– Ты слышал последние новости из подземного царства?

– М-м-м, – последовал красноречивый ответ.

– У тебя виноград начал расти из ушей, – холодно заметила она.

– Да, – рассеянно пробормотал он. – Я очень люблю виноград, особенно в амброзии.

Психея с негодованием удалилась из-за стола. Эрот только лишь проводил ее удивленным взглядом. Чудовище!

Это невыносимо! Уж не считает ли он, что у нее совсем нет гордости? Быть может, он воображает, что она станет мириться с таким возмутительным равнодушием и даже не попытается как-то иначе устроить свою личную жизнь? Ну уж на это пусть лучше не рассчитывает!

Голос Эрота ворвался в ее размышления.

– Мама, – сказал он, не отрывая глаз от стены за фортепьяно, – посмотри-ка, очень похоже на твою давнюю пропажу. Помнишь, исчезло изваяние царя богов?

Психея побледнела до синевы. Мало ей было того, что ее уличили в краже пояса Афродиты! А если теперь грозная богиня убедится, что это и есть тот самый бюст, который она, Психея, утащила у нее из-под носа тридцать лет назад?

Ну, тогда ей несдобровать!

3.

Тетка как раз заговорила о том, что украденный пояс был из зеленого бархата с украшениями из листьев и роз, пересыпанных бриллиантами, но Эвелина уже перестала ее слушать. За это время Эрот, видимо, присоединился к супруге и матери, и между ними возникла типичная семейная перепалка. Эвелина рассеянно кивала на замечания леди Эль по поводу этой любопытной семейки. Но каким бы занятным ни казался ей их разговор в пересказе тетки, ее собственные тревожные мысли заглушили в ее сознании бредовую болтовню старухи.

Вдевая в иголку белую шелковую нитку, Эвелина взглянула на бюст Зевса, и сердце ее вновь наполнилось уже знакомой болью, которую она просто не могла разделить с леди Эль. Эта прекрасная античная скульптура была единственной памятью об отце. Многие дни провела когда-то Эвелина вместе с ним на раскопках в Греции. Она бы даже не могла вразумительно объяснить, почему она так дорожила этим бюстом; он как будто имел над ней какую-то волшебную власть. Вблизи от него ей было тепло и уютно, острое чувство одиночества, постоянно ощущаемое после смерти отца, на какое-то мгновение смягчалось. Когда по ночам ей снились кошмары, стоило только, проснувшись, спуститься со свечой в гостиную, как от ее страхов не оставалось и следа. Мысль о том, что внучатый племянник леди Эль предлагал целое состояние за эту скульптуру, лишала Эвелину покоя. Как она сможет жить, лишившись единственного драгоценного плода трудов отца? Вопреки здравому смыслу, Эвелине казалось, что с утратой этой античной скульптуры умрет какая-то часть ее собственной души.

Аккуратно пристроив очки на нос, она снова взялась за работу. Вышивка гладью белым шелком с прорезями походила на тончайшее кружево и требовала огромного терпения. Эвелина взялась было за иголку, но мысль ее уже обратилась к лорду Брэндрейту, пальцы задрожали, и она опустила работу на колени.

Эвелина никак не могла понять, почему маркиз, зная ее трепетное отношение к этой скульптуре, настойчиво предлагал леди Эль сумму, от которой обедневшая старая дама не могла себе позволить отказаться. Несомненно, этот презренный тип вознамерился приобрести бюст исключительно из желания досадить ей.

Эвелина с силой воткнула иголку в шитье, сожалея, что это всего лишь тонкая ткань, а не толстая кожа упрямого маркиза. С каким удовольствием она устроила бы ему хоть самое маленькое кровопускание. Право, стоило бы его хорошенько проучить!

Эвелина несколько раз пронзила иглой воздух.

– Что это ты? – услышала она изумленный вопрос тетки.

– Я упражняюсь, – чистосердечно призналась девушка. – Если ваш племянник осмелится подойти ко мне достаточно близко, когда я сижу за работой, я его ткну как следует, хотя он настолько бесчувственный, что, пожалуй, и не заметит. Лучше раздобыть на этот случай шпагу.

– Боже милостивый, – нахмурилась леди Эль. – Что за выражения, Эвелина. И это называется деликатное воспитание!

– Ничего в нем не было деликатного, мэм, и вам это отлично известно. Папа вовсе не придавал значения всем этим тонкостям.

Покачав головой, леди Эль положила рожок на столик возле кресла.

– Уж слишком ты бойка, – вздохнула она. – Как ты можешь надеяться покорить сердце мужчины, если в тебе так мало девической скромности и кокетства? Ты ведешь речь о шпагах и кровопролитиях, как о чем-то само собой разумеющемся. Мыслимое ли дело?! Неудивительно, что джентльмены шарахаются от тебя и бегут как от чумы! Уж не хочешь ли ты и впрямь остаться старой девой?

Эвелина не имела никакого желания вступать в их извечный спор. Она и так прекрасно знала, что тетка не одобряет ее поведения, поэтому отвечала с привычным спокойствием:

– Я знаю, вам бы хотелось, чтобы я была другой. Но уверяю вас, я от души наслаждаюсь свободой, которой лишены замужние женщины. А помимо всего прочего, я слишком похожа на своего отца и такой, вероятно, останусь и впредь.

– Что ж, очень жаль, дорогая моя, – продолжала леди Эль более мягким тоном. – Я знаю, есть женщины, которые вполне могут обойтись без мужа и детей. Но ты не из их числа, поверь мне. И не делай такой удивленный вид. Конечно, ты льстишь себе мыслью, что всем довольна. Но, может быть, объяснишь мне, отче-то ты проводишь долгие часы, глядя в пространство и тяжко вздыхая неизвестно над чем?

– Я за собой такого не замечала.

– Ну да, ну да. За свою долгую жизнь я научилась кое-что понимать. Если бы ты не совала всем в лицо свою пресловутую ученость и не сидела с таким серьезным видом, что не подступись, то тебе бы ничего не стоило увлечь любого. А так Брэндрейт даже считает, что ты вообще синий чулок. – Внезапно ее внимание снова переключилось на то, что виделось ей у фортепьяно. – Милосердное небо, – воскликнула она в явном удивлении. – Неужели Афродита собирается отбыть? Прошу тебя, позови Мепперса и прикажи ему отыскать моего племянника. Я должна немедленно его видеть.

– Зачем он понадобился вам так поздно? Он уже, вероятно, опять напился и будет дерзить здесь по-вчерашнему. Даже вам, тетушка, он позволяет себе говорить возмутительные вещи.

– А ты, моя милая, слишком чувствительная, и это при твоей-то способности выводить людей из себя! Что до меня, я нахожу его остроумие очаровательным. Он просто поддразнивал меня тем, что я не так глуха, как притворяюсь. Он сейчас, наверное, в бильярдной.

– Где же ему еще быть?

Эвелина с досадой воткнула иголку в неоконченную работу и отложила ее в сторону. Она встала, сняла очки и достала из рукава бледно-зеленого муслинового платья кружевной платок. Направляясь к двери, она по пути тщательно протирала им стекла очков.

– Брэндрейт ищет в жизни только удовольствий. Ему никогда не приходило в голову заняться серьезным делом. Не понимаю, зачем вам понадобилось приглашать его сюда, он только нарушит наш покой.

– Эвелина, можешь ты хоть когда-нибудь не быть сварливой? Вечно ты раздражаешься и злишься.

– Ничего подобного! – Эвелина снова надела очки.

– Ну вот! Даже сейчас ты споришь. Ты и в самом деле копия отца. Твоя мать была самым восхитительным, ласковым, кротким существом на свете. Тебе бы очень пристало иметь хоть одно из ее достоинств.

Потянув шнурок звонка, Эвелина вернулась на свое место.

– Я плохо ее помню, – сказала она с грустью. Уничижительные замечания леди Эль по поводу ее собственного характера нисколько ее не задели. – Папа тоже говорил, что во мне нет ни капельки от нее.

– Она была очень миниатюрна.

– А я длинная-предлинная.

– Таких блестящих голубых глаз я ни у кого не видела.

– А у меня карие, как у папы, почти что черные.

– У нее были чудесные белокурые вьющиеся волосы.

– А у меня прямые и тусклые. Леди Эль посмотрела на нее с некоторым удивлением:

– У тебя прекрасные волосы, милочка, насыщенного каштанового цвета с золотистым оттенком. Разве я тебе не говорила? Ты просто преступно скрываешь такое сокровище. Зачем закручивать их вокруг головы на самый нелепый старомодный лад? Ты даже не выпускаешь завитки на лоб. Это очень бы смягчило твое обычно суровое выражение. Нет, нет! Волосы у тебя чудесные, просто прическа ужасная. Но это уж твоя вина.

Эвелина дотронулась до уложенных на макушке волос.

– Вы на самом деле так думаете? Папа говорил, что распущенные волосы похожи на лошадиную гриву.

– Твой отец, при всех его превосходных качествах, был совершенно не способен о тебе заботиться и ничего не смыслил в женщинах. Просто удивительно, как это он сумел влюбиться в твою обворожительную мать.

Эти интересные рассуждения прервал осторожный стук в дверь.

– А вот и Мепперс! – воскликнула леди Эль. – Я рада, что вы не заставили себя долго ждать.

– Мы совещались с миссис Браун относительно завтрашнего обеда, когда я услышал звонок. С вашего позволения, миледи, у нас возникли некоторые затруднения.

Мепперс, толстенький коротышка, в состоянии особого волнения, в котором он и находился в настоящий момент, имел обыкновение отчаянно скрести себе лысину, что было в полном противоречии с достоинством, подобающим высокому рангу дворецкого.

– Миссис Браун считает, что Джеймс должен сходить завтра на охоту. Мы… у нас… наши запасы поистощились немного, как вам, вероятно, известно, миледи.

– Ну конечно, известно, – вмешалась возмущенная Эвелина, обращаясь к тетке. – И все потому, что этот несносный Брэндрейт решил обосноваться у вас на неопределенное время, нимало не заботясь, сколь обременительно его присутствие для ваших финансов!

– Ну, ну! – остановила ее леди Эль. – Как будто это имеет какое-то значение! Он мой любимый внучатый племянник, и если настанет день, когда он не сможет чувствовать себя здесь как дома, то я уже не знаю… – Она поджала губы, подавляя выступившие на глаза невольные слезы.

Эвелина тут же раскаялась в своих словах.

Какие бы у нее ни были причины недолюбливать Брэндрейта, ей не следовало расстраивать тетку. Потупившись под укоризненным взглядом маленьких карих глазок Мепперса, она поспешно извинилась перед леди Эль.

В Флитвик-Лодж оставалось только пять человек прислуги, малая часть многочисленного штата, обслуживавшего старинный дом в дни его былого великолепия. С тех пор как Генри, возлюбленный супруг леди Эль, сломал себе на охоте шею и оставил усадьбу в долгах, наступило полное разорение. Но времена были нелегкие, и кое-кто из прислуги сочли за благо остаться в доме, не столько из преданности госпоже, сколько потому, что им было некуда деться. У леди Эль совсем не было средств. Она задолжала им жалованье по меньшей мере за два года, но благодаря огороду, живности в ближнем лесу и меткости Джеймса никто не голодал. А это уже было немало. А благодаря женской половине обитателей Флитвик-Лодж белье было всегда починено, одежда заштопана, выцветшие шторы из парадных гостиных успешно превращались в теплые накидки и плащи. Словом, жизнь кое-как еще теплилась в поместье.

Леди Эль сразу перешла к сути дела:

– Сидлоу, наверное, очень недоволен.

– Да, миледи, и так с трудом мирится с тем, что у него под началом всего один грум. А когда Джеймс весь день проводит в лесу, Сидлоу приходится брать на себя обязанности, более подобающие… кому-нибудь, ну, словом, тем, кто привык к грязной работе в конюшне.

– Нам необходимо мясо, – сказала леди Эль.

– Сидлоу грозится уйти, если Джеймс займется охотой.

Леди Эль помолчала немного. Она хорошо знала, как сильно было развито чувство собственного достоинства у ее старшего конюха.

– Вы могли бы намекнуть ему, – произнесла она с легкой улыбкой, – что, если он решит нас покинуть, его место займет Джеймс.

Мепперс не мог сдержать улыбку.

– Какая жалость, что я сам до этого не додумался. Лучшего выхода не придумаешь. Сидлоу такое придется не по вкусу. Он считает, что только он один может содержать конюшню в должном порядке. А теперь, миледи, чем я могу вам служить?

Отправив Мепперса на поиски Брэндрейта, леди Эль снова занялась своими гостями с Олимпа.

– Благодарение небу, Афродита все еще здесь! – воскликнула она, приставляя к уху рожок. – Впрочем, я так и думала, что она останется. Смотри-ка, она просто вне себя. Представь, она настаивает, что бюст Зевса принадлежит ей! И надо же, снова обвиняет Психею в краже, теперь уже этого изваяния. Как странно. Она, кажется, хочет забрать скульптуру из моего дома! Неужели она на это способна? – Леди Эль уронила на пол рожок и решительно поднялась с кресла с явным намерением помешать богине. Но тут же снова уселась со вздохом облегчения. – Благодарение небу. Она боится, как бы ее отец Зевс не обнаружил, что она общается со смертными. Так что, похоже, бюст пока останется у нас. Видишь ли, Афродита появляется на людях очень редко. Кстати, думаю, ты и сама заметила, что она терпеть не может невестку. Я уже давно подозревала, что Афродита настраивает Эрота против жены, хотя понятия не имею, как ей это удается. О, если бы ты могла ее видеть, Эвелина, – видеть их обеих! Я в жизни не встречала такого сочетания красоты и элегантности, а ведь Психея была когда-то простой смертной, как ты и я.

– Ну что вы такое говорите, леди Эль! – Эвелина решила, что тетка уж слишком глубоко погрузилась в мир своих фантазий. – Что это, в конце концов, за вздор: Афродита, Психея? При чем тут бюст Зевса? Папа нашел его на раскопках в Греции, вы же знаете!

– Кто-нибудь из олимпийцев его туда подсунул, они любят порой всякие шалости, – невозмутимо отвечала старая дама, поглядывая на дверь. – Надеюсь, Брэндрейт не слишком замешкается. Видишь ли, я уверена, что, если бы Афродита его увидела, планы Психеи вполне могли бы осуществиться. Знаешь ли, богиня весьма неравнодушна к мужской красоте.

Эти замечания несколько смутили Эвелину. Ведь в воображении тетки Психея имела виды на сердце Эвелины, а значит…

– Что вы нашли в этом язвительном маркизе, не понимаю, – раздраженно заявила Эвелина. Глаза леди Эль блеснули.

– Перестань, плутовка. Ты сама знаешь, что Брэндрейт очень хорош собой – для простого смертного, разумеется. Я убеждена, что, если бы Афродита его увидела, она непременно заинтересовалась бы планами Психеи. А там уже недалеко и до разрешения воспользоваться поясом.

Эвелина подозрительно взглянула на тетку.

– Какое, вы говорили, у этого пояса волшебное свойство? – спросила она, тщетно пытаясь восстановить в памяти предыдущую порцию тетушкиного бреда. – И что Психея собирается с ним делать?

– Она, конечно, хочет, чтобы ты надела его, глупышка. Та, кто его носит, неминуемо завладевает сердцем первого, кого она увидит.

Эвелина подавила улыбку. Можно спокойно пренебречь болтовней бедной полоумной старушки. Надо же такое выдумать? Право, нелепо – какой-то пояс может привлечь мужчину! Эвелина снова взялась за работу, когда ей вдруг пришло в голову, что последнее время общение ее тетки с обитателями Олимпа, иногда забавное, иногда раздражающее, все чаще имело отношение к ее видам на замужество. А теперь она еще и Брэндрейта к этому примешала! С чего бы это? Уж не затевает ли леди Эль сватовство между ней и маркизом?

Эвелина усмехнулась. Менее подходящую пару трудно было бы себе представить. Она проводила время, переводя с латыни и греческого, переписывая стихотворения для посылки знакомым или помогая миссис Браун по хозяйству. Его милость между тем предавался самым бесполезным занятиям вроде охоты, бильярда или карточной игры. Только в последнем сезоне он проиграл в клубе тысячу фунтов – за одну ночь! Леди Эль пыталась объяснить Эвелине, что тысяча фунтов – пустяк по сравнению с тем, что проигрывали другие, спуская иногда целые состояния. Но ничто не могло изменить мнения Эвелины, что его милость – игрок, неутомимый искатель удовольствий одним словом, пустой человек. А ведь какой огромный штат прислуги трудится не покладая рук, чтобы сберечь его имения и состояние. Нет, она была решительно невысокого мнения о Генри Стэйпле, маркизе Брэндрейте! Быть может, лорд Брэндрейт и мог прельстить своим видом Афродиту, но что до нее, Эвелины, его милость мог отправляться ко всем чертям!

– Аннабелла приезжает завтра или в четверг? – спросила Эвелина, чтобы переменить тему разговора. Аннабелла была тоже внучатой племянницей леди Эль. Она приходилась маркизу троюродной сестрой, в то время как Эвелина не была с ним в кровном родстве. Аннабелла – хорошенькая, веселая и богатая – старательно расставляла сети маркизу. Эвелину всегда забавляло, как эта и без того весьма недалекая особа превращалась в полную дурочку, преследуя неуловимого маркиза. Чего она никогда не могла понять, так это того, что Брэндрейту и впрямь доставляли удовольствие расточаемые кузиной комплименты. Не мог же он быть настолько глуп, чтобы верить всем ее словам, особенно зная, что кузина положила на него глаз.

Маркиз был совершенно непостижим. Ведь он явно насквозь видел не слишком хитроумную тактику Аннабеллы. Как ни презирала Эвелина его страсть к всевозможным удовольствиям, она отдавала должное его уму. Брэндрейт отличался редкой проницательностью, что еще больше увеличивало антипатию Эвелины к нему. Человек, столь одаренный и расходующий свои способности на состязание со случаем в азартных играх, не мог пользоваться ее уважением. Все его существование было пустой тратой даров, ниспосланных ему свыше!

– Она уже здесь, – вмешалась леди Эль в ход ее мыслей. – Разве я тебе не сказала? Она приехала после полудня, когда ты была с кухаркой в огороде. Жаловалась на головную боль, хотя в блеске ее озорных зеленых глаз ничего такого заметно не было. Ты же знаешь, что это за девчонка! Я сильно подозреваю, что ей просто хотелось лечь пораньше, чтобы уж завтра предстать во всем блеске.

– Я думаю, вы правы. Только на днях я получила от Аннабеллы письмо, где она пишет, что надеется наконец окончательно очаровать Брэндрейта. Она накупила себе платьев на Бонд-стрит и…

Эвелине помешало докончить появление маркиза, который, едва стукнув в дверь, тут же распахнул ее настежь.

Он стоял в дверях, вертя в пальцах лорнет, сияя ленивой улыбкой. Встретившись взглядом с Эвелиной, он вздернул тонко очерченную бровь.

– А, кузина, – протянул он, вызывая у нее мгновенное раздражение своей небрежной манерой.

– Да закройте же дверь, Брэндрейт, – резко отозвалась Эвелина. – Вы устроили сквозняк, и камин дымит. Я вам не кузина, сколько раз вам повторять. Перестаньте, наконец, действовать мне на нервы этим обращением.

4.

В досаде уставившись на свою вышивку, Эвелина только несколько мгновений спустя сообразила, что Брэндрейт не только ничего ей не ответил, но и пропустил мимо ушей ее приказание войти.

– Ну, в чем дело? – спросила она, бросив на него вызывающий взгляд. – Что вы на меня уставились?

– Вам, очевидно, не по себе? – преувеличенно заботливо осведомился маркиз. – Мне очень жаль. Я не знал, что вы нездоровы. У вас голова болит?

Эвелина в негодовании подняла глаза к небу.

– Вы прекрасно знаете, что я совершенно здорова. А теперь прошу вас, закройте дверь – хотя я бы предпочла, чтобы вы закрыли ее с другой стороны. Но раз вы уже здесь и, судя по всему, намерены остаться, избавьте нас, по крайней мере, от опасности простудиться!

– Ах да, конечно, – сказал он, закрывая наконец дверь. – Вы так негодуете, потому что я назвал вас кузиной. – С видом оскорбленной невинности он прижал руку к груди. – Боюсь, что я действительно рассердил вас. В таком случае прошу простить меня! Молю вас о снисхождении! Тысячу раз приношу вам свои извинения, дражайшая ку… Ах, боже мой! Мне, верно, следовало сказать «любезнейшая моя приятельница!» Но, право, я и не подозревал, что вам неугодно, чтобы я называл вас кузиной. Кроме того, я всегда считал такое обращение вполне пристойным. Если бы я только знал, что оно вас оскорбляет, я бы уже давно оставил всякие попытки продолжать употреблять такое…

– Да хватит вам дурачиться! – воскликнула Эвелина, тщательно пытаясь скрыть невольную улыбку.

Он, наверное, заметил что-то в ее глазах или увидел, как у нее слегка дрогнули губы, так как мгновенно уловил перемену в ее настроении. Небрежной походкой пройдясь по комнате, он продолжал:

– Мне просто казалось, что, называя вас кузиной, я способствую созданию доброжелательной атмосферы и всеобщего удовлетворения в этом доме.

– А сами-то вы довольны? – спросила Эвелина, всматриваясь в его лицо с выражением притворного интереса и внимания, какое она тысячу раз наблюдала у Аннабеллы.

Помедлив немного, Брэндрейт наклонил голову:

– Признаюсь, что в настоящий момент я очень доволен. Понимаете ли, я совсем забыл, какая вы чертовски хорошенькая, разумеется, когда ведете себя вежливо.

– Когда я вежлива! – воскликнула с негодованием Эвелина. – Ах, боже мой! Вы и впрямь полагаете, что доставили мне удовольствие вашим комплиментом. Как же это вы недооценили то обстоятельство, что я намеренно льстила вашему тщеславию, спрашивая, довольны ли вы.

При этих словах улыбка исчезла с лица маркиза. Ноздри его раздулись, глаза блеснули. Однако, к его чести, он не дал волю гневу, отразившемуся в его лице. Он лишь слегка поклонился Эвелине в знак признания одержанной ею победы и принялся раскачивать в пальцах лорнет за длинную черную шелковую ленту.

Эвелина была приятно удивлена. Всем известна вспыльчивость маркиза. Он насилу сдержался, чтобы не обрушиться на нее с потоком гневных слов. Но именно то, что он все же сдержался, немного возвысило его в ее глазах.

Впрочем, если отбросить предубеждения, маркиз был выдающейся личностью. Высокий, с безупречной осанкой, он великолепно выглядел в тончайшего сукна черном фраке, черных панталонах и черной шелковой бальной обуви. Фигура у него была изумительная: широкие плечи, тонкая талия, узкие бедра, сильные мускулистые ноги. Уголки крахмальных воротничков над искусно завязанным шейным платком (в высшем свете такой узел называли а lа Брэндрейт) упирались в безупречно выбритые щеки с высокими скулами и твердый подбородок. Его темные волосы были подстрижены и причесаны a la Brutus. Одним словом, все как у всех, но чуточку лучше. Но надо признать – одно примиряло с его лощеным видом: в серых глазах маркиза читались недюжинные ум и воля. Все в нем вызывало восхищение светских дам и щеголей, но эти черты его характера ценились немногими.

«Неудивительно, – думала, глядя на него, Эвелина, – что лорд Брэндрейт считается самой завидной добычей на ярмарке невест. В ком еще можно найти такое редкое сочетание богатства, знатности и внешней привлекательности, как в нем?»

Заметив ее внимательный взгляд, маркиз холодно осведомился:

– Итак, каково же ваше впечатление, мисс Свенбурн?

Привыкшая к его резкой прямоте, Эвелина спокойно ответила:

– Оно вам, вероятно, известно. Вы довольно хороши собой, прекрасно одеваетесь и обладаете редкой способностью влиять на общее мнение без каких-либо усилий с вашей стороны. Невозможно не преклоняться перед таким букетом достоинств.

Он был, казалось, изумлен.

– Правильно ли я расслышал? Вы делаете мне комплименты или смеетесь надо мной?

Приподняв брови, Эвелина попыталась принять равнодушный вид.

– Нет, я отнюдь не смеюсь. Я, безусловно, не из числа ваших восторженных поклонниц. Но правда есть правда. Что толку извращать очевидное? – Она слегка улыбнулась. – Кроме того, таково мнение большинства моих знакомых дам.

– Не знаю, как вас понять, Эвелина, но боюсь, что вы все же смеетесь надо мной.

– Нисколько. Иначе я непременно бы нежно улыбалась и часто-часто хлопала ресницами, превознося до небес вашу красоту.

Он смотрел на нее долго и пристально. Эвелина не отводила взгляда.

– Нет, – произнес он наконец, – я вас не понимаю и никогда вас не понимал!

– Ну что ж, меня это устраивает. Думаю, мы квиты и можем презирать друг друга и дальше сколько душе угодно.

Он покачал головой с явным недоумением и, подойдя к тетке, нежно поцеловал ее сморщенные пальцы. Посоветовав ему не обращать внимания на слова Эвелины, леди Эль поблагодарила его за то, что он не замедлил прийти. Она пожаловалась на скуку и пожелала сыграть в пикет. Брэндрейт был сама любезность. Он тут же придвинул столик и, усевшись на софу рядом с креслом тетки, с большим оживлением погрузился в игру.

Заметив, что свечи почти догорели, Эвелина отложила работу и принялась менять свечи в трех канделябрах, служивших для освещения гостиной. В других домах с большими средствами и многочисленной прислугой это входило в обязанности лакеев. Но в их положении Эвелина была рада принести хотя бы небольшую пользу.

Это занятие в очередной раз напомнило ей об удручающей бедности Флитвик-Лодж. Проходя мимо Брэндрейта, Эвелина недовольно поморщилась. Леди Эль могла бы разрешить все свои многочисленные финансовые проблемы, приняв предложение маркиза – десять тысяч фунтов за бюст Зевса! Эвелина не сомневалась, что стоит ему проявить чуть больше настойчивости, и тетушка согласится. Деньги были ей крайне необходимы.

Только сегодня утром тетка сказала Эвелине, что получила новое уведомление от фирмы «Томас и Райли» с Ганновер-стрит, ссужавшей деньги многим аристократическим семействам. Под колоссальные проценты они одалживали деньги и ее покойному мужу. Бедный Генри любил пожить широко: карты, лошади, охота. Он так и не успел расплатиться с долгами до своей безвременной кончины.

Приезд Брэндрейта в Флитвик-Лодж устранял все эти трудности. Как могла леди Эль отказаться от десяти тысяч фунтов? Нет, не следовало Эвелине даже и думать о том, чтобы помешать тетке воспользоваться этим более чем великодушным предложением.

5.

– Клянусь Зевсом! – воскликнула Афродита и тут же проворно зажала себе рот рукой. Потом предостерегающе нахмурилась в сторону своего сына и Психеи. – Только посмейте обмолвиться Громовержцу, что я упомянула его имя, как это делают смертные. Я вас живо сошлю в подземный мир лет на десяток, а то и на два. Смотрите у меня! – Черты ее лица вдруг смягчились, и она медленно обратила свой вспыхнувший любовью взор на маркиза Брэндрейта. – Кто это дивное создание? – проговорила она наконец мечтательно.

Психея назвала имя маркиза. Пренебрежительно ткнув пальцем в сторону Эвелины, Афродита спросила невестку:

– И ты хочешь, чтобы это жалкое подобие женщины влюбилось в это изумительное воплощение лучших черт человечества?

Психея не опустила глаз под презрительным взглядом свекрови. Стушеваться перед суровостью Афродиты означало погубить себя окончательно. Поэтому, приняв вид решительный и независимый, она отвечала со всей уверенностью, на какую была способна:

– Право же, это неплохая идея. Вот увидите, хотя они и постоянно ссорятся, они очень подходят друг другу.

Запрокинув голову, Афродита рассмеялась. Звук был настолько прелестный, что Психея не сомневалась: если бы обитатели Флитвик-Лодж могли услышать эти восхитительные переливы, они бы плакали от восторга. Успокоившись и утерев несколько слезинок, прокатившихся по ее белоснежному лицу, она потрепала Психею по щеке. Этот жест мог показаться самым дружелюбным и даже нежным выражением родственных чувств. Но Психею он не обманул.

– Ну и дурочка же ты. Как ты можешь терпеть такую глупость, Эрот? Да проживи я еще миллион лет, мне никогда не понять нелепый склад ее ума.

– Мама, – укоризненно заметил Эрот, – по-моему, уже довольно.

– Нет уж, ты послушай! Чтобы такой великолепный образец человеческой породы, – она послала Брэндрейту воздушный поцелуй, – увлекся подобной невзрачной особой. – Она досадливо щелкнула пальцами в сторону Эвелины, словно стряхивая какую-то мошку со своих одежд. – Только полная идиотка могла додуматься до такого.

К большому удовольствию Психеи, Эрот снова сделал попытку вступиться за жену, но Психея, нежно коснувшись его белой батистовой туники, остановила резкие слова, готовые сорваться с его языка. После такого заступничества ей доставалось от свекрови больше обычного.

– Купидон, любовь моя, – начала она ласково, пользуясь римским вариантом его имени, – твоя мать говорит, увы, лишь горькую правду. Не стану притворяться, у меня нет таких способностей, как у тебя или у нее. Но я знаю одно: под притворным равнодушием Эвелины скрывается страстная натура, ожидающая только пробуждения. А что до Брэндрейта, – тут она бросила лукавый взгляд на Афродиту, – ему не позволяет полюбить невероятная гордость. Такой я еще никогда ни в ком не замечала.

Психея сразу же убедилась, что нашла верный подход. Брови Афродиты недоуменно изогнулись над сверкающими глазами.

– Гордость? – повторила она. – Ну так он имеет полное право гордиться своей внешностью. Сам Зевс, наверное, приложил руку к созданию такой восхитительной фигуры и столь прекрасного лица.

С озабоченным видом, наморщив брови. Психея сказала:

– Возможно, вы правы. Не стану спорить, он очень хорош собой. Я слышала вчера вечером, как он хвастался перед одним своим знакомым, что может завоевать любую женщину, какую пожелает, стоит ему поманить ее пальцем. Быть может, я и заблуждаюсь, но мне кажется, что его гордость превратилась в нечто более опасное – в тщеславие и высокомерие.

Поджав губы, Афродита устремила на лорда Брэндрейта проницательный взгляд, в котором уже сквозило явное недовольство. Психея постаралась скрыть улыбку. Как легко ее свекровь попалась на удочку! Красавица-богиня никогда не могла удержаться, чтобы не осадить при случае высокомерного мужчину.

Психея прислушалась к разговору Эвелины с лордом Брэндрейтом. Предмет их спора вызвал у нее дрожь в коленях. Речь шла о бюсте Зевса, а Психея меньше всего желала бы привлечь к нему внимание Афродиты. У свекрови и так уже возникли подозрения на ее счет, хотя Психея довольно удачно притворилась, что понятия не имеет, каким образом бюст очутился во Флитвик-Лодж.

Прошло по меньшей мере три десятилетия с тех пор, как Психея украла бюст из великолепного дворца свекрови на Олимпе. Шум, поднявшийся по этому поводу, так напугал Психею, что она позволила отцу Эвелины случайно обнаружить его на раскопках в Греции. Она считала тогда, что, если бюст окажется во владении смертного, Афродита никогда не узнает о его местонахождении.

Но по воле этого чудовища, Немезиды, она оказалась теперь вместе с Афродитой – не говоря уже о своем муже! – в каких-нибудь тридцати шагах от бюста. Живи она хоть еще пятьдесят тысяч лет, ей никогда не понять, что затевают Мойры – суровые богини судьбы, ведающие всем на Олимпе. Ничего нельзя сохранить в тайне дольше чем на десяток лет. Кто-нибудь обязательно обнаружит твой секрет, потому что нити Судьбы непременно пересекутся наихудшим образом там, где не нужно. Ни одного прегрешения нельзя скрыть от неистовой богини мщения Немезиды.

Психея с досадой прикусила губы, вспомнив множество предметов, украденных ею из разных уголков славного царства Зевса и спрятанных у нее в шкафу. Она сама не понимала, зачем она это делала. Пожалуй, все началось лет двести тому назад, когда она застала Эрота флиртующим со служанкой из гостиницы в Глостершире. Она не знала до тех пор, что временами он может преображаться в простого смертного. Потом выяснилось, что сама она тоже может пребывать среди смертных и принимать участие в их жизни, правда будучи невидимой. Эрот так и не догадался, что именно она призвала из кухни обуянного гневом отца девушки, чтобы спасти дочь от приставаний подозрительного незнакомца.

Психея улыбнулась при этом воспоминании. Как поразился тогда ее супруг! От неожиданности он вернулся в свой подлинный облик на глазах у изумленных смертных, причем одно его крыло выскользнуло из-под бархатной туники, при виде чего бедная девушка упала в обморок. На лице его отразилось такое смятение, что Психея хохотала до слез. Но впоследствии, подумав об этом происшествии, она поняла, что привязанность к ней ее драгоценного супруга, которого она преданно обожала уже два тысячелетия, начинает понемногу ослабевать.

В ту ночь она украла одну из его стрел, кончик которой был заострен кровью агнца, и спрятала под подушкой. Она заснула в слезах, и с того дня отношения между ними стали осложняться. Психея не знала, что делать, и не представляла себе, как вновь возбудить в нем прежнюю страсть.

Но она недолго предавалась печали из-за своих личных проблем, найдя утешение в играх со смертными. Она с упоением предалась новому занятию. Одной из ее последних затей был роман отца Эвелины, а теперь в ее помощи явно нуждалась его дочь.

«Но как бы все-таки скрыть от Афродиты, что я украла ее любимую скульптуру?» – подумала Психея со вздохом.

Взглянув на супруга, она еще больше пала духом. Суждено ли ей когда-нибудь вернуть его любовь?

Эвелина с силой сжала в руке щипцы для снятия нагара.

– Как вы смеете, Брэндрейт, предъявлять мне подобные обвинения! Я водворилась в Фли-твик-Лодж с целью подольститься к леди Эль! Уму непостижимо! Все, кому ведом мой характер, знают, что я не способна опуститься до таких низких происков. Зато все, кто знает вас, нисколько не сомневаются, что вы способны на любой образ действий для достижения ваших целей. Слава богу, моя преданность тетушке всем известна. Вы можете спросить хотя бы нашего доброго викария, способна ли я на такое чудовищное притворство, коварство и бессовестные поступки.

Эвелина всегда бесстрашно вступала в стычки с маркизом. Она не боялась его, как большинство ее знакомых. Да и все их общество почитало за лучшее не связываться со столь опасным противником. Но в данный момент Эвелина, преисполнившись праведным гневом, смело заняла позицию между Брэндрейтом и бюстом Зевса, угрожающе помахивая щипцами, словно шпагой.

– Мне никогда не понять, почему вам понадобилось сделать эту вещь – единственную в этом доме, да и в целом мире, имеющую для меня ценность как память, – предметом ваших вожделений. Вам известно, что мой отец нашел эту скульптуру на раскопках в Греции.

– И подарил ее леди Эль.

– Которая с тех пор неоднократно выражала желание передать ее мне. Она так бы и поступила, не вмешайся вы с вашим неслыханным предложением. Можно было бы подумать, что вы соблазняете ее этими десятью тысячами исключительно из антипатии ко мне. Но этого просто не может быть. Я не совершила ничего, что могло бы в такой степени настроить вас против меня.

Она с удивлением заметила, как в серых глазах Брэндрейта появился стальной блеск. Он открыл было рот, но тут же снова сжал губы, что явно стоило ему немалого усилия. Она не сомневалась: он хотел ей что-то сказать, но сдержался. О чем он думает? Эвелина заморгала глазами, как она всегда непроизвольно делала в минуты напряженной работы мысли. Она мгновенно воспроизвела в памяти все столкновения с маркизом, пытаясь уяснить себе причину его недоброжелательства, но не смогла припомнить ничего особенного. Что могло вызвать такой недобрый взгляд? И почему он молчит?

– Прошу вас, объяснитесь, – произнесла она наконец. – Чем я вас оскорбила? Имейте в виду, что бы вы ни сказали, это не может меня обидеть. Хотя по вашему виду совершенно ясно, что вы полны дурных мыслей.

– Я не доставлю вам такого удовольствия. – Глаза его сузились в щелочки.

– Значит, вы признаете, что затаили на меня обиду?

– Спросите ваше сердце, вашу совесть, и вы получите ответ. Хотя я иногда сомневаюсь, есть ли у вас она. А сердца у вас уж точно нет, во всяком случае, в нем нет и крупицы чувства, иначе бы вы…

Он вдруг замолчал, как будто осознав, что чуть было не обнаружил то, что желал скрыть. Его точеные черты снова приобрели обычно свойственную им холодность и высокомерие, и он сдержанно докончил:

– Иначе бы вы не стали соперничать со мной за эту скульптуру.

– Это не то, что вы хотели сказать.

– Это все, что вы от меня услышите.

В гостиной воцарилось молчание. Эвелина не сводила с маркиза глаз. Она и представить себе не могла, чем вызваны все эти упреки. Покачав головой, она отошла к фортепьяно и опустилась в кресло возле запыленного инструмента.

– Мне очень жаль, Брэндрейт, – сказала она тихо. Он ошибался в ней. Сердца, быть может, у нее и не было, но совесть ее мучила, если она кого-то невольно задевала. – Я ничего не понимаю! Скажите мне, чем я вас обидела, чтобы я могла попросить прощения.

К ее удивлению, черты его несколько смягчились.

– Я вам почти верю, – произнес он. В этот момент в разговор вмешалась леди Эль, про которую оба спорщика, кажется, совсем забыли.

– Ах, я вспомнила одно досадное дело, которым мне следует заняться. Извини меня, Брэндрейт, я предоставляю тебе… занять мою племянницу несколько минут. Миссис Браун был нужен пластырь. Кухарка говорила мне об этом еще до ужина, а я совсем забыла. Кажется, она порезала себе палец. Надеюсь, что за это время она не истекла кровью. Впрочем, Мепперс уже давно бы мне об этом сообщил. Так что я еще успею. Я вернусь через несколько минут.

Эвелина рассеянно кивнула вслед тетке. Она была настолько озабочена своим разговором с маркизом, что даже не вслушалась в странно сбивчивые объяснения леди Эль. Глаза ее были устремлены на потертый дорогой ковер под ее стоптанными туфлями. Она все еще мучительно пыталась вспомнить, что она такое сказала и сделала, отчего Брэндрейт явно назло ей пытается купить дорогую ей вещь у леди Эль.

– Что это все значит? – услышала она в этот момент его голос.

Оторвавшись от созерцания ковра, Эвелина с изумлением увидела подозрительное выражение на лице маркиза.

– О чем вы? – спросила она.

– Да ладно! – воскликнул он. – Довольно вам прикидываться святой невинностью. Все это глупости! Неужели леди Эль всерьез верит, что стоит ей выйти за дверь, как я тут же объяснюсь вам в любви, завладею вашим сердцем и стану просить вас быть моей женой?

– Господи, Брэндрейт! Что вы такое говорите? Объяснитесь мне в любви? Вы? Уж если кто и говорит глупости, так это вы. А что до завладения моим сердцем, так вы же уже заметили – и совершенно справедливо! – что у меня его нет. Я и леди Эль то же самое говорила не более получаса тому назад. Я никогда не стремилась к замужеству и, насколько помню, ни разу не была влюблена, не считая одного мальчика-грека. Мне было тогда одиннадцать лет, и мы играли возле Акрополя, где мой отец возился со своими лопаточками и щеточками. Он знал по-английски не больше десятка слов, и у него были чудесные смеющиеся глаза – большие, карие, с пляшущими в них огоньками. Я думала, сердце у меня разорвется, когда пришло время возвращаться в Англию. Скажу больше, Брэндрейт, с вашей стороны в высшей степени самонадеянно думать, что леди Эль вдруг решила устроить наш союз. Мне смешно даже думать, что вы могли бы склонить меня на брак. Хотя должна признать, что в объяснении в любви есть нечто забавное. Вы не согласны?

Эвелину удивило, что маркиз не спешил с ней согласиться. С некоторой тревогой она заметила, что на лице его появилось выражение, с каким он преследовал лису на охоте с гончими. Рожок еще не протрубил, а он уже всадил шпоры в бока своего вороного коня и летит по полю. Что бы это значило?

Вздев очки на переносицу, Эвелина спросила:

– Брэндрейт! Что вы на меня так смотрите?

6.

Внимательно прислушиваясь к разговору, Психея затаила дыхание. Ах, что же будет дальше? Трепет предвкушения охватил ее. Сердце у нее сильно забилось. Уже несколько недель, а вернее лет, она ждала этого момента, и он наконец настал. Если бы только Эвелина была хоть чуть-чуть более искушенной, все бы устроилось наилучшим образом! Психея понимала, что маркиз собирался сломить сопротивление Эвелины парой поцелуев. Конечно, намерения его были вполне благородны. Но что из того?

Все же странное создание эта Эвелина! Бросить ничем не прикрытый вызов Брэндрейту и даже не понимать при этом, что она сделала. Сами посудите, какое это может оказать на него воздействие! Маркиз принадлежал как раз к тому типу мужчин, кто не в силах устоять перед непреодолимым препятствием. Все должно быть подвластно лорду Брэндрейту – а уж женщины тем более. Эвелина при всей своей наивности в совершенстве парировала подходы его милости. Нет ничего лучше, как ответить гордому, тщеславному человеку: «Мне смешно думать, что вы могли бы склонить меня на брак». Поистине замечательные слова! Она сама не сумела бы лучше выразиться! «Сейчас он ее поцелует», – подумала Психея, не замечая, что происходит у нее за спиной, пока она не услышала голос мужа:

– Нет, я не позволю тебе!

– Что случилось? – Обернувшись, Психея увидела, что Афродита крепко держит лук сына и пытается выхватить у него стрелу. – Эрот, почему твоя мать пытается отнять у тебя оружие?

– Она считает, что нужно послать в грудь маркиза одну из моих стрел. Но я этого не допущу! Я уже двести лет не вмешивался в дела смертных и сейчас не намерен.

– Отдай мне лук! – потребовала Афродита. – Сейчас же! Разве у тебя нет уважения к родной матери?

– Не вынуждай меня отвечать на этот вопрос, мама.

Опасаясь, что Эрот в конечном счете уступит матери, Психея сказала:

– Прошу тебя, не стреляй в Брэндрейта, дорогой. Я уверена, что из этого выйдет больше плохого, чем хорошего. Если ты хочешь испытать на ком-либо силу своих чар, стреляй в Эвелину. Ее сердце глухо к любви, и боюсь, что страсть Брэндрейта только отпугнет ее, а то и обратит в бегство.

– Не слушай ее! – вмешалась Афродита. – Этого гордеца надо проучить. Хоть раз в жизни он должен испытать безответную любовь. Эрот, слушай свою мать! Разве я давала тебе когда-нибудь дурные советы?! – вопросила она грозно под тяжелый вздох сына.

– Ни в кого я не стану стрелять, – пробормотал Эрот сквозь зубы, пытаясь высвободить лук из цепких рук матери. Афродита придерживала его локтем, держа в свободной руке стрелу. Эрот старался отобрать у нее хрупкий лук, не повредив его, но тщетно.

Психея в страхе следила за тем, как Афродита, преодолев сопротивление Эрота, вставила стрелу и натянула тетиву.

– Нет! – воскликнула Психея, бросаясь к ним. В последний момент она сумела изменить направление полета стрелы. С резким свистом, сопровождаемым мелодичным звуком, напоминающим перезвон маленьких колокольчиков, она вонзилась Эвелине в основание шеи.

– Она пронзила Эвелину! – в восторге воскликнула Психея.

– Дура! – мрачно сказала Афродита. – Я хотела, чтобы Брэндрейт обезумел от страсти и выставил себя на посмешище в свете. А теперь эта уродливая бедняга влюбится в него по уши и бросится ему на шею. Разумеется, он ее отвергнет. Что останется этой несчастной, я тебя спрашиваю? Только зачахнуть от тоски.

Взглянув на свекровь. Психея вздернула подбородок:

– Вот уж нет! Это не в ее характере!

Брэндрейт склонился над изумленной Эвелиной, когда она вдруг ощутила у основания шеи странное тепло, а затем по спине у нее пробежала восхитительная дрожь. «Откуда бы это внезапное и неясное чувство?» – подумала она, но ее внимание было слишком поглощено намерениями маркиза, чтобы задержаться на этих подробностях.

Что у него на уме?

Брэндрейт твердо оперся обеими руками о фортепьяно и наклонился к ней еще ближе. Она никогда не видела его таким и, к своему ужасу, вдруг поняла, что он собирается ее поцеловать.

– Так, значит, вы не верите, что я могу завоевать ваше сердце, – прошептал он. Эвелина чувствовала у себя на лбу и на волосах его горячее дыхание.

Она открыла рот, чтобы велеть ему перестать вести себя так глупо, но, когда губы ее приоткрылись, чтобы выговорить эти слова, он тут же закрыл их своими. Это внезапное нападение не только лишило ее возможности говорить, но и вызвало в ней удивительные ощущения, нахлынувшие на нее мягкими убаюкивающими волнами. Тепло распространилось по всему ее телу, голова кружилась, и сердце трепетало. Тепло это проникло в ее руки до самых кончиков пальцев, ноги ослабели, и вся душа ее наполнилась волшебной смесью желания и надежды. Она почувствовала себя возрожденной и полной сил. Да как она только допустила такое?! Но как нежно и сладко прикосновение его губ! Но это же совершенно ужасно! Беда в том, что она не в состоянии шевельнуться. Его поцелуи держат ее в плену. Она почувствовала, как его пальцы коснулись, шеи в том самом месте, откуда началась эта странная дрожь, снова пробежавшая у нее по спине. Бессознательно Эвели-на начала подниматься с кресла и буквально упала в его объятия. Он притянул ее к себе, снова в поисках ее губ, и мир вокруг растворился в наслаждении. Она невольно обхватила руками его шею, отвечая поцелуями на поцелуи.

Эвелина никогда еще не ощущала ничего подобного. Но самое удивительное заключалось в том, что, отдаваясь его поцелуям, она испытывала чувство полной безопасности, исходившее от его сильных рук. С самого раннего детства никто ее не обнимал так нежно, с такой любовью. Его объятия пробуждали в ней такие глубокие, такие пылкие чувства, что ей хотелось, чтобы эти мгновения длились вечно.

«О чем он думает сейчас?» – пришло ей вдруг в голову.

– Это же надо! – сказала насмешливо Афродита. – Жалкое зрелище. Только посмотрите на нее! Она уже на нем повисла. Я не позволю продолжаться этому фарсу!

Неизвестно откуда, разве что прямо из воздуха, в руках у нее возник флакончик с янтарного цвета жидкостью. Жидкость переливалась в нем, как будто тая в себе какую-то магическую силу.

– Нет, прошу вас, не надо! – воскликнула Психея. – Эвелине просто необходимо узнать, что это такое – влюбиться до потери рассудка. Подождите! Дайте ей побыть в этом состоянии день или хотя бы час. Если вы тогда снимете чары, у нее останутся воспоминания. Она возненавидит свое девичество и станет стремиться к любви. Я уверена в этом.

– Я никогда не обращала внимания на советы смертных! – отвечала Афродита, грациозной, плавной походкой приближаясь к Эвелине. Остановившись у нее за спиной, она провела пальцем, смоченным в эликсире, по тому месту, где Эвелину ранил Эрот. Затем она взяла с фортепьяно упавшую туда стрелу и перебросила ее сыну. – Увидишь теперь, какую силу имеет мое снадобье даже против стрел Купидона, – сказала она Психее.

Психея в отчаянии заломила руки. Утратив способность чувствовать в результате действия знаменитого эликсира Афродиты, Эвелина будет куда менее, чем раньше, склонна открыть кому-нибудь свое сердце.

Эвелина пыталась бороться с собой, напоминая себе, какое Брэндрейт на самом деле чудовище. Но ничто не могло заставить ее высвободиться из его объятий, пока она не услышала его смех. Этот звук поразил ее так, словно ее неожиданно с головой погрузили в ледяную воду. Отшатнувшись, она уставилась на него в полном изумлении.

– Зачем вы это сделали? – воскликнула она.

Брэндрейт смотрел на нее как человек, только что очнувшийся от сна. Сначала он, казалось, ее вовсе не услышал, но, когда ее слова дошли до его сознания, он спросил:

– Что сделал? А, вы имеете в виду поцелуй? Не знаю. Не помню, что меня побудило. Горькие слезы обожгли глаза Эвелины.

– Тогда я сама вам скажу, что вас побудило. Это все та же единственная причина, почему вы вообще что-нибудь делаете: постоянная жажда удовлетворения своего собственного безмерного тщеславия. Вы жестоки, Брэндрейт. Сначала вы пользуетесь тем, что застали меня врасплох, а потом смеетесь…

– Я не смеялся, – быстро перебил он ее. – То есть не знаю, почему я засмеялся, но теперь я вспомнил… Хотя не может быть! Послушайте, Эвелина…

– Если вы не смеялись, значит, на вас напал кашель?

– Ну конечно нет. Во всяком случае, я… – Взгляд его затуманился, речь стала бессвязной. Он снова попытался привлечь ее в объятия, но она резко оттолкнула его.

– Какая самонадеянность! – воскликнула она. – Неужели вы думаете, что я позволю вам снова целовать себя? Глупец вы после этого. И не воображайте, что ваши поцелуи произвели на меня хоть малейшее впечатление. Поцелуи как поцелуи, ничего замечательного. А теперь извините меня, я очень устала. Спокойной ночи.

Высоко подняв голову, она неверными шагами направилась к двери. Ноги у нее дрожали, и с каждым шагом она все больше опасалась, что силы оставят ее окончательно.

Но наконец она преодолела расстояние до двери и, выйдя из гостиной в холл, прислонилась к стене. Дубовая панель холодила ей щеку, все еще горевшую от сознания того, как опрометчиво она поступила. Сняв очки, она утерла слезы, катившиеся у нее по щекам. Ей не верилось, что она сознательно допустила с его стороны такую вольность. Но ведь от себя не скроешься – она сама обняла его и отвечала на его поцелуи, как какая-нибудь распутная девка! Ею как будто овладели какие-то таинственные чары. Неужели Брэндрейт обретал такую власть над всеми женщинами, которых он желал влюбить в себя?

