/ Language: Русский / Genre:other,

Вечер Встреч

Владимир Никитин


Никитин Владимир

Вечер встреч

Владимир Никитин

ВЕЧЕР ВСТРЕЧ

Не совсем пристойная сказка

для семейно-патриотического чтения

Наталье, Аллочке, Леночке, А также всем остальным женщинам, Которым я не оказал должного внимания, О чем не устаю сожалеть

Великие вещи, две, как одна: Во-первых - любовь, Во-вторых - война. Редъярд Киплинг

С О Д Е Р Ж А Н И Е Фрейм 1. Коленька: хлопоты бубновые, пиковый интерес. Фрейм 2. Наталья: лирическое отступление Фрейм 3.Аллочка Фрейм 4. Наталья: лирическое контрнаступление Фрейм 5. Коленька: явление последнее Фрейм 6. Конкурс (замысел) Фрейм 7. Конкурс (реализация) Фрейм 8. Конкурс (завершение) Фрейм 9. Поцелуи сирен Фрейм 10. Эти глаза напротив ... Фрейм 11. Утерянный рай Фрейм 12. Хмурое утро Вместо послесловия

Все описанные ниже события, лица, действия и обстоятельства являются целиком вымышленными, за исключением событий, лиц, действий и обстоятельств, которые таковыми не являются. Фрейм 1. Коленька: хлопоты бубновые, пиковый интерес.

238. Так как на войне, а следовательно и в бою мы имеем дело с моральными силами и воздействиями, не поддающимися точному учету, то всегда сохраняется большая неуверенность в успехе примененных средств. Клаузевиц. "Общая теория боя"

Для меня эта история началась со звонка Коленьки. Вы еще узнаете, что такое Коленька, так что если у вас есть такой знакомый, то просто не берите трубку, когда он позвонит. От души советую. Мне же тогда никто такого совета дать не мог, и что из этого полу Жил я тогда на работе. Поскольку я не был допущен к ночным работам даже посмертно, то по вечерам закрывал окна боковыми панелями от Хьюлета, звонил в охрану и ставил комнату на сигнализацию. А сам садился за пишущую машинку, переводы делать. Переводами я И исчезал обшарпанный потолок, и надо мной вдруг оказывалось ясное небо Тихого океана, покрытое легкими белыми облаками, каким оно было в день битвы у атолла Мидуэй. Под этой райской синевой вцепились друг другу в глотки две империи, и тысячи душ кружилис А когда через пару часов я отрывался от книжки и оглядывался вокруг, то убогость интерьера, заставленного бесчисленным электронным хламом, казалась мне куда менее реальной, чем калейдоскоп образов, только что проносившихся у меня в голове. И я снова наход Так я и жил, четыре года с небольшими перерывами, пока не появилась собственная квартира, причем даже не спился, к великому моему сожалению, невзирая на то, что кто-то из ближайших друзей спер у меня однажды любимую мою книжку, после чего у меня остался т Многие дамы говорили мне, что я жил в нечеловеческих условиях. Не знаю, не знаю. Другие дамы находили, что у меня очень даже мило. А Оленька из тридцать девятой лаборатории сказала как-то, опускаясь на коврик из поролона, расстеленный прямо на полу за зад - А здорово у тебя тут! И лейблы фирменные..., - Она имела в виду наклейки с надписями Warning, Danger, High Voltage и прочими на тему "Не влезай, убьет". Так что первые дамы либо были не совсем правы, либо имели в виду что-то другое. Ну а я сам по этому поводу мог разве что вспомнить Высоцкого. Но здесь мы на воле, Ведь это - наш мир. Свихнулись вы, что ли, Всплывать в минном поле ... А поскольку за пределами этого мира меня действительно ждали многочисленные минные поля, прежде всего расставленные моей первой женой, то я и не всплывал. А чтобы вы лучше поняли, что из себя представляла моя первая жена, могу привести небольшую, но весьм В тот вечер я только-только завершил светомаскировку и приступил к решению важнейшего вопроса - сейчас открыть сейф, в котором стояла слегка початая бутылка бренди, или чуть погодя. Но мои не лишенные приятности размышления были прерваны звонком городског Когда я с досадой на наглеца, оторвавшего меня от столь деликатного занятия, поднял трубку, я услышал голос Коленьки, не узнать который было невозможно. После обычных "Привет" и "Как живешь, спасибо, на букву Ха, не подумай, что хорошо", Коленька объявил Традиция ежегодных встреч не привилась в нашей группе. Не было между нами достаточной духовной общности. Единственно, что в принципе могло заставить нас искать встреч, была обычная человеческая слабость сравнения. Чего бы мы не достигли спустя годы, много После такого срока никому не придет в голову просто так хвататься за телефон и спрашивать полузнакомых уже людей, не бросятся ли они сломя голову на другой край Москвы за сладкими воспоминаниями юности. Чтобы решиться на такое хамство, нужна весомая причи Причина же Коленькиной настырности была не столь весома, сколь изящна. Звали ее Аллочка. Был у них там роман курсе на четвертом. В ту самую осень, когда я вернулся в родные пенаты. Но кончился этот роман знаменитой первой Колечкиной женой, соревноваться с В общем, нашел Коленька пару единомышленников, которая пара на пятом курсе образовалась и, странное дело, так до сих пор и не развелась, настырно добился согласия использовать их квартиру в качестве места встречи и не менее настырно обзвонил, кого мог, кр Когда наступила пятница, достал я из сейфа бутылку коньяка, прихватил из своего НЗ банку знаменитых на весь курс маминых огурцов, под которые так хорошо шла водочка восемь лет назад, и отправился. При выходе из метро припершийся откуда-то с Бискайки циклон швырнул мне в лицо две-три пригоршни снега и чистый запах зимы. И, показалось мне вдруг, что не было этих восьми лет. Вот точно также я из метро выходил, когда из госпиталя тогда ехал. Тоже было - Иди, дурак, иди!, - и пошел я на ватных ногах, оглядываясь то и дело, а потом скрыл его от меня гребень осыпи и грохнул браунинг, и сердце у меня как оборвалось, так и не помню когда я его опять почувствовал. Он ведь меня трижды спасал. Трижды. А я... Д Но припершийся с Бискайки циклон швырнул мне в лицо очередную порцию снега, смешанного с невероятно свежим, немыслимо чистым ветром, и объединенными усилиями и снег и ветер (хорошо что не звезд ночной полет) вымели из моей головы все эти несладкие мысли и Квартира, номер которой был записан мною на сигаретной пачке, встретила меня дымом, шумом, гамом. Немедленно у меня забрали коньяк и огурцы, встреченные всеобщими аплодисментами, стащили пальто и отдали в объятия бывших сокурсниц, запечатлевших по поцелую В общем, неплохо все получилось. По крайне мере поначалу. Так что спасибо то ли Коленьке, то ли Аллочке. И водочка пошла как следует, и песни попели, и сокурсниц потискали. И вспоминали, вспоминали. А было ведь, что вспомнить. Так что не прав я был, ох не К моему приходу компания уже разбежалась по углам. Кто продолжал пить. То есть пил уже не для разминки, не ради там забавы, всерьез. Таких было человек пять и они скоро свалили продолжать начатое, мы им были не компания. Ну остальные кто танцевал, кто по Фрейм 2. Наталья: лирическое отступление

143.Несвоевременное стремление к решающему акту имеет своим последствием Клаузевиц. "Общая теория боя"

