/ / Language: Русский / Genre:love_contemporary / Series: Дневник моей любви

Игры беспокойных сердец

Ярослава Лазарева

С тех пор, как Лера познакомилась с Марком, все в ее жизни пошло кувырком. В первый раз она почувствовала настоящее влечение и вот, казавшийся таким идеальным парень бросает ее и возвращается к своей бывшей девушке. А Лера, решив во что бы то ни стало забыть переменчивого кавалера, идет на свидание с его другом Захаром. Захар утверждает, что давно любит Леру, только все в его компании уверены: он предложил ей встречаться, исключительно чтобы насолить Марку. Как ей разобраться? Неужели она так никогда и не встретит умного, доброго, преданного парня, с которым ей будет легко и который не подведет?

Литагент «Эксмо»334eb225-f845-102a-9d2a-1f07c3bd69d8 Игры беспокойных сердец Эксмо М. 2011 978-5-699-52413-6

Ярослава Лазарева

Игры беспокойных сердец

«Захар? Одни вопросы!»

Valeria. «Мой дневник»

Доступ: Личное

Заголовок: Захар?

Не могу понять, что происходит! Одни вопросы! Иногда Захар мне кажется очень странным, будто бы смотрит на меня с нежностью… и вдруг какая-то тень набегает на его лицо, и он погружается в глубокие раздумья. Возможно, я для него слишком молода? Я совсем запуталась! Знаю… из разговоров, из сети… да и вообще все это будто витает в воздухе, что парням нужно только одно. Секс. И еще раз секс. Мне – шестнадцать, Захару уже восемнадцать. Мы встречаемся всего три дня. Все произошло внезапно. 30 апреля у меня был день рождения, тогда-то Захар и сказал, что я ему нравлюсь и он хочет со мной встречаться… Но я тогда была влюблена в его приятеля Марка, о других парнях и думать не могла. Марк! При одном воспоминании о нем сердце тает. Но у нас ничего не вышло. Мы пару раз поцеловались, и все. Он ничего мне не обещал, не предлагал стать его девушкой. А потом появилась его бывшая! Саша так настойчиво добивалась, чтобы он к ней вернулся, что просто диву даешься. Я бы так не смогла. Но она упорная, добивалась его без всякого стеснения! Тем более их родители знают друг друга много лет, у отцов совместный бизнес, думаю, они уже давно договорились поженить детей. Марку, как и мне, шестнадцать, а Саша старше нас на два года. В сентябре ей уже будет девятнадцать! Совсем взрослая девушка. Но нигде не учится и не работает. Захар рассказывал, будто бы она поступала в МГУ, но что-то не получилось, она вернулась и «села на шею» предкам… говорит, ищет себя. Посмотрела бы я на нее, если бы родители были небогаты. Как миленькая отправилась бы на любую работу! А так можно бездельничать и оправдывать себя тем, что она такая непонятая сложная натура, поэтому не может найти себя в этом мире… Лентяйка! Наверняка от безделья дурью и мается. И Марка я понять не могу! Они встречались год, потом он сам предложил ей разбежаться. Мне сказал, что они настолько разные с Сашей люди, что совершенно не подходят друг другу. Но вот Лариса Антоновна, его мать, явно так не считает. Уверена, это она подстроила, чтобы Марк отправился с ней на курорт в Анталию. Там же «случайно» оказалась и Саша. Конечно, под жарким солнцем и цветущими деревьями все кажется сказочным. Вот Марк и расслабился. У Саши тоже есть свой блог, она сразу начала выкладывать фотки, где обнимается с Марком, и всем сообщила, что они снова вместе. С Марком я пока еще не встречалась. Сама только день назад вернулась из Египта. Ездила с отцом отдыхать на вторые майские.

Странно, что я собиралась писать о Захаре, но снова пишу про Марка. Не выходит он у меня из головы! Мы с отцом перед тем, как вернуться домой, заехали к тете Фае в подмосковную Щербинку. Утром я отправилась погулять по торговому центру, и вдруг позвонил Захар. Оказалось, что он на машине и совсем недалеко. То-то я изумилась. Он заехал за мной и повез на прогулку в Коломенское. Как же там красиво! И именно там под цветущими яблонями мы поцеловались в первый раз. Захар был очень нежен. Он лишь касался моих губ своими губами, и это было приятно. Но вот такого чувства, как с Марком, я не испытала ни разу. Марк целовал меня более настойчиво и страстно. Он так крепко прижимал меня к себе, аж мурашки бежали по спине и сбивалось дыхание. И голова кружилась. Не знаю, в чем тут дело. Захар мне очень нравится. Он симпатичный, стильный, веселый и общительный. Мне с ним легко. И он так просил меня с ним встречаться, что я не устояла. Тем более, Марк вернулся к Саше. Но может, я поторопилась? Может, правильнее было бы вначале поговорить с Марком, расспросить его, убедиться, что у них с Сашей все серьезно. А то, может, все это выдумки? И Саша просто-напросто выдает желаемое за действительное? Может, Марк всего лишь целовался с Сашей, но ничего серьезного у них не было и возвращаться он к ней не собирается?

Все эти мысли меня замучили. Хорошо, что есть дневник. Написала, и даже как-то легче стало. Завтра же позвоню Марку! Постараюсь после школы с ним увидеться. Ведь, если быть честной, я только о Марике и думаю.

«Я пытаюсь дать себе отчет в этой страсти, всякое искреннее проявление которой носит печать прекрасного…

Любить – значит испытывать наслаждение, когда ты видишь, осязаешь, ощущаешь всеми органами чувств и на как можно более близком расстоянии существо, которое ты любишь и которое любит тебя…

На вершине цивилизации, я не сомневаюсь, женщины с нежной душой доходят до того, что испытывают физическое удовольствие только с мужчинами, которых они любят…[1]»

Лера закрыла дневник. Ее лицо выражало задумчивость и грусть. Было уже за полночь, родители спали, в квартире стояла тишина.

«Завтра к первому уроку, – подумала она. – Надо ложиться».

Но даже не выключила ноутбук. Лере очень хотелось зайти на страничку к Саше. Она была уверена, что та уже выложила новые фотографии и записи о своем вновь обретенном счастье. Лера вздохнула и открыла окошечко аськи. И Марк, и Захар, и подруга Яна, и ее парень Кай были онлайн. Но новых сообщений не поступало.

– Вот же никому не спится! – пробормотала она и написала Яне:

«Чего не спишь? С Каем болтаешь?»

И тут же пришел ответ.

Яна:

«Вовсе нет! Ты забыла? Мы же в ссоре!»

Лера:

«Точно! Извини…»

Яна:

«С ребятами болтаю… Настя прислала прикольный стих. Щас тебе скопирую».

Прочитав стишок, Лера ответила:

«Дурацкий! Мне не понравился. Бред какой-то!»

Яна:

«Это у тебя просто настроение такое! А я долго смеялась!»

Лера:

«Чего с Каем? Так больше и не общаетесь?»

Яна:

«Завтра расскажу!»

Лера:

«Оки! Я спать!»

Яна:

«Споки! Чмоки!»

Свернув аську, Лера снова задумалась. Она была бодра, спать совсем не хотелось.

И тут всплыло окошечко нового сообщения.

Захар:

«Чего не спишь, солнышко? Думал, ты уже десятый сон видишь!»

Лера:

«А сам-то? Я тоже думала, что ты давно спишь!»

Захар ничего не написал, но загудел ее мобильный. Лера быстро ответила:

– Ну? Что звонишь?

– Захотелось услышать твой голос, – тихо произнес Захар.

– Услышал? – улыбнулась она.

– Почему у тебя такое настроение? – уточнил он.

– Какое? – глупо спросила она.

– Словно ты чем-то огорчена! Я слышу по голосу! Лерочка, что-то случилось?

– С чего ты взял? – недовольно ответила она.

– Уже почти второй час ночи, но ты почему-то не спишь, – заметил Захар.

Лера услышала посторонние шумы в трубке, словно тот вышел на улицу, но выяснять не стала. Ей не очень-то хотелось разговаривать с Захаром. Она закрыла ноутбук и уселась на подоконник.

– Сейчас уже ложусь, – ответила Лера. – А ты чем так поздно занимаешься? Тебе завтра на работу?

– Да, у меня смены каждый день сейчас! И завтра к девяти. Записи уже чуть ли не на весь день, – сказал он. – Хочу побольше заработать к отпуску и съездить куда-нибудь… может, с тобой…

– Что ты! – быстро ответила она. – Разве родители отпустят меня с парнем?

– А ты меня с ними познакомь! – предложил он.

Неожиданно в трубке раздался резкий звук, словно мимо Захара проехала «Скорая» со включенной сиреной. Лера даже отстранилась от телефона.

– Что это? – спросила она, когда звук затих.

– Ты о чем?

– Да так… – нехотя проговорила она. – Ладно, мне и правда пора спать!

– Подожди пять минут! – умоляющим голосом сказал он.

– И что будет? – тихо засмеялась Лера.

– Увидишь! – загадочно ответил он.

– Хочешь поболтать перед сном? – предположила она.

От его настойчивости на душе потеплело. Захар явно ею увлечен, и зачем тогда думать о Марке? Ведь Лера знала, что он вернулся к Саше. Ну не глупо ли тратить на него в таком случае время? А Захар симпатичный, к тому же самостоятельный. Не первый год работает в парикмахерской, на хорошем счету. Лера вдруг вспомнила, что Саша, несмотря на то что очень обеспеченная девушка, продолжает ходить именно к Захару и не собирается менять мастера. А ведь она может себе позволить делать прически в лучшем салоне их города на центральной площади, однако упорно посещает парикмахерскую экономкласса.

– Выгляни в окно! – услышала она. Лера машинально повернула голову и вскрикнула от неожиданности. Захар стоял внизу. Она жила на третьем этаже, но дом старой постройки, обычная панельная хрущевка, поэтому этажи низкие. Лера открыла створки и высунулась на улицу. Май в этом году был очень теплым, как, впрочем, и вся весна, и ночной воздух показался ей мягким. Пышно цветущая сирень, заполнившая палисадники почти возле каждого подъезда, густо напоила воздух ароматом, и Лера глубоко втянула его. Захар, недолго думая, перелез через низкое металлическое ограждение. Только тут Лера заметила, что в его руках роза. Он взял ее в зубы и начал забираться на толстый старый тополь, который рос как раз напротив окна ее комнаты. Лера невольно вскрикнула и тут же зажала рот рукой, боясь, что разбудит родителей. Захар уже забрался на толстый сук, немного выше уровня второго этажа. Осторожно выпрямился, держась за ствол, и протянул Лере розу. Она перегнулась и взяла ее.

– Ты сумасшедший! – прошептала она, глядя на его поднятое к ней лицо.

В свете фонаря Захар выглядел таинственно. Светлые волосы слегка золотились, отливая в желтый, голубые глаза казались глубокими и темными, поднятое вверх лицо – утонченным. Он был в джинсах и белой футболке, обтягивающей плечи, и Лера машинально отметила подкачанные мускулы.

– Ты свалишься! – тихо засмеялась она. – Зачем пришел?

– Захотел тебя увидеть! – ответил Захар. – И это счастье, что ты живешь через два дома от моего. Так хочется тебя поцеловать!

– Не дотянешься, – лукаво ответила она. – Соседи уже давно хотят спилить этот тополь, он свет загораживает. Только сначала нужно кучу разрешений получить.

– Слава богу, что не спилили! – улыбнулся он. – Хочу тебя поцеловать! – повторил Захар.

Его желание передалось и Лере. Ей тоже захотелось ощутить, как его губы касаются ее. Но выйти из квартиры ночью? На такие безумства она не способна! И она поцеловала розовый бутон.

– Это я тебя касаюсь губами, – сказала она, глядя на Захара.

Он послал ей воздушный поцелуй. Его лицо выглядело таким милым и несчастным, что она, сама не понимая, что делает, спустилась с подоконника в комнату, мгновенно натянула джинсы и футболку и выглянула в приоткрытую дверь. Спальня родителей находилась дальше по коридору. Комната Леры была ближе ко входу в квартиру. Она скользнула в темноту, на ощупь сунула ноги в балетки, прислушалась к звукам из родительской спальни и осторожно открыла дверь. Чуть притворив ее за собой, спустилась по лестнице. Ее сердце сильно билось, таких поступков она никогда раньше не совершала, но ее словно черт толкал. Выйдя из подъезда, она сразу попала в объятия Захара. Он будто знал, что она появится, и ждал ее у двери.

– Я на минутку, – задыхаясь, сообщила она, – только поцеловать тебя!

– Лерочка! – прошептал он и крепко обнял, увлекая в палисадник к сирени.

Они остановились под ней, сцепив объятия и целуясь, как сумасшедшие. Куда подевалась робость Захара? Его руки скользили по всему ее телу, губы не отрывались ни на секунду, его неподдельная страсть завораживала, мужская энергия обволакивала. И Лера охотно отвечала. Она перестала думать о чем-либо, ей было необыкновенно приятно чувствовать поцелуи. Куст сирени подрагивал от их движений, и цветы словно запахли сильнее. Их аромат смешивался с тонким свежим запахом парфюма Захара, и это кружило голову Лере. Она потеряла контроль над собой. Но ласки Захара не переходили границ.

Вдруг из-за дома вывернуло такси и направилось к подъезду. Лера оторвалась от Захара и потянула его за кусты. Машина остановилась, из нее вышла пара явно навеселе. Молодожены, Лера их сразу узнала. Они жили на пятом этаже. Без конца целуясь и смеясь, те двинулись в подъезд. Когда за ними захлопнулась дверь, Лера выглянула из-за куста. Такси только что отъехало. Она выбралась из палисадника, поправляя сбившуюся футболку. Захар последовал за ней.

– Мне пора! – тихо проговорила она. – Вдруг родители проснутся.

– Побудь еще чуть-чуть! – словно задыхаясь, попросил он.

– Нет, – слабым голосом ответила она. – Мне лучше уйти домой.

Захар обхватил ее и прижал к себе. Лера вытянулась как струна в его руках. Его губы были горячими и сухими. Она ответила на поцелуй, затем уперлась руками в его грудь и попыталась вырваться. Но он держал крепко и заглядывал ей в глаза. Ее дыхание снова начало сбиваться.

– Отпусти, – прошептала Лера.

Никогда она так остро не чувствовала, что по-настоящему хочет близости. И это ее испугало.

– Захар! – твердо сказала она, собрав все силы. – Я ухожу!

Он понял, что Лера не шутит, и выпустил ее. Она бросилась в подъезд, боясь, что он схватит ее и все начнется по новой. Влетев на свой этаж, Лера осторожно открыла дверь и скользнула в темный коридор. Она замерла, прислушиваясь. В квартире было тихо, лишь из спальни родителей по-прежнему доносился храп отца. Она вздохнула, скинула балетки и на цыпочках отправилась в свою комнату.

Окно было по-прежнему открыто, на столе горел светильник, роза лежала на подоконнике. Лера выглянула на улицу. Захар стоял на тротуаре, подняв голову. Она махнула ему и послала воздушный поцелуй. Он ответил тем же, но продолжал стоять под ее окном. Тогда Лера закрыла ставни и плотно задвинула шторы. И тут же загудел ее мобильный.

– Иди домой! – шепотом ответила она. – Я ложусь спать. Мне завтра к первому уроку.

– Люблю тебя! – страстно проговорил Захар.

И в трубке раздались звуки его поцелуев. Лера на миг оцепенела. Она не знала, что ответить на его признание, а разбрасываться такими, казавшимися ей очень важными словами не хотела.

– Люблю тебя, – повторил он.

– Спокойной ночи, – ответила Лера и положила трубку.

Она сходила на кухню, налила в стакан воды. Жадно выпив, снова наполнила его водой и отнесла в свою комнату. Опустив розу в стакан, нежно коснулась губами ее бархатистых ароматных лепестков. В душе все таяло при воспоминании о поцелуях Захара. Лере уже казалось странным, что она совсем недавно задавала себе вопросы, как на самом деле к нему относится и стоит ли с ним встречаться. А уж про Марка сейчас даже не вспоминала. Перед глазами стоял только Захар, его взволнованное лицо, горящие глаза, приоткрытые красные губы. Ей казалось, что она могла бы целоваться с ним всю ночь напролет. Лера глянула на часы и ужаснулась – почти половина четвертого. На сон оставалось совсем мало времени. Она нырнула в кровать, обняла подушку и постаралась ни о чем не думать, чтобы быстрее заснуть.

Утром Лера чувствовала себя разбитой, ей не хотелось выбираться из постели. Но нужно было в школу. У подъезда ее уже ждала Яна. Ее вид тоже оставлял желать лучшего. Подруга обожала густой макияж и вызывающие наряды, но сегодня, к удивлению Леры, была одета просто – во все черное. Обтягивающие джинсы, черная мужского кроя блузка, широкий ремень, туго затягивающий ее и без того тонкую талию, босоножки на высоченной платформе – все в один тон. И лишь красные волосы, ярко блестевшие на солнце, диссонировали с этой глухой чернотой. Яна, по своему обыкновению, затянула их в высокий хвост. Ее обычно «загорелое» лицо сейчас выглядело бледным. Лера приблизилась к ней и поняла, что та вместо обычного тонального крема цвета загара наложила почти белый. Алые губы на этом фоне казались слишком вызывающими.

– Какая ты сегодня… – вяло начала Лера, окинув подругу внимательным взглядом.

– В трауре, – ответила Яна. – Кай так мне и не звонит! А ты же знаешь, когда парень так себя ведет, меня это бесит! Пошли? На физику опоздаем.

Лера кивнула и молча двинулась рядом с ней.

– Тебе нужно с ним поговорить, – заметила она. – Вы же не дети, чтобы по углам дуться друг на друга. Все можно выяснить.

– Лер! Я же ничего такого не сделала! – возмущенно начала Яна. – Ушла из компании подвыпивших ребят. Что мне надо было делать – оставаться с ними в запертой квартире? Нет уж, спасибо! Что я, сама себе злой Буратино, нарываться?

– Но ведь Кай не из таких, – попробовала возразить Лера. – Он к тебе очень трепетно относится, и ты ему сильно нравишься! Это же видно! Да и парень он порядочный!

– Ты что? Его оправдываешь?! – опешила Яна и даже остановилась, повернувшись к подруге. – А ты сама как бы поступила?

– Я? – изумилась Лера. – Ушла! Одной среди парней? Сразу бы убежала!

– Вот видишь! – удовлетворенно произнесла Яна и быстро двинулась в сторону школы. – Но Кай этого не понял. Обиделся, что я вообще могла заподозрить его и его друзей в гнусных намерениях на мой счет! Не звонит. Не присылает сообщений… Да ну его! – с горечью добавила она.

– И все-таки вам лучше поговорить, – ответила Лера.

– Как? – возмущенно поинтересовалась Яна. – Мне что, заявиться к нему домой или на работу? Думаешь, я способна бегать за парнем? Не хочет – не надо. Много чести.

– Ты не права, – уверенно ответила Лера. – Если тебе дорог парень и ваши отношения, то можно и первой пойти на примирение. Правда, вы не так долго и встречаетесь.

– Вовсе мы и не встречаемся! – зло произнесла Яна. – Это Кай так думал, а я четкого ответа ему так и не дала. Ну ходила на свидания, и что? Это еще ничего не значит!

– Остынь, – строго проговорила Лера. – Ты вся на эмоциях. И это говорит лишь о том, что Кай тебе не безразличен.

Яна надулась. Шла, прижав сумку к груди и с несчастным видом.

– Давай сегодня просто к нему съездим? – неожиданно предложила Лера.

– Куда? – немного оживилась Яна. – Он же чуть ли не в трех местах работает!

– На перемене я позвоню Марку, – задумчиво произнесла Лера. – Уж он-то точно должен знать, где Кай. Он же предложил ему работу на автомойке отца.

– Так у тебя же с ним, кажется, все, – удивленно ответила Яна. – Ты же сейчас с Захаром. Как у тебя с ним, кстати?

– Все нормально! – улыбнулась Лера и даже захотела рассказать Яне о своем ночном приключении, но в последний момент сдержалась.

Ей казалось некрасивым хвастаться перед подругой таким пылким и неординарным поклонником, в то время как та переживает размолвку со своим парнем. Хоть Яна постоянно говорила, что у них с Каем пока ничего нет, Лера-то хорошо знала подругу. Лера отлично понимала, насколько сильно Кай нравится Яне.

– И ты позвонишь Марку? – продолжила после паузы Яна. – Он тебе уже совсем-совсем разонравился?

– Не совсем, – тихо ответила та. – Но что поделать? Он вернулся к этой своей Саше. А Захар очень милый.

– Да ничего так! – одобрительно заметила Яна. – И ему восемнадцать. Уже должен понимать, что к чему.

– В общем, на большой перемене я позвоню Марку, а там сориентируемся, – подытожила Лера.

Так она и сделала. Когда они вышли из школы, Лера начала волноваться, но Яна без конца теребила ее и просила поторопиться. Ей явно не терпелось узнать, где сейчас Кай и чем занимается. Лера глубоко вздохнула, чтобы унять ненужное волнение, и набрала номер Марка. Последний раз они общались перед ее днем рождения. Он приехал к ее дому, чтобы сообщить, что не сможет прийти на празднование. Прошло не так уж и много времени, всего-то пара недель, но Лере казалось, что она не видела его целую вечность.

– Привет, Лера, – спокойно ответил Марк.

– Привет, – растерянно ответила она, вслушиваясь в его голос.

Все-таки она надеялась на большее проявление эмоций.

– Я звоню только потому, что меня попросила Яна, – заторопилась она.

Подруга дернула ее за рукав и сделала «страшные» глаза. Затем покрутила пальцем у виска. Леру немного насмешила эта выразительная пантомима. Она расслабилась и начала говорить более уверенно.

– Она встречалась с Каем, – продолжила Лера. – Но они… слегка повздорили. Он исчез, не звонит ей, не пишет.

– Наверное, ему лучше знать, – хмуро ответил Марк.

– В общем, ты не мог бы сказать, где его можно найти, – упавшим голосом сказала она.

– А почему бы тебе не позвонить ему напрямую? – спросил Марк довольно раздраженно. – Зачем выяснять у меня?

Лера окончательно растерялась. Она уже чуть не плакала и от его сухости, и от явного нежелания говорить с ней.

– Хорошо, я так и сделаю! – сказала она и замолчала.

– Как у тебя дела? – другим тоном спросил Марк.

– Отлично! – приободрилась она. – Была в Египте, недавно вернулась.

– Да, я в курсе, – ответил он. – Твой парень Захар все уши мне прожужжал и про тебя, умницу-красавицу, и про твою поездку в Египет, и про то, как вы погуляли в Коломенском под романтично цветущими яблонями.

В последних словах Лера уловила издевку и сжалась.

– Что ж, ты сделала прекрасный выбор! – продолжил Марк. – Захар парень хороший, я его давно знаю. И он явно тобой увлечен. Саша вчера показывала мне его пост в блоге. Мило.

– Ты о чем? – изумилась Лера.

– Ладно, мне некогда! – быстро ответил он. – Сейчас контрольная по биологии. Пока! Привет Яне!

В трубке раздались короткие гудки, Лера пару секунд слушала их, как в столбняке. Но Яна быстро спустила ее на землю, отняла у нее телефон и закрыла его.

– Что он сказал? – быстро спросила она. – Ты прямо в лице изменилась.

– Посоветовал мне самой позвонить Каю, – ответила Лера, все еще не придя в себя. – А вообще он разговаривал довольно ехидно.

– Чего?! – разозлилась Яна.

– Будто я виновата, что начала встречаться с Захаром, – потерянным голосом произнесла та. – Так вот он со мной говорил.

– Да ну его! – резко сказала Яна. – Перемена уже заканчивается. Пора в класс.

До конца урока Лера сидела словно на иголках. Из головы не выходили слова Марка о каком-то посте в блоге Захара. Но Лера еще вчера заходила к нему на страничку и ничего нового там не обнаружила.

«Так это, наверное, не в ЖЖ! – дошло до нее. – Видимо, Захар сделал новый пост в своем старом дневнике! Как это я сразу не догадалась?»

У Захара, как и у Саши, был блог на LiveInternet, у Леры и Яны на LiveJournal. Но когда Захар решил встречаться с Лерой, он завел себе аккаунт и в ЖЖ. Лера заходила именно туда. Сейчас, после слов Марка, она изнывала от нетерпения посмотреть, что же такое написал Захар. Но на уроках она не могла зайти в блог, оставалось ждать вечера. Занятия сегодня у них заканчивались только в половине четвертого. Затем у Леры факультатив по испанскому языку, так что дома она будет лишь после шести вечера. Яна тоже была сосредоточена на своих мыслях. Лера повернулась к ней и столкнулась с ее отсутствующим взглядом. Лекция преподавателя шла мимо ее сознания.

«И правда, почему бы мне самой не позвонить Каю и не попытаться с ним поговорить? – размышляла Лера. – Если он не отвечает на звонки Яны, то со мной у него нет причин не общаться!»

Как только закончились уроки, подруги вышли из здания школы. У Леры оставалось еще полчаса до начала факультатива.

– Точно пойдешь на него? – ныла Яна. – А может, со мной домой?

– Не могу пропустить, – хмуро ответила Лера. – Конец года, сама понимаешь. Осталось-то всего несколько лекций. Пошли в скверике немного посидим. У меня с собой пирожки с яблоками, мама утром пакет сунула.

– Аппетита нет, – вяло проговорила Яна.

Лера схватила ее за руку и потащила через улицу в небольшой тенистый сквер. Они нашли скамейку. Лера достала пирожки и пакетик молока. Яна взяла один и начала есть.

– Мать у тебя все-таки вкусно готовит! – немного оживилась она и потянулась за вторым пирожком.

Лера достала телефон из сумочки и набрала номер Кая.

– Захару своему звонишь? – заулыбалась Яна.

Но та приложила палец к губам. Кай поставил вместо гудков мелодию последнего хита Энрике Иглесиаса, и Лера напряженно слушала, как один фрагмент повторился дважды. И только потом Кай ответил.

– Да? – торопливо и явно запыхавшись, сказал он.

– Привет! – ответила Лера, стараясь, чтобы голос звучал по-деловому.

– Привет, Лер! Как дела?

– Все хорошо! А у тебя? – немного напряженно спросила она.

Яна перестала жевать и начала прислушиваться.

– Тоже неплохо! Я сейчас на автомойке, – сообщил Кай.

– Как работа? Нравится тебе там? – уточнила она.

Яна развернулась к ней всем телом, ее глаза округлились.

– Ты с кем? – прошептала она. – Это не Захар!

– Лер, ты ведь не за этим звонишь! – засмеялся Кай. – Яна попросила?

– Нет! – быстро ответила она. – Сама хочу узнать, что произошло. Яна очень близкий мне человек. И ты это знаешь. И я не могу видеть…

В этот момент Яна вырвала у нее телефон и быстро сказала в трубку:

– Кай! Давай все-таки поговорим! Отчего ты меня избегаешь? Что я такого сделала?

Она замерла. Лера услышала короткие гудки и взяла у нее телефон.

– Вот как-то так… – тихо произнесла Яна. – Не могу понять…

– Да мало ли! – утешающим тоном произнесла Лера и погладила ее по плечу. – Люди все разные. А уж парни.

– Неужели так трудно просто поговорить со мной? – с горечью спросила Яна и отвернулась, опустив голову.

– И не спрашивай, – в тон ей ответила Лера. – Марку тоже вот трудно было просто поговорить со мной. А мог бы мне объяснить, с какого перепугу он вдруг снова начал встречаться с этой Сашей!

– Не сравнивай, – вздохнула Яна, украдкой вытерла глаза и начала копаться в сумочке. – У тебя с Марком ничего определенного не было, он ведь тебе в вечной любви не клялся и всерьез встречаться не предлагал. Так что с него и взятки гладки. Тогда как Кай…

Она достала косметичку и начала подправлять слегка размазавшуюся подводку.

– Нужно просто выдержать паузу, – сказала Лера. – Мне кажется, так будет правильно. Не звони ему, не пиши и вообще исчезни из его жизни. А вот я сегодня же попытаюсь встретиться с Марком. Мне совсем не понравилось, как он со мной разговаривал.

– Вот это да! – восхитилась Яна и даже начала улыбаться, глядя на подругу. – И откуда такая решительность?

– Просто хочу расставить все точки над «и». Имею право! С порядочными девушками так не поступают! – раздраженно ответила Лера. – Вначале целуется, а потом знать не знает…

– И я не буду выдерживать никаких пауз, – решительно проговорила Яна. – И тоже встречусь с Каем. Нечего от меня бегать! Пора поговорить с глазу на глаз и все прояснить!

– Не советую делать это сейчас, – сказала Лера. – Мне не очень-то понравился его голос. Зря ты трубку вырвала.

– Ничего. Выслушает! – упрямо произнесла Яна. – Вечерком наведаюсь к нему домой и без всякого приглашения.

– К нему домой? – немного испугалась Лера.

– А что? – пожала плечами Яна. – Кто мне запретит? Кай всегда вечером дома. Все-таки на его попечении мать-алкоголичка и девятилетняя сестричка. Куда он от них денется?

– Хочешь, с тобой поеду? – задумчиво проговорила Лера. – А то там райончик еще тот.

– Хочу! – засмеялась Яна. – Так ведь у тебя планы. Сейчас на факультатив пойдешь, потом с Марком наметила встретиться.

– Это я так думаю, – улыбнулась Лера. – Марк даже не догадывается, что я хочу с ним поговорить.

– А может, ну его? – весело произнесла Яна. – Ты сейчас с Захаром. А он, судя по всему, классный парень.

– Это так! И он мне очень нравится, – ответила Лера. – Но я хочу задать Марку пару вопросов.

– Ишь какая ты стала настойчивая, – заметила Яна. – Ну и правильно!

Лера глянула на часы и встала.

– Пора мне, – сказала она. – Занятие через десять минут уже начнется. А еще до школы дойти нужно. Ты сейчас куда?

– Домой! – задорно ответила Яна. – Подготовлюсь к встрече.

– Боевой раскрас? – засмеялась Лера.

– А как же! Позвони, как освободишься. Хорошо?

– После занятия хочу позвонить Марку. И если удастся, где-нибудь пересечься, – сообщила Лера.

– Договорились! Ну пока!

Но Марк оказался «вне зоны». Возле своего подъезда Лера набрала его номер еще раз, но ответ был все тот же. Родителей дома не было, но это ее даже обрадовало. Лера ощущала себя не совсем комфортно, ей хотелось побыть в одиночестве и постараться разобраться с собой. Она быстро переоделась, постояла под прохладным душем, выпила стакан молока и уселась за компьютер. Ей не терпелось зайти в дневник Захара и увидеть, что же за запись он там сделал и отчего это так задело Марка. Она четко услышала, с каким раздражением он говорил об этом.

В ЖЖ Захара новых записей не было. Тогда Лера открыла его страничку на LiveInternet и вздрогнула от неожиданности. Большой и красочный коллаж, собранный в фотошопе, украшал верхний пост. Посередине была ее фотография, которую Захар сделал в Коломенском. Лера, румяная и смущенная, стояла под раскидистой старой яблоней, сплошь покрытой крупными белыми цветами. Лучи солнца пробивались сквозь них и падали на ее волосы. Их шоколадный цвет выгодно контрастировал с нежным тоном цветов. Несколько лепестков застряли в прядях и казались белыми мазками, нанесенными искусным художником на ее волосы. Глаза Леры выглядели бездонно-голубыми и даже отдавали в васильковый тон. Лера подумала, что Захар «подкрасил» их в фотошопе. Ведь на самом деле они у нее серые. Снимок заключался в красивую серо-сине-сиреневую рамочку, внутри «разбросаны» яблоневые цветы, залитые отдельно. Между ними искрились обработанные специальной программой крохотные розовые сердечки. Но и этого показалось Захару мало. Он ухитрился слева от снимка втиснуть стихотворение, написанное красивой серебристо-белой вязью.

Весна творит в природе чудеса —
Любовь она зажгла в твоих глазах.
Весенний ветер в сердце заглянул
И дверцу в твое сердце распахнул.
Ты, как весна, светла и хороша,
Все совершенство – тело и душа!
Ты мне дала сиянье дня и свет в ночи,
Позволь тебе любовь мою вручить! —

прочитала Лера, испытывая смешанные чувства.

Она была воспитана на произведениях классиков, любила хорошую литературу и могла отличить настоящую поэзию от массового интернетовского творчества. И хотя эти стихи были как раз из последнего разряда, они ее тронули искренностью, к тому же отлично вписывались в общий тон коллажа, были, что называется, в тему.

Запись оказалась публичной, и внизу Лера увидела не один десяток комментариев. С любопытством начала их читать. И даже испытала на миг мстительное чувство, ведь и Марк и Саша увидели, как сильно их друг Захар ею увлечен. И совсем не удивилась, что первым, кто откомментировал эту запись, оказалась именно Саша.

Комментарии

Sashen’ka:

«Захарушка, что это за пошлость?»

ZahaRR:

«Если тебе не нравится, то это вовсе не значит, что моя картинка – пошлость. Лера прекрасная девушка! И я просто хотел выразить свои чувства».

Intellect:

«И правда, Сашуль, чего на парня напала? Наш Захар влюбился. И это супер! И картинка мне нравицца)))»

ZahaRR:

«Пасиб, Женек, за поддержку! А Сашка наша чего-то кипятится. А ведь все мы знаем, что Марк снова с ней. Саша, добрее нужно быть… и люди к тебе потянутся!»

Sashen’ka:

«Просто я была уверена, что избавилась от этой девицы раз и навсегда. Но нет! А ты, Захар, уж извини, все мы в курсе, что ты всегда и все делаешь в пику Марку. Сознайся, что назло ему начал ухлестывать за этой Лерой. У вас же вечное соперничество! Думаешь, никто не видит? Только не надо держать нас за полных идиотов! В жизни не поверю, что парень, сильно увлеченный девушкой, будет на всеобщее обозрение выкладывать такие пошлые картинки. Одни розовые сердечки чего стоят! Тебе ведь не 14! Взрослый парень!»

ZahaRR:

«Что за кипеж? Я не понял! Твое-то какое дело, что я выкладываю и почему? На себя посмотри! Всю душу нам тут изливаешь, мы же вникаем, не осуждаем и всегда тебя поддерживаем!»

Andrushes:

«Да Сашка просто ревнует! Лера мне кажется очень милой девушкой».

Intellect:

«Ну не скажи, Андрюх! Просто милой быть в наше время мало. Я вот люблю более сложно устроенных девушек. А что может из себя представлять десятиклассница?»

Sashen’ka:

«Женька, полностью тебя поддерживаю! Что может быть интересного в такой вот малолетке? Да она совсем еще незрелая личность. О чем с ней говорить взрослому парню?!»

ZahaRR:

«А ты сама? Ты-то что из себя представляешь? Окончила школу и НИЧЕМ не занимаешься, только бегаешь по магазинам да по салонам красоты. Вот с тобой уж очень интересно. А Лера, между прочим, знает несколько языков и учит новые. Сейчас вот испанским увлеклась. Она, если хочешь знать, в подлиннике читает английских и французских классиков. И отлично разбирается в литературе. Ее мать работает преподом в нашем универе, и Лера хочет поступать на ИнЯз. Так-то, Сашенька!»

Umnitsa_krasavitsa:

«Что за шум? Как парни встали на защиту какой-то неизвестной нам девчонки! Саш, да ну ее! Чего ты зациклилась на этой самой Лере?! Марк выбрал тебя, а не ее. Это лучший показатель, кто и чего стоит. А картинка прикольная. Захарка, видно, постарался. В шопе не один час сидел, да?»

Sashen’ka:

«Ясно вам, недоумки? Настя все правильно написала. Марк мой. А Лера утерлась!»

ZahaRR:

«Да кто вам сказал, что Лера вообще имела какие-то виды на Марика?! Это он сам начал ухаживать за ней… ни с того ни с сего… Саш, не веришь, спроси у него. И хватит нападать на мою девушку. А то всем вам троянов подпущу, будете знать!)))»

Intellect:

«Мы уже лежим под столами от страха! Но если серьезно, то и правда, Саш, какое нам всем дело до этой Леры?!»

Sashen’ka:

«Жень, вообще-то Захар из нашей компании! А значит, и его девушка вынуждена будет тусоваться с нами. Об этом вы все почему-то не подумали».

Лера, прочитав комментарий, вздрогнула. И она об этом не подумала. Захар ведь дружит и с Марком, и с Сашей. Но они еще так мало встречались, что разговор о друзьях пока не заходил, да и никаких вечеринок вроде не намечалось. Май загружен, в школе – конец учебного года, у студентов – зачетные недели.

«Ладно, чего это я? Не буду заморачиваться раньше времени! – подумала Лера. – Пока Захар меня ни на одну вечеринку с друзьями не приглашал! А скоро лето, многие вообще разъедутся».

Под понятием «многие» Лера имела в виду Сашу и Марка. Она помнила, что тот после учебы собирался с матерью в Испанию. Тут же мелькнула мысль, что, возможно, и Саша захочет к ним присоединиться, тем более Лариса, мать Марка, была с его девушкой в отличных отношениях и просто мечтала женить сына именно на ней.

– И снова я о нем думаю! – раздраженно пробормотала Лера и закрыла сайт. – Пора положить этому конец.

Она вспомнила о ночном визите Захара, поцелуях под сиренью и заулыбалась, обняв себя за плечи. На душе сразу потеплело. Но все равно словно какая-то недоговоренность не давала ей полностью погрузиться в мечты. Из головы не выходил один комментарий под записью Захара, будто бы он все и всегда делает в пику Марку и с ней начал встречаться только из-за этого. Лера допускала, что такое возможно. Она уже успела понять, что парни без конца соперничают друг с другом, это заложено в них природой, помогает быть в тонусе и ощущать себя хотя бы иногда альфа-самцом.

В дверь позвонили. Лера удивилась, кто бы это мог быть. Родители обычно открывали своими ключами. Увидев Яну, попятилась, пропуская ее в коридор. По правде говоря, Лера поначалу даже не узнала подругу. На ней было надето шелковое платье в романтическом стиле. Туго затянутая талия, пышный подол ниже колен, ткань в мелкий розово-сиреневый цветочек совсем не в стиле Яны, но в то же время все это ей необычайно шло. Правда, поверх она надела синюю короткую джинсовую куртку, но и это подходило к платью, как и летние замшевые сапоги. И даже красные распущенные волосы не портили картины. И никакой косметики. Янины зеленые глаза с темными ресницами выглядели и без подводки ярко и красиво, а легкий румянец выгодно оттенял белую кожу. В первый миг замерла Лера, во все глаза глядя на подругу. Давно она не видела ее без макияжа.

– Ян, а тебе идет, – растерянно проговорила она. – Очень необычно по сравнению с твоим повседневным раскрасом. Ты просто красотка!

– Да? – хмуро спросила Яна и скинула сапоги. – По правде говоря, мне чего-то расхотелось сегодня краситься. Решила, пусть Кай меня увидит такой, какая я есть на самом деле! Он ведь меня ни разу без косметики не видел, представляешь?

– Решила давить на жалость? – рассмеялась Лера и пошла в гостиную. – Только так ты выглядишь еще лучше. Уж поверь мне!

– Не знаю, – ответила Яна и последовала за ней. – А ты чем занимаешься?

– Захар выложил в пост интересный коллаж.

– Ну-ка, покажи! – оживилась та.

Лера направилась в свою комнату и открыла ноутбук.

– Вот, полюбуйся! – с гордостью проговорила она и развернула экран к Яне.

– «Весна творит в природе чудеса. Любовь она зажгла в твоих глазах», – прочитала Яна и посмотрела на подругу. – Вот это да! Захар-то каков! Так мило. Мне вот никто таких картинок не делал и стихов не посвящал.

– Да, приятно, – пробормотала Лера. – А ты комменты почитай. Саша просто злобствует.

– Так ей и надо! – усмехнулась Яна и склонилась к монитору.

Она бегло просмотрела комментарии.

– Захар молодец! – констатировала она. – В обиду тебя не дает. Да и все парни встали на твою защиту. Но эта Саша чего-то никак не успокоится. Хорошо, что про меня ни слова не написала.

– Марк рассказал мне по телефону про этот пост, – сообщила Лера. – И его тон мне очень не понравился.

– А ему-то что? – заметила Яна. – Задело, значит. Видимо, он все еще к тебе неравнодушен.

– Прекрати! Он же с Сашей.

– Ладно, Лер, все это интересно, но я твердо решила ехать к Каю. Ты как? Если не хочешь, я и одна доберусь.

– А ты ему звонила? – уточнила Лера.

– Да. Несколько раз. Но он просто не берет трубку. А ты Марку? Ты же хотела с ним встретиться и серьезно поговорить?

– Хотела… Но он «вне зоны…» Так что на сегодня я совершенно свободна, – задорно закончила Лера.

– А Захар?

– У него смена до восьми вечера. И потом еще какие-то дела дома. Так что сегодня мы не встречаемся!

– Поедешь со мной? – обрадовалась Яна.

– Почему бы и нет? – улыбнулась Лера и открыла шкаф. – Чего бы надеть?

– На улице тепло, – вяло проговорила Яна.

Она уселась на подоконник и выглянула на улицу.

– Тополь-то как разросся! – заметила она.

– А ты знаешь, вчера… – начала Лера и осеклась.

– Что вчера? – подождав и видя, что подруга молчит, спросила Яна.

– Да так… Ничего… В общем, я, как всегда, в джинсах!

Ей хотелось рассказать Яне о том, как Захар забрался на этот самый тополь, но она все-таки решила промолчать. Ей казалось, что это должно остаться только между ней и Захаром. И снова при воспоминании о его настойчивых поцелуях сердце застучало сильнее, на губах появилась улыбка.

В подъезде девушки столкнулись с родителями Леры.

– Добрый вечер, – вежливо поздоровалась Яна.

– Добрый! – ответил Павел Петрович и улыбнулся.

– Отлично выглядишь! – одобрительно заметила Валентина Ивановна. – Всегда бы так! А то вечно слой косметики. Хорошо, что Лера не злоупотребляет. Куда собрались на ночь глядя?

– Всего-то половина восьмого! – пробормотала Лера.

– Так, погуляем немого, – улыбнулась Яна. – Устали эти бесконечные уроки делать! А Лера еще и на испанский сегодня ходила. Быстрей бы лето!

– Тут будете? – уточнила Валентина Ивановна. – Во дворе?

– Ага! – одновременно ответили девушки и переглянулись.

– Ну, мы пошли? – спросила Лера.

Родители молча кивнули и отправились в подъезд.

– Знаешь, я всегда тебе завидовала, – призналась вдруг Яна. – Молодцы твои старички. Вместе держатся и разбегаться, судя по всему, не собираются.

– А мне кажется, в таком возрасте главное привычка, – тихо ответила Лера. – Они вместе вот уже… ну чуть больше чем мне лет. Изо дня в день!

– Тоже думаешь, куда любовь девается, когда люди вступают в брак? – спросила Яна.