Эвелина больше всего ужасалась тому, что в ней неудержимо поднималось желание вновь испытать пережитое!

Сообразив, что Брэндрейту не было смысла задерживаться в гостиной после ее ухода, она до смерти испугалась. Сейчас он застанет ее в состоянии позорной слабости. Эвелина, очнувшись, поспешила к себе в спальню.

7.

– Вот! – торжествующе воскликнула Афродита, обращаясь к Психее. – Видишь, как легко я могу изменить действие стрел моего сына. – Она вдруг задумалась, что-то явно припоминая, и пробормотала: – Но куда же я дела другой флакон?

Стоя в стороне от своих дам, Эрот оглядывал стрелу, проверяя, не пострадала ли она в недавней переделке. Услышав последние слова матери, он повернулся к ней, подергивая в раздражении крылом.

– Уж не собираешься ли ты опять вмешаться, мама? За что же ты тогда упрекала Бабочку?

– Да ну тебя, Эрот! Я просто хочу развлечься… проучить немного лорда Брэндрейта. У тебя нет оснований возражать. В конце концов, я – богиня, а твоя жена из простых смертных. Небо и земля, как ты сам понимаешь.

Эрот насмешливо приподнял бровь:

– В настоящий момент я большой разницы не вижу.

– О, ради твоего деда, Зевса-тучегонителя, перестань меня раздражать! Да где же, наконец, этот флакон? – повторила она, уставившись куда-то в облака.

Эрот протянул руку жене:

– Тогда хоть ты прояви благоразумие. Послушай меня, давай вернемся домой. Здесь тебе вообще нечего делать. И как твой муж я настаиваю.

– Но не могу же я уйти прямо сейчас, – перебила его Психея. – Это я виновата, что стрела попала в Эвелину. Я должна постараться, чтобы она оправилась после этого… несчастного случая.

Лицо Эрота омрачилось.

– Вот как, – произнес он медленно. – Что ж, я не стану спорить с тобой, но только, если ты попадешь в беду, не приходи ко мне жаловаться.

– Когда это я тебе жаловалась? – немедленно вспылила Психея.

Бросив на нее сердитый взгляд, Эрот одним взмахом крыльев величественно вознесся ввысь через второй и третий этажи дома. Легкий шорох, похожий на шуршание ветра в камышах, сопровождал его полет.

У Психеи сжалось сердце. Она снова оскорбила мужа. Ей страстно захотелось позвать его, но она не могла издать ни звука.

Встряхнувшись, она снова сосредоточила внимание на свекрови, все еще бормотавшей что-то себе под нос. У Афродиты было два эликсира: один, который она испытала на Эвелине, убивал любовь, а другой вызывал бурную страсть. Если Афродита решит использовать его в случае маркиза, он влюбится в первую встречную, которой может оказаться Аннабелла!

– Ах, – произнесла Психея вкрадчиво, – прошу вас, оставьте в покое Эвелину и Брэндрейта. Что вам они?

Когда Афродита ответила ей всего лишь презрительным взглядом. Психея вдруг вспомнила, что произошло вчера перед тем, как она покинула Олимп. Она была убеждена, что это событие поможет ей отвлечь внимание Афродиты.

– Кстати, – сказала она быстро, – Артемида посетила вас? Или она снова сослалась на головную боль? Ах, я совсем забыла! Когда я выходила из дворца с час тому назад, я ее видела. Она выглядела такой юной, оживленной и…

Как Психея и рассчитывала, на лице Афродиты выразилось изумление.

– Что? – Ее пальцы сжали шнурки ридикюля. – Не может быть. Ты ошиблась.

– Нисколько. Она шлет вам привет и надеется, что своим недомоганием не причинила вам неудобства. – С этими словами, осторожно подхватив свекровь под локоть. Психея потихоньку отвела ее от Брэндрейта к дверям и дальше, дальше, как можно дальше от этого дома.

Афродита скрипнула своими великолепными зубами.

– Я всегда была невысокого мнения об этой охотнице. То она расплывается в улыбках, то плетет всякие гнусные интриги. Сначала она заявила, что с удовольствием примет мое приглашение, а потом у нее, видите ли, голова разболелась. Это у богини-то! А теперь еще напрашивается, чтобы ты ее поздравляла с выздоровлением.

– Ну, она не то чтобы очень напрашивалась…

– Какое это имеет значение? А этот ее новый охотничий костюм! Какая нелепость – шляпа с пером! Меня особенно раздражает, когда мой отец величает ее, вслед за римлянами, Дианой, да еще таким тоном, что слушать противно! Ты заметила на последнем пиру у Вакха? Держу пари, она нарочно намочила свои одежды, чтобы они ее плотнее облегали, а потом…

Психея наконец вздохнула свободнее. Она уже усвоила, что Афродиту можно было легко отвлечь одним только упоминанием кого-нибудь из ее соперниц.

– О да, я помню. Я совершенно согласна. Ужасно, просто ужасно, – успокаивающе твердила она, беспрестанно кивая и стараясь принять самый сочувствующей вид.

На фоне темного неба в лучистом сиянии были уже видны контуры Олимпа. Психея всегда испытывала трепет и благоговение, приближаясь к царству Зевса. Серебристый туман окутывал покрытые пышной зеленью холмы, величественные кипарисы и колоннады дворцов. Там было множество садов, прекрасных аллей и извилистых тропинок. Каждое дуновение ветерка доносило сладкие звуки лиры Аполлона.

Психея полюбила Олимп, поселившись в этой обители бессмертных, и особенно она привязалась к Зевсу, который с самого начала, несмотря на свою репутацию сурового и гневного божества, явно благоволил к ней. Ни разу он не гневался на нее, чего она заранее опасалась. Напротив, он был воплощением доброты и частенько с участием выслушивал ее жалобы на злоязычие свекрови и чудовищное равнодушие ветреного мужа.

Это он посоветовал ей поискать себе развлечений на стороне и пообещал при возможности поговорить с Эротом, чтобы выяснить причины его странного поведения последние двести лет. Психея сомневалась, однако, что у Зевса нашлась такая возможность, поскольку никаких изменений в отношении к себе супруга она так и не заметила.

Психею заставило отвлечься от ее размышлений молчание Афродиты. Потом свекровь вздохнула. Чтобы вернуть ее к прежней теме, Психея быстро заметила:

– По правде говоря, я не могла поверить, что Артемида действительно приглашала вас на ужин. По меньшей мере раз десять такие ее приглашения кончались ничем.

– Это ужасная особа! – воскликнула Аф-родита. – Последний раз мы должны были сидеть за одним столом – для того, чтобы покончить раз и навсегда с нашими прошлыми недоразумениями, – так она пожаловалась, что у нее воспаление легких. Ну можно ли придумать что-нибудь более нелепое! А кроме того… – Она внезапно остановилась и вырвала свою руку у Психеи. – Ах ты дрянная девчонка! С каких это пор ты оказалась на моей стороне против Охотницы? Ты что это задумала? Хотя я догадываюсь. Ты пыталась отвлечь мое внимание от Брэндрейта, и тебе это почти удалось, но только почти!

Она с ликующим возгласом извлекла из воздуха второй флакон. С улыбкой, одним легким движением кисти отвернула пробку и, как на крыльях, вплыла в дом сквозь кирпичную стену.

– Прошу вас, не надо! – умоляла, следуя за ней, Психея. – Подумайте! Ведь в доме полно других женщин. Что, если Брэндрейт влюбится в Аннабеллу или, избави нас небо от такой напасти, в леди Эль!

Но Афродита только усмехнулась:

– Не имеет значения! В кого бы ни влюбился наш надменный маркиз, лишь бы только он влюбился.

Брэндрейт по-прежнему стоял в гостиной у камина. Опершись на каминную доску, он шевелил в огне поленья и бормотал:

– Вот проклятое создание. Она просто моя Немезида.

– Разве Немезида здесь? – спросила встревоженная Афродита. – Она последнее время на меня очень сердита.

– Разумеется, нет. Я уверена, что Брэндрейт выразился метафорически.

– Слава небесам! – воскликнула Афродита и понюхала крепко сжимаемый ею в руке флакончик. Она подошла ближе, приготовившись смочить эликсиром лоб маркиза, но Психея, ухватив ее за локоть, дернула его изо всей силы, надеясь помешать осуществить ее намерение. Из попытки ее, однако, вышло нечто совсем противоположное: флакончик упал на кирпичи камина и разбился вдребезги, щедро оросив черные шелковые башмаки маркиза. – О небо, что ты натворила! – Афродита отступила назад, прижимая руки к груди. – Я даже предвидеть не могу, что теперь случится. Одной капли из моего флакона достаточно, чтобы поразить любовью сердце смертного, но что же будет, если вылился целый флакон?

Психея застыла на месте, глядя на внезапно изменившееся лицо Брэндрейта. Маркиз уронил кочергу и выпрямился, расправив плечи и стараясь перевести дух. На лице его выразилось страдание. Он пошатнулся и чуть было не упал. Но, к удивлению Психеи, все-таки удержался на ногах и прошептал:

– Эвелина, моя любимая, каким я был глупцом.

– Он произнес ее имя, – проговорила Афродита, приложив пальцы к губам. – Ему достаточно было произнести ее имя, чтобы влюбиться! Ему не нужно было даже ее видеть перед собой! Ах, мое искусство еще выше, чем я предполагала. Интересно, что бы вышло, если бы я вылила столько эликсира в сандалии Адониса!

Расстроенная всем случившимся, Психея не смогла удержаться.

– Он бы, наверное, произнес имя Персефоны, – ехидно заявила она, зная о давнем соперничестве богинь за этого прекрасного собой смертного.

Афродита устремила на нее разгневанный взгляд:

– Ты осмелилась сказать такое мне! Мне!

Это ее последнее восклицание, казалось, сотрясло воздух в гостиной.

– Простите, я забылась,– кротко повинилась Психея. – Я не должна была проявлять такое жестокосердие, но я очень сердита. Посмотрите только, что вы наделали!

– Ну и что ты трепыхаешься? Что вообще может быть важного в делах этих бестолковых людишек? И почему только мой сын предпочел тебя всем богиням, которых я для него… Постой, а куда это Брэндрейт направился?

Когда лорд Брэндрейт чуть не налетел на них, обе дамы поспешно отступили. Он, очевидно, их не видел. Но безумное выражение его лица и капельки пота, выступившие у него на лбу, сделали его вид устрашающим. Он стремительно выбежал из гостиной.

Обменявшись быстрыми взглядами, Афродита и Психея последовали за ним.

Он одним духом промчался по лабиринтам коридоров старинного дома и наконец взбежал по крутой лестнице, все время повторяя имя Эвелины. Приблизившись к двери ее спальни, он настойчиво постучал три раза подряд.

– Кто там? – раздался удивленный голос Эвелины.

– Брэндрейт. Откройте, мне нужно с вами поговорить.

– Брэндрейт?! – повторила пораженная Эвелина. – Что вы здесь делаете? Что это значит? Зачем вы у моей двери в такой поздний час? Вы с ума сошли?

– Я должен с вами поговорить, должен! – с неистовым напором повторял маркиз.

– Нет, – сказала Эвелина. – Вы уже достаточно наделали вреда за один вечер. Прошу вас, немедленно уйдите. Вы же понимаете, какой вы можете вызвать скандал своим приходом? Уходите сейчас же!

Брэндрейт слегка покачивался, как пьяный.

– Я не могу уйти, не узнав, любишь ли ты меня.

– Что? Люблю ли я вас?

– Да! – воскликнул он. – Скажи мне только, что ты любишь меня, Эвелина. Ты для меня одна в целом мире! Я всегда любил тебя, любил страстно, безумно. Ответь мне, любишь ли ты меня?

За дверью воцарилось молчание. Психея совсем было собралась проникнуть в спальню сквозь стену, чтобы посмотреть, что делает Эвелина, прочитать ее мысли по выражению лица, но вид Брэндрейта буквально приковал ее к месту.

Если он и раньше поражал красотой, теперь, под влиянием любви, – или, вернее, под влиянием волшебного эликсира Афродиты, – он был просто невероятно прекрасен! Его лицо как будто озарилось священным огнем, серые глаза, сверкающие пламенем страсти, еще больше подчеркивали совершенную красоту его черт. Даже сам Эрот выглядел подобным образом только однажды – когда его мать дала наконец согласие на их брак. Психея знала, что значит быть любимой таким человеком, как маркиз, и слезы внезапно затуманили ей взор. Стоит им только преодолеть их взаимные предубеждения, и Эвелина познает все волшебство любви в его объятиях. И в то же время сердце Психеи мучительно сжималось при виде Брэндрейта. Эрот любил ее с такой же страстью, но похоже, что это миновало навсегда.

Но если она и не сможет вновь разжечь затухающую любовь мужа, она, по крайней мере, поможет Эвелине или хотя бы попытается это сделать. Кстати, неплохо бы убедиться, какое впечатление произвел пыл маркиза на эту весталку.

Но когда она сделала шаг, чтобы войти в спальню Эвелины, дверь вдруг распахнулась, и из расписного глиняного кувшина хлынул поток воды. Психея только успела рассмотреть рисунок в виде хорошеньких колокольчиков, прежде чем этот поток обрушился на маркиза. Он окатил его с головы до ног, насквозь промочив ковер у двери.

– Я надеюсь, у вас в голове прояснилось, милорд. У меня просто больше нет воды, чтобы устранить последствия слишком большого количества выпитой вами мадеры, или что вы там пили. Ничем другим я не могу объяснить все те глупости, что вы наговорили, колотя в мою бедную дверь. А теперь уходите, пока я окончательно не вышла из себя и не обошлась с вами покруче, как выражался мой отец. Он, знаете ли, обучил меня боксерским приемам. Да-да, нечего вам на меня так таращиться. Если вы приметесь снова испытывать мое терпение своими объяснениями в любви, столь же ложными, сколь и фальшивыми, вы раскаетесь в каждом вашем слове! С пылающими щеками Эвелина захлопнула дверь.

Брэндрейт с недоумением взглянул на собственные мокрые ноги.

– Какого черта я здесь? – спросил он громко. – Господи, неужели я… – Он потер себе лоб и оглянулся по сторонам, словно стараясь понять, где он находится. – Мне следует перестать столько пить, хотя не помню, чтобы я выпил больше двух бокалов. Чудеса!

Он вытер воду с лица и волос и несколько мгновений смотрел на дверь. С озадаченным выражением он сделал шаг вперед и слегка коснулся полированной дубовой поверхности. Вздохнув, как показалось Психее, с каким-то до конца неосознанным чувством, он опустил руку.

– Ничего не понимаю, – сказала растерянная Афродита. – Выходит, вода может вот так просто уничтожить эффект моего эликсира. Как странно! Придется мне придумать другой состав.

Но теперь я должна посмотреть, что он будет делать дальше.

Афродита последовала за маркизом, но Психея не могла уйти, не узнав, что происходит в сердце Эвелины. Проникнув сквозь стену в спальню, она увидела зрелище, сильно взволновавшее ее. Эвелина лежала на постели лицом вниз, горько рыдая.

Психее хотелось подойти к ней, погладить по роскошным каштановым волосам, утереть слезы с ее прелестных щечек, но она не могла этого сделать. Для этого ей бы пришлось принять облик простой смертной, а на такое она сейчас не была способна. Преображение в человеческий образ требовало огромных усилий. Она потом часами испытывала головокружение и слабость. Сейчас, после длительного пребывания в Фли-твик-Лодж, ей был необходим отдых и крепкий олимпийский сон, чтобы восстановить силы.

Поэтому она, только проворковав нечто успокаивающее и сочувственное, направилась в гостиную, где застала Афродиту. Богиня стояла над лежавшим в кресле с закрытыми глазами Брэндрейтом. Надо же было так заинтересоваться маркизом! Психея не сомневалась, что ничего хорошего из этого не получится.

– Великолепный все же экземпляр, не Правда ли? – Афродита, наклонившись, поцеловала маркиза в губы. – Как ты думаешь, он чувствует мою ласку?

– Возможно, видит во сне, – отвечала Психея. Она испытывала ужасную усталость и грусть. – Я возвращаюсь на Олимп. Вы со мной?

Златокудрая богиня любви пожала плечами:

– Я полагаю, мне тоже следует вернуться, пока Зевс не обнаружил, чем я занимаюсь. У меня так мало развлечений с тех пор, как он запретил мне вмешиваться в дела смертных. Не стоило бы мне говорить тебе такое, но я восхищаюсь тобой за то, что у тебя хватило смелости нарушить его запрет. – Она взглянула на бюст Зевса. Он медленно погружался в полную темноту; свечи, горевшие в канделябрах по обе его стороны, догорая, бросали последние отблески. – Хотя я и не могу доказать, что ты у меня его украла, я уверена, что это так. Я нашла у тебя мой пояс, что подтверждает безобразную твою склонность к воровству. Ты виновата, и, если не вернешь мне скульптуру до конца месяца, я посвящу отца моего, Зевса, во все твои проделки. Можешь быть уверена, он сошлет тебя на реку Стикс. Там ты станешь помогать Харону, сопровождая души умерших в мир Аида и Персефоны. Прелестное занятие!

У Психеи задрожали колени. Она взглянула туда, где должно было быть изображение Зевса, с недавних пор приносящее ей одни несчастья, потом на свекровь.

– О, вы не будете так жестоки!

– А вот увидишь! У кого хватит терпения выносить твои выходки? Во всяком случае, не у меня. И не у моего сына. Тебе это прекрасно известно. Все уже десятки лет сплетничают и смеются над тем, как остыла его любовь. Любовь Эрота! Право же, это забавно! Я говорила ему, что будет, если он женится на смертной. Но разве он меня послушал? Конечно нет. Это проклятие матерей – любить и опекать детей, чтобы эти несчастные пренебрегали их советами, когда они больше всего в них нуждаются. Ну же, не будь плаксой, Психея. Возьми меня под руку и проводи на Олимп, где нам и подобает быть. Я очень устала. Я и забыла, как утомительно переступать границы обители бессмертных богов.

Каждое слово Афродиты стрелой вонзалось в сердце Психеи. И что самое ужасное, каждое ее слово было правдой. Суровость тона свекрови делала эту ужасную правду еще более невыносимой. «Я не заплачу», – приказала она себе, зная, что богиня стала бы еще сильнее презирать ее за такую человеческую слабость. Поэтому Психея только выше вскинула голову и стала просить свекровь рассказать ей, какую месть та придумала для Артемиды.

9.

На следующее утро Эвелина проснулась с тупой головной болью и таким чувством, словно глаза у нее песком засыпаны. Она медленно открыла их и уставилась на полог кровати из потускневшего золотистого шелка. Державшийся на четырех столбиках красного дерева, он был собран в центре и прикреплен к потолку. Когда шелк был еще новый, это, должно быть, выглядело очень красиво. Но теперь, протершийся, местами порванный, он походил на паутину. В ее печальном настроении это показалось особенно неприятным.

Захлопнув вчера дверь перед носом у Брэнд-рейта, она плакала, пока не заснула. Ей хотелось теперь, чтобы мелькавшие у нее в памяти картины, да и сам маркиз, стоящий на мокром ковре, были только привидевшимся ей кошмаром. Но увы, лорд Брэндрейт, разумеется, не растворился тенью в ночи и все остальное произошло на самом деле и всего-то несколько часов назад.

Эвелина лежала неподвижно, тяжело вздыхая и стараясь успокоиться. Никогда в жизни она не была так расстроена. Быть может, поэтому она никак не могла примириться со случившимся.

Мысли беспорядочно носились у нее в голове. Почему Брэндрейт сказал то, что он сказал?

Господи, ведь он и вправду признался ей в любви! Возможно ли, что он действительно любит ее, но смог признаться в этом, только когда напился?

Невозможно! А может быть, все-таки возможно? Но даже если бы он и любил ее, она его не любит. Тогда почему, когда он ушел, она упала на постель и рыдала, как ребенок? Что он ей?

Только мужчина, который поцеловал ее, но поцеловал так, что ей уже никогда этого не забыть. Никогда!

Ах боже мой! От воспоминаний о его поцелуях у Эвелины перехватило дыхание. Она спрыгнула с постели, как будто ее саму облили ледяной водой. Она лихорадочно заходила по комнате, дергая себя за длинные каштановые пряди выбившихся из-под чепчика волос.

Если бы он не целовал ее, все было бы куда легче. Но ласки его навсегда лишили ее покоя.

Она резко остановилась и взглянула на себя в большое зеркало в позолоченной раме, висевшее на стене. Ей захотелось внезапно оценить себя как женщину, чего с ней не случалось раньше. Она взяла с туалетного столика очки. Эвелина вполне могла обходиться и без них, но ей хотелось увидеть себя без прикрас такой, какой видели ее другие, какой видел ее Брэндрейт.

Аккуратно продев дужки очков за уши, Эвелина широко раскрыла глаза и вгляделась в зеркало.

Она увидела в нем грустную морщинку над тонкими бровями и очки, сразу съехавшие ей на кончик носа. За стеклами очков глаза ее были отцовские, карие. Мистер Шелфорд, викарий, сказал ей на прошлой неделе, что при свечах они сияют янтарным блеском. Этот комплимент, высказанный им не без краски в лице, удивил ее. Она было решила, что он пытается за ней ухаживать, но после недолгих сомнений мысль эту оставила как не стоящую внимания.

Но правда ли, что ее глаза отсвечивают янтарем? Не это ли вызвало вчерашний приступ безумия у Брэндрейта? Ведь, несмотря ни на что, в его словах было столько чувства! Насмехался он над ней или тоже что-то увидел в ее глазах?

«Не может такого быть», – отвечало ей сердце. Стоило только всмотреться в ее черты, и становилось ясно, что такой мужчина, как Брэндрейт, никак не мог влюбиться в нее. Он был человек в высшей степени светский. Уже в свой первый сезон маркиз приобрел особый шик и с каждым годом все больше его совершенствовал. Он был известный денди и знаток дамской моды. Уж конечно, он презирал ее за столь явное пренебрежение своей наружностью и мнением окружающих.

Тогда что он имел в виду, говоря, что любит ее… и что она для него одна в целом свете?

На это мог быть только один ответ: он просто развлекался и хотел оскорбить ее. В глубине души она сознавала, что это – чистая правда. Отойдя от зеркала, она села у туалетного столика на обитый бледно-зеленым бархатом табурет и, сняв чепчик, принялась расчесывать спутанные локоны. Ей снова пришло в голову, что он, наверное, очень желал досадить ей, говоря все это у ее дверей. Он ведь признал чуть раньше, что затаил на нее обиду. Но Эвелина никогда бы не поверила, что он мог в отместку за что-то ей неведомое лгать ей о своей любви. Она решительно его не понимала.

У нее мелькнула еще одна мысль, и она почувствовала, как щеки вспыхнули от смущения. Как это она решилась окатить его водой из кувшина? Как бы она ни была оскорблена и сердита, можно ли было так поступить?

Она положила щетку и прижала холодные руки к пылающему лицу. Она повела себя возмутительно и должна извиниться. Однако сама мысль предстать снова перед его милостью да еще и признать свою вину вызвала у нее дрожь в коленях. При самых благоприятных обстоятельствах ей было трудно разговаривать с Брэндрейтом, но о том, чтобы просить у него прощения, она и подумать не могла без содрогания.

Глубоко вздохнув, она снова взяла щетку и продолжала расчесывать волосы, на этот раз с удвоенной энергией. Рассмеется он, если она извинится, или ответит резкостью? Она не знала. Когда волосы рассыпались у нее по плечам длинными мягкими волнами, движения ее руки замедлились, стали плавными. Успокоились и ее мысли. Она не знала, каковы подлинные чувства маркиза к ней, но воспоминание о его поцелуях каждый раз согревало ее удивительным теплом.

За все свои двадцать восемь лет она ни разу не испытала ничего более замечательного, более чудесного, более совершенного, чем его крепкие объятия.

Эвелина закрыла глаза, стараясь вспомнить этот поцелуй в мельчайших подробностях. Брэндрейт так уверенно и дерзко опустил руки на крышку фортепьяно у нее за спиной; от его горячего дыхания мурашки забегали у нее по шее. О, каким нежным было прикосновение его губ; каким сладким и обвораживающим был поцелуй; с какой легкостью она предалась в его руки; как смело она сама обняла его, отвечая на его поцелуи.

Эвелина глубоко вздохнула. У нее возникло странное чувство, как будто она снова только что пережила все это. К собственному ужасу, Эвелина вдруг поняла, что, если бы он сейчас вошел в комнату, она, несомненно, бросилась бы ему на шею, умоляя целовать ее снова и снова.

С болью в сердце она осознала, что скорее всего это был их первый и последний поцелуй. Ей никогда не понять, зачем он это сделал, но в одном она была уверена: кувшин с холодной водой навсегда отбил у него охоту повторять подобные действия.

– Боже мой! – ворвался в ее размышления женский голос. – Впервые вижу у тебя такое романтическое выражение. Неужели ты наконец влюбилась, Эвелина? Ну скажи мне, это правда? В кого? Где и как свершилось это чудо? Это, случайно, не викарий? О да, наверное, это мистер Шелфорд. На лучший шанс я и сама бы не могла рассчитывать. Жаль только, что он мне так не нравится! Но если ты влюблена в него, я буду относиться к нему с величайшим уважением, хотя бы ради тебя. Ну скажи мне, дорогая, неужели это правда?

– Аннабелла! – воскликнула Эвелина, испуганная внезапным появлением девушки и смущенная тем, что ее застали врасплох. – Не выдумывай глупостей. Конечно, я не влюблена в мистера Шелфорда и, кстати, ни в кого другого.

– Нет, нет, нет, меня не проведешь! О ком ты только сейчас мечтала? Говори! Я настаиваю! Это кто-то, кого ты встретила на балу в прошлом месяце? Как интересно! А леди Эль знает об этом?

Не в силах больше выносить насмешки Аннабеллы, Эвелина встала. Она знала, что эта озорница и шалунья ни за что не оставит ее в покое, поэтому она решила выказать полное равнодушие к этому вопросу.

– Если тебе так необходимо знать, – сказала она, – я безумно, отчаянно и совершенно неприлично влюбилась в Брэндрейта. Ну что, я тебя в достаточной мере поразила? Но ты же сама напросилась. Теперь тебе известна моя страшная тайна.

Она бросила на Аннабеллу взгляд из-под ресниц и осталась довольна произведенным впечатлением. Аннабелла застыла на месте, ее зеленые глаза уставились на Эвелину не моргая, краска сошла с ее лица.

– Влюбилась в Брэндрейта?! – переспросила она в ужасе. – Не может быть! Если он все время увивается вокруг леди Эль, ты же не думаешь, что это из-за тебя? – В следующее мгновение ее настроение изменилось так же внезапно. – Ах, все это вздор, разумеется, и вовсе ты в него не влюбилась. Ты меня просто дразнишь, Эва, ты чудовище! – Бросившись к Эвелине, она обняла ее за талию. – И какая же я дурочка, что поверила тебе хоть на минуту. Хотя я понимаю, в чем дело. Ты просто ничего не хочешь мне рассказывать, ведь так?

– Да, не хочу, – правдиво отвечала Эвелина. Она была на несколько дюймов выше Аннабеллы. Спокойным материнским жестом она привлекла к себе девушку, обнимая ее.

Удовлетворенная, Аннабелла сменила тему, потянув Эвелину к окну.

– Кстати, о кузене Брэндрейте, ты видела, как он носится в своей двуколке по аллее? – Она вздохнула. – Я за ним уже полчаса наблюдаю. Какая у него легкая рука и как он уверенно правит! Раз или два он уже проехал всю аллею, и при этом стоя. Как тебе это покажется?

Они подошли к окну, и на расстоянии четверти мили Эвелина увидела Брэндрейта, начинающего обратный заезд.

– Это все из-за дурацкого пари с мистером Шелфордом, – сказала она. – Они намерены состязаться, как древние римляне на колесницах! Это очень опасно и глупо! Если что-нибудь получится не так, он может сломать себе шею.

– Никогда! Только не Брэндрейт, – уверенно заявила Аннабелла. – Мне кажется, он бессмертный, как олимпийские боги.

Когда Эвелина услышала эти слова, странный холодок пробежал у нее по спине. Она вдруг вспомнила нечто из событий прошлой ночи, о чем она совсем было забыла. Когда Брэндрейт объяснялся ей в любви через дверь, она вдруг услышала низкий, раскатистый, какой-то потусторонний смех, раздавшийся прямо с того места, где стоял пресловутый кувшин с водой. Смех прозвучал настолько отчетливо, что Эвелина подумала, уж не начала ли она тоже страдать галлюцинациями, как леди Эль. Странно было то, что в этот самый момент ей и пришла в голову безумная идея окатить Брэндрейта водой.

Высвободившись из объятий Аннабеллы, она подошла к кувшину и потрогала его, словно для того, чтобы убедиться в его реальности. Но чей это был смех? Уж не дух ли какой обосновался в ее спальне? Смех показался ей знакомым, он был похож на смех Брэндрейта после того, как он ее поцеловал.

– Да ты только посмотри на него! – воскликнула Аннабелла. – Ты должна его видеть. Иди же сюда! Он снова встал.

Эвелина вернулась к окну и как зачарованная наблюдала за тем, как поднявшийся во весь рост Брэндрейт хлестнул лошадей. Ее охватил такой страх, что ей стало дурно.

– Ах, зачем он так? – прошептала она.

– Ну не чудо ли он? – беспечно ворковала Аннабелла. Отойдя от окна, она закружилась по комнате. – Я попрошу его прокатить меня до завтрака. Ты думаешь, ему понравится мое новое платье?

Эвелина взглянула на Аннабеллу, уже стоявшую в дверях. Платье как платье, в полоску, с пышными оборками на юбке. Полоски были зеленые, под цвет ее глаз.

Аннабелла – красивая девушка. Ей только что исполнилось двадцать. Невысокая и миниатюрная, с маленькими, изящными руками, узкими щиколотками и самыми крошечными ножками, какие Эвелине случалось у кого-нибудь видеть. Вокруг высоко уложенного на голове узла волос спускались десятки белокурых локонов. Она очень гордилась своей внешностью, но, по мнению Эвелины, ее нельзя было за это осуждать. В самом деле, сочетание больших зеленых глаз, ротика сердечком и безупречного овала лицо производило поистине неземное впечатление и было достойно всяческого поклонения.

Эвелина высказала свое мнение, как всегда, откровенно:

– Если Брэндрейт не находит тебя олимпийской богиней, значит, он слеп или полный идиот.

Сверкнув белозубой улыбкой с очаровательными ямочками на щеках, Аннабелла исчезла за дверью.

Брэндрейт стоял в своей двуколке, крепко держа в руках вожжи. У него оставался еще один день до состязания с мистером Шелфордом, настоявшим, чтобы они правили лошадьми стоя. Он сам не понимал, каким образом викарию удалось втянуть его в эту нелепую затею. Он помнил только, что речь между ними зашла о его кузине Аннабелле.

Мистер Шелфорд обвинил Аннабеллу в легкомысленном поведении. Брэндрейт отвечал на это, что, во всяком случае, она не такая зануда, как некое известное ему духовное лицо, служившее в одной богом забытой деревушке, в котором не было и искры жизни.

Не следовало ему так жестоко дразнить мистера Шелфорда. По правде говоря, его немало удивил недобрый огонек, вспыхнувший в глазах викария. Он даже подумал, что Шелфорд вот-вот на него накинется, особенно когда тот сжал кулаки с таким видом, что, того и гляди, затеет хорошую потасовку.

– Я бы должен был вас вызвать, – заявил Шелфорд, – но мое положение в этой забытой богом деревушке, как вы изволили выразиться, запрещает мне нарушать королевские законы.

– На вашем месте я бы не дал этому соображению мне помешать.

– Вам бы уж это, конечно, не помешало. – Шелфорд усмехнулся и, расслабив сжатые кулаки, достал из кармана зеленого сюртука серебряную табакерку. – Потому что вам глубоко безразличны чувства и мысли окружающих. Я же не в таком завидном положении, чтобы ими пренебрегать. Но вы очень ошибаетесь, если воображаете, что я намерен не замечать ваши оскорбительные замечания. Вместо поединка я вызываю вас на состязание: устроим гонки в любого типа экипажах по вашему выбору от Флитвик-Лодж до деревни. Это примерно две мили.

– Я принимаю ваш вызов, – живо отозвался Брэндрейт, раздраженный данной ему викарием характеристикой.

– Вы слишком поторопились с ответом. – Викарий насмешливо приподнял бровь. – Состязаться мы будем стоя.

– Стоя? – переспросил удивленный Брэндрейт.

– Вот именно, как римляне на колесницах, если у вас хватит на это смелости.

– Смелости? У меня?! И вы полагаете, вы… – Брэндрейт с невероятным усилием сдержал готовое сорваться у него с языка ругательство.

Мистер Шелфорд всегда был ему несимпатичен. Впрочем, он не давал себе труда понять этого человека. Было известно, что Шелфорду очень не повезло с выбором профессии. Хотя Брэндрейт не знал никаких подробностей, ему всегда казалось, что викарию в качестве поля деятельности куда больше подошла бы армия, чем церковь. Поэтому вызов на состязание вместо дуэли его не очень удивил. Хотя Шелфорд и принял сан, он не отказался от занятий спортом и был в отличной форме. Маркиз отнюдь не считал, что, если Шелфорд сочиняет проповеди для деревенских жителей, он окончательно оставил свои прежние увлечения. По правде говоря, больше всего маркизу пришлись не по душе критические отзывы Шелфорда о его кузине. Этого он не мог стерпеть. Хотя он и не был в нее влюблен, он знал ее с детства и относился к ней как к младшей сестре.

– Я бы много дал, – сказал Брэндрейт, – чтобы сейчас иметь возможность скрестить с вами шпаги.

– Я уже объяснил вам причину моего отказа от поединка и предложил соответствующую замену. Так что же вы мне скажете на это? Вы согласны?

Брэндрейт колебался не долее секунды.

– Разумеется, – улыбнулся он. – Но предупреждаю: меня будет нелегко одолеть.

– Я в этом не сомневаюсь, – спокойно возразил Шелфорд.

Это последнее замечание навело маркиза на мысль, что, хотя он и считался в обществе непревзойденным атлетом, Шелфорд вполне мог оказаться искуснее его. Кто их знает, этих деревенских. Поэтому он и тренировался снова и снова на тенистой, заросшей травой аллее.

Пустив лошадь рысью и снова поднявшись на ноги, Брэндрейт утешал себя мыслью, что, хотя состязание и могло быть опасным, оно отвлечет его на несколько часов от его малоприятных размышлений.

Эвелина и его странное с ней поведение прошлой ночью не шли у него из ума. Он по-прежнему не отдавал себе отчета в том, почему поцеловал ее. Это можно было объяснить только тем, что она сама раззадорила его. А стук в ее дверь и признания в безумной любви? С ума он сошел, что ли, чтобы нести такой вздор?

Проклятье! Образ Эвелины не желал покидать его мысли.

У нее прекрасные каштановые волосы изумительного оттенка. При таких прелестных чертах лица они были бы лучшим украшением, не убирай она их так нелепо. Он никак не мог понять, почему, с ее обольстительной красотой, с ее дивной нежной кожей цвета спелого персика со сливками, она закручивала волосы, как почтенная мать семейства, одеваясь при этом в подобие монашеской рясы. Но Эвелина Свенбурн непостижима, и никому не дано ее понять.

Он считал ее прирожденной старой девой… до вчерашнего вечера.

Теперь все разом изменилось, но почему и как?

Маркиз громко засмеялся. Странная штука жизнь, и прелюбопытная! Как только он составлял о ком-то определенное впечатление, его тут же опровергали. Сначала Шелфорд, а теперь его старинный враг – Эвелина! Проживи он еще хоть сто лет, он никогда не забудет, как она отвечала на его объятия и поцелуи. Он никогда бы не подумал, насколько она страстная натура. Она сама обняла его и крепко целовала в губы, словно забыв обо всем на свете.

Он, конечно, не остался равнодушным. Страсть с новой силой охватила его от ее прикосновений. То, как она полностью предалась ему, удивительно возбуждало.

Что бы это все значило? Он пустил лошадей шагом, приближаясь к дому. Если бы он только не напился и не выставил себя на посмешище у ее дверей прошлой ночью, он бы с удовольствием приветствовал ее сейчас. Ему по-прежнему не верилось, что он мог говорить с ней в таком тоне! Что заставило его нести такую чушь? Он, кажется, даже выражал готовность жениться! Черт возьми! Не иначе, что-то неладно с бренди, который он пил вчера.

Слава богу, что она окатила его водой, пока не произошло чего-нибудь похуже!

Когда он проснулся сегодня утром, его поразило, насколько нереальным казалось ему все происшедшее. Какое-то мгновение перед окончательным пробуждением он был убежден, что все это ему приснилось. Но по мере того как сон бежал от него, он отчетливо понимал: все произошло наяву.

Ну и что он скажет ей теперь? Оставался один выход: согласиться с ней в оценке его тогдашнего состояния… признать, что он был пьян. Это не льстило никому из них. Кстати, он не желал признать, что поцелуй был вызван той же причиной.

А какое это все, в сущности, имеет значение? Маркиз с досадой ударил сапогом в пол двуколки. Что ему Эвелина – этот постоянный источник раздражения на протяжении уже многих лет! По сути дела, он ничуть не раскаивался ни в одном из своих поступков. За ее вмешательство в его дела, за ее упрямство в этой истории с бюстом Зевса она и не заслужила ничего лучшего. Поделом ей его неприличная навязчивость, в пьяном или трезвом виде, не важно.

Выбросив из головы воспоминания, Брэндрейт обратился мыслями к будущему. Он приехал в Флитвик-Лодж, рассчитывая убедить леди Эль принять его предложение десяти тысяч фунтов за бюст Зевса, отчасти чтобы поправить ее финансовое положение. Но, впрочем, собственное удовольствие он из виду не упускал. Он желал обладать этой скульптурой с того самого момента, как впервые ее увидел. Как только он уладит это дело, то тут же и уедет отсюда.

Оставив лошадей и опустившись на сиденье, он взглянул на несколько обветшавший дом. При виде его маркиз всегда испытывал такое чувство… словно он приехал повидаться со старым другом.

Как и многие дома в Бедфордшире, этот был выстроен из светлого кирпича. Фасад затянулся вьющимся плющом, ниспадавшим красивыми гирляндами на семь окон-фонариков.

Оценивающим взглядом Брэндрейт окинул главное здание и окружающие его постройки. Повсюду были видны следы запустения: облезлые оконные рамы, заросшая подъездная аллея, запущенный газон, давно не стриженные деревья, отсутствие цветов на клумбах, где догнивали с прошлой осени опавшие листья.

«Потребуется целое состояние, чтобы привести здесь все в порядок, – подумал он, – и внутри уже кое-где появилась сырость и плесень». Прошлой ночью во сне он запутался ногой в простыне и проснулся от треска рвущейся материи. Брэндрейт знал, что взамен маленькой, пусть и подлинно античной скульптуры он предлагает леди Эль возрождение ее старого дома и прежнего образа жизни. Он ожидал, что она только поблагодарит его за щедрость. Когда она, заколебавшись, отложила окончательное решение и, наконец, попросила его задержаться на несколько дней, чтобы обсудить с ним все еще раз, он был искренне озадачен.

Леди Эль из тех женщин, кто всегда знает, чего они хотят; поэтому должна быть какая-то особая причина ее странной нерешительности.

И когда он узнал, что это Эвелина убеждала леди Эль отказаться от его предложения на том основании, что бюст будто бы должен принадлежать ей по наследству, он был крайне возмущен. Какой эгоизм! Как жестоко с ее стороны мешать тетке, которую, по ее словам, она обожала, приобрести материальную независимость и привычный комфорт.

Нет, Эвелину невозможно понять. Он меньше всего ожидал, что она станет препятствовать счастью тетки. Быть может, он просто не знал ее с этой стороны. Однако он все-таки не оставлял надежды убедить тетку воспользоваться его щедростью. Пожалуй, стоит дать понять Эвелине, как жестоко с ее стороны настаивать на том, чтобы леди Эль отдала бюст ей, вместо того чтобы продать ему.

Когда в дверях дома показалась женская фигура, неожиданная, совершенно нежеланная волна возбуждения охватила его. Он понял, к своему прискорбию, как он жаждал снова увидеть Эвелину. Что за глупое желание! Откуда оно, черт возьми, взялось?

Когда солнце высветило золото волос на непокрытой голове женщины, он испытал одновременно облегчение и разочарование.

– Приветствую вас, кузен, – раздался музыкальный голос Аннабеллы.

Глубоко вздохнув, он ответил ей. Ему нравилась Аннабелла, ее кокетство, в котором проглядывала вчерашняя девчонка, то, как она неприкрыто льстила ему. Но когда она подошла, его вдруг посетила удивительная мысль: будь на ее месте Эвелина, он бы вновь, как вчера, попытался обнять и поцеловать ее.

10.

Из окна своей спальни Эвелина наблюдала за тем, как Аннабелла в очередной раз пыталась завоевать сердце Брэндрейта. Он сидел в двуколке с вожжами в руке, в то время как обворожительная красотка стояла рядом, улыбаясь ему. Аннабелла кокетливо раскачивала в руке соломенную шляпку за розовые ленты, а маркиз весело болтал с ней, отвечая на ее лесть с непринужденностью человека, уже пятнадцать сезонов выезжающего в свет. Эвелину удивляло, что Аннабеллу мог так привлекать мужчина на тринадцать лет ее старше, но Брэндрейт, очевидно, был идеалом всех юных девиц.

Минут десять шел обмен любезностями при полном удовольствии обеих сторон. До слуха Эвелины часто долетал смех Аннабеллы. Наконец, видимо решив, что лошади застоялись, Брэндрейт тронул вожжи, направив двуколку к конюшне.

Когда Аннабелла скрылась из виду, войдя в дом, Эвелина поняла, что пришло время действовать, и действовать быстро. Едва ли у нее найдется хоть доля секунды, чтобы поговорить с глазу на глаз с Брэндрейтом, когда в доме начнется обычная дневная суета. Поэтому она решила увидеться с ним, пока он занят в конюшне. Ей было известно, как заботился маркиз о своих лошадях, и, уж конечно, он самолично проследит за тем, чтобы их надлежащим образом вычистили, прежде чем вернуться в дом.

Она быстро надела плохо сидевшее на ней платье из лилового шелка, вышитое стеклярусом, заколола на затылке косы, набросила на плечи шаль и бегом спустилась по черной лестнице, стараясь не попасться на глаза Аннабелле.

Оказавшись во дворе, она почувствовала, что не завязала как следует туфли. Туда мгновенно стал забиваться песок. Останавливаться ей не хотелось, во всяком случае, пока она не добежит до зарослей кустарника, чтобы Аннабелла не заметила ее. Если бы она увидела Эвелину бегущей куда-либо, она бы пустилась, не задумываясь, за ней вслед просто из любопытства.

Спотыкаясь, Эвелина бежала дальше, пока наконец не упала на траву под высоким дубом. Она только успела покрепче завязать туфли, как послышался голос Брэндрейта. Она испуганно ахнула.

– У вас изумительные лодыжки, Эвелина, – стройнее не бывает! Я и не подозревал. Не знаю, намеренно ли вы мне их продемонстрировали или нет, но в любом случае я вам весьма благодарен.

Чувствуя, как краска заливает ей лицо, Эвелина поспешно одернула юбку. С трудом переводя дух, она прижала руку к сердцу.

– Господи, Брэндрейт, как вы неслышно подкрались. Как вам, право, не совестно. Я полагаю, вы нарочно хотели напугать меня до смерти, набросившись, как разбойник с большой дороги!

Она сделала попытку встать, и маркиз протянул ей руку, чтобы помочь. Эвелина взглянула на него настороженно, словно его помощь могла грозить ей опасностью. Но, сообразив, что если она не примет учтиво его руку, то лодыжки ее, пожалуй, опять окажутся на виду, Эвелина пробормотала слова благодарности.

– Разбойник с большой дороги? – не слушая ее невнятных излияний, переспросил он. – Одна из ваших детских фантазий?

Эвелина хотела было возмутиться, но, вспомнив свою цель, поспешно отвечала:

– Нет, конечно, нет! Я никогда не была фантазеркой.

– Я мог бы догадаться, – заметил он невозмутимо.

Ей хотелось спросить, почему он вдруг нахмурился, но, опасаясь, что их уединение в любую минуту могло быть нарушено, она прошептала:

– Мне необходимо было поговорить с вами, Брэндрейт, наедине…

– Как, непременно вне дома?

– Да, – отвечала она быстро. Еще утром, думая о том, как ей лучше принести свои извинения, она решила, что, если они окажутся в комнате вдвоем, он может снова покуситься на нее. Брэндрейт пользовался такой репутацией сердцееда, что Эвелина не сомневалась: независимо от того, нравится ему женщина или нет, он всегда готов воспользоваться обстоятельствами.

– Я вижу, вы мне не доверяете? – спросил он, тоже понижая голос до шепота.

– Разумеется, нет, – последовал прямой ответ, заставивший его расхохотаться. – Схватив Брэндрейта за руку, Эвелина умоляла его быть потише. – Я не хочу, чтобы Аннабелла нас застала так.

– Застала как? – спросил он лукаво.

– Нет, вы невыносимы! – воскликнула она, забыв обо всем, и отпустила его руку.

– Я знаю, – с покаянным видом покачал он головой. – У меня бездна недостатков.

– Уж конечно, – согласилась она. – А теперь не перебивайте меня. Я вас искала с определенной целью и не хочу, чтобы меня отвлекали.

– Вы меня интригуете. – Он приблизился к ней, играя бахромой ее шали. – Вы меня искали? Очень хорошо. Но почему вы говорите шепотом? И почему я шепчу? Мы ведь, кажется, ничего плохого не сделали?

Эвелина почувствовала растущее раздражение.

– Вы просто ужасны. Вы же знаете, что сделали. Очень дурно было с вашей стороны целовать меня вчера. Очень!

– Но вам же понравилось, – отвечал он с невинным видом, прижимая одну руку к груди, а другой продолжая играть ее шалью.

Эвелина снова вспыхнула. Не глядя на него, она пробормотала:

– Я как раз об этом унизительном обстоятельстве и хотела сказать. Я, право, не знаю, как объяснить мою странную реакцию на ваши… ваши поцелуи. Я немного выпила за ужином. – Она подняла на него глаза. – Я думала об этой глупости всю ночь. Но если вы только заикнетесь о моих красных распухших глазах, я немедленно вас покину.

– Я вам не могу этого позволить, даже ради спасения моей собственной жизни. Я с нетерпением жажду услышать, что вы пришли мне сказать.

Эвелина разом растеряла все слова. Она была готова разрыдаться, как это случилось вчера, когда она захлопнула дверь перед промокшим маркизом. Она не могла объяснить, почему, когда он стоял так близко, она была готова к обмороку. Глядя на него, она почувствовала непреодолимое желание снова упасть в его объятия. До нее доносился аромат дорогого мыла, смешавшийся с запахом лошадей, притягательный для любого, испытавшего превратности жизни на бивуаках, к которой с детства приучил ее отец. Маркиз был одет, как он всегда одевался в деревне: в синем фраке, простом светлом жилете и панталонах из оленьей кожи, заправленных в высокие сапоги. Если такое возможно, он казался ей сейчас еще красивее, чем когда-либо.

Эвелине было невыносимо трудно заговорить, но, напомнив себе в третий раз, что ей не обрести покоя, пока не уладится это недоразумение, она наконец произнесла:

– Как я уже сказала, милорд, я не могу объяснить мое поведение вчера, если только, конечно, принять во внимание, что у меня не в обычае целоваться с кем попало…

Он перебил ее, дернув бахрому шали.

– Вы хотите сказать, что вас никто не целовал? – прищурился он. – Позвольте вам не поверить. Ваши поцелуи были слишком… умелыми.

– Да, не целовал, – повторила она в ужасе, что он мог так о ней подумать. – И вам это известно. У меня не было поклонников, как у Ан-набеллы.

Он не удержался от улыбки.

– Ей не понравится, что вы раскрываете ее секреты.

– Не думаю, что это для кого-нибудь секрет, особенно после ее поведения под омелой на Рождество. По меньшей мере пять свидетелей, не считая меня, видели, как она откровенно целовала вас и с какой готовностью вы ей отвечали.

– Ужасно, правда? – усмехаясь, признал он. – По правде говоря, я вряд ли вспомнил бы об этом, если бы не вы.

– Как вы можете так говорить? – Она выдернула из его руки свою шаль. – Уверяю вас, Аннабелла очень хорошо это помнит. Хотя я и не пользуюсь ее особой доверенностью, я бы не удивилась, если бы узнала, что она вспоминает об этом каждый час. Вам наверняка известно, что она вами увлечена. Или вы настолько слепы, что этого не замечаете? Она в вас влюблена!

– Это обычное детское увлечение, в один прекрасный день ее сердце заговорит по-настоящему.

– Вряд ли, если вы не перестанете ее поощрять. Но по вашему упрямому виду я понимаю, что вас не убедить. А вообще, с чего это мы заговорили об Аннабелле?…

– Ну как же, вы сообщили мне, что вас никогда не целовали, и сравнили себя с Аннабел-лой.

– Ах да. – Эвелина в полной растерянности тряхнула головой. – Не знаю, что такое на нас нашло, Брэндрейт, на вас и на меня. Я очень огорчена, смущена и очень раскаиваюсь. Простите меня, прошу вас, за то, что я невольно ввела вас в заблуждение… что я… то есть… Ах, боже мой, я сама не знаю, о чем я вас прошу. Только я не хочу, чтобы вы думали, будто я позволю вам обойтись со мной таким образом когда-нибудь еще, потому что я вовсе этого не желаю.

– И вы в этом уверены, Эвелина? – Он стоял слишком близко для ее душевного спокойствия и при этом приподнял руку, явно собираясь коснуться ее волос у виска.

