/ Language: Русский / Genre:sf_social

Ликей. Новое время (роман второй)

Яна Завацкая


Завацкая Яна

Ликей. Новое время (роман второй)

1.

Церковный двор был почти пустым. Несколько ребятишек тихо, без обычного гомона гонялись друг за другом, прятались за выступы здания. Девушка стояла чуть поодаль. Серебристый длинный плащ казался слишком большим для ее хрупкой фигурки. Девушка напоминала в этом плаще летучую мышь, завернувшуюся в собственные крылья. Лицо - остроносое, нервное, тонкое почти до прозрачности, горящие, как угли глаза. Руки она прятала не то в карманах, не то в складках плаща. Переминалась с ноги на ногу, но оставалась на месте. Ждала.

Показался священник - в рясе, с недлинной темно-русой бородкой. Не старый еще священник. Подвижное лицо девушки вздрогнуло, словно от нервного тика, быстрыми, чрезмерно большими шагами, словно подпрыгивая, она пересекла двор, приближаясь к батюшке.

- Здравствуйте, отец Иоанн, - девушка почти шептала, шелестела, как камыш на ветру.

- Здравствуйте… Агния, - произнес он с некоторой задержкой.

- Вы… меня помните, - прошелестела она полувопросительно. Священник рядом с ней - колышущейся тростинкой, неровным огоньком свечи - казался кряжистым, вросшим в землю, как дуб. И голос его, хорошо поставленный, низкий, внушал спокойствие и уверенность…

- Я думал о вас. Вам нужно подготовиться к крещению. Это называется оглашение…

- Я знаю. Это… долго?

- Ну вы понимаете, что нельзя так сразу…

Лицо девушки отчего-то казалось совсем белым. Как бумага. И синева просвечивала.

- Простите, отец Иоанн… у меня такие обстоятельства. Вы не знаете. Я готова… конечно. Все, что угодно. Я буду готовиться, как нужно. А нельзя сначала окреститься, а потом… Это очень важно!

Священник покачал головой.

- Не бойтесь, - сказал он ласково, - Вы уже под защитой Господа. С вами ничего страшного не произойдет.

- Может произойти. Вы не знаете!

- Будем надеяться на Господа, - повторил священник, - Все, что происходит - происходит по Его воле. Примите все, как есть. Не бойтесь.

Он помолчал.

- Я постараюсь окрестить вас как можно быстрее. Но все же не меньше месяца нам потребуется. Если вы хотите - у нас в общине есть люди, которые согласились быть крестными родителями для вас, и они же помогут вам подготовиться. Семья Старцевых. Вы согласны?

Агния потупила взгляд - словно два живых черных огня погасли. Лицо стало безжизненным, как закрытая печная заслонка.

- Да, спасибо, - произнесла она.

- А вот, кстати, - отец Иоанн обернулся. Из дверей церкви вышла супружеская пара. У мужчины на руках младенец в стареньком синем комбинезоне. Женщина выкатила откуда-то коляску, стала возиться, что-то в ней поправляя. Мужчина ждал. Он был выше и стройнее своей жены. Глаза светлые. У нее карие, и к тому же она довольно полненькая. И все-таки они чем-то друг на друга были очень похожи. Как брат с сестрой. Так часто бывает у супругов, живущих долго и в согласии - становятся похожими. Два сапога пара. Мужчина осторожно переложил ребенка в коляску. Агния покорно пошла вслед за священником, приблизились к семье.

- Алексей, это Агния, - сказал священник. Мужчина слегка поклонился. Его жена протянула руку.

- Лена.

- Агния, - девушка пожала крепкую теплую ладошку, гораздо теплее ее собственной полупрозрачной, ледяной кисти.

- Алексей, - представился мужчина, - Мы о вас уже слышали.

Отец Иоанн попрощался и ушел. Агния осталась с чужими людьми… ей стало неуютно и одиноко. Алексей и Лена представляли собой единое целое. У него была она, у нее - он. У них был ребенок. Все вместе они были как мохнатое, теплое, доброе облачко, вполне самодостаточное. Агния болталась одна, отдельно, во внешней пустоте, совершенно ненужным довеском.

- Вы хотите подготовиться к крещению, - сказал Алексей полувопросительно. Агния кивнула, - Мы вам поможем. У нас так принято. Нам нужно будет позаниматься по Катехизису.

- Хорошо, - тихонько сказала Агния. Алексей посмотрел в ее лицо внимательно. Ей понравился взгляд - блестящий, острый.

- Где вам будет удобнее заниматься? - спросил Алексей, - И когда начнем?

Агния пожала плечами. Где…

Что им сказать - что ей негде жить? То есть, жить есть где, но… Заниматься там невозможно, об этом и речи быть не может. Они даже, наверное, с жильем могут помочь. Они ведь такие добрые… Именно поэтому Агния ни за что не скажет, что ей нужна помощь.

- Можно у нас дома, - предложил Алексей, - Мы живем здесь недалеко.

- Хорошо, - поспешно согласилась Агния. И замолчала, предоставляя Алексею и решение второго вопроса - о времени. Но неожиданно заговорила Лена, покачивавшая коляску.

- Если хотите, может быть, прямо сегодня и начнем? Давайте к нам, а? - она улыбнулась, - Побываете у нас в гостях, посидим, поболтаем…

Тон ее был таким, что Агния вдруг ощутила себя не снаружи, а внутри теплого мохнатого облачка. Стало уютно, легко. Посидеть с ними, поболтать, может быть, пообедать… Агния шагнула назад, словно пытаясь физически вырваться. Потом опомнилась - почему не пойти? И куда, если не к ним? И потом - ведь это ненадолго. Посидеть, поболтать… Это ни к чему не обязывает.

- Дети! - крикнула Лена. От стайки отделилось трое ребятишек. Все они были похожи друг на друга, и чем-то на Лену, и чем-то на Алексея. Мальчик лет восьми и две девочки почти одного роста. Близняшки, а может, погодки. Одной, наверное, шесть, а другой - пять. Мальчик больше похож на отца - красивый, серьезный, серые глаза в длинных ресницах. Дети подбежали, загалдели.

- Мы домой пойдем?

- А я хочу мороженое!

- И я тоже! И я тоже!

- Нет, - отрезала Лена, - сначала обедать, а потом мороженое! А то опять суп есть не будете!

- А можно я потом в магазин сбегаю за мороженым? - попросил мальчик.

- Если будете себя прилично вести, - сказал Алексей.

- И суп покушаете, - добавила Лена, - Ну пошли.

Процессия двинулась по улице. Впереди трое детей, то хватаясь за руки, то расцепляясь, вприпрыжку, бегом, старушечьим шаркающим шагом… Обсуждали какой-то мультфильм. Потом - Лена и Алексей с коляской. Младенец спал. Агния шагала рядом, ширины тротуара не хватало. Она шла то чуть впереди, то сзади. Старалась не сосредотачиваться, но все равно, пусть не видела - чувствовала плотную светлую ауру, надежную защиту, и дети были под этой защитой, как под броней, надежнее любой брони. И тонкий луч видела, уходящий от ауры вверх, к небесам. Господи, помилуй, стала молиться Агния. Мне страшно, Господи, забери, не хочу… помилуй меня, Господи Иисус! Почему я не могу так, как вот они? Им хорошо. У них броня. Они - люди как люди. А у меня ничего, никакой защиты, я одна на ветру, и тьма вокруг… Страшно мне. Не хочу…

Квартира Алексея и Лены была на шестом этаже. Многоэтажка древняя, убогая, давно не ремонтированная. В подъезде пахло кошачьей мочой. Потолки низкие. В коридоре тесно. Алексей сразу укатил ребенка в коляске досыпать на балкон. Дети аккуратно разделись, повесили курточки, ботинки - в шкаф. Лена проскользнула на кухню. Агния подумала и пошла за ней.

- Боря! - крикнула Лена пронзительно. Мальчик появился в дверях кухни. Без шапки он был еще симпатичнее - светлые кудряшки, ангелочек, но не малыш уже, мальчишка с худеньким, острым лицом.

- Боря, у нас хлеба мало. Сбегай за хлебом, а? - попросила Лена.

- Может быть, я схожу, - робко предложила Агния. Лена помотала головой.

- Да что вы! Он сбегает, что ему, трудно?

- А мороженого можно купить?

- Ну и мороженого купи, поедите после обеда, - согласилась мать. Повела мальчика в коридор, забрякала мелочь.

Агния огляделась. Обстановка на кухне была скромной. Шкафы - неизвестно какой давности, вся техника русского производства, дешевая. Правда, все чистенько. Агния ожидала увидеть иконы, но кухню украшали несколько зеленых растений в горшках, и над столом висела красивая голограмма летящего в небе самолета. Какой-то военный самолет, треугольное "летающее крыло", сверху пятнистой окраски, снизу серебристой. Небо вокруг синее, пронзительное. Агния подошла к окну. За окном висли набухшие серые тучи. Октябрь. Осень, Петербург. На открытках небо всегда синее. В жизни чаще всего не так. Лена уже что-то резала за спиной, гремела тарелками.

- Что-нибудь помочь? - спросила Агния, оборачиваясь. Руки Лены так и летали. Тарелки на стол - хлоп, хлоп… гора ложек. Зелень на деревянной дощечке - раз, раз, огромным ножом с черной ручкой, со скоростью кухонного комбайна, размельчила - и на блюдечко.

- Да что помочь? Все готово… Садитесь, Агния. Может, на ты перейдем, ничего?

- Да… конечно, Лена.

Вошел Алексей.

- Ну ты даешь! Уже накрыла… Ну и скорости у тебя.

- Митя спит?

- Дрыхнет, - лениво отозвался Алексей.

- Зови девок, - скомандовала Лена.

- Девки! За стол! - крикнул Алексей, - И руки помойте!

- А свет включить? - запищали из коридора. Алексей вышел.

Лена принялась разливать дымящийся борщ по тарелкам.

- Агния, ты туда садись, к холодильнику. Тут у нас дети… Они привыкли на своем месте всегда.

В кухню вошел крупный полосатый кот, остановился, мяукнул. Агния опустила руку. Кот подошел, потерся.

- Барсик, - с легким упреком сказала Лена.

- Хорошенький, - Агния погладила кота.

- Видите, у нас тесновато, - пожаловалась Лена, - Борька просит еще собаку, а куда собаку? У нас четыре комнаты, но и детей четверо. И комнаты маленькие… А гулять с собакой тоже - кто будет? Я с малышом, у Алексея работа… Мы дом строим, - сообщила она вдруг, - В Соколове Ручье, это рядом с Рябовом, знаете? Ну, от Тосно надо ехать еще. Леше далеко будет ездить, но у нас машина, ничего. А там в деревне, знаете, детям все-таки лучше.

- Сейчас так редко бывают многодетные семьи, - сказала Агния, - Не тяжело?

- Так ведь в них вся радость-то, в детях, - Лена улыбнулась, - зачем иначе жить-то, если не заводить? Один подрастет, уже опять маленького хочется.

- И еще хотите рожать?

- Ну а почему нет? Вот только бы дом построить… Я сейчас не работаю, с деньгами не очень. Хотя Алеша хорошо зарабатывает. Но у него и времени немного. Мы постепенно строим. Уже два года, - объясняла Лена. Все тарелки были уже наполнены. Алексей пришел из ванной с девочками. Одна, чуть побольше, беленькая, плотная, вторая - худенькая, волосы потемнее, но все равно друг на друга похожи. Выражение лиц, что ли, одинаковое. Щелкнул замок - пришел Боря, разделся, бросил сумку с продуктами возле мойки. Сел рядом с Агнией - холодный, румяный с улицы. Никто из детей есть не начинал. Алексей прочитал "Отче наш", тогда зашумели, забрякали ложками. Агния положила себе сметаны, попробовала борщ - очень вкусный.

- Ты возьми укропа, посыпь, - посоветовала Лена. Она взяла хлеб - Боря купил нарезанного - положила в плетеную корзиночку, выставила на стол.

Ели борщ, необыкновенно вкусный, потом макароны по-флотски, с фаршем, пили чай, закусывая мороженым.

И как часто бывало, Агния любовалась чужой жизнью, не завидуя, не мечтая самой пожить так, просто - смотрела. Восхищалась. Странно, она ожидала увидеть семью духовных людей, ведь они должны быть ее наставниками! Конечно, у них все иначе, чем… чем дома у Агнии. Но Алексей и Лена вообще производили впечатление самых обычных людей - не духовных, не ликеидов, вообще самых простых. Разговаривают о всякой ерунде, никаких икон вокруг, ни свечек, ничего особенного. Старшая девочка рассказывала, неумело толкая ложку в рот:

- А у нас в садике будет праздник… вот… и я буду феей. А Женя Смирнова никем не будет, вот!

- Маша, ешь аккуратнее, ради Бога! - вскрикнула Лена. Девочка слегка облилась.

- Нет, это невозможно, - Алексей поднялся, взял салфетку, заправил дочке за воротник.

- А какой у вас праздник будет? - спросила Лена.

- День Матери-Земли!

Агния с любопытством ожидала реакции родителей - по идее, христиане должны отвергать языческие праздники. Но Лена только переспросила:

- А когда будет праздник?

Маша произвела какие-то сложные эволюции с пальцами и сказала.

- Еще семь раз спать, а потом.

- А ты, Анюта, кем будешь? - спросил Алексей.

- А я лягушкой.

- Она лягушкой,- ответили дети одновременно.

Лена встала и поменяла тарелки тем, кто доел первое.

- Ой, подумаешь! - скривился Боря, - А мы на День Матери-Земли вообще на пикник поедем.

- О, макарошки! - Алексей радостно потер ладони и хищно занес вилку над блюдом. В этот миг раздался слабый писк.

- Митька, - Лена с досадой отложила вилку.

- Сиди, мать, я, может, его укачаю, - Алексей быстро исчез с кухни. Агния отметила про себя, что двигается он красиво, стремительно… спортсмен, что ли.

Минут через пять, когда второе уже почти исчезло, Алексей появился на кухне с плачущим младенцем, на ходу пытаясь стащить с него комбинезон.

- Ни в какую, Лен… Наверное, кушать ему уже пора.

- Ладно, - Лена взяла ребенка, раздела, села с ним в кресло у окна и приложила к груди. Алексей стал расставлять чашки на столе. Агния встала было ему помочь.

- Сидите, ради Бога, - сказал Алексей, - А то вам вылезать еще… Я сам, не беспокойтесь. Анька, ты собираешься доедать?

Девочка скорчила рожицу.

- Аня, надо хорошо кушать, - наставительно сказал Алексей, - Вот посмотри на Машу. Она все съела. А ты опять одного мороженого налопаешься…

Худенькая Аня еще больше скривилась.

- я хорошая девочка, - похвасталась Маша, - Я все съела.

- Аня тоже хорошая девочка, - заметил Алексей, - Только она почему-то не хочет расти и ест очень мало.

- Надо много есть, - изрек Боря с умным видом, - Особенно полезно мясо, овощи и фрукты. Тогда можно стать сильным и здоровым.

- Вот видишь, Аня, Боря правильно говорит, - сказала Лена.

Алексей все-таки поставил детям мороженое.

- А вы будете, Агния?

- Нет, спасибо, - отказалась девушка.

- Вы что-то и макароны…

- Ой, нет. Я вообще очень мало ем, извините, - смутилась Агния.

Макароны были С МЯСОМ. К мясу она так до сих пор и не смогла привыкнуть. Нет, она пробовала… немного. Чуть-чуть колбаски, лучше - копченой. Но после мясного наваристого борща еще и второе…

Наконец, все поели. Лена передала ребенка Алексею, села к столу и быстро покидала в рот все, что осталось в тарелке. Агния помогла хозяйке убрать посуду.

- А можно мы мультики посмотрим? - спросил Боря.

- Ладно, смотрите в детской, - разрешил Алексей. Дети завопили ура и унеслись с топотом и грохотом по коридору.

- Ну вот, это кстати, мы с вами сможем спокойно поговорить, - заметил Алексей. Взрослые перешли в гостиную, Лена постелила одеяло на полу, поверх ковра, положила малыша. Тот сразу поднялся на четвереньки, смешно покачиваясь. Лена села рядом с ребенком, на полу.

- Садитесь, Агния, я сейчас, - Алексей указал ей на одно из стареньких палевых кресел рядом с журнальным столиком и сам ушел в другую комнату, и оттуда послышались голоса детей - они о чем-то с отцом спорили. Агния огляделась. Здесь, в гостиной, все-таки висели иконы, но не напоказ, и не дорогие, не старинные. Висели в уголке, самые обычные фоторепродукции. Под ними на подставке, прибитой к стене - высокая свеча. Кажется, положена лампадка, и чтобы все время горела, вспомнила Агния. У этих же ничего не горело. А больше в комнате ничто не напоминало ни о церкви, ни о духовности.

Правда, комната все же имела несколько необычный вид. Книги. Только один экран - ВН, и очень, очень много книг. Два огромных стеллажа по бокам от экрана. И ничего больше, никаких безделушек, только книги… Агния скользнула взглядом по названиям. Бог ты мой, кто в наше время такие вещи читает. Какие-то старинные русские писатели. Толстой, Достоевский, Лесков какой-то, Чехов, Платонов, братья Стругацкие… всего не перечислить. И не только русские - как минимум две полки на английском, что ли. Была и религиозная литература, но только христианская. Полка книг по авиации. Можно подумать, что квартира эта принадлежит ликеиду. Кому еще интересны книги… Но Алексей не может быть ликеидом. О Лене и говорить нечего.

Ребенок тем временем уполз куда-то за диван. Лена стала выманивать его погремушкой, посмотрела на Агнию.

- Тебе сколько лет?

- Двадцать.

- Видишь, куда уполз… Митя, ну иди! Иди! - Лена улыбалась ребенку, потом с той же улыбкой обернулась к Агнии.

- Ну шило в попе. Как в пять месяцев начал ползать, так и не остановить. Вот Маша, та была спокойная. Только в девять начала ползать. Мы даже думали, может, что-то не в порядке…

Агния испытывала некоторое даже облегчение оттого, что Алексей вышел. Вряд ли в том была его вина - просто она вообще боялась людей. Привыкла бояться. А вот с Леной было легко. Так необыкновенно легко, свободно, и говорить можно о чем хочешь…

- А сколько ему сейчас? - спросила Агния, непроизвольно улыбаясь.

- Восемь.

- И вы… ты все еще кормишь?

- Ну а что? Молока много, чего не кормить. И ты представляешь, он ничего больше не хочет. Даю пюре - плюется. Только иногда яблочко погрызет или сухарь…

Агния вспомнила сразу несколько случаев из практики.

- А вот у нас недавно… принесли двухмесячную девочку. Мать не кормит, потому что бережет фигуру. Не хочет вообще. А ребенок нервный. Иногда это ничего, даже наоборот, иногда с материнским молоком такая информация связана, что не дай Бог… лучше и не кормить. А тут - ребенку тепла не хватает. Но уже в два месяца кормить не начнешь. И объяснить нельзя, что нет любви к ребенку… Я сказала, а мать - как это, я с ней целый день, я ей все внимание. И не объяснишь, что внимание есть, а любви нет.

- Да, это не так просто. Ведь это же только от Бога, - сказала Лена, - в нас самих-то любви не так много. А ты врач, Агния?

- Нет, я… - девушка покраснела, - Я… в общем, ясновидящая. Была.

- Интересно, - удивилась Лена, - Я первый раз вижу настоящую ясновидящую. В смысле, так близко общаюсь. И ты правда все видишь?

- Вижу-то вижу… но ничего хорошего в этом нет, - сказала Агния, - Не нужно это.

Лена пожала плечами.

- Может, и не нужно… Бог в Библии запретил.

- Но были пророки, святые…

- Ну так ведь то пророки.

- А мой отец - он думает, что он святой и пророк, - вырвалось у Агнии. Лена пожала плечами.

- Он тоже ясновидящий?

- Да. Он… сильный маг. Очень сильный.

Что я говорю, с ужасом подумала Агния. Не понимает. Не понимает! Она - простая женщина. Суждения примитивные: Бог в Библии запретил. Зачем ей эти сложности? Не хочу. Не буду рассказывать. Не расспрашивают - ну и молчи.

Но Агния чувствовала, что рассказать хочется. Так у нее обычно и было. Когда расспрашивают, лезут под кожу - хочется промолчать, закрыться. А Лена ни о чем не спрашивала. Накормила и… да, как бы просто согрела своим теплом. Ведь все тепло в этом доме - от Лены. Алексей - он не такой… он холодный. Жестковатый. Но для мужчины это нормально. А Лена… Она ни о чем не спрашивает, но ей очень хочется все рассказать.

Но ведь она не поймет… Ее разум спит. Не развит. Что она сможет понять? Ей вполне достаточно того, что "Бог запретил". Она не ищет объяснений.

В комнату широкими легкими шагами вошел Алексей. Лена, к счастью, не захотела продолжать разговор.

- У вас Библия есть, Агния?

- Есть.

- А какой перевод?

- Ой, не помню уже…

- Вы принесите, надо посмотреть. Переводы не все хороши.

Алексей положил на столик книгу в твердой синей обложке. Агния взяла книгу в руки. Катехизис…

- Нам надо будет с вами изучить эту книгу. На службы по воскресеньям ходите?

- Да… два раза ходила. Я ведь только недавно, - Агния робко улыбнулась.

- Леша, посмотри! - воскликнула Лена. Малыш пробовал на вкус найденный мячик и скорчил при этом уморительно смешное личико. Алексей улыбнулся, глядя на сына.

Кот вспрыгнул на спинку кресла позади Агнии. Девушка протянула руку, осторожно погладила жестковатую шерсть.

- Ну давайте… будем встречаться, как вам лучше - раз в неделю или два раза. И заниматься по Катехизису. - - Лучше два раза, - сказала Агния.

- Да, так мы еще до Рождества успеем, - согласился Алексей.

- А побыстрее никак нельзя?

- А зачем? - удивился Алексей.

- Мне нужно… очень нужно.

Алексей внимательно посмотрел на нее.

- Агния, мне кажется, вы боитесь. Да?

- Да, - вырвалось у нее, - боюсь. Мне нужно быстрее креститься.

- Агния, вы поймите, крещение - не магическое действие. В этом разница, понимаете? Когда вы совершаете какое-то магическое действие… скажем, кладете защитный знак, да пусть даже тот же крестик - он вас, может, и защитит. Но на один магический знак найдется другой, посильнее. А крещение… Оно, конечно, имеет значение - это значит, вы посвящаете себя Христу. Но если вы пришли к Нему - Он сильнее любой магии. На земле просто больше нет силы, которая может вам повредить, понимаете? Телу могут повредить, а душе - уже нет. Только за Него держитесь. А крещение - это просто знак такой. Ну как бракосочетание, например. Когда вы уже человека любите, уже ему пообещали замуж выйти, но еще не расписались - вы же все равно с ним, он вас защищает, вы не чувствуете себя свободной.

Алексей умолк, глядя в пол.

- Может быть, я не совсем понимаю, - сказала Агния робко.

- Ничего, - Алексей улыбнулся, - Все наладится. Давайте сегодня пройдем первую главу, - он открыл книгу. = - - Верую в Бога-отца, создателя Земли и Неба…

2.

Джейн Уилсон смотрела в окно. Руки ее, занятые привычной работой, двигались сами по себе - брали стеклышки, протирали, складывали в гнезда. Рабочий день заканчивался. Ветка клена постукивала в окно, возя по мокрому стеклу разлапистый рыжеватый лист. Все в окне было неярким - серое набухшее небо, коричневые и грязно-желтоватые деревья, размякшая земля и черный асфальт. И дождь, дождь, серыми косыми стрелами соединивший небо и землю. Как в Викиных стихах:

Все вокруг утонуло в дымке,

Мир стал сам на себя не похож.

Как на старом потертом снимке,

Здесь за окнами льется дождь…

А ведь это точно, с легким удивлением подумала Джейн. Как на старом потертом снимке. Бывают такие древние фотографии, сто-, двухсотлетней давности, точно покрытые мелкой сеточкой морщин. Вот так же и дождь закрывает мир серой сетчатой пеленой, стирая, затушевывая краски, выражения лиц, контуры. Бог ты мой, неужели у Вики все-таки талант? Нет, это, конечно, по-детски. Последняя строчка написана явно для того, чтобы попасть в ритм. И вообще… Но ведь есть что-то, есть какие-то проблески, перлы, то сравнение точное, то метафора какая-нибудь, то рифма интересная!

Джейн поставила палету со стеклышками в шкаф. Выключила компьютер и закрыла микроскоп. Сняла и повесила на гвоздик халат, оставшись в эрзолевых синеватых брюках и палевом пуловере.

Надька еще сидела в приемной, что-то занося в компьютер. Джейн подошла к зеркалу, привести в порядок лицо и волосы.

- Ты че, уже пошла? - поинтересовалась Надька.

- Но ведь уже пятый час, - сказала Джейн, словно оправдываясь.

- Погоди маленько, я щас… Мне последний анализ внести.

Я тебе уже час назад отдала этот анализ, раздраженно подумала Джейн. Раздраженно - потому что вслух она этого не произнесет. Она слишком воспитанна. Поэтому Надька позволяет себе… Поэтому Джейн, фактически, начальница лаборатории, чувствует себя перед Надькой как школьница. Хотя что особенного Надька себе позволяет? Она ведет себя так, как привыкла. Как все.

Это Джейн - не такая как все. Поэтому ей плохо…

Плохо.

Джейн поправила волосы, подкрасила губы, надела голубую осеннюю куртку. Надька тем временем выключила компьютер и тоже стала одеваться.

- Ну и анализ… - сказала она, внимательно глядя в зеркало. Пудра, глаза, губы, крашеные яркие белые локоны надо лбом, - Интересно, что там экспрессировалось…

- У мальчика порок сердца. Тетрада Фалло, - сухо сказала Джейн.

- А… оно и видно. Поди, оперировать будут.

- Наверное.

- Ты не знаешь, сегодня "Ритм" работает? Там, вроде, выходной в понедельник.

- Не знаю. Мне казалось, он без выходных, - ответила Джейн. Надька застегнула свой белый плащ, вскинула на плечо ярко-алую сумку. Женщины вышли из лаборатории.

- Хотела диски посмотреть, у Костика день рождения скоро, - пояснила Надька, - Не знаю, чего подарить. Не знаешь, а?

Джейн невольно покосилась в сторону кабинета врача. Но Костика уже не было - он уходил раньше. Конечно, слова Надьки могли означать и нечто совершенно невинное… ну мало ли? Пригласил на день рождения. Случайно получилось. А может, и не приглашал вовсе, а Надька сама хочет что-нибудь подарить. Все-таки сослуживцы, в одном здании работаем… Ладно, мне-то какое- дело? - оборвала себя Джейн.

- Подари ему тонометр, - посоветовала Джейн, - он никак поменять не может.

- Ну-у… - протянула Надька, - Надо что-нибудь для души…

- Тогда бутылку коньяка.

Внизу, в комнате ожидания сидело несколько новоприбывших маргиналов. Целая семья - бабка с черным провалом беззубого рта, женщина, выводок детишек, крест-накрест закутанных в платки.

- Здрасьте..

- Здрасьте… - робко заговорили они, увидев выходящих женщин.

- А чего вы сюда-то пришли? - спросила Надька, - Уже все закрыто.

- Как же так? - плачущим голосом заговорила женщина, - а что же нам, ночь сидеть?

- Дак вы идите в то здание… Вон за углом, видите? Там дежурка, там с вами разберутся, где ночевать. А тут уже сегодня никого не будет.

Семья маргиналов, радостно благодаря Надьку, стала подниматься и собирать свои баулы и мешки.

- Спасибо, дай Бог вам здоровья…

Благодетельница, подумала Джейн с раздражением. И пошлет, куда надо, и наорать может при случае. Отчего-то вспомнилось, как сегодня Надька орала на бабку, зашедшую по ошибке в их лабораторию: "Тебе, бабуля, в морг уже надо, а не генный анализ делать! Ты че, плохо понимаешь, что ли?" И так до тех пор, пока Джейн не вышла, устав от Надькиных воплей, и не объяснила старушке спокойно, что кровь сдавать нужно в другую лабораторию, это дальше, по коридору…

И все равно. Надька для них - своя. Они ее понимают. А Джейн… И дело не в русском языке, уж с языком-то у нее давно никаких проблем нет. Просто - она другая.

Ветер сразу подхватил их, заставил задержать дыхание, швырнул в лицо холодную горсть дождя. Надька быстро раскрыла зонт. Джейн, разумеется, не запаслась - с утра погода обещала быть хорошей.

- До машины провожу, а ты меня в "Ритм" подбросишь? - попросила Надька, подвигая зонт так, чтобы он закрывал и Джейн.

- Конечно подвезу.

- Своему вчера залепила, - поделилась Надька. Джейн не поняла сначала, о муже она говорит или о сыне, - Опять подрался в школе. Вообще учится ужас как. Тебе хорошо, у тебя девочка. Я уже говорила Вовке, его надо один раз хорошо выдрать. Но Вовка же разве будет… Это же не мужик, это тряпка самая натуральная.

Джейн не знала что ответить на это. Она что-то хмыкнула неопределенно.

- Ну как ты думаешь, не тряпка? Как выходные - так на диван и бутылочку, точно младенец, в зубы, и сосет, и сосет… Говно такое. Сказала, еще раз увижу пьяным - разведусь. Заколебал уже не знаю как.

- Может быть, и правда лучше развестись, - согласилась Джейн. Ее маленький розово-черный "Колобок" мигнул фарами в ответ на нажатие кнопки. Женщины сели в машину.

- Вот ты правильно сделала, что развелась, - сказала Надька, - Живешь одна, и горя мало. Точно?

- Да, - сказала Джейн, глядя на дорогу. Она осторожно вывела машину со стоянки, поехала по широкой улице.

Ее короткий опыт замужества и впрямь оказался неудачным. Глеб произвел на нее необычное впечатление - врач, блистательный хирург, яркая личность… И он был похож на Алексея. Нет, не ликеид, конечно, культура не та, но все равно Глеб отличался от обычных, окружающих Джейн мужчин, его невозможно было представить валяющимся пьяным под забором, он хоть чем-то интересовался, что-то читал. Даже ВН смотрел не бездумно, рассуждал о политике, об истории. И главное - похож на Алексея. У Джейн даже сердце поехало куда-то вниз, едва она увидела Глеба - то же узкое, сухое лицо, коротко стриженные волосы, серые глаза. Правда, потом она поняла - ухудшенное издание Алексея. Форма лица похожа, но скулы выдаются больше. Глаза похожи, но не так выразительны. Нос побольше, и на кончике кожа пористая. Волосы потемнее и пореже, залысины над лбом довольно большие. О фигуре, о мышцах лучше помолчать - обычный вариант дряблого мужчины с растущим брюшком. Но все равно, пусть так, пусть такое жалкое подобие… Но все-таки похож. И Вика была еще маленькая, два года, она и не поймет, что это не ее папа. А ведь какой-то папа все равно нужен. Глеб, в общем-то, любил детей. Это сейчас он забыл о Викином существовании.

Два года они как-то протянули…

Джейн даже и не подозревала в себе таких запасов терпимости. И терпения. Она предполагала сложности в браке. Настоящей любви не было, по крайней мере, с ее стороны. Разные культуры, разное воспитание, разная национальность, в конце концов. Скорее всего, Глебу она нужна как престижная вывеска - жена-ликеида, красавица, умница. Не мог же Глеб жениться на какой-нибудь из дур-медсестер, которые за ним бегали. Но ведь и после брака медсестры никуда не делись…

Джейн предполагала недоразумения из-за разных взглядов на жизнь, на порядок в доме, на воспитание ребенка, из-за вмешательств семьи Глеба, свекрови… и все это было. Даже очень было. Но она не представляла, что сможет терпеть измены. Она - независимая, сильная женщина. В принципе, даже ликеида. После первой же измены она скажет "Прощай!" и уйдет навсегда, оставив квартиру и мебель этому негодяю.

Через десять месяцев после свадьбы она узнала о первой измене… то есть это она узнала, а началось все у него гораздо раньше. И все-таки тянули еще больше года. Он просил прощения. Сил не хватало уйти. Свекровь прямо-таки умоляла ее остаться. Невозможно было отказать, настоять на своем. Хотя ведь он ни разу ничего не обещал. Но - как ни унизительно это сознавать - Джейн терпела измены и терпела бы дальше. Расстались они по другим причинам. Когда жизнь становится невыносимой…

Нет, Джейн категорически не могла принять Надькин образ жизни: жить с постылым, ненавистным мужем, ругать его за глаза, и жить, жить… Зачем это нужно? Чего ради? Ребенку? Зачем ребенку видеть такие отношения?

Это было, пожалуй, одним из самых приятных воспоминаний жизни в Челябинске. У нее тогда подкопились деньги, и она сняла вот эту квартиру, совсем в другом районе, в центре. Не все ли равно, где жить, когда есть машина? Два месяца сама обустраивала свой дом, ремонтировала. Уходила после работы и возилась. Потом в один прекрасный день сказала Вике: "Мы переезжаем, у тебя будет новая большая комната". В самом деле, под детскую она выделила самую большую комнату в квартире. Там Вику ждали новые игрушки, книжки, даже кроватка новая. Девочка была счастлива. О папе даже не вспомнила. Объяснение было тяжелым, но коротким. И первое время жизни в этой собственной квартире - каким оно было счастливым… Вдвоем с доченькой, с Викушкой, с Викки. Теперь Джейн выкупила постепенно квартиру в собственность. Три комнаты - а что им нужно еще с Викки?

Говорят, это тяжело, жить одной. Без секса Джейн свободно может обходиться. Никаких проблем. А вообще… да провались они все пропадом! Хоть дома побыть в тишине и покое.

Вначале нужно было забрать Вику с продленки. Не очень удобно, конечно, что приходится оставлять ребенка. Но зато - дополнительный выходной среди недели. Джейн работала всего четыре дня. Среда, суббота и воскресенье - выходные.

Школа Вики расположена удобно - через дорогу от дома. Джейн поставила машину на стоянку и побежала в школу пешком. Ребятишки гуляли во дворе. Джейн еще издалека стала приглядываться, высматривать Вику. Вон она… сердце захолонуло от счастья. Маленькое существо в желто-синей куртке… карабкается на деревянную горку. Школа частная, дорогая, Вику туда приняли с большим трудом, только по ходатайству Элины. Но по крайней мере, приличная площадка для игр, школьный сад, хорошее питание, педагоги квалифицированные… Джейн остановилась, наблюдая за дочкой. Вика споткнулась, упала, встала снова. Неловкая, неумелая… Джейн закусила губу от досады. Нет, никогда не научится лазать как следует. Даже другие дети ее обгоняют.

Джейн пыталась отдать Вику в гимнастику, в секцию детского риско. Но ребенок болел каждый месяц. К тому же почему-то Вика испытывала необъяснимое отвращение ко всем этим секциям. Не хочу, и все… Ну что тут сделаешь? Пыталась заниматься с ней самостоятельно… Но как-то не получилось. Конечно, нужны все-таки профессионалы.

Вика никогда не будет быстрой, ловкой, сильной… Никогда. В восемь лет начинать что-либо уже поздно. С этим надо смириться. А может, все-таки что-то можно сделать? Да нет, если уж раньше не смогла… А все-таки?

Вика заметила мать, стрелой слетела с горки, понеслась по двору.

- Ма-ма-а!

Прибежала, прыгнула, повисла на шее. На минуту и Джейн, и дочь погрузились в облако ослепительного, бесконечного, безусловного счастья. Вика самозабвенно целовала мать в щеки, в губы, в глаза. Потом Джейн поставила девочку на землю.

- Ну возьми свой портфель…

- Я сейчас, - Вика рванулась к школе.

Все-таки она может быстро бегать. Когда хочет. Когда торопится к маме или играет с детьми. Как сделать так, чтобы она заинтересовалась спортом? Похоже, Вика начисто лишена самолюбия.

Но ведь это ненормально… Она совсем не стремится к успехам, к самосовершенствованию. Это было бы понятно, если бы Джейн была такой. Ребенок подсознательно учится у родителей. Но Джейн не такая… По крайней мере, не была такой раньше.

Впрочем нельзя сказать, что Вику совсем не волнуют собственные успехи. Волнуют, но как-то странно. Ей все время кажется, что она хуже других. Даже когда это не соответствует истине. Требования к себе просто непомерные. Это неплохо. Но эти требования должны побуждать ребенка совершенствоваться, больше заниматься, а Вика все равно лентяйничает, живет, как придется, как все - но зато больше других огорчается: у меня ничего не выходит, я хуже всех… И ведь Джейн это вовсе ей не внушает! Наоборот, хвалит даже тогда, когда не все гладко.

С ума можно сойти с этим воспитанием, решила Джейн. А когда-то казалось, что все так просто…

Ведь генетически ребенок был абсолютно здоров. И даже талантлив.

Джейн взяла Вику за руку - маленькая теплая ладошка, длинные тонкие пальчики. Они осторожно перешли через дорогу. Вика рассказывала о своих сложных отношениях с подругой.

- Лариска мне сказала, я должна тоже принести что-нибудь хорошее… например, резинку-Кролика или красивую заколку.

- Почему ты должна?

- Потому что Настя принесла… Лариска сказала, если я не принесу, она будет лучше дружить с Настей.

Ну и зачем тебе такая подруга, хотела сказать Джейн. Но не сказала. У Вики и так практически нет подруг.

Они вошли в подъезд, поднялись по лестнице, дверь квартиры мягко раскрылась, почувствовав шаги Джейн.

- Викки, не забудь убрать обувь, - сказала Джейн и вспомнила, что сегодня она собиралась говорить только по-английски.

Английский Вика знала ужасно. Не передать, как это огорчало Джейн. Хотя ведь с рождения она говорила с дочкой только по-английски. Но потом пошло-поехало: ясли, садик, Джейн встречалась с дочкой только вечером. И вот Викин английский так и остался на уровне двухлетнего ребенка. А сейчас наверстать уже почти нет возможности. Поехать с ней в Америку, что ли, в отпуск. Хотя бы на месяц… Но у Джейн нет денег, чтобы жить где-то в отеле, а к родственникам… Как-то не хочется.

Примерно раза два в неделю Джейн давала себе слово говорить с дочерью только по-английски… но на этом все и кончалось. Терпения хватало максимум на полчаса. Вика понимала только самые простые вещи, говорила с жутким акцентом…

Ну и ладно, вздохнула Джейн. Все равно Вика знает английский чуть-чуть лучше других. В школе хоть с этим будет полегче. Да и какая разница… В обычной гимназии, не ликейской. Это все равно нельзя назвать нормальным уровнем.

Джейн вошла в комнату, бросила привычный взгляд на стену - Алексей улыбнулся ей. После развода она совершенно хладнокровно увеличила маленькую голограмму Алексея и повесила в гостиной. "Это твой папа, он был военным летчиком, ликеидом, и погиб на войне".

Джейн посмотрела в смеющиеся серые глаза Алексея и ушла в кухню. Достала пакет с обедом из шкафа, засунула в микроволновку.

- Мама, можно ВН посмотреть? - донесся голосок Вики из комнаты.

- Сейчас будем обедать, - сказала Джейн, - А потом заниматься музыкой.

- У-у! - заныла дочь, Джейн оборвала ее:

- Прекрати ныть! Не будешь заниматься - и ВН не будет.

- Ладно, ладно, - сказала Вика.

- Идем, помоги мне тарелки поставить.

- Я хочу одна побыть.

- Ну ладно, - сдалась Джейн. Дочь удалилась в комнату, закрыв за собой дверь.

Вика вообще склонна к одиночеству… Причем ни за что не расскажет, во что она играла там, одна в своей комнате. Хотя вообще-то матери доверяет. С одной стороны, это неплохо, подумала Джейн. У девочки богатое, развитое воображение. Отсюда и стихи… Как знать - возможно, из нее еще что-то и выйдет. Пусть не ликеида, но… хорошая журналистка, филолог. Джейн скривилась, вспомнив мать Алексея. Филолог, педагог. Да, очень образованная - для не-ликеиды - женщина. Но часто кажется, что даже эта Лена… да что там, даже Надька умнее ее.

И все-таки, сказала себе Джейн, лучше, если девочка получит хорошее образование - это поможет ей устроиться в жизни. Просто устроиться. Это раньше в молодости имели значение такие вещи, как борьба за счастье всего человечества, поиск истины, наука, культура. А сейчас думаешь о простом - о деньгах, об отпуске, о том, как проведешь завтрашний день. А дальше завтрашнего уже и не заглядываешь. Так что… вот это важно для Вики, а уже Ликей и все прочее - это так… журавль в небе.

Джейн вскрыла разогретый пакет. Выложила на тарелки шампиньоны в соусе, картофельное пюре. Достала из холодильника помидоры, нарезала. Поставила чайник и кликнула Вику обедать.

Девочка в задумчивости явилась из комнаты - длинные тонкие руки безвольно висят, огромные серые глаза устремлены куда-то в пол, пухлые губы шевелятся.

- Викки, ты чего?

- Я? А… ничего, - девочка села за стол. Скривила рот.

- Я не хочу шампиньонов.

- А что ты хочешь?

- Сосиску.

Джейн вздохнула и достала баночку. Вику так и не удалось приучить к вегетарианству. В садике ее кормили мясом, и она требовала того же дома. У Джейн не хватило духу отказывать.

Вообще, я слабый человек, в этом все и дело, сказала себе Джейн. Разогрела сосиску, положила дочери в тарелку.

- Вознесем благодаренье Матери-Земле…

После молитвы Матери-Земле начали есть.

- Что у вас в школе было? - спросила Джейн. Вика задумалась.

- Кузнецов ударил Рыжову. Линейкой. Она плакала.

- Рыжова? А как ее зовут?

- Оля.

- А за что он ее ударил?

- Не знаю, - Вика пожала плечами. Вид у нее по-прежнему был отсутствующий.

- А еще что было? Что на уроках учили?

- Мы учили умножение.

- Ты же все это знаешь. Тебе не скучно?

- Нет.

- Учительница говорила что-нибудь?

Вика задумалась.

- А, да! - вспомнила она, - Я тебе должна отдать письмо.

Она вылезла из-за стола и побежала за портфелем. Вернулась с письмом в руке.

- Екатерина Петровна говорит, меня посылают в Петербург! - сказала она с гордостью. Джейн уставилась на дочь.

- Что ты болтаешь? С какой стати?

- Из-за стихов… Вот почитай!

- Ваша дочь… победила в конкурсе "Маленький поэт"… финал в Санкт-Петербурге… ой, Викки! - Джейн в порыве чувств обняла дочь.

Все-таки что-то есть в ней, в этой девочке! Хоть что-то!

- Я поеду с тобой вместе, - сказала Джейн, - Возьму отпуск за свой счет.

3.

Я хуже всех, твердила себе Агния, прижимаясь спиной к решетке старинной батареи отопления. Дому было не менее двухсот лет. Отопление давно стояло современное, но батареи так и сохранились, стояли холодные, давно не крашенные, облупленные, немым напоминанием о старине. Я хуже всех, я злая, упрямая, я не хочу учиться… Все любят меня, все такие добрые, хорошие, а я не люблю людей, я эгоистка. Агнии было восемь лет. Звента - гораздо лучше. Светозар - тем более. Отец назвал первую дочь Звентой-Свентаной в честь святой великой сущности в знаменитой книге Андреева "Роза Мира". Культ Звенты-Свентаны так и не возник, не вошел в культ Ликея, но имя считалось священным. Вета оправдывала имя… Отец очень ждал вторым сына, и странное дело - все ясновидящие в один голос заявляли, что идет мальчик, а генетический анализ показал девочку. Родилась Агния. Мама умерла вскоре после родов. Агния так и не знала, почему, от какой болезни, ей лишь намекали, что роды были тяжелыми, и после них мама не смогла оправиться. Позже отец усыновил Светозара, мальчика двумя годами старше Агнии, так ее младший брат, позже появившийся в семье, оказался старшим. Светозар, как и Звента, оказался не просто сыном - учеником. Агния… Агния очень старалась, но не в ее силах было преодолеть злобный, эгоистический, упрямый характер, доставшийся от рождения.

Агния медленно сползла на пол, шоркая спиной по батарее. Она вспомнила все происшедшее вчера и застонала. Вспоминать было невыносимо.

Иногда ей хотелось жить в старые времена, среди обычных, злых и эгоистичных людей. Тогда отец мог бы рассердиться и просто выпорол бы ее. Или посадил в темный чулан. А так… их никогда не наказывали. Отец не умел злиться. Он был добрым, любящим, практически святым. Он прощал проступок в тот же миг, как слышал о нем. Он прощал, но должен же был помочь Агнии справиться со своим дурным характером.

Девочка уткнула лицо в ладони и сидела не двигаясь.

- Агния!

Это, кажется, голос Анжелы.

- Агния, ты где? Идем кушать!

Лучше бы ее лишили обеда, как делали в старину. Агнии все равно не хотелось есть. От завтрака удалось увильнуть. Теперь обед… Агния не могла представить сейчас - проглотить хотя бы кусочек. На нервной почве у нее всегда аппетит пропадал. На нервной почве, злобно передразнила она саму себя (отец никогда не стал бы разговаривать с ней так зло, как она сама говорила с собой). Какая еще нервная почва? Тебе помогли, все вокруг тебя суетились, все проявляли свою любовь, а ты… Правду сказала Анжела - ты просто любишь быть в центре внимания.

Наверное… Хотя иногда именно это совершенно невыносимо.

Ведь подумай, убеждала себя Агния, какие злые люди бывают. Они бьют своих детей! Они разводятся и заставляют их страдать. Они ругаются, они пьют водку… А ты живешь у такого отца, в таких условиях… ну мамы нет, ну и что - Анжела лучше любой мамы. Разве она мало тебя любит? И ты еще недовольна… действительно, трудно представить девочку хуже, чем ты.

Но я хочу исправиться, хочу, жалобно подумала Агния. Я просто не могу. Я хуже всех. Другим ведь не надо исправляться. Вете или Светозару. Они - настоящие ученики. Они идут по пути к свету. А я… Как мне еще далеко до них. И когда я достигну их уровня развития, они уйдут еще дальше.

Это просто ошибка, что я родилась в такой семье, у такого отца, решила Агния. Я - самая обыкновенная девочка, даже хуже обыкновенных, я злая и эгоистичная. Вот и сейчас ведь я думаю только о себе. Я вовсе не думаю об Анжеле, которая меня ждет с обедом, о других… Я недостойна того пути, который мне достался кармически.

- Агния! - послышался веселый голос Анжелы совсем близко, - Ну-ка, шустренько! Выходи, кушать пора!

Агния собралась с духом. Нельзя думать только о себе. Она оторвалась от батареи, встала. Голова сразу закружилась, ее шатнуло. Ну и глупости… Реветь надо было меньше. Агния дрожащими ногами подошла к двери, открыла и сразу наткнулась на Анжелу. Веселая, бодрая, смуглая женщина подхватила ее в объятия.

- Я тебя съем когда-нибудь, ох ты, костлявая!

Ласки Анжелы были неприятны Агнии… тем более сейчас, когда она чувствовала себя такой несчастной. А Анжела ничего не видела, думала, что все хорошо. И слава Богу, конечно, а то бы начала допытываться - что ты, что случилось… Агния терпеливо перенесла натиск Анжелы.

- Пошли есть, а то ветер скоро унесет! На завтрак ничего ведь не съела, а? Хочешь в Кощея превратиться?

Все уже собрались за столом. Агния остановилась на пороге. Едва она увидела отца, словно вчерашняя тяжелая волна упала на нее - Агния не могла двигаться. Хотя отец, похоже, начисто забыл о вчерашнем. Да и с какой стати он должен помнить? Он или Анжела? С их точки зрения ничего особенного ведь не произошло. И Агния должна быть веселой, как всегда. У них в доме принято всегда быть веселыми. Агния стиснула зубы и шагнула к столу.

