/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism,

Избавься От Кошмаров Прошлой Жизни

Валентина Чупятова


Чупятова Валентина Сергеевна

Избавься от кошмаров прошлой жизни

Чупятова Валентина Сергеевна

Избавься от кошмаров прошлой жизни

ПРЕДИСЛОВИЕ

Человеку несведущему эта книга может показаться малодостоверной и неубедительной.

Посему я, один из многих и многих несведущих, решил рассказать о том, что испытал сам, ибо сегодня я знаю: все рассказанное - правда, и ничего, кроме правды.

Не нами замечено: жизнь - это неизбывное, от рождения и до смерти, страдание. Страдают все. И те, у кого несчитанные миллионы, и те, кто стоит на улице с протянутой рукой. И неудачи, огорчения терпят тоже все.

Но кто задумался хоть однажды об истоках и причинах? Многие причины страдания, истоки его объяснимы, как, впрочем, и неудачи. Но нашелся ли на пространстве мироздания хотя бы один, кто не только бы "объяснил", но и самым простым способом, без лекарств и заклинаний, избавил?

Избавление... Согласитесь, ведь это главное, пожалуй. От страдания. От неудачи. От огорчения.

Смерть? О да, она избавительница от всего. Но мы - по слову поэта "живы наверняка" и хотим жить хорошо и спокойно.

...В 1952 году мне было 20 лет. Совершенно случайно (так показалось мне тогда) я прочитал документы и увидел фотографии, связанные с расстрелом Романовых в Екатеринбурге в 1918 году.

Прочитал, увидел и... забыл. И даже не подозревал, что проблема эта тлеет во мне и съедает меня без остатка. И началась она для меня... не в 1952 году, а гораздо раньше.

Но - по порядку.

С 1967 года (именно тогда газета "Комсомольская правда" вернула меня в эту трагедию короткой заметкой) я начал работать, и, верите на слово, не как исследователь, ведомый праведной (правильной!) идеей. Нет! Как сумасшедший, которого сжигает внутренний неугасимый огонь!

В 1976 году, незадолго до обнаружения захоронения, вдруг, неожиданно для себя (так мне опять показалось) написал стихотворение о расстреле царской семьи, где были такие строки: "...Юровский их ведет, или веду Их я, или ведут... меня, чтоб с ними расстрелять..." И еще: "Как лестница скрипит, как тяжелы шаги..."

Понятно, я был болен, и болен тяжело...

Мы (я и мои уральские друзья) нашли останки. Романовых похоронили. Взять да успокоиться. Но - нет...

Слабее, но тлеет во мне страшное прошлое.

...И вот Валентина Сергеевна Чупятова, психотерапевт, бывший хирург и автор этой книги (Вы, уважаемый читатель, сейчас её прочитаете), усаживает меня на стул и просит... вспомнить мои прошлые жизни.

Я не удивлен, не растерян. Я подчиняюсь врачу и вижу. Да, вижу, прошу мне поверить, себя.

...Бегут мужики в рубахах по полю с дубинками в руках...

...Стоит человек в кожаной куртке у деревянного двухэтажного дома из черных досок...

...Я - мальчик, на руках у курносой синеглазой няни, в комнате небогатого помещичьего дома, в который врываются матросы с пулеметными лентами, один из них стреляет в няню, но попадает мне в лоб.

...И я - у Господа, он - овальное пламя, вокруг - ангелы, внизу сонм миров, среди них, наверное, Земля...

А вот и реальная жизнь. 1955 год. Я в деревне, бежит собака, я стреляю в неё из "вальтера".

...И ещё раз...

...И еще...

Убил всех.

Убил себя...

...Сейчас я понимаю: эти стихи, эта работа, эти "сны" - это все из главного видения детства.

Мне пять лет. Ночью из дверей кладовки, одна за другой, выходили длинной вереницей 11 фигур в белом, одна из них склонялась надо мною. Мне казалось, что я умираю. От ужаса.

Но я не будил родителей. Я терпел. Этот сон преследовал меня несколько лет.

Почему они выбрали меня?

За что?

Теперь я знаю (кто усомнится - не стану доказывать): мой отец, как это называлось когда-то, "бил белых". Мать (позже) делала оружие на заводе.

Прав ли был отец?

Я - осознал. Я - понял, всю мою (и предков!) мерзость и неправедность, и я избавился от оков прошлых жизней.

Насколько же мне проще, спокойнее живется сегодня... И сколько бы ещё дней ни подарил бы мне Господь, уйду очищенным и избавленным и успею, верю в это, сделать ещё немало.

Читайте, размышляйте, сомневайтесь (а как же), но знайте: слово найдено не знахарем с рекламной картинки ТВ, а - психотерапевтом.

И еще. В 1968 году умерла моя мать, и мы с женой переехали в г. Долгопрудный, ближнее Подмосковье. Жена прочитала объявление в газете и в утешение (все же мы покидали Москву!) принесла домой сиамского котенка, мы назвали его Тишкой. Он скоро вырос, а так как у меня было много свободного времени (плохо шли мои литературные дела), я бродил по окрестностям и однажды взял с собой Тишку. Он шел рядом, как собака, плавал вместе со мной в пруду, встречных псов не боялся - прыгал им на загривок, и самые страшные овчарки разом ложились на землю, виновато прижимая уши...

Однажды я нашел в подъезде кота. Веселые дети вставили ему в зад карандаш. Я принес кота домой, но Тишка его не принял.

Что делать?

Я подумал: кот этот никому не нужен. А Тишке найти хозяина - раз плюнуть!

Жена и нашла: главного врача Долгопрудненской больницы.

Вскоре мы вернулись в Москву. Мои дела наладились, но кот, которого я подобрал, все же умер...

Мы поехали к врачу, он жил в двух остановках от Долгопрудного, в дачном доме.

Он встретил нас сухо и показал ободранные кресла и диван (у нас Тишка мебель не трогал).

- Где Тишка?

Доктор пожал плечами.

Я понял, что Тишка умертвлен, погиб.

Я понял, что я - предатель.

...Прошло 32 года. Мы со второй моей женой вновь живем на даче. В Москве нельзя - у нас двадцать пять собак (подобранных) и столько же кошек, уличных конечно.

Мы ездим в Москву на машине по Дмитровке и проезжаем мимо пруда.

В котором некогда мы купались с Тишкой.

И каждый раз я погибаю. Это не преувеличение: ощущать себя предателем, убийцей - избави Бог тебя, читатель, от этого...

Мне все хуже и хуже.

Остальное, читатель, ты прочтешь в этой книге...

Г. Рябов, кинодраматург, писатель, лауреат Государственной премии СССР

БИОКОМПЬЮТЕР

Но и другое тебе я поведаю В мире сем темном Нет никакого рожденья, как нет и губительной смерти Есть лишь смешенье одно С размещеньем того, что смешалось Что и зовут неразумно рождением темные люди.

Глупые! Как близорука их мысль,

Коль они полагают,

Будто действительно раньше Небывшее может возникнуть.

О природе

Какой мерзопакостный голос у этой старухи: то ли баба, то ли мужик. Так и хочется дать ей чем-то тяжелым по голове и выбросить в окошко. Но нельзя - надо терпеть. Она знает обо мне что-то, чего я не знаю. Ведь я сам пришел, ой, Господи, сама пришла к ней. Она меня за брыжейку не тащила. Как же я её сначала ненавидела. А сейчас вроде бы и ничего. Ну что ты ещё хочешь от меня, б... старая. Я уже не Зоя, я - Мериам. Я - мужского рода. Ой, чего это я опять матерюсь, давняя привычка. Так из меня это и прет. Лыбится, не обижается. Старая, а зубы белые, все свои и полный рот. Интересно, какой пастой она их чистит? И морда гладкая, совсем нет морщин.

Просит, чтобы я начинала работать со своим биокомпьютером. Да я уже как села в это долбаное развалившееся кресло, так и работаю с ним. И нечего мне об этом говорить. "Биокомпьютер, биокомпьютер"... Как у Райкина: "...в греческом зале, в греческом зале..." Все это её выдумки, чтобы людям голову морочить. Правда, я в метро лет десять не ездила, а теперь хоть бы что. А сейчас хочу понять, почему они все время выгоняют меня на Землю. Ведь я об этом знал, а потом забыл. Мне на Земле все надоело, неинтересно.

Ну вот опять понеслась в свое вечное, бесконечное прошлое. Ой, а может быть, в будущее. Сейчас сориентируемся. Снова туннели, туннели, им, как всегда, конца нет. Я здесь уже была. Я и без этой старухи это умею. Она сама меня этому научила, хотя я всегда это знал. Я - Мериам. Я один из тех шести. Я плотное фиолетовое облако. Я не тело, я дух. Я хочу управлять огнем...

У меня на приеме тридцатипятилетняя голубоглазая, очень миловидная блондинка. Если бы вы её встретили на улице, то непременно посмотрели бы ей вслед. И те, с кем она общается ежедневно, видят её преуспевающей, с неизменной улыбкой на лице и завидуют её всегда хорошему настроению. Но что же с ней сейчас происходит в этом кресле? Чем она так недовольна? И кто эти шестеро? И кто это мерзопакостная старуха? И о каком биокомпьютере идет речь?

Мерзопакостная старуха - это я. А биокомпьютер - это не головной мозг, как вы, наверное, подумали... Впрочем, давайте по порядку, иначе все перемешается и начнете зевать. А я эту книгу написала не для того, чтобы нажать на вашу любимую кнопку. Все скучно, неинтересно, как у этой голубоглазой блондинки. Но все-таки приготовьтесь сделать небольшие усилия, чтобы проглотить несколько ложек не совсем и не для всех привычной информации, потом распробуете и вся кастрюля пойдет на ура. Поэтому, пожалуйста, не злитесь, когда заметите, что в этой книге некоторые мысли повторяются несколько раз. Поверьте мне на слово: это необходимо. В названии книги обещаны прошлые жизни. Я понимаю, что вы ради этого и открыли её. Будут здесь и прошлые жизни, будут и будущие.

Я не первая пишу о прошлых жизнях. Есть достаточно психотерапевтических техник, которые позволяют попасть в прошлые жизни, но ни одна из них не обходится без специальных приемов воздействия на подсознание. Буквально его насилуя. Не поднимайте брови. Есть ещё и психотерапевтический секс. Это, как вы понимаете, образное выражение. От него получает удовольствие чаще всего специалист. Кроме того, эти техники требуют значительного времени. Врач, работающий в поликлинических условиях, когда в течение рабочего дня он должен принять 5-6 больных, просто физически не может их применить. Все техники имеют научно-познавательный характер и не направлены на решение конкретной проблемы, с которой приходит больной. А больному, когда жить не хочется, плевать на науку. Он хочет уйти через 30 минут без проблемы, с которой пришел. При этом надо учесть, что половину отпущенного на прием времени врач тратит на писанину. Вот и ухитрись за 15-20 минут больному с припасенной веревкой в кармане помочь радикально: чтобы он вышел от вас счастливым, а веревку выбросил в урну. У вас же в кабинете. Кто устанавливал нормы приема, тот, вероятно, представляет психотерапию только как гипноз или активирующие беседы. Но гипноз - это тот же насильственный метод воздействия на подсознание больного. Я здесь на стороне австрийского психиатра Зигмунда Фрейда. Гипноз загоняет проблему внутрь подсознания, имитируя мнимое благополучие. Психотерапия действенна по-настоящему только тогда, когда больной работает сам, без навязывания каких-либо приемов и внушений. А активирующие беседы подчас лучше удаются соседке на кухне. Вот почему у "населения" неправильное представление о психотерапии, а врачи других специальностей вообще смотрят на психотерапию как на что-то несерьезное, мешающееся под ногами.

Я не обладаю никакими сверхспособностями. Практикую очень простой и доступный всем метод психосамоанализа прошлых и будущих жизней. Пациент работает сам, со своим биокомпьютером. Я выполняю лишь роль консультанта.

Являюсь ли я автором этого метода? Я на это не претендую. По земным меркам эта методика - моя интеллектуальная собственность. И все-таки это всего скорее просто знания. Они всегда существовали в энергоинформационном поле Земли, как, скажем, и таблица Менделеева. Менделееву таблица привиделась во сне. Но во сне, когда человек уходит в астрал, может присниться только то, что уже существует. Для этого, конечно, надо много работать, чтобы настроиться на прием этой информации.

И изобретение компьютера тоже не было продуктом только клеток человеческого мозга. Прототип его уже давно существовал. Это биокомпьютер. Этот термин тоже придуман не мною. Он широко используется в специальной литературе. На мой взгляд, он удачный и отражает суть вопроса. А вот суть вопроса - это мое видение проблемы. Я опиралась на факты, полученные на практике. Насколько они приближены к истине, судить и тебе, мой читатель.

Итак, эта книга о работе нашего биокомпьютера, в файлах которого хранится вековая информация о том, что с каждым из нас происходило, происходит и будет происходить. Чтобы открыть тот или иной файл в биокомпьютере, не надо обучаться в специальных центрах и не нужна какая-либо особая подготовка или тренировка.

Не нужно быть геймерами и тренироваться целый год без выходных и с полным отрывом от учебы в школе, чтобы получить победу как результат. Хотя мне было очень приятно узнать, что наши ребята - виртуозы игры на компьютере - оказались лучшими на соревнованиях в Сеуле и получили долларовые призы. Это неплохо - улучшить свое материальное положение, особенно в нашей стране. Но насколько это обогащает душу молодого человека - вопрос.

В отличие от компьютеров и Интернета, созданных инженерной мыслью, в биокомпьютере заложена идея совершенствования духовного начала человека. Кем? Творцом. Биокомпьютер работает на саморегулирующей основе. Если для вас компьютер является реальностью, то вам несложно представить, как устроен ваш собственный. Каждый файл содержит абсолютно конкретную информацию. Объем памяти биокомпьютера безграничен. Информация записывается беспрерывно. Кто-то эту информацию называет устрашающим словом "карма". Не бойтесь этого слова. Оно не имеет к вам никакого отношения. Это просто прошлые, настоящая и будущие жизни вашей бессмертной энергоинформационной сущности - души. Есть время во всем разобраться. Для этого нужны только вера, желание, знания и терпимость к насмешникам. И тогда жизнь для вас не станет длительной, продолжительной болезнью.

Перевоплощений в сравнении с вечностью не так уж много. Поэтому начните в этой жизни. Хотя бы задумайтесь над этим. И тогда в будущем вы станете осуществлять все и откроете истину своей природы. С какими мыслями человек уходит из этой жизни, с таких мыслей он начинает жить в следующей.

Возможность знания всего обо всем есть в природе человека. Человек может беспрепятственно духовно контактировать с любым энергоинформационным существом, включая и Творца. Жизнь - это обмен потоками энергии между людьми, людьми и животными, людьми и растительным миром, людьми и неживой природой в виде любви, симпатии, злобы, ненависти, безразличия и т. д.

Невидимое энергетическое поле-аура окружает физическое тело всех живых существ и состоит из нескольких слоев, известных как тонкие тела, или тонкое тело, или план. Фотографирование ауры было случайно сделано Семеном и Валентиной Кирлиан в 1930 году.

В большинстве случаев люди способны к аурическому видению. На картинах, написанных на религиозные темы, святые изображены с золотистым свечением вокруг головы. В действительности эти нимбы соответствуют ауре человека. Подобные изображения были известны задолго до христианства. Аура не просто окружает физическое тело, а воспроизводит также тонкие энергетические излучения каждой клетки человека. Ведь каждая живая клетка это фотонная вычислительная машина высочайшего класса.

Размер и цветовая насыщенность ауры зависит от состояния здоровья и духовного уровня человека. А духовный уровень и состояние здоровья определяются прошлыми жизнями с самого зачатия. Первоначально наша аура была золотистой, цвета божественной любви. Но потом энергоинформационная сущность разрушающих событий прошлых жизней перекрыла её божественное сияние. Каждый сияет своей аурой, как звездочка. Только один еле-еле, другой лишь мерцает. А по замыслу Творца все звездочки должны светиться первоначальным ярким божественным светом.

Тонкое тело человека состоит из последовательно утончающихся материальных структур, связанных друг с другом потоками тонких материй, энергий и информации. Всего тел семь, включая физическое. Священное число семь: семь тел, семь чакр, энергетических центров, расположенных вдоль позвоночного столба, семь цветов радуги, семь нот, семь дней недели, семь чудес света.

Яйцеклетка и сперматозоид являются не только носителями генетической основы будущего физического тела, но и источником информации о прошлых и будущих жизнях энергоинформационных сущностей отца и матери ребенка, а также всех прапрапра. Во время беременности тонкое тело матери формирует путем энергоклонирования эфирное и астральное тело ребенка.

Физической основой тонких тел, эфирного, астрального и ментального, образующих низкоразвитую душу, животную душу, душу, которая присуща и животным, являются электромагнитные поля - носители информации в физическом мире и торсионные поля, поля кручения. Три высших тонких тела - каузальное, будхическое и атмическое - представляют высокоразвитую душу или собственно душу человека. Атмическое тело ещё называется духом, телом Абсолюта, искрой Божьей. Будхическое тело - это монадическое тело человека, его монада, его индивидуальность. Энергией атмического тонкого тела, духом пронизаны все остальные тонкие тела.

Физической основой высших тонких тел являются первичные поля кручения высокой частоты - носители информации в Тонком мире. Торсионные поля распространяются мгновенно и без затраты энергии. Наработанный личностью жизненный опыт записывается в тонких телах, в частности в каузальном теле или теле причинности. Эфирное, и астральное, и ментальное тела частично разрушаются при гибели физического. Каузальное никогда. Это тело сохраняется из жизни в жизнь, и в нем записаны временные события всех жизней. Так временное превращается в вечное.

В каждом мгновении жизни заключена вечность. Нет ни прошлого, ни настоящего, ни будущего. Все здесь и сейчас. Личностью управляет его энергоинформационная сущность - душа. Прошлые жизни не дают покоя душе и возвращают её на Землю. И это будет происходить до тех пор, пока из каузального тела не будут удалены все разрушающие переживания событий прошлых жизней и не наступит гармонизация между прошлыми и будущими жизнями и настоящей жизнью. Душа вселяется в свое следующее физическое тело по принципу подобия. Подобия с духом отца своего выбранного физического тела.

Дисгармония между требованиями души и поведением человека, его желаниями, страстями и тому подобное приводит к появлению чувства стыда, мук совести, глубокой неудовлетворенности, депрессии, которые человек пытается часто заглушить алкоголем, наркотиками, порочными развлечениями.

Причина заболеваний лежит в тонких телах человека. Каузальное тело ответственно за все врожденные и приобретенные заболевания и уродства. Официальная медицина это не признает и лечит физическое грубое тело.

Каждое тонкое тело имеет свой энергоцентр - чакру. От состояния определенного энергоцентра, чакры, и зависит состояние определенной части тела. Чакры всасывают космическую и земную энергию и принимают участие в формировании ауры человека. Душа, тело, мысли человека, звезды, Земля, Вселенная - все объединено причинно-следственными энергоинформационными связями, вселенской энергоинформационной паутиной.

Человек - это душа, у которой есть тело, а не наоборот. Это не до конца обработанный алмаз в футляре. Когда алмаз превратится в бриллиант, тела не потребуется. Наша энергоинформационная сущность неразрушима и действует непрерывно и вечно.

Мысль - энергоинформационноматериальна. Наши мыслеформы отражаются на состоянии ауры. Какие мысли, таков и человек.

Каузальное тонкое тело, связанное с головным мозгом человека, представляет биокомпьютер с запредельной мощностью. По аналогии с компьютером наш головной мозг является лишь составным механизмом биокомпьютера. От его технических характеристик зависит мощность биокомпьютера. Клетки головного мозга - нейроны - имеют собственные торсионные поля. По запросу человека мозг, в котором происходят энергохимические процессы, переписывает с каузального тела ту информацию, которая необходима для разрешения заданной проблемы. Только тогда, когда эта информация становится осознанной, причина физического и душевного страдания устраняется. О том, как действительно устроен наш компьютер, знает только его создатель и разработчик его первоначальной программы. Простота и четкость работы биокомпьютера каждый раз поражает и восхищает, как и все, что создано Творцом.

Биокомпьютер работает только здесь, на Земле. Без биологического процессора, которым является головной мозг, он ничто. Поэтому и существует реинкарнация.

Ранние христиане исповедовали идеологию реинкарнации. В угоду кому и для чего эти знания о реинкарнации были преданы в христианстве забвению, история не умалчивает. Это произошло в 553 году н.э. при римском императоре Юстиниане. Во Флоренции на соборе, который состоялся без Папы Римского, учение о реинкарнации было признано ересью. Так истинные знания об эволюции человека как духовного существа были принесены в жертву идеологии государства. Появилось новое учение о воскресении физического тела или души в день Великого суда. Александр I выложил огромные деньги за рукописи синайских мудрецов, в которых были сведения о коптах самых ранних христиан и знания о перевоплощении. Большевики сразу после революции продали эти бесценные фолианты, написанные в IV веке н.э. Они сейчас находятся в Лондоне. Бог един и сын божий Иисус Христос, и Мухаммад, и Будда знали природу человека. Вера в бессмертие души во времена Иисуса Христа была естественной.

Вспомните, как в детстве, отрочестве и так до 21 года вы не верили, что когда-нибудь умрете. Душа помнила о своем бессмертии. А потом накопилась жизненная усталость и включился на бессознательном уровне ваш биокомпьютер, в котором записаны и смерти ваших физических тел в прошлых жизнях. И пришел страх смерти.

Мы все когда-то знали о существовании своего биокомпьютера и успешно им пользовались, но потом... забыли. За редким исключением. Джордано Бруно, Галилей, Леонардо да Винчи, Менделеев, Блавацкая, Елена Рерих, Циолковский, Вернадский, Чижевский, Д. Андреев. Почему это случилось? Потому, что мы когда-то предали свою природу, возомнили себя выше Творца и, вместо того чтобы развивать свою душу, занялись созданием комфорта для своего тела. В этом не последнюю роль сыграла и степень смещения полюсов Земли. И как следствие - удаление нашей планеты от центра Галактики. Связь нашей энергоинформационной сущности с Творцом была частично ослаблена, а ценности подменены.

Человек является частью живого Космоса и имеет многие энергетические связи с ним. Существует особый законодательный мир развития человеческих поступков в пространственно-временных циклах космической энергии. Творец дал человеку свою любовь, Творец дал человеку частицу своей сущности в виде Духа и души, и Творец дал человеку свободу в развитии души, для того чтобы человек, совершенствуя эту энергоинформационную сущность, свой духовный мир, тем самым помогал совершенствовать вселенскую энергоинформационную паутину, которой пронизано все мироздание.

Мир можно изменить только через себя. Человек же стал изобретать подпорки и протезы для всех частей своего физического тела. Психическая энергия души статична, но неустойчива и может быть разрушена более мощными психическими воздействиями. Многие человеческие души настроены на индивидуальный путь развития и лишены гармонии с Духом. А истинное в Духе.

В нашей Галактике около миллиона лет тому назад произошло отсечение времени от пространства в результате глобальной катастрофы. Образовались разорванные энергосферы пространства. Солнечная система стала жить в основном по принципу векторности только замкнутых и полузамкнутых структур. Поэтому в последние сотни тысяч лет Солнечная система накопила громадное количество психоэнергетических шлаков. Планета Земля задыхается от этих шлаков.

Было время, когда наш компьютер работал безупречно. Тогда для того, чтобы переместиться в пространстве, не требовалось ни сверхзвуковых самолетов и даже космических кораблей. Человек как энергоинформационная сущность перемещался мгновенно, и это мгновение тоже было не временем в нашем обыденном представлении, оно тоже было пространством, а пространство не было пространством, оно тоже было временем. Эта способность современным человеком не утрачена, потому что, несмотря ни на что, человек был, остается и будет всегда энергоинформационной сущностью.

В подтверждение того, что наш биокомпьютер всегда с нами, приведу один случай из практики. Моя очень хорошая знакомая, зная, что я занималась когда-то онкологическими больными как врач-хирург, попросила посмотреть свою девяностолетнюю маму, которая медленно угасала от рака легких. Врачи настаивали на очередном рентгеновском исследовании, чтобы выяснить причину внезапного подъема температуры и до конца прояснить, является процесс первичным или это метастазы. Узнав, что больная уже получает антибиотикотерапию, я предложила дочери отказаться от дальнейших исследований, которые никак не повлияют на развитие болезни, а только ухудшат качество жизни больной, а я поработаю с матерью как психотерапевт. Дочь согласилась. Путь был не ближний - город на Волге. Комфортабельная машина с первоклассным шофером мчалась по великолепному Ленинградскому шоссе, удобства и цивилизация подкупали. Стояла изумительная солнечная погода - конец августа. В деревьях, особенно в березах, проглядывала уже медно-золотистая седина. Показалась гладь Московского водохранилища, и мне захотелось оказаться на берегу.

...Елизавета Евграфовна сидела у открытого окна, выходящего в небольшой дворик. Перед окном росла плакучая береза, её кружевные ветки каскадом спускались от верхушки до самой земли. Я такой красоты березу видела впервые. Елизавета Евграфовна уже не могла без посторонней помощи передвигаться. Внук и дочь помогли ей лечь, около кровати - столик с подносом лекарств. Внук учился на пятом курсе вечернего отделения психологического факультета МГУ, получал второе высшее образование. До этого он закончил исторический факультет. Он сказал, что они всю ночь не спали, бабушка задыхалась, была возбуждена, пыталась наглотаться таблеток, чтобы уйти из жизни.

Елизавета Евграфовна, маленькая, сухонькая, с изможденным благородным лицом и потухшими глазами, казалась безучастной ко всему происходящему. В таких случаях говорят, в чем только душа держится. А душа-то, как потом оказалась, не просто держалась, а жила. Старушка жаловалась на сильную головную боль, боль в груди и ногах, на выраженную слабость. У неё была небольшая одышка, учащенный напряженный, но хорошего наполнения пульс. Пытаясь объяснить больной, что от неё требуется, я мысленно приготовилась к большому сопротивлению и непониманию с её стороны. Каково же было мое удивление, когда она сама закончила мое объяснение. Я спросила, откуда она это знает. "Я всегда это почему-то знала, но вспомнила только сейчас", ответила она, очень осмысленно посмотрев мне в глаза. Я все поняла. "Идите отдыхайте с дороги". Мы пошли пить чай на кухню. Она осталась наедине с собой, со своими душевными переживаниями и физическими страданиями.

Торт местной фабрики был на редкость вкусный: при его приготовлении ничего не украли. Мы сидели в маленькой кухне: дочь Елизаветы Евграфовны, внук, шофер и я. Дверь была открыта в прихожую, где стояло старинное трюмо. Чувствовалось, что внук не очень-то доверяет моим знаниям по психологии и не совсем понимает, о чем я говорю. Комментируя мои объяснения, он сыпал терминами "гештальттерапия", "катарсис", "экзистенциальная терапия", "психоанализ" и прочее. Он в штыки воспринял мое нелестное высказывание по поводу Зигмунда Фрейда, который, по моему мнению, опираясь, естественно, на свой жизненный опыт, в котором было место и кокаину, все наше существование, особенно детство, свел к сексуальным переживаниям, совершенно не оставив места душе. Знаменитый психиатр и его ученики отбросили своим учением на много десятилетий назад знания об эволюции человека как энергоинформационной сущности. Отец и мать дают ребенку только тело и любят это тело. Духовный мир ребенка - это только его духовный мир. Самыми изощренными насильниками над энергоинформационной сущностью ребенка являются его родители, которые пытаются через свои страхи, свои хотения и свои переживания сделать из него "счастливого" человека.

Согласно "Тибетской книге мертвых" душа будущего ребенка входит в тело матери в момент зачатия. Кстати, эта информация есть в биокомпьютере. В одном из приводимых случаев в этой книге есть об этом живое свидетельство. И при желании каждый может эту информацию получить о себе. Характер человека определяется влиянием тонких тел светил в момент всех многократных рождений человека на Земле. Я здесь оговариваюсь - не всегда, но в основном эволюция человека шла тоже при многократном воплощении души в физических телах на Земле - сначала неживой природы, хотя все неживое тоже энергоинформационно, потом животных, потом человека.

Я дважды подходила к лежащей на кровати Елизавете Евграфовне, чтобы спросить, как идут дела. Она каждый раз отсылала меня на кухню, заверяя, что все хорошо. Мы продолжали беседовать. Внук говорил, что теоретические знания на факультете дают солидные, но сетовал, что практики нет никакой. Обсудили мы вопрос о точности исторических данных, и насколько они могут быть достоверными и требующими коррекции, и как их сделать достоверными. Я предложила ему с его знаниями истории и психологии использовать для этого информацию из прошлых жизней, достоверность которой несомненна, потому что наш биокомпьютер записывал все события - как радостные, так и печальные без нашего согласия на то и поэтому содержит только объективную информацию.

В этой связи речь зашла и о составлении генеалогического древа каждого человека. Недавно по телевизору прошла информация, которая не была лишена сенсационного журналистского надрыва, и тем не менее. Мать знаменитого американского актера Сильвестра Сталлоне приехала в Одессу искать родовые корни. Их предки - выходцы из России, которую они покинули в XVIII веке. Оказывается, Сталлоне считает себя русским и свой актерский успех связывает с особенностью своего русского характера. Его мать, профессиональный астролог, как следовало из передачи, обладала ещё даром предвидения и рассчитывала все дела с родословной уладить в три дня, но потом поняла, что на это уйдут годы. Хотя, вместо того чтобы рыться в пыльных бумагах архивов, можно просто просмотреть записи своего биокомпьютера, который всегда с нами.

Я сидела спиной к открытой двери кухни. Вдруг внук остановился на середине фразы и удивленно произнес: "Бабуля!" Я обернулась. У зеркала стояла и кокетливо причесывалась Елизавета Евграфовна. Да, настоящая женщина всегда остается женщиной. Она прошаркала довольно бодро на кухню и села на табуретку, с которой соскочил удивленный внук. Сделала глоток чая из его чашки, поморщилась, найдя его слишком сладким, и попросила курицу. "Бабуля, - возразил внук, - тебя же от еды рвет". "Ничего", - ответила она. Она сидела и ела с большим удовольствием отварную курицу со свежим огурцом. Дочь и внук охали и ахали, а шофер победно-радостно улыбался. Я ведь с ним не просто два с половиной часа ехала. Он проявил большой интерес к тому, что я рассказывала о природе и о человеке. Со многим согласился и поделился своими семейными неурядицами, рассказав, что очень переживает, видя, как жена "давит" своим воспитанием их уже почти взрослых детей.

"Я как заново народилась, - сказала Елизавета Евграфовна, - выше пояса ничего не болит, только вот ноги и слабость". Я понимала, что произошло. Старушка обратилась к своей душе, а ушли физические страдания. Нашими эмоциями, переживаниями душа пишет по телу, и этот процесс обратим благодаря Творцу и биокомпьютеру. Душа и тело столь гармонично слиты, что мы не найдем во Вселенной ничего подобного.

Елизавета Евграфовна снова ушла к себе, чтобы поработать над болями в ногах, обратясь к своей душе. Через полчаса она вновь появилась на кухне...

Я уже собралась уезжать, когда Елизавета Евграфовна вдруг меня спросила: "Почему я почти не видела картинок?" Картинок! "Так вы и об этом знаете?" - "А как же", - лукаво улыбнувшись, ответила она. Удивлению её близких не было предела. Я видела, что душа девяностолетней Елизаветы Евграфовны ещё не приняла решение покинуть её тело, а когда примет, то Елизавета Евграфовна отойдет в мир иной естественно, без насилия и без страха перед смертью. Именно душа принимает решение. Поэтому рассуждения обывателя о том, что такой молодой, полный сил и с большими планами, он так хотел жить и умер - это только от незнания природы нашей энергоинформационной сущности и энергетических связей её с прошлыми жизнями. Даже тогда, когда человек погибает как бы в случайных, иногда массовых катастрофах, здесь также работают эти связи.

Через два часа мы снова мчались по современному благоустроенному шоссе, светило солнце, по водной глади Московского водохранилища скользили лодки под парусом.

Неисповедимы пути Господни. Аминь. Следуйте своей природе. Помогите себе сами.

Елизавета Евграфовна, по свидетельству дочери, после нашей встречи очень изменилась. Она словно душевно просветлела. И это отразилась на настроении всей семьи. Ушел страх и ожидание этого страха. Кончина её была естественной. Она просто уснула на руках дочери, испустила дух и ушла в Тонкий мир с миром. Как это происходит, записано и в ваших биокомпьютерах. Вы найдете описание этих ощущений, которые испытывали люди, просматривая события своих прошлых жизней. Внук позже мне рассказал, что после смерти бабуля была совершенно молодой и красивой и как будто бы улыбалась. Это была как бы не она.

Почему это произошло? Об этом я как-то говорила с одним известным писателем. Его любимая теща, скончавшаяся в возрасте 85 лет, рассказал он, выглядела после смерти на 45. При жизни она была скромным, хорошим, сочувствующим человеком, с незаконченным музыкальным образованием. Ее близкие даже не заметили, как она состарилась. Но мертвое лицо её было настолько значительным, что все были поражены. В чертах умершей проступило неведомое. Ну что сказать? Просветленная душа, покидая тело, мгновенно перелистывает страницы своих прошлых и будущих жизней и останавливается на той, с которой хотела бы прийти в будущую.

Внук продолжал: "Я очень любил бабулю, она со мной возилась с самого рождения, но, когда я глядел на её мертвое тело, у меня не было чувства невозвратной потери. Была светлая грусть. И теперь, когда я вспоминаю события, связанные с ней, грусть ушла, есть только память и любовь".

Да, судьба распорядилась так, что студент психологического факультета МГУ прошел определенную практику по теоретически изучаемому им предмету на своей жизненной ситуации. Поистине был прав гений: "Сера теория, мой друг, но древо жизни вечно зеленеет". Внук признался, что только теперь он начал совсем по-иному смотреть на знания по психологии и получил иное мироощущение. А как у меня все это начиналось?

НЕКОТОРЫЕ СОБЫТИЯ МОЕЙ ПРОШЛОЙ НАСТОЯЩЕЙ ЖИЗНИ

Зри в корень. Увидишь прошлые жизни.

Не Козьма Прутков

Нет ни прошлого, ни настоящего, ни будущего.

Есть только здесь и сейчас - это мое сегодняшнее мироощущение. Как я пришла к этому? Конечно, не вчера и не в тот майский день, когда я появилась на свет более чем полвека назад в ностальгически дорогом для меня старинном городе Костроме, названном так в честь славянской богини плодородия. Я точно помню этот день, когда это началось. Мне восемнадцать лет. Я - студентка первого курса медицинского факультета Университета дружбы народов. Во мне все ликует и поет. Я молода, энергична, здорова, осуществилась моя мечта. Я буду врачом. Я учусь в вузе, в который в то время было невозможно попасть обычным путем, сдавая вступительные экзамены. Студентов отбирали в него из других вузов. Я поступала в июле на биолого-почвенный факультет МГУ. Хотела проверить свои силы перед поступлением в медицинский институт - туда экзамены сдавали на месяц позже, в августе. В МГУ я поступила, что меня и порадовало, и огорчило. Я уже успела пропитаться студенческим духом университета, пока готовилась к экзаменам и жила в общежитии в высотном здании. А вдруг я не поступлю в медицинский, не пройду медицинскую комиссию: у меня высокая степень близорукости, очкариком я была со второго класса школы. И тут, о счастье, меня вызывают в комиссию и предлагают учиться на медицинском факультете вновь организованного университета.

Мое счастье поступления в Университет дружбы, где, кроме медицинского образования, я уже в совершенстве овладела иностранными языками и получила не только диплом врача, но и переводчика и, более того, издала - уже позже - серию медицинских словарей, в ту пору было омрачено. Однажды я проснулась в комнате общежития. Была глубокая ночь. Тишина. У меня бешено колотилось сердце от страха, который буквально сковал меня.

Было ощущение, что мне шестьдесят лет, что я прожила жизнь и ничего не добилась. Это было так реально, что страх усилили чувства тоски и безысходности. За свои восемнадцать лет я никогда такого не испытывала. Это состояние длилось мгновение, но запомнилось мне на всю жизнь. Откуда это ощущение? Как я сейчас понимаю, мне приснился, как бы бабушки сказали, вещий сон. Сон, в котором события прошлых жизней или будущей были реальными. Это ощущение я пронесла через всю свою жизнь, пытаясь сделать его созидающим. Но тогда это ощущение не было осознанным, я не знала истинных событий этого сна и поэтому, когда я приближалась к своему шестидесятилетию, то все больше и больше понимала, что вещие сны сбываются, если не попытаться разгадать их.

Я всегда была очень жизнерадостной и свободно-созидательной в своей жизни. Я росла в семье желанным ребенком. До меня родители потеряли двух детей: сына трех с половиной лет, Женечку, и восьмимесячную Шурочку. Женечка умер от пневмонии, когда отец воевал на Финской войне. Папу отпустили с фронта, чтобы похоронить сына. Мама принесла Женечку в детские ясли-сад здоровеньким, вот на фотографии он красавец крепыш, а спустя три дня он умер у неё на руках. Тогда было очень плохо с антибиотиками.

Когда мама рассказывала о смерти Женечки, то всегда с неприязнью вспоминала окошечко, через которое детей принимали в ясли и отдавали родителям. Полагалось ребенка раздеть и передать его голеньким. И так же голеньким его возвращали. Были видны только руки того, кто брал и отдавал ребенка. При этом мама всегда спешила, боясь опоздать на работу: с опозданием в то время было строго.

В приемной яслей-сада было холодно. Холодные руки и маленькое незащищенное тельце. Я помню это окошко, хотя никогда меня не отдавали в ясли-сад, но об этом потом. Хотя почему потом? Можно и сейчас. Дело в том, что, когда в семье умирают дети в раннем возрасте, их энергоинформационная сущность, душа, переходит в физическое тело следующего ребенка, родившегося в этой семье. В моем биокомпьютере записаны все события, которые происходили в жизни моих брата и сестры. Поэтому я помню тяжелую челюсть и злые стальные глаза женщины в белом халате, которая принимала детей по ту сторону окошка. На руках у мамы умерла и Шурочка, которую совсем безжизненную, с почерневшим животиком однажды сунули руки из окошка. Утром она была совершенно здоровой. Шурочку отравили, говорила мама.

В то время много было таких случаев. Поговаривали о диверсии, но ничего доказать не могли. Шла война. И только в послевоенные годы, когда мне было лет десять, был арестован немецкий лазутчик и его жена. У них нашли рацию и шифровки. Мы, маленькие дети, бегали смотреть на небольшой деревянный дом, в котором жили немецкие шпионы. Костромичи, когда судачили об этом происшествии, вспоминали, что, хотя Кострома недалеко от Москвы и здесь был оборонный завод, эвакуированный из Ржева, но немец никогда не бомбил город. Это было загадкой. И вот загадку разгадали спустя почти десять лет после войны.

Первые месяцы моей жизни мама не работала. Страх потерять меня всегда присутствовал в семье. Правда, потом маме пришлось пойти работать: жить на пенсию отца, который вернулся с Великой Отечественной инвалидом, было невозможно. Родители голодали. Папа заболел открытой формой легочного туберкулеза. Туберкулезный бронхоаденит не миновал и меня, а потом и родившуюся на шесть лет позже мою сестру.

Но зато мне он подарил в те годы встречу с замечательным детским врачом - Чекановой Верой Александровной. Маленькая, сухонькая старушка светилась добротой и глубокой внутренней интеллигентностью. Она была из "бывших". Еще до революции получила медицинское образование за границей. Вера Александровна была почти членом нашей семьи. И ещё я помню медицинскую сестру, что работала с ней. Молодая, красивая, обаятельная и очень мягкая. Мягкая руками и душой. Я только сейчас, по прошествии многих лет, вижу и понимаю, что эти две женщины лечили не лекарствами, а душевным теплом.

Вера Александровна Чеканова была глубоко верующим человекам. Когда мы уходили, она всегда напутствовала: "Все будет хорошо. Ступайте с Богом". Я, проработав в медицине уже без малого сорок лет, могу сказать, что очень редко мои коллеги, с которыми я работала, и врачи, к которым я обращалась как пациент, по своему отношению к больному и его семье были похожи на доктора моего детства. Вера Александровна была, по сути, семейным духовником. Она знала о нас все, потому что лечила не только мое больное тело, но и давала моим молодым родителям житейские советы. А они в них нуждались, в Костроме у них родных не было.

В этот город их забросила война. Сами они были из Ржева. Маме было восемнадцать, а папе двадцать, когда они поженились. Было это 25 мая 1938 года. Они прожили вместе полвека. Папа умер 15 апреля 1988 года в день Пасхи, а мама - спустя десять лет, 4 апреля 1998 года. Они похоронены на нашем сельском кладбище в сосновом бору. Сначала папа был похоронен на Домодедовском кладбище, которое находится за городом, в часе езды на машине. Конечно, мертвым все равно, где лежать. Но кладбище, как ни странно это звучит, предназначено для живых, для тех, кто посещает могилы. А Домодедовское занимало громадное открытое пространство на заболоченном месте без единого деревца и было заполнено квадратиками два на два. Во время дождей многие могилы покрывались водой.

Я подозреваю, что проектировщики таких кладбищ в своих биокомпьютерах, на подсознательном уровне, имеют особую информацию из прошлых жизней. Наверное, в одной из них их тела сбрасывали просто в общую яму. В ненастную погоду, посещая такое кладбище, можно было серьезно заболеть. Холодный ветер и душевная боль от потери близкого человека серьезное испытание для здоровья. После захоронения мамы на сельском кладбище мы перезахоронили и папу, - так через десять лет после смерти мама вновь позвала его за собой.

Я теперь знаю, что это не только совместное земное существование, отпущенное им, длиной в полвека. В первый раз вот что произошло. Во время войны, когда немцы подошли ко Ржеву, оборонный завод, на котором мама работала заведующей инструментальным цехом, начали эвакуировать. Брали только самых нужных специалистов. В вагонах не хватало мест. В день отправления завода в Кострому папа вернулся с фронта из госпиталя. Он сразу с Финской попал на Великую Отечественную.

Дома была только бабушка, Анастасия Алексеевна, с пятью детьми, старшей из которых было десять лет. Две старшие дочери ушли на фронт. Бабушка, увидев моего отца, успела только сказать: "Беги на вокзал, Мария уезжает". Отец с забинтованной головой и с вещмешком бросился на перрон. Он метался от вагона к вагону, но мамы не было. Она в вагоне занималась проверкой списка инструментов. Почему она выглянула из окна? Как потом она рассказывала, что-то екнуло в душе. Мама уговорила начальство разрешить папе поехать с заводом. До призыва в армию папа работал на этом же заводе и был классным токарем. На другой день во Ржев вошли немцы.

Хочу несколько слов сказать о моих школах. Первые четыре класса я училась в "мышеловке" - так прозвали школу № 4, которая находилась на соседней улице, за очень маленькое здание, которое она занимала, и крошечный дворик при ней. Она была, видимо, перестроена из какого-то частного дома. Первой моей учительницей была Анна Александровна Преснякова. Ей было за шестьдесят. Классы-закутки были малочисленными. Мы - дети войны. У Анны Александровны на столе всегда лежала длинная линейка. Не вставая с места, она доставала ею до голов учеников и била, когда кто-то что-то не отвечал. Поведение в классе было безукоризненным. Когда кто-то из учеников своими "знаниями" очень "радовал" учительницу, она ставила его в угол на колени. По моей голове линейка ни разу не прошлась, да и угол я миновала, потому что училась очень хорошо. На праздники учительницу всегда поздравляли и дарили подарки. Когда смотришь в это прошлое из дня сегодняшнего, то видишь, насколько эти подарки были незамысловатыми, однако для послевоенного времени очень дорогими. Помню, как я гордилась, когда на 8 марта поставила на стол учительницы небольшой флакончик духов "Серебристый ландыш", в то время дефицит. После "мышеловки", которую я закончила с множеством похвальных грамот, до седьмого класса я училась в средней школе № 17.

Шел 1953 год. Очень хорошо помню день смерти Сталина. Я гуляла на улице около нашего дома. На деревянном фонарном столбе висел репродуктор. Играла музыка. И вдруг раздался торжественно-скорбный голос легендарного диктора Левитана: "...после продолжительной болезни на 73-м году..." Прохожие подбегали к столбу. Я подняла голову к репродуктору и замерла. Слезы навернулись на глаза. И вдруг рыдания наполнили всю улицу. Во мне поднялось неосознанное чувство катастрофы. Что с нами будет? Скорбное чувство усиливала печальная музыка, которая лилась из репродуктора.

Сегодняшнему поколению имя Сталина мало о чем говорит, как нам в свое время события 1812 года. Но тогда его портреты висели в каждом классе, и со дня победы над нацистской Германией прошло не так уж много времени. Я жила тогда теми же чувствами, что и мои родители, соседи. Я ощущала жизнь так, как может её ощущать девятилетний ребенок послевоенного времени, и я никогда не отрекусь от себя, девятилетней. Конечно, где-то была другая жизнь, репрессии. Но мы о них не знали. Гораздо позже, когда все распевали песенку "Берия, Берия вышел из доверия, а товарищ Маленков надавал ему пинков", дядя Костя - милиционер, сосед по дому - рассказывал, как его вызывал к себе начальник и говорил: "Не вижу работы". А работа заключалась в выискивании врагов народа. Но моя жизнь тогда протекала в рамках проблем нашей семьи. Мы жили очень бедно. Средств на жизнь не хватало. И чтобы облегчить жизнь родителям, я устроилась в школу-интернат. Я была очень рослой и очень самостоятельной. Для меня не было преград в общении с людьми. Родители узнали обо всем только после того, как я уже была принята.

Директор интерната был молодым, энергичным, с зычным голосом. Ученики и преподавательский состав его уважительно побаивались. Он организовал подсобное хозяйство при школе, где мы трудились после уроков, ухаживая за курами, свиньями. Выращивали картофель, свеклу, морковь. Уборщиц в школе не было. На кухне работал один повар. Поэтому мы без конца дежурили то по кухне - мыли большие котлы и посуду, накрывали на столы, чистили картошку, то мыли полы во всех помещениях, убирали туалеты и территорию школы. Школа обеспечивала себя мясом и овощами. В школе давали одежду.

Летом лучших в учебе и в труде отправляли отдыхать на пароходе по Волге. Я успевала по всем предметам только на "отлично", любой работы не боялась, брезгливостью не страдала, поэтому путешествовала по Волге неоднократно. Наши места были всегда в трюме, в третьем классе, но мы носились по всему пароходу. В одной такой поездке я познакомилась с академиком Чечулиным, он с женой ехал в каюте люкс. Потом я получала от них посылки с книгами из их домашней библиотеки. Я как-то подсчитала, сколько раз я плавала на пароходе по Волге. Получилось 19 раз. Первая поездка случилась ещё в детстве, когда меня папа вез в туберкулезный санаторий в Чернопение. Ехали мы тогда на "Люсе Кособокой". Так прозвали пароход, который ходил, накренившись на один бок. Левитановский Плес и Трифоновичи, где когда-то была дача Шаляпина с громадным самоваром, я исходила вдоль и поперек.

Иногда нас из школы-интерната отправляли на лето в пионерские лагеря. Когда мне было 13 лет, я упросила начальницу лагеря вместо отдыха взять меня на работу. Хотелось помочь родителям. Начальник лагеря, переговорив с директором интерната, согласился. Я стала убирать туалеты, столовую и мыть посуду, помогала поварихе печь булочки. Но однажды приехал врач с санэпидстанции и запретил мне работать на кухне, потому что я убирала туалеты. Воду для уборки я брала из ручья. Вода в нем и летом была ледяная. В начале третьей смены я заболела. У меня опухли суставы и поднялась температура до 40о. Я металась в жару. Меня привезли в сельскую больницу. Вся больница шептала: "Привезли цыганку". Я была очень худой и высокой и сильно загорела. Температуру сбили. И выписали меня через неделю. В лагерь я не вернулась, а поехала с отцом на пароходе по Волге. Ему дали две путевки от военкомата.

Директор интерната был большим импровизатором. Как сейчас вижу: мы построились на линейку в длинном школьном коридоре - все классы, от первого до десятого. Не все отличались примерной учебой. Отстающих директор выводил из рядов и ставил на стул перед линейкой. Больше всего почему-то доставалось одной пятикласснице, очень маленькой для своего возраста девочке, всегда сопливой. Она часто стояла на этом лобном месте. Директор был высоким мужчиной, поэтому на стуле девочка оказывалась на уровне его головы. Он прохаживался вдоль линейки и, включая то высокие, то низкие обертоны, театрально, без злобы, вещал: "Гражданка Толстикова, вы..." И снова: "Гражданка Толстикова, вы..." А "гражданка Толстикова", худенькая и застенчивая девочка, стояла, опустив голову, давно притерпевшись к этой словесной экзекуции. Так казалось мне тогда. Но сейчас я знаю, какую душевную травму переживал этот беззащитный ребенок, как ещё больше он съеживался и тупел душевно и умственно.

Я очень любила уроки русского языка и литературы. Их вела молодая учительница. Она была ценителем русской поэзии и читала на уроках Сергея Есенина, в те времена это не поощрялось. Ей было лет тридцать. Вот она стоит у доски. Пишет очередную тему сочинения. Большие голубые глаза навыкате и косы, уложенные венцом. На столе тетрадки с нашими сочинениями. Такое впечатление, что мы все время писали сочинения. Я очень любила их писать. Но не диктанты. Она устраивала интересные обсуждения наших работ. Я всегда их ждала.

Учительница математики была строгой, неулыбчивой, но очень увлеченной и знающей свой предмет. Хотя по математике у меня были в основном отличные оценки, но я не обладала математическим складом ума. И все же я занималась в математическом кружке. Помню, какое потрясение я пережила в девятом классе, когда на кружке преподавательница рассказала о геометрии Лобачевского. Осознать, представить и поверить, что параллельные линии где-то могут пересечься, после евклидовой геометрии было невозможно. Поэтому я понимаю тех людей, которые не могут поверить в прошлые жизни. Есть привычное представление о действительности: этот родился, а этот умер, и вдруг все привычное рушится. Оказывается, рождается и умирает только физическое тело, а энергоинформационная сущность, душа, которая и является индивидуальностью человека, вечна. Может в это поверить человек или не может - не имеет значения. Это просто есть. Как геометрия Лобачевского. О, наше суженное земное сознание...

Еще я любила биологию. Учительница по биологии говорила с выраженным украинским акцентом, уроки проводила формально, и кружка по биологии у нас не было. Я занималась биологией самостоятельно, и в ту пору мне не давали покоя лавры итальянского ученого Петруччио, который вырастил человеческий эмбрион в пробирке. Своими переживаниями по этому поводу я поделилась на уроке биологии с одноклассниками и учительницей, но была осмеяна. Оказывается, учительница об этом научном эксперименте не знала. Для меня это было странно. Авторитет учителей, их знания в те годы я не подвергала сомнению и никак не могла предположить, что я знаю, а учитель нет. Наше детство все-таки было чистым и наивным. Потом, когда я писала сочинение на свободную тему на вступительных экзаменах в МГУ, я выложила все, что думала о Петруччио, и получила отличную оценку.

Если бы я знала тогда, что знаю сейчас, то эти лавры я использовала бы только как веник для бани. То насилие, которому подвергается живая клетка при манипуляции с ней различными пипетками, шприцами, металлическими острыми предметами, не сравнимо ни с каким самым зверским насилием, совершенным когда-нибудь над живым, энергоинформационным. Ужас, который записывается в каузальном тонком теле, по эмоциональному переживанию - это ужас невыживания, ужас смерти. И с этим ужасом будущий человек будет жить, хроня в своем бессознательном до поры до времени. А однажды...