Мое возвращение в Альма Матер подвело черту под тремя годами жизни, отданными Советской Армии. Чем я там занимался, останется тайной навсегда, подписка была бессрочной. Также не стоит уточнять, каким таким образом студент четвертого курса Университета пре Незадолго до того, как это случилось я в первый раз в своей жизни отправился с группой товарищей в зарубежное путешествие. Виз нам не выписывали, улетели мы из Кубинки на двух АН-12, а возвращались кто как. Лично я прибыл на старенькой подводной лодке, ти Но все кончается, и опять наступила ночь, и всплыла опоздавшая на сутки подводная лодка. Со скрипом открылся люк, нас обдало свежестью родной речи, и меня перестал волновать вопрос, можно ли застрелить акулу из браунинга "Хай Пауер" калибра девять миллиме Не знаю уж почему, но последние года два я все чаще стал встречать в Москве, обычно после половины первого ночи, девиц, которые стоят на обочине с поднятой рукой, но в ответ на вопросительный взгляд из полуоткрытой дверцы не говорят долгожданное: "Мичурин Следующие полтора месяца я провел в госпитале. В середине декабря меня навестил Васька. Я стоял у окна и пялился на госпитальный двор, по которому изредка пробегал, ежась от мороза, кто-нибудь из персонала. Меня интересовало, дежурила ли в тот день высока Ваську я видел в форме второй раз в жизни и не сразу сообразил, что на погонах у него три звезды вместо двух. А когда сообразил, то не сообразил другого, что ему не до поздравлений. Далекое от оптимизма выражение его физиономии свидетельствовало, что не в - С полковником, вашество-с! Вместо благодарности он скривился и огорошил меня новостью, что нас расформировали. После уклончивых ответов на мои "Как?" и "Почему?", он повел речь о моей дальнейшей судьбе. Выяснилось, что господа офицеры уже все пристроены, кроме меня. В основном ребята расползлись по закоулкам Конторы. Кто-то ушел в армейскую разведку. Меня же никто Наша злая обида не имела предела, и мы решили удрать из госпиталя и от души нажраться. Тут я вспомнил про блондинку, Васька сказал: - Подожди меня здесь, я щас! - И меньше, чем через час мы катили в черной Волге, положенной Ваське по его новой должности. Я сидел на заднем сиденье, зажатый между блондинкой и ее подружкой и пытался осознать, что меня ждет в результате нежданного поворот Поворот этот был столь крут, что блондинка не удержалась на траектории дольше часа и бесследно пропала в самом начале нашего турне по кабакам и по квартирам тех наших сотоварищей, которые квартиры имели. Подружка, правда удержалась, но она с самого начала В другой комнате я обнаружил Ваську, храпевшего на два голоса с подружкой первой блондинки. Некоторое время я тупо пялился на остатки пиршества на столе, машинально вслушиваясь в не лишенные мастерства вокальные упражнения счастливой парочки, а затем попл Но эта встряска сделала свое дело в том смысле, что я смирился с концом своей офицерской карьеры. Если у меня и оставались какие-то сомнения, то только в отношении той, последней, блондинки. Было че, али нет. Ровно как и в отношении того, что если нет, ст Ну а неделей позже я показал вахтерше новенький студенческий билет и снова оказался в полутемных коридорах факультета, до боли знакомых. Я и не подозревал, что так сильно по ним соскучился. Подштопали меня хорошо. Я бы сказал даже, что слишком хорошо, потому что по возвращению на факультет, с первого и до последнего дня обучения, единственными предметами, которые всерьез меня интересовали, были попки большинства студенток и отдельных препода Почти сразу после своего появления на факультете я обнаружил, что обладательницы попок часто шепчутся, искоса поглядывая на меня по очереди или сразу вместе. Это могло бы радовать, но ... Но тут было что-то не то, ибо мужская часть группы тоже реагировала Обнаружив сей ореол, я, поначалу, слегка понервничал. Вышеупомянутая подписка была очень уж суровой, а первым подозреваемым в разбалтывании страшных государственных тайн был бы я. Однако, вскоре выяснилось, что создателем этого ореола был все тот же Козло Именно тогда начался наш с Натальей роман. С первого дня на факультете у меня так разбегались глаза, что я никак не мог выбрать объект для первоочередной атаки. Наталья же не стала ждать конца оперативной паузы, а первая перешла к активным действиям. Упом Конечно, этого ореола не могло хватить надолго. Довольно скоро он сошел на нет. А поскольку мои действительные и мнимые подвиги не дали мне никаких материально ощутимых дивидендов, кроме пенсии по инвалидности в шестьдесят три рубля в месяц (и ту через по Так что не успел я даже понять, что нахожусь в центре круга, как во время первой же вечеринки оказался объектом превосходно подготовленной и столь же превосходно исполненной атаки со стороны Натальи. Ну а все мы прекрасно знаем, что перед грамотно организ Наталья ненавязчиво оказалась за столом рядом со мной и дала мне прекрасную возможность налюбоваться на свои прелести в обрамлении кружевного облака. Прозрачная блузка великолепно подчеркивала все очаровательные подробности. Несмотря на то, что врачи явно перестарались с восстановлением моего здоровья, поначалу мне удавалось кое-как скрывать сей факт от Натальи. По крайне мере так мне тогда казалось. Мы всегда преувеличиваем свои способности. Я старательно избегал фиксировать И то ли Наталья действительно думала, что я ее чары бъют мимо цели, то ли тактично делала вид, что ей ничего не известно про боковое зрение, не знаю. Но она подключала все новые и новые резервы, начиная от распросов о моем таинственном прошлом и кончая пр Затем наступил черед танцев и Наталья ввела в бой второй эшелон. Она дала мне шанс оценить завлекающе-податливую упругость всех частей своего тела и один раз даже положила голову мне на плечо, сделав вид, что совершенно зачарована падающим снегом из песен Мой час настал, когда всех выгнали курить на лестницу. К этому моменту Наталья выложилась вся, но в ответ получила только подчеркнутую галантность, не более. Мы поднялись на один пролет и Наталья ждала, что я попытаюсь ее поцеловать. Но я не пытался, и мы И только когда мы делали последние затяжки, я, как бы невзначай, вспомнил про отложенный поцелуй на брудершафт. Вспомнил с чуть заметным оттенком того рода, что если она не хочет, то я, в общем-то, и не буду настаивать. Но Наталья хотела. Ее женское самолюбие было уже настолько ущемлено видимым отсутствием реакции с моей стороны, что она готова была на что угодно, чтобы добиться моего внимания. Случись все это лет на десять позже, когда наступили другие времена и пришли Но в тот раз она только пожала плечами и встала, расслабленно уронив руку с недокуренной на пару затяжек сигаретой, подняла мне навстречу губы и, что было ее последней и роковой ошибкой, закрыла глаза. Именно этот последний штрих дал мне возможность дости Я несколько мгновений стоял, не прикасаясь с ней, и с легкой усмешкой следил, как едва заметно меняется выражение ее лица: от кажущейся безразличности к ожиданию, от ожидания к легкому удивлению, затем к досаде ... И когда легкая тень досады даже не появилась, а только стала появляться на ее лице, я взял ее за руку и легким движением слегка привлек ее к себе. Но еще не обнимал. Только чуть-чуть потянул на себя, таким же легким и вкрадчивым движением, которым полагае Выражение лица Натальи стало проходить все те же стадии в обратном направлении - от легкой досады к легкому удивлению, затем к ожиданию ... Я знал, что обратного пути уже нет, ибо вторая моя рука уже опускалась на ее талию, и не просто опускалась в сдержа И когда это самое ожидание достигло своего максимума, я прикоснулся к ее губам. Но не сдержанным поцелуем, осторожным как поиск полковой разведки в обороне. Хотя именно так целуются на брудершафт даже с той женщиной, которую не без оснований надеются улож И я получил в ответ такой же легкий дразнящий поцелуй. И настороженное ожидание моего следующего шага. Не более. Беда Натальи была в том, что она слишком уж долго старалась. А нормальная, здоровая молодая женщина не может вести такую игру без того, чтобы не потерять контроль за устремлениями своего тела. Хоть чуть чуть. А много и не надо. Я почувствовал, как Натальина талия податливо прильнула к моей ладони, нежно и властно ее охватившей... Все остальное было неудержимо, как цепная реакция. Мир вокруг перестал существовать и мы очнулись только тогда, когда внизу хлопнула дверь и голос кого-то из подружек завопил: - Наталья! Ты где пропала? Тебе звонят! - Затем последовала недолгая пауза, и другой женский голос заинтересованно спросил: - Они что, уже залегли? Вот сучка. Опомниться не дала. Я пыталась ему глазки через стол строить, да где там. Она как свои сиськи ему под нос сунула, он уже глаз и не подымал. Может они этажом выше? Пойду посмотрю. Не сговариваясь, мы с Натальей ринулись вверх по лестнице, молнией взлетели на самый верх, и там притаились в каком-то закутке, тщетно пытаясь задержать дыхание и прислушаться. Похоже, нам удалось оторваться незаметно. В неверном свете далеких фонарей из И именно в тот самый, прекрасный и долгожданный для обоих миг, когда совершенно естественное движение моих рук привело мои нежно-настойчивые пальцы сквозь все преграды в ее влажное лоно, а губы обхватили сосок, за тонкой кирпичной перегородкой буквально в Наталья дернулась еще раз, но уже совершенно рефлекторно, ее движение не несло никакой направленности к высвобождению, и в следующее мгновение ее обтянутые чулками бедра судорожно сжали мою голову, оставляя на моих щеках отпечатки застежек, которыми чулки Так что великий принцип внезапности снова сыграл свою роковую роль. Мне не потребовалось и тридцати секунд, чтобы почувствовать характерный горьковатый вкус и когда через эти тридцать секунд лифт снова взвыл, к нему присоединился отчаянный Натальин крик, Несколько мгновений мы так и застыли в этой позе, я на корточках, спрятав голову между Натальиных ног, она полусидя на небольшом подоконнике. Затем далеко внизу хлопнула дверь лифта, Наталья сползла вниз и встала на нетвердые ноги, а я с неохотой выпроста Но Наталья в тот момент не могла воспринимать столь абстрактные шутки. Она только тихо повторяла: - Ты, ..., ты, ..., - перемежая это "Ты" тихими стонами, потом вдруг впилась мне в губы мокрым отчаянным поцелуем взасос, а ее руки сначала судорожно стиснули мой затылок, а затем ринулись вниз, и стали лихорадочно высвобождать моего уже изрядно замученно И я ничего не успел сообразить, как она неожиданно сильным движением повернула меня спиной к тому крошечному подоконнику, на котором только что сидела сама, а затем рухнула на колени и всосалась в мой рвущийся ей навстречу член. От неожиданности я едва ус Наталья попыталась уклониться от этого щедрого излияния, но в результате струя залепила ей сначала в щеку, а остатки попали на волосы. Потом она прижалась щекой к моему животу и с минуту мы так и простояли, не двигаясь. Через минуту за стенкой снова взвыл лифт, Наталья поднялась на ноги, терпеливо подождала, пока я сотру чистым носовым платком следы страсти с ее лица, а потом мы минут десять стояли обнявшись, ничего не говоря друг другу, и только изредка тихо целуясь. У В дальнейшем наш роман протекал по обычной для бездомной студенческой молодежи канве. Проводы домой, отчаянное тисканье в подъездах, сплошной оральный секс, и очень редкое нормальное общение в постели, когда ее родители уезжали в зимний дом отдыха или куд Любимым нашим местом (по причине отсутствия других) был чердак ее дома, где за тонкой бетонной стенкой опять-таки выли двигатели лифта. Этот несчастный вой электромоторов сопровождал нас, казалось, на протяжении всего нашего романа. До сих пор стоит мне о Необходимость выражения взаимной симпатии была столь велика, что мы не могли обойтись ежедневными часом - двумя, проведенными на том несчастном чердаке, и чтобы выразить эту самую симпатию, нам приходилось вытворять такое, что ни в сказке сказать, ни перо Теперь я не могу понять только одно, как это нас не застукали и не вышибли с треском из Университета. Контора, конечно, знала все. Во время очередной пьянки, на которой мы с сотоварищами вспоминали былое, Васька предупредил меня. что если я кого-то зарежу Но я придерживался другого мнения относительно божьего промысла, мне назначенного. По мне пользоваться природным оружием куда как приятнее. Такой вот я извращенец. И все равно от войны мне в каком-то смысле сбежать не удалось, ибо по причине бездомности наша с Натальей любовь протекала в условиях, максимально приближенных к боевым. Чувство опасности не покидало и точно так же возбуждало меня, и, черт побери, было чт Но случай этот был далеко не единственным, пусть и запомнившимся надолго тем шоком, от которого наш лектор с замечательной фамилией Сивоконь не оправился уже никогда. После этого он, начиная любую лекцию, тщательно, не менее пяти минут, рассматривал аудит Изобретательности нашей не было предела. Наталья могла прийти на занятия, кутаясь в шубку, одетую прямо на белье. Любопытным она отвечала, что у нее легкая простуда и она зябнет. А когда в перерыве между семинарами мы спускались покурить в закуток под лес При выполнении практикума мы могли воспользоваться для прикрытия особенно громоздкой экспериментальной установкой. Однажды мы настолько увлеклись, что не заметили преподавательницу. Та по доброте душевной решила помочь нам с особо трудным, по ее мнению, у При нашем появлении дама вздрогнула, и, ни слова ни говоря, поставила нам по зачету. Она продолжала вздрагивать, встречаясь со мной в коридорах. К сожалению, она была очень уж некрасива, иначе я рано или поздно не преминул бы однажды исполнить обещанное. Конец романа подоспел еще через пару месяцев. Причиной его, по крайне мере формально, послужила Натальина подруга. Подруга эта была сказочно богата у нее была квартира в практически единоличном владении, ибо ее родители пребывали за границей. Более того Где Наталья откопала такое сокровище, не знаю до сих пор. Но, увы, счастье если и наступает, долго не длится. На этот раз оно длилось одно короткое мгновение: с вечера пятницы до вечера воскресенья. Кажется, мы с Натальей трахались без перерыва все эти со Когда мне в третий раз ценой невероятных усилий удалось вернуть на место свою столь своевольную конечность, мы с Натальей решили, что пора уходить и канули на подгибавшихся ногах в ночь, не дожидаясь, пока чай хотя бы заварится. Мы даже не снизошли до тог О групповом сексе мы тогда даже не слышали, квартира была большая, и мы с Натальей были рады и такому варианту. Вечером в субботу (как мы только до нее дожили, до этой субботы!) было устроено застолье, на котором четвертым был длинный и невыразительный юноша лет тридцати. Затем мы расползлись по углам, но через пару часов подруга осторожно постучала к нам в комнату Наталья с досадой влезла в халатик, одев его прямо на пояс с чулками свой традиционный гардероб в подобных обстоятельствах. Мы с ней давно поняли, что этот замечательный наряд обладает исключительно сильными возбуждающими свойствами. С тех пор Наталья н мужского воображения. Настоящий мужчина пытается подглядывать даже за женщиной с уже задранной юбкой. Немного подумав, она надела еще и трусики, вспомнив, похоже, о самостоятельности, свойственной моим конечностям. На лифчик ее терпения уже не хватило. Я и юноша выползли на свет в прозаических брюках с рубашками, и тем эффектнее оказалось появление подруги в полупрозрачном пеньюаре, из под которого совершенно явственно проглядывали голая попка и голые сиськи. И то и другое не отличалось скромными размер Почуяв конкуренцию, Наталья поначалу ограничилась только тем, что позволила расстегнуться двум лишним пуговицам на халатике. Даже я это не сразу заметил, а что касается юноши, то он кроме бутылки вообще ничего не замечал. Тем не менее мы спокойно прикончи Но Наталья уже тогда была не менее предусмотрительна, чем гениальнейший из полководцев. Следующий шаг подруги она предвидела с точностью, достойной Кассандры. Шаг этот состоял в том, что подруга предложила потанцевать. И когда она уже вытащила своего юнош Шокированы были все, кроме упомянутого юноши. Сильнее всего оказался шокирован мой член. Когда на третий танец юноша выпал в осадок и удалился, сославшись на усталость и желание поспать, мне пришлось танцевать по очереди с обоими дамами. Подруга, приняв м Все ничего, но подруга к завтраку вышла в том же наряде. На этом Натальино терпение лопнуло и она стала собираться. Мне тащиться в общежитие не хотелось, я всячески протестовал, обретя союзницу в лице подруги, уже проводившей, оказывается, своего юношу. Н Наталья же что-то почуяла, и по выходу на улицу немедленно закатила сцену ревности. Мы поссорились. В первый раз за всю историю наших отношений, и, как неожиданно оказалось, в последний. Не помню, что мы тогда друг другу наговорили, но, кажется, ничего хо Не знаю, как выковыривали из закоулков Конторы всех остальных, но меня извлек из той же самой аудитории 02, где все еще читал лекции по научному коммунизму Сивоконь, полный молчаливого подобострастия Козлов. До объяснений куда и зачем меня ведет он не сни Когда я, не слишком ускоряясь, достиг нижней ступеньки, Лешка ринулся навстречу со словами: УСадись и быстрей поехалиФ, и с явным намерением схватить меня за что придется и тащить в машину. Последний раз мы расставались в обстоятельствах, которые не давали уверенности, что встретимся вновь. Я чертовски рад был его увидеть, хотя и знал уже, что именно он жив и здоров, чего нельзя было сказать про многих других. И тут тебе не здравствуй, ни "К - Главное и по пунктам: Куда едем, и сколько у нас времени? Он скользнул взглядом по Козлову, на мгновение запнулся, но, загипнотизированный моим командирским тоном, довольно членораздельно сообщил, соблюдая принятый у нас телеграфный стиль: - Сборы. Едем в Кубинку. Погрузка в тринадцать двадцать пять, вылет планируется на тринадцать сорок, времени ровно на дорогу, запаса нет. Нас ждать будут. Сказанное им однозначно говорило о том, что действие имеет место быть по самым жестким временным нормативам, ибо погрузка со снаряжением занимала у нас восемь минут, а еще надо было вырулить на полосу. Больше мне ничего не требовалось, я заглянул во внутр - Садись назад слева. - Сам же обошел УВолгуФ и плюхнулся рядом с водителем. Козлов застыл в немой сцене, но Лешка не дал ему опомниться и почти насильно впихнул его в дверцу, обежал машину и не успел даже разместить свой зад на сиденье, как шофер рванул с места, повинуясь моему безапелляционному: - Врубай мигалку и быстро, но нежно. Времени у нас нет. Обернувшись поздороваться со вторым товарищем, я заметил, что Козлов даже не догадался закрыть рот. Я усмехнулся, повернулся обратно и прошептал шоферу на ухо: - У первого открытого киоска УСоюзпечатиФ остановись. Только лучше, чтобы там народу не было. До Можайки такого не найдем, - тогда у любого. Затем, предупреждая вопросы со стороны Козлова, снова повернулся к нему: - Я черкну записку, ты возьмешь и выйдешь. Врубился? Козлов сглотнул слюну и часто закивал головой. Под подвывание сирены мы вырулили на Ломоносовский и рванули к Можайке. Киоск УСоюзпечатиФ нашелся еще на Ломоносовском, я купил там конверт без марки и ученическую тетрадку, ибо свой многострадальный портфель оставил одному из сокурсников, и на вырванном из тетрадки листке успел наспех черкнуть Наталье записку. Написал ее им После погрузки в самолет я окончательно осознал, что нас стало в два раза меньше. Нам хватило одного АН-12. Пока я угрюмо осмысливал сей факт, АН с натужным ревом оторвался от полосы и уверенно лег на курс 180?. Мое сознание пронзила очевидная мысль, что Две недели мы прыгали на лес, отрабатывали огневое взаимодействие и выбивали табачную гарь из легких во время марш-бросков. Я, кроме того, обучал орлов из какого-то "Каскада" прыжкам с больших высот. Но вдруг сборы прервали на середине срока и нас вернули - Я рада за тебя. - И бросила трубку. Тут я впал уже в полную ярость. К несчастью, большая часть дам была женами, и только некоторые - боевыми подругами. Обратившись к паре из них с просьбой найти боевую подругу и для меня, я оба раза нарывался на жен. В результате я скоропостижно нажрался, н Часам к двум дня я привел себя в сносное состояние и решил всерьез заняться восстановлением отношений с Натальей. Две недели физических упражнений в самом разгаре крымской весны привели меня в такое состояние, что меня осталось только розовой ленточкой пе Как раз в два тридцать пять кончалась лекция по научному коммунизму. Понятное дело, ее никто никогда не пропускал, проще было сразу подать заявление об отчислении, так что я не без основания надеялся выловить Наталью на выходе. Но каково же было мое возму Несколько секунд он стоял, застыв на месте и выронив Натальину руку. Глаз от меня он оторвать не мог. Колени его чуть подогнулись и я машинально посмотрел вниз. Нет, лужи под ним не было. Странно. Тут Наталья резко дернула его за руку и потащила прочь. Отныне и до самого конца нашего обучения на одном курсе хмырь этот очень вежливо со мной здоровался. Глубоким таким поклоном, полным подобострастнейшего уважения. При этом слов никаких не произносилось, а сам поклон выполнялся метров с десяти. Ближе он ко Как только моя оторопь кончилась, я повернулся и побрел в общагу. Там я сел на телефон и к вечеру дозвонился до Васьки, найдя его на квартире у одного из наших. Господа офицеры то ли еще не закончили, то ли начали по второму кругу. Еще через час я пил штр Надо ли говорить, что когда я проснулся утром, я лежал на той же кровати, в обществе той же блондинки, на которой по-прежнему кроме комбинации были одеты еще и трусики, вот не помню только, те же самые, или нет. Это было все. Конец, предел. Я, как ошпаренный, выскочил из постели, мгновенно похватал свои шмотки, лихорадочно оделся и бросился на улицу. У подъезда стояла Васькина "Волга", в ней спал тот же шофер, но по непонятной причине он опять оказался младшим се С той поры я стал избегать офицерских пьянок, опасаясь, что опять, и уже навсегда, попаду в роковую временную петлю, и до самого Страшного Суда буду просыпаться каждое утро в обществе той самой блондинки, оставаясь в полном неведении относительно того, тр Ну а что касается Натальи, то я по природе своей не особенно расположен к страданиям. Через три дня я попал в профилакторий и там нашел утешение у очаровательной Наденьки с филфака. Наденька разыгрывала из себя девственницу, поэтому я опять прочно сел на Подругу с хатой я случайно встретил в метро месяца через три, но она не проявила ко мне никакого интереса. Со временем воспоминания о Наталье приобрели некий туманный оттенок. Все так быстро началось и так быстро кончилось, что иногда мне казалось, что это был не более чем сон между двумя эпизодами с неизвестной блондинкой. Очередные Натальины романы не были с Фрейм 3. Аллочка

128. ... основное намерение обоих сторон направлено к тому, чтобы получить перевес сил к моменту решающего акта.