Эвелина с трудом подавила желание погладить его по щеке. Устояв перед искушением, она поспешно отступила на шаг.

– Прошу вас, не надо, – прошептала она. – Я не стану притворяться. Вы слишком умны и все равно бы все поняли. Я думаю, вам известно, что я ничего так сильно не желаю, как снова оказаться в ваших объятиях, но я этого не допущу, потому что на самом деле я вас не люблю. Я знаю, что не люблю и никогда бы не могла полюбить. Но, бог весть почему, я испытываю это странное желание. Я должна извиниться за вчерашнее, я была не права, поощряя вас. Я очень, очень дурно поступила.

Он, казалось, был совершенно поражен. Его серые глаза пытливо всматривались в нее, как будто стараясь докопаться до истины.

– Я никогда еще не слышал от женщины таких искренних признаний. Но вам нет нужды извиняться. Я сам соблазнил вас своим поцелуем и потом признавался в любви, которой я не ощущаю. Я должен просить у вас прощения, Эвелина. Я в такой же степени не способен объяснить свое поведение, как и вы. Похоже, что нами овладело какое-то безумие… Ну не странная ли мы пара? Хотя в своем безумии мы не одиноки. Чего стоит леди Эль с ее олимпийцами! Во всяком случае, что касается моего непристойного появления у ваших дверей и моих идиотских речей, я смиренно прошу у вас прощения. Я не знаю, что на меня нашло.

– И на меня, когда я вылила на вас кувшин воды. – Она чуть было не рассмеялась. – Вы не представляете, как смешно вы выглядели вчера.

Она все– таки не выдержала и захохотала. В его глазах блеснула ответная искорка, и он расхохотался вместе с нею.

– Ей-богу, я вовсе не ожидал промокнуть до костей, когда столь изящно объяснялся вам в любви, – сказал он шутливо.

– Вы были просто вне себя! Уж не полнолуние ли так на вас повлияло? Я слышала, что это действует на самых разумных людей.

Каждый раз, когда она встречалась с ним взглядом, ее разбирал смех. Он тоже улыбался, таким нелепым представлялось все случившееся.

Когда они оба замолчали, Эвелине стало неловко. Она была счастлива, что события прошедшего вечера разрешились так мирно, и ей показалось, что наступил самый подходящий момент убедить его отказаться от покупки бюста.

Она предложила ему вернуться вместе в дом, и он охотно согласился. Улыбнувшись ему, хотя и с некоторой внутренней тревогой, она приступила к делу:

– Я подумала, Брэндрейт, что мы могли бы положить конец нашим спорам насчет Зевса. Ах, если бы вы согласились приобрести любую другую из находок моего отца! Я уверена, если бы вы к ним получше присмотрелись, вы бы убедились, что некоторые из них в равной степени… то есть… я хотела сказать…

По выражению его лица она поняла, что сделала ошибку. Все его дружелюбие как ветром сдуло.

– Вам не нужно мне отвечать, – грустно сказала она. – Я читаю ответ в ваших глазах. Мне следовало бы помнить про ваше несносное упрямство.

– Что касается упрямства, мисс Свенбурн, то это еще вопрос, кому из нас оно более свойственно. Вы даже не признаете наличия у меня вкуса и способности оценить прекрасное произведение искусства.

– Вы не правы. Я знаю вас уже много лет и не могла не познакомиться с вашими склонностями и интересами. Зато вы совершенно не способны оценить мои чувства в данной ситуации. Однако мы снова зашли в тупик, и, не желая навлечь на себя ваш гнев, я прошу вас забыть об этом предмете.

Они уже почти дошли до задней двери, когда Брэндрейт вдруг осторожно взял ее под руку.

– Ради тех теплых слов, которыми мы обменялись всего лишь несколько минут назад, я исполню вашу просьбу. Я забуду об этом предмете, как будто мы о нем никогда и не упоминали.

Эвелина устремила на него удивленный взгляд:

– А я думала, вы будете сердиться на меня по меньшей мере целую неделю. – Она улыбнулась, снова ощутив необыкновенную притягательную силу его глаз. – Такая снисходительность дает мне надежду, что наше знакомство когда-нибудь может стать вполне приятным.

– Плутовка! – шепнул он.

Маркиз хотел еще что-то добавить, но в эту минуту появилась Аннабелла, и слова так и остались несказанными.

– Вот ты где, Эва! – воскликнула Аннабелла, подозрительно глядя на руку маркиза, поддерживающую локоть Эвелины. – Что ты здесь делаешь вдвоем с Брэндрейтом? Уж не флиртуешь ли ты с моим кавалером?

Она переводила взгляд с нее на маркиза, заметно недовольная тем, что застала их наедине.

11.

Психея покинула Олимп с рассветом, собираясь узнать, что же произошло за ночь в сердцах ее подопечных. За это время она хорошо отдохнула, и, хотя ее собственное положение с каждой минутой ухудшалось, она спешила насладиться плодами своих трудов.

Прислонившись к высокому дубу, она внимательно выслушала разговор между Брэндрейтом и Эвелиной. Особенно тщательно она следила за выражениями их лиц, поскольку всегда считала, что таким образом можно узнать гораздо больше. Она присматривалась также и к каждому их движению, чтобы вернее судить о том, насколько успешно развиваются события.

Закрыв мечтательно глаза, она снова вздохнула. Брэндрейт чуть было не поцеловал Эвели-ну, а Психее этого хотелось больше всего в жизни. Вот еще бы разок-другой, и глядишь – дело сладилось бы.

Под пышной кроной дуба весело щебетали малиновки, и на сердце Психеи стало легче. Планы ее сбывались настолько успешно, что она с трудом могла поверить своим глазам и ушам. Во-первых, Брэндрейт и Эвелина не только вполне мирно беседовали между собой, но и шутили, чего раньше за ними не водилось. А когда Брэндрейт начал играть бахромой шали Эвелины, Психея едва удержалась от ликующего возгласа. В английском обществе при принце-регенте был очень строгий этикет. Мужчина не смел прикасаться к женщине, чтобы выразить свое чувство к ней, и поэтому – часто бессознательно – он прикасался к ее одежде. Держать в руках шаль Эвелины, дергать за бахрому – это ли не свидетельство любви! По тем временам, конечно. – О чем ты задумалась, любовь моя? При звуке голоса своего обожаемого супруга глаза Психеи мгновенно раскрылись. Ее так поразило его внезапное появление, что она не сразу нашлась, чти ответить. Обычно она слышала шелест его крыльев задолго до того, как удостаивалась лицезреть его воочию. Теперь она смотрела на него во все глаза, думая прежде всего о том, что он тут делает. Потом мысли ее переключились на то, как он хорош, с его белоснежными крыльями, несказанно прекрасным лицом, правда, в настоящую минуту слегка озабоченным, с его стройной мужественной фигурой. Он был таким же, как в день их первой встречи. Любовь, возвышенная и чистая, разлилась по всему ее существу, как животворящий поток по бесплодной пустыне. Она жаждала оказаться в его объятиях, под защитой его крыльев, как это уже бывало тысячи раз. Она хотела слышать от него, как он обожает ее и нуждается в ней. Но она знала, что этих слов ей не услышать. Вот уже двести лет, как его уста молчат об этом. Не может же она бросаться к нему на шею! Она не верила больше в его любовь.

– Ты не хочешь сказать мне, где блуждают твои мысли, Психея? – вдруг спросил он мягко. – Разве я стал тебе настолько чужим, что ты не можешь открыть мне, о чем думаешь?

– О чем я думаю? – переспросила Психея, не зная, что ответить. Как она могла поведать ему свои грустные мысли? Вот скажет она ему, что не верит в его любовь, и он признает, что любви больше нет? Что тогда?! Одно дело – подозревать, другое – услышать этому подтверждение. Нет, она не может ему ничего сказать. – Да так, размышляла о лорде Брэндрейте и его Эвелине, – сказала она. – Они любят друг друга, хотя еще не успели этого осознать.

Эрот нахмурился. Глядя в сторону, он, казалось, раздумывал, что бы на это сказать. Наконец, скрестив руки на груди и устремив на нее пристальный взгляд, он заявил:

– Ты теперь не так часто бываешь дома, как раньше, Психея. – Он взял ее за подбородок. – Твое отсутствие тревожит меня. Вчера, когда я застал тебя здесь, среди смертных, мои подозрения оправдались. – Тон его стал более резким. – Мало того, что ты постоянно нарушаешь приказ верховного божества, ты еще и крадешь… Психея, я просто не знаю, как мне поступить с тобой! Ты совсем не та, что была, когда я женился на тебе много лет назад, и скажу откровенно… я скучаю по той Психее, которую некогда знал.

– Ты скучаешь по мне? – Ее сердце оглушительно застучало. Он заговорил так впервые за многие десятилетия, и в ней вспыхнула надежда. – Я не изменилась, мой Эрот, я все та же! Я просто думала… мне казалось, что ты больше не любишь меня.

– Я не люблю тебя? – Он выглядел потрясенным. – Как ты можешь так говорить? Мои чувства к тебе нисколько не изменились. Это ты стала холодна и равнодушна.

– Я? – возмутилась Психея. – Каждый раз, когда я пытаюсь заговорить с тобой, это все равно что говорить с пустым местом! Ты просто киваешь или мычишь, спрятавшись за твоими свитками, и совершенно меня не замечаешь, особенно по ночам. – Слезы подступили к ее глазам. – Я, конечно, украла пояс у твоей матери, но только потому, что знала: она никогда не даст мне ни его, ни своих эликсиров.

– А почему она должна давать тебе что-то для смертных? Ты же знаешь, что это запрещено!

– Я же всего лишь хочу помочь несчастным людям, запутавшимся в своих любовных делах. А Афродита думает только о том, будет ли Адонис танцевать с ней на следующем летнем балу у Зевса и как ей насолить Артемиде! Мне это скучно! Почему я не могу взять ее пояс, если он поможет Эвелине познать любовь?

– Как, ты еще и оправдываешься? Воровство – это чудовищное преступление. Не настолько же ты глупа, чтобы этого не понимать!

При упоминании о глупости – любимом слове Афродиты в разговоре с невесткой – Психея вскипела:

– Глупа? Эрот, сознайся, ты опять говорил обо мне со своей мамашей?

Бог любви несколько смутился:

– Да, я советовался с ней сегодня утром, и она сказала, чтобы я запретил тебе возвращаться в Бедфордшир и вообще в Англию. Куда лучше будет разобраться, что с тобой творится.

– Со мной?! – Психея пришла в полное негодование. – Ничего, мой супруг, абсолютно ничего! Один день общения с разумными существами, одна ночь в объятиях любящего мужчины – вот все, что мне нужно! Можешь передать это твоей драгоценной мамочке. Она – женщина, она прекрасно меня поймет. А что до твоих запрещений и приказаний, я могу сказать тебе только то, что люди повторяют из века в век: можешь убираться с ними ко всем чертям и мамашу прихватить с собой!

Щеки Эрота побагровели, что было особенно заметно по контрасту с его белоснежными крыльями и белокурыми локонами. Слова Психеи сильно его разозлили. Плотно сжав губы, он молча взмыл в воздух и исчез в облаках. Вероятно, полетел на Олимп жаловаться божественной матери.

Слезы жгли глаза Психеи, следившей за его исчезновением. Жемчужная нить ее семейной жизни оборвалась, оборвалась навсегда! Эрот куда больше стремится ублаготворить мать, чем понять жену. Психея направилась вдоль по тропинке, ведущей к гроту. Ей было необходимо уединиться, чтобы излить боль разбитого сердца. Подхватив длинные белые юбки, она бросилась бежать.

– Эвелина, я не понимаю, – произнесла с натянутой улыбкой Аннабелла. – Мне всегда казалось, что ты ненавидишь Брендрейта. И ты никогда не выходила из дому, чтобы встретиться с ним. Почему ты не расскажешь мне, о чем вы беседовали?

Аннабелла не давала ни Эвелине, ни маркизу войти в дом. Она никак не желала оставить их в покое, стремясь узнать, о чем они говорили и почему наедине.

Брэндрейт, отмахнувшись небрежно от назойливых расспросов кузины, сказал ей наконец твердо:

– Что за несносное детское любопытство, кузина! Если вам так неймется, мы пытались договориться по поводу бюста Зевса, но нам это опять не удалось.

– Какая ерунда! – Аннабелла мгновенно успокоилась. Его ответ явно удовлетворил ее. – Мне до смерти надоело день и ночь слышать разговоры об этой безобразной статуе. Если не ты об этом твердишь, Эва, так мистер Шел-форд – который, кстати, дожидается в гостиной – начинает восторгаться линией его носа или сложнейшим рисунком волос. Я, право же, с ума сойду, если услышу о нем еще хоть слово!

– Прошу тебя, не надо! – Эвелина обменялась с маркизом лукавым взглядом. – Довольно с нас сумасшедших. Обещаю тебе больше не заводить о нем речь. А ты мне обещай сохранить рассудок!

Маркиз прикусил губу, чтобы не рассмеяться.

– Вот и чудесно! – воскликнула Аннабелла. – А вы, Брэндрейт? Вы тоже обещаете? Ни слова больше о бюсте Зевса?

Эвелина ожидала ответа маркиза. Он чуть заметно усмехнулся, прежде чем ответить.

– Все, что вам угодно, моя крошка! Аннабелла была и довольна, и недовольна подобным обращением. В тоне маркиза было достаточно нежности, чтобы удовлетворить влюбленную девицу, но само это обращение напоминало ей лишний раз, что она не только намного моложе кузена, но и очень маленького роста. На ее взгляд, это являлось существенным недостатком. Она выпрямилась и поднялась на цыпочки.

– Я не так уж и мала, – сказала она. – Мне вовсе не нравится это глупое прозвище.

– Но я же не имел в виду ваш рост.

– Нет, имели, знаю я вас, – Надув свои прелестные губки, она взяла маркиза под руку и, продолжая отчитывать его за неугодное ей обращение, увлекла его к дверям.

Эвелина смотрела им вслед. На мгновение ей вспомнилось, как она чувствовала себя в его объятиях. Право же, ее собственная фигура и, как говорят, почти царственная осанка недурно подходили к его атлетическому сложению и немалому росту. Пережитое наслаждение зажгло ей щеки.

Да что же это такое?! Опять она думает о Брэндрейте! Как это глупо, ведь он никогда ее больше не поцелует, да и сама она никогда бы ему не позволила.

Эвелина последовала за Аннабеллой и маркизом, и до нее долетел последний из глупых комплиментов, расточаемых этой юной леди своему кузену:

– Как сверкают ваши сапоги, кузен. У вашего камердинера, верно, есть свой собственный рецепт ваксы? Уж не добавляет ли он в нее шампанское, как советуют некоторые?

– Только немного бренди. – Маркиз лукаво ей подмигнул.

– Какая чушь! – произнесла Аннабелла в полном блаженстве, поднимаясь вместе с ним по ступеням террасы.

Эвелина уже привыкла оставаться в стороне, когда Аннабелла начинала кокетничать. Подобрав лиловые юбки, она медленно шла за флиртующей парочкой, недоумевая, что привело викария в Флитвик-Лодж в столь ранний час. Но внезапно что-то отвлекло ее от этих мыслей.

Что– то было не так, но что?

Эвелина оглянулась на старый дуб и заросли кустарника. Сначала она даже не поняла, что именно привлекло ее внимание. Но вдруг заметила, что малиновки как-то примолкли.

Наступившая тишина поразила ее. Жизнь кипела вокруг, но не было слышно ни звука. Она повернулась было к Брэндрейту и Аннабелле, чтобы спросить, что они об этом думают, но они уже вошли в дом, оставив ее на террасе.

В чем дело? Эвелина, полная любопытства, хотела было уже вернуться к дубу.

Она не успела сделать и трех шагов, как услышала звуки, которые, вероятно, и спугнули малиновок, – громкие рыдания какой-то молодой женщины.

У старого дуба тропинка, по которой шла Эвелина, разделялась. Одна дорожка, усыпанная гравием и поддерживаемая в довольно хорошем состоянии, вела к конюшне, другая, заросшая по колено травой, вела к лесу.

Эвелина остановилась у развилки и внимательно прислушалась. Птицы молчали, слышался только шелест крыльев. На мгновение звуки рыданий стихли, и прохладный ветерок закрутил подол платья Эвелины вокруг лодыжек. Уж не послышался ли ей этот плач? Быть может, это просто ветер завывал. Эвелина и представить не могла, кто из ее знакомых вдруг оказался бы поблизости, да еще в слезах!

Когда малиновки защебетали снова, Эвелина усмехнулась в полном убеждении, что все это было одно ее воображение. Она уже повернулась, чтобы направиться домой, когда вдруг снова воцарилась непонятная тишина.

На этот раз Эвелина уже не сомневалась в том, что звуки плача доносились из леса, скорее всего из заброшенного грота. Приподняв юбки, Эвелина стремительно бросилась бежать по заросшей тропинке, не обращая внимания на забившуюся в туфли пыль.

На поляне между конюшней и лесом цвело лето. Пчелы роились среди жимолости и дикого шиповника, наполнявших воздух сладким ароматом. Кусты ежевики то и дело цеплялись за юбки Эвелины, царапая ей ноги сквозь шелковые чулки. Впереди темнел лес. Среди дубов, буков и лип тут и там раскидывали свои мохнатые лапы ели. В былые времена лес регулярно прореживали, но при теперешнем печальном положении вещей деревья беспорядочно вздымали к небу свои верхушки, распространяя побеги во всех направлениях, а в подлеске водилась в изобилии всякая живность. Еще только приближаясь к зарослям, Эвелина уже слышала возню по меньшей мере дюжины белок, сновавших вверх и вниз по деревьям, предупреждая друг друга о приближении человека.

Когда Эвелина подошла к мелкому ручью, отделявшему лес от поляны, звуки рыданий бедной женщины слились с его журчанием. В искусственный грот вела маленькая железная калитка – следы усилий леди Эль двадцатилетней давности придать ландшафту благообразие.

Остановившись, Эвелина снова прислушалась. Звуки рыданий стали тише. Распахнув скрипучую дверцу, Эвелина пошла по дорожке. Под ногами у нее снова зашуршал гравий, еще одно свидетельство былой заботы леди Эль о своем любимом уголке.

По обеим сторонам дорожки росли рододендроны с пышно распустившимися белыми и розовыми цветами. Вздев на нос очки, Эвелина всматривалась в даль, где расступившиеся кусты открывали вид на лесное озеро и возвышавшийся за ним холм.

Она остановилась, чувствуя, как всегда при посещении грота, что какие-то таинственные силы природы должны были трудиться здесь веками, чтобы создать такое совершенство. Грот в склоне холма, скалистая внутренность которого заросла мхом, папоротником и фиалками, выглядел обиталищем неведомых духов.

В глубине пещеры на ковре из мха помещалась единственная искусственная деталь – каменная скамья. Пронесшийся над озером ветерок окутал Эвелину прохладным туманом.

– Как красиво, – прошептала она, забыв на мгновение о своей цели. Это место обладало неизъяснимой прелестью. Может быть, только сейчас Эвелина осознала, насколько оно очаровательно. Легкая дрожь пробежала по спине. Было такое чувство, что перед ней вот-вот откроется настоящее чудо.

Но какие, однако, глупые мысли лезут порой в голову!

И где, кстати, эта женщина, чьи рыдания привлекли ее сюда?

Приглушенный низкий смех долетел до нее с новым порывом ветерка. Или ей снова показалось? У Эвелины вдруг закружилась голова, появилось необъяснимое желание бежать отсюда, бежать немедленно, страх охватил ее. Но в это мгновение снова раздались рыдания. Они доносились из глубины грота. Перейдя по маленькому мостику через ручей, Эвелина направилась туда. Странное видение предстало ее взору. Опустившись на колени и склонившись самым печальным образом на скамью, там плакала совершенно незнакомая Эвелине молодая женщина. Плечи ее вздрагивали.

Несколько раз мигнув, чтобы убедиться, что зрение не обманывает ее, Эвелина всматривалась в эту фигуру. Всего несколько секунд назад она была готова поклясться, что в гроте никого нет. Она покачала головой, все еще не веря своим глазам. Сняв очки, она протерла их полой своего лилового платья. Но когда она снова их надела, фигура никуда не исчезла и была реальнее реального.

Молодая женщина в белом батистовом платье, отделанном золотой каймой, опустила голову на руки. Ее душевное состояние было очевидно по тому, как судорожно вздымались и опускались ее плечи.

Какова бы ни была причина возникновения этой особы бог весть откуда, Эвелина не могла выдержать зрелища такого полного отчаяния. Она стремительно подбежала к ней, нервно стиснув руки.

– Что случилось? – спросила она. – Могу я помочь вам? Может быть, вы заблудились. Право, я не припомню, чтобы видела вас в округе раньше. Пожалуйста, не плачьте. У меня сердце разрывается, на вас глядя.

Молодая женщина обернулась. Ее голубые глаза широко раскрылись в изумлении.

Обе они в унисон ахнули.

– Боже мой! – воскликнула Эвелина. – Вы так прекрасны! На земле просто не может быть такой красоты! Кто вы такая?

Психея была совершенно потрясена появлением смертной. Бедняжка повернулась столь быстро и неловко, что ударилась спиной о скамью.

– Зевс-громовержец! – воскликнула она. – Как же вы меня напугали! – Застигнутая врасплох, Психея начала проворно вытирать себе щеки. Поток слез, прорвавшийся наконец после многих лет притворства, больше походил на водопад. Она во все глаза смотрела на Эвелину, не в состоянии сосредоточиться. Она вспомнила обращенные к ней ласковые слова и отвечала на них: – Вы не можете мне помочь. Никто не может! Оставьте лучше меня одну. Я не хочу вас обидеть, только я…

Мысли об Эроте снова завладели ею. За всю свою жизнь она не испытала такого горя, кроме разве своей первой ночи на Олимпе, когда Афродита приказала ей отделить друг от друга зерна разных круп, как испытание. Она была тогда просто убита и теперь, две тысячи лет спустя, она снова переживала то же чувство.

Эрот больше не любит ее! В этом она была убеждена, иначе он бы не говорил с ней так жестоко и не называл ее глупой.

Одно воспоминание об этом вызвало у нее новые потоки слез. Она совсем забыла о присутствии Эвелины. Закрыв лицо руками, она рыдала так, словно все самое плохое, что только можно себе вообразить, случилось, и именно с нею.

– О, горе мне! – простонала она.

Какое– то время Эвелина молча стояла, глядя на молодую женщину. За всю свою жизнь она не видела никого прекраснее. Изумительного разреза огромные голубые глаза, полные слез, опушали густые темные ресницы. Благородных очертаний нос, прямой с легкой горбинкой, высокие скулы вполне могли бы украшать любую из виденных ею греческих статуй. Эвелина с трудом удержалась, чтобы не дотронуться до нежнейших золотых локонов, обвивавших голову молодой женщины. У нее захватило дыхание от такой немыслимой красоты. Кто же она такая?

Ясно одно: Брэндрейт не должен узнать о ее существовании, иначе он сейчас же в нее влюбится. И уж он не будет знать ни минуты покоя, пока не добьется взаимности. Он даже способен отказаться от охоты за изваянием Зевса, чтобы увлечь такую красавицу. Вот чудовище!

Эти мысли заставили Эвелину вновь обратиться к страдающей молодой особе. При виде мучений бедняжки у нее самой выступили слезы на глазах. Преисполнившись жалости, она опустилась на колени, нежно гладя шелковистые локоны.

– Ну, ну, – шептала она. – Не плачьте. Даже если вы заблудились, я уверена, что смогу помочь вам вернуться домой. Ничего нет легче. Я живу в этой деревне целую вечность и знаю каждый уголок в округе. Только, пожалуйста, перестаньте плакать, а то я тоже заплачу. И хотя я вижу, что у вас ни глаза, ни нос не покраснели от слез, могу вас заверить, что мое лицо превращается в таких случаях в святочную маскарадную маску. Предупреждаю вас, что это зрелище не из приятных!

При этих словах красавица отняла руки от лица и засмеялась сквозь слезы.

– Вы очень добры. Я не хотела, чтобы вы – или кто-нибудь еще – видели мои слезы. – Психея перевела дух. – Я вовсе не заблудилась. Я знаю, где мой дом, просто не хочу туда возвращаться. Вы понимаете, мой муж…

– О, вы замужем? – воскликнула Эвелина, замечая, что на руке у женщины нет кольца.

– Да, и за самым красивым мужчиной на Оли… то есть во всей Англии.

На лице у нее появилось выражение беспредельного обожания. «Буду ли я испытывать когда-нибудь такое чувство к какому-нибудь мужчине?» – подумала Эвелина. И что же могло произойти, отчего красавица не желала бы вернуться к мужу, которого так обожает?

– Он… он очень умелый, так все ловко делает. Необыкновенно метко стреляет из лука, вы даже представить себе не можете! Все девушки в наших местах на него не наглядятся, хотя он и принадлежит мне.

– Он, должно быть, очень счастлив иметь такую ослепительно красивую жену, – любезно сказала Эвелина.

Молодая женщина печально покачала головой, готовая снова разразиться слезами.

– Вот в этом вы ошибаетесь! На Олим… ах, да что это я, в нашей деревне найдется много девушек красивее меня.

– Значит, вы живете просто в какой-то волшебной стране! – воскликнула пораженная Эвелина. – В жизни еще не видела никого, кто мог бы хоть отдаленно сравниться с вами… Аннабелла, которая завоевала все сердца здесь, выглядела бы рядом с вами просто чучелом. Вы слишком скромны. И если ваш муж не ценит такую красоту, значит, он просто глуп, не говоря уже о том, что слеп.

Очаровательный музыкальный смех молодой женщины принес странный покой в сердце Эвелины. Ей вдруг показалось самым важным делом на свете вернуть счастье этой красавице.

– Эр… я хочу сказать, Эрвин был бы вне себя, если бы кто-нибудь назвал его глупцом. Боюсь, что последнее время он слишком возгордился и вообще у него сильно испортился характер.

– Так, значит, в этом и есть источник ваших переживаний? Я могу вас понять. Я сама знакома с очень неприятным, хотя. и в высшей степени привлекательным человеком, который меня ужасно раздражает. Но, надо сказать, в последнее время он очень изменился – совершенно необъяснимым образом, – но уверяю вас, что даже в самые счастливые моменты он намного хуже вашего мужа!

– Вы, наверное, имеете в виду лорда Брэндрейта? – спросила красавица, глубоко вздыхая.

– Да, – отвечала удивленная Эвелина. – Но откуда вы знаете? Вы разве с ним знакомы? Молодая женщина кивнула.

– А разве не все его знают? – спросила она невинным тоном, слегка покраснев.

Эвелина не могла с ней не согласиться. Что бы там ни говорили про Брэндрейта, он пользовался большой известностью особенно как друг принца.

Красавица снова вздохнула и вернулась к прежней теме.

– Я бы охотно терпела дурное настроение мужа, если бы верила, что он меня по-прежнему любит, но видите ли, – тут она устремила на Эвелину печальный взгляд, – он разлюбил меня, и я ничего не могу с этим поделать!

Эвелина поправила сползшие на кончик носа очки, недоверчиво покачивая головой.

– Невозможно! – воскликнула она. – Хотя я и знакома с вами всего несколько минут, я вижу, что по натуре вы очень добры, ласковы и просто не можете не осчастливить самого требовательного мужчину. Вы, безусловно, ошибаетесь. Или тут скрыта какая-то тайна.

– Ах нет, не ошибаюсь. Эр… Эрвин больше не любит меня, – продолжала красавица. – Он думает, что я глупа и что я вмешиваюсь… не в свое дело. Вероятно, он прав. Вы не представляете, милочка, как мне трудно ладить с моей свекровью. Вы представить себе не можете, насколько она хороша. Более прекрасной женщины не найти во всей Вселенной, а если бы такая и нашлась, моя свекровь тут же бы сплавила ее куда-нибудь, откуда нет возврата, опасаясь потерять свое звание самой красивой женщины в мире.

– Боже мой! – воскликнула Эвелина. – Ваша свекровь свирепа, как дикий зверь!

Склонив голову набок, она пригляделась к странному существу, сидящему перед ней. Молодая леди, казалось, была благородного происхождения, но в то же время говорила о таких чудовищных поступках с удивительной для особы деликатного воспитания легкостью. Встав, Эвелина предложила:

– Почему бы вам не отправиться со мной в Флитвик-Лодж? Я уверена, что чашка чаю и пирожное вам не повредят. А если вам не по вкусу пирожные, у кухарки найдется отличное миндальное печенье.

– С большим удовольствием! – воскликнула красавица. – Я очень проголодалась. Это, должно быть, странно звучит, но, когда я расстроена, мне чаши амброзии бывает недостаточно!

Молодая женщина живо вскочила и, отряхнув батистовые юбки, приготовилась следовать за своей новой приятельницей. Только сейчас Эвелина заметила, что вместо обычного платья в стиле ампир одеяние красавицы было зашнуровано спереди золотой лентой, подчеркивая стройную талию.

– Как очаровательно! – воскликнула Эвелина. – Совсем по-гречески. Неужели мода в столице так изменилась, что мы можем теперь представить свою фигуру в самом выгодном свете?

– Хотела бы я, чтобы это было так, – вздохнула красавица. – Скажу вам откровенно, такие платья, скрывающие все прелести женской фигуры, – изящным мановением руки она указала на высокую талию лилового платья Эвелины, – едва ли могут привлечь внимание кавалера.

– Ну, я этого не знаю. У меня нет кавалеров. По правде говоря, я никогда не искала воздыхателей и обожателей, как большинство моих подруг. Папа воспитывал меня на раскопках в Греции, и моим единственным приятелем в детстве был мальчик-грек, который научил меня лазать по деревьям и бросать камешки в воду.

Чтобы показать свое искусство, она подобрала гладкий плоский камень и швырнула в озеро, заставив его сначала подпрыгнуть раз пять на поверхности воды.

– Вот здорово! – воскликнула ее спутница. – Можно мне попробовать? – С этими словами удивительная красавица в совершенно необыкновенных золотых сандалиях, каких Эвелина никогда ни на ком не видела, подобрала камешек и неловко бросила его в темную воду.

– Нет, нет! Он должен только коснуться поверхности воды, -объяснила Эвелина. – Попытайтесь еще раз.

Несколько минут она обучала свою приятельницу искусству заставлять камень подпрыгивать на воде. Когда наконец молодая женщина добилась некоторого успеха, Эвелина спросила:

– Но как вас зовут?

Явно озадаченная этим вопросом, красавица рассеянно бросила в воду еще один камень, прежде чем ответить:

– О, как меня зовут? Я ведь и вправду вам не сказала. Зовите меня моим прозвищем, ведь мы с вами уже стали друзьями.

– Охотно, если вы мне его назовете.

– Бабочка, – отвечала красавица с лукавой улыбкой. – Я знала, что вам оно покажется странным, но так меня зовут дома. Бабочка.

Эвелина улыбнулась. Прозвище удивительным образом шло молодой женщине. Тетка только недавно упоминала какую-то знакомую точно с таким прозвищем, только Эвелина никак не могла вспомнить, кто это был.

– Бабочка, – повторила она. – Ну, давайте все же пойдем в дом. Я буду счастлива представить вас моей семье.

– Что ж, очень мило, – живо отозвалась ее новая знакомая. – Но только если вы уверены, что желаете этого.

– А почему бы нет? – спросила удивленная Эвелина.

– Не знаю. Просто я боюсь… то есть я не уверена, что ваша семья отнесется ко мне одобрительно.

– Чепуха! – воскликнула Эвелина. – Они вас непременно полюбят. Впрочем, должна предупредить вас, что один из обитателей Флитвик-Лодж, несомненно, начнет за вами ухаживать!

– О нет! Вы ошибаетесь. Может быть, я и развлеку Брэндрейта поначалу. Но, уверяю вас, он предпочитает дам серьезного склада ума, к которым я не отношусь. А больше всего ему нравятся разные там споры и препирательства. На это уж я окончательно не способна! У меня ноги дрожат, когда Афр… моя свекровь налетает на меня!

– Но отчего вы решили, что я имею в виду маркиза?

Бабочка, покраснев, прикусила губы.

– Ну не знаю, – протянула она. – Быть может, вы сами упоминали его раньше. Да ведь у него репутация сердцееда – даже по отношению к замужним дамам, не так ли?

Эвелина вздрогнула. На какую-то долю секунды ей показалось, что тело ее новой приятельницы стало вдруг совсем прозрачным! Но это же было невозможно!

Она подняла очки на лоб и снова несколько раз моргнула глазами, чтобы устранить это странное ощущение. Оно исчезло так же быстро и внезапно, как и появилось. Но в то же время прохладный свежий ветер с озера снова донес до нее приглушенный раскат смеха, поразивший ее слух и заставивший сердце усиленно забиться.

Ей пришло в голову, что, вероятно, фантастические видения и бред леди Эль дурно подействовали на ее рассудок. Но так как Бабочка начала оживленно болтать о рододендронах и о том; собирается ли леди Эль – о которой она слышала от каких-то своих соседей – освежить в ближайшем будущем грот, мысли Эвелины перенеслись на более приземленные предметы.

13.

Аннабелла сидела на своем любимом месте – на табурете красного дерева у фортепьяно. Здесь она могла быть в центре всех своих поклонников сразу. Сейчас ее созерцали трое: викарий слева, мистер Элленби с хриплым голосом справа, а прямо перед ней, грациозно облокотившись на крышку фортепьяно, сидел маркиз. Леди Эль, просившая их развлечь ее музыкой, удобно устроившись на софе, мирно дремала со слуховым рожком в руках.

Аннабелла была совершенно счастлива. Леди Эль не делала ей замечаний по поводу ее чересчур вольного поведения. Эвелины вообще не было в гостиной. А маркиз, улыбаясь ее выходкам и подмигивая ей то и дело, наполнял ее сердце сладкой надеждой. Она даже не трудилась расточать ему свои самые обольстительные улыбки. Он и так всецело был занят ею. Вместо этого она сначала принялась за мистера Элленби, вскидывая на него свои густые золотистые ресницы, в то время как ее не особенно искусные пальцы извлекали из инструмента не слишком мелодичные звуки; учиться музыке и особенно упражняться она терпеть не могла. А когда мистер Элленби вознаградил ее усилия глубокими вздохами, сопровождаемыми красноречивыми прижатиями руки к своему темно-зеленому фраку в том самом месте, где, по его словам, сердце билось любовью к ней, и вдобавок сравнил ее глаза со сверкающими изумрудами, бывшими на леди Каупер на последнем балу, она наконец перенесла свое внимание на викария, мистера Грегори Шелфорда.

В его случае, к пущему веселью лорда Брэндрейта, она очень мало преуспела. Мистер Шелфорд был совершенно невосприимчив к ее чарам или, во всяком случае, успешно притворялся таковым. Она понимала, что он согласился присоединиться к обществу у фортепьяно исключительно из вежливости. Когда она заиграла популярную балладу «Когда нам вздох колышет грудь», мистер Шелфорд стоял, скрестив руки на груди, всем своим видом выражая молчаливое неодобрение. Дважды он просил ее сыграть что-либо более благопристойное, но его предложения вызывали только поток критики со стороны остальных, препятствуя его попыткам умерить ее резвость.

Аннабелла-отметила про себя, бросая на него украдкой взгляды из-под ресниц, что всякие заявления присутствующих в его адрес мало его беспокоили. Это внушало невольное уважение. Несмотря на все его ужасные качества – а, по ее понятиям, викарий был просто скопищем таковых, включая, кстати, его упорное нежелание оказаться порабощенным изящным движением маленькой ручки или игрой ямочек на прелестных щечках, – так вот, невзирая на все эти раздражающие свойства, Аннабелла была вынуждена отдать ему должное. Шелфорду было в высшей степени безразлично чье бы то ни было мнение о себе, даже маркиза Брэндрейта. А в то же время все, абсолютно все считались с его мнением – кроме, конечно, Эвелины.

Когда мистер Элленби пожелал узнать в очень изысканной манере, не обучалась ли она своему искусству исполнения у Аполлона, Аннабелла решила, что можно снова перенести все свое внимание на викария и попробовать заставить его хотя бы улыбнуться. А уж если улыбки не добиться, то пусть хоть проворчит что-нибудь неодобрительное. Если он решительно отказывается ее обожать, то пусть платит свою дань тем, что она будет постоянно выводить его из себя.

– Мистер Шелфорд, – начала она нарочито сладким голоском.

Он сразу же насмешливо приподнял бровь, словно догадавшись, что она намерена подразнить его. Что за ужасное существо! Сколько ей придется стараться, пока он снова не выразит искреннюю надежду, что ее манеры со временем приобретут должный лоск и что ее талантам когда-нибудь найдется лучшее применение.

– Мистер Шелфорд, вы действительно рассчитываете обойти Брэндрейта в вашем завтрашнем состязании?

Аннабелла нарочно взяла неверную ноту и извинилась перед всеми за свою неловкость.

Не обращая внимания на громогласные протесты Элленби, что она играет великолепно, мистер Шелфорд насмешливо заметил:

– Неловкость? Полно! Это скорее всего просто тонкий расчет. Во всяком случае, я так думаю. Ваша неприязнь ко мне всем известна.

Аннабелла была озадачена такой прямотой. Когда она встревоженно на него взглянула, ее еще больше смутила его откровенная улыбка. Какой он странный! Никогда не знаешь, что от него ожидать.

– Расчет? – возразила она. – Надеюсь, нет. К чему давать вам лишний повод винить меня в недоброжелательстве. Вы поторопились, викарий.

– Не думаю, чтобы вы могли сознательно совершить недобрый поступок, – серьезно заметил Шелфорд, – но я уже говорил вам, что когда-нибудь ваши манеры…

– О да, улучшатся с годами, как хороший бренди.

Слегка покраснев, он усмехнулся:

– Я так сказал? Хороший бренди? Как странно. Я не помню, чтобы я привел такое сравнение.

– Конечно, нет! – воскликнула она, невольно раздосадованная. – Как это глупо с моей стороны! Вы бы никогда не произнесли что-то настолько благопристойное!

Уклонившись от дальнейшего разговора, получившего такое неприятное для нее развитие, она тут же погрузилась в обсуждение с мистером Элленби его любимых марок вин. Ей казалось, что, принявшись снова кокетничать с Элленби, она удачно вышла из положения, избежав открытой размолвки с викарием. Но, взглянув краем глаза на кузена, она увидела, что Брэндрейт тихонько смеется, и, конечно, над ней. Когда Элленби снова сравнил блеск ее глаз с каким-то драгоценным камнем, она услышала, как маркиз сказал вполголоса викарию:

– Не обращайте на ее слова никакого внимания. Я всегда так делаю, и мы прекрасно ладим.

Викарий отвечал лорду Брэндрейту легким поклоном. Он был рад, что его руки оставались скрещенными на груди. Никто не мог заметить, как напряжены его пальцы. Одну руку он даже сжал в кулак. Леди Эль просила его навещать ее прелестную внучатую племянницу, и он, естественно, согласился, считая это своим долгом перед его покровительницей. Но он был отнюдь не в восторге, отвлекаясь от своих обязанностей в приходе. Являться в Флитвик-Лодж, чтобы ублажать мисс Аннабеллу Стэйпл, было пустой потерей времени. В особенности учитывая то, что среди всех тех, кому он был обязан оказывать внимание, он считал ее наименее достойной. За всю свою жизнь мистер Шелфорд не встречал более легкомысленной, тщеславной, бесполезной особы. По его мнению, Аннабелла воплощала худшие черты своего поколения. Никогда, наверное, в Англии не рождалось более пустой, никчемной девицы.

Но, что хуже всего, у нее был довольно острый ум, который викарий поначалу пытался направить и развить. Но трактат Свифта «О хороших манерах и воспитании», так же как и многочисленные труды Ханны Мор, которые он преподнес ей на ее последний день рождения, не оказали никакого действия. Она отнеслась к ним с крайним презрением. Теперь мистер Шелфорд был убежден, что дело безнадежно, и не задержался бы в гостиной, если бы только было можно удалиться, не нарушая приличий. Он просидел совсем недолго, когда Аннабелла, вдруг вскочив со своего трона у камина, спросила, не желают ли джентльмены послушать ее игру. Опять-таки из приличия нельзя было ответить иначе как: «Ну конечно!» «С удовольствием, Белла!» – воскликнул Брэндрейт. Элленби зашел еще дальше: «Услышать ваше исполнение – все равно что наслаждаться игрой ангелов на их небесных арфах».

«Это уж слишком», – подумал Брэндрейт. Он с трудом воздержался от какого-нибудь саркастического замечания по этому поводу. Но если Элленби вел себя глупо, то Аннабела выглядела полной дурочкой, поощряя его.

Глядя на Элленби, запевшего «Когда нам вздох колышет грудь» на манер воющей на луну собаки, маркиз от души потешался. Элленби даже удивился, что маркиз немедленно не разразился убийственными шутками и выдержал его своеобразное исполнение относительно спокойно.

Брэндрейт представлялся викарию загадкой. Он был знаком с маркизом уже несколько лет, с тех пор как получил местный приход. Они не были друзьями. По правде говоря, они частенько раздражали друг друга. Мистер Шелфорд не одобрял привычки маркиза, точно так же, как Эвелина не одобряла его времяпрепровождения. В свою очередь, викарий подозревал, что и маркиз не в восторге от его собственного образа жизни. Впрочем, викарий мало интересовался мнением Брэндрейта, но инстинктивно догадывался, что его милость считает его занудой. Подозрения подтвердились, когда маркиз был так явно поражен вызовом на состязание.

Условия их жизни, конечно, разнились колоссально. У Шелфорда не было ни пенса за душой, кроме мизерного дохода от должности викария. Брэндрейт, напротив, был богат, как Крез.

Судьба Шелфорда была, может быть, и печальна, но довольно обычна для своего времени. Третий сын из семи не интересовался юридической карьерой, а еще меньше торговлей. Шелфорд избрал – как это часто делали молодые люди со связями, но без состояния – церковь. Выбор был сделан не по любви, но он исполнял свои обязанности, как ему казалось, с подобающей серьезностью и уважением, что не всегда имело место в подобных случаях.

Его первой любовью была армия. Но отсутствие средств на покупку чина вынудило его оставить эту мечту и спрятать ее в самый дальний уголок сознания. Он никогда не говорил об этом и редко думал. Не так давно, однако, он открылся Эвелине, прося ее никому не говорить об этом. Он был уверен, что тайна, доверенная ей, сохранится. В Эвелине было что-то, располагающее к откровенности. Шелфорд подумывал просить ее руки. Он не был в нее влюблен, но они были так схожи по складу ума и темпераменту – и так привычны к бедности. Право, она стала бы ему превосходной женой. Эвелина сама была бы рада иметь свой дом и детей, на что у нее было мало надежды, учитывая ее равнодушие к сердечным делам и полное отсутствие состояния.

Что касается Элленби, этот шут не заслуживал особого внимания. Вынув из кармана часы и щелкнув крышкой, Брэндрейт убедился, что провел в гостиной уже полчаса, и решил удалиться, как только Элленби прекратит свои завывания.

Завывания прекратились довольно внезапно, потому что Аннабелла бросила играть и вскрикнула:

– Эвелина! Куда же ты исчезла? Я думала, что ты идешь за мной, но, когда я обернулась, чтобы сказать: «Ну не чудесно ли, что Элленби и Шелфорд заглянули к нам!» – тебя уже не было видно. Но чему ты улыбаешься?

Шелфорд отметил, что улыбка у нее была очень обаятельная. Она стала еще более ласковой и теплой, когда, приоткрыв пошире дверь.

Эвелина сказала:

– Позвольте мне представить вам мою новую знакомую, мисс… Бабочку! Она заблудилась, но я обещала, что мы поможем ей вернуться домой.

Шелфорд широко раскрыл рот от изумления, а Аннабелла пробормотала:

– О боже мой, да она тоже помешалась, совсем как леди Эль!

Викарий не мог в толк взять, что она имела в виду. Мисс Бабочка! Она, вероятно, пошутила. Он увидел, как Эвелина повернулась, чтобы сказать кому-то несколько ободряющих слов. Услышала, как она произнесла, смеясь:

– Вы говорите, что они вас не видят? Уже не заявите ли вы мне сейчас, что вы вообще невидимы?

14.

– Вот именно, – отвечала Бабочка, нервно покусывая губы. – Мне следовало бы с самого начала сообщить вам, кто я такая. Но когда я с изумлением убедилась, что вы меня видите, мне так захотелось почувствовать себя опять смертной и забыть все мои тревоги. Я надеялась, что все теперь смогут меня видеть. Не сердитесь на меня и не думайте обо мне дурно. Просто я была так несчастна, а вы были ко мне так добры!

Когда Эвелина пришла в себя, первое, что она увидела, был потолок ее спальни. Местами лепнина отвалилась и позолота изысканной росписи стерлась. Можно было еще разглядеть двух поблекших маленьких амурчиков с миниатюрными луками и стрелами, ангельски улыбающихся на осыпающемся голубом фоне. Эвелине всегда доставляло удовольствие видеть их при пробуждении. Леди Эль когда-то сказала ей, что один из них был Эрот, известный также под именем Купидон, а другой – его завистливый брат Энтерот. Эвелина воспринимала их не как мифологических персонажей, а как детей, составлявших ей компанию днем и стороживших ее сон ночью.

«Какие глупости!» – подумала она, поворачивая голову. В этот момент она обнаружила, что голова ее покоится на мягкой подушке, и почувствовала такую негу, словно только что пробудилась от прекрасного сна и снова готова в него погрузиться. Она заметила, однако, что под кроватью скопилась пыль. Непременно нужно будет сказать миссис Браун. Вдруг осознав, что она лежит на полу, а не на постели, Эвелина окончательно вернулась к действительности.

– О нет! – проговорила она, садясь, что вызвало у нее новый приступ дурноты. Уронив голову на руки, Эвелина простонала: – Уходите! Уходите, я вас умоляю!

– Разумеется, если ты этого хочешь, дитя мое, но почему? Не лучше ли тебе будет, если я останусь поблизости? Я принесла лавандовой воды приложить тебе к вискам.

Услышав голос леди Эль, Эвелина почувствовала такое облегчение, что глубоко вздохнула и спокойно опустила голову на подушку, которую леди Эль держала в руках.

– Милая тетя, она ушла?! – воскликнула она. – Скажите мне, что она ушла!

– Ты имеешь в виду Бабочку? – спросила тетка. – Боюсь, что нет. Дело в том, что я пригласила ее остаться.

Приподняв голову, Эвелина уставилась на тетку.

– Вы пригласили ее остаться? – переспросила она, поправляя очки. – Вы хотите сказать, что вы ее тоже видите?

– Ну конечно. – Леди Эль прижала смоченный лавандовой водой платок ко лбу Эвелины. – Последнее время я ее часто видела.

– Неужели?

Эвелина, повернув голову, увидела Бабочку, стоявшую у окна. Она придерживала своими длинными изящными пальцами заштопанные муслиновые занавески. При этом она рассеянно смотрела в запущенный сад. Эвелину снова поразила красота молодой женщины.

– Но кто она? Я полагаю, это одна из ваших божественных гостей с Олимпа, но кто? Афродита?

– О нет. И лучше не повторяй это вслух, а то Бабочке достанется. Неужели ты не узнаешь ее. Она, конечно, очень остроумно назвалась Бабочкой. Она также олицетворяет и человеческую душу. Ее зовут…

– Психея, конечно! – воскликнула Эвелина, призвав на помощь свои знания мифологии. Она также вспомнила, что говорила ей Психея о своей свекрови, такой волшебно прекрасной. – Значит, Афродита – ее свекровь, а Эрвин… Эрот – ее муж! Подумать только! Я никогда не предполагала, что у них могут быть проблемы в семейной жизни, как у нас, смертных. О леди Эль, леди Эль, вы только послушайте, я уже стала выражаться, как вы. Но я не могу поверить, что она здесь, что она существует. Сознайтесь, если бы вы не видели ее сами, вы бы, наверное, без колебаний отправили меня в сумасшедший дом. Но как это возможно? Я всегда думала, что вы… что ваш рассудок… что, может быть…

– Может быть что, милочка? Что я пью хересу больше, чем следует?

– О нет, ничего подобного, но мне казалось, что у вас некое неопасное расстройство воображения. Я всегда считала, что вам кажется то, чего на самом деле нет, и все такое.

– Я знаю, – усмехнулась леди Эль. – Ты и не представляешь себе, как это забавляет меня – видеть ваши лица, ваше недоумение. Бедный Брэндрейт просто совсем лишился со мной терпения. Он даже стал говорить, что беспокоится о моем здоровье и не лучше ли мне переехать в Стэйпл-Холл.

Забыв совершенно о теме их разговора, Эвелина даже села от удивления.

– Он никогда об этом мне не говорил! – сказала она, не в состоянии поверить в такое великодушие маркиза.

Леди Эль поднесла смоченный в лавандовой воде платок к ее носу.

– Это очень помогает при обмороках, дорогая. А тебе еще час-другой будет не по себе. Что касается Брэндрейта, ты его недооцениваешь, Эвелина, поверь мне. Твое столь дурное мнение о нем лишено всяких оснований. Ну, может быть, я преувеличиваю, кое-какие основания найдутся, но, право, не так уж они и серьезны. Впрочем, я сказала ему, что не имею намерения покидать свой дом. Он вполне меня понял и вскоре сделал мне это в высшей степени щедрое предложение по поводу греческой скульптуры Зевса.

– Я его не понимаю, – проговорила Эвелина. – Но это очень великодушно с его стороны – предложить вам поселиться у него. Я так ему и скажу при первой возможности. Только я боюсь, что он подумает, будто я лишилась рассудка.

– Почему? – воскликнула леди Эль. – Потому что ты одобряешь его поведение?

Эвелина снова откинулась на подушку, лежавшую на коленях тетки. Она обняла леди Эль за талию и всхлипнула.

– Потому что я стояла у всех на виду в гостиной и пыталась представить Бабочку ему, Аннабелле и всем остальным!

Леди Эль рассмеялась и никак не могла остановиться. Эвелина встревожилась. Приподнявшись, она попросила тетку объяснить ей причину своего веселья:

– Уж и не знаю, что я такого сказала, чтобы вы смеялись до слез.

