/ Language: Русский / Genre:sci_history

Римская армия эпохи Ранней Империи

Ян ЛеБоэк

Книга известного французского исследователя, ведущего специалиста по истории римской армии имперского периода, представляет собой фундаментальное произведение обзорного характера, в некотором роде обобщающее его специальные изыскания в области создания, ...

Введение

В 9 году нашей эры три легиона в сопровождении вспомогательных частей, вверенные командованию Публия Квинктилия Вара, были уничтожены в Тевтобургском лесу германцами под предводительством Арминия. Получив известие об этом поражении, Август облекся в траур и, как пишет Светоний, в течение нескольких месяцев его охватывали вспышки гнева, во время которых он кричал: «Вар, верни легионы!1» Несомненно, император считал, что армия занимала весьма значительное место в рамках государства; но не выглядела ли искаженной перспектива принцепса? Надо ли принимать безоговорочно его точку зрения?

Историки и римская армия

Историческая наука проделала значительный путь в изучении этого вопроса. В XIX в. историки выдвигали на передний план события, они творили «историю битв»: под этим углом зрения пришлось бы изложить в мельчайших подробностях Тевтобургское сражение. В середине XX в., напротив, «школа Анналов» отдавала предпочтение количественному (квантитативному) и социальному, пришлось бы описывать армию Вара и не обращать внимания на засаду, в которой она была уничтожена. В настоящее время считается безусловно признанным, что основополагающее значение представляют «структуры» (набор войска, тактика и т.д.); но не упускается из виду развитие, и налицо стремление дать правильную оценку событиям, большим конфликтам и даже сражениям.

К тому же в двух недавних работах2 показано значение войны в античности. По мнению И.Гарлана, она является выражением общества: в самом деле, в Тевтобургском лесу погибли как сенаторы и всадники, так и простолюдины, — граждане и перегрины. Ж.Арман идет дальше: он полагает, что война воплощает цивилизацию но всей ее полноте, что она затрагивает не только социальную историю, но и историю политических, экономических, религиозных и культурных явлений.

К тому же Римское государство предстает как сложный комплекс, главными, связанными между собой элементами которого являются центральная администрация, провинциальное управление и армия. Всякое изменение одного из этих трех инструментов власти неизбежно влечет преобразование двух других, именно в силу тесных связей между ними. Однако выясняется, что не было опубликовано ни одного сводного труда, касающегося третьей из этих областей исследования; эту лакуну необходимо заполнить. Для эпохи ранней Империи, когда становятся хорошо известны органы управления, как, впрочем, экономическая и общественная жизнь, религия и культура, армия, напротив, таит еще немало секретов. Конечно, мы располагаем бесчисленными отчетами о раскопках с описаниями многочисленных оборонительных сооружений; две относительно недавно опубликованные книги3 были посвящены: одна римской армии, а.другая римскому солдату; по содержанию они дополняют одна другую, при этом не перекрывая друг друга, однако на эту тему отсутствуют работы общего характера. Эта лакуна объясняется одновременно боязнью, связанной с риском написать «историю битв» или событийную историю, и определенным недоверием по отношению к военным вопросам. Стоит ли говорить, что подобное пренебрежение кажется нам совершенно неоправданным?

Некоторые проблемы и парадоксы

В самом деле, военная история Рима содержит несколько узловых проблем, своего рода центров притяжения интересов, а некоторые из них предстают в форме парадоксов.

Прежде чем назвать их, следует уточнить, что в данной книге мы будем заниматься только тремя первыми столетиями нашей эры, т.е. периодом Ранней империи. При Августе практически закончился процесс широких завоеваний, которым был отмечен период Республики, одновременно вводились новые порядки как в военной стратегии, так и в организации армии. С другой стороны, Диоклетиан и Константин открыли новую эпоху во всех этих сферах; они глубоко преобразовали принципы набора войск и распределения сил, обеспечивавших безопасность Империи4.

Возвращаясь к вышеупомянутым парадоксам, можно заметить, что главный из них касается в первую очередь историков. Как известно, Рим создал обширную и прочную Империю, и сделано это было благодаря военной силе. Но ведь эти завоеватели испытали и поражения, как например, в Тевтобургском лесу; оружие их было разнородным, некоторые его компоненты были подчас позаимствованы у вчерашних побежденных5, а их понятия о дисциплине наверняка повергли бы в шок французского офицера XX в. Как же следует оценивать в таком случае римскую армию?

Но мало того, имеет смысл поставить еще как минимум четыре вопроса. Прежде всего, были ли вообще эти солдаты способны поддерживать порядок? На самом деле, в то время как одни ученые, подобно П.Пети6, верят в существование pax romana, для других, в том числе для И.Гарлана7, он представляется мифом — Империя испытывала нападения одновременно варваров извне и разбойников изнутри.

Во-вторых, каков социальный состав этой армии? Данный вопрос, основополагающий для современной историографии, представляет большую сложность; исследователи нередко задавались вопросом о социальной среде, из которой выходили новобранцы, и об их национальном происхождении: М.Ростовцев писал, что в 238 г. гражданские лица — горожане в ходе особо ожесточенных мятежей противопоставлялись военным — сельским жителям, но эта теория позднее была подвергнута критике. Кроме того, сейчас известно, что в формирование коллективной психологии вносят вклад некоторые духовные ценности, так П.Вейн8 показал, как наряду с деньгами действуют власть, престиж, честь — все то, что составляет «внешнюю сторону» (правда, в исследованном этим автором случае речь не идет о военных).

Но возникает проблема технического характера: очевидно, что виды подразделений, управление войсками, стратегия и тактика не были как следует изучены или даже вообще не изучались в течение долгого времени. Кроме того, исследователи еще порой работают на основе неверных данных. На этот счет приведу лишь один пример: повторяя друг друга и игнорируя реалии, некоторые авторы любят использовать к месту и не к месту (и, естественно, чаще всего не к месту) латинские термины, точное значение которых им неизвестно, например, vexillatio, castra и даже невероятное слово castrum.

Наконец, попытаемся ответить на последний вопрос: какой была подлинная роль римской армии в тогдашнем мире? Здесь имеет смысл напомнить то, что было сказано выше, а именно, что она была одной из составных частей центральной власти, государственной «структурой». Лучше понять ее значение можно только имея в виду, что она была также связана с гражданским обществом: армия оказывала определенное воздействие на провинции, в которых дислоцировалась, например, оставляя в них жалованье солдат, и испытывала, в свою очередь, посредством набора новобранцев влияние среды, в которой она развивалась. Это касается, таким образом, трех сфер, а именно политической, экономической и духовной (подразумевая процесс романизации и религию).

Чтобы внести нечто новое в общую историю римской армии, следует придерживаться принципа, который мы назовем «принципом глобальности». Конечно, было бы слишком самонадеянно пытаться сказать все в рамках одной работы, кроме того, не в этом состоит цель данной книги. Но вполне очевидно, что многие вопросы останутся без ответа, если отдавать предпочтение какому-то одному аспекту, одному методу9 или одному виду источников: обобщающая работа должна ставить задачу произвести сопоставление по каждой из этих категорий. Всякое исследование прекращается, и нет надежды понять, чем в действительности являлась римская армия, если изучать набор войск без стратегии, аэрофотосъемку без отчетов о раскопках и надписи без литературных источников.

Источники

Документы, которые могут быть использованы, состоят из трех больших групп.

Литературные источники

Историки, увлеченные новизной материалов раскопок, пожалуй, чересчур пренебрегают древними авторами; филологи-классики, в свою очередь, часто без внимания относятся к археологии и эпиграфике: однако скольких ошибок могли бы не совершить первые и скольких заблуждений смогли бы избежать вторые!

Эти авторы могут быть сами разделены на две группы. Первая включает авторов, для которых военная наука хотя и не является главной заботой, но все же они сообщают массу сведений по этому вопросу: Полибий и Цезарь — для республиканской эпохи, Иосиф Флавий, Плиний Младший, Светоний, Тацит, Элий Аристид, Дион Кассий и «История Августов» — для более позднего времени. Ценные указания можно найти также и в иерусалимском и вавилонском талмудах. Речь идет о трактатах, составленных раввинами во II—V вв. н.э., где затрагивались религиозные вопросы, основанные на конкретных примерах; никому до сих пор не пришло в голову прочитать их под таким углом зрения. К сожалению, приводимые в них факты в худшем случае поздние, а в лучшем — плохо датированные. То же можно сказать о Кодексе Феодосия и Институциях Юстиниана, которые являются юридическими сборниками.

Но есть и положительные стороны. В самом деле, некоторые мыслители древности писали исключительно о военном искусстве10. Это прежде всего знатоки тактики, из числа которых выделяется ряд специалистов по полиоркетике и стратегии: Оносандр, Витрувий (в книге X своей «Архитектуры»), Фронтин, Элиан, Псевдо-Гигин, Арриан, Полиан, Модест и особенно Вегеций, который в начале IV в. по мере сил изучал Раннюю империю. С другой стороны, возникал вопрос11, не принимали ли Август и Адриан военных уставов; но в этой сфере прежде всего следует обращаться к Аррию Менандру. Как бы там ни было, эти произведения часто помогают лучшему пониманию надписей.

Надписи

Римляне имели обыкновение высекать тексты на твердых материалах; эта мания, эта мода, которая не обошла стороной и армию, оставила нам наследие из многих сотен тысяч надписей12. Их можно разделить на три группы. «Военные дипломы» представляют собой заверенные копии, которые, в соответствии с императорскими конституциями, предоставляли гражданство солдатам после их увольнения со службы или их детям и матерям последних. Имеются также эпитафии. Найдены, кроме того, посвятительные надписи; их называют «почетными», когда они составлены с целью прославления заслуг смертных, религиозными, когда они адресованы одному или нескольким богам, и памятными, когда они имеют целью увековечить какое-либо событие (победу, постройку судна и т.д.); кроме того, их называют индивидуальными, если они были выполнены по заказу одного лица, и коллективными, в случае совместного заказа нескольких человек, что происходило при учреждении своего рода клубов, называвшихся коллегиями, во время увольнения со службы всех членов одной и той же возрастной группы или при иных обстоятельствах. Эти коллективные посвятительные надписи обычно состоят из двух частей — собственно посвящения и списка имен авторов; поскольку зачастую две части разделялись и первая утрачивалась, то говорят, имея в виду вторые, о «воинских списках» (latercula, что предпочтительнее формы laterculi, которая, однако, была воспринята всеми, начиная с эпохи Т. Моммзена). Отсюда вытекает весьма распространенное заблуждение: многие историки ошибочно полагают, что эти списки имен являются самодостаточными, что речь идет об архивах, созданных властями, чтобы знать, каким количеством людей они располагают, или сколько из них должны быть уволены. На самом деле мы имеем дело с документами частного и неофициального характера.

Первая сложность заключается в том, что эти тексты редко содержат явные хронологические указания. Чтобы установить приблизительную датировку, приходится исследовать археологический контекст, когда он известен, и в особенности формулировки самой надписи. Приведем пример (речь идет об эпитафии, найденной в Майнце)13: «[здесь покоится] Гней Музий, сын Тита из трибы Галерия, уроженец Вел ей, тридцати двух лет, прослуживший пятнадцать лет, знаменосец XIV “Сдвоенного” легиона (Gemina). Его брат Марк Музий, центурион, поставил [эту эпитафию]».

Специалисты датировали бы это погребение первой половиной I в. н.э., основываясь на трех элементах: имена персонажей, указания на гражданское (возраст и т.д.) и военное (срок службы и т.д.) состояния. Рассмотрим, по каким критериям исследователь может обосновать свои расчеты. Конечно, «эпиграфика бывает только локальной»14: чтобы изучать и особенно датировать надпись, нужно учитывать только критерии, установленные для того региона или города, из которого происходит текст. Тем не менее, при отсутствии намерения устанавливать особо точные датировки можно выделить некоторые важнейшие постоянные.

Система имен римского гражданина может состоять из многих компонентов: praenomen (Caius), родовое имя (Claudius), хотя бы один cognomen (Saturninus), филиация (сын Луция), триба (Galena), родина (город) и signum (Antacius).

Имена римского гражданина во II в. н.э.

praenomenродовое имяфилиациятрибаcognomenродинаsignumCaiusClaudiusCaii f.GaleriaSaturninusAbellaAntacius

Соблазнительно было бы перевести praenomen словом «имя», cognomen — «фамилия», a signum — «кличка», но это было бы заблуждением. Родовое имя является общим для всех тех, чьи предки получили гражданство от одного и того же магистрата или императора (Iulius, Claudius…), и носит, следовательно, коллективный характер, в то время как praenomen, cognomen и signum индивидуализируют их носителя. Интерес в ономастике вызывает ее изменчивость в зависимости от эпохи, социальной среды и географического происхождения. Так, тройные имена — tria nomina (praenomen, nomen, cognomen) — характерны для римских граждан II в.: до Флавиев cognomen часто отсутствует, тогда как в III в. исчезает обычай упоминать praenomen; если вдобавок указывается филиация, триба и место рождения, то это означает, что текст относится к I в. н.э. Signum, появившийся в конце II в., явление простонародное в ту эпоху, однако он приобретает характер изысканности в период Поздней империи. Cognomen дает нам очень многое. Он может указывать (при отсутствии упоминания о месте рождения в том случае, если не происходит из латыни) родную провинцию данного лица (какой-нибудь Гасдрубал — наверняка африканец!). Греческий когномен (Клейтомах, Эпагат, и т.д.) говорит о восточном или рабском происхождении его обладателя или же о моде, как в эпоху Адриана. Если он упоминается без родового имени и особенно если относится к варварскому наречию (например, фракийскому, как Bithus, или финикийскому, как Hiddibal), то мы имеем дело с перегрином — человеком низкого происхождения, и даже с рабом. Наконец, полионимия — большое количество cognomena, свойственно нобилям и «мещанам во дворянстве».

Приводимые в надписях краткие сведения о гражданском состоянии могут включать различные элементы. «Поздним» считается использование форм «вульгарной» латыни (например, Elius вместо Aelius). Упоминание о двух императорах, правящих вместе (сокращенно Augg вместо Augusti duo) не может встречаться раньше 161 г., когда Марк Аврелий сделал своим соправителем Луция Вера. При указании цены памятника слово «сестерций» во II в. пишется HS, в III в. — SS и I-SE в промежуточный период. В эпитафиях15 использование именительного падежа, напротив, характерно для I в. Текст, начинающийся с обращения «к богам Манам», не может быть написан раньше конца того же I в., а если он начинается со слов «Метопа такого-то…», то его самая ранняя датировка относится к концу II в.

Много дают также указания военного характера16. Для вспомогательных войск следует иметь в виду, что надпись является древней (I в.) в тех случаях, если номер подразделения следует за его названием (ala Раnnoniorum I вместо — ala I Pannoniorum), если указание на него сделано в аблативе, с предлогом или без (miles ala Pannoniorum или ex, либо in ala Pannoniorum), или, наконец, если командир указывает свой чин просто как praefectus equitum без уточнений. Зато почетные наименования ал и когорт (Torquata, Felix и т.п.) появляются только при Флавиях.

Солдаты, как правило, указывали центурию, к которой они принадлежали, только в I в. То же самое можно сказать о продолжительности службы, если использован глагол militavit: «такой-то из центурии Руфа прослужил столько-то лет». Но если время, проведенное в армии, выражено существительным stipendiorum, такой текст наверняка принадлежит III в. Что же касается использования слова aerum, то речь идет об обычае, распространенном в основном (но не исключительно) в Испании. Примеры указания чинов, и особенно их последовательность, т.е. послужной список, тоже скорее всего восходят к III в. Напротив, указания на товарищей по службе как на авторов посвятительной надписи не имеют значения для датировки. Наконец, отметим наблюдение, сделанное в тщательном исследовании17: выражение centuria Rufi означает, что центурион Руф находится еще на своем посту, в то время как формула centuria rufiana указывает на то, что он оставил свое подразделение и пока еще не был замещен.

Монеты

Многочисленные монетные чеканки18 различного времени также иллюстрируют историю римской армии. Легенды одних прославляют легионы или целые армии, на которые император (или претендент на престол) надеется опереться, как например Макр с его legio I Macriana, Адриан и различные провинциальные exercitus. Другие распространяют имперскую пропаганду военного характера, свидетельствуют о верности войск (fides exercituum) — особенно когда принцепсы были не уверены в этой самой верности, — но также и о дисциплине и т.п. В III в. целые монетные дворы обслуживали специально нужды армии.

Археология

Археологические раскопки19 поставляют не только надписи. Уже давно нам известны памятные монеты в честь побед или отличившихся частей. Более живой интерес представляет изучение надгробных памятников и сооружений военного назначения. Известно, что трупоположение вошло в обычай позднее трупосожжения, хотя последнее испытывало периоды возрождения в ту или иную эпоху. И мы можем, к примеру в африканской армии, выявить этапы эволюции: в I в. тела умерших солдат помещались под стелами или плоскими плитами, во II в. над ними сооружался алтарь кубической формы, а в III в. «купол» в виде полуцилиндра помещался на плите (см. илл. I, 1). Некоторые из таких надгробий украшались рельефами, особенно надгробия командиров. Можно также встретить бюст, выступающий на каменной поверхности или помещенный в нишу либо в храм (илл. I, 2а). Были также найдены надгробия с изображением всадника: то он, спешившись, смотрит на зрителя, то едет верхом, то поражает поверженного на землю врага (илл. I, 2b). Наконец, на другом типе надгробия помещается стоящий воин: он совершает жертвоприношение, участвует в поминальном пире или взирает на тех, кто пришел на него посмотреть (илл. II, 2с). Подобные надгробия обычно располагались вдоль дорог, ведших из лалагеря, а также вокруг крепости или же гражданского поселения, примыкавшего к ней.

Наиболее интересный материал предоставляет военная археология. Начнем с того, что в Средиземноморье известны сотни крепостей и «оборонительных линий», наиболее знаменитая из которых обнаружена в Великобритании — речь идет о вале Адриана. Наличие этих руин иногда выявлялось аэрофотосъемкой, показания которой следует всегда проверять на земле. Такая техника с наибольшим успехом применялась к изучению римской армии А.Пуадебаром в Сирии и Ж.Барадезом на юге Алжира20, и можно ожидать, что в будущем искусственные спутники заменят самолет21.

Во-вторых, археологии известны большие памятники. Колонна Траяна в Риме представляет собой настоящий volumen — своего рода книгу, в которой посредством скульптуры, а не текста поведан рассказ о военных успехах Рима в Дакии в начале II в. н.э. Колонна была воздвигнута между двумя библиотеками и имеет высоту 29,78 м, не считая постамента высотой 10,05 м. Колонна Аврелия, также возведенная в Риме, рельефы которой были сильнее повреждены, повествует о войнах, которые вел Марк Аврелий против германцев и сарматов (ее рельефы были выполнены в 180 г.; а высота ствола колонны составляла 29,6 м). Наконец, монумент в Адамклисси в Румынии состоит из огромного круглого основания, на котором размещен Трофей — памятник в честь одной из побед Траяна22.

Задачи римской армии

Вслед за перечислением источников, которые позволяют познакомиться с римскими солдатами, и прежде чем перейти к описанию самой армии и ее эволюции, стоит вкратце уточнить, каковы были ее задачи. Подобный предварительный экскурс позволит лучше понять некоторые аспекты дальнейшего исследования.

Главная функция: внешние войны

Историки, занимаясь военными проблемами, иногда склонны забывать важнейшую истину (поскольку они опасаются создавать «истории битв»): как пишет малоизвестный автор Ш. Ардан дю Пик, «сражение есть конечная цель армий»23. Солдатское ремесло состоит в ведении войн против внешнего врага. Их основная забота, следовательно, убивать и не быть убитыми. Кроме того, долг требует от легионеров обеспечить защиту римских граждан, нив, и, что не менее важно для менталитета древних, — храмов. Значит, они должны быть подготовлены к этому упражнениями и маневрами; нужно, чтобы они обеспечивали удержание и охрану крепостей и наблюдение за врагом с помощью дозоров.

Вторая функция: полицейская

Но так как военные представляют собой определенную силу, а римское государство никогда не ставило цели создания особой системы поддержания внутреннего порядка, то полицейские обязанности также возлагаются на военных.

Подчеркнем, что они могут действовать превентивно. Но в этом случае их роль ограничивается слежкой за потенциальными зачинщиками беспорядков. Stationarii и burgarii (солдаты пограничной стражи) наблюдают за порядком на дорогах и рынках, а военно-морской флот стремится не допустить возможного возобновления пиратства. В Иудее декурионы размещаются в поселках, а центурионы — в городах, другие начальники отвечают за контроль над тем, что преподается в школах24.

Но прежде всего они участвуют в репрессивных действиях. Им надлежит отлавливать беглых рабов, чем занимается некий stationarius, упомянутый Плинием Младшим25, а во времена гонений на христиан в III в. очень часто именно солдаты арестовывают их, допрашивают и казнят. Фактически основная задача военных в мирное время состоит в уничтожении разбоя в целом26; но следует обратить внимание, что в периоды гражданских войн бандитами (latrones) часто называли политических противников; последних могла, однако, во все времена физически устранять специально организованная секретная полиция27.

Наконец, армия обеспечивает охрану тюрем28 и безопасность официальных лиц, которым она предоставляет суда и сопровождение29.

Дополнительные функции

Но солдат привлекают также к деятельности, не связанной с использованием силы, которую они олицетворяют: некоторые императоры видят в них просто относительно квалифицированные рабочие руки, ничего не стоящие государству. Так, армии приходится выполнять административные задачи30, перевозить государственную почту31, возможно, обеспечивать безопасность при сборе подати — portorium32 и даже в некоторых случаях заниматься общественными работами33. Помимо всего этого, нужно обратить внимание на то, в чем проявлялась косвенная роль войск — а именно в сфере экономики (расходование жалованья), религии (отправление культов некоторых божеств) и культуры (распространение романизации)34.

Примечания:

[1] Suet. Aug. XXIII. 4.

[2] Garlan Y. La guerre dans l’Antiquite. 1972; Harmand J. La guerre antique, de Sumer a Rome. 1973.

[3] Watson G.R. The Roman Soldier. 1969; Webster G. The Roman Imperial Army. 1969.

[4] См. Заключение. С. 395.

[5] См. гл. II во II части. С. 176.

[6] Petit P. La paix romaine. 1967.

[7] Garlan Y. Op. cit. P. 3.

[8] Veyne P. Le pain et le cirque. 1976.

[9] Невозможно в такой общей работе систематически использовать просопографию или ономастику. По этому вопросу см.: Le Bohec Y. La IIIе Legion Auguste. 1989.

[10] Giuffre V. La letteratura «De re militarb. 1974.

[11] Neumann А. // Classical Philol. XLI. 1946. P. 217-225.

[12] CIL (особ. т. XVI и след.); L’Annee epigraphique; Roxan M. Roman Military Diplomas. 1978; 1985.

[13] Dessau H. Inscr. lat. sel. № 2341.

[14] Le Roux P. L’armee romaine… des provinces iberiques. 1982. P. 28.

[15] Hatt J.-J. La tombe gallo-romaine. 1951; Clauss M. Principles. 1973. P. 114-115; Idem. // Epigraphica. 1973. XXXV. P. 55-95; Lassere J.-M. // Antiq. Afric. 1973. VII. P. 7-151.

[16] Clauss М. Op. cit.; Saddington D.B. // VIе Congres intern, d’epigr. 1973. P. 538-540; Idem. // Aufstieg und Niedergang d. r. Welt. 1975. II. 3. P. 176-201; Le Bohec Y. Op. cit. (см. примеч. 1 на с. 10).

[17] Fink R.O. // Trans. Americ. Philol. Assoc. 1953. LXXXIV. P. 210-215.

[18] Mattingly Н., Sydenham Е.А. Roman Imperial Coinage. 1923- 1933. I —V; Idem. Coins of the Roman Empire in the British Museum. 1923. I etc.

[19] Le Bohec Y. La IIIе Legion Auguste. 1989. P. 81-116.

[20] Poidebard A. La trace de Roma dans le desert de Syrie. 1934; Baradez J. Fossatum Africae. 1949.

[21] La vie mysterieuse des chefs-d’oeuvre. La science au service de Г art. 1980. P. 248 (римская земельная опись близ Монтелимара).

[22] См. часть III, гл. III. С. 367.

[23] Ardant du Picq Ch. Etudes sur le combat. 1903. P. 1.

[24] Мф. VIII: 5-13, Лк. VII: 1-10; Flav. Ios. Bell. Iud. IV. 8. 1 (442); Иерусалимский Талмуд, Baba Qama. III. 3.

[25] Plin. Ер. X. 74.

[26] Plin. Ер. X. 19-20; 77-78; CIL. VIII, № 18122; Dio Cass. LXXVI. 10; SHA: Sept. Sev. XVIII. 6.

[27] SHA: Carac. Ill, IV, VIII, 4 и 8.

[28] Plin. Ер. X. 19 — 20; Иерусалимский Талмуд, Yebamoth. XVI. 5.

[29] Plin. Ер. X. 21-22; 27-28.

[30] См. часть III, гл. HI. C. 357.

[31] Tac. Ann. IV. 41. 3 (официальная почта называлась cursus publicus).

[32] С. Th. IV. 14. 3 (portorium); но ничто не доказывает, что солдаты не занимались другими императорскими поборами.

[33] Le Roux P. L’armee romaine… des provinces iberiques. 1982. P. 119-121.

[34] См. часть III, гл. II и III.

Части и соединения римской армии. Выбор разнообразия

У непосвященных выражение «римская армия» вызывает в памяти либо своевольных преторианцев, способных диктовать свою волю даже императору и в любой момент готовых на государственный переворот, либо легионы, бдящие у границ Империи столь же постоянно, сколь и дисциплинированно. Надо ли говорить, что действительность предстает в несколько ином виде? По сути дела, самое главное состояло в другом, а именно в двойственном выборе, сделанном Августом. Когда сенат в 27 г. до н.э. опрометчиво предоставил ему верховное командование войсками, он сосредоточил подавляющее большинство их у границ, но около 5% оставил вблизи Рима. В дальнейшем он решил, что многие черты позволяют установить отличия одних подразделений от других. Он действовал так по причинам как военного (основной противник находился за границами), так и политического характера (неплохо было иметь возможность давления как на плебеев, так и на сенаторов). Результатом такой организации стало создание армии, в которой сами части и подразделения были иерархизированы, одни из них стояли выше других, существовали отборные подразделения, а также отряды первого, второго и третьего порядка.

В одном из пассажей латинского историка Тацита, описавшего в своих «Анналах»1 силы, которыми располагал в 23 г. н.э. Тиберий, хорошо показано сложное устройство римской армии: «Тиберий назвал также число легионов, охранявших те или иные провинции. Полагаю, что и мне следует указать, каковы были тогда римские вооруженные силы… Италию на обоих морях охраняли два флота: один со стоянкой в Мизене, другой — в Равенне, а ближайшее побережье Галлии — снабженные таранами корабли, захваченные в битве при Акции и посланные Августом с должным числом гребцов в Форум Юлия. Но главные силы составляли восемь легионов на Рейне, являвшиеся одновременно оплотом и против германцев, и против галлов. Недавно умиротворенные испанские области были заняты тремя легионами. Мавретанию римский народ отдал в дар царю Юбе. Прочие африканские земли удерживались двумя легионами, столькими же — Египет, а огромные пространства от Сирии и вплоть до реки Евфрата — четырьмя легионами; по соседству с ними властвовали цари иберов и албанов и других пограничных народов… на берегах Дуная [были размещены] два легиона в Паннонии и два в Мезии, столько же находилось в Далмации; вследствие положения этой страны они могли бы поддержать с тыла дунайские легионы, а если бы Италии внезапно потребовалась помощь, то и туда было недалеко; впрочем, Рим имел собственные войска, которые в нем размещались, — три городские и девять преторианских когорт, — набираемые почти исключительно в Умбрии и Этрурии, а также в старом Лации и в древнейших римских колониях. В удобных местах провинции стояли союзнические триремы, отряды конницы и вспомогательные когорты, по количеству воинов почти равные легионам». Данный отрывок демонстрирует существование флота, армии, охранявшей границы и состоявшей из легионов и вспомогательных частей, и, наконец, войск, размещенных в Риме.

«Гарнизон Рима»

Начнем со столицы Империи. Десять тысяч человек, составлявших то, что можно назвать «гарнизоном Рима», не все были, однако, размещены внутри самого Города. Примечательно, что большая часть преторианцев была распределена Августом по городам Лация, и таким образом их жители привыкли видеть на улицах вооруженных людей — зрелище, противоречившее политическим и религиозным традициям Республики. В дальнейшем войска были перегруппированы в основном по окраинным районам Рима, и между Виминалом, Целием и Эсквилином в конце концов возник настоящий военный городок (илл. III, 4).

Преторианские когорты

Самые знаменитые из этих частей, преторианские когорты2 , ведут свое начало и название от небольшой группы лиц, составлявших свиту республиканских магистратов, известных как преторы, когда те отправлялись на войну. Возродив этот обычай, Август сЪздал тем самым императорскую гвардию, поскольку основной задачей этих людей было не что иное, как обеспечение безопасности принцепса. Естественно, последний позаботился об их комплектовании из лучших солдат как в мирное, так и в военное время3. Именно это побудило А.Пассерини усмотреть в преторианцах элитных воинов, а поскольку место их пребывания позволяло им следить за общественной жизнью, М.Дюрри вполне справедливо отметил, что они играли и политическую роль, — должны были обеспечивать спокойствие в Риме. Эти две интерпретации не противоречат, а дополняют друг друга.

Когорты эти находились под командованием одного или двух префектов претория — лиц в ранге всадника, непосредственно подчиненных императору; в состав каждой из них входили один трибун и шесть центурионов. В совокупности они были равнозначны между собой, кроме самого первого из всех — trecenarius, чье наименование объясняется тем, что он командовал 300 speculators (еще одним отрядом телохранителей принцепса), и также его заместителя — princeps castrorum («начальник лагеря»). Преторианские когорты назывались equitatae, а значит, включали некоторое количество всадников (1/5) наряду с пехотинцами, составлявшими большинство (4/5).

Итак, преторианские когорты были созданы Августом в 27 или 26 г. до н.э. числом девять: они были пронумерованы от I до IX и получили в качестве эмблемы скорпиона; во 2 г. до н.э. были введены должности двух префектов претория, основной задачей которых было возглавить их. Тиберий (14 — 37) не назначал для них более одного командира одновременно и поручил этот пост печально известному Сеяну. Именно этот император и этот командир около 20 — 23 гг. н.э. расквартировали девять преторианских и три городских (см. ниже) когорты непосредственно в Риме, — хотя вообще-то они разместились на склоне Эсквилина, за пределами Сервиевой стены, т.е., говоря современным языком, «в предместье»4. Двенадцать воинских частей были размещены в лагере размером 440 на 380 м, т.е. 16,72 га, к западу от которого располагалась тренировочная площадка (campus). Специалисты спорят о том, сколько людей насчитывала каждая из когорт — 1 тыс., согласно Т.Моммзену, А.Пассерини и недавно вышедшему исследованию Д.Л.Кеннеди5, или только 500, по данным М.Дюрри и Х.-Г.Пфлаума, с дальнейшим увеличением до 1 тыс. при Септимии Севере. На этот счет литературные и эпиграфические источники не дают полной ясности; зато археология предоставляет решающий аргумент: легионные лагери на 5 тыс. солдат имели размер от 18 до 20 га. Значит, численность каждой из двенадцати римских когорт не должна была превышать 500 человек, так как все вместе они занимали только 16,72 га. Поэтому их можно называть «пятисотенными», а не «тысячными».

Дальнейшая их история представляется более ясной. До 47 г. их количество не превышало двенадцати, затем во время гражданской войны в 69 г. было доведено до шестнадцати Вителлием, который увеличил численность каждой из них до 1 тыс. Веспасиан вернулся к системе Августа — девяти «пятисотенным» когортам, к которым Домициан добавил десятую. В ходе волнений, последовавших за убийством Коммода в 192 г., преторианцы сделали Империю предметом торга, передавая «пурпур» тому, кто обещал им большие суммы денег. В целях наказания их Септимий Север6 заменил бунтовщиков солдатами, взятыми из его собственных легионов, но организовал новую преторианскую гвардию в отряды по тысяче человек. Последние в 312 г. приняли сторону Максенция. После разгрома при Красных Скалах они были распущены победителем — Константином.

Городские когорты

Преторианские когорты обрели большой престиж благодаря тому, что находились в тесной связи с принцепсом, составляя его обычный эскорт. В самом Риме существовали части, также созданные Августом (но в 13 г. до н.э.) и более скромные по своим функциям и числу отрядов. Это городские когорты7, пронумерованные подобно преторианским с X по XII и организованные по тому же образцу. Еще две, учрежденные в дальнейшем, были размещены одна в Лионе (Лугдуне), а вторая в Карфагене. Задачи трех первых определены Светонием8: они обязаны обеспечивать «охрану Города» и так же, как преторианцы, составлять «охрану императора»; таким образом, они играют в основном полицейскую роль. В I в. н.э. они подчиняются префекту Города — лицу ранга сенатора, а значит, нобиля, а во II в. переходят под управление префектов претория и в большей степени зависят от принцепса. Каждую из них возглавляет один трибун и шесть центурионов; не исключено наличие в их рядах, по примеру преторианских когорт, нескольких всадников соответствующего ранга, однако единственный известный конный воин принадлежал к гарнизону Карфагена9. По вышеуказанным причинам представляется обоснованным оценить их первоначальную численность в 500 солдат, доведенную до 1 тыс. Вителлием, возвращенную к первоначальной цифре Веспасианом и увеличенную, возможно, до 1 500 Септимием Севером.

Около 20 — 23 гг. н.э. они были дислоцированы в том же лагере, что и преторианские когорты, и оставались там вплоть до 270 г., но нельзя исключать, что некоторые из них занимали «полицейские участки», разбросанные по всему городу. Дальнейшая история городских когорт — это постоянное изменение их общего количества: между 41 и 47 гг. оно было увеличено до шести, дошло до семи при Клавдии, уменьшилось до четырех в 69 г. при Вителлин; в Риме в правление Антонина Пия их насчитывалось три, а Септимий Север лишь увеличил численность каждой из них. В 270 г. Аврелиан построил для них собственный лагерь (castra urbana) на Марсовом Поле. Они пережили события 312 г., но на протяжении IV в. утратили свое военное значение и превратились в подразделения административных служащих.

Когорты ночной стражи (vigiles)

Однако в самом Риме существовали части более скромные, чем преторианцы и urbaniciani — это семь когорт ночной стражи10, созданные Августом в 6 г. н.э. и, возможно, уже с самого начала состоявшие из тысячи человек. Они должны были выполнять две функции: обеспечивать ночной дозор и служить в качестве постоянной пожарной команды Рима. На каждую из этих частей возлагалась ответственность за два из четырнадцати районов, на которые был разделен город. Они повсюду выполняли «неотложные обязанности». Ночные стражники, оснащенные фонарями для ночного патрулирования, помпами, ведрами и баграми для борьбы с пожарами, не считались вначале, как нам представляется, настоящими солдатами. Как бы там ни было, по данным Ульпиана позднее, в начале III в., они были военизированы. В иерархии их должностей princeps находился между простыми центурионами и трибунами (соответственно семь и один на когорту). Во главе стоял всадник — префект ночной стражи, заместителем которого со времен Траяна являлся субпрефект. Первоначально эти «пожарные» набирались из самых низших слоев общества; в 24 г. Тиберий предоставил римское гражданство тем из них, кто прослужил шесть лет (в дальнейшем этот срок был снижен до трех лет). Клавдий11 разместил одну когорту ночной стражи в Путеолах и еще одну в Остии, то есть в двух крупнейших портах, через которые осуществлялось снабжение Рима. В начале III в. эти части уже носили безусловно военный характер.

Другие части «римского гарнизона»

Этими когортами перечень частей не ограничивается: в Риме располагалось все больше и больше солдат.

Прежде всего императоры быстро осознали, что только преторианцев недостаточно для обеспечения их безопасности, и эта задача была поручена также другим частям. Августом были набраны «телохранители-германцы» или «батавы»12 (corporis custodes) в количестве от ста до пятисот. Первоначально они представляли собой нечто вроде частного ополчения. Распущенное после разгрома легионов Вара, это подразделение было восстановлено к 14 г. н.э., и при Калигуле окончательно приобрело военный статус. За новым роспуском при Гальбе опять последовало воссоздание, без сомнения при Траяне. Так как речь идет о коннице, эти солдаты были объединены в турмы во главе с декурионами и трибуном. Их подразделение представляло собой то, что называлось numerus, т.е. нерегулярную боевую единицу. Наряду с ними триста «разведчиков» (speculators)13 несли службу в качестве телохранителей. Они размещались в том же лагере, что и преторианцы, и, следовательно, также находились под командованием префекта претория. Но на ближайшем расстоянии безопасность правителя обеспечивалась «личной конницей императора» — equites singulares Augusti14, которых не следует путать с провинциальными equites singulares, приданными легатам легионов и наместникам. Созданные Траяном или, возможно, Флавиями, они также были объединены в numerus в начале II в. численностью в тысячу (или пятьсот) человек. Их командный состав был укомплектован двумя декурионами, старшим декурионом (princeps) и трибуном (позднее, с эпохи Септимия Севера — двумя), который, в свою очередь, подчинялся префекту претория. Они последовательно базировались в «старом лагере» и в «новом лагере», оба недалеко от Латерана.

Напомним и о пользующемся мрачной славой отряде убийц на службе принцепса. В казарме, построенной в I в. близ Пьяцца делла Навичелла на Целии, размещались два подразделения с очень сходными функциями, оба под командованием префекта претория. Одни, «перегрины»15, играли роль более или менее тайной полиции; их задачей было выполнять приказы императора по всей Империи; они подчинялись двум центурионам, а те, в свою очередь, субпринцепсу и принцепсу. Другие, «Фрументарии»16, организованные в специальные подразделения и размещенные в Риме, вероятно, при Траяне, самое позднее при Адриане, несли обязанности курьеров; при случае они тайно расправлялись с противниками существующей власти и слыли соглядатаями17. В них хотят видеть предшественников печально известных agentes in rebus Поздней империи. Но небольшая численность (они действовали как numerus из 90—100 солдат) должна была сдерживать размах их злодеяний. Достоверно не известно, были ли они с самого начала размещены на Целии — этот факт подтверждается только начиная с эпохи Септимия Севера. Как бы там ни было, их начальником являлся, безусловно, принцепс перегринов.

Но это еще не все. Numerus statores Augusti, дислоцированных в преторианском лагере и, значит, подчиненных тому же префекту претория, служил в качестве военной жандармерии. Из числа primipilares — в древности первых центурионов легионов — предоставлялись советники главному командованию. Моряки18 несли курьерскую службу; моряки равеннского флота имели базу у навмахии Августа, на правом берегу Тибра; мизенские моряки, которые к тому же отвечали за тенты, защищавшие зрителей амфитеатра от солнечных лучей, располагались на Эсквилине, близ Колизея. Наконец, улицы Города заполняли всякого рода военные19, будучи проездом из одного гарнизона в другой или вызванные в связи с особыми обстоятельствами. В 68 г. здесь можно было увидеть солдат, прибывших из иллирийских и германских армий, при Каракалле — германцев и скифов.

Тем не менее, когорты преторианцев оставались самыми важными частями, хотя ситуация быстро менялась. Императоры I в. скоро забыли благоразумие Августа, не решившегося разместить в Риме крупные отряды. Но учтем, что новый режим был подлинной монархией, опиравшейся на армию.

Провинциальные армии

Итак, с точки зрения политической жизни, «гарнизон Рима» имел решающее влияние; но с военной точки зрения и благодаря численности преимущество было на стороне пограничных армий. Это противоречие порой порождало взаимную ревность и конфликты20. Для охраны всякой провинции, граничившей с варварским миром, предназначался один или несколько легионов с соответствующими вспомогательными войсками или только одни вспомогательные войска — и здесь также проявлялась своя иерархия.

Легионы

Если начинать с воинских соединений, пользовавшихся наибольшим престижем, на память сразу приходят легионы21, чьей эмблемой служил орел и которые представляли собой отборные войска. Каждый легион насчитывал около пяти тысяч человек, в основном пехотинцев, сведенных в десять когорт, из трех манипулов или шести центурий каждая, за исключением первой когорты, в которой центурий было всего пять, но с двойной численностью (илл. IV. 5). К ним с начала Принципата добавлялись отряд (vexillum) ветеранов22 под командованием куратора, префекта или центуриона, называвшийся triarius ordo, и на постоянной основе отряд конницы. Легионная конница, возможно, ликвидированная при Траяне, очень скоро была восстановлена. Она насчитывала 120 человек с момента возникновения до времен Галлиена: этот последний увеличил ее численность до 726 бойцов. Особенность, которую следует подчеркнуть, состояла в том, что легионные конники с той поры подчинялись центурионам, а не декурионам.

Командный состав включал, таким образом, снизу вверх: пятьдесят девять центурионов, из которых главный имел звание примипила; одного (или нескольких?) трибуна-«шестимесячника» (sexmenstris), без сомнения, командовавшего конницей; пятерых трибунов — так называемых angusticlavii, из-за узкой пурпурной полосы, украшавшей их одежду и указывавшей на принадлежность к всадническому сословию, (каждому подчинялось две когорты); префекта лагеря; трибуна, называвшегося laticlavius (его туника имела широкую пурпурную полосу, означавшую, что он происходит из сенаторской аристократии); наконец, легата легиона (принадлежавшего к той же среде) и — еще выше (в случае наличия нескольких легионов в одной провинции) — легата армии. Соединения, размещенные Августом в Египте, а также организованные Септимием Севером, имели в качестве командиров префектов конницы; этот прецедент вдохновил Галлиена, распространившего данный порядок — император просто ликвидировал командные посты, зарезервированные для сенаторов, и прежний префект лагеря оказался во главе всего соединения в силу исчезновения двух вышестоящих начальников — легата и трибуна-латиклавия.

Каждому легиону присваивались номер и название (I Минервы, II Августов, III Киренаикский и т.д.). Что касается всевозможных прозвищ, их мы исследуем далее. Всякое соединение создавалось в процессе подготовки к завоеваниям23; но поражения приводили к исчезновению некоторых из них, а восстания вызывали роспуск других. Между 30 г. до н.э. и б г. н.э. Август, получивший «в наследство» огромную массу солдат, набранных во время гражданской войны, свел количество легионов с 60 до 18; в 6 г. он набрал 8 (XIII — XX) легионов, три из которых (XVII — XIX) были потеряны три года спустя при разгроме Вара. В дальнейшем он добавил еще два легиона (XXI — XXII); следовательно, после его смерти в 14 г. н.э., их насчитывалось 25. Дальнейшее их развитие можно обобщить в таблице.

Формирование24 и прекращение существования легионов

Вспомогательные войска

Легионы никогда не действовали в одиночку; их всегда сопровождали менее привилегированные соединения25, в задачи которых входило оказывать им содействие, но иногда они использовались самостоятельно. Эти вспомогательные части (ауксилиариев) насчитывали от 500 до 1 тыс. человек26 — их называли соответственно «пятисотенными» или «тысячными» (очевидно, что численность личного состава фактически никогда не составляла совершенно круглых цифр). Специалисты допускают, что общее число солдат данной категории в каждой провинции было приблизительно равно численности легионеров. Так, Британию, имевшую три легиона, защищали 15 тыс. отборных пехотинцев и 15 тыс. солдат вспомогательных войск. Пассаж Тацита27 с описанием входа Вителлия в Рим в 69 г., хорошо показывает градацию, существовавшую в римской армии. Вот как было организовано прохождение войск: «Впереди двигались орлы четырех легионов, по обеим их сторонам — вымпелы четырех остальных, следом — двенадцать значков кавалерийских ал, после строя легионеров — конница и тридцать четыре пешие вспомогательные когорты, разделенные по племенам и видам оружия». Этот фрагмент показывает, кроме того, различие, существовавшее внутри этих войск. Документы говорят об «алах», «когортах» и numeri.

Среди второразрядных войск алы представляли собой сравнительно элитные подразделения. Составленные из конницы, они делились на шестнадцать турм, если были «пятисотенными»28, и на двадцать четыре, если «тысячными» — количество, которое редко достигалось ранее эпохи Флавиев29. В первом случае ими командовал префект, во втором — трибун — этот военачальник, которому в период Ранней империи помогали два субпрефекта, принадлежал ко всадническому сословию. Его помощником был первый декурион (princeps) и просто декурионы по одному на турму.

После ал по порядку значимости шли когорты — отряды пехотинцев, состоявшие из шести центурий, если они были «пятисотенными», и из десяти, если «тысячными»30. Но и эта численность, по-видимому, не достигалась до периода кризиса 68 — 69 гг. Некоторые из них пользовались большим уважением по сравнению с другими, и, таким образом, составляли исключение — они набирались среди римских граждан; другие комплектовались добровольцами — такие солдаты считались подобными легионерам31. Командование осуществляли центурионы, подчиненные первому центуриону (princeps), а тот, в свою очередь, префекту в «пятисотенных» отрядах или трибуну в «тысячных» и составленных из римских граждан; и в этом случае наличие субпрефекта также не находит подтверждения вплоть до начала императорской эпохи.

Но картина еще более сложна, нежели кажется, и нельзя не упомянуть еще об одной дискуссии между историками. Некоторые когорты вспомогательных войск, частично известных с первых лет Империи32, называются equitatae33 — это прилагательное охотно переводят как «конные», что создает двусмысленность. Действительно, мы имеем дело со смешанными подразделениями, включающими шесть или десять центурий и от трех до шести турм, смотря по тому, являются они «пятисотенными» или «тысячными» (здесь сложно представить точные цифры). Командование ими поручалось центурионам и декурионам, а также префекту или трибуну, в зависимости от того, насчитывали они пятьсот или тысячу человек. Вопрос заключается в том, чтобы уточнить род конницы34. Согласно Дж.Л.Чизману, лошади служили им только для перемещения, сражались же они пешими и образовывали, таким образом, верховую пехоту. Но Р.У.Дэвис, напротив, считает, что они составляли конницу, конечно, второго порядка, но настоящую. Последнее мнение кажется более достоверным: оно подтверждается некоторыми местами в речах, произнесенных Адрианом в Африке35, и особенно рельефами, где изображены воины конных когорт, поражающие врагов, повергнутых на землю. На одном из таких рельефов мы видим солдата, который сидя верхом пронзает копьем человека, опрокинутого на спину36 (илл. IV. 6). Верблюды, также использовавшиеся римской армией, служили в качестве вьючных животных; но было также замечено, что верблюды пугают лошадей.

В основании служебной пирамиды находятся numeri37. Термин numerus имеет два различных значения. В общем смысле он обозначает всякий отряд, который не является ни легионом, ни алой, ни когортой: таковы телохранители императорских легатов, известные под названием singulares legati38, образующие numerus под командованием легионного центуриона, в звании praepositus, или curam agens (пешие или конные солдаты, набранные исключительно в алах и когортах, они добавлялись к stratores, пешим легионерам, имевшим те же задачи). Singulares, составлявшие резерв и школу командиров, появляются при наместниках провинций в эпоху Флавиев, а при командирах легионов — самое позднее в начале II в.39; во второй половине III в. они исчезают, уступая место ргоtectores.

В узком смысле слово numerus применяется к отряду солдат-неримлян, сохранивших свои этнические особенности (язык, одежду, вооружение). Эта вторая категория появляется в конце I или в начале II в.40 Она оформилась официально при Адриане, а создана была при Домициане, Нерве или, скорее всего, при Траяне. Образцом для них могли послужить мавританская конница Лузия Квиета и symmachiarii, упомянутые Псевдо-Гигином. Здесь господствует большое разнообразие: встречаются отряды по тысяче человек, по пятьсот и еще меньшие (первые под командованием трибунов, вторые — префектов, остальные — praepositi, являющихся часто откомандированными легионными центурионами, или кураторов — curam agentes41); попадаются как конники, так и пехотинцы, младшими командирами которых являются соответственно декурионы и центурионы, как и в других вспомогательных отрядах. Говоря об этих солдатах, римляне называют их «варварами» (nationes) или определяют по их этническим названиям («мавры», «пальмирцы»), либо по именам их подразделений («numerus мавров», «пальмирцев» и т.д.). Можно объяснить появление этого типа подразделений: на заре Империи покоренные народы поставляли солдат для ал и когорт; но мало-помалу в эти отряды хлынули римские граждане и романизированные местные жители, привлеченные относительно высоким жалованьем, а поскольку стремление использовать варваров не исчезало, пришлось создавать для этой цели нечто новое. Поэтому numeri стали во II в. тем, чем в предыдущем были другие вспомогательные подразделения.

Все они в совокупности подчинялись тем же правилам обозначений, что и легионы. Им присваивались, как правило, три основных отличительных знака: тип, номер и название (cohors I Afrorum, ala I Asturum, numerus Palmyrenorum; по образцу legio I Augusta и т.д.). Третий элемент, как правило, обозначает народ, из которого воины первоначально рекрутировались. Но он может происходить и от имени конкретного лица: в таком случае он восходит к человеку, удостоившемуся чести первому командовать данным войском42 (так, ala Indiana напоминает о некоем Инде, … а вовсе не об индийцах!). Порой после номера стоит указание на императора, создавшего отряд: cohors I Ulpia Brittonum; в I и II вв. были также Augusta, Claudia, Flavia, Ulpia или Aelia. В некоторых случаях следуют дальнейшие уточнения, отличия и почетные эпитеты («Благочестивая», «Верная», «Римских граждан» и т.д.), описательные наименования («тысячная», equitata, veterana — «старейшая», scutata — «носящих щит», contariorum — «сражающихся рогатиной», sagittariorum — «лучников») и указания на провинцию (скажем, cohors I Gallorum Dacica была сформирована в Галлии и отправлена в Дакию). Что касается «переменных» прозвищ а также происходящих от родовых имен императоров, они будут рассмотрены ниже.

Но эта организация подверглась изменению в течение III в. В то время стали все чаще прибегать к вспомогательным войскам, и главное, их использовали в большом количестве и самостоятельно, независимо от легионов. Начало такой практики следует, видимо, искать в учреждении Септимием Севером отряда осроенских лучников43. Но в более широком масштабе она была использована при Александре Севере: конники, одетые в панцирь (cataphractarii, clibanarii) и стрелки из лука набирались в той же Осроене, у мавров и среди дезертиров-парфян44. Галлиен создал из далматов и мавров конный резерв, использовавшийся еще при Клавдии II45 и Аврелиане. Последний предоставил каждому наместнику в подчинение собственные войска быстрого реагирования — equites stablesiani. Он обзавелся очень подвижными войсками promoti («элита»), scutarii («щитоносцы»); и он же использует далматов и германцев против пальмирцев, которые сразу после своего поражения были включены в состав римских войск, образовав тяжелую конницу46.

Несмотря ни на что, в эпоху Ранней империи легионы все чаще представляли основную боевую силу пограничных армий.

Военный флот

Флот47, напротив, всегда играл незначительную роль в общем раскладе римских вооруженных сил, хотя в недавнем исследовании М.Редде48 сделана попытка реабилитации, продемонстрировав его полезность.

В самом деле, организация постоянного флота была одной из первостепенных задач победителя при мысе Акций. С 31 г. до н.э. Октавиан (будущий Август) разместил большую часть своих судов во Фрежюсе (Forum Iulii). Немногим позднее он переводит их в Италию — в Мизен и Равенну49: считается, что из этих двух портов суда выполняли миссию контроля — одни над западной, а другие над восточной частью Средиземноморья. Впоследствии флотилии были призваны демонстрировать римское присутствие на окраинных морях и больших реках (флотилии Британии, Германии, Паннонии, Мёзии, Понта, Сирии и Александрии).

Командование каждым из италийских флотов принадлежит префекту всаднического ранга (при Клавдии и Нероне этот пост иногда предоставляется вольноотпущенникам), при этом мизенский флотоводец считается старше равеннского. Каждому помогает, начиная с эпохи Нерона, субпрефект. Известна также должность ргаероsitus reliquationi: речь идет безусловно о начальнике склада или резерва. За ними следует наварх (командующий эскадрой?) и центурион, отвечающий за одно судно, которого, без сомнения, можно сопоставить с триерархом (любое судно, каким бы ни было его значение, приравнивалось к центурии). Наконец, флотилии провинций состояли под командованием специально прикомандированных легионных центурионов и префекта всадников. Последний из исследователей, занимавшийся римским флотом (см. примеч. 6 на с. 38), оценивает его личный состав в 40 — 45 тыс. человек; эта цифра представляется значительной, но отнюдь не невероятной.

Военные флоты из Мизена и Равенны получили эпитеты praetoria, без сомнения, при Домициане, но утратили их в 312 г. Как правило, флот обозначается только двумя словами, определяющими его характер и географическое положение (Мизенский флот, Равеннский флот, Германский флот, Паннонский и т.д.); «переменные» названия будут исследованы далее.

Отряды

Организация войск, в большей степени, чем можно предполагать, варьировавшаяся в обычное время, приобретала еще более сложный вид, если действовали чрезвычайные обстоятельства. Для выполнения конкретных задач, ведения войны, работ или занятия позиций римский гарнизон, приграничные армии или флот могли выставлять более или менее значительные отдельные отряды, которые назывались то вексилляциями (vexillationes), то numeri collati.

Вексилляции50

Название «вексилляция» происходит от слова vexillum, обозначающего знамя, вокруг которого собирались солдаты, покидавшие свои подразделения для выполнения специальных задач. Члены такого отряда именуются vexillarii — название, омонимичное тому, которое имел знаменосец в коннице51. Не следует применять этот термин по отношению к любой перемещающейся боевой единице, как это иногда делается: его оправданно употреблять лишь в тех случаях, когда оно явно использовано в тексте и можно быть уверенным в том, что имеешь дело с vexillum, поскольку коллективные и индивидуальные перемещения могли иметь место по множеству причин, хотя при этом воины не собирались вокруг этого символа. Определение вексилляции, таким образом, носило в некотором смысле официальный, юридический характер: одного надгробья, говорящего о солдате, умершем вдали от обычного места расположения его части, недостаточно, чтобы доказать ее существование52. Прибывая на новое место службы, солдаты поступали под начало местного командира (так, мы встречаем воинов VI «Железного» легиона (Ferrata) в подчинении у легата III Августова легиона53); но последнего, не знакомого со своими новыми подчиненными, они слушались хуже54. В зависимости от поставленных перед ними задач вексилляции делились на две большие группы.

Первая связана с войной. Армия в провинции способна отправить для участия в операции целый легион и отряд, выделенный из легиона, или же выставить по две—четыре когорты на отряд, т.е. 1 или 2 тыс. человек одновременно55. И если дело касается вспомогательных войск, можно поступать тем же самым образом — выставить все войска или по отряду из каждой части. В принципе командование над римскими гражданами поручалось только лицу в ранге сенатора, а над воинами-варварами — в ранге всадника. Но бывали и исключения, особенно в I в., когда это правило соблюдалось гораздо менее строго, чем можно предполагать. Бывший примипил (первый центурион)56 или префект лагеря57 получали тогда эту должность. Строже следовали этому правилу во II в. Вплоть до времени Марка Аврелия (161 — 180) начальник легионеров был нобилем, трибуном или легатом и имел, как правило, звание «имперского легата вексилляции», в исключительных случаях — praepositus или praefectus; воины ал, когорт или флота подчинялись в то время всадникам. Начиная с правления Марка Аврелия категории военнослужащих были объединены и одинаково подчинялись нескольким praepositi, сенаторского или всаднического сословия, а последние, в свою очередь, — вождю (dux), который был выходцем из аристократии. Наконец, со времен Августа до середины III в. можно встретить командиров, называвшихся prolegato, а Септимий Север, побуждаемый текущей необходимостью, организовал большие экспедиционные корпуса под началом сенаторов, поставленных над всадниками58.

