/ Language: Русский / Genre:sf_action,

Талисман Для Стюардессы

Владимир Яцкевич


Владимир Яцкевич

Талисман для стюардессы

Церера — райское местечко для богачей. Строгая таможенная служба не пропускает на эту планету всяких членистоногих и мешкожаберных инородцев из других созвездий. Сообщением с цивилизованными мирами заправляет могущественная корпорация «Трансспейс», гоняющая шикарные звездные паромы с барами, бассейнами и очаровательными стюардессами. А та, которая прошла сейчас мимо Алекса Полянски, показалась ему самой сногсшибательной из всех: волосы цвета меди, зеленые глаза, фигура просто космическая, — и при этом стопроцентная живая землянка, а не одна из тех синтетических красоток, которые работают на паромах дешевых компаний.

Приятный ход мыслей нарушило появление какого-то толстяка, заслонившего стюардессу. Странный тип: большое, словно раздутое водянкой, тело в наглухо застегнутом пальто и абсолютно голый череп, украшенный черными очками. Алексу вдруг показалось, что от толстяка веет холодом опасности, — это ощущение было ему хорошо знакомо.

Уродливый толстяк медленно шел по салону, явно кого-то разыскивая. Ни Полянски, ни сосед слева — жизнерадостный брюнет — его не заинтересовали. Пассажир у окна в это время нагнулся, пристраивая у ног плоский металлический чемоданчик. Алекс настороженно рассматривал зловещую фигуру, но потом заставил себя расслабиться: в конце концов, на этих паромах есть своя служба безопасности, пусть она заботится о тонких нервах изнеженных клиентов.

Смуглый брюнет все так же неуклонно усугублял свое веселое настроение, регулярно прикладываясь к подозрительной фляжке. Перехватив взгляд Алекса, он компанейски осклабился:

— Что, солдат, в отпуск?

За свою недолгую жизнь Полянски повидал немало. Его мундир офицера Военного флота украшали нашивки ветерана трех галактических войн, а эмблема на плече — атакующий дракон — отмечала принадлежность к элитному подразделению космических штурмовиков. В каких только переделках не доводилось ему бывать: воевал против враждебных цивилизаций, уничтожал взбесившихся роботов, захватывал боевые станции, высаживался с десантом на неосвоенные планеты… Это была суровая школа, и отметки он носил на собственном теле — простреленном и обожженном. Наконец, врачи решили, что две клинические смерти — это слишком много даже для штурмовика. Центральный штаб, учитывая боевые заслуги, безупречную службу Полянски, выплатил ему годовое содержание и отправил в отпуск на Цереру…

— Мертвец! — Алекс вздрогнул от ужасного крика.

Он поднял глаза и увидел толстого урода, возникшего как из-под земли. Белое мучнистое лицо в темных очках нависло над безумно вопящим пассажиром с чемоданчиком. Тот прижимал к груди драгоценную ношу, заходясь в истерическом припадке. Помедлив как бы в нерешительности, толстяк исчез между рядами кресел, как будто его и не было вовсе.

— Что, приятель, покойники мерещатся? — ухмыльнулся брюнет.— Это бывает. Глотни-ка лучше, — сказал он, протягивая фляжку. — Сразу увидишь голых фей и русалок.

Безумный пассажир ничего не слышал. Его дрожащие пальцы вцепились в рукав звездолетчика.

— Это доктор Маршан, — сбивчиво зашептал он. — Те твари убили его, высосали кровь, а теперь он пришел за мной. Ничего не отдам! Мой шарик, все мое, зря они его послали…

Алексу показалось, что он уже где-то видел этого безумца в потрепанном мундире пионера-исследователя. Бледное лицо оживляла шкиперская бородка, какую носили пираты теплых морей в стародавние времена. Экзотическая внешность сбивала с толку, мешала вспомнить. К тому же от него явно пахло орангом — уж Алекс нанюхался этой дряни на Локусе: там, на рудниках, чуть не каждый второй жевал оранговую жвачку.

Интересно, чего он испугался? Что у него в чемоданчике? Какие-то твари, шарик… С пионерами-исследователями такое бывает: найдут чего-нибудь, чуть не целый грамм орлеанита, к примеру, да и свихнутся на радостях.

— Вы, я вижу, пилот-штурмовик. Помогите мне избавиться от Маршана, и я возьму вас в долю, — бормотал «шкипер», кивая на свой таинственный чемоданчик. — Здесь такое, что вам и не снилось, — засипел он прямо Алексу в ухо.

У жизнерадостного брюнета оказался на редкость тонкий слух. При этих словах он даже подпрыгнул в кресле, выронив свою фляжку, и тут же ввязался в разговор:

— Не бойтесь, папаша, — бойко начал он, нашаривая на полу верный сосуд и одновременно царапая ногтем чемоданчик, — с такими ребятами, как мы, вам ничто не угрожает, не будь я Тим Орби. Прилетим на Цереру, посадим в такси, а уж я дам тебе пару адресов, где ты забудешь все страхи, — сказал он, подмигивая Алексу. — По пятьдесят кредиток за работу нас вполне устроит.

Старик, казалось, ничего не слышал. Полянски заметил, как он тайком сунул в рот оранговую жвачку. «Шкипер» закрыл глаза и не проронил больше ни слова, погрузившись в наркотический туман.

***

...Космопорт встретил вновь прибывших гимном Цереры в исполнении местного оркестра. Стоял прекрасный солнечный день, впрочем, других на планете и не бывало. Город готовился к очередному карнавалу, но три попутчика, не обращая никакого внимания на всеобщее веселье, упорно пробирались сквозь праздничную толпу к выходу.

Чутье подсказывало Алексу приближение опасности, и все-таки он не заметил, откуда вдруг выросла уродливая фигура Маршана. Штурмовик приготовился к бою, однако доктор просто на секунду снял очки, надел их снова и равнодушно отвернулся. Алекс вздрогнул: глаза Маршана были чернее ада, сплошь налитые темной мертвой кровью.

Звякнул упавший чемоданчик. Полянски едва успел подхватить обмякшее тело «шкипера». Глаза старика широко раскрылись, и Алекс с ужасом увидел, как зрачки медленно разливаются по радужной оболочке.

«Шкипер» лежал на холодном мозаичном полу. Растрепанная бородка задралась вверх, как будто он рассматривал легкомысленные фрески с обнаженными нимфами на потолке. Полянски подложил ему под голову уже не нужный багаж и, разгибаясь, заметил потусторонний антрацитовый блеск из-под полуприкрытых век.

На крики пассажиров подбежала неизвестно откуда взявшаяся зеленоглазая стюардесса. Встав на колени над телом, она приложила к шейной артерии старика анализатор. Пока девушка щелкала кнопками, из-за ее спины протянулась рука в перчатке и легла на чемоданчик. Алекс понаблюдал, как толстяк выдергивает его из-под головы убитого, и решил вмешаться. Он молча стиснул раздутую руку Маршана, в ней что-то хрустнуло, и она разжалась.

— Эй, пардон, — опомнился Тим Орби, — вы, кажется, ошиблись. Это любимый саквояж моей бабушки.

Но никого похожего на похитителя чемоданов он уже не увидел, зато разглядел рассекающего толпу полицейского внушительного роста.

— Пора уносить отсюда ноги, — шепнул он Алексу поднимая бабушкину поклажу. — Ему уже ничем не поможешь.

— Мертв. Кровоизлияние в мозг, — сказала полицейскому стюардесса. — Стадия распада необратимая.

Страж порядка кивнул и спросил ее про свидетелей. Алекс замер: стюардесса видела, что произошло на пароме, и, конечно, запомнила безумного «шкипера» и его соседей. Но девушка только пожала плечами, предоставив полицейскому самому выбирать из дюжины зевак, желающих засвидетельствовать свое участие во всем на свете.

***

Полянски и Орби были уже за границей космопорта. Они шли, не оглядываясь, как солидные, законопослушные граждане. Тим небрежно размахивал поблескивающим металлическим чемоданчиком.

Вдруг чья-то рука легла на плечо Алекса. Полянски действовал машинально: отработанным движением развернулся, но в последнюю секунду удержал кулак от удара. Перед ним стояла стюардесса.

— Вы что, мальчики, решили уйти, не попрощавшись? — спросила она. — Боюсь, вы огорчите полицию, не говоря уж обо мне. Может быть, вы думаете, что ваши манипуляции с чемоданчиком никто не заметил?

Она ослепительно улыбнулась, глядя на онемевших мужчин и протянула Алексу руку:

— Диана.

Полянски заворожено смотрел в ее смеющиеся глаза. Рукопожатие несколько затянулось. Голос Тима вернул их на землю:

— Быстро в машину, голубки. Иначе здесь будет еще несколько свежих кровоизлияний.

Яркое солнце Цереры вычерчивало громадный черный силуэт. Он приближался со зловещей быстротой.

Троица едва успела вскочить в ближайшее такси.

— Вперед! — рявкнул Орби бортовому компьютеру. Тот галантно подождал, пока Диана подберет свои длинные ноги, и рванул с места, ориентируясь на интонации клиента.

***

Дорога пролегала вдоль переливающегося всеми цветами радуги океана. По другую сторону шоссе, среди барханов оранжевого песка росли цветочные пальмы — гордость Цереры. Их стволы, снизу доверху усыпанные бутонами и плодами, заканчивались на головокружительной высоте цветочным водопадом. Тонкий аромат, меняющийся в зависимости от времени суток, смешивался с теплым морским ветром. Удивительное ощущение охватило Алекса. Стоило ли столько лет носиться по чужим мирам, рискуя жизнью, подставляя себя под выстрелы любого, кому только придет в голову стрелять, если существуют такие райские кущи, где живут люди, не зная забот.

Впереди, в океане, уже виднелись прозрачные купола домов, а над пальмами выросли белые пирамиды, отсвечивающие золотом окон. Это была столица Цереры — Франкополис.

— Кстати, вы знаете, отчего умер ваш спутник? — прервала молчание Диана. — Анализатор выдал любопытные сведения.

— То, что он употреблял оранг?

— Не только. Кровоизлияние было не причиной, а следствием. Он был лишен биоэнергии. Кто-то или что-то вытянуло из него жизнь за одно мгновение. Он был пуст, как муха, высосанная пауком.

— Я слышал о таких монстрах, — задумчиво произнес Алекс. — Энергетические вампиры нарушают биополе. Но чтоб такое проделывали…

— Учтите, что кроме нашего толстячка-паучка нами наверняка заинтересовалась полиция, — добавил Тим. — А мне не хочется играть в жмурки ни с полицией, ни с вампирами. Так можно навсегда зажмуриться. Нам нужно укрыться на время в надежном месте, пока не уляжется этот переполох, — и такое местечко у меня имеется, — разглагольствовал Орби. — Там у меня друзья, они мне кое-чем обязаны. Итак, решено. Гони-ка в казино «Ройял», — приказал он компьютеру.

Такси нырнуло в подземный тоннель и продолжило путь по верхнему уровню двухъярусного шоссе.

— Вспомнил, где я видел этого «шкипера»! — воскликнул Алекс. — Это Ван Баст, пионер-исследователь из экспедиции «Колумб-3». Там произошла темная история.

— Расскажи, — попросил Орби, — люблю темные истории.

— Экипаж «Колумба» высадился на планету Некро и вдруг бесследно исчез. Некоторое время спустя по маяку в спасательной капсуле нашли Ван Баста. Он утверждал, что его напарник погиб, а затем понес такую околесицу, что попал в психбольницу… Ни черного ящика, ни видеоматериалов не обнаружили. Экспедицию финансировала частная компания «Интергалактика», на дальнейшие разработки средств у нее не было. Фирма с треском обанкротилась, Некро объявили непригодной для поселения, сектор закрыли для полетов.

— Ясно. Скорее всего он просто смылся оттуда, и, судя по чемоданчику, не с пустыми руками, — сказал Тим.

— Послушайте, — вмешалась Диана. — Ваш попутчик был убит из-за своего багажа. Очевидно, это ценная вещь. Мне кажется, пришло время посмотреть, что там за сокровища. Надеюсь, вы понимаете, что я в доле, — добавила она.

— К сожалению, я не смог его открыть, — отозвался Алекс. — Замок повышенной секретности.

Он вытащил карманный нож и с силой провел лезвием по блестящей полированной поверхности. На чемодане не осталось даже царапины.

— Здесь нужен специалист, — констатировал Полянски.

— Этот специалист перед вами. Пора заглянуть в пиратский сундук — не зря же за ним пришли с того света, — с этими словами Тим вытащил из сумки электронную отмычку, приложил ее к замку и стал набирать код.

— Да ты неплохо экипирован, — удивилась Диана. Тим скромно ухмыльнулся, открывая крышку.

— Ого, вот это калибр, — сказал он, разглядывая пистолет, укрепленный в гнезде. Другую половину чемодана занимали пластиковая коробка и небольшой компьютер.

— И что, из-за этого убили «шкипера»?

— Открой-ка лучше коробку, — как только Диана произнесла эти слова, она вдруг почувствовала неясную тревогу, опасность, нависшую над головой. Оглянувшись, она не увидела на дороге ничего, кроме такси, одиноко следующего за ними.

Внезапно Диана заметила красное пятнышко лазерного прицела, прыгающее на затылке Орби.

— Ложись! — закричала она.

В ту же секунду заднее и переднее стекла были снесены выстрелом. Машина, вильнув, сбила светящееся ограждение, пролетела несколько метров и рухнула на нижний ярус в фонтане искр и осколков.

В глубине тоннеля показались огни грузового поезда. Полянски рванул с места так, что завизжали колеса. И вовремя.

Обернувшись, они увидели черный силуэт, медленно летящий с эстакады и упавший как раз на то место, где только что приземлилась их машина.

Оглушенный, Тим размазывал по лицу кровь, она заливала ему глаза. Диана выхватила из чемоданчика пистолет и выпустила серию зарядов через разбитое окно.

Очередь разнесла передние колеса преследователя. Диана увидела мелькнувшее белым пятном жабье лицо Маршана, он сорвал очки, пытаясь встретиться с ней прощальным взглядом.

Потерявшая управление машина бешено закувыркалась. Ее бросило под поезд, раздался оглушительный взрыв, и состав помчался дальше, волоча за собой горящие обломки.

***

Помятое такси с выбитыми стеклами укрылось среди апельсинового цвета дюн. В этом безлюдном месте было тихо. Только лениво шумели пальмы над головой.

Диана заклеила Тиму разбитый лоб, пластырь уже начал рассасываться, сглаживая края рваной раны. Алекс внимательно наблюдал за ее профессиональными движениями.

— Никогда не думал, что стюардессы проходят военную подготовку, — задумчиво сказал он. — Ты стреляешь навскидку, как настоящий штурмовик.

Диана бросила на него быстрый взгляд:

— Просто если я что-нибудь делаю, то я это делаю хорошо.

— Отличный ответ, — прокомментировал Орби. — И многообещающий.

Он пустил верную фляжку вкруговую и с ее помощью быстро восстанавливал свое подорванное здоровье и чувство юмора.

— Однако меня интересует, что это такое? Я открыл эту чертову коробку и вот что там обнаружил, — Тим держал на ладони пульсирующий колючими огнями шар размером с детскую головку.

Он состоял из граней и выступов правильной геометрической формы, которые время от времени то выдвигались, то исчезали на его поверхности.

— Странная штука. Похожа на какую-то головоломку.

— Как бы нам с ней и вправду голову не сломать, — мрачно заметил Орби, стирая со лба следы крови.

Диана взяла шар в руки.

— Какой он смешной. Выдвигает рожки, словно улитка.

Она потрогала один из выступов пальцем. Шар тут же развернулся и превратился в широкую плоскую ленту, подмигивающую голубыми огоньками.

— Как красиво! Правда, это ожерелье мне очень идет? — Диана приложила ленту к шее, сомкнув за спиной.

— Не делай этого! — подскочил Алекс.

Диана в испуге убрала руки, но ничего не случилось, кроме того, что ожерелье повисло на шее, и не думая падать. Оно оказалось слишком узким, чтобы снять через голову, гладким и без признаков сочленений.

— Ах ты… — выругался Тим и ткнул в ленту стволом пистолета.

Тотчас оружие отлетело в одну сторону, а Тим в другую, выпучив глаза и загребая на лету руками.

— Пожалуй, на сегодня с тебя хватит, — сказал Алекс, глядя, как Тим ошалело мотает головой, выбираясь из кучи обрушившегося песка. — Если бы это была агрессивная вещь, ты бы уже не встал. Думаю, что ничего опасного в бывшем шаре нет. Просто он решил не расставаться с нами и выбрал для этой цели Диану.

— Но я не хочу таскать его на своей шее всю жизнь! — возмутилась девушка.

— Я-то думал, что чемодан набит кредитками, — поддержал ее Тим, — а там какой-то озверевший шар на людей кидается.

— Мы должны быть вместе, пока не разберемся, чего он хочет. Давайте поищем разгадку в компьютере, — предложил Полянски.

Это была слегка устаревшая портативная модель, которая устанавливалась на звездолетах пионеров-исследователей лет пять назад. Похоже, «шкипер» прихватил его как сувенир. Алекс включил компьютер и пробежался по клавишам. На экране всплыла объемная лысая голова.

— Вот и наш дорогой вампир доктор Маршан, — обрадовался Полянски.

Побежали строчки личного досье доктора, заканчивающиеся фразой: «Погиб при исполнении служебных обязанностей».

— Он их до сих пор исполняет, — вставил Орби, — только непонятно, у кого он теперь на службе.

Затем шли данные на Ван Баста, маршрут полета и другие технические материалы. Заглянув в блокнот загрузки компьютера, Тим в возбуждении потирал руки:

— Кажется, нам повезло. Может быть, сейчас узнаем, что там у них вышло на этой планете, — Ван Баст, помимо официального отчета, снимал и для себя.

Полянски прокручивал запись в ускоренном режиме, останавливая ее только в наиболее интересные моменты, начиная с приземления.

В путешествие по Некро Ван Баст отправился один: доктор Маршан остался на корабле, проверяя его системы на случай экстренного взлета. Камера автоматически фиксировала мрачные пейзажи чужой земли, похожие на мезозойский период обжитых теперь планет. «Шкипер» двигался сквозь заросли мясистой травы, перешагивая через покрытые слизью тропинки, проложенные неизвестным, но, похоже, малоприятным существом. Он раздвигал стебли стволом плазменной винтовки, держа ее наготове. По его уверенной, спокойной, но в то же время очень осторожной походке было видно, что Ван Баст в таких делах не новичок. Без происшествий он выбрался на обрывистый берег заболоченной реки и огляделся. Над трясиной плавал слоистый туман. Внизу, в мутной воде, змеились густые водоросли, время от времени между ними с бульканьем лопались огромные пузыри болотного газа. За болотом поднимались исполинские скалы, скрывающиеся в низко нависших багровых тучах.

Сзади послышался осторожный шорох. Разведчик тихо щелкнул предохранителем, не оборачиваясь бросился на землю и несколько раз выстрелил на звук, откатываясь в сторону. Наступила тишина. «Шкипер» отполз за отполированный гранитный валун, приготовил ослепляющую гранату и залег, выжидая дальнейшего развития событий.

Через минуту из травы высунулась морда гигантского слизняка. Довольно похрюкивая, он направился к болоту, оставляя за собой влажный след.

Ван Баст сел на край обрыва, опустил ноги вниз, расслабился, наблюдая за виновником переполоха. Винтовка лежала рядом. Слизняк неуклюже поплыл в сторону скал. Среди отвесных плит виднелись узкие расщелины, река с шумом просачивалась туда и исчезала в их глубине. Животное целеустремленно пробиралось к самой широкой трещине, огибая торчащие из грязи полусгнившие обломки хвощей.

Вдруг разведчик резко обернулся: как в кошмарном сне, на него надвигалась, молча и стремительно, серая тень. Ни вскочить, ни схватить оружие он не успел.

Алекс пустил съемку в замедленном темпе, и только это позволило рассмотреть атакующую тварь.

Больше всего она походила на вставшего на дыбы чудовищного аллигатора. Только хвост короче, а лапы мощнее — узловатые передние прижаты к груди, когти растопырены. Оскаленные челюсти раздвинулись, из пасти вырвался торжествующий рев, выведший Ван Баста из оцепенения. Он непроизвольно бросился вперед и покатился в болотную жижу.

На время зрители лишились изображения, а чудовище — завтрака.

Послышался злобный вой, оборвавшийся сильным всплеском — монстр начал преследование своей жертвы. «Шкипер» сумел пробиться к воде и побежал, рассчитывая укрыться в пещерах. Чудовище проигрывало из-за своего веса — оно слишком глубоко застряло в жидкой грязи.

Река смыла болотную тину, но камера показывала только разлетающиеся мутные брызги и обрывки липких водорослей. «Шкипер» не оборачивался, он слышал хриплое дыхание за спиной и не тратил зря времени. Ему удалось выиграть несколько секунд, он уже достиг ближайшей расщелины, и крик отчаяния вырвался из его груди — отверстие было слишком узким для человека.

Ван Баст повернулся лицом к смерти и вынул нож. Развязка произошла стремительно.

Аллигатор несся, вздымая волны, сквозь сияющую радугу в туче брызг. Чешуйчатое тело отсвечивало сталью.

Чудовище атаковало сходу. «Шкипер» ничего не успел сделать, он только выставил перед собой вибронож. Его рука по плечо исчезла в пасти монстра. Чудовищные челюсти с хрустом сомкнулись. Раздался оглушительный вой смертельно раненного зверя. В воздух взлетели комья грязи, мелькнуло извивающееся в конвульсиях уродливое тело. Сбитый с ног Ван Баст скрылся под водой.

Несколько секунд камера не фиксировала ничего, кроме каменных сводов какой-то норы, куда, очевидно, забился разведчик. Потом откуда-то забрезжил мутный свет, к которому рванулся из последних сил захлебывающийся водой пополам с собственной кровью Ван Баст.

То, что зрители увидели на прояснившемся экране, заставило их издать возгласы изумления: «шкипер» находился в пещере, и она была освещена.

На гранитных плитах вращалась круглая клетка выше человеческого роста, из ее отверстий били холодные синие лучи. Камера взяла клетку покрупнее, и стало заметно, что она состоит из шаров величиной с детскую головку, они тихо постукивали, время от времени меняясь местами, словно живой организм.

Обезумевший от боли Ван Баст шагнул к клетке и рухнул без сознания. Шары мягко раздвинулись, пропуская его внутрь, и все исчезло в ослепительной вспышке.

Через некоторое время изображение на мониторе восстановилось. Разведчик лежал лицом вниз рядом с клеткой. Вот он пошевелился, и тут в поле зрения камеры попали его руки, обе — сначала одна, потом вторая! Он поднимался, опираясь на обе руки! Самого Ван Баста это, похоже, поразило куда больше, чем зрителей: он долго стоял, покачиваясь, и недоверчиво разглядывал восстановленную чудесным образом конечность. Наконец «шкипер» подошел к клетке и, растопырив пальцы, медленно погрузил в нее правую ладонь — шары, как ни в чем ни бывало, обтекали неожиданное препятствие. Ван Баст вытащил руку и поднес ее к глазам.

На каждом пальце у него было по старинному перстню с переливающимися драгоценными камнями, а разжав кулак, он увидел брусок золота с клеймом Английского королевского банка.

Ван Баста так поглотило это зрелище, что он не сразу услышал какие-то посторонние звуки. По пещере явственно разносился шорох шагов. «Шкипер» быстро лег на землю и отполз за клетку.

Свод пещеры терялся в темноте, сзади булькал ручей, вода которого стекала в бездонный провал слева, а впереди неясно просматривался вход. От него вдоль пропасти змеилась узкая тропинка, и по ней кто-то спускался. Разведчику показалось, что оп узнал силуэт доктора Маршана, он хотел было его окликнуть, но сдержался в последнюю минуту. И зрители не сочли увиденное странным: походка доктора не оставляла сомнений — это шел не человек.

Очевидно, обостренный инстинкт подсказал Ван Басту дальнейшие действия. Он схватил нижний шар из клетки — тот, не сопротивляясь, послушно лег в его нагрудный карман. «Шкипер» ящерицей пополз назад, в грязную воду, погрузился в ручей по уши и стал смотреть.

Существо приближалось. Внезапно оно остановилось — с виду это действительно был доктор. Он медленно повернул голову, что-то ему явно мешало. Разрешив свои сомнения, Маршан сорвал с плеча винтовку и открыл бешеную пальбу веером во все стороны, пока оружие не разрядилось. В воздухе запахло озоном. Доктор швырнул пустую винтовку в пропасть, оттуда раздалось усиленное эхом визжание слизней, клубившихся в сырой темноте. Маршан некоторое время прислушивался, довольный результатом. Вдруг его лицо покрылось рябью, изображение доктора Маршана свилось с легким хлопком, как поднятое жалюзи. Перед Ван Бастом стоял инопланетянин и смотрел, казалось, прямо на затаившегося «шкипера» сквозь узкие прорези своего шлема. Наконец лже-Маршан двинулся к невозмутимо вращавшимся шарам, шагнул прямо в клетку и исчез. Потрясенный увиденным, Ван Баст не стал дожидаться его возвращения и нырнул в ручей.

По другую сторону скалы его встретил издыхающий «аллигатор». Монстр лежал раздутым брюхом вверх, слабо шевеля когтистыми лапами. Вокруг него уже собрались довольные обитатели болот, одни краше другого. Те из них, кто посмелее, успели отхватить кусочек полакомее. Другие, более мелкие, терпеливо дожидались своей очереди. В предвкушении предстоящего пиршества они не обратили особого внимания на разведчика, оценивая его только как конкурента. Правда, какая-то тварь, уставясь мутными глазами на «шкипера», выпустила в его сторону длинный острый язык, усеянный шипами, но Ван Баст двинул ей между глаз, и она обиженно отплыла на безопасное расстояние.

«Шкипер» вырвал из распоротой глотки монстра свой вибронож. Такое оружие, запросто разрезающее металлические прутья, могло пригодиться на обратном пути.

Миновав поверженного противника, разведчик направился к звездолету. Шар мирно лежал в его кармане.

Ван Баст предпочел идти по мелководью — он увидел, как из глубины один за другим всплывали гигантские двухстворчатые моллюски. Передохнув немного на поверхности, они выпускали мягкие белые щупальца, удивительно похожие на человеческие руки, и медленно пробирались на запах крови, хватаясь гибкими пальцами за торчащие стебли хвощей.

Вокруг корабля как будто ничего не изменилось. Согнав пару огромных многоножек, устроившихся на ступеньках трапа, «шкипер» зашел внутрь. Дрожащими руками он задраил шлюзовую камеру и некоторое время стоял, прислушиваясь. Казалось, корабль был пуст. Все вокруг знакомо до тошноты, и в то же время все изменилось. Теперь это был чужой, враждебный корабль-ловушка.

Маршана он нашел в навигационном кресле. Доктор упал лицом вниз на пульт управления. Его выпученный, налитый кровью глаз уставился в подмигивающий зеленым огоньком стартовый ключ. Ван Баст стащил труп на пол. Он торопился: корабль был готов к взлету.

На внешнем экране мелькнула чья-то двуногая тень, «шкипер» вздрогнул от грохота кулаков, бешено барабанящих по входному люку, затем все звуки исчезли в реве двигателей.

Нервы Ван Баста совсем разгулялись, ему чудились подозрительные шорохи за спиной, а когда звездолет покидал атмосферу планеты, сквозь ровный гул «шкипер» отчетливо услышал чей-то издевательский смех. Чтобы успокоить себя, он стал обходить помещения корабля, а вернувшись обратно, не сразу понял, что изменилось — Маршан исчез. На секунду Ван Баст остолбенел, уставившись на место, где лежал труп. Опомнившись, отскочил назад и угодил в объятия покойного.

Одной рукой доктор сжал его так, что перехватило дыхание, а другая поползла к горлу. Ван Баст резко разогнулся и ударил противника головой в лицо. По звуку он понял, что раздробил Маршану нос, но доктор на это никак не отреагировал. Исход схватки был бы явно не в пользу «шкипера», если бы он не вспомнил о виброноже. Ван Баст принялся неистово полосовать доктора, так, что едва не задел себя. Вырвавшись, он в ужасе побежал по коридорам, наткнулся на спасательную капсулу и покинул корабль.

***

— Полагаю, этой информации достаточно, — сказал Полянски, останавливая запись. — Мы полетим туда.

— Зачем тебе эта планета? — спросил Тим. — Ты что, собираешься открыть там дискотеку и крутить эту светящуюся штуковину на танцах? Может быть, аллигаторы и станцуют вальс в паре с вампирами и инопланетянами, но сначала они оторвут тебе голову, вряд ли ты найдешь в клетке запасную.

— Ты не понял, — ответил Алекс, — шар вцепился в Диану, потому что знает, что мы отвезем его домой.

— Да, — вставил Тим, — и там она обменяет его на бриллиантовое колье. Хорошо, уговорил — летим все вместе. Уж я-то влезу в эту клетку с руками и ногами: на каждый палец по кольцу, да еще одно в нос — жить можно.

Диана разломила спелый плод цветочной пальмы, и трое друзей скрепили свой союз пьянящим соком. Он утолял жажду и голод, как изысканный ужин с шампанским.

Полянски вытащил дискету из компьютера, встал, отряхнул песок с колен и молча пошел к машине.

— Ты что, уже поехал? — спросил Орби.

— Надо принять меры на случай встречи с полицией и другими вампирами, — с этими словами Алекс подбросил дискету высоко в воздух, схватил валявшийся на заднем сиденье пистолет и одним выстрелом превратил ее в пыль.

***

Помятое такси пробиралось по окраинным улицам Франкополиса, избегая людных проспектов. Эта часть города славилась своими злачными местами, развлечения в которых балансировали на грани закона.

Казино «Ройял» выдерживало стиль и традиции подобных заведений конца прошлого века. Чугунные узорчатые ворота распахнулись, и такси въехало по скрипящей оранжевой дорожке в парк.

— Добро пожаловать в мою альма-матер, — торжественно провозгласил Тим Орби.

— Так вот почему у тебя такие музыкальные пальцы, — усмехнулась Диана.

— А ты слишком наблюдательна для стюардессы, — парировал Тим.

Они прошли между ионических колонн. Алекс покосился на каменных львов, охраняющих покой белоснежного дворца.

Плечистые брюнеты в строгих костюмах раскрыли перед ними двери, отделанные бронзой, за которыми была мраморная лестница, ведущая, казалось, прямо на небеса. Все это великолепие имело явно земное происхождение.

Тим чувствовал себя здесь как рыба в воде, уверенно лавируя между столиками, за которыми ловкие крупье передвигали в круге света столбики фишек очередному счастливчику.

Пройдя несколько залов, Орби открыл неприметную дверь в круглую комнату из прозрачного светящегося церерского гранита.

Навстречу друзьям поднялся из кресла квадратный охранник.

— Проведи-ка нас к дону Амато, дружище. Скажешь, что спрашивает Тим Орби.

Охранник со скучающим лицом довел их до лифта, чавкнул вакуумный тамбур, и сразу исчезли все звуки, кроме шелеста бронированных створок, открывшихся уже в офисе дона.

Их принял секретарь, больше похожий на оперного злодея: рослый, плотного телосложения, сверкающий маленькими глазками, с пробором в напомаженных волосах. Картинно раскланявшись, он провел их в святая святых казино «Ройял».

По рифленому потолку кабинета прогуливался любимец дона Амато — ярко-зеленый скорпион величиной с кошку, контрабандно вывезенный с неосвоенной планеты. У него была милая привычка неожиданно падать с потолка на колени полюбившемуся гостю, что очень забавляло дона в отличие от его посетителей. В лучшем случае дело кончалось для них опрокинутой на костюм чашкой кофе, а в худшем — скорпион выпускал по сигналу дона струю парализующего яда в глаза неугодному. Хозяин и насекомое жили в полной гармонии друг с другом. Сейчас скорпион направлялся к портьерам с явным намерением подремать в их пыльных складках — значит, и дон Амато пребывал в благодушном настроении.

Хозяин встал из-за стола и пошел навстречу гостям.

— Здравствуй, здравствуй, дорогой друг. Давно тебя не видно. Надеюсь, ты познакомишь меня со своими спутниками, — проворковал он, кося на Диану оливковым глазом.

Орби представил остальных и пустился в красочные рассказы о своих приключениях. Правда, его речь закончилась не слишком удачно:

— Нам надо переждать суматоху в порту, а потом мы полетим обстряпывать одно дельце, — пояснил он и неожиданно дернулся — Диана наступила ему острым каблуком на ногу под столом.

Все это не укрылось от внимательных глаз дона.

Беседу прервал тихий стук. В кабинет вошел секретарь и, склонив почтительно голову, прошептал:

— Дон Амато, в первом зале появился странный парень. Похоже, он разыскивает ваших друзей.

Дон повернулся в кресле и включил на мониторе пор-вый зал. От столика к столику передвигалась необычная фигура, одетая почему-то в больничный халат, которому незнакомец безуспешно пытался придать вид плаща. Наконец он повернулся лицом. Диана вскрикнула, и даже по спине у Алекса побежали мурашки: перед ними был покойный Ван Баст собственной персоной. Глаза его были спрятаны за темными очками, неуместными в полумраке игрального зала.

— Как я понимаю, это и есть ваш преследователь? — спросил дон.

— Да, — ошеломленно вымолвил Тим, — правда, мы не очень на него рассчитывали — раньше он был мертвецом.

Дон Амато усмехнулся:

— Не волнуйтесь, сейчас он опять им сделается. Пино, сынок, займись им лично.

— Только не позволяйте ему снимать очки! — Алекс едва успел крикнуть это в спину удаляющемуся секретарю.

Пино отпустил охранника из круглой комнаты и устроился в кресле, поджидая гостя. Ом вынул пистолет, проверил его, неторопливо закурил сигару и, вытянув ноги, пустил дым в потолок.

Тот, кого он ждал, вошел в комнату и сразу направился к лифту, но обращая ни на что внимания. Даже появление на его пути Пино не вызвало ни малейшего отклонения от курса: Ван Баст продолжал двигаться прямо на секретаря, на ходу снимая очки. Но тот не стал ждать, неуловимым движением выхватил пистолет и хладнокровно выстрелил в упор. Пробитый насквозь, Ван Баст отлетел к стене, как тряпичная кукла, и сполз на пол. Пино подошел к нему, не убирая пистолета. Вокруг страшной дыры тлели обрывки халата. В этой картине секретарь не нашел для себя ничего нового. Кроме одного: из огромной дымящейся раны не вытекло ни одной капли крови.

Работа была выполнена. Пино повернулся к выходу.

Скрюченные пальцы трупа медленно разогнулись. Он вдруг широко открыл мертвые глаза, несколько раз судорожно дернулся и пополз вслед за убийцей.

Секретарь вошел в кабину лифта, неторопливо потушил сигару в пепельнице, поднял глаза к зеркалу, чтобы рас смотреть, не слишком ли у него утомленный вид после всей этой возни. В ту же минуту он почувствовал, как сжалось сердце, словно его стиснули ледяные руки: во всю ширину зеркальной стены перед ним стояло отражение восставшего из ада.

Бронированные двери мягко захлопнулись.

***

— Хорошая компания, — прокомментировал дон Амато с интересом наблюдавший за всеми событиями. — Однако я вынужден вас покинуть. Ты знаешь, Тим, где здесь запасной выход.

С этими словами дон нажал кнопку на ручке кресла и исчез вместе с ним в открывшемся люке.

— Чтоб тебе так же сквозь землю провалиться! — заорал ему вслед Орби.

— Не время для шуток, — сказал Алекс. — Они уже здесь.

В приемной послышались неуверенные шаги, кто-то с грохотом налетел на стул.

— Скорее, за мной! — крикнул Тим.

Он метнулся в дальний угол комнаты и провел рукой вдоль одной из резных деревянных панелей. Но ничего не произошло.

— Где же этот выход, дырявая твоя голова? — прошипела Диана.

— Не мешай, а то и вправду будет дырявая, — Тим лихорадочно ощупывал стену, как слепой.

Алекс вытащил пистолет, взял его обеими руками и повернулся к двери. Тим продолжал свои магические пассы. Наконец ему повезло: одна из панелей беззвучно отъехала в сторону, и за ней открылась гостеприимно осветившаяся маленькая кабинка скоростного лифта.

Алекс, пятясь, отступил, держа дверь на прицеле. Он увидел, как ручка стала медленно поворачиваться, выстрелил очередью и прыгнул в лифт. Дверь взорвалась тучей горящих осколков, за ней мелькнул кувыркающийся силуэт. Кто это, рассмотреть не удалось. Резная панель встала на место, и кабинка ухнула вниз.

Спуск длился несколько секунд. Не успели друзья выскочить в полутемный вестибюль, как наверху раздался приглушенный треск. По крыше лифта как будто бил кувалдой сумасшедший дробильщик щебня, превращая кабинку в мятую консервную банку.

***

Тихо шумел прибой. На пляже, уставленном кусками разноцветных скал, обточенных ветром, затерялось новенькое такси. Океанская зелено-голубая волна подмывала его колеса.

— Я чувствую, остаток жизни мы проведем на этом пикнике, — ворчал Орби, — вся полиция Франкополиса поднята на ноги. К тому же, у них под носом разгуливает труп, сбежавший ради нас из морга. Конечно, это прекрасная реклама для Цереры: «На наших курортах оживают даже усопшие». Но ведь он еще и стреляет направо и налево. А сейчас, может, загорает вон за той кучей песка.

— Брось трепаться, — оборвала поток его красноречия Диана. — Примерь-ка лучше вот это.

Она бросила ему на колени туго набитый фирменный пакет одного из лучших магазинов Франкополиса. Такой же пакет получил и Алекс. В нем лежала одежда состоятельного церерца, увлекающегося спортом. Она очень шла атлетической фигуре Полянски.

— А это я купила в магазине игрушек, — Диана вынула из сумки детский набор для конструирования синтов.

Через пять минут щеки Тима округлились, а нос стал прямым, хотя и несколько длинноватым. Коротко остриженные светлые волосы Алекса приобрели рыжеватый оттенок.

— Теперь мы похожи на брата и сестру, — улыбнулась Диана.

— Вряд ли ему понравится быть твоим братом, — съехидничал Тим.

В новом костюме он смахивал на типичного местного плейбоя. Очевидно, чтобы усилить сходство, Орби переложил в нагрудный карман верного друга — флягу, не забыв слегка облегчить ее.

— Теперь нас мать родная не узнает, — развеселился Тим. — Сядем на паром до Сирены, оттуда доберемся до Локуса, а там я знаю надежных ребят, которые за пару сотен кредиток перевезут нас хоть к черту на рога.

— Я не сомневаюсь, что они перевезут нас именно туда, — сказала Диана, заканчивая свой макияж. — Но выбирать не из чего, нам нужно как можно скорее покинуть эту планету.

С этими словами она повернулась к Орби, и он даже присвистнул от удивления. Ее лицо стало еще красивее, в чем-то неуловимо изменившись, только глаза сияли все так же.

Алекс смотрел, как алый под вечерним солнцем песок засыпает его офицерский мундир. Еще немного — и ветер сотрет все следы.

— Выбрось заодно и пушку, — посоветовал ему Тим. — Все равно отберут в порту.

— Только перед самой посадкой. А до порта еще надо добраться, — ответил Алекс, засовывая пистолет за пояс.

***

На улицах Франкополиса бушевал карнавал. Гремела музыка, лазерные лучи чертили в сказочном небе Цереры фантастические картины, тающие при вспышках фейерверка. Диана улыбалась, глядя на все это великолепие через стекло такси. Конечно, совсем неплохо было бы оказаться сейчас среди беспечной развлекающейся толпы. Но в эту минуту ее цель — космопорт, куда они решили добираться поодиночке, и дай Бог, чтобы никто из них не попался полиции.

Алекс приехал первым, справился насчет вылета и, убедившись, что время еще есть, пошел в туалетную комнату. По дороге ему попался Тим, который приветствовал его кривой ухмылкой, зловеще подмигнув подретушированным глазом.

Заказав гидрованну и сенсорный массаж, Полянски огляделся в поисках подходящего места, чтобы избавиться от оружия. Он подошел к распахнутому во всю стену окну и вдохнул ароматный воздух Цереры. «Недолго продлился мой отпуск, — подумал Алекс. — А как хорошо было бы провести его в этом раю вместе с Дианой». Лирическое настроение перебил вид унылого синта, проезжающего на каре с тележкой, забитой громыхающими мусорными контейнерами. Один из них был открыт — прекрасная возможность избавиться от ненужных вещей, например, от пистолета. Алекс привычным жестом сунул руку за пояс и замер: пистолета там не было. Выронил или украли? Штурмовик, потерявший оружие! Вдруг он вспомнил, что у табло вылетов вокруг него вился какой-то подозрительный тип с бегающими глазами, чем-то похожий на Тима. Алекс пулей выскочил из комнаты и бросился на поиски полицейского. Только при виде салатного мундира блюстителя порядка он опомнился: все-таки отдых ему явно не повредил бы.

***

За две минуты до вылета паром Церера — Сирена пополнился еще одним пассажиром. Если бы робот-кассир интересовался чем-нибудь, кроме кредитной карточки, он бы обратил внимание на странный вид клиента. Закутанный в плащ не по росту, из-под которого виднелись форменные брюки пионера-исследователя, пассажир издавал неприятный запах гари. Его наряд завершали темные очки с разбитыми стеклами, поблескивающие на обожженном лице. Но кому есть дело в такой прекрасный вечер до очередного проигравшегося бедолаги, покидающего Цереру во время карнавала?

Искатели приключений благополучно встретились на борту полупустого звездного парома и, чтобы не привлекать лишнего внимания, уединились в темном маленьком кинозальчике, где для любителей крутили старые фильмы. Тим никогда еще не видел такой допотопной аппаратуры. Он с интересом смотрел, как на экране бегают загорелые полуголые люди с пучками перьев в волосах, размахивают смешными топориками, издавая гортанные крики, которым он тут же стал подражать.

Алекс и Диана были слишком увлечены друг другом, чтобы получать удовольствие от фильма. Но разговор поневоле скатывался все к тому же.

— Как ты думаешь, Алекс, — по-детски спросила Диана, — нам теперь ничего не угрожает?

Ему очень хотелось бы ее успокоить, но он решил, что лучше знать правду, чтобы быть готовым к возможной опасности.

— Помнишь, Ван Баст переоделся в больничную одежду? — сказал он. — Когда вампир убивает свою жертву, то проходит какое-то время, прежде чем убитый сам становится исчадием ада. Очевидно, Ван Баст воскрес в морге, и я не завидую тому санитару, с которого он снял халат. Не знаю, какой дьявол выплюнул Маршана, но думаю, что он не успокоится.

Тима в эти минуты никакие страхи не мучили. На экране плохие ребята в мундирах начали стрелять в полюбившихся ему хороших индейцев. Это вызвало его бурное негодование: он стучал кулаком по колену, топал ногами и порывался прийти на помощь команчам, выхватывая парализатор. Ему так понравилось, что он остался смотреть следующий фильм. Под завывание полицейских сирен, визг тормозов и автоматную пальбу Диана и Алекс вышли из зала.