– Нет, это все прекрасно, просто восхитительно! Я рада, я в совершенном восторге! Ты такая всегда серьезная и чопорная – и вдруг ты попыталась представить Брэндрейту Бабочку! Я очень удивлюсь, если это не расположит его к тебе. Как жаль, что я в тот момент… задремала и не видела выражения его лица.

– Если бы я сделала такое в шутку, быть может, это бы ему и понравилось. Он ведь в жизни только и занят поиском развлечений. Но поскольку все выглядело совершенно серьезно, и вдруг такой конфуз, он наверняка подумает, что я помешалась и действительно верила, будто Бабочка, – при этом Эвелина сделала жест в сторону фигуры у окна, – стоит рядом со мной.

– Даже если и так, попомни мои слова, он непременно докопается до сути дела. Не таков Брэндрейт, чтобы просто пропустить столь удивительный случай. Психея, вы согласны со мной? Не правда ли, все идет как нельзя лучше?

Отойдя от окна. Психея приблизилась и опустилась на колени возле Эвелины. Она не ответила сразу на вопрос леди Эль, но обратилась к Эвелине:

– Простите, если я напугала вас и причинила вам неприятности. Я не хотела этого. В тот момент мне действительно очень нужно было почувствовать себя смертной. Вы подарили мне такую полноту ощущений, что я совсем забылась.

Под этим умоляющим задушевным взглядом сердце Эвелины дрогнуло. Все ее опасения исчезли, как и сама мысль о том, что Психея невидима. Да и то, что все это может происходить, если вдуматься, только в больном воображении, уже не волновало ее. Ну, боги, ну, греческие. С кем не бывает.

Нежно коснувшись руки молодой женщины, она сказала:

– Не стану притворяться, что я хоть немного понимаю, как это может быть, что вы сидите здесь, передо мной. Сочтем, что это не важно. Я желаю вам всего хорошего и предлагаю свою дружбу.

– Вот так-то лучше! – воскликнула леди Эль. Обняв Эвелину за плечи, она поцеловала ее волосы и затем обратилась к Психее: – Но что вы скажете о моей внучатой племяннице? Правда, она прехорошенькая?

– О да, – живо откликнулась Психея, к большому удивлению Эвелины.

– Какой вздор! – заявила Эвелина. – Вовсе я не хорошенькая. Я, что называется, приличной наружности, и если уж очень постараться найти для меня подходящий комплимент, то можно сказать, глаза у меня недурны.

– Чепуха! – возразила Психея. Глаза у нее заблестели. – Вы просто мало обращаете внимания на свои туалеты, и, если я не смогу сделать ничего более полезного, находясь под крышей дома вашей тетушки, по меньшей мере я научу вас более удачно причесываться и выбирать платья, более подходящие к вашей чудесной фигуре. Я не всегда была такая, какой вы меня сейчас видите. За столетия я многому научилась от моей прекрасной, хотя и грозной свекрови. Можете мне вполне довериться.

– Но зачем? – спросила Эвелина, озадаченно разводя руками. – У меня нет никаких причин столь тщательно выбирать туалеты, как вы выразились. У меня нет и денег, чтобы обновить свой гардероб. Да и никакого интереса к этому занятию, единственной целью которого является найти себе мужа.

– Цель здесь совсем другая, – с серьезным видом возразила Психея. – Это любовь. Только любовь, и ничто иное, иначе перед потрясениями, которые разрушают даже самые счастливые союзы, браку не устоять.

– Любовь меня не интересует, – сердито заявила Эвелина.

– Любовь интересует всех, – со знанием дела кивнула Психея, – и куда больше, чем вы думаете. По упрямому выражению вашего лица я вижу, что вы намерены со мною поспорить. Но я вам этого не позволю. Вот, кстати: скажите-ка мне, неужели вы были совершенно безразличны к поцелуям лорда Брэндрейта? Если я услышу ваше «да», я сейчас же покину этот дом. Я оставлю вас в покое и никогда больше не вернусь сюда. Ну что? Отвечайте же! Вас ничуть не взволновали ласки его милости?

– Он целовал тебя? – воскликнула в изумлении леди Эль. – Но как это замечательно! Как чудесно! Я так и знала, что к этому идет! Я так и знала!

Щеки Эвелины вспыхнули – и от смутивших ее замечаний тетки, и от воспоминаний, которые она всячески гнала от себя.

– Так я и думала! – торжествующе заявила Психея.

Эвелина не знала, что сказать. Она окончательно стушевалась, встретив прямой улыбающийся взгляд Психеи. Ей хотелось возразить, опровергнуть их слова, но вместо этого она почему-то улыбнулась. Приходилось признать очевидное. Ее взволновали объятия Брэндрейта, его поцелуи. Но любит ли она его? Могла ли она влюбиться в лорда Брэндрейта, в «неуловимого маркиза», как его называли в свете? Трудно было в это поверить, но почему тогда мысль о нем вызывала в ней такой восторг?

– Первое, что мы должны сделать, – сказала Психея, нарушая ход ее мыслей, – это выбросить все эти лиловые, белые и розовые платья. Ваши цвета, Эвелина, – это насыщенный красный, зеленый и синий. Напрасно вы с таким возмущением смотрите на меня. Скоро вы сами поймете, что к чему!

Два часа спустя после ленча, за которым Аннабелла по каким-то таинственным причинам отсутствовала, Эвелина вместе с Психеей и леди Эль рассматривали содержимое старинного деревянного сундука. Все ткани, которые леди Эль приказала прислуге достать с чердака, были изъедены молью и покрыты плесенью. Краски были еще свежи, поскольку на них не попадало солнце, но, когда леди Эль попыталась взять в руки рулон парчи персикового цвета, ткань тут же расползлась. Но, будь она даже в лучшем состоянии, исходивший от нее горьковатый запах тления не позволил бы пустить ее в дело.

– Боюсь, что наша затея безнадежна, – сказала леди Эль, покачивая головой. – Да и парчу больше не носят, кажется. А жаль. Такая прекрасная, благородная на вид и на ощупь ткань, но ее не сравнить с муслином, батистом или шелком.

«Тем лучше», – подумала Эвелина. С того момента, как леди Эль и Психея задумали преобразить ее, Эвелина пребывала в смущении и тревоге. У нее не было никакого желания меняться, стать другой. Этого, по ее внутреннему убеждению, просто не могло быть. Теперь она только и делала, что раскаивалась в своем поспешном и непродуманном согласии на эту авантюру.

Они перешли из ее спальни в большую комнату внизу, которую два окна, выходившие в сад, наполняли ярким светом. Комната была квадратная, с высоким потолком. В саду некогда искусно подстриженные деревья и кустарники, в форме чайников, кроликов и шахматных фигур, пришли в полное запустение и произрастали во всей своей первозданной дикости. Эвелина часто проводила в этой комнате утренние часы за чтением или шитьем на маленьком, но удобном диванчике у камина.

В центре комнаты на прекрасном старинном, с резными украшениями столе возвышалась серебряная ваза. При жизни мужа леди Эль они все трое обычно завтракали здесь. После семи лет скудости и лишений комната сохраняла лишь последние следы былой красоты. На стенах висели несколько портретов, в том числе самой леди Эль, Генри Родона, ее возлюбленного супруга. А также и спаниеля, изображение которого дядя Генри, как его называла Эвелина, просто обо;кал. На некогда темно-синем шелке обоев красовались потускневшие серебряные бра. Изумительный лепной потолок по каким-то необъяснимым причинам не отбился и не облупился, как в остальных комнатах. В центре висела хрустальная люстра. Эвелина помнила эту комнату в прежние, счастливые времена, когда паркет блестел, люстра, в которой горело три дюжины свечей, сверкала и переливалась, стол под Рождество ломился под тяжестью всяких деликатесов, в камине полыхал огонь. Как все изменилось. Три года назад портьерная ткань из этой комнаты пошла на редингот для леди Эль, накидку для Эвелины и обивку кресел в столовой.

Но Эвелина никогда не слышала от леди Эль ни одной жалобы.

Ее поражало, что тетка, всю свою жизнь пользовавшаяся всяческой роскошью, лишившись всех этих благ, никогда не упрекала за это судьбу. Так поступили бы многие, но она только смеялась и называла своего покойного мужа «влюбленным глупцом». Похоронив его с почестями и оплакав с любовью, она никогда не позволяла никому сказать о нем дурного слова. Когда Эвелина однажды спросила ее, как она переносит столь разительные перемены в своей судьбе, леди Эль, задумавшись на мгновение, отвечала: «У меня слишком много друзей, чтобы я могла считать себя бедной».

Что можно было на это сказать? Эвелина запомнила этот урок на всю жизнь.

Сейчас, глядя на милую седую голову, склонившуюся над сундуком, полным воспоминаний, она думала только о том, как ей повезло, что материи не пригодились.

– Жаль, – произнесла она вежливо, отворачиваясь от сундука и принимая разочарованный вид. – А я-то надеялась, что они нам пригодятся.

– Вздор! – Обернувшись, леди Эль взглянула ей в лицо. – Да что с тобой, дитя? Разве тебе не хочется выглядеть красиво? Можешь не отвечать мне! Я знаю, ты скажешь, что довольна своей судьбой, но мне лучше известно. И не думай, пожалуйста, что, если у меня нет и фартинга, чтобы купить тебе муслин, я откажусь от своей цели. Никогда!

Опустившись на пол возле сундука, она погрузилась в задумчивость.

– Когда мама купила все это для меня – господи, неужели это было тридцать лет назад? – у меня только что случился выкидыш, в седьмой раз. Она видела, что мое здоровье ухудшается на глазах. Я пала духом тогда. Я никогда об этом не говорила, Эвелина, но мне очень хотелось иметь детей. Поэтому мама накупила десятки ярдов шелка и парчи, чтобы поднять мне настроение. Большую часть их я пустила в ход с помощью очень талантливой портнихи из Карлингтона. Эти бедные, изъеденные молью куски – все, что осталось. – Она вздохнула. – Но я не хочу тебя огорчать, так что утри, пожалуйста, слезы. – Она подумала немного. – Мне не хотелось, но я думаю, все же придется продать этот бюст Зевса Брэндрейту.

Эвелина и Психея в один голос вскрикнули:

– Не надо!

Эвелина с удивлением взглянула на Психею, недоумевая, почему ту так волнует, кому будет принадлежать бюст. К ее большому удивлению, Психея беспокойно переводила взгляд с нее на леди Эль.

– Я хотела сказать, что… что вам не стоит этого делать. Я знаю, как много эта скульптура значит для Эвелины…

– Да, и еще больше для вас, – перебила ее леди Эль.

Не успела Эвелина спросить, зачем Психее понадобилось изваяние Зевса, как дверь внезапно распахнулась и в спальню стремительно влетела Аннабелла.

– Ах вот где вы! – воскликнула она своим мелодичным голосом. – А почему в таком унынии? Боже мой! Уж не собираетесь ли вы нарядить Эвелину в парчу, леди Эль? Это невозможно! Это ужасно!

Эвелина подумала, что вид у Аннабеллы скорее проказливый, чем ужасающийся.

– Ну конечно, нет. – Показав ей порванную ткань, леди Эль продолжала: – Даже если бы я и имела такое намерение, ты только взгляни на это!

– Очень жаль, – с притворным равнодушием заметила Аннабелла. Эвелина прекрасно понимала, что Аннабелла замышляет очередную авантюру. Леди Эль не замечала лукавого блеска в глазах племянницы. А Эвелина даже слегка расстроилась. Право, ей уже все это наскучило.

– Да, очень жаль, – повторила леди Эль, кинув суровый взгляд на развеселившуюся Аннабеллу. – Очень жаль, что мой бедный дорогой Родон скончался так рано, оставив меня в бедственном положении. Теперь все, что я могу предложить Эвелине, которую люблю как дочь, – это лишь изъеденная молью парча. Надеюсь, милая, тебе не придется пережить столь печальные превратности судьбы, какие пережила я. Так что, мисс богатая наследница…

– Моя дорогая тетушка, прежде чем вы мне откусите нос, я хотела бы передать вам кое-что, вернее, не вам, а Эвелине, если она примет это от меня.

В глазах Аннабеллы мелькнуло что-то, внушившее Эвелине, впервые за этот день, настоящий страх. Реакция леди Эль еще больше увеличила ее озабоченность. С трудом поднявшись на ноги, почтенная дама подошла к племяннице и обняла ее.

– Ты ведь побывала в модном магазине, плутовка?

– Ну конечно. – Аннабелла поцеловала леди Эль в щеку и, подойдя к двери, громко приказала Мепперсу немедленно принести ее добычу.

– О нет! – воскликнула Эвелина. – Только не для меня! Не могла же ты и вправду сделать такую глупость!

Сердце у нее сжалось, когда Мепперс и Джеймс вошли в комнату, нагруженные свертками всех видов и размеров. С выражением любопытства на лице дворецкий сделал знак Джеймсу. Слегка поклонившись Эвелине, он вручил ей первый громоздкий сверток.

Эвелина чуть ли не со страхом ощутила у себя в руках оберточную бумагу. Желание леди Эль нарядить ее было одно, но изыскать на это средства – совсем другое. Эвелина нисколько не сомневалась в том, что денег не найдется. Так что ее ожидало разве только платье из муслиновой занавески, висевшей в комнате Брэндрейта.

Но Аннабелла все изменила.

– Открывай же, а не то я упаду в обморок! – потребовала Аннабелла.

Чтобы не огорчать ее, Эвелина поспешила развернуть бумагу. Внутри, переливаясь на тусклом фоне обертки, лежал изумрудно-зеленый шелк. Эвелина была очарована.

– Какая красота! – проговорила она. Как завороженная, она провела кончиками пальцев по нежной ткани. Уж не крылось ли в этой дорогой материи какое-то волшебство? Почему ей вдруг больше всего на свете захотелось иметь платье из нее? Что бы подумал о ней Брэндрейт? Нет, она все-таки глупеет на глазах. Подойдя к Эвелине, Психея обняла ее за талию.

– Стоит ему увидеть вас в таком платье, и он потеряет голову, я в этом уверена.

– Какой вздор! – Эвелина никак не ожидала, что ее чувства могут быть настолько очевидны. Краска смущения залила ее щеки. Пытаясь оправиться, она добавила: – Мне совершенно безразлично, что бы он там ни подумал. Вы придаете этому слишком большое значение.

– Чему придаю значение? – спросила Аннабелла, которая, разумеется, никакой Психеи не видела. – О чем ты говоришь? Я тебя что-то не пойму. Неужели тебе безразлично, что он подумает? Ах, перестань. Этого просто не может быть. Уверяю тебя, он найдет это восхитительным. Он всегда проявлял много внимания к тебе и очень считался с твоим мнением; просто он немного застенчив. Но как только он увидит тебя в таком платье, с него это как рукой снимет.

– Это Брэндрейт-то застенчив? – воскликнула леди Эль, подходя к Эвелине. – Не сказала бы!

– Брэндрейт? – переспросила удивленная Аннабелла. – При чем тут Брэндрейт? Я говорю про мистера Шелфорда. Разве никто из вас не заметил, как он увлечен нашей Эвелиной? Эва! Ты-то что на меня уставилась? Для тебя это, конечно, не секрет. Теперь ты видишь, какое я принимаю участие в твоих делах. Разве не чудесно было бы тебе устроиться в доме священника рядом с леди Эль! Ты выйдешь замуж, и тогда никто уже не назовет тебя старой девой.

– Я вполне довольна своим положением. – Щеки Эвелины еще больше покраснели. – А что до мистера Шелфорда, все это чепуха! Мы с ним просто друзья, добрые друзья. Он отнюдь не смотрит на меня влюбленными глазами.

На щеках Аннабеллы заиграли очаровательные ямочки.

– Пока еще нет. Но когда ты предстанешь перед ним в элегантном платье из этого щелка, он непременно влюбится! И если ты хочешь послушаться моего совета, дай ему завтра на счастье носовой платок. Для мужчины такое внимание много значит. Так ты еще быстрее завоюешь его сердце.

Эвелина хотела было возразить, но леди Эль кротко попросила Аннабеллу прекратить забивать Эвелине голову всяким вздором. Потом она вообще изменила тему разговора, приказав Мепперсу позвать к ней миссис Браун. Самому Меп-персу и Джеймсу было велено не пускать никого из мужчин в комнату до особого распоряжения.

За каких– нибудь десять минут все покупки Аннабеллы были разложены для обозрения леди Эль и экономки. Обе они прекрасно умели шить. На свет появились многочисленные выкройки и модные картинки. Из зеленого шелка решено было сшить выходное платье, а из ослепительного розового кружева на муслиновом чехле -бальное. К нему предполагались белые шелковые туфельки.

– И куда мне бальное платье? – смеялась Эвелина. – Право же, лучше из этой материи сделать новые занавески в спальню тетушки.

Аннабелла с гордым и самодовольным видом наблюдала за подругой.

– А у меня есть еще одна новость, – объявила она, обмениваясь заговорщическим взглядом с миссис Браун. Зеленые глаза ее прямо-таки лучились. – Я затеяла бал завтра вечером в честь победителя состязания.

– Что?! – в один голос воскликнули леди Эль и Эвелина.

– Но это невозможно, – забеспокоилась леди Эль, – невозможно по тысяче причин. Бог мой, в доме такой беспорядок, сколько времени потребуется только для того, чтобы вытереть пыль, а оркестр… Аннабелла, душа моя, о чем ты только думаешь? Я надеюсь, что по своей опрометчивости ты не пригласила кого-нибудь из тех, с кем ты встретилась в деревне?

– Представьте, именно это я и сделала. Ой, что там творится! Обе гостиницы полным-полны, съехалось столько народу, все наше лучшее общество… Все желают видеть состязание между Брэндрейтом и Шелфордом. Не знаю уж, каким образом, но всему графству уже известно об этом. Вы ведь знаете, каковы мужчины! Ни охоту, ни гонки они ни за что не пропустят. И вы не поверите, оказывается, у Шелфорда репутация ничуть не хуже, чем у кузена, когда речь идет о спорте. Я своими ушами слышала, что просто ужас сколько народу ставят на него. Ну кто бы мог подумать?

Леди Эль беспомощно опустилась в кресло у стола.

– Аннабелла, я никогда не думала, что ты настолько легкомысленна. А дом в каком виде, а чем их угощать? Я не переживу такого унижения.

Бросившись к ней, Аннабелла поцеловала ее в щеку.

– Ну какая же вы трусишка! Неужели вы могли подумать, что я допущу такое? Никогда! Сюда в спешном порядке направляется целая армия прислуги и рабочих. Конечно, будет шумновато, но дом предстанет во всем блеске – по крайней мере частично – к завтрашнему вечеру.

– Аннабелла, ты не должна была делать этого! Что скажет твоя мать, когда узнает, что ты тратишь на меня свои деньги?

– Ну, быть может, она меня похвалит. Хоть раз в жизни! Она так сердилась, когда я в прошлом мае купила это серебристое газовое платье за семьсот фунтов.

– Семьсот фунтов! – повторили в ужасе дамы.

Покраснев, Аннабелла рассмеялась от смущения:

– Мы из-за этого поссорились, но я попросила прощения и сказала, что впредь буду благоразумна. Вот такова я теперь и есть.

– Хорошенькое благоразумие – восстанавливать мой дом!

– А как я могла бы лучше распорядиться своими средствами? Я вас люблю и хочу оказать вам маленькую услугу, которая обойдется мне куда дешевле какого-то глупого платья, уверяю пас! К тому же мама будет довольна и папа тоже. Они всегда считали несправедливым, что вам пришлось столько пережить из-за долгов дяди Генри.

– Но… – попыталась перебить ее леди Эль.

– И слушать ничего не хочу. Я наняла школьного учителя, чтобы он написал приглашения, половину из которых уже отослали моим знакомым. Прислуга уже нанята. Вызваны рабочие и садовники, чтобы привести в порядок парк… – Аннабелла вдруг остановилась, слезы выступили у нее на глазах. – Вы знаете, до сегодняшнего дня я не представляла себе, сколько вокруг бедняков. Когда в деревне стало известно, что я наняла две дюжины работников, толпа окружила мой экипаж, и все благодарили меня. Леди Эль, неужели дела так плохи?

– Боюсь, что да. Новые законы принесли много вреда. Хлеб подорожал, а урожаи последнее время были скудные.

– Тогда тем более нечего спорить со мной. Разве это траты? Особенно если учесть, что на доброе дело, – торжественно заявила Аннабелла.

Эвелина смотрела на нее с любопытством. Она не помнила случая, когда бы Аннабелла проявляла такое бескорыстие и доброту к беднякам. Право, неожиданность за неожиданностью. Вытирая слезы, Аннабелла снова засмеялась:

– Надеюсь, Шелфорд будет мной доволен на этот раз. Он постоянно делает мне замечания и упрекает в легкомыслии. Но хватит об этом. Я ведь пригласила трех швей,, чтобы заняться – платьями Эвелины. Они будут здесь очень скоро. А пока мы должны решить, какую лучше выбрать отделку. Я так и не смогла сделать окончательный выбор в магазине, и поэтому чего тут! только нет. Вот, например, эти брюссельские кружева, а, Эвелина?

Взяв маленький сверток, она протянула его Эвелине.

– Я не знаю, право, что сказать, – начала Эвелина в замешательстве, взглянув сначала на кружева, а потом в лицо Аннабеллы. – Я очень сожалею, что не могла вовремя остановить тебя. – Укоризненно покачав головой, она продолжала: – Это слишком, Аннабелла. Слишком» щедро. Я понимаю, что ты хотела помочь леди Эль, но в отношении меня…

– Я не стану оскорблять тебя заявлениями о том, как я сожалею о твоих обстоятельствах, – сказала Аннабелла, не дав ей закончить, – ты слишком горда, и мне бы, наверное, изрядно досталось от тебя! Но представь, впервые в жизни я подумала о ком-то, кроме себя. Так что, я полагаю, мне будет очень полезно для дальнейшего усовершенствования, если ты просто скажешь мне спасибо. Сомневаюсь, чтобы я когда-либо еще пошла на такое.

Она отошла к столу и принялась рассматривать ленты, кружева и стеклярус, выбранные ею для отделки.

– Какой вздор! – отвечала Эвелина с улыбкой. – Ты ведь очень великодушна. Это правда, ты редко делаешь подарки. Но одно твое присутствие может оживить самую унылую обстановку. Какая другая женщина способна принести такой дар?

– Прошу тебя, хвали меня как можно больше. Кстати, имей в виду, если кто-либо из моих поклонников будет очарован тобой в этих новых нарядах, я с тобой поссорюсь.

Что бы сказала Аннабелла, подумала Эвелина, если бы она знала, что леди Эль считает ее, Эвелину, лучшей парой для Брэндрейта. Того самого Брэндрейта, за которого Аннабелла мечтала выйти замуж с самого детства. Богатой наследнице не случалось еще испытать в жизни серьезных разочарований. Увы, когда-нибудь ей все-таки придется понять, что маркиз не любит ее и скорее всего не полюбит никогда.

Леди Эль поманила Эвелину к большому зеркалу, которое по ее приказанию принесли из ее спальни. Тетушка принялась прилаживать на ней разноцветные ткани, любуясь отражением.

– Но ты должна немедленно снять этот безобразный лиловый муслин, – сказала она с гримасой отвращения. – Как ты могла носить такое ужасное платье все эти годы? Миссис Браун, помогите мне, пожалуйста. Боюсь, мои бедные пальцы уже ни на что не годятся.

Подчиняясь ловким пальцам миссис Браун, расстегивавшей на ней платье, Эвелина лукаво улыбнулась тетке:

– А в каком платье удобнее лазать по деревьям и доставать самые спелые персики? Вы помните, тетушка, вы всегда говорили мне, что я приношу вам самые лучшие фрукты? Как бы я иначе могла быть способна на такие подвиги?

Приподняв свои выношенные юбки, Эвелина сделала тетке шутливый реверанс.

Миссис Браун, разумеется, тут же сердито заявила, что Эвелина мешает ей, а леди Эль только возвела глаза к небу.

– Могу я надеяться, дорогая, что ты не станешь лазать на деревья хотя бы в этих шелках или, чего доброго, в тюле!

– Как бы это интересно выглядело, милая тетушка! – воскликнула Эвелина. Платье между тем упало к ее ногам. – Тюль, несомненно, разлезся бы на ниточки и повис на ветках наподобие мха.

– Ты сегодня что-то очень легкомысленна.

– Афродита была совершенно права, – раздался в этот момент голос Психеи. На лице у нее было совершенно ошеломленное выражение.

– В чем права? – спросили в один голос Эвелина и леди Эль.

Психея, остававшаяся все это время безмолвно в стороне, обратилась к Эвелине:

– Она говорила, что вы просто издеваетесь над ней, относясь с таким пренебрежением к вашей внешности. – Покачивая головой, она осматривала гибкую, высокую, идеально сложенную девушку. – Клянусь, вы могли бы соперничать даже с ней самой. Будь я хотя бы наполовину так хороша, как вы, Эрот никогда не утратил бы своей любви ко мне.

Эвелина почувствовала, как лицо ее вспыхнуло.

– В жизни не слышала такой чепухи! – растерянно произнесла она, прижимая руки к лицу.

– Да с кем вы обе говорите? – недоуменно спросила Аннабелла.

Леди Эль и Эвелина не удостоили ее ответом, а уж Психея и вовсе не обратила на Аннабеллу никакого внимания. Она подошла к своей новой приятельнице, стоявшей перед зеркалом в одной муслиновой рубашке, отделанной выцветшей розовой лентой. Обхватив пальцами талию Эвелины, она широко раскрыла глаза.

– Я никогда еще не видела такой тонкой талии. Как жаль, что современная мода скрывает такое совершенство.

Эвелина чувствовала себя в высшей степени неловко. Слегка наклонив голову, она взглянула на себя в зеркало. Вздев на нос очки, она присмотрелась к себе критически. Ну что ж – покатые плечи, стройная длинная шея, руки, ей-богу, красивы, не иначе как в результате лазания по деревьям!… Что еще? Грудь, можно сказать, недурна, действительно тонкая талия, плавно переходящая в бедра, и, наконец, длинные ноги с весьма изящными лодыжками. Она вспомнила, как восхищался ими Брэндрейт всего несколько часов назад. Что бы он подумал, если бы увидел ее сейчас? И что это он последнее время все не идет у нее из головы!

16.

Лорд Брэндрейт похлопывал хлыстом по своим бриджам из оленьей кожи. Он направлялся из конюшни к дому мимо старого дуба. Солнце пригревало ему спину. Посередине сада он остановился и оглянулся по сторонам. Некогда самое очаровательное место, с планировкой в духе середины семнадцатого века, лежало вокруг него, в сущности, в руинах. Планировка, конечно, уцелела, но клумбы заросли, растения одичали, особенно розы, с их густыми, лишенными цветов ветвями.

В минуту какого-то удивительного душевного прозрения он понял, что сердце его сейчас в таком же состоянии, как этот сад. Бог весть почему. Ведь он никогда не пренебрегал своим благополучием. Ни одну сторону его жизни нельзя было счесть запущенной. Ну, действительно – здоровье прекрасное, поместья управляются твердой, надежной рукой, с большим тщанием он исполняет свои обязанности в палате лордов, оказывает всяческое уважение своей семье. Откуда же у него такое чувство, что вся жизнь его, как этот сад, лишь тень того, чем она должна бы быть? Где-то в глубине своего сознания он смутно ощущал, что его неудовлетворенность имеет какое-то отношение к Эвелине. Вот еще загадка!

С досадой пожав плечами и решив, что ему следует покинуть Флитвик-Лодж сразу же после состязания, Брэндрейт направился к задней двери дома. Последнее время мысли об Эвелине его почему-то особенно беспокоили. Утром, когда он болтал с Аннабеллой, у него возникло ничем не оправданное желание, чтобы Эвелина вышла и присоединилась к ним. Впрочем, подобные странные желания донимали его теперь чуть ли не ежечасно. Да, да, он хотел видеть ее, спорить с ней о чем угодно, хотя бы и ни о чем, наблюдать за тем, как она вздергивает сползающие ей постоянно на нос очки, обмениваться с ней улыбками, когда что-то развлекало их обоих. Вот всего этого он желал теперь постоянно, ощущая какое-то незнакомое доселе недовольство то ли собой, то ли всем миром.

Господи, что с ним происходит? Он словно начинает дорожить ее обществом, ценить ее присутствие. Силы небесные – он просто тоскует без Эвелины! Той самой Эвелины, которая всегда раздражала его, испытывая его терпение. Женщины, которая положила конец его единственной надежде на счастье восемь лет назад, настроив против него ту, кого он любил и желал сделать своей женой.

Ему стало больно при одной мысли о Сьюзен Лоренс, ставшей теперь леди Фелмершэм. Он любил ее, как не любил никакую другую женщину ни до нее, ни после. Он уже совсем собрался сделать ей предложение, когда Эвелина высказалась при ней в его адрес так, что у него не осталось никакой надежды жениться на прекрасной, обаятельной мисс Лоренс. А теперь эта испортившая ему жизнь старая дева как будто просто «вычеркнула это из памяти. Каково?! Питать к ней после этого какую-то привязанность или даже простой интерес невозможно – это было бы предательством его любви к Сьюзен.

С такими грустными мыслями Брэндрейт быстро поднялся по ступеням террасы. Он должен забыть об Эвелине, выбросить из головы все, кроме необходимости уехать как можно скорее из Флитвик-Лодж, подальше от нее. Остались только состязание с Шелфордом и окончательный разговор с леди Эль об античной скульптуре. Он все-таки купит мраморного Зевса. После этого ему здесь больше нечего делать.

Он провел два часа, тренируясь перед гонками, которые должны были состояться на следующий день. Он вполне мог рассчитывать на успех, особенно теперь, когда он овладел способностью сохранять равновесие, пуская лошадей рысью. Маркиз основательно проголодался после своих усилий и теперь направлялся на кухню, где надеялся уговорить кухарку приготовить ему что-нибудь перекусить. Тогда он мог бы спокойно удалиться в бильярдную и насладиться покоем в одиночестве.

Когда он чистил лошадей, старший конюх сообщил ему, что дамы заперлись в библиотеке и просили их не беспокоить. Бильярдная находилась рядом с малой гостиной в западном крыле дома. Библиотека помещалась в восточном кры» ле, рядом с бывшим кабинетом хозяина. Там мистер Генри Родон занимался делами и спасался от забот и внимания супруги. Маркиз был бы не прочь посидеть в библиотеке, где запах кожаных переплетов и вообще царивший в ней мужской дух успокаивал его. При жизни дяди Брэндрейт игрывал там с ним в шахматы, в крибедж или в триктрак, пока тот не приканчивал графин бренди.

Он любил Родона, как и своего отца. Если бы он только знал, насколько покойный запутался в долгах незадолго до своей кончины, он, без сомнения, помог бы ему. Однако ужасные факты о том, что Родон попал в руки ростовщиков, выплыли на свет только после похорон. При этом странно было то, что Генри Родон прожил всю жизнь солидным, степенным человеком. Внезапная перемена в его характере совершилась всего за полгода до его смерти. Никто не мог объяснить, что произошло с почтенным хозяином Флитвик-Лодж, переродившимся в одно мгновение. Но, так или иначе, Родон умер прежде, чем успел поправить свои дела и обеспечить будущее любимой жены. Брэндрейту остается теперь только убедить леди Эль расстаться с бюстом Зевса, и все устроится наилучшим образом.

Искусно польстив кухарке по поводу вчерашнего ужина, он был вознагражден за свою любезность кружкой пива и тарелкой со свежим хлебом, холодной курицей и тремя пирожными с клубникой. Со всеми этими благами в руках он и направился в бильярдную.

Мысли его все еще были заняты долгами дяди и печальным положением леди Эль, когда до него донеслось приглушенное хихиканье, свидетельствовавшее, на его взгляд, о непременном присутствии где-нибудь поблизости женщин. Звук этот ему нравился. В женском смехе было что-то бодрящее в самый тоскливый и мрачный день.

Он взглянул в сторону библиотеки, недоумевая, почему смех доносился из малой гостиной, если дамы, как он понял, заперлись в библиотеке.

Дверь из малой гостиной внезапно открылась, и на пороге появилась миссис Браун, экономка, с грудой одежды в руках. Он узнал лиловое платье, в котором видел утром Эвелину, и не мог понять, куда, собственно, потащила его миссис Браун.

Экономка выглядела весьма озабоченной.

Наклонившись, чтобы поднять волочившуюся по полу ленту, она не заметила маркиза, пока не налетела на него. Пиво плеснуло на лиловый муслин.

– О, сэр! – шепотом проговорила миссис Браун, отскочив от него. – То есть милорд, прошу прощения, но вам сюда никак нельзя.

Она вдруг замолчала, не находя слов, и сильно покраснела.

Брэндрейт понял, что она смущена этой внезапной встречей, и постарался ее успокоить:

– Ну, ну, голубушка. Ничего страшного не произошло. Да расскажите мне, что происходит. Говорят, дамы в библиотеке, но я явственно слышу очаровательный голосок Аннабеллы. Безусловно, здесь и леди Эль, и Эвелина. Я прав?

Ободренная его тоном, миссис Браун кивнула:

– Не знаю, кто вам сказал, что они в библиотеке, милорд. Кто бы это ни был, он ошибся. Дамы в гостиной, с ними еще одна особа, во всяком случае, мне показалось… – Она умолкла, и новая волна краски залила ей щеки. – А мисс Аннабелла принесла мисс Эвелине подарок, и они все его рассматривают. – Сделав реверанс, она добавила уже на ходу: – Простите, милорд, но я должна поспешить за рабочей шкатулкой ее милости. Они не знаю что подумают, если я не вернусь через несколько минут.

– Понимаю, – произнес он медленно, размышляя, чем бы это они были заняты. Он был преисполнен любопытства, но не желал мешать экономке выполнить данное ей поручение. Брэндрейт не стал ее задерживать.

Дождавшись, пока миссис Браун скрылась за углом и шаги ее затихли, он повернулся к двери, оставшейся самым заманчивым образом приоткрытой. Маркиз бесшумно приблизился к щелке, откуда лился в темный холл яркий солнечный свет.

Первой он увидел Аннабеллу, которая сидела у стола, перебирая разноцветные ленты. Затем леди Эль. Она держала перед собой какой-то предмет, внимательно его рассматривая.

– Я чувствую себя совершенно обнаженной, леди Эль, – услышал он голос Эвелины. Затем он увидел и ее, стоящую перед высоким зеркалом. Она казалась чем-то озабоченной, что было, впрочем, вполне естественно, поскольку стояла она там в одной только тонкой рубашке.

Маркиз был поражен. Во-первых, тем, что Эвелина была полураздета, а потом тем, что ее фигура, едва прикрытая полупрозрачной тканью, никак не желала совмещаться в его голове с образом той Эвелины, которую он привык видеть перед собой каждый день.

Как зачарованный, он следил за тем, как она подняла руки и медленно распустила волосы, словно находясь в каком-то волшебном полусне.

– Вы думаете, мне лучше остричь волосы? – спросила она, когда они упали волной, свесившись ей до пояса.

Ответ последовал не сразу, но, когда леди Эль заговорила, слова ее прозвучали как-то непонятно.

– Я не согласна с вами, Бабочка. Длинные волосы не так подчеркивают ее овал лица. Я думаю, ей была бы больше к лицу короткая стрижка, как у Каролины Лэм.

Бабочка? Что бы это значило? Эвелина уже называла это имя раньше, когда, стоя в дверях гостиной, пыталась представить им не иначе как привидение. Поскольку каждому было ясно, что пришла она совершенно одна. Как она тогда смутилась! Брэндрейт ничего не мог понять. Он помнил только, какой довольной выглядела леди Эль, когда Аннабелла разбудила ее и объяснила, что произошло.

– Я совершенно согласна с Бабочкой, – сказала Эвелина, бросив на Леди Эль предостерегающий взгляд. – Быть может, мне следует их завить, но стричься я бы не хотела.

– Откуда здесь бабочка? – спросила Аннабелла из-за стола, где она распутывала вишневую ленту.

– Это, знаешь ли, одна из… олимпийских гостий нашей тетушки, – объяснила Эвелина.

– А она здесь? – уточнила Аннабелла, оглядываясь по сторонам. – Не помню что-то, разве есть греческая богиня по имени Бабочка?

– Бабочка не богиня. Она – смертная по имени Психея, которую полюбил Эрот и вознес на Олимп.

– А… – Аннабелла утратила к этой теме всякий интерес. – Ну, кто бы она ни была, я с ней согласна. Только Каролина Лэм может позволить себе такую прическу. А как насчет Эмили Каупер? У нее волосы подлиннее и смотрятся тоже очень мило.

– Ты забываешь, что у леди Каупер вьющиеся волосы, – вмешалась леди Эль. – Такой стиль Эвелине не подойдет. У нее они к тому же слишком густые. Впрочем, Психея и вправду права. Мы должны оставить твои волосы длинными, как у нее, чтобы они падали каскадами локонов. Ты когда-нибудь пользовалась папильотками?

Эвелина отрицательно покачала головой.

– Разумеется, нет, – отвечала она вполне искренне.

Брэндрейт слышал весь этот разговор урывками. Он был слишком поражен видом Эвелины, чтобы думать о том, подходит ли ей стиль Каролины Лэм или Эмили Каупер. Он видел только, что волосы ее великолепны. Он никогда не представлял себе, насколько они у нее длинные и густые. Цвет их всегда казался ему привлекательным, но до этого момента – быть может, потому, что он видел их сейчас на фоне ее тонкой талии и почти прозрачной рубашки, – он ни разу не испытал желания взять их в руки и зарыться в них лицом. Боже, неужели он сходит с ума? Откуда у него такие чувства?

Ему хотелось заговорить, запретить Эвелине стричь волосы, но у него, слава богу, хватило здравого смысла не обнаруживать своего присутствия. Он понимал, что должен немедленно удалиться и незаметно проследовать в бильярдную. А лучше всего – затвориться в библиотеке. Но его ноги, казалось, приросли к полу. Он просто не мог двинуться с места. Вид Эвелины совершенно парализовал его. Его глаза были прикованы к ее талии. Смог бы он обхватить ее пальцами? Брэндрейт подумал, что смог бы. Он готов был отдать состояние за то, чтобы попробовать.

В это мгновение он почувствовал: что-то изменилось. В позе Эвелины появилось какое-то напряжение. Он быстро взглянул в зеркало, где мог видеть ее лицо, и понял, что она заметила его присутствие. Глаза ее широко раскрылись. Всякая другая девица наверняка бы взвизгнула, заметив, что за ней, полуобнаженной, наблюдает мужчина. Но не Эвелина!

Она улыбнулась той мимолетной улыбкой, какой она иногда обменивалась с ним, когда их развлекало что-то, чего не замечали другие. Он не мог не улыбнуться в ответ, вернее, как-то криво ухмыльнуться, как мальчишка, застигнутый врасплох. Будь она там одна, он вошел бы в комнату. И там уж придумал бы, как поступить. Боже! Неужели только вчера он целовал ее?

Кисти рук у него заломило. Как, однако, тяжело держать так долго кружку и полную тарелку. Он приготовился отвесить Эвелине одобрительный поклон и предоставить ее заботам тетки и кузины, когда, к его удивлению, она направилась прямо к нему со словами:

– Ах, боже мой, миссис Браун оставила дверь открытой. Я ее прикрою лучше, пока кто-нибудь не увидел меня раздетой.

Маркиз был так удивлен ее поступком, что челюсть у него буквально отвисла и он едва не выронил и кружку и тарелку. Высоко подняв голову и глядя на него в упор, Эвелина молча шла к нему. Маркиз мог только неподвижно созерцать ее. Какой мужчина из плоти и крови выдержит такое? Заговорит ли она с ним, когда подойдет поближе? Быть может, он бы смог убедить ее выйти и закрыть дверь за собой. С каким бы наслаждением он бросил на пол все, чем заняты сейчас его руки, и заключил ее в объятия!

Приблизившись к двери, она остановилась, так что он не смог бы дотянуться до нее. Покачав головой, она насмешливо прошептала:

– Распутник!

И со стуком захлопнула дверь.

Он вздрогнул при этом звуке и в этот же момент словно очнулся от сна. Как будто вид ее напустил на него какие-то чары и только теперь он смог от них освободиться.

Медленно повернувшись, Брэндрейт отошел от двери. Сделав несколько шагов, он перевел дыхание и глубоко вздохнул.

– Эвелина, – прошептал он, не замечая выбежавшую ему навстречу миссис Браун, которая едва успела отшатнуться, чтобы избежать нового столкновения с ним. Он пошел дальше, моргая, как спросонья. У него было странное чувство, что за ним следят, в особенности когда из-за потемневших рыцарских лат в углу холла до него долетел странный, явно мужской смех. Он обернулся в ту сторону, но ничего не увидел.

Быть может, такие же ощущения испытывала и Эвелина? Он вспомнил, как всего минуту назад она говорила о Психее так, словно видела ее наяву. Чудеса, да и только!

Уж не привидения ли здесь завелись?

Подойдя к двери библиотеки, Брэндрейт толкнул ее ногой и со вздохом облегчения вступил в этот приют покойного дяди Родона. Здесь, по крайней мере, он будет избавлен от общества не только дам, но и духов, возымевших вдруг необъяснимый интерес к обитателям Флитвик-Лодж.

Выпив глоток домашнего пива, он решил, что ему следует быть поосторожнее с Эвелиной. Если он станет продолжать злоупотреблять ее невинностью, она, пожалуй, неправильно истолкует его поступки.

Но если у него по-прежнему будет возникать непреодолимое желание обнять и поцеловать ее, он сам окажется не в состоянии понять собственные намерения.

17.

Психея переводила взгляд с леди Эль на Аннабеллу, стараясь убедиться, видела ли какая-нибудь из них, как Брэндрейт наблюдал за полураздетой Эвелиной. Она чувствовала себя виноватой. Следовало бы предупредить леди Эль о его присутствии. Но она видела, что обе дамы были слишком заняты. Леди Эль старалась разобраться, какой фасон больше пойдет к шелку, а Аннабелла все еще возилась с лентами и кружевами. Они были так поглощены своими занятиями, что ни одна из них не заметила скандального поведения маркиза и совершенно неприличного демарша Эвелины.

Психея нервно стиснула руки. Ах, надо было бы сказать леди Эль, как только Брэндрейт появился. Но с каждой секундой, в особенности с того момента, как Эвелина увидела, что маркиз наблюдает за ней, Психея все больше чувствовала себя обязанной хранить молчание. Что-то удивительное произошло – не с Эвелиной, поскольку ее новая подруга и раньше обладала способностью сохранять полное хладнокровие в любой ситуации, – но с Брэндрейтом. Он вдруг увидел Эвелину совершенно в ином свете, чего никак не могло бы случиться при обычных обстоятельствах! Какой подарок судьбы, что эта глупая экономка – столь же некрасивая, сколь и рассеянная – не закрыла за собой дверь. Сама бы Психея ни за что до такого не додумалась. Даже и пробовать бы не стала. Она вообще считала, что все смертные женщины, особенно благородного происхождения, должны быть ужасно сконфужены, если их застанут раздетыми.

Но какова Эвелина! Психея с любопытством смотрела на свою приятельницу, то подбиравшую, то распускавшую волосы перед зеркалом. Хотя вряд ли Эвелина отнеслась к случившемуся так же, если бы у дверей обнаружились мистер Шелфорд или мистер Элленби. Она, конечно, не замедлила бы пожаловаться тетке на совершенно неприличное поведение джентльменов. Подумать только, подглядывать за ней! И она бы уж ни за что не прошлась по комнате перед тем, как закрыть дверь, чтобы позволить им как следует на себя насмотреться.

В общем и целом Психея была довольна. Все получилось как нельзя лучше. Подойдя к Эвелине, она шепнула, что ей необходимо на некоторое время вернуться на Олимп. Но завтра она непременно будет присутствовать на состязании.

Психею до глубины души тронуло, как огорчилась Эвелина этим известием. Порывисто обняв свою новую подругу. Психея поблагодарила ее за то терпение, с которым Эвелина выслушала рассказы о ее домашних неурядицах.

– Боюсь, что я ничем не смогла вам помочь, – сказала Эвелина. – Но откуда мне знать, что такое быть замужем несколько тысяч лет, пусть даже и за самим Эротом! Я бы очень хотела побывать у вас дома, на Олимпе. Как это, должно быть, интересно.

– К сожалению, это невозможно. Ели бы Зевс увидел вас, нам обеим не сносить бы голов в буквальном смысле! Он бы отдал их Циклопу!

Психея притворно вздрогнула, потом снова засмеялась. Зевс уже несколько столетий не совершал таких чудовищных поступков.

– Прошу вас, не смешите меня, – прошептала Эвелина, – а то Аннабелла подумает, будто я и вправду сошла с ума. Скажите мне только, неужели Эрот так рассердился на вас за ваше вмешательство в наши дела, что не желает простить вас?

– Очень меня это волнует! – передернула плечами Психея. – Хотела бы я только… впрочем, не важно! Если я сейчас не уйду, мне никогда не уйти!

Обняв Эвелину на прощание, она исчезла сквозь стену гостиной.

Часом позже она сидела, слушая Эрота и с каждым словом все больше приходя в уныние. Она нервно теребила золотые ленты своего платья. Ее ноги в золоченых сандалиях чуть-чуть не доставали до мраморного пола, так что со стороны ее можно было принять скорее за напроказившего ребенка, чем за взрослую женщину.

– И во-вторых, моя любезная супруга, почему это ты продолжаешь нарушать приказ Зевса и вмешиваться в дела этих несносных смертных? Не понимаю, что тебя в них прельщает. Все они абсолютно никчемные существа, как тебе известно.

– И я была когда-то смертной, – вставила она, глядя на паутинообразную инкрустацию из аметистов в мраморном полу.

Он пропустил ее замечание мимо ушей.

– Мне нет необходимости повторять тебе, что сплетни о твоей деятельности начинают распространяться даже среди низших существ. Эриннии давно уже потешаются над твоими выходками. У одной из них змеи так и шевелились на голове, когда она мне говорила: «Где же твоя Психея? Мы ждем. Если она не поостережется, ей одна дорога – к нам в Аид. Сам Зевс сошлет ее сюда!» Можешь себе представить, каково мне знать, что над тобой – а следовательно, и надо мной, надо мной! – потешаются даже в подземном царстве Персефоны. Разве тебе больше дела нет до моих чувств? Ты думаешь только о себе.

Психею это все мало тронуло. Ей казалось, что возлюбленный Эрот больше заботится, что подумают небожители о нем, а вовсе не о чувствах жены.

– Я не сделала ничего такого, чтобы повредить тебе, Эрот, мне только хотелось развлечься. – Тут она подняла голову и встретилась с ним взглядом, не опустив при этом глаз. – Мне же нужно было чем-то заполнять одинокие дни и часы.

– В высшей степени неудовлетворительное объяснение, – возразил он. – Каковы бы ни были твои чувства ко мне – хотя я догадываюсь, что ты считаешь меня чудовищем, – прошу тебя прекратить всякое общение со смертными. Если Зевс узнает, что ты нарушаешь его приказы, я не смогу защитить тебя от его гнева. И потом, ну что тебе в них? Они не обращают внимания на уроки, которые дает им Судьба, и совсем не почитают нас. А следовало бы! Они о нас и думать забыли.

– Что же в этом удивительного? – не сдержалась Психея. – Все, чем боги занимались, так это крали девушек из их домов и поставляли другим сладострастным божествам. И Олимп нас помилуй, если кто-нибудь осмеливался перечить какой-нибудь богине в неподходящий момент. Того и гляди, превратят тебя в дерево или в оленя, а то и вообще расстанешься с жизнью. Меня только удивляет, что культ Олимпа так долго продержался. Слишком долго, на мой взгляд!

– Ты сама-то соображаешь, что говоришь?! – прошептал Купидон. Он ходил по спальне большими шагами. Взмахи его огромных крыльев колыхали занавески на постели, как ветер белье на веревке. Но когда она высказала такое возмутительное мнение, он резко остановился с обиженным и испуганным выражением на лице. – Боюсь, что я тебя потеряю из-за твоего взбалмошного поведения. Неужели ты меня совсем больше не любишь? Может быть, тебе хотелось бы, чтобы мы никогда не встречались и я никогда не уводил тебя из отцовского дома? У Психеи слезы подступили к глазам.

– Это, наверное, то, что ты пыталась дать мне понять все эти десятилетия? – продолжал он. – Ты жалеешь, что стала моей женой, вместо того чтобы остаться с отцом и всеми теми, кого уже нет много тысяч лет? Стало быть, я сделал ошибку, любовь моя?

Психея чуть не сорвалась с места и бросилась к любимому. Ей так хотелось разгладить складки у него на лбу, поцелуями заставить его умолкнуть. Но она поступала так уже трижды за последнее столетие, и каждый раз неделю-другую спустя супруг ее снова становился холодным и отчужденным.

Поэтому, не сходя с места, она отвечала:

– Тебе, пожалуй, и впрямь не стоило на мне жениться. Твоя мать была права. И сейчас я и правда жалею, что меня не похоронили вместе с моими родными.

Как только эти слова были произнесены, ей показалось, что целая плотина прорвалась в ее нежном сердце. Слезы хлынули у нее из глаз. Она выбежала из спальни, чтобы найти приют в маленькой комнатке, куда вела дверь из столовой. Там она упала на колени у софы, обитой золотой парчой, и дала волю своему горю, властвовавшему в ее сердце уже целую вечность.

Только несколько часов спустя, когда на мир опустилась ночь. Психея поднялась с уставших колен. Она была рада, что Эрот не последовал за ней. Она больше не верила его словам, не верила, что эти слова будут подкреплены делами, рассчитанными на то, чтобы вернуть ее любовь. Сердце ее замкнулось. Она снова вспомнила об Эвелине, обдумывая тщательно все происшедшее, но эти мысли отступали перед ее собственной болью. Ей хотелось сказать Эроту, что, помогая смертным, особенно в сердечных делах, она искала для себя покоя. Но разве он мог ее понять?