Звента сидела по левую руку от отца, Светозар - по правую. Как обычно, за столом сидело несколько человек - двое целителей из Центра, Агния знала их хорошо, одна, кажется, пациентка. Стол был накрыт и украшен умелыми руками Анжелы, в центре в хрустальной вазочке красовался одинокий розовый бутон.

Агния села, положила руки на стол, потом убрала их на колени.

- Вознесем благодаренье Матери-Земле, - начал отец. Он прочел молитву Матери-Земле, потом духам, потом Иисусу и наконец Богу-Отцу. После этого все хором затянули "Ом саи рам". Лишь закончив мантру, приступили к еде.

Анжела готовила вкусно. Вообще все, за что бы ни бралась эта женщина, у нее получалось прекрасно - писать картины, оформлять здания, интерьер, готовить, воспитывать детей, лечить, убирать и гладить. Даже мусор выносить она умудрялась как-то художественно. Агния иногда думала, отчего отец не женится на Анжеле. Но тут же пугалась своих мыслей… разумеется, отец и Анжела выше этого. Они - сотрудники в деле Света.

Сегодня на обед был грибной суп со сметаной, второе - блинчики с творогом, политые золотистым тягучим медом. Но проглотить хоть кусочек сейчас было выше сил Агнии.

Девочка подняла глаза, посмотрела на иконы, старинные, в тяжелых окладах, занимавшие почти всю стену. Но сейчас иконы не помогали, наоборот. Иисус и Богородица смотрели укоризненно, они словно бы напоминали Агнии о ее недостатках, и девочка, почувствовав, что вот-вот расплачется, поспешно отвела взгляд.

Надо поесть, твердила она себе. Надо, чтобы они ничего не заметили. За столом шел обычный разговор - Анжела что-то рассказывала о пользе грибов, какую-то книгу она прочитала, отец вставлял замечания. Если Агния не будет есть, это заметят, и она опять привлечет к себе всеобщее внимание. А она и так вчера во всей красе показала свой дурной характер. Не надо портить людям работу и отдых. Агния зажмурилась и проглотила ложку супа.

Дальше пошло легче. Агния ела суп и спокойно прислушивалась к разговору. Она смотрела на Звенту… Звента гораздо красивее ее. И Анжела очень красивая. Вообще все красивые, но она, Агния, точно по ошибке здесь оказалась. Звенте уже было двенадцать лет, она была спокойная девочка с кудрявыми черными волосами, белым лицом, небольшим вздернутым носиком. Глаза, как у Агнии, большие, черные, блестящие. Белоснежка. Агния любовалась ловкими, изящными движениями рук сестры. Звента и в школе училась лучше всех, и музыкой занималась, и вообще ее хотели взять даже в Ликей, но она тогда как раз заболела. Кроме того, она уже была помощницей отцу в делах Света. Настоящей сотрудницей.

- Папа, - звенящим, как серебряный колокольчик, голоском, сказала Звента, - Мы в школе проходили индуизм. Ты говорил, что все религии - это одно и то же, а ведь индуизм совсем не похож на христианство.

Отец ласково посмотрел на Звенту.

- Понимаешь, Звента… Религии различаются внешне. Но в основе их лежит одно и то же - Бог есть любовь. Любовь лежит в основе любой религии. Поэтому внешние различия вовсе не важны. Мы должны учиться любить друг друга, кому бы мы ни поклонялись - Христу или Кришне. Понимаешь?

- Да, папа.

Агния почувствовала облегчение. Похоже, никто и не помнил уже о вчерашнем. И вообще все вели себя так, как будто Агнии не существовало вовсе. Так может, и не стоит так переживать? Ну, недостойна, так что теперь? Не уходить же из дома…

Папа посмотрел на часы.

- Сегодня в семь, я думаю, соберемся, - перевел взгляд на Светозара, - Сынок, ты не сможешь мне помочь? - Когда? Прямо сейчас? - спросил мальчик.

- В четыре часа. Подходи ко мне в кабинет. У меня будет сложная встреча.

- Хорошо, папа, - ответил Светозар.

Агния ощутила острый приступ зависти. Светозару всего десять лет, но он уже умеет держать потоки, направлять энергию… он уже сотрудник отца. Лучше Звенты даже.

- Это с редактором "Вечернего Петербурга", что ли? - спросила Анжела.

- Да, - сказал отец, - он хочет написать статью о центре. Но я пока не знаю, как он настроен. Ощущаю… что-то темноватое. Не то, чтобы темное…

- Серенькое, - подсказала Анжела.

- Да, что-то такое.

Анжела пожала плечами.

- Ну… мы не можем ведь ждать, что все люди станут светлыми в один миг.

- А мне можно будет вечером на вашей медитации поприсутствовать? - спросила пациентка. Отец улыбнулся ей.

- Да, конечно.

После обеда, как ни странно, на душе у Агнии стало легче. Как ни крути, на сытый желудок все воспринимается спокойнее.

Но видеть по-прежнему никого не хотелось. И делать Агния ничего не могла, хотя вообще-то уроки на завтра были еще не готовы.

Агния спустилась по лестнице. Анжела уже убрала посуду и теперь готовилась к работе в своей мастерской - раскладывала кисти, краски, выдвинула холст. Агния украдкой посмотрела в дверную щель - картина была почти готова. Анжела писала целебные картины, излечивающие светлой энергией. Стоили они недешево, но люди охотно брали.

Агнии всегда нравились произведения Анжелы. Вот и сейчас она застыла, глядя в дверную щелку на работу художницы. Картина была выполнена в огненных тонах, по краям желтоватых, к центру пламенеющих, собирающихся в цветок, вроде алого тюльпана… или алых языков костра. Огненный цветок окружали какие-то сложные символы. Анжела обычно видела картины в медитациях и переносила на холст по возможности точно.

Художница взяла кисть, обернулась к двери. Агния мигом отскочила и побежала вниз по лестнице.

Все здания Центра были отстроены недавно… По индивидуальному проекту. Купола, башенки, лепные украшения. И только сам особняк отца Агнии, в котором жила вся семья - и Анжела - стоял тут с незапамятных времен. Лет двести, а может, и триста. Какой-то богатый человек, видимо, строил. Красивый старинный дом…

Дворник Игорь подметал дорожку. Агния, не доходя до него, свернула в сад.

Анжела рисует, папа занят. Надо, конечно, уроки делать, но… может, никто не заметит ее отсутствия? Агния медленно шла по траве, среди древесных стволов. Добралась до любимой старой яблони. Вскарабкалась на ветку, устроилась в уютном гнезде из ветвей и листьев.

Как здесь хорошо… Стать бы птицей. Агния забылась, предалась любимой мечте - свить бы гнездо здесь, на яблоне. И летать когда хочешь, куда угодно… Летать, смотреть на землю, видеть людей. И вот Агния уже летит над землей. Убегают вниз и становятся все меньше дома, деревья, дороги, вот уже остались ровные квадратики полей, и людей уже не различить на такой высоте. И легко лететь, легко, хочется смеяться от восторга.

Агния вздрогнула и едва не свалилась с дерева. Треск. Она осторожно посмотрела вниз - большая полосатая кошка недоверчиво и неподвижно глядела на девочку. Агния сделала было движение - слезть, но кошка неуловимым движением метнулась к забору и исчезла.

Надо же, заснула… впрочем, что тут удивительного? Агния не спала почти всю ночь. А здесь, на дереве, она чувствовала себя так, словно пришла домой… в свой настоящий дом. Здесь было покойно, уютно. Здесь никто не найдет. Да и кто будет ее искать сейчас?

Вечером медитировали полчаса, усевшись вокруг горящей свечи и иконы. Все уселись в позе лотоса - отец, Анжела, дети, целительница из Центра Лилия и пациентка - женщина лет пятидесяти, приехавшая из Костромы. Пациентка, впрочем, села просто на низкую скамеечку, поджав ноги - позу лотоса с непривычки не выдержать.

Агния давно привыкла к медитациям. Но она очень редко что-нибудь настоящее видела. Практически ничего. Она не могла сосредоточиться правильно, и все время думала о том, как бы хорошо было распрямить ноги - они ужасно затекали, боль почти невыносимая. Однако ученик должен уметь переносить боль и неудобства. Однажды Агния даже сознание потеряла во время медитации, просто упала, и все. Но ей тогда было всего пять лет, а сейчас она уже большая.

Вот Звента и Светозар все время видели что-нибудь во время медитации - то Небесную Розу, то Богоматерь, то какие-нибудь чудесные райские картины. То что-нибудь практическое. Светозар, например, недавно увидел во всех подробностях новую книгу отца, и предсказал, что на обложке допустят ошибку в рисунке. И когда книга пришла из типографии - точно, на обложке была ошибка! Не совсем такая, правда, но похожая…

Агния закрыла глаза и постаралась сосредоточиться на музыке. Музыка была приятная сегодня, падала, как легкие серебряные капельки. Но трудно было остановить течение мыслей. Агния постаралась несколько раз повторить мантру, мысли все время съезжали на что-нибудь постороннее.

Звента очень любит медитировать. Она как-то сказала Агнии, что раньше, когда была маленькой, тоже ничего не умела и только ерзала. А потом как-то вдруг у нее это началось… Может быть, у Агнии тоже начнется. Звента говорит, нет ничего прекраснее медитации. Она и в школе часто медитирует - уйдет в себя, учителя и не спрашивают, знают, что Звента в медитации. И после школы - часами. Каждый день. И ночью тоже. Медитация заменяет сон. Агния приоткрыла один глаз, посмотрела на Звенту. Лицо ее, и без того белое, теперь напоминало восковую маску. Сестра сидела совершенно неподвижно… безжизненно даже. Как статуя. Вот это настоящая, правильная медитация.

Я никогда не научусь, подумала Агния уныло. Она снова закрыла глаза, и вдруг вчерашнее представилось ей во всей реальности и силе. Слезы потекли из-под закрытых ресниц.

Ведь в сущности - что она сделала плохого?

Вчера отец запланировал музыкальный вечер, и все было хорошо, первой играла Звента. Все аплодировали, и Анжела вздохнула, прислонясь головой к гудящему боку рояля (по своему обыкновению художница сидела на полу).

- Ах, как я люблю тебя слушать…

- Агния, ты, - Звента встала, посмотрела на нее.

- Давай, - весело сказала Анжела, - послушаем нашу бренчалку…

И вдруг Агнии показалось это обидным.

Это постороннему человеку действительно может показаться ерундой - такое безобидное подшучивание. Но ведь сил нет, когда над тобой все время смеются. Ведь посторонний человек - и никто из сидящих здесь - не был полчаса назад на кухне, когда Анжела высмеяла способность Агнии убирать посуду. И никто не был утром рядом, когда Анжела назвала Агнию "чучелом огородным", уговаривая поменять платье. И вот, когда все это накопилось… Агнии ужасно, просто ужасно захотелось сказать - я не чучело, не косорукая, не бренчалка! Да, я младше других, я меньше умею, но я нормальный человек! И не надо все время надо мной смеяться. Хотя бы и любя.

- Я не бренчалка, - сказала Агния сдавленным голосом.

- Ладно, ладно, - ответила Анжела, - Ты у нас великая пианистка. Давайте послушаем гениального исполнителя Агнию Раутову!

Лучше бы она этого не говорила. Агния еще попыталась сдержать себя, но слезы уже брызнули из глаз.

- Ну что ты, что ты, - сразу пошла Анжела на попятную, - Ну перестань, детка! Я же любя! Я же ничего плохого не хочу сказать! Ты действительно очень хорошо играешь!

Агния стояла, стиснув кулачки, губы ее дрожали.

Она знала, что играет не очень хорошо. Она только научилась играть простенькие песенки, в то время, как Звента играла уже "Времена года". Да и в песенках делала ошибки. Она училась только второй год. Но почему нужно все время над ней смеяться?

- Ну, Агния, - вступила Лилия (она и вчера была здесь), - Так нельзя. У тебя совсем нет чувства юмора!

- Садись, Агния, играй, - мягко подсказал отец. Девочка сделала шаг к роялю. Внутри словно натянутая струна дрожала… натяжение становилось все сильнее, сильнее - вот-вот порвется. Еще можно все превратить в мелкий, незначительный эпизод, в шутку. Еще можно вернуть мирный, спокойный вечер.

Струна порвалась.

Агния сначала не поняла, что произошло. Ей просто захотелось все объяснить Анжеле. И всем объяснить. Все-все. Что ей плохо так. Что она меньше всех, и она не может так все хорошо делать, как другие. Что ей нужно немножко внимания. Чтобы кто-нибудь с ней посидел, поговорил. Рассказать кому-нибудь про мертвую птичку, которую она вчера видела. Про то, что поссорилась в школе с подружкой. Она не может быть, как все другие в Центре, хорошим сотрудником. Но когда она вырастет, то будет - сейчас просто ей нужно немножко времени. И она не может два раза в день медитировать, ей тяжело… ей часто даже просыпаться по утрам не хочется. И надо иногда говорить друг с другом, а не только музицировать и читать стихи. Надо обсуждать все, что случается…

Ей очень многое хотелось сказать. Но слов не было. Вместо слов вырвался какой-то дикий, нечленораздельный рев. В этом реве было все, все, что накопилось за годы. Так кричат младенцы, не умеющие говорить, требуя молока. Но Агния не была младенцем. И едва прекратив кричать, она уже готова была провалиться сквозь землю от стыда… Рев вылился в истерику, в непрекращающееся, дикое, захлебывающееся рыдание. Анжела бросилась к ней, взяла на руки, властно прижала к себе. Больше всего Агнии хотелось, чтобы ее отпустили. Для этого нужно было перестать рыдать. Но она не могла остановиться. Перед всеми - какой стыд - перед всеми, тут и Лилия сидела, и Лада, и Маргарет, и Володя… Теперь все увидят, какая она ненормальная, истеричка. Люди пришли отдохнуть, послушать концерт. А вместо этого - дикие вопли. Эти мысли жгли ее как огнем и отнюдь не способствовали успокоению. Но кое-как Агнии все же удалось подавить рев, перевести его в тихие всхлипывания. Анжела опустила ее на пол.

Агния тихонько отошла в угол. Все говорили разом.

- Ну, так нельзя. Нервную систему подтянуть надо, - говорил Володя.

- Может, мед давать? - это Лилия.

- Успокойся, лапочка, ничего страшного, - Маргарет гладила ее по голове.

- Тихо, - сказал отец. Он никогда не кричал, всегда говорил негромко. Но все его слышали. Наступила тишина. Глаза отца закрылись, голова слегка откинулась, словно кто-то невидимый запрокинул ее. На лицо заметно надвинулась бледность. Так отец сидел примерно минуту. Потом открыл глаза, словно бы с трудом.

- Я видел старца, - сказал он медленно, - Белого, с серебряной бородой, с посохом. И это был Святой Серафим. Он подошел ко мне и сказал: хочешь уберечь дочь от темных сил, помоги ей… Мы должны все вместе помедитировать. Агния, сядь в центре круга.

Агния медленно поднялась на ноги и пошла к центру. Словно приговоренная на казнь. Она уже понимала, готовится что-то страшное, но не знала еще, что - и от этого было еще страшнее.

Ей больше и в голову не приходило что-то говорить, требовать, доказывать. Она чувствовала себя кругом виноватой и готова была на все. Ей было страшно, очень страшно - но даже в голову не приходило ослушаться, убежать. И так уже испортила все, что только можно. Истеричка.

Все сели кругом, в позе "лотос", отец зажег свечу.

- Устремляйте свои мысли к Агнии, - сказал он, - Мы должны ей помочь! Думайте о ней с любовью!

Медитация началась. И тут Агния обнаружила, что она, оказывается, прекрасно умеет чувствовать энергию. Все-таки научилась.

От каждого из медитирующих шел плотный, тяжелый поток. Это был свет и тепло, но свет этот жег, а от тепла становилось душно… почти невозможно дышать. Желтоватый свет этот сливался в единый купол, и купол поднимался над Агнией, и давил на нее, давил… В груди становилось все больнее. Но Агния не смела шелохнуться. Больше всего от боли разрывалась голова. Ее раздирали ужасные мысли… так, наверное, чувствуют себя грешники в аду - страшные, терзающие мысли. Я хуже всех. Я недостойна любви, света. Я темная. Ко мне направляют потоки любви и света, а меня они жгут - это говорит о том, что я очень темная. Я не имею права жить. Эта мысль становилась все ярче, все отчетливее, вытесняя остальные. От нее даже какое-то облегчение наступало. Я не должна жить. Все так любят меня! Я плохая, я испортила людям вечер, а они мне все простили, они все меня любят, хотя я недостойна быть среди них! Но разве они не понимают, как мне плохо сейчас? Нет, не понимают - но они любят меня! Они любят… а я не умею любить. Не умею думать о других. Я ужасный, ужасный человек. Я чудовище. Я мучаю всех окружающих, не даю им жить. Хуже меня нет… Мысли вращались по одному и тому же замкнутому кругу.

Когда медитация завершилась, все по одному подходили к Агнии, обнимали ее, целовали, говорили, что любят ее, что все будет хорошо. Агния сидела точно мертвая, кивала головой… Да, спасибо вам за вашу любовь. Вы все очень хорошие. Очень. А я больше не буду жить. Вот и все. Все очень просто - я не буду жить, и все. Она еще сидела, пока вечер продолжался - играли другие, потом все разошлись, и Агнии можно было уйти. И она ушла в темную, пустую кухню. Она села за стол, и стала думать о том, как лучше умереть. Эти практические мысли частично отвлекали от боли. Ей всегда казалось, что проще всего - выпить какую-нибудь отраву. Но где же ее найдешь? Агния открыла шкаф. На нижней полке стояло средство от тараканов. Ага! Агния обрадовалась. Она взяла банку, раскрыла ее. Просто белый порошок. Наверное, лучше всего в воде растворить. Агния взяла стакан, налила из-под крана воды. Снизу доносились оживленные голоса, отец и Анжела провожали гостей. Об Агнии уже никто не вспоминал. Сейчас Анжела придет загонять ее в кровать. Надо успеть выпить до тех пор. Агния поспешно стала разводить порошок. Потом попробовала на вкус. Гадость невероятная. Агния замерла со стаканом в руке. Потом вспомнила все происшедшее. Нет, надо выпить. После такого жить нельзя. Надо же - хотеть смерти и не быть в состоянии выпить горькое лекарство! Агния отхлебнула большой глоток. Ее тут же вырвало. Она просто ничего не могла с собой сделать! Ее вывернуло на пол, и все остатки ужина, вегетарианских котлет и печенья, и вкус травяного чая - все было в этой рвоте, а под конец пошла желчь. Потом пустые потуги, уже ничего не было в животе, а судороги все трясли пищевод.

Чьи-то шаги послышались в коридоре. Агния вдруг представила, что войдет Анжела, станет отмывать пол, ласково ругаясь и подшучивая, по обыкновению, а может быть, пожалеет ее, проявит свою любовь… Отведет за руку в кровать, уложит. Девочка вскочила как ужаленная. Вылила стакан в раковину, включила свет, схватила тряпку и стала быстро убирать следы своего бессилия.

Она успела.

И потом боль стала тише, Агния напилась воды из-под крана и лежала всю ночь без сна.

После медитации читали стихи. Агния украдкой вытерла слезы. Кажется, все прошло. Она чувствовала себя вполне нормально. Ей уже не было так стыдно.

Читала Лилия - она была не только целительницей, но и поэтом-контактером, записывала стихи, которые приходили из Космоса.

Пока сознанье ваше спит,

И кундалини в недрах дремлет,

Вас Ангел Белый не хранит,

И Бог Всевышний не приемлет.

Пока глаза играют роль

Открытых ставней в мир страданья,

Вас не покинет сердца боль,

И не исчезнут испытанья.

Пока не знаете, зачем

Меняете по жизням тело,

Пока из всех земных проблем

Проблема взяться вам за дело,

Пока лишь по своей вине

Горючие вы слезы льете -

Вы спите, люди, в страшном сне,

Вы спите, вовсе не живете.* */С. Бондаренко/

Все помолчали, вслушиваясь в эхо только что прозвучавших строк.

Я своя здесь, я все-таки своя, подумала Агния. Мысль наполнила ее радостью. Нет, я буду жить. Пусть я несовершенна. Может быть и хуже всех. Ну и что? Я буду расти, буду стараться… рядом с такими людьми… - Я почитаю стихотворение Даниила Андреева, - отец раскрыл любимый томик в кожаном переплете.

Спасибо за игры вам, резвые рыбы,

У тихих днепровских круч!

Тебе, отец наш Солнце, спасибо

За каждый горячий луч;

Тебе, моя землюшка, теплая матерь,

Целовавшая пальцы ног,

Протягивавшая золотистую скатерть

Мягких своих дорог.

Вам, неустанно текшие воды,

За каждый всплеск и причал…

Тебе, Всеблагой, Кто руками природы

Творил меня, нежил, качал.

- Да, - в тишине полнозвучный, низкий голос Анжелы прозвучал как колокол, - Самое главное в жизни, ребята - это радость! Что бы ни случилось - я стараюсь всегда испытывать радость. С утра просыпаюсь и радуюсь солнцу, деревьям… жизни радуюсь!

Раздражение мелкой ядовитой змейкой кольнуло в сердце Агнии.

Девочка старательно подавила нехорошее чувство, убедив себя, что так нельзя, что это опять просыпается ее эгоизм.

- Как хорошо с вами! - с волнением говорила пациентка из Костромы, - Боже мой! Мне уже пятьдесят лет, а я никогда не переживала такого вечера. Я даже не знала, что где-то есть такие хорошие, светлые, чистые люди… читают такие замечательные стихи, зажигают свечи.

Отец ласково улыбался, глядя на женщину.

4.

Алексей зарулил "Боинг-гипер" к стоянке. Самолет замер. Алексей откинулся в кресле, расслабляя мышцы после посадки. Закинув руки, помассировал шейные позвонки.

- Шея чего-то болеть стала, - пожаловался он.

- Стареешь, - откликнулся Слава, второй пилот. Бортпроводницы побежали выпускать пассажиров.

- Я внесу насчет слышимости, - Алексей включил бортжурнал, забормотал в микрофон.

Во время посадки слышимость была так себе. Приходилось повторять в микрофон по нескольку раз.

- Да уж точно, надо внести. Но это не в самолете дело.

- Все равно.

Алексей поднялся, достал сумку. Во Владивостоке он, как обычно, купил японские лакомства - лосося, креветок, готовое суши в пакетиках… жалко, Ленке сейчас сакэ нельзя. Где-то за спиной играла музыка, эстрада - пассажиры покидали лайнер с комфортом. Алексей в последний раз оглядел свое хозяйство, погашенный пульт выглядел непритязательно - стекляшка, изрисованная концентрическими кругами и графиками. А если закрыть глаза - так и видишь мерцающие красные, зеленые, желтые огоньки и впереди, перед носом, облака, рвущиеся в стекло. И так еще долго будешь видеть. Вечером ляжешь спать, и ноги будут подергиваться, пытаясь найти педали. Алексей был собой доволен. Хорошая посадка. Правда, и условия прекрасные… Пулково… погода оптимальная.

Но надо постепенно отключаться… Алексей сунул в карман иконку Спаса, которую обычно брал в полет. Ни к чему оставлять, пропадет еще.

- Пошли, - сказал Славка, вскидывая на плечо свою сумку. Пилоты вышли из кабины. Девчонки возились в салоне. Слава откинул шторку, и оба летчика громко попрощались со всеми.

Питер встретил друзей порывом ледяного, влажного ветра. Слава поморщился, отворачиваясь. Вдвоем они спустились на поле, зашагали к служебному входу здания аэропорта.

- Леша, и вообще, встретишь этого мудака из диспетчерской, передай ему, чтоб уши мыл не компотом, а если компотом, так хоть бы косточки вытаскивал, - мрачно сказал Слава.

- Да ладно, - ответил Алексей, - Это система дурацкая.

- В прошлый раз была не дурацкая, а сейчас дурацкая, - сказал Слава, - Добрый ты, Леша… Был бы я командиром, я бы ему точно по морде дал. Надо самому смотреть за системой… так и людей угробить можно.

- Ладно, я схожу в УВД*, - сказал Алексей.

Они вошли в здание, Славка отправился вместе с Алексеем сдавать документы и расписываться, переоделись, чтобы не светиться по городу в форме. Потом, по традиции, заглянули в бар. Теперь можно было и пропустить по рюмочке. *Управление воздушным движением.

Оно и помогает немного отвлечься… Там, впереди - совсем другой мир. Там совершенно никакой роли не играют воздушные течения, облака можно просто игнорировать, а если откажет электроника - всегда можно выйти и пройтись пешком. Алексею всегда трудно было перестроиться… особенно после таких длительных полетов. Его совсем недавно поставили на рейсы в Дальневосточную республику. Даже на "Гипере" это четыре часа в кабине. По-настоящему большие лайнеры летают все равно медленно.

Он превращался в некий придаток к электронному управлению. "Ускоритель" - Алексей вспомнил Шекли, улыбнулся. Он так и ощущал себя и все окружающее… мотор, крылья, компьютер - все было живым, все выполняло свои сложные жизненные функции, с каждым из элементов самолета можно было общаться, спорить, злиться на него, обижаться, восхищаться… И он, пилот, был всего лишь "одним из многих", только "ускорителем", необходимым элементом полета, но, пожалуй, даже не главным. Крылья не менее важны… И без рулей не полетишь. Он был частью тела самолета, в согласовании с другими частями он жил ради того, чтобы совершить Полет. И Полет-то и был Главным…

- Кто машину поведет? - спросил Славка.

- Как бы тебе положено, - сказал Алексей, - Я, вроде бы, сажал…

Слава испустил тяжелый вздох.

- Ладно, я пива выпью, - быстро согласился Алексей. Кружку пива перед поездкой Автонадзор теперь разрешал. Алексей взял себе "Балтийского". Славка, известный гурман, заказал мартини. С оливкой. Сели у окна, глядя на летное поле - по полю тягачи развозили гигантские, казавшиеся призрачными, белые и серебряные тела аэробусов.

- Смотри, "Тамплиер" пошел, - Славка стремительно подался к стеклу. Алексей тоже посмотрел - на поле разворачивался небольшой сверкающий золотыми полосами треугольник, лайнер, закупленный недавно в Италии.

- А кто на нем?

- Я знаю, что Горяинова назначали на "Тамплиер", - сказал Славка, - может, он… а в сменном уж не знаю кто.

- Наверное, молодой этот, как его… Ваня, - вспомнил Алексей.

- Молодой, а крут, - согласился Славка, - могли и поставить. А кто с ним вторым?

- Лесковский, вроде бы…

Алексей отхлебнул пива. И если честно, то и к своему правому относишься точно так же, как к себе, как к мотору и крыльям… Славка тоже часть единого тела. Полет - это жизнь. Это главное. Все они -только части.

"Нам разум дал стальные руки-крылья, и вместо сердца - пламенный мотор"… на самом деле для летчика это вовсе не оскорбление.

Наверное, поэтому к ребятам и на земле относишься иначе, чем к другим людям. Это даже не друзья. Друзья - это общие мысли, общие чувства… А здесь - другое. Они как родные. Как единое тело. У тела члены могут быть разными, но разорвать их связь невозможно. Их узнаешь в любой толпе, издалека, просто почувствуешь… К ним можно подойти и заговорить о чем угодно, не боясь, не стесняясь. При такой близости стеснения не бывает. Это как с Ленкой…

И все же с Ленкой - иначе. Она - совсем другой мир. К нему нужно привыкнуть, перестроиться после полета.

- Леш, ну что, может, придешь завтра на собрание? - спросил Славка. Алексей поморщился.

- Чего я там не видел?

- Ну, посмотришь.

- Слава, меня там убьют… Я воевал за ликеидов.

- Ты же с чурками воевал, не с русскими. И вообще - кто узнает? Ну давай, Леша, а?

- Слав, я не знаю. Честно говоря… не знаю, как со временем будет.

- Ну ясно, опять отговорки… - вздохнул Слава. Он давно и упорно пытался втянуть Алексея в свои националистические дела… Обычная ошибка - так хочется, чтобы родные люди были еще и единомышленниками. Отказываться было неловко, но и соглашаться… Славина организация была официально зарегистрирована, выступала против террора, но все равно политикой заниматься Алексей не собирался.

Во-первых, это значило - нарываться на неприятности. Он и так до сих пор на психологическом учете. Спасибо, обследования сократили до одного в год. Во-вторых - зачем это вообще нужно?

- Ты православный, тебе сам Бог велел, - ляпнул Слава. Алексей покачал головой.

- Мне лично Бог ничего подобного не велел.

- Странно… не понимаю. Есть даже православные организации…

Здесь, в этом мире - все другое. Все иначе, чем в Полете. Движения, ощущения, дыхание, краски, звуки. Приспосабливаться надо заново. Учиться ходить, дышать, разговаривать с людьми, адекватно реагировать на их слова. Ведь люди очень сильно отличаются от крыльев, мотора, компьютера.

Здесь семья - а семья живет не ради Полета. Она - ценность сама в себе. Это ты живешь ради семьи.

Но постепенно отходишь, отходишь, забываешь тот мир, полупризрачный, словно ты видел его во сне. И вспоминаешь реальную жизнь. Алексей допил пиво, перевернул кружку.

- Пошли, Славик. Ты готов?

Они вышли на стоянку, Алексей отыскал взглядом машину Славки - желтоватую старенькую "Неву"… Славка подбрасывал его в аэропорт - свою машину Алексей обычно оставлял дома. Лене может понадобиться. Сумки закинули в багажник, Алексей сел за руль. Слава включил музыку.

С некоторых пор Славка стал ярым националистом. Новое увлечение пронизывало все стороны его многообразной жизни. Если говорить точнее - Славка был из "евразийцев". Алексей слабо разбирался во всех этих тонкостях. Разных партий и организаций существовало множество. В частности, и музыку Славка слушал только русскую. Алексей ему подкидывал кое-что: скопилась приличная коллекция и православной духовной музыки, и народной, и просто старой, времен Империи и Союза - от "Солдатушки, бравы ребятушки", до Марка Бернеса и ВИА конца двадцатого века.

Все это Славка слушал с восторгом, но - подозревал Алексей - не столько из художественных, сколько из принципиальных соображений. Вот и сейчас включился диск советской песни. Певица выводила великолепным густым меццо-сопрано.

Мне хорошо, колосья раздвигая,*

Сюда ходить вечернею порой.

Стеной стоит пшеница золотая

По сторонам тропинки полевой.

Всю ночь поют в пшенице перепелки

О том, что будет урожайный год,

Еще о том, что за рекой в поселке

Моя любовь, моя судьба живет…

Алексей смотрел на дорогу. Вот бы сейчас, разогнавшись, взять руль на себя… пройти низко над крышей впереди идущего "Мерседеса".

- Вот ведь интересно, - заговорил Славка, - всегда говорят - проклятый коммунизм… А вот послушаешь эти песни, фильмы тех времен посмотришь - там о коммунизме вообще речь не шла. Просто люди… любовь к Родине, любовь к женщине, любовь к профессии. Никаких идей на самом деле не было…

- На самом деле идеи тоже были, - сказал Алексей, - но люди никогда не живут идеями. Поэтому и фильмы, и песни невозможно делать чисто идеологическими.

И хорошо мне здесь остановиться,

И глядя вдаль, подумать, помолчать…

Стеной стоит высокая пшеница,

И ей конца и краю не видать…

/*М. Исаковский /

- Тогда не было собственности на землю, - сказал Славка, - земля была общей. Поэтому и можно было стоять у пшеничного поля и ощущать его как свое, родное.

Алексей вздохнул.

- Что пользы жалеть о том, что было когда-то. Наверное, это лучше… но надо жить в том мире, в котором нам довелось жить.

- А пытаться хоть что-то изменить к лучшему? Это что, церковью возбраняется?

- Не знаю, - сказал Алексей устало, - Я чувствую, что это не по мне. Я просто не знаю, как лучше, понимаешь? Ну плохо сейчас… А я что, могу что-то лучшее создать?

- По крайней мере, уничтожить… изгнать тех, кто мешает народу самоопределиться, - изрек Славка.

- Не вижу в этом смысла.

Алексей завез Славку домой и поехал к себе, в Павловск, на метро. Всего три перегона, недалеко… Он уже совершенно адаптировался к миру. Стоя в трясущемся вагоне, бездумно читал рекламные надписи.

"Школа экстрасенсорной диагностики. Мы делаем слепых зрячими!"

"Богиня чистоты, рожденная из пены… Новейший пеноочиститель "Афродита"

"Центр Социальной Психологии. Новые курсы. Диагностика и помощь в трудных жизненных ситуациях. Занятия и индивидуальные сеансы ведут ликеиды!" - Алексей усмехнулся. Вот уж для этой рекламы он абсолютно непробиваем.

Когда-то казалось так тяжело переносить обследования в этом центре… Жить не хотелось после этого. Какая чепуха, в сущности…

Но понять это удалось не сразу.

СТАТЬ ЛИКЕИДОМ ПРОСТО!

Хотите, чтобы ваш ребенок стал ликеидом?

Конечно!

Только детский сад "Кастальский родник" выполнит эту задачу!"

"Помощь в трудных жизненных ситуациях. Диагностика. Лечение. Консультации. Целительский Центр Иллариона".

Вагон притормозил. Алексей вышел вслед за всеми в распахнувшуюся дверь и отправился домой, думая о семье.

Семья встретила его нерадостными известиями.

- Раздевайся, Леша, заходи, - крикнула Лена из спальни, - Погоди немного… его опять вырвало.

Алексей разделся, бросил сумку, вбежал в спальню.

- Что такое? Митя?

Он совсем немного температурил вчера утром. Насморк, больше ничего. Алексей даже забыл об этом - велика ли беда, легкая простуда. А вот, оказывается, что-то посерьезнее.

Лена меняла белье в детской кроватке. Митя, необычно вялый, лежал на родительском покрывале. Алексей взял ребенка на руки.

- Смотри, испачкает, - предупредила Лена, - хотя там уже рвать нечем.

Грязные тряпки лежали тут же, на полу. Митя серьезно смотрел на отца карими большими глазами. Он был такой горячий, что ощущалось даже сквозь плотную ткань куртки. Даже не улыбнулся, не задвигался… дело плохо, понял Алексей.

- Какая температура? - спросил он.

- Полчаса назад была 39,6, - Лена вышла с грязным бельем. Алексей положил Митю на пеленальный столик, взял градусник, приложил к уху малыша. На табло засветились красные цифры… 40, 1.

- Давала ласмил? - крикнул он.

- Да, - донесся голос Лены, - Но он тут же выкакал.

- Значит, надо еще дать, - Алексей взял с полочки початую упаковку свечек, поставил одну Мите. Потом взял ребенка на руки и стал ходить с ним.

- А где остальные? - спросил он, подойдя к ванной. Лена запихивала мокрое белье в машину.

- Бобка в музыкальной, а девчонок бабушка забрала. У нас со вчерашнего вечера такое началось… Слушай, Леш, иди на кухню. Я тебе там сварила…

- Господи, могла бы уж и не варить, - сказал Алексей, но пошел в кухню, встал у окна с Митей. Мальчик вдруг скривился, заплакал. Алексей стал его качать.

- Сейчас, сейчас лекарство подействует, - сказал он. Лена поставила на стол тарелку с бифштексом.

- Садись, поешь. Погоди, я сразу и чаю налью, - она отошла к плите. Алексей посмотрел на Митю. И вдруг увидел, что глаза ребенка закатились. Из-под полуприкрытых век блестели белки.

В первую долю секунды Алексей испугался, но тут же сообразил, что это такое и быстро понес Митю в спальню. Положил на столик. Лена прибежала за ним. Ребенок весь вытянулся, закинул ручки и застыл в странной, неестественной позе…

Лена что-то пискнула или простонала.

- Спокойно, - сказал Алексей, - Сейчас… сейчас пройдет.

Через несколько секунд Митя задышал и расслабился.

- Температурная судорога, - выдохнула Лена, посмотрела на Алексея. Такие судороги были в младенчестве у Ани. Они, в общем, безвредны, но видеть такое все равно страшно.

- Вызовем "скорую"? - спросила Лена.

- Да ну их… сами поедем. Когда Боб вернется? - спросил Алексей. Минут через десять.

- Тогда дождемся. Завезем его тоже к бабушке. Так, я посмотрю за Митей, ты одевайся.

Лена побежала одеваться - она, видимо, с утра, как встала, ходила в халате, наброшенном на ночную рубашку. Алексей, держа Митю на одной руке, выбрал свежую рубашонку, штанишки. Лена сменила его уже через минуту, полностью одетая.

- Ты, Леша, иди все-таки перекуси быстренько, все равно Бобку ждать, - она стала одевать ребенка.

Алексей вышел на кухню. В дверях остановился, прислонился к косяку, закрыл глаза. Сил не было даже чтобы дойти до табуретки. Так всегда… держишься, держишься, а потом как навалится усталость. И только тогда понимаешь, что пять часов вел самолет, что сейчас надо плотно поесть и завалиться, и больше уже не можешь сделать ни шагу. И есть хочется просто невыносимо. Когда он вошел домой, даже аппетита не было особого - а сейчас живот подводит и подташнивает слегка. Нет, расслабляться нельзя, рано еще. Алексей собрался с духом, сел за стол, быстро прочитал молитву и стал уничтожать мясо и картошку. Раздался звонок - пришел Бобка.

- Леша, если тебе тяжело, так я могу сама съездить, - робко предложила Лена. Он покачал головой.

- Нет уж, поедем вместе. Тебе там наверняка придется остаться. Кстати, собери свои вещи тоже.

- Я уже собрала. Знаю, не первый раз.

Через два часа все формальности были закончены. Закинув Бобку по пути к бабушке, Старцевы приехали в пятую городскую клинику, где их уже знали - Лена там и рожала, и лежала как-то с заболевшей Аней. Молодой врач осмотрел Митю, как Алексею показалось, поверхностно. Но Алексей не сказал ничего - ладно, все равно вряд ли что-то серьезное. Просто положено при температурных судорогах дня три отлежать в больнице. Как раз до следующего вылета, подумал Алексей и погрустнел. Придется одному дома торчать.

Наконец заполнили все анкеты, и медсестра пришла, чтобы отвести Лену с ребенком в палату.

- Ты точно все взяла? - спросил Алексей настойчиво, - И зубной крем?

- Конечно. Ну что ты, будто я маленькая…

- А почитать взяла что-нибудь?

- Там ВН есть в отделении. Завтра мне принесешь почитать. И Библию принеси, - попросила Лена.

- Я сейчас прямо съезжу.

- Ради Бога, не надо, - Лена покачала головой, - Ну пожалуйста! Я же знаю, что ты очень устал. Не надо! Ты меня только расстроишь. И не покупай ничего, тут же есть кафетерий… И детей сегодня не забирай, отдохни. Ты знаешь, им там хорошо.

- Пойдемте, - поторопила медсестра. Алексей наскоро поцеловал Лену и смотрел, как она, с ребенком на руках, исчезла за дверью приемного покоя.

Пожалуй, лучше действительно приехать завтра. Можно сейчас съездить купить фруктов, лакомств каких-нибудь, она же кормит все-таки… хотя будет ли Митя сейчас кушать - вопрос. Но Ленка больше расстроится, что он из-за нее не может отдохнуть. Минуту Алексей взвешивал, как лучше будет поступить, и решил, что приедет все-таки завтра.

И детей - она права - можно пока у бабушки оставить. Теща к этому относилась легко - у них вечно был полон дом ребятишек. Бобка и девочки тоже любили бывать у Лениной мамы, там можно было поиграть с двоюродными братьями, к тому же бабушка неумеренно их баловала. Ленка всегда удивлялась - их-то держали в строгости, а вот внуков…

Алексей вышел из здания больницы. Усталость снова накатила, но уже не сокрушающим ударом, а - легкостью, воздушностью во всем теле, слабостью. Так, бывает, покачивает после тяжелой болезни. Сейчас домой… Алексей сел в машину, включил музыку, попалась какая-то месса, он даже не определил с ходу, чья, уже далеко не начало, "Agnus Dеi". Мощные звуки органа подхлестывали его, но и несли утешение. Плохо, думал Алексей. На душе неспокойно как-то. Детские болезни - вроде бы ничего страшного, пора привыкнуть. Да и не в лесу живем, в больнице-то уж вылечат. И все же не по себе… И одному теперь дома сидеть. Спать одному… А Ленке каково? Знаю я эти больницы.

Алексей подъехал к дому, заворачивая направо, нажал газ зачем-то… машина рванула вперед, Алексей тут же затормозил, едва не задев чей-то припаркованный "Колобок". Выругался сквозь сжатые зубы. Надо же, повернул рулем и тут же попытался педаль дать… Нет, совсем плохой стал. Машину с самолетом спутал - это уже первая стадия отключки.

Алексей запарковал "Хонду", направился к подъезду. Из-за дождя двор был пуст. Впереди маячила лишь какая-то серая фигура под желтым неожиданно ярким зонтом. Фигура шагнула к нему, сказала робко:

- Здравствуйте!

Он смотрел на девушку секунды две, прежде чем узнал ее.

- Агния. Здравствуйте. Извините, у нас тут неприятности. А мы на сегодня разве назначили?

- Да… кажется. Шесть часов. Я вот жду. А что у вас случилось?

Алексей рассказал коротко.

- Но подождите, разве на сегодня? Я сегодня только вернулся, это не могло быть… ну конечно! - вспомнил он, - Мы на завтра договаривались, на двадцать седьмое. Вы забыли просто…

- Да? Ой… не знаю, наверное, я ошиблась. Но что с ребенком?

- Да врач ничего не сказал толком. Будут смотреть. Агния, давайте, может, все-таки завтра? А то я сегодня с вылета никакой.

- Ну конечно… извините, что так получилось. Я пойду. Только… Алексей, вы знаете, - она замялась, - Я ведь умею… ну, лечить умею. Давайте, я полечу вашего сына. Я могу и на расстоянии. Только мне фотография нужна. И ваше согласие.

Алексей покачал головой.

- Нет, Агния, не надо.

- Но ведь хуже не будет, - растерянно сказала она.

- Ну что вы, мы ведь не в лесу живем. Мы не маргиналы. Там врачи, да и у Мити ничего смертельного нет. Я понимаю, что вы хотите помочь, - продолжал Алексей мягче, - Но не надо… Кстати, давайте, я вас подвезу, а?

- Нет-нет, - отказалась Агния, - Я пройдусь… у меня зонтик, не беспокойтесь. Значит, завтра в шесть?

- Да. Приходите, буду ждать.

5.

Бывает такое - ребенок абсолютно здоров генетически, и даже не глуп, но на практике почему-то не блещет способностями.

Так и Вика была - сплошное разочарование. Джейн занималась с ней с рождения по ликейской методике. Но на самом деле ликеидов растят только в ликейской среде. Когда есть квалифицированные педагоги раннего развития, когда вся обстановка вокруг способствует становлению личности. Когда вся семья - ликеиды. А Джейн была одна.

Будь это талантливый ребенок, талантливый и честолюбивый - может, и выкарабкалась бы. Так получилось с Алексеем. Так получается с большинством русских ликеидов. Но Вика… увы, она совершенно не проявляла стремления бороться с окружающей ее средой. Наоборот, она с этой средой сливалась, подстраивалась под ее уровень.

Джейн с рождения учила дочь плавать, занималась с ней динамической гимнастикой. Но в три месяца Вика умудрилась подхватить тяжелое воспаление легких, после чего возобновить занятия удалось не скоро. В восемь месяцев, когда будущие ликеиды обычно начинают ходить (разумеется, благодаря интенсивным тренировкам), Вика выпала из коляски и сильно повредила ножку. Ходить она в результате стала только в 14 месяцев.

Еще хуже дело обстояло с умственным развитием. Говорить Вика начала достаточно рано… но дальше этого дело не пошло.

Джейн приходила в отчаяние, выбивалась из сил… а ребенок развивался своим чередом. Точно так же, как все другие дети.

Джейн никак не могла посвящать воспитанию дочери весь день. Нужно было зарабатывать на жизнь. А вечером Вике хотелось поиграть, посмотреть ВН (о прелестях голубого экрана девочка узнала в садике). В восемь часов наступало время сна. Нужно было еще и покормить, и искупать Вику, и обсудить дела в садике, в конце концов, просто потискать и пощекотать, похохотать, покидаться подушками. На развитие оставался час, максимум - два. Джейн успевала ежедневно порисовать с Викой, почитать книги, поучить буквы, что-то смастерить… потом начались еще занятия на фортепиано.

Этого было катастрофически недостаточно для того, чтобы подготовить ликеиду. Но даже и заметно лучше других детей Вика не становилась!

Джейн казалось иногда, что дочь все делает ей назло. Она не хотела учиться читать. Обычная ликейская методика - обучение до года - ничего не дала, Вика выучила несколько слов, и дальше дело просто не пошло. Лет до пяти категорически отвергала попытки хотя бы показать ей буквы. К школе выучилась читать еле-еле. Сама Джейн в шесть лет играла пьесы Чайковского и Моцарта. Вика едва освоила простейшие упражения двумя руками по очереди. Вика просто не интересовалась тем, чем должен интересоваться ребенок-ликеид. Она не то что читать самостоятельно - даже слушать отказывалась более-менее сложные книги. Сестренке Джейн Кэрри в три года читали "Алису в стране чудес". Вика и в четыре года наотрез отказывалась слушать что-либо более сложное, чем "Красная шапочка". Одним словом - Джейн с ужасом сознавала это - Вика была глупа.

Элина лишь пожимала плечами, улыбалась… Она вырастила свою дочь ликеидой. Ей это удалось. Джейн - нет. "Дети разные", - сочувственно говорила Элина. Но Джейн понимала свою вину. Да, Элина не работала первые три года жизни дочери. Но ведь и Джейн сидела дома полтора года. Было детское пособие, к тому же она проедала прежние сбережения. В эти полтора года можно было создать ликейскую обстановку. Джейн, кажется, старалась изо всех сил. Но - значит, не создала.

Она вспоминала Кэрри - сестренку воспитывали на ее глазах, она сама участвовала в воспитании. Кэрри была мягким воском в руках воспитателей. Она делала то, что ей скажут, интересовалась тем, что ей дадут родители. Такой же была и сама Джейн. Виктория, напротив, уже родилась личностью - яркой, упрямой и вредной. Ее нельзя было заставить что-то делать (не бить же в самом-то деле…), нельзя было заинтересовать тем, что ей неинтересно… а интересно ей было, увы, как раз то, что вредно и плохо для развития. Даже не ее постоянные болезни сыграли свою роль… Нет, главное - это характер Виктории…

Но ведь в ликейских поселениях воспитывали всех детей… Многих. Ну, процентов восемьдесят.

Но что делать - ломать характер? Каким образом? Наказывать? Нет, так ликеидов не воспитывают, да это было и противно Джейн. Занимать ребенка развивающими занятиями с утра до вечера, как это делают ликеиды? Да, но Джейн была занята… даже и когда она была свободна - Виктория просто НЕ ХОТЕЛА. А что делать с ребенком, если он заниматься не хочет, а хочет кормить куклу или бессмысленно орать и прыгать по комнате, и никакие ухищрения не помогают?

Никак Джейн не удавалось и приучить дочь к медитации. Вообще, похоже, Вика была совершенно глуха к Высшим Реальностям, ни Бог, ни что-то подобное ее никогда не занимало, рассказы про ангелов и гномов совершенно не трогали. Чисто земной ребенок. Медитация для нее была страшным и бессмысленным наказанием, и Джейн быстро оставила эти попытки.

К шести годам стало уже очевидно, что не только о Ликее речи быть не может… Вика была развита даже хуже многих обычных детей. В конце концов, почти все интеллигентные родители пытаются детей развивать. Большинство детей к школе читает, считает, пишет. А Вика… разве что английский знала чуть лучше других. Она даже не прошла по конкурсу в частную хорошую гимназию. Пришлось обращаться к Элине. И училась так себе. Джейн давно махнула рукой на развитие дочери, поняла, что ничего особенного из нее не выйдет.