Они блуждали по салонам в поисках места потише и поуютнее. В другое время Алексу наверняка бросилась бы в глаза некая странность в поведении немногочисленных пассажиров: они сидели как-то уж слишком неподвижно, иные из них спали в неестественных позах. Но сейчас, глядя в завораживающие глаза Дианы, слушая ее голос, он ничего не видел вокруг.

Вдруг с Дианой что-то случилось: она так побледнела, что Полянски испугался.

— Мне очень плохо, — прошептала она, схватив его руку. — Я чувствую такой страх, что меня чуть не наизнанку выворачивает.

Диана села и попыталась взять себя в руки.

— Не волнуйся, сейчас все пройдет. Ну вот видишь, мне уже лучше. Жди меня здесь, — с этими словами она резко поднялась и быстро пошла в сторону женской комнаты.

Алекс проводил ее взглядом. Он уже понимал, что полетел бы за Дианой в любое пекло — все равно куда, лишь бы быть рядом с нею. Новые ощущения переполняли его. Он посмотрел в иллюминатор и не узнал привычную россыпь созвездий: изменился весь мир.

Его мысли были прерваны самым неожиданным образом. Он услышал быстрый перестук каблуков, из-за поворота выскочила задыхающаяся Диана с криком: «Он здесь!»

— Кто? Ничего не бойся и рассказывай, кто тебя напугал?

— Я зашла в бар. Там было несколько человек, — захлебывалась Диана, — они уставились в одну точку, как манекены, и ни на что не реагировали. Я подошла к одной женщине, притронулась к се руке, а она свалилась на пол. Я перевернула ее и заглянула в лицо — у нее были черные глаза.

— Ну и что, — улыбнулся Алекс. — Жгучая брюнетка, объевшаяся оранга.

— Ты не понял, — закричала Диана, — это были глаза вампира!

— Скорее! — наконец отреагировал Алекс. — Надо предупредить Тима.

Они бросились назад по коридору, который провожал их кольцами зеленоватого света.

На экране кинозала злодей, весь в черном, обнимал упирающуюся роскошную блондинку и при этом издавал громкий, торжествующий хохот. Орби мирно спал в кресле. Ему снились сказочные замки, лохматые чудовища, которых он ставил на колени. Чудовища униженно каялись и открывали скрипучие двери сокровищниц, выпуская на свободу волооких принцесс.

Он был грубо разбужен вторгнувшейся действительностью.

— Так значит, наш старый простреленный друг вернулся? — уточнил Тим, переваривая информацию.

— Ему здорово досталось в последний раз, — ответил Алекс.— Теперь он нуждается в беспрерывном потоке энергии, так что его жертвам почти ничего не остается. Еще не все потеряно. Если мы пробьемся в штурманскую рубку, я смогу вернуть паром на Цереру.

— Так чего же мы тут сидим? — воскликнул Орби. — Хорошо, что вампиры не любят старые фильмы, — прибавил он, выглядывая в пустынный коридор.

На корабле не было слышно ни звука. По дороге они никого не встретили.

У входа в штурманскую рубку лежал скорчившийся человек, одетый в форму сотрудника безопасности.

— Теперь я понял, почему не узнаю космос, — сказал Алекс.— Это не те звезды, мимо которых мы должны пролетать на пути к Сирене. Паром захвачен вампиром. И, может быть, мы последние живые люди на этом корабле.

Полянски нагнулся над трупом, чтобы забрать оружие. Неожиданно дверь рубки распахнулась. Из нее вывалился «шкипер». С рычанием он схватил Алекса за плечи и стал поднимать, приближая к нему обезображенное лицо.

— Не смотрите ему в глаза, — закричал Полянски, борясь с монстром.

После секундного оцепенения Тим пришел на помощь. Он подбежал боком, с размаху съездил чудовище по зубам и отлетел в сторону, сбитый ответным ударом.

Это неожиданное вмешательство позволило Алексу вырваться. Он отскочил и вдруг прыгнул, как в воду, головой вперед. Получив сокрушительный удар в простреленный живот, вампир издал утробный рев и с грохотом опрокинулся в штурманскую рубку. Ему ответил многоголосый нечеловеческий хор. В конце коридора показалась толпа вампиров. Они шли с завываниями, покачиваясь, как во сне, вытянув вперед скрюченные руки.

Времени бежать не оставалось. Диана пыталась привести в чувство лежащего без сознания Тима. Алекс вытащил из кобуры сотрудника безопасности пистолет.

В открытом проеме рубки встал, пошатываясь, знакомый силуэт. Диана успела захлопнуть дверь и закричала от ужаса: лежащий на полу охранник мертвой хваткой вцепился в нее. Алексу пришлось отстрелить ему руки, чтобы разорвать железные объятья.

Вампиры были уже так близко, что Полянски начал стрелять почти в упор. Первые ряды скосило беглым огнем, но остальных это не остановило.

Алекс подхватил одной рукой Орби и потащил его в боковой проход, увлекая за собой Диану.

— Спасибо, я сам, — пробормотал Тим. — Ну и картина, — добавил он, оглядываясь. — Модильяни был бы в восторге.

— Бедняга, — с жалостью сказал Алекс, — повредился рассудком.

Прикрывая отход, он выстрелил несколько раз наугад в зеленоватую полутьму. Беглецы ворвались в первую попавшуюся дверь, которая распахнулась с мелодичным звоном. За ней оказался шипящий массажными струями бассейн. Они неслись, сбивая шезлонги, ослепленные ярким искусственным солнцем.

— Куда мы бежим? — задыхаясь, спросила Диана.

— В аварийный отсек. Ты должна знать, где он находится, — ответил Алекс, на ходу перезаряжая пистолет.

Он прицелился через плечо в Ван Баста, возглавлявшего толпу вампиров, уже ввалившихся в зал. Тому это не понравилось, и он предусмотрительно упал на пол. Весь заряд достался следующим. Одного из вурдалаков расщепило, как дерево молнией. Другой, несколько раз перевернувшись в воздухе, с грохотом врезался в стойку бара. От удара сработал музыкальный центр. По залу замельтешили разноцветные огни, загремела музыка.

Беглецы скатились по лестнице, слыша за спиной топот преследователей. Диана лихорадочно набирала комбинацию символов на замке аварийного отсека. Алекс проверил оружие: зарядов осталось слишком мало.

Из-за угла на четвереньках выбежал первый вампир — женщина с растрепанными волосами, дико оскаленным ртом, с которого клочьями падала пена. Алекс нажал на спуск, и она отлетела раздавленной лягушкой. На ее место выскочили сразу несколько монстров.

Створки аварийного отсека наконец разъехались, демонстрируя полный набор спасательных капсул. Диана и Тим бросились к ближайшей. Алекс выстрелил в последний раз, бросил пустой пистолет и попытался захлопнуть дверь. Но было уже слишком поздно: в узкую щель протиснулась знакомая рука — рука Ван Баста — и вцепилась Полянски в горло. Алекс всем телом резко бросился на дверь. Раздался отвратительный хруст, из-под ногтей вампира хлынула грязно-бурая жидкость. Ноги Алекса заскользили по отполированному металлическому полу. Щель стала увеличиваться, и через нее теперь тянулись к Полянски сразу несколько скрюченных рук. Страшный толчок в грудь сбил его с ног, и он потерял сознание…

***

Спотыкаясь от страха, Диана тащила Алекса к призывно светившемуся открытому люку готовой к пуску спасательной капсулы. Выручило штурмовика только то, что разбитую дверь аварийного отсека заклинило, и теперь на нее сыпался град ударов, сопровождаемый жутким воем. Вот она уже не выдержала, затрещала, и в нее полезли оскаленные рожи.

Алекс собрал свою волю в кулак, поднялся, опираясь на Диану, толкнул девушку в люк и нырнул туда сам вниз головой.

Корпус капсулы вибрировал от нетерпения, словно это было живое существо. Тим, приплясывающий у пульта, рванул на себя рычаг, и капсула катапультировалась.

Они быстро удалялись от парома.

— Как мы их, а? Ого-го! Попробуй, догони! — веселился Орби.

Из его носа капала кровь, но оп не обращал на это внимания, прыгая по каюте и размахивая фляжкой, как томагавком.

— Куда теперь? — спросила Диана.

— Здесь недалеко есть две обитаемые планеты: Джет и Дабл-Джет, — ответил Полянски. — Как правило, звездные паромы избегают этой трассы: Джет и Дабл-Джет находятся в состоянии войны друг с другом, хотя ни одна из них не рискует напасть первой. Им нужен казус белли — повод к войне, проще говоря. Они… — Алекс оборвал себя на полуслове: — Нас догоняют!

Все приникли к дисплею. На экране возникла светящаяся точка, которая медленно, но верно увеличивалась в размерах.

— Это же паром! — воскликнул Тим, глядя на выданные компьютером технические характеристики приближающегося объекта.

— А ты думал! — мрачно усмехнулся Полянски. — Аварийная капсула не рассчитана на гонки, у нас нет шансов.

Ему показалось, что Диане стало плохо. Она съежилась в кресле, закрыв лицо руками. У Алекса сжалось сердце: страх и смерть стали тем миром, в котором прожила последние сутки эта удивительная девушка. Хватит. Глядя на нее, он решил, что, как только паром попытается захватить их, он взорвет капсулу. Он сумеет сделать это так, что его спутники не успеют ничего понять. Смерть будет мгновенной и легкой.

Паром неотвратимо приближался. Тим взвешивал в руке плазменный резак, найденный среди инструментов. Диана убрала руки от лица, и Алекс поразился ее спокойствию. Сам он уже подготовил капсулу для взрыва ждать оставалось недолго.

Внезапно их ослепила яркая вспышка.

— Что случилось? — закричал Полянски. — Ничего не вижу!

— Ба-бах, на кусочки, нет парома, — объяснил Орби.

— Паром взорвался, — сказала Диана тихо. Перед глазами Алекса плавали зеленые паромы. Беспомощно моргая, он уставился на экран.

— Ничего не понимаю… Он не мог сам взорваться.

— Может быть, вампиры покончили жизнь самоубийством? — предположил Тим.

— Да, они узнали, что ты здесь, это их доконало, — подтвердил Алекс, удивляясь тому, как быстро вернулась к нему способность шутить. Он взглянул на Диану: — У меня возникли кое-какие предположения, сейчас я их проверю.

Полянски погрузился в сложные манипуляции с бортовым компьютером.

— Взгляните, — наконец сказал он, — это тепловой след ракеты.

— Кто ж ее послал? — удивился Тим. — Может, ангелы?

— Вот твой ангел, — показал на дисплей Алекс, — ангел смерти.

— Спутник-убийца! — закричал Орби.

— Совершенно верно.

— Но кто дал ему команду на уничтожение парома? У кого допуск к его компьютеру? Там ведь четвертая степень секретности.

— Этого я не знаю, — Алекс посмотрел на Диану, не принимавшую участия в разговоре, — но кто бы он не был, он спас нам жизнь.

— Странно, странно, — Орби проявлял не свойственную ему задумчивость. Он дрыгал ногой, насвистывал, делал умное лицо, всячески демонстрируя напряженную умственную деятельность. Наконец его как будто осенило.

— Я понял, — Тим хлопнул себя по голове. — Вот ты, Ал, совсем растерял мозги из-за прекрасной стюардессы. Ну а старика Тима не так-то просто одурачить. Тима не обведет вокруг пальца даже такая красотка, как наша Диана. У старины Тима нюх на таких, как она.

— Не понимаю, о чем эта речь, — вяло произнесла Диана.

— Сейчас поймешь, — Орби взял ее за руку и вдруг ловко сдернул с ее запястья браслет. — Вот он, — торжествующе закричал Тим, — телефон космической связи.

Алекс сочувственно молчал.

— Да, верно, — подтвердила Диана. — Твое чутье тебя не обмануло. Я офицер службы безопасности Цереры. Отдел борьбы с проникновением. Мы получили данные о враждебном проникновении на планету и вели поиск существа, называющего себя «доктор Маршан». Операцию поручили мне. Я вошла в контакт с участниками проникновения, произвела расследование и уничтожила объект поиска — доктора Маршана, а также устранила последствия деятельности лазутчика.

— Вот это да! — охнул Тим. — А нас ты, значит, использовала как прикрытие? Смотри, Ал, так оно и выходит: эта крошка перебила всех вампиров, нацепила себе на шею вместо медали наш общий шар, а мы вроде как ни при чем! Нет, я бы не возражал быть сейчас ни при чем на церерском пляже, но быть ни при чем в аварийной капсуле — это, пожалуй, слишком.

Диана тяжело вздохнула и уронила топкие руки па колени.

— Не совсем так, — устало сказала она, обращаясь преимущественно к Алексу. — Я должна была выполнить это задание, и я его выполнила. Теперь я сама объект поиска — из-за этого шара. Есть два варианта: или я возвращаюсь, и мне будут промывать сознание как телу, захваченному инопланетным устройством, или я лечу с вами.

Алексу казалось нелепым страстное возмущение Тима: работа этой девушки, ее подлинное мужество, умение рисковать жизнью и бороться должны вызывать у других только преклонение. Он сам ею просто восхищался. В чем тут был обман? Не могла же она, агент службы безопасности, сразу же выложить незнакомым людям все служебные тайны!

— Ты как хочешь, Тим, — сказал он, — а я остаюсь о Дианой.

Орби неожиданно рассмеялся:

— Интересно, как бы тебе удалось в наших обстоятельствах с ней расстаться? Ладно уж, мне ее общество тоже не противно. Более того, я объявляю ей благодарность, повышаю в звании и предоставляю отпуск на планету Некро.

Он подошел к мусорному контейнеру и, держа над ним двумя пальцами Дианин браслет, вопросительно посмотрел на нее. Она улыбнулась. Тогда Орби разжал пальцы и дал команду выброса.

— Смотрите, как красиво он летит. Теперь на этой орбите будет свой телефон-автомат.

***

Полянски вел свой крошечный корабль в сторону Джета. Из двух зол он выбрал меньшее. Империя Джета еще сохраняла связи с цивилизованными мирами. Оттуда они могли бы перебраться на Локус. Это тоже не подарок, но на Локусе хотя бы никто не воевал, кроме торговцев орангом. Да и те, в основном, уничтожали друг друга, сражаясь за право владения оранговыми плантациями.

Помирившиеся искатели сокровищ коротали время в соответствии со своими убеждениями. Алекс с Дианой тихо беседовали о чем-то, Тим улегся в кресло, положив ноги на пульт, и мирно похрапывал. Пустая фляжка выскользнула из его рук и валялась на полу. Однако младенческий сон Орби был грубо нарушен: Диана опустила ему спинку кресла так, что он едва не вывалился.

— Что за глупые шутки! — возмутился Тим, подскакивая.

— Посмотри-ка лучше в окно.

Снизу медленно поднимался звездолет, как акула, показывая серое брюхо.

— Вампиры! — закричал Тим.

— Проснись! Это разведывательный корабль Дабл-Джета, — раздраженно сказал Алекс.

Они замолчали, слушая, как тягуче грохочет стыковочный узел звездолета, сотрясая корпус капсулы. Через несколько томительных минут люк с шипением открылся, и в него заглянуло внушительное дуло крупнокалиберной винтовки с подствольным огнеметом. Оно подслеповато нашаривало себе жертву. Не найдя подходящей цели, оружие втянулось обратно, и в люк посыпались существа, закованные в сверкающие панцири. Сначала Алекс подумал, что это роботы, настолько механическими и лишенными эмоций были их движения. Но нет, это были десантники, одетые в скафандры первой степени защиты. Лица их скрывались под полупрозрачными забралами на приплюснутых шлемах. Если бы вся эта команда сразу пустила в дело свои огнеметы, в таких доспехах они бы даже не ощутили испарины, а от искателей приключений осталась бы только горстка пепла.

Откуда-то сверху прозвучала отрывистая команда:

— Руки за голову! Выходите без оружия, по одному.

— Бравые ребята, — отметил Тим. — Придется сдаваться. Хорошо, что мы не джетовцы.

— Они в это вряд ли поверят, — сказал Алекс. — Я знаю дабл-джетовских штурмовиков: вояки они никудышные, но всемером одного не боятся.

Перейдя в звездолет, друзья оказались под прицелом солдат в черных металлизированных комбинезонах и круглых шлемах. Черные гвардейцы расступились, и вперед вышел маленький толстенький человечек, разодетый в поблескивающий шевронами, погонами и какими-то побрякушками генеральский мундир.

— Добро пожаловать к нам в гости, — добродушно сказал он неожиданно писклявым голосом.

— Да он еще и шепелявит, — удивленно прошептала Диана. — У них что, нет логопеда?

— Эта планета ничем, кроме войн, не занимается, — тихо ответил Алекс. — У них нет ни логопедов, ни сексологов, ни психиатров.

— А жаль, — сказал Тим, — психиатр бы ему был в самый раз.

— Подлые джетовские шпионы! — вдруг рявкнул толстячок, побагровев от натуги. Приосанившись, он добавил прежним тоном:

— Я генерал Пепин. А это мои храбрые, я бы даже сказал, отчаянные солдаты. Что касается вас, гнусные диверсанты и клеветники, то на Дабл-Джете с такими отпетыми преступниками, как вы, разговор короткий.

— Вы бы лучше решили, кто мы, — не выдержал Тим, — шпионы, клеветники, а то, может быть, ассенизаторы широкого профиля, тайком пробирающиеся на вашу благоуханную планету. Глядя на вас, я думаю, что такие специалисты вам просто необходимы.

— Шутите? Понимаю. Разговор по душам не получился. Хорошо, поговорим по-другому. Ох вы у меня запоете…

Полянски сделал шаг вперед.

— В камеру их! — пискнул генерал, шарахнувшись в сторону.

Все время полета пленники провели в тесной клетке под надзором вооруженных охранников. Тим развлекал публику, обучая всех желающих азартным играм, принятым в тюрьмах цивилизованных планет. Он уже дошел до описания считалки на хвостовых чешуйках, распространенной среди варварских племен Локуса, когда звездолет стал маневрировать, заходя на посадку.

Пленники увидели голую пыльную равнину без всяких признаков растительности. Ее единственным украшением служили невысокие цилиндрические здания, похожие па противоатомные бункеры. С одного края плато заканчивалось пропастью, из которой силилось подняться чахлое дабл-джетовское солнце.

Корабль завис над одним из бункеров. Поблескивающая металлом крыша здания разъехалась, и звездолет медленно опустился в его недра.

Пленников выстроили у стенки подземного ангара. Из темноты к ним вышел генерал Пепин.

— Назовите хотя бы ваши звания. В каком вы чине? Надеюсь, высший офицерский состав? Судя по всему, вы опытные разведчики: мы не нашли ни оружия, ни средств связи, хотя засекли ваши переговоры со шпионским центром. К чему запираться, — увещевал генерал, — не лучше ли признаться сразу и покончить с формальностями…

Его разглагольствования заглушила подъехавшая с чудовищным дребезжанием ржавая бронемашина.

— Такси подано, — сказал Пепин и громко рассмеялся собственной шутке. Но тут же сдвинул брови и грозно скомандовал: — Сержант Тупик!

— Я! — из строя охранников вышел, чеканя шаг, зверского вида сержант ростом с двух Пепинов.

— Всех в машину! Диверсантов доставить в Академию. Отвечаете головой.

Сержант Тупик затолкал пленников в броневик, закрыл их решеткой и уселся напротив, сверля неподкупным глазом.

Генерал ехал вслед за ними в командирской машине, ощетинившейся ракетами, лазерными пушками и другими устрашающими орудиями неизвестного назначения.

Броневик несся по подземному тоннелю, больше похожему на лабиринт. Сделав лихой вираж, машина остановилась на краю бетонного плаца, по которому маршировали черные шеренги.

Пепин бодро выскочил из своего автомобиля, как чертик из табакерки.

— Добро пожаловать в нашу Академию, — на ходу крикнул он пленникам и побежал к высокой трибуне, расположенной в центре плаца.

Алекс внимательно огляделся. Они находились во внутреннем дворе огромного здания. Круглые ярусы этажей нависали над ними, теряясь в полутьме. На краю плаца торчали корпуса боевых кораблей. Полянски не заметил рядом с ними никакой охраны.

Тем временем Пепин вскарабкался на трибуну, украшенную барельефом с горделивыми символами Дабл-Джета: звездолетами, рассекающими кинжальным огнем планеты, геральдическими львами, держащими в разверстых пастях звезды, и прочими доказательствами неоспоримого превосходства местного воинства над всеми остальными.

Прозвучали начальные такты бравурного гимна, и над плацем поплыл шепелявый голос Пепина, преобразованный синтезатором в громовой рык:

— Доблестные воины! Ваш славный боевой генерал захватил сегодня в плен верхушку разведывательного Центра, мерзких шпионов паршивого кругляша, именуемого Джет. Они уже со слезами на глазах сознались в своих подлых деяниях и трусливо молят о снисхождении. Мы никогда не скрывали своего миролюбия, ибо не родился еще на свет человек гуманнее, чем ваш генерал. Вот и сейчас, вместо того, чтобы подвергнуть негодяев суровой, но справедливой каре, мы оказываем им честь и отправляем в нашу славную Академию, дабы они послужили делу науки и прогресса! Слава нам!

— Сла-ва-а! — разнесся вопль сотен глоток.

— Самая мирная из планет? — выкрикнул Пепин.

— Дабл-Джет, Дабл-Джет! — подхватил солдатский хор.

Черные шеренги пришли в движение, маршируя на месте и выкрикивая слова песни:

Мы пройдем по всем мирам,

Чеканя шаг по черепам!

Джет, Джет, Джет!

— Видал я психов, — ошарашено вымолвил Тим, — но таких встречаю впервые.

— Ну, как вам мои орлы? — подбежал сияющий Пепин. — С такими только побеждать. А теперь прошу на экскурсию. Сейчас у курсантов по расписанию строевая подготовка, так что мы никому не помешаем, — деликатно добавил он.

Сержант Тупик и еще двое солдат провели пленников через плац в здание. Визжащий лифт, больше похожий на шахтерскую клеть, поднял всю компанию на верхний этаж. Широкий кольцевой коридор с одной стороны украшала решетка, ограждавшая пространство двора, с другой находились аудитории. На каждой двери висели заботливо начищенные таблички. Пепин открыл одну из комнат с надписью «Оружейный класс».

— Здесь наши курсанты постигают основы военного мастерства, — начал генерал тоном лектора.

Длинные ряды стеллажей заполняли орудия смерти, какие только можно себе представить. Здесь было все, начиная от стрелкового оружия до самого современного лазерного. На полу в образцовом порядке были расставлены разнокалиберные баллоны веселенькой окраски с газами. В контейнерах лежали компактные ручные ракеты. Черные головки ослепляющих, удушающих, отравляющих гранат высовывались из ячеек. На самых верхних полках была всякая мелочь — парализаторы, прицелы, виброножи.

Позади подконвойных маячил сержант Тупик, бдительно глядя им в спины.

— Какой прекрасный лазер! — восхитился Тим. — Позвольте рассмотреть его поближе.

Он протянул руку к стенду. Сержант тут же уперся в позвоночник Орби стволом автомата.

— Вижу, что понравилось, — одобрительно пропищал генерал Пепин, — но у нас мало времени, давайте продолжим осмотр.

Экскурсия миновала несколько особо секретных аудиторий. Полянски внимательно осматривал коридор, прикидывая варианты побега. Судя по всему, кроме них на этом этаже никого не было, но пройти здесь незамеченными не представлялось возможным из-за установленных телекамер.

Очередная табличка возвещала, что за дверью находится класс обороны. Пепин, словно купец в лавке, потряхивал на руках легкие защитные комбинезоны, примеривал шлемы, рылся в аптечках с противоядиями, пробовал на язык средства химической защиты. На него удивленно таращились пустыми глазами манекены, одетые в скафандры суперзащиты.

Видно было, что Академия — любимое детище генерала. Его взор устремился вдаль, глаза налились влагой.

— Я верю, — дрогнувшим голосом сказал Пепин, — придет время, на каждой планете будет своя Академия. И тогда воцарится мир и порядок во всей Вселенной, и исчезнет зло…

— Мне надоела эта комедия, — шепнул Алекс.

— Что нам делать? — спросил Тим.

— Их только четверо. Возьми на себя генерала, я займусь остальными.

— А потом?

— Захватим оружие, переоденемся в их форму и будем пробиваться к звездолету.

— Или подстрелят на выходе, или собьют на взлете.

— У нас нет выбора.

— Прекратите разговоры, — возмущенно засипел сержант Тупик.

— Я вижу, вам здесь не нравится, — оборвал свою горячую речь о преимуществах какой-то сыворотки генерал. Он бросил на пленных укоризненный взгляд. — Что ж, пройдемте в аудиторию, где вы сможете отдохнуть до ночи, а затем… мы продолжим нашу беседу.

Он ввел их в комнату с табличкой «История и биология». На голых бетонных стенах висели анатомические атласы. Почетное место занимали объемные изображения внутренних органов человека в натуральную величину. Далее шли атласы организмов других разумных существ. Не все эти существа были знакомы даже Алексу. Похоже, Дабл-Джет собирался воевать с целой Вселенной — на рисунках красной краской были заботливо отмечены болевые точки.

Одна из картинок поневоле привлекла внимание Алекса: на ней был изображен в полный рост гуманоид с круглыми кошачьими глазами, острыми прижатыми ушами и тонкой полоской сжатых губ. Полянски показалось, что не так давно он уже натыкался на такой пронизывающий взгляд.

— Мы вовсе не такие уж солдафоны, — шепелявил тем временем генерал. — В этом классе наши воины изучают историю. Вот, пожалуйста, средние века — испанский сапог, дыба обыкновенная, ну, это архаика. Так, это уже двадцатый век — электрошоковые устройства, вакцина правды… Я хочу попробовать на вас старые испытанные методы. Или вы предпочитаете поновее?

Перейти к конкретным предложениям генерал не успел. Его ждало новое сокрушительное поражение: Алекс отвесил ему такую смачную оплеуху, что бравый вояка развернулся вокруг своей оси и, показав тылы противнику, томно раскинулся на грязном полу.

Моментально развернувшись, Полянски выбил оружие из рук Тупика и ударил его по голове. Сержант повалился с обиженным выражением лица.

Тим действовал не так успешно: с победным кличем он бросился на ближайшего солдата, но получил прикладом в живот. Упали они почти одновременно — Диана разбила о затылок охранника мерзкий прибор с торчащими проводами.

Алекс уже подхватил винтовку оглушенного им последнего солдата, как вдруг выронил ее и рухнул, увлекая за собой Диану.

Раскорячившийся, как большая жаба, Пепин перевел ствол парализатора на Тима и снова нажал на спуск.

Орби повторил траекторию Полянски, с той лишь разницей, что с грохотом опрокинул на себя древнюю бормашину.

Генерал встал, отряхиваясь и поправляя медали.

— Поберегите силы. Они вам понадобятся ночью, когда мои самые талантливые курсанты проведут здесь практические занятия. А вами, девочка, — Пепин смущенно ухмыльнулся, — я займусь лично.

Раскрасневшись, словно майская роза, генерал вышел из аудитории. Вслед за ним потянулась потрепанная охрана, волоча за собой сержанта Тупика.

Узники остались одни. Не было сил ни пошевелиться, ни даже слова сказать. Алекс пристально рассматривал висящую над ним веревку, пропущенную через хитроумную систему блоков. Веревка заканчивалась петлей.

Вдруг он заметил какое-то движение в углу. Алекс скосил глаза как только мог и увидел Диану. Она приложила палец к губам, делая знак молчать, но это было совершенно лишнее — Полянски и без того не мог издать ни звука. Диана подошла к дверям, прислушалась, затем тихо повернула ручку и выскользнула в коридор. Через несколько томительных минут она вернулась с аптечкой в руках. Она порылась среди лекарств и противоядий на все случаи жизни и достала треугольную металлическую коробочку. Сочувственно улыбнувшись, девушка приложила ее острым концом ко лбу Алекса. Он почувствовал, как его тело пронзил разряд, конвульсивно дернулся и сел, покачиваясь. Через это же пришлось пройти и Тиму. Орби первым делом воспользовался вернувшимся даром речи:

— Это тебе, Диана, шар помогает — теперь тебя даже парализатор не берет.

— Об этом поговорим потом, — оборвал его Алекс. — Сейчас мы должны убираться отсюда как можно скорее. Но сначала надо запастись кое-какими экспонатами.

В классе обороны пленники переоделись в черные защитные комбинезоны. Теперь с опущенным забралом шлема их было не отличить от дабл-джетовских солдат.

В оружейном классе каждый набрал себе экспонатов на свой вкус. Алекс прихватил плазменную винтовку с подствольным гранатометом, отдав предпочтение штурмовым кумулятивным гранатам, которыми вполне можно было пробить небольшой тоннель в скале. Тим схватился за лазер — тот, что ему понравился раньше, — а затем увешался оружием, словно новогодняя елка игрушками. Диана ограничилась короткоствольным автоматом. Поразмыслив, Полянски раздал всем крупнокалиберные пистолеты, хорошо зарекомендовавшие себя во Франкополисе, и напоследок пристегнул себе на правой голени длинный вибронож.

— Площадка просматривается со всех сторон, — объяснил он, я обеспечу проход и дам вам сигнал.

Алекс выглянул в коридор. Он едва освещался тусклым аварийным светом. Через инфракрасный прицел, вмонтированный в забрало шлема, Полянски обнаружил первую телекамеру, установленную у лестницы. Алекс лег и пополз к решетке, ограждающей колодец двора. За ней находился узкий карниз, впрочем, достаточный для того, чтобы по нему прошел человек. Удовлетворенный осмотром, Полянски разрезал виброножом металлические прутья и подал сигнал. Тим галантно пропустил вперед Диану и пополз за ней следом. Пленники выбрались на карниз, цепляясь за решетку медленно пошли над черной пропастью.

— Терпеть не могу высоты, — пробурчал Орби, — того и гляди…

Что он хотел сказать, никто так и не узнал: плохо закрепленный пистолет Тима зацепился за прутья и выскользнул из кобуры. Он попытался его поймать, замахал руками, неловко ударился плечом и стал падать.

Держась одной рукой, Алекс успел ухватить летящего мимо по своим делам Орби. Нелепо болтая ногами, тот повис над темнотой, сосредоточенно слушая, как его оружие с гулким стуком упало на бетонный плац.

— Убить тебя мало, Бэтмен несчастный, — прошипела Диана.

Вдвоем они затащили расстроенного летуна на карниз.

— Если ты еще захочешь полетать, скажи заранее, — ворчала Диана. — Я куплю билет в партер.

— Подумаешь, уронил какой-то пистолет — у меня второй есть, — упрямо сказал Тим.

— Пойдем, Алекс, дальше. У этого коммандо еще целый арсенал. Вдруг он разойдется, гранаты начнет бросать.

— Почему это я буду их бросать? — обиделся Тим. — Я их себе оставлю.

— Тихо! — оборвал назревающую склоку Полянски.

Троица прислушалась. Вся эта возня, похоже, не вызвала никакого смятения в стане противника.

Пройдя несколько метров по карнизу, беглецы с помощь виброножа проникли в безопасную часть коридора. Они не рискнули воспользоваться лифтом, тенью проскользнули вниз по лестнице на следующий этаж. Вдруг Алекс жестом остановил всю группу и стал напряженно вслушиваться.

— Что случилось? — прошептала Диана.

— Я слышу шаги, — ответил Алекс. — Наверно, это охрана обходит здание.

Теперь мерный топот слышали все, и им ничего не оставалось делать, как заскочить в первую попавшуюся дверь. Алекс подготовил ослепляющую гранату. Несколько минут длилось томительное ожидание, но солдаты прошли мимо, стук их сапог становился тише и наконец исчез.

Полянски немного расслабился и с интересом оглядел комнату. В огромном зале было темно и пусто. В инфракрасных лучах прицела Алекс увидел единственное окно-иллюминатор.

— Мы должны выбраться отсюда через окно, — сказал Алекс. — По карнизам можно ползти до утра, а Пепин со своими головорезами придет через час. Эх, жаль, я тут видел хорошую веревку, но возвращаться — плохая примета… Попробуем здесь найти что-нибудь подходящее.

Полянски вышел на середину комнаты и замер: внезапно все было залито ярким светом, на окно с шумом упала противоатомная шторка, а круглая ручка-вентиль на бронированных дверях повернулась несколько раз до упора.

— Мы в ловушке! — закричал Тим. Под потолком раздался жестяной кашель, зазвучал такой знакомый и такой надоевший пленникам писклявый голос:

— Сдавайтесь! Оружие на пол, или будете уничтожены!

Диана вздрогнула:

— Я обратно в камеру пыток не пойду, лучше умереть сразу.

— …Сопротивление бесполезно, — завывал Пепин. — Подлые негодяи, вы решили обмануть нас и убежать…

— Ты отвлечешь их, — шепнул Алекс Тиму, — стреляй куда-нибудь, в дверь, например. Я пробью стену в соседние комнаты, потом в следующие, пусть нас поищут.

— А можно я выстрелю в лампочку? — застенчиво спросил Тим.

Алекс секунду смотрел на него и задушевно ответил:

— Можно, сынок.

— …На счет «пять» весь этаж будет заполнен газом, — продолжал надрываться писклявый голос.

Полянски открыл магазин подствольного гранатомета, на ладонь выкатились несколько кумулятивных зарядов, по размеру всего в два раза больше, чем обычные патроны. «Хватит на весь этаж», — подумал он.

— …Три с половиной, — упорствовал Пепин.

Тим с важным видом ожидал сигнала, подняв вверх лазер. Алекс зарядил оружие и подмигнул напарнику. Тот выстрелил в потолок — свет продолжал гореть. Тогда Полянски нажал на спуск.

Раздался страшный грохот и треск. Вся компания попадала, как от землетрясения. Пепин поперхнулся и замолчал.

В облаках пыли засветился новый выход в виде круглой дыры с рваными краями. Пол ходил ходуном от глухих ударов.

Алекс с недоумением поглядел на свой гранатомет.

— Смотрите! — закричала Диана, указывая в сторону окна.

Полянски перевел взгляд по направлению ее руки.

От иллюминатора потекла вниз широкая трещина, затем такая же зазмеилась наверх. Стена медленно раскрылась, как театральный занавес, и потрясенные зрители увидели в черном небе сверкающие лазерными вспышками звездолеты. Это атаковал Императорский боевой флот Джета.

— Поздравляю с победой, — ошеломленно проговорил Тим, — мы успешно выполнили свою шпионскую миссию. Пора бежать за медалями.

Они выскочили в коридор. Никому не было до них никакого дела. В полной растерянности метались, сбивая друг друга, солдаты.

— Эй, — веселился Тим, — кому тут сдаваться?

Им навстречу попался бегущий сломя голову сержант Тупик. Он несся, как носорог, не разбирая дороги, но увидев своих подопечных, резко затормозил. Алекс на ходу погрозил ему пальцем, и Тупик испуганно шарахнулся в сторону.

Здание содрогалось от чудовищных ударов. Повсюду погас свет. В клубах пыли, рискуя быть погребенными под горящими обломками, друзья пробирались по ходящей ходуном лестнице.

Эскадра Джета вела бой по всем правилам. Боевые станции, управляемые компьютерами, уничтожали прорвавшиеся ответные ракеты, ослепляли электронные системы противника, а в это время штурмовики наносили методичные удары по бункерам, сбивали взлетающие корабли врага.

Алекс сидел в навигационном кресле захваченного штурмового корабля, напряженно вглядываясь в мелькающие на мониторе цифры. «Взлет невозможен, взлет невозможен…» — запульсировали красными огнями слова, отдаваясь в мозгу.

— Мы летим или не летим? — дергался Тим.

Диана молчала, с надеждой глядя на Алекса. Она понимала, что спасти их могло только чудо.

Академия была разрушена. Горящее здание держалось только на мощном каркасе. Скрученные перекрытия торчали, как сломанные ребра погибающего исполина. Первая же ракета пробила насквозь крышу, повредив ее механизм, так что ни один корабль не смог взлететь.

Наконец Алекс решился. Ждать было нечего — остов бункера готов обрушиться в любую минуту и похоронить их под собой. Звездолет стал медленно подниматься, поплыли объятые пламенем этажи.

— Ты что, хочешь пролезть в эту дыру? — закричал Тим.

— Сам же хотел лететь, вот мы и летим, — невозмутимо ответила за Алекса Диана. — Если кто и сможет это сделать, так это он.

Из зияющей пробоины сквозь водоворот огня и черного дыма вырвался штурмовик и с ревом пронесся над рухнувшими обломками бункера.

Алекс прижимал корабль к земле, лавируя между цилиндрами зданий. Он прорывался к краю плато, но путь ему преградили два джетовских звездолета. Справа, слева и прямо по курсу штурмовика взорвались блеснувшими вспышками предупредительные ракеты.

— Что привязались? — занервничал Тим. — Стреляют в своих же героев, никакой благодарности.

— Замолчишь ты или нет? — прикрикнула на него Диана.

Алекс сбавил скорость, повинуясь сигналам. Звездолеты тут же пристроились в хвост, решив, что штурмовик сейчас сдастся. Но Полянски не зря носил свои нашивки: как только перед ним показался край пропасти, он метнулся туда, выпустив, словно осьминог, завесу из светящихся шаров. Джетовским звездолетам достаточно было бы на долю секунды поймать объект на прицел, а дальше ракеты нашли бы жертву, какие бы маневры она не предпринимала. Но теперь, выпущенные вдогонку, они потеряли цель, скрывшуюся за гранитной толщей. Пока джетовцы делали разворот вслед за Алексом, он выскочил сзади и ударил из всех стволов в ближайшего противника.

Вражеский звездолет в одно мгновение превратился в ослепительное огненное облако, осветившее весь небосвод. Как ни красиво было это зрелище, оно порядком охладило пыл его напарника.

Полянски никто не преследовал. Он спокойно ушел по дну пропасти, прикрываясь гранитными складками. Звездолет летел между исполинских скал, похожих на закрученные сосульки, какие делают дети из мокрого песка на берегу моря. Впереди по горизонту разливался багровый свет — это вставало солнце Дабл-Джета. На его тусклом фоне пронеслась серебристая молния, поднялась плавно вверх и, превратившись в сверкающую точку, исчезла.

***

— А я не жалею, что мы улетели, — болтал взбодрившийся Тим. — Какая-то негостеприимная планета. Нет, чтобы сесть, перекинуться в картишки…

— Подожди немного, прилетим на Некро, там и перекинешься, — мрачновато сказала Диана.

— Да, я люблю простые радости жизни, — разглагольствовал Тим, прихлебывая из фляжки. — Не всем же жить на Олимпе среди богов, услаждая себя нектаром.

— Где находится этот Олимп? — заинтересовался Алекс.

— Нигде, — неожиданно расстроился Тим. — Это всго лишь миф, легенда, призрачный мираж.

— Я всю жизнь провел на войнах в разных галактиках, но об Олимпе ничего не слышал. Знаю легенду о бродячем штурмовике. Слышал о пленном десантнике Горране, поднявшем восстание на планете, захваченной андроидами-мутантами. Было еще что-то о космическом пожирателе, который появляется в ночь полнолуния. А об Олимпе ничего не слышал.

— Так я тебе расскажу, — Орби повернулся и заговорщицки подмигнул Диане, которая, улыбаясь, слушала их беседу. — Диана — это богиня.

— Согласен, — тут же отозвался Алекс.

— Ее почитали в Древнем Риме. Храм, возведенный в честь Дианы-охотницы окружала священная роща. В этой зеленой, тенистой роще мог укрыться любой ищущий спасения человек, даже если он совершил преступление. Но сначала беглец должен был стать жрецом богини, сорвав ветвь со священного дерева.

— Какой слог! — оживилась Диана. — Оказывается, ты сидел не только за игральным столом, но и за письменным.

— Сидел, сидел. Я где только не сидел, — согласился Тим и продолжал. — Чтобы сорвать ветвь, нужно было сразиться со жрецом, охранявшим рощу, и убить его.

— Мне эта история кое-что напоминает, — Алекс посмотрел на ожерелье Дианы. — Тебе не кажется, Тим, что ветвь уже сорвана?

— Но кто убьет жреца? — спросил Орби.

Алексу понравилась эта легенда. Он закрыл глаза и попытался представить себе высокий храм, сложенный из белоснежного мрамора, шумящую молодой зеленью рощу и прекрасную златокудрую девушку, бегущую по залитому солнцем полю.

Вот она, уставшая после удачной охоты, входит в прозрачную воду реки. Со дна поднялись золотистые песчинки и закружились вокруг ее обнаженных ног. Они кружатся все быстрее и быстрее, превращаясь в сверкающий водоворот, засасывающий Алекса. Водоворот крутится с бешеной скоростью, мириады золотых песчинок образуют звенящий тоннель, который принял в себя песчинку-звездолет, завертел ее и унес на дно Вселенной.

Девушка отвела от лица упавшую прядь густых рыжих волос и подняла голову — это была Диана. Она нежно провела рукой по лицу Алекса. Откуда-то издалека он услышал звук пощечины и с трудом открыл глаза.

— Что с тобой? — кричала склонившаяся над ним Диана. — Что происходит со звездолетом?

Полянски, выпрыгнувший из забытья, почувствовал боль — его пальцы так судорожно стиснули рычаги пульта, что он не сразу смог их разжать. Алекс взглянул на показания компьютера и понял, что его руками водила чужая воля.

Штурмовик приземлялся на военной базе Джета. Монитор вырисовывал нависшую над ними в заоблачной высоте специальную пограничную станцию. Это она просканировала их сознание, вторглась в мозг, манипулируя действиями Алекса. Излучение не затронуло только разум Дианы, но было настолько сильным, что полностью парализовало ее мышцы.

Изменить уже ничего было нельзя — Алексу оставалось только аккуратно закончить посадку. Звездолет мягко качнуло, он опустился на стартовую площадку. Двигатели взревели в последний раз и замерли. Полянски бессильно откинулся в кресле.

Через некоторое время люк с шипением открылся. Помещения корабля наполнились топотом, зазвучал отрывистые команды и наконец в навигационную рубку ворвался взвод автоматчиков во главе с щеголеватым офицером.

— Скажите, — спросил его очнувшийся Орби, — сколько у вас дают за шпионаж?

***

Помещение джетовской казармы совершенно не отличалось от тысяч других казарм на разных планетах. Та же унылая казенная обстановка, те же серые стены, которые совсем не украшали прочные оконные решетки.

— Итак, я вас внимательно выслушал, — седой майор усталыми проницательными глазами побарабанил пальцами по столу. — Вам повезло: наш народ празднует победу над Дабл-Джетом, и если все, что вы рассказал: окажется правдой, то помилование в виде рудников вам обеспечено. Ну а пока я вас отправлю в Главное Управление для идентификации личностей.

Щеголеватый офицерик в берете набекрень, надутый от сознания важности своей миссии посадил всю компанию в патрульную машину, а сам устроился на переднем сиденье. Четверо автоматчиков в пятнистых комбинезонах поехали следом за ними.