Посмотрите американский фильм, в котором показано, что творится с зародышем при аборте, как он прячется, дрожит при приближении инородного предмета к нему. Но это только внешнее проявление, а что он чувствует? Все то же самое происходит при этой процедуре с яйцеклеткой и сперматозоидом. То же происходит и при клонировании.

Сейчас во всем мире обсуждается проблема клонирования человека. Но человек, как индивидуальность, это не тело, а энергоинформационная сущность. Поэтому здесь, на Земле, можно клонировать только тело, мышцы, связки, жировую ткань и т. п., то есть то, что потом превратится в прах. То же, что называется личностью, - создано Творцом и недосягаемо для любых супергенетиков. Тело - это футляр.

О том, что происходит клонирование и энергоинформационной сущности, но только там, в Тонком мире, есть определенные сведения. Один специалист, занимающийся прошлыми жизнями, когда мы обсуждали метод, которым я работаю, в пику мне привел случай, опубликованный в западной прессе. Одновременно во Франции и ещё какой-то стране, точно не помню, родились два мальчика, которые совершенно одинаково помнили подробности жизни Джона Кеннеди. У специалиста это вызвало скепсис, и он ждал, что я отвечу. Оппонентом он был беспощадным. У меня было два ответа. Это явление свидетельствует о клонировании энергоинформационной сущности или просто переписывании информации с одного каузального тела на другое. Что такое торсионные поля, науке до конца ещё не известно. Существует же энергоинформационное клонирование эфирного и астрального тела матери при рождении ребенка. Мой ответ, кажется, его неверие поколебал. Он задал мне вопрос, откуда я знаю, что работаю с прошлыми жизнями именно этого больного. Я ответила, что это представляет лишь научный интерес, потому что для решения проблемы не имеет никакого значения, каким образом информация попала в биокомпьютер больного. Важно понимать, что она не дает ему жить в настоящей жизни. Разве для больного гриппом с высокой температурой, головной болью и чувством слабости и разбитости во всем теле так уж важно, от кого он этим заразился? Пошел на работу, сел в метро, с работы пошел в магазин и т. д. Ему важно выздороветь. В моих архивах есть случаи поинтересней двух мальчиков, Джонов Кеннеди.

Пациентка пришла с проблемой: не хочу идти домой. Это ощущение у неё существовало с детства. А при работе с прошлыми жизнями она попала в события, связанные с Великой Отечественной войной. Они происходили с её матерью. Та пряталась от немцев в окопе, боялась идти домой. Матери было тогда около 15 лет. А пациентка родилась после войны. Ощущение "не хочу идти домой" прошло. В этом тоже нет ничего мистического, если мы понимаем свою энергоинформационную природу.

Физикой я тоже углубленно занималась. Мне этот предмет нравился, но с учителями не везло. Они приходили и уходили почему-то очень быстро. Школу я закончила с золотой медалью.

В возрасте 12 лет я тонула в реке. Об этом следует рассказать. Костромка впадает в Волгу. Там стоит Ипатьевский монастырь - бывшая зимняя резиденция династии Романовых. Это место мы называли стрелкой. Костромка тогда отличалась тихим и крутым нравом одновременно. Течение не быстрое, но много воронок. Их называли бочагами. И вот я попала в такой бочаг. Меня засосало вихревым течением и бросило на дно этой громадной ямы. Сначала меня ударило головой, а потом я перевернулась и оттолкнулась ото дна ногами. Пролетела вверх этого, наверное, десятиметрового колодца, глотнула воздуха и вновь вихревым потоком была брошена вниз. Это продолжалось раз пять. Меня за волосы вытащил дядя Костя, милиционер. Он тоже пришел купаться и увидел, как моя голова то появляется, то вновь исчезает. Кричать я не могла. Я совсем не испугалась, потому что со дна бочага видела прозрачную воду, пронизанную лучами солнца, и желтые песчаные стенки воронки, и, как ни странно, небо. Это было очень красиво. Я не верила, что со мной может что-то случиться. Страха смерти не было. Это ощущение бессмертия я очень хорошо помню.

Меня за этот случай никто не ругал, а только назидательно журила мама: "Нельзя далеко уходить от дома". А я и не ухожу. Я снова и снова к нему возвращаюсь. В своих мыслях, с ностальгической теплотой и любовью, без надрыва в душе. Просто помню. Это моя малая родина. И вот оттуда я обращаюсь к тебе, мой читатель. Именно оттуда, потому что мое сегодняшнее мироощущение помнит мои полеты во время сна, а может быть, и не сна, туда, откуда пришла на землю моя душа.

Мне было года два, когда это началось, и продолжалось примерно до шестилетнего возраста. Меня укладывали спать на диван. Мне казалось, что я долго не засыпала и ждала, когда родители вы-ключат свет и уйдут на кухню. Я смотрела на верх платяного шкафа, стоящего в углу около печки-столбянки, и видела целое представление. Скакали всадники, дамы в каретах, петрушка сидел на краю шкафа, свесив ноги. Потом я видела себя над облаками. Вернее чувствовала и слышала мелодию, которую пел прекрасный неземной голос. А свое тело я видела сверху. Оно лежало на диване. Картинки всегда были одинаковыми. О своих путешествиях за облака я никому не рассказывала. Я просто с нетерпением ждала, когда меня уложат спать.

Теперь я знаю, что со мной происходило. Во время сна маленькие дети, если им ничто не мешает, уходят в астрал. Посмотрите, как крепко спит ребенок. Если вы попробуете во время сна взять его на руки, то почувствуете, что тело полностью расслаблено, ножки и ручки висят, по образному выражению, как лапшички. Его душа каждый раз, когда он спит, устремляется туда, откуда пришла. В кроватке лежит только его физическое тело. Со взрослыми это тоже происходит. Вспомните свои полеты во сне. Вы же о них рассказывали своим мамам или бабушкам. Они радостно и уверено отвечали: "Значит, растешь". Им так говорили их мамы и их бабушки, и так, наверное, вы говорите своим маленьким детям. Один знакомый мне рассказал, когда мы обсуждали эту тему, что иногда он летает во сне свободно, а иногда хочет взлететь, но не получается.

Я со временем забыла об этих детских ощущениях, но, оказалось, не навсегда. Подобное со мной повторилось в возрасте 27 лет, когда я переживала сильный эмоциональный стресс. После аспирантуры, которую я закончила защитой диссертации, я оказалась не у дел. Мой научный руководитель предложил мне остаться работать на кафедре, но у меня не было московской прописки. Стипендию мне уже не платили. Денег не было. Общежитие требовали освободить. Домой я не писала. Боялась расстроить родителей. И так это продолжалось около трех месяцев. И вот тогда случилось: я шла от коменданта общежития, которая уже в ультимативной форме потребовала освободить общежитие, и вдруг увидела со стороны свое тело бредущим вверх по лестнице. Я была свободна от этого тела. Я была свободна и от своих переживаний. Это, вероятно, длилось долю секунды, но мне тогда показалось, что прошла вечность. Когда я снова ощутила себя в своем физическом теле, я продолжала подниматься по лестнице уже в спокойном расположении духа. И вот тогда-то детские переживания вдруг спонтанно вспыхнули в моей памяти. Подобного со мной больше никогда не случалось. Но позже, когда моя сестра делилась своими переживаниями, которые она испытала во время клинической смерти, я снова, как в кино, просмотрела и свое прошлое. Хотя стоп! Сейчас я вспомнила: когда я однажды возвращалась с занятий по гомеопатии и была переполнена ощущением восторга от полученных знаний, я тоже испытала этот полет души. А как было не восторгаться?

Гомеопатия лечит не природным веществом, самим, а его энергоинформационным началом. Созидательные процессы происходили со мной, когда я занималась этой наукой. Удивление и восторг от результатов, которые я получала при использовании гомеопатических горошин. Так близко к природе не стоит - по технологии изготовления - ни одно лекарственное средство. Гомеопатия - наука мудрая и очень непростая. Она не всем дается. Поэтому у обывателя неоднозначное к ней отношение. Но тогда я решила вполне осознанно найти простой метод энергоинформационного лечения. Лечить энергоинформационно - к этому стремилась моя душа.

В первые годы студенчества я состояла почти во всех кружках по клиническим дисциплинам. Сначала посещала кружок по глазным болезням. Это отчасти было продиктовано тем, что у меня была высокая степень близорукости, и тем, что я узнала: глаз - это кусочек мозга, вынесенный на периферию. Но вскоре мне стало неинтересно. Дисциплина показалась очень узкой. В то время, кроме коррекции близорукости очками, ничего другого не существовало.

Потом я увлеклась психиатрией. Кружок вела молодой доцент. Она была человеком очень увлеченным. Для меня, младшекурсницы, изучающей только теоретические дисциплины, великолепные клинические разборы, которые проводила руководитель кружка, были потрясением. Я сидела раскрыв рот. Многого не понимала, но старалась читать специальную литературу, готовясь к следующему занятию. Разочарование пришло неожиданно. На очередном заседании кружка мы разбирали интересный клинический случай. Красивая молодая женщина после черепно-мозговой травмы (в результате автокатастрофы) стала ощущать себя пятилетним ребенком. Она картавила, шепелявила, гримасничала и смеялась, как маленькая девочка. В клинике она находилась годами. На вопрос: "Сколько тебе лет?" - она искренне отвечала: "Пять". Потом я видела её среди больных, гуляющих за специальным ограждением. На вопросы старшекурсников, которые проходили мимо и, смеясь, спрашивали её о возрасте, она, проносясь вдоль ограждения, радостно кричала: "Я Манечка, мне пять лет". На меня это произвело удручающее впечатление. Я поняла, что детальные мудрые клинические разборы сами по себе, а 35-летняя больная остается пятилетней Манечкой. Тогда я стала самостоятельно заниматься философией и психологией. Читала все, что находила в университетской библиотеке и в Ленинке. Это чтение продолжается до сих пор.

Одновременно я увлеклась хирургией, хотя моя близорукость мне очень мешала. Я занималась в студенческом хирургическом кружке и работала в хирургическом отделении дежурной медицинской сестрой. Там же проходили и занятия по хирургии. Зав. кафедрой профессор Виноградов однажды на обходе спросил меня: "Никак не пойму, ты кто сейчас - студентка или медсестра? Все время в клинике - и ночью и днем". А потом решила изучать более подробно оперативную хирургию. Эта неклиническая дисциплина занималась техникой оперативных вмешательств и тесно была связана с топографической анатомией. Я стала заниматься в кружке при кафедре. Мой круг интересов замкнулся на пересадке органов и тканей. Тогда разработка этой проблемы только начиналась. Мне сначала были поручены копрологические исследования, если проще - я исследовала кал у животных до операции и после. Я это делала, как всегда, с энтузиазмом. Потом стала ассистировать на операциях.

Эта научная работа затем плавно перешла в тему моей кандидатской диссертации, которую я защитила по окончании аспирантуры. Ко мне в качестве помощника в аспирантуре была прикреплена студентка из Камбоджи Хак Пхадетх. У неё было двое детей: девочка пяти лет и мальчик трех лет. Пхадетх прекрасно овладела техникой наложения сосудистого и кишечного швов. Я всегда с восхищением смотрела на её тонкие ловкие пальчики. Трудолюбива была, вынослива и настойчива. Сотрудники лаборатории по пересадке органов и тканей, когда она уехала из страны, всегда улыбались, когда вспоминали наш тандем. Я около метра восьмидесяти и Хак - худенькая девочка-подросток идем в операционную. Я стою, наклонясь в три погибели над операционным столом, а она на высокой подставке с трудом достает до операционного поля. Всегда слышался её неповторимый с акцентом голос, который звал меня: "Вала". Когда она уезжала - сначала во Францию, а потом на родину, в её багаже было 5 ведер-контейнеров с заспиртованными кишечными трансплантатами. Хак собиралась на родине продолжить научную работу.

Но судьба распорядилась иначе. Ее расстреляли вместе с мужем и детьми полпотовцы в китайском посольстве, где они укрывались. Ее муж был одним из руководителей противополпотовского движения. Я долго не верила в смерть Пхадетх и ждала от неё известий.

Университет был сложным организмом, в котором в разных ритмах уживалось многонациональное его населения. Я не помню, чтобы студенты дрались друг с другом. Не было войны и между отдельными землячествами. Это было настоящее содружество стран и народов, это было мирное сосуществование. Очень хорошая модель для развития земной цивилизации.

В годы учебы в аспирантуре я работала хирургом в приемном отделении 4-й градской больницы, а потом травматологом в травмпункте. Я была единственной беспартийной на потоке среди русских. Поэтому после окончания университета с красным дипломом получила свободное распределение, а не была оставлена при университете. Помню, как, голодная, иду по "аллее жизни", так называли путь от морга до роддома на Большой Пироговке, после очередной неудачной попытки устроиться на работу. Без прописки не брали. Навстречу мой куратор по аспирантуре. Поздоровались, и он, не спрашивая ни о чем, достает из внутреннего кармана пальто сотенную и протягивает мне. Видимо, у меня вид был ещё тот. И говорит: "Отдашь, когда будет". Эта сотенная для меня была тогда больше, чем просто денежная купюра. Все мне сочувствовали на словах, но практическую помощь оказала только один человек.

Мои послеаспирантские страдания закончились довольно неожиданно. В моей судьбе принял участие академик Владимир Васильевич Кованов. О Владимире Васильевиче знают очень многие, чьи жизни сложились бы совершенно по-иному, не так, как бы они хотели, если бы он не пришел на помощь. Он сам много испытал, прежде чем стал хирургом, ученым и педагогом. За его плечами была война и работа в военно-полевом госпитале. Потом - заведование кафедрой оперативной хирургии и топографической анатомии. Более десяти лет Владимир Васильевич был ректором 1-го Московского медицинского института. Владимир Васильевич отличался глубокой житейской мудростью. Он был природным психологом и видел, на что способен каждый человек.

Коллектив кафедры, которой он руководил, был очень сплоченным, состоял в основном из его учеников. В этот коллектив я и попала. Оказывается, Владимир Васильевич давно приглядывался ко мне, когда я выполняла свою кандидатскую на базе его лаборатории. И он взял на себя очень трудную задачу добиться разрешения на мою прописку в Москве. Кто я была такая? Обыкновенный кандидат наук, без каких-либо выдающихся заслуг. О таких говорят: "Ученым можешь ты не быть, но кандидатом быть обязан". Не знаю, что уж такого разглядел во мне академик Кованов, но он пять раз ходил на прием к очень высокому начальнику в Моссовете, просиживал в его приемной часами и все-таки добился своего. Тогда в прописке отказывали иногородним, уже имеющим свое имя в большой науке, не мне чета.

Но прописываться было негде. В то время строилось кооперативное жилье. Однокомнатная квартира была большим дефицитом и стоила немалых денег. С квартирой мне помог тоже Владимир Васильевич. Но денег у меня не было ни копейки. Папа продал в Костроме недостроенную теремок-фазенду, все книги, пластинки и все мало-мальски годные для продажи вещи, и даже мою золотую медаль, но потом он её выкупил. Основную сумму составили деньги, которые я заработала врачом в стройотряде в Карелии.

Я преподавала на втором лечебном факультете. На нем учились стажники, люди, проработавшие уже фельдшерами или медицинскими сестрами после окончания медицинских училищ. Многим было далеко за тридцать. Учились они старательно. Некоторым только с седьмой или восьмой попытки удалось попасть в институт, чтобы осуществить свою мечту и стать врачом. Я, может быть, сейчас предам память об этих очень старательных, милых моему сердцу, одних из первых моих студентах, но все-таки скажу: за редким исключением фельдшер или медсестра, проработавшие достаточное время в этом качестве, так и останутся с первоначально сформировавшимися стереотипами и выработать врачебное мышление им не удастся. Я потом с врачами такой судьбы сталкивалась. Как и трудно переучить психиатра или невропатолога на психотерапевта. Я как-то наблюдала, как психотерапевт (в прошлом невропатолог), не отрываясь, строчила на приеме рецепты. При этом непрерывно училась психотерапии. Добросовестно посещала все дополнительные семинары и тренинги. Казалось бы, очень близкие специальности: психотерапия, психиатрия и неврология. Но лучше начинать с чистого листа. И тогда рука не потянется за ручкой, чтобы выписать человеку с душевными расстройствами рецепт, а будет только слово. С него начиналось мироздание: "Вначале было слово". Если бы меня давил груз знаний по психиатрии, я бы никогда не пришла к своей методике. Слово - энергоинформационно, и ни одна таблетка самой известной фармацевтической фирмы никогда не заменит его целительного действия. Конечно, среди таких переквалифицировавшихся в психотерапевты есть и исключения.

Я проработала на кафедре академика Кованова одиннадцать лет. Все, что можно и нужно было узнать об оперативной хирургии и топографической анатомии, я прочитала и узнала. Я рвалась в клинику. Все, с кем я делилась этой мечтой, скептически оценивали мои шансы. Мне было 34 года, возраст, в котором хирург уже считается сформировавшимся, и я была не мужик, а баба. Некоторые очень трудолюбивые и способные молодые ребята с кафедры пытались стать клиницистами, но им это не удалось. Однако мое намерение было твердым. Я ни на миг не сомневалась, что своего добьюсь трудолюбием и целеустремленностью.

Заведующим кафедрой госпитальной хирургии, на которую я пришла, был член-корреспондент РАМН профессор Владимир Иванович Петров, ученик школы тогдашнего министра здравоохранения академика Бориса Васильевича Петровского. В то время Петров стал после Владимира Васильевича Кованова и ректором 1-го медицинского института.

Владимир Иванович Петров был добрейшим человеком и очень волевым. Ему не было ещё и семнадцати, когда он добровольцем ушел на фронт после получения похоронки на отца. Был ранен в позвоночник, обездвижен. Была нарушена функция тазовых органов. Долго лечился в различных госпиталях. Поступать в медицинский институт пришел на костылях. А потом стал чемпионом Москвы по слалому.

В бытность его ректором около него крутились, заискивали, припадали к его ногам в лживой услужливости, а когда он заболел и ушел из института, его забыли. На панихиду по нему многие из тех, кому он просто сделал карьеру, не пришли. Я бы об этом здесь не писала, потому что веками известно, что человеческая неблагодарность - это не миф. Но на панихиде со мной случилось совершенно неожиданное для меня. Гроб с телом стоял на возвышении в небольшом помещении. Это была половина холла перед просторным актовым залом. Несколько колонн подпирали потолок. По левую сторону гроба сидели, как и полагается, все родственники, включая жену и дочь. Я только сейчас понимаю, что случилось. Со мной это когда-то уже было. Только не в этой жизни. В науке это называется дежа вю.

Я стояла в толпе присутствующих, которые обменивались приветствиями, и было видно, что многие здесь только потому, что это ещё один повод для деловой встречи. О времена, о нравы... Времена другие, а нравы те же. Это тоже из прошлых жизней. Началось прощание. Было видно, что ведущий церемонию - случайное лицо. Он перепутал имя усопшего отнюдь не от волнения. Когда настала моя очередь прощаться, я подошла к гробу, положила две красно-бордовые розы и взглянула на лицо покойника. Это было лицо не Владимира Ивановича, а какого-то другого человека. Так сильно изменила его болезнь. Я это спокойно, по-философски отметила. Потом подошла к жене и дочери. И вот, когда я шла назад, я увидела лица людей, что стояли обособленно от общей толпы справа и чуть поодаль от гроба. Лицо одного из них меня поразило. Взгляд этого человека, весь его внешний облик выражали злорадное любопытство, превосходство над ситуацией и ещё что-то. Иезуитская полуусмешка кривила рот. Нет, на самом деле это словами не передашь. Его-то Петров буквально спас от забвения, а он одним из первых предал его. Уметь отличить лесть от искренности - это удел очень мудрых и искушенных жизнью людей. Я прошла через толпу, почувствовала, что мне плохо и у меня подкашиваются ноги. Меня спасла стенка, к которой я прислонилась. Это длилось мгновение. Я не могла понять в тот момент, что вызвало во мне такое состояние, но почему-то решила, что включилось какое-то событие из прошлых жизней.

Я сейчас это событие нашла. Это было во времена Древнего Египта, две тысячи лет назад. Только я не женщина, а молодой человек. Мне 19 лет. Идет погребение фараона. Какое красочное и жуткое зрелище! Эти справа наложницы. Красивые, все как на подбор, и одеты одинаково, в бирюзово-зеленое, с золотом. Они знают, что их ждет... Я пока больше ничего не скажу. Потому что были у меня с ними встречи не только во времена фараонов. Еще не время. Вернемся в настоящее. Они бы с наслаждением поерничали, читая эти строчки, но я почистила свой файл, где записаны наши встречи в прошлых жизнях, и причинно-следственные связи ослабли. А то, что они прочтут это, мне известно. Я на них не в обиде. Я тоже не была ягненком две тысячи лет назад, им есть за что меня не любить, как и мне их. Но я спокойна. Все это пустое и не стоит эмоций и нервов. У меня не были отжаты кнопки прошлых жизней. Причинно-следственные связи прошлых жизней с настоящей рвутся легко. Было бы желание. Подробно я напишу об этих событиях в другой книге.

Эти люди, присутствующие на панихиде, были из коллектива кафедры госпитальной хирургии. Тогда, когда профессор Петров пригласил меня на работу, коллектив кафедры встретил меня не ласково. Петров только что стал ею заведовать. Сотрудники кичились тем, что они экстренные хирурги, а Петров пришел из плановой хирургии. Но гордыня не мешала им на плановой операции путать приводящий и отводящий концы кишки и лишать больного возможности отправлять естественную надобность. Коллектив был достаточно сложным, недружным и амбициозным. Но они были все свои. А я - чужая. На вакантное место на кафедре наметили хорошего знакомого, одного из доцентов кафедры. А тут я, как снег на голову, не заискиваю, не навязываюсь в друзья. К Петрову я жаловаться не ходила. Еще чего. Назвалась груздем полезай в кузов. Все было по принципу "кто на новенького".

Мне было очень трудно, но ни разу я не пожалела, что ушла из такого замечательного коллектива, как кафедра оперативной хирургии. Там я себя исчерпала и как преподаватель, и как ученый. Начался застой, топтание на месте. Можно было защитить докторскую диссертацию, материала у меня было предостаточно, были и авторские свидетельства на изобретения, и научные статьи, и Владимир Васильевич все время требовал, чтобы я оформила докторскую. Но тогда бы я застряла в теории навсегда. Однажды мудрая профессор кафедры уха, горла и носа, встретив меня на Пироговке, удивленно спросила: "Вы ещё не защитили докторскую? А вам ведь было столько дано..."

Как я считала тогда, я имела одно преимущество перед сотрудниками нового коллектива. Я как теоретик профессионально знала технику оперативных вмешательств и топографическую анатомию.

И здесь мир оказался не без добрых людей. Меня стали опекать - без всякой просьбы с моей стороны, просто по доброте душевной - опытнейший хирург-склифосовец Никандр Васильевич Быстров и молодой талантливый хирург, который позднее стал профессором этой кафедры. У меня сложились доверительные отношения с Никандром Васильевичем Быстровым. Они сохраняются и до сих пор. Он был общим любимцем у молодежи кафедры и больницы, много лет проработал в институте Склифосовского, ассистировал на операциях ещё знаменитому хирургу Сергею Сергеевичу Юдину. Авторитет его в экстренной хирургии был абсолютным. Молодежь к нему обращалась за советом чаще, чем к доцентам кафедры. Он был кандидатом наук, но в должности просто ассистента. Это был настоящий самородок-философ. У него на любые житейские и хирургические случаи были свои случаи. Он всегда имел свое мнение и высказывался прямо, невзирая на авторитеты. Практика по хирургии у него была богатой. С 1965 по 1967 год по линии Красного Креста работал в Эфиопии, в Аддис-Абебе главным хирургом госпиталя. Здесь ему руку пожимал император Эфиопии Хайле Селассие, приехавший в сопровождении своих полковников навестить своего родственника. В Эфиопии для оказания медицинской помощи самолетом ему приходилось летать на нефтеперерабатывающий завод над Данакельской пустыней. Обо всем этом Никадр Васильевич рассказывал на дежурствах.

Никандр Васильевич давно уже на пенсии. Я ему часто звоню, чтобы просто услышать его окающий говор. Он и тогда, когда мы работали на кафедре, знал о моем увлечении психотерапией. Он всегда хочет знать, как на новом поприще я себя чувствую. Я ему рассказываю все подробно, но разговор всегда заканчивается одним: "Какой же ты хреновиной занимаешься!" Не принимает его хирургическая материальная душа новых знаний. Не его это реальность - энергоинформационная сущность. Он вырос в старообрядческой семье. Глубоки корни его веры. Но я всегда чувствую, что слушает он с интересом.

На кафедре я очень много дежурила и ассистировала. Нагрузка была большой. Студенческие группы, курация больных, участие в плановых операциях и бесконечные дежурства. Я также выполняла обязанности ученого секретаря. Отвечала за научные отчеты не только кафедры, но и трех отделов, которые были организованы на её базе: отдел сердечно-легочной хирургии, отдел сосудистой хирургии и отдел хирургии печени и желчевыводящих путей. Отчеты по объему каждый раз соответствовали хорошей кандидатской диссертации. Я также отвечала за организацию и проведение научно-практических конференций и издание тезисов докладов. Занималась я и научной работой, помогая одному городскому врачу-хирургу делать кандидатскую диссертацию.

Очень часто я пропадала в клинике сутками. Мне мешала моя близорукость. Коррекция очками была не стопроцентной, на одном глазу, что вызывало сильнейшие головные боли. Тем не менее я постепенно стала дежурить ответственным хирургом, сначала с подстраховкой Никандра Васильевича, он дежурил в моей бригаде. Больница всегда была переполнена, потому что больные поступали как в плановом, так и в экстренном порядке. И часто все холлы, в которых мы занимались со студентами, были заняты. Теоретическую часть занятия, за неимение сидячих мест, проводили, стоя на площадке перед лифтами, из которых периодически выкатывали каталки с больными и выходили посетители и сотрудники больницы. "Животы" были у каждого больного, любого отделения, и могли заболеть в любую минуту. В силу известных физиологии причин они болели чаще ночью. Больные по наряду "скорой помощи" поступали в течение дня, но ближе к ночи или к раннему утру количество их, как правило, увеличивалось. Особенно с острым аппендицитом - обезьяной всех болезней. Коварство этого заболевания заключается в том, что в большинстве случаев боли начинаются не там, где расположен червеобразный отросток, а в желудке - в силу особенностей иннервации органов брюшной полости. Больной начинает заниматься самолечением, промывает желудок, кладет на живот теплую грелку, принимает обезболивающие. А потом, при ухудшении состояния, обращается к врачу или набирает 03. Пользуясь случаем, хочу напомнить, что первая мысль, которая у вас должна вспыхнуть при болях в животе: а не острый ли это аппендицит?

В хирургической бригаде в первые годы моей работы дежурило много студентов. Некоторых из них мы ставили ассистировать. Но потом престиж хирургической специальности среди студентов упал. Сколько физической нагрузки и душевных переживаний, а денег никаких. Хирург получал, как и терапевт. Я дежурила бесплатно, потому что была кафедральным сотрудником. Среди студентов стало модным быть узким специалистом, например хирургом-косметологом, гинекологом, урологом. Понятно, почему. Если раньше, когда я делала опрос, кто из группы собирается стать хирургом, поднимался лес рук, то в последние годы поднятых рук совсем не стало. Студенты все видели и мотали на ус.

Я помню свои студенческие годы на кафедре хирургии во время дежурства нашего преподавателя: за ним ходила целая толпа. А я вот бегу по длинному, узкому, с бесконечными поворотами подвалу больницы, соединяющему основной корпус с роддомом одна.

Хирургическая братия очень сложно устроена. Были яркие звездочки, уверенно и успешно продвигающиеся в этой нелегкой профессии. Вот одна из них. Он был сыном профессора кафедры факультетской хирургии, но всего достиг сам. Я его знала, когда он учился у меня на кафедре оперативной хирургии. Воспитанный, улыбчивый, хороший товарищ. Вот у него вообще не было, по крайней мере, явных недоброжелателей. Мне кажется, даже завистников. Он был очень уверенный в себе, но не самоуверенный. Первый стал заниматься лапароскопической хирургией у нас на кафедре и уже в тридцать с небольшим стал признанным авторитетом в этой области не только в нашей стране, но и за рубежом. Очень быстро сделал научную карьеру. Стал профессором кафедры. И я вас уверяю, папа тут был ни при чем. Студентом днем и ночью пропадал в больнице. Все это происходило на моих глазах. Я всегда искренне радовалась его успехам. Он был человеком очень неравнодушным и современным. Помню, как он откликнулся на мою просьбу помочь перевезти со склада пачки "Вестника надежды", журнала, главным редактором и основным автором которого я была. Я его издавала по линии Московского общества помощи онкологическим больным, которое организовала вместе с больными. Он сделал несколько ездок. Тираж был 50 тысяч экземпляров. Благодаря своей работоспособности и внутренней порядочности и общительности, он быстро достиг не только выдающихся успехов в хирургии, но, судя по всему, и материального благополучия. И представление о том, что быть хирургом - это непрестижно со всех точек зрения, на его примере как бы не подтверждается. Все зависит от самого человека.

Очень заметной фигурой среди хирургов больницы был один из городских врачей. Он был хирургом с большим практическим опытом, и пришел в эту больницу, когда ему было уже далеко за сорок. Меня удивляло, как ему удалось сохранить неослабевающий интерес к изобретению различного рода модификаций рутинных операций. Он был разносторонне талантлив. Прекрасно играл на гитаре и почти профессионально рисовал. Все рисунки в своей кандидатской диссертации он выполнил сам. После хирургических конференций он дарил всем шаржи. Каждый день он приходил с какой-либо зарисовкой собственной операции и с большим интересом об этом рассказывал. Вокруг него всегда крутились молодые хирурги. У него было особое состояние души, настрой на творчество. А для хирурга, работающего в экстренной хирургии, когда ситуация непредсказуема и приходится принимать нестандартные решения, это было очень ценным качеством. Этого хирурга некоторые не принимали. Был непонятен его неостывший интерес к хирургии, над ним подсмеивались, ерничали. Они были все из той же команды. На хирургию смотрели как на средство к существованию. Страдали скрытой депрессией, о которой и до сих пор не подозревают. К сожалению, жизнь повернулась так, что подобных хирургов сейчас большинство. Но эти не сами выбрали этот путь, их заставила система.

Труд хирурга очень тяжелый как физически, так и морально. Хирург в нашей стране должен жить достойно, как его коллеги в странах Европы и Америки. Я это не раз наблюдала, когда была в зарубежных поездках. Я перестала дежурить, когда от постоянного напряжения стало резко падать зрение и ещё у меня ухудшилась ЭКГ. Напомнил о себе инфекционный миокардит, который я перенесла в тринадцатилетнем возрасте. Мне было уже за пятьдесят. Продолжала работать на кафедре. Подтвердила в очередной раз свой сертификат по хирургии, но не оперировала. Занималась со студентами и вела больных.

К больным я всегда относилась бережно. У меня дома был филиал больницы. Мама - инвалид первой группы. Болезнь оперированного желудка постепенно подтачивала её организм. Появились боли во всех костях. Беспокоила жестокими болями грыжа позвоночного диска. Были нарушены все виды обмена. Она вынуждена была ограничивать себя в еде. Весь желудочно-кишечный тракт был поражен. От госпитализации мама категорически отказывалась, она верила только мне, поэтому в квартире был стационар на дому. Я периодически проводила ей витаминотерапию и переливание внутривенно белковых растворов. Мое окружение все время твердило: если бы не ты, она бы уже давно умерла. Ох, как я с этим не согласна! Я помогала её телу. А тело продолжало жить только потому, что так хотела душа. У мамы была громадная жажда жизни. Преодолевая боль, она вставала и делала зарядку. Научилась точечному массажу. Вспомнила и записала все свои любимые песни и пела их, когда в очередной раз ей становилось чуть-чуть лучше. Однажды она сама пошла в церковь, которая находилась неподалеку от нашего дома, и простояла всю службу. Пошла она на голодный желудок, что при её болезни могло закончиться гипогликемической комой. Но ничего не случилось. С какой радостью она рассказывала об этом всем. Она не боялась жизни, ей очень хотелось жить, несмотря на все болячки. Она умерла от инсульта, как и её мать, не дожив ровно месяц до 78 лет. За три дня до смерти она сидела за столом и ела, задумавшись, свою маленькую порцию любимых кислых щей. Вдруг встрепенулась и сказала спокойно: "Я умру через три дня". Мама говорила о смерти. Я почувствовала мимолетное смятение и стала возражать. Через три дня мама умерла. Накануне я рассказывала ей о том, что в будущей жизни у неё будет другое, здоровое тело. Она мне верила всегда.

Я старалась разговаривать с больными и их родственниками без врачебного чванства, потому что на собственном опыте знала, что это такое. А в студенческие годы на моем дежурстве медсестрой меня покоробил один случай. Я делала внутримышечную инъекцию пожилой больной. Она готовилась после удаления желчного пузыря к выписке. И вдруг в палату влетел хирург, который её оперировал. Был он, надо сказать, уже в возрасте, и фамильярно, хлопнув её по ягодице, спросил: "Ну что, бабуля, как дела, будем завтра выписываться?" У больной после этого поднялась температура, и она ушла домой только через неделю.

Я учила студентов уже при входе в палату оценить состояние всех больных, чтобы подойти в первую очередь к самому тяжелому. Всегда поздороваться, и представиться новому больному, и обращаться по имени или по имени и отчеству в зависимости от возраста. Не позволяла себе никогда безличного обращения "вы", "ты", "бабка", "дед". В моих палатах больные всегда ждали моего прихода. Я всегда старалась без врачебного снобизма доступно ответить на все их вопросы. И это приносило свои положительные результаты. У больных моих палат были самые маленькие койко-дни, то есть время пребывания в больнице. Одна больная в день выписки крупными буквами на листе ватмана, который ей специально принес муж, написала большое стихотворение. Оно начиналось так: "Скоро солнышко взойдет, наша Валечка придет".

Я всегда чувствовала в себе задатки психотерапевта. Еще в школьные годы мне приходилось терпеливо выслушивать и утешать всех моих подружек. Они почему-то всегда приходили ко мне. Я наблюдала, наблюдаю и сейчас, что так же и к моей сестре приходят её подруги поплакаться. Она никогда их не перебивает и не дает советов, только в конце утвердительно-вопросительно говорит: "Ты же его любишь?!" Это у нас от отца.

Когда я начинала учиться, специальности "врач-психотерапевт" не существовало. Она появилась и объявила о себе во весь голос каких-нибудь лет двадцать назад. Я много читала литературы, преимущественно иностранной, по психотерапии. Много статей с психотерапевтическим звучанием я писала и в журнале "Вестник надежды", который издавала. Журнал весь пронизан психотерапией. Совместно с сотрудниками хосписа Святого Христофера Вирджинией Гамли и Мэгэн Бик в Лондоне я приняла участие в подготовке и издании русского варианта книги "Принципы и философия хосписов и паллиативной медицины". Подготовила программу для медицинских вузов по паллиативной медицине, но она где-то застряла в портфелях чиновников от медицины. Паллиативное лечение - это активная общая помощь больному в той стадии заболевания, когда лечение существующими современными средствами не дает желаемого эффекта и когда борьба с болью и другими симптомами, а также решение психологических, социальных и духовных проблем приобретает первостепенное значение. К таким болезням относятся многие формы рака, болезнь Альцгеймера - всего около 25 названий.

Мой хирургический ангел-хранитель Никандр Васильевич Быстров увещевал меня: "Дорабатывай на кафедре. Тебя же никто не гонит". Но дорабатывать и доживать - это было не для меня. Мне исполнилось пятьдесят шесть лет, когда я стала врачом-психотерапевтом, получив образование на кафедре психотерапии Российской академии последипломного образования врачей.

Заведующий этой кафедрой был ученый с прогрессивными современными взглядами на психотерапию и подготовку психотерапевтов. В профессиональном мире у него было много врагов. Это, вероятно, тоже отголоски прошлых жизней. Он, конечно, был не ординарен. Если бы не его волевое решение, я, хирург, никогда бы официально не стала психотерапевтом. Хотя личные отношения у меня с ним не сложились. Их просто не было и нет. После меня эту кафедру закончили ещё несколько врачей-непсихиатров. Потом стал действовать запрет главного психотерапевта, в прошлом психиатра. Переучиваться на психотерапевта разрешалось только психиатрам. Убеждена, что это неправильно.

Каждый узкий специалист должен обязательно иметь второй сертификат, сертификат психотерапевта. И разрешение на получение этого сертификата не должно быть привилегией только психиатров. Вот, например, нужно ли раковому больному говорить о том, чем он болен? Обязательно. Потому что любой человек должен знать о себе все и сам быть причиной, а не следствием решения врача или родственников. Но врач обязан до сообщения об этом поработать с больным профессионально, как психотерапевт, и то же после сообщения. Результат общения с хирургом, который оперировал больного, будет по качеству совсем иным, если к больному пригласить психотерапевта. В этом тоже своя психотерапия. Поверьте, больной может потихонечку выкарабкаться, если врач владеет таким методом психотерапии, как, например, психосамоанализ прошлых жизней.

Коллектив кафедры психотерапии был под стать своему заведующему, хотя в своей истории он помнил заведующим кафедрой знаменитого профессора-психиатра, тесно сотрудничавшего в свое время с органами государственной безопасности, большого оригинала и деспота. Демократических отношений на кафедре тот не приветствовал. Нынешний зав. кафедрой приехал из Сибири, из Красноярска. Меня в свое время ученые-сибиряки поразили своим душевным здоровьем. По сравнению с москвичами они мне показались людьми другой цивилизации. Доброжелательные, спокойные, улыбчивые, без призрачных желаний и низменных страстей. Я попала в Томск, на конференцию в 1973 году.

Зав. кафедрой был вице-президентом Европейской психотерапевтической лиги. На кафедре всегда было много иностранных специалистов, которые приезжали обучать курсантов своим методикам. Жизнь на кафедре кипела. Бесконечно организовывались то международные, то региональные конференции, семинары и тренинги. Кафедра издавала много специальной литературы. Зав. кафедрой читал лекции. Любимой темой была: "Деньги в профессии и жизни". Очень актуальная тема. Врач почти с сорокалетним стажем и со всеми своими степенями получает столько же, сколько получает медсестра, у которой есть лужковские надбавки. Я не утрирую. Это факт. Сумму лучше не называть. Психотерапевт в этом плане государством поставлен на колени.

Впрочем, как и врач другой специальности. Что такое лечение? Это энергоинформационный обмен между больным и врачом. Он должен быть адекватным и не ущемлять ни одну из сторон. Иначе кто-то будет жертвой этого общения. Это Вселенский закон. Я как специалист вижу, в какой скрытой депрессии находятся врачи государственных учреждений. К ним на прием приходит пациент в явной депрессии. Пояснения требуются? Кто платит за лечение? Государство? Нет. Больной? Нет. Нищий врач? Да. К врачу на прием пришел дворник. Его труд государство оценило в пять раз дороже, чем труд врача. Битый небитого везет. Вот такое лечение называется бесплатным. Это подарок от нищих врачей населению и государству. Это энергоинформационный обмен по законам преисподней. В этом обмене энергия со знаком минус. Это полное обесценивание интеллектуального труда. Это провокация на нарушение врачебной этики. Посредник между больным и врачом - государство - платит врачу столько в месяц, сколько хватает на неделю существования одного человека. А если врач единственный кормилец в семье, то вторая и третья работа его все равно не спасет от голодного обморока или нервного срыва на работе при соблюдении им морально-этических норм. Кто эти морально-этические нормы по-настоящему нарушает? Вопрос вызывает улыбку висельника. Все всё знают, все всё понимают, а чиновники, чья зарплата перекрывает в несколько раз зарплату врача, пишут приказы, распоряжения, циркуляры. Вот один приказ. За разглашение врачебной тайны 500 минимальных зарплат или лишение свободы по статье 137 УК. Что считается врачебной тайной: анализ мочи или диагноз, - приказ умалчивает. Врач и так знает, что все лечение конфиденциально, на то он и врач, а не лаборант. А диагнозов в природе нет. Есть просто прошлые жизни. А все врачи об этом даже и не догадываются, как и чиновники. За что тогда статья? За незнание истинной природы человека? Этак мы далеко зайдем. Основной врачебной тайной является то, как врачи выживают при такой системе здравоохранения, а вместе с ними и нищее население. А это тайна покрытая мраком, мраком не только прошлых жизней. Благополучный слой населения, пользующийся другой системой здравоохранения, этого вопля не услышит... в этой жизни. Все на круги своя. Господа! Не поленитесь, загляните в свой биокомпьютер. Содом история уже проходила и Гоморру тоже.

Мой читатель, нельзя променять вечное на сиюминутное. Как много раз ты уже делал. Тогда попадешь и в свое время, и в свою реальность.

Профессор вместе со своей женой-психологом проводил семинары-тренинги по трансактному анализу, восточному варианту. Это было его коньком. В гипнотарии, где проходили эти семинары, негде было яблоку упасть. Заведующей психотерапевтическим отделением была в прошлом очень опытный психиатр. Она им и осталась. Заведующая приняла меня как родную. Она знала о моей методике и даже пыталась обучиться, но... Мы много раз беседовали о механизмах работы нашего подсознания. Она не всегда разделяла мои взгляды. Сказывалось блестящее знание психиатрии. Последний раз мы разошлись во мнении по поводу - нужно ли полностью убирать любой страх, страх смерти, страх потерять любимого человека. Мы работали на телефоне доверия во время печальных событий, связанных с мюзиклом "Норд-Ост". Опытом работы на телефоне доверия делилась психолог из Литвы. Она безапелляционно заявила, что от любого страха полностью освобождать человека нельзя, потому что страх дан человеку как инстинкт самосохранения и поддерживает выживание. Я возразила. Любой страх нужно полностью убирать. Животному он нужен, но не человеку. Осознанный страх уже не страх.

Человеку, полностью освободившемуся от страха, не надо выживать, он просто живет, полностью доверяя своему сознанию, а не бессознательному. И все проблемы решает четко и правильно, и не ездит через Черемушки в центр. Люди в экстремальных ситуациях, умеющие это делать, как правило, не погибают. Они действуют всегда по ситуации.

Моя заведующая была на стороне психолога. Но это не мешало нашей работе. Она была мудрым человеком и, видя результаты моей работы, не стеснялась показывать большим пальцем вверх, когда слов не хватало. Непосредственно отделение курировал знаменитый профессор, в прошлом да и в настоящем известный психиатр. Отношения кафедры и отделения складывались прекрасно. Молодой и энергичный новый главный врач этому способствовал.

Отделение носило статус психотерапевтического стационара. Каждый вторник проходили консультации больных, на которых присутствовали все врачи, ординаторы, аспиранты и даже больные, последние выступали в роли слушателей и в обсуждении участия не принимали. Иногда грань между больным и здоровым душевным состоянием бывает очень хрупкой. Стаж лечения некоторых больных определялся несколькими десятилетиями. Они как бы были членами и врачебного коллектива. Некоторые за это время сумели закончить какие-то курсы по психологии. Были больные, которые имели диплом об окончании психологического факультета МГУ и успешно сотрудничали с кафедрой на равных. На консультации часто звучал диагноз: "Шизотипическое расстройство".

У профессора была авторская методика психотерапевтического лечения больных. Она носила образовательный характер. Все больные изучали особенности характера по книге профессора "Сила слабых". Больным предлагалось самим разобраться в себе. Это всегда было творчеством и приносило положительные результаты. Знания самого себя, самостоятельно добытые через осознание, - великая помощь для обретения душевного равновесия. Пусть мнение врача и больного на выбор того или иного характера очень часто и не совпадали. Но дискуссия на эту тему приносила положительные плоды. Авторская методика профессора называлась "Лечение творческим самовыражением". Больные рисовали, писали рассказы, играли в психотерапевтическом театре. Они приходили в психотерапевтическую гостиную на кафедре годами, как в дом родной, потому что их здесь принимали и понимали лучше, чем их домашнее окружение. Они срастались с коллективом кафедры.

Профессор для них был непререкаемым авторитетом во всем, отцом родным. Ему в этом помогала лаборантка кафедры. Она была и пациенткой профессора, и его правой рукой. Лаборантка принимала участие в лечебном процессе, проводила гипноз и психотерапевтические беседы. Она имела отдельный кабинет, в то время как врачи были вынуждены иногда вести прием, сидя в коридоре. Не хватало кабинетов. Я этой участи тоже не миновала. Своему врачу и учителю лаборантка была предана, но в силу своих душевных расстройств часто путала свои роли. Это мешало работе кафедры и коллективу отделения в целом. Но нужно отдать ей должное: все оформления спектаклей психотерапевтического театра, сделанные с большой любовью и вкусом, были её заслугой.

Я всегда считала и считаю, что человек, страдающий глубоким душевным расстройством, может пусть и не совсем, но все же понять другого, с подобным недугом. Но вылечить он не может. Он может только навредить, навязав свои проблемы другому. Это все равно что тренер по плаванию, который сам не умеет плавать. Такой тренер не спасет своего ученика, а если и бросится спасать, то утонут оба. Душевнобольной должен сначала решить свои проблемы, а потом уже браться за других. И уж никак не являться одной из ключевых фигур в жизни кафедрального коллектива. Но на кафедре это приветствовалось и продолжает приветствоваться. В этом случае тоже действует сила слабых и неосознанное обесценивание психотерапии - самими психотерапевтами - бывшими психиатрами.

В психотерапевтической энциклопедии описано несколько сотен методов психотерапевтического лечения. Все они работают в руках авторов. Дорогу в бессознательное можно пройти разными путями. Можно через Черемушки в центр ехать весь день, а можно прямо через полчаса, потому что подсознание очень древняя и пластичная структура и повидала на своем веку различные новации: от колдовства, шаманства и медитации йогов, которые практикуются тысячами лет, до психоанализа и психосинтеза, первый был разработан в конце девятнадцатого столетия, а второй - в начале двадцатого.

Каждый психотерапевт выбирает ту методику, которая ближе всего к его мировоззрению и которой он владеет. В этом случае существует полная демократия. На международном конгрессе "Психотерапия Европы - Психотерапия Азии", который состоялся в Москве в мае 2002 года, один из известных психотерапевтов Франции, Серж Гингер, в своем докладе, ссылаясь на американцев, сообщил, что "сегодня существует, по крайней мере, 365 различных методов психотерапии - столько же, сколько дней в году или сыров во Франции. Эта цифра часто повторяется журналистами и средствами массовой информации для дескридитации профессии психотерапевта - якобы каждый может создать свой метод или просто ввести новый элемент в классический метод, чтобы добиться известности и стать таким образом бессмертным. В действительности только двадцать методов к настоящему времени признаны научными и широко практикуются в Европе сегодня".

Конечно, если посмотреть с пьедестала признанных психотерапевтических метров, ещё какой-то 366-й метод как бы и ни к чему. Да ещё через амбиции бессмертия. Какое только бессмертие имели в виду психотерапевтический авторитет и журналисты? Сразу видно, что у самих папарацци кнопка славы не отжата. Человек всегда то, что он говорит. Проститутка всегда кричит, что и ты проститутка. Вор - что и ты вор. Враль - что и ты врешь. Земное бессмертие - это не такая уж завидная доля, все время возвращаться, чтобы намотать на каузальное тело ещё что-нибудь нехорошее, а бессмертие в Тонком мире, оно в бессмертии не нуждается, оно уже есть у каждого. Это энергоинформационная сущность, душа. А это и есть то, что мы есть. Авторитетов на самом деле среди специалистов нет. Каждый настолько авторитетен, насколько не зашорен прошлыми жизнями. Авторитет только один истина. А стремление к истине каждого - это его право. Иногда и устами младенца глаголет Она. "Общеизвестно" и "общепризнанно" не существует. Каждый должен пропустить через себя известности и признания, придуманные другими.

Решение пойти к тому или иному специалисту должен принимать сам пациент. И хорошо, что у него есть выбор. А не как 40 000 тысяч лет тому назад - один шаман на всех. При этом пациент должен быть посвящен в тонкости методики при первом визите к врачу. Методики должны быть открытыми, потому что пациент работает со своей энергоинформационной сущностью, а не просто с телом, которым является и головной мозг. В этом случае он должен быть сам творцом, а врач лишь консультантом. Это право больного в цивилизованном мире. Таинство и магия - это для магов. Когда человек лежит в специальном саркофаге, подбитом изнутри зеркалами, и видит свои прошлые жизни и рассказывает магу, что там мелькнуло, а тот все это интерпретирует. Это будут прошлые жизни вперемежку с настоящей мага. Я считаю, что в основу любого метода психотерапии должен быть положен один принцип: выведение бессознательного на экран сознания самим больным, без интерпретаций врача, без навязывания им своего видения проблемы. Врач - это тоже человек со своими проблемами, выглядывающими из его прошлых жизней, и с нелюбимой тещей на кухне. Врач не должен уподобляться толкователю снов. Пациент сам в состоянии понять, почему именно с ним случилось то или другое событие в этой жизни.

Нельзя не признать, что многие психотехники определяются личностью врача и его собственным жизненным опытом, который не всегда приемлем для конкретного больного. Поэтому метод психосамоанализа прошлых жизней никогда не навредит больному. Со своим биокомпьютером работает сам больной. В нем записана только та информация, которая определяет проблемы этого больного в настоящей жизни.

Многим ставят сейчас диагноз шизотипическое расстройство, но у каждого оно свое, личное, поэтому такого диагноза просто не существует в природе. Это необычное восприятие мира людьми, для которых земные перевоплощения пришли на смену существования их энергоинформационной сущности в других мирах, или они были подвергнуты воздействию пришельцев из космоса. Других миров несметное множество, и пришельцы были из разных цивилизаций.

В этой книге приводится несколько случаев прошлых и будущих жизней таких людей. Их особое восприятие жизни в земных условиях объясняется содержанием их биокомпьютера, в файлах которого записано то, что никогда не происходило со многими из нас. Поэтому у этих людей есть расщепление душевного состояния, выраженные трудности в общении, отсутствие жизненной энергии. Им все неинтересно и надоело здесь, на Земле, потому что их энергоинформационная сущность когда-то находилась в другой реальности. Там им было комфортно. Они знают ощущения других миров, но на уровне сознания об этом не догадываются. Люди без расщепления здесь, на Земле, там, откуда пришли некоторые из этих страдальцев, выглядели бы тоже очень странными. В этих случаях, конечно, за минуты общую проблему не решишь, но можно улучшить их состояние и увести их от лекарственной терапии, прием которой делает их уже по-иному нежизнеспособными. Дальше только время. А может быть, их и не надо лечить? Только помочь?

Они нуждаются в адаптации к условиям земного существования, потому что испытывают порой страшные душевные и физические муки. Они часто талантливы в физике и математике. Многим из них не надо напрягаться, чтобы понять как пересекаются параллельные линии. Для них это их реальность. Мой опыт говорит, что когда они методом психосамоанализа осознают свое земное существование, талант не исчезает, а, наоборот, больше проявляется. Меняется только восприятие земного бытия, а знания остаются, и освобождается место для созидательной энергии. Медленно приходит душевный покой. Поэтому один и тот же диагноз, поставленный разным больным, это и есть слабость современной медицины. На него можно все списать. Диагнозом лечат болезнь, а не больного. Любое лечение должно быть индивидуальным. Я об этом говорю не первая. Об этом говорят все. Но как это сделать? В психотерапии - это психосамоанализ через осознание. Поэтому психосамоанализ прошлых и будущих жизней может стать и 366-м, а может быть, и 367-м методом психотерапии, а может быть, и войдет в первую двадцатку, не оглядываясь на отдельных папарацци. У меня, как у автора, нет страха "а что скажут другие". Пусть скажут. Послушаем и ответим. А лучше бы каждый ответ нашел сам.

