/ / Language: Русский / Genre:sci_history, sci_politics / Series: Досье

ГРУ и атомная бомба

Владимир Лота

Эта книга написана на основе архивных документов, которые еще вчера носили гриф «Совершенно секретно». Ее герои — сотрудники Главного разведывательного управления. Во время Второй мировой войны и в последующие годы глобального противостояния СССР и США военные разведчики сделали то, что не мог сделать никто другой: спасли землю от атомной катастрофы. Их судьбы уникальны. Тайные операции неповторимы. Источники душевных сил непостижимы…

Владимир Лота

ГРУ И атомная бомба

Неизвестная история о том, как военная разведка добывала сведения об атомных проектах Великобритании, Германии, США и Японии

Вместо предисловия

Двадцатый век ушел в историю, но история его написана будет не скоро. Человечеству еще предстоит понять, каких высот оно достигло и что потеряло на пути к собственному совершенству в минувшем столетии.

Любой исследователь, осмелившийся написать историю важнейших событий ХХ века, обязательно должен будет рассказать об открытии ядерной энергии и создании атомного оружия. Эти эпохальные события коренным образом изменили нашу жизнь, но до сих пор, подобно историям французских королей, они полны тайн, драматизма и трагедий.

Известно, что в материализации атомных открытий гениальных физиков принимали участие не только самые лучшие умы человечества, но и сотни тысяч обычных людей многих стран мира. Одни пострадали в ходе испытаний атомных зарядов, другие погибли во время первых атомных бомбардировок, третьи были казнены на электрическом стуле за шпионаж, четвертые — награждены почетными дипломами и высокими правительственными орденами за создание чудовищных средств массового уничтожения. Многие политики, ученые и конструкторы, связанные с историей создания атомного оружия, уже вошли в историю ХХ века и навсегда останутся в ней.

К атомным проектам причастны и лучшие разведки мира. Атомные города Германии, Великобритании, США и СССР были похожи на средневековые крепости для особо одаренных людей. Службы безопасности делали все возможное и невозможное, чтобы не допустить к атомным секретам иностранных разведчиков.

В истории о создании первых атомных бомб накопилось много разнообразных мифов. Одним из основных и наиболее часто повторяемых является миф о том, что США создали атомную бомбу, а советская разведка выкрала наиболее ценные американские атомные секреты.

Автор книги посмотрел на проблему «атомного шпионажа» с новой точки зрения. Изучив многочисленные отечественные и зарубежные источники и архивные материалы, он разговаривал с непосредственными участниками разведывательных операций по добыванию атомных секретов и пришел к выводу, что проблема «атомного шпионажа» гораздо шире, чем привычная история деятельности разведки НКГБ по добыванию этих секретов в Великобритании и США. По мнению В. Лоты, «атомный шпионаж» — явление международное.

В последнее время в России появилось много публикаций о создании ядерного оружия в СССР и о роли, которую в этом играли разведывательные службы. Правда, в этих публикациях речь в основном идет о разведке НКВД—НКГБ СССР и лишь косвенно — о военной разведке (Главном разведывательном управлении). Книга В. Лоты «ГРУ и атомная бомба» — первая книга, посвященная деятельности военных разведчиков по проникновению на атомные объекты стран Западной Европы и Северной Америки.

Раскрывая имена военных разведчиков, участвовавших в добывании атомных секретов, Владимир Лота рассказывает о том, как складывались их человеческие судьбы. Читателю предоставляется возможность впервые узнать о том, как эти уникальные личности оказались в военной разведке. Как они пережили годы репрессий. Что реально им удалось сделать. Как относился И. В. Сталин к военной разведке и отдельным военным разведчикам.

Некоторые операции военной разведки по добыванию атомных секретов заканчивались неудачно. В одной из глав книги читатель узнает о том, какой вред нанесло Советскому Союзу предательство шифровальщика И. Гузенко, работавшего в 1945 году в резидентуре ГРУ в Канаде.

Долгие годы мне приходилось занимать высокие руководящие посты в Главном разведывательном управлении. Хорошо знаю традиции военной разведки, ее сотрудников, их победы и неудачи. Могу сказать, что автору книги удалось понять и правдиво описать, почему и как военные разведчики смогли в годы Второй мировой войны добиться несомненного успеха в сложной и бескомпромиссной борьбе с сильнейшими контрразведками мира.

По очевидным причинам автор книги не имел возможности рассказать обо всех операция военной разведки по добыванию атомных секретов. Еще не пришло время называть все имена.

Несомненный интерес представляют новые факты о сотрудничестве советских военных разведчиков с коллегами по разведке из НКГБ. Это взаимодействие было необходимым и правильным. Однако на каком-то этапе работа военной разведки по добыванию атомных секретов оказалась в тени, и о ней о практически ничего не было известно. Владимир Лота смог найти сведения о деятельности военных разведчиков, сыгравших важную роль в укреплении безопасности нашей страны в послевоенные годы, назвал их имена, которые по праву должны быть упомянуты в истории ХХ века.

Любознательный читатель найдет в этой книге интересные страницы о сотрудничестве военной разведки с выдающимся физиком ХХ века И. В. Курчатовым и другими учеными.

Документы, опубликованные в приложении, делают книгу не только интересной, но и достоверной, построенной на материалах, сохранившихся в архивах различных государственных учреждений и служб.

Книга «ГРУ и атомная бомба» представит несомненный интерес для читателя, увлекающегося историей России, ее вооруженных сил и отечественной военной разведки.

Любовь к Родине и непоколебимая вера в ее будущее являлись источником душевных сил, которые позволили военным разведчикам в годы Великой Отечественной войны добиться большой победы, о которой более полувека никто ничего не знал.

А. Павлов,

генерал-полковник, кандидат военных наук

ЧАСТЬ I

Физика примеряет военный мундир

В XX веке человечество несколько раз оказывалось на краю пропасти. Иногда это происходило из-за угрозы столкновения нашей планеты с кометами — пришельцами из космоса, которые приближались на опасное расстояние к Земле. Но чаще на край пропасти человечество приводили амбициозные политики. Впервые это произошло в апреле 1915 года. Во время Первой мировой войны германские войска неожиданно применили отравляющий газ — иприт. До конца войны от иприта пострадали примерно 1,3 миллиона человек. Точно известно, что от «бесшумного оружия» погибли 100 тысяч солдат и офицеров.

Человечество оказалось на краю пропасти и после создания бактериологических средств массового уничтожения. После того как американцы во Вьетнаме применили химические вещества против населения, посевов и растительности, удалось договориться о запрещении разработки и производства биологического и токсического оружия. Опасность миновала.

Но самая большая опасность для нашей цивилизации возникла после создания атомного и термоядерного оружия.

Глава первая

Загадки старого мифа

В последние годы внимание российской общественности периодически привлекалось к проблеме добывания советской разведкой в 1941–1945 годах атомных секретов. Лучшие телевизионные обозреватели рассказывали о том, как отечественная разведка смогла проникнуть в атомные лаборатории США и Великобритании и добыть секреты создания атомной бомбы.

На страницах газет тоже публиковались статьи, авторы которых рассказывали об успехах советских разведчиков, добывавших атомные секреты из американских и британских научных центров. Наибольший интерес представляли статьи ветеранов разведки, которые принимали личное участие в таких операциях. Некоторые издательства выпустили книги, посвященные этой, несомненно, очень важной, интересной и нестареющей теме.

Все эти телевизионные передачи, газетные статьи и книги привлекли внимание и, естественно, смотрелись и читались с большим интересом. Меня они тоже не оставили равнодушным. Однако каждый раз после просмотра интригующего фильма об атомной бомбе или прочтения статьи об успехах советских разведчиков у меня возникал один и тот же вопрос: «Почему говорится только о том, что советская разведка украла атомную бомбу у американцев?»

Возникали и другие вопросы: «Занимались ли добыванием атомных секретов разведывательные службы США, Великобритании, Японии, Германии и Франции? Если они этим делом занимались, то что конкретно им удалось сделать?»

Начались поиски ответов на эти и другие вопросы.

Удалось установить, что интересные документальные фильмы и статьи по атомной проблеме, появляющиеся в российских средствах массовой информации, являются правнуками старого мифа о «советском атомном шпионаже», которому уже более пятидесяти лет. Оказалось, что первые статьи, посвященные этой теме, появились на страницах крупнейших канадских и американских газет еще в начале 1946 года.

Главными действующими лицами тех публикаций были сотрудники аппарата советского военного атташе в Канаде полковника Н. Заботина. Его подчиненные были обвинены в проникновении в канадские научные центры, которые работали на американский атомный проект. Об этом стало известно после того, как премьер-министр Канады Маккензи Кинг в феврале 1946 года выступил перед членами парламента своей страны и заявил, что русские разведчики похитили секретные сведения об атомной бомбе. Премьер-министр узнал эти сведения от шифровальщика военного атташе лейтенанта И. Гузенко, который предал Родину и сбежал из советского посольства к канадцам.

Сообщению Кинга было суждено стать самой важной политической, научной, военной и разведывательной сенсацией ХХ века. Одних любителей необычных новостей она привлекла фактами о деятельности советской военной разведки в Канаде. Других, и таких было значительно больше, заинтересовало сообщение о том, что канадцы в годы Второй мировой войны принимали участие в секретном американском проекте и были причастны к созданию атомной бомбы. Третьих взволновало и то и другое.

Речь Кинга изучали все. Премьер-министр утверждал, что сотрудники Главного разведывательного управления (ГРУ) Красной Армии смогли получить информацию о работе закрытых отделов Монреальской лаборатории, канадских заводов по производству обогащенного урана, узнали технические характеристики секретных атомных реакторов и получили много другой секретной информации.

По данным канадской контрразведки, в руки советских военных разведчиков попала даже схема первой американской атомной бомбы.

«Атомный шпионаж» поверг в шок не только канадского премьер-министра. В таком же состоянии оказались президент США Гарри Трумэн и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль. В ходе тщательного расследования удалось установить, что секрет атомной бомбы стал известен русским до того, как она была создана американцами. Тысячи хорошо натренированных сотрудников различных специальных служб не смогли обеспечить сохранность важнейших секретов Великобритании, США и Канады. Уровень профессионального мастерства советских военных разведчиков оказался намного выше, чем у тех, кто им противостоял.

После выступления Кинга контрразведывательные службы США, Канады и Великобритании резко активизировали свою тайную розыскную деятельность. Контрразведчики проверяли и перепроверяли всех, кто имел доступ к атомным секретам. Этот переполох длился несколько лет. За эти годы кто-то без всякого на то основания был уволен с работы в атомных лабораториях, кто-то был арестован и осужден к длительным срокам тюремного заключения. Супруги Юлиус и Этель Розенберг были казнены на электрическом стуле.

Заявление канадского премьер-министра и длительный процесс расследования вскрыл не только факты разведывательной работы русских на канадской территории, но и то, что в создании американской атомной бомбы принимали участие Великобритания и Канада — союзники СССР по антигитлеровской коалиции. Стало известно, что международный атомный проект, в котором главную роль играли США, осуществлялся тайно от Советского Союза, который вел тяжелую и напряженную борьбу с германским фашизмом на Восточном фронте. Это было мало похоже на верность союзническим обязательствам.

У любознательных политиков, дипломатов и журналистов возникло много вопросов. Ответов на них никто дать не мог. Или не хотел. Поэтому на страницах газет осталось только то, что должно было остаться, — утверждение о том, что советские разведчики украли секреты американской атомной бомбы.

Так родился миф, который живет до сих пор.

С тех далеких времен прошло уже много лет. Все эти годы проблема «атомного шпионажа» постоянно присутствовала и до сих пор присутствует на страницах многих ведущих газет и журналов. Без нее не может существовать история целого десятилетия (1941–1951 гг.) в отношениях между Великобританией, США, Канадой и СССР.

Почему же этот миф и все, что с ним было связано, до сих пор беспокоит историков, журналистов, политиков, физиков, разведчиков и сотрудников служб безопасности различных государств?

На протяжении многих лет историки пытаются воссоздать картину появления в руках человека ядерного оружия, которое является визитной карточкой ХХ века. Идя по широкому пути научно-технического прогресса, хочется, хотя бы приблизительно, предугадать, куда же может привести эта дорога. Чернобыльская трагедия с огромной убедительностью доказала, что атомная энергия не только полезна, но и чрезвычайно опасна. Применение атомного оружия в ходе военных конфликтов представляло бы еще большую опасность. Атомная катастрофа — не лучшая из перспектив для нашей цивилизации.

Журналистов тоже интересуют многие проблемы, связанные с созданием атомного оружия. Их не волнуют тактико-технические характеристики атомных бомб, но хотелось бы знать, почему политики не отказались от изготовления первой атомной бомбы, когда это можно и нужно было сделать?

«Атомный шпионаж» был и остается предметом особого интереса сотрудников американских и британских спецслужб, которые до сих пор пытаются установить имена всех тех, кто передавал советским разведчикам атомные секреты. Более пятидесяти лет сотрудники ФБР продолжают гнаться за скорым поездом, который уже давно пролетел мимо их станции.

Анализ американских, британских, германских, японских и многочисленных отечественных материалов об «атомном шпионаже», которые стали доступны благодаря демократическим переменам в нашей стране в последние годы, позволяет сделать вывод о том, что в 1941–1951 годах за атомными секретами гонялись не только советские разведчики, но и представители других самых сильных разведок мира. Американцы добывали атомные секреты в Германии, Великобритании и Франции, британцы имели агентуру, передававшую им сведения о замыслах и достижениях немецких физиков, немецкие разведчики действовали в СССР и США. Не отставали и японские специалисты, которые проявляли профессиональный интерес к тому, что делалось на атомных объектах в США и Германии.

Тогда что же это такое — «атомный шпионаж»? Только ли это деятельность советской разведки по проникновению в атомные лаборатории Канады, США и Великобритании?

Можно уверенно сказать, что «атомный шпионаж» — явление интернациональное. О нем знали великие государственные деятели и известные политики. Самые талантливые разведчики многих стран мира принимали личное участие в добывании чужих атомных секретов. Имена многих из них будут названы в этой книге.

Впечатляющих успехов в добывании чужих атомных секретов добились американские разведывательные службы. Они преуспевали везде. Их агенты добывали сведения об атомных проектах Великобритании, Франции, Италии, Германии, СССР и даже Японии. Там, где предоставлялась возможность, необходимые сведения об атомных исследованиях, а также лабораторное оборудование и урановую руду американцы забирали силой. Спецслужбы США были мощнейшим буксиром, который активно способствовал созданию первой атомной бомбы. У американкой разведки была и другая задача — блокировать проникновение представителей третьих стран к технологическим секретам атомного производства.

Советские разведчики тоже были удачливыми профессионалами. Было бы очень странно, если бы отечественные разведывательные службы не делали того, что делали американцы, немцы или британцы.

В мифе об «атомном шпионаже» нашлось место и выдающимся физикам XX столетия. Как известно, проблема создания атомного оружия долгое время не давала покоя Альберту Эйнштейну, Роберту Оппенгеймеру, Вернеру Гейзенбергу, Джону Кокрофту, Игорю Курчатову, Юлию Харитону, Иосио Нисина, Жолио-Кюри и другим гениям. В своих исследованиях они использовали сведения, добывавшиеся разведками.

Они мечтали о том, что когда-то на планете будет создано общество, в котором все достижения науки будут направлены на благо человечества, а не во вред ему.

Некоторые известные физики в 1945–1955 годах были зачислены в советские шпионы, подвергались задержаниям, арестам и судебным разбирательствам. К длительным срокам тюремного заключения были приговорены К. Фукс и А. Мэй. Супруги Розенберг, обвиненные в «выдаче секрета атомной бомбы» были принесены в жертву мифу об американской непобедимости. В шпионаже в пользу СССР обвинялся даже руководитель американского атомного проекта Роберт Оппенгеймер.

Следуя подобной логике, Германия могла бы осудить всех своих физиков, перебравшихся на работу в США, за передачу атомных секретов американцам. Венгрия должна была бы призвать к ответственности гениального физика Эдварда Теллера, без которого в США не было бы водородной бомбы. Да и Энрико Ферми, итальянского физика, эмигрировавшего в США из фашистской Италии в 1938 году и создавшего в Америке первый в мире ядерный реактор, мог бы предстать перед итальянским судом за то, что передал американцам все свои идеи.

Гениальные физики, создававшие атомное оружие, и разведчики оказались в середине прошлого века участниками великих исторических событий. Одни из них поступали строго по законам, другие руководствовались принципами человеческой морали и ответственности за судьбу нашей цивилизации. Кто из них был прав?

Академик Юлий Борисович Харитон, который с 1946 года был главным конструктором и научным руководителем работ по созданию советской атомной бомбы, в 1993 году заявил, что «благодаря разведке из США в руки советских ученых-атомщиков попала схема атомной бомбы. Нашим специалистам пришлось немало потрудиться, прежде чем стало окончательно ясно, что схема не есть дезинформация. И чтобы максимально исключить какие-либо неожиданности, для первого нашего испытания было решено применить именно ее. Это был самый быстрый и самый надежный способ показать, что у нас есть атомное оружие. Таким образом, принятое решение являлось не столько техническим, сколько политическим. Более эффективные конструкции, которые уже тогда виделись советским физикам, могли подождать. Они и отрабатывались в последующие годы».

Но что удалось добыть по этой проблеме в других странах американцам? Немцам? Англичанам? Японцам?

В мифе об «атомном шпионаже» загадок много. Но есть и вполне достоверные, ставшие уже историческими факты. Ни у кого не вызывает сомнения, что сотрудникам внешней разведки Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) удалось добиться значительных успехов в добывании атомных секретов в Великобритании и США. Имена героев России А. Феклисова, А. Яцкова, В. Барковского и других хорошо известны. Они работали профессионально и действительно сделали очень многое.

Однако премьер-министр Канады М. Кинг в феврале 1946 года говорил о том, что в канадские атомные лаборатории проникли советские военные разведчики. В шпионаже были обвинены полковник ГРУ Н. Заботин, его заместитель подполковник П. Мотинов и другие. Что же удалось сделать советской военной разведке по атомной проблеме?

На страницах газет и журналов крайне редко появлялись статьи, в которых упоминалось об участии сотрудников ГРУ в добывании атомных секретов. Создавалось впечатление, что военная разведка не занималась атомной проблемой. Так ли это?

Длительное время в ГРУ действовал «запрет на атомную тему». Автором «запрета» был начальник ГРУ генерал-армии П. И. Ивашутин, который еще в 1965 году запретил публикацию в открытой печати материалов о разведчике Ахилле. Этот нелегал добыл значительное количество документов об американской атомной бомбе. Указание П. И. Ивашутина относилось ко всем сотрудникам ГРУ, причастным к атомной проблеме.

Когда мне однажды удалось встретиться с генералом армии П. И. Ивашутиным, я спросил его о том, почему военная разведка не рассказывает о своем участии в добывании атомных секретов. Петр Иванович ответил просто: «Разведка не нуждается в рекламе».

Несколько позже он пояснил, что причиной для «установления» строгого порядка являлось то, что в 1965 году были живы те иностранцы — американцы, англичане, канадцы и граждане других стран, которые помогали военным разведчикам в тех сложных операциях. Чтобы не навредить им, имена их раскрывать было нельзя. Разведка не выдает своих друзей.

Истинные имена военных разведчиков, добывавших атомные секреты, тоже были закрыты красивыми, но отвлеченными псевдонимами, оторванными от живой плоти. Это тоже можно понять — кадры военной разведки составляют особую государственную ценность, и сведения о них не поддаются разглашению, а если это и происходит, то не по их воле или желанию.

Это положение не изменили и годы перестройки. Однако когда после основных событий, связанных с созданием первой атомной бомбы, минуло пятьдесят лет, срок достаточно большой, были приняты решения, которые создали условия для изучения архивных документов, относящихся к середине прошлого века. В феврале 1995 года президентом Российской Федерации был подписан Указ № 160 «О подготовке и издании официального сборника архивных документов по истории создания атомного оружия в СССР». Этот указ впервые позволил историкам прикоснуться к «атомной проблеме». Стали известны важнейшие вехи отечественного атомного проекта — запуск первого ядерного реактора, создание условий для промышленного производства плутония, ввод в эксплуатацию завода по разделению изотопов урана и его обогащению, испытание первой атомной бомбы и другие. Интересные книги были написаны об участии разведчиков НКГБ в добывании атомных секретов в Великобритании и США. Изучая их, а также другие интересные отечественные и зарубежные исследования по атомной проблеме, я пришел к выводу, что старый миф о «советском атомном шпионаже» все еще силен, но уже давно устарел. Отечественная разведка (НКГБ и ГРУ) не крала атомных секретов. Разведчики получали их из рук ученых, которые считали, что защищают своими действиями самое главное право нашей цивилизации — право на существование во времени и пространстве. Разгадывая загадки старого мифа о «советском атомном шпионаже», я собрал свидетельства военных разведчиков и редкие исторические документы, которые и стали основой для этой, возможно, несколько запоздавшей книги.

Глава вторая

Дельмар выходит на связь…

В годы Второй мировой войны он работал в Разведуправлении Красной Армии. Около восьми лет находился на нелегальном положении в специальной командировке в США. Был сотрудником двух самых секретных американских военно-промышленных объектов, на которых производились компоненты для первой атомной бомбы.

Оперативный псевдоним этого военного разведчика — Дельмар.

Имя его никогда не попадало на страницы газет и журналов. Пятьдесят пять лет он не нарушал военную присягу, никому и никогда не говорил о том, что работал в военной разведке и чем занимался в спецкомандировке.

В апреле 2000 года ему снова пришлось выходить на связь. На этот раз — в Москве.

Вечером одного из последних дней апреля 2000 года я позвонил Дельмару. В качестве пароля я использовал рекомендации одного из ветеранов ГРУ, который знал этого разведчика с 1948 года.

Дельмар сначала удивился неожиданному звонку, но, узнав о том, кто рекомендовал к нему обратиться, а это был достаточно авторитетный ветеран ГРУ, которого он хорошо знал по совместной работе, продолжил разговор.

Я попросил бывшего разведчика назначить время встречи и принять меня. После некоторого колебания он согласился, и наша встреча вскоре состоялась.

Как правило, мы узнаем имена сотрудников специальных служб, которых раскрыла та или иная иностранная контрразведка. Имена же остальных, то есть действующих разведчиков, сохраняются в тайне независимо от срока давности их работы в разведке. Этот принцип похож на «ведомственный инстинкт самосохранения». Он наработан десятилетиями и вполне себя оправдал. Именно на нем и основывается древо военной разведки — крона есть, а корней не видно…

Дельмар относится к тем редким профессионалам военной разведки, которые смогли в годы длительных командировок не попасть в сети контрразведки противника.

Он выполнил поставленные перед ним задачи и благополучно возвратился на Родину.

Ему удалось избежать ареста в СССР и не попасть под молох сталинских репрессий.

Чем Дельмар отличается от других военных разведчиков тех лет? Скорее всего, тем, что он был единственным гражданином СССР, которому удалось лично проникнуть на секретные атомные объекты США. Это уникальный случай в истории разведки. Как правило, разведчики находят на интересующих их объектах «добровольных помощников», которые за определенное вознаграждение передают им секретные материалы. Этих «помощников» принято называть агентами. В прошлые годы, когда существовали два идеологических полюса — коммунистический и капиталистический, многие иностранцы левых взглядов помогали советской разведке бескорыстно из идеологических соображений.

Дельмар, как человек-невидимка, сам прошел через все преграды, воздвигнутые американской контрразведкой, проник на секретный объект, работая на котором, собирал информацию о производстве ядерных материалов — урана-235, плутония и полония. Добытые сведения он направлял по своим секретным каналам в Москву. В истории специальных служб XX века второго подобного случая, мне кажется, нет.

Дельмару скоро будет девяносто лет. Он живет в Москве на Мичуринском проспекте. Найти его дом было не трудно. Значительно труднее было понять, почему о человеке, который вскрыл секретные объекты США по производству компонентов ядерного заряда, мы до сих пор ничего не знали.

Известно, что мифы создаются, когда реальные свидетели молчат. Замалчивание достижений советских военных разведчиков, длившееся многие годы, трудно поддается объяснению, но оно есть.

Дельмар остался единственным из тех военных разведчиков, которые принимали личное участие в добывании атомных секретов в далеких странах. Сможет ли он вспомнить то, чем занимался более пятидесяти лет назад? Точнее — захочет ли вспоминать? Разведка — профессия стрессогенная. Участники тайных операций спецслужб подробностей их проведения никогда не забывают, но рассказывать о них, как правило, не любят.

Как поступит Дельмар? Он работал на военную разведку на нелегальном положении в США в годы Второй мировой войны. В случае провала по законам военного времени он был бы казнен на электрическом стуле. Как Юлиус и Этель Розенберг, приговоренные американским судом к смертной казни за шпионаж в пользу СССР и шагнувшие в камеру смерти 19 июня 1953 года.

Вспоминать о годах тяжелой и опасной работы занятие не из легких.

Работать Дельмару приходилось действительно в сложных условиях. Секреты в США всегда тщательно охранялись. Вокруг же американского атомного проекта была создана абсолютная секретность. Военный руководитель проекта генерал Лесли Гровс однажды назвал меры безопасности, которые были предприняты для сохранения в тайне процесса разработки атомной бомбы, «мертвой зоной».

Дельмар прошел сквозь эту мертвую зону. Прошли сквозь нее и другие военные разведчики.

Возможно, меры безопасности были не адекватны той степени важности выполнявшихся на атомных объектах работ? Конечно, нет. Создание атомной бомбы, нового вида оружия, которого не было ни у кого в то время, составляло особую военную тайну США. После блистательной победы советских войск на Курской дуге и выхода наших войск к Днепру, завершивших коренной перелом в ходе Второй мировой войны на Восточном фронте, Лесли Гровс заявил: «Мы должны теперь стремиться сохранить в тайне от русских наши открытия…»

Гровс не был политиком, но смотрел далеко вперед. Успешная реализация атомного проекта, монопольное владение новым сокрушительным оружием создавало условия для мирового господства. Не об этом ли мечтали те, кому служил генерал Гровс?

Для того чтобы понять, какие препятствия пришлось преодолевать Дельмару и другим военным разведчикам, видимо, следует коротко рассказать хотя бы о некоторых мерах безопасности, которые предпринимались по охране атомного проекта.

Дело было поставлено так, что многие специалисты, принимавшие участие в реализации планов Оппенгеймера, и не предполагали, что они выполняют работу, связанную с созданием атомной бомбы. Л. Гровс не имел ничего общего с ядерной физикой, однако, как свидетельствуют воспоминания некоторых участников американского атомного проекта, он был толковым администратором. Ему удалось установить особый порядок работы для всех, кто был связан с созданием атомного оружия. Возможно, именно за это Гровс и получил звание бригадного генерала инженерных войск американской армии.

Среди научного персонала, выполнявшего отдельные исследования в различных лабораториях, действительно были воздвигнуты, как свидетельствовали позже непосредственные участники тех событий, непроницаемые стены. Каждый отдел в рамках даже одной и той же лаборатории не имел представления о том, что делают сотрудники других отделов той же самой организации. Координация осуществлялась только сверху. И только наверх уходили результаты всех исследований.

Атомный город в Лос-Аламосе (штат Нью-Мексико) и другие объекты уранового проекта были похожи на гетто для ученых. Представители военной контрразведки следили за тем, чтобы строгие правила секретности никогда и никем не нарушались.

Агенты ФБР и военной контрразведки Джи-2 подвергали тщательной проверке всех, кто привлекался к работе на атомных объектах: в секретном научном центре в Лос-Аламосе, на заводах по обогащению урана в Хэнфорде (штат Вашингтон), в городе промышленных атомных реакторов в Ок-Ридже (штат Теннесси), в лабораториях Колумбийского и Чикагского университетов. Автобиографические данные всех сотрудников американского атомного проекта регулярно проверялись и перепроверялись. Благонадежность должна была быть обеспечена на сто процентов. Как считал Гровс, она была достигнута. Однако можно сказать, что он ошибался.

Служба безопасности американского атомного проекта имела неограниченные права по надзору. Одним из ее руководителей был полковник Борис Паш, сын митрополита русской православной церкви в расколе, обосновавшейся в США с давних времен. Звали митрополита Фиофилом. В миру — Пашковский. В истории православной церкви он известен тем, что антиканонической деятельностью с 1934 по 1950 год препятствовал примирению Русской православной церкви и православной церкви Америки. Борис предпочел носить упрощенный вариант отцовской фамилии.

Служба, которую возглавлял Б. Паш, держала сотрудников проекта в полном смысле под колпаком. За ними велось периодическое наблюдение, вскрывались их письма, прослушивались телефонные разговоры, в квартирах, где проживали сотрудники закрытых лабораторий, устанавливались подслушивающие устройства.

В своем инквизиторском рвении контрразведка делала даже больше, чем требовали того правительственные инструкции. Тяжесть секретности и условия ее соблюдения были настолько трудны и сложны, что далеко не все, кто участвовал в создании атомной бомбы, смогли выдержать этот психологический груз.

Один морской офицер, который проходил службу в атомной лаборатории в Ок-Ридже, не вынес условий непрерывной слежки контрразведки и сошел с ума. Это произошло в поезде, когда, получив двухнедельный отпуск, он направлялся из Ок-Риджа в Нью-Йорк. В переполненном железнодорожном вагоне он начал рассказывать о работах, которые проводятся в «атомном городе», но не успел сказать и нескольких слов о том, чем действительно заняты сотрудники объекта «Х», как был арестован агентами военной контрразведки. Как оказалось, офицер потерял рассудок и не мог контролировать себя и свои высказывания. Дело дошло до того, что для него одного была устроена небольшая клиника с врачами и обслуживающим персоналом, проверенным ФБР на допуск к секретным работам. Считалось крайне опасным помещать этого офицера в частную или общественную клинику.

Не исключено, что были и другие подобные трагедии.

На этом же закрытом объекте Дельмар провел около двух лет.

Дамоклов меч военной контрразведки висел над головой не только рядовых ученых, инженеров и конструкторов. Научный руководитель американского атомного проекта и директор Лос-Аламосской лаборатории Роберт Оппенгеймер тоже все время находился под наблюдением.

Контрразведке хорошо было известно, что Оппенгеймер некоторое время поддерживал постоянные связи с левыми организациями. Их основные идеи стали близки и понятны ему еще в годы учебы в Европе. Он знал, что в Германии фашисты подвергали жестоким репрессиям своих противников и других инакомыслящих граждан. Среди них были и ученые, которых он хорошо знал, поэтому он и сблизился с антифашистскими организациями в Калифорнии. Оппенгеймер регулярно делал им денежные пожертвования, на свои средства издавал для них некоторые агитационные брошюры.

Во время гражданской войны в Испании, Р. Оппенгеймер сблизился и с членами американской компартии. Среди них он приметил студентку местного университета Джейн Тэтлок, которая была дочерью профессора английской литературы. Они полюбили друг друга и дважды, как писал Оппенгеймер, «едва не поженились». Однако они были разными людьми. Джейн любила активную общественную работу. Роберт посвящал всего себя физике. После одной из размолвок они расстались. Оппенгеймер встретил Кетрин Гаррисон и полюбил ее. Они поженились в ноябре 1940 года.

Однако Оппенгеймер не мог забыть Джейн Тэтлок и 12 июня 1943 года, уже работая руководителем американского атомного проекта в Лос-Аламосе, тайно прилетел в Сан-Франциско, чтобы навестить свою несостоявшуюся невесту. Оппенгеймер не знал, что за ним по указанию полковника Паша велось постоянное наблюдение. Агенты военной контрразведки следовали за ученым по пятам. Они зафиксировали встречу Роберта Оппенгеймера с Джейн Тэтлок. Это свидание оказалось последним.

После войны все отчеты агентов контрразведки и записи телефонных разговоров Оппенгеймера, скрупулезно подшивавшиеся в течение десяти лет в его служебное дело, станут основанием для обвинения его в антиамериканской деятельности.

Оппенгеймер был очень удивлен, когда прочитал отчет службы безопасности о своей поездке в июне 1943 года на два дня в Сан-Франциско к своей бывшей невесте, у которой он остался на ночь. Именно тогда он сказал Джейн Тэтлок о том, что в течение последующих нескольких месяцев, а может быть, и лет, они не смогут видеть друг друга. Он не сказал ей ни слова о характере своей предстоящей работы, не назвал место, где будет находиться. Но сказал, что эта работа по заказу правительства и он не может ей даже дать свой новый адрес. Это означало, что Джейн не могла писать ему письма или звонить по телефону.

Оппенгеймер уехал. Через несколько месяцев Джейн покончила с собой. То ли она не смогла перенести такую разлуку, то ли ее подтолкнули к самоубийству агенты службы безопасности Бориса Паша.

Позже поездка за пределы Лос-Аламосского центра и пребывание в доме Джейн Тэтлок на Телеграф Хил в Сан-Франциско были истолкованы как нарушение Оппенгеймером инструкции службы безопасности.

Контакт с Джейн Тэтлок рассматривался не как романтический роман Оппенгеймера, а как связь с коммунисткой, что могло представить реальную угрозу национальной безопасности США.

Как ни строги были порядки генерала Гровса, в его системе «абсолютной секретности» имелись слабые места. Советским военным разведчикам удалось найти их, проникнуть в американские лаборатории и добыть точные данные о создании атомной бомбы.

Военная разведка смогла добыть сведения и о работах по созданию атомного оружия, проводившихся в Великобритании, в фашистской Германии, в Канаде и в Японии.

В ходе беседы с Дельмаром выяснилось, что он работал на двух закрытых объектах в США. Его информацию руководство военной разведки направляло в отдел «С», который был рабочим аппаратом 2-го бюро Специального комитета Советского правительства. Этот Спецкомитет был создан 20 августа 1945 года с целью координации работы в СССР по атомной энергии. Работой комитета руководил Л. П. Берия — член Политбюро и заместитель председателя Государственного Комитета Обороны. Отдел «С» возглавлял генерал П. Судоплатов, который координировал деятельность внешней разведки НКВД и военной разведки по добыванию за рубежом сведений о создании атомного оружия.

Найти конкретные документы, подтверждающие участие военных разведчиков в добывании атомных секретов, было предельно трудно. Дело в том, что вся информация, поступавшая в Москву от разведчиков из Великобритании, Канады, США, передавалась советским физикам в обезличенном виде через посредников — отдел П. Судоплатова, через наркома химической промышленности М. Первухина или через уполномоченного Государственного Комитета Обороны С. Кафтанова. Из всех советских ученых к документам, добытым военной разведкой, имел доступ только один академик И. В. Курчатов. Вряд ли он думал о том, кто за рубежом добывал эти секретные материалы. Для него разведка была государственным институтом, как и та Лаборатория № 2, которой он стал руководить в 1942 году по указанию И. В. Сталина.

Как известно, первая советская атомная бомба была взорвана на четыре года позже, чем американская. Это произошло 29 августа 1949 года. Взрыв этот имел не только огромное практическое значение для укрепления безопасности нашей страны, но он был и важным политическим актом. Атомный гриб, поднявшийся ранним утром над Семипалатинским полигоном, разрушил планы американского руководства на мировое господство. Начался длительный, изнурительный и опасный период в истории человечества — период «холодной войны». Несмотря на все его политические, военные и экономические издержки, этот период закончился определенным потеплением международных отношений и снижением опасности возникновения ядерной войны, в огне которой могла бы погибнуть земная цивилизация. В том, что это не произошло, большая заслуга военных разведчиков.

После встречи с Дельмаром я подумал о том, что в годы Второй мировой войны отечественная военная разведка была в исключительно трудном положении. Многие разведчики еще до начала войны были отозваны из зарубежных командировок и репрессированы. Большинство из оставшихся в живых военных разведчиков было ориентировано на добывание информации, необходимой для ведения войны. Но были в Разведуправлении Красной Армии и глубоко законспирированные разведчики-нелегалы, которые занимались добыванием военно-технической информации. Благодаря их настойчивости, личной инициативе и отваге Центру своевременно становилось известно о появлении в армиях иностранных государств новых образцов оружия, боевой техники, отравляющих веществ и средств защиты от них. Такая информация позволяла вносить поправки в планы производства оружия и боевой техники для Красной Армии, своевременно разрабатывать средства противодействия новым средствам поражения, которые появлялись на вооружении в армиях иностранных государств.

Ахилл, Барч, Бакстер, Джек, Дельмар, Ирис, Соня и другие — это псевдонимы военных разведчиков, у которых есть реальные имена и биографии.

Глава третья

Школы конструкторов атомной бомбы

Вокруг проблемы «атомного шпионажа» существует много мифов. Один из них, как мы же упоминали ранее, состоит в том, что русская разведка получила от своих западных агентов такой объем секретной информации, без которого советские физики никогда бы не создали свою атомную бомбу. Соответствует ли это утверждение действительности?

Поэтому, прежде чем рассказать о том, что и как добывала военная разведка по атомной проблеме, видимо, полезно будет вспомнить, как же развивалось исследование радиоактивных материалов в России, Германии и Великобритании в первой половине XX века. Без этого трудно понять, почему советская военная разведка заинтересовалась работами западных физиков.

В начале ХХ века мало кто верил в возможность расщепления атомного ядра. В учебниках физики в те годы использовался вполне научный термин «атомная гипотеза». Слишком многое еще было неясно в строении атома.

Дорога в микромир была трудна. Тайны атомного ядра привлекали как российских физиков, так и их зарубежных коллег. Они шли в этот новый и неисследованный мир разными дорогами, изредка сверяя свои маршруты. Кто был впереди — не имело особого значения. Или точнее — на это никто не обращал внимания. В те годы физика была в центре внимания мировой науки. Большинство ученых хорошо знали друг друга, учились или работали в одних и тех же лабораториях.

В начале ХХ века российские ученые занимались ядерными процессами так же, как и их зарубежные коллеги. Они успешно проводили свои исследования не только в отечественных научных центрах, но и в лабораториях Великобритании, Германии и Франции. Один из русских ученых, В. А. Бородовский, с 1908 года работал в лаборатории Кенсингтона в Великобритании. Позже он проводил свои научные эксперименты совместно с британскими физиками в Кембридже. В. Бородовский подготовил магистерскую диссертацию на собственную тему «Поглощение — лучей радия», которую защитил в Московском университете в 1911 году. В. Бородовский установил наличие радия в ферганской руде. В 1921 году В. Г. Хлопин впервые получил из этой руды дорогостоящий отечественный препарат радия.

В лаборатории английского физика Эрнеста Резерфорда работали Г. Н. Антонов, П. Л. Капица, А. И. Лейпунский, К. И. Синельников, Ю. Б. Харитон и другие. Результаты исследований показывали, что атомная энергия значительно мощнее химической. Физики хотели получить эту энергию.

Уже в те годы российские физики добились интересных и значительных результатов. Выступая в 1919 году на ежегодном собрании работников Государственного оптического института в Петроградском университете, профессор Д. С. Рождественский имел право сказать: «Мы вступаем в мир атомов, необычайно малых величин, в мир очень малых и больших чисел. К этому миру с его новым масштабом надо привыкнуть, чтобы свободно обращаться с такими величинами, реальное значение которых подчас уже не ощущается. Открывается широкий путь к анализу строения всех атомов…»

В 1919 году в Петрограде был создан рентгенологический и радиологический институт с физико-техническим, оптическим и другими отделами. Вскоре все эти отделы будут преобразованы в самостоятельные институты.

Через некоторое время в Государственном рентгенологическом и радиологическом институте было осуществлено искусственное превращение атомных ядер путем бомбардировки ядер легких элементов альфа-частицами, испускаемыми естественными радиоактивными веществами.

Физика развивалась в России быстро. В 1920 году было проведено первое заседание Атомной комиссии. Таких специальных комиссий в европейских странах еще не существовало.

В работе Атомной комиссии приняли участие видные отечественные ученые А. Н. Крылов, А. Ф. Иоффе, Д. С. Рождественский, Н. И. Мусхелишвили и другие.

В апреле 1921 года Государственный ученый совет Наркомпроса учредил при Академии наук Радиевую лабораторию и утвердил В. Г. Хлопина в качестве ее первого руководителя. Через год эта лаборатория была преобразована в Радиевый институт Академии наук. Возглавил его академик В. И. Вернадский. Его заместителем стал В. Г. Хлопин. В том же году В. И. Вернадский на одном из совещаний скажет вещие слова: «Мы подходим к великому перевороту в жизни человечества, с которым может сравниться все им раньше пережитое. Недалеко время, когда человек получит в свои руки атомную энергию, такой источник, который даст ему возможность строить свою жизнь, как он захочет… Сумеет ли человек воспользоваться этой силой, направив ее на добро, а не на самоуничтожение? Дорос ли он до умения использовать ту силу, которую неизбежно должна дать ему наука? Ученые не должны закрывать глаза на возможные последствия научной работы, научного прогресса. Они должны себя чувствовать ответственными за последствия их открытий. Они должны связать свою работу с лучшей организацией всего человечества».

До открытия нейтрона оставалось десять лет. Это произойдет в 1931 году. Первый шаг в этом направлении сделают немецкие физики Бете и Бекер. Именно они, бомбардируя бериллий альфа-частицами, заметят сильное излучение, которое не смогут объяснить. О своем наблюдении они расскажут на конгрессе физиков в 1931 году в Цюрихе. Исследователи Франции, Италии, Австрии, Венгрии, Великобритании начнут повторять эксперимент. На этот раз большего успеха добьется английский физик Чедвик. Он работал в Кембридже в лаборатории Эрнеста Резерфорда. Повторив эксперимент, Чедвик заявил, что в загадочном явлении участвуют нейтроны. Это был новый шаг по дороге в микромир.

Лаборатория в Кавендише была технически лучше оснащена, чем другие научно-исследовательские центры европейских университетов. Поэтому физики других стран ожидали, что именно из Кавендиша могут поступить новые сообщения о свойствах нейтрона.

В Кавендишской лаборатории в 1926 году работал Юлий Харитон. Он проводил совместные исследования с Джеймсом Чедвиком, выполнял исследования по чувствительности глаза к слабым импульсам света и по альфа-излучению. В 1928 году он стал доктором Кембриджского университета, возвратился в Ленинград и получил должность заведующего лаборатории, в которой изучались взрывчатые вещества. Ю. Б. Харитон станет главным конструктором оружейного центра в Арзамасе-16.

Одну из основных подсекций лаборатории Резерфорда в те годы возглавлял русский физик Петр Капица. В его отделе, который назывался «клубом Капицы», работало около 20 молодых научных сотрудников. Капица, обладавший особым талантом исследователя, живостью ума и исключительной работоспособностью, экспериментировал с высокочастотным генератором.

Несмотря на то что Резерфорд был на 25 лет старше Капицы, они были очень дружны. Когда Резерфорд выезжал по делам или в отпуск за пределы Британии, Капица всегда письменно информировал своего шефа о ходе научных экспериментов.

Резерфорд поддерживал все научные начинания русского ученого. Для него была выстроена специальная лаборатория, открытие которой состоялось в 1933 году, но работать в ней Капице не довелось. После переезда Российской академии наук из Ленинграда в Москву, Капица был избран ее членом. Он завершил свою работу в Кембридже и возвратился на Родину. Резерфорд, который не скрывал, что Капица был его любимым учеником, сделал шаг, который свидетельствовал о его безграничной вере в интернациональный характер науки. Он послал Капице в полном комплекте всю аппаратуру его новой лаборатории в Кембридже. Привезли ее в Москву английские физики Адриан и Дирак. Советское правительство выкупило эту аппаратуру.

После отъезда Капицы в Россию роль английской школы физиков Резерфорда стала постепенно ослабевать.

С 1934 года наиболее интересные результаты исследований поведения нейтронов были получены в Италии. Рим на некоторое время стал «столицей» атомных исследований. Это произошло благодаря таланту молодого ученого Энрико Ферми. Его теоретические труды по физике потрясли умудренных опытом ученых. Именно Ферми решил использовать для получения радиоактивных элементов не альфа-частицы, как это делали в 1919 году русские ученые или французский физик Жолио-Кюри и его супруга, а новый «снаряд» — нейтрон. Ферми сделал важное открытие — радиоактивность металлической мишени при бомбардировке нейтронами резко возрастает, если нейтроны замедляются, проходя через слой воды или парафина. Это открытие в последующем окажет значительное влияние на изучение атомного ядра.

Особое место в развитии физики занимали германские университеты. Советские ученые поддерживали со своими немецкими коллегами постоянные контакты. В 1929 году университет в Геттингене, который в те годы был одним из ведущих высших учебных заведений в Европе, посетил профессор Абрам Иоффе, директор Ленинградского физико-технического института (ЛФТИ). Он рассказал своим немецким коллегам о том, что в Советской России ученые увлеченно занимаются изучением атомного ядра, а в Харькове и Томске созданы физико-технические институты. А. Иоффе сообщил профессору Д. Франку, который принимал его, что в ЛФТИ обучаются около 300 студентов. Позже эти студенты, из которых выйдет немало физиков с мировыми именами, назовут свой институт «детским садом профессора Иоффе».

Франция тоже побывала на «Олимпе атомных исследований». В марте 1939 года французские физики Жолио-Кюри, Холбан и Коварский опубликовали в журнале «Нэйчер», который издавался в Лондоне, статью «Высвобождение нейтронов в ядерном взрыве урана». По мнению специалистов, этот научный труд свидетельствовал о том, что в то время французская наука в области атомных исследований вырвалась вперед и опередила немцев, англичан и советских физиков.

В Париже тоже трудились наши специалисты. В лаборатории Марии Склодовской-Кюри проводила эксперименты советская исследовательница Зинаида Ершова. В 1945 году, будучи сотрудником НИИ-9, она впервые в нашей стране получит образец монолитного металлического урана.

Впоследствии З. В. Ершова станет начальником лаборатории по производству плутония.

Западные физики тоже бывали частыми гостями в СССР.

В СССР существовало три основных научных центра, занимавшихся проблемами ядерной физики. Они располагались в Москве, Ленинграде и Харькове. Ведущим центром ядерных исследований был Ленинградский физико-технический институт (ЛФТИ). Возглавлял его А. Ф. Иоффе. В 1933 году в Ленинграде состоялась Первая Всесоюзная конференция по ядерной физике. В ее работе принимали участие и ученые из ведущих европейских университетов. Среди гостей было немало физиков, которые выступили с интересными докладами по проблемам возможного расщепления атома.

В работе ленинградской конференции принимал участие и молодой ученый из Цюриха Рудольф Пайерлс. Он не только выступил с интересным докладом, но и познакомился с выпускницей ЛФТИ Евгенией Канегиссер, которая стала его женой.

Уроженец Берлина, Р. Пайерлс прошел полный курс обучения в Геттингенском университете, в котором учились выдающиеся физики Р. Оппенгеймер и Э. Теллер. Через несколько лет Р. Оппенгеймер будет научным руководителем американского атомного проекта, а Э. Теллер — «отцом» американской водородной бомбы.

Интересным с точки зрения исследования роли российской разведки в добывании атомных секретов является факт знакомства и совместной работы Э. Теллера с Клаусом Фуксом, через которого разведка получила значительное количество секретных материалов об американском атомном проекте.

Учился Э. Теллер сначала в Мюнхене. Но после трагического случая, который произошел с ним на одной из улиц этого красивого города, он перебрался в Лейпциг. Продолжил обучение, защитил докторскую диссертацию и переехал в Геттинген для работы в физической лаборатории, которую возглавлял профессор Макс Борн. Там он встретился с Гейзенбергом, познакомился с Клаусом Фуксом.

Физики из Германии, Австрии, Венгрии, Франции работали в трудных условиях. Их научные исследования напрямую зависели от финансовой помощи спонсоров. Идей было много, а денег мало. Пытаясь привлечь к своим работам внимание, молодые физики постоянно обменивались между собой практически всей информацией по атомной физике, печатали статьи о своих открытиях в научных журналах.

В январе 1939 года О. Ган и Ф. Штрассман направили в редакцию германского журнала «Натурвисентшафт» статью «Доказательство возникновения активных изотопов бария из урана и тория при облучении их нейтронами». После ее опубликования опыты по расщеплению ядер урана были повторены в ряде лабораторий и дали положительные результаты. Это было одно из редких открытий в физике ХХ века, которое оказало значительное влияние на развитие человеческого общества. Интересно, что выявленный процесс деления был правильно объяснен учеными трех стран. В Дании это сделал Н. Бор, в СССР — Я. Френкель, в США — А. Уилер.