Алекс с любопытством разглядывал аккуратные поселки, мимо которых они проезжали, чистенький пригород, не затронутый войной. Затем показались дома с выбитыми сверху донизу стеклами, дома с обвалившимися стеклами и наконец просто многоэтажные груды развалин.

— Рекстаун, — кивнул офицер, — столица империи.

Несмотря на разрушения, на улицах было довольно оживленно. Однако праздничного настроения не чувствовалось: сновали подозрительного вида личности, стайки подростков на перекрестках провожали мрачными взглядами патрульные машины, при виде которых кое-где опускались стальные жалюзи на окнах.

Это была явно не самая фешенебельная часть города.

Проехав несколько кварталов, машины остановились у неприметного серого здания. Первым вылез офицер. Он прошелся, разминая ноги и в то же время зорко оглядывая улицу. Как будто ничего подозрительного не было. На углу стояла кучка зевак, глазея на уличного торговца мечтами. У него на шее висел лоток, откуда каждый желающий мог за умеренную плату вытащить свою судьбу, записанную на узкой дискете, — вставишь ее в плеер и увидишь во всех красках и ощущениях свое будущее.

Алекса словно током ударило: на плече торговца сидело отвратительное ярко-зеленое насекомое, очень похожее на любимого скорпиона дона Амато. Торговец упорно не поворачивался лицом, но грузная фигура, блестящие напомаженные волосы выдали в нем старого знакомого. Пино как будто почувствовал, что его узнали. Он повернул голову, и Алекс с омерзением убедился, что глаза секретаря скрывались за темными стеклами очков.

Офицер махнул рукой, делая знак, выводить арестованных из машины. Полянски не успел никого предупредить — он вылез первым, за ним охранник, затем остальные пассажиры, чередуясь с автоматчиками.

Секретарь перекинул лоток за спину и пошел в их сторону, на ходу расстегивая потрепанный плащ.

Четверо автоматчиков умело окружили кольцом своих подопечных, держа оружие наготове, и повели их к входу в серое здание.

Алекс не видел того, что происходило за спиной, но по лицу офицера понял: тот заметил опасность. Полянски сделал шаг назад и обернулся — вампир сунул руку в перчатке за полу плаща. Офицер, приседая и пятясь, тащил из кобуры пистолет. Это было последнее, что он успел сделать в жизни. Алекс схватил Тима и Диану в охапку и бросился вместе с ними на землю. Перед его глазами мелькнул короткий толстый ствол, пляшущий в руках Пино. Из него с визгом ударил бесцветный луч. Это было похоже на то, как если бы на первый снег плеснули крутым кипятком — луч широкой полосой прошелся по туловищам автоматчиков, расплескивая их тела — сначала размылась плоть, обнажая кости, затем и они растаяли с шипением.

Перед носом Алекса звякнул упавший пистолет. Он подхватил оружие и, высвободившись из-под груды искалеченных тел, начал стрелять наугад, не видя цели. Алекс не снимал палец с курка, пока не разрядил всю обойму. Первые пули, попавшие в грудь вампира, заставили того упасть на колени, следующие, угодившие в лицо, уложили на тротуар.

Раздраженный скорпион несколько раз в злобе стегнул ядовитым шипом своего хозяина и пополз искать себе нового пристанища.

Заваленные окровавленными обрубками, Диана и Тим были в шоковом состоянии, так что Алексу пришлось силой тащить их в машину.

Притихшая на минуту улица вдруг наполнилась испуганными криками и воем полицейской сирены. Алекс лихорадочно пытался завести автомобиль. Наконец это ему удалось. Он рванул с места, под колесами захрустел хитиновый панцирь скорпиона, не успевшего убраться с дороги. Краем глаза Полянски заметил Пино, который судорожными движениями, на четвереньках, продвигался ко второй машине.

Беглецы уже сворачивали за угол, когда ворота Управления быстро распахнулись, выпустив черный бронированный и два красно-белых полицейских автомобиля, сходу устремившихся в погоню.

Полянски гнал машину на предельной скорости, пытаясь оторваться от преследователей. Встречный транспорт круто сворачивал в сторону. На перекрестке красно-белый автомобиль, включив сирену, пытался перегородить дорогу, но удар по касательной завертел его волчком.

— Ну и дела! — бессмысленно хлопал глазами Тим. — Опять за нами гонятся, да еще целая компания — вампиры, полиция. Не хватает только моих кредиторов, мужей-рогоносцев и стаи собак.

— Занялся бы лучше компьютером, болтун, может удастся подслушать переговоры патрульных, — предложила Диана.

Она извлекла из гнезда между сиденьями полицейский карабин с укороченным стволом, деловито отвела затвор — магазин был полон — и без лишних слов шарахнула прикладом по заднему стеклу.

— Молодец, — похвалил ее Орби. — Стреляй, я отвечаю.

Преследователи в первой машине справедливо расценили этот маневр как угрозу. Предупредительным выстрелом они сделали звездчатую дыру в стекле еще шире, заставив Диану пригнуться. Тим на всякий случай благоразумно улегся на сиденье, продолжая оттуда руководить обороной. Он подключился к переговорам, и по отрывистым командам стало ясно, что их гонят, как зайцев, собираясь задерживать почему-то за пределами города, загнав на крутой серпантин. У них будет право выбора: или остановиться, или отправиться на дно горной речки, всласть покувыркавшись на острых камиях ущелья. Судя по последним фразам, полицейские знали, что их подслушивают, но подчеркнуто не придавали этому никакого значения.

— Каковы наши планы? — жизнерадостно осведомился Тим. — Будем собирать для дамы эдельвейсы?

— На такой скорости машину без жертв не остановить, — ответил Алекс. — Их это не устраивает: мы им зачем-то нужны живыми. В горах у нас один шанс из ста.

— Нам выпало «зеро», казино забирает весь банк.

— Это мы еще посмотрим! — Диана навскидку выстрелила по вырвавшейся вперед машине. Пуля синей искрой брызнула по бамперу.

— Зря стараешься, — вздохнул Орби. — Там броня.

— Ладно, я погорячилась. Не могу спокойно смотреть как нас гонят в ловушку, — пожаловалась девушка.

Город внезапно кончился. Последние редкие дома растворились в лесу. Дорога стала круто забирать вверх и вскоре вынесла всю кавалькаду на вершину зеленого холма, с которого открывался великолепный вид на горное ущелье с петляющей по дну быстрой рекой.

— Красивый пейзаж, — одобрительно сказал Тим, щурясь от яркого солнца. — Жаль, недолго им любоваться.

— Хватит хныкать, — оборвала его Диана. — Послушай-ка, что они говорят.

Лающий голос передавал сообщение о том, что в хвост погони пристроилась неизвестная патрульная машина, не отвечающая на запросы. Сообщение заглушил страшный треск.

— Что это? — удивилась Диана.

— Всего лишь гром, — ответил Алекс, бесстрастно закладывая очередной вираж.

По крыше застучали крупные капли, а потом сплошной стеной хлынул ливень, принесший желанную темноту.

— Это не твой ли талисман сработал? — спросил Тим.

Алекс с трудом разбирал дорогу, но скорость не снижал. Раздался удар грома, но звук раската шел не сверху, а сзади. Обернувшись, компания увидела, как одна из красно-белых машин превратилась в пылающий факел и, оставляя за собой огненный след, покатилась в ущелье. Другая взорвалась не сразу: сначала загорелся бампер, потом она потеряла управление и врезалась в дерево. Несколько секунд ее лизали языки пламени, вздувая шипящие пузыри краски, потом оглушительный взрыв разнес машину на куски.

Алекс остановился, наблюдая за дальнейшей схваткой.

Уцелевший бронированный автомобиль разворачивался, визжа колесами. Из него вели беглый огонь по нападавшей патрульной машине. Она не отвечала, набирая скорость. Полицейским удалось ее поджечь, но она, охваченная пламенем, влетела прямо в бок броневика. Удар молнии, расколовший небо пополам, отозвался эхом взрыва. Над пылающей грудой искореженного металла поднималось грибообразное черное облако.

— Все кончено, — сказал Тим. — Пино неплохо поработал. И главное, вовремя. Нужно быстро разворачиваться — там, дальше, нас ждет засада. Если мы поторопимся, то успеем от них оторваться.

— Мы не сможем объехать эту кучу металлолома, — объяснил Алекс. — Я рискну по откосу, но вам придется выйти.

Тим вылез из машины, беспокойно оглядываясь. Все шоссе превратилось в сплошной поток пенящейся воды. Диана хлопнула дверцей, не выпуская из руки карабина. Как только она шагнула по дороге, Орби дико закричал и бросился в лужу — впереди на ярком фоне огня вырисовывался размытый силуэт. Он стоял, не двигаясь, широко расставив ноги, держа в опущенных руках дымящееся оружие. По его спине плясали синеватые огненные язычки, сбиваемые потоком дождя. Диана вскинула карабин.

— Диана, ложись! — крикнул Алекс. Горящий как на адской сковороде вампир уже поднимал короткий толстый ствол смертельного оружия.

Алекс рванул с места так, что чуть не сломал шею. Он закрутил машину, боком прикрывая Диану.

Полянски успел еще предусмотрительно открыть дверцу, когда перед его глазами вспыхнуло обжигающее пламя. Алекс повернул руль наугад и вывалился под спасительный дождь. Последнее, что он слышал, теряя сознание, — это безумный вопль Дианы, вой приближающихся сирен и хруст своих костей.

Машина огненной кометой летела по склону. Она смяла вампира, как картонку, и влепила его в груду раскаленного металла. Столб огня вырвался как будто из-под земли, озарив небо призрачным светом.

Алекс проехался спиной по шоссе, вылетел на обочину и скатился вниз по глинистому склону. Он пришел в себя только в ледяной воде. Река успокоила боль и погасила тлеющую одежду. Видно было только на расстоянии вытянутой руки, а дальше — сплошные струи ливня. В стремительном потоке мелькнуло что-то черное, рогатое. Вот оно вынырнуло рядом с Полянски — обломок разлапистого дерева, разбитого грозой. Уцепившись за него, Алекс подтянулся, некоторое время смотрел, как расплываются на мокрой коре капли крови, сочащейся из раны на голове, и вновь потерял сознание.

Горная река уносила тело, повисшее в колючих ветвях. Несколько раз его ударило о камни, перекатило через валуны, бросая в пенящийся водоворот.

Гроза бушевала в горах с нарастающей силой. Река вздулась и потемнела, выбиваясь из берегов. Рев воды и шум дождя заглушали все звуки, как в библейские времена.

Узконосое животное, похожее на лису, рылось на песчаной отмели в поисках раздавленных моллюсков, оглушенной рыбы и другой мелкой живности, не выдержавшей ударов стихии. Ее обоняние уловило незнакомый запах в куче сломанных веток, вывороченных с корнем деревьев, смытых с гор ливнем. Лиса подошла поближе, испуганно принюхиваясь. Она разглядела полузанесенное илом тело, которое было ей явно не по зубам, но запах крови настолько остро щекотал се ноздри, что лиса подскочила, забыв про осторожность, и вцепилась всей пастью.

Крепкая рука схватила ее за горло. Издав полузадушенный писк, она вырвалась и убежала на поиски более легкой добычи.

Алекс открыл глаза и долго не мог понять, что с ним и куда он попал. Сбросив наваленные на него сучья, Алекс попытался сесть, но со стоном упал в песок. Ощупав свою левую руку, убедился, что она сломана в предплечье. Ему удалось соорудить из веток и ремня примитивную шину и выломать увесистый костыль.

Алекс огляделся. Прямо над ним нависал мост, соединяющий пробитый в скалах тоннель. Дождь уже затихал. По ущелью разливался серебристый вечерний свет.

Горечь неизвестности затмила боль от ран и ожогов — что стало с Дианой? Где теперь искать ее и Тима? Со своего места она не могла видеть, как ему удалось выскочить из горящей машины. Он погиб для всех, сгорел заживо. Потому-то его никто и не преследовал.

Полянски не в первый раз попадал в такую ситуацию, его уже вычеркивали из списка живых — выкарабкается и теперь, иначе кто же спасет Диану? Алекс предполагал, что она не смогла далеко убежать, да и Тиму вряд ли удалось скрыться от хорошо организованной, явно обладающей богатым опытом погони. Если бы не вмешательство вампира, их бы давно загнали в клетку, как диких зверей. Теперь они перешли в ранг особо опасных для империи преступников без права на жизнь.

Алекс плеснул в лицо холодной водой, отгоняя мрачные мысли. Путь по воде отпадал — сломанная рука не выдержала бы толчков на перекатах. По берегу тоже не пройти: за отмелью отвесные скалы сдавливали хрипящую реку. Оставался только мост. Полянски решил вскарабкаться туда до рассвета, лечь на дороге, притворяясь пострадавшим в автокатастрофе, и попытаться захватить какой-нибудь транспорт. Вид у него подходящий — лицо покрыто корками засохшей крови, голова замотана тряпкой, вместо одежды — обугленные лохмотья.

Склон густо зарос колючим кустарником, единственным достоинством которого было то, что он весь ломился от крупных, омытых дождем ягод с необычным приятным вкусом. Алекс старался держаться в тени — мало ли кому придет в голову плюнуть с моста в реку.

Полянски преодолел мизерную часть подъема и понял, что переоценил свои силы. Его била лихорадка, мокрая холодная одежда липла к телу, боль от ран становилась невыносимой.

На склоне что-то сверкнуло в призрачном свете. Алекс осторожно приблизился, отвел колючие ветки. Из скалы выдавался бетонный куб, полузакрытый свисающими прядями пожухлой травы. Круглое отверстие тоннеля, уходящего в глубь куба было наполовину прикрыто толстой крупноячеистой решеткой. На месте замка поблескивал свежий срез. Алекс подошел поближе. Шевелящаяся под легким ветром паутина была оборвана, и паук только начал ткать свою сеть заново.

Если здесь кто-то прячется, возможно, найдется место и для него. Ему так нужно немного отдохнуть, перевязать раны…

По тоннелю можно идти но пригибаясь. Воздух довольно затхлый. Алекс шел на ощупь, осторожно касаясь сухих шершавых стен. Неожиданно впереди, за поворотом забрезжил свет. Полянски взвесил в руке костыль — дубинка получилась надежная. Выглянув из-за угла, он увидел, что это были всего лишь фосфоресцирующие грибы. Алекс хотел идти дальше, но вовремя остановился: в боковом проходе мелькнули уродливые тени. Одна из них напоминала длинное бревно на четырех тонких ногах. Подождав, пока странные местные жители удалятся, Полянски вышел на перекресток. Здесь скрещивалось несколько ходов. Средний выглядел наименее освещенным и наиболее безопасным.

Алекс проверил свои часы: помимо времени они показывали много полезных данных, так что заблудиться он не боялся. Ровный тоннель через десяток метров стал выгибаться и пошел резко вниз. Идти стало труднее: под ногами попадались хрустящие обломки. Алекс поднес один из них к глазам — он держал в руке гладко отполированную позвоночную кость.

Из глубины пахнуло смрадом. Запах стал усиливаться. Кто-то завозился во мраке, с шумом принюхиваясь. Алекс замер, выставив перед собой костыль. За его спиной послышались мягкие крадущиеся шаги. Он бросился на землю — и вовремя. Над ним пронесся в прыжке кто-то, обдавший его зловонием. Раздался дробный топот тяжелой туши, закончившийся предсмертным хрипом. Что-то гулко ударилось о стену и забилось, царапая когтями бетон. Дикий торжествующий рев наполнил тоннель. Алекс слышал глухое довольное рычание, звуки раздираемой плоти, хруст костей и мерное чавканье.

Затаив дыхание, Алекс пополз обратно. Неведомый зверь удовольствовался своей жертвой. Полянски опомнился уже на перекрестке, сочтя за благо вернуться на свежий воздух. И тут на него налетел светящийся фосфором вихрь. Алекс ударился левым плечом: боль кольнула в самое сердце, и он с облегчением потерял сознание.

Полянски очнулся в комнате, освещенной крупными грибами, растущими на потолке и на заботливо насыпанных кучках земли. Он лежал на тюфяке, набитом мхом, укрытый теплой шкурой. У изголовья стояла бутылка с водой, миска с крепким бульоном и кусками вкусного мяса. Подкрепившись, Алекс ощутил себя значительно бодрее. Судя по времени, обморок длился около трех часов, но раны почти затянулись, боль от ожогов утихла. Полянски осторожно пощупал сломанную руку — и здесь опухоль уже спала.

Он почувствовал на себе чей-то взгляд — из-за угла бесшумно вышел маленький человек в длинном халате. На его круглом лице с узкими раскосыми глазками росли длинные висячие усы. Гладкие лоснящиеся волосы были собраны на затылке в косичку. Он сделал рукой успокаивающий жест и мягким, доброжелательным голосом произнес:

— Привет тебе, брат мой. Меня зовут Ушац, скажи свое имя.

— Я Алекс Полянски.

— Не спрашиваю тебя, откуда ты пришел и куда стремишься. Здесь, у подземщиков, ты можешь ничего но говорить о своем прошлом. Познакомься с моими друзьями.

Неясные тени за его спиной пришли в движение и подойдя поближе, воплотились в удивительную компанию. Вперед шагнул голый по пояс человек.

— Кособрюх, — мрачно представился он.

При взгляде на него складывалось впечатление, что его долго выкручивали, словно мокрое белье: живот висел на боку, руки и ноги сгибались под неестественными углами, а голову он вдруг спокойно повернул на сто восемьдесят градусов за спину и сказал:

— Чипа, иди сюда, не бойся.

На его плечо застенчиво легла толстая метровая шея, увенчанная маленькой головкой с хохолком, смахивающей на птичью. Кособрюх почесал Чипу за ухом. Тот довольно заухал, прикрыв морщинистой пленкой светящиеся глаза.

— Опять грибами обожрался, — бурчал Кособрюх, — ишь, морда светится, проглот. Как наестся этих грибов, так носится по трубам, словно угорелый — это он тебя сегодня сбил…

Алекс поглядел на босые ноги Чипы — огромные мускулистые столбы, заканчивающиеся тремя мозолистыми пальцами величиной с человеческую ладонь, украшенными стоптанными когтями. Ноги подпирали небольшое круглое тело с маленькими пухлыми ручками, которые Чипа, видимо от смущения, засунул в карманы коротких, до колена, штанов.

Рядом с ним появилось покрытое полосатой шерстью существо с огромными жалобными глазами. Оно положило длинный палец в рот, молча разглядывая Алекса.

— Надеюсь, ты не чувствуешь больше боли от ран? — спросил Ушац.

— Да, я очень благодарен вам за помощь.

— Благодари нашего младшего брата, это он вылечил тебя.

Полосатое существо обтерло руку о пушистый хвост, протянуло ее и представилось басом:

— Мое имя есть Кушик.

— Он еще только учится говорить, — улыбнулся Ушац, — но исцеляет прекрасно. Несколько сеансов, и твоя рука будет как новая.

— Как он это делает?

— Очень просто — бьет хвостом по голове.

— Страшной силы хвост у этого мохнатого, — вставил Кособрюх, — ежели его рассердить, так ударит током, что глаза на лоб полезут.

Для наглядности он выпучился, как рак, вращая глазами в разные стороны.

— А скажите, — спросил Полянски, — кто там у вас живет внизу?

Чипа встревоженно заболботал, встопорщив хохолок. Испуганный Кушик спрятался за его ногу.

— Ты что, спускался к могильщикам? — затряс косичкой раскосый.

— Не знаю, кто это был, но аппетит у него хороший.

— Удивительно — никто из живых людей, забредавших на нижние галереи, оттуда не возвращался. Мало кому удавалось видеть могильщиков. Они никогда не поднимаются к свету, роют свои норы в земле. Если ты идешь по светлому бетонному тоннелю — ты почти в безопасности. Но стоит свернуть в земляной ход, тут уже не зевай. Вдруг из земли выныривает чудовище, такое ужасное, что ты можешь умереть от страха, прежде чем оно разорвет тебя на части.

— Откуда они появились, эти могильщики, и почему их так называют?

— Потому что, как встретишься с ними, так хоронить тебя уже не надо, — пояснил грубоватый Кособрюх.

— Никто не знает, откуда могильщики пришли, — сказал Ушац. — У нас, подземщиков, существуют легенды, что они произошли от трупоедов, а те вывелись на заброшенных кладбищах под воздействием радиации. Я-то думаю, что часть из них попросту мутанты, сбежавшие из Центра.

— Что это — Центр?

— Так ты не знаешь, что такое Центр? А я, как только увидел твои раны, сразу решил, что ты тоже оттуда.

— Нет, я вообще с другой планеты. Нас насильно посадили на Джет, просканировав сознание.

— Именно такими вещами и занимаются в Центре. Значит, вы просто не успели туда попасть.

— Наверное. Нас везли в какое-то Главное Управление.

— То и есть преддверие Центра. Тот, кто попадает туда, может прощаться с жизнью.

— Режут на кусочки, как кроликов, — вставил Кособрюх. — Мне еще повезло.

— Да, — закивал Ушац, — ему повезло. С другими делают такое, что человек приходит в себя уже могильщиком, или его разбирают для донорских пересадок.

— Мне во что бы то ни стало надо найти своих друзей.

— Мы поможем тебе, — пообещал Ушац. — Но сначала ты должен поправиться.

Кушик подошел поближе и мягкой лапкой мазнул Алекса по лицу. Как-будто теплая волна захлестнула Полянски. Он почувствовал, как его мышцы расслабляются, напряжение исчезает, унося с собой усталость, веки закрываются сами собой. Через несколько минут Алекс погрузился в здоровый освежающий сон.

***

Когда Алекс открыл глаза, в комнате находился один Кособрюх. Он сидел на вывернутых ногах у самого крупного гриба и затачивал о брусок край зловещего на вид крюка.

— Проснулся? — спросил Кособрюх. — А я тут сижу, тебя охраняю.

— Что случилось?

— Чистильщики опять появились, будь они неладны… Это такие отряды головорезов из Центра. Их засылают в тоннели для уничтожения всего живого. В земляные-то ходы они боятся соваться.

Алекс сбросил одеяло, легко вскочил на ноги. Он чувствовал себя вполне в форме и, самое главное, его рука уже двигалась. Он взял у Кособрюха крюк — легкая рукоятка удобно легла в ладонь. Крюк походил на короткий багор, только его изогнутая плоскость была широкой и остро отточенной. Полянски встал в боевую стойку, взмахнул лезвием над головой, так что оно взвизгнуло, и сделал несколько молниеносных выпадов.

— Хорошая сталь, — заметил он, — но против огнеметов…

— Пригодится, — ответил Кособрюх, — тут всякие по тоннелям шляются. Скоро придет Ушац, расскажет новости. Наверное, про твоих друзей что-нибудь разузнал.

На лицо Алекса набежала тень: на хорошие перспективы для Тима и Дианы рассчитывать не приходилось. Он с силой вонзил крюк в бревно, служившее скамьей.

— Я пойду к реке, подожду его там, — бросил он через плечо Кособрюху, проводившему его усталым взглядом.

***

Полянски сидел на склоне, глядя на быструю воду, сверкающую солнечными бликами. Свежий ветер разносил клочья утреннего тумана, застревающие в колючих кустах.

Сзади подошел Ушац, присел рядом, помаргивая на свету узкими глазками.

— Самое главное: твои друзья живы, они в Управлении. Полиция очень разозлена — вы уничтожили три экипажа, пять машин разбито в лепешку. Чистильщики появились неспроста, они ищут тебя.

— Как можно пробраться в Управление?

— Мы пойдем с тобой. Все, кроме Кушика — чистильщики отлавливают таких как он для своих грязных опытов. Мы ничего не пожалеем, даже самих себя, лишь бы удалось нанести им удар, разрушить хотя бы одну лабораторию. Видишь, что они с нами делают.

Ушац повернулся спиной и поднял косичку. Алекс увидел под ней пульсирующую дырку в черепе, затянутую тонкой кожей.

Потрясенный, он помолчал, положил тяжелую руку на плечо Ушацу:

— Мы должны выступить немедленно, дорога каждая минута.

Команда собралась быстро. Чипе доверили нести рюкзак с припасами. По такому случаю он даже не стал есть грибов. Кособрюх закинул за спину кожаный чехол с крюком, на пояс повесил тяжелый топорик с лезвием в виде полумесяца. Ушац спрятал в широких рукавах халата длинные узкие кинжалы, завязав ремешки ножен так, что рукоятки торчали над тыльной стороной кисти, засунул за пазуху старый проржавевший сигнальный пистолет с тремя ракетами. Полянски достался короткий острый меч.

На прощание Кушик заблокировал всем нервную систему на случай встречи с могильщиками. Алекс получил последний сеанс лечения. Его рука почти восстановила свои функции, однако Кушик посоветовал держать ее в повязке.

***

Тоннели сплетались в настоящий город со своими дорогами, грибными парками и подземными реками. Ушац чувствовал себя здесь, как дома, ведя отряд коротким путем к заброшенным шахтам.

Когда-то тут были рудники, потом они истощились, а в шахтах появились могильщики. Стали пропадать целые поезда с шахтерами. Рельсы вдруг прогибались на взрыхленной почве. Спасательные команды находили только пустые вагонетки с лужами свернувшейся крови.

С могильщиками пытались бороться: травили газом — но мутанты оказались не восприимчивы к ядам, посылали специальные отряды, вооруженные огнеметами, — обратно возвращались немногие. С тех пор шахты были покинуты людьми, и чудовища стали безраздельными хозяевами подземелий.

Ушац вел отряд полузатопленным тоннелем. Грибы здесь фосфоресцировали особенно ярко, освещая плывущую по воде отвратительную плесень. Алекс поскользнулся на илистом дне, пытаясь удержаться, раздавил несколько грибов, из-под которых выполз толстый светящийся червь.

— Осторожнее, — предостерег Ушац, — тут попадаются ядовитые мокрицы. Немножко сыро, зато безопасно. Дальше начнутся рудниковые выработки, там надо быть настороже.

— Ты уверен, что это самый короткий путь? — спросил Алекс.

— Да. Рельсы в шахте проржавели, но еще вполне годны для того, чтобы проехать на дрезине. Я знаю, где она стоит. На ней мы доберемся до самых пригородов. Тоннель вывел в шахту. По ее стенам сочилась влага, отмывая вкрапления удивительного минерала. Ни один из кристаллов не повторялся по цвету, и этот цвет менялся, стоило отойти на шаг. Казалось, кристаллы своими яркими красками приветствуют их и тускнеющими переливами провожают. Это было так красиво, что Алекс забыл о том, кто обычно отражается в этих вкраплениях, равнодушно проползая мимо.

Ушац лег на мокрую землю и застыл, прислушиваясь к глубинным звукам. Когда он встал, его желтоватое лицо побледнело, длинные усы печально повисли.

— Дело плохо. За нами уже охотятся.

— Бежим! — всполошился Кособрюх. — Показывай дорогу.

Тоннель стал расширяться. Впереди показались вагончики и небольшая автоматическая дрезина.

Теперь уже невозможно было не почувствовать, как сотрясает землю надвигающаяся погоня.

Вырвавшийся вперед Чипа, неуклюже задирающий длинные ноги, споткнулся о рельс и упал. Алекс бросился поднимать его, но не успел.

Часть стены рухнула. Вместе с обвалившейся породой в тоннель ввалилось существо, показавшееся им воплощением ночного кошмара. Перед Алексом мелькнуло жирное лоснящееся тело, покрытое пятнами, похожими на трупные. Крупная голова — точная копия оскаленного голого черепа — на мгновение остановила взгляд таящихся в глубине черных провалов глазок на Полянски. Из оскаленного клыкастого рта вырвался и уже не прекращался оглушающий визг. От него одного уже можно было сойти с ума. Загребая широкими, как ковши экскаватора, лапами могильщик в одно мгновение схватил Чипу и прижал к земле. Беспомощно дергающиеся ноги жертвы привлекли внимание чудовища. Его грудная клетка треснула, из образовавшейся расщелины вывалился извивающийся клубок змей, которые начали терзать плоть несчастного Чипы, отправляя куски мяса в оскалившуюся пасть монстра.

Усилием воли преодолев оцепенение шока, Алекс попытался вырвать добычу из когтей чудовища. Он выхватил меч и стал рубить змеиные щупальца. Окровавленная пасть клацнула зубами у его лица, Полянски увернулся с трудом. Из-за сломанной руки он потерял равновесие, и следующая атака обещала стать для Алекса последней. Его спас выстрел — ракета прочертила дымный след над его ухом. Ушац попал искрящимся веселым фейерверком в череп могильщика, заставив того отпрянуть.

Негодующий визг эхом отозвался в норе, и оттуда появилось еще одно чудовище. Оно свалилось на спину первому, отпихнуло его загнутыми клыками, торчащими из вытянутой морды и набросилось на останки Чипы.

Кособрюх в отчаянии метнул топорик, но оружие отскочило от шипастых костяных пластинок, защищавших шею монстра.

И тут как будто треснули стены ада, выплескивая в шахту шевелящиеся порождения ночи. Десятки могильщиков повалили из-под земли на запах добычи — сверху, снизу, с боков. Часть безногих тварей, извиваясь раздутыми, как у тюленей, телами, устремилась за остатками отряда.

Алекс бежал мимо вагонеток, заполненных кусками породы, к началу состава. Ушац уже разгонял дрезину, но повел состав не вперед, а назад, в самую гущу чудовищ. Быстро набравшие ход вагонетки пронеслись рядом с Полянски, обдав его горячим потоком воздуха. Передние врезались в кишащих на рельсах могильщиков, давя и круша все на своем пути. Стальные колеса завязли в месиве тел, под напором дрезины вагонетки вставали на дыбы, падали, забивая в визжащую глотку шахты кляп из разбитого состава, раздавленных чудовищ, сцементированный сверкающими кристаллами.

***

Алекс с Кособрюхом пытались освободить дрезину, разъединив заклинившуюся сцепку, но ничего не получалось. Ушац несколько раз запускал механизм — дрезина дергалась, но опрокинувшиеся вагонетки тормозили ее.

Внезапно Полянски почувствовал, как ему за ворот просыпался колючий песок. Он досадливо поморщился и поднял взгляд к потолку: оттуда падали комочки земли. Их становилось все больше — встречи с новыми посетителями оставалось, очевидно, ждать недолго. Алекс одним махом перескочил на другую сторону полотна, подхватил гранитную глыбу — и чуть не выронил ее, ощутив резкую боль в сломанной руке. Услышав его стон, Кособрюх кинулся на помощь, но Алекс прикрикнул на него:

— Не лезь сюда, прыгай в дрезину!

Из последних сил он поднял камень над головой, покачиваясь сделал несколько шагов, и обрушил свою ношу на вагонную сцепку. Звякнул металл, освобождая дрожащую, как застоявшийся конь, дрезину. Полянски попытался боком взобраться на платформу вслед за Кособрюхом, но упал на самый ее край. Он вцепился одной рукой в поручень и судорожно перебирал ногами, чувствуя, как сползает под колеса.

С потолка обрушился град камней и вместе с ним визжащий могильщик.

Монстр опоздал. Цепкие руки Кособрюха подхватили Алекса и втащили его на платформу.

Дрезина мчалась на максимальной скорости, освещая бледным светом полукруглый разрез тоннеля. Его стены мелькали слоеным пирогом удивительных гранитных пород. Несколько раз кто-то шарахнулся из-под колес.

— Жаль Чипу, — вздохнул Ушац. — Кушик очень расстроится.

— Если будет кому рассказать об этом, — мрачно пробурчал Кособрюх. — Мы еще не успели и до города добраться — а одного уже нет.

— Как ты собираешься проникнуть в Центр? — спросил Алекс Ушаца.

— Тем же самым путем, каким сбежал оттуда. Когда меня арестовали как эмигранта, незаконно проникшего на Джет, я перестал существовать. Меня вычеркнули из памяти всех компьютерных систем, стерли, как ошибку, сожгли карточку с личным кодом. Ну а то, что после всех этих процедур оставалось — мое жалкое тело с глупой головой отправили с партией в Центр. Есть там такой — доктор Цеппельс, он самыми хитроумными опытами заворачивает. Ему захотелось поковыряться у меня в мозгах. Одного раза ему показалось мало, и меня стали готовить к продолжению. Операции у них ночью, а вечером они вкололи мне какой-то наркотик в бедро, прямо через одежду. Но я припрятал у себя скальпель и, прежде чем укол подействовал, вырезал это место. Потом освободился от ремней. Когда зашел санитар, мне пришлось ударить его скальпелем в глаз. Халат санитара был весь в крови, и несколько свежих пятен на нем не особенно выделялись. Никто не обратил на меня внимания. Я знал, куда идти. В этом подземном отсеке лаборатории была мощная вентиляционная система. Мне удалось туда проникнуть. Я изрядно поползал по трубам, пока выбрался на компрессорную станцию. Оттуда через канализационный люк проник в тоннель. С тех пор я подземщик.

Ушац замолчал и больше не проронил ни слова, пока они не очутились в большой пещере, стены которой терялись в темноте. Дрезина остановилась. Фары осветили конусообразную осыпь мелких камней, заканчивающуюся крупными обломками.

— Вот то, что нам нужно, — кивнул на нее Ушац.

— Ты что, в шахтеры подался? — спросил Кособрюх.

— Это будет наша крепость, — догадался Алекс.

Ушац кивнул. Втроем они укладывали камни вдоль краев платформы, превращая ее в некое подобие средневекового замка. Это была надежная защита, хотя скорость дрезины сильно упала.

— До города совсем близко, — сообщил Ушац.

Дорога делала крутые повороты, промелькнуло несколько перекрестков, но Ушац уверенно ориентировался в сплетениях подземных путей.

И он прекрасно знал приемы тех, с кем вступил в борьбу, — на одном из поворотов их уже ждали. Команда чистильщиков внезапно ослепила отряд мощными прожекторами.

— Приказываю остановиться! — прогремел голос.

Несущееся на всех парах странное сооружение ввело противника в секундное замешательство. Из-за камней никого не было видно. Казалось, это мчится по заброшенным рудникам летучий голландец подземелий с призраками умерщвленных шахтеров.

У солдат не выдержали нервы: по дрезине зачиркали беспорядочные выстрелы, впрочем, вред от них был только минералам.

Дрезина ответила фонтаном зеленых искр ударившей в сводчатый потолок ракеты, которая осветила пораженных чистильщиков замогильным огнем.

***

Глаза Алекса, отвыкшие от дневного света, отдыхали, глядя через закопченное стекло. Перед ним громоздились однотипные серые корпуса Центра — главной базы тайной полиции Джета. Полянски подвинул кресло поближе к обгоревшему окну. Разрушенное бомбежкой высотное здание, в котором расположился отряд, служило прекрасным пунктом наблюдения. В квартире нашелся запас провизии, что было весьма кстати, и некоторые полезные инструменты, в том числе плазменный резак и фонарик.

— Не нравится мне, что они устроились в таком шумном месте. Это может помешать нашей работе, — сказал Алекс.

Здания Центра были нарочито скромной, неброской архитектуры, тем не менее они мрачно возвышались над всеми остальными, как бы подчиняя себе окрестности. На первый взгляд за серыми стенами не было никакой жизни, только время от времени раскрывались тяжелые ворота, и в подземный гараж въезжала очередная машина.

Ушац барабанил по стеклу тонкими пальцами.

— Скоро начнет темнеть, — сказал он, — это нам на руку.

Кособрюх старался не смотреть на лабораторию. Он еще больше помрачнел и слонялся по комнате, не находя себе места.

— Видишь корпус слева от ворот? — повернулся Ушац к Алексу. — Туда привозят новичков. Только как найти твоих друзей среди сотен подопытных кроликов? Именно до такого состояния тут их доводят: обривают наголо, пеленают в специальные халаты, как в коконы, промывают организм растворами, заменяющими еду. Ты можешь просто не узнать их, стоя в двух шагах.

Алекс изо всех сил сжал виски руками, стараясь отогнать от себя страшное видение: Диана с обритой головой, в белом халате-саване, ее прекрасные глаза, остановившиеся, наполненные мукой.

Ушац с Кособрюхом молча смотрели на него. Наконец он сказал:

— Я знаю, что почти нет шансов спасти их, но если вы хотите мстить любой ценой, мы пойдем и отомстим. Они мне дорого заплатят…

***

Им повезло — удалось просочиться в городские подземные коммуникации прямо из подвала дома, где они отсиживались днем. Как все подземщики, Кособрюх и Ушац прекрасно ориентировались в головоломных лабиринтах тоннелей. Их удивительное чутье помогло избежать опасных колодцев, решеток с пропущенным током. Но уже у самого комплекса Центра Кособрюх чуть было не подорвался на мине. Его спасло только то, что он поставил искалеченную ногу туда, куда не смог бы ни один нормальный человек. Охранники Центра упустили из вида, что существуют такие нестандартные выпускники их конвейера пыток.

Алекс был знаком с минами этой системы. Ему удалось вытащить взрыватель, и хозяйственный Кособрюх прихватил с собой милый сувенир.

Спилив резаком замок люка, они оказались в подвалах лаборатории. Луч фонаря выхватил из темноты переплетения труб, шипящие вентили и пляшущие стрелки манометров. Отряд поднялся по лестнице из железных прутьев. В металлической двери имелось небольшое застекленное оконце, через которое был виден пустынный коридор. Как объяснил Ушац, в это время суток в здании остается, кроме подопытных, только охрана. Иногда по ночам заявляется Цеппельс — один или с несколькими доверенными ассистентами.

Посовещавшись, они решились вскрывать дверь при помощи резака. Риск был велик — охрану мог заинтересовать посторонний звук среди тревожной тишины коридоров. Но у Алекса был кое-какой опыт — одного экономного движения хватило, чтобы дверь была вскрыта, как консервная банка.

Первым вошел Алекс с обнаженным мечом, за ним Кособрюх, держа обеими руками тускло поблескивающий крюк, замыкал отряд Ушац. Беззвучно ступая по мягкому покрытию, они успели дойти до первого поворота, где как раз и ждала их встреча с патрулирующими солдатами. Если бы не осторожность Ушаца, остановившего отряд у опасной черты, они нос к носу столкнулись бы с охраной.

Джетовцы даже не успели ничего понять. Полянски ударил рукояткой меча в переносицу одного, Кособрюх вонзил острие крюка в шею другого.

Преодолевая отвращение, Алекс быстро стащил мундир с охранника, пока хлещущая из разбитого носа кровь не успела запятнать ткань. Форма оказалась короткой и тесной в плечах, но издалека Алекса вполне можно было принять за стража порядка. Он с удовольствием примерил к ладони увесистый пистолет. С ним он сразу почувствовал себя увереннее.

Благоразумный Ушац предложил не полениться и оттащить тела в подвал, что и было проделано. Второй пистолет перекочевал в карман Кособрюха.

Им попалась прозрачная пуленепробиваемая кабинка охраны, где они нашли план этажа. Кратчайшая дорога к черному ходу вела, согласно этому плану, через помещение, обозначенное как «вольер».

Алекс вошел туда первым, держа руку на расстегнутой кобуре. Его поразила могильная тишина, царившая в вольере. Слева вместо стены тускло мерцало стекло аквариума. Полянски приблизился к нему — и моментально отскочил, чуть не сбив Кособрюха. Из темно-зеленой мглы на него смотрели человеческие глаза, налитые кровью. К стеклу выплыло существо с головой старика на теле животного. Оно беззвучно открывало рот, приникнув лбом к стенке аквариума. Присмотревшись, Алекс различил на концах грузных плавников сложенные пальцы. Ушац положил руку на плечо Алексу.

— Здесь ты еще и не такое увидишь, — сказал он со вздохом. — Не хочу тебя запугивать, но ты должен приготовиться к тому, что можешь найти своих друзей в таких вольерах.

Унимая невольную дрожь, Алекс заставил себя пройти мимо рядов клеток, закрытых толстым стеклом, по всей видимости не пропускающим звуков. Они были заполнены копошащимися могильщиками, которые при виде людей кидались на дрожащие от ударов стекла. Человек, чья фантазия создавала таких тварей, был несомненно болен. Ни один из могильщиков не повторял другого в своем чудовищном обличье — сходство могло быть разве что в неукротимой злобе. Алекс представил себе, как Цеппельс прогуливается по ночам в этом зверинце, наслаждаясь зрелищем своих уродливых фантазий. Какими бы монстрами ни были эти существа, душа их создателя была куда более ужасна, чем они.

Алекса чуть не вырвало, когда он увидел, чем, какими растерзанными останками наполнены их окровавленные кормушки. Ему казалось, что он заживо попал к дьяволу, и, может быть, это только первый круг ада.

Полянски ощутил закипающую ненависть. Он поднялся на следующий этаж и открыто вышел в коридор. Дремавший охранник принял его сначала за разгневанный призрак, поднявшийся из подземелий. Опомнившись, он заученным движением выхватил оружие, но было поздно — холодная сталь вонзилась точно посередине нагрудного кармана, под серебряной форменной пуговицей, и пригвоздила его к креслу.

Из-за угла появился другой солдат с пистолетом в руке. Ушац взмахнул рукавом — узкое лезвие сверкнуло в воздухе, охранник схватился за рукоятку, торчащую из открытого рта, и повалился, заливаясь кровью.

Ушац вытащил свой кинжал, вытер клинок и вложил его обратно в ножны.

— Нам везет, — сказал Кособрюх. — Пока еще никто не успел поднять тревогу.

— Через пять минут здесь будет большой муравейник, — ответил Полянски.

Они ворвались в полутемный зал. Это была одна из лабораторий Цеппельса. Все в ней было огромным: огромные оцинкованные столы, огромные реторты, бюретки с разноцветным содержимым. По стеклянным спиралям пульсировала вязкая алая жидкость. Алекс проследил взглядом, куда она капает, и содрогнулся: в гигантской колбе в густом маслянистом растворе плавал свернувшийся в клубок зародыш. Он то поднимался вверх, то опускался вниз, покачиваясь. Целые ряды подобных колб уходили в темноту.

Алекс побежал к двери, на ходу опрокинув тележку. По полу разлетелись кюветы с препарированными частями тела неизвестного существа.

Полянски прочесал весь этаж, умудрившись ловко обойти вторую группу охранников, но не нашел ничего, кроме нескольких складов оборудования и препаратов.

— Они должны быть на следующем этаже, — сказал Ушац. — Если нет, значит их уже резали и держат в послеоперационной палате.

Охрана третьего этажа удобно устроилась за пуленепробиваемыми стеклами кабинки и, судя по всему, не собиралась приступать к своим обязанностям — патрулированию коридоров. Это усложняло задачу. Чтобы добраться до них, нужно было пройти десять метров по ярко освещенному коридору. За это время они могли изрешетить любого несколько раз.

— Что будем делать? — шепнул Кособрюх. — Как их оттуда выкурить?

— Ты прав, — улыбнулся Ушац. — Мы их именно выкурим.

Он достал из-за пазухи ракетницу с последним зарядом.

— Приготовься стрелять, — протянул ее Алексу.

Затем Ушац откинул рукава халата, достал свои кинжалы, тщательно отцентровал их в ладонях. Он поднял руки и застыл, словно богомол, поджидающий неосторожную жертву.