Но ведь была не только война (см.: примеч. 3 на с. 40): вексилляция могла создаваться для работ, например, для строительства укрепления или для занятия поста, т.е. для выполнения задач, требовавших меньшего числа людей. Если речь шла о легионерах, то большую часть личного состава поставляла одна когорта или же набирали по несколько человек из каждой центурии; командование поручалось центуриону или простому принципалу (солдату, свободному от нарядов). Что касается вспомогательных войск, то каждая центурия или турма выделяли людей, подчиненных одному principalis; моряками командовал центурион. Во всех случаях командир отряда имел право на звание препозита, или же боевая единица называется sub cura N… («под ответственностью N…»).

Numeri collati

Перемещения воинов вдали от своих частей производятся в одних случаях неорганизованно, а в других — в форме вексилляции. Следует назвать еще третью возможность. В трех африканских надписях III в. можно прочесть выражение — numerus collatus59. Было предложено три интерпретации этого термина: речь идет либо об обычном numerus, аналогичном варварским частям с этим названием, либо о единице, приписанной к другой, для усиления60, либо же о некоем роде вексилляции. Чтобы понять смысл этого выражения, надо определить значение каждого из составляющих его слов. Термин numerus означает как солдат-неримлян, так и всякое соединение, не являющееся ни легионом, ни алой, ни когортой. Причастие же прошедшего времени collatus означает «собранный»: в эпиграфике Магриба часто встречается выражение аеге collato — «собранные деньги», «произведенный сбор денег». Замечают, что ни в одном из четырех текстов солдаты, не говоря уже о военачальниках, не представлены как принадлежащие к рассматриваемому соединению (не встретишь ни miles, ни centurio, ни praefectus numeri collati); командование вверено выделенным командирам: легионному центуриону, центуриону вспомогательных частей и декуриону алы, носящему звание praepositus. К тому же надписи географически разбросаны от Ну мидии до Триполитании, однако, воины вспомогательных частей этого региона в III в. перемещаются, похоже, только в рамках ограниченного сектора. Таким образом, первую гипотезу явно следует отбросить — весь контекст подсказывает, что речь не идет о постоянной боевой единице. К тому же, эти numeri collati иногда сопровождают другие отряды, но мы видим также, что они могут действовать и в одиночку, что исключает последнюю версию (можно заметить, впрочем, что «приписанная» единица есть не что иное, как своего рода вексилляция). Итак, остается третья интерпретация — термином «numeri collati» называют отряды, которые не имеют права на vex ilium. Они состоят из воинов (126 в одном тексте), откомандированных из нескольких лагерей или частей для выполнения конкретной миссии, и могут действовать на постоянной основе.

Проблема «местного ополчения»

Итак, римская армия, как мы видим, состояла из многочисленных видов подразделений. Следует ли добавить к ним что-либо еще? Некоторые историки предполагают наличие «местных ополчений» — муниципальных или провинциальных61. Этому выражению присущ один недостаток — оно двусмысленно. Несомненно, что муниципальные власти располагали вооруженными людьми для обеспечения порядка на подконтрольных им территориях. Но армия, как уже отмечалось, имеет в качестве основной задачи охрану Империи от всякой внешней угрозы. Присоединялись ли эти вооруженные отряды к легионам и вспомогательным войскам в случае внешней войны (bellum externum)? Это совсем другой вопрос. Так или иначе, исследователи допустили много погрешностей, основывая свое мнение на двух видах аргументов. Во-первых, они пытались обнаружить признаки этих подразделений в известных «крестьянах-солдатах пограничной полосы» — limitanei из «Истории Августов»62, а также в иных отрядах, называемых «копьеносцами» (hastiferi), «союзниками» (symmachiarii), «молодыми людьми» (iuvenes), «маврами» или «разведчиками Помарии» (Помария находилась в Мавретании Цезарийской). Далее, они приводят список командиров, руководивших этими отрядами: иренархов на Востоке и военных трибунов a popolo на Западе, префектов побережья (ora maritima), народов (gentes) и городов.

К сожалению, во всем этом мало что заслуживает доверия: limitanei применительно к данной эпохе упомянуты только в «Истории Августов», причем в двух сомнительных фрагментах, которые никакой другой автор больше не подтверждает; hastiferi являлись служителями богини Беллоны63; symmachiarii, мавры и «разведчики Помарии» служили в регулярных римских войсках и были организованы в numeri. Только организация iuvenes64 могла действительно быть чем-то вроде местного ополчения: эти сообщества объединяли детей знати и молодых людей более скромного социального положения65, получавших спортивную подготовку с военным оттенком (lusus iuvenum предусматривал упражнения, они особенно почитали Марса). Относительно предполагаемых «командиров» сейчас мы знаем больше: военные трибуны «а popolo»66 несут обычную службу, будучи рекомендованными императору своим родным плебсом; префекты племен, городов и иренархи — регулярные муниципальные магистраты — располагают теми же средствами, что и одноименные должностные лица, для выполнения полицейских функций; что до praefectus огае maritimae, речь идет о лице, исполняющем всадническую должность на службе государства и имеющем в своем распоряжении регулярные войска.

Ясно, однако, что каждый город обладал вооруженными отрядами, задачей которых было поддержание порядка на своей территории67. Более того, возможно, одна надпись из Триполитании68 является свидетельством промежуточного этапа, во время которого некоторым местным чиновникам приходилось организовывать защиту от варваров. Этот текст, датирующийся временем правления Филиппа Аравитянина, сообщает, что укрепление с длиной стороны в 15 м было построено трибуном, подчиненным praepositus limitis, при этом не указано никакого названия алы или когорты. Поскольку трудно представить себе, чтобы под началом командира «тысячной» части находился такой незначительный объект, оправданно предположить, что мы здесь имеем дело с предшественником трибунов Поздней империи — командиром местного ополчения.

Заключение

«Римский гарнизон», войска провинций и военные флоты — как видим, структура римской армии отличалась значительным разнообразием69. В этих условиях только относительное значение можно придавать общей ее численности: воин вспомогательных войск не способен заменить легионера; к тому же редкие указания на численность, которыми мы располагаем, порой требуют очень осторожного к себе отношения. Тем не менее, напрашиваются некоторые выводы по этому вопросу (отправной точкой для расчетов мы берем, согласно Тациту70, около 60 человек в центурии и численность вспомогательных войск, равную легиону).

Учитывая протяженность границы, которую следовало защищать, даже самые оптимистичные данные, приводимые Ж. Каркопино, свидетельствуют о значительном недостатке численности войск. Чтобы возместить его, оставалось обращаться к качеству. Тем более, что разнообразие, которое мы констатировали, подразумевало существование определенной иерархии различных типов подразделений — отборных элитных частей и войск второразрядных. Это, естественно, ставит вопрос о критериях набора войск, на основе которых он осуществлялся. Почему одного новобранца направляли во вспомогательные войска, а другого в легион? Но прежде следует отметить, что внутри самой воинской единицы — а чему здесь удивляться, если речь идет о военных делах? — также присутствуют эти две характерные черты — разнообразие и иерархичность.

Численный состав римской армии

Сводная таблица: Организация римской армии в 23 г. н.э.

Сокращения: D = пятисотенная единица, М = тысячная, Е = всаднического ранга, S - сенаторского ранга

Примечания:

[1] Тас. Ann. IV. 4. 5; 5.

[2] Durry М. Les cohortes pretoriennes. 1939; Passerini A. Le coorti pretorie. 1939.

[3] Ps.-Hyg. VI-VIII.

[4] Тас. Ann. IV. 5. 5; Dio. Cass. LVII. 19. 6.

[5] См.: L’Annee epigraphique. 1980. № 24.

[6] Herod. HI. 13. 4; Dio. Cass. LXXIV. 1; SHA: Sept. Sev. XVII. 5; Zosim. I. 8. 2.

[7] Freis Н. Die cohortes urbanae // Epigr. Stud. 1967. II.

[8] Suet. Aug. XLIX.

[9] Inscr. lat. d’Afrique. № 164.

[10] Baillie Reynolds Р.К. The vigiles of Imperial Rome. 1926.

[11] Suet. CI. XXV, 6.

[12] Тас. Ann. I. 24. 2; Suet. Aug. XLIX. 1; Herod. IV. 7, 3; 13, 6; SHA: Sev. Al. LXI. 3; Max.-Balb. XIII. 5-XIV; Paribeni R. // Mitteil. d. Kaiserl. d. arch. Instit. 1905. XX. P. 321-329.

[13] Tac. Hist. I. 31. 1.

[14] Speidel M. Die equites singulares Augusti. 1965.

[15] Baillie Reynolds P.K. // Journal of Rom. St. 1923. XIII. P. 152-189.

[16] Paribeni R. // Mitteil. d. Kaiserl. d. arch. Instil. 1905. XX. P. 310—320; Sinningen W.G. // Mem. Amer. Acad. Rome. 1962. XXVII. P. 211-224.

[17] SHA: Hadr. XL 6; Macr. XII. 4.

[18] Tac. Hist. I. 31. 3, 6.

[19] См., например: Tac. Hist. I. 31. 2, 6, 7.

[20] Herod. II. 10. 2.

[21] Ritterling Е. Legio // Pauli A., Wissowa G. Realencyclopadie. 1925. XII. 2; Parker H.M.D. The Roman Legions. 2-nd ed. 1958.

[22] Bickel E. // Rhein. Museum. 1952. XCV. P. 97-135; Sander E. Ibid. P. 79-96; Keppie L.J.F. // Papers Brit. School Rome. 1973. XLI. P. 8-17.

[23] Suet. Ner. XIX. 4.

[24] Dio. Cass. LV. 24; См. также: Mann J.С. Hermes. 1963. ХС1 P. 483-489.

[25] Cichorius C. Ala; Cohors // Realencyclopadie. 1894. I, 1900. IV I; Rowell H.T.Numerus; Ibid. 1937. XVII, 2; Cheesman G.L. The auxilia of the Roman Imperial Army. 1914; Saddington D.B. The development of the Roman Auxiliary Forces (49 B.C. — A.D. 79) 1982.

[26] CIL. VIII. № 2637: «III Легион Августа и его вспомогательные части…»

[27] Tac. Hist. II. 89. 2.

[28] Ps.-Hyg. XVI; Arr. Т. XVIII. 3 (512 человек в одной пятисотенной але).

[29] Birley Е. // Mel. E.Swoboda. 1966. P. 54-67.

[30] Hyg. XXVIII.

[31] Tac. Ann. I. 8. 3; 35, 3: cohortes civium romanorum и voluntariorum civium romanorum.

[32] CIL. X. № 4862.

[33] Ios. Flav. Bell. Iud, III. 4. 2 (67): 120 конников и 600 пехотинцев; Ps.-Hyg. XXV —XXVII: 120 конников и 380 пехотинцев = 6 центурий и 3 турмы или 240 конников на 760 пехотинцев - 10 центурий и 6 турм; CIL. III. № 6627: 4 декуриона.

[34] Davies R.W. // Historia. 1971. XX. P. 751-763.

[35] CIL. VIII. №18042; Le Glay M. // XIе Congres du limes. 1978. P. 545-558.

[36] CIL. VIII. № 21040.

[37] Rowell Н.Т. Op. cit. (примеч. 2 на с. 33); Vittinghoff F. // Historia. 1950. Bd. I. P. 389-407; Mann J.C. // Hermes. 1954. LXXXII. P. 501-506; Speidel M. // Aufstieg u. Niederg. rom. Welt. 1975. Bd. II. 3. P. 202-231. Особый случай см.: L’Annee epigraphique. 1983. № 767 (numerus в отношении легиона).

[38] Speidel M. Guards of the Roman Army. 1978.

[39] L’Annee epigraphique. 1969-1970. № 583.

[40] Ensslin W. // Klio. 1938. XXXI. P. 365-370; Ps.-Hyg. Ed. M.Lenoir 1979. P. 78-80, 127-133.

[41] L’Annee epigraphique. 1900. № 197.

[42] Birley Е. // Ancient Society. 1978. IX. P. 258-273.

[43] Herod. III. 9. 2.

[44] Herod. VI. 7. 8; SHA: Sev. Al. LVI. 5.

[45] SHA: CI. XI. 9.

[46] Zosim. I. 50, 3.

[47] Fiebiger O. // Leipz. Stud. 1893. XV. P. 275-461; Chapot V. La flotte de Misene. 1896; Kienast D. Kriegsflotten d. rom. Kaiserzeit. 1966; см. след. примеч.

[48] Redde M. Mare nostrum. 1986.

[49] Suet. Aug. XLIX. 1.

[50] Saxer R. Vexillationen d. rom. Kaiserheeres // Epigr. Stud. 1967. I.

[51] Tac. Ann. I. 38. 1 (член vexillatio) и 41. 1 (знаменосец конницы).

[52] Le Roux P. // Zeitsch. f. Papyr. u. Epigr. 1981. XLIII. P. 195-206.

[53] CIL. VIII. № 10230.

[54] Ps.-Hyg. V.

[55] Suet. Vesp. VI, 2; Ios. Flav. Bell. Iud. II. 18. 8 (494).

[56] Tac. Ann., XIII. 36. 1,5.

[57] Tac. Ann. XII. 38. 3, 55. 2.

[58] Sasel J. // Chiron. 1974. IV. P. 467-477; Christol M. // ( arrieres senatoriales. 1986. P. 35 — 39.

[59] Le Bohec Y. // XIIе Congres du limes. 1980. P. 945-955; Idem. // IIIе Congres de Sassari. 1986. P. 233-241.

[60] Эта интерпретация может быть подтверждена одной надписью из Рима: некий солдат был collatus in sing(ulares), т.е. «добавленный к телохранителям» (L’Annee epigraphique. 1968. № 31).

[61] Cagnat R. De municipalibus et prouincialibus militis in Imperio romano. 1880; Stapfers A. // Musee Beige. 1903. VII. P. 198-246.

[62] SHA: Sev. Al. LVIII. 4; Prob. XIV. 7.

[63] Fishwick D. //Journal Rom. St. 1967. LVII. P. 142-160.

[64] Jaczynowska M. Les associations de la jeunesse romaine. 1978.

[65] Demoulin H. // Musee Beige. 1899. III. P. 177-1992; Jacques F. // Ant. Afr. 1980. XV. P. 217-230.

[66] Nicolet C. // Mel. Ec. Fr. Rome. 1967. LXXIX. P. 29-76.

[67] Dessau H. Inscr. lat. sel. № 6087. CIH.

[68] Inscr. Rom. Tripolit, № 880.

[69] Birley Е. // Mel. E.Swoboda. 1966. Р. 54 et suiv. Автор насчитывает для II в. 270 «пятисотенных» когорт и от 40 до 50 «тысячных», 90 «пятисотенных» и 10 «тысячных» ал.

[70] Tac. Ann. XIV. 58. 3-4; IV. 5, 6.

[71] Легат легиона (S) заменен префектом (Е) в Египте с эпохи Августа, в трех соединениях, называемых парфянскими со времени их создания при Септимий Севере; эта практика распространена при Галлиене.

[72] Трибун (S) исчезает при Галлиене.

[73] Конница доводится до 726 человек при Галлиене.

[74] Эти префекты заменены трибунами (Е), когда соединение является военным (см. след. примеч.)

[75] Некоторые вспомогательные части являются военными; но они появляются не ранее эпохи Флавиев.

Люди римской армии. Выбор техничности

Расхожие термины вроде «преторианцев», «легионеров» или «воинов вспомогательных частей» ассоциируются в лучшем случае с людьми, способными держать сомкнутый строй, в худшем, — с трудно поддающейся описанию толпой. В действительности же каждый солдат (или почти каждый) занимал конкретное место, выполнял вполне определенную функцию и был почти незаменим. Набор возможных видов деятельности воинов варьировался от «артиллерии» до «кавалерии», от службы связи до санитарной, от тренировки до музыки и включал множество других специальностей. Это разнообразие, которое существовало уже в республиканскую эпоху, достигает своего апогея, похоже, только к концу II в. н.э.

К тому же, не следует забывать, что благодаря принципу иерархичности в римской армии были представлены все общественные классы — даже рабы! В самом деле, в ней встречаются нобили: сенаторы, включенные в цензовый класс обладателей миллиона сестерциев, и обладающие монополией на занятие магистратур (должности квесторов, эдилов, преторов и консулов), — служили офицерами; мы находим также всадников лишь с четырьмя тысячами сестерциев состояния на службе принцепса в качестве прокураторов и префектов — они пополняли низший командный состав. Дети муниципальной знати становились центурионами. Римские граждане из плебса поступали в легионы, а перегрины — во вспомогательные части. К тому же некоторые боевые единицы располагали рабами, выполнявшими административные обязанности.

Такого рода двойное устройство — по линии иерархии и по специализации — представляет то, что историки называют немецким словом «Rangordnung»1.

Командный состав

По примеру древних начнем с самых высокопоставленных персонажей — офицеров2; уточним при этом, что под ними мы подразумеваем всякое должностное лицо, стоящее выше центуриона.

Общие сведения

Принадлежность к категории командиров, основанная на социальных и институциональных критериях, может варьировать в зависимости от обстоятельств и конкретных личностей3: храбрый человек в условиях тяжелой войны может добиться более важных командных постов, чем в обычное время.

Достаточно много говорилось о том, что могущество римской армии объясняется высокой эффективностью действий солдат и центурионов — качеством, часто противопоставляемым посредственности высшего командования, которое могло оказаться в руках некомпетентных дилетантов; якобы победы достигались войском в каком-то смысле вопреки присутствию военачальников. Следует отбросить это клише. В библиотеке каждого сына сенатора или всадника были трактаты, посвященные военному искусству, он регулярно тренировался. Это чтение и эта практика составляли часть воспитания, обычно даваемого юношам из знатных семей. Поскольку военная техника того времени не представляла большой сложности, несколько недель практики командования были достаточными, чтобы усвоить ее основы. Более того, многие командиры даже прославились подвигами. Всадник Гай Велий Руф гордо сообщает о совершении рейда через царство Децебала — Дакию — и, позднее, о захвате и доставке императору добычи и пленников, среди которых находились сыновья властителя Парфии4. Марк Валерий Максимиан собственноручно убил Валаона, царя германского народа наристов5. Так, в 238 г. сенаторы еще имели хороший военный опыт. Кроме того, некоторые из них отличались особым пристрастием к военному делу6: они вели спартанский образ жизни, посвящая себя тренировкам и постоянно носили при себе меч — их называли viri militares7. Однако нет причин считать, что они когда-либо составляли особую касту, их сообщество было открытым.

Впрочем, все командиры выполняли приблизительно одинаковые функции: вести воинов в бой, готовить их посредством упражнений и вершить правосудие в войсках. Кроме того, образованию замкнутой корпорации препятствовали прерогативы, которыми располагал принцепс: ведь именно он раздавал новые назначения8.

Иерархия

В самом деле, в военной сфере существовал верховный военачальник — император. Именно он считался триумфатором во всякой войне, даже если не появлялся на поле битвы. Он действовал в таком случае силой своего гения — только его сакральная мощь могла склонить богов к победе Рима. Поэтому когда император украшал себя титулом «победитель парфян», это никоим образом не означало, что он побывал на Востоке. Лучше всего могущество правителей в этой области описывает Дион Кассий9: «Им принадлежит право осуществлять набор войска, взимать налоги, развязывать войну и заключать мир, всегда и везде командовать равно солдатами-иноземцами (воинами вспомогательных частей. — Лет.) и легионерами».

Правитель обзаводится свитой и привлекает себе в помощники по военным вопросам одного или нескольких префектов претория, которые играют одновременно роль верховного и военного министров. Вторая функция для начала II в. была отмечена Псевдо-Гигином10. Она была введена для Перенния11, и то же можно было бы сказать в отношении Патерна и Клеандра12, который выполняет ее, не нося соответствующего титула (эти три персонажа служили при Коммоде, между 180 и 186 гг.). Во времена Александра Севера подобную же деятельность осуществляют Флавиан и Хрестус13.

Во главе каждой провинциальной армии стоит на-местник — императорский легат-пропретор сенаторского (консульского) ранга, который находится в местах дислокации легионов, а также прокуратор, выходец из всаднического сословия. Вплоть до эпохи Калигулы Африка представляет собой исключение: управляющий ею проконсул (как правило, в течение годичного срока) также располагает войсками, несмотря на то, что назначен на эту должность сенатом (военачальников же назначает император). Основной задачей наместников является обеспечение общественного порядка, а это означает, что они должны вершить правосудие, надзирать за религиозной жизнью и состоянием храмов, с помощью квестора или прокуратора контролировать правильность поступления налогов и, наконец, следить за безопасностью территории. Начиная с эпохи Галлиена, в армии остаются только всадники, и тогда (к 262 г.) появляется звание praeses perfectissimus, обозначающее сановника, ответственного за провинцию. Слово praeses (в смысле просто «вождь, глава») использовалось уже с конца II в., но в частном порядке. Обсуждается также вопрос о гипотетической и во всяком случае весьма недолгой «сенатской реставрации» при императоре Таците.

Командование легионом поручается еще одному императорскому легату-пропретору (преторианцу)14, находящемуся в подчинении у своего одноименного наместника провинции (если в округе только одно подразделение этого типа, то обе функции выполняются одним лицом). Этот военачальник занимал свой пост два — три года и следил за ходом дел во вверенных ему боевых единицах, включая вспомогательные части: он обеспечивает соблюдение дисциплины, строевую подготовку15 и располагает финансовыми и судебными полномочиями16. Начиная с правления Галлиена префект лагеря, до тех пор бывший третьим по важности должностным лицом боевой единицы, выдвигается на первый план вследствие отмены званий легата и трибуна-латиклавия. Он сменяет свой титул на «высокочтимого (egregius) префекта легиона», и зависит теперь напрямую от praeses; его полномочия становятся чисто военными17. Такая организация (верховное командование, порученное префекту) существовала уже в некоторых легионах, например, в тех, что были размещены в Египте со времен Августа (поскольку сенаторы не имели права пребывать на этой территории, принадлежавшей принцепсу), и в трех соединениях, называвшихся Парфянскими, после их учреждения при Септимии Севере.

Трибун-латиклавий оказывается отодвинут на второе место18; это имя происходит от широкой пурпурной каймы, украшавшей тогу обладателя и напоминавшей о его сенаторском происхождении. С помощью собственного штаба, трибун-латиклавий выполняет роль советника, а также обладает судебными19 и военными полномочиями. Он руководит учениями20 и в случае отсутствия легата, несмотря на свой юный возраст (около двадцати лет) и нехватку опыта (он остается в должности год), замещает его и носит в этом случае титул tribunus pro legato; во всяком случае, в ходе дальнейшей карьеры он получит этот пост, к которому уже готовится21.

Префект лагеря22, третье высшее должностное лицо боевой единицы, занимается поддержанием в порядке оборонительных сооружений23, как следствие, во время походов ему поручают руководить осадными работами24. Он выбирает месторасположение укреплений и обеспечивает их постройку. В походе префект лагеря следит за обозами, а в сражении командует метательными орудиями. Он также постоянный участник заседаний военного совета легата. Чтобы занять должность префекта лагеря, нужно либо отслужить три срока трибуната в Риме25, либо быть прежде примипилом, что, по мнению Б.Добсо-на, открывало доступ во всадническое сословие.

За ними следуют пять трибунов-ангустиклавиев. Их название происходит от узкой пурпурной каймы, вышитой на тоге и определявшей их принадлежность ко всадническому сословию. В бою каждый из них командует двумя когортами, т.е. 1 тыс. человек26. Ангустиклавии участвуют в качестве советников на заседаниях военного совета легиона, а в мирное время27 руководят тренировками, следят за безопасностью ворот лагеря, за пополнением запасов зерна, содержанием госпиталя, а также вершат правосудие. Наконец, «шестимесячный» трибун (sexmenstris) определенно командует легионной конницей: в таком случае он один занимает этот пост.

Несколько слов о других офицерах, фигурирующих в надписях и литературных текстах. Термин dux28 означает «вождь» в широком смысле слова — qui ducit. В I и II вв. (в техническом смысле) он применяется по отношению к лицу, не принадлежащему к сенаторскому сословию, но осуществляющему высшее командование. Со времени Маркоманских войн Марка Аврелия он, напротив, предназначается сенаторам, которые командуют легионерами и воинами вспомогательных частей, объединенными в отряды. Наконец, в середине III в. появляется dux limitis — вождь небольшого участка приграничной полосы. Словом praepositus также в общем смысле обозначают «вождя», но рангом ниже предыдущего, например, всадника, поставленного во главе вексилляций как легионеров, так и воинов вспомогательных частей; но с Марка Аврелия этот титул часто носит сенатор. Кроме того, войско, направленное для выполнения конкретной задачи и состоящее только из солдат — римских граждан, может быть вверено prolegato. Эта должность встречается в период между эпохой Августа и III в.29 В бою используются прежние префекты, называемые «примипилярными»30: им подчиняются командиры ал и когорт, они отвечают за личный состав солдат в укрепленных пунктах. Наконец, protectores divini lateris31, введенные между 253 и 268 гг., составляли резерв — императорскую гвардию и элитные части, набираемые среди низших командных чинов.

Плохо известно положение в отличных от легионов боевых единицах. Очевидно, префекты «гарнизона Рима» и вспомогательных частей обладали в отношении своих подчиненных полномочиями аналогичными легатам-пропреторам; что же касается трибунов городских частей, то их психология, вероятно, соответствовала роли их одноименных собратьев в приграничных армиях.

Два исследования32 посвящены офицерам военного флота и, в частности, их годовому жалованью. Префект италийского флота получал 100 тыс. сестерциев в I в., 200 тыс. во II, а в III в. добавил титул «высокочтимый» (egregius) и «превосходнейший». Субпрефект — также «высокочтимый» — и начальник хранилищ или резерва (praepositus reliquationi) обходились казне в 60 тыс. сестерциев, в то время как префекту флота в Германии, Британии или на Понте полагалось 10 тыс. со времени правления Септимия Севера. С этого периода капитан судна (триерарх) мог стать командующим эскадрой (на-вархом), затем первым центурионом флота (princeps), прежде чем получить доступ к посту легионного прими-пила33.

Карьеры

Рассмотрим систему командных чинов на примерах известных карьер. Известно, что в эпоху Ранней империи существовало две категории общественной элиты.

Нобили, входившие в сенат, удостаивались этой чести благодаря, конечно, своему цензу, но также и главным образом — исполнению магистратур; помимо этих обязанностей они выполняли предварительные (до), промежуточные (между) и жреческие функции.

Сенаторская карьера

Посты, обозначенные звездочкой, включают военные полномочия

Одна из надписей34 проливает свет на данное положение: «Луцию Дасумию Туллию Туску, сыну Публия, из трибы Стеллатина, консулу, спутнику императора, авгуру, члену товарищества (содалистет) Адриана, члену товарищества Антонина, куратору общественных работ, императорскому легату-пропретору провинций Верхней Германии и Верхней Паннонии, префекту Сокровищницы Сатурна, претору, плебейскому трибуну, легату провинции Африка, квестору императора Антонина Пия, Августа, военному трибуну IV легиона Флавия, члену комиссии трех, уполномоченной выбивать и вырезать на бронзе, серебре и золоте Публий Туллий Каллистий поставил [эту надпись]». Изложенные ступени карьеры представлены не в хронологическом порядке, но в обратном. Следовательно, Туск исполнял магистратуры в Риме (квестура, плебейский трибунат, претура, консулат); до этого он начал государственную службу как монетчик, затем как трибун-латиклав в легионе; среди его высших городских должностей отмечен пост помощника проконсула в Африке, распоряжение сенатской казной, называемой «Сокровищница Сатурна», управление двумя провинциями, где находились легионы, ведение общественных работ и место советника при императоре; он также служил богам, Адриану и Антонину, обожествленным после их смерти, и был авгуром. Обычно члены сената занимают сравнительно немного военных должностей: они служат в качестве трибунов-латиклавов, легатов легионов (50 кандидатов на 25 мест), командующих армиями или вексилляциями; при Августе и Тибе-рии они имели доступ также к должности префектов ал.

Всадники представляли в эпоху Империи элиту второго разряда, но одновременно более однозначно военную и — любопытный факт — сосредоточенную на финансовых делах.

Всадническая карьера

Посты, обозначенные звездочкой, включают военные полномочия

Карьера всадников начиналась с троекратного срока службы во «всаднических ополчениях», по три года в каждом35. В начале Империи примипилы получали в командование когорты, а новички-сенаторы — алы. Для молодых людей, вышедших из второго сословия, оставался лишь трибунат. Начиная со времени Клавдия они переходят от когорты к але, затем к легиону36; при Флавиях этот порядок слегка изменяется и в дальнейшем сохраняется (когорта, легион, ала)37. Надпись38, найденная в Испании, показывает эту последовательность: «Луцию Помпею Фавентину, сыну Луция, из трибы Квирина, префекту VI когорты Астуров, военному трибуну VI Победоносного Легиона, префекту конников II алы Испанцев, отмеченному золотым венком, “чистым копьем” и штандартом конницы обожествленным императором Веспасианом, фламину провинции Ближней Испании, жрецу Ромы и Августа Валерия Арабика, дочь Гая, его супруга, поставила [этот памятник?]». Между 161 и самое позднее 166 гг., возможно, с эпохи Адриана, государство предоставляет желающим возможность занятия четвертой военной должности, в то время как командование вспомогательными пехотинцами становится необязательным, а Септимий Север позволяет желающим избежать прохождения службы в легионе. Тем не менее, в III в. именно всадники составляют лучшие кадры римской армии39.

Можно к тому же составить впечатляющий список открытых для них возможностей. В Риме они могут быть префектами либо субпрефектами претория или ночной стражи (vigiles), и трибунами этих частей; в легионах их назначают — префектами, командующими в Египте и в трех парфянских подразделениях — префектами лагеря и трибунами; во флоте за ними зарезервированы все префектуры и субпрефектуры; во вспомогательных частях они также занимают все места префектов и трибунов. Писали, что «префект побережья» (ога maritima) командовал по меньшей мере когортой; вплоть до времени Адриана штаб-квартирой этого лица всаднического ранга служила Таррагона. Но примечательно, что другой всадник, с тем же титулом, который отвечает за Черное море, не имеет войск в своем распоряжении, а должен просить эскорт у наместника провинции40.

Интерес к этим двум всадническим должностям объясняется их социальной ролью: они представляют собой либо завершение карьеры, либо ее отправную точку — в обоих случаях олицетворяя открытость. Открытость прежде всегб со стороны низов. Так, мы видим, как при Августе простой солдат становится центурионом, затем префектом когорты41; еще один рядовой воин смог дослужиться до префекта претория, но это, правда, происходило во время кризиса 68 — 69 гг.42 Обычно сын всадника начинает сразу с ополчения, после чего перед ним открываются прокураторские должности (в области финансов, управления провинций или служб в Риме) и для наиболее одаренных — важные префектуры (ночной стражи, анноны, Египта, претория). Некоторые могли даже вступить в сенаторское сословие: в этом случае мы имеем дело со смешанной карьерой, а это означает тем самым, что в этом типе службы существует и открытость для карьерного роста со стороны верхов.

Наконец, нужно вспомнить пример «шестимесячного» трибуната (sexmenstris) — он представляется вполне аналогичным префектуре общественных работ, чисто гражданской должности, исполнитель которой является в каком-то смысле начальником канцелярии того или иного магистрата; эти две должности, возможно, были «покупными» и позволяли местной знати вступать во всадническое сословие43.

В заключение можно, похоже, констатировать весьма значительную эволюцию командного состава во второй половине III в.: так, сенаторы полностью уступают место всадникам.

Центурионы и декурионы

Спустимся на первую ступеньку в иерархии римской армии. Центурионы пехоты и декурионы конницы образуют низший командный состав, который отличается существенно от высших командиров. Теперь речь идет о профессиональных военных.

Центурионы легионов

Наиболее известна организация легиона44: в нем десять когорт разделены на шесть центурий каждая, кроме первой, которая насчитывает пять центурий, но с двойным числом воинов. Внутри каждой когорты ранги четко определены: в порядке старшинства, различают pilus prior, princeps prior, hastatus prior, pilus posterior, princeps posterior и hastatus posterior. И хотя pilus posterior в первой когорте отсутствует, там зато мы находим primus pilus — высшее звание в этом ранге для всего легиона.

Примипил, который присутствует на совещаниях военного совета легата, как и всякий pilus prior, возглавляет свою центурию и свою когорту. Каждый центурион со своим помощником-опционом руководит подчиненными в сражении и на учениях. Проводя в среднем три с половиной года в том или ином гарнизоне, он несет службу не менее двадцати лет. Но здесь мы сталкиваемся с затруднением. В легионе обычно должно было насчитываться 59 центурионов, однако Тацит45 сообщает о 60, а одна надпись из Африки46 приводит список из 63 человек, двое из которых примипилы — в IX когорте их лишь пять, в то время как в I и VIII — по семь на каждую, а в VI — восемь! Недостачу можно объяснить незаполненной вакансией; что же до излишка, то открывается много возможностей для трактовок. Так, некоторые авторы сообщали, что самые старшие выполняли административные функции. Можно также вспомнить о triarius ordo47, который командует ветеранами (но эта должность существует лишь в начале Империи). Необходимо в первую очередь подумать о командовании 120 всадниками, о начальниках вексилляций, отправленных на заставы, расположенные вдали от лагеря, и о командирах некоторых вспомогательных боевых единиц. К тому же мы знаем о существовании так называемых primipiles bis. Но здесь мы затрагиваем проблему послужного списка.

В целом признается, что в когортах со II по X все центурионы равны по званию и располагаются по старшинству. Настоящим продвижением по службе является поступление в первую когорту; там каждый из пяти существующих постов представляет шаг вперед. Карьеры подверглись в последнее время некоторому изучению48. Было установлено, что они представляют значительное разнообразие, но перед соискателями открываются две главные дороги. Они могут напрямую занять искомую должность после гражданской жизни, если они римские всадники или дети знати; в первом случае их называют «выходцами из всаднического сословия» (ex equite го-mano). Но чаще эта должность предоставляется людям, уже пребывающим в армии (см. с. 107). Иногда это простые солдаты (обычное явление во вспомогательных частях) или — в большинстве случаев — командные чины (мы увидим, что некоторые опционы обычным образом становятся центурионами, но это повышение не является ни систематическим, ни обязательным). Они могут быть всадниками ал или же солдатами преторианских когорт, что позволяет им продвигаться по службе в Риме столь же успешно, как и в армии провинций. Продвижение зависит от исходной должности, что может удивить современного читателя: чем выше начинают, тем выше заканчивают (человек, начавший службу сразу центурионом, имеет больше шансов получить должность примипила, чем, к примеру, пожилой cornicularius — низший командный чин). Первый пост предоставляется в зависимости от социальной среды, из которой происходит воин: ex equite romano начинает свою карьеру с более высокого уровня, продвигается быстрее и идет дальше, чем потомок провинциальной знати. Мужество и награды на карьеру влияют мало, значит, необходимо отмести привычное клише — центурионы не только не выбираются по своим достоинствам, а совсем наоборот.

Получив звание центуриона, воин обычно исполняет последовательно несколько командных должностей одного уровня, как видно в представленной надписи из Таррагоны в Испании49: «Марку Аврелию Луциллу, сыну Марка, из трибы Папирия, уроженцу Петовиона (в Паннонии), прибывшему из императорской гвардии (equites singulares August!), центуриону I “Вспомогательного” Adiutrix легиона, II “Траянова” легиона, VIII “Августова” легиона, XIV “Сдвоенного” (Gemina) легиона, VII “Клавдиева” легиона, hastatus prior VII “Сдвоенного” легиона (Gemina), [умершему] в 60 лет, после 40 лет службы Ульпия Ювентина, его супруга и наследница, взяла на себя заботу соорудить [это надгробие] для своего мужа, который совершенным образом исполнял все свои обязанности и был полон доброжелательства».

На более низких ступенях открывается немало возможностей, — звание примипила, затем второе того же ранга, которое предоставляет власть, превышающую трибунскую, а также место префекта лагеря или командование вспомогательной частью либо соединением «гарнизона Рима». Вызывает споры, принадлежал ли префект лагеря к всадническому сословию? Еще больше оснований для сомнений на этот счет возникает в отношении примипила50. Но рассмотрим один пример продвижения: «Луций Альфен Авициан, примипил, трибун III когорты ночной стражи, из XII городской» (надпись найдена в Кадисе51). Некоторые, очень немногие счастливчики достигают должности прокуратора; но это в исключительных случаях: «Гнею Помпею Прокулу, центуриону нескольких легионов, примипилу IV “Счастливого” Флавиева легиона, трибуну I Городской когорты, прокуратору Понта и Вифинии». Карьера, подобная Прокулу, известная по одному документу из Рима52, встречается не часто. В самом деле, здесь мы вновь затрагиваем важный аспект общественного устройства и сознания Ранней империи — обретаемое человеком достоинство варьирует в зависимости от его социального происхождения, и чем выше исходная должность, на которую он претендует благодаря своему происхождению, тем дальше он может продвинуться. Личные заслуги отодвигаются на второй план, но могут в значительной мере способствовать продвижению сына — в то время работали для потомков. Добавим, что со времени Галлиена складывается новый тип карьеры, усложненный возникновением титула protector53.

Осталось рассмотреть несколько особых случаев. Мы не знаем, что представлял собой adstatus54; если только это не ошибочное прочтение слова hastatus? Мы не знаем также, кто такие deputati и supernumerarii, упоминаемые во многих надписях; скорее всего они относились к «гарнизону Рима» (согласно М.Дюрри55). По мнению многих историков, центурионы первой когорты назывались primi ordini, однако сомнения порождает эпизод у Тацита56. Эпизод этот происходит во время гражданской войны, вслед за смертью Нерона, и касается VII легиона Галь6ы: «Было убито, — сообщает историк, — шесть центурионов первого разряда». Здесь словами «центурионы первого разряда» переведено выражение primi ordines, и эта фраза показывает, что в легионе больше шести primi ordines. Ordo означает «центурия»57, и возникает вопрос, не идет ли в действительности речь о сражавшихся в первом ряду. Впрочем, можно было бы охотно придать аналогичный смысл званию ordinarius58, которое заключает в себе, согласно глоссариям, представление о способности, и которому Вегеций дает следующее определение: «те, кто в бою ведут первые центурии». В этом отрывке выражение «первые центурии» скорее всего означает те, которые выступают впереди всего легиона, а не те, которые составляют когорту № 1. Один американский ученый59 дал другое толкование: возможно, ordinarius командовал ordo, как и ordinatus. Это второе звание продолжает оставаться загадочным: оно, вероятно, означает первого центуриона смешанной когорты (по мнению Р.У.Дэвиса), но в глоссариях это слово соотносится с понятием дисциплины60.

Декурионы и центурионы иных, чем легионы, боевых частей

В ходе исследования легионов обнаруживается исключительный факт, что конники в них находятся под командованием центурионов, а не декурионов, что было бы логично. Для других частей выявляется мало особенностей. В преторианских когортах центурионы равны по званию — за исключением trecenarius, который старше всех по рангу, и его заместителя princeps castrorum. М.Дюрри в своей книге о преторианцах (см. примеч. 3 на с. 63) анализирует один из типов карьеры, который он называет «всадники-преторианцы»: военный начинает с трех командных должностей в «гарнизоне Рима», затем служит центурионом в легионе и трех городских частях, достигает ранга примипила и вновь возвращается в столицу для троекратного исполнения трибуната, который открывает ему доступ к прокураторским должностям.

Воины вспомогательных войск (ауксилиарии), как известно, отличаются значительным разнообразим. А лам, в зависимости от того, «пятисотенные» они или «тысячные», требуется шестнадцать либо двадцать четыре декуриона, первый из которых называется старшим декурионом (princeps); когорты пехотинцев по тем же соображениям имеют то шесть, то десять центурионов, которыми также руководит центурион-принцепс; смешанные боевые единицы укомплектованы декурионами от трех до шести и центурионами от шести до десяти; наконец, количество командных чинов в numeri колеблется. Установлено, что декурион когорты подчиняется декуриону алы, который, в свою очередь, младше центуриона.

Флот также ставит перед нами в этом плане некоторые проблемы. По М.Редде61, каждое судно, приравненное к центурии, находится под командованием триерарxa, а несколько кораблей составляют эскадру во главе с навархом; но оба флотских командира, по крайней мере для провинциальных флотов, обладают меньшим достоинством, чем центурион легиона.

Воины легионов

Нет, легионы не являются недифференцированными массами людей. Судя по надписям, напротив, можно установить поразительное разнообразие званий и должностей, обнаружить высокое мастерство, развитую специализацию, и заметить непрерывное появление новшеств. Правомерен вопрос, почему те же принципы не применялись в промышленном ремесле и сельском хозяйстве. Несомненно, это вопрос менталитета; в противном случае Рим, возможно, познал бы невероятное экономическое развитие.

С позиций своей эпохи, IV в., Вегеций описывал положение, складывавшееся в Ранней империи (см. примеч. 1 на с. 66): «Орлоносцами и магинариями называются те, кто носит орлов и изображения императора. Опционы — это помощники более высокопоставленных начальников, которые присоединяют их к себе с помощью своего рода усыновления, чтобы те могли заместить их в случае болезни или отсутствия. Знаменосцы (носители значков) — это те, кто носили знамена и кого сейчас называют драконариями. Тессерариями называют тех, кто сообщает солдатам пароли или приказы. Те, кто сражается во главе легионов, носят до сих пор имя campigeni, потому что они, так сказать, порождают в лагере дисциплину и доблесть подаваемым ими примером. От слова “meta” (”грань, цель”) называют разметчиками (metatores) тех, кто движется впереди армии, чтобы выбрать место для лагеря. Бенефициариями зовут тех, кто удостаивается этого звания расположением к ним трибунов; от liber называют librarii тех, кто записывает в книги рационы легионеров. От tuba (”труба”), от buccina (sic), от cornu (”рожок”), называют тех, кто пользуются этими различными инструментами — tubicines, — buccinatores (sic), cornicines. Armaturae duplares называют солдат, ловких в фехтовании и получающих двойной паек, armaturae simplares — тех, кто имеет лишь один; mensores — тех, кто измеряет место для установки палатки, или подыскивает квартиры для ночлега в городах. Размерами пайка различались также двойные и простые кандидаты: они готовились к продвижению по службе. Вот солдаты-принципалы или командиры различного ранга, которые награждались всеми привилегиями своего звания. Остальные называются служебными (munifices), потому что они обязаны выполнять работы и всякого рода служебные обязанности в армии». И все же Вегеций крайне упрощает действительность.

Критерии классификации

Если мы начинаем с легионов, то только потому, что ход раскопок предоставил нам возможность узнать их лучше других соединений. Первая сложность состоит в классификации людей. Столкнувшись с множеством наименований, австрийский ученый А. фон Домашевски62 поступил как юрист: он отдал предпочтение изучению штабов при каждым военачальнике. Неудобство его системы состоит в том, что она заставляет предполагать существование многочисленного управленческого персонала по сравнению с горсткой бойцов. Точка зрения многих английских ученых (Э.Бирли, Б.Добсона и Д.Дж.Бриза63), как представляется, лучше отражает действительность: они основываются на жалованье, которое бывает обычным, двойным или тройным, и на системе распределения нарядов. Мы охотно добавим к этому третий критерий — почет, вытекающий из выполнения определенной функции: орлоносец, отвечающий за эмблему всего легиона, должен был обладать большим престижем, чем носитель signum, знака простого манипула. Важно к тому же учитывать, что для всех солдат главная обязанность состоит в подготовке к войне. С другой стороны, некоторые звания отражают лишь временные занятия (например, «стоящий перед воротами» — ad portam), в то время как другие подразумевают постоянное исполнение обязанностей.

Молодой человек, который вступает в армию, сначала проходит совет по смотру войск (probatio); в случае признания его годным (probatus), он становится новобранцем (tiro) на срок четыре месяца. По его истечении он приносит присягу и переходит в разряд бойца. Термин miles обозначает всякого воина от простого солдата (gregalis)64 до главнокомандующего65; ветеран сохраняет его вплоть до своей смерти. Но уже здесь мы наблюдаем первое различие: некоторые солдаты освобождены от нарядов, кому-то из них платят больше.

Первичная иерархия

* CIL. V. № 896 (однако положением простого munifex редко похваляются!).

** CIL. IX. № 1617 и 5809. См. также: Clauss М. Principals. 1973 (с I в.); Sander Е. (не раньше II в; см. след. примеч.).

*** Sander Е. Historia. VIII. 1959. Р. 239-247.

**** Нам известен только один triplicarius: L’Annee epigraphique. 1976. № 495.

Добавим, что некоторые звания включают в себя особый почет. Так, «Кандидат» предназначается военачальником для занятия любой должности. Корникулярий (названный по украшению в виде двух маленьких рогов, прикрепленных к его головному убору) руководит личным штабом военачальника. Бенефициарий обязан своим именем тому, что получил место в качестве «благодеяния» от трибуна или префекта, которые сделали его своим помощником66; некоторые служат в качестве управляющих, другие надзирают за тюрьмами и станциями (stationes) государственной почтовой службы (cursus publicus).

Другие звания предполагают обладание определенной властью. Так, куратор облечен миссией (сига) (при Августе куратор ветеранов командовал отрядом старых бойцов). Один начальник (magister) руководит метательными орудиями, а другой, начиная с эпохи Аврелиана, — конницей; в III в. это наименование постепенно становится синонимом optio. Опцион выступает адъютантом всякого лица, выполняющего определенную задачу, в частности центуриона (тогда это простой помощник); некоторые из них составляют элиту — их называют ad spem ordinis или spei, и они сами являются будущими центурионами. В класической латыни disco означает «учиться», но в военном языке и в эпоху Поздней империи этот глагол приобретает иногда смысл «обучать». Поэтому discentes, близкие «докторам», — это инструкторы, и они обучают орлоносцев или знаменосцев конницы, архитекторов или всадников. «Сверхсрочником» (evocatus) зовут всякого военного, остающегося на службе сверх положенного срока. Термин этот может применяться и к офицеру67, но особенно часто практикуется в отношении солдат, обладающих выдающимися способностями в управлении, полиции, вопросах размежевания, архитектуры или снабжения провиантом и главным образом в области тренировок. Чаще всего они комплектуются из преторианцев (evocati Augusti), порой из легионеров, и занимают важное положение: по почету они стоят сразу за последним центурионом боевой единицы68. Наконец, ветераны, даже если они уже не состоят в армии, сохраняют свой авторитет.

Собственно военные функции

Рода войск

Мы встречаем современное деление: пехота, конница и метательные орудия. Пехотинцы, несомненно, превосходят числом остальных. Те, кто сражаются на переднем крае, перед знаменами (signa), называются antesignani, а остальные postsignani69.

Конница в составе 120 человек, возможно, была упразднена при Траяне, затем восстановлена с эпохи Адриана и далее; ее численность была доведена до 726 солдат при Галлиене.

В виде исключения, как говорилось выше, она возглавляется уже не декурионами, а центурионами. Последним помогают различные чины: знаменосец (vexillarius), ответственный за пароль (tesserarius) и опцион, а также лицо, ухаживающее за жеребятами (?) (pollio), и конюх (mulio). Упражнения поручены начальнику плаца (magister campi), ответственному за тренировку (exercitator) и инструктору (discens). Уход за лошадьми вверен вышеуказанному конюху, ветеринару (pequarius) и, возможно (если это слово действительно имеет приведенное выше значение, а не означает ответственного за чистоту оружия) pollio70. Мы не знаем, что значит hastiliarius, о котором известно лишь, что он служит в коннице: это слово было соотнесено с hastile — «древко дротика». Трудно сказать и что представлял из себя квестор конницы71. Обладатель этого чина платит за что-то, несомненно, за снабжение. Вспомним еще раз, что конными легионерами в бою командует трибун sexmenstris72.

Относительно третьего рода войск по данным эпиграфики нам известно о существовании стрелков из метательных орудий (ballistarii) и специалистов по этим орудиям (doctores ballistarum), состоящих в подчинении магистра баллист. Мы не думаем, что архитектор легиона играл важную роль в этой области; напротив, libratores73 (хотя стоит подчеркнуть, что это не было их основной функцией) метали снаряды и ядра.

Но пехота остается «царицей полей». Легион давал Риму двойное преимущество: с одной стороны, он позволяет вовлекать в игру большое число людей; с другой — этой массой можно легко управлять. Офицеры располагают двумя средствами для передачи своих приказов74.

Передача приказов

Во-первых, солдаты должны держать в поле зрения свои знамена. Каждый легион имеет орла, который служит объектом культа; его оберегает орлоносец (aquilifer)75 (илл. V, 7). На этом воине лежит тяжкая ответственность, он проходит выучку у discens. Каждый манипул (соединение из двух центурий) обладает signum, вверенным signifer76 (илл. V, 8), который указывает путь в походе и в сражении и который в лагере надзирает за запасами серебра, сложенными под палаткой, где хранятся значки, а также за рынком, где солдаты запасаются провиантом. В этом виде гражданской деятельности сигнифер заручается помощниками (adiutores); сигниферы имеют организацию — известен их principalis, помощники и discentes. Кроме того, конница следует за носителем vexillum, называемым vexillarius, а не vexillifer, его не следует путать с тезкой, членом вексилляции (илл. VI, 9); и здесь отмечены discentes. Нельзя забывать — хотя внешне речь и не идет о тактической функции — и о должности imaginifer, в обязанности которого входило выставлять во время церемоний бюст одного или нескольких императоров. Не ясно, надлежало ли иметь их по одному на легион или на каждого обожествленного императора. Наоборот, выясняется, что один из них был приписан к III когорте, что противоречит тезису, согласно которому они в обязательном порядке включались в первую.

Во-вторых, солдаты должны подчиняться звуковым сигналам — голосу своих начальников, разумеется, но главным образом музыке. Сигнал подает знак к подъему солдат и к смене караула77; она применяется главным образом в боевых условиях. На поле боя используются три инструмента: звуки прямой трубы (tuba)78 обращены ко всем, ею подается сигнал к штурму и отступлению, а также к снятию лагеря; ее слышно и в религиозных церемониях. Рожок (cornu), представляющий изогнутую тубу, укрепленную металлической перегородкой, отличается от предыдущего инструмента79 — в сражении он звучит для носителей signa. Обычно трубы и рожки играют совместно80 — для возвещения наступления на врага, начала рукопашной схватки и в религиозных обрядах, таких, как suovetaurilia — жертвоприношения свиньи, быка и барана. Букцина, которой пользуются реже, менее известна; вероятно, это более короткая и слегка изогнутая tuba (илл. VII, 10). Трубачи должны «очищать» свои инструменты во время tubilustrium. Всего их насчитывается тридцать девять человек на легион, т.е. двадцать семь для манипул когорт от II до X, пять для центурий первой когорты, три для конницы и три для офицеров81. Музыкантов, играющих на рожках, всего тридцать шесть: они организованы по подобию tubicines с тем исключением, что их нет при командирах. И у тех и у других встречаются помощники-опционы. Сложно судить о bucinatores: небольшое число надписей, в которых они упоминаются, единственный пассаж из Вегеция и еще один из латинских глоссариев побуждают думать, что букцина — это второй инструмент, на котором играли то некоторые tubicines, то некоторые cornicines82.

Наконец, следует упомянуть (хотя речь и не идет о тактической должности) hydraularius, который играет на органе во время совершения некоторых обрядов83. На Колонне Траяна мы видим флейтистов, которые сопровождают обряд очищения лагеря (lustratio)84. Эти последние, скорее всего, гражданские лица (возможно, даже рабы).

Охрана

Тщательная забота о распределении обязанностей проявляется и в организации охраны лагеря. Для этой цели используются собаки85, которые лаем предупреждают о шпионах, дезертирах и будят уснувших ночных сторожей, но прежде всего люди. Среди часовых (excubitores) существует некоторая специализация; одни следят за помещением, где хранятся знамена и значки (aedituus), или, точнее, за signa (ad signa), другие - за залом для упражнений (custos basilicae), за складами оружия (custos armorum), за термами (ad balnea), амбарами (horrearius) и воротами (ad portam) лагеря или любого из его сооружений. Несомненно, функцию, близкую последней, выполняет clavicularius — «ключник» (лагеря?). Обход совершал circitor, а стражники получали пароль, написанный на табличке, которую приносил тессерарий (их насчитывают по одному на центурию; некоторые из них передвигались верхом). В связи с этим нельзя не упомянуть достойное восхищения поведение Антонина Пия: солдату, явившемуся спросить у него, что он должен передать часовым, император, предчувствовавший близкую кончину, ответил: «Душевное спокойствие (aequanimitas)». Наконец, особый horologiarius указывает музыкантам, в какой момент они должны давать сигнал к смене караула.

Но предметом попечения был не только лагерь. В любое время необходимо особо охранять командиров и обеспечивать их сопровождением, свидетельствующим об их высоком положении. Изначально эта миссия поручалась десяти телохранителям — speculators86, впоследствии они стали выполнять различные обязанности — сперва разведывательные, позднее курьерские и судебные, а при случае служили охранниками и палачами. Легаты армий и (по крайней мере с правления Траяна) легаты легионов имеют право на телохранителей (singulares из вспомогательных частей). Термином secutor назывался, вероятно, singularis низшего ранга, как считают некоторые авторы. Однако известно, что один из них получал двойное жалованье. Некоторые командиры имеют право как минимум на одного, оруженосца (strator) и управляющего (domicurius).

Но эта последняя должность уводит нас от рассмотрения собственно военных обязанностей. Когда армия меняет позиции, нужно, чтобы командование знало о передвижениях врага. Speculatores, бывшие некогда дозорными, передали эту обязанность в обычное время proculcatores, а в чрезвычайных обстоятельствах — mensores; более того, explorator отслеживает перемещения противника87.

Тренировки

Ко всем перечисленным обязанностям следует добавить те, которые играют основополагающую роль. Историки слишком часто пренебрегали изучением вопросов подготовки к сражению. Под руководством «ветерана» — награжденного88, сверхсрочника или инструктора — тренировки проходят на особом плацу, за состоянием которого следит campidoctor89, его подчиненный (doctor cohortis) и optio campi. Конницу тренирует magister campi и exercitator, фехтовальщиков — doctor armorum или armatura (известен даже discens armaturarum, в некотором роде «тренер тренеров»); людей на учениях называли quintanari. Как уже говорилось, основной задачей солдат было ведение войны или подготовка к ней, а чтобы они отдавались этому занятию со всей душой, командование избавляет их от некоторых материальных хлопот, которые поручаются специализированным службам.

Службы

Снабжение

Римские легионеры получали питание обильное и более разнообразное, чем можно было бы предположить.