А теперь, не оглядываясь на психиатров, почувствуйте, что вы представляете собой большее, чем на самом деле вы есть. И у вас все будет хорошо. А меня жизнь снова позвала в дорогу... Но об этом уже не здесь и не сейчас. Не бойтесь перемен! Дорогу осилит идущий.

К ЧИТАТЕЛЮ

Каждый сам себе и маг.

Каждый сам себе и волшебник.

Мой читатель! Мы живем во время нового информационного пространства. Человек постепенно выходит из многовековой спячки как энергоинформационная сущность. Это тесно связано с переменой планетарных полюсов и приближением Земли к центру Галактики. У тебя есть проблемы, и поэтому ты открыл эту книгу. Наша встреча состоялась. Это не случайность, а закономерность. К этой встрече мы шли вместе, так как связаны с тобой энергетически прошлыми жизнями. Не спеши говорить: "Не верю". Прочитай, пожалуйста, все до конца. И неверие отступит перед новыми для тебя знаниями. Знания, и только они, помогут тебе понять и решить самому твои проблемы. Эти знания дадут тебе возможность справиться не только с проблемами настоящего, но и будущего. Эти знания позволят тебе действительно ощущать себя духовным существом. Да, ощущать. Уйдет вечный первобытный страх перед жизнью и перед смертью. Придут ответы на вопросы: "Зачем я родился, в чем смысл жизни? Почему это произошло именно со мной, почему не с другими? Почему я полюбила именно его или ее? Почему я всего боюсь? Почему я себе не нравлюсь, хотя внешне настоящая красавица? Почему я пытаюсь быть хорошим и не могу?" Ты поверишь в себя, поймешь себя, перестанешь себя отрицать. Ты приблизишься к пониманию, что Творец - это не просто свет, а свет знаний. Сейчас пора этих знаний. Только не ленись, познавай. Но нет, не хочется, не верю, не понимаю, зачем все это. Свою лень и беспомощность многие перекладывают на Творца; чтобы изменить свою жизнь, устремляются к нему с пустыми просьбами. Этого не нужно.Помоги себе сам.

В этом небольшом труде изложены только факты, полученные при общении с людьми, обратившимися ко мне как к врачу со своими душевными и физическими страданиями.

Освобождение от отрицательных переживаний событий прошлых жизней, видение и осознание причинно-следственных связей прошлого с настоящим и будущим излечивало их душу и тело и воспринималось как полное внутреннее перерождение, просветление в себе, в своем сознании. Появлялась уверенность, что объективная ситуация уже не может управлять их судьбой. Они становились хозяевами ситуации, в которой оказывались. К ним приходило чувство глубокой любви к себе и ко всему окружающему. Для них становилась истиной заповедь Творца: "Возлюби ближнего твоего, как самого себя".

В этой книге есть подтверждение тому, что человек сам способен управлять своей так называемой кармой, и это не противоречит законам мироздания. Эти механизмы заложены в человеке Творцом. Они очень просты. При этом не надо подвергать себя воздействию гипноза, заниматься биоэнергетикой, медитацией, принимать ЛСД и другие психотропные препараты, входить в глубокие трансовые состояния, использовать голотропное и другие виды насильственного дыхания, помещать свое тело в сложнейшее инженерное устройство типа зеркал Козырева или какие-то саркофаги. Чтобы увидеть события прошлых и будущих жизней требуется только осознанное желание самого человека освободиться от душевного и физического дискомфорта.

И ничего не бояться. Прежде всего не бояться самого себя. Видение и переживание человеком как духовным существом событий прошлых и будущих жизней так же естественно для природы человека, как его дыхание.

У меня накопился обширный материал по причинно-следственным связям прошлых жизней с настоящим и будущим. И чтобы при первой встрече не слишком шокировать тебя, мой читатель, эти материалы будут публиковаться постепенно. Считай этот небольшой труд прологом будущих наших встреч. Знаю: все, что здесь изложено, придаст тебе больше уверенности в настоящей жизни и даст надежду на счастливое будущее. Познав ещё одну истину собственной природы, ты станешь более свободным от догм, предрассудков и сможешь сам осознанно вершить свою судьбу. Ты перестанешь испытывать дрожь перед этим словом "карма", и жизнь не будет казаться тебе непосильной ношей. Самый тяжелый проступок перед собственной природой, а значит, и перед Творцом человек совершает тогда, когда он уходит из этой жизни в мир иной, осознавая себя только физическим телом, так и не познав свою истинную природу - свою энергоинформационную сущность, нуждающуюся в самоусовершенствовании.

Мой читатель! Стремись к тому, чтобы твоя душа стала абсолютно свободной, и твое сознание станет безграничным. Исчезнут все условности между мирами и формами материи. И тогда ты сможешь жить как на Земле, так и в любом другом мире в физическом теле или вне его. Пусть тебе во всем сопутствует удача. Верь в себя. Ведь ты создан по подобию Творца не телом, а своей энергоинформационной сущностью, а Творец всемогущ. Знания даются тому, кто стремится к ним. Стремись к знаниям.

Я принесла рукопись этой книги в издательство по совету моей давнишней знакомой писательницы Ольги Романовны Трифоновой, вдовы писателя Юрия Валентиновича Трифонова. Мне понравилось, как была издана её новая книга "Единственная" - о последних днях жизни жены И.В. Сталина Надежды Сергеевны Аллилуевой. Я знала, что здесь поймут и примут то, что я написала, потому что в книге Трифоновой очень глубокие психологические переживания героини, поданные в очень неординарной трактовке, меня удивили и порадовали. С Ольгой Романовной у нас было много общих взглядов на жизнь. Мы вместе с ней в свое время занимались созданием и организацией хосписов. Она нашла здание, где сейчас располагается первый хоспис в Москве, и много помогала в выборе стиля его реконструкции, работала с архитектором. Потом пришли другие люди. Но мы с Ольгой Романовной остались большими друзьями. В "Доме на набережной" она возглавила музей, рассказывающий о судьбах жителей этого дома и о новейшей истории страны. Сейчас она работает над новой книгой.

В издательстве мне устроили несколько доброжелательных допросов с пристрастием. В них принял участие весь редакторский состав во главе с директором, один редактор и бывший главный редактор издательства "Русский язык", зам. главного редактора газеты "Совершенно секретно", очень известный писатель и сценарист, один из ведущих специалистов и научный руководитель, кандидат технических наук информационно-аналитического центра, автор трудов по методу попадания в прошлые жизни через зеркала. Я была уже достаточно подготовлена к такой форме общения, потому что неоднократно обсуждала свой метод с несколькими врачами-психотерапевтами, работающими методом катарсиса, ребефинга, голотропной терапии. И, конечно, самыми беспристрастными оппонентами были мои пациенты. Теоретический и практический экзамен я выдержала. Я имею в виду, что почти все те, кто дискутировал со мной, побывали на моих сеансах. Это стало их реальностью. Лучше один раз побывать в Греции, чем сто раз о ней услышать. Теперь я держу экзамен перед тобой, мой читатель. Я его сдаю и отдельно и со своими пациентами-респондентами. Многие мои пациенты подробно каждый раз описывали все, что увидели, прочувствовали и осознали во время сеанса, и поэтому являются больше авторами, чем я.

Люди, которые успели прочесть рукопись моей книги полностью или кусками, отметили, что в ней сквозит менторский тон. Я сама об этом знала. В одной из прошлых жизней я была проповедником, да и в этой почти сорок лет преподавала в высшей школе. Менторства я в себе поубавила, но книжку не стала переписывать, а только сильно сократила рассказ о своей прошлой настоящей жизни. Меня издательские метры убедили, что пока это не всем интересно.

Один из специалистов по НЛП (нейро-лингвистическому программированию) посоветовал мне книгу переделать так, чтобы при её чтении включалось то левое, то правое полушарие головного мозга, так, дескать, легче её будет читать. Знаменитый писатель рекомендовал написать её в жанре детективного романа, так, дескать, лучше будут покупать. Людям это нравится. Все это было бы не моим. Я писала так, как я чувствовала. Я писала душой. Население и так запугано, и нажимать на неотжатые кнопки первобытного страха - это значит идти в атаку на свой метод. А головной мозг - на то он и есть, чтобы прислушиваться к душе и самостоятельно переключать полушария. Это очень мощный биопроцессор, а душа первична, и он ей подчинен. Чувствую, как возмущены физиологи. Но, согласитесь, уважаемые, что нервные клетки в конечном итоге, как и все физическое тело, тоже прах. Книгу купят мои коллеги, больные, друзья, знакомые и все те, с кем я встречалась в прошлых жизнях, и те, кто с ними встречался в прошлых жизнях. Все будет в геометрической прогрессии. Так я запостулировала.

Я не редактировала специально материалы о прошлых жизнях. Старалась сохранить их первоначальный вид, чтобы читатель мог сам что-то увидеть и осознать. Я ещё раз хочу обратить внимание на то, что отдельные случаи изложены не мною, а от первого лица. Прошу принимать меня как обычного человека. Я не обладаю никакими сверхспособностями. Я просто врач, у которого есть определенная методика и результаты её применения. Все свои знания, не являющиеся результатом применения моей методики, я брала из книг. Их авторы тоже посредники. Все знания существуют в энергоинформационном поле Земли, и это наш Первоисточник. Мы их только считываем... "раньше небывшее не может возникнуть".

Приношу искреннюю благодарность всем авторам, от которых эти знания пришли и ко мне. Спасибо за внимание. Встретимся в будущей жизни. Она уже началась. Вы сейчас узнаете что-то новое и, может быть, очень созвучное лично вам.

СЛУЧАИ ИЗ ПРАКТИКИ

Егор, индеец, копье с бантиком и сковородка от "Тефаль"

Не усердствуй тяжелым гнетом логики рассудка - она слепа, лишь сердцем духа слушай.

Древо духа

Вы, наверное, слышали о патологическом опьянении. Правильно. Выпил, а что было потом - не помнит. Иногда не так уж и много, как все, а вот поди ж ты... Хорошо бы лечь спать или свалиться под стол, так нет, чудить начинает, разборки устраивает, да так, что попадает в руки стражей порядка, а там, глядишь, и в места не столь отдаленные. И уверяет, что ничего не помнит. В медицинском учебнике написано, что патологическое опьянение рассматривается в судебной психиатрии как исключительное состояние сложной этиологии. Диагноз ставится судебными психиатрами преимущественно по материалам уголовного дела, на основании свидетельских показаний, если они достаточно убедительны и демонстративны и позволяют экспертам сделать вывод о состоянии исследуемого в период, относящийся к инкриминированному ему деянию. Имеют значение и его собственные отрывочные воспоминания. Все это так, но за деяния все равно приходится отвечать по букве закона.

Шел июль. В Москве стояла жара. Мой рабочий день закончился, и я собралась домой. У двери психотерапевтического отделения скромно и как-то обреченно стоял коренастый, хорошо сложенный молодой человек, блондин, в черной футболке и светлых брюках со следами длительного и чрезмерного употребления спиртных напитков на лице. Одет он был опрятно, и от него пахло хорошим мужским одеколоном. Он был трезв. Даже трезвее трезвого, потому что вид у него был загнанно-испуганный. Пот с лица он стирал ладонями. Молодой человек назвался Егором. Сказал, что сначала обратился к психиатру, но тот не нашел ничего своего и отправил на консультацию к врачу-наркологу. Известно, что патологическое опьянение - процесс острый и скоротечный. Он развивается и обрывается вне поля зрения психиатра. Молодому человеку повезло. Дежурила неравнодушный врач Надежда Васильевна. Добрейшая и любящая свою работу Надежда Васильевна всегда меня не забывала, когда к ней обращались ещё не совсем потерянные молодые люди. В отличие от других врачей-наркологов, она верила в психотерапию, а я её веру с каждым случаем укрепляла.

Егору 20 лет. Он приехал в Москву из деревни Тульской области. Поступил в институт. Учится на втором курсе. Живет в общежитии, в комнате на четверых.

С водкой он дружен с 10 лет. Похмеляться начал с восемнадцати. Во рту сушняк, всего трясет, пот градом, сердце из груди выскакивает, мышцы и суставы болят, и слабость, говорит он. Иногда печень прихватывает, рвет, и, конечно же, понос. И добавляет, как бы оправдываясь: "Трясучка-то у меня бывает редко. В деревне все пьют".

Парень залился краской стыда, когда его биокомпьютер выдал ему все его редкие в кавычках похмельные состояния со всеми трясучками, сушняками, головной болью и чувством страха; о последних ощущениях он даже сначала забыл мне сказать. Но биокомпьютер все записал. Егор был поражен. Такого количества трясучек у себя он и не подозревал.

Когда поступил учиться, часто находил поводы приложиться к рюмке: то зачет сдан, то экзамен провалил. И выпивает каких-то полстакана. "Разве это много?" Удивляется. Другие и больше пьют, а ничего. Так вот, выпьет, а потом ничего не помнит. Последний раз бегал по общежитию со сковородкой, хотел кого-то наказать. Ему друзья-собутыльники рассказали об этом, а он не верит.

Рос без отца с трех лет. Мать рассталась с отцом, потому что тот был закадычным другом зеленого змия и после "принятия на грудь" сильно буянил, дрался. Егор был несказанно удивлен, когда мы проходили момент его зачатия, наблюдая за поведением сперматозоида в утробе матери. Тот то уставал, переставая двигаться, то бешено вращался. Егор вдруг понял, что в рюмке прячет и свою усталость, и скрытое одиночество, и "нечего делать". Тогда тянет в компанию, хочется общения и чтобы что-то внутри взорвалось. Я задаю вопрос: "Почему ты бегал со сковородкой по общежитию?" - "Я не помню", упавшим голосом, по-детски наивно и беспомощно, напуганно отвечает двадцатилетний крепыш. Он не помнит, но его биокомпьютер все записал, до мельчайших подробностей. Он зашел в соседнюю комнату, где сокурсники отмечали окончание сессии. Выпил полстакана водки и побежал к себе за припасенной по этому же случаю бутылкой. У него в комнате на столе лежала перевернутая пепельница, а окурки были разбросаны по полу. Он почувствовал ярость. Схватил со стола сковородку фирмы "Тефаль" и бросился искать виновника.

p 1769 год. Какое-то поле. Вечер. Я - старик в лохмотьях. Иду еле-еле, устал. Мне некуда идти, у меня нет дома. Мне одиноко. Я выбился из сил. Я ложусь на землю. Она теплая. Я умираю. Вижу свое тело со стороны. Мне все равно.

p1326 год. Это часть света, которую потом назовут Америкой. Я индеец на коне. Я - старый. Мне около 30 лет. Конь коричневой масти. На мне украшения из перьев. На лице полосы белой краски и красной, поверх красной ещё какая-то. Я скачу в толпе других индейцев. В руке у меня копье. Ближе к концу копья завязано что-то в виде банта. Я ору. Возбужден. (Лицо у Е. ещё больше побагровело, тело напряглось, и он сделал бросок правой рукой вперед.) Кидаю копье во что-то мчащееся. Повозку? Копье попадает в бок повозки. Я чувствую сильное возбуждение, именно такое, какое я чувствую, когда выпью.

Через четверть часа Егор вышел из кабинета, а я поспешила домой.

Вы вправе возмутиться. Как это понимать? О чем это автор здесь пишет? При чем тут индеец и сковородка, да ещё такой фирмы, как "Тефаль", которая у всех на слуху? Индейцу всего лишь 30 лет, а он уже старый. Я здесь ни при чем. Меня это тоже удивило. Я ещё переспросила Егора: "Тебе 30 и ты старый?" - "Да, я так там чувствую", - ответил он. А вот знающие люди подсказали, да я потом и сама вспомнила, что индейцы жили мало и возраст в 30 лет для них был, как для нас сейчас 80. Егор, когда мы расставались, спросил: "А что это было? Я ничего не понял". Я ему рекомендовала почитать "Физику веры и Великий переход" В.Ю. и Т.С. Тихоплав. Вы, вероятно, удивлены и тем, что Васко да Гама, и Колумб, и Америго Веспуччи ещё и не родились, а наш парень уже побывал на континенте, который потом назовут Америкой. И какая повозка, если к этому времени ещё и колесо не изобрели. Было бы у нас побольше времени, Егор рассмотрел бы все подробнее и узнал, зачем или за кем они так гнались. Но для решения проблемы Егора было необходимо и достаточно высвободить и стереть чувство дикой ярости, возникшее около семи веков назад, которое было записано на тонком каузальном теле отца Егора и переданное Егору по наследству в процессе клонирования его тонких тел. И здесь, конечно, не обошлось без сперматозоида. Нам не нужны были исторические точности. А являются ли они точностями - с этим можно ещё и поспорить. Кстати, вас не удивляет, что Леонардо да Винчи (1452-1519) написал Мону Лизу и сделал наброски почти современных летательных аппаратов?

Я предвижу возражения врачей-наркологов и психиатров по поводу диагноза "патологическое опьянение". Конечно, по этому вопросу можно устроить дискуссию, опираясь на знания современной медицины. А о чем дискутировать? Копье с бантом - оно и есть копье с бантом. Диагноз существует для врачей как профессиональное средство общения. А в природе диагнозов нет. Есть конкретный человек со своими конкретными прошлыми и будущими жизнями и настоящей жизнью. И все это существует одновременно. Неспециалист скажет: "Да это просто алкогольный бред какой-то - и бездомный старик, и индеец с копьем". Вы не правы. Егор пришел ко мне абсолютно трезвый. А что касается содержания алкогольного бреда, который возникает у больных при алкогольном психозе, то я знаю, что основным источником фабулы бреда являются не только настоящая жизнь, но и прошлые жизни, а порой и будущие. Позже я ещё к этому вернусь.

После нашей встречи Егор на летние каникулы поехал в родную деревню. Соседи по простоте душевной в дом зазывали отметить приезд. А уж бывшие собутыльники проходу не давали. Да и мать бутылку припасла. А Егор ни-ни. Очень дивился народ на него. Мать радовалась: вот что значит в Москве учится. Помнила деревня его другим - таким же выпивохой и дебоширом, как и его отец. Интересуются, спрашивают - что, как. Шутят: не закодировался ли? Отнекивается Егор. Он ведь и сам до конца не может понять, что это было, хотя находился в здравом уме и вон какие события вспомнил. Хотел рассказать о старике и об индейце, но передумал: у виска пальцем начнут крутить. Да, не готов народ в деревне это слушать, да и сам Егор не готов рассказывать. Хотя кто его знает... Ведь душа сельского человека ближе к природе.

В августе он зашел ко мне перед отъездом на море. Денег ещё до поездки в деревню заработал грузчиком. Ящики с минеральной водой сгружал, платили сразу. Я спросила о книгах. Ответил, что прочитал, но не согласен с теорией единого поля Земли, потому что сам занимался немного этой проблемой в институте. Начал неуверенно и сбивчиво рассказывать о соленоидах. Я слушала и не возражала, у парня есть другие знания, я не физик, я врач-практик, и спорить бесполезно. Может, в чем-то он и прав. Нет авторитетов, и нет общепринятого. Есть только Творец и природа, созданная им. Как сказал гений: "Сера теория, мой друг, но древо жизни вечно зеленеет". Не удивляйтесь, что я часто об этом упоминаю Лучше поглубже вдумайтесь...

Уходя, Егор опять меня спросил, как же у него все это получилось. "Я ведь не отключался, слышал все звуки, и даже когда у меня сотовый зазвонил, вы мне разрешили поговорить по нему". - "Егор, - сказала я, - возьми книги, и прочитай их ещё раз". Он признался, что купил только одну "Физику веры...", читать было трудно, много незнакомых терминов, поэтому он её только просмотрел. "Егор, душа, а не голова должна трудиться и потянуться к знаниям и захотеть этих знаний"...

Читатель, именно к душе, к твоему божественному началу надо обратить свое внимание. Почувствуй свою душу. Найди её в себе. Стремись к высокому, к тому, что выше стремлений, ограниченных обыденной жизнью.

Егора припекло, и он начал искать спасения от водки. Но это лишь малая толика того, от чего ему нужно было избавиться. Что с ним будет дальше, теперь зависит от него самого. Ему нужно многое узнать. В институте, к сожалению, таких знаний не дают, там все больше о соленоидах, а зря. Его встреча со мной не случайность. Творец дал Егору шанс познать что-то в себе и осознать. Как он этим воспользуется? "Сделай себя сам". Копье с бантом на конце и сковородка от "Тефаль" - вот в основном и вся "карма" патологического опьянения Егора сложной этиологии.

Я повторяю, в основном. Учитывая научно-популярный характер этой книги, тонкие детали я приберегла для следующей встречи. Продолжение следует. Как говорят, "оставайтесь с нами". Будет интересно. А о поведении вышеупомянутого и других сперматозоидов читайте дальше. Знания должны приобретаться постепенно. Нужно время и терпение на их осмысление. Повторяю, сразу все нельзя понять. Как это сделать? Первую подсказку вы уже получили. Книги, написанные супругами-физиками Тихоплав. В этих книгах я тоже не все приняла. Но мне понятно, что душа попадает в ту область Тонкого мира, уровень вибрации которой соответствует уровню вибрации Души в момент умирания - эти знания и созвучные им популярно даны в этих книгах и ряде других. Но это всего лишь теория вопроса. Для практической работы с биокомпьютером они не нужны. И тем не менее эти знания, поверьте мне, дорогого стоят, потому что я предвижу много ваших "почему". У меня их тоже предостаточно.

Я излагаю только факты, полученные методом психосамоанализа прошлых жизней. Я не претендую на истину в последней инстанции. Я продолжаю работать. Моя задача - задача врача-практика. Помочь больному избавиться от душевных и физических страданий, и это пока все. Хотя не совсем. Вторая моя задача - поделиться этими фактами с вами, чтобы и вы приняли участие в их осмыслении. Знаю, что не все можно объяснить, потому что наше сознание ограничено земным бытием, но стремиться к этому нужно. Человек так устроен: не поверю, пока не пойму или... не попробую.

Вы держите эту книгу в руках. А ведь все причастные к её изданию были или глубоко верующими, или прагматиками. Первые в страхе оглядывались на церковь, хотя церкви давно электрифицированы. А что такое электрический ток, никто и по сей день толком не знает. Все пользуемся электричеством, а как без него? Понадобилось очень небольшое время, чтобы работа с прошлыми жизнями как для верующих, так и для прагматиков стала их реальностью. Все мы обычные люди... даже редакторы и издатели.

Не строй рожи прошлым жизням. Окривеешь.

Совет автора Врач, не упусти [при лечении больного] прошлые жизни.

Живая этика и автор

Невежество есть корень всех бедствий.

Будда

Я к нему привязана

Наши поступки влияют на других, связывая нас, и определяют человеческую среду нашего будущего воплощения.

Анни Безант

Мне позвонила по телефону женщина и попросила помочь своей младшей дочери. Пряча за ироничный тон свою неловкость, она игриво произнесла, вероятно, давно вымученную фразу: "У нас в доме сериал. Младшая дочь стала любовницей мужа старшей дочери, и живем мы все вместе в одной квартире". Старшая дочь вроде бы смирилась с этим. У дочерей установились ровные отношения. Как только старшая дочь уступила своего мужа младшей и в семье наступили как бы мир и согласие, у младшей начались проблемы. Ее избранник, Антон, в нетрезвом состоянии, в котором он пребывает не так уж редко, дважды поднимал на неё руку. Анна, так зовут младшую дочь, очень изменилась после этого. Целыми днями плачет, дрожит от какого-то, по её словам, жуткого страха, не ходит на работу, не спит и отказывается принимать пищу, а как только к ней приближается Антон, чтобы как-то её утешить, впадает в какое-то оцепенение. Врач-невропатолог дал ей больничный лист и выписал лекарства, но они не помогают.

Ане 19 лет. Невысокая, тоненькая, с короткой стрижкой, похожа на подростка, с потухшими карими глазами. Внешне кажется очень некрасивой. Самое сильное потрясение в детстве испытала в 8 лет. Мама избила её за то, что она закурила.

Аня окончила с трудом 9 классов и поступила работать на завод штамповщицей. Работу ненавидит, потому что она однообразная. Приходится делать одно монотонное движение в течение всего рабочего дня: сидя в специальном кресле, нажимать педаль и стыковать резиновые пластины. Пластины на ощупь липкие. В цехе шумно. Очень устает, болит спина, отекает шея. И сейчас боль в спине и неловкость в шее.

Садится в кресло и тут же начинает плакать. Плачет, потому что страшно. Страшно, как никогда за все 19 лет не было страшно. Она давно уже простила Антона, но этот жуткий страх, который переполняет её и не уходит ни на минуту, отравляет их отношения. Когда я её спрашиваю, любит ли она Антона, она не может четко ответить и твердит, что она к нему привязана, сильно привязана.

1030 год. Сгорбленная старушка в черном длинном одеянии идет по дороге. У неё очень болит спина.

1275 год. Холодно. Знобит. Очень много снега. Маленькая, полуторагодовалая, совершенно голая девочка плачет. У неё большие зеленые глаза. Ее сюда принес старый человек и бросил. Она видит, как он уходит. Одиноко, страшно, холодно. Это я маленькая девочка. Бегу. Очень длинная белая дорога. Очень холодно ногам. Обрыв, дороги больше нет. Не знаю, куда идти и что делать (у меня сейчас заболело сердце). Снова иду на то же место, откуда ушла, и бегу в ту сторону, куда ушел старик. Дорога идет между двумя горами. Я обессилела. Сажусь на корточки, чтобы согреть ноги. Обнимаю их руками. Холодно. Падаю. Лежу. Очень холодно. Закрываю глаза. Чувствую, как сердечко останавливается. Смотрю как бы со стороны и вижу свое тело на снегу. От него отлетает прозрачное облачко. Это моя душа. Чувствую, как мне стало тепло. Мне очень хорошо. Нет сожаления о том, что было на Земле. Улыбаюсь.

Впереди что-то красное, круглое. Вижу крутой спуск. Полетела вниз. Страшно. Это тот страх, который я испытываю сейчас.

"Страх прошел. Сердце больше не болит. Мне легко. Я сейчас знаю, что этим стариком был Антон".

Лицо Ани преобразилось. Глаза сияли. "Да она просто красавица", подумала я. Аня выбежала в коридор, где ждала её мать. Лицо матери выражало радостное спокойствие. Мать призналась, что она не могла сидеть и просто ждать, когда дочь выйдет из кабинета, потому что в какой-то момент её охватило неясное чувство тревоги, смешанное с незнакомым страхом, и сильно заболело сердце. Она вышла во двор, но там было много людей. Она вернулась в здание и стала ходить по коридору. В какой-то момент наступило вдруг душевное спокойствие, смешанное с тихой радостью. Мать испытывала нечто похожее, что испытывала её дочь.

Позднее Аня рассказала, что в то время, когда она проходила свою прошлую жизнь, в которой она была брошенной маленькой девочкой, а Антон стариком, Антон находился на работе: он высококвалифицированный автослесарь. Так вот: работать он не мог, руки ходили ходуном, и он испытывал какое-то непонятное беспокойство. А потом все прошло. Когда Аня с мамой вернулись домой, Антон ждал их с большим букетом цветов и тортом. Болезненное чувство привязанности к Антону у Ани прошло. Они остались просто друзьями.

Могила - не тупик; она - переход. Она закроется в сумерки и снова откроется на рассвете.

Виктор Гюго. Философия жизни

Воспоминания о будущих и прошлых жизнях

Бесконечен поиск истины. Будем любить её и стремиться к ней ради неё самой, но не ради славы или выгоды, которые малейшая доля откровения истины может принести нам.

Елена Блаватская

Наш биокомпьютер устроен так, что мы можем просматривать как события прошлых жизней, так и события будущих, потому что все здесь и сейчас.

Зоя уже не первый раз у меня. То она боится водить машину, то не может ездить в метро, и ещё много всякого разного. Когда она впервые пришла, список проблем был внушительным. Сейчас она хочет понять, почему каждый раз, когда она вновь попадала Туда, её выгоняли на Землю.

p Я знаю утверждение, что Бог строго судит, но это не так. Я плотное фиолетовое облако. Я очень сильная. Вы же помните, нас было шестеро. Я была силой. Да, я помню. Я в Антимире. Я в центре Вселенной. Ядро Вселенной. Какое же красивое зрелище. Я хочу управлять огнем. Что значит "управлять огнем"? Не пойму.

Я фиолетовая, нахожусь внутри пламени. Это огненная стена. Рядом ангел. Каковы люди, таковы и ангелы. Ангел хочет поднять меня. Он стоит в глубине пламени. Огненная стена бесконечна. Я задыхаюсь. Остановилась. Ангел хочет силой заставить меня подчиняться ему. Я не знаю, кто я. Он знает. Я только знаю, что по иерархии я его выше. Из меня уйдет дурь, и останется истина.

Я очень фиолетовая, газообразная, но твердая. Твердая, как дух. Ангел становится на колени. "Я признаю тебя, дух божий, Мериам. Я чувствую в себе гордыню, я заношусь".

Огонь исчез. Ангел относится ко мне сочувственно. Я недовольна. Я несносна. Я фиолетовый дух. Я расширяюсь, я становлюсь растущим призрачным существом назло Богу. Вы же помните, как я стала падшим ангелом. Да. Боюсь стать человеком. Но Бог показывает мне картинки моего будущего. Их шесть. В этот раз, слава Богу, меньше, чем в прошлые разы.

А вот эти Богу не подчиняются. Они лукавят. Бог показывает картинки моих будущих воплощений. Первая: я - пьяница. У меня чувство омерзения. Брр... Я вижу эту женщину, внутрь которой я должна войти. Я чувствую бессилие, тоску. На картинке я - мужик в соломенной остроконечной шляпе. Ой, да это тот мальчик, который тоже хотел управлять огнем, когда смотрел на свечу. Вы помните? Да, я помню. На второй картинке принцесса в пышном платье со вставленным для этого специально моржовым волосом. Это Голландия. Мы тоже уже это видели. А здесь вместо картинки дым. Я ничего не вижу. Потом женщина в шляпке. Это 30-е годы нашего столетия. Я её уже видела. На пятой картинке гонщик в красно-желтом костюме со шлемом под мышкой. Как же я люблю смотреть гонки! Но я уже с ним встречалась. А шестая картинка - это "я"? Кто это я. Мериам? Нет, я, сидящая здесь, перед вами. Я знаю, что все это забуду.

Зоя, ты в следующий раз посмотришь, что значит третья картинка. А сейчас скажи мне, почему ты думаешь, что тебе картинки показывал Бог. (Хороший вопрос.) "Он золотисто-светящийся. От него идет любовь, божественная любовь, от других нет. Эту божественную любовь ни с какой другой не спутаешь. В этой третьей картинке с дымом, там есть полный ответ на ваш вопрос. А этот пьяница? Я была в этом воплощении, чтобы потом никогда не вести эту пустую жизнь. Это жутко. Мне сейчас очень хорошо. Я понимаю, что я уже прожила эту мерзость".

Вы, конечно, узнали нашу героиню, если с самого начала перелистываете эту книгу. У графини в "Пиковой даме" было три карты, а у Зои шесть. Почему графиня так плохо закончила свою жизнь? Потому что смотрела в карты, а прошлых жизней-то, где тоже были и тройка, и семерка, и туз, не рассмотрела. Не та методика была. А если бы ей в руки эту методику, то Германна она бы быстро раскусила. Он в её прошлых жизнях этому и научил. Все было наоборот. Откуда я это знаю? Подобных ситуаций и в настоящей жизни предостаточно. Однако вернемся. Что же происходит с Зоей, почему она так сердится? Она сердится, потому что ничего не помнит о том, как она попала на Землю.

Да, действительно, почему мы не помним своих прошлых жизней, а о будущих и спрашивать нечего. Не думайте, что это тоже воля Творца. Это сделали мы сами. Посмотрите, как мы поступаем в этой жизни. Все неприятное, травмирующее нас мы стараемся забыть, вытеснить из сознания, загнать вглубь в бессознательное, ищем виновных и обстоятельства. Не принимаем, что мы причина всего, что случилось с нами. Этим мы достигаем сиюминутного мнимого благополучия. Припудрили лицо дорогой французской пудрой, вышли в свет красавицей, а под пудрой прыщи. Пудру все равно придется снять или сама осыплется, а прыщей ещё больше станет. Делали в прошлых жизнях худые дела, не осознавали, что они тоже результат предшествующей жизни, и дальше бежали делать абсолютно то же самое в следующей жизни. А теперь вопрос: а почему мы забыли из прошлых жизней хорошее? Если сами не догадаетесь, как это происходит, то поищите ответ в следующей моей книге.

Вылези из грязи прошлых жизней, и тогда никакая грязь к тебе не пристанет.

Рецепт от дворника Я не ел рыбу четыреста лет

Рождаться дважды - не более удивительно, чем один раз. Все в природе подчинено закону возрождения.

Вольтер. Философский словарь

В официальной медицине существует мнение, что решить проблему лечения аллергии может только иммунология. Эта наука сегодня, как и двадцать с лишним лет назад, когда я, занимаясь проблемой пересадки органов и тканей, с большим энтузиазмом постигала её основы, лишь описывает биологические феномены без выявления природы причинно-следственных взаимоотношений между ними. Поэтому все, что предлагает современная медицина страдающим аллергией, направлено на облегчение симптомов.

Для определенной группы аллергиков ожидание весны и сама весна ассоциируются не только с прекрасным пробуждением природы, но и с мучительным насморком, слезотечением, приступами кашля, удушья, и так с детства и всю жизнь. Может ли человек, страдающий аллергией, влюбиться весной? Правда, немножко странный вопрос? Попробуй на него ответить. Весна и даже лето проходят, но желание вкусно поесть или просто что-нибудь съесть всегда с нами. И здесь многих поджидает эта аллергия. Ну хорошо, без цитрусовых и клубники ещё можно прожить, но вот как насчет других продуктов, и в частности рыбы?

"А мне больше всего в жизни нравятся шпроты с лимоном, красная рыба и уха. Но об этом приходится только мечтать. Стоит мне дать слабинку и полакомиться, например, шпротами, хоть и знаю, что нельзя, но уж очень хочется, и без вызова "скорой помощи" не обходится. Начинается отек всех слизистых оболочек, возникает приступ удушья, глаза превращаются в щелки. Диагноз я уже знаю: отек Квинке. До приезда "скорой" забиваюсь в угол дивана и чувствую беспомощность и панический страх смерти. И ещё чувствую обреченность и одиночество. И виню себя, что не устоял, забылся, но приезжает врач, снимает приступ (чаще заканчивается госпитализацией), проходит время, и все начинается сначала. Бывает, что нет моей вины. В гостях съел салат, а хозяйка положила в него чуть-чуть рыбы, - и снова больница. Все родственники, друзья и коллеги по работе в курсе моей рыбной аллергии, но круг знакомых расширяется, да и по работе обязан посещать приемы с обязательным чревоугодием. А ещё у меня аллергия на собачью шерсть. К кому я только ни обращался, каких только лекарств ни принимал, у каких только черных и белых магов ни побывал, а рыбы все равно хочется".

p 1665 год. Маленькая деревушка на берегу моря. Изба с низким потолком. Маленькая женщина в грязном белом переднике что-то готовит у очага. Угрюмый небритый мужчина 40 лет в засаленной душегрейке из собачей шкуры ест уху. Пахнет рыбой и псиной. Я - мальчик. Мне 12 лет. Стою у двери. Мне очень хочется есть. Меня здесь не любят. Особенно этот угрюмый мужчина. Я для них чужой. Я выхожу из избы. Иду по берегу моря. Мне грустно и одиноко. Запах рыбы, смешанный с запахом псины, не уходит. У меня набухает и щиплет язык. Трудно дышать. Я плачу. (У меня немеют руки, ощущение, что отекает лицо и першит в горле.)

p 1690 год. Балтика. Я стою на палубе шхуны. На мне белоснежная рубашка и душегрейка из собачей шкуры. Шкура чистая. Каждый её волосок играет и блестит на солнце. Чувство восторга переполняет меня. Свежий ветер дует в лицо. Я дышу полной грудью.

"Два раза в неделю, регулярно, я стал отправляться на рынок за рыбой. Это превратилось в некий ритуал, а вернее, в хобби. Все мои знакомые, когда приглашали меня в гости, на стол подавали рыбу семейства осетровых. Сослуживцы, чтобы угодить мне, как начальнику, заранее сообщали, какое рыбное блюдо предлагает кафе-столовая, где я обедаю.

Случилось так, что в отпуск я поехал в Египет на Красное море. Собирался отдыхать не один, а с другом, но у друга не получилось из-за работы. Поэтому настроение у меня было испорчено. В первый же день, когда я пришел на море искупаться и позагорать, я вдруг почувствовал давно знакомое ощущение одиночества и тоски.

Я стоял и смотрел на море и не мог отделаться от этого странного состояния. В меню было много рыбных блюд, но я опасался их есть. По приезде в Москву я начал есть соленые виды благородных рыб, но отварные перестал употреблять, а особенно боялся есть уху. Это меня беспокоило. Но все вернулось на круги своя, когда я осознал причину вдруг вновь возникшего страха, снова вспомнив события 1665 года. Сейчас я ем и отварную рыбу, и любимую уху".

Не копайся в настоящей жизни, поройся в прошлых.

Совет археолога

Верую

Не только земля исправительница душ, есть много подобных планет в нашем мироздании.

Древо духа

Много людей в России в связи с социальными переменами за последние десятилетия обратились к вере, надеясь защитить себя и свои семьи от непосильной ноши бытия. Многих постигло разочарование, потому что неверие в себя превратило веру в Бога просто в формальное посещение храма и постановку свечей. Новых русских, крутых так и называют: "подсвечники". Толстые свечи они держат в руках, когда молятся об успехе своих неправедных дел. Они молятся, но молитва не доходит до Бога, потому что Бога нет у них в душе.

Местный кладбищенский сторож приютил на своем дворе около десятка собак и 15 кошек. Старушки, идущие в церковь, бросали около забора в канаву котят, которых не удалось утопить при рождении. Сторож подбирал котят и кормил. "Святоши", - говорил он, вздыхая, когда рассказывал об этом. Есть истинно верующие в Бога. Есть святоши, которые ходят в церковь и посещают святые места, никогда по-настоящему так и не испытав, что значить верить в Господа. Есть атеисты, которые при упоминании о Боге испытывают раздражение.

Вот к таким атеистам и относился Игорь Семенович, в прошлом врач невропатолог. Перемены в стране заставили его оставить врачебную деятельность и уйти в коммерческую структуру. Сказать, что он сейчас процветает, нельзя, но и не бедствует. Стать врачом-невропатологом заставили обстоятельства. С детства он страдал сильными головными болями, особенно в пасмурные дни. Испытывал душевную инертность, безволие, разбитость, сонливость. Это смешивалось с чувством неясной тревоги и вялого беспокойства. Потом наступала затяжная депрессия, которую он гасил приемом небольшого количества алкоголя. В таком состоянии ему удавалось держаться на плаву до последнего времени. Но случились большие неприятности на работе, да и в семье теща разбушевалась. Он жалуется на головную боль, подавленное настроение и боль в спине.

1689 год. Я - кардинал. Мне около ста лет. У меня болит спина и голова. Полное безразличие ко всему, и в то же время двигательное возбуждение. Я смотрю на все как будто из туннеля. У меня болит спина.

1815 год. Православная церковь. Я - священник. Я стою перед иконой Богородицы. Чувствую умиление. Благодать. Слезно прошу о спасении души. (Что это со мной? Я плачу. Но я же в этой жизни не верю в Бога. Где мой носовой платок?) Радость переполняет мою душу. У меня проходит головная боль. Чувствую усталость и как жить хочется! Я умираю. Лежу в алтаре. На мне белые одежды, расшитые золотом. Я смотрю на себя со стороны. Печально уходить в мир иной. Позади чернота. Мне туда не хочется, но меня туда тянет. Мне кажется, я прожил хорошую жизнь. Темно.

"У меня прошла головная боль и боли в спине, в душе воцарился покой. Но дело даже не в этом. Я душой почувствовал, что значит верить в Бога. Придя домой, я позвонил своей матери и попросил её найти мой крестик, так как в младенчестве был крещен. Я стал посещать все церкви в Москве и в ближайшем Подмосковье в надежде ещё раз испытать ту радость и умиление, которые я когда-то испытывал в прошлой жизни. Я искал такую икону, которая бы ниспослала мне такую же Благодать, которую я испытал в прошлой жизни. Я её нашел. Но чувства были слабее. Я понял, что мне много надо работать над собой. В личной жизни и на работе все успокоилось. Для меня жизнь приобрела новое звучание, в душе вспыхнула подлинная вера в Бога и в себя. Свое окружение я пытаюсь приобщить к Господу. Я рассказываю о своих ощущениях и почему я так чувствую. Все меня слушают, но многие не верят. Для них это нечто из области фантастики. Но я эту веру чувствую душой. Стал много читать о религии и Библию. Многого я был лишен в этой жизни. Тупое бессмысленное неверие. Им поражены многие. Собственно, и я был таким. То, что произошло со мной, это настоящее чудо. Жизнь наполнилась новым смыслом. Я теперь знаю, как буду справляться со своей неуверенностью, безволием, инертностью. Но как быть с тем, что в настоящее время церковь отрицает реинкарнацию? Как же быть с тем, что произошло со мной?"

Вера - это созидательное чувство. Только вера в Творца, а значит, и в себя не должна быть слепой. Я тоже верю в высший разум. Я пришла к вере через знания, а не через страх, что Боженька накажет. А этому респонденту повезло. Настоящее глубинное чувство веры его душа наработала в прошлых жизнях. На этом примере можно хорошо понять один из законов реинкарнации. Мы приходим на Землю, чтобы почувствовать и осознать противоположное, а затем уже не слепо, а осознанно выбрать то, что будет определять наши будущие жизни.

Я уверена, что респондент в настоящей жизни преумножит свою веру, так как много читает и свое чувство укрепит знаниями.

Что касается реинкарнации, то современное православие ссылается на апостола Павла, который в "Послании к евреям" (гл. 9, стих 27) написал, что человеку положено единожды умереть, а потом грядет Божий суд. Рождение Иисуса Христа его современники воспринимали как реинкарнацию прежних пророков. Знание о реинкарнации проповедовал и Иисус Христос. В Евангелии говорится о том, что Он спрашивал своих учеников: "За кого люди почитают меня?" И современники предполагали в нем восставших древних пророков Илию или Иеремию.

Меня иногда спрашивают со страхом в душе перед карой Божьей: как церковь относится к моей методике? Я не знаю, потому что и церковь не знает о ней. Но слово "биокомпьютер" я услышала однажды в церкви во Ржеве, когда заочно отпевали мою тетю. Его произнес молодой священник, когда говорил об отпущении грехов.

Я иногда, когда просит моя душа, посещаю одну из подмосковных старинных церквей, храм Покрова. Зодчий Казаков построил его в 1756 году. Иду туда всегда пешком километра четыре, а может, и больше. Служат там два настоящих батюшки: отец Александр и его сын, отец Алексей, поочередно. Отец Алексей, по-мальчишески худенький, небольшого росточка, с белым пушком вместо бороды, как ясное солнышко, светится. Сколько неподдельной чистоты, любви, благочестия нисходит от него на прихожан. Как моя душа ликует в этом храме!

Я также часто посещала церковь на территории Данилова монастыря, где службу вел отец Сергий и где были захоронены мощи русской Ванги Матронушки, которая жила гораздо раньше, чем болгарская ясновидящая. Ее чудодейственную силу я испытала на себе. Не улыбайтесь, скептики. Все явления энергоинформационны. Это не ваша реальность. Хотя бы над этим задумайтесь.

До этого я посещала церковь, которая сравнительно недалеко от кладбища, там похоронены мои родители. Ноги туда не шли. Там был другой батюшка. Но Бог ему судья. Он тоже обычный человек со своими прошлыми жизнями в своем биокомпьютере. Хотя Бог никого не судит. Это люди придумали. Бог есть любовь. У каждого в биокомпьютере записана его любовь. Ее ни с какой другой не спутаешь.

Меня как-то спросила благочестивая старушка: "А может за то, что я посмотрю в свой компьютер последовать кара Божья?" Нет. Каждый человек вполне независимая система. Человека наказывают его собственные предрассудки, невежество, ханжество, стремление к насилию, страх самого себя, незнание истинной своей природы, неверие в себя, а значит, и в Творца. Человек создан по подобию Творца, как энергоинформационная сущность. Это надо знать, и в это надо верить. Пора понять, что Творец это не дедушка с бородой. Каждый человек - собственник своего биокомпьютера. Он получил его от Творца в личное пользование. Все файлы были заполнены чистой космической энергией, как и подобает ангелам. Биокомпьютер, по замыслу Творца, должен был работать как перпетуум-мобиле, вечный двигатель, преумножая чистую космическую энергию. Но вмешалась вирусная программа - прошлые жизни. И здесь Творец все предусмотрел. Он к биоперпетуум-мобиле приложил и антивирусную программу, которая работает только на Земле. Высший разум позаботился, чтобы эта антивирусная программа была доступной каждому и простой.

Вообще понятие "прошлые и будущие жизни" - это понятие земного обывателя. То, что произошло секунду назад, - это тоже уже прошлая жизнь. Ее так и записал биокомпьютер. Нам мешает до конца осознать это наше понятие о времени, как о будильнике со стрелками. В мироздании этого нет. Там есть только информация. Информация о прошлом, будущем и сиюмгновенном. И будущие жизни не могут быть без прошлых, потому что они существуют на информации прошлых. Время и пространство - это тоже информация.

Эти мои рассуждения врача могут вызвать скептическую улыбку физиков и математиков. Но я знаю, что не все явления в природе удается втиснуть в математические формулы и физические законы. Будет ли когда-то познано до конца бесконечное и божественное, зависит от того, насколько быстро мы установим чистые энергоинформационные связи с Высшим разумом. При этом приоткроется завеса полного бытия нашей энергоинформационной сущности, которая как информация на самом деле в нашем биокомпьютере уже давно есть.

Выйди из тени прошлых жизней на Божий свет.

Приглашение автора

С петлей на шее

Я душа. Я хорошо знаю, что то, что я отдаю могиле, - не я; то, что есть мое "Я", - идет не туда.

Виктор Гюго. Философия жизни

Щитовидная железа располагается в передней области шеи спереди и по бокам от трахей, дыхательного горла. Она состоит из двух долей, левой и правой, которые в большинстве случаев соединены перешейком. Щитовидная железа - важный эндокринный орган. Она принимает участие в биосинтезе и выделении в кровь и лимфу гормонов, регулирующих процесс роста, развития и дифференцировки тканей и активирующих обмен веществ в организме. Для гормона, который она образует, ей нужен йод. У неё есть начальник гипофиз. Хотя она сама очень важный орган. Посудите сами. При недостаточности её гормонов может родиться кретин. Заболеваний щитовидной железы очень много. В народе особенно известен зоб. Мы не будем углубляться в медицинские тонкости этих зобов и в то, как они выглядят. Но как один из этих зобов мешал жить Ирине Петровне, расскажем.

Ирина Петровна - миловидная брюнетка с голубыми навыкате глазами, бальзаковского возраста. Несмотря на то, что на дворе зима, она в блузке с открытым воротом, поэтому хорошо видная большая родинка посередине передней поверхности с уже начинающей слегка увядать кожей шеи. Родинка находится прямо над перешейком щитовидной железы. А сама железа неравномерно толстит шею. Ирина Петровна жалуется на повышенную раздражительность, плаксивость, учащенное сердцебиение, дрожание пальцев рук и всего тела, повышенную потливость. К врачам никогда не обращалась. Пила успокаивающие таблетки. И ещё она припоминает, что мама носила янтарные бусы. Как женщину, её больше всего беспокоит, что она не может носить джемпера под горлышко, которые ей так нравятся, потому что они, как она говорит, её душат. Обыватель сказал бы: ясно, у неё щитовидка. Врач бы подтвердил: да, диффузный токсический зоб, или базедова болезнь. Ну мы опять обойдемся без диагнозов. Их надо подтверждать лабораторными методами исследования, сканированием щитовидной железы и т.д. Нужно время, а Ирине Петровне хотелось на Новый год, до которого осталась неделя, надеть изысканный джемпер с глухим воротником нежно-желтого цвета, специально купленный в модном бутике. Вот такой милый женский каприз. Почему бы и нет?

1321 год. Германия. Поле, усеянное трупами. Горло перехватывает от ужаса. Вижу воина, это мой бывший муж. (Я с ним развелась, когда дочери было 3 года.) У воина отрублена голова. Слышу стоны. Я тоже воин. Лежу на земле. Пытаюсь встать. Не получается. В горле торчит что-то. Это кончик пики. Вижу березовый листочек на земле. Улыбаюсь. Чувствую страшную усталость. Вижу травинку и землю между листьями. Что-то в горле. (Господи, откуда взялся этот кашель! Не могу дышать.) Боли нет. Смотрю сверху на свое лежащее тело и на поле битвы. Легкость, свобода.

12.. год. Вижу белую женскую шею. Меня кто-то душит. Я важная дама. На мне шелковое платье. Декольте. Мне 40 лет. Комната в шелковой драпировке. (Опять этот кашель!) Мне страшно. Это мужчина. Чувствую корсет. Платье громоздкое. Не повернешься. Наверное, времен Шекспира. Вижу красную полосу на шее. Меня душит маленький старикашка. Он очень сильный.

Лес. Болото. Над болотом туман. Дышать тяжело. Я маленькая девочка. Мне 9 лет. Очень плохо пахнет. Я очень устала. Я кашляю. (И.П. кашляет.) Внутри все дрожит. Болит голова. Я задыхаюсь. Я иду за старым в лохмотьях мужчиной через болото. Мне не хочется идти. Хочется плакать. У меня все умерли. Мне страшно. Этот мужчина живет здесь на болоте. Здесь сыро, не могу дышать. (У меня сейчас болит сердце, кашель замучил.) Избушка на сваях. Сажусь на крыльцо. Развязываю лапти. Устала. Плачу. Сердце болит. Мне тяжело дышать. Все серо. Ощущаю шитовидную железу. Болит сердце. На душе пусто. Ничего не чувствую. Полная раздавленность, безволие.

Песок. Море. Фараон в блестящей одежде. Я - черный раб. Я - червяк. Полностью в его власти. Чувствую щитовидную железу. Полная раздавленность. Безволие. Меня побили палками. Болят бока.

Россия. Времена Ивана Грозного. Зима, мороз. Чувствую под ногами снег. Меня ведут вместе с другими на казнь. Меня зовут Андрей. Мне страшно. Во мне все дрожит. Слышу барабанную дробь. Что-то читают. Я не понимаю. Все расплывается. Не могу собраться. Веревка на шее. Меня вешают. Внутренняя дрожь. (Дышать нечем. Ужас. Немеют руки.) Все длится как будто вечность. Где? И здесь и там. На душе смирение. Душа чувствует свободу.