В советских научных центрах, связанных с ядерной физикой, информация о теории процесса деления позволила сформулировать фантастический вывод: «Новая форма ядерной реакции высвобождает огромное количество энергии». Этот вывод был сделан на внеочередном заседании «ядерного семинара», который провел в ЛФТИ И. Курчатов.

На этом семинаре присутствовали не только физики, но и ученые из Ленинградского института химической физики (ЛИХФ). Среди них были Н. Н. Семенов, Ю. Б. Харитон и Я. Б. Зельдович.

В ходе научной дискуссии было высказано предположение, что при бомбардировке урана нейтронами «возникают не только крупные осколки, но и свободные нейтроны».

Ю. Б. Харитон и Я. Б. Зельдович в своих выступлениях обосновали идею, в соответствии с которой свободные нейтроны могут быть захвачены соседними урановыми ядрами и реакция «станет нарастать лавиной». В том же 1939 году они показали возможность цепной реакции деления ядер урана-235.

Информационный поток из западных университетов проходил через Москву, Ленинград и Харьков. Из отечественных лабораторий информация о достижениях физиков беспрепятственно попадала в Париж, Лондон, Цюрих, Геттинген. Обмен научной информацией был необходим для успешного продвижения в микромир. В те годы в мире науки подобный обмен информацией был обыденным делом и способствовал быстрому развитию физики. В Ленинграде, Геттингене и Кембридже готовились научные руководители и генеральные конструкторы атомных проектов Великобритании, Германии, США и СССР. Некоторые из них хорошо знали друг друга..

Обстановка в Европе в тот период характеризовалась серьезными изменениями.

После того как в 1933 году канцлером Германии стал Гитлер, он сокрушил в стране парламентский строй, запретил и разгромил все демократические партии. На улицах и площадях городов бесчинствовали нацисты. Их сторонники устанавливали свои новые порядки и в германских высших учебных заведениях. Многие ученые, в том числе и физики, известные во всем мире, вынуждены были покинуть Германию. За ее пределами, кто раньше, кто позже, оказались Альберт Эйнштейн, Лео Сцилард, Рудольф Пайерлс, Клаус Фукс, Ганс Бете, Поль Дирак, Эдвард Теллер. Они хорошо знали уровень научных исследований в германских физических центрах в Геттингене, Берлине, Мюнхене и Гамбурге и лучше всех понимали, что Гитлер и его агрессивные сторонники могут первыми в мире обрести атомное оружие. А это было опасно.

Венгерский физик Лео Сцилард, получивший образование в Технической академии в Шарлоттенбурге и потом в Берлинском университете, где слушал лекции Альберта Эйнштейна, после прихода к власти Гитлера уехал в Австрию. Перебравшись в Великобританию, он в 1935 году обратился к физикам с предложением воздержаться от опубликования их работ в открытой научной печати. Сцилард не без основания опасался того, что новые сведения, ведущие к получению атомной энергии, станут известны тем ученым, которые продолжали научные эксперименты в Германии, и это может помочь им ускорить работы по созданию атомной бомбы.

Настал 1939 год. Фашистская Германия развязала Вторую мировую войну. Если раньше многие ученые все еще скептически относились к предложению Сциларда, то после того, как германские самолеты стали бомбить европейские города, положение изменилось. Американский физик Бриджмен заявил, что он прекращает доступ в свою лабораторию «гражданам тоталитарных государств». «Гражданин такого государства, — говорил Бриджмен, — не является больше свободной личностью; он может оказаться принужденным предпринять любую акцию, которая будет служить целям его государства. Прекращение всяких научных связей с тоталитарными странами преследует двойную цель: во-первых, помешать этим странам использовать во вред научную информацию, а во-вторых, дать возможность ученым других стран выразить свое отвращение к их методам произвола».

Свое заявление Бриджмен опубликовал в журнале «Сайенс». К тоталитарным государствам он прежде всего относил Германию. Возможно, он имел в виду и Советский Союз. Но не говорил об этом. Однако советско-германский пакт о ненападении, подписанный в 1939 году, привел к временному ухудшению отношений между СССР, США и Великобританией, что отрицательно сказалось на связях отечественных физиков с их зарубежными коллегами, которые покинули свои европейские лаборатории и, спасаясь от фашистского геноцида, перебрались кто в Великобританию, кто в США.

Творческие и личные контакты между физиками разрушились. Результаты атомных исследований начали засекречиваться.

Физика надела военную униформу.

Великобритания и Франция шли на уступки территориальным притязаниям Гитлера. Германская военная машина пугала их, но они надеялись направить всю ее мощь на восток, против СССР.

В то время гитлеровская Германия обладала лучшими в Европе научными и техническими возможностями. Мощный военный потенциал рейха был подчинен идее установления германского мирового господства. Немецкие ученые уже искали теоретические пути применения внутриядерной энергии атомов урана в военных целях. Зная это, Сцилард и Теллер убедили А. Эйнштейна обратиться к президенту США Рузвельту с предложением использовать американские возможности для создания атомной бомбы.

2 августа 1939 года Эйнштейн написал американскому президенту специальное послание. Его доставил Рузвельту А. Сакс, директор корпорации «Леман», влиятельный экономист и неофициальный советник президента. Он встретился с Рузвельтом 11 октября 1939 года и передал послание Эйнштейна. В нем говорилось следующее:

«Сэр!

Некоторые недавние работы Ферми и Сциларда, прочитанные мной в рукописи, заставляют меня ожидать, что уран может быть в ближайшем будущем превращен в новый и важный источник энергии. Некоторые аспекты возникшей ситуации, по-видимому, требуют бдительности и, при необходимости, быстрых действий со стороны правительства. Я считаю своим долгом обратить Ваше внимание на следующие факты и рекомендации.

В течение последних четырех месяцев благодаря работам Жолио во Франции, а также Ферми и Сциларда в Америке стало реальным получение ядерной реакции при больших количествах урана, вследствие чего можно освободить значительную энергию и получить большие количества радиоактивных элементов. Можно считать почти достоверным, что это будет достигнуто в ближайшем будущем. В свою очередь это может способствовать созданию бомб, возможно, исключительно мощных бомб нового типа. Одна бомба этого типа, доставленная на корабле и взорванная в порту, полностью разрушит весь порт с прилегающей к нему территорией. Такие бомбы могут оказаться слишком тяжелыми для воздушной перевозки.

Соединенные Штаты обладают малым количеством урана. Ценные месторождения его находятся в Канаде и Чехословакии. Серьезные источники — в Бельгийском Конго. Ввиду этого было бы желательным установление постоянного контакта между правительством и группой физиков, исследующих в Америке проблемы цепной реакции.

Для такого контакта Вы могли бы уполномочить лицо, пользующееся Вашим доверием, неофициально выполнять следующие обязанности:

а) поддерживать связь с правительственными учреждениями, информировать их об исследованиях и давать им необходимые рекомендации, в особенности в части обеспечения Соединенных Штатов ураном;

б) содействовать ускорению экспериментальных работ, ведущихся сейчас за счет внутренних средств университетских лабораторий, путем привлечения частных лиц и промышленных лабораторий, обладающих нужным оборудованием.

Мне известно, что Германия в настоящее время прекратила продажу урана из захваченных Чехословацких рудников.

Необходимость таких шагов, быть может, станет понятна, если учесть, что сын заместителя германского министра иностранных дел фон Вейцзеккер прикомандирован к Физическому институту Общества кайзера Вильгельма в Берлине, где в настоящее время повторяются американские работы по урану.

Искренне Ваш

Альберт Эйнштейн…»

Письмо произвело на президента США Рузвельта большое впечатление. Но конкретные меры по созданию атомной бомбы в США будут приняты позже.

В письме Эйнштейна президенту Рузвельту есть несколько важных моментов. Во-первых, указывается на то, что правительство США в 1939 году не финансировало научно-исследовательские работы по урану. Они осуществлялись в университетских лабораториях за счет их собственных, как правило, ограниченных возможностей.

Во-вторых, Эйнштейн обращает внимание американского президента на то, что создание атомного оружия вполне реально, но потребует значительных финансовых затрат и полной поддержки правительства.

В-третьих, Эйнштейн, хорошо знавший германского физика фон Вейцзеккера, понял, что привлечение его к работам в Институте кайзера Вильгельма свидетельствует о том, что Германия пытается найти пути использования атомной энергии в военных целях.

В те годы в СССР о создании атомного оружия ученые еще не думали. Некоторые физики даже скептически оценивали идею создания урановой промышленности. В начале 1940 года при президиуме Академии наук была образована Комиссия по проблеме урана. Не все ученые отнеслись однозначно к ее созданию. Но были в отечественной науки и проницательные умы.

В середине июля В. И. Вернадский, А. Е. Ферсман и В. Г. Хлопин обратились к заместителю председателя Совнаркома СССР Н. А. Булганину с письмом, в котором говорилось:

«Работы по физике атомного ядра привели в самое последнее время к открытию деления атомов элемента уран под воздействием нейтронов, при котором освобождается огромное количество внутриатомной энергии, превосходящей в десятки раз количество энергии, выделяющейся при радиоактивном распаде.

Вместе с тем последними работами установлено, с одной стороны, что деление ядер претерпевают лишь атомы изотопа урана с массой 235, а с другой стороны, что это проистекает под действием медленных, а не быстрых нейтронов, что дает, если это подтвердится, в руки исследователя возможность регулировать процесс.

Эти работы ставят на очередь вопрос о возможном техническом использовании внутриатомной энергии. Конечно, на этом пути стоит еще ряд очень больших трудностей и потребуется проведение большой научно-исследовательской работы, однако, как нам кажется, трудности эти не носят принципиального характера… Если вопрос о техническом использовании внутриатомной энергии будет решен в положительном смысле, то это должно в корне изменить всю прикладную энергетику.

Важность этого вопроса вполне осознают за границей и, по поступающим оттуда сведениям, в Англии, Соединенных Штатах Америки и Германии лихорадочно ведутся работы, стремящиеся решить этот вопрос, и на эти работы ассигнуются крупные средства.

На заседании от 25 июня с. г. отделение геолого-географических наук АН поручило академикам В. И. Вернадскому, А. Е. Ферсману, В. Г. Хлопину наметить мероприятия, которые бы позволили форсировать работы по использованию внутриатомной энергии в Советском Союзе. Мы полагаем, что уже сейчас назрело время, чтобы правительство, учитывая важность вопроса о техническом использовании внутриатомной энергии, приняло ряд мер, которые обеспечили бы Советскому Союзу возможность не отстать в разработке от зарубежных стран.

Эти мероприятия представляются в следующем виде:

1. Поручить Академии наук срочно приступить к выработке методов разделения изотопов урана и конструированию соответствующих установок и войти в Правительство с ходатайством о специальных для этих целей ассигнованиях, а также о выделении соответствующего количества драгоценных и цветных металлов.

2. Предложить Академии наук форсировать работу по проектированию сверхмощного циклотрона ФИАН.

3. Создать государственный фонд урана…»

В целом можно сказать, что советские ученые были готовы к практическому освоению внутриатомной энергии.

В июне 1941 года фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз. Границы войны значительно расширились и охватили пространство от Атлантического до Тихого океана. В СССР все было подчинено решению главной задачи — защите Отечества от фашистских захватчиков. Лозунг «Все для фронта!» был главным. На фронт были мобилизованы даже многие физики.

Работы в области исследования атомного ядра и получения атомной энергии в 1941 году в СССР были временно прекращены.

В середине 1941 года И. Сталин еще не знал о возможности создания атомной бомбы.

Ф. Рузвельт в создание атомной бомбы еще не верил, Гитлеру атомная бомба еще была не нужна.

У. Черчилль первым оценил возможности использования атомной энергии в военных целях. В лабораториях ведущих университетов Великобритании раньше, чем в Германии, США и в СССР, начались практические работы по созданию атомной бомбы.

Все работы, связанные с поиском путей использования атомной энергии в военных целях, были засекречены. Активный, взаимополезный и открытый обмен научной информацией в области атомной энергии был прерван. Но дружеские связи среди некоторых ученых разных стран, их вера в особую роль науки в жизни общества и социальную справедливость все-таки сохранились. Некоторые из западных физиков пойдут на сотрудничество с представителями советской военной разведки. Это произойдет в Великобритании, Канаде, США и Швейцарии. Задача разведки состояла в том, чтобы найти этих ученых, помочь им принять важное в их жизни решение и организовать безопасную передачу секретных материалов из разных стран в Москву. Отечественная военная разведка решила эту задачу исключительно профессионально.

Глава четвертая

Хроника урановых проектов (1933–1940 гг.)

1933 г.

24—30 сентября в Ленинграде состоялась Первая Всесоюзная конференция по ядерной физике. В работе конференции приняли участие А. Иоффе, И. Тамм, Ю. Харитон, Л. Арцимович, А. Лейпунский, которые позднее сыграют важнейшую роль в создании советского ядерного оружия.

Среди приглашенных иностранных физиков были Фредерик Жолио-Кюри, Поль Дирак, Франко Расетти и Виктор Вайскопф.

1938 г.

Для координации работ в области ядерной физики при президенте АН СССР образована Комиссия по атомному ядру в составе: C. B. Вавилов (председатель), А. Ф. Иоффе, А. И. Алиханов, И. В. Курчатов, Г. М. Франк, В. И. Векслер, А. И. Шпетной.

12 марта руководитель теоретической группы ЛФТИ Я. И. Френкель направил из Ленинграда письмо Н. Бору, в котором, в частности, говорилось:

«Дорогой профессор Бор! Около конца февраля мы впервые узнали об открытии нового типа расщепления урана (из статьи Жолио в С(omptes) r(endus) и немного позднее из американского Science News Letters. Через несколько дней после этого я разработал теорию этого процесса, которая представляется совпадающей в своих существенных чертах с предложенной Фришем и Мейтнер (в нескольких словах: речь идет об уменьшении поверхностного натяжения за счет электрического заряда), а в особенности с Вашими письмами в Nature и Phys. Rev.

Поскольку я в основном разработал количественный аспект задачи, который может отсутствовать в работах других авторов, я посылаю свою работу в новый советский физический журнал… Он будет издаваться в Академии наук. Я боюсь, однако, что статья появится в печати с большим опозданием (хотя мне сказали, что первые два номера за этот год уже находятся в печати). Так или иначе, я думаю, Вам будет небезынтересно прочесть мою статью до ее публикации. В соответствии с этим я посылаю Вам ее текст. Я был бы рад, если бы оказалось возможным опубликовать ее всю — или краткие выдержки из нее по меньшей мере— в Phys. Rev.

Я планирую исследовать и несколько других вопросов, до сих пор не решенных: о существовании (или несуществовании) стабильной несферической формы у самых тяжелых ядер, о кинетике расщепления после возбуждения (ядра) и особенно о захвате нескольких электронов двумя дочерними ядрами.

Возможно, что эти вопросы будут решены к тому времени, когда Вы получите это мое письмо…»

В мае французские ядерные исследования были прерваны из-за вторжения немецких войск во Францию. Помощники Жолио-Кюри физики Ганс фон Холбан и Лев Коварский вывезли тяжелую воду в Англию.

29 сентября Общее собрание академии утвердило постановление «Об основных проблемах плана работ АН СССР на 1939 г.».

В разделе «А. Проблема изучения атомного ядра» планировалось:

«…Тема 2. Изучение и использование ядерных реакций для разрешения ряда проблем: химических, геохимических и геологических, медицинских, биологических и пр.

В этом направлении намечается:

а) разработка методов получения искусственных радиоактивных элементов (изучение ядерных реакций под действием нейтронов, изучение реакций распада радиоэлементов и др.);

б) конструирование и эксплуатация специальных установок (циклотронов) для получения мощных пучков большой интенсивности;

в) применение радиоактивного метода, радиоактивных элементов и элементарных частиц к химии (химия рассеянного состояния веществ, изучение распределения электронов между твердой кристаллической фазой и раствором, абсорбция электронов в аморфных осадках);

г) применение радиоактивного метода, радиоактивных элементов и элементарных частиц к геологии и геохимии (составление шкалы геологического времени, исследование минералов Союза по методам, основанным на атомном распаде, возраст Ильменских гор на Урале, возраст некоторых известняков и доломитов по свинцовому методу, применение радиоактивного метода к изучению состава Мацестинских вод, применение радиоактивного метода к изучению физических свойств аэрозолей и т. д.);

д) применение радиоактивного метода, радиоактивных элементов и элементарных частиц в народном хозяйстве (применение в медицине, определение эквивалента мезоторных препаратов, разработка конструкций измерительной аппаратуры для дозиметрии медицинских препаратов, применение в тяжелой промышленности и в машиностроении, получение ряда чистых элементов для медицинских целей, применение вида (вероятно, ряда. — В. Л.) отбросов радиевого производства для сельскохозяйственных культур и т. д.»

1939 г.

В апреле на коллоквиуме физиков Геттингенского университета в Германии было сделано сообщение о появившейся возможности создать реактор для получения атомной энергии.

При министерстве просвещения была сформирована специальная группа ученых во главе с профессором А. Эзау, президентом рейхсбюро стандартов, и образован один из центров исследования возможностей использования атомной энергии. Создано «Урановое общество» немецких физиков.

2 августа Альберт Эйнштейн направил письмо президенту США Франклину Рузвельту, в котором обосновал необходимость развертывания работ по созданию атомной бомбы.

Через некоторое время Рузвельт дал указание создать Консультативный комитет по урану.

В СССР физики Я. И. Френкель, Ю. Б. Харитон и А. И. Лейпунский обосновали возможность протекания в уране цепной ядерной реакции деления.

1940 г.

В марте французский физик Жолио-Кюри сообщил министру вооружений Раулю Дотри, что существует возможность создания атомного оружия, однако для продолжения исследований необходима тяжелая вода. Через несколько дней Р. Дотри направил сотрудника военной разведки лейтенанта Жака Аллье в специальную командировку в Норвегию. По указанию министра, французский разведчик и инженер Жак Аллье должен был найти возможность получить в Норвежской гидроэлектрической компании тяжелую воду. Французский разведчик задание министра выполнил и смог получить весь запас тяжелой воды, имевшейся в то время в Норвегии, — 185,5 кг. Ж. Аллье смог добыть большую часть мирового запаса тяжелой воды за несколько недель до того, как фашистская Германия завоевала Норвегию.

В апреле после захвата германскими войсками Норвегии в руки немцев попал завод по производству тяжелой воды в Веморке. После оккупации Бельгии и Франции немцы захватили около 3500 тонн урановых соединений. В Париже в распоряжение немцев перешел циклотрон, строившийся в лаборатории Жолио-Кюри.

В начале 1940 года немецкие ученые-эмигранты Отто Фриш и Рудольф Пайерлс, работавшие в Великобритании, направили научному советнику Г. Тизарду меморандум «О создании супербомбы, основанной на ядерной цепной реакции в уране». Через некоторое время британское правительство создало Комитет по урану под кодовым названием МАUD (Military Application of Uranium Disintegration), который находился в ведении министерства промышленности. Через некоторое время эти работы были переданы в Департамент научно-производственных исследований, которым руководил сэр Э. Эпплтон. В этом департаменте имелось Управление по производству металлических сплавов (Directorate of Tube Alloys). По аналогии с последним наименованием проект по созданию атомной бомбы получил кодовое название «Тube Alloys Project».

12 июля В. И. Вернадский, А. Е. Ферсман и В. Г. Хлопин направили письмо заместителю Председателя СНК СССР, председателю Совета по химической и металлургической промышленности Н. А. Булганину, в котором указали на «…огромное количество внутриатомной энергии, выделяющейся при радиоактивном распаде», а также на то, что «…в Англии, Соединенных Штатах и Германии лихорадочно ведутся работы, стремящиеся разрешить этот вопрос, и на эти работы ассигнуются крупные средства».

Ученые считали, что «уже назрело время, чтобы Правительство, учитывая важность вопроса о техническом использовании внутриатомной энергии, приняло ряд мер, которые обеспечили бы Советскому Союзу возможность не отстать в разработке от зарубежных стран».

29 августа И. В. Курчатов, Л. И. Русинов, Г. Н. Флеров, Ю. Б. Харитон обратились в президиум АН СССР с письмом «Об использовании энергии урана в цепной реакции». Авторами письма была предложена широкая программа работ по урану.

28 сентября президиум АН СССР утвердил программу работ по первому советскому урановому проекту.

Осенью 1940 года на территории Института биологических исследований, который располагался рядом с физическим институтом в Берлине, был построен корпус, где создавался первый в Германии атомный реактор.

29 декабря резидент военной разведки в Берлине Метеор направил в Москву радиограмму: «Альта сообщил, что Ариец от высокоинформированных военных узнал о том, что Гитлер отдал приказ о подготовке к войне с СССР. Война будет объявлена в марте 1941 года. Даны указания о проверке и уточнении этих сведений».

Судя по резолюции начальника ГРУ, сохранившейся на бланке радиограммы, ее содержание было доложено Сталину, Молотову, Тимошенко и Мерецкову.

ЧАСТЬ II

Тайны британских университетов

Бывший участник американского атомного проекта, сотрудник Комиссии по атомной энергии США, эксперт закрытой научно-исследовательской организации «Рэнд корпорейшн» Арнольд Крамиш опубликовал интересную книгу под названием «Гриффин». В ней рассказывается о том, что в годы Второй мировой войны британская разведка «Сикрет интеллидженс сервис» (СИС) имела в фашистской Германии глубоко законспирированного агента Гриффина, который передавал сведения по германскому проекту создания атомной бомбы. Поступавшие в Лондон данные Гриффина английская разведка передавала британским физикам.

В те же годы в лаборатории Бирмингемского университета, связанной с реализацией британского плана создания атомного оружия, работал агент Разведуправления Красной Армии Отто. Он сообщал сведения по британскому и германскому атомным проектам советской военной разведке.

Глава первая

У колыбели атомного монстра

В первой половине июля 1941 года исполнительным приказом президента США Ф. Рузвельта была создана новая разведывательная организации. Она получила весьма туманное название Бюро координатора информации (БКИ). Руководителем нового ведомства — главным координатором информации был назначен генерал Уильям Дж. Донован. Коренастый, седовласый миллионер, до войны процветавший адвокат с Уолл-стрита, ирландский католик и способный менеджер, которого за чрезмерное рвение в реорганизации американского разведывательного сообщества прозвали «Дикий Билл».

Инициатива президента по созданию БКИ не получила поддержки в многочисленном и ревнивом американском сообществе разведывательных служб, в которое входило восемь ведомств — ФБР, Разведывательное управление военного министерства, Управление военно-морской разведки, разведка государственного департамента, Секретная служба министерства финансов, Таможенное управление министерства торговли, Служба иммиграции и натурализации министерства труда, Федеральная комиссия связи, одновременно занимавшаяся и радиоперехватом. Они видели в БКИ нового конкурента и не могли понять, что это пресловутое Бюро координатора информации, формально подчинявшееся Комитету начальников штабов, находилось под непосредственным руководством президента и было первым независимым органом стратегической разведки.

Через некоторое время Бюро координатора информации получит новое название — Управление стратегических служб (УСС). В ходе очередной реорганизации в 1947 году УСС будет преобразовано в Центральное разведывательное управление (ЦРУ) — главную разведывательную службу США, которой будет уготовлено скандальное будущее: организация серии убийств видных иностранных политических деятелей, неугодных США, государственных переворотов и других темных дел.

Сотрудникам службы Донована удалось в октябре 1941 года провести одну из своих самых удачных тайных операций. Они смогли стащить у своих британских союзников по антигитлеровской коалиции копию секретного доклада комитета Томсона правительству У. Черчилля о создании атомного оружия. Возможно, этот документ добыли более опытные сотрудники американской военной или военно-морской разведки.

Документы, добытые разведчиками, дополнили оценки американского физика Гарольда Юри, руководителя научными исследованиями в лаборатории специальных сплавов, и представителя министерства военно-морских сил США Дж. Б. Пеграма, которые в середине 1941 года побывали в Англии и посетили ряд британских университетов. В ноябре 1941 года Ф. Рузвельту стало ясно, что атомную бомбу действительно можно создать и что британцы уже значительно опередили США в этой области.

Британские ученые начали экспериментальные работы в области расщепления атомного ядра в 1939 году. Именно тогда профессор Королевского колледжа в Лондоне Джордж Томсон, изучив содержание статьи Ф. Жолио-Кюри «Высвобождение нейтронов в ядерном взрыве урана», опубликованной в журнале «Нэйчер», пришел к выводу, что в результате ядерной реакции в уране должно выделяться значительное количество энергии, которую можно использовать в военных целях. Со своими выводами он познакомил Генри Тизарда, возглавлявшего научные исследования военного значения в Британской империи.

Технические замыслы Томсона получили правительственную поддержку. Мысль о том, что ядерная физика способна совершить переворот в военном деле, нашла полное понимание в правительственной резиденции на Уайтхолле — после потери большинства своих необозримых колоний в Африке и Вест-Индии Британия все еще мечтала о возрождении своего былого величия.

Была и другая причина, которая подтолкнула британское правительство к принятию решения о выделении в распоряжение Томсона значительных финансовых средств на ведение исследований в области ядерной физики. Британская разведка узнала о том, что в Германии создано «Урановое общество» с целью поиска путей использования атомной энергии в военных целях. Агент британской секретной службы Гриффин, работавший в Германии, сообщал о том, что немецкие физики пытаются найти пути использования атомной энергии, скрытой в уране, в военных целях. Под псевдонимом Гриффин работал на СИС антифашист Пауль Розбауд, научный редактор берлинского издательства «Шпрингер». У него были дружеские отношения со многими немецкими физиками. От них он получал важную информацию о ходе работ по созданию атомной бомбы, о противоречивом отношении к новому оружию в высших эшелонах власти в третьем рейхе. Замыслы немцев представляли серьезную угрозу безопасности Великобритании.

Весной 1940 года, когда Джордж Томсон был назначен главой правительственного Комитета по координации атомных исследований, он стал курировать исследования ученых в Кембриджском, Бирмингемском, Ливерпульском и других британских университетах. Эти исследования не приостанавливались даже в дни, когда фашистская авиация осуществляла массированные налеты на города Великобритании. «Битва за Британию» не влияла на работы физиков. Наоборот, они трудились невзирая на налеты германской авиации, пытаясь понять, из чего и как можно сделать урановую бомбу. После оккупации фашистскими войсками Польши, Франции, Бельгии и других европейских государств атомная бомба была нужна У. Черчиллю для защиты Британских островов от вторжения германских войск. О восстановлении былого имперского престижа У. Черчиллю на некоторое время пришлось забыть.

К осени 1941 года британские ученые значительно продвинулись вперед в области ядерных исследований. Об их достижениях узнала американская разведка. Ее данные заставили президента США еще раз обратиться к письму Альберта Эйнштейна, которое он получил в 1939 году. Реальные достижения англичан в области ядерной физики убедили Ф. Рузвельта в возможности создания атомной бомбы. 6 декабря 1941 года он принял решение о развертывании в США крупномасштабной программы создания атомного оружия. Но два года американцы уже безвозвратно потеряли. Для того чтобы наверстать время, нужны были большие деньги. Такие деньги были в распоряжении американского президента. Американцы начали строить новые секретные лаборатории, заводы и испытательные полигоны. К тому времени многие лучшие в мире физики покинули Европу и перебрались в США. Их идеи достались США бесплатно.

По иронии судьбы, 7 декабря 350 японских бомбардировщиков атаковали главную морскую базу Тихоокеанского флота США Пёрл-Харбор. За несколько часов японцы уничтожили 8 американских линкоров, 6 крейсеров и один эсминец, которые безмятежно дремали на рейде. На военном аэродроме были уничтожены 272 самолета, пилоты которых даже не успели запустить двигатели своих боевых машин. В результате налета было убито и ранено более 3400 американских офицеров, солдат и матросов. Япония в первый же день военных действий завоевала господство на море. Это было первое крупное поражение американцев во Второй мировой войне.

Пёрл-Харбор стал возможен в результате провала тайной дипломатии Ф. Рузвельта. Американский президент был убежден, что секретные службы поставляют ему достоверную информацию и Белый дом в состоянии формировать развитие событий на Дальнем Востоке в своих интересах. Американская разведка подвела своего президента, и он допустил трагическую ошибку в своих тайных политических планах.

Америка впервые почувствовала запах настоящего пороха. Она была в шоке. Рузвельт решил форсировать работы по созданию атомной бомбы. Руководство всеми работами по созданию нового оружия было поручено специально созданному комитету. В его состав вошли вице-президент Г. Уоллес, военный министр Г. Стимсон, начальник штаба армии генерал Д. Маршалл, ректор Гарвардского университета доктор Д. Конант и президент Института Карнеги доктор В. Буш. Американский атомный проект получил название «Манхэттен инжениринг дистрикт» (Manhetten Engeniering District).

Советская военная разведка получила первые сведения о работах британских ученых по атомной физике в августе 1941 года.

В конце сентября 1941 года сведения о британском атомном проекте добыла и внешняя разведка НКВД. На основе этих данных 3 октября в ее штаб-квартире был подготовлен первый документ по атомной проблеме — «Справка на № 7073, 7081/ 1096». В ней говорилось: «Вадим сообщает о получении от «----» доклада, переданного английскому кабинету, о работах уранового комитета…»

Интересы разведок Великобритании, США и СССР были неожиданно сфокусированы на одной и той же проблеме — создании атомного оружия. У колыбели атомного монстра оказались не только ученые и политики, но и разведчики секретных служб великих держав.

Американская разведка, узнавшая о тайных планах британского правительства, предоставила президенту США Ф. Рузвельту дополнительные аргументы, необходимые для принятия окончательного решения о развертывании широкомасштабных работ по урановому проекту.

Сведения, которые в Великобритании добыла советская разведка, будут доложены И. В. Сталину только через полгода. Через год о них узнают некоторые советские ученые. В ноябре—декабре 1941 года политическому и военному руководству СССР было не до атомных исследований. Немцы уже были на Украине, в Белоруссии, фашистская авиация бомбила Ленинград и другие российские города. Отборные фашистские дивизии рвались к Москве.

Глава вторая

Отто рискует жизнью…

Докладная записка Сталину

В начале сентября 1941 года в штаб Разведуправления Красной Армии из лондонской резидентуры поступил необычный документ. Когда шесть листов доклада неизвестного источника из Бирмингемского университета легли на стол начальника управления информации бригадного инженера А. Панфилова, он, перелистав их, задумался. То, что поступило из разведаппарата, было очень важно.

А. Панфилов имел прекрасное техническое образование. Еще до начала войны он учился в Ленинградском технологическом институте, потом окончил Военно-техническую академию Красной Армии. Он не был физиком, но техническая подготовка, полученная в двух ведущих высших учебных заведениях страны, позволяла ему квалифицированно разбираться во многих проблемах по созданию новых образцов оружия и боевой техники. Сведения, содержавшиеся в документе, поступившем из Лондона, впервые попадали в руки А. Панфилова. Еще раз перечитав сообщение источника, начальник управления информации понял, что в Англии начата работа по созданию нового оружия, основанного на использовании энергии, получаемой путем расщепления ядра урана. Возможно ли такое на практике, по первым сведениям нового лондонского источника, судить было нелегко.

Для того чтобы в полной мере оценить полученную информацию, А. Панфилову нужна была квалифицированная консультация ученых. Получить ее в сентябре в Москве было трудно. Фашистские дивизии уже стояли у стен советской столицы. Многие правительственные и научные учреждения были эвакуированы. Военному руководству страны требовалась от разведки точная информация о планах Гитлера по ведению войны и переброске войск на московском направлении.

А. Панфилов вызвал своего заместителя — бригадного комиссара А. Киселева и, передав ему доклад, сказал:

— Мне кажется, Анисим Федорович, что британские физики пытаются создать принципиально новую бомбу. Судя по этому документу, она может открыть человечеству дорогу в ад. Подержите у себя этот материал до лучших времен. Отгоним фашистов от Москвы, тогда и разберемся.

В декабре 1941 года в Разведуправление Красной Армии из Лондона поступил еще один доклад по урановой тематике, в котором было сорок листов.

Сражение под Москвой завершилось первой победой Красной Армии. В конце января 1942 года в Разведуправление Красной Армии из лондонской резидентуры поступил новый секретный доклад о работе британских физиков. Ознакомившись с новым документом, А. Панфилов вспомнил о материале, поступившем в 1941 году, и пригласил к себе А. Киселева. После короткого совещания они пришли к выводу, что Великобритания серьезно занята созданием атомной бомбы. Вместе с британскими физиками работают и ученые-эмигранты. Среди них были и французы Холбан и Коварский. В 1939 году с Ф. Жолио-Кюри они опубликовали в журнале «Нэйчер» статью, которая подтолкнула Д. Томсона к обращению в британское правительство с идеей создания атомной бомбы. Результаты исследований, которые проводили в Париже в Коллеже де Франс Ф. Жолио-Кюри, Холбан и Коварский, стали известны в Великобритании до мельчайших подробностей. Они явились серьезным подспорьем для успешной реализации британской атомной программы. Об этом сообщал новый агент.

Успешной работе британских университетов способствовало и то обстоятельство, что после падения Парижа Холбан и Коварский по указанию Ф. Жолио-Кюри перевезли через Ла-Манш запасы тяжелой воды. В то время Британия контролировала добычу урановых руд в Канаде и Южной Африке, что давало серьезную сырьевую базу для научных исследований. Воспользовавшись британским потенциалом, французские физики Холбан и Коварский подтвердили теоретические выводы о возможности цепной реакции. Это и позволило в июле 1941 года комитету Д. Томсона представить британскому правительству доклад, в котором был сделан вывод о том, что существует реальная возможность в течение двух—трех лет создать атомную бомбу. Для реализации этого замысла в Великобритании была создана специальная правительственная организация, которая и получила кодовое название «Тьюб Эллойз», или «Трубный сплав».

А. Панфилов и А. Киселев решили направить письмо руководителю спецотдела Академии наук СССР М. Евдокимову, который мог дать квалифицированную рекомендацию о том, какие организации в СССР могли бы заинтересоваться информацией об исследованиях британских физиков по урановой тематике.

В начале февраля проект письма был готов. Но в Академию наук СССР он был отправлен только через два месяца. Задержка произошла из-за событий, которые от военных разведчиков никак не зависели.

Предположительно в середине февраля начальнику Разведуправления поступил необычный запрос из Наркомата внутренних дел СССР. В нем излагалась просьба сообщить, есть ли в РУ сведения о научных исследованиях за рубежом по урановой проблеме, и если есть, то выслать материалы в адрес наркома Л. П. Берии. Документы, полученные военной разведкой из Лондона, через несколько дней были переданы в НКВД.

Секретные материалы РУ Генштаба РККА по урановой проблеме попали начальнику внешней разведки НКВД П. Фитину. В это время его сотрудники по указанию Л. П. Берии завершали подготовку проекта специального письма для доклада И. В. Сталину и другим членам Государственного Комитета Обороны. Проект письма уже был практически готов. Он был разработан на основе данных, полученных внешней разведкой НКВД от агента в Лондоне, который сообщил об образовании в Великобритании Уранового комитета, его структуре, задачах и главной цели — создании урановой бомбы.

После изучения документов, поступивших из военной разведки, было решено в проект письма в ГКО внести некоторые существенные дополнения. Информация, представленная РУ, носила конкретный научно-технический характер, была убедительной и свидетельствовала о том, что работы по созданию урановой бомбы в Великобритании перешли в стадию практической реализации теоретических расчетов.

Факт использования материалов военной разведки при подготовке докладной записки И. В. Сталину подтверждается в исследованиях историков А. Орлова и В. Чикова.

В частности, в многоплановой и насыщенной интересным фактическим материалом книге «Тайная война сверхдержав» А. Орлов пишет, что «мартовская докладная записка Берии Сталину составлялась как раз исключительно на основе материалов Кремера». Полковник С. Кремер был военным разведчиком и работал в Лондоне. Он имел отношение к добыванию первых британских атомных секретов.

Второй историк — В. Чиков в двухтомнике «Нелегалы» тоже указывает, что начальник Разведывательного управления НКВД П. Фитин получил секретные материалы РУ Генштаба РККА по урановой проблеме и использовал их при подготовке докладной записки И. В. Сталину.

10 марта Л. П. Берия внимателно изучил письмо, адресованное И. В. Сталину. Это достаточно объемный документ. Но есть смысл привести его полностью, так как в нем собраны основные данные о работе британских физиков. Разведка НКВД и Разведуправление Красной Армии смогли почти что одновременно добыть эти сведения.

В письме И. В. Сталину было сказано:

«В ряде капиталистических стран, в связи с проводимыми работами по расщеплению атомного ядра с целью получения нового источника энергии, было начато изучение вопроса использования атомной энергии для военных целей.

В 1939 г. во Франции, Англии, США и Германии развернулась интенсивная научно-исследовательская работа по разработке методов применения урана для новых взрывчатых веществ. Эти работы ведутся в условиях большой секретности.

В материалах, полученных НКВД в Англии агентурным путем, охарактеризована деятельность английского Уранового комитета по вопросам атомной энергии:

а) английский военный кабинет, учитывая возможности успешного разрешения этой задачи Германией, уделяет большое внимание проблеме использования атомной энергии для военных целей;

б) Урановый комитет военного кабинета, возглавляемый известным английским физиком Д. П. Томсоном, координирует работы видных английских ученых, занимающихся вопросами использования атомной энергии урана как в отношении теоретической и экспериментальной разработок, так и чисто прикладной, т. е. изготовлением урановых бомб, обладающих большой разрушительной силой;

в) эти исследования основаны на использовании одного из изотопов урана (урана-235), обладающего свойствами эффективного расщепления. Для этого используется урановая руда, наиболее значительные запасы которой имеются в Канаде, Бельгийском Конго, в Судетах и Португалии;

г) французские ученые Хальбан[1] и Коварский, эмигрировавшие в Англию, разработали метод выделения изотопа урана-235 путем применения оксида урана, обрабатываемого тяжелой водой. Английский ученый Пайерлс и доктор физических наук Байс разработали способ выделения изотопа урана-235 при помощи диффузионного аппарата, спроектированного доктором Симон, который и рекомендован для практического использования в деле получения урана, идущего для изготовления урановой бомбы;

д) в освоении производственного метода выделения урана-235 помимо ряда научно-исследовательских учреждений Англии непосредственное участие принимают Вульвичский арсенал, а также фирмы «Метрополитен-Виккерс», химический концерн «Империал Кемикал Индастриес». Этот концерн дает следующую оценку состояния разработки метода получения урана-235 в производстве урановой бомбы. Научно-исследовательские работы по использованию ядерной энергии для урановых бомб достигли стадии, когда необходимо начать работы в широком масштабе. Эта проблема может быть разрешена и необходимый завод может быть построен;

е) Урановый комитет добивается кооперирования с соответствующими научно-исследовательскими организациями и фирмами США (фирма «Дюпон»), ограничиваясь лишь теоретическими вопросами. Прикладная сторона разработки основывается на следующих главных положениях, подтвержденных теоретическими расчетами и экспериментальными работами, а именно:

профессор Бирмингемского университета Пайерлс определил теоретическим путем, что масса 10 кг урана-235 является критической величиной. Количество этого вещества меньше критического значения устойчиво и совершенно безопасно, в то время как в уране-235 массой больше 10 кг возникает прогрессирующая реакция расщепления, вызывающая колоссальной силы взрыв. При проектировании бомб активная часть должна состоять из двух разных половин, масса которых в сумме превышает критическую величину. Для производства максимальной силы взрыва этих частей урана-235, по данным профессора Фергюссона из научно-исследовательского отдела Вульвичского арсенала, скорость перемещения масс должна лежать в пределах 6000 футов в секунду. При уменьшении этой скорости происходит затухание цепной реакции расщепления атомов урана и сила взрыва значительно уменьшается, но все же во много раз превышает силу взрыва обычного ВВ.

Профессор Тейлор подсчитал, что разрушительное действие 10 кг урана-235 будет соответствовать 1600 т ТНТ. Вся сложность производства урановых бомб заключается в трудности отделения активной части урана-235 от других изотопов, изготовлении оболочки бомбы и получении необходимой скорости перемещения масс.

По данным концерна «Империал Кемикал Индастриес» (ICI) для отделения изотопов урана-235 потребуется 1900 аппаратов системы доктора Френсис Симон стоимостью 3 300 000 миллионов фунтов стерлингов.

При производстве таким заводом 36 бомб в год стоимость одной бомбы будет равна 236 000 фунтов стерлингов по сравнению со стоимостью 326 000 фунтов стерлингов 1500 т ТНТ.

Изучение материалов по разработке проблемы урана для военных целей в Англии приводит к следующим выводам:

1. Верховное военное командование Англии считает принципиально решенным вопрос практического использования атомной энергии урана-235 для военных целей.

2. Урановый комитет английского верховного командования разработал предварительную теоретическую часть для проектирования и постройки завода для изготовления урановых бомб.

3. Усилия и возможности наиболее крупных ученых научно-исследовательских организаций и крупных фирм Англии объединены и направлены на разработку проблемы получения урана-235, которая особо засекречена.

4. Английский военный кабинет занимается вопросом принципиального решения об организации производства урановых бомб.

Исходя из важности и актуальности проблем практического применения ядерной энергии для военных целей в СССР, было бы целесообразно:

1) проработать вопрос о создании Научно-совещательного органа при Государственном Комитете Обороны СССР из авторитетных лиц для координирования, изучения и направления работ всех ученых, научно-исследовательских организаций, занимающихся вопросами ядерной энергии;

2) обеспечить секретное ознакомление с материалами НКВД по урану видных специалистов с целью дачи оценки и соответствующего их использования.

Народный комиссар внутренних дел

Л. Берия».

Считается, что Л. П. Берия этот документ, сложный по содержанию и значительный по объему, И. В. Сталину не доложил, а устно проинформировал его о том, что в Великобритании ведутся работы по созданию нового вида оружия, которое может обладать огромной разрушительной силой.

В мае—июне 1942 года уполномоченный Государственного Комитета Обороны, председатель Комитета по делам высшей школы С. В. Кафтанов также докладывал И. В. Сталину о том, «что представляет собой атомная бомба и почему Германия и США могут ее создать». Как вспоминал С. В. Кафтанов, «И. В. Сталин, походив немного в раздумье по кабинету, сказал: «Нужно делать».

С марта по октябрь 1942 года, как свидетельствуют архивные документы, к урановой проблеме обращались академик А. Ф. Иоффе, подготовивший проект распоряжения ГКО «Об организации работ по урану» и доказывавший С. В. Кафтанову необходимость демобилизации из армии талантливого физика Г. Н. Флерова, заместитель председателя ГКО В. М. Молотов и другие ученые и государственные деятели. В результате этих инициативных и настойчивых обращений в правительство 28 сентября 1942 года было принято «Распоряжение ГКО № 2352 «Об организации работ по урану». В нем говорилось: «Обязать Академию наук СССР (академик Иоффе) возобновить работы по исследованию осуществимости использования атомной энергии путем расщепления ядра урана и представить Государственному Комитету Обороны к 1 апреля 1943 года доклад о возможности создания урановой бомбы или уранового топлива».

Постановление содержало восемь конкретных пунктов, в которых президиуму Академии наук СССР, Академии наук УССР, Народным комиссариатам тяжелого машиностроения, финансов, черной металлургии и другим наркоматам давались конкретные поручения по оказании ученым содействия в возобновлении работ по урановой проблеме. А. И. Микояну, который возглавлял Народный комиссариат внешней торговли, поручалось «закупить за границей по заявкам Академии наук СССР для лаборатории атомного ядра аппаратуры и химикатов на 30 тысяч рублей». Главному управлению гражданского воздушного флота поручалось обеспечить «к 5 октября 1942 года доставку самолетом в г. Казань из г. Ленинграда принадлежащих Физико-техническому институту АН СССР 20 кг урана и 200 кг аппаратуры для физических исследований».

Обращает на себя внимание тот факт, что в этом первом постановлении ГКО о возобновлении в СССР работ по урану отсутствуют указания для разведки НКВД и Разведуправления Красной Армии по добыванию сведений о том, что делается по урановой проблеме в Германии, Великобритании и США. Почему члены ГКО не определили конкретные задачи научно-техническим подразделениям советских разведывательных служб по добыванию сведений «о создании урановой бомбы» за рубежом, сказать трудно — в воспоминаниях, в частности, В. М. Молотова об этом нет каких-либо сведений.

Нарком внутренних дел Л. П. Берия был членом ГКО, присутствовал на этом заседании. Он хорошо знал возможности разведки и содержание мартовской докладной записки для И. В. Сталина, подготовленной П. Фитиным о состоянии дел по созданию атомной бомбы в Великобритании и США. Можно только предположить, что 27 сентября 1942 года Л. П. Берия по неизвестным причинам не доложил членам ГКО о содержании материалов, добытых разведкой. Однако он, видимо, получил от И. В. Сталина устное указание представить докладную записку с изложением оценки советских разведорганов по урановой проблеме. Иначе трудно понять, почему через несколько дней, а точнее 6 октября 1942 года, Л. П. Берия в срочном порядке подписал «Письмо НКВД СССР в ГКО И. В. Сталину о работах по использованию атомной энергии в военных целях за рубежом и необходимости организации этой работы в СССР». К письму прилагалась «Справка 1-го Управления НКВД СССР по материалу «Использование урана как источника энергии и как взрывчатого вещества». Справку подписал начальник Разведуправления НКВД СССР П. Фитин.

Несмотря на принятое ГКО решение по урановой проблеме, научные изыскания в этой области практически не проводились. Да и что можно было сделать, имея 20 килограммов урана и 30 тысяч рублей на закупки за рубежом научного оборудования и урановых соединений.

В феврале 1943 года С. В. Кафтанов направил В. М. Молотову записку, в которой сообщал, что «распоряжение ГКО от 28.IX.42 г. «Об организации работ по урану» в указанные сроки не выполняется. Академия наук СССР — акад(емик) Иоффе, которому персонально поручена организация этих работ, не принял необходимых мер к выполнению заданий ГКО в срок…»

11 февраля 1943 года заместитель ГКО В. М. Молотов подписал новое распоряжение, создававшее дополнительные условия для активизации работ по созданию атомной бомбы в СССР. В нем, в частности, указывалось: «Обязать руководителя спецлаборатории атомного ядра про(фессора) Курчатова И. В. провести к 1 июля 1943 г. необходимые исследования и представить Государственному комитету обороны к 5 июля 1943 года доклад о возможности создания урановой бомбы или уранового топлива».

Война, которую вел Советский Союз против Германии, лишала советских ученых реальных условий для развертывания работ по исследованию возможностей создания атомного оружия и уранового топлива. Никто из отечественных академиков или членов ГКО в 1942–1943 годы еще не мог и предположить, какие финансовые, материальные и интеллектуальные ресурсы необходимо будет привлечь для решения урановой проблемы…

Военная разведка, отправив НКВД материалы К. Фукса, сведений об их дальнейшей судьбе не получила. Поэтому 7 мая 1942 года РУ направило письмо в Академию наук СССР руководителю спецотдела М. Евдокимову. В нем, в частности, говорилось следующее: «В связи с сообщениями о работе за рубежом над проблемой использования для военных целей энергии ядерного деления урана прошу сообщить, насколько правдоподобными являются такие сообщения и имеет ли в настоящее время эта проблема реальную основу для практической разработки вопросов использования внутриядерной энергии, выделяющейся при цепной реакции урана…»

Через месяц, а точнее 10 июня 1942 года, начальник РУ получил письмо от академика В. Г. Хлопина следующего содержания: «Академия наук не располагает никакими данными о ходе работ в заграничных лабораториях по проблеме использования внутренней энергии, освобождающейся при делении урана…»

Далее академик В. Г. Хлопин сообщал, что, по его мнению, «возможность использования внутриатомной энергии для военных целей в ближайшее время (в течение настоящей войны) весьма маловероятна» и просил Разведуправление сообщать в спецотдел АН СССР все сведения об использовании внутриатомной энергии урана в зарубежных институтах или лабораториях.

После этого письма урановая проблема приобрела для военной разведки особую значимость, на которую, помимо добывания сведений, необходимых для ведения войны против Германии и ее союзников, следовало обратить особое внимание.

Советскому военному атташе в Великобритании, который был руководителем лондонской резидентуры Разведуправления Красной Армии, генерал-майору танковых войск И. А. Склярову (оперативный псевдоним Брион) было дано указание «обратить внимание на получение информации по урановой теме».

В октябре 1942 года все материалы, полученные военной разведкой из Лондона в 1941 и в начале 1942 года, уполномоченный Государственного Комитета Обороны по науке С. В. Кафтанов вручил на экспертизу И. В. Курчатову, которого он специально для этой цели вызвал из Казани в Москву.