Военное интендантство, существовавшее в зачаточной форме, вверено сверхсрочнику и носителям signa90, им помогает квестор (производящий оплаты) и actarius или actuarius91, который ведет расходные книги. Известно о существовании маркитанта или фуражира (cibariator), но специализация в этой области еще только развивается. Основой рациона остается пшеница. Во время похода добыванием ее должны заниматься frumentarii (в мирное время эти солдаты служат гонцами и, возможно, заведуют провиантом); в лагере зерно приобретает на рынке интендант (dispensator), передает хранителю амбаров (horrearius), а перемалывает мельник (molendarius) и распределяет mensor frumenti. На всех стадиях этой операции librarius horreorum ведет учет. Мясо в период войны поставляют охотники (venatores) или же его покупает мясник (lanius), который также является ответственным лицом на рынке. Снабжение дровами для отопления терм обеспечивают ad ligna balnei. Часть продуктов, поставляемая государством начиная с эпохи Септи-мия Севера, находится в ведении salariarius92. Наконец, перевозка этих товаров поручена возчикам или тележникам (ascitae и carrarii).

Инженерная служба и мастерские

Очевидно, что некоторые из перечисленных видов деятельности вполне могли быть поручены гражданским лицам. Но армия стремится к самообеспечению, и развивающаяся инженерная служба осуществляет контроль над настоящей индустрией. Изначальной ее целью было обеспечить возможность во время походов каждый вечер сооружать надежный лагерь. Поэтому разметчик, metator93, двигавшийся впереди войска, должен был найти подходящее место для привала и затем распределить по местам боевые единицы. Землемер (librator) проверял горизонтальность уровней, полученные им сведения использовались стрелками из метательных орудии и в том числе при рытье каналов94. Mensor95 размечал расположение палаток, границы отводимого легиону участка и мог помогать архитектору. Последний, чье конкретное положение еще не до конца выяснено, руководил возведением строений и ремонтом осадных машин96; он выполнял в общем те же функции, что и librator. В постоянных крепостях действовала мастерская (fabrica), которая производила одновременно оружие и кирпичи, за ее работу отвечал magister97, в помощь которому поступали optio и doctor. Можно встретить также длинный перечень должностей, относящихся к деятельности такого настоящего завода, но двое ученых98, которые привели эти списки, использовали многие документы, военный характер которых не представляется нам безусловным.

Медицинская служба

Отнесенная в позднюю эпоху к сфере ответственности префекта лагеря медицинская служба99 насчитывает многочисленный высокоспециализированный персонал. Врачи (medici) относились к разряду простых immunes, sesquiplicarii, duplicarii и даже центурионам; некоторых из них называют «ординарными». Неясно, идет ли здесь речь о гражданских лицах, прикомандированных к армии, врачах общего профиля или, напротив, о специалистах в ранге центурионов? Можно также предположить, что это хирурги, сопровождавшие в бою солдат первой боевой линии (см. примеч. 6 на с. 63). На Колонне Траяна100 мы видим изображение одного из таких персонажей в шлеме и с мечом, в момент, когда он оказывает помощь раненому. При госпитале находился помощник; но мы не знаем, для чего служил ящик, по которому получил свое название capsarius — для хранения документов или перевязочных материалов? Названное лицо, вероятно, выполняло своего рода аптекарские функции. Нам известно также о существовании при врачах секретарей (librarii) и наставников (discentes) для двух последних должностей. Marsus101, скорее всего, был одновременно магом и знатоком змей. Наконец, скот поручен заботам ветеринара (pequarius); за жеребятами, возможно, следил отдельный специалист (pollio), равно как и за верблюдами (ad или cum camellos — sic!). Но в римской армии проявляют заботу не только о людях и животных: там стремятся и ублажить богов.

Жречество

Каждый легион располагает гаруспиком, в обязанности которого входит толкование предзнаменований по внутренностям жертвенных животных. Жертвы готовит victimarius, несомненно, аналогичный служителю ad hostias. Священные куры находятся под охраной pullarius.

Конечно, данные занятия все больше отдаляют нас от тактических задач армии, которые — не следует забывать — остаются основными. Не лишне будет, однако, рассмотреть еще и административный персонал.

Административные виды обязанностей

Персонал

Ответственность за документацию возложена на «людей актов» — exacti. Тот из них, кто записывает подробности повседневного распорядка службы и отвечает за провиант начиная с правления Септимия Севера102, носит звание actarius или actuarius. Далее, соmmentariensis, называемый также a commentariis, находящийся под началом главного куратора (summus curator), занимается архивами, если они носят непосредственно военный характер. Напротив, librarius103 специализируется на бухгалтерском учете (его к тому же часто называют «архивариус-счетовод» — librarius а rationibus) и работает также на государственную почту. Когда легат отдает приказания, они немедленно записываются скорописцем — notarius или exceptor (встречаются оба названия, но отличия между ними слабо заметны). Наконец, армия пользовалась собственными переводчиками104, наподобие interpres Dacorum или Germanorum. Речь шла о получении сведений любой ценой, и для этого можно было даже снарядить человека к варварам, подобно солдату, отправленному к гарамантам. Далее идут несколько должностей, точная природа которых нам неизвестна: cerarius писал на восковых табличках105, a canaliculatorius был скорее писцом, чем водным инженером106. Некоторые военачальники также располагали писцами; эти обязанности выполняли специальные immunis legionis, legati, consularis. В целом, эти солдаты имели помощников (adiutores).

Канцелярии

Некоторые более или менее значительные должностные лица, как, например, проконсул Африки или префект побережья Черного моря, имеют право пользоваться услугами военных, откомандированных из ближайшей армии — корникуляриев, бенефициариев и т.д.

Легаты, префекты и трибуны располагают каждый собственной администрацией (officium), обычно находящейся под началом корникулярия; а тот и ему подобные в свою очередь объединены в канцелярию, равным образом называемую officium, как и счетная служба (officium rationum). Солдаты, прикомандированные к командиру легиона, подчиняются помощнику претора (optio) и центуриону. А. фон Домашевски представил многочисленные таблицы состава этих штабов. Можно схематизировать и подытожить его результаты.

Штабы римских военачальников по А. фон Домашевски и Б. Досону.

Хранилища документов (tabularia), которые служат и учетными кассами, также управляются каждое одним кор-никулярием; их насчитывается по меньшей мере три: хранилища «лагеря», «старшего центуриона (princeps)» и stratores — щитоносцев, которые, следовательно, выполняют и административные функции. Различия, существовавшие между этими тремя службами, еще предстоит уточнить.

Наконец, денежные средства боевой единицы находятся в ведении квестуры под началом квестора, которого не следует путать с одноименными должностями коллегий — объединений воинов с религиозными целями. Этому лицу помогают рабы и отпущенники, приписанные к финансовым ведомствам легиона или провинции и дублирующие некоторых военных так же, как императорские рабы и вольноотпущенники дублируют прокураторов. Так, мы знаем кассира (arkarius), счетовода (tabularius), казначея (dispensator) и помощника (vikarius). Относительно солдата, названного ad anuam в документах, написанных курсивом, возникает вопрос, не стоит ли читать здесь ad annua107, ответственного за выплату пенсий ветеранам (речь, конечно же, идет лишь о гипотезе). Но остается вспомнить последний момент, о котором писалось много и, в основном, глупости.

Правосудие и полиция

В самом деле, поскольку по приказу любой легионер может в случае необходимости арестовать зачинщика беспорядков, допросить его и, если нужно, казнить, многие авторы изображают солдат так, будто бы те только тем и занимались, что преследовали подозрительных лиц. Действительность же гораздо проще. Порядок внутри лагеря обеспечивается полицейским постом (stratio) под началом трибуна108; камеры для арестантов находятся под охраной optio, а пытками ведает questionnarius; чтобы арестовать военных, виновных в нетяжких преступлениях, и осудить их, прибегают к услугам stator (не путать со strator — «щитоносец»). Вне пределов крепости армия может выслать своих людей для надзора за гражданскими, муниципальными, тюрьмами и ареста виновных; для этой цели используются преимущественно бенефициарии и фрументарии, speculators и commentarienses. Наконец, небольшие гарнизоны burgarii и stationarii охраняют путешественников и дорожную сеть.

Как видим, структура легиона включает огромное множество разнообразных видов занятий. Некоторые из них до сих пор остаются загадочными: ad fiscum — это сборщик налогов? ad praepositum — это воин, приписанный в помощники начальнику лагеря в укреплении небольших размеров? a conductor — это ответственный за финансы, занимающийся определением поставок? Обо всем этом можно лишь строить догадки.

Продвижение и перемещения

Мы отмечаем, что солдаты за время своей службы переводятся из одного пункта в другой. Так, можно привести пример жителя Вероны, известного по эпитафии, которую он посвятил своей супруге109: «Луций Серторий Фирм, сын Луция, из трибы Публилия, носитель signum, орлоносец XI Клавдиева благочестивого и верного легиона, освобожденный, куратор ветеранов того же легиона [приказал выбить эту надпись] для своей жены Домиции Приски, дочери Луция». В определенном отношении в этой карьере не усматривают существенных изменений в лучшую сторону, скажем, в финансовом положении. С другой стороны, несомненно повышение по службе. Так, Плотий Фирм, простой легионер, достиг должности префекта претория, но это происходило во время гражданских войн, в 69 г.110 Обычно всякое продвижение по служебной лестнице производится целиком по усмотрению вышестоящих начальников, т.е. теоретически императора. Иногда изменение статуса случается ex suffragio. Такой обычай, характерный для римской армии, наглядно демонстрирует, какое значение придавалось в ней людям, которых по-прежнему рассматривают в качестве римских граждан. Во время любого собрания, к примеру, по окончании торжественного шествия войска, солдаты могут возгласами потребовать, чтобы один из них получил то или иное звание. Тацит111 передает злоупотребления, проистекающие из подобной практики: «Чтобы поддержать мятежные настроения солдат, он (дурной командующий) разрешил им самим выбирать себе центурионов на место погибших; в результате избранными (suffragia) оказались отъявленные смутьяны». Представим в виде таблицы известные на настоящий момент передвижения личного состава.

Передвижения личного состава римской армии.

Воины в составе соединений, не входящих в легионы

В боевых единицах, стоящих вне легионов, мы находим более или менее те же должности и звания. Однако, поскольку количество данных о них менее обильно, некоторые функции еще не были отмечены во вспомогательных частях, во флоте или в Риме, но это неупоминание не означает, что они не существовали. Напротив, некоторыми особенностями отличаются, к примеру, ночные стражники, которым иногда приходилось действовать в качестве пожарных. По необходимости ограничимся общей характеристикой и выявлением некоторых особенностей. Прежде всего напомним, что, так как символ орла имели только легионы, вне их мы не найдем aquilifer.

В рядах преторианцев можно было сделать прекрасную карьеру: Луций Помпей Ребурр112, испанец, поступил в VII когорту после прохождения совета по смотру войск; позднее он служил в качестве бенефициария трибуна, тессерария, помощника (optio), носителя signum, куратора финансов, корникулярия трибуна и, наконец, сверхсрочника, точнее «императорского сверхсрочника» — звание, которым награждались только преторианцы (другие сверхсрочники не имели права на эпитет «императорских»). Известно, что signa этой части были украшены портретом императора, чем объясняется отсутствие должности imaginifer. Охрана здесь, несомненно, усилена: мы знаем привратника (лагеря?), ostiarius, и топографа, безусловно, помогавшего военачальнику во время боевых действий определить свое местонахождение (chorographiarius). Точно не обозначена функция tector113, но он, несомненно, имеет отношение к императорской гвардии equites singulares Augusti. «Наставник стрелков из лука» участвует в тренировке. Фигурирует caelator, гравер или резчик (по оружию), а также служители культа с особыми именами (sacerdos и antistes). Но наиболее разнообразно представлена в основном администрация, что не удивительно, если мы вспомним, что префект претория выполняет также функции премьер-министра и военного министра. Обладатель титула scriniarius и его начальник primoscriniarius работают в канцеляриях, как и laterculensis, который составляет списки солдат, и fisci curator, который ведет счет сумм, выплачиваемых из императорской казны на содержание когорт. Более того, эти когорты должны были заниматься, в частности, подготовкой боев в амфитеатре, с этой целью они держали «сторожа зверинца» (custos viuarii).

Если городские когорты не представляют собой ничего оригинального (в них также имеется fisci curator), ночные стражники, напротив, выделяются в силу своей особой функции — они борются с огнем. Sifonarius приводит в действие помпу во время тушения пожара, ему помогает aquarius; incinarius орудует багром, разгребая обломки, a falciarius — инструментом, похожим на косу (к сожалению, мы не очень хорошо знакомы с обязанностями emitularius). Кроме того, codicillarius выполняет невыясненные административные функции.

Говоря о других частях «гарнизона Рима» можно упомянуть присутствие в составе телохранителей (equites singulares Augusti) tablifer — носителя штандарта, и turarius — священнослужителя фракийских культов, и вдобавок, среди перегринов — aediles, надзиравших за рынками или храмами.

Вспомогательные части (ауксилиарии) весьма походят на легионы за тем исключением, что в них конники организованы в турмы. В рядах numeri служат курьеры (veredarii) и гонцы (baiuli114, из расчета один на турму).

Военный флот, напротив, отличается большими особенностями в плане наличия присущих лишь для него должностей. Среди моряков, называемых «солдатами» (milites), а не «матросами» (nautae), есть кадры, специализирующиеся в судовождении: рулевой (gubernator), «начальник носовой части» (proreta), специалист по парусам (velarius), начальник гребцов (celeusta или pausarius) и военный, отбивающий ритм (pitulus). На суше корабль обслуживают рабочие арсеналов (fabri navales); возможно, ими руководит nauphilax. Наконец, в сфере религии известно о существовании coronarius, должность которого связана с венками, использовавшимися в некоторых церемониях.

Таким образом, боевые единицы вне легионной структуры имеют определенные своеобразные черты. Но возможно, что новые находки выявят существование тут или там той или иной функции, которая до сих пор была отмечена только в ином типе войск. Как бы то ни было, все три типа соединений претендуют на определенную самобытность — это преторианцы благодаря своей административной деятельности, ночная стража благодаря своей роли в борьбе с пожарами и военный флот.

Военная жизнь

Во всех родах войск, тем не менее, солдаты ведут по большому счету одинаковый образ жизни: они выполняют аналогичные виды деятельности, награды и наказания, которые они за это получают, также сходны.

Повседневные занятия

Чтобы лучше узнать повседневную жизнь военных, археологи исследуют лагерные свалки (которые наряду с захоронениями составляют их излюбленные места!). Там они питают надежду раскопать остатки архивов начальника укрепления, в случае если климатические условия позволяют рассчитывать на их сохранность. Так они обнаружили папирусы — большую часть в Египте и несколько в Сирии и в Дура-Европос. Мы также располагаем остраками, найденными в Бу-Ньеме115 в Ливии; речь идет о керамических черепках, на которых делались записи о текущих событиях данного укрепленного пункта. Был обнаружен ежедневный рапорт, содержащий список, варьирующий от 42 до 63 человек, отчеты о событиях дня, где отмечены четыре случая, а также донесения солдат с дозорных застав вокруг крепости. Но литературные источники все же остаются незаменимыми. Фрагмент из Тацита демонстрирует, что в отдельные периоды военная жизнь была не лишена определенной суровости. Описываемые события происходят вскоре после смерти Августа. Легионы, защищающие правый берег Рейна, подняли мятеж, и их полководец Германик срочно возвращается в лагерь: «После того как, пройдя вал, он оказался внутри укрепления, начали раздаваться разноголосые жалобы. И некоторые из воинов, схватив его руку как бы для поцелуя, всовывали в свой рот его пальцы, чтобы он убедился, что у них не осталось зубов; другие показывали ему свои обезображенные старостью руки и ноги»116.

Столь сильное истощение солдат объясняется, конечно, тяготами службы, но особенно необходимостью выполнения ими различных поручений (см. с. 18—19). Так, они должны исполнять административные обязанности, разносить казенные депеши, взимать некоторые подати и осуществлять общественные работы, но прежде всего они должны участвовать в тренировках и ведении военных действий. Все же некоторые армии (например, армия Испании во II в.) меньше других подвегались внешней опасности (как в описанном выше случае германская армия), и это обстоятельство при огласке вызывало удовлетворение одних и зависть и ревность других117.

К этому одновременно добавлялась ежедневная служба, которая начиналась с утреннего сбора. Солдаты представали перед своим центурионом, центурионы — перед трибунами, а офицеры — перед легатом, который сообщал им пароль и распорядок дня118. Одни объединялись в отряды по заготовке дров, зерна, другие продовольствия и воды119 или для занятия и охраны небольших пограничных застав. Другим, высланным в дозор, поручалось разведать окрестности крепости; между ними распределялись наряды, требуемые совместной жизнью: надо было выставлять часовых, особенно для ночной стражи120, убирать улицы лагеря и различные помещения, нести обязанности ординарцев. Некоторые солдаты (immunes) были освобождены от этих повинностей. Те же, кого охватывал приступ лени, могли купить это освобождение у своего центуриона121. Эта практика не может не поражать тех из наших современников, которые воображают, что римская армия была подчинена железной дисциплине, равной для всех!

Эти работы могли в течение дня дополняться некоторыми церемониями и, естественно, торжественными шествиями, которые, впрочем, никогда не проводились строевым шагом. Выше мы видели, как Тацит описывает вступление Вителлия в Рим в 69 г. (с. 34): впереди всех шли легионеры, за ними алы конницы, после них когорты вспомогательных войск; командиры шагали впереди рядовых воинов. «Перед орлами шагали, все в белом, префекты лагерей, трибуны и первые центурионы первых десяти манипулов; остальные центурионы, сверкая оружием и знаками отличия, шли каждый впереди своей центурии; фалеры и нагрудные украшения солдат блестели на солнце. Великолепное зрелище, великолепная армия, достойная не такого полководца, как Вителлий!»122 Также сам император или его представитель, легат, могли обращаться к воинам с речью: римская цивилизация — это цивилизация вербальная, и слово в ней занимает большое место. Такая церемония (adlocutio) много раз воспроизведена на монетах (илл. VII. 11), на Колоннах Траяна и Марка Аврелия, где мы видим также множество религиозных церемоний, различных жертвоприношений, очищения армии (lustratio), и т.д. — религия также играла важную роль в коллективном менталитете той эпохи (см. гл. III в части III).

Наказания

Однако вернемся к тяготам военной службы. Дисциплина в современном смысле слова, — поскольку мы убедимся, что по-латыни это слово имеет иной смысл (с. 154), — предстает в двух аспектах, которые на первый взгляд противоречивы. С одной стороны, римские солдаты, особенно легионеры, которые всегда рассматриваются как граждане, сохраняли значительную свободу в отношении командования и в своем поведении (в этом смысле они напоминают, армию Израиля «Цахаль» в большей степени, чем воинство Фридриха II). Но с другой — в частности в сражении, они были обязаны слепо повиноваться и подвергались ужасным наказаниям.

Светоний с похвалой упоминает суровость Августа123. «Римского всадника, который двум юношам-сыновьям отрубил большие пальцы рук, чтобы избавить их от военной службы, он приказал продать с торгов со всем его имуществом; но увидев, что его порываются купить откупщики (как и он принадлежавшие к сословию всадников. — Авт.), он присудил его своему вольноотпущеннику, с тем чтобы тот дал ему свободу, но отправил в дальние поместья. X легион за непокорность он весь распустил с бесчестием. Другие легионы, которые неподобающим образом требовали отставки, он уволил без заслуженных наград. В когортах, отступивших перед врагом, он казнил каждого десятого, а остальных переводил на ячменный хлеб. Центурионов, а равно и рядовых, покинувших строй, он наказывал смертью, за остальные проступки налагал разного рода позорящие взыскания: например, приказывал стоять целый день перед преторской палаткой, иногда — в одной рубахе и при поясе, иной раз — с саженью или с дерновиной в руках».

Приведенный отрывок показывает разнообразие существовавших наказаний, но не исчерпывает их. Можно объединить их в несколько групп. Некоторые имели прежде всего нравственное значение: за малый проступок на солдата могли быть наложены дополнительные дежурства по охране или его отправляли в тюрьму, иногда, наоборот, он проводил ночь за стенами лагеря124 или же получал худшее питание, чем то, что раздавалось его товарищам: ему давали ячмень125, могли подвергнуть избиению. Жезл из виноградной лозы дает центуриону право наказывать римских граждан, и эта власть такова, что изображение в надписях именно этого атрибута обозначает соответствующий чин.

Другие наказания носили экономический характер. Они влекли снижение доходов виновного: штрафы или удержания из платы, разжалования (некоего центуриона разжаловали в солдаты, еще одного duplicarius низвели до положения simplaris) и перевод в другие части (одного легионера выслали в когорту вспомогательных войск). В последних двух случаях финансовые потери сопровождались глубоким унижением. Но были и более суровые наказания. Целая боевая единица могла быть распущена, как произошло с X легионом согласно процитированному выше тексту Светония. То же приключилось и с III Галльским легионом в правление Элагабала, и с III Августовым легионом (в 238 г.); последний выступал против Гордиана I и Гордиана II в Африке, поэтому Гордиан III, внук первого и племянник второго, признанный императором римским сенатом, решил наказать соединение, способствовавшее гибели его деда и дяди. Наконец, командование могло в исключительных случаях для наказания дезертиров и трусов прибегнуть к смертной казни126 как в индивидуальной, так и в коллективной форме. В последнем случае практиковалась децимация: солдат выстраивали в шеренги по десять человек и те, на кого падал жребий, подвергались казни на плацу.

Награды

В то же время военачальники прибегали к праву поощрять хороших солдат, применяя упрощенные, но действенные психологические приемы, в которых чередовались суровость и щедрость. Последняя проявлялась в двух аспектах — продвижениях по службе и наградах. Солдат мог оставить один пост ради другого, который считался более почетным (к примеру, signifer становился aquilifer), или быть освобожден от нарядов (временно или на весь срок службы), и тогда он переходил в разряд immunis. Он мог сменить род войск, из когорты вспомогательных войск вступив в легион, или же получить повышение в чине, становясь duplicarius и даже центурионом. Иногда он получал дар из благородного металла. Так, Август иногда раздавал золото и серебро127.

Этот император, как и другие, жаловал в основном медали (dona militaria), но не без разбора128: «Из воинских наград он охотнее всего раздавал бляхи, цепи и всякие золотые и серебряные предметы, чем почетные венки за взятие стен и валов: на них он был крайне скуп и не раз присуждал их беспристрастно даже рядовым бойцам. Марка Агриппу после морской победы в Сицилии он пожаловал лазоревым знаменем».

Награды129 отличались большим разнообразием. Основное различие существует между наградами, предназначавшимися рядовым воинам, и теми, которые вручались командирам. Первые обычно награждаются за совершение геройского поступка (ob virtutem). Об этом сообщает найденная близ Турина надпись130, высеченная в честь «Луция Целия, сына Квинта, легионера IX легиона, носителя signum, награжденного за свое мужество (ob virtutes — sic!) фалерами, нагрудными украшениями и браслетами» (фалерами называли бляхи, весьма похожие на наши современные медали). Кроме того, простые солдаты могли получить в принципе лишь три награды, перечисленные в только что процитированной надписи (илл. VII —IX. 12; на илл. V. 7 изображен aquilifer, на передней части панциря которого красуются девять фалер и два нагрудных украшения). В виде исключения они могли быть увенчаны наградами, предназначавшимися для лиц более высокого ранга, а именно венками. Венки бывают «за взятие стен» или «валов» (тому, кто первым достиг вражеских укреплений), «гражданскими» (тому, кто спас жизнь римского гражданина), «морскими» (за успехи на море), «осадными» (за снятие осады) или «золотыми» (за различные подвиги). Центурионы, как правило, награждаются лишь венками, за исключением примипилов, которым вручалось также «копье без наконечника» (hasta рига).

Офицеры обычно награждаются не за мужество, а просто за свое участие в кампании (даже гражданские войны позволяют им, по крайней мере в некоторых случаях, получать награды). Они имеют право на венки, копья без наконечников (рига) и штандарты конницы (илл. VII —IX. 12), число которых, никогда строго не фиксированное, варьируется, в основном, в силу трех условий. Прежде всего, учитывается место бенефициария в иерархии: чем более высокий пост он занимает, тем больше ему достается почестей. Затем, как представляется, можно для каждого чина различить два уровня, и здесь, возможно, принимаются в расчет личные заслуги. Наконец, нужно установить хронологические различия, по скольку некоторые императоры, как например, Траян, были более щедрыми, чем другие — скажем, Марк Аврелий.

Кстати, один легат легиона получил от Марка Аврелия лишь три венка, два копья и два штандарта. В другом случае, при Адриане, эти цифры еще ниже — 1, 1 и 0. Но они возросли до 8, 8 и 8 для полководца времени Траяна, Луция Лициния Суры, и для Тита Помпония Витразия Поллиона, который получил такие же почести при Марке Аврелии и Луции Вере. Впрочем, можно привести и другие примеры подобных исключений.

Подводя итог, остается сделать два замечания. С одной стороны, считается, что повторное присвоение той же награды представляет почет, в каком-то смысле повышение внутри чина. С другой — эпиграфисты заметили, что обычай упоминать этот род наград исчезает в начале III в., не выходя за рамки правления Каракаллы. Однако письменные источники132 еще сообщают о нем на всем протяжении III в. — при императорах Александре Севере, Валериане, Таците и Пробе.

Продолжительность службы

Военная жизнь, заполненная занятиями, несомненно захватывающими, но и монотонными, отягощенная страхом наказаний и надеждой на вознаграждение, длилась весьма долго. Сколько лет? Это сложный вопрос, и ответ на него найти нелегко. Действительно, представление римлян о времени было не таким, как наше. Так, те лица, на кого распространялось гражданское состояние, обычно не указывали точно своего возраста133: они часто округляли его до ближайшего числа, оканчивающегося на 5 или 0. Кроме того, римские солдаты во II в. зачастую получали отставку лишь каждые два года, тогда как набор проводился ежегодно. К тому же, существовал риск остаться на службе сверх законного срока в силу некоторых обстоятельств (тяжелая война), в то время как другие (финансовые трудности) могли повлечь досрочную демобилизацию.

Исходя из предварительных замечаний, возможно с осторожностью предложить некоторые цифры, которые варьируют в зависимости от основного принципа (и это единственная определенность, которой мы располагаем): чем большим значением обладает воинская часть, тем короче срок службы в ней. Так, в «гарнизоне Рима», начиная с 6 г. н.э.134, преторианцы обязаны служить шестнадцать лет, а солдаты городских когорт — двадцать; телохранители (equites singulares Augusti) несут службу от двадцати семи до двадцати девяти лет — вплоть до 138. г., а после этой даты — лишь двадцать пять. В отношении легионеров данные сильно варьируют: в 13 г. до н.э. они должны служить шестнадцать лет плюс четыре года в качестве ветеранов; в 5 г. н.э. это различие стирается, и государство утверждает общий срок службы в двадцать лет, доведенный до двадцати двух в 6 г. н.э. В конце правления Августа теоретически срок службы составляет минимум двадцать лет135, но на практике некоторые солдаты остаются в армии до тридцати или сорока лет136. Эти крайности порождают мятежи, и вскоре после 14 г. ненадолго возвращаются к шестнадцатилетнему сроку, а затем к двадцатилетнему. Во II в. срок службы колеблется между двадцатью тремя и двадцатью шестью годами137. Наименее заметные части, к сожалению, и наименее известны. Воины вспомогательных частей, согласно Ж.Каркопино138, служат двадцать пять лет в эпоху Августа, двадцать шесть, начиная с середины I в., и двадцать семь — со времени правления Каракаллы. Что касается моряков, они, скорее всего, служили двадцать шесть лет в начале нашей эры и от двадцати восьми во второй половине II в. Но на первый взгляд слишком простые сведения, без сомнения, нуждаются в дальнейшем пересмотре и уточнении.

Короче говоря, мы видим, что человек, избиравший военную карьеру, проводил на службе государству большую часть жизни. Однако сопряженные с этим ограничения не мешали ему в частных делах и позволяли играть свою роль в экономической и религиозной жизни провинции, где он служил. К этому мы еще обязательно вернемся.

Заключение

Итак, среди различных типов боевых единиц («гарнизон Рима», армии провинций и военный флот) имело место значительное разнообразие, которое основывалось на принципе иерархии: преторианские части занимали более высокое положение, чем городские когорты, легионеры — чем воины вспомогательных войск и флота. Внутри отдельно взятого соединения также находим разнообразие и иерархию, объединенные в весьма сложную систему субординации: центурион оказывается выше не только солдата, но и — если он служит в городских когортах — такого же офицера, командующего кораблем, а декурион извлечет больше славы и выгоды от своей принадлежности к але, чем к когорте. Следовательно, прежде всего основу этой иерархии составляет факт службы в том или ином соединении; но имеет значение также и мастерство: орлоносец, стрелок из метательных орудий или трубач пользуются престижем, которым не обладает рядовой воин. Подобная организация требует большой самоотверженности со стороны офицеров. Она налагает два требования: чтобы аристократия согласилась выполнять свои обязанности, и чтобы государство проводило политику комплектования военных сил, основанную на качественных принципах.

Сводная таблица: Организация легиона

В таблице, в частности в отношении солдат, намеренно не проведены различия между постоянными почетными званиями и временными обязанностями. При современном состоянии источниковой базы иногда невозможно отличить одни от других.

I. Офицеры (в порядке значимости):

— 1 императорский легат-пропретор (сенаторского ранга).

— 1 трибун-латиклавий (сенаторского ранга).

— 1 префект лагеря.

— 5 трибунов-ангустиклавиев (всаднического ранга)

— 1 (?) «шестимесячный» трибун (sexmenstris).

Легат легиона замещен префектом конницы в Египте, начиная с Августа, и в трех соединениях — «Парфянских», начиная со времени их создания Септимием Севером. Галлиен делает эту практику всеобщей одновременно с упразднением должности трибуна-латиклавия.

II. Младший командный состав:

59 центурионов во главе с примипилом и другими четырьмя центурионами первой когорты.

III. Солдаты:

1. Иерархия

Первичная иерархия

2. Собственно военные должности (некоторые названия могут встречаться под двумя разными рубриками):

3. Службы:

4. Администрация:

5. Полиция и правосудие:

6. Неясные функции:

Примечания:

[1] Domaszewski A. von. Die Rangordnung des romischen Heeres / Hrsg. B.Dobson 1967. 2 ed. (классическая работа).

[2] Lopuszanski G. // Mel. Ее. Fr. Rome. 1938. LV. P. 131 — 183.

[3] Onosander. I. 13. 21-25, XXXIII; Shotter D.C.A. // Class. Quart. 1969. XIX. P. 371-373.

[4] L’Annee epigraphique. 1903. № 368.

[5] L’Annee epigraphique. 1956. № 124.

[6] Zosim. I. 14. 2.

[7] Herod. IV. 12. 2; V. 2. 5; SHA: Gall. XX. 3; Tr. Туг. XXXIII; см. также: Campbell В. // Journal Rom. St. 1975. LXV. P. 11-31.

[8] SHA: EI. VI. 2.

[9] Dio. Cass. LIII. 17.

[10] Ps.-Hyg. X.

[11] Herod. I. 8. 1; Bersanetti G.M. // Athenaeum. 1951. XXIX. P. 151-170.

[12] Herod. I. 12. 3.

[13] Zosim. I. 11. 2.

[14] Тас. Agr. VII. 5-6.

[15] CIL. VIII. № 18042. Aa. 11; Bull. Comite Tr. Hist. 1899. P. CXCII. № 6; CCXI. № 6; CCXII. № 22; Veget. II. 9.

[16] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 2; Plin. Pan. X. 3; Tac. Agr. VII. 5-6; Veget. II. 9; Egger R. // Sitzungs. Oesterr. Akad. Wissens. Wien. 1966. CCL. 4.

[17] Veget. II. 9.

[18] CIL. VIII. № 18078 (показана иерархия).

[19] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 2.

[20] Plin. Pan. XV. 4; Veget. II. 12.

[21] Plin. Pan. XV. 2-3; Ер. III. 20. 5; VI. 31. 4; Suet. Aug. XXXVIII; Tac. Agr. V. 1. 2; L’Annee epigraphique. 1981. № 495.

[22] Veget. II. 10.

[23] Tac. Ann. XII. 38. 3; 55. 2; XIII. 36. 1.

[24] Tac. Ann. XIII. 39. 2.

[25] Suet. Vesp. I.

[26] Ios. Flav. Bell. Iud. VI. 2. 5 (131).

[27] CIL. VIII. № 18048, Ba (?); Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 2; Veget. II. 12; D. XLIX. 16. 12 (2).

[28] Plin. Pan. X. 3; 15. 2.

[29] См. часть I, гл. I, примеч. 4 на с. 41.

[30] Plin. Ер. X. 87; Tac. Ann. XIII. 36. 1; 5.

[31] SHA: Car. VII. 1 (сомнительный пассаж); Nagy Т. // Acta arch. Hung. 1965. XVII. P. 298-307; Christol M. // Chiron. 1977. VII. P. 393-408.

[32] Jacopi G. // Rend. Accad. Lincei. 1951. VI. P. 532-556; Sander E. // Historia. 1957. VI. P. 347-367.

[33] CIL. X. № 3348.

[34] CIL. IX. № 3365.

[35] SHA: Max. V. 1.

[36] Suet. CI. XXV. 1.

[37] Devijver Н. // Anc. Soc. 1970. I. Р. 69-81.

[38] CIL. II. № 2637.

[39] Osier J. Latomus. 1977. XXXVI. P. 674-687.

[40] Plin. Ер. X. 21 (praefectus orae Ponticae).

[41] Tac. Ann. I. 20. 2.

[42] Tac. Hist. 46. 1.

[43] Le Bohec Y. La IIIе Legion Auguste. 1989. P. 122.

[44] Le Roux P. // Mel. Casa Velazquez. 1972. VIII. P. 89-147; Le Bohec Y. // Zeitschr. f. Papyr. u. Epigr. 1979. XXXVI. P. 206-207.

[45] Tac. Ann. I. 32. 3.

[46] CIL. VIII. № 18065.

[47] См. часть I, гл. I, примеч. 3 на с. 31.

[48] Dobson В., Breeze D.J. // Epigr. Stud. 1969. VIII. P. 101 — 102; Le Roux P. // Mel. Casa Velazquez. 1972. VIII. P. 89-147; Le Bohec Y. La IIIе Legion Auguste. 1989. P. 147-184.

[49] CIL. II. № 4147.

[50] De Laet S.J. // Ant. Class. 1940. IX. P. 13-23; Dobson B. Die primipilares. 1978.

[51] CIL. II. № 3399.

[52] CIL. VI. Ho 1627.

[53] Christol М. Op. cit. в. примеч. 3 на с. 55.

[54] CIL. XI. № 5215.

[55] CIL. XI. № 7326; V. № 8278; VI. № 3558. Durry М. Соhortes Pretoriennes. 1968. P. 168.

[56] Tac. Hist. III. 22, 8.

[57] Ibid. 49. 3-4.

[58] Goetz G. // Corpus gloss, lat. II. 451. 29; 451. 15; V. 606. 13; Veget. II. 7 (см. Modestus. VI).

[59] Gilliam J.F. // Trans. Amer. Phil. Assoc. 1940. LXXXI. P. 127-148.

[60] Goetz G. // Corpus gloss, lat. II. 453. 36; 458. 57; Davi-es R.W. // Zeitschr. f. Papyr. u. Epigr. 1976. XX. P. 253-275.

[61] См. часть I, гл. I, примеч. 6 на с. 38.

[62] См. примеч. 1 на с. 49. По всему содержанию этой главы см. также: Veget. II. 7; Le Bohec Y. La IIIе Legion Auguste. 1989. P. 185 (мы не станем приводить здесь снова все источники и библиографию).

[63] См., например: Birley Е. Roman Britain and the Roman Army. 1953; Dobson B. // Anc. Soc. III. 1972. P. 193-207; Breeze D.J. // Bonner Jahrb. 1974. CLXXIV. P. 245-292.

[64] CIL. V. № 940; VI. № 2240; IX. № 5840.

[65] Plin. Pan. X. 3 (Траян назван dux, legatus, miles).

[66] Goetz G. // Corpus gloss, lat. V. 208. 25 (epopheles).

[67] CIL. XIII. № 5093.

[68] CIL. XIII. № 6801.

[69] Front. Strat. II. 3, 17; Goetz G. // Corpus gloss, lat. V. 638. 5.

[70] D’Ors A. // Emerita. 1979. XLVII. P. 257-259.

[71] L’Annee epigraphique. 1969-1970. № 583.

[72] Caes. B. G. VII. 25. 3; В. С. II. 2 и 9. 4; Vitr. Arch. X. 10-16; Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 2 (80); Veget. II. 10; 25; Aram. Marc. XIX. 7. 6; XXIII. 4. 7; Marsden E.W. Greek and Roman Artillery. 1971.

[73] Tac. Ann. II. 20. 4; XIII. 39. 5 (прочтение libratores в некоторых манускриптах предпочтительнее малоупотребительного libritores).

[74] Аrr. Т. XXVII.

[75] Tac. Hist. III. 50. 2; 52. 1.

[76] Front. Strat. II. 8. 1; Arr. Т. XIV. 4.

[77] Front. Strat. I. 1.9; Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 3 (86).

[78] Front. Strat. I. 1. 13; Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 3 (89, 90, 91).

[79] Tac. Ann. I. 28. 3.

[80] Tac. Ann. I. 28. 3; 68. 3; Колонна Траяна. № 7 — 8 и 77 — 78.

[81] Arr. Т. XIV. 4.

[82] Veget. II. 22 (см. Modestus. XVI); Goetz G. // Corpus gloss, lat. V. 50. 18.

[83] Goetz G. // Corpus gloss, lat. III. 84. 24; Dio. Cass. LXIII. 26.

[84] Колонна Траяна, № 37 и 74.

[85] Roussel Р. // Rev. Et. Grecques. 1930. XLIII. P. 361-371; Robert J. et L. // Journal Savants. 1976. P. 206-209.

[86] Tac. Hist. III. 43. 2.

[87] Tac. Hist. II. 34. 1; III. 54. 4.

[88] Plin. Pan. XIII. 5.

[89] Goetz G. // Corpus gloss, lat. II. 96. 56; III. 353. 14; Beurlier E. // Mel. Ch. Graux. 1884. P. 297-303.

[90] CIL. VIII. № 18224.

[91] Aur. Vict. De Caes. XXXIII. 13.

[92] CIL. V. Ho 8275; Goetz G. // Corpus gloss, lat. II. 28. 8 (см.: Dessau H. Inscr. lat. sel. № 2542: муниципальный salariarius).

[93] Front. Strat. II. 7. 12; Ps.-Hyg. XLVI.

[94] Plin. Ер. X. 41—42; 61—62 (идет ли речь действительно о солдатах?).

[95] Plin. Ер. X. 17 — 18: существование гражданского mensor.

[96] Plin. Ер. X. 41-42; CIL. VI. № 2725.

[97] Goetz G. // Corpus gloss, lat. V. 168. 3.

[98] Sander E. // Bonner Jahrb. 1962. CLXII. P. 149; Petrikovits H. von. Legio VII Germina. 1970. P. 246-247.

[99] Scarborough J. Roman Medicine. 1969; Davies R.W. // Epigr. Stud. 1969. VIII. P. 83-99; Idem. // Saalb. Jahrb. 1970. XXVII. P. 1-11; Rowland R.J. // Epigraphica. 1979. XLI. P. 66-72.

[100] Колонна Траяна. № 29.

[101] SHA. El. XXIII. 2; Goetz G. // Corpus gloss, lat. И. 127. 26; IV. 536. 21. Robert L. Hellenica. 1940. I. P. 136.

[102] Aur. Vict. De Caes. XXXIII. 13.

[103] Вавилонский Талмуд: Moed Katan, 13a.

[104] Goetz G. // Corpus gloss, lat. II. 314. 38; 90. 21 etc.

[105] Goetz G. // Corpus gloss, lat. V. 566. 14.

[106] Clauss M. Principales. 1973. P. 41.

[107] Plin. Ер. X. 31. 2; Suet. Vesp. XVIII.

[108] Tac. Hist. I. 28. 1.

[109] CIL. V. № 3375.

[110] Tac. Hist. I. 46. 1; Dio. Cass. LXXVIII. 14 (солдат, ставший прокуратором).

[111] Tac. Hist. III. 49. 3-4.

[112] CIL. II. № 2610.

[113] Clauss М. Principals. 1973. Р. 80.

[114] С. Th. II. 27. 1 (2).

[115] Marichal R. Comptes rendus Acad. Inscr. 1979. P. 436 — 452.

[116] Tac. Ann. I. 34. 3.

[117] Tac. Hist. II. 80. 5.

[118] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 3 (87).

[119] Ibid. III. 5. 3 (85).

[120] Tac. Ann. XI. 18. 3.

[121] Tac. Hist. 46. 3-6; Ann. I. 17. 6.

[122] Tac. Hist. П. 89. 3.

[123] Suet. Aug. XXIV. 3-5.

[124] Front. Strat. IV. 1. 21.

[125] Polyaen. VIII. 24. 2.

[126] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 7 (103); VI. 7. 1 (362); Tac. Ann. XI. 18. 3; Suet. Aug. XXIV. 5; Polyen. Strat. VIII. 24. 1.

[127] Polyen. Strat. VIII. 24. 5 (несомненно, в виде наград).

[128] Suet. Aug. XXV. 3-4.

[129] Plin. М. Hist. Nat. XVI. 6-14; XXII. 4-7; Gell. V. 6. См. также: Maxfield V.A. The military Decorations of the Roman Army. 1981.

[130] CIL. V. Mb 7495; см. также: Ios. Flav. Bell. Iud. VII. 1. 3 (14).

[131] Nagy Т. // Acta Ant. Ac. Sc. Hung. 1968. XVI. P. 289-295.

[132] SHA: Sev. Al. XL. 5; Aurel. XIII. 3; Prob. V. 1; Modestus. VI.

[133] Le Bohec Y. La IIIе Legion Auguste. 1989. P. 542.

[134] Dio. Cass. LV. 23.

[135] Tac. Ann. I. 78. 2.

[136] Tac. Ann. I. 17. 3.

[137] Le Bohec Y. La IIIе Legion Auguste. 1989.

[138] Carcopino J. // Mel. P.Thomas. 1930. P. 90.

Набор в римское войско. Выбор качества  

С 235 по 238 год Римская империя управлялась колоссом, известным под именем Максимин Фракиец. Как гласит «История Августов», прежде он был пастухом, затем провел большую часть жизни в военных лагерях, где постепенно повышался в звании, вплоть до самого высшего. Такая карьера свидетельствует наверняка о характере исключительном и, безусловно, частью вымышленном; но отчетливо видно, что судьба этой личности была определена в тот день, когда он вступил в армию. На этом примере подчеркивается первостепенное значение воинского набора.

Но данная проблема представляет гораздо более глубокий интерес для современных историков, поскольку она касается состояния общества: из какого региона (или регионов) и особенно из какой среды выходили солдаты? Эти вопросы более важны, чем представляется на первый взгляд, так как от происхождения человека в значительной степени зависит место, которое он займет; это отражало коллективное сознание античной эпохи — сын центуриона с большей легкостью получал воинский чин, нежели сын простого солдата. Впредь речь будет идти не столько об исключениях, сколько об исследовании общего характера, в той мере, конечно, в какой позволяют источники. С учетом сказанного в предыдущих разделах, само собой разумеется, необходимо выявить различия между разными типами боевых единиц, с одной стороны, и между командным составом и рядовыми — с другой.

Очевидно, что не нужно и невозможно изучить в рамках данного труда систему набора высшего командного состава. Ведь всякий сенатор должен был, как правило, пройти должности трибуна латиклавия и легата легиона, каждый всадник обязан был начать свою карьеру со службы в коннице (но мы знаем и исключения). Подобная задача подразумевала бы изучение двух этих сословий в совокупности, работа, которая сама по себе потребовала бы больше одной книги1. В то же время с учетом того, что эти должности в армии являются практически обязательными и занимаются всеми или почти всеми, существует опасность, что в подобного рода исследовании окажется невозможным выявить много подлинных моментов.

Для рядовых солдат, к счастью, мы располагаем двумя хорошими книгами: автор одной из них — про вспомогательные войска — К.Крафт2, а другой, посвященной легионерам, — Дж.Форни3. К тому же обе книги, которым уже более тридцати лет, были переизданы. К сожалению, другие аспекты нашей темы до сих пор не получили достаточного освещения.

Общие положения

Первые затруднения порождает нехватка источников. Но есть и другие. Идеальным было бы исследовать набор в армию по трем основным направлениям. Во-первых, и это главное, нужно выявить неизбежную эволюцию комплектования войск на протяжении трех веков римской истории. Очевидно, что условия, в которых находились Август, когда он организовывал свою армию, и тот или иной из недолговечных императоров периода «кризиса Империи» III в., серьезно различались. Во-вторых, следовало бы проследить в этот период времени развитие каждого из крупных родов войск: «гарнизона Рима», приграничных армий и военных флотов — мы сейчас понимаем, что не все в них происходило одинаково. Наконец, безусловно, было бы желательно отдельно рассмотреть (в рамках каждого соединения) центурионов, всякого рода командиров и рядовых солдат. Но недостаток как источников, так и литературы не позволяет составить полную картину.

Существуют и другие сложности. Чтобы учесть результаты последних исследований в том, что касается как соединений граждан4, так и ал и когорт5, необходимо сделать попытку синтеза. Ведь эти солдаты в настоящее время наиболее известны. Но это не все. Некоторым историкам нравится усложнять непростую саму по себе действительность путем слишком частого неточного использования слов: они говорят о «местном», «региональном» или «иноземном» способах набора войск. Необходимо дать четкое определение каждому из этих трех прилагательных. Мы считаем оправданным ограничить употребление термина «местный» («локальный») случаями, когда солдаты являются уроженцами города, возведенного вблизи от военного лагеря, где они служат, «региональный» считать синонимом «провинциального» и рассматривать в качестве «иноземных» всех военных, не входящих в первые две категории. Конечно, этот подход заключает в себе двусмысленность, так как при Септимии Севере Нумидия была отделена от Африки, Палестина — от Сирии, а Британия разделена на две части. Поэтому мы предлагаем принимать во внимание только такое состояние римского мира, каким мы его находим в конце II в., например, при Коммоде.

Данная сложность, порожденная современными исследователями, накладывается на другую, берущую начало в античной действительности, в коллективном мышлении древних. Надо учесть, что каждый житель Империи имел не одну, а три родины, которые в той или иной мере перекрывали или переплетались друг с другом. Так, некий легионер в своей именной надписи указывает свое origo: «Марк Аквилий Прокул, сын Марка, из Аниенской трибы, из Arminium (совр. Римини)». Необходимо также уточнить, что немало жителей провинции сохраняли память о том городе Италии, где когда-то обитали их предки. Возможно, что Септимий Север не забыл, что его семья прибыла из-за моря6; но сам он родился в городе Лептис Магна, на территории современной Ливии, и сохранял ужасный африканский акцент, а его происхождение было отмечено бесспорным смешением кровей. Итак, каждому человеку было присуще чувство принадлежности к одному городу, и иногда он сохранял связи с другим. Во-вторых, всякий житель Империи обладал определенным юридическим статусом. Он был более или менее долго рабом или свободным человеком, римским гражданином или перегрином. В последнем случае он рассматривался наравне с иноземцем, если проживал в колонии, и исключался из коллективной жизни города, в котором находился: например, он не мог голосовать на выборах муниципальных магистратов. Наконец, каждый принадлежал к одному из многочисленных типов культур, которые взаимодействовали и взаимно влияли на территории Империи. Так, самобытные местные и италийские традиции наслаивались и пронизывали друг друга. Так, парижанин говорил, что он житель Лютеции, но римский гражданин или перегрин, и мог изъясняться на галльском наречии или на латыни. Относительно последнего следует согласиться с установленным М.Бенабу7 справедливым разделением между римлянами «частично романизированными» и «невосприимчивыми к романизации».

Не беря в расчет эти сложности, историки порой затруднялись сделать ясные, логичные и последовательные выводы. Напротив, проблемы, которые ставит тема набора войск, хорошо известны, и не следует в связи с этим забывать о необходимости учитывать, с одной стороны, эволюцию, а с другой — различия, существовавшие между разными типами соединений. Специалисты задают себе три вопроса: каково было географическое происхождение солдат? Какова была их исходная среда — иными словами, приходили ли они из города или сельской местности, из богатых семей или бедных, и в каком возрасте вступали они в армию? Наконец, были ли отмечаемые изменения следствием ясной политической воли или же происходили под влиянием внешних обстоятельств, например, финансовых затруднений?

Чтобы ответить на эти три основных вопроса, нужно прежде всего изучить, как конкретно был организован набор войск.

Материальная организация

Ответственное лицо и контингент

Процедура набора носит название dilectus. Она всегда поручалась ответственному лицу, занимавшему высокое общественное положение. В обычное время она составляла часть тех задач, которые решал наместник провинции, каким бы ни был его ранг, будь то прокуратор8, императорский легат-пропретор или проконсул. Так, «Акты мученика Максимилиана»9 свидетельствуют, что даже в эпоху тетрархии, 12 марта 295 г. экс-магистрат, имевший резиденцией Карфаген, отправился в Тебессу, чтобы провести там воинский набор. Так как Италия не являлась в период Ранней империи провинцией, император посылал туда специального человека с красноречивым титулом dilectator. Случалось, что некоторые молодые люди покупали за деньги освобождение от военной службы, добиваясь признания себя негодными к ней; в таких случаях организатора набора наказывали. Так, при Нероне «исключение из сената было применено к Педию Блезу, обвиненному киренцами в посягательстве на сокровищницу Эскулапа и в том, что он позволил совратить себя интригами и подкупить золотом в ходе набора солдат»10.

В трудных и критических ситуациях, когда возникала срочная необходимость в новых подкреплениях, прибегали к назначению особого должностного лица, звание которого зависело от региона, в котором он действовал. На Апеннинском полуострове это были missi ad dilectum, в сенатских провинциях — legati ad dilectum, а в императорских — все те же dilectatores и inquisitores. Но каким бы ни было звание этого лица, его всегда сопровождал внушительный эскорт, о чем свидетельствует надпись11, выбитая в честь одного трибуна «центурионами и солдатами III Киренаикского легиона и XXII легиона Дейотарорум, посланными в провинцию Киренаика для проведения там воинского набора (dilectus causa — sic!)». Два названных соединения принадлежали к Египетской армии, и их солдаты были отправлены в соседнюю провинцию для проведения данной акции.

Однако число молодых людей, подлежавших набору, было невелико. Дж.Форни12 подсчитал, что легиону требовалось не более 240 новых солдат в год, что, помноженное на 25 соединений этого типа, дает ежегодную цифру приблизительно в 6 тыс. новобранцев со всей Империи. Если учесть, что примерно столько же воинов требовалось во вспомогательные части, а также во флот и «гарнизон Рима» вместе взятые, то получим итог в 18 тыс. новобранцев со всего Средиземноморского бассейна. Какой бы ни была общая численность населения, набор такого небольшого контингента не мог представлять затруднений. Однако на самом деле все обстояло иначе. Государство прежде всего обращалось с призывом к добровольцам; но поскольку последних не хватало, приходилось дополнять их рекрутами. Обязательная военная служба сохранялась, по крайней мере теоретически, на всем протяжении всего периода Империи. С другой стороны, финансы Империи всегда с трудом выносили подобное бремя. Так, в 69 г., по сообщению Тацита, «Вителлий распорядился сократить кадровый состав легионов и вспомогательных войск, впредь пополнений не проводить и стал всем и каждому предлагать выход в отставку»13. Наконец, случалось, что ни обязательная воинская повинность, ни набор добровольцев не удовлетворяли потребностей армии. В таких случаях призывали на службу вышедших в отставку — ветеранов14. Такие сложности могут показаться удивительными: 18 тыс. человек — это мало для такой обширной страны! Но речь на самом деле не шла о том, чтобы набирать кого попало: требования качества, соответствующие сознательной политике, проводимой римским государством, сужали возможности выбора.

Совет по смотру войск

Эти требования предстают наиболее наглядно во время проведения совета по смотру войск — probatio16 (этот смотр касается, впрочем, как простых солдат, так и командиров, хотя последние не проходят отбор (dilectus), от которого избавлены также некоторые центурионы). В Египте данная процедура связана со своего рода переписью — местным census, называемым επίκρισιs. Проверка, направленная на три основных момента, начинается с контроля физического состояния: ответственное лицо удостоверяется в хорошем общем развитии молодого человека и, конечно, в его принадлежности к мужскому полу; он проверяет также его зрение и проводит его под измерительной планкой, дабы убедиться, что его рост не меньше обязательного минимального (1,65 м для легионера17). Затем переходят к проверке знаний: чтобы служить, нужно владеть латынью, так как во всей Империи на этом языке отдаются приказания; хотя от некоторых требовалось к тому же умение читать, писать и считать.

Наконец, и это было не просто, вступал в действие юридический аспект, неотъемлемый для римской цивилизации. Требовалось выяснить у юноши его происхождение. Если он оказывался сыном знатного человека, то мог получить звание центуриона; если он был рядовым гражданином, то он направлялся служить в легион, если же он родился в семье перегринов, его посылали во вспомогательные войска. Порой, когда нужда в легионерах возрастала, и варварам предоставлялся соответствующий статус, достаточный для набора. Эта практика, ясно засвидетельствованная в источниках, побудила некоторых историков утверждать, что армия функционировала как машина по производству граждан. Но известны отдельные случаи, хотя и редкие, когда перегрины сохраняли свой статус после рекрутирования их в соединения первого порядка.

При определенных крайних обстоятельствах император оказывался вынужден способствовать продвижению людей еще более низкого социального положения17: «Вольноотпущенников он (Август) принимал в войска… всего два раза; в первый раз для укрепления колоний на иллирийской границе, во второй раз для защиты берега (левого) Рейна. Но и этих он нанимал еще рабами у богачей обоего пола и тотчас отпускал на волю, однако держал их под отдельным знаменем, не смешивал со свободнорожденными и вооружал по-особому». Фактически в обычное время доступ в любые войска был для рабов строго запрещен, и также Траян проявил свою несговорчивость в этом отношении. В ответ на один запрос Плиния Младшего, выполнявшего функции наместника Вифинии и обратившегося к нему по поводу двух лиц этого статуса, император ответил18: «Важно узнать, предложили они себя в качестве добровольцев, взяты по набору или поставлены в замену кого-то. Если они взяты по набору, то это ошибка тех, кто производил набор; если они явились сами, зная о своем состоянии, наказать смертью следует их». В таком отношении Траяна нет ничего необычного, но, как полагают историки, origo «verna», упоминающееся в некоторых надписях, указывало, что его носитель не пользовался свободой. Действительно, слово «verna» имеет два значения: оно может, конечно, обозначать ребенка, рожденного в рабстве, но применяется и к лицу, живущему в месте своего рождения; в таком случае оно означает «местный уроженец»19.