Горы. Я - большая птица. Орел. Вижу свои красивые мощные крылья. (Мне часто снится полет мощной птицы. Я во сне ощущаю этот громадный размах крыльев.) Свистит ветер. Слышу гул. Из всех щелей повылезали змеи и мыши. Предчувствие беды. Чувствую физическое беспокойство. Мне это не нравится. (Я сейчас как будто оглохла. Ничего не слышу.) Я не могу сесть. Непонятно. Скалы и снег. Гул нарастает. Во мне все трясется. Это похоже на землетрясение. (У меня сейчас внутренняя нервная дрожь.)

Я в утробе матери. Роды. Пуповина вокруг шеи. Не могу дышать. Ужас. Вижу пожилую акушерку, старушку. Она очень удивлена. "Слов нет, девчушка-то жива".

"Я родилась семимесячной, а ощущение "слов нет" меня преследует всю жизнь ещё со школьной скамьи. Когда я сильно волнуюсь, то лишаюсь дара речи. А когда мне было 4 года, я каталась на санках на пруду в деревне, упала в прорубь и ушла под лед с головой".

Ничего не могу сделать. Неожиданность. Вижу пузыри. Голова пустая. Не могу дышать. Ужас.

Когда мы расставались, Ирина Петровна чувствовала себя раскрепощенной как душевно, так и физически, её ничто не волновало и нигде не болело. Настроение было приподнято-радостным. Я её предупредила, что её компьютер спонтанно может продолжать работать и чтобы она ничему не удивлялась, и рассказала, как в этом случае ей дома нужно поработать самой. Собственно, так же, как и в моем присутствии. "Я все поняла, это же так просто", ответила мне Ирина Петровна. На другой день у Ирины Петровны сильно отекли веки. Глаза превратились в щелочки, и усилилось дрожание рук, а потом все прошло. На Новый год она была в свитере из бутика и чувствовала себя прекрасно.

Не робей. Пробуди воспоминания прошлых жизней в душе своей.

Автор

Никогда не иди на компромисс с прошлыми жизнями.

Совет Боже мой! Как все перевернулось

Мне кажется, ...что я существовал всегда.

Гюстав Флобер. Письмо

По телевизору шло интервью с Татьяной Окуневской, весьма популярной актрисой советского кино 30-50-х годов. Ее судьба сложилась и счастливо, и трагично. Она, красавица и умница, провела много лет в сталинских лагерях. Не сломалась. И до последних дней жизни - а умерла она в преклонном возрасте - оставалась верной себе, любила жизнь и людей. Она была воплощением красоты и мудрого жизнелюбия.

В интервью она сама себе задала вопрос: "Я не знаю, почему Берия обратил на меня внимание. Ведь мне уже было за тридцать. У него была возможность иметь более молодых и красивых". Мы уже не узнаем, почему. Ни её, ни того, кто пытался сломать её, нет в живых. Хотя это возможно. Потому что любое событие прошлых, настоящей и будущих жизней записано не только в каузальном теле человека, но и в информационном поле Земли, да и их души вполне могли обрести уже новые физические тела.

Ира, как только вошла в кабинет, заявила: "У меня две проблемы ревность, я ревную своего любимого ко всем. Он у меня красивый, видный, бабы так к нему и липнут, а потом рыдают у меня на груди. И вторая проблема - это мое состояние во время женских дел. Я становлюсь мегерой, мне лучше не попадайся под руку. Достается всем, и даже моей доченьке Жанне. И ещё в этот период у меня сильное половое возбуждение. А это с точки зрения гигиены не лучшая ситуаци".

p Франция. XVIII век. Юбка, женские и мужские ноги. Чувствую, как сокращается матка. Близость с женщиной. Я мужчина. Мне около 25 лет. У меня тонкие, нежные, как у женщины, руки, волосатые ноги. На мне тонкая белая рубашка с кружевами. (Ира переживает сексуальное возбуждение и очень агрессивно просит её не беспокоить.) Чего вы там спрашиваете? Не мешайте. Не понимаете, что ли, что происходит? На это тоже надо время. Я внебрачный сын, но я богат. Меня зовут Жан Поль Вуазьен. (Удивительно. Я теперь понимаю, почему я свою дочь назвала Жанной. Мне очень нравится это имя.) У меня большой дом. Я стою у окна, богатые тяжелые портьеры. Большие окна. За окнами громадный парк с холмами. Паркет блестит. На мне камзол, чулки. Я застегиваю гульфик. Женщина молодая, красивая, с великолепными формами, темноволосая и стройная. (Боже мой! Так это мой Павел.) У нас свободные отношения. Таких женщин у меня много. Есть жена - дородная и тупая, - и трое детей. Один ещё грудной, и двое постарше - мальчик и девочка. Я вижу, как они гуляют в парке. Дети умные и красивые. Я всего добился своим умом. Я - эгоист. Все женщины, включая мою жену, меня ревнуют. Надоели. Меня тошнит от бабских раздоров. Курицы, прочь! Сейчас мое время. Не хочу об этом. Книги хорошо пахнут. Беру перо, бумагу. Я - эгоист. Я такой. Они хотят меня переделать. Пошли прочь! Пишу. Это важно.

Отличный день. Бабы его не испортили. Но и без баб плохо. Особенно вечером. Всему свое место и время. (Эту фразу часто повторяет Павел. У нас с ним тоже свободные отношения. Боже мой, как все перевернулось.)

Этот случай хорошо иллюстрирует мудрую поговорку: "Что посеешь, то и пожнешь". В прошлых жизнях она - герой, а в этой жизни роли поменялись с точностью наоборот. Убьешь кого-либо в этой жизни, тебя ждет такая же участь в другой. Украдешь в этой жизни, в будущем тебя обворуют так, что мало не покажется. Обидишь животное, сам жертвенным бараном или козленочком станешь.

Я вот на наших олигархов удивляюсь. Ведь все, что они имеют в этой жизни, им в будущей не достанется. Это достанется другой энергоинформационной сущности, и, как правило, той, которую они в этой жизни "поимели". Извините за жаргон, но это так выдает мой биокомпьютер. Поэтому в будущих жизнях, если в настоящей они ничего не осознают, они будут стоять на паперти и никто им не подаст. Морганы и Дюпоны с завистью смотрят на свои нажитые богатства, которые достались их потомкам по телу, но не по их истинной сути - душе, т. е. постороннему дяде.

Не скупитесь делиться с другими радостными переживаниями и материальными благами. Все вернется сторицей. Это закон Вселенной. Не приземляйте свою душу, ей нужен полет. Делясь с другими, вы созидаете себя. Вспомните, как, даря подарки, вы себя чувствуете. Душа танцует и смеется.

Вот если бы я была олигархом, то устремила бы свои помыслы на детские дома. Согрела бы души детишек не конфетами, не игрушками, не семейными домами, а дала бы возможность каждому ребенку выбрать себе папу и маму. Ведь по-настоящему родство существует не по физическим телам, а по душам. Что такое родственная душа? Это когда подобное притягивает подобное. В Тонком мире иногда дух распадается на несколько частей. Это задумано для ускорения эволюции. Знаете пословицу: "И в семье не без урода"?

Моя методика готова поработать с детишками, чтобы они осознали, почему именно они не имеют родительского угла. Сколько в этих детских домах находится знаменитых в прошлых жизнях общественных деятелей, писателей, артистов, ученых! Может быть, Менделеев или какой-либо житель Атлантиды. Опять скажете: утопия. А я вам скажу, что все возможно, потому что все заключается в состоянии души. Спешите делать добрые дела.

А для начала возьмите лист бумаги, сядьте поудобней за стол и напишите все добрые дела, которые вы сделали за свою жизнь. Если вы будете делать это честно, не обманывая себя, не хитря и не изворачиваясь, то ужаснетесь тому, как их мало. Не удивляйтесь, что жить стало трудно. Жить стало трудно, потому что нет добрых дел. Мы каждый день разрушаем себя, но очень мало кто созидает. Отрицательная человеческая психоэнергия разрушает не только нас самих, но и Землю, она живая, и Вселенную. Все энергоинформационно. Подумайте о своей истинной природе. Дайте себе шанс на вечное блаженство, а не на забвение.

Иван и Элизабет

Душа помнит о прошедшем, зрит настоящее и предвидит будущее.

Цицерон (106-43 до н.э.)

Эту книгу ты бы вряд ли держал в руках, мой читатель, если бы когда-то не жили на Земле эти два человека. Ни для кого не секрет, что издать книгу - это не простая проблема. Для этого требуется как минимум желание и упорство автора - с одной стороны, и заинтересованность издателя - с другой. Так случилось, что некто из этих сторон страдал периодически возникающими головными болями, которые на время снимались таблетками, но потом опять возникали. Что такое головные боли, известно всему человечеству. Диагнозы у них самые разные: гипертоническая болезнь, мигрень, вегето-сосудистая дистония, гипотония и т. д. У маленьких детей и подростков головные боли возникают тогда, когда они поневоле становятся свидетелями или участниками конфликтов, возникающих между родителями или другими взрослыми членами семьи. Ни одна из частей человеческого тела не болит так часто, как голова.

Галина Петровна не припомнит, когда впервые появилась эта боль в затылке. Она четко чувствовала, из какой точки головная боль начинается, захватывая потом всю заднюю часть головы.

Германия. 1930 год. Я - мужчина средних лет. Меня зовут Георг. У меня связаны руки за спиной. Двое в черных плащах вытаскивают меня из машины. Мне страшно. Они военные. Они меня сбрасывают с обрыва в реку. Я затылком ударился о камень. Река быстрая. Меня несет вниз по течению. Я все время ударяюсь о камни. Вижу свое тело со стороны. Его уносит дальше. Полное безразличие.

Англия. 1812 год. Я - женщина. Мне около 30лет. Меня зовут Элизабет. Я сижу перед зеркалом и причесываю свои роскошные кудрявые рыжие волосы. (Я понимаю, почему я всегда стремилась, будучи от природы светловолосой, перекрашивать свои волосы в рыжий цвет. В студенческие годы я это делала хной, а сейчас краской для волос.) Мне хорошо, я улыбаюсь. Я отношусь к среднему классу. На мне серое старинное платье с буфами и высокой талией. Комната небольшая. Это спальня. Два окна. Она не отапливается. Большая деревянная кровать, кресло, комод, покрытый белой кружевной салфеткой. У меня заболела голова. (Именно так, как она болит у меня сейчас.) Я стягиваю голову полотенцем. (Надо же, я тоже это делаю.) Я лежу на кровати одетая. Приходит служанка. Ей около 50 лет. У неё на голове наколка. Она мне что-то дала. Вижу более ранние события. Я в гостиной. Там много народа. У меня болит голова. Горит камин. Я хозяйка. Это гости. Мужчина с тростью, что-то мне говорит. Я еле сижу. Головная боль нестерпима.

Средние века. Россия. Я - мужчина в шлеме. Седой, с бородой. Стою в окружении таких же воинов. У меня болит голова. Стрела попадает мне в грудь. Я падаю. Я раньше был ранен в голову. Вижу свое тело со стороны. Я умер.

Россия. 11.. год. Мне 20 лет. Зовут меня Иван. Я скачу на рыжей лошади с другими всадниками. На мне только доспехи, прикрывающие грудь, голова открыта, у меня босые ноги. Из засады мне попадает стрела сзади в голову. Двое воинов вместе с женщинами находят меня на поле боя. Женщина-знахарка вытаскивает стрелу. (Да, действительно раньше женщины искали раненых и оказывали им помощь после сражения.)

Как вы понимаете, головная боль Галину Петровну больше не беспокоит. Более того, когда она в связи с одной из своих проблем побывала в Древнем Египте, то увидела, что жили египтяне весело, а в Египте было более зелено, чем сейчас. А посмотрев передачу по телевизору, где ученые пытались найти китайского снежного человека, она заметила, что ей так и хотелось крикнуть им: "Ищите выше". Она уж это точно знает.

2000 лет до н. э. Снег и горы. Холодно. Пасмурно. Снежный человек. Чувствую опасность. Жду чего-то. Тоска. Одиночество.

Многие люди тратят массу времени и усилий, чтобы создать свое генеалогическое дерево. Архивы, пыльные бумаги. А не проще ли просто заглянуть в свой биокомпьютер и заодно решить свои душевные и физические проблемы.

Прошлые жизни сживают со света.

Мудрость, но не народная

Устрой поминки по прошлым жизням.

Простенький совет

Коварство прошлых жизней изумляет, но не страшит.

Автор

Легкая голова и легкое тело

Наш дух есть существо, природа которого остается неразрушимой и который будет действовать непрерывно и вечно.

Гете

Мне ещё раз хочется написать о головной боли, уж слишком часто у людей болит голова. Тем более что это голова моего редактора сначала русско-английского медицинского словаря-разговорника, а потом и французского, и немецкого, и испанского. Английский уже выдержал пять изданий. Другими словами, очень дорогая для меня голова. Я принесла свою первую рукопись словаря в издательство "Русский язык" ровно четверть века тому назад. И уже тогда мой редактор без пачки пенталгина в день не представляла своего существования. Голова у неё болела с детства. Головными болями страдал и её отец, к тому времени его уже не было в живых. Я сразу предложила ей избавиться от боли, точно так как это сделала и сейчас. Тогда она сказала: "Да вы что, вы же хирург, а я прагматик. Во все ваши прошлые жизни я не верю". Проблема её головной боли даже сына заставила закончить медицинский институт и стать невропатологом.

И вот спустя двадцать пять лет мы снова вернулись к её головной боли. Она по-прежнему прагматик, но я уже сертифицированный психотерапевт. Без бумажки ты не специалист и веры тебе нет. Ну так уж мы устроены.

1637 год. Война Пруссии с Бельгией или с Францией. Воюют княжества. Ливонский орден. (Надо дома посмотреть в энциклопедии и уточнить.) Взрыв в стороне. Я его вижу. (У меня горит голова и даже щеки, дрожь в теле и слезы сами текут). Я - Иоганн. Вижу свой дом. Это Бремен на границе с Фландрией. Бельгия. Обычный простой дом, двухэтажный. Мать рыжеволосая, в чепце. Зовут её Анна. Крутая лестница на второй этаж. Готовят еду. На столе хлеб, мясо. За столом сидят 12-14 человек. Приходит какая-то женщина. Вижу очень большой камин, стол, буфет, подсвечники, тряпка на полу вроде ковра. Картины. На них пастушки и пастухи. Они написаны на религиозные темы. На буфете очень красивые чашки. Приходит ещё народ. Мужчина в бархатном камзоле черного цвета с белым воротником. Моя 18-летняя сестра Катрин рыжая, высокая, худая - бежит встречать гостей.

Меня провожают на войну. Территория Пруссии. Вижу, готическими буквами написано: "Броклин". По узким мощеным улочкам идут моя мать и мой отец. (Он и в этой жизни был моим отцом. Отец всегда со мной.)

Поле боя. Холмистая местность с желтой выцветшей травой. Я лежу. Ноги вместе. Руки разбросаны в стороны. Красочные погоны, темно-зеленый мундир с пуговицами, коричневые высокие ботинки. Рядом длинное ружье. Я смотрю на себя со стороны. Я ранен в голову за левым ухом. Я - душа. Я не ухожу от тела. Я плачу. Дрожу. Жалко. Вижу, что я тоже рыжий, но без веснушек. Слышу грохот. Полетела вверх. Хорошо. Легкость. Не знаю, куда я лечу. Выжженная земля. Полетела на юг.

Женщина на поле. Поле все выжженное. Что-то собираю. Не знаю. А нас целая компания. Меня зовут Инесса. Я - крестьянка. Идем домой. Обычный одноэтажный дом из булыжника. Коровы, собаки, куры. Куры рыжие с красным. Сколько уже было рыжего. (Вот поэтому я крашусь хной.) В корзинке у меня... что там - не понимаю. Плоды - не плоды. Я такого ни разу не видела в этой жизни. Шум. Народ. Детей пятеро. Один мальчик и 4 девочки. Возятся, орут. Муж какой-то угрюмый, волосатый, лет пятидесяти. А мне 30-40 лет. Это Северная Нормандия. Вижу газету и готические буквы: 1738 год. Мой муж нелюдим. Чего-то там ковыряется и не реагирует ни на что. Мы живем очень хорошо. Много земли. Дом простой, но просторный. Голова не болит. Хочется вернуться.

Я лечу. Старинные города. Литва. Собака беленькая, хорошенькая. Дом деревянный. Толстая хозяйка. Ой, а собака-то - это я. Курчавая. Средних размеров. У меня там тоже голова болит. Это начало XIX века, моя хозяйка это моя тетка Надежда Яковлевна. Я лежу в сарае. (Опять я плачу.) Я ухожу наверх и опять возвращаюсь к дому. Потом мечусь в облаках. Легкость необыкновенная. Так вот почему у меня три собаки. Двух из них я подобрала на улице. Одна из них Берта - это копия меня, той.

Я среди книг. Много книжек. Я молодой человек. Мне около 30 лет. Похож на Иоганна, но не рыжий. Темная борода. Грязные ногти. Волосы русые с рыжим оттенком. У меня есть отец. Я хожу гордо. У меня широкий шаг. Это Россия. Это середина XIX века. Читаю по-русски. На мне кафтан, башмаки. Сижу на деревянном стуле. Вижу на календаре 1839 год. Я листаю громадный фолиант, какую-то летопись. Древнерусский язык или старославянский. Злюсь. Ничего не могу прочитать. Это маленький городок. Может быть, Смоленск. Русская церковь. Я иду по городу и захожу в какое-то учебное заведение. Меня бьют по спине за то, что не выучил. (Вот почему я всю жизнь с этими рукописями под мышкой ношусь.) Чувствую спину. Голова болит. Щеки горят. Отец моего Иоганна гладит меня по голове. (Он везде мой отец.) Он меня утешает. Все пройдет, неправильно делаешь, не слушаешься. Я не плачу. Я опять вижу Иоганна, но он черный, как тень. Я умираю старым, седым, с головной болью.

Жажда. Пить хочу. У меня болит голова. Я ужасная змея. Ползу по дереву. Ем плоды. Под левым глазом голова болит. Я очень красивая. Плоды терпкие, черные. Это не наша Земля. Глаза, как человеческие. Снова вижу черного Иоганна. Вижу дырку у него в голове и чувствую головную боль. Ну почему он от меня не уходит?

Открытое темное пространство. Я там дышу. Смотрю сверху. Я там ношусь. Сумасшедший полет. Чувствую там свою голову. Она горячая. Мне хочется выйти из темноты. Чувствую свободу. Поднимаюсь ещё выше. Голова в серо-голубом. Чернота далеко. Мне не хочется больше на Землю.

Плыву там. Древний старик. Он прозрачно-белый. Это мой отец. Проплыла мимо. Любимая тетка. Она умерла 6 лет назад. Улыбается. (Плачу о тетке.) Я её давно не видела. Вижу внизу очень красивые леса. Никогда там не была, но это наши земные леса. Рассматриваю их. Там внизу люди, но они не современные. Кто-то едет на санках. Какие-то непонятные санки. Дальше поплыла.

Прекрасное озеро. Поплыла дальше. Я все рассматриваю. Я вернулась в свой дом. Мама в непонятном одеянии, куча детей, отец сидят рядом. Это XVII век. Все заняты своим делом. Только я одна летаю. Поплакала. Полетела дальше. Они сами по себе, а я сама по себе. Поднялась ещё выше.

Как здесь спокойно и хорошо. Дерево с невиданными раньше мной маленькими плодами. Неземной пейзаж. Я - снова змея. (Вот почему я боюсь змей.) Я сижу на дереве, зеленая в коричневых пятнах. У меня большой рот. Ползаю по дереву. Кора странная, отстает. Я никогда не видела такую кору. У дерева очень маленькие листочки. Я их ем. Они приятные на вкус, горько-сладкие. Дерево коренастое, в высоту не более 1,5 метров, с очень ветвистой кроной. (У меня жуткий прилив к голове.) Ползу дальше. (Я вся горю.) Сижу на дереве. Там какая-то необычная, страшная, черная птица. Она ко мне не пристает. (Вообще-то я черных птица боюсь.) Отвращения к ней нет. Песок фантастического цвета. Светло-желтый, как бы со слюдой, и переливается. Светло. Солнца не вижу. Мне жарко. Надоело. Полетела дальше.

Темнота. Я в русском наряде. Красный сарафан. На голове небольшая какая-то штучка, расшитая бисером. (Я могу её нарисовать.) Пою русские песни (поэтому я русские песни и не люблю.) Я запеваю. Это конец XIX века. Нас около 50 человек. Одни женщины. Пять человек пляшут. Веселятся - кто во что горазд. Вижу свою невестку в хороводе, учительницу русского языка, мою лучшую подругу по работе. Она стоит, не танцует. У всех длинные яркие сарафаны. Моя бабушка танцует. Ой, какая красивая. Вот Наташа П. пошла. Много людей, которых я встречала в этой жизни. Вот Лариса М. - институтская подруга (надо ей позвонить). Вдалеке сидят мужики и смотрят. "Престольный праздник", - кто-то говорит. Это кусок площади. Все со своими скамейками. Ярмарка, что ли? Колеса висят. Я танцую и плачу. Может, от усталости. Нет, я не устала. Слезы сами текут. Все очень рады, смеются. Почувствовала дырку в голове. Горячо около нее. Дальше дырки боль не идет, но дырка горячая. Все убежали, а я осталась со своей дыркой в голове. (Очень болит голова, невыносимо.)

Кладбище. Очень много захоронений, и я среди них. Мне скучно, неинтересно. Над кладбищем черновато-фиолетовая дымка. Мне неудобно. Улетела. (Вся голова наполнилась металлом, даже затылок ощущаю.)

Топаю по Красной Пресне и чувствую тяжелую голову. Кинотеатр "Буревестник". Какой-то детский фильм. У десятилетнего мальчика болит голова.

Консерватория. Концерт Гайдна. На мне черная кофточка. У меня красивая стрижка. Мы все студенты. Голова не болит. Кто-то рядом разговаривает. Меня это раздражает. (Зуд по всему лицу.) Я люблю музыку, потому что, когда я её слушаю, я летаю. Я вместе с музыкой. Играет Крылов. Очень известный пианист. Оркестр. Мой институтский приятель Борис Н. - он собачка. Ой, поменялось время. Он сейчас в президентской администрации. Господи... Чушь-то какая.

Я в своем животе. У меня живот горит. Гонят толпу. Все плачут. Я женщина в преклонном возрасте. Кнуты. Ржут кони. Плачут дети. Загнали в лес. Убивать? Чувствую, что нас убьют, но не страшно. Голова болит. Никто не разговаривает. Плачут дети, старики и женщины. Клетка в лесу. Воины ушли. Остались только молодые люди в кожаных одеждах, сшитых балахонами. На каком-то странном языке они говорят.

Европа. Леса и горы. Я - старушка. Голова не болит. Все уходят в землю. Я пью красное вино. Одета в длинную юбку. Я крестьянка. Зовут меня Магда. Карпаты с той стороны. Вышитый передник, натруженные руки. Хороший деревянный дом. Вдали горы, покрытые снегом. Смотрю в окно. Прекрасное зеленое поле, изумрудная трава.

Головой запуталась в водорослях. Больно. Я в море, выбралась, и голова не болит. Я рыба. Зеленая рыба с выпученными глазами. Я сама себе не нравлюсь.

XVIII век. Я женщина. Зеленое платье с белым кружевным воротничком. За мной гонятся пять человек в черных одеждах. Это где-то на юге. Вижу южную растительность. Кипарисы. Реликтовые сосны. Город Турин. Рядом с границей Швейцарии. Вон там - пастбища. Пасется много баранов. Очень много маргариток.

В одном из стражников узнаю своего однокурсника Борю Н., я его уже в каком-то времени видела собакой. Я прибежала в дом к своему любовнику. Его зовут Чезаре. Я бросила своего толстого нелюбимого мужа и убежала. Мой муж противный, толстый, он бил меня. (Бог ты мой, да тот муж - это же мой отец. Все просто непостижимо.) Я вижу лестницу, ведущую наверх. Я теряю сознание. Меня несут на второй этаж и укладывают в кровать. Дают нюхать нашатырь. Фу... Я боюсь: с Чезаре что-то случится из-за меня. (С правой стороны вижу, как будто у меня нет левой части. Нет левого глаза. Страшно. У меня есть левый глаз? Посмотрите, где зеркало?) Все прошло. Чезаре - это мой сын в настоящей жизни. Вот почему я всегда за него боюсь. Это событие произошло 26 августа 1768 года.

"Голова моя прошла. Такой легкой голова у меня никогда не была, насколько я себя помню. Первый раз она у меня заболела в возрасте 12 лет, когда я встала утром с кровати и заплакала. Мне было больно и страшно. И полвека я жила с этой болью. Я всегда пыталась понять, откуда эта боль начинается, и никогда не могла это уловить. Теперь я знаю, но уже не чувствую, что она появлялась слева за ухом. Туда, куда был ранен Иоганн. Я сейчас также чувствую и свое тело легким и свободным. Я не предполагала, что оно может быть таким. Утром я просыпаюсь с чувством радости и мне нетрудно вставать с кровати, как раньше. Я полна сил. У меня ещё много проблем, да уж не так и много. Как же все интересно".

Вас, наверно, удивляет последовательность изложения материала. Но так выдавал биокомпьютер моего редактора. Какие-то наиболее значительные события, которые вобрали в себя очень сильные эмоции, прокручиваются дважды или даже трижды. События со змеей, образ Иоганна.

События, имеющие очень большой эмоциональный заряд, выдаются биокомпьютером раньше, хотя, скажем, по времени, которое для нас, живущих на Земле, это часы со стрелкой, они должны бы быть позже. Это опять закон варки пельменей. Можно ли более подробно и более точно воспроизвести все события. Можно даже не заглядывать для этого в какие-либо источники. Героиня, по-моему, так и не заглянула. Голова прошла. Интерес пропал. Поэтому ещё раз повторяю: точность нужна для науки, а я практик. Мне нужно решить проблему быстро, а кому нужна наука - пусть ею и занимаются. Я от науки уже отошла. Ее в моей жизни было больше, чем достаточно. "Сера теория, мой друг, но древо жизни вечно зеленеет".

Биокомпьютер всегда выдает то, что необходимо и достаточно, чтобы решить проблему, которую просит решить его пользователь. Если на сеансе не хватило времени, но основной эмоциональный заряд ушел, о чем свидетельствует физическое и душевное состояние человека, все остальное биокомпьютер автоматически доделает сам. Пользователь только должен быть об этом предупрежден и не должен ничего бояться. Консультант должен быть профессионалом.

Не серчай на прошлые жизни. Выведи их за ушко да и на солнышко.

Полународная поговорка

Не плачьте по мне. Я жива

Души не уничтожаются, а переходят после смерти из одного тела в другое. Благодаря этой убежденности снимается страх смерти.

Юлий Цезарь (100-44 до н.э.)

Хочу на остров Бали. На острове Бали, что в Индонезии, жители одного из племен, когда человек умирает, смеются и танцуют, но не скорбят. Поистине они настоящие дети природы. Цивилизация не растоптала их энергоинформационную сущность. Их биокомпьютер не заражен вирусом страха смерти.

У Зинаиды Федоровны тяжело болела мама. Несколько раз её удавалось возвращать буквально с того света, она пережила две клинические смерти. И каждый раз, возвращаясь к жизни, она все больше говорила о её ценности и просила не ругаться между собой, жить дружно, не тратить время на суету. Мама не была верующей и очень боялась смерти. Зинаида Федоровна, чтобы её подбодрить, рассказала ей о том, какие новые знания пришли к людям о бессмертии души, и посоветовала ей молиться. "Но я неверующая, я не знаю ни одной молитвы, я не умею молиться", - возразила мама. "Ты можешь просто просить прощения у себя и у других, и тебе станет легче", - ответила дочь. Зинаида Федоровна вместе с сестрой по очереди дежурили у постели матери. Однажды Зинаида Федоровна готовила еду на кухне, вдруг её пронзила мысль: мама умрет, когда зацветет вишня. Она сказала об этом сестре. Та отмахнулась: "Вечно ты придумываешь". Наша героиня потом и сама об этом забыла. А в тот день она спешила к маме и вдруг увидела, что зацвела вишня. Сердце забилось от неясной тревоги. Когда двери открыла сестра, она все поняла. Мамы больше нет. Прошло около восьми месяцев. Она снова стояла на кухне у плиты и вспоминала маму и зацветшую вишню. И возникла мысль: "Зина, я к вам скоро приду". От этого ей стало не по себе. Она долго не могла отделаться от чувства тревоги и вслух просила усопшую маму простить за все. Это было днем. А вечером позвонила сестра и сказала, что у неё родилась внучка. Зинаида Федоровна знала, что племянница должна родить, но до родов ещё было три недели. Ей стало легко и радостно. Девочку назвали Аленкой. Она росла на редкость спокойной, улыбчивой. У неё были прабабушкины пухлые щечки и курносый носик. Она почти никогда не плакала. Когда малышке было около двух месяцев, исполнился ровно год со дня смерти мамы Зинаиды Федоровны. Все родственники поехали в деревню, на сельское кладбище. Родители девочки остались с нею в Москве.

С утра пошли на могилу. Все были спокойны, тихо вспоминали разные события, связанные с усопшей, и вдруг сестра разрыдалась. Ее не могли успокоить и в машине, по дороге с кладбища, и на поминках: она продолжала всхлипывать. В конце концов она успокоилась. Решили позвонить в Москву, узнать, как дела. И невестка поведала, что с 11 утра и до 5 часов вечера Аленка, не переставая, орала. Именно так: не плакала, не кричала, а орала. Ее нельзя было успокоить. С ней творилось что-то невообразимое. Пришлось вызвать врача, и врач тоже был в растерянности и предложил госпитализацию. Они отказались. В пять часов Аленка, как по мановению палочки, успокоилась, заулыбалась, с удовольствием пососала грудь и уснула. Зинаида Федоровна вдруг поняла, что время, в течение которого с Аленкой творилось что-то непонятное, совпадает с началом и окончанием поминок. Душа была жива, а её оплакивали. Зинаида Федоровна часто приезжала в гости к сестре. Ее туда тянуло, хотя дома дел было более, чем достаточно. Как-то она пошла с пятимесячной Аленкой гулять. Показала ей деревце, которое когда-то посадила её мать. Спросила девочку: "Ты помнишь, как ты его сажала?" Аленка посмотрела на неё взрослым взглядом и засмеялась, она так же по-взрослому смотрит на пуховый платок прабабушки и, когда её спрашивают, помнит ли она его, начинает хохотать.

Я предвижу ваше "не верю". Как можно доказать, что душа матери Зинаиды Федоровны выбрала тело правнучки? Когда Аленке исполнится шесть лет, мы её об этом можем спросить, и она разрешит ваши сомнения. Осталось недолго. Ей сейчас уже год. Как душа выбирает себе тело? Об этом достаточно написано.

В данном случае две дочери, по профессии врачи, много раз возвращали свою мать в бытие. И душа приняла решение остаться в этой семье. Впрочем, наберемся терпения и получим правильный ответ. Когда-нибудь я напишу об этом.

У христиан принято скорбеть по усопшим, потому что нет веры в бесконечное существование души, нет знаний о её перевоплощении. В биокомпьютере записаны все потери близких, любимых животных и скорби по ним в прошлых жизнях. Потери в этой жизни накладываются на эти записи. Это звучит кощунственно, но человек плачет не об усопшем, а о себе. Он жалеет себя, потому что ушла энергетическая подпитка души от души любимого человека, разрушились энергоинформационные связи здесь на Земле.

Можно избежать ранней гибели, если заранее убрать, вывести на уровень осознания энергоинформационные связи прошлых и будущих жизней. И тогда человек осознано решит проблему жизни и смерти. Много увидит, услышит и поймет.

Человек, не освободившийся от причинно-следственных связей с прошлыми жизнями, есть тот отец или мать, которые вернутся в четвертом, как в этом случае, или в седьмом поколении, чтобы продолжить или завершить когда-то начатое осознание прошлых жизней, становясь своим собственным внуком, или правнуком, или праправнуком. Иногда даже их внешнее сходство разительно. У каждого свои пути, и он сам их выбирает. Творец нам дал биокомпьютер в наше собственное распоряжение и дал свободу выбора. Только незнание своей собственной природы приводит нас к страданиям. Это факт, что души людей, немцев и русских, погибших во время Великой Отечественной войны, уже обрели свои тела, им сейчас за пятьдесят. Эти люди, ничего не подозревавшие о своем прошлом, ходят в День Победы к памятнику Неизвестному Солдату, чтобы возложить цветы. Тонкий мир не подвластен земной суете.

Прошлые жизни - это изнанка настоящей. Не носи наизнанку.

Не модельер

Страх ездить на метро

... меня преследовало странное чувство, которое я назвал бы ощущением предыдущего существования.

Вальтер Скотт. Дневник

Призрачно все в этом мире бушующем.

Слова из прекрасной песни

Метро очень удобный и быстрый вид транспорта, особенно в таком мегаполисе, как Москва. Все стремятся жить рядом с метро, но не все могут им пользоваться. Вот оно, метро, рядом с домом, а человек берет такси или садится на общественный наземный транспорт или в свое собственное авто даже тогда, когда есть возможность нырнуть в метро рядом с домом и вынырнуть рядом с работой. Эти люди с особым чувством смотрят на тех, кто смело направляется ко входу в подземку. Для них поездка на метро - непреодолимый страх. У каждого этот страх имеет свою историю и свой путь освобождения от этого страха.

Юлия Захаровна до сорока лет постоянно пользовалась метро, оно находилось в пяти минутах ходьбы от дома. Сейчас ей сорок три. Одна только мысль, что нужно спуститься под землю, отравляет её существование. Случилось это три года назад, когда в душном вагоне она почувствовала спертый воздух, пропитанный запахом едкого человеческого пота, смешанного с перегаром и ароматом лука. Ей сделалось плохо, и она потеряла сознание.

В дальнейшем это состояние неоднократно повторялось, даже если в вагоне было не душно и не чувствовалось никаких запахов. Ездить на работу было далеко. Она вынуждена была уйти из больницы, где проработала около 20 лет, стала сидеть дома, занимаясь маленьким внуком. Но жизнь требовала решения финансовых проблем, и она вновь устроилась на работу, только рядом с домом. Однажды по служебным обязанностям ей срочно потребовалось поехать на другой конец Москвы вместе с другой сотрудницей. Уже на эскалаторе её сковал страх, и все повторилось.

1719 год. Франция. Большая площадь. Я сапожник. Мне около сорока лет. На голове берет. В руках сапог. Запах ваксы. На душе тревога. Меня тошнит.

До нашей эры. Пещера. Темно. Сыро. Горит костер. Я - женщина. Мне около сорока лет. На мне вонючая шкура. Запах топленого сала, смешанного с запахом, похожим на лук. Противно.

Юлия Захаровна вспомнила, что, когда работала медицинской сестрой в наркологическом стационаре, всегда испытывала неприятное чувство, если утром заходила в палату, где лежали больные алкоголизмом. Пахло перегаром, особенно когда поступали новые больные, и несвежими носками двенадцати мужчин. А в детстве от запаха лука ей становилось плохо, и она бежала к окошку подышать. Лук она с детства не ест. Не любит. В этот же день Юлия Захаровна (с мужем для подстраховки) спустилась в метро. Муж сел в один конец вагона, а она в другой. Теперь она ездит в метро одна.

А у Софьи Ивановны похожая история. Она дважды от духоты и большого скопления народа теряла сознание в метро. Первый раз она стояла и держалась за поручень. Вдруг разболелась голова, появилась дрожь в коленях, часто забилось сердце и стало страшно. Почувствовав приступ дурноты, стала лихорадочно расстегивать верхние пуговицы на блузке, чтобы легче было дышать. Увидела удивленный взгляд сидящего молодого мужчины. Очнулась на скамейке на перроне. Второй приступ начался с ощущения страха, когда спускалась на эскалаторе. Метро не пользовалась уже 10 лет.

Вне времени. Я - энергия и качаюсь на звездных качелях и сама являюсь пространством. Я не люблю покой. Я люблю движение. (И в жизни тоже, какая-то неусидчивость. Когда я востребована, то счастлива. Вообще-то я лень, но когда берусь за что-то, то делаю с энтузиазмом.)

1756 год. Бельгия, тогда - Фландрия. Я - королева или знатная дама. Сижу на кровати. День начался. Ярко светит солнце. Тоска. Делать опять нечего. Думаю о микроскопе. Начинаю рассматривать водоросли. Это меня увлекает. Мне 25 лет. У меня русые косы. Комната. Деревянная кровать. Шелковые простыни, балдахин. Высокие окна и потолок 5-6 метров. Белые атласные занавески. Я хочу быть ведьмой. Свечи, плошки, колдую.

Речка. Луна. Африканский колдун. Он смотрит на луну. Мысленно луну приближает к себе, берет энергию в голову. Он недоумевает, почему я это делать не умею. Хотя он - это я. 906 год до н. э. В каком веке я нахожусь? Неужели люди так поглупели? В XXI? Ты помнишь, что время можно замкнуть в тороид (бублик).

Ты точно живешь в XXI веке? Когда-то мы были с тобой в полном абсолюте. Учись глядеть на Луну и Солнце. Вот туннель золотого света. Я буду вновь тебя учить владеть собой. Вот вязанка хвороста, перехваченная в двух местах. Учись у нее. А чему я у неё могу научиться? Вот я её бросаю в костер. Видишь, горит. А хочешь, я верну её обратно? Это не мысли, образы. Это реальность. Это возвращение во времени? Нет время ушло вперед. Разве ты этого не знаешь? Ты слегка все подзабыла.

Я забыла всю Вселенную и все, что было. Подумай о потоке времени. Это не кольцо, это тороид. Колдун через трубочку выпускает кольцо в виде тороида. Время - это материя и энергия. Оно имеет все показатели энергии, кроме скорости. Он стучит бамбуковой палочкой мне по лбу. Время - это энергетический поток. Он не одинаков во всех точках Вселенной.

Ты хочешь управлять собой. Почаще смотри на ладошки. Его ладошки черные, а мои белые. И смотри чаще на небо. Оттуда исходит благодать. Что ты любишь: Луну или Солнце? То и другое.

Он связывает руки и подвешивает тело. А теперь выберись. Мне больно. "Эх ты, даже этого не можешь сделать (у меня дрожь в коленях). С тобой надо начинать все сначала". Раковина и жемчужинки. И ещё что-то. Эти жемчужинки, как серебряные нити. Эта жемчужинка тоже ты. Во всем этом есть мы. Ветер тоже ты. Все соединено временем. Пойдем, я тебе кое-что покажу. Ты знаешь о пирамидах? Ты слышала о черных пирамидах?

5 тыс. лет до н. э. Африка. Джунгли. Шесть черных пирамид. Я знаю о шестерых ангелах. Это число и спасение и низвержение. Попробуй туда войди. Они сделаны из камня прочнее гранита. Мне рано, а ты можешь. Они меньше египетских в несколько раз. Они как большой кусок угля, поглощающего, но не отражающего энергию. Мне что-то не хочется. Но зачем-то это надо. Только в одной из них есть пустота. Их строили не люди. Это какое-то предупреждение. (У меня такое чувство, будто бы мозги поворачиваются со скрипом. Гроздь винограда. С него капает вода. Кап-кап.) Низвержение, предупреждение, знания, помощь. Неохота, но тянет. Я должна туда войти.

Рука на камне. Он сжимается. Ему неприятно. Хочет как бы проглотить. У него кристаллическая структура. Пытаюсь понять: сплошная или пустая. В этой полости нет. Они все-таки отличаются по цвету. Одни черные, другие серые. Там злое, а это доброе, теплое. Если не готова, не ходи. Я знаю, которая с полостью. Она асфальтового цвета. Она дрожит. Она нейтральная. В ней нет ни злой, ни положительной энергии. Внутри её не добро, не зло, а третья субстанция. Внутри озеро. Сверху капает дождь. Чего в тебе больше, то и будет преобладать. Вхожу в эталонное состояние Вселенского покоя. (У меня дрожат коленки.) Я его улавливаю, но не могу в нем остаться. Горячее озеро.

По ступенькам иду вниз. Над озером пар. Дождь прекратился. Сталактиты, сталагмиты, темная жижа (сердце сильно бьется).

Не пугайте меня. Я этого не боюсь. Черные в капюшонах. На голову садится белый голубь. Ты совершила правильный поступок. Вижу голубую и прозрачную Деву Марию.(Голова кружится, сильно стучит сердце.)

Я - голубой фонтан энергии, которая стекает и сама уничтожается. А сколько тебе понадобилось лет, чтобы туда войти? Войти легко, попробуй выйти. Я хочу быть красным огнем. Сюда опасно людей допускать. Это может их уничтожить. Ты когда-то нарушила равновесие мира, ты унесла отсюда столько энергии. Эта энергия должна быть умножена.

Туман. Энергетический динозавр. Страшно. Голубь. Цветы календулы. Груз придавил. Голова кружится. Тошнит. Хочется лечь. Усталость и раздавленность. (Зевается.) Мазут стекает по телу. Какая-то грязь вышла. Плотный и большой поток энергии. Голову заполняет дымчато-голубая, потом бежевая, потом фиолетовая энергия. Через неприятное к приятному.

"Здесь серая реальность. Там было ярче..."

Софья Ивановна ездит в метро. Я привела эти два случая из множества, потому что они очень разные по причинам, а следствие одно - страх пользоваться метро. Вы можете сами найти какие-то параллели между этими случаями. Моя задача проще. Человек пришел со своей проблемой и ушел без нее. В тороидах я ничего не понимаю. О пирамидах я читала у Мулдашева. В Египте и Африке я не была. С Софьей Ивановной вы встретитесь в следующей книге.

Прогони страх прошлых жизней.

Совет автора Лесбиянка и маньяк

Я вижу ясно себя в различные времена истории... человеком с различной судьбой. Многое было бы объяснено, если бы только мы знали нашу подлинную генеалогию.

Гёте. Письмо к Жорж Санд

Когда ко мне обратились мама с дочкой, я была под впечатлением телепередачи "Криминал", в которой прошли материалы о двух преступлениях. В одном случае молодой человек нападал на девушек, насиловал и убивал. Следователь был убежден, что причиной этого стала несчастная любовь. Любимая девушка не дождалась, когда он придет со службы из армии. Так считал и подследственный. Многих ребят невесты не дожидаются, но не все же лишают жизни других девушек, оставляя предмет несчастной любви невредимым. Парень был признан вменяемым при совершении преступления. На следственном эксперименте он спокойно и подробно рассказывал и показывал, как он выслеживал своих жертв, насиловал и убивал. Бывшая невеста ничего об этом, конечно, не знала, да и парень на самом деле не понимал до конца, почему он это делал.

Вот ещё одно уголовное дело. Учительница физкультуры казалась окружающим немного странной. Почти ни с кем не общалась. Занятия проводила с учащимися колледжа формально. Даст задание, а сама уходит. Она так же спокойно, без эмоций, рассказывает и показывает, как она перерезала горло семи пожилым людям, прохожим, от которых, как ей казалось, пахло алкоголем и которые к ней якобы приставали. Она мотивировала свои преступления сначала тем, что когда-то была изнасилована пожилым пьяным человеком, а потом изменила показания и объясняла сделанное тем, что на работе к ней пристает пожилой преподаватель, как стало известно, тоже учитель физкультуры, в котором дети души не чаяли и который по-отцовски взял над ней опеку, когда она пришла работать в колледж. Пожилой учитель умер от острой сердечно-сосудистой недостаточности, когда узнал об этом. Когда передача кончилась, я опять подумала о том, что все участники событий, включая следователей, прокуроров, жертв и преступников, встретились в этой жизни не случайно, а по велению прошлых жизней. Теперь судите сами.

Итак, ко мне обратилась мать Полины. С дочерью стряслась беда, её изнасиловали. Инна Семеновна боялась, что Полина наложит на себя руки. Полина грозилась вскрыть вены, она не хотела жить. Инна Семеновна вынуждена была на неделю взять отпуск, чтобы быть рядом с дочерью.

Инна Семеновна работала в очень крупной фирме, занимающейся методами лечения наркомании. Она была очень успешной в работе. Часто ездила за границу и в основном именно она содержала семью. Со своей матерью у Инны Семеновны сложились очень непростые отношения. Когда я ей сказала, что мать и дочь всегда связаны между собой астральными телами, она со злостью заметила, что только не она со своей.

С детства и до сих пор она всегда испытывала чувство давления со стороны матери, а Полина до десятилетнего возраста полностью воспитывалась бабушкой, которая, по-своему любя внучку и желая ей только добра, загоняла её буквально в угол, требуя послушания и скромности. Полина замыкалась в своем придуманном мире и давала полную свободу своим детским фантазиям.

Она представляла себя мальчиком, мужчиной или женщиной. Но женщиной непременно мускулистой, очень сильной, в мужских штанах, с мечом на поясе, толстой и грязной, самодовольной, много пьющей, с большими деньгами, любящей красивых девушек. Откуда у неё появились такие фантазии, она не понимала. Сейчас она осознает: она хотела быть женщиной-буч (от английского слова butcher - мясник). Буч - это значит активная лесбиянка.

С Ирой она познакомилась по Интернету, до этого у неё были девушки для любви, в их отношениях она играла роль активной лесбиянки. Дружила она и с мальчиками. Но мальчики ей были противны. Дружила, потому что не хотела быть белой вороной. До сих пор испытывает гадливое отвращение при воспоминании о первом и, в то же время, последнем опыте занятия оральным сексом со своим парнем. Ей показалось, что во рту у неё скользкая мокрая холодная лягушка. Больше она с мальчиками не целовалась и не занималась сексом. Кстати, первый её парень, она училась тогда в восьмом классе, предал её, ушел к другой. И раньше, в детстве, и сейчас одно упоминание о мужских половых органах у неё вызывает чувство брезгливости и злости.

С первого взгляда Полина почувствовала, что они знакомы с Ириной тысячу лет, и ей просто хочется раствориться в Ире. Это было как наваждение. Без Иры она не могла жить. Ира была старше её на три года и уже училась в институте. Несмотря на то, что Полина почему-то сразу согласилась исполнять роль пассивной лесбиянки, отношения между ними складывались не всегда гладко. Трижды она уходила от Иры, по её словам, предавала её и начинала дружить с мальчиками, и вот недавно снова вернулась к ней.

Сейчас Полину больше всего беспокоит, что Ира бросит её, потому что её изнасиловал мужчина. Этот мужчина подошел на Арбате, где она гуляла со своей школьной подругой Сашей. Девушкам хотелось куда-то пойти, хотя бы в кафе, но не было денег. Мужчина, около 30 лет, был одет в белую модную рубашку, джинсы и кожаную куртку. На ногах - ботинки на каблуках с загнутыми носами. От него, как ей показалось, пахло дорогими мужскими духами и вином. Ей запомнились его карие глаза. Жгучие, какие-то необычные. Голос его был мягким, вкрадчивым. Мужчина производил очень приятное впечатление. Он пригласил их в кафе, где он встречается со своими друзьями и где он их представит одну своей сестрой, а другую своей девушкой. Одному идти ему туда якобы было неловко. За это он обещал им заплатить по пятьдесят долларов. Они пошли по бульвару и какими-то переулками. У Полины закралась неясная тревога. Когда он сказал, что ему нужно зайти домой, чтобы взять деньги, она попросила купить для них пива. Он купил. Как только он ушел, они вылили пиво, а бутылки положили в рюкзачок.

Мужчина вернулся тут же. Затем они ехали на метро. Потом шли по какому-то пустырю и через овраг. Полина все сильнее чувствовала: что что-то не так. Он тоже почувствовал её страх. Они спускались по тропинке через небольшой овраг, за которым, по его словам, и было кафе. Полина шла за ним, и тут он ей молча показал пистолет. Саша этого не видела. Полина испугалась. Но его глаза её гипнотизировали. Она продолжала обреченно, автоматически двигаться за ним.

В голове не укладывалось, что с ними сейчас произойдет что-то страшное. Она начала говорить, что они лесбиянки, надеясь, что он их отпустит. Подошли к каким-то домам вроде дач. В одном из домов горел свет, слышались голоса, играла музыка. Полина подумала, что это его сообщники. Но он в открытую уже, угрожая пистолетом, заставил их залезть в пустующий дом через разбитое окно. Он захотел посмотреть, как лесбиянки занимаются любовью. Саша не могла и не хотела этого делать. Тогда он ударил её рукояткой пистолета по голове. Полилась кровь, и он начал её зверски насиловать. Потом это же совершил и с Полиной. Все длилось бесконечно долго. Его сексуальные фантазии были изощренными.

В какой-то момент он перестал контролировать пистолет, когда издевался над Сашей, и Полина, схватив пистолет, нажала на курок. Выстрела не последовало. Пистолет оказался незаряженным. Ее охватило знакомое чувство. Не хотелось жить. Она подобрала осколок стекла и хотела вскрыть вены. И тут она представила маму. Жалость к матери пересилило нежелание жить. Тогда Полина достала бутылку из рюкзачка и ударила маньяка по голове. Удар был не очень сильным, потому что она боялась, что если убьет его, её посадят. Крови из небольшой рвано-ушибленной раны головы было много. Насильник сразу как бы отрезвел и растерялся. Не выказав агрессии, вылез из окна якобы за водой, чтобы умыться. Они долго сидели и дрожали в пустом доме, ждали его возвращения. Но он так и не вернулся. Вылезли тоже через окно. Долго куда-то бежали, пока не увидели людей.

Полина всегда чувствовала большую внутреннюю потребность что-то разрушать, применять силу. После окончания колледжа мечтала поступить учиться на спецназовца. Вот и сейчас она строит планы, как выследит обидчика и перережет ему горло. Еще она мечтала сделать операцию, чтобы быть мужчиной. Ей хотелось иметь мужественные черты лица.

Особые неудобства причиняли груди. Она со смехом рассказывает, как на концерте её любимой группы, где солисткой была буч, ей лучше других удавалось быстро снять бюстгалтер и виртуозно его забросить на микрофон. Бюстгалтеры ей покупает мама. Она даже не знает свой размер. Она хочет узнать, какие мужские гормоны нужно ей пить, чтобы приобрести мужественный вид.

Ей все не нравится в себе. Полина говорит, что причиняет неприятности маме, папе, бабушке и что по ней плачет психушка. Ей одиноко и холодно. Но больше всего она боится потерять Ирину, без которой не может и не хочет жить. Кстати, Иру на самом деле зовут Алик.

У Полины с детства бронхиальная астма, по поводу которой она несколько раз лежала в больнице под капельницей. Во время жары приступы удушья учащаются. Полина страдает головными болями и утверждает, что у неё мигрень.

Полина ругает Бога и верит в сатану, потому что Бог не признает сексуальных меньшинств, а сатана на их стороне.

В престижном колледже она очень хорошо учится, но учителей не любит, особенно одну, по информатике. Учителя ей платят взаимностью, но из колледжа она не хочет уходит им назло.

Это было очень давно. Я небольшая рыба. Резвлюсь в море. Вода теплая. Сквозь толщу воды вижу безоблачное небо. Лучи солнца пронизывают воду. Ощущение полного счастья. Вижу очень большую рыбу. Она смотрит на меня неподвижным взглядом. Я хочу, чтобы она меня съела. Я хочу слиться с ней.

Мы были и рыбами и обезьянами, но от обезьян, как физическое тело, мы не произошли. Кто изучал эмбриогенез, тот знает, что у зародыша человека, как и у зародыша обезьяны, есть жабры, а у человека дополнительные позвонки там, где у животных есть хвост. Нашему энергоинформационному началу знаком и мир минералов, и растительный мир, и мир животных. Все записано в нашем биокомпьютере.