– А может, это и есть самая настоящая любовь, – задумчиво произнесла Лера. – Для меня это вопрос. Во всех фильмах, книгах любовь всегда выглядит как страдание, постоянное преодоление каких-то препятствий… Но я все чаще думаю, а не трюк ли это сценаристов, писателей? Ведь им нужно заинтересовать читателя, чтобы продать свои произведения, вот они и изощряются над сюжетами. А вдруг в жизни все намного проще и прозаичнее? Вот как у моих родителей, к примеру. Встретились, понравились друг другу, поженились, родилась я. Жизнь идет спокойно и размеренно, никаких особых страстей, зато я вижу, что они в гармонии. Ссорятся, конечно, но так редко и по таким, на мой взгляд, пустякам!

– Ого, как ты сегодня философски настроена, – заметила Яна.

– Ты ведь сама начала этот разговор. Я понимаю, что причина в твоем отчиме!

Яна сразу нахмурилась. Лера избегала говорить с ней на эту тему, зная, насколько болезненно та воспринимает даже упоминание о Викентии Павловиче, который вот уже три года был женат на ее матери. Яна жила вместе с ними в одной квартире, но лишь Лера видела, как она рвалась оттуда, как мучительно воспринимала присутствие чужого мужчины в доме.

– Не будем говорить об этом… – злобно проговорила Яна.

– Что, опять? – остановила ее Лера. – Мы же это обсуждали! У тебя есть веские причины его ненавидеть! Он хоть раз пытался приставать к тебе в отсутствие матери? Только честно, Ян! Ну?

– Попробовал бы только! Что ты! Но он такой противный, мерзкий и всегда потный! Лысина так и блестит. Ненавижу! – раздельно произнесла она.

В этот момент девушки подошли к остановке маршрутного такси.

– Подождем? – предложила Яна. – На маршрутке удобнее добираться.

– Конечно.

– И какая муха нас укусила? – засмеялась Яна, правда, немного натянуто. – Про Викешку вдруг начали говорить. Я даже разозлилась.

– Просто мы обе взвинчены, – сказала Лера и взяла ее за руку, – предстоящим визитом. Думаю, нас там никто не ждет.

– Ничего. Пусть знает, как от меня бегать, – нервно произнесла Яна. – Пока не поговорю с ним по душам, не отстану.

– А если Кая не окажется дома?

– Буду ждать до упора, – засмеялась Яна.

Но Кай был дома. Когда они вышли на конечной остановке возле кирпичного завода и двинулись к баракам, Яна уже успокоилась. Она вообще была человеком действия и предпочитала активное и быстрое решение любых проблем. Лера же, наоборот, считала, что лучше все обдумать, а уж потом принимать решения и тем более начинать действовать. Но сейчас она хотела поддержать подругу, поэтому своего мнения не высказывала, а просто шла рядом. Если уж Яна решилась на что-то, останавливать ее бесполезно.

Деревянные бараки были на вид очень старыми, казалось странным, что здесь все еще жили люди. Их соорудили очень давно в качестве временного жилья для рабочих строящегося завода. Но, как гласит известная поговорка, «нет ничего более постоянного, чем временное». Кто-то получал квартиры, но жилья, как правило, на всех не хватало, и люди продолжали жить в этих строениях без каких-либо удобств. Барак, в котором жил Кай с семьей, находился на самой окраине поселка. За ним тянулся овраг, превращенный в свалку. Рабочий день уже закончился, жители сидели на лавочках, пили пиво и перебрасывались замечаниями. К девушкам никто особо не цеплялся, хотя они явно были здесь чужими. Создавалось ощущение, что обитателям бараков все равно, кто они и зачем оказались в их поселке. Подруг это устраивало. Особенно Леру. Она знала резкий характер Яны и боялась каких-либо инцидентов, тем более та сейчас находилась в крайне взвинченном состоянии.

Приблизившись к крайнему бараку, Яна остановилась. Она явно пыталась успокоиться.

– А может, ну его, этого Кая? – вдруг сказала Лера. – Пошли отсюда, а?

– Ты чего? – возмутилась Яна. – Ехали в такую даль и сейчас развернуться и уйти ни с чем?

– Да не такая уж и даль, – улыбнулась Лера. – Всего-то минут двадцать на маршрутке.

Она огляделась и поежилась. Солнце уже садилось, темный силуэт длинного барака, возвышающегося на краю оврага, показался ей каким-то зловещим. За ним расстилалось поле, огненный шар уже почти закатился за линию дальнего леса и окрасил все окружающее пространство в красновато-серые тона. Из оврага тянуло какой-то сырой вонью, и Лере захотелось уйти отсюда как можно скорее.

– Ты вот что, – решительно начала Яна, – посиди здесь! А я в барак наведаюсь! Выясню, приехал ли Кай. Если нет, то буду ждать его до тех пор, пока он не вернется.

– Не останусь я здесь, – возмущенно ответила Лера. – Там какая-то подвыпившая компания, не видишь, что ли?

И она махнула рукой в сторону группы мужчин, сидящих между соседними бараками и что-то громко обсуждающих.

– Да они телик на улицу вытащили и смотрят матч! – засмеялась Яна.

– А… точно, – успокоилась Лера. – Все равно, пошли вместе!

И она первой шагнула в открытую дверь. В коридоре было темно, но Лера отлично помнила, что первая дверь справа ведет к Каю. Яна, что-то возмущенно бормоча, шла следом. Лера резко остановилась возле закрытой двери, Яна натолкнулась на нее и тихо выругалась.

– Бог мой! Я отлично понимаю Кая, который хочет заработать побольше денег и снять приличную квартиру, – сказала она. – Как здесь можно жить и не спиться? Как тут дети могут существовать? Загадка! А ведь у Кая девятилетняя сестренка…

В этот момент дверь резко распахнулась, электрический свет резанул им глаза. Яна вскрикнула и замолчала.

– Вы? – раздался изумленный, растерянный голос Кая, и он пропустил их в комнату.

– А ты думал, кто? – нервно засмеялась Яна.

Девушки вошли в помещение. Кай быстро закрыл за ними дверь и остановился с растерянным видом. Он был, по своему обыкновению, во всем черном даже дома. Его крашенные в черный цвет волосы были забраны в хвост. В комнате, несмотря на открытое окно, пахло не очень приятно. Лера глянула на женщину, лежащую неподвижно в углу на кровати, и поморщилась. Здесь ничего не менялось. Мать Кая, по всей видимости, редко выходила из своего привычного состояния.

– А где сестренка? – мягко спросила Яна.

– Вчера отправил в деревню… неподалеку… – нехотя ответил Кай. – Там у нас бабушка живет.

– Так ведь учебный год еще не закончился, – удивилась Яна.

– Попросил учителей отпустить… в связи с семейными обстоятельствами. Мать совсем… А я постоянно на работе…

Кай замолчал и опустил голову. Лера ощутила неловкость и решила выйти на улицу и там подождать подругу.

– Чаю? – предложил Кай. – Есть вафельный торт. Или вы обе на диете?

– Скажешь, – засмеялась Яна и хлопнула его по плечу. – Нам такие меры не нужны. Мы от природы стройные.

Напряжение сразу спало. Кай улыбнулся.

– Идите за перегородку, а я быстро, – сказал он.

– Я тебе помогу, – предложила Яна.

Он кивнул, не сводя с нее глаз.

– Как ты изменилась, – тихо заметил Кай. – Ты очень… очень красивая!

Лера глянула на них и отправилась в «комнату» Кая. За деревянной перегородкой, которую соорудил Кай, чтобы отделить место для себя и сестры, находилось довольно уютное помещение. Она зашла туда и прикрыла дощатую дверь. Сев на диван, огляделась. Здесь мало что изменилось. Посередине возле окна находился компьютерный стол. С одной стороны – кушетка Даши, сестренки Кая, с другой – его диван. На полу лежал пестрый ковер. Чисто, аккуратно, но у Леры защемило сердце. Ее еще в прошлый приход сюда поразило, что шестнадцатилетний парень вместо того, чтобы получать образование, выполняет обязанности и отца и матери. Лера знала, что отец Кая погиб несколько лет назад, мать с тех пор запила и махнула рукой и на себя и на детей. Парню пришлось уйти из школы. С тех пор он трудился не покладая рук, чтобы прокормить себя и мать с сестрой.

– Ты! Как ты могла такое про меня подумать? – раздался в этот момент возмущенный голос, и Лера вздрогнула.

Ребята выясняли отношения уже на повышенных тонах. Кухня, если можно так выразиться, находилась в соседнем помещении и представляла собой просто закуток за шторкой. Лере все было слышно и даже захотелось уйти.

– Кай, мы не так давно встречаемся! – резко проговорила Яна.

Лера встала и включила музыкальный центр. Там уже стоял диск. Она сделала звук громче, чтобы заглушить разговор ребят.

Там светят два солнца,
Просто скажи мне, где тебя можно разглядеть,
И, в форме сердца
Я приоткрою все свои двери в темноте.
Давай держаться за руки,
Не упадем, наверное… —

слушала Лера песню группы «Серебро».

Дверь вдруг открылась. Она обернулась и вздрогнула – в комнату заглядывал Марк.

– Лера?! – изумленно спросил он.

Она вскочила.

– Привет, – произнесла растерянно.

– А Кай где? Я ему деньги завез. Он просил… – не менее растерянно сказал Марк и зашел в помещение.

Давай держаться за руки,
Не упадем, наверное,
Давай держаться за руки,
Свободное падение… —

громко неслось из музыкального центра.

Лера пришла в себя и выключила звук.

– Он с Яной… они там чай… – запинаясь, начала она объяснять.

Они замолчали и прислушались. Из кухни доносились звуки поцелуев, шепот и тихий смех.

– Ясно, – сказал Марк, вздохнул и сел на диван.

Лера опустилась рядом. Она смотрела в его карие глаза, на стильно подстриженные густые каштановые волосы, на крохотную родинку справа на шее и чувствовала, как сильно бьется сердце. Все-таки она была неравнодушна к нему, и сейчас Лера четко это осознала. Он ей нравился, волновал ее, в его присутствии все казалось каким-то другим, словно у нее менялось зрение.

– Я тебе звонила сегодня, – быстро проговорила она. – Но ты все «вне зоны».

– Телефон вырубился, – пояснил он. – Глюк какой-то. Но я уже разобрался, так что все работает.

– Понятно, – тихо ответила она. – Хотела с тобой поговорить. А то все как-то…

– А что? – с вызовом спросил Марк. – Ты, как я понял, нашла себе замечательного парня.

– Вы с Захаром друзья, – заметила она, не понимая причины его агрессии.

– Именно, – хмуро ответил он. – И я его знаю намного лучше, чем ты.

– К чему ты клонишь? – удивленно поинтересовалась она.

– Хочу открыть тебе глаза, – после паузы начал Марк. – Захар сам по себе парень неплохой, к тому же, как говорят все мои знакомые девушки, очень талантливый мастер. Да и тебе отличную стрижку сделал. Тебе, правда, очень идет, Лерочка.

В его голосе было столько нежности, что она вздрогнула и с непониманием на него посмотрела. Марк вдруг провел рукой по ее волосам, затем взлохматил челку и тихо засмеялся. Она отодвинулась и поправила ее.

– Извини. Не удержался, – покаянным тоном проговорил он.

– Так что Захар? – после паузы спросила она.

– Понимаешь, он всегда мне завидовал, – серьезно продолжил Марк. – Мы тусуемся в одной компании, и я давно заметил, что он во всем старается мне подражать.

– Может, у тебя паранойя? – раздраженно заметила она. – Какая-то мания величия! Во-первых, Захар старше тебя аж на два года, во-вторых, ты пока всего лишь школьник, как и я, ученик десятого класса, а он уже дипломированный специалист!

– Тоже мне, специалист! – ехидно проговорил Марк. – Окончил какое-то парикмахерское… училище и думает, что круче его нет.

– Но мастер он хороший, – упрямо произнесла Лера. – Иначе твоя девушка Саша давно бы ушла в другой салон.

На словах «твоя девушка» Лера сделала невольный акцент и пристально посмотрела на Марка. Он нахмурился. Его лицо приняло недовольное выражение.

– Ты злишься, что мы снова с ней сошлись? – уточнил он.

– Да мне-то какое дело, – пожала она плечами. – Это твоя жизнь. А ты мне ничего не обещал. Наоборот, постоянно говорил, что торопиться с новыми отношениями не хочешь.

– Да, это так, – кивнул он. – А вот ты, смотрю, торопишься окунуться в новые отношения. А ведь Захар закрутил с тобой назло мне!

– Ты нелогичен! – засмеялась Лера, хотя ее сердце екнуло. – Если бы он хотел насолить тебе, он бы сделал все, чтобы отбить у тебя Сашу. Тем более он ее мастер и сделать это было бы не так уж и трудно.

– Ошибаешься, – с вызовом проговорил Марк. – К тому же Саша любит только меня. И никогда в жизни больше ни на кого не посмотрит!

– У тебя точно мания величия, – зло засмеялась она.

В этот момент дверь открылась, появились Кай и Яна. Они раскраснелись, без конца улыбались и переглядывались. Кай нес поднос с чашками и коробкой торта, Яна держала в руках большой белый чайник.

«Помирились, – поняла Лера. – Слава тебе господи! Янка хоть успокоится!»

– Марк?! – одновременно воскликнули они.

– Привет! – Он взял из рук Яны чайник.

– Ты будто телепортировался, – засмеялась она.

– Вы были так заняты собой, что ничего не видели и не слышали, – заметил он. – Кай, я завез тебе, что ты просил.

Он достал из кармана конверт и протянул ему.

– Спасибо! – с чувством ответил Кай и засунул конверт в ящик стола. – Надеюсь, ей это поможет.

– Смотри сам, конечно, – ответил Марк, – но я слабо верю в экстрасенсов и им подобных.

– А что такое? – встряла Яна.

– Хочу отвезти мать к целительнице, – нехотя ответил Кай. – Но уж очень дорого она берет за свои сеансы. Все говорят, что помогает, алкоголики мгновенно перестают пить, прямо отбивает у них охоту. Марк, в течение полугода я тебе отдам!

– Можешь не торопиться, – улыбнулся тот. – Как сможешь, так и вернешь. Мы же друзья.

– Чаю? – тоном радушной хозяйки предложила Яна.

Марк глянул на Леру, помолчал, потом кивнул и сел с ней рядом. Но только они начали пить чай, как дверь резко распахнулась и на пороге возникла разъяренная до предела Саша.

– Что тут происходит?! – с ходу заорала она, обводя злым взглядом компанию. – Ты сказал, что на минутку, только уладишь кое-какие дела… А я сижу в машине вот уже полчаса! А ты тут чаи распиваешь! Да еще с этими… с этими…

– Чаю? – невозмутимо предложила Яна, но даже не поднялась с дивана.

– Иди ты! – не снижая громкости звука, ответила Саша.

Ее хорошенькое утонченное личико натуральной блондинки сильно покраснело и исказилось, она выглядела даже некрасивой.

– Извините, ребята, – спокойно сказал Марк и встал. – Приятно было повидаться, – обратился он к Лере.

– И мне, – растерянно ответила она.

Саша сверлила ее пронизывающим взглядом. Лере стало неуютно и хотелось, чтобы они поскорее ушли.

– Я провожу, – сказал Кай.

Он встал. Саша хмыкнула, подхватила Марка под локоть, и они вышли из комнаты.

– С ума сойти! – громко произнесла Яна.

– И не говори! – согласилась Лера.

А сама все думала о словах Марка по поводу их постоянного соперничества с Захаром.

«Они походили на лесных эльфов. Юные и милые»

Домой Лера вернулась только в половине одиннадцатого. Мама немного поворчала, но быстро успокоилась, когда Лера сказала, что они сидели во дворе на лавочке и так заболтались, что не заметили, как уже поздно.

– Ложись спать! – строго сказала Валентина Ивановна. – А то знаю я тебя. Сейчас усядешься за свой компьютер.

– Мне и правда кое-что нужно посмотреть в Интернете, – ответила Лера. – Но это быстро!

Валентина Ивановна лишь вздохнула. Она понимала, что сейчас совсем другое время, дети не представляют себе жизнь без информационных технологий, но считала все это вредным для здоровья. И сама, хоть и работала преподавателем в университете, старалась пользоваться компьютером как можно реже. Тем более языки, а в этом Валентина Ивановна была уверена, усваиваются лучше только во время разговорной практики. Но за Леру она могла быть спокойна. Ту Валентина Ивановна начала приучать к английскому языку, едва Лера начала говорить. Мать и дочь часто общались именно на нем.

– Не засиживайся! – сказала она, когда Лера устремилась в свою комнату. – Сон – это очень важно!

– Знаю, мамочка!

Лера улыбнулась.

– Быстрее бы каникулы, – вздохнула Валентина Ивановна. – Отправим тебя на дачу, будешь на природе. И главное, там никаких компьютеров.

Лера поморщилась. Она терпеть не могла поездки на дачу. Сидеть весь день на небольшом участке в садовом товариществе, поневоле общаться с соседками, занятыми лишь выращиванием овощей и фруктов и считающими эту тему самой интересной для разговоров, полоть бесконечно вырастающие сорняки, загорать среди грядок на полотенце, отмахиваясь от насекомых, – такая перспектива казалась ей не очень-то привлекательной. Но каждое лето повторялось одно и то же. Родители отправляли ее на дачу, считая, что свежий воздух полезен в любом случае. Они и отпуска брали по очереди. Павел Петрович обычно старался в июне, а Валентина Ивановна уезжала туда сразу после летней сессии. И Лера сидела под присмотром почти все лето. Правда, на пару недель ее вывозили к тетке в подмосковную Щербинку. Валентина Ивановна заботилась о ее кругозоре и считала, что Лера обязана при каждом удобном случае посещать музеи и всевозможные выставки. Так что поездки к тете Фае превращались для Леры в нудную обязанность, она быстро уставала от походов по музеям и обилия информации, которую пыталась дать ей мама, и мечтала скорее вернуться домой.

– В Египте было так классно! – заметила Лера.

– Я рада, что ты туда съездила, – ответила Валентина Ивановна.

– Мам, вот там и правда полностью расслабляешься. Вот это отдых. Я даже и представить не могла, как здорово на таких курортах. А вы все дача да тетка. Из года в год одно и то же! А мои друзья отдыхают именно за границей.

– Это кто же? – явно удивилась Валентина Ивановна. – Яна тоже летом или в деревне у родственников, или здесь болтается. Из класса ребята? Но что-то я…

– Ладно, не будем, – оборвала ее Лера. – Это я просто так… Не обращай внимания!

– Конечно, я понимаю, что на тебя произвела впечатление ваша с папой поездка, – продолжила Валентина Ивановна, – вы привезли такие красивые фотографии. На экскурсии съездили.

– Мам, дело не в экскурсиях! Просто это совсем другой уровень, понимаешь?

– Хочешь сказать, что стремишься к богатой красивой жизни? – осторожно сказала Валентина Ивановна. – Но ведь мы не раз обсуждали с тобой ценности, наиболее важные для человека.

Лера вздохнула. Она пожалела, что не сдержалась. Мама расстроилась из-за их разговора, это было видно по ее лицу.

– О чем вы тут? – выглянул Павел Петрович из гостиной. – Застряли в коридоре. Слышу, говорите и говорите. Валюш, тут твой сериал уже начался!

– Да-да, я сейчас, – растерянно ответила Валентина Петровна. – Просто Лерочка…

Он вышел из комнаты.

– Мама и папа! – шутливым тоном начала Лера, стараясь разрядить обстановку. – Делаю вам официальное заявление: я очень довольна тем, как обычно провожу лето!

– Наша дочь мечтает о заграничных курортах! – с горечью проговорила Валентина Ивановна. – Наша дача – это уже не ее уровень.

– Но в Египте действительно было очень хорошо, – спокойно ответил Павел Петрович. – Конечно, нам там обоим понравилось. Пошли, мать! А то серию пропустишь!

Он подмигнул Лере, подхватил Валентину Ивановну под локоть и повел ее в гостиную.

Лера вздохнула с облегчением. Она не видела ничего такого в своих словах и не понимала огорчения матери. Разве плохо, что человек стремится к лучшему? Зайдя в свою комнату, она сразу уселась за стол и включила ноутбук. Первым делом зашла на страничку Саши. У нее появилась новая запись.

«НЕ БЫВАЕТ ЛЮБВИ НЕСЧАСТНОЙ…»

Не бывает любви несчастной.
Может быть она горькой, трудной,
Безответной и безрассудной,
Может быть смертельно опасной.

Купила сборник Юлии Друниной. Вначале хотела скачать из сети, но потом все-таки решила, что настоящая книга намного приятнее. Сидеть в кресле, перелистывать страницы, вчитываться в строчки… Кайф! Я уже писала, что стала фанаткой творчества этой поэтессы. Показала книжку и Марку. Но он отнесся довольно равнодушно к ее лирике, правда, заметил, что я взрослею, если меня на такие стихи потянуло. А ведь он младше меня на два года. Но часто мне кажется, что он намного взрослее меня. Да и что такое биологический возраст? Всего лишь цифры, которыми записывается время нашей жизни. Но наше внутреннее состояние не всегда совпадает с этим отсчетом.

Юлия Друнина покончила с собой. Меня это поразило. Почему? Что с ней такое случилось, что она решила уйти из жизни?

Но несчастной любовь не бывает,
Даже если она убивает.
Тот, кто этого не усвоит,
Тот счастливой любви не стоит…

Комментарии

VoronKa:

«Что-то ты, Сашка, дала тут депрессухи! Откуда такое настроение? Ты же снова с Марком. Ну подумаешь, не понравились ему стихи. Да парням вообще редко поэзия нравится. Им подавай рэп. Это они лучше усваивают. Не кисни! И выше нос! А эта Друнина прикольно писала. Надо в сети глянуть, что за мегачел. Первый раз слышу».

Sashen’ka:

«Варь, просто мне как-то грустно, что ли… Сама не знаю, что со мной. А эти стихи мне в тему. Я с поэтессой на одной волне. Ну ты-то сама стихи пишешь, так что должна меня понять».

VoronKa:

«Да ладно, какие уж там стихи! (смущенно опускаю глаза и сильно краснею) Рэп – это нечто другое. Скорее такой ритмичный речитатив. Кстати, мы уже репетируем. Скоро вот ка-а-ак выступим в одном из модных клубов! Вот тогда вы все узнаете!»

Sashen’ka:

«Здорово! Надеюсь, пригласишь, хотя я такой стиль не очень… Но приду, чтобы на тебя посмотреть!»

Umnitsa_krasavitsa:

«Варька жжот! Ну просто звезда рэпа! А вот твой пост мне понравился, Саш. Помню, ты уже выкладывала один ее стих, я очень впечатлилась. Даже в инете посмотрела инфу про нее. Только эта Друнина писала еще в прошлом веке. Но все равно сильно! Но правда, чего у тебя настроение-то такое? Что случилось? С Марком опять трения начались?»

Sashen’ka:

«Нет, все хорошо! Он такой милый! Вчера даже принес мне смешного розового слоника. Сейчас покажу».

VoronKa:

«Слоника? Это что-то новое! Чего это с Мариком нашим?»

Sashen’ka:

«Вот такой у меня слоненок! Назвала я его Зефирчик. И сейчас он возле моей подушки лежит».

В комментарий была залита фотография лохматого слона ярко-розового цвета. Глазки-бусинки почти скрывались под длинным мехом. Он лежал на кровати, застеленной светло-розовым покрывалом. Лера с любопытством рассматривала снимок. Ей хотелось понять, в какой комнате живет Саша. Но этот розовый цвет ее раздражал.

Umnitsa_krasavitsa:

«Так это мамонтенок! Чего он такой лохматый?»

Sashen’ka:

«Марик сказал – слоник! А я с любимым не хочу спорить. И сейчас перед сном обнимаю своего Зефирчика. Он такой мягкий!»

Andrushes:

«Что это за розовая гадость? Сашка, выброси ты этот пылесборник! Марк с ума, что ли, сошел? Дарить мягкие игрушки? Это же полный отстой! Я прочитал твой пост, проникся настроением, даже на философские размышления потянуло. А сейчас увидел этого розового монстра и понял, что ни в какой ты не в печали».

Лера усмехнулась. Но то, что Марк дарит Саше мягкие игрушки, ее расстроило. Значит, все у них хорошо, и он относится к ней с нежностью. Тогда тем более непонятно его поведение и наезды на Захара. По большому счету его совершенно не касалось, с кем Лера встречается и что ими движет. Она закрыла страницу, не дочитав комментарии, взяла телефон. Ей очень захотелось услышать голос Захара. Лера знала, что он сегодня весь вечер занят какими-то срочными семейными делами, поэтому не звонит ей, но решила, что на пару минут он может и отвлечься. К тому же было довольно поздно, так что все дела давно должны были закончиться.

– Алло, – немного напряженно ответил Захар.

– Привет! Не занят? – быстро спросила Лера.

– Что-то случилось? – озабоченно поинтересовался он.

– Ничего, просто захотелось услышать твой голос, – улыбнулась она. – Уже привыкла, что мы постоянно перезваниваемся.

– Я хотел пожелать тебе спокойной ночи, но подумал, ты уже спишь, – более спокойным тоном ответил он. – Сейчас почти полночь.

– Я за компом засиделась, – сказала Лера. – Завтра увидимся?

Захар сразу не ответил, словно был в замешательстве. И это ей очень не понравилось.

– Я не настаиваю, – спохватилась она. – Если ты не хочешь…

– Хочу! Что ты! – торопливо проговорил Захар. – Но тут такое дело… Каю рано утром нужно отвезти мать к какой-то целительнице. Марк обещал на своей машине. Но Кай недавно звонил и сказал, что тот не сможет. Вот я и вызвался отвезти их. Правда, у меня смена завтра, но другу необходимо помочь, так что придется брать отгул.

– А Марк почему не смог? – осторожно спросила Лера.

– Какая-то контрольная, которую ему нельзя пропустить… Зачем тогда пообещал? Он и деньги даже вечером отвез…

– Я знаю, – после паузы сообщила Лера. – Мы были там с Яной, когда он приезжал.

– Вот как, – задумчиво произнес Захар. – Мне Кай ничего не сказал.

«И правильно сделал! – одобрила про себя Лера. – Незачем такие подробности Захару знать! И мне тоже нужно было промолчать!»

– Так что я завтра еду… Утром буду у твоего дома.

– У моего? – изумилась Лера.

– Яна тоже хочет! – сказал он. – Ты не в курсе?

– Вообще-то нам завтра в школу, – хмуро заметила Лера.

– Значит, она пропустит занятия, только и всего.

– А далеко ехать? – уточнила Лера.

– Не очень, около сорока километров от города. Кай сказал, что по карте посмотрел и покажет, куда конкретно. Вначале заберу Яну, затем в барачный поселок поеду. Может, и ты с нами?

– Я? – удивилась Лера. – Кай вообще-то не на прогулку едет, а тут такая компания. Думаю, ему это не очень понравится.

– А может, наоборот? – заметил Захар. – Ему нужна наша поддержка. Мало ли как все пройдет. Или ты не хочешь пропускать школу?

– Не хотелось бы. Хотя у нас завтра всего четыре урока и ничего особо важного не предвидится…

– В общем, я завтра в восемь утра буду у Янкиного подъезда, – сказал он. – Захочешь, присоединяйся!

– Не знаю, – неуверенно ответила она.

– Лер, мне очень хочется, чтобы и ты поехала. Будешь сидеть со мной рядом на переднем сиденье. Мы и так редко видимся! И такой случай! Там лес, озеро красивое, как мне Кай сказал. Пока он будет решать свои дела, мы могли бы погулять. А потом я вас обратно привезу.

– Но что я родителям скажу?

– Зачем им что-то говорить? Ты что, никогда тайком занятия не пропускала? – засмеялся Захар. – Вот не думал, что ты такая правильная девочка! С Марком-то на дачу поехала.

– А ты откуда знаешь? – спросила неприятно удивленная Лера.

– Яна как-то упомянула…

– Ну я с ней еще поговорю, – сухо произнесла Лера.

– Да ладно! Дело-то прошлое! Ну что, выйдешь завтра?

– Утром посмотрим, – уклончиво ответила Лера.

– Хорошо, не буду на тебя давить, – мягко ответил Захар и чмокнул трубку. – Спокойной ночи! И пусть тебе приснятся самые сладкие и красивые сны!

– И тебе, – прошептала она.

– А если бы Марк был за рулем, ты бы поехала? – вдруг спросил Захар.

– Дурак! – с обидой ответила Лера и положила трубку.

И сразу позвонила Яне.

– Да? – сонным голосом ответила та.

– Значит, ты завтра едешь с ребятами? – быстро заговорила Лера. – И даже мне не сказала?

– Утром хотела, – вяло ответила Яна. – И вообще я уже сплю! Ты же все равно школу не пропустишь. А что? – более бодрым голосом спросила она.

– Захар зовет с вами, – задумчиво ответила Лера.

– Супер! Поехали!

– Не знаю… Вы о Кае подумали? Это что, увеселительная прогулка? Он мать на лечение везет, а тут целая компания за ними увязалась!

– Да Каю только лучше будет! – уверенно ответила Яна. – Ему очень трудно психологически, уж я-то знаю. А мы будем поддержкой. Главное, позитива побольше. Поехали! Составишь Захарке компанию. Вот он рад будет.

– Но…

– Никаких «но»! И вообще спать пора. Завтра выходи к восьми.

В трубке раздались короткие гудки. Лера посидела в задумчивости несколько минут, затем убрала телефон и отправилась спать.

На удивление, она проснулась рано и в бодром приподнятом настроении. Решение уже пришло, она знала, что должна поехать с ребятами. Поэтому тетради с конспектами Лера брать не стала, а положила в сумку большой пакет с пирожками, которые накануне испекла мама. Лера решила, что на свежем воздухе у всех разыграется аппетит. Отец ушел на завод к семи, так что она с ним даже не пересеклась, а вот мама еще спала, ей в университет нужно было после обеда. И Лера надеялась, что незаметно уйдет из дома и не будет отвечать ни на какие вопросы. Так и получилось. Примерно без четверти восемь она заметила в окно машину Захара и вышла из квартиры. Открыв дверь подъезда, увидела, что парень идет через детскую площадку к ее дому. Лера помахала ему рукой и ускорила шаг. Захар остановился и расплылся в улыбке. Она отметила, что он подстриг волосы короче и зачесал вверх смешной короткий гребешок, закрепив его гелем. Ему шло, к тому же с такой прической Захар стал выглядеть ее ровесником. Голубая футболка с длинными рукавами и капюшоном, светло-голубые, живописно изодранные на коленях джинсы, белые кеды – Лере очень понравился его «прикид» Правда, она думала, что для поездки в лес он наденет что-нибудь более темное. Сама она была в черных джинсах, красной футболке и легкой голубой ветровке.

– Привет! – одновременно проговорили они и засмеялись.

– Отлично, что ты решила ехать с нами! – радостно сказал Захар, глядя на нее сияющими глазами. – А то мне было бы грустно без тебя!

– Да вот… в последний момент подумала, а почему бы и нет? Пошли в машину. Мама не в курсе, что я вовсе не в школу собралась.

– Пошли! – легко согласился он.

Они забрались в салон и сразу начали целоваться. Захар выглядел взволнованным, он крепко прижимал ее к себе, его ласки были страстными. Вдруг Лера отстранилась и глянула в окно. Но на них никто не обращал внимания.

– Где там Янка? – быстро проговорила она. – Вечно опаздывает! Надеюсь, раскрас будет не слишком агрессивным.

– А мне нравится! – неожиданно заявил Захар. – По крайней мере, твоя подруга не боится быть нестандартной. И ее трудно не заметить в толпе серых обычных людей.

– Значит, я серая и обычная? – сделала странный вывод Лера и надула губы.

– Я этого не говорил! – засмеялся Захар и снова начал ее целовать.

– Полегче! – раздался возмущенный голос, и дверца машины открылась. – Тут вообще-то младшие школьники на занятия идут!

– Янка! – рассмеялась Лера и повернулась к подруге.

Та уже усаживалась на заднее сиденье.

– Привет, Захар! – поздоровалась она.

– Привет! – весело ответил он и пристально на нее посмотрел.

Яна была без косметики, только чуть коснулась губ розовым блеском. Волосы она заплела в две косички, оделась в обычные джинсы и мужскую на вид рубашку в сине-красную клеточку.

– Тебя и не узнать, – заметил Захар. – А ты не думала пойти в театральное училище? С твоим талантом к перевоплощению тебе бы на театральных подмостках цены не было.

– Издевается, – беззлобно констатировала Яна.

– Вовсе нет, – искренне удивился Захар. – Наоборот! А вообще тебе идет естественная красота. Ты мне сейчас кажешься очень милой. И эти косички. Стильно смотрятся!

– Лер, он у тебя всегда такой разговорчивый с посторонними девушками? – засмеялась Яна.

– Захар – стилист-визажист, – ответила Лера. – Не забывай о специфике его мировосприятия!

– Ох какие умные мне попались девочки, – заметил Захар и завел мотор. – Вообще-то я просто парикмахер. И прекрасно об этом знаю.

– Но хороший, – одобряюще заметила Яна. – Поехали?

Всю дорогу до бараков они без конца шутили и подкалывали друг друга и приехали на место в очень веселом настроении. Яна вообще была смешливой, и Захару даже нравилось доводить ее до приступов неконтролируемого хохота. Но когда они вышли из машины, то сразу замолчали. Кай сидел на скамейке возле дома в очень мрачном настроении. Захар бросился к нему.

– Привет, – сказал Кай. – Помоги мне!

Он глянул на притихших девушек и молча кивнул им.

– Не надо было нам с тобой приезжать! – сделала вывод Лера. – Говорила же, что это вовсе не увеселительная прогулка, как вы думаете.

– Глупости! – ответила Яна и выбралась из машины.

Лера тоже вышла на улицу. Они замерли, не зная, что им делать.

В этот момент появились ребята. Они под руки тащили совершенно бесчувственную на вид женщину.

– Эх, Инга Юрьевна… – вздохнула Яна и бросилась к ним.

– Открой дверцу, – быстро сказал Кай. – Да, на заднее сиденье!

Он затащил мать в салон и привалил ее в угол. Распространился неприятный запах перегара, и Лера поморщилась. Она уже подумывала, чтобы отказаться от поездки и отправиться домой.

– Едем? – спросил Захар.

– Да-да! Нечего тянуть! – нервно ответил Кай и сел рядом с матерью. – Девчонки, чего застыли?

Яна тут же устроилась рядом с ним, Лера села на переднее сиденье. Машина тронулась с места. Вначале все молчали, чувствуя неловкость. Но минут через десять уже никто не обращал внимания на похрапывающую в углу Ингу Юрьевну. Кай повернулся к ней спиной. Яна сидела рядом и смотрела только на него.

– Хорошо, что погода сегодня отличная! – бодро заметил Захар.

– А что это за место? – поинтересовалась Лера, развернувшись к ребятам.

Ей хотелось, чтобы Кай отвлекся. Он сидел хмурый.

– Ни разу там не был, деревня какая-то, – нехотя ответил он.

– А что за целительница? – спросила Яна и взяла его за руку.

– Бабка Ефросиния, – оживился он, – потомственная… Вся ее родня по женской линии занималась целительством. Говорят, она даже от наркотической зависимости исцеляет. И еще там целебное озеро есть.

– Подозрительно только, что она много денег берет за свои сеансы! – скептически произнесла Яна.

Кай вдруг отвернулся и всхлипнул. Лера глянула на Яну с возмущением и покрутила у виска пальцем. И села прямо, глядя на дорогу.

– Ну что ты! – тихо проговорила Яна. – Да черт с ними, с этими деньгами! Главное, чтобы твоей маме помогло!

Кай что-то тихо ответил. Захар включил радиоприемник.

I would hold you in my arms
I would take the pain away
Thank you for all you’ve done
Forgive all your mistakes
There’s nothing I wouldn’t do
To hear your voice again
Sometimes I wanna call you
But I know you won’t be there
Ohh I’m sorry for blaming you
For everything I just couldn’t do
And I’ve hurt myself by hurting you…[2]

раздалась песня.

Лера любила эту композицию в исполнении Кристины Агилеры под названием «Hurt» и даже начала тихо подпевать. Захар посмотрел на нее и улыбнулся.

Когда они подъехали к деревне, Захар оглянулся и спросил, куда дальше.

– Нужно свернуть вправо, не заезжая, колдунья живет на отшибе, – сообщил Кай.

Лера вздрогнула и сжалась. Солнце было мягким, небо голубым, лес выглядел обычно, и то, что где-то тут прячется жилище ведьмы, показалось ей зловещим. Она сразу представила какое-то болотце и на его неустойчивом берегу разваливающуюся лачугу, увешанную веничками волшебных трав вперемежку с засушенными жабами. Но когда они проехали по отлично накатанной дороге через березовый лесок и вывернули к небольшому лугу, то увидели краснокирпичный новенький на вид коттедж. Высоченный забор огораживал территорию вокруг него, несколько машин находились неподалеку от распахнутых ворот. Огромная кавказская овчарка сидела на цепи и смотрела на прибывающих весьма недружелюбно. Захар подъехал и поставил машину под раскидистую старую березу. Он повернулся к Каю с весьма озадаченным видом.

– Что это, дружище? – спросил он. – Мы туда приехали? Именно в этом роскошном особняке и проживает бабка… как ее там?

– Ефросиния, – упавшим голосом ответил Кай и выглянул в окно.

– Сейчас я понимаю, отчего она берет такие суммы за свое лечение, – пробормотала Яна и выбралась из машины.

Лера последовала за ней.

– Может, отговорим Кая? – задумчиво произнесла Яна, окидывая взглядом особняк. – Это похоже на развод на деньги! Разве может потомственная целительница столько зарабатывать? Насколько я знаю, они вообще деньги не должны брать! Раньше-то бабкам в деревнях продукты приносили за их услуги. Яйца, молоко… А Каю придется полгода работать, чтобы долг Марку отдать! Это вам не десяток яиц!

– И вдруг не поможет? – сказала Лера. – Вот я о чем думаю! Гарантий-то никаких нет.

– Да вроде она потом деньги возвращает, если не поможет, – ответила Яна.

– Ага, как же! Разбежалась! – засмеялась Лера.

Ребята в этот момент выбрались из машины.

– Я пойду все выясню, – хмуро произнес Кай. – Наше время через полчаса, но тут народу, смотрю, полно приехало. А вы за мамой посмотрите.

– Не волнуйся! – сказал Захар.

– Я с тобой! – заявила Яна и решительно взяла его под руку.

Кай лишь улыбнулся. Они быстро двинулись к воротам. Лера облокотилась на капот и начала грызть травинку. Захар встал напротив нее.

– Будем ждать, – сказал он. – Но мне тоже кажется, что все это развод! Только деньги зря потратит.

– Можно ведь найти и какие-то другие пути, – заметила Лера, хотя ей совсем не хотелось говорить на эту тему.

– Кай уже все перепробовал, – нервно ответил Захар. – Мы ведь давно дружим. И его отца я помню. Когда он был жив, тетя Инга всегда выглядела очень счастливой. Это была дружная и благополучная семья. Ей ведь только тридцать пять.

– Сколько?! – не поверила Лера. – Я думала, что все пятьдесят!

– Она вот уже три года беспробудно пьет… после гибели мужа не может прийти в себя.

– Наверное, очень его любила, – тихо произнесла Лера.

– Думаю, да, – кивнул он.

– И все равно, разве так можно? Ведь у нее дети. За что Кай-то должен страдать!

– Не знаю, почему в жизни все так устроено, – серьезным тоном ответил Захар. – Пытаешься понять, да как-то в голове не укладывается. Кай замечательный парень, а вот такое ему выпало!

Из машины раздались какие-то звуки. Захар быстро открыл дверь и тихо чертыхнулся. Инга Юрьевна будто бы пришла в себя, но ей явно стало хуже. Он вытащил ее из салона, Лера помогла. Ребята устроили женщину на травке под кустами, но ее тут же стошнило. Лера не выдержала зрелища и отвернулась. Захар бросился к машине и достал из багажника пятилитровую бутыль с водой и упаковку салфеток. Когда приступ рвоты прекратился, Захар постарался привести женщину в порядок. Затем уложил ее на траву. Лера подошла. Инга Юрьевна лежала на спине, ее глаза были открыты и неподвижны. Они выглядели мутными, зрачки сильно сузились. Бледное одутловатое лицо казалось безжизненным, синеватый рот приоткрылся. Дорожка слюны бежала из уголка губ.

– Я боюсь! – сказала Лера и прижалась к Захару. – С ней все в порядке?

– Она в отключке, – тихо сообщил он. – Но зрелище не для слабонервных. Один раз на такое посмотришь, и в принципе употреблять спиртное расхочется… причем любое, даже слабоалкогольное. И сейчас я очень хорошо понимаю Кая, который вообще избегает спиртных напитков.

Из ворот показались Кай и Яна. Они быстро шли к машине.

– Мама?! – встревоженно произнес Кай, увидев лежащую на земле Ингу Юрьевну.

Он бросился к ней.

– Ее вырвало, – тихо сказал Захар. – Но я ее уже умыл.

– Спасибо! Помоги мне!

Парни подняли бесчувственную женщину и потащили ее к воротам.

– Ужас! – прошептала Лера.

– И не говори! – хмуро ответила Яна. – Но ты бы видела эту самую потомственную колдунью! Толстенная баба, вся в золотых кольцах и с прической в виде башни из рыжих волос! Я пыталась донести до Кая, что такая навряд ли поможет. Но он лишь пробормотал, что внешний вид еще ничего не значит. И вообще он в отчаянии и, по-моему, готов пойти на что угодно, лишь бы помочь матери. Но она тоже хороша! – зло добавила Яна, открыла салон и забралась на заднее сиденье. – Иди сюда! У меня с собой сок и печенье.

Лера села рядом и взяла свою сумку.

– А у меня пирожки!

– Парней, конечно, лучше подождать, но я от всех этих треволнений невыносимо хочу есть!

Лера достала пакет и положила на сиденье. Яна улыбнулась, вынула пирожок и, разломив, довольно произнесла:

– С яблоками. Мои любимые!

И с аппетитом принялась за еду. Лера открыла пакетик с соком.

– Взрослая женщина, мать, а валяется дни и ночи пьяная в стельку и знать ничего не хочет! – продолжила Яна. – Разве это нормально? Знаю, что никого осуждать нельзя, но просто не могу удержаться! Возитесь с ней, видишь ли! Тратьте деньги, водите к врачам, а теперь еще и к колдунам! Жаль, что она почти всегда в трансе, а то я бы ей высказала! За Кая обидно! Парень так надрывается!

– Ян, вообще-то тебя это не касается, – заметила Лера. – Зачем лезть в чужую семью?

– Вот вам и здрасстье! – мгновенно разозлилась та. – Хочу напомнить, что я с Каем встречаюсь! Так что он мне не совсем чужой. И мне небезразлично, что жизнь к нему так несправедлива!

– Ну, может, эта колдунья исправит ситуацию, – миролюбивым тоном проговорила Лера. – Смотри, сколько к ней народу ездит. Не просто так. Сделает какой-нибудь заговор или еще что… Не знаю, как они исцеляют…

– Не верю я в это! – хмуро ответила Яна. – Человек сам должен понять и не доходить до такого состояния. Я сейчас совсем по-другому смотрю даже на бутылку пива.

– Захар мне тоже только что именно это говорил! – с улыбкой заметила Лера.

– Еще бы! Насмотришься на такое и задумаешься, а нужен ли алкоголь вообще!