Алекс нажал на спуск. Ракета с шипением влетела в открытую дверь кабинки и с треском лопнула, вспыхнув над головами тысячей ослепительных искр.

Один из солдат выпрыгнул из дверей, как прыгают в воду, и был поражен кинжалом на лету. Другой, упитанный громила, упал на пол и уже перекатывался, чтобы выхватить пистолет, но опрометчиво показался в проеме. Лезвие со свистом разрезало воздух, закончив полет в толстой шее охранника.

— Никогда не видел, чтобы ножи метали двумя руками одновременно, — с профессиональным интересом отметил Алекс.

— Меня больше интересует, успели они объявить тревогу или нет, — сказал практичный Кособрюх.

Путь был открыт. Алекс с замиранием сердца вошел в палату. На длинных рядах кроватей неподвижно лежали спеленатые, словно коконы, люди с обритыми головами. Подчиняясь командам компьютера, через капельницы, иглы которых были воткнуты в вены несчастных, поступал прозрачный раствор, перерождающий их кровеносную систему. Некоторым обреченным это устройство в одну руку вливало бесцветную жидкость, а из другой выкачивало кровь.

Он побежал вдоль рядов, всматриваясь в лица людей, казавшихся близнецами из-за общего выражения полного безразличия. Наконец он облегченно вздохнул, найдя сизую остриженную голову Тима.

Он и здесь выделялся среди всех — иглами его обделили и кровь не высасывали, хотя на венах вспухли следы уколов.

— Тим, вставай! — закричал Алекс.

Тот, против обыкновения, ничего не ответил.

— Распеленайте его скорее, — сказал Полянски Ушацу, а сам бросился к последнему ряду подопытных.

Дианы нигде не было. Алекс еще раз обошел всю палату, но тщетно. «Неужели я опоздал?» — стучало в висках. Тем временем Кособрюх и Ушац пытались поставить Тима на ноги, придерживая его с двух сторон, потому что он все время валился на пол. Алекс порылся в шкафу с медикаментами и нашел, что искал. Он быстро разжал Тиму рот, влил туда полмензурки разбавленного спирта. Тот закашлялся и медленно открыл глаза. Верное средство подействовало.

— Это ты, Ал, — вяло проговорил Тим. — Ты же умер. А я уже в раю… — Он поглядел на поддерживающих его и опечалился. — Нет, похоже, все-таки в аду.

— Я жив, как видишь. И ты тоже. Где Диана? — нетерпеливо перебил его Полянски.

— Диана? Ее здесь нет.

— Так где она?

— Ее увезли туда, — он мотнул головой в неопределенном направлении. — Налей еще.

— Если твоей подруги здесь нет, надо быстрее уходить, — вмешался Ушац. — Нам пора.

Они подхватили Орби и поволокли его к выходу.

— Куда вы меня тащите, — возмутился Тим, — я настоятельно требую вернуть меня за мой столик.

— Твой друг еще не пришел в себя, — отметил Кособрюх.

— Он всегда такой, — улыбнулся Алекс. Компания двинулась к лестничной клетке.

— Тише, — шепнул вдруг Ушац, — я слышу, здесь кто-то есть.

Он подошел к пролету, осторожно выглянул и тут же отскочил.

— Охрана! Нас обнаружили.

В глубине лестничного колодца были видны перебегающие люди в мундирах с автоматами в руках и несколько человек в белых халатах.

— Сейчас я им пропишу пилюлю, — довольным голосом сказал Кособрюх, ставя мину на боевой взвод.

Он перегнулся через перила и швырнул ее вниз.

Грохнуло так, что даже в глубине коридоров вылетели стекла. Раздались истошные вопли, кто-то открыл беспорядочную стрельбу.

— Попробуем на лифте, — бросил Алекс.

Диверсанты подхватили Орби и поволокли его назад через палату.

— Ты думаешь, там нас не ждут? — на ходу спросил Ушац.

— Мне кажется, пока они только блокируют выходы, — ответил Алекс. — Мы сами к ним спустимся.

В ожидании подкрепления немногочисленная охрана перекрывала главный выход из здания. Толстые решетки разрезали вестибюль на отсеки — выйти отсюда не было никакой возможности. Неожиданно дежурный офицер заметил, как загорелись цифры, показывающие, что грузовой лифт двинулся вниз. Дежурный заблокировал управление и заставил кабину остановиться на его этаже. Он подготовился к встрече: несколько солдат расположились веером, направив стволы автоматов на створки лифта, в полной готовности уничтожить огнем каждого, кто бы там ни был.

С тихим гудением опустилась кабина. Двери распахнулись — внутри никого не было. Продемонстрировав пустоту, лифт закрылся. Не успел разочарованный офицер сунуть пистолет в кобуру, как створки вновь разъехались — в проеме стояли Алекс и Ушац. Каждый держал в обеих руках по пистолету, и каждый пистолет выпустил смертельную очередь, осыпав солдат градом пуль.

Через несколько секунд бешеной пальбы все было кончено. Повернувшись назад, Полянски крикнул:

— Опускай!

Из люка на крыше кабины опустились босые ноги, затем их обладатель, словно сорвавшийся висельник, рухнул вниз. Алекс едва успел подхватить Тима за больничный халат. Следом спрыгнул довольный Кособрюх.

— Здорово мы им задали!

Алекс впервые увидел, как Кособрюх улыбается, кривя перекошенные губы.

— Это еще не все, — обнадежил он Кособрюха, нажимая кнопку.

Лифт опустился в подземный этаж, где располагался зоопарк Цеппельса.

Тим передвигался уже самостоятельно, понемногу осмысливая происходящее. Он ходил от клетки к клетке, с ужасом рассматривая их обитателей, как маленький мальчик, впервые попавший в паноптикум.

К Алексу подошел Ушац:

— Я слышу, сюда едет лифт.

Полянски подскочил к двери и сквозь узкую щель между створками увидел, как в коридоре появился длинный тощий человек с непомерно вытянутыми руками в хирургических перчатках. Поверх халата на нем был прозрачный фартук с разводами крови. Вслед за ним шли еще двое в такой же одежде с пистолетами в руках.

— Цеппельс, — прошептал Ушац и издал странный рыдающий звук. — Крысы бегут с корабля.

Кособрюх выхватил крюк из чехла, порываясь броситься на своего мучителя.

— Подожди, — остановил его Алекс, — пристрелят, не сделаешь и двух шагов. Придумаем получше что-нибудь.

Он на мгновение высунул ствол пистолета, быстро прицелился и выстрелил по кабине лифта. Цеппельс и его компания ответили плотным огнем. Алекс с удовлетворением услышал, как с грохотом задергались взад-вперед заклиненные створки поврежденного лифта.

— Всем в подвал, скорее, — скомандовал он. — Ты, Кособрюх, когда все спустятся, прикрой дверь и жди меня. Пусть теперь пациенты Цеппельса прооперируют его самого.

Полянски подождал, пока все скроются в подземелье. На лестнице из железных прутьев остался один Кособрюх, стороживший вход в подвал. Он понял, что на уме у Алекса.

Плазменный резак мгновенно вскрывал замки, выпуская обитателей вольеров на свободу. Последние клетки Алекс открывал на бегу. Он еще успел выстрелами разбить плафоны: свет могильщикам ни к чему.

***

— Мы с Дианой были уверены, что ты сгорел заживо, — говорил Тим, почесывая стволом пистолета бритый затылок. — Все произошло на наших глазах. И как ты умудрился выпрыгнуть из горящего автомобиля на полном ходу…

Орби рассеянно смотрел в окно на обгонявшие их машины, вспоминая последнюю встречу с вампиром. Алекс слушал его рассказ, поворачивая огромный руль трейлера. На нем, как и на Тиме, была пестрая форма служащего компании «Фрут», специализирующейся на перевозке свежих фруктов. Ушац и Кособрюх сидели в длинном крытом кузове, заставленном ящиками с экзотическими плодами, и с удовольствием отдавали им дань, приглядывая попутно за двумя связанными водителями позаимствованного грузовика. Поначалу те пытались проявить похвальный героизм, отстаивая имущество компании в схватке с любителями фруктов, появившимися из-под земли. Но не устояли перед веским аргументом в виде нескольких стволов, заряженных явно не косточками.

— Диану взяли сразу, — продолжал Орби, откинувшись на мягкие сиденья. — Она даже не сопротивлялась, просто стояла и смотрела на огонь, уронив карабин на дорогу. Я пытался увести ее в лес, но полицейские устроили такую стрельбу, что мне пришлось пуститься в пляс, иначе они отстрелили бы мне ноги.

Тим взглянул на зеркало заднего вида:

— Смотри-ка, Центр все еще горит. Здорово мы им дали.

— Не отвлекайся, рассказывай дальше.

— Да что рассказывать, — Тим поскучнел. — Ее увезли неизвестно куда, а меня потащили на живодерню.

Он посмотрел на расстроенного Алекса и вдруг хлопнул его по плечу:

— Слушай, а ты знаешь, почему они не стали сразу пилить мне мозги?

— Потому что не рассчитывали найти там ничего интересного.

— А вот и нет. Эти докторишки обнаружили у меня в крови повышенное содержание этила и дожидались его полного распада — не дождутся никогда! — он победно глотнул из аптечного пузырька.

Трейлер медленно взбирался по лесной дороге. Красно-белые машины, нервозно снующие по всему городу, здесь почти не встречались. Впрочем, ни одна из них не остановила бы грузовик с эмблемой компании «Фрут» — никто не хотел связываться с могущественной фирмой, которая помимо ягод собирала в свою корзину цветочки инакомыслия, так как в ее руководстве заправляли старшие офицеры Главного Управления.

— Останови колымагу, — сказал Тим. — Ребята в кузове дают сигнал.

Алекс плавно съехал на обочину и остановился. В прохладном ночном воздухе слышался шум прыгающей по порогам реки и с детства любимые звуки — пение цикад, совсем такое же, как в тихой долине, где родился и вырос Алекс.

Из кузова выпрыгнул Ушац, подошел и устало улыбнулся:

— Пришла пора прощаться.

— Спасибо, что подвезли, — пробурчал Кособрюх, дожевывая какой-то замысловатый фрукт.

— Спасибо вам за все. И Чипе… — тихо сказал Полянски.

Ушац поклонился:

— Вы возвращаетесь в город? Это очень опасно. Полиция будет хватать всех подозрительных прямо на улице.

— Я останусь здесь, пока не найду Диану.

— Мы сами кого хочешь схватим, — добавил Орби.— Я тоже остаюсь — тут по крайней мере не скучно.

— Хорошо, — согласился Ушац. — Тогда мы возьмем с собой этих людей в кузове. Пусть поживут немного в тоннелях, иначе они вас выдадут. Недели достаточно?

— Вполне, — кивнул Алекс. — За это время мы или найдем ее, или они найдут нас.

— Если мы вам еще понадобимся, вы знаете, где нас искать.

Подземщики медленно спускались по откосу, ведя перед собой двух пленников, нагруженных ящиками. Идущий последним Кособрюх обернулся, в прощальном жесте поднял руку с пистолетом и исчез.

***

...Полиция Рекстауна сбилась с ног. Город кипел слухами — один зловещее другого. То говорили о бандах террористов, которые взялись поджигать больницы и детские сады, то о невесть откуда появившихся подпольщиках, начавших охоту на видных чинов Управления и попутно почему-то на врачей — исключительно хирургов по специальности. Многие считали, что газеты врут: войну Джет давно проиграл и теперь столица наводнена дабл-джетовскими супербоевиками, которые нагло ходят по главным улицам, сидят в лучших ресторанах и обмениваются тайными приветствиями, а именно: скрещенные указательный и большой палец сжатой в кулак ладони.

Масла в огонь подливали газеты. Утренние бульварные листки вышли с гигантскими шапками: «Десант чудовищ в центре города», «Космические поджигатели с Дабл-Джета», «Съеден лучший хирург мира» и, конечно, «Сплотимся, как один!» Солидные газеты толковали события с тонким либеральным подтекстом, со всей респектабельной выдержанностью мягко вопрошали: «Куда смотрит правительство, когда едят его граждан?»

— Слава бежит впереди нас, — усмехнулся Тим, перелистывая «Флаг Рекстауна», — теперь мы уже суперразведчики.

— Есть там что-нибудь о Диане? — спросил Полянски.

— Нет. Пишут, что мы съели хирурга. Кстати, я бы не отказался пообедать хотя бы простым санитаром — исключительно для того, чтобы доказать свою скромность.

Алекс вздохнул и погрузился в свои мысли, машинально в десятый раз разбирая и собирая пистолет.

Они нашли пристанище в уютном двухэтажном домике, окруженном ухоженными декоративными деревьями. Одной стороной дом примыкал к Центральному парку, что делало его очень удобным для неожиданных визитов. На этот случай дом охранялся надежной по здешним меркам лучевой сигнализацией, справиться с которой отнюдь не составило особого труда для опытных рук Тима.

Хозяева, как следовало из программы компьютера-домоправителя, были в отъезде, их отпуск только начался, и гости могли рассчитывать на спокойное убежище.

Владелец дома оказался заядлым охотником. В его кабинете в стеклянных пирамидах стояли ружья разных калибров и эпох, а в специальных витринах на синем атласе лежали дорогие охотничьи ножи, один из которых перекочевал в карман Полянски.

Алекс чувствовал себя в этом доме в безопасности. Полиция скорее всего будет прочесывать подозрительные места, не пропустит ни одного разрушенного здания, но вряд ли заинтересуется этим престижным кварталом. Не прибавит ей информации и обнаруженный в разбитом подземном гараже, среди развалин, трейлер компании «Фрут», разве что заставит поломать голову: куда же все-таки пропали незадачливые водители?

Тим, как мог, изменил свою внешность, слишком хорошо изученную джетовскими полицейскими за долгие дни в Центре. Он выбрил стриженую голову и загримировал ее так, что походил на лысого, как колено, ветерана войны со шрамом через весь череп. Эта броская деталь придавала ему зловещий вид, зато отвлекала от описания, которое, конечно, теперь было у каждого блюстителя порядка. Дорисовывая образ ветерана, он надел маскировочный полувоенный комбинезон, в котором хозяин дома ходил на охоту, высокие армейские ботинки и черные очки, какие любят носить провинциальные гангстеры.

— Ну вылитый вампир, — рассмеялся он, оглядев себя в зеркале. Зверски выпятил нижнюю челюсть, щелкнул каблуками и, отдав сам себе честь, рявкнул: — Агент Орби к выполнению задания готов.

Полянски набросил на плечи просторную модную куртку, скрывающую пистолет, и надвинул на глаза красную кепку с длинным козырьком. В темноте его можно было принять за хлыщеватого горожанина, ищущего приключений в ночной столице.

— Неужели ты хочешь взять Управление штурмом? — спросил Тим, налюбовавшись своим новым обликом.

— Если надо будет — возьму, — ответил Алекс. — Ближе к вечеру мы пойдем туда. Я хочу получше рассмотреть это заведение.

— Там наверняка полно легавых — они нас сразу вычислят.

— Ты будешь идти за мной. Не отставай и не подходи близко. Что бы ни случилось, мы с тобой не знакомы. Помни: если мне не удастся отбить Диану, это сделаешь ты.

— Все понял, шеф, — Орби плюхнулся в кресло, положил ноги на низкий столик, уставленный бутылками и включил вечерние новости.

На экране в который раз замелькали кадры победоносной атаки джетовского флота, перемежаемые рекламой самого лучшего средства от отрыжки. Затем появился прилизанный диктор, который бодрым голосом сообщил об изменениях курсов ценных бумаг, о погоде на ближайших планетах и прочие необходимые каждому джетовцу сведения. Его сменила декольтированная блондинка, интимным шепотом поведавшая о предлагаемых в эту ночь развлечениях, программу бегов на завтра и рассказала о том, на кого нужно ставить в гладиаторских боях, проводящихся в самой фешенебельной гостинице города.

— Слушай, Ал, а тут весело. Может, прошвырнемся? Заглянем в казино… Что скажешь?

— Нам пора, — Полянски в последний раз щелкнул затвором, досылая патрон в ствол, сунул пистолет за пояс. — Помни, что я сказал.

— Ладно тебе, генерал. Не волнуйся — все будет хорошо.

***

На центральных улицах города их ждало настоящее столпотворение, в котором, однако, не очень-то ощущалось ликование победителей. Похоже, эта победа слишком долго заставляла себя ждать. Люди лихорадочно метались от одного увеселительного заведения к другому, нигде не находя освобождения от давившего их столько лет груза войны. К тому же мало кто верил в обещания прочного мира и благоденствия, щедро раздаваемые правительством.

Алекс шел, искоса поглядывая на красно-белые машины, которыми были густо облеплены тротуары. На некотором расстоянии от него шествовал Тим, стараясь не упустить своего напарника. Они медленно обходили кругом территорию Управления. Картина складывалась неутешительная: здание охранялось, как настоящая крепость.

Проходя по улице, на которой разыгрались кровавые события с вампиром, Алекс остановился, якобы увлеченный шикарным видом новенького автомобиля какой-то местной марки, проплывающего мимо и замер: огромного роста широкоплечий человек, вся внешность которого выдавала в нем военного, шедший вплотную за Тимом, был не простым прохожим. Полянски быстро перешел дорогу и, сопровождаемый Тимом, углубился в переулки. Военный не отставал. Они попали в квартал, куда мало кто из посторонних решался заглянуть вечером: мелкие лавчонки, где не принято спрашивать о происхождении товара, темные заведения с торчащими у входа полуодетыми девицами, стайки решительного вида подростков, прогуливающихся по замусоренным улицам.

Алекс зашел в один из баров, выбрав тот, чья вывеска показалась ему самой непривлекательной, и не ошибся. Проводить здесь вечера могли только люди, страдающие ужасной жаждой. За покосившейся стойкой в углу дремал жирный хозяин. Несколько мрачных личностей, как по команде, уставились на вошедшего. Подойдя поближе, Алекс изучил по пятнам на майке бармена меню заведения и ограничился пивом. Проснувшийся толстяк налил требуемую жидкость, расплескав ее по и без того мокрой стойке.

В дверях показался радостный Тим, который сразу же целеустремленно направился к батарее бутылок, выстроившейся за спиной бармена. Кое-кто из завсегдатаев не выдержал такого наплыва публики и предпочел тихо удалиться.

— За тобой хвост. Иди куда-нибудь, где нет людей, — шепнул Алекс, не поворачивая головы.

Он взял свою кружку и сел с ней за столик, надвинув на глаза козырек кепки.

Расстроенный Тим заказал у спящего красавца две двойные порции джина в один стакан. Толстяк с уважением во взгляде исполнил желание посетителя — он явно принял героического вида новичка за достойного клиента. Взбодрившийся бармен даже протер стойку своим грязным передником, после чего она перестала блестеть.

Тяжелой походкой завзятого душегуба Орби двинулся в темный угол. Из бара поспешно выскочил еще один нервный посетитель.

Скосив глаза в сторону улицы, Алекс заметил за размалеванным стеклом витрины гигантский силуэт военного. Тот не рискнул войти в бар, убедившись, что его подопечный не собирается воспользоваться потайными дверями и не лезет в дымоход, а наоборот, всячески наслаждается жизнью. Разглядев его хорошенько, Алекс пришел к выводу, что перед ним любитель, решивший поиграть в сыщика, один за тех, кого тайная полиция нанимает на время крупных операций. Он, наверное, уже видит себя в лучах славы и денег и не захочет делить это с другими.

«Если он не профессионал, а профессионал давно бы вызвал подкрепление, — размышлял Полянски, — то я противопоставлю ему такого же дилетанта. Надо сбить полицию со следа — пусть они думают, что имеют дело с одиночкой».

Он показал Тиму глазами на дверь. Тот нехотя оторвался от стакана и двинулся на выход. Выждав необходимое время, Алекс отправился вслед за ним. Охотник и дичь делали вид, что оба они увлечены зрелищем пролетающих над городом звездолетов, возвращающихся после битвы. Тим даже издал несколько торжествующих криков, не получивших, впрочем, поддержки у немногочисленных прохожих, ускоривших шаги. Выказав свои патриотические чувства, Орби не спеша двинулся в сторону ближайшего сквера. Полянски быстро обошел его по параллельной улице и скрылся в тени деревьев.

В сквере не было ни души, только ветер дребезжал металлической сеткой на спортивной площадке. На дорожке, выложенной каменными плитами, показался Тим. Он шел, сунув руки в карманы и негромко насвистывая какой-то мотивчик. На почтительном расстоянии за ним мелькнула квадратная тень.

Алекс поднял воротник, надел кепку задом наперед, вытащил нож, повернув его так, чтобы он не блеснул на свету. Полянски встал за дерево, росшее у самой дорожки, и, когда военный поравнялся с ним, выскочил, размахивая ножом.

— Выкладывай свой бумажник, приятель. Да не вздумай дергаться, а то я тебя порежу, — он сказал это нарочито сбивчивым глухим голосом, стараясь придать ему дрожь.

Изображая волнение, он нервно махал ножом перед самым носом агента. Пауза затягивалась. Наконец военный опомнился и сообразил, что перед ним новичок. На его туповатой физиономии расплылась ухмылка. «Сейчас он попытается выбить нож»,— приготовился Алекс, переминаясь с ноги на ногу.

— Хорошо, малыш, — прошипел агент, — я выдам все, что тебе причитается.

Военный схватил запястье Алекса и рванул на себя. Полянски сделал вид, что теряет равновесие, шагнул за спину агента, одновременно толкнув его плечом. Тот рухнул как бревно, увлекая за собой Алекса, который успел заботливо пригнуть локтем дубовую голову агента.

— Что это грохнуло? — встревожено спросил подбежавший Тим.

— Твой приятель споткнулся, — ответил Алекс, отряхиваясь.

Он вытащил из кармана поверженного врага законную добычу налетчика — бумажник.

— Так, — усмехнулся он, разглядывая документы, — мы познакомились с лейтенантом Военного флота Дж. Ф. Дрискоттом-средним.

Тим расхохотался:

— Хорошо еще, что нам не попался Дрискотт-старший.

— Забери у него оружие и что-нибудь ценное, если найдется.

— Никогда не грабил прохожих, — удрученно сказал Тим. — Кажется, я попал в дурную компанию.

Орби старательно вывернул наружу все карманы агента и разбросал вокруг него какую-то мелочь, художественно изображая картину злодейского ограбления.

— Вот что нам нужно, чтобы проникнуть в Управление, — Алекс вытряхнул из потайного карманчика бумажника жетон сотрудника тайной полиции.

На соседней улице завыла полицейская сирена. Дрискотт-средний что-то невнятно пробормотал и перевернулся на другой бок поудобнее.

— Скажу вам, как агент агенту, — обратился к нему Тим, — бросьте вы это дело.

***

Друзья быстро пересекли сквер, через спортивную площадку вышли на параллельную улицу и смешались с фланирующей публикой.

Здесь на углах кварталов но стояли бесцельно кучки крепких парней, воздух был напоен ароматом цветущих деревьев, а не вонью гниющего мусора, красно-белые машины скромно стояли в переулках, соблюдая правила, а не лезли наперекор движению, распугивая сиреной пешеходов. Здесь начиналась фешенебельная часть города, с дорогими отелями и ресторанами, всю ночь обслуживающими и без того упитанных горожан, которые развлекались и веселились, внося таким образом свой вклад в общую победу.

— Не понимаю, как этому Дж. Ф.-среднему удалось меня вычислить? — сокрушался Тим.

— Вряд ли он тебя опознал, — Алекс обогнул нарядную парочку, выпорхнувшую из дорогого автомобиля у сверкающих огнями зеркальных дверей. — Просто хватают всех подозрительных типов, а ты похож на страшилу из мультфильмов — вспомни, как тебя принимали в баре.

— Спасибо на добром слове, — Орби подошел ближе к дверям, вглядываясь в свое отражение.

Внушительный швейцар шагнул навстречу, сердито насупив брови.

— Вот видишь, — рассмеялся Полянски, — с тобой нельзя появиться в приличном обществе.

Когда они отошли на приличное расстояние от дверей отеля, Тим нахлобучил на уши красную кепку, сняв ее с Алекса, и выбросил темные очки.

— Так-то лучше, — сказал он, — теперь я если на кого и похож, то разве что на Красную шапочку.

Алекс погрузился в свои мысли. Он рассеянно смотрел по сторонам, обдумывая возможности проникновения в Управление. Вряд ли им удастся выбраться оттуда целыми и невредимыми. Только что они столкнулись с дилетантом, в дальнейшем их ожидает встреча с отлично подготовленными профессионалами, обученными всем способам рационального убийства людей. Их можно остановить только пулей. Что ж, он к этому готов. Алекс не хотел лишней крови, но в конце концов речь шла о Диане, самой лучшей девушке из тех, кого он встречал в жизни. Выбора не было — сегодня он должен закончить это дело. Теперь у них есть жетон тайной полиции, а значит, есть план.

Окольными путями они вернулись в свое убежище, чтобы завершить приготовление к решительным действиям. Пока Тим переодевался, Алекс отпиливал ствол у охотничьего ружья самого большого калибра, какой нашелся в коллекции, и разбирал боеприпасы.

— Ну как? — спросил Орби, появившись в дверях.

— Хорош! Уроки Дианы пошли тебе на пользу, — улыбнулся Алекс.

Тим надел немного просторный для него, но вполне респектабельный костюм, повесил на шею дорогую цепочку. Его левый мизинец посверкивал огромным перстнем. Лицо исчертили резкие морщины, сделавшие Орби старше лет на десять. Кожа покрылась сильным загаром, приобретенным не иначе, как на шикарных курортах. Голову украшала элегантная фуражка члена яхт-клуба.

— Я похож на морского волка, не правда ли?

— Слушай, волк, сколько времени тебе понадобится, чтобы подключиться к центральной полицейской компьютерной системе и узнать, где Диана?

— Если спокойно поработать с кодовым анализатором, то минут пять. Главное — найти код, остальное ерунда.

— Я дам тебе семь, но ты должен это сделать.

— Как ты это себе представляешь?

— Через час войдешь в приемную Главного Управления, покажешь жетон сотрудника и проникнешь на территорию.

— Но дальше-то меня не пустят.

— И не надо. Ты должен найти свободный компьютер или освободить его, если он занят.

— Кто же мне это позволит?

— Если ты займешься этим точно через час, тебе никто не помешает, я гарантирую.

Алекс повесил обрез на ремне под курткой, по карманам рассовал патроны и боеприпасы, которые он превратил в небольшие, но достаточно мощные гранаты.

— Главное — делай свое дело и не обращай ни на что внимания, что бы не случилось. Я отвлеку охрану, — Полянски хлопнул Орби по плечу. — Давай, Тим, пора.

***

Ровно за три минуты до назначенного срока Тим вошел в Главное Управление. Он показал свой жетон двум суровым полицейским, выставившим напоказ пояса с пронумерованными патронами и торчащими из кобур рукоятками внушительных пистолетов. Стражи впустили его в холл, оттуда он попал в ярко освещенный полукруглый зал. Сплошное окно во всю стену открывало вид на уютный внутренний дворик, усаженный цветами и декоративными карликовыми деревцами. Люди, сидящие за столиками, уставленными сложной аппаратурой, были похожи на сотрудников вычислительного центра, а никак не на дежурных офицеров, которыми как раз и являлись.

Тим направился в дальний угол к сидящей несколько обособленно привлекательной юной девушке с распущенными волосами и небесно-голубыми глазами, похожей на русалку. Он шел солидной походкой знающего себе цену человека, стараясь, чтобы его лицо как можно меньше попадало в объективы камер, непрерывно снимавших всех посетителей.

Девушка еще издали стала улыбаться ему доброжелательно и ободряюще, на что Орби ответил целой гаммой улыбок — от приветственно-вежливой до восторженно-умиленной.

— Чем я могу вам помочь? — промолвило невинное создание, хлопая длинными ресницами.

Тим не спеша сел, поддернул брюки, закинул ногу на ногу и, выставив напоказ свой перстень, изящным жестом вытер платком нос. Он не знал, что ей ответить, так как не готовил свою речь заранее.

— Видите ли, в чем дело… — Орби взглянул незаметно на часы — осталось полминуты. — Я к вам по поводу пожирателей.

— Да? — заинтересованно сказала русалка. — Расскажите, пожалуйста, подробнее.

Ее пальцы пробежались по клавишам.

— Иду я, значит, себе вечером, и вдруг вижу — стоит!

— Кто стоит? — девушка включила кодовый анализатор и набрала несколько цифр.

— Как кто? Да он же! Пожиратель! — взволнованно произнес Тим. — И так спокойно мне говорит: «Что ты, мерзавец, тут шляешься?»

Его вдохновенную речь прервал громкий визг тормозов, донесшийся с улицы. Орби облегченно перевел дух.

Створка ворот вылетела, выбитая сильным ударом, и в проеме показался тупорылый бампер тяжелого грузовика. Он въехал по инерции и с грохотом завалился набок. Из опрокинувшейся серебристой цистерны широкой волной хлынула во внутренний двор пенящаяся жидкость.

На улице вразнобой загрохотали выстрелы. Русалка изумленно хлопала ресницами, не в силах осмыслить происходящее. Орби пришлось слегка ей помочь.

— Это они! — заорал он. — Пожиратели!

Он вскочил, опрокинул стул, и, издавая дикие крики, сбил со стола какие-то вещи.

Разливающаяся жидкость быстро меняла свою окраску с сине-зеленой на черно-синий цвет грозовой тучи и вдруг разом вспыхнула морем огня, выбрасывая в небо густую жирную копоть.

В зале поднялась паника, кричали все: охранники, сбитые с ног сотрудники и даже компьютер издавал какой-то комариный писк.

Русалка уже давно билась в дверях, силясь протиснуться сквозь толпу. Тим схватился за сердце и картинно рухнул на пол за стол, прихватив с собой анализатор. Он устроился у стенки, осторожно высунувшись, придвинул к себе монитор и начал поиск.

Горящая жидкость достигла окна. Стекла почернели и стали со звоном лопаться. Орби не прекращал работу, не обращая внимания на растекающийся по залу огонь. Один за другим вспыхивали столы, все ближе и ближе взрывались компьютеры.

Наконец Тим нашел то, что искал. Накрыв голову пиджаком, он бросился сквозь пламя.

Полиция оцепила улицу, пропуская только санитарные и пожарные машины. Два типа в одинаковых костюмах, согнувшись, изучали валявшийся на земле обрез. Кого-то увозили на носилках, накрытых белой тканью. Тим пробирался сквозь оцепление, тыча направо и налево своим жетоном. Он старательно размазал по лицу копоть, так, что даже сам себя не смог бы узнать. Орби мельком бросил взгляд на догорающий грузовик — его дверцы были распахнуты, на выбитом стекле застывали мазки крови.

Тим смешался с толпой зевак, строивших самые фантастические версии происшествия. Один из очевидцев решительно утверждал, что водитель просто объелся орангом, он якобы так и плевался им во все стороны. Под такой дозой никто не справился бы даже с детским самокатом, не то что с тяжелым грузовиком. После того, как машина опрокинулась, этот наркоман выбил стекло, вылез в дыру, еще и отстреливаясь при этом из обреза. Полицейские пытались взять его на мушку — куда там, им самим досталось, он стрелял, как заправский снайпер, и это несмотря на оранг. Правду пишут в газетах: кругом шпионы и вредители, — сбивался очевидец на параллельную версию. И как только такого пропустили в город, да еще с опасным грузом, сокрушался он, не замечая, что его взяли в кольцо внимательные слушатели в штатском.

***

Орби счел за благо незаметно удалиться, пока это было возможно. Он зашел в ближайший бар, в пустом туалете аккуратно, чтобы не повредить грим, стер салфеткой сажу, вернулся к стойке, и опрокинув стаканчик, вышел с видом человека, которому некуда спешить. Хотя Тим надеялся, что Алексу удалось спастись, на душе у него скребли кошки: весть, которую он ему нес, была печальной.

Орби добрался до Центрального парка. Аллея, на которой они с Алексом условились встретиться, была безлюдной. Тим стоял один на широкой дорожке, вымощенной желтым кирпичом, среди огромных разлапистых деревьев. Один на чужой, враждебной планете.

Ему стало так жалко себя, что, пренебрегая всякой осторожностью, он перемахнул через ограду и, проникнув в дом, сразу же отправился на кухню…

Орби лежал на пушистых подушках дивана лицом вниз, бессильно уронив руку на пол. Перед ним без толку надрывался телевизор, показывая облаву в городе.

Внезапно на плечо Тима легла тяжелая рука, но все усилия его растормошить были безуспешны. Наконец, после особо грубого толчка, который едва не свалил Орби с дивана, он с трудом открыл глаза. Над ним склонилось покрасневшее от злости мясистое лицо, а в висок упиралось холодное дуло пистолета.

— Какого черта вы развалились тут, в моем собственном доме? — прорычал незнакомец. — И почему на вас мой костюм?

— Это все пожиратели, — невнятно произнес Тим, — они во всем виноваты.

— И много вас здесь, таких пожирателей?

— Я один, совсем один, — всхлипнул Тим. Он сделал попытку перевернуться на другой бок к стенке дивана.

— Вставайте! — закричал краснолицый. — Хватит разлеживаться. Что за чушь вы тут несете?

— Спокойно, приятель, я тайный агент, — Орби решил переменить систему защиты и сунул ему под нос жетон. — Выполняю специальное задание.

— На моем диване? — недоверчиво покачал головой незнакомец. — Вот мы сейчас разберемся, тайный вы агент, или явный пожиратель, или кто там еще.

Не спуская пальца с курка, он отправился к телефону.

— Будьте любезны, принесите мне заодно чашечку кофе, — сказал Тим в тщетной надежде протянуть время.

— Сколько вам ложечек сахара? — язвительно спросил незнакомец.

— Ну вот, опять все самому, — разочарованно пробубнил Орби. — А я думал, мы подружились.

Он попробовал встать, но краснолицый выразительно щелкнул предохранителем.

— Сидеть на месте, иначе…

Что ожидает Тима в противном случае, он объяснить не успел: возникший позади него темный силуэт взмахнул рукой, раздражительный незнакомец мягко опустился на колени и уткнулся носом в ковер, не хуже Тима.

— Привет, Ал! Ты, как всегда, вовремя, — обрадовался Тим.

В дверях стоял Полянски, массируя ребро ладони правой руки.

— Что с Дианой? — спросил он вместо приветствия. Тим заметно помрачнел.

— Мне удалось войти в центральную систему, но ничего хорошего я не узнал. Диана действительно побывала в Главном Управлении, но затем ее следы теряются. Дело прекращено, ее досье помечено знаком «В архив». Так пишут о тех, кого нет в живых. Алекс молча смотрел ему в глаза.

— Я не верю, в то, что она умерла, — упрямо сказал он. — Буду искать. Ты со мной?

— Конечно. Куда мне деваться? Нас ищут, наверное, по всему городу, мы тоже будем искать, какой-нибудь стороне точно повезет.

— Тогда собирайся, мы уходим.

— Да уж, из этого отеля придется съезжать, — Тим посмотрел в окно. — Кажется, на улице темнеет — пойду надену вечерний костюм.

Полянски занялся хозяином дома. Он перетащил его на диван и влил в рот дозу успокоительного, которой вполне хватило бы на хороший долгий сон. Затем Алекс сбросил свою порванную куртку и тонкий свитер, под которым обнаружилась окровавленная повязка. Морщась от боли, он снял бинты, осмотрел длинную рану с рваными краями, прочертившую левый бок.

— Здорово тебя зацепило, — сказал вошедший Орби.

— Ничего, залеплю пластырем, все пройдет, — Алекс покосился на Тима. — Зачем ты так вырядился?

Орби самодовольно усмехнулся, поправляя экстравагантный вечерний костюм:

— Теперь я похож на богатого туриста, прожигающего жизнь в ночных заведениях.

Алекс снял с вешалки спортивную куртку хозяина, не забыв положить в ее карман пистолет.

— Да, ты этого не понимаешь, — бурчал Тим, снимая пылинки с лацканов пиджака, — ты прожигаешь жизнь, свою и чужую, при помощи пистолета, для тебя это такая же необходимая вещь, как носовой платок или зубная щетка.

Во дворе Орби придирчиво оглядел машину, на которой приехал домовладелец, и решил, что она ему подходит. Он уселся за руль и небрежно спросил:

— Куда на этот раз?

— В тот район, где мы повстречались с Дрискоттом-средним.

— Помню, помню. Что будем делать — опять грабить?

— Поехали, у меня есть план.

Тим лихо развернул автомобиль, так, что из-под колес брызнул желтый песок, промчался через едва успевшие открыться ворота, настроенные на автоматический сигнал машины, и влился в разноцветный поток.

— Кстати, откуда ты уволок грузовик с цистерной? — повернулся к Полянски Тим.

— Угнал с военной базы. Орби подпрыгнул на сиденье:

— Слушай, Ал, это идея! Там мы еще не работали. Давай возьмем штурмом военную базу, потом захватим флот, быстренько установим контроль над планетой, и уж тогда эти джетовцы непременно расколятся. По-моему, для нас это пара пустяков: Центр мы разгромили, Управление сожгли, осталось всего-то чуть-чуть…

— Диана! — закричал вдруг Алекс. — Я нашел ее!

Тим так нажал на тормоз, что машину занесло.

— Ты с ума сошел! — воскликнул он. — Какая Диана?! Где?!

— Не останавливайся, догоняй трейлер! Она там, впереди.

— Ну все, — пробормотал Тим, — мания преследования. Ты, главное, не волнуйся, Ал, сейчас догоним твой грузовик.

Он легко настиг трейлер и от удивления чуть не вылетел на встречную полосу:

— И вправду Диана!

Она затравленно смотрела на них со светящейся Рекламы на боку трейлера. «Сегодня — только выжившие», — кричали буквы. «Бои гладиаторов — это зрелище для настоящих мужчин», — виднелось ниже. Под изображением Дианы была подпись: «Новая суперзвезда смертельных поединков — Огненная львица». Все это увенчивала переливающаяся эмблема отеля «Тиара».

— Вот в чем дело, — протянул Орби, — гляди, Ал, грузовичок-то нашей любимой компании «Фрут», а реклама на нем — отеля «Тиара». За всем этим видны уши Главного Управления.

— Мерзавцы, продали Диану, чтобы ее убили на потеху публике, так же, как и тебя — в подопытные кролики. Разворачивай, мы должны успеть на это представление.

Орби так гнал машину, что красно-белые несколько раз порывались вдогонку, но потом отставали.

— Видишь, какое уважение внушает им мой внешний вид, — самодовольно произнес Тим.

Алекс мельком взглянул на показания компьютера и усмехнулся:

— Просто они опознают машину. Очевидно, ее хозяин — большой босс, с ним не хотят связываться.

***

Отель «Тиара» стоял в самом центре Рекстауна. Это гигантское сооружение отличалось простотой архитектурного решения и одновременно вызывающей роскошью внутренней отделки. Взлетающие с аэрокарных площадок, расположенных на уступах стен отеля, могли видеть сверху, что здание имеет форму короны.

Посетители толпой валили к главному входу в отель, привлеченные рекламой удовольствий и развлечений, предлагаемых здесь клиентам. Все, что могло представить себе пресыщенное воображение в изобилии имелось в бесчисленных залах отеля.

Алекс миновал центральный вход и прошел через служебный, предъявив службе безопасности жетон тайной полиции — это позволило ему пронести с собой оружие. Тим въехал в подземный гараж. Когда он припарковал машину, рядом остановился яркий автобус-люкс, из которого с гомоном высыпалась группа туристов — по виду зажиточных провинциалов. На борту автобуса красовалась надпись — «Звезда шоссе».

Орби вежливо пропустил впереди себя самого пожилого из группы — трясущегося старичка с козлиной бородкой, подхватил под руку дебелую красотку и, отпустив незамысловатую шутку, оказался в центре хохочущей компании. Через секунду выяснилось, что и он, и туристы приехали с юга, мало того, живут они в одном городе. Вся группа прошла через широкий вестибюль, слившись с толпой таких же любителей острых ощущений.

Бои гладиаторов проходили в огромном амфитеатре, только начавшем заполняться зрителями. Тим, успевший стать душой компании, сел вместе со своей дородной подружкой поближе к сцене, в первом ряду. В следующем, прямо за ним, устроился Алекс.

Ждать начала пришлось недолго. Привлеченные мелодичным звоном, во все двери хлынули оставившие столики ресторанов и места у рулетки посетители отеля, и представление началось. Из зияющего темного провала на месте арены стала подниматься прозрачная конструкция, похожая на лабиринт. В отростках узких ходов шевелилось что-то живое, издающее угрожающее раздраженное рычание. Вспыхнули под куполом лучи, осветившие пять нависающих помостов, и застывшие на них одинокие фигуры людей. Яркий свет отбрасывал холодные блики, играя на оружии, которое они сжимали в руках. Люди стояли молча, понурив головы, словно приговоренные к казни.

Бодрый голос комментатора пропел, казалось, в самое ухо:

— Дамы и господа! Мы продолжаем сегодня наблюдать за «Лабиринтом удачи». Напоминаю правила игры. Участвуют пятеро выживших, пятеро смельчаков, пятеро героев, победивших в предыдущих схватках. Мы будем следить за ними сквозь стены из специального состава, который прозрачен на определенном расстоянии только для вас, дорогие друзья. Те, кто внутри, могут видеть только друг друга. Все они вооружены холодным оружием, что уравнивает их шансы в смертельном поединке друг с другом и с теми опасностями, которые таятся в лабиринте, а их немало. Там собраны самые ужасные, самые агрессивные виды флоры и фауны, найденные на самых экзотических планетах. Вы слышите, как они воют, как они жаждут крови наших храбрецов! Но отважные гладиаторы бросают им вызов, они смеются в лицо оскаленной маске смерти, ибо им суждено победить или умереть. Вы помните, что из «Лабиринта удачи» может выйти только один человек. Есть только один выход, и тот счастливчик, который первым вырвется из мрака ужаса, получит право жить. Врата ада захлопнутся за ним, а неудачники останутся там.

Итак, представляю вам наших супергероев, наших звезд гладиаторского боя — кто из них останется сиять, радуя нас своим искусством? Кто погаснет? Вы можете попробовать угадать, кто придет первым, делая ставки на нашем тотализаторе. Представляю: номер один — Голиаф!

Луч прожектора высветил человека гигантского роста, затянутого в черную кожу, усаженную стальными шипами. Он поднял вверх короткий кривой меч.

— Постоянные зрители, конечно, помнят, — продолжал комментатор, — тот блестящий удар, который нанес Голиаф в своем последнем бою, разрубив пополам длиннозубого брахицефала с Антареса.

Номер второй — Чемпион! Да, да, это Чемпион, любимец публики, наш фаворит, прошедший через все испытания.

Публика взвыла, приветствуя Чемпиона, который подпрыгивал на помосте, звеня металлическим панцирем.

— Третий номер — Удар Молнии, тот самый Удар Молнии. Это он в решающем поединке пронзил своим копьем сразу двух гладиаторов и пригвоздил метким броском чешуйчатого саламандра из созвездия Девы.

Удар Молнии сделал несколько быстрых выпадов.