Для меня это другая реальность. Не очень высокие горы. Две большие птицы. Это я и Ирина. У нас птенцы. Мы изолированы от всего мира. Нам никто не нужен. Мы хотим быть едиными и друг в друге раствориться.

"В любовь я не верю. По моему мнению, есть только привязанность и влечение."

45 год до н. э. Африка. Звери идут на водопой. Я, большая старая обезьяна, бегу вместе со всеми и задыхаюсь. Боюсь, что меня раздавят. Около самой воды это и происходит. Вижу, как мое тело лежит в воде. Я легким белым облачком поднимаюсь вверх. Мне хорошо. Я дышу свободно. Я за облаками. Слышу музыку, похожую на игру арфы. Мне одиноко и страшно.

1025 год до н. э. Я - черный дух, закованный в цепи. Жажду крови. Мне дико, что они хотят изменить меня. Ненавижу всех живых. Чувствую впереди вечность и безысходность. Я не злой. Я несчастный. (У меня заболела голова.) Мне себя жалко и никуда от этого не деться.

465 год н. э. Индия. Дрессировщик змей. Я мальчик шести лет стою в толпе зрителей. Я тяну ручки к змее. Она хочет меня укусить. Я хочу ударить змею. Обиделся, плачу. Чувство, что меня предали.

"У этой змеи такие же злые глаза, как у моей бабушки, когда она меня в детстве била по лицу".

1531 год. Я - капитан. Мне около сорока лет. Веду караван небольших судов. Я горд собой, доволен. На мне кольчуга, черные сапоги. Лето. Душно. Жарко. Ярко светит солнце. Дышать трудно. Что-то ударило сзади. Корабль тонет. Я тоже иду на дно. Не хватает воздуха. Все когда-то заканчивается. Душа свободна.

"Я вдруг вспомнила своего отца, который всегда ненавидел геев и который почему-то часто говорит, что все будет наоборот: в темноте и сзади. Отца я очень люблю".

1653 год. Франция. Две голые девушки, 17 и 19 лет, купаются в пруду. Они простолюдинки. Меня зовут Софи, а мою подругу Мари. Но она хочет, чтобы её называли Ганс. Мы занимаемся с ней любовью. Я хочу в ней раствориться.

1733 год. Франция. Я - мальчик 12 лет. На мне белая рубашка с кружевами, черные панталончики и черные башмаки. В комнате - кровать, стол, все черное и темно. Мне нравится черный цвет. Я убиваю паука. Мне нравится убивать насекомых. Я знатного происхождения, но незаконнорожденный. Мать и отец бросили меня. Меня воспитывают в пансионе другие люди.

Я ненавижу своих воспитателей. Хочется к маме. Я открываю окно. Встаю на широкий подоконник. Стою и смотрю вниз. Высокий третий этаж. Я хочу броситься из окна, чтобы скорее все кончилось. Мне мешают это сделать.

"Я помню, что в возрасте 12 лет мама обвинила меня в том, что я потеряла её любимые ножницы, хотя я этого не делала. Во мне вспыхнула глубокая обида на маму. Я вдруг почувствовала, что она меня не любит. Я схватила нож для разрезания бумаги и полоснула себе по руке. Порез был неглубоким, вены не были задеты. Но было больно и обидно".

1741 год. Я - мужчина. Мне 20 лет. Я живу один. У меня маленькая комнатка, такая же темная и в черных тонах как в пансионе. Я - шлюха. Мне все равно с кем спать, лишь бы деньги платили. Один меня изнасиловал и не заплатил. Я чувствую бессилие и злобу. Я такое же бессилие и злобу чувствую, когда учительница информатики на меня наседает. Так это же она тот насильник! Я одинок, мечтаю о любимом человеке. Его у меня нет. У меня туберкулез. Очень хочу к маме. Занимаюсь со своими партнерами оральным сексом. Надоело жить, не хочется.

Я в подворотне своего дома для того, чтобы найти очередного клиента. У меня открывается легочное кровотечение. Я умираю. Все когда-то кончается.

1825 год. Франция. Я мужчина, около тридцати лет. Одет во все черное. Я - дворянин. У меня в руках длинный нож. Я хочу убить беременную женщину. Она мне незнакома. Она просит отпустить её. Я узнаю, что её зовут Люси. Она простолюдинка. Замужем. Я не люблю всех женщин. Секс с женщиной мне противен. Немного жалко ребенка. Мне приятно смотреть ей в лицо и видеть, как она боится. Она боится, что я её изнасилую. Мне смешно. Я даже не могу представить, что она так может думать. Я чувствую: мне хочется убить. Я перерезаю ей горло, и неизъяснимое удовлетворение охватывает меня. (У меня заболела голова.) Я - сатанист. Мне нужно составить пентограмму из мертвых тел. Это второе необходимое мне тело. (Я вдруг осознаю, что маньяк - это и есть Люси.)

p 1915 год. Америка. Я - девушка в мужской армии. Черные волосы, короткая стрижка. Сильно накачанная. Все знают, что я женщина, но зовут меня Джон. У меня дома осталась любимая девушка. Я часто смотрю на её фотографию. Она красивая, с длинными волосами и с модельными данными. Очень волнуюсь, что она мне изменит. Хочу успокоиться.

"Я вспоминаю, что когда-то смотрела фильм с подобным сюжетом, и тогда было какое-то неясное ощущение, что со мной уже все это было.

Сейчас я не чувствую в себе жажды мщения. Мне хочется жить".

Через день в кабинет снова пришла мать с плачущей навзрыд Полиной. Полине приснился сон, что Ирина утонула. Она рыдала в голос. Причину она быстро нашла. Она не заметила маленькой собачки капитана, которая тоже утонула. Эта собачка тоже была Ирина. Компьютер продолжал работать и выбросил отрицательные эмоции во сне. Как же мы чудесно устроены!

Месть преступнику за содеянное им в виде его физического уничтожения - это месть себе в виде бесконечного переписывания в будущие жизни физического насилия над собой. Отмена смертной казни и замена её на пожизненное заключение без осознания преступившим закон опыта его прошлых жизней - мина замедленного действия.

Государством должна быть создана особая форма профилактики правонарушений, начиная с младшего школьного возраста. К этому можно привлечь сорока - и пятидесятилетних людей, которым так трудно сейчас устроиться на работу, но у которых нравственно-этическая и духовная сущность высока по своей природе и которым нужно просто через себя познать этот метод. Зашоренность педагогическими, психологическими, психиатрическими знаниями при этом не очень желательна. Этим методом должны владеть солдаты альтернативной службы. Ведь с биокомпьютером работает сам человек. Только от него самого зависит успех.

Я не перестаю восхищаться тем, как дети просто и спокойно работают со своими прошлыми жизнями. У них нет неверия. Они ещё не забыли о своей энергоинформационной сущности, они чувствуют её естественно и радостно. Дети работают со своим биокомьютером с самого раннего детства. Понаблюдайте за ними. У каждого есть любимые сказки и любимые персонажи, свои сны. Когда ко мне приводят ребенка, он принимает работу с биокомпьютером как само собой разумеющееся и давно знакомое и ничего не спрашивает. Он сам все знает. Для него это очень интересная игра. Скорость работы мгновенная. Нужно видеть глаза ребенка, уже придавленного настоящим, когда он освобождается от груза прошлого, уже успевшего войти в его настоящее.

Если бы Полина обратилась к своим прошлым жизням чуть раньше, она бы прервала энергетические связи, и прошлое не проявилось в настоящем, и не действовало бы правило: чему быть, того не миновать. Фатальность прошлого была бы стерта. Тому есть много примеров.

В этой связи я хотела бы затронуть такое явление, как эгрегор. Есть понятие "эгрегор Сталина", "эгрегор Наполеона", "эгрегор Александра Македонского", "эгрегор Иисуса Христа". Существует эгрегор той или иной религии, народа, нации. Энергоинформационная сущность этих людей, их мыслеформы, постулаты были тесно связаны энергетически прошлыми жизнями с энергоинформационными сущностями их окружения, соратниками, людьми, разделяющими их взгляды. Это мощное скопление психоэнергии. Действие закона Вселенной: подобное притягивает подобное. Это очень мощные энергоинформационные образования. Скопление коллективного бессознательного. Существует и эгрегор чеченцев, как и эгрегор русских. Чтобы пользоваться мощью того или иного эгрегора, в него нужно сильно верить.

Иисус Христос не смог совершать чудеса исцеления в своем родном городе Назарете, потому что жители его знали как сына плотника. Они ему не верили. Нет пророка в своем отечестве или по вере вашей да будет вам (Евангелие от Матфея).

Что я думаю об отношениях с чеченцами? Сейчас я скажу то, что может покоробить сознание и души многих, читающих эти строки, потому что слишком свежа душевная рана, связанная с мюзиклом "Норд-Ост". Энергоинформационная сущность, душа не имеет национальности, как и вероисповедания. Многие русские в прошлых жизнях могли быть и чеченцами, и наоборот, а христиане мусульманами. И в будущих жизнях все будет так же. Тонкий мир не подвластен земной суете. А как разрешить возникшее противостояние, тянущееся из прошлых жизней, в которых войнам не было конца, подумайте сами.

Ненависть нужно вывести из бессознательного на уровень осознания. Это под силу каждому из нас. Нужно начать с тех, кто попал в эту ситуацию и остался жив. Нужно работать с теми нашими ребятами, которые воевали и воюют в Чечне. У кого судьба сейчас связана с военными событиями в Чечне, кто был заложником. Даже если чеченцы этого не будут делать, энергоинформационные связи будут ослаблены.

На первый взгляд это кажется утопией. Но главное - осознанно принять решение, и это окажется нашей реальностью.

Я ещё раз подчеркиваю: методика психосамоанализа прошлых и будущих жизней доступна. Нужно только подготовить высококвалифицированных консультантов, не путающих её с магией и ослиной мочой. В этой методике выверено все. Она для меня и многих респондентов-пациентов стала реальностью.

Не тащи кошмары прошлых жизней в будущее.

Не могу сказать "нет"

Когда задается вопрос: где мы были перед тем, как были рождены, ответ гласит: в системе медленного развития на пути реинкарнации с длинными интервалами отдыха между ними.

Артур Конан Дойль

Не всегда легко в себе разобраться, даже если этого сильно желаешь. Но разобраться порой так жизненно важно. Судите сами. Пожилой начальник пристает на работе. Он противен Лизе физически, но отказать она не может. Неудобно. Сослуживцы приглашают поехать за город, а у неё решающее свидание с любимым. Ей тоже неловко сказать "нет" сослуживцам, и она едет с ними, а личная жизнь, которая и так долго не складывалась, снова под угрозой. Все это в ущерб своему внутреннему Я. Каждый раз после случившегося Лиза в уме проигрывала ситуацию, когда она может твердо сказать "нет", и каждый раз она поступала именно так, как нельзя было поступать. Она злилась, плакала, просила помощи у Бога. "Ну, почему со мной всегда так?" - спросила Лиза меня и заплакала.

Рим. Воин на коне. Я - начальник. Не могу отказать. Знаю, что проиграю. Сражение проиграно. Я ранен и придавлен конем. (У меня заболели ноги.) Меня подобрали свои. Перекинули через седло. Надсмехаются. Обидно. Сослан на галеры. Ошейник с шипами на шее. Меня склоняют к побегу. Я противлюсь, но не могу отказать. Нас догоняют и убивают. Смерть. Вижу себя лежащим на песке. Мне все равно.

Темнокожая девушка. Хижина. Мостик через небольшой ручей. В хижине шаман. Я иду к нему. Мне не хочется, но не могу отказать. Шаман дурно пахнет, в лохмотьях. Половой акт. Это же мой начальник!

Грек. Меня зовут Элеот. Чувствую неопределенность. Привязан на корабле. Меня привязали и забыли. Связаны чувства. Не могу отказать. Не уверен. Хорошо, чтобы забыли. Но меня выводят. Жалко себя. Что со мною будет? Отпускают. Боюсь, что выстрелят в спину. Иду по дороге. Пыль. Камни, устал, хочу спать.

"Теперь я твердо говорю "нет", когда мне это нужно и удивляюсь: неужели это было со мной?"

Если вас мучают такие же душевные неудобства, срочно примите меры. Это разрушает вашу жизнь. Всегда в жизни нужно быть самому причиной, а не следствием чьих-то желаний. И не верьте, что прошлые жизни трогать нельзя, потому что можно попасть в беду. С ними нужно расставаться, как с уже имеющейся бедой. Выводить на уровень осознания, а не просто чуть-чуть дотронулся, испугался, потому что голова заболела или сильно вспотел и бежать. Этого действительно делать просто нельзя. Поэтому главное - в методике. При этой методике созидающие события остаются в компьютере, удаляются только разрушающие.

Избавься от домогательств прошлых жизней.

Совет

Мне неловко

Я думаю, что современные люди - это реинкарнированные древние... Вечная жизнь продолжается. Она только изнашивает тела и умы и получает новые, как новые одежды.

Бернард Шоу.

Назад в Мефисела

Чувство нереальности происходящего, ощущение, что жить неинтересно, скучно - состояние души, которое испытывают миллионы людей на Земле.

Зоя - преуспевающий бизнесмен, руководитель одного из филиалов крупной фирмы. Ей З5 лет. Миловидная, с большими голубыми глазами, склонная к полноте. Улыбка не сходит с лица, но на душе скрытая депрессия. Когда ей было 26 лет, она находилась в состоянии глубокой депрессии в течение года, не работала, не выходила на улицу. Страдает туннельной болезнью. Не может ездить в метро, боится подземных переходов. Страдает истерическими припадками, которые сопровождаются неудержимым хохотом. Она испытывала постоянное чувство голода и не отходила от холодильника. Общалась только с матерью, сестрой и любимым племянником. Когда племянник принес ей маленькую бездомную собачку, смесь шпица с карликовым пуделем, она прижала дрожащее и грязное тельце к себе и больше от себя не отпускала. Зоя считает, что Данка, так назвали собачку, её душевный талисман. Ее нужно было выгуливать, и Зоя вышла на улицу.

"Я хочу попросить своего бухгалтера перевести процент от прибыли на мой счет. Эти деньги я заработала. Но мне почему-то стыдно и неудобно. И всегда, когда я хочу взять то, что мне принадлежит по праву, я испытываю это чувство.

Я не понимаю, как то, что я увидела, листая страницы своих прошлых жизней, относится к моему чувству неловкости, но после этого я твердо сказала, без какого-либо колебания и сомнения, не испытывая никакого чувства неловкости, что деньги мне нужны. Да, нужны, потому что я их заработала".

Крутится вентилятор. (У меня начинает болеть голова.) Я маленький мальчик, иду рядом с ослом. Вдали крутится мельница. Все, что я делаю, все не так. Чувствую бессилие, изможденность. Все делаю не так, а как "так" не знаю.

Замочная скважина. Я смотрю и вижу мужчину и женщину, занимающихся сексом на очень богатой кровати. Я мужчина в голубой ливрее и белых чулках. Я в растерянности. Что делать? Мне неприятно. Не могу прийти в себя. Так меня обманули. Весь мир против меня. Чувствую опустошенность, безразличие. Прислоняюсь лбом к колонне. С сердцем плохо. Жизнь кончена.

Лето. Сад. Я - мужчина 38 лет в коричневом парике. На душе пустота. Хочу умереть. Зачем все это? В этой жизни зацепиться не за что.

Белый шарик. Он надувается. Мне неприятно. Темно. Туннель. Перед глазами дым, закручивающийся по спирали. На душе опустошенность, обида. Пытаюсь зацепиться за что-то в этой жизни. Туннель уходит по спирали вверх. Светло. Звезды. Я смеюсь, я хохочу. Я чувствую, что буду жить всегда. Я бессмертна. Прозрачная светящаяся женщина. Светится желтым светом. Верю, надеюсь. Сердце тянется к прекрасному. Ощущение, что сердце в космосе. Что-то похожее на лунный свет. Сердце несется навстречу счастью. (А здесь в этой комнате на сердце холод и пусто.) Сердце лежит в туннеле. Остановилось. Ничего не понимаю. Я слежу за ним, находясь рядом с туннелем. Чувствую, это мое счастье. "Возьми его", - говорит светящаяся женщина. А я не знаю, как его взять. Свет похожий на лунный.

Детский голосок. Туманность в виде человеческой головы. Дым спиралькой влетает в ухо.

Сфинкс с женской головой. Я - индийский монах, какой-то монстр, а других не разберу. Я вижу два треугольника. Звезда Давида (надо прочитать, что означает звезда Давида). Нас шестеро. Как же мне у вас здесь надоело. Хочется чего-то нового.

Туннель. Я лечу. (Я ничего не хочу бояться. Я хочу водить машину.)

Летит птица. Надо найти что-то новое. Надо за что-то зацепиться.

Черная аморфная жидкость входит в голову. (Голова становится тяжелой. Пустота. Я ничего не понимаю. Все надоело.)

Пустыня. Пирамида. Я знаю, что она живая. Она хочет меня придавить и уничтожить. Я чувствую страх, но храбрюсь. Считаю, что с этим справлюсь. Я не вижу, кто я. Скорее всего - энергия, поток. Стряхиваю песок. Иду по пустыне. Навстречу бегут прозрачные маленькие человечки, как привидения с искаженными лицами, перекошенными ртами. Головы сидят прямо на туловище. Шеи нет. На горизонте что-то восходит, и это занимает все небо. Но это не солнце. Песок медового цвета. По небу летит что-то страшное и черное из дыма. То, что похоже на солнце, сжигает это черное. От светила отделяется шарик. Сую руку вовнутрь шарика. Горячо, светло и хорошо. Это не счастье, а абсолютно хорошо. Мне надо жить. "Не теряйся, я всегда с тобой", - говорит он. Но это не голос, а как бы обмен энергией. (У меня заболела голова и на миг я почувствовала, что отключаюсь.)

"Я вспомнила поход в музей, когда училась в пятом классе. У картины "Рождение звезды" я потеряла сознание. На картине были изображены восходящий большой красно-желтый шар и толпа людей с искаженными от страха лицами".

Лес, костер. Танцую и истерически хохочу. Абсолютно хорошо. Могу лечь на пламя костра, оттолкнуться от пламени и полететь в сторону. Шарик рядом. Большое светило хочет впихнуть в себя Землю, но ему это не удается.

Фонтан как из бенгальского огня. Чувствую большое удовольствие. Именно физическое удовольствие. Вижу цветок. Он закрыт. Ощущаю, что кто-то обо мне заботится.

Птица феникс в индийском храме. Выбирай любую. Смеюсь. Я вас выбираю, а не вы меня. Я выше вас.

Маленькая девочка с рыжими кудряшками качается на качелях. Рядом пруд. Лебеди. Дальше большой дворянский дом. Смеюсь.

Зоя не поняла, и я не понимаю. Да разве это уж так и важно? Главное, что Зоя решила проблему, с которой пришла.

Что посеял в прошлых жизнях, то пожнешь в настоящей и будущих.

Пословица, почти народная

Не хочу жить

Те Души, что на Землю посланы, в большинстве своем из Душ невежественных, мрачных, слепых. В такой душе Духовный путь пороками скрыт.

Древо духа

"Хочу умереть, потому что не справляюсь с жизнью и боюсь жить. По каждому поводу и без повода раздражаюсь. Все лезут со своими переживаниями, давят. Всем я чего-то должна. Заставляю себя общаться через силу. Волочу себя по жизни. Нет сил. Как будто кто-то выкачал из меня энергию. Надежда, что я выберусь из этого, то появляется, то гаснет. Хочу погрузиться в сон, как в наркоз.

Я несчастная. Меня некому защитить. Что впереди? Все неудобно. Не чувствую радости, но остро чувствую душевную боль. Я не заслуживаю в жизни ничего хорошего. Утром тяжело на душе, все тело болит. Хочется снова заснуть и никуда не тащиться. Ничего хорошего не жду. Как всегда, последние силы уходят, чтобы заставить себя встать утром с постели. И так каждый день, в течение всей жизни. Я бы и сейчас не встала, но дочке, моей маленькой ласточке, надо идти в школу. Какая она у меня красивая и легкая. А я толстая уродина. Мне сорок пять. Через каждые полтора года я меняю работу. На работе не нахожу себе места. Сейчас я снова уволилась. Не хочу работать.

Сколько я себя помню, я все время стремилась вырваться из этого состояния. Я это состояние представляю как широкую, не очень глубокую яму. Края её имеют выступы, но стенки скользкие. Я много раз пыталась по этим выступам вылезти из нее, но каждый раз срывалась и летела вниз. И понимала, что она только кажется не очень глубокой. На самом деле она бездонная. У меня целая библиотека по психологии, психиатрии, психотерапии. Бесчисленное количество раз я лечилась гипнозом. Посещала разные психотерапевтические тренинги. Занималась психогенетикой. Я устала, я хочу умереть. Я сюда пришла по совету моей подруги. Она решила свои проблемы очень быстро. Это мой последний шанс.

Я очень хорошо понимаю, что такое биокомпьютер. Компьютером я ежедневно пользовалась, когда работала в иностранных фирмах менеджером. Я всегда быстро находила работу, потому что я хорошо говорю по-английски. Но эти продажи... Они меня доканывали каждый раз. Ну, что об этом говорить сейчас...

Самое главное, что у меня наворочено в этом биокомпьютере. Я чувствую, что мало не покажется. У меня громадное желание вырваться из трясины моих душевных и физических страданий. Сейчас я почему-то верю: "стучитесь и вам отворят, ищите и обрящете".

Очень давно. Наверное, до нашей эры. Хочется вырваться. Не знаю, что делать. Все давит на меня. Ничего не ощущаю. Не знаю, кто я. Чувствую нарастающее напряжение в области шеи, плеч. Тело как будто сдавливает прессом. Тошнит. Тошнота нарастает. Болят мышцы рук и ног. Кружится голова. Не хочу, не знаю. Плотная тесная капсула, в которую заключено тело. Я космонавт в ракете. Ракета в виде капсулы. Очень тесно, все вокруг давит. Что-то похожее было на предыдущем сеансе. Трудно дышать. Невозможно двигаться. Капсула стремительно несется по длинному узкому коридору. От высокой скорости чувствую перегрузку. Я лечу головой вперед. Пытаюсь сдержать скорость. Ощущение беспомощности, неспособности хоть как-то контролировать движение вперед, а может быть, падение.

Страх и отчаяние сдавливают душу. Еще немного - и конец. Я не выдержу. Однако тело в капсуле не погибает. Капсула все так же быстро движется по узкому коридору, трубе.

Труба из черной превращается в светлую. Наполняется солнечными лучами. Тело становится серебристым. Больше не испытываю ни страха, ни отчаяния, ни непосильного давления. Я зависла над трубой. Я сгусток энергии. Вверху - свет, внизу - фонтан серебристой брызжущей жидкости, похожей на ртуть.

Лечу в гармонии с пространством. Корабль остановился в энергетической трубе. Я каким-то образом окрашиваю трубу в белый цвет. При этом труба расширяется в диаметре и становится совсем светлой и нестрашной.

Я любуюсь на искрящуюся трубу. Под ней фонтан энергии. Я понимаю, что теперь смогу выдержать стремительное движение по трубе, потому что она наполнилась лучистой энергией.

Я - душа легкая и свободная. Могу полететь, куда захочу. Лечу в энергетическом потоке. Все красиво и ярко. Летать на большой скорости это здорово. Я рождена для полета, и я никому ничего не должна. (Чувствую резкое онемение рук от кисти до локтя. Тошнит.) Я знаю, что тело отвечает на события прошлого. Все пройдет. Прошло. Одна победа есть: похоже, я на том свете. Замотана в кокон. На душе пустота.

Меня бросают в темную бездну. Жуткий страх. Ничего себе! Я теперь динозавр. Кажется, я нечаянно вырос и каменная пещера мне тесна. Хочу вырваться наружу. Свободу динозавру! Я ломаю пещеру. Я гуляю на воле. На душе простор, душа расправилась. В душе как будто больше места. Ничего не болит.

"Я хорошо понимаю, что произошло. Я сама удалила из своего биокомпьютера вирус прошлых жизней. Ура! И - есть. А теперь снова хочется вырваться".

Я рыба. Меня в клюве несет большая птица. Я всегда боялась больших птиц. А теперь понятно. Чего мне их бояться? Я трепещу и освобождаюсь.

А теперь снова хочется вырваться наружу. Я беременна. Тело тяжелое. Сильно тошнит. Хочется избавиться от этого состояния. Жизнь в тягость, радости нет. Тошнит все сильнее. Шея, плечи с трудом выдерживают давление. Так это не я беременна, а моя мать. Ну и ну... Все перепуталось. Я в утробе матери. Я зародыш. Мне неуютно и холодно. Что-то давит. Хочется вырваться. Напрягаю все силы и вырываюсь. Как хорошо на воле. Как легко и весело. Хочется летать и летать. Я - душа. (Чувствую легкость во всем теле. Покалывание в кончиках пальцев. Онемение рук. Прилив крови к конечностям. Тепло в конечностях. Ощущение полного комфорта.)

"Интересно, что я одинаково чувствовала несвободу, и в космическом корабле, и в пещере, и в утробе у матери. Я хочу снова войти в прошлые жизни. Не получается. Какой-то блок."

Я опять в утробе мамы. Я - яйцеклетка. Никогда этого не видела, но почему-то знаю, что это именно яйцеклетка... Мама кричит, она сердится: "Не хочу жить". Проваливаюсь в темноту. Я никто, я не существую. Пустота. Поднимаюсь выше облаков. (Чувствую легкость и невесомость. Перестаю ощущать свои ноги, руки, тело. Пустота, смешанная с легкостью. Пустота ушла. Осталась только легкость. Покалывание во всем теле.) Хочется лететь дальше. Так это я, моя душа. Я радуюсь, кружусь, шалю. Я всегда об этом мечтала. Чувствую, что со мной это не в первый раз.

Полетела дальше. Здорово. Я снова ощущаю свое тело. Руки стали горячими.

"Раньше я испытывала ужас, когда хотела умереть, а сейчас так хочется жить. Хочу снова устроиться на работу. Чувствую: у меня все будет хорошо. Сколько же раз я рождалась и умирала? Но сейчас дело не в этом. Я не только на уровне знаний понимаю, что я - это душа, но мне удалось почувствовать и осознать, что я бессмертна. Это так необычно, но мне кажется, что я всегда об этом знала. Вот такое дежа вю".

"Хочу умереть". Это выражение мы часто слышим от людей, находящихся в состоянии сильного раздражения. Оно редко произносится человеком как шутка. А если произносится, то это тоже проблема. У человека, находящегося в стрессе, душа действительно хочет вырваться наружу. Она помнит, как хорошо существовать в Тонком мире, как хорошо бытие без тела. Но уходить из земной жизни в состоянии стресса или аффекта - это значит усугубить свои земные страдания в будущих жизнях. Убегать от трудностей, не осознав их ни в прошлых жизнях, ни в этой жизни, - это значит предать свою энергоинформационную сущность, душу. Убегая от себя, вы все равно прибежите к себе. От себя не убежишь. Рано или поздно проблемы, которые привели к самоубийству, придется решать этой душе. Но вы возразите: уважаемый автор, вы только несколько страниц назад утверждали, что душа сама принимает решение - уйти ей из этой жизни или нет. Да, я не отказываюсь от написанного ранее. Но вы сами подумайте, если в её каузальном теле записано, что подобная стрессовая ситуация не была проработана в прошлом, что она привела к суициду, душа и принимает именно такое решение. Душа для этого и заключена в тело, в котором есть головной мозг, аналог процессора в компьютере, чтобы любая информация из прошлых жизней, включая информацию и о суициде, была выведена на экран сознания. А теперь задайте мне другой вопрос: почему, когда человек не хочет умирать, он все-таки умирает? А я вам так скажу: "Подумайте сами". Знания становятся вашими, когда вы их получаете сами активно, а не пассивно через интерпретацию других. Человек должен много читать, но больше он должен думать сам. Я уверена, что многие ваши объяснения будут больше, чем мои, приближены к истине. Поделитесь ими со мной. Ведь я для этого и пишу эту книгу. Всегда должен быть адекватный обмен информацией. Это закон Вселенной. Я снова напоминаю, что я всего лишь врач-практик, и в этой книге излагаю только факты, полученные в процессе психосамоанализа прошлых жизней самими респондентами. Что касается конкретного случая, то создается впечатление, что респондент все время проходит процесс рождения своего тела. Это ощущение тесноты капсулы, прохождение родового канала и наконец появление на свет. Но многократным рождениям физического тела все-таки предшествует ощущение себя космонавтом в неудобной капсуле. На предшествующем сеансе респондент наблюдала свой приход на Землю из другой цивилизации. Ощущение перегрузок с физическими ощущениями, прохождение через многочисленные космические туннели и неудачное приземление. На этом файле были записаны и многократные рождения её физического тела, а также его гибели с освобождением энергоинформационной сущности. На первый взгляд не все очевидно. Но я комментирую это именно так, потому что это всего лишь отдельный случай из множества, о которых мне известно.

Не сбегай от прошлых жизней в монастырь. Они последуют за тобой.

Совет бывшей монахини

Хочется затаиться

Если бы я был убит здесь в какой-нибудь из своих прежних жизней, я не мог бы помнить это место лучше.

Чарльз Диккенс. Картины Италии

Сказка - ложь, да в ней намек. Прочитанные в детстве сказки остаются в памяти на всю жизнь. Почему ребенок так любит сказки? Какие струны его маленькой, но очень мудрой души задевает их волшебство?

Игорь месяц назад устроился менеджером крупной фирмы, занимающейся поставками бумаги. Он часто ловит себя на мысли, что, когда начальство поручает ему что-то сделать, он ощущает внутреннее сопротивление и начинает заниматься тем, что ему нравится - играть на компьютере. При этом в глубине души испытывает напряжение и страх: расплата за пустую трату времени и невыполнение задания придет. Он понимает, что его ждет увольнение. И ещё он чувствует странное ощущение, что хочется затаиться. И так всегда, начиная с детства, когда ему давали поручения родители и учителя.

1516 год. Англия. Вооруженные люди в кольчугах. Обоз. Высокий человек лет сорока с непокрытой головой. Длинные черные волосы. Кого-то ищет. Он ищет меня. Я мальчик 16 лет прячусь в высокой траве. Мне страшно. Затаился. Хочется стать незаметным. Лето. День. Чувствую прохладную землю. Я простолюдин. На мне холщовая рубашка, куртка, штаны и полусапожки. В обозе много таких же парней, как и я. У меня такое чувство, как в сказке, где великан ищет детей. Дети в ужасе. Хотят спрятаться. Он всех вытащил, а я, маленький, спрятался (у меня немеют руки). Вот откуда это у меня! Уму непостижимо.

Сейчас Игорь быстро продвигается по службе. Начальство им довольно.

Если у вас тоже есть это некомфортное чувство, которое мешает радостному существованию, то в прошлых жизнях, при желании, вы обнаружите совершенно другие события, не похожие на историю мальчика-с-пальчик. Интересное наблюдение. События не одинаковые, а эмоциональные переживания одни и те же. Поэтому вы понимаете, что в природе диагнозов нет. Есть схожие симптомы, а причины разные.

Не проси милости у прошлых жизней, возьми их за жабры.

Не Мичурин

Потеют ноги

Случайностей нет в мире. Все происходящее с нами находится в причинной связи с прошлыми и будущими жизнями.

Анни Безант

Тело записывает все наши мысли и поступки в виде неприятных ощущений, болей, болезней.

Ноги потеют у многих, с большей или меньшей интенсивностью. Но у Аси они потеют так, что это причиняет ей душевное беспокойство. Уж каких только средств она ни применяла, ничего не помогает. Вы скажете: вот есть такое французское средство... Ася его тоже применяла, так как за границей она бывает не реже, чем я пользуюсь метро. Все так. Я подчеркиваю - это для неё на уровне психоза. Это для неё проблема. Это мешает жить. Она обегала всех терапевтов, дерматологов, иммунологов, бабок, магов и вот теперь сидит передо мной.

Я могу порекомендовать в таких случаях гомеопатию: силицею в потенции C6 по 7 горошин в течение месяца три раза в день за 15 минут до еды. Гомеопатия - очень умная наука. Правда, сначала ноги начнут потеть ещё больше - это основной принцип гомеопатии: подобное лечится подобным, но стойкий терапевтический эффект в течение года вам обеспечен, а потом - как повезет. Французское средство тоже можно попробовать, но это будет дороже.

1526 год. Греция. Меня зовут Ихрам. Я сижу у какой-то мраморной колонны. Вижу свои ноги. Язвы между пальцами. Зелено-черный гной. Я его выковыриваю. Я - нищий, но я образованный человек. Болезнь мне дана в наказание за грехи, но не плотские. Я грешен перед Богом тем, что не сумел объяснить правильно людям то, что должен был объяснить. Мне 45 лет. У меня умные глаза. Во мне нет ни злобы, ни страха. Я знаю, что умру и буду рожден снова и попытаюсь искупить свою вину перед Богом и людьми. У меня нет даже плохого отношения к себе. Я себя не осуждаю. Я хочу запомнить эти мысли, чтобы с них начать новую жизнь (у меня заболела голова), чтобы не начинать с нуля. Я смотрю на море и вспоминаю, как юношей плавал и через трубочку стрелял в рыбу (острыми палочками) под водой. Надо мной проплывает акула. Я играю с судьбой. (У меня в ногах тяжесть и напряжение.) Вижу будущее. Туннель.

Я привела только одно из событий прошлых жизней Аси. Это было начало нашей дальнейшей совместной работы над её другими проблемам. О потливости ног она уже не вспоминала. Она героиня и соавтор моей будущей книги под условным названием "Падшие ангелы пришли на землю, чтобы...".

Избавление от прошлых жизней молодит тело и душу.

Косметолог-психолог

Ребенок в опасности, не могу пройти мимо

В нашем мироздании Земля приняла одну из основных тягот противостояния... и изгнания князя тьмы.

Древо духа

Лариса не могла пройти мимо, если видела, что ребенок подвергается, как ей казалось, какому-то насилию со стороны родителей или тех, кто с ним был. Неважно, маленький это был ребенок или уже с пушком над верхней губой. Это происходило везде: в транспорте, на улице, в магазине. Она обязательно вмешивалась в ситуацию и очень часто получала отрицательную реакцию. Это стало навязчивым состоянием и причиняло душевный дискомфорт. Она каждый раз говорила себе: "Не твое дело, иди дальше", но ситуация повторялась.

p Темно. Мне страшно. Какие-то большие корни деревьев. Я - дикая женщина. Я - самка. Вся переполнена любовью к крошечному существу, которое держу у груди. Я чувствую тепло этого комочка. Я целую его глазки. Маленький теплый комочек. Без меня его растерзают. Под корнями деревьев какое-то укрытие, там лаз. Чувство опасности, враждебности, и любовь к теплому комочку, и какая-то тупость, других чувств во мне нет. Самое главное - любовь к малышу. Огонь костра. Дикие самки кормят своих детенышей. Грязные лохматые самцы. Каждый занят свои делом. Все сыты. Опасности нет. Можно разжать руки. Сухо и тепло. Огонь разгорается. Нужно поспать. (Лариса опускает руки, которые она держала у груди, как бы прижимая кого-то.)

"Я теперь знаю, как чувствовали дикие женщины-матери. На фоне бедности чувств, страха, опасности и враждебности возникало пронзительное чувство любви к своему детенышу. Это особое сочетание чувств. И ещё чувство голода и сытости. Других чувств у них не было. Какая-то эмоциональная тупость. Общее чувство очень необычное и сильное. И знаю теперь, почему мужчину нужно всегда накормить, раньше я это понимала, а теперь и почувствовала".

Кажется, лучше и больше, чем осознала Лариса, и не скажешь. Но защищать ребенка нужно не на уровне инстинкта, слепо, а признавая в нем независимую личность. Мы много говорим о насилии, как об отвлеченном понятии и в глобальном плане. А в каждой семье, где есть ребенок, насилие к нему применяется неоднократно, в течение даже одного дня. Я имею в виду не только физическое, но - наиболее страшное - духовное. Задумайтесь и попробуйте себя проконтролировать. Вы его воспитываете? Нет, вы делаете иногда все, чтобы свою старость превратить в ад. Сначала займитесь собой. Это ведь вы не справляетесь с ситуацией. Посмотрите, как вы кричите на ребенка, разрушая себя и его одновременно. Успокоились, пар выпустили, а ведь вы уже внесли в его бессознательное свою лепту. Ребенок - это всегда шум, фантазии, свое видение жизни. Вы не знали? Это не собачка, которую надо дрессировать. Я так говорю, потому что много искалеченных детских душ мне доверила судьба.

Меня волнует духовное развитие детей, и образование в школе, и бездуховность общества. Идет гонка за массой знаний, но не за качеством. Ребенку, ещё не умеющему считать до 100, предлагается сравнить дециметр с метром. Нарушена последовательность подачи знаний. Ребенок приходит в замешательство. Он захлебывается, не поспевает. Прошлые жизни из бессознательного ощериваются угрозой невыживания. Проверяющие давят на учителя. Учитель на ребенка. Родители на обоих. У ребенка развивается невроз. Нежелание учиться. Надо убегать, чтобы выжить. И он сбегает с уроков... или начинает болеть.

Кто детей делает больными? Кто отнимает у них детство? Дьявол, который сидит внутри каждого взрослого в облике его личных прошлых жизней. Не надо свои неразрешенные проблемы переносить на вашего ребенка. Ну не стали вы знаменитостью, он-то тут при чем? Он - это он. У него свои прошлые жизни и не ваша, а лично его энергоинформационная сущность. Вам, если так можно сказать, принадлежит только тело. И не надо об это тело отбивать свою руку. Лучше обратитесь к психотерапевту сначала сами, а потом и с ребенком.

Далее. Школьные программы перегружены. Модные программы, часто переводные, написаны на исковерканном русском языке. Создается впечатление, что учебники пишутся людьми с ускоренным мышлением, реализующими свои внутренние потребности из прошлых жизней. А учебник истории для девятого класса? Цифры, цифры... События потонули в датах. Сухо, неинтересно.

Больше всего меня поражает таблица сложения и вычитания, которую следует вызубрить наизусть, как таблицу умножения. А если ребенок что-то из неё забудет? Он не сможет к одному прибавить один.

Критиковать, конечно, легко. А что я предлагаю? Я предлагаю ввести в школе уроки духовного развития. Научить детей самостоятельно справляться со стрессами, такими как "не могу сосредоточиться", "не помню", "не знаю", "не хочу", "боюсь выйти к доске", "страшно", "обидно", "стыдно" и т. п. Этих состояний сотни - в зависимости от жизненных ситуаций. У ребенка освободится много времени, изъятого этими душевными переживаниями. Такой ребенок, попав в неординарную ситуацию, не погибнет. Он справится со своими невыживательными эмоциями и примет правильное решение. Он справится и с определенными разрушающими физическими воздействиями. Ребенок уйдет от проблем своего физического тела. Перестанет болеть. Будет счастлив и творчески созидателен. Все можно проводить в рамках урока ОБЖ - обеспечение безопасности жизни.

Я имею опыт в этом. Я была в отпуске, и меня попросили в нашей поселковой школе заменить заболевшего учителя по этому предмету и рассказать о клинике острого живота. Я рассказала ребятам о клинике острого аппендицита, а потом и о биокомпьютере. Стояла полная тишина. Старшеклассники слушали, положив руки на парты, как в первом классе, забыв закрыть рот. Государству это будет сделать не очень сложно. Нужны энтузиасты и специалисты. Энтузиасты всегда найдутся, они же будут и специалистами. Нужно, конечно, большое желание "верхов", потому что "низы" уже давно готовы, нуждаются в этом. Хорошо, если бы за такие же парты сели и учителя и родители. Может быть, вам это опять покажется утопией, но на самом-то деле было бы желание не только у сильных мира сего, но и у простых смертных.

Душевная суетливость и тупость - это козни прошлых жизней.

Пациент

Боюсь водить машину

Человек является голограммой Вселенной и содержит в себе информацию обо всем, что происходило и происходит во Вселенной.

Жизнь напрокат

Очень много людей мечтают сесть за руль. Многие пытаются, но безуспешно. Другие водят машину, но постоянно напряжены. Я приведу здесь два разных случая на эту тему из десятков тех, которыми располагаю.

Ира очень хотела водить свою бежевую "девятку", но каждый раз, когда она садилась за руль, возникал страх. Она боялась рычага передач, потому что в определенных ситуациях путалась. Вместо первой передачи включала третью или заднюю. Кроме того, она с трудом определяла расстояние между своей машиной и впереди идущей. Поэтому свою машину давала водить своим друзьям. Но в душе она чувствовала себя гонщиком. Ире З2 года. Она склонна к полноте. Очень подвижна, энергична. Ира утверждает, что любит свою машину. Называет её разными ласковыми именами, но мечтает о джипе.

...И вдруг я осознаю, что не люблю свою бежевую "девятку". Какая-то отчужденность к ней. А "девятка" любит меня. Чувствую растерянность. Машина покоряется судьбе, но не очень довольна. Я чувствую, что машина вздыхает (как бы говоря): "А ведь я могу тебя защитить". Вижу пульсирующий энергетический круг вокруг себя. Машина как бы улыбается и как бы пожимает мне руку и спрашивает - хочу ли я джип. Пока не хочу.

1963 год. 15 ноября. Пятница. Голландия. Я - гонщик. Мне 24 года. Зовут меня Янек или Янош, что-то в этом роде. Я в красной гоночной двухместной машине типа "феррари". Я в шлеме и перчатках. Вижу щит приборов. Машина мощная. Мне нравится ею обладать. Она не моя собственность. Участвую в гонках. Чувствую, как энергетическая змея жалит мне лоб. Очень болит голова. Боюсь допустить ошибку. Потеет лоб. Пот ручьями льется из-под шлема. Мне плохо. Предобморочное состояние. Подташнивает. Голова гудит. Вижу взмах флажка. Замешкался с коробкой передач. Голова как бы распадается на частички, она не очень хорошо соображает. (У меня сейчас заболело сердце.)

Боль с головы спускается на лицо. Течет пот. Мне плохо. Лечу по кругу. Не могу остановиться. Набираю скорость. Скорей бы все кончилось. Мне все безразлично. Мне очень плохо. Теряю сознание, в голове шумит, все вижу, как в тумане. Врезаюсь в ангар. Лежу на руле. Машина бибикает. Кровь стекает с правого виска. Душа рядом. Душа сделала это специально. Ей нужно было от меня освободиться.

p 1965 год. Апрель. Россия. Моя мама беременна мною. Душа летит, смотрит на меня оценивающе. Я ей зачем-то очень нужна. Она колеблется: входить в мое тело или нет? У неё сомнения. Она летит и боится опоздать. Ей нужно занять место. Туда летят ещё три прозрачных, голубых, светящихся сгустков энергии. Моя душа заняла свое место. Три других притормозили. Моя душа спокойно вздохнула. Она вселилась в девочку, в меня. Она отдыхает. Я сплю.

У меня большая просьба, если есть возможность - найдите в Интернете какие-либо сведения, касающиеся этих гонок. Ира никогда, до прихода ко мне, не интересовалась гонками. Я тоже. Хотя, когда я была в 1992 году в Австралии, в Мельбурне, они там проходили. За многие кварталы был слышен рев машин. Это впечатляло. Я сначала думала, что гонки "феррари" только одни. Оказывается, помимо основных гонок, есть ещё и второстепенные. Ирин биокомпьютер выдал точную дату. Есть ли сведения об этих гонках и о гибели пилота с похожим именем?

...Михаил Львович - профессиональный водитель. 30 лет за рулем. Последнее время работал в частном предприятии, для которого закупал на рынках детали для машин. Он считает, что все началось два года назад. Как всегда, ехал на рынок. Вдруг почувствовал панику, ощущение: что-то должно случиться. Внутри все пульсирует. Щипал кончик языка. Разболелась голова. Что дальше - не помнит. Очнулся. Машина на тормозе. На другой день все повторилось. Это же состояние он стал испытывать и в местах, где было душно, было большое скопление народа, в частности в магазине.

Обратился к невропатологу с жалобами на жжение в языке, ощущение душащего комка в горле, дрожание рук и нижней челюсти, слабость, страх упасть, потерять сознание, повышенную раздражительность. Невропатолог обнаружил высокое артериальное давление и с диагнозом "гипертонический криз" направил в стационар. В больнице выявили ещё и аденому предстательной железы, по поводу чего он был прооперирован.

Выписался и, как только сел за руль, почувствовал блуждающую боль во рту, как будто перец насыпали между зубов; щипал язык, небо, начал пульсировать желудок, разболелась голова, но самое страшное - паника внутри.

Лечился в центре психического здоровья в Москве, потом лежал в психиатрической клинике. Принимал таблетки, занимался с психотерапевтом. Психотерапевт рекомендовал не заострять внимание на страхе и повторять: "Все будет хорошо, со мной ничего не случится". Обращался к частнопрактикующим врачам и специалистам, занимающимися нетрадиционными методами лечения. Все сбережения на это ушли, а толку никакого. Сейчас он не работает, находится на инвалидности, пьет таблетки, за руль сесть боится, страх толпы усилился, в магазины не ходит.

Михаилу Львовичу 50 лет. Многословен, возбужден, стереотипно морщит лоб. С удовольствием манипулирует медицинскими терминами: глоссалгия, клаустрофобия, что в переводе с медицинского - боль в языке и боязнь тесных закрытых помещений, и упорно стремится выяснить их причину. Весь погружен в эти термины и нарочито их употребляет.

p Бесконечные космические потоки. Цвета меняются. Я сгусток энергии. Тела не ощущаю, но чувствую полет. Спокойно, легко. Интересно, что дальше. Ночь. Темно. Я в космическом корабле. Солнце подсвечивает. Похоже на закат. Корабль без приборов. Я с ним - одно целое. (Я, как водитель, и с машиной чувствовал себя одним целым.) Ощущаю блуждающие боли во рту, внутреннюю пульсацию. Это происходит в том сгустке энергии, которым я являюсь. Впереди закручивающаяся по спирали фиолетовая воронка. Темно, страшно и интересно.

Мне тоже очень интересно, а вам? Подождите следующей книги.

Не доживай со своими прошлыми жизнями, а то они тебя переживут.

Реальность автора Прошлые жизни - это не руководство к действию в настоящей.

Респондент

Боюсь любить

Дух - это Высшая Космическая сила Вселенского разума, воплощающее тонкое в плотное.

Древо Духа

"Люди встречаются, люди влюбляются, женятся, только мне почему-то в любви не везет", - поется в одной песенке. Так было сначала, а потом герой находит свою половинку. Да, о любви немало песен сложено, а я расскажу ещё об одной.

Ирина Матвеевна была замужем второй раз. Ее первым мужем был сосед по лестничной площадке. Они были одногодки и вместе учились в школе. Отношения уже в детстве складывались не просто. Он её все время дергал за косы, нарочито толкал, в общем, обижал. Вышла замуж скорей по привычке. После свадьбы муж сразу стал распускать руки. Они расстались. Она вышла второй раз замуж, но первый муж не давал ей покоя. Приходил почти каждый день и объяснялся в любви. Она его и любила и ненавидела одновременно. Второй раз она вышла замуж за очень порядочного человека. Но счастлива не была. Ее все время тревожило чувство: боюсь любить.

В доме у неё было много книг по итальянской живописи. Она рисовала очень неплохо. Ей всегда хотелось поехать только в одну страну - в Италию. Но как только она туда собиралась, обязательно что-то случалось. Муж побывал в Италии и взахлеб рассказал о поездке. Бегал по достопримечательностям. Отдыхать было некогда. После поездки напечатал более 300 фотографий. Сейчас она вернулась из Египта, но не из Италии.

p Средние века. Какая-то мусульманская страна. Я живу в гареме. Моя семья очень богатая. Я вышла замуж по любви. Он меня тоже любит. (Это мой первый муж!) Я его первая жена. Он женится второй раз. Она моложе меня, но не такая красивая, как я. У него уже пять жен. Он почти забыл меня, но я его все ещё люблю. Я что-то сделала, нарушила правила жизни в гареме. Ой, я убила свою соперницу. Меня ведут в какой-то подвал и закалывают ножом. Я смотрю на свое тело со стороны и чувствую, что боюсь любить. Потом приходить спокойствие.

p Италия. Рим. XV век. Я бедный художник. Я рисую картину, в которую вкладываю всего себя. Она мне кажется бесценной. Но мне нечего есть. Я выхожу на улицу, чтобы продать её. Стою у дома, в котором живу. Я очень хорошо его вижу, весь. Прохожий (это опять мой первый муж) называет мизерную цену. Я его прошу дать больше. Он отказывает. Я умираю от голода. Вижу свое тело сверху. Меня ничто не волнует. Я совершенно спокойна.

Первый муж женился и перестал назойливо объясняться ей в любви. Когда они встречаются случайно, она очень спокойна. Потом она узнала, что он женился уже в третий раз. Свою мечту поехать в Италию она осуществила. Она хотела найти тот дом, у которого продавала картину. Но пока не нашла. Надеется сделать это в следующий раз. Хочет ещё раз включить свой компьютер и поподробнее рассмотреть детали.

Проблема гаремов записана во многих биокомпьютерах. Из гаремной жизни в настоящую жизнь перенесено чувство одиночества, ненужности, зависти, страха, ненависти, в данном случае - "боюсь любить, хочу убить". Хорошо бы это прочитали держатели современных гаремов. А вот рассмотреть подробно архитектурные достопримечательности заинтересовавшего здания всегда можно. Сначала нужно проблему решить. Поездка состоялась. Конечно, хорошо поехать и второй раз. Представляю, как интересно в Италии, хотя там ни разу не была в настоящем.

Глаза болят, а как ваш геморрой?

Духовная человеческая душа сходит на Землю по крайней необходимости, а что касается худших её останков, то путь сложных перевоплощений совершенствований - приходится ей проходить, то покидая землю, то возвращаясь к ней.

Древо духа

Компьютер, с легкой руки его создателя Винера, стал членом почти каждой не только богатой, но и среднеобеспеченной семьи. А что касается учреждений и производства, то здесь полная компьютеризация. Без знания компьютера на приличную работу устроиться невозможно. Да и эта книга пишется тоже не от руки. Но в каждой бочке меда есть ложка дегтя. Длительная работа на компьютере приводит к хронической усталости, болят от напряжения глаза, снижается зрение. Особенно у детей. Конечно это происходит не с каждым.

У меня на приеме Софья Андреевна.

"Я работаю бухгалтером в солидной фирме. За компьютером приходится проводить весь рабочий день, а в период сдачи баланса ещё дополнительные часы. Неделю назад в фирме было перераспределение помещений, в связи с тем, что пришло новое руководство. Меня и ещё одну сотрудницу из просторной комнаты с окнами, выходящими во двор, переселили в комнату-пенал с окнами под потолком. И до этого я испытывала напряжение в глазах и ощущение песка и пользовалась глазными каплями "Визин". Капли помогали. А теперь хоть профессию меняй. Капли не помогают. Раньше, чтобы уменьшить напряжение в глазах, на улицу можно было посмотреть, а сейчас взгляд упирается в стену. При мысли, что выходные заканчиваются и завтра нужно идти на работу, портилось настроение, что было мне не свойственно, потому что свою работу я люблю.

Я помню, что ещё в юности, иногда, когда я выходила из помещения на улицу, слезились глаза, была какая-то неловкость от яркого света. В детстве, когда я ездила отдыхать на море, мама всегда, смеясь, говорила, что мои голубые глаза становятся фиолетовыми. Голубой цвет глаз сливался с воспаленными красными веками. Воспаление возникало от бликов на воде.