Профессор И. В. Курчатов представлял ленинградскую школу физики…

Кто же передавал военной разведке секретные сведения об атомном проекте У. Черчилля?

Первые встречи с Фуксом

В годы Второй мировой войны аппарат советского военного атташе в Лондоне выполнял огромный объем работы. Его сотрудники добывали информацию о планах гитлеровской Германии по ведению войны в Европе и на Ближнем Востоке. Эти сведения дополняли данные, поступавшие в Разведуправление от резидентов из других европейских стран.

Немцы быстро поняли, какую угрозу для них представляют тайные организации советской разведки, которые, как они предполагали, действовали в Германии и на территориях оккупированных государств.

По указанию Гитлера Главное управление имперской безопасности разработало план выявления и уничтожения советских разведывательных групп. К его реализации были подключены все, как сегодня принято говорить, специальные службы третьего рейха.

К концу 1942 года немецкой контрразведке удалось уничтожить советскую разведывательную сеть в Германии, Франции, Италии и Бельгии. Ранее в Токио японская контрразведка выявила и арестовала Рихарда Зорге и его помощников. Но резидентуры советской военной разведки продолжали действовать в Швейцарии, Великобритании и других странах.

Работой военных разведчиков в Лондоне руководил генерал-майор Иван Андреевич Скляров. Несколько слов об этом человеке. Он родился в сентябре 1901 года в крестьянской семье, которая жила в слободе Погромец Ново-Оскольского района Курской области. В 1935 году окончил Академию моторизации и механизации, в 1939 году успешно завершил учебу в академии Генерального штаба РККА и был отобран для работы в военной разведке. Хорошо знал военное дело и любил разведку.

После провалов в Японии и в некоторых европейских странах лондонская резидентура военной разведки была не единственным, но очень важным каналом Разведуправления Красной Армии, через который поступали ценные сведения, необходимые для ведения войны против Германии.

Вот только одно из сотен указаний, которые поступили в 1942 году резиденту военной разведки в Лондоне генерал-майору Склярову: «…До конца мая всеми имеющимися в вашем распоряжении средствами выяснить и немедленно доложить данные по следующим вопросам:

— сосредоточение, состав и нумерация немецких частей на Восточном фронте,

— переброски, районы сосредоточения, количество и состав танковых и моторизованных частей, предназначенных для весенне-летних операций 1942 года. Местонахождение баз горючего, боеприпасов и отравляющих веществ,

— количество и нумерация немецких дивизий, расположенных западнее Днепра.

На выполнение этих задач нацельте «Долли» и «Бонда».

Постоянно поступали и такие запросы:

«11 мая 1942 года. Бриону.

1. Сообщите дислокацию штабов корпусов итальянской армии.

2. Из каких районов, когда и по какому маршруту прошли на Восточный фронт 1 и 2 подвижные дивизии; 16 моторизованная; 5, 38, 58, пехотные дивизии.

Директор».

Таких указаний за годы Великой Отечественной войны генерал-майор А. Скляров получил несколько тысяч. Большинство из них кроме положенных грифов секретности имели резолюции начальника военной разведки: «Срочно», «Немедленно» и другие.

Лондонская резидентура военной разведки была и важнейшим источником военно-технической информации, среди которой урановая проблема была одной из первоочередных.

Одним из лучших оперативных офицеров лондонской резидентуры военной разведки был полковник Семен Кремер. Он завербовал нескольких ценных агентов, которые передавали ему важную информацию. Среди многочисленных знакомых Кремера значился и Юрген Кучински, бывший профессор кафедры политической экономики Берлинского университета. В архивных документах военной разведки он упоминается под псевдонимом Каро, как источник ценной военно-экономической информации. В конце декабря 1940 года, как свидетельствуют отчеты Кремера, этот Каро и познакомил разведчика с Клаусом Фуксом.

Архивные документы позволили приблизительно восстановить картину того, как это было.

Имя Клауса Фукса — талантливого ученого, который работал в Великобритании под руководством Рудольфа Пайерлса, а в США сотрудничал с Робертом Оппенгеймером, — часто упоминается во всех публикациях, посвященных действиям офицеров внешней разведки НКВД, добывавших американские атомные секреты.

Кроме советских авторов значительное внимание Фуксу уделили американские и английские исследователи. Для советских авторов К. Фукс был героем, германским коммунистом, который помог нашей стране «обрести ядерный щит». Для западных исследователей К. Фукс был человеком, который скрывался под личиной лояльного Великобритании и США ученого и использовал свое положение для того, чтобы завладеть государственными секретами в интересах международного коммунизма. Приблизительно так О. Пилат писал о Клаусе Фуксе в книге «Атомные шпионы», которая была издана в Лондоне в 1952 году.

Такой же точки зрения придерживаются и другие авторы в США и Великобритании, пишущие об «атомном шпионаже».

Совершенно очевидно, что эти точки зрения вряд ли отражают истинные причины трудного решения Клауса Фукса передать представителям советской разведки атомные секреты Великобритании и США. В них много политической конъюнктуры.

Из советских авторов по этой проблеме наиболее близко к истине был генерал-лейтенант Павел Судоплатов — один из руководителей внешней разведки НКВД. В своей книге «Разведка и Кремль» П. Судоплатов пишет, что в 1941 году видный деятель коммунистического и рабочего движения Юрген Кучински проинформировал нашего посла в Англии И. М. Майского о работе Клауса Фукса. И. Майский, по данным П. Судоплатова, был в «натянутых отношениях с резидентом НКВД в Лондоне Горским» и поэтому поручил «секретарю военного атташе Кремеру войти в контакт с Фуксом». Далее сообщается, что Фукс стал встречаться с Урсулой Кучински, сестрой Юргена, которая «была агентом военной разведки…»

Действующие лица в этой истории, описанной генералом П. Судоплатовым, названы правильно. Но роли их были несколько другими.

В 1940 году, после того как была доказана теоретическая возможность создания нового вида оружия, основанного на использовании энергии, образующейся при расщеплении ядер урана, в Великобритании были начаты практические работы, направленные на поиск путей создания атомной бомбы. Исследования активно вели ученые Кембриджской, Бристольской, Бирмингемской и Ливерпульской лабораторий, а также других закрытых научных центров. Кроме английских физиков, в состав этих групп вошли видные физики, которые были вынуждены бежать из стран континентальной Европы, захваченных фашистской Германией. В мае 1941 года среди них окажется и молодой ученый немец Клаус Фукс. Привлечение его к исследованиям в Бирмингемской лаборатории можно назвать счастливой случайностью.

Путь Клауса Фукса в ядерную физику был сложен. Но этот человек, по оценкам ученых, с которыми ему приходилось работать, обладал выдающимися аналитическими способностями. Фукс начал свою научную карьеру в 1930 году, когда еще учился в Лейпцигском университете. Он был неординарным студентом. В это же время он стал членом социалистической, а позже — коммунистической партии Германии.

Когда в Германии пришли к власти фашисты и начались аресты инакомыслящих, Фукс был вынужден бежать во Францию. Некоторое время он жил в Париже, участвовал в антифашистском движении. Потом в конце 1933 года К. Фукс перебрался в Великобританию.

Итак, Фукс оказался в Лондоне, его сестра Елизавета и брат Герхард — в Чехословакии. Младшая сестра Кристель уехала в США.

В Великобритании Клаусу Фуксу повезло. По рекомендации знакомых отца, который был доктором богословия и известным протестантским священником, он был представлен физику Нэвиллу Мотту, который являлся членом Королевского научного общества, профессором Бристольского университета. Как раз в то время ему предложили взять на кафедру физики нескольких молодых ученых из Германии, оплату обучения которых гарантировала английская табачная фирма. Мотт согласился. Среди «табачных» стипендиатов оказался и Клаус Фукс. Ему было труднее всех — Фукс не знал английского языка, а Мотт нечего не понимал по-немецки. Но когда профессор узнал, что Фукс учился в Лейпциге у лауреата Нобелевской премии Гейзенберга, он стал помогать молодому немецкому ученому-антифашисту, подключил его к теоретическим исследованиям в области квантовой механики. Фукс был прилежным, любознательным и инициативным учеником.

Под руководством Н. Мотта в 1936 году К. Фукс защитил докторскую диссертацию. Она называлась «Связующие силы металлической меди и эластичные константы моновалентных металлов». Ему было только 25 лет. Несмотря на молодость, он зарекомендовал себя исключительно одаренным физиком-теоретиком.

Но у профессора Мотта на кафедре было только три должности доцентов. Они были уже заняты. И Фуксу пришлось искать другое место для продолжения своей научной работы. Во время последней прощальной встречи с Фуксом Нэвилл Мотт вручил своему бывшему аспиранту рекомендательное письмо. Оно было адресовано профессору Эдинбургского университета Максу Борну, крупному физику, выходцу из Германии, у которого он сам учился будучи студентом Геттингенского университета. Мотт просил Борна принять молодого доктора наук в аспирантуру при кафедре теоретической физики и рекомендовал его как исключительно талантливого, пытливого и работоспособного исследователя. Так К. Фукс оказался в Шотландии.

Борн был требовательным, но и заботливым учителем. Он выхлопотал для Фукса скромную стипендию в 42 фунта стерлингов, помог устроиться на проживание в университетском общежитии, обеспечил нормальные условия для научной работы.

Макс Борн был непревзойденным авторитетом в области исследования квантово-механических явлений, Фукс — блестящим математиком. Ученый и ученик совместно подготовили несколько научных работ, которые были опубликованы в ведущих британских научных журналах. Позже именно эти публикации станут визитной карточкой Фукса и откроют ему двери к тайнам британской атомной бомбы.

Уже после Второй мировой войны профессор Н. Мотт писал о Клаусе Фуксе: «Вполне вероятно, что он бы стал Нобелевским лауреатом и членом Королевского научного общества. Ему я предсказывал большое будущее в науке…»

У Фукса тоже было особое отношение к Борну, о котором он писал: «Макс Борн научил меня понимать сущность квантомеханической теории и овладеть ее математическим аппаратом, дать физическое истолкование формулам, понять, каким образом их следует применять в том или ином эксперименте, внести ясность в непостижимую для меня тогда двойственность материи, в которой корпускулярные свойства частиц необъяснимым образом уживались с волновыми. По-настоящему я почувствовал себя физиком-теоретиком только после семинаров Макса Борна по квантовой механике в Эдинбургском университете…»

Но судьба К. Фукса сложилась еще более динамично, чем предсказывал Н. Мотт, профессор Бристольского и Кембриджского университетов, многолетний директор Кавендишской лаборатории.

31 августа 1939 года началась Вторая мировая война. В этот же день Клаус Фукс получил извещение из министерства внутренних дел Великобритании о том, что его прошение удовлетворено и он стал гражданином Великобритании. Но это не принесло ему особого удовлетворения и спокойствия. Уже весной 1940 года, когда фашистская Германия оккупировала большинство европейских государств и готовилась к нападению на Британские острова, Фукс понял цену британскому гостеприимству — все иностранцы или лица, представлявшие «угрозу» Великобритании, были интернированы. У. Черчилль поступал так же, как и И. Сталин, — он убрал подальше всех, кто мог представлять опасность для Великобритании в годы войны. В число интернированных попал и К. Фукс. Неожиданно для себя он оказался за колючей проволокой в лагере на острове Мэн. Этот лагерь на острове в Ирландском море вскоре был закрыт.

В начале июля 1940 года Фукс и еще около 1300 интернированных немцев и итальянцев были размещены в трюмах транспортного судна «Эттрик», которое вышло из ливерпульского порта и взяло курс на Канаду. Там был создан новый лагерь для интернированных. Он был расположен в Шербруке, пригороде Квебека. Место мрачное и неуютное. Лагерь находился на территории старых армейских складов, где хозяйничали тысячи крыс. Склады были обнесены двумя рядами колючей проволоки, за которыми некоторое время пришлось находиться и Фуксу.

Условия жизни в лагере были тяжелыми. Многие интернированные немцы, итальянцы и представители других национальностей, бежавшие от гитлеровского произвола из западноевропейских стран, не понимали, за что и почему британское правительство бросило их в крысиное логово Шербрука. Некоторые не выдерживали подобного отношения и кончали жизнь самоубийством. Эта несправедливость угнетала Клауса Фукса, воспитанного в религиозной семье, чутко воспринимавшего добро и зло, бежавшего из Германии от издевательств нацистов, но попавшего в британский концлагерь.

Фукс уже терял надежду на спасение. Но вера в справедливость, которая все-таки должна была когда-то восторжествовать, давала ему силы для борьбы за собственное существование.

Большие ученые — люди, как правило, не приспособленные к жизни в экстремальных условиях, но в силу своего особого склада ума способные принимать твердые решения, определяющие на многие годы вперед их место в обществе и их отношение к обществу. Эти решения уже никто, ничто и никогда не сможет изменить. В Шербруке Клаус Фукс, видимо, принял такое решение, которым руководствовался всю свою жизнь.

Прошение Фукса о предоставлении ему британского подданства было аннулировано. Попытки профессоров М. Борна и Н. Мотта защитить талантливого ученика не приносили успеха. Он был немцем. А это в условиях, когда гитлеровская Германия готовилась к вторжению в Англию, предопределяло все. Проживавшие на территории Великобритании немцы рассматривались только как потенциальная «пятая колонна», опасная для королевства.

К середине 1940 года Черчилль понял, что Германия вряд ли решится на высадку своих войск на Британских островах. Он также пришел к выводу, что интернированные немцы-антифашисты не только не опасны для Великобритании, но и могут оказать ей помощь в борьбе с гитлеровцами. Узники Шербрука были выпущены на свободу.

17 декабря Клаус Фукс из Галифакса на бельгийском судне «Туссвиль» отправился в обратный путь через Атлантический океан. Судно взяло курс на Ливерпуль. Этот переход через Атлантику стал для Фукса дорогой в новую жизнь.

29 декабря в Лондоне в узком кругу друзей — выходцев из Германии Клаус Фукс отпраздновал свой очередной день рождения. Ему исполнилось 29 лет. Он был талантлив, но бесправен. У него не было работы и средств к существованию. Помог ему Юрген Кучински, который в прошлом был профессором кафедры политической экономики Берлинского университета и пользовался в немецкой общине в Англии особым авторитетом.

Два молодых ученых нашли много общего в своих политических и этических взглядах. Узнав, чем занимался Фукс до того, как был брошен в концлагерь в Шербруке, Юрген посоветовал ему поделиться своими сведениями с представителем Советского Союза. Фукс согласился. После этого Кучински познакомил его с секретарем военного атташе полковником С. Кремером.

Разведчик С. Кремер уже длительное время находился в Великобритании. В Разведуправлении Красной Армии он имел оперативное имя Барч. На встрече, которая состоялась в последних числах декабря 1940 года, Кремер представился Фуксу как Джонсон. Ученый согласился подготовить для Джонсона краткую справку о возможностях использования атомной энергии. Он уже хорошо знал, какие бедствия принес Европе германский фашизм. В душе его еще свежи были воспоминания о бесправной жизни в холодных казематах Шербрукского концлагеря. Он надеялся, что далекой России, строящей новое социальное общество, основанное на принципах справедливости и равенства, его сведения могут быть полезны.

Возможно, что первая встреча с Кремером и обещания поделиться с представителем России научной информацией так бы и остались благими намерениями. Но вскоре в жизни Фукса произошло событие, которое предопределило всю его дальнейшую жизнь.

Весной 1941 года в Эдинбург, где Фукс жил после возвращения из Канады, пришло письмо от профессора Рудольфа Пайерлса, который пригласил молодого ученого принять участие в интересных исследованиях «особого характера» в лаборатории Бирмингемского университета и предлагал зарплату в 275 фунтов стерлингов в год.

Фукс знал этого талантливого исследователя. Р. Пайерлс был уроженцем Берлина. В Геттингенской школе физики Макса Борна он был одним из лучших студентов. В 1929 году он переехал из Германии в Цюрих, работал в университете, где преподавал профессор Гельбау. Весной 1933 год Пайерлс получил место в Кембриджском университете, выехал в Великобританию, где и стал одним из основных специалистов в области ядерной физики.

Чем конкретно занимался Пайерлс в 1941 году, Клаус Фукс не знал, но был удивлен тем, что его, только что освобожденного из Шербрука, приглашают принять участие в каком-то «особом проекте». Не долго раздумывая, Клаус Фукс выехал в Бирмингем.

В Бирмингемском университете Р. Пайерлс руководил работами, в ходе которых реализовывалась часть программы по атомной бомбе. Он не случайно пригласил К. Фукса в свою лабораторию. Пайерлс встречал этого молодого ученого один или два раза на научных конференциях, запомнил его научные работы, которые были опубликованы в «Научных записках Королевского общества». Эти работы произвели на Рудольфа Пайерлса сильное впечатление. Когда же он прочел рекомендательные письма хорошо известных ему профессоров Н. Мотта и М. Борна, то принял окончательное решение о привлечении Фукса к работе в секретной программе создания атомной бомбы.

Трудно сказать, как Фуксу удалось пройти проверку на благонадежность, поскольку он был немцем, представителем страны, которая вела войну против Великобритании. Кое-что спецслужбе было известно и о его левых политических взглядах. Тем не менее разрешение на работу в Бирмингемской лаборатории он получил с ограниченным правом «иметь доступ к той закрытой информации, которая связана только с выполнением его функциональных обязанностей».

Так Фукс оказался участником работ, конечной целью которых было создание урановой бомбы.

Первое время К. Фукс не имел финансовых средств, необходимых для аренды квартиры в Бирмингеме. Поэтому Пайерлс, отправивший своих детей в США и живший с женой в приличном трехэтажном доме, предложил Клаусу Фуксу поселиться в одной из комнат его коттеджа. Фукс согласился.

Женой Р. Пайерлса была Евгения Николаевна Канегиссер, с которой он познакомился в Ленинграде в 1933 году, когда принимал участие в работе Первой Всесоюзной конференции по ядерной физике. Фукс отдал Евгении Николаевне свою продуктовую карточку и питался вместе с Пайерлсами.

Несмотря на то, что Фукс быстро стал ведущим сотрудником Бирмингемской исследовательской группы, юридически он продолжал быть «враждебным иностранцем». Длительное время британская контрразведка МИ-5 проверяла и перепроверяла все связи Фукса, пытаясь определить степень его благонадежности. В конце концов, учитывая то, что вклад Фукса в создание британской урановой бомбы оказался реальным и значительным, ограничения были сняты, и он получил доступ ко всем секретным материалам.

Когда гитлеровская Германия напала на Советский Союз, Фукс вспомнил о знакомом «Джонсоне» из советского посольства. Он уже многое знал о британском атомном проекте и решил передать эти сведения представителю России, на которую навалилась вся военная мощь фашистского третьего рейха…

Вторая встреча Барча с Фуксом состоялась 8 августа 1941 года. Фукс передал Барчу первую справку на шести листах об основных направлениях работы британских физиков. Когда разведчик доложил о встрече с ученым генерал-майору Ивану Склярову, тот приказал немедленно подготовить радиограмму в Центр. 10 августа 1941 года было отправлено следующее донесение:

«Директору.

Барон[2] провел встречу с германским физиком Фуксом, который сообщил, что он работает в составе специальной группы в физической лаборатории университета в Бирмингеме над теоретической частью создания ураниевой[3] бомбы. Группа ученых при Оксфордском университете работает над практической частью проекта. Окончание работ предполагается через три месяца и тогда все материалы будут направлены в Канаду для промышленного производства. Знакомый дал краткий доклад о принципах использования урана для этих целей. При реализации хотя бы 1 % энергии 10-килограммовой бомбы урана взрывное действие будет равно 1000 тонн динамита. Доклад высылаю оказией. Брион».

В 1941 году радиотехническая разведка США смогла перехватить эту радиограмму, но расшифровали ее американцы только через тридцать лет…

Несмотря на тяжелую обстановку на советско-германском фронте и огромную потребность Ставки Верховного Главнокомандования в чисто военной информации, начальник Разведуправления Красной Армии 11 августа 1941 года направил указание в Лондон резиденту Бриону:

«Примите все меры для получения материалов по урановой бомбе. Директор».

Так началась «карьера» Клауса Фукса в советской разведке. Она длилась более двух лет, успешно развивалась и была исключительно важной для РУ Красной Армии.

5-му отделу Разведуправления Генерального штаба Красной Армии в задании на 1942 год по Великобритании указывалось: «Установить, какие работы ведутся над проблемой взрывной реакции урана в британских университетах». Выполнение этого задания находилось под личным контролем начальника Разведуправления. Несмотря на особую секретность, которой была окружена вся работа британских научных центров, военным разведчикам удавалось получать сведения о ходе научных исследований по урановой проблеме. Работники Центра своевременно давали оценки поступавшим материалам, нацеливали разведчиков на добывание данных по конкретным вопросам, уточняли задачи на каждый период работы, которые, как теперь стало известно, определялись лично академиком И. В. Курчатовым и передавались в Разведуправление через М. Первухина.

Сотрудничество И. В. Курчатова с военной разведкой началось в 1942 году. В то время он был еще профессором и находился в Казани, где размещался эвакуированный из Ленинграда ЛФТИ.

В октябре 1942 года уполномоченный ГКО С. Кафтанов пригласил И. Курчатова в Москву. Для него в столице был забронирован номер в гостинице «Москва», в котором он жил около двух месяцев, работая в Кремле с документами военной разведки. Курчатов получил эти секретные документы из рук С. Кафтанова, который попросил физика изучить материалы о работах по урановой проблеме из Великобритании и подготовить свое заключение по их содержанию.

Документы находились в трех папках. В первой из них было 138 листов материалов, полученных из Разведуправления 17 августа 1942 года. Во второй — 139 листов, присланных военной разведкой 17 и 25 августа. И наконец, в третьей лежали 11 листов, поступивших из Разведуправления 2 сентября. Курчатов тщательно изучил материалы, раскрывающие работу британских ученых по цепной реакции в уране. То, что он прочитал, повергло его в смятение. Он был хорошо осведомлен о состоянии дел в этой области в отечественной науке и понял, что нападение фашистской Германии на Советский Союз, сорвавшее выполнение плана научно-исследовательских работ по проблеме урана в СССР на 1940–1941 годы, позволило британцам уйти вперед.

Из материалов военной разведки было видно, что английские физики Чедвик, Дирак, Фаулер и Кокрофт направляют свои усилия на выявление возможности получения сверхвзрывчатых веществ путем использования ядерной энергии атомов урана. К английской команде атомщиков присоединились первоклассные ученые Фриш, эмигрировавший из Дании, где он был сотрудником лаборатории Нильса Бора, и прибывшие из Франции физики Холбан и Коварский. Эти ученые были крупными специалистами по физике атомного ядра. Объединение их в одну «международную команду» под британским флагом неизбежно должно было привести к прорыву в области ядерных исследований. В этом Курчатов не сомневался и решил незамедлительно подготовить докладную записку Председателю Совета Народных Комиссаров СССР Вячеславу Молотову.

27 ноября 1942 года он завершил работу над этим документом. Вот некоторые из его выводов и предложений:

«— В исследованиях проблемы урана советская наука значительно отстала от науки Англии и Америки и располагает в данное время несравненно меньшей материальной базой для производства экспериментальных работ…

— Масштаб проведенных Англией и Америкой в 1941 году работ больше намеченного постановлением ГКО Союза ССР на 1943 г…

— Ввиду того, что получение определенных сведений об этом выводе связано с громадными, а может быть, и непреодолимыми затруднениями; и ввиду того, что возможность введения в войну такого страшного оружия, как урановая бомба, не исключена, представляется необходимым широко развернуть в СССР работы по проблеме урана и привлечь к ее решению наиболее квалифицированные научные и научно-технические силы Советского Союза. Помимо тех ученых, которые сейчас уже занимаются ураном, представлялось бы желательным участие в работе профессора Алиханова А. И. и его группы, профессоров Харитона Ю. Б. и Зельдовича Я. Б., профессора Кикоина И. К., профессора Александрова А. П. и его группы, профессора Шальникова А. И.

— Для руководства этой сложной и громадной трудности задачей представляется необходимым учредить при ГКО Союза ССР под Вашим председательством специальный комитет, представителями науки в котором могли бы быть академик Иоффе А. Ф., академик Капица П. Л. и академик Семенов Н. Н.»

Прочитав докладную записку, Курчатов подписал ее и поставил дату: «27.11.42.»

Возможно, эта докладная является первым документом И. В. Курчатова, относящимся к началу работ по созданию отечественного атомного оружия…

Молотов, прочитав докладную Курчатова, сделал на ней пометку: «Т(ов). Сталину. Прошу ознакомиться с запиской Курчатова. В. Молотов. 28.ХI.»

Принятые в последующие годы постановления правительства определят основные направления работы советских ученых, конструкторов, внешней разведки НКВД и разведки Красной Армии в этой области. В феврале 1943 года ГКО утвердит постановление об организации работ по использованию атомной энергии в военных целях. Курирование всех работ по атомной проблеме вначале будет возложено на В. Молотова. Его заместителем, ответственным за вопросы обеспечения ученых разведывательной информацией, будет назначен Л. П. Берия.

Ровно через год Берия станет главным ответственным лицом за атомный проект, что во многом предопределит деятельность и ученых, и внешней разведки НКВД, и военной разведки. Все работы по созданию отечественного атомного оружия будут проводиться в строжайшей государственной тайне.

Германское и британское направления добывания информации по урановой проблеме в 1941–1943 годы были под особым контролем руководства военной разведки. В письме начальника Разведуправления Красной Армии руководителю резидентуры военной разведки в Лондоне 8 мая 1942 года говорилось:

«…По имеющимся сведениям, немцы ведут интенсивные работы по использованию для военных целей внутренней энергии, выделяющейся при цепной реакции урана. Над этой проблемой работает профессор Хейсенберг (Лейпциг). Сейчас для этой цели немцы заняли лабораторию Нильса Бора в Копенгагене. Этот вопрос имеет чрезвычайный интерес, поэтому поставьте срочно задание «Барчу» выяснить:

— где работает Хейсенберг, имена физиков и химиков, работающих в лаборатории Бора в Копенгагене;

— каким методом осуществляется цепная реакция урана;

— методы разделения изотопов урана и получения больших количеств протоактиния. Описания и чертежи установок по разделению изотопов и математическое описание процесса использования внутриатомной энергии, выделяющейся при расщеплении ядер урана.

Ответ возможно быстрее…»

Материалы, которые военная разведка стала получать от Фукса, были ценными. Поэтому начальник Разведуправления несколько раз уточнял и конкретизировал задачи по добыванию сведений о британском атомном проекте. Директор лично контролировал выполнение этих задач и, несмотря на тяжелое положение на фронте, рекомендовал И. Склярову «активно искать новые источники информации по проблеме № 1».

Это был и строгий приказ, и просьба, которую нельзя было не выполнить.

Очередную встречу с Фуксом, которому в Разведуправлении Красной Армии присвоили оперативный псевдоним Отто, полковник С. Кремер провел в марте 1942 года. О результатах встречи было немедленно сообщено в Центр следующей радиограммой:

«Отто передал нам материал по созданию урановой бомбы. Все на 155 листах. Сам Отто работает специально по этому вопросу в лаборатории университета в Бирмингеме. Ему вручено 10 фунтов на организационные расходы».

Под организационными расходами понималось возмещение личных денег Фукса, потраченных им на приобретение билетов на проезд из Бирмингема до места встречи с советским разведчиком…

Всего Барч провел четыре встречи с Фуксом и получил от него более двухсот страниц документов.

Ценность материалов Фукса возрастала по мере их изучения в Москве. Об этом говорит содержание еще одной радиограммы начальника Разведуправления Красной Армии руководителю аппарата военной разведки в Лондоне. 25 июня 1942 года генерал-майор И. Скляров получил следующее указание:

«Основные конкретные данные материалов Отто передайте по радио… Зам. Директора».

Отвечая на этот срочный запрос, Барч докладывал в Центр о том, что Фукс передал очередной материал о состоянии работ над урановой бомбой. По данным Фукса, британское правительство передало фирме «Метрополитен-Виккерс» заказ на строительство завода в Молд (Уэльс) для создания «машин» по производству компонентов, необходимых для урановой бомбы.

Это сообщение читал и профессор И. Курчатов. Оно очень его заинтересовало. На основании полученных данных он подготовил В. Молотову служебную записку с изложением основных задач, которые следует поставить перед разведкой:

«…Еще в 1941 году фирме «Метрополитен-Виккерс» было поручено сконструировать 20-фазную модель аппарата для разделения изотопов методом диффузии. Эта работа проводилась доктором Геем и его помощником Эльксом. Контракт также был заключен с концерном «Империал Кемикал Индастриес» с тем, чтобы получить от него консультацию по общим вопросам, включая смазочные вещества, непроницаемую для газа изоляцию и др. Аппарат должен был быть готов к 1 марта 1942 года. Необходимо выяснить, выполнена ли эта модель и какие она дала результаты. Крайне желательно также иметь чертежи и техническое описание модели».

Судя по этому документу, получается, что задачи полковнику С. Кремеру, работавшему с К. Фуксом, ставил профессор И. В. Курчатов.

…В июле 1942 года полковник С. Кремер неожиданно написал рапорт на имя начальника Разведуправления с просьбой отозвать его из командировки и направить на фронт. Его пытались задержать в Лондоне. Ему предлагали более высокую должность в аппарате военного атташе. Кремер хотел попасть на фронт. И просьба его была удовлетворена. Военная разведка потеряла хорошего оперативного работника. Но и на фронтах Великой Отечественной войны танкист С. Кремер был одним из лучших. За героизм и мужество в боях против немецко-фашистских захватчиков полковнику С. Кремеру было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Он стал генералом, почетным гражданином белорусского города Молодечно и латвийского Тукумса.

Через несколько дней после отъезда Барча резидент Брион получил новое указание из Центра. В нем говорилось, что материалы Фукса о работе над урановой бомбой представляют значительный интерес, указывалось на необходимость получения от него отчетов о состоянии работ по урану в других британских научных центрах. Предлагалось также уточнить, какие работы проводятся компанией «Метрополитен-Виккерс», сообщить о результатах работы лаборатории профессора Дихара в Кембридже, «добыть сведения о закупках Великобританией урана на мировом рынке и ценах на него, прислать данные о работах по урану в Германии и США, а также информацию о деятельности французского профессора Жолио-Кюри…»

Центр также просил добыть основные отчеты по исследованиям «MS 12 A, MS 18 A, MS 28 A, MS 29 A…» и уточнить оглавление отчетов «MS, имеющихся в Англии и Америке…»

Были также точно определены задачи по добыванию других материалов по урановой проблеме…

Английская леди

Кремер уехал. Связь с Фуксом прервалась, но не надолго. В октябре 1942 года контакт был восстановлен. На этот раз на встречу с физиком вышел не сотрудник аппарата военного атташе И. Склярова, а стройная и элегантная английская леди. Ее настоящее имя К. Фукс узнал только после окончания Второй мировой войны, когда уже проживал в Германской Демократической Республике, — Урсула Кучински, сестра профессора Юргена Кучински. Она была одним из самых опытных разведчиков Разведуправления Красной Армии и числилась под псевдонимом Соня.

Урсулу привлек к сотрудничеству с военной разведкой Рихард Зорге. Возможно, что он был автором и ее красивого псевдонима Соня. Это произошло в Китае в 1932 году. Зорге познакомила с Урсулой Кучински американская писательница и журналистка Агнес Смедли, работавшая в Шанхае. А. Смедли была биографом главнокомандующего Китайской рабоче-крестьянской красной армии Чжу Дэ. Она написала роман «Дочь Земли», который был издан в США, Великобритании, Франции, Голландии, Испании, Швеции, Чехословакии, Польше и в других странах. Литератор Макс Гайзенхайнер, редактировавший для «Франкфуртер цайтунг» материалы, присылаемые А. Смедли из Китая, писал о ней: «Имя этой женщины звучит мягко и ласково. Ее воля тверда и несгибаема».

Более трети своей жизни А. Смедли провела за пределами США, из них 13 лет она работала в Китае и 8 — в Германии. Ее знакомство с Урсулой Кучински не было случайностью. Полученную Рихардом Зорге от А. Смедли характеристику на У. Кучински полностью подтвердили результаты работы этой замечательной разведчицы. Соня активно выполняла различные задания военной разведки в Китае, Польше и Швейцарии. В феврале 1941 года она прибыла в Лондон.

Урсула Кучински была опытной разведчицей. О своей секретной работе она частично рассказала в книге «Соня рапортует», которая вышла в Берлине в 1977 году. Но в ее воспоминаниях нет ни слова о том, что она встречалась с Клаусом Фуксом с октября 1942 по октябрь 1943 года и получала от ученого ценные материалы о ходе работ по созданию атомной бомбы. В те годы, когда ее книга готовилась к печати, эта тема была еще полностью закрыта. Соня знала строгие правила разведки и не нарушила их.

Разведывательная работа Сони в Великобритании шла успешно. К началу 1942 года установила прямую радиосвязь с Москвой и регулярно направляла в Центр разведсведения. Несмотря на то что в мае ее малолетняя дочь Нина серьезно заболела, Соня не падала духом, встречалась с агентами, продолжала обрабатывать полученную информацию и проводить сеансы прямой радиосвязи с Москвой. Она была и резидентом, и радистом, и матерью, которая воспитывала малолетних детей.

В октябре ее дочери Нине была сделана сложная хирургическая операция и она стала поправляться. В том же месяце в жизни Сони произошло еще одно важное событие, которое внесло значительные коррективы в ее разведывательную работу. Однажды она встретилась со своим братом Юргеном Кучински, с которым виделась редко. Каждый из них был занят своей работой, у каждого была своя жизнь. Она не знала, что Юрген сотрудничает с советской разведкой. Юрген тоже не знал, что его сестра Урсула работает на советскую военную разведку, но не исключал этого.

В середине октября, когда Урсула встретилась с братом, Юрген сообщил ей о том, что его недавно посетил знакомый ученый Клаус Фукс, который работает в Бирмингеме. Он попросил помочь организовать ему встречу с Джонсоном. Юрген обещал выполнить просьбу ученого, но не смог. Он узнал, что его друг полковник Семен Кремер, который выдавал себя за Джонсона, уехал в Москву. Сообщая сестре эти факты, Юрген предложил ей выехать в Бирмингем и встретиться с ученым.

— Мне кажется, тебя этот человек заинтересует, — сказал Юрген и добавил, глядя Урсуле прямо в глаза. — Тебя ведь интересуют такие сведения, не так ли?

— Почему ты так считаешь? — в свою очередь спросила Урсула брата. И не дав ему ответить, сказала: — Впрочем, я действительно могу встретиться с этим человеком. Когда я должна ехать и как смогу найти его?..

Дочь Урсулы после удачной операции еще находилась в больнице, но самочувствие девочки улучшалось. И в одно из воскресений октября 1942 года Соня отправилась в Бирмингем. Там она нашла Фукса, передала ему привет от Юргена, договорилась о встрече с ученым в одном из пригородных ресторанов. Фукс пришел без опоздания. Они познакомились. Быстро нашли общий язык. Договорились об условиях последующей работы. Условия будущих встреч Соня разработала еще до поездки в Бирмингем. После беседы с Фуксом она лишь уточнила некоторые особенности дальнейших контактов с ученым, учла его просьбы и пожелания.

Прерванная связь с ценным источником важной информации была восстановлена. В конце встречи Фукс передал Соне очередной секретный документ, в котором было 85 страниц — несколько докладов ученых о работе по проекту «Тьюб Эллойз». Через месяц эти документы оказались в Москве.

Соня сообщила Директору (начальнику Разведуправления), что она готова взять руководство работой с Клаусом Фуксом на себя. Но у Центра был иной замысел. Дальнейшую работу с Фуксом планировалось поручить Юргену Кучински. Но Юрген, уже выполнявший важные задания военной разведки, от этого предложения отказался. Тогда в Разведуправлении было поддержано предложение Сони. С октября 1942 года агентурная связь с ученым из Бирмингемского университета на целый год стала ее главным заданием.

Соня хорошо знала все правила опасной разведывательной работы, которой она занималась много лет. Ни в Китае, ни в Польше, ни в Швейцарии, ни в других странах, где ей приходилось выполнять секретные задания Разведуправления Красной Армии, она не допускала отступлений от требований конспирации. Она никогда не встречалась с агентами дважды на одном и том же месте, никогда не проводила сеансы радиосвязи с Центром дважды из одной и той же квартиры. Ее способности чувствовать обстановку, предвидеть действия контрразведки и редкое умение не попадать в опасные ситуации помогали ей и в Азии, и в Европе быть неуловимой разведчицей. Находясь в Англии, она также была предельно осторожна, профессионально внимательна и исключительно находчива.

О степени ее профессионального мастерства и особой осторожности свидетельствует такой факт. После прибытия в Лондон в 1941 году она должна была встретиться с представителем резидентуры военной разведки и получить указания, необходимые для начала ее агентурной работы. Такая встреча состоялась в середине февраля, но прошла неудачно. Агентурный контакт проводил капитан Николай Аптекарь. Это было его первое самостоятельное оперативное мероприятие. Когда он увидел перед собой высокую, стройную и очень привлекательную брюнетку, то непроизвольно изменил порядок слов в пароле. Соня спокойно заявила молодому человеку, что он обознался, принял ее за какую-то другую женщину, и ушла.

Второй раз она вышла на встречу в начале мая. Капитан Аптекарь (оперативный псевдоним Ирис), получивший хороший урок во время проведения первого контакта с Соней, второй раз не ошибся. Связь с разведчицей была восстановлена. В своей книге «Соня рапортует» У. Кучински так описывает эту встречу.

«В мае я снова отправилась в Лондон. (Разведчица с детьми снимала дом недалеко от Оксфорда. — В. Л.). Какой-то мужчина подошел ко мне— не первый на этой окаянной улице, но на этот раз именно тот, кого я ждала. Он приветствовал меня паролем, и я как на крыльях пролетела еще две улицы, до окончательного места нашей встречи. Советский товарищ Сергей (так я его называла) передал мне приветы и поздравления с приездом, а также вручил деньги — сумму достаточную, чтобы избавить меня от всех финансовых забот…

Сергей пояснил мне важность работы в стране, которая воюет с нацистами, но в которой влиятельные реакционные круги способны в любой момент пойти на сделку с Гитлером за счет СССР. Центру нужны были разведданные».

Соня смогла познакомиться с Гансом Кале — военным корреспондентом американских журналов «Тайм» и «Форчун». Дважды в месяц она получала от него важные сведения, которые с помощью своей радиостанции незамедлительно направляла в Центр. Ей удалось установить полезные знакомства и среди британских офицеров. Материалы, которые она стала получать от них, нельзя было передавать по радио. Она стала чаще встречаться с Сергеем в Лондоне и других городах, которые располагались недалеко от британской столицы. Каждая встреча — на новом месте, каждый контакт — в новом городе.

На одной из встреч Сергей вручил ей коробку длиной сантиметров в двадцать и высотой в пятнадцать. Это был новый малогабаритный радиопередатчик, который ей очень понравился. Старую радиостанцию Соня разобрала на части и избавилась от них.

«За время, проведенное мною в Англии, Сергеи менялись два или три раза. Я радовалась нашим встречам, которые после первых злополучных случаев теперь выдерживались по срокам с точностью до минуты, — писала Соня в своей книге. — Эти люди вели себя по-товарищески, были опытны и деловиты. Мы встречались на улице, когда действовало затемнение, по возможности так, чтобы нас не застигла воздушная тревога, и проводили вместе самое большее четверть часа…»

Так же аккуратно, осторожно и целенаправленно она работала с Фуксом. После первой же встречи с физиком в Бирмингеме она тщательно изучила его распорядок дня, возможности передвижения по городу, выбрала наиболее удобное для ученого время последующих встреч, которые проводила с ним только по выходным дням и за пределами Бирмингема, там, где полностью исключалась даже минимальная возможность попадания их встреч на глаза знакомых Фукса или агентов секретной службы Великобритании…

Разведчица прибывала на поезде в один из ближайших к Бирмингему городов, куда во второй половине дня всего на один час приезжал Фукс, проводила с ним короткую встречу, и они разъезжались на поездах в разных направлениях.

Получая материалы от ученого, Соня не могла приносить их в советское посольство. Для решения этой проблемы, по указанию Центра, с ней стал поддерживать связь в городе все тот же офицер резидентуры капитан Николай Аптекарь (первый Сергей).

В октябре 1942 года Соня встретилась с Ирисом в одном из городских парков, в котором она любила кататься на велосипеде. Такие прогулки были для нее удобным способом и средством выявления слежки со стороны английской контрразведки. Она научилась этому еще во время разведывательной работы в Шанхае и Мукдене. Купив велосипед, она удачно использовала его и для прогулок, и для своей тайной работы. «Китайская методика» выявления наружного наблюдения прижилась и в Лондоне. По крайней мере, ее контакты с Ирисом и агентами никогда не попадали в поле зрения британских контрразведчиков.

Встретившись с Ирисом (настоящее имя разведчика она не знала), Соня рассказала ему о беседе с Фуксом, передала его материалы и описания тайников, через которые она в последующем будет посылать информацию ученого. Особой интуицией, присущей опытным разведчикам, она поняла, что связь с ученым-физиком очень важна, и сразу же приняла все меры, необходимые для того, чтобы полностью обезопасить работу с ним и обеспечить передачу его материалов в Центр.

Благодаря У. Кучински, военная разведка быстро восстановила связь с К. Фуксом, организовала конспиративную, бесперебойную и оперативную передачу материалов ученого в Центр. В ноябре 1942 года Ирис через тайник получил от Сони очередной доклад Фукса по урановой проблеме. В 1943 году Соня провела с Отто еще несколько встреч. Даже будучи беременной и ожидая рождения своего третьего ребенка, разведчица раз в три месяца выезжала на встречи с Фуксом, получала от него материалы и закладывала их для Ириса в «дубки» (так назывались в военной разведке в те годы тайники, через которые передавались материалы). Таким образом она передала в Центр около 370 страниц документов по британскому атомному проекту «Тьюб Эллойз».

Разведуправление придавало работе Сони особое значение. Начальник Разведуправления дал строгое указание резиденту Бриону использовать Ириса для проведения операций только с Соней, а самой У. Кучински тоже было строжайше приказано «проводить работу только с Отто».

Соня предложила К. Фуксу составить перечень материалов, имеющихся в его распоряжении. Такой перечень К. Фукс составил и передал его разведчице. По тайным каналам связи военной разведки этот документ был доставлен в Центр и передан С. Кафтанову. В настоящее время он хранится в архиве Министерства по атомной энергии РФ. Длительное время считалось, что этот документ был получен по каналам внешней разведки НКВД—НКГБ. Из этого перечня представители С. Кафтанова выбирали то, что считали необходимым добыть в первую очередь. Так, 28 июня 1943 года К. Фуксу через Соню были поставлены конкретные задачи начальником уже Главного разведывательного управления (ГРУ) генерал-лейтенантом Иваном Ильичевым. Это задание содержит двенадцать конкретных пунктов. Хотелось бы их все перечислить, но они насыщены специальной терминологией, понятной только специалистам в области ядерной физики и звучат сухо. Однако несколько пунктов из этого задания, пожалуй, следует назвать. В одном из них была сформулирована задача по добыванию чертежей и технического описания машин, используемых для разделения изотопов урана диффузией способом Симона и Пайерлса. Во втором высказывается просьба выяснить, разрабатываются ли в Великобритании или в США, помимо метода диффузии, методы разделения изотопов урана центрифугированием, испарением, термодиффузией, методом молекулярных или ионных пучков.

Центр просил добыть информацию о состоянии строительства циклотрона Лоуренса в Калифорнии, установить, каков объем производства тяжелой воды в разных странах и не построены ли заводы с производительностью тяжелой воды в количествах 10—100 тонн в год.

Были в том задании и такие вопросы:

«Производились ли Чедвиком опыты по изучению свойств выделенного урана-235. В частности, определялось ли и каким образом сечение урана-235 быстрыми нейтронами и число вторичных нейтронов, сопровождающих деление?»

«Не производились ли за границей опыты с малыми урано-графитовыми котлами и, если проводились, то в каких количествах уран и графит использовались в таких экспериментальных котлах?»

«Какие циклотроны за границей находятся сейчас в эксплуатации и какова тематика работ циклотронных лабораторий?»

Ответы на эти вопросы разведчица должна была с помощью Клауса Фукса направить в Центр до 1 сентября 1943 года.

В августе 1943 года Соня получила новое задание из Центра, в котором в строгом порядке приказывалось: «Из указанных в перечне материалов Отто по урану в первую очередь необходимо добыть…» И дальше: «…Получение этих материалов имеет большое значение».

Соня могла бы выполнить все задания Центра, но на очередной встрече Фукс сообщил, что его и некоторых других специалистов к концу года должны направить в США для совместной работы с американцами.

Американский президент Ф. Рузвельт и британский премьер-министр У. Черчилль играли в трудном политическом спектакле тех лет сложные роли. Они стали союзниками Сталина в борьбе против Гитлера и многое сделали, чтобы уничтожить германский фашизм. В то же время, когда на Восточном фронте гремели пушки, американцы и англичане тайно объединили свои усилия, направленные на создание атомной бомбы. Летом 1942 года между Рузвельтом и Черчиллем была достигнута первая договоренность о сосредоточении в США всех работ в этой области. В результате США фактически монополизировали все работы по созданию атомной бомбы.

В августе 1943 года на Квебекской конференции Рузвельт и Черчилль подтвердили принятое ими раньше решение о подготовке вторжения англо-американских войск на Европейский континент через Ла-Манш и отодвинули открытие второго фронта к маю 1944 года. В строго секретном личном послании президента США Рузвельта и премьер-министра Уинстона Черчилля маршалу И. В. Сталину 19 августа 1943 года было сообщено о согласованных планах подписания с генералом Кастельяно «кратких условий» капитуляции Италии, о переговорах с Португалией по Азорским островам и усилении борьбы с германскими подводными лодками. Но в том «строго секретном» послании не было ни слова о том, что американский президент и британский премьер-министр в это же время заключили между собой еще одно секретное соглашение о сотрудничестве в области создания и применения ядерного оружия. Рузвельт и Черчилль разработали следующие положения:

— каждая из сторон никогда не будет использовать атомные бомбы друг против друга;

— использование атомного оружия против третьей стороны возможно только с согласия обеих договаривающихся сторон;

— США и Англия без взаимного согласия не будут сообщать какую-либо информацию по атомной бомбе третьей стороне.

Третьей стороной оказался Советский Союз.

Было решено сделать исключение только для Канады. На ее территории действительно, как и писал в 1939 году А. Эйнштейн в письме Ф. Рузвельту, располагались огромные запасы урановой руды, которая была нужна для производства атомных бомб…

Основной центр по созданию атомного оружия планировалось создать на территории США.

4 сентября 1943 года Соня сообщила в Центр данные о результатах совещания в Квебеке, о том, что военный министр США Г. Стимсон, его первый заместитель — начальник штаба армии генерал Д. Маршалл и некоторые другие члены американской делегации были против привлечения англичан к американскому атомному проекту. Тем не менее Ф. Рузвельт подписал соглашение о сотрудничестве двух стран в области создания атомного оружия.

Информация Сони о секретном соглашении между США и Великобританией имела большое значение. Военно-политическое руководство СССР, возможно, впервые получило сведения о том, что США и Великобритания тайно от Москвы объединяют усилия для создания принципиально нового и очень мощного оружия — атомной бомбы. Это был первый шаг по пути создания атомного военного союза двух крупнейших государств мира, менее всего пострадавших во Второй мировой войне.

До начала 1943 года в СССР, несмотря на добываемые разведкой данные о планах США и Великобритании по созданию атомного оружия, никаких практических работ в этой области не велось.

Некоторые советские ученые еще в 1942 году настойчиво пытались убедить И. Сталина начать работы по созданию атомной бомбы. Одним из них был молодой физик Г. Флеров, специалист по ядерным реакциям, который до войны вместе с К. А. Петржаком под руководством И. В. Курчатова открыл явление самопроизвольного, спонтанного деления ядер урана.

В середине 1942 года, находясь на фронте, Г. Флеров, будущий академик, написал личное письмо И. Сталину. Оно уникально по содержанию и смелости обращения к главе государства рядового физика по важнейшей проблеме.

«Дорогой Иосиф Виссарионович! — писал Г. Флеров. — Вот уже 10 месяцев прошло с начала войны, и все это время я чувствую себя в положении человека, пытающегося головой прошибить каменную стену.

В чем я ошибаюсь?