К тому же жизнь Джейн с дочерью вовсе не представляла собой сплошного ада, как можно подумать из вышесказанного. Джейн огорчалась глупостью и бесталанностью Вики, но как ни странно, открыла для себя нечто новое…

Она выяснила, что ребенок - это здорово, даже тогда, когда он глупый, неразвитый, больной.

Можно было просто любить Вику. Любить эти тонкие пальчики, этот трогательный лепет, и глубокомысленные высказывания, и ножки, и ручки, и это чудное личико - маленькую и восхитительно точную копию лица Алексея. Глупая, неразвитая - но своя… своя дочка! Да Джейн никогда и не думала про Вику: глупая, а если думала, то без досады… глупость была как бы еще одним качеством этого потрясающего, сводящего с ума крошечного чуда, а значит - еще одним совершенством. Глупость, и упрямство, и вредность - они были в Вике так же хороши, как и ее красота, и ласковость, и доброта. Вика вся была хороша, вся - совершенство, вот именно такая, какая есть. Ничего нельзя было ни прибавить к ней, ни отнять. Ее можно было только обожать. Никакого сравнения с другими детьми не могло быть. Ну и что, что они уже умеют читать или любят медитировать? Ведь они - не Вика!

И Джейн любила Вику. Почти всегда. И поэтому она была счастлива, безмерно счастлива все эти годы. И даже с ужасом думала о том, что, если бы она тогда сделала аборт, и работала бы в Петербурге, просветляла мир… без ребенка.

Иногда только разум ее начинал работать и напоминал с досадой: дочь глупа. Бесталанна. Ленива. Это твоя вина, она здоровый ребенок, и ты могла сделать ее ликеидой… Но в последнее время Джейн научилась с успехом затыкать этот здравый голос.

Пусть Вика станет самой обычной. Какая разница?

И вот теперь, когда все надежды были потеряны, в Вике вдруг проснулось что-то необыкновенное…

Джейн это даже не особенно обрадовало. Ну, стихи… Многие люди пишут стихи. В Викиных стихах не было ничего особенного. Бывают дети-поэты, дети, заставляющие рыдать и взрослых ценителей… Вику даже нельзя было назвать поэтом. Стихи рождались по ее умственному и эмоциональному уровню - годные разве что для детских книжек низкого пошиба.

Яркое солнышко светит в окошко,

В лес по грибы мы пойдем, взяв лукошко…

Но все-таки стихи были относительно грамотными, рифмы - точными… Кто бы мог ожидать такого от девочки, только недавно научившейся читать? В шесть лет даже плохих стихов еще никто не сочиняет. Джейн вспоминала свою соседку-графоманшу в Петербурге, и переключившись на объективный лад, оценивала: Викины стихи все же лучше.

Она не писала философских стихов, любовных - ничего взрослого. В стихах она была точно такой же, как в жизни. Она писала о своей обычной, детской жизни, об игрушках, о подружках, но - Джейн это радовало - большинство стихов оказались радостными, светлыми, это было самовыражение счастливого ребенка.

И в то же время стала меняться личность Вики.

Джейн с некоторым опозданием поняла - ее дочь как раз нельзя назвать счастливым ребенком. Вике было хорошо с матерью… Но большую часть дня она проводила в садике, теперь - в школе. Раньше Джейн не обращала внимания на то, что постоянных подруг у Вики нет. Лишь теперь заметила: не только постоянных подруг нет, но с ней вообще неохотно играют. Отталкивают, даже дразнят и бьют, пока не видит воспитатель. Причину трудно было понять: избалованность? Но в садике Вика давно привыкла исполнять общие правила. Джейн как раз и боролась против влияния садика, а Вика стремилась быть как все. Упрямство, вредность? Но упрямой Вика была только с матерью, а с ребятишками скорее заискивала и готова была выполнить любые их требования. Тем более, она никогда не была злобной. Наоборот, готова была помочь любому, упавшего поднимала и утешала - единственная из группы. Развитие ее было на среднем уровне, материальное положение - тоже.

Никаких причин не было у ребят, чтобы не любить Вику. И все же ее не любили. На последний день рождения Вика пригласила двух девочек, и обе они просто не захотели прийти.

И вот теперь - стихи.

Как хорошо,что солнышко с утра,

Как хорошо, как хорошо!

Как хорошо, что только лишь вчера

Весенний дождь прошел.

Самые обычные, примитивные, детские. Никакой философии, ничего неземного, что отличало бы Вику от других детей.

Но может быть, и такие стихи - знак некоей избранности? Вика не показывала их детям, но может быть, они просто как-то чувствовали? Ощущали то, что она - не такая, как все? Просто сейчас она пишет о том, что интересно ей, ребенку, а позже начнет о том, что интересно будет ей тогда - о любви, о жизни.

И с этого момента Вика перестала быть просто крошечным, обожаемым существом. Она стала личностью, и эту личность - поняла Джейн - тоже можно любить. Точно так же, как любила она Викины ручки и ножки. И эта личность, со всеми ее заботами, проблемами, грехами - так же прекрасна и удивительна. И достойна обожания.

А вот теперь - эта поездка в Петербург…

Джейн запретила себе даже думать о Петербурге. За семь лет не была там ни разу. Ездила в Москву отдохнуть, без труда выбив визу - она все-таки оставалась ликеидой… Ее ведь никто не исключал, как Алексея. Она ничего не сделала дурного. На то, что отказалась от Миссии, посмотрели сквозь пальцы. С женщинами такое случается. Ездила с Викки на Черное море, в местные уральские дома отдыха, в прошлом году - в Италию. Но только не в Петербург. И не домой… Она переписывалась с родными, перезванивалась. Но ее не приглашали, и она сама никогда не решилась бы. Да и денег было теперь не так много - на поездку в Штаты пришлось бы копить года два.

Петербург - столица, десять миллионов жителей… в России таких крупных городов больше и нет. Но все равно Джейн была отчего-то уверена: стоит ей показаться в столице - тут же обязательно навстречу попадется Алексей.

А его очень хотелось увидеть. Хотя бы так, мельком, издали… Но у него же семья, видимо. При одной мысли о том, какой это будет кошмар, сколько лишних эмоций, страданий, проблем, Джейн уже больше ничего не хотелось.

Нет уж… и так счастье, что дочка осталась от него. А что ей, ликеиде, еще нужно?

С возрастом начинаешь понимать, что это вовсе не величайшая ценность - какая-то там страсть и влечение к мужчине, это неплохо, конечно, но если удовлетворять эту страсть - то не любой ценой. Есть вещи важнее… Вот Вика. Пусть уж все останется как есть.

Но раз так сложилось… Раз такие обстоятельства… Вика слишком маленькая, она еще никуда без мамы не ездила. Правда, она летит с целой группой каких-то юных дарований, и с ними три учителя. Но все равно… Можно в какой-то степени рассматривать это как разрешение, данное судьбой.

Джейн не удовлетворилась своим гардеробом, собранным для поездки. Сняла деньги с накопительного счета, с Викой отправились в Торговый Центр. Себе купила костюм песочного цвета, темную блузку с большим отложным кружевным воротником. Все безумно дорогое, но померив, Джейн поняла, что ни за что не откажется от покупки. Костюм с блузкой не то, что хорошо сидел и гармонировал с внешностью - просто превращал Джейн в совершенно другую, потрясающую женщину. В Женщину. С загадочным взглядом ночных огромных глаз, с таинственным взмахом ресниц, с талией стрекозы и осанкой принцессы. Но не тропический ресторанный цветок - принцесса на деловом рандеву. Вику тоже хорошо приодела. Все-таки юное дарование, будет выступать по центральному телевидению. Маленькая вредина вертелась, крутилась, отвлекалась и совершенно равнодушно отнеслась к новому наряду. Она и вообще была безразлична к одежде - не девочка, а черт знает что. И все-таки Джейн выбрала ей синее платье из тонкой шерсти, со всякими рюшками и бантиками и с белоснежным нашитым воротничком. То же самое - не расфуфыренное платье-торт (такое, впрочем, у Вики уже было), а скромность, простота и изысканность. Чистота - белое на синем. И нескладная длинная фигурка Вики в этом платье казалась вполне приличной - хоть на конкурс "Юная красавица" выходи. Большие глаза на фоне платья светились синевой, как осколки весеннего неба. Вот еще бы только волосы как-нибудь уложить… Волосы дочери - это был кошмар Джейн. Они вились, как и у матери, но при этом были очень тонкими и абсолютно непослушными. Джейн просто заплетала их в косу сзади, но по бокам, как ни закалывай, к обеду начинали топорщиться целые облачка лохматок. С короткой стрижкой Джейн Вику не представляла.

Она заставила дочь несколько раз прочитать вслух те стихи, с которыми придется выступать на конкурсе и на концерте. Вика помнила все свои стихи хорошо, но читала ужасно, без всякого выражения. Джейн просто махнула на это рукой. Она самолично сходила в школу и договорилась о том, что едет… Учительница, как и ожидалось, обрадовалась: лишний взрослый человек не помешает.

Всю ночь Джейн снился Петербург… Наутро она отправилась к шефу - директору клиники - говорить об отпуске за свой счет. И едва открыла рот, по одному выражению директорских глаз вдруг поняла - именно здесь, где никаких препятствий не ожидалось, что-то заклинит…

- Джейн, голубушка… Ну что вы! Вы же у нас единственный специалист, а сейчас сами знаете, какое время. В июле подъедет человек из Магнитогорска, тогда и сможете отдохнуть.

- Но генетики есть в городе, - возразила Джейн, хотя сердце уже упало куда-то глубоко и стучало там гулко и обиженно, - есть в Семейной консультации… в городской больнице.

- Да кто же мне даст их, Джейн? Вы подумайте сами! Там же у них работы - вот! - директор провел по лбу, - Выше головы…

- Вадим… А если я умру завтра? Что вы тогда?

- Ну, это, пожалуй, будет для вас извинительным обстоятельством, - согласился директор, - Тогда мне придется действительно повеситься. Или самому начать делать анализы.

Джейн косо посмотрела на директора и молча вышла, прикрыв за собой дверь. Подошла к окну.

Вспомнился старый анекдот про чукчу: "еще раз стукнет - я вообще выйду!" Вот только так она и может… Ни поспорить, ни поругаться. В конце концов она действительно единственный аналитик здесь. Равных ей по квалификации в Челябинске вообще нет. А зарплата - на уровне обычного врача. Конечно, вроде бы ей не должны больше платить только потому, что она ликеида, ведь она выполняет простую, не-ликейскую работу. Но все равно давно могли бы прибавить. Многие хирурги и реаниматоры, скажем, получают больше. И с отпуском - то же самое. Все время ощущаешь себя рабыней. Крутят тобой, как хотят. Потому что не можешь, не умеешь бороться за себя. Не научили. За других - пожалуйста. Мир просветлять - ради Бога. А вот стукнуть кулаком по столу, крикнуть "доколе?"… вот с этим у нас никак.

И вот теперь так плохо… никакого Петербурга. Алексей… Алеша… да нет, она же не собиралась с ним встречаться. Просто - пройти по этим улицам, вспомнить. Походить там, где бродили вдвоем или втроем с Леной. И вот теперь - все… За окном -такая серость и сырость беспросветная.

Есть, правда, еще одна возможность - позвонить Элине. Элина сразу все поймет… войдет в положение… тут же поможет. Директор у Элины ходит как по струночке. Вот только Джейн не собирается звонить Элине. Без самой крайней необходимости - не собирается.

У Элины нет на нее времени. Ликеида ни словом, ни взглядом не осудила Джейн за тот ее давнишний поступок… поступок, решивший судьбу. Помогла ей устроиться, охотно откликнувшись на просьбу. Да и с тех пор не раз оказывала услуги - то поместить Вику в хорошую больницу, позвонить, чтобы лечили как следует, то найти педагога, то в школу вот устроить… То с жильем помочь. Присылала подарки на дни рожденья Вики и Джейн, на Рождество. Несколько раз пригласила к себе, познакомила со своей дочерью Валентиной. Но это и все. Никаких отношений между Элиной и Джейн не возникло. Никаких доверительных бесед, совместных времяпрепровождений… Элина могла бы если не дать Джейн более достойную работу - то привлекать ее в качестве ликеиды к своему собственному труду, помогать, ездить по области, поднимать маргиналов. Но ничего этого Элина ей не поручила, вообще о работе с ней больше не говорила. Считала, вероятно, недостойной. Хотя скорее всего у нее просто нет времени на дружбу, и она считает, что и у Джейн, в одиночку растящей ребенка, времени нет.

В прошлом году на Элину снова нападали националисты, и покушение почти удалось. Элина лежала в больнице c огнестрельным ранением. Джейн навещала ее частенько, и что-то сдвинулось, Элина стала чуть ближе, чуть откровеннее с ней… Ведь мировоззрение Джейн никак не изменилось. Она и рада была бы остаться ликеидой, просто - не брали. С ребенком она не могла быть в рядах Воинов Света. Но потом все вернулось на круги своя, Элина снова отошла.

Раз Элине некогда говорить с Джейн о литературе, о политике, о жизни - значит, и за помощью к ней обращаться нельзя. Только в самом-самом крайнем случае, если уже речь пойдет о жизни и здоровье Вики. А тут… да, со вздохом призналась себе Джейн, тут случай не крайний.

Все нормально. Вика едет с группой, там есть ребятишки и помладше ее. Джейн сможет полюбоваться на дочь по ВН. Осенью в Петербурге слякотно, мерзко, ледяной ветер и сырость. Все равно особенно не погуляешь, даже с Викой лучше еще раз съездить летом. Да я и съезжу, решила Джейн, и эта мысль слегка приободрила ее.

В самом деле, чего она стесняется? Разве она в чем-то виновата перед Алексеем, перед его женой - вообще перед кем бы то ни было? Взять в июле и поехать. И посмотреть тогда уже весь город с Викой, и погулять, и в Эрмитаж сходить, в Петергоф съездить, да мало ли еще куда… Столица - как же не свозить ребенка хоть раз?

Приведя себя таким образом если не в хорошее, то в приемлемое настроение, Джейн отправилась к себе в лабораторию.

В приемной уже ждали несколько маргиналок, переодетых в казенные пижамы, с бумагами в руках. Это и была основная работа Джейн - проводить генное картирование для всех свежепоступивших больных. Это все-таки клиника Центра Интеграции, детище Элины, здесь лежали только маргиналы из тех, кто переехал по программе социальной адаптации в Челябинск. Соответственно, никаких генных карт у них не было, они рождались диким образом, без всякой семейной консультации. Анализ приходилось делать заново.

Работа рутинная, но Джейн, в общем, нравилось. Психологи в Ликее зря свой хлеб не едят, Джейн действительно очень любила доставшуюся ей специальность - генетику. Конечно, раньше круг ее обязанностей был шире… она и наукой занималась немного. И главное - учила людей. Как правильно жить. Например, если ребенок не соответствует ожиданиям, или семейная обстановка не позволяет - надо плод удалить и ждать более подходящего момента. Вот только теперь, после своего дикого поступка, рождения дочери без отца, рождения, очень сильно осложнившего работу по Миссии - теперь Джейн уже ничему не может людей учить. Даже маргиналов.

Надька за компьютером, не обращая никакого внимания на очередь, подводила ресницы.

- Привет! - бросила она, - Ну че, договорилась на отпуск?

- Нет. Потом обсудим, - Джейн скрылась в лаборатории. Запустила аппаратуру, переоделась, настроила микроскоп. Стала готовить препарат соскоба ткани.

… Так. Женщина… хм, склонна к легочным заболеваниям, аллергии. Иммунитет ослаблен. Это практически у всех. Тут когда-то были ядерные реакторы, заводы, что ли, а потом хоронили отходы со всего мира. Так что иммунитета у нас нет вообще. И к раковым заболеваниям мы склонны. Ладно, в наше время это, слава Богу и Ликею, не проблема. Джейн ловко, быстро набрасывала на компьютере карту. Каждый препарат - как история человеческой жизни. Правда, этой женщине может быть и 70 лет, и 15. И даже два года может быть! Тут не определишь…

Зазвонил ВН. Джейн с неудовольствием подключилась.

- Генетическая лаборатория слушает… А, это ты, - Джейн увидела на экране Альку, одетую в белый рабочий комбинезон, - Привет. Ну чего?

- Как дела? - поинтересовалась Алька. В руках она держала очаровательного беленького щенка.

- Нормально… работаю, как видишь. А ты?

- Я тоже, как видишь.

- Что это у тебя за милашка?

- Это? - Алька подняла щенка, недоуменно мигающего черными глазками, - Вестхайленд-уайт-терьер. Щас я ему прививку поставлю.

- Ясно, - сказала Джейн нетерпеливо.

- Ну так что, встречаемся сегодня?

- Да, у меня тренировка в шесть заканчивается. У пальмы, хорошо?

- Забили стрелку, - сказала Джейн и отключилась.

Настроение повысилось еще на градус. Джейн, сама не отдавая себе в том отчета, любила Альку. Спорила с ней до хрипоты, вообще как-то не относилась всерьез - не ликеида же… Но любила. Иногда ей казалось, что до Альки настоящих подруг-то и вообще не было. Джейн с негодованием отметала такие мысли, но они нагло вползали в сознание снова.

По вторникам, четвергам и субботам Джейн позволяла себе… или заставляла себя - тут трудно сказать наверняка - посещать спорткомплекс "Лесной". По удостоверению ликеиды она бесплатно пользовалась бассейном и сауной на втором - привилегированном - этаже, кроме того, она продолжала упражняться в риско. Джейн не была таким уж большим энтузиастом единоборств, но эти тренировки позволяли ей хоть немного ощущать себя ликеидой… сильным, настоящим воином. Джейн занималась в небольшой группе с инструктором-японцем, переехавшим из Дальневосточной республики. Сам японец ликеидом не был, но риско обучался непосредственно у Верховного Наставника. Вместе с Джейн на тренировки ходили еще пятеро ликеидов, проживавших в Челябинске. Лукас - главврач областной больницы, его жена Альберта и сын Оливер. Соня, москвичка, была психологом, как и Альберта, ее друг Александр руководил челябинским Отделом Безопасности. Семья Элины занималась спортом у себя в усадьбе.

Вика с удовольствием отправилась в детский зал - за небольшую плату во время занятий можно было отправить ребенка в большой спортзал, где были устроены настоящие джунгли с лианами, препятствиями, батутами, неглубокий бассейн. Там с ребятишками не занимались, а только присматривали за ними. Попытки пристроить Вику в настоящую секцию кончались провалами. А из детского зала, где можно скакать, лазить, купаться в свое удовольствие, девочку было за уши не вытащить.

И прекрасно… Джейн понаблюдала сквозь стеклянную дверь, как Вика в пестром купальнике карабкается на шершавый искусственный ствол дерева, пытаясь при этом не выронить из рук захваченный мяч. Все в порядке… Как бы не опоздать на тренировку. Ликеида легко взбежала по лестнице, толкнула дверь раздевалки, уже опустевшей. Переоделась в светло-синее кампо.

Все ликеиды были уже в зале, рассевшись на циновках, медитировали перед началом занятий. Джейн неслышно проскользнула к своему месту, села, скрестив ноги, раскрыв кверху ладони.

Она ощущала раскаяние. С прошлой субботы дома ни разу не медитировала. Полностью забросила свое духовное развитие… Боже мой, думала ли она когда-то, что окажется такой слабой, так легко поддастся влиянию среды. За эти семь лет так много давала себе клятв: все, с этого понедельника… с завтрашнего дня - опять ежедневная медитация, хотя бы по часу, тренировка утром и вечером, ледяной душ и голодание. Ее хватало дня на два, максимум, на три… В конце концов она уже и перестала давать себе эти обещания.

Невозможно требовать от себя слишком многого. У нее ребенок, работа, никто ей не помогает, не поддерживает. Прислуги тоже нет, по дому все самой приходится. Она ходит три раза в неделю на занятия - и то уже хорошо.

Откуда-то зазвучала еле слышная музыка - сигнал к началу медитации. Джейн закрыла глаза, и почувствовала, как горячая волна побежала по телу. Хорошо… Она стала повторять мантру. Уходить, уходить… в дивный, прекрасный, светлый мир, где все иначе, где Любовь, Радость, Покой. Мантра билась в голове равномерно, как прибой. Свет за закрытыми веками разгорался все ярче. Все ближе. Все легче становилось на душе, все спокойнее. Душа расслаблялась.

Внезапно за широким, чистым потоком льющегося, ликующего света, возникло что-то темное… страшное. Бездна открылась, и Джейн, как ни старалась, не могла прогнать видение. Напрягшись, сжавшись, страшным усилием воли она прекратила повторение мантры… РОЖА была там, за светом, ухмыляющаяся дьявольская, черная рожа. Джейн едва не закричала, сцепив зубы. Открыла глаза. Ликеиды вокруг нее слегка покачивались в трансе, и в самом воздухе, казалось, повисло мутное, одурманивающее облако. Что со мной? - Джейн с трудом сдержала крик. Опять… Такое уже было у нее - и вот опять. А так хорошо сегодня вошла в медитацию. Если не тренировать постоянно, способность к медитации пропадает. В последнее время сосредоточение еще удавалось - это уже с детства, это не уйдет - но по-настоящему войти Джейн не могла. А сегодня вошла - и вот пожалуйста… Сердце Джейн колотилось, как от перенесенного ужаса. Она подняла руку, вытерла со лба холодный пот. И встретилась взглядом с сэнсеем. Он вошел незаметно и теперь искоса наблюдал за ними. Трудно было что-то прочесть на смугло-желтом, с маленькими косыми глазами, чужом лице. Джейн отвела взгляд. Закрыла глаза, делая вид, что снова вошла в медитацию. Она знала, что второй раз у нее ничего не получится. И потом, если честно, ей было просто страшно…

Плевать. Сэнсей ничего не говорит об этом. Он вообще не настоящий наставник - ему плевать на духовное состояние Джейн. Ну и пусть, не так уж важно, ну не получается медитация, об этом никто не знает, и хорошо.

Джейн давно научилась относиться легко к подобным вещам. Главное- скрыть от остальных… Теперь, сидя среди медитирующих ликеидов с закрытыми глазами, она вспоминала свои прежние попытки что-то сделать, как-то вернуть свое прежнее состояние.

Джейн робко вошла в кабинет психолога. Соня подняла глаза - на лице дежурное выражение доброты, сочувствия, участия, готовности выслушать… Джейн могла бы всерьез принять это выражение, если бы не знала, что это - долг психолога, если бы сама не принимала такого вида каждый раз, сидя в Социале. Ей отчего-то стало неприятно.

Милашечка, отметила она, глядя на Соню. Копна вьющихся каштановых волос, глаза большие, темные. Круглое, но не полное лицо, очаровательные ямочки, белозубая улыбка. Москвичка приподнялась ей навстречу.

- Здравствуйте… а я вас знаю. Вы - Джейн Уилсон, ликеида, верно?

Соня говорила по-русски так, как говорят москвичи - в уме переводя с московского. И выговор у нее был чисто московский - она грассировала, пришепетывала и вместо "о" где только можно употребляла "а".

- Да, - сказала Джейн сдавленным голосом. Разозлилась на себя. Как раз для ликеиды нет ничего особенного или стыдного в том, чтобы пойти к психологу. Наоборот, они привыкли пользоваться психологической помощью.

Вот только последние полтора, даже два года она совсем отошла от прежней жизни. Недавно только отдала Вику в садик, начала работать - Элина подыскала ей место, не-ликейское, но неплохое, по специальности. Наверное, ей все-таки стыдно по другой причине.

Соня указала ей на кресло.

- Садитесь, Джейн… Я слышала о вас от Элины. Она коротко так рассказала. Может быть, вам по-английски удобнее? - перешла она на язык Джейн. Пожалуй, по-английски Соня говорила даже чище, чем по-русски. Вероятно, в подготовке московских ликеидов не обращали внимания на чистоту русского языка - ведь это практически диалект московского.

- Мне все равно, можно по-русски.

- Я думала, что вы придете к нам, - проникновенно произнесла Соня, - У вас наверняка есть проблемы, верно?

На миг Джейн показалось - или просто очень захотелось поверить - что Соня действительно поможет ей. Что с этого дня начнется иная, прежняя, чистая и светлая жизнь ликеиды… и с Викки тогда, может быть, что-то прояснится, мелькнула мысль.

- Понимаете, - сбивчиво заговорила она, - Я родила ребенка. Во время Миссии. Одна, без мужа… мой мужчина - он был… в общем, несвободен, и сейчас он женат. Но я не смогла сделать аборт, вы понимаете? И самое ужасное - то, что по профессии я генетический консультант, то есть это была моя работа, делать так, чтобы нежеланные дети не рождались. А вот моя дочь, она родилась, хотя я не должна была, даже не имела права…

- Простите, Джейн, я вас перебью, - вступила психолог, - но так нельзя говорить! Что значит - вы не имели права родить ребенка? Что может быть выше и прекраснее желания стать матерью?

- Да, вы правы… - упавшим голосом сказала Джейн, - Но я почувствовала себя… ну кем-то вроде дезертира. Ведь мне пришлось отказаться от Миссии!

- Вы могли родить ребенка и продолжить миссию.

- Но я не могла бы дальше уговаривать людей сделать аборт, когда сама оказалась неспособной на это!

Соня задумалась.

- Видите ли, Джейн… может быть, мы с вами, поскольку русский язык это позволяет, перейдем на "ты"?

- Да, пожалуйста.

- Видишь ли, Джейн, все несколько сложнее. Все дело в изменении твоего сознания. Ты сочла себя слабой, неспособной сделать аборт. Здесь дело не в слабости, наоборот - ты ликеида, сильный человек, и ты можешь поступить так, как считаешь нужным. И остаться ликеидой. Но ты сама себя осудила… Ты могла бы и дальше убеждать людей - ведь это просто люди, они не-ликеиды, они не вытянули бы жизни с неудобно родившимся ребенком. А ты можешь вытянуть…

- Все это так, - ответила Джейн, - Но я… мне было противно и не хотелось убеждать людей делать аборты. Я перестала верить в необходимость абортов. Мне стало казаться, что люди имеют право заводить детей, когда им вздумается. Возможно, это на меня повлиял мой друг… То есть я не буду сейчас дискутировать по этому вопросу. Я знаю все аргументы. Но во мне возникло сомнение в правильности того, что я делаю. Может, будь я просто аналитиком, ученым, я бы осталась в Миссии. А так… Я просто не могла.

- Вот я об этом и говорю, Джейн. Изменилось твое сознание…

- Но что же делать… - произнесла Джейн упавшим голосом, - Я ничего со своим сознанием сделать не могу.

- Если хочешь, я помогу тебе, - сказала Соня, - Для нас нет ничего невозможного. Главное - твое желание…

О да, Джейн хотела, она очень бы желала вернуть то свое, прежнее состояние.

Почувствовать себя сильной, равной среди сильных, работать не ради куска хлеба, а ради блага человечества… сидеть среди ликеидов и говорить на их уровне об искусстве, о политике… просто идти по улице и сознавать себя - не такой как все. Да, это тоже важно. В этом нет ничего плохого. Сознавать, что ты служишь этим простым, обычным людям, вся твоя жизнь - служение.

Никаких препятствий к этому нет. В конце концов, поговорить серьезно с Элиной, сказать ей, что готова выполнить любую работу, что хочет работать. Никаких препятствий - кроме собственного сознания… Даже не сознания - чего-то более глубинного, непонятного, неясным образом изменившегося.

Джейн согласилась на полное обследование. Вначале Соня около получаса работала с ментоскопом. Потом Джейн разделась, легла на кушетку, Соня поворотом выключателя создала в комнате полумрак, прикрепила на тело Джейн датчики приборов, почти неощутимые. Сама села у изголовья. Начала с ассоциативного допроса, это было Джейн знакомо. Затем стала задавать вопросы, казалось, никак не связанные друг с другом, то о снах Джейн, то о работе, то о подругах… Джейн старалась быть предельно откровенной, все это делалось ради нее, ради того, чтобы ей помочь.

- Ты боишься встретиться со своей семьей? Испытываешь стыд? - спросила Соня.

- Нет, это не стыд… я бы это так не назвала. Мне просто не хочется возвращаться… проигравшей.

- Родители упрекали тебя в том, что случилось?

- Нет… Моя мама ведь тоже родила меня, прервав Миссию. Только она нормально вышла замуж.

- Это сценарий, Джейн, ты чувствуешь? Значит, упреков не было?

- Нет. Но мне самой не хочется… Хочется все забыть и ни с кем не встречаться из прошлой жизни.

- Ты чувствуешь несовместимость этой жизни и прошлой?

- Именно так.

Соня задала несколько малозначащих вопросов о работе Джейн, потом о ее сексуальных фантазиях. Часто ли бывают эротические сны… Джейн ответила - нет, не часто. И вдруг вспомнила Алексея - ему тоже приходилось отвечать на такие вопросы. Ничего страшного в этом нет, ведь психологу доверяешь, как себе… Разница только в том, что Алексей не доверял психологу и на вопросы отвечал не по собственной воле.

- Не часто, но у тебя эмоциональный всплеск, - заметила Соня, - эти сны сильно волнуют тебя? Долго ли ты их помнишь?

- Минут пятнадцать, - ответила Джейн, - Они меня не волнуют… Я из-за другого.

Соня, против ожидания, не стала расспрашивать ее прямо, но продолжила разговор на другую тему. Постепенно добрались и до Алексея, до влюбленности Джейн.

- Ты обманываешь себя. Ты все еще любишь его, - сказала Соня, глядя на приборы.

- Прошло не так уж много времени. Два года… У меня дочь от него. Она на него очень похожа…

- Тебе хочется рассказать о том, что с ним связано?

- Да, - вырвалось у Джейн. Она только теперь поняла, как ей хотелось поговорить об этом с ликеидой… она тогда еще ни с кем не говорила.

- Вы много были вместе?

- Нет…

- Я имею в виду…

- Один раз.

- Удивительно. И ребенок…

- Но это так. Больше у меня не было никого.

- Он любил тебя?

- Нет. Я думаю, нет. Может быть, как женщина, я его привлекала.

Джейн словно прорвало - она начала рассказывать всю эту странную историю с начала. Вернее, с конца - она рассказала вначале о жизни Алексея, вкратце, постоянно повторяя: "Но я не понимаю его. Я не понимаю, почему он поступил так". Потом уже о своей встрече с ним, о своей влюбленности, о тех обстоятельствах, которые окружали их единственную ночь вдвоем. Соня только внимательно слушала. Потом она спросила:

- У тебя есть ощущение, что ты повзрослела?

- Да… Даже не повзрослела - постарела.

- Джейн, ты согласна с тем, что тебя можно назвать сексуально холодной? Ты хорошо сублимируешь свои природные потребности…

- Это разве плохо?

- Я не ставлю оценок. Но именно в связи с этим возникла твоя влюбленность… Ты еще не поняла, что это - больной зуб, который необходимо удалить?

- Да, конечно! Он женат, у него там тоже ребенок, и я не хочу ему портить жизнь. Тем более, он меня не любит. Да и я не могу сказать, что схожу с ума без него - я живу спокойно и даже редко его вспоминаю. Но да, я еще влюблена в него… Думаю, это пройдет с годами?

- Это влюбленность не здорового сексуального характера. Она пронизывает все твое существо. От экзистенциальных структур, смысловых и целевых, до физических… Это так называемый феномен гуру.

- О чем ты говоришь! - перебила Джейн, - Ведь я не обратилась в его веру.

- А это совершенно не обязательно. Как раз то, что ты не понимаешь его до конца, способствует твоему "прилипанию". Это случается у последователей некоторых учителей и вождей…

И Соня начала развивать перед ошеломленной, беспомощной Джейн теорию ее влюбленности. Она упомянула садо-мазохистские комплексы, жажду подчинения, стремление к власти по Адлеру и некрофилию по Фромму, теорию тоталитарности Грачика, моделирование действительности под влиянием комплекса вины по последним статьям Бенцоли. Самое ужасное - она во всем была права… на это просто нечего было возразить. Действительно, все было именно так. Любовь была вовсе не любовью, а мощным и темным выплеском комплексов подсознания, корнями уходящих чуть ли не в двухсотлетней давности историю русских предков Джейн. Алексей был просто больным, несчастным человеком с изломанной психикой, и за этими его изломами следовала сейчас душа Джейн. И с каждым словом Сони Джейн освобождалась от этой так называемой любви, от зависимости, невольно возникшей… к ней возвращалась прежняя ее, сильная, молодая, горящая пламенем ликейского энтузиазма натура… Нет, это еще не возвращение - лишь воспоминание. А возвращение… оно уже невозможно, поняла Джейн запоздало.

Мне не стать такой, как раньше - как бы ни хотелось этого.

- Соня, - сказала она, - но ты считаешь, мне не следовало рожать ребенка?

- Так нельзя говорить. Это не имеет никакого значения. Ты могла родить его и остаться прежней…

Джейн закрыла глаза. Остаться прежней…

Да, Соня права, конечно.

- Скажи, Соня, а ты когда-нибудь в жизни совершала ошибки? Бывала неправой?

- Да, конечно, - ответила Соня с удивлением, - каждый человек совершает ошибки Но сейчас речь не обо мне.

- Нет, и о тебе тоже. Извини, что я так… скажи мне, что такое истина?

- Абсолютной истины нет, то есть она недоступна человеку, - ответила Соня без промедления, - любая истина относительна.

- И когда ты говоришь мне все это - ты говоришь со своей относительной позиции… с позиции относительной истины. Но ты тоже ошибалась в жизни. Чему ты можешь научить меня?

- Ну, видишь ли… - психолог, кажется, смутилась, - Просто тебе сейчас плохо, и я хочу тебе помочь.

- А тебе хорошо, Соня?

- Да, мне хорошо, - уверенно ответила ликеида.

- Тебе всегда хорошо? И никогда не бывает плохо?

- Да. Ведь я всегда с Богом, а с Богом не может быть плохо.

- Ты знаешь… Я стараюсь освободиться от зависимости. Но если даже совершенно объективно смотреть - и раньше, до Алексея, мне иногда бывало плохо. Очень плохо! Просто ужасно. И даже не объяснить, почему… Без всяких внешних причин. Ты сейчас ответила так, как у нас принято отвечать. МЫ все думали, что мы с Богом… Но может быть Алексей прав, и это вовсе не Бог? А это наша уверенность в себе, сила… А может, человеку иногда, хоть изредка нужно быть слабым? Слабость нужна для того, чтобы быть честным с самим собой. Может, это нормально, что человеку иногда бывает плохо? - Джейн умолкла.

Соня ответила не сразу.

- Нет, Джейн, это ненормально… От Бога ничего плохого идти не может. Бог - это только любовь, только радость. Если человеку плохо - это влияние дьявола. Дьявол действует на нас через какие-то комплексы, и я только помогаю тебе их вскрыть. Проблема не в Алексее… ты сама. Ты сама с детства находишься под влиянием неких комплексов.

- А ты, Соня? У тебя нет комплексов?

- Таких - нет. А те, что есть, я вскрываю сама…

Джейн вдруг почувствовала опустошенность. Психологиня потеряла контакт с ней. Только наивный, совсем не знающий жизни человек может прийти к психологу с детской верой в то, что психолог поможет… спасет от самого себя. От реальности. От Бога, если на то пошло. А кто такой психолог? Такой же человек, как и ты, скорее всего - еще более глупый и наивный, ибо считает себя вправе учить других.

Этот этап пройден, поняла Джейн. Она замолчала и вяло, неохотно отвечала на следующие вопросы Сони. Потом Соня погрузила ее в транс и провела с ее подсознанием сеанс рефрейминга. Из сеанса Джейн вышла с головной болью, усилившейся позже до мигрени, дома ее вырвало. Она вспомнила, что и Алексей жаловался на головную боль, на рвоту после этих обследований… Возможно, это происходит, когда человек перестает верить в психолога. Насильственное вторжение в подсознание, НЛП даром не проходит. Соня казалась расстроенной. Она отпустила Джейн, настоятельно порекомендовав пройти курс лечения… приходить каждый день. Джейн ответила неопределенно и лечение посещать не стала.

6.

В воскресенье с утра, как обычно, натощак, все вместе отправлялись босиком в соседний Храм Трех Ипостасей. В Центре Иллариона было принято голодать каждую субботу и воскресенье до 12 часов дня, и утро воскресенья посвящалось молитвам и медитациям. Медитация в воскресенье, наиболее сильная и духовная - и предшествующий пост тому способствовал, и само время - обычно посвящалась всему Человечеству. Отец, Светозар и два-три самых сильных целителя медитировали на Человечество еще три раза в неделю, но общая медитация назначалась на воскресенье.

Служба в храме начиналась в восемь утра. Агния проснулась в половине седьмого, проснулась сама - не то, что есть хотелось, но как-то нехорошо подводило живот. Агния сама настояла, что будет голодать вместе со всеми - отец лишь покачал головой: двенадцать лет, рановато… Но ведь Звента и Светозар начали голодать еще раньше! Что же, неужели Агния хуже их, слабее?

Кроме того, Звента неделю назад начала так называемый Путь Света. Оптимальное время рассчитала она сама вместе с Лилией - астрологическим путем. Отец не очень одобрял эту идею, но и не возражал.

В конце концов, все взрослые в Центре прошли этот Путь. Когда-то и Звенте нужно… Ей уже шестнадцать - почему бы и не сейчас? Это ведь совершенно необходимо для дальнейшего духовного развития.

Путь Света на физическом плане заключался в длительном голодании, в том числе, и без воды. А ведь 9 суток без воды - и человек умирает. Конечно, это не просто голодание: там и медитаций намного больше, чем обычно, и общение начинается с разными духами…

По идее, человек, прошедший этот процесс, может уже полностью обходиться без обычной пищи. Ему вполне достаточно питания Светом. Правда, и отец, и Анжела, и все остальные ели вполне нормально, три раза в день… но это только для того, чтобы все же жить на Земле и общаться с обычными людьми, Световое питание имеет тот недостаток, что можно, находясь на нем, полностью истончиться и перейти на астральный план. Однако при необходимости теперь отец и все остальные без пищи вовсе не умрут. Да отец и теперь голодает очень часто - то по месяцу, то по два… Иногда, голодая, пьет только собственную мочу. Конечно, если бы он не прошел Процесс, ему не давались бы эти голодовки так легко.

Звента тоже легко, казалось, переносила процесс. Она даже отказывалась лежать - с удовольствием гуляла, работала в саду. Сегодня у Звенты был седьмой день, завтра самое трудное останется позади…

Агния втихомолку завидовала сестре. Скорее бы вырасти, чтобы и ей разрешили такое…

Девочка лежала, глядя в потолок, сходящийся кверху куполом, расписанный тонким философски осмысленным сиреневым узором - круги, кресты, знаки Зодиака… Настроение у Агнии было скорее хорошим. Две недели назад отмечали ее день рождения, и отец зачитал ее План Жизни, составленный независимо друг от друга тремя духовными целительницами еще во время пребывания Агнии в утробе.

(не совсем понятно, правда, почему никто из них не предсказал смерти матери Агнии. И еще более странно - Агнию до рождения-то считали мальчиком… хотя возможно, эти Планы были составлены уже после генетического анализа в Консультации).

План, разумеется, мог быть нарушен, свободной воли у Агнии никто не отнимал. Но кому же захочется нарушать такой план!

Девочка и раньше знала, что имя свое она получила в честь великого учения двадцатого века - Агни-Йоги. (Собственно, это учение живо и до сих пор, но разделяют его лишь очень небольшое число Посвященных. Оно теперь мало рекламируется). Но как замечательно услышать, что одно из твоих прошлых воплощений, точнее - позапрошлое - это сама Елена Рерих!

Прошлое воплощение Агнии было мужским и недлинным - она погибла в двадцать пять лет в борьбе с террористами, будучи ликеидом (видимо, с этой сменой полов связана путаница у ясновидящих, которые не могли определить ее пол в утробе).

Ну а предыдущие воплощения Елены Рерих всем известны: это и Жанна Д Арк, и дочь Будды…

Разумеется, и в этой жизни Агния должна была совершить великие дела, достойные прошлых прославленных воплощений! Агния не помнила План дословно, но там было очень многое, и как раз все то, о чем она мечтала: стать прекрасной духовной целительницей… писать философские книги под диктовку Великих Духов… создать свое собственное книгоиздательство, а потом - путешествия, знакомство с разными странами и народами, создание собственной миссии именно в той стране, к которой всегда тянулось сердце Агнии - в Индии. Постоянный контакт с Великими Учителями, главным из которых для Агнии станет, разумеется, Мория, бывший для нее Владыкой и в прошлой жизни. Миссия Агнии достигнет такого огромного успеха, что индусы со всей страны потянутся к ней, видя в ней святую и Избавительницу, но позже ей придется выдержать тяжелый бой с некоей Темной Сущностью, которая попытается поработить индийский народ - а в перспективе и все человечество… В этом бою ей помогут брат - Светозар - и муж, которого она узнает уже там, в Индии.

Сейчас Агния безотчетно улыбалась, снова и снова думая о Великом Плане. Какое наслаждение выполнять волю Великих Учителей!

Нет, ее жизненный путь ничем не хуже пути брата и сестры. Хотя их-то сущности еще более лучезарны… Все знали, что Звента вообще раньше на Земле не воплощалась, а пришла из более развитого, духовного Человечества, она - человек более высокой Расы. А что касается Светозара, то его происхождение отец долго хранил в тайне. Его План Жизни не был зачитан во всеуслышание… и лишь недавно случайно от Анжелы Агния узнала, что Светозар - перевоплощение самого Зороастра… он станет величайшим Пророком нашего столетия, а в старости, возможно, возглавит Мировой Конгресс.

Звенте предстояло стать Проводником Космического Разума и связующим звеном между некоей высочайшей духовной цивилизацией и людьми Земли…

Пожалуй, миссия Агнии в жизни все же поскромнее. Но ей больше и не нужно… Да и какая разница, кто на какой ступени развития стоит - все равно она счастлива выполнить Высшую Волю!

- Агния! Поднимайся, лежебока! - весело крикнула Анжела, заглядывая в комнату. Девочка быстро встала. Надела белое платье, быстро убрала кровать, накинув вышитое покрывало, вышла из комнаты и сбежала по лестнице вниз.

Все уже собрались во дворе - в белых одеждах, босиком. Отец стоял чуть поодаль, раскинув руки ладонями вверх - заряжаясь энергией Космоса, слегка приподняв и голову. Позади его тенью застыл Светозар. Лилия, Володя, Маргарет, Галадриэль тихо переговаривались. Звента стояла у двери, Агния только посмотрела на нее - и отвела взгляд. Смотреть было страшно: глаза Звенты ввалились и стали похожи на черные впадины, лицо - туго обтянуто отчего-то блестящей кожей… Сзади подошла Анжела, хлопнула Агнию по плечу.

- Может, хоть водички попьешь? Смотри, в обморок ведь брякнешься в храме!

Агния покачала головой. Ну что такое, вечно ее за какую-то малышку считают!

Отец, закончив молитву, повернулся к сотрудникам.

- Идемте, друзья!

Всей процессией двинулись со двора. Путь к храму лежал через лесок, целители растянулись недлинной цепочкой. В роще было еще совсем темно, и белые одежды, казалось, светились в полумраке. Агния обычно любила ходить босиком, но утренний весенний холод (кое-где в выбоинах белел еще ледок) сковал ступни до состояния нечувствительности… Однако отец и большинство целителей и зимой ходят босиком, по снегу. И Светозар тоже. Агния даже себе ни за что не призналась бы, что ногам холодно. Очень холодно. Даже просто нестерпимо холодно. Но что, неужели ей потерпеть трудно? У нее же, в конце концов, Огненный Дух Елены Рерих…

Лес кончился, и перед идущими возникла широкая поляна с белеющими в сумерках зданиями Храмов. Долина Веры. Агния всегда любила этот момент - дух захватывало, когда вырастал навстречу чудесный архитектурный ансамбль - маленькие, причудливых линий храмы Стихий, Храм Афродиты с белоснежными высокими колоннами, с другой стороны - словно чешуей (или кольчугой богатыря) покрытые башенки Русского Храма. В центре долины высился гигантский, величественный Храм Троицы. Три высоких купола венчали белоснежные изгибы здания, купола заканчивались высоко в небесах шпилями, левый из которых нес Знак Венеры - знак Великой Матери, правый - крест, знак Бога-Сына, и центральный - знак Солнца. Но не только шпили - само здание, тело Храма находилось выше верхушек сосен, и к нему, трехчленному, вели три исполинских мраморных лестницы, украшенные позолоченными статуями богов и богинь разных религий.

Процессия босых, в белых одеждах людей приблизилась к основанию левой лестницы. Сегодня ожидалась служба в храме Великой Матери, и центр Иллариона пришел, чтобы отдать почести Второму Лицу Троицы. Отец Агнии остановился у подножия лестницы и прочел молитву. Затем он первым шагнул на беломраморные ступени.

Подъем длился долго, и на каждой большой площадке отец читал молитвы - Солнцу, Богу-Отцу, Богу-Сыну, Великой Матери и Великим Духам. Наконец широкие двери Левого Придела распахнулись перед целителями.

Кроме Центра Иллариона, никто из мирян не почтил своим присутствием Службу Великой Матери. Впрочем, так было практически всегда. Агния к этому привыкла.

В самом деле, древние примитивные религии требовали от своих последователей постоянного посещения храмов и регулярных молитв - неважно, есть у тебя настроение или нет, готов ты к восприятию Высших Энергий или нет… Культ Ликея гораздо пластичнее, его подход более индивидуален, свободен.

Обычно на службах в любых Ликейских храмах присутствовали школьники, готовящиеся к Посвящению, студенты, проходящие соответствующую духовную практику, целители и маги разных направлений, которым необходимо было зарядиться энергией, редкие энтузиасты богослужений… Но кто же потащится в такую рань? Редко встречаются такие строгие правила, как в Центре Иллариона. Можно ведь прийти на десятичасовую службу…

Две жрицы в белых длинных одеждах в кругу свечей одна за другой читали молитвы. Агния почти не слушала, переминаясь с ноги на ногу. Здесь, в храме, пол был покрыт циновками, казавшимися очень теплыми после ледяной дороги да еще мраморных ступеней бесконечной лестницы. Но зато теперь стал ощущаться голод. И жажда - особенно пить хотелось сильно… Может, надо было все-таки послушаться Анжелу и выпить хоть немного воды. Всухую тяжело голодать. А как же Звента? Агния отыскала глазами сестру - Звента прислонилась к одной из колонн… Не потеряла бы сознание. И зачем она пошла в храм, ведь прекрасно могла дома остаться! Нет, обязательно надо всем продемонстрировать свой героизм. (В глубине души Агния сознавала, что поступила бы точно так же).

- Слава тебе, Приснодева-Мать вечная-Материя-Пракрити-Первозданная-Животворящая! - возглашала мягким сопрано красивая девушка в белом. Голос ее улетал под свод купола, отдавался эхом, звенел и множился. Агния наслаждалась звуками. Голос пожилой жрицы был менее приятен.

- Слава Тебе, принявшая огни творения, родившая Космос!

- Слава Тебе, слиянная с Великим Отцом, родившая мир!

Агния стояла с самого края, и ей был виден громадный центральный алтарь - Алтарь Бога-Отца. Здесь же служились и литургии Отцу-Солнцу, как отражению Творца Вселенной. Поэтому за алтарем виднелись расходящиеся в стороны золотые лучи - свет свечей поблескивал на золоте, заставляя лучи переливаться. Сейчас придел Бога-Отца был пустым и полутемным, но Агния хорошо помнила чудесные богослужения-мистерии, проходившие в нем. Еще дальше, в правой части Храма, находился совсем уж темный придел Бога-Сына. Там висели старинные, еще царских времен иконы в тяжелых золотых окладах, изображавшие Иисуса Христа, но разумеется, были и более современные картины. Агнии особенно нравилась одна совсем старая икона, где Иисус был изображен с книгой (наверное, книга Жизни?), а другой рукой делал жест благословения. Когда посещали богослужения в приделе Бога-Сына, Агния практически не слушала слов, а все время смотрела на эту икону.