Девушки замолчали. Яна съела пару пирожков и закрыла пакет. Лера пила только сок.

– Чего в школе-то скажем?

– Сегодня всего четыре урока, – ответила Лера. – Придумаем что-нибудь!

Из ворот вышли ребята, девушки выбрались из машины, с тревогой вглядываясь в их лица.

– А Инга Юрьевна где? – быстро спросила Яна, беря Кая за руку.

– Ефросиния сказала, что ей лучше остаться здесь на сутки, – сообщил он. – Нужно будет забрать ее завтра.

– Но я точно не смогу, – хмуро сказал Захар. – Я и так отгул взял, так что завтра с утра в салон. И на весь день.

– Придумаю что-нибудь, – ответил Кай. – Тем более завтра суббота. Я, правда, сам хотел двое суток подряд отработать, но придется завтра на автомойку не выходить. Только с утра офис вымою, а потом за матерью. До деревни и на автобусе можно добраться. А вот до трассы… Попутку поймаю. Сюда много людей едут!

– Ребята, перекусить хотите? – спросила Яна.

– Неплохо бы! – оживился Захар. – Я, кстати, кое-что прихватил с собой.

– У меня аппетит пропал, – сказал Кай.

Яна обняла его за талию и прижалась головой к плечу.

– Есть все равно нужно. А давайте пикник устроим! Тут же какое-то озеро есть!

– Да, я видел, за особняком! – сообщил Захар. – Садитесь в машину.

Они объехали территорию особняка и оказались на узкой, но накатанной дороге, ведущей к видневшемуся вдали большому озеру. Захар повел машину туда. Они проехали вдоль берега и скоро остановились под раскидистыми соснами. Небольшая заводь с песчаным дном выглядела привлекательно. Старое бревно, лежащее под соснами, показалось им удобным сиденьем. Ребята выбрались из машины и огляделись.

– Какая здесь красота! – восторженно произнесла Яна. – И как жарко! Надо было купальник прихватить. Позагорали бы.

– А вы представьте, что это нудистский пляж, – лукаво предложил Захар.

– Размечтался! – засмеялась Яна.

Она достала из багажника плед и расстелила его под соснами возле сухого бревна. Лера выложила съестные припасы. Захар, как оказалось, хорошо подготовился и взял даже копченую курицу. Свежие огурцы, помидоры, батон хлеба, пирожки Леры, сок в пакетах пришлись как раз кстати. Ребята дружно начали есть, и даже Кай повеселел. Вначале он сидел за накрытым «столом» с печальным видом, но скоро на его лице начала появляться улыбка. Яна ухаживала за ним, делала бутерброды с огурцами, подкладывала куски курицы, наливала сок в бумажный стаканчик. И через какое-то время Кай окончательно пришел в себя. Захар быстро управился с куриной ножкой и парой пирожков, затем глянул на Леру и предложил ей прогуляться. Она смутилась.

– Правильно! – поддержала его Яна. – Вам пора размять ноги! А мы с Каем тут побудем.

И она зачем-то подмигнула Лере. Та встала.

– Куртку-то сними! – сказала Яна. – Сегодня очень тепло!

Лера глянула на нее недовольно, но, поняв, что Яна проявила заботу без какой-либо задней мысли, улыбнулась, скинула ветровку и пошла рядом с Захаром.

От озера между сосен шла тропинка, и они машинально двинулись по ней. Вначале оба молчали, чувствуя странную неловкость. Но звуки леса, пение птиц, аромат сосновой смолы быстро изменили их настроение. Ребята вдыхали полной грудью свежий воздух, их глаза раскрылись, шаг стал легче, улыбки не сходили с лиц. Они настроились на одну волну и с окружающим миром, и друг с другом. Тропка, по которой они шли, была устлана сухой хвоей и усыпана шишками. Лера неудачно встала на одну из них, нога подвернулась, и она чуть не упала, но Захар вовремя успел ее подхватить. Они дружно рассмеялись, не разнимая объятий.

– Больно? – заботливо спросил он.

Лера стояла на одной ноге, держась за него. Лодыжка чуть ныла. Захар довел ее до пенька, она села и вытянула ногу. Он опустился на землю и осторожно поднял брючину. Затем снял кроссовку с ее ноги и стянул носок. Леру от смущения бросило в жар. Захар нежно погладил ее оголенную ногу, затем наклонился и начать дуть. Она чуть в обморок не упала, так это было… интимно. А когда он осторожно начал целовать ее лодыжку, поглаживая пальчики, Леру уже трясло от волнения, странных желаний и невыносимого смущения. Захар не останавливался, она замерла, впитывая ласку, его пальцы уже скользили по икре, забираясь под широкую снизу штанину. И это было так приятно, что Лера молчала, позволяя Захару ласки. Мурашки бежали по ее коже, его прикосновения вызывали жар, который разливался по всему телу. Захар поднялся и обнял ее так крепко, что она сползла с пенька. Они тихо засмеялись и упали на листья земляничника, густо росшего вокруг пня. Лера откинулась на спину. И вдруг перед ее глазами появились какие-то белые цветочки. Она моргнула и вгляделась – цветущая земляника, Захар пощекотал цветочками нос Леры, она улыбнулась.

– Зачем ты сорвал? – тихо спросила она. – Ягодок не будет!

И закрыла глаза.

– Это мы, когда свалились с пня, поломали цветочки, – шепотом пояснил он.

Она ощутила его приближающееся дыхание. И вот его губы коснулись ее приоткрывающихся губ. Кончик языка мягко проник ей в рот. Но это не было противно. Наоборот язык чуть касался ее губ, языка, она задержала дыхание, затем начала отвечать на непривычную для нее ласку. Ей понравилось кончиком касаться его языка, это было щекотно, но и невыносимо приятно. И когда его губы обхватили ее, а язык настойчивыми движениями проник ей в рот, она окончательно расслабилась. И то, что его ладони лежали на ее груди, не казалось таким уж непристойным. Наоборот, Лера хотела более откровенных ласк. Ее футболка была поднята, Захар уже целовал ее живот, она теребила его волосы и невольно прижимала его голову к своему телу. Он расстегнул «молнию» ее джинсов. Лера замерла. Стыд обжег ее, но она решила позволить Захару делать то, что он хочет. Он чуть оттянул ее трусики и начал осторожно целовать чуть ниже пупка. И тут Лера не выдержала. Она очнулась от наваждения, пришла в себя, устыдилась своей распущенности, так ей сейчас виделось свое поведение, и мягко оттолкнула Захара. Он выпрямился и затуманенным взглядом посмотрел на нее.

– Не надо, – тихо сказала она и села, быстро застегнув джинсы.

– Прости! – прошептал он и попытался притянуть ее к себе.

– Не надо! – повторила Лера.

– Я не хотел… – растерянно произнес он, – но ты так соблазнительна. Так красива. Ты… просто чудо!

Лера снова начала расслабляться от его слов, улыбка появилась на ее лице, но она опустила глаза и поправила футболку. Захар попытался ее обнять, но она встала. Он поднялся вслед за ней. Лера будто трезвела. Стыд снова обжег ее. Она не могла понять, как позволила парню такие откровенные ласки! Такого с ней еще не было. Захар ей, конечно, нравился, и очень сильно, но она не могла сказать, что пылает к нему любовью.

– Я люблю тебя, – тихо проговорил он в этот момент и глубоко заглянул ей в глаза.

Но Лера знала, парням в таких вопросах верить нельзя. Многие из них легко произносят эти слова, чтобы добиться от девушки того, что им нужно. И кто знает, не под действием ли неудовлетворенной страсти Захар признавался ей? Ее бывший парень Витек тоже говорил, что любит, это признание легко слетало с его губ, но как только Лера отказала ему в близости, его любовь куда-то улетучилась. Мало того, он стал очень груб и даже оскорблял ее. С тех пор Лера уже не была такой доверчивой.

– Я люблю тебя, – повторил Захар и попытался ее обнять.

Но Лера отвернулась.

И увидела, как по тропинке в их сторону движется какой-то человек. Она даже обрадовалась, так как испытывала неловкость от признаний Захара и просто не знала, что ему отвечать.

– Кто-то идет, – сказала она.

Захар наконец оторвался от созерцания ее лица. Незнакомец уже приблизился. Он вывернул из-за двух сросшихся толстых сосен и замедлил шаг, внимательно глядя на ребят.

– Здравствуйте, – вежливо проговорила Лера, окидывая его пристальным взглядом.

– День добрый! – спокойно ответил тот.

На вид ему казалось от двадцати до тридцати, но определить точнее было довольно трудно, так как молодой человек был с бородой, усами и длинными распущенными волосами. Сильно вытертые джинсы, сандалии на босу ногу, свободная клетчатая рубаха, джинсовый жилет со множеством карманов, небольшой компактный рюкзак и профессиональный фотоаппарат, висевший на груди, говорили о том, что перед ними путешественник. Или турист, отбившийся от группы. Неподалеку от деревни находился старинный монастырь.

– Прелестно! – вдруг сказал путешественник и поднял фотоаппарат. – Лучи падают сквозь сосны и так красиво играют на ваших волосах. Они таких замечательных коричнево-красноватых оттенков. И у вас такие глубокие голубые глаза!

Он навел фотоаппарат на Леру. Не успела она смутиться, как он сделал несколько кадров.

– Вы кто? – хмуро спросил Захар. – И зачем фотографируете мою девушку?

– Но ведь она не возражает! – мягко улыбнулся он. – Зовите меня Лука.

– Как? – рассмеялся Захар. – Что это за имя?

– А чем вам не нравится? – не переставая улыбаться, спросил Лука.

Лера глянула на него, затем назвала свое имя. Захару ничего не оставалось, как тоже представиться.

– А вы тут гуляете? – уточнил Лука и сел на пенек.

– Типа того, – нехотя ответил Захар, с удивлением наблюдая, как тот открывает рюкзак и достает маленький ноутбук. – Это что? – другим тоном спросил Захар и подсел к Луке. – «Тошиба»? С поворотным экраном? Ух ты! Супер!

– Да, модель поддерживает расширенные беспроводные возможности, экран, кстати, сенсорный. То, что он поворотный, превращает этот ноут в планшетик! – оживленно ответил Лука и включил ноутбук.

– Здоровски! – Захар заглянул в монитор.

– Вот здесь, внизу экрана, располагается сканер отпечатка пальца, – продолжил Лука. – Как только я ввожу свой отпечаток, то избавляюсь от процедуры ввода пароля, включая сайты в Интернете и программы. Очень удобно! А то пароли в голове держать…

– Вообще супер! – восхищенно заметил Захар.

Лера уже с трудом сдерживалась, чтобы не высказаться. Захар будто забыл о ней, увлеченный новым девайсом.

– Лера, иди сюда! – позвал Лука. – Сейчас твои фотографии отсмотрим.

Она приблизилась. Лука уже списал снимки с карты памяти на «Рабочий стол» и развернул экран в ее сторону. Появился первый снимок. Он был хорош даже без специальной обработки. Свет падал сверху на волосы, они золотились, выражение лица было испуганным, но и прелестным одновременно. Глаза распахнуты и казались бездонными. Ресницы бросали длинные тени, бледно-розовые губы приоткрылись.

– Как красиво! – прошептал Захар. – Да вы мастер! Вы что, профессиональный фотограф?

– Люблю это дело, – с улыбкой ответил Лука. – Но вообще-то по образованию я режиссер.

– Невероятно! – продолжил восхищаться Захар. – А можно мне эту папку скопировать? У нас есть фотик, но он у наших друзей. Тут, рядом, на озере. Я спишу на карту памяти.

– Зачем? – пожала плечами Лера, не отводя тем не менее глаз от своих снимков, которые «перелистывал» Лука на мониторе.

– А ты разве не хочешь иметь такие отличные фотографии? – удивился Захар. – Их и в блог можно выложить. Пусть друзья любуются!

«Марку точно понравятся! – подумала Лера. – Будто профессиональный фотохудожник снимал. А я еще припишу, что это был режиссер, вот он удивится! А уж Саша вообще позеленеет от злости».

– Конечно, без проблем, – улыбнулся Лука и закрыл ноутбук.

Он аккуратно уложил его в рюкзак и вопросительно глянул на Леру.

– Пошли, – сказала она и двинулась по тропинке к озеру.

Когда они подошли к месту стоянки, то увидели, что Яна и Кай сидят на бревне и пьют чай, наливая его в пластиковые стаканчики из термоса. Вид у них был умиротворенный. Кай успокоился. Его лицо посветлело, он с мягкой улыбкой что-то тихо говорил Яне. Увидев приближающуюся компанию, они замерли. Появление Луки их явно озадачило.

– Ребят, а мы вот кого в лесу встретили! – заявил Захар с такой радостью, словно привел им настоящего Деда Мороза. – Знакомьтесь, Лука.

– Как? – одновременно изумились те.

– Ну вообще-то это прозвище, – засмеялся он. – Производное от фамилии Лукин. Но я уже настолько привык, что внимания не обращаю. Меня Яков зовут.

Ребята представились и пригласили его присаживаться.

– Кай? – переспросил Лука. – Тоже прозвище? Даже странно, что твоя красноволосая подружка не Герда!

– Да, прозвище, – кивнул Кай. – Но вообще Аркадий. И я тоже привык.

– Я познакомилась с ним, когда он уже давным-давно был Каем, – пояснила Яна, внимательно изучая нового знакомого. – Но вот взять прозвище Герда мне как-то и в голову не приходило! А вы тут какими судьбами?

– Давайте сразу на «ты», – предложил Лука. – Вам ведь лет по восемнадцать? А мне двадцать семь, так что не настолько я вас и старше!

– Идет! – легко согласился Захар и достал фотоаппарат из сумки Леры. – Давайте я спишу снимки. Ребята! Лука такие отличные фотки сделал!

– Ну-ка? – оживилась Яна, забыв про свой вопрос.

Лука снял фотоаппарат с шеи и протянул ей. Она, без конца восхищаясь, быстро просмотрела фотографии.

– А меня? Я тоже хочу! – капризным тоном заявила Яна. – Тогда Захар все вместе и спишет. Я в блоге выложу. А вы… то есть ты есть в социальных сетях?

– В ЖЖ, – ответил Лука.

– Супер! – захлопала она в ладоши. – И мы с Леркой там же! И Захар! Какой у тебя адрес странички?

– Сейчас покажу, – ответил он и достал из рюкзака ноутбук.

Открыл его и включил. Ребята устроились рядом. Лука быстро вошел на свою страничку. Его дневник назывался «Всегда смотрю через объектив». Лера успела заметить, что место проживания Луки – Москва.

– Найди мою страничку, – попросила Яна, – сейчас я тебе ник скажу. И внеси меня в Друзья. Тогда точно не потеряемся!

– Хорошо! – улыбнулся тот и набрал в поисковой строке ник Яны.

– Лерка, я потом и тебе перекину ссылку, – сказала Яна и снова обратилась к Луке: – У тебя мобильный инет! Так быстро сеть грузит!

– Скорость большая, – ответил тот и открыл верхний пост.

Ребята увидели фотографии полуразрушенного монастыря.

– Так это здесь! – удивился Кай. – За этим озером деревня, а за ней монастырь. Его только недавно начали восстанавливать. Когда я искал в сети, как сюда забраться, прочитал про него. Очень старый монастырь, тут и чудодейственный источник имеется, он впадает в озеро, которое считается целебным.

– Да, я путешествую автостопом по стране, фотографирую такие вот нераскрученные, если можно так выразиться, места, выкладываю фотографии. А еще мне очень нравится беседовать с бабушками, они столько всяких преданий знают о своих родных местах! Кстати, и про этот источник. Будто еще в пятнадцатом веке пришел в этот лес один монах. Он был болен и очень обессилел. Его мучила жажда, а воды нигде не было. Упал он и начал молиться Пресвятой Богородице о чуде. Наутро, когда открыл глаза, увидел, что в паре метров от него прямо из земли пробилась струйка воды. Вода оказалась целебной – он тут же выздоровел, у него появились невиданные силы. И начал он возле этого источника сооружать часовню во имя Богородицы. Вот с тех пор не иссякает Божья вода. Так местные ее называют.

– Дал бы и мне Бог чудо! – вдруг прошептал Кай и закрыл лицо руками.

– Что с ним? – удивился Лука.

– Мать сюда привез, – хмуро ответила Яна. – Ай! – вскрикнула она и схватила Леру за руку.

Ребята обернулись и замерли. Из леса будто привидение вышло. Это была необычайно бледная женщина с растрепанными волосами, безумно расширенными страшными глазами и синими мокрыми губами. На ней была лишь прилипшая к телу мокрая кипенно-белая ночная сорочка. Лука схватил рюкзак, вынул маленькую видеокамеру и начал снимать. Кай вышел из оцепенения, закричал, ударил по камере и бросился к женщине.

– Так ведь это Инга Юрьевна! – ошеломленно произнес Захар. – Я ее сразу и не узнал!

Яна обняла напуганную Леру.

– Поможем? – сказал Захар удивленному Луке и бросился за Каем.

Тот уже обхватил мать за талию, стянул с себя куртку и надел ей на плечи. Он что-то быстро ей говорил, но она его будто не узнавала. Ее трясло, из груди раздавались какие-то хриплые звуки, похожие на рычание.

Из леса в этот момент выбежали две рослые женщины. Увидев ребят, они кинулись к ним.

– Извините! – торопливо начали они наперебой. – Сбежала из воды-то! Мы недоглядели. Вот что святая водица-то делает! Бесы ее боятся! Спасибо, ребятки, что остановили несчастную!

– Это моя мама, – тихо сообщил Кай. – Я ее сегодня утром привез к Ефросинии. Она велела завтра забрать.

Женщины растерялись.

– Так нам надо вернуть твою маму на место, – сказала одна из них, более высокая и полная. – Мы у Ефросинии работаем. Начитала она над болезной и в святую воду отправила, чтобы, значит, окончательно очистить. И трижды это положено делать до самого заката. А наутро-то твоя матушка уже здоровенькой проснется. Бес, змий зеленый, выползет из нее!

– Чушь какая! – раздраженно проговорил Лука. – Кай, не думал, что в такое еще верят! Ты и денег этой Ефросинии дал?

– Да еще сколько! – сказала Яна. – В долги влез. А он и так один в семье работает.

– Вас всех это не касается! – угрюмо произнес Кай.

– Мы уведем ее? – спросила высокая женщина. – Ей надо еще в воде сидеть.

– Хорошо! – кивнул Кай.

Он крепко поцеловал мать, но та продолжала смотреть отсутствующим взором. Женщины подхватили ее под руки и повели прочь. Когда они скрылись за соснами, ребята вернулись к бревну. Настроение у всех стало подавленным.

– Ладно, приятно было познакомиться! – сказал Лука. – Я дальше пошел!

– Пока! – хмуро ответил Кай.

– А фотки? – спохватился Захар.

Они быстро скопировали фотографии. Яна на фотосессии уже не настаивала. Сидела рядом с Каем и была на удивление молчаливой.

Когда Лука ушел, Захар предложил ехать в город. Никто не возражал. Всю дорогу ребята молчали.

– Давай я тебя до бараков подкину, – предложил Захар Каю.

– Мне еще сегодня работать в торговом центре, – хмуро ответил тот.

– Оки, – не смутился Захар. – Тогда туда.

Когда он притормозил в нужном месте, Кай, пробормотав, что опаздывает, сразу вышел из машины. Яна выскочила за ним. Он быстро ее обнял, чмокнул в щеку и тут же ушел. Она вернулась в салон.

Захар высадил девушек неподалеку от двора. Он легко коснулся губ Леры поцелуем, чмокнул Яну в щеку и уехал.

– Классный он все-таки, – заметила Яна, провожая его машину взглядом. – Ну и поездочка! Я прямо остолбенела, когда увидела это… Все еще в себя не могу прийти! Инга выглядела как ожившая покойница.

– И не говори, – произнесла Лера. – Пошли ко мне?

– Хорошо! – легко согласилась Яна. – Домой неохота. Сегодня отчим там сидит весь день. Горло у него, видишь ли, болит.

– То-то ты с Каем сегодня поехала! – заметила Лера.

– Ну не только чтобы из дома смыться. Хотела Кая поддержать. А Лука интересный! Сейчас фотки первым делом спишем, а потом к нему в блог зайдем. Надо его зафрендить. Режиссер все-таки, да еще и из Москвы. Все обзавидуются!

Дома у Леры они первым делом отправились на кухню.

– После таких треволнений есть охота так, что целого быка бы одолела! – сказала Яна.

– Мама котлеты оставила и макароны, – ответила Лера, заглядывая в холодильник. – Будешь?

– А то! – обрадовалась Яна. – Разогревай, а я пока салат порежу.

– Давай! – согласилась Лера, ставя сковороду на плиту. – Мне все еще не по себе. Как вспомню ее мертвенно-бледное лицо! Брр! Это же надо себя до такого довести!

– Слышала, как Лука возмутился, что Кай деньги этой Ефросинии отдал? – продолжила Яна. – Тоже не верит целительницам. Знал бы он еще сумму!

– И я не верю, – возмущенно проговорила Лера. – Но Кая могу понять. Он в отчаянии и готов идти на все, лишь бы вытащить маму из этого ужаса.

– Ему сегодня дома одному сидеть… – задумчиво произнесла Яна. – Дашку в деревню отправил, а мать всю ночь у колдуньи…

– И что? – улыбнулась Лера. – Насколько я поняла, он сегодня еще и допоздна работает.

– Знаю. Хоть Кай мне даже комплект ключей отдал… Дашкины… Не то что он специально для меня их сделал.

Лера налила сок в стаканы и уселась за стол. Какое-то время девушки ели молча. Каждая думала о своем. Наконец Яна отодвинула пустую тарелку и мечтательно улыбнулась..

– Не пойду я домой! – сказала она. – Куплю чего-нибудь вкусненького и поеду к Каю. Уберу там все, хотя у него и так обычно чисто. Он молодец, порядок любит. Приготовлю что-нибудь на ужин и буду его ждать. То-то он удивится! Представляю, как ему после работы грустно возвращаться в свой барак в одиночестве. А тут я!

– Хорошая идея, – осторожно произнесла Лера. – А как же твоя мама?

– К тому же завтра суббота, в школу идти не надо, – не слушая ее, продолжила Яна. – Так что могу вместе с ним поехать в ту деревню и помочь забрать Ингу Юрьевну. А вдруг и правда произойдет чудо и она вылечится? Как было бы классно!

И Яна захлопала в ладоши и засмеялась.

– Дома что скажешь? – вернулась Лера к своему вопросу.

– Мне уже шестнадцать! И я вовсе не обязана отчитываться перед посторонним мужчиной! – зло ответила Яна. – А маме скажу, что у тебя заночую, – добавила она и засмеялась. – Она возражать не будет. Ты же не выдашь?

– Нет, – кивнула Лера.

– Я ведь должна поддержать Кая, – упрямо проговорила Яна.

– Но как же… – начала Лера и замолчала.

– Ты про что?

– Всю ночь наедине…

– И что такого? – пожала плечами Яна. – Не набросится же он на меня! Кай не такой парень! Да и ситуация не располагает.

– И все-таки… – после паузы продолжила Лера, – ты… хотела бы… Ну, ты понимаешь, о чем я.

– О сексе? – уточнила Яна. – Думаю, что уже пора.

– Решать, конечно, только тебе, – испуганно произнесла Лера, глядя на улыбающуюся подругу, – но ты уверена?

– Кай достойный молодой человек, – ответила Яна. – И он мне нравится. И влюблен в меня.

– Но ты? Как же ты? – спросила Лера. – Разве ты его любишь?

– Откуда я знаю? – беспечно ответила Яна. – Любишь – не любишь! Мы вот все гадаем, тот – не тот, а жизнь проходит!

– Значит, ты все для себя уже решила, – упавшим голосом сказала Лера и налила сок.

Она выпила стакан залпом.

– Да, решила! – с вызовом произнесла Яна. – Это моя жизнь, что хочу с ней, то и делаю! Не грузись так, Лерка! Ты же знаешь, я человек настроения. Сейчас думаю так, а у Кая, возможно, все решу совсем по-другому, передумаю. Ты ж меня знаешь.

Лера улыбнулась с облегчением. Она переживала за подругу и все время боялась, что та наделает глупостей, о которых потом будет жалеть.

– Давай заглянем в блог к Луке! – предложила Яна. – А посуду потом вымоем. Твои когда с работы вернутся?

– Мать поздно, у нее сегодня дополнительные занятия с неуспевающими студентами, а у отца собрание на заводе, так что тоже задержится.

– Вот здорово! – засмеялась Яна. – Свобода!

Девушки отправились в комнату Леры. Она открыла ноутбук.

– Дай сначала я занесу его к себе во френды, – потеснила ее Яна. – А потом ты!

Яна зашла на свою страничку и выполнила необходимые операции. Лера сидела рядом и наблюдала.

– Откроем его верхний пост? – предложила Яна.

– Так мы же видели, – заметила Лера. – Про монастырь. Давай в профиль зайдем! Посмотрим информацию.

– Так… так, – бормотала Яна, открыв страничку. – Ого! ВГИК! Режиссерский факультет, между прочим. Режиссура неигрового фильма.

– Да, он упоминал про документальное кино, – вспомнила Лера.

– Вот это да! – восхищенно проговорила Яна. – И ведь в лесу с ним познакомились! Ну мы даем! – засмеялась она. – Никто не поверит! Подожди, он тут новый пост выложил. Видишь? Ну-ка, заглянем.

Яна открыла страницу с новой записью. Увидев, что залит видеоролик, девушки переглянулись. И запустили его. Ролик был коротким, всего с полминуты, но впечатление производил ошеломляющее. Из леса вышла женщина в чем-то белом и, шатаясь, двинулась на зрителя. Ее лицо на мониторе выглядело еще ужаснее, чем в жизни. Словно кусок из голливудского мистического фильма.

– Как он мог это выложить! – возмутилась Яна. – Каю очень не понравится! Можно сказать, что это вторжение в частную жизнь!

– Так ведь здесь не указаны ни имя, ни фамилия, – возразила Лера. – Какое же это вторжение?

– Погоди, тут текст «под катом», – заметила Яна. – Открывай!

Они увидели запись, а под ней две фотографии. Девушки рассматривают их в изумлении. Лука ухитрился с видео сделать лица. На верхнем снимке оно было в своем натуральном виде – одутловатое, серого цвета фото, темные круги под глазами, которые выглядели как две оловянные бляшки, тонкие синие приоткрытые губы, растрепанные влажные пряди, рассыпавшиеся по плечам. Ниже была фотография, которую Лука явно обработал в фотошопе. Ингу Юрьевну было просто не узнать. Он убрал и одутловатость, и темные круги, сделал цвет лица свежим, глаза ясными, губы – розовыми. Со снимка смотрела совсем молодая женщина. И не только молодая, но и красивая.

– Боже мой! – выдохнула Яна. – А ведь она могла бы сейчас выглядеть именно так!

– Что он пишет? – спросила Лера.

Девушки, сдвинув головы, начали читать.

«Други мои, как вы все хорошо знаете, путешествую я по просторам России. Вчера уже выкладывал фотографии замечательного старинного монастыря. Его живописные полуразвалившиеся стены не могли оставить меня равнодушным, поэтому я решил поработать тут несколько дней в качестве волонтера. На выходные из городка, находящегося неподалеку, в монастырь приезжает довольно много народу, они своими силами, ну и при помощи монахов и настоятеля, делают необходимый ремонт. Лишние руки, насколько я понял, здесь всегда требуются.

Вчера я обнаружил неподалеку некий вертеп, другого определения для этого места не находится. Нет, нет, не публичный дом, как вы могли подумать! Нечто другое, но не менее пакостное по своей сути. В паре километров от священного озерка, про которое я уже писал, стоит роскошный коттедж под стать нашим пресловутым рублевским. Проживает там местная знаменитость – якобы потомственная целительница. Но все мы знаем, что настоящие целители за свой божественный дар денег брать не могут. Однако местная дама, а зовут ее «бабка Ефросиния» – и вы бы видели эту здоровущую наглую бабищу! – не брезгует презренным металлом и за свои «сеансы» берет немалую мзду, часто в у.е. Это мне рассказал один словоохотливый мужичок, который приехал к ней на лечение.

Понимаю ваше недоумение, милые мои други, – спросите, при чем тут это привидение из моего ролика. А это результат лечения Ефросинии! Гулял я по лесу, искал кадры и вдруг набрел на прелестную пару. Они походили на лесных эльфов. Юные и милые. Изящная девушка с шоколадными волосами и голубыми глазами и красивый парень, светловолосый и сероглазый. Не буду даже гадать, чем они занимались на земляничной поляне под высокими соснами, но когда я появился, оба сильно смутились. Яркий румянец, вспыхнувший на щеках девушки – Валерии, не мог оставить меня равнодушным. Я сразу схватился за фотоаппарат и сделал несколько снимков. Лера оказалась необычайно фотогенична и прелестно получилась на фотографиях. Ее друг Захар – эффектное имя, в Москве, увы, непопулярное, а зря! – рассказал мне, что они отдыхают на озере с друзьями, и любезно пригласил присоединиться к компании.

Когда я пришел с ними на озеро, почти сразу и появилось это «привидение». Оказалось, что женщина – мать одного из друзей Захара. Она алкоголичка, и сын заплатил большие деньги за ее лечение этой самой Ефросинии. Как только она появилась из леса в мокрой сорочке, я схватился за камеру. Ну, вы знаете, это у меня рефлекс, он срабатывает даже быстрее мысли. Однако Кай, так зовут сына, выбил ее у меня из рук, поэтому ролик такой короткий. Лицо женщины очень меня заинтересовало. Поистине существо без возраста и даже без пола. И так захотелось увидеть настоящий лик! Я устроился «в лесочке – на пенечке» и попытался вывести на мониторе то, что заложил Бог в эту женщину. И как видите, она весьма и весьма привлекательна. Если бы алкоголь не убил ее красоту, не завладел ее душой, она остались бы цветущим и прекрасным созданием. Грустно жить на свете, когда видишь подобные проявления зла, вселяющегося в определенные нежные и чувствительные натуры. Уж не знаю, что должно было произойти в ее жизни, чтобы она вот так утопила себя в водке. А ее сын заслуживает уважения. Вы бы видели! Юный измученный паренек, который по-настоящему страдает из-за болезни матери!»

Под постом было больше сотни комментариев. Но Яна отвернулась от монитора и закрыла лицо руками. Лера посмотрела на нее с испугом.

– Ян? – после длительной паузы позвала она и легко толкнула подругу в плечо. – Ну ты чего? Хочешь, мы сейчас напишем Луке в личку, чтобы он удалил пост?

Яна повернулась к ней, ее глаза были влажными.

– Только сейчас поняла, как все это ужасно выглядит со стороны, – с горечью проговорила она. – И не надо ничего удалять! Может, другие одумаются, когда посмотрят на мать Кая! Да и ей самой не мешало бы увидеть, как она выглядит в реальности! Может, наступит прояснение в мозгах!

– Но Кай заслуживает уважения, – тихо заметила Лера.

– Да кто бы спорил! Не только уважения, но и восхищения. Он ведь из последних сил бьется, чтобы вытащить мать из этой беды. Но и правда, зря он связался с Ефросинией. Я ему сегодня устрою настоящий романтический ужин. Надо создать праздничную атмосферу! А то что он видит? Только работа да вечно пьяная мать! С друзьями и то редко встречается. Давай почитаем, что тут пишут, – предложила она.

Они открыли комментарии и тут же увидели Лерину фотографию в одном из них.

– Ой! – вскрикнула Яна. – А вот и твой портрет! Ну-ка, чего тут?

Комментарии

Radar:

«Слышь, Лукин, ты тут столько расписывал прелестную девушку Леру. Нам-то покажи! А то на ужасную алкоголичку мы уже посмотрели, хотелось бы и красоты!»

Luka_glaz:

«Да пожалуйста! Любуйтесь!»

На фотографии Лера смотрела прямо в объектив. Темная челка падала почти до бровей, от этого ее глаза казались большими, взгляд бездонным. Цвет их был небесно-голубым.

– Подкрасил в фотошопе! – заметила Яна. – У тебя глаза все-таки серые. А тут! Прямо небесные! Супер! Надо себе фото утащить!

– Так наверняка в той папке есть, что Захар скопировал с карты памяти, – заметила Лера, не сводя глаз со своей фотографии. – Надо же! Я тут такая хорошенькая! – добавила она.

– Да ты и в жизни симпатяжка! – улыбнулась Яна.

– Обычная, – возразила Лера. – Таких много!

– Ну не скажи! – возмутилась Яна. – Ты особенная! Тебе обязательно надо выложить фотки Луки в свой блог. Пусть некоторые люди локти себе кусают, что упустили такую девушку! Что там еще пишут? – спросила она и начала просматривать комментарии.

Комментарии

Radar:

«Да, девчушка прехорошенькая! И ты ухитрился так четко поймать испуг на ее лице. Он просто запечатлелся в ее глазах! Жаль, на видео не успел снять! Это была бы пасторальная картинка – юноша и девушка на полянке в летнем солнечном лесу… целуются… Прелестно!»

Gregorian:

«Да, проблема алкоголизма в нашей стране стоит остро. Так было всегда. Зло внутри человека. Никакие манипуляции колдунов тут не помогут! И все равно родственники больных цепляются за любую возможность. Этим и пользуются все эти псевдоцелители, вот что угнетает!

А вообще вот вам цитаты из моего любимого произведения. Это «Космогоническая концепция розенкрейцеров» Макса Генделя.

Итак:

«Поскольку какие-то дополнения или изменения в пище человека производились в каждую Эпоху, чтобы соответствовать ее условиям и достигнуть предназначенных ей целей, теперь мы находим, что к пище предыдущих Эпох был добавлен новый компонент – ВИНО. Оно было необходимо в связи с его отупляющим действием на духовную основу человека, ибо никакая религия сама по себе не могла заставить человека забыть его духовную природу…»

«Активным элементом алкоголя является «дух»… действует на Дух человека Пятой Эпохи, временно парализуя Эго, чтобы он знал, чтил и завоевывал физический мир и оценивал его по достоинству…»

«В Храмах употреблялась одна лишь вода, но теперь это изменилось. Появился Вакх, бог вина, и под его влиянием самые передовые нации забывают о наличии высшей жизни…»

Radar:

«Ну ты, Гриша, загнул! Масонов сюда приплел! Знаю это произведение. Весьма занятное. Выходит, вино нам дано, чтобы нас отуплять? Ну, тут трудно спорить. Сплошь и рядом видим на наших улицах таких вот «отупленных»!»

Luka_glaz:

«Сложно все это, ребята! Конечно, первым порывом хочется осудить эту женщину. Но вот вопрос – зачем же именно она так «отупилась» вином? Здесь наверняка целая история. Жалею, что не поговорил с ребятами. Мне ведь все интересно, все идет в режиссерскую копилку!»

Gregorian:

«Хочешь снять кино про алкоголиков? Да такого добра полно на экранах! Уж лучше что-нибудь более позитивное! Про какую-нибудь многодетную мать, например! Я вот был в экспедиции в Башкирии и познакомился там с замечательным семейством. Восемнадцать детей, между прочим! И выглядят они счастливыми. Вот сюжетец! А ты про какую-то падшую! Конченая она, эта алкоголичка. Вы только посмотрите на ее лицо. Живой труп!»

– Надо мне написать! – вдруг сказала Яна и положила руку на мышку.

Лера сдвинулась, уступая ей место. Она была в легком шоке от дискуссии, даже о своих фотографиях забыла.

Комментарии

Iana_storm:

«Привет, Лука! Это Яна, девушка Кая. Как раз с нами ты и познакомился на этом озере.

Вы тут обсуждаете его мать. Кстати, ее зовут Инга Юрьевна. Но истории ее не знаете. И хорошо было бы у Кая спросить разрешения, прежде чем выкладывать ролик для всеобщего обозрения. Он просто ужасен! Понимаю, что ты режиссер и тебя все это привлекает, но ведь она не актриса, а живая женщина. Если коротко, отец Кая погиб три года назад – несчастный случай на заводе. До этого у них была счастливая семья, знаю по словам Кая, что все они очень любили друг друга, жили дружно. Мама, папа, сын и дочка – сестренка Кая девяти лет. И вдруг такая трагедия. Могу себе представить, что ощутила тогда Инга Юрьевна. Именно после этого она начала пить. Не знаю, что стало бы со мной, если бы мой любимый погиб. Трудно даже предположить. Так что в чем-то я ее понимаю. И хоть мне не так много лет, но я осознаю, что любовь – главное в мире. Точно. Может, Инга Юрьевна, потеряв это главное, перестала испытывать интерес ко всему на свете. А алкоголь поможет ей затуманить разум, чтоб не мучиться. Правильно тут написали – вино отупляет».

Отправив комментарий, Яна с вызовом посмотрела на притихшую Леру.

– А что? – сказала она. – Пусть знают про ее горе! А то кинулись тут обсуждать.

– Да они вроде ничего плохого и не писали, – заметила Лера. – Смотри, тебе уже ответили.

Комментарии

Gregorian:

«Здравствуйте, милая Яна! Приятно, что вы встали на защиту этой женщины. Значит, вы неравнодушны к ее сыну. Но я человек рациональный, рассуждаю всегда логически. Вы же должны понимать, что это проявление слабости. Она ушла в себя, а как же дети? Вы пишете о великой любви, но ведь и дети – это продолжение их любви, в них частица ее мужа. Что с ними станет, если их мать в постоянном запое?»

Iana_storm:

«Не волнуйтесь! Кай, хоть ему всего шестнадцать, взял на себя заботу о семье. И делает все, чтобы сестра жила в нормальных условиях, а мать выздоровела».

– Все! С меня хватит! – сказала Яна, отправив этот комментарий. – Давай закроем страничку!

– Хорошо, – согласилась Лера.

Она вышла из блога Луки.

– Пойду я! – вдруг решила Яна.

– Куда? – огорчилась Лера. – Ты же хотела со мной побыть!

– Хочу пораньше приехать домой к Каю. Приберусь там, приготовлю ужин. Что-то после всего на душе так противно! И так жаль Кая! Пусть ему сегодня вечером будет хорошо. Останусь на ночь там, а дальше видно будет!

– Ну ладно, – поникшим голосом ответила Лера.

Ей не хотелось, чтобы подруга уходила так рано.

– Пока в магазин заскочу за продуктами, пока то, се… – озабоченно проговорила Яна. – Время быстро пролетит. Представляю, каким уставшим придет Кай! С утра поездка, до девяти вечера – работа. Приедет около десяти! Да! Пойду!

И она соскочила со стула.

– Сейчас всего-то пять вечера, – заметила Лера. – Все успеешь!

Яна не ответила. Она устремилась в коридор. Лера поплелась за ней. Проводив подругу, вернулась в комнату. Посмотрела на открытый ноутбук, но желание бродить по сети пропало, и Лера его закрыла.

«В тебе есть загадка…»

Рано утром в субботу родители забрали ее на дачу. Лере не очень хотелось туда ехать, но Яна с Каем, Захар весь день работал, и она решила не нагнетать обстановку в семье и согласилась отправиться с ними.

– Тебе полезно побыть на свежем воздухе, – щебетала Валентина Ивановна. – А то ты бледненькая! Конец года все-таки! Усталость уже накопилась!

– Ничего я не бледненькая! – хмуро возразила Лера, забираясь в машину.

– Ничего, завтра вечером вернемся, – сказал Павел Петрович. – Успеешь и с подружками погулять.

Лера ничего не ответила, но то, что родители собираются заночевать на даче, неприятно удивило ее. Она думала, что они вернутся еще в субботу. Вчера перед сном Лера поболтала с Захаром, но планов на выходные они не строили, она понятия не имела, как он собирается проводить воскресенье.

«Позвоню ему вечерком, – размышляла она, глядя в окно. – Ему, конечно, не понравится, что я с предками на даче. Но что делать? И как там Янка с Каем? Интересно, кто их отвез в деревню за матерью?»

Лера, занятая своими мыслями, даже не заметила, как они подъехали к участку. Она вздохнула и выбралась из машины. Солнце, несмотря на раннее утро, уже припекало, и Лера порадовалась, что предусмотрительно захватила купальник. Натянула его, прикрыла голову старой маминой соломенной шляпой и отправилась пропалывать грядки.

День пролетел незаметно. Вечером позвонила Яна. Лера только что поужинала с родителями и вышла за ограду, решив прогуляться по узкому проходу между заборами.

– Привет! – обрадовалась она. – Наконец-то! Ну что? Как все прошло?

– А ты где? – уточнила Яна.

– На даче! Вернемся лишь завтра к вечеру. Солнце такое сильное! Я даже загорела!

– А вот мне не удалось, – торопливо проговорила Яна. – Представь себе, Марк нас отвез!

– Марк? – заволновалась Лера. – Эх, жаль, что я не поехала!

– Появился рано утром, – не слушая ее, продолжила Яна, – мы только позавтракали!

– Значит, ты все-таки осталась ночевать? – перебила ее Лера.

– Да, осталась! – с вызовом произнесла Яна. – Но не беспокойся, ничего не было. Мы просто спали вместе на его диване, как брат и сестра… И это было так приятно! Он обнимал… Лерка! Кажется, я все-таки влюбилась! Он такой милый. Не приставал! Только целовались. Он классно целуется! Но мы вовремя остановились, мы решили, что не здесь и не сейчас. Кай сам предложил. Сказал, что самый первый раз должен быть незабываемым и романтичным. Так-то!

– И правильно, – с облегчением вздохнула Лера. – И что потом?

– Да ничего, – засмеялась Яна. – Улеглись спать. Утром Марк за нами заехал. Все-таки он очень симпатичный парень! Мы поехали к тому же коттеджу. Парни ушли в дом, а я сидела в машине. Хотя нервно оглядывалась, все ждала, что из-за кустов появится Лука со своей камерой. – Яна звонко рассмеялась. – Но, слава богу, его мы не встретили! А потом парни привели Ингу Юрьевну. И что ты думаешь? Она была трезва! Впервые я видела ее в нормальном состоянии. Правда, чуть заторможенном, но вполне адекватном. Она уселась со мной на заднее сиденье и смотрела на меня с удивлением. Затем спросила, кто я. У нее даже лицо посвежело. Она оказалась симпатичной и не такой уж старой, как я думала. Кай говорит, ей всего тридцать пять, но ты же видела, как она выглядит. А вот после лечения совсем другое дело. Мы с ней мило поболтали. Марк привез нас к бараку. Но я решила поехать домой. Каю лучше остаться с матерью наедине. Марк меня отвез. Так что звоню тебе из дома. Думала погулять, но раз ты на даче…

– На даче! – со вздохом подтвердила Лера.

– Жаль! Мать тут на меня набросилась, едва я порог переступила, сразу захотелось снова из дома уйти. Сейчас поем и во двор. Потусуюсь с ребятами во дворе.

Девушки распрощались. Лера почувствовала облегчение. Она, как и Лука, не верила целительнице, но раз Инга Юрьевна таким удивительным образом протрезвела, то значит, не зря Кай потратил столько денег. Это утешало. Лера подумала, что, возможно, все в их семье наладится, и заранее этому радовалась.