Переоцениваю ли значение «проблемы урана»? Нет, это не верно. Единственное, что делает урановые проекты фантастическими, это слишком большая перспективность в случае удачного решения задачи. Мне приходится с самого начала оговориться. Может быть, я не прав — в научной работе всегда есть элемент риска, а в случае урана он больше, чем в каком-либо другом… Однако представим на минуту, что с ураном «вышло». Правда, революцию в технике это не произведет — уверенность в этом дают работы последних довоенных месяцев, но зато в военной технике произойдет самая настоящая революция.

Произойдет она без нашего участия, и все это только потому, что в научном мире сейчас, как и раньше, процветает косность.

Знаете ли Вы, Иосиф Виссарионович, какой главный довод выставляется против? «Слишком здорово было бы, если бы задачу удалось решить. Природа редко балует человека». Может быть, находясь на фронте, я потерял всякую перспективу того, чем должна заниматься наука в настоящее время, и проблемные задачи, подобные урановой, должны быть отложены на после войны. Мне кажется, мы совершаем большую ошибку. Самые большие глупости делаются с лучшими намерениями.

…Мне очень тяжело писать, зная, что ко мне с полным правом может быть применен «трезвый» подход. Ну что там бушует Флеров? Занимался наукой, попал в армию, хочет выкарабкаться оттуда, ну и, используя уран, засыпает письмами всех и вся, неодобрительно отзывается об академиках… делая все это из самых эгоистических личных соображений.

Так вот, считаю необходимым для решения вопроса созвать совещание в составе академиков Иоффе, Ферсмана, Вавилова, Хлопина, Капицы, Лейпунского, профессоров Ландау, Алиханова, Арцимовича, Френкеля, Курчатова, Харитона, Зельдовича, докторов наук Мигдаля, Гуревича, Петржака.

Прошу для доклада 1 час 30 минут. Очень желательно, Иосиф Виссарионович, Ваше присутствие — явное или неявное.

Вообще говоря, сейчас не время устраивать подобные научные турниры, но я лично вижу в этом единственный способ доказать свою правоту — право заниматься ураном, так как иные способы — личные переговоры с А. Ф. Иоффе, письма к т. Кафтанову — все это не приводит к цели, а просто замалчивается. На письмо и пять телеграмм тов. С. В. Кафтанову ответа не получил. При обсуждении плана Академии наук говорилось, вероятно, о чем угодно, но только не об уране.

Это и есть та стена молчания, которую, я надеюсь, Вы мне поможете пробить, так как это письмо последнее, после которого я складываю оружие и жду, когда удастся решить задачу в Германии, Англии и США. Результаты будут настолько огромны, что будет не до того, чтобы определять, кто виноват в том, что у нас в Союзе забросили эту работу. Вдобавок делается это все настолько искусно, что формальных оснований против кого-нибудь у нас не будет. Никогда, нигде, никто не говорил, что ядерная бомба неосуществима, и однако создается мнение, что эта задача из области фантастики…»

Привлекло ли письмо Г. Флерова внимание И. В. Сталина к урановой проблеме — сказать трудно. 1942–1943 годы были самым тяжелым периодом Великой Отечественной войны. Сталину было не до атомной бомбы. Экономические возможности страны были на пределе. Сначала нужна была победа над Германией.

В середине февраля 1943 года была завершена величайшая Сталинградская битва. В ходе этого сражения германские войска потерпели сокрушительное поражение. Немцы потеряли убитыми, ранеными, пленными и пропавшими без вести около 1,5 миллиона человек, то есть около четвертой части сил, действовавших на советско-германском фронте.

Поражение гитлеровцев под Сталинградом привело к достижению коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны. Победа советских войск под Сталинградом подорвала доверие к Германии со стороны ее союзников. Япония была вынуждена временно отказаться от планов активных действий против СССР. В Турции усилилось стремление сохранить нейтралитет. Через полгода Ф. Рузвельт и У. Черчилль подпишут в Квебеке секретное соглашение о сотрудничестве США и Великобритании в области создания атомной бомбы. Для каких целей?

Соне удалось добыть информацию о конкретных задачах английских ученых Фукса, Пайерлса, Чедвика, Симона и Олифанта, выехавших в США для совместной работы с американскими физиками.

«Часть работы, которую будет выполнять в США Отто, планируется производить в секретном изолированном лагере без связи с внешним миром, — докладывала Соня в Центр в сентябре 1943 года. — Поэтому Отто дает нам адрес его сестры, которая проживает в США».

Далее разведчица сообщала, что США «повсюду закупают урановую руду. Имеются сведения, что в США уже произведено три килограмма вещества «94» (плутония).

Эти данные сообщил советской военной разведчице Клаус Фукс.

В начале августа Центр еще раз дает указание Соне, в котором требует законсервировать работу с агентами Фредом, Максом, Болом, Джоном и продолжать получать информацию только от Отто. «Связь с Отто, — указывал Центр, — должна продолжаться с максимальной осторожностью раз в 2–3 месяца. Обучите его работе через тайники…»

1943 год приближался к концу. Фукс готовился к отъезду в Америку. В связи с этим Соне заранее была поставлена новая задача. На очередной встрече с ученым она должна была узнать точную дату выезда Фукса в Америку, уточнить имя, фамилию и место проживания его сестры в США и разработать условия восстановления с ним связи уже на американской территории. Соня никогда не бывала в тех американских городах, в которых предстояло работать К. Фуксу, но с его помощью она справилась и с этой задачей.

В ноябре разведчица получила из Москвы еще одно указание, касающееся ее работы с Фуксом. Это уникальный документ, представляющий теперь большую историческую ценность. Вот этот текст: «Соне. Вашу телеграмму об отъезде Отто в Америку получил. Места и условия встречи в Нью-Йорке ясны. Передайте Отто нашу благодарность за оказанную нам помощь и выдайте ему 50 фунтов в качестве подарка. Скажите ему, что мы думаем, что его работа с нами в новом месте будет столь же плодотворной, как и в Англии».

На очередной встрече Соня передала Фуксу условия связи в Нью-Йорке, утвержденные Центром. Встреча с другом Сони должна была произойти в первую субботу февраля 1944 года в восемь часов вечера на улице Генри-стрит у входа в приют в еврейском квартале Ист-Энда. Фукс в левой руке должен был держать желтый теннисный мяч. К физику должен подойти человек с парой перчаток в одной руке и книгой в зеленом переплете в другой. Этот человек должен произнести условную фразу: «Скажите, как пройти на Центральный вокзал?» Если в указанный день встреча не состоится, то Фукс должен прибыть на то же место в следующую субботу.

Соня не только разработала для Фукса явку в Нью-Йорке, но и условия встречи с ним через его сестру Кристель, проживавшую в одном из городов США. Эти условия также были использованы.

Из справки Главного разведывательного управления о работе Клауса Фукса:

«За время работы на Разведуправление Красной Армии Фукс передал ряд ценных материалов, содержащих теоретические расчеты по расщеплению атома урана и созданию атомной бомбы. Материалы направлялись Уполномоченному ГКО СССР тов. Кафтанову, а позднее — заместителю Председателя Совнаркома СССР тов. Первухину.

Всего от Фукса за период 1941–1943 гг. получено более 570 листов ценных материалов».

Этот документ был написан в 1945 году. В нем также говорится о том, что в январе 1944 года Фукс был передан «для дальнейшего использования 1-му Управлению НКГБ, после чего наша работа с ним была прекращена…»

Почему военная разведка передала такого ценного агента другой разведслужбе? Ответ на этот вопрос можно найти, прочитав записку начальника 3-го отдела 1-го Управления Народного комиссариата государственной безопасности (НКГБ) полковника госбезопасности Г. Овакимяна и рапорт начальника разведки П. Фитина наркому госбезопасности Меркулову. Оба документа содержали предложение передать «всю разработку проекта «Энормоз» (условное название операции внешней разведки НКВД—НКГБ по добыванию атомных секретов в США и Великобритании. — В. Л.) и агентуры, работающей в этой области, 1-му Управлению НКГБ». Такое предложение, без всякого сомнения, мотивировалось правильными аргументами. Среди них главным мотивом такого подхода была необходимость «более эффективной координации и концентрации разведывательной работы по атомной бомбе». В соответствии с этим документом предполагалась передача источников ГРУ ГШ Красной Армии, которые добывали информацию по атомным проектам, НКГБ.

Нарком госбезопасности Меркулов изучил предложения Фитина и Овакимяна. Они были не однозначны. Передача ценного агента из одной службы в другую может привести к потере важного источника информации. Для того чтобы найти решение этой важной проблемы, Меркулов обсудил вопросы взаимодействия НКГБ и ГРУ по добыванию сведений об атомных проектах США и Великобритании с начальником военной разведки. После согласования всех вопросов было принято положительное решение о передаче К. Фукса внешней разведке НКВД—НКГБ.

На документе Овакимяна 13 августа 1943 года появилась следующая резолюция:

«Тов. Фитину, т. Овакимяну.

Я говорил с т. Ильичевым. Он в принципе не возражает. Необходимо вам с ним встретиться и конкретно договориться».

21 января 1944 года от П. Фитина, начальника внешней разведки НКВД, в ГРУ поступило письмо с официальной просьбой передать Клауса Фукса разведке НКВД.

Так Клаус Фукс, который из Лондона с группой физиков выехал в США, приобрел, не ведая того, нового руководителя из другой специальной службы. Для него это не имело никакого значения. Для советской же разведки это был серьезный шаг, который был направлен на концентрацию сил разведывательных служб СССР на одном из важнейших направлений разведывательной работы. Это вызывалось необходимостью держать оперативную информацию по руководству агентами в одних руках, упредить возможные пересечения тайных троп офицеров двух разведок при решении одной задачи, повысить безопасность иностранных ученых-атомщиков, передававших СССР техническую документацию по урановым проектам Великобритании и США.

В это же время было принято решение о целенаправленной координации деятельности разведок НКВД и Красной Армии по атомной проблеме. Оно было выработано на первом совещании руководителей военной разведки и НКВД в начале 1944 года. Председательствовал на этом совещании Л. П. Берия, в его работе приняли участие начальник военной разведки генерал-лейтенант И. Ильичев и полковник М. Мильштейн. Разведку НКВД представляли ее начальник П. Фитин и Г. Овакимян. Присутствовал на совещании и полковник П. Судоплатов.

Главным координатором действий двух разведок в этом важном деле стала разведка НКВД, в которой была создана группа «С». Руководителем ее был назначен П. Судоплатов. Основная задача этого подразделения состояла в «координации деятельности работы Разведупра и НКВД по сбору информации по урановой проблеме и реализация полученных данных внутри страны». С этого дня результаты работы двух разведок по «Проблеме № 1» регулярно докладывались лично Л. Берии, рабочий кабинет которого находился на Лубянке.

Клаус Фукс станет одним из самых важных источников информации по атомной проблеме внешней разведки НКВД. Он будет сотрудничать с советской разведкой еще несколько лет и передаст много ценных материалов.

В середине 1946 года К. Фукс уехал из США в Великобританию, где ему предложили должность руководителя департамента теоретической физики в новом британском Научно-исследовательском центре атомной энергии в Харуэлле (Harwell). Этот центр расположился на базе королевских ВВС под Оксфордом. Фукс стал главным теоретиком Харуэлла, третьим лицом британского атомного центра, в котором работал до середины 1949 года, помогая Великобритании создавать атомное оружие. После окончания Второй мировой войны Англия вновь вспомнила о своих имперских амбициях. Но неожиданно для себя британское правительство встретилось с новыми трудностями. В августе 1946 года американский конгресс принял законопроект, который запрещал администрации США передавать какие-либо секреты по атомному оружию другим странам. Доступ Великобритании к общим с США атомным секретам был закрыт. Работая в Харуэлле, К. Фукс обратил внимание на то, что британская разведка не осталась в долгу перед своими американскими коллегами. Многие важные документы, которые разрабатывались британскими учеными в США, были заблаговременно вывезены британскими разведчиками в Лондон. Говорят, что ворон ворону глаз не выклюет. Американская и британская разведки действовали иначе.

В первой половине 1948 года профессор Рудольф Пайерлс писал директору атомного центра в Харуэлле Джону Кокрофту:

«К. Фукс, вероятно, является первым кандидатом на должность заведующего кафедры университета по математической физике, если откроется такая вакансия, ибо он один из немногих ученых, кто способен создать сильную школу теоретической физики».

После взрыва советской атомной бомбы в 1949 году на Семипалатинском полигоне американцы испытали такой же шок, как и после уничтожения японцами основных сил их Тихоокеанского флота в Пёрл-Харборе 7 декабря 1941 года. На британских лидеров неожиданный семипалатинский взрыв тоже произвел сильное впечатление.

Агенты ФБР снова начали искать в США советских атомных шпионов, которые, как предполагалось, передали русским американские атомные секреты. Никто в Вашингтоне и Лондоне не мог и не хотел поверить в то, что Россия, экономика которой была в значительной степени разрушена в годы Второй мировой войны, способна создать собственное атомное оружие в столь короткий срок.

Говорят, что все тайное рано или поздно становится явным. Возможно. Агенты ФБР вновь тщательно изучили все старые дела. В конечном итоге, контрразведке удалось кое-что найти. Директор ФБР Эдгар Гувер сообщил начальнику британской контрразведки П. Силитоу о своих подозрениях.

Совместные усилия сотрудников двух контрразведывательных служб США и Великобритании в конце концов позволили выйти на К. Фукса. Но доказательств того, что именно он передавал советской разведке секретные сведения, по-прежнему не было.

Как ни странно, но британской контрразведке помог сам Клаус Фукс. Как-то он рассказал сотруднику службы безопасности Центра атомной энергии подполковнику авиации Арнольду, с которым был в дружеских отношениях, о том, что его отец, проживавший в Западной Германии, получил приглашение занять должность профессора теологии в Лейпциге, который находился в русской зоне оккупации. Фукс спросил Арнольда, не скажется ли это на его положении и не следует ли ему уволиться с работы на секретном атомном объекте?

Арнольд воспользовался откровенностью К. Фукса, стал чаще с ним встречаться в неофициальной обстановке, пытаясь узнать обо всех контактах ученого в Великобритании и США. Так началась разработка К. Фукса британской контрразведкой. К ней был подключен опытный сотрудник МИ-5 Уильям Д. Скардон. Он провел несколько встреч с К. Фуксом, в ходе которых состоялись длительные и откровенные беседы. Фукс рассказал, что в 1933 году был членом коммунистической партии, но категорически отрицал, что во время работы в США передавал представителям СССР атомные секреты.

10 января 1949 года директор британского Научно-исследовательского атомного центра Дж. Кокрофт по указанию контрразведки уволил К. Фукса с работы. Это нанесло сильный удар по самолюбию ученого, его моральным установкам и принципам, надломило его волю. 13 января 1950 года он заявил, что передавал Советскому Союзу секретные материалы.

Суд над Клаусом Фуксом состоялся 1 марта 1950 года в Центральном уголовном суде Олд Бейли. Фуксу грозила смертная казнь. Он знал это, сознательно рисковал жизнью и был готов к такому финалу. Но учитывая то, что Советский Союз в годы Второй мировой войны был союзником Великобритании, судьи приговорили К. Фукса к 14 годам тюремного заключения за «разглашение секретной информации в период с 1943 по 1947 год». То есть за нарушение Акта о государственных секретах.

То, что К. Фукс сотрудничал с советской военной разведкой с августа 1941 по октябрь 1943 года, британской контрразведке установить так и не удалось.

Клаус Фукс находился в тюрьме девять с половиной лет. 24 июня 1959 года он был досрочно освобожден из тюремного заключения и, покинув Великобританию, вылетел в ГДР. Ему было 48 лет, когда он был назначен заместителем директора германского Института ядерной физики. Он также стал профессором Высшей технической школы. В 1972 году К. Фукса избрали членом Академии наук ГДР. В 1975 году он стал лауреатом Государственной премии первой степени за работы в области ядерной физики.

Закоренелый холостяк К. Фукс женился в ГДР. Его супругой стала Грета Кейлсон, которую он звал Маргаритой. С ней он познакомился в Париже еще в 1933 году, когда был членом антифашистского комитета. Во время Второй мировой войны Грета работала в Москве. После войны, проживая в Берлине, она продолжала активно заниматься партийной работой, отвечала за международные связи в ЦК Социалистической единой партии Германии. В 1959 году она встречала Клауса Фукса с букетом красных гвоздик в берлинском аэропорту. Все эти годы, то есть более четверти века, Клаус Фукс и Грета Кейлсон помнили друг о друге.

Проживая в Дрездене, К. Фукс часто бывал в Берлине, где иногда встречался с Урсулой Кучински. Она стала писателем, автором нескольких автобиографических книг, в которых, правда, не было ни одной строки о том, как они встречались в пригородах Бирмингема.

В 2000 году в связи с 55-й годовщиной Победы советского народа в Великой Отечественной войне над фашистской Германией президент Российской Федерации В. В. Путин подписал указ о награждении Урсулы Кучински, «суперагента военной разведки», орденом Дружбы народов.

Награда была вручена дочери разведчицы. Соня не дожила до этого события несколько дней.

Моральные оценки поступка Клауса Фукса до сих пор противоречивы. В США и Великобритании его считают предателем, в России — самоотверженным человеком, который содействовал созданию первой советской атомной бомбы. Эти две точки зрения пока не совпадают.

Видимо, то, что их разделяет, все еще больше того, что должно объединять.

Когда в октябре 1942 года профессор И. В. Курчатов в Москве изучал материалы, переданные ему С. Кафтановым, среди них были и документы, полученные военной разведкой еще от одного британского ученого.

Глава третья

Бриллиант генералиссимуса

В древнем Китае лучших разведчиков ценили очень высоко и называли их бриллиантами в короне императора.

Иосиф Сталин своих военных разведчиков жаловал редко. Многих из них даже после окончания Великой Отечественной войны постигла печальная участь. Но не всех.

Одним их тех, кому повезло в те далекие годы, был военный разведчик Ян Черняк. Он считается одним из лучших оперативных работников военной разведки, которому удалось завербовать более 20 ценных источников военно-технической информации в разных европейских государствах. Некоторые из них сотрудничали с Главным разведывательным управлением по тридцать и более лет.

Главной отличительной особенностью работы Я. Черняка было то, что ни один из его добровольных помощников по его личной вине не попал в поле зрения контрразведки. Экономический эффект разведывательной работы этого уникального сотрудника ГРУ составил, как считают специалисты, несколько десятков миллионов американских долларов. По китайской терминологии Я. Черняка можно было бы назвать бриллиантом генералиссимуса И. Сталина.

За годы работы в ГРУ у Яна Черняка было много оперативных псевдонимов. Они изменялись с определенной последовательностью, через соответствующие временные интервалы. Делалось это для того, чтобы никто и ни при каких обстоятельствах не смог определить его настоящее имя, собрать обобщенную информацию о том, где, когда и с кем работал этот нелегал. Теперь имя Яна Черняка известно, а псевдонимы остались в оперативных делах, в которых под серьезными грифами секретности хранятся документальные свидетельства его трудной и успешной работы в военной разведке. Возможно, одним из псевдонимов Я. Черняка было имя Джек. Почему бы нет? Ян с раннего детства вынужден был преодолевать трудности, сталкивался с несправедливостью и жестокостью, боролся за право получить высшее образование. Несмотря ни на что, Я. Черняк смог добиться всего, о чем может мечтать человек. Он, как и американский писатель Джек Лондон, боролся за место в жизни, боролся против несправедливости и зла и постоянно рисковал жизнью. Творческие силы Джека Лондона были огромны и он смог сделать очень многое. Душевные силы Яна Черняка позволили ему преодолеть трудности, которые не смог бы одолеть обычный человек. Работа Яна Черняка в разведке — подвиг, о котором стало известно через пятьдесят лет, после того, как Ян возвратился из последней нелегальной командировки.

В ГРУ до сих пор документы Яна Петровича Черняка, которого мы будем называть Джек, находятся на особом хранении и едва ли будут рассекречены в ближайшие годы. Мне посчастливилось знать этого человека, его жену Тамару Ивановну. Наши долгие дружеские беседы затрагивали многие проблемы из жизни семьи Черняков. Они не скрывали их. Но когда разговор заходил о работе Черняка в ГРУ в годы Великой Отечественной войны, Ян Петрович рассказывал о себе мало и неохотно. Он не любил славы. Не ради нее боролся против фашизма. Он очень уважал тех людей, которые помогали ему добывать важные документы в далеких странах, он знал, что они были еще живы, и опасался, что его рассказ о них может навредить им. Возможно, он не хотел приглаживать сложности и противоречия, с которыми ему приходилось сталкиваться за годы работы в разведке. Из небольшого объема информации о нелегальной работе Я. Черняка удалось выяснить, что, занимаясь научно-технической разведкой, он принимал активное участие в добывании секретов британских университетов по атомной бомбе.

Встреча в берлинском кафе

Один из ветеранов военной разведки, полковник запаса, назовем его Григорий, который хорошо знал Черняка, считает, что Ян «родился в рубашке». Несколько раз в его разведывательной работе возникали ситуации, когда он мог быть арестован контрразведывательными органами Румынии, Бельгии, Франции, Германии и других стран. Он избегал этих неприятностей благодаря счастливым случайностям и своей особой интуиции. На завершающем этапе работы за рубежом его своевременно спас Центр.

По тому, как и сколько раз Ян Черняк уходил от контрразведки, можно сказать, что он действительно был счастливчиком. Это подтверждают и его достижения в работе на военную разведку. Ветераны ГРУ, обычно скупые на оценки результатов разведывательной работы, считают, что Ян Черняк — один из немногих, кто смог без перерыва проработать на нелегальном положении долгие годы и выполнить все, что ему поручалось.

Когда и как военная разведка привлекла в свои ряды столь удачливого человека?

Первая встреча молодого Яна с представителем военной разведки произошла в одном из берлинских кафе. До этой встречи в жизни человека, которому в ту пору было немногим более двадцати лет, произошло несколько сложных ситуаций, о которых следует упомянуть.

Ян родился 6 апреля 1909 года на Буковине, которая тогда была под румынским флагом, потом являлась частью советской территории. Сегодня эта земля принадлежит Украине и называется Черновицкой областью.

Детство Яна было безрадостным. Во время Первой мировой войны он потерял родителей и воспитывался в детском доме, который был трудным университетом жизни.

Молодой Черняк был худощавым мальчишкой небольшого роста. Его мать была венгеркой, а отец евреем, выходцем из Чехии. По причине «некоренной национальности» ему приходилось очень сложно улаживать свои проблемы со сверстниками. Попытки получить образование в Румынии по этой же причине были безуспешными.

В начале своей жизни Ян часто сталкивался с несправедливым отношением к себе. Это оскорбляло его человеческое достоинство. Несправедливость, испытанная в детском и юношеском возрасте, оставила в его памяти такие глубокие следы, которые годы последующей жизни не смогли стереть.

Именно это заставило его искать людей, которые уважали бы его человеческое достоинство, считались с его личным мнением, помогали преодолевать трудности. Он нашел таких людей среди тех, кто осуждал этническую дискриминацию и выступал против фашизма, поднимавшего голову в Германии. Ян оказался среди борцов за социальную справедливость. Острое, порой даже жгучее желание построить мир, в котором каждый человек мог чувствовать себя человеком, навсегда поселилось в его сердце. Этот идеальный мир до последних дней жизни Черняка был его мечтой.

Поступив в Пражское высшее техническое училище, он через некоторое время перевелся в Берлинский политехнический колледж, который в то время считался одним из лучших учебных заведений в Европе. Черняк всегда был одним из самых прилежных студентов. Особая любознательность, удивительное трудолюбие и прекрасные способности позволяли ему легко справляться с учебой. В это же время он начал принимать участие в работе прогрессивных молодежных организаций — сначала был членом социалистической, затем коммунистической партии Германии.

После окончания учебы, когда настала пора возвращаться в Бухарест, он попросил одного из представителей КП Германии по имени Эдгард помочь ему установить контакт с румынскими коммунистами. Яну было предложено познакомиться с одним человеком из России, который, как сказал Эдгард, может посоветовать, как найти достойное место в жизни. Черняк согласился. Встреча Эдгарда, Яна и незнакомца из России произошла в берлинском кафе в июне 1933 года.

Незнакомец представился Матиасом, сотрудником Красной Армии.

Выпив чашечку кофе, Эдгард ушел, оставив наедине двух еще малознакомых, но, как позже выяснилось, нужных друг другу людей.

Человеком из России оказался один из сотрудников военной разведки, он был немногословен. Достав из кармана своей куртки газету «Правда» с докладом И. Сталина, он предложил Черняку послушать некоторые положения из этого документа. Не дожидаясь согласия собеседника, он тут же стал переводить выдержки из доклада на немецкий язык.

Так произошло первое знакомство Черняка с военной разведкой Красной Армии и именем Сталина.

Закончив читать газету, представитель Разведуправления, видимо, подумал, что он уже убедил собеседника принять правильное решение, спросил, готов ли Ян принять участие в борьбе с фашизмом.

Черняк ответил положительно. В этом его убедила жизнь и немецкий товарищ Эдгард.

Матиас передал Яну конспиративные условия связи. С этого момента началось сотрудничество Черняка с военной разведкой.

Вскоре его призвали на службу в румынскую армию. По уровню образования он должен был попасть на курсы офицеров запаса. Поскольку Ян не был румыном, его хотели направить в пехотный полк. Узнав об этом, Черняк вынужден был дать взятку (коробку шоколадных конфет и пять долларов) чиновнику, который распределял призывников. Это решило его судьбу: Черняка направили на обучение в школу сержантов, окончив которую, он был назначен писарем в артиллерийский полк. Эта должность открыла ему доступ к секретным документам.

В румынской армии Черняк служил только один год. За это время все, что могло представить интерес, было передано советской разведке.

В этот период связником у него была девушка, настоящего имени которой он не знал. Все шло нормально до тех пор, пока ее однажды не арестовала служба безопасности по делу, которое не было связано с разведывательной работой Яна Черняка. Тем не менее возможность попасть в руки контрразведки была вполне вероятной, но Черняка эта опасность миновала. Закончив службу в армии, Ян навсегда уехал из Румынии.

Возвратившись в Берлин, он устроился на работу, восстановил связи с антифашистами и создал свою первую небольшую разведывательную группу, которая начала передавать советской разведке ценные материалы по вооруженным силам Германии.

Ян, обаятельный и очень коммуникабельный человек, быстро находил нужных для дела людей, которые оказывали ему помощь в добывании необходимой военно-технической информации. Выполняя различные задания военной разведки, он побывал в большинстве европейских стран, научился быть осторожным, предусмотрительным и настойчивым. К решению любого вопроса, связанного с разведывательной деятельностью, он подходил как шахматист — прежде чем сделать ход, детально анализировал все возможные ситуации, которые могут возникнуть в результате его действий. Так формировался характер разведчика, вырабатывались его личные методы работы.

На вопрос, как ему удалось избежать ловушек ищеек гестапо и контрразведывательных органов других стран Ян Черняк отвечал:

— Я не нарушал требований конспирации. Всегда помнил, чем может закончиться для меня встреча с контрразведкой. А поэтому никогда не посещал публичные дома, спортивные соревнования, где часто проводились облавы и проверка документов, не нарушал местных законов, чтобы не привлекать к себе никакого внимания.

Подумав, он добавил:

— Такому же поведению я учил и своих помощников.

Он действительно никогда не пытался перепрыгнуть через пропасть в два прыжка, был человеком-невидимкой, хорошим учителем и талантливым разведчиком, которому всегда очень везло.

В 1935 году один из источников информации, работавших на компартию Германии, попал в руки бельгийской контрразведки. Этого человека привлекал к разведывательной работе Черняк. Он знал Яна по работе еще с 30-х годов. Черняк доложил об этой чрезвычайной ситуации резиденту военной разведки, которого вызвал на экстренную встречу. Резидент приказал Яну срочно свернуть дела и выехать в Прагу. Однако Ян попросился в Москву, ему очень хотелось побывать в России и пройти курс обучения в Международной Ленинской школе.

В тот же вечер Ян уехал в Москву. Фашистские молодчики уже бесчинствовали в поездах, и местные жители опасались поездок на этом виде транспорта. Яна не тронули. У него на руках был румынский паспорт. Коричневые иностранцев еще не беспокоили.

В очередной раз Яну удалось избежать ареста.

В Международную Ленинскую школу Черняк не поступил. По предложению сотрудника военной разведки, который встретил его в Москве, он прошел специальную разведывательную подготовку. Обучением Я. Черняка руководил А. Артузов, опытный разведчик, который длительное время работал в ВЧК и был известен по операциям «Трест», «Синдикат» и другим. С 1934 по 1937 год А. Артузов был заместителем начальника IV (Разведывательного) управления Генштаба РККА. Черняк прошел подготовку по микрофотографии, способам шифровки и расшифровки донесений и указаний Центра, а также по использованию радио для связи с Москвой. Он также освоил премудрости конспиративных встреч с агентами, методы передачи материалов через тайники.

Когда Черняк изучал азбуку Морзе, его инструктор удивлялся феноменальной памяти своего слушателя. Ян обладал уникальной способностью запоминать большое количество информации быстро и надолго.

Черняка не учили стрелять из пистолета. Он не любил огнестрельное оружие и никогда в жизни не держал его в руках. Сила Черняка была в другом. Он обладал редкой способностью быстро устанавливать контакты с самыми разными людьми и умением поддерживать с ними дружеские отношения. Молодой разведчик был смел, изобретателен и осторожен.

Одни профессионалы считают разведку ремеслом, другие — искусством. Ян считал разведку опасной работой, в которой есть ученики и мастера. Он хотел быть мастером, поэтому учился, как всегда, добросовестно, вникая в мельчайшие особенности профессии разведчика. Полученные в Москве знания помогли ему преодолеть многие экстремальные ситуации.

Перед отъездом Яна Черняка из Москвы его принял начальник Разведуправления Я. К. Берзин. Беседа была непродолжительной. Руководитель разведки тепло пожелал молодому разведчику успехов и сказал, что конкретные задачи он получит, когда прибудет в страну предназначения, из которой следовало организовать разведку Германии. В ходе беседы Черняк высказал предложение, которое состояло в том, что выполнение этой задачи целесообразнее организовать с территории другой страны. Это было смелое предложение. Берзин внимательно выслушал аргументы молодого разведчика, подумал и согласился с ними. В план работы Черняка за рубежом были внесены соответствующие коррективы.

Добирался Ян до места назначения на различных видах транспорта, побывал в нескольких европейских государствах, дважды менял паспорт.

Вспоминая те времена, Ян Петрович отмечал, что распад австро-венгерской империи стал трагедией для миллионов европейцев. В один миг семейные узы многих людей были нарушены. Отцы и дети, братья и сестры стали гражданами различных государств. Но, несмотря на политический катаклизм, люди смогли сохранить семейные отношения. У Яна Черняка родственники тоже оказались разделенными границами различных государств. Но они не забыли друг друга, и в трудные моменты жизни помогали друг другу. Ян иногда пользовался их поддержкой. Знание нескольких иностранных языков позволяло ему всюду быть своим. Это помогало ему и в работе.

Вскоре Черняк встретился с представителем военной разведки, получил задание и необходимые для работы и проживания деньги.

Задание было сложным. Ему поручалось добыть документальную техническую информацию по наиболее перспективным направлениям развития авиационной и танковой промышленности Германии и других европейских государств. Центр также интересовали данные о создании новейших артиллерийских систем, авиационных бомб, реактивных снарядов, стрелкового оружия, радиоэлектроники и радиолокации. Особое внимание обращалось на добывание сведений о работах немецких ученых по созданию химического оружия, которое германская армия уже применяла в 1915 году во время Первой мировой войны.

Вскоре Ян Черняк привлек к работе крупного немецкого банкира, который передал ему список закрытых счетов в различных европейских финансовых организациях, которыми пользовались секретные сотрудники нацистской партии. Затем ему стала помогать дочь одного крупного инженера-конструктора, работавшего над созданием новых образцов немецких танков. Она работала вместе с отцом в одном бюро. Когда отец уходил на обед, она передавала Яну чертежи новых разработок. Черняк фотографировал документы и незамедлительно возвращал их.

Затем у Яна появился целый ряд источников из числа антифашистов (Хеллен, Крона, Сессиль и другие), которые помогали ему добывать научно-техническую информацию по интересующим советскую разведку проблемам. Команда Черняка состояла из 20 агентов, дававших документальную информацию, и 15 особо доверенных лиц, которые обеспечивали его разведывательную работу в разных странах.

Резидентура Черняка добывала ценную информацию по важнейшим направлениям создания новых систем оружия и военной техники, а также материалы по новейшим технологиям, применявшимся в авиастроении. Большую ценность представляли материалы о германской ракетной технике, в частности данные о ракете ФАУ-2. Важным моментом в этот период было то, что ракетную программу Гитлер определил в качестве приоритетной, а интерес к «Урановому проекту», который предполагал создание атомной бомбы, был ослаблен. Об этом Джек сообщил в Центр в 1943 году.

Ян Черняк имел прекрасное техническое образование. Поэтому он умело направлял усилия своих агентов на добывание действительно важной информации. Его помощники добывали сведения о новейших образцах бронетанковой техники, артиллерийских системах, которые проходили испытания на полигонах, средствах радиосвязи и радиолокации, инфракрасной и телевизионной технике, приборах обнаружения подводных лодок, а также сверхсекретную информацию по химическому оружию, которое имелось в германской армии.

Из характеристики: «Находясь в зарубежной командировке, Я. Черняк провел исключительно ценную работу по созданию нелегальной резидентуры и лично завербовал 20 агентов…»

К этой сухой, но предельно точной характеристике можно добавить многое. Черняк лично изучал и оценивал добытые документы, сообщал о них в Центр, проводил встречи с курьерами, которым передавал разведматериалы и образцы. Остается только удивляться тому, как один человек смог создать в 30—40-е годы в Европе такую разведывательную сеть и успешно руководить ее работой. Трое из добровольных помощников Я. Черняка проработали на советскую военную разведку по тридцать и более лет. Некоторые из агентов Джека за особые заслуги в борьбе против германского фашизма и помощь советскому народу в разработке новейших образцов военной техники были награждены орденами Ленина, Красной Звезды и Красного Знамени. Естественно, они никогда не носили этих наград, но держали их в своих руках. По указанию начальника военной разведки для встреч с наиболее ценными агентами Черняка, которые награждались советскими орденами, выезжал в специальную командировку сотрудник ГРУ полковник Григорий. Работая в Центре, он руководил деятельностью резидентуры Джека. Встречаясь с агентами Я. Черняка, которых Григорий хорошо знал, он сообщал о правительственных наградах. Считалось, что такие встречи оказывали большое мобилизующее воздействие на ценных источников информации и способствовали повышению эффективности их работы на разведку. И это было действительно так.

Резиденту Черняку приходилось думать не только над тем, как и где добывать интересующие Центр данные, но и решать проблему их переправки в Москву. Для этих целей использовалась курьерская связь. Курьерами были работники Центра, которые перевозили через границы добытые Черняком образцы и материалы. Были моменты, когда целые узлы новейших радиолокационных приборов переправлялись через границу в тортах, которые везли с собой курьеры, выдававшие себя за богатых туристов.

Ян привлек к сотрудничеству очень интересного специалиста в области химического оружия. Произошло это следующим образом.

Однажды агент Сессиль узнал от своего хорошего знакомого, что тот работает в химической лаборатории, в которой создаются новые отравляющие вещества. Знакомый пожаловался своему другу, что занимается созданием «всякой дряни, которая может уничтожить любое европейское государство». Он высказал осторожное пожелание сообщить о своих работах представителю компартии.

Сессиль как бы в шутку предложил побеседовать об этой секретной проблеме с представителем Красной Армии.

Ученый, не принимая всерьез слова своего друга, спросил:

— А что, этот красноармеец на встречу прибудет в военной форме? (Из беседы автора с Я. Черняком.)

На этом первый разговор завершился. После того как Ян Черняк внимательно изучил всю имевшуюся по ученому информацию, он решил провести личную встречу с химиком. Она вскоре состоялась в одном из столичных ресторанов. Беседа носила необычный характер. Каждый из ее участников осторожно, на первых порах не доверяя друг другу, продвигался к общей цели. В конце концов, благодаря уникальным способностям Яна Черняка, собеседники поверили друг другу. Ученый согласился передавать «представителю Красной Армии» секретную информацию о ходе разработок химического оружия.

Были и другие удачные моменты в разведывательной работе Яна Черняка.

Задание ставит академик Берг…

Разведданные от Черняка поступали в советские научно-технические лаборатории, помогали создавать новые образцы оружия и военной техники для Красной Армии.

Специалисты, в руки которых попадала информация Черняка, достаточно высоко оценивали ее. В 1937 году старший инженер 5-го управления Народного комиссариата обороны Дозоров направил начальнику военной разведки заключение по материалам в области разработки телевизионных систем, в котором, в частности, говорилось следующее:

«…Наиболее важными и исключительно ценными являются материалы 1-й группы, где дано подробное описание производства иконоскопов фирмы…. Они отвечают острейшей потребности наших институтов и помогают в разработке новых высокочувствительных телепередатчиков. Такая информация поможет нам сэкономить буквально миллион рублей в валюте…»

В мае 1944 года заместитель председателя Совета по радиолокации при Государственном Комитете Обороны (ГКО) инженер-вице-адмирал А. Берг писал начальнику Разведуправления генерал-полковнику Ф. Кузнецову:

«…Присланные Вами за последние 10 месяцев материалы представляют очень большую ценность для создания радиолокационного вооружения Красной Армии и Военно-Морского Флота. Особая их ценность заключается в том, что они подобраны со знанием дела и дают возможность не только ознакомиться с аппаратурой, но и в ряде случаев изготовить аналогичную, не затрачивая длительного времени и значительных средств на разработку. Кроме того, сведения о создаваемом немцами методе борьбы с помехами позволили начать разработку соответствующих контрмероприятий. Все эти сведения и материалы позволяют нам уверенно выбирать пути технического развития новой и мало нам известной техники радиолокации, обеспечивая нам необходимую для этого перспективу и осведомленность».

11 июня 1944 года в письме начальнику ГРУ А. Берг дал еще одну оценку материалам Я. Черняка:

«Полученные от Вас материалы на 1082 листах и 26 образцов следует считать крупной и ценной помощью делу. Уполномоченный ГКО академик т. Вавилов просит о принятии мер к получению следующей части материалов».

В октябре 1944 года А. Берг просит руководство военной разведки добыть новые материалы по радиолокационным приборам и направить их непосредственно в Совет по радиолокации при ГКО, при котором был создан специальный отдел для обработки присылаемых из ГРУ материалов.

Эта просьба тоже была выполнена Я. Черняком. Об этом свидетельствует еще один отзыв, направленный в ГРУ 30 декабря 1944 года. В нем, в частности, говорилось следующее:

«…Получил от Вас 475 иностранных письменных материалов и 102 образца аппаратуры. Подбор материалов сделан настолько умело, что не оставляет желать ничего лучшего на будущее. При вызванном военными обстоятельствами отставании нашей радиоэлектронной техники от заграницы и при насущной необходимости развивать у нас эту технику в кратчайшие сроки для своевременного оснащения нашей армии и флота радиолокационным вооружением и оружием защиты от радиолокации противника, полученные от Вас сведения имеют большое государственное значение, Работу ГРУ за истекший год в данной области следует признать выполненной блестяще».

Помощники Я. Черняка добывали материалы, которые позволяли судить о состоянии оборонных отраслей промышленности Германии.

Работа резидентуры Я. Черняка была очень интенсивной. Только в 1944 году Центр получил от Джека 12 500 листов технической документации и 60 образцов аппаратуры.

«…Получил от ГРУ 811 иностранных информационных материалов (в том числе 96 листов чертежей), описаний и инструкций новейших радиолокационных средств… Совет готов поддержать представление работников, участвовавших в этой работе, к правительственным наградам или премированию…» — в очередной раз писал академик А. Берг начальнику ГРУ.

Некоторые из агентов Я. Черняка еще живы. Чтобы не навредить им, их имена сохраняются в тайне. Однако имя одного из помощников Джека было раскрыто.

Решение Аллана Мэя

В первой половине 1942 года Джек работал в одной из европейских стран, охваченных пламенем Второй мировой войны. Он действовал самостоятельно и не имел никаких связей с другими резидентурами Разведуправления Красной Армии, действовавшими в те годы в Германии, Бельгии и Франции. Это и спасло Я. Черняка. Когда германская контрразведка вышла на след и арестовала большинство членов резидентур военной разведки, которыми руководили Л. Треппер, А. Гуревич и И. Штёбе, резидентура Я. Черняка продолжала успешно действовать. Центр дал указание Джеку выехать в Великобританию и привлечь к работе на военную разведку Аллана Мэя, ученого-физика, сотрудника Кавендишской лаборатории Кембриджского университета. Из материалов К. Фукса в Разведуправлении стало известно, что в этой лаборатории группа ученых под руководством профессора Холбана проводит важные исследования, связанные с расщеплением урана и созданием атомной бомбы. К этому времени Джек уже был опытным вербовщиком, который мог успешно выполнить это сложное задание Центра. Тот факт, что именно ему было поручено привлечь к сотрудничеству с разведкой ученого, работавшего в Кавендишской лаборатории, говорит о степени профессиональной квалификации разведчика и прочности его легализации в Европе.

Центру стало известно, что А. Мэй в молодости придерживался левых взглядов, осуждал нацизм. В этом ничего не было удивительного. В 1935–1940 годах ненависть к Гитлеру и нацистам были обязательными принципами, которых придерживались многие студенты и молодые интеллектуалы в странах Западной Европы и Северной Америки. Человек с такими политическими взглядами мог стать сторонником СССР в борьбе против фашизма, а мог выбрать и другую форму сопротивления и был бы прав. Задача привлечения его к сотрудничеству с советской разведкой была сложной.

Джек выехал в Лондон. Затем перебрался поближе к Кембриджу. Изучил обстановку. Собрал дополнительные данные на интересовавшего его человека.

Черняку стало известно, что Мэй родился в мае 1911 года в семье меднолитейщика в Бирмингеме, успешно окончил школу «короля Эдуарда» и Кембриджский университет, занимался научно-исследовательской работой, в 1936 году стал доктором физики. С 1933 по 1936 год А. Мэй был на научно-исследовательской работе в Кавендишской лаборатории в Кембридже. В 1936 году стал доктором физики. С 1936 по 1942 год он — один из ведущих специалистов-физиков в Королевском колледже в Лондоне, который с началом Второй мировой войны был эвакуирован в Бристоль.

Незадолго до начала войны А. Мэй получил должность преподавателя в Лондонском университете и не был призван на военную службу. Некоторое время Мэй был членом редакционного совета газеты «Scientific Worker» — органа национальной ассоциации научных работников.

В мае 1942 года профессор Холбан пригласил Мэя в свою лабораторию в Кавендиш для работы в группе ученых, которые были заняты исследованиями, по программе атомного проекта «Тьюб Эллойз».

Я. Черняку стало также известно, что Аллан Мэй был секретарем Бристольского, а позже Кембриджского отделения Национального исполнительного комитета ассоциации научных работников Великобритании, пользовался авторитетом среди ученых.

Центр сообщил Джеку, что в 1936 году А. Мэй с группой британских научных работников побывал в Советском Союзе, посетил Ленинградский физико-технический институт, беседовал с академиком А. Иоффе. В Харьковском физико-техническом институте он встречался с профессором А. Лейпунским, с которым когда-то работал в Великобритании.

Военная разведка узнала о том, что во время посещения Ленинграда у А. Мэя и одного из советских физиков установились дружеские отношения. Ученые обменивались информацией, связанной с их работой по изучению атомного ядра. В 1939 году, после начала Второй мировой войны и опубликования письма Лео Сциларда о нежелательности обмена информацией с учеными «тоталитарных государств», контакты А. Мэя с советским физиком прекратились. Военной разведке в начале 1942 года удалось получить письмо от нашего физика к своему другу в Великобритании. Это письмо Центр переправил Я. Черняку, который должен был использовать послание в качестве обоснованного повода для вступления в первый контакт с ученым. Станет ли А. Мэй сотрудничать с советской разведкой, зависело от профессионального умения Я. Черняка привлекать источников информации.

Джек выяснил адрес и домашний телефон А. Мэя и однажды вечером позвонил ему. Представился. Сообщил о том, что привез ему письмо от старого друга. Мэй согласился принять незнакомца с континента.

Однако Ян решил не торопить события. Он сказал, что занят и сможет посетить ученого только дня через два. Разведчик решил изучить обстановку в районе проживания ученого, собрать о нем дополнительную информацию.

Вечером в первых числах февраля 1942 года Я. Черняк под чужим именем посетил квартиру А. Мэя и вручил ему письмо.

Ученый прочитал короткое послание из далекого Советского Союза и неожиданно для Черняка задал ему странный на первый взгляд вопрос:

— Я действительно был в той стране. Но никто и никогда не писал мне письма оттуда на дорогой бумаге с водяными знаками. Это же не Англия.

Я. Черняк намек понял сразу и поспешил успокоить А. Мэя. Он сказал ученому, что было бы крайне неосторожно везти через всю Европу письмо, написанное на газетной бумаге. Да, в России сейчас для обычной переписки такую бумагу не используют. Но это особый случай.

Ян Черняк попытался убедить А. Мэя в необходимости оказания помощи советским физикам. Мэй согласился. Этому способствовало то, что Мэй знал об обещании премьер-министра У. Черчилля оказать техническую помощь России во время войны с Германией. Ему было также известно, что правительство Великобритании не выполняло своих обещаний и тщательно скрывало атомный проект от СССР.

Мэй знал о работах немецких физиков в области атомных исследований и опасался, что Германия сможет опередить англичан в создании атомной бомбы. Он надеялся на то, что русские физики успеют создать атомную бомбу быстрее немцев, и это, по его мнению, будет лучшей гарантией того, что Европа не пострадает от атомной бомбы.

Джек встречался с Алланом Мэем несколько раз. Сотрудничество это развивалось успешно и продолжалось около восьми месяцев.

На второй встрече разведчик получил от британского физика документальную информацию об основных направлениях научно-исследовательских работ по урановой проблеме в Кембридже. Позже Мэй передал Джеку данные по установкам для разделения изотопов урана, описание процесса получения плутония, чертежи «уранового котла» и описание принципов его работы. Всего Ян Черняк получил от Мэя около 130 листов документов, часть из которых попала в руки И. Курчатова в октябре 1942 года.

Сотрудничество Джека с Алланом Мэем завершилось в январе 1943 года. Мэй вместе с группой профессора Холбана, состоявшей из 12 человек, был переведен в Монреальскую лабораторию Национального научно-исследовательского совета Канады.

На последней встрече с физиком Джек на всякий случай обсудил условия восстановления связи с А. Мэем в Монреале. Ян Черняк не знал, есть ли в Канаде сотрудники Разведуправления Красной Армии, но полагал, что, когда будет необходимо, Центр найдет возможности для восстановления связи с ценным источником. Условия встречи по явке, которые были разработаны Черняком, пригодились военной разведке через два года.

Дороги Яна Черняка и Аллана Мэя больше никогда не пересекались. А если бы они пересеклись, то Джек мог бы попасть в руки контрразведки.

9 февраля 1995 года военный разведчик Ян Петрович Черняк узнал, что ему присвоено высокое звание Героя России. Ему было 86 лет. Он находился в одной из московских больниц. Золотую Звезду Героя вручил разведчику начальник Генерального штаба Вооруженных Сил России генерал-полковник М. Колесников. На той печально-торжественной церемонии присутствовал и начальник военной разведки генерал-полковник Ф. Ладыгин.

Как и подобает солдату в таких случаях, получив награду, Ян Черняк тихо, но с достоинством произнес:

— Служу Отечеству!

Когда высокопоставленные представители президента России вышли из больничной палаты, Ян Петрович, оставшись один на один с женой Тамарой Ивановной, сказал:

— Хорошо, что не посмертно…

Через несколько дней после вручения награды Ян Петрович умер. Так закончился жизненный путь этого великого нелегала военной разведки.

Несмотря на то что имя Яна Черняка в связи с присвоением ему звания Героя России было рассекречено, подробнее рассказать о его работе в военной разведке не представляется возможным, поскольку доступ к оперативным делам разведчика-нелегала Джека все еще закрыт.

Глава четвертая

Хроника урановых проектов (1941–1942 гг.)

1941 г.

22 июня фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз. Началась Великая Отечественная война.

30 июня был образован Государственный Комитет Обороны СССР, в который вошли И. В. Сталин, В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов, Г. М. Маленков и Л. П. Берия.

8 августа военный разведчик полковник С. Кремер получил от Клауса Фукса доклад на 6 листах о работе британских физиков по расщеплению атома урана.