Немного придя в себя, она с удовольствием оглядела комнату. По цвету и убранству на Олимпе не было ничего подобного. Используя самые яркие тона, зеленый, синий и фиолетовый, она расписала одну стену бабочками, изящными созданиями, порхающими среди высокой травы. Ткани она напряла сама, так как нигде не могла найти того, что ей нужно. Темно-красные и пурпурные цвета царили здесь. На стене напротив бабочек висели ее собственные работы, всего около двадцати, преимущественно портреты и пейзажи. Среди них были изображения дворца, в котором она провела детство, и даже несколько видов Англии, ее любимого местопребывания последние сто лет.

Эрот не любил эту комнату, называл ее вульгарной и вот уже два десятилетия не входил сюда.

Психея была довольна этим, поскольку всегда могла рассчитывать спокойно побыть в ней одна.

Она прислушалась к тишине ночи. Не было слышно ни звука. На Олимпе все ложились рано, если, конечно, Вакх не затевал один из своих праздников. В пустоте было свободнее передвигаться, да никто и не заметит. А дело предстояло такое, что свидетели ни к чему. Она не сказала об этом Эвелине, но вернулась она на Олимп вовсе не для встречи с мужем. Психея собиралась проникнуть в апартаменты свекрови и похитить не только пояс, который она нехотя вернула Афродите, но и ее знаменитые любовные эликсиры. Пора было наконец соединить Брэндрейта и Эвелину.

18.

Психея выскользнула из дворца в теплую туманную ночь, двигаясь беззвучно, с легкостью бабочки, чьим именем она так охотно пользовалась. Накидка из прозрачного газа вздымалась, как парус, у нее за спиной. Длинные извилистые аллеи, соединявшие дворцы один с другим, освещались волшебными, ниоткуда идущими лучами. Овладевшее ею чувство возбуждения ускоряло ее шаги и биение сердца. Она глубоко вдыхала влажный ночной воздух, испытывая легкое головокружение. Когда ей случалось присваивать кое-что из имущества других богов и богинь – исключительно для блага смертных, разумеется, – она была безмерно счастлива. Блаженно вздыхая, она неслась по аллеям, словно крылатая посланница громовержца – божественная Ирида.

Вокруг мелькала пышная растительность, цвели гранатовые деревья, разносился нежный запах лилий, и слышались крики павлинов в парке у дворца Геры. Психея особенно боялась этой чрезвычайно мстительной богини, супруги Зевса.

Совы Афины, любимые птицы богини-воительницы, заухали на нее, когда она пробегала мимо дворца премудрой дочери царя богов. Расположенные террасами сады Афины украшали причудливо подстриженные оливковые деревья.

Высокие стебли кукурузы колыхались над оградой расположенного по соседству дворца Деметры. Из всех богинь Психея была больше всего расположена к этой. Остальные обитатели Олимпа дразнили Деметру кукурузной богиней – ласковое прозвище, данное ей смертными. Деметру это нисколько не обижало, она и внимания не обращала на их насмешки. Перед ее дворцом поля алых маков и желтых нарциссов окружали пруды, по которым на длинных ногах величественно выступали журавли.

Когда Психея ощутила душный аромат роз и услышала курлыканье сотен голубей, она замедлила шаг.

Роза была любимым цветком ее свекрови, а голуби влекли по небу ее колесницу.

Психея остановилась. Слабый отблеск фонаря дрожал на розовеющих облаках. Она плотнее стянула на плечах газовую накидку – радостное возбуждение постепенно уступало в ней место ужасу перед тем, что она намеревалась совершить. Конечно, не в первый раз, но страшно все равно. Это можно было назвать только одним словом – вероломство. Да она просто преступница! Но стоило ей только вспомнить, как дружно объединились против нее муж и свекровь, желая подчинить ее, заставить вести себя в соответствии с их понятиями, – и начавшие было терзать ее укоры совести почти совсем исчезли. Чудовище, терзавшее ее, превратилось в жалкую мошку, которую окончательно раздавил азарт удачливого игрока.

Психея смело двинулась вперед.

На расстоянии примерно в сто футов она отчетливо могла разглядеть дворец Афродиты. В этом величественном здании не было дверей, а в оконных отверстиях стекол. О преступлениях на Олимпе и не слыхивали, здесь все было известно всем заранее и записано Мойрами в Книгу судеб. В защите от сил природы здесь не нуждались. Погода всегда была неизменно прекрасная. Осадки выпадали только в виде мягкого тумана, а лучи солнца благотворно действовали на кожу.

По мере того как первоначальный ее страх исчезал. Психея испытала с новой силой острое и необыкновенно приятное возбуждение. Войдя в восточную аллею, отделявшую владения Афродиты от покоев Артемиды, Психея быстро приблизилась к дверям дворца. О, здесь было прекрасно и величественно, высота потолков доходила до тридцати футов. Поддерживаемое коринфскими колоннами здание было украшено причудливыми и розовыми тканями. Золотые вышивки, колеблемые ветром, мерцали, колыхаясь, как морские волны на закате.

Повсюду стояли розы. Розы, розы – море роз. Их тяжелый аромат настигал повсюду. Точное отражение – отметила про себя Психея – темперамента ее свекрови.

Спальня Афродиты была расположена в центре здания. Прокрадываясь по пышным залам, Психея с восхищением посматривала на чудо архитектуры – движущуюся крышу, дающую возможность звездам сиять по ночам над постелью Афродиты. Афродита спала. Впервые за много тысяч лет Психея увидела свекровь спящей. Свои первые кражи Психея совершала днем, когда точно знала, что Афродиты нет дома. Увидев ее теперь, она подумала, что никогда еще богиня не выглядела такой доброй. Она спала, совсем по-детски подложив руку под щеку.

Психея подошла поближе, чтобы лучше рассмотреть ее. Только во сне могла Афродита казаться такой безобидной и невинной. В гневе она была страшна! Психея достаточно наслушалась рассказов о проделках богини любви за тысячелетия ее царствования.

Глядя на мать мужа, Психея вдруг с тоской вспомнила собственную мать. Слезы выступили у нее на глазах. Если бы только Афродита отнеслась к ней, как к настоящей дочери, как хорошо было бы ей здесь. С любовью мужа жизнь ее была довольно счастливой, но теперь, без этой любви, в особенности при недоброжелательстве к ней свекрови, Олимп стал для нее тюрьмой, откуда не было выхода.

При этой мысли ее решение продолжать свою деятельность в Бедфордшире укрепилось еще больше. Она вернулась мыслями к своей цели, подойдя туда, где богиня хранила свои одежды, драгоценные эликсиры и другие любовные средства.

Поскольку Психея уже бывала здесь раньше, она точно знала, где искать пояс. Поскольку у ее свекрови был очень конкретный склад ума, она отличалась редким постоянством в быту. Психея была уверена: Афродита положила пояс туда, где он лежал раньше. Она чуть не рассмеялась. Неужели богиня действительно думала, что она не сделает новой попытки украсть его? Психея улыбнулась. Афродита попалась в ловушку собственной аккуратности. Она не могла быть иной, так же как и сама Психея не могла отказаться от своих привычек простой смертной.

Опустив флакончики с любовным снадобьем и с противоядием в карманы платья, она вдруг услышала шорох, донесшийся откуда-то со стороны входа в спальню. Сердце ее было готово выскочить из груди. Был ли во дворце кто-то еще вместе с ней или это просто шуршал крыльями запутавшийся в занавесях голубь?

При этой мысли она вздохнула с облегчением. Ну конечно, голубь, кому тут быть в эту пору.

Свернув пояс, она засунула его под мышку. Осторожно прокравшись по холодному мраморному полу, она выскользнула из спальни. Афродита так и не шевельнулась.

Психея быстро направилась к той же самой задней двери, через которую вошла во дворец. Темный коридор, ведущий к выходу, – и она на воле. Только выбравшись из дворца, можно быть хоть как-то уверенной в успехе своей затеи.

На цыпочках, затаив дыхание, она уже почти переступила порог, когда чья-то рука схватила ее, другая зажала ей рот, и ее потащили назад.

Она была так напугана этим внезапным нападением, силой нападающего, что первым ее побуждением было оказать отчаянное сопротивление.

Знакомый голос прозвучал у нее над ухом:

– Не шуми, Пси, а то разбудишь маму.

– Энтерот! – прошептала Психея, когда он убрал руку от ее рта. Охвативший ее страх сменился гневом. – С чего это ты на меня накинулся?

– А что ты делаешь в маминых покоях? В коридоре было темно, так что единственное, что могла видеть Психея, – это очертания темных крыльев младшего брата Эрота. Они были похожи, как вода и лед. В отличие от белолицего брата кожа Энтерота была смуглая, стальные, серые глаза смотрели холодно и вызывающе. Психея вздохнула, представив себе мягкие карие глаза Эрота, излучающие уверенность и открытость. Но наиболее заметное отличие – серебряные волосы, так непохожие на сияющие золотистые локоны Эрота. Шевелюра его брата сверкала даже в темноте, как какой-то зловещий маяк.

Какую бы ложь сплести для хитроумного бога безответной любви?

– Я… я… – Психея вырвалась из его рук и первым делом нащупала флакончики в кармане. К счастью, они были целы, но пояс упал на пол. – Я просто зашла взглянуть, спит ли твоя мать. Она жаловалась на днях на здоровье.

– Чушь! – фыркнул Энтерот. – С каких это пор ты озаботилась ночным покоем нашей грозной матушки?

– Я всегда ей сочувствовала. Мы, быть может, и не ладим иногда, но это не значит, что у меня нет к ней привязанности.

– Если бы она хоть когда-нибудь проявила малейшую заботу о тебе или какое-нибудь еще теплое чувство, я бы тебе поверил. А так твое поведение кажется мне очень подозрительным. Знаешь, что приходит мне в голову? Похоже, все эти слухи на твой счет – о твоей склонности к воровству – могут оказаться правдой.

– Слухи, которые ты сам и распустил! – возмутилась Психея.

Энтерот видел, как она однажды украла лук у Артемиды, а потом какой-то меч из мастерской Гефеста. Он просто дразнит ее. У Психеи была теперь только одна цель – подхватить упавший пояс и ускользнуть от Энтерота, прежде чем он поднимет на ноги весь дом.

– Ты меня обижаешь, – отвечал он шепотом, прикладывая руку к сердцу. – Я никогда бы не рассказал никому ни о твоих, ни о наших проделках.

– Наших? – переспросила Психея.

Он усмехнулся:

– Наш с тобой давний роман…

– Никакого романа не было, Энтерот! – горячо возразила она. – Это одно твое воображение! Только потому, что я позволила тебе однажды по глупости поцеловать меня, ты выдумываешь нелепые истории. Ничего между нами не было, так и знай. – Сделав шаг назад, она почувствовала, что ее нога погрузилась в мягкий бархат пояса. Она быстро наклонилась, чтобы его поднять, продолжая в то же время разговор. – Я думаю, пора тебе перестать тешить себя иллюзиями и предоставить мне жить своей жизнью. Повернувшись, Психея направилась в холл. Услышав по дороге шелест крыльев у себя над головой. Психея не удивилась, когда Энтерот преградил ей путь у дверей.

– Если бы я первым нашел тебя, – произнес он пылко, – ты бы полюбила меня, а не моего ничтожного брата! Признайся, ты была увлечена мной! Чем еще ты можешь объяснить ту готовность, с которой отвечала на мой поцелуй? Если бы я тогда унес тебя в мой дворец…

– Если бы ты поступил так тогда, началась бы война, и, я не сомневаюсь, вы оба подняли бы такой шум, что разъярившийся Зевс навсегда сослал бы вас на реку Стикс, помогать перевозчику Харону.

– Ну и пусть, – шептал он. – Я стал бы даже простым смертным ради твоей любви. Что тебе Эрот? Он к тебе близко не подходит последние десять лет!

Психея тоже охотно пожертвовала бы бессмертием, чтобы только не быть предметом такой наблюдательности. Чувствуя, как у нее сжалось горло, она воскликнула:

– Ну и что? Я не так глупа, чтобы поверить, будто я могла бы быть счастлива с тобой.

– Я, конечно, мог бы сделать тебя счастливой! Мог! Я только этого и хочу!

– Ты хочешь превзойти брата… Это единственное, что тебе всегда было нужно. Быть может, я не так умна, как другие обитатели Олимпа, Энтерот, но уж это я понимаю.

– Ты ошибаешься.

Внезапно она очутилась в тесном объятии его рук и крыльев.

Психею давно уже не целовали, и само тепло этого объятия оказало на нее сильное воздействие. Желание остаться с ним, уступить его настояниям овладело ею. К своему стыду, она отвечала на его поцелуй.

– Нет, – бормотала она, когда он нежно целовал ее щеки, глаза, губы. – Нет, не надо!

– Ты любишь меня! Я знаю. С тех пор, как мы танцевали на маскараде у Зевса, тогда… двести лет назад… когда я поцеловал тебя.

– Ты же помнишь, я выпила тогда слишком много молодого вина Вакха.

– Тогда скажи мне, почему ты не отвергаешь меня теперь? – Взяв ее за подбородок, он закинул ей голову, так что свет звезд упал ей на лицо.

– А что еще можно ожидать от брошенной жены? – тихо отвечала она, чувствуя себя одинокой и разбитой.

Он не отпускал ее еще минуту, пока до него не дошло со всей отчетливостью, что означали ее слова.

Он отпустил ее. Выражение тоски и боли появилось на его лице.

– Ты все еще его любишь, Бабочка?

Психея кивнула. Он на мгновение закрыл глаза, и она подумала, что в одном по крайней мере братья были неотличимы друг от друга – в их чертах лица. Может, потому Психею влекло к темнокрылому Энтероту, что его красивая линия носа, изогнутые брови, ямочка на подбородке так сильно напоминали ей обожаемого Эрота. Энтерот отступил в сторону.

– Иди, – проговорил он. – Я не стану тебя задерживать.

Руки Психеи, сжимавшие пояс, дрожали.

Она снова сунула его под мышку и сказала:

– Мне очень жаль, но мое сердце не принадлежит мне. Я надеюсь, ты не скажешь Афродите, что видел меня здесь?

– Ну конечно, нет, – отвечал он. Выйдя в темноту. Психея услышала шорох крыльев голубей Афродиты, взвившихся во влажный ночной воздух. Они поднялись на высоту, тревожно покружились и снова резко упали вниз. «Что это нарушило их покой», – подумала Психея. Но эта мысль тут же отступила перед более насущной заботой – как можно скорее оказаться подальше от опасного дворца Афродиты.

Выбросив из головы свою встречу с Энтеротом, как будто она и вовсе не имела места, Психея направилась к своему дворцу. Там она собиралась отдыхать до одиннадцати часов завтрашнего утра, когда должно было состояться состязание между Шелфордом и Брэндрейтом.

Эрот поднимался все выше и выше в небо, полет голубей заглушал шелест его крыльев. Он направлялся к самой яркой звезде. Сердце у него готово было разорваться. Острая боль терзала ему грудь, и горло, и голову – боль, какую он уже некогда испытал, впервые увидев Психею в объятиях брата. Эта боль вспыхнула гневом, как фейерверк в ночном небе. Он ненавидел жену, ненавидел брата. Он найдет способ им отомстить.

Он парил на высоте, пока воздух не стал настолько разреженным, что ему сделалось трудно дышать. Только тогда, широко распахнув крылья, он полетел назад, на Олимп.

Он проследил за Психеей, когда она направлялась во дворец его матери, и ждал ее возвращения, чтобы уличить жену в ее проступках. Он хотел убедиться, что ее целью было действительно похитить что-нибудь у Афродиты, прежде чем начать выяснять с ней отношения. Но когда он услышал разговор между своей женой и братом, он дождался только того момента, когда она оказалась в его объятиях, и тут же покинул дворец. Он слышал, как его жена отрицала свои чувства к Энтероту, но не был настолько глуп, чтобы ей поверить, особенно когда она так и кинулась к Энтероту на шею.

«Так это правда, – думал он с горечью. – Психея любит Энтерота, что бы она там ни говорила, любит его все последние двести лет».

Единственной его целью было теперь придумать подходящий вид возмездия. Скользя по небу по направлению к своему дворцу, он перебрал много и наконец, словно вдохновленный самим Зевсом, решил, что ему следует сделать.

19.

Взглянув на следующее утро в зеркало в спальне, Эвелина не могла поверить своим глазам. Она не узнавала себя, ей казалось, что какое-то странное видение заняло ее место. Неужели возможно, чтобы прическа так изменяла внешность?

Но не одна только прическа вызвала такую перемену. Конечно, высоко подобранные и спускавшиеся на лоб кудрявой челкой волосы изумительно подчеркивали совершенный овал лица. Но Эвелина понимала, что такую разительную перемену могли сотворить только все компоненты в целом: и прическа, и платье, и ее собственное какое-то новое отношение к себе.

Трогая прелестные серьги с жемчугом и бриллиантами, она чуть ли не физически ощущала потрясающий эффект, создающийся на глазах сочетанием драгоценностей и прелестной шляпы, новых шелковых чулок и вышитых бальных туфель. Вершина восторга – очаровательное новое платье. Эвелина так долго была лишена всего этого, что просто не могла опомниться.

Очки она сняла: все три дамы – леди Эль, Аннабелла и Психея – настояли, чтобы сегодня она обошлась без них. Поэтому хорошенько рассмотреть себя она могла, только близко наклонившись к зеркалу. Она провела пальцами по холодному стеклу, касаясь своего отражения. Тут она замерла, осознав наконец, что все изменилось, но черты-то ее остались прежними. Глаза по-прежнему были карими, нос прямым и, по выражению Психеи, благородной формы. Никуда не делся ее обычный овал лица. Неужели только прическа и все эти финтифлюшки могли так изменить ее внешность в лучшую сторону?

Она, конечно, никогда не носила таких платьев. А ведь Аннабелла, наверное, с самого рождения только так и одевалась. Платье было из того «амого, подаренного Аннабеллой зеленого шелка с высоким обтянутым лифом и пышными длинными рукавами. На плечах красовались ажурной пеной брюссельские кружева. Воротник, отделанный такими же кружевами, высокий сзади, спереди был приоткрыт, на шее виднелся жемчужный кулон на зеленой шелковой ленте. Палец Эвелины коснулся отражения в этом месте. Неужели все это действительно было ей нужно?

Взгляд ее опустился на линию талии. Как удачно посоветовали ей дамы подчеркнуть это ее несомненное достоинство. Нужного эффекта удалось достичь, слегка обтянув ее спереди. Избыток ткани собрали по моде чуть пониже спины. Состоявшая как бы из двух ярусов юбка была отделана лентами, спускавшимися к ее вышитым зеленым туфлям.

Швеи работали не покладая рук, и вот – совершенно замечательный результат. Ей оставалось только натянуть белые шелковые перчатки, и она была готова. Когда Эвелина, находясь еще в каком-то тумане, повернулась, чтобы взять их со стола, в комнату влетела Аннабелла.

– Вот ты где! – воскликнула она с улыбкой. – Все уже ждут. И почему ты столько возишься… о, Эвелина! – Она внезапно умолкла и застыла на месте, так ее поразил вид подруги. Она покачала головой, как будто не веря глазам. – Я так и думала, что ты будешь выглядеть по-другому, но чтобы так! Этого я даже и вообразить себе не могла. Эва, ты просто красавица. Все сердца сегодня твои. Я в этом уверена!

Последние слова Аннабелла произнесла каким-то особенным тоном. Эвелине стало неловко… Она должна была быть довольна произведенным впечатлением, но со свойственной ей чуткостью Эвелина поняла, что в глазах Анна-беллы отразилось не только удивление, но и безусловная тревога за свое место первой красавицы здешнего общества. Как ни печально, но это было проявлением обыкновенной зависти. Ей захотелось успокоить Аннабеллу, но она подавила это глупое желание. В конце концов, ничего не изменилось, и все поклонники ее богатой приятельницы останутся при ней. Мысль о зависти, однако, вызвала у нее подозрение, что недоброжелательство Афродиты к Психее тоже порождалось завистью. Видно, и бессмертные боги не избежали этого порока. Скорее всего именно так и было.

Не обращая внимания на встревоженное выражение лица девушки, Эвелина взяла ее за руку и еще раз высказала ей свою благодарность за ее бескорыстие.

– Я надеюсь, что ты довольна результатом. С улыбкой, которую Эвелина могла бы описать только как весьма прохладную и несколько натянутую, Аннабелла отвечала:

– Ну конечно, Эва! Как ты могла в этом сомневаться? Я уверена, что мистер Шелфорд будет очарован.

Взяв ее под руку, Эвелина направилась к двери. Она тут же пожелала узнать, откуда у Аннабеллы такое милое платье из голубого шелка, отделанное золотой тесьмой.

– От моей лондонской портнихи, откуда же удивилась та.

Надо заметить, что, если бы в это время к ним не присоединилась леди Эль, дальнейший разговор у них вряд ли бы получился. Привыкшая так долго царить в своем кругу, Аннабелла опасалась соперничества даже на самое короткое время, пока не спадет общий интерес к изменившейся Эвелине.

Леди Эль обняла Эвелину так крепко, что девушка едва могла вздохнуть. Она сказала ей на ухо шепотом, чтобы не услышала Аннабелла:

– Он будет поражен, милочка, и тогда мы увидим… о да, мы увидим!

Сердце Эвелины дрогнуло при этих словах. Она хотела возразить тетке, что все это чепуха, но слезы подступили к горлу. Леди Эль наконец выпустила ее из своих объятий и, нежно взяв за обе руки, сжала их в своих ладонях. Этот жест чуть не заставил Эвелину разрыдаться. Она всегда знала, что тетка любит ее как дочь, но в этот момент она по-настоящему поняла, насколько велика была эта любовь.

– Я не знаю, говорила ли я кому-нибудь из вас, – сказала леди Эль, меняя тему разговора, – что я сняла залу в гостинице «Георг», чтобы отпраздновать успех победителя. Я пригласила всех, о ком говорила Аннабелла. – Глаза ее блеснули. – К тому же нам только пойдет на пользу, если мы представим тебя всем джентльменам сразу, – шепнула она Эвелине. – Ему не повредит увидеть тебя предметом общего интереса! Чем больше сердец ты покоришь, тем больше он будет желать тебя.

– Прошу вас, не говорите так, – прошептала в ответ Эвелина. – У меня нет никакого намерения покорять кого бы то ни было.

Она верила, что говорит искренне, но по какой-то странной причине каждый раз, когда ее мысли обращались к Брэндрейту, она вновь и вновь задумывалась о том, понравятся ли ему новая шляпа, нарядное платье и хорошенькие серьги.

С тех пор как маркиз так неожиданно поцеловал ее и их отношения как-то уладились, Эвелину после его странного припадка у ее дверей постоянно будоражили неизъяснимые желания. Главным ощущением сегодняшнего утра была надежда; удивитЬ и взволновать Брэндрейта. Да-да, что бы там Эвелина ни твердила другим, ей этого хотелось. Эвелина сильно подозревала, что ее влечение к. маркизу начинает выходить за рамки благоразумия. Это пугало ее. Она была убеждена, что Брэндрейт никогда не ответит ей взаимностью. А значит, несчастной судьбы не избежать.

Как все это случилось, и так быстро? Она разглаживала свои белые перчатки, надеясь, что никто не сможет прочитать ее мысли. Неужели зерно любви проросло так быстро? Когда леди Эль сказала: «Он будет поражен», Эвелина чуть не вскрикнула от радости.

Дожидаясь экипажа, Аннабелла стояла в стороне от них.

– На Брэндрейта мои поклонники не производят никакого впечатления, – сказала она. – Мне кажется, что он все время надо мной подсмеивается. А Шелфорд еще хуже Брэндрейта, он вообще считает мое кокетство грехом. Если ты собираешься завоевать сердце Шелфорда, Эва, не советую тебе кокетничать с другими.

Эвелина взглянула на нее с искренним удивлением. Аннабелла виновато отвела глаза в сторону.

– Ну, может быть, мистер Шелфорд и не одобряет такого поведения, – спокойно сказала леди Эль, – а скорее всего делает вид, что не одобряет. Я еще не встречала в своей жизни мужчины, в глазах которого лошадь, вызывающая на скачках общее восхищение, йе приобретала бы большей ценности.

Эвелина не могла удержаться, чтобы слегка не ущипнуть тетку за руку.

– Вот как! Это вы меня сравниваете с призовой лошадью? Право, вы ничем не лучше папа! Леди Эль вскинула голову, глаза ее сверкали.

– Никто не осмелится сравнить тебя с лошадью сегодня! – Со вздохом удовлетворения она приказала Мепперсу открывать двери. – Мы отправляемся в деревню, Мепперс, мы едем в будущее!

20.

Грегори Шелфорд стоял посередине подъездной аллеи, сжимая в руке хлыст. Каждое движение горячих лошадей сотрясало его потрепанную двуколку. Только что поравнявшись с Брэндрейтом, перед тем как свернуть в аллею, викарий испытал такой приступ зависти, что, если бы ему не случилось в этот момент сидеть, он бы непременно вывалился из двуколки.

Рядом с блестящим экипажем лорда, с новыми колесами и упругими рессорами, старенькая двуколка показалась ему навозной телегой. Обычно он не придавал значения разнице состояний, но сегодня, особенно принимая во внимание количество зрителей, собравшихся, чтобы посмотреть на состязание, зависть просто заела его.

Он испытал настойчивое желание как следует лягнуть злополучную двуколку. Эта преданная старушка служила ему давно и уже лет десять как утратила свой блеск, изведав на себе влияние разновидностей погоды. Колеса то разбухали в жару, на мощенных щебнем дорогах, то сжимались в суровые зимние холода, когда он, исполняя свои пасторские обязанности, объезжал дома прихожан.

«А лошади, помилуй их господь», – с грустью подумал викарий. Это была крепкая шустрая пара, одна каурая, другая вороная, с белой звездочкой на лбу – но они не шли ни в какое сравнение с умопомрачительными гнедыми маркиза.

Он сердито хлопнул хлыстом по своим кожаным бриджам. Ужасно досадно все это.

– А я-то думала, что вы пользуетесь им, только чтобы погонять лошадей, – раздался со стороны дома женский голос.

Он узнал голос Эвелины и, справившись со своими чувствами, повернулся, чтобы поздороваться с ней. Смущение охватило его – невдалеке стояли три дамы. Двух из них он узнал сразу – это были леди Эль и Аннабелла. Он пригляделся к третьей и, слегка нахмурившись, оглянулся по сторонам. «Где же Эвелина? – подумал он. – И кто может быть это очаровательное создание справа от леди Эль?» Он ничего не слышал о прибытии в Флитвик-Лодж гостей. Викарий даже покраснел от неловкости.

– Как странно! – воскликнул он, когда все три дамы проказливо ему улыбнулись. – Мне показалось, я слышал голос Эве… – Он осекся. Улыбка на лице третьей дамы была ему, несомненно, очень знакома. – Боже мой! – Сделав два шага вперед, он уставился на Эвелину, как он сам чувствовал, самым неприличным образом. – Это вы? Невозможно! Не может быть!

Оживленная и кокетливая Аннабелла, в голубом шелку с выглядывающими из-под белой с голубыми лентами шляпки, выступила вперед.

– Ну разве это не чудо? – Игривым жестом схватив его за руку, она подтолкнула его ближе к Эвелине. – Меня не удивляет, что вы так вытаращились, хотя, должна сказать, такое поведение свидетельствует о несдержанности и явном недостатке хороших манер, – ехидно добавила она. – Но тем не менее – да, это наша Эвелина.

В горле у него пересохло. Он никогда бы не поверил, что она может так выглядеть. Как в тумане, он протянул ей руку. Когда она подала ему свою, вместо того чтобы пожать ее, как это было у них заведено, он поднес ее пальцы к губам.

– Шелфорд! – воскликнула она в изумлении.

– Прошу прощения, что я не сразу узнал вас, но я надеюсь на ваше снисхождение.

– Разумеется. И я полагаю, что вы не станете больше приставать ко мне с этими глупостями, а то, предупреждаю вас, нашей дружбе конец.

И она многозначительно посмотрела на свою руку, которую он все еще продолжал сжимать.

– О, простите! – воскликнул он с принужденным смехом, щеки его еще больше загорелись. Не переставая растерянно улыбаться, он осторожно выпустил ее пальцы.

Сидя на ветвях ближайшей липы, Эрот достал из колчана стрелу. Он сам с трудом узнавал эту смертную по имени Эвелина. Она запомнилась ему в его последнее посещение Бедфордшира как довольно высокая особа с ничем не примечательной внешностью и полным отсутствием всякого представления о манере одеваться. Но сейчас, полностью преображенная – с помощью его несносной жены, без сомнения! – она могла бы соперничать с его матерью. Тьфу ты, какая невозможная мысль! Он знал, что Психея очень озабочена устройством судьбы Эвелины. Ей особенно хочется связать ее с маркизом Брэндрейтом. Ну что ж, он устроит им тут веселую жизнь. Изменница еще наплачется. Уж он помешает ей всем, чем только Можно!

С ловкостью, приобретенной за столетия практики, он твердой рукой наложил стрелу на тетиву. Наметив целью вздымающуюся под зеленым шелком грудь Эвелины, он глубоко вздохнул. Пусть не в его власти изменить тот факт, что его жена влюблена в его собственного брата. Пусть он не в состоянии вернуть ее любовь или простить ей измену, но он мог по меньшей мере принести ей такое же горе, какое она доставила ему, – заставив Эвелину полюбить мистера Шелфорда! Психея обожала устраивать сердечные дела людей по своему вкусу. Он отлично знал, как она будет несчастна, если ее планы не сбудутся.

Эрот еще раз перевел дух и, закрыв один глаз, прижался щекой к мягким перьям стрелы. Еще секунда – и…

– Эрот! Что ты делаешь?

Стрела любви со звоном рассекла воздух и попала – нет, не в сердце Эвелины, но – в ягодицу Аннабеллы!

– Ax! – Аннабелла незаметно прижала руку к бедру. Она почувствовала, как будто ее ужалила оса. Как это могло случиться? Неужели насекомое забралось ей под юбки? «Сейчас мне будет очень больно», – подумала она. Но вместо этого приятное тепло кругами разлилось у нее по всему телу. Взглянув на Шелфорда, она ощутила легкую дурноту и одновременно странное возбуждение.

Боже! Что с ней происходит?

Аннабелла рассматривала его профиль, как будто в первый раз. «Он очень недурен собой», – подумала она. Как она раньше этого не замечала? То, что он поцеловал пальцы Эвелины, не имело к этому никакого отношения, конечно. Во всяком случае, не такое уж это было важное обстоятельство. Хотя, если подумать, ей оно очень не понравилось. И вообще, что это он так увивается возле Эвелины?

Аннабелла заметила, как на его лице выступила краска, и вдруг она огорчилась всерьез. Правда, они вечно ссорились и до недавнего времени все в нем было ей противно, начиная с напыщенной манеры, с которой он читал ей наставления, и кончая его костюмами, далекими от элегантности. Но нельзя сказать, чтобы у нее уж совсем не было к нему интереса. Ее вдруг осенило, что на самом-то деле она была очень и очень не прочь, чтобы мистер Шелфорд немедленно сменил объект ухаживаний.

Это озарение так ее поразило, что на мгновение она перестала дышать. С каких это пор Грегори Шелфорд стал так много для нее значить? Она не могла ответить на этот вопрос, но, чем глубже заглядывала в свое сердце, тем яснее ей становилось – она любит его, любит уже давно, быть может, с того самого времени, как он впервые дал ей понять, что его нисколько не волнует ее глупое кокетство. Как часто ее преследовали охотники за приданым, всегда готовые льстить ее тщеславию! И вот ей встречается Грегори Шелфорд, гордый, настоящий джентльмен, скромно живущий в глухой деревушке и совершенно равнодушный к одной из самых богатых невест Англии! Его никогда не занимали ее заигрывания и лесть, но однажды, когда они как-то серьезно разговорились, он вскользь упомянул о своем пристрастии к военной службе в ранней юности. Он отрицал, разумеется, что когда-либо мечтал об иной карьере, но сквозь маску обычной сдержанности она все-таки смогла разглядеть его сожаления о несбывшихся надеждах.

«Да, он настоящий джентльмен», – думала Аннабелла, продолжая наблюдать за ним. Откуда у нее могло возникнуть такое предубеждение, что она не сразу оценила все благородство его характера?

Она смотрела на его бутылочно-зеленый сюртук, бриджи и кожаный жилет, разглядывала пыльные сапоги и думала, что с ее состоянием она могла бы нарядить его по последней моде. Сейчас он, конечно, не может позволить себе одеваться у первоклассного портного. Да ведь на ее деньги он мог бы купить себе и приличный военный чин, если бы только пожелал.

Шелфорд продолжал беседовать с Эвелиной, и чем дольше длилась их беседа, тем больше Ан-набеллу мучил страх, что он, чего доброго, и правда влюбится. Ведь ее собственная злополучная манера на протяжении двух лет могла отбить у него всякое желание уделять ей какое-нибудь внимание.

От блаженной улыбки, с которой Шелфорд обращался к Эвелине, у Аннабеллы закололо в сердце. Он не может, он не должен влюбиться в Эвелину сейчас, когда она только что поняла, насколько сама любит его.

– Ах, ты хочешь сказать, ты в нее не целился? – вскрикнула Психея, стоя под липой и глядя на своего мужа. Ей были видны за кустами только его ноги в золотистых сандалиях да край белоснежного хитона.

– Я сказал то, что ты слышала, – холодно ответил рассерженный Эрот. – Ты меня напугала, и я промахнулся. Я стрелял не в Аннабеллу.

– Значит, в Шелфорда? – настаивала Психея, озадаченная его внезапным появлением в Бедфордшире и его странными намерениями. – Неужели в Эвелину? – ужаснулась Психея, не получив ответа. – Но Брэндрейта здесь нет. Если бы ты попал в нее, она могла бы – о нет, только не в Шелфорда! Ты же знаешь, как мне хочется, чтобы она вышла замуж за маркиза. Ты пытался сделать так, чтобы она влюбилась в Шелфорда? Но почему?

Соскользнув с ветки, бог любви легко спрыгнул вниз. Резко приземлился, взмахнув крыльями, чтобы удержаться на ногах.

– Потому что мне надоела твоя возня с этими смертными. Мне, знаешь ли, тоже захотелось немного развлечься! Чем еще прикажешь заняться? Ты все время снуешь туда-сюда, а мне только и остается дожидаться тебя дома… А когда ты возвращаешься, это бывает не раньше утра…

Он умолк и, прищурившись, глядел на нее. Психея сообразила, что ему известно, в котором часу она вернулась из дворца Афродиты, и кровь отхлынула у нее от лица.

Довольный произведенным впечатлением, Эрот продолжал:

– А я должен довольствоваться только чтением последних указов Зевса, не имея никаких иных развлечений.

– Вот как ты заговорил? – возмутилась Психея. – А когда я застала тебя в облике смертного флиртующим с девицей в Глостершире? Это, по-твоему, не развлечение? Или, может быть, тебя посетило серьезное чувство?

Эвелина сознавала, что Шелфорд расточает ей совершенно невероятные комплименты. Но ее отвлекло, а потом и вовсе полностью поглотило зрелище, наблюдаемое ею через плечо викария: это была Психея, беседовавшая с самым красивым мужчиной, какого Эвелина только могла себе представить. Он был просто великолепен, не говоря уже о паре белоснежных крыльев, издававших легкий шорох каждый раз, когда по аллее пробегал ветерок. Его золотые волосы вились ореолом вокруг головы, нос у него был прямой, необыкновенно красивой формы, а твердая линия подбородка прерывалась восхитительной ямочкой. «Поцелуй ангелов», – подумала с улыбкой Эвелина. У незнакомца были чувственные губы, а взгляд его огромных проницательных глаз безотрывно следовал за Психеей.

«Должно быть, это и есть Эрот», – подумала Эвелина. Ни у кого, другого, креме Брэндрейта, она не видела такого лица, такой фигуры, таких ног, что непременно бы отметила тетка. Когда мода предписывает джентльменам короткие атласные панталоны и шелковые чулки, им совершенно необходимо иметь стройные ноги. Но было трудно вообразить себе ноги стройнее, чем у возлюбленного Психеи. Стянутые золочеными ремнями от лодыжек до колен, они являли собой верх совершенства. Короткий хитон, перетянутый в талии, подчеркивал мускулистые бедра. Эрот выглядел зрелым мужчиной, хотя в современной поэзии его и изображают частенько пухлым младенцем с игрушечным луком и крыльями, как у бабочки. Теперь Эвелина могла понять, почему Психея была так безумно влюблена в своего мужа. Но что делает здесь бог любви? Психея говорила ей, что он не желал иметь никакого отношения к ее проделкам в Бедфордшире.

Впрочем, с какой бы целью Эрот ни снизошел до Флитвик-Лодж, Эвелине было очень жаль, что бог любви немедленно вступил в спор с женой, вместо того чтобы заключить ее в объятия, чего бы она, конечно, больше всего желала.

– Ты это видишь? – шепнула ей леди Эль. – Что у них там могло случиться?

Обе дамы слегка наклонились, чтобы лучше видеть, через плечо мистера Шелфорда.

– Понятия не имею, но, судя по тому, что мне известно, это у них давние осложнения, – сказала Эвелина тихо, забыв на мгновение, что Шелфорд говорит с ней. Последнее, что она слышала от него, была просьба дать ему на счастье ее платок. Но она просто не могла оторваться от зрелища спорящих между собой супругов, чтобы дать ему вразумительный ответ. – Мне кажется, он очень сердит, – добавила она, – хотела бы я слышать, о чем они говорят.

– Кто? – недоуменно спросил Шелфорд. – Кто сердит?

На этот раз ему удалось привлечь внимание обеих дам.

– Никто! – поспешно отвечала Эвелина. Ее так увлекла развернувшаяся перед ней сцена, что она чуть было не обнаружила себя перед Шелфордом. – Мне просто показалось, что я только что видела Брэндрейта в конце аллеи. Он, по-видимому, чем-то раздражен.

Шелфорд и Аннабелла обернулись. Обменявшись взглядом с Эвелиной, леди Эль поддержала ее выдумку:

– Мне тоже показалось, что это был он. Вы ведь говорили, что встретили его, подъезжая к дому, мистер Шелфорд?

Викарий озадаченно сдвинул брови:

– Да, но я не помню, чтобы я упоминал об этом.

Леди Эль кивнула.

– Меня это не удивляет, – несколько загадочно заметила она. – Вы же знаете, что я вообще плохо слышу. Мой племянник говорил мне раньше, что собирается поразмяться со своими гнедыми перед состязанием. Почему, однако, не подают наш экипаж? Да где же этот Сидлоу? Гонки вот-вот начнутся, а мне хотелось приехать заблаговременно. Мы рассчитываем увидеть вас первым у финиша, мистер Шелфорд. Я поставила на вас гинею. Ведь вы же намерены обойти Брэндрейта, как я понимаю?

Эвелина была знакома с Генри Шелфордом уже несколько лет и знала его характер не хуже леди Эль. Тетушка, несомненно, хотела поддразнить викария этим вопросом, поскольку, несмотря на все его усилия укротить свою натуру в соответствии со своим положением духовного лица, он был одержим стремлением побеждать.

Слегка поклонившись леди Эль, викарий учтиво ответил:

– Надеюсь, что не разочарую вас, мэм, но сожалею, что вы на меня поставили. – Он бросил презрительный взгляд на свою двуколку и лошадей.

– О, я уверена, что вы с честью выйдете из положения.

Леди Эль ободряюще похлопала его по плечу. Поблагодарив ее за поддержку, Шелфорд обратился к Эвелине:

– Но вы так и не ответили мне, дадите ли вы мне на счастье ваш платок.

– О да, конечно. – Ни минуты не колеблясь, Эвелина достала из ридикюля вышитый платок и вручила его викарию. При этом он позволил себе коснуться пальцами ее руки, и Эвелина впервые за все время их разговора сообразила, что Шелфорд ухаживает за ней. Теперь, когда ничто не отвлекало ее внимания, она не могла не заметить особенное выражение в его глазах.

– Я хотел бы воспользоваться моментом, – продолжал он, – чтобы пригласить вас на первый танец сегодня вечером. Я полагаю, что, как только вы появитесь среди гостей, вас тут же атакуют толпы желающих иметь эту честь. Что скажете, Эвелина? Я могу рассчитывать на первые два танца?

Эвелина растерянно кивнула. Она не привыкла к такому вниманию и чувствовала себя несколько скованно. Она надеялась, что первым ее пригласит Брэндрейт. Но как отказать викарию?! То, что Шелфорд, такой серьезный по натуре человек, так настойчиво добивался права танцевать с ней, ее не на шутку встревожило. Это что же, теперь все как один будут оказывать ей такие почести и кружиться вокруг нее, выражаясь замысловато и туманно? Или, чего доброго, Аннабелла говорила серьезно и у викария более серьезные намерения?

Уж не собирается ли он и впрямь сделать ей предложение? Такая возможность слегка ошеломила ее. Когда викарий, раскланявшись с дамами, надел шляпу и уселся в свою двуколку, Эвелина хотела было поделиться своими сомнениями с леди Эль, но ее остановило выражение лица Аннабеллы. Юная красавица смотрела вслед викарию с выражением немого обожания на лице. Она прямо-таки светилась от любви. Эта внезапная перемена в ее чувствах была тем более заметна, поскольку в это время появился Брэндрейт, направлявшийся в конюшню, а взгляд Аннабеллы по-прежнему не отрывался от удаляющейся двуколки Шелфорда.

Эвелина не успела сообщить обо всем этом леди Эль, потому что в эту минуту она услышала голос Психеи:

– Прошу тебя, Эрот, уходи! Ты принес уже достаточно вреда!

Злосчастная чета, очевидно, находилась в самом разгаре очередной ссоры.

– Я тебе совершенно не нужна, – продолжала Психея. – Не понимаю, почему ты не оставишь меня в покое и не перестанешь мешать мне развлекаться, как мне хочется!

– Напротив, ты можешь развлекаться, как тебе угодно, – возразил Эрот насмешливо, – с полного моего согласия и благословения. Но отчего же и мне не повеселиться. Игры с твоими смертными друзьями презабавны.

– Это вовсе не игры. Ты не дорожишь их интересами.

– А кто ты такая. Психея, что тебе доподлинно известно, в чем состоят их интересы? Не все ли равно, поражу я своей стрелой Эвелину или Аннабеллу? Кто может сказать, чти мой выбор хуже твоего?

– Потому что ты стреляешь куда попало, не считаясь с их чувствами!

Вот тут– то Эвелина и заподозрила, что Эрот ранил своей стрелой Аннабеллу. Чем еще можно было объяснить ее внезапное увлечение Шелфордом?

– Вы его видите? – прошептала она леди Эль.

– Ну еще бы! Как он хорош, верно? Неудивительно, что Психея вне себя. Разве удержишь такого мужчину, к тому же он еще и бессмертный бог любви. Поневоле посочувствуешь ей.

– Однако он излишне раздражителен, – заметила Эвелина. – В нем еще слишком много мальчишеского, чтобы он мог быть хорошим мужем.

В этот момент Эрот взглянул на нее в упор. Она не знала, услышал ли он ее дерзкие слова. Но он, казалось, понял, что Эвелина его видит. Выражение его лица изменилось, и он мгновенно исчез. Только шорох крыльев донесся до них, когда бог любви взмыл в высоту, устремив свой полет на восток.

21.

Брэндрейт держал вожжи в обеих руках, пропустив тонкие ремешки между большим, средним и безымянным пальцами и крепко зажав их, чтобы заставить повиноваться свою резвую пару гнедых. Глаза его были устремлены на дорогу, прямо в центр между лошадиными головами.

Доброму старому Мепперсу оставалось только спустить курок пистолета, и состязание должно было начаться. К изумлению маркиза, по обеим сторонам дороги расположилось огромное количество экипажей. Их владельцы прибыли сюда с единственной целью – понаблюдать за этими необычными гонками. Рассказывая ему о предстоящем бале, Аннабелла заметила, что в деревню съехалось большое общество спортсменов-любителей, но маркиз никак не ожидал увидеть такую толпу.

Прекрасные экипажи всех видов – двуколки, фаэтоны, ландо – теснились вдоль дороги. Сидевшие в них мужчины украсили себя шляпами с высокими тульями, крахмальными воротничками и пестрыми шейными платками. Наряды приличествовали случаю. Маленькая деревушка с ее двумя гостиницами была, вероятно, битком набита этой публикой, а также стайками щебечущих дам в кружевах и оборках, возбужденно ожидающих необычного состязания.

Выбор места для гонок был не совсем удачен, поскольку по меньшей мере пять экипажей не смогли подъехать из-за того, что дорогу пришлось закрыть.

В настоящий момент маркиза занимала только одна мысль – выиграть. Все его тело напряглось в ожидании этой своеобразной дуэли. Сдерживая лошадей под приветственные крики собравшейся толпы, Брэндрейт был преисполнен радостного волнения, вызываемого чувством соперничества.

Он был готов к состязанию.

Маркиз много тренировался, управляя двуколкой стоя, и отнюдь не был склонен недооценивать своего противника. Единственное, чего он опасался, так это какого-нибудь несчастного случая. Шелфорд или он сам вполне могли оказаться выброшенными на дорогу. Но он всегда был осторожен, да и викарий тоже не терял головы. Оставалось только начать.

– Готовы? – раздался голос Мепперса.

Последовавшее за ним молчание казалось оглушающим. Такая тишина, когда щебетание малиновки кажется пронзительным криком совы.

Прогремел выстрел.

Брэндрейт ударил по лошадям, но лишь слегка, поскольку в тот самый момент, как начали вращаться колеса, ему надо было встать. Он поднялся, широко расставив слегка согнутые в коленях ноги. Бедра его напряглись. Он обрел необходимое равновесие, не обращая внимания на то, что Шелфорд уже немного опередил его. Он заговорил с лошадьми, как это делал сотни раз, взбадривая их достаточно громко, чтобы перекрыть шум толпы, усиливавшийся с началом гонок. Как он и ожидал, лошади немедленно отреагировали, повинуясь знакомому голосу.

Все было забыто: голубое небо, зелень окружающих холмов, яркие краски летних цветов, приветствия зрителей, хрустевший под колесами щебень. Картины, звуки и запахи растаяли где-то, оставив в его сознании только вожжи, собственный голос и подергивание лошадиных ушей. Он не заметил бы и дующего ему в лицо ветра, если бы он не сорвал с него шляпу. Ничто не могло нарушить его напряженной сосредоточенности.

Перед ним лежали две краткие мили отличной дороги, пролегавшей между невысокими холмами. Шелфорд, сразу же ушедший вперед, видел, как с каждым ярдом расстояние между ним и маркизом сокращалось. Маркиз не сомневался, что обойдет викария, но, не желая рисковать, он вовсю погонял лошадей.

Через несколько минут они уже шли наравне. Брэндрейт ни разу не взглянул на викария, но боковым зрением видел, что тот, в свою очередь, не обращает на него внимания.

Пот выступил у него на лбу и потек прямо в глаза. Это раздражало. Но он ничего не мог поделать, обе руки были заняты.

Они миновали последний поворот, и перед ними открылся прелестный вид: соломенные крыши деревушки и сотни зрителей, голоса которых слились в сплошной гул. Брэндрейт почувствовал, как волна возбуждения охватила его. Только сейчас он в первый раз оглянулся на Шелфорда, и они обменялись невидящими взглядами, в которых кипел неистовый дух соперничества.

Фыркая, лошади неслись вперед, разделяя с хозяевами горячку и восторг момента. Пара Брэндрейта уверенно лидировала, наращивая рысь с каждым движением. Для маркиза время застыло, оставив его единственным повелителем экипажа, Лошадей и дороги.

Справа, под раскидистым старым дубом, расположился знакомый экипаж. Там сидели три дамы. Они не приветствовали его, как это делали зрители у финиша. Первенство маркиза было обеспечено. Он знал, что победит. Возможно, поэтому и позволил себе кивнуть Аннабелле, чьи глаза, по какой-то необъяснимой причине, были с тоскливым выражением устремлены на Шелфорда.

Маркиза это позабавило. Бедняжка Аннабелла постоянно в поиске новых обожателей.

Леди Эль поощрительно улыбалась, кивая.

Наконец взгляд его остановился на третьей даме, которую он сразу не узнал. Кто бы это мог быть? Он видел только некое прекрасное создание в белом и зеленом. Маркиз был весьма озадачен. Но в это же самое мгновение он понял, что это была Эвелина. Она смотрела на него невидящим взглядом, так как была без очков, с нежной улыбкой.

Он был так поражен ее изменившимся видом, что в приступе изумления ослабил вожжи. Его лошади потеряли темп, он чуть не вылетел из двуколки и не успел снова обрести равновесие, как Шелфорд вихрем пронесся мимо, опередив его. Приветственные возгласы сотрясали воздух.

Какое– то время после этого Брэндрейт находился в состоянии шока. До него даже не сразу дошло, что состязание он проиграл, заглядевшись на Эвелину. Он тяжело дышал, обливаясь потом после таких усилий. Все, о чем он мог сейчас думать, были обыденные вещи: утереть лицо, позаботиться о лошадях. Он не остановил лошадей среди шумевшей толпы -чего, кстати, не сделал, к чести его, и Шелфорд. Они вместе доехали до гостиницы «Лебедь», где их лошадьми занялись опытный конюх и грумы.

Брэндрейт оставил свою пару их заботам. Он находился в таком смятении, что с трудом мог привести в порядок свои мысли. Ноги у него дрожали от сознания, какой опасности он только что избежал. Ведь он мог сильно разбиться! Но все эти ощущения затмевались в его сознании; видом Эвелины в зеленых шелках. Она была так хороша! Если добавить к этому, что это зрелище стоило ему победы, он не мог даже как следует разобраться, какие чувства в нем преобладали – гнев, удивление, страх или просто благо арность, что он остался в живых.

Похлопывая шляпой по бедру и вздымая вокруг себя облака пыли, к нему подошел Шелфорд. Брови его были озабоченно сдвинуты.

– Какого черта… Я хочу сказать, что на вас нашло? Вы же выигрывали, когда вдруг у вас вожжи чуть не выпали из рук! Я боялся, что вы скатитесь мне под колеса!