— Четвертый номер — Жестокий. Заслужил свое имя тем, что никого не оставляет в живых, добивая даже несчастных раненых своим излюбленным способом — переламывая им шейные позвонки.

Кое-кто из зрителей засвистел, выражая свое негодование коренастой фигуре, голой по пояс. Свирепого вида гладиатор усмехнулся, перебрасывая из руки в руку тяжелый топор.

— И наконец, пятый номер — Новичок, таинственный и загадочный. Как известно, новичкам всегда везет. Попробуйте, если вы тоже здесь в первый раз, поставьте на темную лошадку, может, вам улыбнется удача. Итак, дамы и господа, делайте ваши ставки, мы начинаем…

Прозрачные конструкции стали медленно вращаться, как гигантская рулетка. Наконец она остановилась, помосты одновременно подломились, и пятеро гладиаторов рухнули в ходы лабиринта.

Удар Молнии погиб сразу. Он упал рядом с грязно-серыми грибами, усеянными вспухшими буграми, словно фурункулами. Верхушки бугров стали лопаться один за другим, извергая тонкие нити, похожие на ржавую колючую проволоку, захлестывавшие гладиатора с такой силой, что одежда рвалась в клочья. Удар Молнии раздавил несколько грибов, поскользнулся, рухнул навзничь и уже не встал.

Остальные гладиаторы бросились по лабиринту в поисках выхода. За ними устремились визжащие существа, которые пытались достать их, вцепиться и уже не отпускать.

В зале свистели, орали, топали ногами. Весь этот бедлам перекрывал голос комментатора.

— …Один участник уже выбыл. Кто же, кто же из еще живых первым придет к выходу? Как всегда, блестящие результаты у Чемпиона. Ему пока удается избегать тупиков, в которых так любят устраиваться стеклянные пауки. Но что это… Жестокий внезапно сталкивается с Чемпионом и сбивает его с ног… Растоптав бесчувственное тело, побежал дальше. Он не стал тратить зря времени, вопреки своему обычаю, чтобы добить поверженного. Старине Чемпиону повезло, что это «Лабиринт удачи», а не «Ночной турнир», иначе Жестокий продолжал бы дальше. Все в порядке, наш Чемпион скоро вступит в игру.

Орби огляделся. Толстушка рядом с ним вскочила со своего места, размахивая руками. Старичок, тряся бородкой, что-то неразборчиво кричал. Весь амфитеатр бесновался, глядя, как Голиаф отбивается от нескольких зверей, похожих на двуногих волков. «Таких животных в старину называли, кажется, оборотнями, — подумал Тим, — или вурдалаками? Нет, все-таки оборотнями».

Один из оборотней широко размахнулся и ударил Голиафа по затылку, разорвав ему кожу длинными когтями.

«Веселая планетка, — Тим сунул руку в карман, — любят развлечься». Он вытащил из недр костюма плоскую фляжку, родную сестру той, что была ему верной подружкой.

— …Какой удар, какой удар, — захлебывался комментатор. — Что там с Новичком? Ай-ай-ай, кажется, Новичок выбывает из игры — он угодил в паутину, и вот уже стеклянные пауки сползаются, чтобы выпить кровь своей жертвы, — такой уж у них рацион, дорогие друзья. Никому еще не удавалось ускользнуть с их обеденного стола. Попрощаемся с нашим насмерть приклееным Новичком и посмотрим, как обстоят дела у других участников.

Публика в зале скандировала: «Чем-пи-он! Чем-пи-он!» Прихрамывающий гладиатор, сам того не зная, был в двух шагах от выхода, надо было только повернуть налево. Но он пошел направо, перешагнул через лужу и осторожно наступил на край жухлой проплешины, бугром выступающей в траве.

— Вперед, Чемпион, — советовал голос, — надо рисковать.

Гладиатор вытащил из-за пояса шестигранную металлическую звезду с заточенными лучами и метнул ее в центр выпуклости. Проплешина с резким хлопком сложилась пополам, разогнулась дугой, встав на ребро, закрутилась спиралью и стала биться, как рыба, попавшая на раскаленную сковороду.

— Отлично, Чемпион! — воскликнул комментатор. — Ты победил, ты не попался в ловушку… Что я вижу! Это потрясающе! Новичок сумел вырваться из лап стеклянных пауков и продолжает игру. Сейчас посмотрим, как ему это удалось. Так, перекусил зубами нити паутины, убил одного из кровососов, вылез из своей одежды и упал на пол. Голый, но свободный Новичок бежит по лабиринту, оставив паукам свой комбинезон в качестве трофея. Слабое для них утешение.

Алекс смотрел на сцену, не замечая происходящего. В следующей игре должна была появиться Диана, и он пытался найти возможности для ее освобождения. Самый удачный вариант — захватить аэрокар на крыше отеля и долететь до горной реки. Там они укроются на время в подземных тоннелях Ушаца. Это все маловероятно, но другого выхода Алекс пока не видел. Он старался не думать о том, что вытащить Диану с арены почти невозможно, что воздушная полиция может их перехватить уже над городом. Все это было бы продолжением «Лабиринта удачи», только с их участием.

— Грандиозно! Фантастично! — кричал комментатор. — Новичок дошел, он уже почти у цели. Да, тут его ожидает сюрприз — выхода-то два! Один из них, дорогие друзья, это, возможно, западня, а может быть, и нет.

О, какой поворот! В ход событий вмешивается Жестокий. Он приближается с явным намерением проложить себе дорогу, пусть даже через труп Новичка. Ведь по правилам, напомню, выйти из лабиринта сегодня суждено только одному счастливчику.

Зрители неистовствовали — мало кто поставил на Новичка… Публика подбадривала Жестокого криками, требуя убить соперника. Израненный Новичок был без оружия, вместо одежды его кожу покрывали кровавые полосы. Он попытался бежать к правому выходу, но рассвирепевший гладиатор настигал его, с ревом занося топор обеими руками. Тому удалось увернуться и подставить преследователю ногу. Падая, Жестокий успел сгруппироваться, перевернулся через голову, но вдруг его пятки зависли в воздухе. Кто-то невидимый вздернул его, словно марионетку за ниточку. Жестокий завертелся, подвешенный вниз головой. Огромные стеклянные пауки подтягивали свои сети, не спеша спускаясь к очередной жертве.

— Браво, победитель! — ликовал комментатор. — Вот он в отличном темпе выползает из лабиринта и бьется от радости головой об пол. Посмотрите, как его колотит, так, что даже изо рта бежит пена.

Голос умолк на мгновение и зазвучал снова с прежней бодростью:

— Да, вот здесь мне подсказывают: то, что мы сейчас с вами наблюдаем, — это типичная картина отравления ядом стеклянного паука. Игра окончена, господа, но наш вечер только начался.

В зале погас свет. Арена стала медленно опускаться в темную могильную пропасть. Откуда-то из-под земли донесся рокот там-тамов, коротко вскрикнула гиена.

— Дамы и господа! — радостно начал комментатор, — сейчас вы увидите удивительное и захватывающее зрелище на фоне дикой природы.

Осветившаяся сцена, огражденная по краям рвом с водой, изображала африканскую саванну. Посредине, на песчаном холме, в окружении грубо вырезанных каменных идолов стоял крест. На нем повисла распятая Диана. Ее тело, завернутое в львиную шкуру, перехлестывали стальные цепи, рассыпавшиеся волосы закрывали лицо, спускаясь на поблескивающее широкое ожерелье — оно по-прежнему оставалось с нею.

— Вот она, Огненная львица, победительница прошлых соревнований, — завыл голос. — Ее приковали цепями пигмеи-каннибалы, чтобы после ритуального танца принести новую жертву своим кровавым богам. Два смельчака, два белых путешественника, вооруженных ножами, попытаются сейчас отбить ее. Победителям достанется приз — Огненная львица!

— Заткнись! — Дикий крик Алекса перекрыл все звуки. Он вскочил: — Хватит!

Полянски вытащил пистолет и несколько раз выстрелил на голос комментатора. По залу поплыл усиленный динамиками оглушающий скрежет поврежденного микрофона.

Диана подняла голову и что-то неслышно прошептала. Алексу показалось, что он понял: «Не может быть, ты жив»…

Публика оказалась неподготовленной к такому представлению: истерично завопили женщины, мужчины полезли через головы сидящих — началась паника.

Алекс с пистолетом в руке перемахнул через ров и спрыгнул на арену. Визжащая толстушка вцепилась в Тима, не давая ему последовать за другом. Он дотащился с ней до низкого барьера, пытаясь вырваться из жарких объятий, потерял равновесие и полетел в ров в обнимку со своей голосящей подружкой.

Алекс подбежал к кресту, разлетелась на куски цепь, разбитая выстрелами, и Диана упала ему на руки.

Из воды выкарабкивалась другая пара: Тим пятился, с трудом волоча за собой обморочную толстуху. Он подбадривал себя истошными воплями:

— Спасите! Помогите! Пожиратели идут!

Но никто не собирался его спасать, наоборот, все бросились подальше от барьера. Арена дрогнула, медленно поползла вниз. Кто-то из служителей решил, что белые путешественники уже освободили Огненную львицу, и пора сменить декорации.

— Привет, Диана! — крикнул Тим. — Познакомься, это Фрези.

— Привет, Фрези, — откликнулась Диана. Толстушка, закатив глаза, неразборчиво промычала что-то в ответ и вновь обмякла.

— Бедняжка слишком чувствительна. Она поможет нам, — Тим уложил ее на песок и снял с пышных плеч пеструю накидку.

— Примерь вот это, — Орби бросил одежду Диане.

— Каким образом она может нам помочь? — кивнул в сторону Фрези Алекс.

Их чуть покачивало на медленно плывущей вниз арене. Полянски внимательно разглядывал обстановку каждого этажа, мимо которого они проезжали, прикидывая, на каком выпрыгнуть.

— Сейчас уже будет подземный гараж, — сказал Тим. — Постарайтесь найти там красный автобус «Звезда шоссе» и спрячьтесь в багажном отделении. Мы с Фрези поедем первым классам в салоне. Кстати, она приходит в чувство. Поторопитесь, не то бедняжка вообразит себя в лапах пигмеев.

***

Все подходы к отелю были блокированы поднятой по тревоге полицией. Проверялся каждый человек, покидающий здание, обыскивалась каждая машина. Лучшие силы Главного Управления раздосадованное руководство бросило на поиск неуловимых террористов, объявившихся в «Тиаре».

Суетливый офицерик, сопровождаемый несколькими автоматчиками, осмотрел «Звезду шоссе». Присев на корточки, он глубокомысленно изучал некоторое время мокрые следы, оставленные Тимом. Таинственные отпечатки привели его к стонущей толстухе, после чего он сразу потерял к ним всякий интерес.

Орби подождал, пока автобус отъедет от города, прошелся по салону, как бы случайно стукнув несколько раз в дверь багажного отсека и вернулся на место.

Туристы уже несколько отошли от пережитых волнений, как вдруг в проходе между креслами появился неизвестный, размахивающий пистолетом.

— Всем оставаться на своих местах, — свирепо прорычал он,— автобус захвачен отрядом специального назначения. При малейшем сопротивлении эта колымага превратится в мертвецкую.

Позади него стояла Огненная львица, сменившая экзотический наряд на простые шорты и майку. Она уплетала большой бутерброд, делая при этом страшные глаза.

Пассажиры впали в тихую панику — это уже стало входить у них в привычку, подружка Тима закрыла глаза и сползла с кресла.

— Не бойся, дорогая, я с тобой, — мужественно произнес Орби.

Алекс увидел, что перестарался, и слегка сбавил тон.

— Ничего с вами не случится, если будете вести себя тихо.

Пассажиры несколько приободрились, видя такое его расположение, а одна жалостливая старушка даже протянула Диане бутылку с водой.

Что-то громко стукнуло сзади Алекса, он быстро обернулся — это была всего лишь ветка, хлестнувшая по окну. «Звезда шоссе» мчалась вдоль подступившей к самой дороге рощи, усыпанной, как снегом, белыми цветами. Цветущие деревья лавиной спускались с высоких холмов, за которыми, среди нагромождения синеватых скал, виднелись закрученные нити водопада, обрывающегося с ледников.

— Хочу выйти здесь, — шепнула Диана.

Алекс вскинул оружие.

— Тормози, — приказал он водителю. Автобус медленно съехал на обочину.

— Мы вас отпускаем, — объявил пассажирам Полянски, — но при условии, что вы не будете останавливаться, пока в баках есть горючее. Чтобы вы не обратились в полицию, я беру заложника. Вот ты, — он поманил пистолетом Тима, — встань.

Орби вскочил, расправив плечи.

— Если кто-нибудь сболтнет о нас полицейским, я убью его! — сдвинул брови Алекс.

— О нет! — зарыдала толстушка, тряся мокрыми кудряшками.

— Не плачь, Фрези, — драматически сказал Тим. — Ведь кто-то должен идти с ними, пусть это буду я.

Туристы принялись аплодировать герою и кричать «Браво!»

Орби скромно раскланялся:

— Не надо, друзья. Какие пустяки.

Алекс хлопнул его по спине:

— Ладно, пошли уж.

Высоко подняв голову, Орби твердой поступью вышел из автобуса. Безутешная Фрези так никогда и не узнала, как зовут ее отважного «белого путешественника».

***

Диана брела через луг по дну мелкого ручья. Вслед за ней, скрытые по плечи травой и цветами, шли ее друзья. Расширяясь, ручей исчезал в небольшом озерце с нагретой солнцем прозрачной водой, прикрытой круглыми листьями.

Девушка взяла Алекса за руку. Он посмотрел ей в глаза.

Тим проводил взглядом идущую вдоль берега пару, вздохнул и занялся своим делом. Он заметил на песчаном мелководье крупные раковины, захлопнувшиеся при его приближении. Тим разулся, закатал повыше брюки и принялся собирать моллюсков, выкидывая их на берег. Что-то защекотало пятку — он опустил руку в воду, нашарил в песке большого рака. Восхищенно цокая языком, Орби рассматривал шипастый панцирь, прикидывая, как с ним лучше разделаться. Тим огляделся: вокруг него из песчаных воронок глядели любопытные рачьи глаза-стебельки.

Когда Диана и Алекс вернулись с купания, их уже ждали запеченные на углях куски нежного мяса, разложенные на круглых зеленых листьях.

— Решил приготовить вам праздничный обед, — сказал Тим, вынимая свою фляжку, — в честь нашей встречи. Мы снова вместе и даже наш талисман уцелел.

— Его хотели снять эти мерзавцы из полиции, — отозвалась Диана, — пришлось поучить их хорошим манерам. В отместку меня отправили в зверинец, но тут произошла странная история: кто-то напал на конвой, потом, ночью, пытались открыть мою клетку.

— Кто это был? — встревожился Алекс. — Вампиры?

— Нет, с виду люди, но я их никогда раньше не видела.

— Значит, жди гостей, — Тим привстал, оглядываясь. — Мне кажется, мы слишком задержались на этой планете.

— И как ты собираешься улететь отсюда? — спросила Диана.

— Очень просто. Захватим какой-нибудь порт, и все звездолеты наши. Знаешь, какие мы тут дела проворачивали? Что ты!

— Не нравится мне эта история с типами, которые пытались тебя освободить, — повернулся к Диане Алекс. — Кто это может быть?

— Физиономии у них довольно-таки зверские. По виду они были похожи на гангстеров.

— Что-то костер дымит, — озабоченно сказал Орби, отмахиваясь от тоненькой полупрозрачной струйки.

— Не волнуйся, Тим, — успокоил его Полянски, — мы ушли далеко от дороги. Здесь нас никто не увидит.

— Все-таки пойдем в горы, а? Поднимемся повыше, там чистый свежий воздух, о чем-то поют ручьи, щебечут птицы…

— Здесь они тебе не щебечут? — улыбнулся Алекс.

— Щебечут, согласился Тим, — но как-то не так, не задушевно. Чересчур урбанистически… слышишь это металлическое завывание?

— Слышу! — Алекс вскочил на ноги. — Быстро всем в лес, — приказал он.

Из-за белоснежных от множества цветов крон деревьев вылетел серебристый диск аэрокара. По траве, словно невидимая коса, плотной очередью прошлись выстрелы, стремительно приближаясь к искателям сокровищ. Широкой полосой взлетели фонтанчики песка, потушив остатки костра. Аэрокар пронесся мимо и стал разворачиваться для повторной атаки. Друзья, инстинктивно пригибаясь, бежали к роще. Первым, высоко подпрыгивая на длинных ногах, галопировал Тим.

Сзади на них быстро надвигалась овальная тень. Воздушная газонокосилка выстригала траву, неумолимо настигая три беспомощные фигурки. Внезапно одна из них остановилась и вскинула руку. Блеснул слабый огонек, отозвавшийся зелеными искрами на днище аэрокара. Поврежденная машина вильнула в сторону, оборвав смертельную дорожку в двух шагах от Алекса.

Диана и Тим, тяжело дыша, приникли к толстому бархатистому стволу. Тихо шелестели ветки, осыпая их, как снегом, белыми лепестками.

— Что за хулиганство! — возмущенно сказал Орби подошедшему Алексу. — Жаль, что они улетели, а то я бы с ними посчитался.

— У тебя есть шанс, — усмехнулся Алекс. — Думаю, они вернутся. Кар не военный, и не полицейский — без опознавательных знаков. Да эта марка для государственных служб вообще слишком дорога. Такие кары по карману только миллионерам или мафии. Хотя я лично не был бы на них в претензии, если бы они меня подстрелили: так расслабляться сейчас нельзя ни при каких обстоятельствах, — он посмотрел на Диану и улыбнулся ей неожиданно детской улыбкой. — Даже когда ты счастлив.

Тим, казалось, не слышал его последней фразы:

— Ты считаешь, это те, что нападали на Диану?

— Думаю, да. Они должны быть где-то рядом.

Алекс бросил Тиму запасной пистолет и короткими перебежками от дерева к дереву побежал в ту сторону, где скрылся аэрокар. Остальные с такой же осторожностью последовали за ним.

Роща спускалась по крутому глинистому склону к большому, сияющему молодой зеленью лугу. На краю его стоял серебристый кар, вокруг которого копошились несколько человек. Двое из них и вправду смахивали на гангстеров — на их накачанных загорелых телах красовались татуировки с символами, на всех планетах означающими одно и то же — принадлежность к мафиозным кланам. Третий, узкоглазый и длинноволосый, в бронежилете на голом теле, был еще совсем мальчишка. Он вытащил из машины винтовку и отправился через луг в сторону рощи, намереваясь, очевидно, устроиться в засаде. Двое других занимались обследованием аэрокара, не особенно заботясь о своей безопасности.

— Подождем, пусть сначала отремонтируют, нам нужна машина, — шепнул Алекс своим спутникам. — Диана, оставайся здесь. Тим, возьми на себя того, в бронежилете. Я займусь аэрокаром.

Прикрываясь зеленой порослью, Полянски бесшумно двинулся вниз по склону. Идти было трудно — деревья стояли очень редко, и Алекса могли обнаружить в любой момент. В нескольких местах ему пришлось ползти, чтобы обогнуть луг по опушке.

Тим действовал не так профессионально. Он подкрадывался к парню, шумно оскальзываясь на глинистой почве, и если бы не беспечность узкоглазого, устроившегося, как у себя дома, его бы уже подстрелили.

Полянски подобрался так близко к машине, что мог слышать разговор двух типов между собой.

— Ну чего ты возишься, — говорил один из них, старший по виду, давай скорее — босс ждет нашего доклада. Если ты намерен ковыряться долго, лучше сам себе пусти пулю в лоб.

Раздраженный гангстер взял прислоненный к аэрокару лазер и стал за спиной своего напарника, наблюдая за его работой.

— Кто знал, что они такие крутые ребята, — оправдывался пилот в замасленной майке. — Никому еще не удавалось уйти от моей атаки. Да ты расслабься, тут работы на пару минут, мы их быстро догоним.

— Как бы они нас не догнали, — ворчал старший, от узкоглазого толку мало, только и знает, что втихомолку жевать этот поганый оранг.

— Ты это зря, — возразил замасленный. — Оранг — наш бизнес, босс за такие слова не похвалит.

— Кто ему скажет? Уж не ты ли, щенок? — с угрозой в голосе спросил старший.

Пилот, не поворачиваясь, согнулся над багажным отсеком кара. Было видно, как напряглась его спина.

— Может, и я…

Старший мягко шагнул, занося приклад, но его напарник действовал быстрее — он пнул врага в печень. Тот со стоном отскочил, не выпуская оружия. Пилот легко выпрямился — в его руках была небольшая канистра с широким горлом. Он плеснул из нее в лицо старшему, тот дико завизжал, вытаращив невидящие глаза.

— Что, больно? — участливо спросил замасленный, доставая из кармана зажигалку. — Босс уже давно к тебе присматривается, так что я сэкономлю ему пулю.

Гангстер не торопясь раскурил сигару:

— Прощай, приятель!

Горящая зажигалка полетела в старшего. Он вспыхнул сразу.

— Эй! — крикнул узкоглазый.

— Все нормально, — помахал ему пилот.

Узкоглазый встал, рассматривая катающегося по земле гангстера. Сзади, выше по склону, появился Тим. Он размахнулся, словно ныряльщик, и прыгнул на врага. Узкоглазый упал, Тим перелетел через него и покатился под откос.

Замасленный бросился к лазеру. Он протянул к нему руку и тут же отдернул — пуля взрыла землю у самых пальцев.

— Оставь эту штуку, — сказал Алекс, поднимаясь.

— Хорошо, хорошо, приятель, — успокаивающе проговорил пилот, делая незаметное движение в сторону оружия.

Раздался выстрел, и у ног замасленного брызнул фонтанчик.

— Тебе нравятся такие игры? — спросил Полянски. Он выстрелил еще раз, так что гангстеру пришлось подпрыгнуть на месте.

— Следующая — в лоб, как и было обещано. Пилот молча поднял руки, злобно глядя на Алекса. Его прищуренные глаза ловили каждое движение противника.

— Как там у тебя, Тим? — крикнул Полянски.

Незадачливый барс, ползая по склону, разыскивал свое оружие.

Алекс обошел машину, высматривая Диану. Замасленный решил использовать этот шанс — одним прыжком выскочил из зоны обстрела. В его руке появился пистолет. Не целясь, он выстрелил в сторону поднявшегося Тима, заставив того опять лечь на живот.

Гангстер прижался к кару, выжидая, с какой стороны появится Алекс. Наступила тишина, нарушаемая только пением птиц да треском догорающего тела. Замасленный увидел, как дрогнула ветка на краю поля, выстрелил туда наугад и попал — раздался жалобный крик Дианы.

С тихим шипением упала шторка иллюминатора. Замасленный обернулся, но было поздно: в проеме мелькнула вспышка, и гангстер отлетел в сторону с дыркой во лбу, так и не выпустив изо рта сигару.

Алекс выскочил из аэрокара, побежал через поле туда, где еще дрожала ветка. Диана лежала навзничь, сжав пальцами нож, воткнутый в землю. Золотые волосы потемнели на виске, пропитавшись кровью. Он поднял ее за плечи, повернул лицом к себе — длинные загнутые ресницы дрогнули, Диана открыла замутненные болью глаза. Алекс быстро оглядел ее голову и не заметил ничего, кроме ссадины надо лбом. Он нашел свежий скол на стволе дерева: кусок плотной и тяжелой, как камень, коры, отбитый пулей, валялся на земле. Если бы он угодил в висок, Диану не спасли бы ее пышные волосы.

Алекс закрыл глаза и мысленно поблагодарил Бога за то, что с ней ничего опасного не произошло. Сейчас для него не было ничего на свете важнее Дианы.

Он отнес ее в аэрокар и положил на сиденье. Пока Алекс обрабатывал рану, подошел сияющий Орби со своим пленником. Тот недоумевающе вертел головой, принимая все происходящее за наркотический кошмар: обугленный труп, мертвый пилот с дымящейся сигарой в зубах…

Тим вытащил фляжку, сунул ее длинноволосому:

— На, глотни, приятель. Только мало-мало, чтобы мозги прояснились. Мы с Фаном уже нашли общий язык, — сказал он, обращаясь к Алексу.

Тим хлопнул парня по плечу и, указав ему на трупы кивком головы, назидательно сказал:

— Видишь, Фан, эти люди плохо себя вели. Ты себя хорошо веди — моя-твоя понимай?

— Да, да, — быстро согласился Фан.

— Будешь хороший парень, получишь большой бутылка и много-много белый хлеб, понимай?

— Да, да, — продолжал кивать длинноволосый.

— Хватит, — вмешался Алекс. — Кто твой босс?

— Да, да, — проговорил парень, — моя босс большой человек, очень большой человек.

— Как его зовут?

— Большой Босс, так его зовут. Я его не видала — очень большой, да.

— Похоже, от него мало толку — это мелкая сошка, он ничего не знает, — сказал Полянски. — Насколько я понял, их хозяин занимается торговлей наркотиками. Но зачем мы ему понадобились?

Узкоглазый выразительно провел ребром ладони по горлу и показал на Диану.

— Что? — подскочил Алекс. — Ожерелье?

— Да, да, — радостно закивал гангстер, — талисмана.

— Ты понял, Тим, чего им надо?

— Домой хочу, — жалобно попросил Фан.

— Домой? Будет тебе домой. Едем, — Алекс решительно двинулся к аэрокару, подняв на ходу лазер.

— Что ты задумал? — забеспокоился Тим.

— Я хочу тряхнуть этого Большого Босса как следует, чтобы он больше к нам не совался. Кроме того, он занимается контрабандой оранга, значит, у него есть возможность нелегально летать на Локус, а это то, что нам надо.

Тим подтолкнул Фана к аэрокару:

— Садись, друг, показывай дорогу.

Юный бандит, почесываясь под бронежилетом, довольно уселся рядом с Алексом. Машина рванула с места и, оставив после себя короткий тающий шлейф, скрылась за шумящей рощей.

***

Небо потемнело, задул резкий ветер, надвигался дождь — обычное дело на Джете в это время года. Летать в такую погоду на капризном аэрокаре — удовольствие небольшое. Редкими ночными светлячками проносились машины над Рекстауном, спеша укрыться до наступления ливня.

Встреча с боссом, по словам Фана, должна была состояться на окраине города, среди огромной свалки брошенных машин.

Вся территория была забита ржавыми автомобилями, грузовиками, разбитыми автобусами без стекол, раздавленными в лепешку аэрокарами, какими-то неизвестными механизмами, потерявшими свой первоначальный облик настолько, что, казалось, они вели уже новое, самостоятельное существование, громоздясь друг на друга, словно живые существа.

Алекс приземлил кар у длинного металлического ангара, мрачно чернеющего среди полуразрушенных остовов. Он вышел на небольшую площадку, усыпанную хрустящими осколками битого стекла. До назначенного часа оставалось несколько минут.

— Уютное местечко, ничего не скажешь, — буркнул Тим, вывалившись вслед. Поеживаясь от холода, Орби вытащил из машины лазер и отправился к ангару. Через минуту он растворился среди зияющих каркасов, только металлическое громыхание откуда-то сверху выдавало его присутствие. Полянски дождался, когда Тим устроится, и подошел к машине.

— Тебе придется сейчас спрятаться получше, — сказал он Диане.

— Я останусь здесь, — упрямо возразила она.

— Ты еще слишком слаба, неизвестно чем закончится эта встреча. Прошу тебя…

Диана вышла из машины, вслед за ней полез узкоглазый, жующий что-то подозрительное.

— Здесь очень, очень хорошо, — добродушно улыбаясь заявил он.

— Сядь на место, — сухо сказал Алекс.

Покладистый гангстер упал обратно на сиденье с явным намерением заснуть.

Заработал бортовой компьютер, оповещая писком о приближении объекта. Сильный порыв ветра заглушил все звуки, бросил в лицо первые ледяные капли ливня. По разбитым остовам пробежал отблеск, ослепительный сноп света подъехавшей машины уперся в аэрокар. Проинструктированный Фан, поддерживая бронежилет, подошел к автомобилю. После короткого разговора из него вышел человек большого роста в длинном плаще и направился к аэрокару.

— Ну, показывай, — сиплым простуженным голосом сказал длинный.

— Здесь, здесь, — радостно кивал узкоглазый, — туда полезай.

Он открыл дверцу, длинный нагнулся, всматриваясь в темный салон. Широкое дуло винтовки уперлось ему в нос так, что он застрял в стволе. Многоопытный длинный замер, как истукан.

— Сколько вас? — шепнул Алекс.

— Еще двое, — прогнусавил длинный.

— Скажи своим дружкам, чтоб шли сюда. Несколько секунд гангстер сверлил глазами врага, затем медленно распрямился и вялым голосом крикнул:

— Ребята, нужна ваша помощь.

Из машины вылезли две квадратные фигуры, не спеша двинулись к боссу.

— Теперь положи руки на машину и расставь ноги.

— Ты за это поплатишься, — процедил сквозь зубы длинный, выполняя команду.

Двое гангстеров остановились, увидев странные манипуляции своего шефа. Еще больше они удивились, когда на его спину лег ствол винтовки и невидимый стрелок приказал им лечь на землю. Холодный металл вызвал у длинного приступ кашля. Резкие звуки ударили по нервам: один из квадратных тут же бросился вниз. С крыши ангара упал луч лазера и с шипением прошелся у головы прыгуна, отбив у него охоту к дальнейшим действиям.

— Не делайте резких движений, — крикнул Полянски. — Вы все на прицеле.

— Чего тебе надо? — просипел предводитель. Алекс молча похлопал его по карманам, вытащил парализатор. Длинный оказался просто нашпигован оружием: под плащом скрывалась армейская винтовка с укороченным стволом, на поясе — коллекция гранат, в кобуре под левым плечом — пистолет чудовищного калибра, в правом рукаве имелся пристегнутый револьвер — специальное устройство подавало его прямо в ладонь, под правой брючиной обнаружился вибронож.

— Неплохой арсенал. Это все? Гангстер презрительно сплюнул.

— Что-то ты не слишком похож на Большого Босса. Эй, Фан,— подозвал Алекс парнишку, — ты знаешь этого типа?

— Мой не знает, мой не видел Большого Босса никогда, да, да.

Узкоглазый вдруг горячо залопотал что-то на неизвестном языке, повалился на сиденье и заснул со счастливой улыбкой на широком лице.

— Мне кажется, Ал, — протянула покинувшая свое убежище Диана, — что такой Большой Босс не станет назначать встречи на свалке, во всяком случае, сам сюда не поедет.

— Я тоже так думаю, — согласился Алекс, — это всего лишь посредники.

— А, так вам нужен Босс? — осклабился гангстер.

— Правильно, ты можешь спасти свою жизнь, если отвезешь нас к нему.

— Женщина поедет с вами?

— Да, поедет.

— Хорошо, — невесело усмехнулся длинный. — У меня был приказ доставить ее к Боссу живой или мертвой — он ее и получит. Поехали, малыш, я отвезу тебя к папочке.

Длинный решительно зашагал к автомобилю. Алекс, пожав плечами, отправился вслед за ним. На ходу он дважды щелкнул парализатором, проходя мимо стоящего с поднятыми руками гангстера. Тот свалился рядом со своим товарищем, дернувшимся от воздействия прибора. Оба они напоминали индийских йогов, спящих на осколках стекла, куски которого, оплавленные лазером, с шипеньем остывали под первыми каплями дождя.

Раздался страшный грохот — это Тим слезал с железной крыши ангара.

— Слушай, Ал, — закричал он на ходу, — а ведь гангстеры, когда очнутся, зарежут парнишку за то, что он привел нас сюда.

— Ты прав, — согласился Алекс, — постереги длинного.

— Нет проблем, — бодро отозвался Тим, грозно вскидывая оружие.

Гангстер ухмыльнулся и выпустил длинный плевок, презрительно буркнув что-то себе под нос.

Полянски подошел к аэрокару, сел на место пилота, подвинув спящего Фана, и вывел на экран компьютера карту пригородов. Он нашел мост и песчаную отмель, на которую его несколькими днями раньше вынесла вода. «Ушац любит выходить к реке в такую погоду, — подумал он, — вот будет сюрприз для него и работа для Кушика». Алекс записал для подземщиков в память компьютера несколько фраз, объясняющих суть дела, настроил его на автоматический режим и включил автопилот. «Кажется все, — решил он, отмечая время взлета на таймере, — надеюсь, Ушацу и его друзьям понравится летать на каре».

***

Машина неслась по ночному пустынному шоссе, все больше удаляясь от города. Мрачная холмистая местность была испещрена заросшими осокой ручьями, сливающимися в зловонные болота. Там на кочках торчали странные нахохлившиеся птицы, охраняющие свои владения, как часовые.

Дорога съехала в глубь долины, запетляла, как бы пытаясь вырваться из этого края, и наконец бессильно развернулась широкой дугой, заросшей по краям колючим кустарником. В зарослях мелькнуло грунтовое ответвление. Следуя указаниям длинного, Алекс свернул туда. Гангстер заметно приуныл, он то и дело оборачивался, тревожно вглядываясь в темноту.

— Что ты вертишься, словно тебя черти щекочут? — спросил Тим.

— Не поминай дьявола, — суеверно просипел длинный, — он может быть совсем рядом.

— Какой ты трусливый, — усмехнулся Орби, — а казался таким крутым парнем.

— Я ничего не боюсь, — длинный сплюнул на пол автомобиля, — только когда говоришь с боссом, кажется, что он из тебя кишки через нос выматывает.

Впереди на холме показался невысокий дом с острой крышей, чернеющей на фоне бледных, горящих фосфорным светом облаков. В пустых глазницах окон царила темнота.

— Куда ты нас привез? — прошептал Тим.— Похоже, здесь не ступала нога человека.

Длинный вздрогнул:

— Это все босс. Он любит такие места.

Алекс остановил автомобиль.

— Дальше пойдем пешком, — сказал он. — Дама останется охранять машину.

— Нет уж, — упрямо сказала Диана, — я стреляю не хуже вас, а машину никто не тронет.

— Посмотри на свой талисман! — воскликнул Тим. Шар горел тревожными огнями, выбегающими из глубины, как пузырьки воздуха.

— Это, наверное, из-за грозы, — беспечно дернула плечом Диана.

Компания вышла на вымощенную каменными плитами дорожку, которую успели заплести ползучие сорняки. В небе змеей мелькнула бесшумная молния. Тим сделал шаг и упал, запутавшись в частой сетке цепких плетей.

— Эта чертова трава прямо за ноги хватает, — возмутился он.

— Я же просил… — застонал длинный. Его слова оборвал страшный удар грома, из расколовшегося неба прорвался ледяной ливень.

— Иди вперед, — Алекс приставил ствол винтовки к пояснице гангстера.

Дом казался необитаемым. Взойдя по заросшим мхом ступеням к двери, Алекс тронул медное потускневшее кольцо, торчащее в пасти дракона — дверь медленно отворилась. В сером рассеянном свете, падающем из окна, он увидел огромную запущенную прихожую. Алекс втолкнул туда длинного и вскочил сам, направляя оружие в разные стороны.

— Где же охрана? — уперся ему в спину торопившийся Тим. — Кажется, этот чертов бандит обманывает нас — тут никого нет.

Наверху что-то со звоном разбилось.

— Босс, — крикнул длинный, — я привел всех троих! Молчание было ему ответом. Длинный растерянно сплюнул.

— Славно плевать — это, похоже, единственное, чему тебя научила жизнь, — фыркнул Тим.

Они стали подниматься по скрипучей лестнице. Где-то хлопнула ставня, пронеслась струя холодного воздуха. Оказавшись на темной площадке, гангстер кивнул в сторону полуоткрытой двери, не решаясь войти первым. Алекс скользнул в проем, длинный, приободренный пинком Тима, — вслед за ним. Последней вошла Диана.

Перед ними был пустой, едва освещенный зал, посредине которого стояло высокое кресло, повернутое к окну. Ветер шевелил тяжелые шторы, жалобно звеня осколками стекла в разбитой раме. Кресло плавно повернулось, и они увидели черный силуэт, обрисованный призрачным светом.

— Долго же вы добирались, друзья мои, — произнес знакомый голос.

— Дон! — воскликнул Тим.

Амато рассмеялся сухим коротким смехом, встал и не спеша подошел к окну. Стук его шагов разносился по всему замершему дому. Что-то в облике и походке дона заметно изменилось, да и голос приобрел какой-то механический оттенок.

Брызнул синеватый свет молнии, на мгновение осветивший скрывавшееся в полутьме лицо. Друзья переглянулись — дон был в черных очках.

— Я понял, о чем вы подумали, — усмехнулся дон Амато.

Он снял очки и положил их в карман. Очередная вспышка неестественным блеском отразилась в его глазах. Он подошел ближе, бледный как смерть. Длинный тихо пятился назад, пока не уперся в стену.

— Вы хотите бежать с этой планеты, не правда ли? В моих силах оставить вас здесь навсегда, как этого болвана. — Дон ткнул в сторону гангстера скрюченным указательным пальцем.

Раздался еле слышный свист, ноги длинного подломились, он съехал по стенке и сел на пол в странной позе, выпустив изо рта тонкую струйку черной крови. Его плечи и голова были усажены маслянисто блестящими шипами.

Алекс поднял глаза. На потолке, возбужденно шевеля иглами, двигалось животное, похожее на дикобраза. Оно подергивало длинными хлыстообразными усиками, перебираясь поближе к своим возможным жертвам при помощи ряда присосок на брюшке.

— Пришлось завести его вместо бедняги скорпиона, которого вы так жестоко раздавили, — голос дона был лишен всяких интонаций. — Лучше всего было бы раздавить вас, но у меня другие планы. Я помогу вам.

Он не торопясь вернулся к окну, и встал спиной к нему. Порыв ветра обдал его холодными каплями, но дон, казалось, даже не почувствовал этого.

— Ваш арест — дело нескольких часов, полиция идет по следу, и скоро она будет здесь. Если вам даже удастся захватить корабль, то он будет сбит — отдан приказ уничтожить вас при малейшем сопротивлении.

По-прежнему не оборачиваясь дон Амато продолжал свою речь:

— В ангаре за домом стоит звездолет, его компьютер имеет код пограничной охраны… Считайте, что я делаю это по старой дружбе.

Дон замолчал, давая понять, что аудиенция окончена. Друзья не заставили долго себя упрашивать, один за другим исчезая за дверью. По лестнице спускались молча, почему-то стараясь не шуметь.

После короткого совещания на свежем воздухе решено было воспользоваться непонятной любезностью дона. Даже засомневавшийся Тим признал, что другого выхода нет.

С трудом отыскав под проливным дождем хорошо замаскированный ангар, они обнаружили там легкий звездолет туристской модели.

— На нем мы можем забраться не дальше Локуса, — разочарованно проговорил Алекс. Тим хлопнул его по плечу:

— Дареному звездолету в двигатель не смотрят.

Перед тем, как задраить люк, Алекс бросил прощальный взгляд на угрюмый, затаившийся дом. Молния услужливо высветила бледный силуэт дона Амато, неподвижно стоящего у окна.

Когда размытый пеленой дождя факел взлетающего корабля исчез над крышей, силуэт ожил. Дон поднес руку к глазам и, нажимая большим пальцем на глазные яблоки, выдавил на ладонь контактные линзы.

***

Планета Локус не имела ни славной истории, ни древней культуры, ни даже каких-нибудь завалящих семи чудес света, но известность ее простиралась до самых медвежьих углов галактики. Два слова, крепко связанных с Локусом, — рудники и оранг — вошли в языки инопланетных цивилизаций, вызывая трепет в сердцах (если они были) искателей приключений, авантюристов и бандитов всех мастей. Крупные межпланетные корпорации, компании средней руки, мелкие фирмы и просто частные лица занимались, законно и незаконно, разработкой богатейших недр планеты. Многочисленные легенды о пионерах, покорявших Локус, рассказывали о гигантских кристаллах орлеанита, весом чуть ли не в десятки граммов, найденных прямо под ногами. Те времена уже давно прошли. Обогатившиеся считанные счастливцы тихо проживали свой капитал где-нибудь на шикарной планете, вроде Цереры, большая же часть первопроходцев сгинула в джунглях, погибла в перестрелках с торговцами орангом или убила себя этим чертовым зельем.

Флора планеты оказала ей плохую услугу, создав оранг. Плодами орангового дерева питались туземные племена локов — разумных ящеров, населяющих тропики. В свою очередь дерево использовало ящеров как разносчиков своих семян, которые могли прорасти только пройдя через сложную систему пищеварительного тракта локов. Ничто не нарушало этот мирный симбиоз, пока не оказалось, что смола, выделяющаяся на месте сорванных стручков оранга обладала колоссальным наркотическим действием, небывалым по остроте ощущений. Многочисленные банды, собирающие оранг, принялись истреблять конкурентов, а заодно все живое, приближающееся к зарослям наркотических растений. Под их горячую руку попали и безобидные локи. Когда оранговые деревья стали хиреть и уже не давали такого количества плодов, как раньше, боссы наркомафии, выяснив причину, стали исправлять свои ошибки. Это не принесло локам ничего хорошего — их попросту загнали на плантации, заставив собирать смолу и ухаживать за растениями. Им повезло только в одном — их анатомические особенности делали бесплодными все попытки заставить их работать в шахтах.

Крупных городов на Локусе не было: из-за повышенной радиации, особенно в зоне рудников, никто на планете долго не задерживался. Подальше от охраняемых шахт, поближе к плантациям оранга и к неосвоенным месторождениям, возникали небольшие городки, в которые стекались бродячие рудокопы, торговцы орангом, беглые шахтеры, клюнувшие когда-то на посулы вербовщиков и оказавшиеся в тюремных условиях, мелкие гангстеры, миссионеры, прилетевшие обращать язычников-локов в лоно своих бесчисленных церквей, и просто подозрительные личности, готовые прирезать кого угодно за пару кредиток. В таких городишках правил один закон — у кого кулак покрепче или лазер получше, тот и прав.

Возле одного такого поселения под громким названием Орангвилль, ранним утром приземлился легкий звездолет, точно такой же, как у многих местных контрабандистов. Место посадки было выбрано удачно — на высоком обрыве, с которого поселок казался кучкой дымящегося мусора, выброшенного из ведра.

— Мог бы и поближе сесть, — ворчал Тим, вылезая из звездолета и прикидывая, какой путь до ближайшего заведения с подачей напитков ему придется проделать пешком.

— Ничего, тебе полезно пройтись, — прикрикнула на него Диана. — Не ты ли говорил, что у тебя здесь есть верные друзья? Впрочем, если они под стать дону Амато, лучше держаться от них подальше.

— Я же не знал, что он босс наркомафии, — оправдывался Орби. — На Церере он был таким милым человеком…

— Задумались бы лучше, зачем он нам помог, — вмешался Алекс. — Может быть, у него есть и другие обличья.

— Помог и помог. Хороший, значит, в душе человек, — защищался Тим.

Перепрыгивая с уступа на уступ, с коряги на толстое корневище, друзья все дальше погружались в дремучие джунгли. Лианы так густо оплетали деревья, что вскоре Алексу пришлось возглавить колонну, расчищая путь виброножом. Несмотря на изобилие и пышность растений, лес казался пустынным, как будто его не населяли никакие живые существа. Иногда под ногами, среди переплетений корней, попадались россыпи камней, вышедших на поверхность.