13 сентября Фукс передал Кремеру 40 листов текста по британскому урановому проекту.

22 и 30 сентября первые материалы Фукса поступили в Москву. В начале октября они были доложены начальнику Управления информации РУ РККА бригадному инженеру А. Панфилову.

В конце сентября германские войска возобновили наступление на московском направлении, стремясь до зимы овладеть Москвой.

В последних числах сентября руководитель резидентуры внешней разведки НКВД в Лондоне А. Горский направил в Москву первые сведения о ходе работ по созданию атомной бомбы в Великобритании.

Германский физик Вернер Гейзенберг писал:

«В сентябре 1941 года мы увидели открывшийся перед нами путь, он вел нас к атомной бомбе».

В октябре американская разведка добыла сведения о том, что в Великобритании начаты работы по созданию атомной бомбы.

Президент Ф. Рузвельт принял решение о развертывании программы создания ядерного оружия в США.

28 октября Совет по эвакуации разрешил президиуму Академии наук СССР эвакуировать из Ленинграда в Казань 1100 научных сотрудников и членов их семей, наиболее ценное оборудование и имущество академических институтов. Работы по урановой проблеме временно прекращены.

7 декабря японская авиация внезапно нанесла сокрушительный удар по американской базе в Пёрл-Харборе. США объявили войну Японии, Германии и Италии.

Американская программа создания ядерной бомбы переведена из стадии научных исследований в стадию практических работ.

1942 г.

3 апреля в Казани с целью улучшения технического оснащения Военно-Морского Флота создана Комиссия Академии наук СССР по военно-техническим военно-морским вопросам. Руководителем комиссии утвержден А. Ф. Иоффе, секретарем — И. В. Курчатов.

9 июня Гитлер подписал постановление о назначении Геринга руководителем Имперского исследовательского совета. Высший приоритет получает программа создания ракетного оружия. «Урановый проект» не попадает в число приоритетных.

13 августа по указанию президента США в Лос-Аламосе, штат Нью-Мексико, в пустыне, недалеко от Санта-Фе создан специальный округ инженерных войск под названием «Манхэттен инжениринг дистрикт» (Manhatten Ingeniering District). Руководителем американского атомного проекта назначен полковник Лесли Гровс, научным руководителем физик-теоретик Роберт Оппенгеймер.

28 сентября И. В. Сталин подписал распоряжение ГКО «Об организации работ по урану». В научных центрах страны должны были возобновиться исследовательские работы по урановой проблеме.

ЧАСТЬ III

К техническим секретам Германии

Литературный герой писателя Юлиана Семенова суперразведчик Штирлиц в годы Второй мировой войны успешно действовал в Германии, однако он не знал о том, что ученые третьего рейха пытались создать атомную бомбу.

Гитлеровский атомный проект осуществлялся, как и британская программа создания атомной бомбы, в строжайшем секрете. О ее существовании знал крайне ограниченный круг высшего немецкого военного руководства и наиболее проверенные физики, принадлежавшие в основном к арийской расе.

Несмотря на чрезвычайные меры безопасности и секретности, которыми окружалась гитлеровская атомная программа, британская разведка смогла добыть о ней подробные сведения. У. Черчилль активизировал разработку британского атомного оружия, но И. В. Сталину о работах в Германии по созданию атомной бомбы британский премьер не сообщил.

Сотрудникам Разведуправления Красной Армии, действовавшим в годы Второй мировой войны в Великобритании и Швейцарии, удалось добыть сведения не только о британском атомном проекте, но и о попытках германских физиков создать собственную атомную бомбу.

Глава первая

Сталин и военная разведка

От разведки ждут любых сведений, кроме плохих.

Разведка добивается побед и терпит поражения, иногда в одно и то же время, но на разных континентах и в различных странах. Такова особенность этой секретной службы, какому бы государству она ни принадлежала. Каждая неудача разведки создает значительные проблемы для президентов, премьер-министров и генеральных секретарей, которым она служит.

Разведуправление Красной Армии в начале 30-х годов прошлого века переживало не лучшие времена в своей истории. В резидентурах, действовавших в Австрии, Германии, Дании и Франции, произошли серьезные провалы. Это говорило о том, что на каком-то этапе контрразведывательные службы в тактике своей работы достигли чего-то нового и смогли выявить агентов советской военной разведки.

В мае 1935 года только что назначенный начальником РУ комкор С. Урицкий получил указание И. Сталина, в соответствии с которым военная разведка должна была сосредоточить свои основные усилия «против Германии, Польши и Финляндии на Западе, Японии и Маньчжурии на Востоке».

Сталинская директива требовала активизировать «техническую разведку в Германии, Америке и Англии». В СССР в то время реализовывались планы индустриализации страны, отечественная промышленность ориентировалась на выпуск новой боевой техники и оружия, необходимых для оснащения частей Красной Армии. Имелись сведения о бурном развитии германского военно-промышленного комплекса, количестве и качестве поступавших на вооружение немецкой армии самолетов, танков, стрелкового оружия, подводных и надводных кораблей. Эти разведданные заставляли руководство СССР беспокоиться об обороне государства. Будущее было тревожным.

Требования И. В. Сталина о повышении эффективности работы военной разведки выполнялись странным образом. Опытные разведчики отзывались из зарубежных командировок, арестовывались органами НКВД или увольнялись из разведки.

В мае 1937 года последовали новые указания И. В. Сталина, направленные на улучшение деятельности военной разведки. В них говорилось: «Необходимо полностью учесть урок сотрудничества с немцами. Рапалло[4], тесное взаимоотношение создали иллюзию дружбы. Немцы же, оставаясь нашими врагами, лезли к нам и насаждали свою сеть. Товарищ Берзин человек честный, но проглядел и со своим аппаратом попал в руки к немцам…»

Выступая 2 июня 1937 года на расширенном заседании Военного совета при Наркомате обороны, И. В. Сталин сказал: «Во всех областях разбили мы буржуазию, только в области разведки оказались битыми как мальчишки, как ребята. Вот наша основная слабость. Разведки нет… Наша разведка по военной линии плоха, слаба, она засорена шпионажем. Наша разведка по линии ПУ возглавлялась шпионом Гаем, и внутри чекистской разведки у нас нашлась целая группа хозяев этого дела, работавшая на Германию, на Японию, на Польшу. Разведка — это та область, где мы впервые за 20 лет потерпели жесточайшее поражение».

Поскольку военная разведка была «засорена шпионажем», ее чистили особенно усердно.

Судьба начальника Разведуправления Яна Берзина была предрешена. Он был арестован 27 ноября 1937 года и летом 1938 года расстрелян.

Такая же участь постигла и комкора С. Урицкого. Не долго руководили военной разведкой (исполняли обязанности начальника Разведупра) С. Г. Гендин, А. Г. Орлов и Герой Советского Союза И. И. Проскуров, отважный летчик, прославившийся в боях в Испании.

В здание Разведуправления Красной Армии, которое располагалось в те годы в Знаменском переулке, прибывали новые кадры, которые слабо знали иностранные языки, не имели опыта разведывательной работы и никогда не бывали за рубежом.

Результаты многолетних усилий начальника Разведупра Яна Берзина по созданию сети тайных разведывательных организаций в странах Западной Европы в значительной степени были ослаблены.

Военные разведчики, как командармы, комкоры и комдивы, попадали на Лубянку и исчезали навсегда. Безжалостная коса репрессий несколько раз прошлась по кадровому составу Разведуправления, уничтожив многих ее резидентов, рядовых оперативных работников и офицеров центрального аппарата.

Знал ли И. В. Сталин, что происходило в военной разведке? Несомненно. Аресты и расстрелы руководителей Разведуправления не могли осуществляться без его ведома.

Вплоть до 1939 года разведчики отзывались из зарубежных командировок и арестовывались органами НКВД. Существуют конкретные данные о том, сколько разведчиков было отозвано из командировок, сколько арестовано и сколько репрессировано, но не в цифрах дело. Указание И. В. Сталина о том, что «Разведуправление следует распустить и создать заново», было выполнено.

Такая же беда пришла и в Разведуправление НКВД. Страна, в значительной степени потерявшая свою разведку, на какое-то время ослепла и оглохла.

И. В. Сталин не исключал, что Гитлер может пойти на авантюру и осмелится напасть на Советский Союз. Принадлежащая Сталину фраза о том, что немцы «оставались нашими врагами», относящаяся к 1937 году, говорит о том, что он не исключал возможности обострения отношений между СССР и Германией.

Военная разведка все же пережила период репрессий. После губительных чисток, как росток макового цветка, она пробилась сквозь трудные времена, чтобы своевременно предупредить руководство СССР о надвигающейся опасности. Но в 1941 году И. В. Сталин не прислушался к предупреждениям военных разведчиков, которые из Токио, Парижа и Лондона предупреждали политическое руководство о готовящемся нападении гитлеровской Германии на СССР. Красный цвет способны увидеть только те, кто может и не кто боится видеть опасность издалека.

Военная разведка смогла сохранить свой опыт, свои традиции, свою школу, верность Отечеству. Молодые офицеры, пополнившие Разведуправление после окончания военных академий, оказались талантливыми, самоотверженными людьми, которые, не жалея сил и времени, настойчиво осваивали профессиональные тайны разведывательной работы. Успешно действовали резидентуры военной разведки в Германии, Японии, Италии, Франции, Бельгии, Швейцарии и других странах.

Одной из таких резидентур руководил Шандор Радо. Великолепный разведчик, талантливый ученый и непримиримый антифашист он создал в Швейцарии резидентуру, которая смогла добыть сведения о состоянии работ в Германии по созданию атомной бомбы.

Глава вторая

Урановый «ферайн» Гитлера

Таганрогский трофей

В феврале 1942 года в районе Таганрога сводным отрядом, в состав которого входили усиленная рота морской пехоты и несколько боевых групп из инженерного батальона, проводилась операция по уничтожению фашистского гарнизона на Кривой косе. Руководил отрядом майор Малолетко. Операция прошла успешно. Фашисты были застигнуты врасплох и не смогли оказать серьезного сопротивления.

В ходе хорошо подготовленной и быстротечной операции были захвачены оперативные документы. Доставила их в штаб батальона группа разведчиков, которой руководил старшина Максим Репин.

Группу захвата направлял в тыл к немцам полковник Илья Старинов[5], опытный офицер, командовавший инженерной бригадой спецназначения. В 1936 году он успешно окончил Военно-транспортную академию РККА. Был инструктором разведгруппы, советником командира 14-го партизанского корпуса Испанской республиканской армии. После возвращения из Испании занимал должность начальника Центрального научно-испытательного железнодорожного полигона, был начальником оперативно-учебного центра Западного фронта, командовал оперативно-инженерными группами Юго-Западного и Южного фронтов.

Ему и докладывали разведчики о захвате документов. Среди них была полевая сумка, которую взяли у одного убитого в перестрелке германского офицера. В той сумке оказалась необычная тетрадь, которая и привлекла внимание военного инженера И. Старинова. Он приказал одному из офицеров-разведчиков, хорошо знавшему немецкий язык, изучить графики и какие-то формулы, которыми были заполнены все страницы странной тетради.

Как выяснилось, тетрадь принадлежала немецкому физику Г. Вандервельде. Как ученый попал на фронт, Старинов не знал. Да это его и не интересовало, хотя говорило о том, что германская мобилизационная машина начинает одевать в военную форму даже своих физиков.

Все страницы тетради были испещрены сложными математическими расчетами. Из некоторых пояснений к ним переводчик сделал вывод о том, что убитый немецкий физик занимался математическим обоснованием каких-то процессов расщепления атомов урана, понять которые офицер войсковой разведки не мог.

Выслушав доклад офицера, И. Старинов подумал, что если немец даже на фронте занимался математическими расчетами, то, видимо, это были важные расчеты. Старинов не исключал, что информация, содержавшаяся в тетради, могла заинтересовать наших физиков, и приказал отправить необычный трофей в штаб командующего Северо-Кавказским фронтом генерала Р. Малиновского. Как и полагалось в таких случаях, тетрадь германского физика вскоре оказалась в Москве в Наркомате обороны.

Из военного ведомства тетрадь Г. Вандервельде была передана старшему помощнику уполномоченного по науке Государственного Комитета Обороны С. Балезину. Получив необычный трофей, Балезин с группой специалистов провел экспертную оценку содержания записей, имевшихся в тетради. В конце февраля он доложил уполномоченному ГКО С. В. Кафтанову о том, что в гитлеровской Германии, видимо, ведутся работы по созданию урановой бомбы.

Перевод записей в тетради германского физика С. Балезин послал также физику А. Лейпунскому и генералу Г. И. Покровскому, эксперту по взрывчатым веществам, запрашивая их мнение о содержании записей в тетради. С. Балезин также хотел получить предложения экспертов о целесообразности развертывания работ по созданию атомной бомбы в СССР. Г. Покровский и А. Лейпунский ответили, что, когда страна находится в таком невероятно трудном положении, было бы ошибкой швырять миллионы рублей на то, что даст результаты лишь через десять, а скорее, пятнадцать—двадцать лет.

Тем не менее Балезин подготовил проект письма Сталину, в котором сообщил, что полученный разведкой материал свидетельствует об интенсивных ядерных исследованиях, ведущихся в Германии. В письме также излагались предложения, в соответствии с которыми в СССР следовало бы безотлагательно начать подобную работу. С. Кафтанов подписал это письмо.

Дня через два Кафтанов был у Сталина. Высказанные им предложения сначала не получили поддержки. Кафтанов сообщил, что атомный проект может стоить от 20 до 100 миллионов рублей, но в случае отказа от работ опасность будет большей.

Данные из тетради Вандервельде требовали дополнительной проверки и уточнения. И. В. Сталин дал указание Л. П. Берии подготовить для членов ГКО, в который входили В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов и Г. М. Маленков, докладную записку о том, что делается за рубежом по урановой бомбе. Возможно, именно после этого в марте 1942 года и был подготовлен в НКВД проект докладной записки И. В. Сталину о состоянии работ по урану за рубежом, при составлении которой использовались данные и агента военной разведки Клауса Фукса.

Барон знал все

Данные, имевшиеся в тетради немецкого физика, говорили о том, что в Германии ведутся работы по исследованию урановой проблемы. В то время в Разведуправлении Красной Армии не было специалистов в области ядерной физики, которые бы могли в полной мере оценить эти сведения из тетради, случайно оказавшейся на Кривой Косе и также случайно попавшей в руки войсковых разведчиков полковника И. Старинова.

Озадаченное проблемами добывания сведений о планах гитлеровского командования по ведению войны на Востоке, руководство военной разведки тем не менее направило в некоторые резидентуры указание обратить внимание на поиск данных о создании нового оружия в Германии.

Летом 1942 года началось новое стратегическое наступление войск фашистской Германии на советском фронте. Немцам удалось захватить южные районы страны и предгорий Кавказа. Обстановка на советско-германском фронте была тяжелой. Приближалась битва за Сталинград. Еще было не известно, чем закончится это сражение.

Центральный аппарат Разведуправления Красной Армии и подчиненные ему войсковые и зарубежные органы разведки были нацелены на добывание информации, необходимой ГКО. Ежедневно готовились разведывательные сводки о положении дел на всех фронтах. Во второй половине дня этот важнейший документ направлялся лично И. В. Сталину и всем членам Государственного Комитета Обороны. Два экземпляра направлялись начальнику Генерального штаба и начальнику Оперативного управления ГШ.

В это же время черыре раза в месяц готовилось боевое расписание сил противника по фронтам и направлениям, в котором учитывалось нахождение каждой фашистской дивизии, каждой отдельной бригады, каждого полка и даже батальона.

По мере поступления сведений из зарубежных аппаратов по наиболее важным военным и военно-политическим вопросам в Разведуправлении Красной Армии готовились спецсообщения для членов ГКО.

Положение на фронтах Великой Отечественной войны было предельно сложным. Военная разведка, потерявшая в годы кадровой чистки опытных сотрудников, медленно восстанавливала свои силы и вступила в 1942 год не в самой лучшей боевой форме. В конце января 1942 года руководители военной разведки были вынуждены обратиться в ГКО с предложениями по улучшению структуры Разведуправления Красной Армии и приведении ее в соответствие с военной обстановкой.

В феврале 1942 года нарком обороны подписал приказ о реорганизации военной разведки. Было создано Главное разведывательное управление Генерального штаба Красной Армии. Начальником военной разведки был утвержден генерал-майор А. П. Панфилов. На должности военного комиссара ГРУ остался И. И. Ильичев.

В подчинении ГРУ ГШ оказались все силы военной разведки — зарубежной, оперативной и войсковой. Такая централизация оказалась малоэффективной. Она была не способна оперативно решать разведывательные задачи и в конце 1942 года вся система военной разведки вновь подверглась реорганизации. Структурные и кадровые изменения продолжались и в последующие годы.

Несмотря на сосредоточение всех сил военной разведки на добывании сведений, необходимых для ведения войны, и постоянные реорганизации она продолжала поиск данных о создании атомного оружия в Великобритании, Германии и США.

В годы Великой Отечественной войны в структуре ГРУ не было единого отдела, в котором бы сосредоточивались все сведения по атомной проблеме. Поступавшая из зарубежных резидентур информация накапливалась в линейных отделах и докладывалась начальнику управления, который определял, как и кому направить добытые сведения. Такой порядок учета и доведения до заинтересованных лиц информации по атомной проблеме был далек от совершенства. Однако все добытые сведения были своевременно учтены, оценены и переданы в заинтересованные государственные структуры.

Таганрогский трофей был не первым сигналом о том, что в Германии ведутся работы по исследованию возможностей получения энергии в результате цепной реакции в атомах урана. В январе 1942 года из резидентуры военной разведки в Лондоне в Центр поступила радиограмма, в которой говорилось о том, что немцы активно ведут переговоры в Португалии и Испании и пытаются «закупить уран для неизвестных целей». В донесении в Центр резидент военной разведки в Лондоне генерал-майор И. Скляров высказывал предположение: «Не связаны ли эти закупки с производством урановых бомб?»

Эти данные были получены от агента Барона. Под этим псевдонимом на советскую военную разведку работал Франтишек Моравец — начальник чехословацкой разведки в Лондоне. С ним поддерживал связь генерал-майор И. Скляров (Брион).

Работа Барона на советскую военную разведку до сих пор имеет много тайн. Его возможности по добыванию разведывательной информации в Западной Европе в годы Второй мировой войны были так же уникальны, как у легендарного Ресслера, работавшего с Рашель Дюбендорфер в Швейцарии. Для того чтобы хоть приблизительно оценить их, можно привести только один пример. Однажды в 1944 году во время налета британской авиации на Берлин в кабинете одного из высокопоставленных помощников Гитлера упал прикрепленный к стене портрет фюрера. Через день Барон сообщил об этом «инциденте» генералу И. Склярову.

Барон заблаговременно сообщал советскому резиденту о многих важных перебросках фашистских дивизий на Восточный фронт и планах германского военного командования по ведению войны против СССР. Ф. Моравец находился в Лондоне, но создавалось впечатление, что он одновременно был везде и знал обо всем. У начальника чехословацкой разведки, видимо, была хорошая агентурная сеть в оккупированных странах Западной Европы, и она действовала бесперебойно.

От Барона советская военная разведка узнала о разработке немцами урановых месторождений в Судетских горах. После окончания войны эти сведения будут учтены, когда Советский Союз начнет предпринимать первые шаги по поиску залежей урановой руды.

О том, что немцы проводят научные исследования по урановой проблеме, военной разведке сообщал и Клаус Фукс (Отто). Работая на британский атомный проект, он, по указанию Пайерлса, вел наблюдение за работами немецких физиков, имел доступ к материалам британской разведки «Сикрет интеллидженс сервис», которая передавала английским ученым материалы своей агентуры из Германии.

В то время, как выяснилось уже после войны, немецкие ученые действительно пытались решить две основные задачи: определить лучший способ разделения изотопов урана и найти наиболее приемлемый для атомного котла (реактора) тип замедлителя нейтронов.

Разрабатывались и способы производства обогащенного урана. Использовались различные методы. Наиболее рациональным считался метод с применением центрифуги. В своих научных экспериментах и исследованиях они проходили тот же самый путь, по которому совместно шли англичане и американцы. Немецкие физики, находившиеся в полной изоляции после начала Второй мировой войны, должны были все делать самостоятельно. Их работа осложнялась еще и тем, что с приходом к власти в Германии нацистов многие физики-антифашисты покинули немецкие университеты и научные лаборатории.

После того как в июне 1940 года германские войска, обойдя «линию Мажино», прорвали фронт и вошли в Париж, эсэсовцы нагрянули в Коллеж де Франс, где работал Фредерик Жолио-Кюри. Они попытались захватить его отчеты об исследованиях по атомной физике, но не нашли их. Помощники Жолио-Кюри физики Холбан и Коварский успели вывезти все документы в безопасное место, где планировалось возобновить эксперименты с ураном. Сделать это не удалось. Холбан и Коварский выехали в Лондон, а Жолио-Кюри остался в Париже.

Попытки немцев привлечь на свою сторону известного французского физика Ф. Жолио-Кюри успеха не принесли. Ученый под благовидным предлогом отказался от сотрудничества с немецкими физиками.

Другой известный в Европе физик профессор Нильс Бор после оккупации фашистами Дании некоторое время тоже продолжал руководить Институтом теоретической физики в Копенгагенском университете. В октябре 1943 года британская разведка получила сведения о том, что в Берлине был подписан приказ об аресте Н. Бора. СИС поручила своим агентам в Дании организовать вывоз ученого из страны. На рыбачьей лодке он был тайно переправлен в Швецию, откуда через несколько дней на английском истребителе был доставлен в Великобританию. Никто не знал, что англичане, опасавшиеся попадания Бора в руки немцев, дали пилоту самолета, в бомбовом отсеке которого он находился, строгое указание в случае попытки немецких истребителей посадить британский самолет на территорию, занятую гитлеровцами, открыть бомбовый люк.

О «приключениях» Н. Бора в ГРУ не было известно. Но начальник военной разведки генерал-лейтенант И. Ильичев знал, что Н. Бор покинул Данию, что немцы безрезультатно пытались привлечь Жолио-Кюри к работе на германский атомный проект.

В ГРУ знали, что в предвоенные годы немецкие физики совершили большинство открытий в области расщепления атомного ядра. Сообщение резидента И. Склярова из Лондона о закупках немцами урана в Португалии и Испании, о добыче германскими компаниями урана в оккупированной Чехословакии позволяли сделать вывод о том, что немецкие физики ведут активные исследования по атомной проблеме. После захвата в апреле 1940 года немецкими войсками Норвегии, в распоряжение немецких физиков попал завод тяжелой воды в Веморке — один из немногих имевшихся в те годы заводов, который производил важнейший компонент, необходимый для процесса обогащения урана. Постепенно в Германии были созданы реальные возможности для реализации уранового проекта.

Несмотря на то что в предвоенные годы Германию вынуждены были покинуть известные всему миру физики, в немецких лабораториях продолжали работать такие ученые, как Вернер Гейзенберг, Фриц Хоутерманс, Карл Фридрих фон Вейцзеккер, Отто Ган и другие физики. Все они занимались поисками путей практического применения цепной реакции урана в военном деле. Это была небольшая, но достаточно «серьезная команда», которая понимала что и как делать, и добилась значительных результатов.

Среди немецких физиков Ф. Хоутерманс был единственным специалистом, который хорошо знал не только состояние исследований в германских, но и в советских лабораториях. В конце 40-х годов он работал в физико-техническом институте в Харькове в качестве иностранного ученого. Но в 1937 году был арестован органами НКВД как «подозрительный иностранец», прикидывавшийся беженцем-антифашистом. В защиту Ф. Хоутерманса выступили Н. Бор, А. Эйнштейн, Ф. Жолио-Кюри.

Сотрудники НКВД под давлением известных ученых освободили немца, но заставили его дать согласие на сотрудничество с советской разведкой. Вполне возможно, что Ф. Хоутерманс, как и разведчик Эрих Гимпель, работал на германскую военную разведку. Это предположение подтверждает тот факт, что когда фашисты в 1942 году захватили Харьков, то одним из первых в городе появился Фриц Хоутерманс. Он был в составе спецкоманды, которая интересовалась не украинским салом, а научно-технической документацией, приборами и оборудованием Харьковского физико-технического института, сотрудники которого принимали активное участие в атомных исследованиях в предвоенные годы. Все, что представляло интерес с точки зрения хорошо осведомленного Ф. Хоутерманса, было захвачено и вывезено в Германию.

Неудачная вербовка Хоутерманса получила огласку и нанесла значительный вред авторитету СССР. Не зная истинных причин ареста немецкого физика в Харькове, ученые, покидавшие Германию, не рискнули ехать в Москву, а предпочли отправиться сначала в Англию, а затем в США.

Возвратившись в Германию, Ф. Хоутерманс не думал о выполнении собственных обещаний о сотрудничестве с внешней разведкой советского Наркомата внутренних дел. Он станет одним из заметных специалистов в немецком атомном проекте и добьется в своих исследованиях значительных результатов.

В конце сентября 1939 года в Берлине в здании департамента вооружений было проведено совещание физиков и представителей руководства вооруженных сил. В его работе приняли участие физики Гартек, Гейгер, Боте, Дибнер, Флюгге и Маттаух. Они являлись разработчиками меморандума об образовании «Уранового ферайна» («Уранового сообщества») и программы его деятельности, главной целью которой был поиск путей использования атомной энергии в военных целях. Позже к ним присоединились Гейзенберг и Вейцзеккер.

Правительство официально утвердило «Проект U» («Урановый проект») как составную часть программы научных исследований военного значения. Научным центром этого проекта стал Физический институт Общества кайзера Вильгельма. В Германии он занимал такое же место, как в СССР Академия наук. В 20-х годах этим институтом руководил Альберт Эйнштейн. В 1939 году его ректором был назначен Вернер Гейзенберг. К участию в исследованиях по «Проекту U» были подключены физико-химические институты Гамбургского, Лейпцигского и Гейдельбергского университетов.

В течение зимы 1939/40 года Гейзенберг завершил теоретические работы, объясняющие принципиальную разницу между урановым котлом и урановой бомбой.

Фриц Хоутерманс в сентябре 1940 года также завершил свое первое значительное исследование по урановой проблеме. Он пришел к выводу о том, что можно использовать атомный котел для производства микроскопических количеств плутония. Хоутерманс предложил схему котла на уране-235, в котором преобразование урана должно было бы происходить через стадию получения элемента нептуний в новый элемент плутоний. Теоретически он был близок к оптимальному теоретическому решению вопроса получения взрывчатого вещества для атомной бомбы. В июле 1941 года ему стало совершенно ясно, что такую бомбу можно изготовить.

В те годы в Германии существовала схема управления научными исследованиями, в которой теоретические изыскания были отделены от практических разработок. Научно-исследовательские работы военного значения курировал физик Эрих Шуман, сотрудник Управления армейских вооружений. Практическим использованием научных открытий в военном деле занимался имперский министр вооружений Альберт Шпеер. Физический институт Общества кайзера Вильгельма был подчинен Э. Шуману, который не пользовался особым авторитетом у руководства третьего рейха.

В сентябре 1943 года в Москву была доставлена подборка немецких журналов «Физикалише цайтшрифт» за 1942 год. Она была передана И. Курчатову для анализа содержания статей немецких физиков.

Глубокое знание проблемы позволило И. В. Курчатову установить направление, авторов и некоторые результаты работ в Германии по проблеме урана.

Внимание Курчатова привлекла статья профессора Фрица Хоутерманса. Она была посвящена методу определения числа нейтронов, испускаемых разными источниками. «Нет никакого сомнения в том, что этот метод был применен для определения общего числа нейтронов, сопровождающих деление, и коэффициента прохождения нейтронов через резонансную область», — писал И. В. Курчатов в докладной записке М. Г. Первухину о содержании публикаций немецких физиков и направлениях их работы.

В этой записке наркому химической промышленности СССР И. Курчатов сделал вывод о том, что «в Германии, так же как и в Англии, и в Америке, к проблеме урана привлечены крупные ученые, работавшие ранее в других областях физики. Имевшийся до сих пор в нашем распоряжении материал свидетельствовал лишь о том, что в Германии проблема урана развивается по линии разделения изотопов (в частности, методом термодиффузии). Теперь же становится ясным, что наряду с этим в Германии разрабатываются вопросы создания котлов[6] «уран — тяжелая вода», «уран — графит».

В заключение он составил список немецких ученых, занимавшихся ураном, «на тот случай, если бы оказалось возможным получить при помощи разведывательных органов сведения о ходе работ в этой области в Германии».

В список входили следующие имена: Гейзенберг, Боте, Кирхнер, Хартек, Допель, Хоутерманс, Арденне…

Одну из задач, поставленных И. В. Курчатовым в конце сентября 1943 года в записке М. Г. Первухину, пришлось решать руководителю нелегальной резидентуры военной разведки в Швейцарии Шандору Радо…

Глава третья

Под крышей фирмы «Геопресс»

Война в эфире…

Июньские дни 1941 года в Женеве были безоблачными. Маленькая нейтральная Швейцария, опасавшаяся вторжения гитлеровских дивизий, жила внешне спокойной жизнью, в которой, тем не менее, бушевала тайная борьба разведок ведущих мировых держав — СССР, США, Великобритании, Франции, Германии и Италии.

В эфире над Швейцарией днем и ночью пересекались потоки радиоволн, по которым неслись тысячи групп секретных радиограмм в Москву, Лондон, Вашингтон, Берлин, Рим.

Посты германской радиоконтрразведки следили за эфиром, знали почерки многих радистов, их позывные. Отдельные радиограммы им удавалось дешифровать.

В ночь с 16 на 17 июня 1941 года пост перехвата в Кранце отметил, что неизвестный радист дважды выходил в эфир с одним и тем же сообщением. Взаимодействуя со специалистами другого такого же поста в Бреслау, немцы определили место нахождения «пианиста» (так немецкие спецслужбы называли советских разведчиков-радистов). Он выходил в эфир в районе Женевского озера. По характеру позывных установили, что он и раньше давал о себе знать, но делал это нечасто.

О неожиданной активности женевского корреспондента утром узнали начальник дешифровальной службы генерал Тиле, шеф гестапо Генрих Мюллер и бригаденфюрер СС Вальтер Шелленберг — начальник разведывательного отдела Главного управления имперской безопасности. Специалисты Тиле не смогли раскрыть содержание радиограммы. Но Шелленберг понял, что женевский «пианист» проявил необычную активность в эфире не случайно. До нападения Германии на Советский Союз оставались считанные дни.

Утром 17 июня расшифрованная радиограмма радиста из Женевы легла на стол начальника Разведуправления Красной Армии генерала Ф. Голикова. Руководитель швейцарской резидентуры Шандор Радо (Дора) сообщал об опасном наращивании немецкой группировки войск на советско-германской границе и завершении переброски в Польшу немецких дивизий из Греции.

На рассвете 22 июня гитлеровцы без объявления войны перешли советские границы. Началось осуществление гитлеровского плана войны на Востоке, который имел кодовое название «Барбаросса».

Война между радистами Шандора Радо и сотрудниками подразделений немецкой радиоконтрразведки началась несколько раньше.

В 1941–1942 годах немцам удалось уничтожить резидентуры советской военной разведки в Германии, Бельгии и Франции. Однако из Швейцарии, из Женевы и Лозанны, постоянно выходили в эфир сначала два, а потом и три радиокорреспондента. Шелленберг был уверен, что они работают на Москву. Он во что бы то ни стало хотел уничтожить эту «красную тройку». От этого зависели успехи немецких армий на Восточном фронте.

Действительно, у Шандора Радо было три радиста. Швейцарцы супруги Хамель — Эдмонд (Эдгар) и Ольга (Мауд) выходили в эфир из Женевы, англичанин Александр Фут (Джим) работал в Лозанне. К началу нападения Германии на Советский Союз опытный конспиратор и талантливый организатор Шандор Радо создал две линии связи с Москвой. Они работали четко и бесперебойно, обеспечивая ему устойчивую связь с Центром.

После нападения Германии на СССР поток разведывательной информации из резидентуры в Разведуправление Красной Армии начал нарастать. Поэтому Радо привлек к работе сначала в качестве связника, а потом и радиста швейцарскую девушку Маргарет Болли. Э. Хамель, радиоинженер по профессии и владелец радиомагазина в Женеве, сделал для нее радиостанцию собственной конструкции. Дора присвоил новой радистке оперативное имя Роза. Возможно, потому, что она была хороша собой. Ей было всего двадцать два года.

Джим, супруги Хамель и Роза были как воздух необходимы Радо. Без надежной связи с Центром работа разведчика теряет смысл. Для Радо этот смысл был изложен в радиограмме, которую он направил из Лозанны в Центр 23 июня. В ней говорилось: «В этот исторический час с неизменной верностью, с удвоенной энергией будем стоять на передовом посту…»

Оценивая работу резидентуры Ш. Радо, некоторые специалисты говорили о том, что «Вторая мировая война была выиграна в Швейцарии». Сам Ш. Радо такую оценку отвергал и говорил, что не разведчики выигрывают войны, а солдаты и полководцы.

Сколько же разведдонесений направил Дора в Москву? Откуда он брал сведения для своих радиограмм?

Более пятидесяти лет на эти вопросы не было ответов.

Идея создания разведывательной организации, способной вести разведку Германии в случае возникновения чрезвычайных обстоятельств, принадлежала начальнику Разведупра Красной Армии Яну Берзину. В Швейцарии реализовывал этот план разведчик-нелегал майор Л. Анулов (псевдоним Костя).

В 1936 году в Женеву прибыл респектабельный гражданин Венгрии Шандор Радо. Вместе с ним в этом городе поселилась и его семья — жена Елена, двое сыновей подросткового возраста и мать жены. Не прошло и трех месяцев, как Радо смог организовать собственное дело — картографическое издательство, которое он назвал «Геопресс».

Постепенно дело наладилось. Работа стала приносить небольшую прибыль, что позволяло семье Радо считаться обеспеченными и благонадежными иностранцами. Ни соседи, ни полицейские чины не знали, что «Геопресс» являлся прикрытием для нелегальной резидентуры военной разведки. Ш. Радо был руководителем этой тайной организации. Он достаточно быстро и умело реализовал план, который совместно с руководством Разведуправления Красной Армии разработал в Москве еще в 1935 году.

Создав надежное прикрытие для своей разведывательной работы, Ш. Радо в 1938 году по указанию Центра встретился с разведчиком-нелегалом Л. Ануловым, который передал ему руководство своей небольшой резидентуры.

В том же году майор Л. Анулов убыл в Москву. Как и многие другие опытные военные разведчики, длительное время работавшие за рубежом, он был арестован органами НКВД, обвинен в каких-то смертных грехах и расстрелян.

Л. Анулов оставил своему преемнику хорошее «наследство» — двух очень толковых и преданных помощников. Оба они были швейцарскими журналистами, имели много влиятельных знакомых. Среди них были известные политики, военные, бизнесмены. Более того, оба журналиста крайне отрицательно относились к приходу к власти в Германии нацистов.

Ото Готфрид Пюнтер (псевдоним Пакбо) имел широкий круг знакомых в политических, дипломатических и военных кругах Швейцарии. Пьер Николь (Пьер) был сыном известного швейцарского политического деятеля левого толка, располагал обширными связями в правительственных учреждениях, научных центрах и деловых кругах. С его помощью удалось привлечь к работе пресс-секретаря французского посольства в Берне Луи Зюсса, сотрудника французской разведки. Пьер нашел и завербовал супругов Хамель. Он был человеком честным и бескорыстным. За свои услуги русской военной разведке вознаграждений не принимал.

Перед началом Второй мировой войны Разведуправление Красной Армии подчинило Шандору Радо агентурную группу «Севилья». Этой маленькой разведывательной организацией РУ Красной Армии руководила Рашель Дюбендорфер (Сиси). Дюбендорфер — журналистка и стенографистка, польская еврейка, работала в Международном бюро труда и сотрудничала с советской военной разведкой с 1935 года. Привлекла ее к разведывательной работе разведчик-нелегал М. Полякова.

Члены агентурной группы «Севилья» тоже имели широкие связи в дипломатических и военно-промышленных кругах Швейцарии. Эта маленькая разведывательная организация станет основным ядром резидентуры Шандора Радо, сотрудники которого смогут добыть важные секреты германского военного командования по ведению войны на Восточном фронте.

Многие источники Доры, Пакбо, Сиси и Пьера были связаны с важными политическими и военными деятелями Швейцарии и Германии. Они имели надежных информаторов и в некоторых оккупированных немцами странах. В составе резидентуры было 77 человек!

В Женеве работали 19 помощников Доры. В Берне было 15 его тайных агентов. В Цюрихе — 9. В других городах Швейцарии еще 27 человек. В Германии для Радо добывали информацию 17 человек. В Италии — 2, в Австрии — 3, во Франции — 5. Наиболее крупными агентурными группами были организации Сиси — 20 человек и Пакбо — 34 агента. В группу Джима входили 9 человек. В группе Пьера было 4 источника информации.

В состав резидентуры входили австрийцы, англичане, венгры, евреи, немцы, швейцарцы, французы и представители других национальностей. Все они были людьми высокообразованными и достаточно обеспеченными, владели двумя — тремя иностранными языками. Их объединяло твердое намерение не допустить германского мирового господства. В те времена политики были более откровенными и вещи назывались своими именами.

Руководил работой этой организации Шандор Радо, убежденный социалист, активный участник «революции осенних роз» в Венгрии в 1918 году, талантливый ученый-географ и картограф, свободно владевший немецким, венгерским, русским, английским и французским языками. Его сотрудничество с Разведуправлением Красной Армии началось в 1929 году.

Что же удалось сделать этой резидентуре? Вот некоторые обобщенные данные.

В 1942 году Дора направил в Центр 800 шифрованных радиограмм (около 1100 листов).

С 1 января по 15 июня 1943 года Центр получил от Доры 750 телеграмм.

Общий объем представленных швейцарской резидентурой донесений только за 1942–1943 годы составляет более 3000 листов.

Руководство резидентурой требовало от Доры огромного напряжения. Он почти ежедневно встречался со своими групповодами, принимал от них донесения, давал различные указания, беспокоился о безопасности организации. Он лично обрабатывал все сообщения источников, составлял информационные донесения, сам шифровал и дешифровал всю переписку с Центром. Его радисты ежедневно находились в эфире по нескольку часов подряд. Чем больше они передавали информации в Центр, чем чаще выходили в эфир, тем уязвимее становилась разведывательная организация Радо. В Разведуправлении понимали грозящую опасность, но изменить ничего не могли. Генштабу нужна была оперативная информация о планах немецкого верховного командования и обо всех перебросках германских войск на Восточный фронт.

Дора и его помощники добросовестно делали свое трудное дело. Опасности поджидали их на каждом шагу. Разведка — это разумный риск, помноженный на профессиональное мастерство и везение.

В августе 1942 года Рашель Дюбендорфер привлекла к работе на военную разведку своего знакомого Христиана Шнейдера. Они знали друг друга еще с 1935 года, вместе работали в Международном бюро труда Лиги Наций. Но в 1942 году вдруг оказались в одном звене швейцарской резидентуры военной разведки, а после окончания войны стали героями одной из основных легенд резидентуры Дора. Как оказалось, у Шнейдера (псевдоним Тейлор) был давний и очень хороший знакомый Рудольф Ресслер. Сын англичанки и немца, он получил прекрасное образование, жил и работал в Берлине, но после прихода к власти нацистов перебрался в Швейцарию. Жил недалеко от города Люцерна, владел небольшим издательством «Вита-Нова ферлаг» и книжной лавкой. Но это было только прикрытие. Ресслер активно сотрудничал со швейцарской разведкой. У него даже было удостоверение, которым генштаб швейцарской армии предписывал всем властям и частным лицам оказывать Ресслеру помощь и всякое содействие в выполнении его миссии.

Руководство Швейцарии опасалось непредсказуемой внешней политики фашистской Германии и хотело знать политические и военные планы Гитлера. Ресслер был для швейцарцев редкой находкой. Во время проживания в Берлине он поддерживал дружеские отношения с некоторыми высокопоставленными чиновниками из германского министерства иностранных дел и генералами. Он придерживался демократических взглядов. Его знакомые в Берлине тоже были тайными противниками нацизма. Когда Гитлер начал войну против всей Европы, берлинские антифашисты стали через Ресслера информировать швейцарцев, англичан и американцев о планах фюрера. Они хотели предотвратить крушение Европы и свалить Гитлера, однако этим планам не суждено было свершиться до тех пор, пока Германия вероломно не напала на Советский Союз.

В 1941–1942 годах большие политики и простые клерки поняли, что судьба Европы решалась на Восточном фронте. России было тяжело и ей нужно было помогать.

Сиси, Люци и новые имена

Считается, что Сиси без разрешения Центра завербовала Х. Шнейдера и доложила об этом как об уже свершившемся факте. В разведке такое бывает очень редко и только с теми, кому Центр предоставляет право вербовать ценных агентов без согласования с Разведуправлением. Сиси такого права не имела. Но действительно ли то, что Сиси завербовала Шнейдера? Скорее всего, Шнейдер сам вышел на Р. Дюбендорфер в поисках контакта с русской разведкой. Это произошло тогда, когда берлинские антифашисты поняли, что информация, которую они передают разведкам США и Великобритании, не попадает в русский Генеральный штаб.

Х. Шнейдер знал, каких политических взглядов придерживалась Р. Дюбендорфер. Известно также, что Шнейдер поддерживал деловые связи с Ресслером. Поэтому можно предположить, что когда в сентябре 1942 года гестапо арестовало в Берлине членов организации А. Харнака — Х. Шульце-Бойзена, активно работавших на советскую разведку, немецкие антифашисты, занимавшие влиятельные посты в администрации Гитлера, стали искать тайные контакты с представителями русской разведки. Видимо, тогда-то Шнейдер и раскрыл свои возможности Рашель Дюбендорфер, полагая, что у нее есть выход на Москву.

Так в середине 1942 года образовался тайный канал поступления важной разведывательной информации из Берлина в советский Генштаб. Она шла по агентурной цепочке: источники в Берлине — Ресслер — Шнейдер — Дюбендорфер — Радо — Разведуправление Генштаба в Москве. Главным условием такого тайного сотрудничества была полная анонимность источников информации в Германии. Это требование было выдвинуто Ресслером. Оно жестко соблюдалось всеми. Все эти источники в переписке Центра с Радо упоминались только под условными именами — Вертер (источник в генштабе германской армии), Ольга (подполковник в штабе связи между верховным командованием вооруженных сил Германии (ОКВ) и одной армейской группой), Анна (группа источников в германском министерстве иностранных дел), Тедди (офицер при ОКВ) и т. д.

Центр неоднократно требовал от Радо установить имена и фамилии агентов, но получить ясного ответа так и не смог. Поэтому на очередном донесении Доры о невозможности добиться данных об источниках Люци, начальник европейского управления ГРУ написал резолюцию: «Пока прекратите расспросы».

Удивительным в этой истории является то, что после разгрома фашистской Германии, когда все антифашисты, боровшиеся против Гитлера и его сообщников, по праву пользовались заслуженным уважением во всех европейских странах, тайные источники Ресслера не назвали свои имена. Почему?

Причин тому могло быть несколько.

Близким к истине может быть предположение о том, что наиболее важные источники информации Люци были арестованы и казнены после неудачного покушения на Гитлера в июле 1944 года. Возможно, берлинские информаторы Люци погибли в последние дни войны, когда Берлин и другие крупнейшие административные центры фашистской Германии подвергались массированным авиабомбежкам и артобстрелам. Однако в то, что они могли погибнуть, трудно поверить.

Не исключено, что дипломаты и генералы, передававшие информацию Люци, были выходцами из самых высоких слоев германской интеллектуальной элиты. Они не страдали звездной болезнью. Более того, они не предполагали, что после поражения Гитлера на территории Германии образуются два враждебных друг другу немецких государства. Вряд ли они боролись с Гитлером за такую национальную перспективу.

Вероятно, существуют и другие причины, из-за которых источники информации Люци не раскрыли свои имена. В результате изучения архивных материалов некоторые имена все же удалось раскрыть.

Длительное время считалось, что Люци тоже унес свою тайну в могилу и не назвал ни одной фамилии. Но оказалось, что это не совсем так. Один раз Люци все-таки нарушил собственное правило. И это «нарушение» было зафиксировано в радиограммах Доры.

Вот эти документы.

19 марта 1943 года Дора доложил в Центр о том, «что Вертер посетил Люци. В беседе с ним он сказал, что одним из его источников получения важных документов является генерал Томас. Документы от генерала поступают через офицера его отдела».

Вертер был и курьером, и источником информации. Немецкий офицер, о котором идет речь в сообщении Радо, числится в сети резидентуры Дора под псевдонимом Тедди.

В этой же радиограмме Радо сообщил в Москву о том, что в «качестве источника информации по Италии и Африке Вертер назвал майора Кайзера, находящегося при немецком посольстве в Риме». Далее Ш. Радо сообщил руководителям Центра, что «информация, поступающая ему из Берлина, бывает в пути от одного-двух дней, но не более пяти суток».

Эта радиограмма Доры, как видно из ее содержания, говорит о том, что информацию из Берлина доставляли в Швейцарию курьеры, ибо только они могли «быть в пути от одного до двух дней, но не больше пяти суток». Данное сообщение Радо разрушает устоявшиеся предположения о наличии у Ресслера двусторонней радиосвязи с Берлином, о тайном использовании дипломатических каналов для передачи информации из объединенного командования вермахта в швейцарский городок Люцерна, об использовании служебной радиосети швейцарской федеральной полиции для этих же целей.

22 марта Дора был вынужден направить в Центр донесение, в котором говорилось следующее:

«После того как Сиси сообщила мне, что к источникам Вертера относится, как ей удалось установить, генерал Томас и майор Кайзер, она на следующий день заявила мне, что Люци не разрешал сообщать нам эти сведения и эти фамилии. Сиси сказала, что она сожалеет о том, что нарушила эту просьбу Люци. Я постарался доказать Сиси, что наши интересы должны быть для нее важнее, чем слово, данное Тейлору, и что информация, полученная от агента при указании источников, является более ценной».

Достоверность имени генерала Томаса еще раз подтверждается и содержанием письма Шандора Радо, которое он направил в Центр 1 июня 1943 года. Это уникальный документ. «По данным Люци, — писал Шандор Радо, — источник Тедди является экспертом при ОКВ по вопросам румынской армии и работает в отделе генерала Томаса. В прошлом Тедди был дипломатом в США и работает для американской разведки, а материалы, которые попадают нам, передаются им для швейцарской разведки».

Пока не удалось найти документального подтверждения того, что в годы Второй мировой войны американская или английская разведки делились разведывательной информацией, поступавшей к ним из берлинских источников, с Разведывательным управлением Красной Армии.

Официальная оценка разведывательной деятельности резидентуры Ш. Радо дана 2-м информационным управлением ГРУ ГШ КА:

«Группа «Доры» располагала широкой сетью и солидными возможностями. Она поставляла обширный материал по следующим вопросам: планы и намерение военно-политического руководства Германии и командования ее вооруженных сил, резервы армии, переброска войск по странам Европы и на Восточный фронт, возможности Германии по производству танков, самолетов, артиллерии, сведения о возможностях развязывания Германией химической войны против Советского Союза.

На основе некоторых материалов Радо были составлены специальные сообщения для высших правительственных и военных органов СССР. К числу таких ценных сведений «Доры» следует отнести:

— сообщения о стратегическом плане германского командования на лето 1942 года;

— анализ причин задержки немецкого наступления на Восточном фронте.

— ряд сообщений о планах германского командования в отношении ведения химической войны, о новых немецких отравляющих веществах и способах их применения, об опытах использования внутриатомной энергии урана для производства атомных бомб…»

По данным профессора Гельбау…

Техническое превосходство гитлеровской армии проявилось в первые же дни Второй мировой войны.

Военные успехи Германии в Европе были неоспоримы. Старая Европа безропотно ложилась под немецкий сапог, не задумываясь о последствиях. В условиях впечатляющих побед над Польшей, Францией, Бельгией, Чехословакией и другими странами Гитлеру атомная бомба была не нужна. Его армия была вооружена новейшими боевой техникой и оружием, которые в огромных количествах производились германскими военно-промышленными концернами.