Прищурившись, девочка всмотрелась сквозь полумрак храма, пытаясь разглядеть любимое изображение… Нет, не видно - в правом приделе царила полная тьма. Хоть бы свечку кто поставил.

Как всегда, Агния вспомнила о современных христианах. Отец говорил со смехом, что христиане буквально чуть ли не с боем, с пикетированием Мэрии выбили себе право на отдельную церковь. "Современные крестоносцы", писали о них в газетах, или - "Мракобесие возвращается". Действительно, совершенно непонятно - есть ведь придел Бога-Сына, он же Христос - почему бы не совершать богослужения там? Зачем нужна еще отдельная церковь? Впрочем, отец говорил, что у них и богослужение отличается от нормального… Да, что тут сделать - отсталые сознания.

Вернувшись с Богослужения, целители собрались в Медитационном Зале. Собственно, начало медитации было назначено на десять утра. Делать пока было нечего. Агния осмотрелась - не нужно ли кому помочь. Анжела в кухне расставляла свечи в чугунные литые подсвечники. Агния молча подошла и стала заниматься тем же.

- Осторожнее, не сломай только! - предупредила Анжела. Взяла два подсвечника, понесла в зал. Агния осторожно накалывала свечу на острый штырь… интересно, кто здесь стакан оставил? Около самой раковины. Из Зала доносился громкий голос и смех Анжелы. Она, наверное, уже не вернется сюда. Пить хотелось невыносимо. Остался только один подсвечник. Анжела думает, что Агния сама его принесет.

Девочка наколола последнюю свечу. Схватила стакан, включила воду… в случае чего можно будет сказать, что она решила помыть стакан. Да она сейчас и помоет! Руки действовали почти независимо от воли Агнии. Девочка оглянулась - никого. Она быстро поднесла стакан ко рту, воды набралось немного, на донышке, торопливо хлебнула.

Ощущая ледяное, чистейшее блаженство в животе - казалось, желудок полон до краев, а ведь сделала два глотка - Агния отошла от раковины и села на стул.

Странно, совесть не так уж и мучила. А если бы она не выдержала медитацию? Ее опять стали бы считать маленькой, хуже других… нет уж, лучше схитрить. Конечно, она могла бы и открыто напиться. Но ведь отец терпит, он иногда месяц голодает, и пьет только свою мочу при этом. И Светозар совершенно спокойно переносит голодовки. Единственная в Центре целительница, которая не голодает и позволяет себе все, даже мясо - это Лилия. Но Лилия - все знают, что она настоящий борец с Тьмой, никто о ней худого не подумает. Звента проходит Путь Света… нет уж, Агнию и так никто не любит, все считают ее недостойной. Она ни за что не покажет свою слабость.

Зазвенел первый гонг, возвещая начало медитации. Агния вошла в зал, поставила подсвечник на пустую еще подставку. Анжела прошла по кругу, зажигая свечи. Звента сегодня села во главе круга, рядом с отцом, у самого изображения Майтрейи. Агния только глянула на сестру - и отвела глаза. Вид Звенты был страшен. Высохшая кожа буквально свисала с костей, лицо напоминало череп с огромными проваленными глазницами. Губы были страшно воспалены, обметаны белым.

Прозвенел второй гонг. Отец поднялся.

- Сегодня наша медитация, как всегда по воскресеньям, посвящена благу всего человечества. Мы медитировали со Светозаром на улучшение политической обстановки на Ближнем Востоке. Призываю вас к тому же. Пусть мир и спокойствие наступят на всей Земле! Пусть ликеидам-воинам не приходится сражаться с порождениями тьмы! Приступаем друзья.

Отец сел в позу лотоса, прозвучал третий гонг. Нежно-назойливая индийская мелодия поплыла по залу. Агния закрыла глаза.

Главное - не заснуть. Она часто засыпала во время медитаций. Но сегодня, после глотка воды, Агния чувствовала некоторый подъем сил. Она снова похвалила себя за то, что схитрила - иначе сейчас валилась бы от усталости.

Ах да, надо же о мире медитировать… Агния, как ее учили, старательно сконцентрировалась на образе горящей свечи. Потом свеча превратилась в горящее сердце. Сердце расширялось, расширялось и охватило собой всю землю. Агния висела теперь в пустоте (и даже в теле возникло легкое ощущение невесомости) и наблюдала Землю со стороны, словно из Космоса. Чудесный, сверкающий бело-голубой шар. И - черные точки на нем. Словно разрывы. Это следы деятельности Темных Сил… Агния напряглась, посылая в черные точки светлый, чистый поток Огненной Энергии.

Она сейчас была, словно ликеид на боевом посту. Ее деятельность даже важнее: ликеид сражается с видимыми проявлениями тьмы, он вынужден убивать людей, ставших орудием дьявола: фундаменталистов, террористов, сатанистов, бандитов. Агния и другие медитирующие воздействуют прямо на причину зла. Берегись, дьявол! - засмеялась про себя Агния. Мы сразимся с тобой!

- Свет мира! Свет мира! Свет мира!

Агния очнулась. Этот резкий, неприятный голос вырвал ее из сказочной грезы… Откуда этот голос? Как он не похож на голос Звенты!

У Звенты голос тихий, почти шелестящий. А этот - словно квакающий, надтреснутый, оглушительно громкий. И все же дикий крик вырывался из горла Звенты, которая встала, медленно шагая к центру круга, глядя в никуда. С каждым шажком Звента кричала:

- Свет мира! Свет мира! Свет мира! Я вижу свет мира!

Медитирующие замерли. Глаза их были открыты и устремлены на Звенту. Девушка дошла до центра, резким, нелепым движением повернулась, оказавшись лицом к Агнии.

Глаза Звенты теперь напоминали не пустые, темные глазницы черепа. В них сверкал огонь. Темный огонь! Агния вся сжалась внутри, глянув в глаза сестры - слепые, устремленные в никуда. Но отец сидел неподвижно - значит, все шло как нужно.

Она просто трусишка! Все хорошо… Звента проходит Путь Света, и это - знак Просветления. Звента должна стать одной из Водительниц Человечества…

- Я вижу, - тем же надтреснутым голосом вдохновенно заговорила Звента, - Неземной дивный город. Его башни и купола охвачены пламенем. Это город… Это город средоточия Любви. Как здесь хорошо! Ангелы касаются моих щек. Музыка! Неземная музыка. Мне не описать ее словами. О, как мне хорошо! Как хорошо! Я вижу свет… Города уже нет. Один только свет… - теперь голос Звенты стал тише, она говорила почти шепотом, - Я плыву в этом свете… нет ничего прекраснее… ничего… все мое тело поет… о, как чудесно!

Тут по телу Звенты прошла судорога. Снизу вверх, исхудавшее тело дрогнуло, сотряслось, на миг показалось, что девушка упадет, но она устояла. И вторая судорога потрясла ее. Звента упала на колени. Третий раз содрогнулось ее тело - девушка лежала на полу. Она завела одну руку за голову, выгнулась дугой и так застыла. Подол белого платья задрался - Звента не замечала ничего. Глаза ее были широко раскрыты, взгляд безумен и слеп, все тело напряжено, натянуто, как струна.

Отец подошел к Звенте, встал над ней и протянул руки вперед, над дочерью, подняв лицо и закрыв глаза. Через несколько секунд тело Звенты обмякло. Глаза оставались широко раскрытыми.

- Принесите воды, - сказал отец. Агния вскочила, но Анжела и Лилия были уже у дверей.

- Тряпочку, тряпочку! - посоветовала Анжела. Отец взял протянутый платок, смочил в стакане воды и положил платок на губы Звенты.

- Физическая оболочка не подготовлена, - пробормотал он, посмотрел на окружающих, - Теперь выйдите! Все. Останутся… Анжела, Лилия и Светозар. Достаточно.

Это воскресенье было безрадостным и тревожным. Агния ничем не могла заняться всерьез, то и дело подсматривала с балкона в медитационный зал. Но картина была однообразной. Отец, женщины и Светозар медитировали над неподвижным телом Звенты. Агнии пришла мысль, приведшая ее в ужас - что Звента уже умерла… Но позже она увидела, что тело Звенты изменило положение, под ее голову подложили подушечку. Вокруг ярко горели свечи, курились две палочки сандала. Анжела расставила вокруг целебные картины с изображениями святых и духов. По-видимому, Звента была жива. Потом отец отпустил Светозара. Агния, робея, подошла к брату.

- Ну что? Что со Звентой?

- Физическая оболочка слабовата, - важно ответил мальчик, - Ничего, мы ее подкачали энергией. Поднялась в слишком высокие уровни без подготовки. Отец говорит, талантливая визионерка.

- Она… ну это… не заболела?

- Да нет, я же говорю - энергию мы ей дали. Теперь все в порядке будет.

- А может, - робко сказала Агния, - Врача вызвать?

Она знала, что отец, хоть и уникальный целитель, равных ему в Петербурге, а может, и в России, нет, в сложных случаях всегда вызывал "Скорую"…

- Да какого врача, - отмахнулся Светозар, - все с ней хорошо будет. Успокойся, займись лучше делом.

Агния пыталась читать Блаватскую, но сосредоточиться было совершенно невозможно. Тогда она пошла в кухню и стала чистить серебро. Так было у них принято - не сидеть без дела. Агния до блеска порошком начищала серебряные бокальчики. Занятие это так успокоило ее, что она стала даже напевать… но тут же замолчала, устыдившись своей черствости - с сестрой такая трагедия, а она…

Ей хотелось пойти на улицу, но как назло, накрапывал дождь. До вечера оставалось еще очень много времени. Агния закончила чистку, составила аккуратно бокальчики в шкаф. Села на подоконник, болтая ногой и глядя в серое пустое пространство.

К вечеру Звента вышла самостоятельно из медитационного зала. Ее покачивало, но на ногах она держалась.

- Иди ложись, - сказала Анжела. Звента устремила взгляд на нее. Агния этот взгляд перехватила и вздрогнула… ей показалось, что Звента пришла в себя, но не похоже. Не похоже. Взгляд был прежним - слепым, полубезумным.

- Она воды попила? - спросила Агния, когда Звента, пошатываясь, побрела к себе.

- Попила, конечно, - ответила Анжела, - Вот что… поставлю-ка я ей картину у изголовья.

А может, не надо, хотела сказать Агния. Вдруг будет еще хуже. Но ничего не сказала.

Вечерняя медитация была полностью посвящена Звенте и ее выздоровлению. Отец призвал всех посылать успокаивающие голубые потоки энергии на астральный образ Звенты.

После медитации и молитв Агния отправилась к себе - чистить зубы и ложиться. Вроде бы все было хорошо, но какая-то неясная тревога лежала на сердце. Девочка умылась, легла в постель. Попробовала почитать "Изиду", но опять ничего не получилось. И спать еще не хотелось. Почему-то совершенно не хотелось спать.

Агния достала с полки сборник духовных стихов. Но и поэзия совершенно не шла в голову. Строчки расплывались перед глазами. Тревога становилась все сильнее. Хотя ведь нет никаких оснований, с упреком сказала себе Агния. Отец здесь, все благополучно… У всех на Пути Света бывает общение с ангелами, с духами, с Учителями. Ничего удивительного. Звента становится, по слову отца и своему Жизненному Плану, великим пророком.

Может, Агния завидует сестре? Сейчас - нет. Нисколько не завидует. Наоборот, радуется за нее. Но почему же так больно, горько, холодно на душе?

Агния встала, пробежала глазами по небольшому ряду книг… надо порядок навести, большую часть вернуть в библиотеку. Анжела ругаться будет. Девочка потянула с полки "Новый Завет".

У них в библиотеке было несколько экземпляров. Вообще отец был христианином и знатоком христианства. Целители даже критиковали его за то, что он слишком уж рьяно проповедует именно христианские идеи. Ведь все религии равны… а в индийских религиях мудрости и глубины даже больше. Но Агнии тоже больше нравилась Библия - как-то проще казалось, привычнее. И слова очень красивые. Как стихи: "Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое…"

Агния открыла книгу. Здесь давался и старинный Синодальный перевод. Не совсем понятный, но еще более красивый, чем современный. На каждой странице шла часть из Синодального перевода, потом она же - в нормальном варианте, потом комментарии. Признаться, многие места без комментариев были просто непонятны.

Даже на современном языке.

"Посему, как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего:

Пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие

И ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов".*/ Мтф 13, 40-42 /

Дальше шел перевод:

"Поэтому, так же, как сорняки сжигают на огне, будет и при окончании нынешнего времени: пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и они соберут всех грешников и вводящих в соблазн. И пошлют их в огненный ад: там будет плач и скрежет зубов".

И комментарий:

"По всей видимости, это место вставлено либо самим Евангелистом, чтобы усилить смысловую нагрузку слов Учителя, либо позднейшими переписчиками. Мы знаем, что Христос не мог произнести грозных и беспощадных слов, так как Он - воплощенная Любовь. Разумеется, не может быть и речи о Суде, который будут осуществлять Ангелы - Суд осуществляется Блюстителями Кармы и слугами дьявола".

В коридоре послышались шаги. Агния поспешно захлопнула книгу и тут же удивилась себе - чего испугалась?

Это не к ней…

Но дверь медленно отворилась. На пороге стояла Звента - бледная, с огромными провалами глаз, в белой ночной рубашке.

Агния села на кровать, пытаясь успокоиться. Ничего… ну мало ли что. Вот глупости, чего так бояться-то?

Вид Звенты был действительно жутким. Пугающим.

- Вета… - Агния невольно назвала сестру детским, полузабытым именем, - Ты чего?

Звента шагнула в комнату Агнии.

- Ты находишься в тисках Врага, - произнесла она четким, тихим голосом. Агния попыталась улыбнуться.

- Опомнись! - голос Звенты крепчал, - Опомнись и вернись! Агния! Ты моя сестра, я люблю тебя, и я не позволю тебе стать слугой дьявола!

- Почему ты думаешь, что я - слуга дьявола? - пролепетала Агния. Звента подошла к ней ближе. Что-то страшное исходило от нее, что-то… Агния не могла понять, темное это или светлое. Какие-то лучи. Давящие. Подчиняющие себе. Агния отшатнулась, подобрала ноги.

- Ты перешла на темную сторону, - печально констатировала Звента.

- Вета, может, мы завтра об этом поговорим? Уже поздно, - произнесла Агния. Но провидицу не могло уже ничто остановить.

- Я должна тебя спасти. Агния! - пылающие неземным светом глаза смотрели в лицо девочке, - Остановись! Что ты делаешь?

- Что я делаю? Звента! - голос Агнии дрожал, - Я не понимаю! Что я делаю? Что я должна сделать?

- Я не могу сказать тебе. Ты должна понять сама. Тебе достаточно сказать лишь несколько слов, - Звента почему-то начала шипеть.

Агния начала всхлипывать от страха и напряжения.

- Агния! Я прошу тебя!

- Что ты хочешь? Вета! Веточка! Я не понимаю! Ну пожалуйста, давай завтра…

- Завтра может быть уже поздно… Я должна тебя спасти!

Тонкие длинные пальцы сестры протянулись к Агнии.

- Звента, не надо! Я боюсь! - плакала девочка.

- Думай! Скорее думай! - прорычала Звента, - ты должна вернуться! Ты должна быть с нами!

- Вета, но я с вами!

- Нет! Думай скорее!

- Вета, скажи мне… я сделаю все, все, что ты хочешь! Только оставь меня!

Наверное, эти слова были ошибкой. Пальцы Звенты, похожие на кости скелета, сомкнулись на горле Агнии.

Девочка завизжала, но крик ее сразу захлебнулся. Звента сжала горло, Агния забилась в смертном ужасе, но сестра, истощенная голодовкой, держала неимоверно цепко… она стала сильнее, чем когда-либо. Агния хрипела, била ногами, а пальцы на горле сжимались все плотнее. В глазах начало темнеть.

Она не заметила, как Звента исчезла. Наверное, все же коротко потеряла сознание. Когда Агния пришла в себя, отец и Анжела боролись на полу с кувыркающейся Звентой. Вдвоем они не могли справиться с истощенной, маленькой шестнадцатилетней девушкой. Наконец Анжела схватила рубашку Агнии со стула. Отец прижимал Звенту к полу, закрутив ей руки за спину. Анжела крепко связала руки.

- В "Скорую", быстрей! - велел отец. Анжела убежала.

- Ты как, ничего? - отец перевел тяжелый взгляд на Агнию. Горло болело невыносимо. Девочка с трудом кивнула.

- Ничего… а что с ней?

Звента дернулась, едва не сбросив отца - мощного, тяжелого мужчину - со спины.

- К сожалению, процесс пошел не в ту сторону, - ответил отец, снова восстановив свою позицию, - Психика не выдержала…

- Она что, сумасшедшая? - ужаснулась Агния.

- Ничего… я думаю, все обойдется, - успокоил ее отец.

Вскоре пришли санитары. Агния натянула одеяло до шеи и молча, с ужасом смотрела, как сестре делают успокоительный укол, как надевают ей рубашку и уводят. Впрочем, Звента больше не сопротивлялась.

- Она темная! - сказала девушка под конец, остановившись на пороге комнаты, - Остановите ее! Она дьявол!

Отец, не взглянув на Агнию, нервно вышел вслед за старшей дочерью.

7.

Митя заснул часа через два после обеда. Лена подумала, что следующая ночь, скорее всего, опять будет бессонной. Прилегла на койку и закрыла глаза. В коридоре громко, слишком громко надрывался экран ВН.

"Почему ты не хочешь меня понять?" - с надрывом спрашивала какая-то женщина.

"Я? Ты меня об этом спрашиваешь?" - отвечал возмущенный мужской голос.

Голоса плыли, плыли, исчезали в гуле, в темноте, и Алеша все не приходил, и было тоскливо, темно…

Лена вздрогнула, ей почудился крик ребенка. Она подняла голову, но Митя крепко спал. Наконец-то… Всю ночь то ныл в полудреме, то орал, окончательно просыпаясь. И весь день, с утра, ни разу не заснул. С Алешей даже толком не поговорили, потому что все время на руках с Митькой приходилось бегать. Да еще Алеша Борьку привел.

Что-то неладное с Митькой… Врачи не беспокоятся, но все-таки что-то неладное, нехорошее. Не обычная это простуда.

Лена легла и снова попробовала заснуть. Ничего не получалось. Она достала из тумбочки книги, принесенные Алешкой - Библию, "Звездную трилогию" Льюиса и распечатку книги, которую Алеша писал, "Вдоль времени".

Алеша начал писать около двух лет назад. До этого не пробовал ни разу. Он написал несколько статей в церковную газету (газета печаталась на домашнем принтере и распространялась из рук в руки). И вот теперь начал книгу. Лена осторожно перебирала листочки.

Или "Звездную трилогию" почитать? Лене очень нравился Льюис. Только читала она медленно. Алешка все удивлялся: как это можно, читать в день пять, шесть страниц? Он в день целую книгу мог проглотить (если, конечно, оставалось время).

Нет, интересно, что он там дальше написал… Лена очень любила читать книгу Алексея. За каждой строчкой она словно слышала глуховатый его голос, видела ласковые серые глаза. Он как-то по-новому открывался ей, ведь это же удивительно - прожить с человеком вместе несколько лет, и вдруг открыть в нем совсем новые, загадочные, интересные грани… К тому же Лена и гордилась Алексеем. Наверное, это нехорошо, но она гордилась. Ведь не каждой достается такой муж, вдобавок ко всем достоинствам, еще и талантливый!

Она открыла распечатку на том месте, где остановилась в прошлый раз.

"Отчего же не сбылись все эти пророчества конца 20 века?

Человечество НЕ шагнуло к звездам. Мы НЕ освоили дно океана и Антарктиду. Мы НЕ открыли принципиально новых источников энергии. Мы Не стали бессмертными или даже долгоживущими. Нанотехнологии НЕ дали нам обещанного рывка. Наша техника НЕ отличается в принципе от той, которой располагали наши предки, жившие сто пятьдесят лет назад. Возьмем, к примеру, авиацию - да, за счет изменений конфигурации улучшились аэродинамические качества самолетов, осуществлена идея "летающего крыла", которая принципиально разработана еще в конце ХХ века. Усовершенствовано управление, изменилось топливо, технические характеристики машин значительно улучшились (и похоже, улучшение это достигло своего потолка лет пятьдесят назад)… но реактивный принцип движения остался неизменным, никакого рывка вперед, никакой принципиальной победы в авиатехнике не произошло.

Похоже обстоит дело и в большинстве других отраслей науки и техники.

Усовершенствовано программное обеспечение компьютеров, но ни о каком искусственном интеллекте нет и речи. Появились какие-то новшества - пеноплен, Всемирная Сеть, рывок вперед сделали генная инженерия и психология (изобретение ментоскопа, широкое применение методик НЛП). Тем не менее, наш предок, воспитанный на научной фантастике, был бы разочарован, попав к нам - так мало наша жизнь отличается от его собственной.

Если сравнить темпы научно-технического прогресса за последние 150 лет с предыдущими двумя столетиями - налицо резкое торможение. Почему же так произошло?

Посмотрим, как на этот вопрос отвечают ликейские философы.

Собственно, они почти умалчивают о нем. Нет сколько-нибудь известных работ, которые были бы полностью посвящены именно этой проблеме. Но как частный, вопрос этот поднимается, например, в книге Харта "Последнее Откровение". В первой главе Харт пишет:

" Мы совершили прорыв в доселе неизведанной области - социальной. МЫ, человечество, смогли выделить из своих рядов, воспитать, вырастить того самого Homo Novus, о котором мечтали поколения и поколения… Ликеид - сам по себе та цель, к которой стремились все мировые религии: человек духовный, тесно связанный с Богом и надземной Иерархией, человек праведный, совершенный, обладающий всеми мыслимыми совершенствами. Мы создали миллионы таких людей…

Этот творческий прорыв сам по себе потребовал титанических усилий человечества".

Далее Харт указывает на то, что человечество в это же время занималось и религиозным творчеством. Был создан и отработан во всех деталях Культ Ликея, совершенно новая религия, вобравшая в себя все старые и обогатившая их. Кроме того, была полностью перестроена вся социальная, политическая, экономическая структура Земли. Наконец,

"Был совершен прорыв также и в новой области - области духовного знания. Если духовидение до нашего времени оставалось привилегией редких одиночек или обитателей психиатрических лечебниц, сейчас это - не редкая способность. Все больше людей приобретают возможность непосредственно общаться с нефизическими мирами".

Подытожив таким образом достижения человечества, Харт далее пишет:

"Возможно ли представить себе, что при таком неслыханном, небывалом прорыве человечество совершит и еще одну, четвертую научно-техническую революцию? Творческие силы человечества были направлены на подъем духовный, и техника оказалась на втором плане"…

Лена вздрогнула, оторвала взгляд от распечатки. В палату заглянула медсестра.

- Старцева? К вам там опять пришли.

Лена вскочила с кровати. Ну вот, наконец-то, Алешка… Интересно, он детей с собой взял или нет? Детям скучно здесь, они начинают носиться, играть, всем мешают.

Алексей ждал у входа в отделение. Лена быстрым шагом подошла, он коротко прижал ее к себе.

- Ну что Митек? - спросил он.

- Заснул. Пойдем, наверное, сядем напротив палаты, там будет видно, если он проснется.

Они уселись на скамеечку напротив стеклянной двери. Соседка Лены так и не появилась, ушла куда-то на обследование с ребенком, Митя спал один.

Алексей снял с плеча спортивную сумку.

- Ты ведь точно не обедала? - спросил он.

- Ну а когда? Митька только заснул… да я и боюсь его оставить, а если проснется, меня нет, он расстроится в чужом месте. У него температура все еще.

Алексей достал из сумки термос. Налил в чашку горячего бульона.

- Алешка! С ума сошел? - спросила Лена, улыбаясь. Алексей протянул ей пирожок.

- Это твоя мама напекла. А я подумал, что горяченькое тебе тоже не помешает.

- Вы просто какие-то сумасшедшие, - сказала Лена, - Можно подумать, я здесь в голодном краю…

Она прочитала тихонько молитву, перекрестилась и начала есть.

- Вкусные пирожки, - заметил Алексей, - Меня мама тоже покормила.

- Дети у нее? - спросила Лена.

- Да. Я их заберу потом… Я еще завтра дома. А сегодня в шесть, к сожалению, Агния должна прийти. Вообще-то можно бы отказаться, но я вчера сдуру пообещал, а ведь ни телефона ее, ни адреса у меня нет… Теперь придется к шести домой возвращаться.

- Ну ладно, что здесь такого? - сказала Лена, - К шести уже все равно надо домой.

- Я бы с тобой посидел с удовольствием.

- Я бы тоже, - вздохнула Лена.

Они замолчали. Лена быстро доедала второй пирожок с бульоном. Алексей просто сидел рядом, держал термос, даже не смотрел на Лену, просто чувствовал - тепло. Хорошо. Можно вот так долго-долго сидеть рядом, и будет все время хорошо. Когда врозь, то сердце все равно не на месте. Какое-то оно становится обнаженное, одинокое, сиротливое. А с Леной - как будто две половинки соединились, и такая блаженная полнота на душе, такой покой, тишина… Да прилепится человек к жене своей, и да будут двое - одна плоть. Вот это и называется - одна плоть.

Алексей извлек из сумки второй термос, маленький - с чаем. Лена засмеялась, выпила еще и чаю с печеньем. Прочитала благодарственную молитву.

- Знаешь, Алеша, - сказала она, - вот вроде бы с Митей все нормально… сегодня сняли энцефалограмму- ничего нет. Врач говорит, просто простуда. А у меня отчего-то сердце не на месте. Как будто предчувствие какое-то… Нет, наверное, не надо верить предчувствиям?

- Не надо, - сказал Алексей. У него тоже кошки скребли на душе, но он знал, что - не надо, - Я думаю, все будет нормально.

- Тогда нас послезавтра должны выписать… Ну а как лягушонок? С Юрой не поцапалась?

Лягушонком они называли младшую дочь Аню. Она все время дралась у бабушки со своим сверстником двоюродным братом.

- Да вроде бы нет… Я пришел, они телевизор смотрят, - начал рассказывать Алексей, - Ко мне побежали, и Лягушонок так серьезно сообщает: а там по телевизору ведьму показывают. Я смотрю - а там эта певица-то, как ее - Айка Батырова, что ли… С такими фиолетовыми волосами.

- Ну точно, ведьма, - Лена рассмеялась и тут же оборвала смех. Из соседней палаты выкатили прозрачный кувез с ребенком, к кувезу был подсоединен сверкающий никелем аппарат искусственной вентиляции легких в детском, облегченном варианте. Сзади мерцал монитор с непонятными бегающими зелеными кривыми, мелькающими цифрами. Медсестра подкатила кувез к столу, стала рыться в ящике. Алексей взглянул внутрь и отвел глаза. Больше смотреть не хотелось. Ребенок, на вид новорожденный, лежал, как мертвый, как резиновая кукла, один глаз закачен - виден только белок с красными прожилками, второй смотрит совершенно бессмысленно. Самым страшным было то, что грудка ребенка равномерно надувалась и спадала, в такт стучащей машине. В носик младенца был введен шланг, и по этому шлангу машина вдувала в ребенка воздух, и откачивала этот воздух обратно. Такт за тактом. Выдох за вдохом. Медсестра нашла какую-то флэшку, сунула в карман и, деловито подхватив ручку, покатила кувез дальше.

- Ему три месяца, - сказала Лена тихо, - Он еще ни разу не дышал сам. Родители редко заходят… да ему и не нужно. Он не дышит, не ест, не видит, ничего не соображает.

- Какой ужас, - пробормотал Алексей.

- Страшно, что если он плачет - то этого никто не слышит… Ведь он и кричать не может, у него шланг.

- А как его зовут? - спросил Алексей, - Помолиться…

- У него еще нет имени, - сказала Лена, - Я тоже спрашивала. Родителей зовут Татьяна и Игорь.

Алексей кивнул.

- Сколько горя вокруг, - сказал он, - как ужасно…

- А со мной лежит девочка, три года. Ее подкинули в детдом. Из маргиналов, видимо. Сейчас лечится тут, родных никого нет…

- А что с ней? - спросил Алексей.

- Ничего особенного. Воспаление легких, вроде бы, - Лена задумалась, - я читала твою книгу сейчас. Там это, про технику… ну почему техника не развилась. А в самом деле, почему?

- Я пока до своей точки зрения не дошел, да? Рассматриваю историю вопроса, - Алексей улыбнулся, - В общем, я думаю, что людям просто стал не нужен технический прогресс. Вот посмотри. Мы с тобой решили дом строить. Это нам трудно, тяжело, но мы это делаем ради детей, потому что в городе им плохо, в квартире тесно. Не было бы детей - мы бы и не строили. Так же и человечество. Оно отказывается от детей, убивает их… В тот момент, когда люди сказали: все, мы теперь будем регулировать свою численность - в этот момент было предрешено, что детей будет мало. Их будет удобно и легко растить. Для них не нужно будет осваивать новые жизненные пространства, строить новые заводы и города - им хватит и старых. Не нужно будет рваться в космос, осваивать другие планеты.

- Но подожди, Алеша, - возразила Лена, - Ведь Господь создал для нас эту землю! Может быть, это нехорошо… грех - куда-то еще летать, другие планеты искать.

- Ты думаешь? - Алексей пожал плечами, - А может быть, наоборот… В Библии просто ничего не было про другие планеты, потому что еще и терминологии такой не существовало тогда. А если Господь предусматривал, что мы заполним не только землю, но и весь Космос? Если Он специально подготовил для нас еще и другие планеты? Ведь это тоже могло входить в Его план - нам-то откуда знать… Факт остается фактом. Рожать детей - означает доверять Богу. Да и Церкви тоже.

- С этим я согласна.

- Библии не противоречит то предположение, что мы должны летать в Космос. Да и научное любопытство, стремление к познанию мира - это качества благие, а значит, от Духа Святого.

Алексей умолк.

- Знаешь, иногда кажется невозможным… когда я встаю на точку зрения оппонентов, я тоже понимаю ее. Ведь это так логично: предохраняться, рожать поменьше детей, но зато выращивать их качественно, воспитывать, ну и для себя, для своего развития время останется. Но даже с обычной точки зрения, не с церковной… Человечество отняло у себя самого смысл жизни этим предохранением. Оно таким образом решило проблемы голода, нехватки ресурсов… Как замечательно! Не надо больше заботиться о ближнем, не надо делиться куском, не надо мучиться угрызениями совести… Просто не рожать детей! Но потом оказалось, что и жить-то, собственно, как бы незачем.

- Значит, поэтому и технический прогресс прекратился? - спросила Лена.

- Да… но это не так просто. Видишь ли, всегда цивилизация Запада - Запада в широком смысле, включающем и Россию - была направлена к внешним целям. Христианство как раз и направляет на внешнее. Главные заповеди: возлюби Бога превыше всего и возлюби ближнего как самого себя. Направленность - на внешние объекты. Потому что мы и Бога понимаем как внешнюю, отдельную от нас личность. А цивилизация Востока рассматривала Бога так, что он - основа нашего мира, он как бы растворен в мире, он - не личность. И направленность Востока всегда была - вглубь души. Вглубь самого себя. Считалось, что там, в глубине и есть Бог. Но Бог для них - не личность, он - разлитый повсюду Абсолют. Он лишен сознания, чувств, желаний - всего, что свойственно личности. Таким образом, в идеале индус или буддист проникал вглубь себя и… исчезал как личность. Растворялся… Теперь нас заставили отказаться от христианства, направленного вовне, на ближнего и на Бога, и дали взамен восточную религию. Культ Ликея - это восточная религия по сути своей. Поэтому у нас постепенно сходит на нет вся деятельность, направленная на изменение внешнего мира.

- Мне казалось, что ликеиды как раз изменяют внешний мир.

- Да потому что не вытравить так сразу двадцать веков истории! Вот они и мечутся… по сути своей они восточники: медитируют, углубляются в себя, становятся все более и более равнодушными к людям. А сознанию своему западному внушают, что якобы их цель - помогать человечеству. Кстати, это один из лучших приемов сделать человека равнодушным: пусть он любит не отдельного человека, не жену, не брата, а все человечество…

- Кажется, я понимаю, - сказала Лена, - И тогда Ликей - это временное явление.

- Я тоже так думаю, - согласился Алексей, - Культ Ликея просто еще не доведен до своего логического завершения… Ой, кажется, Митек просыпается!

- Пошли в палату, - Лена поднялась первой.

Алексей вышел из больницы, рассеянно улыбаясь. Мягкий голос Лены еще звучал в ушах. Они помолились вместе на прощание. Алексей очень любил молиться вместе с Леной. Первое время стеснялся, помнится… смешно. Сексом заниматься не стыдно, а этим… Впрочем, молитва - это действительно самое интимное, самое тайное, что только может быть у человека. Об этом даже на психологических обследованиях из Алексея ничего не могли вытянуть. Но уже давно он научился молиться вместе с Леной, и теперь это было ежедневно, и было замечательно… Алексей все время помнил: там где двое или трое собраны во имя Мое, там и Я среди них. Так оно и было, он чувствовал это.

Алексей сел за руль, тронул "Хонду" с места. Так, вначале к маме… в смысле, к Марии Петровне. К теще. Надо все-таки забрать детей. У бабушки им хорошо, но это не дело - пусть дома ночуют, пока есть возможность.

Мария Петровна жила в одном квартале от Храма апостолов Петра и Павла. Алексей взбежал по старенькой широкой лестнице, позвонил. Открыл Борька.

- О, пап, привет! А мы играем в привидения.

- Вроде еще не темно, в привидения-то играть, - сказал Алексей. Мария Петровна выглянула из комнаты.

- Алешенька… Заходи. Покушаешь? Только подожди немножко, я поставила картошку.

- Нет, мам, - отказался Алексей, - Мне домой надо. У меня сегодня девушка придет, занятия по Катехизису. Ребята, собирайтесь! - крикнул он.

Девчонки показались из спальни, завернутые в одну простыню, с хохочущими, перемазанными чем-то рожицами.

- Ну вот, - сказала Мария Петровна, - а зачем я столько картошки начистила? Ну ладно… сделаю начинку, и завтра опять пирожков напеку. Ну-ка, Анька, это что такое! Иди мыться сейчас же!

- Маша, идите мыться, - строго сказал Алексей. Дочери, что-то бурча, двинулись в сторону ванной.

- Что там с Митей? - спросила Мария Петровна. Алексей коротко рассказал. Теща кивнула.

- Ну ладно, обойдется, не в первый раз.

Наконец дети были вымыты, одеты и собраны. Мария Петровна вышла их проводить.

- Значит, завтра мне опять придется к вам их подкинуть, - сказал Алексей слегка виновато. Мария Петровна махнула рукой.

- Ну что ты, будто они мне чужие… Ведь внуки же свои.

- Вам не тяжело? - спросил Алексей. Здоровье Марии Петровны в последние два года, после смерти мужа, оставляло желать лучшего.

- Я как огурчик, - сказала теща, - Видишь - цвету и пахну.

Алексей подумал, что может быть, ей неприятно остаться на вечер совсем одной. Но словно прочитав его мысли, теща сказала:

- Но хорошо, что сегодня ты их забираешь. Меня Люба из восьмой квартиры просила сегодня к ней зайти. У нее годовщина смерти мужа… Она совсем одна, знаешь. Уже пожилой человек все-таки… Посидим с ней, две бабки, выпьем, языками почешем.

Алексей тепло попрощался с тещей и вышел вслед за галдящей компанией ребятишек. Пока спускались, пока усаживал их в машину, все время думал о Марии Петровне, вспоминал ласковый карий ее взгляд, морщинки на лице, седые собранные в пучок волосы, которые она не старалась закрасить. Ей это шло - быть бабушкой. Наверное, и Лене это пойдет. Алексей иногда с радостью думал о предстоящей тихой старости рядом с Леной, с внуками…

Лена вообще очень похожа на мать. Больше всех сестер похожа. Надо сказать, что она и Рита - единственные в семье, кто стал такими же ревностными христианами, как родители. Остальные дети как-то так… разбрелись. Но дело не только в этом. Глаза Лены похожи на мамины. Характер… Мария Петровна тоже - из тех, кто, кажется, никогда в жизни ни о ком не подумал плохо. Это изысканнейший дар, встречается куда реже, чем художественный талант. С такими людьми просто хорошо. Алексей с самого начала, с первой встречи почувствовал себя как дома в семье Лены. Гораздо больше дома, чем с собственной мамой… увы.

Алексей тихо вел машину.

- Папа! Поставь "Солнышко"!

Он включил детский диск. Понеслись бодрые звонкие голоса детского хора.

Почему Господь одним дает такой дар - неосуждения, доброты, любви, причем - деятельной любви… Причем именно дар, это ведь не наработанное, это с рождения. Быть добрыми для Лены и ее матери - естественно, как дыхание. А другим такого дара не достается. И так трудно преодолевать себя. Не судить. Никого не осуждать.

Господь нас не случайно создал разными. Ему было бы, наверное, скучно видеть один и тот же идеал, клонированный биллионы раз. Ему нравятся разные люди. Разные. Добрые, как Лена - и яростные, горячие, как Славка. Живущие интеллектом, мышлением - и живущие чувствами, эмоциями. И каждая личность по-своему хороша и красива. Грехи только мешают ей проявиться.

Агния пришла минут через пятнадцать после Алексея. Он уже успел разогреть готовый, из магазина, ужин, усадил детей за стол. Побежал в коридор, открывать дверь.

Агния стояла, завернувшись в свой плащ. И опять Алексей поразился - какая она бледная, маленькая, худая, как светятся темные огромные глаза. Сегодня Агния показалась ему еще более хрупкой и прозрачной, чем раньше, глаза ее странно запали.

- Заходите, Агния, раздевайтесь, - радушно пригласил он. Помог снять плащ, повесил его. Агния осталась в темно-синем пуловере и джинсах.

- Проходите, пожалуйста… Погодите, я сейчас там порядок наведу, - Алексей убежал на кухню. Там Аня пыталась намотать спагетти на ухо Борьки. Тот сопротивлялся и орал.

- Ну-ка! - грозно сказал Алексей, - Это еще что такое!

- Ой! - Аня быстро спрятала руки под стол. В глазах прыгали чертенята.

- Еще раз услышу безобразие - приду и разберусь! - пообещал Алексей. В смысле - разберусь как следует и накажу кого попало. Он вышел в гостиную. Агния уже сидела робко на краешке кресла и читала "Катехизис".

- Ну давайте, - Алексей сел напротив, в другое кресло, - У вас есть вопросы по предыдущему уроку?

- Да, я… - Агния смутилась, - Насчет брака… как-то это. Я этого никогда не могла понять. Получается, что сам брак, формальность, важнее любви…

Алексей терпеливо слушал.

- Вы знаете, в культе Ликея это место в Евангелии, ну где Иисус говорит о том, что нельзя разводиться с женой кроме вины прелюбодеяния, оно по-другому трактуется… не формально.

- Да-да, - Алексей кивнул, - Я это знаю. Прелюбодеяние считается - секс в отсутствие любви. Но у нас не культ Ликея…

- Вы извините, - сказала Агния, - но разве может быть что-то важнее любви? И вот если человек, например, ну полюбил другого… Я сталкивалась в практике с такими случаями. Если это настоящая любовь, а в браке любви нет. Я этого понять не могу…

- Понимаете, - сказал Алексей, - в браке должна быть любовь. Даже если он случайно был заключен как-нибудь, не так. В том-то и дело, что для нас любовь - это обязанность, это заповедь. Возлюби ближнего своего… а ведь жена, муж - это самые близкие люди..

Агния задумалась.

- НО разве же можно любить по обязанности? Любить же себя не заставишь.

- Человеку это невозможно, - сказал Алексей, цитируя Евангелие, - Богу же все возможно. Практически это означает, что если молиться и просить Господа, то Он обязательно поможет полюбить близкого человека… Ведь сказано, просите - и будет дано вам.

- Папа! - Борька стоял в дверях кухни, - Можно телевизор посмотреть?

- Хватит вам телевизор, - сказал Алексей, - Кстати, ты уроки сделал на завтра?

- Ой, - сказал Борька и удалился в детскую.

- Не забудь мне потом показать, - крикнул Алексей. Маша и Аня вышли из кухни, о чем-то шушукаясь. Постояли немного с невинными лицами, потом вдруг бросились к отцу и вскарабкались обе ему на колени. Алексей засмеялся, лаская дочек.

- По кочкам, по кочкам, - он подбрасывал их на коленях, - По ровненькой дорожке, в ямку - бух! - девочки завизжали от восторга, когда он сделал "бух".

- Ну все, идите, красавицы… Видите, мы занимаемся. Потом поиграем в лото, если хотите.

- Ура! - закричали хором Маша и Аня и убежали к себе. Алексей посмотрел на Агнию.

- Сумасшедший дом, - сказал он, - Ну ладно… так, еще вопросы?

- А если… если кто-то любит человека, но отец запрещает за него выходить замуж? - спросила Агния полушепотом. Алексей задумался.

- По-разному бывает, - сказал он, - нет общего правила здесь.

Агния опустила глаза. А ведь это она о себе, понял Алексей. Отец ей что-то запрещал, видимо. Но почему же она сейчас не сошлась с тем человеком, которого любила?

- Агния, а можно я спрошу? Если не хотите, не говорите. Кто ваш отец?

- Илларион, - просто ответила Агния. Ей, видимо, казалось, что это имя знают все. Какая-то ассоциация всплыла в мозгу: целительский центр…

- Целительский центр Иллариона, - озвучил Алексей свою мысль. Агния подняла черные блестящие глаза, поспешно кивнула.

- Я о нем ничего не знаю, - сказал Алексей, - Так, слышал, что есть такой.

- Я боюсь, - сказала Агния вдруг.

- Отца боитесь?

- Нет… он очень хороший, очень добрый… он ни разу в жизни никого не обидел.

- Тогда чего же вы боитесь?

- Понимаете, он очень хороший… есть такой закон, когда человека с чистой аурой кто-нибудь обижает, удар возвращается на автора. Я была тому свидетелем, и не раз. Отца защищают Светлые силы…

- Вот этих Светлых сил вы, значит, и боитесь, - задумчиво сказал Алексей. Агния как-то вся сжалась.

- Но ведь я поступила плохо, - сказала она тихо, - Я… не должна была уходить от отца. Просто я больше не могу.

- Что может с вами случиться?

- Все, что угодно, - Агния посмотрела ему в глаза. Алексей поймал себя на том, что кулаки непроизвольно сжались.

- Я хочу жить нормальной жизнью…- сказала Агния, - Просто, как все. Я не могу больше быть целительницей. Я недостойна.

Звонок ВН заставил Алексея слегка вздрогнуть. Пилот взял пульт, включил экран.

- Привет, Катя!

Молодая женщина с ребенком на руках казалась растерянной.

- Алеша… хорошо, что ты дома! Слушай, такой кошмар… Славка же на это собрание пошел сегодня, чтоб ему сгореть.

- Да, я знаю, - вспомнил Алексей, - он говорил.

- Ну вот, представляешь, мне сейчас звонит один приятель, он в полиции работает, и всегда, если что, предупреждает. Уже так раньше было. И говорит: это собрание сегодня, на Васильевском, накроют… В рамках борьбы с терроризмом. А я из дома не могу выйти, у Кристины температура. Слушай, может ты съездишь, скажешь?

- Конечно, съезжу, - согласился Алексей, - Сейчас сразу поеду…

- Спасибо, Леша! Ты передай, что это от Коли. Адрес знаешь?

- Знаю.

- Пароль у них сегодня "Штирлиц".

- Как-как? Штирлиц? Что это такое?

- Я почем знаю? - спросила Катя. Ну, Алеша, миленький - съездишь? А то представляешь, если он еще раз попадется… Ну, ничего не будет, он же не террорист. Но ведь трясти начнут, еще от полетов отстранят.

- Да я все понимаю, - согласился Алексей. Катя попрощалась и отключилась. Алексей повернулся к Агнии.

- Не получилось у нас сегодня с занятием. Ну ладно, вы следующий раздел сами прочитайте, хорошо? Мне ехать надо… только вот с детьми что… опять к теще завозить, - он размышлял вслух.

- Я могу остаться с детьми, - предложила Агния, - Мне все равно… Я сейчас одна живу, меня никто не ждет.

- Правда? Вот спасибо, - обрадовался Алексей, - У меня, понимаете, друг… второй пилот. Дурак дураком, националистом заделался… придется его вытаскивать, а то действительно - отстранят от полетов. Это часа два, Агния. Я на Васильевский должен съездить.

8.

С Алькой встретились у стеклянной двери бассейна под пальмой. Джейн отдыхала после тренировки, сидя на банкетке, вытянув гудящие ноги. Изучала доску объявлений у зала шейпинга.

Шейпинг тонких тел.

"Пройдя 3 ступени "базового" уровня шейпинга вы станете теми, кто чувствует свои высокочастнотные - "тонкие" тела человека (которые религиозная Традиция называет "Душою"). Эта обретённая вами способность откроет вам новые, кажущиеся пока удивительными возможности для дальнейшего гармоничного развития, для физического и душевного благополучия."

Интересно, подумала Джейн, а остались ли вообще у нас какие-нибудь виды спорта, не связанные с развитием тонких тел, энергетики, просто обычные физические виды спорта? Ведь чем ни занимайся всерьез - обязательно придешь к этому. Наверное, это неизбежно… Но вот Альку из-за этого не уговорить ничем заниматься, она эти дела почему-то не любит.

Подруга еще издали замахала ей рукой.

Сине-голубой купальник был туго натянут на плотную фигуру Альки. Двое Алькиных сорванцов застенчиво выглядывали из-за спины матери.

- Смотри, вон Ваня и Дима, - сказала Джейн дочери. Вика робко подошла к мальчишкам. Ваня был ровесником Вики - восемь лет, Дима на два года младше.

- Привет! - Алька бухнулась рядом с Джейн, - ну что, пошли?

Они вошли в бассейн, дети тут же умчались. Старшие прекрасно умели плавать, а Диме нацепили надувные крылышки, с которыми ему ничего не грозило.

- Поплаваем немного? - предложила Джейн. Они расстелили полотенца на лежаках, вошли в прохладную, подсвеченную воду. Народу сегодня было немного. Плыть легко, удобно. Джейн какое-то время держалась рядом с Алькой, неуклюже двигающей ногами и руками. Потом легко ушла вперед, окунув голову, лишь изредка поднимая ее к поверхности, чтобы сделать вдох. Пока Алька пересекла бассейн вдоль и обратно, Джейн успела сделать то же самое трижды. Потом подруги вылезли на бортик. Джейн привычно отыскала глазами Вику - с дикими воплями она и мальчишки катались с горки.

- Пошли поваляемся, - предложила Алька, - Устала, как собака.

Они ушли на лежаки, здесь было их коронное место, два лежака, отгороженные от остальных как бы стеной из тропических растений, на полу, выложенном камнями, и между камнями пробивались тонкие горячие струйки эвкалиптового пара. Можно было лежать, вдыхать этот пар, смотреть бездумно на колышащиеся темные листья. Какое-то время подруги лежали молча.

У Альки было нерусское имя - Альберта, данное ей по странному капризу родителей. Джейн познакомилась с ней в Сети, с удивлением узнала, что Алька живет в одном с ней городе. Было это лет пять назад, а теперь Алька стала почти сестрой. Иногда Джейн с некоторым удивлением признавалась себе, что более близкого человека у нее никогда не было.

Смешно… она ведь не лесби. У Альки своя семья. Муж - как выражается Алька, "средней паршивости" - человек неплохой, но что-то там у них не ладится. Тем не менее Алька на удивление долго сохраняет ему верность и не разводится. Говорит, мальчишкам все же нужен отец. И ему нужны дети. А ее дело - маленькое. Хочет родить еще одного. Пусть даже не девочку. Трое мальчишек - это еще интереснее, пожалуй. Хотя и девочку хочется. Но мужа пока трудно на третьего раскрутить. Еще у Альки очень ворчливая мать, куча знакомых и друзей и две породистые собаки. Алька любит собак, она и работает ветеринаром.

Джейн очень удивлялась, узнав, что Алька работает ветеринаром.