Орби плелся в арьергарде, занудно жалуясь, что он вовсе не нанимался в Ливингстоны, Фоссеты и прочие великие пешеходы. Перечисляя всех известных ему знаменитых путешественников, он уже дошел до XXI века, как вдруг, поскользнувшись на сыром камне, с грохотом упал.

— А-а-а! — раздался страшный крик.

Алекс стремительно прыгнул в сторону, на ходу выхватывая оружие, но обернувшись, никакой опасности не нашел.

— Что ты дурака валяешь! — возмутилась Диана.

Орби выпучив глаза, тыкал перед собой пальцем, издавая, как слабоумный, нечленораздельные звуки.

Полянски, вздохнув, присел перед ним на корточки, участливо спросил:

— Ну, что случилось, кто тебя напугал?

— А-а, о-о, — Тим царапал кучку камней ногтем, — о-орлеанит. — Среди серой гальки, как яичко в гнезде, скромно лежал драгоценный кристалл.

— Граммов на десять потянет, — сказал Алекс, — а точнее, на все пятнадцать.

— Теперь мы купим себе любой корабль! — решительно сказала Диана, сразу расправившись с возникшей было у Тима идеей, что он теперь богатый человек.

Тим посмотрел на нее тоскливо, перестал охать и встал. Он подержал кристалл в руке, любуясь им на свету, завернул в платок и повесил себе на шею, как ладанку.

Новая мысль пришла ему в голову, вытеснив невольное сожаление об уплывшем богатстве:

— Ищут! — захохотал он. — В шахты лезут, в джунглях живут годами. Ищите, ищите. Уж если кто умеет жить, тот так найдет: пришел, увидел, победил. Все! Легко и красиво.

Тим весь сиял от радости, не хуже своего орлеанита.

— А мне эта планета нравится, — заявил он и вдруг забеспокоился: — Слушайте, может тут еще есть?

Он кинулся на четвереньки и стал обследовать землю вокруг, залезая под каждый камень. Алекс и Диана не могли не поддаться орлеанитовой лихорадке. Они разошлись в стороны по небольшой полянке, обшаривая глазами каждый сантиметр почвы. Сделав круг, Диана подошла к Алексу и, не поднимая головы сказала:

— Я чувствую, что за нами кто-то следит.

Девушка еле заметно кивнула в сторону высоких широколиственных растений, покрытых большими цветами, напоминающими разрезанный на дольки многослойный кремовый торт.

Алекс двинулся в этом направлении, как бы случайно высвободив из кобуры рукоятку пистолета. Он подошел к цветам, издающим сильный одуряющий запах, присел на корточки, увлеченно разглядывая осколок булыжника, и вдруг резко оттолкнувшись, вломился в гущу растений.

Там никого не было.

— Что ты на них набросился? — поднял голову Тим.— Цветы как цветы. Я и не знал, что ты такой заядлый ботаник.

Диана разгребала жирные опавшие листья.

— Здесь точно кто-то был. Смотрите! На влажной почве четко отпечатался след трехпалой лапы. Алекс поставил рядом свою ногу.

— Довольно крупный лок. Наблюдал за нами — очевидно, принял за торговцев орангом, испугался и убежал.

— Они не могут напасть на нас? — спросила Диана.

— Локи-то? Ни за что, — охотно объяснил Тим. — Это такие большие серые ящерицы, ростом со среднего человека. У них сильный хвост и когти, но они никогда не нападают на людей. За это бедняги и поплатились — их тут почти всех перебили. Народ здесь нервный, хвостатые ящерицы нравятся не всем. А теперь ловят для работы на плантациях. Правда работники из них никудышные — им бы все хороводы водить вокруг Семихвостого Лока.

— Это еще кто? — заинтересовалась Диана.

— Это вроде как их главный идол, — ответил Тим, быстро входя в образ главного специалиста и консультанта по проблемам локов. — Они прячут своего божка в лесу, а в брачный период пляшут вокруг него каждую ночь. На плантациях — там свои идолы с лазерами наизготовку, вот локи и не размножаются.

— Бедненькие, — сочувственно вздохнула Диана.

Лес неожиданно кончился выжженным полем, на краю которого стояли окраинные домишки Орангвилля. Город рассекала на две части Главная улица — других просто не было. Именно на ней находилось заведение под вывеской «Сухая глотка», место сбора сливок орангвилльского общества. Все посетители «Сухой глотки» усердно доказывали, что к ним это название не имеет никакого отношения.

Туда, словно охотничий пес по следу, Тим вел свою компанию. Подпрыгивая от возбуждения, он увлеченно расписывал спутникам вкусовые достоинства местного фирменного блюда — сырых окорочков прыгающей улитки, вымоченных в соке оранга, и поданных с печеными яйцами алебастрового плодожора с легкой закуской из мелконарезанных недозрелых плодов водяного кактуса. Внимающая гастрономической поэме аудитория его энтузиазма не разделяла и улитками, хотя бы и прыгающими, не вдохновлялась.

Редкие прохожие, каждый из которых в обязательном порядке был снабжен чем-нибудь скорострельным, останавливались и долго смотрели им вслед, очевидно, за неимением более достойного занятия.

Путешественники поднялись по стертым ступеням приюта страждущих и вступили под сень «Сухой глотки». У входа в зал они остановились, выбирая себе местечко поуютнее. Мимо прошла лока в переднике уборщицы. Она несла поднос, уставленный грязной посудой. Вновь пришедшие, очевидно, не на шутку привлекли ее внимание — заглядевшись, она случайно задела толстяка, хлебавшего какое-то пойло из огромной кружки. Коричневая жидкость плеснула ему на рубаху, расстегнутую до пупа, и потекла по жирному волосатому животу.

— Ах ты проклятая тварь, — завопил облитый.

Он вскочил, трясясь всеми складками, и красным здоровенным кулаком сбил локу на пол под одобрительный хохот собутыльников. Несчастная ящерица попыталась сохранить равновесие, взмахнув перевязанным хвостом, но упала вместе с подносом. Распалившийся толстяк занес ногу в блестящем сапоге, целясь в забинтованный хвост. Тим ловко пнул его сзади под колено, тот рухнул на спину, раздавив остатки посуды. Один из его товарищей, угрожающе насупив брови, поднялся с места, но Алекс с силой задвинул его стул, так что он как подкошенный плюхнулся на место.

Последние застегнутые пуговицы толстяка не выдержали падения и разлетелись в разные стороны. Он с рычанием содрал с себя мокрую рубаху, хлопнул ею об пол и, нагнув голову, как бык, ринулся на Тима. Тот небрежно шагнул в сторону, словно тореадор, зацепил пробегающего мимо толстяка за шею и рванул на себя. Жирная туша сверкнула сапогами и грохнулась так, что подпрыгнули стаканы на столах.

— Неплохо, — одобрительно сказал Алекс.

Восхищенная лока не сводила влажных выпуклых глаз с подбоченившегося Тима.

— Я защитник вдов и сирот, — подмигнул он ящерице. — Вы, надеюсь, сирота?

— Эй, что вы смотрите! — опомнился один из завсегдатаев. — Какие-то чужаки нападают на почтенных граждан, а вы сидите?

В разных концах зала стали подниматься зверского вида личности.

— Может пойдем отсюда? — шепнул Тим. — По правде говоря, эти прыгающие улитки — такая гадость!

Коренастый бритый наголо громила взял в руки бутылку и хлопнул ею себя по голове — бутылка разлетелась вдребезги. Он довольно усмехнулся, поигрывая стеклянным горлышком, двинулся к путешественникам.

Алекс, разминая кисти рук, шагнул ему навстречу.

Внезапно бритый выронил осколок и мирно сел за ближайший столик с таким видом, будто собирался сыграть партию в цветочное лото. Разом поскучневшие бандиты уткнулись в свои стаканы, потеряв всякий интерес к чужакам.

— Кривой Бадди, Кривой Бадди… — прошелестело по залу.

Полянски обернулся: в дверях стоял костлявый человек в черном, его лошадиное лицо наискось перепахивал рваный шрам от затылка до подбородка. Рассеченная верхняя губа обнажала острые стальные зубы, вытекший глаз был прикрыт сморщенной кожей.

Насладившись произведенным впечатлением, Кривой Бадди вошел в зал, широко расставляя ноги. За его спиной маячили несколько угрюмых слонообразных типов, составляющих королевскую свиту.

Кривой Бадди прошел к стойке бара и сел к ней задом опершись локтями об оцинкованную поверхность. Руки в перчатках расслабленно свисали над рукоятками двух портативных лазеров неизвестной Алексу модели.

— Какого дьявола здесь вынюхивают эти легавые? — лениво спросил Бадди.

Подобострастно склонившись к его уху, бармен что-то зашептал.

— Нас тут, кажется, понизили в звании, — обиделся Орби. — Раньше мы были шпионы, да еще какого класса, а теперь всего лишь легавые. Хоть бы раз кто-нибудь принял нас за сенаторов или, лучше, за директоров банка.

— Что они там болтают? Совсем с ума спятили от страха, — самодовольно осклабился одноглазый. — Чокнутые они или не чокнутые — легавым тут один конец…

В его руке, как по волшебству, появился туз треф.

— Такой вот крестик, но не золотой, а деревянный, на могиле. Хр-р-ха-хр! — он захрюкал, довольный собственной остротой.

В зале угодливо подхихикнули.

— Ты забыл, Бадди, что в колоде еще много карт, — ответил Тим.

Он взмахнул рукой, и в ней возник веер из трех недостающих тузов. Орби сложил его, карты исчезли и тут же появились в другой руке. Тим перетасовал их пальцами одной правой ладони, при этом они сменили достоинство и превратились сначала в королей, а потом в шестерки, которые он небрежно кинул через плечо.

— Неплохо, — вяло сказал Кривой. — Садись.

Они сели за стол, Бадди щелкнул пальцами, и бармен принес коробку со свежими колодами. Тим выбрал одну из них, тщательно проверил упаковку и передал Кривому.

— Учти, — сказал тот, — я играю только по-крупному и на наличные.

Орби развязал платок, молча вытряхнул на стол орлеанитовый кристалл. Бадди на мгновение замер, уставившись на сокровище, затем с треском разорвал упаковку колоды и бросил карты на стол.

— Отвечаю, — процедил он, вытаскивая кожаный мешочек, из которого на свет божий появились три кристалла, в совокупности соответствующие ставке Тима.

Игра началась. Сдавать выпало Кривому. Карты в его руках, как живые, перелетали из одной ладони в другую, делились на две части и тут же соединялись, перетасовываясь в другом порядке. Тим снял колоду, Бадди сложил ее и прислал ему пять карт.

Кривой уставился в свои карты, его единственный глаз не выражал ничего, изуродованные губы застыли в жутковатой усмешке.

— Я удваиваю ставку, — фраза, тихо произнесенная Тимом, громом отозвалась по залу.

Посетители вскочили со своих мест, окружив столик, и даже телохранители забыли о своих прямых обязанностях.

За своим столиком остались только Алекс с Дианой, но и им стало не по себе.

— Тим с ума сошел, — прошептала Диана, — откуда он возьмет такие деньги?

— Только не волнуйся, — успокоил ее Полянски, — Тим профессионал в этом деле, он знает, что делает.

Бадди оцепенел, что придало ему сходство с изрядно потрепанной археологами египетской мумией. Наконец он ожил, щелкнул пальцами, и бармен принес из сейфа пухлую пачку банкнот, которая с жирным шлепком легла поверх кристаллов орлеанита.

— Только наличные, — тусклым голосом напомнил Кривой.

Кто-то из зрителей, жаждущих поближе встать к сокровищам, ненароком покачнул столик. Тотчас заработали очнувшиеся телохранители. Один из них не глядя махнул рукой — нарушитель спокойствия и его соседи повалились, как кегли.

Тим обернулся, пристально посмотрел на своих друзей и сказал:

— Я ставлю талисман этой дамы.

Кривой уставился единственным глазом на ожерелье.

— Профессор! — позвал он негромко.

Охрана живо расчистила дорогу, по которой суетливой походкой прошел старик в потрепанном пиджаке. Привычным движением он сбросил со лба на переносицу очки с длинными телескопическими окулярами, выдвинул их и вгляделся в подмигивающую ленту.

— Это уж слишком, — опомнилась Диана.

— Спокойно, — Алекс взял ее руку. — Я контролирую ситуацию.

Старик закончил беглый осмотр, поднял очки на лоб. При этом линзы стали автоматически складываться, убираясь, казалось, прямо ему в голову. С несколько озадаченным видом он повернулся к Бадди, но все-таки кивнул ему.

— Откроем карты, — сказал тот.

В его голосе слышалось торжество. Он медленно выложил, одну за другой, четыре десятки.

— У меня каре, — подытожил Кривой под облегченный гул зала.

Тим бросил на стол туза треф.

— Узнаешь? — спросил он.

За тузом последовали трефовые король, дама и валет.

— Один мой знакомый говорил: не поминай дьявола, он может услышать, — с этими словами Тим открыл пятую карту — джокера, изображенного чертом с высунутым языком.

— Флешь-ройяль!

На Кривого страшно было смотреть. Он сам сделался похожим на джокера, разве что только язык не вываливался из-за отвисшей челюсти. Пустым взглядом Бадди смотрел, как Тим сгребает весь банк и направляется к выходу из замершего зала. Похоже, Кривой никак не мог осмыслить происходящего: неужто этот пройдоха-незнакомец уносит все его состояние?

Алекс дернул Диану за руку и потащил ее к дверям. Все повернулись в их сторону, но ни один не пошевелился.

— Выйдем на улицу — сразу беги, — шепнул девушке Алекс, готовый ко всяческим осложнениям.

Они догнали Орби на ступеньках. Из-за угла высунулась лока-уборщица.

— Скорее сюда! — позвала она.

Компания не заставила себя ждать, услышав, как «Сухая глотка» наконец взорвалась изнутри диким ревом. Прошитая доброй сотней пуль, дверь заведения разлетелась вдребезги.

Друзья бежали через замусоренный двор, перепрыгивая через горы ящиков, пустые бочки, обломки мебели. В углу двора, среди покосившихся пристроек стоял сарай.

— Мы должны попасть в улитник, — выдохнула запыхавшаяся лока, кивая на него. — Там есть окно.

Подбежав к сараю, Алекс ударил ногой туда, где мог быть замок, и рухнул внутрь вместе с дверью. В душной темноте светилось небольшое окно, забранное решеткой. Вдруг что-то вскочило ему на плечо. Он повернул голову: на него таращилась выпученными глазами морда, похожая на лягушачью. Она удивленно пошевелила длинными рожками, поправила витую раковину на спине, и оттолкнувшись толстыми задними лапами, спрыгнула прямо во двор, оставив влажный след на куртке.

Позади раздался истошный вопль Тима — одна из прыгающих улиток использовала его нос как трамплин к свободе.

Полянски подбежал к зарешеченному окну, одним движением вырвал решетку с корнем. Перед ним была зеленая стена тропического леса, вплотную подступившего к окну.

***

Сумерки упали на джунгли неожиданно, как сеть, наброшенная охотником. Воздух наполнился резкими запахами ночных растений, с пронзительным хохотом перекликались загадочные птицы.

Лока вела отряд одной ей известными тропами к оранговым плантациям. Они слышали, как над лесом гудели аэрокары, но никому из преследователей не пришло в голову, что беглецы уходят в сторону охраняемой зоны посадок.

Дорогой рот у локи не закрывался. Держась поближе к Диане, она болтала без умолку. Бедняжку звали Така, Така из племени Синебрюхов — это название род получил за синеватый оттенок чешуек. Кривого Бадди она знала с детства — он был оранговым боссом в этом районе. Когда-то он захватил часть племени и заставил локов работать на своих плантациях. С утра до ночи собирали несчастные ящерицы по каплям наркотическую смолу, а если они не приносили требуемую норму, то их ждали хлысты — электрические разрядники надсмотрщиков. Така была самой молодой среди пленников, ей никак не удавалось собрать столько оранга, чтобы хозяева были довольны, поэтому ее часто били по кончику хвоста. Так и забили бы насмерть, если бы хозяйственный Бадди не отправил Таку на черную работу в «Сухую глотку» — не так уж много оставалось локов, чтобы ими разбрасываться. В прежние времена Кривой лично истребил не один десяток локов, но больше, чем убивать, он любил деньги, а деньги любили счет.

Алекс слушал ее с болью в сердце: ничто не меняется в этом мире. Все так же преследуют самых беззащитных и незлобивых. Такие, как он, штурмовики жертвуют жизнью, отвоевывая новый кусочек космоса где-нибудь на окраине Вселенной, а тут, на маленькой прекрасной планете в паре дней полета от Межгалактического Сената криминальный сброд уничтожает аборигенов. Интересно было бы поглядеть на отчеты местного правительства, там наверняка все превосходно: промышленность процветает, нивы тучнеют, народ благоденствует, оранг — грязная выдумка журналистов. Если к такому докладу приложить изрядный взнос в фонд «Мирный космос», то можно ни о чем не беспокоиться: чем больше сумма, тем спокойнее на душе у сенаторов за состояние планеты.

Така оборвала его мысли, предложив Алексу попробовать диковинный плод с лианы. В лесу она чувствовала себя как дома, ловко пробиралась сквозь густую сеть лиан, прихватывая на ходу для своих спутников что повкуснее.

Така остановилась около низкорослого ярко-желтого дерева и стала объедать толстые маслянистые стручки.

— Это и есть оранг, — сказал Тим. — Значит, плантация где-то поблизости.

— Да, она совсем рядом, — подтвердила Така. — Но не надо ее обходить.

— Самим лезть на дула? — удивился Тим. Алекс подошел к локе и внимательно посмотрел ей в глаза. Така отвела взгляд.

— Я знаю, — тихо сказала она, — вы хотите поскорее улететь. Но ведь мы… Мы же умрем в рабстве… Все синебрюхи умрут…

— Ты хочешь, чтобы мы помогли вам бежать? Так ведь? — спросил Полянски. — Я знал, что ты попросишь об этом.

Из глаз Таки потекли слезы. В поисках поддержки она повернулась к Диане. Та достала платок.

— Ну что ты, маленькая, — сказала Диана, стирая слезы с чешуйчатой морды. — Конечно, мы поможем. Зачем так плакать, глазки опухнут, станешь некрасивая.

Алекс с Тимом переглянулись и почти одновременно вздохнули.

***

Плантация оранга была обнесена по периметру колючей проволокой под током, напряжения которого вполне хватило бы, чтобы убить любого лока. На пустыре стояли бараки синебрюхов, чуть поодаль, рядом с огороженным пространством плантации виднелся дом на сваях, выстроенный для надсмотрщиков. Алекс разглядел склады, небольшой ангар и припаркованный рядом с ним аэрокар в тропическом варианте. Плантация, казалось, вымерла — нигде не было видно ни души, только в одном из окон дома чуть брезжил свет.

— Почему так тихо? — спросил Алекс.

— Не знаю, — недоуменно ответила Така. — Вообще-то нас заставляют работать до ночи.

Полянски вытащил вибронож и кончиком лезвия прикоснулся к проволоке.

— Ток выключен, — констатировал он.

— Похоже на ловушку, — покачав головой, сказала Диана.

— Может быть, у них сегодня выходной? — предположил Тим.

— Точно, — поддержала его Диана, — в честь твоего выигрыша Кривой Бадди выдал всем по двойной порции мороженого и отправил по домам.

— Начнем, пожалуй, — Алекс взмахнул клинком, освобождая проход.

Отряд исчез в зарослях оранга, только слабое колыхание стручков выдавало их передвижение. Подойдя вплотную к жилой зоне, они разделились: Алекс пошел к дому на сваях, Така и Тим отправились к баракам, Диана расположилась в засаде у кара.

Алекс промелькнул серой тенью, прижался к стене у окна. Держа пистолет обеими руками, он осторожно заглянул в щель жалюзи. Под потолком комнаты горела лампа, освещая стол, заставленный пустыми бутылками и консервными банками. Вдоль стены стояли двухъярусные кровати, застеленные грубыми солдатскими одеялами. Алекс перебежал к входу и, тихо поднявшись по ступенькам, встал сбоку от двери.

Внезапно со стороны бараков донесся металлический лязг и топот множества ног.

Внутри дома что-то завозилось, послышались шаги. Алекс подождал, когда они приблизятся, достал гранату и ею, как пасхальным яичком, постучал в дверь.

— Кто еще? — спросил глухой голос.

— Семихвостый Лок, — крикнул Полянски, вышибая дверь ногой.

Перед ним мелькнула исказившаяся физиономия Кривого Бадди и застывшие фигуры надсмотрщиков с оружием у него за спиной.

— Так я и знал… — начал было Кривой, но конца фразы Алекс не услышал.

Брошенная им световая граната полыхнула ослепительным заревом. Кинув ей вслед для верности баллон с парализатором, Алекс перескочил через перила. Парализатор, впрочем, оказался уже лишним — дом сотряс сильнейший взрыв: очевидно, кто-то из надсмотрщиков держал в руках осколочную гранату, снятую с предохранителя.

Двор быстро наполнялся локами, в толпе которых Алекс не сразу заметил Тима и Диану.

Вдруг в воздухе раздалось низкое протяжное гудение. Откуда-то из-за бараков поднялись один за другим несколько каров. Яркий свет залил всю плантацию. Машины шарили лучами прожекторов по толпе, открывая бешеный пулеметный огонь по наиболее высоким фигурам, явно в поисках определенной цели. Локи побежали в разные стороны, сбивая друг друга и падая под пулями. Длинные хвостатые тени метались среди содрогающихся в агонии тел, превращая все в рычащий, визжащий кровавый ночной кошмар.

Полянски выхватил второй пистолет и открыл ответную стрельбу с двух рук. Погасли несколько прожекторов — вот все, чего он добился. Пули с воем рикошетили от бронированных днищ каров.

Обезумевшая толпа локов повалила ворота и хлынула в спасительные джунгли. Кары кружили над ними, отсекая заградительным огнем путь, огненными бичами загоняя обратно в бараки.

Алекс бросился к дому на сваях, вихрем взбежал по ступеням в комнату, застланную плавающим слоистым дымом. Среди оглушенных тел он нашел то, что искал — ручную реактивную установку с барабаном, полным игольчатых ракет.

С крыльца дома хлестнула крылатая молния. Еще не успев взорваться, она прошила борт кара насквозь. Машина рухнула на пустые бараки и рванула с громовым раскатом. По воздуху, медленно кружась, полетели горящие обломки крыши и стен.

Полянски издал ликующий крик, оскалив зубы в судорожной гримасе, и тут же послал целый веер ракет, каждая из которых нашла свою цель. В черном небе вспыхнул мрачный фейерверк, расчерченный пучком тающего серпантина.

Бросив оружие, Алекс, пошатываясь, сошел со ступеней. Резкая боль в висках почти ослепила его на несколько мгновений — давали о себе знать старые раны. Он вдруг вспомнил, что находится в отпуске, и усмехнулся. Сейчас Алекс чувствовал себя совершенно опустошенным.

Кто-то дернул его за рукав. Он обернулся — позади него стояла лока, беззвучно разевая мелкозубую пасть. Она отвела его к куче расстрелянных ящериц, придавленных горящими обломками. Не чувствуя боли от ожогов на руках, он стал разбирать этот курган. Наконец, показалась человеческая нога в дымящемся ботинке. Алекс потянул за нее — нога дернулась, и голос Тима пробурчал:

— Нельзя ли поосторожнее.

Орби выбрался наружу и со стоном схватился за плечо:

— У меня вывихнута рука и, кажется, сломано несколько ребер, зато твоя Диана цела.

Алекс уже вытаскивал ее, оглушенную падением, но без видимых повреждений. Он вправил плечо Тиму и обследовал его грудную клетку. Ребра не были сломаны, но на спине красовался огромный кровоподтек, размерами и формой похожий на Аппенинский полуостров.

***

Крошечный ночной зверек, одетый в дымчатую пушистую шубку, вцепился тонкими лапками в росистый лист, тараща огромные красные, как от бессонницы, глаза. Застигнутый врасплох утренним солнцем, он не замечал, что со стороны ослепляющих лучей к нему подкрадывается изумрудная змейка. Расстояние было слишком велико для удачного прыжка, но пожадничавшая охотница взвилась в воздух. Не долетев до цели, она бесславно рухнула на землю.

Алекс рывком поднялся, вынырнув из глубокого сна. В его ногах извивалась древесная змейка, показывая бледно-зеленое брюшко. Полянски облегченно перевел дух, наблюдая, как изумрудная лента заюлила в сторону ближайшего дерева.

— Вампиры! — подскочил Тим, продирая глаза.

— Просто змея, спи, — успокоил его Алекс.

Орби упал обратно в сухие листья, блаженно потягиваясь.

— Хорошо вот так проснуться миллионером, — сказал он, зевая. — Скучно, правда: придется ходить в смокинге, бывать на раутах, курить толстые сигары, а я их терпеть не могу. Ни в карты тебе поиграть с каким-нибудь Кривым Бадди, ни лишний стаканчик пропустить… Никто не стреляет над ухом… Миллионеру надо заботиться о своем здоровье — пить соки, спать в барокамере, есть все протертое и отжатое. Захочется тебе, к примеру, сожрать лапки прыгающей улитки в соке оранга, так нет — сунут под нос свежее сено и жуй его, как дойная корова.

Он мог бы еще долго рассуждать на приятные темы, но его монолог прервала Така, бесшумно вышедшая из леса.

— Дальше дорога будет легче, — сказала она, — локи уже дома; если вы готовы, мы можем идти вслед за ними.

Будить Диану Алексу ужасно не хотелось. Он с радостью бы понес ее спящую на руках, но когда наклонился к девушке, она открыла глаза и улыбнулась:

— Мы в лесу? Как хорошо. Или это сон?

— Сон был вчера. Страшный сон, но теперь он кончился, — объяснил ей Алекс, как ребенку. — А теперь утро, и мы идем в гости.

— Надеюсь, еще не к Господу Богу — с этим можно немного погодить, — бодро сказала Диана, поднимаясь. Хорошо было бы в гостях умыться и позавтракать.

— А еще лучше заодно пообедать и поужинать, хотя бы за вчерашний день, — с одобрением поддержал ее Тим. — Я уже на таблетки смотреть не могу.

Идти действительно стало легче. Буйные заросли сменились рощами огромных деревьев, кроны которых терялись в высоте. Внизу уже не было пышной растительности, и только редкие лианы отваживались карабкаться вверх да хрустела под ногами кора, сброшенная от старости. Сквозь листву с трудом пробивались длинные, расширяющиеся книзу столбы света, переливающиеся сизым туманом. Этот пейзаж напоминал иллюстрации к сказке, может быть поэтому никто не удивился, когда за деревьями показались круглые хижины, крытые желтыми конусами сухой травы. По дорожкам, посыпанным чистым песком, с визгом бегали маленькие локи с привязанными сзади пучками лиан. Посреди деревушки стоял вырубленный из целого ствола Семихвостый Лок. Земля вокруг него была свежевытоптана.

Навстречу отряду высыпала вся деревня. Впереди шел, опираясь на резной посох, старый лок с обвисшей морщинистой кожей.

— Отец! — вскрикнула Така и бросилась к нему.

— Глядите-ка, наша Така оказалась девушкой из хорошей семьи — шепнул Тим на ухо Диане. — А я ей: сирота, сирота…

— Только ляпни что-нибудь такое при них! — погрозила ему пальцем Диана. — Нравы тут патриархальные, можешь считать, что попал на завтрак к своей бабушке в десятом колене.

— Надеюсь, она была хлебосольная старушка! — Тим захохотал так, что подошедший к нему поближе молодой лок шарахнулся.

Путешественников принимали, как Семихвостого Лока, если бы он спустился с небес на землю. Их отвели к хижине вождя, которая ничем не отличалась от других домов, кроме длинного помоста у входа. На этом помосте под навесом было приготовлено угощение, состоявшее из двух десятков невиданных блюд, гор экзотических фруктов, соперничающих по яркости красок с пышными букетами цветов. В честь освободителей синебрюхи устроили пляски вокруг идола. Молодые локи неистово стучали лапами и хвостами по пустотелым бревнам, извлекая из них оглушительные звуки.

Тим так расчувствовался, что произнес краткий спич, держа в руках чашу из скорлупы ореха:

— …Нигде еще нас так хорошо не принимали, как вы, дорогие синебрюхи. То в тюрьму посадят, то сразу стреляют… Да что говорить, — он горестно махнул рукой и покачнулся. — Что я хотел сказать? — Тим глубоко задумался и после некоторой паузы продолжал. — Мы были рады помочь вам смыться с плантаций… Впрочем, я извиняюсь, кажется, я много говорю.

Он опять покачнулся, на этот раз избрав слишком широкую амплитуду, и, приземлился прямо в корзину цветов.

— Очень приятный запах! — радостно воскликнул он.

Диана, напряженно следившая за тем, как будет воспринята его речь, с облегчением вздохнула: локи приняли ее вполне одобрительно.

Старый лок встал со своего места и подсел к Алексу. Поморгав слезящимися глазами, он постучал посохом по деревянному полу в задумчивости и неторопливо сказал:

— Завтра мы будем оплакивать тех, кому уже не удастся вдохнуть воздуха родного леса. А сегодня у нас праздник, мы торопимся высказать вам нашу признательность — Така говорит, вы хотите улететь?

— Нам надо спешить, — ответил Алекс. — Благодарим тебя, Вождь синебрюхов, за оказанные почести. Мы рады воспользоваться вашим гостеприимством, но, если есть такая возможность, мы хотели бы улететь прямо сейчас.

Вождь с трудом встал:

— Пойдемте со мной.

Алекс и Диана поднялись, оставив Тима наслаждаться жизнью. Идти пришлось недолго. Гигантские деревья в этой части леса отступали под мощным натиском джунглей. Зеленые волны захлестывали стволы, оставляя клочья цветочной пены. Даже внимательный взгляд Полянски не сразу различил под густой сеткой лиан, усеянной лиловыми бутонами, очертания звездолета.

— Откуда он здесь?

Вождь с неприязнью посмотрел на корабль.

— Однажды на нем прилетели двое людей, — ответил он, — они нашли оранг, потом стали стрелять друг в друга.

Один умер сразу, второго мы хотели вылечить, понесли к шахте, но по дороге он умер. Те локи не вернулись; люди сказали, что это они убили его и сожгли их лазерами.

Синебрюхи видели, как приземлился ваш корабль, — продолжил вождь после паузы. — Мы решили, что вы тоже будете собирать оранг и стрелять в локов. Синебрюхи ошиблись. Теперь я смогу говорить молодым локам, что среди людей есть такие, кому можно верить.

Старик оперся о посох и замолчал, погрузившись в свои мысли.

Алекс отсек плети нескольких лиан, обнажив покрытый зеленым налетом корпус корабля. Машина оказалась того же класса, что и звездолет экспедиции «Колумб-3», на котором летали Ван Баст с Маршаном. Проникнув внутрь, Полянски сразу направился в штурманскую рубку. Он включил компьютер и стал тщательно проверять все системы звездолета. Диана взялась ему помогать, и вдвоем они быстро убедились, что все на удивление хорошо: корабль готов к старту, горючего хватит, чтобы долететь до Некро и вернуться хотя бы даже на Цереру.

Однако отправление в путь пришлось отложить до утра: праздник был в самом разгаре, и Тим ни за что не соглашался его покинуть.

— Неужели мы, астронавты, не может отдохнуть, как нормальные синебрюхи? — бил себя в грудь Орби. — Кто знает, что ждет нас в глубинах космоса.

С этими словами он бросился в пляс вместе с локами.

Последняя ночь на планете Локус выдалась такой звездной, что ее жаль было тратить на сон. Алекс и Диана бродили по деревне, смотрели на празднующих локов и радовались их счастью. Тим отчаянно кокетничал со всемя хорошенькими девушками-локами. Утром, сопровождаемые всей деревней, путешественники отправились к звездолету. Локи погрузили в него корзины с едой, станцевали танец разлуки. Когда пришло время входить в звездолет, к Тиму подбежала Така и надела ему на шею венок из цветов, которые так понравились ему накануне.

***

Сверкающая игла звездолета все глубже вонзалась в черный бархат космоса. Звезды казались россыпями драгоценных камней — только протяни руку, и они сами упадут в ладонь.

Экипаж чувствовал понятное волнение — как-никак, до Некро, конечной цели их затянувшихся приключений, было недалеко. Планета уже всплывала гигантской лохматой медузой прямо по курсу. Алекс еще раз проверил оружие и все необходимое для высадки. В его планы не входило обнаружить свое присутствие раньше времени, а потому он решил посадить звездолет подальше от пещер и добираться туда пешком.

— Мы пойдем с Тимом, — строго сказал он Диане. — А ты останешься на корабле и будешь держать с нами связь. Если она прервется, немедленно покидай планету — значит, мы уже не вернемся, а с Некро, сама видела, шутки плохи.

— Все это прекрасно, — дернула плечиком Диана, — но у меня такие же права, как и у всех. Почему остаюсь именно я?

— Хорошо, — вмешался Тим. — Давай бросим жребий, кому идти с Алексом — тебе или мне.

— Согласна, — ответила Диана, — только разыгрывать буду я — у тебя это слишком хорошо получается.

Орби скромно ухмыльнулся.

Диана взяла у него из рук пачку питательного концентрата, вытащила оттуда две хрустящие палочки и надкусила одну из них.

— Короткая — остаешься, длинная — идешь.

Тим подозрительно посмотрел на нее и вытащил короткую. Оставшуюся Диана тут же съела.

— Да, — протянул Орби, — хорошо, что ты с такими способностями в карты не играешь.

Алекс заводил корабль на посадку. Он выбрал наиболее ровное и тихое место недалеко от океана. Звездолет нырнул в низколетящие клочья туч. Гул прибоя перекрыл рев глохнущих двигателей, Алекс рассовал по карманам необходимые мелочи, взял в руки лазер — единственный ствол, найденный в звездолете.

— Пора, — сказал он, убедившись что все средства вооружения в порядке и на местах. — Пойдем, Тим, проводишь нас немного.

Орби так торопился выйти первым, что зацепился за ступеньку и упал.

— Как говорил какой-то римский император, планета у меня в руках, — жизнерадостно закричал он.

Некро могла вызвать приступ веселья только у закоренелого оптимиста. Холодное свинцовое небо давило своей безнадежностью и опрокидывалось в такой же унылый океан, монотонно хлещущий волнами по каменистому берегу. Пронзительный ветер трепал верхушки пальм, стволы которых угрожающе ощетинились длинными гибкими шипами. На узкой песчаной косе валялись странные колючки — на первый взгляд их вполне можно было принять за гигантских морских ежей, выброшенных штормом. Некоторые из них треснули пополам, выпустив шипастые побеги. Под проросшими ежами виднелись занесенные грязно-серым песком скелеты.

— Лучше тебе сидеть в звездолете, Тим, — сказал Алекс. — Эти пальмы начинают разбрасывать семена, когда чувствуют поблизости органическую материю.

Как бы в подтверждение его слов раздался треск. Они еле успели отскочить в сторону — гигантская колючка со свистом рассекла воздух и впилась в то место, где они только что стояли.

— Какая наглость! — возмутился Тим. — Что я им, грядка, что ли?

Ближайшая пальма хрустнула и выпустила в них, как из катапульты, очередного ежа. Алекс одним выстрелом сжег его на лету.

— Пора расставаться. Незачем стоять тут и подвергать себя риску, — сказал Полянски. — Переговоры ведем только на заключительном этапе или в экстремальной ситуации.

— Ладно уж, идите без меня. А я теперь скучать буду, — улыбнулся Тим.

Алекс с Тимом похлопали друг друга по плечам. Орби церемонно пожал руку Диане и шаркнул ножкой.

— Какой ты галантный, — рассмеялась Диана, — чтобы на песке расшаркиваться — такого я еще не видала.

— Для тебя я по чему хочешь шаркну, — Тим махнул рукой и они разошлись в разные стороны.

Пальмы попробовали послать им вдогонку еще несколько семечек, но на этот раз добыча уплыла.

Алекс и Диана не успели пройти еще и километра, как из кармана Полянски донесся комариный писк переговорного устройства. Тяжело вздохнув, Алекс нажал кнопку приема.

— Ребята, — раздался голос Тима, — помните, что старина Орби придет вам на помощь, если что. Удачи вам.

Очевидно, предчувствуя, каков будет ответ, старина Орби быстренько ушел из эфира. Устраиваясь в кресле поудобнее, чтобы вволю поскучать по своим друзьям, как обещал, Тим не знал, что в этот момент они уже забыли о его трогательном послании. Все их внимание было поглощено изменениями в поведении ожерелья Дианы. Цвет его переменился, в блуждающих на поверхности огоньках появилась определенная система — они образовывали теперь загадочный, постоянно меняющийся орнамент. Лента походила на сложный компьютерный организм.

По спине девушки пробежал холодок, но это только заставило ее мобилизовать свою волю.

— Что ж, — сказала она, — мы привезли его домой, как он хотел, и, видит Бог, нам это далось совсем не просто. Теперь осталось только найти эту клетку, а там — будь что будет. В конце концов, мы никому не хотели зла.

С этими словами она решительно зашагала вперед. Алекс постоял минуту, глядя, как развеваются на ходу ее золотые волосы, и побежал догонять, так и позабыв стереть с лица счастливую улыбку.

***

По безжизненной каменистой равнине брели две крошечные фигурки, затерянные среди обточенных ветром валунов. На горизонте, куда вела их дорога, завивались черные воронки смерчей, изгибаясь в бешеной пляске. Где-то там стояла гряда скал, храня в своих пещерах чужие тайны.

За все время путникам не встретилось ни одного живого существа, ни деревца, ни даже клочка мха, поэтому они застыли как вкопанные, когда прямо перед ними повисла скрюченная лапа.

Алекс медленно попятился, отступил за камень, прикрывая спиной Диану. Монстр был скрыт за валунами. Кроме отвратительной когтистой конечности, покрытой шелушащейся пятнистой кожей, ничего не было видно. Прошло несколько томительных минут. Вдруг под сильным порывом ветра, лапа сорвалась, чиркнув когтями по граниту, упала с глухим стуком на песок. Алекс вскочил на опустевший камень. Внизу, уткнувшись квадратной мордой в расщелину, лежало горбатое чудовище, разившее трупным смрадом.

— Что там? — осторожно спросила Диана.

— Опасности нет, — крикнул Полянски, — оно уже давно сдохло.

Присмотревшись, он заметил, что отслоившаяся кожа шевелится. Алекс поднял гранитный обломок и швырнул его вниз. Камень пробил насквозь шкуру монстра: он был пуст внутри, обвисшая на костях кожа служила прибежищем безглазым зверькам, которые, с писком вываливаясь из дыры, стали зарываться в землю.

— Вряд ли этот ящер гулял здесь в одиночестве, — сказала Диана. — Поблизости могут быть его сородичи.

— Нет, — ответил Алекс, — по всему видно, что он травоядный. Кто-то или что-то загнало его сюда, и он подох, убитый голодом.

Алекс осмотрелся с высоты валуна. Ему показалось, что там, где бродили смерчи, в небо ударил какой-то луч и исчез. Полянски подождал еще немного, вглядываясь в даль, но луч не появился, а крутящиеся воронки стали медленно таять.

Близилась ночь — световой день на Некро короток. Алекс нашел две скалы, прислонившиеся друг к другу плоскими боками. Между ними было достаточно места для ночлега, к тому же второй выход перекрывался несколькими крупными валунами, вросшими в землю. Сдвинуть их не под силу даже крупному зверю, но человек вполне мог протиснуться в узкую щель. На всякий случай Полянски выложил перед собой лазер. Диана вытащила саморазогревающиеся концентраты и после скромного ужина быстро заснула. Убедившись, что она крепко спит, Алекс выбрался наружу, чтобы еще раз взглянуть на горизонт.

Чистое небо озаряли зеленоватые зарницы. Ветер стих, ни один звук не нарушал ночной тишины. Алекс вернулся обратно, посидел еще немного, любуясь красотой спящей Девушки, и, наконец, заснул сам.

Утром выпала роса, покрыв и без того холодные камни мокрыми разводами. Солнце показалось только на одно мгновение и исчезло, как бы убедившись, что освещать здесь нечего.

Путешественники быстро позавтракали и отправились в дорогу. Каменистая равнина постепенно втянулась в узкий каньон, очевидно служивший когда-то руслом реки. Под ногами еще попадались выбеленные известковые панцири моллюсков. Идти было легко, хотя и опасно: размеры каньона не позволили бы разминуться при нежелательной встрече. Все это, казалось, ничуть не беспокоило Диану. Она шла, что-то напевая, и с любопытством разглядывала гладкие стены скал, почти смыкающиеся на головокружительной высоте.

— Посмотри! — вдруг вскрикнула девушка, указывая наверх.

Оттуда глядела на них маленькая головка на длинной толстой шее. С такого расстояния им было не разобрать, что это — гигантская змея или какой-нибудь ящер. Несколько мгновений животное изучало их, затем, покачивая шеей, исчезло, сбросив в знак приветствия несколько камней.

Круто повернув, каньон закончился густым лесом. Это был удивительный лес: толстые суставчатые стволы не поднимались вверх, а стелились закрученными спиралями, образовывая высокие арки. Но путники не спешили пройти под ними — с арок свисали отростки, которые шевелились, хотя ни малейшего ветерка не чувствовалось. Густая влага сочилась из всех деревьев, застывая блестящими каплями на концах живой бахромы. Вокруг них с гулом роились тучи пестро окрашенных насекомых. Как по команде, они разом садились на клейкий нектар. Отростки застывали па мгновение, мелко дрожа, и вновь приходили в движение, когда гудящая стая взмывала в воздух.

— Не нравится мне все это, — сказал Алекс.

— Другой дороги нет, — ответила Диана. — Мы должны пройти здесь.

Как бы в подтверждение ее слов со стороны каньона понесся грозный рев, многократно усиленный эхом.

Диана сделала несколько шагов вперед и остановилась.

— Там впереди какая-то опасность, я чувствую ее, — сказала она шепотом. — А сзади кто-то идет по нашему следу, слышишь?

Алекс вынул из ножен вибронож и подошел к дереву. Он слегка провел по влажной поверхности. Ствол дернулся в сторону, за ним волной судорожно забился весь лес. Полянски успел заметить неподвижный столбик с двумя радужными пятнами на конце. Это были глаза, следящие за каждым их движением.

Огромная, в рост человека, гусеница стояла на задних лапах между деревьями. С ее лоснящегося жирного туловища свисали многочисленные щупальца. Из головной части выступали капли жидкости, стекающие между фасетчатых глаз и скапливающиеся вокруг припухшего ротового отверстия.

Поняв, что ее обнаружили, гусеница медленно двинулась с места, выставив вибрирующие щупальца. Алекс хотел расстрелять ее из пистолета, но его руки не повиновались ему. Он пошел вперед, помимо своей воли. Диана тоже качнулась навстречу лоснящейся смерти, но остановилась, ухватившись обеими руками за талисман.