Спала она на удивление крепко, хотя очень не любила ночевать на даче. Обычно дом ночью поскрипывал, и ей постоянно казалось, что по нему кто-то ходит, поэтому Лера нервно относилась к таким ночевкам. Но на этот раз девушка уснула быстро и проснулась лишь утром. Первая половина дня прошла в привычном режиме – ползание на корточках возле грядок. Невысокие еще сорняки были выполоты вчера, а сегодня Лера с мамой сажали какие-то растения. Лера плохо разбиралась в огородном хозяйстве и особо не вникала. Она механически делала то, что ей говорили, и думала о своем. После обеда позвонил Захар. Лера вышла за ограду, чтобы ей не мешали разговаривать.

– Ты уже встала, солнышко? – ласково спросил Захар. – Я тебе снился сегодня? Я так хотел прийти в твой сон! И целовать тебя всю ночь! Видела меня?

– Нет, – засмеялась она. – Всю ночь снились сорняки! А встала я давным-давно!

– Умница моя! – восхитился он. – А я вот только что проснулся и сразу подумал о тебе. Уже соскучился!

– Только что проснулся? – рассмеялась она. – Уже второй час!

– Такой вот я соня-засоня! Во сколько собираетесь возвращаться? – уточнил он.

– Часам к восьми.

– Так поздно? – огорчился он. – Нас пригласили в одну компанию. Я очень хотел, чтобы и ты пошла. Все-таки ты моя девушка!

– А во сколько? И где все собираются?

– Сбор к шести, – ответил Захар. – Саша наконец закончила ремонт новой квартиры – ей родители подарили – и всех пригласила на новоселье. Вот я и подумал, что это удобный случай познакомить тебя с моими друзьями.

– И Марк будет? – уточнила Лера.

– Конечно! Ведь они снова вместе. Так что это гнездышко для них! Может, уговоришь предков отпустить тебя с дачи? Это же недалеко от города, – сказал Захар.

– Недалеко, всего двадцать километров, – задумчиво ответила она. – По шоссе. Это садовое товарищество, участки и небольшие домики.

– Понятно! – весело ответил Захар. – Я мог бы тебя забрать!

– Но что я скажу родителям?

– Познакомишь меня с ними. Все-таки я дружу с их дочкой! – беззаботно проговорил он.

– Но я в таком виде. – пробормотала Лера, подумав, что не мешало бы ей заехать домой и привести себя в порядок. Да и одеться приличнее. – Ладно, Захар, я поговорю с родителями, придумаю что-нибудь. Позвоню тебе.

– Буду ждать! Люблю тебя!

Лера вздохнула, но не ответила на его очередное признание, которое так легко слетело с его губ. Она закрыла телефон и задумалась. Ей очень хотелось попасть на новоселье, посмотреть на Сашу и Марка и сделать для себя какие-то выводы. Она решительно двинулась в сторону домика, где отдыхали после обеда родители.

Заглянув в крохотную комнату, увидела, что отец мирно спит. А мать Лера нашла в самом углу огорода. Валентина Ивановна с озабоченным видом стояла возле кустов малины.

– И все-таки тут им не место! – сказала она, едва завидев дочь. – Сколько Паше говорю, их нужно пересадить! Они мне все грядки закрыли! А тут клубника. Это ее место!

– Мам, – решительно начала Лера, – мне нужно уехать в город. Прямо сейчас.

– Что случилось? – напряженно спросила Валентина Ивановна.

– Ничего. Просто я совсем забыла, что сегодня у одной моей подружки день рождения. Она уже давно нас пригласила. И я пообещала. Сбор в шесть.

– Сейчас всего-то около двух, – недовольно ответила Валентина Ивановна. – Что же ты предлагаешь – из-за твоих дел всем срываться и уезжать?

– Нет, я сама доеду на маршрутке, – сказала Лера и мило улыбнулась. – Ну мамочка, ну пожалуйста! Позволь мне уехать! Не пойду же я такой замарашкой! Пока приведу себя в порядок…

– Не знаю…

– Я тебе и так все грядки прополола! – скорчила Лера умильную рожицу. – Ну мамулечка!

– Что с тобой поделаешь! – вздохнула та.

Все сложилось очень удачно для Леры. Когда она переоделась и собралась идти на автобусную остановку, Валентина Ивановна заметила, что соседи через участок тоже собираются уезжать. Это были знакомые Павла Петровича, они вместе работали на заводе. И Лера доехала с ними до самого дома. Она выскочила из машины и сразу набрала номер Захара.

– Ну что ты решила? – спросил он.

– Я уже возле своего дома! – засмеялась она.

– Вот здорово! Тогда я подъеду к пяти часам!

Лера бросилась в квартиру. Она хотела выглядеть на все сто, в основном из-за Марка и Саши. Носилась из ванной в свою комнату, затем бежала в коридор и укладывала феном волосы, потом отправлялась к своему шкафу и «медитировала» на вешалки с одеждой. Лера паниковала, она просто не знала, в чем ей пойти на такое важное для нее мероприятие. На улице было довольно жарко. Наконец она остановила выбор на простом светло-сером льняном платье, отлично сидящем на ее фигуре и чуть открывающем колени. Лера не очень его любила, так как считала, что выглядит в нем слишком взрослой. Но сейчас его элегантная простота показалась ей вполне уместной. Добавив к наряду несколько разноцветных браслетов, Лера осталась довольна. Белые босоножки на довольно высоких каблуках отлично подходили к платью, добавляли ей роста и делали фигуру еще более стройной. Она решила нанести очень легкий макияж. Ее лицо покраснело от загара, так как она почти два дня провела на свежем воздухе и, как ни пряталась под шляпу с полями, солнце все же сделало свое дело. Поэтому Лера только нанесла тушь на ресницы, припудрила лицо и чуть коснулась губ розовым блеском. Оглядев себя в зеркале, осталась довольна и даже послала себе воздушный поцелуй.

Когда раздался звонок в дверь, она была полностью готова к выходу. Захар с порога выразил ей свое восхищение. По странному совпадению он надел льняные брюки в тон платья Леры. Светло-серая футболка-поло отлично с ними гармонировала.

– Мы и впрямь настоящая пара! – довольно заметил Захар. – Даже одеты в один цвет. Тебе необыкновенно идет это платье! Ни разу тебя в нем не видел!

– Мама мне как-то купила, – сказала она. – Только оно мне раньше не очень нравилось, поэтому не носила.

– И зря! – Он улыбнулся и поцеловал ее.

– Мы не опоздаем? – поинтересовалась она.

– Еще масса времени! – тихо ответил он. – Ты не пригласишь меня? Я ни разу не был у тебя в гостях.

– Конечно, – спохватилась Лера.

Они зашли в гостиную. Захар присел на диван и огляделся.

– У вас трешка, – заметил он. – Знаешь, наша квартира точная копия вашей!

– Дома же типовые! – засмеялась она.

Захар жил через две улицы. Лера знала, что у него есть младшая сестра и отец. А вот про мать он никогда не упоминал.

– У нас у всех по своей комнате, очень удобно, – продолжил Захар и притянул ее на колени.

Лера засмущалась. Он крепко обхватил ее за талию и начал целовать.

– Размажешь косметику, – попробовала она сопротивляться.

– А разве она у тебя есть? – прошептал Захар. – Я не заметил. Ты сегодня такая красивая. Глаз не отведешь!

И он припал к ее губам. Вначале Лера будто застыла, так как была не готова к его ласкам и думала только о предстоящем визите в новую квартиру Саши и встрече с Марком. Но неподдельная страсть всегда сильна, ее энергия мгновенно передается и захватывает в свой плен, уже через минуту она и думать забыла о ребятах. Лера видела только затуманенный взгляд Захара, ощущала его горячие губы, его нетерпеливые руки. Платье было в форме футляра, с «молнией» позади. И когда Захар потянул за нее и снял его с Лериных плеч, обнажив почти до груди, девушка вдруг отчетливо вспомнила своего бывшего парня Витю. Однажды они вот так же остались наедине, но тот повел себя грубо, и Лера тогда убежала. Она вздрогнула, так как вдруг увидела не Захара, а Витю. Видимо, из-за того, что выражение лица было практически одинаковым – полуприкрытые мутные глаза, влажные губы, раскрасневшиеся щеки. Лера вскочила с колен Захара и бросилась в свою комнату. Застегнула платье, села на диван, пытаясь успокоиться. Ей не было противно, как в случае с Витей, но она испугалась. Захар так изменился. Всегда нежный с ней – сейчас он стал так настойчив, что это уже граничило с грубостью. Умом Лера понимала, что у него, как говорится, снесло крышу от желания, но ей стало обидно, что он не брал в расчет ее чувства.

Минут через десять Захар осторожно заглянул к ней в комнату. Он успокоился и даже умылся.

– Лерочка, что с тобой? – ласково спросил он, стоя на пороге.

– Заходи, – хмуро пригласила она.

Он приблизился и сел рядом. Но Лера тут же отодвинулась.

– Я тебя чем-то обидел?

– Обидел! – кивнула она и посмотрела ему прямо в глаза. – Зачем так набрасываться? Странные вы, парни! Говоришь вам, что не готова, что ничего про это не знаю… и, по правде говоря, пока знать не хочу. Но нет, ну… как танки…

Лера лукавила. Она хотела знать, очень хотела, но не могла преодолеть стеснительность. Остаться полностью обнаженной перед парнем ей казалось невозможно бесстыдным.

– Прости! – покаянно проговорил он. – Просто я потерял голову… от твоей красоты. Ты меня простишь? – настойчиво спросил он, заглядывая ей в глаза и беря за руки.

Лерины пальцы задрожали от его прикосновений. Захар сжал их, затем начал целовать ее руки, едва касаясь губами. Но шок все еще не прошел. Лера чувствовала напряжение, поэтому встала и подошла к зеркалу. Поправила челку, повернулась к Захару. Он выглядел разочарованным.

– Не считаешь, что пора поправить форму? – спросила Лера, решив переключить его на любимую тему.

Захар – парикмахер по призванию и обожал свое дело. Клиентки это чувствовали, и у него не было недостатка в работе. Записываться к нему нужно за неделю. Причем работал в парикмахерской экономкласса.

– Да, уже отрастают волосы. И цвет начал смываться, – совсем другим тоном заметил он и встал.

– Челочку можно короче, – сказала Лера.

– Хочешь, приходи ко мне завтра после занятий, – быстро предложил он. – Найду окошко для тебя!

– Подумаю, – ответила она и ясно улыбнулась. – Знаешь, тут Лука выложил ролик!

– Да что ты? – заинтересовался Захар. – А он есть в социальных сетях?

– В ЖЖ! – ответила она и открыла ноутбук.

Зайдя на страничку Луки, развернула монитор в сторону Захара. Тот быстро просмотрел ролик, прочитал пост.

– Ух ты! Он выложил и твою фотку! У него компания из серьезных ребят, и все тобой восхитились!

– Не конкретно мной, – заметила она, – а искусством фотохудожника.

– Еще и скромна! – засмеялся он. – Одни достоинства у моей девушки! А вот ролик он выложил зря. Кай знает?

– Я не в курсе, – ответила Лера. – Возможно, Яна ему уже сообщила. Кстати, они забрали мать Кая. Янка мне сказала, что та трезвая.

– Надо же! Я ведь тоже не верил, что эта самая Ефросиния поможет. Кай-то наверняка очень рад! Он уже так измучился за эти годы. Он даже кодировал ее. Так она сама вырвала с мясом вшитую капсулу и снова пить начала.

– Ужас! – прошептала Лера.

– Какие тут комменты мощные, – продолжил он. – Цитаты из философии розенкрейцеров.

– По правде говоря, я не знаю, кто они такие, – призналась Лера.

– Масоны, – ответил Захар. – Таинственная и мощная организация, распространенная по всему миру. Я читал, будто некоторые наши известные политические деятели в нее входят.

– Надо же! – пробормотала Лера и глянула на него с изумлением.

Она не думала, что Захара могут интересовать подобные вещи. Но ей стало приятно, что он такой разносторонний. И она решила, что на досуге пробежится по сети и поищет информацию про этих самых розенкрейцеров. Все-таки нужно соответствовать уровню своего парня.

Захар так увлекся постом Луки, что совсем забыл о времени. И когда глянул в уголок монитора, то даже вскрикнул.

– Лера, мы опаздываем! Времени-то уже без четверти шесть!

Она торопливо закрыла ноутбук, расчесалась и нанесла блеск на губы.

– Надо бы еще по пути цветы купить для Саши, – бормотал Захар. – Да и шампанского. Все-таки новоселье!

Они вышли из подъезда и направились к машине, припаркованной за домом. Завернув за угол, столкнулись с Яной и Каем.

– Ребята! – обрадовался Захар. – Вот здорово!

– Привет! – хором проговорили они.

– Куда собралась? – быстро спросила Яна, глядя на Леру. – Ты же еще на даче должна быть!

– Едем в гости, – сообщил Захар. – Может, и вы с нами? Саша празднует новоселье!

– Я вообще-то тоже получил от нее приглашение, – заметил Кай. – Но сами знаете мои обстоятельства. Так что вежливо отказался. Мне домой надо. Мама там спит. Правда, соседка зашла, присматривает по моей просьбе.

– Мы как привезли Ингу Юрьевну, так она упала в кровать и уснула, – округлив глаза, сказала Яна.

– Но целительница предупредила, что она и сутки так проспать может, – добавил Кай. – Вот я и решил быстро съездить к Яне.

– Вы же совсем недавно виделись, – улыбнулась Лера.

– Ты в гости собралась, – капризным тоном ответила подруга. – А мне уже надоело сидеть с нашими ребятами во дворе. Не люблю обсуждать футбол, а домой неохота. Вот Кай и решил немного со мной погулять!

– Тогда, может, поедешь с нами, раз он возвращается к матери? – просящим тоном проговорила Лера.

– Я?! – обрадовалась та.

Но Захар глянул так недовольно, что Яна сразу смешалась.

– Нет, нет, – торопливо отказалась она. – Будет странно, если я заявлюсь в вашу компанию без Кая.

– Жаль, – искренне сказала Лера.

Ей и правда было бы спокойнее, если бы «во вражеский стан» она пришла с подругой.

– Потом все расскажешь! – шепнула ей Яна.

– И покажу! – с вызовом ответила Лера. – Я фотик с собой прихватила. Саше родители подарили квартиру, хочу сделать снимки ее нового жилья.

– Супер! – обрадовалась Яна.

– Неудачная идея, – заметил Кай. – Навряд ли Саше понравится, что в ее доме появится такой вот папарацци. А ты, Захар, чего молчишь?

– Да мне-то что? – с улыбкой пожал тот плечами. – Пусть Лера делает, что хочет. Лишь бы ей это нравилось!

– Ну-ну, – непонятным тоном ответил Кай.

– Ладно, мы уже опаздываем! – озабоченно произнес Захар.

Он взял Леру под руку. Яна подмигнула ей и расплылась в широкой улыбке.

Как оказалось, родители купили Саше квартиру в новом престижном районе на северо-западе города. Прямо за ним начинался сосновый бор, рядом никаких заводов и промышленных предприятий, поэтому воздух здесь был относительно чистым. Этот район предназначался для богатых жильцов. Дома здесь стояли исключительно высотные, квартиры в них большие, улучшенной планировки. Дворы сразу обустраивали и облагораживали, почти в каждом доме имелся свой огромный подземный гараж. Лера, когда поняла, где обосновалась Саша, немного сникла. Она не представляла, насколько обеспечены ее родители. Но возможность приобретения подобной квартиры для дочери говорила о многом. По пути Захар все-таки купил роскошный букет из белых лилий и бутылку дорогого шампанского. Когда он поставил машину на специально отведенную площадку, над которой даже висела табличка «Парковка для наших дорогих гостей», и помог Лере выбраться из салона, она уже окончательно оробела. И в душе очень радовалась, что оделась подобающим образом.

– А вот и Сашкин дом, – довольно произнес Захар, поднимая голову.

Они стояли возле нарядной на вид высотки с большими закругленными балконами и остроугольной башней на крыше. У подъезда были разбиты красивые клумбы, деревянные скамейки выглядели свежеокрашенными, нигде не валялось ни единой бумажки или пустой бутылки.

– Круто, – заметил Захар.

Лера глянула на него и отметила, что он как-то странно изменился. Захар выглядел возгордившимся, словно то, что у него такие богатые друзья, придавало ему особую уверенность в себе и льстило его самолюбию. Он даже приподнял подбородок и поглядывал на притихшую Леру с чувством превосходства. Ей вдруг захотелось развернуться и уйти, но любопытство и привитые с детства хорошие манеры не позволяли так поступить. Хотя Захар стал ей на миг даже неприятен. Она не ожидала, что он может быть снобом.

Подъезд оказался снабжен видеодомофонами, Захар набрал номер квартиры. Ему сразу открыли. Однако внутри оказалась консьержка, которая выглянула из окошка своей каморки и строго спросила, к кому они идут. Получив ответ, кивнула.

– Вот это охрана! – удовлетворенно заметил Захар. – Сюда просто так не пройдешь!

Они вошли в лифт. Он оказался большим, с ковриком на полу и зеркалом. Лера машинально посмотрела на свое отражение и поправила челку. Саша жила на десятом этаже. Дверь в ее квартиру оказалась открытой. Они вошли. Лера снова начала волноваться. Холл выглядел огромным.

– Эй! – крикнул Захар.

Стеклянные с цветными витражами двери распахнулись, из гостиной донесся шум, смех, музыка.

– Опаздываете! – засмеялась Саша.

Она порхнула к ним навстречу. Лера окинула ее быстрым взглядом. Саша была в явно дизайнерском белом трикотажном платье. Оно держалось на ее плече на одной лямке, которая выглядела как две перекрученные полоски ткани. Ее волосы белыми волнами обрамляли раскрасневшееся лицо, голубые глаза сияли.

– Извини, Сашуль! – торопливо заговорил Захар. – Так получилось! Это тебе! С новосельем!

– Лилии! Мои любимые! – восхитилась она и приняла букет. – И шампанское! Это кстати!

– Только я за рулем, так что ни-ни! – засмеялся Захар.

– А тебе никто наливать и не будет! – засмеялась в ответ она. – А вот Лере, думаю, можно!

– Немного, – смутилась Лера.

– Да вы проходите! – радушно пригласила Саша. – Обувь можете здесь оставить. Или не оставлять… Как вам удобнее!

И она захихикала. Лера пригляделась к ней и поняла, что Саша уже сильно навеселе. Она скинула босоножки и последовала за ней в гостиную. Там находились несколько ребят, из которых она знала только Марка. Он сидел на диване и о чем-то разговаривал с черноволосой девушкой. При появлении Леры и Захара все замолчали.

– А вот и опоздавшие! – громко возвестила Саша. – Штрафную девушке! Ее зовут Лера. Прошу любить и жаловать! А Захарка за рулем! Ему только сок!

Марк перестал разговаривать с девушкой и пристально посмотрел на Леру. Затем перевел взгляд на Захара. Тот стоял с гордым видом. И тут до Леры дошло: возможно Марк прав, говоря, что Захар все и всегда делает ему в пику и начал ухаживать за Лерой только из этих побуждений. Ей снова стало неприятно и захотелось уйти. Но она взяла себя в руки, отогнала темные мысли и решила понаблюдать за поведением Захара.

Саша уже несла ей полный бокал шампанского. Лера поблагодарила, взяла и направилась к дивану, на котором сидел Марк. Он сразу заулыбался и пододвинулся. Захар ушел к друзьям и начал что-то оживленно обсуждать.

– Привет, – проговорил Марк. – Рад, что ты пришла. Неужели весь бокал выпьешь?

– Нет, конечно, – засмеялась Лера и чуть пригубила.

– Меня-то познакомь! – быстро проговорила черноволосая девушка.

– Ах да! – спохватился он. – Это Варя, но мы все зовем ее Воронка. Уж и не знаю почему!

Лера тут же вспомнила сетевую подругу Саши с этим ником и внимательно посмотрела на Варю. Она показалась ей довольно миленькой и точно не опасной.

– Чем по жизни занимаешься? – деловито поинтересовалась Варя.

– Десятый класс заканчиваю, – ответила Лера.

– Скукота! – уверенно заявила та. – Я вот после девятого ушла из школы. Поступила в наш колледж культуры на дирижерское отделение. Но вообще-то я рэпом увлекаюсь. У нас даже есть группа! – с гордостью добавила она.

– Группа! – хмыкнул Марк. – Ты да твой дружок Перец! Коллектив еще тот. Воронка и Перец! – засмеялся он. – Вообще-то парня зовут Петя, – пояснил он, повернувшись к Лере. – Это я так, к сведению, потому что он должен тоже прийти. Да вот что-то задерживается.

– Он на танцевальном учится, в нашем же колледже, – сообщила Варя. – И мы еще покажем нашему городишке «ху из ху»! Мы еще так зазвездимся, что вы все в очередь за автографами будете выстраиваться!

– Ну, бог в помощь, – с улыбкой ответил Марк.

– Мы с Перцем на первом курсе познакомились, – охотно начала рассказывать Варя. – Они как раз в актовом зале экзамены по народному танцу сдавали… После первого семестра. А мы с девчонками подглядели из-за кулис. Я сразу заценила, как Петька лихо отплясывает!

– И вдруг он стал рэпером! – непонятным тоном заметил Марк и подмигнул Лере. – Не иначе твое вредоносное влияние!

– Я думала, что девушки не читают рэп, – сказала Лера, чтобы поддержать разговор.

– Стереотипно мыслишь, подруга! – хмыкнула Варя. – Ладно, схожу коктейль возьму. А то что-то в горле пересохло.

Она встала и быстро вышла из гостиной.

– Ну, как тебе тут? – спросил Марк.

Лере вопрос показался странным, она чуть не ответила: «Да мне-то что? Не мне ведь тут жить!» Но вовремя сообразила, что Марк, скорее всего, имел в виду новую для нее компанию.

– Пока не разобралась, – уклончиво ответила она.

– Саша долго ремонт делала… – начал он.

– Можно подумать, своими беленькими ручками! – не сдержалась Лера.

– Ты злишься, – констатировал он. – Только не пойму, почему. Ты ей завидуешь? Сама наверняка мечтаешь о такой квартире.

– С чего ты взял? – пожала она плечами. – Мне еще рано жить отдельно от родителей.

И снова Лера с трудом сдержалась, чтобы не добавить: «Не то что твоя Саша!» Но вовремя себя остановила.

– Может, тебе тоже принести коктейль? – спросил Марк, не сводя с нее глаз. – А то ты мне кажешься напряженной.

– А что ты хочешь? – нарочито беспечным тоном ответила она. – Чувствую себя не в своей тарелке. Почти никого здесь не знаю.

– Ну меня-то знаешь! – улыбнулся он.

В этот момент к ним подошли Захар и Саша. Они принесли напитки. Саша сразу уселась рядом с Марком и даже привалилась к нему плечом. Захар устроился возле Леры. Диван был не очень широким, поэтому ребята сидели, почти прижавшись друг к другу. Саша предложила Лере слабоалкогольный коктейль из красного вина, апельсинового сока и минеральной воды. Лера взяла бокал и чуть пригубила. Вкус был приятным. Захар пил воду.

– Как тебе мои друзья? – спросила Саша, перегнувшись через Марка.

– Я пока ни с кем не общалась, – ответила Лера. – Только с Варей.

– А! Наша звезда рэпа! – засмеялась Саша. – Ну она так тут… Для колорита!

Лера прищурилась, улыбка появилась на ее губах. Она отдала бокал Захару и встала.

– Ты не возражаешь, если я пофотографирую твою замечательную квартиру? И твоих милых друзей! – сказала она и вынула из сумочки свою «мыльницу».

– Да ради бога! – пожала плечами Саша. – Не забудь выйти на балкон. Оттуда открывается чудесный вид на лес.

– Обязательно! – ответила Лера и начала снимать все и всех подряд, решив, что дома разберет снимки и удалит неудачные.

– Увлекаешься? – уточнила Саша, наблюдая за ней.

– Так… иногда… – пробормотала Лера.

– Фотик у тебя какой-то стремный, – заметила Саша. – Что ж ты, Захар, своей девушке не купишь хотя бы полупрофессиональную зеркалку?

– Еще чего не хватало! – быстро ответила Лера. – Я не принимаю подобные подарки от молодых людей!

Марк пристально посмотрел на нее, его брови чуть приподнялись, но Лера сделала вид, что ничего не замечает.

– А вот и мы! – раздался голос Вари. – Встречайте звездный дуэт!

– Воронка и Перец! – раздались голоса, и присутствующие захлопали в ладоши.

Лера машинально перевела фотоаппарат на вошедшую пару и сделала несколько снимков.

– Ой, только не папарацци! – в притворном ужасе закричал Петя и закрыл лицо руками. – Нет от них спасения! И сюда, на закрытую тусовку проникли!

Все дружно расхохотались.

Лера внимательно посмотрела на «звезду». Петя был, несомненно, очень эффектным молодым человеком. На вид лет восемнадцать, стройный, среднего роста, в меру накачан и очень стильно одет. Черты его лица чем-то напомнили Лере еще так недавно обожаемого ею Влада Соколовского. Только у Пети волосы темнее. Но глаза почти такого же разреза, как у Влада, и такого же яркого голубого цвета, как на его постерах и картинках из Интернета.

– Штрафную ему! – крикнула какая-то девушка из угла гостиной.

– Не откажусь! – засмеялся Петя. – Шампанское?

– В холодильнике! – ответила Саша. – Пойдем, откроешь!

Она вскочила с дивана, зачем-то звонко чмокнула Марка в щеку и отправилась с Петей на кухню. Марк помедлил и двинулся за ними. Варя подсела к Захару.

– Ты это… – торопливо начала она, – не можешь с нами завтра поработать? А то у нас концерт, а мы оба с какими-то мутными прическами!

– Сейчас посмотрю! – озабоченно ответил Захар и достал из кармана потрепанную записную книжку.

– Бог мой, – возмутилась Варя. – Что ты с каким-то ветхозаветным блокнотом! Давно пора приобрести современный девайс и делать электронные записи.

– Мне так удобнее, – пробормотал Захар, быстро перелистывая книжку. – Так… завтра… Все расписано, Варь! Две химии, три покраски, мелирование, пять стрижек, свадебная укладка…

– Ну Захарушка! – умильным голосом начала просить Варя. – Ну найди время!

– Где ты раньше была? – недовольно спросил он. – Во сколько у вас выступление?

– В семь, в Клубе железнодорожников! Приходить с Лерой! Я вас так проведу!

– Я до девяти в парикмахерской! – засмеялся он. – А вот Лера не знаю, может, и захочет!

– Я не особо люблю рэп, – тихо пояснила Лера.

– Все равно мой телефон запиши, – деловым тоном сказала Варя. – Вдруг надумаешь? Захар не может, так Марка возьми, – добавила она и засмеялась, хитро глядя на покрасневшего Захара.

– Думаю, Саше не понравится, – ответила Лера и вбила Варин номер в память телефона.

– И мне тоже! – хмуро заметил Захар.

– У нас тут не крепостное право! – твердо произнесла Варя. – И люди сами должны решать, куда им идти и с кем. А то моду взяли ревновать!

– Моду? – засмеялся Захар. – Еще Шекспир писал про Отелло! А там вообще с летальным исходом!

– Хочешь сказать, что придушишь эту милую девушку, если она пойдет на наш концерт с Марком или каким другим парнем? – с серьезным видом поинтересовалась Варя. – Там, кстати, не только мы будем, – обратилась она к Лере. – Три группы выступают. Сборная солянка.

– Я могу пойти с Яной, – сказала Лера и посмотрела на хмурого Захара.

Тот оживился и заулыбался.

– Так лучше всего! – заявил он.

– Так что, найдешь для нас часок? – уточнила Варя.

– Давайте до начала смены, – предложил он. – Приходите к половине восьмого утра.

– Заметано! – обрадовалась Варя. – У нас обоих завтра занятия в колледже со второй пары. Так что вполне успеем!

– Будете для нас петь? – спросил в этот момент вернувшийся Марк.

– Для друзей всегда! – ответил Петя, который появился рядом с Марком и не сводил глаз с Леры. – Девушка-папарацци может нас фотографировать! – добавил он, вдруг склонился и поцеловал Лере руку.

Захар нахмурился, но промолчал.

В углу гостиной возле эркера был устроен невысокий закругленный подиум. Лера, правда, не поняла, для каких целей он был задуман. Варя и Петя встали на него, ребята столпились вокруг и начали хлопать.

Варя начала пританцовывать в такт ритму.

– Ты меня совсем не знаешь, да и я тебя не знаю, – вступил Петя, – но твои глаза большие будто бы хранили тайну, но твоя улыбка смело зажигала в сердце радость, говорила ты умело и задорно так смеялась…

Лера встала, намереваясь сфотографировать выступающих. Петя заметил и начал «работать на камеру». Он, видимо, уже знал все свои удачные ракурсы и позировал Лере со знанием дела.

– Ты такая заводная, – речитативом произносил он и улыбался будто бы только Лере, – и меня легко заводишь, ты такая озорная, что с ума ребят всех сводишь, твои волосы, как ветер, а глаза, как синь морская, ты ведь лучше всех на свете, ты такая заводная…

Когда песня закончилась, Варя и Петя раскланялись. Ребята дружно хлопали и выражали возгласами одобрение.

Лера убрала фотоаппарат в сумочку и огляделась. Захар куда-то вышел. Она пожала плечами и отправилась на балкон. Он оказался очень большим. Здесь все было устроено для отдыха: цветущие растения вдоль стены, под ними удобные скамейки, стоящие углом и заложенные мягкими подушечками, овальный столик, плиточный пол застелен ковриками. Вид открывался чудесный – на сосновый, казавшийся бескрайним лес. Лера порадовалась, что на балконе никого нет, и облокотилась на перилла. Она уже начала уставать от шума, общение с незнакомыми ребятами напрягало, потому что Лера не так легко сходилась с людьми, как, к примеру, Яна, и по этой причине не особо любила тусоваться в таких многолюдных компаниях. К тому же здесь все старше нее года на два, а в таком возрасте разница необычайно чувствуется и кажется довольно большой. Марк был ее ровесником, но он всегда казался ей старше своих шестнадцати.

– Скучаешь? – услышала она его голос и вздрогнула. – А я тебе вот принес.

Он встал рядом и протянул ей бокал с коктейлем.

– Спасибо, – напряженно ответила Лера. – Но у меня сейчас к алкоголю весьма странное отношение.

– После поездки к целительнице? – мягко спросил он.

– Да… вся эта история… Ты же видел маму Кая.

– Если честно, я не особо верил в успех подобного лечения, – признался Марк.

– Но ведь ты одолжил деньги! – заметила она.

– Я не могу отказать друзьям! – ответил Марк. – Но когда мы забирали тетю Ингу, я поразился, как она изменилась, буквально за сутки. Ты бы видела! Трезва, в здравом уме, правда, очень тихая и бледная. Только боюсь, это временный эффект.

– Надеюсь, Каю ты этого не сказал, – пробормотала Лера.

– Я всегда осторожен в высказываниях, – улыбнулся он. – Я же могу ошибаться. Как тебе выступление ребят? – перевел он разговор на другую тему. – Стихи пишет Воронка… то бишь Варя.

Лере не понравились «стихи», но зато ее очень привлек Петя. Правда, она считала, что рэп и он как-то не вяжутся.

Не отрекаются любя.
Ведь жизнь кончается не завтра.
Я перестану ждать тебя,
а ты придешь совсем внезапно.
А ты придешь, когда темно,
когда в стекло ударит вьюга,
когда припомнишь, как давно
не согревали мы друг друга.
И так захочешь теплоты,
не полюбившейся когда-то…[3] —

продекламировала Лера и вдруг замолчала, потому что невыносимое смущение не давало ей говорить.

Она сама не понимала своего порыва.

– Это чье? – серьезно поинтересовался Марк и заглянул ей в глаза. – Очень проникновенно!

– Это написала Вероника Тушнова, – тихо ответила она.

– Так это же песня советских времен, – заметил Марк.

– Да, ее стихи пели.

– Конечно, несравнимо с Варькиным… Как там? «…ты ведь лучше всех на свете, ты такая заводная…» – сказал он и засмеялся. – У тебя хороший вкус, – одобрил он, и Лера покраснела.

– Это поэтесса прошлого века, – зачем-то сообщила она.

– Моя подруга тоже увлеклась поэтессой прошлого века, – в тон ей произнес Марк. – Юлия Друнина. Слышала?

У Леры чуть с языка не сорвалось, что она читала в блоге про Друнину, но вовремя прикусила язык. Получалось, что она будто бы подглядывает за жизнью Саши.

– Да, я знаю эту поэтессу, – после паузы ответила она. – У нее хорошие стихи. Странно…

– Что? – спросил Марк, видя, что она замолчала и нахмурилась.

– И Друнина и Тушнова обе примерно в одном возрасте покончили жизнь самоубийством, – сообщила она.

– Вот уж чего не понимаю, – возмутился Марк.

– Что мы можем знать? – тихо проговорила Лера. – Как мы можем их понять?

Они замолчали. Пауза получилась неловкой, и Лере захотелось уйти с балкона.

– Ах, вот вы где! – раздался показавшийся ей ядовитым голос Захара. – Уединились!

Лера повернулась. Он уже подошел к ним, его глаза перебегали с лица Марка на ее лицо. И Лере очень не понравилось их выражение.

– Мне уже пора домой, – вдруг сказала она.

– Рано еще, – тихо заметил Марк. – Куда ты торопишься?

– Завтра на первом уроке контрольная по математике, – ответила она. – А я и так все выходные прогуляла. Надо хоть что-то освежить в памяти.

– Так это ж математика! – сказал Марк. – Решишь задачки, и всех делов!

– Нет, нет, мне пора! Захар, если хочешь, оставайся. Я на автобусе доберусь!

– Я могу тебя отвезти! – вдруг быстро предложил Марк.

Захар вздрогнул и побледнел.

– Это неудобно, – кусая губы, сказал он. – Я привез Леру, со мной она и уедет! А ты оставайся со своей Сашей! – грубовато добавил он и вздернул подбородок.

– А вот и не подеретесь! – шутливо заметила Лера, пытаясь разрядить обстановку.

– Так с кем ты поедешь? – настойчиво спросил Марк, пристально глядя на нее.

– С ним, конечно! – ответила она и кивнула на Захара.

На его губах появилась торжествующая улыбка.

– Пока! – небрежно бросил он, взял Леру под локоть и повел с балкона.

Они зашли на кухню, где находилась Саша, и вежливо попрощались. Она их удерживать не стала. Но уже возле лифта их догнали Варя и Петя и попросили подбросить хотя бы до центра. Захар нехотя согласился, а Лера обрадовалась. Она видела, что он раздражен, а выяснять отношения ей сейчас совсем не хотелось.

До центральной площади они ехали в молчании. Только Варя и Петя, сидящие на заднем сиденье, тихо перебрасывались замечаниями. Когда Захар остановился, они поблагодарили и выбрались из машины. Петя вдруг остановился и наклонился к открытому окошку Леры. Та с недоумением на него посмотрела.

– Рад был познакомиться, Лера! – обворожительно улыбаясь, сказал он. – И еще больше буду рад, если ты завтра все-таки сможешь прийти в клуб. Не забудь, концерт начинается в семь. Но мы будем вторыми, так что выйдем на сцену около восьми. Тебе понравились наши песни?

– Да, – чтобы никого не обижать, солгала она.

– Лера не любит рэп, – хмуро сообщил Захар, – так что она лукавит!

– А может, мне необычайно понравилось исполнительское мастерство именно Петра? – заметила она. – Я оценила его как артиста!

– Это ты еще не видела, как я танцую! – с воодушевлением сказал тот и расплылся в улыбке.

– Ладно, мы поехали! – оборвал его Захар и завел мотор.

У Пети вытянулось лицо. Лера понимала, что он уже привык к тому, что все им восхищаются, и такое отношение не могло его не огорчить.

– Постараюсь прийти… с подругой! – быстро проговорила Лера, высунувшись в окошко.

Но Захар уже тронул машину с места и вывернул на дорогу.

– Как ты невежливо с ним, – хмуро заметила она.

– С Перцем-то? – пренебрежительно произнес он и зло рассмеялся.

– Ты ревнуешь? – уточнила она.

– Мне не нравится, что ты строишь глазки и Марку, и этому Пете! – с вызовом произнес он.

«Все-таки выяснения отношений не избежать», – подумала Лера и вздохнула. Она решила ничего не отвечать на колкое замечание Захара. Но он просто не мог остановиться.

– Я считал тебя серьезной девушкой, думал, ты хорошо воспитана и не позволишь себе недостойного поведения. Но вижу, что все девушки одинаковы. Видимо, это в вашей натуре! Кокетничаете со всеми, кто на вас посмотрит. Так… на всякий случай! А то, что мне неприятно такое наблюдать? Ты об этом подумала?

Лера была заперта с ним в одном пространстве, выйти на ходу она не могла и чувствовала себя беззащитной. А Захар все распалялся. Она не ожидала, что он может быть таким. Обычно он вел себя сдержанно.

– Следи за дорогой, – тихо заметила она.

Но он будто не слышал.

– Если тебе все еще нравится Марк, почему ты остаешься со мной? – брызгал слюной Захар. – Думаю, тебе и Саша не помеха, если ты прямо у нее в доме пыталась завлечь ее парня!

Он вдруг резко свернул в какой-то проулок. Лера испугалась, не понимая его действий. Куда он ее везет? Машина остановилась на обочине под пышными, нависающими над дорогой, кустами сирени. Захар, не говоря больше ни слова, схватил Леру в объятия и начал жадно целовать. Она так растерялась, что в первую минуту не сопротивлялась его напору.

– Я так люблю тебя! – шептал он между поцелуями. – Ты сводишь меня с ума! Ты такая… непонятная мне… в тебе есть загадка… Это меня мучает… Ты не похожа ни на одну из моих бывших девушек! Прости, если я наговорил лишнего! Это все от любви! Я не могу видеть, как на тебя смотрят другие парни!

– Да подожди ты! – наконец, пришла в себя Лера и оттолкнула его, поправляя задравшееся на коленях платье. – Ты с ума сошел?

– Да! Я сошел с ума от любви! – взволнованно ответил он. – Я только о тебе и думаю! Ты меня любишь? Лерочка, скажи! Ты ведь ни разу не призналась мне, что любишь!

– Ты мне нравишься, – ответила она и села прямо, глядя в ветровое стекло.

Дорогу перед машиной стремительно перебегал серый кот, и Лере вдруг захотелось уйти от Захара.

– Нравишься? И только-то? – с возмущением проговорил он. – Я надеялся, что ты испытываешь ко мне более сильные чувства!

– Ты решил устроить мне сцену? – насмешливо поинтересовалась она, повернувшись к нему. – А на каком основании? Ты мне кто? Муж? С какой стати я должна перед тобой отчитываться? Оставь меня в покое!

Лера, окончательно разозлившись, открыла дверцу.

– И не вздумай идти на концерт Перца! – крикнул ей вслед Захар. – Все знают, какой он бабник! Ни одну девчонку не пропустит!

– Отстань! – резко бросила она, выбралась из салона и пошла прочь.

Лера спешила уйти и даже не оборачивалась. Но Захар и не думал ее догонять.

От торгового центра до ее дома было совсем близко, и она так быстро шла, что даже не заметила, как оказалась во дворе.

– Лера! – раздался голос Яны.

Она остановилась и повернулась к детской площадке. На лавочке возле песочницы сидела компания ребят, Лера двинулась к ним.

– Ну ты сегодня красотка! – восхищенно заметила Яна. – Зря это платье не носишь! Оно тебе очень идет! Правда, парни?

Ребята, сидящие на лавочке, дружно выразили одобрение.

– Как квартирка Саши? – продолжила расспросы Яна.

– Представь, пять комнат! – ответила Лера.

– Ничего себе! – зашумела компания. – Куда ей столько?

– Она с парнем собирается там жить, – пояснила Лера. – Кстати, я познакомилась с восходящими звездами рэпа. Может, знаете – Воронка и Перец!

Яна начала смеяться, повторяя прозвища. Но один из парней перебил ее, сказав, что дуэт и правда супер и уже пользуется в городе популярностью.

– Да что ты? – сразу перестала смеяться Яна и округлила глаза. – Лерка, тогда пойдем на звезд!

– У меня и фото Перца есть, – с улыбкой сообщила Лера.

– Покажи! – воодушевились ребята.

Лера достала из сумочки телефон и протянула им. Они быстро «перелистали» снимки с видами квартиры и более внимательно изучили физиономию Пети.

– Хорошие фотки! – похвалил один из парней. – Выложишь у себя? Посмотрим на большом экране!

– Хватит! – перебила Яна. – Дайте мне посмотреть!

Она встала со скамьи и взяла телефон.

– Ладно, ребята, пока! – быстро сказала она, подхватила Леру под руку и пошла к ее подъезду.

– А где Захар? – на ходу выясняла она. – Я думала, он тебя довезет… Квартира у Саши шикарная! А Петя ничего себе, симпатичный… кого-то мне сильно напоминает…

– И мне, – ответила Лера, останавливаясь возле своего подъезда. – Влада Соколовского! Если бы еще блондином был, то вообще не отличить!

– Такой же красавчик! – со вздохом заметила Яна. – Ну, ты круто затусилась!

– Хочешь, пойдем завтра на их выступление? – предложила Лера. – Петя меня лично пригласил. Сказал, что проведет нас бесплатно.

– Нас? – удивилась и обрадовалась Яна.

– Захар сегодня не в себе, – засмеялась Лера. – Так что я сразу сказала, что пойду с подругой. Тебя имела в виду, сама понимаешь.

– Супер! – захлопала Яна. – Пойдем, конечно! А это где?

– В Клубе железнодорожников, – сообщила Лера. – Начало в семь. Перец выйдет на сцену в восемь.

– Так себе местечко! – заметила Яна. – Я думала, они в лучших ночных клубах выступают, типа «Элита», а тут… железнодорожников!

– Ну, они же еще не раскручены, – заметила Лера. – Пойдем?

– Обязательно!

«Быть лучше одному, чем вместе с кем попало…»

Комментарии

ZahaRR

Заголовок: Лера

Лерочка! Девочка моя любимая! Ты – лучшая! Я не могу не думать о тебе! Даже как-то странно. Бывает, что стригу клиентку и зависаю с ножницами в руке. На днях подстриг одну женщину на пару сантиметров короче. А она у меня в постоянных. Выхватил на затылке кусок, а потом пришлось равнять под него и все остальное. И получилась спортивная модель. Женщина была недовольна, что так коротко. Но потом ничего, даже понравилось.

Это любовь! Никогда я раньше столько не думал о девушке. И уж тем более на работе!

Сам не могу понять, что в тебе такого особенного, Лерочка моя! Так посмотришь, ну обычная девчонка! Конечно, я преобразил тебя, сделал модельную стрижку, изменил цвет волос. Но сейчас мне кажется, что со своей прежней прической и светлыми волосами ты была нежнее. Все еще не могу забыть тот миг, когда впервые тебя увидел! Ты шла рядом с Каем, вид у тебя был несчастный, глаза покраснели, как будто ты только что плакала, твои светло-русые волосы трепал ветерок, личико было бледным. И я сразу подумал, что такой девушке нужен более насыщенный цвет волос и агрессивная стрижка. Я же тебя и уговорил поменять имидж. Ты была так расстроена, что особо не сопротивлялась. А может, подсознательно понимала, что если немедленно что-то изменить, пусть хотя бы прическу, то все изменится и в жизни. Вот такой я стал философ! И это любовь!