- Ну ты плаваешь, - лениво сказала подруга, - как подводная лодка.

- Я сейчас устала, - сказала Джейн и покраснела, поймав себя на хвастовстве, - С тренировки все-таки…

- Чего вы там делаете, на тренировках?

- Ну чего? - Джейн невольно подстраивалась под стиль речи подруги, - Лупим друг друга. Может, ты тоже как-нибудь попробуешь?

- Делать нечего, - сказала Алька, - Я ж не ликеида.

- Ну и что? - Джейн приподнялась на локте, - Это всем полезно. Дело же не только в том, что ты сможешь себя защитить, если что… Это философия. Воинское отношение к жизни. Каждая тренировка начинается с медитации…

- Слушай, мне эти медитации еще в молодости надоели. Все это я уже пробовала, - отозвалась Алька, - Углубляйся в себя, не углубляйся… нет там ничего. А воинское отношение мне не подходит.

- Ну почему? - спросила Джейн, - Активная жизненная позиция. Разве это плохо? Уметь себя защитить, уметь владеть собой в любой ситуации. Вообще - не жизнь тобой управляет, а ты жизнью…

- Слушай, ликеида… А что, ты управляешь своей жизнью? - поинтересовалась Алька. Джейн задумалась.

Кажется, опять проснулось желание кого-то поучить жить.

- В принципе, да, - ответила она, - Вот только Вика…

- А что Вика - нормальный ребенок, очень даже хороший.

- Да, но… понимаешь, я чувствую себя виноватой. Я могла бы и больше ей дать, большему научить.

- Чтобы она в Ликее училась…

- Ну… в общем, да.

Алька замолчала.

- А знаешь, почему у тебя с Викой не получается? - заговорила она снова, - Потому что ты сама уже не ликеида. Ребенок - он подсознательно чувствует истинные желания родителей. Истинный настрой. Можешь с ней заниматься хоть восемь часов в день - она все равно будет такой же, как ты. А у тебя в голове и в сердце - каша.

Джейн чувствовала, что Алька права. Но сдаваться не хотелось.

- Почему это каша? - сердито спросила она, - Я, во всяком случае, представляю, чего хочу от нее. И потом, во что я в молодости верила - в то верю и сейчас.

- Например, в необходимость абортов.

- Нет, в это нет. Но это же частности! А вообще идея Ликея…

- Ты понимаешь, что такое вера? - спросила Алька, - Вера - это то, чем человек живет изо дня в день, что определяет его поступки, заполняет все его мысли. Ты живешь Ликеем?

Джейн замолчала. Да… получается, что веры-то и нет.

Стоило усомниться в правоте Ликея в чем-то одном - как и вообще вся вера пошатнулась. Вот и психология - насколько она правильна? Какое право имеет молоденькая девочка вроде Сони (или прожженная, живущая в свое удовольствие стерва, как Моника) учить людей, как жить? Что дает ей такое право? Наука? Но какое право имеет наука диктовать человеку образ жизни и поступки? Наука должна быть, по идее, слугой человечества, а не хозяйкой.

Вот и медитации… Нужны ли они вообще? Что они дают? Считается, что - расслабление, оздоровление, духовное самосовершенствование. Но если уж совсем по-честному: хоть раз замечала полезный эффект от медитаций? Хотя бы настроение улучшалось… Так нет - совсем ничего. А вот сегодня и вовсе кошмар привиделся. Может быть, это у Джейн так, потому что она тупая. Но у способных к медитации и вовсе крыша едет к шестнадцати годам.

И борьба с националистами, с терроризмом… После рассказов Алексея как-то все в ином свете немного предстало.

Вот и получается: от прежней пламенной веры остались одни ошметки. Сомнения и еще раз сомнения. А чем она вообще живет? Какой верой?

- Алька, ну а у тебя какая вера? - спросила Джейн, - Ты чем живешь?

Алька ответила не сразу.

- Ты знаешь, наверное, тоже ничем. Иногда бывают такие проблески… как пробивает что-то свыше. Но я не верю во все эти ликейские заморочки - музы там, духи… Нет никаких муз. Я сама все пишу. Только вдохновение - оно да, от Бога. Хотелось бы мне понять, в чем истина.

Алексей это знал, вспомнила Джейн. Он нашел истину. "Что есть истина?"

- Я вчера стихотворение сочинила, - сказала Алька негромко.

- Почитай, - попросила Джейн. Алька глуховатым голосом начала читать. Свои стихи она всегда помнила наизусть - видимо, много над ними работала. *Сердце мое! Верь и не верь себе - это эксперимент:

Это попытка считать и смотреть назад,

Это не бегство и не возвращенье Антея к Земле,

(Я не читала Пруста, но может быть, стоит прочесть…)

Город мой! В сердце августа чутко уснул сентябрь:

Остро, осенне и грустно пахнут на рынке грибы,

Астры, картошка, ранет, георгины и бог знает что еще -

Город мой не считается с календарями, он живет здесь и всегда.

Сердце мое! Если б я попыталась идти назад,

Если б шептала "Сезам, откройся!" кулаки расшибая об

Эту стеклянную стену - как это было бы честно, только совсем не то.

Этот Сезам открылся, но мне туда не войти:

Я не умею струиться обратно вместе с песком в часах -

"В детство, в метельное лоно, в сибирский снег"

Все-таки поехать, подумала Джейн, стискивая зубы. Не уволят же… Нужен специалист - пусть терпят. Поехать, только глазком посмотреть.

Нельзя, у него же семья. Есть, конечно, надежда, что там не сложилось. Но вряд ли, вряд ли. Джейн чувствовала, что это не так. Не надо мешать.

Город мой! Если чуть-чуть подождать, то наступит зима,

Да и сейчас она где-то рядом, крадется за мной шаг в шаг,

Ветром в углах и с утра запотевшим стеклом -

Город мой, если я не успею уйти до зимы, отпустишь ли ты меня?

Город мой, сердце мое, мой всегдашний Сезам,

Вечность между мгновеньями, пропасть между шагами, глоток

Холода в солнечном свете, последний вдох

Перед прыжком (паденьем?) в иную жизнь -

Город мой, сердце мое, отпусти меня!

(*Полина Федорова)

- Замечательно, - сказала она, дослушав стихотворение.

- Да? - спросила Алька, - или это так, комплимент?

- Ты же знаешь, что я люблю твои стихи.

Мысли Джейн приняли другой оборот, она вспомнила графоманшу в Петербурге - та вечно участвовала в каких-то конкурсах, где-то печаталась, по телевидению выступала.

Слушай… я тебя давно хотела спросить. Почему ты нигде не печатаешься, только в Сети, но там же никто не читает…

- А зачем? - лениво спросила Алька, - столько хлопот - чего ради? Деньги небольшие, а честолюбия у меня нет.

Вечер был холодным и темным. Джейн медленно вела машину по улицам, дети толкались и хихикали на заднем сиденье. Улицы были освещены, но совершенно безлюдны. Как обычно, после наступления темноты, народ предпочитал лишний раз из дома нос не высовывать. Как при комендантском часе, подумала Джейн.

Она сама сроду ничего не боялась. Но это понятно, она ликеида, в случае чего сумеет себя защитить. Гораздо удивительнее, что ничего не боялась Алька.

Джейн поставила машину в гараж - ходьбы до дома еще минут десять, но не хотелось искать в темноте стоянку - скорее всего, и не найдешь, все забито. Алька ничего не имела против того, чтобы пройтись.

Эта тридцатилетняя не очень спортивная тетя обладала каким-то непонятным бесстрашием. Она совершенно спокойно ходила по темным улицам… и что самое странное - на нее за всю жизнь ни разу не нападали.

Дети сразу убежали вперед. Подруги медленно шли по дорожке. Алька, закинув голову, смотрела на звезды.

- Смотри, красота какая…

- Это Лебедь, - сказала Джейн, - А вон Орион…

- Всю жизнь мечтала научиться разбираться в созвездиях, - вздохнула Алька.

- Так я тебе покажу. Смотри, - подруги остановились. Джейн указала на небо.

- Вот эти три звезды видишь? Это пояс Ориона. Вон руки, ноги и голова…

- Да, вижу! Вот здорово…

- Девушки! - подруги разом вздрогнули и обернулись. Темный силуэт возник сзади, и что-то неприятное чудилось в нем. Запах опасности, грязный и липкий… И вслед за неприятным типом появились еще несколько других и загалдели разом.

- Девушки, а можно вас проводить?

- А может, лучше с нами посидите?

- Нет, спасибо, - сказала Алька, - мы торопимся.

- А не надо торопиться, - неприятный тип придвинулся ближе к Джейн, так близко, что запах перегара ударил ей в лицо. Джейн отступила на шаг, сделала глубокий вздох. Постаралась расслабиться, предчувствуя схватку.

Они, наверное, тут сидели в детском саду, на веранде, пили… это самое обычное место их сборищ. И вот - увидели легкую добычу.

- Ну чего вы, девушки, - сказал один из типов, - давайте по-хорошему, расслабимся, поговорим, а?

- Вы что? - спросила Алька недрогнувшим голосом, - Какие мы вам девушки? Нам некогда.

- Так это же хорошо, что вы не девушки! - обрадовался первый тип, - Чего тогда ломаетесь-то?

Нет, все-таки, он уже порядочно набрался, поняла Джейн. Тип попытался схватить за руку. Джейн вывернулась, её локоть ударил точно в солнечное сплетение.

Парень согнулся… Но тут же двое кинулись к ней.

- Гляди-ка, каратистка! - заорал кто-то сзади. Джейн старалась держать дистанцию, но они навалились скопом. Кто-то подобрался сзади, захватил шею, надавил.Джейн рванула голову вправо, но поняла, что не успевает. Противник оказался грамотным, перед её глазами что-то мелькнуло… Это была даже не боль; все поплыло вокруг, и Джейн превратилась в пустотелый шарик, поднявшийся над землей и несомый ветром, беспомощный, легкий шарик. Когда способность двигаться вернулась, было поздно; двое держали ее, руки за спиной туго связаны чем-то вроде ремня. Боковым зрением она успела заметить, что Алька нелепо трепыхается в объятиях одного из парней, пытаясь вырваться… Только бы дети не вернулись, подумала Джейн с ужасом. Неизвестно, на что способны эти типы. Хорошо, если это просто пьяницы… А если нет? Если настоящие бандиты, националисты какие-нибудь? Из тех, у кого борьба за идеи прекрасно сочетается с обыкновенной уголовщиной. А ведь на то похоже - драться ребята умеют.

Но ведь дети все равно вернутся… Господи, что же будет с детьми?

- Что вам нужно? - спросила Алька, - Что вы хотите от нас?

Ей не ответили. Тот, первый бандит, которого ударила Джейн, подошел к ней.

- Сука! - и размахнувшись, ударил беспомощную Джейн по лицу. Тотчас она попыталась достать его ногой, но парень вовремя отскочил в сторону. Один из державших за руки ловко вывернул кисть; дикая боль раскалённой иглой пронзила запястье

Ощущение полного бессилия… пожалуй, такого с Джейн еще не было. Господи, думала Джейн, пока ее тащили в темный, безлюдный детский сад, через дырку в заборе, через кустарник. Я была так уверена в своем боевом искусстве, я так давно занималась риско… Почему же мне не приходила в голову простая мысль - всегда найдется кто-то сильнее. Вот так все просто… Наверное, они нас не убьют. Наверное… мысль о предстоящем была так ужасна, что Джейн едва не завыла в голос. Лучше не кричать… ужасно, что дети нас потеряют, но что, если они прибегут на крик? Что будет с ними? С Викой?

Джейн бросили на пол веранды, руки, а теперь и ноги крепко связаны какими-то ремнями. Алька бухнулась рядом - она была свободна… Убежать все равно для нее было невозможно, никаким риско она не владела, не стоило и пробовать. Велика ли разница, горько подумала Джейн.

Кто-то зажег фонарь. В неровном свете Джейн различила несколько пустых бутылок на полу, лицо стоящего ближе всех бандита - молодое, с черными усиками.

- Ну вот, девушки, - сказал он, - Мы же по-хорошему хотели… Разве так можно себя вести? Придется вас поучить правильному поведению.

Джейн стиснула зубы, чтобы не застонать от бессилия и ненависти.

- Ты, сволочь, - спокойно заговорила вдруг Алька, - гадом был, и умрешь гадом. Только притронься к нам - завтра же загремишь на излечение…

- Что ты говоришь! - сказал бандит, слегка нервничая.

- То и говорю, слизняк паршивый, - добавила Алька, - Скотина двуногая.

- Таких убивать надо, - бандит бросился к Альке, второй тут же помог ему. Джейн задергалась, пытаясь освободиться.

- Отпустите нас! - крикнула она, - Вы об этом сильно пожалеете!

- Щас сама пожалеешь, - пообещал обиженный ею бандит, опускаясь на пол рядом с ней. Он неторопливо стал расстегивать плащ на Джейн. Она изогнулась, пытаясь добраться зубами до его рук.

- А вот это прекрати, - он снова ударил ее по лицу. Пока Джейн приходила в себя, на ней уже расстегнули плащ и порвали свитер, и кто-то там дальше - она не видела - полез ей в джинсы. Оглушительно завизжала Алька… Внезапно в глаза Джейн ударил свет. В тот же миг ее отпустили - все сразу, все мерзкие, отвратительные прикосновения прекратились. И уже понимая, что происходит, Джейн услышала:

- Оружие на землю! Руки вверх, все лицом к стене!

На веранду ворвались полицейские.

К полуночи Джейн доставили домой. Альке досталось больше - уже наливался синяк под глазом, и ребро, похоже, сломали. У Джейн болела челюсть, скула слегка распухла, но похоже, синяка не предвиделось. Пока они проходили медэкспертизу, пока заполняли протокол, пока вежливый, но настойчивый полицейский выспрашивал подробности нападения, а также - состоялось ли изнасилование, прошло довольно много времени. Джейн мечтала только о том, чтобы скорее оказаться дома. Вика казалась напуганной, жалась к матери, молчала. Ей давно пора было в кровать.

Полицию вызвать дети догадались сразу, к счастью, Ваня носил мобильник с собой, но пока патруль доехал, прошло какое-то время.

Наконец Джейн и Вику подвезли к дому на полицейской машине.

Девочка совсем уже клевала носом. Джейн взяла ее на руки и донесла до квартиры, правда, с большим трудом - уже ведь не малышка. Отнесла Вику в кровать, раздела, пожелала спокойной ночи, поцеловала… так, как всегда, как будто ничего не случилось. И только потом, выйдя из детской, упала на диван.

Слез не было. Вообще ничего не было. И жить не хотелось.

Сейчас, когда Вики не было рядом, Джейн вспомнила о себе, вспомнила все, что произошло… почему так дико, нелепо? Хотя что здесь особенного, все мы знаем, что преступность высока, что на улицах опасно. Если логически подумать, легко понять, что и знание риско не всегда может защитить. Всегда может найтись кто-то посильнее… да в конце концов, их было пятеро.

Болела скула, болел ушибленный бок… но это все мелочи. Самое ужасное - это чувство бессилия и унижения. И никакой защитник не появился, никакой рыцарь со сверкающим мечом, чтобы наказать негодяев… да, все кончилось хорошо, появилась банальная полиция, бандитов увезли, но все это время Джейн не покидало чувство, что и она является не то обвиняемой, не то подозреваемой. Ее допрашивали, ее обследовал медэксперт, холодный и безразличный к ее страданиям чужой мужчина. Никто ей даже стакана чаю не предложил, даже валерьянки выпить… И с Алькой, конечно, так же обращались - но Алька… похоже, ей было все это безразлично. У нее даже глаза посверкивали, как будто происшедшее было для нее веселым приключением. Интересно, зачем она стала дразнить бандитов? Неужели хотела отвлечь на себя внимание, чтобы Джейн не тронули… может быть, и так. А скорее, сколько Джейн знала подругу, Алька просто ни черта не боялась. Ей было плевать на это унижение, и поэтому для нее, собственно, никакого унижения и не было. Она говорила то, что думала - вот и вся причина.

Почему я так не могу? - спросила себя Джейн. Почему я страдаю? Я привыкла к обществу ликеидов. Если бы там, в полиции, был хоть один ликеид, он предложил бы мне чаю, говорил бы со мной, по крайней мере, сочувственно. Потому что нас так учили… но на самом деле и ему было бы на меня плевать.

И всем плевать… что же это такое, что это за мир, где приходится все время быть одной. Все время сильной… а если силы не хватает, то никого нет рядом, чтобы защитить, поддержать. Да, ликеидов учат быть добрыми, внимательными, помогать людям и тем более - друг другу. Но почему же они оставили меня, почему у меня нет в Челябинске ни одного друга-ликеида? За что они оставили меня совершенно одну?

Им некогда… и маме некогда подумать обо мне. И брату, и отцу, и подругам, и Элине, и всем здешним ликеидам. Им не до меня… они заняты спасением мира. А я - оказалась недостойной. И теперь я одна. Мне даже рассказать некому, что со мной произошло. Алька расскажет своему мужу, не очень хорошему, не очень любящему, но все-таки родному и самому близкому человеку. И он наверняка ее пожалеет, и напоит чаем, и прижмет к себе, утешит. Примочку принесет для синяка.

А кто пожалеет меня? Почему я не смею показаться на глаза родителям? Я знаю, что буду мешать им жить. Я не хочу им мешать. Почему у меня, кроме Альки, нет друзей? Почему ликеиды не говорят со мной? Муж? Джейн вспомнила Глеба. Нет… Глеб бы даже не посочувствовал.

Алексей…

Джейн даже села на диване.

Она чувствовала его взгляд - добрый, сочувствующий. Да, если бы он был с ней, он бы и чаю принес, и ухаживал бы за ней, и слезы бы вытирал. Сидел бы рядом и не говорил ни слова.

Только… почему-то Джейн казалось, что с ней вообще ничего подобного не могло случиться, если бы Алексей был рядом.

Он бы защитил ее. Если понадобилось, он дрался бы с этими гадами. Но - было здесь какое-то "но", которого Джейн пока не понимала.

Она прошла на кухню и поставила чайник. Взяла полотенце, намочила и, приложив к скуле, села у стола.

Вот в чем дело. Алексей был бы не только за нее…но и за них тоже. Он бы ничего не сказал, и вел бы себя как ликеид… конечно, ему бы и в голову не пришло ее упрекнуть. Но…

Но почему-то сейчас Джейн начала ощущать свою собственную вину в происшедшем.

Это было нелогично, нерационально. При чем здесь она? И все же какая-то вина существовала. Ведь Джейн была ликеидой. По крайней мере - была.

Мы превратили большую часть человечества в сытых, откормленных свиней… Мы заградили им путь к знаниям, к культуре… да и к религии тоже. Что же удивляться, что они реагируют так? Одни - так, как Алька. А другие - как эти бандиты. Мы удивляемся, что чем больше становятся полиция и Служба Безопасности, тем больше у них работы. Но чего же удивляться? Мы сами создали эту пропасть. А теперь мы еще приписываем это дьяволу… да дьявол хохочет, глядя на нас. В нас для него не меньше пищи, чем в этих хануриках.

Вы отказываетесь от насилия, словно говорил ей насмешливый спокойный голос Алексея, а это означает, что функцию насилия в вашем обществе берут на себя другие. По сути, бандиты и террористы вам необходимы для самоутверждения. Это они держат в страхе всех остальных - ваших прирученных свинок - и убеждают их в необходимости подчиниться вам, таким хорошим, образованным, духовным. Поэтому бандитов и не становится меньше.

А ведь он прав, подумала Джейн. Сейчас, когда можно смотреть на реальность без ликейских очков - да, он прав. Так оно и есть… Если бы мы поступали, как правители прошлого - расстреливали бы бандитов и сажали их в настоящие тюрьмы на настоящие сроки - их было бы значительно меньше. Совсем бы не было. Но тогда мы… ликеиды… не могли бы в глазах людей и в собственных глазах предстать незапятнанно чистыми и прекрасными.

Перевоспитать бандитов невозможно.

Да и зачем? Можно воспитывать ликеидов как воинов, и они будут чувствовать себя таковыми… ведь есть, с кем сражаться! Есть, куда сбросить излишек агрессии, где применить умения, полученные на тренировках…

Джейн усмехнулась, наливая чай. Ей становилось легко и спокойно.

Микроскоп, несомненно, работал. Однако вместо изображения на выводящем мониторе мерцала странная сетка. Джейн несколько раз перезапускала систему, сама подняла крышку и покопалась в электронике… Примерно через час она поняла, что анализов сегодня не будет и, тяжело вздохнув, набрала вызов техника. Молодой парень с сумрачным взглядом возник на экране.

- Здравствуйте, - сказала Джейн слегка заискивающе, - У меня тут проблема с компьютером… Когда вы сможете зайти?

Парень буркнул, что "щас придет" и невежливо растворился в глубине экрана.

Он действительно появился минут через пятнадцать, запустил систему, с минуту тупо глядел на экран, потом сказал:

- Вы пока погуляйте. Часа два это займет, не меньше.

Джейн вышла. В приемной было на удивление пусто - всего одна старуха-маргиналка, одетая почему-то по-деревенски, в платке крест-накрест. Надька подняла голову.

- О, Джейн! Ну что, не работает?

- Нет. Теперь два часа гулять.

- Везет же, - позавидовала Надька, - Слушай, Джейн, сделай доброе дело, а? Надоела мне эта бабка, с утра пристала, и не объяснишь… не туда забрела.

- А куда ей надо? - спросила Джейн и тут же смутилась, подумав, что нехорошо все-таки говорить о присутствующем в третьем лице. Впрочем, бабка, похоже, ничего не поняла из разговора.

- Да хрен ее поймет… Если б я могла понять, давно бы выпроводила.

Джейн подошла к старухе. Внимательные блестящие серые глаза из-под нависших седых бровей глянули на нее. На одной из бровей повисла ярко-красная страшненькая бородавка.

- Бабушка, вам куда надо?

- Да я разве знаю, - прошамкала старуха. Во рту ее красовался один-единственный пожелтевший резец. Редко таких колоритных встретишь, - Меня доча пригласила, я и пришла.

- А где ваша дочь живет? В городе?

- Да… тута, мне сказали, как приемный пункт, что ли?

- Так вы еще не зарегистрировались? - Джейн старалась говорить погромче. У большинства старых маргиналов слух отказывал.

- Не знаю я, что такое… гистриралась я, или нет. Я пришла утречком, сюда захожу - тут нету никого! Зашла вот к девке, подошла, а она на меня - как собака. Разве же можно? - с обидой спросила старуха, - Как собака на меня!

Джейн бросила косой взгляд на Надьку, совершенно невозмутимо углубившуюся в компьютер.

- Пойдемте, бабушка… Я вас отведу.

- Вот спасибо, спасибо, доченька! - обрадовалась старуха.

Джейн шла чуть впереди, стараясь замедлить шаг, маргиналка семенила сзади. Прошли по узкому, светлому коридору клиники, спустились по лестнице. Старуха на лестнице отстала, боязливо как-то ставила ноги на ступеньки. Для них лестница - и та в диковинку, подумала Джейн. Прожила всю жизнь в лесах, никому не нужная, в голоде, холоде, страданиях…

- Бабушка, - обернулась Джейн, - Сколько у вас детей?

- Чего?

- Детей сколько у вас было? - крикнула Джейн.

- А… восемь. Да пятеро померли.

Вышли на улицу, старуха сощурилась от яркого солнечного света. Осень отступила сегодня, дала последний шанс солнцу согреть землю, уходящую в спячку. Джейн без куртки, в белом медицинском костюме ощущала лишь легкий холодок. Старуха затянула платок потуже.

- А муж ваш жив?

- Не… давно помер. Доча меня пригласила, она в город давно ушла…

Джейн знала, что в челябинскую колонию маргиналов принимают теперь не всех. Желающих стало много… В самом же деле это не такой быстрый процесс. Маргиналов много, плодятся они, как мухи, а ресурсы города ограничены. Принимают по результатам тестов, тех, кто сможет закрепиться, получить профессию. Но уж если кого-то приняли, он перетащит сюда всю семью.

- А что же ваша дочь вам не поможет зарегистрироваться?

- Да некогда ей. На работе ведь она. Сюда привела, а я вот заплутала…

Джейн и старуха прошли мимо зданий детской клиники, гинекологии, храма Афродиты (ей полагалось возносить молитвы за излечение больных), центра биоэнергетики и кармической диагностики, реабилитационного центра. На самой окраине больничного городка сверкала белым местным мрамором и черным стеклом Приемная Палата. Архитектура Палаты напоминала храм Афродиты (так Палата наилучшим образом вписывалась в ансамбль). Узкий вход с круглыми светильниками над дверью, а от него складками вправо и влево два мраморных крыла.

- Вот сюда, пожалуйста, - указала Джейн. Старуха боязливо шагнула в дверь.

- Доченька… ты подожди, покажи мне, куда дальше-то… не знаю я ведь здесь ничего.

- Пойдемте, - Джейн поняла, что старуху придется сдать с рук на руки. Прошли по прохладному белому холлу, мимо зеркальной стены - старуха даже взгляда не бросила, хотя для нее это должно казаться чудом. В регистратуре сидела молоденькая сильно накрашенная медсестра.

- Вот новоприбывшая, - сказала Джейн. Медсестра неприветливо глянула на старуху.

- Как прибыла? Сама, по приглашению?

- По приглашению, - сказала Джейн, опередив старуху, окончательно заробевшую.

- Имя? - бросила медсестра. Приглашение должно было быть уже зарегистрировано в базе данных.

- Галина Смирнова, - без запинки ответила старуха. Медсестра, сосредоточенно глядя в монитор, пощелкала кнопками.

- Проходите. По коридору направо, вторая дверь.

- Там на двери красный крест нарисован, - объяснила Джейн. Маргиналы, как правило, читать не умели и цифр не знали. Старуха заковыляла по коридору, забыв попрощаться…

Джейн вышла из Палаты и медленно продвигалась по больничному городку. Небо такое синее, как никогда не бывает летом, еще гуще, еще синее за счет золотой лиственной канвы по нижнему краю. И воздух - холодный, чистый, свежий, как глоток родниковой воды… Хорошо, подумала Джейн. Хорошо.

Хорошо это или плохо - то, что старуха будет жить теперь в иных условиях? Новоприбывшие маргиналы селились в социальное общежитие, квартиры снимать они не могли - на какие шиши? Но это было хорошее общежитие - Джейн там была - у себя в деревнях маргиналы так никогда не жили. Комната на одного, пусть маленькая, ванна, душ, кухня… инструктор, чтобы научить всем этим пользоваться. Профессиональный консультант, психолог. Все-таки Элина молодец! Реально помогает людям… Нельзя, преступно допускать такое. Больше половины населения России нигде не числится, живет за чертой цивилизации. И об этом просто не принято говорить. Средства массовой информации об этом молчат - словно этих людей не существует. И даже среди ликеидов говорить об этом считается чуть ли не неприличным. И только Элина…

Все знают, что маргиналы так или иначе скоро вымрут. Развиться в отдельный этнос им не дадут, Ликей достаточно силен, чтобы не допустить конкурентов. Маргиналы вымирают. Сто, двести, триста лет продолжится эта тихая агония… может быть и дольше. Может быть, и через тысячу лет будут находить в лесах полуодичавших охотников, собирателей, рыболовов. Часть маргиналов, конечно, все равно постепенно переходит в города, нелегально, как-нибудь вливается в городскую жизнь.

Элина поступает по-ликейски… несколько удивительно то, что она единственная в России ликеида, находящая в себе силы и совесть так поступать. Все остальные просто плюют на эту проблему, хотя ведь в школе, казалось бы, всех учили одинаково. Где же их психология воина? Элина молодец. Она принимает проблему всерьез, она не избегает ее… И почему-то на Элину и покушений больше всего. Очень странно… Казалось бы, никто так не заботится о народе, как она.

Элина принимает маргиналов в город, помогает им интегрироваться. Но и для тех, кто не принят, она что-то делает: передвижные пункты, помощь в обустройстве на местах. И конечно, изменение психологии маргиналов, это самое главное. Нельзя жить, как животные, бездумно плодиться, не думая о завтрашнем дне.

Скоро маргиналов не станет. Будут просто обычные не-ликеиды, разумные, здоровые, обеспеченные люди. Они будут умеренно трудиться, отдыхать, приобретать вещи (а не делать каждую своими руками), ездить на курорты, смотреть ВН, заниматься спортом. Они будут рожать только здоровых детей и ровно столько, чтобы дети не помешали их разумной, правильно устроенной жизни. А самые неуравновешенные… самые недовольные, самые странные из них станут террористами и будут убивать ликеидов.

Все это правильно и хорошо, подумала Джейн. Вот только радости от этого я почему-то не испытываю. Их жизнь была ужасна, их будущая жизнь правильна и благополучна. Но почему-то меня это не радует. То ли мне плевать уже на всех. Я окончательно стала обывателем. То ли я даже не знаю, лучше ли это в самом деле - жить здесь…

Джейн взбежала по ступенькам клиники. Собственно, делать пока нечего… В кафетерий, что ли, сходить? С Надькой, во всяком случае, Джейн сидеть не хотелось.

Вместо того, чтобы пойти вверх по лестнице, как обычно, Джейн свернула налево, в коридор, ведущий к кафетерию. Прошла несколько шагов и слегка замедлилась…

Черт! Стоило сюда идти. Навстречу по коридору шариком перекатывался маленький, круглолицый директор. Джейн за несколько шагов до него начала приветливо улыбаться.

- О, Джейн! Вот хорошо, - директор стремительно подкатился к ней, - А я хотел вас вызывать.

- У нас система полетела, - смущенно сказала Джейн, - Ремонтируют… вот, я пока решила…

- Пойдемте-ка сюда, - директор устремился в уголок холла, где стояли банкетки и пальмы, - садитесь.

- Значит так, - заговорил он, когда Джейн села, - Вы когда хотели в Петербург лететь?

- Второго ноября, - сказала Джейн, - Моя дочь…

- Очень хорошо! Так вот, Джейн. Нам обещают - это вполне серьезно - анализатор Ф125.

- Да что вы! - радостно воскликнула Джейн, - И когда?

Ей давно осточертело древнее оборудование, на котором приходилось работать.

- Вот в первых числах ноября и обещают. Так вы знаете этот анализатор? Умеете работать?

- Да! Конечно.

В Челябинске только в Семейной Консультации был такой анализатор. Естественно - там важнее.

- Но они просят прислать человека. Проведут там курс… обучение. Вам, видимо, обучение не нужно, но иначе они нам не отдадут. Ну так что, Джейн?

- А кто нам дает анализатор? Генетический центр?

- Ну конечно. Я говорил с самим Заслонским.

- О, - медленно произнесла Джейн, вспоминая Аркадия, - он хороший специалист. Ликеид.

- Ну вот, он потребовал обязательного присутствия того, кто будет работать с анализатором?

- А вы ему сказали, что это я?

- А он знаком с вами? - удивился директор. Джейн помолчала. Наконец до нее дошло.

Петербург! Она все-таки едет в Петербург. Конечно, теоретически ее поездка вовсе не обязательна. Достаточно позвонить Аркадию и сказать, что она лично примет новый анализатор. Но и Вадиму знать об этом совершенно не обязательно.

- Да, - сказала она, - Я поеду, конечно. Какой может быть разговор!

9.

До Васильевского Алексей добирался около часа.

Он знал это здание на Пятой Линии, там всегда собиралась Славкина группа - хоть и нелегально. Как-то раз приходилось подвозить Славку домой по дороге, тот подвыпил и позвонил на мобильник. Здание стояло чуть на отшибе… очень удобно для полиции, подумал Алексей. Самое то - окружить, перекрыть выходы. На углу Алексей увидел полицейскую серо-зеленую машину… Впрочем, может быть, копы просто так дежурят.

Войдя во двор, Алексей увидел двух-трех молодых ребят, потребляющих пиво на лавочке. Может быть, это свои, а может быть, как раз наоборот - агенты… Ладно, неважно. Сведения Кати вряд ли окажутся ложными, Славка сам рассказывал о друге в полиции.

Алексей нашел квартиру на втором этаже, где проводилось собрание. В самой обыкновенной, правда, очень большой квартире.Он позвонил. Из-за двери спросили:

- Кто?

- Штирлиц,- назвал Алексей пароль. Дверь недоверчиво, медленно отползла в сторону.

- Заходите, - серьезная бледная женщина отошла в сторону.

Квартира принадлежала одному из националистов. Вся огромная - тридцать метров - гостиная была заставлена стульями, скамьями, и еще на полу сидел народ. Впереди, перед большим экраном ВН, сидел парень с гитарой и что-то наигрывал. Алексей отыскал взглядом Славку - тот сидел в первых рядах. Наступая на ноги, извиняясь, Алексей стал пробираться вперед. Парень запел между тем. *Этот город в ауте, ему двести лет.

И в нем еще ни разу не менялась власть.

И некрасивым девушкам не мил белый свет,

И в пустых квартирах больше нечего красть.

Каждый как умеет, так и живет.

Этот город катится, охваченный сном.

Куда он катится, никто не поймет.

Все думают о разном, и молчат об одном…

*/ группа "Резиновый дедушка", Челябинск /

Алексей остановился. Было как-то неудобно мешать людям слушать песню. Славка ничего не замечал.

Мостовая кончилась, дальше - грязь.

Наше время вышло, чего еще ждем?

Этот город - Самсон, разрывающий пасть

Случайному прохожему под вечным дождем.

Я брат скуки, и я сын тоски.

И почтовый ящик остается пустым.

Останови мое сердце, отключи мне мозги,

И я сразу стану в этом городе своим…

Алексей опомнился. Нельзя все-таки медлить… Уже почти восемь, если накроют - то очень скоро. Он стал пробираться по ряду к Славке. Второй пилот обернулся, заметив его.

- Леша?! - шепотом удивленно закричал он, - Иди сюда! Подвинься! - обратился он к соседу, молоденькому парнишке. Тот подвинулся, освобождая на скамье место для Алексея.

- Катя позвонила, - прошептал Алексей, плюхнувшись рядом со Славкой, - Сказала… Коля ей передал. Сегодня будет облава. Уходить надо, немедленно…

- Коля? - Славка задумался, - Там, на улице уже есть кто-нибудь?

- Я видел одну машину на углу. Сообщи остальным.

- Угу, сейчас…

Парень между тем допел и растворился в толпе. Вместо него вышел солидный лысоватый мужчина.

- Товарищи! Как вы сейчас слышали, русское искусство еще не совсем вымерло. И вот в руках таких молодых ребят, как Илья, которого вы сейчас слышали, продолжает жить и развиваться традиция русской поэзии.

Собрание ожесточенно захлопало.

- Я с этой целью и пригласил Илью, - пояснил мужчина, - Это по поводу нашей дискуссии в прошлый раз - о вымирании русской культуры. Но сейчас мы будем говорить о другом. В Петербурге много патриотически настроенных партий и групп, и мы сошлись на том, что необходимо искать точки соприкосновения и объединяться. Потому что только объединившись, мы имеем хоть какой-то шанс на победу. С этой целью я несколько раз приглашал представителей разных патриотических течений на наше собрание… В прошлый раз мы встречались с "Православным воинством". Сегодня у нас в гостях группа "Ярило". Пожалуйста, Стас!

Только теперь Алексей увидел, что слева в первом ряду сидела тесная группка из пяти или шести человек, все они были молодые, подтянутые (в отличие от разношерстных "евразийцев"), одеты в белые рубахи навыпуск, а волосы перетянуты на лбу ремешками. Один из молодых красавцев вышел на середину.

- Слушай, так нельзя, - зашептал Алексей Славке, - Надо уходить.

- Да подожди немного… минут пять - ничего не случится. Понимаешь, они первый раз у нас. Интересно же…

Алексей покачал головой. Стас между тем говорил:

- Мы, молодая поросль России, считаем, что добиться своего можно только изменив психологию большинства русских. Из немощных, вечно жалующихся и неспособных ничего изменить мы должны стать сильными и заставить с собой считаться. Мы начали с себя. В нашей группе изучается русский рукопашный бой, древний славянский вид единоборства. Мы не принимаем физически слабых, им у нас делать нечего. Тем более, что сейчас есть масса возможностей подтянуть физическую форму. Кроме того, мы изучаем историю России, славянское язычество, посещаем Русский храм, ну и военно-прикладные науки тоже… это коротко о нашей подготовке. Теперь об акциях…

Алексей ощущал нарастающую внутри тревогу. Нет, надо сказать. Он посмотрел на Славку. Тот слушал как зачарованный.

- Также взрыв машины с ликеидами на Московском шоссе осуществлен нами, - говорил Стас, - Но террор не является нашей основной задачей. Главное - это изменение психологии народа.

- Мы не занимаемся террором, - крикнул кто-то из зала. Стас посмотрел в его сторону, произнес с презрением.

- А чем вы занимаетесь? Говорильней?

- Мы пытаемся понять, - "евразиец" поднялся, - Корни происходящего и выработать тактику…

- Пока вы вырабатываете тактику, мы действуем. Извините, у нас принято говорить правду в глаза. Вы общаетесь даже с ликеидами… Вы все пытаетесь найти общий язык. А общего языка не будет! С ними может быть только война. А для войны надо подготовить людей.

- Слушай, все, - отрезал Алексей, - Я тогда сам скажу.

Он поднялся. Но никто не обратил на него внимания, потому что в этот миг раздался шум в коридоре, и все сидящие обернулись на этот шум.

- Товарищи! - крикнула бледная женщина, вбегая в комнату. И вслед за ней вошли несколько стремительных фигур в шлемах и красных бронежилетах, с лучевиками наперевес. Сердце Алексея упало.

Не успел. Впрочем, он все равно бы не успел, раз полиция была уже так близко. Пока бы объяснились, пока вышли все…

- Всем встать! - приказал раскатистым баритоном один из полицейских, - К стене! Оружие на пол! Руки за голову…

Славка встал у стены рядом с Алексеем.

- Не бойся, - прошептал он, - Я скажу, что попросил тебя подвезти, понял? Позвонил тебе и попросил. У меня машины нет, это правда. Ты только зашел… понял?

- Хорошо, - буркнул Алексей и вздрогнул, сзади его чувствительно ткнули чем-то острым в ребра.

- Молчать!

Алексей закрыл глаза от отвращения, пока его быстро и основательно обыскивали. Повторял про себя: "Господи Иисусе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного".

Вот тоже сторона жизни, о которой не подозреваешь, будучи ликеидом. Конечно, так и всегда было, и это, наверное, необходимо. Но если не нарушаешь никаких законов, и тем не менее, каждый взрослый мужчина, да и женщины многие, хоть раз в жизни попадает вот в такую ситуацию. Алексей попадал несколько раз, конечно, его сразу отпускали… наверное, и в этот раз отпустят. Ничего же особенного. Если еще Славка действительно скажет, что просто попросил подвезти. Эх, надо же было так нарваться! Можно, конечно, попробовать сбежать… Алексей бросил взгляд на близкое окно. Выбить, прыгнуть… Это нетрудно. Но потом его могут найти - тот же Славка выдаст, мало ли, в полиции на ментоскопе прогонят, или, что наверняка, они уже переписали номера машин на ближайших стоянках. Да и видели, как он сюда входил… И тогда ситуация станет гораздо сложнее - зачем бежал?

И так - ничего хорошего. На работу все равно сообщат. И в Социал, где Алексей на учете как "социально непредсказуемый". Может, придется чаще на обследования ходить…

Коп защелкнул наручники на запястьях Алексея. Указал дубинкой на выход.

- Проходи, - и двинулся к следующему. Алексей подошел к выходу, где организованно выстроились один за другим "евразийцы" со скованными руками. У входа дежурил полицейский с собакой. Овчарка с глупой мордой понюхала штаны Алексея. Он улыбнулся собаке. Вспомнил, что договорились с Леной завести собаку, как только будет готов дом. Дети давно просят.

Что с Агнией, подумал Алексей с тревогой… Ведь теперь, наверное, не выпустят до утра. И хоть бы позволили сообщить, позвонить домой, но это сомнительно - задержанных много, и позвонить хочется всем. Мобильник у Алексея, конечно, сразу сняли.

Ничего. Телефон тещи у Агнии есть на крайний случай. Да и дома ее, видимо, никто не ждет. Посидит с детьми, а завтра, по идее, должны уже выпустить.

Алексей понимал, что это совсем не так уж вероятно. Могут продержать и три дня. И тогда срывается послезавтрашний вылет. Но он старался об этом не думать.

Камера была довольно большой, вместительной - в нее вошла примерно четверть всех присутствовавших на собрании. В том числе пятеро "Яриловцев" в белых рубахах, Илья, у которого отобрали гитару, и много евразийцев - в основном, людей уже в возрасте, солидных. Славка все время старался держаться к Алексею поближе и, к счастью, оказался с ним и в камере рядом.

Вся стена, выходящая в коридор, представляла собой решетку. По трем другим стенам тянулись лавки, и задержанные сразу же на них расселись - места хватало, но только впритык, чтобы сидеть, а не лежать. В коридоре, мимо камеры и дальше, потом обратно, фланировал охранник с дубинкой и лучевиком на поясе.

Алексей прислонился к стене и закрыл глаза. Было как-то мерзко… Хотя процедура уже не новая, все это знакомо. Его уже задерживали три раза в облавах - на Невском (останавливался послушать хорошие песни) и один раз в церковной ограде провели "профилактическое мероприятие". Вылавливали "православное воинство", будь оно неладно. Православное… Отец Иоанн их даже к причастию не подпускает, поскольку дела их всем известны, и душевное состояние тоже, а о покаянии там даже речи не идет. Воины Христа - как же! Сами себе православные… Из-за них и всех задерживают и вообще к церкви с подозрением относятся. Нехорошо, подумал Алексей, опять осуждаю. Никак от этого не избавиться.

Жаль, что крестик отобрали во время обыска - отдадут ли теперь? Крестик не простой, купленный и освященный в суздальском монастыре, чудом сохранившемся до наших дней (на всю Россию осталось-то 3 или 4 монастыря мужских и столько же женских).

И Алексей забыл начисто и толкотню в фургоне, мат "яриловцев" и окрики копов, и унизительный обыск с раздеванием и перетряхиванием одежды, и удар по шее дубинкой, идентификацию личности: "Как же так, Старцев, командир лайнера, старший пилот, уважаемый человек. Бывший ликеид! А чем занимаетесь?" Все это было, в общем, совершенно не важно. Жаль только детей, Борька переживать будет. И Агния… если она не потеряет хладнокровия, не начнет метаться, нервничать - дети поверят, что все в порядке. А если нет?

Закрыв глаза для верности, Алексей стал молиться.

Да воскреснет Бог, да расточатся врази Его, да бежат от лица Его все ненавидящие Его. Яко исчезает дым, да исчезнут; яко тает воск от лица огня, тако да погибнуть бесы от лица любящих Бога и знаменующихся крестным знамением, в веселии глаголющих:Радуйся, пречестный и животворящий кресте Господень, бесы изгоняяй силою на тебе пропятого Господа Иисуса Христ, во ад сшедшаго и поправшего силу диаволю и даровавшего нам Крест свой Честный на попрание всякого супостата. О пречестный и животворящий Кресте Господень! Помогай ми со святою Госпожею Девой Богородицей, всегда ныне и присно и во веки веков, аминь.

Тень, упавшая на лицо, отвлекла внимание Алексея. Он открыл глаза. Мимо фланировал один из "яриловцев". Тот самый, выступавший на собрании. Видимо, он был главным в группе. Красивый, крепкий молодой парень, кудрявые волосы перехвачены ремешком на лбу. Юный славянин, сложив руки на груди, бродил по камере, вдоль ряда сидящих, подозрительным взглядом скользя по лицам.

Не имамы иныя помощи, не имамы иныя надежды, кроме Тебя, Владычице, ты нам помоги, на Тебя надеемся и тобою хвалимся…

По коридору двое конвоиров провели мужика из соседней камеры. Возникло некоторое оживление.

- Леш, - мрачно сказал Славка, - Ты меня прости, ладно?

- При чем здесь ты? - удивился Алексей, - За что прощать-то?

- Ну из-за меня нарвался. Ты и так на учете.

- Да ничего не будет, - сказал Алексей, - я же случайно здесь оказался. Ну в крайнем случае два раза в год обследование назначат. Так я раньше четыре раза проходил!

- Я как-то тоже проходил, - сказал Славка, - когда на работу брали… Ну и гадость.

- Я привык, - сказал Алексей, - сначала так переживал каждый раз. Прямо экзистенциальный кризис наступал… А сейчас - хоть бы что.

- Какой кризис?

- Экзистенциальный. Ну, в смысле, сущностный… мировоззренческий.

- А… ликеид хренов.

- От такого слышу, - невозмутимо сказал Алексей, - знаешь, кладу я на эти обследования с прибором.

- Вот хорошо бы нас все-таки хоть завтра выпустили, - сказал Славка задумчиво, - А то придется Широкову запасной экипаж ставить. И втык же нам будет!

Втык - это еще бы ладно, подумал Алексей. Как бы чего похуже не было.

- А вообще, как ты думаешь, что им от нас нужно? Закон мы вроде не нарушали.

- Ну, это профилактическая облава была, - объяснил Славка, - Я так думаю. Будут террористов выявлять. Наверное, прогонят всех на ментоскопе и на учет поставят. Подозрительных, может, еще задержат - допросы там, детектор лжи и так далее. Но ты-то вроде не подозрительный.

- Как сказать, - вздохнул Алексей, - Я уже много лет как подозрительный

…Твои бо есть рабы, да не постыдимся. Под Твою милость прибегаем, Богородице Дево, молений наших не презри в скорбях, но от бед избави нас, Едина чистая и благословенная.

Яриловец остановился у решетки, окинул всех арестованных взглядом.

- Братья славяне! - сказал он громко, - Братья славяне! Давайте покажем этим..удакам, что такое настоящие русские люди!

И он запел, слегка фальшивя, но весьма громко.

Широка страна моя родная,

Много в ней лесов, полей и рек…

Несколько человек робко подхватили песню. Мелодия зажгла и остальных - вскоре вся камера пела дружным громовым хором. Яриловец дирижировал, неумело, зато с энтузиазмом. И Алексей пел вместе с остальными. Эта старинная песня, теперь уже совершенно не соответствующая истине, ему всегда нравилась.

От Москвы до самых до окраин,

С южных гор, до северных морей

Человек проходит как хозяин

Необъятной Родины своей.

Всюду жизнь привольно и широко,

Словно Волга полная течет.

Молодым везде у нас дорога,

Старикам везде у нас почет!

- Эй! - охранник постучал по решетке, поймав паузу - переорать десятки мощных мужских голосов все равно было невозможно, - Заткнитесь!

Но призыв его остался тщетным. Песню допели. Охранник, видимо, решил махнуть на это дело рукой. Тот же яриловец снова вск закричал:

- Ликей - параша, победа будет наша!

Его соратники тут же подхватили лозунг, и через минуту вся камера скандировала его. Алексей поморщился и промолчал. Славка весело орал вместе со всеми. Яриловец ходил по камере, дирижируя, заглядывая в лица. Взгляд его остановился на Алексее. Несколько секунд он стоял неподвижно, прекратив дирижировать. Алексей отвел глаза. Националист двинулся дальше. По всему отделению гремело:

- Ликей - параша, победа будет наша!

Этого охранник стерпеть уже не мог. Сначала он молотил дубинкой по решетке, что не производило на орущих никакого впечатления. Потом он выхватил баллончик с газом и принялся натягивать маску. Увидев это, яриловец взмахнул рукой, и тотчас все, как по волшебству, замолкли. Охранник содрал маску, убрал баллон и негромко сказал, пересыпая свою речь сочными русскими междометиями.

- Если вы… еще раз… раскроете пасть, пускаю газ без предупреждения… мать вашу!

С чувством выполненного долга охранник двинулся дальше по коридору. Яриловец, заложив руки за спину, снова прошелся вдоль ряда сидящих. Остановился перед Алексеем.

- Ты кто такой? - спросил он отрывисто. Алексей пожал плечами.