Это гусенице не понравилось. Она сложилась вдвое и, разогнувшись, как пружина, прыгнула на ближайшую жертву. Алекс упал под ударом зеленой твари. Обхватив его всеми щупальцами, гусеница сжалась в дрожащий комок.

Диана хотела прийти на помощь, но каждое движение давалось ей огромными усилиями. Опустив налившуюся страшной тяжестью руку, девушка нащупала нож, с трудом вытащила его и, собрав все свои силы, метнула смертоносное лезвие: блеснувшая сталь угодила в жирное зеленое темя. Брызнула во все стороны желто-бурая грязь. Гусеница с шипением опала, превратившись в сморщенную студенистую массу.

Диана перевела дыхание.

— Какая мерзкая тварь, — сказала она, помогая Алексу подняться. — Если здесь такие гусеницы, могу себе представить местных птичек.

— Осторожней, не запачкайся, — Алекс с отвращением счищал с себя липкую слизь.

— Как тебе удалось не поддаться ей? — спросил он.

— Все талисман. Он еще и антигипнотический, — улыбнулась Диана. Она ласково погладила ленту кончиками пальцев, приговаривая, как щенку. — Хороший умный талисманчик…

Вдруг она вздрогнула, вслушиваясь в рев неведомого зверя:

— Он совсем близко!

— Да, где-то на середине каньона. Ничего, я надеюсь лазер меня не подведет.

— И все-таки поспешим. Не надо лишней стрельбы. Да и кто знает, так ли уж надежно оружие, пролежавшее в брошенном звездолете невесть сколько.

Они с опаской вошли под живую арку. Бахрома свисала так низко, что Алексу приходилось нагибаться. Диана закрыла лицо ладонями, спасаясь от липких прикосновений царапающихся насекомых. Ствол лазера задел длинное щупальце, оно дрогнуло, подавшись в сторону и спугнув разноцветный хоровод. Полянски приготовился рассечь дерево лучом, но ничего не произошло. Отросток нерешительно вернулся обратно и выпустил очередную порцию сока, на которую набросился пестрый рой.

— Я как муха в блюдце с медом, — сказал Алекс. Он с заметным усилием выдирал подошвы из хлюпающей жижи при каждом шаге.

— Уж очень этот мед неаппетитен, — отозвалась Диана подняла ногу повыше, разглядывая тянущиеся от земли длинные клейкие нити.

Некоторые отростки ложились так низко, что под ними надо было двигаться на четвереньках. Диана со стоном отчаяния опустилась на колени и погрузила руки в болото.

— И как только эти отвратительные гусеницы могут здесь ползать? — она брезгливо наморщила носик.

— Надеюсь, они нам больше не попадутся, — откликнулся Алекс. — Попробуй-ка повоевать в такой позе.

— Может, тут водятся твари еще противнее их, — Диана тяжело вздохнула. — Хорошо еще, что лес кончается.

Наконец они вылезли из-под последней плети и в изнеможении распростерлись на траве.

Тучи рассеялись. Беспощадное солнце наверстывало упущенное, превращая землю в адское пекло, — ему надо было спешить: погода на Некро менялась каждый час, бросая его обитателей то в жар, то в холод.

Диана с отвращением наблюдала, как под осатаневшими лучами плавится слизь на ее одежде.

— Боже мой, на кого я похожа, — простонала она. — Когда-то преступников мазали дегтем и вываливали в перьях. Вот варвары!

Алекс привстал, пытаясь очистить лазер от капель сока.

— Вода! — обрадовано крикнул он, вскакивая на ноги.

По усыпанному камнями илистому берегу струились ручьи, стекаясь в узкое русло мутной реки. На противоположной стороне в воде густо разрослись напоминающие хвощ растения.

Диана, визжа от радости, побежала купаться. Алекс едва успел догнать и остановить ее.

— Посмотри туда! — он указал на стоящие сплошной стеной растения.

Верхушки хвощей как раз напротив них еле заметно колыхались. Какое-то существо, скрытое толщей воды, рылось в топком дне.

— Здесь опасно купаться, — пытался уговорить девушку Алекс.

— Но я не могу ходить в такой грязи — посмотри на мою куртку! — возмущалась Диана. — И вообще, с тобой я ничего не боюсь, — решила она сменить тактику. — Ты посидишь на берегу с лазером, а я быстро смою всю эту гадость — под твоей охраной, конечно.

— Ну, хорошо, — сдался Алекс. — Единственное условие — я первым войду в воду и проверю, как там и что, а ты будешь меня подстраховывать.

— Отлично, — сказала Диана, лукаво улыбаясь, — ты любого уговоришь.

Полянски положил лазер на камень, снял пояс с оружием, оставив себе только вибронож, и медленно пошел к реке прямо в одежде.

— Как водичка? — завистливо спросила Диана.

— Холодная немного, — поежился Алекс. Он отошел подальше от берега, но вдруг резко дернулся и закричал:

— Нога! Кто-то схватил меня за ногу!

Диана вскочила, целясь из лазера:

— Куда стрелять? Я не понимаю, куда стрелять!

— Подожди, я сам, — Алекс вытащил вибронож и, взяв его в зубы, исчез в мутной воде.

Его не было достаточно долго. Диана не находила себе места, металась по берегу, проклиная себя. Алекс неожиданно вынырнул, с трудом выворачивая со дна гигантского моллюска. Приоткрыв раковину, тот высунул что-то, очень похожее на человеческую руку, белую и мягкую, и схватил Алекса за плечо, другая такая же рука полезла ему на голову, за ней появилась еще одна, и еще… Полянски не стал дожидаться, пока моллюск поздоровается с ним всеми своими щупальцами. Он схватил зажатый в зубах нож, замахнулся, но в последнюю секунду ударил все-таки рукояткой.

Моллюск моментально втянул руки и захлопнул раковину, обдав Полянски мощной струей.

— Я так и думал, что это он, — сказал Алекс спокойно. — Помнишь видеозапись из чемоданчика Ван Баста? Там сородичи этого рукастого, почуяв вкус крови, плыли к туше аллигатора.

Алекс вышел на берег.

— Будем считать, что я принял ванну.

— Теперь моя очередь, — Диана быстро разделась, бросив одежду полоскаться в ручей, и побежала в реку

Алекс присел обсыхать на камешки. Положив на колени лазер, он наблюдал, как плещется Диана. Она обошла взбаламученное место и поплыла туда, где глубже.

— Не заплывай далеко! — крикнул Алекс.

Но в Диану как будто вселился демон беспечности.

— Ерунда, я люблю поплавать, — кричала она весело, словно развлекалась на церерском пляже.

Алекс потер свой рукав — клейкий сок полностью растворился, пятна исчезли. Довольный, Полянски взглянул на купальщицу — и похолодел.

Стоя лицом к нему, Диана радостно подпрыгивала и шлепала по воде ладонями. Она не могла видеть, как на противоположном берегу резко разошлись в разные стороны стволы хвоща, пропуская под водой длинное невидимое тело.

— Назад! Плыви назад!

Над поверхностью кофейного цвета воды всплывали и лопались пузыри, извилистой цепочкой приближаясь к девушке. Алекс вскочил с места, но поскользнулся на мокром камне и чуть было не выронил лазер.

Оставляя змеиный пенистый след, скользящая под водой смерть быстро приближалась к своей жертве.

Полянски вскинул оружие, но стрелять было нельзя — в прорези прицела он видел растерянные глаза Дианы. Она наконец поняла, в чем дело, и метнулась в сторону.

Сверкнувший луч мгновенно превратил воду в пар. Из бурлящей воронки высоко взметнулась гигантская обезглавленная шея. Блестящая, словно лакированная, оливкового цвета кожа вздувалась на сочленениях нежно-желтого живота. На секунду перед Алексом мелькнул гладкий косой срез с белой костью. Из круглого отверстия аорты, чуть помедлив, толчком вырвался фонтан крови, обагривший бегущую прочь Диану.

Кровавый обрубок слепо хлестнул по воде — лишенное мозга чудовище продолжало атаку. Алекс прицелился пониже, не снимая пальца с курка. Выбрав момент, когда почти все тело показалось над водой, Полянски нажал на спуск.

Через мгновение все было позади. В кипящем водовороте завертелось разрезанное туловище монстра, выплескивая на берег красно-бурые волны в облаках душного пара.

***

Короткий световой день быстро шел на убыль. Опять задул холодный ветер, закручивая в небе белые кольца и бросая на землю мелкие ледяные крупинки.

Путники упорно шли в сторону бледно-зеленого заката, служившего им ориентиром. Порыв ветра донес оттуда странный звук, похожий на металлический гром. Он пронесся над туманной равниной и затерялся в ее пустоте.

— Ты слышал? — охнула Диана. — Что это?

— Это подземные боги куют наше счастье, — отшутился Алекс.

Диана прижалась к нему плечом:

— Пусть лучше они не мешают, свое счастье мы возьмем сами.

Становилось уже совсем темно, а подходящего места для ночлега все не попадалось. Впереди, сквозь туман, мелькнул мутный огонек и погас.

— Похоже на костер, — удивилась девушка.

Сразу несколько вспышек, одна за другой, тускло сверкнули в темноте.

— Может быть, кто-то подает нам сигналы? — предположила Диана.

— Не знаю, кому бы это… — встревоженно ответил Алекс. — Тим сейчас на корабле… В любом случае, нам идти в направлении огней, так что с ними мы не разминемся.

Он перебросил лазер из одной руки в другую.

Высохшая земля, звенящая, как камень, внезапно сменилась мягкой сырой почвой, в которой стали разъезжаться ноги.

Огни мерцали все чаще и ярче, словно заманивали.

Неожиданно раздался какой-то писк. Алекс не сразу понял, что это работает переговорное устройство. С сильными помехами, сквозь треск и вой, зазвучал голос Тима: «Ребята... на помощь... если...»

Передача внезапно оборвалась.

— Тим попал в беду! — вскрикнула Диана.— Мы должны торопиться.

Полянски молча нажимал кнопку вызова, но безрезультатно.

— Что ты стоишь? Идем! — волновалась Диана.

— Подожди, тут что-то не так, — отмахнулся Алекс. — Не могу понять, почему связь работает только в одну сторону. Может, эти помехи не случайны?

Он включил автоматически зафиксированную запись. Голос Орби вновь произнес те же слова.

— Да, это говорит Тим, но в эфир выходил не он, — задумчиво произнес Полянски. — Вслушайся в интонацию — каждое слово произнесено спокойно, даже с улыбкой. Это просто нарезка. Помнишь, он сказал напоследок: «Ребята, старина Орби придет вам на помощь если что».

— Выходит, мы обнаружены с самой высадки?! Господи, кто все это выдавал в эфир — не ящеры же?

— И теперь этот кто-то пытается найти нас, вернее, хочет, чтобы мы пришли к нему сами.

Алекс специально не обратил ее внимание на то, что связь блокирована, и вызвать корабль они не могут. Но Диана поняла все сама. Шагая рядом с Полянски, она молчала и думала о том, что звездолет уже, скорее всего, захвачен, и Тима, старины Тима, удачливого игрока, любителя жизни и развлечений, нет в живых, или он превращен в страшного и отвратительного вампира.

***

А старина Тим, между тем, был занят делом. Выходить в эфир он вовсе и не думал, он вообще никуда не выходил — романтика неосвоенных планет была не по нему. Он любил нормальные цивилизованные миры с нормальными цивилизованными удобствами. Он и теперь постарался устроиться с максимальным комфортом в штурманской рубке: у левого его локтя стояла чашка с дымящимся кофе, у правого — верная фляжка, а ноги он пристроил на пульте управления. Несмотря на поздний час Тим не покидал боевой пост, усердно работая с компьютером: он обучил его игре в индейцев, которую сам придумал и сейчас электронный мозг в лице кровожадного Охотника за скальпами подползал к одинокому вигваму.

Увлекшийся игрок не видел, как на внешнем экране отразилась серая тень, бесшумно скользнувшая к звездолету. Она приникла к незашторенному иллюминатору, отразившись в нем белесым пятном.

Охотник за скальпами прислушивался: в вигваме было тихо. Злобно усмехнувшись, он достал тускло блеснувший нож и одним взмахом раскроил себе вход…

Кто-то громко постучал во входной люк.

— Да, да, войдите, — рассеянно крикнул Тим.

Секунду игрок еще смотрел на монитор компьютера, затем лицо его недоуменно перекосилось, и он подскочил, чуть не опрокинув фляжку.

Тим подбежал к люку, почему-то стараясь не шуметь, приложил ухо, но ничего не услышал. «Галлюцинация»,— подумал он.

— Открывай! — приказал голос.

— Какого черта вы вернулись? — заорал радостный Тим, нажимая кнопки.

Люк с шипением открылся, и в звездолет шагнул дон Амато.

Орби схватился за нижнюю челюсть, выпучив глаза на неожиданного гостя.

— Что, не рад старому другу? — скрипящим голосом спросил дон.

— Друзьям всегда рад, — посторонился Тим. Неровной шаркающей походкой Амато пошел прямиком в штурманскую рубку.

— Что-то ищешь? — поинтересовался Орби, хотя на языке вертелся совсем другой вопрос — зачем пожаловал?

— Я ищу твоих приятелей, — ответил Амато, усаживаясь без приглашения в штурманское кресло.

Пользуясь отсутствием соперника, компьютер подбросил на тропу Охотника за скальпами лазерную винтовку.

Тим не стал предупреждать непрошеного гостя насчет чашки и с интересом ждал, когда тот опрокинет ее на себя. Дон наклонился, задел чашку, горячий кофе потек по его руке. Кожа на тыльной стороне ладони сморщилась и поползла, как перчатка. Дон, казалось, ничего не чувствовал, но, проследив взгляд Тима, убрал руку в карман.

— Ты, похоже, обжегся? — сказал Тим, убирая с тропы винтовку и подкладывая вместо нее в наказание коровью лепешку.— Тимоти — Зоркий сокол поднимает томагавк войны, — доверительно сообщил Орби и как бы в подтверждение своих слов включил антиперегрузочную блокировку кресла и с размаху заехал с левой в ухо дону.

Амато накренился вбок, из его правого глаза вылетела контактная линза и шлепнулась на пульт управления.

— Так я и думал, — сказал Тим, глядя на черную глазницу.

Гость рванулся из кресла с чудовищной силой, но блокировка была рассчитана на то, чтобы выдерживать аварийные перегрузки полета.

Охотник за скальпами, с винчестером наперевес крадущийся по пятам за Зорким соколом, поскользнулся на тропе, ударился головой о ствол секвойи, ненароком выстрелил себе в ногу, упал задом на скорпиона, покатился по откосу и рухнул в яму, вырытую на бизона.

— Так-то лучше, — удовлетворенно произнес Тим.

***

Вязкая грязь надулась фиолетовым пузырем и гулко хлопнула, извергнув огненный язык. Грязевой кратер не успел еще затянуться, как рядом вспучился новый волдырь, лопнувший коптящим пламенем. Повсюду слышалось громкое хлюпанье, как будто простуженное болото безуспешно пыталось высморкаться.

— Какой здесь ужасный запах! — брезгливо сморщилась Диана.

— Нам придется вернуться на сухое место. Утром поищем другую дорогу.

Сквозь плавающий по болоту слоистый дым виднелись черные зубцы леса. К нему вела цепочка камней, куполами выступающая из липкой грязи.

— Зачем дожидаться утра? — Диана пожала плечами. — Перейдем по камням, тут недалеко.

Она ловко прыгнула на ближайший валун, с него перескочила на другой. Полянски ничего не оставалось, как последовать за нею. Он догнал ее на середине болота.

— Подожди! — закричал он. — Не стоит так спешить.

Диана, смеясь, сделала длинный прыжок и влетела в выросший перед ней столб пламени. Ослепленная, она рухнула на камень и заскользила по гладкому покатому склону. В несколько отчаянных скачков преодолев разделяющее их расстояние, Алекс успел поймать ее в последнее мгновение. Первое, что она сказала, выбравшись на верхушку камня, было:

— Боже, что с моей головой?

— Все в порядке, — успокоил ее Полянски, — я не вижу никаких ранений.

— Да нет же, я хотела спросить, сильно ли обгорели мои волосы?

— Тебе не о чем волноваться, — Алекс, улыбаясь, погладил ее рыжие, как огонь, в котором она только что побывала, волосы. — Они только слегка подпалены на концах.

Тьма окутала болото, озаряемое мрачными вспышками. В их свете путешественники добрались до леса и укрылись под вывороченным с корнем гигантским деревом, образующим своими густыми ветвями зеленый шатер.

Со стороны болот донесся низкий протяжный рев, преследующий их от самого каньона. Алекс спокойно слушал это рычание: как бы ни был упорен зверь, он не полезет ночью в огненную ловушку.

***

Охотник за скальпами бежал, как трусливый койот, по прериям, отстреливаясь из двух кольтов сорок пятого калибра. Зоркий сокол поднял свой верный лук и положил на тетиву стрелу с оперением из крыла степного орла, но тут компьютер пустил наперерез смертельной молнии стадо бизонов, которые заволокли весь экран пылью, поднятой их тяжелым бегом.

— Сиди спокойно, птичка, — сказал Тим, заметив судорожные движения вампира.

Амато, как будто повинуясь неслышному приказу, придавшему ему силы начал высвобождаться. Кресло угрожающе затрещало.

— Если ты не перестанешь дергаться, я размозжу тебе голову из этой штуки, — крикнул Тим, поднося к носу дона пистолет.

Но соперник Зоркого сокола на этот раз оказался куда изобретательней компьютера. Оскаленными зубами вампир схватил ствол, вырвал его и быстро нагнулся к панели на поручне кресла. Длины оружия как раз хватило, чтобы достать до кнопки разблокировки.

— Это серьезно, — прокомментировал Тим и пустился бежать не хуже Охотника за скальпами.

Он выскочил за дверь штурманской рубки, закрыл ее снаружи. Вампир с грохотом врезался в нее, но она даже не дрогнула.

— Эй, смотри, не ушибись, приятель, — заорал Орби.

Посыпались глухие удары, на двери вспух бугор, он рос на глазах. Орби бросился в технический отсек корабля, рассчитывая найти там хоть какое-то оружие. Он открыл первую попавшуюся дверь: по стенам комнатушки размером с коробку из-под обуви, тянулись трубы, в углу стоял металлический шкаф и больше ничего. Орби понял, что здесь происходила очистка воды, необходимой для полета.

В конце коридора послышался треск расколотой двери и звук медленных шагов по направлению к входному люку.

Тим тихо прикрыл дверь и затаился, прислушиваясь. На корабле наступила полная тишина, от которой звенело в ушах. Орби облегченно сполз по стенке на пол. Дрожащей рукой он стал нашаривать свою фляжку, но вспомнил, что она досталась вампиру.

Страшный удар потряс весь отсек. Дверь не выдержала первого же и треснула. Стараясь не смотреть туда, чтобы не встретиться взглядом с вампиром, Орби засуетился около шкафа, лихорадочно отвинчивая обжигающий вентиль. В лицо ему брызнула струйка пара. Хлопая дверцами, он вытащил металлический шланг.

По комнате разлетелись обломки выбитой двери. Тим обернулся — в проеме стоял вампир. Орби повернул ручку на шланге и хлестнул в дона струей кипятка.

От раздавшегося рева, казалось, содрогнулся корабль. Оскаленное лицо вампира съежилось, поползло вниз. Монстр подхватил его ладонями и протянул Зоркому соколу сморщенный, словно резиновая маска, скальп, который медленно сложился пополам, стекая между пальцев.

***

Серое утро пробилось тусклыми лучами сквозь поднимающиеся от земли испарения, вызывая к жизни лопающиеся почки поваленного дерева.

Алекс проснулся от ритмичного похрустывания. Он осторожно отодвинулся от прижавшейся к его плечу Дианы, взял лазер и выглянул из плотной завесы зеленых листьев. Прямо перед ним раскрылась широкая, как чемодан, пасть, захватила порцию веток и принялась энергично их пережевывать, вытаращив на Алекса круглые изумрудные глаза. С другой стороны дерева донеслось ответное чавканье — ящер завтракал в компании самки. Появление неизвестных существ не испортило зверю аппетита, он только пустил от удивления длинные зеленые слюни из опущенных углов пасти.

— Что это такое? — спросила Диана, протирая глаза. — Сон?

— Нет, просто здесь завтракает парочка аборигенов.

Придвинувшись ближе, ящер отхватил пучок веток.

— Пошел вон! — замахала на него руками Диана. Обжора шарахнулся в сторону и стал боком, не переставая жевать.

— Гляди-ка, это такой же горбатый ящер, как тот, которого мы нашли между скал, — Диана посмотрела на парочку с сочувствием. — Бедненькие, как им здесь, травоядным, среди кровожадных монстров?

Девушка сама не знала, как отзовутся ее слова. Через несколько секунд они оказались мрачным пророчеством.

Ствол поваленного дерева задрожал от топота, и на любителей листвы свалилось, словно курьерский поезд, чудовище, напоминающее аллигатора. Его задние лапы были в густой иссиня-черной грязи. Издав низкий протяжный вой, знакомый путникам еще с каньона, монстр повалил ящера на землю и впился ему в горло. Он растерзал свою жертву с такой быстротой, что ящер даже не успел подняться, чтобы дать отпор, хотя и был куда крупнее. Ему на помощь пришла самка, которая стегнула аллигатора острым, ороговевшим на конце хвостом по глазам. Зазубренная чешуя величиной с ладонь сделала свое дело — монстр, злобно шипя, отскочил, растирая по уродливой морде вытекший глаз. Травоядный исполин попытался встать, но это ему не удалось — из страшных ран на шее ручьями бежала кровь. Он все-таки сумел подползти к чудовищу и вцепиться ему в лапу, но тот одним ударом кривых когтей добил его.

Аллигатор, ожесточенно хлещущий хвостом, стал кружить вокруг самки, поворачиваясь к ней единственным глазом. Наконец он выбрал момент для атаки и рванулся вперед. Хищные челюсти сомкнулись на животе самки. Она раздирала ему бока мощными задними лапами, но монстр не обращал на это никакого внимания, яростно вгрызаясь во внутренности. Его узкая пасть наполовину скрылась в теле жертвы. Та пошатнулась и рухнула на спину. Чудовище с рычанием принялось потрошить поверженную добычу.

— Какой кошмар! — охнула Диана.

Алекс с трудом приходил в себя после жестокого зрелища. Он вылез из-под веток и встал, поудобнее пристраивая ствол лазера. Аллигатор повернул окровавленную морду, разглядывая нового врага. Сверкнули острые клыки, росшие в несколько рядов, монстр высунул длинный коричневый язык, раздвоенный на конце, и слизал кровь, разворачиваясь для атаки. Полянски опередил нападающего — разряд лазера поразил чудовище, развалив его на две половины.

— Идем отсюда скорее, — попросила Диана.

Шагая по веткам, она вскарабкалась на дерево, чтобы спастись от растекающейся лужи крови. Алекс двинулся за ней по огромному стволу, но сделав несколько шагов, остановился — сзади к ним присоединился еще кто-то.

Полянски махнул Диане рукой, давая знак притаиться, и повел лазером, выцеливая за потрескивающими кустами неведомого противника. Тот не заставил себя долго ждать — ветки раздвинулись, на поляну выкатился маленький горбатый детеныш ящера. Жалобно каркая, он бросился к людям, ища у них помощи.

— Вот почему самка так сражалась, — сокрушенно покачала головой Диана, — она защищала своего малыша.

Горбатый уродец разевал квадратную пасть, испуская душераздирающие звуки.

— Ну, ну, иди, ты уже достаточно взрослый, — напутствовал его Алекс.

— Как ты можешь так говорить, — упрекнула его Диана, — он же совсем маленький.

Она полезла вниз, к детенышу. Тот, обрадованный, заковылял ей навстречу, вопя во все горло.

Алекс нехотя спрыгнул вслед за Дианой.

— Посмотри, какой он чудный! — девушка поглаживала ящера по шершавой голове.

Ему это явно нравилось, он даже прикрыл пленкой травяного цвета глаза.

— Давай назовем его Тимоти, — сказала Диана. — Он такой же назойливый и шумный.

— Вряд ли Тим обрадуется такому тезке, если, конечно, у него будет возможность об этом узнать, — невесело улыбнулся Алекс.

— Потому я и называю его Тимоти, а не Тим, чтобы не путать.

Тимоти раззявил пасть как можно шире и издал одобрительный вопль.

— Вот видишь, ему нравится новое имя.

Диана встала на цыпочки и оборвала особенно зеленую ветку.

— На, покушай, малыш.

Малыш весом в добрый центнер сжевал листья с большим удовольствием.

— Пусть Тимоти идет с нами, — попросила Диана, — он такой милый.

— Веселая у нас получится компания — штурмовик, офицер безопасности и ящеренок Тимоти. И все вместе они идут невесть куда, то ли за сокровищами, то ли как служба добрых услуг — возвращать утерянный шар, который все время притворяется ожерельем, — Алекс тяжело вздохнул. — А впрочем, — добавил он, заметив, как вытянулось лицо у Дианы, — все будет, как ты хочешь.

— Всегда? — кокетливо спросила сразу повеселевшая девушка.

— Всегда, — легко ответил Алекс.

Они замолчали, думая об одном и том же — их вечность могла оборваться в любую минуту.

***

В это время Тим-первый, не чувствуя ожогов на руках, пытался открыть входной люк. Наконец ему это удалось. Повеяло холодным ночным ветром, но вместо шума океанского прибоя раздался треск выстрелов. В обшивку корабля ударило несколько пуль, которые высекли огненный нимб над головой беглеца, придав Орби не свойственный ему вид святого.

— Что за шутки! — крикнул Тим и, не дожидаясь ответа, юркнул под трап.

Неизвестные продолжили диалог щедрым залпом визжащих пуль. Судя по вспышкам, их было не меньше трех человек.

— Вот уж не думал, что на Некро такая преступность, — проворчал Тим.

Он вовремя вспомнил про открытый люк, из которого мог появиться Охотник за скальпами. Прикрываясь складкой нанесенного ветром песка, Тим пополз в сторону пальмовой рощи. Ему приходилось рисковать: преследователи наверняка не оставят его в покое. Если бы ему удалось заманить их в рощу и быстро пробежать между кровожадными деревьями, то вполне вероятно, какие-нибудь колючки присмотрели бы себе пару-тройку гангстеров потолще.

Из-за несущихся по небу свинцовых туч на мгновение выглянула синяя пятнистая луна. Тим прижался к земле, но потом передумал: это бессмысленно, раз у бандитов есть оружие — они все равно увидят его через прицелы.

— Эй, бледнолицые! — заорал он во всю глотку, предвкушая, как их озадачит такое обращение. — Зоркий сокол здесь!

Тим резко оттолкнулся и побежал, взрыхляя сырой песок. Вслед ему с опозданием прозвучали разрозненные выстрелы, но он уже петлял между деревьями, с удовлетворением слушая за своей спиной топот ног и тяжелое дыхание.

Как назло, ни одна из пальм не проявила никакого интереса к потенциальной добыче.

— Хватит спать, чурки дубовые! — возмутился Орби. Он даже пнул несколько стволов, но без всякого успеха. Пальмы выглядели вполне мирно, лишь осуждающе покачивали растрепанными верхушками. План не сработал.

Преследователи не теряли времени даром. Они рассыпались веером, прижимая беглеца к океану.

— Надо что-то придумать, — бормотал Орби себе под нос, — иначе эти шакалы меня подстрелят.

Он отполз за колючку и огляделся. Позади него шумело несколько пальм, дальше накатывались на берег длинные пенистые волны. А по пляжу шли три черные фигуры, в руках у них поблескивала сталь.

Орби отвернулся и уставился в океан. Тихо заскрипел песок под осторожными шагами. Тим выглянул из-за шипов — прямо перед ним стоял плотный коренастый гангстер, отлично вооруженный, в защитном комбинезоне и шлеме. Стекло шлема было откинуто, и Орби услышал, как бандит сказал в переговорное устройство:

— Он где-то здесь. Помните приказ босса: брать живым, в крайнем случае отстрелите этому паршивцу ногу, чтоб не бегал.

Гангстер выслушал ответ и рявкнул сердито:

— А я говорю, он спрятался здесь. Не станет же он топиться. Прочесывайте свои участки и сходитесь ко мне…

— Ишь чего захотел! Сам топись, — буркнул Тим, глядя, как вдоль берега с двух сторон к нему неумолимо приближаются подручные дона Амато.

***

Высокие ребристые скалы были похожи на небрежно открытую пачку бритвенных лезвий. Острые грани отслаивающейся породы нависали над узкой тропой, грозя разрубить пополам неосторожного путника. Ветер, гуляющий среди скал, заставлял их издавать дикую какофонию, звуки, сравнимые с тем, как если бы в сумасшедший дом поступила партия губных гармошек.

— Ничего, — бодрился Алекс, — пещеры совсем близко. Скоро конец пути.

Диана улыбнулась ему вымученной улыбкой:

— Надеюсь, дальше дорога будет легче. Сзади ковылял детеныш ящера, развлекая себя заунывным карканьем. Алекс с Дианой хотели оставить его на границе леса, чтобы не тащить за собой в горы. Тимоти долго не соглашался, выл, хватал Диану за ноги, прекрасно понимая, в ком ему следует искать покровителя. Наконец Алекс нашел выход из затруднительного положения. Он срезал для ящеренка длинное, как шест, дерево с шапкой сочных листьев. Тимоти не выдержал искушения и решил вплотную заняться обедом. Пока он увлеченно хрустел вкусной зеленью, его спутники предательски скрылись. Но ушли они недалеко — из леса вдруг донесся жалобный крик, и через мгновение оттуда выкатился Тимоти, перебирая кривыми лапками с удивительной для его комплекции скоростью. Вслед за ним неслась гигантская многоножка. Угрожающе разевая широко расставленные челюсти, она покусывала его с тыла, выгоняя из своих владений.

Алексу пришлось прийти на помощь ящеренку и отпугнуть агрессора выстрелом.

— Вот видишь, — укоризненно сказала Диана, — его любой обидит, а мы бедняжку бросили.

С того времени Тимоти не отходил от них далеко, топая так, чтобы его новые друзья находились в пределах видимости. На веревке, повязанной поперек его толстенького брюха, висели пучки веток, служившие ему пропитанием в походе. Это придавало Тимоти вид упитанного зеленого негра, надевшего праздничную юбку из пальмовых листьев.

Сильный порыв ветра чуть на свалил Алекса в ущелье, где среди камней тек ручей. Впереди из широкой расщелины медленно съехал горный пласт. Посыпавшиеся, словно стопка тарелок из рук зазевавшейся хозяйки, пластины врезались в тропу, разбиваясь на кусочки, кувыркались по откосу, оставляя за собой длинные борозды. Некоторые остались торчать зазубренными краями в глинистой почве дороги.

Пройдя по хрустящим обломкам, путники завернули за угол отвесной глыбы и оказались на узком карнизе, спиралью завивающемся вверх. Впереди виднелись исполинские черные скалы, окутанные облаками.

— Посмотри туда, Диана! Мы уже почти у цели, — крикнул Алекс.

Он взял ее за руку и шагнул на карниз. Тимоти помигал круглыми глазами, тоскливо прокаркал что-то и пошел вслед за ними, скребя чешуйчатым боком по каменному склону.

Бритвенные лезвия скал постепенно склеивались в ребристые грани, которые становились все более мягкими и наконец превращались в довольно рыхлую породу, напоминающую пемзу. Ручей стал быстрой рекой, шумящей под обрывом.

За очередным поворотом путники обнаружили ровную широкую площадку, удобную для долгожданного привала. Сбросив с себя амуницию, Алекс со стоном упал на мягкий сухой песок. Диана отвязала с веревки Тимоти один из веников и дала ему на съедение. Ящер уселся на свой толстый хвост, и с видом гурмана стал объедать особо лакомые листья.

Из-за острого выступа доносилось журчание воды. Диана заглянула туда и увидела стекающие по скале прозрачные струи. От радости у нее перехватило дыхание — подумать только, можно смыть с себя копоть болотных огней и дорожную пыль, а заодно и не слишком приятные воспоминания о предыдущем купании.

На всякий случай Алекс сам сходил посмотреть, где собирается купаться Диана. Ничто его не насторожило, ой вернулся на облюбованное место, подложил руки под голову, незаметно для себя задремал.

Очнулся Полянски от беспокойного карканья. Он быстро сел и огляделся. Тимоти захлебывался от испуга, пятясь вдоль карниза и подвывая своим и без того не мелодичным голосом.

Послышался звук неуверенных шагов, из-за поворота появилась девушка. Она шла, вытянув вперед руки и спотыкаясь, мокрые волосы облепили ее лицо. Алекс никак не мог понять, чего так испугался Тимоти и почему он сам испытывает какую-то тревогу. Что-то было не так в облике Дианы, но что именно, он никак не мог сообразить.

Она подошла совсем близко, и только тогда Полянски обожгла догадка: на ее шее не было талисмана. Алекс, не колеблясь ни секунды, схватил оружие и выстрелил. Луч ударил в обнаженную грудь, в одно мгновение превратив Диану в искрящееся облако, повторяющее ее очертания. Когда оно рассеялось, Алекс увидел черный скафандр, плоский шлем с узкой прорезью — инопланетянин пошатнулся и рухнул на песок.

Полянски бросился за выступ скалы. Диана лежала лицом вниз, уткнувшись в мокрые камни. Льющаяся из расщелины скалы кристальная струйка разбивалась об ее плечо сверкающими брызгами, и стекала по ложбинке на спине. Талисман тревожно мигал, беспрерывно повторяя одну и ту же комбинацию огней.

Алекс перевернул ее, отвел с лица прилипшие пряди. Она была смертельно бледна и не подавала признаков жизни. Полянски приложил пальцы к ее шее, с облегчением почувствовал легкое биение крови. Под грудью он заметил темное обожженное пятнышко.

Легкий скрип песка заставил его вспомнить о неизвестном существе. Он почувствовал такой гнев, такую ненависть, какой никогда не испытывал. Лазер сам лег ему в руки.

Из-за угла показался тихонько подвывающий Тимоти, не выдержавший одиночества.

— Вот, — дрожащими губами произнес Алекс, — посмотри, что они с ней сделали.

Он вновь опустился на колени перед распростертой Дианой. Как ей помочь, Алекс не знал. Оставалось надеяться только на талисман.

***

В холодном воздухе резко пахло гниющими водорослями. Но даже этот запах не заглушал вонь сигары, которую раскуривал коренастый гангстер. Остальные бандиты не спеша сходились к низкорослой пальме, у подножия которой, спрятавшись за колючкой, скучал Тим. Ждать ему оставалось недолго. Коренастый бросил сигару в шипы и тихо сказал:

— Все, сынок, выходи. Хватит прятаться.

Тим вздохнул и медленно поднялся, стараясь держать руки на виду.

— Я тут жду вашего босса. Он обещал прийти сюда сыграть на гитаре гавайские песни. У него такой чудный контр-тенор.

— Слабовато, — скривился гангстер. — Посмотрим, как ты запоешь при встрече с ним.

— Я думаю, ребята, когда вы его увидите — тоже не обрадуетесь, — жизнерадостно ответил Тим.

Подошедшие напарники коренастого молча разглядывали пленника.

— Ну, пошли, сынок.

Тим двинулся к звездолету, загребая песок ногами. Коренастый шел рядом, с правого бока, остальные сзади. Синяя луна выглянула из-за туч, залив пляж неестественным светом. Процессия подошла к кораблю и остановилась. Выходной люк, настежь распахнутый, зиял черным провалом.

— Не нравится мне это, — проворчал гангстер. — Держите паренька на мушке. Пойду посмотрю, как там дела.

Он снял с пояса гранату, взвесил ее в руке и шагнул на первую ступеньку.

Даже после всего, что пережил Тим в последнее время, его била крупная дрожь в ожидании предстоящего зрелища. Он стоял понуро, разглядывая носки своих ботинок. По тому, как закричал коренастый, Орби понял, что пришла пора действовать.

Вампир появился внезапно, и вид его был ужасен. Да голом черепе, обтянутом скользкой коричневой плотью, густой сетью вздулись синие вены. Оскаленные челюсти обнажились в гримасе, как будто вампир смеялся.

Гангстер всплеснул руками и повалился назад. Один из его товарищей выстрелил из винтовки — вампир ударился о стенку и тут же встал как ни в чем не бывало. Бандиты разбежались в разные стороны.

Голова коренастого еще с глухим стуком пересчитывала ступеньки, а Тим, подхватив брошенную винтовку, уже скрылся в ночной мгле.

***

Смерч налетел внезапно. Чувствуя его приближение, природа испуганно притихла. В потемневшем небе появились закрученные черные щупальца, жадно тянущиеся к земле.

Алекс не верил своим глазам. Не обращая внимания на порывы ветра, грозящие сдуть его с карниза, он стоял перед оплавленной вмятиной в песке — враг, получивший смертельный для всех известных Полянски живых существ удар лазера, исчез. Возможно, сейчас он собирается напасть на них. Алекс был бы готов к бою, если бы не Диана. Хотя ей явно становилось лучше, девушка еще слишком слаба и беспомощна. Надо спасать ее, пока не налетел ураган.

Огромный выступ вдруг дрогнул, отделился от горы и покатился вниз, разрушив часть тропы. Алексу пришлось ползком добираться к своим — нарастающий ветер в любой момент мог сдуть его, как песчинку, в набухшую реку.

Диана лежала, прижавшись к скале, по-прежнему без сознания. У ее ног свернулся Тимоти, укрывшийся хвостом. Алекс выбрал среди многочисленных трещин в породе одну пошире и затащил туда сначала Диану, потом упирающегося ящера.

«Здесь можно переждать любой смерч», — подумал Полянски. Он коснулся рукой стены, удивившись, включил фонарик — внутри трещина оказалась правильной круглой формы пещерой явно искусственного происхождения. Алекс пошел вглубь и вскоре наткнулся на металлическую сетку, за которой виднелись лопасти огромного вентилятора. С одного края сетка была аккуратно разрезана. Полянски внимательно осмотрел оплавленные края. Теперь ему было ясно, откуда появилось странное существо на горной тропе. Может быть, и клетка — цель их долгого путешествия — где-то здесь?

Он вернулся назад. Его ждала радость — Диана пришла в себя. Она гладила Тимоти по счастливой морде, а тот что-то сбивчиво лопотал ей на своем ящерином языке.

— Ты очнулась! — бросился к ней Алекс. — Не волнуйся, мы в безопасности.

— Я и не думала волноваться. Пока ты здесь, ничего плохого со мной произойти не может, правда?

— Если бы так, — улыбнулся Алекс, почувствовав себя счастливым вдвойне. — Как твоя рана?

— Рана? — Диана тряхнула головой, стараясь вызвать в памяти то, что было с ней. — А ведь я почувствовала, что это не ты, успела почувствовать, — вдруг сказала девушка.

— О чем ты? — не понял Алекс.

— Я уже собиралась идти к вам, когда ты сам пришел за мной. Сначала я решила, что что-то произошло — ты был какой-то… — Диана задумалась, ища подходящее слово, — странный… Но когда он протянул ко мне руку, я уже знала, что это не ты, но было поздно. Он посмотрел на меня, и я на секунду ослепла. В глазах мелькали черные и огненные круги. Потом я почувствовала, что у него ничего не выходит: талисман не давал ему превратить меня в вампира. Их силы боролись между собой, и тому пришлось отступить. Тогда в шлеме у него открылось отверстие, белый луч ударил меня в грудь. Было очень больно, но я знала, что талисман не даст умереть. А теперь… — она замолчала, будто бы вслушиваясь в то, что происходило внутри нее.

— Что теперь? — не выдержал Алекс, ощутив острое чувство страха за ее жизнь и здоровье.

— Мне кажется, я теперь многое знаю о нем — о том, кто пытался нас убить, — как будто эти знания переданы мне его взглядом. Но… мне надо подумать, разобраться в своих ощущениях…

— И правда, хватит с тебя тяжелых воспоминаний. Нам давно пора двигаться, — сказал Полянски, поднимаясь.

Диана могла уже передвигаться самостоятельно, но Алексу было приятно взять ее под руку и помочь пройти между гигантскими лопастями вентилятора. Видя, как уходят его покровители, Тимоти забегал, жалобно воя, и наконец решился — сопя, протиснулся за ними, как будто это обычное дело для ящеров — лазать через вентиляторы.

Не успели они сделать и нескольких шагов, как в пещере заскрипел песок под тяжелыми шагами.

— Быстро вниз! — скомандовал Полянски, бросая Диане фонарик.

Когда его луч скрылся за поворотом, Алекс оглядел через прицел потолок тоннеля, тщательно выбрал наиболее уязвимое место и нажал на спуск. В темноте блеснул ослепительный свет, посыпались вырезанные глыбы камня, заскрежетал гнущийся под тяжестью обвала блок вентилятора. Отступая перед каменным градом, Алекс продолжал разрушать стены тоннеля точными ударами лазера.

— Ты жив? — донесся крик Дианы.

— Все в порядке, — ответил он, нагоняя их, и вытер пыль со лба. — Надеюсь, я его похоронил. В любом случае, здесь ему не пройти.

Некоторое время они шли по гладкому тоннелю, освещая себе путь, затем впереди забрезжил свет.

Путники вступили на металлическую площадку, нависающую над обширным пространством, тянущимся без конца. Вдоль стены текла подземная река, забранная решеткой. В ярком свете сияли ряды огромных цистерн, установленных на полу из какого-то серебристого металла, над которым возвышались дымящиеся квадратные люки. Из них сочилась густая зеленая жидкость, переливающаяся радужной маслянистой пленкой. Там, где она разливалась, пол почернел и стал ноздреватым, словно подтаявший снег. Алекс заметил, что крышки люков были искорежены и сорваны — очевидно, взрывом. Собираясь в большие лужи, жидкость перекатывалась, как ртуть, постоянно находясь в движении — то делилась на рассыпчатые шарики, гоняющиеся друг за другом, то сливалась в подрагивающие ручьи, часть из которых стекала прямо в реку.

Путники спустились вниз, стараясь не наступать на шарики, которые, словно почувствовав их присутствие, заметно оживились. Особенно трудно приходилось Тимоти с его не слишком послушными лапами солидного размера.

За цистернами тянулись автоматические линии транспортеров. Над ними из переплетений ярких кабелей свисали суставчатые манипуляторы безжизненных механизмов. Вдоль линий через одинаковые промежутки вырастали из пола черные металлические цилиндры с мощными заслонками. В одном обугленном цилиндре заслонки были разбиты, и скрипящие манипуляторы делали такие движения, как будто бы что-то непрерывно туда подавали.

Повсюду лежали кучи испорченных предметов и механизмов. Из пробитых трубопроводов бежала вода, размывая слой пыли.

Приглядевшись, Алекс заметил оплавленные отметины на стенах, оставленные неизвестным оружием.

— Интересно, с кем они воевали? И что это за производство?

— Здесь хранились и перерабатывались высокотоксичные отходы, — ответила Диана. — Какая-то далекая цивилизация использовала Некро как мусорную свалку, но это их не спасло.