Думаю, что, наконец, меня настигло настоящее чувство! Лерочка! Смотрю на тебя и вижу самую прекрасную девушку на свете! И если ты даже побреешься наголо, все равно останешься такой же прекрасной! И сейчас я хочу только одного – чтобы и ты полюбила меня так же сильно. Но в голове вертится расхожая фраза – что один любит, а второй лишь позволяет себя любить. И опять-таки, как говорят знающие опытные люди, именно такие союзы держатся дольше всего. Так что пусть все остается как есть. Я буду любить тебя! Только бы ты позволяла мне это делать.

Лерочка! Солнышко мое! Никуда я тебя не отпущу… обниму и поцелую так, что ты не захочешь уходить… я не буду держать тебя на цепи, нет-нет… но сделаю так, что ты сама не захочешь уйти! Но если все-таки уйдешь, то вернешься!

Лера прочитала пост поздно ночью. Она переписывалась в аське с Яной, попутно копировала и перебирала фотографии, которые сделала на новоселье Саши, затем рассылала снимки «звезды по имени Перец» попросившим ее об этом ребятам. И тут Яна прислала ей ссылку на блог Захара. Лера, повздорившая с ним и так и не дождавшаяся от него ни звонка, ни СМС с извинениями за свою необоснованную ревность, была изумлена. Но ее неприятно поразило, что пост был открыт для всех. И некоторые комментарии под ним заставили задуматься.

Комментарии

VoronKa:

«Милая девчушка! Но ничего такого уж особенного я в ней не увидела! Мне кажется, ты зациклился. Завтра приходим к тебе, как договорились?»

ZahaRR:

«Только не опаздывайте! А то потом клиентка с мелированием. А Леру я люблю!»

Petya_perets:

«А я очарован девочкой _Лерочкой! Есть в ней какой-то шарм! Она так естественна, мне именно это в ней понравилось!

Захар, я хочу сильно высветлить волосы!»

VoronKa:

«Вот-вот, хочет стать блондином! Надоело спорить с ним! Захар, ты хоть скажи!»

ZahaRR:

«Завтра разберемся! А с Лерой мы поругались. И, кстати, из-за Перца! Уж очень она им восхищалась. Меня это взбесило! А тут еще Марк. Если вы не в курсах, то вначале он на нее глаз положил. Если бы снова не замутил с Сашкой, то еще неизвестно…»

Petya_perets:

«Помню я этот пост! Саша выкладывала фотки и Леры, и ее подружки Яны. Прикольная девушка! Волосы красные! Лера обещала, что придет на наше завтрашнее… вернее, уже сегодняшнее выступление с подругой. Надеюсь, это будет Яна. Эффектная девушка!»

Sashen’ka:

«Захар, ты совсем сдурел, что ли? Лично меня не впечатлили твои «сопли_с_сахаром». Какая любовь? Мальчик, о чем ты? Просто она тебе пока не дала! Вот ты и «страдаешь»! А девчонка ничего особенного! Таких много. Обычная старшеклассница».

VoronKa:

«Фу… какая ты грубиянка, Сашка! Ревнуешь, что ли, к «обычной» девчонке?»

Sashen’ka:

«Да пошли вы все! Марк со мной! И мы собираемся жить вместе! Видели мою квартирку? Мы будем очень счастливы в таком уютном гнездышке!»

Intellect:

«Я тут не в тему поста… сорри, Захар! Саш, а ты уверена, что пора тащить Марка в «семейную» жизнь? Ему ведь 16! Сечешь? Совсем пацан, хоть и производит впечатление взрослого не по годам! Неужели предки возражать не будут?»

Sashen’ka:

«Жень, хочу напомнить, что Лариса Антоновна меня просто обожает! Да она спит и видит, чтобы мы поженились!»

Intellect:

«Ну круто, конечно! Потенциальная свекровь любит невестку. Редкая ситуация! И все равно рано для парня… А погулять? Он же потом с катушек съедет, если свое недоберет! Или тебе хочется, чтобы твой парень на сторону поглядывал?»

Sashen’ka:

«Какие вы все злые! Неужели не может быть так, что я и Марк будем всю жизнь любить только друг друга и будем верны до конца?!»

ZahaRR:

«Поддерживаю Сашу! Я тоже хочу, чтобы мы с Лерочкой любили друг друга всю жизнь и умерли в один день!»

Intellect:

«Ребята, мне вас даже жаль! Реальная жизнь не имеет ничего общего с «любовью до гроба». Недаром у этого выражения такое окончание – «дураки оба». Смотрите трезво на отношения, и тогда не будет жестоких разочарований!»

ZahaRR:

«Не прессуй, Женек! Понимаю, что тебе уже двадцатник и ты успел понабраться опыта. Но не все ведь такие циничные! А может, мы с Сашкой верим в вечную и верную любовь?»

Intellect:

«Ага, особенно ты! По поводу Саши ничего не могу сказать, она у нас девушка чувствительная. Но вот ты… Да все знают, что ты чуть ли не с пеленок соревнуешься с Марком! Это твой пунктик. Жаль, я не смог приехать на новоселье! Интересно понаблюдать за вашей троицей!»

Sashen’ka:

«Никакой троицы нет! Я с Марком сама по себе, а Захарка со своей Лерой. Так что все по парам. Но мне правда жаль, что ты не смог приехать!»

Intellect:

«Работа, будь она неладна! Сисадмин – это же не нормировано! Как-нибудь в другой раз подскочу… если пригласишь».

Sashen’ka:

«В любое время! Тебе я всегда рада! К тому же хочу новый комп купить. Посоветуешь модель? И программки нужно будет поставить!»

Intellect:

«Без вопросов! Как определишься, звони! Помогу!»

Когда Лера закрыла страничку Захара и глянула на часы, то ужаснулась – почти два ночи. Она выключила ноутбук и юркнула в постель. Но из головы не выходили комментарии. Снова возникло все то же подозрение, что Захар с ней, только чтобы что-то доказать Марку. Для их друзей это было очевидно. И даже такая, вроде бы искренняя запись не убедила их в том, что он по-настоящему любит Леру.

Утром она проснулась в плохом настроении. Зрело решение расстаться с Захаром. Конечно, он ей нравился, но такого трепета, какой она испытывала в присутствии Марка, не было. Ей просто приятно находиться рядом с ним, ощущать его страсть, его нежность. К тому же Лера все больше склонялась к мысли, что ребята правы и Захар с ней в основном из желания «утереть нос» Марку. А ей не хотелось служить средством для удовлетворения чьих-то амбиций. Ей хотелось, чтобы ее просто любили за то, что она есть. К тому же Леру бесило, что в комментариях про нее часто писали: «ничего особенного». Да, она не какая-нибудь поп-звезда, не одевается ультрамодно, не является самой популярной девушкой в их школе, на золотую медаль не претендует. Но у нее есть свои достоинства, и Лера показала, что свободное владение двумя языками, изучение еще трех, начитанность и воспитанность дают ей право считать себя особенной. Та же Саша, на ее взгляд, ничем не выделялась. Ей казалось диким, что девушка нигде не учится, не работает и ничем особо не занимается, а живет исключительно за счет богатых родителей. Да, у Саши роскошная квартира и машина, но ведь это не ее заслуги. Она палец о палец не ударила, чтобы чего-то достичь, зато очень высокого о себе мнения. Лера понимала, что в современном мире обеспеченность и финансовая независимость многое решают, но была уверена, что человек должен постоянно развиваться, расти и работать над своим внутренним миром. В этом вопросе на нее повлияло воспитание родителей. Но сыграла роль и классическая литература, которую Лера обожала. Все ее герои развивались, не стояли на месте. И неважно, положительный это был персонаж или отрицательный. Лера впитывала эти принципы со страниц книг с самого детства, как только научилась читать. И по-другому свой путь не представляла. Она, конечно, прикидывала на себя образ жизни богатой бездельницы. Но была уверена, что при таких средствах, как у той же Саши, не стала бы бесцельно проводить время, таскаясь по магазинам, кафешкам, болтая по телефону с подружками и выкладывая посты в блоге. Лера непременно бы путешествовала по миру, набираясь опыта и новых впечатлений, и обязательно занималась бы благотворительностью.

«А может, мне вообще прекратить общение не только с Захаром, но и со всей их компанией? – размышляла Лера, собираясь в школу. – Буду честна сама с собой, сильного чувства я к нему не испытываю, так что самое время расстаться и не жить иллюзиями. А то я словно «красная тряпка» для Саши. Она ревнива, это можно понять, и не успокоится, пока я буду постоянно присутствовать на их тусовках. Так и жди от нее каких-нибудь гадостей! А зачем мне это? Ладно бы я безумно любила Захара, тогда еще можно было бы терпеть. А так зачем? Куда лучше забыть о них обо всех раз и навсегда!»

Лера улыбнулась, на душе стало легко. И она сразу вспомнила совет из одной книги по психологии, которую недавно прочитала. Там говорилось, что если вы принимаете правильное решение, то мгновенно ощущаете легкость, и именно это служит признаком, что оно действительно правильное.

«Но на концерт я все-таки пойду! – подумала она. – Янка просто жаждет! Да и мне интересно Перца послушать!»

Ее настроение окончательно исправилось, она повесила на плечо сумку и вышла из квартиры.

Яны еще не было. Лера подождала минут пятнадцать у подъезда, затем ее терпение кончилось, и она набрала номер подруги. Но та как раз вылетела из подъезда. Схватив Леру за руку, потащила ее со двора.

– Не могла раньше выйти? – недовольно проговорила Лера. – Опаздываем!

– Успеем! – ответила Яна. – Просто с отчимом ругалась. Достали его вечные поучения. Прямо хоть на работу устраивайся и снимай квартиру! Сил моих больше нет!

– Ага, на работу! – хмыкнула Лера. – А как же одиннадцатый класс? Не бросишь же ты школу, как твой дружок Кай!

– Могу и бросить, – хмуро заявила Яна. – Лишь бы из дома уйти! Но тебе не понять. Твои предки в любви и согласии живут, так что радуйся!

– Ладно, Ян, не кипятись! Всего-то год доучиться! А там видно будет!

Лера знала, что Яна особо никуда не стремится. У нее нет мечты получить определенную профессию. Она просто хотела быстрее покинуть отчий дом и стать самостоятельной. Лера предлагала ей вместе поступать в местный, единственный в городе университет. Но она отлично понимала, что иняз Яна не потянет. Она, конечно, думала попросить маму посодействовать подруге в поступлении, но Яна даже слышать об этом не хотела. Она не раз говорила, что просто мечтает уехать из родного города. Такие мысли внушала ей ненависть к отчиму. Но Лера старалась об этом не думать. Она не представляла себе жизни без Яны, сколько она себя помнила, они всегда были вместе.

Занятия прошли незаметно для Леры, так как она все решала для себя проблему – уйти от Захара или попытаться разобраться в его побудительных мотивах. Сам он пока не объявлялся, но она не могла забыть его пост с публичным признанием в любви. Ей было приятно, в то же время Лера понимала, что лучше, если бы Захар написал письмо с этими же признаниями ей на емейл. А то, что он выложил такой личный пост на всеобщее обозрение, да еще и не отключил комментарии, казалось ей лишним доказательством его неискренности. Возможно, она для него все-таки лишь средство, а не цель.

Когда они вышли из школы, Яна задумчиво посмотрела на подругу.

– По домам? – спросила она. – Во сколько концерт?

– В семь, – хмуро ответила Лера. – Точно пойдем?

У нее уже пропало желание идти на выступление, ведь и Варя и Петя из компании Захара. А ее решение порвать с ним всяческие отношения уже окрепло.

– А ты передумала? – огорчилась Яна. – Ты, кстати, сегодня вообще вся в себе!

– Поругалась с Захаром. Вот думаю расстаться с ним, – после паузы ответила та.

– Ну и правильно! – неожиданно поддержала ее Яна. – Знаешь, если честно, я вообще не поняла, зачем ты начала с ним встречаться. Просто говорить тебе не хотела. Но видно невооруженным глазом, что Марк привлекал тебя намного сильнее, чем твой нынешний парень!

– Так это видно… – растерянно проговорила Лера.

– А ты думала? – пожала плечами Яна. – Так что не обманывай себя, подруга! Ты же у нас любитель классики! Вспомни избитый, но такое верный стишок Омара Хайяма. Ты же мне сама его когда-то без конца цитировала.

– Ты о чем? – не поняла та.

– «Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало, два важных правила запомни для начала: ты лучше голодай, чем что попало есть, и лучше будь один, чем вместе с кем попало», – с выражением продекламировала Яна.

– Ну да, – тихо ответила Лера.

– Брось Захара! – посоветовала Яна. – Ты что у нас, последняя девка на деревне, косая, рябая, сорока лет?

Она задорно рассмеялась. Лера улыбнулась. На душе снова стало легко. И правда, если у нее постоянно возникают сомнения, то Захар явно не ее человек. Стоит ли цепляться за такие бесперспективные отношения?

Придя в свой двор, девушки остановились возле Лериного подъезда.

– Сейчас почти три часа, – заметила Яна, глянув на дисплей телефона. – До Клуба железнодорожников добираться почти час…

– Ну что ты! – ответила Лера. – Минут сорок на автобусе!

– Ага! А ждать этот самый автобус? Короче, давай в шесть встретимся! Хорошо?

– Хочешь к началу? – уточнила Лера. – Там какая-то совсем стремная группа будет, потом уже Перец.

– Так вообще-то он нас без билета провести должен. Ты же мне сама сказала! – ответила Яна.

– Билет стоит мало, – задумчиво проговорила Лера. – Я думаю, что нечего нам заморачиваться на этот счет. Придем, как обычные зрители, купим билеты и пройдем в зал. И всех делов! Зато никому ничем не обязаны!

– Тоже верно! – легко согласилась Яна. – А если не понравится, можем спокойно уйти! В общем, в шесть выходи!

Дома Лера сбросила одежду и сразу забралась под прохладный душ. Она любила бывать дома одна. Выбравшись из-под струй воды, даже не стала вытираться и обнаженной, с мокрой кожей и волосами отправилась к трюмо. Перед ним Лера остановилась и начала изучать отражение. Она вертелась, смотрела на себя так и эдак, старалась даже заглянуть за спину и не видела никаких недостатков. Конечно, грудь небольшая, но Лере только исполнилось шестнадцать, и она точно знала, что ее тело еще развивается, поэтому поводов для беспокойства не видела. Кроме того, ей казалось, что главное в фигуре – правильные пропорции. А у нее они были правильные.

– Ничего особенного, – пробормотала она. – Как бы не так! Я очень даже особенная! И прехорошенькая!

Она послала отражению воздушный поцелуй, улыбнулась и отправилась в свою комнату. Улегшись на диван, Лера уставилась в потолок. Но ее начала волновать собственная нагота. Руки словно помимо воли погладили грудь, живот, но она тут же отдернула их и заложила за голову. Фривольные мысли не давали покоя. Она вдруг представила, что сейчас рядом с ней Марк, тоже обнаженный, и мучительно покраснела от стыда и вспыхнувшего желания.

В этот момент раздался звонок мобильного.

«Марк!» – восхитилась Лера и схватила телефон.

Но определившийся номер был ей незнаком. Она решила, что ошиблись, и сбросила звонок. Однако он почти тут же повторился.

– Да? – нехотя ответила она.

– Лера? – уточнил незнакомый мужской голос.

– Да, – удивилась она.

– Это Петр. Ну, Перец! – раздалось в трубке. – Взял у Варьки твой номер. Ты придешь сегодня? Заценишь, кстати, мою новую прическу! Захар мне сделал суперстрижку и сильно высветлил волосы! Он тебе говорил?

– Нет, – растерянно ответила она.

– Так вас с подругой ждать?

– Да, мы собираемся, – ответила Лера. – Но мы думали, что сами…

И она замолчала.

– Отлично! – обрадованно произнес Петя. – Тогда подходите к служебному входу к семи. Я вас проведу.

– Ладно, – сказала Лера.

– До встречи! – засмеялся он и положил трубку.

Лера вскочила и накинула халат. Физическое возбуждение мгновенно прошло, и она была даже рада этому. Девушка открыла ноутбук, решив проверить почту. Ей пришло письмо с незнакомого адреса, но оно не было автоматически отсеяно в папку «Спам», поэтому Лера решила его открыть.

«Дорогая Лера, – начиналось оно, – ты сильно удивишься, но я решила написать тебе. Это Саша. Твой адрес взяла у Марка… правда, он про это не знает. Его ноут стоял у меня на столе… Ну ты же в курсе, что мы уже живем вместе! И Марик постепенно переносит свои вещи в мою квартиру».

«Вот это да! – возмутилась про себя Лера. – Она уже без спроса залазит в его комп! Не думаю, что кому-то такое может понравиться!»

Она начала читать дальше.

«Марику позвонили по работе, он ушел на балкон, чтобы поговорить без помех, а ноут так и остался открытым, причем на страничке его почты. Он как раз просматривал «Входящие». Я воспользовалась моментом и скопировала твой адрес.

Лера! Я хорошо к тебе отношусь! Ты славная девчушка! В этом я совершенно уверена. Но сразу видно, насколько ты неопытна! И я просто не могу допустить, чтобы ты стала игрушкой для Захара.

Хочу тебе объяснить, чтобы ты поняла, что происходит на самом деле. Марк и Захар знают друг друга с раннего детства. Их родители, как и родители Кая, работали на кирпичном заводе. Мальчики жили в барачном поселке, играли в одной песочнице, как говорится. Не знаю, как так получилось, Марк не очень-то любит распространяться на эту тему, но Захар, хотя и старше его на два года, постоянно его доставал. Они дрались из-за всего. Думаю, это было обычное детское соперничество. Но оно не прошло со временем. Родители Захара получили квартиру от завода в новом доме, когда ему было лет двенадцать, и уехали из барачного поселка. Отец Марка чуть раньше, совместно с моим отцом, начал заниматься своим бизнесом. Их дела пошли в гору, и очень быстро. Илья Андреевич смог купить хорошую квартиру, семья переехала туда. И вроде бы парни не должны были больше соперничать. Марк успокоился, занялся учебой. Он вообще парень основательный и серьезный. Но вот Захар продолжал его преследовать, по-другому я сказать не могу. Они жили в разных районах, Марк учился в школе, Захар после девятого класса пошел в колледж и почти сразу начал работать в парикмахерской, но находил время, чтобы встречаться с друзьями. А они у нас общие. Он старается ни в чем не уступать Марку, даже иногда копирует его стиль в одежде. Когда Марку подарили машину, Захар тут же, чуть ли не через неделю, взял кредит и купил подержанную «Мазду», практически такую же, какую подарили Марку. Когда мы поссорились, Захар мгновенно начал за мной ухаживать. Все в нашей компании видели и даже подшучивали по этому поводу. Глупо с его стороны! На что он надеялся? Что я променяю моего замечательного парня на него? Мне-то известна вся эта история! И вот Марк приударил за тобой, и тут же Захар обратил на тебя внимание. А ты думала, что поразила его в самое сердце своей неземной красотой? Уверяю, это не так! Захар будто бы идет по следам Марка, буквально наступает ему на пятки. Ему бы к психологу обратиться! Марк вернулся ко мне, Захар узнал об этом и сразу решил занять освободившееся возле тебя место. Именно назло Марку, понимаешь? Ты должна была заметить, когда была у меня на новоселье, что между ними происходит. Я не так глупа, как это может показаться, и все понимаю. Мальчикам необходимо постоянно соперничать между собой, это обеспечивает выброс адреналина, поднимает тонус. Но все-таки приятно, когда тебя любят лишь потому, что просто любят, а не потому, что хотят что-то кому-то доказать. Захар же с тобой, только чтобы доказать Марку, что он ничуть не хуже и может занять его место.

Конечно, я понимаю, тебя удивляет, с чего я пекусь о твоем душевном спокойствии. А все просто, Лера! Я не хочу, чтобы ты тусовалась в нашей компании. Береженого бог бережет. Марк нервничает в твоем присутствии, я вижу и чувствую. И кто его знает, отчего! Он очень скрытен и о своих внутренних проблемах предпочитает не распространяться. Может, его бесит, что Захар встречается с той девушкой, на которую он обратил внимание. Это было бы проще всего! А вдруг ты и правда ему по-прежнему нравишься? Парни странные существа. Им мало одной. Им нужно разнообразие. Уж поверь мне! Все-таки я старше и опытнее! Им главное – вкус охоты, тонус. Это их привлекает больше всего. И Марк не исключение. Поэтому я не хочу рисковать. Если ты сейчас все правильно поймешь и сделаешь выводы, то сама уйдешь от Захара. А значит, исчезнешь из нашей компании. Конечно, есть еще Кай, он встречается с твоей подругой, но Кай слишком занят работой и решением семейных проблем, так что на тусовках практически не появляется.

Лера! Я люблю Марка! Люблю давно и по-настоящему и не хочу, чтобы из-за обычной прихоти наши отношения снова разрушились. Понимаешь? Ты мне кажешься разумной девушкой, которая не станет делать назло. Так что все взвесь и обдумай ситуацию. Хороших парней много, думаю, тебе лучше найти кого-то более достойного и подходящего именно тебе».

На этом письмо заканчивалось. Лера была ошеломлена. Она не ожидала такой предельной откровенности и глубины чувств от казавшейся ей пустой и поверхностной девушки. А Саша произвела на нее именно такое впечатление. Однако письмо казалось искренним. Она закрыла файл и задумалась. Сейчас Саша даже вызывала у нее симпатию. Она явно любила Марка, это больше не вызывало сомнений. И, по всей видимости, хотела связать с ним свою жизнь. Зачем же им мешать? Марк все еще очень нравился Лере, себе самой она могла признаться. Он волновал ее, как ни один из знакомых парней. Он все еще снился ей, но ведь у них ничего не было! И может, достойнее уйти с его пути? И не искушать ни себя, ни его? Да и момент сейчас был подходящий. Она поссорилась с Захаром, он до сих пор не звонил ей и не писал. Правда, Лера знала, что он сегодня работает в парикмахерской с раннего утра, так что, возможно, у него и свободной минутки не было…

И тут, словно отвечая на ее мысли, раздался звонок. Лера даже вздрогнула – Захар.

– Да? – ответила она.

– Привет, Лерушка! – как ни в чем не бывало сказал он. – Появилась минутка, вышел тебе позвонить. Клиентка пока с краской на волосах сидит… должна была прийти еще «стрижка», но что-то запаздывает, вот я и решил выйти воздухом подышать. В зале невозможно! От фенов жарко, душно! Как ты?

– Нормально, – растерянно ответила она и собралась с духом, понимая, что разговора не избежать.

– Ты больше на меня не обижаешься? – ласково спросил Захар.

– Нет, – после паузы сказала она.

– Вот и славненько! – обрадовался он. – Надеюсь, ты будешь послушной девочкой и на выступление этих лузеров сегодня не пойдешь.

– Ты о ком? – Она сделала вид, что не понимает.

– О Перце с Воронкой! – усмехнулся Захар. – С утра у меня были. Сделал им офигенные стрижки! А Петьке еще и мелирование. Ему супер! Стал выглядеть намного моднее! Прямо звезда!

– Вообще-то я собираюсь на их концерт. И Яна идет, – сообщила она.

– Что?! – разозлился Захар. – Вот как ты ко мне относишься? А ведь знаешь, что мне неприятен интерес Перца к твоей персоне! Он сегодня только о тебе и спрашивал.

«Вот это да! – подумала Лера. Ей польстило его внимание. – Вот вам и «ничего особенного». Значит, что-то парни во мне видят! Не думаю, что Петя заинтересовался мной, чтобы что-то доказать Марку!»

– Да, он мне уже звонил и пригласил лично, – заявила она.

– Не смей идти! – резко бросил Захар. – Ты все-таки моя девушка! И я не хочу, чтобы ты без меня отправилась на это выступление!

– А ты уверен, что я все еще твоя девушка? – сухо спросила Лера.

Захар не ответил. Ее сердце начало бешено биться, это было неприятно, волнение захлестывало, жалость давила.

– А это не так? – после паузы спросил он.

– Я подумала… Только пойми все правильно, – начала она.

– Ты все-таки любишь Марка?! – перебил он ее. – Хочешь возобновить с ним отношения? Ты его уведешь у его девушки? Не отрицай! Я видел, как он смотрел на тебя, когда мы были у Саши. И тебе не стыдно? А ты знаешь, что они почти как муж с женой? Вы что, уже договорились за ее спиной? Напомню, Лера, на чужом несчастье счастья не построить! Сколько про это говорится! Но нет! Глупые, глупые девочки уводят чужих парней! И потом за это расплачиваются. Не ожидал от тебя!

Захар говорил так быстро, что Лера слова не могла вставить. Ей даже уже не хотелось возражать Захару, но она решила, что не стоит подставлять ни в чем неповинного Марка.

– Да-да, уже иду! – крикнул он в этот момент кому-то со стороны. – Меня зовут! Не хочешь ничего мне сказать?

– Захар, – собралась она с духом, – ни к кому я не ухожу, никого у меня нет. И ни с кем я не договаривалась. Марк тут совершенно ни при чем! Просто я хочу взять паузу, если тебе так больше понравится. Мне кажется, я слишком поторопилась, не разобралась в себе. Давай пока прекратим встречаться?

– Так, значит… – тихо проговорил он.

– Мы можем общаться, если хочешь, – пошла она на уступки, хотя вначале решила оборвать всякую связь с ним, помня о письме Саши.

Лере вдруг, правда, захотелось забыть и о Захаре, и о Марке, и вообще обо всей этой компании. Такие сложности раздражали, это убивало симпатию к Захару, она осознавала все яснее, что им движет все-таки не любовь. И это помогло принять решение.

– Общаться? – растерянно спросил он. – В смысле?

– Как друзья! – твердо проговорила Лера. – Не забывай, я твоя клиентка, так что стрижку буду делать только у тебя.

– Так, значит… – повторил он. – Ладно, Лер, мне надо идти, а то передержу краску, клиентка останется недовольна. Я считаю, что наш разговор не закончен, но я тебя услышал.

– Хорошо, можем все обсудить, если тебе это нужно, – согласилась она.

– Созвонимся! – торопливо ответил он.

В трубке раздались короткие гудки. Лера вздохнула и закрыла телефон. Она решила ответить Саше. У нее снова стало легко на душе. Открыв почту, написала следующее:

«Привет, Саша! Получила от тебя письмо. Спасибо за откровенность. Хочу сообщить, что расстаюсь с Захаром. Только не думай, что из-за твоего письма. Я уже давно размышляю на эту тему. Видимо, мы с ним просто не подходим друг другу, хотя он славный парень. Так что живи спокойно со своим любимым Марком. Постараюсь больше не появляться в вашей компании!»

Она отправила письмо и закрыла ноутбук.

«Так будет лучше всего! – думала она. – Зачем мне сложности? Хотя все-таки решать Марку. Саша надеется, что «с глаз долой – из сердца вон». И если он не будет меня видеть, то забудет. Что ж, пусть так! Не хочу никому причинять боль. А Захар… Если я права, то он забудет меня еще быстрее. Ведь это не любовь, а соперничество. Пусть разбираются без меня!»

Лера вздохнула и открыла шкаф. Она ощутила себя свободной, независимой, и ей вдруг захотелось быть сегодня неотразимой. Она выбрала короткие белые шорты, цветную яркую блузку-размахайку, собранную на бедрах на резинку, но сползающую с плеч. Повесила на шею нитку разноцветных крупных бус в тон рисунку блузки. После небольшого раздумья достала из коробки новые босоножки на высоких каблуках, которые еще ни разу не надевала. На покупку таких неудобных и вызывающих, на ее взгляд, босоножек ее подбила Яна. Они были белого цвета с двумя широкими ремнями, которые плотно обхватывали подъем. Сидели они хорошо, но вот каблуки! Лера редко носила каблук такой высоты. Но сейчас вот решилась. Краснота, после пребывания на даче, уже сошла. Кожа приобрела приятный персиковый оттенок. Надев босоножки, она прошлась по комнате, затем остановилась перед зеркалом. Ее ноги казались невероятно длинными. А короткие шорты это только подчеркивали.

– Я просто прелесть! – пробормотала она и поправила сползшую с плеча блузку.

Решив закончить образ, Лера нанесла предельно яркий макияж.

Выйдя из подъезда, увидела, что навстречу идет мама. А через двор – Яна. Заметив Валентину Ивановну, Яна замедлила шаг.

– Боже мой! – возмутилась Валентина Ивановна, едва подойдя к дочери. – Что это за вид? Куда вы собрались?! – добавила она и обернулась в сторону Яны.

Та сразу навесила на лицо улыбку и двинулась к ним. Яна оделась под стать подруге: коротенькая светло-голубая джинсовая юбка, белая обтягивающая рубашка с расстегнутым воротом, длинная цепочка с крошечными сердечками, звенящими при ходьбе, синие босоножки на высоких каблуках. Красные волосы забраны в два высоких смешных хвостика. Макияж такой же яркий, как у Леры.

– Здравствуете, теть Валя, – быстро произнесла Яна и широко улыбнулась. – Мы на дискотеку!

– Оно и видно! – недовольно ответила Валентина Ивановна. – Когда вернетесь?

– К десяти! – без запинки ответила Яна и подмигнула Лере.

– Не позже! – строго предупредила Валентина Ивановна.

– Если что, я тебе позвоню, – ответила Лера, чмокнула ее в щеку и тут же стерла пальцами след красной помады.

– Никаких «если что»! – сказала та. – Чтоб к десяти были!

– Мам, ну я же уже взрослая!

– Мы пошли? – перебила Яна. – А то опоздаем на начало!

Валентина Ивановна молча кивнула и отправилась в подъезд.

– Фу! Пронесло! – засмеялась Яна. – Но я просто глазам не поверила, когда тебя увидела! Шик! И босоножки надела! Видишь, как красиво! А ты не хотела их покупать!

– Каблук высокий, – произнесла Лера и взяла подругу под руку.

Они двинулись к остановке автобуса.

– С чего решила так одеться? – с интересом спросила Яна.

– Сама не знаю! – ответила Лера. – Настроение такое! Ах да, я же рассталась с Захаром. Ну, я тебе уже говорила. Он звонил недавно, запретил мне идти на концерт. Это-то и стало последней каплей.

– Ну-ну? – оживилась Яна.

– Сказала, что хочу взять паузу в отношениях. А он разозлился.

– Ничего, пусть привыкает! – заметила Яна. – И ты правильно сделала, что завязала с ним! А вот Кай что-то мне не звонит. Утром только пообщались, и все. Правда, он мне не запрещает на концерты ходить!

– Кай работает, – сказала Лера. – Да и знает, что вы сегодня все равно не встретитесь.

– Да! Сама позвоню ему после концерта, – заулыбалась Яна.

– Ой! – вскрикнула Лера, оступившись.

Яна подхватила ее под локоть и засмеялась.

– Ну, ты чего? – спросила она. – У меня каблуки и то выше!

– Так ты все время на таких ходишь, привыкла уже.

– Ничего! И ты привыкнешь. А шортики тебе идут! Ноги такие длинные! Хочешь понравиться Перцу? – сделала она странный вывод. – Я в сети смотрела информацию, они пользуются успехом в нашем городе. У группы свое сообщество «В контакте», там столько комментариев! У Пети уже и фанатки имеются. Чего только ему не пишут! А уж в любви признаются! Так что он, судя по всему, парень избалованный! Странно, что вообще нас на концерт пригласил!

– И мне странно, – ответила Лера. – А как группа называется?

– «Вип»!

– В смысле? – удивилась Лера.

– «В» и «П» – большими английскими буквами, – засмеялась Яна. – Типа Воронка и Перец, как я понимаю.

– Ну-ну! Янка, бежим на автобус!

Лера схватила подругу за руку, и они побежали к остановке.

Народу в салоне было немного, но все сидячие места заняты. Только возле окна свободное сиденье.

– Садись, – кивнула Яна. – Нам все равно до конечной, а у тебя каблуки.

– Нет! – шепотом отказалась Лера. – У меня шорты белые, а сиденье наверняка не очень чистое.

– Извините, – пробормотала Яна и прошла на свободное место.

Рядом с ней возле прохода сидела молодая женщина и увлеченно читала журнал. Разговаривать девушкам было неудобно, поэтому Яна стала смотреть в окно, а Лера зацепилась взглядом за слова «сексуальные фантазии» в статье, которую читала женщина. Журнал она держала довольно высоко, и Лера отлично видела текст. Статья называлась «Общественные впечатления мужчин».

«Только тонус имеет значение. Для мужчин – это самое главное в жизни, ведь одной из движущих сил во всем мире является инстинкт продолжения рода. Поэтому мужчины инстинктивно ищут впечатления, которые приводят к возбуждению. И часть из них получают на улице, в транспорте, на работе, в кафе, в любом другом общественном месте, где имеются женщины. Помним – мужчины любят глазами! Чрезмерно короткая юбка, низко вырезанное декольте, туго обтягивающие бедра джинсы, полупрозрачная блузка, под которой легко угадывается отсутствие бюстгальтера, низко спущенные брюки с оголенным животом – женщины думают, что это тенденции моды, но многие из них даже не подозревают, что это именно те самые общественные впечатления, которые получают мужчины, а затем в нужный момент вытаскивают их из памяти для возбуждения. Девушки, которые любят носить вызывающую сексуальную одежду, должны были бы знать, что их обнаженные до неприличия ноги служат лишь средством, своего рода частичками пазла эротических картинок, возникающих в мозгу мужчин. Почти все девушки уверены, что вызывают своим сексуальным видом восхищение мужчин, но, увы, они лишь провоцируют противоположный пол на появление эротических фантазий, где главную роль играют не «прекрасные глаза», а полуоголенная грудь или обнаженные ноги, ничего общего с личностью их обладательницы не имеющие. И именно на увиденные в общественных местах открытые части женского тела мужчины в своих фантазиях, закрывшись в туалете… или стоя вечером под душем… Да-да, делают именно то, о чем вы подумали. Но так как эта статья рассчитана на аудиторию пубертатного периода, то называть вещи своими именами я воздержусь.

И еще один пункт, на который я хотел бы обратить внимание девушек. Непозволительно короткое мини плюс к нему обтягивающая кофточка с вырезом да еще яркий макияж – это язык, который знают все мужчины и который говорит им лишь об одном: «девушка хочет секса, она готова, она хочет, чтобы ее взяли сейчас и прямо здесь». Да-да, мои дорогие читательницы, именно это считывают мужчины, когда вы так одеты. Так что задумайтесь, что движет лично вами, когда вы выбираете подобный стиль, и какое послание вы несете в мир».

Лера, прочитав это, ощутила смятение. Жар прилил к щекам. Она будто прозрела. И правда, зачем она сегодня надела такие короткие шорты? Такие высокие каблуки? А шелковая блузка, постоянно сползающая с ее плеч? Лера подняла голову и столкнулась взглядом с каким-то парнем, развалившимся на переднем сиденье. Выражение его лица ей очень не понравилось. Он не стесняясь рассматривал ее ноги. Она повернулась боком к нему и стала смотреть в окно. Мысль, что этот попутчик в данный момент получает «общественные впечатления», а потом будет возбуждать себя, представляя ее голые ноги, вызвала отвращение. Настроение резко испортилось. Ей даже расхотелось идти на концерт, встречаться с Петей. Если верить статье, все мужчины видят только одно в откровенных нарядах и понимают «сигналы» на интуитивном уровне. Так неужели Лера подсознательно давала сигналы, что она сейчас свободна и не прочь завязать отношения? И кому? Пете? Но Яна всегда одевалась слишком вызывающе, однако Лера точно знала, что ее подруга совсем не озабочена, к тому же сейчас у нее есть парень и у них все хорошо.

Девушки вышли на конечной и двинулись через привокзальную площадь к Клубу железнодорожников. Лера все думала о статье.

– Ты чего такая хмурая? – поинтересовалась Яна. – Смотри, народ уже подтягивается. И вон, даже афиша имеется. Вот это размах! «Примусы»! Это еще что за группа? Ну и название!

Она звонко рассмеялась.

– Наверное, они первыми выступают, – вяло ответила Лера и посмотрела на афишу, висящую возле входа.

– Это все рэп, – ответила Яна. – А я его не люблю! Да и не понимаю! Ну-ка, – сказала она и развернула Леру к себе, – поправим блузку, а то она скоро с тебя свалится.

И Яна немного стянула ворот, который был на тесьме. Завязав кокетливый бантик, улыбнулась.

– Мне очень нравится твой сегодняшний стиль! – весело проговорила она.

– А мне уже нет, – хмуро ответила Лера.

– Ты чего сникла? – озабоченно спросила Яна. – Из-за Захара переживаешь? Или босоножки натерли? – высказала она другую версию. – У меня всегда с собой пластырь!

– Нет, не в этом дело, – после паузы ответила Лера. – Я подумала, что мы одеты… как дешевки. Не находишь?

– Почему? – нахмурилась Яна. – Нам ведь не по сорок лет, чтобы ходить в футлярах, закрытых сверху донизу! Мы молодые и симпатичные! Ты просто не привыкла! А выглядишь супер. Честно!

– Ладно, Ян, неохота сейчас все обсуждать, – ответила Лера. – Я потом найду статью в сети и скину тебе. Почитаешь!

– По поводу одежды, что ли? – с любопытством спросила Яна. – Я вообще-то тоже краем глаза заглянула в журнал соседки по автобусу. И кое-что даже успела прочитать. Ты об этом?

– Да! – кивнула Лера и посмотрела на стайку оживленных девчушек лет 13–14, спешащих в клуб.

Те оделись еще более вызывающе – топики на тонких лямках с блестящими паетками, юбочки, которые скорее походили на широкие джинсовые пояса, шортики, напоминающие трусики, вьетнамки на босые ноги. А уж макияж! В таком нежном возрасте обильная косметика смотрелась особенно вульгарно.

– Вот! – торжествующе проговорила Яна и кивнула на девочек. – А ведь этим кнопкам и пятнадцати нет! И посмотри, как они одеты!

– Знаешь, уверена, если бы они прочитали про «общественные впечатления мужчин», то хорошо бы задумались, прежде чем так оголяться! Мне неприятно, что какие-то незнакомые мне парни, мужчины пускают слюни, вспоминая мои голые ноги и все остальное.

– Да кому ж такое приятно! – вздохнула Яна. – Но ты права! Тут есть над чем задуматься. Давай поговорим об этом в другой раз? – попросила она, заглядывая подруге в глаза. – Неохота сейчас портить настроение, мы все-таки развлекаться сюда пришли!

В этот момент из дверей клуба появился Петя. Лера вначале его не узнала: новая стрижка и сильно высветленные волосы полностью преобразили его облик. Но девчушки узнали его сразу и завизжали так, что у подруг уши заложило.

– Вон твой Перец! – сказала Яна и поморщилась. – Надо же так орать! Идиотки.

Петя тоже увидел их и замахал руками. Поклонницы уже висели на нем, совали флаеры и его фотографии, чтобы «звезда» оставила свой автограф.

– Блин, а Перец пользуется популярностью, – заметила Яна.

– Он же просил нас подойти к служебному входу, – недовольно проговорила Лера. – А сейчас будет непросто пробиться через эту толпу.

Но Петя уже пробирался к ним, успевая улыбаться поклонницам и на ходу раздавать автографы.

Спустившись по лестнице, громко попросил поклонниц отойти. Они замерли, глядя на подруг. На их лицах читались растерянность, недоумение и зависть.

– Как бы нас с тобой не разорвали после концерта, – прошептала Яна и обворожительно улыбнулась приблизившемуся Пете.

Лера быстро их представила.

– Пошли! – коротко сказал он, встал между ними, подхватил их под руки и повел к двери.

Билетерша хмуро посмотрела на них, но пропустила без возражений. Петя завел их в актовый зал и предложил занимать любые места.

– Тут и танцпол устроили, – горделиво заявил он, показывая на свободное место перед сценой. – Несколько рядов кресел убрали. Мы уже здесь выступали, так администрация пришла в ужас от того, что ребята скакали прямо на сиденьях. Вот сейчас и решили сразу освободить место.

– Перец! – раздалось со сцены, и девушки посмотрели туда.

Варя стояла возле микрофона и махала рукой.

– Привет! – крикнула Лера.

– А, это ты! – заулыбалась Варя. – Я тебя сразу и не узнала!

– Ладно, я пошел! – сказал Петя и пристально посмотрел в глаза Лере. – Надеюсь, получите удовольствие от нашего выступления. Если хотите, дождитесь нас после концерта. У меня машина, могу развезти по домам.

– Очень любезно с твоей стороны, – немного натянуто ответила Лера и подумала, что это было бы весьма кстати, так как она ощущала, что все-таки натерла ноги новой обувью.

– Мы подождем тебя на улице, – сориентировалась Яна.

– Без вас не уеду! – весело пообещал Петя.

Он вдруг легко поцеловал Леру в щеку и побежал на сцену.

– Офигеть! – прошептала Яна. – Да он к тебе неровно дышит! Это точно! Ты видела, как он на тебя смотрел. Ты как раз с Захаром порвала. А Петя в курсе?

– Понятия не имею! – пожала плечами Лера. – Но не думаю, что Захар кричит об этом на всех углах!

– Фотик где? – деловым тоном поинтересовалась Яна.

– В сумке, – удивленно ответила Лера.

– Давай сюда! Сейчас сделаем эксклюзивные фотографии, как звезда готовится к выступлению, раз уж нас сюда пустили еще до начала. Потом в блогах выложим! А вон еще какие-то челы подтянулись. Не иначе вторая группа, эти самые Примусы!

На душе Леры становилось все легче.

Однако дома ее ждал неприятный сюрприз. Петя подвез их до самого двора. Было уже около одиннадцати. Яна сразу начала прощаться и благодарить за полученное удовольствие от их выступления, правда, смотрела на Леру с такой хитринкой, что та зарделась. И когда Яна выбралась из машины, Лера хотела последовать за ней, но Петя схватил ее за руку. Она обернулась и смущенно посмотрела на него.

– Ты чего? – спросила она, глядя на его задумчивое покрасневшее лицо.

– Я тебе нравлюсь? – вдруг спросил Петя.

Лера смешалась, не зная, что сказать.

– Ты классный парень, – после паузы ответила она. – Танцуешь просто супер!

– Все-таки не забывай, что я получаю профессиональное танцевальное образование, – заулыбался он. – А абы кого на наш факультет не берут. Ты знаешь, какой конкурс был? Пять человек на место! Для нашего небольшого города это немало!

– Да уж! – согласилась Лера.

– Но вообще-то многие приехали из деревень и районных центров, – другим тоном добавил Петя. – Колледж готовит прежде всего клубных работников для сельской местности! Изначально у него такой профиль. Это же было просто культурно-просветительское училище. Потом переименовали в колледж культуры, но суть-то осталась. Поэтому такой конкурс!

– И ты выбрал танцевальный факультет, – заметила Лера. – А почему не пошел на дирижерско-хоровой, как Варя?

– Всегда любил больше танцевать, – ответил он. – К тому же еще в школе ходил в кружок бальных танцев. Мы и места призовые занимали. Слушай, я словно интервью даю, – добавил он немного напряженным тоном. – Но ответа на свой главный вопрос так и не дождался! Я тебе нравлюсь?