Жили мы с мамой в коммунальной квартире. Комната была крошечной. Я всегда испытывала чувство загнанности, и мне хотелось простора. В пятилетнем возрасте испытала страх, когда в игре нужно было залезть в трубу, которая проходила под дорогой. Все дети пролезли, а я не смогла. В песчаном карьере мои сверстники делали проходы и строили дом из нескольких комнат. Я же выкапывала только ямку, из которой можно было выглядывать. Однажды игру прекратили взрослые - после того, как одну из девочек засыпало обвалившимся песком и её пришлось откапывать".

p 1641 год. Море. Очень жарко. Район экватора. Полный штиль. Корабль. Паруса повисли. Море сверкает бликами. Я вверху, на мачте. Я, наверное, впередсмотрящий. Мне сорок шесть лет. Нет, я лоцман. Ничего не вижу. Все сливается. (У меня слезы текут градом. Где мои салфетки?) Парусник или шхуна, похожая на ту, которая была в фильме "Дети капитана Гранта". Это грузо-пассажирское судно. Мы везем зерно, оно в трюмах, в Индию. Вижу палубу. Не очень новые, белые, надраенные доски. У меня тревога на сердце. Там впереди - рифы. Я знаю, что штиль - это предвестник бури. Глаза напряжены. (У меня заболела голова.)

p 1882 год. Германия. Я маленький мальчик. Меня зовут Карл. Мне около пяти лет. Со мной маленькая девочка, чуть постарше. Ее зовут Берта. Мы одеты очень нарядно. Взрослые устроили пикник на траве. Смех, шутки. Рядом какая-то пещера. Мы прячемся от взрослых. Лаз узкий. Мы уходим вглубь и упираемся в стену. Дальше хода нет. Застряли. Мы пытаемся пойти назад и снова натыкаемся на стену. Не знаем, где выход. Темно. Страшно. Ужас. Задыхаемся. Хочется кричать, но не кричится.

Мы заперты. Где-то голоса. Нас ищут. Мы идем на звук голосов. Впереди свет.

Респондент вдруг замечает, что последнее событие прошлого она проходила, когда обратилась ко мне по поводу геморроя, мучившего её около 20 лет и который ей предлагали прооперировать: досаждали частые обильные кровотечения. Я её спросила: "Кстати, как ваш геморрой?" Она ответила: "Да я о нем вообще забыла".

Этот случай приведен для того, чтобы показать, какими возможностями обладает наш биокомпьютер. Он по запросу самого человека выдает те картинки, которые нужны для решения именно конкретной проблемы. Винер со своим изобретением перед совершенством биокомпьютера, образно говоря, может отдыхать. Перекрестные события прошлого высвечивают сразу несколько проблем, которые возникают у человека в настоящей жизни.

Прошлые жизни - это дирижер настоящей.

Озарение пациента

"Спартак" - чемпион

Ад есть невежество.

Будда

Из большого количества материала по прошлым жизням и связям этих жизней с настоящим я выбрала именно этот, потому что недавно закончился чемпионат мира по футболу. Сборная России очень быстро выбыла из игры. В нашей семье это бурно переживалось, и так случилось, что именно тогда ко мне обратился отец Олега с просьбой помочь сыну. Олег с детства страдает хроническим насморком и все время ходит с носовым платком. Это доставляет ему большие неудобства, да и родители, по профессии врачи, мать - терапевт, отец - невропатолог, испытывают душевный дискомфорт при непрерывных сморканиях сына.

Олег - шестнадцатилетний, высокий юноша, слегка склонный к полноте. Лицо одутловатое, маскообразное, без каких-либо признаков мимики. При разговоре стереотипно морщит лоб. Из рук не выпускает платок и все время сморкается. Нос слегка искривлен влево.

В возрасте пяти лет Олегу удалили аденоиды, а в восемь лет операцию пришлось повторить, потому что дыхание через нос снова было затруднено. Олег ходил с открытым ртом, выделения из носа были обильными, на уроках был невнимателен, - в мозг поступало недостаточное количества кислорода. Олег сразу сказал, что он снова хочет оперироваться. Мама тоже на этом настаивает, а вот папа предложил обратиться ко мне. У папы был опыт общения со мной по его собственным проблемам. Я поняла, что аденоидные разрастания и, как следствие, хронический насморк у Олега - это не самостоятельное страдание, а проявление глубоких душевных расстройств. Я не буду подробно останавливаться на том, как Олегу удавалось успешно перекидывать мостики между настоящим и прошлым, чтобы из подкорковых структур вытащить на уровень осознания причины многих его душевных переживаний. А вот поделиться с отоларингологами-хирургами, мамами и папами тем, что может испытывать ребенок, которому производят эту, по технике исполнения простую, но очень кровавую операцию, считаю необходимым.

p Мне пять лет. Отец крепко держит меня на руках. Я испытываю бессилие, злобу и ненависть к нему. Мне восемь лет. Меня привязывают к креслу. Страшно. Злоба и ненависть ко всем. И в том и другом случае одни и те же ощущения: внутри что-то медленно ломают.

И это все записывается в биокомпьютере и с этим предстоит дальше жить: злость, ненависть к отцу и ко всем.

Олег очень любит маму. Она для него авторитет. Не может только он простить ей одного: в детстве она не отдала его в секцию футбола. А он ведь её умолял об этом, стоя на коленях. Но тогда в моде был большой теннис. Помните события не так давно минувших лет, когда этот вид спорта был президентским и очень развивался в нашей стране. О занятиях большим теннисом Олег вспоминает с чувством раздражения. Бегали толпой по тесной Малой арене Лужников. Вот и все впечатление. А потом все естественно кончилось. Президента переизбрали. Но мама уже не вмешивалась в спортивную жизнь сына. Он стал играть в школьной футбольной команде вратарем. Когда он рассказывает о себе как о вратаре, его лицо - до этого застывшее, без признаков душевных переживаний - оживляется. Все сейчас складывается как бы хорошо. Но Олег жалеет, что у него уже нет шансов стать профессиональным футболистом, потому что время упущено.

Свою любовь к футболу он ощутил в возрасте одного года. Он помнит, как стоит на плохо слушающихся ножках в кроватке и хнычет, просится "на ручки". Рядом, на тумбочке, телевизор. Отец смотрит футбол. Малыш слышит шум на трибунах. У него возникает чувство восторга, он перестает хныхать и пытается поднять ножку, чтобы пнуть. И ещё одно яркое детское впечатление, связанное с футболом. Когда ему было пять лет, дедушка привел его на стадион на футбольный матч. Это ощущение стадиона, крики болельщиков настолько поразили его, что он стал бредить футболом. И сейчас, когда он возвращается мысленно в эти события, он понимает, что пятилетним ребенком почувствовал, что когда-то очень давно он уже был на футбольном поле.

p 1910 год. Англия. Лондон. Несовременный, крытый, деревянный стадион. Люди на трибунах одеты так, как одевались в начале века. Стадион полон. Я простолюдин, сижу на задних рядах. Мне около двадцати лет. На мне брюки серого цвета, простая белая рубашка и кепка в клеточку. На ногах недорогие черные ботинки. В руках платок. У меня насморк. Нос у меня тоже на боку. Идет игра. Игроки команды, название которой начинается на букву "Л", одеты в бело-красные рубашки, полоски вертикальные, трусы ниже колен. Гетры красно-белые. Высокие бутсы. Игроки другой команды, название которой начинается на "Д", одеты в белые рубашки, черные трусы, черные гетры с полоской сверху. Я здесь уже не первый раз. Выигрывают красно-белые. Я кричу, чувствую душевный подъем, возбуждение. Выигрывает команда, за которую я болею.

p Опять стадион. Трибуны полупустые. Игра между моей командой и командой, игроки которой одеты в зеленые майки, белые трусы и зеленые гетры. Я чувствую досаду. Моя команда играет плохо. Из носа начинает течь сильнее. Это такая же досада, которую я испытываю, когда проигрывает "Спартак", за который я болею. Ой, да они тоже красно-белые. А то мы всегда дома удивляемся, почему я болею за "Спартак", папа за "Локомотив", а дедушка за "Динамо".

p 1015 год. Я рыцарь на коне, в латах. Латы сковывают движения. На душе беспокойство и волнение. Это турнир. Моя лошадь темно-коричневая. У моего противника - белая в яблоках. Перед нами барьер, не очень высокий, длинный, деревянный. В руках у меня что-то вроде копья. На трибунах знать. (У меня сейчас закружилась голова и откуда-то взялся кашель.) Нос заложен и как будто сломан. Чувствую уверенность, нацеленность, концентрацию. Удар в правое плечо. (У меня оно часто болит без причин.) Удар непрямой. Я удерживаюсь в седле, а мой противник упал. Чувствую радость и восторг от криков на трибуне. Это такие же чувства, которые я испытываю сейчас, на стадионе.

p 1010 год. Франция. Междоусобная война. Я - рыцарь. На мне только шлем и что-то на плечах. Мне около 25 лет. У меня борода и карие глаза. Я пеший. Меня бьют чем-то вроде палаша по лицу. Упал. Сильная боль и злость. Пытаюсь встать. Нос на боку.

Я и сама люблю футбол, потому что мой племянник - вратарь. Его команда среди 12 команд заняла первое место среди юниоров. Когда я бываю на матчах, то вливаюсь в эгрегор болельщиков совершенно гармонично и очень хорошо знаю, что чувствуют фанаты. Но, конечно, не дело бить по лицу других любителей футбола и превращать красивейший вид спорта в междоусобную войну. Что при этом чувствует тот, кого бьют, известно было уже в далеком 1010 году. Самое страшное и разрушающее человеческую личность-это насилие. Стоит задуматься, откуда у вас стремление к нему. Это бумеранг из прошлых жизней. Он и к вам обязательно вернется, если вы не задумаетесь над этим и не примете вовремя правильное решение: убрать стремление к насилию из своей жизни.

Не разрешай прошлым жизням управлять настоящей.

Совет автора Не доверяй прошлым жизням. Они обдерут тебя как липку.

Не из судебной практики

Мой нежный и ласковый зверь

Невежество, будучи от тьмы, всегда с пеной у рта борется против света. Нетерпимость есть клеймо невежества. Ведь первый импульс дикаря уничтожить или убить все непонятное ему. По этим знакам и определяйте удельный вес ваших собеседников.

Елена Рерих

Сегодня была на отчете главы нашего подмосковного городка. Ему из зала поступило три записки с одним и тем же вопросом: когда примут меры по поводу бродячих собак. В ответ гордо прозвучало, что отстрел уже начался, уничтожено 16 сук. При этом мэр в знак правоты содеянного поделился своими личными переживаниями по этому поводу. Многие дети подкармливают этих собак, отдавая завтраки, которые родители им дают в школу. Какое это безобразие!

А отстрел велся средь бела дня на глазах этих детей. Какую же глубокую писхотравму получили дети и как она скажется на их судьбе - ведь стреляли по их душам! Самое интересное, что бродячие собаки - это бывшие домашние животные этих самых, задающих вопросы. Эх, люди... Кого вы предаете?

Убили и Цыгана, всеобщего любимца. У него хозяйка умерла 10 лет назад. Он остался двухгодовалым. Крепыш с блестящей черной шерстью. Как его звали на самом деле, никто не знал, потому что он пришел с другой улицы. Знали только его бывшую хозяйку. Умнейший и воспитанный пес. Кормили всей улицей. В дом ни к кому не шел. Так и лежал на голой земле и летом и зимой. Ровно относился ко всем и, видимо, не мог предать не купленной ничем любви к умершей хозяйке. Моя приятельница, врач по функциональной диагностике, узнав об этой собаке, стала ездить из Москвы и тоже его подкармливать. Собственно, она-то и назвала его Цыганом в память о своем Цыгане, собаке, которую она подобрала в Москве после того, как та попала под машину, получила черепно-мозговую травму и поэтому страдала эпилептическими припадками. И как следствие была предана хозяином или хозяйкой и оказалась на улице. В квартиру он также не шел, предпочитал жить на воле. Моя приятельница выхаживала его, как могла, но после очередного припадка пес умер.

А сторож местного кладбища рассказал мне, что к нему во двор заехал джип, выскочил бывший милиционер и расстрелял всех его собак, которых он приютил. А раненому Джиму перерезал горло, нацедил целую кружку крови и тут же выпил. Трупы собак подобрал на шапки. Я сама видела: весь двор был залит кровью. А Джима сторож долго приручал. Громадный пес с очень красивой, в крупный завиток, шерстью. Я не знаю, какой он был породы. Но я его часто видела, когда ходила на могилы родителей. Этот пес три месяца ночевал на могиле умершего хозяина.

Я, когда была возможность, старалась подкармливать всех кошек и собак, которых дачники, получив удовольствие от общения со щенятами и котятами, уезжая, выбрасывали или, того хуже, привязывали уже чуть подросших щенят к какому-нибудь дереву, ближе к жилым домам. Их дети наигрались с живой игрушкой, а потом игрушка стала не нужна.

У меня есть две собаки и четыре кошки. Золотисто-рыжего Рамзеса я взяла щенком. Он был сынишкой Рады, которая жила в семье моей сестры. Рада была помесь лайки, скорее всего, с очень продвинутой дворняжкой, потому что умна была не по-собачьи, с выраженными охотничьими инстинктами. Она охраняла всю улицу, и её собачьим бой-френдом был Цыган. Она щенилась регулярно в соответствии с собачьей физиологией, и её щенков заранее разбирали. Жители нашей улицы называли её комендантшей, потому, что она честно охраняла свою территорию. Она была средних размеров, с породисто стоячими ушами, длинным прямым хвостом палевого цвета и с большими, с поволокой, очами, именно очами, хотя о собаках так и не говорят.

Вот эти очи, только ещё окаймленные черным подводом, на фоне золотисто-рыжей с небольшой белизной шерстью на морде унаследовал от матери и мой Рамзес. Был он крупный и ладно скроен. Когда он вышагивал со мною на поводке, то встречные прохожие всегда выражали восхищение его красотой. Он отличался грозно-нежным характером. Гонялся за всеми кошками, как и Рада и вставал в стойку при виде других собак и белочек, которых в наших краях было великое множество. Но со своими домашними котами мать и сын были ласково-дружелюбны.

Мамашу Рады я тоже знала. Ее звали Динкой. Она действительно была лайкой. Хозяин её, жестянщик, покрывал дома железом, она с ним забиралась по лестнице на крышу. О её пропитании он не заботился, поэтому она, следуя своей охотничьей природе, душила кур у соседей. Она родила на чердаке, хозяин обнаружил уже подросших щенят совершенно случайно и выбросил весь помет около школы. Жестокие подростки трем щенкам распороли животы, а будущая Рада уползла в кусты и сидела тихо. Там-то и нашел её соседский мальчик и подарил моему племяннику, который мечтал о собаке.

Рада была очень хорошей матерью не только своим щенкам, но и котятам. Наша первая кошка Кешка, покормив после окота три недели котят, бросила их и загуляла. Рада вылизала котят, а потом пошла искать кошку. Картина была потрясающей. Она гнала кошку к котятам, подталкивая её сзади носом. Рада понимала абсолютно все слова и настроение людей. Ко всем домашним и соседям она относилась ровно, но хозяином у неё был муж сестры. Любовь их была крепкой и взаимной.

Рамзес родился, когда в доме появился котик Пушок. Он с ним подружился. И эта дружба продолжается до сих пор. Когда мы с Рамзесом заходим во двор, где хозяйничает его мать, Рада старается выгнать его со своей территории, а когда Рамзес начинает заигрывать с Пушком, то Рада ревниво заступается за кота. А со своим личным котиком, Епишкой, Рамзес общается без ограничений.

Я как-то шла с остановки автобуса. Дети из подвала пятиэтажки доставали котят. Там в подвале всегда было много кошек. Одна женщина их постоянно кормила. Дети распределили между собой котят и уже дали им имена. Одна из девочек подбежала ко мне и предложила: "Тетя, возьмите котеночка". Я очень торопилась и, не сбавляя шаг, протянула руку. Так я приобрела дружка для Рамзеса и назвала его Епифаном. Котик был микроскопически мал и сразу уткнулся в живот пса. Нашел сосок и начал сосать. Кормила я Епишку два дня через пипетку, а потом он, глядя на собаку, к моему удивлению и радости, стал лакать самостоятельно. Они спали калачиком: снаружи калачик побольше - это Рамзес, а внутри, где-то под его лапами, Епишка.

Когда мы ходим гулять Епишка всегда нас сопровождает. Он перенял все повадки Рамзеса. Так же выскакивает на лай собак и встречает меня, когда я прихожу домой. Однажды я даже испугалась его необычному поведению. На соседней улице жил кобелек Рыжик. Его хозяева взяли маленьким щенком для своего сына. Но мальчик оказался жестоким. Бил пса по голове. А потом и вообще завел в лес, привязал и бросил. Рыжик перегрыз веревку и прибежал домой. Но хозяева его не приняли. Его стала подкармливать соседка и даже конуру для него сделала, но зимой она уезжала, поэтому Рыжик оказался у меня во дворе. Пока Рамзик был щенком, отношения с Рыжиком у него складывались. Они делили одну конуру на двоих и ели из одной кастрюли. Но когда Рамзик подрос, он стал выгонять Рыжика очень агрессивно и выгнал. Все это наблюдал Епишка. И вот однажды Рыжик появился у меня во дворе, когда Рамзес гулял где-то на улице. И Епишка точь-в-точь повторил поведение Рамзеса, когда тот выгонял Рыжика. Он весь взъерошился и поэтому увеличился раза в два, он ходил кругами около пса, грозно шипел и мяукал. Как он мяукал! Ему, наверное, хотелось лаять, но мяуканье было устрашающим. Я, грешным делом, подумала, что, может быть, его бешеная собака покусала. Потом он стал лапами бить Рыжика по морде. Бедный пес ошалел. Он не ожидал такого приема, ведь раньше, да и теперь, когда они встречались на улице, Епишка подходил к нему и они целовались. Рыжик ретировался и больше никогда не заходил во двор.

У Епишки был покровитель среди котов - соседский рыжий кот Кузя. Кузя уже был в хороших для котов годах. Хозяева его очень любили, и Кузя был очень гладким. Как-то Рамзик играл в салочки с Епишкой на улице. За их игрой с соседского забора ревниво наблюдал Кузя. И при очередном наскоке на Епишку пес чуть-чуть прихватил его шкурку. Епишка заорал. И тут на Рамзика наскочил Кузя и стал бить лапами по морде.

Еще трех котов я просто зову "кис-кис". Они остались после нашей старушки соседки - когда она умирала, то просила за ними приглядеть. Все её коты очень красивы, пушисты, в отличие от Епишки. Он обыкновенный короткошерстный, белый, с неправильной формы серыми пятнами. Осталась после соседки и маленькая собачка-болонка, кобелек. Он стал откликаться на имя Малыш. Прыгучий, танцующий и очень ласковый. Мой Рамзик сразу его ревниво невзлюбил, как не признал и котов. Коты и Малыш остались жить во дворе своей хозяйки, но признали меня хозяйкой, так как я их не бросила.

Я знаю, что чувствуют животные, потому что в одной из прошлых жизней я была волком. Я это рассказываю для того, чтобы показать, как по-разному люди относятся к животным и как одинаково преданно животные относятся к людям. Почему разные люди по-разному относятся к братьям нашим меньшим?

Кате 19 лет. После девятого класса она поступила в медицинское училище. Я её помню ещё семиклассницей, а она меня нет. Так получилось, что в местной школе не было свободного учителя английского языка для того, чтобы преподавать во втором классе, где учился мой племянник. Сестра упросила меня, чтобы я взялась за это дело в свою свободную от работы субботу. К тому времени у меня уже был диплом переводчика английского языка и я имела достаточный опыт разговорного английского, так как побывала неоднократно за границей с научными докладами, да и словари уже вышли к тому времени, но преподавать... Это совсем другое.

Я отправилась на курсы английского языка для школ, разработанного Кембриджским университетом, благополучно их закончила и стала преподавать по этой методике. После трех месяцев обучения мы с ребятами приняли участие в конкурсе-выступлении московских школ, обучающихся по данной методике. Это все происходило под эгидой Британского совета. Выступление моих провинциалов всем очень понравилось, нас наградили великолепными учебниками и развлекательными книжками, но тут со мной произошел казус. Директриса одной из московских спецшкол, где преподавание почти всех дисциплин велось на английском языке, подошла ко мне и предложила перейти к ней в школу. Когда она узнала, кто я по специальности, то странно посмотрела на меня и обиженно заявила, что я её разыгрываю, непонятно зачем.

Так вот в этой школе, где я целый год преподавала английский язык, я и встретила Катю. Я шла с урока английского. Меня в коридоре остановила завуч и попросила провести урок в 7-м классе, потому что заболела учительница, кажется, по биологии или ОБЖ. Я в это не стала вникать. Я вошла в класс. Шум, гам, на меня никто не обращает внимание. Я села за стол. Так продолжалось минуты три. Потом я воспользовалась своим хорошо поставленным институтским преподаванием, а скорее, от природы голосом. Я начала с хирургии, с клинической картины острого аппендицита, а закончила рассказом о нашем биокомпьютере. Как они слушали... А потом вопросы, вопросы, вопросы...

Среди них была и Катя. Я её запомнила по напряженному маскообразному выражению лица, на котором блуждало подобие улыбки. Еще в школе она себя чувствовала не такой, как все. Считала себя толстушкой и стыдилась этого. Чувство стыда её преследовало постоянно, а с ним постепенно пришло и чувство тоски. Из детских воспоминаний она помнила жалость к общипанному попугаю, которого кто-то принес в детский сад, и свою безграничную любовь к кошкам и собакам. И еще, как мама её ругала, когда она мочилась в кровати. "Все дети, как дети, а ты в кого такая зассыха?" Она и сейчас чувствует эту обиду на маму и стыд за мокрую постель.

На втором курсе училища стала замечать, что ей все труднее и труднее дается посещение занятий. Не хотелось выходить из дома, общаться с однокурсниками. Ей всегда было трудно войти в новую компанию, но когда она все-таки оказывалась в новом окружении, то начинала пользоваться всеобщей любовью и была в центре внимания, чувствуя себя комфортно.

Ее душевное состояние резко ухудшилось, когда её стали преследовать навязчивые неприятно-резкие запахи. Она совсем замкнулась в себе. Она сначала считала, что впервые резкий запах жженого ощутила во время поста, который начала соблюдать по совету одной знакомой, продолжая стыдиться своей полноты. В середине поста она почувствовала глубокое чувство тоски и одиночества, и когда непостящиеся подружки пригласили выпить пива, согласилась. На душе после выпивки стало спокойнее. Домой она пришла в сильном подпитии и, когда мать начала её ругать, вдруг почувствовала резкий запах горелого. Утром этот запах продолжал беспокоить. Домашние этого запаха не чувствовали. А её биокомпьютер записал ещё более ранее возникновение этого явления.

Она ехала на трамвае из училища, куда поступила сама не знает почему и где её ничто не интересовало. Запахло горелым. Она решила, что горят провода, и подошла к вагоновожатому. Но тот ничего не чувствовал, как и другие пассажиры. А потом все началось. Ей стало казаться, что это от неё пахнет и все это чувствуют. Она перестала встречаться со своим бой-френдом. На уроках в училище садилась подальше ото всех. Когда преподаватель по акушерству предложила ей позаниматься дополнительно, видя, как ей трудно дается предмет, и посадила её близко к себе, Катя перестала ходить на её предмет вообще. В роддоме, где у них проходила практики, они мыли полы, стены, Катя вдруг подумала, что она может заразить новорожденных, так как у неё не все в порядке с носом, и перестала ходить в роддом. В метро, в трамвае и автобусе ей казалось, что все чувствуют, как от неё пахнет. Пассажиры терли носы, отворачивались и шептались. Запах жженого сменялся иногда запахом тухлого, особенно, если усиливался поток воздуха, когда открывалась дверь в транспорте. Потом начала болеть голова, стучало в висках, появилась бессонница. Катя обращалась к врачам уха, горла и носа, думая, что что-то не в порядке.

В детстве у неё часто болело горло, но без температуры. Врачи тогда никаких изменений в горле не находили, и сейчас они тоже отрицали какую-либо патологию. Катя безуспешно прошла курс лечения иглорефлексотерапией. Осенью её душевное состояние резко ухудшилось, добавились боли в спине. Она безвылазно сидела дома, общаясь с сокурсниками и друзьями только по телефону, и очень стыдилась, когда приходилось слышать вопросы по поводу её затворничества. У одной из подруг намечалась свадьба, надо было идти. По совету нашей общей знакомой Катя решила обратиться ко мне. В то, что я ей смогу помочь, она не верила, сказав мне об этом прямо. Но работе её биокомпьютера это неверие не помешало. Биокомпьютер предложил ей начать разбираться в её душевном и психическом дискомфорте со сперматозоида. Отец Ани умер в возрасте сорока одного года от какого-то острого состояния, сопровождавшегося потерей сознания. Его довезли до больницы, но он скончался в лифте. В жизни он был угрюмо-раздражительным и свою угрюмость разрешал водкой.

p Очень давно. Я рыба. Плыву куда-то вглубь. Темно и страшно. Вода темно-синяя. Плыву очень быстро. Я кого-то догоняю и не могу догнать. Я догоняю другую рыбу. Пахнет водорослями. Я её догнала. Вижу просвет вверху. Мы вместе плывем вверх. Чувствую радость. Пахнет свежестью.

p Я - яйцеклетка в утробе мамы. Я прозрачная. Вижу внутри, в середине, что-то круглое, темное. Оно пульсирует в темном окаймлении. Еще просвечивают какие-то пятнышки и что-то желтое. Яйцеклетка как будто дышит.

p Очень давно. Я в пещере, через неё протекает ручеек. Сквозь выход из пещеры вижу горы. Они коричнево-красные, с плоскими вершинами. Пахнет сыростью и известняком. Вверху, под потолком, сидит белая с черными пятнами, похожая на небольшую сову, птица. Но я не сова. Не пойму, кто я. Я тот, кто может до неё допрыгнуть снизу. Но я не хочу прыгать. Мне страшно. Чувствую мокрый холодный камень, на котором сижу. Я - лев. Чувствую холодные брызги. Я дрожу от холода и страха. Мне хочется убежать, но я боюсь. Справа от совы сидят громадные черные птицы. Я боюсь их. Они на меня могут напасть. Птицы кричат. Я, наверное, голоден, но от страха ничего не чувствую.

Я бегу вдоль ручья и вот - равнина. Птица меня догоняет и клюет в левую заднюю лапу. Очень больно. Я рычу. Течет кровь. Ручей впадает в водоем. Поляна зеленая и болотистая. Бегу к её середине. О боли в ноге уже забыл. Не хочу быть один. Вдалеке кто-то бегает. Боюсь подойти, съедят. Там тоже львы с львицами и львятами. Они мне родные, но я боюсь, они меня не примут. Они меня не видят. Начинаю подкрадываться. Пахнет львами. Я иду на этот запах. Они меня принимают, и считают меня главой, и поклоняются мне. Я лежу отдыхаю. Жую сухую траву, как лекарство. Она пересохшая, сожженная солнцем. Чувствую именно такой запах, который меня преследует сейчас.

p Какой-то туман или дым. Пустыня, но есть островки зелени. Наверное, это саванна. Сухой ветер. Я - лев. Сижу и просто смотрю. Мне спокойно. Очень жарко. Чувствую запах моря и сухой травы. Ветер поднимает мелкие камни и песок. Они попадают в глаза.

p Я - птица. Лечу. Чувствую размах своих крыльев. Какая-то суета во мне. Вижу небо, горы, водоемы, в которых плещется вода. Сажусь на камень. Перышки чищу. Оглядываюсь вокруг. Вижу пережженные солнцем колючки. Поднимаюсь в небо. Планирую. Вижу очень красивую местность. Зелень, оазисы.

p Я - лев, бегу за кем-то. Не пойму. Какое-то большое животное, вроде антилопы. Я её сбиваю лапой. А она опять бежит. Раню заднюю ногу. Сильная пыль. Антилопа продолжает бежать. Хочу догнать. Спотыкаюсь, падаю и со всего размаха ударяюсь о большой камень головой. Сначала вижу свой зад, а потом и всю свою бордово-коричневую шкуру как бы со стороны и с высоты. Чувствую себя очень спокойно.

Ну вот, вы теперь хоть немножко представляете, как чувствует себя дикое животное. Именно чувствует. Я иногда смотрю на свою болонку и удивляюсь: она понимает человеческую речь, хотя общением ни прежняя хозяйка, ни я её не баловали. Однажды, когда я её выпустила погулять, она пропала. Приползла только на третьи сутки, грязная, в колючках. Куда девался её жизнерадостный ювенильно-истерический характер, как у Мерилин Монро? Что с нею произошло за эти сутки? Но она больше не прыгает со звонким лаем, доставая мне до носа, и не танцует, кружась. А вы говорите, что у животных нет души и они не могут чувствовать, страдать. Душа у них есть и представлена такими тонкими телами, как эфирное, астральное, тело эмоций и ментальное. Вот почему они такие умные. Иван Павлов был не прав, объясняя их поведение одними рефлексами. Любите братьев наших меньших. Никогда не бейте их по голове. Не предавайте некогда бывшую в вас животную суть. На вопрос, были ли мы животными и как давно, приведу один пример.

Молодая женщина всегда терялась и путалась в незнакомом месте, и даже когда оно становилось ей знакомым и она неоднократно приходила туда, поиск нужной двери превращался в настоящие муки. Она не считала это проблемой, у неё были проблемы и поважнее, например головная боль, но у меня тоже были проблемы со временем и последний раз, когда она опоздала на встречу со мной на полчаса, выяснилась, что она запуталась в одном-единственном коридоре на втором этаже и долго искала дверь моего кабинета. Я обратила её внимание на то, что это тоже проблема. Я не буду рассказывать весь случай. Приведу лишь один фрагмент.

p 1879 год. Франция. Широкая дорога. Я еду в карете. Я молодой красивый человек. Почему я себя вижу со стороны? Боже мой! Я не молодой человек, я собака. Я сижу на подушках в карете. На мне красивые одежды. Я очень ухоженная. Надо же, я очень похожа на моего Мартина.

Животные не просто так, появились в вашей жизни. Помните, что все энергоинформационно. Я очень кратко расскажу ещё об одном случае из моей практики.

Ко мне за помощью обратилась красивая женщина. У неё была проблема из серии "я к нему привязана". Она никак не могла расстаться с гражданским мужем, отношения с которым - как душевные, так и сексуальные - давно были исчерпаны. Они мучили друг друга, но жили вместе. Любое их общение заканчивалось её истерикой. Жили они в её однокомнатной квартире. Этажом выше была соседка с бесчисленным множеством котов. Эти коты периодически посещали квартиру моей пациентки. Особенно её донимал черный кот с драным ухом. Котов и кошек она ненавидела с детства. Ночью она часто просыпалась от того, что рядом на подушке лежал этот черный и храпел, как заправский мужик. Она неоднократно выясняла отношения с соседкой, заделывала свой балкон и вентиляционные трубы, но ситуация не менялась. Черного кота она периодически обнаруживала то под кроватью, то в туалете. Отношения с мужем и котом привели её к выраженной депрессии, бессоннице и истерикам. Все разрешилось, когда она увидела себя во времена Средневековья.

Ее гражданский муж тогда был знатным и богатым, а она из бедного сословья. Она ему надоела, и он решил от неё избавиться. Он знал, что она любила кошек. Ее ведут на костер. Пламя уже лижет её тело, а она ничего не чувствует. Она видит только его любимое лицо в толпе. Со всех сторон слышится: "Ведьма, ведьма". Там она так и не поверила в его предательство. Зато моя пациентка прочувствовала и осознала, откуда у неё такая привязанность к уже нелюбимому ею человеку. Там любовь была слепа, а здесь прозрела. Они расстались. Она нашла другого и съехала с нехорошей квартиры. Вы спросите: а что же это был за кот? А я вам отвечу: я знаю, но пока не скажу. У нас с вами ещё много встреч. Не все сразу. Все кошки ночью черные и ходят сами по себе.

Не доживай с прошлыми жизнями до будущей. А то жертвенным бараном станешь.

Из практики автора Спасение утопающих дело рук самих утопающих

Человек, знающий действие непреложных космических законов, поймет, что можно быть жертвой своих же прошлых проступков.

Елена Рерих

Я статистическими данными не располагаю - сколько отличных пловцов утонуло при купании на речке или море. Они уверены в себе. Заплывают далеко. Почему бы и нет? Но они все-таки тонут.

Зина была прекрасной пловчихой. Могла не уставая плавать несколько часов подряд. Воды никогда не боялась.

В августе она поехала с подругой в Турцию. Было очень жарко, до 52оС в тени, и очень влажно. Совсем не так, как в прошлом году в Египте, где температура была почти такой же, но там было сухо и жара как бы не чувствовалась. Вообще-то жару она любила. В Турции она тут же подхватила насморк и в первый день в аквапарке у неё случился тепловой удар. Но она быстро адаптировалась, потому что была до этого на приеме у меня по поводу страха перелета на самолете, и довольно хорошо научилась работать со своим биокомпьютером. Кстати, перелет туда и обратно прошел без валерьянки и транквилизаторов. Со своей подругой она заплывала далеко в море - до ограничительных буйков. Она чувствовала себя в море как рыба в воде.

За три дня до отъезда они, как всегда, бойко поплыли к буйкам. И вдруг она отчетливо услышала жалобный крик дельфина. Возник панический страх запутаться в буйках. У неё началась сильная отрыжка воздухом, заболело за грудиной, она не могла набрать воздух полной грудью. Отрыжка не давала двигаться и дышать. Казалось, что она запуталась в чем-то. Она почувствовала себя рыбой, мгновенно осознав, что её ощущения связаны с тем, что сиюминутная ситуация наложилась на события в прошлых жизнях. Осознание пришло помимо её воли. И страх ушел. Подруга была очень удивлена, когда Зина спросила, не слышала ли та крик дельфина.

p Очень давно. Море. Я - рыба, резвлюсь. Вижу дно. Здесь не глубоко. Надо мной проплывает дельфин. Что-то похожее на сети, нет, это очень густая тина. Я не могу выбраться. Бьюсь. Страшно. Дельфин тоже запутался. Он жалобно кричит. Мне его жалко. (У меня сейчас заболело сердце, началась небольшая одышка, дрожь во всем теле.)

p Очень давно. Море. Я - большая рыба. Я плыву на поверхности. Светит солнце. Вдруг что-то темное заслоняет его. Я чувствую сильный удар по голове, что-то вонзается в голову. (Сейчас я чувствую острый предмет во рту.)

"До этого я страдала грыжей пищеводного отверстия диафрагмы и много лет периодически ощущала острую боль в полости рта, горле и правой щеке, особенно когда нервничала. Бесконечные мучительные отрыжки воздухом, с болями за грудиной, и боли во рту, щеке и горле меня больше не беспокоят".

Как вы поняли, Зину спасли знания. Помоги себе сам. Ее биокомпьютер открылся спонтанно. Так часто бывает. При этом человек пугается: что это необычное с ним произошло? Идет в церковь ставить свечки. А необычного ничего нет. Просто он не знает самого себя и что с собой захватил из прошлых жизней. Ситуация на море и состояние души у героини совпали, как ключик и замочек. Ключик открыл замочек неосознанно. Ключик от этого замочка Зина потеряла в море, а замочек оставила как память.

Дорогу осилит идущий. Даже, если она из прошлых жизней.

Путешественник Я себе не нравлюсь

Не раз я цитировал по памяти, хотя и не полностью, уроки мысли, полученные когда-то (но от кого?). Это было в одном из моих давних существований...

Ромен Роллан.

Пороги новой Индии

"Я хочу быть другой. Мне не нравится, что я тол стая. Ни во что не влезаю. Но, когда я была худенькая, я чувствовала то же самое. Я себя просто ненавидела. Я знаю, что внешне я привлекательна. Я очень похожа на маму. А она у меня настоящая красавица. Но, как странно, я все равно хочу быть другой. Это у меня с детства. В детстве я была толстой и неповоротливой. Родители меня отдали в балетную школу, потому что моя бабушка, в честь которой меня и назвали, была когда-то знаменитой балериной и второй красавицей Санкт-Петербурга. Я ненавидела балет.

Помню, я в балетном классе. Толстая, тяжелая, красная. У меня ничего не получается. Сильно болят ноги, спина. Я чувствую, что со стороны я представляю жалкую картину. Пуанты, хотя и делали мне по ноге, всегда давили, в балетных пачках мне было очень неловко. Мне всегда хотелось все это сбросить и вырваться из тела наружу. Балет - это прекрасно, но это не мое. Душой хочу танцевать и знаю радость танца, а тело не может.

Ореол бабушки летал в нашем доме. В начале ХХ века Ираида Топелевская - это её сценическое имя, в миру она была Натальей, - покорила множество сердец балетоманов в городе на Неве".

p И вот сейчас я чувствую, что тело во всем мне противодействует. Не пойму, как я в нем оказалась. Мне хочется его усовершенствовать. Я помню свое тело легким и свободным. Я порхаю по сцене. Я чувствую, что нравлюсь публике. Я помню всех бабушкиных поклонников и любовников. Один из них был очень богат, и я его очень любила. В этой жизни - это мой первый муж.

С мужем у нас была любовь с первого взгляда. Но потом мы расстались. Он на меня сильно давил. К жизни был совершенно не приспособлен. Денег в дом не приносил. Я кормила семью.

Меня нисколько не удивляет, что я - это моя бабушка. Вернее, её душа, а не тело. Науке известно, что души бабушек и прабабушек выбирают тела своих внуков. Господи! Да как же все понятно. Там я легкая, а здесь - как будто весь день таскала тяжелые мешки. Потому что тело другое. Стоп, но там я себе тоже не нравлюсь. Это же душа, душа страдает. Я теперь понимаю почему.

В детстве, когда опять же через силу меня учили игре на фортепьяно (это потому, что у меня дед по линии отца был оперным певцом), у меня была очень унылая учительница, и мы с ней разучивали минорные произведения. Больше всего мне нравилась прелюдия Похульского и "Разбитая кукла" Чайковского.

По линии мамы я католичка. Всю жизнь искала опору в вере. Была паломницей, даже ходила в Ельцинскую придворную церковь. Там мне не понравилось. Дань моде. Только форма. Сердце не тронуло. Один раз посетила сельскую церквушку. Больше меня туда не тянет. Что же за грехи я совершила, что не дают мне просто жить? Я знаю, что все мои проблемы во мне. Хочу наконец-то разобраться, почему я сама себе не нравлюсь. Я хочу быть другой. Я хочу жить радостной полноценной жизнью. Я очень хочу измениться".

p Степь. Зимний бескрайний вечерний пейзаж. Лес очень далеко. Ярко светит луна. Я - лиса. На меня кто-то охотится. Что-то тяжелое, темное, механическое, со страшным звуком, вот-вот раздавит меня. По всей степи раздаются голоса охотников. Они пьяные и довольные. Охота - для них развлечение. Шкурки им нужны не для тепла. Они и так одеты в меховые полушубки, пушистые меховые шапки и унты. Шкурки им нужны для красоты. Кому-нибудь в подарок. Похоже, что это зимнее сафари. У меня пушистая рыже-красная шкурка.

Я просто красавица. Моя внешность мне очень нравится. Это, наверное, Канада. Какой же это год? Фантастика: я в будущем - 2008-й. Да, я себе нравлюсь, но об этом некогда думать. Надо спасаться. Я зла. Они гоняются за мной на машине. Я не знаю, куда от них спрятаться. Кругом ровная снежная пустыня.

Я бегаю быстро, но машина идет быстрее. Куда спрятаться? Хорошо бы, если бы я была волком или газелью, чтобы можно было быстро убежать или постоять за себя.

Я страдаю из-за красоты. Я выбилась из сил. Надо спрятаться, схитрить. Я прячусь в норку в снегу. Затаилась. Норка узенькая, темная, холодная. Сердце выскакивает из груди. В норке можно отсидеться, перетерпеть. Я в жизни часто себе это говорю. Надо перетерпеть. Но потом все равно ничего не получается. Я слышу гул этой страшной машины. Он прямо надо мной. Сердце разрывается от страха. Я замерзаю во сне. Моя лисья душа остается около земли и никуда не улетает. Она летает над степью. Мне легко.

Я понимаю, что лиса - это жертва. Я не хочу быть жертвой. Душа хочет быть сильной, уверенной, влиять на людей. Быть привлекательной. Душа делает несколько кругов над степью и улетает. Я как будто бы засыпаю. Я чувствую тяжесть на душе.

p Душа вселилась в волка. Поистине: с какими мыслями уходишь из этой жизни, такие мысли и материализуются в будущей. Снова степь. Безжизненное пространство. На меня опять охотятся. У охотников мягкие сапоги и ружья. Вижу джип, на котором они приехали. Я чувствую в себе сильную агрессию и нападаю на одного охотника, сбиваю его с ног и впиваюсь зубами в шею.

"Я очень часто чувствую в себе агрессию. Она у меня порой как маска, смотря по обстоятельствам. Иногда, как волк, огрызнусь, но это все неубедительно".

Охотник падает. Второй охотник напуган. Бросает ружье и бежит к джипу. Я могу себя защитить. Я здесь хозяин. Никому не позволю на себя нападать. Джип почему-то с открытым верхом. Да это лето. Зима была в другой жизни. Второй охотник грузит тело загрызенного мной. Я свободный и довольный бегаю по степи. (У меня сейчас сильно заболела голова и тошнит.)

p Пейзаж лунный и пустынный. Я в гармонии со снегом. Это ночь. Но от снега и луны очень светло. Я в утробе матери, я маленький сперматозоид, я ещё не человек. Сейчас решится, каким я буду человеком. У меня мурашки по телу. Слезы от непонятного нового ощущения. Тело холодное. Приятное покалывание. Чувствую тело, как хрустальное, кристаллическое.

p Я другой человек. Не могу точно выразить словами, что у меня на душе. Я и не я. Жалко с собой расставаться. Слезы бегут. Я так к себе привыкла. Нет, не жалко. Как вспомню все свои мытарства в этой жизни, так и вздрогну. У меня такое смятение чувств, как будто душа переселилась в другое тело. Хочу увидеть, что это за тело. Хочу и не вижу. Мне хочется спать. Теперь вижу.

Я в чернобурке. Сапоги на тонких каблуках. Одета довольно модно, но это не мой стиль. Стою около машины. Эта не моя теперешняя "девятка", а какая-то синяя иномарка, но не самая "супер", я таких даже ещё и не видела. Ко мне из джипа идет мужчина. Он моложе меня. Мужчина высокого роста. Одет в строгое, облегающее, средней длины пальто. Без шарфа. Видна белая рубашка в тонкую синюю полоску. От него пахнет дорогой туалетной водой с обалденным запахом. Вижу его лицо. Едем в лифте. У меня все хорошо. (Боже мой, как меня тошнит. Голова не болит, но какое-то странное состояние. А сейчас как будто лицо тошнит. Вам не понять, что это за ощущение.) Нет, все на месте. Все моментально прошло. Его зовут Георгий, как моего отца. Я этого мужчину в этой жизни никогда не встречала. Я чувствую, меня к нему тянет, он как магнит. Это не сумасшедшая любовь. Это теплый спокойный комфорт. Да, он меня моложе, но я даже не удивляюсь этому.

p IV в. н. э. Это Греция или Кипр. Яркий солнечный день, тепло, бассейны, фонтаны. Очень красиво. Седовласый, но не старый мужчина держит на руках младенца. Младенец - я. Мужчина одет в длинные белые одежды священнослужителя. Он стоит у белого мраморного фонтана. Струи светятся на солнце и переливаются как бриллианты. Мужчина зачерпывает рукой воду из фонтана и окропляет младенца. Это обряд крещения. Он мой крестный отец, духовник, наставник. Я его искала всю жизнь. Сейчас его душа в Георгии. Я будто бы поменяла свое будущее. Я этому верю и не верю. Для меня это явление непонятно. Боюсь с собой расстаться. Опять заплакала. А чего бояться? У меня сейчас так легко на душе. Я чувствую себя сильной и счастливой. И какая глупость, что я себе не нравилась.

"Я пишу эти строки у себя дома. Вечер. Мне хорошо и уютно. Уютно на душе. Тело легкое. Я ещё раз просматриваю то, что вчера было на сеансе со мной. Я помню все эти события и ощущения до мельчайших подробностей, но они меня нисколько не тревожат. Я хорошо представляю теорию вопроса. Я убрала из своего биокомпьютера нежелательное для моей души будущее. Я бы действительно стала и лисой и волком потом, может быть, и ещё чем-то неодушевленным, если бы не вывела все это на экран своего сознания. Будущее начинается в прошлом. А прошлое для моего будущего в сеансе включало и настоящее. Ведь не просто так я всегда искала способ уйти от себя самой, от настоящей.

Я испробовала все. Шаманство, вызывание тотемного животного, чтобы от него набраться силы. В свое время весь бомонд этим увлекался. Валялись на циновках головами друг к другу по кругу. Женщина била в барабан, звучала тантрическая музыка. Увы. Мне сейчас об этом смешно вспоминать. Я занималась биоэнергетикой у очень известного специалиста. Может кому-то это и помогло, но мне - нет. Я занималась нейролингвистическим программированием, ребефингом. Чем я только не занималась! Я всегда делала это с большой верой, энтузиазмом и упорством, несмотря на полное отсутствие какой-либо энергии. У меня не было выхода. Я всегда погружалась в методику с головой. Изучала все досконально.

По работе с биокомпьютером у меня уже есть свои мысли и суждения. Я все время допытывалась: а как же все-таки устроен биокомпьютер? И поняла, что это не обязательно знать. Ведь пользуемся мы обычным компьютером? Получаем от него что мы хотим, и нам все равно, как выглядит его материнская плата и как разработчик составлял программу. И при работе с биокомпьютером я просто пользователь. Если бы во время работы с ним я все время думала о том, как я это делаю, то я бы не смогла решить свою проблему, ради которой я его включила. Да, все-таки очень трудно поверить в то, что я осознала и узнала в этом сеансе.

Неверие - наверное, самое разрушительное начало из наших прошлых жизней. Следующий раз это для меня будет проблемой номер один. Но теоретически я знаю, что в биокомпьютере записаны не только все прошлые жизни, но и будущие. Это не укладывается в наше обычное представление о времени. Буду работать и дальше над собой. Насколько же у меня легкое тело. Я его уже не волоку, я порхаю".

Я привела этот случай для того, чтобы показать, как можно исправить нежелательное будущее путем удаления событий будущих, а не прошлых жизней. Это не умещается в рамки земного сознания. Но в биокомпьютере записаны все наши жизни, включая и будущие, потому что какими они должны быть определяют прошлые. А в прошлые жизни, когда речь идет о будущих, входит и настоящая жизнь.

Я уже упоминала в этой книге о том, что времени во Вселенной нет: ни прошлого, ни настоящего, ни будущего. Все здесь и сейчас. Это только в земной жизни есть часы со стрелками. Если бы пациентка не стерла будущие свои воплощения, она не могла бы почувствовать себя свободной, легкой и счастливой. Собственно, будущая жизнь изменилась прямо во время сеанса и настоящая жизнь стала будущей. Стать волком или лисицей у этой пациентки, страдающей глубокой депрессией, были шансы. Но был шанс и не стать. И она им воспользовалась. Так что не обязательно бегать по прошлым жизням, можно и по будущим, потому что человек - это энергоинформационная сущность.

Не пеняй на зеркало. Пеняй на прошлые жизни.

Почти из басни Крылова

Провода из прошлых жизней

Хаосы первочувств и их первоощущений в энергии материи - все здесь имеется.

Древо духа

Есть мнение, что человек платит высокую цену за возможность ходить прямо с высоко поднятой головой, пружинистой походкой, при этом он бездумно отталкивает землю ногами. Цена прямохождению - боли в позвоночнике, особенно в его поясничном отделе. Вряд ли найдется человек, который в своей жизни не испытал болей в пояснице. Эти боли на самом деле к позвоночному столбу тянутся как провода из наших прошлых жизней, и обезьяны, впервые попытавшиеся встать вертикально, тут совсем ни при чем.

Кстати, если говорить о происхождении нашего физического тела, то генотип свиней нам ближе, нежели генотип обезьян. Сердечный клапан свиньи, вшитый в сердце человека вместо пораженного ревматическим процессом, прекрасно функционировал в течение 20 лет. А потом так же, как и собственный клапан, был поражен ревматизмом. Я тому непосредственный свидетель. Этот больной лежал в палате, которую я вела, как врач, работая в отделении сердечно-сосудистой хирургии. Отделение возглавлял академик Г.М. Соловьев. Он успешно прооперировал больного, снова заменив пораженный клапан. А вот с клапаном обезьяны этого не получилось и не получится. Но вернемся к позвоночному столбу.

У каждого человека свой неповторимый позвоночный столб и своя длина проводов, тянущихся из прошлых жизней и проходящих по настоящей. Но мне в этой связи хотелось бы ещё обсудить вопрос: есть ли жизнь на Марсе? Потом вы поймете, почему.

В одной из популярных телепередач, посвященных НЛО, участвовали три человека. Ведущий уфолог, специалист по неопознанным летающим объектам, молодой человек, по рассказу которого его каждый вечер забирали инопланетяне, и знаменитый космонавт. В этой передаче участвовали и зрители, приглашенные в студию, и, конечно же телезрители. Это было всего лишь профессионально подготовленное шоу с заранее обыгранной интригой, но запомнилось ироничное высказывание знаменитого космонавта о существовании неземных цивилизаций. Его ирония вызвала у меня встречную иронию. Народ не введешь в заблуждение. Более 2 миллионов человек уже изъявили желание купить кусочек Марса сразу после того, когда была предоставлена возможность выбрать этот виртуальный кусочек с кратерами и прочей экзотикой по системе Интернет, и число желающих с каждым днем увеличивается.

Мой сосед по даче, 63-летний мужчина, вышел на пенсию, но продолжал работать водителем в государственной структуре, где каждый день, прежде чем сесть за руль, проходил медицинский осмотр. Он всегда внешне был жизнерадостный, энергичный. Любил продемонстрировать свою физическую силу, так как в молодости занимался тяжелой атлетикой, а в зрелые годы - каратэ и горными лыжами. Однажды утром, встав с кровати, он почувствовал жестокие боли в спине и левой ноге. При малейшем движении боль усиливалась, и, чтобы её облегчить он принимал вынужденное положение. Без посторонней помощи не мог встать с постели. При магнитно-резонансной томографии были выявлены дегенеративные изменения в межпозвоночных дисках грудного, поясничного и крестцового отделов позвоночника.

Привожу выдержку из заключения врача-специалиста: "На томограммах пояснично-крестцового отдела позвоночника в 2 проекциях отмечается правосторонний сколиоз, сглаженность физиологического лордоза. Дегенеративные изменения TH11-TH1, Л2-Сак1 межпозвоночных дисков. Выстояние Л4-Л5 диска кзади в позвоночный канал на 7, 5 мм и парасагитально влево с деформацией переднего контура дурального мешка и сужением межпозвоночного отверстия. Гипертофия желтых связок на уровне Л1-Л2, Л2-Л3, Л3-Л4 дисков. Структура паренхимы конуса спинного мозга гомогенна. Высота тел позвонков не изменена. Остеофиты передних углов тел Л3-Л5 позвонков. Межпозвоночный остеохондроз. Задне-боковая грыжа диска Л4-Л5. Спондилез".