Клаузевиц. "Общая теория боя". Так что если и существовала причина, по которой я выбрал именно ту субкомпанию, в которой была Наталья, так только та, что я по старому суеверию считал, что снаряд в одну воронку дважды не попадает. Я решил в этой самой воронке отсидеться, обозреть местно Мы с Натальей перекидывались шуточками, подкалывая друг друга по мелочам, а чаще обращая стрелы на остальных присутствующих. Наталья была мастер перемывать кости. У нее это получалось весьма элегантно, хотя местами слишком уж точно. Не на войне же мы в ко Наша пикировка проходила на фоне энергичной атаки Коленьки на Аллочку, атаки не имевшей особого успеха, что нас обоих сильно забавляло. Все было ничего, пока Коленька с тоски не влил в себя слишком много коньяка и чувство юмора явно перестало спасать ситу - Уведи меня от этого дурачка, пока он не пригласил всех на свадьбу. Нельзя сказать, чтобы я никогда не рассматривал Аллочку в качестве возможного объекта интервенции. В принципе она мне нравилась. Блондинка среднего роста с более-менее приличной фигурой. Все остальное в норме. Когда-то круглая девичья попка после первых р Так что я воспринял ее просьбу всего лишь как попытку скрыться за моей широкой спиной от настойчивых посягательств со стороны подпившего неудачника (его папу уволили от дел за какую-то непонятную провинность, и Коленька, не успевший сделать самостоятельно - Разрешите, мадам? - И увлек ее в соседнюю комнату, где играл магнитофон и топтались все желающие. Я спокойно воспринял и то, что на второй танец она прижалась ко мне, благо режим экономии электроэнергии, еще и не то позволял. Ну прижалась - и ладно. Но когда она стала расспрашивать, как я жил все это время и не вспоминал ли ее (!?), то челюсть у меня К этому моменту наша компания сильно поредела, и в комнате остались еще две парочки. Они во всю использовали режим светомаскировки, но что было удивительно, одна парочка состояла из мужа и жены, которые с последнего курса танцевали вместе и сейчас оживлял - Ты поцелуешь меня, наконец? Когда вам такое говорит "дама, приятная во всех отношениях", и на это налагается целый ряд романтических по своей природе факторов, как-то: полная иноязычной неги музыка, темнота, легкое подпитие, общая холостая неприкаянность, неосознанное ожидание прикл Не найдя никакого выхода, я потянул ее в гостиную. Там я застал Наталью, которая укладывала слегка буянившего Коленьку на диван и не очень добрым взором косилась на нас с Аллочкой. Мне в глаза она старалась не смотреть. - Ах вот оно что! - Загадка Аллочки В общем - не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что Наталья собственными руками вырыла себе яму. Чего еще ей было ждать от лучшей подруги? Что та смиренно признает, что не в состоянии полноценно удовлетворить одинокого мужика, пусть даже обладавше Ах, Наталья, Наталья! Откуда у тебя вдруг оказалось столько наивности? Не надо было быть Кассандрой, чтобы предсказать следующий Аллочкин шаг. Она ведь ни в каких параметрических сравнениях не нуждалась, ибо знала Коленьку лучше некуда, и не чаяла уже, ка Коленька побуянил, побуянил, и вдруг уснул, а мы устроили совещание на предмет устройства. Наступил первый час ночи и надо было немедленно решать: ехать или оставаться. Квартира, как оказалось, принадлежала той самой парочке, не потерявшей до сих пор тепл В результате Наталья тоже влезла в дубленку и с видимым сожалением собралась оставить нас втроем с Коленькой. У нее по слухам был муж. Некоторые подробности ее поведения показывали, что муж был весьма ревнив. В конце концов она отправилась звонить на кухн Чтобы все это определить, мне пришлось довольно сильно разобрать ее одеяния, и как раз в тот момент, когда я оценивал масштабы разрушений и прикидывал, как же вести военные действия дальше, вошла Наталья, почему-то опять без дубленки, и бесцеремонно включ Вид у нас оказался лучше не придумаешь. Когда я попривык к свету и разглядел выражение Натальиного лица, я это осознал очень отчетливо. Аллочка прятала лицо у меня на груди, и Наталья не могла разрядить свое негодование в нее. Так что я принял весь удар н - Вам постель разобрать или вы сами? - Можешь еще и свечку подержать. - Я не удержался, чтобы хоть чуть не отомстить ей за то, давнее. - Коли тогда от меня отказалась, то держи теперь свечку для лучшей подруги. И не жалуйся, - подумал я про себя. Но Наталья была не из тех, кто жалуется. Она - Могу даже вставить. - И отвернулась, устыдившись очевидной бессмысленности своего ответа - Аллочке в данный момент и без свечки было что вставить. И кому как не ей, Наталье, было об этом знать! Не было ничего легче, чем сказать в ответ, что свечку ей впору вставлять себе. Но контрольный выстрел в затылок не входит в число моих любимых упражнений. Так что я скромно промолчал. Но я недооценил Натальину живучесть. Она потушила верхний свет, но тут До момента избавления Натальи от платья Аллочка еще прятала голову у меня на груди, и подняла ее в тот самый момент, когда Наталья стала снимать комбинацию. Некоторое время она молча наблюдала, но когда Наталья обернулась и, оставаясь в штанишках, чулках Как только мы оказались в кухне, она, не обращая внимания на то, что ее одежда была в совершеннейшем беспорядке, бросилась мне на шею и впилась мне в губы долгим и жадным поцелуем. Затем она вдруг оторвалась, отпрянула на расстояние вытянутых рук, все еще - Ты хотел быть с ней, когда пришел? - Не собирался. С той поры ничего не было. - А почему она осталась? - Тебе назло. Или мужу. Ну почем я знаю? - Ты меня хочешь или ее? - Ты с ума сошла, конечно тебя. Она оглянулась, потом за руку потянула меня в коридор. - Где можно от нее укрыться? - В ванной. - И мы пошли в ванную. Она сама тщательно закрыла задвижку, потом обернулась ко мне и с неослабевающей энергией снова впилась мне в губы мокрым и жадным ртом. Ее руки шарили по моей спине, потом она опять оттолкнула меня и спросила. - Тебе было с ней хорошо? Не отказывайся, она мне все рассказала. Она и сейчас жалеет, что вы расстались. - Врет. У нее муж богаче. - Разве в этом дело. Поцелуй меня. Я тебе нравлюсь не меньше? - Значительно больше. - И с этими словами я снова начал ее целовать, затем расстегнул блузку, и ее изумительная грудь ринулась мне навстречу (или я ей?) и очнулся я только тогда, когда она, голая по пояс, с лифчиком, сбившимся на живот, оттолкнула меня со - Я больше не могу. Я тоже не мог. Поэтому за блузкой последовала юбка, но прежде чем снять одетые поверх пояса и чулок трусики, я выпрямился и положил ее руки на рвущийся из-под джинсов член. Она улыбнулась, поднялась на цыпочки и поцеловала меня в губы. Потом опустилась на - Ты раньше представлял меня так? - Ты знаешь, наверно нет. Я и не мечтал. - Дурачок. - Она вдруг толкнула меня к раковине. - Вымой! Когда я выполнил ее приказ, она опять наклонилась, легонько куснула кожицу, подняла на меня глаза. - А она тебе так делала? - При чем здесь она? - Все равно скажи. - Да. - Ты хочешь меня так? - И так тоже. - Скажи "Да". У тебя такое хорошее "Да". Такое мужское. - ДА! Но это мое "Да" было наверное еще более мужским, потому что в это мгновение она сильным сосущим движением втянула его в себя, и я мог уже только стонать, пока она не оторвалась и не стала целовать меня в низ живота. А потом ее язычок снова заскользил вниз А потом я целовал ее губы, ощущая пряный запах и вкус, и мои руки снова, уже с ничем не сдерживаемой чувственностью, мяли и рвали ее упругое тело, и я остановился только когда она вскрикнула от боли, и тогда я посадил ее на прилаженную поперек ванной доск На некоторое время мы так и замерли - я на коленях на твердом кафеле, она обессилено откинувшись на стенку и опустив ноги на мои плечи, но чресла мои продолжал жечь огонь и я поднялся навстречу, намереваясь взять ее, но она оттолкнула меня, а потом вдруг Под конец она повернула голову и простонала. - В меня не надо. - А куда? - На спину, куда-нибудь. - Хочешь в рот? - Да! Хочу! - И я перестал сдерживаться и через несколько секунд выдохнул короткое. - На! - И вышел из нее в последнее мгновение перед извержением. Но она дотянулась до него слишком поздно, и сперма ударила сначала в другой край ванной, потом ей в щеку, потом в губы, но видно я здорово изголодался, ибо на этом запасы генного материала не иссякли и что-то досталось и ей, но даже сделав глоток, она не Очнулись мы от того, что кто-то забарабанил в дверь ванной. От неожиданности мы на мгновение застыли, потом Аллочка в испуге отпрянула от меня и я еще успел подумать, что, слава Богу, при оральном сексе склещивания не бывает. Красные до ушей, мы кое-как о Но Коленьке это было, похоже, все равно, он тупо посмотрел на нас и ринулся к раковине. Дальнейшего мы постарались не наблюдать. Мы легли, наспех постелив найденное в стенке белье. Она осталась в лифчике и трусиках, одетых поверх вездесущего пояса с чулками. Ее руки нежно гуляли по моему телу, изредка касаясь успокоившегося проказника. Каждый раз, когда ему доставалась порция ласки Фрейм 4. Наталья: лирическое контрнаступление

30. Каждый бой есть проявление вражды, инстинктивно переходящей в него. 31. Этот инстинкт нападения на неприятеля и уничтожения его и есть подлинная стихия войны.

Клаузевиц. "Общая теория боя".

Наталья вошла, когда мы целовались. Это было видно в свете из проема двери. Она закрыла дверь, в темноте прошла к торшеру и зажгла его, затем подошла к нам и села на край кровати с ее стороны. Меня она как бы не замечала, но по тому, как высоко она держал - Прости меня. Я просто дура. - Ой, Наташка, брось. Чепуха все. Что твой муж? - До сих пор дома нет. Небось нажрался с дружками. Мне мстит. Хотел чтобы я его сюда взяла. Нужен он здесь, как же. Ну я ему покажу. Он мне это надолго запомнит. - А стоит того? - Еще как стоит! Ему спусти хоть раз - на голову сядет. Да черт бы с ним. Вообще, не напоминай мне про этого недоноска. Глаза б мои его не видели. А я точно дура. Не ожидала от тебя такой прыти. - Наталья! - Аллочка отодвинулась и посмотрела на нее недоумевающим взором. - Ты что? Я думала ты меня на путь истинный наставляла, а ты сама, оказывается ... - Конечно наставляла. Я наставляла, а ты наставила. Вот так и бывает. Но я же сказала, что сама дура. Так мне и надо. При этих словах Натальина рука вдруг скользнула под одеяло и накрыла руку Аллочки, как раз успокоившуюся на моем члене. - А хороший подарок я тебе сделала? Скажи? - Хороший. Спасибо, подлюжка,- и они обе засмеялись и вдруг Наталья нагнулась и, резким движением откинув одеяло, взяла мой член губами, не убирая Аллочкиной руки. Я опешил от неожиданности и не очень понимал, что мне делать. Наталья взяла его в рот целик Аллочка тоже поначалу опешила, потом вдруг убрала руку, оставив мой аппарат в безраздельном владении Натальи, обняла меня и стала неожиданно нежно целовать меня в губы. По-прежнему не зная, что делать, я отдался ее натиску, и нежность ее поцелуев смешалас Это мое поведение подтолкнуло ее к глубокому осознанию двойственности и совершеннейшей развратности создавшейся ситуации. Она резко вырвалась и села на кровати. Наталья тут же оторвалась от любимого занятия и поднялась на ноги. Потрепав подружку по голове - Это тебе еще один подарок, на прощание. - После чего повернулась ко мне и показала язык. Хорошо так показала, со вкусом, с задором, с вызовом, подкрепив сей жест едва уловимым, но весьма эффектным движением всего тела - чуть отставила в мою сторону попк Эту женщину, которую я знал тысячу лет назад, я вдруг увидел как в первый раз. Она стояла передо мной, насмешливая и зовущая, предназначенная для того, чтобы вызывать, удовлетворять и потом еще сильнее разжигать похоть, неизъяснимо порочная и прекрасная в Позже Аллочка мне сказала, что она точно также почувствовала "структуру момента" и понимает меня, но это не значит, что ей не было больно. Было, и невыносимо. Я же ответил, что тот, кто не знал боли, не знает и наслаждения. Правы авторы пошлых и не очень Но тогда, восемь лет назад, я не думал, что будет. Я просто не понял, что жив. Как зачарованный, я смотрел ввысь, где мелькнуло надо мной отчетливо видное в лучах восходящего солнца и прекрасное запредельной, смертной красотой, неизъяснимо совершенное тел И когда я подумал про это, мои мозги затуманились яростью, опоздавшей на восемь лет. Мой тогдашний страх жаждал отмщения. Но тогда у меня не было оружия, способного поразить противника, может быть потому ярость и не проснулась. Но зато она переполнила мен Казалось, вся моя кровь ринулась вперед, пытаясь вырваться наружу через натянувшуюся как барабан и готовую лопнуть тончайшую кожицу на головке члена. По крайне мере в голове ее, судя по всему, не осталось совсем. И, не соображая, что же я делаю, я рывком Аллочка замерла, наполовину придавленная ее телом, потом высвободилась, отбежала в сторону, повторяя "Нет, нет!", - но вдруг вернулась и без сил опустилась на край кровати, смотря на нас расширенными глазами. И в этот момент я кончил и, вырвав член из Нат Но стоило мне удовлетворить желание, как мою ярость сменил стыд, столь же космический по своей силе. Вместе с возбуждением, с жалостью к плачущей Аллочке и с негодованием к интриганке Наталье, он создал совершенно невообразимую смесь чувств. Выразилось эт Мое возбуждение перешло все пределы. Кончить в третий раз я уже не мог. Я оторвался от Аллочки и откинулся на противоположную спинку кровати, все еще дрожа и дергаясь. Напрягшийся до предела член требовал внимания и мне пришлось самому схватиться за него Фрейм 5. Коленька: явление последнее

3. Победа есть уход неприятеля с поля сражения. Клаузевиц. "Общая теория боя". Но припаси получше грехов, Когда придешь опять! Киплинг. "Баллада о Томплисоне".

Самое время было переходить к окончательному выяснению взаимоотношений между всеми заинтересованными сторонами и я уже было открыл рот, собираясь послать Наталью на кресло-кровать, а то и подальше, как вдруг раскрылась дверь и в комнату ввалился протрезви Эта картина, достойная кисти Верещагина, на мгновение остановила Коленьку. Но, похоже, он очень уж прочно развеселился, потому что постоял как вкопанный только секунд пять, а затем заорал. - Ага, групповичок, а меня почему забыли", - в мгновение ока расстегнул брюки и даже вылез из одной штанины, но наглухо запутался во второй и стал прыгать на одной ноге, чем дальше, тем яростнее выдергивая другую из бесформенного комка, в который преврати Прыгал он так довольно долго, наконец устал и сел прямо на пол. В этот момент до него начало доходить, что недвусмысленный сюжет нашей скульптурной группы делает его планы создания прочной социалистической семьи с Аллочкой более чем сомнительными. Причем Первой пришла в себя (если это так можно назвать) Аллочка. Она опять заплакала, вскочила, обнаружила, что на ней нет трусиков и принялась их искать сначала на полу, а потом на кровати, выставив при этом попку Коленьке в лицо. Коленька некоторое время тупо Я краем сознания отмечал все эти подробности, а также совершенно нелепый вид моего болтавшегося из стороны в сторону члена, который завелся уже, похоже, навсегда, и все искал, с какого бока ухватить Аллочку, и как ей объяснить, что лучшее, что она может с И тут Наталья захохотала. Я никогда не видел, чтобы женщина так смеялась. Она визжала и каталась по кровати, слезы лились из ее глаз рекой, голос то взлетал до визга, то опускался почти до мужского баса, причем все это без какой бы то ни было системы. При Я тоже никогда в жизни так не смеялся, ни до, ни, пока, после. Вместо подушки я использовал Аллочку. Обхватив ее сзади, я рухнул на кровать и катался из стороны в сторону, пытаясь заглушить смех или остановить его, но чем больше я пытался, тем меньше мне Моя глотка существенно мощнее Натальиной, так что через пару десятков секунд в комнату ворвались хозяева, кто-то из них включил верхний свет и вся эта дурацкая картина предстала перед их изумленным взором. Надо сказать, что одеты они были не лучше, но уж Сколько времени я корчился, пытаясь остановить свой смех, но распаляясь от этого еще больше, не помню. И в тот момент, когда, казалось, и мои и Натальины рыдания настолько утихли, что можно было приступать к объяснениям, наступил третий обвал. Захохотала - Смотри дурачок, смотри, больше ты никогда этого не увидишь, потому что ты не мужик, ты сынок, ты никогда ничего не поймешь, как тогда не понимал, насмотрелся порнофильмов у Козлова (Ах, Козлов, комсомольский вождь ты наш бессменный!), и ничего все равно - Смотри, как настоящему мужчине делают, он стоит десяти таких, как ты, плевать мне, что он Наталью трахнул, его на нас двоих хватит и еще останется, смотри, только все равно не научишься, так что лучше мотай отсюда, не лапай меня своими грязными глазами, Фрейм 6. Конкурс (замысел)

37. Жажда славы, ... чувство солидарности и другие духовные силы могут заменять чувство вражды при отсутствии последнего. Клаузевиц. "Общая теория боя".