– Да, – честно сказала она. – И я только что рассталась с Захаром.

– Круто! – восхитился Петя. – Значит, ты свободна?

– Вроде того, – нехотя ответила она.

Лере не приходила в голову мысль, что Петя может быть ее парнем. Но сейчас, глядя на него и видя перед собой прежде всего Влада Соколовского, в которого она была влюблена еще так недавно, Лера подумала: почему бы и нет? Петя старше ее, хорош собой, явно не глуп, прост в общении, несмотря на то что в их городке уже был звездой. Можно попробовать встречаться с ним. Особой травмы после расставания с Захаром у нее нет, ведь Лера не так сильно была им увлечена. Она чувствовала себя вполне в силах начать новые отношения. Только одно «но» смущало Леру. Петя из компании Саши, и получалось, что она будто бы перебирала парней именно из этой тусовки. Вначале Марк, затем Захар. И вот сейчас Петя.

– Можно я тебе позвоню? – осторожно спросил Петя. – Может, сходим куда-нибудь?

– Хорошо, – после краткого раздумья ответила Лера. – А можно я фотки с сегодняшнего концерта выложу у себя в блоге? И Яна тоже хотела!

– Без вопросов! Мы рады любому пиару! – заулыбался он. – Я зайду к тебе на страничку!

– Хорошо, – повторила она и открыла дверцу машины.

Петя потянулся к ней, его веки опустились, длинные темные ресницы трепетали. Лера легко чмокнула его в горячую щеку и выскочила из салона.

«Какая же я легкомысленная! – в смятении думала она. – Только что дала отставку Захару и уже целую другого парня! Но ведь я даже не была влюблена в Захара! Сейчас я это понимаю очень хорошо. И просто здорово, что мы расстались сейчас, пока он окончательно не влюбился в меня и мы не привыкли друг к другу. Он сможет найти девушку, которая по-настоящему ответит на его чувства. Так что все правильно. И к Захару я точно не вернусь! Поэтому могу встречаться, с кем захочу!»

В коридоре ее встретила мама с недовольным видом.

– Ты на часы смотрела? – сухо поинтересовалась она. – Я звонила, но ты даже трубку не берешь!

– Мама, ну прости! – торопливо проговорила Лера и чмокнула ее в щеку. – Там музыка гремела, я не слышала звонка. К тому же нас с Янкой парень знакомый довез прямо до дома. Так что все хорошо!

– Есть будешь? – более миролюбивым тоном спросила Валентина Ивановна. – Я котлеты пожарила.

– Супер! – обрадовалась Лера и двинулась в свою комнату. – Сейчас только переоденусь!

Валентина Ивановна не отставала. Когда Лера стянула блузку и шорты, она хмуро заметила, что комплект смотрится слишком вызывающе.

– Мамочка, – быстро ответила Лера, – я уже и сама поняла! Такие короткие шорты хороши на даче или на пляже, но носить их в городе неудачная идея! Уж поверь, я четко усвоила!

– Правда? – обрадовалась Валентина Ивановна. – А я уж подумала, что это Яна тебя с толку сбивает. Она-то всегда одевается в таком стиле.

– Да, ей нравится! – согласилась Лера. – Но мне нет! Так что не волнуйся! К тому же, пока человек сам чего-то не поймет, объяснять ему бесполезно. Уж тебе это известно лучше других.

– Будем надеяться, Яночка сама поймет, – пробормотала Валентина Ивановна.

– Всему свое время, – рассудительно ответила Лера. – А Янку я любую люблю. Мне кажется, ей все идет. Где там твои котлеты?

Поужинав и пожелав родителям «спокойной ночи», Лера ушла в свою комнату и плотно закрыла дверь. Было уже за полночь, но спать совсем не хотелось. К тому же ей не терпелось разобрать фотографии с концерта и выложить удачные в блоге. Она открыла ноутбук, засунула карту памяти и запустила копирование.

В этот момент от Яны пришло сообщение в аську.

«Ну чего, уже рассталась со своей «звездой»? (смайлик – улыбка).

Лера:

«Ага! Я ушла почти сразу после тебя. Мама ругалась, что мы задержались. А он милый, этот самый Петя-Перец! (смайлик – смущение). Спросил, можно ли ему мне звонить. Я как раз фотки с концерта копирую».

Яна:

«Супер! Удачные сразу мне пришли. Я пост выложу, как мы на концерт сходили, с иллюстрациями (смайлик – улыбка). Так что жду фотки! А он на тебя точно запал. Я же тебе говорила. И что ты решила? Парень клевый! Звезда!»

Лера:

«Да ладно тебе! Чего ты зациклилась на его звездности? Парнишка, каких много».

Яна:

«Ну не скажи! Видела, как на него фанатки вешались? Это о чем-то говорит! На сцене он классно смотрится. И ведет себя естественно. Да и голос у него есть. А уж танцует! Вот только рэп ему совсем не подходит, как и эта Варя-Воронка. Ему надо сольно выступать! Ты бы ему подсказала!»

Лера:

«Зачем? Я ему пока никто!»

Яна:

«Мне нравится это «пока» (смайлик – смех).

Тут Лера увидела, что ее добавил новый пользователь, пришел запрос авторизации. Это был Петя.

«Легок на помине, – подумала Лера и невольно улыбнулась. – Что ж, пообщаюсь!»

У Пети оказался такой же ник, как и в блоге – Petya_perets.

Петя:

«Лера, это я! Слушай, тут такое дело… Ты… (смайлик – огорчение)».

Лера:

«Привет, Петя! Ты о чем? Можешь конкретнее?»

Петя:

«Только что зашел к тебе в ЖЖ, думал, ты выложила пост и фотки. Интересно было почитать твои впечатления от нашего выступления. Но у тебя там такая запись! Лера, что это?! Я понимаю, что ты сильно обиделась на Захара, возможно, и на Марка. Но зачем же писать такие грубости? Это на тебя совсем непохоже! Ты производила другое впечатление».

Лера:

«Что?! Слушай, я сегодня не делала никаких записей! И вчера тоже! Это какая-то ошибка. Сорри, пошла разбираться».

Лера свернула окошко аськи и зашла на свою страничку.

Заголовок: Да, я стерва! И что?

Доступ: Публичная

Буду с вами откровенна. Думаю, многие узнают во мне себя.

Вначале я встречалась с парнем по имени Витя. Но он оказался настоящий… определение вставляйте сами, кому какое нравится! Я ему не дала и послала его.

Затем я встретила парня по имени Марк. Он мне очень понравился. Но и ему я тоже не дала, так как он просто об этом не просил. Ха-ха! И не очень-то хотелось! Как я потом выяснила, Марк вел двойную игру. Мне говорил, что его бывшая ему уже неинтересна, но сам снова с ней замутил. Приятно мне?

Назло ему замутила с его другом Захаром. Только так и надо поступать! Пусть знают, что мы тоже можем играть чувствами! И вот тут-то я и ощутила себя в своей тарелке. Марк и Захар сразу напряглись, а я типа – приз! Занятно было наблюдать за ними. Бывшая Марка? Да мне на нее наплевать! Конечно, она сразу начала злиться, делала вид, что хочет подружиться со мной. Даже на новоселье пригласила. Вот тут-то оба парня и проявили себя. Марк любезничал, Захар нежничал, я – развлекалась.

И как себя ведут настоящие стервы? Правильно! Когда им надоедает играть, они бросают своих жертв и ищут новых. Именно так я и поступила. Захара – побоку. И вот у меня новая игрушка, небезызвестный в нашем городе Петя-Перец! Да, я иду на его концерт! Только он поманил меня, как я сразу растаяла. И соглашусь на все!

Привет, мальчики!

Лера, прочитав запись, буквально не поверила своим глазам. Она посмотрела на дату. Пост был оставлен сегодня в четыре утра. От неожиданности, возмущения, злости ее даже пот прошиб. Запись была открытой, комментарии не отключены. И там их уже скопилась почти сотня.

Вспыли два окошка из аськи с новыми сообщениями.

Петя:

«Прочитала? Что это? Можешь объяснить?»

Яна:

«Лерка, блин! Я только что была на твоей страничке! Да тебя взломали! Удаляй запись!»

– Точно! Это взлом! – пробормотала Лера и ответила Пете:

«Я не делала этой записи, можешь мне поверить! Сейчас буду разбираться».

Петя:

«Ну, слава богу! А то такой шок. Ты мне так сильно понравилась… Но я сразу понял, что тут что-то не то. У тебя мало постов в ЖЖ, но, просто сравнивая, можно сделать вывод, что такая девушка не могла это написать и тем более выложить на всеобщее обозрение. Резанули несколько фраз, какие девушка никогда не напишет. Только мы, парни.

Ищи врага, Лерочка!»

Лера не стала ему отвечать, но написала Яне:

«Уже видела! Сама в шоке. Удалю запись и сменю пароль».

Яна:

«Лучше удали страничку! Потом новую заведешь с другим ником. Так надежнее. Мысли какие есть, кто этот гад?»

Лера:

«Пока нет. Я все еще в ступоре».

Яна:

«Это Захар! Не сомневаюсь. Бесится, что ты его бросила! Не хочешь с ним разобраться? А может, и Саша. Ревнует тебя к Марку».

Лера не стала отвечать. Первоочередной задачей было удалить запись. Но ей стало любопытно, кто и что написал в комментариях к такому посту. Тем более ее почти всегда закрытая страничка никогда не пользовалась особой популярностью. Публичные посты, конечно, комментировали, но только ее друзья, и их было не так много. Она открыла комментарии.

Комментарии

Odin_odin:

«Что-то я не понял! Лера, что с тобой? Что это за фигню ты тут написала?»

Vesnushka:

«Я сама в шоке! Что-то не похоже на нашу Лерку!»

Odin_odin:

«Странная история, Мил! Ты ей не звонила?»

Vesnushka:

«В школе виделись, выглядит как обычно. Не заметила, чтобы наша Лера настолько изменилась, чтобы такие вот посты выкладывать стала!»

Ingrid:

«Чего вы тут паритесь? Девочка взрослеет! Вот и пишет искренне все, что думает! А вообще прикольно! Этому – дала, тому – не дала! Хи-хи!»

Odin_odin:

«Ingrid, ты тут «мимо пробегала», мы тебя знать не знаем. А Лера наша подруга! И это на нее непохоже! Странно все как-то…»

Vesnushka:

«Коль, щас ей набирала, не отвечает!»

Ingrid:

«Развлекается ваша Лерочка… девочка-припевочка! Не парьтесь! Это все вас не касается! А мне Лера понравилась! Френжу! И надеюсь на взаимность».

Аноним:

«Вот это деваха! Лер, оставь телефончик! Развлеку тебя, скучно не будет. А то ты, смотрю, парней перебираешь, да видно, что ни один тебя не устраивает. Потому что нечего с малолетками возиться! Тебе нужен мужчина взрослый, опытный. Жду телефон!»

Andron_kollaider:

«Хай, бэби! Заношу тебя во френды! Жду ответного хода. Напиши мне в личку. Познакомимся поближе. Фото вышлю на мыло».

Luka_glaz:

«Лера, привет! Это Лука. Помнишь, мы познакомились у озера? И я у тебя во френдах. Твой пост ошеломительно вульгарен! Я смотрю на твои фотографии и вижу девушку с глубоким внутренними миром и врожденным благородством и души и помыслов. Но, конечно, поучать я тебя не собираюсь, это не входит в мои обязанности. И все-таки задумайся, что ты делаешь! Я был о тебе высокого мнения, хоть и знаю тебя всего ничего, но я редко ошибаюсь в людях. Сорри, но я тебя отфренжу».

Этого Лера уже вынести не могла. Еще не так давно она размышляла, что же в ней особенного, чем она выделяется из общей массы, делала выводы о своей исключительности, пыталась занять достойное ее место, думала о постоянной работе над собой, дала себе слово, что будет самосовершенствоваться. Встреча с Лукой произвела на нее впечатление. Во-первых, он намного старше всех ее друзей, во-вторых, словно из другого мира: профессиональный режиссер, интересный, начитанный, несомненно, обладающий большими знаниями и жизненным опытом. Лере льстило, что такой человек обратил на нее внимание и даже сделал ее фотографии и выложил их у себя в блоге. И откровенно восхищался ею, как и его друзья. Поэтому именно его комментарий резанул больнее всего.

Она зашла на страницу к Луке и написала ему в Личные Сообщения:

«Привет, Лука! Это жуткое недоразумение! Не я оставила эту запись! Поэтому сейчас удалю ее и сменю пароль».

И ей почти сразу пришел ответ:

«Привет, Лера! Ты меня порадовала своим сообщением! Не люблю разочаровываться в людях. Если это взлом, то мой совет – удали не только запись, но и сам аккаунт. Ведь не сложно завести новый. И конечно, выясни, кто так тебя «любит». Удивлен, что у такой милой девушки могут быть враги.

Как там, кстати, Кай и его мама? Из головы не выходит ни псевдоцелительница, ни ее бешеные гонорары. Я пока в ваших краях. Задержался в местном монастыре. Я вам рассказывал, что работаю волонтером на его восстановлении. Нас тут уже большая группа. Ребята прочитали мой пост, посмотрели фотографии и решили приехать и помочь. Много интересных людей собралось. Если появится свободное время после окончания учебы, а, насколько я понимаю, уже совсем недолго осталось, буду рад, если и ты захочешь присоединиться к нашей дружной компании. И конечно, твои товарищи тоже могли бы поучаствовать».

В конце сообщения Лука оставил ей свой емейл и номер телефона.

Лера ответила:

«Спасибо, что все понял! Просто гора с плеч. Конечно, удалю аккаунт.

Мать Кая, ее зовут Инга Юрьевна, уже дома. Яна мне рассказывала, что после сеанса у целительницы она была тихой, слабой, но абсолютно трезвой. Кай привез ее домой. Но с тех пор я с ним не общалась, так что конкретно ничего сообщить не могу. Будем держать связь по телефону или по почте, пока я не заведу другую страничку».

Лера отправила сообщение, затем удалила свой блог.

«Вы не стоите меня. И я очень жалею об этом»

Утром Лера проснулась на час раньше, чем зазвонил будильник. Она чувствовала себя отлично, к тому же была полна решимости разобраться со всем произошедшим. Пришла уверенность, что это дело рук Захара. Сашу она не подозревала ни одной минуты. После ее откровенного письма она изменила свое мнение о ней. И хотя какие-то остатки ревности все еще таились на дне души и мешали ей быть до конца объективной, но Лера могла дать себе отчет в том, какой человек Саша.

Она встала и первым делом открыла ноутбук. Зайдя на страничку, поняла, что все в порядке, ее аккаунт временно удален. Лера знала, что, если через месяц она не захочет его восстановить, он будет окончательно удален с ресурса. И ее это устраивало. Ей уже не хотелось заводить новую страничку в ЖЖ. К тому же учебный год заканчивался, а в летние каникулы лучше поменьше сидеть у экрана компьютера. Лера проверила почту. Ей пришел ответ от Саши. Она начала волноваться, хотя причин не было.

«Доброе время суток, Лера!

Спасибо, что ответила. Я сейчас чувствую определенное неудобство, хотя говорю себе, что ты рассталась с Захаром вовсе не из-за моего письма. А тут эта история с твоим ЖЖ. Представляю, насколько тебе все это неприятно! У меня тоже как-то взламывали почту, это было так мерзко, словно кто-то копался в моем нижнем белье.

Ты удивишься, откуда я знаю. Извини, но я ведь постоянно заглядывала к тебе на страничку. Причина – моя ревность и желание знать, что происходит. Я видела по датам написания постов, что записи ты делаешь, да только они закрытые. И это меня мучило. И как оказалось, не только меня. В общем, все по порядку! Вчера вечером ко мне приехали Женя и Захар. Было уже довольно поздно. Женя, мой друг, работает сисадмином и отлично разбирается в компах. А я купила себе новый и попросила его заехать, как будет время, все наладить, программы необходимые поставить. И когда он явился в компании Захара, я удивилась. Как оказалось, Женя чуть не наехал на него. Захар сильно напился, хотя обычно воздержан в употреблении алкоголя, выскочил прямо на дорогу из-за кустов. Хорошо, Женька успел затормозить. Но Захар свалился сам по себе. Женя выбрался из машины и понял, что тот пьян. Вот он его и взял с собой, не бросать же было, а везти его домой некогда. Тем более случилось это в паре кварталов от моего дома. Захар даже не помнил, как оказался в нашем районе. Пока Женя занимался моим компом, я привела в чувство бедолагу: приняла необходимые меры, и Захар довольно быстро начал трезветь и вскоре смог внятно разговаривать. И тут же начал извиняться. Он выглядел подавленным, ему было стыдно. Я сразу сказала, что ничего страшного, со всеми бывает. Но он все никак не мог успокоиться. И когда Женя позвал меня, чтобы показать установленные программы, Захар вдруг подсел к компу и открыл нам твою страничку. Я ни минуты не сомневалась, что это написала не ты. Захар начал каяться, понимаю, что он был в таком неадеквате из-за алкоголя. Он нервно говорил нам, что ты его бросила, что ты такая-сякая, и только поэтому он пошел на то, чтобы взломать твой дневник. Он, видишь ли, хотел прочитать все, что ты записывала в период ваших отношений. Обратился к одному своему приятелю, хакеру. Подобрать пароль к твоему блогу ему не составило труда. Захар, как я поняла из его сбивчивого рассказа, прочитал все, что ему было нужно, убедился в том, что ты… (не буду писать, как он тебя обзывал), и от злости решил напакостить. И сделал эту запись. Я была в шоке! И Женя тоже сказал, что вообще-то это незаконно, вторжение в частную жизнь и т. д. Захар окончательно перепугался, мне даже показалось, все остатки алкоголя выветрились у него из головы. Спрашивал у нас совета. Конечно, мы предложили ему уладить дело миром и попросить у тебя прощения. А там уж, как ты сама решишь. Ребята сидели у меня очень долго. Женя все возился с компом, перепроверял, Захар был мрачен и раздумывал. Я понимала его метания. Он сообщил, что ты его бросила и будто бы уже встречаешься с Петей и поэтому общаться с тобой он не хочет. Тут Женя предложил ему написать тебе в блог и все объяснить, на худой конец, перевести все в плохую шутку, нелепый розыгрыш. Но когда мы зашли к тебе на страничку, то увидели перечеркнутый ник и сразу поняли, что ты уже все знаешь и удалила аккаунт. Лера, я пишу тебе так подробно, чтобы ты была в курсе, что произошло и почему. Захар или окончательно перетрусил, или просто не хочет ничего с тобой выяснять. Увидев, что дневник больше не существует, а с ним и проблема, сразу передумал приносить тебе извинения.

Надеюсь, сейчас ты понимаешь, что он за человек, и возвращаться к нему не собираешься. А сплетням по поводу тебя и Пети я просто не верю. Наш Перец не такой, чтобы в данный момент заводить с кем-либо отношения. Он стремится в звезды, мечтает уехать из нашего городка и завоевать столицу, а затем и весь мир. В колледже учиться ему всего два с половиной года. Первый курс он уже заканчивает. Всего ничего осталось. И зачем ему постоянная связь? Это напрягает, тормозит, к тому же, что самое главное для него, может разочаровать фанаток. А когда он один (или делает вид, что один), каждая из этих восторженных девчушек думает, что она может завоевать его сердце. Захар кипятился, что Перец тебе «строил глазки», затем звонил, персонально приглашал на концерт, и это будто бы уже признак того, что он хочет с тобой встречаться, а ты и не против, раз согласилась. Но все это детский сад, честное слово! Захар будто поглупел на пару лет.

В общем, Лера, делай выводы и по поводу Захара, и по поводу Петра. Удачи!

А что касается взлома… думаю, не стоит поднимать шум. Женя сурово поговорил с Захаром, тот и так напуган».

– Как они меня все достали! – раздраженно пробормотала Лера, закончив читать письмо. – Значит, все-таки Захар. Кто бы сомневался!

Она зашла в его блог и оставила комментарий под последним постом:

«Захар, я все знаю! Можешь не отрицать! Это подло! Но разбираться я с тобой не буду. Не звони мне, не пиши и вообще исчезни из моей жизни раз и навсегда!»

Ей хотелось написать много резких слов, выразиться конкретнее, что она о нем думает, но Лера решила, что лучше сдержаться, чтобы не опускаться до его уровня. Она отправила комментарий и вздохнула с облегчением. Эта страница ее жизни была закрыта.

Но вот по поводу Пети она сомневалась. Почему она должна идти на поводу у Саши? Она понимала, что той двигала отнюдь не забота о ее душевном спокойствии, а желание удалить Леру из их компании. Правда, насколько она успела понять, Перец и Воронка не так часто проводили с ними время. Они из другой среды, из музыкальной тусовки. Лера набрала в поисковике «группа VиP» и попала по ссылке на страничку их сайта. Это ее удивило. Персональный сайт – это круто. На главной странице имелась заставка – фото с концерта. Петя выглядел артистично в гриме и со стильной прической, Варя рядом с ним несколько меркла. В меню она увидела следующие рубрики: новости, тексты песен, фотогалерея, форум, фан-клуб. Она кликнула на фан-клуб, но ей предложили зарегистрироваться на сайте. После небольшого раздумья она не стала этого делать, так как сейчас не было времени. Пора собираться в школу.

У подъезда увидела спешившую к ней через двор Яну.

– Привет! – хмуро поздоровалась она.

– Привет! Ты как?

– Выяснила, что дневник взломал Захар, – ответила Лера. – Мерзко на душе!

– Ты… не грузись особо! – ответила Яна и улыбнулась ей. – Хочешь, я Захару морду расцарапаю? Как раз милитари рисунок на ногти нанесла! В тему будет! – И Яна показала длинные раскрашенные ногти. Она смеялась, но глаза оставались грустными.

– Не везет мне с парнями! – тихо сказала Лера, когда они двинулись вдоль дома.

– Какие наши годы! – ответила Яна бодрым голосом и толкнула ее в плечо. – Назло ему с Петькой дружи. Вот это парень! Пусть Захар своим же ядом захлебнется! А вообще, не ожидала от него! Он казался нормальным парнем. И тут такое! Мелко все это, недостойно.

– Он читал все мои записи, – сообщила Лера. – Взломал журнал и все-все прочитал. А ведь там было очень личное, то, что я писала только для себя!

– Помню! – заметила Яна. – Особенно про отсутствие либидо. То-то он посмеялся.

– Яна! – резко бросила Лера.

– Ну прости! – сменила она тон. – Я же понимаю, ты переживаешь. Хотела пошутить, да неудачно. Всегда я так!

– Я удалила аккаунт, – после паузы сказала Лера. – И желание заводить другой уже пропало. К чему все это?

– Не кипятись. Это сейчас у тебя такое настроение. Потом, сама увидишь, на все по-другому посмотришь. А ты, кстати, на сайт к Перцу заглядывала?

– Да, сегодня утром. Но там регистрироваться нужно. Пока неохота.

– А я зарегистрировалась! – сообщила Яна. – Там ему фанатки такое пишут! Могу скопировать особо красочные признания и переслать тебе. Многие в стихах стараются, думают, что на певца это произведет сильное впечатление.

– А разве нет? – улыбнулась Лера.

Ее настроение начало исправляться. Веселая, легкая по природе Яна обычно именно так на нее действовала. У Яны был девиз по жизни: «Неудач не бывает, если их не замечать. Потому что того, чего мы не видим, просто не существует!» Она вычитала его из каких-то буддистских текстов и решила, что эта философия как раз для нее. Не то чтобы Яна так глубоко изучала буддизм, просто она любила выхватывать какие-нибудь понравившиеся ей цитаты из сети и запоминала их.

– И ты еще спрашиваешь? – засмеялась Яна. – Да ты представляешь, что там за стихи! Уж на что я плохо разбираюсь в поэзии, и то могу отличить Пушкина от какой-нибудь современной «маши ивановой». Там же все по типу: «Ты мой король, ты только пой! Ты Перец вааще крутой!»

– Зато искренне, – ответила Лера.

Девушки подошли к школе. Из машины, стоящей на обочине, вышел парень. Лера заметила его краем глаза, но не обратила внимания. Однако, когда он быстро двинулся к ним, она повернула голову. Марк. Она замерла. Яна замолчала на полуслове и с удивлением на нее посмотрела.

– Привет! – быстро проговорил Марк, приблизившись. – Лер, можно тебя на минутку?

– У меня нет никаких секретов от Яны! – раздраженно ответила она и взяла подругу под локоть. – Так что говори, зачем явился!

Она вдруг ощутила, как накатывает раздражение. Вся эта компания начала ее сильно угнетать, с ними постоянно возникали какие-то сложности, хотя никакой вины Лера за собой не чувствовала. Она была честна и с Марком, и с Захаром, и по большому счету даже с Сашей.

– Хорошо, – сухо ответил он и встал напротив девушек, скрестив руки на груди.

– Ваш Захар полный придурок! – неожиданно заявила Яна. – Так ему и передай!

– Ты облегчила мне задачу, – усмехнулся Марк. – По правде говоря, я ждал Леру лишь затем, чтобы извиниться за него. Я в курсе того, что произошло с ее блогом. И даже читал ту пошлую запись. Возмутительно!

– Странные вы люди, – заметила Лера. – Тебе-то какое дело? Разве не логично, что должен извиняться Захар, а вовсе не ты! Ты тут при чем?

– Захар не может, он руку сломал… случайно… и он сейчас в больнице… гипс накладывает, – хмуро сообщил Марк. – Вот я и решил найти тебя и попросить прощения… за всех нас!

– Ты сломал ему руку?! – расхохоталась Яна.

– Говорю же, совершенно случайно, – тихо ответил Марк. – Я ждал его возле дома, хотел поговорить насчет всей этой некрасивой истории… телефон он не брал. Как потом оказалось, он вообще чуть ли не до утра у Саши был… да еще и пьяный!

– А ты разве не переселился к ней? – спросила Лера.

– Именно! – поддакнула Яна и придвинулась к подруге, задев ее плечом. – И где же ты всю ночь шатался?

– У родителей, – невозмутимо ответил он. – Ну не суть!

– Девчонки, чего застряли? – раздались позади них голоса спешащих в школу одноклассников. – Урок скоро начнется!

– Идем! – крикнула Яна и махнула им рукой.

– Вы спешите? – торопливо проговорил Марк.

– А тебе будто в школу не надо, – хмыкнула Яна.

– Мне ко второму уроку, – ответил он. – Но я же на машине.

– Знаешь, удивительно, как тебя не останавливают, – сказала она. – Тебе ведь всего шестнадцать! Знаю, что отец тебе права сделал, и все равно.

– Просто Марк выглядит старше своего возраста, – тихо заметила Лера.

– Да, – кивнул он. – К тому же я езжу аккуратно и не так часто. Меня пока ни разу не остановили. А вообще водить должна была Саша, хоть машина и моя. Она сама вызвалась быть моим личным шофером, времени у нее предостаточно. Отец даже на нее доверенность сделал, ей-то уже восемнадцать!

– Совсем старушка! – ехидно проговорила Яна.

Но Марк будто бы и не слышал.

– Но потом мы поругались, и я сел за руль, – продолжил он. – Правда, отец возражает, что я по городу езжу. Одно дело у нас в поселке по лесным дорогам. Но здесь!

– Мы поняли, – оборвала его Яна, – твоя девушка будет везде тебя возить, пока тебе восемнадцать не стукнет. Вот это жизнь для взрослого парня! Не рано ли мамкой обзавелся?

– Ладно, не будем же мы это сейчас обсуждать! – перебила их Лера. – Урок скоро начнется. Мы пошли!

– А как же Захар? – встрепенулась Яна. – Мы не дослушали увлекательную историю с переломом руки… чисто случайным…

– Да и так все понятно, – хмуро заметила Лера. – Ты нам сказки не рассказывай, Марк! Помню, как ты Витьке двинул по физиономии, особо не разбираясь. И сейчас решил за меня заступиться?

– Захар был неадекватным… Кинулся на меня с нелепыми обвинениями. Я не хотел его бить, просто оттолкнул, он и упал… а там скамья… Он как-то неловко, вот рука и сломалась. Я его в больницу отвез и сразу к тебе. Набирал твой номер, но ты, видно, не слышала.

Лера удивленно достала телефон из сумки. Он оказался выключенным.

– Все понятно! Молодец, Марик! – весело проговорила Яна и потянула подругу за руку в сторону школы. – Заступился за честь девушки, наказал виновного, справедливость восторжествовала. И ты можешь отправляться к своей подружке Саше!

– Но… – растерянно начал Марк.

Яна с силой тащила Леру за собой. Девушки, не оборачиваясь, бегом припустили к школе.

Вошли в класс, извинились и сели на место. Первые минут десять молчали и делали вид, что слушают учителя. Но Яна без конца ерзала, видно было, что ее просто распирает от желания обсудить новости. Наконец, она не выдержала и, когда учитель отвернулся к доске, наклонилась к Лере и зашептала ей на ухо:

– Пойдешь к Захару? Жертве безумной ревности Марка? Если бы тот был к тебе совершенно равнодушен, то и заступаться не стал. Да и не верю я, что все будто бы случайно. Наверняка двинул Захару так, что тот отлетел на пару метров. Вот рука и сломалась при падении!

– Да при чем тут ревность? – недовольно ответила Лера. – Просто у Марка такой характер, он не терпит несправедливости… Повезло Саше! Но как Захар теперь работать будет? Со сломанной рукой стричь не получится!

– Так ему и надо! – злорадно проговорила Яна. – Впредь будет думать, что делает!

– Валерия и Яна! – раздался грозный голос учителя. – Мало того, что вы опоздали, так еще и мешаете проводить урок. Может, поговорите за дверьми класса?

– Извините! – хором ответили девушки и замолчали.

Они с трудом дождались перемены и, как только прозвенел звонок, сразу выбежали на улицу.

– Так что, – взволнованно спросила Яна, – пойдешь к Захару? Надо навестить раненого!

И она весело засмеялась. Лера хмуро на нее глянула. Ситуация казалась ей крайне неприятной, но в душе она считала, что все справедливо. Захар совершил подлость и тут же за нее расплатился.

– Ян, я же с ним рассталась, – после паузы ответила Лера. – И вовсе не собираюсь ни звонить ему, ни писать, ни тем более навещать! Считаешь, что это жестоко?

– Ну… даже не знаю, – задумчиво проговорила Яна. – Дело твое, конечно!

– Если честно, мне не хотелось бы больше видеть ни Марка, ни Сашу, ни Захара, ни вообще кого-либо из их компании! Честно! Без них было жить куда проще!

– Факт! – кивнула Яна. – Но как же Перец? Жаль такое знакомство терять!

– Да, Петя очень симпатичный и талантливый, – тихо произнесла Лера.

– Именно! Так что ты подумай! Да и бесплатные приглашения на концерты тоже не помешают, – добавила она и засмеялась.

– Янка! Вот ты какая меркантильная! – погрозила ей пальцем Лера. – Тут речь идет о моем душевном спокойствии, а ты только о выгоде печешься!

– А как же! – улыбнулась Яна. – Жизнь нынче такова!

И она звонко расхохоталась. Лера посмотрела на нее и улыбнулась. Она отлично понимала, что Яна шутит, но на самом деле вопрос был серьезным. Лере предстояло решить, будет ли она продолжать знакомство с Петей или прекратит общение и с ним. И тогда полностью избавится от компании Захара.

– Петя тебе нравится? – став серьезной, уточнила Яна.

– Нравится, – как эхо повторила Лера.

– Так чего тогда? – пожала плечами та. – Радуйся жизни! И не оглядывайся назад!

– У тебя сегодня с утра философское настроение, – заметила Лера.

– И не говори! Старею, наверное!

– А где Кай? – вспомнила Лера.

– Вчера поздно вечером общались по телефону, сказал, что срочные дела и пару дней мы не увидимся, – ответила Яна.

– Ой, уже звонок!

И они отправились обратно в школу.

После уроков Лера прилежно отсидела полтора часа факультатива по испанскому языку, но информацию воспринимала плохо, все ее мысли занимали Захар и Марк. Она пыталась анализировать, но было ясно, что ревность тут ни при чем, хотя хотелось думать именно так. Ей было бы приятно, если бы Марк действительно ревновал, ведь это говорило бы о его не угасшем к ней интересе. Понятие «влюбленность» и уж тем более «любовь» Лера в расчет не брала. Конечно, Марк влюблен в Сашу, иначе он бы к ней не вернулся. Ей было любопытно встретиться с Захаром и послушать его версию произошедшего. Но уже к концу занятий она окончательно решила, что не станет общаться ни с ним, ни с Марком. Но по поводу Пети пока сомневалась.

После школы Лера сразу отправилась домой. Ей хотелось побыть в одиночестве, разобраться в себе. На ее счастье, родители сегодня отправились в заводской клуб на какой-то концерт. Обычно они с таких мероприятий возвращались поздно. Лера поужинала и вышла на балкон. Посмотрела на толстый старый тополь под окнами и улыбнулась, вспомнив, как однажды поздно ночью Захар забрался на него, чтобы подарить ей розу. Ей тогда его поступок казался необычайно романтичным. И вот сейчас этот же парень причинил ей боль. Лера пыталась понять такую двойственность, она уже давно сделала вывод, что идеальных людей не существует, но все равно в глубине души верила в настоящих героев, мужественных, решительных, благородных и преданных своей любви. И ей очень хотелось встретить именно такого парня. Лера вдруг поняла, что именно Марк, который заступался за нее без просьб с ее стороны, пытался защищать и оберегать, ближе всего к этому образу. Конечно, у него тоже свои минусы, но то, что он уже второй раз наказал ее обидчиков, грело душу. Однако Лера отгоняла любые мысли о нем, старалась выбросить его из головы, ведь она приняла решение больше не общаться с этой компанией. И интуитивно понимала, что так будет правильнее всего.

Лера услышала звонок своего телефона и вернулась в комнату. Звонила Яна.

– Вижу, ты на балконе! – торопливо заговорила она.

– Ага, только что пришла из школы, – ответила Лера и снова вышла на балкон.

Яна, балкон которой находился напротив, махнула ей рукой.

– Почему ты дома? – удивилась Лера.

– А ты? – в тон ей произнесла Яна. – Я думала, ты после факультатива все-таки отправишься навестить болящего!

– Нет, я решила больше не общаться ни с кем из их компании, – ответила Лера. – Но про Петю пока не знаю. Да он и не звонит. Так что, возможно, отпадет сам собой!

– Гулять пойдем? – спросила Яна. – А то чего мы по мобильным говорим, когда можем просто спуститься во двор?

Лера задумалась. Она очень любила подругу, была готова проводить с ней все свободное время, но сейчас ей и правда хотелось остаться в одиночестве.

– Не знаю, – неуверенно ответила она. – Я хотела завести новый аккаунт.

– Давай! – обрадовалась Яна. – Сразу найди меня и зафренди! А я тебе вышлю стишки с фанатского сайта. Помнишь, ты хотела почитать, что про Петю пишут?

– Ну не то чтобы так хотела! – засмеялась Лера. – А твои где?

Лера знала, что Яна старается как можно меньше бывать дома, когда там находится ее отчим.

– К родственнице Викентия уехали, так что я могу расслабиться! – весело ответила Яна. – Так хорошо, когда дома никого нет!

– А мои на заводском вечере, и я тоже одна! – сообщила Лера.

– То-то и плохо, что мы без парней! – ответила Яна. – Может, ко мне придешь?

– Не знаю, – сказала Лера. – Давай с дневником разберусь, а там посмотрим.

– Ладно! – согласилась Яна. – Вижу, тебе не терпится зайти в сеть.

Лера махнула ей рукой и закончила разговор. Она отправилась на кухню, вымыла посуду, постояла у окна. Ей совсем не хотелось заходить в Интернет. Произошедшее все еще вызывало неприятные эмоции. То, что любой человек может вот так запросто взломать ее дневник и читать то, что ему вовсе не предназначалось, угнетало и пугало. Лера вспомнила о своих записях в толстой общей тетради, которые делала начиная с пятого класса. Она заносила туда все, что ее волновало, вклеивала понравившиеся картинки, списывала стихи.

– Такой дневник никто не «взломает»! – пробормотала она и отправилась в свою комнату.

Открыв нижний ящик письменного стола, вынула потрепанную тетрадь. Лера улеглась на диван и начала ее перелистывать. Стишки, которые она вписывала сюда в пятом-шестом классах, сейчас казались ей наивными. Она брала их у подружек, которые вели такие же тетрадки и иногда хвастались ими друг перед другом. Некоторые стихотворения Лера переписывала из различных журналов.

Люби того, кем сердце дышит,
Кем мысли заняты всегда,
Кого глаза всегда и всюду ищут,
Кого забыть никак нельзя…

Внизу наклеена картинка, вырезанная из какого-то журнала: силуэты обнимающейся пары на фоне заката.

Что такое любовь?
Объяснить невозможно,
Что такое любовь?
Это просто и сложно!
Это горечь и слезы,
Встречи и разлуки.
Это нежность мечты,
Но и страшные муки.
Что такое любовь,
Нельзя объяснить!
Чтобы просто понять,
Надо просто любить…

Здесь тоже была «иллюстрация». Но ее уже Лера нарисовала сама. Она изобразила цветными карандашами, как смогла, красное, пронзенное черной стрелой сердце. Правда, стрела была непропорционально большой, видимо, для пущего эффекта. Изучая свои старые записи, Лера невольно начала улыбаться. Это было хоть и наивно, но трогательно. Она сама не понимала, почему такие примитивные стихи пользовались такой популярностью у девчонок.

Ты меня поцеловал.
Я тебя поцеловала.
«Я люблю тебя», – шептал.
Но в ответ я лишь молчала.

Лера увидела под этими строчками следы губной помады и рассмеялась. Она вспомнила, как тайком взяла мамину красную помаду, густо накрасила губы и пыталась оставить на странице отпечаток «настоящего» поцелуя.

Она быстро долистала тетрадь. В конце были записи, сделанные ею в начале восьмого класса. И когда тетрадь закончилась, Лера не завела новую, а стала пользоваться инет-дневниками. И сейчас ей стало любопытно, чем же она тогда жила.

«Мне кажется, никто не любит всего, как я люблю искусство, музыку, живопись, книги, шум, тишину, смех, грусть, тоску, шутки, любовь, холод, солнце, всякую погоду, все времена года, спокойные равнины России и горы вокруг Неаполя, снег зимою, осень с ее дождями, весну с ее тревогой, спокойные летние дни и прекрасные ночи, наполненные сверкающими звездами… Я люблю все до обожания.

Я хотела бы все видеть, все обнять, все иметь, слиться со всем! Я подобна свече, разрубленной на четыре части и горящей со всех концов».

Это из дневника Марии Башкирцевой. Она умерла так рано, прожив чуть больше двадцати лет. Ее мать через три года после смерти дочери издала ее дневник, значительно подсократив его. И все равно он вызвал много шума. Его читали и перечитывали, обсуждали. Для того времени, а это был 1887 год, такой дневник оказался слишком откровенным.

Но мне кажется, что и я такая! Я читаю ее записи – девочки, которая жила больше чем за сто лет до меня, – и понимаю ее. Каждое ее слово попадает мне прямо в сердце!

А ее письма к знаменитому Мопассану!

«Вы не тот, кого я ищу. Но я никого не ищу, ибо полагаю, что мужчины должны быть аксессуарами в жизни сильных женщин. Невозможно поручиться за то, что мы созданы для друг друга. Вы не стоите меня. И я очень жалею об этом. Мне так хотелось бы иметь человека, с которым можно было бы поговорить».

Какая она была смелая! Вот так ответить уже тогда известному писателю! Наверное, она знала, что скоро умрет. От этого была такой смелой! Чувствовала, что ей недолго осталось, и была откровенна со всеми.

Хотела бы я научиться такой искренности и откровенности!»

На этом запись заканчивалась. И тетрадь тоже. Лера вздохнула и закрыла ее. Сейчас ей казалась немного странной такая восторженность, но тогда она была поглощена своими эмоциями и перечитывала «Дневник Марии Башкирцевой» не один раз. «Но снова писать от руки в такую вот тетрадь! – подумала она и улыбнулась. – Ну уж нет! Инет – наше все. Это намного удобнее, хотя не так интимно. К тому же мою страничку взломали впервые за все время существования блога, и я знаю, кто это сделал и почему. И он уже даже поплатился за свой некрасивый поступок!»

Лере впервые стало жаль Захара. Она даже взяла телефон, решив позвонить ему и выразить сочувствие, но вовремя остановилась.

– Нет! Больше с ним не общаюсь ни по какому поводу! – строго произнесла она и убрала телефон с глаз долой.

И открыла ноутбук. Едва он загрузился, вошла в аську. Ей пришло несколько сообщений. Все от «френдов». Те, кто не видел записи, выясняли, почему она удалила аккаунт. Остальные ей сочувствовали. Леру порадовало, что почти никто из ее друзей не сомневался, что Лера просто не могла написать подобный пост. Было и сообщение от Пети:

«Видел, что ты удалила аккаунт. Может, и правильно! Жаль только, что фотки с концерта не запостишь».

Лера, увидев, что он онлайн, ответила:

«В зале почти все зрители фотографировали. Так что твоих снимков наверняка уже полон Рунет! Посмотри у кого-нибудь другого!»

Петя:

«Хотел твои! (смайлик – смущение)».

Лера:

«Они на карте памяти».

Петя:

«Когда увидимся? (смайлик – улыбка)».

Лера:

«Пока не знаю».

И чтобы не отвечать больше ни на какие вопросы, закрыла аську. Затем зашла в Живой Журнал. Но, кликнув в меню на «Регистрация», остановилась. Ей снова расхотелось заводить страничку и выкладывать посты. Но Лера решила, что это проявление слабости, что она не должна идти на поводу обстоятельств, поэтому начала заполнять нехитрую анкету. Регистрация не отняла много времени. И вот у Леры появился новый дневник. Ник она оставила прежний, но название своего журнала сменила.

Valeria. «Без стука не входить».

Доступ: Публичная.

Заголовок: Привет всем!

Привет всем!

Это первая запись в моем новом журнале.

Хочу выложить некоторые цитаты из книги «Космогоническая концепция розенкрейцеров» Макса Генделя. Они мне кажутся весьма любопытными и наводящими на размышления.

«Стремящиеся к высшей жизни, наполненные искренним желанием жить благородной духовной жизнью, часто рассматривают сексуальную функцию как нечто ужасное, вследствие того урожая страдания, который пожинает человечество в результате злоупотреблений этой функцией. Такие люди часто склонны отворачиваться с отвращением от того, что они считают непристойным…

Не использование сексуальной энергии, а злоупотребление ею приводит к проблемам и неприятностям и мешает духовной жизни…

Можно также сказать, что хуже страдать от сжигающего желания, постоянно и образно думая об удовлетворении чувств, чем жить умеренной брачной жизнью…

Устремленный к высшей жизни может иметь успех лишь в той степени, в какой ему удастся подчинить себе свою низшую природу, но он должен остерегаться и противоположной крайности…»

Как только запись была сделана, Лера улыбнулась и начала заносить в «Друзья» всех тех, кто был у нее в удаленном журнале.

Первой написала Яна.

Комментарии

Iana_storm:

«Приветики! Вот ты и снова с нами! Не прошло и суток! И правильно сделала! Но, Лер, что это за фигню ты тут выложила? Я прямо опешила, когда увидела твой первый пост. А язык-то! Трудно понять, что хотел сказать писатель… как там его? Макс Гендель».