- Человек.

- А что молчал? - поинтересовался националист.

- А что, кричать - это моя обязанность? - спросил Алексей. Яриловец сощурил глаза.

- Я на тебя давно смотрю… ты пришел, а через пять минут - полиция. Ты провокатор!

- За такие слова и схлопотать можно, - заметил Алексей. Славка вступился.

- Это мой друг. Он не наш, он предупредить хотел.

Лучше бы ты помолчал, подумал Алексей. Предупредить… договорились же - я ни о чем не знал. Вот так из лучших побуждений можно гадость сделать.

- Товарищи, сядьте, пожалуйста, - сказал негромко один из "евразийцев", - не надо провоцировать!

Яриловец резко обернулся к нему.

- Ты молчи, г..но! Тебя спрашивают? Я буду тут стукачей терпеть? Ну-ка, иди сюда! - он сделал шаг назад. Алексей встал. Вся группа "Ярило" тоже вскочила с мест, за ними - половина "евразийцев". Алексей быстро окинул взглядом "яриловцев" - драться, скорее всего, будут только они… Что-то они умеют, наверное, но это не риско, тем более - не боевое риско. Даже если восемь лет уже не занимался, все равно… Ликейская кровь взыграла? - спросил себя насмешливо Алексей.

Да, взыграла. И уже прикидываешь, куда и как будешь бить, оцениваешь расстановку сил, и адреналинчик кипит в крови - как будто на радаре противника увидел.

Алексей сунул руки в карманы. "Господи Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного". Он успел повторить молитву раза три, прежде чем "яриловец" ударил. Алексей сжал кулаки в карманах, стиснул зубы… было еще не больно, удары просто оглушали. Но очень хотелось ответить. Истребитель же… Юный славянин бил умело, быстро, почти незаметно - раз в челюсть, раз - в солнечное сплетение (Алексей мгновенно напряг мышцы), раз - в пах (третий удар не достиг цели, Алексей едва заметно успел отскочить).

- Ты сука!! - заорал Славка и бросился наперерез бьющему. Но какое там… Что-то мелькнуло в воздухе, и Славка исчез… упал… Повалился на колени, словно подрубленный точным ударом яриловца. Так это выглядело, по крайней мере, для посторонних наблюдателей. Потом еще один молниеносный выпад, и все увидели, что Алексей вывернул яриловцу руку и пригибает его к земле, наклоняя все ниже. Опять непонятный вихрь движений - и следующий кадр - еще двое яриловцев лежат на полу, а первый из нападавших баюкает вывернутую кисть другой рукой. Алексей неторопливо засучил рукава.

- Ну что, есть еще желающие?- поинтересовался он. Подошел к Славке, больше ни на кого не обращая внимания. Помог ему встать. В этот момент распахнулась дверь. Разъяренный охранник с дубинкой наперевес вошел в камеру.

- Кто дрался?! - вопросил он грозно, обводя взглядом притихших националистов. Все молчали. Охранник повторил свой вопрос, существенно обогатив его стилистически.

- Я, - сказал Алексей, подойдя к нему.

- Руки, - охранник застегнул наручники, - вперед!

- Я тоже! - крикнул Славка, но охранник не обратил на него ни малейшего внимания. Видимо, ему было вполне достаточно одного козла отпущения.

За единственным окном, забранным решеткой, давно стемнело. Наручники давили невыносимо. Хорошо еще, хоть сидеть можно. Алексей прислонился к стене затылком.

Уже часа два прошло, не меньше. Алексей ожидал худшего - карцера или еще какого-нибудь наказания. Но его просто привели в этот пустой коридор и посадили на стул. Здесь тоже взад и вперед расхаживал охранник - другой. То и дело в один из кабинетов приводили людей из камеры, через некоторое время уводили обратно. Видимо, разбираются по очереди с каждым…

Наручники давят, сил нет. И скула уже начала пухнуть… чего-нибудь надо приложить холодненького, а то завтра видок будет.

Господи, прости и помилуй меня, грешного.

Господи! К Тебе взываю; поспеши ко мне, внемли голосу моления моего, когда взываю к Тебе. Да направится молитва моя, как фимиам, пред лице Твое, воздеяние рук моих - как жертва вечерняя. Положи, Господи, охрану устам моим, и огради двери уст моих. Не дай уклониться сердцу моему к словам лукавым для извинения дел греховных вместе с людьми, делающими беззаконие, и да не вкушу я от сластей их. Пусть наказывает меня праведник: это милость; пусть обличает меня: это лучший елей, который не повредит голове моей; но мольбы мои - против злодейств их…

140 псалом. Любимый. Алексей многие из псалмов любил читать по-русски, и кое-что запоминал. И сейчас, пожалуй, самое время. Сняли бы наручники, куда мне бежать-то… ведь ясно же, что не убегу. Можно и не затягивать так сильно. От боли временами хочется выть. Скула еще ноет и живот.

Вожди их рассыпались по утесам, и слышат слова мои, что они кротки. Как будто землю рассекают и дробят нас; сыплются кости наши в челюсти преисподней. Но к Тебе, Господи, Господи, очи мои; на Тебя уповаю, не отринь души моей! Сохрани меня от силков, поставленных для меня, от тенет беззаконников.

Алексей вдруг поймал себя на том, что улыбается. И боль как будто отступила. Нет, давит там что-то, но это, в сущности, такие мелочи…

Ничего не будет. Немного подержат и отпустят. Завтра точно. Сделать ничего нельзя, но как-нибудь можно отболтаться. С кем не бывает. Комэска, может, поворчит, но не всерьез, я на хорошем счету.

- Старцев? - Алексей словно очнувшись, посмотрел на копа.

- Да.

- Встать. Идите вперед.

Уже, подумал Алексей, и адреналин снова толкнулся в кровь. Ничего же страшного… ничего. Что они сделают? Ну, на ментоскопе прогонят - так что мне, привыкать? И скрывать нечего.

Охранник привел его не в тот кабинет, куда водили всех задержанных националистов, а в другой конец коридора, где в маленьком простенке, за еще одним постом охраны, находилась администрация отделения.

- Садитесь, пожалуйста, - вежливо сказал начальник отделения. Алексей сел напротив него, руки по-прежнему скованы, сзади безмолвной тенью застыл охранник. Рассеянный свет падал сверху, лампа была где-то над головой Алексея, а начальник за столом сидел в тени, его лицо было трудно разглядеть.

- Вы - Алексей Старцев, пилот "Пулково-1", бывший ликеид? - спросил начальник.

- Да, - Алексей подумал, что с ним говорят не в меру вежливо… неужели ликеид, даже с приставкой "бывший", внушает такое почтение? Или просто прием манипуляции?

Лучше бы наручники сняли.

- Воронин, капитан полиции, - представился начальник, - Ну что ж… я рад в какой-то мере, что мы встретились.

Попросить его, что ли, чтобы наручники снял? Так ведь побоится, подумал Алексей. Я ведь могу и заехать. Дубинку отобрать вон у охранника и вообще уйти.

- Я знаю, что вы непричастны к этой банде, которую мы сегодня задержали, - сообщил капитан Воронин, - Тем не менее, ваше задержание было законным. По статье 146, вы знаете. Вы человек военный… по крайней мере, были военным, и должны понимать…

- Я понимаю, - сказал Алексей, - Но если вы знаете о моей непричастности, может быть, уже пора меня отпустить?

- Не так быстро, господин Старцев. Не так быстро. Вы приехали на собрание по просьбе вашего друга, Ярослава Смолина. Верно?

- Да, - сказал Алексей осторожно. Славка все равно у них давно в списках, так что никакой разницы нет.

- Он позвонил вам с мобильного телефона?

- Да, - сказал Алексей. Ну вот, вранье - а что делать?

- Что он сказал вам конкретно?

Господи Иисусе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного.

- Он сказал, что у него нет машины, и он хотел бы… ну, чтобы я его отвез домой.

- И вы так сразу откликнулись на его просьбу? Уже вечер… ваша жена в больнице. Вы бросили детей и поехали?

- Да, - коротко ответил Алексей.

Господи Иисусе…

- Так вот, господин Старцев. Увы! Никакого звонка от господина Смолина вам городская сеть не зарегистрировала.

Алексей усмехнулся. Нашел, на чем ловить.

- В сети тоже бывают сбои, - сказал он, - С вероятностью… э…

- Кроме того, городской сервер ВН отметил звонок в 18.30 в вашу квартиру с терминала квартиры Смолина. В то самое время, заметьте, когда Смолин уже находился на собрании… Вас попросил и предупредил кто-то другой. Кто?

Алексей стиснул зубы и снова повторил Иисусову молитву.

- Вы, наверное, и сами можете это определить, - сказал он спокойно.

- Вас предупредила подруга Смолина Катерина Лескова, - констатировал Воронин.

- Вы с ней уже связались? - спросил Алексей деловитым тоном, как бы беря инициативу допроса в свои руки.

- Мне кажется, здесь вы должны отвечать на вопросы, а не я, - Воронин слегка повысил тон, - Так о чем вас предупредила Лескова?

Алексей вздохнул. Куда клонит начальник было, в общем, ясно. То, что на самом деле совершил Алексей, тянуло на "сознательное пособничество террористическим элементам" и, соответственно, психодиспансер. Если удастся, конечно, доказать, что евразийцы были террористической группой (что сомнительно).

- Ну о чем… о том же самом, разумеется, - сказал он устало, - о том, что она беспокоится за мужа, и хочет, чтобы я отвез его домой на машине. Это мой друг, второй пилот, и естественно, меня тоже волнует его состояние. Но я не понимаю, почему такие проблемы. Разве группа, куда входит Смолин - террористическая? Это же чистые теоретики, насколько мне известно.

- У нас есть другие сведения, - сказал Воронин холодно.

Алексей пожал плечами. Ясно, что содержание разговора с Катей им неизвестно. Если Славку не гоняли на ментоскопе. Во всяком случае, можно продолжать выкручиваться.

- Я ничего такого не подозревал. Смолин прекрасный пилот, хороший товарищ, дисциплина на высоте. У меня никогда не было к нему претензий. Если бы я заподозрил, что он террорист, я первым принял бы меры. Поверьте, мне не нужен террорист в экипаже.

Воронин прищурился.

- Старцев, прекратите изображать из себя ликеида. Вы им давно уже не являетесь. Вы все время хотите продемонстрировать мне свою полную невинность и лояльность. И однако! Вы состоите на принудительном учете в психологической консультации по поводу вашего членства в ортодоксальной церковной организации. Это раз! Несмотря на то, что с вами регулярно работают психологи, вы не показываете даже тенденции к уменьшению участия в делах этой сомнительной секты. Мало того, за эти годы у вас уже было два задержания…

- Случайных! - вставил Алексей.

- Случайных ли? Или обусловленных направленностью ваших интересов - безусловно, антиликейской и консервативной. И даже при этом задержании - первое, что вы делаете - это устраиваете драку в камере! Именно вы! Не сидящие там националисты, а именно вы, случайный человек! Вы оказываетесь зачинщиком скандала и даже избиваете коллегу по несчастью! Он теперь находится в медицинском изоляторе!

Алексей пожал плечами и продолжал молиться про себя.

- Вы достойный потомок инквизиторов и грязных зверей-крестоносцев! Да, теперь я понимаю, если такие мракобесы, как вы, дорвутся до власти, вы уничтожите всех! Всех, кто посмеет что-либо пикнуть против засилья ваших догматов!

- Вам что нужно от меня? - тихо спросил Алексей. Воронин сразу сбавил тон.

- Ну что ж, господин Старцев. Если вы хотите серьезного разговора, то давайте поговорим. Попробуйте убедить меня в том, что все это не так. Что вы честный человек, и ваша церковь никак не связана с националистическими элементами. Что на собрание вы попали случайно. Есть у вас аргументы в свою пользу?

- Даже странно, - Алексей снова пожал плечами, - Какие могут быть аргументы? Почему я должен доказывать свою невиновность? Где и в чем я согрешил против общества? И наша церковь, тем более… Меня проверяют полностью в Социале два раза в год. Вы знаете, что там невозможно что-либо скрыть, даже тайные внутренние побуждения… Что я еще должен доказать? И церковь… у нас половина на учете состоит, и всех проверяют так же тщательно.

- К сожалению, - сказал Воронин, - не удается охватить все население сетью психологического контроля. Поэтому - именно поэтому - существует полиция, служба Безопасности, и кроме психологических, необходимы также иные меры… Так вот, господин Старцев, бывший ликеид. Я верю в то, что еще не все потеряно для вас. Я обращаюсь к вам, как к ликеиду - помогите нам! Вы знаете, как нам трудно. Вы знаете, от какой чумы мы защищаем народ. Да в конце концов, ведь не случайно же вы поддали этому типу в камере… Вы же не с ними, верно?

- Конечно, я не с ними, - подтвердил Алексей.

- У вас есть уникальная возможность доказать это на деле. Никто другой не сможет так, как вы, воспользоваться доверием националистов. У вас есть друг среди них! Кстати, на Смолина действительно нет никаких компрометирующих материалов. Он с террористами не связан. Так вот, я прошу вас вступить в организацию евразийцев. Вы сможете доказать нам, что ваш друг невиновен. Вы сможете разоблачить истинных виновников терроризма. Учтите, что это, разумеется, благоприятно скажется на вашем статусе. Возможно даже снятие с учета. Как знать - может быть, перенаправление в ликейскую военную школу инструктором…

- Мне нравится гражданская авиация.

- Прекрасно! И кроме того - подумайте… вы реабилитируете вашу церковь! Этим поступком вы могли бы показать, что церковь действительно не имеет ничего общего с националистическими элементами. Господин Старцев, что у вас с лицом?

- Наручники давят, - признался Алексей, - больно.

- Почему же вы не сказали сразу? Дмитриенко, - тоном приказа произнес Воронин. Охранник подошел к Алексею и снял наручники. Алексей стал, морщась, растирать запястья.

- Так вот, Старцев, вы подумайте над моим предложением. Я не прошу сейчас ответить да или нет… Мы вызовем вас через несколько дней снова.

- Не трудитесь, - Алексей покачал головой, - я скажу нет.

- Старцев, не торопитесь. Вспомните о том, что вы были ликеидом!

- Я был ликеидом, это верно… Но я летчик, а не секретный агент. Меня этому не обучали.

Воронин прищурился недобро.

- Это ваш Бог запрещает вам в заповедях?

- Нет, - сказал Алексей, подумав, - просто мне самому не хочется.

- А вы не думаете, что когда речь идет о таких вещах… о благе всего общества, о благе вашей семьи и вашей церкви, да о всей вашей судьбе - такие категории как "хочется-не хочется" теряют свой смысл?

На миг Алексею показалось, что он завис в какой-то серой, неопределенной пустоте, и не может двинуться… а ведь он прав, черт побери, прав этот Воронин. Всего только маленький шажок сделать… и даже не запрещенный - это не от Христа отречься - всего лишь согласиться на сотрудничество. Нет заповеди, которая бы это запрещала. И как умен… кнутом и пряником со мной не очень-то поиграешь, это он понимает, хотя и это использовал на всю катушку. Так ведь - благо общины, благо семьи. Сразу дает почувствовать ответственность за всю церковь. Ну что же, что один из ее прихожан будет сексотом - зато церковь уже никто не тронет, она повысит свой статус, будет казаться вполне своей, дополняющей культ Ликея. Алексей уже помимо своей воли тряс головой.

- Нет, - сказал он, - я не буду… я не согласен.

И подняв голову, посмотрел на Воронина в упор. Тот, видимо, понял, что разговор заходит в тупик. Даже - что дальше разговаривать бесполезно.

- Мы все же вышлем вам повестку, господин Старцев, - безлично произнес начальник, - Я думаю, необходимо продолжить этот разговор. Распишитесь о неразглашении… вы понимаете, что о таких вещах никто не должен знать. Вот так, под уголовную ответственность.

Алексей бегло просмотрел поданную ему бумагу и расписался.

- Дмитриенко, на обычную процедуру и в камеру.

Алексею ввели в вену сингол и нацепили на голову ремни ментоскопа. Он сидел и ждал терпеливо, пока сеанс закончится. То ли снимут из верхнего слоя информацию об истинной причине звонка Кати (и тогда бедному Коле-полицейскому тоже не поздоровится) - то ли не снимут… Голова разболелась, то ли от напряжения, то ли от наркотика или излучения ментоскопа - такое тоже случалось. Алексей сидел и непрерывно твердил про себя молитвы, все утреннее правило - тем более, утро уже на подходе…

Кстати, если молиться, меньше вероятность, что считают истинную информацию. Это как с медитацией, похоже… А сингола они здесь много вводят, не то, что в Социале. Там микроскопические дозы, просто чтобы человек расслабился, а здесь уже основательные. Наркотик правды, можно сказать.

Ну что ж - вот вам вся правда. Верую во единого Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единороднаго, иже от Отца рожденнаго прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, имже вся быша. Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася. Распятого же за ны при Понтийстем Пилате, и стадавша, и погребенна. И воскресша в третий день по Писанием..

Ремни сняли. Алексей встал с кресла, покачиваясь. В глазах плыло.

- Проходите, побыстрее! - раздраженно сказал охранник.

Его привели теперь уже в другую камеру, поменьше. Здесь и народу было немного. Славки не было. Алексей узнал Илью и еще полноватого, солидного евразийца, сидевшего на собрании в первом ряду.

- Вы сядьте, - евразиец подошел, положил руку ему на плечо, - что вы стоите?

Алексей сообразил, что действительно уже примерно минуту неизвестно почему, покачиваясь, стоит посреди камеры. Он подошел к стене, сел.

- Это ему сингола перекачали, - заметил Илья, - Кайфовая вещь.

Голоса доносились как сквозь пелену. Алексей оперся затылком о стену. Попробовал начать "Отче наш", но забыл слова. Даже Иисусова молитва из памяти вылетела.

Господи, помилуй, произнес Алексей про себя. Эти-то два слова всегда вспомнятся. Он стал повторять "Господи, помилуй".

- Вас ведь Алексей зовут? Ложитесь, Алексей… Я вижу, что вам нехорошо. А места тут много, вы ложитесь.

Евразиец заботливо подсунул что-то мягкое Алексею под голову.

- Пить хотите?

Алексей кивнул. Ему подали кружку воды.

- Вы извините, - сказал евразиец, - вам поспать надо, но может быть, мы больше не увидимся. Я слышал о вас от Смолина. Вы действительно бывший ликеид и военный пилот?

- Да, - прошептал Алексей.

- На чем летали? Стаж большой?

- На "Фоксе"… стаж… часов около восьми тысяч.

- Очень хорошо, - сказал евразиец. Алексей не понял - почему хорошо… он уже проваливался в сон.

10.

Однажды в жизни Агнии случилось удивительное событие.

У нее никогда не было подруг в школе. Не было друзей и у Звенты, и у Светозара. Не то, чтобы к ним плохо относились. Нет, наоборот, их любили. Но как-то так получалось, что Агнии некогда было общаться с ребятами. Только в школе, а потом… потом столько дел, такая насыщенная, сложная жизнь - не до подружек. Да и интересы были уж очень разными. Ребят волновали телевизионные монстры, компьютерные игры, парки развлечений, мороженое… Агния никогда ничем подобным не увлекалась. Ее жизнь была трудовой и скромной, как жизнь ликеиды. Она знала со слов отца, что вся эта массовая культура - порождение Темных Сил, и нисколько ею не интересовалась.

Но в школе на перемене она играла иногда с девчонками. И вот случилось удивительное - Танька Островская пригласила Агнию на день рождения!

Дома эту новость выслушали настороженно. Отец расспрашивал Агнию, что это за Таня, кто ее родители, чем она увлекается, как учится… Танины родители были преподаватели Университета, а сама Таня - чуть ли не лучшая ученица в классе. Тут Агния была совершенно спокойна. В конце концов, отец дал согласие.

- Но мне нужно ей что-нибудь подарить, - робко сказала Агния.

- Подаришь мою картину, - предложила Анжела. Агния захлопала в ладоши.

- Вот здорово!

Целитель Володя подвез Агнию прямо к домику, где жила Таня.

- В восемь я подъеду, - предупредил он. Агния сказала "спасибо", подхватила картину, художественно обернутую Анжелой в голубую оберточную бумагу, вылезла из машины. Поднялась по ступенькам и позвонила.

Ей открыла симпатичная женщина с завитыми белыми волосами. Мама Тани…

- Агния? Заходи, заходи! Будешь первой.

До сих пор Агнии ни разу не случалось бывать в обычных домах. Вся ее жизнь прошла в Центре. Войдя в прихожую, девочка сразу ощутила энергетику, совершенно отличную от той, к которой привыкла. Она осмотрелась вокруг. Как странно… Вешалка в форме оленьих рогов, банальная гравюра на стене, половики. Все чисто, уютно, но лишено привычного аромата духовности. В отцовском доме, как только заходишь, сразу чувствуешь эту атмосферу, легкий сандаловый запах, духовные картины, мебель, ковры - только из натуральных редких и дорогих материалов. Здесь же - тепло, но скучно и пусто.

Танька в нарядном розовом платье вылетела в коридор с криком: "Агния!", повисла у подруги на шее.

- Это тебе, - с трудом освободившись от натиска, Агния протянула подарок. Танька развернула бумагу.

- Папа! Папа, смотри, как красиво! - закричала она.

Из кухни выглянул отец Тани в фартуке, с коротко подстриженной светлой бородкой.

- Ну-ка? - он взглянул на картину. Картина изображала танцующих эльфов среди цветов, - Это кто же так рисует?

- Это у нас… Анжела. Это целебная картина, - смущаясь, объяснила Агния. Отец Тани обнимал дочку за плечи.

- По-моему здорово, - сказал он, - Ну, Танька? У себя повесишь?

- Да.

Агния вдруг представила своего отца… Вот так же обнимающего ее. Это было немыслимо, невообразимо. Ее отец был духовно неизмеримо выше Танькиного… но отчего-то Агнии захотелось плакать.

- Идем ко мне! - сказала Таня. Они прошли в детскую.

- Подожди, - Таня выбежала из комнаты. Агния села на диванчик, осмотрелась.

Как здесь все было не похоже на ее собственную комнату в Центре Иллариона! На письменном столе стоял, как гриб на тонкой ножке, плоский широкий монитор. Над ним на стенке висело изображение Танькиного любимого телегероя скаржа Зоранга. Напротив диванчика стоял стеллаж с книгами… Агния бегло просмотрела названия. Здесь были учебники и еще куча какой-то беллетристики. Агния из беллетристики читала только духовную фэнтези, например, "Белого Всадника" или Бульвер-Литтона, или Уильямса. Недавно Галадриэль дала ей почитать "Властелина Колец". А тут было все подряд… Какой-то Жюль Верн, братья Стругацкие, Льюис Кэррол, сказки. Рассказы про лошадей, рассказы про школьную жизнь.

А вверху, на стеллаже, стояли игрушки.

Таньке уже исполнилось двенадцать лет. Но почему-то у нее все еще сохранилось довольно много игрушек. Агния знала, разумеется, что это такое. Но вот так близко, чтобы можно было взять в руки, она еще ни разу настоящих игрушек не видела.

Здесь были куклы с тонко прорисованными целлулоидными личиками, с гибкими ногами и руками, в чудесных платьях и костюмах для верховой езды. Была игрушечная лошадка, плюшевый желтый пудель, блестящая труба, набор косметики для кукол, игрушечная мебель, аккуратно расставленная, были какие-то монстры…

Вообще в комнате Таньки было очень много совершенно удивительных вещей. Агния прекрасно понимала, что все это - суета и только отвлекает человека от Главного. Но вещи эти преступно манили ее: яркие светоштифты, куча заколок, бус и браслетов в блестящем сундучке, альбомы с наклейками, мелкие игрушечки из автоматов, жвачки, комиксы… Агния схватила штифты, огляделась в поисках бумаги - на чем бы порисовать. Дома они рисовали только красками и карандашами. Ей вдруг нестерпимо захотелось просто почирикать - все равно, что - лишь бы вот этими яркими неоновыми линиями.

- Это наш кот! - Танька вернулась, таща на руках рыжего, недовольно фыркающего котяру, - Его зовут Гелий. Геша… Можно погладить!

Агния погладила кота.

- А я собаку хотела бы, - сказала она, - только мне не разрешат.

И потом был день рождения. Были жареные сосиски, которые Агния наотрез отказалась есть. Был необыкновенно вкусный сливочный торт. Папа Тани играл вместе с ребятами - в "жмурки", в "ручеек", в фанты… Он хохотал, прыгал, кувыркался. Агния только удивлялась, глядя на него - она-то думал, что Танин папа солидный человек, все-таки доктор наук… А он вел себя, как мальчишка. Потом включили светомузыку, задернув шторы, и все плясали и бесились, как могли. И Агния прыгала вместе со всеми, обо всем забыв… Ей было весело. Так весело, как никогда в жизни.

- Ну как? - спросил Володя, забирая Агнию. Она пристегнулась ремнем и фыркнула.

- Да ну… прыгают, как сумасшедшие. Вообще…

Она испытывала сейчас совершенно искреннее презрение к обычным ребятам. Не из Духовного Центра Иллариона. Даже не презрение - за что их презирать? - а жалость. Бедные они, бедные… их жизнь так примитивна, так бездуховна. Все эти яркие побрякушки, эти примитивные сериалы они принимают за Настоящую Жизнь. Они, может быть, более талантливы, чем Агния, но этот мир забивает все их таланты, им никогда уже не развиться духовно.

Агния никогда не слышала, чтобы ее отец или целители говорили что-то подобное. Но сейчас она говорила их словами и думала их мыслями.

Она уже и сама не совсем понимала, где ее мысли, а где - отца. Но вечером, ложась спать, она вспоминала Танькину квартиру, и ее родителей… она представляла, как Танька приходит домой из школы, как мама целует ее, как они едят на кухне, без всяких церемоний, и Танька рассказывает о том, что было в школе, а мать и отец слушают ее. И кот трется у ног, выпрашивая кусочки. А потом Танька идет гулять с ребятами, и смотрит телевизор, играет на компьютере, и покупает себе наклейки и сладости, и мастерит бусы, читает комиксы или детские книжки. А летом она ходит купаться, зимой - на каток. И так у нее проходят все дни.

У Агнии - все иначе. Игрушки у нее были. Лет до семи. Анжела собственноручно сшила ей куклу из лоскутков, и еще у нее была деревянная лошадка. И кубики. Но потом ей стало просто некогда заниматься этими игрушками. Она занималась музыкой, с Анжелой рисованием, потом у нее было много обязанностей по хозяйству. Их воспитывали по принципу: "Зачем детям игры, когда можно занять их настоящим делом?" Агния сама провозгласила этот принцип в своем прошлом воплощении, будучи Еленой Рерих, и была с ним вполне согласна. У нее не было ни одной свободной минутки. Летом, весной, осенью - каждодневная работа по саду. Они выращивали целебные травы, потом заготавливали их, делали настойки. Зимой - вязание, шитье, приготовление ароматных подушечек, вообще куча всякой мелкой работы. Ну и конечно, два раза в день - медитация. Всяческие процедуры для здоровья - ванны, принятие целебных чаев, закаливающие процедуры. Если Агнии просто удавалось остаться одной, без всяких занятий, это было уже большим счастьем и удачей. Нет, ей нравилось работать вместе со всеми, учиться, медитировать… Она очень старалась, чтобы стать не хуже остальных, чтобы стать Воином Света. Целителем. Приблизиться к Богу. Заслужить Любовь… заслужить одобрение отца. Если отец говорил об Агнии: "Молодец!" или "Далеко пойдешь!" - она могла неделю ходить после этого счастливой. Но он так говорил довольно редко.

Танькина жизнь была несравненно мельче, суетнее, скучнее… Пестрые побрякушки, заполнявшие все ее дни, для Агнии были - ничто. Но если честно сказать, они все еще манили Агнию… все еще были ей интересны. Понятно - она настолько пошлый, низкий человек, интересующийся такой земной, материальной чепухой… Она недостойна даже находиться в Центре, рядом с такими людьми.

Но Агния давно привыкла к мысли о своей ничтожности. Не только привыкла, но и научилась эту мысль задвигать глубоко в пыльный угол сознания, когда ей удавалось остаться одной. И помечтать…

Агния ни за что не рассказала бы о содержании этой мечты никому.

Когда она будет взрослой, мечтала Агния, она сможет сама зарабатывать деньги. Тогда она может уйти из Центра Иллариона. Работать целительницей или ясновидящей, например, в Генетической Консультации. Или вообще открыть свой кабинет. На работе она все устроит так же, как в Центре. Но это неважно, не это волновало и привлекало Агнию.

У нее будет квартира - не такой большой дом, как у Таниных родителей. Просто квартира в городе. Две или три комнаты. Три. И там она поставит такую же широкую кровать под сиреневым покрывалом, как в каталоге "Россиянка". И шторы будут тоже сиреневые. А в большой комнате… Агния мысленно с наслаждением обставляла свой будущий дом. И тогда она купит наклеек с принцессами. И сделает себе альбом, очень красивый. И рисовать будет светоштифтами. А еще она поиграет на компьютере. И еще… ей ужасно хотелось съездить на море. Она поедет на море, на Черное или даже Средиземное. Там можно купаться, плавать, ездить верхом на лошади. На танцы ходить. В кафе. Агния тщательно продумывала, что она закажет в кафе. А еще она обязательно съездит в Диснейленд. Ну и что, что она будет взрослой? Туда и взрослые ездят…

В глубине души Агния отлично понимала, что так не будет. Что судьба ее предопределена от рождения. Она станет целительницей, потом будет писать философские книги, потом поедет в Индию… Не то, чтобы Агнию кто-то ко всему этому принуждал. Она сама не хотела ничего иного. По-настоящему - ничего иного. Но это не мешало ей время от времени мечтать… так просто, без всяких претензий.

Звента пробыла в больнице два месяца. Потом отец привез ее домой. Звента похудела еще больше, на матовом, почти неживом лице неистово горели черные глаза. Такой она осталась навсегда. Голос стал еще тише, движения рук - резкие, нервные. Но теперь она вела себя адекватно. Только очень мало говорила. Почти ничего. С Агнией - во всяком случае. Агния стала побаиваться Звенты. Не то, чтобы она вспоминала ту ужасную сцену… нет, ясно было, что Звента пришла в норму, что такое больше не повторится. Но весь облик Звенты, бледный, с безумно горящими глазами, ее манера речи, ее непонятные блуждания в духовных мирах и пророчества, которые она изрекала на вечерах (все, даже отец, с уважением прислушивались к этим пророчествам)… все это стало внушать Агнии иррациональный ужас. Пока Звента жила в прежней комнате, рядом с Агнией, девочка не могла уснуть, каждый вечер шла в кровать, как на эшафот… но очень скоро отец отселил Звенту. Ей отдали три комнаты на первом этаже, там все устроили по ее указаниям. В одной из комнат она спала - там смастерили низкое ложе из соломы в центре комнаты, над ложем на потолке была нарисована соломонова звезда. Больше в комнате ничего не было. Спала Звента совершенно голой. Каждый день шесть раз совершала полное омовение - не в душе, а из ведра, стоя в ванне или в саду. Все это было рекомендовано ей свыше, так же, как ванны с травяными настоями, как особая диета и многие другие мелочи жизни. Во второй комнате Звента медитировала, в третьей - принимала пациентов.

Звента сразу же стала целительницей. Ей не приходилось учиться, как Агнии. Всю информацию она получала свыше. И целительство ее было высокого, духовного уровня. Это не какие-нибудь настои, как у Лилии, и не бесконтактный массаж. Звента, выслушав пациента, удалялась в комнату для медитации, и через некоторое время возвращалась и сообщала волю богов. Звента видела очень многое, наверное, даже больше отца - прошлые жизни пациента лежали перед ней, как на ладони. Весь организм она видела насквозь, вплоть до отдельных клеток.

Целительство занимало у Звенты всего два часа в день. Школу она бросила. Кроме целительства, Звента занималась также "космическим диктантом" - писала книги под диктовку свыше. Уже через полгода отец стал готовить к изданию первую книгу Звенты. Почти все остальное время сестра проводила в медитации… Она ни с кем не встречалась, кроме пациентов, отца и Анжелы, никогда не принимала участия в общих собраниях и медитациях. "Она на слишком высоких вибрациях", - пояснял отец. Его спрашивали, не опасно ли это для здоровья Звенты, он пожимал плечами. Что он мог сделать? "У нее свой путь".

У Звенты был астральный учитель, с которым она явственно общалась в медитации. И не один учитель… Отец для нее давно перестал быть авторитетом.

Светозар был совсем другим. Он закончил школу и спокойно начал работать целителем. Целителем он был сильным, мощным, одним из лучших в центре… Специализировался на изгнании темных духов. Но при этом не впадал ни в какие безумные состояния. "Путь света" он прошел легко. И оставался все тем же ровным, приветливым, сильным мальчиком.

Завидовала ли Агния сестре? Нет. Как это ни странно - она сознавала, что никогда ей не достигнуть духовного уровня Звенты. Но глядя на сестру, заточенную в ее комнатах, бледную, безмолвную, навеки подчиненную диктату голосов, управляющих ею… Агния не хотела себе такой судьбы.

Но ведь можно остаться, как Светозар. Конечно, способностей Светозара у Агнии нет. И все же, наверное, уравновешенным человеком можно остаться?

По мере взросления Агния все более критически смотрела на целителей Центра. Спокойных, уравновешенных людей в Центре было всего трое - отец, Анжела (не практикующая целительство) и Светозар. Остальные… истеричная, нервная Галадриэль. Лилия, мечущаяся от "неземной радости" к глубокой депрессии, употребляющая кофе, сигареты и мясо. Володя, имеющий манеру выражаться весьма странно… и другие, приходящие. Ни у одного из целителей не было семьи, по крайней мере, постоянной. Все они были, пожалуй, достойными кандидатами на психиатрическое лечение. Впрочем, многие его уже и проходили… Агния пробовала спрашивать у отца - почему так? Он отвечал, что Путь требует очень сильной, устойчивой психики, что при контакте с иными мирами психика может нарушиться, и она действительно почти у всех целителей не в порядке… Но считать их просто сумасшедшими нельзя. И в психдиспансерах лежит множество людей, просто хороших визионеров, не сумевших справиться с натиском видений и голосов.

Агния точно знала, что ее психика ничего не выдержит. Она знала о себе, что не сильна… И поэтому боялась предстоящего… Ведь все равно придется контактировать. Хотя бы после Пути Света - когда-нибудь центры начнут открываться… да и необходимо это - как иначе осуществить Миссию?

Агния стала целительницей в 18 лет.

Самое любопытное, что Путь Света она благополучно прошла годом раньше. Без особых результатов. Во время длительной сухой голодовки у Агнии были, правда, видения ангелов, очень яркие и четкие, она слышала голоса, читавшие дивные стихи - но записать почему-то их так и не удавалось. Агния была потрясена видениями и уже не могла их забыть. Но после окончания Пути Света видения не возобновились. Агния так и не продвинулась в обучении.

Она стала медитировать по-настоящему. Теперь она любила это занятие. Легко покидала тело, видела иной мир, разнообразный, но всегда невыразимо чудесный. Однако учителей она не встретила в ином мире и не особенно к медитации привязалась, зависимость, как у многих, у Агнии не возникла. Да и войти в медитацию правильно удавалось далеко не каждый раз, случалось, что Агния сидела, слепая и глухая, в досаде ожидая конца медитации.

Агния обучалась у отца, иногда у других целителей - сидела с ними на сеансах, помогала иногда направлять энергию. Время от времени отец ей что-нибудь объяснял - как формировать "астральный слепок", как ставить защитный кокон… В принципе, у нее получалось. Но настоящее контактерство, целительство не шло.

Агния училась в предпоследнем классе гимназии. Думала о том, что если ничего не получится, надо будет выбирать обычную профессию… может быть, пойти в медицинский? Отец ничего против не имел. В общем-то, Агнии хотелось лечить людей, хотя бы простым врачом. Ну и что, думала она, подучусь фитотерапии, народным методам… буду сочетать.

Правда, это не вписывалось в заранее продуманный план ее жизни. Но этот план уже никто не вспоминал, да и Агнии он казался каким-то далеким, малореальным.

Однажды Агния сидела у Галадриэли. В последнее время они подружились. Эта целительница была чем-то похожа на саму Агнию - самая маленькая, скромная среди других, незаметная, не выделяющаяся блестящими результатами…

Галадриэль на самом деле звали Линой. С детства она увлекалась Толкином, и имя (не оригинальное, конечно) взяла себе, зарегистрировав в Европейском Толкиновском клубе, еще задолго до своего увлечения целительством.

Некоторые толкиенисты балуются разными способами достижения иных реальностей, от безобидной травки до разных оккультных методик. Галадриэль познакомилась с такими ребятами, и начала выходить в иной мир. Вскоре она забросила Игру, и занялась исключительно энергетическим целительством. Энергетически она была сильна, контактировала с миром духов, часто "вылетала" просто для отдыха в иное измерение, очень похожее на толкиновскую реальность. К тому же она писала фэнтези - не под космическую диктовку, а самостоятельно.

Трудно было понять, сколько лет Галадриэли. Вроде уже за тридцать… а по внешности - девчонка, с бледным осунувшимся лицом, с белесым хвостиком. Она почти ни с кем не общалась… а вот с Агнией нашлось что-то общее. Во всяком случае, с Галадриэлью Агния чувствовала себя как-то спокойно.

Она сидела в комнатке подруги, увешанной амулетами, деревянными мечами и кинжалами, фэнтези-картинами. На полу была расстелена тигровая шкура, приятно нежившая босые ноги Агнии. Галадриэль сидела за столом, руки ее быстро двигались - она набивала смесь из сухих трав в папироски. Потом, во время сеанса, хорошо их зажечь - такой приятный запах идет… и полезный. Кроме того, это нравится духам.

- Сейчас Винокурова придет, - сказала целительница, лицо ее скривилось. Агния спросила.

- Это кто?

- Да пациентка одна… честно сказать, не пойму, что с ней… то ли что-то с желчным… то ли с поджелудочной. Надоела. Уж сходила бы к врачу. Я ей уже чистку печени прописывала - не помогло. А так… не вижу ничего. Все закрыто.

- Совсем ничего? - спросила Агния. Ей вообще не понять, как это - видеть.

- Конечно. Ты думаешь, мы всегда все видим и все можем? Как бы не так. Если тебе не дают информации - значит, не дают. Мало ли, почему… там, сверху, виднее.

Галадриэль достала откуда-то пластинку голограммы и бросила перед Агнией.

- Вот посмотри… она уже два месяца ко мне ходит. Я, наверное, у Лилии спрошу, пусть она забирает.

На снимке сидела в полуобороте женщина средних лет, полноватая, искусственная блондинка. Агния вгляделась в снимок, пытаясь увидеть ауру - бесполезно.

- Я вообще ничего не вижу. У меня сроду не получается.

- Еще научишься, - буркнула Галадриэль.

- Ну да, - вздохнула Агния, - я бы все отдала, чтобы научиться, но… наверное, я слишком бездуховная.

- А ты уверена, что хочешь видеть? - без улыбки спросила Галадриэль.

- Ну конечно, хотелось бы, - подтвердила Агния, - Получается, что я, хуже всех? И потом - ну сколько можно быть слепой? Ведь так интересно видеть причины болезней, видеть иные миры…

Галадриэль подошла к книжной полке, достала какую-то брошюру, пролистала. Потом кинула книжку Агнии.

- Держи… Это руководство по обретению астрального помощника.

Агния повертела книжку. На обложке стояло "Как стать Сыном Света".

- Да таких руководств много, - сказала она нерешительно. Галадриэль обернулась к ней.

- Ну нет. Это отличается тем, что оно эффективно. Бери, попробуй, на практике проверено.

Придя к себе, Агния занялась уроками. Их было сегодня немного. Потом настала пора готовить ужин. Агния спустилась в кухню, там уже хозяйничали Анжела с приходящей прислугой.

- А, привет, Агния, - бросила Анжела, - вон лук порежь для салата. Комбайн опять сломался…

Агния поморщилась. Мало приятного - лук резать. Однако безропотно взяла нож и принялась за работу, поминутно обмывая лезвие холодной водой. Отец разговаривал за стеной по телефону, слов было не разобрать. Потом вошел в кухню.

- С кем это ты там беседовал? - поинтересовалась Анжела.

- Да на лечение просятся, - объяснил отец, - я говорю, месяц очередь.

Анжела вздохнула.

- Тот-то, - сказала она, - мужчина, ну, с раком поджелудочной… умер! Родственники вчера сообщили.

- Ясно, - отозвался отец спокойно, -… Я вот думаю, будут строить около нас стадион, или нет? Надо архитектору брякнуть…

- Да уж, ты брякни, не хотелось бы…

Агния сосредоточилась на луке. Иногда ее пугало спокойное отношение отца к смертям пациентов. Ведь рак - это вовсе не страшно, его еще в прошлом веке лечили. Скорее всего, в больнице пациент бы выжил. У отца - нет. И вообще тяжелые пациенты довольно часто умирали. Агния давно избавилась от наивного представления о том, что якобы целители спасают от всех болезней. Спасали меньше даже, чем врачи.

Конечно, пациент сам пришел… сам платил… сам не выполнял предписания (всегда очень сложные) - сам виноват. Кроме того, по поводу смерти вообще не стоит расстраиваться - ведь все равно скоро перевоплотится. Но… все равно как-то не так. Агнию коробило, когда отец, такой светлый и духовный, с такой легкостью принимал, что его очередной пациент умер. Может быть, это было следствием общей уравновешенности и спокойствия? Так нет, отец очень волновался, вскипал и чуть не кричал, когда заходила речь о чем-то, касающемся удобств целителей, денег и т. п. Вот и сейчас, с этим стадионом - отец добивался, чтобы его перенесли подальше от Центра, а дорогу к нему проложили рядом (что способствовало бы рекламе). Так просто буря эмоций каждый день изливалась… а тут - умер человек, и ладно. Сам виноват.

После ужина Агния поднялась к себе. До медитации оставался еще час. Агния села на кровать. Взгляд ее упал на брошюру Галадриэли.

Почему бы и не почитать? Агния раскрыла книгу.

Она уже видела множество таких книжечек. Быстро пробежала глазами предисловие - как водится, оно приглашало желающих вступить на путь света научиться контактировать с Внеземным Разумом, с Высшими Духами, которые непрерывно наблюдают за нашей планетой. И стать, разумеется, их помощником.

Агния вздохнула. Конечно, хорошо бы… О, как она мечтала всегда иметь своего, собственного учителя! Свое дело, которому можно посвятить жизнь, каждую минуту жизни, за которое и отдать жизнь не жалко. Казалось бы - она выросла в такой духовной семье, среди таких светлых людей… и помогала им! Уж ей-то грех жаловаться на отсутствие Высшего Дела. Но… Агния с печалью понимала, что дело отца, Центр Иллариона - это совсем не то, к чему лежит ее душа. Отцу она помогала, так же, как и другим целителям… но у них были свои учителя, своя духовная жизнь, в которую Агния не могла войти. По сути дела, они не были сотрудниками, коллегами, в глубине души - нет. Ибо каждый верил в свое, и каждый слушал своего учителя.

Агнии хотелось большего. Она мечтала посвятить всю свою жизнь борьбе ради человечества, ради Света, ради осуществления плана Бога… и чтобы рядом были такие же, как она - друзья, товарищи… а не случайные попутчики, как сейчас. Чтобы вместе - до конца. Иногда, закрыв глаза, она мечтала о том, что предначертано ей в Плане Жизни - в Индии сражаться с неведомым злом, спасая человечество, и будущий муж, любимый, друг, невыразимо мужественный и прекрасный, рядом с ней…

Почему-то все это не имело ни малейшего отношения к отцу, к Центру, к целителям… Казалось совершенно никак не связанным с жизнью Центра. Это было только ее, Агнии. Центр был ей чужим. И отец, часто раздражавший Агнию и непонятный ей, и надоевшая Анжела, и пугающее поведение Звенты (ее комнаты Агния старалась обходить подальше), и красивый, очень умный, но совершенно чужой Светозар… и все целители - она немного дружила с Галадриэлью, но это были совсем не те огненные отношения, о которых Агния мечтала.

И пока не было никаких признаков того, что мечты эти когда-нибудь сбудутся.

Отдать себя всю, отдать каждую минуту своей жизни, отречься от последних крох самости и самолюбия, полностью выполнять волю Прекрасного и Божественного Учителя…

Агния вздохнула и перевернула страницу. Дальше книжка предлагала методику по вхождению в контакт с Космическим Разумом. Необходимо было, войдя в состояние полутранса (это для Агнии никакого труда не составляло), представить дверь, за которой - Высший Разум. Постучать в эту дверь, и услышав приглашение, войти…

Агния улыбнулась. Слишком уж все просто. Никаких изнурительных медитаций, молитв, постов… Сплошные фантазии. Таких книжек, действительно, слишком много, да предназначены они для "внешних" - для людей, серьезно не вошедших в духовность.

Почему бы и не поиграть?

Агния прочла еще раз инструкцию по контакту с Высшим Разумом. Села в медитационную позу, вошла в "преддверие", как это называлось (тьфу ты… и тут - о двери) - странное состояние готовности к видению, когда разум еще вполне контролирует происходящее. И представила дверь.

Дверь возникла в воображении легко - огромная, обитая кованым золотом, белоснежная. Как в Эрмитаже. Агния робко мысленно постучала в дверь.

И тотчас она услышала совершенно явственно - так хорошо она слышала лишь во время Пути Света - глубокий, бархатный, прекрасный мужской голос:

- Войди!

Агния, подавляя легкое удивление, нажала на ручку двери. Навстречу ей хлынул свет…

Это было самое настоящее видение, каких Агния удостаивалась крайне редко. В этот миг она забыла обо всем, забыла о своем теле, она совершенно реально находилась в Ином Мире.

Вокруг нее был только свет, потоки белого и голубоватого света, не слепящего, радующего глаз… и так невыразимо хорошо, спокойно, чудесно было стоять в этом свете… плыть в этом свете… как будто Агния пришла домой, в свой настоящий дом. И Голос вновь раздался, теперь уже мягче.

- Приветствую тебя, Дочь Света!

Агния вздрогнула. Какое счастье! Неужели у нее наконец-то получилось?

- Учитель, - прошептала Агния, с трудом сдерживая слезы.

- Ты будешь моей ученицей, - подтвердил Голос.

И сквозь чудный, голубоватый свет Агния различила высокую, закутанную в плащ светящуюся фигуру. Черты лица почти не были видны, они показались Агнии женственными, тонкими… И на лице этом горели ослепительным огнем, ярче света, ярче солнца, так что почти невозможно было смотреть, светлые глаза Учителя.

Агния замерла, не зная, что теперь думать. Она не была уверена, что ее приняли на обучение - этого же просто быть не может. Как к ней относится Учитель? Так же, как остальные?

Она вздрогнула и очнулась. В дверь стучали - пора было идти на общую медитацию.

Во время медитации Агния не увидела Учителя снова. Он появился на следующий день. И с тех пор приходил достаточно регулярно - только не во время общих медитаций. "Мне тяжело проходить через общую ауру" - объяснил Он.

- Но ведь она светлая… почему же тяжело?

Он не ответил, но по особой интонации Его молчания Агния уловила грустную усмешку: не такая уж она и светлая… И это ее порадовало: Учитель подтвердил ее тайные мысли.

Не такие уж они все и светлые… Конечно, у каждого свой путь. Как-то они стараются, пытаются выйти на высокий уровень духовности. Но на самом деле практически все они находятся на куда более низкой ступени, чем воображают себе. Так говорил Учитель. Агния вспоминала… отец, кажется, совершенно равнодушный к людям, к пациентам. Анжела - ну, у нее явно уровень невысокий… картины достаточно примитивные. Вообще она, конечно, женщина хорошая, но просто домохозяйка. Володя вечно увлекается какой-то ерундой, то в язычество ударится, то в контакты с неземными цивилизациями. И так далее… Агния не могла не признать правоту Учителя. И ей сразу становилось легче - никакие они не Светлые, не Посвященные, самые обычные люди, разве что стремящиеся к Свету.