Хозяева, как только Коленька выскочил в коридор, тоже свалились от невыносимого хохота. Наталья, первой покинувшая поле боя, натянула, наконец, штанишки, и одновременно с попытками влезть в платье дала несколько скупых, но метких комментариев к будущей Ко - И верно, еще осталось,- то снова последовал общий взрыв хохота. Когда я таки привел себя в порядок и обернулся, Лена (так звали хозяйку) повернулась к мужу и дернула его за халат. - Запахнись, тебе вообще нечем хвастаться!. - Мы снова рассмеялись, а Коля (хозяин был тезкой сгинувшему герою), машинально запахивая халат, вдруг спросил, обращаясь к Наталье. - А что, он вас правда обоих трахнул? Ответом был новый взрыв хохота, но отсмеявшись, уже одевшаяся Аллочка вдруг со всего размаха влепила мне пощечину, и когда я ошарашено воззрился на нее, не столько раздосадованный, сколько удивленный, заявила. - Ты еще будешь вымаливать прощения, кобель. Твое счастье, что Коленька встрял. Я бы вас тут обоих пришибла, - как бы давая косвенный ответ на заданный Наталье вопрос. Я на всякий случай взял ее за руки и хотел было пуститься в объяснения, но Коля тут же остановил разборку. - Хватит вам, лучше пойдем выпьем, а то после таких приключений без стакана не то что не разберешься, но и не уснешь. - и повернулся к выходу. Супруга подтолкнула его в спину со словами. - Тебе бы только спать, нет чтобы делом заняться, как все люди, - и вдруг обернулась и одарила меня совершенно недвусмысленной улыбкой. Настолько недвусмысленной, что Аллочка вздрогнула и тут же прижалась ко мне. Под общий смех мы выползли в столовую и расселись кто где, пока Коля сгребал посуду со стола, а потом отправился вслед за Леной на кухню, крикнув оттуда, не имеем ли мы чего против глинтвейна. Мы против ничего не имели. Через минуту Наталья сорвалась туда К этому моменту Аллочка сообразила, что ей не стоит на меня дуться, потому что Наталья под боком, и не преминет воспользоваться ее холодностью. Она свернулась калачиком на диване, положив голову мне на колени и тихо поглаживая мою руку на своем плече. И х - Не могу. Еще чуть-чуть и я бы к тебе повернулась. - Я с трудом подавил стон, прикрыл на мгновение глаза, а затем шепнул в ответ. - Или я бы тебя повернул. - Несколько секунд мы смотрели друг другу в глаза, а затем она поцеловала меня, встала и отправилась в кухню. Из дверей она обернулась и показала мне язык. Я в ответ пожал плечами. Что делать? В данный момент мы друг другу были я Через пятнадцать минут глинтвейн и кофе были готовы, мы выключили свет и зажгли свечи. Было уже два часа ночи, но спать никому не хотелось и мы сидели в колеблющемся свете свечей, тянули сначала кофе, потом глинтвейн, потом опять кофе и тихо обсасывали ко Это заявление было настолько наглым, что мы с Аллочкой не нашлись, что ответить. Наталья же стала излагать историю наших с ней отношений, отнюдь не избегая совсем не целомудренных подробностей. Начала она с конца, объяснив, что не хотела умереть от ревнос - Вы только представьте, что я чуть не схватила воспаление придатков, когда зимой пришла на ту вечеринку в одном нейлоне в ожидании, что этот дурачок залезет мне под юбку. - Или. - Когда я первый раз делала ему минет, все думала, глотать или не глотать, я до того не пробовала, все говорили, что это страшно невкусно, вот и не стала. А вернулась домой и мамочка меня участливо так спрашивает. - Дочка, ты чем волосы испачкала? - Я едва выкрутилась. И решила, что впредь буду. Так до сих пор и глотаю. Были описаны и визиты к подруге, танцы вчетвером (включая подробное описание костюмов), зависть подруги, которая, оказывается, полночи безуспешно будила своего длинного юношу под наши крики и стоны, а потом занималась мастурбацией, подглядывая за нами из До этого момента Аллочка слушала ее откровения молча. Она тихо поглаживала мою руку на своем бедре, и только изредка ее щипала, соотнося силу щипков со степенью Натальиной откровенности. Но при этих Натальиных словах Аллочка оставила мою руку в покое, усм В результате разговор перешел на полигамию как таковую, и хозяйка вдруг напомнила благоверному о сексуальном бреде, который он иногда спросонок выдавал. Оказалось, что временами у него возникало желание со стороны посмотреть на ее страсть. Мы слегка посме Если бы мы сразу согласились на эту авантюру, или, наоборот, если бы кто-нибудь решительно объявил, что давно пора спать и хватит на сегодня приключений, может дальше ничего бы и не было. Но наше вялое несогласие только распалило недюжинные способности На Много позже Аллочка мне рассказала, что она сразу все поняла, и решила, что лучше не противиться, возбуждение той ночи и в нее вселило какого-то дьявола и слова о том, что страсть можно по настоящему оценить со стороны, что-то тронули в ней, наложившись н - Тем более, - закончила она, - я знала, что ты будешь на моей стороне. Что именно она имела в виду, я не совсем понимаю до сих пор. Но в тот момент я на всякий случай не стал ничего отрицать. А также не стал уточнять, на какой стороне были все остальны Надо отдать должное Наталье, она была великолепным тактиком, хотя вряд ли Клаузевиц лежал у нее под подушкой. Впрочем совсем уж гарантировать, что не лежал, хотя бы на подушке, я не могу. Если очень уж постараться, то в Москве наверняка можно сыскать евре В полном согласии со всеми законами военной науки Наталья не пошла к цели прямо. Раз уж предложение танцевать не было сразу принято, она незаметно перевела разговор на эволюцию женской одежды. Мы с хозяином сначала поскучнели, но как только разговор косну Сразу было решено, что к голосованию допускается только мужская часть популяции, как реальные и легальные потребители женской красоты. Но мы с Колей твердо заявили, что голосованию должна предшествовать демонстрация, иначе мы не сможем однозначно и непред - Процедура известная: кого первую выебут. А тайно там или явно, - как получится. Я так и не понял, разобрал ли эти слова кто-нибудь, кроме меня. Наталья навострила ушки, но ничего не сказала. Остальные вроде не заметили вообще, тем более, что парой секунд позже Леночка наклонилась к Николаю на ухо и шепотом произнесла. - Слушай, а я ведь трусики не одела. Но получилось так, что это расслышали как раз все и дружно захохотали. Когда смех затих, красный как рак Николай махнул рукой по направлению к спальне. - Так в чем же дело, иди одень. - Тем самым он как бы давал ей добро на участие в шоу. Леночке не оставалось ничего делать как удалиться в спальню. Неожиданно установилось мертвое напряженное молчание. Похоже, все начинали понимать, что дело заходит слишком далеко. Я почувствовал, что еще немного и лопнет эта изумительная атмосфера раскован Поднявшись со стула, она сказала. - Знаете что, давайте действительно потанцуем, - Сообразив, что это выход из ситуации, мы тоже все поднялись, как бы заминая вопрос о демонстрации, и, церемонно пропуская дам вперед, перешли в комнату, где ранее были танцы. Я включил торшер, выключил верх - А когда раздеваться? - Но тут раздался волнующийся, наполненный одновременно стыдом, кокетством и торжеством голос Леночки. - Ну а как я? Я как раз привстал со стула, но, оглянувшись на дверь, тут же рухнул обратно. Позже Лена рассказала, что из спальни вышла еще в халатике. Услышав доносящуюся из комнаты музыку, она вдруг вообразила, что шоу уже в разгаре, что ее благоверный сам пялится на Фрейм 7. Конкурс (реализация)

33. Таким путем духовные силы подчиняются разуму.

Клаузевиц. "Общая теория боя".

Время на приведение в порядок прически и макияжа и на подбор трусиков она потратила не зря. Светлые распущенные волосы волной спускались на плечи и на полную грудь, которая едва умещалась в черном кружевном лифчике. Умело подкрашенные губы делали почти не - А ты как тот еврей думала, что к тебе это не относится? Завершали ансамбль черные бархатные туфли на высоком каблуке, уже известные нам черные чулки и высокий, сплошь кружевной, пояс с тоненькими изящными гладкими резинками. Чулки сидели без единой морщинки, демонстрируя налитые крутые бедра. Ну разве что груд В общем все получилось очень даже хорошо, да вот больно неожиданно, в том числе и для мужа. После того как у меня прошел вызванный внезапностью шок, моя первая реакция была посмотреть на Николая. Кажется, его шок был более сильным. Он медленно наливался к - Леночка, милая, где ж ты раньше была? Кабы я знала, что ты такая баба, я бы давным-давно у тебя мужика увела. Коленька, поцелуй меня, и я сейчас же разденусь. Коленька не ожидал такой атаки и готовые вылететь из его глотки слова, после которых, судя по всему, его ждал бы затяжной семейный скандал, а нас троих унылая дорога через Москву в половине третьего ночи, так у него в глотке и остались. Он закрыл рот, нер - Наташенька, твоя очередь, солнышко. Я пойду последняя, на закуску, а ты у нас будешь гвоздь программы, хорошо? А мы пока потанцуем. - И, снова обняв Коленьку, она медленно закружила его в танце, буквально поедая его глазами. Коленька не нашел душевных с Я ожидал, что Наталью не придется долго уговаривать, но ошибся. С одной стороны она приложила все усилия, чтобы сотворить полноценный бардак, но с другой стороны она была слишком уж прожженной интриганкой, чтобы так вот запросто следовать совету лучшей по - Вадим, миленький, помоги девочке раздеться. Она хочет, только стесняется. Помоги, у тебя с ней это так хорошо получается. В ответ Наталья отступила в сторону и изобразила на своем лице некое выражение, означавшее что угодно, кроме согласия. И тогда я почти инстинктивно понял, что прежде всего надо усыпить ее бдительность. Я-то уж Клаузевица начитался, пусть не в оригинале, - Разрешите пригласить вас на танец, мадам?. - Не ожидая ответа я плавно полу обнял ее, сохраняя вполне приличную дистанцию, и закружил, не совсем в такт музыке, но в том темпе, который людям, не тренирующим вестибулярный аппарат, создает легкое головокру - Натали, милая, одевайся и уходи. Сама видишь, ты тут пятая лишняя. Ты не в настроении, я же вижу. Аллочка сказала, что они с Леночкой уже договорились. Коленька действительно помешался на идее, чтобы его благоверную трахнули у него на глазах. Меня Леноч Пока я все это шептал, картина то ли выдуманной, то ли реальной Коленькиной мечты довольно явственно возникла в моем воображении и породила соответствующий эффект. Я немедленно выпустил дубленку, обнял одну Наталью и, наверное для того, чтобы сделать свои - Ну, знаешь. Я что, собачка чтобы мастурбировать на лестнице, пока вы тут оргию устроите. Никуда я не поеду. Я почувствовал нарастающий прилив ярости. - Сука ты, это точно, - подумал я. - Довела своими интригами Ленку до стриптиза, а теперь ... - Слушай, ты! - Я схватил ее за плечи и несколько раз сильно тряхнул ее. Ты сама все это затеяла, и чего же ты ТЕПЕРЬ хочешь? А? Наталья не ответила. Она неожиданно обмякла в моих руках, ее ноги подкосились, я отпустил ее, и она безвольно опустилась на тумбочку для обуви. Она умоляюще смотрела на меня, но я только распалялся и мои руки уже было потянулись к ее плечам, чтобы снова х - Ты чего хочешь? - Повторил я. - Этого? - И я правой рукой натянул кожицу, направив член в ее губы, а левой потянулся к ее затылку. Она было сделала легкое, совсем почти незаметное движение навстречу, потом попыталась отпрянуть, но моя левая рука не оставила ей никакой свободы. Не в силах оторвать взгляд от атласной головки, на которой уже выступила прозрачная капелька, она раскрыла б - Нет! Я ... - но вдруг замолкла, подняла глаза мне навстречу и посмотрела на меня каким-то совершенно ей не свойственным безнадежно-покорным взором. Мне показалось, вдруг, что она вот-вот заплачет. Но она не заплакала, нет, она опять опустила глаза и сле Некоторое время я находил выражение своего негодования в коротких и злых толчках, но неожиданно по ее телу прошла неясная волна, я почувствовал, что жизнь возвращается в ее губы и язычок, ее руки поднялись и обняли мои бедра, и она с нарастающей чувственн Времени на полный цикл изнасилования у меня не было, я не знал что происходит за спиной, поэтому я, не давая ей опомниться, рывком поднял ее на ноги, расстегнул молнию на платье и содрал его вместе с комбинацией. При этом что-то там затрещало, но я не обр - Черт с ними, давай вернемся, не идти же нам на улицу. Может Коленька и не решится. Мне его Леночка на фиг не нужна, так что потанцуем, а там видно будет. Мы уже так танцевали, помнишь? - И с этими словами я взял ее за плечи, чуть от себя отодвинул и огл Никто с ней ничего делать не хотел. Коленька по-прежнему кружился с Аллочкой и от полного расстройства чувств нещадно мял ее попку. Леночка стояла в самом дальнем от дверей углу и широко раскрытыми глазами смотрела на нас. Я подумал, что как раз из этого - Наталья, ты прелесть. Он тебя уже изнасиловал? - Пока нет, - соврала начинавшая что-то соображать Наталья. - А лифчик порвал. Дорогой, - она подошла ко мне и повисла у меня на шее, смотря все тем же взором то ли сирены, то ли Медузы-Горгоны, - меня бы ты не смог не изнасиловать, да? - И с этими словами она сильно и нежно поцеловала меня. Тон поцелуя совсем не - Ты герой. Еще немного и мы спасем этих дурачков от скандала. Дернуло ее раздеваться, не посмотрев, что мы делаем. - Потом внимательнее всмотрелась в меня и спросила: - Ты что, успел ее трахнуть? - Не совсем. - Да ты герой. На Геракла может и не тянешь, но Гераклитор - точно. Может ушлем и этого Коленьку и ты нас всех троих переебешь?- Я поморщился. - Ну зачем ты так? Тебя мне бы хватило. - Рассказывай. Вот Наталью ты уже второй раз насилуешь. Ща звякнем в милицию и по пять лет за каждый из ее половых органов. - Ты что, видела? - Догадываюсь. - А ты всем подругам позволяй мне минет делать. Ходи и предлагай. Тогда мне до-олго сидеть придется. - Размечтался. Но поговорим позже, а то как бы там Наталья чего не выдала. - И, повернув меня в подобии танцевального па, она приблизилась к Наталье. Та обескуражено взирала на свисавшую с плеча порванную бретельку. По-моему эта бретелька держалась на честном слове еще после первого изнасилования и второго пережить уже не смогла. Аллочка взяла Наталью за плечи и повернула ко мне лицом. Вдвоем мы обняли - Наталья, - Аллочка зашептала ей на ухо, чтобы не слышали хозяева, топтавшиеся в другом углу. Они, правда, были заняты выяснением отношений, но пока вполне мирно, по крайне мере внешне. - Слушаю тебя, подлюжка, - Наталья еще более демонстративно прижалась ко мне со своего боку. С каким-то странным, злобным на весь бабский мир, удовлетворением я обоими руками беззастенчиво мял им попки. Где-то в подсознании я рассматривал происходящее как - Не выгляди такой букой. Либо мы сейчас устроим танцы в голом виде, либо эти двое дурачков переругаются. - А мне что за дело? - А от тебя никто ничего не требует. В конце концов давай веселиться. Я этого дурака не ревную, - она кивнула в мою сторону, - но если хочешь, то одевайся и уходи. Я по крайне мере сейчас вам устрою стриптиз. Я думала, что ты это сделаешь, но придется мне - Где мне до тебя. - Не преувеличивай. Наш дорогой Вадим тебя уже два раза изнасиловал, дай мне отыграться. - Отыгрывайся, отыгрывайся. Аллочка не обратила внимания на последние слова и оставила нас вдвоем, а сама отправилась к стереосистеме. Наталья же танцевать со мной почему-то не захотела, пошла к хозяевам и оторвала Коленьку от Леночки, невзирая на его слабое сопротивление. До меня д - ... вы там втроем ...- Больше я ничего не разобрал. Оставшейся в одиночестве Леночке ничего не оставалось делать, как принять мои объятия. Впрочем, я вел ее на вполне пионерском расстоянии. Танцевали мы молча, мне не приходило в голову ну совершенно нич Тем временем Аллочка что-то таки обнаружила, включила проигрыватель и убрала громкость. Потом хлопнула в ладоши, привлекая наше внимание. Мы все остановились. - Прошу внимания. Мой номер заключительный. Прошу зрителей и зрительниц до конца моего выступления друг друга не насиловать. Сядьте и смотрите. Мы расселись, Леночка опять перешла к супругу, севшему на стул, и устроилась у него на коленях. Наталья попыталась пристроиться на коленях у меня, но я просто усадил ее рядом, разве что в качестве компенсации залез ей сзади в штанишки и тискал ее голую по Оказалось, что Аллочка нашла старое, и действительно изумительное танго "Your kiss of fire". Все шоу было выполнено ею с такой безупречной чистотой движений и чувством ритма, что я всерьез было подумал, не отрепетировала ли она этот номер заранее. Когда я - Я, - сказала она, - делала стриптиз первый и, наверное, последний раз в своей жизни. Раз уж так получилось, я должна была сделать это так, чтобы не стыдно было плохого исполнения. Слова наизусть знала, конечно. Я еще когда-то английский учила по этой пе С первыми тактами она вышла на середину комнаты, стала к нам спиной и несколько секунд стояла неподвижно. Потом повернулась, и сделала по несколько шагов влево, затем вправо, уперев в бок одну руку, потом другую. Вторая рука висела свободно. А потом она с Бессмысленно описывать каждое движение. Когда она переступила через юбку, я поначалу думал, что она не совсем рассчитала время, ведь мелодия была на середине, но оказалось, что она решила пойти дальше. Я даже не понял, когда она расстегнула лифчик, вдруг Трусики она сдернула, повернувшись ко мне попкой, и сильно наклонившись, потом лукаво посмотрела из-за бедра, повернулась, и при очередном па сунула мне их прямо в лицо. Взяв их у нее, я демонстративно поцеловал их в том самом месте, которое было уже слег На заключительных аккордах Аллочка подошла очень близко, и, отставив попку, приблизила ее как могла к моему лицу. Если бы я чуть наклонился, я смог бы поцеловать ее во влагалище сзади. Но тут же она повернулась, и закончила танец, опустившись передо мной Целовались мы довольно долго, потом я встал сам и поднял ее с колен. Все зааплодировали, причем, по-моему, все от души, даже Наталья. Леночка повторяла: - Какая ты прелесть, Алка, какая прелесть, - Коля что-то басил, но самое интересное, что несмотря на некоторые ее совершенно откровенные движения, я почему-то нисколько не чувствовал чисто сексуального возбуждения. Было что-то другое. Хотя это - тоже. Следующее танго мы уже танцевали. Я, как бы забыв о том, что она танцует со мной "более, чем обнаженная", только в поясе и чулках, шептал ей на ухо, какое она чудо и даже не очень тискал. И все бы закончилось вполне прилично, мы расползлись бы по углам и Фрейм 8. Конкурс (завершение)