Идеей создания атомной бомбы берлинское руководство заинтересовалось только после поражения немецких войск под Москвой, когда стало ясно, что война против Советского Союза не будет похожа на прогулку немецких войск по Европе. Именно тогда генералитет третьего рейха понял, что Германия сможет выиграть войну на Восточном фронте, если ученые создадут принципиально новое оружие. Потенциальные возможности для этого у Германии были. По оценкам британских экспертов из СИС, перед началом Второй мировой войны Германия на два года опережала англичан в научных исследованиях в области ядерной физики. Британские же ученые в то время значительно опережали американцев.

По мере усиления военной мощи Германии, расширения исследований немецкими учеными в области создания атомного оружия ее научные центры становились объектами особого внимания для опытной английской разведки, которая координировала свои усилия по проникновению в немецкий «Проект U» с американскими разведслужбами. Англо-американское сотрудничество в этой области носило специфический характер, смысл которого заключался в том, чтобы не допустить попадания каких-либо сведений о работах по созданию атомного оружия третьей стороне — Советскому Союзу. Для этого американцы шли на всевозможные дезинформационные уловки. США даже продавали Советскому Союзу уран, лишь бы не привлекать внимания к своему атомному проекту.

В январе 1943 года Советское правительство послало в вашингтонское Управление по ленд-лизу заявку на приобретение 10 килограммов металлического урана, 100 килограммов окиси урана и столько же нитрата урана. Американские специалисты знали, что уран в малых количествах использовался в процессе производства цветной керамики. Было понятно, что в то время, когда войска гитлеровской Германии продолжали оккупировать значительную часть советских западных территорий, навряд ли СССР просил в США уран для производства керамической посуды или украшений. Тем более что русские запрашивали не только уран и его соединения, но и 1100 граммов тяжелой воды.

Запрос из СССР был передан генералу Л. Гровсу для рассмотрения и принятия решения. Гровс понимал: то, что просили русские, было недостаточно для производства атомной бомбы, но свидетельствовало, что советские физики проявляют интерес к атомной проблеме. Л. Гровс принял соломоново решение — он разрешил удовлетворить запрос русских из опасения, что отказ мог бы привлечь внимание советских физиков и разведчиков к американскому атомному проекту. Соединения урана были отправлены в СССР в начале апреля 1943 года. Запрос на тяжелую воду тоже был удовлетворен. В ноябре 1943 года Советский Союз получил от США 1000 граммов тяжелой воды, а в феврале 1945 года еще 100 граммов.

Л. Гровс предоставил советской закупочной комиссии экспортную лицензию и на приобретение 10 килограммов металлического урана, но сотрудники комиссии не смогли найти того, что им было необходимо. В начале 1945 года все-таки работникам комиссии удалось приобрести только один килограмм загрязненного урана.

Второй запрос советской закупочной комиссии на приобретение восьми тонн хлорида урана и такого же количества нитрата урана был отклонен. В последующие годы Л. Гровс всячески блокировал все пути, которые бы Советский Союз мог использовать для закупок урана. В 1944 году он возглавил Объединенный трест развития, созданный США и Великобританией с целью контроля над мировыми запасами урана и тория. Л. Гровс преследовал две основные цели: обеспечить американский атомный проект необходимым количеством урана и «препятствовать другим странам, в особенности СССР, в приобретении урана для своих проектов». Л. Гровс в ноябре 1944 года докладывал военному министру Стимсону, что «было бы нежелательно, чтобы любое другое правительство имело какие-либо запасы материалов, и заведомо опасным было бы позволить любому другому правительству иметь более одной тысячи тонн окиси урана».

Активная и настойчивая деятельность генерала Гровса по ограничению доступа других стран к мировым урановым месторождениям позволила Объединенному тресту развития подписать с Бельгией, Бразилией и Нидерландами особое соглашение, в соответствии с которым вводились жесткие ограничения на передачу запасов урана в руки других стран. В декабре 1945 года Л. Гровс докладывал новому министру обороны США Р. Паттерсону о том, что страны, входящие в объединенный трест, «контролируют 97 процентов мировой добычи урана и 65 процентов мировых поставок тория…»

Но вернемся в Германию. Имперский министр вооружения и военной промышленности Альберт Шпеер придавал созданию атомного оружия особое значение. В июне 1942 года А. Шпеер и фельдмаршал Фромм провели совещание, на которое пригласили физиков В. Гейзенберга и О. Гана. На совещании также присутствовали фельдмаршал Э. Мильх, адмирал Витцель, генерал Лееб — кураторы научно-исследовательских управлений в авиации, на флоте и в сухопутных войсках. Был приглашен и президент Фонда кайзера Вильгельма А. Феглер.

Доклад делал Гейзенберг. Он выразил убежденность в том, что существует реальная возможность создания атомной бомбы. Ее предполагаемые тактико-технические характеристики и поражающие факторы заинтересовали весь генералитет.

Гейзенберг завершил свое выступление словами, которые произвели на министра вооружений и генералов сильное впечатление. «Учитывая разрушительную силу атомной энергии, — сказал он, — это может повлечь за собой очень серьезные последствия».

Шпеер спросил Гейзенберга, сможет ли его группа физиков в короткие сроки создать атомную бомбу. Гейзенберг ответил, что найдено научное решение проблемы и, хотя чисто теоретически уже ничто не препятствует созданию атомной бомбы, «техническая база для нее может быть создана не ранее чем через два года, и то при условии, что им окажут должную поддержку». Пока же, заявил Гейзенберг, «Проект U» не может быть осуществлен, потому что в распоряжении физиков имеется всего лишь один циклотрон и необходимо построить новые установки.

На этом же совещании Гейзенберг сообщил, что, по данным немецкой разведки и оценкам его специалистов, американцы и англичане уже длительное время ведут практические работы по созданию атомной бомбы.

Присутствовавшие на совещании эксперты интересовались размерами предполагаемого уранового заряда, когда может быть создан первый образец? На такие вопросы Гейзенберг не мог дать конкретных ответов.

Несмотря на видимую неопределенность перспективы создания нового оружия, Шпеер одобрил проект строительства нового реактора на территории Физического института Общества кайзера Вильгельма.

В ходе того же совещания генерал Фромм обещал отозвать из армии несколько сотен физиков, которые в разное время были призваны в армию и отправлены на Восточный фронт.

В СССР многих физиков постигла такая же участь, они были мобилизованы и отправлены на фронт.

Имперский министр вооружений и военной промышленности А. Шпеер 22 июня 1942 года доложил Гитлеру о результатах встречи с физиками и принятых решениях.

Шпеер и Фромм сдержали свои обещания. Однако они, как покажут последующие события, не полностью доверяли своим физикам. Фромм отдал распоряжение об отзыве физиков с фронта и направлении их в научно-технические лаборатории Гейзенберга. Многие физики возвратились к привычной для них работе, но не все. Г. Вандервельде погиб под Таганрогом.

После доклада Гитлеру об урановом проекте Шпеер записал в своем дневнике: «Коротко доложил фюреру о совещании по поводу расщепления атомов и об оказанном содействии». Далее нет записи о реакции Гитлера, а это может говорить о том, что ученые в 1942 году не получили активной поддержки военного руководства третьего рейха. Неясность перспектив создания атомной бомбы снизила у Гитлера интерес к урановой программе. Военная машина Германии была еще очень сильна. Гитлер не сомневался в том, что выиграет войну на Востоке.

В это же время в Лейпцигской лаборатории Гейзенберга возник пожар. Пропали запасы урана, тяжелой воды. Научному оборудованию был нанесен серьезный ущерб. Команда Гейзенберга вступила в полосу неудач.

В июне 1942 года Гитлер подписал указ, который предписывал рейхсмаршалу Герингу возглавить Имперский исследовательский совет. На первом же совещании он высказал значительные замечания в адрес физиков. После этого «Проект U» не был включен в число наиболее приоритетных военных программ.

В середине 1942 года резидентура советской военной разведки в Лондоне получила срочную радиограмму. Центр потребовал активизировать работу по добыванию сведений по урановой проблеме у англичан. Подобные указания получил и швейцарский резидент военной разведки Шандор Радо. Перед ним была поставлена задача добыть сведения о ходе работ по урановому проекту в Германии. В Центре, видимо, понимали, что в случае появления у немцев нового оружия ход военных действий на советско-германском фронте стал бы непредсказуемым. Нужно было точно знать, что реально делается в Германии в области создания атомного оружия.

Эту срочную радиограмму Шандор Радо получил 10 мая 1942 года. В ней говорилось следующее:

«По имеющимся сведениям, профессор Хейсенберг[7] в Лейпциге работает над вопросом использования для военных целей внутриатомной энергии, выделяющейся при цепной реакции урана. Установите:

— Какими методами осуществляется цепная реакция урана.

— Методы разделения изотопов урана и получения больших количеств протоактиния.

— Где сейчас работает Хейсенберг и имена физиков и химиков, работающих в лаборатории Бора в Копенгагене».

Три вопроса, на них, как всегда, нужно было дать три точных ответа.

Шандор Радо, получив это письмо, поручил Сиси, Пакбо и Пьеру добыть сведения, которые могли бы дать ответы на вопросы Центра.

Рашель Дюбендорфер попыталась через Ресслера получить сведения по германскому атомному проекту. Однако Ресслер, успешно решавший любые задачи, на этот раз оказать помощь Сиси не смог. Количество специалистов, посвященных в тайны германского «Проекта U», было ограничено. Меры безопасности по сохранению в тайне атомного проекта третьего рейха были такими же жесткими, как и в США.

Ресслер впервые не смог выполнить задание Р. Дюбендорфер. Не смогли добыть сведения о германском атомном проекте и друзья Пакбо.

Успеха добился Пьер. У него были надежные друзья в научном мире Цюриха и он смог получить ответы на вопросы, которые интересовали Разведуправление Красной Армии. Используя сведения, полученные от Пьера, Радо уже через месяц направил в Москву первый ответ. В нем говорилось:

«Через Пьера от одного физика Цюрихского университета удалось установить, что бомбардировка урана изотопа-235 нейтронами дает взрыв ядра этого атома, причем развиваются от 3 до 4 единиц энергии. Они попадают на новые ядра изотопа-235 и происходят новые взрывы. Эти последовательные взрывы называются цепной реакцией урана, которая в течение одной-двух секунд может дать так много энергии, которая способна разрушить целый город или область. Нам известно, что для получения практических результатов нужно только работать над изотопом урана-235…»

Шандор Радо и Пьер Ноэль, а на него легла основная ответственность по добыванию сведений об атомных секретах Германии, продолжали поиск информации по этой проблеме. Пьер использовал для этого свои знакомства среди швейцарских физиков, которые поддерживали связи со своими немецкими коллегами.

В начале июля Дора отправил в Москву еще одно донесение по «атомной проблеме». В нем, в частности, говорилось:

«Лейпцигский физик Хейсенберг больше не проводит опытов с бомбардировкой атома урана, так как немцы ему не доверяют, и они отстранили его от самостоятельных исследований. Они передали их физику Тихтсу. Упорно работают над расщеплением атома урана профессор Жолио и его жена в Париже, а также профессор Гельбау в Цюрихе. По мнению последнего, маловероятно, что этот опыт в ближайшее время будет удачен…»

Профессор Гельбау хорошо знал многих немецких физиков. Швейцария во Второй мировой войне участия не принимала, и Гельбау поддерживал контакты с профессорами Гейзенбергом, Вейцзеккером и другими немецкими учеными. Видимо, ему были известны некоторые их планы, достижения и просчеты, поэтому его информация о положении дел в германском «Проекте U» заслуживала внимания. Как покажут дальнейшие события, он оказался прав.

В 1943 году реализация планов «Проекта U» стала замедляться. Восточный фронт поглощал практически все материальные и финансовые ресурсы Германии.

Более того, британская разведка, которая с помощью своего агента Гриффина внимательно следила за работами немецких специалистов по созданию атомной бомбы, нанесла по «Проекту U» серьезный удар. Группа британских спецназовцев совместно с бойцами норвежского Сопротивления 25 февраля 1943 года вывела из строя единственный завод по производству тяжелой воды в Верморке. По германскому урановому проекту был нанесен серьезный удар.

В конце 1943 года на Верморк был совершен налет американской бомбардировочной авиации. От завода практически ничего не осталось. Детали британо-американской акции по уничтожению норвежского завода по производству тяжелой воды, необходимой для германского атомного проекта, все еще мало изучены. Но очевидно главное — британское правительство сообщило американцам о планах Германии по созданию атомного оружия. Вероятнее всего, существовал и совместный план по уничтожению завода в Верморке. Сначала с привлечением сил норвежского Сопротивления. Несколько позже — американской бомбардировочной авиации. Однако Великобритания и США, союзники СССР по антигитлеровской коалиции, Сталина о плане уничтожения завода в Верморке не информировали. Видимо, и Ф. Рузвельт, и У. Черчилль опасались, что проницательный И. Сталин обязательно задаст вопрос своим разведывательным органам. А именно: «Почему это союзники вместо открытия второго фронта в Западной Европе бомбят какой-то мало известный заводик в Норвегии?»

Бомбардировка завода в Верморке и уничтожение танкера, перевозившего по Балтике остатки тяжелой воды из Норвегии в Германию, основательно подорвали возможности Гейзенберга и его коллег по созданию атомного оружия.

Второй удар по германскому «Проекту U» был неожиданно нанесен Португалией. Она прекратила поставки в Германию вольфрама, необходимого для производства противотанковых боеприпасов. В связи с этим для производства снарядов, необходимых для уничтожения советских танков Т-34, стали использовать добавки урана. К концу 1943 года на заводы Круппа было передано около 1200 тонн урана.

Таким образом, германский «Урановый проект» к концу 1943 года оказался без тяжелой воды и без урана. Судьба немецкой атомной бомбы была практически предрешена. Когда же Гитлер потребовал создания атомной бомбы, время было безвозвратно потеряно.

Отказ от «Проекта U» Альберт Шпеер впоследствии объяснит «догматизмом и невежеством Гитлера».

Немцы пытались использовать наработанные ими методы обогащения урана для увеличения мощности различных взрывчатых веществ. Об этом также стало известно Шандору Радо и он направил в Центр еще одно сообщение, в котором докладывал:

«…Немцы проводят в Париже опыты с циклотроном. Они пытаются добиться от искусственно радиоактивированных веществ энергии, которая будет меньше, чем энергия, возникающая при расщеплении атомов урана, но достаточно интенсивна для повышения действия взрывчатых веществ».

В одной из радиограмм в Центр Шандор Радо сообщил, что немцы предложили французскому физику Жолио-Кюри принять участие в германском атомном проекте, но ученый не принял это предложение. Он считал, что создание атомной бомбы является величайшей ошибкой.

Германия не смогла создать свою атомную бомбу. Участник американского атомного проекта лауреат Нобелевской премии, выходец из Германии Ханс Бете, бежавший в США от преследований нацистов, считал, что германские ученые в области ядерных исследований «к 1945 году преодолели только половину пути». Этого было недостаточно, чтобы изменить ход Второй мировой войны.

Добывая сведения об экспериментах немецких физиков по расщеплению атомного ядра, Шандор Радо, юрист и картограф по образованию, не мог, естественно, предположить, что Центр ставил перед ним эти вопросы, потому что опасался появления у немцев нового вида оружия, которого еще не было ни у кого в мире. Но Радо знал: Центр задает своим разведчикам только очень важные вопросы, и он делал все, чтобы дать на них правильные ответы.

Сталинград, Курск и Днепр

Трудная победа на поле боя приходит к солдату не только благодаря его смелости и умению воевать. Она предопределяется и способностью военной разведки получить точные сведения о планах противника и без задержки сообщить о них в Генштаб.

Уникальность резидентуры «Дора» состояла в том, что добровольные помощники Ш. Радо были честными, порядочными и бесстрашными людьми. Они боролись против германского фашизма, стремившегося к мировому господству. Они работали на советскую военную разведку не за материальное вознаграждение, а во имя спасения человечества. Они занимали в Берне, Вене, Риме, Париже и в Берлине высокие посты. В апреле 1943 года Ш. Радо сообщил в Центр о том, что группа генералов, «которая еще в январе хотела устранить Гитлера, теперь исполнена решимости ликвидировать не только Гитлера, но и поддерживающие его круги…»

Реальное покушение на Гитлера произойдет через год. Радо сообщил в Москву о подготовке этого акта за пятнадцать месяцев.

Добывание упреждающей информации было главной особенностью деятельности резидентуры Шандора Радо. Полученные нашим нелегалом сведения были учтены при разработке плана разгрома группировки фашистских войск под Сталинградом, его же источники добыли сведения о планах гитлеровской операции «Цитадель» — битвы под Курском. Благодаря деятельности резидентуры Ш. Радо наши войска знали, где форсировать Днепр, что позволило успешно провести эту сложную операцию и сохранить тысячи жизней советских солдат и офицеров.

Резидентура «Дора» успешно справлялась и с решением задач по военно-технической разведке. Помощники Радо добыли сведения о новом немецком танке «тигр» и сроках его появления на Восточном фронте. Благодаря усилиям Ш. Радо советское командование знало о типах боевых отравляющих веществ, которые производились на германских заводах. Были также добыты и рецептуры этих ОВ. Это позволяло Советскому Верховному Командованию быть в курсе возможностей Гитлера по применению боевых ОВ на советско-германском фронте.

Помощники Ш. Радо добывали ему информацию о состоянии дел в авиационной промышленности Германии. Эти сведения представляли значительный интерес для тех, кто разрабатывал военные операции на германском фронте. Для того чтобы победить противника, нужно точно знать, чем вооружены его войска.

Провал

Бригаденфюрер СС В. Шелленберг к началу 1943 года имел достаточно сведений о деятельности радистов «красной тройки». По его личной просьбе в августе 1943 года Берлин посетил комиссар полиции Швейцарии Маурер, которому было предложено ознакомиться с досье на три радиостанции, действовавшие с территории Швейцарии. Все, что узнал и прочитал Маурер, было убедительно.

Шелленберг был категоричен. Он сказал Мауреру, что дальнейшая деятельность этих радистов ставит под угрозу германо-швейцарские отношения. В заявлении Шелленберга чувствовалась угроза независимости Швейцарии. За эту независимость надо было платить, а нейтралитет доказать конкретными действиями.

Политическая полиция Швейцарии начала действовать. Она еще не знала, что в ее сети попадет ее же собственный агент Рудольф Ресслер. Охота шла за неизвестными радистами.

Вести поиск «красной тройки» было поручено радиоотряду, которым командовал лейтенант Трейер. Пеленгационные машины 9 сентября выехали на улицы Женевы.

Подчиненные лейтенанта Трейера, двигаясь по улицам швейцарской столицы, последовательно отключали подачу электроэнергии в городские кварталы. Затем лишали источника электроэнергии отдельные дома. Так они установили, что неизвестный радист работает на вилле, расположенной на шоссе Флорисан. В этом доме жили владелец радиомагазина Эдмонд Хамель и его жена Ольга.

К 25 сентября стало известно и место, где располагалась радиостанция Розы.

За домом Хамелей и квартирой М. Болли было установлено скрытное наружное наблюдение. Несмотря на принятые полицией чрезвычайные меры предосторожности, М. Болли отметила появление подозрительных личностей около ее дома и сообщила об этом Шандору Радо. Резидент приказал ей прекратить сеансы связи и поручил Эдмонду Хамелю вывезти с квартиры Розы ее радиостанцию. 10 октября Дора сообщил о своих подозрениях в Центр.

Далее события развивались стремительно. В очередной сеанс связи с Центром, который был назначен на 00 часов 14 октября, Ольга Хамель вышла в эфир. В 01 час 30 минут полицейские, взломав двери, ворвались в дом Хамелей и застали радистов врасплох. Были захвачены только что работавшая радиостанция, отправленные и полученные радиограммы, страницы шифровальной книги.

В захвате первых радистов «красной тройки» принимали участие 70 полицейских, большое количество служебных собак. Операцией руководил начальник полиции Женевы. Ему помогали командир штаба жандармерии и начальник политической службы полиции.

Второй отряд полицейских произвел обыск в радиомагазине Хамелей, где была обнаружена радиостанция Розы.

На рассвете полицейские ворвались и в квартиру М. Болли, но ее дома не оказалось. Полиция нашла Маргарет в квартире ее любовника Ганса Петерса, который оказался тайным агентом гестапо.

В этот раз Шелленберг и Мюллер действовали согласованно. Они выполняли строгое указание рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера — уничтожить русскую разведгруппу в Швейцарии.

В конце ноября швейцарской полицией был арестован и радист Александр Фут (Джим). Последний канал радиосвязи резидентуры «Дора» с Центром замолчал навсегда.

Позже были арестованы Р. Дюбендорфер, ее муж Пауль и некоторые другие члены группы, в том числе и Рудольф Ресслер.

Война в эфире, которую вели резидентура Шандора Радо и имперская служба безопасности Германии, была завершена победой Вальтера Шелленберга.

Дальнейшая судьба самоотверженных помощников Ш. Радо складывалась не по правилам военного времени, а по принципам большой политики. Начальник службы федеральной безопасности Швейцарии полковник Роже Массон смог проинформировать Шелленберга о том, что его правительство выполнило свои обязательства и обезвредило группу иностранных разведчиков, работавших на территории федерации. В Берне уже понимали, что ход Второй мировой войны предрешен, и не хотели осложнять свои отношения с будущими победителями — СССР, Великобританией и США. Какой из этих трех стран принадлежали арестованные разведчики, станет известно позже. Поэтому все задержанные были выпущены на свободу под залог до суда с единственным условием — не покидать страну. Но и это требование было простой формальностью.

Нейтральная Швейцария в годы Второй мировой войны была действительно нейтральной.

Шандору Радо удалось скрыться.

Суд над захваченными советскими разведчиками все же состоялся. Он прошел уже после войны и до сих пор не понятно, было ли это свидетельством желания швейцарских властей соблюсти букву демократической законности или это был акт солидарности Берна с Вашингтоном и Лондоном, которые уже начинали «холодную войну» против СССР.

22 октября 1945 года военный суд в Берне рассмотрел дело по обвинению в незаконной разведывательной деятельности против Германии в пользу объединенных наций группу разведчиков резидентуры «Дора». Сиси была приговорена к двум годам лишения свободы и штрафу в 5000 франков. Ее муж Пауль Бетчер получил тоже два года тюремного заключения. Х. Шнейдер был приговорен к одному месяцу тюрьмы, а самый главный источник информации этой резидентуры Рудольф Ресслер швейцарским судом был оправдан.

В октябре 1947 года в Женеве состоялся второй суд. Шандор Радо был заочно приговорен к одному году тюремного заключения. Ему также было запрещено посещать Швейцарию в течение десяти лет. Вместе с ним были осуждены радисты А. Фут, супруги Хамель и М. Болли.

Судебный процесс над Ш. Радо еще раз показал, что швейцарская полиция ликвидировала тайную разведывательную организацию Ш. Радо по требованию Германии.

Каирский беглец

Черная полоса в жизни Ш. Радо началась в октябре 1943 года после арестов его радистов. И длилась она одиннадцать лет.

После провала Радо скрывался в Швейцарии. В сентябре 1944 года он решил пробираться с женой Еленой, которая тоже была сотрудницей резидентуры Дора и числилась в Центре под псевдонимом Мария, в освобожденный от немцев Париж. Сыновей Имре, Александра и престарелую мать Елены решено было оставить на некоторое время в Женеве.

Переход через границу супругов Радо был организован французским майором Жанье, чьи политические взгляды были такими же, как у Шандора. С документами, полученными от французских партизан, Ш. Радо и его жена 24 сентября оказались в столице Франции.

Шандор Радо находился в Париже не долго. 26 октября 1944 года он явился в советскую миссию по репатриации, расположенную во французской столице. В этой миссии работал и сотрудник ГРУ. Поэтому о визите Радо незамедлительно стало известно в Москве. Беседы с Радо проводил подполковник Александр Новиков Он действовал по инструкции. О разведчике-нелегале Дора Новиков ничего не знал. Ш. Радо же рассчитывал на то, что представитель СССР встретит его, как героя. Но его встретили холодно и официально. Предложили написать отчет о работе, а через несколько дней сообщили, что ему следует вылететь в Москву для полного отчета в Центре. Радо был согласен, но попросил отсрочить отъезд на пару недель, пока он не завершит получение французского вида на жительство. Новиков настаивал на немедленном отъезде.

Как-то, посещая миссию, Радо столкнулся в одном из коридоров с Александром Футом, своим радистом из Лозанны. Оказалось, что Футом тоже занимается Новиков. То, что этот представитель Центра не сказал Шандору Радо о том, что Джим тоже пишет отчет, насторожило опытного разведчика. Впервые он почувствовал, что ему не доверяют. Он не мог понять, почему к нему так относятся, и очень болезненно переносил каждый контакт с Новиковым, который отобрал у него личные документы и вручил сертификат на имя советского гражданина-репатрианта Игнатия Кулишера. С этим сертификатом 8 января Радо и поднялся на борт пассажирского самолета, который рейсом СИ-47 № 883 направлялся из Парижа в Москву.

Этим же рейсом в Москву отправлялся и Александр Фут. Радо об этом не знал. С тревогой на сердце он оставлял во Франции свою жену Елену и покидал Париж, который дышал воздухом долгожданной победы. Он также не подозревал, что его и А. Фута сопровождали офицеры НКВД, которым было приказано не спускать глаз с этих пассажиров, размещенных в разных салонах.

Рядом с Ш. Радо в самолете оказался пожилой мужчина. Он представился как Леопольд Треппер. Они быстро нашли общие темы для разговора. Треппер сказал Радо, что в Москве за ошибки строго наказывают.

Под крылом самолета простиралась почти свободная Франция. Самолет шел по маршруту Париж — Марсель — Неаполь — Каир — Тегеран — Баку — Москва.

В Каире самолет задержался на сутки. Всех пассажиров разместили в одноместных номерах гостиницы «Луна-парк». Утром Игнатий Кулишер (Ш. Радо) вышел из гостиницы якобы для того, чтобы посетить врача, обслуживавшего сотрудников советского посольства. В его номере остались пальто, шляпа, портфель и чемодан с личными вещами. Те, кто сопровождал Кулишера, были спокойны. Они знали, что у Игнатия заболел зуб. Врач жил недалеко от гостиницы, и пожилой пассажир должен был вскоре вернуться.

Офицеры НКВД продолжали следить за А. Футом. Под их надзором находился и Л. Треппер.

Ко времени отъезда автобуса с пассажирами рейса СИ-47 Кулишер не явился. Не было его и в аэропорту. Командир экипажа майор Попунашвили сообщил об исчезновении своего пассажира секретарю посольства Харламову. После многочисленных консультаций с ответственными работниками посольства командир экипажа получил разрешение на вылет без каирского беглеца. Кулишер исчез.

Сотрудники советского посольства искали беглеца несколько дней, официально обращались к заместителю министра иностранных дел Египта Хасану Ришат-паше. В конце концов было выяснено, что советский гражданин И. Кулишер находится в английском посольстве и просит у британских властей покровительства. Неожиданный поступок никому неизвестного Игнатия Кулишера вел к обострению советско-британских отношений.

Не желая осложнений с Советским Союзом, бывшим союзником по антигитлеровской коалиции, британское правительство передало Кулишера каирским властям, а египтяне упрятали беглеца в лагерь для интернированных иностранцев, который располагался в нескольких километрах от столицы Египта.

Позже стало известно, что, находясь в английском посольстве, Кулишер допрашивался офицерами британской разведки, однако сообщил им такие сведения о своей разведывательной работе на СССР, которые не заинтересовали англичан. Через несколько лет, когда о деятельности Ш. Радо стало кое-что известно, они пожалели о том, что выпустили из своих рук такого крупного разведчика, руководителя нелегальной резидентуры советской военной разведки, но было уже поздно.

Что же заставило Шандора Радо бросить свои личные вещи в гостинице и бежать в английское посольство теплым январским утром 1945 года?

Радо, умудренный опытом человек, испугался, что в Москве за провал резидентуры его строго накажут.

Советское посольство в Каире предъявило египетским властям сфабрикованное «специалистами» НКВД обвинение Радо в совершении уголовного преступления и добилось его выдачи.

2 августа Ш. Радо был доставлен в Москву и арестован органами «Смерша».

В декабре 1946 года Особым совещанием при МГБ СССР Ш. Радо был осужден на 10 лет лишения свободы за шпионаж.

Руководство военной разведки не смогло помочь своему лучшему резиденту.

Елена Радо, жена резидента, которая помогала мужу в трудной разведывательной работе, долго не могла понять, что случилось с ее мужем в Москве. В конце концов она обратилась за помощью лично к И. В. Сталину.

«Дорогой товарищ Сталин, — писала Елена Радо. — Так как я уверена, что Вы не разрешите никакой несправедливости, а также не позволите, чтобы попирали человеческие права, я осмеливаюсь обратиться к Вам с этим письмом.

Мой муж Александр Радо покинул Париж 8 января 1945 года для того, чтобы возвратиться в Москву. Те товарищи, которым было поручено заботиться обо мне и моих детях и держать меня в курсе дел моего мужа, бросили меня в прискорбном положении и оставили меня в полном неведении о судьбе моего мужа.

Только недавно через международный Красный Крест получила я известие о том, что мой муж интернирован в одном лагере близ Каира, а позднее был репатриирован в Россию. Узнав об этом, я обращалась к нашим товарищам за подтверждением, так ли это.

Я прошу Вас, дорогой товарищ Сталин, соблаговолить обратиться в свой Генеральный штаб и приказать ему представить Вам лично доклад о деле моего мужа. После того как Вы знаете все о нас, Вы сможете решить, можно ли оставить нас, т. е. меня и обоих детей, так, без всякой помощи, как это сделали наши товарищи.

Я уверена, что если Вы сами займетесь этим делом, я получу наконец ответ и надежду увидеть моего мужа перед операцией, на которую мне нужно вскоре по состоянию здоровья решиться.

Я разрешаю себе прибавить, что я нахожусь без средств с двумя детьми.

Муж и я старые члены партии с 1916 и 1918 года. Я горжусь этим и считаю, что мы достойны помощи с Вашей стороны.

С наилучшими пожеланиями

Елена Радо».

Неизвестно, получила ли Е. Радо ответ от И. Сталина. Скорее всего, нет, поскольку муж ее был осужден на десять лет тюремного заключения.

ГРУ пыталось «оживить» источники информации Шандора Радо в Щвейцарии. В ноябре 1944 года в Женеву прибыл представитель Центра разведчик-нелегал Берно. Он восстановил связь с Люци и наладил получение от него информации о Германии. Война на Восточном фронте продолжалась.

Берно, однако, работал с Люци не долго. Р. Ресслер давал сведения, которые особой ценности уже не представляли. По мнению Берно, после покушения на Гитлера Люци лишился своих лучших источников. Они принадлежали к оппозиционным Гитлеру кругам, и после неудачной попытки устранить его были арестованы и казнены.

По указанию Центра Берно прекратил связь с Р. Ресслером.

Прошло восемь лет. После смерти И. Сталина, в ноябре 1954 года Шандор Радо был освобожден из заключения. Не задерживаясь в Москве, он выехал в Будапешт. Там его ждала жена Елена и уже взрослые сыновья.

В 1956 году военная коллегия Верховного суда СССР вынесла определение об отмене постановления Особого совещания и закрыла уголовное дело Шандора Радо «за отсутствием состава преступления».

В 1972 году Главное разведывательное управление принесло Шандору Радо извинения за то, что была допущена серьезная ошибка в оценке результатов его работы в Швейцарии. Он был награжден орденом Отечественной войны I степени.

Ш. Радо много раз приезжал в Москву, поддерживал дружеские отношения с ведущими советскими картографами, был награжден орденом Дружбы народов.

Несмотря на все превратности судьбы, Ш. Радо сохранил до конца своих дней оптимизм и добродушие. Он любил хороший юмор и сам любил пошутить. Может быть, именно поэтому он однажды назвал себя «пришельцем из прошлого века». Действительно, он родился 5 ноября 1899 года, и это давало ему право считать себя «пришельцем» из девятнадцатого столетия.

После войны Ш. Радо стал доктором географических и экономических наук, профессором Будапештского университета, начальником отдела Государственного управления геодезии и картографии Венгрии, председателем Географического комитета Венгерской академии наук. Его знали и уважали географы СССР, США, Великобритании, Франции, Германии и других стран.

В ГРУ он работал под псевдонимом Дора.

В Будапеште его называли Шандор-бачи. Что означает дядюшка Шандор.

До сих пор заслуги этого разведчика-антифашиста в полной мере не оценены. Попытки воздать должное Ш. Радо предпринимал писатель Юлиан Семенов, ветераны военной разведки. Но пока усилия эти не увенчались успехом.

Глава четвертая

ФАУ с атомным зарядом?

Нельзя сказать, что история создания фашистской Германией собственной атомной бомбы полностью изучена. Некоторые ее страницы до сих пор не заполнены. Остается открытым вопрос и о том, не являлось ли создание урановой бомбы и ракет ФАУ единым военным проектом, который Гитлеру не удалось осуществить в годы Второй мировой войны?

Существует немало свидетельств того, что практически до конца войны Гитлер убеждал своих генералов и союзников в том, что он не сомневается в победе, в его распоряжении есть такое оружие, которое изменит обстановку на фронтах и позволит ему добиться победы и на Западе и на Востоке. О чем говорил Гитлер? Если только о ракетах ФАУ-1 и ФАУ-2, то они активно использовались для нанесения ракетных ударов по целям противника. С 15 июня 1944 года по 29 марта 1945 года немецкие крылатые ракеты запускались с наземных пусковых установок и поражали цели в Лондоне, в южных районах Англии, в Антверпене и Льеже. После нескольких ударов по высадившимся во Франции англо-американским войскам немцы распространили угрожающее заявление, которое было напечатано в виде листовок, сброшенных над позициями союзных войск. В заявлении говорилось: «Солдаты союзных войск! Вы угодили в западню. Вы сражаетесь на узкой полоске суши, площадь которой была заранее установлена нами. Наши самолеты-роботы сеют смерть и опустошение в городах и гаванях, откуда вы получаете продовольствие и снабжение. Ваши коммуникации перерезаны…»

Ракетными ударами немцы полностью разрушили на британской территории 123 тысячи зданий. Но этого было недостаточно для достижения перелома в войне. Гитлер мог бы запустить против британцев еще больше ракет, но не делал этого. Может быть, крылатых ракет у немцев было мало? Отнюдь нет. По немецким данным, до конца войны в Германии было произведено около 250 тысяч ракет. Когда союзные войска вошли в Германию, они обнаружили многотысячные запасы боеготовых самолетов-снарядов. Некоторые специалисты считают, что их не успели доставить к стартовым позициям. Но есть и другие версии.

Известно, что, беседуя 5 августа 1944 года с главой румынского правительства Антонеску, Гитлер говорил о новых видах вооружений, которые еще «ждут своего часа». Выступая 24 февраля 1945 года перед гауляйтерами, Гитлер заявил о том, что он «с оптимизмом смотрит в будущее» и располагает оружием, которое «в последний момент изменит обстановку в пользу третьего рейха». О чем говорил Гитлер? Какое оружие он планировал применить на Западном и Восточном фронтах для того, чтобы добиться перелома в войне? Речь могла идти только об атомной бомбе. Именно о ней Гитлер говорил Антонеску, рассказывая о разработке германскими учеными взрывчатого вещества, создание которого «уже доведено до стадии экспериментов». По заявлению фюрера, работы ученых приведут в дальнейшем «к возможности расщепления самой материи».

Эти и другие заявления Гитлера, сделанные им за два месяца до падения Берлина, свидетельствуют о том, что до последних дней войны он надеялся на то, что немецкие физики создадут атомную бомбу. Носители ядерных зарядов — ракетные системы ФАУ-1 и ФАУ-2 в большом количестве уже были заготовлены на германских заводах. Эта версия неожиданно получила подтверждение. В Архиве президента Российской Федерации сотрудники Минатома нашли отзывы И. В. Курчатова, подготовленные им в 1944 и 1945 годах после изучения материалов военной разведки о ходе работ немецких физиков по созданию атомной бомбы.

В начале 1944 года И. В. Курчатова получил из ГРУ новое донесение по атомной проблеме. Внимательно изучив этот документ, обнаружить который пока еще не удалось, И. В. Курчатов 11 июня 1944 года написал «Заключение на разведматериалы ГРУ о работах в Германии и США по созданию атомной бомбы».

«Сообщаемые в письме сведения о ходе работ по проблеме урана, — писал И. В. Курчатов, — представляют для нас громадный интерес, так как очень ясно характеризуют как общее направление, так и размах, который получили эти работы. Особенно важны сведения, что ураном занимаются и в Германии на французской базе в лаборатории «Ампер».

Возможности ГРУ по добыванию материалов об атомных исследованиях в Германии заинтересовали И. В. Курчатова. В письме начальнику военной разведки 11 июля 1944 года он просил добыть сведения о том, «какие методы получения урана-235 нашли в Германии наибольшее развитие, ведутся ли там работы по диффузионному методу или же приняты другие способы разделения изотопов».

Для того чтобы реально и всесторонне оценить уровень продвижения немцев по пути создания атомной бомбы, И. В. Курчатов настоятельно просил руководителя военной разведки узнать, «проводятся ли в Германии работы над атомными котлами из урана и тяжелой воды, являющиеся источником получения плутония, и какова конструкция этих котлов».

Сведения о наличии в Германии атомных реакторов, их устройстве были важны не только с точки зрения получения дополнительной технической информации. Наличие действующих атомных реакторов, которые являлись источниками получения плутония, основного вещества, которое предполагалось использовать в атомном заряде, являлось главным признаком способности немцев создать атомную бомбу. Это в первую очередь, видимо, и беспокоило И. В. Курчатова. Можно предположить, что, отвечая за научное руководство советским атомным проектом, И. В. Курчатов в годы Великой Отечественной войны был главным экспертом Государственного Комитета Обороны по атомным проектам США, Великобритании и Германии. Состояние работ по созданию атомной бомбы в Германии, несомненно, интересовало высшее военно-политическое руководство СССР. Применение Гитлером атомного оружия на Восточном фронте могло бы изменить ход и исход Великой Отечественной войны. Было бы неправильным полагать, что работы немецких ученых по созданию атомного оружия не принимались в расчет Государственным Комитетом Обороны, Ставкой Верховного Главнокомандования при планировании операций на германском фронте.

В годы Второй мировой войны советская военная разведка была не единственной разведывательной службой, которая проявляла значительный интерес к германскому атомному проекту. Американская разведка также продолжала интенсивные поиски сведений о состоянии работ в Германии по созданию атомного оружия. Весной 1944 года резидентура Управления стратегических служб США в Швейцарии, которой руководил А. Даллес, добыла сведения о том, где немцы проводят секретные исследования по «урановому проекту», выяснила место проживания и работы Вернера Гейзенберга и его коллег.

Английской разведке также удалось получить от одного из своих наиболее надежных агентов в Берлине ценные сведения, которые были сообщены генералу Л. Гровсу, руководившему тайными операциями специальной группы американской технической разведки Алсос, действовавшей в Западной Европе. Команда Алсос должна была вывести из строя германские атомные объекты и не допустить создания немцами атомной бомбы.

В конце 1944 — начале 1945 года ГРУ предоставило в распоряжение И. В. Курчатова новые данные о германском атомном проекте. На этот раз разведка добыла описание конструкции немецкой атомной бомбы, принципа инициирования цепной реакции в урановом заряде и другие важные технические подробности. Нелегал ГРУ, работавший в одной из европейских стран, сообщил в Москву о том, что немцы планировали использовать для доставки атомных бомб к цели ракеты ФАУ.

Оценивая материал о немецкой атомной бомбе, добытый военной разведкой, И. В. Курчатов в марте 1945 года писал:

«Материал исключительно интересен. Он содержит описание конструкции немецкой атомной бомбы, предназначенной к транспортировке на ракетном двигателе ФАУ».

И далее:

«Перевод урана-235 через критическую массу, который необходим для развития цепного атомного процесса, производится в описываемой конструкции взрывом окружающей уран-235 смеси пористого тринитротолуола и жидкого кислорода. Запал урана осуществляется быстрыми нейтронами, генерируемыми при помощи высоковольтной разрядной трубки, питаемой от специальных генераторов.

Для защиты от тепловых нейтронов футляр с ураном окружается слоем кадмия.

Все эти детали конструкции вполне правдоподобны…»

Конструкция была не только правдоподобной. По данным разведчика ГРУ, немцы даже успели провести испытание этой бомбы, но «без снаряжения ее ураном-235»…

В 1944 году советские войска обрушили на немецко-фашистских захватчиков сокрушительные удары и изгнали их с территории СССР. Были освобождены Польша, Румыния, Чехословакия, Болгария, Югославия и другие страны. Англо-американские войска 6 июня 1944 года высадились в Нормандии, открыв второй фронт. В ходе Арденнской операции зимой 1944/45 года немцы нанесли серьезное поражение союзным войскам. Для облегчения их положения и по их просьбе Красная Армия начала свое наступление раньше намеченного срока. Это спасло союзников. К конце января 1945 года они восстановили положение и весной форсировали Рейн. В апреле советские войска в ходе Берлинской и Пражской операций разгромили последние группировки немецко-фашистских войск.

Активные наступательные действия Красной Армии в 1944–1945 годах сорвали планы немецких физиков по созданию атомной бомбы. Сведения, добытые военной разведкой и переданные И. В. Курчатову, позволяют предположить, что у Гитлера были замыслы по использованию оперативно-тактических ракет ФАУ-2 в качестве носителей атомных бомб. Это и было секретное «чудо-оружие» третьего рейха.

В 1945 году советская военная разведка была единственной разведкой в мире, которая смогла добыть сведения о том, что в Германии производились испытания крылатых ракет в качестве носителей атомных бомб.

Глава пятая

Хроника урановых проектов (1943–1944 гг.)

1943 г.

11 февраля ГКО принял постановление об организации работ по использованию атомной энергии в военных целях. Курирование атомной проблемы возложено на В. М. Молотова. Его заместителем, ответственным за вопросы обеспечения ученых разведывательной информацией, назначен Л. П. Берия. Научное руководство поручено И. В. Курчатову. Оперативное руководство — заместителю Председателя СНК СССР М. Г. Первухину и председателю Комитета по делам высшей школы С. В. Кафтанову.

В Москве решено создать специальный научный центр — Лабораторию № 2 АН СССР во главе с И. В. Курчатовым.

5 мая японский профессор Иосио Нисина, ведущий специалист в области ядерной физики Страны восходящего солнца, доложил командованию японских военно-воздушных сил о том, что возможно создание атомной бомбы. На основании его доклада была разработана и утверждена секретная программа по созданию атомного оружия. Она получила кодовое название «Проект Эн».

С 5 июля по 25 августа была проведена одна из крупнейших и решающих операций советских войск в годы Великой Отечественной войны, которая вошла в историю под названием «Курская битва». Гитлеровское командование планировало провести крупное летнее наступление (операция «Цитадель»), овладеть стратегической инициативой и повернуть ход войны в свою пользу. Имея сведения о подготовке немецко-фашистских войск к наступлению, которые были получены военной разведкой, Ставка ВГК приняла решение временно перейти к обороне на Курском выступе, в ходе оборонительного сражения обескровить противника и создать благоприятные условия для перехода советских войск в контрнаступление.

Ставка ВГК создала группировку войск, имевшую 1336 тысяч человек, более 19 тысяч орудий и минометов, 3444 танка и САУ, 2172 самолета.

Группировка фашистских войск составляла более 900 тысяч человек, около 10 тысяч орудий и минометов, до 2700 танков и штурмовых орудий, около 2050 самолетов.

Победа под Курском завершила коренной перелом в ходе войны, создала условия для выхода советских войск к Днепру.

В сентябре И. В. Курчатов был избран академиком. Его Лаборатория № 2 (Лаборатория измерительных приборов Академии наук — ЛИПАН) располагалась первое время в нескольких комнатах и подвале Сейсмологического института АН СССР в Пыжевском переулке и в помещении Института общей и неорганической химии АН СССР на Калужской улице в Москве.

16 ноября 155 американских бомбардировщиков Б-17 из 8-й воздушной армии США, базировавшейся в Великобритании, нанесли мощные бомбовые удары по норвежскому городу Рьюкану и вывели из строя производственные мощности никому не известного завода по производству тяжелой воды в Верморке.

1944 г.

В феврале в Народном комиссариате государственной безопасности (НКГБ) под председательством Л. П. Берии проведено первое совещание руководителей внешней разведки НКГБ и разведки Наркомата обороны. На совещании присутствовали начальник внешней разведки НКГБ П. М. Фитин, начальник 3-го отдела 1-го Управления НКГБ Г. Овакимян, начальник Разведупраления Генштаба Красной Армии генерал-лейтенант И. И. Ильичев и полковник М. А. Мильштейн.

В апреле под Лабораторию № 2 были переданы здания Института экспериментальной медицины в Покровско-Стрешневе.

В начале июня Н. Бор направил на имя президента США письмо. Ученый обращал внимание Ф. Рузвельта на то, что создаваемое атомное оружие должно находиться под международным контролем. Бор, в частности, писал: «Не касаясь вопроса о том, как скоро оно (атомное оружие. — В. Л.) будет готово для применения и какую роль оно сможет сыграть в нынешней войне, ситуация эта порождает много проблем, требующих самого неотложного внимания. Если заблаговременно не будет заключено какое-то международное соглашение об использовании нового вида энергии, любое временное преимущество, каким бы значительным оно не выглядело, будет сведено на нет постоянной угрозой для безопасности человечества…»

19 сентября президент США Ф. Рузвельт и премьер-министр Великобритании У. Черчилль встретились в США. В секретном меморандуме об их встрече было, в частности, зафиксировано: «Предложение о том, что мир должен быть проинформирован об атомном оружии, имея в виду международный контроль над его использованием, неприемлемо. Дело это должно по-прежнему оставаться в строгом секрете. Когда бомба будет готова, она после тщательного рассмотрения всех обстоятельств может быть применена против Японии…»

8 декабря ГКО принял решение о создании в Средней Азии крупного уранодобывающего предприятия на базе месторождений Киргизии, Таджикистана и Узбекистана.

В декабре Гейзенберга и еще нескольких ведущих немецких ученых, принимавших участие в германском «Проекте U», призвали в фольксштурм. Для их освобождения от военной службы потребовалось особое решение Гиммлера, который запретил призывать в армию ученых.

В декабре в СССР был произведен первый в нашей стране слиток чистого металлического урана массой более одного килограмма. По заданию И. В. Курчатова технология получения чистого урана разрабатывалась в Гиредмете[8] Народного комиссариата цветной металлургии, в лаборатории Н. П. Сажина и З. В. Ершовой.

В США проблема промышленного получения металлического урана была решена за 23 месяца (за 12 месяцев 1941 года и 11 месяцев 1942 года).

В СССР эта задача была решена за 6 месяцев (июнь—ноябрь 1946 года).

ЧАСТЬ IV

Сквозь мертвую зону

Специальный агент германской военной разведки Эрих Гимпель по заданию начальника абвера адмирала Канариса был направлен в США для совершения диверсий на заводах и в лабораториях, выполнявших заказы, связанные с созданием американской атомной бомбы. Проникнув на территорию США, Э. Гимпель не смог выполнить свою секретную миссию, был разоблачен, арестован и приговорен к смертной казни, которую ему удалось избежать.

Э. Гимпель написал о своих приключениях на территории США интересную книгу, которая называется «Шпион для Германии». Читая эти откровения, удивляешься замыслам германской разведки, которая планировала крупные диверсионные акты на американской территории.

Советская военная разведка заинтересовалась американской атомной программой, когда узнала о том, что Ф. Рузвельт и У. Черчилль втайне от СССР создают атомное оружие. Начальник военной разведки планировал в 1994–1945 годах восстановить связь с Алеком, подключить к добыванию сведений по «Проблеме № 1» разведчиков-нелегалов. В США одним из таких нелегалов был Ахилл.

Глава первая

Военный разведчик по воле судьбы

Хранить постоянно

Его жизнь и работа в военной разведке уникальны. Результаты его деятельности отражены на страницах нескольких объемистых секретных дел. На каждом из них написано: «ХРАНИТЬ ПОСТОЯННО». Ниже — «Ахилл» — оперативное имя разведчика.

Хранить постоянно — значит вечно.

Первая запись сделана в анкете самим Адамсом. На вопрос работника управления кадров военной разведки Красной Армии «Кто вас рекомендует в разведку?», он ответил: «Начальник разведки товарищ Берзин».