В переводе с медицинского соседу требовалась срочная операция по поводу задне-боковой грыжи диска на уровне 4-5 поясничных позвонков. Так и сказал ему на консультации нейрохирург. Грыжа размерами 7,5 мм - это только скальпель. Жена соседа, врач по образованию, попросила меня избавить мужа от страха перед операцией. Я же предложила ему избавиться от грыжи без хирургического вмешательства. Так как я по совместительству и хирург, то больной мне полностью доверился и почему-то был уверен в успехе моего лечения. Наша энергоинформационная сущность через эмоции пишет по телу, и этот процесс обратим. Я поставила условие: никаких лекарств, тем более обезболивающих. Жена изумилась, но старалась это не показывать. Муж сказал: "Я вам верю".

Так случилось, что я пошла в отпуск на 12 дней, оставшихся у меня за прошлый год. Был конец зимы. И около недели я занималась с соседом. Невропатолог продлевал ему больничный лист, каждый раз торопя с операцией. Но операции не потребовалось, и даже от лечения в реабилитационном отделении сосед отказался. Вышел на работу, а весной на радостях вспахал ручным трактором всем соседям участки, и, конечно, небольшой кусочек моего. Я на нем посеяла белый клевер.

Привожу лишь небольшую часть материала по прошлым жизням соседа. Весь материал очень обширный. Эти фрагменты выбраны в доказательство утверждения Джордано Бруно, что жизнь на других планетах существует.

Еще до заболевания сосед при разговоре с родственниками, а особенно с женой, неоднократно говорил, что он с Альфы-Центавра. Все снисходительно улыбались. Я вижу, как многозначительно улыбаются и врачи-психиатры. Когда его спрашивали, откуда он это взял, он отвечал, что почему-то знает об этом с самого детства. Об этом он мне тоже сказал, когда проходил прошлые жизни.

p Очень давно. Какой-то взрыв. Пламя. Выделяется большое количество энергии. Энергия расширяется. (Боль в ноге проходит.) Вылетаю из жерла вулкана в виде белого дыма. Поднимаюсь над этим жерлом. Вулкан огненный. Не могу опуститься вниз. Меня уносит. Лечу. Впереди такие же сгустки белого дыма в виде различных фигур каких-то животных, которых я никогда не видел. Вижу, как волны разбиваются о черные скалы. Волны белые. Небо вверху черное, а потом голубое. Летаю в виде облака. Мне не очень комфортно. Вдали молния. Не чувствую свою левую часть. Вижу черноту. Поднимаюсь выше. Кругом большое количество белых сгустков. Форма сгустков меняется. Вижу бурную поверхность океана. Горы. Впереди что-то светлое. Над океаном гроза. Солнце пробивается сквозь темноту.

p Очень давно. Я в космическом корабле. Панель управления. Но я им не управляю. Кресло, похожее на кресло в зубоврачебном кабинете. Удобное. Но слева чувствую, что оно не совсем пригнано по мне. Мимо пролетают космические корабли сигарообразной формы. Все в белесой пелене. Они летят быстрее меня. Я стараюсь левой стороной плотнее касаться кресла, и неудобств становится меньше.

p Очень давно. Звездолет. Он громадный. Более десяти километров. Я вижу только его нижнюю часть. Я в скафандре. Мне около 95 лет. Белая борода. Я выхожу из люка звездолета. Сбрасываю скафандр вместе с телом. Это все летит вниз. У меня нет ни тени сожаления об утраченном теле. Рядом полутуннель. Здесь стоянка космического корабля. Я в корабле. Лечу, мне хорошо. Планета вся в желто-коричневом свете. Деревья. Их много, с круглыми корнями, а кроны идут по спирали кверху. Я лечу. Лететь приятно. Чувство защищенности. В левом боку ощущаю прохладу. В детстве часто снились сны, что я должен побежать, чтобы разогнаться и полететь. Низко летел над землей.

p Очень давно. Я высоко, внизу горы. Я очень большой. Около 15 метров. Я не тело, я прозрачный. Смотрю вниз. Там, в долине, храм. Я спускаюсь. Чувствую небольшую нагрузку больше слева. Теперь я человек. Мужчина около 40 лет. Иду по тропинке между горами к храму. Вхожу в храм. Горят свечи. Окна большие готические. В храме никого нет. Храм католический. Скамьи из красного дерева. Все инкрустировано золотом. Около алтаря ниша у окна и лестница наверх. Я поднимаюсь и вхожу в зимний сад. Я чувствую усталость и неприятные ощущения слева у позвоночника. Ложусь в нише на мраморный пол, выпрямляюсь. Боль проходит.

Если э т о записано в биокомпьютере у человека, то можно найти и очевидцев гибели Атлантиды. Она-то погибла, но души атлантов в ком-то из нас. И не стоит так уж сильно расстраиваться, что была сожжена Александрийская библиотека, которая насчитывала около 7 000 000 фолиантов, собранных с древнейших времен. И знающие люди до сих пор сокрушаются, что с её гибелью была прервана связь веков. Связь эта энергоинформационна и никогда не может прерваться. Если хорошо покопаться в своих компьютерах, то знания обнаружатся.

Не дай прошлым жизням загнать себя в угол. Поставь их туда.

Просто совет Душа в собственном аду Астрал засорен.

В квантовых деяниях энергии А должен быть свободным энергообразованием,

Где все миры живут без разногласий.

Древо духа

"...Боюсь быть отвергнутой. Каждый раз, когда иду на интервью по поводу работы, боюсь, что мой возраст висит на мне и мой внешний вид потерял прежний блеск. Боюсь, что меня спросят, сколько мне лет. В иностранных фирмах, где есть менеджеры по персоналу, молоденькие русские девушки обычно спрашивают о возрасте. Иностранные директора часто благосклонны, и шансы получить после интервью с ними работу очень высоки. Скоро интервью с девушкой. Так не хочется идти. Одно интервью я недавно уже пропустила. Не смогла себя заставить пойти. Боялась быть отвергнутой.

Мелькают мужчины. Карусель мужчин, с которыми ничего не получилось, потому что считала себя и продолжаю считать недостаточно привлекательной для них. Те же мужчины, которые обращают на меня внимание, мне чаще всего не интересны. Я не проявляю своей заинтересованности ни к одному из моих "избранников". У каждого из моих знакомых по жене и по штатной любовнице. В этой области я боюсь конкуренции. Вижу, как Поль подходит к нам со своей иностранной женой, молоденькой красоткой, моей приятельницей, и хочет поговорить, но не со мной, а с другой - моей русской подругой. Мне больно. Я с улыбкой на лице оставляю их. Вот и Николас, мой начальник, с которым я пришла на прием в посольстве. Пришел со мной, а не уделяет мне ни малейшего внимания. Бегает и ищет новые деловые связи. Вот уже скачет около пожилой дамы - высокопоставленной чиновницы Торговой палаты. Я в одиночестве брожу вокруг круглого, украшенного вкусными закусками стола. Я в отчаянии, мне больно. Чувствую себя покинутой, униженной. Никого из приглашенных не знаю, поговорить не с кем. Я же не американка. Чувствую себя не на месте. Одета прекрасно, внешне превосхожу большинство приглашенных дам. Постепенно напиваюсь. А для чего же ещё фуршет... Однако душевная боль и чувство неуместности не притупляется. Скорее бы закончилось это мучение. Отлавливаю Николаса, который к этому моменту тоже заскучал. Садимся в машину. По дороге ни о чем не говорим. Обоим скучно и хочется быстрей расстаться. Худший вечер в моей жизни! Я раздавлена.

А потом вижу другого начальника. Мы в Италии, в магазине. Я помогаю выбирать одежду для его жены. Мы с ней одного роста и одинаковой комплекции. Делаю вид, что это забавное занятие. Шучу. У обоих веселое настроение. У меня оно наигранное. Мне больно. Он не догадывается о моих чувствах. На работе его любовница моего возраста рассказывает мне, что он любит. Очень интересно послушать. Мне больно. Никто ни о чем не догадывается. Конечно, в Италии можно было закрутить роман, но я не уверена в себе, хотя выгляжу прекрасно. Полное разочарование в себе и жизни.

Сергей и Михаил не обращают на меня внимания, когда я захожу к ним в кабинет. Я им неинтересна. Они демонстративно это показывают. Они мне тоже не особенно. Они как бы смеются надо мной. Чувствую полное отторжение. Изо дня в день напряжение растет. Чувствую себя сгорбленной внутри.

Почему это происходит со мной? Не могу распрямиться. Не могу! Почему я так держусь за свое положение? А может быть, ослабить хватку, разогнуть руки и упасть вниз, в пропасть? На душе бесчувствие. Бесчувствие хуже, чем боль. Стало ещё хуже, чем было, Мозг не хочет работать. Кошмар, что-то ужасное. Там, куда я всегда убегаю, там ещё хуже. Дома я ухожу в сон (пациентка плачет). Душевная боль настолько невыносима, что хочется устать и заснуть. Проваливаюсь в белый туман, а там намного хуже. Там все и копится. Вот туда-то и не надо уходить. Надо бы всколыхнуться, пробудиться, чтобы все ушло. Но нет сил. Устала. Отвергнута".

p Я в утробе матери, как в большом светлом аквариуме. Места много, но я сжалась. Светло должно быть, радостно, но мне тяжело. Места много, но не знаю, куда мне деться. Чувство неприкаянности.

p Я между облаками. (Меня тошнит, горло сжимает, заложен нос, дикая боль в ногах, во всем теле, руки отнимаются.) Я ничто и там, нигде. Все проходит. Состояние приятное, нейтральное со знаком плюс. Душевной боли нет. Я ничто, как будто в стеклянном шаре. Хочу попасть в ничто, но мне мешает стекло. Оно покрыто как будто инеем или туманом. Я в одном месте его почистила и смотрю в эту дырочку. А там то же белое ничто - бесчувственное со знаком плюс. Хочу попасть в бесчувственное со знаком минус. Попала в бесчувственное со знаком плюс. Никогда такой переход не испытывала. Все светло и ничто. Я как бы там - и не совсем своя. Мне ничего не показывают. Сквозь туман вижу белый свет. Я рано туда попала. Я вторглась не вовремя. Это доброе, но они ничего не показывают. Ощущаю себя то легкой, то тяжелой. (Нос заложен.) Кончики пальцев прозрачно-серебристые, как будто бы в легком холоде. Тело неуклюжее, бело-прозрачное, не летает, а висит. Но это не так, как там принято. Как будто пришла и уселась по-дурацки. Чувствую, что они не одобряют. Там хорошо, но я не на месте. Нигде не на месте. И наверху тоже не на месте. И здесь я не на месте (пациентка плачет). Я хочу, чтобы меня отсюда забрали. (Ой, сердце заболело.)

p Я - душа. Я наблюдаю за собой. Мне делают операцию на сердце. Я маленькая, слабая. Наркоз моей душе помогает. Но боюсь, что душевная боль всегда со мной останется. Это я в детстве. Мне пять лет.

p Ничего не понимаю.

Вижу глубокую пропасть, заполненную туманом. На дне голубая вода. Не хочу падать! Боюсь высоты. Боюсь скорости. Падаю!!!

p Высокие скалы, покрытые зеленой растительностью. На вершине одной из них большая мерзкого вида черная птица. Кажется, она клюет кого-то своим огромным острым клювом. Вот её глаза, прямо надо мной. Коричневый крючковатый клюв готов вонзиться в меня. Я в ужасе закрываю глаза и чувствую, что пропадаю. Похоже, что она пытается меня клевать, но боли не чувствую, только животный страх. Отвращение, неприятие, ярость. Кто же это? Так это же я! (Сильно разболелась голова, дикие боли в ногах. Мне не вытерпеть.) Я теперь страшная, отвратительная, черная первобытная птица, злая, агрессивная. Потому что я - дьявол. Я не хочу этого видеть и чувствовать. Не хочу, не хочу... (Пациентка плачет, на лице ужас, двигательное возбуждение.)

p Я улетаю в сторону ущелья и исчезаю. Перестаю существовать Я на вершине горы. Солнечное утро. Я - прозрачная, хрустальная, я неземное существо. Белое и светящееся. Я - душа. Я прекрасна. Вижу, как золотистая энергия входит в меня. Мне хорошо. Куда делась головная боль, боль в мышцах ног и во всем теле, тошнота, головокружение, першение в горле, слезы? Но нижнее белье хоть выжми. Нет чувства страха быть отвергнутой. Завтра иду на интервью. А ведь я побывала в собственном аду.

Героиня страдала глубокой депрессией почти всю свою жизнь. Здесь она описала один из сеансов. Ему предшествовали ещё два. Ей хорошо удалось поработать со своим биокомпьютером. Прошло чувство разрушительного страха быть отвергнутой. Страх, который записал в теле все те физические ощущения, которые испытала героиня во время сеанса. В её прошлых жизнях она была и агрессивной птицей, и животным, похожим на кролика. В сеансе наложились как бы эти два события и их ощущения тесно переплелись.

Когда она проходила свою проблему "ненавижу мужа", она была кроликом, а её муж птицей. Этот случай приведен для того, чтобы ещё раз продемонстрировать закон перевоплощения. Испытай то, что ты делал с другим. Разрешая свою проблему, героиня открутила назад все те события, которые сделали её жизнь на Земле безрадостной, омраченной страхом: "боюсь быть отвергнутой". В прошлых жизнях она не нашла себе места ни в определенных слоях Тонкого мира, ни на Земле. Везде была отвергнута. Особенно в Тонком мире, откуда когда-то пришла её душа, и где когда-то её душе было хорошо, как было видно из первых сеансов. Она побывала в собственном аду, в аду, в котором закована её душа разрушающими событиями прошлых жизней. Считается, что существует десять уровней Тонкого мира, куда душа попадает. Первый уровень находится здесь, на Земле. Здесь, на Земле, настоящая преисподняя для нее. Потому что дьявол в нас самих.

Дьявольские души - это души сверхзашлакованные разрушительными событиями прошлых жизней. В биокомпьютерах таких людей нет почти ни одного файла, заполненного чистой божественной космической золотистой энергией. Ангельской энергией. Душевные страдания страшнее любой физической боли. Человек мучается на Земле.

Там, на более высоких уровнях Тонкого мира, лишь добро и любовь. И очищение души человек может осуществить только при земном бытии, в теле, где есть головной мозг, который способен списывать события прошлых жизней с каузального тела и выводить на уровень сознания.

Наш биокомпьютер устроен так, что при его работе удаляются только дьявольские блоки, блоки-причины, следствием которых являются сиюминутные проблемы человека. Дьявольских блоков бесчисленное множество. Но их не надо бояться. Ангельская божественная энергия, заполняя освободившееся место в каузальном теле после удаления одного из блоков, может сразу нейтрализовать перекрестным методом ещё добрую их сотню. Правда, иногда дьявольские блоки образуют такой конгломерат, что чистая космическая энергия полностью нейтрализуется и человек никогда сам не придет к решению почистить свою душу. А без его намерения душа не может стать свободной.

Вот такие грязные энергоинформационные сущности становятся биовампирами. Они занимаются этим на бессознательном уровне. Их дьявольское начало требует пищи, иначе они жить не могут. Их души для очищения не попадут даже в такую отдаленную от центра Галактики систему, как наша Солнечная.

Мы сейчас с вами вместе порассуждаем над несколькими примерами, взятыми из жизни. Сравните мое видение этих случаев и свое.

Женщина средних лет, разукрашенная, как матрешка. Имеет дочь, очень упитанную и рослую третьеклассницу, которую она любит. Даме захотелось выйти замуж. Почему бы и нет? Дело житейское, Богу угодное. Плодитесь, размножайтесь. Но мешала парализованная мама. Нисколько не сомневаясь в правильности своих действий, дама попросила свою упитанную дщерь ударить бабушку бутылкой по голове. Послушайте, что она сказала: "Давай, не бойся, ты ребенок, тебе ничего не будет". Она была в таком вдохновении, что забыла: за тонкой стеной живут соседи, и парализованная мать будет кричать. Но она этого не боялась, вероятно, потому что участковый давно был другом её семьи. Вместе на Новый год отплясывали. И все сошло ей с рук, душегубке. Тройной душегубке. Душу матери загубила, в свою пустила ещё одного дьявола, и душу ребенка, которого якобы любила. На поминках пустила скупую слезу, да и вышла замуж. Свадьбу пышную закатили. Венчание происходило в церкви. По здравому смыслу, пора бы остепениться. А куда деть дьявола-то? Вот теперь соседи ходят по улице, по которой течет не молочная речка с кисельными берегами, а дерьмо дамы и её семейства, которое она откачивает из своей канализационной ямы прямо на дорогу. Она плюет на всех соседей, и на их детей, которые тоже ходят по этой дороге. Свою не пожалела, любя, а уж чужие-то для неё и вовсе не дети. Потому что дьявол шепчет: "Не бойся никого, я всегда с тобой". Разве это не бытовой терроризм, где душеприказчик сам дьявол? Чем он отличается от международного? Только масштабами, а природа одна и та же.

А вот другая дама ходит вся в синяках. Тоже жертва бытового террориста. Гражданскому мужу не нравится, что она пьет больше его и белье не стирает. Террорист философствует: "Что это за баба, жрет водку больше, чем мужик. Да таких, как она, только свистни".

Да, пьющих женщин в России-матушке не меньше, чем мужиков. Такая ещё с обидой спросит "А вы меня пьяную-то видали?" Такая на людях трезвенница, а пьет "втихую", за одним столом со своим дьяволом-искусителем. Послушайте, что она кричит, когда ругается с соседкой, богомольной старушкой: "Ты пьяница, ты проститутка, ты воровка". Так может кричать только собственный дьявол. Женский алкоголизм по своей природе почти не поддается никакому, даже сверхсовременному лечению. Глубоки корни прошлых жизней.

Как важно быть неравнодушным. Если у вас все "о'кей", а рядом "не о'кей", ваша душа не сможет по-настоящему распрямиться. Попытайтесь сделать хоть что-нибудь, чтобы этих "не о'кеев" стало меньше. Что может сделать один человек, то же могут сделать и многие. Что может сделать один президент, то то же может сделать и весь народ. Находите себе подобных, неравнодушных, не приятелей дьявола. Не вероломных. Создавайте свой эгрегор по подобию души. Если вам созвучна моя душа, то оставайтесь со мной. Я ищу людей, для которых общение со мной будет взаимно духовно созидающим.

Прошлые жизни не надо жевать, как жвачку. Их надо раскусить и выплюнуть.

Руководство к действию

Муторно на душе

Связь между физическим телом и потусторонним миром: это как оттиск железной печати на мягком воске. Самой печати уже нет, но изображение её осталось.

Будда

"Муторно, смутно. Сажусь за руль ВАЗ-21093. Тошно, противно, страшно. Отчаяние. Чтобы провалились все российские производители! Опять что-нибудь не в порядке. Поедет, не поедет. Наши машины по дорогам тащишь на себе. Я подхожу к машине ВАЗ-2110. Металлик блестит на солнце. Когда же наконец её починю? Отчаяние, безнадега, надрыв. Сколько же терпеть?!"

p Голова кружится. Подташнивает. Муторно на душе, безнадежно. В ущелье снежная королева. Вся замороженная, покрытая инеем.

p Начало века. Пустыня. Караван. Я - верблюд. Мне очень тяжело, хотя на мне нет поклажи. У меня болит шея, спина. Я двугорбый. Песок не жжет. Караван длинный. На других поклажа и седоки. Меня никто не понукает. Но нет сил терпеть это состояние. Это Саудовская Аравия. Впереди на верблюде красивый мужчина с бородой и усами в белом хитоне. На голове арафатка и черный обруч. День прохладный. Солнце где-то сзади. Солнце садится. Сзади мои дети, верблюжата. Я должен идти туда, куда мне не хочется и не надо. Я должен, я верблюд. Такая уж судьба. Терпеть. Выбора нет. Спина и шея уже не болят. Все нормально. Дойду.

Не прячься от прошлых жизней в шкафу. Устрой им трепку.

Не Ильф и не Петров Одиночество и близнецы

Я чувствую в себе будущую жизнь... это сказка, и это история.

Виктор Гюго. Философия жизни

Чувство одиночества: многим кажется, что оно возникает иногда просто так, без всякой причины.

"Я работаю на фирме. С работы ухожу последней. Там не так одиноко, как дома. Дочь замужем. Живет отдельно. Муж дочери почти мой ровесник. Детей у них нет. Я и не хотела бы быть бабушкой, потому что в свои сорок три года считаю себя молодой. Отношения между мной и дочерью не сложились. Я боюсь даже лишний раз ей позвонить, а она сама очень редко вспоминает обо мне.

Прихожу в свою квартиру поздно вечером и, поужинав, сажусь на диван перед телевизором. Часто замечаю, что не смотрю на экран, а просто сижу в оцепенении и плачу от жалости к себе и одиночества. Хуже всего в выходные дни. Есть у меня любимый человек, но у него семья: жена и дети, поэтому видимся не часто, от случая к случаю.

Мама умерла пять лет назад. Мы любили друг друга и были как подруги. Отца не помню. Он взял мать силой. Через год после моего рождения он умер. В детстве завидовала своему двоюродному брату, у которого был отец. Некому было пожаловаться, когда с мамой возникали разногласия. Выдумывала, что папа - летчик, а потом втихомолку плакала.

Замуж выходила по любви. Долго добивалась внимания самого умного и красивого парня на потоке в институте, в котором училась. После рождения дочери узнала, что он мне изменяет и мы расстались".

p 1886 год. Море. Я моряк - грек средних лет. Я спасся при кораблекрушении. Я лежу на дне лодки. Доски шершавые. У меня нет весел. На море штиль. Солнце палит. Пить хочется. Слушаю, как вода плещется (у меня онемели пальцы рук). Одиноко. Молюсь. Мне страшно. Я умер. С высоты птичьего полета смотрю вниз, чувствую грусть. Внизу птицы. Я лечу дальше и как бы растворяюсь. Спокойное безразличие.

p 1887 год. Вижу маленького, только что родившегося ребенка. Он кудрявый, черный. Это мой брат-близнец, а я ещё в чреве у матери. Наша мать акушерка. Я ещё не родился. Мне одиноко. Мне интересно. Хочу на свет. Не могу понять, где я. Я тоже родился. Я чувствую любовь и привязанность.

"...Сейчас я вовремя ухожу с работы. Много занимаюсь собой. Путешествую. О диване и телевизоре вспоминаю со смехом, как бы подтрунивая над собой. Чувства юмора мне сейчас не занимать. На одном из сеансов я работала с будущими жизнями".

p Я на берегу моря со своим новым мужем. Он средних лет, седой, очень интеллигентный и добрый. Мы приехали на машине, там, где наш дом моря нет. Мы живем в какой-то скандинавской стране. По-моему, Швеция. (Интересно, почему Швеция. Я там никогда не была, но всегда туда хотела попасть.) На море полный штиль, мы любуемся закатом. Дальше я вижу, где наш дом, как он обставлен. Я вижу свою дочь, она ко мне приехала. Я сейчас вижу себя в комнате на кровати. Я лежу на высоких подушках и задыхаюсь. Мне 90 лет. Мне очень тяжело. Не хочу так уходить из жизни. Передо мной проносятся события прошлых жизней, где я тоже задыхалась. Теперь я умираю спокойно, на душе светло. Я прожила счастливую жизнь. Как хорошо, что я узнала и почувствовала: я душа. Страха смерти нет. Ничего не болит.

"Я сейчас в это верю и не верю. Трудно это понять головой, но душой я чувствую, что все будет так".

Чтобы в это поверить, нужно проверить. Респондент должна была запросить свой компьютер о времени этих событий. Она это сделать забыла. Очень сильно хотела узнать, что будет, но когда... Через год, через пять лет. Удивительного в том, что она попала в будущие жизни сама, нет. Это совершенно так же происходит, как и при работе с прошлыми жизнями. Информация из прошлых жизней переписывается в настоящую жизнь, дополняется и тут же переписывается в будущую. Все здесь и сейчас.

От прошлых жизней можно навсегда избавиться или навсегда пропасть.

Очень глубокая мысль

Жара. Пить хочется

Природа лишена зла и добра. Она лишь следует законам, давая жизнь и радость или посылая страдания и смерть.

Елена Рерих

Я забежала к соседке по даче, чтобы узнать, есть ли у них свет. У нас часто его отключали, но у меня иногда (и без центрального отключения) что-то случалось с электричеством. На улице в тени было почти сорок пять градусов по Цельсию. Вода из крана лилась тоненькой маленькой струйкой, а потом и совсем перестала течь. Был большой разбор воды. Дачники занимались поливом. В это время из Москвы приехал муж соседки.

Он был очень раздражен, пот стекал с его лица большими каплями, рубашка мокрая, хоть выжми. Было видно, что он очень устал. Он тут же попросил холодной воды, потому что у него пересохло во рту, и хотел принять прохладный душ. Пока соседка пыталась достать воду, я предложила её мужу облегчить его состояния, поработав с прошлыми жизнями. Он тут же согласился, потому что имел солидный опыт по этой процедуре.

p 1634 год. Я - мужчина среднего возраста иду по пустыне. Жара. Хочется пить. От песка поднимается прозрачное марево. Воздух как кисель. Я иду по склону песчаной горы, дальше впадина. Понимаю, что на дне впадины ещё жарче. Вокруг много кактусов. У меня возникает мысль, почему же для утоления жажды не пользуются соком кактуса? Я продираюсь через заросли кактусов. Какие же у них длинные и острые иглы! Впереди мираж. Берег моря. Жарко. Еще сильней хочется пить.

"Чувство сухости во рту прошло. Я ощущаю большое количество слюны во рту. Мне прохладно".

Целый графин воды стоял на столе. Сосед так к нему и не притронулся.

В экстремальных условиях можно справиться с чувством холода и с чувством голода. Сколько веков мы мерзли-то? А есть всегда хочется. Особенно когда молодой. А желающие похудеть в этом тоже найдут решение своей проблемы.

Прошлые жизни - это бумеранг прошлых жизней.

Очень глубокая мысль

Прошлые жизни - это твоя долговая яма. Отдай долги себе.

Респондент

Не могу сосредоточиться

...Мы являемся частицами... Абсолюта, и каждая частица единого целого заключает в себе потенциал всех свойств этого целого, то мы можем постепенно раскрывать в себе этот потенциал на протяжении бесчисленных воплощений и тысячелетий, уходящих в беспредельность.

Елена Рерих

Я знаю, что вы тоже не исключение. Припомните, как часто вы не могли сконцентрировать свое внимание на том, что делаете. Мысли перехлестывают через край, витаете в облаках, в голову лезут другие проблемы. "Не отвлекайся, читай, пиши, думай над тем, что делаешь!" Эти пожелания нам знакомы с детства. Жалобы на невозможность сконцентрировать свое внимание, на неусидчивость нередки, особенно у детей, да и у взрослых это случается.

Николай работает в фирме по продаже медицинского оборудования. Последнее время стал быстро уставать. Часто замечает, что сидит в кресле за столом , тупо уставившись в компьютер. Не может сосредоточиться на главном и не знает, что делать. А работы - ворох. Это состояние он помнит с детства, когда, так же тупо уставившись в книжку, сидел часами и, силясь, что-то усвоить из заданного, смотрел в книгу, а видел, образно говоря, фигу...

p Рим. Колизей. Бой гладиаторов. Я плененный полководец, скорей всего - десятник, не самый главный. Ревущая толпа на трибунах. Я не вижу их лиц. Это меня отвлекает. Страх, напряжение. Не могу сосредоточиться на бое. Не знаю, что делать. Под ногами песок. Я - воин, попавший в плен. На мне доспехи. Я не ощущаю их тяжести. У меня в руках меч. Чувствую сковывающий меня страх и внутреннее напряжение. Мой противник громадный, очень сильный молодой негр. На нем только набедренная повязка. У него в руках цепь и что-то похожее на трезубец. Он цепью захватил меня за левую лодыжку. Я чувствую себя беспомощным. Стараюсь не подпускать его ближе. Ему удается вонзить трезубец в мое левое бедро. Я вырываю трезубец из ноги. Негр безоружен. Кровь хлещет из моей раны. Я не могу сосредоточиться и чувствую, что не справлюсь. Чувство беспомощности.

Я стал спокойней. Страх ушел. Кидаю трезубец в негра и попадаю ему в живот. Негр из Африки, черный, у меня белая кожа. У меня борода и усы. В волосах седина. Мы сражаемся с негром на потеху публике. Негру лет 25. Он сильный, могучий, пугающей внешности. Я вижу, как он согнулся и упал. Лежит, скрючившись на песке. Я наваливаюсь сверху. В руках у меня меч. Что скажет толпа? Кричат: "Убей!" - и показывают большим пальцем вниз. Я не знаю, что делать. Я не хочу его убивать. Я его не убиваю. Подходят охранники и меня оттаскивают, а негра закалывают. Я чувствую, что не довел дело до конца, не справился. Не знаю, что меня ожидает. Страх, что и меня могут убить. Меня запирают в темницу. Темно, одиноко, сыро, холодно, тоска. (Мне это чувство тоски и одиночества знакомо с детства.)

Я сижу в темнице и вспоминаю, как я охотился, вспоминаю свою молодую жену. Вижу как она кормит грудью ребенка. Она в холщовом белом платье с каштановой косой. Славянка. Дом деревянный - сруб, речка. Лужайка с цветами Лес. Уединенное место, как на кордоне. На душе становится спокойно и светло. Я уже не чувствую сырости. Мне тепло. Я теперь могу сосредоточиться и с ситуацией справлюсь.

Николая больше не посещают эти нерабочие состояния. Он успешно делает карьеру. Им довольны начальство и клиенты.

Не психуй! Загляни в прошлые жизни.

Не шоковая терапия Уже когда-то виденное

... - смутное ощущение того, что все, что происходило, было уже не в первый раз.

Вальтер Скотт. Дневник

В психиатрии существует синдром дереализации, т. е. когда человеку "кажется", что он когда-то это уже видел или слышал. Подобное возникает при таких патологиях, как шизотипическое расстройство, циркуляторный психоз, эпилепсия, психопатия. Это состояние, при котором окружающий мир, окружающая обстановка воспринимаются больным нереальным, безжизненным, декоративным. Сюда относятся явления уже виденного, слышанного, испытанного, пережитого. Подчеркиваю, что психиатры это трактуют как болезненное состояние.

Моя очень хорошая знакомая, врач по профессии, поехала в турпоездку в Арабские Эмираты, в Дубаи. Могу вас твердо заверить, что она не страдала и до сих пор не страдает никакими психическими отклонениями, тем более такими, которые в психиатрии начинаются на буквы ш, ц, э и п.

"1989 год. Арабские Эмираты. Дубаи. Когда я туда приехала, ничто меня не удивляло. Я почувствовала, что я уже здесь когда-то была. Однажды, когда я возвращалась после купания с залива со своей знакомой по турпоездке, мы проходили мимо старинного квартала. Я захотела его подробно посмотреть и предложила войти в один из двориков. Я почему-то знала, как выглядит дверь дома, выходящая в этот дворик, и подробно описала её моей знакомой прежде, чем мы вошли туда. Сильная жара, местных жителей на улице не было, только мы - туристы. И каково же было удивление моей попутчицы, когда она увидела эту старинную дверь. Она в деталях, точно соответствовала моему описанию; знакомая знала, что я в Дубаи в первый раз".

p 1631 год. Я молодая девушка. Беременна. Меня выгоняют из дома. Я рожаю во дворе прямо около этой двери.

Я однажды испытала это необычное состояние "уже давно виденного". Мы были в студенческие годы на экскурсии. Посещали храм, который когда-то расписывал Андрей Рублев. После посещения храма пошли осматривать окрестности. И вдруг я почувствовала: если заверну за угол этого дома, то увижу улицу, мне очень знакомую. Я как бы заранее её представила. Моему удивлению не было предела: "Я здесь когда-то была".

Стоит задуматься врачам, откуда у больного возникает это состояние и так ли оно нереально. А у вас были свои дежа вю? А вот у другой моей героини были. Она пришла с проблемой: "Не нахожу себе места, все смешалось, стыдно".

p Костел. Я беременная. Надо принять причастие. Тошнит. На мне длинное платье. Странная прическа, как на картинах Боровиковского. Волосы темные, легкие, как пух. Туфли тоже легкие, но стискивают ноги. Ногам холодно. Престол, купол. Просвет окон. Не светло и не очень темно. Очень высокий алтарь. Вижу ксендза. Но мне не до него. У меня большой живот, хотя я только на пятом месяце беременности. Я замужняя. Но рядом никого нет. Людей много, а я сама по себе. Мне никто не мешает, но никто и не помогает. И в то же время я вместе со всеми. Я в костеле, потому что так надо. Но я неверующая. Все чужие. И я никому не нужна. Душа ни к кому не тянется. Мне так легко там, хорошо. Ксендз - это тот учитель, или защитник или покровитель, которого я ищу всю свою жизнь Вижу все смутно. Это как смутная надежда. Он должен быть выше меня, но не социально, а духовно. Это Польша, Краков. Я - Ирена Ковальска.

"Я давно искала этот костел. В 1976 году я в нем была. И тогда я чувствовала, что я уже когда-то здесь была".

p Италия. Костел рядом с площадью. Я мужчина. Мне около 38 лет. На мне бархатные штаны. Я знатный гражданин. Прогуливаюсь. Мне хорошо. Это Бергамо. (Я тоже когда-то была в Бергамо. Мне нравилось именно это местно на площади, откуда начинаются узенькие улочки, как в Кракове.) Таинственно красивая архитектура. Я там хозяин положения. Мне многое принадлежит в этом городе. Я был в Кракове и искал свой дом, Но не нашел. У меня там тоже было чувство, что я когда-то здесь был. Меня зовут Кальве Морано. Я богатый синьор. Весь город мой. (Покалывание во всем теле, прохладно, как будто из тела вышла. Ищу.)

"В Риме я тоже была. Он мне не нравится".

Это пример двойного дежа вю. В прошлых жизнях у героини было это ощущение и в этой жизни тоже.

Не своди счеты с жизнью. Предъяви счет прошлым.

Автор

Жизнь в коконе Был уже некогда отроком я,

Был и девой когда-то,

Был и кустом, был и птицей,

И рыбой морской бессловесной.

Эпидокл

Я снимаю шляпу перед человеком, который сидит передо мной в кабинете. При бесцветности чувств, с которыми он пришел в этот мир, он обладает громадным желанием и упорством раскрасить свои ощущения этой земной жизни всеми цветами радуги, узнать, хоть на мгновение, настоящий вкус вдохновения, любви, нежности. Если бы каждый из нас также не ленился и работал со своею душой, то не было бы на Земле печали. Не сбрасывала бы она с себя громадные сгустки отрицательной энергии - продукт человеческой жизнедеятельности в виде катастроф, стихийных бедствий, сопровождающихся гибелью людей. Земля живая. Она тоже энергоинформационная сущность. Когда мимо неё проходила комета Галлея, она съежилась и замерла. Стрелки всех приборов, отслеживающих её электромагнитные поля, были на нуле.

Сорокадвухлетний, хорошо сложенный, с лысеющей головой, мужчина плакал навзрыд. Он плакал и всей душой ощущал, что жизнь не удалась. Плакал, как плачут маленькие дети, не стесняясь своих слез и меня. Душевный нарыв вскрылся, когда он вновь почувствовал себя как бы в коконе, как бы за стеклом, отгороженным от мира после неоднократных и безуспешных попыток прорваться наружу. "Ненавижу, ненавижу", - всхлипывал мужчина. Мучительное состояние бытия, когда ощущаешь себя отгороженным от окружающего мира, как бы в коконе, идешь ли ты по улице, общаешься ли с кем-то, и так с детства. Усталость от ничего. Неуверенность в себе. Мысли еле ворочаются. Вялость и инертность, физическая и душевная, не дают почувствовать все краски жизни. Нет энергии, будто кто-то её высосал. Серенькое, нерадостное чувство. Не хватает полноты ощущения жизни.

Когда был женат - не было любовниц. Боялся перемен. Это бесило. И это не временное состояние, а так всегда. В молодости пробовал гасить душевное неудобство выпивкой. Это иногда помогало быть более раскованным при общении. Но потом душа ещё больше погружалась в трясину безволия. Особенно в студенческие годы маскировался под рубаху парня, компанейского человека.

Немного успокоившись, он, надеясь получить какое-то утешение, спросил: "Это ведь обыкновенная депрессия?" Да, кто этого не испытал, тот не поймет. Наверное, и я не чувствую этого, как чувствует он и такие же, как он. Их в моей практике было более, чем достаточно. Но я видела их душевные муки и физические страдания - это ад, только не там, а здесь, на Земле. Таких людей очень много, они живут среди нас. Одни из них горстями едят антидепрессанты, а когда совсем невмоготу - ложатся в специальные клиники, другие борются в одиночку, как Вадим Петрович. Часто, чтобы хоть как-то решить свои душевные проблемы, увлекаются психологией и психиатрией, изучают эзотерику. Врачам и ученым-теоретикам не удается найти каких-либо изменений у этих страдальцев ни в строении, ни в функциях их органов, и в первую очередь - головного мозга. Медицина в настоящее время ищет причину этих депрессий на молекулярном уровне.

Вадим Петрович сетует, что в жизни всегда надеялся на кого-нибудь, только не на себя. В детстве все проблемы решала мать, да и сейчас после развода с женой он от родителей ни на шаг. А все оттого, что в голове вакуум, а на душе вялость и тоска, и эти жестокие головные боли. Мысли все время роятся в голове. Умственная жвачка гасит душу. На фоне безрадостного существования были минуты как бы прорыва наружу, когда затеял свое дело не без помощи друзей отца. Но бизнес лопнул, потому что все пустил на самотек, как всегда, и после этого в душе поселился страх, который всегда где-то тлел в глубине: ничего нельзя изменить.

Пытался устраиваться на работу через друзей, но больше полутора лет нигде не задерживался, потому что в работу не вникал, а как бы только присутствовал на ней. Загонял ситуацию в угол, пока не взорвется. Тяги к знаниям не было никогда. Не мог сосредоточиться, не было желания и потребности в познании нового. "Мне все неинтересно". Компьютер так и не осилил, хотя по работе это было очень нужно.

Плохо переносит поездки на машине и перелеты самолетом. Возникает тошнота, рвота, сильно болит голова.

Его привлекают женщины высокие, черноволосые, с холодным бесчувственным взглядом. Сначала он к такой женщине проявляет интерес, но как только почувствует, что и она не прочь с ним познакомиться - тут же внутри возникает какой-то барьер и нет желания продолжить игру. Он считает, что боится при этом потерять свою самость, хотя понимает, что эта самость для него ничего не стоит. И чувствует, что все это уже было и интерес пропадает. Но стоит только снова выхватить взглядом в толпе такой тип женщины, и все начинается сначала. Для него это мучительно и вызывает глубокий душевный дискомфорт. Он говорит, что это состояние сродни мазохизму. Покрасоваться, а дальше страшно, что-то не пускает. Сердце бьется, волнуется, а внешне - инертность, вялость, но не бесстрастность и спокойствие. Покрасовался и ушел. А хочется своего "Я".

Особые муки представляет общение с кем-либо. Он чувствует, что у них другое ощущение жизни, они как бы на подъеме. А он не может войти в их ритм. Он не успевает за другими, все время тормозит. Старается поддержать разговор, поэтому говорит банальности и боится, что его уличат в этом. Хочется убежать от проблем. Он испытывает одиночество среди толпы. А с другой стороны, не хочет, чтобы этот кокон разрушился. Он в нем прячется. На душе - мрак, а на лице улыбка и вид полного внутреннего благополучия или наоборот. В нем каждое мгновение живут как бы два очень глубоких противоположных чувства, два разных человека - один земной, другой...

p Очень давно. Я - какое-то забитое страшное животное, похожее на медведя. У меня вырван правый бок. Я лежу под кустом на траве, но трава какая-то серая. Тоскливо и одиноко. У меня сейчас сильно заболел затылок. Нет сил, нет энергии. Бессильная злоба. Рычу. (В. П. оскаливается и рычит.) Незащищенность. Тоска. Слюна стекает из угла пасти на траву. Чувствую, как травинка касается морды...Брр...

p Очень давно. Я - громадная черепаха. В голове вакуум. Вялость, неподвижность. Нет энергии, как будто кто-то её отсосал. Тоска. Медленно чешу о панцирь шею. (В.П. крутит головой, испытывая в шее дискомфорт.) Чувствую, какие у неё мягкие, бессильные, замедленные в движении лапы. Горячий песок. Я застряла в яме и не могу выбраться. Выбралась. День. Светло. Медленно ползу. Зеленый лист. Я его откусываю. Он горький. (В.П. медленно поворачивает голову вправо и делает хватательное движение губами.) Что-то ударяет мне в нос. Я прячусь в панцирь. (В.П. втягивает голову в плечи и прижимает руки к телу.) В панцире чувствую защиту. Спряталась. Очень похоже на защищенность в утробе матери и на ощущения в детстве, когда с головой прятался под одеяло, оставляя только щелочку, чтобы дышать. Чувствую какое-то давление извне на панцирь, но тревоги нет. (В.П. передергивается всем телом.)

p Очень давно. Темно. Черная воронка. Замкнутое пространство. Я паук. Хочу забраться вверх и падаю. Полное равнодушие. Ничто не интересно.

p Очень давно. Море. Я - краб. У меня болит голова. Волна, смешанная с песком, бьет и сбрасывает меня в море. Мне больно. Я хочу выбраться на песок и не могу. Тошнит. (У меня тоже здесь разболелась голова и также тошнит.) Я вышел из моря, мне легче. У меня оторвана лапка. (А здесь у меня сильно разболелся правый локоть. В.П. трет правый локоть.)

p Очень давно. Не пойму, где я. Яйцо. Скорлупа. Я - птенчик. Вожу клювом. Все закрыто. Тесно. Скорлупа разбилась. Свет. Я мокрый весь. Освобождение пришло. Серая большая птица. Бесчувственный вкус жизни. Меня клюет птица. Переворачиваюсь. Тоска. Пассивность и смирение. Птица пихает меня клювом.

"Когда я иду по улице, то чувствую себя как в тесном стеклянном ящике, передо мной какая-то психологическая штора".

p Древний Египет. Противовес. Блок. Веревка. Тяжесть, чтобы можно было уравновесить. Пустыня. Светло. Это или ранее утро или ранний вечер. Тепло, но нет зноя. Я мужчина лет сорока, смуглый, черные волосы, высокий, худощавый, в белых длинных одеждах, на ногах сандалии, они в виде шлепок, но закреплены петлей на один большой палец. Меня зовут Рамзес. Я иду по песку, я очень хорошо чувствую: какой он мелкий и теплый, он струится между пальцами ног. Ноги по щиколотку погружаются в песок. Подхожу к сооружению из камней. Эта пирамида. Вход. Темно. Горит светильник. Что-то белое. Меня туда тянет, но я не хочу туда входить. Вход в виде лабиринта, закручивающегося по спирали. (У В.П. сильное двигательное и речевое возбуждение.) Я по этому туннелю вхожу в комнату. Откуда-то сверху проникает дневной свет. Посередине комнаты стоит саркофаг. Вокруг него какие-то глиняные предметы: кувшины, фигурки. (У В.П. начинается сильный надсадный кашель, с рвотными движениями, он держится руками за грудь.) Откуда у меня такой кашель? А, это потому, что у меня хронический бронхит. Я же заядлый курильщик. А теперь появилась жгучая боль в груди. Фу, наконец-то все прошло. Что интересно - я всегда любил ходить в сандалиях, да и сейчас я в них. А насколько реально я чувствовал каждую песчинку, когда шел по пустыне, поразительно!

p Пустыня. Песок. Красное солнце. Заходит или восходит - не пойму. Я вхожу в пирамиду. Длинный коридор. В руках у меня горит лампада. Воздух спертый и сухой. Коридор выложен камнем. На стенах орнамент. Фигурки человечков. Проход идет куда-то вверх. Не хочу туда идти. Внутри меня тормоз. Боязно и интересно. Не хочу об этом вспоминать.

У В. П. начинается приступ надсадного кашля. Он задыхается. Синеет. Возникает двигательное возбуждение. Это все длится около 10 минут. Любой бы, даже видавший виды реаниматолог давно бы начал оказывать ему помощь. Но я не вмешиваюсь. Я знаю, что тело отвечает на очень глубокую душевную травму. Хорошо иметь хирургическую закалку и полную уверенность в том, что биокомпьютер - это очень надежно.

Коридор приводит к лазу. Я стою на коленях перед овальной дырой. Оттуда идет розово-красный дым, в форме глаз, рта. Я чувствую удушье. (У В. П. начинается вновь сильный кашель, он синеет. Хватает ртом воздух.) Чувствую пыль и спертость в груди. Дым ушел. Боже мой, я как вновь народился. Чувствую огромный прилив сил. По-моему, я начитался Мулдашева. Там что-то подобное было написано.

Я тоже его читала, но у меня и у многих других читателей подобных состояний не было и не будет. В биокомпьютере Владимира Петровича была эта информация, и чтение книги её слегка задело, но не вывело на уровень сознания. Поэтому его состояние резко ухудшилось, когда он прочел эту книгу.

"Когда я пришел домой вечером с сеанса, я пропылесосил всю квартиру".

p 1345 год. Я - китаец. Мне около тридцати лет. Я разговариваю с молодым веселым парнем. Я улыбаюсь, а на душе тоска и одиночество.

p Я мужчина в тунике. На ногах у меня сандалии, отделанные золотом, с переплетением на голени. Я стою в тени. Вдали город. Я отрешенно смотрю на его каменные дома без окон. Там жарко. У меня болит голова.

p Я - лев. У меня болит голова. Я от боли катаюсь по земле. У меня в голове копье. Вижу ноги людей в сандалиях. Они бегут ко мне. Тоска. Они добивают меня копьем. Вижу свое тело со стороны. Мне все равно. Полное равнодушие.

"Я помню, что как-то был на представлении в цирке. Пошел туда с будущей женой, чтобы как-то облегчить свое внутреннее, душевное напряжение. Идти не хотелось, как всегда. Болела голова. Она была как будто бы набита ватой. На арене были львы. Места были на первом ряду. И вдруг внутри что-то всколыхнулась. Я отчетливо почувствовал себя львом. Зарычал. Рычание исходило откуда-то из глубины утробы. Это было, вероятно, натурально, потому что моя спутница с ужасом посмотрела на меня. Она потом сказала, что мой внешний вид соответствовал рыку. Я не мог остановиться, мне было все равно, что об этом подумают окружающие. Казалось, что это длилось вечность. После этого наступило полное спокойствие и прошли головная боль и вакуум. Спутнице я представил это как свое актерское мастерство перевоплощения, и все свел к шутке".

p Пещера. Темно, холодно и сыро. Зябко. (В. П. ежится, трет глаза. У него обильное слезотечение). Я сижу на шкуре около потухшего костра. На мне только лоскуток шкуры в виде набедренной повязки. Мне около З0 лет. У меня светлая кожа и рыжие, длинные, спутанные, грязные волосы. Вижу свои руки, покрытые рыжей шерстью. За моей спиной в углу разбросаны обглоданные кости. В другом углу копошится маленькая грязная женщина. Я совершаю с ней половой акт, чтобы согреться. У меня к ней нет никаких чувств. Я всегда это делаю только для того, чтобы справиться со звериной злобой и агрессией. (Сейчас меня тошнит, зевота раздирает рот. У В. П. двигательные движения тазом.) Что это со мной? Все свои тазовые кости поломал. Маленькая грязная женщина в шкуре лежит ко мне спиной. Не чувствую к ней тепла. Какая-то недоразвитость чувств. Нет взаимопроникновения. Это же моя теперешняя знакомая, с которой имею близость именно с такими ощущениями. Вот это да! Там, как и здесь, нет душевной тяги, не чувствуется женской теплоты, нет интереса к человеку.

p Пещера. Я у потухшего костра полулежу на шкурах. Чувствую правым бедром корягу, на которой лежит шкура. Напротив меня, по другую сторону потухшего костра, стоит высокая красивая женщина в серо-голубом облегающем костюме. Она смотрит на меня и как бы не видит. В глазах у неё нет интереса, холодное безразличие, так смотрят на пустоту или на испытуемое животное. Взгляд пронзительный, сильный, так люди не смотрят. Не хочу смотреть ей в глаза, но они притягивают, как магнит. От этого взгляда у меня столбняк и в то же время сильное волнение. Женщина приближается, волнение усиливается. Чувствую её власть над собой. Оскаливаюсь на её приближение, рычу. Чувствую агрессию с её стороны.

Наступает апатия. Она относится ко мне с пониманием, как поводырь. Мозги как бы подвешены и плавают в чем-то.

"Помню свою первую любовь, которая была такой же высокой и надменной, с карими глазами, я при виде её столбенел, и этот столбняк преследует меня всю жизнь, когда вижу женщин чем-то похожих на инопланетянку".

Меня вытаскивают под руки из пещеры двое в таких же, как у нее, костюмах. Я сопротивляюсь, но они обладают какой-то неземной силой. Я в космическом корабле. В корабле я чувствую спокойствие. Из головы вытекает этот вакуум. Нет устремленности и желания действовать. Все серо-голубое. Пульта управления нет. Я в кресле, похожем на стоматологическое. Мне комфортно. Приятная пустота в голове. Сиюминутный комфорт с тревогой. Я его испытываю очень часто, когда загоняю проблему в угол. Меня привязывают. Я пытаюсь освободиться. (У В. П. - двигательное и речевое возбуждение, он пытается безуспешно оторвать предплечья от подлокотников кресла, на котором сидит.) Женщина рядом, она мне как бы мысленно приказывает успокоиться. В руках у неё блестящий обруч желтого металла на каких-то шарнирах. Поднесла что-то к лицу. Прикоснулась ко лбу. Не вижу. (В. П. трет лоб). Они что-то говорят. Не слышу. (У В. П. - возбуждение, бьет кулаками о подлокотники кресла, кричит, просится в туалет. Зевает.) Женщина надевает обруч на голову и закрепляет его. Чувствую сильную боль в середине лба.

"Я почему-то вспомнил своего сына от гражданского брака. У него обнаружена опухоль головного мозга именно в этом месте. Ему сейчас 16 лет".

Мы в полете. Болит голова, тошнит, тоскливо и одиноко. Я засыпаю.

p Другая планета. Желто-красная. Деревья коралловидные. Небо желтовато-коричневое. Стою. Женщина сзади. На сердце одновременно и тревога и спокойствие.

"Я такое же состояние испытал на меловидной горе, когда стоял на её вершине и смотрел в долину. Это на Украине, Северный Донец. Сладкое тревожное спокойствие, только сердце сильно бьется. И хочется полететь. Летать с одной планеты на другую и лететь - это не одно и то же. Я всегда приходил на эту гору, когда бывал в этих местах, чтобы вновь испытать это особое чувство, словами его до конца не передать".

p Лечу. Много звезд. Перед лицом прозрачный колпак. Не знаю, где я, чувствую вакуум в голове. Шар. Вокруг темно. Болит затылок. Ощущение, что на голове что-то есть. Другая планета. Металлические строения. Огни. Меня тянет туда. Я там как в своей тарелке. Нет тревоги, там комфортно и приятно, умиротворенность на душе, нет суеты, шума, спешки.

pЯ за стеклом. Рядом планета. Она освещается. Стою рядом с креслом. С левой стороны от него. Пол вибрирует. Ощущение в ногах такое, какое бывает, когда долго не стоишь на них. Чувствую сильное движение. Корабль куда-то перемещается. Головная боль усиливается. На потолке выпуклая труба. Спертый воздух. Все за иллюминатором движется. Все в корабле подрагивает. Планета с кратерами. Я не один в корабле, кто-то рядом. Меня всего колотит. (У В. П. - двигательная реакция: выгибает тело, тянет руки вверх, вытягивает ноги. Зевает.)