26. Итак, каждый бой состоит из великого множества отдельных боев в нисходящем порядке членов до последнего самостоятельно действующего члена. Клаузевиц. "Общая теория боя".

С Леночкой я границ не переходил. Конечно, я в меру прижал ее, ощущая у живота ее тяжелую грудь, но рук на попку не опускал и мы о чем-то мило болтали, в основном о том, что стриптиз не такое уж и неприличное зрелище. Ни у нее, ни у меня не было и мысли о Наталья первым делом прижалась ко мне "вся". И хотя моя реакция была направлена по сути на Аллочку, и я ждал не дождался, когда та попадет ко мне в руки, первые плоды достались не ей. Было успокоившийся товарищ зашевелился в своей тесной тюрьме, руки мои - Расстегни мне лифчик, ты одну бретельку порвал, так неудобно. - Что было делать? Пришлось помочь. Она тут же сдернула его и отшвырнула в сторону, ее острые груди вырвались наружу и я инстинктивно чуть было не наклонился к ним, но остановился. Наталья, о Мы сразу накинулись друг на друга, даже не дожидаясь музыки. Пластинка как раз кончилась и Коля, покопавшись, вставил какую-то пленку в магнитофон. Поцелуй был невероятно долгим, а когда началась музыка, я одной рукой взял ее за грудь, а второй гладил поп Леночка попала в мои руки с сильно сбитым на сторону лифчиком. Коля, когда передавал мне супругу, попытался было навести порядок в ее гардеробе, но устыдился моего взгляда и через пару поворотов лифчик сполз с одной ее груди совсем. Я остерегся воспользов Когда на меня свалилась Наталья, она была уже прилично (интересно, что же тогда будет неприлично!) возбуждена. У нее чуть ли не капало с трусиков. Она повисла на мне, выложив сиськи на мою могучую грудь и стала повторять Леночкины упражнения, но без перер Пока все эти соображения прокручивались у меня в голове на фоне вполне выросшего и созревшего вопроса "Что делать?", Наталья уже залезла в мои джинсы через верх и добралась до обнаженной головки этого самого вопроса. Если бы она проделала это упражнение в И как-то так получилось, что следующий танец прошел относительно спокойно. Мы с Аллочкой изредка тихо целовались и уделяли больше внимания не друг другу, а наблюдению за супружескими объятиями, подробно комментируя события. Это было довольно забавно. Пона Попав в мои объятия, она первым же делом попросила меня расстегнуть лифчик. Я не смог отказать даме в такой просьбе и даже не решился спросить, стоит ли. Она ведь могла заподозрить, что я ставлю ударение не на том месте, и моя мужская гордость понесла бы Казалось бы, чего необычного. Ни одна из женщин, которых я знал до нее, без этого, наверное, не обходилась. На фоне ласк губами, дающими обычно куда более тонкие и сильные ощущения, эта ласка не оставляла особых воспоминаний. Со всеми, но не с Леночкой. Каждое движение пальцев занимало свое место в каком-то волнами накатывающемся ритме. Этому ритму подчинялись и сила и частота и нежность ее движений, пощипывание сменялось сдавливанием, потом едва ощутимыми прикосновениями. Но это все не то. В механически Я пришел в себя только по концу танца. Она прервала поцелуй, обняла меня обоими руками и некоторое время стояла, прижавшись ко мне. Я с трудом сдерживался, чтобы не положить ее руку обратно. Потом она оторвалась от меня и оглянулась на своего супруга. Нат - Что, Наталья, не хочет с тебя трусики снимать, супруги боится? В ответ Наталья махнула попкой в мою сторону, одновременно показав мне язык, и натянула штанишки на место, сказав: - Больше не увидишь. Я до этого момента тщательно скрывал свой торчащий инструмент от Коли и Натальи за телом Леночки, специально удерживая ее перед собой. Я надеялся, что во время танца они были заняты друг другом настолько, что могли не обратить внимания на наш авангардизм. - А что это мы как дуры с чистой шеей, то есть я хочу сказать с голыми сиськами, а мужики одетые. Наталья, Аллочка, помогите моему благоверному. Наталья не заставила долго себя упрашивать и мгновенно расстегнула Николаю молнию на джинсах и затем ремень. Затем она принялась за рубашку и через пару десятков секунд на Николае остались только трусы, натянутые торчащим членом, который он машинально поп - Эй, вы! Поосторожней с моим имуществом. Ответом был всеобщий хохот. Наталья, смеясь, поднялась с колен, Аллочка же поспешила успокоить обеспокоенную супругу: - Не волнуйся, мы будем не только осторожны, но даже нежны, как ты с моим, - что означало как то, что она прекрасно видела, что Леночка вытворяла во время предшествующего танца, так и то, что меня она рассматривает как "рыбу на лине", пользуясь терминолог Леночка остановилась и ахнула, но тут же вспомнила, что тоже грешна и повернулась ко мне. Но меня уже захомутала Наталья. Заметив ее движение, она успокоила ее: - Отдохни, милая, я сама справлюсь. Пойманная на действительной или мнимой попытке нарушить очередность, Леночка решила не оставлять это безнаказанным и, дождавшись, когда Наталья повернется к ней спиной, подкралась и одним движением сдернула ее штанишки снова на бедра. Наталья дернулась, в - Ну, заяц, погоди. Настанет и мой час. - На что Леночка тоже нашлась. Она сама сдернула с себя трусики и помахала ими перед Натальиным носом со словами: - А вот и не настанет, а вот и не настанет! Съела? Мы все снова захохотали, Наталья изобразила огорчение, спрятав голову у меня на груди. При этом она довольно сильно мяла мой член левой рукой. Затем она попыталась расстегнуть пуговицы рубашки зубами, это у нее не получилось, она вздохнула, оторвалась от Совершив сей исторический поступок, Аллочка снова обхватила Николая обоими руками и стала целоваться с ним взасос. Впрочем она не смогла сдержать смеха и тут же прыснула, что опять запустило всеобщую волну хохота и ей пришлось опустить голову Николаю на г Несколько секунд все стояли, не говоря ни слова, потом Николай, забормотав что-то про смену пленки, повернулся к магнитофону. Неожиданно я обнаружил отсутствие Аллочки. Прислушавшись, я услышал какую-то возню из коридора. Я кинулся туда и застал ее уже за Вытерев ее слезы, я опустился на колени и стал стаскивать с нее сапоги. Потом поцеловал ее в срамные губы, и провел языком по твердому бугорку (оказывается, он был твердым!). В ответ она задрожала и затем обвисла на мне. Интересно, что она собиралась дела Когда я встал на ноги и спросил ее об этом, она промолчала, потом поднялась на цыпочки, взасос поцеловала меня в губы и как была, в шубке, молча потянула меня обратно в комнату. Неожиданно я заметил, что мой героический аппарат вдруг чуть опустился, только остатки возбуждения наполняли его кровью. Я вдруг почувствовал острое желание выпить. Будучи после погони за Аллочкой к лифту в том состоянии, когда мысли переходят в действие, - А не выпить ли нам еще. Коля, там еще что осталось? Кроме прочего, я еще и понимал, что вот так все прекратить тоже не дело, оставшаяся натянутость будет ничуть не лучше. Ну и, конечно, создавшаяся ситуация все равно оставалась в чем-то притягательной. Я в это мгновение не хотел заваливать никого из дам, н Когда последние капли были выжаты мною "на счастье" в Аллочкин бокал, Леночка встала на колени с бокалом в руке и спросила: - Ну и какой же тост? К этому времени Наталья запалила посреди импровизированного стола пару свечей, аккуратно подложив под них лист бумаги, чтобы не запачкать паркет, и великолепная Леночкина грудь была ясно видна в мерцающем свете. Все заинтересованно ждали. Выдумать тост, к - Стоп, так не пойдет! Господин офицер, кто же пьет за дам в таком состоянии? - При этом она показала глазами на мой инструмент преклонения перед прекрасным полом, сохранявший разве что остатки рыцарства. Опустив глаза, я сконфуженно пожал плечами. Удар пришелся не в бровь, а прямо в то самое место, в которое пуля дум-дум поразила Тома Холла в известной балладе Киплинга. Я понимал, что никакое усилие воли не поможет. Выдумать какое-нибудь оправдание было х Фрейм 9. Поцелуи сирен

27. Но из отдельных ведущихся рядом боев слагается и бой в целом. Клаузевиц. "Общая теория боя".

Но Леночка не ограничилась критикой, а имела конструктивную программу действий. Она аккуратно поставила свой бокал на пол, взяла у меня мой и поставила рядом, а затем снова выставила свою грудь на всеобщее обозрение и произнесла: - Милые дамы, неужели мы не поможем господам офицерам сохранить ихнюю офицерскую честь. Девочки, у меня есть одна идея, - и она нагнула к себе голову Аллочки, поманила рукой Наталью и что-то быстро им зашептала. Несколько секунд дамы слушали молча, затем Наталья хихикнула и захлопала в ладошки, Аллочка же закусила губу, искоса посмотрела на меня и затем кивнула головой. Тем временем Леночка продолжала шептать, Наталья опять захлопала, а Аллочка опять кивнула. Лен - Ну их на эту самую офицерскую честь, давай выпьем. Без тостов. И мы молча выпили. Без всяких тостов. Закусили яблочками и сразу стало нам так хорошо, что ни в сказке сказать ни пером описать. Переглянулись мы с Колей, хмыкнули и налили еще по одной, но тут из-за моей спины появилась Леночка и мягко, но настойчиво, от - Господа офицеры, не ссать. Яйца мы вам перевязывать не будем. Спокойно. Спокойно. - и с этими словами она накинула на глаза хозяину квартиры повязку из черной ткани, а затем аккуратно затянула ее на затылке. После того, как Николай был упакован как заложник "Красных бригад", дамы подступили ко мне. Но я уже успел оценить некоторое неудобство Колиного положения, поэтому отступил к креслу-кровати и стал его раскладывать. Моя покладистость, будучи сродни той, в Когда мир исчез за черной повязкой, я вдруг вспомнил классику: путешествие Одиссея. У него, помнится, было аналогичное приключение с сиренами. Только ему не повезло, сирены до него не добрались. Первые несколько десятков секунд ничего не происходило, дамы продолжали шептаться. Неожиданно я услышал резкий запах коньяка. Голос Аллочки спросил: - А чем закусывать? - А вот яблоки. - А не мало? - Мало?! - Коля подал свой голос. - Да вы сейчас упьетесь в жопу и забудете нас развязать! - В попку дорогой, в попку. - Леночка подкрепила свои слова неким, мне неизвестным, действием, от которого Коля ойкнул. Я же вдруг почувствовал две пары рук на своем теле, потом кто-то горячо поцеловал меня в губы, и другие губы заскользили по животу, под Впрочем, милосердие противник проявил. В лице Леночки. Не знаю, что она там делала с супругом, но я вдруг почувствовал ее ручонку. Слава Богу, я предусмотрительно пододвинул кресло-кровать к месту Колиной упаковки. Ей даже не пришлось тянуться. Но все хло Некоторое время я слушал Колино пыхтение и изредка чмокающие звуки. Никаких сомнений относительно того, что с ним делали, у меня не было. С каждой секундой мне становилось все более и более одиноко. Наконец Коля застонал особенно громко и тут же кто-то из - Садись ему на лицо. - Наталья вспомнила одну из замечательных поз бальной ночи. - Как? - Недоумение Аллочки было особенно явным с учетом сильного подпития, сквозившего уже не в каждом слове, а в каждой букве. - А вот так! - и я почувствовал, как подушки кресла просели под Натальей, затем ее бедра сжали мое лицо и мои губы сошлись с Натальиными губами (точнее - с теми из Натальиных губ, которые были не поперек) крест-накрест. Точность посадки была изумительной: Больше всего мне не хватало рук. Не для того, чтобы освободиться. Мне хотелось мять, тискать, рвать то тело, или те тела, которые были надо мной. Но руки невозможно было освободить прямо сейчас, я мельком вспомнил про бритву, но слишком долго было искать И одновременно я методично, не изменяя ритма, терзал языком Натальин бугорок, и она тоже взвыла, слив свой крик со вторым, уже куда более отчаянным криком Аллочки (Леночки?). Наши панельные дома вы знаете. Интересно - что чувствовали соседи? Не услышать э Когда крики затихли, Наталья слезла с моего лица, а горячая глубина отпустила моего героического пахаря, я услышал рядом чмоканье и Колины стоны. Поскольку я продолжал наполовину считать, что нижняя часть моего тела была во владении Леночки, я почувствова Но тут мои размышления были прерваны третьими губами, которые прошлись по моему лицу, шее и нашли, наконец, ту самую точку под подбородком, прикосновение губами к которой действует на меня как огонь на порох. Если при этом есть хоть чуть-чуть нежности, то И это "Расслабься" сдуло с меня очарование. Какая тут к черту нежность среди упившихся в три попки баб. Я вновь почувствовал горячий язычок, скользнувший по моим чреслам вниз, к мошонке и закончившийся поцелуем в промежность, и я снова чуть было не взвыл, Сразу пользоваться свободой я не стал. Я держал руки под креслом в том же положении, как и раньше, натягивая чулки, чтобы со стороны не было видно, что они ослабли. Еще некоторое время меня терзали в два ротика внизу, Аллочка же покинула меня и сбоку снов Фрейм 10. Эти глаза напротив ...