Брэндрейт тупо смотрел на него, сам при этом сознавая, какой глупый вид он имеет. Толпа приближалась, голоса уже доносились из-за конюшни. Маркиз только успел произнести:

– Я увидел Эвелину и совершенно потерял голову!

Раскрыв рот, Шелфорд возвел глаза к небу.

– Боже мой! – воскликнул он. – Ну конечно! Я же встретил ее перед гонками. Неудивительно. Она совершенно преобразилась! Это изменило мои намерения в отношении ее. Хотя что это я говорю «изменило» – укрепило, так будет вернее. Меня не удивляет, что…

Закончить он не успел.

На викария, всеобщего любимца в деревне, накинулась толпа и подняла его на руки. На плечах местного кузнеца и одного из силачей-кровельщиков его отнесли в гостиницу «Георг», где должно было состояться празднество, затеянное леди Эль.

Брэндрейт смотрел ему вслед. Настроение у него упало окончательно. Он так и остался стоять с непокрытой головой во дворе, среди лошадей, все еще не отошедших после такого тяжкого испытания.

Эвелина вышла из экипажа вместе с леди Эль и Аннабеллой. В деревне царила неразбериха. Зрители, наблюдавшие начало состязания, еще только что добрались сюда. Прибыли и те, чьи экипажи были задержаны из-за гонок. В воздухе стояла пыль, люди кашляли и чихали. Вскоре Эвелину разлучили с теткой и Аннабеллой.

«Все к лучшему», – думала она, переходя на другую сторону улицы, подальше от гостиницы. Она надела очки, чтобы разглядеть все, что происходит. Какой шум вокруг! Она увидела, как толпа несет на руках Шелфорда в гостиницу. Неудивительно, что его считают героем, ведь благодаря ему его верные прихожане выиграли свои пари. Однако Брэндрейта нигде не было видно, а именно к нему она и стремилась.

Она сама не знала, почему, но на душе у нее было тяжело. Она знала, что из-за нее Брэндрейт проиграл гонки и чуть не расстался с жизнью. Ей и в голову не приходило, что он будет так поражен ее изменившейся внешностью. Маркиз едва не выпустил из рук вожжи. Эвелина не могла отрицать своей вины, и, если бы все можно было вернуть назад, она, конечно, показалась бы ему в новом платье до состязания. Теперь же она хотела только найти его и принести свои извинения.

По мере удаления от гостиницы толпа редела. Только несколько лавочников, одновременно и опасавшиеся такого нашествия чужаков, и надеющиеся воспользоваться содержимым их толстых кошельков, все еще топтались у дверей своих заведений, наблюдая за празднеством со стороны.

Эвелина знала, что по окончании состязания и Брэндрейт, и Шелфорд в первую очередь позаботятся о лошадях, поэтому она прямиком направилась к «Лебедю». Как ей было известно, маркиз предпочитал этот отель «Георгу».

Войдя в мощеный двор гостиницы, Эвелина сразу же увидела маркиза, сидевшего на старом пне у дверей конюшни. Он наблюдал за тем, как чистили его лошадей, иногда давая указания груму. Лорд Брэндрейт то и дело утирал платком лицо. Рядом с ним, у его запыленных сапог, стояла на камнях кружка пива. Если бы не согнутые плечи, можно было бы сказать, что он выглядит; как всегда, самоуверенным и очень красивым.

Эвелина медленно подошла к нему, испытывая какое-то странное чувство, вызывающее у нее сильное сердцебиение. В ее намерения входило только извиниться, но теперь, когда она его увидела, ей пришло в голову: были ли так уж чисты ее побуждения. Ах, много ошеломляющего случилось за последние два дня, включая сводящий с ума поцелуй. Сейчас у нее было только одно желание – побыть с ним и утешить его, если он нуждался в утешении.

Ярдах в двадцати от сидящего Брэндрейта Эвелина вдруг услышала слабый звук, напоминавший шорох крыльев. Она оглянулась, чтобы J убедиться, не птица ли это, но ничего не увидела. Неужели Эрот вернулся? Эвелина надеялась, что это был именно он. Ах, если бы своенравный бог не пожалел для них своих стрел!

Сделав еще шаг, Эвелина вдруг почувствовала что-то вроде легкого ожога у основания шеи. Однажды это уже случилось с ней в тот самый вечер, когда Брэндрейт впервые поцеловал ее. Сначала она подумала, не ужалила ли ее пчела. Но по телу медленно стало разливаться удивительное тепло, сопровождаемое легким ознобом вдоль шеи и спины. Это, наверное, проделки Эрота! Но как замечательно!

Дотронувшись до шеи, она снова взглянула на Брэндрейта, который в этот момент как раз поднес к губам кружку. Дух в ней замер, все вокруг померкло, кроме его лица. Она сняла очки, вспомнив советы леди Эль и Аннабеллы, и спрятала их в карман.

Брэндрейт не замечал ее присутствия, пока она не оказалась в каких-нибудь десяти футах от него. Когда он ее увидел, он медленно опустил кружку, как будто завороженный. Она не могла догадаться, что он думал и чувствовал в этот момент, но почему-то это было для нее не важно.

Поставив кружку на камни, маркиз встал, оглядывая ее от полей шляпы до носков шелковых туфель.

За его спиной конюх и грумы уводили в конюшню четырех лошадей. Когда они скрылись из виду, она подошла поближе и наконец заговорила.

– Я пришла извиниться, – прошептала она, не сводя с него глаз. – Я должна была показаться вам заранее. Мне и в голову не приходило, что мой вид может вас настолько удивить. Вы чуть не выпустили из рук вожжи. Брэндрейт, ведь вы могли бы разбиться!

– Вы не виноваты, – отвечал он тихо. – Я сам повел себя как последний дурак. За что же вам извиняться? Но, клянусь Зевсом, я в жизни не видел никого прелестнее! – Сняв перчатку, он прикоснулся к оборкам, которыми были отделаны поля ее шляпы. Потом рука его осторожно коснулась ее локонов, задела серьги. – О черт! – прошептал он. Сорвав шляпу с ее каштановых волос, маркиз нежно поцеловал ее сначала в лоб, а потом в губы. – Почему это, когда мы одни – или почти одни, – у меня всегда появляется непреодолимое желание обнять вас?

– Не знаю, – прошептала она, глядя ему в глаза, вся охваченная необыкновенным чувством. Где-то в глубине ее сознания у нее мелькнула мысль, что надо бы отстраниться от него хоть чуть-чуть. Пока что один невинный поцелуй не имел особенного значения, но если он ее обнимет… Что будет с ней тогда? Если все произойдет, как в тот вечер, это только усилит их взаимное влечение. Куда это приведет их обоих?

Как только он слегка дотронулся до ее шеи, она снова ощутила дрожь по всему телу, до кончиков пальцев на ногах. Остатки благоразумия оставили ее, все утратило смысл. Она не могла шевельнуться, даже если бы хотела. Он был так близко, от него так соблазнительно пахло лошадьми, кожей, мылом, что она невольно обвила руками его шею с возгласом: «О, Брэндрейт, любимый!» – и крепко поцеловала его.

Очевидно, не желая оскорбить ее попыткой отвергнуть ее ласки, маркиз теснее привлек ее к себе, отвечая на поцелуй. Эвелина вновь почувствовала, что растворяется в нем, соединяясь в объятиях и поцелуях. Ее сознание словно заволокло густым белым туманом, единственным островком в котором была радость от ощущения его близости. Она позволила себе вкусить горькую сладость его губ, его дыхания… ощутить силу его рук, обнимавших ее, насладиться прикосновением к его волосам, щеке, шее.

– Эвелина, – шептал он, вызывая в ней уже знакомую восхитительную дрожь, – моя любимая девочка, мне кажется, я…

Он не закончил, потому что в этот момент послышался женский голос, показавшийся Эвелине знакомым:

– Должна сказать, ваше поведение несколько странно мне, но в общем очень мило. Дорогой мой Брэндрейт, это так вы утешаетесь?

22.

Голос был настолько самоуверенным и развязным, что зародившееся между Эвелиной и Брэндрейтом волшебство разлетелось в пыль, как драгоценный хрусталь о каменный пол. Эвелина отшатнулась от маркиза, словно застигнутая на месте преступления. Она надвинула на лоб шляпу и туго завязала шелковые ленты.

Глядя на стоявшую перед ней даму несколькими годами старше ее, Эвелина ощутила внезапную сильную неприязнь. Что за самодовольная усмешка и надменное выражение лица? Она прониклась к ней мгновенным безотчетным недоверием.

– Сьюзен! – воскликнул Брэндрейт. – О, простите, леди Фелмершэм. Что вы делаете здесь?

– Вы знакомы с мистером Соли? – спросила дама. – Это близкий друг моего мужа. У него дом в десяти милях отсюда. Как только мужчины услышали о гонках, ничто не могло их удержать. Естественно, я настояла на том, чтобы поехать с ними. Не оставаться же мне было одной у Соли, в особенности когда его экономка меня ни с того ни с сего невзлюбила.

– Невзлюбила? – переспросил Брэндрейт. – Но это невозможно!

Слегка склонив голову, леди Фелмершэм одарила маркиза небесной улыбкой.

– Как это на вас похоже – делать мне такие комплименты, когда вы прекрасно знаете, что я самая несносная гостья на свете. Я извела бедняжку своими многочисленными требованиями. Право же, она заслуживает жалости.

Эвелина сильно подозревала, что, какой бы добродушной ни прикидывалась виконтесса, бедная экономка дождаться не могла ее отъезда.

– И снова я вынужден возражать, – заявил маркиз. – Вы можете отрицать свои добродетели и достоинства сколько вам угодно, но мне-то они известны.

Сьюзен. Леди Фелмершэм. Повторяя про себя это имя, Эвелина пыталась вспомнить, кто это такая и какое она, собственно, имеет отношение к Брэндрейту. Она внимательно всмотрелась в эту смутно знакомую даму. Нарядное платье из вышитого розового муслина, светло-каштановые локоны надо лбом, изысканной формы кольца на тонких пальцах. Эта Сьюзен была одета по последней моде и с безупречным вкусом. Только вот Эвелина никак не могла припомнить, где же она ее видела. Должно быть, они встречались, когда Эвелина только начала выезжать в свет. Она изо всех сил напрягала память. Странное предчувствие овладело ею: все ее дальнейшее счастье и благополучие зависят от расположения или, вернее, нерасположения этой дамы.

Она взглянула на Брэндрейта, с лица которого все еще не сходило изумленное выражение. Быть может, именно из-за особого блеска его глаз она вдруг вспомнила, кто такая эта виконтесса. Сьюзен Лоренс из Уилтшира, богатая наследница, считавшаяся в свое время одной из признанных красавиц, гордая, лицемерная и бесчувственная. Эвелине она никогда не нравилась. По возможности она старалась избегать ее. Ее манера говорить с людьми, то вкрадчивая, то язвительная, была ей неприятна. Почему-то мисс Лоренс набивалась ей в подруги, хотя Эвелина и не понимала, зачем ей это было нужно. Быть может, потому, что Эвелина, через леди Эль, была в дальнем родстве с Брэндрейтом.

Эту женщину Брэндрейт некогда любил. Всем было известно, что он добивался ее внимания, но его опередили.

– Ну что же, я не стану с вами больше спорить, – сказала леди Фелмершэм маркизу. – Поручаю мои совершенства вашим заботам и требую, чтобы вы напоминали мне о них как можно чаще.

Она рассмеялась. Смех ее был нежный и мелодичный. «Специально практикуемый в целях обольщения», – подумала Эвелина.

– Однако я вне себя от любопытства. Вы не можете себе представить, как я была поражена, увидев даму в ваших объятиях. Наверное, мне следует пожелать вам счастья? – Приподняв красиво изогнутые брови, она обратилась к Эвелине: – Но с вами мы, кажется, незнакомы, милочка?

Эвелине пришелся очень не по вкусу этот покровительственный тон. Что это за обращение – «милочка», словно виконтесса обращалась к какой-нибудь девчонке, а не к женщине почти одних с ней лет.

Несколько запоздало Брэндрейт взял на себя обязанность представить их друг другу. Слегка повернувшись к Эвелине, он сказал:

– Моя кузина, – он подчеркнул это слово, – давно уже не бывала в Лондоне, но я полагаю, вы встречались, когда она впервые появилась в обществе. А если нет, то позвольте мне представить вам мисс Эвелину Свенбурн.

– Эвелина Свенбурн! Неужели? Критически настроенной Эвелине показалось, что это было первое искреннее проявление чувств со стороны виконтессы.

– Но вы так изменились! – прибавила леди Фелмершэм без особого восторга. – Вы теперь совсем другая по сравнению с той, которую я знала много лет назад.

Явная неучтивость этого замечания удивила даже Брэндрейта. Последовало ледяное молчание. Эвелина хотела было задать какой-нибудь вежливый вопрос, чтобы смягчить возникшую неловкость, но в этот момент до нее донесся откуда-то из-за плеча Брэндрейта голос Психеи.

– Нет! – раздался ее вопль, и в это же время что-то просвистело мимо самого уха Эвелины.

Эвелина обернулась посмотреть, что вызвало такой отчаянный протест Психеи. За спиной у нее никого не было. Эвелина испугалась, уж не затеял ли неугомонный Эрот снова какую-нибудь игру со своим полным стрел колчаном. Она узнала звук летящей стрелы и нерешительно дотронулась до своей шеи, куда он уже однажды попал. Потом быстро взглянула на Брэндрейта, подумав, не избрал ли бог любви на этот раз своей целью его.

Когда она увидела, что маркиз, слегка пошатываясь, прижимает руку к шее, то убедилась, что Эрот преуспел в своей проказе.

– Вы спросили, следует ли вам пожелать мне счастья? – спросил Брэндрейт виконтессу. Говорил он с трудом, глаза его были закрыты.

– Что с вами? – Леди Фелмершэм подошла к нему ближе. – Вам нехорошо? Эти гонки так утомительны. Вы, наверное, перегрелись на солнце. Сколько миль вы проехали в такой неудобной позе?

– Чуть больше двух, – отвечал он, задыхаясь. – Черт, у меня голова кружится.

Леди Фелмершэм другого приглашения не потребовалось. Она тут же ловко продела его руку под свою.

– Я только с виду такая хрупкая. Вы смело можете опереться на мою руку. Уверяю вас, я выдержу. А может быть, вам лучше посидеть немного?

– Нет-нет, пустяки, – пробормотал он, все-таки опираясь на предложенную руку.

Ужас охватил Эвелину. Она тихо позвала маркиза по имени, надеясь привлечь его внимание, но он не отозвался. Эвелина уже знала точно, что сейчас произошло. Эрот пустил в него стрелу, рассчитывая, что Брэндрейт взглянет на виконтессу. Если он это сделает, Эвелина потеряет его, быть может, навсегда.

– Брэндрейт, – позвала она погромче, но он, казалось, не слышал.

Время еще есть, он еще не взглянул леди Фелмершэм в глаза. Если бы только заставить его посмотреть на себя!

Леди Фелмершэм оглянулась на нее через плечо:

– Ну-ка, милочка, будьте умницей, принесите его милости немного бренди. Я уверена, эта гонка его слишком утомила.

Эвелина почувствовала, как чья-то рука обвилась вокруг ее талий, и сразу поняла, что это Психея пришла поддержать ее в трудную минуту.

– Не слушайте эту женщину, Эвелина. Она хочет отвлечь вас. Брэндрейт еще не взглянул на нее. Бегите скорее, ловите его взгляд! Еще не поздно!

Психея подтолкнула ее, и Эвелина подошла к Брэндрейту ближе.

– Кузен! – воскликнула она, надеясь, что это обращение, из-за которого они всегда ссорились, вызовет его интерес.

– Что такое? – спросил он, почему-то глядя не на Эвелину, а поворачиваясь в сторону леди Фелмершэм. Тут только Эвелина заметила, что опытная кокетка щиплет маркиза за руку.

С ужасом Эвелина увидела, как их взгляды встретились и выражение недоумения на лице маркиза сменилось выражением безоговорочного обожания.

– Разве я могу быть счастлив? – произнес он. – Об этом не может быть и речи. Хотя я должен признать, что ваше внезапное появление, как луч солнца, озарило мое унылое существование.

Под руку с леди Фелмершэм Брэндрейт направился к выходу на улицу, откуда еще доносились крики разгулявшейся толпы. На Эвелину он даже не взглянул. Не сводя глаз с виконтессы, он поднес к губам кончики ее пальцев в шелковой перчатке.

– Как вы живете теперь, Сьюзен? – прошептал он. – Я уже столько лет не видел вас. Надеюсь, ваш муж вас не обижает, а то мне придется вызвать его на дуэль.

Наклоняясь к нему, она смотрела на него, как на какое-нибудь божество.

– Какой вздор вы говорите, – нежно упрекнула она его. – Хотя мне известно, что в искусстве стрельбы из пистолета вы превзошли многих, должна вас предупредить, что Фелмершэм просто не знает себе равных в этом деле. Во всяком случае, в Хэмпшире, где он полновластный господин над всем и всеми. Поэтому ради вашей собственной безопасности позвольте мне заверить вас, что он просто обожает меня. К тому же он самый нежный отец, какого только можно найти в мире. Большего я желать бы не могла. И все же, когда вы спросили меня о моей жизни, я бы солгала, если бы скрыла от вас, что была глубоко несчастна и совершенно безутешна, после того как… с того самого дня, когда вы решили, что я недостойна вас.

– Я решил? Кто же из нас теперь говорит вздор? – с негодованием заявил маркиз. – Впрочем, я долгое время считал, что причина недоразумения между нами была в другом. – В этот момент он взглянул на Эвелину, и в глазах его мелькнул недобрый огонек. – Вы, может быть, вспомните, – обратился он снова к леди Фелмершэм, – что вы приняли предложение Фелмершэма, даже не дав мне возможности заявить о своих чувствах.

– Ничего подобного! – воскликнула виконтесса в притворном ужасе. – Но умоляю вас, не будем спорить о том, кто виноват в нашем разрыве. Пойдемте, дорогой, и я постараюсь, чтобы вы не скучали сегодня вечером. Я уверена, что Фелмершэм будет в восторге возобновить знакомство с вами.

– Я был бы счастлив, – отвечал маркиз. Едва они сделали несколько шагов, как леди Фелмершэм обернулась, искусно изобразив на лице изумление.

– Я чуть было совсем не забыла, – сказала она Эвелине, – я освобождаю вас от обязанности доставать бренди. Вы можете последовать за нами, разумеется, если хотите, мисс Свенбурн. Ваша тетушка очень любезно пригласила нас к себе.

Все это прозвучало достаточно вежливо, но при этом на лице виконтессы было явно написано единственное желание – чтобы Эвелина провалилась сквозь землю.

– Благодарю вас за вашу любезность, – отвечала Эвелина. – Но я предпочитаю остаться.

Она сделала реверанс и распрощалась с виконтессой. Парочка вышла на улицу и скрылась за углом.

Глядя им вслед, Эвелина чувствовала, как будто в сердце ей вонзили нож и оно истекает кровью. От невыносимой боли, сдавившей грудь, она с трудом могла дышать. Из разговора Брэндрейта с виконтессой ей стало ясно одно: маркиз винил ее, Эвелину, за свой разрыв с Сьюзен Лоренс. Значит, вот где источник его непонятной злобы. Но почему это пришло ему в голову? Кто нашептал ему эту клевету? Она никак не могла этого понять.

– Эвелина! – раздался голос Психеи.

В своем отчаянии Эвелина почти забыла и о ней, и об Эроте. Стремительно обернувшись, она увидела, что Психея манит ее из кустарника за конюшней. Но Эрота нигде не было видно.

Эвелина поспешила к подруге, которая увлекла ее за собой в заросли боярышника.

– Вы знаете, что произошло? – спросила она.

Эвелина прикусила губу. Теперь она была убеждена в давней привязанности маркиза к леди Фелмершэм. Жгучими слезами наполнились ее глаза.

– Он влюблен в нее, – произнесла она без тени сомнения.

– Ну конечно нет! – воскликнула Психея. – Просто Эрот поразил его своей стрелой, вот и все. Кто же устоит против этого?

Эвелина покачала головой:

– Вы не понимаете. Разве в этом дело? Как бы ни были могущественны стрелы вашего мужа, в данном случае они просто усилили то, что началось уже очень давно. Я знаю это.

– Какая чепуха! Брэндрейт не мог полюбить такое вздорное существо. Быть может, ему когда-то что-то показалось, по молодости лет. Но сейчас во всем виноват мой несносный супруг. Он разошелся вовсю. Ведь он и в вас стрелял, вы знаете?

– Да. – Эвелина слегка нахмурилась. Странно, но я ощущала это всего одно мгновение. Теперь мне кажется… Понимаете, я больше не сгораю от страсти, как в тот момент, когда в меня попала стрела. Я думаю, что я просто… люблю его. Я думаю, что на свой лад всегда его любила.

Слезы снова затуманили ее взгляд.

– О, я знала это! – Психея схватила руку Эвелины в белой шелковой перчатке и прижала ее к своей щеке. – Я это знала, знала!

– Но он не отвечает мне взаимностью, ведь так? По правде говоря, я не могу его винить. Я всегда была таким чудовищем, я всячески поносила его, называя игроком и распутником.

– Этим вы ничему не повредили. Разве вы не видите, как он уважает вас?

– Не знаю. А вот то, что он обвиняет меня в потере леди Фелмершэм, – это точно. А она такая красивая!

– Какое это имеет значение? Я говорю вам, что он бы и не посмотрел на нее, если бы не любовный яд Эрота!

– А зачем он вообще явился сюда? – Эвелина наконец отвлеклась от своих мыслей о маркизе и леди Фелмершэм. – Я видела, как вы с ним спорили под липами в Флитвик-Лодж. Он выглядел очень расстроенным. О, Психея, он самый красивый мужчина, какого я когда-либо встречала. А его крылья! Они изумительны! Психея сразу поникла.

– Правда? – Выпустив руку подруги, она безнадежно улыбнулась. – Я всегда просто немею при виде его. Я думаю, поэтому нам так трудно переносить все наши неприятности. Мне иногда кажется, что, будь он безобразным, я бы так не страдала.

Психея направилась к огороду, располагавшемуся за кустарниками. Следуя за ней среди грядок с горохом, Эвелина не могла удержаться от смеха, так глупо прозвучало это последнее замечание ее подруги.

– Он хотел, чтобы Брэндрейт взглянул на меня, когда он стрелял в него?

Психея бросила на нее многозначительный взгляд:

– А вы как думаете?

– Я думаю, что у него и в мыслях этого не было. Он здесь затем, чтобы все перебаламу-тить, верно?

– Вы совершенно правы. Все случилось, как он и рассчитывал. Видите ли, мой дорогой супруг явился сюда, чтобы специально разрушить все мои планы. Он собирался выстрелить в вас раньше, стараясь, чтобы вы влюбились в Шелфорда, а теперь – о Зевс, о мой божественный повелитель, такое даже представить себе ужасно! – он устроил помешательство Брэндрейта. Благодаря моему супругу маркиз глаз не сводит с леди Фелмершэм.

– Он, наверное, на вас очень за что-то зол, – заметила Эвелина. – Но почему? Я знаю, ему не нравится, что вы бываете в Флитвик-Лодж, но ведь не стал бы он вам мстить за одно это?

Психея слегка сдвинула брови.

– Не знаю, – медленно отвечала она. – Иногда мне кажется… но не будем сейчас обсуждать мои проблемы. Сейчас я куда больше озабочена вашими. Что же нам предпринять дальше? Я не склонна доверять этой леди Фелмершэм.

– И я тоже. Но я не могу понять, чем я виновата, что Сьюзен Лоренс вышла за Фелмершэма, а не за Брэндрейта.

Психея, казалось, была поражена.

– О Зевс всемогущий! – воскликнула она. – Эвелина, разве вы забыли, что вы сказали мисс Лоренс в один дождливый вечер? Это было в разгаре сезона в 1806 году.

– Откуда мне помнить? Я с ней и десятком слов тогда не обменялась. Мы никогда не были с ней дружны. Уверяю вас.

– Ну так я вам напомню. Это было в апреле, в конце апреля, как раз после Пасхи. Вы тогда очень развлекались, это был ваш первый сезон – и последний, дурочка вы этакая! – и лорд Брэндрейт только что протанцевал с вами вальс по просьбе леди Эль.

Эвелина не могла не улыбнуться.

– Я тогда, наверное, раз сто наступила ему на ноги. Потом я стала брать уроки у танцмейстера, но Брэндрейт уже больше не делал попыток меня приглашать. К тому же, когда мы кончили танцевать, я была рада, что причинила ему боль. Ни один мужчина не обходился со мной так жестоко.

– Я знаю, что произошло. – Психея рассказывала, увлекая за собой Эвелину. – Я помню все, как будто это было вчера.

– У меня такое впечатление, что вы уже давно в курсе всех моих дел.

– Разве вы еще не поняли, что я с вами уже много лет? Я так старалась свести вас с Брэндрейтом. Но не об этом речь. Он жестоко оскорбил ваши чувства… нет-нет, и не думайте возражать! Вы рассказали ему о своих надеждах вернуться в Грецию и продолжить раскопки, начатые вашим отцом, а он грубо растоптал все ваши мечты, безапелляционно заявив, что там сейчас вооруженные столкновения и надо быть круглой дурой, чтобы туда ехать. Удивительно бесчувственный идиот! И что еще хуже, он так долго об этом распространялся, что даже мне захотелось влепить ему пощечину!

Упоминание о том, как больно ранил ее тогда маркиз своим резким осуждением ее намерения вернуться в Грецию, казалось, прорвало плотину, и воспоминания, которые она долго и тщательно скрывала в каком-то уголке своей памяти, нахлынули на нее.

– Теперь я и сама помню. Сьюзен Лоренс подошла ко мне сразу после этого кошмарного вальса и начала язвить, по своему обычаю. Я была так расстроена, а тут еще она разозлила меня своим поведением. И я не сдержалась, высказав несколько весьма нелестных замечаний на его счет.

Психея засмеялась.

– И вот теперь, много лет спустя, мы оказались перед теми же неразрешенными конфликтами, которые мучили нас тогда. – Она приостановилась и задумалась. – Знаете, мне кажется, что здесь не обошлось без Немезиды. Это она терзает нас обеих. Иначе чем объяснить, что мисс Лоренс ни с того ни с сего явилась во Флитвик-Лодж, как кошмарное привидение? Однако надо сказать, что Немезида обычно куда более сурова и даже жестока; уж конечно, более жестока, чтобы просто послать хорошенькую женщину подразнить Брэндрейта. – Она с растерянным видом покачала головой. – Я чувствую, здесь что-то нечисто. Идет еще какая-то игра, непонятная мне. Неясно, кто еще участвует в ней. Да ладно. Я должна открыть вам секрет. В тот же вечер, когда вы так пренебрежительно отозвались о Брэндрейте при мисс Лоренс, я взяла у Афродиты немного ее любовного эликсира и намазала нос Фелмершэму. Правда, я ловко придумала? Ведь нос – самая выдающаяся часть его лица. Я думаю, он у него размером с крупный огурец. Вот как этот. – Психея указала на грядку. – А после этого он увидел мисс Лоренс, как я того и желала. Вы сами знаете, что четверть часа спустя он уже сделал ей предложение.

Растерянно мигая, Эвелина смотрела на подругу. Она начинала понемногу припоминать давно забытые подробности того вечера.

– Мисс Лоренс спросила меня, какого я мнения о Брэндрейте, – сказала она медленно. – Видите ли, я никогда не испытывала к ней особого уважения. Она всегда была злющая, так и норовила сказать какую-нибудь гадость о своих знакомых, причем за их спиной, стремясь как можно больше навредить чужой репутации. Единственной ее целью было приобрести титулованного мужа! Я, конечно, говорила это в шутку. Но когда я теперь думаю об этом, я полагаю, она приняла все всерьез.

Как будто пелена спала с ее глаз. Эвелина вспомнила все, словно и не забывала. Она сидела с бокалом лимонада, когда к ней подлетела мисс Лоренс с фальшивой улыбкой на розовом личике.

– Какое прелестное платье, мисс Свенбурн, – начала она сладким голоском. Эвелина выпрямилась.

– Оно переделано из старого, которое я сшила больше года назад. Едва ли оно подобает случаю, и, уж во всяком случае, прелестным его не назовешь. Я бы желала большей откровенности с вашей стороны, мисс Лоренс. Понять не могу, чего вы рассчитываете добиться вашей лестью.

Мисс Лоренс развернула роскошный веер и начала им обмахиваться.

– Вы всегда говорите такой восхитительный вздор. Я повторяю, что платье прелестно. Как вы остроумны! Меня не удивляет, что ваш кузен прислушивается к каждому вашему слову.

– Вы, очевидно, говорите о Брэндрейте.

– Вы же знаете, что о нем.

– Тогда должна вас разочаровать. Вы, безусловно, заблуждаетесь. Он вовсе мне не кузен. Просто у нас общая двоюродная тетка – леди Эль. Между нами нет кровного родства. И он вовсе не прислушивается к каждому моему слову. Скорее наоборот, ему доставляет величайшее удовольствие во всем мне противоречить. Сьюзен удивленно на нее уставилась:

– Ну, не знаю. Я только заметила, что, в отличие от всех нас, простых смертных, вы умеете надолго завладеть его вниманием. Вы – удивительное создание. А что до того, что он вам не кузен, то он-то вас величает кузиной, а любая из присутствующих дам жаждала бы услышать от него такое обращение, независимо от степени родства. Вам бы тоже не помешало умерить свой гонор. Его покровительство много может дать, в особенности вам. Ведь, кажется, маркиз – глава вашей семьи.

Эвелина вспомнила, как ей захотелось оборвать навязчивую особу словами, что Брэндрейт вовсе не глава семьи Свенбурн, но она придержала язык. Мисс Лоренс явно видела людей и события только в выгодном для себя свете, факты для нее роли не играли.

Она грустно улыбалась, передавая эти подробности Психее.

– Когда мисс Лоренс спросила меня, какого я мнения о Брэндрейте, я сказала ей, что он самый надменный и высокомерный человек, какого я знаю. Он настолько высоко ценит свое мнение, что ни во что не ставит мнение других. Я еще добавила, что он так влюблен в свою собственную особу, что никого другого полюбить не сможет, так пленен своим отражением в зеркале, что никем не сможет очароваться. Я сказала, что если она надеется поймать его в свои сети, то ей на это рассчитывать не приходится. С ее стороны было бы куда умнее найти другого, Фелмершэма, например, поскольку у него тоже есть титул, и на этом покончить.

– И она последовала вашему совету, не зная, что Брэндрейт на следующий день намеревался предложить ей руку и сердце.

– Вот как? Тогда неудивительно, что он на меня сердит. Но откуда ему стало известно, что я о нем говорила?

– Он сам слышал вас. Я никогда не видела, чтобы мужчина был так ошеломлен тем, что он о себе узнал. Но я полагаю, ваши слова оказали благотворное воздействие – с тех пор он значительно смягчил свою манеру говорить… с кем бы то ни было.

Эвелина немного помолчала. Наклонившись, она сорвала веточку мяты и, растерев ее в пальцах, поднесла к носу.

– Мне кажется очень странным, – сказала она, – что мисс Лоренс так мало полагалась на собственное чутье. Неужели она не знала, что покорила сердце Брэндрейта?

Психея покачала головой:

– Ее полная неспособность понять намерения Брэндрейта стоила ей единственного человека, которого она желала и добивалась.

– Она счастлива в своем выборе мужа? – спросила Эвелина, чувствуя себя в какой-то степени ответственной за случившееся.

– Иногда. Но я считаю ее неудовлетворенность результатом ее собственного эгоизма. Видно, жертвуя семейным благополучием ради светских претензий, вряд ли будешь особенно счастливой. Если ее удел с человеком, проводящим все свое время на охоте, не оказался очень уж хорош, ей следует винить в этом только саму себя.

– Или меня.

– Ну, в таком случае она просто дура. Хотя, пожалуй, в отместку она станет теперь завлекать Брэндрейта, чтобы постараться разрушить ваши отношения. Хотя она и собственными руками постелила себе постель, как это говорится, я уверена, она сделает все, чтобы не дать вам оказаться в той, на которую метила сама!

– Что же нам теперь делать? – спросила Эвелина.

Психея лукаво улыбнулась. Она достала маленький хрустальный флакончик.

– Этот эликсир был создан Афродитой, чтобы убивать любовь. Я воспользуюсь им для Брэндрейта, как только выпадет случай.

Эвелина поглядела на флакончик с сомнением. Если ее собственные чувства, хотя и усиленные стрелой Купидона, остались неизменными, не найдется никакой волшебной силы, чтобы положить конец любви маркиза к леди Фелмершэм.

23.

Аннабелла стояла у окна в переполненной зале гостиницы «Георг» между леди Эль и лордом Фелмершэмом. Она даже не замечала, что локоть его милости задевал ее всякий раз, когда он поднимал к губам кружку пива, и не страдала, как ее тетка, от духоты. Ее внимание было приковано к радостно возбужденному мистеру Шелфорду.

Он сидел в резном кресле, стоявшем на возвышении перед камином. Победитель состязания возглавлял торжество в свою честь. С ликующим видом и кружкой в руке он больше походил на вернувшегося с войны героя, чем на скромного священнослужителя. В небольшой зале стоял запах пива, щедро расплескиваемого по лацканам сюртуков, манишкам, подбородкам и шейным платкам. Смех, болтовня, потоки поздравлений победителю раздавались в воздухе. Не сводя глаз со своего возлюбленного, Аннабелла не могла сдержать дрожь.

– Будь я проклят, Шелфорд, вы были воистину рождены для армии! – раздался чей-то особенно громкий голос.

– Слушайте, слушайте! – отозвались другие.

Аннабелла увидела, как на красивом лице Шелфорда промелькнуло выражение досады и разочарования. «Он мечтал о военной карьере», – подумала она, и сердце ее дрогнуло при мысли об этих несбывшихся надеждах.

Ей пришел на память день около полугода назад, сразу после Рождества, когда он говорил с ней впервые о серьезных вещах. Все началось с того, что она была в бешенстве оттого, что он никак не реагировал на ее кокетство. В конце концов она довольно дерзко осведомилась: уже не слишком ли он много о себе понимает, не желая отвечать на ее остроумные шутки, как остальные джентльмены.

Она вспомнила, как сурово, с каким ожесточением – совсем не как другие священники, которых она знала, – он отвечал ей: «А я вовсе не такой, мисс Стэйпл, как другие ваши знакомые джентльмены. Если вам угодно вести разумную беседу, я был бы рад узнать, о чем вы думаете, чем занимаетесь и как представляете себе свое будущее. Согласились бы вы, например, выйти замуж за военного, если бы вам сделали такое предложение. Что же касается других предметов, я не намерен подогревать ваше тщеславие, „отвечая на ваши остроумные шутки“, как вы изволили выразиться».

Потому ли, что на нее подействовала сила взгляда его темных глаз, или почему-то еще, Аннабелла и вправду завела с ним серьезную беседу, и эта беседа неожиданно доставила ей удовольствие. Они даже поделились друг с другом своими тайными для других мыслями и чувствами. Она пожаловалась на то, как часто ей надоедает пустая светская жизнь, какой бы она ни казалась увлекательной большинству молодых женщин. Он ограничился всего лишь намеком на мечту своей юности, но, когда она начала осторожно его расспрашивать об Испанской войне, о сражениях при Саламанке и Витории, его основательные познания об этих событиях и засверкавший в глазах огонь подтвердили ее подозрения. Он был рожден для воинской службы.

Отважный и в то же время спокойный и твердый, он легко справлялся с лошадьми, стоя в своей двуколке, – Англия лишилась в нем одного из своих, лучших офицеров, безрассудно уступив его церкви.

Аннабелла с отвращением вспомнила свое злополучное поведение на следующий день. Она чувствовала себя странно именно из-за интимного характера их разговора. Когда он подошел к ней на следующее утро с улыбкой и мягким блеском в глазах, она отпугнула его какой-то глупой выходкой. Лицо его мгновенно окаменело и больше так и не смягчилось. Как она могла объяснить ему, что была еще не готова принять его дружбу? Она и сама тогда не очень-то это понимала. А ведь это могло стать началом более откровенного, чистого и горячего чувства.

Неужели уже поздно исправить зло? Она искренне надеялась, что ей еще представится случай оправдаться перед ним и начать сначала.

Суета в дверях нарушила ход ее мыслей. Она сразу увидела, что в зале появилась Эвелина. Ее сердце сжалось, когда она вновь отметила про себя, как та изменилась и похорошела. Теперь она сразу же привлекла восхищенное внимание гостей.

Взгляд Аннабеллы снова вернулся к Шелфорду, и она заметила в нем отражение всеобщего восхищения. Его темно-карие глаза сияли восторгом, но в них светилось еще что-то неуловимое, что Аннабелла восприняла как решимость. В ее уже и без того встревоженном сердце родился отчаянный страх: а что, если Шелфорд влюбился в Эвелину? Нет, этого не может быть! Только не сейчас, когда она сама поняла наконец, что творится в ее собственном сердце.

На какое– то время Эвелину просто оглушил поток комплиментов, изливавшихся на нее, когда она пробиралась сквозь толпу гостей. Вот ведь что значит новое платье, шляпа и прическа. Джентльмены, которые до сих пор едва удостаивали ее улыбкой или натужным комплиментом, теперь целовали ей пальцы, задерживая ее на каждом шагу, пока она добиралась до тетки и Аннабеллы. Щеки ее раскраснелись от смущения, особенно когда она поравнялась с Брэндрейтом, чья рука была все еще в плену леди Фелмершэм. «Знает ли лорд Фелмершэм об увлечении своей жены маркизом?» -подумала она. Но когда увидела виконта, то поняла, по крайней мере, одну причину свободного поведения леди Фелмершэм. Прислонившись к окну и скрестив руки на груди, его милость уткнулся подбородком в шейный платок. Он был погружен в дремоту, явно осушив слишком много кружек пива с момента своего прибытия в Флитвик-Лодж.

Стол, заставленный угощениями, помешал Эвелине продвигаться дальше. Она осталась стоять рядом с Брэндрейтом – слишком близко для ее душевного покоя. Покрывая гул голосов все еще шумно обсуждавших гонки, до нее донесся голос леди Фелмершэм. Эвелина пыталась заставить себя не слушать ее, но, когда отчетливо прозвучало слово «развод», ей показалось, что наступила полная тишина.

– Я знаю, это не принято, дорогой, – ворковала виконтесса, – но что же нам еще остается делать? Я не могу потерять тебя второй раз, теперь, когда я знаю, что твои чувства ко мне не изменились. Неужели это так трудно?

Нахмурясь, с удрученным видом, Брэндрейт отвечал:

– Для этого необходим ни больше ни меньше как парламентский акт, Сьюзен.

– Ну и что, – шептала она ему на ухо. – Скажи только, что ты сделаешь это ради меня.

– Сьюзен, – шептал, задыхаясь, маркиз, – я сделаю для тебя все. Нет ничего, на что бы я не решился ради тебя.

Эвелина слышала его полный страсти голос и чувствовала, как сердце у нее падает все ниже и ниже. Как могла Психея отрицать, что он любит эту женщину? Ее подруга всего лишь принимала желаемое за действительное. Эвелине вдруг стало дурно. Духота и теснота лишали ее последних сил. Ей хотелось уйти, но Брэндрейт, стол, гости загораживали ей дорогу. Вдруг перед ней оказался Шелфорд. До нее. впервые дошло, что он не только говорит что-то, но при этом еще и обращается к ней. Подняв на него взгляд, она догадалась, что он что-то у нее просит. Его слова доходили до нее откуда-то издалека:

– Вы согласны?

Краска выступила у нее на лице. Согласна ли она – на что? Она мучительно пыталась вспомнить что-то из долетевших до нее обрывков его речи. Но тщетно. Когда он протянул ей руку, в зале вдруг и вправду наступила тишина. Поскольку мысли Эвелины были заняты леди Фелмершэм и ее намерением добиваться развода, она просто не задумалась, с какой целью Шелфорд сделал этот жест. Разве что он заметил ее недомогание и желал помочь ей выйти!

Чувствуя, что она больше не в состоянии находиться рядом с Брэндрейтом и леди Фелмершэм, Эвелина подала Шелфорду руку.

– О да, – с трудом проговорила она, – да, пожалуйста.

Толпа расступилась перед ней, но в ту же секунду молчание взорвалось аплодисментами и поздравительными возгласами.

Несколько мгновений Эвелине казалось, что она вот-вот потеряет сознание от одного этого шума, но, увидев радостное выражение на лице Шелфорда, она поняла, что случилось нечто ужасное. Кажется, она совершенно неправильно истолковала невинный вопрос викария: «Вы согласны?»

Смысл его слов дошел до нее полностью, когда, наклонившись к ней, он крепко поцеловал ее в губы. Только тогда она осознала кошмарную правду – она только что приняла его предложение выйти за него замуж.

Эвелина бросила отчаянный взгляд на леди Эль, надеясь, что тетка поймет, какую ошибку она только что сделала. Но леди Эль была озабочена Аннабеллой, которая, по-видимому, упала в обморок.

С чувством юмора, не изменившим ей даже в эту трагическую минуту, Эвелина заметила, как мирно похрапывает в углу лорд Фелмершэм, чей покрасневший нос картошкой свидетельствовал о том, что его милость полностью насладился празднеством.

24.

Психея прижалась носом к окну гостиницы «Георг». Она стояла на клумбе среди анютиных глазок и, осторожно переступая с ноги на ногу, чтобы не повредить бархатные лепестки, следила за тем, как Шелфорд праздновал свою победу. Она с ужасом переводила взгляд с Эвелины на Шелфорда, с Брэндрейта на Аннабеллу.

– О Зевс всемогущий! – шептала она. – Как все запуталось!

Она нащупала в кармане два флакончика и достала их оба. Она внимательно осмотрела их и положила тот, что с любовным эликсиром, обратно. Другой, с противоядием от любви, она сжала в руке. Мысль о том, как она пустит его в ход, вызывала в ней приятное волнение.

Она уже хотела отойти от окна, когда слух ее привлекло негромкое мяуканье. Посмотрев себе под ноги, она увидела очаровательнейшего тигровой масти крупного кота, уставившегося на нее своими таинственными зелеными глазами.

– О, какой милый! – воскликнула она. Кот, нежно мурлыча, начал тереться о ее ноги. Совершенно забыв о своих делах, она наклонилась и, ласково приговаривая, начала гладить это симпатичное животное. Флакончик она поставила на землю.

Вдруг кот одним прыжком отскочил от нее в розовые кусты и, казалось, растворился в воздухе. Одновременно с этим в ушах ее прозвучал глуховатый мужской смех. Оглянувшись по сторонам, Психея никого не увидела.

Этот таинственный смех и внезапное исчезновение кота так ее напугали, что она поспешно отступила с клумбы на травяной бордюр. Голова у нее закружилась. Теперь Психея была уверена: кто-то из олимпийских богов принял облик этого кота. Но кто и зачем?

И тут она с ужасом заметила, что цветы у ее ног начали увядать и сохнуть. Постепенно они рассыпались в прах, и клумба опустела. Потрясенная, Психея опустилась на колени и с отчаянием убедилась, что приготовленный флакон разбился и содержимое его вылилось на землю, погубив цветы.

Психея застыла в неподвижности, уверенная, что теперь и ее собственная жизнь в опасности. Какая-то могущественная сила вмешалась в ее затеи. «Что теперь делать?» – думала она. Кто бы ни было это божество, оно не пожелало, чтобы она использовала это средство. А что, если Зевс теперь узнает о ее проказах? Это было страшнее всего. Ведь ее непременно сошлют на печальные берега Стикса!

Психея содрогнулась. Мысли об ужасном наказании, которое могло ее постигнуть, были не из приятных. Но вдобавок ко всему неизвестно откуда раздался чей-то низкий голос, незнакомый ей. С первого раза она даже не разобрала слов, но на третий до нее дошло, что он хотел сказать.

«Спроси своего мужа, почему он сердит на тебя».

Психея покачала головой. Уж она-то знала почему: она вмешалась в дела смертных, вот и все. Стоит ли снова поднимать этот навязший в зубах спор?

«Спроси своего мужа, почему он на самом деле сердит на тебя».

– На самом деле? – переспросила она, снова оглядываясь по сторонам. Нигде никого!

Голос замер вдали. Казалось, что говоривший был удовлетворен тем, что она наконец его поняла.

Она молча сидела на голой земле. За два столетия ей ни разу не пришло в голову, что у Купидона могла быть какая-то тайная причина для недовольства. Если это так, то сразу становится понятным его холодное, отчужденное поведение, не говоря уже о частых и непредсказуемых вспышках гнева.

Поднявшись с клумбы. Психея еще раз взглянула на разбитый флакон. Она была в смятенном состоянии духа. Конечно, надо объясниться с Эротом, когда представится случай, но сейчас она была больше озабочена другими проблемами. Теперь, когда противоядие впиталось в землю на этой клумбе, как же ей устранить последствия рокового выстрела? Брэндрейт теперь, без сомнения, останется с леди Фелмершэм. Он совсем забудет Эвелину и – какая поистине чудовищная затея! – вынудит виконта обратиться в палату лордов с прошением о разводе.

После кратких, но мучительных раздумий Психея пришла к выводу, что остается только одна надежда – пояс. Если Эвелина наденет его сегодня вечером на бал, она, быть может, разрушит чары, которыми опутал Брэндрейта Эрот.

Приняв это решение, Психея направилась на Олимп, чтобы взять надежно припрятанный пояс.

Громко раздававшиеся поздравления заставили Брэндрейта отвлечься от леди Фелмершэм, хотя бы для того, чтобы выяснить причину всего этого шума. Когда он увидел Эвелину, стоявшую рядом с Шелфордом рука об руку, и понял все по ликующему выражению на лице викария, резкая боль пронзила его сердце, как удар хлыстом. Он прижал руку к груди, у него перехватило дыхание.

Когда это она обручилась с Шелфордом и почему? Всего несколько минут назад он сам держал ее в своих объятиях и целовал с таким пылом, что не удивился бы, увидев, что у них выросли крылья и они парят в небесах. Когда же она успела решить, что любит Шелфорда и желает стать его женой?

Но какое, впрочем, это имеет значение? Она его больше не интересует. Он любит Сьюзен Лоренс и всегда любил только ее одну. Он повернулся к ней и увидел, что она смотрит на своего мужа, который мирно похрапывает среди всего этого шума, слегка приоткрыв рот.

Брэндрейт с силой стиснул ее руку. Ему еще раз хотелось убедиться не в том, что она любит его, но в том, что он сам действительно любит ее. Она обернулась, отвечая на его пожатие с нежной улыбкой. Как это уже случилось во дворе гостиницы «Лебедь», он утонул в ее глазах, совершенно зачарованный, как когда-то в юности.

– Так ты убедишь его дать мне развод? – шепнула ему она на ухо.

– Ну конечно, – отвечал он с полной уверенностью, что именно так и поступит. Но совершенно неожиданно взгляд его оторвался от этого воплощения элегантности перед ним и снова устремился туда, где мистер Шелфорд вновь поднес к губам пальчики своей нареченной.

Новая боль змеей ужалила его в сердце. Маркиз почувствовал почти непреодолимое желание пробиться сквозь толпу к Шелфорду и влепить ему пощечину. Он даже сделал шаг вперед. Но ему помешала Сьюзен, потянувшая его за руку.

– Если я сейчас не выйду из этой душной залы, – прошептала она, – то просто потеряю сознание, так же как Аннабелла.

– Аннабелла? – спросил он, удивившись.

– Да. Леди Эль увела ее только что. У меня уже ноги подгибаются.

Она откинулась ему на руки. Обхватив ее за плечи, маркиз начал пробираться к выходу.

В соседней комнате было так же много народу, как и в зале. Тогда Брэндрейт решил вывести виконтессу во двор. Минутой позже он был уже на улице, но ни Аннабеллы, ни леди Эль нигде не было видно. Все его намерения влепить пощечину Шелфорду были скоро забыты в созерцании прелестного носика леди Фелмершэм.

25.

Вскоре после возвращения домой леди Эль стояла перед своим мраморным Зевсом. Слезы катились по ее морщинистым щекам. Она все плакала и плакала и никак не могла унять слезы, то и дело промокая их уже изрядно отсыревшим кружевным платком. Все беды разом обрушились на нее. Бедняжка Аннабелла обнаружила, что любит Шелфорда, в ту самую минуту, когда он сделал предложение Эвелине. Бестолковый Брэндрейт почему-то не сводил глаз с этой гнусной особы, леди Фелмершэм. И что всего хуже, если она завтра не удовлетворит некоторых кредиторов своего мужа, она потеряет даже дом, где живет.

Что ей делать?

Неподвижный взгляд Зевса был устремлен на нее со свирепостью, приданной ему рукой художника, изваявшего бюст из белого мрамора. Густые завитки волос, схваченные лавровым венком, величественно спускались ему на шею. Твердая линия подбородка и выдающиеся скулы придавали громовержцу властный вид, а густые брови были сурово сдвинуты.

Эвелина всегда говорила, что вид этой скульптуры действует на нее успокаивающе. Немного странно, конечно.

Что касается леди Эль, то ее он просто завораживал. В алькове, где он помещался, его черты мягко освещались пламенем свечей, горевших в шандалах по обеим сторонам скульптуры. Здесь царило древнее волшебство. Но сегодня это волшебство куда-то исчезло, растворилось под влиянием пережитых ею с утра волнений. Ах, эти кредиторы! Уму непостижимо. Если она не вручит этим джентльменам две тысячи фунтов – милосердное небо, две тысячи! – они примут соответствующие меры и потребуют продажи ее усадьбы за долги.

«Две тысячи фунтов!» – шептала она, прижимая к губам платок и как будто стараясь тем самым как-то смягчить безнадежность своего положения.

Мысли ее снова обратились к Брэндрейту и его предложению купить у нее скульптуру. Она никогда не хотела этого. Даже намерение такое было ей неприятно. Чувство чести не позволяло ей совершить такой корыстный поступок. В то же время она невольно воображала себя на улице, в разбитых башмаках, изношенной и изъеденной молью шали. Тощая и облезлая, она жалобно просила подаяния.