С гораздо большим уважением Он говорил о Звенте и Светозаре. Но Звента - слишком рано раскрывшийся цветок, теперь уже она никогда не достигнет того уровня, который был ей предназначен. О Звенте Он говорил с сожалением. А вот Светозар… о, это великий дух. И он еще проявит себя.

- Он действительно будет председателем Всемирного Конгресса?

- И председателем Конгресса, и Верховным наставником Ликея.

Ликея? - Агния замерла в изумлении.

- Более того, его цель - распространить Ликей на всю Землю… сделать всех ликеидами.

- Но это же невозможно, - возразила Агния. Он загадочно молчал, и чувствовалось - слегка улыбался.

- А я? Кто я? На какой я ступени? - спрашивала Агния. Он не отвечал словами, но как-то становилось ясно: может быть, и не очень высокая ступень, но по уровню сознания ты, безусловно, выше их всех… они просто не способны тебя понять. Кроме Светозара, но ему не до тебя. Тебе еще предстоит великое будущее.

- Готовься к битвам, - говорил голос, и сердце Агнии замирало. О, она готова к битве, готова отдать свою жизнь за дело Света! Готова пожертвовать собой.

Разумеется, не все беседы были такими возвышенными. Учитель давал ей конкретные указания, и Агния всегда выполняла их. Ее пугала мысль, что она окажется недостойной, обычной, такой, как все. Вскоре Агния спросила, как зовут Учителя. Ответ долго не могла разобрать. Наконец поняла - Ригнор. Или просто Риг.

Он явился с далекой планеты Калликрон, в созвездии Гончих Псов. На их планете жизнь давно уже существовала не в физической форме, а в духовной… У Ригнора не было физического тела.

- Но я мог бы воплотиться…

- Подожди, Риг, не воплощайся! Ведь ты тогда будешь ребенком, и как я буду общаться с тобой?

Риг молча улыбался. Агния умела чувствовать эту улыбку, и все оттенки его молчания, и все интонации…

Здесь, на Земле, он выполнял особую миссию как посланец Света, и об этой миссии Агнии еще рано было знать.

- А ты будешь помогать мне в целительстве?

- Я не целитель, но для меня это не составит труда. Разумеется, я буду тебе помогать.

Так Агния начала лечить. Поговорила с отцом, и тот разрешил ей принять пациентку - обычную, страдавшую всего лишь легкой формой аллергии. Агния сделала положенные энергетические процедуры, а потом обратилась к Ригу.

- Помоги мне… что делать?

И услышала в голове ясный и четкий ответ.

"Ванны из крапивы… две в неделю… ежедневно стакан крапивного чая… и десять сеансов энергетической стабилизации. Начни прямо сейчас".

Агния послушно повторила рецепт женщине и тут же провела энергетический сеанс - это она уже умела делать. Отец пронаблюдал пациентку, и стал Агнии разрешать время от времени принимать новых. Вскоре контроль за ней был снят, и она начала активно работать по два-три часа каждый день. Все деньги поступали, как было принято, на общий счет.

Но о деньгах Агния думала меньше всего. Ей очень нравилось работать! Во-первых, она общалась с Ригом. Во-вторых, наконец-то свое, настоящее, полезное людям дело. Вскоре она сдала выпускные экзамены, но о дальнейшей учебе речи не заходило - зачем, ведь она уже целитель…

Жизнь целителя сложна… Если раньше Агния как-то соприкасалась с внешним миром, бывая в школе, то теперь все бытие оказалось сосредоточенным в доме и в саду Центра, все общение ограничилось членами Центра и пациентами.

Целитель должен выполнять массу правил… на самом деле, конечно, кто в лес, кто по дрова - взять хоть Лилию - вообще ничего не делает, ест, пьет, красится и наряжается - а лечит прекрасно. Но и отец, и Риг требовали от Агнии строгой правильной жизни. С утра - холодное обливание, серия молитв разным духам и Матери-Земле, еще разные процедуры, клизма там, промывание носовых полостей… В течение дня два-три часа медитации. Прогулка на свежем воздухе или работа в саду. Обязательная работа над повышением своего уровня - изучение медицины, анатомии и физиологии, векового целительского опыта. "Не будешь учиться - не буду помогать", - кратко объяснил Риг. В самом деле, самой нужно знать и уметь довольно много… но основой лечения и диагностики все равно оставались советы Рига.

Хотя со временем Агния и сама научилась видеть ауру (для этого ежедневно приходилось делать специальные упражнения), видеть ее затемнения, и проверять подсказки Рига своими глазами.

Впрочем, Риг просто не мог лгать или ошибаться. Это было бы немыслимо.

Реальные результаты работы Агния видела редко. Чаще всего пациенты приходили на один-два приема и исчезали. Может быть, лечение им помогло, может быть, просто разочаровались. Очень тяжелых пациентов Агнии не давали. Несколько раз она узнала об улучшениях здоровья и личной жизни пациентов, и это очень радовало ее. С другой стороны, неудачи всегда можно было списать на неточное выполнение предписаний. Большинство пациентов было чисто психологических: дать совет разводиться или нет, устраиваться ли на работу, начинать ли бизнес, просмотреть прошлые жизни, определить карму и способы ее отработки. Чисткой кармы Агния не занималась - не доросла еще.

С другой стороны, очень выросла самооценка Агнии. Она стала чувствовать себя своей в компании целителей. И даже не задумывалась над тем, кто на какой ступеньке стоит. Она была очень благодарна Галадриэли, хотя та не понимала - за что. Когда Агния сидела вместе со всеми вечером в гостиной, разговаривали, пели, музицировали, она вдруг начинала чувствовать такую горячую, чистую любовь ко всем… все они такие замечательные! По-своему каждый прекрасен. И каждый несет людям Свет. В глубине души Агния подозревала, что Риг не так уж и прав - она ничем не лучше других. Да ей и не хотелось быть лучше других! Быть среди них, быть такой же, как они, чтобы ее принимали в компанию - больше в жизни и не надо ничего…

11.

Алексей вышел из отделения около девяти утра. В камере удалось поспать часа три. Сингол в крови еще чувствовался. Алексей прилагал все усилия, чтобы держаться прямо, но это не всегда получалось.

Он подумал, что машина, вероятно, так и стоит у здания… А куда она денется? Парковка там разрешена. Этот район Алексей знал неплохо - отделение находилось в нескольких кварталах от здания, где проходило сборище. И действительно, машина оказалась на месте. Холодный утренний воздух подействовал отрезвляюще. За руль Алексей сел уже почти в нормальном состоянии. Да и вести машину все-таки несложно, это даже не "Чайка".

Он открыл дверь своим ключом. Агния встревоженно кинулась ему навстречу.

- Алексей? Господи, я так волновалась! Что случилось?

Он прислонился к стене. От облегчения даже голова перестала болеть.

- Что дети? - спросил он.

- Ничего. Я им сказала, что вы задержитесь у дяди Славы. Боря в школе сейчас, девочки в садике.

- Ох… Агния! Спасибо вам большое! - сказал Алексей, - Я даже не знаю, как вас благодарить. Вы такая молодец!

- Да ничего, - смутилась Агния, - Вы заходите… с вами-то что случилось? А что это у вас на лице?

- А что, видно? - Алексей заглянул в зеркало. Синяк на скуле, заходящий под глаз, был небольшой, но живописный.

- Да так, подрался немножко, - сказал он, - А вообще ничего хорошего… Но Агния, вы не опаздываете?

- Нет, не беспокойтесь… Я сейчас свободна. Да вы заходите… Вы себя чувствуете плохо?

- Есть немного, - признался Алексей.

- Чай горячий…

- Спасибо.

Через минуту он пил чай на кухне и рассказывал Агнии вкратце историю своих приключений. Реакция девушки удивила его.

Агния слушала молча, подперев подбородок кулачками. Потом почему-то встала, отошла к окну.

- Алексей, - сказала она сдавленно, - Вы знаете… я боюсь. Это все не случайно происходит, вы понимаете?

- Действительно, полоса неудач, - признал Алексей, - ну что ж, это бывает.

- Это не просто неудачи, вы понимаете? Это наведено на вас… может быть, не целенаправленно, но… Я ведь страшный человек, поймите.

- Агния, - Алексей чувствовал, что язык с трудом ворочается во рту, непослушный, тяжелый, и от этого речь выходит косноязычной, - Вы в Христа верите?

- Да, - девушка с удивлением обернулась к нему - черные горящие глаза, белое лицо, белый воротничок блузки.

- Вот и положитесь на Него. Ничего не будет, Агния.

- Мне-то ничего… я за вас боюсь. Вам… может быть, еще хуже будет. Может быть, это только начало.

- Да ничего мне не будет, - сказал Алексей, - не волнуйтесь. Не боюсь я, Агния. Уже давно отбоялся. Ладно, вы идите, - он поднялся, - Спасибо вам большое… В следующий раз, наверное, как обычно, в понедельник…

- Вы хоть поспите, - сказала Агния с сочувствием.

- Да, конечно… сейчас вот Лене брякну и завалюсь. Я все равно больше ни на что не годен, - Алексей заковылял в комнату. Набрал номер больницы, и потом уже сообразил, что надо было синяк хоть как-нибудь запудрить, что ли… Ну ладно, понадеемся на плохое качество связи.

- Вам кого? - медсестра с экрана глянула неприветливо.

- Доброе утро! - жизнерадостно ворочая непослушным языком, сказал Алексей, - А Старцеву можно попросить к экрану?

Через минуту возникла Лена.

- Алеша! - она казалась встревоженной.

- Привет, солнышко, - сказал Алексей, стараясь поворачиваться к жене правой стороной лица, - ну как дела?

- Ты знаешь, не очень… Всю ночь температура, а с утра опять были судороги. Сейчас его усыпили и повезли на обследование, - Лена старалась казаться спокойной, но явно нервничала, - я прямо не знаю, что это такое.

Сердце Алексея упало. Ну вот, только что доказывал, что ничего не боишься…

Как же тут не бояться. Он стиснул зубы и прочитал Иисусову молитву.

- Ленусик, - сказал он, - Я сегодня попозже приду, хорошо? Ты извини. Я тоже очень беспокоюсь. Если что, звони. Но я смогу только во второй половине.

- Хорошо, - ответила Лена. Теплое чувство захватило Алексея - вот такая она. Никогда не спросит - почему, что тебе мешает… Нужно - значит нужно.

- Будем надеяться, что все обойдется, - собственный голос показался ему чужим.

- Алеша, мне кажется, с тобой что-то не так… голос как-то изменился.

- Нет, все нормально, - сказал он. Кажется, голос не сфальшивил. Лена с экрана осенила его крестом. Он ответил тем же.

- Целую…

Лена погасила экран. Агния заглянула в комнату, она была уже в своем плаще, в крыльях летучей мыши.

- Алексей? Я пойду. Я дверь захлопну.

- Спасибо большое, Агния, - Алексей проводил девушку до двери. Потом разделся, рассмотрел синяк под десятым ребром, забрался под одеяло и крепко заснул.

От Лены он возвращался в восемь часов вечера. Детей взял с собой, но они прекрасно провели время в игровой комнате отделения, где был и телевизор. Смотрели какую-то очередную серию "Скаржских историй" и теперь бурно ее обсуждали. Алексей почти ничего не слышал…

Чувствовал он себя прекрасно. Днем выспался, даже следа наркотика не ощущалось. Правда, еще вопрос, допустят ли его завтра к полету. Выводится ли сингол так быстро? Или анализатор в аэропорту и не настроен на сингол - все же это не обычный наркотик…

Господи Иисусе Сыне Божий, прости мя, грешного, повторял Алексей без конца, чуть сжимая руль правой рукой, левую безвольно уронив на колени. Дети хохотали за спиной. Борька поучал авторитетным тоном:

- Между прочим, эти штуки называются саи. Как кольнет такой - сразу сдохнешь.

Вирусный менингит… Вероятность пятьдесят на пятьдесят. Вирус новый, мутант, так что… сами понимаете. Сделаем все возможное.

Я боюсь за вас, Алексей. Может быть… может быть еще хуже.

Куда уж хуже…

Господи Иисусе, Сыне Божий, прости и помилуй мя, грешного.

А Лена сказала: "Все в Божьей воле, Алеша. Что же делать?"

А глаза - красные от недосыпания, ввалившиеся, и затравленные какие-то. Боль в глазах.

Он ей не стал рассказывать. Хотя вначале собирался, хотя бы в общих чертах - все равно она должна знать. Ведь теперь последствия могут быть… Но услышав о подозрениях на вирусный менингит, осекся. Придумал на ходу историю с дракой в темном переулке. Это Лена восприняла спокойно - тут бояться нечего, он же ликеид. Лена была уверена в его полной физической непобедимости.

Жаль, в церковь он теперь раньше воскресенья не попадет. Заказать надо бы молебен… Митенька… славный мой, сладкий мальчик. Самый лучший, такого еще не было. Алексей стиснул зубы. Еще чего не хватало. Господи Иисусе…

Больно? А ты терпи, куда же деваться…

Это не мне больно, это Митеньке. Он там лежит, в жару, головка у него раскалывается… ему плохо, плохо. А он еще маленький и ничего не понимает. Он еще думает, что мама и папа могут от всего спасти. А нет, не от всего.

- Как он этому краалу наподдал! - вопила Маша.

- А он как покатился!

- Папа, а правда у некоторых людей бывает хвост? Вот у скаржей же хвосты.

- Это по телевизору, - бодрым голосом объяснил Алексей, - это просто фантазия, сказка. Придумать можно все, что угодно. А людей с хвостом не бывает. То есть бывает такое уродство, когда рождается ребенок с небольшим хвостиком. Но его можно отрезать.

Алексей, я боюсь за вас…

Положитесь на Христа, Агния.

Алексей зарулил во двор, поставил машину. Вышел и выпустил галдящую ораву наружу. Как будто их не трое, а по меньшей мере, десяток.

- Сейчас вещи соберем - и к бабушке. У меня завтра вылет.

- Ура! - завопили дети. Они любили бывать у бабушки.

Дома Алексей раздел детей и первым делом набрал номер тещи.

Странное дело, никто не ответил. И Лена то же самое говорит - весь день не дозвониться.

Ладно, может, что-то со связью… Алексей в глубине души уже чувствовал - не со связью… это другое что-то. Что-то опять пакостное, жуткое. Он старательно загнал эту мысль вглубь и пошел собирать детские вещи на два дня.

Надо их хоть покормить. Нехорошо Марии Петровне лишние проблемы создавать… Алексей двинулся на кухню. Достал из холодильника пиццу, засунул в микроволновку. Из комнаты донесся сигнал ВН. Было слышно, как Борька важно отвечает: " это квартира Старцевых".

- Пап! Тебя!

Алексей вышел в гостиную. Он уже предчувствовал беду. И сердце сжалось, когда он увидел на экране соседку и подружку Марии Петровны.

- Здравствуйте, Алексей, - сказала женщина как-то растерянно.

- Здравствуйте.

- А я от Марии… Дело вот в чем. Она просила вам позвонить, да у вас весь день нету никого. А мобильник ваш я не знаю номер.

- Что случилось? - губы словно одеревенели. Похоже, остаточное действие наркотика. Нет, не допустят завтра к полету.

- У нее… она заболела сильно. В больницу увезли.

- Что… с ней? - выдохнул Алексей. Соседка замялась.

- Плохо… не знаю. С утра еще увезли. На носилках. Я ее на лестнице встретила.

- А в какую больницу?

- Вроде бы в третью городскую, - сказала соседка неуверенно.

- Спасибо вам большое, - сказал Алексей. Попрощался с женщиной и стал искать номер третьей городской больницы.

Регистратура ответила сразу.

- Ладонкина? Ладонкина Мария, шестьдесят один год. Простите, а она вам кто?

- Теща.

- У нее инсульт, - доверительно сообщила девушка из регистратуры, - обширный… но прогноз хороший, не беспокойтесь.

- С ней… как она сейчас?

- Она в палате интенсивной терапии, так что к экрану подойти не сможет. Но завтра вы можете ее навестить. Состояние пока тяжелое, но сейчас она подключена к восстановительной технике…

Алексей попрощался и выключил ВН. Ткнул лицо в ладони и замер.

Нельзя так, нельзя… что же это происходит? ЗА ЧТО ЭТО НАМ, Господи?

И как это сказать Ленке? Она же умрет. Для нее мать - это все.

Это же невозможно, несправедливо… мы грешили, да. Мы очень много грешили. Но ведь все так. Почему именно нам? И почему, в конце концов, нужно наказывать за грехи ребенка? Я с радостью принимаю волю Господа, когда несчастья касаются меня одного. Но Митенька? А Мария Петровна? А Ленка?

Они-то чем виноваты?

Но может быть, это вовсе и не за грехи… "Алексей, я боюсь за вас". Чего она боится? Что она знает?

Алексей вскочил и забегал по комнате. Потом подошел к темному окну. В небе начали уже расцветать созвездия.

Алексей несколько раз прочитал про себя Иисусову молитву. Как обычно, на душе стало легче. Истерик, выругал он себя. Разнервничался, видите ли…

Иова вспомни. И вообще - в такой ситуации надо спокойно работать. И принимать волю Господа. Это, конечно, особенно трудно, когда дело касается не тебя, а детей, любимых людей. Я бы легко и спокойно принял любое страдание - ну не легко, конечно, но уж не возмущался бы и не спрашивал "за что?" Но - Митька?

Это тяжелее, но и это можно перенести. Как Матерь Божья перенесла страдания Своего Сына. И она бы предпочла сама пойти на крест.

А если Митька умрет, кольнуло в сердце. Тогда… Алексей почувствовал, что на глаза, помимо воли, выползают слезы. Да не умрет он… истерик, слякоть! Алексей выругал себя.

Так… во-первых, нужно решить, кому отдать детей. Алексей пошел в ванную, умылся. Кстати, их еще и кормить пора. Пицца давно разогрелась.

Алексей разрезал пиццу на куски, разложил по тарелкам. Позвал детей. Прочитал молитву, и дети начали есть.

Отец посмотрел на них - самому кусок в горло не шел. Тихонько вышел в гостиную и набрал номер своей матери.

В конце концов, тоже бабушка. Хотя бы в таких исключительных случаях может она взять детей?

У Ларисы в доме было шумно, слышно даже по ВН - кто-то там смеялся глубоким, густым баритоном. Кто-то переключал каналы телевидения. Гремела посуда.

Алексей несколько секунд смотрел на свою мать. Видеть ее было приятно - словно вестника благополучия и довольства в этом жутком и безумном мире, который грозил вот-вот рухнуть и похоронить под обломками всю семью Алексея.

Мама была тщательно, со вкусом одета. Ей уже шестьдесят восемь - а на вид и пятидесяти не дашь. Хорошенькая женщина в самом соку. В сорок пять баба ягодка опять. Тщательно выкрашенные каштановые локоны - и не догадаешься, что это краска. Лицо ну слегка, чуть-чуть тронутое увяданием, морщиночки тщательно разглажены массажем и косметикой, макияж наложен так, что лицо кажется естественно ярким и молодым. На шее бархатка, дальше - вечернее малиновое платье. Бриллиантовые серьги и колье. Лариса удивленно вздернула брови, увидев сына.

- Алеша?

- Здравствуй, мам.

- Ну здравствуй… - весело ответила мать, - А у нас тут, как видишь, литературно-музыкальный вечер… Аксель! Прекратите… - она засмеялась низким, грудным тоном.

- Здравствуйте, - проблеял кто-то из-под ее руки. Смеясь, мать нажала на голову нахала - тот исчез.

- Он меня с ума сводит! Ну что, Алешенька, как дела? Завтра в полет?

- Да, - сказал Алексей, - Я как раз поэтому звоню. Я вообще не хотел мешать… Мам, ты не могла бы взять детей завтра? Ну, то есть сегодня. На два дня.

Улыбка сползла с лица Ларисы.

- А что, что-то случилось? - спросила она, - Что Лена?

- Лена в больнице. С Митькой. У него менингит, - коротко объяснил Алексей, - а у Ленкиной мамы - инсульт…

- Да что ты? - поразилась Лариса, - Что это у вас творится?

- Цепь неприятных случайностей, - сказал Алексей, - Ну, мам?

Лариса помолчала.

- Объясни мне, - сказала она, - почему я нужна тебе только тогда, когда что-то случается?

- Мам, это неправда, - сказал Алексей, - Я тебе звоню минимум раз в неделю. Перед прошлым вылетом звонил.

- И ты считаешь, что это нормальное общение с матерью - раз в неделю?

Алексей опустил голову.

- Да, это… неправильно. Я постараюсь чаще звонить… заходить.

- Алеша, у меня своя жизнь, - мягче сказала Лариса, - я ведь не вмешиваюсь в твои дела. Живите, как хотите. Я всю жизнь положила на тебя. Ты не захотел быть ликеидом, жить, как человек. Ну хорошо, живи, как тебе нравится. Но и мне дайте же жить, как мне нравится! Я еще не стара. У меня работа, у меня друзья… литература. Я кандидат наук! Я содержу салон на дому. Ко мне даже ликеиды приходят.

- Мам, ты детей-то не возьмешь завтра?

- На завтра у меня назначено несколько встреч. И прием делегации с Урала. Нет, Алеша, ничего не получается. В субботу даже садик и школа закрыты, куда я их дену?

- Ну ладно, - сказал Алексей с некоторым даже облегчением, - Тогда я еще кого-нибудь поспрашиваю. Ладно мам, извини, сейчас у меня такие дела… Я потом еще позвоню. Спокойной ночи!

- Спокойной ночи…

Алексей несколько секунд размышлял, глядя в пустой экран. В принципе, никаких проблем - у Ленки семеро братьев и сестер, трое из них живут в Питере… И все они готовы в любой момент принять детей. Но лучше всего Рита. Алексей набрал номер Ленкиной сестры. Понеслись охи, ахи… Рита уже знала о матери, и уже побывала в больнице. Она немного успокоила Алексея: "Ничего, это лечат. Она не может говорить, но сказали - все восстановится". А вот о Митьке Рита еще не слышала.

- О Господи, - лицо ее потемнело, - Алеша, как же ты завтра полетишь, с такими мыслями…

Может быть, и не полечу, возразил Алексей про себя. Интересно, выпустили Славку или нет? И какую дозу вкатили ему? Домашний телефон Славки с утра не отвечал. Вслух Алексей произнес:

- Ты обо мне-то не беспокойся, Рита. Значит, можно к тебе ребят привезти?

- Ой, конечно, привози. Давай, я жду!

Рита отключилась. Алексей прошел в детскую и стал собирать одежки и учебники на завтра.

Когда Агния вернулась, хозяев уже не было дома. Тихо, мышкой она проскользнула в свою комнату. Честно говоря, ночью она не спала… почти. Беспокоилась за Алексея, да и непонятно - что делать, если с ним случилось что-нибудь… Сон у Агнии давно уже стал пугливым, стоило ей поволноваться, как невозможно было и веки сомкнуть. Пожалуй, с тех пор, как она бросила целительство и медитации. Иногда даже искушение тянет - помедитировать снова. Так просто, для здоровья… здоровье совсем ни к черту стало. Часто Агнии казалось, что долго она не протянет. Жестокие приступы мигрени повторялись почти каждую неделю - с тех самых пор… Особенно после бессонницы. Вот и сейчас Агния чувствовала уже знакомое покалывание в висках и слабый запах скипидара - аура, знак приближающегося приступа. Мигрень - нарушение мозгового кровообращения. Лекарства от нее существуют, но врачи еще ни разу не смогли Агнии помочь. Может быть, если комплексное лечение… санаторий… Это не опасно. Однако если нарушение мозгового кровообращения повторяется так часто - совершенно очевидно, что может случиться что-нибудь и похуже… инсульт, скажем. Сейчас часты инсульты у молодых. После них, правда, восстанавливают почти полностью - если сразу не сдохнешь… Один из парадоксов современной медицины: научились бороться с инсультами, и последние сразу приобрели резко угрожающий характер - стали более обширными, появилось множество случаев мгновенной смерти.

Агния вздохнула. Нет. Не стоит об этом думать. В конце концов, смерть - последнее, что может ее испугать. Вот то, что с семьей Алексея происходит - вот это страшно… Лучше бы уж меня, подумала Агния. Даже пусть бы я умерла, ну и что? Это моя вина. Во всем, что происходит, я сама виновата. Но при чем здесь дети Алексея и Лены?

Все, в душ и спать. Агния прошла в ванную, захватив халат. Она боялась пошевельнуть головой - как бы не спровоцировать приступ - и несла голову, как фарфоровую драгоценность. В ванной Агния разделась, влезла в душевую кабинку и включила полный напор воды.

Почти всю предыдущую ночь Агния бродила по гостиной. Просматривала книги из обширной библиотеки Старцевых. Читала листы распечаток, сложенных стопкой в комоде. В основном, старые церковные авторы, которые давно уже не издавались. На комоде лежала начатая рукопись самого Алексея. Агния не могла удержаться от любопытства прочесть ее.

Алексей писал о том, почему за последние полтора века практически не произошло рывка в науке и технике. Агния никогда об этом даже не задумывалась. Ей казалось, что она живет в перенасыщенном техникой и цивилизацией мире, что наоборот, пора возвращаться к дикой природе, к простоте. Глава, которая ей попалась, рассказывала об утопиях двадцатого и двадцать первого века. Оказывается, техника и наука в то время развивались так быстро, стремительно, что люди мечтали о чудесах, казалось, вот-вот готовых свершиться. Они планировали межзвездные перелеты, колонизацию других планет, гравитационные двигатели, практически бесплатную и безопасную энергетику, голографическую связь, супермедицину, даже бессмертие… Алексей рассматривал десятки названий и авторов книг, убедительно приводя их взгляды к общему знаменателю. Между тем он замечал, что в социальном плане эти утопии были довольно плоскими. Все они сводились к двум вариантам: тотальный коммунизм по типу утопий Мора и Кампанеллы, хотя и облагороженный современным гуманизмом. Либо либеральное общество, то есть абсолютно то же самое общество, с теми же людьми и государственно-общественными структурами, которые существовали в двадцатом веке, разве что более удобно устроившимися в жизни, благодаря интенсивному развитию науки.

Практически никто из писателей-фантастов не замечал растущего уже тогда интереса к духовности среди населения… Казалось, оккультизм прочно занял свое место в уютной нише где-то сбоку. Но в двадцать первом веке пророчества так называемых адептов Нью Эйдж начали сбываться. Духовность населения возросла, а направлением этой духовности стал эзотеризм. Да и развитие науки больше не позволяло материалистически отрицать бытие духовного мира вообще…

На этом рукопись обрывалась. Все это показалось Агнии безумно интересным. Она никогда не читала ничего подобного. Но еще интереснее была личность самого Алексея, временами вырывающаяся из-за строк.

"В бытность мою ликеидом пришлось довольно близко ознакомиться с культом Ликея. Я получал посвящения во всех пяти основных храмах…"

"Особенно убогим на фоне этих утопий кажется прогресс нашей космонавтики. Уже во время обучения в Школе Астронавтов в Хьюстоне я не раз недоуменно задавал себе этот вопрос…"

Агния не знала, что Алексей был раньше ликеидом, да еще - без пяти минут астронавтом. И не представляла причин, которые могли бы заставить человека отказаться от такой судьбы. Однако очевидно, что с христианством несовместимо пребывание в Ликее. Теперь уже Агнии это было очевидно. Ведь ликеид обязан ходить во все эти храмы, поклоняться десяткам разных богов… Но за что Алексея могли исключить из ликеидов?

Приступ еще не начался, вообще после душа стало как-то легче. Агния вытерлась, надела халат… однако аура не прошла до конца. Ничего. Сейчас - в постель. Принять таблетку и спать. Агния прошла к себе. Вытряхнула на ладонь "Синалгин", проглотила таблетку без воды. Непривычно. С детства она не принимала никаких таблеток. Это было запрещено в доме отца. Болит голова или живот - энергетический сеанс, травяные настои, все, что угодно, но не "химия". Или терпи, в конце концов, если ничего не помогает.

Агния скользнула под одеяло. Очень быстро ей удалось заснуть.

Она проснулась к обеду. За дверью слышались чьи-то шаги - видимо, Таня вернулась из института.

Агния полежала еще под одеялом. Хорошо… сквозь сон она чувствовала прорывающуюся головную боль, тошноту, ее мучили какие-то кошмары… Но удалось не проснуться, и приступ, смягченный таблеткой, прошел сам собой.

А теперь голова была легкой и ясной… Агния улыбнулась.

Все не так уж плохо! Она вскочила и начала одеваться. Потом заправила кровать. Вспомнила, что надо бы помолиться… но что сейчас - утро, вечер? А, ладно, не обязательно.

В дверь стукнули.

- Агния, ты не спишь? Тебе звонят, я на твой экран передам?

- Давай, - отозвалась Агния, сердце снова тревожно стукнуло. Она напряглась в ожидании. Экран вспыхнул.

Агния увидела отца.

Он как-то осунулся за последнее время. Седые бакенбарды низко спускались на бледное, похудевшее лицо. Глаза лихорадочно блестели. Агния почувствовала жалость…

- Здравствуй, папа.

- Здравствуй, Агния. Я долго тебя искал.

- А что меня искать? - удивилась девушка, - ведь я же оставила свой адрес.

- Агния… - отец помолчал, - ты знаешь, я не хотел звонить тебе. Анжела настояла. Агния, я вижу что-то нехорошее… очень нехорошее в твоем ближайшем будущем.

Агния непроизвольно стиснула кулачки. Побледнела.

- Доченька, - заговорил отец непривычно мягко, - Послушай меня… поверь… вернись ко мне. За что ты так наказываешь меня? Разве я когда-то стеснял, ограничивал твою свободу? Разве я запрещал тебе что-нибудь? Я был когда-нибудь с тобой груб, жесток, несправедлив?

- Нет, папа, - прошептала Агния.

- За что ты мучаешь меня?

- Папа, я не хочу, - волнуясь, заговорила Агния, - Я хочу тебе только хорошего… но пойми, я взрослый человек. Я не против того, чтобы общаться с тобой, - голос ее окреп, - но почему я не могу жить одна? Сейчас почти все уходят от родителей… мне уже двадцать два года.

- Почему ты живешь у чужих людей?

- Ну я не могу сразу снять квартиру… и с деньгами пока не очень.

- Я дам тебе денег, - сразу сказал отец. Агния отрицательно покачала головой.

- Я уже почти договорилась… У меня будет работа со следующего месяца.

- Господи, какая работа? Где?

- Меня берут ученицей на часовой завод… на сборку деталей спайсов.

- Агния, - с мукой в голосе сказал отец, - ведь ты умная, развитая девочка. Ты в школе так хорошо училась… ну хотя бы ты поступила в университет!

- Может быть, я и поступлю, - согласилась Агния, - Это мне сейчас работа нужна, ведь жить надо на что-то.

- Агния… ну вот посмотри, разве ты не наказываешь меня? Я заставлял тебя работать целителем? Я не разрешал тебе поступить в университет? Да оставь ты все, поступай, разве я против? Ты можешь прекрасно жить у нас, питаться и быть дочерью в доме, а не приживалкой у чужих людей. Но ты уходишь, чуть ли не голодаешь, побираешься неизвестно у кого… Может быть, ты думаешь, что мне не нравится твое увлечение старой религией? Агния, ты ведь знаешь, я сам христианин, как же я могу иметь что-то против? Ну скажи, Агния, в чем я перед тобой провинился?

Агния стиснула зубы.

Вот опять. Опять получается так, что она - сплошь плохая, жестокая, злая. А отец - страдалец…

- Папа, - сказала она еле слышно, - я не могу у вас жить. Извини.

- Что тебе мешает? Тебя кто-то тиранит дома?

- Нет… атмосфера… вся атмосфера… я не могу. Я ничего против вас не имею, но… не могу.

Я только почувствовала, что есть другая жизнь, есть свобода… Только уйдя от вас, я впервые почувствовала себя, как я есть, я поняла, что не зазорно мечтать о простой человеческой жизни, что я не обязана спасать мир. И мне стало тошно с вами, невыносимо тошно…

Но даже это ты не решишься сказать! А на самом деле причина побега совсем иная… но о ней почему-то нельзя говорить. Нельзя. Глупо - ведь доказать ничего нельзя.

Вместо этого, вместо правды - какой-то жалкий лепет про "атмосферу". Насколько низко, подло, глупо ты выглядишь по сравнению с отцом - таким благородным страдальцем, таким умным и мужественным.

Агния опустила голову.

Ничего нельзя сказать. Ничего. А без этого - какой смысл в разговоре?

- Агния, но если тебе что-то мешает, ты же можешь просто сказать… зачем такие демонстрации? Я не понимаю…

- Папа… скажи… ты говорил, что окружен защитной стеной. И если тебе кто-то захочет причинить вред, этот вред отразится на нем самом?

- Да, я не отрицаю этого. Но это от меня не зависит. Бог дал мне такую защиту.

- Папа, а если я причиню тебе вред?

- Ну что ты говоришь, Агния! Ты плоть от плоти моей. Для моих ангелов ты - то же, что и я. Тебя защищают не менее активно, чем меня. Просто потому, что я тебя люблю, Агния. Любовь - это великая сила. Это главное в жизни.

- Пап… а если ну… на кого-то отразился этот удар, то ты можешь остановить его?

- Агния, но ведь я даже не знаю об этом. Пойми, я не защищаю себя. Меня защищает Любовь!

- Но если ты знаешь? Тогда можешь остановить?

- Это не зависит от моей воли, - мягко сказал отец, - а почему ты спрашиваешь об этом, Агния?

- Так… просто.

- Агния, я жду тебя. Жду каждый день, каждый час…Агния, пожалей меня!

Девушка, не поднимая глаз, покачала головой.

- Я не приду, - прошептала она.

- Ну что же, - отец казался маленьким и жалким, - прости… если я тебя чем-то обидел. Я не буду тебя держать…

Экран погас. Агния легла на кровать и закрыла руками лицо.

12.

Где-то глубоко внизу, под слоем облачности, уже раскинулась тайга Дальневосточной республики. Кедровые вековые леса, пихты, лиственница…

А здесь ничего нет - пустота, сияние, голубизна. Солнце бьет сверху и справа, на Славкину сторону опущены фильтры. Где-то внизу тучи, ливень, сильный северо-восточный ветер. Здесь - одно лишь сияющее небо. Алексей бросил взгляд на часы. Минут через сорок будем на месте, подумал он. И даже легкое разочарование ощутил.

Он совсем не устал. Наоборот, ему было очень хорошо, так хорошо, как давно уже не было…

"Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе".

"Славьте Господа, ибо Он благ, ибо вовек милость Его. Славьте Бога Богов, ибо вовек милость Его. Славьте Господа Господствующих, ибо вовек милость Его. Того, который один творит чудеса великие, ибо вовек милость Его. Который сотворил небеса премудро, ибо вовек милость Его…"

- Леш, а Леш!

- Чего тебе? - отозвался Алексей, не оборачиваясь.

- Погода-то хреновая будет. Снег, ветер…

Алексей вздохнул.

- А что ж тебе, все как на курорте? Сделаем.

Слава замолчал. Через некоторое время заговорил снова.

- Хорошо еще, что нас только до утра продержали.

- Я думал, нас не допустят к полету.

- Почему?

- Медики, - объяснил Алексей. Подумал, что зря болтает - все же пишется… вот гробанется сейчас самолет, и будут рассуждать о каких-то проблемах, мол, пилоты виноваты. Поосторожнее надо.

Славка, видно, подумал о том же - примолк.

- А хорошо он тебе заехал, - сказал он через минуту. Алексей улыбнулся криво.

- Ну я ему тоже… ничего. Говорят, вывих?

- Да, этот..удак сразу застонал, прикинулся полумертвым, потребовал справедливости. Ну увели его в изолятор. Но, говорят, то ли вывих, то ли растяжение… а то бы тебе еще приписали чего-нибудь.

Алексей помрачнел.

- Давай потом об этом, а? - сказал он.

Здесь до такой степени все это безразлично… все эти мелкие земные дела. То есть, понимаешь, что все это очень важно. Но ничего с собой сделать невозможно, когда ты здесь, на своем месте, среди помигивающих экранов и панелей управления, когда в поле зрения и в сердце - одно только сияющее небо.

Хотя там Митька болеет… Лена… Мария Петровна… а Борька, девчонки - они ведь тоже переживают. Они понимают, что что-то не так. А сколько раз ты вспомнил о них за последние пять часов? Хорошо если раза три.

Положим, над Уралом, в зоне турбулентности, было как-то не до того. Но с тех пор идем ровно, заняться, в общем, нечем… Сидишь и радуешься, как дурак. Просто тому, что ты в небе.

Хотя это еще не настоящее небо. Это только его, настоящего, земной образ.

"Господи, спаси и сохрани мою семью". Алексей стал читать молитвы об исцелении - сначала о Митьке, потом о Марии Петровне. Но здесь и молитвы получались радостными, какая-то непобедимая сияющая уверенность царила в душе - все будет хорошо.

Пискнул навигатор. Алексей сказал.

- Все, начинаем подготовку. Давай связывайся с Владиком.

Слава забормотал в микрофон, договариваясь с аэропортом назначения. Алексей полностью отключился и занялся компьютером - расчетом маршрута, определением рубежа начала снижения и прочим. Погода и в самом деле была сложная. Но в конце концов, не первый раз, все должно получиться нормально.

"В маленькой гостинице пусто и темно", - промурлыкал Алексей. Прошел к окну, не включая света. Золотой Рог, понятное дело, не видно. Океан тоже. Просто золотая, сверкающая россыпь огней. Огни ночного города. Пусто. И темно, ничего не скажешь. И номер довольно маленький, скромный, на двух человек. По ликейским меркам скромный, конечно. Славка, наверное, ничего шикарнее и не видел. Да и сам Алексей вот уже много лет…

Зажирел, старый кот, обленился, сказал себе Алексей. Давно уже ничего особенного не случалось. А что - лайнеры надежные. В позапрошлом году в салоне террористов задержали, но его-то это никак не коснулось. Ну так, по мелочи, конечно, в каждом рейсе что-нибудь…

Вот что, сказал себе Алексей, не пора ли нам серьезным делом заняться.

И достал четки.

Матушка Мария, с нежностью подумал Алексей. Царица Небесная. Не может же быть, чтобы ты не заступилась за нас, не попросила Сына своего… Алексей включил все же торшер. Глупо как-то в темноте сидеть. Устроился в кресле, стал перебирать одну за другой бусины.

Вот ведь при Славке бы не стал молиться ни за что. Но Славка ушел к своей "третьей половине". Катя - его, значит, вторая половина, а тут, во Владивостоке, третья… в аэропорту работает. Почему-то он никогда со стюардессами… На моей памяти - нет. Хотя девушки у него меняются…

Тьфу ты, о чем ты, болван, думаешь?

Отче наш, иже еси на небесех! Да святится имя твое, да приидет царствие твое, да будет воля твоя яко на небесех и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь и остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго…

Алексей повернул голову на стук. Встал, медленно пересек номер, пряча четки в карман, еще зажимая пальцами ускользающую очередную бусину.

- Алексей Семенович?

Он вздрогнул от необычности обращения. Четки выскользнули из пальцев, он открыл дверь, впуская неожиданного гостя.

- Здравствуйте…

Алексей смотрел недоуменно, и только через мгновение отступил на шаг. Грузноватым, но стремительным шагом гость завоевал следующую позицию в помещении. Беглым взглядом окинул номер. Посмотрел на Алексея.

- Узнали?

Протянул руку. Алексей послушно подал свою. Кивнул.

- Прогуляться не хотите? - гость кивнул в коридор. Казалось, он говорит слегка измененным голосом. Да, поэтому Алексей и не узнал сразу… хоть и видел совсем недавно.

Евразиец молчал, испытующе глядя на Алексея. Тот сообразил наконец.

- Да… пойдемте.

Накинул мундир - прохладно уже… скорее всего, на улицу придется выходить.

Евразиец повел Алексея не на улицу, а на балкон - длинную крытую галерею, проходящую вдоль всего шестого этажа. Сейчас снаружи моросил дождь, и туман закрывал не только вид на отдаленный Тихий океан, но и большую часть города. На балконе не было никого. Можно сколько угодно расхаживать вдоль, вперед и назад. Балконные двери выходили в коридор, и коридор сейчас тоже был пуст. Евразиец сразу же запалил сигаретку.

- Не хотите?

- Спасибо, не курю, - отказался Алексей. Сквозь черный проем двери был ясно виден тускло освещенный отрезок коридора, вытертый ковер на полу.

- Меня зовут Игорь, - представился собеседник, - мы с вами совсем недавно познакомились. Помните?

- Да, - сказал Алексей.

- Я, между прочим, на вашем рейсе прилетел, - сообщил Игорь, - благодарю.

- Ничего особенного, - ответил Алексей, слегка напрягшись.

- Ну все же сложная работа.

- Да, конечно… Погода не очень хорошая, - Алексей улыбнулся.

Игорь глубоко вздохнул, держа сигарету в пальцах.

- Я хотел с вами поговорить, Алексей… очень серьезно. Мы говорили со Славой. И я навел, уж простите, справки о вас. Вы ведь православный?

- Да, - Алексей слегка удивился.

- И, конечно, вас не может не волновать то, что происходит с нашей Родиной?

- Ну… конечно, - согласился Алексей. Он уже чувствовал, к чему клонит собеседник.

- Я знаю, что вы неоднократно отказывались вступить в нашу организацию. Вы считаете это бессмысленным?

- В общем-то… не знаю, - признался Алексей, - Просто - зачем? Я не понимаю ваших целей.

- Вы не понимаете именно наших целей… или вообще не хотите бороться? - негромко спросил евразиец. Алексей задумался.

- Видите ли… - сказал он вполне искренне, - Я не против борьбы, но… есть ли у этой борьбы какая-то перспектива? Ну реально - окажись у власти вы, например? Предложите ли вы что-то лучшее, чем Ликей? Я не могу исходить из положения, что хуже Ликея ничего быть не может. Может! Сейчас все относительно спокойно, люди живут, рожают детей… и духовность не заказана тем, кто этого хочет. Что можете предложить вы?

- То есть вы искренне считаете Ликей неким идеальным правительством? - удивился Игорь.

- Нет… конечно, нет. Это очень плохое правительство. Но это хоть какое-то правительство, а что предложите вы?

- Возрождение России… Нам ведь не нужна власть во всем мире. Наше геополитическое пространство… союз Ислама и Православия. Вы хорошо знаете историю России. Мы сможем восстановить собственные вооруженные силы. Вы, между прочим, понадобитесь нам и на этом этапе. И знаете, Алексей, все это не настолько уж бесперспективно. Сейчас очень многие молодые люди… именно русские, татары, другие наши народы - те, кому путь в Ликей затруднен, а пассионарность-то ведь в жилах кипит… очень многие стремятся к борьбе. Вы считаете Ликей непобедимым?

Алексей пожал плечами.

- Знаете, мир, породивший Ликей, он и не такие империи перемалывал. Крушение СССР, да и всей социалистической системы… в 21 веке - разгром Исламской Лиги. И заметьте, ведь военная сила использовалась минимально. Хотя она тоже превосходит любую другую. А это еще до расцвета Ликея… а о чем же говорить сейчас? Ваши пассионарные молодые люди уже просто не смогут сыграть предназначенную им роль закваски… народ всегда предпочтет лозунги Ликея, а для себя - потребительство.

- А вы пораженец.

- Да, Игорь…

- Жаль. Нам очень нужен хороший пилот.

- Вам? Я считал, что вы теоретики.

- Не совсем. Алексей, вы видите, я доверяю вам…

- Я не собираюсь доносить, - усмехнулся Алексей.

- Я знаю, - Игорь внимательно посмотрел на него. Алексей слегка вздрогнул. Что же, у него и капитан Воронин под колпаком?

- Но почему, Алексей? Продолжите же свою логику… Ликей непобедим, значит, и бороться не стоит. А раз не стоит бороться, нужно донести. Ведь ваше недонесение - это уже борьба!

Алексей пожал плечами.

- Я не сказал, что не стоит бороться. Я - для себя - не вижу смысла в этом. Вот и все. Может быть, вам и стоит.

Они дошли до конца балкона, повернули обратно. Алексей шел теперь с внешней стороны. Ветер порывами налетал снаружи, словно поднимая снизу и швыряя в лицо клочья тумана.

- А вы, значит, останетесь пассивным наблюдателем? - резко спросил Игорь.

- До тех пор, пока не пойму…

- Что не поймете?

- Что я должен делать.

- Не обижайтесь, Алексей, - мягче заговорил Игорь, - Я просто хочу вас понять. Понимаете - вас. Мне действительно интересно… Вы не мещанин. Не человек, живущий только собственными интересами.

Алексей усмехнулся.

- С чего вы это взяли? Я как раз живу своей семьей. У меня четверо детей. Я люблю жену… детей люблю. Я считаю, что ничего важнее этого нет на Земле. Для меня нет.

- В наше время, Алексей… я не живу так, как вы, но… вы понимаете, в наше время просто любить свою жену и детей… не изменять. Не "жить в полную силу", как нас призывает реклама, а жить ради любимых людей, быть просто верным и честным, когда это так старомодно, некрасиво, когда никто так не делает… это уже не мещанство. Это уже протест, если угодно.

- Ну, мне льстит, конечно, что вы так думаете обо мне. Но вообще-то мне просто нравится так жить. Это мне доставляет большое удовольствие. Кроме того, я хочу покоя и радости. Без этого нельзя воспитывать детей, они должны жить в нормальной обстановке. И работать нельзя без покоя и радости. Так что я просто эгоист.

- Алексей, я не хочу вас как-то оскорбить. Вы поймите, что я и связался с вами только потому, что вы именно живете не как все. А вот вы не боитесь… дети ваши вырастут. Летать вы не сможете… и в старости вдруг окажется, что жизнь-то прошла совершенно бессмысленно. Никому вы в жизни не помогли, никого не спасли, ничего серьезного не совершили. Ни к каким настоящим целям не стремились… Жизнь-то была бессмысленна, Алексей! Вы этого не боитесь?

Алексей подумал.

- Вы знаете… вы действительно меня задели. Я в молодости мечтал. Хотелось… спасать человечество. Но ведь мы уже давно не дети, Игорь. Мне не нравится нынешняя система, но она устойчива и стабильна. Разрушить ее - это множество смертей. Во имя чего? Я не вижу никаких альтернатив. Союз Ислама и Православия, говорите вы? Но я не вижу, чем Ислам лучше того же оккультизма, и я бы не хотел такого союза. А сколько у нас православных - нормальных, а не принадлежащих к культу Ликея? Доли процента. Национальная идея? В нынешнем мире ей места нет. Конгресс не позволит. Да даже и если - Россия давно уже не великая империя, как некогда, она не сможет существовать без остального мира. Нас ведь, русских, очень мало осталось. Немцев, и тех больше по численности. Как вы хотите организовать жизнь в России, если, предположим, добьетесь победы?

- Ну сначала надо ее добиться. Надо добиться того, чтобы в самой России русские определяли все.

Алексей покачал головой.

- Я не могу идти за партией без определенной программы.

- Да пусть хоть тот же Ликей, - сказал Игорь, - но изолированно от политики Мирового Конгресса. Русский Ликей. Воспитаем свою элиту. А она подтянет остальных и поднимет страну.

- Изолированно - это значит противостояние, - сказал Алексей, - а это, простите, Игорь, совершенно нереально. Раздавят. При первой же возможности. Вы сами этого разве не понимаете? Нет больше в мире изолированных государств, ведущих свою политику. Одни названия остались. Бренды. Бренд - Франция, бренд - Марокко. Россия. Времена независимой политики прошли давным-давно. Везде правит интернациональная элита. Игорь… неужели этого не видно?

- Пусть так, - упрямо сказал собеседник, - и что - сдаться? Ничего не делать?

Они остановились напротив комнаты Алексея.