В начале 30-х годов в России активно развивалась отечественная промышленность. От военной разведки требовалась точная информация о том, как подобные процессы происходят в странах Западной Европы и США. Для решения этой сложной задачи нужны были технически грамотные специалисты. Таких специалистов в то время было мало. Одним из них был инженер Артур Адамс. Ян Берзин лично знал этого человека и однажды пригласил его на работу в военную разведку. Адамс согласился. Берзин поручил одному из своих заместителей А. Х. Артузову подготовить ходатайство в «инстанцию» по делу Адамса. 25 октября 1934 года Артузов отправил в ЦК ВКП(б) следующее короткое письмо: «Просим откомандировать в распоряжение Разведуправления РККА т. Адамса Артура Александровича…»

Ходатайство военной разведки было удовлетворено.

За все годы работы в военной разведке у Адамса было два оперативных псевдонима. Последний из них — Ахилл.

Какая связь могла быть между Адамсом и легендарным древнегреческим полубогом, трудно сказать. Можно только предположить, что если мифологический Ахилл был лучшим воином древних греков, то и руководители РУ РККА, видимо, хотели, чтобы Адамс стал лучшим военным разведчиком. Мог ли он оправдать их надежды? Ведь когда Адамс пришел на работу в военную разведку, ему было уже 50 лет.

Адамс родился 25 октября 1885 года в городе Эскильстуна в Швеции. Отец его был инженером. Мать — учительницей из Петербурга.

Детство Артура было безрадостным. В раннем возрасте он остался без родителей. В 1890 году умер отец А. Адамса. Мать, оставшаяся с тремя сыновьями на руках, переехала на постоянное жительство в Россию к своим родственникам. Вскоре она заболела и в 1896 году скончалась.

Старшие братья Георгий и Бернард пошли каждый по своей дороге жизни. Один уехал в Швецию, второй — в одну из стран Западного полушария. Больше братья никогда не встречались.

Артура взял на воспитание друг отца инженер Винтер, сын которого впоследствии станет членом-корреспондентом Академии наук СССР.

В те годы Винтеры жили в Чудове. Когда появилась возможность, старший Винтер, известный инженер, устроил Артура в школу при Минных классах Балтийского флота, которые находились в Кронштадте.

Во время последнего года учебы Адамс вступил в кружок, организованный городским комитетом РСДРП. Стал изучать политическую литературу и выполнять отдельные задания городской организации, хранил нелегальную литературу, распространял листовки и прокламации. В 1903 году Адамс окончил эту школу и получил диплом регулировщика минного прибора Обри.

После окончания обучения молодой Адамс работал в Николаеве и Херсоне, арестовывался за участие в забастовках, был в ссылке в Олонецкой губернии. Бежал в 1906 году из-под стражи и приехал в Петербург. Встретил повзрослевших друзей детства Винтера и Красина. Так как Адамс числился в жандармерии как «участник революционных бунтов» и не мог поступить учиться, Красин посоветовал ему выехать за пределы России для получения образования. Друзья, используя свои связи, помогли Адамсу получить фальшивый паспорт на имя Бориса Тимченко, знакомого Артуру с десятилетнего возраста. Красин дал Адамсу рекомендательное письмо к инженеру Вольдемару Ридеру, сотруднику фирмы «Интернешнл дженерал электрик» (ИДЭ), которая располагалась в Германии.

В 1906 году А. Адамс тайно выехал из России.

Прибыв в Германию, Артур уничтожил документы Бориса Тимченко. Став гражданином Швеции, Адамс с помощью рекомендательного письма Красина поступил на работу в фирму ИДЭ.

В Германии Адамс прожил всего два месяца. Ридер включил его в состав бригады монтажников, которая отправилась в Италию на завод Франка Тосси, в пригороде Милана, для принятия генераторного оборудования и сопровождения его в Аргентину.

В Италии Адамс, уже имевший хорошую техническую подготовку, жил около полугода, выезжал по делам фирмы в Каир, Александрию и другие города.

В Аргентину он попал в качестве монтажника по сборке контрольно-измерительной аппаратуры электростанции, строившейся в окрестностях Буэнос-Айреса.

Адамс обладал обостренным чувством справедливости. Оно сформировалось в его душе за годы тяжелой и безрадостной жизни. Во всех странах, где бы он ни находился, Артур быстро находил товарищей, участвовал в их борьбе за лучшую долю. В Буэнос-Айресе он стал членом русского клуба «Авангард». Естественно, он активно включился в работу местной социал-демократической партии.

1 мая 1907 года на демонстрации социал-демократических организаций в Буэнос-Айресе произошло столкновение с полицией. Часть демонстрантов была расстреляна. Остальные демонстранты призвали ко всеобщей забастовке и требовали немедленной отставки начальника полиции, который был ответствен за расстрел. Адамс принял участие в забастовке, был арестован, затем освобожден из-под стражи.

Через два дня начальник полиции был убит анархистами. В городе начались облавы. Различные общественные организации и рабочие клубы были закрыты. Русский «Авангард» свои двери не закрыл. Полиция разгромила клуб, арестовала всех его посетителей, в том числе и Адамса, и бросила их в трюмы голландского парохода, который следовал в Амстердам.

Длительный путь из Латинской Америки в Европу закончился для Адамса и его товарищей неудачно. В Амстердаме высланных из Аргентины забастовщиков на берег не выпустили. Власти приказали капитану корабля доставить «живой груз» обратно в Буэнос-Айрес.

Второй переход через Атлантический океан был значительно труднее первого, но и он был не последним для Адамса.

Когда пароход прибыл в аргентинский порт, местная полиция сделала все, чтобы не выпустить на берег тех, кого она отправляла в Голландию. Адамса и других иностранных рабочих, с которыми он уже более двух месяцев жил на океанском пароходе, перевели в трюм небольшого судна береговой охраны. Ожидать второй отправки в Европу пришлось около двух месяцев.

Демократия по-латиноамерикански всегда отличалась большим своеобразием.

Полиции все-таки удалось перебросить весь «живой груз» на итальянское судно, следовавшее в Геную. В уругвайском порту Монтевидео при первой же возможности Адамс бежал.

В Уругвае Адамс нашел новых друзей, которые помогли ему прожить в этой стране несколько месяцев, пока в Аргентине утихнут полицейские преследования социал-демократов. Когда обстановка в Аргентине нормализовалась, Адамс вновь появился в Буэнос-Айресе, встретился с Ридером, который работал главным инженером на стройке электростанции. Адамсу удалось получить полный расчет с фирмой и забрать свои документы. Снова не без помощи Ридера он бы включен в состав команды специалистов аргентинского флота, которая направлялась в США для принятия построенных там для Аргентины двух крейсеров.

В июне 1908 года Артур Адамс прибыл в США. Никаких документов для пересечения американской границы не требовалось, да их у него и не было. Он имел при себе только свидетельство о рождении, выданное в Швеции.

На верфи в г. Куинси (штат Массачусетс), где строились корабли для Аргентины, Адамс работал не долго. Он решил обосноваться с Америке, получить образование и хорошую работу. Перебравшись в Нью-Йорк, Адамс устроился на работу на завод электрических машин, начал искать друзей по Минным классам Балтийского флота. Госпожа удача помогла Адамсу и на этот раз.

Через несколько месяцев Адамс смог узнать, что его друзья по кронштадтской школе Богоразов и Чертухов живут в Канаде. Он нашел их адреса и, не надеясь получить скорых ответов, направил им письма. Первым откликнулся Чертухов. Он жил в Торонто, работал в университете и приглашал Адамса к себе. Приглашение было принято, и Адамс оказался в Канаде, где и написал заявление о приеме в Торонтский университет. В 1908 году он уже был студентом инженерно-механического факультета.

Первое время студент Адамс скромно жил на средства, заработанные в Аргентине. Потом учился и работал слесарем-инструментальщиком на автозаводе. Некоторое время трудился инспектором по котлонадзору в Торонтском порту. Для работы в порту требовалось канадское гражданство. Адамс подал соответствующее заявление в службу иммиграции и натурализации и в 1912 году получил паспорт гражданина Канады по натурализации, родившегося в Швеции. После окончания курса обучения Адамс успешно защитил дипломный проект и получил сертификат инженера-механика. Перед ним открылись новые перспективы. Он переехал в США, работал на автомобильных заводах Форда и в других технических фирмах на различных инженерных должностях. В 1916 году он был призван на службу в армию США, окончил курсы офицеров национального резерва, получил воинское звание капитан, затем — майор.

После увольнения из армии по рекомендации компартии США, делегатом учредительного съезда которой он был, Адамс работал в первом представительстве РСФСР в США. Возглавлял его Людвиг Карлович Мартенс, который был активным участником революционного движения в России. В 1919 году Л. Мартенс был назначен официальным представителем РСФСР в США, организовал Общество технической помощи Советской России. Ввиду отказа американского правительства признать РСФСР в 1921 году был отозван в Москву.

В январе 1921 года А. Адамс тоже возвратился в Россию. Он уже был не тем молодым социал-демократом, которого до полусмерти избили жандармы в Херсонской тюрьме. Его жизнь с 1905 по 1921 год была похожа на длительный и трудный полет молодого сокола.

В Москве жизнь А. Адамса была заполнена сложной и напряженной работой. Об этом можно судить лишь по некоторым этапам его инженерной карьеры. С 1921 по 1923 год он — директор Московского автомобильного завода АМО. История «приобщения» американского инженера А. Адамса к созданию отечественного автомобилестроения полна неожиданных событий.

Адамс, до этого работавший на американском автозаводе, всячески стремился создать на московском предприятии современное производство, но в то время это было невозможно. Инженер-практик, он все-таки наладил ремонт военных машин, которые в октябре 1922 года приняли участие в параде на Красной площади, стремился внедрить методы массового автопроизводства. Однако создание передового машиностроения выдвигало огромное количество технических вопросов, которые в одном цеху или даже на одном отдельно взятом заводе сделать было невозможно.

В это же время судьба впервые сводит его с представителем военной разведки. Произошло это случайно. Однажды на АМО заехал на служебном автомобиле Ян Берзин. В автомобиле что-то вышло из строя и требовалось сделать ремонт. Пока заводские мастера устраняли неисправность, Я. Берзин и А. Адамс познакомились. Это знакомство окажет влияние на всю последующую жизнь молодого инженера.

Вскоре А. Адамс перешел на работу в планово-технический отдел Центрального управления государственными автомобильными заводами. В 1924 году он назначается на одну из руководящих должностей в ВСНХ СССР, а позднее получает должность в Авиатресте.

В последующие годы техническая карьера А. Адамса активно развивается. В 1925 году он — инженер авиаотдела Главного управления военной промышленности, некоторое время работает главным инженером завода «Большевик» в Ленинграде. Потом возвращается в Москву и занимает должность члена коллегии Главного управления авиационной промышленности СССР, становится помощником начальника этого управления.

Талантливый инженер, прекрасно знающий иностранный язык и хорошо разбиравшийся в различных отраслях техники, А. Адамс привлекает внимание военной разведки. Он снова встречается с Я. Берзиным, который уже стал начальником Разведуправления РККА. По просьбе Берзина Адамс выполняет первые информационные задания.

В 1935 году А. Адамс становится сотрудником военной разведки. Перед длительной зарубежной командировкой он проходит полное медицинское обследование в Центральном клиническом госпитале Наркомата обороны. В заключении, подписанном помощником начальника госпиталя Рейлингером, было, в частности, сказано: «Нуждается в систематическом врачебном наблюдении и лечении…» Заключение врачей не остановило Адамса.

О том, что заставило его в таком возрасте принять рискованное предложение стать военным разведчиком, А. Адамс скажет в одном из своих писем из Нью-Йорка начальнику военной разведки. Но об этом письме несколько позже…

После короткой подготовки к разведывательной работе, которой руководили начальник Разведуправления управления С. Урицкий и его заместитель А. Артузов, Адамс в конце 1935 года убыл в специальную командировку в США для ведения военно-технической разведки. Перед убытием в нелегальную командировку Адамс поставил одно условие. Он попросил Урицкого четко определить его положение в сложной иерархии РУ. По мнению Адамса, он должен был подчиняться только начальнику РУ и выполнять его личные указания. Урицкий согласился. Уровень положения Адамса в Главном управлении авиационной промышленности был слишком высок. Возраст разведчика тоже заслуживал особого уважения.

Резидент

Руководитель нелегальной резидентуры военной разведки в Нью-Йорке Ахилл, а это был А. Адамс, ничего не знал о том, что союзники России в войне против Германии — США и Великобритания — втайне от Москвы ведут секретные работы по созданию атомной бомбы.

Ахилл жил в Нью-Йорке, был президентом «Технологической лаборатории», имел широкий круг знакомых. Несколько американцев, не будем называть их точные имена, делились с ним научно-технической информацией военного характера, поскольку видели в нем представителя России, принявшей на себя основную тяжесть войны против фашистской Германии. Добровольные помощники Адамса, люди высокообразованные и обеспеченные, не понимали тонкостей политических замыслов американского руководства, но осознавали, что с фашизмом в Европе было бы покончено быстрее, если бы союзники России оказывали ей более эффективную военную помощь. Эти американцы и делились с Адамсом некоторыми своими техническими разработками.

Поздно вечером 21 января 1944 года Ахилл возвращался после очередной встречи с агентом Эскулапом, который был ценным источником информации. От него разведчик получал материалы о ходе разработок в США новых типов боевых отравляющих веществ, отчеты о влиянии новых ОВ на человеческий организм, а также образцы разрабатываемых средств индивидуальной защиты. Все эти сведения были признаны в Главном санитарном управлении Красной Армии очень важными.

На встрече Эскулап сообщил Ахиллу о том, что один из его старых друзей работает в лаборатории, которая занимается теоретическими разработками создания конструкции атомной бомбы.

Являясь инженером высокой квалификации, Адамс сразу понял особую значимость полученной от Эскулапа информации.

Центр не ставил перед Ахиллом такого рода задачу. Полученное перед убытием в длительную командировку от Директора задание содержало разделы по химии, авиации, танковой промышленности, радиотехнике и электромеханике. В одном из разделов задания, который назывался «Электротехнические приборы поражающего действия», требовалось, чтобы Ахилл добывал материалы «о лабораторных и полевых испытаниях по всем установкам поражающего действия, работающим на принципах электростатических, тепловых, ультразвуковых, световых и ультракоротковолновых электромагнитных воздействий, которые создают изобретатели так называемых «лучей смерти». Но об атомных исследованиях в США в задании не было ни слова. Более того, разведчику строго рекомендовалось «не отвлекаться по прочим, хотя бы и соблазнительным, возможностям, ограничиваясь извещением о них Центра…»

Это задание А. Адамс получил в 1939 году. В том же году А. Эйнштейн обратился с письмом к президенту США, в котором говорил о необходимости начать работы по созданию атомной бомбы. К началу 1944 года в этой области в США многое изменилось.

После встречи с Эскулапом, которая состоялась в одном из ресторанов, Ахилл решил немедленно сообщить в Центр о полученной от агента информации и свои предложения по добыванию данных об урановой бомбе.

На следующий день условным сигналом он вызвал на экстренную встречу Мольера — главного резидента военной разведки в Нью-Йорке и подробно обсудил с ним возникшую ситуацию. Мольер (а это был офицер военной разведки П. Мелкишев) согласился с предложениями разведчика.

Через день в Разведуправлении Красной Армии была получена радиограмма от Ахилла, в которой говорилось о том, что в США ведутся интенсивные работы по созданию атомной бомбы. Разведчик сообщал, что решением этой проблемы занимается группа ученых, работающих в закрытом научно-исследовательском центре. Они изучают процессы получения нового взрывчатого вещества. Одной из секций руководит старый знакомый Эскулапа, который мог бы передать основные материалы исследований представителю страны, воюющей против Германии.

Ахилл предложил привлечь этого ученого, которого звали Мартин Кэмп (фамилия изменена), к сотрудничеству с разведкой на основе его прогрессивных взглядов и личных убеждений.

Разведчик также сообщил в Центр о том, что он планирует провести первую встречу с ученым в конце января. Американец согласился на этот контакт.

И эта встреча вскоре состоялась в одном из небольших городов на побережье Атлантического океана.

Ученый, с большой симпатией относившийся к Советскому Союзу, хотел, чтобы в России узнали об американской программе создания атомного оружия. С учетом этого Ахилл смог убедить ученого передать материалы научных исследований.

Очередная встреча советского разведчика с американским ученым должна была состояться 23 февраля. Ключ к американской атомной бомбе мог оказаться в руках Ахилла.

Далее события развивались не так, как требуют строгие инструкции военной разведки.

Контакт Ахилла с будущим агентом должен был получить одобрение в Народном комиссариате государственной безопасности. С этой целью начальник Главного разведывательного управления Красной Армии генерал-лейтенант И. Ильичев направил начальнику 1-го управления НКГБ СССР комиссару госбезопасности 3-го ранга П. Фитину следующий запрос: «Прошу сообщить имеющиеся у вас данные на американского гражданина Мартина Кэмпа».

Обычный запрос из военной разведки вызвал в управлении Фитина оживление. Сотрудникам управления, возможно, была известна фамилия Мартина Кэмпа. Вероятнее всего, они расценили письмо Ильичева как акт, подтверждающий действенность соглашения между Фитиным и Ильичевым, достигнутого на совещании у Берии в начале года.

Фитин 8 февраля направил следующий ответ начальнику военной разведки:

«Интересующий вас американский гражданин Мартин Кэмп является объектом нашей разработки. В связи с этим просим сообщить имеющиеся у вас данные о нем, а также сообщить, чем вызван ваш запрос».

Переписка между двумя секретными службами продолжалась. Но 24 февраля Центр уже дал указание Ахиллу: «…контакты с «Кэмпом» прекратить».

Однако сделать это было уже невозможно. Не дождавшись затянувшегося ответа из Москвы, Ахилл, как он и договорился с Кэмпом, 21 февраля выехал на встречу с источником.

Разведчик, готовясь к проведению этой операции, полагал, что Кэмп может принести на встречу важные документы, которые нужно будет срочно фотографировать. Для этих целей он захватил с собой фотоаппарат и несколько кассет с фотопленками.

Ахилл прибыл в город, где планировалась встреча, за двое суток до назначенного времени. Он внимательно изучил обстановку в районе проведения операции, принял все необходимые меры предосторожности.

Встреча с Кэмпом произошла поздно вечером 23 февраля.

Ахилл получил от источника тяжелый портфель с документами о ходе исследований, проводимых в лаборатории.

Кэмп попросил разведчика к утру возвратить ему все материалы.

Когда разведчик прибыл на конспиративную квартиру, хозяина которой он предусмотрительно на два дня отправил к родственникам в соседний населенный пункт, то обнаружил в портфеле около тысячи листов различных документов. Там же лежали образцы чистого урана и бериллия.

Трудно даже представить, как Ахилл, которому в 1944 году уже шел 59-й год, несколько часов без отдыха фотографировал секретные инструкции и отчеты о ходе исследований.

Рано утром, когда над Атлантикой занимался рассвет, Ахилл возвратил своему знакомому его документы и договорился об очередной встрече, которая должна была состояться приблизительно через месяц.

Кэмп не был агентом Ахилла. Условия, на которых он согласился передавать информацию, нельзя было классифицировать по устоявшейся шкале разведывательной терминологии. Но источник добровольно делал очень опасную и очень ценную для Ахилла работу. Разведчик решил вручить Кэмпу значительную сумму американских долларов за переданную им информацию. Однако ученый категорически отказался принимать какое-либо вознаграждение. Он спокойно и с большим чувством собственного достоинства сказал:

— Я действую не в интересах России и не против своей страны. Передавая вам эти документы, я защищаю Будущее, которое атомная бомба может погубить, окажись она в руках политиков только одной страны.

В очередной сеанс радиосвязи Ахилл направил в Центр донесение, в котором сообщал о полученных от Кэмпа материалах. Это были доклады о работе различных отделов лаборатории за 1943 год.

В очередной день связи с курьером Центра в Москву было отправлено 18 закрытых научно-технических документов.

В военной разведке не существовало и в настоящее время вряд ли существует такая форма переписки, как личные письма разведчика начальнику ГРУ. Может быть, Ахилл был первым, который нарушил привычную схему работы и позволил себе написать из Нью-Йорка два личных письма начальнику Главного разведывательного управления (Главному директору). Одно из них он написал и отправил вместе с документами, полученными от агента. Вот некоторые выдержки из этого уникального письма:

«Дорогой Директор! Обычно я ограничиваюсь передачей материалов без сопроводительного письма потому, что в теперешней обстановке теряет смысл из-за больших промежутков времени между писанием и получением ответа. На сей раз характер посылаемого материала настолько важен, что потребует как с моей стороны, так и с Вашей, особенно с Вашей, специального внимания и срочных действий вне зависимости от степени нагрузки, которая, я не сомневаюсь, у Вас в настоящее время огромна.

Не знаю, в какой степени вы осведомлены о том, что здесь в США усиленно работают над проблемой использования энергии урания (не уверен, так ли по-русски называется этот элемент) для военных целей. Я лично недостаточно знаю молекулярную физику, чтобы Вам изложить подробно, в чем заключается задача этой работы, но могу доложить, что эта работа здесь находится в стадии технологического производства нового элемента — плутониума, который должен сыграть огромную роль в настоящей войне. Только физики уровня нашего академика Иоффе могут разобраться в направляемых Вам материалах.

Для характеристики того, какое внимание уделяется этой проблеме в США, могу указать следующее:

1. Секретный фонд в один миллиард долларов, находящийся в личном распоряжении Президента США, уже почти израсходован на исследовательскую работу и работу по созданию технологии производства названных раньше элементов. Шесть ученых с мировым именем — Ферми, Аллисон, Комптон, Урей, Оппенгеймер и другие (большинство имеет Нобелевские премии) стоят во главе этого атомного проекта.

2. Тысячи инженеров и техников заняты в этой работе. Сотни высококвалифицированных врачей изучают влияние радиоактивного излучения на человеческий организм. В университетах, где были сконцентрированы исследовательские работы (Чикагский, Колумбийский и др.) построены огромные здания специально для этих работ. Специальная комиссия, состоящая из наивысших военных чинов и ученых, руководит этими работами.

3. Три основных метода производства плутониума применялись в первоначальной стадии исследования: диффузионный метод, массо-спектрометрический метод и метод атомной трансмутации. По-видимому, последний метод дал более положительные результаты. Это важно знать нашим ученым, если у нас кто-нибудь ведет работу в этой области, потому что здесь затратили более ста миллионов долларов, раньше чем установили, какой из этих методов более пригоден для практического производства этого нового элемента в количествах, могущих оказать влияние на ход текущей войны. Созданы новые химические и физические организации по производству ряда вспомогательного оборудования и материалов. Так, например, производство тяжелой воды, которая раньше была лабораторной редкостью, теперь нужна в количествах сотен тонн. Ураний и бериллий высокой чистоты нужны в количествах тысяч тонн. В числе посылаемых материалов имеются спецификации на все материалы, идущие в процесс производства. Пилотный завод в 700 киловатт производит один миллиграмм плутония в день. Первая большая установка в 50 000 киловатт будет пущена 1 мая с. г., и подачу продукта предполагают начать в сентябре. В стадии строительства находятся несколько заводов и все они размещены в районах крупного производства электроэнергии (штаты Миссисипи, Новая Мексика и др.). Уран добывается в Канаде.

4. Мой источник — специалист высокой квалификации. Он был бы еще более полезен нам, если бы с ним могли бы встретиться наши физики и химики. Если возможности подобного производства у нас имеются, то мы должны немедленно использовать мою связь и послать сюда минимум два человека и знающих язык и тему или предмет. Сначала нужно в срочном порядке, а не в порядке очередности, ознакомиться с посылаемым мною материалом. Это огромная работа. Это только начало. Я буду несколько раз получать от него материал. В первой оказии около 1000 страниц. Материал совершенно секретный. Я здесь вертелся около университетов около двух лет и до последнего времени ничего конкретного узнать не мог. Здесь научились хранить секреты. На каждом предприятии имеется отдел ФБР. Персонал тщательно проверяется. Лица, работающие на этих предприятиях, не имеют права оставления их территории, которые охраняются воинскими частями. Здания, в которых производятся испытания с плутонием, находятся вдали от человеческого жилья. Стены зданий около 40 футов толщиной из баритового цемента. Контрольная установка, откуда производится управление испытанием, находится в 25 милях от самих зданий…

5. Мой источник сообщил, что уже проектируется снаряд, который будет сброшен на землю. Своим излучением и ударной волной этот взрыв уничтожит все живое в районе сотен миль. Он не желал бы, чтобы такой снаряд был сброшен на землю нашей страны. Это проектируется полное уничтожение Японии, но нет гарантии, что наши союзники не попытаются оказать влияние и на нас, когда в их распоряжении будет такое оружие. Никакие противосредства не известны всем исследователям, занятым в этой работе. Нам нужно также иметь такое оружие, и мы теперь имеем возможность получить достаточно данных, чтобы вести самим работы в этом направлении.

Мне трудно писать. Мое зрение весьма ограничено. Но мое письмо не так важно. Важен материал. Надеюсь, что ему будет уделено нужное внимание и последует быстрая реакция, которая будет мне руководством в дальнейшей работе.

Я считаю, что практичные американцы, при всей их расточительности, не тратили бы таких огромных человеческих ресурсов наивысшей квалификации и гигантских средств на не обещающую результатов работу.

Прошу выразить Вашу реакцию на это предложение “проволокой” (по радиосвязи).

4. Посылаю образцы ураниума и бериллиума.

Привет. Ахилл».

Материалы, добытые А. Адамсом, поступили в Разведуправление в июне 1944 года. Резолюции начальника ГРУ на письме разведчика были короткими:

«1. Материал срочно обработать и направить тов. Первухину.

2. Сообщить Ахиллу оценку по получению ее от тов. Первухина».

После необходимых процедур обработки и учета материалов Ахилла они были направлены народному комиссару химической промышленности СССР М. Г. Первухину.

Удалось найти письмо, которое начальник ГРУ генерал-лейтенант И. Ильичев 26 июня 1944 года направил Первухину. В нем говорилось:

«При этом направляю Вам по прилагаемой описи добытые агентурным путем сов. секретные материалы различных научно-исследовательских организаций США на 985 фото и 19 листах по вопросу об использовании энергии урана для военных целей.

Ввиду особой секретности проводимых в США работ по рассматриваемым в материалах вопросам, прошу ограничить круг лиц, допускаемых к изучению этих материалов…

Приложение:

1. Опись материалов на двух листах.

2. Материалы на 985 фото и 19 листах.

3. Объяснение терминологии, употребляемой в материалах, на 1 листе…»

Личное письмо Ахилла начальнику ГРУ легло в основу «Краткой справки к материалам по изучению проблемы использования энергии урана», которая была также направлена М. Г. Первухину.

Для того чтобы понять ценность материалов, которые Ахилл получил от своего источника, необходимо познакомиться с перечнем присланных им документов. В нем много пунктов. Есть и такие:

— Конструкция эстративного завода — 36 фотолистов.

— Восстановление сырого продукта «49». Материалы Клинтонской лаборатории — 34 фотолиста.

— Доклад о ходе работ по производству урана на конференции в Вилмингтоне — 19 фотолистов.

— Экспериментальная продукция расходящейся структуры цепи Ферми — 34 фотолиста и многие другие документы.

Через некоторое время от М. Первухина в ГРУ поступило письмо, в котором излагалась оценка материалов, полученных от А. Адамса.

На копии перечня материалов по УР-235, направленных в адрес Первухина, сохранилась следующая запись: «Все вышеуказанные материалы, по отзыву Народного Комиссариата химической промышленности СССР, представляют исключительную ценность. Письмо от 21 июля 1944 года за № П-109 сс».

Разведуправление незамедлительно сообщило Ахиллу эту оценку. Впервые за годы работы на нелегальном положении Адамс получил от Директора военной разведки благодарность и премию в размере его двухмесячного денежного оклада за инициативу, проявленную при добывании этих документов. (А. Адамс не знал, что добытые им материалы изучал академик И. В. Курчатов и дал им очень высокую оценку) (См. приложение 1).

Ахилл был приятно удивлен. Он вспомнил 1937 год, когда направил в Центр также несколько десятков документов, полученных от агента Карла о системе радиовооружения американской армии. Для изучения тех документов 10 августа 1938 года приказом наркома обороны СССР К. Ворошилова была создана специальная комиссия, главная задача которой состояла в изучении и внедрении американского опыта в практику управления войсками Красной Армии. Тогда, даже при явной значимости добытых им материалов, он не получил от руководства Разведуправления никакого поощрения. Значит, полученные им от Кэмпа документы действительно были очень важны. Ради этого стоило рисковать.

На следующей встрече с Кэмпом разведчик получил еще 2500 страниц закрытых материалов по атомному проекту и новые образцы.

Если исходить из того, что обычная фотопленка имеет 36 кадров, то Ахилл на конспиративной квартире для фотографирования документов использовал 69 черно-белых фотопленок.

Фотоотпечатки этих документов также были направлены в Наркомат химической промышленности. Вместе с ними были отосланы образцы урана, бериллия, графита и тяжелой воды.

Сохранилась опись этой «посылки». Вот она:

«— один флакон тяжелой воды,

— один кусок урана в цинковой оболочке,

— два маленьких куска урана,

— один маленький кусок бериллия…»

Это была большая удача Артура Адамса.

Особый интерес представляло письмо Ахилла начальнику военной разведки. В нем говорилось и о том, что США планируют сбросить свои первые атомные бомбы на японские города. Эту информацию Адамс прислал в Центр в середине 1944 года. В США еще не было изготовлено ни одной атомной бомбы, однако цели уже были определены. Поражение американского флота в Пёрл-Харборе не забывалось.

На грани провала

Самое страшное в работе разведчика — попасть в сети контрразведки. На профессиональном языке это положение называется провалом. Когда такое происходит, силы КРО (контрразведывательных органов) берут под контроль всю работу и все связи разведчика. Затем следует арест, длительное следствие и суровое наказание. Даже очень опытным разведчикам порой не удается избежать такой ситуации.

Так случилось с Рихардом Зорге и десятками других военных разведчиков. В годы войны тот, кто попадал в руки гестапо, оказывался в аду, выхода из которого не было.

Американская контрразведка тоже была опасным и коварным противником. Германский разведчик Эрих Гимпель, прибывший на территорию США для срыва работ по американскому атомному проекту, ничего сделать не смог. Он был выявлен контрразведкой, арестован и по решению суда приговорен к смертной казни. Но в связи с кончиной американского президента Ф. Рузвельта суровый приговор был заменен на пожизненное тюремное заключение.

Ахилл знал, что в случае провала в условиях военного времени его ожидало подобное наказание. Он был очень осторожен и осмотрителен, тщательно готовил каждую встречу с любым своим агентом, продумывал все возможные варианты выхода из критической ситуации, которая могла возникнуть в любое время. Он прекрасно знал обстановку в США, постоянно следил за ее изменениями и учитывал их в своей опасной работе.

Обстановка в Нью-Йорке и других городах, где ему приходилось встречаться со своими агентами, была крайне напряженной.

Агенты Федерального бюро расследований и военной контрразведки, которая называлась Джи-2, уделяли особое внимание охране всех объектов, связанных с реализацией программы американского атомного проекта «Манхэттен инжениринг дистрикт». Лица, которые подозревались в связях с левыми организациями США, под благовидными предлогами лишались допуска к секретной информации и отстранялись от работы.

Ахилл знал о том, что его источник в студенческие годы придерживался левых политических взглядов, некоторое время был связан с компартией. Разведчик понимал, что рано или поздно ФБР обратит внимание на этот факт в жизни ученого. Профессиональная подготовка Ахилла и его большой жизненный опыт подсказывали ему, что давняя связь Кэмпа с левыми организациями и есть та самая ахиллесова пята, которую ему необходимо более всего беречь от проницательных взглядов агентов ФБР.

На каждой встрече разведчик учил Кэмпа осторожности и предусмотрительности. Ахилл и сам принимал чрезвычайные меры предосторожности, что и позволило ему доставить в Нью-Йорк большое количество фотопленок, образцы урана, бериллия и тяжелой воды. Можно сказать, что он передвигался по территории США с «атомной бомбой» в кармане.

Разведчик понимал, что он находится на грани провала. Однако сознательно шел на большой риск. В мае, июне и августе Кэмп передал Ахиллу еще около 1500 страниц закрытых материалов. Темпы работы в лаборатории были очень высокими. Американские специалисты уверенно продвигались к намеченной цели — созданию атомной бомбы. Москва регулярно получала информацию о ходе работ. Об этом свидетельствует еще один документ.

«Народному Комиссару

химической промышленности СССР

Тов. Первухину

В дополнение к № 036 cc от 26 июня 1944 г. направляю Вам добытые агентурным путем совершенно секретные материалы научно-исследовательских учреждений США по вопросу использования энергии урана для военных целей и связанных с этим разработкам атомного уран-графитового котла и другой аппаратуры.

По получению этих материалов прошу сообщить оценку, а также перечень вопросов, требующих дальнейшего освещения…

Приложение:

1. Материалы — на 3869 листах;

2. Опись — на 7 листах.

Начальник ГРУ Красной Армии

Генерал-лейтенант Ильичев

8 августа 1944 года».

В сентябре Кэмп на встречу не прибыл. Разведчик не смог увидеть его и в октябре. Ахилл понял, что с его Другом, так он называл Кэмпа, что-то случилось, но что именно, он не знал и не имел возможности установить причину прекращения связи.

В ноябре Ахилл вынужден был обратиться за помощью к Эскулапу. Он попросил своего проверенного агента посетить город, в котором жил и работал Кэмп, и выяснить, что произошло с ученым.

Прошло еще несколько дней. Наконец Эскулап сообщил, что их общий знакомый тяжело болен. Какой-то еще мало известный медицине недуг приковал его к койке в госпитальной палате, и надежды на быстрое выздоровление нет.

Кэмп, как и другие ученые, еще не знал, что работа с радиоактивными веществами опасна для здоровья человека. Не знал об этом и военный разведчик Артур Адамс, перевозивший образцы урана в карманах своего пальто.

Из-под носа ФБР

За годы пребывания на нелегальном положении вдали от любимой жены и друзей, которых он оставил в Москве, Ахилл привык к одиночеству. Но оно было условным — он всегда чувствовал надежную руку Центра, руководившего его работой.

Так было и в тот обычный ноябрьский вечер 1944 года, когда главный резидент военной разведки в Нью-Йорке вызвал Ахилла на встречу. Они встретились на конспиративной квартире. Мольер поздравил Ахилла с днем рождения и передал ему наилучшие пожелания от Директора.

Разведчик был очень обрадован, когда получил короткую записку от жены. Она сообщала из Москвы: «…25 октября мы праздновали твой день рождения, насколько могли сделать это весело в твое отсутствие. Я дала обед для нескольких старых друзей с цветами и вином… Мы пили за твое здоровье, за победу над фашистами. Все было очень приятно, но было бы во много раз лучше, если бы ты сам в этом участвовал. В следующем году все будет иначе…»

Ахилл передал жене свое письмо, в котором, в частности, сообщал: «Дорогая Дот, сегодня мне исполнилось 59 лет. Мне хотелось бы, чтобы следующий день рождения я встретил в СССР. Я надеюсь, что я приеду еще до него… Основания для такой надежды есть. Сейчас главное — война. Победу одерживают наши войска — и это самое важное…»

Теплые, добрые слова из Москвы от самого близкого и любимого им человека были для него, уставшего от напряженной работы вдали от Родины, глотком живой воды.

Артур Адамс очень любил Дороти Кин. Эти два необыкновенных человека познакомились в середине 20-х годов. Подружились. В 1930 году в Берлине был зарегистрирован их брак.

Доротея, родившаяся 1 мая 1898 года в американском городе Бостон, знала несколько иностранных языков, любила театр, книги, увлекалась живописью. С 1921 года она проживала в Москве и работала в московской конторе газеты «Нью-Йорк таймс».

Когда Артур Александрович находился в нелегальной командировке, она жила в Москве. В годы войны, когда немцы рвались к советской столице, по указанию руководства Разведуправления Д. Кин была эвакуирована в город Фрунзе. В 1943 году она возвратилась в Москву и ожидала приезда мужа. Сотрудники Разведуправления Красной Армии оказывали ей всяческую помощь. Она получала 1000 рублей в месяц (а это были большие по тем временам деньги), улучшенный продовольственный паек и в зимнее время — дрова, специально нарезанные по размеру печи в квартире Адамса.

Мольер сообщил Ахиллу о том, что Директор предоставил ему исключительное право вербовать агентов, имеющих доступ к атомным секретам, без санкции Центра. Такое право начальник ГРУ предоставлял очень редко и только тем разведчикам, которые пользовались его особым доверием.

Подробно обсудив дополнительные возможности получения документов по атомной проблеме, разведчики покинули конспиративную квартиру. Было около 12 часов ночи. В такое время в чреве железобетонного Нью-Йорка очень неуютно. Улица, на которую они вышли, была покрыта мраком и напоминала угрюмое ущелье. Разведчики расстались как чужие и незнакомые люди, растворившись, словно привидения, в густой пелене нью-йоркской ночи.

Ахилл прошел по темной улице метров двести, свернул в ближайший переулок, где был припаркован его серенький фордик. Когда он проехал первые километры, то неожиданно обнаружил, что какая-то машина неотступно следует за ним. Разведчик провел несколько специальных проверочных маневров и пришел к окончательному и твердому выводу: за ним ведется скрытое наружное наблюдение. Возникла критическая ситуация — он попал в поле зрения контрразведки.

Это был еще не провал, так как у Ахилла не было с собой никаких компрометирующих материалов или других доказательств его незаконной деятельности на территории США. Видимо, контакт Адамса с представителем Центра был замечен контрразведкой, и это было уже опасно. Необходимо было разобраться, почему контрразведка проявила интерес к его персоне, и принять срочные меры по локализации возникшей угрозы провала. Используя специальные приемы, разведчик хотел оторваться от наружного наблюдения. Он мог это сделать, но решил не делать этого. В случае неудачи (что было не исключено) он мог бы дать агентам контрразведки подтверждение того, что владеет методами, известными только сотрудникам специальных служб.

Опасность была велика, и выход из этой ситуации можно было найти, детально изучив причины ее возникновения.

Адамс понял, что этот ноябрьский вечер был днем окончания его разведывательной работы, а может быть, и жизни, если он не сможет вырваться из-под контроля агентов ФБР. Он мог рассчитывать только на свои силы и профессиональное мастерство. Разведчик также был глубоко уверен в том, что Центр не оставит его в беде и не бросит на произвол судьбы.

Последующие недели и месяцы пребывания Артура Адамса в США были для него тяжелейшим испытанием. Агенты контрразведки не спускали с него глаз. Они пытались найти доказательства, подтверждающие его принадлежность к иностранной разведке и позволяющие обвинить его в незаконной деятельности. Но таких доказательств не было. Контакты с Кэмпом, с агентами Карлом и Эскулапом контрразведка не зафиксировала. Ахилл сразу же после возникновения чрезвычайной ситуации прекратил всю свою разведывательную деятельность. Он работал на частной фирме, вел внешне спокойную и размеренную жизнь. Это требовало от него много сил и самообладания, он ждал момента, когда Центр организует его возвращение в Москву.

Получив сообщение от Мольера о том, что подготовка операции по его вывозу из США подходит к завершению, Ахилл несколько недель усыплял бдительность следивших за ним контрразведчиков: посещая одного из своих знакомых в Нью-Йорке, он по вечерам выводил его чудесного спаниеля на прогулку. Агенты ФБР постепенно привыкли к тому, что этот странный, как они считали, пожилой и болезненный человек выгуливает по вечерам шаловливого пса. Они знали и хозяина квартиры, которую посещал их подопечный, и кличку собаки. Четверо агентов ФБР не сомневались в том, что этот человек никогда и ни при каких обстоятельствах не сможет от них скрыться.

В тот день Адамс, как обычно, вышел на прогулку с собакой. Но на этот раз спаниель возвратился к дверям своего владельца один. Адамс навсегда растворился в многолюдном Нью-Йорке.

Прячась от агентов ФБР, разведчик переезжал из города в город, сменил 5 конспиративных квартир. Прошло еще много дней, когда, наконец, сложная операция Центра по его вывозу из США успешно завершилась. О ее проведении руководство ГРУ постоянно информировало лично И. Сталина.

В конце 1946 года Ахилл благополучно прибыл в Москву, где его ожидала Дороти.

На плахе НКВД

А. Адамс работал в военной разведке в очень трудные годы. Некоторые, такие же, как и он, талантливые разведчики погибли в застенках репрессивных служб наркома Берии.

Голова Ахилла тоже несколько раз была на плахе НКВД.

В ноябре 1937 года Главное управление государственной безопасности НКВД обвинило А. Адамса в том, что он поддерживал связь с неким Блюгерманом, который был исключен из канадской компартии «за контрреволюционную деятельность».

Дальше — больше. А. Адамса обвинили в том, что в период работы в Главном управлении авиационной промышленности он проводил якобы умышленно закупку оборудования за границей по завышенным ценам и был связан с иностранным подданным, «подозреваемым в шпионской деятельности». За такие обвинения в те времена могли расстрелять. Руководителям Разведуправления удалось защитить своего разведчика. Однако в 1938 году он все-таки был отозван из нелегальной командировки и 14 июня того же года уволен из рядов РУ РККА.

Судьба, которая привела А. Адамса в военную разведку, продолжала творить с ним чудеса. В 1939 году его вновь принимают на работу в Разведуправление и опять направляют в Нью-Йорк налаживать разведывательную работу и добывать научно-техническую информацию.

НКВД продолжает интересоваться его персоной. В августе 1940 года начальник Разведуправления Генштаба Красной Армии генерал-лейтенант Голиков получил письмо из ГУГБ НКВД, в котором сообщалось, что А. Адамс «показаниями арестованного изобличается как резидент американской разведки». После такого обвинения выжить было практически невозможно. Адамс выжил. Опять удалось доказать, что человек, о котором шла речь в письме, был однофамильцем разведчика и работал в Китае, а не в Америке.

До последних дней своей жизни разведчик не знал о том, что творилось за его спиной. Он свято верил в то, что Советский Союз, гражданином которого он стал только в 1946 году, был лучшим в мире государством. В этом он был глубоко убежден. И никому не позволял сомневаться в искренности своих чувств.

В мае 1943 года Директор в очередной радиограмме писал Ахиллу о том, что при «достаточном желании он может найти нетронутые возможности и поможет Родине в ее великой борьбе…»

Это замечание вывело Ахилла из себя. Вот тогда он и направил свое первое личное письмо Директору. Вот часть его текста:

«О своих возможностях я Вам уже сообщал. Но на ваш вопрос, имеется ли у меня желание помочь Родине в ее великой борьбе, хочу дать ответ. Но здесь я перестаю писать Вам, как начальнику, а пишу как просто неосторожно выразившемуся человеку. И вам придется меня извинить.

Я ни Вам, ни кому другому старше Вас не позволю ставить вопрос о том, есть ли у меня желание помочь Родине. Я в течение большей части моей жизни боролся за социализм даже до появления на свет социалистической Родины. Я ее сын по сознательному выбору.

Ряда Директоров, родившихся в Союзе, давно нет в живых, а мне, иностранцу, доверяли участки работы, где я постоянно находился под непосредственным влиянием квалифицированных буржуазных представителей. А вы ставите вопрос о моем желании помочь Родине. Объясняю это просто Вашим желанием агитировать меня. Так вот сообщаю, что меня агитировать не нужно. Мне не нужны такие указания, в которых говорится, что моя Родина нуждается в помощи. Если можете дать конкретные указания, как добыть новый источник в той конкретной обстановке, в которой я здесь живу, то это будет полезно. Ахилл».

Это письмо было доложено начальнику Главного разведывательного управления генерал-лейтенанту И. Ильичеву. Такое послание мог написать только смелый человек, который имел огромный душевный потенциал, твердо шел по своему жизненному пути и обладал удивительно высоким чувством собственного достоинства.

Разведка и любовь

Военная разведка — служба очень привередливая. Она долго и тщательно отбирает своих «поклонников», терпеливо воспитывает их, учит своим премудростям. Далеко не каждый может стать под ее знамя и пройти под ним десять, двадцать, а то и более лет.

Разведка — служба очень ревнивая. Она, прежде всего, любит и уважает тех, кто служит только ей одной и готов работать на нее день и ночь.

Разведчики — это обычные люди, обладающие особыми способностями и характерами, им присущи все человеческие слабости, они тоже хотят спокойно жить, иметь семьи, растить детей, но не у всех это получается.

Адамс уехал на боевую работу в США и пробыл там в общей сложности около десяти лет. Все эти годы Доротея Кин ожидала возвращения мужа. Такое положение нормальным назвать трудно. Такова жизнь и работа в разведке. Тот, кто принимал правила игры этой секретной службы, должен был сознательно подчинить ей свою личную жизнь.

А. Адамса и его жену длительное время разъединяло огромное расстояние — Атлантический океан и Европейский континент, на котором бушевал огненный смерч Второй мировой войны. Объединяла их великая сила любви и уважения друг к другу. Несмотря ни на что они сохранили свою любовь, свою семью. Об этом свидетельствует содержание писем, которыми они изредка обменивались.

25 октября 1944 года А. Адамс писал жене из Нью-Йорка:

«Пользуясь возможностью, посылаю тебе несколько строк. Дорогая Дот… я надеюсь, что я приеду в СССР к празднованию 1-го Мая и твоего дня рождения. Судя по тому, как обстоят дела на войне, основания для такой надежды есть. Ничего важного, о чем стоило бы сообщать в моем письме, у меня не происходит. Сейчас основное в нашей жизни — это война. Победу одерживают наши войска, и это главное.

Самым впечатляющим событием в моей жизни за последнее время стал просмотр советского фильма «Радуга», который показывают в американских кинотеатрах. Он произвел на меня сильное впечатление. И не только на меня. Местная пресса восторженно о нем отзывается, народ толпится около кинотеатров в Нью-Йорке и я этим очень горд.

Я надеюсь, что еще получу от тебя почту в ответ на это письмо. Когда у меня есть возможность передать тебе письмо, я всегда пишу тебе. Жду от тебя добрых вестей. Для меня твои письма очень важны. Жаль, что они приходят крайне редко. Посылаю тебе свою любовь… Дик».

В одном из ответов жена писала Артуру Адамсу:

«Сердце мое, мне все кажется, что даже если ты в чем-то и изменился, то очень мало. Даже глупо писать тебе об этом. Но я мысленно сотни раз говорила тебе это. Интересно, осознаешь ли ты, как много и часто я о тебе думаю и какой невероятно одинокой я себя ощущаю без тебя. Я вполне понимаю твое страстное желание поскорее вернуться домой и участвовать в восстановительной работе. Нисколько не сомневаюсь, что ты найдешь себе подходящую работу и будешь плодотворно трудиться. Естественно, понадобится перестроить самого себя, но когда возникает такая необходимость, тебе это всегда удается. Ты должен говорить себе, что такой день скоро настанет, ты вернешься домой. И этот день недалек! Хотя я временами и прихожу в отчаяние, но я должна тебя успокаивать. Здравый смысл подсказывает мне, что все это будет. Я жду тебя с нежностью и надеждой. Будь здоров и осторожен… Твоя единственная…»

Еще одно письмо Адамс написал жене 9 декабря 1944 года, когда он уже попал в поле зрения американской контрразведки. Вот некоторые строки из этого письма:

«Моя дорогая девочка! Твои письма от 12 августа и 21 сентября я получил с задержкой. Иногда я не могу контролировать ситуацию, и поэтому я не всегда получаю почту, как только она приходит. Но последнее твое письмо доставило мне огромное удовольствие. Большое тебе спасибо. Только пару дней спустя я смог отправить тебе телеграмму, что я получил твои письма. Хотел бы получить твой ответ и на это письмо. Но я знаю кое-что из твоих «хождений по мукам» и это меня очень огорчает. Большинство жертв можно было избежать, я в этом уверен. Более 25 лет нужно, чтобы выработать у народа отношение к жизни с учетом интересов носителя жизни, обычных людей. В нормальных условиях это сравнительно нетрудно сделать. Что же касается тебя, то это чертовски грубая ошибка и вина моего ведомства, которое допустило, чтобы ты прошла через весь этот ад, как иностранка, и все это несмотря на то, что они знают, кто мы, черт возьми, такие. Принцип «забота о человеке» — очень относителен. Уверен, что ты знаешь русское слово «бесцеремонность». Я считаю, что именно это качество главным образом присуще нашим чиновникам. Человек с ограниченным уровнем развития практически не может понять, что он существует для народа, а не наоборот. Хотя меня дома долго не было, но, как я понимаю народ и его права, — в нашей стране безусловно что-то нарушено. Это еще одна причина, по которой мне следует возвращаться домой как можно скорее. Уверен, что это будет меня очень раздражать. А может быть, я найду какой-нибудь выход. Знаешь, я иногда вспоминаю наш арест в Москве и ложное обвинение в краже какого-то багажа в поезде Киев — Москва (Адамса и его жену наряд милиции действительно задержал в 1938 году около Большого театра по какому-то подозрению. — В. Л.), на котором мы даже не ехали. Бесконтрольный произвол губит человеческое достоинство…

Я должен заканчивать, так как глаза устают очень быстро. Надеюсь, что получу еще что-нибудь от тебя. Не беспокойся о цензоре. Его мало интересует наша личная переписка, он прежде всего должен следить, чтобы не было утечки секретной информации, составляющей государственную тайну. Рад, что ты следишь за здоровьем.