Valeria:

«Привет, Янка! Помнишь, в посте у Луки были выдержки из этой книги. Вот я и заинтересовалась, что за писатель. Никогда о таком не слышала. А ты же знаешь, я много читаю и классиков, и современников. Нашла в сети текст книги. Но весь пока не осилила. Язык сначала кажется трудным для восприятия, но потом как-то втягиваешься. И там такие мысли интересные! И о жизни и о смерти! И о том, что нужно постоянно самосовершенствоваться. Вот!»

Iana_storm:

«Нет, ну я, конечно, понимаю, что у тебя стресс. И он, видимо, еще не прошел, судя по твоему настроению. Да это ладно! Лишь бы тебе было интересно. И я сейчас попытаюсь вникнуть в эти цитаты».

Valeria.:

«Сексуальный извращенец или сексуальный маньяк является доказательством правильности утверждения эзотериков, что одна часть сексуальной силы строит мозг: он становится идиотом, неспособным думать, потому что растрачивает вовне не только негативную или позитивную часть своей половой энергии (в зависимости от того, мужчина это или женщина), которая при нормальных условиях должна использоваться половым органом в целях размножения, но вдобавок к этому еще и часть той энергии, которая должна строить мозг, делая его способным воспринимать и обрабатывать мысль, – отсюда и умственная неполноценность.» Оттуда же!

Iana_storm:

«Ну ты загнула, подруга! Это переварить трудно, да еще и на ночь глядя! Но вот цитата «одна часть сексуальной силы строит мозг: он становится идиотом, неспособным думать» мне нравится. Парни-то все… в определенные моменты совсем не способны думать… Ладно, не буду ни на кого наезжать. Но как Захар-то на тебя повлиял! Маньяк, что и говорить! Да ну их! Может, лучше гулять пойдем? А?»

Luka_glaz:

«Тут-тук! К вам можно? Привет, девчонки! Это Лука. Рад, что вы тут серьезные книги обсуждаете. Но просьба! Лера, немедленно мне позвони!»

Iana_storm:

«Лер, чего это он? У тебя есть его номер?»

Valeria.

«Момент, Яна! Сейчас вернусь».

Лера свернула страничку и набрала номер Луки.

«Кай был в отчаянии…»

– Привет, – быстро ответил Лука. – Не хочу вас пугать, девчонки, но ваш Кай попал в какую-то неприятную историю.

– Как?! – все-таки испугалась Лера.

– Сейчас все расскажу, а ты сообщишь Яне. Насколько я понимаю, она очень дружна с парнишкой.

– Что случилось? И где ты? – заторопила его Лера и выключила ноутбук.

Прижав телефон щекой к плечу и слушая Луку, начала натягивать джинсы, решив немедленно пойти к Яне.

– Я все еще в ваших краях, – ответил Лука. – Задержался в монастыре, помогаю чем могу. Сегодня мы закончили работу, а так как погода очень теплая, решили окунуться в озере. Коттедж Ефросинии находится неподалеку. Ну, ты помнишь. Только мы расположились на берегу, раздался резкий звук милицейского свистка. Мы вскочили. Из кустов выбежал Кай и помчался в нашу сторону. За ним выскочили два служителя порядка. Схватили его неподалеку от нашей стоянки. Я узнал Кая по готичному виду и длинным черным волосам.

– И где он? – взволнованно спросила Лера.

Она уже была в коридоре. Сунув ноги в балетки и схватив джинсовую куртку, выскочила из квартиры.

– Понятия не имею! – ответил Лука. – Его уволокли в сторону коттеджа. Как я могу предположить, лечение не дало результатов, и парень решил разобраться на месте, что называется.

– Боже мой! – прошептала Лера. – А где же его мать?

– Не знаю! – услышала она. – Лера, я готов оказать вам любую помощь!

– На связи! – быстро сказала она и вышла из подъезда.

Яна стояла на балконе. Лера замахала ей рукой и набрала ее номер. Яна замерла, глядя на нее, затем повернула голову в сторону квартиры. Видимо, услышала звонок мобильного. Быстро ушла с балкона, а Лера двинулась через двор.

– И куда это мы направились? – услышала она голос отца.

Остановившись, в досаде обернулась. Машина отца стояла возле подъезда, Валентина Ивановна сурово смотрела на дочь.

– Алло! – сказала в трубку Яна. – Ты чего выскочила из подъезда как ужаленная? Я уже выхожу!

– Поторопись! – ответила Лера. – Есть новости!

Она закрыла телефон и засунула его в сумку.

Подойдя к родителям, хмуро сказала:

– У меня дела.

– Ночью? – ехидно поинтересовалась Валентина Ивановна.

– Всего одиннадцать! – ответила Лера. – А вы хорошо повеселились?

– Отлично! – хором проговорили они, переглянулись и весело засмеялись.

У Леры сразу полегчало на душе. Родители явно были в хорошем расположении духа. Павел Петрович выбрался из машины и встал рядом с женой.

– Что происходит? – деловито поинтересовался он.

– Добрый вечер! – раздался удивленный голос Яны.

И она вынырнула из-за Лериной спины и встала рядом с ней.

– Ага, а вот и Яночка! – заметила Валентина Ивановна. – Девочки, а не слишком ли поздно вы гуляете? Не забывайте, что вам еще нет восемнадцати, что вы…

– Ладно, Валюш! – миролюбивым тоном произнес Павел Петрович. – Девочки сейчас пообщаются с полчасика, далеко уходить не будут, а потом по домам! Так ведь? Судя по их лицам, им нужно обсудить что-то очень важное.

И он пристально посмотрел в глаза дочери.

– Нет и нет! – уперлась Валентина Ивановна. – Они сейчас же пойдут по домам! Никаких «полчасика». А то потом не дозовешься.

Лера почувствовала себя беспомощной. Она видела, что мать настроена решительно, но дело и правда не терпело отлагательств. Поэтому Лера собралась с духом и четко проговорила:

– Наш друг Кай попал в беду, и мы должны ему помочь.

Она увидела, как побледнела Яна, и крепко взяла ее за руку.

– Что с ним? – слегка охрипшим от волнения голосом спросила подруга. – Где он?! Это тебе Лука сообщил?

– Ничего не знаю! – перебила ее Валентина Ивановна. – Я устала, завтра у меня с девяти утра зачеты, так что по домам! А проблемы будете решать завтра!

– Папа! – просящим тоном произнесла Лера. – Сделай что-нибудь!

Он перевел взгляд с нее на Яну, повернулся к жене и сказал:

– Вот что, мать, ты иди домой, а я тут сам во всем разберусь. Пока переоденешься, пока в душ… Мы тут все решим и вернемся. Иди!

Валентина Ивановна замерла, затем махнула рукой и двинулась к подъезду. Когда за ней закрылась дверь, Павел Петрович повернулся к девушкам.

– Где Кай? – нервно спросила Яна.

– Кажется, в милиции, – тихо ответила Лера.

– Что?! – вскрикнула Яна.

– Успокойтесь обе, – твердо проговорил Павел Петрович, – и расскажите мне все по порядку. И если что, то я на машине и вмиг домчу вас до участка! Вызволим вашего друга!

– Далеко придется мчать! – со вздохом сообщила Лера и рассказала суть истории.

Павел Петрович слушал внимательно, не перебивая и не обращая внимания на нервные замечания Яны, которая постоянно вклинивалась в рассказ подруги. Когда Лера закончила, он нахмурился и сжал кулаки.

– А с кем сейчас его мать? – задал он вопрос. – И где она?

– Не знаю! – одновременно ответили девушки.

– Кай позвонил мне вчера, сказал, что у него срочные дела и что пока мы встречаться не будем, – торопливо заговорила Яна. – Но ведь он на трех работах, так что я уже привыкла – он частенько занят и у него иногда нет времени даже на свидания.

– Судя по тому, что он явился к целительнице, – задумчиво проговорил Павел Петрович, – с его матерью все не так радужно. А ты давно ему звонила? – повернулся он к Яне.

– Да вот, только что… когда сюда шла, набирала. Но он «вне зоны».

– Так, Яна, садись в машину! И обязательно позвони матери, сообщи, что ты со мной, – сказал Павел Петрович. – А ты, Лерка, марш домой!

– Не буду я ей звонить, – упрямо ответила Яна. – Ей вообще-то не до меня. Она уже и забыла, что у нее дочка имеется.

– Не пойду я домой! – одновременно с Яной проговорила Лера. – Я подругу не брошу.

Павел Петрович глянул на них.

– Это ты из-за отчима все еще не успокоилась? – задал он вопрос Яне. – Не ожидал. Ты уже взрослая. Ну, да сейчас мы не будем с этим разбираться. Звони матери, говорю! А ты, Лера, лучше не упирайся.

Но Лера уже забралась в машину на заднее сиденье. Павел Петрович пожал плечами, достал телефон и набрал номер жены.

– Валюш, мы тут с девочками покатаемся. Ты только не волнуйся, все в порядке. Просто в одно место нужно съездить. Ложись спать, не жди нас. Да ничего не случилось. Успокойся!

Он убрал телефон в карман и сел за руль. Яна уже забралась на заднее сиденье к Лере. Он глянул на притихших девушек, затем предложил Яне пересесть к нему, так как хотел задать кое-какие вопросы. Она молча перебралась на переднее сиденье.

Когда машина тронулась, Павел Петрович четко проговорил:

– Вначале мы должны заехать домой к Каю. Что-то мне подсказывает, что его мать ушла в очередной запой. И именно это вывело парнишку из себя. Сколько он заплатил за «чудо-лечение»?

Яна назвала сумму. Павел Петрович присвистнул.

– Бедный парень! Долго же ему придется расплачиваться с долгами. И как получается, что наше общество так ко всему равнодушно? Я кое-кого знаю из руководства кирпичного завода. Просто безобразие, что семья погибшего рабочего попала в такое положение! Когда были парткомы, такого не случалось. Все отслеживалось, все неблагополучные семьи стояли на учете. Конечно, пили и тогда, но не так злостно, как в нынешнее время.

– Да у них была вполне благополучная семья, – ответила Яна и всхлипнула. – После гибели мужа Инга Юрьевна запила. Кай мне рассказывал, что они очень любили друг друга, вот она и не смогла вынести горя.

– Это слабость. – сухо ответил Павел Петрович, достал из бардачка пачку салфеток и протянул Яне. – Если бы у нее не было детей, еще можно было бы как-то понять ее поведение. А ведь дети – продолжение ее погибшего мужа, в них течет его кровь. И что это за любовь?

Лера никогда не видела отца таким, не слышала, чтобы он рассуждал о любви так серьезно. Но его взволновала история матери Кая.

– И эти народные якобы целительницы! Шарлатанки! И ведь люди продолжают верить во всю эту чепуху, да еще и такие деньги платят за эфемерную надежду! – возбужденно продолжил он. – Почему же никто не подсказал парнишке, что не стоит этого делать?

– Он был готов на все, чтобы помочь маме, – ответила Яна. – Я ему говорила, что не надо идти к этой бабке!

Она вытерла слезы и шумно вздохнула.

– Но ведь есть наркологические клиники. И у нас в городе имеются такие учреждения, – заметил он.

– Были они и там, – хмуро сказала Яна. – Да и сейчас Инга Юрьевна на учете состоит. Кай мне говорил. Только толку никакого.

– А где она деньги на выпивку берет? – поинтересовался Павел Петрович.

– А ей много и не надо, – тихо ответила Яна. – Полстакана, и все, она уже отключается. А в бараках такого добра достаточно. Но вообще… Кай однажды в сердцах проговорился… Забирается к нему в кошелек без спроса.

– В общем, так, девочки, вначале мы заедем в барачный поселок, – предложил Павел Петрович, – а затем сориентируемся.

– Спасибо вам! – сказала Яна.

– Не за что! – хмуро ответил он.

Приехав на место, Павел Петрович сказал, что девушкам лучше подождать в машине, но Яна воспротивилась. Лера вышла вслед за ними. Он молча пожал плечами, подхватил их под руки и двинулся к бараку, на который показала Яна. Двери в квартиру оказались открытыми. В комнате горел ночник. Инга Юрьевна лежала на кровати и что-то бормотала, словно в бреду. От нее явственно несло алкоголем. На стуле дремала какая-то полная старушенция. При появлении нежданных гостей она открыла глаза и испуганно заговорила:

– Вы кто? Что вам здесь надо?

– Не волнуйтесь! – отчетливо произнес Павел Петрович. – Мы пришли помочь!

– Я подруга Кая, – выступила вперед Яна.

– Кого? – не поняла старуха.

– Аркадия, – поправилась Яна, – сына Инги Юрьевны.

– Мы его друзья, – поддержала ее Лера.

– Бабушка, вы идите! – ласково сказал Павел Петрович. – Мы тут сами разберемся.

– Так, мил человек, я бы с радостью, – заулыбалась она. – Но ведь Аркаша мне поручил, а сам куда-то уехал…

– Да вы не бойтесь, вот мои документы, – ответил Павел Петрович и достал из кармана пиджака паспорт. – Я сам инженер, на заводе работаю.

– На нашем? – удивилась она и взяла паспорт.

– Нет, на машиностроительном…

– Знаю, знаю ваш завод! – закивала старуха и начала внимательно изучать документ.

– Идите домой! Поздно уже! – продолжил он.

– Ладно, пойду, пожалуй! – после недолгого раздумья согласилась она и встала. – А то дед мой один дома. А у него давление.

– Спасибо вам! – сказал Павел Петрович и проводил ее до двери.

Когда старуха ушла, он приблизился к кровати и наклонился, вглядываясь в серое лицо Инги Юрьевны. Та вдруг засмеялась, правда, глаза оставались закрытыми. И тут же всхрапнула. Он достал телефон. Лера и Яна стояли молча, схватившись за руки. Яна уже настолько сильно нервничала, что ее трясло. Ей хотелось крикнуть: «Поехали скорей за Каем!» – но она старалась держать себя в руках и довериться опыту отца Леры.

– Привет, Леш! Извини, что так поздно, – быстро заговорил в трубку Павел Петрович. – Ты сейчас где? Ага… Ясно. Тут такое дело. Нужно одну женщину вывести из запоя. Да, лучше пришли бригаду… Мне очень не нравится ее вид. Что? Точно не знаю. Но могу предположить, что вначале ее основательно прочистили, она была пару суток трезва, но потом снова влила в себя огромную дозу алкоголя… Выглядит все именно так. Когда? Ну и отлично! Записывай координаты!

Он рассказал, как найти барак, и убрал телефон в карман.

– Что? – нервно спросила Яна.

– Приедет бригада, разберутся, что делать, – спокойно ответил Павел Петрович. – Тут нужна специальная помощь. Ты не волнуйся, Яна. Все будет хорошо. Я позвонил Алексею, он мой старинный приятель, в школе вместе учились, да и после не потерялись. Он несколько лет работал у нас в заводской поликлинике, недавно открыл первую в нашем городе частную клинику. Есть у него и хорошие врачи-наркологи. Так что мать Кая не оставим в беде.

– Лечилась она уже у наркологов, – хмуро заметила Яна.

– Да, Кай говорил, – поддакнула Лера. – Только не помогло, как видишь. Он ее даже кодировал.

– Девочки, сейчас главное вывести ее из этого состояния! – уверенно ответил он. – А там видно будет! Но нам необходимо решить следующий вопрос: что дальше?

– Ехать за Каем! – быстро ответила Яна.

– Лука сказал, что его увели милиционеры, – добавила Лера.

– Видимо, парень забрался к этой целительнице, решил свести с ней счеты… – задумчиво проговорил Павел Петрович. – Дай-ка мне твой телефон, дочка.

Лера протянула ему мобильный. Он набрал номер.

– Нет, это не Лера. – И он представился. – Добрый вечер, Лука! – вежливо продолжил Павел Петрович. – Мы сейчас в бараке, с матерью парня все будет в порядке. Расскажите-ка мне подробно, что вы видели… так… понятно… А вы не знаете, есть ли участок в этой деревне? Ясно! Думаете, Кай там сидит?…

– Что? Ну что там?! – не выдержала Яна.

– Можно, конечно, утром приехать, – продолжил говорить в трубку Павел Петрович, не обращая внимания на Яну. – Но утром мне вообще-то на работу. Вы сами справитесь? Но ведь, чего греха таить, нужно будет внести определенную мзду, чтобы его выпустили. К тому же мы не знаем обстоятельств дела… Хорошо! Лучше мы приедем прямо сейчас.

– Поехали! – громко проговорила Яна и двинулась к двери.

– Понимаю, что тебя сейчас волнует только твой друг, – хмуро проговорил Павел Петровичи, – но не мешало бы дождаться бригаду врачей. Мы же не можем вот так оставить эту женщину.

– Да она в отключке! – заметила Яна. – Все равно ничего не понимает и не чувствует. А Кай там в заключении!

– Сам виноват! – отрезал он. – Думать надо, а потом уже действовать. Натворил дел.

– Папа, он, видимо, был в отчаянии! – сказала Лера. – Он так радовался, что его мама вылечилась. И вдруг снова запой. Могу себе представить!

– Нельзя же быть настолько глупыми! – раздраженно ответил Павел Петрович. – Ничего «вдруг» не бывает. Алкоголизм – болезнь прежде всего психики, и она требует серьезного лечения. Вы хоть бы в сети информацию искали. Сейчас же все доступно!

В этот момент в дверь постучали. Павел Петрович открыл и пропустил медработников. Они наспех поздоровались и сразу занялись осмотром пациентки.

– Надо забирать! – сказал врач. – И сразу в машине капельницу! Где ее документы?

Яна метнулась к комоду и начала копаться в верхнем ящике. Она нашла паспорт и протянула врачу.

– Кто-нибудь с ней поедет? – уточнил он.

– А это обязательно? – спросил Павел Петрович. – Мы не родственники.

– Нет, необязательно, – улыбнулся врач. – Справиться о больной можно будет по этому телефону. – И он протянул визитку.

– Спасибо! – сказал Павел Петрович. – С ней все будет в порядке?

– Пока не знаю, состояние тяжелое, почти коматозное, так что чем скорее мы увезем ее, тем лучше.

Ингу Юрьевну уложили на носилки и вынесли из комнаты.

– Завтра же позвоню Алексею и справлюсь, чего и как, – пробормотал Павел Петрович. – Ну что, девчонки, по коням? – другим тоном произнес он и улыбнулся, правда, немного растерянно.

Они приехали к участку во втором часу ночи. В деревне все давно спали. И появление машины вызвало настоящую истерику среди местных собак. Каждая сочла своим долгом их облаять, пока они проезжали мимо домов.

– Мы тут так всех перебудим! – заметил Павел Петрович. – Никакой секретности! Ага, а вон и местное отделение! Лука мне объяснил, как оно выглядит.

Девушки выглянули в окна.

– Это же Кай! – закричала Яна.

И как только машина остановилась, она выскочила из нее и побежала к парню, который шел им навстречу. Тусклый свет фонаря освещал его худую фигуру и растрепанные длинные волосы. Яна бросилась нему и повисла на шее. Возле палисадника стояли углом две скамьи. С одной из них поднялся человек и двинулся к ним.

– А вот и Лука, – сообщила Лера.

– И без нас договорился, – улыбнулся Павел Петрович.

Усевшись в машину, все вначале говорили, перебивая друг друга, и было плохо понятно, кто кому что хочет сказать. Наконец всеобщее волнение улеглось.

– Итак, Кай, все позади? – с улыбкой спросил Павел Петрович.

– Это мой папа! – сообщила Лера.

– И мой герой! – встряла Яна. – Дядя Паша, вы самый лучший! Поехали в такую даль решать чужие проблемы! Да и вообще… Ингу Юрьевну спасли…

– Пустяки!

– Что с мамой? – быстро спросил Кай.

– Не волнуйся, все хорошо. – ответил Павел Петрович. – Она сейчас в клинике у одного моего хорошего друга и замечательного доктора.

– Спасибо! Только не верю я уже докторам, даже очень хорошим.

– И поэтому отдал деньги какой-то бабке? – сухо поинтересовался Лука. – И что, лучше маме стало?

– Не надо на него нападать! – вступилась Яна.

– Что произошло? – спросил Павел Петрович.

Но Кай не ответил. Он вдруг выскочил из машины. Яна бросилась за ним.

– Пап! – испуганно сказала Лера.

– Остынет. Он просто перенервничал, – с улыбкой заметил Павел Петрович. – Лука, вы что-нибудь знаете? И как вам удалось освободить парнишку?

– Да легко! Кто ж не знает расхожую фразу: «Деньги решают все»! – ответил Лука. – А деревенский участковый оказался весьма сговорчивым. За вполне умеренную плату отпустил парня, тем более Кай несовершеннолетний. Думаете, охота им возиться? Пожурили за хулиганство, прочитали небольшую лекцию. Потом участковый мне по секрету рассказал, что это уже не первый случай проникновения в коттедж Ефросинии.

– Так он, значит, все-таки к ней забрался? – уточнил Павел Петрович.

– Ага, – кивнул Лука. – Сказал мне, что когда мать снова запила, то он будто рассудка лишился от ненависти к этой Ефросинии. Ведь та клятвенно заверила его, что мать совершенно здорова и больше ни капли спиртного в рот не возьмет. Ее, мол, будет рвать от одного запаха. Но вы видели результат. И вот Кай в порыве ярости сел в автобус, приехал в деревню, пробрался за забор и затем в коттедж. Тут-то он и попался. Вызвали милицию, он пытался удрать, да ничего не вышло.

– А что он хотел? – удивленно спросила Лера. – Побить ее, что ли?

– Деньги он хотел свои забрать! – пояснил Лука. – И я его очень хорошо понимаю! И даже решил помочь парнишке.

– Интересно как? – оживился Павел Петрович.

– У меня всегда с собой видеокамера и удостоверение, что я состою в Союзе кинематографистов, так что завтра приду к целительнице и начну снимать все подряд. Конечно, ей это не понравится. Припугну, что подыскиваю сюжет для документального фильма о шарлатанах, что знаком с Каем и его матерью и видел результат ее лечения, а для начала опубликую в сети материалы. Ноут у меня тоже с собой, я выкладываю посты в блог по ходу путешествий. Если она не хочет огласки, то пусть вернет парню деньги. Это будет честно.

– Навряд ли ее этим возьмешь. – заметил Павел Петрович.

– Не скажите! – уверенно произнес Лука. – Ефросинии такая антиреклама не нужна. Насколько я разбираюсь в психологии, ей проще отдать деньги, чем ждать, что из всего этого выйдет.

– Как было бы хорошо! – со вздохом проговорила Лера. – Он ведь их у приятеля занял.

Она выглянула в окно. Кай и Яна стояли неподалеку и что-то говорили друг другу, размахивая руками.

– Держите нас в курсе, – сказал Павел Петрович. – И если нужна помощь, то я с радостью.

– Нет, что вы! Вы и так очень помогли сегодня. Спасибо вам! А у меня тут мощная группа поддержки. Работаю с ребятами на восстановлении монастыря, они тоже возмущены всей этой историей. А местный батюшка тем более. Вот все завтра и заявимся к этой Ефросинии!

Лука рассмеялся. Лера глянула на него и начала улыбаться. На душе становилось все легче.

– Девчонки знают мой инетовский адрес, – продолжил Лука. – Так что заходите ко мне в блог.

– Хорошо, – кивнул Павел Петрович. – Что там, ребятки? Пора бы уезжать. Лука, куда вас подвезти?

– Нет-нет, я пешком. Тут до монастыря совсем рядом, через поле перейти. А вы поезжайте. Поздно уже.

– Тогда на связи. И всего доброго! – ответил Павел Петрович.

Они обменялись крепким рукопожатием, и Лука покинул салон. Лера видела, что он подошел к ребятам и что-то сказал им, махнув рукой в сторону машины. Кай пожал ему руку, Яна обняла. И они разошлись. Лера с какой-то непонятной грустью наблюдала, как Лука удаляется по темной деревенской улице. В душе она восхищалась этим мужчиной и думала, что если и любить кого-то по-настоящему, то только такого, как Лука. Или ее отец.

Павел Петрович завез Кая домой. Яна решила остаться с ним.

– Не советую! – хмуро проговорил Павел Петрович. – Твоей маме не понравится, что ты ночуешь в одном доме с парнем. Мне бы это точно не понравилось.

– Не беспокойтесь! – сказал Кай. – Мы будем спать в разных комнатах!

– А маме я сама все объясню, – ответила Яна.

– Нет! – резко бросил Павел Петрович. – Я тебя увез из дома и обязан вернуть обратно в целости и сохранности. Кай, будь мужчиной и отпусти ее.

– Да я и не держу, – хмуро ответил тот. – Но вообще вы правы. Яне утром в школу, а уже очень поздно.

– Но… – начала ныть Яна.

– Поехали! – встряла Лера, схватила ее за руку и потянула в салон.

Яна только успела чмокнуть Кая в щеку. Машина тронулась с места. Девушки оглянулись. Кай стоял возле своего барака и смотрел им вслед.

Операция, задуманная Лукой, прошла благополучно. Кай позвонил Яне на следующий день, когда девушки возвращались домой после занятий в школе.

– Ну? – в нетерпении спросила Лера.

Яна бросила телефон в сумку и торжествующим тоном произнесла:

– Шарлатанка испугалась камеры, огласки и отдала все деньги! Кай их уже получил. Сказал, что сегодня же встретится с Марком и вернет долг. Мама пока в больнице, ей чистят кровь, так он сказал. Слава богу, что есть на свете добрые люди! А твой отец вообще супер!

Лера молча улыбнулась.

В субботу Ингу Юрьевну выписали. Яна уже с вечера была не в себе от волнения и раздражения, потому что Кай не хотел, чтобы она приезжала.

– Лер, ну что это такое? – возмущалась она по телефону. – Я хотела приехать к ним, ведь завтра суббота! Хотела помочь по хозяйству!

– И ты его пойми, – уговаривала ее Лера. – Кай просто не хочет, чтобы ты во все это вникала. Семейные дела.

– Мы же с ним встречаемся, – продолжала раздражаться Яна.

Кончилось все тем, что она собралась ехать в гости без спроса. И позвонила подруге перед тем, как выйти из дома. Было уже около четырех часов, Лера как раз только что закончила разговаривать с Петей, который активно звал ее на свое выступление. На этот раз их пригласили в самый модный ночной клуб города, который находился за новым торговым центром, и Петя был необычайно горд, что будет выступать на такой престижной площадке. Лере совсем не хотелось туда идти, тем более он пригласил всех своих друзей, в том числе Марка, Сашу и даже Захара.

– Так он же в гипсе! – удивилась Лера.

– И что? – засмеялся Петя. – Танцевать ему это не помешает. А вообще, Лер, он на тебя обиделся. Могла бы и навестить… раненого.

Произнеся последнее слово, он зашелся от смеха.

– Не вижу ничего смешного! – сухо ответила она. – А Кая ты тоже пригласил? – уточнила девушка.

– Нет, – немного удивился Петя. – У него же проблемы с матерью. Марк мне сказал, так что я даже и звонить не стал. А что, надо было? Без него ты не пойдешь?

– Он вообще-то встречается с Яной…

– Точно! – перебил ее Петя. – Надо было попытаться его зазвать! Тогда вы своей компашкой пошли бы! Во, я дурак!

– Не факт! – сухо ответила Лера.

Когда они закончили разговаривать, позвонила Яна. Лера поняла, что, несмотря на решительность в ее голосе, подруга не до конца уверена в правильности своего решения.

– Все ж я поеду, – нервно сообщила она. – Уже собралась и готова к выходу. Что скажешь?

– Не знаю, Ян! Только что звонил Петя, жаждет, чтобы мы все, в том числе и Кай, пришли на его выступление. Сегодня в семь вечера.

– Я боюсь, – будто и не слыша Леру, продолжила Яна, – что, когда я заявлюсь к ним, Кай меня отправит домой!

– Хочешь, чтобы я с тобой поехала? – предположила Лера.

– А ты можешь? – обрадовалась Яна. – Ты тут что-то про выступление Перца только что говорила. Да я толком не слушала.

– Ладно, жди меня у подъезда, – решила Лера. – Я скоро!

Когда девушки вышли из автобуса неподалеку от барачного поселка, Яна уже успокоилась и болтала как ни в чем не бывало. То, что она не одна, придавало ей уверенности, тем более по пути Лера подробно рассказала ей про приглашение Пети и его сомнения насчет Кая.

– Сделаем вид, будто мы шли мимо и заглянули, чтобы просто выяснить его планы на вечер, – говорила Яна, быстро двигаясь между бараками. – Заодно расскажем о концерте Перца.

– Ага, почти из центра города шли мимо, – рассмеялась Лера. – Ты от любви совсем поглупела.

– При чем тут любовь? – раздраженно заметила Яна. – Кай мне нравится. А ты уж сразу – любовь!

Когда они подошли к бараку, Яна остановилась и перевела дух. Ее щеки горели, глаза блестели, видно было, что она сильно волнуется. Она нервно крутила колечко на пальце и все никак не решалась войти в барак. Лера обогнула ее и направилась в коридор. Она постучала в дверь и, услышав тихий отклик, вошла. Яна следовала за ней.

– Ой! – одновременно воскликнули девушки и замерли у порога.

На кушетке возле окна сидела Инга Юрьевна и пила чай. Возле нее примостился Лука. Когда девушки вошли, они оба замерли и теперь смотрели на них с удивлением.

– Здраствуйте! – растерянно произнесла Яна, не сводя глаз с матери Кая.

– Добрый день, – вежливо ответила та. – А вы кто?

Лера смотрела на нее во все глаза. Ингу Юрьевну было невозможно узнать. Ее обычно серое одутловатое лицо посвежело, глаза оказались светло-голубыми и красивой формы, русые волосы с золотистым отливом аккуратно расчесаны и лежали волнами. Несмотря на все еще болезненный вид, она выглядела почти на свой возраст – тридцать пять. Сейчас ей бы никто не дал пятьдесят.

– Мы? – окончательно растерялась Яна.

– Подруги вашего сына, – пришла ей на помощь Лера.

– Да вы проходите, присаживайтесь! – быстро проговорил Лука и вскочил.

– Что-то я вас не знаю, – заметила Инга Юрьевна.

В ее взгляде появилась настороженность.

– Нас не успели познакомить, – ответила Лера и незаметно толкнула в бок застывшую подругу.

– Яна, – очнулась та. – А вас зовут Инга Юрьевна. Мы знаем! К тому же нас уже знакомили. Вы меня совсем не помните?

Инга Юрьевна пристально на нее посмотрела. Но она явно не узнавала Яну.

– Мы вас забирали на машине… – начала та, но Лера толкнула ее в бок локтем.

– В общем, это не важно! – сказала Яна.

– Сколько у нас появилось новых друзей, – заметила Инга Юрьевна. – Вот Яша… Вижу, и вы с ним знакомы. А я узнала о нем недавно. Только мне не очень нравится это прозвище – Лука.

– Мы уже привыкли, – улыбнулась Яна.

Лука подставил к кушетке стулья. Девушки уселись.

– Может, чаю? – тоном любезной хозяйки поинтересовался он.

– А ты тут, смотрю, освоился! – заметила Яна. – Быстро!

– Кай уехал на смену, – сказал он, не ответив на замечание. – Вызвали в автосервис.

– На сутки? – огорчилась Яна. – Что же он мне не позвонил?

– А я решил составить компанию Инге, – продолжил Лука.

– Да-да, – закивала та. – Яша такой милый. И заботливый.

– Вот и отлично! – пробормотала Лера, не сводя с нее глаз.

Она никак не могла прийти в себя от таких разительных перемен, произошедших с женщиной. Лера все вспоминала то бесчувственное жалкое существо, лежащее на кровати без движения – такой она привыкла видеть мать Кая.

– Значит, ты встречаешься с моим сыном? – вдруг спросила Инга Юрьевна и остро глянула на зардевшуюся Яну.

– Лерочка, ты мне поможешь? – поинтересовался Лука. – Пойдем на кухню!

Лера встала. Яна подняла на нее глаза, но подруга ободряюще ей улыбнулась и отправилась вслед за Лукой за занавеску, отделяющую «кухню» от комнаты.

Лука поставил чайник на плиту и достал коробку с печеньем.

– Удивились, что я здесь? – с улыбкой спросил он. – Все получилось случайно. Я заехал, чтобы посмотреть, как наша подопечная…

– Не пойму, в чем твой интерес, – перебила его Лера и села на табурет, притулившийся возле стола.

– Честно? – Лука повернулся к ней. – Интерес у меня чисто профессиональный! Ты же знаешь, что я занимаюсь неигровым кино. А тут такой сюжет. Ингу камера любит. Ты же видела в моем блоге то видео. Оно, кстати, наделало немало шума в наших кругах. Реальная жизнь на экране всегда намного выигрышнее, чем постановочные сюжеты. Так что оставить без продолжения эту историю я не могу. Мне там столько пишут! С позволения Кая я запостил и эту в чем-то юмористическую историю, как он пытался вернуть свои деньги. А уж как мы с ребятами заявились к этой Ефросинии! Я же успел кое-что отснять. Кстати, с моей подачи ею уже заинтересовались компетентные органы. Так что все правильно.

– Вот и хорошо! – улыбнулась Лера. – Сегодня же все отцу расскажу. А то он переживает.

– Ну, Павел Петрович орел! Я им восхищаюсь. Настоящий мужик! Ты можешь им гордиться.

– А я и горжусь, – тихо ответила она.

– К тому же эта Ефросиния промышляла не только якобы избавлением от алкогольной зависимости, она и наркоманов «лечила», и занималась возвратом неверных мужей и жен. В общем, весь комплекс услуг. Ну и заговоренными амулетами торговала. Такие дела!

– Главное, что клиентов у нее много, – заметила Лера. – Мы же видели, сколько машин стояло возле ее коттеджа. Целая очередь!

– Ничего, скоро ею займутся. – ответил Лука. – А я вот рад, что познакомился с вами! Инга… она… мне всегда были интересны такие судьбы. Есть в этой надломленной женщине и страдание, и глубина… И она такая трогательная в своей слабости…

– Лука лукавит, – вдруг сказала Лера.

Он вскинул на нее глаза и рассмеялся.

– Забавная фраза получилась! – заметил он. – Но, может, ты и права! И она мне нравится не только как объект творчества, но и как женщина… Я пока в себе не копался. Но я точно знаю, что Инга меня привлекает как художника. Есть задумка снять кино… Ну да ладно, заранее не буду говорить…

– Слушай, а она снова… – задумчиво начала Лера, – ну… не запьет?

– Все может быть. Я уж Кая не стал расстраивать, он просто на седьмом небе от счастья, что видит мать трезвой. Но я это так не оставлю! Есть мысли…

– Ты можешь чем-то помочь? – обрадовалась Лера.

– В принципе, и тут ей очень грамотно помогли, – после паузы сказал он. – У твоего отца хорошие друзья. Но ты же понимаешь, ее просто вывели из запоя, почистили организм. Но вот психика, тут сложнее… Есть у меня один приятель, тоже режиссерский окончил, после выпуска снял фильм, весьма удачно, даже приз получил на одном престижном кинофестивале, а потом запил. И так сильно, что не мог выйти из этого состояния несколько месяцев. Нервная система не выдержала нагрузок. Фильм снять… Стресс еще тот. Да и сам фестиваль. В общем, я его понимаю. Семья пыталась его лечить… Наступало улучшение, вот как сейчас у нашей Инги, но потом снова с катушек слетал… И опять запои. Вся эта печальная история длилась около года. Затем мать нашла в Подмосковье какой-то монастырь. Там реально помогают алкоголикам, даже есть случаи полного выздоровления наркоманов. Отправили моего приятеля туда. Прошло полгода. И вернулся он абсолютно здоровым. И уже пять лет живет без спиртного, снимает кино, женился, все у него отлично. Вот приеду в Москву, все выясню.

– Ингу Юрьевну туда отправить? – спросила Лера.

– Обязательно! – кивнул Лука.

– Извини, – начала она, но сразу замолчала.

– Говори! – подтолкнул ее Лука. – За что я должен тебя извинять, если ты молчишь?

И он засмеялся.

– Ты вот гуляешь, не работаешь, – после паузы продолжила она, – ведешь свободный образ жизни. А где ты берешь деньги?

– Какая нынче молодежь! – весело рассмеялся он. – Я-то думал, ты сейчас спросишь, где я черпаю вдохновение, есть ли у меня муза… Какие же вы все меркантильные! Ладно, ладно, шучу! – добавил он, видя, что Лера смутилась до слез. – Вопрос закономерный, тем более я понимаю глубинные мотивы. Ты дружишь с Яной, та – с Каем, вот ты и опасаешься, а не в руки ли мошенника попадет его мать.

У Леры и в мыслях не было такого, поэтому она горячо начала все отрицать.

– Чтобы закрыть эту тему, сообщаю, – перебил ее Лука, – я из обеспеченной семьи. Мой отец известный режиссер игрового кино, дед занимался этим же, мать – киновед, читает лекции даже в Америке, в общем, все мы связаны с этой индустрией. В деньгах я никогда недостатка не испытывал. Отец считает, что творческая личность должна искать себя, а не вкалывать с утра и до вечера на каком-нибудь предприятии. И никогда мне в свободе не отказывал и даже ее спонсировал. В Москве у меня отличная квартира, мне ее купили в подарок на восемнадцатилетие, у нас есть и загородный дом. Надеюсь, я тебя успокоил?

Лера просто не знала, что сказать. Ей было так неудобно за свои бестактные расспросы, что она встала, взяла поднос и вышла в комнату.

– А вот и чай! – радостно проговорила Инга Юрьевна.

Они с Яной, видно, уже нашли общий язык. Обе выглядели раскрасневшимися, но довольными.

– Девушки! – спохватился Лука. – А ведь я тортик принес! И совсем забыл!

Он раскрыл свою сумку и достал коробку с вафельным тортом.

– Раньше я очень любила вафли, – тихо заметила Инга Юрьевна.

– Сейчас порежем, – улыбнулся Лука.

Закончив пить чай, девушки засобирались домой.

– Яночка, я всегда тебе рада! – с улыбкой сказала Инга Юрьевна. – Приходи к нам почаще!

– Хорошо, – зарделась Яна.

– Пока, девчонки! – попрощался Лука.

Выйдя на улицу, они переглянулись и рассмеялись.

– Слушай, а Лука, кажется, запал на Ингу! – заметила Яна.

– Возможно… Правда, он мне объяснил, что она заинтересовала его как режиссера, – сказала Лера. – К тому же она его старше!

– На какие-то семь лет?! – пожала плечами Яна. – Сейчас на такую разницу никто и внимания не обратит! А она посвежела и похорошела!

– Да, – кивнула Лера. – И оказалась очень даже симпатичной!

«Герой нашего времени»

Последний день занятий был суматошным. Беззаботная атмосфера летних каникул так и витала в школе. После уроков Лера и Яна припустили со двора чуть ли не бегом, хотя одноклассники кричали им вслед, предлагая «отметить свободу». Но девушки даже не оглянулись. У них уже несколько лет была своя традиция отмечать окончание учебного года. Если позволяла погода, они отправлялись на городской пляж, если было холодно и пасмурно, сидели в кафе. Сейчас было всего три часа дня, и солнце жарило по-летнему.

– Я вчера прочитала на нашем городском сайте, что на речке открылся первый платный пляж, – протараторила Яна. – Может, махнем туда?

– Запросто! – весело ответила Лера.

Ее настроение было лучезарным. Отметки отличные, на факультете испанского преподаватель ее очень хвалила, особых заданий на лето не имелось, с парнями Лера разобралась и ощущала легкость и беззаботность. Впереди летние каникулы! Что может быть лучше!

Девушки разошлись по домам, договорившись встретиться через полчаса. Им не терпелось скорее отправиться на пляж и оказаться у воды. Дома никого не было, Лера бросила свою школьную сумку прямо на пол и открыла шкаф. Она решила продемонстрировать Яне новый купальник, который приобрела в апреле для поездки с отцом в Египет. На курорте она надевала его всего несколько раз. Он был сильно открытым, ярко-бирюзового цвета, со смешными разноцветными бусинами на кончиках завязок. Надев купальник, Лера положила в плетеную сумку пляжное полотенце и еще кое-какие необходимые вещицы. Натянув короткие шортики и топик на лямках, сунула ноги во вьетнамки и вышла из квартиры. Двор заливало солнце, девушка медленно пошла к Яниному подъезду. В этот момент из-за угла дома вывернул Захар. Лера замерла, не зная, что делать. Видеться с ним ей совершенно не хотелось. С тех пор как они расстались, она всячески избегала общения, и ей это с успехом удавалось. Захар жил неподалеку, через две улицы. Сейчас он находился на больничном и, видимо, просто вышел погулять. Так решила она, глядя, как Захар двигается в ее сторону. Его загипсованная рука болталась на повязке, перекинутой через плечо. Лера тряхнула волосами, подумала, что глупо делать вид, будто она его не замечает, и пошла навстречу. Захар, поняв, что она не собирается избегать общения, заулыбался и замахал ей здоровой рукой. Они встретились возле соседнего с Янкиным подъезда. Там имелась лавочка с удобной спинкой, к тому же она находилась в тени. За ней росла огромная рябина.

– Привет! – как ни в чем не бывало сказал Захар. – Куда собралась?

– Привет! – настороженно ответила она и кивнула на скамью: – Присядем?

Они опустились на сиденье, причем Захар старался устроиться вплотную к Лере, но она незаметно отодвинулась.

– Сегодня последний день в школе, – начала Лера, решив говорить с ним исключительно дружеским тоном. – А мы с Янкой обычно сразу на пляж. Вот и сейчас пойдем. Она должна уже скоро появиться!

– Везет! – вздохнул он. – Погода просто отличная. Но вода наверняка еще не прогрелась.

– Ничего, позагораем, по бережку походим, – улыбнулась Лера. – Как твоя рука?

– Да ужас! – нахмурился он. – Кость так ноет! Кожа под гипсом уже чешется. Да еще не работаю, а мне ведь кредит за машину выплачивать. Осталось всего полгода, и тут такое. У меня еще и частная клиентура имеется, но пришлось всех отодвинуть. Сам виноват! Ты прости меня, Лер, – тихо добавил он. – Не знаю, что тогда на меня нашло. Написал всякие гадости. Прости! Я сильно раскаиваюсь! Правда! И правильно мне Марк тогда двинул! У меня сейчас много свободного времени, так что размышляю обо всем, многое переоценил. И жалею, что потерял такую замечательную девушку, как ты!

– Значит, так лучше для нас обоих, – после паузы ответила Лера.

– Не вернешься? – тихо спросил он. – Ты сейчас с Перцем?

– Одна, – спокойно произнесла она и посмотрела в его глаза.

Захар моргнул, покраснел и улыбнулся.

– Сейчас летние каникулы, – заметил он. – Неужели не хочется погулять с хорошим парнем?

– На себя намекаешь? – засмеялась она.

– А чем я плох? – немного кокетливо спросил он. – Кстати, чего не стрижешься? Форма уже потеряна, волосы сильно отросли, да и корни необходимо подкрасить.

Он привстал и деловито оглядел голову Леры. Она прыснула.

– Ты даже со сломанной рукой – парикмахер! – заметила Лера.