Представив себе такую картину, леди Эль рассмеялась ее нелепости. Она прекрасно знала, что излишне драматизировала ситуацию. У нее была большая семья, и ей никогда бы не пришлось страдать, как страдают настоящие бедняки. Но ей пришлось бы просить. До конца дней она была бы вынуждена жить у кого-то из членов семьи с их милостивого разрешения. Зависеть от других людей было невыносимо. Очень милые на расстоянии, они вполне могли оказаться малоприятными при тесном общении. Все, что угодно, только не это! Она не могла потерять Флитвик-Лодж!

Леди Эль содрогнулась. Мысль о том, что она может оказаться в непосредственной зависимости от кого-либо, вызвала у нее новый поток слез.

– Что мне делать? Что мне делать? – повторяла она снова и снова, прижимая к лицу платок.

И вдруг, словно откуда-то издалека, до нее донеслись звуки труб. Она оглянулась по сторонам, стараясь понять, чье прибытие они возвещали. Но эти звуки, казалось, исходили прямо из алькова, где находился бюст Зевса. Постепенно эти призрачные звуки заполнили всю комнату.

«Уж не схожу ли я с ума?» – подумала она и испытала огромное облегчение, когда снова наступила тишина.

Что бы это значило? У нее было такое чувство, что все это имело отношение к кому-то из обитателей Олимпа, но трубные звуки никогда еще не оглашали ее гостиную. Взглянув на бюст, она глубоко вздохнула. Трубы отвлекли ее от печальных мыслей, но ненадолго. Один вид мраморной скульптуры снова поверг ее в отчаяние.

– Что мне делать?

– Мне всегда казалось, что по трудному пути нужно ступать легко, – прошептал ей в самое ухо низкий мужской голос. – А вы как думаете?

Застывшая при первых звуках этого голоса, леди Эль медленно повернула голову и ахнула:

– Ах, мое скромное жилище недостойно высочайшего посещения! Я… я…

– Надеюсь, вы не намерены упасть в обморок или удариться в истерику? – с шутливой улыбкой обратился к ней посетитель.

– О нет, не настолько уж я слаба. Но я совершенно потрясена. Сходство поистине изумительное. Вы так похожи на себя… я хочу сказать, на ваше изображение.

– На эту рухлядь? – рассмеялся он. – Не знаю, с чего это моя дочь так долго его хранила. Он недостаточно передает что-то, присущее только мне, вы не находите? Но, надо сказать, Афродита всегда меня удивляла. У нее безупречный вкус, когда речь идет о произведениях искусства, но этот бюст не делает ему чести. То, что она так долго держала его у себя в спальне, свидетельствует о ее любви ко мне, хотя по большей части она не выказывает ее столь явно.

Леди Эль с трудом могла поверить своим ушам, хотя ее не удивило, когда он подтвердил, что бюст принадлежит Афродите. Ее поразило, однако, что он так пренебрежительно отозвался о своем изображении. Она не очень-то разбиралась в скульптуре и никак не могла считаться знатоком искусства, но даже она могла увидеть в этом произведении руку мастера.

– Вы считаете это рухлядью? – переспросила она изумленно.

– Ну да. Если память мне не изменяет, я заказал его в подарок Афродите на ее семисотлетие. Она всегда была самой трудной из моих дочерей. Склонность к мести значительно превосходит в ней красоту. Но она все же очень хорошенькая, как вам кажется?

– О да, очень, – проговорила леди Эль. Интересно, знает ли Зевс, что она хорошо знакома и с Афродитой, и с Психеей. Она опасалась обнаружить свою осведомленность об их проделках – особенно Психеи.

– Во всяком случае, – продолжал он, улыбаясь, – я ей его подарил. С тех пор он и стоял у нее в спальне. Потом, лет тридцать назад, его украла у нее Психея, глупая девчонка!

– Психея? – воскликнула леди Эль. – Я так и знала. Бедняжка! Я надеюсь, вы не станете ее ругать. Я сильно подозреваю, что она стала заниматься воровством, потому что очень несчастна.

Зевс кивнул:

– Я знаю. Боюсь, она попала в ужасную семейку, а этот щенок Эрот, даже с помощью своего братца, никак не повзрослеет. А что до Афродиты, то, по ее мнению, на свете не найдется ни одной, будь то смертная или богиня, достойной ее драгоценного сыночка.

– Психея – прелестное дитя.

– Но с Афродитой ей не справиться.

– Но она старается. Я восхищаюсь силой ее Духа.

– О да. – Сцепив руки за спиной, Зевс слегка раскачивался на пятках. Он был в белом батистовом хитоне, поверх которого на нем был накинут пурпурный шитый золотом плащ. Золотая корона венчала его серебряную шевелюру. Истинный царь богов, властитель Олимпа. – Бедная Бабочка. Она просила меня поговорить с ее ветреным супругом, но я-то знаю, что это бесполезно. – Если он сам ценой страдания не поймет, как ему следует ценить жену, никакие слова на него не подействуют. Однако у меня есть план, который может привести все к благополучному завершению. Вы знаете, что Психея похитила пояс из покоев моей дочери?

– Нет, я этого не знала, – отвечала леди Эль. Она смотрела на Зевса, не понимая, почему на лице его играет улыбка. Судя по тому, как отзывались о нем другие обитатели Олимпа, у нее сложилось впечатление о царственном божестве как о суровом деспоте. Но он не мог быть таким, с этой-то шутливой усмешкой и озорным блеском в глазах! Ее мнение о нем еще больше возросло, когда он сказал:

– Представьте, и я думал о тех проблемах, которые вы тщетно пытаетесь решить, дорогая леди Эль. Я абсолютно уверен, что все ваши заботы – и даже финансовые затруднения – исчезнут как дым, если пояс достанется Аннабелле, а не Эвелине.

– Но почему? Эвелина должна отвоевать Брэндрейта.

Он повелительным жестом поднял руку:

– Вы должны мне доверять. Все-таки я царь богов. Пояс надевает Аннабелла, и всем проблемам конец! Постарайтесь это устроить.

– Хорошо. Я сделаю все, как вы приказываете. – Леди Эль растерянно мигнула. Закусив уголок платка, она немного подумала, а потом сказала: – Насколько мне известно, у Эвелины его еще нет. Я сегодня пока ни разу не видела Психею.

– Час назад она была возле гостиницы. Мне кажется, никто ее не заметил. Я разбил флакон с противоядием, а другой, с любовным эликсиром, у меня. Психея об этом даже и не подозревает. – Он вдруг довольно хохотнул.

Из складок пурпурного плаща, обвивавшего его высокую широкоплечую фигуру, он извлек изящный хрустальный сосуд.

– Пояс – ваша единственная надежда, – повторил он, улыбаясь. – А теперь мне пора.

– Да. Я все поняла, – сказала леди Эль. – Но прежде чем вы удалитесь, ответьте на мой вопрос. Даже я вижу, что вы очень добры. Отчего и Психея, и Эрот, и сама Афродита дрожат при одном упоминании вашего имени?

Он гулко рассмеялся:

– Потому что они мои дети и внуки. Хотя мы на Олимпе и бессмертны, зрелость иногда приходит трудно и характеры с возрастом портятся. Страх необходим, чтобы держать мое царство в порядке. – Перебросив через плечо полу плаща, он добавил с усмешкой: – Только никому не говорите, что я был здесь, и хорошенько запомните: если Аннабелла наденет пояс, все будет прекрасно. Прощайте. – С этими словами он исчез под знакомые уже звуки труб.

Едва опомнившись после его внезапного исчезновения, леди Эль услышала, что к ней обращается миссис Браун:

– Вы здоровы, миледи?

Леди Эль долго смотрела на нее молча. Все ее мысли были заняты тем, как отыскать Психею.

– О да, я вполне здорова. Скажите мне только, где сейчас Эвелина.

– У себя в спальне, я полагаю. В доме такая суета. Слуги убирают гостиную плющом и розами, доставленными по поручению мисс Аннабеллы.

– Тогда я оставлю все на вас.

Выходя, старушка по-прежнему недоумевала, каким образом пояс Афродиты на Аннабелле может помочь ей вернуть долг в две тысячи фунтов! Кто их разберет, этих олимпийцев!

26.

Эвелина стояла под липами, раскачивая в руке шляпу за белые шелковые ленты. Она в изумлении смотрела на Флитвик-Лодж, который поспешно приводили в порядок нанятые Аннабеллой работники. Они обрубали затенявшие окна плети плюща, красили белой краской оконные переплеты, пропалывали клумбы и подстригали розы. Прошлогодние листья были уже выметены отовсюду, трава скошена, и двое мужчин разравнивали гравий подъездной аллеи.

Хозяйственные таланты Аннабеллы проявлялись на каждом шагу. Взявшись за нелегкую задачу приготовить дом к балу, она целиком предалась этому занятию. Хотя, по ее собственным словам, ей мало что осталось делать после того, как было нанято достаточное количество прислуги и работников и командование этой армией приняла миссис Браун. Экономка, производившая впечатление не особенно умелой особы, вполне справлялась со своими обязанностями. Она так ловко распорядилась по меньшей мере двумя десятками слуг, что дом был почти готов к приему гостей.

Эвелина покинула свою спальню, где топот внизу и наверху, не говоря уже о возне переругивавшихся рабочих, обдиравших с окон плющ, вызвал у нее сильную головную боль. Похоже было, что миссис Браун вознамерилась воспользоваться как с неба свалившейся прислугой, чтобы проветрить все постели и стереть каждую пылинку.

Эвелина опустилась на траву и прислонилась к дереву. Взгляд ее скользил по голубому небу, зелени листвы и следил за неторопливыми движениями садовника, с искусством настоящего мастера подстригавшего розовые кусты возле дома. Она старалась передать своим мыслям спокойствие расстилавшегося перед ней очаровательного пейзажа, но ей это плохо удавалось: слишком многое произошло за сегодняшний день.

Возвращение из гостиницы «Георг» было нелегким. В экипаже, где она сидела напротив леди Эль и Аннабеллы, царило напряженное молчание. Она была слишком озабочена своим необдуманным поступком. Черт ее дернул согласиться на предложение Шелфорда, она даже не замечала, что Аннабелла и ее тетка всю дорогу проплакали.

Ей самой бы нужно было заплакать, но странным образом глаза ее оставались сухими и слезы не сдавливали ее горло. Она как будто отрешилась от всего и полностью утратила способность ощущать что-либо, в том числе и переживания своих спутниц.

Теперь, заглянув в свое сердце, она испытывала смущение и растерянность. С одной стороны, что-то говорило ей, что было бы не так уж плохо стать женой мистера Шелфорда. Собственно, поэтому, и особенно принимая во внимание внезапную страсть Брэндрейта к леди Фелершэм, она не объяснила викарию свою ошибку сразу же. Ведь она приняла его предложение руки и сердца в полной уверенности, что он предлагал ей вывести ее на свежий воздух.

При воспоминании о том, что последовало за этим, Эвелина съежилась от мучительной неловкости. По выражению лиц тетки и Аннабеллы было видно, что обе они ужасно расстроены известием о ее помолвке. Разочарование леди Эль можно было понять, поскольку она желала видеть Эвелину женой Брэндрейта. Но отчаяние Аннабеллы изумило ее. Только спустя какое-то время ей пришло на память выражение лица девушки, когда она смотрела на викария еще перед гонкой. Неужели Аннабелла на самом деле влюбилась в Шелфорда? Какая ужасная путаница!

Прощаясь, мистер Шелфорд сказал леди Эль, что заедет к ней на следующий день, чтобы обсудить брачный контракт. Бедная леди Эль только безмолвно смотрела на него, выпучив глаза и покачивая головой. Она, казалось, лишилась дара речи. Когда викарий осведомился, не имеет ли она возражений против их союза, леди Эль расплакалась.

Затем Шелфорд обратился к Аннабелле с просьбой пожелать ему счастья, и та в свою очередь разразилась потоком слез. Поэтому Эвелине пришлось одной прощаться с викарием и заверить его, что дамы не замедлят поздравить его, как только привыкнут к мысли о разлуке с ней. Она произносила эти слова, любезно улыбаясь, в надежде смягчить неловкость момента, но Шелфорд усилил ее еще больше, когда, схватив Эвелину за руку, произнес:

– Я считаю большой честью для себя ваше согласие на наш брак. Вы не пожалеете об этом, Эвелина. Не сомневайтесь, моя жизнь будет принадлежать вам без остатка.

При этом слезы двух дам полились полноводной рекой.

Эвелина была в таком смущении, что не могла уже ничего сказать ему в ответ. Рыдания Аннабеллы начинали привлекать к ним излишнее внимание, поэтому Эвелина поспешила проститься с викарием, повторив свое обещание танцевать с ним вечером первый танец.

Но почему у нее в сердце такая пустота? Быть может, потому, что надежда, расправив крылья, улетела из него? Эвелина не понимала ничего. Она сознавала одно: все изменилось, когда Брэндрейт произнес: «Сьюзен, клянусь, я сделаю все ради тебя. Нет ничего такого, чего бы я не сделал». А как быть с Аннабеллой? Эвелина пыталась подумать о том, какое это имеет отношение к ее помолвке, но рассудок отказывался ей повиноваться. Она только глядела то на небо, то на садовника, и в голове и в сердце у нее окончательно воцарилась пустота.

Увидев под деревом зеленое шелковое платье Эвелины, Брэндрейт подъехал к ней. Остановив лошадей, он окликнул ее. Она находилась в глубокой задумчивости, так как не только не слышала приближения его двуколки, но и не отозвалась на его голос. Она не услышала его, когда он позвал ее второй раз, и очнулась от своих мыслей только на третий, когда он чуть ли не прокричал ее имя.

– О, как вы меня напугали! – воскликнула она, устремив на него взгляд испуганной лани. Эвелина встала и подошла к нему.

– Я понять не могу, как это я не слышала шума колес. Я, наверное, замечталась.

– И о чем вы мечтали, Эвелина? – спросил маркиз. У него было такое чувство, словно после появления леди Фелмершэм между ними разверзлась пропасть.

Она слегка улыбнулась:

– Я думала о своем будущем.

– С Шелфордом? – резко спросил он, всматриваясь ей в глаза.

Она опустила взгляд:

– Да, с Шелфордом. Не знаю, почему мне до сегодняшнего дня не приходило в голову, как мы хорошо подходим друг другу. Аннабелла говорила об этом вчера, но в тот момент мое сердце стремилось к другому.

Маркиз сам не мог дать себе отчета, что побудило его задать новый вопрос:

– И к кому же оно стремилось?

Она подняла глаза и решительно встретилась с ним взглядом.

– К человеку, с которым я так много ссорилась последние годы, что до недавнего времени не понимала, какую притягательную силу он имеет для меня. Знаете, он самый высокомерный и холодный человек, какого я когда-либо знала. Во всяком случае, я так думала, пока он не поцеловал меня. – Она покачала головой и подняла глаза к небу, как будто ища там ответа. – Как это глупо, что все мои твердые убеждения можно было разрушить одним поцелуем. Но тем не менее так оно и было. Страсть оказалась недолговечна. Он любит другую. Для меня же открылись возможности, которые дает нам любовь, и к прежнему не может быть возврата. Вас, быть может, удивит, что я больше не намерена оставаться старой девой.

– Значит, вы готовы принять предложение первого встречного? – Уже знакомая боль сдавила ему сердце. Ее признания отзывались в нем острым чувством потери, с которой он не желал, не мог смириться. – Шелфорд оказал на вас влияние, обставив свое предложение так публично. Вы слишком поспешили, дав ему свое согласие.

Эвелина улыбнулась:

– Вы же знаете, что мистер Шелфорд вовсе не первый встречный. Я действительно была повергнута в некоторое смущение обстоятельствами, в которых он просил моей руки, но уверяю вас, я счастлива, что ради меня он рискнул восстановить против себя общественное мнение столь неожиданным поступком. Мы обязательно будем счастливы вместе, я не сомневаюсь в этом.

– Вы меня почти убедили. Стало быть, мои поцелуи так мало для вас значили?

Лошади недовольно фыркали, недоумевая, почему им так долго приходится дожидаться возвращения в конюшню и честно заслуженной порции свежего овса.

– Вы разбудили мое сердце, Брэндрейт, и какое-то мгновение мне даже казалось… Впрочем, это все пустяки. У вас своя дорога, разве не так?

– Да, наверное.

– Вы избрали нелегкий путь, почти что неслыханный в нашей стране. Вы уверены, что готовы навлечь на себя неудовольствие благородных лордов в палате?

– Ради любимой женщины я готов на все.

– И вы ее так любите?

Когда он вновь окинул взглядом каштановые завитки на лбу Эвелины, ее белоснежную кожу, прямой нос и такие сладкие губы, его сердце пронзила настолько сильная боль, что он едва мог дышать.

– Да, люблю, – проговорил он, едва ворочая языком. Отчего же так трудно дались ему эти слова?!

– Тогда желаю вам счастья, – прошептала Эвелина и, резко повернувшись, пошла по направлению к дому.

27.

– Нет, нет, прошу тебя, сними его, Эвелина! – воскликнула леди Эль, чувствуя себя предательницей. – Он совершенно не подходит к твоему платью. Я знаю, Психея говорила тебе, что стоит только Брэндрейту увидеть на тебе этот пояс, как он будет у твоих ног. Но, поверь мне, все это вздор. – И тут она дала волю своей фантазии. – Я сама слышала, как Эрот говорил своей матери, что пояс не действует на того, кто был поражен его стрелой. А ведь именно это и случилось с Брэндрейтом.

Эвелина кивнула. Она сидела перед туалетным столиком бледная как смерть. Леди Эль с трудом удерживалась, чтобы не броситься к ней, обнять ее и заверить, что все будет хорошо. Она понимала, что Психея обнадежила Эвелину, а теперь она своими руками убила в ней эту надежду.

«Уж не обманул ли меня Зевс?» – мелькнула пугливая мысль в голове старой леди. Ведь он был мстителен, как и все олимпийцы, особенно когда им перечат. Почему бы и ему не устроить себе развлечение – как это пытался сделать Эрот, отдав пояс не той, кому нужно? Что, если Брэндрейт первой увидит Аннабеллу и влюбится в нее?

Но, подумав немного, леди Эль успокоилась. Никогда в жизни – за исключением того дня, когда она впервые взглянула в милые смеющиеся глаза своего любимого Генри, – она не видела в чьем бы то ни было лице такой твердости, решительности и добродушия.

Нет, Зевс ей не лгал. Да и не пристало царю богов шутить шутки с почтенной женщиной. Снова обратив свои мысли к Эвелине, леди Эль попробовала взять с ней более легкий тон:

– Ну почему ты так расстроилась? Пояс – это еще не все, я уверена, мы так или иначе добьемся своей цели. Только ты должна мне доверять хоть чуть-чуть. А тем временем, я надеюсь, ты не собираешься впасть в уныние.

– Психея была так уверена в успехе. – Эвелина со слезами на глазах принялась расстегивать пояс. – Я даже на минуту поверила ей, что Брэндрейт еще не потерян для меня. А теперь вы говорите, что от пояса не будет никакого толку. Это слишком много для меня, моя милая леди Эль. Mоe сердце не может находиться в подвешенном состоянии, чтобы всякий, кому это придет в голову, дергал его туда-сюда.

– Мне не хотелось бы дурно говорить о ком-либо, милочка, но наша прелестная Бабочка немного легкомысленна и не слишком опытна в таких делах. Все-таки она не совсем богиня. Бессмертие – это еще не все.

Леди Эль подошла к Эвелине и начала помогать ей снимать пояс. У нее тоже выступили на глаза слезы. Разбив надежды Эвелины, она искала в памяти хоть что-нибудь, чем бы могла утешить девушку. Она подумала о своей любви к покойному мужу и начала негромким, успокаивающим тоном:

– Не знаю, как бы мне сказать тебе это, Эвелина, но я постараюсь. Я прожила уже больше семидесяти лет на этом прекрасном, хотя иногда и не слишком милосердном к своим обитателям острове, именуемом Англией. Я много раз видела, как приходит и уходит любовь. Когда Генри завладел моим сердцем, никто другой не мог даже надеяться туда проникнуть. У нас была настоящая, ни перед чем не отступающая, непреодолимая любовь. Такая же будет и у тебя с Брэндрейтом, я в этом уверена. – Она взяла пояс у Эвелины и продолжала, глядя ей прямо в лицо: – После смерти Генри я так и не нашла другой любви, хотя должна сказать тебе, моей руки добивались многие. Что ты на меня так смотришь? Разве в меня нельзя влюбиться даже в мои годы? Право же, я оскорблена. Твое удивление ранит мое тщеславие. Неужели ты видишь только мои морщины? Духом я так же молода, как и ты, и вполне могу быть привлекательна для человека, который…

С широко раскрытыми от изумления глазами Эвелина перебила ее:

– Вы не так меня поняли, тетушка. Вы хотите сказать, что могли бы избавиться от своего бедственного положения и отказались?

Леди Эль покачала головой:

– Глупенькая! Сколько раз я повторяла тебе, что я не бедна, раз у меня есть ты, Аннабелла и мой невыносимый племянник. Подлинная бедность не имеет отношения к деньгам. Это участь тех, чье единственное достояние – самонадеянность и чванство, вроде леди Фелмершэм.

– И все же Брэндрейт любит ее!

– Как и всякий мужчина, он способен совершить любую глупость. Ему могут вскружить голову хорошенькое личико и кокетливые манеры. Твой отец был такой же в некоторых отношениях. И тогда, не вмешайся Психея, кто знает, сидела ли бы ты сейчас здесь, скрашивая мою старость. Он, знаешь ли, был убежденный холостяк.

– Как? Разве Психея имела отношение к папе и маме? – спросила изумленная Эвелина. Леди Эль присела на краешек ее постели.

– И едва не попала в беду, – сказала она, складывая пояс у себя на коленях. – Она чуть было не устроила кораблекрушение, по крайней мере, так считает Афродита. – Решив наконец рассказать Эвелине все подробности этой истории, леди Эль погрузилась в воспоминания: – Ты не можешь себе представить, с каким удовольствием я бы рассказала тебе все уже давно. Но у меня хватило ума сообразить, что, поскольку никто, кроме меня, не видит олимпийцев, ты бы ни за что мне не поверила. Джордж – твой отец – ничего знать не хотел, кроме своей археологии. Уж конечно, ему было не до любви. Психея в это время развлекалась в Греции. Там она его и увидела. Она тут же прониклась идеей найти упрямцу жену. Вот тогда она и подумала о твоей матери.

А твоя мать! Помнишь, какая она была живая, веселая? Она настояла, чтобы одной путешествовать по Европе. Совершенно неприличная затея, хотя с ней и были шестеро сопровождающих и три горничные. Ну и подняли же тогда старухи шум! А ей и дела нет! Трудности возникли, когда, вопреки советам министра иностранных дел, она отплыла на торговом судне в Грецию. Однажды ночью их атаковал корабль алжирского работорговца. Капитан с радостью бы завладел белокурой рабыней. Не сомневаюсь, он получил бы за нее огромные деньги в Алжире, хотя скорее всего он попытался бы сначала взять за нее выкуп. Эвелина кивнула:

– Я знаю. Еще когда я была совсем маленькая, мама рассказывала мне эту историю сотни раз. Их корабль обстреляли, и он чуть было не затонул, прежде чем добрался до гавани. Все это было так ужасно, она действительно рисковала оказаться в рабстве, ее могли и просто убить. Как ей, наверное, было страшно. Но где же была Психея? Что она сделала?

– Насколько я понимаю, она дала знать капитану английского судна об угрожавшей ему опасности. А потом она явилась капитану пиратов и напугала его до смерти. Приняв ее за привидение, он раньше времени дал команду стрелять. Ядро тогда упало в тридцати ярдах от цели, дав возможность капитану-англичанину приготовиться и ответить огнем на нападение. Остальное тебе известно. По нынешний день Афродита утверждает, что это была неудачная затея. Если бы английский корабль затонул, то это была бы вина Психеи. Я думаю, что она уж слишком строга, но сама Психея признает, что богиня права.

Обе дамы помолчали немного. Затем Эвелина сказала:

– Вчера я поняла, что, судя по тому, как хорошо знакомо Психее мое прошлое, она уже давно находится рядом со мной. Но я никогда не думала, что она знала моих родителей.

– Да, Бабочка совершенно теряет голову, когда речь заходит о любви. Этим только и объясняется выбор ею мужа.

Когда Эвелина засмеялась, леди Эль наклонилась и расправила мерцающий шелк ее бального платья.

– Вот так-то лучше, – сказала она. – До чего же ты прелестна в этом туалете, и как красиво вьются у тебя волосы! Если только Брэндрейт при виде тебя не забудет все свои бредни и не откажется от этой… этой вертихвостки, я отрекусь от него – или просто надаю ему пощечин, чтобы скорее опомнился. Ну, пока я ухожу, и запомни одно: день еще не кончился и битва еще не проиграна. Ты только должна верить в себя и в его здравый смысл – сколько-то его все же осталось у бедняги после возмутительной выходки Эрота. Ваша любовь непременно восторжествует.

– Но это я виновата, что он не женился тогда на Сьюзен Лоренс. Он не может мне простить мои слова, сказанные много лет назад.

– Так попроси у него прощения! Сделай это ради себя самой. Поцелуй его и напомни, что он рискует потерять, если допустит, чтобы ты стала женой Шелфорда.

Слезы навернулись на глаза Эвелины.

– А как же Шелфорд?

– Не знаю, но я верю, что все как-нибудь образуется. Только ни в коем случае не отказывайся от своей любви к Брэндрейту. Слышишь – не вздумай!

– Я не могу покинуть Шелфорда. Это разобьет ему сердце.

Леди Эль сердито помахала у нее под носом пальцем.

– И ты, конечно, воображаешь, что он влюблен в тебя?

– А зачем бы иначе он сделал мне предложение?

– Я полагаю, он пленился твоими новыми серьгами и был совершенно опьянен своей победой над Брэндрейтом.

Эвелина ахнула:

– О боже. Неужели и он совершил ошибку?

– Безусловно, – решительно заявила леди Эль.

– До чего же все запуталось.

– Да уж, дальше некуда, – проговорила старушка, унося с собой пояс Афродиты.

28.

Психея преодолевала одну стену за другой в поисках леди Эль, отчего-то утащившей пояс. Она просто не могла поверить, как эта, несомненно, очень опытная женщина убедила Эвелину снять его. Застав Эвелину в полном расстройстве. Психея чуть не разрыдалась. Опять все не клеилось. Просто рок какой-то. Гости уже начали съезжаться. Из бальной залы, откуда двери вели на террасу, доносилась музыка.

Психея бросилась в холл, где леди Эль и Брэндрейт встречали гостей. «Где же Аннабелла, – подумала она, – и почему Эвелина не принимает участия в церемонии встречи?» В отчаянии она приступила к леди Эль.

– Где пояс? – сердито вопросила она.

– У меня сейчас нет для вас времени, – невозмутимо отвечала леди Эль.

Мистер Шелфорд, восхищавшийся в этот момент брошью ее милости, был в недоумении:

– Простите, что вы сказали?

Леди Эль засмеялась:

– Что? Ах, простите, без моего рожка я совсем пропала. Простите меня, пожалуйста, мистер Шелфорд.

Повторив свой замысловатый комплимент и услышав на этот раз подобающий ответ, викарий отошел. Только тогда леди Эль могла ответить на вопрос Психеи:

– Я отдала его Аннабелле. Ей он нужен больше, чем Эвелине.

– Больше, чем Эвелине! Как вы можете так говорить. Разве вам не известно, что Брэндрейт ранен стрелой моего мужа? Без пояса она потеряет маркиза навсегда!

– Вы слишком мало верите в истинную любовь, моя милая. Даже странно. Возможно, поэтому вы и недооцениваете любовь к себе Эрота.

– Чью любовь?! – воскликнул пораженный мистер Элленби. Он только что подошел к леди Эль и остановился, изумленный и польщенный услышанным. – Элис? Вы ведь так сказали? – деловито уточнил он. – Я не знаю никакой Элис. Неужели вы снова дразните меня, леди Элизабет? Кто она такая? Мы знакомы?

– Ах, мистер Элленби! – воскликнула леди Эль. Щеки ее покрылись нежным румянцем. Она судорожно старалась придумать хоть что-нибудь. – Я не помню ее фамилию. Я даже не уверена, что ее зовут Элис, но я только что видела ее рядом с мистером Соли. Она смотрела на вас с таким нежным выражением. Я посоветовала бы вам заняться выяснением, кто она такая, причем немедленно.

Очарованный мистер Элленби, склонившись над ее рукой, поспешно удалился.

– Леди Эль, – прошептал Брэндрейт, не замечая приближавшегося к ним Фелмершэма. – С кем вы говорите?

– Сама с собой, – отвечала она, подавая руку виконту с самой обворожительной улыбкой. – Вы не согласны, милорд, что люди преклонных лет могут себе это позволить?

– Я и сам к этому порой склонен, – усмехнулся виконт. – Особенно после пары бутылок портвейна.

– Как остроумно! – Леди Эль взглянула через его плечо и ахнула. – Мне не хотелось бы вас беспокоить, милая, но, мне кажется, я вижу вашего мужа, – шепнула она Психее.

– Моего – кого? – воскликнул озадаченный виконт. – Вы хотите сказать, мою жену?

– А разве я сказала – мужа? Как странно! – Леди Эль повернулась к Брэндрейту и спросила совершенно искренним тоном: – Уж не с ума ли я схожу?

У Психеи краска сбежала с лица, когда, быстро осмотревшись по сторонам, она действительно увидела своего мужа. Подрагивая крыльями, что было у него признаком крайнего раздражения, он стоял рядом с рыцарскими доспехами.

– О Зевс всемогущий, – прошептала встревоженная Психея, потихоньку отходя от леди Эль. Выражение лица Эрота внушало ей опасения. Брови его были сурово сдвинуты, в глазах ни тени улыбки.

«Ничто между нами никогда не изменится», – печально подумала она. Резко повернувшись, она устремилась вверх по лестнице. Психея не шла, но летела. Она надеялась, что Эрот, обидевшись, останется в холле, но она ошиблась. К тому моменту как она достигла площадки лестницы, он уже поравнялся с ней, схватил ее за руку и потащил за собой вниз и оттуда на террасу.

Здесь он остановился и сжал обе ее руки повыше локтей.

– Я не намерен отсюда уйти, пока ты не вернешь мне пояс мамы и ее эликсиры. После этого ты можешь делать что пожелаешь. Я никогда больше не стану спрашивать тебя, чем ты занята, куда ты направляешься, или убеждать тебя в бессмысленности твоих поступков. Отдай мне только то, что ты украла у матери. А затем я вернусь на Олимп и найду себе какой-нибудь другой дворец для жилья.

Психея никогда еще не видела мужа в таком состоянии. Она не знала, какое чувство в ней преобладало – страх, что они больше не будут вместе, или ярость оттого, что до самого конца он так и остался на стороне матери и все его мысли были только об Афродите. Этот олух не желал понять ее. Психею.

– У меня нет ни пояса, ни эликсиров, – сказала она.

– Так ты отрицаешь, что ты их украла?

– Нет, они были мне очень нужны, особенно когда ты вмешался, куда тебе не следовало. Как ты мог выстрелить в Брэндрейта, когда между ним и Эвелиной все так хорошо налаживалось?

Его суровое выражение слегка смягчилось, и он отпустил ее руки.

– Потому что ты разозлила меня своим упрямством, своим молчанием, своей лживостью. К тому же тебе так понравилось нарушать приказы Зевса, что я подумал, не развлечься ли и мне по твоему примеру, пробуя на смертных свою власть.

– Ты презираешь меня за то, что я тоже некогда была смертной?

Он смотрел на нее, упрямо выпятив подбородок. Психея вспомнила голос, донесшийся до нее с дуновением ветерка: она непременно должна узнать, почему сердце ее мужа полно гнева.

– Эрот, – сказала она, сделав шаг по направлению к нему, – скажи мне только одно: почему ты так сердит на меня?

– Что ты хочешь, чтобы я тебе еще сказал? – спросил он с удивленным видом. – Ты же все прекрасно слышала. Или ты не находишь, что кража вещей моей матери может быть достаточной причиной?

– Нет, не нахожу, – отвечала она уверенно. – Я чувствую, есть что-то более важное, о чем ты мне никогда не говорил. Ты иногда так на меня смотришь, что мне кажется, ничто не могло бы доставить тебе большего удовлетворения, чем взять меня за горло и задушить.

Эрот слегка откинул голову назад, как будто впервые видел свою жену. Ее слова, похоже, нашли отзвук в его сердце. Не в состоянии дольше оставаться в неподвижности, он взмахнул крыльями и, задев ими Психею, опрокинул ее на каменный пол террасы. Она упала, содрав себе кожу на коленях и локтях.

Увидев, что он наделал, Эрот немедленно оказался с ней рядом, подхватив ее в свои объятия.

– О моя любимая! – воскликнул он. – Я не хотел… Я бы ни за что… О моя любимая Психея, что нам делать?

У Психеи перехватило горло. Она обняла его за шею, притянув к себе и прижимаясь щекой к его щеке.

– Я люблю тебя, я так тебя люблю, – шептала она. Слезы струились у нее по лицу, смачивая им обоим щеки.

– Психея, – со стоном произнес он.

– Скажи мне, Эрот, умоляю тебя, что я такого сделала? Почему, когда ты приходишь ко мне ночью, ты тушишь свечи и смотришь на меня так гневно? Ведь это не может быть только потому, что я взяла что-то у твоей матери. Не может!

Он теснее прижал ее к себе. Его пальцы сдавили нежную кожу ее рук, причиняя боль. Она знала, что он собирается с мыслями, борется со своими чувствами. Наконец с видимым усилием он заговорил:

– Ты мне неверна. Я знаю, мне следовало бы быть великодушным, но я не могу тебя простить. Не могу!

С этими словами он оттолкнул ее от себя. Психея была поражена. Она никак не могла ожидать, что он обвинит ее в неверности.

– Я? Неверна? Что ты этим хочешь сказать?

– Что я хочу сказать? Психея, когда я принудил себя заговорить о том, что лежит между нами как адская пропасть, ты еще можешь спрашивать? Ты лжешь мне на каждом шагу! Вот во что превратилась деликатная, нежная, добродетельная женщина, на которой я женился! Ты воруешь, ты мне изменяешь и ты же еще и лжешь? Психея, что с тобой случилось?

– Но я не лгу! – воскликнула она. – Я никогда тебе не изменяла. Никогда!

Он смотрел на нее с жестокой усмешкой.

– Если ты даже не хочешь признать свою вину, как я могу когда-нибудь вновь полюбить тебя?

– Но на мне нет никакой вины, – в отчаянии твердила она. Ужас, поразивший ее при подобном обвинении, уступал место гневу. – Скажи, пожалуйста, кого же это я соблазнила?

Помолчав немного, он устремил на нее полный сдержанной ярости взгляд.

– Моего брата, – произнес он хрипло. – И тебе отлично известно, притворщица.

Психея даже не удивилась. Мысль ее лихорадочно работала в нескольких направлениях сразу. Видел ли он, как Энтерот поцеловал ее тогда, двести лет назад? И потом еще раз! Милостивый Зевс, неужели это было только вчера? Неужели это Эрот напугал голубей Афродиты, когда они внезапно взлетели в воздух? Значит, он все видел и истолковал это в самом худшем для нее смысле!

– Энтерот, – сказала она, обдумывая, что делать дальше.

– Стало быть, это правда.

– Он настоял, – сказала она наконец. – И он поцеловал меня не один раз, а два, хотя эти проявления его безобидного внимания ко мне разделяют двести лет.

– Безобидного? Как ты можешь так спокойно говорить об этом! Надо же! Безобидного… Я видел, как ты сама обнимала его! Всякий бы принял вас за влюбленных! Не только ревнивый муж!

Выпрямившись, Психея сказала:

– Да, я отвечала на его поцелуй, поддавшись его мольбам, я не стану этого отрицать. Но ты слышал, что я ему при этом сказала?

– Нет, не слышал. Представь себе, у меня не было ни малейшего желания задерживаться, чтобы слушать ваше воркование.

– Он хотел, чтобы я оставила тебя. Когда я отказалась, он напомнил мне, что я отвечала на его поцелуй. И тогда я сказала ему: «А чего еще можно ожидать от покинутой жены?» Энтерот понял, что у него нет никакой надежды, и отпустил меня.

– С поясом нашей матери и ее эликсирами?

– Да.

Эрот помолчал немного, устремив взгляд на каменные плиты террасы. Наконец он поднял на нее глаза:

– Что бы ни случилось прошлой ночью, ты не можешь утверждать, что тогда, двести лет назад, между вами все ограничилось только поцелуем. Я знаю, ты изменила мне тогда.

– Откуда ты это взял? Ты видел нас или тебе кто-нибудь сказал, что я была с Энтеротом? Кто это был? Хотя я бы не удивилась, если твой брат самолично похвастался тем, чего на самом деле не было. С него станется.

– Он никогда не говорил со мной об этом.

– Хорошо хоть это, – сказала Психея, довольная тем, что у Энтерота хотя бы на это хватило ума. – Но кто же тогда сказал тебе? – продолжала она настаивать. – Кто мог сказать тебе, что я тебе изменила?

– Я узнал об этом из более надежного источника, чем мой брат, – надменно произнес Эрот.

Психея напрягала свою память, пытаясь вспомнить первый полученный ею от Энтерота поцелуй. Там никого не было. И вдруг ее осенило, есть только один человек, которого Эрот никогда не заподозрит в обмане. Вот уж кто всегда с наслаждением готов ее опорочить.

– Твоя мать! – воскликнула она. – Ну конечно, твоя мать сказала тебе, что у меня роман с Энтеротом. Ведь так? Это она?

Виноватый вид, с которым Эрот отвел глаза, послужил ей красноречивым ответом.

– Как она могла! И ты ей поверил! Самое большое, что произошло между твоим братом и мной, – это два поцелуя. Первый доставил мне удовольствие, не скрою, я тогда только что застала тебя с этой девчонкой из Глостершира. А второй – ну что ж, я была так одинока, что, взгляни на меня ласково хоть жаба, я бы и ее охотно поцеловала.

На этом она решила закончить разговор и, резко повернувшись, поспешила удалиться. По последовавшей за этим тишине она поняла, что Эрот предпочел остаться на террасе.

Проникнув сквозь кирпичную стену в холл, Психея увидела в нескольких шагах от себя Аннабеллу в поясе Афродиты.

Быстро подойдя к ней. Психея уже хотела было расстегнуть пояс, но в этот момент она услышала голос леди Эль:

– Психея, прошу вас, не надо! Зевс сказал, что все будет хорошо, если позволить Аннабелле надеть его!

– Зевс? – переспросила изумленная Психея. – Он здесь? Он очень сердит? Он знает, что я затеяла?

– Я не могу сказать, здесь ли он сейчас. Я говорила с ним уже давно. По правде говоря, я не заметила, чтобы он сердился. Я не возьму на себя смелость говорить, что он думает по поводу ваших шалостей. Но я надеюсь, его желание относительно пояса вы исполните.

– Разумеется! – воскликнула Психея. – А как же Эвелина?

Леди Эль пожала плечами:

– Не знаю, но я совершенно убеждена, что пояс должна носить Аннабелла.

Психея отступила от Аннабеллы, дав ей пройти в бальный зал. Потом, взглянув еще раз на леди Эль, она сказала:

– Но я должна знать, что будет дальше! С этими словами она полетела вслед за Аннабеллой, которая вышла на террасу, откуда сама Психея появилась всего несколько минут назад.

29.

Маркиз Брэндрейт уже почти четверть часа разыскивал своего счастливого соперника, обладателя руки, но не сердца Сьюзен Фелмершэм. Гости уже съехались и усиленно развлекались в бальной зале, гостиной и бильярдной. Но лорда Фелмершэма среди них не было видно. Похоже было, что сразу же по прибытии виконт исчез. Жену свою он, очевидно, покинул, поскольку последний раз маркиз видел ее оживленно болтающей с мистером Шелфордом.

По зрелом размышлении Брэндрейт пришел к выводу, что он совершил большую ошибку, уступив желанию леди Фелмершэм, настаивавшей на разводе с мужем. Сама идея развода была ему настолько неприятна, что он недоумевал, как это Сьюзен удалось убедить его согласиться на такой безумный план.

Брэндрейт пытался вспомнить, как могло случиться, что он настолько поддался ее очарованию, что готов был пожертвовать своими принципами ради счастья с ней. Воспроизведя в памяти ход событий, он сообразил, что оказался у ее ног как раз после того, как у него почему-то сильно закружилась голова во дворе гостиницы «Лебедь». Она ущипнула его за руку, он взглянул на нее, и в ту же минуту страсть полностью завладела им. Маркиз вспомнил, что как раз тогда он почувствовал какой-то слабый укол в шею, словно его ужалила пчела. Это ощущение исчезло так же быстро, как и возникло, и на смену ему пришло странное головокружение. Все было как-то непонятно. Брэндрейт решил, что гонки и жара переутомили его, а восторг от присутствия двух прекрасных женщин затуманил ему голову.

Разыскивая сейчас лорда Фелмершэма и собираясь честно сообщить ему свое намерение помогать леди Сьюзен добиться развода, маркиз впервые усомнился в правильности своего решения.

Но что ему еще оставалось делать? Он уже связал себя обещанием, данным любимой женщине. Выйдя теперь в холл под звуки доносившегося из бальной залы контрданса, он столкнулся с Мепперсом.

Дворецкий, в нарядной красной с золотом ливрее, в шелковых панталонах и с напудренными волосами, имел в высшей степени довольный вид. Поклонившись маркизу, он учтиво осведомился, чем он может быть полезен его светлости.

– Прошу прощения, милорд, но мне кажется, вы чем-то огорчены.

– Я искал Фелмершэма, но не могу понять, куда он, к черту, подевался.

Мепперс кивнул с понимающим видом:

– Прошу вас следовать за мной, милорд. Удивленно приподняв бровь, Брэндрейт поплелся за дворецким.

Через несколько минут они оказались у двери в библиотеку.

– Какого черта? – Брэндрейт никак не мог понять, с чего бы это один из гостей вдруг стал уединяться в библиотеке.

– Ее милость предположила, что некоторые джентльмены могут пожелать составить партию в вист.

Когда Мепперс распахнул дверь, маркиз, быстро окинув взглядом комнату, сразу понял, почему леди Эль порекомендовала джентльменам именно эту комнату, так любимую ее покойным супругом и находившуюся в некотором удалении от остальных покоев дома.

Джентльменов здесь было всего четверо – лорд Фелмершэм, его приятель мистер Соли и еще двое, которых Брэндрейт совсем не знал. Все они были пьяны – не настолько, чтобы не разобраться в картах, но, пожалуй, слишком для того, чтобы составить компанию развлекавшимся в бальной зале дамам.

– Это вы, маркиз? – громко окликнул его лорд Фелмершэм.– Входите, входите! Только, ради бога, смените выражение лица. Вы скорчили такую же унылую гримасу, как этот Моппет, или как бишь его.

Виконт махнул рукой в сторону Мепперса, который, выразительно подняв глаза к небу, закрыл за собой дверь. Комната была насквозь пропитана запахами портвейна и табака. Прямо посередине стола красовалась табакерка, из которой игроки то и дело брали щедрые понюшки. Салфетки носили на себе весьма неопрятные следы, и такие же коричневые разводы украшали и шейные платки по крайней мере двух джентльменов.

– Я надеялся поговорить с вами наедине, Фелмершэм, – начал Брэндрейт. – Хотя, может быть, мне лучше заехать к вам завтра.

– Зачем откладывать? – приветливо осведомился виконт, сдавая. Кончик его бугристого носа покраснел. – К тому же доподлинно известно, о чем вы собираетесь со мной говорить. Пусть и эти джентльмены, представители благороднейших семейств Англии, услышат это.

За последним замечанием последовал взрыв смеха.

– Я думаю, лучше не стоит. – Иронически раскланявшись в сторону сидящих за столом, маркиз повернулся, чтобы уйти.

– Одну минуту, – остановил его с совершенно неуместной жизнерадостной улыбкой виконт. – Если вы собирались завести речь о разводе, которого желает моя супруга, позвольте мне заверить вас, что я не собираюсь препятствовать влюбленным. Избави бог, чтобы я проявил такое жестокосердие!

Брэндрейт был настолько поражен услышанным, что просто не поверил своим ушам.

– Сьюзен… я хочу сказать, леди Фелмершэм говорила с вами о разводе?

– Разумеется. Она моя жена, и как бы мало мы ни проявляли интереса друг к другу внешне, не сомневайтесь, она держит меня в курсе своих последних увлечений.

У Брэндрейта помутилось в голове. Он во все глаза уставился на виконта, который, в свою очередь, морщась, разглядывал карты.

– Черт, плохо перетасовал, – пробормотал он.

– Я вас не понимаю, сэр. Виконт поднял на него покрасневшие опухшие глаза:

– Я сказал, что я плохо перетасовал карты, что тут непонятного?

– Я не об этом. Я не понимаю, что это за шутки о вашей жене и ее последних увлечениях. Вы сказали, что Сьюзен говорила вам о желаемом разводе.

– Стало быть, любовь вас не только ослепила, но и оглушила, – покачал головой виконт. – Я дам ей развод, если она того хочет. Можете не волноваться об этом.

Брэндрейт по-прежнему отказывался верить услышанному. Героическая битва была выиграна с такой легкостью, что на глазах оборачивалась фарсом. Но Фелмершэм говорил достаточно отчетливо и, видимо, вполне владел собой.

– Я заеду к вам завтра, и тогда мы, быть может, договоримся о подробностях.

– И не подумаю предаваться такому скучному занятию. Я предоставлю это моим поверенным. Я, конечно, буду настаивать на порядочной компенсации, но вы вполне можете себе это позволить – моя корыстная супруга учитывает такие мелочи. Сделайте мне, однако, честь принять один мой совет. Речь идет о пристрастии моей любезной женушки к посторонним мужчинам. Я обычно предпочитал закрывать на это глаза. Соли, о ком она болтала всю дорогу? Как бишь его зовут? Этот тип, что выиграл сегодня гонку. Ах да, Шелфорд, викарий. Кажется, на этот раз ее внимания удостоилась не титулованная особа, а просто «мистер» Шелфорд.

Брэндрейт слушал оскорбительные замечания Фелмершэма по адресу своей жены, высказанные с презрительным равнодушием, довольно спокойно, пока не прозвучало имя Шелфорда. Виконт мог говорить что угодно о своей жене. Маркизу было абсолютно ясно: только равнодушный и грубый человек мог настолько ожесточить сердце Сьюзен Лоренс, что она была готова на развод. Но когда его клевета в адрес жены перешла все границы приличия, когда он открыто посмел заявить, что ее внимание уже обратилось на другого, Брэндрейт не мог больше сдерживаться.

Он стремительно пересек полутемную комнату и, обойдя стол, поднял Фелмершэма с кресла за лацканы фрака.

– Как вы смеете? – крикнул он, с силой встряхнув высокого тощего виконта. – Извинитесь немедленно, а не то эти представители благороднейших семейств Англии увидят вас распростертым на земле еще до того, как наступит рассвет!

– Боже мой! – Фелмершэм удивленно захлопал ресницами. – Ну и бешеный же у вас нрав! Уж не на дуэль ли вы меня вызываете? Помилуйте, разве не я в данной ситуации оскорбленная сторона? Какой вы странный, однако!

– Я люблю вашу жену, черт побери, я всегда ее любил!

– Вы любили всего лишь призрак, милейший, создание вашего воображения, так же как и я, – произнес виконт, и Брэндрейт поймал себя на том, что нисколько не сомневается в искренности его тона. – Но вам крупно повезло, вы избежали женитьбы. Я могу только посоветовать вам постараться избежать этой участи и в дальнейшем. Одумайтесь, иначе, клянусь богом, я и впрямь дам ей развод, которого она так добивается. А тогда что с вами станется?

Боль и разочарование в глазах виконта наконец дошли до сознания маркиза. Он отпустил Фелмершэма. Виконт рухнул в кресло и, потянувшись за бокалом портвейна, сделал большой глоток.

Брэндрейт услышал слишком много. Атмосфера библиотеки казалась ему невыносимо душной. Ощущение физической тошноты охватило его. Он почувствовал ужасную правду в невысказанных словах и пустом взгляде виконта.

Как только Брэндрейт оказался за дверью, прохлада холла немного освежила его. Глубоко вздохнув, он постарался ни о чем не думать, но это было невозможно. Ему следовало вызвать виконта и пригласить Шелфорда в секунданты. Но почему Фелмершэм смотрел на него с выражением искренней жалости и сочувствия? За последние годы сюда доходили слухи о Сьюзен, но он не придавал им никакого значения, считая их обычными сплетнями. Вот уж чем буквально переполнены лондонские гостиные.

Сейчас ему впервые пришло в голову, что, быть может, он совсем не знает женщину, которую намеревается сделать своей женой. Больше того, он никогда ее не знал.

Брэндрейт вернулся в бальную залу, изящно украшенную бледно-розовыми шелковыми лентами. Элегантные дамы в кружевах и перьях скользили по паркету об руку с джентльменами во фраках, чьи накрахмаленные манишки размякли от чрезмерных усилий, с которыми они проделывали фигуры танца. Прислонившись к стене, Брэндрейт искал глазами предмет своей страсти. Когда он наконец увидел ее, Сьюзен смеялась, прикрываясь веером и устремив поверх него лукавый взгляд на Шелфорда.

Слова Фелмершэма вновь пришли ему на память, и он отступил в глубину залы. Не было никаких сомнений: Сьюзен самым откровенным образом флиртовала с викарием. Она подняла руку, и Брэндрейт вздрогнул, как от удара молнии. Тонкие пальцы в шелковой перчатке нежно гладили щеку Шелфорда. Невероятно!

Схватив виконтессу за руку, Шелфорд бросил на нее осуждающий взгляд.

– Нет, – бормотал про себя Брэндрейт, – не может быть!