У меня все нормально, но нужно сменить декорации. Я устал от той жизни, которую веду. Настает время перемен.

Будь здорова, моя дорогая Дот…

С любовью Дик».

Встретились они на даче ГРУ в Серебряном бору в кругу самых близких соратников. Был среди них и Мольер — полковник Павел Петрович Мелкишев, который являлся главным резидентом военной разведки в Нью-Йорке и встречался с Ахиллом в США.

Когда А. Адамс возвратился в Москву, он был награжден медалью «За победу над Германией».

Из служебной характеристики на Артура Адамса: «…В общей сложности Ахиллом завербовано 16 агентов, при этом он действовал инициативно, проявляя смелость и настойчивость…

С помощью резидентуры Ахилла добыто 367 документальных материалов, большинство из которых были ценными и весьма ценными и полностью соответствовали разведывательным задачам…»

Вторая половина 1946 года в жизни Артура Александровича была спокойной. Он и его жена приняли советское гражданство, ему было присвоено воинское звание «инженер-полковник» (это единственный случай в истории военной разведки, когда разведчику-нелегалу, возвратившемуся в Центр после длительной работы за рубежом, было присвоено такое высокое офицерское звание. Даже Герой России Ян Черняк, долгие годы работавший в ГРУ, остался «вольнонаемным»). Он наконец-то смог осуществить свою давнюю мечту — сфотографироваться в форме офицера Советской Армии.

Умер Артур Александрович 14 января 1969 года. Доротея Кин недолго жила после смерти своего мужа. В последние дни своей жизни она попросила соратников Адамса по военной разведке поместить ее прах рядом с прахом Артура. А если не удастся это сделать, она завещала развеять ее пепел на Новодевичьем кладбище около черной мраморной плиты с надписью «Артур Адамс». Что и было сделано.

В 1999 году военному разведчику полковнику А. А. Адамсу указом президента Российской Федерации было присвоено звание Героя России (посмертно).

В конце января на Новодевичьем кладбище в Москве открыта новая мемориальная доска Герою России Артуру Александровичу Адамсу.

Глава вторая

Укус скорпиона

Бакстер находит Аллана Мэя

Английский физик Аллан Мэй прибыл в Канаду в январе 1943 года. Он был включен в состав монреальской исследовательской группы, которой руководил сэр Джон Кокрофт. В Монреале Мэй снял квартиру в доме, который располагался на улице Свэйл авеню.

Мэй был тихим, застенчивым человеком, он не занимался спортом и его не интересовали светские развлечения. Он увлеченно работал в лаборатории, был посвящен во многие детали атомных исследований: имел сведения о производстве плутония, о заводе в Чок-Ривере, об атомном промышленном комплексе в Хэнфорде, который располагался в США в штате Вашингтон.

Аллан Мэй многое знал и об основных направлениях научно-исследовательских работ в секретной американской Аргонской лаборатории в Чикаго (Argonne Laboratory).

В августе того же 1943 года, когда А. Мэй уже обосновался в Монреале, в Оттаву прибыл молодой советский офицер старший лейтенант Павел Ангелов. Он был сотрудником аппарата военного атташе полковника Н. Заботина, который руководил созданной в Канаде резидентурой военной разведки.

Прошло два года. В феврале 1945 года Заботин (оперативный псевдоним Грант) получил указание Центра «восстановить связь с доктором физики Алланом Мэем, специалистом по расщеплению атомного ядра».

Центр сообщил Гранту, что ученого можно разыскать в лаборатории, расположенной в Монреале по адресу 347 °Cимпсон авеню. Адрес лаборатории был указан точно. Было известно, что она усиленно охранялась. Как найти А. Мэя и не привлечь внимание канадской контрразведки? Эту задачу пришлось решать Гранту и его подчиненным.

В конце концов провести сложную операцию по восстановлению связи с физиком было поручено старшему лейтенанту П. Ангелову, который имел оперативный псевдоним Бакстер. Он был молодым, но толковым оперативным работником.

По телефонному справочнику П. Ангелов нашел домашний адрес и телефон Мэя в Монреале и однажды, когда канадская контрразведка выпустила Бакстера из-под своего контроля, разведчик прибыл в Монреаль. Вечером он позвонил ученому, сказал, что прибыл из Европы и привез ему подарок. Мэй пригласил незнакомца зайти к нему домой. Через несколько минут разведчик появился на пороге квартиры на Свэйл авеню, в которой жил Мэй. Бакстер поздоровался с физиком и произнес пароль: «Ваш друг из Европы просил меня передать Вам пачку этих сигарет…»

Название фирмы, выпускавшей сигареты, было заранее обусловлено Яном Черняком, который встречался с Мэем в Великобритании.

Мэй без особого удовольствия принял привет из Лондона. Условия работы в Канаде были очень жесткими. Местная контрразведка держала под контролем всех специалистов, которые работали в секретной лаборатории. Ученый также знал, что канадцы тесно сотрудничают с американцами, и агенты Федерального бюро расследований чувствуют себя в Канаде как дома. Интересы британского атомного проекта «Тьюб Эллойз» в Монреале защищала и английская контрразведывательная служба. Мэй об этом знал и совершенно обоснованно опасался за свою жизнь.

Бакстеру было трудно разговаривать с Мэем. Но он смог успокоить ученого, убедить его в том, что он гарантирует ему полную безопасность в работе.

— Что бы вы хотели получить? — спросил А. Мэй разведчика.

До начала войны П. Ангелов прошел полный курс подготовки в Институте военных переводчиков в Москве. Он мог хорошо говорить по-английски, но в ядерной физике разбирался плохо, поэтому разведчик поступил так, как подсказывала ему складывавшаяся ситуация.

— Мне известно, что сведения, которые вы передавали нашему человеку в Европе, были очень важны. Вам за это большое спасибо, — сказал разведчик. — Для того чтобы не попали второстепенные материалы, я полагаю, было бы правильно, если бы на следующей встрече вы передали мне полный перечень работ по атомной проблеме, к которым имеете доступ.

Мэй согласился и обещал выполнить просьбу своего нового знакомого. Безупречный английский язык вечернего визитера, его манера вести беседу, учитывая малейшие нюансы настроения собеседника, его настойчивость и убедительность гарантий безопасности в работе убедили Мэя продолжить отношения с представителем России, которой он искренне хотел помочь. Бакстер написал подробный отчет о том, как прошла его первая встреча с Алеком.

С мая по сентябрь 1945 года П. Ангелов провел с Алланом Мэем несколько тайных встреч. Они проходили в Монреале и не доставляли ученому каких-либо дополнительных хлопот. Он старался делать все так, как рекомендовал человек из России по имени Ник (так П. Ангелов представился А Мэю), который был всегда точен — никогда не опаздывал на встречи, всегда своевременно возвращал материалы, которые где-то фотографировал. Встречи Мэя и Ника были короткими, длились не более двадцати — тридцати минут.

Получая вечером материалы от физика, Бакстер фотографировал их в автомашине. Иногда он привозил их в Оттаву и обрабатывал в лаборатории резидентуры, но всегда к утру все документы были в руках Мэя, который возвращал их в лабораторию.

Бакстер просил Мэя добывать только конкретные материалы, которые запрашивала Москва. В апреле Грант получил из Центра указание:

«Необходимо срочно добыть образец урана-235, предназначенного для изготовления ураниевой бомбы. Для чего мобилизуйте все имеющиеся возможности по этому вопросу. Очевидно Профессор или Алек будут наиболее подходящими лицами для постановки этого задания. Сообщите ваши соображения.

Директор».

Бакстер смог договориться с Мэем о добывании образца урана. Это была не простая задача, но Алек смог выполнить и ее.

На одной из встреч Мэй сообщил П. Ангелову о новом урановом заводе, который строился в Чок-Ривере (Сhalk River Atomic Energy Plant). У полковника Заботина в этом районе проживал знакомый канадец Питер Блант (фамилия изменена), и Заботин на моторной лодке отправился к нему в гости. Легенда поездки была удачной и не вызвала подозрения канадской контрразведки. Заботин внимательно осмотрел строившийся завод, встретился со своим знакомым, который рассказал ему много интересного о новой стройке на Чок-Ривере. На основе личных наблюдений и информации, полученной от знакомого, Заботин подготовил основательный доклад о новом урановом заводе в Канаде.

14 августа из Москвы последовало новое указание:

«Телеграфируйте, какие связи имеет Ваш знакомый с заводом, который был указан вами в отчете. Где работает этот канадец? Дайте более подробное описание завода».

По указанию Н. Заботина разведчик П. Ангелов попросил доктора А. Мэя посетить завод в Чок-Ривере и подготовить его полное описание. А. Мэй дважды побывал на заводе и сделал все, о чем его просил Ник.

Ученый также смог посетить подобный завод в Чикаго, где работал совместно с американскими физиками в рамках уранового проекта США «Манхэттен инжениринг дистрикт».

Агентурная сеть ГРУ в Канаде работала напряженно и достаточно результативно. Заботину и его разведчикам удалось создать агентурную группу «Бек», в которую входили три сотрудника Научно-исследовательского совета Канады: радиоинженеры Смит Денфорт (Бадо) и Эдуард Мазарел (Багли), а также профессор математики майор артиллерии Израэль Гальперин (Бэкон).

Наиболее ценная информация поступала от Бадо. Он передал 23 секретных доклада из библиотеки Научно-исследовательского совета Канады. От него в Центр поступала информация об участии Канады в урановом проекте. «Бадо сообщает, — докладывал Заботин в Центр, — что наиболее секретные работы ведутся по ядерной физике. С этим связана закупка правительством завода по производству радия, он же передает доклад о работе Научно-исследовательского совета».

Большой интерес для военной разведки представляли и материалы по радиолокации, поступавшие от Багли. Летом 1945 года только начиналась работа на военную разведку Бэкона.

П. Ангелов в работе с А. Мэем не допустил ни одной профессиональной ошибки. Он получил от Мэя доклад о ходе работ в США по созданию атомной бомбы и принципах ее действия, перечень американских и канадских атомных научно-исследовательских объектов, описание установок для разделения изотопа урана и процесса получения плутония.

Мэй передал Бакстеру доклад американского ученого Э. Ферми об устройстве и принципах действия уранового котла, его схему. В июне Алек передал русскому разведчику образцы урана-235 и урана-233. Долгим был путь этих образцов в Москву. Самолеты из Канады в СССР не летали, поэтому было принято решение отправить в Москву с ценными образцами заместителя Гранта подполковника Мотинова. Он и выехал из Канады сначала в США, в Нью-Йорк, а потом вылетел в Москву.

4 ноября 1945 года образец урана был на столе у Л. П. Берии. Об этом свидетельствует следующее письмо. Оно незначительно по объему, но крайне важно по своему содержанию: «Маршалу Советского Союза тов. Л. П. Берия. Представляю 162 микрограмма образца урана-235 на платиновой фольге в виде слоя окиси, добытого нами агентурным путем из лаборатории Монреальского университета».

Подписал это письмо новый начальник ГРУ генерал-полковник Ф. Кузнецов.

В этот же день начальник военной разведки направил Берии и второе письмо. В нем речь шла о добытых Алеком информационных материалах по урановому проекту США. Вот этот текст:

«Докладываю добытые агентурным путем материалы Научно-исследовательской лаборатории Монреальского университета:

1. Описание и устройства уранового котла.

2. Схема уранового котла.

3. Доклад о посещении уранового завода в Аргони-Форест группой сотрудников Монреальской лаборатории.

4. Доклад о результатах осмотра Х-котла научным работником Монреальской лаборатории. Материалы на английском языке. 96 фото».

Образец урана представлял особый интерес для советских ученых, которые 5 ноября 1945 года на 60-тонном магните в Лаборатории № 2 под руководством Л. А. Арцимовича за двадцать четыре часа работы впервые получат 70 микрограмм урана-235.

В июле 1945 года Алек передал Бакстеру свой доклад о ходе работ по созданию атомной бомбы. В нем, в частности, говорилось о том, что «англичане намерены самостоятельно приступить к работам по созданию своего собственного атомного проекта. Эти планы держатся в строжайшей тайне от правительства США».

Сообщение А. Мэя имело для военной разведки особую ценность. Кроме важных технических аспектов создания атомной бомбы, суточной производительности урана и плутония на американских заводах, Мэй сообщил о секретном решении правительства Великобритании возвратиться к идее создания собственного атомного оружия. В Лондоне к середине 1945 года наконец-то поняли, что американцы прибрали к рукам все атомные секреты и ни с кем делиться этой информацией не собираются. Сведения о решении британского правительства активизировать работы по созданию собственной атомной бомбы свидетельствовали о том, что не только американцы, но и англичане стремятся не упустить время. Видимо, и США, и Великобритания после окончания войны в Европе и разгрома фашистской Германии были намерены заявить о своем особом положении — положении государств, располагающих оружием невиданной силы.

Доклад А. Мэя и описание принципов действия американской атомной бомбы были также направлены лично Л. П. Берии, который стал председателем созданного 20 августа 1945 года Специального комитета при ГКО. На этот новый правительственный комитет было возложено руководство всеми «работами по использованию внутриатомной энергии урана», а также «строительство атомно-энергетических установок, разработка и производство атомной бомбы».

Война против фашистской Германии не позволяла раньше принять такое конкретное решение. Советский Союз приступил к практической реализации собственного уранового проекта.

А в канадскую резидентуру была послана очередная радиограмма Центра, в которой Директор сообщал Гранту, что «материалы Алека представляют большую ценность».

Бакстер провел еще две встречи с Алеком. Ученый сообщил, что «бомба, сброшенная на Японию, сделана из урана-235», «выход урана-235 на заводе магнитного разделения в Клинтоне составляет 400 граммов в день».

После окончания Второй мировой войны А. Мэй так описывал свои контакты с советским разведчиком в Канаде:

«Когда я находился в Канаде, со мной вступил в контакт человек, личность которого я раскрывать воздержусь. Очевидно, он знал, что я работаю в Монреальской лаборатории, и хотел получить от меня информацию по атомной энергии.

Я тщательно проанализировал вопрос о правомерности того, что развитие атомной энергии должно быть прерогативой лишь США. Я принял очень болезненное для себя решение о том, что следует предать общей гласности информацию по атомной энергии, и был серьезно уверен в этом. По этой причине я решил принять предложение этого человека. После предварительной встречи я еще несколько раз виделся с ним в Канаде. Он потребовал от меня представить образцы урана и общую информацию.

На одной из встреч я передал ему микроскопические образцы урана-233 и урана-235. Уран-235 был немного обогащен, находился в небольшой стеклянной трубочке и представлял собой миллиграмм окиси. Уран-233 составлял десятую часть миллиграмма и был нанесен тончайшим слоем на платиновую фольгу.

Я также передал этому человеку письменный доклад о ядерных исследованиях — все, что было мне известно.

Он передал мне сверток, где было некоторое количество долларов (я не помню сколько), которые я принял вопреки моему желанию.

Все мои действия были очень болезненны для меня, я стал на этот путь, руководствуясь соображениями внести добрый вклад в спасение и безопасность рода человеческого. Разумеется, во всем этом не было моей личной выгоды».

В этих воспоминаниях А. Мэя примечательны три момента.

Первый — он передал советскому военному разведчику «все, что было ему известно», а известно Алеку было многое.

Второй — «во всем этом не было моей личной выгоды».

Действительно, Ангелов только один раз, действуя по указанию Центра, в середине июля 1945 года передал А. Мэю 500 американских долларов «в качестве поощрения» за работу.

И третий — А. Мэй сотрудничал с советской разведкой, «руководствуясь соображением внести вклад в спасение рода человеческого». Это не поза. Это не оправдание. Это правда. Род человеческий благодаря безрассудству политиков, получивших в свое распоряжение атомное оружие, во время Карибского кризиса в 1961 году действительно окажется на грани ядерной катастрофы.

Скорпион

Вечером 6 сентября 1945 года в резиденции Верховного комиссара Великобритании в Канаде проводился дипломатический прием. Он был посвящен окончанию Второй мировой войны. После подписания акта о безоговорочной капитуляции Японии мир собирался облегченно вздохнуть.

Официальный представитель британской короны мистер Малкольм Макдональд, одетый в парадный костюм, расшитый золотом, лично встречал прибывающих именитых гостей — важных политиков, министров канадского правительства, крупных бизнесменов. Уходящий день был жарким и в Оттаве было душно…

На прием прибыл премьер-министр Канады Маккензи Кинг. За ним стали подъезжать главы дипломатических миссий. Улыбки, рукопожатия и бриллианты на шеях жен высокопоставленных гостей наполняли официальную резиденцию британского комиссара блеском роскоши.

Ровно месяц назад американцы сбросили первую атомную бомбу на японский город Хиросима. В ее адском пламени за несколько секунд были уничтожены более ста тысяч человек — почти столько же проживало в Оттаве в тот сентябрьский вечер. Но о Хиросиме никто не вспоминал.

Вместе с другими дипломатами на прием прибыл и советский посол Георгий Зарубин с женой, красивой брюнеткой. Рядом с Зарубиным находился второй секретарь посольства Виталий Павлов, который прекрасно владел английским языком и на важных представительских мероприятиях выполнял обязанности личного переводчика посла.

Как принято в таких случаях, главы дипломатических миссий один за другим подходили к Верховному комиссару, благодарили за приглашение, обменивались любезностями. Макдональд уделял каждому дипломату несколько десятков секунд.

Когда подошла очередь советского посла, Зарубин, который знал о том, что комиссар увлекается разведением певчих птиц, неожиданно поинтересовался:

— Не нашептала ли вам вчера какая-либо пташка важную секретную информацию?

Верховный комиссар, как всегда, приветливо улыбаясь, на вопрос посла ответил отрицательно и в свою очередь спросил:

— А повезло ли вам, господин посол, на вчерашней рыбалке?

Зарубин тоже ответил отрицательно. Он выглядел усталым, но на рыбную ловлю не выезжал. Ему было не до рыбалки.

В ночь с пятого на шестое сентября выяснилось, что в аппарате военного атташе (ВАТ) пропал шифровальщик лейтенант Игорь Гузенко. Где он находился, никто не знал. Если бы он пропал один, посол мог бы предположить, что произошел несчастный случай и сотрудник аппарата военного атташе будет найден живым или мертвым, но Гузенко исчез вместе с семьей — беременной женой и маленьким сыном. Это уже говорило о том, что он сбежал к канадцам. Послу также было известно, что в аппарате военного атташе пропали секретные документы. Забрать их мог только тот, кто сбежал. Побег шифровальщика был большим ЧП для советской колонии в Канаде. Гузенко знал многое. Подобно укусу скорпиона, его побег мог нанести серьезный ущерб некоторым службам посольства и особенно военной разведке.

Скорпион вскоре ужалил.

На официальном приеме Зарубин не мог прямо спросить Верховного комиссара о том, знает ли он, где Гузенко.

Представитель британской короны к началу приема уже имел сведения о побеге сотрудника аппарата советского военного атташе. Однако на дипломатическом приеме он бы ничего не сказал советскому послу. Верховный комиссар ожидал указаний из Лондона.

В то время беглец и его семья уже находились под охраной канадских властей.

Назревал крупный международный скандал. Макдональд и Зарубин это уже понимали. Как опытные дипломаты, они чувствовали, что над системой советско-канадских дипломатических отношений, которые были установлены летом 1942 года, нависла серьезная угроза. Если канадско-советские отношения будут нарушены, неизбежно ухудшатся и связи Великобритании и США с СССР.

Союзники в войне против Гитлера могли стать противниками.

Советско-канадские отношения в 1945 году еще не имели большого запаса прочности и опыта разрешения сложных конфликтных и деликатных ситуаций. Они были установлены после подписания в 1942 году в Лондоне соглашения об обмене дипломатическими представительствами. В июне 1943 года в Оттаву прибыл полковник Н. Заботин, который возглавил представительство военного атташе в Канаде. Н. Заботин возглавил разведывательную организацию ГРУ в Канаде. Эта разведывательная группа получила название «Гиацинт». В природе так называется цветок — лидер среди растений, пригодных для выгонки. Если его луковицы высадить в начале сентября, то он зацветет уже к Рождеству. Соцветия гиацинта состоят из плотных звездчатых цветков, которые долго не увядают. Видимо, кто-то из руководителей военной разведки верил в то, что резидентура «Гиацинт» никогда не увянет.

В том же 1943 году в соответствии с американо-британским соглашением, подписанным в Квебеке, Канада была подключена к процессу создания атомного оружия. Об этом из Лондона сообщила в Центр разведчица Урсула Кучински. В соответствии с секретной договоренностью в Квебеке, Канада становилась участницей тайного американо-британского атомного соглашения, и это меняло отношение к ней. Нужно было знать, чем занимаются в Канаде британские ученые. В этом советской военной разведке мог оказать содействие Аллан Нанн Мэй.

В августе для работы в резидентуре в Канаду прибыли офицеры Мотинов, Рогов и Ангелов. Шифровальщиком у Н. Заботина был лейтенант Гузенко, который в переписке с Центром именовался Кларком. Вот этот Кларк 6 сентября 1945 года исчез вместе со своей семьей. Он выдал канадской контрразведке имена военных разведчиков, задачи резидентуры и данные на некоторых источников информации.

Гузенко украл 29 шифровок, личные дела трех агентов: Бадо, Багли и Бэкона и другие материалы. Укус скорпиона, которым был предатель Гузенко, оказался смертельным. «Гиацинт» увял.

Когда украденные Кларком документы попали в руки канадских властей, премьер-министр Маккензи Кинг запретил давать какую-либо информацию о перебежчике в столичную прессу.

Когда был завершен перевод основных документов, украденных предателем, М. Кинг вылетел в Лондон для того, чтобы подробно проинформировать премьер-министра Великобритании о том, что произошло в Оттаве. После бесед в Лондоне он посетил Вашингтон и сообщил о канадском перебежчике новому президенту США Г. Трумэну.

Канадские власти вели тайное расследование и до поры до времени не «беспокоили» общественность сенсационными заявлениями. Для расследования дела о «советском шпионаже» была создана Королевская следственная комиссия, в которую вошли Верховный судья Канады, опытные следователи и юристы. Результатом ее работы стал отчет, содержащий 733 страницы. Он тщательно изучался не только канадским руководством, но и Комитетом по расследованию антиамериканской деятельности палаты представителей Конгресса США.

В Москве понимали, что побег Гузенко может привести к большим политическим неприятностям. Нужно было вырабатывать срочные и эффективные меры по локализации предательства, сохранения государственных и военных секретов. Важно было предупредить возможные осложнения в отношениях с Канадой. По указанию И. Сталина была создана специальная комиссия под председательством Г. Маленкова. В ее состав вошли Л. Берия, В. Абакумов, Ф. Кузнецов и В. Меркулов.

Колесо истории катилось по ухабистой дороге международных отношений, и советское руководство не могло ничего исправить. Последующие события руководство СССР не в состоянии было контролировать.

15 февраля 1946 года в Оттаве канадская конная полиция начала аресты агентов советской военной разведки. Были захвачены 16 человек. Позже девять из них будут приговорены к длительным срокам тюремного заключения.

Кто скрывался под псевдонимом Алек и передавал важную информацию об атомной бомбе, канадцы установить не смогли.

В тексте одной из радиограмм, украденных предателем Гузенко, говорилось:

«Явку и пароль Алека с нашим человеком в Лондоне разработайте и телеграфируйте. Постарайтесь получить от него до отъезда подробную информацию о ходе работ по урану. Переговорите с ним, считает ли он целесообразным для нашего дела оставаться на месте (в Канаде), или ему полезнее и необходимо выехать в Лондон».

По содержанию текста этого документа аналитики американской и британской контрразведок поняли, что Алек — реальный человек, который имеет доступ к атомным секретам, и самое главное — он собирается вылететь или уже вылетел в Лондон. Описание условий встречи в Лондоне Алека с советским разведчиком тоже попало в руки ФБР и английской контрразведки. Стало известно, что Алек должен встретиться со своим связником в 23 часа по местному времени 7, 17 или 27 октября или в те же дни следующего месяца. Место встречи — перед зданием Британского музея на перекрестке улиц Грейт Рассел и Музеум-стрит. За этим местом было установлено круглосуточное наблюдение двух десятков агентов британской контрразведки. На месте встречи человек с опознавательными признаками не появлялся. Контрразведчики наблюдали за перекрестком около шести месяцев. А. Мэй там тоже не появлялся. Тайный пароль: «Как пройти до Странда?» не прозвучал ни в октябре, ни в ноябре.

Агенты контрразведки не знали, что Центр оперативно дал указание Джеку, который должен был прибыть в Лондон и восстановить связь с Алеком, в Великобританию не выезжать.

Британская контрразведка советского нелегала так и не дождалась.

В Канаде тем временем продолжал раскручиваться маховик антисоветской кампании. Премьер-министр Маккензи Кинг 15 февраля выступил в парламенте и сообщил о расследовании деятельности советской разведки в Оттаве. Члены королевской следственной комиссии делали сообщения о результатах расследования 2, 16 и 31 марта.

Американские, британские и канадские средства массовой информации были заполнены материалами о советском атомном шпионаже. Кому-то все это было нужно.

Для придания антисоветской шумихе еще большего масштаба необходимо было арестовать Алека во время встречи с советским разведчиком. Но никто в контакт с ученым не вступал.

Аллана Мэя пригласили посетить Управление по атомной энергии. Когда он прибыл по вызову, с ним встретился сотрудник службы безопасности подполковник Леонард Барт. Он был контрразведчиком другой школы, нежели Уильям Дж. Скардон, который вел тонкие психологические допросы Клауса Фукса.

Барт на первой же встрече «проинформировал» Мэя о том, что в Канаде выявлена крупная утечка информации по атомной бомбе. Кто-то из ученых передавал сведения русским. Произнося эти слова, Барт внимательно смотрел в глаза А. Мэя. Но ни один мускул не дрогнул на лице ученого. Он спокойно ответил:

— Это для меня новость. Впервые об этом слышу и думаю, что такого не могло быть.

Барт решил сделать следующий шаг. Продолжая внимательно наблюдать за поведением А. Мэя, он сказал:

— У меня есть основания предполагать, что вы поддерживали связь с русским офицером, известным контрразведке под псевдонимом Бакстер.

— Не имею ни малейшего представления, кого вы имеете в виду и о чем говорите, — так же спокойно ответил Аллан Мэй.

Подполковник Барт несколько минут сидел молча. Его план активного психологического давления на подозреваемого рухнул. Он не знал, как выйти из невыгодной для следователя ситуации. Следователь, решив сохранить предпосылки для дальнейшего «сотрудничества» с подозреваемым и возможности для последующего психологического противоборства, спросил:

— Скажите, доктор Мэй, могут ли возникнуть такие обстоятельства, при которых вы были бы готовы оказать мне помощь в расследовании?

Мэй, не раздумывая, ответил:

— Нет, если информация, о которой вы просите, будет использована не для благих целей.

На этом первая встреча подполковника Л. Барта и доктора А. Мэя закончилась. За ними последуют другие, такие же безрезультатные. Барт получил разрешение на обыск на квартире и в кабинете Мэя, который также ничего не дал.

Контрразведка установила за А. Мэем наружное наблюдение. Но слежка ничего не добавила к тому, что знал подполковник Барт. Время шло. Заканчивался февраль. Новых данных по делу Мэя следствию получить не удавалось. После этого последовал приказ арестовать А. Мэя.

4 марта 1946 года в понедельник в 15 часов 30 минут в Королевский колледж в Лондоне прибыл инспектор-детектив Специального отдела Скотланд-Ярда Вильям Уайтхэд. Он прогуливался около аудитории, в которой читал лекцию А. Мэй. Когда ученый вышел из аудитории, Уайтхэд, которого Мэй хорошо знал как полицейского, следившего за соблюдением общественного порядка в колледже, пригласил его пройти к выходу из учебного заведения. Мэй поинтересовался, чем может быть ему полезен.

Тогда Уайтхэд сказал, что имеет ордер на его арест. Мэй удивился и потребовал предъявить ордер. Инспектор Скотланд-Ярда доставил Мэя в полицейский участок, где ему было предъявлено обвинение в нарушении Акта о государственных секретах.

Психологическое давление и изощренные способы следствия все-таки вынудили ученого однажды неосторожно ответить на коварный вопрос следователя.

После длительного допроса, который, как всегда, не дал каких-либо результатов, следователь как бы случайно сказал:

— А сколько вы получили от русских?

Не придавая значения содержанию вопроса, Мэй ответил:

— Я денег не брал.

Это выражение было оценено, как признание. Позже Мэй сделает заявление, в котором объяснит, почему он пошел на передачу атомных секретов:

— Я тщательно обдумал вопрос, чтобы быть уверенным, что развитие атомной энергии не будет ограничено только территорией США. И я принял очень болезненное решение, что необходимо сообщить общую информацию об атомной энергии и удостовериться в том, что она будет воспринята серьезно. По этой причине я решил принять предложение, сделанное навестившим меня человеком…

1 мая 1946 года в Лондоне состоялся суд над доктором Мэем. Он был осужден на 10 лет тюремного заключения за «передачу между 1 января и 30 сентября 1945 года неизвестному человеку информации, которая предназначалась для прямого или косвенного использования врагом».

А. Мэй никого не выдал, не назвал ни одной фамилии, не признал себя виновным. Суд над А. Мэем не вызвал в британской прессе широкого освещения. Внимание британской общественности было приковано к репортажам о Нюрнбергском процессе. Генеральный прокурор сэр Хартли Шоукросс, возвратившийся после обвинительного выступления в Германии на процессе над главарями третьего рейха, заявил, «что ни у кого нет ни малейших мыслей о том, что русские — враги потенциальные или настоящие». Однако доказать, что Мэй передавал информацию русским разведчикам, генеральный прокурор не смог.

В США и в Канаде суду над Мэем пресса уделяла больше внимания. Когда накал страстей достиг максимального уровня, в американском городке Фултон встретились президент США Гарри Трумэн и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль.

Шел март 1946 года.

Лидер консервативной партии Великобритании У. Черчилль провозгласил развернутую программу становления мирового господства англосаксов. Поскольку русские «больше всего восхищаются силой, — заявил тогда Черчилль, — США и Великобритания, создав ассоциацию народов, говорящих на английском языке, должны разговаривать с ними с позиции силы».

В своей речи Черчилль допускал использование американского атомного оружия как «эффективного средства устрашения»…

После выступления У. Черчилля в Фултоне мир раскололся. Надежды на сотрудничество рухнули.

Как же дальше сложилась судьба А. Мэя? Шесть лет он отсидел в тюрьме Вейкфилд в графстве Йоркшир. 29 декабря 1952 года Мэй вышел на свободу. В марте 1953 года журнал «Атомик сайентистс ньюз» сообщил о выходе доктора Аллана Мэя из тюрьмы и опубликовал сделанное им заявление:

«Я не хочу обсуждать детали моего поведения, которые привели к моему осуждению. Я считаю, что я поступил правильно, и я полагаю, что многие другие думают так же.

Тем, кто думает иначе, я хотел бы сказать, что я отбыл наказание, положенное по закону, и я надеюсь, что в настоящее время я буду иметь право, по крайней мере, на то, что имеют все отбывшие наказание: возможность начать мою жизнь заново.

Из множества неправильно освещавшихся обо мне фактов имеется один, в который я хотел бы внести ясность: я был осужден не за измену — это слово не употреблялось во время суда ни прокурором, ни судьей — и я, конечно, не имею изменнических наклонностей. Я искренне хотел обеспечения победы над нацистской Германией и Японией и дальнейшего использования атомной энергии в Англии в мирных целях…»

А. Мэй ошибся. В Англии ему не разрешили заниматься исследованиями в области мирного использования атомной энергии. Ему больше не доверяли. Одна промышленная фирма предложила ему работу при условии, что он возьмет другую фамилию. Мэй отказался. Потом он нашел какую-то работу, не связанную с атомными исследованиями, занимался вопросами теории усталости металлов. В журнале «Нэйчер» ему даже удалось опубликовать несколько статей, но все это не удовлетворяло ученого. В 1962 году он был вынужден эмигрировать в Гану. В этой африканской стране он стал профессором физики столичного университета, в котором советскими специалистами был построен атомный реактор. Длительное время он занимался исследованиями по использованию атомной энергии в мирных целях.

Однажды в Гане в гостях у Мэя побывал Гари Пинчер, научный корреспондент лондонской газеты «Daily Express». В своем материале о встрече с ученым он писал:

«Он сумел вернуться в научный мир и получить признание, не дав ни малейшего повода заподозрить его в раскаянии или компромиссе с обществом, чьей безопасности он угрожал, когда передавал секреты атомной бомбы русским, политическому делу которых он был тайно предан».

Да, Аллан Нанн Мэй действительно вернулся в научный мир, получил заслуженное признание за свои научные работы в области ядерной физики. Он действительно не дал ни малейшего повода заподозрить его в раскаянии или компромиссе с обществом, от имени которого он был осужден, но которому он никак не угрожал, когда передавал атомные секреты Яну Черняку и Павлу Ангелову.

Он не был шпионом, предавшим интересы своей страны. Он был гуманистом, борцом за торжество высшего права всего человечества — права на жизнь.

Вскоре после провала в канадской резидентуре ГРУ старший лейтенант Павел Ангелов был отозван в Москву.

Ян Черняк после предательства Гузенко тоже прекратил разведывательную работу в Европе. Его путь на Родину был так же труден, как и выезд на нелегальную зарубежную работу. Его вывозили морем на советском судне, которое должно было зайти в один из европейских портов. Черняк должен был стать одним из членов экипажа для того, чтобы попасть на советский корабль. Другой разведчик, который руководил операцией по вывозу Я. Черняка, сообщил план посадки, попросил фотографии Яна, дал условия встречи с представителем корабельной команды. План был составлен тщательно, но опытный Ян увидел в нем много недостатков и настоятельно предложил внести в него существенные коррективы. Что и было сделано. Оказавшись на советском судне, Ян не терял бдительность. Его разместили в пространстве между баками над каютой командного состава. Путешествие было не из легких. Завершилось оно у севастопольского причала…

В конце 1945 года начальник ГРУ генерал-полковник Ф. Кузнецов доложил о завершении этой сложной операции И. Сталину и предложил наградить разведчика. Но после провала военной разведки в Канаде Сталин предложение Кузнецова отверг. Так генералиссимус отказался от своего бриллианта.

Звание Героя России за выдающиеся заслуги перед Отечеством Яну Черняку было присвоено 14 декабря 1994 года. Россия с большим опозданием, но все-таки по достоинству оценила заслуги этого великого нелегала.

Гузенко длительное время находился на попечении канадской контрразведки, выпустил книгу «Железный занавес», чрезмерно употреблял спиртные напитки, очень скоро спился и умер в 1982 году.

Каждый человек хозяин собственной судьбы.

Глава третья

Операция «Дельмар»

Достоверный источник

В 1940–1949 годы в США действовал разведчик-нелегал ГРУ, о котором никто и никогда не говорил. Он числился в военной разведке под псевдонимом Дельмар. Такое же наименование носила и операция по внедрению этого разведчика в США.

Судьба Дельмара уникальна. В истории специальных служб трудно найти тайную операцию, главный герой которой смог лично проникнуть на совершенно секретный атомный объект, о существовании которого в США знал крайне ограниченный круг высокопоставленных должностных лиц, ученых и технических специалистов. Дельмару удалось стать сотрудником одного из атомных предприятий, на котором производился обогащенный уран. Это был первый и единственный в мире газодиффузионный завод. Из произведенного на этом заводе урана была изготовлена первая американская атомная бомба, сброшенная на Хиросиму.

Кроме урана на том же секретном заводе производился плутоний, искусственный тяжелый элемент, которого не существовало в природе. Вторая американская атомная бомба была изготовлена из плутония. Она уничтожила Нагасаки.

Уникальная промышленность по производству обогащенного урана и плутония была важнейшим компонентом американского атомного проекта, без которого невозможно было бы создать атомную бомбу. Поэтому сведения о существовании этого атомного объекта составляли особую тайну США. Ее и удалось раскрыть сотруднику советской военной разведки. Как ему удалось это сделать? Было ли это целенаправленное внедрение разведчика на секретный объект или счастливая случайность помогла ему попасть на одно из главных американских атомных предприятий? Встречи с Дельмаром позволили найти ответы на эти вопросы.

Разработка операции «Дельмар» началась в Разведуправлении Красной Армии в начале 1938 года. Именно тогда под давлением НКВД планировалось отозвать из США разведчика-нелегала Артура Адамса, который обвинялся в поддержании «связей с троцкистами». В 1938 году Адамс был отозван из командировки и уволен из Разведупра. Начался поиск человека, который бы смог стать равноценной заменой Артуру Адамсу.

На роль такого разведчика подбирались несколько человек. Но все кандидаты отпали, когда в поле зрения офицера военной разведки попал молодой аспирант одного престижного московского технического института, в котором готовились специалисты для важной отрасли промышленности народного хозяйства страны.

В 1939 году студент, назовем его Дмитрий, с отличием завершил обучение в институте и был зачислен в аспирантуру. Преподаватели увидели в нем талант исследователя, который должен был помочь ему стать ученым. Однако Дмитрий, как и некоторые другие выпускники института, получил повестку и должен был явиться в районный военкомат для прохождения комиссии и призыва на службу в Красную Армию. В военкомате его и встретил представитель военной разведки.

Интерес к Дмитрию у разведки возник не случайно. Молодой инженер привлек разведку не только своей специальностью и хорошей характеристикой, выданной в деканате. Внимание представителя военной разведки привлекла необычная биография молодого аспиранта, который в совершенстве владел английским языком и хорошо знал, как устроена жизнь в США. Это была редкая находка для серьезной разведки.

Дмитрий действительно родился в США в 1915 году[Некоторые биографические данные Дельмара изменены по просьбе разведчика. }, в молодой семье эмигрантов из России, проживавших в одном из провинциальных городков. Когда-то они жили под Киевом. Будущий отец Дмитрия был плотником. Работал много, но зарабатывал мало. Однажды он встретил девушку, которую полюбил и хотел жениться на ней. Но денег на свадьбу не было. Вот тогда-то он и решил поискать счастья в чужой стороне. Многие в те годы уезжали в Уругвай, Канаду, США. Отец Юлиуса Розенберга, казненного в США за «атомный шпионаж», тоже был выходцем из России. Возможно, отцы Дмитрия и Юлиуса на одном пароходе пересекали Атлантический океан.

Отец Дмитрия приехал в США и поселился в городе N. Почему именно в этом городе? Видимо, потому, что там в те годы разрешалось селиться большинству бедных переселенцев из России. Возможно, еще и потому, что там проживал один из его знакомых. Когда-то, проживая на Украине, они были очень дружны. Этот человек, как считает Дельмар, мог пригласить очередного переселенца из России к себе. Скорее всего, так и было.

Отец Дмитрия был хорошим плотником и без особого труда устроился на создававшуюся в городе пилораму. Природная склонность к изучению иностранных языков позволила ему быстро освоить разговорный английский язык. Он стал относительно хорошо зарабатывать. По крайней мере, в США он стал получать больше, чем в России. Это позволило скопить немного денег и купить пятикомнатный деревянный дом. Конечно, «пятикомнатный дом» звучит впечатляюще. На самом деле это был старый дом с небольшими комнатами, которых действительно было пять. В таком доме можно было жить и растить детей.

После обзаведения собственной недвижимостью молодой плотник послал почтовый денежный перевод своей возлюбленной в Россию. Вскоре она прибыла в N и стала его женой.

Родители Дмитрия прожили в США около двадцати лет. В их семье появилось трое детей. Несмотря на старания главы семьи, денег постоянно не хватало. Хорошей работы не было, а та, что была на фабрике, не приносила достаточного заработка, необходимого для нормальной жизни большой семьи.

Плотник поддерживал связь с друзьями в России. Однажды пришло письмо, в котором сообщалось о том, что в СССР создана Еврейская автономная область. Это была радостная весть для семьи, в которой рос Дмитрий. Отец и мать решили возвратиться в Россию. Их решение трудно назвать ностальгией о березках и журавлях. Решение вернуться в Россию имело сугубо прагматическую финансово-экономическую основу. В какой-то степени это диктовалось и желанием жить среди своих в Еврейской автономии.

С 1933 по 1934 год Дмитрий проживал с родителями в Хабаровском крае. Работал в колхозе слесарем, ремонтировал различную сельскохозяйственную технику, строил дома для колхозников. Потом он получил «повышение» — стал помощником механика. В 1934 году он решил получить высшее образование, приехал в Москву и успешно сдал экзамены в один из престижных московских институтов.

Биография Дмитрия и привлекла военную разведку. Она увидела в нем человека, из которого можно было бы подготовить хорошего разведчика-нелегала для ведения научно-технической разведки в США. По крайней мере, его общая профессиональная подготовка позволяла на это надеяться. В институте на запрос из военной разведки молодому аспиранту дали хорошую характеристику. Дмитрий учился успешно. Он любил технические науки и имел склонность к их изучению. В институте он вступил в комсомол. Он верил в светлые идеалы коммунизма и готов был за них сражаться. Его личные и деловые качества соответствовали тем, которыми должен был обладать разведчик.

Интересы Разведуправления и личные планы молодого инженера совпали. На первой же беседе с представителем военной разведки он дал согласие на работу в этой новой и неизвестной для него организации.

Для того чтобы послать Дмитрия в США и поручить ему руководить агентами, с которыми работал А. Адамс, его нужно было обучить сложным премудростям разведывательной работы. На это требовалось время.

В начале 1939 года произошло невероятное. С А. Адамса были сняты подозрения в связях с «троцкистами», он был вновь принят на работу в военную разведку и направлен в нелегальную командировку в США. Операция «Дельмар» продолжала реализовываться, но получила самостоятельное направление, независимое от деятельности А. Адамса.

Пройдя курс специальной подготовки, Дмитрий получил псевдоним Дельмар и оказался в США. Его главной задачей было добывание сведений о разработке в американских лабораториях новых химических отравляющих веществ. В создании химического оружия американцы в те годы опережали немцев и достигли значительных результатов.

Дельмар обосновался в одном из крупных американских мегаполисов, наладил связь с Москвой, получил указание, куда и как устроиться на работу, но сделать этого не смог. Документы, которые были у него на руках на вымышленное имя, несколько месяцев не позволяли ему найти надежную «крышу», то есть работу, без которой нельзя было заниматься разведкой.

В Центре обсуждался такой вариант. В случае возникновения трудностей с трудоустройством Дельмару разрешалось воспользоваться своими настоящими документами на имя Дмитрия М. В них предусмотрительно были сделаны соответствующие отметки.

Когда другого выхода не было найдено, Дельмар пошел на риск — снова стал Дмитрием М., который родился, учился и проживал в американском городе N.

После этого разведчик без особого труда устроился на работу, обрел новых полезных знакомых. Естественно, со старыми друзьями по школе и колледжу он не встречался. Он даже смог заставить себя не навещать родной город. Таковы были жесткие требования, которыми он должен был руководствоваться, проживая в США, и он эти требования никогда не нарушал.

В 1943 году произошли события, которые могли существенно изменить положение Дельмара. Как и многих других американцев, Дмитрия М. должны были призвать на службу в американскую армию. Разведчик доложил об этом в Центр и попросил рекомендаций. Американская армия не интересовала советскую разведку. Поэтому разрешать разведчику идти на военную службу не было никакого смысла. Служба в армии оторвала бы Дмитрия от решения основной задачи — добывания сведений об американском химическом оружии.

Центр дал Дельмару указание, которое сводилось к тому, что, если удастся избежать призыва в армию, то надо воспользоваться этим, но если призыв на службу будет неизбежен, то придется подчиниться велению судьбы.

Дельмару пришлось подчиняться судьбе. Именно это принесло и ему, и военной разведке большую удачу. Поскольку Дельмар имел документы, подтверждающие, что он окончил два курса технического колледжа в США, его направили на учебу. На этот раз на специальные курсы, на которых проходили обучение молодые парни, которые должны были осваивать новые по тем временам специальности, связанные с работой на объектах по производству радиоактивных материалов.

Вместе с Дельмаром на курсах учились около 30 других молодых американцев. Некоторые из них после Второй мировой войны станут известными учеными, другие — серьезными аналитиками ведущих американских корпораций, которые работали на американский атомный проект. Многие из тех сокурсников Дельмара до сих пор живы, достигли значительного положения в научном мире США.

В августе 1944 года Дмитрий М. успешно завершил обучение на курсах и был направлен на службу на секретный объект в город Ок-Ридж (штат Теннесси). Это был тот самый город-призрак, вокруг которого генерал Л. Гровс создал свою «мертвую зону».

Перед отъездом Дельмар встретился со своим резидентом, доложил о назначении на работу в город Х. Разведчики отработали условия связи. Они были просты — как только представится возможность, Дельмар должен сообщить о себе и своей работе. Были предусмотрены и условия для передачи информации об объекте, которая, как предполагали разведчики, должна была представить интерес для разведки.

Так Дельмар попал в закрытый американский атомный город, стал одним из сотрудников завода по производству радиоактивных материалов, которые использовались для создания первых атомных бомб. Подобные атомограды Челябинск-70, Арзамас-16 в СССР будут построены позже.

То, что Дельмар увидел в Ок-Ридже, его потрясло. Это был город специального назначения. В нем работали несколько десятков тысяч ученых, инженеров, технических специалистов, полицейских, агентов Федеральной службы безопасности и военной контрразведки. Он был похож на резервацию, в которой подвергались добровольному заключению лучшие научные умы Америки. Въезд и выезд из Ок-Риджа строго контролировался.

Город носил условное название «Объект компании «Кемикл инжениринг воркс». Сотрудники этой фирмы выполняли значительный объем работ в рамках уранового проекта США.

В 1943 году военная разведка из данных Клауса Фукса уже знала о существовании в США лабораторий по ядерным исследованиям в Лос-Аламосе и Чикаго. Об Ок-Ридже сведения в Москве если и были, то самые общие.

Через полгода Дельмар получил первый отпуск. Это позволило ему покинуть Ок-Ридж и встретиться с резидентом военной разведки. После той встречи, которая была проведена по всем правилам разведывательного искусства, в Центр была направлена срочная радиограмма, в которой докладывалось о существовании Ок-Риджа, о производстве обогащенного урана и плутония. Сообщалась также должность, которую Дельмар занимал в Ок-Ридже. Несколько позже в Москву были направлены и другие важные сведения об атомном городе и его заводах.

Информация Дельмара была важной. Военной разведке стало точно известно местонахождение атомного города, существование которого тщательно скрывалось американцами. Даже Клаус Фукс, который занимался разработкой математического аппарата газодиффузионного процесса и решением технологических проблем строившегося комплекса в Ок-Ридже, ни одного раза в этом городе не был. Фуксу, как и другим британским ученым, было запрещено посещение ядерного комплекса в Хэнфорде, где производился плутоний, и объекта «Х», за которым скрывался завод в Ок-Ридже.

От Дельмара стало известно, что в Ок-Ридже производится обогащенный уран и плутоний, что этот объект разделен на три основных литерных сектора: К-25, У-12 и Х-10.

Дельмар работал на предприятии Х-10, которое было меньше по размерам, чем первые два. На нем трудились около 1500 человек. На объекте Х-10 действовала секретная установка по производству плутония.

Разведчик имел доступ и в другие отделы предприятия. Все, что делалось в секторах К-25 и У-12, ему тоже было известно.

Последующие встречи с Дельмаром проводил советский разведчик Клайд. Таких встреч было несколько. Дельмар сообщал о том, что обогащенный уран и плутоний, производившиеся в Ок-Ридже, под усиленной охраной отправляются военными самолетами в другую лабораторию, которая находилась в Лос-Аламосе, передавал другую информацию, которую собирал, работая в Ок-Ридже.

В начале 1945 года Дельмар был переведен на новое место службы — в секретную лабораторию фирмы «К», которая выполняла большой объем специальных исследований, связан