Я не знаю, кто со мной, и боюсь узнать. Из-под тумана, в дымке, идет как бы волнистый свет. Я сейчас такое вижу, что ни в одном фантастическом фильме не увидишь. На душе нет тревоги. Рядом женщина в серебристом костюме. На голове прозрачный шлем. Трудно уйти оттуда. У меня ощущение, что я был там, в более ярком мире, и возвращаюсь в тусклый мир.

У вас создается впечатление, что это бред, фантазии больного воображения? Но от бреда и фантазий не проходят вакуум в голове и головные боли. Не уходит душевная тоска. Ваше неверие - это только ваше.

p Серо-голубой костюм лежит рядом. Близость с космической женщиной, но эта другая инопланетянка. У неё светлые волосы. Я чувствую, какая от неё идет силища. (Опять заболела голова.) Я испытываю неземное наслаждение от соприкосновения наших тел. Ощущаю какое-то внутреннее потрясение. Какие-то волны тепла. Как будто бы тело пронизывают ультрафиолетовые лучи. Сам половой акт не имеет никакого значения.

"Поэтому я жду здесь такую же женщину, чтобы она первая шагнула ко мне, чтобы ощутить все это".

С ней - вместо стеснительности, инертности - появляется действенность. Я ощущаю свое "Я". Мне с ней хорошо. Я активен. Мне хочется быть с ней на равных или сильней. Но она прерывает близость. Что-то останавливает: или звук, или мысль. Хватит. Я встречаюсь с её взглядом, и он меня принижает. Я чувствую себя букашкой. У меня паника. Такая же паника, которая возникает, когда я не могу подойти к современной "инопланетянке". Бездуховный взгляд. Ты уже ничто. Как будто несколько линз, одна за другой, вставлены и уходят вглубь. Собственное Я свернулось. Я чувствую ущербность. Но влечение к ней колоссальное. Я стараюсь не видеть её глаз, но они передо мной. У неё очень сильный, приказной, волевой, требовательный взгляд. Я задавлен, пригвожден. (В. П. трет лицо руками.) Под её взглядом голова начинает раскручиваться по часовой стрелке. (В. П. крутит головой.)

У меня сильное головокружение, тошнит, мучительные позывы на рвоту. Выворачивает, как в самолете. Лечу. Легкость. Невесомость. (В. П. поднимает руки кверху, пытается как бы подпрыгнуть на кресле.) Руки как бы невесомые. (У В. П. начинается двигательно-речевое возбуждение. Он поворачивается то на правый, то на левый бок, как бы сползая с кресла и прогибаясь вперед, вытягивает попеременно то правую ногу и левую руку, то наоборот. Это сопровождается нечленораздельными громкими звуками.)

"У меня пропала неловкость при встрече с женщинами, похожими на первую инопланетянку. Они меня больше не тревожат".

p Океан. Берег моря покрытый густой зеленью. Небольшой туман. Песчаный пляж. Я капитан небольшого парусника. Мне около 50 лет. Борода. Трубка. Красноватый камзол и какая-то теплая шляпа на голове. На берегу туземцы с шаманом. Они танцуют. Я тоже кручу головой. Экстаз. Транс. Страх смерти. Сомнения. Мысли стали вялыми.

"У меня раньше были такие приступы: крутил головой. Меня тошнило, и я испытывал точно такие же ощущения. Сейчас это бывает очень редко".

p Плохо освещенный подвал, мощенный камнями. Сводчатые потолки. Это средневековая пыточная. Я мужчина 30 лет. С меня сдирают верхнюю одежду. Что-то зацепилось. Спина оголена. Кто-то держит спереди. Рубашка задрана. Чувствую покорность, в голове вакуум. Испытываю удовольствие, и нет попытки вырваться. В гениталиях возбуждение. Испытываю здесь и сейчас сексуальное возбуждение. Я лежу на столе на возвышении. У меня сильная депрессия и возбуждение одновременно. Нарастающее возбуждение и полная зависимость от кого-то. Кто-то трогает мои половые органы. Мужские руки. Испытываю наслаждение от того, что от кого-то завишу физически.

"Я такое же испытывал, когда проходил на сеансе свое внутриутробное развитие. Меня возбуждает просмотр порно, и однажды меня потянуло пойти к памятнику Героям Плевны, где в Москве собираются гомосексуалисты. Один из них стал подмигивать мне. Я смутился и ушел. Когда мне было девять лет сосед сверху, взрослый дядька, зазвал меня к себе. Он трогал мои половые органы, а я стоял и как бы прислушивался к себе, что-то вспоминая".

Почему именно его зазвал этот дядька? Я знаю ответ. Надеюсь, и вы уже догадываетесь. Любое непонятное событие важно вывести на уровень сознания. Заметьте, какая однотипная информация собрана на одном файле. Когда я объясняю больным, как работает биокомпьютер, то прошу их вспомнить образно, как варятся пельмени. Сначала всплывает один, за ним второй, третий и т. д., а потом все оказываются на поверхности. Божественно гениально. На этом файле записано ещё одно подобное событие.

p Подвал, меня пытают. Я совершил какое-то преступление перед церковью. Тошнит. Боюсь. Кто-то держит. (У В. П. - двигательная реакция, как будто хочет от чего-то освободиться.) На мне одежда из церковной грубой ткани. "Или нет, или да". Смеются, а мне тоскливо. Моим палачам лет по сорок. Один крупнее, другой поменьше. Горит огонь. Длинные щипцы. Они их подносят к промежности. Боли не чувствую. Мои ноги в кандалах. У меня белое тело. Меня тошнит. Они ухмыляются. Болит голова. Холодный озноб. На стене факелы. Металл раскаленный. "Сейчас мы тебя". Я стою, руки лежат на столе. В руках силы нет. Чувствую злобу. Прижигают. (В. П. корчится от боли и стонет.) А вот откуда у меня экзема промежности. Бессильная злоба. Такая же злоба, как у зверя, похожего на мишку. (В. П. рычит.) Вижу паука. Чувство безысходности, смирения, руки опускаются.

p Я в подземелье. В каменном мешке. Солома на полу. Сыро. Темно. Тесно. Холодно. Душно. Мох на стене. Тоска. Неверие, что это можно перешагнуть. (У В. П. - слезотечение, двигательное и речевое возбуждение.)

p 1648 год. Голландия. Большой сад. Лужайка. В глубине сада большой длинный трехэтажный белый дом. Подстриженный кустарник. Я стою на поляне. На мне камзол, белая рубашка с кружевами, коричневые сапоги с большими отворотами и тупыми носками. На душе тяжесть. Передо мной громадный кусок застывшей коричнево-серой грязи. Грязь отражает то, что у меня на душе. (У меня сейчас заболела голова.) Грязи на самом деле нет. Она твердая, потрескавшаяся. Ею нельзя испачкаться. Она как бы барьер между мной и женщиной. Женщина среднего роста в длинном светлом платье и такой же светлой шляпке с загнутым краем, украшенная, кажется, цветами, стоит справа, закрыв лицо руками. Я знаю, что у неё тонкие, но не утонченные черты лица, карие глаза, черные волосы, не очень развитая грудь.

"Эта опять та же, из пещеры, и моя теперешняя знакомая. Когда я смотрю на женщин, первым делом я смотрю на грудь. Мне нравятся женщины с большой грудью. А у моей теперешней девушки небольшая грудь".

А дальше на земле тело мужчины. Он лежит на правом боку с раскинутыми руками. Камзол расстегнут на груди. Камзол оторочен коричневым шитьем. У него большая рана в области сердца. Белая рубашка вся в крови. Я вижу каблуки его сапог. Они высокие. У него мясистые черты лица. Рыжая растительность на лице. Рот полураскрыт. Глаза открыты. Они серые. Я каким-то особым чувством узнаю в убитом одного из своих очень близких родственников в этой жизни, хотя внешне они совершенно не похожи друг на друга. В землю воткнута шпага, но это не рапира. Ширина клинка примерно сантиметра четыре. Мы дрались из-за этой дамы. Я чувствую ещё отголоски той ярости, которую я испытывал, когда ударил его в грудь. На душе тоска. Осознание того, что я наделал. Но нет чувства раскаяния. Есть только ощущение, что неправильно сделал, нет результата, нет выхода, не решена проблема.

p Я в каменном мешке. Липкая стена. Темно. Душно. У меня болит голова, тошнит. На мне рубашка, разорванная на груди или открытая, не пойму. Кружева на рукавах. Под потолком маленький квадратик окошечка. Оттуда падает свет. Потолок высоко, на пять метров вверх. Я трогаю руками стену. Что-то очень давно забытое. Камни липкие, холодные, правильной прямоугольной формы, отесанные, между ними щелочки. (У В. П. - двигательное возбуждение, он издает нечленораздельные звуки.) Тошнит, голова болит, я как паук в черной воронке.

Меня выводят. Длинный коридор. Светло. Сзади два крепких стража в мешковидных робах. Один подталкивает, чтобы шел вперед. Чувствую полную зависимость от его толчков.

"Я его тоже встречал в этой жизни. Это было лет десять назад. Около моего дома был модный гастроном. Сейчас там уже какой-то офис. В магазин вошел здоровяк из новых русских, в распахнутом длиннополом пальто, поигрывая брелоком с ключами от автомобиля. Чувствовалось, что он искал приключений. Лицо у него было красное, зрачки широкие. Он был сильно возбужден. Он почему-то направился прямо ко мне и стал провоцировать на агрессию. Проходя, задевал как бы невзначай плечом исподтишка. Нагло острил, глядя на меня. От него не пахло спиртным. Всего скорее, как я сейчас понимаю, он был "под наркотой". У меня чесались руки, но я отводил глаза. Чувствовал унижение и понимал: если бы в руках у меня оказалось что-то, чем можно было бы ударить, то не смог бы".

Меня привели в большую комнату. В комнате четыре окна, как бойницы. Спиной к окнам за столом сидит человек лет сорока пяти в черной широкой одежде. На мне черная рубашка не из грубого сукна, с кружевами, широкие штаны, спускающиеся на сапоги. Сапоги коричневые с широкими отворотами. Он мне что-то говорит тихим вкрадчивым голосом. Я понимаю, что я весь во власти ситуации и его власти. "Вы, граф, обвиняетесь в убийстве..." У меня полная отрешенность, я весь ушел в себя.

"Да, ситуация повторяется. Она в одной жизни такая же, как и в другой. Я такое же смятение чувствовал, когда меня допрашивал следователь три года назад. Я, как всегда, пустил в своей работе все на самотек. Этим воспользовался один проходимец, но отвечать пришлось мне. Та же паника, не отвертеться, униженность, зависимость, рыльце в пушку, есть что утаить".

Полуобморочное состояние. Мне плохо. Болит голова, тошнит. Я ничего не слышу. Я вижу только эти бойницы и каменный сводчатый потолок.

"Мне было также плохо, когда я в Выборге, а он весь мощен камнем, пошел его осматривать и начал забираться по винтовой леснице на верх башни. Там тоже были бойницы. Потом я никак не мог понять, почему после этого у меня резко испортилось настроение, разболелась голова, начались позывы к рвоте".

Да, читатель, так работает наш биокомпьютер.

"Прошло восемь месяцев, как я прекратил посещать сеансы, потому что был выписан из психотерапевтического отделения в связи с окончанием срока лечения. В течение трех месяцев у меня была возможность четыре раза в неделю приходить в дневной стационар и работать с психотерапевтом. Это около 12 занятий по полтора-два часа.

Я не принимаю никаких лекарств, у меня прошли головные боли, ушел вакуум из головы. Спиртное я употребляю только во время праздников, интеллигентно, как правило, в кругу семьи. Не курю. Занимаюсь спортом: плаванием и бегом. Каждый день работаю сам со своим биокомпьютером. Убираю отрицательные эмоции, накопившиеся за день. Иногда амбулаторно получаю краткие консультации психотерапевта. Жду, когда будет возможность в условиях психотерапевтического отделения снова пройти курс лечения. Надеюсь и верю в полное выздоровление. Испытываю особое чувство радости, что сам могу справляться с душевным дискомфортом, который у меня возникает к концу дня. Когда предстоит встреча с человеком, общаясь с которым раньше я испытывал неуверенность, я сажусь и работаю сам, по методике самоанализа. После этого все неудобства проходят. Это очень мне помогает при деловых звонках.

А раньше я что-то мямлил и чувствовал, как мой собеседник видит мою неуверенность, что я плыву в мыслях. Общаться нормально - это для меня большое счастье. Как здорово, что не надо каждый раз, чтобы улучшить свое душевное состояние, идти к врачу. Я могу это делать сам. Я женился. У меня родился сын. Ему сейчас два месяца. Я его очень люблю. Вожу его на плавание в специальный бассейн. Надо было бы ещё раньше с ним так заниматься. Там восьмимесячные плавают, как рыбы в воде. Мне нравится смотреть, как он бултыхается".

Можно только порадоваться за Владимира Петровича. Но при такой глубокой депрессии, которой он страдает, нужно ещё много работать для того, чтобы полностью убрать разрушающие его личность душевные эмоции и эмоции тела. Ему удалось это сделать пока только с несколькими событиями из прошлых жизней, когда он был пауком и тигром. Сколько потребуется времени на все остальное, зависит от него самого. Но упорства и желания ему не занимать. Все другие события, когда он работал со своим биокомпьютером, к концу первого курса лечения он проходил намного легче, чем в самом начале. Почему только эти два события удалось переписать с эмоций на осознание? Потому что жизнь паука и эпизод с тигром в прошлом были кратковременными событиями - по сравнению с другими. Все остальные длились в прошлой жизни, вероятно, значительно дольше. Для их разрешения нужно больше времени. А как насчет рыбы в воде? Ничего тут удивительного. Все мы вышли из океана. Были рыбами. У всех людей в период развития зародышем были жабры, которые к рождению иногда не зарастают и требуется специальная операция.

Как люди, страдающие такой депрессией, относятся к своей матери, заслуживает особого разговора. Они любят мать сильно, нежной любовью ребенка, очень к ней привязаны и в то же время страшно её ненавидят! Вот такое непонятное расщепление чувств. Конфликты в семье вспыхивают с большой агрессией и как бы на ровном месте. И инициатором этих конфликтов часто бывает и мать.

Юлия Борисовна все надежды в жизни связывала с сыном, хотя ещё в школьные годы одна учительница посоветовала ей обратить внимание на необычное поведение сына. Юлия Борисовна консультировалась со специалистами, говорили, что для дальнейшего образования мальчик нуждается в спецшколе, и рекомендовали начать медикаментозное лечение. Но один хороший знакомый сказал: "Оставь ребенка в покое". И она ему поверила. А дальше только материнская любовь, упорство и надежда, что все пройдет. Сын закончил школу, а затем институт, но о работе и не думал. Сколько душевных сил и физического здоровья ей это стоило, знает только она. Надежды с каждым днем таяли. Юлия Борисовна поняла, что вялость и инертность сына ей уже не преодолеть и что она смертельно устала, проживая жизнь и за него и за себя. Конфликтная ситуация в семье опустошала её и привела к скрытой депрессии. Юлия Борисовна - элегантная, ухоженная, с красивой фигурой и приятными манерами пятидесятилетняя женщина. Муж умер пятнадцать лет назад, но она не стала устраивать свою семейную жизнь, потому что каждый день просыпалась с мыслью о сыне, о его дальнейшей судьбе.

p Франция, XIV век. Рыцарь, уверенный в себе. (Это мой сын Алексей.) Я старик. Меня привели к нему. Я падаю на колени. Я что-то говорю. Вскочил с коленей и кричу на рыцаря. Его воины истоптали мое поле с посевами. Я требую возместить убытки. Рыцарь убивает меня мечом. Я чувствую, как отделяюсь от тела. Вижу свое тело и рыцаря далеко на земле. Мне все безразлично.

p Я - женщина из другой цивилизации. Меня зовут Вера. Летательный аппарат эллипсоидной формы завис над землей. Он не приземляется, но я на земле. На мне плотно облегающий блестящий костюм, на голове какой-то шар. Лицо и фигура земные. Здесь живут племена. Местность очень грязная. Много поваленных деревьев. Вижу грязных, но со светлой кожей людей. Они в шкурах. Они меня не видят. У меня возникает чувство жалости и брезгливости к ним. (Это чувство я неоднократно испытывала к своему сыну.) Двое мужчин из летательного аппарата забирают одного 20-30-летнего, обросшего, в шкуре, мужчину на летательный аппарат. Он ничего не соображает. (Это мой сын!) Ему вживляют электроды. Я вижу красный отпечаток ладони на его пояснице. Его возвращают на землю. Я в аппарате. Мы летим дальше. В иллюминаторе чернота. Пульта управления нет. Я чувствую уверенность и спокойствие.

Когда Владимир Петрович работал со своим компьютером, он все время меня спрашивал: "А это не мои фантазии?" А иногда он в сердцах восклицал: "Какой-то бред!" Но, когда после этих "фантазий" и "бреда" переставала болеть голова и разрешались проблемы (из текста это видно), он свои сомнения приберегал до другого случая. Вы знаете - это нормально. Все дело в нашем неверии в себя.

Давайте попробуем порассуждать по поводу того, что прошлые жизни это "фантазия" или "бред" больного воображения. Посмотрите, как на этот бред и фантазии отвечает тело. Фантазии могут вызвать приступ кашля, длящегося десять минут с приступами удушья? От бреда пройдет головная боль и тошнота? От бреда больной придет в нормальное комфортное, соответствующее интеллигентному социуму настроение? От бреда придет осознание, почему его мучают земные инопланетянки? От бреда пройдет чувство выкачанности энергии и появится прилив сил? Вопросы можно продолжить. Вы знаете, что такое бред с точки зрения психиатрии? Бред - это не соответствующие реальности представления и умозаключения, в ошибочности которых убежденного в их правильности субъекта невозможно разуверить. А теперь с точки зрения прошлых жизней посмотрите на это.

Человека нельзя разуверить в том, что записано когда-то в его биокомпьютере как реальность. Сантехник в прошлых жизнях мог быть и фараоном, и Пифагором. Владимир Петрович, когда работал со своим компьютером, не верил, что с ним это действительно происходило. Поэтому он в настоящей жизни не говорит, что он - паук. А если об этом и будет рассказывать, то только с уважением к своим прошлым жизням. Он раскрывал эти состояния самостоятельно. Нашел причинно-следственные связи с настоящим и осознал.

А вот у больных, которые находятся в психиатрических клиниках, одно или несколько таких состояний открылись спонтанно. Какие-то события настоящего на неосознанном уровне нажали на кнопку прошлых жизней. И эта кнопка запала. И совсем не странно, что сразу пять Наполеонов находятся в одной палате в одно и то же время. Всему есть объяснение. Об этом речь пойдет в другой книге. Спонтанное открытие биокомпьютера не такая уж и редкая вещь. Если вы покопаетесь в своей памяти, то найдете что-либо подобное. Особенно во сне, после дневных стрессовых состояний. Оно возникает при сильных эмоциональных переживаниях или во время болезни или травмы.

Ко мне обратилась одна женщина со своими обычными житейскими проблемами, у которой компьютер спонтанно открылся дважды. Первый раз в детстве, когда она болела тяжелой ангиной с температурой до 40оС. Ей очень хотелось пить. Она рассказала, что это был не сон, а какое-то странное забытье.

"Я увидела себя в древней Бухаре, на базаре, маленьким мальчиком, длинные красочные ряды со всевозможными сладостями и фруктами и торговцев, одетых по-старинному. Очень жарко. Я хочу пить. Я прошу у них воды. Они мне дают рог. Я начинаю пить и понимаю, что в нем воды нет. Торговцы смеются. Я почувствовала обиду и унижение. Я об этом забыла, но потом вспомнила, когда однажды увидела такой же рог в музее, и мне стало плохо".

В другой раз на перемене в школе, она начала объяснять решение задачи своей подруге и вдруг отчетливо почувствовала себя сидящей за партой в гимназии в другом классе, в начале XIX века. На ней была форма гимназистки. Она была как бы в двух помещениях одновременно. Все это быстро прошло. Психиатры скажут: схизис, расщепление. И поставят диагноз. Известны случаи, когда у одного и того же человека в течение дня проявлялись как бы разные целостные личности.

Есть много тому примеров, когда человек открывал в себе писательские таланты, после стрессовых событий в своей жизни, считая, что кто-то ему диктует сюжеты свыше. Это тоже все из области спонтанного открытия биокомпьютера.

У вас, может, сложилось впечатление, что я плохо отношусь к психиатрии. Но без неё бы не было и психотерапии. Ведь именно психиатры поняли: что-то не так в их королевстве. Психиатры и психотерапевты должны работать рука об руку. Уважая друг друга. Сумма знаний, накопленная психиатрией, это прежде всего знания. Нельзя следовать дурным примерам... "разрушим до основания, а потом". Что стало потом?! Все должно быть как в цивилизованном обществе. Психиатрия - это наука, но истина дороже. Мне посчастливилось работать с психотерапевтами, в прошлом широко занимающимися психиатрией. Я прошла настоящую школу, в которой тесно переплелись эти две науки. И поэтому я чувствую себя достаточно осведомленным психотерапевтом в области психиатрии.

Прошлые жизни - это не домысел, не бред и не фантазия - это реальность.

Утверждение автора

Твой голос для меня и ласковый,и томный

Где сильнее свет, там всего сильнее и тьма.

Эзотерический закон

Человек счастлив тогда, когда он не оглядывается и не откладывает все на будущее. Он созидателен, как творец собственной жизни, когда он здесь и сейчас. Человек ощущает себя духовным существом, когда он не находится под постоянным гнетом: должен, обязан. Он не должен научиться любить, он любит, он не обязан работать, он работает, он не доложен заботится о своей семье, он о ней заботиться. Часто человек все делает как бы через силу, через насилие над собой и накапливает груз принуждения "должен-обязан". Это приводит к изменению эмоционального восприятия жизни. Жизнь становится хронической болезнью. Человек уходит в переживания этой болезни. Откуда эти ощущения несвободы?

"...Я так больше не могу. Я не понимаю, что со мной происходит. У меня есть муж, который старше меня на шесть лет. Он умница, заботливый, не контролирует меня ни в чем. Я вышла за него по любви. У нас прекрасный сын. Та, первая любовь, перешла в глубокое чувство привязанности, семейного благополучия и покоя, и благодарности. Я ничего не желала большего и ни к чему не стремилась. Но порой я чувствовала какую-то опустошенность и тяжесть на душе. Я трезво оценивала свои женские достоинства. У меня биография с литовскими, украинскими и русскими корнями. Невысокий рост, худенькая, без пышных форм, низкий зад. Лицо, каких много. Серая мышка. Муж по комплекции и внешне мне под стать. Только уже седой. В доме я хозяйка. Мне всегда хотелось быть слабой, чтобы спрятаться за сильным. Мне пятьдесят, но выгляжу я на тридцать пять.

Около года назад я пошла гулять со своей собакой. Это была ранняя осень. Кругом лужи. Около большой лужи я остановилась в нерешительности. И вдруг услышала голос, от которого все затрепетало внутри. Ко мне подошел крепкий, спортивного вида мужчина и, не дождавшись моего согласия, перенес меня через лужу. Мы познакомились. Оказывается, он работал в этом районе. У него была частная фирма по пошиву военного камуфляжа. После этого не было и дня, чтобы я не выходила несколько раз на прогулку с собакой. Я ходила к окнам его фирмы, и, если там горел свет, этого мне было достаточно - я шла домой. Мне больше ничего и не надо было. Я думала: раз свет горит, он там, он жив. Мои частые прогулки были замечены и мужем, и сыном. Я отговаривалась: от прогулок у меня проходит головная боль.

Я ждала его звонка с трепетным чувством восемнадцатилетней. Я этим жила. А он звонил очень редко. Я понимала, что у него много женщин. Я часто видела, как они выходят из двери его офиса. Молодые, длинноногие. Я ревновала. У него была жена из балерин. Как он говорил, с ней у него были сложные отношения. Это был третий брак. От первого у него был сын. Первая жена выбросилась из окна. Он часто назначал мне свидания по телефону и не приходил. Я давала себе слово, что больше никогда... Но вот в трубке звучал его необыкновенный родной голос, и все повторялось.

Когда он ко мне первый раз прикоснулся, было ни с чем не сравнимое ощущение чего-то давно забытого и родного. Он пил. Когда ему было плохо, он звонил мне. Я неслась к нему. Однажды, чтобы сократить путь, перелезла через забор. Он говорил, что я милая и нежная и что никто не будет целовать меня, как он. Я с мыслями о нем засыпала и просыпалась.

Муж заболел. Ему нужна была операция. На работе у меня не клеились дела. Я стала как бы отрешенной от происходящего. Он мне говорил: "Ты меня ругаешь, а я это чувствую. Лицо горит". Я чувствую, что он не лжет, но он любит всех женщин. С женщинами встречается по графику. А живет в квартире со своей мамой. Мы идем гулять на пруд. Нюхаем ландыши. Он говорит, что меня любит, потому что я "очень женщина". Он дважды занимал у меня крупную сумму денег и не отдал. Я не требую. Молчу. Муж меня в деньгах не контролирует. Иногда мы не встречаемся по нескольку недель. Только телефонные звонки. Он говорит, что у меня неповторимый голос и ему достаточно только меня услышать. "Я так люблю слушать твой голос. Я с тобой такой, какой я есть". Когда я ему звоню, то часто в трубке слышу женский голос. Я мучаюсь. Зачем мне все это нужно? Как избавиться от этого наваждения, от этого вкрадчивого, обвораживающего, обволакивающего, чарующего голоса?"

p Темно. Непонятно, кто я. Лабиринт. Чувствую, выход будет. 1890 год. Литва. Импровизированная сцена в лесу. На сцене крепкий мужчина цыганской внешности с круглым лицом поет под гитару. (Боже мой, это его голос.) Я молодая женщина. Меня зовут Сандра. С очень красивой фигурой. Подтянутая. Стройная. Я такая, какой я хочу быть. Я сама себе нравлюсь. Я тоже готовлюсь к выступлению. Он поет "Очи черные". Мне хорошо быть с ним рядом. Чувствую беззаботность, полувлюбленность. Ни о чем не задумываюсь. Просто чудесный миг. Непонятно, что будет дальше. Перед сценой толпа слушателей. В толпе худенький молодой человек. Он смотрит не на сцену, а на меня. (Я узнаю в нем своего мужа.)

"Я знаю, что он меня любит. Он надежный, заботливый". (Я чувствую большую благодарность своему мужу. Я должна жить для мужа и сына. Мне нужно все уладить с работой. Все остальное пустое. Ненадежное, несерьезное, легкая увлеченность. Мне вдруг на ум пришли строчки из песни французского певца армянского происхождения Эрико Масиаса: "...глаза любви не видят правды".)

p 1880 год. Лесник, сильный и могучий. Это мой отец. Мне 12 лет. Мы идем по лесу. У меня белокурые распущенные волосы. Шум леса. Кукушка. Прозрачный воздух. Легко дышится. Просто красиво. Забот никаких. Орешник, березы. Листочки. Голубое небо.

Я прочитала эту историю Гелию Трофимовичу Рябову, автору фильма "Конь белый". Фильм мне очень понравился своей таинственной правдивостью. Я поняла, что автор как-то причастен к событиям, о которых идет речь в фильме. Это о судьбе династии Романовых, об их трагическом уходе из этой жизни. Именно Гелий Трофимович вместе с двумя энтузиастами нашли ту поляну, где были зарыты тела членов царской семьи, доктора Боткина и прислуги. Почему они вышли на это место? Для них самих до сих пор остается загадкой. "Возможно, что я был среди тех, кто принимал неправильное решение", ответил мне Гелий Трофимович. Какой же он интересный человек и собеседник! "А почему не одним из окружения Романовых?" - "Я так чувствую". - "Давайте посмотрим. Это же интересно". - "Вы знаете, не сейчас, когда-нибудь. Я пока не готов". - "Хорошо. Гелий Трофимович, а что вы думаете об истории этой женщины?" - "Из-за своей прошлой далекой профессии я зацепился за то, что она увлеченно, серьезно и страстно опирается на этот ложный посыл бравурного французского романса "Глаза любви не видят правды..." Это означает, что у неё впереди много испытаний подобного рода - с моей точки зрения. Она ещё выпадет в осадок. Но она уже никогда, ни в этой жизни, ни в будущих, не выпадет именно в этот осадок". - "Гелий Трофимович, посмотрите, какое событие после этого выдает её биокомпьютер. Это все-таки удивительный механизм. Я не перестаю им восхищаться. Она десятью годами раньше совершенно радужно счастлива. Как восторженно она принимает окружающий её мир, природу. Отрицательные эмоции разряжены... К ней приходит осознание, что это лишь легкий флирт, пустое, не созидающее. Это не сегодняшнее, это уже прожитое".

После того, как мы с ней расстались, тот человек ей позвонил. У неё не было неясного тревожного смятения в душе на этот раз, когда она услышала его голос. Она достойно поговорила со своим запоздалым увлечением. Он знал, что она хотела обратиться к психотерапевту, и понял, что она это сделала. Он сказал: "Ты изменилась. А ты уверена, что тебе это нужно? Это не повредило тебе?" Она ответила: "Я счастлива, как никогда, потому что я свободна. И я только сейчас поняла, как я люблю и дорожу своим мужем и сыном". Они остались всего лишь хорошими знакомыми. Ушло надрывное, болезненное чувство ожидания. Она нашла себе новую, интересную, хорошо оплачиваемую работу, потому что ту она совершенно запустила, её ждало увольнение. На новой работе она общается с боссом и клиентами на любимом ею французском языке, которым она в совершенстве владеет. Будут ли у неё новые любовные увлечения в этой жизни? Может быть, и будут, но они будут другими. Все проблемы внутри нас, в записях нашего биокомпьютера. Если они будут мешать ей жить, она уже знает, как с этим справиться. Она выразила желание стать профессиональным консультантом по биокомпьютеру. Она будет очень хорошим консультантом. Потому, что у неё есть реальные знания того, как работает биокомпьютер.

Предай забвению драмы прошлых жизней.

Не Пушкин и не Лермонтов

Я не виновата

Нас сопровождают смутные воспоминания... о судьбе прошедших времен. В годы нашей юности отчетливость их слишком ясна, чтобы мы могли обмануться на миг.

Эдгар По. Эврика

Чувство вины за то, что что-то не сделал для близкого человека, когда он ушел из жизни, знакомо всем. Чувство вины преследует людей годами. Запомните: никто в этом не виноват. Удержать человека на Земле может лишь его собственная душа. Она принимает решение. Вы в этом случае бессильны, если не знаете, как прервать энергоинформационные связи, которые тянут душу наверх. У меня на приеме очень давняя хорошая знакомая. Три месяца назад у неё умер муж. Чувство вины перед ним не оставляет её ни днем, ни ночью.

p Замок. Девушка с локонами. Это я. Стою рядом с красивой белой маленькой лошадью. Прижалась к её морде лицом. Чувствую её шкуру. Она гладкая. Я ласкаю её морду.

p Танцевальный зал. Бирюзовые стены, зеркала. Это немецкий замок, XVIII век. Он в ухоженном парке. Подстриженные кусты. Статуя Венеры Милосской. Меня зовут Луиза. Я сижу за огромным столом. Горят канделябры. Я хочу убежать. К дому подъезжает в карете молодой человек. Он в военном мундире, но чин невысокий.

p Я на площади. Душа зажата. Я в простой одежде. Мне отрубают голову, держат за волосы. (Ужас. Я действительно не чувствую головы. Она у меня отделена от шеи.) Давит душу. Мне 18 лет. Я кому-то мешала. Я мешала этой знатной красивой женщине. Она была на одном из балов, я помню. Она не танцевала. Ей лет 30. Сидит на возвышении. Я вхожу в зал. У меня на груди украшение из кровавого рубина. Все смотрят на меня. Я закрываю украшение рукой. Боюсь, что у меня его отнимут. Вижу средних лет мужчину. Женщина с ним шепчется. Он интриган. (Это мой первый муж в этой жизни.) Я в карете, опасность миновала.

p Я в спальне. Снимаю и рассматриваю шкатулку с драгоценностями. Люди врываются и выводят меня. Тяжесть и обреченность. (Такое же чувство тяжести и обреченности было, когда болела и умирала моя мама и мой муж) У эшафота стоит женщина, это моя сестра. Она знает, что я не виновата. Этот камень связан с молодым военным. Он стоит в толпе и смотрит. Я не виновата. Я не верю, что мне отрубят голову. Я все вижу сверху. Я не виновата. Я понимаю, что этот молодой человек - слаб. (Это мой второй муж в этой жизни.)

p Я чувствую любовь. Любовь - это только мама. Я маленькая, в саду. Катаюсь на велосипеде. Мне хорошо. У нас гости. Любуюсь мамой.

Нет пророка в твоей судьбе, кроме прошлых жизней.

Не из Библии

Пьяный кучер

Все создано для постоянного подъема от зверя к человеку, от человека к Богу.

Виктор Гюго. Философия жизни

Можно ли вылечиться от СПИДа и можно ли вылечиться от алкоголизма? На первый вопрос жизнь уже дала ответ. У нескольких детей, рожденных со СПИДом, произошла мутация генов, и они стали невосприимчивы к этой страшной болезни. В этих случаях природа без вмешательства врачей решила проблему. Что касается алкоголизма, то человек даже после 20 и более лет полного алкогольного поста может снова пуститься во все тяжкие.

Основным методом лечения алкоголизма на сегодняшний день является воля человека, его осознанное решение бросить пить, и кодирование. Первым путем освобождаются от алкоголизма единицы, я знаю такие случаи, а второй путь - путь страха, насильственного страха, его выбирает большинство. То, что алкоголизм - наследственная болезнь, не вызывает сомнения ни у кого. "Оптимисты" говорят: Россия пила и будет пить. А когда она начала пить и почему? Алкогольные поколения, алкогольные семьи - сегодняшняя горькая реальность. Эпидемия алкоголизма и наркомании свирепствует в нашей стране. Дети и подростки, так и не осознав, зачем они пришли на эту Землю, по-скотски покидают её.

Никто не застрахован от того, что эта беда даже среди полного благополучия не постучится к нему в дом. Ведь человек становится алкоголиком, переживая как горькие, так и радостные события.

Обыватель сетует, осуждая соседа-пьяницу, попавшего в разряд больных алкоголизмом: "Не понимаю, как это он каждый день напивается?" Чтобы представить, что испытывает больной алкоголизмом, подчеркиваю больной, алкоголизм - это хроническая болезнь, а не блажь, попробуйте, когда у вас есть нестерпимые позывы "на низ" оставаться за столом и продолжать насыщаться. Удалось? Или вы пулей летите с одним лишь желанием добежать. От вашей воли и решения в этом случае мало что зависит, не правда ли?

Больных алкоголизмом даже неспециалисту легко различить по румяно-сизому лицу, суетливости, раздражительности, пьяным безутешным слезам, безмерной лживости и провалам памяти.

Вот такой представитель многомиллионной армии алкоголиков нашей страны по имени Петр, 36 лет от роду, и пришел ко мне на прием. При беседе с ним я задала вопрос: что он читал в своей жизни? И получила очень интересный ответ: "Читают те, у кого своих мыслей нет. Надо свои мысли иметь". Так вот, этот Петр перестал употреблять алкоголь. Не пьет уже три года, и пережил вновь лишь одно событие прошлых жизней. Это даже и событием-то не назовешь.

Он увидел себя в XVIII веке, пьяным кучером, сидящим на козлах, и свои руки в белых перчатках. Он несказанно удивился, почувствовав себя там по-скотски пьяным. Выразил это удивление нецензурной, нигде не прочитанной мыслью, что сделало его гениальное высказывание ещё убедительнее, и принял решение не пить. Если тяга к алкоголю у него не вернется в этой жизни, то о выздоровлении можно говорить только в следующей, и то с оглядкой.

Иногда больные начинают вновь употреблять алкоголь спустя 20 и более лет после полного воздержания. Когда я училась на нарколога-психиатра, нам на лекции демонстрировали больного, который не пил после медикаментозного лечения 21 год, а потом снова вернулся к рюмке. В литературе есть примеры с большими сроками отказа от спиртного.

Мой опыт говорит о том, что успех лечения мужа, сына, дочери находится в прямой зависимости от энергетических связей матери или жены с родным алкоголиком в прошлых жизнях. Когда больной не хочет лечиться сам, должны поработать со своим биокомпьютером ближайшие родственники. Эффект поразит воображение. В некоторых случаях в прошлой жизни ситуация была с точностью наоборот.

Дурман прошлых жизней сильней любого наркотика.

Автор-нарколог

Вирус СПИДа - это тоже вирус прошлых жизней.

Гипотеза

Послесловие.

В чем смысл земной жизни?

Каждое учение должно... входить в мир при криках врагов, чтобы человечество обратило на него внимание и не забыло его,... будем наблюдать действие этого закона.

Елена Рерих

Порадуйтесь вместе со мной! Моя болонка Малыш отогрелся душой и так же звонко лает, высоко прыгает и танцует, как и до стресса, который с ним произошел. Это ещё раз подтверждает, что у животных тоже есть душа, пусть не такая развитая, как у человека, и она способна страдать.

В последних строках этой книги я хотела ещё раз сделать акцент на нескольких вопросах и ответах. Что все-таки дает методика психосамоанализа прошлых и будущих жизней? Она дает возможность убрать вирусную программу, которой являются разрушающие события прошлых жизней. Эти события энергоинформационны и тоже являются сущностью. Эта методика - по аналогии с проблемами, которые возникают при работе обычного компьютера, - является антивирусной программой. Эта антивирусная программа была Высшим разумом приложена к биокомпьютеру на всякий случай, как палочка-выручалочка. Как спасательный круг. Приход Иисуса Христа тоже был спасательным кругом, брошенным Творцом. Поэтому не следует с этой методикой поступать так же, как люди поступили с Сыном Божьим. Творец создал человека как энергоинформационную сущность для развития Вселенной. Если каждый из нас будет развиваться по первоначальной программе, созданной Творцом, то Вселенная не погибнет. Вселенная не будет зашлакована отрицательной психоэнергией. Каждый из нас генератор энергии, только вопрос: какой? Понаблюдайте за своей аурой, и вы ответите.

Наше подсознание, образно говоря, это наш ангел-хранитель. Хранитель истинной программы развития нашей энергоинформационной сущности. У каждого эта программа индивидуальна. Прошлые жизни - это вирус, который искажает работу этой программы. Наши души его подцепили там, в Тонком мире, когда предали Творца. Это было массовое заражение. Иногда отрицательные события прошлых жизней занимают почти все подсознание. Человек, работая со своим биокомпьютером, запускает антивирусную программу и выводит отрицательные события прошлых жизней на уровень сознания. Знание об их существовании освобождает эмоциональный заряд, и после этого отрицательные события прошлых жизней никак не влияют на последующее развитие нашей энергоинформационной сущности - души.

Методика позволяет самому человеку убрать все блоки страхов и других дьявольских штучек из души путем выведения знаний о них на экран сознания. Человек не становится привязанным к прошлым жизням, которые ставят ему ограничения в настоящей. Он начинает жить здесь и сейчас. Первоначальная программа, заложенная Творцом в ваш биокомпьютер, начинает работать. Человек получает возможность проводить законы Вселенной через себя. Ему становится ненужным гуру на Земле. Он напрямую может контактировать с Творцом. Человек же, занимающийся духовными практиками, без освобождения от разрушающих событий прошлых жизней, нуждается в земном гуру.

Освобождение от гнета прошлых жизней позволяет человеку стать хозяином своей жизни. Человек в настоящем рабски закабален прошлыми жизнями. Он подобен зашоренной лошади, бегущей по уже продавленной колее по кругу, подгоняемой кнутом. Кнут - это наши прошлые жизни. Зашоренная лошадь падает и сдыхает. В следующей жизни будет все то же самое и ещё хуже.

Может сложиться впечатление, что Творец взял нас в большой эксперимент. Сначала сам запустил вирусную программу, а потом приложил к биокомпьютеру антивирусную. Делают же так разработчики антивирусных программ. Одно могу сказать: если это так, то нам нужно считать за честь участвовать в этом эксперименте. Творец не разрушитель, он созидатель. Так, вероятно, нужно для эволюции Вселенной.

Но есть и другая версия: наши ангельские души после массового заражения дьявольским вирусом сосланы на Землю для исправления, как в ссылку, как бы на Соловки. Солнечная система находится далеко от центра Галактики, на её краю. А все начали эти шестеро.

Можно задать и ещё один вопрос: не является ли эта методика проявлением дьявола? Проявлением дьявола является сокрытие этой методики. Какой дьявол разрешит другому быть свободным? То, что называется бессознательным, непроявленным, не выведенным на уровень сознания, - это и есть дьявол. Дьявол в нас самих. Так же, как и все проблемы только в нас самих. Снаружи их не существует. Один видит белое, другой черное, а смотрят на одно и то же. Все в состоянии души. Человечество ждет прихода сатаны и его подручного. А они уже пришли. Они в наших душах. Без взрывов, без внешних эффектов. Они уже давно пришли. Они водят нас по кругу, у которого нет конца. Земное существование, в котором мы каждый раз укрепляем свое дьяволь-ское начало, и Тонкий мир, который нас не принимает, и нас снова выгоняют на Землю. Это реальность, а не фантастика, как в фильме Стивена Кинга "Конец света".

Дьявол в душах наркоманов, алкоголиков, преступников. Он смотрит с экрана телевизора в бесконечных шоу, придуманных людьми с дьявольскими блоками прошлых жизней в их душах. Дьявол заставляет наших законодателей принимать закон о вступлении в брак с 14 лет. Кто его лоббирует? Приглядитесь к этим лицам. Их прошлые жизни прозрачны, как, впрочем, и настоящие.

Дьявол с лицом уважаемого чиновника разрешает только психиатрам, которые имели знания и опыт усмирения души "таблетками счастья" и электрошоком, становиться психотерапевтами. Этот голубчик поселился и в душе мэра нашего подмосковного городка, который панически боится одного душевно-больного гражданина, устроившего свалку в центре жилого сектора и завалившего суд работой. Боится мэр правозащитников душевнобольных и попирает права психически здоровых, законопослушных соседей. Это демократия по-русски. А освободился бы мэр от своего дьявольского страха, принял меры, которые только он как должностное лицо может принять, - и всем бы было хорошо. Больного можно было бы избавить от навязчивой идеи собирать хлам и от сутяжничества. Вообще, чтобы он сам как эту свалку организовал, так и ликвидировал. Пусть в течение года, потому что размах впечатляет. Мало собственного двора, так прихватил ещё и соседние и улицу. Все это в высоту с двухэтажный дом, с разными террасами и мезонинами из старых холодильников, ржавых труб, шин и прочая. На неё смотреть специально приезжают. Особенно веселится молодежь. И граждане могли бы без компаса найти свои дома, и за мэра бы проголосовали. Выборы же скоро. Поистине Сатана здесь правит бал. Вы скажете: ну пригласите мэра и этого гражданина на психотерапевтический сеанс. Вот если вы так скажете, значит, самого основного в этой методике не поняли. Все по собственной просьбе, по движению своей души. А потом мэры очень самостийны и психотерапевтов людьми не считают.

Есть десять уровней Тонкого мира. Земля - это первый уровень. Тут есть преисподняя для души, пораженной дьявольской энергией, энергией, разрушающей мироздание. И на небо не надо смотреть: на Земле есть возможность очистить душу. Вечный философский вопрос: в чем смысл жизни? Смысл земной жизни всего лишь один, не надо над ним мудрствовать лукаво: освободите душу от собственного ада. А это значит: развивайте собственно душу, а не низкоразвитую, животную. Меньше заботьтесь о том, что ниже пояса. Познайте любовь не плотскую, а любовь божественную к самому себе, к подобным себе, как к уникальному творению, в котором гениально, гармонично сочетается душа и тело. Почувствуйте, с какой любовью нас создавал Творец когда-то.

Никакое, даже самое возвышенное, сексуальное переживание не может сравниться с ощущением этой божественной любви. Я привожу это сравнение не для растления вашей души, а для того, чтобы найти для вас земную реальность. Самое-то замечательное, что ощущение этой любви записано в вашем биокомпьютере. Нужно только к ней стремиться.

А в чем смысл жизни нашей энергоинформационной сущности, я уже писала. Это станет для вас реальностью, когда вы собственному дьяволу покажете язык и восторженно запоете, как в детстве: "Обманули дурака на четыре кулака" и т. д. Ваш дьявол тоже энергоинформационная сущность, поселившаяся в вашей. Гоните в шею такого наглого постояльца. Ишь, раскомандовался. Эта ваш дом. Его построил вам Творец и передал в вашу личную собственность. Вы сами способны разбить около него цветущий сад, подобный райским кущам.

Если вы начали листать или читать эту книгу с первой страницы, то вы помните, как сопротивляется дьявол, когда миловидная дама хочет ему сказать: "Прощай навеки, мы не сошлись характерами, ты испортил всю мою жизнь". Ну и всякое такое. А он не уходит, упирается, слюной брызжет, нецензурные слова употребляет, известный хулиган, хочет отсудить положенную площадь, которую он за давностью своего проживания якобы заслужил. Самое главное: немощным прикидывается - то голова заболит, то за сердце хватается, то, видите ли, у него все тело начинает корчить. Изощренный симулянт. Еще раз прочитайте, как он не сдает свои прочные позиции: "Прошлые жизни, биокомпьютер, это все выдумки старой б..." А я ему отвечу: сам такой. А блондинка, хоть на вид и интеллигентная, но знает, чего хочет. А это самое важное. И в борьбе с надоевшим сожителем одерживает заслуженную победу. Я всегда верила в блондинок.

В нашем общении появились наконец-то оптимистические ноты. Давайте на них и закончим. В нашем биокомпьютере, кроме разрушающих событий прошлого, записаны и созидающие энергоинформационную сущность события. Эти события, как и программа Творца остаются и продолжают совершенствовать нашу душу. Созидающие события расширяют первоначальную программу, данную нам Творцом. Файлы, освободившиеся от разрушающих событий, заполняются чистой космической энергией. Наше физическое тело подтягивается за освобожденной душой, потому что душа через разрушающие эмоции наделала тысячи дырок в нем. Тело молодеет. Человек становится красивым и свободным как духовно, так и физически. Да здравствует свободный и красивый человек. Я желаю счастья Вам.

P.S.

Я понимаю тебя, мой читатель. Ты в недоумении. А где же методика? Методика вся в книге, и даже не между строчек, и даже не зашифрована. Попробуй ещё раз прочесть книгу, а может быть, и ещё раз.

Есть ли противопоказания к применению этой методики? Конечно, нет. Но ежедневное нарушение этических норм бытия превратит ауру прошлых жизней из асфальта в гранит. Грешить и каяться - так дело не пойдет. Как себя и свой биокомпьютер подготовить для работы с прошлыми жизнями? Как почувствовать свою душу и апробировать свой биокомпьютер? Вы так и не поняли? А часто в жизни, начиная с самого детства, вы что-то не понимали? Не помните? А ваш биокомпьютер все ваши "не помню" записал. Давайте вспомним имя и даже фамилию того рыжего забияки, который учился с вами в.., а как звали учительницу по русскому языку, которую вы не любили, потому что... Не помню, не помню, не помню... Это ваша прошедшая жизнь, и она уже входит в понятие прошлые жизни. Давайте-ка ещё ваши собственные примеры на "не помню". Освежите свою память. Она заржавела. Дайте задание своему биокомпьютеру. Пусть ответ будет не мгновенным, но через день или два попервости вы его получите и очень удивитесь. Недельку поработайте над своим Иваном Непомнящим и кое-что на практике осознаете, даже если атеросклероз замучил. А страдающим его проявлениями, рекомендую потренироваться на ближайшие события. Куда вчера положил очки? Этим мы с вами сделали контрольную проверку вашего биокомпьютера. Действительно, он все пишет за вами.

Да, я вас понимаю. Головной мозг! А что, в XV или в XVII веке он был у вас тот же, что и сейчас? А там у вас было все то же самое. Начинают-то все нейроны, а потом автоматически переписывается обязательно на каузальное тело, на вечную память. Физиологией я в институте увлекалась. Занималась в кружке профессора Куланды. Участвовала в экспериментах по вживлению электродов в головной мозг кошкам для регистрации биопотенциалов. И уже тогда мне было непонятно то, что сейчас очень понятно.

Теперь попробуем почувствовать душу. Я вот заметила, сколько людей боятся собак. Здоровые мужики стараются отбежать к противоположной обочине дороги, когда я гуляю со своим Рамзесом. Он у меня, конечно, с характером, но на вид не грозный. Как правило, у этих людей была какая-то неприятная встреча с собакой. Посмотрите на соседского пса, которого вы обходите стороной, или на картинку, где изображена собака, которая вызывает у вас неудобство на душе, и почувствуйте, что вы чувствуете, а биокомпьютер подбросит и образ собаки, которая когда-то в детстве или позже схватила вас за штанину. Почувствуйте, что вы чувствуете. Вот это именно вы и чувствуете. Потратьте на это минут пять, и все пройдет, как с белых яблонь дым. И ни одна собака на вас уже никогда не зарычит.

Ну и последнее. Заведите две тетради. В одну пишите добрые дела, а в другую - все свои вероломные поступки, все ваши "ненавижу", "виноват", "страшно" и т.д. Когда будете заполнять особенно вторую тетрадь, то каждую строчку прочувствуйте душой. Будьте честны перед собой. Ваш доморощенный дьявол будет вас все время подталкивать за локоть. Не бойтесь его, двиньте ему посильней этим локтем. Он отскочит и завизжит, потому что известный трус и провокатор. Самое главное, не устраивайте умственной жвачки. Еще Грибоедов писал - горе от ума. Ум сам подтянется за душой, и придет осознание вашего душевного и физического дискомфорта. Ох, как вы себя тогда зауважаете! Не хотите тетрадей, боитесь чужих глаз? А можно взять вашу любимую детскую игрушку - талисман и несколько раз с душой ей все поведать. Вы все соседке рассказываете? Очень рискуете. Вы же не знаете, может быть, она змеей подколодной была в одной из ваших прошлых жизней. Она свое вплетет в вашу исповедь. Живите своим умом, опираясь на вашу душу. Есть желание исповедоваться в церкви? Так хочет ваша душа. Прислушайтесь к вашей душе. Но вам тогда придется около церкви поселиться. Вы и так живете около? Так вам повезло. А вы не около? У вас есть любимое животное? Только белая крыса? Крысы очень умные. Пусть будет эта ваша Банга. Вспомните великого римского прокуратора Понтия Пилата. Уверяю вас, что автор "Мастера и Маргариты" знал толк в прошлых жизнях. Не поленитесь и ещё раз хотя бы перелистайте это эпохальное произведение. Энергоинформационная сущность вечна с постоянной переменной. Помочь сначала себе самому, убрать черную ауру прошедшей настоящей жизни под силу каждому. Но что-то наконец нужно сделать самому! Это все, что пока я могу предложить тебе, мой читатель. Я не говорю прощай. Я говорю до свидания. Все в состоянии души и сознания. Умом это не всегда можно понять. В это надо просто верить. Верить, как в Россию.

P.P.S. Гелий Рябов сейчас спокойно проезжает мимо пруда в городе Долгопрудном, ощущая лишь тихую грусть о своем погибшем четвероногом друге.