40.б Духовные силы, вступающие здесь в дело, могут обратить бой в предмет воодушевления ... Клаузевиц. "Общая теория боя". - Слушай, а ты когда-нибудь видела глаза мужа, когда делала минет? - Не помню ... Вроде нет. А что, неужели что-нибудь особенное? - Ты знаешь, да! Я и сама не подозревала до вчерашнего дня. А вчера, представляешь, стою я на коленях, делаю минет, и вдруг открывается дверь, входит мой муж, и я вижу его глаза ... Из разговора двух подруг.

Ревность - интереснейшая штука. Она представляет собой один из самых мощных сексуальных факторов. Но до этого мгновения я понимал это скорее теоретически. Практика оказалось куда более ошеломляющей. Первое, что я увидел, была Аллочкина попка. Сама же хозя Или? Именно или. Не было уже выбора. Ибо Аллочка уже обернулась ко мне, и не было в мире ничего, кроме ее взгляда. Тончайшая струйка слюны еще тянулась от ее губ к атласной коже головки, ее пальцы продолжали машинально мять основание чуть изогнутого стержня, т И хотя ревность раздирала меня нараставшей волной ярости, я, как загипнотизированный, опустился вдруг на колени, впился губами в мокрую глубину, дергающуюся под моими прикосновениями, и стал жадно пить накопившуюся там горечь ... А потом я поднялся с колен. Корчился ничего не видящий и не соображавший под черной повязкой Коля, корчился, нагнетая кровь в член, почти полностью скрывшийся в ее губах, рту, горле. Тихо стонала Леночка, наступившая коленями на свои руки, чтобы сдержать Все с тем же неизбывным возгласом: "Ах ты, сука!" я вошел в нее мощным, на всю глубину, движением. В ответ она еще сильнее, хотя казалось, куда уж, оделась ртом на Колин фаллос, исчезнувший в ее губах без остатка. И сквозь этот кляп рвался наружу ее отчая А я продолжал накачивать Аллочку все сильнее и сильнее, и все сильнее и сильнее выгибалась вверх ее попка, и я вдруг взвыл на десяток дополнительных децибел, вышел из нее, рывком развернул ее к себе, схватил за волосы и буквально одел ее лицо на свой член Как только Аллочка оторвалась от супруга, Леночка кинулась к нему, сорвала повязку и стала целовать его в губы, потом опустилась на колени и стала страстно сосать его член, умудряясь при этом смотреть ему в глаза. Некоторое время Коля не мог выговорить ни - Да развяжите эти чертовы веревки! - Не веревки, милый, чулки, твой любимый реквизит, сам сказал однажды, что если быть удушенным, то только чулками, помнишь? И развяжу я тебя, развяжу, обязательно, только потом, миленький, потом. В нашей программе еще один номер. - Все это Леночка произне Но Леночка не пала духом. Не будучи обескуражена неуспехом первого натиска, она бодро чмокнула меня напоследок, шмыгнула мне за спину, вновь появилась предо мной и стала тихонько толкать меня назад, не отводя от меня лучистого своего взора, в котором, каз Наталья и Аллочка вернулись к жизни почти одновременно с моим членом. Они заинтересованно смотрели на процесс оживления покойника, а в тот момент, когда он, окончательно восставший из мертвых, был отпущен на волю, готовы были, по моему, даже зааплодироват До сего момента он сидел совершенно молча, обескуражено открыв рот и оторопело смотря на чудо воскрешения. Судя по всему даже речь первобытного человека вышла уже за пределы его возможностей. Но встретив взгляд своей супруги, он оживился, снова задергался Мой стул стоял так, что я сидел к Коле боком, и все действия супруги были ему прекрасно видны. В описываемый момент она слегка отодвинула мою ногу и чуть сместилась, чтобы смотреть в глаза благоверному не поворачивая головы, и чтобы он видел все в подробн - Милый, ты столько раз говорил, что я так очаровательно делаю минет, что ты жаждешь посмотреть на сей процесс со стороны. Я счастлива, что могу, наконец, доставить тебе такую радость. Смотри! - И, обернувшись к Аллочка и Наталье, добавила: - Девочки, когда он совсем будет умирать от одиночества, придите ему на помощь. Но не раньше, хорошо? Последующие пять или семь минут, точно не помню, я мучался жуткой дилеммой: куда смотреть. С одной стороны, Леночка была столь очаровательна за своим занятием, что никак невозможно было оторвать взгляд от ее по-прежнему лучистых глаз, от налитых кровью гу Последний резерв в лице Аллочки и Натальи вошел в бой тогда, когда несчастный Коля уже глаза стал закатывать, будучи не в силах справиться с обуревавшими его чувствами. Наталья опустилась перед ним на колени и приступила к делу. Этим она остановила сполза Вытерев по этому случаю пот со лба, я пустил в ход руки и ухватился левой за Леночкину грудь, а правой стал помогать ее головке одеваться на мой член. На некоторое время это добавило ей энергии, и я было подумал, не кончить ли мне еще раз, но эта мысль, п Аллочка, попав в положение третьей лишней, попыталась было исполнить роль ассистента при Наталье, но не встретила с ее стороны должного понимания и вынуждена была прийти на помощь Леночке. Та охотно подвинулась и некоторое время они передавали мой член из В один из моментов, когда Аллочка на некоторое время завладела моим сокровищем единолично, Леночка что-то прошептала ей на ушко. Та, послушав, изобразила некую гримасу, означавшую что-то вроде: "Не знаю, зачем тебе это нужно, но если очень уж хочется, то Наталья к тому времени уже вошла в раж, ее язычок танцевал по поверхности Колиного члена, демонстрируя чудеса игривости и изобретательности. Зная Наталью, я мог сказать, что она только приступала к основной партии. Но, увы, ей не суждено было эту партию з Повернувшись ко мне попкой, Леночка взяла меня за руки и прижала к себе, поелозив ягодицами по моему члену. Затем осторожно, но решительно отодвинула Наталью в сторону, и отобрала у нее главную семейную реликвию. Наталья разочаровано повиновалась. Вступив в свои супружеские права, Леночка некоторое время смотрела в глаза своему благоверному. Судя по его реакции, взор ее был по-прежнему лучист, как у ангела небесного, и Колина душа с дополнительной силой ринулась вверх. Приятно было видеть, что супр Взгляд ее был не то чтобы уже лишним, ТАКОЙ взгляд быть лишним в принципе не может, но вряд ли уже что мог изменить, потому что поднятая мне навстречу попка была никак не менее красноречива. Я еще успел подумать, что идеи взаимопомощи и сотрудничества в п Оставшаяся без дела Наталья пристроилась все-таки к Коле, сунув ему в рот свои сиськи. Как он их ей не откусил - не знаю. Другого способа выразить то, что его терзало, он в тот момент не имел. Тем временем Аллочка, дел у которой оказалось еще меньше, чем у Натальи., то есть попросту никаких, растерянно бродила вокруг нас, внося своим неприкаянным видом явный диссонанс в наш квартет, понемногу обретавший опыт и мастерство. Неизвестно, какая гени - Да развяжите вы мне наконец руки! Меня эти чулки совсем заебали! Я оценил этот рывок вверх по дереву эволюции. Нечего и говорить, сколь рад был я осознать, что мой товарищ не деградировал при моем попустительстве до состояния питекантропа, а понемногу возвращается в лоно цивилизации, заново обретая счастье осмысленной Аллочка же, маявшаяся от полного безделья, оказалась увы, не способна подойти к вопросу философски. Вместо того, чтобы предаться размышлениям о великом чуде второго рождения цивилизованного человека в Колином лице, она отыскала где-то большие ножницы и ра Обретя долгожданную свободу, Коля, тем не менее, не предпринял никаких решительных действий. Он немного помахал руками, не отрываясь от живительного источника, найденного им в Натальиных сиськах, и в конце концов его конечности обрели себя на Натальиной п Но в этот момент силы мои подошли к концу, точнее - ушли из него. На последних остатках возбуждения я симитировал подергивания оргазма и вышел из Леночки. Вовремя. Мой член почти мгновенно опустился. Но она уже разразилась настоящим оргазмом. Я как мог по Первой подала голос Аллочка. Мы с ней сидели на полу, обессилено приникнув друг к другу плечами. Она прокашлялась. Я лениво повернул голову и встретился с ней взглядом. Ничего хорошего я в нем не прочел. Некоторое время она совершенно бесстрастно смотрела - Внимание. Через двенадцать минут наш лайнер должен совершить посадку в аэропорту города Сочи. Просьба пассажирам одеть трусики и пристегнуть ремни. Пассажирке, забывшей в кабине пилотов розовый лифчик восемнадцатого размера с сиреневыми оборками, просьб Мы все удивленно воззрились на нее. Мне показалось, что шутка не то чтобы неудачная, не то чтобы непонятная, а вроде и то и другое. Я осторожно спросил: - Дорогая, ты готовишь себя к новой профессии? - Нет, - Леночка поднялась с пола, подошла к окну и слегка откинув штору, выглянула во вьюжную ночь, - она напоминает, что на улице холодно и что у нас настоящий бардак. - Это ЕЙ кажется, - подала голос Наталья, - а для меня лично никакого бардака еще не было. Лично меня раком - в рот, а потом наоборот еще не пользовали. - Что касается наоборот, то и нас еще нет. - Леночка еще раз посмотрела в окно, зябко повела плечами, очевидно от мысли о том, как там мерзко и холодно, и решительно задернула штору. - Аллочка, милая, даже если мы на этом закончим и мой благоверный потянет меня в спальню играть роль Дездемоны, вам все равно можно оставаться здесь в тепле до самого прихода следственной группы. Дорогой, - она повернулась к Коле, - я готова принять кару. - А без трусиков нельзя? - Коля вопросительно поднял брови. - Дорогой, без трусиков принимают другую кару. Если ты способен, то я тем более готова. Хочешь здесь, хочешь в спальне. Могу даже на абажуре. Жалко рояля нет. Музыкальная, говорят, штучка. - Вы тут вопите получше рояля. - Коля поднялся, продемонстрировав свою полную неготовность к роли палача в той экзекуции при которой трусики не нужны. - Что я соседям завтра скажу? - Так и скажи: бардак был. Тогда им придет в голову что угодно, кроме того, что на самом деле. - Леночка хихикнула, вернулась и опустилась на пол рядом с нами, привалившись спиной к ножке кресла-дивана, к которому привязывали меня во время предыдущего акт - А хочется раком - в рот, а потом наоборот? - Я повернулся к Наталье, наблюдая краем глаза за реакцией Аллочки на мой вопрос. Реакция была неожиданной: Аллочка вдруг густо покраснела. Это было так очаровательно, что у меня даже член зашевелился. Но через - Мало ли что мне хочется. - Наталья критически поглядела на Колю, который открыл шкаф и шарил внутри в очевидных поисках чего-нибудь выпить. Потом приподнявшись, заглянула мне в район паховой области. Не увидев и там ничего обнадеживающего, она разочаров - Мало ли чего мне хочется. - А вообще-то знакомый вариант, а Наталья? - Я приподнялся, чтобы лучше пронаблюдать за реакцией Натальи на мой провокационный вопрос. Но реакция пришла совсем с другой стороны: Аллочка влепила мне пощечину. От неожиданности я шлепнулся обратно, обалдело - Аллочка, не обижайся, - Леночка пододвинулась к ней и обняла за плечи, это у него от одинокой жизни и от привычки к онанизму. Он просто хотел поговорить на такие темы, чтобы у него встал. Он забыл, что это наша забота. Не волнуйся, Вадимчик, - она пов - Мы тебя в беде не оставим, Наташенька. Коли сама поднять не можешь, поможем. Выебут тебя, выебут, обещаю. Наталья молча проглотила оскорбление, но по мелькнувшей в ее глазах тени я понял, что она костьми ляжет, но отомстит. И действительно, отомстила, но значительно позже. Как говорил Йозенька Джугашвилли: месть особенно хорошее блюдо, когда хорошо остынет. Н Фрейм 11. Утерянный рай

15. Размер победы зависит от количества взятых при этом трофеев. Клаузевиц. "Общая теория боя".