Юридическая проверка касалась и других моментов. Дело в том, что некоторые занятия рассматривались как позорные (работорговец, например), и препятствовали принятию в армию независимо от того, сам ли юноша или его отец занимался им. Принимался во внимание и моральный аспект: кандидат не должен был в прошлом быть осужден, а Август ревностно следил за тем, чтобы в армию не попадали люди, оказавшиеся виновными в супружеской измене20.

Здесь возникает проблема, которая, как нам представляется, не всегда получала адекватное освещение: речь идет о возрасте вступления в армию. Большинство историков, которым приходилось затрагивать эту тему, представляли список эпитафий, составленных по следующему образцу: «некий воин (miles) данной боевой единицы, прожил х лет и прослужил у лет»; затем они вычитали из х у, чтобы получить требуемое число, затем подводили совокупный итог. Однако имелась одна сложность: дело в том, что подобный метод определял возраст записи в армию в сорок и даже пятьдесят лет! Трудно представить себе кого-либо этого возраста берущим штурмом укрепление, или участвующим в ежедневных тренировках, что было очень тяжело и утомительно21.

На деле ошибка проистекает из того, что после возвращения к гражданской жизни любой человек вплоть до своей смерти сохраняет звание miles. В случае с римским гражданином, носящим это звание, который прослужил двадцать пять лет и скончался в шестьдесят пять, можно понять, что принятие его в армию состоялось в возрасте приблизительно двадцати лет, а отставка — к сорока пяти годам, что не мешает данному лицу считаться солдатом по самый день своей смерти. Следовательно, использовать надлежит лишь надписи, в которых явным образом указывается, что солдат погиб во время несения службы (в этом случае вычитание как раз и дает возраст поступления в армию), и необходимо также сопоставлять их с литературными источниками. В таком случае можно констатировать22, что в обычное время предписывалось выбирать новобранцев среди юношей восемнадцати — двадцати одного года; в чрезвычайных условиях, например, во время кризиса, возраст призыва продлевался до тридцати лет. Такие цифры представляются более разумными, учитывая длительность и тяготы службы.

Прием в армию

Было неплохо к тому же иметь рекомендательное письмо отца или любого важного лица. Плиний Младший забрасывал Траяна подобными просьбами23: «Примипиляр Нимфидий Луп был моим товарищем по военной службе. По этой причине я считаю его родственников своими, в первую очередь его сына, Нимфидия Лупа, юношу честного, деятельного, вполне достойного своего превосходного отца, который заслужит твое благоволение, как ты можешь судить по его первым шагам, когда он, префект когорты, заслужил полное признание от Юлия Ферокса и Фуска Салинатора. Мою радость ты укрепишь, возвышая сына». Лицо, принятое благодаря этому письму, служит в качестве командира, но даже простые солдаты могли получить преимущества от предъявленных рекомендаций. Предъявитель подобного рода документов был заинтересован не расставаться с ними и мог воспользоваться ими всякий раз, когда представлялась возможность продвижения по службе.

По окончании прохождения совета по смотру войск, юноша, переведенный в разряд tirones («новобранцев»), приобретал промежуточный статус между гражданским и военным состоянием. На деле его ожидали еще три формальности. Поскольку римское общество было обществом корпоративным, а это означало, что принадлежность к определенной группе или слою определялась юридическими критериями, новобранец должен был быть занесен в списки (in numeros referri). Затем он получал signaculum — кусок металла, подвешиваемый на шнурке на шею, который символизировал его принадлежность к армии; с тех пор его называли signatus («отмеченный»). Наконец, он клялся богами и императором служить честно. Как правило, эта церемония происходила четыре месяца спустя после probatio; но имеется случай, когда она состоялась сразу же24. Быть может, такая особенность объясняется тем, что данный набор пришелся на период гражданской войны. Присяга, называемая iusiurandum или иногда sacramentum, включала религиозный аспект; поэтому некоторые христиане считали несовместимой присягу-sacramentum и крещение — священное таинство (также sacramentum).

Сложность мер, составлявших в совокупности набор войск, наводит на мысль, что эти процедуры, проходившие не без труда, имели целью поддержание качественного уровня армии.

Набор центурионов и примипилов

Так как на комплектовании старших командиров сенаторского и всаднического звания мы не будем останавливаться, начать следует с исследования набора центурионов и примипилов, которые сами находились в соподчинении одни у других и стояли ближе к солдатам, чем к знати. Сразу оговоримся, что вопрос этот не был достаточно исследован, по крайней мере вплоть до недавнего времени, за исключением примипилов25 и двух легионов — III Августова26, принадлежавшего к африканской армии, и VII «Сдвоенного» (Gemina)27, расквартированного в Испании. Недавняя работа П. Л еру позволяет исключить одно предположение. Представляется, что на протяжении военной карьеры служба в той или иной провинции или части не являлась привилегией, признаком более быстрого продвижения. Центурионы, пребывавшие в среднем по три с половиной года в каждом военном лагере, перемещались по мере освобождения вакансий; только переход в I когорту или в «гарнизон Рима» знаменовал собой служебный рост для командира, служившего в легионе.

Примипилы

Проще будет начать с рассмотрения самых высокопоставленных среди воинов — примипилов (см. примеч. 1) и применить тот принцип классификации, который будет использован и в дальнейшем, а именно сперва изучить географическое, а затем социальное происхождение.

В I в. н.э. примипилы по большей части происходят из городов Италии; остальные родом с Запада, из колоний. Этим словом называют города, юридически считающиеся частями Рима, расположенными на большом расстоянии; жители колонии, полноправные граждане, пользуются теми же привилегиями, как если бы они жили в столице. Они являются жителями заморской части Италии. Во II в. (и это явление отмечается начиная с эпохи Траяна—Адриана) наблюдается большее разнообразие — жители провинций получают более легкий доступ к должности примипилов. Не следует думать, что эти императоры проводили сознательную и волевую политику по исключению италийцев. На самом деле изменения происходят по воле самих жителей Италии, которые предпочитают поступать на службу в «гарнизон Рима», а не в легионы; такой выбор позволяет им получать более высокое жалованье и вкушать прелести городской жизни. Также известно, что демографический рост населения полуострова замедлился с конца I в. Наконец, в III в. италийцев, похоже, больше не существует: процесс, начавшийся во II в., вступает в завершающуюся фазу.

С социальной точки зрения, ситуация выглядит одновременно более простой и стабильной. Насколько можно выяснить по весьма обманчивым сведениям источников, обычно примипилы происходят из семей местной знати. Их отцы — это земельные собственники, чьи владения не выходят за пределы сельской округи одного города, которые выполняют муниципальные обязанности в рамках этой ограниченной территории. В состав примипилов входят также некоторые римские всадники (ex equite romano).

Центурионы

Различия в наборе центурионов и примипилов не должны были быть значительными, так как последние, по сути, есть лишь лучшие из первых. Тем не менее, можно выделить несколько оригинальных черт, хотя следует признать, что наши знания остаются недостаточными в силу слишком малого числа систематических исследований, посвященных этому аспекту нашей темы. Однако объем источников весьма велик. Кроме того, можно представить численные данные по двум легионам (см. примеч. 2 и 3 на с. 107). Мы сочли, что будет лучше привести вначале таблицы и лишь затем снабдить их комментариями.

Географическая картина набора

Родина центурионов

В целом в I в. италийцы занимают господствующее положение, хотя это правило не всегда проявляется применительно к Испании и особенно к Африке. Доля уроженцев старых западных колоний также весьма значительна. Но в III Августовом легионе появляются уже и выходцы с Востока, и налицо присутствие (хотя пока еще скромное) воинов местного набора. Иосиф Флавий28 дает сведения о центурионе-сирийце времени Нерона, который служит в части, расквартированной в Сирии.

Во II в., с эпохи Траяна—Адриана, наблюдается резкий рост числа провинциалов, большая часть которых, однако, происходит с Запада. Соответственно, доля италийцев уменьшается, и все же они занимают прочные позиции, особенно в Испании. Выходцы с Востока, отсутствующие в своем собственном регионе, играют важную роль в Африке, в то время как коренное население представлено там незначительным числом воинов. Это, несомненно, объясняется значительной мобильностью внутри корпуса центурионов.

Говоря о III в., можно отметить появление со времени правления Септимия Севера значительных различий. Воины — уроженцы Италии, если и не исчезают полностью из воинских списков, все же значительно уступают место своим коллегам-провинциалам, в частности, выходцам из романизированных западных областей и придунайских равнин. Уроженцы Востока теперь присутствуют везде, хотя в Испании их число все же не особенно велико. Доля местных жителей недостаточно высока, чтобы предоставить им абсолютное большинство — эти военные по-прежнему определенно многократно меняют места службы.

Социальное происхождение

Если указание места рождения (origo) иногда встречается в надписях, относящихся к центурионам, то, напротив, определить их социальное происхождение нелегко, так как лишь немногие из них сообщают нужные для этого сведения. Следовательно, к решению этой проблемы следует подходить опосредованно, для чего мы намереваемся использовать два обстоятельства. Прежде всего, известно, что новые граждане получали родовое имя по имени магистрата, который предоставлял им права гражданства. В эпоху Империи в подавляющем числе случаев (но не исключительно) эту роль исполнял принцепс. Действительно, если мы встречаем Юлия во II в., мы знаем, что имеем дело с местным жителем, семья которого была давно романизирована, а имя Юлий относится ко времени Цезаря или Августа. Наоборот, имена, не ведущие происхождение от правителей, скорее всего принадлежат потомкам переселенцев из Италии. Но все же нужно учитывать, что провинции, завоеванные в республиканскую эпоху до Августа, были объектом политики «натурализации аборигенов»29. С другой стороны, наместники всегда обладали правом выдвижения тех или иных лиц из подвластного им населения. Нам все же показалось неуместным приводить чересчур подробные таблицы: для дополнительных сведений отсылаем к другой книге (см. примеч. 2 на с. 107). Во-вторых, можно использовать cognomina; есть мнения, что некоторые из них являлись в действительности местными именами (ливийцев, иберов и т.д.), переведенными на латынь. Но и сам факт, что люди испытывали потребность в использовании латинской формы имени, не должен остаться без объяснения. К тому же определенный интерес может вызвать исследование эволюции имен. Более подробные списки приводятся в другой книге (см. примеч. 2 на с. 107).

Романизация центурионов

Приведенные таблицы показывают, что императорские родовые имена в I в. встречаются в незначительном количестве; во II в. они оказываются в большем числе, но относятся на самом деле к правителям эпохи Юлиев—Клавдиев или Флавиев. Напротив, в III в. обе категории уравновешиваются: в начале этого периода намечается эволюция в наборе центурионов. Их имена показывают нам, что мы имеем дело с выходцами из семей, которые уже давно получили римское гражданство. Более точные сведения содержатся в другой нашей работе (см. примеч. 2 на с. 107). Только два императора согласились вручить виноградную лозу новоиспеченным гражданам — это Адриан (Элий) и Каракалла (Аврелий), чью политику в отношении набора можно назвать более мягкой.

При рассмотрении cognomina поражает, что значительное, чуть ли не подавляющее число их латинские: в VII «Сдвоенном» легионе мы находим только одно греческое имя (и это в III в.), и ни одного производного от местных наречий. Более того, доля заимствованной из Италии ономастики остается неизменной на всем протяжении Ранней империи, включая III в. Отсюда правомерен вывод: чтобы стать центурионом, нужно было достичь определенного уровня, или степени романизации.

Из воинских списков и ряда исследований видно, что воины низшего командного состава обычно происходили из знатных семейств и получали это звание непосредственно, без прохождения службы рядовыми30. Некоторые из них могли называть себя солдатскими детьми, и похоже, что эта категория несколько выросла в III в. Наконец, незначительное меньшинство были выходцами из всаднического сословия (ex equite romano).

Примипилы и центурионы, таким образом, происходили из самой старинной и самой романизированной части среднего класса, о глубокой привязанности которого императорской власти хорошо известно. Этот выбор выявляет со стороны власти четкое стремление — следовать в русле «политики качества».

Набор легионеров

Историография темы

При изучении набора легионеров напрашивается переход к рассмотрению той социальной среды, которая более всего приближается к той, из которой выходили центурионы, поскольку последние иногда выбирались из рядовых солдат; и все же могут быть выявлены особенности и даже различия. Этот вопрос, впрочем, наиболее изучен, прежде всего ввиду обилия источников и затем благодаря важности работ, уже давно освещающих эту тему.

Не кто иной, как великий Т.Моммзен31 первым, как и во многих других вопросах, дал импульс к подобным исследованиям, составив списки мест происхождения новобранцев. На основании их он заключал, что следует различать две области воинского набора — Восток и Запад — и несколько эпох, основные хронологические вехи которых соответствуют правлениям Веспасиана, Адриана и Септимия Севера. Его капитальный труд, казалось, долгое время вселял робость в возможных оппонентов, до тех пор пока М.И.Ростовцев32 в своем иногда критикуемом, но постоянно используемом труде, не поставил перед собой задачи исследовать социальное происхождение легионеров. Он развивал теорию постепенного окрестьянивания римской армии начиная со II в. Этот процесс достиг своей кульминации в ходе волнений, происходивших в Африке в 238 г. Тогда III Августов легион подавил восстание знати, поддерживавшей проконсула Горд иена, провозглашенного императором. Русский ученый усматривал в этом эпизод гражданской войны и противопоставлял солдат — сельских жителей гражданам — жителям городов.

Но со времен Моммзена было сделано немало открытий; кроме того, тезис Ростовцева не встретил единогласной поддержки критики. Для многих историков33 беспорядки 238 г. сводились к бунту против невыносимого налогового гнета, который был подавлен солдатами в силу их воинской дисциплины. Заслугой Дж. Форни было, в двух образцовых работах (см. примеч. 3 на с. 98 и 1 на с. 99), представление и обновленных списков мест происхождения новобранцев, и обобщающих выводов по этой проблеме. Наконец, две недавно вышедшие книги привносят в созданную им картину некоторые нюансы и уточнения34. Для подведения итогов представляется более простым придерживаться порядка, примененного при рассмотрении набора центурионов.

Географический аспект

Общие сведения

Начнем с изучения мест происхождения воинов, которые в целом достаточно хорошо известны. Основная сложность исходит из источников. При исследовании традиции следует остерегаться как чрезмерного оптимизма одних авторов, так и в особенности модного у многих других пессимизма — Тацит или св. Киприан, например, склонны считать, что в прошлом дела обстояли гораздо лучше. Что же до надписей, эпитафий или «списков», они порой повреждены и их иногда невозможно датировать сколько-нибудь точно.

Однако они представляют значительный интерес для изучения данного вопроса. Вот текст35, найденный близ Александрии: «Императору Цезарю Луцию Септимию Северу, Пертинаксу, Августу, верховному понтифику, облеченному во второй раз трибунской властью (194 г.), трижды провозглашенному императором, консулу вторично, проконсулу, отцу отечества. Ветераны II Траянова легиона, храброго, освобожденные от службы с почестями, которые начали ее в консульство Апрониана и Павла (168 г.) лакуна [посвятили эту надпись]». Далее идет фрагментированный список имен по когортам и центуриям. Приведем фрагмент из него:

«V когорта:

Центурия Целера:

Марк Габиний Аммониан, сын Марка, из лагеря (castris);

Центурия Флавия Филиппиана:

Тит Аврелий Херемониан, сын Тита, из трибы Поллия, из лагеря;

Гай Валерий Аполлинарис, сын Гая, из трибы Коллина, из Гиераполя;

Центурия Севера:

Марк Аврелий Исидор, из трибы Поллия, из Александрии;

Гай Помпей Серен, сын Гая, из трибы Поллия, из лагеря.»

Далее идут другие имена, но этого отрывка вполне достаточно для иллюстрации данного положения: в период своей отставки солдаты заказывают поставить надпись в честь императора с подробным указанием его титулатуры; они указывают, по какому случаю был составлен текст; наконец, те, кто участвовал в складчине, чтобы оплатить изготовление надписи, отмечают свои имена.

Прежде чем наметить итог, нужно сделать еще два замечания общего Порядка. С одной стороны, в настоящее время уже не верят в резкие преобразования в армии по решению императоров: наоборот, и вопреки точке зрения Т.Моммзена, изменения скорее всего были медленными и происходили постепенно. С другой стороны, отмечается установление некоторых традиций: на всем протяжении I в. н.э. в Галлии существовал обычай посылать юношей служить в Африку, без какой бы то ни было необходимости подобной миграции.

I век нашей эры — это век «иноземцев». Вербовщикам становится трудно найти людей36; немногие провинции оказываются способными выставить собственных защитников, и во всяком случае политическим властям представляется нормальным проводить смешение народов. Но следует различать две части Средиземноморского бассейна. На Западе, т.е. в латиноязычной части Империи, первыми нанимаются на военную службу италийцы, за исключением Лация, Этрурии, Умбрии и старых колоний, жители которых предпочитают поступать в преторианские и городские когорты, привлекающие повышенным жалованьем и прелестями Города. Тем не менее, мы наблюдаем медленное, но неумолимое сокращение числа солдат — уроженцев Апеннинского полуострова. Ко времени Веспасиана они уже почти отсутствуют в легионах, без принятия на этот счет какого бы то ни было решения политической власти (в этом отношении современная критика поддерживает Дж.Форни в его полемике с Т.Моммзеном). Параллельно с этим наблюдается постепенный рост числа неиталийцев, которые происходят из сенатских провинций, самых богатых, самых романизированных и наиболее замиренных в Империи: Нарбоннской Галлии, Бетики, Африки и Македонии.

В восточной части Империи, где административным языком является греческий, положение отличается: в I в. солдаты поступают из этой части Средиземноморья в обычном порядке; их называют «восточными». И с эпохи Августа, правда, редко, но практикуется местный набор; в одном «списке», найденном в Александрии, упомянуты уроженцы этого города и те, кто в качестве места рождения указывают «лагерь» (castris).

Выражение «origo castris»37 порождает еще одну проблему. Прежде всего заметим, что не следует говорить «ех castris», как иногда делают, ибо предлог никогда не встречается в надписях. Итак, некоторые солдаты в качестве места рождения указывают не город, а «лагерь». В течение долгого времени историки единодушно считали, что речь идет о детях военных, рожденных, когда их отцы еще находились на службе, от женщин, живших в канабах. Этим словом называют гражданские постройки (дома, кабачки, различные лавки) вокруг крепостей, где можно было найти все для удовлетворения различных потребностей. Поскольку подобные союзы были запрещены вплоть до времени Септимия Севера, который узаконил их в 197 г., дети, рождавшиеся в них, считались незаконными38. Заметим, впрочем, что с 212 г., когда был принят знаменитый эдикт Каракаллы, все свободное население Империи получило римское гражданство.

Но венгерский ученый А. Мочи39 предложил другую гипотезу. Origo castris давалось в качестве фиктивной родины молодым людям, которые в момент поступления в армию были перегринами и, следовательно, не располагали всеми необходимыми правами для зачисления в легион. Так получил объяснение набор сельских жителей, который столь дорог М.Ростовцеву. Но мы уже сказали, что тезис последнего был подвергнут критике; то же можно сказать и о гипотезе А.Мочи, — это было сделано, в частности, Ф.Виттингхоффом40, который умело защитил традиционную интерпретацию. Конечно, можно было доказать, что origo castris давалось в эпоху Адриана лицам, недавно ставшим римскими гражданами41; но обычно это выражение означает, что его носитель родился в канабе близ лагеря.

Придерживаясь хронологического порядка изложения, можно установить, что с начала II в. отмечается однородная эволюция, а именно, происходит медленный переход от регионального к локальному набору через промежуточную стадию, на которой солдаты поступают из городов, все ближе расположенных к крепости. Так, III Августов легион, который дислоцировался к северу от Ореса, пополнялся сначала солдатами из Африки, затем из Нумидии, наконец, из самого Ламбезиса, из canabae.

Все же для этого периода следует различать два вида возможных обстоятельств. Во-первых, надо изучить, что происходит в обычное время. Известно, что Траян задумал меры, направленные на стимулирование демографического роста в Италии, помимо прочего, и ради возобновления пополнения армии42. Он ввел alimenta — займы, предоставляемые государством состоятельным собственникам полуострова, заинтересованным в воспитании бедных свободнорожденных детей43. Но на первый взгляд эта реформа потерпела неудачу, так как Адриану иногда приписываются важные реформы, имевшие прямо противоположную направленность: скорее всего именно он создал единые условия регионального набора и дал определенный толчок оформления местного набора. На самом деле он должен был ограничиться следованием линии развития, которое в силу обстоятельств, возможно, ускорилось в его правление. В этот момент все еще можно найти «иноземцев» в легионах — галатов в Египте и галлов в Африке. В обоих случаях эти перемещения объясняются традициями, восходящими к триумвирату.

Марк Аврелий44, несмотря на трудности, которые переживает Империя в его время, проявляет максимальную заботу по отбору для службы в легионах лучших людей, показывает себя гораздо менее требовательным в отношении вспомогательных частей. В конце II45 и начале III в. региональный набор, похоже, становится правилом. Тем не менее, наблюдается значительное число молодых людей, указывающих origo castris, и имена «иноземцев», даже италийцев, никогда не исчезают из списков полностью, но они не составляют значительного контингента. Нам плохо известно, что происходит в разгар кризиса III в. В худший его период св. Киприан46 отмечает сокрушенно, что поля пусты; этим замечанием автора, который по натуре склонен к пессимизму, нельзя полностью пренебрегать. Действительно, специалисты считают, что тогда в большом количестве поступили в легионы иллирийцы и фракийцы. В Африке, напротив, распространилась практика приема солдатских детей.

Наряду с этим обычным набором прослеживается существование исключительной практики, которая, следовательно, представляет второй тип комплектования и применяется в военное время. В течение всего периода Ранней империи сохранялся принцип обязательной военной службы. Так, Александр Север (222 — 235) призывает в войско жителей провинций и италийцев47 и опустошает сенат в 238 г., когда намеревается выступить против Максимина48. Однако к подобной мобилизации на протяжении всей Империи прибегают лишь в случаях серьезных трудностей. Обычно перед началом военной кампании солдат предоставляют ближайшие к угрожаемой границе регионы; к примеру, для защиты Армении призывают галатов и каппадокийцев49.

После завершения кампании армию отводят в провинции, расположенные поблизости от театра военных действий, и там в зависимости от предпочтения командующего ответственные власти могут поступить по одному из двух различных сценариев. Первый состоит в восполнении боевых потерь на месте. Скажем, отряд воинов легиона Германии, присланный для борьбы с парфянами, будет пополнен сирийскими солдатами. Или, наоборот, в соответствии со вторым способом, остатки вексилляции будут растворены в местных войсках. В обоих случаях происходит «смешение народов». Следовательно, необходима осмотрительность при интерпретации наличия «иноземцев» в воинских «списках» — оно может отражать как регулярный приток пополнения, так и чрезвычайное перемещение. Не стоит также забывать и о другом обстоятельстве, впрочем, весьма редком, но все же имевшем место — о роспуске боевой единицы по дисциплинарным мотивам; в этом случае, похоже, солдат наказанного легиона не отправляли в отставку, а распределяли по другим гарнизонам.

Регионы происхождения

Часто во внимание не принимался один из аспектов данной проблемы: лишь немногие исследователи задавались вопросом, почему тот или иной регион поставлял или нет солдат, и сколько именно.

Регионы происхождения по Дж.Форни (см. примеч. 3 на с. 98 и 1 на с. 99).

Эта таблица наглядно демонстрирует, что все регионы Империи поставляли в армию солдат. Однако необходимо интерпретировать этот факт с осторожностью, так как цифры, представленные в таблице, не всегда имеют одинаковый смысл. Так, приоритет Италии в раннюю эпоху подает повод для политической интерпретации. Он объясняется тем фактом, что предшествовавшие началу периода Империи завоевательные и гражданские войны велись солдатами — уроженцами полуострова. Ведь это они одолели все народы Средиземноморья. Как восклицал Вергилий: «Римлянин! Ты научись народами править державно»50 (где под «римлянином» следует понимать «римского гражданина», выражение, которое на заре Принципата охватывало в первую очередь италийцев). Вследствие этого, представлялось естественным, чтобы победители продолжали обеспечивать охрану завоеванных территорий. Затем снижение демографического роста повлекло сокращение числа новобранцев, и состава «римского гарнизона» оказалось достаточно для удовлетворения всех желающих поступить на военную службу.

Напротив, увеличение среди воинов доли уроженцев тех или иных регионов отражает рост в них населения и развитие романизации. В связи с этим можно вспомнить о старых проконсульских провинциях. Африка51 издавна предоставляла людей, в том числе для отправки во все соединения. Азия — имеется в виду только западная полоса Анатолии — также была густо заселена, и соперники в конфликте 68 — 69 гг. не преминули этим воспользоваться52. То же можно сказать и о Македонии, Киренаике53, Бетике и Нарбоннской Галлии54. В качестве примера можно продемонстрировать, какие города юга Галлии поставляли воинов и сколько их набрано в каждом из них.

Набор легионеров в Нарбоннской Галлии.

Наряду с соображениями политического и демографического характера имеются и другие, затрагивающие более технический аспект. На смену мирным сенатским провинциям понемногу приходят приграничные регионы, например, Сирия55, — но можно было бы упомянуть также Германию, Паннонию, Мезию и Дакию, потому что там находилось много детей военных, и эти юноши с меньшим предубеждением относились к военной службе. Но, конечно, все части Империи в тот или иной момент привлекались к поставке солдат.

Не следует забывать также и о случайности находок. Если в указанных воинских списках мы находим так много имен африканцев, это по большей части объясняется исключительной сохранностью ламбезского поселения, к северу от Ореса, где располагались во II и III вв. главные квартиры III Августова легиона. Напротив, только невезением объясняется, что нам известно лишь о незначительном количестве солдат-уроженцев Киренаики, тогда как два разных документа (примеч. 3 на с. 121) указывают, что воинский набор проводился и там.

Места прохождения службы

Рассмотрев, откуда прибывали новобранцы, уместно задаться вопросом: куда они попадали? Из-за отсутствия специальных работ по этому аспекту вынужденно ограничимся обзорами и рассмотрим последовательно три случая.

В Африке56, где большую часть времени был размещен только один легион, III Августов, можно проследить изменения по документам, особенно многочисленным для II в. и эпохи Северов. Как уже отмечалось, I век — это век «иноземцев» — италийцев и особенно галлов. Для последних такая служба восходит к традиции времен триумвирата. Вероятно, еще Лепид пришел в Африку в сопровождении легионеров, набранных на другом берегу Средиземного моря, и в некоторых городах галлов установился обычай отправлять молодых людей служить за море. В начале II в. н.э. в легион начинают вступать африканцы (а некоторые из них сделали это уже в I в.), но их пока еще меньше, чем «иноземцев», на этот раз вифинцев (из густонаселенного региона), выходцев с Нижнего Подунавья (без сомнения, во время войн Траяна с даками) и особенно сирийцев после парфянских походов того же Траяна. В конце II в. процентное соотношение меняется в обратную сторону — преобладают африканцы, в первую очередь уроженцы Магриба, а затем Нумидии. В начале III в. доля «иностранцев» оставалась стабильной, причем упоминание origo castris, хотя и не господствующее, все же широко засвидетельствовано. Легион, распущенный между 238 и 253 гг., был восстановлен, возможно, за счет набора местных жителей; но в середине III в. было уже утрачено обыкновение указывать происхождение новобранца.

Теперь, разобраться в положении в Испании57 нам поможет таблица.

Набор легионеров для римской армии Испании

В испанской армии мы также встречаемся с большой долей италийцев и галлов в начале периода, а позднее наблюдаем регулярное ее уменьшение, наряду с робким проникновением африканцев во II и III вв. Зато отмечается и оригинальная черта, проявившаяся изначально — значительный контингент коренных солдат.

Происхождение легионеров, служивших в Египте58, известно уже значительно меньше, так как мы располагаем всего лишь несколькими «списками».

Данная таблица, несмотря на сравнительно небольшое количество приводимых цифр, позволяет, тем не менее, сделать некоторые выводы. Прежде всего заметно присутствие, даже на Востоке, контингента италийцев. Своеобразие египетской армии обусловлено двумя чертами. Оно заключается прежде всего в присутствии большого числа солдат — уроженцев Малой Азии в целом и Галатии в частности (в последнем случае, похоже, продолжается традиция, восходящая к эпохе триумвирата). С другой — начиная с правления Августа имеет место локальный набор, в том числе из castris, что необычно. Напротив, менее неожиданным выглядит присутствие сирийцев, учитывая близость их родины, а рост числа местных жителей, хотя он и начался раньше, представляет собой вполне нормальное явление. Наконец, весьма высокий процент африканцев в одной из надписей объясняется, несомненно, тем фактом, что одна вексилляция III легиона Августа незадолго до этого была включена в состав II Траянова легиона.

Набор легионеров для римской армии Египта

Социальный аспект

Как видим, вопрос о географическом происхождении солдат весьма многогранен. Нельзя не принимать в расчет эволюционные изменения, родную провинцию воина и армии прохождения службы. Но так как некоторые воины указывают свою родину, проблема не выглядит неразрешимой. Правда, никто из них не указывает род занятий отца или своего собственного в момент принятия на военную службу; никто не сообщает, из какой социальной среды он вышел. Поэтому исследование будет вестись не напрямую, а так, как это было сделано выше в отношении центурионов, но, к счастью, в данном случае мы располагаем гораздо большим количеством текстов источников.

Право

Выше мы видели, что совет по смотру войск (probatio) учитывал в своей деятельности юридический аспект. Ни рабы, ни вольноотпущенники, ни перегрины не имели права вступать в легион. Перегринов лишь изредка принимали в такого рода соединения с сохранением своего исходного статуса. Отмечается один подобный случай, но он имеет характер явления крайне редкого. Лишь исключительные и тяжелые обстоятельства побуждали привлекать ту или иную категорию низших слоев. В таком случае обычно ответственный за dilectus обязан был сперва предоставить кандидатам при необходимости свободу и затем гражданство; ибо прием в войско был возможен только после этого. Действительно, легионеры должны быть полноправными римскими гражданами. Таково правило, и в недавнем исследовании, посвященном юридическому положению военных59, настойчиво подчеркиваются два требования — «отбор и элитарность» — в ходе приема новобранцев. Но применительно к III в., мы узнаем из одного фрагмента «Сентенций», приписываемых знаменитому юристу Павлу60, что солдаты за некоторые преступления подвергались смертной казни, а ведь это наказание применялось лишь для нижних слоев общества, называвшихся humiliores. Конечно, можно задаться вопросом, является ли данная мера нововведением, закрепляющим эволюцию, наметившуюся задолго до этого, или данный отрывок лишь воспроизводит давно установившуюся практику. Первая интерпретация (см. примеч. 1 на с. 125) представляется наиболее вероятной; но исследование может выйти за рамки чисто юридического.

Среда происхождения

Второе замечание подкрепляет предыдущее. Вопреки тому, что утверждали некоторые авторы, нам представляется по завершении весьма тщательного исследования61, что легионеры не принадлежали к классу городской знати: ни один (или очень немногие) не принадлежит к тем фамилиям, члены которых заполняли муниципальные советы и курии — по крайней мере в Африке. В этом плане существует реальное различие между центурионами и рядовыми солдатами.

Стоит ли углубляться далее? Надо ли соглашаться с М.Ростовцевым и признавать включение сельских жителей-варваров в войско? Вовсе нет. Сразу же заметим, что русский ученый стал прежде всего жертвой «общего места»: миф о превосходстве сельского жителя и о посредственности горожанина как солдата принадлежит к числу распространенных у античных авторов62; он складывается гораздо раньше времени организации Августом профессиональной армии. Кроме того, М.И.Ростовцев полагает, что каждый раз, когда персонаж указывает то или иное origo, он является жителем города.

Дилемма, горожанин или селянин, представляет прекрасный пример ложной проблемы. Прежде всего, всякое origo относится к civitas, т.е. городу и его сельской округе. Далее, большое число поселений, которые мы считаем городскими, на деле были лишь крупными поселками, в которых все жители занимались сельским хозяйством. Можно вспомнить многочисленные развалины в Азии и Африке, например, Дуггу. Только в некоторых важных центрах, таких как Эфес или Карфаген, действительно располагались производственные и обслуживающие структуры. Но дело не только в этом — для античного менталитета подобная дихотомия была непривычной; и жители больших городов были ближе к природе, чем парижане или нью-йоркцы в веке XX, подчиняясь смене времен года и сборам урожая. Даже самые богатые деловые люди преследовали лишь одну цель — вложить в земли деньги, полученные от торговли или ремесла. Во всяком случае, поскольку солдат нанимался в возрасте двадцати лет на двадцатилетнюю службу, возможно, он чувствовал свою принадлежность к лагерю, а не к городу или сельской местности.

Можно пойти и дальше. Как известно, некоторые провинции, а именно те, которые находились под управлением сената, были спокойнее, богаче и более романизированы, чем те, которые зависели от власти принцепса. И, конечно, во всех отношениях Италия далеко превосходила и те, и другие. Так, было проведено исследование происхождения солдат III Августова легиона63.

Происхождение по регионам солдат III Августова легиона (в %)

Безусловно, доля Италии снижается, но и доля императорских провинций также убывает в пользу сенатских владений. Из приведенной таблицы складывается иное впечатление: возможно, легионеры принадлежат к более высокому слою населения, чем полагали. Такое впечатление подкрепляет другое средство проверки. Известно, что колонии, эти отделенные от города-матери осколки Рима, и муниципии, разделявшие бремя жителей метрополии, представляли элиту в иерархии статусов городов, в которой нижнее положение занимали поселения перегринов. Был произведен подсчет для африканского легиона1: первая категория представлена в нем 615 индивидами (92%), вторая — максимум 53 (8%).

Еще один аспект происхождения солдат был оставлен без внимания — речь идет о среде, в которой они провели детство и юность. Небезразлично, прошли ли первые годы будущего воина в порту, поселке или близ крепости. Оказалось возможным произвести расчет по этим параметрам для III Августова легиона2.

Среда происхождения солдат III Августова легиона (в %)

Данная таблица показывает два случая резкого снижения числа людей, прибывших из портовых городов — из семей моряков, торговцев и ремесленников, — в пользу сначала юношей, родившихся в поселках (в середине II в.), затем — сыновей солдат (в начале III в.).

Изучение ономастики

В составлявшихся воинских списках принималось во внимание, главным образом, упоминание места происхождения. Существует и другой вид данных, пригодных для использования, представляющий тем больший интерес, что он содержится в гораздо большем объеме: речь идет об ономастике. Выше мы убедились, что этот способ весьма полезен исследователю; достаточно рассмотреть два основных момента, о которых шла речь и в посвященном центурионам параграфе.

Родовые имена

Рассмотрим сначала родовые имена. Если они принадлежат известным личностям, императорам или наместникам, то значит, мы имеем дело с романизированными местными жителями, но можно выяснить также, была ли романизация недавней или нет. К примеру, если некто Клавдий живет в середине I в., то он принадлежит к недавно принятым в состав римских граждан лицам, так как его имя получено от императоров Клавдия и Нерона. Напротив, в начале III в. Клавдий может уже считаться римским гражданином не в первом поколении. Что касается редких родовых имен, которые не соответствуют ни одному из известных императоров или магистратов, то они скорее всего были завезены иммигрантами из Италии. Данные следующей таблицы также ограничены лишь III Августовым легионом66.

Родовые имена солдат из III Августова легиона (в %)

Цифры показывают, что римская армия в Африке насчитывала в своих рядах около четверти потомков иммигрантов из Италии (почти четверть в I в.) и 65% романизированных африканцев. Однако значительная доля родовых имен, относящихся к наместникам республиканской эпохи, заставляет думать, что эти воины происходят из семей, давно включенных в состав римских граждан. Наконец, не лишне заметить (что плохо видно из приведенной таблицы), что в эпоху Северов не наблюдается значительных изменений по сравнению со II в. Эти данные можно уточнить в отношении императорских имен, разделив их по именам различных правителей и проведя сравнение с армией в Испании67 (речь идет в основном о VII «Сдвоенном» легионе).

Императорские родовые имена легионеров (в %)

Для лучшего понимания данной таблицы следует уточнить, что Марк Аврелий и Коммод во время своего правления сменили имена, и что Каракалла в 212 г. предоставил римское гражданство всем свободным людям Империи, которые его еще не имели, завершив тем самым давно начавшуюся эволюцию. Заметим значительную долю получивших имена от Юлиев, Цезаря и Августа; далеко от них отстают Флавии и Аврелии — последние представлены в первую очередь Каракаллой. С другой стороны, если изменения в армии Испании в целом соответствуют тенденциям в армии в Африке, тем не менее первая отличается более высоким процентом имен Юлиев и Аврелиев.

Cognomina

От исследования cognomina можно было бы ожидать иных данных, дополняющих информацию, полученную из изучения родовых имен. Посмотрим прежде всего, из каких языков были взяты имена, которые носили солдаты III Августова легиона и армии Испании — здесь также есть поле для сопоставлений.

Язык солдатских cognomina (в %) (см. примеч. 1 на с. 130).

Из этих таблиц выявляются два важных момента. Во-первых, различия, существующие между африканским и испанскими легионами, выглядят значительно меньшими. Во-вторых, доля латинского языка оказывается преобладающей. Конечно, можно возразить, что источниками служат в основном надписи, что обычай высекать тексты на камне происходит из Италии и что, следовательно, это преобладание не должно удивлять. Одно сопоставление позволит точнее определить значение этих данных: в провинции Британия П.Солвей насчитал лишь 50% латинских имен для всего региона, где располагались лагеря солдат68.

С другой стороны, выясняется, что одни cognomina чаще использовались нобилями, другие простыми гражданами, третьи — рабами69, не являясь, впрочем исключительными для какой-либо категории лиц; но существовала мода, которая была разной в различных слоях населения. В отношении III Августова легиона было проведено наше исследование70; оно показало наличие смеси имен, среди которых одни изысканные, а другие более простонародные. Напрашивается вывод, что данные солдаты принадлежали к среднему классу, который черпал свою ономастику то в верхах, то в низах.

Напротив, одно из направлений исследования должно быть оставлено. Многие эпиграфисты полагали, что некоторые латинские по форме cognomina относятся к тому или иному региону Империи, так как являются переводом местных имен или просто в силу феномена моды. Р.Сайм71 недавно подверг критике эту теорию. Он поставил под сомнение «африканский» характер Доната, Фортуната, Оптата и Рогата. Вдобавок еще до его исследования Ж.-Ж.Атт72 доказал, что имя Сатурнин так же часто встречалось в Галлии, как и в Проконсульской провинции. Следует, без сомнения, согласиться с мнением этих двух ученых73, ведь мы находим почти во всех провинциях одни и те же cognomina: Феликс, Секунд, Максим, Прим и Руф. В эпоху Империи отмечают лишь два особых случая. Так, в Риме наблюдателя поражает обилие греческих имен; что легко объясняется значительным количеством проживавших там рабов и сильным смешением народов в столице Империи. Кроме того, жители военных регионов, похоже, очень любили называть своих сыновей Victor — и это предпочтение понятно. Следовательно, ограничим применение выражения «местные имена» именами непереведенными (например, Baricio или Namphamo в Африке, Andergus или Clutamus в Испании), и нам придется констатировать их незначительное количество на всем протяжении эпохи Ранней империи.

Проблема греческих cognomina, завершающая данный параграф, дала основания для дискуссии, и по поводу них было высказано три различных предположения. Согласно Г.Золину74, ношение такого имени имеет социальный смысл, иначе говоря, оно указывает, что мы имеем дело с рабом или вольноотпущенником. Но Ф.Лево75 рассматривает также вероятность того, что речь идет о предпочтениях, в частности характерных для правления эллинофила Адриана (117-138). Наконец, П.Хуттунен76, критикуя Г.Золина, допускает большее разнообразие толкований. Так или иначе, греческие имена у легионеров встречаются довольно редко. Если все же попытаться сделать выводы, имея в виду именно малое число случаев их употребления, то можно установить, что они составляют три категории77: в самом деле, мы прослеживаем их у воинов, происходивших с Востока, у солдат «из лагеря» (castris) и, наконец, у тех, кто жил в начале II в., т.е. при Адриане.

Небезынтересно продолжить анализ такого рода. Однако очевидно, что в отношении набора легионеров правомерно уже сейчас выделить некоторые важные характеристики. В частности, эти солдаты принадлежат, без сомнения, к плебсу humiliores, но составляют его верхушку, ранее всего романизированную. Такой выбор лучших объясняется сознательной политикой, проводимой императорской властью78. Все же, особенно в течение III в., воле государства пришлось считаться с обстоятельствами, поскольку становилось все труднее найти людей и деньги, чтобы выплачивать им достаточно привлекательное жалованье. И кризис разразился в тот момент, когда варвары на востоке и на севере перешли в наступление на Империю.

Набор во вспомогательные части

Историкам в силу двух причин почти так же хорошо известно о наборе во вспомогательные части (ауксилиарии), как и о наборе легионеров. Прежде всего, в их распоряжении имеется довольно большое количество документов — надгробных надписей, «списков», «воинских дипломов» и папирусов. Затем этот вопрос был весьма досконально изучен, в частности, для провинций Рейна и Дуная, в капитальном труде К.Крафта79, но можно было упомянуть много других достойных работ.

Все эти исследования привели к двум важным выводам, которые почти не встретили возражений. Первое правило заключается в отсутствии правила — по крайней мере строгого правила, каждый исходный регион и каждая армия назначения следуют собственной линии развития. Все же — и это второй момент, с которым все согласны, — существует общая тенденция, противоположная той, что наблюдалась в отношении легионов — тогда как легионы комплектовались из молодежи все более низкого социального происхождения, вспомогательные части в своей совокупности принимали все больше римских граждан. Тем самым оба типа соединений постоянно сближались.

Географический аспект

Рассмотрим сначала географический момент, касающийся места рождения новобранцев.

Известно, что имя народа, входящее в наименование вспомогательной части, указывает место, где она была сформирована и где был произведен первый набор: I ала фракийцев возникла во Фракии, в провинции, откуда родом ее первые солдаты. Впрочем, в течение некоторого времени сохранялась возможность набирать новых воинов в первоначальном регионе, по мере того как устанавливается традиция и связи между исходной провинцией и армией назначения. Обозначение боевой единицы двумя этническими именами (например, ала Gallorum et Pannoniorum) означает, что имело место слияние остатков двух различных соединений (в данном случае галлов и паннонцев); этот тип наименования пока что был отмечен лишь для II в.

Народы, из состава которых происходят эти люди, в последнее время не изучались. Поэтому можно ограничиться здесь списками, приведенными Г.Л.Чизменом81. Конечно, они составлены в 1914 г.82, но все же позволяют получить целостное представление о вопросе83; некоторые внесенные нами изменения отмечены в сносках (infra).

Первоначальный набор во вспомогательные части (по Г.Л. Чизмену)

Хотя хронологическое значение «списков» ограничено, поскольку они охватывают только сведения на момент формирования соединений, «списки» эти позволяют сделать интересные наблюдения. Европа поставляла более трех четвертей воинов в эти вспомогательные части (301 воин из 383, т.е. 78,5%), причем только одна западная часть континента — более половины (215, 56%); далеко отстают Азия (57, 15%) и Африка (25, 6,5%). Что касается конницы, то она набиралась в кельтизированных областях (Тарраконскрй Испании и Лугдунской Галлии), помимо этого, во Фракии и Паннонии. Если лучники слабо представлены в данном списке, это объясняется тем фактом, что их больше всего встречается в numeri, а Г.Л.Чизман исключил эти соединения из круга своих исследований.

Далее необходимо представить таблицы, в которых обобщены результаты, полученные для Рейна, Дуная и Мавретании или военных зон, которые недавно были хорошо изучены.

Набор в алы и когорты на Рейне и Дунае (по К.Крафту97):

Набор во вспомогательные части в Мавретании Цезарейской (по Н.Бенседдику)98:

Чтобы дать успешный комментарий этим данным, нужно сопоставить их со сведениями, предоставляемыми другими источниками, в частности литературными текстами. В I в. часто призываются «иноземцы», которых вербовщики находят в Тарраконской провинции, Галлии и Германии. Но с правления Тиберия появляются новые виды набора: применяется региональный и даже локальный набор; это явление наблюдается и во времена Нерона99. Такое положение весьма характерно для Мавретании, а также для дунайских провинций. В то же время на Рейне уже преобладают местные уроженцы.

Далее, вопреки расхожему мнению, есть основания отметить значительную стабильность системы комплектования. В целом призывают почти в равной мере как людей, родившихся в провинции, так и прибывших извне, с легким перевесом в пользу вторых. A origo castris, по крайней мере в европейских гарнизонах, появляются скорее всего не раньше начала эпохи Антонинов.

На протяжении II в. в определенного рода соединениях не применяется локальный набор. Прежде всего, это numeri, чье возникновение относится самое раннее к концу I в. и которые с самого начала считаются варварскими войсками; поэтому для них важно сохранять связи с родиной. Кроме того, некоторые соединения (впрочем, зачастую и numeri) состоят из специализированных видов воинов. Так, это могут быть лучники100; в этом искусстве особенно славились уроженцы Востока. И в этом случае выбор обусловлен традициями города. Пальмирцы хорошо стреляют их лука, а потому из своей метрополии постоянно призываются солдаты в numerus Palmyrenorum sagittariorum. Для конницы отдается предпочтение жителям Запада — галлам, германцам и испанцам. И потом, римские власти не доверяют некоторым варварам; они предпочитают отправлять их служить вдали от родины. Так случается с британцами, которых никогда не оставляют служить на своем острове; одно недавнее исследование101, в котором, к сожалению, рассмотрено лишь небольшое число случаев, позволяет предположить, что также избегали оставлять слишком много мавров в Мавретании. Напротив, сирийцы эмигрируют относительно мало. Наименее известно положение с набором в III в. Документов становится меньше, их труднее датировать, а исследования проводятся реже. Тем не менее, следует признать, по крайней мере вначале, заметное присутствие во вспомогательных войсках «иноземцев».

Социальный аспект

Юридический статус воинов вспомогательных войск-ауксилиариев был хорошо изучен К.Крафтом; он представил результаты своих рассуждений в виде таблицы, которую в упрощенном виде мы здесь приводим102.

В период своего учреждения, т.е. в основном в начале Ранней империи, вспомогательные соединения состояли из солдат, имевших статус перегринов и представлявших различные варварские культуры, в большей степени в когортах, чем в алах. Однако уже встречается исключение — некоторые когорты носят названия не народов, но «когорт римских граждан». Обычно несущие в них службу солдаты обладают соответствующим юридическим статусом и приравниваются к легионерам. Обозначенные так при своем создании, когорты порой носят и другие имена: как состоящие из добровольцев (voluntarii), свободных людей (ingenui) или же из моряков (classicae). Последние были идентифицированы точно: речь идет о военных моряках, принятых в состав римских граждан в 28 г. до н.э. после участия в военных действиях Марка Валерия Мессаллы Корвина в Аквитании. В дальнейшем эта процедура повторялась в ряде аналогичных случаев в качестве награды отличившимся в бою когортам.

В эпоху Юлиев — Клавдиев вспомогательные части, как правило, состоят из перегринов, которых больше в пехоте, нежели в коннице, где уже отмечается присутствие некоторого количества римских граждан. Естественно, среди этих воинов встречаются лишь варвары103. Тацит, который, правда, презирает солдат, сообщает, что их внешний вид поражал своей необычностью, а говорили они на непонятных языках104. Он описывает германцев во время кризиса 68 — 69 гг., которые «наступали наугад полуголые по обычаю своей страны, потрясая над головой щитами и опьяняя себя боевыми песнопениями»105.

В период между Веспасианом и Адрианом намечается некоторая эволюция в системе набора. Полноправные граждане вступают в алы и когорты, где они пока что оказываются на втором месте по численности. Однако Тацит106 в повествованиях о 82 и 83 гг. описывает отряды данной категории и показывает, что они состоят все еще в основном из варваров. Начиная с Адриана и примерно до 170 г. доли римлян и перегринов почти уравниваются, а в дальнейший период (ок. 170 — ок. 210) перегринов остается все меньше, за исключением numeri и некоторых специализированных соединений. Однако Марк Аврелий, под давлением серьезных трудностей и неотложности, набирает во вспомогательные части кого попало — рабов, возведенных до разряда «добровольцев», разбойников и гладиаторов107, и в то же время он тщательно отбирает легионеров. Но обстоятельства требуют чрезвычайных мер — враг находится в опасной близости.

Сравнение различных типов солдат, набиравшихся в приграничные армии, позволяет отметить, что, если они не обладают по рождению статусом римских граждан, одни получают его при поступлении на службу, другие — по выходе в отставку. И в том и в другом случае военная служба действует как механизм по распространению гражданства.

Набор в соединения, не входящие в легионы и вспомогательные части

В различных соединениях «гарнизона Рима» и во флоте ситуация всякий раз предстает в ином свете. В некоторых случаях императорская власть стремится предоставить солдатам преимущества, в некоторых — нет.

«Гарнизон Рима»

Преторианские когорты

Тот факт, что преторианские когорты составляли цвет римской армии, виден в системе их комплектования, по крайней мере в начале Принципата. Действительно, чтобы попасть в них, в I в. нужно быть италийцем. Более того, вплоть до времени Тиберия доступ туда ограничивался молодежью из Лация, Этрурии, Умбрии и самых старых колоний108; при Клавдии в списки для набора включается Цизальпинская Галлия, т.е. долина реки По. В начале II в. 89% этих солдат поставляет Апеннинский полуостров, и в течение всей эпохи Антонинов наблюдается лишь незначительное уменьшение этой доли. Лишь несколько далматов и паннонцев смогли воспользоваться весьма незначительными поблажками. Переворот происходит в начале правления Септимия Севера — с 193 г. Чтобы наказать преторианцев, которые устроили торг Империей после смерти Коммода, африканский император, который к тому же хотел вознаградить собственных солдат, распускает преторианские когорты и вновь формирует их из провинциалов, преимущественно из иллирийцев. Нам неизвестно социальное происхождение этих воинов; хотя М.Дюрри109 усматривает в них людей в целом низкого происхождения, А.Пассерини110, напротив, считает их потомками знатных семейств. У этого итальянского ученого мы позаимствовали несколько цифр, показывающих размах реформы 193 г.

Набор преторианцев по А.Пассерини (в %)

Городские когорты

Переходя к рассмотрению городских когорт, следует различать два обстоятельства. Прежде всего имеются в виду те, которые не покидали пределов Рима. Система набора в них такая же, как и первоначально в когортах преторианцев111, но в дальнейшем она почти не претерпела изменений, что представляет большое своеобразие. Два эпиграфиста занялись изучением этого вопроса. Их методы были различны, и как следствие, они пришли к разным результатам в абсолютных величинах, но процентные соотношения оказываются целиком или почти одинаковыми у обоих. Ф.К.Менш112 насчитывает 85,5% италийцев и 14,5% уроженцев провинций; для Х.Фрайса113 этим цифрам соответствуют 88% и 12%. Поскольку в именных списках встречается только 15% императорских родовых имен (98 из 640), следует признать, что в этих соединениях было очень мало новых граждан.

Но в то же время известно, что две городские когорты постоянно находились в провинции, одна в Лугдуне, другая в Карфагене. Последняя недавно была изучена114.

Мы располагаем слишком малым количеством упоминаний мест происхождения, чтобы данный результат мог иметь реальную значимость. И все же было отмечено 25% императорских родовых имен и 28%, соответствующих именам наместников Проконсульской провинции — это дает более чем половину африканцев, принятых в состав римских граждан, и лишь 45% потомков италийцев. Cognomina в 90% случаев, безусловно, латинские, но 6,4% происходят из греческого, и всего 2,8% — из местных языков. С точки зрения романизации, эта когорта превосходит легион в Нумидии, но уступает когортам, расположенным в столице Империи.

Другие соединения «гарнизона Рима»

Хуже известны другие соединения «гарнизона Рима». Первоначально когорты ночной стражи (vigiles)115 состояли из вольноотпущенников; поскольку впоследствии эти пожарные части были военизированы, необходимо отметить, что прослеживается повышение требований к набору, ведь бывшие рабы считались недостойными носить оружие. Впрочем, с 24 г. н.э. римское гражданство предоставлялось воину по мере прохождении шести лет службы. Очень быстро люди свободного происхождения стали отдавать предпочтение этим соединениям.

«Императорская жандармерия» — statores Augusti — обычно состояла из бывших солдат личной конной гвардии принцепса (equites singulares Augusti). О них мы, к счастью, располагаем одним недавним исследованием116. Речь идет о конниках, набиравшихся напрямую или через посредство вспомогательных ал. Во II в. отмечается заметное преобладание уроженцев Запада, в особенности германцев; после 193 г. господствуют паннонцы, даки и фракийцы. Но 90% этих воинов носят императорские родовые имена. Ф.Гроссо117 объясняет такое явление тем, что equites singulares Augusti, выходцы из среды перегринов, получали латинское гражданство при поступлении в армию и становились полноправными гражданами по увольнению со службы.

Флот

При изучении военных моряков118 мы также сталкиваемся с тонкой юридической проблемой. Т.Моммзен119 писал, что вплоть до эпохи Домициана все они, командиры и рядовые, принадлежали к среде вольноотпущенников и рабов. Но С.Панчера120 отметил присутствие в их рядах римских граждан начиная с эпохи Августа. Недавно М.Редде (см. примеч. 1 на этой странице) высказал мнение, что исходное положение их было сложным: некоторые рабы были завербованы, но после того как получили свободу, и были исключением (в самом деле, их присутствие выглядит наследием гражданских войн); наряду с ними встречаются вольноотпущенники, перегрины и даже, по наблюдениям С.Панчеры, римские граждане. После эпохи Августа121 моряки были в основном негражданами, по окончании службы получавшими права латинских граждан122. Перегрины сближались с некоторыми вольноотпущенниками и лицами со статусом египтян, еще более низким в шкале античных ценностей и близким к рабскому. В эпоху Флавиев (69 — 96) все эти солдаты обладают tria nomina, и выдаваемые им при выходе в отставку «дипломы» предоставляют им римское гражданство. Начиная с Адриана, по мнению В.Шапо123, для поступления во флот следовало обладать правами латинских граждан. И, конечно, матросы в целом включаются в состав civitas romana в 212 г., когда Каракалла предоставляет эту привилегию всем свободным жителям Империи.

Географическое происхождение моряков представляет меньше проблем. Конечно, нам ничего не известно об этом относительно провинциальных флотов. Но для других М.Редде (см. примеч. 1 на этой странице) смог предоставить новые подсчеты.

Набор моряков (по М.Редде)

Таким образом, моряки судов, базировавшихся в Мизене, родом из Египта, провинции Азия, Фракии и Сардинии124. Что касается флота, базирующегося в Равенне, то его состав рекрутировался в Сирии и Египте, Паннонии и особенно в Далмации, насколько об этом позволяет судить скудная источниковая база.

Заключение

Древнеримская историческая традиция и коллективный менталитет признают некоторые виды частей и соединений более заслуживающими внимания, чем другие, и такое отношение проявляется также и в отборе людей, предназначенных для прохождения службы в них. Отборные части формируются из римских граждан, родившихся в Лации и Центральной Италии, а спускаясь по ступеням юридического статуса типов войск, можно обнаружить, что соответствующие солдаты всякий раз имеют меньшее значение для безопасности Империи. Таким образом, иерархии частей и соединений соответствует иерархия в системе набора воинов.