Шелфорд, надо отдать ему должное, только молча поклонился и, повернувшись на каблуках, отошел. Уважение к нему со стороны маркиза еще больше возросло. Поведение викария было безупречным. Виновата была одна только Сьюзен.

Маркиз ощутил во рту непередаваемую горечь. Его охватило желание ударить кого-нибудь, все равно кого. Голос Фелмершэма, прозвучавший у него над ухом, привлек его внимание.

– Я сейчас увезу ее, – произнес виконт негромко. – Мисс Свенбурн однажды уже спасла вас от этого кошмара. Я поспешил воспользоваться советом, который она дала Сьюзен тогда, много лет тому назад. Я помню, как она сказала ей: «Вам лучше выйти за Фелмершэма и покончить на этом». Господи, как я с тех пор в этом раскаиваюсь! Я надеюсь, вы ее со временем простите, Брэндрейт. Чего же еще можно было ожидать от богатой наследницы, рано лишившейся матери. Ее с малолетства забаловала любящая нянька, любой и каждый норовил выполнить желание сиротки, хоть и богатой. Теперь я мучаюсь с тем, что выросло.

Он отошел, и маркиз не сделал попытки задержать его. Только когда Фелмершэм оказался на расстоянии нескольких шагов от него, Брэндрейт догадался отвесить многострадальному супругу признательный поклон. Но виконт уже не заметил этого жеста.

30.

Шелфорд высвободил отворот фрака из цепляющихся за него пальцев леди Фелмершэм с чувством глубокого отвращения. По какой-то необъяснимой причине виконтесса избрала его предметом своего внимания. Ему это не доставило ни малейшего удовольствия, напротив, заставило испытать ужасную неловкость. До него доходили неясные слухи, что лорд Брэндрейт собирается жениться на ней после ее развода с мужем. Хотя викарий частенько не одобрял поведения маркиза в отдельных случаях, в целом он считал Брэндрейта безупречным в исполнении обязанностей, налагаемых на него высоким званием пэра Англии. Неужели он способен на такой чудовищный поступок, как похищение чужой жены?

Но что было хуже всего – так это то, что эта вульгарная особа уже бросилась кокетничать с другим. «Заметил ли это маркиз?» – подумал Шелфорд.

Чтобы избавиться от назойливого внимания ее милости, Шелфорд ускользнул из бальной залы на террасу. Там он отошел в тень и, облокотившись на холодный камень балюстрады, глубоко вдыхал свежий ночной воздух.

По правде говоря, викарий был озабочен не только поведением леди Фелмершэм. Здороваясь со своей нареченной, он заметил, что глаза ее покраснели от недавних, слез. Даже когда она приветливо улыбнулась, слезы снова выступали ей на глаза. Она пыталась убедить его, что причиной ее душевной тревоги была радость по поводу их недавней помолвки. Шелфорд был не так глуп, чтобы этому поверить. Он попытался настоять на объяснении подлинной причины ее расстройства, но, закрывшись веером и платком, Эвелина сказала, что, если только он даст ей время, она постепенно привыкнет к мысли об изменении своего положения и сделает все возможное, чтобы быть ему хорошей женой. Прерывающийся голос и весь ее вид внушили ему серьезные сомнения в правильности его поступка.

Он содрогнулся при мысли об ошибке. Ведь он сделал ей предложение на виду у всех в переполненной зале гостиницы «Георг». Только что одержанная победа в гонках возбудила его. Он чувствовал бесконечное могущество. Под влиянием этого чувства и сознания, что он одолел Брэндрейта, Шелфорд и сделал Эвелине предложение. Разгоряченный победой, он думал в этот момент, что может все. Заметив взгляд, брошенный Эвелиной в тот момент на маркиза, полный еще никогда не виданного им желания и тоски, Шелфорд ощутил легкий укол совести. Ему вдруг пришло на ум: «Да она любит его!» Но он тут же заставил себя отбросить эту мысль как абсолютно нелепую. Дух соперничества побудил его протянуть Эвелине руку и просить ее стать его женой.

Даже теперь он был не уверен, насколько она поняла его тогда. И кто это как раз в ту самую минуту засмеялся… низким ироничным смехом? Его вдруг охватило какое-то странное чувство нереальности всего происходящего. Неужели правда, что он помолвлен с Эвелиной? А она, как он был склонен подозревать, влюблена в Брэндрейта? О чем он думал, когда он делал ей предложение? В этом-то все и дело: когда он делал ей предложение, он вовсе ни о чем не думал!

– Грегори, – раздался в этот момент приглушенный женский голос.

– Кто это? – Он вглядывался в заросли кустарника, но никого там не видел. Сад был освещен фонарями, но в их тусклых лучах он не различал, кто бы это мог быть. В центре сада возвышалась мраморная статуя Артемиды-охотницы, держащей лук, с колчаном стрел за спиной и собакой у ног.

Из– за статуи появилась женская фигура. Белизна открытых рук и плеч, светлое платье почти сливались с чуть пожелтевшим камнем статуи.

– Это я, Аннабелла.

– Аннабелла? – спросил он с раздражением. Уж не начнет ли она сейчас по обычаю кокетничать с ним? О, ему вполне достаточно неприличной навязчивости леди Фелмершэм. Он был слишком встревожен и взволнован, чтобы выносить ее детские попытки с ним заигрывать. – Что вы делаете в саду в такой прохладный вечер? Вы можете заработать воспаление легких. Где ваша шаль?

– Шелфорд, прошу вас, не сердитесь. Я здесь дожидалась вас. Мне необходимо поговорить с вами. Я обещаю, я буду хорошо себя вести, только спуститесь в сад, прошу вас.

Первым побуждением Шелфорда было посоветовать ей вести себя серьезнее. Право, она уже давно не девочка-шалунья. Но что-то такое в ее голосе и в том, как она пообещала хорошо вести себя, понравилось ему. Ему всегда казалось, что, при всей ее избалованности, Аннабелла обладала задатками большой умницы, которая, выйдя замуж за подходящего человека, станет образцовой женой и матерью. У нее было достаточно силы духа, чтобы возглавить дом и семью хоть из десяти детей. Будь у него возможность поступить в полк, ему бы не найти лучшей спутницы жизни. Точно так же, как Эвелина, по его убеждению, могла бы стать достойной женой служителя церкви.

Быть может, без всякой причины, быть может, по всем этим причинам, а быть может, просто потому, что ему не хотелось снова видеть слезы Эвелины, Шелфорд недолго колебался. Не думая о том, что мокрая трава испортит его шелковые бальные башмаки, он спустился по ступеням террасы и подошел к статуе.

Когда он хорошо разглядел Аннабеллу, стоящую на фоне статуи Артемиды, Шелфорду показалось, что она выглядит как сама эта богиня. Ее прекрасные белокурые локоны, перевязанные поблескивающими в лунном свете лентами, каскадами падали ей на плечи и на спину, струясь по светлому шелку платья, как пена по гребню волны. Ее талию обхватывал на греческий манер какой-то необычный пояс. Викарий никогда его раньше на ней не видел. Глаза его скользили к мягким линиям юбок, ниспадавших по округлостям бедер красивыми складками.

Он был уверен, что она что-то говорила ему, но не мог разобрать слова. Сознание его затуманилось, из каждых трех слов он улавливал только одно, общий смысл ускользал от него. Задерживались только обрывки фраз: «…любила… давно… простите меня… ребячество… глупо… надеюсь». Его собственные мысли были так же бессвязны: «прекрасна… армия… надежда… любовь… тайная… открылась».

Постепенно лицо Аннабеллы проступило сквозь туман в его сознании. Он увидел ее такой, какой никогда раньше не позволял себе ее видеть, – прекрасной женщиной, которую он любил всегда, но не смел даже себе в этом признаться.

– Аннабелла, – воскликнул он и, не спросив ее разрешения, обнял ее и крепко поцеловал. Когда маленькая фигурка утонула в его объятиях, отвечая ему поцелуем на поцелуй, перед Шелфордом необыкновенно отчетливо предстало его будущее. Новая жизнь совсем иная – она уведет его из домика священника, а Аннабеллу от лондонских соблазнов. Это будущее было для него такой же реальностью, как поцелуй, которым они обменялись.

Когда он отпустил ее и начал говорить о своей любви, она остановила его, словно прочитав его мысли:

– Ты перейдешь в армию, да, Грегори? Я всегда мечтала быть полковой дамой, хотя никому никогда об этом не говорила.

– Есть ли что-нибудь на свете, чего мы не сумеем достичь вместе, моя маленькая плутовка? – Такого нет и быть не может, любимый. Когда Шелфорд вновь привлек ее к себе, он опять, уже во второй раз за этот день, услышал негромкий, но звучный мужской смех. Этот звук как будто донесло до него дуновение ветра, а с новым легким порывом он улетел прочь, погасив и память о себе.

31.

Видя с высоты Аннабеллу в объятиях мистера Шелфорда, Психея чуть не плакала от радости. Как прекрасно и просто разрешатся многие затруднительные обстоятельства этим союзом! Теперь Эвелина свободна от обязательства выходить замуж за викария, а он наконец сможет посвятить себя карьере, для которой был рожден. Пользуясь богатствами Аннабеллы, они смогут жить где захотят. Психея была уверена, что скоро в штабе у Веллингтона появится еще один отличный офицер, а Аннабелла увидит мир, чего ей всегда хотелось.

Но будет ли она счастлива с Шелфордом? Как глупо, что она не подумала об этом раньше! Такой ли он человек, чтобы осчастливить веселую, жизнерадостную молодую женщину? Но Психея была так поглощена устройством судьбы Эвелины и своими собственными проблемами, что об Аннабелле она как-то не задумывалась.

Наблюдая теперь на расстоянии за парочкой, все еще не отрывавшей друг от друга глаз, Психея почувствовала, как сердце у нее тает. Воистину прекрасен расцвет любви! Как давно это было, когда она ощутила впервые любовь Эрота, его прикосновение, ласки, первый поцелуй. Все это было еще до того, как она узнала, кто он такой на самом деле. Ей говорили, что он – обернувшееся красавцем чудовище. Казалось, тысячи лет прошли с тех пор, когда она увидела его во всей красе. Помнится, она тогда облила его маслом из лампы, настолько была потрясена его видом! Ну и дурочка же она была тогда! И как это было чудесно, когда они поженились, – их любовь, казалось, будет длиться бесконечно – казалось до самого последнего времени. И как страстно она желала быть любимой им снова!

Воспоминания об их недавней ссоре, когда она узнала, за что он сердит на нее, вызвали у нее прилив гнева. Как он мог так о ней думать? Но, с другой стороны, это правда, она поцеловала Энтерота. Может быть, она в какой-то степени и виновата. Почему бы ему и не думать о ней плохо, даже если между ней и его братом дело никогда не заходило дальше поцелуя?

Ей стало не по себе при мысли, что она не такая уж жертва, какой привыкла себя считать. В конце концов, особенно после второго поцелуя, она уж не так решительно сопротивлялась.

– О чем ты думаешь. Психея? – прошептал ей на ухо мужской голос. – Обо мне, я надеюсь?

На секунду ей показалось, что это Эрот вернулся к ней, что его дыхание согревает ей шею. Но, быстро повернувшись, она увидела серебряные волосы и черные одежды, которые обычно носил Энтерот для еще большего контраста с братом.

– Это ты! – вскрикнула она.

Крепко обняв ее, он прошептал:

– Почему ты вырываешься? Когда ты, наконец, поймешь свою любовь ко мне? Я не мог больше ни о чем думать с тех пор, как прошлой ночью ты была в моих объятиях и страстно отвечала на мой поцелуй. Ведь Эрот не вернулся к тебе? И никогда не вернется! Моя маленькая Бабочка, забудь о нем хоть на сегодня! Уйдем отсюда вместе! Я нашел маленький грот, где нас никто не увидит, даже мой дед. Я сделаю тебя такой счастливой, какой ты никогда не была со своим мужем. Скажи только, что ты согласна!

– Прошу тебя, Энтерот, – шептала Психея. – Отпусти меня. Я никогда…

– Очень мило! – послышался голос.

– Эрот! – вскрикнула Психея. Обернувшись, она увидела своего божественного супруга на расстоянии каких-нибудь пяти ярдов. Он гневно сжимал кулаки.

– Брат! – Энтерот разжал кольцо своих рук. – Это не то, что ты думаешь…

– Я не такой простак, каким ты меня считаешь. Это как раз то, что я думаю. Как ты мог?

Психея не успела и глазом моргнуть, как, одним взмахом крыльев преодолев расстояние между ними, Эрот взмахнул кулаком и нанес не успевшему даже посторониться богу безответной любви сокрушительный удар в лицо.

Энтерот пошатнулся и рухнул на каменные плиты террасы. Его собственные крылья слегка смягчили его падение.

– Черт, весь мой новый хитон в крови! – воскликнул он, прижимая руку к носу.

С ужасом смотревшая на него Психея только минутой спустя начала искать, чем бы утереть кровь. Подав платок Энтероту, она обернулась к мужу. Она опасалась, что новое покушение на ее добродетель будет воспринято ее супругом как свидетельство отсутствия верности и преданности с ее стороны. Она с трепетом ожидала его осуждения. Однако он молчал, потирая суставы нанесшего удар кулака другой рукой. Наконец, оторвав взгляд от окровавленного лица Энтерота, он перевел его на Психею. Она содрогнулась. Эриннии лишили его разума. Психея в страхе сделала шаг в сторону Энтерота.

– Почему мы смотришь на нее, словно она заслуживает сожжения на медленном огне? – спросил бог безответной любви. – Она ничего не сделала плохого. Мне досталось по заслугам. Но не осуждай ее за мое безумное увлечение.

– Почему ты один должен страдать за измену моей жены? – отвечал Эрот.

– Измену?! С каких пор пара поцелуев считается изменой?

– И ты осмеливаешься утверждать, что больше между вами ничего не было? Лжец! Мне все лучше известно.

Энтерот поднялся на ноги, все еще прижимая к носу окровавленный платок.

– Я бы вызвал тебя за это на дуэль, любезный братец, но я сильно подозреваю, что и тут стараются какие-то злые силы. Может быть, у меня и были сомнительные намерения в отношении покинутой тобой жены, но Зевс мне свидетель, я не получил от нее ничего, кроме двух поцелуев. Кто очернил в твоих глазах Психею? Я полагаю, многим доставляет удовольствие сплетничать на мой счет; я никогда не пользовался на Олимпе особой популярностью. Но кто, в ком осталась хоть капля порядочности, обвинит Психею в неверности?

Психея взглянула на мужа и заметила, как краска сходит у него с лица.

– Отвечай же Энтероту, – произнесла она. Чувство оскорбленного достоинства и обиды снова разгорелось в ее сердце. – Расскажи ему то, что ты говорил мне.

Эрот вздернул подбородок:

– Мама говорила мне, что видела тебя с моей женой.

– Афродита? – переспросил пораженный Энтерот. Странная улыбка разлилась по его прекрасным чертам, и он вдруг рассмеялся. Психея никогда еще не слышала у него такого смеха. – Мать тебе сказала! Ну уж это слишком! Наша милая мамочка, которая только о тебе и думает, всегда готова принести меня в жертву, чтобы только вынудить тебя покинуть Психею. Она обожает тебя, дурачок, больше, чем следует матери. Бедный Эрот, – продолжал он, – чье имя навечно сопряжено с моим, не пора ли тебе повзрослеть и перестать быть маменькиным сыночком? Как мог ты поверить ее словам о Психее? Красота твоей жены для нее нож острый. Она пошла бы на все, чтобы изгнать ее с Олимпа. Но я одно тебе скажу: если ты так будешь держать ее сторону против собственной жены, Психея, как она ни чиста и ни добродетельна сейчас, когда-нибудь непременно уступит другому. Исключительно из чувства обиды и одиночества. Я честно тебя предупреждаю, этим другим намерен стать я.

С этими словами Энтерот взвился в ночное небо, направляясь к Олимпу. Эрот застыл на месте, невидящими глазами уставившись в пространство.

Психея следила за тем, как бог безответной любви постепенно скрылся в тумане, окутывающем Олимп. Ей пришло на ум, что никогда еще Энтерот не представал в лучшем свете, чем сейчас, когда он защитил ее честь перед ее упрямым мужем. В сердце ей закралась нежность к нему, которая могла бы перерасти в нечто большее, если дать ей волю. Взглянув на Эрота, она ожидала, что скажет или сделает дальше ее обожаемый супруг.

Он повернулся к ней, как будто с намерением заговорить, но в это время в небе послышался шорох крыльев, и мгновение спустя в саду появилась Афродита в экипаже, который влекла огромная стая голубей.

– Ах вот ты где, воровка несчастная! – закричала она, делая знак голубям остановиться. – Отдай мой пояс и эликсиры сию минуту! Слышишь, я тебе приказываю!

Психея содрогнулась при виде разгневанной богини и инстинктивно отступила под защиту крыльев мужа.

– Как это на тебя похоже! – продолжала кричать мстительная богиня, спускаясь с колесницы. – Прятаться под крыльями моего сына! Подумать только, какое храброе создание! И как он только мог выбрать тебя среди всех прекрасных, элегантных, талантливых богинь, которых…

Эрот поднял руку и голосом, какого Психея никогда еще у него не слышала, приказал:

– Замолчи!

Психея раскрыла рот, в изумлении переводя взгляд с мужа на свекровь.

Увиденная ею картина едва не вызвала у нее приступ смеха. Афродита была так поражена окриком сына, что буквально опрокинулась в колесницу. Она делала усилия подняться, болтая ногами в золоченых сандалиях, как запутавшийся в простыне ребенок. Ее одеяние из многочисленных слоев прозрачной ткани разных оттенков розового, голубого и сиреневого вздувалось волнами.

Когда ей наконец удалось сесть, выглядела она далеко не лучшим образом.

– Эрот, – едва выговорила она, задыхаясь, – что с тобой?! Я никогда еще не слышала… О Зевс всемогущий, что на тебя нашло? Как ты говоришь?! О, мне становится дурно! – Она схватилась за бок и закатила глаза.

– В таком случае тебе лучше вернуться на Олимп, где тебя ожидает удобная постель. А что до твоего пояса и эликсиров, то, когда моей жене больше не понадобятся эти вещи, которые она у тебя одолжила, она их тебе вернет. Не стоит так уж об этом волноваться. Психея была, быть может, и не права, взяв их без твоего разрешения, но она, конечно, все вернет в свое время. Не правда ли, любовь моя?

Эрот повернулся к жене и с одобряющей улыбкой, взяв ее за руку, привлек к себе.

– Да-да, конечно, я верну. Я не хотела ничего плохого, только чтобы здесь, в Флитвик-Лодж, воцарилась любовь.

Она жестом указала на Аннабеллу, которая, усевшись с Шелфордом на скамью возле статуи Артемиды, прижимала его руку к своей щеке.

Афродита была потрясена. У нее был такой вид, словно почва уходила у нее из-под ног.

– Как ты можешь так спокойно говорить о воровстве твоей жены, Эрот? И тебе не стыдно за нее? – Она взглянула на статую и ахнула в ужасе: – Я просто не знаю, какое зрелище ужаснее, мой пояс на смертной или статуя Артемиды в этом саду! Кто она такая, чтобы хранить ее изваяние? – Прижимая руку к груди, Афродита театрально прошептала: – Эрот, дорогой, поддержи свою мать! Мне дурно!

Глубоко вздохнув, Эрот поднес руку жены к губам.

– Прости, мама, но, как бы мне ни хотелось навсегда остаться твоим маленьким мальчиком, я больше не могу исполнять все твои требования. Я пренебрегал моей женой под твоим влиянием и потому, что я поверил твоей лжи…

Афродита, убедившись, что сынок не торопится подхватить ее медленно оседающее тело, выпрямилась.

– Моей лжи? – воскликнула она в притворном ужасе. – Что ты имеешь в виду?

– Ты сказала мне, что Энтерот соблазнил Психею и она охотно отдалась ему. Не станешь же ты отрицать, что говорила это?

– Конечно, стану, – засияла простодушной улыбкой богиня. – Я никогда ничего подобного не говорила. Я могла допустить такую возможность, видя, как Энтерот целует ее, но я никогда…

– Довольно, мама, – нетерпеливо перебил ее Эрот. – Я люблю тебя, но твои родительские достоинства оставляют желать много лучшего. Больше всего мне неприятно, что ты десятилетиями отказываешься примириться с моей любовью к жене. Пойми наконец, я всегда буду любить ее. Если у нас и были какие-нибудь осложнения за последние двести лет, то виноват в этом только я один. Во-первых, потому, – тут он повернулся к Психее, – что я нарушил свои брачные обеты, увлекшись служанкой из гостиницы в Глостершире. Простишь ли ты меня когда-нибудь, любовь моя?

Психея с трудом видела его прекрасное лицо сквозь застилавшие ее глаза слезы.

– Ну конечно, дорогой.

– Вот и прекрасно. – Он снова поднес ее пальцы к своим теплым губам. – Повернувшись к Афродите, он продолжал: – А во-вторых, потому, что я верил в твою ложь, мама, – в твои намеки, твои предположения, или как там тебе угодно их называть, по поводу моей жены, ее достоинств и добродетелей. Двести лет я таил против нее злобу, и все из-за тебя. Как ты могла? Нет, пожалуйста, не трудись отвечать. Причина мне известна: ты никогда не любила Психею и, наверное, не полюбишь. Но с этой минуты все будет по-другому. Во-первых, я не стану сопровождать тебя сегодня на пир к Адонису. Я останусь дома с женой.

Афродита растерянно заморгала глазами:

– Ты покидаешь меня, Эрот, после всего, что мы пережили вместе за последние несколько тысяч лет? Ты серьезно намерен отказаться от своей матери ради жены?

– Тебе не стоило бы задавать мне такой вопрос.

Слезы навернулись на глаза Афродиты.

– Я не могу поверить, что я произвела на свет такое неблагодарное дитя. – Богиня с мученическим видом возвела глаза к небу, печально качая головой. – А я-то пожертвовала годы, чтобы мой сын мог иметь все лучшее, что было на Олимпе…

Ее стоны прекратило похлопывание чьих-то рук.

Психея быстро оглянулась и, к своему удивлению и ужасу, увидела, что это Зевс собственной персоной аплодирует дочери. Она ахнула, как и Афродита, ухватившаяся за край своей колесницы, словно вот-вот должна была разразиться катастрофа.

32.

– Прекрасно, моя милая! – воскликнул Зевс, презрительно скривив улыбке губы. – Я всегда думал, что, родись ты смертной, ты бы стала непревзойденной актрисой. У Уильяма Шекспира собралось бы вдвое – нет, втрое больше зрителей, если бы ты играла хоть в одной из его пьес. Но я в жизни не слышал такого вздора, каким ты пытаешься забить голову своему бедному ребенку. Пора бы уж тебе позволить ему стать мужчиной. Его первый долг перед женой, а не перед тобой, и я очень рад, что он наконец-то это понял.

– Папа, – проговорила ошеломленная Афродита. – Я… я просто не понимаю, что вы имеете в виду. Конечно, первый его долг по отношению к жене, и он может поступать как ему угодно. Но мне кажется, я не слишком много требую, когда прошу его считаться и с моими чувствами.

– Вздор! – отвечал Зевс. – Ты хочешь, чтобы он по-прежнему оставался любимым птенчиком в твоем гнездышке, но этому не бывать! Ты должна понять, что он его уже покинул!

Златокудрая и прекрасная открыла было рот, чтобы возразить, но Зевс поднял руку:

– Довольно!

Афродита быстренько прикусила губу. Она слишком хорошо знала своего отца, чтобы с ним спорить.

Удовлетворенный тем, как он без особых хлопот усмирил Афродиту, Зевс подошел к Психее. Остановившись перед ней, он слегка ущипнул ее за локоть.

– А тебе, детка, – сказал он ласково, – пора оставить привычку тащить все, что тебе понравится. Ты меня поняла?

Психея почтительно поклонилась:

– Да, царь богов, – с трудом выговорила она. Как бы он ни был добр, он все-таки был Зевс, и она робела в его присутствии.

– Вот и умница, – похвалил он. – И еще кое-что. Я требую, чтобы ты вернула все вещи, спрятанные у тебя, их законным владельцам с письменным извинением.

– Я немедленно сделаю это, как только вернусь на Олимп, – поспешно уверила его Психея.

– А что до моего бюста, который стоит сейчас в гостиной у леди Эль…

При этих словах утраченная было ею смелость вернулась к Афродите.

– Этот бюст принадлежит мне, отец. Вы же сами подарили его мне много сотен лет назад, разве вы забыли? И хотя у меня нет доказательств, я уверена, что это Психея украла его у меня.

Зевс взял Психею за подбородок. Заглянув ей прямо в глаза, он сказал:

– А теперь говори только правду. Бабочка. Это ты украла бюст?

– Да, простите, пожалуйста.

– Ну вот видите! – торжествующе воскликнула богиня любви. – Это просто какое-то преступное создание. Вы понимаете теперь, почему я была в таком отчаянии от мезальянса моего сына с этой… этой смертной?

Психея увидела, как глаза Зевса загорелись гневом. Осторожно отпустив ее подбородок, он быстро повернулся и, выхватив из облаков молнию, запустил ею в свою дочь.

Молния ушла в землю в нескольких дюймах от ног Афродиты, спугнув стаю голубей.

– О, папа, терпеть не могу, когда вы так делаете! Посмотрите только на мое новое бальное платье. Искры прожгли в нем дырки.

Зевс покачал головой:

– Раз мы уж заговорили о преступных созданиях, то ты – самое невыносимое создание из всех моих детей. А теперь уходи, пока я не ударил молнией прямо в твою повозку. Тогда придется тебе идти на бал пешком.

Испуганная Афродита в одно мгновение очутилась в колеснице и вскоре исчезла со своими голубями в звездном небе.

– А что касается моего изображения, – продолжал Зевс, обращаясь к Психее, – я навсегда отдал его леди Эль и ее наследникам. Не расстраивайся из-за Афродиты, крошка Бабочка. Ты же знаешь, что на словах она гораздо хуже, чем на деле.

– Наверное, вы правы, но она не оставляет меня в покое со своими замечаниями. Как я ни стараюсь привыкнуть к ее постоянным придиркам, иногда они меня прямо-таки выводят из себя, – вздохнула Психея.

– Значит, мне придется с ней поговорить. Ты хорошая девочка. Психея. Поступай, как я тебе сказал, и все будет прощено и забыто.

– Благодарю вас.

Повинуясь внезапному побуждению, она поцеловала его в щеку. В ответ на это он, как добрый дедушка, ласково ее обнял.

Затем, отпустив ее, он обратился к Эроту:

– А тобой, внучек, я горжусь. Сегодня ты вел себя как настоящий мужчина. А теперь, когда все уже почти устроилось в – как это место называется? – в Бедфордшире, давайте вернемся на Олимп и предоставим смертных самим себе.

– Дедушка, – робко произнесла Психея. Сердце ее сжималось от страха, как бы ее просьба не прогневила Громовержца. – Пожалуйста, позвольте мне, – она оглянулась на мужа и улыбнулась ему, – позвольте нам остаться. Я очень хочу узнать, какая судьба постигнет Эвелину. Я, конечно, не должна была являться сюда и заниматься делами смертных. – Она увидела на лице его неудовольствие и поспешно продолжала: – Уверяю вас, я делала это не для забавы. Дело в том, что я всегда очень привязываюсь ко всем, кому я пытаюсь помочь, и особенно к Эвелине. Пожалуйста, скажите, что вы согласны разрешить мне остаться.

– Не слушайте ее, дедушка, – вмешался Эрот, надеясь смягчить гнев грозного тучегонителя. – Она не знала, как вы не любите такие проделки. Я уверен, что…

Зевс покачал головой:

– Я не сержусь, Эрот. Последние несколько десятилетий я все знал о ее приключениях. Боюсь, я слишком снисходителен, и это не идет на благо здешним обитателям. Ты же видишь, к чему это привело с твоей матерью. У кого еще найдется такой несносный, избалованный ребенок? – Вздохнув, он обратился к Психее: – Так и быть. Вы с Эротом можете остаться, но только пока все не устроится. Тебе нет необходимости рассказывать мне, какой нелегкой была твоя жизнь на Олимпе, Психея. Если твой муж будет не в состоянии тебя развлечь, приходи ко мне. Мы придумаем что-нибудь получше твоих забот о смертных. Я не могу позволить тебе больше запутывать и мутить их жизни. Они обойдутся и без нас. Когда-нибудь тебе не избежать ошибки, и будущее их окажется безнадежно испорченным. Уж поверь мне. Обещай, что больше ты никогда не станешь вмешиваться.

– Конечно, дедушка! Больше никогда. Я обещаю.

– И чем бы все это ни кончилось, ты должна вернуться на Олимп с рассветом, а не то я последую совету твоей свекрови и сошлю тебя на реку Стикс.

Взмахнув рукой, Зевс исчез в направлении Олимпа. Только громкий раскатистый смех долетел до них с порывом ветра.

Психея тут же забыла об Эроте и, не сказав ему ни слова, помчалась по ступеням террасы к статуе Артемиды. Подбежав к скамье, на которой сидели, тихо беседуя, Аннабелла и Шелфорд, она сильно ущипнула Аннабеллу за ягодицу. Девушка вскочила, и Психея ловким движением расстегнула на ней пояс.

– Психея, что ты затеяла? – спросил, поравнявшись с ней, Эрот. Взглянув на Аннабеллу, которая в ужасе уставилась на болтавшийся перед ней в воздухе пояс, он щелкнул пальцами и вместе с Психеей предстал перед изумленными смертными наяву.

Не обращая внимания на их смятение. Психея смотрела на мужа, широко раскрыв удивленные глаза.

– А я и не знала, что ты так можешь. А что ты еще умеешь? Почему ты мне никогда не рассказывал об этом?

Эрот с улыбкой покачал головой:

– Позволь мне вместо ответа задать тебе вопрос. Говорил я тебе, что я тебя обожаю?

Глядя ему в глаза, Психея почувствовала, что у нее подгибаются колени. Ей вдруг стало совершенно все равно, какими еще волшебными свойствами обладает ее супруг. Повинуясь безотчетному импульсу, она приблизилась к нему и позволила ему заключить себя в объятия. Крылья его сомкнулись вокруг нее, чего не случалось последние двести лет. Эрот снова щелкнул пальцами, и они исчезли, как будто никогда не стояли перед террасой дома в Флитвик-Лодж.

Аннабелла никак не могла перевести дух.

– Леди Эль говорила мне, что в доме водятся призраки с Олимпа, но я никогда не думала, что в ее словах есть какой-нибудь смысл. Судя по ее описанию, это, должно быть, были Психея и Эрот. Ты видел его крылья? А какой он красавец!

– Она забрала твой пояс, – заметил Шелфорд.

– Это не мой пояс, – призналась Аннабелла, смутившись.

Он, не заметив ее смущения, начал обыскивать место, где только что стояли олимпийцы.

– Грегори, я должна тебе кое-что сказать…

– Нет, ты только посмотри! – воскликнул он, указывая ей на следы на земле. Рядом лежало пушистое перо. Подобрав его, Шелфорд показал находку Аннабелле. – Эрот, ты сказала? Я всегда думал, что это маленький ребенок с крылышками, как у стрекозы.

– И я так думала, но леди Эль описывала его по-другому. Я ей не поверила тогда. Я всегда считала ее слегка помешанной. – Аннабелла посмотрела на Шелфорда и решилась: – Это леди Эль дала мне пояс и сказала, что, если я его надену, ты влюбишься в меня.

– Что? – воскликнул Шелфорд с недоверчивой улыбкой.

– Да, вообще-то он принадлежит Афродите, но Психея его у нее украла. Все это какая-то нелепая история, в которую смешно верить. Но теперь, когда так и случилось, мне стало как-то не по себе. Грегори, приглядись ко мне получше и скажи, не изменились ли твои чувства.

– То есть ты думаешь, что я перестану любить тебя, если на тебе нет больше пояса?

Аннабелла неуверенно кивнула.

Шелфорд немного помолчал, пропуская перо между большим и указательным пальцем. Он оглянулся по сторонам, явно стараясь убедиться, не почудилось ли ему все, что он только что видел.

– Ты надела этот пояс, чтобы я полюбил тебя?

– Да, – сказала она.

Кажется, Шелфорд понял, что произошло.

– Понимаешь, я была просто в отчаянии. – Она вспомнила момент перед гонкой, когда она, тетка и Эвелина здоровались с викарием. Ей показалось тогда, словно ее укололо что-то, а взглянув в следующую минуту на Шелфорда, она поняла, что влюблена в него до безумия. – О боже! – прошептала она.

– Что случилось?

– Ты можешь подумать, что я сошла с ума. Видишь ли, я уверена, что Эрот пустил в меня свою стрелу как раз перед вашим состязанием. Ты не сводил глаз с Эвелины, совершенно пораженный ее изменившейся внешностью, а меня в этот момент словно что-то кольнуло в шею, как пчела. А потом я взглянула на тебя и просто обмерла. Грегори, я боюсь. А что, если на самом деле я не люблю тебя и твое сердце вовсе не мне принадлежит? Что, если все это просто одно волшебство Эрота?

Откинув назад голову, Шелфорд громко рассмеялся:

– Мне все равно, почему я в тебя влюбился. К черту Эрота! К черту пояс! Аннабелла, я люблю тебя, как никогда бы не мог полюбить другую. И я буду любить тебя так же горячо и преданно, пока я жив. В этом я совершенно уверен!

Аннабелла вдруг забыла и о дурацком поясе, и о стрелах Эрота. Она снова растаяла в блаженстве и неге объятий своего возлюбленного.

33.

Следя за тем, как лорд Фелмершэм выводил протестующую супругу из бальной комнаты, маркиз не мог не усмехнуться. За последние несколько минут характер Сьюзен раскрылся перед ним полностью.

Пока супруги дожидались своего экипажа, леди Фелмершэм горько жаловалась на то, как с ней обошлись. Ей, можно сказать, впервые за много недель представилась такая отличная возможность развлечься. Она хвасталась своей победой над Шелфордом, сетовала, что ее лишили удовольствия посмеяться над обманувшимся в своих надеждах маркизом, и наконец, рыдая, припала к плечу мужа.

– Ну почему я так несчастна, Фел? – спрашивала она своего многострадального супруга. – Я стараюсь. Я правда стараюсь, но я все равно ужасно дурная женщина. Увези меня домой. Я хочу видеть моих детей.

– Они, наверное, очень по тебе соскучились.

– Может быть, с ними мне будет легче.

– Ну конечно.

Обернувшись, Фелмершэм встретился взглядом с маркизом. Маркиз понимающе кивнул и оставил виконта с его заботами. Он никогда не представлял себе, что Сьюзен такая неуравновешенная. Как это выразился Фелмершэм? Что он влюбился в призрак? Очевидно, так оно и было.

Почувствовав, что с него хватит, он направился из залы на террасу. Ему было необходимо многое обдумать: его собственное идиотское поведение по отношению к виконтессе, его подлинные чувства к Эвелине, его готовность помочь Сьюзен развестись с мужем. Неужели он дошел до того, что уподобился леди Фелмершэм в своем непостоянстве?

Припомнив собственное поведение на протяжении последних суток, маркиз пришел в ужас. Он не мог объяснить себе, какое безумие вдруг овладело им. Разве можно было назвать разумным или даже приличным поступком его обращение с Эвелиной? Нельзя сказать, чтобы он проявил себя с лучшей стороны!

Мысленно осыпая себя такими упреками, он жадно вдыхал прохладный ночной воздух. Мириады звезд мерцали над распространяющими благоухание розами. Лунный свет, как тонкий снежный покров, покрывал вершины отдаленных холмов. На легком ветерке трепетали, раскачиваясь, ветви лип.

Мысли его вновь обратились к Эвелине. Внезапно он испытал такой прилив желания, что, стараясь справиться с собой, был вынужден ухватиться за балюстраду. Что бы это значило? Неужели он любит ее, любит на самом деле?

Он глубоко вздохнул, и освежающий воздух ночи, казалось, раскрыл ему глаза на то, с чем он боролся внутри себя с незапамятных времен. Истина заключалась в том, что он любил Эвелину Свенбурн с ее первого появления в свете. Тогда неуклюжая девица безнадежно испортила его бальные башмаки во время их первого незабываемого вальса. Одновременно с этим прозрением он ощутил причудливое сочетание легкого головокружения и какого-то неизъяснимого покоя.

Ему вспомнился момент, когда он стучал в ее дверь и признавался в любви. Ему показалось тогда, что на него нашло какое-то безумие, прекратившееся, когда Эвелина выплеснула на него кувшин воды. Он приписывал свое состояние полнолунию, выпитому им скверному бренди – чему угодно, отказываясь видеть истину: он был действительно в нее влюблен.

Но почему? Эвелина была невероятно упряма и раздражала его сверх меры. Ей доставляло удовольствие выводить его из себя, особенно критикуя его развлечения. Это была излюбленная тема, на которой она постоянно упражняла свой злой язык.

Маркиз вздохнул, с нежностью вспоминая, как не похожа была она на других женщин. Мысль его перескочила внезапно к тому моменту, когда он был уже у финиша и вдруг увидел ее, совершенно преображенную усилиями Аннабеллы и леди Эль. Он всегда находил Эвелину привлекательной, хотя она зачем-то скрывала свою красоту под дурно сидевшими на ней платьями, очками и нелепо укладывала роскошные волосы. Теперь она была просто прекрасна, только слепой мог этого не заметить.

Сегодня он несколько раз видел ее на расстоянии и любовался ею. Она выглядела великолепно. Переплетенные розовыми шелковыми лентами волосы падали ей на плечи. Белое с розовым платье сидело изумительно на ее царственной фигуре, длинную белую шею украшала нитка жемчуга, скрепленная изумрудной брошью.

Все эти мысли привели к тому, что он ничего так не желал, как заключить ее немедленно в объятия, поцеловать и поведать ей наконец о своих чувствах.

Он совсем уже собрался осуществить эти свои желания, когда ужасная мысль камнем легла ему на сердце: ведь Эвелина помолвлена с Шелфордом! Брэндрейт снова схватился за каменные перила террасы. Ему стало дурно при одной мысли, что ею мог обладать другой. Этого ему не вынести.

Она уже говорила ему раньше, что, невзирая на свои чувства, намерена стать викарию хорошей женой! Конечно, она не бросит Шелфорда. Она на это не способна. Дав обещание, она ни за что его не нарушит.

Но Брэндрейт не мог позволить ей совершить такую чудовищную ошибку. Он знал, что Эвелина любит его. Она дала ему это ясно понять во время их разговора в тени липовой аллеи.

Брэндрейт упрямо сжал зубы. Ему было жаль Шелфорда, но на Эвелине женится только он, он сам, даже если ему придется ради этого похитить ее и увезти в Гретна-Грин. Сначала он поговорит с Шелфордом, но, если все доводы и убеждения не помогут, остается только побег.

Боже! Неужели он все еще находится во власти безумия? За всю жизнь ему не приходило в голову столько безнравственных и недостойных мыслей, как за последние два дня.

Однако, разобравшись наконец в своих чувствах, Брэндрейт твердо решился сделать все, что мог, сначала в границах приличия, а если понадобится, и вне этих границ, чтобы их взаимная любовь с Эвелиной восторжествовала.

До него донесся чей-то смех, и он сразу узнал мелодичный голосок Аннабеллы. Бедная кузина! Что с ней станется, когда она узнает, что его сердце отдано Эвелине? Но на ее смех неожиданно отозвался мужской голос, заставивший его на мгновение забыть свои заботы.

Когда это Аннабелла успела найти поклонника, с которым решилась уединиться в тени сада? Маркиз был поражен, а потом и взбешен дерзостью человека, осмелившегося злоупотребить невинностью кузины, которую Брэндрейт любил как родную сестру. Он уже был готов спрыгнуть с террасы, чтобы выяснить, кто это мог быть, когда осознал, что слышит голос Шелфорда:

– Я не знаю, как заговорить об этом с Эвелиной, но я убежден, что она вовсе не желает быть моей женой.

– И что же? – печально спросила Аннабелла. – Она умрет старой девой и возненавидит меня за то, что я вышла замуж за человека, который мог бы спасти ее от такой страшной участи.

Шелфорд тяжело вздохнул.

Маркиз с трудом удержался от смеха. Какая ирония судьбы! Он так широко улыбнулся, что у него заныла челюсть. Убедившись, что его кузина в хороших руках, он предоставил ей спокойно наслаждаться свиданием.

34.

Эвелина улыбалась, и танцевала, и опять улыбалась, пока ей не стало казаться, что ноги у нее подкашиваются, а перекошенная улыбка грозит навсегда прилипнуть к лицу. Она приняла десятки поздравлений с предстоящим бракосочетанием с таким радостным видом и такими изъявлениями благодарности, как будто сердце у нее в это время не разрывалось на части. Когда ее спрашивали, куда исчез мистер Шелфорд, она могла только с величайшим облегчением ответить, что не имеет понятия. Она так неловко вела себя с ним ранее, что ей не хотелось вновь увидеть его. Не дай бог, она невзначай разрыдается прямо на глазах у всех.

Бедный Шелфорд! Ну уж и невеста ему досталась! Немного ему будет чести, если – пусть и очень привлекательная в цветах и вуали – она будет плакать в торжественный день всю дорогу к алтарю. А самое худшее заключалось в том, что стоило ей только подумать о предстоящей свадьбе, как слезы невольно подступали к глазам. Если же она при этом вспоминала еще и о Брэндрейте, то у нее начинало так сжиматься сердце и болеть грудь, что она боялась потерять сознание. Потеря маркиза и свадьба с викарием казались ей таким ужасным стечением обстоятельств, что она искренне желала, чтобы потолок рухнул ей на голову, разом распутав этот узел.

– Вы уже приглашены на следующий танец? Резко повернувшись, Эвелина увидела стоящего рядом с ней Брэндрейта. Откуда он взялся? Эвелина быстро оглянулась в поисках леди Фелмершэм, но ее нигде не было видно. Возможно, этим и объяснялась неожиданная любезность маркиза.

Острое чувство потери охватило ее, когда она взглянула в его серые глаза. Преодолевая внутреннюю боль, она бессознательно протянула ему руку.

– Еще нет.

– Прекрасно, – шепнул он, привлекая ее к себе.

Пары готовились танцевать вальс, и Брэндрейт не удержался, чтобы не поддразнить ее:

– Надеюсь, мои башмаки сегодня не пострадают, как восемь лет назад?

– О Брэндрейт, прошу вас, не напоминайте мне тот вечер. Это может показаться странным, но я целый день только и думала о том бале. Я тогда очень нехорошо с вами поступила.

– Лучшего я и не заслуживал. Я помню, вы порядком намылили мне шею, назвав высокомерным, напыщенным и еще другими словечками в таком же роде, которые я, к счастью, забыл. Но вы не должны быть слишком строги к моей памяти. В конце концов, мужская гордость не может столько выдержать за один вечер.

Эвелина почувствовала, как боль отпускает ее. Он говорил с ней так мягко, и слова его были так любезны! Еще несколько минут назад она сомневалась, сможет ли она вести себя с ним естественно и непринужденно, учитывая ее особое отношение к нему. Но ее опасения развеялись как дым; они весело болтали под звуки вальса, как добрые старые друзья. И даже вальс казался таким знакомым, как будто они уже танцевали его не раз.

– Я много думала о том вечере, Брэндрейт, – начала она, избегая его взгляда. – Я так виновата перед вами. Ведь теперь, чтобы получить руку любимой женщины, вам приходится идти на недостойный и малоприличный поступок. Я наговорила тогда леди Фелмершэм столько ужасных вещей, и все потому, что я была на вас зла. Неудивительно, что она приняла предложение лорда Фелмершэма. Сможете ли пы простить меня когда-нибудь? Если я не принесла вам мои извинения раньше, то это из-за моего несносного упрямства.

Эвелину удивило, что Брэндрейт всего лишь прищелкнул языком. Он явно был равнодушен к ее запоздалому покаянию.

– Да, недостатков у вас предостаточно. От такой дерзости Эвелина тут же забыла о всяком раскаянии и смирении.

– Не больше, чем у вас, милорд, – возразила она горячо. – И раз уж мы заговорили о недостатках…

Брэндрейт откровенно расхохотался:

– Знаете ли, мне кажется, больше всего мне в вас нравится, как вас легко задеть за живое. Причем при этом вы все время воображаете, что безукоризненно владеете собой!

– Чудовище! Вы еще дразните меня, когда я так стараюсь извиниться перед вами.

– Вот так-то лучше. Я никогда вам этого не говорил, и, может быть, мне еще придется в этом раскаяться, но одна из причин, по которой так люблю вас, – это ваше упорное нежелание признавать мои достоинства и восхищаться ими.

Эвелина ничего не могла понять. Он только что сказал – «одна из причин, по которой я так люблю вас». Но, при данных обстоятельствах, что он, собственно, имел в виду? У него было такое равнодушное выражение лица, и он сделал это заявление таким спокойным тоном, что Эвелина истолковала его слова как обычное между родственниками выражение симпатии. Не мог же он действительно признаваться ей в любви, зная, что она помолвлена с Шелфордом.

– Я полагаю, у меня нет надежды когда-нибудь исправиться, – сказала она наконец, бросая на него осторожный взгляд. Вспомнив свое первоначальное намерение дать ему понять, как остро она осознает свою вину восьмилетней давности, она начала снова: – Но я хочу, чтобы вы знали: я сожалею, что стала помехой вашему счастью. Простите меня, Брэндрейт, прошу вас. Скажите, что вы меня прощаете.

Легко ведя ее под завлекающие звуки вальса, он покачал головой.

– Не знаю, смогу ли я, – отвечал он, слегка нахмурясь.

– Но почему вы так осложняете мое и без того затруднительное положение? Разве вы не видите, что я искренне раскаиваюсь в своем поступке?

– Нет, я вижу. Вы очень ясно выражаетесь. Но дело в том, что я, наверное, не сумел растолковать вам свою позицию по этому вопросу. За последнее время она претерпела значительные изменения. Видите ли, боюсь, что свадьба не состоится.

Эвелина почувствовала, что рот у нее приоткрылся самым непривлекательным образом. Изумление ее было настолько велико, что ей стоило большого усилия его закрыть.

– Вот как? – сказала она робко, и в голосе ее впервые прозвучала надежда.

– Да. Моя нареченная начала оказывать усиленное внимание Шелфорду. Но вам не следует волноваться на этот счет; викарий не проявил к ней ни малейшего интереса, и Фелмершэм просто решил увезти его домой.

– Вы хотите сказать, она уехала?

– Самым решительным образом.

– И вы так спокойны? Но я знаю, что вы ее любили.

Он улыбнулся:

– Да, я любил ее когда-то, но теперь даже и в этом не уверен. Я был еще очень молод, когда пленился ею. Фелмершэм находит, что я был влюблен в призрак.

– Он никогда так не говорил! – воскликнула удивленная Эвелина.

– Нет, именно так он и сказал. Я очень благодарен ему за это.

Эвелина не знала, как быть. Все происходящее было совершенно невозможно. Все опять вставало с ног на голову. А впрочем, может быть, наоборот – все наконец становилось на свои места?

Она отвела взгляд в сторону, опасаясь, что он прочитает ее мысли, совершенно, впрочем, бесполезные, поскольку она все еще оставалась невестой Шелфорда. Она предпочла перейти к другой теме:

– Есть еще кое-что, Брэндрейт, что я хотела бы вам сказать.

Она почувствовала, как его рука теснее обняла ее талию, и маркиз привлек ее к себе ближе, чем позволяли приличия.

Улыбаясь, он сказал:

– То, что ты любишь меня, любишь глубоко и страстно и что ты всегда любила меня. Разве не это ты хочешь мне сказать?

Эвелина на мгновение затаила дыхание, глядя на него широко раскрытыми глазами.

– Брэндрейт! Я надеюсь, вы пошутили! Не забывайте, что я помолвлена с Шелфордом. Хотя я вижу по выражению ваших глаз, что вы меня дразните. Это мне невыразимо сладко, но прошу вас, перестаньте. Вы меня шокируете.

– Неужели? Я очень рад, потому что мне доставляет удовольствие тебя шокировать. Более того, я убежден, что тебе это очень нравится.

Он так нежно ей улыбнулся, что щеки Эве-лины вспыхнули, но не от смущения. Она перевела дыхание.

– Прошу тебя, перестань, – сказала она, но тон ее при этом был самый неубедительный, а ее пальцы крепко сжимали его руку. Больше всего на свете ей хотелось, чтобы он продолжал говорить ей что-нибудь еще в таком же роде, еще теснее обнимая ее талию. Но это не могло, не должно было продолжаться долее! Она – невеста Шелфорда. – Есть одно дело, которое нам нужно обсудить, – произнесла она поспешно.

– Я надеюсь, ты не собираешься вспомнить о бюсте Зевса именно сейчас, когда я намерен говорить только о любви.

Эвелина издала какой-то неопределенный звук, нечто среднее между мяуканьем и всхлипыванием.

– О боже, – произнесла она, задыхаясь, – как это я дошла до такого состояния, что упиваюсь каждым твоим словом?

По вспыхнувшему в его глазах огню она поняла, что ее слова возбуждают в нем такое же чувство.

– Будь мы сейчас одни, я бы целовал и целовал тебя, а Шелфорд пусть убирается к черту!

Эвелина надеялась, что музыка не позволяла окружающим слышать его. Слава богу, что она сейчас с ним в полной зале, а не где-нибудь наедине. «О, пропади все пропадом, – подумала она, употребив при этом совершенно неподобающее благовоспитанной девице выражение, – до чего же я несчастна!»

Избегая встречаться с Брэндрейтом глазами, она приказала своему сердцу умолкнуть, настроив свои мысли на церемонный менуэт вместо закружившего их бешеного вальса.

– И все же, – снова начала она, – вернемся к той самой скульптуре. Мне очень неприятно вспоминать теперь, как я твердила, что она принадлежит мне. Ты был прав. Это чистый эгоизм с моей стороны – не позволять леди Эль продать его. Я отказываюсь от всех своих прав на него и прошу тебя уговорить мою любимую тетушку продать его тебе. Чудовищно и дальше обрекать ее на лишения. И все из-за моего несчастного упрямства!

<