И потом мы танцевали. Довольно долго. По уже установившейся традиции мы начали в сочетании 2 + 2 - 1 Леночка перешла ко мне от Коли с уже закрытыми глазами, губками, поднятыми для поцелуя и ручонкой, вытянутой навстречу в поисках члена. Она его тут же нашла и начала свою неумолимую работу, от которой щемило и сладко замирало сердце. Но, как я уже сказал, Через два танца мы уже выработали правильную позицию: дама левой рукой обнимает партнера, а правой ласкает ему член, он же держит правую руку у нее на попке, а левой тискает грудь. Замечательная, я вам скажу, позиция. Мне до сих пор кажется, что танцевать Внешне все выглядело чуть ли не так, как в самом начале этой сумасшедшей истории несколько часов назад. Но по сути ... На исходе второго круга ротации кадров Наталья (первопроходец ты наш!) решила, что нововведения не помешают, и попрощалась со мной, опустившись на колени и от души всосавшись в мой член, который в этот момент был уже на половине эволюционного пути от пипи - Дорогой, ты хочешь сказать, что следующий танец называется минет? Дорогой не ответил ничего, но Наталья слегка смутилась и поднялась на ноги. Я думаю, что причиной ее смущения на самом деле был дефицит пионерского духа, наблюдавшийся как у Коли, так и у меня. Леночка хмыкнула и не стала развивать традиции. Я не возражал А ведь была еще и левая рука, которая то с наслаждением перебирала резинки и кружева, обрамляющие Аллочкину и Леночкину попки, то бродила в тесной глубине снова (и весьма к месту!) одетых Натальей штанишек, то впивалась в эти самые попки, наслаждаясь их п Но все кончается. Кончились и эти волшебные танцы. Господи! Если бы у нас хвалило ума именно с этого и начать и этим же и кончить! Когда сейчас, с расстояния в десять лет я вспоминаю эту ночь, когда мы медленно кружились под непонятные слова на чужих язык Но все кончается. Любой процесс в своем начале несет зародыш конца. И наши с Колей зародыши концов превратились-таки в конце концов в настоящие концы. И ручонки наших дам уже не в состоянии были выразить всю глубину их к нам симпатии, и во время одной из

* * *

Мы сидели на кухне и пили шведскую водку. Кроме пары очередных дырок в шкуре это был чуть ли не единственный трофей, вывезенный мною из моих трехлетних скитаний. Странными путями ключи от моей квартиры, отданные Алле перед отъездом, оказались у одного из И она первая сказала мне то, что говорили многие и думали все. И я вспомнил глаза Инги, полные боли, когда она, сидя в машине, молча смотрела, как я поднял чемоданы и, поминутно оглядываясь, побрел к зданию аэропорта. И я понимал, что больно ей было не ст И сказав это, Леночка встала, вышла из кухни, и вернулась через минуту, кутаясь в шубку. - Тебе холодно? - удивленно поднял на нее глаза Коля. - Немного. - Она налила себе щедрой рукой, не менее щедро плеснула нам и поставила на стол полупустую бутылку. - Водка очень холодная. - А тебе не много? - Боишься, что я упьюсь в жопу? - В попку, дорогая, в попку. - Вспомнил, муженек? - при этих словах она стрельнула на меня глазами, в которых я неожиданно прочел тот давний огонь, а затем запустила руку в шевелюру своего благоверного, шутливо дернув его пару раз за волосы. - С тобой забудешь. - Коля засмеялся. - А ты помнишь? - Она оглянулась на меня. - Ой, дорогая, - Коля, отодвинувшись, внимательно посмотрел на нее, - ты меня от той глупости излечила. - Ну как не помнить? - Я мечтательно улыбнулся, а затем стыдливо отвел глаза в сторону. - Излечила? - Леночка с оттенком сомнения посмотрела сквозь свой стакан на свет, как бы относя свой вопрос к некоему другому предмету, и оставляя воспоминания за рамками разговора. Затем подняла стакан. - Поскольку вы не готовы пить за дам-с, господа офиц - Такие приятные? - Коля усмехнулся. - Дорогой, это был такой замечательный соус к любимому блюду. - И с этими словами она опрокинула стакан и взасос поцеловала его в губы. Оторвавшись, она сказала: - Пейте, господа офицеры. До дна. - И когда мы выпили, откинулась на стуле и, придерживая одной рукой шубку на груди, вторую запустила себе в волосы и посмотрела на меня все тем же взглядом. - Вадим, я здорово постарела? - Нет. Нисколько. - А так? - и с этими словами она встала и одним движением сбросила с плеч шубку, под которой оказался тот самый наряд, в котором она за шесть лет до того вошла в полутемную комнату, введя всю нашу милую компанию в шок. В особенности мужа. В сундуке она вс - Лена! - Коля отшатнулся назад. - Ты что? Мы же договорились! - А Наталью вы отодрали до того как мы договорились или после? - Какую Наталью?! Когда?! - Когда? На конференции в Дагомысе. Какую? Ах да, их было две. И обе Натальи. Сначала одна, потом другая, потом опять первая, потом обе вместе. Так, дорогой? Или в другом порядке? Коля мгновенно метнул на меня укоризненно-вопрошающий взгляд, но встретив обескураженное отрицание в моих глазах, снова взглянул на супругу, и тут только понял, что попался. Отпираться было уже бесполезно. Я же высказал не столько догадку, сколько утвержд - Наталья?! Леночка даже не кивнула в ответ, но по какому-то оттенку ее взгляда и я и Коля мгновенно поняли, что да, сама Наталья проинформировала однажды соперницу о своей победе. Не сговариваясь, мы с Колей в два голоса выдохнули: - Вот сука! - и Коля обескуражено сник на стуле. - Кто? Я? - Леночка выпрямилась и с негодующей гордостью выставила вперед свою великолепную грудь, которая, казалось, через мгновение разорвет лифчик и вырвется наружу. - Наталья. - Коля проследил за моим взором, уставился на натянутые кружева с очевидной мыслью о том, что вот-вот и они не выдержат, и уточнил. - Да и ты тоже. - А ты думал я хуже? - И Леночка сделала шаг назад, оправила и так идеально сидящие трусики, затем пояс и чуть повертела попкой из стороны в сторону, скосив глазами сначала налево, а затем направо, как бы критически оценивая свои достоинства, и, придя к в - Господи, ну что с тобой делать? - Коля растерянно смотрел на нее, опустив плечи. - Ты прекрасно знаешь, ЧТО! - И с этими словами она шагнула вперед, села ему на колени и провела ладонями по его лицу, разглаживая морщины. - Милый, - она поцеловала его, - милый, будь хотя бы честным. Пусть через пять лет. - А сразу не могла? - Не хотела, дорогой. Да и случая не было. А теперь Вадиму надо забыть свою шведку. А то он вообще с ума сойдет. Правда, Вадим? - Она оглянулась на меня. - Была шведка-то? Или не одна? - Одна. - Совсем плохо. Будь не одна, и забывать нечего. Я нашел в себе силы и поднялся: - Вот что, я, пожалуй, пойду. - Куда ты пойдешь? Тебе некуда идти. - И с этими словами она поймала меня за ремень и одновременно наклонилась к мужу и взасос поцеловала его в губы. - Дорогая ... - Коля не нашел больше никаких слов. Леночка же встала, подошла к двери и из нее обернулась к нам: - Ладно, мальчики, тогда хотя бы потанцуем. Коля встал, беспомощно посмотрел на меня, потом опустил глаза вниз, безуспешно попытался поправить тренировочные штаны, которые уже ничего не в состоянии были скрыть, пожал плечами и сказал: - Черт с ней. Пошли, что ли? - И мы пошли. Но это уже совсем другая история. * * * В конце концов я, похоже, дополз до постели. Там со мной случилось следующее просветление. Аллочка вроде пришла в себя и сидела на кровати, держа мою голову на коленях. Ко мне привалилась в уютной позе Леночка. Они о чем-то говорили. Краем ускользающего с Следующее, что я помню, было уже утро, серый свет из окна, голова Аллочки у меня на плече и три тела на полу, закутанные в одеяла. Эта картина вскользь промелькнула в моем мозгу и я опять вырубился и окончательно проснулся только тогда, когда из соседней Фрейм 12. Хмурое утро

16. Значение победы зависит от важности цели, достигнутой при помощи нее. Клаузевиц. "Общая теория боя". И буря мировых пространств Леденила насквозь его, И он стремился на адский огонь, Как на свет очага своего. Киплинг. "Баллада о Томплисоне".