Такой выбор свидетельствует, что императорская власть проводила «политику качества». Но для того чтобы она была возможна, необходимо, чтобы войска не сталкивались со слишком большим количеством трудностей, войн и особенно поражений. Нужно также, чтобы воины пользовались определенным, всеми признанным престижем, так как внешняя сторона сохраняла свое большое значение в обществе. Для этой цели государство должно было располагать солидными финансовыми средствами.

Примечания:

[1] Превосходное резюме см. в кн.: Gage G. Les classes sociales dans 1′Empire romain. 2C ed. 1971. P. 82—122.

[2] Kraft K. Zur Rekrutierung der Alen und Kohorten an Rhein und Donau. 1951; см. примеч. 2 на с. 99.

[3] Forni G. II reclutamento delle legioni. 1953; см. след. примеч.

[4] Forni G. // Aufstieg u. Niedergang d. r. Welt. 1974. II. 1. P. 339-391; Le Bohec Y. La IIIе Legion Auguste. 1989. P. 491-530.

[5] Le Roux P. L’armee romaine… des provinces iberiques. 1982. P. 171 et suiv. P. 337 et suiv; Benseddik N. Les troupes auxiliaires… en Mauretanie Cesarienne. 1982. P. 92-93; Le Bohec Y. // Epigraphica. 1982. XLIV. P. 265.

[6] Lassere J.-M. Ubique populus. 1977. P. 94; см. также примеч. 1 на с. 110: Вопрос об африканском происхождении династии Септимиев остается спорным.

[7] Benabou М. La resistance africaine a la romanisation. 1976. P. 583-584.

[8] Тас. Hist. II. 16. 2, 5; 69. 4; 82. 1; III. 58. 3-4; An. XIII. 7. 1; 35. 4; XVI. 3. 5; см. также след. примеч.

[9] Acta Maximiliani. I; Monceaux P. La vraie Legende doree. 1928. P. 251.

[10] Tac. Ann. XIV. 18. 1.

[11] L’Annee epigraphique. 1951. № 88.

[12] Forni G. II reclutamento. 1953. P. 30.

[13] Tac. Hist. II. 69. 4.

[14] Ibid. 82. 1.

[15] Acta maximiliani. I. Здесь ясно показывается ход проведения dilectus; см. также: Plin. Ер. X. 29-30; Davies R.W. // Bonner Jahrb. 1969. CLXIX. P. 208-232.

[16] Veget. I. 5.

[17] Suet. Aug. XXV. 2.

[18] Plin. Ер. X. 30 (см. примеч. 1 на с. 110).

[19] Starr Ch.G. // Classical Philol. 1942. XXXVII. P. 314 — 317.

[20] D. XLIX. 16. 4 (7); Vendrand-Voyer J. Normes civiques et metier militaire a Rome. 1983. P. 82.

[21] См. часть II, гл. I. С. 157-158.

[22] Le Bohec Y. Op. cit. P. 491-530.

[23] Plin. Ер. X. 87.

[24] Тас. Hist. III. 58. 3-4.

[25] Dobson В. Die primipilares. 1978.

[26] Le Bohec Y. Op. cit.

[27] Le Roux P. // Mel. Casa Velazquez. 1972. VIII. P. 89-147.

[28] Ios. Flav. Bell. Iud. IV. 1.5 (38).

[29] Lassere J.-M. Ubique populus. 1977. P. 33 — 201.

[30] Dio. Cass. LII. 25.

[31] Mommsen Th. // Ephemeris Epigraphica. 1884. V. P. 159 — 249.

[32] Rostovtzeff M. The Social and Economic History of the Roman Empire. 1957. 2e ed., 2 vol.

[33] Ensslin W. // Cambridge Ancient History. 1939. XII. P. 72 ff.; Foucher L. Hadrumetum. 1964. P. 313 — 315 (в качестве примера!).

[34] Le Roux P. L’armee romaine des provinces iberiques. 1982; Le Bohec Y. Op. cit.

[35] CIL. III. № 6580.

[36] Plin. Н. N. VII, XLV (149).

[37] CIL. III. № 6627; Sanders Н.А. // Americ. Journ. Philol. 1941. LXII. P. 84-87.

[38] Sal way P. The Frontier People of Roman Britain. 1965. P. 32.

[39] Moczy A. // Acta An. Ac. Sc. Hung. 1965. XIII. P. 425-431; 1972. XX. P. 133-168 (см. также: L’Annee epigraphique. 1974. № 493).

[40] Vittinghoff F. // Chiron. 1971. I. P. 299-308.

[41] Le Bohec Y. Op. cit.

[42] Plin. Pan. XXVIII. 3, 5.

[43] Veyne P. // Mel. Ее. Fr. Rome. 1957. P. 81-135; 1958. P. 177-241.

[44] SHA: M. Ant. XXI. 8 — 9 (см. 6 — 7 относительно вспомогательных частей).

[45] Herod. II. 9, И (Паннония во время гражданской войны, последовавшей за смертью Коммода).

[46] Cyprian S. Lib. ad Dem. III; XVII.

[47] Herod. VI. 3. 1.

[48] Ibid. VII. 12. 1.

[49] Tac. Ann. XIII. 7. 1; 35. 4.

[50] Virg. En. VI. 851; Seston W. Scripta varia. 1980. P. 53-63.

[51] Тас. Ann. XVI. 13. 5 (для Иллирии 65 г.). См. также: Le Bohec Y. Op. cit.

[52] Тас. Hist. II. 16. 6; Speidel M. // Aufstieg u. Niedergang d. r. Welt. 1980. II. 7. 2. P. 730-746 (Малая Азия в целом).

[53] Тас. Ann. XVI. 18. 1; L’Annee epigraphique. 1951. № 88.

[54] Grenier A. // Bull. Soc. Nat. Antiquaires Fr. 1956. P. 35-42.

[55] Solin H. // Aufstieg u. Niedergang d. r. Welt. 1983. II. 29. 2. P. 587-1249.

[56] Le Bohec Y. Op. cit.

[57] Le Roux P. L’armee romaine… des provinces iberiques. 1982.

[58] Forni G., Manini D. // Mel. L. De Regibus. 1969. P. 177 — 210.

[59] Vendrand-Voyer J. Normes civiques. 1983. P. 69 et suiv. P. 77.

[60] Paul. Sent. XXXI.

[61] Le Bohec Y. Op. cit.

[62] Tac. Ann. XLVI. 1. См., например: Michel A. // Mel. M.Durry = Rev. Et. Lat. 1969. XLVII bis. P. 237-251.

[63] Le Bohec Y. Op. cit.

[64] Le Bohec Y. Op. cit.

[65] Ibid.

[66] Le Bohec Y. Op. cit.

[67] Le Bohec Y. Op. cit. См. также: Le Roux P. L’armee romaine… des provinces iberiques. 1982.

[68] Salway P. The Frontier People of Roman Britain. 1965. P. 18.

[69] Kajanto I. The Latin cognomina. 1965.

[70] Le Bohec Y. Op. cit.

[71] Syme R. // Historia. 1978. XXVII. P. 75-81.

[72] Hatt J.-J. // Rev. arch. Est. 1964. XV. P. 327-329.

[73] Le Bohec Y. Op. cit. примеч. 1 на с. 99.

[74] Solin H. Beitrage zur Kenntnis der griechischen Personnamen in Rom. 1971.

[75] Leveau Ph. Bull. arch. Alger. 1971-1974. V. P. 222; Idem. Rev. Et. Anc. 1974. LXXXVI. P. 296.

[76] Huttunen P. The social Strata in the Imperial City of Rome. 1974.

[77] Le Bohec Y. Op. cit.

[78] Vendrand-Voyer J. Normes civiques. 1983. P. 77, 99.

[79] Kraft K. Zur Rekrutierung der Alen und Kohorten an Rhein und Donau. 1951; Rowell H.T. //Journ. Rom. St. 1953. XLIII. P. 175-179.

[80] Cheesman G.L. The auxilia of the Roman Imperial Army. 1914.

[81] Holder P. The auxilia from Augustus to Trajan. 1980 (частично переработанное изд.).

[82] Еще об этом вопросе см.: CIL. XVI et Suppl.; L’Annee epigraphique; Roxan M. Roman Military Diplomas. 1978; 1985.

[83] Saddington D.B. // XIIе Congres du limes. 1980. P. 1072: три алы и 12 когорт в раннюю эпоху.

[84] Le Roux P. L’armee romaine… des provinces iberiqucs. 1982; добавить Lemaui и Lungones.

[85] Van de Weerd L. // Ant. Class. 1936. V. P. 341-372: одна ала нервиев и две тунгров, три когорты белгов, одна менапиев, одна моринов, 11 нервиев и две тунгров (3/18). См. след. примеч.

[86] Drioux G. // Rev. Et. Anc. 1946. XLVIII. P. 80-90: шесть когорт в Британии.

[87] Smeesters J. // Xе Congres du limes. 1977. P. 175-186: две алы, четыре когорты.

[88] Ritterling Е. // Klio. 1926-1927. XXI. P. 82-91.

[89] Petolescu C.C. // Revista de Istorie. 1980. XXXIII. P. 1043-1061: около 12 соединений, прежде всего когорт.

[90] Jarrett M.G. // Israel Explor. Journ. 1969. XIX. P. 215-224: девять ал и 28 когорт.

[91] Merlin A. // Rev. Arch. 1941. XVII. P. 37-39: семь ал фригийцев.

[92] Cantacuzene G. // Musee Beige. 1927. XXXI. P. 157-172; Russu I.I. Acta Musei Napoc. 1969. VI. P. 167-186.

[93] Kennedy D.L. // XIе Congres du limes. 1977. P. 521-531: восемь соединений, прежде всего ал.

[94] Carcopino J J. // Rev. Et. Anc. 1922. P. 215; 218-219: люди-субъекты египетского права могут служить только во вспомогательных частях или во флоте.

[95] Le Bohec Y. La IIIе Legion Auguste. 1989. P. 512-515: около 13 тыс. человек, т.е. 5 ал и 21 когорта.

[96] Afri — небольшой народ на севере современного Туниса, не следует путать с африканцами в целом.

[97] Kraft К. Op. cit. Р. 64-68.

[98] Benseddik N. Les troupes auxiliaires… en Mauretanie Cesarienne, s. d. (1982); Le Bohec Y. // Epigraphica. 1982. XLIV. P. 265.

[99] Ios. Flav. Bell. Iud. II. 13. 7 (268).

[100] Cantacuzene G. // Musee Beige. 1927. XXXI. P. 157-172.

[101] См. примеч. 1 на с. 139.

[102] Kraft К. Op. cit. Р. 80-81.

[103] Тас. Ann. III. 42. 1.

[104] Ibid. III. 33. 5.

[105] Тас. Hist. II. 22. 2.

[106] Тас. Agr. XXVIII; XXXII. 3.

[107] SHA: M. Ant. XXI. 6-7; XXIII. 5.

[108] Тас. Ann. IV. 5. 5; Sasel J. // Historia. XXI. P. 474-480.

[109] Durry М. Les cohortes pretoriennes. 1939. P. 239 — 257.

[110] Passerini A. Le coorti pretorie. 1939. P. 141 — 189.

[111] Tac. Ann. IV. 5. 5; Pagnoni A. // Epigrafica. 1942. IV. P. 23-40.

[112] Mench F.C. The cohortes urbanae. 1968. P. 495-497; 501-505.

[113] Freis H. Die cohortes urbanae // Epigr. Stud. 1967. II. P. 50-62.

[114] Duval N., Lancel S., Le Bohec Y. // Bull. Com. Tr. Hist. 1984. P. 33-89.

[115] Baillie Reynolds Р.К. The vigiles of Ancient Rome. 1926. P. 64.

[116] Speidel M. Die equites singulares Augusti. 1962. P. 18.

[117] Grosso F. // Latomus. 1966. XXV. P. 900-909.

[118] Wickert L. Die Flotte d. rom Kaiserzeit // Wurzb. Jahrb. f. Alt. 1949-1950. IV. P. 105-113; Redde M. Mare nostrum. 1986.

[119] Mommsen Th., Marquardt J. // Manuel des antiquites romaines / Trad. J.Brissaud 1891. XI. P. 242.

[120] Panciera S. // Rend. Accad. Lincei. 1964. XXIX. P. 316-327.

[121] Starr Ch.G. The Roman Imperial Navy. 1941. P. 66 ff.

[122] Seston W. // Rev. Philol. 1933. VII. P. 383-384.

[123] Chapot V. La flotte de Misene. 1896. P. 180-181.

[124] В отношении сардов см. также: Sotgiu G. // Athenaeum. 1969. XXIX. P. 78-97.

Тренировка римской армии. Подготовка победы

Что требуется от солдата? Во-первых, подчиняться командирам, затем, если придется, погибнуть в бою. По крайней мере, так думают многие наши современники и большая часть историков; с их точки зрения, упражнения являются всего лишь одной из сторон повседневной жизни воина и должны быть рассмотрены где-то между главами, посвященными лупанару, и о термах. Так, крупнейшие энциклопедии по античности: «Паули-Виссова» и «Даремберг-Сальо» — не сочли нужным уделить даже краткой статьи этому виду деятельности армии.

Однако такое отношение требует серьезных корректив. В наше время ряд военных специалистов1 заметили, что данные занятия представляют большую важность, чем предполагалось раньше, и отдельные исследователи высказывали догадки об исключительной роли, которую играли военные упражнения в достижении боеспособности римских войск. Но никто не поставил эту проблему напрямую — ученые всегда затрагивали ее косвенно: А.Нойманн — изучая уставы2, а Р.Дэвис — через археологию, занимаясь исследованием полей для маневров конницы3. В этом и заключается серьезный пробел, который необходимо восполнить.

А ведь тренировкой не следовало бы пренебрегать4: именно ею можно объяснить львиную долю успехов римской армии. Военное искусство в глазах древних представляло собой науку — «дисциплину», которой можно научить и научиться, подобно математике или литературе. Для обозначения этого вида деятельности латинский язык располагал двумя словами: exercitium и exercitatio. В большом лексиконе «Thesaurus linguae latinae», где приводятся все ссылки на известных авторов, каждый из приведенных двух терминов занимает объемистые колонки5. Это показывает значение данного явления и делает еще более странным отсутствие интереса к нему со стороны современных исследователей. Сами римляне придавали очень большое значение тренировке. Варрон6 в своих этимологических изысканиях без колебаний перевернул то, что нам кажется естественным порядком: он выводил происхождение слова «войско» (exercitus) из глагола «упражнять» (exercito). А Цицерон7 поддержал его своим авторитетом: «Видишь, каково у нас значение слова “армия”; [и] что говорить о тренировке легионов? Поставьте в строй солдата столь же мужественного, но нетренированного, и он будет выглядеть как женщина».

Не претендуя на исчерпывающее перечисление литературных или эпиграфических источников, затрагивавших данный вопрос8, можно все же упомянуть многих авторов, которые более чем вскользь говорят об этом занятии. Скажем, Оносандр9 в середине I в. н.э. напоминает командующему о его должностных обязанностях. Немногим позже потерпевший поражение от Веспасиана и Тита иудейский военачальник Иосиф Флавий10 объясняет свою неудачу боеспособностью, которой легионы обязаны такого рода занятиям. Разумеется, об этом часто сообщает и Тацит.

Но больше всего сведений по этой проблеме предоставляет эпоха Адриана. Сам император придавал большое значение упражнениям11. Подобное отношение позволяло ему обеспечить повиновение личного состава войск, который упрекал его если не в некотором «пацифизме», то в известной нехватке наступательного духа. Адриан лично прибыл в Ламбезис, к северу от Ореса, чтобы руководить маневрами африканской армии, а в знаменитых речах, большей частью сохранившихся благодаря одной из надписей12, он выражает свое отношение к этому. Один из его полководцев, Арриан13, в ходе инспекционной поездки по лагерям, расположенным вокруг Черного моря, устраивал учения солдат. А некий трибун, командовавший вспомогательной частью из тысячи батавов, размещенной в Нижней Паннонии, гордится тем, что он пересек Дунай вплавь впереди своих вооруженных воинов, и уточняет, что Адриан был свидетелем этого подвига14. Можно также процитировать малоизвестное место из Фронтона15. Но все же самым интересным источником по этой теме остается Вегеций16, который писал в IV в., но давал сведения о предшествовавших эпохах. Он упоминает, в частности, авторов, произведениями которых пользовался: прежде всего, это Катон Старший, затем три великих императора (Август, Траян и опять же Адриан), и наконец, Таррунтен Патерн и Корнелий Цельс.

Вопрос, который теперь встает перед нами, состоит в том, чтобы понять, почему трнировкам придавалось такое большое значение. На этот вопрос будет дан не один, а несколько ответов.

Значение тренировки

Военные функции

Очевидно, что именно в военной сфере тренировки играют важнейшую роль. Важность этих занятий понималась еще с республиканских времен, достаточно назвать Катона Старшего, Варрона и Цицерона. Можно было бы найти и другие, более древние примеры17, но это не входит в наши задачи, а потому вернемся к эпохе Ранней империи. Основная цель тренировки состоит в том, чтобы дать римскому солдату превосходство над варваром во время битвы.

Легионер должен прежде всего превосходить своего вероятного противника физической силой18; легко понять, что на первый план здесь выступают спортивные занятия. Но нужно также закалить характер. «Своими военными упражнениями римляне готовят не только крепкие тела, но и сильные души» — отмечает Иосиф Флавий19. Эта практика позволяет, кроме того, лучше переносить ранения20, не поддаваться панике. Большое значение имеет психологический эффект. Он дает заметное преимущество: если солдаты способны выполнять свои маневры в совершенстве в присутствии врага, этот последний рискует потерять боевой дух и может уклониться от сражения путем бегства21.

Более того, учения связаны с дисциплиной22, а она была так важна, что ее обожествили и воздвигали ей алтари в лагерях. Дисциплина не сводилась к слепому повиновению приказам — такое поведение скорее являлось следствием. На самом деле в слове «disciplina» мы находим корень disc-o, -ere; а этот глагол означает «учиться»23. Иными словами, необходимо освоить военное ремесло, «выучиться» ему во всех тонкостях. Выполнять приказ, даже если он кажется бессмысленным, проявлять уважение к старшим, — все это является частью профессиональных требований, этому учат24 так же, как владению оружием или строительству оборонительного вала. Воин, знающий, что он должен делать — поскольку он это тысячу раз повторял на учениях - полностью уверен в себе и в своих командирах25. Римская армия применяла принцип, воспринятый в наши дни многими военными школами: «учиться, чтобы побеждать», — хотя уровень требуемых знаний сводился к техническим навыкам и в целом был довольно невысок.

Пассаж из Тацита26 прекрасно демонстрирует действенность такой подготовки. Римские солдаты, хорошо тренированные и, следовательно, дисциплинированные, без колебаний подчиняются приказам, принуждающим их оказаться в поле досягаемости вражеских стрел, так как они знают, что ценой некоторых потерь они достигнут блестящего успеха. «Он (полководец Цериалис. — Лет.) после трехдневного перехода появляется перед Ригодулом (совр. Риоль близ Трира), где заперся Валентин со своими треверами. Место это окружено горами и защищено рекой Мозеллой, однако Валентин велел вдобавок вырыть еще рвы и нагромоздить груды камней. Вражеские укрепления не устрашили римского полководца, он приказал пехоте прорвать оборонительную линию, коннице, не обращая внимания на противника, подняться по склону холма. Цериалис не принимал всерьез наспех собранное войско варваров, он верил, что доблесть римских солдат сильнее, чем все укрепления, которыми окружили себя враги. На склоне холма под градом дротиков и стрел наступающие замешкались, но едва дошло до рукопашной, треверы отступили и покатились вниз. В тыл им тем временем зашли римские конники, которых Цериалис послал в обход по более удобным дорогам; всадники захватили в плен многих знатных белгов и среди них самого Валентина».

Следствие из такого положения вещей выявляет Арриан27: не следует вести в бой людей, не прошедших обучения. Это означало бы отказаться от собственного превосходства, потерять важное преимущество, подвергнуться риску поражения: развязать боевые действия при таких обстоятельствах было бы нелепостью. С другой стороны, перерыв в упражнениях вынуждает солдат жить в праздности, а значит, в расслабленности; отсутствие занятий приводит к нарушению дисциплины и к неповиновению28.

Политическое значение

Командиры должны участвовать в тренировках. Чтобы понять смысл этой обязанности, следует объяснить, что значит virtus — слово, часто неверно переводимое как «храбрость». Virtus — это то, что характеризует мужчину (virtus; vir дало во французском языке слово viril — «мужественный»), т.е. служба государству в двух ее взаимодополняющих аспектах — гражданском (исполнение магистратских должностей) и военном (командование). Чтобы сделать карьеру, необходимо продемонстрировать обладание этим качеством. Поэтому нобиль должен, конечно, исполнять обязанности квестора, эдила или плебейского трибуна, претора или консула, но не может ограничиться только этим — ему надо показать также свои способности в военном деле.

Важность данной стороны военных учений проявляется на всем протяжении истории Рима, начиная с республиканской эпохи. Плутарх29 рассказывает, что Помпей во время своего пребывания на Востоке в ходе осады Петры упражнялся в верховой езде, когда как раз прибыли гонцы, чьи дротики были увиты лавровыми ветвями в знак того, что они принесли добрые известия. Но полководец приказал им подождать и продолжал гарцевать. Он хотел напомнить, что учения были важнее любой другой надобности; и потребовалась вся настойчивость солдат, чтобы он позволил себя прервать. Лишь тогда он узнал о самоубийстве Митридата и благодаря этому о своей победе. Несколькими десятилетиями спустя Тиберий хочет показать Августу, что тот несправедливо приписывает ему чрезмерные амбиции. Он желает доказать принцепсу, что не стремится к императорской власти. Для этого он удаляется на Родос и прекращает тренировочные занятия30; тем самым он демонстрирует свой отказ от virtus, становясь безобидным в политическом смысле.

Во время гражданских войн Вителлий пренебрегает подготовкой войск, и в глазах Тацита31 это является непоправимой ошибкой, которая служит причиной его поражения. Траян, напротив, уделяет все свое внимание этим занятиям и даже сам присоединяется к солдатам, чтобы показать пример, заслужив тем самым похвалы32. Его наследник Адриан, чье отношение уже было отмечено (см. примеч. 7 на с. 152 и 1—3 на с. 153), тщательно следит за воинскими учениями, чтобы умерить беспокойство сенаторов и всадников, которые могли бы счесть его слишком осторожным и даже «пацифистом». Еще позднее Александр Север с самого детства воспитывался как наследник33, а военная подготовка являлась частью его обучения (об этом говорится в «Истории Августов», написанной в самом конце IV — возможно, начале V в.). Наконец, Максимин Фракиец смог стать в 235 г. императором, согласно Геродиану34, в первую очередь потому, что проявил себя превосходным воспитателем новобранцев.

Но тренировки в политических целях могут быть использованы иначе. После битвы при мысе Акций, где в 31 г. до н.э. был разгромлен Марк Антоний, Август решил распространить идею о том, что для Рима окончательно настали мирные времена (речь идет о политической пропаганде). Чтобы продемонстрировать это намерение, он прекращает заниматься воинскими упражнениями35. Тиберий также воспользовался этим средством, но при других обстоятельствах. Чтобы запугать сенаторов и сделать их послушными своим замыслам, он пригласил их присутствовать на маневрах преторианской гвардии36. Таким образом, в течение всей истории Ранней империи военная подготовка преследовала двойную цель — политическую и военную. Теперь пришло время рассмотреть, какие реалии скрываются за этим понятием.

Содержание обучения

Общие положения

Проведение в жизнь стратегии, определенной командованием, применение приемов тактики на поле боя и обустройство лагеря ясно доказывают существование военной науки37, в состав которой входит также и военное обучение38. Оно проводится офицерами с помощью некоторых низших командиров, обладавших особыми знаниями (скажем разметчик, metator, участвует в разбивке лагеря). Так как римляне обладали правовым сознанием, это обучение было введено в правовые рамки. Об этом ясно говорит Иосиф Флавий39, и нет оснований ставить под сомнение его утверждения — безусловно, составлялись уставы. В том, что касается тренировок, определенные установки были введены Адрианом и все еще оставались в силе к началу III в.40 Формировавшаяся издревле воинская культура получила юридическую разработку при Септимии Севере. Другие правила сохранялись еще дольше. Составленное при Юстиниане собрание законов воспроизводит постоянный юридический принцип41: если человек ранен солдатом, занимающимся воинскими упражнениями, на учебном плацу (campus), виновника следует простить; зато если инцидент происходит в другом месте, воин несет ответственность за свой поступок, и это событие служит предметом судебного преследования. Во все времена главным принципом было, чтобы эта практика носила регулярный характер42.

Виды занятий

Слово «тренировка» обозначает собой самые разные виды деятельности. Их можно сгруппировать в две основных категории: одни выполнялись индивидуально, другие нет. Цель в первом случае была обеспечить римскому солдату превосходство над варваром, даже в личном поединке и даже будучи безоружным. Следует отличать чисто физическую подготовку от подготовки военной. Воины начинают с занятий гимнастикой43. Как и во всех армиях мира, они маршируют в «спортивной форме» или в своем снаряжении, а подчас и с дополнительной нагрузкой44. Они должны также бегать и прыгать45, а когда обстоятельства позволяют (т.е. кроме пустынных местностей!), занимаются плаванием46. Выше (примеч. 3 на с. 153) уже приводился пример тысячи батавов, которые вслед за своим командиром пересекли вплавь в полном вооружении Дунай (хотя подвиг представлен как совершенно исключительный).

Закалив свое тело, солдат переходит к более профессиональным, более военным видам деятельности и прежде всего обучается владеть оружием47. Он фехтует против чучела (palus48), который был предшественником квинтаны. Он приучается метать дротики49 и камни, пускать стрелы из лука, а также уклоняться от их попадания! Солдат, как видим, обязан уметь владеть пращой и пользоваться луком (примеч. 3 на с. 153). Эта часть обучения является общей для воинских казарм и гладиаторских школ. В принципе для тренировок воины получали специальное вооружение, к примеру, всадники имели особый шлем50. Верховая езда к тому же является последним важным элементом этой индивидуальной подготовки. Она охватывает не только простых всадников, но также и прежде всего командиров51.

Как только солдат развивал некоторую физическую силу и натренировывался во владении мечом и копьем, он мог переходить ко второй ступени военного обучения. Теперь речь шла о том, чтобы обеспечить римлянам преимущество в бою в составе организованных отрядов, иными словами, солдаты переходят к коллективным видам деятельности. Им приходится прежде всего выполнять общественные работы в силу принципа, согласно которому перемещение камней способствует укреплению тела. Таким образом, легионеры обеспечивают императору квалифицированную и дешевую рабочую силу, позволяя ему проявить свой эвергетизм, т.е. свою щедрость, без лишних усилий. В некоторых случаях армия всего лишь предоставляет в распоряжение гражданских властей технических специалистов. Скажем, при Антонине Пие город Беджайя (бывший Бугий) решил обзавестись водопроводом, но поскольку он не мог найти знающего инженера, то в конце концов обратился к наместнику, который добился от легата III Августова легиона выделения в помощь «либратора». Археологи обнаружили канализационные сооружения протяженностью 21 км, причем понадобилось построить туннель длиной 428 м на высоте 86 м52.

Гражданские сооружения отличаются разнообразием53. Порой солдаты устраивают террасы, роют канавы. Или же сооружают памятники, предназначенные для демонстрации благосклонности императора. Некоторые из подобных построек, скажем, арки, имеют не более чем декоративное значение. Другие же позволяют добиться большего комфорта в городе, например, площади, улицы, водопроводы и места проведения досуга (театры, амфитеатры, цирки). Иные имеют более важные экономические функции. Военные работают в рудниках и карьерах; они способны строить рынки или даже целые города. В 100 г. н.э. по приказу Траяна был освящен Тимгад — город, расположенный к северу от Ореса. Он был полностью возведен руками воинов. Тимгад54 построен на целине; первоначальное ядро города представляло собой квадрат со стороной 350 м, окруженный стеной, в которой было проделано четверо ворот, а углы закруглены. Перпендикулярные улицы разделяли город на кварталы правильной формы. Вопреки тому, что было написано, данная планировка никоим образом не воспроизводит план крепости, речь идет о колонии, предназначенной для экономического освоения южной части плоскогорий в окрестностях Константины (бывшей Цирты). Солдаты умели строить не только лагеря, они возводили также храмы и святилища.

Командование требовало от них прежде всего умения сооружать все виды различных оборонительных систем. Некоторые из этих задач имели очень удачное экономическое приложение, ведь нужно было проводить дороги, размечать границы между племенами и выполнять межевание и составление кадастра. Столь разнообразные мероприятия определялись главным образом военной целесообразностью, ибо проводились с целью облегчить передвижения войск и надзор за потенциальным противником. Эти работы являлись составной частью повседневных занятий солдат; умение успешно их проводить показывало овладение «дисциплиной»: Фронтин55 справедливо отмечает, что легионеры должны были уметь возводить мосты быстрее, чем это сделали бы варвары. Быстрота и техничность преследовали цель продемонстрировать противнику свое превосходство и тем самым лишить его мужества. Стремились также способствовать оседанию на земле кочевников, которые всегда служили причиной беспокойства. Но замирение местных жителей, развитие сельского хозяйства и хорошей сети дорог приносили пользу всей провинции в целом. Наконец, в обязанности пехотинцев, помещенных под защиту конницы, входило строительство башен, укреплений, учебных плацев и линейных оборонительных сооружений56. Псевдо-Гигин57 заходит дальше и советует отрывать ров вокруг походного лагеря, даже когда армия находится в дружеской стране — «ради блага дисциплины».

Участие солдат в этих различных работах засвидетельствовано типом источников, получившим значительное распространение по всей Империи, клеймеными кирпичами58. Для их производства используется мастерская крепости — fabrica. Перед обжигом на кирпичах оттискивают знак с помощью штампа: в коротком тексте содержится сокращенное название соединения и иногда имя ответственного за производство, начальника или magister fabricae. Так, в Мирбо, в департаменте Кот-д’Ор, был найден кирпич с относительно длинной и более разборчивой, чем обычно, легендой59: LEG. VIII AVG. LAPPIO LEG. = Leg(io) VIII Aug(ustana), Lappio leg(ato Augusti propraetore).

Из надписи был сделан вывод, что VIII Августов легион, который обычно располагался в Страсбурге, выслал отряд за более чем 200 км от мест своей дислокации (а возможно и скорее всего, он на некоторое время целиком переместился в Мирбо), и что им было выстроено какое-то сооружение, по меньшей мере лагерь и учебный плац. С другой стороны, хорошо известен имперский легат Авл Буций Лаппий Максим. Он исполнял свои обязанности при Флавиях. В некоторых случаях, используя пластичность глины, на кирпичах отмечают и другие имена60, а полученные таким образом изделия послужат указателями расположения лежанки и места, где указанный солдат складывает свое оружие и т.д.

В отличие от гимнастики и фехтования, эти работы приучают людей к совместным, коллективным действиям. Здесь мы затрагиваем основной момент. Главная цель занятий на практике состоит в обучении солдат действовать в составе организованных подразделений. Нужно, чтобы каждый знал свое место в боевом порядке, где, когда и как он должен двигаться без вреда для единства своей центурии61. Офицеры проводят учебные имитации сражения — пехотинцев против пехотинцев или против конницы. Этой участи не избегает и флот; в котором время от времени корабли стягиваются для проведения подготовки к сражению эскадр.

Как будет сказано ниже (с. 183—185), солдаты для участия в учениях надевают боевую амуницию.

Контроль

Учитывая значение, придаваемое этой деятельности, нельзя оставлять ее на усмотрение всех и каждого.

Командиры должны были регулярно проверять уровень подготовки войск. Каждое утро они проводят инспекцию: каждый центурион отвечает за свое подразделение; трибун должен следить за двумя когортами, а легат — за легионом; их передвижение приводит к череде докладов. Кроме того, засвидетельствованы особые проверки. Иногда сам полководец объезжает гарнизоны определенной области. При Адриане уже упомянутый Арриан совершил плавание вдоль берегов Черного моря (примеч. 2 на с. 153). Он, конечно, проверял состояние лагерей, наличие запасов провизии и списки личного состава. Но он не забывал и о тренировке войск. Есть, помимо того, сведения, что сам Адриан лично посетил Паннонию, а также в 128 г. Африку (примеч. 1 и 3 на с. 153) и что он совершил эти путешествия исключительно с целью удостовериться, что занятия проводятся достаточно регулярно. Также и другие особые обстоятельства позволяли производить дополнительный контроль. Найденный в Дура-Европос папирус показывает, что сопровождал выплату жалования военный парад.

Некоторые чины, уровня легата-трибуна-центурионов, специализировались в подготовке учений. Обычно руководство занятиями поручалось награжденному сверхсрочнику, если соединение таковым располагало. Он выполнял обязанности главного инструктора. Сам Траян не гнушался исполнением этой должности, что говорит о ее важности. Когда же неспособный император либо халатный легат препоручали эту роль персонажу, который оказывался не на высоте своих обязанностей — «греческому учителишке», по презрительному выражению Плиния Младшего62, — серьезные люди роптали. Но если в дела вмешивалась жена командира, как это сделала Планцина, супруга Пизона, который командовал на Востоке, разражался скандал63, ибо римское общество, кроме прочего, отличалось некоторым женоненавистничеством.

Учебный плац был вверен заботам начальника, называвшегося campidoctor, и его подчиненного doctor cohortis. Корень doc- ясно показывает, что этот человек получил образование и изучил свою науку; это обученный специалист, который должен передавать другим свои знания. Его положение позволяет ему иметь помощника (optio campi), который способен его заменить. Два других вида деятельности также требуют привлечения особых специалистов. Фехтование служит полем для приложения талантов armatura или doctor armorum — и здесь также звание doctor не лишено своего основного смысла. Существование discens armaturarum, своего рода «преподавателя для преподавателей» подтверждает, что данному искусству надо специально учиться. Точно так же маневры конницы требовали наличия специально подготовленных тренеров-вольтижеров, называемых exercitator и magister campi.

Целая иерархическая цепочка специалистов была, таким образом, призвана руководить и следить за правильным проведением тренировок.

Места учений

Мы убедились, что некоторые командиры в армии отвечали только за учебные занятия на плацу (campus). Но часть таких занятий проводилась в других местах. «Учителя военного искусства, — сообщает Вегеций, — требуют, чтобы тренировки пехотинцев происходили регулярно, чтобы они проводились в закрытом помещении в дождливую и снежную погоду и на учебном плацу в остальное время»64. Но необходимо уточнить содержание этой цитаты, чтобы правильно понять эту практику. Подобное исследование позволит, кроме того, затронуть некоторые проблемы военной археологии.

В начале римской истории воины готовились к войне на Марсовом Поле (Campus Martius). С расширением римских завоеваний и включением в войско молодых людей, живших все дальше от Вечного Города, надо было найти новые решения и организовать занятия либо в родных городах солдат, либо при лагерях. В эпоху Ранней империи выбирались разные места в зависимости от задач, которые требовалось решать. Во-первых, само собой разумеется, некоторые упражнения осуществлялись просто на местности, например, маршировка. Во-вторых, воины использовали и сооружения, построенные с другими целями, например, амфитеатры. Археологи неоднократно отмечали наличие арен вблизи лагерей; они объясняли эту практику (и вполне справедливо) пристрастием солдат к жестоким зрелищам. Но надо учесть роль и другого фактора. Ведь обучение воинов по многим аспектам было схоже с гладиаторским, а практические занятия фехтованием в хорошую погоду вполне могли проходить в тех местах, где в иное время сражались и погибали ретиарии и мирмиллоны.

Однако для военного обучения возводились и специальные постройки что еще раз показывает, какое большое значение придавалось ему римлянами. Так, известны базилики для тренировок (basilicae exercitatoriae)65. Как известно, базилика, или «царский портик» состоит из обширного зала, покрытого крышей; ее план очень прост и представляет из себя прямоугольник с одной дверью, разделенный на три части двумя колоннадами и имеющий иногда на одном конце апсиду (полукруглый выступ). Римляне использовали такие сооружения для защиты от дождя или лучей солнца. Было локализовано несколько тренировочных базилик в Британии: в Инчтьютилле66 — лагере эпохи Флавиев, в Незерби (222 г. н.э.)67 и в Ланчестере (времен Гордиана III)68; еще одна упоминается в Дакии, в Турде (Potaissa)69; и тоже относится к правлению Гордиана III. Представляется, что некоторые из них были построены внутри лагеря, другие — вне его, но здесь нет полной уверенности. Так, надпись из Британии эпохи Гордиана III была обнаружена «к востоку от укреплений Ланчестера», но камень, возможно, был перемещен. Историки сочли и, безусловно, оправданно, что они представляли собой залы для занятий с оружием, иными словами, для фехтовальной практики. Они также служили конными манежами, по меньшей мере, некоторые из них, так как упомянутая выше надпись из Незерби свидетельствует о baselica (sic!) equestris exercitatoria.

Но учебный плац как таковой назывался campus. М.И.Ростовцев по аналогии с basilica exercitatoria изобрел выражение campus exercitatorius, и его примеру последовали многие комментаторы. Но это плеоназм. Безусловно, данный термин может быть использован в разных значениях70; в общем смысле он обозначает ровное место, расширительно он применяется к площади, полю боя или площадке для занятий. Только это последнее толкование может быть принято, когда слово используется в военном контексте71, а фрагмент из руководства Юстиниана (см. примеч. 1 на этой странице) показывает, что это обычное место для проведения тренировок.

Археологи, изучающие топографию Рима, считают, что им удалось определить месторасположение campus когорт преторианцев и городской стражи — он должен был находиться к западу от казарм, построенных при Тиберии. Поскольку на том месте практически ничего не обнаружено, считают, что эта «спортплощадка» была просто участком утрамбованной земли. Единственный хорошо известный campus, в Ламбезисе к северу от Ореса (илл. X. 13), был изучен благодаря раскопкам (см. примеч. 4 на с. 151). Кроме того, из речи, произнесенной в этом месте Адрианом в 128 г., ясно видно, что мы имеем дело с campus72. Ему придана форма квадрата со стороной 200 м, окруженного стеной из песчаника толщиной 60 см, имеющей двое ворот; углы закруглены, вдоль стены расположено 14 полукруглых предметов — они, безусловно, служили поилками для лошадей или умывальниками для солдат, поскольку в них найдены остатки гидравлического цемента. Многочисленные зондажи показали, что внутри стен ничего не было построено, за одним исключением: в центре находилась трибуна (tribunal), с которой ответственные лица могли наблюдать за маневрами пехотинцев и конников. Эта каменная постройка была превращена в памятник, посвященный визиту Адриана в 128 г. Воины установили на ней плиты, на которых был высечен текст произнесенных императором речей, и тогда же, в дополнение ансамбля там была воздвигнута колонна. Вымощенное плиткой узкое пространство вокруг строения сменялось глинистой землей.

Другие учебные плацы известны только благодаря эпиграфике, но нет никакого сомнения, что каждая крепость обязана была его иметь. Однако эти сооружения из-за своей непрочности (земляные полы и тонкие стены) бесследно разрушились или ускользнули от внимания археологов. Надписи упоминают одно из них в Тебессе, также в Африке, из эпохи Флавиев73, и еще три на Востоке. Так, в 183 г. в Пальмире декурион одного numerus по приказу центуриона, командовавшего подразделением, и легата вместе со своими солдатами строит новый campus с трибуной74. В г. Дура-Европос около 208 — 209 гг. (?) когорта строит храм после расширения учебного плаца75. А в 288 г. в г. Колибрассе в Киликии легион сравнивает холм, чтобы создать себе место для учебных занятий76.

Эпиграфика (см. примеч. 2 — 3 на с. 166 и 1—4 на с. 167), на этот раз весьма словоохотливая, позволяет определить некоторые характеристики campus. Во-первых, он размещался на ровной площадке. Далее он может быть расширен, например, если соединение, его использующее, получает подкрепление. Кроме того, гарнизон может иметь их несколько. Вспомним, в Пальмире солдаты строят «новый campus», а значит, там должен был существовать еще один, старый. Наконец, и это неудивительно, если знать психологию римлян, campus состоит под защитой определенных божеств (мы к этому еще вернемся). В то же время очевидно, что характеристики предположительно существовавших учебных полей, предназначенных для маневров конницы, остаются неопределенными77.

Эти широкие и пустые площадки привлекали внимание некоторых командиров частей, использовавших их. Они, вероятно, служили также и для самых разнообразных, не всегда связанных с тренировкой воинов целей, например, для парадов. Но они предстают как идеальное место для сходок. Известно, что римская цивилизация придавала большое значение слову, и воины не являлись исключением из правила, поэтому обращение к ним императора — церемония adlocutio — происходила, конечно, на учебном плацу. На некоторых монетах помещена надпись «ADLOCVTIO»78, например, на монетах, отчеканенных при Адриане между 134 и 138 гг. Многочисленные литературные источники описывают этот вид церемонии79, представлен он и на Колоннах Траяна и Аврелия (см. выше, с. 87). Наконец, безусловно, там собирались солдаты для обсуждения какой-либо проблемы80, ведь campus был для военных тем же, чем форум для гражданских лиц.

Императоры, тренировки и дисциплина

Когда рассматриваются вопросы военных тренировок и дисциплины, становится очевидным, что состояние дел зависит от характера и отношения к ним каждого конкретного офицера и прежде всего императора. Далее мы увидим, какую политику проводили разные правители, сменявшие друг друга во главе государства. В качестве предисловия необходимо рассмотреть их отношение к военному обучению, т.е., в конечном счете, к воину. Коль скоро Империя являлась военной монархией, а власть в ней зависела от благорасположения армии, именно здесь проходили главные хронологические рубежи истории в целом.

Так, не будет неожиданностью констатация факта, что эпоха Юлиев—Клавдиев хорошо начинается и плохо кончается. Август81 считается хорошим военачальником, а Тиберий82, по словам Тацита, еще лучшим (и это особенно важно, поскольку известно, как мало симпатии проявляет к нему в целом этот автор). Далее, за исключением Клавдия83, прежде столь критикуемого и в настоящее время «реабилитированного», не находится никого, кто бы не заслужил похвал Тацита. Этот правитель не только сумел проследить за тем, чтобы в лагерях царила дисциплина, но и окружил себя энергичными военачальниками, такими как Корбулон84. Нерон85, напротив, оказался неспособным поддерживать порядок в войсках.

Историки античности придавали большую роль дисциплине в период кризиса 68—69 гг. Отсюда Нерон, слишком посредственный правитель, не мог сохранить власть. Гальба86, унаследовавший ему, оказался не только строг, но даже слишком строг, что стало причиной его падения. Другое дело Вителлий87, хотя и он также потерпел неудачу, но уже по причине своего незнания воинской реальности и собственной слабохарактерности. Цериалис88 представляет собой интересный случай. Он пренебрег дисциплиной, поскольку полагал, что не нуждается в ней, так как испытывал особое покровительство богини Фортуны; но его оказалось недостаточно. Фортуна была бессильна без Дисциплины, и все предприятие обернулось конфузом для этого полководца.

За беспорядками периода кризиса закономерно следует восстановление единой власти над Империей в целом и ее армией, в частности. Возвращение к порядку стало делом энергичного Веспасиана89. Но при Флавиях мы наблюдаем повторение эволюции эпохи Юлиев—Клавдиев. Династия, пришедшая к власти благодаря личности, наделенной авторитетом, обрушилась вследствие слабости своего последнего представителя. В самом деле, Домициан90 не мог или не хотел поддерживать дисциплину и пренебрегал надзором за выполнением военных занятий. Эта недостаточность, приведшая к его поражению и крушению, дала основание Плинию Младшему набросать по контрасту портрет Траяна91, солдатского императора и подлинного основателя династии Антонинов, если не считать недолговечного Нервы.

Личность Адриана более неоднозначна. Конечно, выше говорилось, что он много занимался тренировкой солдат. Мы помним, что он отправил Арриана в лагеря, окружавшие Понт, и сам присутствовал на маневрах в Африке и Паннонии. Однако Фронтон92 упрекает его в недостатке внимания к дисциплине. Безусловно, император-философ был больше философом, чем императором. Бросается в глаза также, что его военная политика представлялась слишком ориентированной на оборону. В этом проявлялось (по крайней мере в глазах некоторых из его военачальников) досадное пренебрежение императором «дисциплиной», искусством сражения, которое включает и разумную стратегию, а следовательно, и наступление.

В гражданской войне, разразившейся в 193 г., вновь возрастает значение личного авторитета, и этот факт вызывает в памяти кризис 68 — 69 гг. Пертинакс93 считался властным, а Песценний Нигер94 в еще большей степени. Но личность Септимия Севера представляет проблему, аналогичную той, с которой мы столкнулись при рассмотрении Адриана. Общепризнанно, что он требовал повиновения солдат95, а Геродиан отмечает, что он следил за регулярностью проведения военных занятий96. Однако тот же Геродиан97 обвиняет его в том, что он первым ослабил дисциплину. На самом деле, этот упрек коренится в политике реформ, проведенной императором-африканцем. Он повысил жалованье солдатам, позволил военным проживать с женами и разрешил командирам образовывать коллегии. Такие нововведения вызывают опасения, и Септимия Севера упрекают в щедрости, в то время как Адриану ставили в вину относительное миролюбие. Среди непосредственных наследников Септимия Севера на первый план выходит недолговечный Макрин98, который проявлял большую приверженность традиции и утверждал, что дисциплина является залогом превосходства римлян. Александр Север99, последний представитель династии Северов, сумел показать себя энергичным деятелем, по мнению его солдат, даже чересчур.

После смерти этого императора разразился глубокий кризис, первые признаки которого намечались уже в течение пятидесяти лет. На Империю одновременно обрушились германцы на севере и персы на востоке. Из вереницы быстро мелькавших правителей можно выделить некоторые значительные фигуры (Империя была тогда «абсолютной монархией, ограничиваемой убийством»). Более долгим сроком своего правления эти правители обязаны своему военному авторитету. Прежде всего, следует упомянуть Максимина Фракийца; уже было сказано все, что возможно, о его талантах в области маневров. Вдобавок он считался чрезмерно суровым100. Из императоров, некоторое время удерживавших власть, несмотря на бурные времена, Галлиена солдаты квалифицировали даже как жестокого101. Правда, такое суждение приводится в «Истории Августов», где проглядывает неприязнь к этому императору за его враждебную сенату политику.

Среди императоров, правивших во второй половине III в., есть много, называвших себя «иллирийцами» по своему месту рождения. Они оставили о себе репутацию боеспособных и энергичных, но невежественных воинов. Все императоры из разряда доблестных военачальников — Клавдий II102, Аврелиан103 и Проб104 — разумеется, следили за соблюдением дисциплины и проведением практических воинских тренировок.

Таким образом, можно заметить, что суждения античных авторов нуждаются в уточнении нюансов и желательно было бы появление новых исследований в этой области — они, несомненно, могли бы позволить лучше распознавать и учитывать пристрастия каждого писателя.

Воинские занятия и боги

Если роль императоров в проведении воинских занятий столь велика, то боги тем более не могут оставаться равнодушными к этой деятельности105, что вполне естественно, когда речь идет о римской истории. Мы выделим три сакральных момента, на которые направлено солдатское почитание.

На первый план выступает Дисциплина. Римляне имели обыкновение обожествлять абстрактные понятия (Фортуна, Честь и т.д.), поэтому существование такого культа неудивительно: выше достаточно ясно прослежены связи, объединявшие это понятие с тренировкой. Дисциплине возводили алтари в лагерях (ARA DISCIPLINAE — «Алтарь Дисциплины»106), и эта практика, восходящая к истокам римской истории, оказалась весьма живучей.

Затем следует упомянуть группу божеств, «прикрепленных» к campus, и называемых campestres. Необходимо все же обойти подводный камень, который, впрочем, ускользнул от внимания многих эпиграфистов, — это прилагательное может применяться и по отношению к «божествам равнины», а значит, не носит никакого военного характера. Представляется вполне вероятным, что подобные культы существовали в некоторых регионах Империи. Как результат, надлежит знать точное место, откуда происходят надписи, где упоминаются такого рода божества, так как значение прилагательного будет меняться в зависимости от того, найден ли документ в лагере, на площадке для маневров или в открытом поле!

Так, имена Campestres107 из Германии и Matres Campestres108 из Британии отражают, возможно, не совсем одинаковые реалии.

В Испании встречается упоминание Mars Campester109, и в этом не остается места для двусмысленного толкования: «Посвящение Марсу участка для маневров. Тит Аврелий Децим, центурион VII Сдвоенного Счастливого легиона, препозит телохранителей (equites singulares) и одновременно начальник учений (campidoctor) [поставил этот памятник] в честь императора Марка Аврелия Коммода, Августа, и в честь телохранителей. Посвящение сделано в мартовские календы, в консульство Мамертина и Руфа (1 марта 182 г.)». Тем же способом почиталась и Немезида, богиня, каравшая гордецов. Ее культ упоминается в одной надписи из Рима110: «Святой Немезиде участка для маневров, во спасение наших двух властителей императоров. Публий Элий Пакат, сын Публия, приписанный к трибе Элия, уроженец Scupi (город в Мезии, совр. Узкуб. — Авт.), у извещенный во сне, поставил от всего сердца [это посвящение], которое он обещал, будучи doctor когорты, теперь, когда он doctor участка для маневров в I когорте преторианцев благочестивой и победоносной».

Мы знаем также о существовании божеств, которые оберегали людей и имущество, а точнее каждого в отдельности — их называли «Гении», и похоже (см. примеч. 1 на с. 167), что в одной надписи упомянут Гений campus. Для всех этих божеств существовали особые обряды. Ежегодно в их честь отправлялась процессия (см. примеч. 1 на с. 172) от трибуны учебного плаца. В Египте, как предполагается, им приносили в жертву газелей. На поле для тренировок в Дура-Европос был возведен храм (см. примеч. 3 на с. 167), и похоже, что подобный ему стоял в Риме на учебном плацу преторианских и городских когорт.

Для довершения картины вспомним о заимствованных божествах. Когда древние справляли какой-либо культ, они обращались, разумеется, к определенному главному в данном случае божеству, но для большей уверенности в действенности своих молитв они не забывали обратиться и к другим силам из того же круга, покровительство которых помогало усилить действие первого призываемого божества (например, Деметру охотно соединяли с ее дочерью Персефоной). На поле для маневров особенно почитали Юпитера, покровителя одновременно Города и его армии. Отмечены также «воинский Марс» и обожествленное понятие — Победа Августа (Victoria Augusta).

Будучи под надзором командиров, воинские тренировки охранялись покровительством богов.

Заключение

Небесполезно еще раз возвратиться к тому вышеупомянутому обстоятельству, что важность воинской тренировки не ускользнула из поля зрения многих историков. Однако именно эта тренировка объясняет большую часть успехов римской армии. И сами древние прекрасно осознавали это. Они считали, что нобиль не мог продвинуться по службе, если не предавался регулярно этим занятиям, а император не способен осуществлять свои полномочия, если не радел о том, чтобы поля для боевых учений усердно посещались.

Воинские занятия, разбивка лагеря, отработка тактики и стратегии составляют дисциплину — науку111, постепенно развивавшуюся от основания Рима, и обретшую юридическую форму в начале III в. н.э., когда она вошла в правовые кодексы. Слово «дисциплина» объединяет две внешне различные, но на деле близкие реальности: прежде всего, оно означает «область знаний» и только потом «послушание».

Обретение этой воинской культуры предполагает наличие минимума культуры общей. Отсюда проистекала необходимость проведения политики набора в армию, основанной на «качестве».

Примечания:

[1] Ardant du Picq. Ch. Etudes sur le combat. 1903. P. 16, 79, в качестве примеров.

[2] Neumann A. // Classical Philol. 1936. XXXI. P. 1 ff.; 1946. XLI. P. 217-225; 1948. XLIII. P. 157-173; Idem. Klio. // 1933. XXVI. P. 360 ff.

[3] Davies R. Latomus. 1968. XXVII. P. 75-95; Idem // The Classical Journal. 1968. CXXV. P. 73-100; Idem // Aufstieg und Niedergang d. r. Welt. 1974. II. I. P. 299-338.

[4] Le Bohec Y. // Cahiers Groupe Rech. Armee rom. 1977. I. P. 71-85 и илл. XLV-XLVII.

[5] Thesaurus linguae latinae. 1938. V. 2. Col. 1379-1383; 1384-1387.

[6] Varro. LL. V. 87: exercitus quod exercitando fit melior.

[7] Cic. Tusc. II. 16. 37.

[8] См. особенно примеч. 1 на этой странице и другие примеч. данной главы.

[9] Onosander. IX —X.

[10] Ios. Flav. Bell. Iud. II. 20. 7 (577); III. 5. 1 (72-75; 10, 2 (476).

[11] Dio. Cass. LXIX. 9 (см. также, например: LVII. 24); SHA: Hadr. X. 2; XXVI. 2.

[12] Le Glay M. // XIе Congres du limes. 1978. P. 545-558.

[13] Arr. Peripl.

[14] CIL. III. № 3676.

[15] Front. Princ. hist. VIII—IX (введение к описанию парфянской войны Луция Вера).

[16] Veget. I; II, passim.

[17] Front. Strat. III. 1. 2 (Caius Duilius).

[18] Herod. II. 10. 8.

[19] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 7 (102); см. также III. 10. 2 (476). Геродиан (см. пред. примеч.) высказывается в том же духе.

[20] Cic. Tusc. II. 16. 38.

[21] Front. Strat. III. 1.1.

[22] Ios. Flav. Bell. Iud. II. 20. 7 (577, 580-581); III. 5. 1; 6-7; V. 1. 71; Tac. Hist. II. 77. 7; 87. 2; 93. 1; III. 2. 5; V. 21. 5; Ann. II. 18-19; Suet. Galba. VI.

[23] Frontin. Strat. IV. 1; Plin. Ер. X. 29-30; Goetz G. // Corpus gloss, lat. II. 51. 2.

[24] Tac. Hist. II. 76. 12. 93. 1; III. 42. 1: «disciplina militiaque nostra».

[25] Front. Strat. IV. 1-2; 5-6.

[26] Tac. Hist. IV. 71. 6-9.

[27] Arr. Т. V.

[28] Dio. Cass. LXXX. 4; LXXXVIII. 3.

[29] Plut. Pomp. XLI. 4-5.

[30] Suet. Tib. XIII. 1.

[31] Tac. Hist. XXXVI. 1.

[32] Plin. Pan. XIII. 1.

[33] SHA: Sev. Al. III. 1.

[34] Herod. VII. 1. 6.

[35] Suet. Aug. LXXXIII. 1.

[36] Dio. Cass. LVII. 24.

[37] Rambaud M. // Mel. R. Schilling. 1983. P. 515-524 (в отношении Цезаря).

[38] Tac. Ann. II. 55. 6; III. 33. 3; CIL. VII. № 2535=18042 (с M. Le Glay, см. примеч. 1 на с. 153); Veget. I, II, passim.

[39] Ios. Flav. Bell. Iud. V. 3. 4 (123-126).

[40] Dio. Cass. LXIX. 9; Vendrand-Voyer. J. Normes civiques et metier militaire a Rome sous le Principat. 1983. P. 313 et suiv.