— Откуда ты знаешь? — Алекс смотрел на нее с изумлением.

— Я теперь многое знаю, — спокойно сказала девушка.

— Это из-за того, в скафандре?

— Для себя я называю его пришельцем. Он действительно чужой здесь, на Некро, да и на всех знакомых нам планетах. Наши цивилизации никогда не соприкасались. Это их воля: они считают, что наш разум находится на низших ступенях развития, и не хотят контактов. Мы для них надоедливые примитивные животные, которых надо уничтожать, если они становятся слишком назойливыми. Понятий добра, справедливости в их системе ценностей просто нет. Они не любят убивать сами — у них очень сложные взаимоотношения с природой. Я не все здесь поняла, но по их представлениям убийство — это крайняя степень разрушения органической материи. Для такой черной работы годятся энергетические вампиры-биороботы. Пусть люди убивают себя сами — им это так нравится. Пришелец и меня хотел превратить в робота, чтобы расправилась с тобой. А потом он разобрал бы биоробота на части — с отрезанной головы талисман легко снимается.

— Значит, охоту с вампирами устроил этот тип? И все чтобы получить твое ожерелье?

— Мой талисман, он же шар, — деталь сложного организма клетки. Ты убедился, что, хотя он только частица клетки, он многое может и принимает самостоятельные решения. Сама клетка создана вовсе не пришельцами — они ее лишь используют в своих целях.

— В каких?

— Клетка — открытый коридор между мирами, по которому можно двигаться как вперед, так и назад по времени.

— Они боятся, что мы через эту клетку сможем попасть в их мир? — предположил Алекс.

— Да, именно этого. Но нам там нечего делать. Да и кому нужен их рациональный мир, когда можно выбрать любое время на любой планете.

Алекс слушал ее, как, наверное, в древности слушали прорицательниц.

— А что ты чувствуешь, мы дойдем до клетки? — спросил он, переведя дух.

— К сожалению, я еще не совсем хорошо умею пользоваться своими новыми возможностями, — Диана сжала ладонями виски. — Надо что-то напрячь в своем сознании, какую-то силу, которая пока плохо мне подчиняется. Вот сейчас я чувствую, что пришелец один на этой планете — им никто не нужен, они не нуждаются в обществе…

Диана смотрела куда-то назад невидящими глазами.

— Он здесь!

***

Тим бежал, не разбирая дороги, — лишь бы подальше от страшного места. Что-то мешало ему, молотило по ногам, но у него не было времени посмотреть, что именно. Наконец это так его рассердило, что он остановился. Оказалось, что неприятности доставлял ему приклад винтовки, которую он держал за конец ствола. Орби сразу же приободрился и повеселел, так что даже потряс оружием, как будто говоря невидимому врагу: «Ну, попадитесь вы мне!» Затем, задав себе вслух вопрос: «Куда же я, собственно, попал?», — он принялся изучать местность.

Стоявший прямо позади него ящер, вышедший на ночную охоту, ничего на это не ответил. Вытянув длинную худую шею с жабо из костяных пластинок, он подслеповато рассматривал забежавший к нему невесть откуда ужин. Его обычное меню состояло из мелких представителей местной фауны, такое заманчивое блюдо он еще не пробовал. Интересно, какое оно на вкус.

— Фью-фью, — присвистнул Тим, — что-то там впереди чернеет.

Он взял винтовку наперевес и, крадучись, на цыпочках, пошел на разведку. Ящер поковылял вслед за ним, прикидывая, с какого бока лучше начать. Его длинный облезлый хвост с шорохом волочился по траве.

— Зоркий сокол шутить не любит, — бормотал Тим, — нечего тут шуршать — выходи на честный бой.

Но длинный пень, к которому он обращался, молча, выслушал тираду и сражаться отказался.

— Так, хорошо, — Тим постучал по дереву. — Но кто же здесь шуршит?

Ящер остановился, потирая лапами отвисшее брюхо. Его уже одолевали сомнения в доброкачественности пищи. На днях он обожрался какими-то резиновыми огурцами, выброшенными штормом на берег океана. Ящер раскопал их в куче гниющих водорослей, они так же пытались удрать от него, вихляясь на песке, но он всех догнал и съел. Потом его целый день пучило, а ночью из-за своего брюха он так и не смог охотиться, потому что все его хитрые засады и передвижения были слишком шумными. Теперь уж он стал осторожным — может, и это такой же огурец, только еще хуже. Он шагнул поближе, выглядывая из-за кустов.

— Ясно, — сказал Тим, пялясь на покачивающуюся костлявую морду и принимая ее за сучок. — Это, должно быть, змея шуршит. Терпеть не могу змей.

Он поднял булыжник потяжелее и швырнул в кусты. Камень больно стукнул ящера по хвосту. Ящер окончательно убедился, что это вредный огурец: он его даже еще не проглотил, а хвост уже поврежден. Таких есть — себе дороже.

Неудачливый охотник постоял, переминаясь с лапы на лапу, и отправился на поиски более покладистой добычи.

***

Пришелец в черном скафандре не спеша шел по серебристому полу, не обращая внимания на зеленые лужи. Когда он ставил ногу, ртутная жидкость разбегалась во все стороны, отталкиваемая защитным полем. Алекс убедился в его наличии, выстрелив из лазера. Луч преломился, не дойдя полметра до шлема чужака, и ушел в стену. Вспыхнули, роняя искры, замкнувшиеся провода. Все ожило, во всех углах что-то судорожно дергалось, лязгало. Автоматическая линия пришла в движение, манипуляторы, разболтанно вцеплялись друг в друга, бессмысленно хлестали клешнеобразными захватами.

Пришельца, казалось, все это забавляло. Вокруг его головы возник светящийся ореол, потом вдруг с резким хлопком исчез, будто его и не было, стоявший рядом с Алексом металлический бак.

— Уходите, я попробую его остановить! — крикнул Алекс.

Диана и Тимоти послушно побежали вдоль громоздящихся пирамид из проржавевших контейнеров. Алекс вспрыгнул на поваленную тележку, ухватился за свисающие с верхней площадки цепи и взобрался на длинную платформу. Оттуда он увидел лестницу, ведущую к вентиляционной шахте — такой же, как та, по которой они пришли.

— Диана, наверх! — закричал Полянски.

Ему пришлось поплатиться за это: очередной выстрел отбросил его на самый край платформы. Оглушенный, Алекс висел над открытым люком, исходившим ядовитым дымом, вцепившись обеими руками в покосившиёся перила. Инопланетянин прошел под ним, направляясь к лестнице, по которой бежала Диана. Девушка вдруг обернулась и увидела Алекса, беспомощно повисшего над черным дымом.

— Беги! — крикнул он.

Но Диана его не послушалась и начала медленно спускаться. Глядя на это, Алекс предпринял отчаянную попытку подтянуться одним рывком, платформа поехала вниз и рухнула, упершись концом в решетку подземной реки. Алекс, скрипя зубами, наблюдал, как лазер скользит мимо него по наклонной плоскости. В последнюю секунду ствол застрял между обрезанными прутьями. Полянски собрал все свои силы и всю свою злость, вскарабкался кое-как и, цепляясь носками ботинок, пополз к оружию.

Диана стояла на лестнице лицом к пришельцу, который ступил на первую ступеньку.

Алекс схватил лазер, перевел дыхание и, точно прицелившись, полоснул лучом вдоль рядов цистерн. Чужак повернулся всем корпусом, но было поздно.

Вырвавшаяся на свободу клокочущая жидкость унесла его, как пушинку.

Полянски прыгнул без разбега на следующий пролет обрушившейся платформы и побежал по ней к вентиляционной шахте.

Разлившаяся жидкость попала в реку и моментально стала разлагаться, превращаясь в густой оранжевый пар. Алекс вынырнул из этого облака, как из воды, цепляясь за ступеньки лестницы. Диана и Тимоти были уже на верхней площадке, когда один за другим загремели взрывы.

— Скорее, Алекс, — Диана протягивала к нему руки.

— Прячьтесь в шахте! — Полянски еле увернулся от летящей по воздуху болванки.

Она с грохотом врезалась в лестницу, так что весь пролет перекосился. Раздался тягучий металлический скрежет, лестница осела и медленно рухнула в кипящий водоворот.

***

Утро было таким холодным, что на траве выступил иней. Куча веток под расщепленным молнией деревом зашевелилась, и оттуда выполз Тим, облепленный отсыревшими листьями. Первым делом он ощупал ладанку с кристаллами, коснулся приятной выпуклости в нагрудном кармане.

— Вот она, судьба миллионера! С такими деньгами ночевать на помойке! — горестно сказал Орби.

Зябко вздрагивая, Тим помахал руками, нанес несколько сокрушительных ударов воображаемому противнику и, приободрившись таким образом, отправился на разведку, бормоча на ходу:

— Зоркий сокол читает прерии, как открытую книгу. Так, так, ночные следы ящера, и довольно крупные. Он бежал, спасаясь от какого-то страшного хищника. Вот на этом булыжнике, откатившемся в сторону, застыла капля крови смертельно раненного животного. Бедняга, — сокрушенно вздохнул следопыт, — в чьих отвратительных лапах ты окончил жизнь?

Рассуждая сам с собой об опасностях, таящихся на диких, нецивилизованных планетах, он забрел в заросли высокого тростника. Тим раздвинул стволом винтовки острые стебли и вдруг понял, что он, собственно говоря, не знает, куда идти.

— Если звездолет стоит на берегу океана, значит, надо идти на шум волн, — сделал он логический вывод.

Довольный своей сообразительностью, Тим двинулся в сторону доносящегося издалека гула. Но он не прошел и десяти метров, как шум внезапно затих.

— Ничего не понимаю, — почесал в затылке Тим, — куда девался океан? У него что, обеденный перерыв? Ну и планетка, Боже мой, океаны пропадают, вампиры под ногами путаются — никакого порядка… Ой!

Шагнув сквозь тростник, Тим почувствовал, что теперь уже и земля куда-то исчезает из-под ног. На секунду он завис в пустоте, затем с воплем скатился вниз по обрыву.

Протерев глаза, запорошенные древесной трухой, Тим увидел перед собой корпус звездолета новейшей конструкции. Раздался ровный гул двигателей, похожий на рокот волн, и вновь наступила тишина.

— Вот оно, осиное гнездо бандитизма, — прошептал Тим, сжимая в руках верную винтовку. — Сейчас старина Орби покажет вам, что такое честный открытый поединок.

С этими словами Тим лег на живот и пополз, царапая носом землю.

— Кажется, здесь собрались все колючки Некро, — бормотал пластун сквозь зубы.

Добравшись до звездолета, он выставил перед собой винтовку и крадучись пошел к входному люку.

Из корабля вышел человек в пятнистом комбинезоне и надвинутой на глаза кепочке. Не замечая зловещих маневров человека с ружьем, он сел на ступеньку и, сдвинув кепочку на затылок, стал разбирать какой-то прибор.

— Сдавайся, негодяй! — грозно выкрикнул Тим. — Иначе поплатишься жизнью за свои подлые дела!

— Это что еще за чучело? — озабоченно спросил механик, оглядывая запыленного и ободранного Орби. — Что за чушь ты несешь, приятель?

Добродушно улыбаясь, гангстер отложил в сторону разобранные части прибора, одновременно его рука как бы невзначай коснулась пистолета на поясе.

Тим нажал на курок, и от прибора остались только царапины на ступеньке.

— Зоркий сокол все видит, — вежливо объяснил следопыт.

— Ладно, твоя взяла! — добродушный гангстер поднял руки. — Я сразу понял, что ты псих.

— Скажи лучше, несчастный, где твои сообщники, — следопыт описал винтовкой неопределенную окружность.

Механик уставился на что-то за спиной Орби.

— Знаю я эти штучки, — ухмыльнулся Тим. — Хочешь, чтобы я обернулся? Ничего не выйдет.

— Подними лапки, дружок! — произнес холодный голос, и Тим ощутил ствол пистолета у своего виска.

***

Пожар распространился по всей территории хранилища. Новые взрывы выплескивали очередную порцию жидкости, смешивая дьявольский пылающий коктейль.

Алекс висел над бушующей огненной рекой, впившись побелевшими пальцами в полуоторванную ступеньку раскачивающегося обломка лестницы. Руки быстро слабели — в отчаянном прыжке перелетая через пламя, он сильно разбился при падении.

— Держись, я здесь!

Подняв глаза, он увидел тянущиеся к нему руки Дианы. Они вцепились в его куртку и с неожиданной силой потянули вверх, на площадку. Алекс так отчаянно хотел помочь ей, облегчить ее усилия, что сумел, напрягшись всем телом, схватиться за обжигающий край спасительного железа. Выбравшись на площадку он посмотрел вниз — где-то там, на дне, лежал его лазер, не раз выручавший их в опасных переделках. Он побежал, морщась от боли, в шахту вентилятора, и чуть не споткнулся о визжащего Тимоти.

Тоннель шел под уклон, беглецы вскоре уткнулись в предохранительную сетку. Им повезло, что вакханалия взбесившихся механизмов не затронула вентиляционной системы — острые лопасти, покрытые пылью, оставались по-прежнему без движения. На этот раз ящер легко прополз между ними — сказывалась тренировка. Короткий внешний коридор — и вот уже впереди забрезжил дневной свет. Беглецы выбрались на волю.

Они оказались на узенькой песчаной косе, заставленной обломками скал, под хлещущими струями ливня. Перед ними неслась разлившаяся река.

— По крайней мере, пожар нам теперь не грозит, — задыхаясь сказал Алекс.

— Только вот как отсюда выбраться? — вздохнула Диана, оглядывая отвесные скалы. — Альпинист из Тимоти никудышный, не бросать же его здесь.

Из глубины горы донесся приглушенный грохот взрыва. Сверху посыпались огромные куски пемзы, некоторые из них упали в воду и запрыгали на волнах.

— Вот и выход! — обрадовался Алекс.

Он выбрал среди упавших глыб обломок величиной с аэрокар и принялся вырезать в нем что-то вроде небольшого грота. Мягкая порода легко подчинялась виброножу, и вскоре Алекс столкнул в реку каменный ковчег. Он запихнул туда сопротивляющегося Тимоти, помог войти Диане и, с трудом вытаскивая из затягивающего песка ноги, влез сам.

Из вентиляционного тоннеля на прощанье покатились обвалившиеся после очередного взрыва глыбы. Они с шумом падали в волны, обдавая холодными брызгами пассажиров ковчега.

Каменная лодка заскользила по воде. Ливень постепенно стих, оставив в воздухе холодную сырость.

Из разлившейся реки выступали кроны затонувших деревьев, вода уносила вывороченные с корнем стволы, вздувшисся трупы ящеров. Мимо проплывали странные животные с длинными изогнутыми шеями. Каждый раз при виде их Тимоти испуганно шарахался, грозя устроить неприятности утлому судну. Однако выловленное Алексом из реки растение с мягким, похожим на бочонок стволом и повисшими под тяжестью спелых многочисленных плодов мясистыми листьями скрашивало ему путешествие.

Диана сидела на носу ковчега, обхватив тонкими руками колени, глядела вдаль и о чем-то думала. Выглянуло чахоточное солнце. Его слабый свет отражался в глазах девушки, заметно потемневших со времени болезни и горящих, как у кошки.

Послышался легкий скрип, к кораблику причалил островок из перламутровой пены, которая при ближайшем рассмотрении оказалась скоплением переливающихся окостеневших полушарий. Одно из них треснуло от удара, внутри кто-то завозился. Наружу высунулся коготь, отколупнул кусок скорлупы. В образовавшейся дыре появился круглый рыбий глаз, пустил слезу, помигал и исчез. Затем, дергаясь всем телом, из скорлупы вылез маленький дракон. Он, как парус, поднял на спине колючий перепончатый гребень, расправил его, пробуя свои силы. Весь островок ожил, словно по сигналу, лопалась скорлупа, полезли зубастые пасти. Алекс оттолкнул ногой плавучий инкубатор подальше. Дракончик злобно зашипел, растопырив колючки. Оскорбленный Тимоти растолкал Алекса и Диану, раскрыл пасть так широко, что хрустнули челюсти, и утробно рявкнул. Дракончик, потрясенный таким аппетитом, поскользнулся, цепляясь ногтями, выправился и нырнул в реку.

Плавание закончилось на илистой отмели. Алекс спрыгнул в воду и некоторое время толкал ковчег, пока тот окончательно не застрял в грязи. Однако выбравшись на берег и заглянув за прибрежные скалы, путешественники не были разочарованы скорым концом своего плавания. Они очутились в цветущей зеленой долине, окруженной горами. Тимоти заплясал на месте, увидев неподалеку пасущееся стадо ящеров, своих собратьев. Издав несколько извиняющихся воплей, он оставил своих покровителей и со всех ног бросился к ящерам.

Убедившись, что те приняли его вполне благосклонно, Алекс и Диана быстро удалились. Они не решились даже помахать Тимоти на прощанье, опасаясь, как бы он не передумал и не решился сопровождать своих друзей в их опасном путешествии.

***

Зоркий сокол выронил винтовку и обернулся. Перед ним стоял высокий худой гангстер с совершенно белыми волосами и красноватыми маленькими глазками. В правой руке альбинос сжимал внушительного вида пистолет.

— Что это еще за тип? — спросил он механика.

— Псих какой-то, говорит, что он Соколиный глаз.

— Зоркий сокол, — поправил его Тим. — Прошу не путать.

— Ясно, — угрожающе сказал альбинос, прикидывается сумасшедшим, думает нас провести. Ничего не скажешь — крепкий орешек.

— Как там наши? — спросил в свою очередь механик. — Нашел кого-нибудь?

— Нет, никто не вернулся и на связь не выходил.

— Это все вампир, — попытался объяснить ситуацию Тим, — он был вашим боссом, но теперь работает на инопланетян.

— Нет, ты видел! — восхищенно крякнул добродушный гангстер. — Вот загибает.

— Вампир ищет моих товарищей. Давно, кстати, не показывался, — озабоченно сказал Тим, — может, все-таки, нашел…

— У тебя и товарищи есть, — осклабился механик, явно увлеченный разговором. — Что, тоже такие сдвинутые?

— Еще как, это у них взаимно, — подтвердил Тим.

— Хватит болтать! — оборвал их альбинос. — Ты нам зубы не заговаривай. Босс — вампир! Знаем мы таких вампиров, чуть что — стреляют без промаха.

— Воля ваша, — смиренно ответил Тим, — а только ваш босс теперь без скальпа ходит.

— Ты заткнешься?! — рявкнул альбинос. — Показывай дорогу к своей посудине. А ты, Грэг, пойдешь с нами, — кивнул он механику.

Тот скривился и неохотно спустился вниз, на ходу вытирая руки о промасленный комбинезон.

Тим шел, как на прогулке, стараясь выбирать наиболее живописную и красивую местность. Он небрежно помахивал сорванной веткой, как тросточкой, тыкая ею в следы ящеров. Где искать звездолет, он и представления не имел, поэтому дорога затянулась.

— Значит, хочешь нас обмануть? — вскипел наконец альбинос. — Я долго ждал, когда тебе надоест топать в прямо противоположном направлении.

Он тряс перед носом Тима пистолетом, брызгал слюной и грязно ругался. Тим, брезгливо морщась, выслушал ругань и спокойно повернул в указанную сторону.

Вскоре послышался рокот волн, потянуло свежим соленым ветром. Они шли по берегу, приближаясь к брошенному кораблю. Там ничего не изменилось, нижние ступеньки занесло песком, который шуршал в открытом люке, завиваясь серыми змейками. Вокруг не было видно ни одной живой души.

Альбинос приблизился к люку и крикнул в пустой коридор:

— Эй, есть кто дома?

Ответом ему была полная тишина. Он, подождав немного, зачем-то бросил туда горсть песка.

— Ладно, иди вперед, — озадаченно шмыгнув носом, скомандовал гангстер.

— Как хозяин, я вас пропускаю, — вежливо отказался Тим.

— Вперед, и без разговоров! — Альбинос пихнул пленника стволом винтовки.

Орби тяжело вздохнул и поднялся по ступенькам. Вслед за ним вошли бандиты. Тиму ударил в нос тяжелый неприятный запах, какого он никогда раньше не ощущал.

— Чем это здесь воняет? — фыркнул гангстер.

— Наверное, вампир забыл свои носки, — ответил Тим.

Бандиты заглядывали в каждый отсек, но никого не обнаружили. В штурманской рубке Орби, которого они всюду вталкивали впереди себя, обнаружил на полу свою фляжку. Радость встречи с ней омрачал только запах, который стоял здесь особенно густо. Впрочем, гангстеры, похоже, уже стали к нему привыкать.

— Ну и корыто! — презрительно фыркал механик, рассматривая устаревшую технику.

— Ва-ва… — вдруг заблеял он, случайно подняв глаза к потолку.

Все взглянули наверх: в углу покачивался гигантский кокон, сквозь шелковистые нити просвечивало распухшее тело, в котором Тим с трудом узнал одного из гангстеров, преследовавших его ночью на берегу. Кокон был заткан крепкими нитями, концами прикрепленными к стенкам. Внезапно он затрясся, испустив новую волну смрада, — чужое существо, зародившееся в парализованном теле, пыталось вырваться, учуяв запах добычи.

***

— Скоро ты останешься один, Алекс, — закусив губу, сказала Диана и погладила рукав его куртки кончиками дрожащих пальцев.

Полянски поднял на нее глаза.

— Не говори так, прошу тебя.

Она уже не в первый раз заводила эти разговоры. Алекс пытался избегать их, считая мрачные мысли фантазиями поврежденного мозга, но Диана возвращалась к этому снова и снова.

— Послушай меня, мне осталось недолго жить. Ты должен быть готов к этому.

Девушка вышла из шалаша и села на край обрыва, разглядывая утренние звезды.

— Конечно, ты можешь найти меня в прошлом времени, но ведь это буду совсем не я, — бормотала она.

— В прошлом? Что ты говоришь? — Алекс сжал руками виски, не в силах осмыслить неотвратимость приговора, прочитанного ею в открытой книге изменившегося сознания. — Ты ведь сама говорила, что не умеешь толком пользоваться своим новым даром, — начал он снова уговаривать ее, цепляясь за возможность ошибки. — Может, ты что-то неправильно поняла, и все еще…

— Нет, некоторые вещи я знаю совершенно точно, — терпеливо и настойчиво убеждала его Диана. — Я знаю, например, что пришелец тяжело ранен, несмотря на мощное защитное поле, но он быстро восстанавливается, он ищет нас и хочет уничтожить.

Алекс не мог смириться с обреченностью ее предсказаний. Ему приходилось воевать и с более агрессивными инопланетянами. В этой схватке для него не было ничего необычного, просто нужно сражаться и верить в победу. Но ждать невидимую смерть, осознавать себя приговоренным — это выше его сил. Он жив пока что и будет бороться — и за Диану, и за Тима, и за себя.

— Если чужак жив и попытается напасть — пусть попробует, — сказал он твердо. — Пока что у него ничего не получилось. Жаль только, что у нас нет никакого оружия, кроме пистолета и ножа.

— Оружия? — устало вздохнула Диана. — Ты убедился, что против него бессилен даже лазер. Ты чуть не убил его, когда он был в моем образе, потому что для этого ему пришлось ослабить защиту. Тогда в горах чужак недооценил тебя — хотел пинками сбросить нас в пропасть. Теперь он знает, с кем имеет дело, и повторной ошибки ждать не приходится.

У Алекса уже не было сил возражать ей. Он смотрел на огонь догорающего костра, вспоминая их первую встречу.

— Пора идти, — сказал он наконец.

Полянски встал, чтобы затоптать тлеющие головешки, и вдруг рухнул обратно. Он сразу же вскочил, но земля дрогнула под ногами, отшвырнув его в сторону.

— Что это? — ошарашено воскликнул Алекс.

Из глубины Некро донесся глухой гул, как будто по пустой бочке колотили палкой. Полянски подполз к Диане, обхватил ее за плечи.

— Смотри! — крикнул он, вытягивая руку.

Страшная кривая трещина, как ножом, разрезала долину. По ней в панике метались стада ящеров, пытаясь спастись бегством от неожиданного землетрясения. Над ними реяли, распластав широкие перепончатые крылья, тяжелые существа, похожие на оживших химер.

Крики беспомощных животных наполнили воздух.

— Странно, что у них не было предчувствия, — подозрительно прошептал Алекс.

Диана прижалась к нему, как будто боясь, что содрогающаяся скала, на которой они лежали, расколется между ними.

Над пылевыми столбами внезапно засверкала серебряная точка быстро приближающегося аэрокара.

— У нас на корабле каров не было, — подскочил Алекс. — Это враги.

Они бросились бежать с открытого места туда, где можно было бы укрыться среди скал. Низкие корявые деревья были плохой защитой. Алекс приглядел каменную плиту, выступающую над валунами, но на его глазах она отделилась от склона и с нарастающей скоростью покатилась, подпрыгивая, словно мячик.

Новый толчок сбил беглецов с ног и бросил на землю, так что они и не поняли, как очутились в неглубокой, заросшей травой яме. Выглянув из нее, они увидели, что кар уже рядом. Через минуту он завис прямо над ними.

— Похоже, они нас не видели, — сказал Полянски. — Сиди здесь, а я попробую отнять у них эту игрушку.

Машина медленно поворачивалась вокруг своей оси, затем села, почти накрыв собой яму.

— Знакомая модель, — шепнул Алекс, — такими пользовались люди дона Амато.

Из аэрокара вышел плотный коренастый человек. Он вытащил из кармана сигару, посмотрел на нее, как будто видел в первый раз, сжал в кулаке и отшвырнул раздавленные обломки в сторону.

На беду табачные крошки упали прямо под нос Диане.

— Я сейчас чихну, — с ужасом проговорила она. Коренастый дернулся и стал поворачиваться всем корпусом.

Алекс увидел черные глаза вампира.

— Не могу больше! — простонала девушка и негромко чихнула.

В ту же секунду Полянски выскочил из ямы с ножом в руке, нацеленным прямо в горло противнику. Но тот был готов встретить его и умелым движением выбил клинок. Алекс ответил ударом ноги в голову, настолько мощным, что вполне мог снести череп врага. Громко хрустнули сломанные шейные позвонки, голова коренастого запрокинулась на спину. Но вампира это обстоятельство, казалось, нисколько не обескуражило. Он резко кинулся вперед и схватил Алекса железными руками. Тот попытался перебросить его через себя, но поскользнулся и они покатились вниз по склону. Полянски разорвал захват коренастого, упершись в него ногами, толкнул что было силы. Вампир пролетел по воздуху, мотая сломанной шеей, и рухнул на скалы, расколов себе голову.

Полянски вскочил на ноги, но тут же прыгнул за камень — раздался выстрел, валун, за которым он укрывался, превратился в кучу щебенки. У открытой дверцы кара стояло чудовище с ободранной кожей. Оно подняло оружие, не спеша прицелилось. Вновь прогремел выстрел, но он был последним: монстр пошатнулся, из его груди высунулось блестящее лезвие ножа. Чудовище повалилось на землю, открыв взгляду Алекса стоявшую за ним Диану.

***

— Пошли ребята, — сказал Тим, пятясь к выходу, — тут нет ничего интересного.

Тело в коконе, только что колыхавшесся, словно желе, теперь собиралось в закрученную пружину.

— Чего ты не стреляешь? — пробормотал механик.

— А ты чего? — Альбинос смотрел как зачарованный, на лопающиеся покровы.

Пружина распрямилась: из кокона с визгом вырвалось молочно-белое существо, покрытое короткими рыжими шипами, и вцепилось всеми четырьмя лапами в беззвучно разевающего рот альбиноса. Извергнув струю консервирующей жидкости, оно принялось сноровисто пеленать его нитями, выделяющимися из бугорков на продолговатом брюшке.

Тим на бегу сорвал с пояса механика гранату, бросил ее через левое плечо, трижды сплюнув при этом, и дернул на себя ручку двери. Ударная волна выбила переборки, наподдав Орби так, что он сделал сальто в воздухе. Выскочивший первым механик принял на себя весь удар пикирующего Зоркого сокола.

Прибрежные пальмы заманивающе кивали полными колючек верхушками. Бодрящий ветерок с океана разносил по берегу черную пергаментную шелуху от рогатых капсул из которых выводились подводные гады.

Отплевывая мокрый песок, Тим снял с распростертого, как раздавленная лягушка, гангстера пистолет. Тот только слабо застонал, делая руками такие движения, как будто собирался плыть брассом.

— Вставай, приятель, чего разлегся? — Орби напялил на голову механика кепку, засыпав при этом ему глаза песком.

— Где я? — томным голосом спросил гангстер. — Почему я ничего не вижу?

Из открытого люка валил дым. Взрыв гранаты повредил противопожарную систему на корабле, и теперь он мог в любую минуту взлететь на воздух.

— Протри глаза, — посоветовал механику Тим. — Если ты решил позагорать тут, на пляже, то не советую — можешь сильно обгореть.

Наконец до механика дошло, что он еще жив, но это может долго не продлиться. Он резво вскочил и побежал наперегонки с Тимом.

— Сейчас будет старт, — крикнул Тим на бегу. — Три, два, один — пуск!

На последнем слове Тим бросился на землю. Почти сразу же звездолет взорвался.

Когда Орби поднял голову, пляж было не узнать. На месте корабля дымился гигантский кратер. Множество пальм было срезано крупными обломками.

Тим вылез из-под слоя песка, опасливо поглядывая в сторону звездолета.

— Здесь мы уже сделали все, что могли, — удовлетворенно сказал он вынырнувшей голове механика. — Теперь пошли, я буду захватывать ваш корабль.

Тим вытряхнул из пистолета песок, отвел затвор и посмотрел сквозь ствол на отплевывающегося гангстера. Бурные события дня пагубно отразились на психике механика, явно что-то в ней повредив. Он долго не желал откапываться, но после того, как Тим пообещал ему почетное звание Охотника за скальпами и именной томагавк, не только вылез на волю, но и согласился порвать с бандитским прошлым.

Обратный путь они проделали без приключений. Тим шел по уже знакомой дороге, рассказывая механику разные истории из своей богатой биографии.

Очень скоро звездолет был полностью захвачен, а уже через пять минут после того, как Тим выставил свою фляжку, они хлопали друг друга по плечам, как два закадычных приятеля. Не желая оставаться в долгу у щедрого завоевателя, гангстер показал Тиму свою гордость — бортовой компьютер новейшей конструкции, на котором можно было моделировать объемные изображения. Впрочем, игры с объемными изображениями надолго не затянулись, потому что в скором времени оба игрока потеряли способность нажимать на нужные кнопки в правильном порядке. Тогда они вернулись к хлопанию по плечам, но, тут часто путались и наносили удары друг другу по физиономии, что, кстати, веселило их еще больше.

***

Землетрясение не утихало, вызывая камнепад из обломков скал. Огромный валун описал кривую дугу в воздухе, ударился неподалеку от Алекса и пошел скакать дальше. Сильный толчок наклонил аэрокар, он начал медленно съезжать по склону. Машина наехала на грудь вампира и остановилась, прижав чудовище к земле.

— Скорее, Алекс, — крикнула Диана, — нужно взлететь, пока кар не опрокинулся.

Полянски шарил перед собой руками, как слепой, — осколки камня, разбитого выстрелом, попали ему в лицо. Диана подбежала к нему, доставая платок:

— У тебя разбит висок и повреждена бровь. Глаз заплыл.

Она попыталась приподнять веко, чтобы рассмотреть, цела ли роговица, но Алекс мягко отстранил ее:

— Сейчас некогда, обойдусь одним. Кар поведешь ты.

Диана довела его до машины. Из-под днища торчали освежеванные руки вампира, упорно царапающие камень.

Девушка включила двигатель и резко сорвала машину с места. Не успела она набрать скорость, как вдогонку раздался выстрел. Кар сильно подбросило, он накренился, но потом выровнялся.

— Проклятый монстр! Вот дьявол, подбил нас все-таки, — выругался Алекс. — Ну сейчас ты свое получишь!

Он выдвинул на себя панель управления огневыми системами.

— Это подойдет, — сказал Полянски, выбирая из предложенного ассортимента ракетный залп.

На прицеле был отчетливо виден вампир, перезаряжающий винтовку.

— Отправляйся обратно в ад! — крикнул Алекс и нажал на кнопку.

Сверкающие стрелы понеслись к земле. Но ад для дона Амато разверзся раньше, чем они попали в цель: гора раскрыла бездонную пасть и поглотила его. Раздался взрыв, из трещины вырвалось пламя, и она закрылась, как могила.

— Необходима срочная посадка. Повреждение системы, повреждение системы, — сообщил бесстрастный голос компьютера.

— Снижайся, Диана, — вздохнув, сказал Алекс. Диана задумчиво рассматривала карту местности, которая высветилась на экране:

— Подожди, я хочу перелететь через гребень горы.

Алексу оставалось лишь покачать головой. Под ними в устрашающей близости мелькали острые верхушки скал. Казалось, они вот-вот распорют днище кара.

В разговор опять вмешался компьютер:

— Аварийная посадка. Отказ двигателя через двадцать секунд.

Диана заложила крутой вираж, огибая каменный шпиль.

— Осталось пятнадцать секунд, — произнес ровный голос.

Диана вдруг торжествующе закричала:

— Мы победили, я вижу пещеры!

— Десять секунд…

— Садись, Диана, не стоит рисковать, — тихо сказал Алекс.

— Пять секунд…

Аэрокар снизился над небольшой площадкой, на мгновение завис и плавно опустился на камни.

— Ноль секунд.

Диана счастливо рассмеялась:

— Что я говорила, все-таки добрались!

Полянски подошел к краю площадки. Перед ним возвышались черные скалы, у их подножия курилось болото, рассекаемое струей чистой воды. Диана взяла его за руку, и они спустились по отлогой осыпи, которая вывела их на широкий карниз. Отсюда уже можно было видеть вход в пещеру. По этой дороге прошел когда-то пришелец в образе доктора Маршана.

Диана повернулась к Полянски и заглянула ему в глаза.

— Ты помнишь наш разговор на рассвете?

— Его трудно забыть, — вздрогнув, сказал Алекс.

— Тогда давай прощаться…

Она смотрела прямо перед собой. Алекс повернул голову: в десяти метрах от них на дороге стоял чужак. Полянски шагнул вперед, заслонил собой девушку и вытащил пистолет. Пришелец взмахнул чем-то, похожим на короткий хлыст, и выбитый пистолет полетел в пропасть. Боль в руке была такая, словно ее облили кипятком. Инопланетянин вновь ударил хлыстом. Алекс рухнул как подкошенный, застонав сквозь зубы. Он беспомощно ворочался в пыли, ненавидя себя, пытаясь ползти навстречу смерти. Ему удалось встать на колени и поднять острый камень.

— Не надо, Алекс…

Диана села рядом с ним, обхватив за шею, шепча невнятные слова.

— Беги, уходи скорее, — сказал он потрескавшимися губами.

— Нет, что бы ни случилось, мы будем вместе.

Пришелец двинулся к ним, неотвратимый и беспощадный.

— Я все-таки ошиблась в своем предсказании, — усмехнулась девушка. — Он убьет нас обоих.

Ей показалось, что ожерелье душит ее, она машинально прикоснулась к нему и потянула. Раздался тихий чмокающий звук, и свернувшийся в клубок талисман оказался в ее руке. Он сразу же принялся царапаться ребристыми гранями, выступающими на поверхности, словно хотел соскочить с ладони.

Пришелец стоял уже рядом, медленно поднимая хлыст.

Внезапно Диану озарила догадка. Она быстро взглянула на Алекса и убедилась, что он подумал о том же.

Полянски резко вскочил и бросился на пришельца, отвлекая его внимание. Удар обжег его с головы до пят, свалив на землю.

Диана широко размахнулась, сжимая в руке шар. Инопланетянин, почуяв неладное, повернулся к ней. Мигающий веселыми огоньками талисман полетел в него, пронзив пришельца и его скафандр, словно пустое место.

Пришелец наклонил голову, посмотрел на широкое сквозное отверстие в груди, из которого вяло текло что-то черное, и сунул туда по локоть руку, заткнув дыру. Он сделал шаг, другой и вдруг упал.

Стряхнув с себя оцепенение, которое навела на нее эта сцена, девушка подбежала к лежавшему ничком Алексу и перевернула его на спину. На его испачканном пылью лице сияла счастливая улыбка.

— Ты ошиблась, — сказал он.

***

Вечер подкрался незаметно. Ящер вытянул худую шею и громко зевнул — пора было выходить на ночную охоту. Он сел на задние лапы, почесываясь под костяным воротником. На его участке появился огромный светящийся огурец, придется им заняться под покровом темноты — все лучше, чем ничего. Сегодня ему обязательно повезет.

Ящер вылез из своего насиженного логовища и долго стоял, привыкая глазами к синеватому свету и нюхая сырой холодный воздух — никакой добычей не пахло. Он разочарованно похлопал поцарапанным хвостом и отправился тайными, одному ему известными тропами на поиски пропитания.

— Хоть ты и Зоркий сокол, а все равно — жулик! — Механик в сердцах стукнул кулаком по столу.

— Я — жулик? — возмущенно кричал Тим. — От гангстера слышу!

— Тогда почему, когда Охотник за скальпами открыл сундук, там лежали только стоптанный ботинок, погнутая вилка и книжка «Как стать миллионером?»

— А тебе что, мало?

— Сокровища где? — проникновенным голосом спросил механик.

— Ищи лучше, — посоветовал Тим, незаметно нажимая локтем на кнопку компьютера. — Может, в сундуке двойное дно?

Доверчивый гангстер призадумался, ненароком взяв в руки фляжку. Что-то глухо стукнуло по обшивке корабля. Механик вздрогнул и пролил несколько капель.

— Дай сюда, — Тим вырвал у него посуду. — Ты все расплескал. Поди лучше, открой дверь — кто-то стучит.

— А вдруг это вампиры, — боязливо прошептал механик.

— Да плюнь ты на них, — сказал Тим, утирая рот. — Я их знаешь, как гонял. Чуть что — прямо в морду.

Он встал и, пошатываясь, пошел к иллюминатору. С другой стороны на него уставилась костлявая морда ящера.

— Что-то я плохо выгляжу, — озабоченно пробормотал Тим, разглядывая физиономию в стекле. — Побледнел, похудел.

— Надо больше гулять на воздухе, — рассудительно вставил механик.

— Это точно, — согласился Орби и пошел к входному люку.

Ящер еще раз попытался откусить кусок обшивки, но челюсти скользили по гладкой поверхности, и он звонко клацнул зубами. Бедняга обошел разок гигантский огурец и наткнулся на какие-то яркие коробки. Он надкусил одну из них, задумчиво пожевал, сморщился, но проглотил.

Огурец распахнулся сбоку, на площадку вышел Тим. Он ухватился за поручень, набрал в легкие как можно больше воздуха и испустил истошный клич, которому позавидовал бы и сам Зоркий сокол. Затем перегнулся через перила, опасно покачиваясь, вслушался в эхо — не раздастся ли ответный гневный окрик на гортанном языке, топот копыт горячих коней и гулкие выстрелы из винчестеров, — но услышал только топот голодного ящера, который ломился через кусты, не разбирая дороги.

***

Алекс с трудом встал, опершись о плечо Дианы. Поднимающийся ветер уже запорошил инопланетянина слоем серой пыли. Полянски подошел ближе к поверженному врагу. Черная лужа, растекающаяся из-под скафандра, подползала к талисману, как будто пришелец, даже мертвый, не хотел упускать его.

Талисман сменил цвет, выбрав красный. Огоньки поднимались из глубины, освещая теплым светом грани, делая их похожими на зерна граната. На его выступах не было ни одной пылинки, он казался мягким и упругим. Алекса одолело искушение взять его в руки, но как только это случилось, мягкость сменилась стальным лязгом наручников — шар мгновенно развернулся в ленту и захлестнул левое запястье Полянски.

— Что это? — удивился Алекс. — Ты решил сменить хозяина? Слезай-ка с руки, я не привык носить украшения.

Талисман, ставший теперь широким блестящим браслетом, тревожно запульсировал, словно хотел предупредить о чем-то.

— Посмотри, Диана, что он вытворяет.

В ответ он услышал полузадушенный хрип. Воскресший пришелец схватил Диану за горло и тащил ее к обрыву.

— Нет! — издал Алекс рвущийся крик.

Диана протягивала ему руку, но прежде, чем Алекс коснулся ее, пришелец, издав торжествующий вопль, бросился в пропасть, увлекая за собой свою жертву.

Первым побуждением Алекса было кинуться вслед за ней. Он подбежал к самому краю, но тут браслет стиснул руку, сотнями иголок впившись в кожу, и Полянски потерял сознание.

***

Он очнулся от писка переговорного устройства. Голос Тима надрывался в крике:

— Алекс, Алекс, почему не отвечаешь? Алекс, трещина прошла под звездолетом, здесь все рушится, я должен взлетать. Алекс, почему не отвечаешь? Я должен взлетать, иначе будет поздно, Алекс…

Полянски отполз от края пропасти и проговорил в микрофон:

— Улетай, Тим. Я остаюсь здесь, буду искать Диану. Прощай.

— Ал, я взлетаю, но я обязательно вернусь и найду вас. Скоро увидимся, обещаю тебе.

Связь оборвалась. Алекс попытался встать. Его шатало из стороны в сторону. Яркое солнце жгло так, что у него мутилось в голове. Он сделал несколько шагов, упал, снова встал. Черное отверстие пещеры манило, обещало прохладу и покой. Надо добраться туда во что бы то ни стало.

— Ты ошиблась, Диана, ты ошиблась… — бормотал он, как заклинание.

Алекс преодолевал последние метры длинного пути среди звезд. Он шагнул под своды пещеры. Здесь ничего не изменилось. Узкая тропа вела к площадке, на которой крутилась клетка, испускающая бледный свет. Талисман напомнил о себе легким покалыванием. Алекс поднес к нему руку — браслет медленно, словно нехотя, свернулся в клубок. Шары клетки, продолжая вращаться, расступились, чтобы принять своего собрата, вернувшегося из дальних странствий. Талисман соскользнул с ладони и включился в таинственное перемещение роящихся шаров.

Алекс почувствовал, как неведомая сила затягивает его, обещая несбыточное.

Брызнул яркий свет, принесший забвение.

***

Пронзительный мелодичный звон проник в сознание Алекса. Он открыл глаза и увидел бездонное синее небо и колосья пшеницы, склонившиеся над головой. Ветер, пахнувший теплым дождем, доносил звенящую песню жаворонка. Никогда еще Алекс не чувствовал себя так легко и радостно. Он с удивлением рассматривал свою новую одежду — синюю джинсовую куртку и такие же брюки. На левом запястье, там, где был талисман, сияли золотом тяжелые часы. В нагрудном кармане оказались запакованные в пластик водительские права, выданные, как гласила запись, Алексу Полянски в штате Техас. Он взглянул на дату. Там стояло: август, 1964 год.

Алекс приподнялся и сел, растирая в ладонях спелые зерна.

Рассекая пшеничные волны, в белом летнем платье к нему бежала Диана.