Было позднее зимнее утро. Свет пробивался сквозь шторы, освещая все те же три закутанные в одеяла тела на полу. Потом из-под одного из одеял показалась голова Леночки, она спросонок повертела головой, встретила мой взгляд, радостно улыбнулась навстречу, д - Ну сейчас, сейчас, здесь она, здесь, сейчас разбужу. Поставив телефон на пол, она извлекла откуда-то из-под одеяла Наталью и сунула ей трубку. Наталья что-то промычала спросонья, сначала Елене, затем в трубку, а затем, вдруг сразу очнувшись, села на пол. Привожу здесь ее половину диалога с супругом, который - Ну. - ... - Ну. - ... - А сам то где был? - ... - Хорош врать. Скажи сразу, сколько лет той старой дуре, которая на тебя позарилась? - ... - Это ты ей и рассказывай, может поверит. - ... - А какое твое собачье дело? Сам по блядям отправился, а я чем хуже. - ... - Бардак, в натуре. Ты же сам сказал, кто бы спорил, а я не буду. - ... - А какое твое собачье дело. Со всеми, кто остался. - ... - Натурально. С каждым по отдельности и обоими вместе. Раком, в рот, а потом наоборот. - ... - Не, мы не лесбиянки. - С этими словами она, пошарив под одеялом, вытащила на свет божий сильно погасший Колин член, сама же легла на пол, пытаясь пристроиться к нему поудобнее, при этом оказалось, что на ней все те же вывернутые на бедра штанишки, видно - Как что, разве не слышишь? Хуй сосу. - ... - Кому? Щас посмотрю. - Она демонстративно подняла глаза на Колю и, как бы узнав его, кивнула, и бросила в трубку: - Николаю, это Ленкин благоверный. - ... - Как что делает? Смотрит, опыт перенимает. Еще не все переняла. Но ты не бойся, она способная. Вот Вадим подтвердит. - С этими словами она повернулась ко мне и замахала мне рукой, подзывая к себе. Первым моим побуждением было отобрать у нее трубку и сказать что-нибудь опровергающее. Мне стало жалко бедного рогоносца. С этими намерениями я слез с кровати, подошел к Наталье и было собрался привести свой план в действие, но тут, наконец, сообразил, чт - Я же русским языком тебе говорю, хуй сосу. Правда теперь Вадиму. - ... - Да, тому самому, только его Аллочка теперь закадрила. - ... - Тоже здесь. Рядом лежит. - ... - Да нет, проснулась. - ... - Видит, конечно. Ты че, оглох с перепою? Я же те сказала, что у нас бардак. - ... - Щас спрошу. - и, обращаясь уже к нам, она громко, чтобы слышно было и на той стороне провода, произнесла: - Мой присоединится хочет, звать? Не сразу сообразив, что вопрос задан не всерьез, и я и Леночка одновременно в панике замахали руками, пытаясь показать, что, мол, что угодно, только не это. Наталья в ответ кивнула, что мол поняла и опять в трубку: - Не, не хотят. Ты им не подходишь. - ... - Не веришь, не надо. А хочешь, приезжай, и сам посмотри, только не надейся, тебя не примем. - ... - И я не дам. Как все, так и я. Вот дома - пожалуйста. Если хорошо себя вести будешь. - ... - Ладно, ты приезжай, а там разберемся. Заодно Аллу с Вадимом домой отвезешь. А то они притомились, сам понимаешь. Вадим меня два раза только насиловал. А сколько раз добровольно, я не считала. А еще двух остальных тоже надо было трахать, так что он тебе - Размечталась! - машинально буркнул я, вырвав из Натальиных рук свою вяло подергивающуюся собственность. Бедный мой воин пытался, конечно, приподняться, чтобы отдать честь, но у него это получалось чуть хуже, чем у смертельно раненого партизанского связн - Хватит болтать, приезжай, сам все увидишь, спросишь, в морду дашь, а скорее сам получишь. Учти, что их двое, не считая меня, Аллочки и Леночки, а ты и со мной справиться не сможешь. Седьмой этаж, квартира справа последняя. А где дом и какой подъезд - зн - Ленка, милая, найди мне иголку и белую нитку, быстро, а то и впрямь поверит, дерьма потом не оберешься. Ему пятнадцать минут ехать, а нам всем еще одеться надо. И тут до нас до всех окончательно дошло, что же произошло на наших глазах, и мы попадали от хохота кто где был. До этого момента нечистая совесть чуть было не заставила всех нас поверить в то, что Наталья и впрямь собирается открыть истину своему благовер Но шутки шутками, а подготовиться к приезду Натальиного супруга было необходимо. Мы с неизвестно откуда взявшейся энергией ринулись приводить в порядок и себя и квартиру. Через пятнадцать минут все было приличнее некуда: вполне одетые и даже слегка причес Утолив первый голод, мы стали обсуждать, куда подевался Натальин супруг. Сразу решили, что он собирает по городу друзей на подмогу, и если его мы, действительно, не очень боялись, то обсуждение возможного состава подмоги кончилось тем, что мы заявили, что Разговор лениво блуждал вокруг главной темы, но на некотором от нее удалении, начинать полноценный разбор полетов не хотел никто, не чувствовалось ни у кого особой гордости за ночные подвиги. Наталья спросила, поженимся ли мы с Аллочкой, мы хором ответили - А Козлов? Он, по слухам, разводится. Его благоверная что-то там отмочила такое, что ему без развода вся карьера хлопнется. А на Наталью он давно пялится. - Во-первых не она отмочила, а ее папаша. Причем, по слухам, папашу именно Козлов и заложил, чтобы вместе с ним в опалу не загреметь. - Леночка неожиданно оказалась очень осведомленной. - Во-вторых Козлов опять нужную дочку найдет, вы за него не волнуйтес - Когда это? - Коля поднял брови. - Дорогой, помнишь он тебя привез в жопу пьяного полтора года назад? - Смутно. Да, было нечто подобное. - Я бы сказала бесподобное. Я от тебя даже поросячьего визга не услышала. Я не говорю, что с тобой было поутру. Теперь помнишь? - Поутру? М-м. Кажется ... помню. - Еще бы. - Леночка усмехнулась. - Мы потом с полгода слова от тебя услышать не могли. Был тише воды ниже травы. - Ладно, ладно. Ты скажи лучше что Козлов тут выкинул. - Скорее вынул. - Даже так? - Именно. Не я же ему вынимала. - Так прямо сразу и вынул? - Да нет. Сначала попросил кофе сварить. Сказал, что не хочет за рулем уснуть. Но я думаю, это был предлог. До твоего состояния ему было ох как далеко. Он решил по классике, как там говорится: "Слово за слово ..." - Хуем по столу. - Какой ты догадливый, слов нет. У него, правда, еще пара слов нашлась. Ты ему, кажется, рассказал, как здорово я с твоим членом обращаюсь. - ...??? - Вот именно. Поскольку вы с ним до того одну блядь трахали на двоих. - Да не было такого! - Не знаю. Но он сказал, что ты ему доходчиво объяснил, что твоя жена лучше. Всю дорогу, можно сказать, рассказывал. - Да не .... - Да не было такого, я уже слышала. Ну что-то было, наверное, иначе откуда ему знать, что та шлюха и минет делает куда хуже, а про ручонки вообще разговора нет. А я ведь и сама знаю, ЧТО я умею. В особенности ручонками. Вот и Вадим подтвердит. Правда, Вад - В особенности ручонками. - Я не мог скрыть святую правду. - Во-во. Я, как ты сам понимаешь, от такого откровения малость опешила, прямо с туркой в руках хлопнулась на стул и сижу. И рот раскрыла. Ну он и решил, что в самый раз будет по столу постучать. Думал, что я рот раскрыла в ожидании. - Ну и? - Ну и смотрит на меня, как удав на кролика, и достает свое сокровище. Хуже, чем у тебя, это точно. Так что Наталья пусть не обольщается. - Откровение какое! - Наталья поджала губы. - Да он ко мне еще на пятом курсе пару раз приставал таким образом. Так что я давно знаю, что там не на что даже смотреть. Про остальное я вообще не говорю. - Ну а ты чего? - Коля был сама заинтересованность. - Ему здорово повезло. - В каком таком смысле? - Коля аж привстал на стуле. - А в таком, что кофе вскипеть не успел. - То есть? - Я когда увидела его сокровище, то решила, что в сыром виде оно несъедобно. - И Леночка, взяв со стола пустую турку, показала, какое движение она сделала. - Так ты его? - Коля хлопнулся обратно на стул. - Именно. Его крик, по-моему, аж в Нью-Йорке было слышно. Ну а в нашем доме только ты не проснулся. Когда наш хохот утих, Аллочка откинулась на стуле и, мечтательно улыбаясь, сказала: - Роскошно. Как жалко, что я не видела. Надо будет попросить Вадима, чтобы он Козлова обработал а'ля твой супруг и привел ко мне. А уж кофе я заварю. До полного кипения. - Ей Козлов всегда очень нравился, чтобы не сказать больше. Коля раскрыл было рот, чтобы, похоже, снять с себя хотя бы часть обвинений в разглашении семейных тайн, но в этот момент раздался долгожданный звонок в дверь. Мы все вскочили, Наталья тут же на нас зашипела: - Сидите, сидите, - и пошла открывать дверь. Я наблюдал Натальиного благоверного первый раз и, хоть и ожидал чего-то подобного, все равно был сражен его почти карикатурной внешностью. Ниже ее роста, лысоватый, толстенький, с навечно застывшим на лице выражением хитрой, а то и просто злобной подозрит Муж подозрительно осмотрелся по сторонам, явно ища следы того процесса, который так красочно расписала ему Наталья по телефону. Не обнаружив ничего особенного, он нехотя буркнул в ответ на наши приветствия. На вопрос Натальи, где он подзадержался, он такж Но как только за нами захлопнулась дверь подъезда, с лица Аллочки исчезли остатки оптимизма, и она остановилась, смотря перед собой в стену и не реагируя на мои вопросы. Когда же я уловил краем уха звук отъехавшей машины, она повернулась ко мне и с мертвы - А теперь давай, двигай. Когда будет следующий бардак, я тебя извещу. - Телефон оставить? - Сама найду. - Придется ведь к Коленьке обращаться. - Найду к кому обратиться, двигай. - Она продолжала смотреть сквозь меня в стенку. Судя по всему, ее начали мучить запоздалые сожаления о содеянном. Я мог ее понять, но мне совершенно не хотелось опять оказаться на холодной улице и ехать неизвестно куда в До сих пор я с благодарностью вспоминаю скамейку. Обычную скамейку без спинки, из тех, что ставят перед подъездами. В Аллочкином доме ее, оказывается, на зиму убирали наверх, на лестничную площадку между первым и вторым этажами. Эта несчастная обшарпанная За то короткое время, когда я волок слабо сопротивлявшуюся Аллочку наверх по лестнице, я сообразил, что приставать к ней в той манере, в какой я атаковал Наталью в момент второго изнасилования, было бы более чем бесполезно. В лучшем случае. В худшем можно Именно тогда я впервые понял, насколько верно изречение, что женщина любит ушами. Да простит мне Бог, если я отошел от истины, рассказывая, что я почувствовал, увидев ее впервые, когда на лекции по аналитике она сидела у окна и нечаянно выглянувшее зимнее Она обескуражено слушала, как я поклонялся ей издалека, как брезгливо наблюдал за ее романом с Коленькой, совершенно недостойным ее образа, который я хранил в своей душе с бережливостью старого скряги. Как не осмеливался к ней подойти остальные два года, Господь Бог вел меня в этой атаке, столь же безнадежной, как и атака американских торпедоносцев у атолла Мидуэй. Но отступать было некуда. И от описания чистой мечты, которой я жил, оказывается, все эти годы, я с отчаянной решимостью человека, которому не Понемногу я становился все более конкретным в описании своих грез. Выдуманные мной образы лились непрерывным потоком и этот поток от возвышенного парения в облаках плавно привел меня в бурное русло земной греховной жизни. И я стал говорить, что я чувствов После этого я перешел на будущее. Я рассказывал ей, как я хочу ее любить. В подробностях и без оных, но чаще в подробностях. Как я хотел бы делать с ней все то, что могли бы сделать все мужчины мира, поодиночке и все сразу. Что я буду искать в ней всех же Приблизительно на этом месте я добился результата. Ее сопротивление упало до нуля, затем до отрицательных величин, я обнаружил, что моя речь прервана страстным поцелуем, и мои руки отправились уже знакомой дорогой, разбираясь в знакомой, но от этого не ме На счастье, я получил некоторую передышку. Когда я бережно извлек ее грудь из-под одежды и потянулся, чтобы поцеловать ее в сосок, она забилась и высвободилась со словами: - Ну что же мы как маленькие, не здесь же, увидит кто-нибудь, пойдем ко мне, там же никого нет, ну что мы ..., - начисто забыв, что минуту назад она не собиралась и близко подпускать меня к своей квартире. Если я преждевременно стану импотентом, то этому счастью я буду обязан в первую очередь тому нечеловеческому усилию, за счет которого я смог сделать все остальное. Когда мы вышли из лифта, и за нами закрылась, наконец, дверь ее квартиры, она тут же оберну То, что я говорил ей тогда, на полу ее тесной прихожей, когда наши тела сплелись в беспорядочных объятиях, я не в силах теперь вспомнить. Но это было нечто невероятно возвышенное и еще более порочное. При этом я не ограничивал себя ни в выражениях, ни в д После этого я отключился. Молча. Позже Аллочка сказала, что ей пришлось меня раздеть и затащить под одеяло, ибо просыпаться я решительно не хотел. Но, судя по всему, хотя бы часть своих обещаний я все-таки выполнил. И в тот раз, и в последующие дни и ночи Вместо послесловия Эта история была записана мною приблизительно пару лет спустя. Наши с Аллочкой отношения не были простыми, и за эти два года мы раз пять сходились и приблизительно столько же раз расходились. Естественно, мы не один раз вспоминали события той ночи. Я, кон Некоторое время спустя подоспел кульминационный скандал, совершенно не помню по какому поводу, а поскольку у меня к тому времени образовалась, наконец, собственная квартира, я и канул в темноту, легкомысленно не забрав эти записи с собой. Тут я должен сделать некое отступление. Конечно, еще где-то на середине этой повести Вы стали догадываться, что в прочитанной Вами истории есть некоторые, скажем так, преувеличения, неточности, в общем - художественный вымысел. И, конечно, ждете сейчас от Исход первого Коленьки действительно сопровождался Аллочкиной речью, переданной мною почти дословно. По крайне мере она, редактируя, не стала ничего менять. И если в этой сцене и оказался какой вымысел, то он невелик и касается, разве что, декораций, на ф Наталья действительно говорила по телефону со своим благоверным поутру, причем ее половина диалога передана мною просто дословно, и если какие неточности и присутствуют, то только потому, что я - не диктофон, и тем более не стенографистка. Лифчик у нее де Лектор по фамилии Сивоконь действительно читал лекции по марксистско-ленинской философии на одном из естественных факультетов МГУ в начале 70-х. От автора: Могу только добавить, что человек это во всех отношениях достойный и его свидетельства заслуживают самого полного доверия. Правда, если Вы его спросите, имел ли место описанный выше случай на одной из его лекций, он с тактом истинного интеллиге Впрочем, стоп. Мне кажется, что я и так рассказал Вам слишком уж много относительно того, что же было на самом деле. Если я стану продолжать, то эта история будет вовсе лишена художественного вымысла, и, как следствие, того очарования, которое этим вымысл Так что в общем и целом вся она может быть отнесена категории fiction, если следовать англоязычной классификации, что означает, и не голая правда, и не полная лапша на уши, а что-то посередине. Но после того, как она была написана, ее прочли и одобрили вс В руки верных супругов Леночки и Коленьки (номер два) эти записки попали от Аллочки. Я уже говорил, что не забрал их при расставании, да и вообще забыл про них. Велико же было мое удивление, когда однажды в метро я встретил Леночку, и после радостных объя - А мы все прочли. Вадим, ты молодец. Надо же такое выдумать. - Ты о чем? - Я в первый момент даже не врубился, про что речь. - Как о чем? Ты хочешь сказать, что Аллочка сама написала этот "Вечер встреч", а нам сказала, что это твое? Да ни за что не поверю. Ей ни в жисть не выдумать. Да еще в таких подробностях. И Клаузевица твоего она в глаза не видела и в руки не брала. - Ах, это ... - Я стыдливо потупил глаза, лихорадочно вспоминая, ЧТО я там мог написать, когда маялся бессонными ночами на работе в обществе компьютера. - Не красней, не надо. Мы знаем, что ты скромник. Но в тихом болоте ... - Ну вот, сразу и в тихом. Обижаешь, начальник, - Ладно. Нам понравилось. Смеялись до упаду. Хотя, местами ... Надо бы подработать. Возможно. В общем, мы очень жалели, что тебя не было. Все, в том числе и Аллочка. По-моему, вы зря разбежались. Ты сам не жалеешь? - Ну, как тебе сказать. Жалею, конечно, только, сама понимаешь ... - Понимаю, понимаю. - И она мягким движением приложила свой пальчик к моим губам, спасая меня от ненужных оправданий. Затем с досадой посмотрела на часы и потащила меня к противоположному краю платформы, говоря на ходу: - Жалко, мне бежать пора. Тебе куда? - На переход. - Тогда слушай. Телефон наш помнишь? - Записан где-то. - А у тебя есть? - Поставили. Только-только. - Давай, запишу. И рабочий тоже. - Она достала из сумочки ручку и записную книжку, записала все мои телефоны, потом написала свой на листочке и сунула мне этот листок в карман рубашки: - На всякий случай, вдруг не найдешь. Слушай, позвони нам обязательно. Мы Аллочку пригласим. Жалко девку. Да и ты особо довольным жизнью не выглядишь. Молчи, молчи, знаем, что все вы у нас гордые, что ты, что она. Но я же тебя к ней в постель не укладываю - Не, не знал. - Она теперь под Козлова клинья подбивает. И, по-моему, не без успеха. Но долго рассказывать. Так что звони, и приезжай обязательно. На этой неделе не выйдет, на той, с середины. Лучше в пятницу. Позвони заранее. Только не исчезай, понял? - Ага. - Я тупо смотрел на нее, переваривая услышанное. - А сейчас прости, мне пора. - И она повернулась навстречу тормозящему поезду, но, перед тем, как войти в раскрывшиеся двери, еще раз обернулась и сказала: - Что еще написал, приноси. Нам всем ОЧЕНЬ понравилось, очень. Мой благоверный знаешь что сказал? Читай, говорит, это почаще. Так что я уже наизусть выучила. И не исчезай, звони и приходи. Может потом еще что напишешь. - И, когда поезд уже тронулся, посла

* * *

Наталья стояла у окна в коридоре. В первый момент я ее не узнал. Но, почти проскочив мимо, вдруг остановился, как вкопанный. Этот скелет в халате был Натальей? Не может быть! Но это была именно она. Тяжело опершись о подоконник, она смотрела в окно. На тот самый парк, в котором мы когда-то валялись на снегу после того, как ее замели при попытке проникнуть в общежитие и отпустили только через несколько часов. Левее была видна п Некоторое время мы молчали. Потом она, не поворачивая головы, сказала: - Что? Не та Наталья? Я думала, не узнаешь. Я ничего не ответил. Шок от увиденного был настолько силен, что и мыслей в голове никаких не осталось. Какие уж тут слова. - Между прочим, кроме тебя так никто и не пришел. Никто. Я опять промолчал. Что было говорить? Наталья некоторое время тоже не говорила ни слова, потом спросила: - А когда мы с тобой последний раз виделись? - В "Мерседесе" твоем. Года три. Или четыре. Не помню точно. - А ... Это когда я чуть в Триумфальную арку не въехала? - Ты и въехала бы. Если бы я руль не взял. - Ну да. Я тогда не за руль держалась. Слушай, - она вдруг оживилась, - а здорово как было! Никогда не кончала на скорости в сто пятьдесят. Ни до ни после. Как только нас ГАИ не засекло? - Сто сорок семь. Не преувеличивай. А оно и засекло. Только гаишник скромный попался. - Я вспомнил парня в капитанских погонах и его отвалившуюся вниз челюсть, когда он, заглянув в салон с трудом остановленного мною Натальиного "Мерседеса", увидел спину Н Некоторое время Наталья молчала, то ли предаваясь приятным воспоминаниям, то ли собираясь с силами, ибо сразу же за оживлением явно наступил упадок. При этом она судорожно сжимала край подоконника, будто боялась упасть. Потом спросила: - Слушай, Вадим, а почему все так? Почему ты бросил меня, скажи? Тогда, на четвертом курсе? - Не знаю. - Мне, правда, казалось, что она меня бросила, но я не стал ей перечить. - Врешь, знаешь. Боялся, что сбегу. У тебя же не было ничего. Одни дырки в шкуре. И жопу не умел лизать. А тогда без этого никак. Да и сейчас тоже. И до сих пор ничего нет. Точно? - После каждой фразы она делала долгую паузу. - Да ... Нет. - Я попытался было уточнить, а потом замолк. Чего уточнять. Права она. Права. - А я бы не сбежала. Это тебе та сучка напела, что если у мужика нет ничего, он не мужик. - Она имела в виду одну из наших сокурсниц, но та была куда позже, и если чего и плела то ли ей, то ли мне, то к нашим с Натальей делам это уж совсем не относилось. - Первый раз в жизни плачу. Первый. Ну ребенком плакала. Когда мама мороженное не покупала. А так, первый. Аборт делала, не плакала. И последний, наверное. А знаешь, как жить хочется? Нет, не знаешь. Ничего ты не знаешь. Ничего. - И одинокая слезинка пока Я стоял молча, с ужасом вдруг осознав, что ничего не могу ей возразить. Права она сейчас или не права - Бог знает. Не вспомнить уже ни мне ни ей, что мы думали и почему поступали так, а не иначе, чуть ли не двадцать лет назад. Но совсем гадко было бы опра - А аборт ведь от тебя делала. - Она по-прежнему смотрела в окно, только платочек достала из кармана и прикусила его уголок. Вместе с губой, кажется. - Сказать не могла? - Эта фраза вырвалась у меня помимо моей воли. Чего сейчас-то было разбираться? - Нет, наверное. Не могла. Все думала, говорить, или нет. Потом представила, как мамочка моя, сучка родненькая, будет тебя допрашивать, чем мы жить будем и на что. И как ты будешь молчать беспомощно. Плюнула и пошла. И тебе не сказала. Что говорить? И снова замолчала. Потом прижалась лбом к стеклу, постояла так, снова отодвинулась от окна, и, так и не взглянув мне в глаза ни разу за весь этот наш разговор, сказала, коротким вздохом переводя дыхание после каждой фразы: - Ладно. Иди. Спасибо пришел. Я знала, что придешь. Аллочка не пришла, а ты пришел. Ты господин офицер, да? Как был, так и остался, да? Ты никого бросить не можешь, да? А меня бросил. Ну хоть сейчас пришел. - И вдруг почти выкрикнула: - Да иди же ты, иди! Но я не пошел. Я сгреб ее за плечи, повернул к себе и прижал ее к груди, с ужасом ощущая невесомое костистое тело, схваченное уже лапами смерти. Несколько десятков секунд мы так и стояли, молча, потом она легонько отодвинулась, мягко, но настойчиво развер - Иди. Не слушай меня, наврала тебе я все. Иди. Мне теперь не так страшно. Только не приходи больше. Не надо. Иди. Умерла она через две недели. Но на похороны я не пошел. Не хотел никого видеть. Никого. Даже ее. Ее ведь уже не было, правда?

* * *

Но это было много лет спустя. А тогда, в метро, я тут же забыл о Наталье и о ее очередном замужестве, которое в конце концов и привело ее в больницу на Ленинских горах. Я проводил взглядом исчезающий в тоннеле поезд и поплелся на переход, раздумывая, что P.S. Простите, забыл про эпиграф. И кстати, черт бы с ним, с Клаузевицем. Надоел.

Но конец войны затерялся в крови. Так давай, мое сердце, говорить о любви.

Редъярд Киплинг