[41] Iust. Inst. IV. 3. 4.

[42] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 1 (73); SHA: Max. X. 4.

[43] Arr. Peripl. III. 1; Goetz G. // Corpus gloss, lat. II. 64. 30 etc.

[44] Front. Strat. IV. 1. 1; Tac. Ann. II. 55. 6; III. 33. 3; XI. 18. 2; Gell. VI. 3. 52; Veget. I. 9; II. 33.

[45] Veget. Ibid.

[46] Ibid.; Porphyr. Horat. carm, I. 8. 8; III. 7. 25; 12. 2.

[47] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 1 (73); Veget. I. 26; II. 33.

[48] Iuv. VI. 247; Veget. I. 11; II. 23.

[49] Plin. Pan. XIII. 1-2; Arr. Peripl. III. 1; Veget. I. 14.

[50] Russell Robinson H. The Armour of Imperial Rome. 1975. P. 107.

[51] Plut. Pomp. XLI. 4. 5; Suet. Aug. LXXXIII. 1; Tib. XIII. 1; Veget. I. 18.

[52] CIL. VIII. № 2728=18122; Le Bohec Y. La IIIе Legion Auguste. 1989. P. 378.

[53] Tac. Ann. XI. 18. 2; XVI. 3. 2 (см. 1, 1); Suet. Aug. XVIII. 2; SHA: Prob. IX. 3-4.

[54] Lassus J. Timgad. 1969. 45 p.

[55] Front. Strat. IV. 2. 1.

[56] CIL. VIII. № 2532=18042, Bb.

[57] Ps.-Hyg., XLIX: causa disciplinae.

[58] Fitz J. // Oikumene. 1976. I. P. 215-224; Idem. // A Acta Arch. Slov. 1977. XXVIII. P. 393- 397; Le Bohec Y. // Epigraphica. XLIII. 1981. P. 127-160.

[59] L’Annee epigraphique. 1973. № 359.

[60] L’Annee epigraphique. 1975. № 729.

[61] Onosander. X. 1-6; Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 1 (74-75); Plin. Pan. XIII; Tac. Hist. II. 55. 6; Veget. I. 11-13; III, passim; SHA: Max. VI. 2.

[62] Plin. Pan. XIII. 5.

[63] Tac. Ann. II. 55. 6; HI. 33. 3.

[64] Veget. III. 2.

[65] Ничто не подтверждает, что надпись CIL. III. 025 = Dessau H. Inscr. selectae. № 2615, упоминает «тренировочную базилику», хотя в ней говорится о базилике, построенной в Сиене (Египет) когортой киликийцев.

[66] Journal Roman St. 1960. L. P. 213.

[67] Collingwood R.G., Wright R.P. // The Roman Inscr. of Britain. 1965. I. № 978 (Dessau H. Inscr. lat. selectae. № 2619).

[68] Collingwood R.G., Wright R.P. Op. cit. № 1091 (Dessau H. Op. cit. № 2620; CIL. VII. № 445).

[69] L’Annee Epigraphique. 1971. № 364.

[70] Thesaurus linguae latinae. 1912. III. Col. 212 et suiv.

[71] Plin., Pan., XIII, (meditatio campestris); S.H.A. Max. III. 1; lust. Inst. IV, 3, 4. В отношении надписей см. ниже.

[72] CIL. VIII. № 2532=18042 (см. примеч. 1 на с. 153).

[73] Gsell S. // Inscr. lat. Algerie. 1922. I. № 3596; Le Bohec Y. La IIIе Legion Auguste. 1989. P. 362.

[74] L’Annee epigraphique. 1983. № 214; Cahiers Groupe Rech. Armee rom. 1977. I. P. 78.

[75] L’Annee epigraphique. 1931. № 113.

[76] L’Annee epigraphique. 1972. № 636.

[77] Davies R. // The Archaeological Journal. 1968. CXXV. P. 73-100.

[78] Mattingly H., Sydenham E.A. The Roman Imperial Coinage. 1926. II. P. 331 ff.; P. 436. № 739.

[79] Речь Адриана в Африке (примеч. 1 на с. 153 и 3 на с. 166); Herod. II. 10. 1; VI. 9. 3; VII. 8. 3.

[80] SHA: Prob. X. 4.

[81] Suet. Aug. XXIV. 2; XXV. 1.

[82] Tac. Ann. I. 4. 3; 12. 5.

[83] Aur. Vict. De Caes. IV. 2.

[84] Tac. Ann. XI. 19.

[85] Tac. Hist. I. 5. 3.

[86] Tac. Hist. I. 5. 3; Suet. Galba. VI. 3; Dio. Cass. LXIV. 3.

[87] Tac. Hist. III. 56. 3; Вителлий назван ignarus militiae.

[88] Tac. Hist. V. 21. 5.

[89] Suet. Vesp. VIII. 3-5.

[90] Plin. Pan. VI. 2.

[91] Plin. Pan. IX. 3; XIII; XVIII. Это мнение разделяет Фронтон (Princ. hist. VIII-IX).

[92] Front. Princ. hist. VIII-IX.

[93] SHA: Pert. III. 10.

[94] SHA: Pesc. N. VII. 7; X.

[95] Aur. Vict. De Caes. XX. 21; SHA: Pesc. N. III. 9-12.

[96] Herod. II. 10. 8.

[97] Herod. III. 8. 5.

[98] Herod. IV. 14. 7.

[99] Aur. Vict. De Caes. XXIV. 3; SHA: S. Al. LII-LIV; LXIV. 3.

[100] SHA: Max. VIII. 7.

[101] SHA: Gall. XVIII. 1.

[102] SHA: CI. XI. 6 etc.

[103] SHA: Aur. VI. 2; VII. 3 etc.; VIII.

[104] Aur. Vict. De Caes. XXXVII. 2.

[105] Richmond I.A. // Bull. John Rylands Libr. 1962. XLV. P. 185-197.

[106] См., например: Dessau H. Inscr. lat. selectae. № 3810.

[107] Dessau H. // Inscr. lat. selectae. № 2604.

[108] Collingwood R.G., Wright R.P. The Roman Inscript. of Britain. 1965. I. № 1334, переводят: «the three Mother Goddesses of the Parade-Ground».

[109] CIL. II. Xo 4083.

[110] CIL. VI. № 533.

[111] Dio. Cass. LXIX. 3; LXXVII. 13. 

Тактика римской армии. Убить и не быть убитым

В XX в. отдельные солдаты, например, военнослужащие сил ООН, выполняют задачу поддержания мира. Римлянам такая цель показалась бы нелепой, и их концепция войны сохранялось в неизменном виде вплоть до XIX в.: «воин идет в бой не ради борьбы, а ради победы»1. Боевой успех — искомая цель всякого военного предприятия — зависел в значительной мере от применения определенной тактики. Согласно ей, требовалось прежде всего, чтобы войско совершило перемещение и затем, чтобы оно вступило в сражение.

Многие мыслители эпохи Империи размышляли и писали об искусстве ведения боя. Тем не менее, несмотря на обилие источников, этот вопрос не был достаточно исследован современными историками, быть может, из опасения написать «историю битв». Однако кампании Траяна в Дакии, например, не остались без последствий для экономической сферы2, ибо они принесли огромное количество золота.

Первое наблюдение, которое бросается в глаза при изучении трактатов по тактике, таково, что авторы императорской эпохи часто пишут по-гречески или предпочитают обращаться к примерам, взятым из истории Спарты, Афин или эллинистических монархий3, словно подразумевая, что римляне не изобрели ничего нового в этой области. Но прежде чем решать, объяснить ли эту странность своего рода модой или неверно выбранной перспективой, будет небесполезным уточнить, какими средствами располагали сражающиеся для достижения своих целей.

Условия сражения - вооружение

Общие соображения

Прежде чем мы обратимся к тому относительно немногому, что известно о военных кораблях, остановимся на индивидуальном вооружении. Источниковая база — более чем обильна, кроме того, постоянно пополняется по мере появления новых археологических находок. Но уже давно мы располагаем двумя прекрасными и хорошо иллюстрированными «альбомами» — это Колонна Траяна (илл. XI—XXII) и Колонна Аврелия, хотя последняя, сильнее поврежденная, чем первая, подверглась в современную эпоху некоторой реставрации. Помимо того, археологические раскопки предоставили в наше распоряжение множество мечей, шлемов, тысячи других предметов так же, как и рельефы с изображением воинов (илл. XXIII—XXV. 14—17). Наконец, литературные источники тоже содержат немалое количество сообщений. Все это объясняет наличие хороших работ по данной теме4, в то время как многие направления исследования остаются еще открытыми.

Поражает прежде всего исключительная пестрота типов известного оружия. Так, один и тот же воин может предстать перед нами в четырех видах снаряжения: для парада он старается продемонстрировать свое богатство. В бою он использует более функциональные и удобные виды вооружения; на учениях, наоборот, он пользуется менее опасным, облегченным снаряжением (во избежание несчастных случаев). Наконец, он поручает вырезать свое надгробие скульптору, который тоже имеет право на некоторую фантазию и от которого иногда требуют подражания греческим образцам, так что художник делает римского воина похожим на одного из героев Эллады, чтобы наверняка угодить заказчику5.

Свое оружие воин должен содержать в полном порядке; помимо прочего, он ведь является его собственником. Но в таком случае, как определить прямые обязанности лица, называемого custos armorum? Известно, что всякий лагерь имел склады (armamentaria), за состояние которых нес ответственность этот человек и которые располагались в центральной части укрепления — principia. Большая часть историков считает, что воины содержали свое оружие при себе, пока им пользовались, но в остальное время они должны были сдавать его в этот арсенал под надзор custos armorum. В своей новой работе Х.Рассел-Робинсон6 выдвинул соблазнительную гипотезу, что данное должностное лицо ведало только запасным оружием. Добавим, что он мог отвечать и за метательные орудия: было необходимо, чтобы кто-нибудь следил за коллективным оружием, а раскопки обнаружили наличие каменных ядер в principia.

Какими бы ни были частности службы, античные авторы объясняли успехи Рима в значительной степени его превосходством в области индивидуального вооружения. Во время Иудейской войны, которая началась в 66 г., Иосиф Флавий безоговорочно восхищался своими противниками7: «Пехотинец одет в панцирь и шлем, он носит на каждом боку по мечу; но тот, что слева, заметно длиннее, а тот, что справа, имеет в длину не больше полу локтя. Пехотинцы из отборных частей, составляющих охрану полководца, имеют копье и круглый щит, остальные легионеры вооружены пикой и продолговатым щитом, и, кроме того, имеют при себе ножовку, корзину, лопату и топорик, не забудем и про ремень, серп, цепь и трехдневный запас провизии: так что пехотинец нагружен едва ли меньше вьючного мула. Конники носят на боку длинный тесак, а в руке большое копье, длинный щит, опирающийся одной стороной о лошадиный бок; в колчане, подвешенном с одной стороны, у них лежит еще три или более дротика с широким наконечником, длинных, как пики. Их шлемы и панцири такие же, как и у пехотинцев. Отборные всадники, составляющие личную охрану полководца, имеют такое же вооружение, как и обычные». Даже в III в. Геродиан8 считал, что военное превосходство Рима в значительной степени основывается на качестве индивидуального вооружения его солдат.

Нет оснований признавать какую-либо унификацию в этой области. Прежде всего, каждый или почти каждый ранг и тип военного отряда обладает своеобразием. Далее, практически не существует специфически римского оружия: после всякой кампании, начиная с республиканской эпохи, полководцы заимствовали у вчерашних побежденных весь их положительный опыт. Так, легко встретить во времена Августа на голове легионера галльский шлем, для защиты тела — греческий панцирь, а в его руке — испанский меч! Наконец, на протяжении трех веков истории нельзя не отметить определенную модификацию, которая, кстати, в значительной степени определялась удивительной способностью римлян к адаптации в области военного дела.

Вооружение легионеров

Итак, можно выделить оружие защиты и нападения, имея в виду изменения, происходившие с течением времени. А начать следует, конечно, с наиболее известных воинов — легионеров.

В эпоху Августа голову легионера защищал шлем (galea, cassis) очень простой формы: он состоял из каски с шишаком, снабженной иногда назатыльником. Далее, на воине надет панцирь (lorica), здесь уже наблюдается некоторое разнообразие. Греческий тип панциря, в основном использовавшийся командирами, называли также «мускулистый», так как он воспроизводил в бронзе форму грудных мышц человека; существует более редкий его вариант, «ламбрекенный». Римские образцы тоже можно подразделить на группы, скажем, кольчуга встречается гораздо чаще кожаной рубахи, покрытой металлической чешуей. Кроме того, солдат снабжен поножами. Наконец, он имеет щит (scutum) — обычно прямоугольный, он может быть плоским (в таком случае предполагают его галльское происхождение) или выпуклым (он был заимствован у самнитских гладиаторов).

Для нападения у пехотинца имеется пика (hasta) и метательное копье, короткое и более или менее толстое (pilum), для дальнего боя; для рукопашной схватки легионер пользуется коротким мечом; испанским мечом (gladius), а также кинжалом. Именно комбинация «меч — копье» наиболее характерна для легионера I и II вв.9 Разумеется, он орудует также и копьем, и кинжалом, но все реже и реже. Метательное оружие немного удлиняется, а благодаря перевязи (cingulum) можно носить ручное оружие10, которое, однако, сменяется в конце концов мечом большего размера (spatha), получившим распространение с конца II в.

Возможно проследить модификацию других элементов вооружения и прежде всего шлема. В I в. мы находим шлем галльского типа, с нащечниками и назатыльником без гребня. Затем появляется классический тип с плюмажем11, а при Марке Аврелии распространяется еще одна форма, которая напоминает фригийский колпак с лишенным украшений навершием. Встречаются самые различные типы панцирей: получает все большую популярность так называемый «мускулистый» панцирь — его носят даже простые легионеры (чтобы отличаться от них, командиры высокого ранга отказываются от него в пользу укороченной модели); самая распространенная форма — это панцирь из металлических пластин, называемый «пластинчатым»12, но известны также чешуйчатый панцирь13 и кольчуга14. Щиты также отличаются немалым разнообразим: наряду с прямоугольным выпуклым или плоским щитами, столь часто изображаемыми на Колонне Траяна, применяются щиты овальной формы15, а иногда шестиугольные и круглые — у конницы. Наконец, подчеркнем, что поножи используются постоянно.

По мере того как юридический статус различных воинов сближается, как мы видели выше, в оружии также проявляется тенденция к большей унификации. Для начала III в., а точнее для правления Каракаллы, Геродиан16 в духе антитезы, предложенной Эсхилом в трагедии «Персы», противопоставляет воинов Запада (в данном случае римлян) — пехотинцев и копьеносцев, воинам Востока (здесь парфянам) — конникам и лучникам.

Однако не следует заблуждаться: во время великого кризиса Империи пехота остается «царицей полей», но при этом роль конницы все более возрастает. Солдаты сохраняют старые виды шлемов, но отказываются от панциря; для защиты тела они рассчитывают в основном на свой щит — с этого времени обычно овальной формы. Из оружия нападения они предпочитают длинный меч (spatha), окончательно вытеснивший испанский, и копье, более легкое, чем древний pilum.

Вооружение вспомогательных войск

Если в эпоху Принципата для легионера характерна связка «меч—копье» (gladius-pilum), то ауксилиарий — воин вспомогательных частей — отличается иной комбинацией оружия — длинным мечом и пикой (spatha-hasta)17. Однако для этих частей трудно переоценить разнообразие, царившее в области вооружения и прежде всего противопоставлявшее пехоту коннице.

Пехотинцы в I в. слабо защищены. Со времен Траяна положение меняется. Они носят шлемы различной формы18 и кожаные панцири, иногда покрытые металлическими пластинками, или кольчуги; они прикрываются большими плоскими и узкими щитами. Для нападения они используют копье, длинный меч и кинжал. На протяжении II в. захватывается масса оружия, оно скорее доставалось ауксилиариям, чем легионерам.

Конница ал с I в. лучше защищена: у нее на вооружении уже имеются железные шлемы, железные нагрудные пластины и длинные щиты овальной формы. Они сражаются тем же оружием, что и пехотинцы из когорт; лучшие конники происходят из кельтских областей Империи19. Со времен Траяна они защищены еще лучше: на Колонне Траяна мы видим на них кольчуги поверх кожаных туник; в руках узкие щиты, иногда овальной формы20. В эпоху Антонина Пия21 меч становится шире и к нему добавляются иногда дротики.

Но главный фактор, определяющий различия в вооружении вспомогательных войск, — это использование (особенно в III в.), специализированных подразделений. Так, представлялось весьма желательным иметь в своем распоряжении стрелков. Пращники упоминаются с эпохи Флавиев22; их изображения присутствуют на Колонне Траяна, но особенно широко пращники использовались в III в., происходили они из Сирии. С той же целью командование прибегало и к услугам лучников23. Обычно они набирались также в Сирии или в Аравии; осроенцы использовались против парфян и персов; были и лучники родом из Фракии. Лучники появились в римской армии в эпоху Нерона. Их можно видеть на Колоннах Траяна и Аврелия24, но подлинное развитие их подразделения получают преимущественно с начала III в.25 Они пользуются бирюзовым луком26 (очевидно, имеется в виду «восточный» лук, так как бирюзовый по-французски – turquoise, это же слово означает «турецкий», тем более что речь идет о лучниках из Сирии и Аравии – прим. проекта «Римская Слава»); некоторые из них ездят верхом и составляют отряды легкой конницы27.

В качестве ударных частей применялись главным образом контарии28, где название происходит от contus — тяжелой пики. Эти воины, как правило, одетые в кольчуги, участвовали в сражениях, изображенных на постаменте трофея в Адамклисси и на Колонне Аврелия. Иерусалимский Талмуд29 называет их оружие палкой. Римская армия располагала также «гезатами», воинами, получившими имя от gaesum, что значит рогатина; их набирали в кельтских областях, преимущественно в Реции.30 На Колонне Траяна мы видим также свевов, сражающихся дубинами31.

Все эти виды войск, за исключением отдельных отрядов лучников, относились к пехоте. А командование хотело иметь также разнообразную конницу, легкую и тяжелую. Мавры, изображенные на Колонне Траяна32, особенно часто использовались в III в.; они давали двойное преимущество — высокую мобильность и умелое владение дротиком33. В то же время известны конные подразделения, закованные в панцири — «катафрактарии», даже лошади которых покрыты доспехами. Они существовали уже в эпоху Адриана34, мы видим их на Колонне Аврелия, но чаще всего они выступают в эпоху великого кризиса Империи в III в.

Вооружение воинов других видов войск

У нас меньше сведений о вооружении других видов воинов, за исключением, быть может, преторианцев и офицеров.

Прежде всего вкратце рассмотрим разные виды воинов. М.Клаусе35 пишет, что speculatores имели меч и копье, фрументарии и бенефициарии — также копье. Это оружие было характерно для воинов, служивших в канцелярии наместника (в его officium). Кроме того, этот командир высшего ранга располагал конной (equites singulares) или пешей (pedites singulares) охраной. Первая не отличалась от легионной конницы, вторая имела на вооружении круглые щиты и пики36. Что касается личных телохранителей императора (equites singulares Augusti), мы видим их на Колонне Траяна, где их легко узнать по овальным щитам, дротикам и пикам.

Снаряжение преторианцев, как уже было сказано, известно лучше37 — это верно в особенности для II в. Вначале пехотинцы носили, как и легионеры, пластинчатый (segmentata) панцирь из металлических полос. Впоследствии, в эпоху Марка Аврелия они перешли на чешуйчатые, которые уже использовались тогда в коннице и стали если не исключительными, то очень характерными для этих частей; так что всадники с ними уже не расставались и сохраняли их и даже в 312 г. Боевой шлем пехотинца относился к «кольчатому» типу, парадный — к типу «с плюмажем». Напрашивается аналогия с легионерами, подобно которым преторианцы были оснащены таким же оружием нападения — мечом и копьем.

Снаряжение когорт ночной стражи было весьма своеобразным, потому что их основная задача состояла в борьбе с огнем. Для этой цели они пользовались пожарными насосами (siphones), баграми (unci), инструментами, похожими на косу (falces), а также покрывалами (centones), метлами (scopae) и ведрами (аптае). Лестницы (scalae) служили им для спасения людей, отрезанных огнем на верхних этажах, так как в Риме строилось большое количество многоэтажных жилых зданий.

Командиры, в свою очередь, должны были быть легко узнаваемы. Центурионы, вплоть до II в., носили на своем шлеме гребень, который проходил не продольно, а поперечно, от одного уха к другому. Эту деталь называют crista transuersa38. Офицеры39 были также защищены панцирем — в начале Империи он принадлежал к «мускулистому» типу, но в дальнейшем он был отвергнут в пользу другого, более короткого. На боку они носили небольшой меч, называвшийся parazonium.

В завершение обзора следует, как нам кажется, еще раз подчеркнуть существенную черту вооружения, использовавшегося римскими солдатами, — его удивительную неоднородность. Испанский меч и галльский щит соседствовали в нем с сирийским луком и греческим панцирем. Подобный отбор всего лучшего, что есть у побежденных народов, отчасти объясняет боеспособность легионов и вспомогательных войск.

Одежда воинов

Говоря о внешнем виде воинов, остается ответить на вопрос: каким образом они одевались? Ответ не очевиден, и специалисты40 не всегда согласны друг с другом.

Несомненно, легионеры и преторианцы нередко изображаются в гражданской одежде, в частности, на надгробных рельефах. Дело в том, что ко времени кончины многие из них уже покинули армию, и все они стремятся продемонстрировать тогу, традиционную одежду римского гражданина. Как говорилось, солдаты, обладающие этим достоинством, весьма им гордятся.

С другой стороны, существовала одежда для боя — procinctus. Ее носят во время боевых действий, а также вообще с момента выступления армии в поход, а равным образом во время выполнения некоторых особых заданий и на учениях. Вот почему выражение «esse in procinctu», которое переводилось по-разному («быть готовым к бою» или «находиться в гуще боя»), означает просто-напросто «быть в военной форме»41. А его использование никоим образом не доказывает наличия военного конфликта. Некоторые античные авторы применяют для этой униформы существительное sagum, которое обозначает солдатский плащ — короткую накидку, что набрасывается поверх туники. На ногах у командиров были башмаки (calceus), в отличие от простых солдат, которые обуты в грубые сапоги (caligae). Кстати, имя императора Калигулы («Сапожок») — это ласковое прозвище, данное ему солдатами, когда еще ребенком он сопровождал своего отца Германика в лагерях, где тот был полководцем.

И все же историки не пришли к единому мнению относительно того, существовала или нет парадная одежда. Безусловно, на парадах было принято демонстрировать полученные награды. Кроме того, известно, что Септимий Север предоставил центурионам право одеваться на этих шествиях в белое (albata decursio), а Галлиен распространил данную привилегию на всех воинов.

Во вспомогательных войсках царила крайняя пестрота, в частности, среди варваров, служивших в numeri и сохранявших свою национальную одежду. Однако можно наблюдать некоторую тенденцию к униформизации. К примеру, в коннице ал, где часто накидывали плащ поверх короткой туники; некоторые из всадников носили штаны (истоки этой моды кроются, несомненно, в кельтских областях). He исключено, что брюки распространились именно благодаря военным42!

Итак, мы видели, что в римской армии существовали многочисленные и разнородные подразделения с многочисленными и разнообразными функциями, а оружие и одежда еще более усиливали, если только возможно, эту поразительную пестроту.

Условия сражения: корабль

Для того чтобы понять тактику, а кстати, и стратегию, надлежит познакомиться с индивидуальным вооружением. Но кроме того, не вредно будет узнать, как выглядели боевые корабли. Для выяснения этой задачи мы располагаем исследованием М.Редде43, из которого и позаимствуем нижеследующее описание.

Археологи обнаружили немало гражданских судов, затонувших и застывших на песчаном дне, где их удержал груз амфор. Благодаря этому подводная археология оказалась продуктивной. Но военный флот не перевозил подобные грузы, и тонувшие суда разбивались на тысячи кусков силой течений. От античного времени до нас дошел лишь один военный корабль — знаменитая карфагенская галера из Марсалы, датированная III в. до н.э. Исследования в этой области не могут, таким образом, опираться на непосредственное наблюдение. Необходимо изучать письменные источники и памятники изобразительного искусства, где часто жертвовали перспективой и деталями, поскольку трудно было изобразить на небольшом пространстве судно крупных размеров.

Тем не менее, есть основания для некоторых выводов. Важнейший результат, к которому пришел М.Редде, без сомнения, удивит многих читателей: судоверфи Италии строили корабли, значительно превосходившие греческие. Данное утверждение основывается на трех аргументах. Прежде всего римские суда — самые прочные; они строились встык, т.е. вирюры (доски бортов) соединялись одна с другой, край к краю. Плотники начинают с нижней части корпуса, затем они устанавливают распорки; после этого можно строить боковые перегородки, следуя той же технике; и лишь по окончании этой работы они устанавливают остальные распорки — бимсы. В конце они занимаются надстройками. После этого им остается лишь просмолить корабль и загрузить балласт (обычно камни или песок), прежде чем передать его заказчику.

Во-вторых, римские корабли самые совершенные. На память сразу приходит, что рулевые для управления ими пользовались двойным боковым рулевым веслом. Но скорость имеет не меньшее значение, чем маневренность, и потому применяли два движителя. Главный из них — квадратный парус, поднимался на основной мачте; другой парус меньшего размера — на вспомогательной мачте. Кроме того, все суда были также гребными, что позволяло им двигаться со скоростью 2 или максимум 2,5 узла. Но тут встает вопрос о количестве рядов весел и их расположении. Иллюстрацией служит надпись из Мизен44. Это эпитафия: «[Посвящение] богам Манам. Титу Теренцию Максиму, воину с триеры “Юпитер”, по национальности бессу (народ во Фракии.— Авт.); он прожил сорок лет и прослужил двадцать. Гай Юлий Филон с триеры “Меркурий” и Квинт Домиций Оптат с тетреры “Минерва”, его наследники, взяли на себя попечение [о постройке этого памятника], когда Сульпиций Приск был опционом триеры “Юпитер”». В этом тексте упоминаются две триеры («Юпитер» и «Меркурий») и одна тетрера («Минерва»): первые, вероятно, относились к наиболее распространенному классу. Они представляли собой самый ходовой тип корабля с тремя рядами весел, расположенными один над другим, но смещенными по горизонтали относительно друг друга. Что касается судов с четырьмя и более рядами весел, следует признать, что до сих пор непонятно, каким образом на них размещались гребцы45.

Известны другие типы кораблей. Либурна, почти так же хорошо знакомая, как триера, являлась более легким судном, и значит, более подвижным46. Разные виды вспомогательных судов обеспечивали перевозку людей и имущества. Военный флот имел приблизительно двести пятьдесят судов — из расчета по шестьдесят на каждый из италийских флотов и по сто тридцать для провинциальных эскадр, согласно оценке М.Редде.

Более того, римские корабли были наилучшим образом вооружены. Метательные орудия позволяли поражать врага издалека задолго до абордажа, что приводило к упадку его морального духа и потерям среди личного состава до непосредственного соприкосновения. Каждый корабль был снабжен бронзовым тараном, укрепленным на килевом брусе. На палубе сооружались одна или несколько абордажных башен, что позволяло морской пехоте захватывать возможного противника, обрушив на него мощный удар. Наконец, должны были существовать десантные подразделения. Эти воины, очевидно, могли успешно действовать и в морском сражении, однако использовались также на суше для достижения эффекта внезапности. Они атаковали врага там, где он этого не ожидал — на флангах или в тылу.

Таким образом, римская армия блистала не только качеством своего вооружения; она превосходила всех противников качеством продукции своих судоверфей.

Армия в походе

Смысл существования армии заключается в сражении. Но хороший полководец не начинает боевые действия где попало: он должен выбрать место, которое ему покажется наиболее подходящим для сил и средств, находящихся в его распоряжении, и ему надо также при выборе этого места принять во внимание силы противника. Его первейшая задача состоит, таким образом, в том, чтобы хорошо знать войска, находящиеся под его командованием; он должен стараться учитывать не только численность конников и пехотинцев, вспомогательных войск и легионеров, которыми он командует, но также и их боевые возможности, иными словами, отдохнули они или устали, хорошо или плохо тренированы, имеют ли навык к ведению боевых действий и каков их моральный дух?

Во-вторых, ему следует разузнать о силах, собранных противником; далее он принимает решение о месте, где произойдет сражение. Наконец, он должен организовать свои войска для достижения цели; их диспозция имеет основополагающее значение, ибо противник может воспользоваться тем, что римляне не выстроены в боевые порядки, для того чтобы успешно их атаковать. Во время совершения переходов наибольшей опасностью остается засада, и тут мы должны вспомнить, что Публий Квинктилий Вар был побежден не в регулярном сражении. Поэтому в данной области действуют два важнейших момента — быстрота и безопасность. Полководец обязан стремиться как можно меньше времени пребывать в уязвимом положении и избегать всяких неприятных неожиданностей. Но следует, несмотря ни на что, предвидеть даже непредвиденное и стремиться действовать так, чтобы потери в случае атаки были минимальными. Римские теоретики-стратеги много размышляли по этому вопросу, который можно сформулировать следующим образом: в каком порядке расположить пехоту и конницу, легионы и вспомогательные войска и, главное, где поместить обоз.

Походный порядок

Конечно, на эти вопросы давались разные ответы47. Однако можно выделить некоторые точки соприкосновения во мнениях полководцев, занимавшихся изучением походного порядка (илл. XXVI. 18). Во-первых, авангард, как правило, состоял из вспомогательных войск и конницы; в их задачу входила разведка местности и готовность при необходимости быстро отойти. Точно так же арьергард обычно образовывали подразделения меньшего значения. Наконец, обоз, как правило, находился в центре и был лучше всего защищен, ибо он представлял собой самое уязвимое место армии на марше, а его потеря несла риск дезорганизации колонны, так как солдаты, видя, что их имущество разграбляется врагом, обычно покидали свои ряды, чтобы попытаться вернуть его. Следовательно, защита обоза представляется обязательной. Чтобы ее обеспечить, необходимо учитывать топографию, и здесь стратеги выделяют два случая.

Если армии приходится войти в ущелье, пересечь долину, короче говоря, продвигаться по узкой территории, становится невозможным обеспечить эффективное прикрытие флангов, поскольку войска вытягиваются в длинную цепочку. Юлию Цезарю в 57 г. до н.э. (т.е. еще в эпоху республики) пришлось столкнуться с подобной ситуацией48, когда он вел войну против белгов. В голове колонны он помещает конницу, лучников и пращников, т.е. вспомогательные подразделения, за ними следует основная часть его армии из шести лучших легионов, затем идет обоз и, наконец, два легиона новобранцев. Хотя автор об этом не упоминает, вполне возможно, что шествие замыкали несколько когорт союзников, так поступали другие известные стратеги.

В середине I в. н.э. Оносандр в трактате об обязанностях главнокомандующего рекомендует выбирать предпочтительно открытую местность. Когда это невозможно, когда необходимо пройти ущелье, он советует прежде всего занять высоты49.

Тит поступал в Самарии примерно так же, как и Цезарь. Иосиф Флавий дает подробное описание его построения50: «В своем продвижении по территории противника Тит имел в авангарде царские войска и все вспомогательные подразделения; за ними шли строители дорог и квартирмейстеры; далее следовал командирский обоз и после отрядов, охранявших его, ехал сам Тит с отборными солдатами и, в частности, копьеносцами; за ним легионная конница и метательные орудия, и непосредственно за ними следовали трибуны и префекты когорт с отборными воинами; за ними шли знаменосцы, окружавшие орла, а впереди них трубачи, потом главное ядро колонны рядами по шесть человек, позади шли слуги каждого легиона, предваряемые обозом; наемники двигались последними, за ними следил арьергард».

Поражает сходство походных порядков, выбранных Цезарем и Титом. Правда, здесь также наблюдаются различия. Так, Иосиф Флавий не сообщает, включал ли авангард конницу, что представляется вполне правдоподобным, но уточняет, что в арьергарде находились вспомогательные войска. Основное расхождение между строем обоих полковдцев состоит в том, что первый помещает обоз непосредственно позади основной массы легионеров, в то время как второй поступает наоборот.

Однако ситуации, при которой армия просачивается сквозь узкий проход, следовало избегать любой ценой. Следовательно, она носит исключительный характер. Обычно полководец выбирает ровную и открытую местность, чтобы избежать риска засады; но и в случае последней он сумеет обеспечить защиту флангов.

В самом начале правления Тиберия Германик ведет рейнскую армию в поход против узипетов и бруктеров: «Полководец, выступая в поход, приготовился к отражению неприятеля. Впереди шли часть конницы и когорты вспомогательных войск, за ними первый легион; воины двадцать первого легиона прикрывали левый фланг находившихся посередине обозов, воины пятого — правый, двадцатый легион обеспечивал тыл, позади него двигались остальные союзники»51. И в этом сообщении также мы видим важность обоза; он окружен со всех сторон и доверен отборным солдатам.

В скором времени, в середине I в. н.э., Оносандр в своем трактате «Об обязанностях полководца» дает советы, которые ни в чем не противоречат выбору, сделанному Германиком. Выше уже было сказано, что он советовал не вводить войско в ущелье, а выбирать как можно чаще плоские и открытые места. В этих условиях52 он требует, чтобы войска были построены сомкнутым каре так, чтобы обоз находился в середине и был хорошо защищен. В авангарде, как и все другие теоретики стратегии, он помещает конницу. Кроме того, он напоминает, что необходимо отправлять воинов за фуражом53; они же одновременно служат разведчиками и передают сведения о присутствии или отсутствии поблизости вражеских сил.

Порядок продвижения по опасной местности представляется настолько важным, что в эпоху Антонина Пия ему был в значительной степени посвящен специальный трактат. Речь идет о произведении Арриана «Походное построение и боевой порядок в сражении против аланов». В нем рекомендуется следовать принципам, очень близким к тем, которые применял Германик более века назад. Впереди продвигались конные разведчики, затем алы и когорты вспомогательных войск. За ними следовали легионы, союзники и обоз. Остальные вспомогательные войска замыкали походный порядок (пехота) и прикрывали фланги (конница). Основное различие между двумя способами построения заключается в том, что Германик размещает легионеров на флангах своей армии, тогда как Арриан ставит туда вспомогательные войска.

Арриан дважды затронул один и тот же вопрос54, и в «Тактике» его советы порой дополняют то, что говорится в «Походном построении», а порой расходятся с ним. Основной заботой остается безопасность обоза; его всегда следует размещать с противоположной от противника стороны — впереди, сзади, справа или слева; но разумно сосредоточить его и в центре, особенно если неизвестно, откуда следует ожидать опасности. Во всяком случае месторасположение конницы не обязательно строго фиксированно. Полководец использует ее в зависимости от местности и предполагаемых позиций противника. Легионы следуют в голове и в хвосте, а подчас на флангах, а пехота ауксилиариев (вспомогательных войск) идет за ними или по бокам от них.

Итак, констатируем еще раз (второе сочинение Арриана в этом смысле очень ценно), что римская тактика, как и вооружение, обладала способностью к видоизменению, адаптируясь к обстоятельствам. Тем не менее, можно выделить некоторые постоянные черты: полководец должен размещать обоз в центре, неподалеку от легионеров; он вперед высылает конницу и замыкает войсковую колонну на марше вспомогательными когортами.

Работы

Войско, совершающее марш по вражеской стране, не всегда встречает удобства, к которым оно привыкло на римской территории, и должно обустраивать пересекаемую им территорию для обеспечения максимальной безопасности, поэтому ему приходится строить дороги, мосты и лагеря.

Эти работы представляют собой один из многочисленных факторов успеха римских войск. Они производятся не как попало, под руководством кого попало. Как правило, рабочую силу поставляет пехота, в частности, легионная, в то время как конница, даже из вспомогательных частей, обеспечивает защиту строительства; здесь уместно вспомнить, что конные воины пользуются одной привилегией — они освобождены от нарядов (immunes). Такое разделение задач было хорошо объяснено Ж.-Ш.Пикаром55. Кроме того, у нас имеется текст Псевдо-Гигина56, показывающий очень правдоподобно разделение труда при Траяне: морская пехота строит дороги, а конники-мавры и паннонцы обеспечивают безопасность работающих.

Дороги и мосты

Чтобы быстро продвигаться по вражеской территории, полководцы стремились использовать пути, которые легко было занять. Не следует, однако, думать, что подобные дороги были мощеными. На самом деле пехотинцы ограничивались тем, что валили деревья, когда пересекали лес, убирали камни, мешающие проходу через ущелье, а на равнине осушали небольшие болота, если они там имелись. В остальном они довольствовались выравниванием земли или, еще проще, расстановкой вешек, указывавших направление. Ведь известно, что знаменитые римские дороги редко бывали вымощены камнем57, кроме как на подходе к городам и внутри них. Подобная работа потребовала бы к тому же совершенно бесполезной траты времени и сил.

Переправа через реки представляла другую сложность, перед лицом которой можно было выбирать одно из трех возможных решений. Можно было вызвать флот, чтобы переправиться через реку на судах58. Или же, тоже благодаря флоту, построить своеобразный понтонный мост59 — корабли, поставленные борт к борту, надежно скреплялись друг с другом, затем поверх них укладывался настил. Наконец, имелась также возможность построить настоящий мост из дерева или камня60.

Во время походов против даков Траян пользовался услугами архитектора Аполлодора Дамасского. Тот изображен на Колонне Траяна в момент организации переправы через Дунай61, и сам он в одном трактате62 раскрыл секреты его постройки.

Походный лагерь

Однако, какое бы восхищение ни вызывали эти постройки, имелось и кое-что похлеще. Каждый вечер солдаты, находившиеся в походе, должны были укрываться в лагере. Походные лагеря были временными (castra aestiva), порой строившимися и разрушавшимися каждый день63, и отличались от постоянных лагерей (castra hiberna, stativa), к которым мы обратимся в следующей главе, своими размерами и использовавшимися материалами. Быстро возводимые и так же быстро сносимые постройки оставили мало археологических следов, чтобы познакомиться с ними, необходимо прибегать к литературным источникам64, а также к изображениям на Колоннах Траяна и Аврелия65.

Происхождение римских укреплений остается в значительной степени загадочным. Фронтин66 говорит, что вначале римляне укрывались по когортам в хижинах. Первым мысль об оборонительном сооружении подал Пирр, царь Эпира; устройство одного из его лагерей, взятого штурмом италийскими солдатами, было изучено и впоследствии воспроизводилось. Если этот рассказ и не вполне достоверен, из него можно, по крайней мере, извлечь один момент — наличие греческих элементов. Но не следует полностью исключать возможное этрусское влияние, значение образцов, созданных на самом Апеннинском полуострове67. Свою роль в этой области могли, вероятно, сыграть искусство авгуров и техника землемеров — составителей земельного кадастра. Между прочим, царь Македонии Филипп V так был восхищен римским лагерем, что заявил, что людей, способных возвести подобное сооружение, нельзя называть варварами68.

Прежде чем строить лагерь, необходимо тщательно выбрать место. Участок на склоне подходит для этого лучше всего69, так как он облегчает сток воды, проветривание и весьма удобен для вылазки против осаждающих70. Далее надо следить, чтобы там была вода в количестве, необходимом для того, чтобы выдержать осаду. Наконец, ответственные лица должны были убедиться, что позиция удобна для обороны71. Следует избегать, например, высот, господствующих над лагерем, откуда враги могли легко метать дротики и обстреливать его гарнизон.

Солдаты начинают с выравнивания поверхности земли72. Затем они насыпают вал в походном лагере, охватывающий значительно меньшую площадь, чем в постоянном. Простейшее укрепление73 (илл. XXVI. 19) состоит прежде всего из рва (fossa), чаще всего в форме буквы V в поперечном сечении. Вынутый грунт помещался непосредственно позади него, затем разравнивался, образуя нечто вроде приподнятого окружного бруствера (agger), над которым устанавливался деревянный частокол (vallum) или (значительно реже) дерновая либо каменная стена74 с башнями или бастионами по углам, где устанавливались метательные орудия — скорпионы, катапульты и баллисты75. Позади всегда находится пустое пространство (intervallum), где гасятся стрелы и дротики, которым удалось перелететь через укрепления; эта зона позволяет также ускорить передвижения внутри укреплений.

Надлежит тщательно укрепить четыре76 входа в лагерь, так как, очевидно, они представляют собой слабое место в системе укреплений. Известны два типа ворот (илл. XXVI, 20). Либо солдаты строят небольшое заграждение, параллельное линии укреплений и расположенное точно на оси прохода (titulum)77, так, чтобы разделить надвое поток наступающих. Либо укрепления продолжаются вовнутрь и наружу на две четверти круга: это то, что архитекторы называют «ключиком» (clavicula)78.

В самом деле, учитывая относительную слабость подобных сооружений, строящихся за несколько часов, основную опасность представляет шоковый эффект, производимый штурмом. Преследуемая цель состоит, следовательно, в том, чтобы ослабить натиск наступающих. Для этого перед укреплениями легионеры выкапывают ямы, в дно которых втыкают стволы деревьев с ветвями — они называют такие рогатки «оленятами» (cervoli)79. Псевдо-Гигин80 говорит, что лагерь располагает пятью степенями защиты: рвом, валом, стеной, рогатками и оружием находящихся в нем солдат.

План всего сооружения варьирует в зависимости если не от эпохи, то по крайней мере от того или иного автора. Полибий81 (илл. XXVII. 21), писавший в эпоху Республики во второй половине II в. до н.э., указывает, что римляне в его время строили квадратные лагеря, разделенные на три части параллельными дорогами via Quintana и via Principalis; позади последней находились общественная площадь (forum), палатка квестора, ответственного за финансирование операций (quaestorium), и полководца (praetorium). Другие две трети пространства разделяла пополам via Decumana. И два века спустя Иосиф Флавий82 все еще ведет речь о квадрате.

Зато Псевдо-Гигин, писавший двадцать или тридцать лет спустя, рекомендует уже другие соотношения: он советует строить прямоугольник со сторонами, относящимися друг к другу как 2 к З83 (илл. XXVII. 22). Организация внутреннего пространства также становится иной. Конечно, via Principalis и via Quintana делят лагерь на три части — претентуру (praetentura), бока претория (latera praetorii) и ретентуру (retentura). Но часть, расположенная за via Principalis, разделена надвое дорогой via Pretoria, преторий (палатка полководца) находится в центре лагеря, a quaestorium84 расположен в середине последней трети, отделенной дорогой via Quintana.

Те же Псевдо-Гигин и Иосиф Флавий дают нам много сведений по использованию площади внутри укреплений, так как ничто не должно было делаться там случайно. Когда участок разравнивался, землемер ставил в его центре инструмент, называемый groma85 (илл. XXVII. 23); состоящий из четырех отвесов — он позволяет проводить линии под прямым углом. Им можно также определять место для дорог и линий укреплений (представляется, что groma называлась также центральная точка лагеря). Улицы разграничивают прямоугольные участки, внутри которых устанавливаются палатки86 (илл. XXVII. 24). При этом самая главная — палатка полководца, имеет те же сакральные черты, что и храм87. Совсем рядом находился auguratorium, где совершались ауспиции88 (полководец, чтобы узнать волю богов, наблюдал за полетом птиц). Трибуна, с которой главнокомандующий вершил суд и произносил речи, также была расположена неподалеку89.

Ставились также другие палатки для командиров и солдат. Кроме того, следовало выделить определенное пространство для построек общественного назначения: мастерской90, обеспечивавшей починку поврежденного оружия, госпиталя, где лечили больных и раненых, и даже ветеринарной лечебницы91. И конечно, поскольку речь идет о римской архитектуре, следует обязательно ожидать наличия общественной площади (forum)92.

Когда представляешь картину лагеря со всеми многочисленными видами работ, обеспечивавших его оборону, с крайне сложной организацией его внутренних частей, и когда задумываешься, что все это сооружение могло в случае необходимости возникать каждый вечер на новом месте и разрушаться каждое утро, то напрашивается вывод: каждый командир должен был в совершенстве знать, как ему надлежит действовать, а каждый солдат — хорошо усвоить свою задачу, чтобы не тратить лишнего времени. Эти требования подразумевают качественный воинский набор и развитую систему тренировки.

Роль флота

Для своих переходов римская армия прибегала к помощи флота93, разумеется, если условия это позволяли. Часто пишут, что римский военный флот не имел никакого значения, так как Рим контролировал всю водную гладь Средиземного моря, что препятствовало появлению конкурирующих морских держав и делало невозможным возникновение пиратства, которое оказалось бы лишенным наземных баз. На самом деле, первая (и безусловно важнейшая) задача военных кораблей состояла в том, что они должны были обеспечивать надежный тыл.

На практике они служили для перевозки провианта94 и людей. Равеннский флот мог, к примеру, участвовать в большой экспедиции против парфян в 214—217 гг.95 В 231 г. мизенский флот перевозил на Восток деньги и имущество, собранные в преддверии войны против персов96, можно привести и другие примеры. Кроме того, римские военачальники не могли игнорировать эффект внезапности, достигавшийся высадкой десанта, и часто к нему прибегали.

Таким образом, римский полководец выполнял целый ряд предосторожностей, когда предпринимал перед вижения своей армии. Эти меры безопасности имели целью избежать попадания в засаду или внезапной атаки во время привала войск. Безусловно, такая практика требовала от людей знаний и тренировки. Но она позволяла войску вступить в бой в наилучшем состоянии.

Армия в бою

Античные авторы оставили многочисленные описания сражений. Они видели в этих рассказах возможность прославления таких достоинств, как храбрость, и порицания таких пороков, как трусость. Совершенно очевидно, задачи историка нашего времени иные. Следует выявить некоторые постоянные характеристики, определяющие военное искусство, которое, как мы увидим в дальнейшем, не лишено социального значения. Римская тактика могла варьироваться в зависимости от того, шла ли речь об осаде, сражении в открытом поле или на море.

Морское сражение

Арриан упоминает о существовании специальной тактики морского боя97, но не исследует ее. Отсутствие иных морских держав, кроме Рима, в Средиземноморье, трудность нахождения сухопутных баз для потенциальных пиратов делали чисто гипотетической вероятность какого бы то ни было военного столкновения в открытом море. Однако хороший полководец предвидит непредвиденное, и флоты Мизен и Равенны были готовы к любой неожиданности. На кораблях были установлены метательные орудия — катапульты и баллисты. Стрельба камнями и стрелами должна была нанести ущерб атакующим силам противника, убить или ранить кого-либо из его людей и ослабить его моральный дух еще до непосредственного столкновения. Для абордажа моряки использовали гарпуны и крючья, которые позволяли им скрепить борта своего и вражеского судов. После этого солдаты перебегали на корабль противника и сражение превращалось в серию поединков, как и на суше.

Осада

Источники часто упоминают осаду городов и крепостей. Античность жила городским строем; в одно понятие включались территория и город, к которому она принадлежала, отсюда овладение вражеским городом всегда считалось наилучшим разрешением конфликта. Поэтому древние авторы98 много размышляли о полиоркетике — науке, которая (как показывает ее название) в значительной степени создана греками. Исторические повествования99 заполнены подобными рассуждениями, а Колонна Траяна наглядно демонстрирует нам, как римляне предпринимают осаду столицы даков Сармизегетузы100. И в этой области также проявлялось техническое превосходство римской армии. Никакой толпы, но каждый человек на своем месте, кроме того, самые разнообразные осадные орудия применялись для преодоления самых мощных стен, и на долю солдат оставались значительные инженерные работы.

Осажденные

Римляне располагали свои силы в зависимости от средств, которыми обладали осажденные. Но легионеры также могли быть взяты в осаду, и Колонна Траяна101 позволяет увидеть, как даков отбрасывают от крепости, которой они пытались овладеть. Следовательно, полиоркетика неминуемо включала искусство обороны в случае окружения варварами. Укрепления города представляли, конечно, главное препятствие. С них защитники города, прячась за зубцами (propugnacula)102, метали дротики, пускали стрелы и швыряли камни в осаждающих103, даже когда последние еще не успевали подойти к подножию стены. Там их ждало новое испытание, так как они рисковали попасть под поток кипящей воды или раскаленного масла104.

Второй проблемой, встававшей перед римским командованием, были люди: они представляли опасность не только, укрываясь за крепостными стенами, но и предпринимая массовые вылазки, чем вызывали серию поединков105. Значит, требовалось отрезать осажденных. Такая тактика позволяла, кроме всего прочего, усилить у них лишения, вызванные недостатком продовольствия и воды106, поэтому обычно нападали на солдат, посланных в наряд. Конечно, иногда казалось предпочтительнее способствовать дезертирству. Именно так поступил Тит при осаде Иерусалима, забыв о жадности некоторых солдат своих вспомогательных войск107: «Одного из дезертиров (иудеев), находившегося у сирийцев, застали извлекающим золотые монеты из испражнений. Эти монеты они проглатывали перед уходом из города, потому что их целиком обыскивали мятежники. А золота в городе было в изобилии до такой степени, что они могли достать за двенадцать аттических драхм такое количество золота, какое обыкновенно стоило двадцать пять драхм. Но как только эта хитрость была раскрыта в отношении одного из перебежчиков, по всему лагерю распространилась весть, что дезертиры приходили, наполненные золотом. И арабский сброд вместе с сирийцами вскрывали им животы и копались во внутренностях. На мой взгляд, ничего более жестокого, чем это бедствие, не произошло с иудеями: за одну ночь было распорото до двух тысяч человек».

Весьма важным было предотвратить всякое сообщение осажденных с возможными союзниками: ни один гонец не должен был пересечь римские боевые порядки. При этом обычно рассчитывали на психологический эффект неуверенности, в которой пребывали осажденные вдобавок к голоду и жажде. Таким образом, запертость также препятствовала вызову подкреплений.

Осаждающие

Чтобы преодолеть два препятствия в виде стен и защитников города, имперские полиоркеты располагали тремя средствами: хорошо тренированными солдатами, орудиями и техникой инженерных работ. Как правило, проведение осады входило в компетенцию третьего по значению командира в легионе — префекта108. Осадный лагерь представлял собой основной элемент использовавшихся сил и средств. Быстро возводимый и предназначенный для ограниченного по времени использования, он был больше похож на лагеря, строившиеся по вечерам после перехода, чем на постоянные крепости. Для сооружения укреплений использовали, как правило, дерево, реже дерн или камень.

Но здесь надо выделить две особенности. С одной стороны, объект атаки окружался многочисленными заставами109; на главной из которых находился штаб, а целый ряд опорных пунктов дополнял эту систему. Такую организацию мы можем наблюдать уже при осаде Алезии в конце республиканской эпохи110. Под Иерусалимом111 Тит остановился в большом лагере; затем он неоднократно перемещался по мере частичных успехов, которых добивались его люди. Лагерь дополняли тринадцать укреплений, которые также возводились или покидались в зависимости от потребностей дня. В 72 г. Флавий Сильва разместил вокруг Мазады отряды X легиона Fretensis и вспомогательных войск. Это предприятие представляет большой интерес для историка, который в данном случае располагает как описанием, сделанным писателем Иосифом Флавием112, так и результатами раскопок113 (илл. XXVIII. 25). На этом месте открыты восемь поясов укреплений — шесть маленьких и два больших; один из последних был еще расширен добавлением второй стены. Все ворота относятся к типу «ключиков» (claviculae). Таким же образом римляне действовали при осаде Плаценции114 и Кремоны115 в период гражданских войн 68 — 69 гг., а также Сармизегетузы (см. примеч. 3 на с. 199) во время войны Траяна с даками (завоевание этой провинции произошло между 101 и 107 гг.).

С другой стороны, планы лагерей могли варьироваться в зависимости от топографии. На ровной местности они представляли собой квадраты и прямоугольники; в других местах становились возможными любые формы. В годы, предшествующие установлению Империи, Цезарь организовал таким образом осаду Алезии (см. примеч. 3 на с. 201). В Мазаде (см. примеч. 5 — 6 на с. 201 и илл. XXVIII, 25) в начале правления Веспасиана мы находим квадрат (Е), ромб (X) и неопределенные формы (F 2 и особенно G). Но и тексты, и археология показывают наличие серьезных дополнительных работ. Что касается Кремоны (см. примеч. 2 на этой странице), Тацит использует три термина: castra (лагерь), vallum (стена) и munimenta (укрепления в целом). Эти дополнительные работы имели тройную цель.

В первую очередь необходимо было полностью изолировать осажденных. Для этого их окружали стеной, называемой окружной, которая могла состоять только лишь из простого земляного вала — agger116. Этот палисад чаще всего дополняется рвом и частоколом, который скреплялся переплетением тростника117, воспроизводя таким образом уже описанное «элементарное укрепление». Под Иерусалимом Тит велел построить стену длиной 7,85 км, начинавшуюся от его ставки и кончавшуюся там же118. Раскопки Мазады, подтвердив сведения Иосифа Флавия119, позволили обнаружить подобную же постройку длиной 3,65 км. И если римляне опасались прибытия армии на помощь осажденным, как это было в случае с Цезарем под Алезией, то они защищались извне вторым рядом укреплений, еще длиннее первого — «контрокружной стеной».

Столь большие усилия говорят о заботе командования по защите своих людей и уменьшении потерь. В этом состоит вторая цель полководца. Для ее достижения римляне располагали прежде всего готовыми элементами укреплений — деревянными плетнями и щитами, за которыми укрывались воины120. Использовались также подвижные средства защиты, позволявшие приблизиться к стене вражеского города и известные под двойным названием — «черепаха» (testudo) и «мышка» (musculus). Речь идет о галереях121, чаще всего поставленных на колеса, крыша которых была значительно укреплена металлическими пластинами и кусками кожи.

Но третьей и важнейшей целью римского полководца оставалось взятие города. Если город отказывался сдаться, приходилось идти на приступ. Но перед этим нужно было решить несколько проблем. В частности, укрепленный город имел, как правило, ров, засыпать который чаще всего не представлялось возможным за недостатком времени. Поэтому сооружали штурмовую площадку — узкую перемычку из земли и камней, выдвинутую как можно выше. При осаде Иерусалима122 Тит велел построить как минимум пять штурмовых площадок, под Мазадой123 была только одна, ее остатки обнаружили археологи (илл. XXVIII, 25). В определенных случаях, если площадка чрезмерно узкая, говорят о «штурмовом мостике»124.

Стена сама по себе представляет основное препятствие. Но ее можно попытаться разрушить, по крайней мере, в одном месте. Чтобы проделать в ней брешь, существует несколько способов — либо ее разрушают киркой или тараном, укрываясь в «черепахе», либо ее поджигают, заполнив стружками и хворостом отверстия, предварительно проделанные в облицовке125, либо же, наконец, под нее подводят подкоп126. Рытье подземного хода позволяет, кроме того, обойти препятствие и проникнуть в город. Враги Рима также порой пользовались этим средством. Так, в Дура-Европос127 на глубине нескольких метров от уровня земли найдено тело солдата, убитого персами в середине III в. н.э. Можно также овладеть фортификационными укреплениями, построив башни128, порой обшитые железом и поставленные на колеса; они служат пунктами наблюдения и площадками для стрельбы; на них размещаются тараны и лестницы или перекидные мосты, используемые для решающего штурма.