– А ты думала! Специфика профессии. Иногда даже в автобусе смотришь на сидящую напротив женщину и так и видишь, какая бы ей стрижка подошла.

– Хочу вернуть свой светло-русый цвет, – сказала она. – Надоел темный, да и красить волосы не хочется. А вон и Яна!

Лера встала и махнула рукой вышедшей из подъезда подруге. Та замерла на миг, глядя во все глаза на Захара, потом быстро двинулась к ним. На ее лице читалось изумление.

– Так-так, – сказала Яна. – Кого мы видим в нашем дворе! Привет, взломщик чужих блогов!

– Привет! Я уже попросил прощения. – Захар опустил голову.

– И думаешь этим отделаться? – грозно спросила Яна. – Да я сама бы тебе кое-что сломала!

– Ладно, Захару и так нелегко, – с жалостью произнесла Лера. – Рука болит, да еще и в вынужденном отпуске.

– Не вижу, чтобы особо засиделся! Когда гипс снимут?

– Через неделю обещали.

– Вот и хорошо! Лер, пошли? Окунуться хочется, сил нет!

– Девчонки, вода еще холодная! Посидите лучше со мной! – состроив умильную гримасу, попросил он.

– Да ты что?! – возмутилась Яна и потянула подругу за руку. – Сегодня последний день учебы. Дай нам насладиться первыми часами свободы! Пляж, песок, вода, и не нужно больше думать об этих ужасно надоевших уроках! И тем более о парнях, которые любят надоедать, – с намеком добавила она.

– Пока, Захар! Выздоравливай! – ласково произнесла Лера.

– Можно я тебе позвоню? – спросил он.

– Нет! – отрезала она и пошла рядом с Яной.

– Жалкий он какой-то, – тихо проговорила та.

– В гипсе не очень-то весело, – ответила Лера. – Но знаешь, не хочу больше о нем думать. Захар в прошлом!

– И правильно! – поддержала ее Яна.

До нужного места девушки доехали на маршрутном такси. От остановки всего десять минут пешком, к тому же путь пролегал по тенистой аллее, ведущей к кассам.

– Надо же! И правда, платный, – заметила Яна. – Может, найдем дыру и так пролезем?

– А где ты видишь ограждение? – весело поинтересовалась Лера.

– Точно! – удивилась Яна, глядя на покатый берег, усыпанный мелким, желтоватым, чистым на вид песком. – Что-то я не пойму.

Но когда они подошли к кассам, то выяснилось, что плата взимается только за пользование шезлонгами и зонтами, а так вход свободный. Подруги переглянулись, решили, что на полотенцах загорать привычнее, и быстро двинулись к воде, выбирая место. Они остановились почти у края пляжа, где народу было поменьше. К тому же два развесистых тополя давали тень.

– Тут! – решила Яна и бросила сумку на песок.

– Но тут тени много, – заметила Лера, оглядываясь.

– Наоборот, хорошо – не сгорим, – ответила Яна и расстелила полотенце.

– Так уже дело к пяти, солнце слабое.

– Ага, вечером, когда покраснеешь, как вареный рак, тогда поймешь, какое оно слабое! – засмеялась Яна и скинула сарафан.

Лера стянула одежду и остановилась перед подругой.

– И правда, какой эффектный купальник! – восхитилась та. – Он даже лучше выглядит, чем на фотках из Египта.

– Какие симпатичные девушки! – раздались голоса.

Из воды выходили несколько парней и улыбались, глядя на них.

– Не знакомимся? – спросила Яна подругу. – Они ничего, спортивные!

– Нет. Решили же! – твердо ответила Лера, хотя парни выглядели симпатичными и дружелюбными. – У тебя Кай!

– А ты? – не унималась Яна.

Но Лера не ответила. Она расстелила полотенце на солнце и улеглась на живот. Яна устроилась рядом.

– Спустить лямочки, – заметила Яна, – а то полоски останутся! А лучше бы вообще голышом позагорать. Эх, жаль, нет у нас нудистского пляжа!

– Да зачем тебе? – рассмеялась Лера. – Ты ведь не стриптизерша, чтобы стараться загореть ровно.

– Ну мало ли… – туманно ответила Яна.

– Чего?! – расхохоталась та. – Решила на каникулах подработать?

– Да ну тебя! – шутливо толкнула ее Яна. Затем придвинулась и зашептала: – Я вот все думаю… может, пора? Все же шестнадцать. Помнишь, ты как-то писала в старом дневнике про пубертатный период. Так он у нас уже давным-давно, а мы все…

– Ты про что? – Лера сделала вид, что не понимает. – Про стриптиз? Пора начать им заниматься?

Ей сейчас совсем не хотелось обсуждать тему секса. Солнце припекало, по телу уже побежало приятное тепло, хотелось расслабиться, закрыть глаза и ни о чем не думать. Но Яна в данный момент была не на одной волне с подругой, ее так и подмывало поговорить о сексе.

– Лерка, не прикидывайся! – ответила она. – Ты же знаешь, о чем! Кай остался один. Сестричка на все лето в деревне, а Ингу Юрьевну забрал с собой Лука. Кстати, она не очень-то и сопротивлялась. Доверилась ему полностью. Сама, видно, хочет избавиться от этой зависимости!

– Так она, кажется, сейчас совсем не пьет, – заметила Лера.

– Вот и нужно закрепить успех! – довольно проговорила Яна. – А Лука оказался таким заботливым. Возится с ней, как с родной. Ты бы видела, как она изменилась! Я была у них перед самым ее отъездом. Так Инга даже косметику у меня попросила. Представляешь? Хотела быть красивой… для Луки. Она уже и так помолодела… вернее, стала выглядеть на свой возраст. Кай так рад!

– Бедный парень, – со вздохом заметила Лера. – Надо же, сколько ему пришлось пережить!

– Ничего. Теперь все будет хорошо, – уверенно заявила Яна. – Ведь я с ним! Даже думаю, а не переехать ли мне пока к нему?

– Ты что! – испугалась Лера. – С ума сошла? Поселишься вместе с парнем? И мать разрешит?

– Не очень-то она у меня разрешения спрашивала, когда с отчимом поселилась! – резко проговорила та.

– Сколько будет длиться эта непонятная вражда? – сказала Лера и перевернулась на спину.

Она чуть сдвинулась, чтобы лицо оказалось в тени. Закинув руки за голову, принялась смотреть на кусочки неба, голубеющие между листьями. Яна легла на бок, подперев рукой голову. Сорвала травинку и начал щекотать живот подруги. Та поежилась и засмеялась.

– Прекрати! – не выдержала Лера. – Ты же знаешь, я не выношу щекотки!

– Вот и я такая же недотрога, – со вздохом констатировала Яна. – А пора бы задуматься о физической близости. Если я перееду к Каю, а он не возражает, то между нами все произойдет. И наконец-то я лишусь невинности!

– А тебе так хочется? – спросила Лера и повернула голову, вглядываясь в лицо подруги.

– Наверное, – беззаботно ответила та и рассмеялась. – Кай мне очень нравится! Это первый парень, с которым я почти не ссорюсь, у нас полное взаимопонимание, к тому же он чуткий и внимательный. Может, я даже влюблена в него.

– Смотри, Янка. А вдруг ты просто хочешь уйти из дома? А тут такой удобный случай. Не стоит только из-за этого ложиться в постель с парнем. Я тоже часто об этом думаю, но все представляю себе, что самый первый раз будет каким-то особенным и только с любимым человеком!

– А я решила, что будет так, как будет! – ответила Яна. – Лучше чудес не ждать. К тому же девчонки только об этом и говорят! У меня уже такое ощущение, что мы с тобой последние девственницы в классе.

– А ты слушай больше! – хмыкнула Лера. – Не собираюсь идти на поводу стереотипов. Буду делать только так, как сама считаю нужным! Знаешь, мне кажется, что, когда время придет, все случится естественно.

– Вообще-то боязно, – прошептала Яна. – В фильмах все так красиво, но вот в реальности… Я провела с Каем ночь в одной постели, ну ты помнишь, тогда… Конечно, не было ничего такого. Но мы целовались перед сном, обнимались. Он был в одних трусах. И не заметить, как сильно и быстро он возбудился, было невозможно.

– И что ты почувствовала? – с любопытством спросила Лера.

– Я, конечно, не смотрела, хотя было интересно, что там у него, – после паузы ответила та. – Но видеть, как парень краснеет, как расширяются его глаза, чувствовать его возбуждение, слышать, как дрожит его голос, приятно. Это заводит. Страсть передается. Я тоже сильно возбудилась. Но дальше поцелуев мы не зашли. И вот сейчас я все время об этом думаю! И вообще хочется ощутить себя взрослой. Представь, я буду готовить ему еду, ждать с работы, кормить ужином, затем мы вместе будем смотреть телевизор, сидя на диване в обнимку. Спать вдвоем. Мурашки по коже, как представлю!

– Странно, – после паузы сказала Лера, – ты ведь описала каждодневную жизнь обычной семейной пары. И с таким восторгом! Только вот что-то парам быстро приедается такая жизнь. Только и слышишь со всех сторон о рутине повседневности и что «брак убивает любовь». Еще Маяковский сказал: «любовная лодка разбилась о быт».

– Ничего, – с вызовом проговорила Яна, – моя лодка не разобьется! – и без паузы добавила: – Бог мой, ты только посмотри! Вот это кадр!

Лера развернулась. По пляжу в их сторону шла компания из трех человек, но в глаза сразу бросался высокий парень весьма специфического вида. Он был в черных купальных плавках-стрингах, босой, но в длинном черном развевающемся халате-балахоне, небрежно накинутом на плечи. Мало того, на нем был парик из искусственных торчащих в разные стороны угольно-черных волос. Обильная косметика довершала образ фрика. Рядом с ним шли Перец и Воронка.

– Черт! – испугалась Лера. – Только Пети тут не хватало. Мне совсем не хочется общаться!

Но было уже поздно, он заметил подруг и радостно заулыбался, сняв бейсболку и замахав ею. Его уже узнали. Несколько девушек устремились к нему. Петя тут же принял картинную позу. С ним начали фотографироваться, девушки просили расписаться прямо на их телах, пытались его поцеловать. Лера видела, насколько Варя недовольна таким ажиотажем. К тому же на нее никто не обращал внимания. Она словно оставалась человеком-невидимкой, а ведь Воронка полноправный член дуэта. Фрик игнорировал импровизированную фотосессию, хотя Лера заметила, что и на него девушки бурно реагируют. Он что-то спокойно им отвечал, отмахивался от фотоаппаратов, затем достал из черной с белым нарисованным черепом сумки красно-черное полотенце и расстелил его. Даже не скинув балахон, улегся на живот. Варя устроилась рядом и начала что-то оживленно ему втолковывать.

– Слушай, я, кажется, знаю, что это за «черный человек»! – сказала Яна. – Мрак Мракович, так он себя называет. Он главная звезда в новом театре ужасов, который открылся в январе. Учится вместе с Перцем в колледже культуры на режиссерском, я читала про него и этот театр на сайте группы. И фотки видела. Только в таком густом гриме его узнать трудно. Он постоянно в образах, даже на занятия так приходит. Его настоящего лица никто не видел.

– Рекламный трюк, – засмеялась Лера. – Эпатаж всегда беспроигрышный ход для привлечения публики.

Петя в этот момент, наконец, закончил фотографироваться и устремился к девушкам. Лера села и машинально поправила растрепавшиеся волосы.

– Привет, подружки! – весело поздоровался он, присев на корточки и заглядывая Лере в лицо. – Рад, что и вы здесь! Крутой пляж! Наконец-то у нас в городе появилось такое цивильное место. Здесь даже песок стерильный!

– Да ладно! – засмеялась Яна.

– Отвечаю! – закивал он. – Обработанный каким-то специальным составом, чтобы дезинфицировать от всяких там микробов и кишечных палочек! Читал про это на сайте.

Петр, не дождавшись приглашения, бросил сумку на песок и сел рядом, вытянув ноги.

– Твои друзья вон там расположились, – с намеком проговорила Лера, глядя на вытянувшуюся в их сторону Варю.

Она махнула ей рукой. Варя улыбнулась и тоже подняла руку в приветствии. Фрик приподнялся и посмотрел на них.

– Колоритный у тебя дружок! – сказала Яна. – Трудно не заметить! Сразу выделяется из толпы. Даже на пляже! – добавила она и рассмеялась.

– Мой приятель, – пояснил Петя, – вместе школе учились. И сейчас в одном колледже. Только он на курс старше. Зовет меня участвовать в новой постановке в их театре.

– Ужасов! – усмехнулась Яна.

– Так вы в курсе? – заулыбался он.

– Видела в сети, – нехотя ответила она.

– Круто! Постановка будет на модную нынче тему оборотней. Хотите познакомлю? – неожиданно предложил Петя.

– Да зачем… – растерянно проговорила Лера.

Но Петя уже встал и ушел к друзьям.

– Вот и побыли в одиночестве! – хмуро заметила она.

– Зато познакомимся с нашими местными звездами, – задорно ответила Яна. – Сейчас я этого Мрака Мраковича на мобилу сниму, потом у себя в блоге выложу. Все упадут!

Она открыла телефон и сделала пару снимков. Петя что-то быстро говорил друзьям, фрик поднял голову, затем встал, но Варя с места не двинулась. Ей явно не хотелось никуда переходить.

Парни подошли к подругам. Петя всех представил. Яна сделала еще пару снимков. Мрак поморщился, но промолчал. Лера не могла отвести взгляда от его лица, густо намазанного гримом. Тональный крем был белого цвета, губы черными, один глаз с красной цветной линзой, другой – карий, но с приклеенными очень длинными ресницами. Она подумала, что в паре с Яной в некоторых ее образах они смотрелись бы весьма гармонично. Правда, последнее время та наносила намного меньше макияжа, чем обычно, и практически отказалась от образа «компьютерной герл».

– Присаживайтесь, чего маячите? – недовольно сказала Яна. – А то сейчас снова набегут поклонницы!

– Как тебя зовут? – неожиданно поинтересовалась Лера, глядя на фрика. – Как-то дико обращаться к тебе Мрак, да еще и Мракович!

– Мрак Мракович, – хмуро ответил тот и постелил полотенце рядом с ней.

– И плащ бы снял, – заметила Яна и прыснула.

– Он в образе, – пояснил Петя, устраиваясь рядом. – Так нужно для пиара.

– Ну не на пляже же! – сказала Лера. – Здесь, мне кажется, все одинаково выглядят, тебя в плавках и без грима никто бы не узнал.

– Ты не понимаешь! – весело произнес Петя. – Никто не видел настоящего лица Мрака Мраковича, никто не знает его имени… так надо…

– Туману напустили! – рассмеялась Яна. – В колледже-то знают и имя и фамилию, да и фотография в личном деле наверняка без грима! Тебя, кажется, Варя зовет, – добавила она.

Петя обернулся и махнул в ответ рукой.

– Сорри, – сказал он, – пойду выясню, что там у нее случилось.

Он ушел к Варе.

– Надоело ей одной, вот и все, что случилось, – со смехом заявила Яна. – Могла бы сразу к нам перебраться.

Зазвонил ее мобильный. Яна глянула на дисплей, заулыбалась, пробормотала: «Кай!» – и ушла за деревья.

– Так, значит, ты та самая Лера? – вдруг спросил фрик и перевернулся на спину.

Полы его балахона распластались по яркому полотенцу, словно крылья огромной черной птицы.

– В смысле «та самая»? – удивилась Лера.

– Из-за которой парням руки ломают, – усмехнулся он.

– Ты знаешь Захара?

Но фрик не ответил. Он резко встал и протянул ей руку, Лера уцепилась за нее, сама не понимая, зачем.

– Прогуляемся по кромке воды? – предложил он. – Жарко!

– Еще бы! – улыбнулась она. – На улице вообще-то лето. А ты в парике и в халате.

Он спустился к воде, Лера двигалась за ним. Ей на самом деле захотелось охладить хотя бы ноги. Солнце сильно припекало, от разогретого за день песка шел жар.

– Наши друзья заняты своими неотложными делами, – сказал фрик. – Воронка злится, что вся слава достается Перцу, и нигде не дает ему покоя, твоя подружка увлечена разговором с неким Каем. Прикольное имя!

– Его зовут Аркадий, – хмуро заметила Лера и попробовала ногой воду. – Холодная!

– Прозвище, значит, – заулыбался он.

– Как тебя зовут? – повторила вопрос Лера. – Обещаю, что никому не скажу!

– Вова, – ответил он.

И это простецкое «Вова» настолько не вязалось с его обликом, что Лера не выдержала и прыснула.

– Не вижу ничего смешного! – обиделся он.

– Извини, это я так, – спохватилась она. – Нервное. Сегодня последний день в школе, сам понимаешь!

– Везет! – вздохнул Володя. – А у нас еще зачеты, экзамены. До конца июня париться будем. Хорошо, что мне хоть практику проходить не нужно. Мне за театр сразу все практики проставили.

– И как педагоги? – поинтересовалась она. – Не в ужасе… от твоего театра ужасов?

– Наоборот! – оживился он. – Препод по режиссуре считает, что это отличная идея! Приходи к нам на спектакль. Вообще-то это скорее миниатюры, в одно действие. Петю вот наш режиссер пригласил, хочет воспользоваться его всевозрастающей популярностью. Правда, я уверен, что рэп – это не его.

– Мне тоже так кажется, – согласилась Лера. – Хотя я была только на одном их выступлении. А что у вас за новая постановка?

– Интересуешься? – заулыбался он. – Любишь ужасы? Фильмы смотришь?

– Не особо, – призналась Лера. – Больше люблю драмы, классику.

– Неординарно, – заметил Володя. – А постановка будет про оборотней. Но я уже упоминал. Ты невнимательно слушала.

Они медленно шли по берегу. Лера ступала по воде, он двигался рядом. На них обращали внимание. Какая-то девушка делала фотографии, наводя на них объектив.

– Тебя это не утомляет? – поинтересовалась Лера и повернула обратно.

– Это часть моей профессии, – спокойно ответил он. – Поэтому стараюсь не обращать внимания.

Они прошли мимо тополей, Яна по-прежнему болтала по телефону, но Петя уже вернулся и лежал на полотенце.

– Идем к нему? – уточнила Лера.

– Лучше прогуляемся!

Она пожала плечами и двинулась дальше. Они зашли за территорию пляжа, насыпной песок закончился. Здесь река делала изгиб, образовалась небольшая заводь, сплошь заросшая камышом и затянутая ряской. Запахло тиной. Лера остановилась, идти дальше ей расхотелось. Володя повернулся к ней и заглянул глубоко в глаза.

– Ты чего? – смутилась она.

Ей было немного неприятно смотреть в его красный глаз. Линза на солнце горела, и от этого становилось не по себе.

– Да вот пытаюсь отгадать твою загадку.

– Нет никаких загадок! – быстро ответила она, ощутив непонятное смущение. – Я обычная девушка, живу с родителями, только что закончила десятый класс и перешла в одиннадцатый. Что ж тут такого таинственного?

– Из-за обычной девушки основательный, серьезный не по годам парень Марк не будет ломать руку своему приятелю!

– Ты знаешь Марка? – спросила Лера.

Ее смущение усилилось. Она уже давно сделала вывод, что если в классе хотя бы двое парней влюбляются в одну и ту же девочку, то начинается какая-то странная цепная реакция. Другие парни вдруг решают, что она особенная и им тоже необходимо обратить на нее внимание, и начинают активно за ней ухаживать. Одноклассницы злятся, не понимая причину такой популярности одной из них, особо, на их взгляд, ничем не выделяющейся, а парни продолжают соревноваться. И даже если девушка выделит кого-то из парней и начнет с ним встречаться, то все равно титул особенной, необыкновенной и желанной еще долго останется за ней. Видимо, сейчас происходила та же история. То, что Марк какое-то время за ней ухаживал, послужило приманкой для Захара… Остальные парни из этой компании тоже обратили внимание на Леру, решив для себя, что она особенная. Сработал «стадный», как его про себя определила Лера, принцип. И даже фрик пытался при первом же с ней знакомстве понять, что же в ней особенного.

– Я вхож в компанию, – ответил Володя. – Из-за Пети и Вари. Поэтому знаком со всеми, правда шапочно. Тусили вместе несколько раз. Но мне эти ребята показались обычными, скучными. Бездельница Саша, ее парень – себе на уме молодой человек Марк, интеллектуал Женя, парикмахер Захар. Такие разные! Однако я заметил, что им хорошо вместе. А это немаловажно в наше время, когда все разъединены.

Леру удивила точность и краткость характеристик, которые Володя дал ребятам. Его наблюдательности можно было позавидовать. Но ведь он учился на режиссера. И уже работал как актер, а это, видимо, было определяющим в формировании его личности. К тому же Володя должен был цепко схватывать особенности характеров, чтобы потом привносить черты реальных людей в заданные образы.

– И вдруг в таком тихом омуте появляется девушка Лера, – задумчиво продолжил он. – И в него словно камень падает… только брызги летят! Так что же в тебе такого особенного?

Володя приподнял ее руки за кончики пальцев, затем развел их в разные стороны, словно собрался танцевать менуэт.

– Глупости какие! – сказала она, не в силах справиться со смущением и начинающимся раздражением от его непонятного, показавшегося ей манерным поведения.

– Я в таком запоминающемся образе, – не ответив, продолжил Володя, – за такой яркой маской… И моя цель – пристроить во всех чертах таинственную личность странного парня Мрака Мраковича… Но что я вижу? Обычная девчонка, с симпатичной мордашкой и изящной фигуркой, одетая в обычные вещи, оказывается намного более таинственной, чем я, король эпатажа!

– Да ну тебя! – разозлилась Лера. – Совсем ты, видно, с этим театром ужасов с катушек съехал! Видишь меня первый раз в жизни и уже такие выводы делаешь. Я самая обычная, так что не тревожься. Никто тебе конкуренцию составлять не намерен. Оставайся самым загадочным человеком в нашем городке. Главное, девушки-фанатки в восторге.

– Нет, я должен с тобой пообщаться! – не унимался Володя. – Я должен проникнуть в эту тайну по имени Лера! Пете ты нравишься, он часто про тебя говорит. И я поневоле начал думать об этой неизвестной мне девушке. И вот такая встреча. Это знак.

– Вы чего тут застряли? – раздался голос Яны.

Она подошла к заводи и втянула носом воздух.

– Фу, как тут воняет тухлятиной! – сказала она. – Лер, пошли! А Мрак Мракович пусть остается. Среди лягушек ему, наверное, весело. Еще и тебя к этому болотцу притащил. Нашел место для прогулок с девушкой.

Лера засмеялась, отняла руки у Володи и быстро пошла за Яной.

– Чего он к тебе прицепился? – недовольно поинтересовалась та и обернулась.

Володя стоял у заводи, скрестив руки на груди и глядя вдаль с отсутствующим видом. На уходящих девушек он уже не обращал никакого внимания.

– Сама не знаю! – засмеялась Лера. – Он уже про меня наслышан. Сломанная рука Захара покоя не дает.

– Ничего, – сурово произнесла Яна. – Будет этим парням наука. К тому же Захар сам упал, никто ему специально руку не ломал. Так что пора бы забыть обо всей этой истории. Лер, а ты его уже правда простила? Вы так мило беседовали на лавочке, когда я подошла. Я бы не смогла так быстро забыть его пакости!

– Почти простила, – после паузы ответила Лера. – Знаешь, вначале я была просто в бешенстве, самой хотелось ему что-нибудь сломать. Трудно избавиться от такого негатива. Но я уже давно поняла, часто читала об этом у классиков, что зло, которое ты носишь внутри себя, делает хуже только тебе, разъедает изнутри. Так что лучше сразу избавляться от обид, зависти, ревности и тому подобного. Поэтому стараюсь прощать.

– Ты просто какая-то идеальная! – заметила Яна и вздохнула. – А я вот злопамятная!

– Ладно тебе! – отмахнулась Лера.

Они подошли к своим полотенцам. Петя по-прежнему лежал на животе, девушкам показалось, что он уснул. Варя уже переместилась к ним и слушала плеер. Когда они подошли, она заулыбалась.

– Не иначе рэпом наслаждаешься? – сказала Яна. – А вот мне всегда казалось, что не девичье это дело читать рэп.

Варя выдернула наушники и звонко пропела:

Останься белым снегом на моей руке,
Каплей света, шепотом нежным в груди.
Не уходи! Я же слышу,
        что любовь твоя еще дышит —
Ты не обманешь себя.
Знаю, знаю, что любишь меня…
Ты меня…

– Классно! – восхитилась Яна. – Это же «Принцесса Авеню»!

– Да, хит «Ирония любви», – закивала Варя. – Это моя самая любимая группа!

– Так они же рок исполняют! – удивилась Лера.

– А где я вам в нашем городке возьму девичью роковую группу? – ответила Варя. – Вот и приходится рэп читать! К тому же Петька у нас уже звезда. Даже здесь от фанаток не успеваем отбиваться. Я ему говорила, что пора частный пляж заиметь с охраной. А куда вы Мрака подевали?

– Стоит у какого-то болота и медитирует на жаб, – ответила Яна и расхохоталась.

– Ну, это в его стиле! – заулыбалась Варя.

– До чего же девчонки болтать любят, – раздался хмурый голос, и Петя поднял голову. – Только и трындят!

Его лицо выглядело заспанным.

– А ты сюда спать пришел? – возмутилась Варя.

– Мы же вчера до полуночи выступали, а потом ты домой отправилась дрыхнуть, а я, между прочим, до утра культурологию зубрил.

К ним робко приблизились три девушки. Петя сразу бодро сел.

– Можно с вами сфотографироваться? – запинаясь от смущения, спросила одна из них.

– Конечно! – широко улыбнулся Петя и поправил взлохмаченные волосы.

– Ян, пойдем домой? – тихо спросила Лера. – А то меня что-то весь этот филиал колледжа культуры уже утомлять начинает. Сейчас еще и Мрак явится.

– И правда! – поддержала ее Яна. – К тому же я сегодня еду к Каю! Он сказал, что вернется пораньше. Хочу остаться на ночь!

– Так значит… – прошептала Лера.

– Не грузись! – засмеялась Яна и подняла полотенце. – Все ведь от меня зависит. Что захочу, то и будет!

– А мать разрешит у парня оставаться?

– Опять ты за свое. – Она принялась складывать вещи в сумку, затем натянула сарафан. – Я уже все тебе по этому поводу сказала!

– Вы куда? – удивился Петя, который уже раздал автографы и попозировал для поклонниц.

– Нам пора! – бросила Яна. – Дела! Привет Мраку Мраковичу. Прикольный чел!

Девушки ушли с пляжа. Пока добирались домой, обсуждали нового знакомого.

– А вообще-то мне он понравился, – заявила Лера. – Интересно рассуждает, да и творческая личность.

– Фрик? – изумилась Яна. – Тебе только этого не хватало!

– Он пригласил нас на спектакль, – сообщила Лера.

– Нас? – засмеялась Яна. – Наверное, одну тебя. Думаю, он уже забыл, как меня зовут. Ох уж эти мне эпатажные личности!

Во дворе подруги расстались. Яна сказала, что только забежит домой, переоденется и сразу поедет к Каю.

– Ты уж прости, что бросаю тебя в такой день, – немного виновато проговорила она, взяв Леру за руку. – Но сегодня все кувырком! Даже на пляже не удалось расслабиться! И в кафе мы точно не попадем. Но если ты очень хочешь, можно посидеть с полчаса. А уж потом я к Каю поеду.

– Нет, что ты! Зачем же тебе нарушать свои планы? Я домой! Хочется побыть в одиночестве. Родители укатили на дачу на выходные. Может, завтра к ним присоединюсь. Там пруд есть, тоже загорать можно. А вообще, Ян, как-то надоело каждый год одно и то же! После школы меня сразу отправляют или в деревню, или в папин пансионат от завода, или заставляют сидеть на даче.

– И не говори! – вздохнула Яна. – Я вот на море который год хочу, но мать ни в какую. Ничего! В Москву-то точно съезжу! Кай выпросил отпуск на две недели во второй половине июня, поедет мать навещать. Лука пообещал, что жить он будет у него. Вот хочу с ним.

– Здорово! – обрадовалась Лера. – Я, может, тоже поеду в Щербинку к тете Фае.

– Давай с нами! – воодушевилась Яна. – Щербинка-то, считай, Москва.

– Точно! Ну ладно, потом решим. Ты же не навеки уезжаешь в барачный поселок, – добавила она и рассмеялась.

Подруги расцеловались и разошлись.

Лера открыла дверь квартиры. Тишина ее обрадовала. Сегодня была пятница, и она боялась, что отца могли задержать на работе, и родители все еще не уехали. На зеркале белела записка.

«Дочка, – прочитала Лера, – мы уехали! Можешь завтра к нам присоединиться. Но на всякий случай я приготовила еду на два дня. Если не приедешь, не обидимся. Понимаем, что ты хочешь погулять с друзьями. Целуем!»

– Вот и отлично! – пробормотала она. – Завтра видно будет. Но ехать на дачу нет никакого желания.

После того как Лера приняла душ и поужинала, она просто не знала, чем себя занять.

Странная пустота образовалась в душе. Она всегда, чуть ли не с первого класса проводила последний день занятий с Яной. Это была нерушимая традиция. И вот все изменилось. Ей было грустно, словно из ее жизни ушло что-то с детства привычное и от этого родное. И в то же время Лера понимала, что сейчас для подруги Кай важнее, поэтому старалась преодолеть легкие приступы ревности и искренне порадоваться за нее.

Вздохнув, Лера решила пообщаться с ребятами в сети. Открыла ноутбук и зашла в свой блог. Ответив на несколько новых комментариев, появившихся под ее последней записью, побродила по дневникам друзей, почитала посты. Почти все они были посвящены предстоящим каникулам. Ребята делились планами, рассказывали, кто куда поедет. Практически все собирались брать с собой ноутбуки и выкладывать фотографии по ходу путешествий.

Затем Лера набрала в поисковой системе слова «театр ужасов» и «Мрак Мракович». Ей было любопытно почитать о своем новом знакомом. Появилось немало ссылок, в том числе и на персональный сайт Мрака. Это ее удивило. Свой сайт говорил о серьезном подходе. Оформление было эффектно-мрачным. Заливка фонов в основном черная или густо-фиолетовая. На главной странице она увидела весьма колоритные портреты Володи в различных образах. И везде он в таком густом гриме, что понять, как он выглядит в естественном виде, было невозможно.

«А вообще это очень удобно, – поняла Лера, изучая кудрявый серебристый парик в стиле кавалеров XVII века, нависающий ему на покрытое гримом лицо, и расшитый блестками камзол темно-пурпурного цвета. – За такими масками и костюмами можно прятаться всю жизнь. И когда Володя выходит на улицу в обычном виде, то сливается с толпой, и никто на него не обращает внимания».

Она почитала статьи о спектаклях, посмотрела фотографии. Театр ужасов ее впечатлил даже на снимках. Это было мрачное зрелище: актеры в настоящих на вид гробах, скелеты, стоящие на авансцене, висящие прямо в зрительном зале черепа в какой-то отвратительной на вид паутине. Полюбовавшись на Володю в черном балахоне, с нарисованными белой краской костями, Лера вздохнула и вышла из фотогалереи. Она открыла страничку фан-клуба и вздрогнула, увидев себя. Верхняя запись гласила:

«Всем! Всем! Свежачок! Наш неприступный Мрак Мракович был замечен сегодня гуляющим с девушкой по нашему платному пляжу. Кто она, выяснить не удалось. Его друг рэпер Перец отказался комментировать эти снимки. Как вы сами видите, девушка хорошенькая, но самая обычная. Так кто же она? Интрига!»

На фотографии Лера шла рядом с Володей по кромке воды. Ее лицо было повернуто к собеседнику, волосы растрепались на ветерке. Володя выглядел эффектно и здесь. На фоне голубой сверкающей воды и желтого песка его длинный черный балахон сразу бросался в глаза. Ткань была легкой, поэтому от ходьбы полы развевались, обнажая его худое стройное тело и длинные ноги. Он был выше Леры почти на голову.

«Ну я попала! – подумала Лера и скопировала снимок себе в папку. – Сейчас фанатки начнут копать, кто я, почему прогуливаюсь с их кумиром».

Она набрала номер Пети, решив попросить его ничего о ней не рассказывать, если еще раз к нему пристанут с вопросами по поводу ее персоны. Но он оказался «вне зоны».

«Позвоню позже, – решила она. – К тому же ничего страшного не случилось. И я очень мило выгляжу в этом купальнике. Так что никакого «театра ужасов» поклонники Мрака не увидели. Вот если бы я была уродиной, тогда да!»

Лера улыбнулась. Она развернула страничку своего дневника. Ей захотелось сделать какую-нибудь оригинальную запись. Подсознательно она желала, чтобы заглянувшие в ее блог сразу поняли, что она девушка особенная, со сложным внутренним миром. А после того, как ее снимок попал в фан-клуб фрика, Лера была уверена, что неугомонные фанатки кумира все равно докопаются до правды, узнают, кто она, и найдут ее инетовский дневник. Но после взлома Лера и так делала весьма любопытные посты. Записи были публичными и в основном касались темы взаимоотношений полов. Она всегда много читала, но в последнее время стала выбирать литературу научную, изучала труды психологов и даже сексологов. А понравившиеся отрывки выкладывала в посты. Ее друзья первое время были в шоке, но скоро им это даже понравилось. Они активно комментировали записи, обсуждали. Особенно бурное обсуждение вызвал пост, посвященный Зигмунду Фрейду и его теории психосексуального развития индивида.

Лера задумалась, пытаясь понять, что же она хочет запостить. Затем начала писать.

Valeria. «Без стука не входить»

Доступ: публичная

Заголовок: Герой нашего времени

«Сегодня случайно познакомилась с весьма странным парнем по имени Мрак Мракович.

Не заметить его трудно. Он выглядит как типичный фрик. Оказалось, что Мрак актер нашего театра ужасов».

На этом месте Лера выложила фотографию, которую скопировала на страничке фан-клуба.

«Как видите, парень очень колоритный. Но вот какой вопрос меня мучает. Что это? Почему ребята и девушки носят такие маски? На улицах мы видим представителей различных субкультур, их имидж весьма узнаваем. Если раньше одежда говорила прежде всего о сословии – дворянин, офицер, простолюдин и далее по списку, то сейчас о принадлежности к субкультурам – готам, эмо, фрикам, панкам, рокерам и так далее. Почему мы так любим прятаться за масками? От чего или кого скрываемся? Может, это жуткая неуверенность в себе? Желание выделиться из толпы не своим умом, знаниями, которые не осязаемы, их не увидишь так сразу и тем более не потрогаешь, а именно броским нарядом, ярким имиджем? Мне вообще часто кажется, что в наше время акцент ставится на внешнее, а нужно, в этом я твердо уверена, чтобы он ставился на внутреннем, необходимо развивать свой внутренний мир. Нельзя прятаться от реальной жизни за маску, которая в конце концов так прирастет к тебе, что уже трудно понять, какой же ты настоящий!

Вот такие мысли вызвало у меня сегодняшнее знакомство с Мраком Мраковичем».

Лера прочитала запись и осталась не очень довольна. Она хотела высказать более глубокие мысли, связать эпатажный внешний вид с внутренними комплексами. Но у нее не хватало опыта в написании подобных текстов. После кратких раздумий она все-таки выложила пост.

Ее удивило, что почти сразу начали приходить комментарии. Обычно вечером в пятницу в блогах было затишье, пользователи не проявляли никакой активности, так как многие уезжали на выходные за город или тусили в клубах.

Первой написала Яна, что удивило Леру, но и обрадовало.

Комментарии

Iana_storm:

«Ну ты даешь! Вот загнула! Я мало что поняла! Только одно – этот Мрак тебя зацепил. А фотку где взяла?»

Valeria:

«Этот снимок уже появился в фан-клубе! Прикинь, какая скорость! Я была в шоке».

Iana_storm:

«Говорю же, этот Мрак тебя зацепил. Иначе зачем бы ты полезла на страничку фанов? Но ты получилась очень хорошо. Купальник эффектный».

Valeria:

«А ты чего в сети? Ты же у Кая?»

Iana_storm:

«У него. Только Кай пока с работы не вернулся. Там аврал какой-то, вот его и задержали. А я пока в сеть зашла, чтобы не скучать без моего котенка. С его компа, как ты понимаешь».

Valeria:

«Ты там уже за хозяйку!»

Iana_storm:

«А как же! Комплект ключей сразу получила. Но вот ты, Лер, написала, что яркий имидж помогает скрывать комплексы. Что-то я не поняла твоей мысли. Я тоже люблю вызывающе одеваться, так что? У меня не все в порядке, что ли?»

Odin_odin:

«Влезу, пожалуй!

А ты думала, Янка. Так иногда оденешься и накрасишься, что дико на тебя смотреть! Вот и думаешь чисто машинально: «А что с этой девчонкой не так, если она в таком виде разгуливает?»

Правда, так я и думаю. А уж этот твой имидж компьютерной герлы! Лерка тут сложный вопрос подняла на самом деле. Это все надо обмозговать. Если девушка счастлива, у нее все хорошо и дома, и в школе, и парень есть, то на фига ей так одеваться?»

Valeria:

«Ты прав, Коля. Такой неординарный имидж как сигнал. Только вот понять, что он означает, не всегда удается».

Iana_storm:

«Да все у меня в порядке! Есть, конечно, напряги… но у кого их нет?»

Odin_odin:

«А почему тогда выглядишь как сексуальная экстремистка? Когда смотришь на тебя, мозг переклинивает. Не знаешь, что и думать. Мой мужской организм начинает бунтовать и возбуждаться».

Iana_storm:

«Ах вот как, Колька! И не думай больше возбуждаться, глядя на меня! У меня парень есть!»

Odin_odin:

«Тогда нечего посылать такие провокационные сигналы! Даже призывы! Выгляди скромнее, детка!»

Valeria:

«А я о чем?»

Iana_storm:

«Какие сигналы тогда посылает «герой нашего времени»?»

Valeria:

«Знаешь, думаю, я неудачный пост написала! Мрак все-таки актер, и имидж – часть его работы».

VoronKa:

«Вау! Кого я вижу! Мрак! А что, хорошо смотритесь!»

Valeria:

«Варь, а где Перец? Я ему звонила, но он «вне зоны». Я эту фотку увидела у фанов. Ты не можешь передать Пете просьбу ничего обо мне не рассказывать?»

VoronKa:

«Так он с Мраком ушел. Даже не знаю, почему недоступен. Ладно, все передам! Не волнуйся! А написала ты тут прикольно. И правда, есть над чем подумать!»

Аноним:

«Привет, Лера! Это герой твоего поста. Польщен, что вызвал у тебя столько эмоций. На фотографии ты хорошо получилась! Сейчас скопирую, напечатаю и поставлю себе на стол. А по поводу моих внутренних комплексов готов поговорить. Встретимся завтра? Приходи на представление! Начало в семь. В девять я уже буду свободен. Что скажешь?»

Valeria:

«Добрый вечер, Мрак Мракович! И ты в сети. И даже нашел мою страничку! Давай завтра созвонимся!»

Аноним:

«Договорились! Возьму твой телефон у Перца. Он сейчас у меня дома. Мы обсуждаем новую постановку. Мне в аську все кидают ссылки на твой пост. Вот я и зашел. Любопытно стало.

Ты все-таки особенная! И я очень хочу разгадать твою загадку».

В конце концов Лера согласилась пойти на представление. Она явилась к половине седьмого и подошла к служебному входу. Помня, как фанатки бросались на Перца, старалась быть осторожной и пробраться в театр незаметно. Мрак уже ее ждал. Он появился в дверях в образе вампира. Лера его не сразу узнала, и когда в проеме возник мертвенно-бледный молодой человек с длинными седыми волосами и в черной одежде, она вздрогнула и отшатнулась.

– Это я! – быстро сказал он.

Но тут, откуда ни возьмись, выскочили девушки и завизжали, бросившись к дверям. Володя схватил Леру за руку и потащил ее внутрь. Охранник с трудом вытолкал рвущихся внутрь фанаток и закрыл двери за ключ.

– Так всегда? – уточнила запыхавшаяся Лера, двигаясь следом за Володей.

– Всегда! – ответил он. – Сам не могу понять, отчего девушек так привлекают злодеи. Я посажу тебя на первый ряд. Не бойся, у нас есть два резервных места для особых гостей. На них билеты не продают. Так что можешь спокойно смотреть представление.

– Но как же потом? – поинтересовалась она, оглядывая полутемный небольшой зал, в который они только что вошли. – Ты же из театра не сможешь выйти. Девчонки наверняка тебя караулят у всех дверей!

– Караулят, точно! Но я мистически испаряюсь, – засмеялся Володя и усадил ее с краю. – Сейчас откроют зал, так что я ухожу.

Лера растерянно улыбнулась и заняла свое место.

Спектакль ей не очень понравился, хотя актеры играли с воодушевлением. Но сама тема постановки – вампиры и их жертвы – ее не привлекала. К тому же сюжет показался банальным. Но Мрак был на высоте. Его персонаж выглядел так достоверно, что у нее мурашки бежали по коже, когда он в конце выпил, не сдержавшись, всю кровь у своей возлюбленной, а затем, не вынеся мук, пронзил свое сердце осиновым колом. Это была финальная сцена. Затем актеры вышли на поклон. Все, кроме Мрака. Фанатки орали, визжали, вызывали его, но он не появился. Вскоре зал опустел, а Лера так и сидела на месте, не зная, что ей делать. Уже уборщица начала шваркать шваброй между рядами. Лера встала и направилась к выходу. В этот момент в зал вошел какой-то парень и двинулся к ней. Она решила, что это администратор. Он приблизился и улыбнулся. Лера видела перед собой русоволосого и кареглазого молодого человека с красивыми, классически правильными чертами лица. Он был одет в голубые джинсы и простую черную футболку.

– Уже выхожу! – пробормотала Лера.

– Это же я! – засмеялся парень. – Володя!

Она замерла, вглядываясь в его лицо. Затем тоже начала смеяться.

– Невероятно! – говорила Лера, выходя вслед за ним из зала. – Тебя ни за что не узнать!

– Поэтому мы спокойно покинем театр через главный вход! Я всегда так после спектакля делаю. И фанатки на меня ноль внимания. Они же ждут Мрака Мраковича, фрика и короля эпатажа.

– Подожди! Моя фотка уже засветилась на твоем сайте, – озабоченно проговорила Лера. – Поэтому нам лучше выйти по отдельности, будто мы не знакомы.

– Верно! – согласился Володя. – Иди вперед. А я за тобой.

Лера сделала серьезное лицо и вышла на улицу. И правда, неподалеку от входа толпились девушки и внимательно смотрели на двери театра. Лера свернула и быстро пошла по переулку, стараясь не оглядываться. Ей становилось все веселее, словно она участвовала в какой-то комедии положений. Скоро ее нагнал Володя. Он взял ее под руку. Лера искоса глянула на его улыбающееся свежее лицо без капли грима и засмеялась.

– Удрали? – спросила она.

– А то! – задорно ответил Володя. – Теперь можно и в кафе. Тут неподалеку есть отличное местечко! Я ужасно проголодался. Ты не против?

– Да я и сама проголодалась после всех этих приключений! – оживленно проговорила она. – Так что не против!

И они, взявшись за руки, пошли по улице…