Наконец, следует назвать такой редко упоминаемый и еще реже исследуемый тип сооружения, как «лапа» (bracchium)129. Тит Ливии яснее всего говорит, с чем мы имеем дело. В 438 г. до н.э. Ардея была осаждена войсками; римская армия, пришедшая на помощь, окружила последних и построила две «лапы», чтобы сообщаться с городом130; но есть кое-что и более очевидное. Известны сооружения, к которым применялось это название. Три «Длинных Стены», построенные после Персидских войн, которые соединяли Афины с Пиреем, также определялись тем же автором как bracchia131; Фронтин тоже132 подтверждает такую интерпретацию. Мы, следовательно, будем называть bracchium «оборонительную линию» (стену), соединенную с «оборонительным пунктом» (городом или лагерем). Двойная «лапа» позволяет обеспечить безопасность пути сообщения, простой или одинарный bracchium представляет собой препятствие для эффективного окружения, например, если он связывает лагерь с рекой. Можно задать себе вопрос, не этот ли вид сооружений мы видим в одном месте Колонны Траяна133?

Добавим в заключение, что римские солдаты располагали самыми разнообразными формами «черепах»134, чтобы защищаться во время работ или в момент штурма и чтобы предотвратить разрушение орудий (таранов и т.п.). Это удивительное разнообразие сооружений подтверждает вывод, уже сделанный в отношении римской армии — она обладала высокой степенью техничности. Стратеги античности хорошо сознавали значение этих средств. Ссылаясь на великого полководца середины I в. н.э., Фронтин135 ясно говорит: «Согласно Домицию Корбулону, нужно побеждать врага заступом, т.е. с помощью работ».

Штурм (илл. XXIX. 26)

Если рассмотренные выше работы не вызывают среди осажденных испуга, достаточного, чтобы привести к сдаче, остается только одно средство — бой. Непохоже, чтобы римляне регулярно практиковали общий приступ одновременно со всех сторон. Им казалось предпочтительным выбрать наиболее слабое место в укреплениях136, перед которым сооружалась штурмовая площадка.

После этого начиналась «артиллерийская подготовка»137, имевшая тройную цель: причинить дополнительные повреждения укреплениям, вызвать потери личного состава у противника и ослабить его моральный дух. Имелись орудия (tormenta)138, пускавшие дротики и стрелы139 (некоторые из них были зажигательными)140 или камни (илл. XXIX. 27). Такие орудия, кроме того, использовались на море в морском бою и на суше в регулярном сражении. В случае осады они действовали с обеих сторон, по крайней мере, обычно. Защитники города ставили их на стены и башни; осаждающие использовали орудия на колесах или на военных кораблях, когда они атаковали порт. Подвижная «артиллерия», которая была в основном позаимствована из Греции, основывалась на силовом принципе. В предварительно перекрученную веревку из конского волоса вставлялся рычаг, который еще более увеличивал перекрученность; когда плечо рычага отпускали, высвобождалась значительная энергия. В 1902 г. император Вильгельм II велел восстановить римские метательные орудия: с 50 м стрела попадала в центр мишени, а вторая раскалывала на две части первую! С 340 м стрела длиной 60 см пробила насквозь доску толщиной 2 см.

Однако римская артиллерия ставит непростую проблему, так как нелегко дать название каждому орудию, тем более что и исследования по этому вопросу, как представляется, не были исчерпывающими (см. примеч. 5 на с. 205). В настоящее время историки, судя по всему, сходятся во мнениях относительно некоторых определений. В I в. каждая центурия имела катапульту — это название носило орудие, пускавшее стрелы, — и баллисту, чтобы метать камни. Во II в. слово «баллиста» служит для обозначения орудия, которое использует одновременно дротики и ядра, а в IV в. первоначальное значение этих терминов поменялось. Кроме того, маленькая катапульта называлась «скорпионом», маленький «скорпион» — «онагром»141, а колесное орудие — карробаллистой. Наконец, согласно Вегецию, легион использовал десять онагров (по одному на когорту) и пятьдесят пять карробаллист (по одной на центурию).

Перейдем от рассмотрения легиона к пятидесяти пяти центуриям. Однако надо отметить, что все специалисты по метательным орудиям без различия обозначаются в надписях словом ballistarii. Кроме того, Цезарь142 говорит о катапультах, которые мечут камни, и баллистах, которые посылают на врага бревна. Может быть, следует поискать в другом месте? Различие могло заключаться в том, что одни орудия предназначались для стрельбы прямой наводкой (катапульты), а другие — для навесной стрельбы (баллисты), если только этот последний термин не приобрел обобщающего значения. Добавим в конце, что большая часть метательных орудий использует кручение, а отдельные приводятся в действие с помощью металлических пружин.

Известны и иные виды орудий, которые также входят в число tormenta. Их обслуживание является обязанностью легионной пехоты143. Стену пробивают с помощью гелиополы144 или таранов; или также пытаются выломать ворота145. Иосиф Флавий описывает одно из таких чудовищ, использованных при осаде города Иотапата (см. III. 7. 19): «Это чудовищная балка, похожая на мачту корабля, и снабженная крепким железным наконечником в форме головы барана — отсюда его название. Посередине подвешена на тросах, как коромысло весов, к другому бревну, которое опирается каждым концом на вбитые в землю столбы. Оттягиваемый назад множеством людей, а затем вновь толкаемый вперед теми же людьми, которые наваливаются на него всем своим весом, объединяя усилия, таран потрясает стену своей железной головой. И нет такой прочной башни, нет столь толстой стены, которая могла бы, даже выдержав первый толчок, сопротивляться повторным ударам “барана”».

В то же время римский полководец выстраивает свои войска напротив наиболее уязвимого, с его точки зрения, места. Тот же Иосиф Флавий146 воспроизводит действия Веспасиана при осаде Иотапаты: «Желая освободить бреши от их защитников, он приказал спешиться самым смелым из своих всадников и построиться в три штурмовые колонны напротив обрушившихся частей стены — они были целиком закованы в панцири с копьями наперевес, готовые первыми проникнуть в город, как только будут приставлены штурмовые лестницы. Позади них Веспасиан расставил отборную пехоту; остальную конницу он развернул вдоль стены со стороны, обращенной к горе, чтобы никто из осажденных не мог ускользнуть незамеченным. В тылу конницы он поставил лучников с приказом быть наготове пустить стрелы, а также пращников и обслуживающих метательные орудия».

Теперь можно идти на приступ. Легионеры для безопасности «делают черепаху» при помощи своих щитов147. Лучники и пращники выпускают последнюю порцию свинцовых шариков и стрел, пехотинцы добавляют к ним свои дротики. Штурмовые лестницы148 прислоняют к стене или спускают с осадных башен. Верхушка стены достигнута. Происходит вереница стычек и поединков. Если римлянам удается овладеть этой позицией, они могут считать, что дело выиграно.

После этого начинается разграбление города, сопровождаемое ужасами, худшими, чем осада. Согласно традиции, добыча шла офицерам, если побежденные сдавались без боя, и солдатам, если понадобился штурм. Так, осада Иотапаты149 заканчивается резней. Взятие Кремоны150, возможно, оттого что оно произошло в ходе гражданской войны, вызвало еще больше жестокостей: «Сорок тысяч вооруженных солдат вломились в город, за ними — обозные рабы и маркитанты, еще более многочисленные, еще более распущенные. Ни положение, ни возраст не могли оградить от насилия, спасти от смерти. Седых старцев, пожилых женщин, у которых нечего было отнять, волокли на потеху солдатне. Взрослых девушек и красивых юношей рвали на части, над телами их возникали драки, кончавшиеся поножовщиной и убийствами. Солдаты тащили деньги и сокровища храмов, другие, более сильные, нападали на них и отнимали добычу. В течение четырех дней Кремона подвергалась грабежу и ужасу». И в Иерусалиме взятие каждого квартала заканчивалось резней.

Итак, проведение осады требовало применения множества знаний и умений: командиры, по крайней мере некоторые из них, должны были знать полиоркетику и архитектуру, что до солдат, то многие из них обязаны были иметь особые знания в той или иной области. Все они должны были быть подготовленными к этому путем упражнений.

Сражение в открытом поле

Чтобы победить в открытом поле, нужно, чтобы воины были хорошо тренированными, а технические навыки имеют меньшее значение, нежели для осады — здесь ее заменяет храбрость. Античные авторы151 оставили многочисленные описания сражений; археология предоставила нам несколько интересных рельефов152; однако многие вопросы остаются пока непроясненными153.

Ум, конечно, играет свою роль и в этом типе сражений, но здесь его сфера ограничивается «стратегическими» приемами (strategema), которые представляют собой высшую ступень тактики. Два автора оставили особенно интересные соображения по этому поводу. Фронтин, отмечая греческое происхождение слова «стратегема», приписывает изобретение этой дисциплины эллинам. Он разделяет свои советы на четыре части: прежде всего он исследует, что нужно делать перед боем, затем в ходе боя, далее во время осады; наконец, он приводит примеры достоинств, связанных с дисциплиной. Фактически его произведение скорее предстает как ряд рецептов, предназначенных для достижения успеха при тех или иных обстоятельствах, чем как рассуждение об искусстве побеждать. Так, в случае преследования для задержки противника следует разжечь огонь позади себя154.

Перед сражением лучше всего измотать врага, как это сделал Тиберий155, который «видя, что дикие орды паннонцев идут в бой с рассвета, задержал свои войска в лагере и оставил врага под проливным дождем, который шел весь день; и когда он увидел, что варвары, побитые бурей и усталостью, теряют мужество и слабеют, он подал сигнал, атаковал их и разгромил». Но прежде всего следует пользоваться обстоятельствами, особенно самыми неожиданными156: «Божественный Веспасиан Август выбрал для нападения на иудеев субботу, день, когда им запрещено что-либо делать, и разгромил их».

Полиен также предписывает грекам заслугу изобретения стратегем. И чтобы никого не забыть, он начинает свой труд с мифологических времен. Случаи, о которых он упоминает, классифицированы по хронологическому и географическому принципу, и немногие римляне, за исключением Августа, удостоились чести фигурировать в его почетном списке. Оба автора не углубили свои рассуждения о тактике. Эта наука в действительности была прославлена римлянами, причем на поле боя, что и требуется сейчас рассмотреть.

Боевой порядок

Прежде всего командование принимает решение157, что необходимо организовать боевое построение в зависимости от условий выбранной местности. Вначале благодаря тренировке солдат и гибкости когорт разумно соорудить заграждения, предназначенные для того, чтобы задержать варваров, и легко огибаемые легионами, для чего выкапываются рвы и вбиваются в землю столбы158. Войска располагаются на местности с учетом имеющегося в их распоряжении пространства. Римские полководцы считали, как правило, что своим превосходством над толпой варваров они обязаны, по крайней мере частично, способности их воинов к маневру. Чтобы стал возможен охват или окружение, необходимо иметь центр и два крыла159. Это тройное деление не учитывает легкую пехоту, в частности, лучников и пращников160, которые поражают врага издалека и передвигаются врассыпную впереди войска, позади него или на флангах.

Агрикола в конце I в. н.э. дал пример простой тактики боя на ограниченном по ширине участке161 (илл. XXX. 28а): «Войско он (Агрикола) расположил таким образом, чтобы вспомогательная пехота, в которой насчитывалось восемь тысяч воинов, находилась посередине, а три тысячи всадников прикрывали ее с обеих сторон. Легионы он поставил перед лагерным валом, чем оказывал вспомогательным войскам великую честь добиваться победы без пролития римской крови, и на случай, если бы они были разбиты, сохранял в целости силы, на которые можно было бы опереться». Римский военачальник, кроме того, имел в своем распоряжении «четыре конных отряда, прибереженные им на случай возможных в сражении неожиданностей». Таким образом, Агрикола помещает вспомогательные войска в первую линию — 8 тыс. пехотинцев в центре, и 1500 всадников на каждом фланге; во второй линии находились 12 тыс. легионеров перед лагерем; и напоследок около 2 тыс. конников составляли подвижный резерв.

В середине II в. Арриан показывает, напротив, как могут быть расставлены войска на достаточно широком участке162 (Илл. XXX. 28Ь). Его построение более сложное; не говоря уже о возможном прогрессе в данной области, надо, по крайней, мере иметь в виду иную причину — Арриан, вероятно, был более тонким мастером маневрирования, чем Агрикола. Основу боевого порядка составляли легионеры, выстроенные в восемь шеренг, причем самые тренированные стояли справа. На обоих флангах этой фаланги пехотинцы, лучники и метательные орудия располагались в равном количестве на двух небольших холмах; несколько когорт вспомогательных войск были размещены впереди, у подножия этих высот. Позади отборной пехоты ряд лучников, как конных, так и пеших, предшествовал другим конникам и стрелкам, которые с началом боя просочатся на фланги, чтобы усилить их. Полководец располагал, кроме того, резервом, состоявшим из отборной конницы, телохранителей офицеров и двухсот легионеров.

Наконец, Тацит163 приводит третью возможность. Когда войско проникает в варварскую страну, не зная, где находится противник, оно должно быть готово подвергнуться нападению и дать отпор в любой момент. В этих условиях солдат распределяют с учетом возможного сражения с утра перед лагерем, и они продвигаются вперед таким образом, пока не войдут в соприкосновение с противником: в этом случае походный и боевой порядки совпадают.

Осталось упомянуть последний момент — построение легиона в бою164. Тактика Цезаря хорошо известна — солдаты у него располагались тремя боевые линиями (triplex acies). Но в эпоху Арриана они сплачивались в компактную фалангу, плечом к плечу, щит к щиту. При взгляде спереди они создавали впечатление железной стены, ощетинившейся копьями. На самом деле полководцы имели возможность выбирать из нескольких видов тактики. Они решали этот вопрос в зависимости от характера противника и местности. Но основным элементом всякого боевого порядка оставался легион, и его построение по когортам, манипулам и центуриям (см. илл. IV. 5) давало ему неизмеримое преимущество в маневренности. Историки не пришли к единому мнению о роли только что перечисленных подразделений в схватке. Нам представляется, что самой важной тактической единицей был манипул, самостоятельность которого определял signum. Конники тоже не выступали в беспорядке, а объединялись в ромбы, каре или клинья в зависимости от того, что казалось предпочтительнее для полководца.

Ход сражения

Итак, чтобы продемонстрировать свое превосходство, римская армия вступала в бой не прежде, чем она примет наилучший боевой порядок. Когда это сделано, сражение может начинаться, но и тогда нужно следовать определенному числу предписаний. В средиземноморских словесных цивилизациях, все начинается с речи, и воина не исключение из этого правила. Следовательно, когда каждый солдат займет свое место, полководец обращается к бойцам со словами воодушевления165. Тацит, кстати, получает явное удовольствие, воспроизводя подобные обращения.

Собственно бой начинается сразу после этого. Первая цель достигалась «артиллерийской подготовкой»166, в задачу которой входило уничтожить некоторое количество живой силы, чтобы деморализовать тем самым противника как можно сильнее и расстроить его боевой порядок. Залпам катапульт и баллист вторили одновременно лучники и пращники, а если враг был в пределах досягаемости, то метали дротики167. Затем римляне поднимали невообразимый крик168. Кличи имели большое значение в глазах древних авторов, поскольку предназначались для укрепления мужества тех, кто их издавал, и подавления слышавших их врагов.

Начиналось передвижение войск. Здесь возможны три варианта развития событий169. Враги могли сразу же обратиться в бегство, устрашенные организованностью римлян, ослабленные первыми залпами, чьей мишенью они оказались. В этом случае фаланга разделялась на несколько частей, и конники проникали сквозь интервалы. Одни из них устремлялись вперед, чтобы убедиться в непритворности отступления, а другие выступали в строевом порядке, соблюдая меры предосторожности. Затем пехота спускалась с высот, на которых она стояла, чтобы овладеть полем боя. Во втором случае враг не только не спасается бегством, но и берет на себя инициативу и пытается обойти с флангов. Арриан рекомендует в этом случае противостоять таким попыткам, не растягивая фронт. Чтобы блокировать такой маневр, полководец, говорит он, должен послать конницу против нападающих.

Третье возможное развитие ситуации является для римлян предпочтительным. Они сохраняют за собой инициативу и производят маневры. Как при штурме городских укреплений, им надлежит выбрать самое слабое место в боевых порядках противника170. Честь завязать сражение выпадает пехотинцам вспомогательных войск, устремлявшихся к месту, которое их командир считает наименее защищенным171. Во всех этих предприятиях проявляется постоянная черта — хотя конница играет все возрастающую роль в III в., пехота, в частности легионная, остается «царицей сражений» на протяжении всей Ранней империи172. Она имеет тройное преимущество: ударный, или массированный эффект173, поскольку воины третьей линии, как правило, подпирают более молодых, стоящих впереди174. Такой натиск смертелен, так как первая линия щетинится копьями. Наконец, тренированность римлян позволяет им двигаться, даже если они встречают препятствия (например, небольшой пригорок), при этом их фаланга не распадается. Кроме того, они хорошо защищены, потому что в этот момент «делают черепаху»175: воины первого ряда, щит к щиту, образуют защитную стену против врагов; воины следующих линий держат свои щиты над головами, так что стрелы варваров не имеют никакой возможности их поразить. Одновременно, завязывая повсюду рукопашный бой, легкие пехотинцы, лучники и пращники поддерживали действия тяжелой пехоты. Во время своих маневров римские солдаты ни в коем случае не должны были терять из виду знамена (орлы, signa и vexilla)176, им следовало внимательно воспринимать приказы, передаваемые с помощью труб и рожков.

В этих условиях коннице отводится второстепенная роль177. Легкие отряды преследуют врага и осыпают его градом стрел и дротиков; но катафрактарии не производят такого же эффекта массы и удара, как легионеры — их панцири предназначены для защиты, а не для увеличения ударной мощи. Конник обладает лишь одним преимуществом — он подавляет пехотинца, потому что господствует над ним с высоты своего коня. В любом случае его действия заканчиваются индивидуальным поединком, в ходе которого он всегда может совершить какой-нибудь геройский поступок. Так, во время войны Тита против иудеев «один из конников когорт по имени Педаний, в то время как иудеи были уже обращены в бегство и их сталкивали в беспорядке в глубину оврага, пустил вскачь своего коня, бросив уздечку, вслед за ними и поймал одного из бежавших врагов, юношу массивного телосложения, вооруженного с головы до ног. Он схватил его за лодыжку, наклонившись всем телом со своего скакавшего галопом коня и показав исключительную силу рук и всего тела и не менее исключительную ловкость в верховой езде. Бодро ведя своего пленника, словно ценный предмет, он доставил его к Цезарю. Тит выразил свое восхищение силой того, кто совершил этот захват»178.

Вернемся теперь к пехоте. Совершив приказанные маневры, она вступала в рукопашный бой в лучших условиях, если неприятельские ряды в момент столкновения были расстроены. В ходе сражения, которое происходило внутри Иерусалима, «стрелы и копья были бесполезны как для одних (римлян), так и для других (иудеев); выхватив свои мечи, они бились врукопашную. В пылу битвы нельзя было разобрать, на чьей стороне каждый в отдельности сражается, так как люди стояли густой толпой, смешавшись между собою в общей свалке, а отдельные крики из-за своей громкости сливались в общий»179.

Все приведенные описания как бы объединяются и обобщаются в одном рассказе о сражении, который обязан большей частью своих достоинств удивительно четкому стилю Тацита180. Дело происходит на острове Британия в 83 г. «Сначала, пока противники не сошлись вплотную, бой велся ими на расстоянии, и бритты при помощи своих огромных мечей и небольших щитов упорно и вместе с тем ловко или перехватывали пущенные нашими дротики, или отбивали их на лету, одновременно осыпая нас градом стрел, пока Агрикола не обратился, наконец, к четырем когортам батавов и двум — тунгров, призвав их пустить в ход мечи и вступить в рукопашную схватку, в чем благодаря длительной службе в войске они были опытны и искусны и что давало им перевес над врагами, ибо лишенный острия меч бриттов непригоден для боя, в котором враги, столкнувшись грудь с грудью, вступают в единоборство. И вот батавы стали обрушивать удары своих мечей на бриттов, разить их выпуклостями щитов, колоть в ничем не прикрытые лица и, сокрушив тех, кто стоял на равнине, подниматься, сражаясь, по склону холма, а остальные когорты, соревнуясь с ними и поддержанные их натиском, — рубить всех попадавшихся им навстречу; и, торопясь довершить победу, наши оставляли за собой легко раненных и даже невредимых врагов. Между тем и отряды конницы, после того, как колесницы бриттов были обращены в бегство, ринулись на неприятеля, с которым уже дрались наши пешие. И хотя они своим появлением вселили в него еще больший страх, все же из-за плотных скопищ врага и неровности местности их порыв вскоре выдохся; и все происходившее здесь меньше всего походило на боевые действия конницы, ибо с трудом удерживавшихся на склоне всадников теснили к тому же тела сбившихся в беспорядочную кучу коней; и нередко неведомо как затесавшиеся в эту суматоху колесницы, а также перепуганные, оставшиеся без всадников кони наскакивали на них, как кого заносил страх, и сбоку, и спереди. Тогда те из бриттов, которые, не участвуя в битве, все еще занимали вершины холмов и, стоя в бездействии, насмехались над малочисленностью римского войска, стали понемногу спускаться с возвышенностей и обходить побеждающих с тыла, в чем они и успели бы, если б Агрикола, именно этого и опасавшийся, не бросил на наступающего противника четыре конных отряда, прибереженные им на случай возможных в сражении неожиданностей; и чем яростнее враги набегали на них, с тем большим ожесточением были отбиваемы и обращаемы в бегство».

Когда варвары понимают, что они побеждены, некоторые из них сдаются, тогда их берут в плен, а в дальнейшем продают в рабство или немедленно убивают181.

Другие бегут. Тогда начинается преследование. Здесь все военные специалисты рекомендуют крайнюю осторожность182; нужно не попасть в ловушку, засаду. Легионеры прежде всего методично прочесывают местность183, затем конница бросается преследовать бегущих врагов184. Одна недавно открытая надпись объясняет сценку с Колонны Траяна, которая также воспроизведена на памятнике в Адамклисси185: Тиберий Клавдий Максим, родом из Филипп в Македонии, схватил царя даков Децебала и убил его, прежде чем последний успел покончить с собой; затем он отрезал голову своей жертвы и принес ее Траяну. Наконец, убедившись, что они больше ничем не рискуют, солдаты грабят обоз побежденных.

После сражения римляне обязаны проявить свою pietas, т.е. отдать людям и богам то, что им причитается. В то время как врачи ухаживают за ранеными, живые погребают мертвых186. Марк Целий, центурион, убитый при поражении Вара, был похоронен в Ксантене, в провинции Германия187. Победители сооружают трофей, для чего они устанавливают куклу и увешивают ее оружием, отнятым у противника. Подчас этот памятник великим событиям увековечивали в бронзе или высекали в камне, украсив мрамором. Самое внушительное из ныне известных подобных сооружений находится в Адамклисси188. В завершение по возвращении в Рим, в случае, если солдаты провозгласили это на поле боя, римский полководец мог получить от императора овацию189 или, за отсутствием триумфа как такового, триумфальные украшения (в связи с их религиозным значением эти церемонии далее будут исследованы подробнее).

Заключение

Итак, чем дальше, тем больше мы убеждаемся, что римская армия никогда не представляла собой толпы: когда боевые отряды перемещались, каждое из них занимало свое определенное место; при осадах и в сражениях в открытом поле они занимали четко установленное положение. Ни один маневр не проводился по воле случая, и (что не менее важно) теоретики немало размышляли по поводу походного построения и боевых порядков: следовательно, существовала настоящая римская военная наука, хотя она часто и основывалась на греческих идеях. Но применение этих знаний требовало четкого взаимодействия между командирами и солдатами; первые должны обладать знаниями, вторые — уметь подчиняться. Подобная гармония не могла существовать без качественного набора и постоянной тренировки.

Примечания:

[1] Ardant du Picq Ch. Etudes sur le combat. 1903. P. 5. Конечно, в Риме существовала мифологема мира (Алтарь Мира Августа); однако она воспринимается только как следствие Победы.

[2] Об этом см., например: Petit P. Histoire generate de l’Empire romain. 1974. P. 158.

[3] Арриан в «Тактике» ссылается на Пирра Младшего, Клеарха, Павсания, Полибия и т.п.

[4] Couissin P. Les armes romaines. 1926; хорошо иллюстрированная книга: Russel Robinson H. The Armour of Imperial Rome. 1975; Salama P. // Bull. Soc. Ant. Fr. 1984. P. 130-142 (парадное оружие).

[5] Waurick G. // XIIе Congres du limes. 1980. P. 1091-1098.

[6] Russel Robinson H. Op. cit. P. 9.

[7] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 5 (94-97).

[8] Herod. III. 4. 9.

[9] Тас. Ann. XII. 35. 5; Колонна Аврелия. Илл. № III. XVI; XXXI —XXXII (ред. Carcopino С. и др.). 1955.

[10] L’arme de poing (фр.) — дословно «оружие кулака» (прим. ред.).

[11] Колонна Аврелия. Илл. № III.

[12] Ibid. Много пластинчатых панцирей можно видеть на Колонне Траяна.

[13] Ibid. № XXXI-XXXII.

[14] Ibid. № XVI.

[15] Ibid. № XVI; № XXXI-XXXII.

[16] Herod. IV. 10. 3; 14. 3.

[17] Тас. Ann. XII. 35. 5.

[18] Russell Robinson H. Op. cit. P. 86-87.

[19] Arr. Т. XXXIII.

[20] Колонна Траяна. № 15.

[21] Arr. Т. IV.

[22] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 7. 18 (211).

[23] Stein H. Archers d’autrefois, archers d’aujourd’hui. 1925; Weerd H. van de, Lambrechts P. // Diss. Pann. 1938. X. P. 229 — 242: 6 ал, 28 когорт и 10 numeri.

[24] Колонна Аврелия. № XXXIX.

[25] Herod. III. 9. 2 (Септимий Север против парфян).

[26] Medinger Р. // Revue Arched. 1933. P. 227-234.

[27] Sulimirski Т. // Rev. Intern. d’Hist. Milit. 1952. P. 447-461.

[28] Arr. Т. IV; Eadie J.W. // Journal of Rom. St. 1967. LVII. P. 167.

[29] Иерусалимский Талмуд: Taanith. XII. 8; Berakoth. IX. 1, говорит о essedarii, бойцах на колесницах, в римской армии (речь идет, несомненно, об анахронизме).

[30] Heuberger R. // Klio. 1938. XXXI. P. 60-80.

[31] Колонна Траяна. № XVII, XLIX.

[32] Колонна Траяна. № XLIII, XLIV.

[33] Herod. I. 15. 5.

[34] CIL. XI. №b 5632.

[35] Clauss M. Untersuchungen zu den principales des romischen Heeres. 1973. P. 78, 97.

[36] Magi F. I rilievi flavi del Palazzo della Cancelleria. 1945 (эти рельефы, возможно, более поздние, чем полагает автор).

[37] Durry M. Les cohortes pretoriennes. 1939. P. 195-236.

[38] Durry M. // Revue Archeol. 1928. P. 303-308.

[39] Russell Robinson H. Op. cit. P. 136 ff., 147 ff.

[40] Sander E. // Historia. 1963. XII. P. 144-166; Mac Mullen R. Soldier and Civilian. 1967. P. 179-180; Speidel M. // Bonner Jahrb. 1976. CLXXVI. P. 123-163.

[41] Gaius. Inst. II. 101; Goetz G. // Corpus gloss, lat. V. 576. 43 (и 137. 25); Le Bohec Y. La IIIе Legion Auguste. 1989. P. 163.

[42] Ville G. Africa. 1967-1968. II. P. 139-182 (вопрос, требующий более углубленного рассмотрения).

[43] Redde M. Mare nostrum. 1986.

[44] Dessau H. Inscr. lat. selectae. № 2833.

[45] На выносных кринолинах (прим. ред.).

[46] Panciera S. // Epigraphica. 1956. XVIII. P. 130-156. Либурна — это большой корабль, см.: Вавилонский Талмуд: Baba Mezia. 80 b.

[47] См. пред. примеч.; не забывать о Колоннах Траяна и Аврелия.

[48] Caes. B.G. II. 19. 2-3.

[49] Onosander. VII; см. Колонна Аврелия. Илл. № XIV.

[50] Ios. Flav. Bell. lud. V. 2. 1 (47-49).

[51] Тас. Ann. I. 51. 5-6.

[52] Onosander. VI.

[53] Onosander. X. 7.

[54] Arr. Т. XI; XIII; XVI; Аланы.

[55] Picard G.-Ch. Castellum Dimmidi. 1947. P. 45 et suiv.

[56] Ps.-Hyg. XXIV.

[57] Davin P. // Bull. Com. Trav. Hist. 1928-1929. P. 665-682; Le Bohec Y. Op. cit. в примеч. 1 на с. 184. См. также Колонну Траяна.

[58] Колонна Аврелия. № XIII, XXX и LXXXI.

[59] Колонна Траяна. № 4 — 5 и 34.

[60] Колонна Аврелия. № III, LXXVIII, LXXXIV и CVIII; Dio. Cass. LXVIII. 13.

[61] Колонна Траяна. № 74.

[62] Apollod. IX.

[63] Front. Strat. I. 5. 3.

[64] Polyb. VI. 27—42 (республиканская эпоха); Onosander. VIII-IX; Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 1 (76-78); Ps.-Hyg.

[65] Колонна Траяна. № 1-3, 9-12, 29, 36, 41, 45, 48, 53, 69, 78-79, 90, 98; Колонна Аврелия. № LXXXII, XCIV.

[66] Front. Strat. IV. 1. 14.

[67] Le Gall J. // Mel. Ecole Fr. Rome. 1975. LXXXVII. P. 287-320.

[68] Liv. XXI. 34. 8.

[69] Ps.-Hyg. LVI.

[70] Ps.-Hyg. LVII.

[71] Ps.-Hyg. XXVI- XXVII; LVII; Veget. III. 8.

[72] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 1 (77).

[73] Ibid. III. 5. 1 (79, 84); Ps.-Hyg. XLVIII.

[74] Колонна Траяна. № 46, 55 и т.д.; Ps.-Hyg. L.

[75] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 1 (80); Ps.-Hyg. LVIII.

[76] Ibid. III. 5. 1 (81).

[77] Ps.-Hyg. XLIX.

[78] Ibid. LV; Lenoir M. // Mel. Ecole Fr. Rome. 1977. LXXXIX. P. 697-722.

[79] Ps.-Hyg. LI (M.Lenoir: «слуги»); Front. Strat. I. 5. 2.

[80] Ps.-Hyg. XLIII.

[81] Polyb. V. 27-42.

[82] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 1 (76-78); 9. 7 (447); 10. 1 (462).

[83] Ps.-Hyg. XXL

[84] Ibid. VIII.

[85] Ibid. XII.

[86] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 1 (79).

[87] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 1 (82); 9. 2 (447); 10. 1 (462).

[88] Ps.-Hyg. XI.

[89] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 1 (83); Ps.-Hyg. XI.

[90] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 1; Ps.-Hyg. IV; XXXV.

[91] Ps.-Hyg. IV; XXXV.

[92] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 1 (83).

[93] Redde M. Mare nostrum. 1986.

[94] Колонна Траяна. № 3, 24—25, 34 и 59.

[95] Starr Ch.G. The Roman Imperial Navy. 1941. P. 191-192.

[96] CIL. VIII. No 1322 = 14854; Dobson B. Die Primipilares. 1978. P. 301. № 205.

[97] Redde M. Op. cit.; Marsden E.W. Greek and Roman Artillery. 1969. P. 164 ff.

[98] Onosander. XLII; Vitruv. X. 13 etc.; Apollod.

[99] Например, Иосиф Флавий и Тацит (примеч. см. далее).

[100] Колонна Траяна. № 86—87.

[101] Колонна Траяна. № 46, 101-102.

[102] Rebuffat R. Latomus. 1984. XLIII. I. P. 3-26.

[103] Tac. Hist. II. 22; Колонна Траяна. № 46, 87-88 и 101-102.

[104] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 7. 28 (271—275) описывает в подробностях воздействие раскаленного масла; Apollod. VIII. 2 (вода).

[105] Колонна Траяна. № 46, 101—102.

[106] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 7. 13 (186); V. 10. 3; Front. Strat. III. 4. 7.

[107] Ios. Flav. Bell. Iud. V. 13. 4 (550-556).

[108] Тас. Hist. III. 84. 2.

[109] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 7. 4 (146).

[110] Le Gall J. Alesia. 1963. P. 85 (по материалу раскопок, осуществленных при Наполеоне III); Harmand J. Une campagne cesarienne. Alesia. 1967.

[111] Ios. Flav. Bell. Iud. V. 2. 3 (72); 3. 5 (133-134); 7. 2 (303); 12. 1 (499).

[112] Ios. Flav. Bell. Iud. VII. 8.

[113] Schulten A. // Zeitschrift d. deutsch Palastina Vereins. 1933. LVI. P. 1-185; Hawkes Ch. // Antiquity. III. 1929. P. 195-213; Richmond I.A. // Journ. Roman St. 1962. LII. P. 142-155.

[114] Тас. Hist. II. 19 etc.

[115] Ibid. III. 26. 2.

[116] Ibid. III. 84. 2.

[117] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 7. 8-9.

[118] Ibid. V. 12. 1 (499).

[119] Ibid. VII. 8. 2 (276-277).

[120] Колонна Траяна. № 90 (перед Сармизегетузой).

[121] Caes. В. G. VII. 84. 1; В. С. II. 10; Apollod. I.

[122] Ios. Flav. Bell. Iud. V. 3. 2 (107); 9. 2 (358); 11. 4 (467); VI, 2, 7 (149); 8, 1 (374).

[123] Ibid. VII. 8. 5 (304).

[124] Ibid. II. 9. 2 (402).

[125] Apollod. III. 5; IV. 1-2.

[126] Vitr. X. 16; Front. Strat. III. 8. 1; Ios. Flav. Bell. Iud. VI. 4. 1 (222); Apollod. II.

[127] Excavations at Dura-Europos, Preliminary Reports et Final reports. 1929. I ff.

[128] Vitr. X. 15; Ios. Flav. Bell. Iud. III. 7. 30 (284); V. 7. 1 (291); VII. 8. 5 (309); Apollod. VI-VII.

[129] Collingwood R.G., Wright R.P. // The Roman Inscript. of Britain. 1965. I. № 722 (если не следует восстановить, опираясь на CIL. IX. № 2018: [aquam]; Saxer R. Die Vexillationen // Epigr. Stud. 1967. I. P. 73. № 188. См. также след. примеч.

[130] Liv. IV. 9. 14. Многочисленные ссылки, особенно на корпус произведений Цезаря см. в: Thesaurus linguae latinae. 1900. II. Col. 2160.

[131] Liv. XXXI. 26. 8; см. также: XXII. 52. 1 (Ганнибал, 216 г. до н.э.).

[132] Front. Strat. III. 17. 5.

[133] Колонна Траяна. № 72.

[134] Vitr. X. 13 etc.; Apollod. I.

[135] Front. Strat. IV. 7. 2.

[136] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 7. 5 (151).

[137] Marsden E.W. Greek and Roman Artillery. 1969.

[138] Tac. Hist. III. 23. 4; 84. 2 (см. также 33, 4).

[139] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 7. 5 (151); 9 (167-168); Иерусалимский Талмуд, Horaioth. III. 2.

[140] Tac. Hist. III. 84. 2.

[141] Picard G.-Ch. Dimmidi. 1947. P. 95; ядра от 300 до 400 граммов в IV в.

[142] Caes. В. С. II. 2; 9. 4.

[143] Тас. Hist. II. 22. 3 (осада Плаценции).

[144] Vitr. X. 16; Ios. Flav. Bell. Iud. V. 11. 5 (473); VI. 1. 3 (26).

[145] Vitr. X. 13; Ios. Flav. Bell. Iud. III. 7. 19 (214-217): Иотапата; VII. 8. 5 (310): Мазада; Apollod. V.

[146] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 7. 24 (254-256).

[147] Tac. Hist. III. 31. 1; 84. 2; Arr. Т. XI; Колонна Траяна. № 50; Колонна Аврелия. № LIV.

[148] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 7. 21 (252); Apollod. VIII. 2; Колонна Траяна. № 86.

[149] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 7. 34 (329-331); 36.

[150] Tac. Hist. III. 33.

[151] Caes. В. G. III. 24. 1; IV. 14. 1; Onosander. XV—XXI; Ios. Flav. Bell. Iud. III. 10. 3-5 (важно); Tac. Agr. XXXV; Ann. XIII. 38. 6; Arr. Alan. XI-XXX; Dio. Cass. LXII. 8. 3; Veget. II. 20.

[152] Колонна Траяна, везде (№№ 17—18, напр.); памятник в Адамклисси (Florescu F.B. Monumentul de la Adam-Klissi. 1959); Speidel M. // Revue Archeol. 1971. P. 75-78.

[153] Kromayer J., Veith G. Heerwesen und Kriegsfuhrung // von Muller I. Handbuch. 1928. IV. 3. 2. P. 249 if.; Thouvenot J. // Mel. J.Carcopino. 1966. P. 905-916.

[154] Front. Strat. I. 5. 1-8.

[155] Front. Strat. II. 1. 15.

[156] Front. Strat. II. 1. 17.

[157] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 5. 6 (98-100).

[158] Front. Strat. II. 3. 17-18.

[159] Ibid. II. 3.

[160] Onosander. XV-XXI; Dio. Cass. LI. 10.

[161] Tac. Agr. XXXV. 2-3; XXXVII. 1. Этот порядок рекомендует Оносандр.

[162] Arr. Alan.

[163] Tac. Ann. XIII. 40. 3-4.

[164] Фаланга: Tac. Hist. IV. 78. 4; V. 18. 5; Dio. Cass. LXII. 8; Arr. (см. примеч. 1 на с. 211). Когорты и манипулы см.: Тас. Hist. IV. 78. 2; Harmand J. L’armee. 1967. P. 236-237 (Республика); Parker H.M.D. Legions. 1928. P. 31; Kromayer J., Veith G. Heerwesen und Kriegsfuhrung // Miiller I. von. Handbuch. 1928. IV. 3. 2. P. 550-552; Delbruck H. Art of War. 1975. I. P. 415-416; Wheeler E. // Chiron. 1979. IX. P. 303-318; Speidel M. // Epigr. Stud. XIII. 1983. P. 50 (верит, в отличие от Х.М.Д.Паркера, в тактическую роль когорт и центурий).

[165] Onosander. I. 13; Tac. Agr. XXXIII-XXXIV (в качестве примера!); Колонна Аврелия. № IV, LV, LXXXIII, XCVI, С.

[166] Tac. Hist. III. 23. 4.

[167] Ios. Flav. Bell. Iud. VI. 1. 7 (75); Arr. Alan. XXV.

[168] Ios. Flav. Bell. Iud. III. 7. 25 (259); Arr. Alan. XXV.

[169] Arr. Alan. XXVI-XXX.

[170] Front. Strat. II. 3.

[171] Tac. Agr. XXXVI. 1; Hist. II. 22. 1 ff.

[172] См. пред. примеч.

[173] Arr. Alan. XXIV; XXV; Ardant du Picq Ch. Etudes sur le combat. 1903. P. 19-20, 72.

[174] Вавилонский Талмуд: Nazir. 66 b.

[175] Front. Strat. II. 3; 15; Колонна Траяна. № 50—51.

[176] Tac. Hist. II. 41. 7; 43. 2; Иерусалимский Талмуд, Sota. VIII. 1.

[177] Tac. Agr. XXXVI. 3; Arr. Т. II. 2; XVI; Ardant du Picq Ch. Op. cit. P. 73—75; Vigneron Ch.P. Le cheval dans l’Antiquite. 1968. P. 238. Как представляется, автор верит в ударную мощь, несмотря на отсутствие у всадников стремян.

[178] Ios. Flav. Bell. Iud. VI. 2. 8 (161—163); см. также, например: V. 7. 3 (313).

[179] Ios. Flav. Bell. Iud. VI. 1. 7 (75).

[180] Tac. Agr. XXXVI; XXXVII. 1.

[181] Tac. Agr. XXXVII. 3.

[182] Onosander. VI. 11; XI; Tac. Agr. XXXVII. 6; Front. Strat. II. 9. 7.

[183] Tac. Hist. III. 54. 4; Front. Strat. I. 2.

[184] Колонна Траяна. № 106—108; Колонна Аврелия. № LXXII.

[185] L’Annee epigraphique. 1969-1970. № 583; Speidel M. // Rev. Archeol. 1971. P. 75—78 (Колонна Траяна, пред. № 106—108).

[186] Ios. Flav. Bell. Iud. VI. 1.5 (46); CIL. XIII. № 7323.

[187] Dessau H. Inscr. lat. selectae. № 2244.

[188] Florescu F.B. Monumentul de la Adam-Klissi. 1959.

[189] Tac. Hist. III. 19.

Стратегия римской армии. Постоянный лагерь

Предотвращение агрессии

Может показаться, что изучение тактики представляет собой слишком профессиональную, даже скорее техническую сторону вопроса. Между тем, оно необходимо, ибо римские военачальники формировали свою стратегию в зависимости от вооружения и маневренной способности войск, которые имелись в их распоряжении.

Считается, что эта военная организация хорошо известна; ее упоминание неминуемо вызывает в памяти некие слова, некие образы. Тут же вспоминаются слишком известные limes, огромные крепости и армии провинций; встают перед глазами легионы Германии, располагающиеся на пограничном валу, выстроенном в Британии при Адриане, а Большой лагерь в Ламбезисе сменяется каким-нибудь другим валом, возведенным в Сирии, или в дунайских краях. Однако касательно limes необходимо констатировать тот факт, что учебники все еще содержат если не ошибки, то, как минимум, неточности по отношению и к слову, и к реальности, которую оно обозначает1. Так или иначе, во время раскопок были открыты многочисленные стационарные лагеря. Расположение их составных частей представляет огромный интерес и заслуживало того, чтобы быть лучше известным, чем в настоящий момент2. Что касается порядка, установленного постепенно в каждом регионе, он пока не стал предметом комплексного изучения3. Не хватает ему общего географического подхода к изучению римской армии. Но прежде будут представлены две составляющие, которые присутствуют повсюду — точечная и линейная оборона, форты и стены. Тем не менее, следует для начала упомянуть еще раз условия размещения на местности»

Рим и его враги: наступление или оборона?

Вполне логично, на первый взгляд, признать, что стратегия римской армии менялась в зависимости от смены реальных и вероятных врагов, против которых она должна была выступать. И если такая цель не вдохновляла создателя империи, его преемники, без всякого сомнения, должны были приспособить свою политику к поведению своих противников. Давайте сразу оговоримся — нельзя сказать всего о варварах на нескольких страницах. Речь идет только об определении военной характеристики каждого народа, чтобы лучше понять, как Рим должен был по-разному вести себя с одними и с другими.

Враги

Следуя географическому принципу, быть может, проще всего в этой области начать с двух отдельных примеров — Испании и Британии. Иберийский полуостров потребовал не менее двух веков борьбы за то, чтобы завоевание было в конце концов завершено. Воинственность аборигенов прославила их, потому-то Рим черпал оттуда немало рекрутов для своих вспомогательных частей. Между тем после августовской эпохи, как представляется, был установлен мир, и VII Сдвоенный легион спокойно надзирал и за рудниками Северо-Запада, и за населением. Впрочем, последнее не имело никакой возможнсти найти убежище, будучи прижатым к морю.

Бритты же (те, которые населяют современную Великобританию), наоборот, всегда сохраняли в своем положении некую непримиримость, а жители Каледонии на севере острова никогда не входили в состав Империи. Их воинственность и густонаселенность всегда составляли головную боль для римского командования, которому, тем не менее, приходилось довольствоваться практикой их политического разделения. Опасность возросла еще больше в III в. н.э. с началом набегов саксонских пиратов.

Германские племена, в громадных количествах скапливавшиеся за Рейном и Дунаем, отнюдь не всегда подтверждали свою репутацию блестящих бойцов, но обладали тремя преимуществами: своей воинственностью, величиной народонаселения и протяженностью границы, которую Рим вынужден был защищать. Угроза с их стороны сделалась еще более ощутимой, когда пришедшие с востока кочевники — сарматы и роксоланы — присоединились к местным обитателям. Слабость же варваров заключалась в их политической раздробленности. Отсюда проистекала опасность, которую мог представлять такой человек, как Арминий, победитель Вара, когда он предпринял усилия по их объединению. Ведь складывание союзов племен увеличивало опасность. Кроме того, на левом берегу нижнего Дуная, на территории современной Румынии, проживали даки! У них было множество преимуществ — их богатство (знаменитое «золото даков»), отсутствие страха перед Империей и особенно их государственное устройство, ибо они образовывали единое царство. Но ведь их государство было относительно невелико в сравнении с римским миром. Все же в III в. для всех этих народов северной границы сложилась новая ситуация. Потрясения на Дальнем Востоке толкнули одни народы против других, а те, словно бильярдные шары, бросили на Империю тех, кто находился к ней ближе всего.

Чтобы понять важность III в., следует равным образом рассмотреть то, что происходило на Востоке. На территории Ирана находилось единственное мощное и централизованное государство, существовавшее поблизости от Римской империи. В первые два века нашей эры монархия, которая там властвовала, была относительно мирной. Но между 212 и 227 гг. произошел переворот, и Аршакидам-парфянам наследовали Сасаниды-персы, которые установили националистическую, воинственную и религиозно-фанатическую власть. То, что историки Рима называют «великим кризисом III века», объясняется совпадением направлений агрессии с двух сторон — с востока в наступление идет Иран, а с севера в то же время — германцы, хотя и по иным причинам.

Южная граница порождала собственные проблемы. Главная угроза исходила от кочевников и полукочевников — набатеев и блеммиев в Египте, мавров и нумидийцев в современном Магрибе. Своеобразие этих районов заслуживает того, чтобы их особо выделить. Народы эти проживали как к северу, так и к югу от границы, которую они, впрочем, беспрестанно пересекали во время своих странствий. Поэтому основная задача легионеров заключалась в надзоре за их миграциями. Читая некоторых современных авторов, можно подумать, что Африка жила три века в постоянных восстаниях. Однако не нужно поддаваться этой обманчивой видимости, ведь добрая часть туземцев была присоединена к Риму (этот регион оставил бесчисленное множество руин, датируемых Ранней империей, он порождал писателей и даже императоров). Что касается малочисленных и неорганизованных кочевников, то, несмотря на их смелость, они не могли сравниться с германцами или персами. Тем не менее, оказывается, что в случае кризиса на других фронтах их беспокойный характер мог только добавить хлопот к тем, с которыми приходилось сталкиваться римскому командованию.

Проблема стратегии

Какая общая стратегия была принята пред этим сонмом народов? Какие принципы положили в основу полновластные римские военные? И.Гарлан4 нисколько не сомневается в том, что выбор делался в пользу обороны: «Внешняя политика империи со времен Августа прежде всего имела целью сохранить и стабилизировать приобретенные результаты». Это утверждение основывается на том факте, что со смертью Августа в 14 г. н.э. круг римских владений был уже почти определен. Тем не менее, подобное толкование нуждается в уточнении, так как в принципе римский народ в своем коллективном менталитете не знал никакой границы своей власти — ему было предоставлено судьбой управлять всем миром в целом. И это право было поставлено на службу имперской политике5. Вергилий, обращаясь к гражданину, говорит ему об отношении к другим народам6: «налагать условия мира, милость покорным являть и смирять войною надменных».

Но на практике данная цель превращалась в утопию. Начнем с того, что некоторые соседи могли сопротивляться — иногда удачно, и конфуз, случившийся с Варом, не мог не утихомирить отчасти амбиции. Вдобавок средства отнюдь не были неограниченными, к тому же высшая власть никогда не слышала о Сибири или Конго. Наконец, определенные территории не представляли никакого военного, экономического или другого интереса. Таким образом, можно согласиться, что в спокойные времена Рим выбирал оборонительную стратегию. Но из этого правила нужно сделать два исключения. С одной стороны, время от времени происходили случаи агрессии, а нам известно, что каждому завоеванию предшествовало создание одного или нескольких легионов, поэтому, обращаясь к таблице, посвященной учреждению данных боевых единиц (с. 33), легко проследить частоту таких предприятий. Впрочем, известно, что даже после 14 г., немало императоров следовали в русле воинственной политики. Приведем только наиболее характерные случаи, Калигулы (Мавретания), Клавдия (Британия), Траяна (поход против даков, арабов и парфян), Марка Аврелия и Септимия Севера (опять же на Востоке).

С другой стороны, уважение по отношению к другим не мешало римским военным проводить превентивные и карательные операции. Соседи римлян находились под неусыпным контролем, и предупреждение потенциальной угрозы всегда казалось наилучшим способом обеспечить собственную безопасность. Принимая во внимание то, что предполагает империализм и что навязывает реальность, мы постараемся определить стратегию Империи антитезой: лучшая защита — нападение.

Эволюция концепций

И все же за три столетия прослеживается определенная линия развития стратегии. Ее видоизменение было подвергнуто исследованию в двух трудах7 по стратегии Рима. В одном из них автор исходит из анализа стратегии в целом, другой — из конкретного материала Иберийского полуострова.

Так, Э.Н.Латтвак определяет Римскую империю на начальном этапе существования с «гегемонистской» позиции, иными словами, все территории в ней были разделены на три группы: первые находились под прямым центральным правлением, вторые — под дипломатическим контролем и третьи — просто под влиянием Империи. П. Ле Ру, со своей стороны, полагает, что с приходом Юлиев—Клавдиев наступает время «экспериментальной армии». Тогда наиболее мобильные подразделения были расположены на границах, хотя иногда вдали от них. В Галлии основание лагерей в Ар лене близ Суассона, в Олнэй (Сентонж), да и в Мирбо рядом с Дижоном, относящихся к эпохе Флавиев, демонстрирует, вероятно, желание контролировать внутренние части Империи и стремление не слишком подвергать легионы риску нападений и ударов неприятеля. Дунай также был хорошо защищен издали; равным образом в Африке III Августов легион не соседствовал бок о бок со своими потенциальными врагами. Система клиентских государств дополняет сдерживающую роль солдат.

Но в эпоху Флавиев, по определению П. Ле Ру, намечается и переход к «постоянной армии»: римские войска принимают оседлый образ жизни и подтягиваются к границе, которая отделяет римский мир от варварского. Постепенно вырисовывается двойной путь развития. С одной стороны, происходит переход от «империи-гегемона» к «империи территориальной» (Э.Н.Латтвак), поскольку последние области, находившиеся под дипломатическим влиянием или контролем, мало-помалу подчиняются режиму прямого управления. С другой — создается система «превентивной защиты»: римские солдаты не только становятся лагерями на границе, но еще и строят в варварских землях дороги, вдоль которых располагаются аванпосты и караульные башни. Таким образом, во II в. после «прощупывания почвы» командование берет на вооружение «научную» защиту, а стратегия, вслед за Э.Н.Латтваком, может быть определена как «преклюзивная» — «преграждающая» (устраняющая); в Испании же находится «миротворческая армия» (П. Ле Ру).

Но с наступлением кризиса III в. ситуация снова изменяется. Высшие крути принимают преимущественно оборонительный подход: аванпосты часто покидаются, и гарнизоны снова отводятся внутрь границ («глубинная защита», по определению Э.Н.Латтвака). Отсутствие воображения создает впечатление «неподвижной армии» (П. Ле Ру). Фактически боевые единицы более не перемещаются, разве что ради попытки закрыть брешь, но инициативу они потеряли.

Но не стоит поддаваться такому пессимистичному впечатлению. Зачастую римское государство действовало по своему усмотрению, так как располагало значительными ресурсами. Во-первых, нужно учитывать психологический аспект: весь мир знает то, чего хочет Рим, так как его политика ясна. Во-вторых, нельзя забывать о дипломатической активности, в ходе которой совещания и переговоры, несомненно, играют важную роль, но подчиненную тому, что можно сделать силой денег (Домициан предпочел подкупить даков для достижения мира, нежели сражаться с ними). Более того, договоры очень часто содержат формулировки, в которых упоминаются заложники (впрочем, этот аспект не очень хорошо изучен8). Местные правители для подкрепления своей искренности нередко отправляют кого-нибудь из своих родственников к императорскому двору. Но основой основ, на которой зиждется безопасность Империи, остается военная сила — армия и воздвигнутые ею укрепления.

Организация обороны: общая структура

Общие соображения

В сущности, для того чтобы проводить в жизнь свою политику, римское государство создало мало-помалу то, что получило название limes (ниже мы объясним, почему этот термин не вполне годится). Речь идет об оборонительной полосе, которая практически полностью окружала весь бассейн Средиземноморья. Эта военная структура, по мысли ее создателей, подразумевала три составных элемента: богов, людей и камни. Ничто не могло быть предпринято без божественной помощи, и римляне, охотно представлявшие себя самым благочестивым народом на свете, были в этом совершенно убеждены (см. с. 360 и далее). Нужны были, конечно, и солдаты — легионеры, воины вспомогательных частей (ауксилиарии) и моряки. Мы о них уже говорилии, и они еще предстанут на этих страницах. Но наиболее оригинальный аспект данной системы представляли собой сооружения, которые можно разделить на две группы: «оборонительные линии» — длинные стены, выстроенные против варваров, вроде Великой китайской стены в миниатюре, и «оборонительные пункты» — башни, укрепления и крепости.

Требовалось непременно следить за тем, чтобы постройки поддерживались в надлежащем состоянии: нужно было также не допускать того, чтобы солдаты оказывались предоставленными сами себе. Контроль за ним реализовывался путем инспекций. Известно, что Адриан9 в 128 г. отправился к северным предгорьям Ореса с тем, чтобы увидеть, хорошо ли проходило учение, хорошо ли содержался лагерь и поле для маневров. Приблизительно в то же время Арриан10, военачальник и стратег, совершил плавание вокруг Понта Эвксинского, ныне Черного моря: «Мы еще до полудня прошли более пятисот стадиев и прибыли в Апсар, где поставлены пять когорт… Я проверил вооружение, крепостные валы, рвы, больных и снабжение провиантом». Некоторое время спустя он посетил еще один аванпост: «мы в тот же день успели … осмотреть коней, оружие, вскакивание всадников на коней, больных и хлебные запасы, обойти стену и ров». Эти тексты показательны: они прекрасно демонстрируют, что римский военачальник должен был иметь два постоянных попечения — о людях и о камнях.

Теоретическая структура оборонительной системы

Можно обрисовать схему идеальной оборонительной системы любой провинции (илл. XXXI. 29), так как примерно одно и то же встречается практически всюду. Комплексы подобных сооружений мало-помалу показались из-под земли в результате раскопок, а иногда они были выявлены разом посредством аэрофотосъемки, как это было в Сирии и Нумидии11. Важность этих открытий приводит к констатации, которая, быть может, удивит человека нашего времени: римская «граница» никогда не сводилась к линии так, как проходят в наши дни границы между государствами; наоборот, она представляла собой более или менее узкую полосу, включавшую в себя множество элементов.

Дорога является основной частью этой зоны: впрочем, именно тут и скрывается подлинный смысл слова limes, которое означает «тропинку», «путь». Приграничная дорога проходит, следовательно, боком к неприятелю. Иногда оказывается, что она тянется вдоль естественной преграды, обычно вдоль реки, например, Рейна или Дуная. В других случаях она сопровождает искусственную оборонительную линию. В Британии вдоль валов Адриана и Антонина тянется, как минимум, одна дорога, и то же самое можно сказать про Сегия-бент-эль-Красс в Нумидии. Когда присутствует непрерывное препятствие — река или вал, — мы говорим, что имеем дело с закрытой системой, в противоположность открытой системе, которая особенно часто встречается в пустынях Сирии и Африки.

Вдоль всей дороги разбросаны «оборонительные пункты». В каждом из крупных лагерей дислоцировано по легиону, кроме того, они служат складами продовольствия. Менее значительные укрепления также получали обеспечение продовольствием, а сторожевые башни выполняли функции почтовых станций между ними. Когда рокадная дорога тянулась вдоль широкой реки, порты служили стоянками для кораблей военных флотилий. Когда использовалась открытая система в пустынных областях, армия стремилась контролировать пункты водоснабжения и оазисы. Эта практика была описана Тацитом12; аэрофотосъемка и исследования на земле продемонстрировали то, как этот принцип применялся в Сирии и Нумидии. Другие укрепления располагались за приграничной рокадной дорогой. Однако не нужно доверять картам, поскольку у некоторых археологов наблюдалась тенденция объявлять в военных областях лагерями руины, которые зачастую оказывались в лучшем случае укрепленными мызами13.

Также не следует преувеличивать роль колоний — городов, населенных римскими гражданами, причем некоторые из них располагались близ границы. Конечно, при необходимости их жители брались за оружие, с тем большей эффективностью, если они были ветеранами. Впрочем, в конце республиканской эпохи (в 63 г. до н.э.) Цицерон говорил, что они были «передовыми оплотами Империи» — propugnacula Imperii14. Помимо прочего, верно и то, что они становились очагами романизации, и косвенно способствовали тем самым усмирению тех областей, куда они выводились. Однако основная причина и смысл их существования лежали в области экономики, ибо главным их предназначением было освоение территории, центром которой они и выступали15.

Можно утверждать, что в течение периода преобладания идеи «превентивной обороны», особенно во II в., римские военные развили неутомимую деятельность по другую сторону от приграничной рокады. Дело в том, что власти предпочитали следить за варварами с близкого расстояния16. На карте можно различить три зоны, следующие одна за другой: сектор постоянной военной оккупации, территории, поставленные под контроль, и края совершенно независимые и непокорные. На второй полосе видны разного рода сооружения, особенно по обочинам дорог, а сами дороги, ведущие от тыла к фронту, проникали вглубь варварской территории. Там же находились башни, одни из которых служили почтовыми станциями для курьеров, другие использовались для передачи сообщений. Существовало даже подобие телеграфного кода в виде комбинаций факелов17. Наконец, «инженерные войска» устанавливали аванпосты, сначала временные, как те, что поставил Германик у убиев18 в районе Кёльна, затем постоянные. Здесь логично вспомнить и о веренице укреплений, сооруженных в Триполитании19 и Нумидии20 при Септимии Севере.

Такая стационарная система служила опорой для мобильных структур. По дорогам мчались гонцы. Разведке, собиравшей сведения визуально или изустно, придавалось большое значение. Сбор данных путем непосредственного наблюдения производился на основе многих источников. Командование использовало карты21, донесения караулов, несущих службу на сторожевых башнях, кроме того, в отдаленные пределы посылали разведчиков поодиночке или в составе патрулей. Также могли совершаться рейды. Например, при Нероне преторианцы поднимались по Нилу22 (однако они не были первыми римскими военными, которые вели наблюдение за этим путем). В 174 г. небольшая экспедиция преодолела гору Джебель Амур, расположенную очень далеко от освоенной части Африки23. Наконец, случались и крупные экспедиции, например, нацеленные на изучение регионов Сахары и исследованные ныне Ж.Десанжем24. Но офицеры также использовали устную речь, своего рода «звуковую» разведку. Они расспрашивали караванщиков и местных старейшин, с которыми поддерживали отношения.

Так что оборонительная зона, где находились приграничные контингенты, была относительно обширной. Эта полоса охватывала центральную ось территории — дорогу и другие военные устройства — второстепенные пути, крепости, дозорные укрепления и башни. При случае она опиралась на реку или «оборонительную линию».

Терминология

Теперь следует задаться вопросом, как сами древние называли это пространство. Она имеет тем большую значимость, что нашими современниками использовалось несколько латинских слов и зачастую неверно.

Самый важный термин — limes — трактовался наименее точно. Однако в настоящее время известен его точный смысл (см. примеч. 1 на с. 219). Сначала «лимес» обозначал тропинку, дорогу или границу между двумя полями. Очень скоро он принял «двухмерное» (Дж.Форни) значение. Он применялся для обозначения полосы земли, включавшей дорогу, и мог приобретать различный смысл: с точки зрения юридической, это пространство, разделяющее два владения или необходимое для акведука; с религиозной — это территория, окружающая захоронение; в области военной терминологии данное понятие применяется к комплексу, состоящему из дороги или сети дорог и различных укреплений. Но здесь нужно внести два уточнения. Прежде всего, последняя интерпретация появилась весьма поздно (ее первое употребление фиксируется только в 97 г. н.э.). Затем это слово не обозначает оборонительную систему как таковую в ее целостности. Обычно оно сопровождается прилагательным или дополнением, которое обозначает географические границы25. В первом случае (например, limes tripolitanus) нужно понимать, что мы имеем дело с очень ограниченной областью, находящейся под контролем армии, с сегментом, соответствующим территории города, племени или региона; во втором (например, limes Raetiae) — его сектор распространяется до уровня провинции. Так что можно вспомнить о триполитанском лимесе или лимесе Реции, но (хотя это правило имеет исключения) лучше просто избегать разговоров о термине limes. В любом случае нужно учитывать, что использование слова в таком значении относится к позднему времени и не всегда фиксируется надписями или литературными текстами. Оправданно перевести его выражением «оборонительная система».

К тому же, в пределах одной и той же провинции просматривалось, что безопасность ее могла быть обеспечена различными организациями, опиравшимися друг на друга. Так, граница Африки26 была защищена комплексной структурой. Она состояла, во-первых, из центрального ядра, охватывавшего Орес, несколько дополнительных оборонительных сооружений были воздвигнуты к северу от военной зоны, а именно в Карфагене; наконец, имелся ряд ответвлений, выходивших из массива Ореса и шедших вдоль границы Нумидийской Сахары и прикрывавших Триполитанию.

Использовались и другие слова27. Понятие «претентура» (praetentura) охватывает очень разные реалии. Узкое толкование его встречается в словаре громатиков — землемеров — по поводу лагерей: так они обозначают часть укрепления, которая тянулась между via principalis и porta praetoria. Этот термин может также относиться к аванпосту, постоянной крепости, выстроенной на вражеской территории28. Иногда он также обозначал дорогу, или приграничную рокаду. Надписи29 свидетельствуют, что императоры Септимий Север и Каракалла «приказали, чтобы были проложены военные межи в новой претентуре». Наконец, это слово используется в смысле, очень близком понятию limes: еще один эпиграфический документ30 упоминает персонажа по имени Квинт Антистий Адвент Постумий Аквилин, который около 168 г. носил титул «императорский легат по италийским и альпийским претентурам на время похода против германцев».

Так как военная граница иногда проходит по руслу той или иной реки, ее также называли «берегом» (ripa). Изначально слово ripa обозначало просто «берег» (реки)31, в дальнейшем обычай придал ему оборонительное значение32 — речь идет о береге, где располагаются или солдаты, или укрепления, или и то и другое. В конце своей эволюции, в III в., это слово присоединяется к понятию limes в его самом ограниченном географическом значении — некий dux ripae, чей титул близок к dux limitis, пребывал в Дура-Европос на Евфрате33.

Можно отметить, однако, что ни один из этих трех терминов (limes, praetentura, ripa) обычно не обозначает оборонительную систему Империи как таковую во всей ее совокупности — их применение предполагает в принципе обращение к территории, ограниченной в географическом плане.

«Оборонительные линии»

В военных зонах римляне иногда строили «оборонительные линии» — длинные стены, предназначенные как для того, чтобы препятствовать проникновению варваров, так и для того, чтобы обозначить для них юридическую границу, которую запрещалось переходить под страхом объявления их врагами. Они служили также границами культурного, морального, цивилизационного характера34.

Нет смысла возвращаться к вышеупомянутым bracchia (см. с. 204). Зато нельзя обойти молчанием определенные укрепления того же рода, наиболее известные из которых сохранились на острове Британии (Валы Адриана и Антонина), в Верхней Германии, а также к югу от Ореса (Сегия-бент-эль-Красс) и в Мавретании Тингитанской. Основной принцип крайне прост (илл. XXXI. 30). Вдоль линии определенной протяженности оборудуются элементарные укрепления35 рассмотренного выше типа и включающие ров, земляную насыпь и куртину (илл. XXVI. 19). Последняя может быть земляной, дерновой или деревянным палисадом, а также кирпичным или каменным. Вдоль него проходит дорога, иногда простая берма (горизонтальная площадка между валом и рвом), а в других случаях — настоящая дорога, которая даже подчас раздвоена. Эта ось коммуникаций — существенный момент в линейной обороне — расположена иногда перед vallum, иногда за ним. Другая, не менее важная, составляющая представлена башнями и лагерями. Как и для открытых limes, эти строения могут быть сооружены в стороне от дорожной оси — далеко впереди или далеко позади. Но иногда они включены в нее, тогда они примыкают к валу, который составляет одну из их четырех стен, или же могут быть расположены на самом валу.

Конечно, специалисты задаются вопросом об эффективности подобных фортификаций. Ведь они могли быть обойдены кругом с одного или с другого края, и не бесспорно, что они оказывали непреодолимое сопротивление натиску многочисленного войска, вооруженного таранами и приставными лестницами. Такая недостаточность, даже ограниченность, возможно, объясняет, почему Империя не была полностью окружена какой-нибудь «Великой Китайской стеной», которую ее инженеры и солдаты, без сомнения, были способны построить. Фактически римские военные власти предпочли систематически прибегать к «точечной», а не к «линейной обороне».

«Оборонительные пункты». Постоянный лагерь

Римские укрепления отличаются чрезвычайным разнообразием. Оно проявляется прежде всего в терминологии, где многочисленные слова обозначают заграждения разных размеров; их использование изменяется также в зависимости от эпохи.

Латинская терминология укреплений36

Латинское слово munimenta37 обозначает несколько видов укреплений, и в частности простой вал. Сам лагерь обозначался словом castra, какой бы ни была его протяженность, но не существует другого слова для определения сооружения больших размеров, способного принять целый легион. Стационарные укрепления называются «зимними лагерями» (castra stativa, castra hiberna или просто hiberna) в противоположность «летним лагерям» (castra aestiva), которые строятся вечером после каждого перехода во время экспедиций (см. с. 193). Эти определения38 объясняются тем фактом, что римские солдаты в плохое время года готовились к войне, и выступали в поход с наступлением теплых дней.

Для сооружений из валов небольших размеров существовали разные названия. Castellum39 — это маленький лагерь; уже само слово уменьшительное, но оно также означает в языке гражданских лиц небольшую общину, у которой нет статуса колонии или муниципия (в данном случае это определение юридическое). Термин burgus, помимо военной терминологии, также используется для обозначения объединения в рамках публичного права, или некоего посада с муниципальными зачатками. Термин может включать множество различных реалий, когда речь заходит о солдатах, и, в первую очередь, башню (латинский burgus принадлежит к тому же корню, что и греческий purgos40), или же используется в качестве уменьшительного к термину castellum, в свою очередь, являющегося уменьшительным от castra. Но в чем, как представляется, состоит своеобразие этого слова, так это в том, что оно включает идею функции, в том числе надзора, в выражении burgus speculatorius41; задачей этих небольших постов являлось поддержание порядка на дорогах42 и в селениях43.

Когда встречается упоминание statio, то речь идет о небольшом сооружении, аналоге burgus, но которое необязательно укреплено. Более того, по отношению к этому термину нужно еще выбирать толкование из нескольких вариантов. Для начала исключим известную, но неуместную здесь интерпретацию, что якобы это название дают полицейскому посту в большой крепости44. Вне этого контекста основная идея, связанная с этим словом, — это борьба против разбойничества45. Отметим, что воины, выделенные в statio, обычно относились к низшим командным чинам, в частности, к бенефициариям. Наконец, использование этого слова подразумевает определенное постоянство, продолжительность местопребывания46. Это касается иногда гарнизонов, которые должны обеспечивать безопасность дорог47. Скажем, Аквилея, где проживали бенефициарии, служила исходной точкой для отсчета расстояний на милевых столбах, расположенных вдоль дорог, которые пересекали провинции Рецию, Норик, Далмацию и Паннонию. Между тем в Африке48 многие из подобных сторожевых постов находились в стороне от больших магистралей и не сообщались даже с административными центрами императорских владений.

Но это еще не все. Надписи упоминают также о сепtenaria49 и все, что нам определенно известно, это то, что в слове содержится корень cent- (centum, «сто»). Но трудно сказать, что это за предметы или люди, которых нужно считать до ста. Насколько известно, это лагери небольшого размера и позднего времени. Наиболее древний, обнаруженный в настоящее время, подвергся перестройке в 246 г., но и сам он не мог быть сооружен задолго до того времени50; быть может, первоначальную архитектурную модель нужно искать в Реции. Из построек скромных размеров остается еще praesidium. По правде говоря, это слово, прежде всего, означает людей, гарнизон51, и оно сохраняет это значение очень долго. Затем оно переходит от содержимого к содержащему и тогда применяется к укреплению, которое укрывает солдат. Оно может быть принято в качестве эквивалента терминам castra в эпоху Ранней империи и castellum в период Поздней империи.

У самого небольшого огороженного укрепления, известного археологам, есть два латинских наименования — turris и burgus52. Изолированные башни выполняли множество функций: они служили дозорными постами (караулами), средством передачи связи или передовыми оборонительными пунктами; они могли также представлять собой блокпосты, когда перегораживали долины, или дополнительное укрепление, когда находились между двумя лагерями. Встречается довольно большое разнообразие их схем. Обычно они имеют квадратную или прямоугольную форму, реже встречаются в форме трапеции или круга. Это многообразие не случайно и не является плодом фантазии архитекторов. На самом деле, преимущество квадратных башен заключается в их быстром сооружении, но отрицательная сторона—в большей уязвимости при ударах тараном и каменными ядрами, чем у круглых башен, более трудных при постройке, но более прочных.

Постоянный лагерь: устройство

Для того, чтобы понять, как было организовано пространство внутри castra, нужно изучить образец какой-нибудь крупной крепости, похожей на те, которые были рассчитаны на размещение легиона, ибо там сосредоточен максимум построек (илл. XXXII). Основное правило, которое следует соблюдать при таком исследовании, это избегать схематизма: не существует точно воспроизводимого прототипа; невозможно уподобить тот или иной лагерь какой-то изначально известной постройке. Более того, как показал Дж.Ландер (см. примеч. 1 на с. 237), эволюция не подчиняется одному и тому же ритму в разных регионах Империи. Тем не менее, можно выделить некоторые общие черты и постоянные характеристики.

Первая забота заключается в очень внимательном выборе места. Эта задача возлагается на командиров и на «метатора», которые должны следовать тем же принципам, что и при установке castra aestiva. Они ищут место, удобное для обороны, чтобы ни один выступ не подвергал лагерь опасности, и заботятся о том, чтобы местность была отлогой для облегчения проветривания и спуска нечистот и для увеличения мощи натиска при вылазке в случае осады; наконец, на тот же самый случай они должны удостовериться, что вода в выбранном месте имеется в достаточном количестве.

В эпоху Адриана Арриан53 описывает один из таких лагерей во время инспекционной поездки вокруг Черного моря: «Самая же крепость (находящаяся при устье реки Фасиса), где размещаются четыреста отборных воинов, мне показалась весьма сильной по природным свойствам местности и расположенной в месте, очень удобном для защиты тех, кто плавает вдоль берега. Вокруг стены проведен двойной широкий ров. Прежде стена была земляная, и на ней стояли деревянные башни, но теперь и стена, и башни сложены из обожженного кирпича; стена стоит на прочном фундаменте, на ней размещены военные машины, одним словом, она снабжена всем необходимым для того, чтобы никто из варваров не мог даже приблизиться к ней, не говоря уже о невозможности угрожать осадой находящемуся в ней гарнизону. А так как и сама гавань должна была представлять безопасное убежище судам, а также и все места, которые вне укрепления населены отставными военными и некоторыми другими торговыми людьми, то я решил от двойного рва, опоясывающего стену, провести еще один ров до самой реки, который окружит гавань и дома, находящиеся за стеной».

Вал составляет наиболее важную часть этого сооружения54. Он построен по образцу простого укрепления, уже изученного в связи с походными лагерями и оборонительными линиями. Встречается трехчастная система: fossa —agger —vallum (илл. XXVI. 19), — но можно заметить несколько особенностей. Прежде всего, лагерь может иметь два—три рва. Но наибольший интерес представляет стена. Первый вопрос встает о профиле: в разрезе она имеет вид неправильного четырехугольника в I в. н.э. (илл. XXXIV. 32), позднее — прямоугольника. Эта модификация объясняется другой эволюцией — в выборе материала. В самом деле, в правление Юлиев — Клавдиев солдаты используют дерн, землю и дерево; начиная с эпохи Флавиев, после 69 г., военачальники понимают, что оборонительная система устанавливается надолго, а потому стены разбирают, затем заново строят из кирпича или камня, и насыпь из земли становится им подпоркой. Толщина стен варьировалась между 2 и 3,5 м. Строительство в Позднюю империю характеризуется повторным использованием материала. Рабочие больше не обращаются к каменотесам или к обжигальщикам кирпича, но подбирают куски разрушенных построек, старых статуй, алтарей, надгробий и т.д., и включают их в свои заграждения. Верх стены заканчивается непрерывным рядом зубцов и парапетов (propugnacula — см. с. 199) различных видов (прямоугольных, с центральной бойницей или в форме буквы Т).

На плане стена представлена обычно в виде прямоугольника с закругленными углами. Говоря о походных лагерях в республиканскую эпоху, Полибий, наоборот, утверждал, что римские военные предпочитали квадрат. В эпоху Ранней империи такая практика исчезает, а в начале II в. Псевдо-Гигин все еще рекомендует, чтобы для временных сооружений соотношение длины к ширине составляло 3/2. Но постоянные укрепления, построенные в эту же эпоху, подчиняются иным пропорциям. Так, в Эль-Касбате (Gemellae) мы встречаем соотношение 5/4, а в Ламбезисе — 6/5· Вегеций, писавший в IV в., но подразумевая предшествующие эпохи, советует соотношение 4/3. Как бы там ни было, в I в. лагеря обычно возведены по прямоугольному плану, в виде исключения — по квадратному. А в период Поздней империи встречаются всевозможные формы, включая круг. К тому же, с того времени исчезает interviallum, отныне стены построек составляют часть стены лагеря (то, что называют «казармой периферийного типа»).

Стена обычно прорезана четырьмя воротами55, тщательно устроенными, ибо они представляют уязвимое место в случае приступа (в эпоху Юлиев — Клавдиев они прорубались в полукруглых углублениях городской стены). Со времени Веспасиана они располагаются вдоль стены. Зодчие укрепляют их с боков башнями — в I или II в. простыми прямоугольными или квадратными. Но начиная с Марка Аврелия можно встретить более разнообразные формы, закругленные с одной стороны, или пятиугольные.

Башни56 вместе с примыкающими к ним бастионами образуют важный элемент в системе укреплений, играя не только роль площадки для метательных орудий. Первые внешние угловые башни появляются, согласно Дж.Ландеру (см. примеч. 1 на с. 237), после войны с маркоманами, но этот тип не получает распространения до III в. Напомним о сказанном выше: круглый план дает одно преимущество — прочность и одно неудобство — трудность постройки по сравнению с квадратной формой, более быстро возводимой, но менее устойчивой. В эпоху Ранней империи наружная сторона стены часто гладкая; постройки, которые к ней примыкают, расположены у внутреннего откоса стены. Во II в. стена усиливается угловыми бастионами по бокам и через интервалы. В III в. превалирует прямоугольник наряду с полукругом (примерно с 250 г.). В эпоху Поздней империи, наоборот, пристройки к стене встречаются с ее внешней стороны. Крепости, включающие прямоугольные бастионы, принято называть «тетрархическими» (по названию политической системы, установленной Диоклетианом). На самом же деле этот тип, без сомнения, появляется раньше, во время большого кризиса III в. Наконец, в IV в. в планировке лагерей царит удивительное разнообразие — соседствуют друг с другом прямоугольные, круглые и полукруглые, что зависит от обстоятельств, сопутствовавших устроению лагеря.

Но начинали архитекторы не со строительства стены, первейшим делом было организовать пространство внутри крепости. Прежде всего устанавливается groma (илл. XXVII. 23) — этот уже упоминавшийся инструмент состоит из четырех отвесов и позволяет проводить дороги под прямым углом. Место его установления представляло такую значимость, что в Ламбезисе оно было отмечено тетрапилом — триумфальной аркой с учетверенным фасадом57. Лагерь делится на три части двумя осями — via principalis разделяет претентуру и стороны principia (мы еще вернемся к этому слову), a via quintana проходит между сторонами principia и претентуры. От громы отходят два ответвления — via principalis и via praetoria — последняя в направлении к ближайшим воротам.

В стационарных лагерях Ранней империи центральная часть занята как раз principia58, часто, впрочем, несправедливо называемыми «преторием». Речь идет о комплексе построек, которые образуют ядро крепости.

Они состоят, по крайней мере, когда речь заходит о больших укреплениях площадью в 20 га, из двух смежных дворов, причем, второй меньшего размера и во второй половине III в. трансформируется в базилику — два ряда колонн делят ее на три нефа и поддерживают крышу. В глубине ее находится придел, где поставлены знамена (aedes signorum). Нередко он представляет собой простую комнату, но иногда оборудован наподобие небольшого храма, стоящего на подиуме59. Начиная со II в. устроенный под данной комнатой подвал служит хранилищем денег данной военной части и обязательных вкладов солдат, которые представляют собой денежную сумму, возвращаемую им в день возвращения к гражданской жизни. В глубине базилики всегда есть ряд помещений, которые начиная с Септимия Севера оснащены апсидами, т.е. полукруглыми нишами. Они получили название «схол»60, и там собирались коллегии низших чинов, учрежденные с разрешения Септимия Севера; следовательно, речь идет об устройствах, датируемых началом III в. В других комнатах находились канцелярии (tabularium legionis, tabularium principis, хранилище архива и т.д.). В Бу-Ньеме в Ливии была даже найдена двускатная конторка61. Склады оружия62 (armamentaria) располагались по сторонам первого двора. Наконец, трибуна (tribunal) позволяла старшему по чину офицеру гарнизона обращаться к личному составу. Как мы помним, обычай adlocutio, или обращения к солдатам, играет огромную роль в римской цивилизации. Впрочем, надо заметить, что в некоторых лагерях, построенных в IV в., архитекторы отодвигали principia вглубь крепости, к стене.

Тем не менее, какова бы ни была их протяженность, principia никогда не покрывают наибольшее пространство лагеря, поскольку самая существенная его часть в действительности занята жилищами. Офицеры живут в настоящих домах на центральной площади. Дома состоят из нескольких комнат и часто расположены вдоль via principalis, с другой стороны principia. Самое большое из этих жилищ занято начальником лагеря — императорским легатом, или пропретором, если в крепости находится легион. Именно за этим жилищем следует сохранить наименование praetorium. Центурионам и солдатам армия предлагает меньше удобств — для них отведены общие казармы. Обычно два ряда комнатушек разделены с той и другой стороны центральным двором, а по краям каждого ряда более просторные квартиры отведены центурионам. Согласно Г. фон Петриковицу (см. примеч. 1 на с. 237), некоторые категории воинов, возможно, размещались в несколько лучших условиях — это были immunes, principals, воины при метательных орудиях и конница. Наименее удобные из всех помещения отводились для немногих воинов вспомогательных частей и прислуге63.

Лагерь легиона численностью в пять тысяч человек равнозначен настоящему городу. Поэтому в нем есть все, что необходимо в повседневной жизни такой общины: больница, склады, мастерская и бани, не забыты и общественные уборные.

0 военных госпиталях (valetudinaria) известно довольно много. Госпиталь из Vetera64 (современный Ксантен в Рейнской области) дает довольно хорошее представление об архитектуре этих зданий. Он был построен по квадратному плану со стороной 83,5 м после перестройки (в первоначальном лагере он был меньше). Он включал два ряда комнат, расположенных по трем сторонам, буквой П, отделенных одна от другой коридором; там можно было лечить одновременно двести больных или раненых. В центре находился двор 40,2 м на 40,2; туда входили через вестибюль. Удалось найти даже комнату лекаря и аптеку. Из других были изучены, в частности, госпиталь в Альтерне, Лотшице, Альтенберге (Carnuntum) и Нойсе (Novaesium); они в плане иногда прямоугольные.

Здания, которые выполняют экономическую функцию, занимают больше места. Прежде всего, каждый легион имеет мастерскую или fabrica65, которая поставляет необходимое оружие и изготовляет кирпичи, часто к тому же с клеймами. В принципе сооружение разделяется на две части — производство ведется в нескольких помещениях, обрамлявших в виде буквы П небольшой дворик; готовые изделия поступают на склады.

Склады предназначались главным образом для хранения продовольствия — масла, вина и зерна. Важно не только суметь удовлетворить повседневные нужды, но и всегда предвидеть вероятность осады. При строительстве амбаров (horrea)66 возникают два затруднения. Стены подвергаются очень сильному давлению зерна, подобно жидкости, а сырая почва способна вызывать гниение провизии, заложенной на хранение. Для просушки амбаров предусматривается дренажная система. Стены наращивают до внушительной толщины и подпирают контрфорсами. Деревянные строения в I в. н.э. весьма скоро заменяются каменными. В целом они занимают пространство 20—30 м на 6—10. Если обследовать планы horrea, то, согласно Г.Рикману, удастся выделить четыре основных типа (см. примеч. 1 на этой странице): отдельные склады, двойные, парные или расположенные встык. Раскопки показали существование региональных особенностей. Так, в Британии длинные и узкие помещения группируются вокруг центрального двора; в Германии были найдены жернова, на которых написаны имена владельцев: «центурия Г.Руфа», «центурия Вирея»; следовательно, каждая центурия должна была сама молоть зерно, необходимое для ее пропитания.

Следующей заботой было снабжение водой. Трубопровод, порой проведенный под землей, соединял лагерь с ближайшим источником, и во избежание неприятных неожиданностей в цистернах хранились резервы воды. Вода предназначалась не только для питья. Привычка к чистоте заставляла римлян потреблять воду в больших количествах, и проблема приобретала особую остроту в пустынных районах. Так как легионеры считали естественным мыться регулярно, в каждом лагере имелись термы67 — именно они служили единственным местом отдыха, которое когда-либо существовало внутри военного укрепления. Их наличие объясняется, без сомнения, скорее врачебной действенностью, приписываемой посещению бань, чем их развлекательной функцией. Постройки такого типа, раскопанные в крепостях, похоже, не представляют никаких особенностей. Они состоят из вестиария, холодного зала, теплого зала, парилки, наконец, последнего зала, куда подается горячая вода.

Улицы, площади и административный центр, госпиталь, амбары и мастерская, термы и квартиры — вот основные сооружения, которые выявили археологи и эпиграфисты в римских лагерях. Их размеры различались в значительной степени друг от друга.

Постоянный лагерь: вопросы территории

В самом деле, места постоянного пребывания занимали значительно большую территорию, чем походные лагеря. Это пространство варьировалось в зависимости от величины расквартированной там военной части. Лучше всего нам известны с этой точки зрения крепости, рассчитанные на один —два легиона. Известно, что в эпоху Ранней империи римские военачальники полагались на большую концентрацию войск и часто сводили вместе два контингента одного типа. Мало-помалу они начали их рассредоточивать, а Домициан вообще запретил дислоцировать две части в одном месте, но он действовал в основном по чисто политическим соображениям, так как боялся государственного переворота68.

Легионные лагеря Ранней Империи: 

Приведенная таблица показывает, что легион располагался на территории от 17 до 28 га. Только единственный случай выбивается из общего ряда. В Альбано II Парфянский легион имел в своем распоряжении всего 10 га. Для объяснения этого можно выдвинуть две гипотезы. Возможно, эта часть была создана Септимием Севером, каковой император разрешил солдатам «жить со своими женами»69. Следовательно, в лагере были расквартированы только неженатые солдаты, и территория, предусмотренная для их проживания, могла быть сокращена. Но можно равным образом предположить и другое: в этом легионе насчитывалось менее 5 тыс. человек. Во всяком случае, повторим, речь идет лишь о догадках.

При обращении к вспомогательным частям ауксилиариев ситуация усложняется еще более по трем причинам. С одной стороны, воинские подразделения были весьма разнообразны. Скажем, все солдаты алы были конными, тогда как в когорте лошадей имели лишь немногие (речь идет о cohors equitata), и чрезвычайное многообразие царило среди отрядов numeri; к тому же, некоторые части были «пятисотенными», а другие — тысячными. С другой стороны, когда в лагере вспомогательных войск находят надпись, ее текст никогда не называет всех характеристик отряда, дислоцированного в данном месте. Наконец, имеются примеры того, что лагерь, изначально предназначенный для 1 тыс. человек, был частично эвакуирован и предоставлен в распоряжение всего лишь половине личного состава всего отряда. Эти трудности объясняют, почему не все историки приходят к согласию в данном вопросе. Поэтому предпочтительнее привести выводы тех и других, с тем чтобы будущее все расставило по своим местам.

Лагеря вспомогательных частей в период Ранней империи70 (в га)

Вероятно, бесспорный вывод труднодостижим. Самое большее, что можно сказать, — «тысячная» ала занимала пространство от 5 до 6 га, «пятисотенная» — приблизительно 4 га как максимум, а «тысячная» когорта — около 3 га.

Однако возникает еще один вопрос, который, впрочем, затрагивался выше и чью значимость подтверждает надпись, происходящая из Копачени — местечка в бывшей провинции Дакии: «При императоре Цезаре Тите Элии Адриане Антонине Пие Августе, в третий раз облеченном властью трибуна, в третий раз провозглашенном консулом (140 г. н.э.), император приказал увеличить укрепление numerus пограничной стражи (burgarii) и конных гонцов (veredarii), так как эта часть стояла лагерем в тесноте, удвоив длину вала и установив башни; эта работа сделана императорским прокуратором Аквилой Фидом»71. Данный документ говорит, конечно, что главная стена была удлинена, но не говорит как. Кроме того, понятно, что могла встретиться и обратная ситуация — если «тысячная» ала покидала место, где ее заменяла «пятисотенная» когорта, офицеры могли стремиться к уменьшению длины вала для облегчения защиты. Впрочем, археологические данные свидетельствуют о существовании в одном и том же месте нескольких палисадов, даже надстроенных один над другим. И невозможно понять, был ли первоначальный лагерь впоследствии увеличен или наоборот, поскольку отсутствие надписей или недостаточность раскопок не дают необходимых данных для построения даже относительной хронологии.

В любом случае планы, имеющиеся в нашем распоряжении, могут быть распределены по пяти категориям (илл. XXXIV. 33): 1) Два лагеря отделены один от другого: эта ситуация имела место в Африке, в Ламбезисе, к северу от Ореса, где одна когорта была размещена в 81 г., а целый легион к 115—120 гг. 2) Небольшой укрепленный пункт занимает угол более крупного; подобное наслоение можно наблюдать в Масаде в Иудее (в связи с F1 и F2; см. также илл. XXVIII. 25), и в Айнинге, в древней провинции Реции. 3) В Хирбет-Хассан-Ага, небольшой фортификационный пост в Сирийской пустыне, расположенный внутри более крупного, использовал лишь участок оборонительной стены последнего. 4) В Британии, в Холтон Честере, небольшой прямоугольник был приставлен к более крупному. 5) Два параллельных вала выстроены один внутри другого; археологи познакомились с этим расположением в Верхней Германии, в Заальбурге.

Итак, можно наблюдать различные варианты: «оборонительные линии» или «пункты», крепости или небольшие укрепленные точки. То, что всегда поражает исследователя, это смесь простоты и функциональности, позволяющая строить эти сооружения, похожие друг на друга на всем протяжении от Шотландии до Сахары, от Атлантики до Евфрата.

Стратегические секторы: региональные различия

Однако разнообразие природных условий и потенциальных или реальных врагов, которые обитали вокруг огромной державы, вынуждали римских стратегов выбирать самостоятельные решения в зависимости от района, который им предстояло защищать.

См. карту на с. 22.

Характеристика всего комплекса

Каждая приграничная провинция располагала армией (exercitus), состоящей или из легионеров72 и вспомогательных частей, или только из конных ал и пеших когорт. Некоторые области Империи, преимущественно внутренние, назывались «невооруженными» (inermes), но это выражение не означает «без солдат», потому что в каждом секторе должен был находиться некий минимум войск, хотя бы для того чтобы обеспечить поддержание порядка, охранять наместника, оберегать рудники и монетные дворы. В воспроизведенном выше фрагменте (с. 23—24) Тацит демонстрирует рассредоточение личного состава; но он говорит только об основных местах концентрации солдат; далее мы увидим, что ситуация могла быть значительно более сложной.

Во всяком случае, ошибочно думать, что в задачи приграничной армии входило только ожидать внешнего врага. Тацит73 ясно говорит, что части, расположенные вдоль Рейна, должны были одновременно вести наблюдение за германцами и галлами. Геродиан74 веком позже, наоборот, настаивает, что варвары представляют угрозу для дунайских провинций, со стороны населения, проживающего во внутренних районах Империи, не ожидалось подвоха. Наконец, в те или иные периоды контингенты, сильно сокращенные, дислоцировались «по эту сторону» военной зоны. В качестве примера можно привести войска Иллирии-Далмации, которые в I в., с одной стороны, обеспечивали безопасность Италии, а с другой — служили резервом для легионов Паннонии и Мезии75.

Роль флота и портов

В определенном смысле можно считать, что флот представлял собой последний воинский резерв Империи. Действительно, начиная с Августа, Средиземное море являлось римским озером. Но гипотезу о полицейской функции флота нужно исключить76. М.Редде отмечает, что со времени Августа моряки считались настоящими солдатами и, соответственно, выполняли военные обязанности. С основанием Империи учреждается и постоянный флот (он являлся наследником морских эскадр времен триумвирата), в это время он размещался в основном на Западе. Мизены следили за Западным Средиземноморьем, Равенна участвовала в операциях против парфян, корабли крейсировали вдоль всей северной границы Империи на Рейне, Дунае и Понте Эвксинском.

На практике моряки италийских флотов служили резервом живой силы во время войны против германцев или парфян. Главным образом — и это принципиально важный момент — они обеспечивали материально-техническое обслуживание во время походов. Одна из первых сцен Колонны Траяна77 представляет корабли, на которые военные загружают провиант. Так что корабли перевозили продовольствие и войска. Эта функция объясняет систематическое возобновление деятельности порта Селевкии в Сирии; во время каждой экспедиции императоров против парфян мы встречаем там солдат преторианского флота.

Активное применение кораблей дает нам возможность квалифицировать стратегию первых двух веков нашей эры в области использования флота как «активную оборону» в противоположность «пассивной обороне», которая характерна как для республиканской эпохи (флот снаряжался только во время войны), так и для III в. (фортификационные работы приобретают определяющее значение во время великого кризиса). Но эта ситуация объясняет также факт отсутствия архетипов военных портов — в реальности ничто не отличало Мизены от Остии или Путеол, так как во всех трех местах загружались и выгружались люди и товары. Благодаря лагуне, связанной каналом с По, Равенна78 оказывается прекрасно расположена, а ее маяк облегчал навигацию; но там нет ничего, что напоминало бы о присутствии в этом месте сколько-нибудь значимого военного флота. До сих пор не обнаружены казармы и плацы моряков.

Внутренние районы

Таким образом, благодаря флоту солдаты присутствовали в географическом центре Империи, а также и в других районах, удаленных от границ. Эти зоны, называвшиеся «невооруженными», тем не менее, не были лишены солдат79.

Италия

Наиболее значительная концентрация воинов, если вести речь об этих секторах, имела место, конечно, в Италии. Прежде всего, нужно принять в расчет «римский гарнизон» с его преторианскими когортами, urbaniciani и ночной стражей, не забывая о других частях меньшей численности. И затем, нельзя обойти молчанием, естественно, две крупные военные базы в Мизенах и Равенне; флот отправлял отряды в различные порты полуострова, в частности, в I в. в Остию и Путеолы80, кроме того, в каждом из этих двух мест дислокации располагалась когорта ночной стражи81. И, наконец, нужно вспомнить, что в 202 г. Септимий Север основал Castra Albana — в 20 км к югу-юго-востоку от Рима на площади в 10 га был расквартирован II Парфянский легион.

Запад

Расположенная совсем рядом с Италией, провинция Сардиния принимала в эпоху Августа не менее трех когорт; кроме того, группа мизенцев была размещена в Кальяри.

В остальном на Западе солдаты дислоцировались почти везде, и особенно в Проконсульской Африке, наместник которой командовал легионерами вплоть до правления Калигулы; он и далее сохранял под своим постоянным началом около тысячи человек. Карфаген82 служил тыловой базой, цитаделью; лагерь был расположен, видимо, на плато Бордж Джедид, в садах нынешнего президентского дворца Туниса83. Там была расквартирована одна когорта городской стражи (XIII при Флавиях, позднее I) и другая, выведенная из состава III Августова легиона, а кроме того, бенефициарии84. В Магрибе известно о существовании других подразделений — алы Siliana при Юлиях — Клавдиях и, возможно, позднее пехотинцев из различных отрядов и даже другой недолговечный легион — Первый Макрианский, во время кризиса 68 — 69 гг. Зато в Бетике, несмотря на то, что она также была сенатской провинцией, находилось всего пятьсот пехотинцев вспомогательных войск.

Галлы, видимо, вынуждали уделять им наибольшее количество воинской силы, но только в начале Империи. Известно, что Октавиан на следующий день после битвы при Акции расположил флот в Нарбонской Галлии, во Фрежюсе85. В Лионе всегда была расквартирована, по меньшей мере, одна когорта, — для обеспечения безопасности монетного двора86 (cohors XVII ad Monetam или cohors I затем XIII Urbana). Но эти недавние открытия засвидетельствовали наличие лагерей, расположенных далеко от рейнской границы и построенных в раннюю эпоху. В Ар лене, рядом с Суассоном, известный довольно давно лагерь, только недавно стал объектом нескольких зондажей87; он восходит ко времени Юлиев — Клавдиев так же, как и открытый в О л ней в Сентонже88; наконец, в Мирбо, рядом с Дижоном, были обнаружены несколько лагерей, где найдены клейменые кирпичи — все они восходят к эпохе Флавиев89. Эти постройки, возможно, имеют отношение к завоеванию и восстаниям Флора и Сакровира при Тиберии, а также Цивилиса, Классика, Тутора и Сабина в 68—70 гг. Но не нужно забывать и о том, что Галлия была театром военных действий и в III в. Прибавим здесь, что и альпийские провинции принимали со времени их учреждения вспомогательные части.

Но наиболее значительная концентрация войск на Западе имела место в I в. в Иллирии-Далмации (уточним, что под «Западом» мы понимаем часть римского мира, где латынь использовалась в качестве разговорного языка, в противоположность «Востоку», где эту функцию выполнял греческий язык, см. карту на с. 22). Это позволяло одновременно преграждать доступ в Италию и в случае необходимости прийти на помощь армиям, расположенным на правом берегу Дуная, как в Мёзии на востоке, так и в Паннонии на севере. Однако личный состав продолжал таять в течение всего I в.; от пяти легионов при Августе (VIII Августов, IX Испанский, XI будущий «Клавдиев», XV Аполлонов и XX Валериев) перешли к одному с эпохи Клавдия (IX Клавдиев, затем IV Флавиев). В конце концов, последний при Домициане покинул этот регион, защита которого отныне осуществлялась вспомогательными частями90. Данный сектор обороны сохранил, однако, определенное значение в конце II в., когда дунайская граница вновь оказалась под ударом91.

Восток

Внутренние районы на Востоке никогда не расквартировывали столь же крупные соединения солдат, по меньшей мере, на постоянной основе. Но они были «перенасыщены» мелкими отрядами. В начале Империи Македония92 была защищена двумя мезийскими легионами (IV Скифским и V Македонским); в Ахайе и Фракии тоже располагались когорты вспомогательных войск (см. пред. примеч.), подобная практика применялась в Малой Азии93, особенно в процинции Вифиния-Понт.

Даже самый поверхностный обзор приводит нас к важному и оригинальному выводу: в противоположность тому, о чем часто писали, Август не располагал все воинские контингента рядом с границей, поблизости от потенциального врага. Он сохранял важные резервы в тылу, и только постепенно войска выдвинулись на передний край. В Африке III Августов легион находился ближе к Карфагену, чем к гарамантам; лагеря в Олнее и Арлене, гарнизоны в Македонии и Иллирии — Далмации были расположены вдоль Рейна и Дуная. Все же, особенно начиная с конца I в., основная масса римских воинских сил сконцентрировалась в лагерях в непосредственном соседстве с варварским миром. В отношении географического положения и потенциальных врагов можно выделить три важнейших линии фронта.

Северный фронт

Северный фронт, который проходил от Атлантики до Черного моря, сам включает в себя три основных плацдарма, находившихся под угрозой многочисленных и воинственных народов.

Британия

Остров Британия94, который был оккупирован только в своей южной части, там, где заканчивались римские владения, представляет собой лишь узкую полоску земли. Воспрепятствовать переходу через нее не представляло никакой трудности. Зато сложнее было помешать тому, чтобы корабли огибали это препятствие с той или с другой стороны. Именно для обеспечения безопасности римской провинции был создан с самого начала завоевания флот Британии — classis Britannica. В момент аннексии, в 43—44 гг., воинский контингент состоял из четырех легионов (II Августов, IX Испанский, XIV Сдвоенный и XX Валериев). При Веспасиане их все еще оставалось столько же (II Вспомогательный заменил XIV Сдвоенный). Первые крепости были построены в Глостере, Линкольне и, может быть, в Роксетере. Во II и III вв. численность войск была сокращена до трех соединений, каждое из которых базировалось в большом лагере: II Августов легион располагался в Сэрлионе (Иска), VI. Победоносный (Victrix) в Йорке (Eburacum) и XX Валериев в Честере (Deva).

Но наибольшее своеобразие оборонительной системы провинции состояло в ином: римляне воздвигли там две оборонительные линии (илл. XXXV. 34). Более древняя — вал Адриана — соединяет устье Тайна с Сол вей Ферт, ее протяженность составляет 128 км. Если взглянуть в разрезе, этот фортификационный барьер включает в себя четыре элемента (с севера на юг) — ров, берма между бруствером и рвом, собственно вал, воздвигнутый по большей части из камня, а иногда из земли (над ним надстроена стена) и, наконец, дорога. На плане можно отметить наличие башен около вала (через каждые 500 м), ворот и укреплений, ныне называемых mile-castles («милевые редуты») (через каждые 1600 м) и укреплений, также примыкающих к валу (каждые 10 км). Вал Антонина представляет собой такую же структуру в разрезе (с севера на юг — ров—берма—вал—дорога), но он полностью выстроен из дерева и земли, здесь также можно найти малые и крупные укрепления и башни. Он более короткий, так как тянется всего на 60 км между Ферт-оф-Клайд и Ферт-оф-Форт и расположен севернее предыдущего вала.

Довольно запутан вопрос хронологии. Так, Адрианов вал, завершенный около 122 г., был заброшен в пользу Вала Антонина в промежутке 138 и приблизительно 160 гг., снова занят между 160 и 184 гг., опять оставлен между 184 и 197 гг., и еще раз задействован в период 197 и 367 гг., когда произошла окончательная эвакуация. Британские историки не слишком хорошо понимают причины этих уходов и возвращений.

Таким образом, во II в. н.э. чуть более 30 тыс. людей использовали флот, три крепости и один вал.

«Стража Рейна»

Вдоль северных пределов Империи обитали многочисленные народы германцев, которые с востока угрожали рейнской границе, а с севера — дунайской. Военная оккупация левого берега Рейна95 была организована между 12 и 9 гг. до н.э. Друзом, вслед за тем Тиберий до своего вступления на трон также проявлял попечение об этих областях. Известно, что Август собирался распространить власть Рима далее на восток и отодвинуть границу в направлении Везера и Эльбы. Но разгром, который потерпел Вар в Тевтобургском лесу в 9 г. н.э., и ситуация, которую застал Германик между 14 и 16 гг. (военные восстания), повлекли окончательный отказ от предприятий подобного рода. Эта территория, однако, продолжала оставаться объектом беспокойства римских стратегов, которые постоянно держали там крупные силы: по меньшей мере пять легионов при Августе, чаще всего — семь в I в. н.э. и только затем — четыре. Все это показывает, что начиная со времени Траяна внешняя угроза была фактически на данном направлении менее серьезной. Если присовокупить флот (classis Germanica), и вспомогательные части, то от 90 тыс. человек в I в. мы переходим здесь к 45 тыс. во II и III вв.

Германские легионы

Левобережье Рейна составляло единую провинцию вплоть до 89 — 90 гг., когда оно было разделено надвое. С той поры различают Германии Верхнюю и Нижнюю. В последней располагалось несколько крупных крепостей; крепости Хальтерна и Оберадена датируются эпохой Августа; нужно еще упомянуть Нёйс (Novaesium) и Нимег (Noviomagus). Во II в. I легион Минервы располагался в Бонне (Bonna), а XXX Ульпианов в Ксантене (Vetera), в то время как резиденция легата-наместника находилась в Кёльне. Все эти цитадели стояли на Рейне, поэтому создание системы линейной обороны не имело смысла.

По-другому обстояло дело в Верхней Германии; к тому же регион, расположенный в углу, образованном верхним течением Рейна и Дуная, был аннексирован в эпоху Флавиев; он составлял так называемые Декуматские поля. Для защиты этого сектора, и в особенности для демаркации границы, отделявшей римский мир от варварского, легионеры соорудили оборонительный вал протяженностью в 382 км. Начинался он на севере у Кобленца и далее шел на восток, проходил к северу от Висбадена, к югу от Гисена и к востоку от Франкфурта, затем он тянулся строго в южном направлении и в завершение разделялся на две ветви. Более древняя (I в.) вела к Штутгарту, а более новая — к Лорху. Главный компонент вала представлял собой палисад в виде частокола, возведенный на земляном валу (иногда со времени Коммода камень заменял дерево). Два рва — один спереди, другой сзади — окаймляли вал. Каждые 500 или 1 тыс. м. были воздвигнуты башни, менее регулярно были разбросаны полевые укрепления (каждые 5—17 км). И, естественно, дополняла этот ансамбль сеть дорог. Крупные крепости находились в Виндише (Vindonissa), Страсбурге (Argentorate) и Майнце (Mogontiacum), где была резиденция легата-наместника. В них во II в. располагались соответственно VIII Августов легион, IX Клавдиев легион и XXI Primigenia. Ранее в Мирбо, рядом с Дижоном (этот город являлся частью Верхней Германии), был расквартирован при Флавиях VIII Августов легион.

Таким образом, безопасность Рейна была доверена в I в. восьми легионам, а в два следующие столетия только четырем. Верхнюю Германию защищала линейная оборонительная система протяженностью 382 км.

Дунайский сектор границы

Дунайский участок северного фронта96 представлял в глазах римских стратегов еще большую значимость97, недаром именно там в эпоху Ранней империи было сосредоточено наибольшее количество солдат. Опасность исходила отнюдь не только со стороны германцев — племена, порой смешанные с кельтами, царства, как в Богемии и Дакии, а также кочевники южнорусских степей представляли собой постоянную и многоликую угрозу, которую зачастую нелегко было предвидеть заранее. К тому же эта граница была довольно протяженной. Ее завоевание было в основном организовано Тиберием между 12 и 10 гг. до н.э. В начале эпохи Империи защита правого берега Дуная обеспечивалась из глубины в целом девятью легионами, базировавшимися в Иллирике и Македонии, и вдобавок довольно малочисленными. Число легионов доводится до пятнадцати во времена Тиберия и стабилизируется между восемнадцатью и двадцатью начиная с правления Клавдия вплоть до конца III в. Вместе со вспомогательными войсками и дунайской флотилией воинский контингент насчитывал около 200 тыс. человек, что составляло добрую половину римской армии!

Сама протяженность этой границы требует раздельного рассмотрения ее по провинциям.

Реция, занятая Друзом в 15 г. до н.э., при Августе оборонялась двумя легионами (XIII Сдвоенным и XXI Стремительным). Со времени Тиберия там дислоцируются только вспомогательные войска, и такой порядок поддерживается вплоть до времени Марка Аврелия, который к 165 г. расквартировал в Регенсбурге (Castra Regina) III Италийский легион. Археологи исследовали оборонительную линию в 166 км, которая идет от Верхней Германии и была долгое время известна под именем «Стены Дьявола». Она образует дугу в направлении с востока на запад, которая своей вогнутой стороной обращена к северу и начиналась в Лорхе, с тем чтобы завершиться на западе в Регенсбурге. Частокол, который впоследствии сменила каменная стена толщиной в 1 м и высотой от 2,5 до 3 м, представлял его основную часть. Он дополнялся сетью дорог, башен и укреплений.

Воинские силы соседней провинции Норик, где мы уже не находим никаких оборонительных линий, были укомплектованы только вспомогательными войсками вплоть до правления Марка Аврелия, который разместил II Италийский легион в Энисе (Lauriacum). Кроме того, части флотилии Паннонии курсировали по той части Дуная, которая относилась к Норику.

Как Норик, так и Паннония98 примыкали к большой реке, присутствие которой делало излишним сооружение оборонительной линии; зато порождает необходимость привлечения флотилии (classis Pannonica), очевидно, созданной Веспасианом. Излучина, образованная Дунаем в пределах этой провинции, представляет для военачальников серьезную проблему, для ее решения в зависимости от эпохи предлагались различные варианты. Август после завоевания, которое произошло между 12 и 9 гг. до н.э., разместил войска на большом удалении от границы. Три легиона стояли в Птуе (Poetovio — VIII Августов), в Любляне (Emona — XV Аполлонов) и в Сисаке (Siscia — IX Испанский). Тиберий сокращает численность войск до двух соединений; начиная с Клавдия это легионы XIII Сдвоенный и XV Аполлонов. Но с 15 г. н.э. войска медленно продвигаются к северу и располагаются на правом берегу Дуная. Траян во время войн с даками начинает лучше осознавать положение — между 103 и 106 гг. он делит провинцию на две части. Отныне места пребывания вооруженных сил, относительно стабильные вплоть до конца века, определяются в зависимости от наличия возможного противника. Верхняя Паннония располагает двумя крепостями, чья задача следить за маркоманнами — Вена (Vindobona — X Сдвоенный) и Альтенбург (Carnuntum — XIV Сдвоенный), и еще одной крепостью для противостояния квадам, в местечке Сени-Комарон (Brigetio — I Вспомогательный). В Нижней Паннонии разбит только один лагерь — в Будапеште (Aquincum), где квартировал II Вспомогательный легион (Adiutrix), преграждавший путь сарматам. В правление Каракаллы вооруженные силы этой провинции были усилены с приходом I Вспомогательного легиона.

Аналогичные процессы наблюдаются в военной истории провинций, которые располагались вдоль нижнего течения Дуная, на его правом берегу. На самом деле три легиона, которые Август выделил в Мезии99 (IV Скифский, V Македонский и VII будущий Клавдиев легион), были размещены довольно далеко от границы. Количество соединений доводится до четырех легионов при Клавдии (путем усиления их VIII Августовым легионом) и до пяти при Траяне. Отныне военная топография этого района отличается большой стабильностью. Оборонительная линия, по мнению некоторых археологов, была построена в Добрудже при Траяне. Верхнюю Мезию защищали две крепости — в Костолаце (Viminacium — VII Клавдиев легион), другая в Белграде (Singidunum — V легион «Жаворонок», затем II Вспомогательный легион и под конец IV Флавиев). В провинции Нижняя Мезия разбиты три большие лагеря: первый из них в Свиштове (Novae — I Италийский), второй — в Иглите (Troesmis — V Македонский) и последний — в Силистре (Durostorum — IX Клавдиев легион). К этому стоит прибавить действия кораблей флота (classis Moesica), без сомнения учрежденного Веспасианом. Оборонная организация Мезии поражает весьма редкой устойчивостью состава приданных ей военных частей: у наблюдателя остается впечатление, что с момента установления там определенного равновесия, его всячески избегали нарушать.

Аналогичное чувство проявляется при изучении ситуации в Дакии100. Впрочем бросается в глаза слабость воинского контингента в этой провинции, плохо защищенной и поздно присоединенной. После завоевания Траян оставил там три легиона: I Вспомогательный, IV Флавиев, XIII Сдвоенный. Первые два из них очень скоро покинули область, где остался только XIII Сдвоенный легион в своем лагере Альба Юлия (Apulum). В III в. в качестве подкрепления прибывает V Македонский легион. По этой территории, раскинувшейся на левом берегу Дуная, т.е. к северу от реки, проходила оборонительная линия. Возможно, в начале II в. в Олтении был насыпан земляной вал длиной в 235 км; вдоль него воздвигнуты небольшие укрепления.

Черное море

Чуть только берег Дуная остается позади, военное присутствие Рима ослабевает. Так, по берегам Черного моря101 расположены только малые дозорные посты, а в правление Нерона создается флот, чтобы оказывать поддержку тыловым структурам. На севере Боспорское царство (совр. Крым). Для наблюдения за ним безотлучно задействован, а специальный гарнизон сохраняет независимость, по крайней мере, теоретически.

Восточный фронт

Общие соображения

Мало-помалу наше перечисление привело нас к рубежам, отделяющим римский мир от Ирана102. Стратегия Империи здесь зависит еще более тесно, чем где бы то ни было, от физической географии и человеческого фактора. На севере в горах расположена Армения — небольшое государство, лавирующее между двумя могущественными державами. На юге пустыня отделяет Палестину, Сирию и Финикию. Благодаря своему положению караванный город Пальмира контролирует все гражданские и военные контакты этого региона. Долины Евфрата и Тигра в центре выступают как два коридора, но идущий с запада завоеватель вынужден спускаться по ним к югу и потому всегда подставлять неприятелю под удар свой левый фланг.

Траян пытался присоединить Месопотамию; ему даже удалось захватить ее после того, как он низвел до уровня провинции Аравию (на самом деле, западную часть современной Иордании). Но Адриану, сколь из миролюбия, столь и по необходимости, пришлось возвратить границу империи к верховьям Евфрата. Захватническая политика снова вошла в моду при Луцие Вере, который достиг Хабора в ходе своих военных кампаний 161 — 166 гг.; Септимий Север осуществил аннексию Северного Междуречья. С этого времени Низибис и Сингара отошли к Риму, а граница с иранской державой перенесена на Верхний Тигр. Но переворот, в ходе которого между 212 и 227 гг. Сасаниды-персы сменили Аршакидов-парфян,