- Наверное, надо делать, - тихо сказал Алексей, - но я не знаю, что. Не представляю. И для себя… я летаю. У меня семья. Я православный. Я не уверен, что должен думать о спасении человечества - кто я такой? Мне бы душу свою спасти.

- Очень жаль, - холодно сказал Игорь, - ну что ж… давайте вернемся в номер, холодно все-таки.

13.

Светозар как-то очень быстро из талантливого мальчика со светящимися глазами превратился в сильного, красивого молодого человека. Он без особого труда закончил факультет востоковедения, поступил в аспирантуру. Наука была ему нужна для общего развития - работы хватало и в центре Иллариона.

Он занимался риско, великолепно играл на скрипке, знал, кроме английского, четыре индийских наречия. Развитие почти на уровне ликеида. При этом он не так уж много сил тратил на самообразование - сказался врожденный талант. Приемный сын в семье, он ничем не напоминал тщедущного Иллариона и темненьких тростиночек-сестер. Светозар был широк в плечах, носил белые рубашки-толстовки, как и отец, светло-русые спутанные лохмы и подстриженая густая борода, добродушное лицо наводили на мысль об Илье Муромце. Лечением он теперь практически не занимался, лишь помогал отцу в сложных случаях. Писал книги - философские, о жизни, об устройстве Вселенной, об этике - книги и в Сети, и в напечатанном виде расходились большим тиражом и, что бывает редко, приносили приличный доход. Концепции, выдвигаемые Светозаром, казались настолько новыми, ошеломляющими, что люди - и даже ликеиды - охотно разбирали его сочинения. О Светозаре Раутове заговорили. Его приглашали в поездки, в том числе, за границу, на выступления, на конференции. В свои 24 года Светозар начал становиться знаменитостью.

Агния отмечала с безразличием, что в глазах отца Светозар давно затмил дочерей. Бедная Звента, так и не выходящая из своих комнат, живущая в плену полубезумия… она лечила людей, что-то писала, но с годами все меньше. Время от времени ей приходилось снова ложиться в больницу. Агния сохраняла рассудок, но зато способности ее продолжали оставаться слабыми. Высший Помощник продолжал помогать ей, но делал это не очень-то активно… судя по всему, Агнии предстояло стать одной из бесчисленных слабеньких целительниц, она это уже понимала, но это мало ее огорчало. А Светозар… отец не говорил о нем иначе, как с восхищением. Смотрел на сына снизу вверх в прямом и переносном смысле. Агния понимала: Светозар - исполнение всех отцовских мечтаний. Он не просто помощник в деле Света - он совершит то, чего не удалось отцу, его путь будет головокружительно высок… Он уже превзошел отца!

И постепенно стало заметно, что Светозар уже не просто любимчик отца, что он становится лидером Центра… Илларион старел - ведь дети у него поздние - голова его седела, он превращался в пряменького, сухонького дедушку. А Светозар все больше разворачивался, раскрывался, как бутон лотоса, все чаще гудел его басок на встречах с важными гостями. Иногда Светозар уже прямо распоряжался отцом: "Папа, ты бы сегодня закончил эту статью… Надо, чтобы она появилась в "Ведомостях" перед моим выступлением". Но никакого хамства - все вежливо, мило, корректно. Как и принято в Центре Иллариона. Анжела тоже старела и воцарение Светозара воспринимала как должное.

Агнию все это волновало очень мало. Больше ее беспокоило общение с Ригнором. Правда, Агния часто ощущала - она еще не является Ученицей в высоком смысле. Она спрашивала об этом Ригнора - когда же она станет Посвященной - и он отвечал с усмешкой: "А ты этого хочешь?" Агния замолкала. Она чувствовала в себе страх - слишком много страха. Как-то Ригнор пытался помочь ей выйти из тела… Агния ощутила себя висящей под потолком, даже комнату сверху увидела. Но тут же, перепугавшись, скользнула обратно.

"Ты держишься за материальное".

Легко сказать… а если не держаться - вдруг будет как со Звентой?

И все-таки Ригнор не оставлял ее, и это давало надежду, что она станет по-настоящему духовным человеком.

Агния довольно редко общалась с братом. Однажды весной они были вдвоем в Павловске - там проводили телеконференцию, в которой брат участвовал, а Агния была его ассистенткой.

В конференции, кроме Светозара, принимали участие видные духовные лица Петербурга - ликеид-японец (психолог и инструктор по риско), настоятель Храма Солнца, руководитель Социально-Психологического Центра Моника Люсьен. Агния стояла за кулисами и по знаку брата подавала книги, меняла воду в графине.

Ей казалось - пожалуй, так оно и было - что брат превосходит всех этих знаменитостей, даже ликеидов, по своему духовному уровню, а в особенности - по влиянию на людей. Говорить красиво и образно умели все. Но когда говорил Светозар, зал замирал. Люди жадно следили за выражением его красивого лица, больших серых глаз. Зал словно становился единым целым, когда говорил Светозар - то взрывался хохотом, то замирал в восторженном внимании, то грохотал аплодисментами. Брат Агнии, высокообразованный человек, говорил предельно просто - понять его мог каждый - и в то же время мудро. Но наверное, причина этого восторженного отношения зала заключалась не столько в содержании речи Светозара, сколько в самом обаянии его молодого баска, его внешности, его манеры говорить и улыбаться.

Агнии часто казалось: ее брат излучает Свет…

- Вот тут записка пришла, - Светозар щелкал кнопками на своем мониторе, - "Как вы относитесь к философским взглядам, отличным от ваших?" Ну что я могу сказать? Допускаю все. Такое выражение есть в Агни-Йоге: в слове "допустить" заключается весь смысл эволюции. Я не являюсь и не считаю себя единственным обладателем Истины. Мне что-то открывается, но возможно, другие знают о мире больше меня. У этого вопроса есть другая сторона: как я отношусь к тем, чьи взгляды противоположны моим? Ответ: я стараюсь по мере сил относиться ко всем людям одинаково. Каждый человек прекрасен, ибо он - творение Божье!

… Об истории. Неужели вы думаете, что вся история человечества - это история того, как люди убивали друг друга, как сменялись цари и правители, как люди учились нарушать целостность природы и все больше уходили в искусственный рукотворный мир? Неужели в истории не было другого? Было, безусловно было… Историческая наука до сих пор изучает только короткий период - 10 тысяч лет, человечество же существует невообразимо дольше. Мы ничего не знаем о тех доисторических людях, однако ясно, что их цивилизация не была технологической…

… Время от времени к людям приходили посланцы Божьи, такие, как Кришна, Аллах, Мухаммед, Велес, Сатья Саи - но как правило лишь немногие умели слышать их голос. Искажение их учений со временем стало невероятным. Пожалуй, только аватар Сатья Саи сумел оказать настоящее влияние на мир в последние годы своей жизни - во многом ему мы обязаны сегодняшним состоянием мира.

… я уверен, что каждый человек может развить способность общаться с Высшим миром. Никаких особенных талантов для этого не требуется. Лишь чистота помыслов…

… Вот еще одна записка: "Как начать развивать способности контактера с высшим разумом?" Отвечаю: начните с фантазии. Фантазия, воображение - это пегас, на котором можно лететь в иные миры…

Агния и сама млела, слушая брата, любуясь на него издали. Какой он все-таки… Агния чувствовала, что почти влюблена в Светозара. Только как в брата, конечно. Как в духовного руководителя. Все, что он говорил, было так правильно, так мудро, так отвечало ее собственным мыслям. А как его любят люди!

Это настоящий Человек Шестой Расы… посланец Божий, думала Агния умиленно. И Ригнор тихо подтверждал: да. Твой брат велик.

Какое счастье иметь такого человека своим братом!

Конференция закончилась. Светозар вышел за кулисы, взял Агнию за руку.

- Давай быстренько… а то налетят сейчас.

Они выбрались через черный ход. Светозар нарочно поставил машину не у самого здания, где проходила конференция, а в нескольких кварталах отсюда. У него был велик опыт в делах подобного рода. Он не любил толпы восторженных поклонников и искателей автографов. Обычно поклонники ожидали своих кумиров непосредственно у парадного выхода или на автомобильной стоянке. Светозар выходил раньше всех (пока публика еще не успела одеться), через черный ход, и шел пешком. По этой же причине он не брал с собой большой свиты, охранников, шофера - впрочем, такого в Центре Иллариона отродясь не водилось.

- Прогуляемся немного, - Светозар улыбнулся и взял сестру под руку. Агния шла рядом с ним, млея от счастья. Видели бы сейчас все эти люди, из зала… Она, простая девушка - рядом с таким человеком!

И день какой чудесный… Солнышко! Снег на ветвях растаял, и лишь кое-где под кустами лежит мокрыми умирающими грудами. С голых веток капает вода. Звенят сосульки. Агния любила весну - весной так хочется лететь куда-то, в незнакомые края, так остро мечтается о новом, о неизвестном.

- Светик, - сказала Агния, ей уже было немного неудобно называть брата домашним, уменьшительным именем, - Мне нужно будет еще зайти в магазин, они заказывали соляные кристаллы из Мертвого моря. Отец просил узнать… Ты езжай, я потом на метро доберусь.

- Я могу тебя и подбросить. Хотя, честно говоря…

- Нет-нет, я знаю, у тебя все расписано по минутам. Ты не беспокойся, видишь, какая погода чудесная.

Светозар улыбнулся. Агнии так хотелось, чтобы он поговорил с ней о чем-то возвышенном, прекрасном… Но разве она - достойная собеседница для такого человека?

Он ее брат, это верно. Но они, если честно, так редко разговаривают. Ему всегда некогда. Что ж, это брат, у него своя жизнь. Агния повертела головой, пытаясь найти предмет для разговора. Взгляд ее упал на старохристианскую цервушку, стоящую в отдалении. Купола были выкрашены в голубой цвет, на золотых крестах играло солнце.

- Смотри, красивая церковь, верно?

Светозар фыркнул.

- Красивенькая… новодел. Была бы хоть старинная…

- Но все равно - смотри, солнце как играет.

- Да, ничего, - равнодушно отозвался Светозар. И вдруг Агнии ужасно захотелось войти туда… ну бывает же такое желание - вдруг зайти в храм, помолиться, свечку поставить. Просто постоять, ощутить атмосферу.

- Светик, давай зайдем, а? - попросила Агния, - Ну просто так. Я ни разу не была в такой церкви, мне интересно, какая там атмосфера. Мы на минутку только.

- Агния, - сказал Светозар с упреком. Девушка посмотрела на него с удивлением.

- Мне некогда.., - он выговорил это словно с трудом. Лицо его вдруг побледнело.

- Но мы же только на минутку… ну ладно, если не хочешь, то не надо, конечно.

Они быстро зашагали от церкви. И вдруг Светозар заговорил. Казалось, он хочет как-то оправдать свой отказ.

- И вообще я не выношу этих… Оболванивают людей.

Агния удивилась.

- Ты же хорошо относишься ко всем религиям, и старым тоже.

- Есть одно исключение, видишь ли, - отозвался Светозар спокойно, - эта религия меня раздражает. С детства. Я никогда не понимал отца, почему он постоянно делает реверансы в сторону христианства. А теперь я понимаю, почему это у меня так…

- Почему?

Агния до сих пор вообще не задумывалась об этом. Христианство - просто старая религия, для чудаков и психически неполноценных, для отсталых, зашоренных сознаний, существует там где-то на грани общества… Что в нем может раздражать? Каждый человек волен верить, во что угодно.

- Да потому, что это наиболее опасная из всех религий. Начнем с того, сколько крови было пролито именно по вине христиан! И сейчас, дай им только волю… Ведь они считают себя единственно истинными! Их осталось-то в мире всего ничего, а апломба - как в старые времена. Остальных - буддистов, мусульман, не говоря уже о Ликее - на помойку…

Агния чувствовала, что Светозар не договаривает. Ну хорошо, это все понятно - но почему такое раздражение? Ведь ясно же, что это просто безобидная секта.

- И этот их взгляд на Христа… он очень опасен. Я и сам в свое время размышлял… думал. А что если их взгляд на Него верен? Что если Он единственный Сын Божий, умер и воскрес? Ты знаешь, ведь многое тогда меняется. К счастью… - Светозар умолк.

- Что к счастью?

- К счастью, у меня было видение. Я понял, что это не так.

- Но Светик, - сказала Агния, - Ведь люди же верят! Ну оставь ты их верить, как им хочется.

- Людей мне жаль, - сказал Светозар, - против них я не имею ничего. Только против этого ужасного учения. Это ничем не лучше сатанизма… впрочем, на самом деле - хуже. Будь у меня власть, я бы сумел победить этого их… основателя. Я бы объяснил им, за кем нужно идти. Только все должно быть постепенно, не резко… без насилия. Ты же знаешь - мой путь - путь ненасилия.

- Да, - выдохнула Агния. Они уже почти пришли к стоянке.

- Ну пока, - Светозар чмокнул сестру в щеку, - Вечером встретимся.

Агния шла к магазину, несколько ошеломленная последними словами Светозара. Так неожиданно! Ведь они вообще мало говорили со Светозаром, его концепцию Агния знала в общих чертах. Но эта концепция мало отличалась от того, чему учил и отец, и вообще многие книги и учителя. Агния даже считала, что Светозар вообще все почерпнул от отца. Хотя, конечно, у Светозара был свой астральный Учитель. Говорят, Учитель очень высокой ступени, чуть ли не сам Мория. Это, естественно, не афишировалось - кто же вслух говорит о своих неземных Наставниках?

Конечно, Светозар владел литературным талантом, мог влиять на людей, убеждать их, и излагать старые, всем известные истины совершенно по-новому. В его руках старое зеркало мерцало новыми искристыми гранями.

Оказывается, в чем-то Светозар все же несогласен с отцом. Пусть это мелочь. Но странно - почему так? Почему именно христианство? Оно же ничем не отличается от всех остальных старых религий. Оно сыграло свою роль, образовало две или даже три метакультуры, а теперь практически потеряло значение. Число его последователей ничтожно, никакой роли в мире они не играют. Их не видно и не слышно. Это просто маленькая безобидная секта. Самоубийствами христиане не кончают, других тоже не убивают. Вообще приличные люди. Нет, непонятно…

Сатанизм… отец всегда говорил, что Христос - один из Великих Учителей человечества. И вообще все так говорили. Его почитали в Культе Ликея как Бога-Сына (правда, имя называлось крайне редко, так что почитали как бы и не Его). А Светозар, выходит, вообще против? Он хочет реформировать Культ Ликея?

Впрочем, почему бы и нет? Ведь религия не стоит на месте, она должна развиваться. И кому же быть великим реформатором, как не Светозару? Ну а то, что Агния не совсем понимает причины такой его неприязни именно к христианству - значит, она слишком мало знает о мире.

Вскоре Агния совершенно забыла об этом. Вокруг царила весна. Воробьи суетились на полупросохшем асфальте. Ей было хорошо. И у самой эзотерической лавки она услышала музыку.

Играли на гитаре - уличные музыканты, опять выползли после зимы. Наверняка играли они в неположенном месте и в полиции не зарегистрировались. Это мало волновало Агнию. Музыка ей понравилась. Она остановилась и стала слушать.

Их всего было двое, с двумя гитарами, играли довольно хорошо. Паренек помоложе в основном отбрякивал ритм и пел. Второй, с рыжеватыми курчавыми волосами, играл соло. Агнии понравился гитарист, и чем-то привлек сразу. Он показался ей знакомым, откуда - неизвестно. Может быть, виделись в прошлых жизнях. Вид у парня был расхлябанный, нагловатый, хулиганский. Но глаза противоречили виду - большие были у него глаза, зеленоватые и вроде бы детские. Наивные глаза.

Когда-то раньше, вспомнила Агния, уличные музыканты играли за деньги. Теперь денег нет, карточки… Теперь они играют просто так.

Этот город в ауте, ему двести лет.

И в нем еще ни разу не менялась власть.

И некрасивым девушкам не мил белый свет,

И в пустых квартирах больше нечего красть.

Каждый как умеет, так и живет.

Этот город катится, охваченный сном.

Куда он катится, никто не поймет.

Все думают о разном и молчат об одном.

Агния жадно слушала, забыв о том, что неприлично вот так стоять на тротуаре, у всех на виду, слушая уличных музыкантов. Парни закончили песню. Рыжеватый нагло посмотрел на Агнию, подмигнул ей и сказал приятелю:

- Давай споем для хорошего человека! - и что-то неразборчивое.

Тот кивнул. Они сыграли проигрыш и запели нечто странное… впрочем, уличные музыканты всегда поют что-нибудь необычное. Иначе - для чего им выходить на улицу? Прохожие шли мимо, прислушивались, некоторые останавливались, но ненадолго. Агния продолжала стоять.

У тебя к нему есть несколько слов.

У тебя к нему даже наверно любовь.

Ты ждешь момента, чтоб отдать ему все.

Холодный мрамор - твои цветы,

Все опускается вниз, и в горле комок.

Эти морщины так портят твое лицо.

Поплачь о нем, пока он живой.

Люби его таким, какой он есть.

Неизвестно почему, но в глазах Агнии защипало. Она смотрела на рыжеватого музыканта, легко перебирающего струны, на длинные его пальцы, бегающие по грифу. Ей действительно захотелось плакать. Непонятно почему, что в этой песне соответствовало ей лично, ее жизни - если подумать, ничего. Или все же что-то было так?

Парни запели вдвоем.

Тихое утро. Над городом смог.*

Майская зелень. Энцефалит.

Там хорошо, где нас с тобой нет.

Канистра с пивом - при чем здесь вода?

Искусственный пилот - при чем здесь народ?

Сегодня умрешь - завтра скажут "поэт".

Поплачь о нем, пока он живой.

Люби его, таким, какой он есть.

(*В.Шахрин)

Агния благополучно приобрела соляные кристаллы, о которых просил отец. Уехала домой, и от всего этого дня осталось смутное воспоминание - воробьи, просохший асфальт, голубые купола, рыжеватый гитарист и странная, ни на что не похожая песня. В память врезалось только: "Сегодня умрешь - завтра скажут "поэт", и еще припев. И еще запомнился непонятный разговор со Светозаром.

Дней через пять Агния, как обычно, вела прием больных. Женщина с язвой желудка пришла во второй раз. Язву можно было вылечить за неделю обычными таблетками, но женщина принципиально считала таблетки зловредной химией и ходила только к целителям. Агния ее вполне устраивала. Уже две недели пациентка пила травяные чаи и собственную мочу.

Агния усадила больную и провела, как водится, сеанс стабилизации ауры. Потом сосредоточилась и увидела желудок. Там еще было темное пятнышко. Язва? Или рубец? Кто его поймет?

"Ригнор, - спросила Агния мысленно, - Что это?"

"Язва зарубцевалась", - возник мгновенно ответ.

"Что посоветовать?"

"Дальше… уменьшать… неделю", - туманно ответил Ригнор.

"Что уменьшать?"

Ригнор хранил молчание. Агния привыкла к таким ситуациям. Охваченная вдохновением, она села к столу и быстро накатала схему, по которой женщине в течение недели нужно будет уменьшать дозы чаев.

- Вот…, - она протянула больной лист, - Язва у вас зарубцевалась. Еще неделю попьете чаи, вот по такой схеме. Ну и диета… как я уже говорила.

Женщина бегло просмотрела лист.

- Ну а кармически - с чего у меня эта язва? Можете сказать?

- Сейчас.

Агния расслабилась и сконцентрировалась. Задала вопрос. Над головой женщины возникла темная пульсирующая точка. "Бабушка", - озарило вдруг Агнию. "Злоба… убийство любви".

- Ваша бабушка… совершила какой-то поступок, в результате чего произошло убийство любви, - сказала Агния, - Теперь вы отрабатываете ее карму. Помолитесь за свою бабушку, принесите жертву Афродите.

Женщина почтительно поблагодарила и вышла. Агния посидела в кресле расслабившись. Вошел следующий пациент.

… Рыжеватый, курчавый уличный беспризорник с зелеными странными глазами.

Агния вздрогнула.

Раскрыла рот.

- Здрасте, - парень протянул руку, предварительно зачем-то вытерев ее о штаны.

Агния встала. Потом села.

- Здравствуйте, - сказала она. И, придав тону официальность, - Я вас слушаю.

- Понимаете, какое дело, - сказал парень, - У меня личный вопрос.

- Я слушаю, - повторила Агния.

- Я вообще-то здоров. В лечении не нуждаюсь. У меня вопрос личный, - сказал парень, - Мне нравится одна девушка. Сильно нравится.

Агния стиснула зубы. Ну и что? Что в этом особенного? К ней часто обращались с "личными вопросами".

- Ну вот, а я не знаю, как ей об этом сказать, - закончил парень. Агния немного помолчала.

- Как зовут вашу девушку? - она решила, что посмотрит ауру… - фотография ее у вас есть?

- Нет, вы представляете - увы! А зовут ее… представляете, я только сегодня узнал, как ее зовут.

- Да?

- Да. У нее такое имя красивое. Я даже не ожидал. Ее зовут… - парень помолчал, - Агния.

Девушка взглянула в простодушное лицо пациента. Этакий дурачок.

- Ну а вас как зовут? - спросила она тихо.

- А меня можно и на ты называть, я не гордый… Меня Кеша зовут.

- Как-как?

- Кеша. Ну, Иннокентий.

- Как вы меня нашли? - спросила Агния. Мир завертелся вокруг нее. Она ничего уже не замечала - ни икон на стене, ни портрета Елены Рерих, ни магических знаков. У Кеши был, пожалуй, один крупный недостаток, но даже он почему-то Агнии нравился. Уши оттопыренные. Они даже из-под Кешиных кудрей торчали несколько вызывающе.

- Кто ищет - тот всегда найдет, - ответил Кеша.

- Мне понравились ваши песни.

- Я написал только музыку, но не ко всем. Тексты пишет Илья, - отозвался гитарист, - Если хотите - еще спою.

- Хочу, - ответила Агния тихо.

Почему-то о Кеше нельзя было рассказывать отцу.

Отец никогда и не интересовался делами Агнии. Ни в детстве, ни теперь. Он составил себе определенное представление о дочери по каким-то отрывочным фразам, по внешнему впечатлению - и с тем жил, не пытаясь глубже понять Агнию.

Между тем Агния сознавала, что она - человек далеко не духовный. По сравнению со всеми остальными в Центре. Ее очень часто смущали мирские помыслы. Она думала о том, что у всех девушек ее возраста есть или был свой собственный мужчина. Любовь. Иногда с недоумением задавала себе вопрос - почему же у нее нет никого?

Ну конечно, она не ходит на мероприятия, где можно познакомиться. Но ведь мужчин вокруг достаточно - и целители приезжают, и пациенты. Они бывают на разных конференциях. Да и просто на улице некоторые знакомятся. Конечно, Агния не так воспитана, она бы с негодованием отвергла грубые попытки ухажерства. Но ведь и отвергать нечего, никто и не подходит!

Разве она некрасива? Агния честно смотрела на себя в зеркало. Конечно, не то, чтобы красавица. Но уж и не уродина. Наоборот, яркая, необычная внешность. Большие глаза, белая, тонкая кожа, правильные мелкие черты лица. Может быть, у нее дурной характер? Но откуда они знают о ее характере - ведь даже не подходит никто.

Ну и что? - обрывала себя Агния. У меня есть Учитель. Духовный путь. И вообще - что думать об этом? Какое это может иметь значение?

Разве этим надо жить?

Но в глубине души Агния верила, что настоящая любовь найдет ее сама. Просто однажды появится Светлый и Прекрасный - Он. Такой же, как Ригнор, но живой, реальный. И увезет ее далеко-далеко… В Индию. Или еще куда-нибудь. В общем, они будут счастливы и умрут в один день.

Кеша совершенно не был светлым или прекрасным. И вовсе не похож на Ригнора.

Они сидели вдвоем на кухоньке, заставленной рядами пивных бутылок. Кеша держал ее за руку и рассказывал о себе. Он говорил взахлеб.

Агнии казалось, что она готова слушать его всю жизнь.

Все было совсем не так, как ей представлялось. Был матрац, брошенный на полу в комнате. Поцелуи, которые пронизывали жаркой волной. Был грязноватый, давно не мытый линолеум - Агния не была хозяйственной и не догадалась прибраться у Кеши, но Кеше, похоже, это даже нравилось. Они пили сладкий мускат. Агния не привыкла пить, и голова стала у нее кружиться после двух бокалов. Кеша играл ей на гитаре. Пел он плоховато, хуже Ильи, но все же выводил мелодию. Однако больше играл без голоса - импровизировал что-то, то огненное, как самба, то печальное, как древний романс. Потом они обнимались. Занавесок на окне не было, и лежа на матрасе, Агния видела потемневшее небо. Было больно немного, но все равно - здорово. Она и не думала, что может быть так.

Кеша был младше Агнии на год. Но на несколько жизней опытнее. Он сбежал из дома в четырнадцать лет. Родители его развелись еще в раннем детстве, а тут мама решила снова выйти замуж - с отчимом он не сошелся. Скитался по стране, одно время сел на иглу, но потом прошел лечение. На гитаре выучился сам. Годам к девятнадцати взялся за ум. Выпросил себе социальное пособие и закончил вечернюю школу в несколько месяцев. Поступил в училище спасательной службы и подрабатывал, ездя по вызовам. Это давало какую-то зарплату и приличное свободное время.

С Ильей подружились давно. У них группа была, еще двое ребят - ударник и басист. Кеша обещал познакомить Агнию с группой - остальные жили далеко. Пока только с Ильей познакомились.

Еще у Кеши был опыт неудачной семейной жизни. В прошлом году он жил с одной красоткой… об этом он рассказал вскользь.

Все было неправильно, не так, как представляла Агния.

Этот Кеша - был совсем не тот человек, которого она должна была полюбить. Вовсе не Сужденный Небом. Он был рыжий уличный музыкант, почти бандит, не слишком сильный, не красавец, не умный, не эрудированный, не духовный… в нем было слишком много "не". Он употреблял пиво, водку, а еще время от времени эйф. ("Ты че - правда думаешь, что это наркотик?") И конечно же, он ел мясо и вообще все, чего пузо пожелает. Он не видел никакой необходимости в работе над собой. Правда, он много читал. Ни телевизора, ни ВН у него не было - просто денег не хватало вечно. Правда, с ним никогда не было скучно.

И странное дело, чем больше Агния думала о Кеше, тем меньше ей приходила в голову духовность. Она понимала, что это-то как раз и ужасно. Что нельзя же променять Высокое Призвание на какую-то там семейную жизнь, на какого-то мужчину. Она достойна большего!

Но большее уже не лезло в голову. Агния стала стремительно терять интерес и к медитациям, и к работе - она занималась целительством уже через силу. С другой стороны, почему она должна заниматься только этим? Агния стала всерьез подумывать об университете. У нее прекрасный средний балл, она почти отличница. Почему бы не поступить в обычный медицинский институт? Лечить людей ей нравилось. Иногда только казалось, что все это - такая ерунда. Откуда, в самом деле она знает, что Ригнор дает правильные советы? В большинстве случаев это срабатывает - но это может быть и внушение. А часто и не срабатывает.

А вот если стать обычным врачом, то можно работать добросовестно.

Можно просто работать. Потом возвращаться домой… а там - Кеша. А там, может быть, и дети, семья. И вообще… всплывали все детские, потаенные мечты. Она может и поехать куда-нибудь отдохнуть, к морю, скажем. Собаку купить. Это, конечно, пошло, это низкое, земное, поспешно обрывала себя Агния.

В дверь постучали. Агния вздрогнула, возвращаясь из мира иного. Она сидела в своем кабинете, в кресле, перед магическим кругом, начерченным на стене.

- Войдите…

Сначала в кабинете возникло рыжее сияние, потом - Кеша. Агния вскочила, заулыбалась. Кеша аккуратно прикрыл дверь. Веснушчатое его лицо сияло.

- Ой, как здорово, что ты пришел! - воскликнула Агния, - Я и не ждала, что ты придешь сюда!

- А я соскучился, - Кеша подошел к ней, положил руки на плечи. Агния смотрела в любимое лицо и словно таяла, растворялась в ласковых серых Кешиных глазах. Было так тепло, так славно в его объятиях… их губы слились в поцелуе.

- Может, пойдем погуляем? - предложил Кеша, - Я теперь богатый… зарплату выдали. В кафешку зайдем?

Агния озабоченно посмотрела на часы.

- Отец собирался в шесть проводить медитацию… пораньше… и потом у нас гость из Индии, рассказывать будет. Мы до шести вернемся?

Кеша вздохнул.

- Может быть, если постараемся.

Было уже без двадцати пять.

Агния знала, что ей нужно было до медитации еще дочитать книгу "Ченнелинг-46". И на медитацию сегодня - уже обязательно. Самачарья будет рассказывать об очень важных именно для нее, Агнии, вещах. Ведь ее карма связывает с Индией! Так сказал отец. Короче говоря, времени у нее не было. Но за окном кипел такой бурный, зеленый май. И так не хотелось расставаться с Кешей.

- Пошли! - Агния решительно шагнула к двери, - Я только переоденусь.

Агния шла под руку с Кешей по улице. И это было ей приятно. Почему-то. Никогда она в себе не подозревала таких низменных мыслей - оказывается, просто пройтись под ручку с парнем - это так здорово! И не только потому, что ты его любишь, но и потому, что все смотрят и видят - ты не просто так какая-то девчонка, а у тебя есть свой парень, тебя любят, тебя предпочли всем другим!

Может быть, начала Агния анализировать, это у меня действительно низменные чувства? Может, это только желание быть как все?

Может, и любви-то никакой нет? Если честно - конечно, нет. Физическая тяга - да, приятно, когда он обнимет, поцелует. Но это же низшее, животное. А есть ли между нами духовная близость? Кеша совершенно не интересуется духовностью. О Боге он сказал только:

- Я еще в школе заколебался - духовность там всякая, свет. Ну, есть там Бог - ну и что? Ко мне-то это какое отношение имеет? Вот сдохну - узнаю.

Агнии было слегка досадно, что любимый человек не разделяет самого главного в ее жизни. И уж наверняка - никогда Кеша не пойдет вместе с ней сражаться со Злом и нести Свет людям. Не способен он нести Свет. Слишком примитивен.

Хотя… не так уж он и примитивен. Часто Агнии казалось, что за простой Кешиной душой стоит что-то большее. Может быть, еще ею не понятое. Но даже если это так - ну и что? Пусть он не примитивен - он просто ДРУГОЙ. Свет ему не нужен. Он не плохо относился к занятиям Агнии, но просто безразлично. Воспринимал эти занятия как часть личности любимой девушки - ну занимается, и ладно.

Ну что это будет за жизнь - с Кешей? - спросила себя Агния. Обычное замужество. Дети. Уборка, готовка, повседневная суета. Тем более - Кеша такой безалаберный, надо думать, в доме будет постоянный бардак, и не то, чтобы красивую, уютную, возвышенную обстановку создать не удастся, а даже просто прибраться, и то будет сложно. И вообще.

Кеша обнял ее за плечи. Агнии стало необыкновенно тепло. С детства так не было - никогда.

- Поехали в субботу на Озерки? - сказал он, - мы с ребятами собираемся. Говорят, уже тепло будет…

- В мае купаться… - засомневалась Агния.

- А че, нормально. Пива возьмем, посидим. Поехали, а?

- Поехали, - радостно согласилась Агния.

Отец был недоволен - она это чувствовала.

- Агния, это все хорошо, я понимаю, ты молодая девушка, но ты же знаешь, как важна была эта встреча.

- Да, папа, - сказала она покорно. И правда - могла бы и в другое время встретиться с Кешей.

- Я бы хотел встретиться и поговорить с этим молодым человеком.

- Зачем? - испугалась Агния. Отец, стоя у окна, забарабанил по стеклу пальцами. Потом обернулся к ней.

- Я же должен знать, с кем встречается моя дочь.

- Пап, - сказала Агния, - мне уже 20 лет.

- Ну и что? - раздраженно спросил отец, - можно теперь делать все, что угодно?

И словно испугавшись своего раздраженного тона, сел к ней, сказал ласково.

- Я хочу тебе только добра, Агния, ты же знаешь. Просто хочу познакомиться с человеком… ты собираешься замуж, и я…

- Почему замуж? - выскочило у Агнии. Она и сама удивилась этой мысли. Какое замужество? Ну может быть… когда-нибудь. Но сейчас об этом явно еще рано говорить.

- Агния, но ведь вы, прости… вы уже спите?

- Да, - призналась Агния. Отец сокрушенно покачал головой. Ну да, подумала Агния. Это же нехорошо, наверное. Грех. Хотя в культе Ликея - нет, конечно, но ведь папа склонен к христианству.

- Я просто хочу с ним встретиться, поговорить, - повторил отец, - ты же не хочешь вечно скрывать его от нас?

- Мой отец хочет с тобой встретиться, - небрежно бросила Агния. Они валялись на песке, Илья как раз притащил шашлыки. Шампуры быстро разобрали, и теперь вгрызались в горячее душистое мясо. Агния ела бутерброд с сыром. Белая крыса, сидевшая на плече Ильи рядом с ней, почему-то больше заинтересовалась сыром, а не мясом, и внимательно принюхивалась, шевеля красным длинным носиком. Парень со странной кликухой Борман достал из морозильной сумки запотевшие бутылочки "Балтики", стал раздавать.

Он был буржуй, этот Борман. Работал где-то в офисе в центре. Переносная морозилка. Да и приехали они сюда на "Ките", принадлежащем ему же.

- В каком смысле? - Кеша открутил колпачок бутылки.

- Ну поговорить. Не знаю. Чтобы ты пришел как-нибудь. Ты приди, Кеш, - попросила Агния, - а то меня не отпустят. Неприятности будут дома.

- Ну ладно, приду, - Кеша пожал незагорающими белыми плечами.

- Ой, смотрите, смотрите, собачка! - закричала Света, подруга Ильи. Вслед за другой компанией отдыхающих чапала совершенно безволосая темная собачка, какой-то новейшей породы, выведенной на основе китайской хохлатой. Огромные выпученные, как у жабы глаза, и уши - развесистые лопухи, по краю которых торчали редкие волосины. Собачонка была уморительна. Внезапно она села на песок и старательно заскребла задней ногой за ухом. Компания покатилась со смеху.

- Собачка, собачка, - Агния потянулась к ней, протягивая кусочек сыру. Не обращая на нее никакого внимания, песик затрусил за хозяевами.

Агния откинулась на покрывало. Ее пальцы перебирали мягкие струйки песка. Кеша сидел рядом, и они уже ржали над чем-то, Агния не слышала - над чем. Было тепло.

- Вы как хотите, - сказал Илья, - а я купаться пошел.

И побежал неровной трусцой по песку, огибая соседние пляжные компании, к холодному на вид озеру.

Исторический разговор с Кешей состоялся на следующей неделе, на кухне. Агния и Анжела присутствовали, но все больше помалкивали.

- Я надеюсь, Иннокентий, - говорил отец, - что вы осознаете свою ответственность. Агния не простая девушка. Она идет по Пути Света. Мне бы хотелось знать, каковы ваши жизненные планы?

Агния замерла в ужасе - как Кеша вообще все это воспримет? Как это, наверное, дико для него. Он ведь, в сущности, больше всего боялся фальши и неестественности.

А здесь все так. Все. И понимаешь это только рядом с Кешей. И в этой фальши она выросла - но почему-то не замечала этого раньше. Этот напыщенно-вежливый тон. Путь Света… какая чушь.

- Да у меня особых планов нет, - сказал Кеша, пожимая плечами.

- Вы где-то работаете?

- Да, санитаром-спасателем, - сказал он.

- И у вас нет образования, - мягко продолжил Илларион.

- Не-а, - бодро ответил Кеша. Про училище он, видимо из принципа, решил не распространяться.

- Видите ли, мне бы хотелось услышать от вас конкретный ответ. Как вы представляете дальнейшую жизнь с Агнией…

- Папа, - вскрикнула она. Это было уж совсем невыносимо. Илларион строго посмотрел на нее.

- Ты сиди. Я даже не пытаюсь разговаривать с тобой, я понимаю, ты влюблена, и у тебя сейчас здравый рассудок не работает. А вы…

Он снова повернулся к Кеше.

- Вы мужчина, Иннокентий, и мне бы хотелось услышать от вас ответ. Вы отдаете себе отчет в том, что происходит? Вы понимаете, что у Агнии есть призвание, и что она не вполне обычная девушка?

- Ну я рад, - сказал Кеша, - тогда мы друг другу подходим. Я тоже необычный. У меня еще с рождения седьмая чакра открыта, вы не в курсе? И вообще я любимый ученик величайшего непальского йога Жри-Нехочурья и живу исключительно в астрале, а вы меня от астральных битв отвлекаете.

Он уставился в лицо Иллариона невинными голубыми глазами. Целитель отвел взгляд.

- Вы паяц, - пробормотал он.

- А у вас аура набок съехала, - сообщил Кеша.

- Я с вами серьезно хотел поговорить.

- А я несерьезный, - Кеша поднялся, протянул руку. Илларион посмотрел на нее с гадливостью, - ну ладно, пойду я. А то на дежурство еще опоздаю.

Он посмотрел на Агнию.

- Пока, детка, до завтра!

Завтра встретиться не получилось. И послезавтра тоже. А потом Агния сбежала и несколько дней жила на квартире у Кеши, не беспокоясь ни о чем.

Отец звонил, уговаривал ее. Она вернулась. Тогда она еще готова была вернуться. И даже продолжать свои целительские занятия, которые, правда, давались ей с трудом. Она почти ничего не слышала, хоть и могла по-прежнему видеть ауры. Ригнор, ее Учитель, куда-то исчез. Но если раньше это было бы трагедией, сейчас Агнии уже и не очень-то хотелось с ним общаться.

Она начала готовиться к поступлению в университет. Видно, ей не суждено стать целительницей.

Демарш Агнии принес плоды - ей не запрещали встречаться с Кешей и даже ничего не говорили. Пожалуйста, гуляй на здоровье. Казалось, все было очень хорошо. Но в один прекрасный день Кеша пришел мрачным.

- Что-то случилось?

- Да что… ничего. Увольняют меня просто.

- Ой, - испугалась Агния, - а как же ты теперь?

- Да ничего. Найду что-нибудь. Жалко, на подстанции хорошо было.

- Да почему увольняют-то? Ты же хорошо работал, тебя же…

- Понимаешь…

Он не хотел говорить сначала, но Агния со временем узнала правду. Это сказала коллега - оператор подстанции, которая была с Кешей в хороших отношениях. Оказывается, начальнику позвонили из центра Иллариона и сообщили, что вот именно этот санитар резко ухудшает карму подстанции.

Агния устроила дома скандал. Не отцу - они со Светозаром как раз уехали на конгресс, и мишенью оказалась Анжела.

- Почему вы со мной не разговариваете? Почему за моей спиной?

- А толку-то с тобой разговаривать? - повышенным, но спокойным тоном ответила Анжела, - ты же дурочка влюбленная. Ты разумных аргументов сейчас не слышишь. Он темный, ты это понимаешь? Он темный.

Агния выскочила из дому, хлопнув дверью. Поехала к Кеше. Всю дорогу она думала лишь одно: им надо расстаться.

Не потому, что "надо слушаться отца". Ерунда это все. Просто ведь не оставят в покое. Не такая уж это маленькая сила - центр Иллариона. Вот пожалуйста, уволили…

Разве только уехать отсюда, уехать совсем, в другой город. Жаль, конечно, но иначе… Но ведь никогда не оставят, не дадут им жить спокойно. Агния ни на минуту не верила, что Кеша "темный". Он был никакой - не темный и не светлый. Рыжий он был. Обыкновенный человек.

Она продумала в деталях, как войдет и скажет Кеше "прости, ты сам видишь, что нам нужно расстаться". Настроилась на холодный и деловой лад. Нажала кнопку звонка - Кеша жил в древнем доме с электрическими звонками. Знакомые шаги за дверью, Кеша на пороге. Едва дверь за Агнией закрылась, все ее намерения разлетелись как дым. Она упала Кеше в объятия, рыдая.

- Ну не реви… ты че, - он гладил ее по голове.

Потом уже, сидя на кухне и вылакав налитый Кешей стакан дешевого вина, Агния сказала.

- Не знаю. Они тебя достанут. Ты же видишь. Наверное… лучше, если ты меня… от меня… уйдешь.

- Кишка тонка у них, - сказал Кеша, - подумаешь, позвонили на подстанцию. Пойду вон на Василеостровскую, там возьмут. У нас просто шеф дурак.

Агния села к нему на колени, обняла за шею.

- Кеш, правда, что делать-то?

- Не грузись, - сказал он. Слишком уж легко он все воспринимает! Агнии было страшно. Не понимает он ничего. Хотелось сказать: увези меня отсюда! Да, хоть бы взял и увез - от этого дома, осточертевшего, где не было у нее ни любви, ни тепла, ни детства нормального. Но как это скажешь - увези?

- Может, нам уехать куда-нибудь? - спросила Агния. И тут же поняла, что нет, не получится.

- А ребята? - ответил Кеша, - да ладно, брось ты. Фигня какая. Устроимся как-нибудь.

14.

Детей было много. Дети были нарядные, взволнованные, притихшие. Они сидели на сцене, на стульях позади, в три ряда, и конечно, перешептывались, толкались, воспитательницы на них шикали. Вика была одной из младших, малышка совсем, Джейн ее не могла толком разглядеть. Дети выходили по одному на край сцены и читали стихи. Голоса и мастерство у большинства были худо-бедно, но поставлены. Джейн обливалась холодным потом при мысли, что Вика, как всегда, начнет бубнить себе под нос и хорошо, если попадет в микрофон.

Стихи по большей части были подражательными, безликими. Что-то про "родную нашу школу" или "вот уж листья опадают". Одна девочка огорошила всех не по возрасту продвинутыми строками о том, как "ложе утопало в кружевах, шелк, струился в красном балдахине, дама не нуждалась в куче свах, бедра были стянуты бикини"* *Н.Патрацкая.

Но Джейн, сидящей в зале среди довольных собой и гордых родителей, все эти творения казались гениальными. Очень пугала мысль о том, как это сейчас ее дочь выйдет и прочтет, еще и глупо, и невыразительно, свои собственные строчки. Она хуже всех. Ее послали сюда по ошибке. Может, так решили, потому что у Вики - "такая приличная мама, ликеида". Эта ликеида сейчас дрожала как осиновый лист и находила совершенно гениальным стих, который с выражением декламировал толстый румяный мальчишка лет десяти. Ну куда ее Вике до такого?

Мы жизнь свою по-разному рисуем,

Но рай у каждого с рождения в крови,

Ведь мы с тобой на свете существуем

Как проявление Божественной Любви.

Сердцами любящими Истину познаем

И улетаем, насладившись ей сполна.

С Небес на Землю Луч Любви мы посылаем.

И с большей радостью вращается она.

Джейн даже не услышала, как Вику объявили. Только увидела, как ее девочка робко, но пряменько идет к краю сцены. И тут же весь страх прошел. Да какая разница? Ведь это же Викушка! Она все равно лучше всех.

Маленькая, хрупкая, необыкновенная красавица в синем платье, с бантом в пшеничных волосах. Ножки - как у олененка. Глаза. И какая она вся ладненькая, славная, нет второй такой девочки.

Внутри расплылся теплый, обжигающий комочек счастья - просто оттого, что Джейн увидела Викки.

Она и точно бормотала негромко, даже в микрофон слышно плоховато. Но сейчас это было Джейн совершенно не важно. А стихи у Вики гениальные… ну не гениальные, но уж получше остальных!

Серое утро города

Дождем до краев наполнено,

Безжалостно ветер срывает

С веток усталых листву.

Дверь подъезда откинута,

Лужи наморщились волнами,

В бешеной гонке асфальтовой

К заборам прижало траву…

Джейн будто проснулась. Захлопала вместе с другими. Гордость и волнение. Вот она какая, Вика! И это Джейн произвела на свет такое чудо. Сама родила, выкормила, растила. И еще думала тогда - Миссия… да какая к черту Миссия, когда вот она - Вика? Весь Ликей не стоит бантика на ее косичке.

Вскоре объявили перерыв. Джейн ринулась было за кулисы - отыскать Вику, но одна из распорядительниц объяснила, что детей увели на полдник.

- Жаль, - пробормотала Джейн и подняла глаза на женщину. Вздрогнула. Та властно, но приветливо кивнула.

- Здравствуйте, Джейн! Очень рада вас видеть.

- Взаимно… Лариса, - Джейн отлично помнила имя, только не решалась выговорить. Она пожала крепкую полную ладонь Ларисы Старцевой, матери Алекса.

"И помните, что как мать, я всегда на вашей стороне".

- Может быть, выпьем чайку? - предложила Лариса, - у меня есть немного свободного времени.

- Д-да.

Джейн покорно пошла за ней. Властное спокойствие Ларисы подавляло. Особенно сейчас. Раньше Джейн как-то защищало обычное ликейское чувство превосходства.

Они вошли в небольшой безликий кабинет

- У вас очень, очень талантливая девочка! Присаживайтесь, - пригласила Лариса. Стала возиться с кофе-автоматом, - я сразу обратила внимание. Гляжу, фамилия знакомая, необычная в наших краях. Вы дали ей свою фамилию после развода?

- Да, - Джейн смутилась.

- Вам какого чайку? Здесь мятный есть, с имбирем, индийский…

- Давайте мятного.

- Очень хорошая девочка. Красивая. Вы знаете, ведь я, как педагог и филолог, хоть уже и на пенсии, вхожу в основное жюри. Пригласили.

- Хотелось бы, чтобы вы судили Вику объективно, - улыбнулась Джейн. Ее едва не затошнило при мысли, что перед ней - бабушка Вики. Бабушка!

И значит, и для Джейн не чужой человек.

- Уверяю вас, совершенно объективно, - Лариса повернулась, держа в руках небольшие цветные чашки, - пожалуйста. Совершенно объективно, Виктория, несомненно, одаренный ребенок…

Господи, да она не могла не понять! У Вики отцовские глаза. Нос. Все лицо. Совершенно русская девочка, в ней же ничего от меня нет!

И узнать можно даты моего замужества и развода, как и понять то, что в Челябинск я уехала уже беременной. Вычислить по возрасту Вики.

- Как у Алексея дела? - спросила Джейн. Вопрос показался ей приторным и фальшивым.

Лариса вздохнула.

- Все так же. Работа, семья, никакого продыху.

- У него… дети? - спросила Джейн. Лариса махнула рукой.

- Вы не в курсе, конечно же. Вы знаете, он женился, вы еще, кажется, не уехали тогда. Жена совершенно простая, оператор какой-то. На фабрике где-то работала. Сейчас, конечно, не работает, Алешка один обеспечивает семью. У них уже четверо детей. Двух последних уже без рекомендации рожали, да и я говорила, но разве они послушают? Живут в тесной квартире…

- Девочки, мальчики? - спросила Джейн.

- Старший мальчик, Боря. Хороший мальчик. Вашей ведь скоро девять? А ему только восемь исполнилось. Еще две девочки - Аня и Маша, младший опять мальчик. Живут уж не знаю как. Я не вмешиваюсь. Взрослые люди, пусть как хотят, правда?

- Да, - Джейн кивнула, - Молодцы, надо же… четверо детей, значит.

- Ну у вас тоже ребенок, и важно не количество. Нарожать может кто угодно! Важно качество. Мы с покойным мужем в Алешу вложили все. Правда, он не добился того, чего легко бы мог добиться, но это уж не наша вина.

- Алексей… он замечательный, - не выдержала Джейн, - вы знаете, я его до сих пор… помню.

- Не надо было этого говорить. Не надо. Джейн чувствовала облегчение - у Алекса семья, дети, он, видимо, счастлив. Иначе не стали бы рожать четвертого. Он был прав в своем выборе тогда и значит, она, Джейн, тоже была права.

И уж сейчас, через 9 лет, не оставалось никакой недосказанности и никаких идиотских надежд. Это не ее мужчина. Никогда он не был ее, и не будет. И оказывается, она всего только и хотела - не увидеть его, а просто узнать… выяснить, как и что.

Идиотка. Можно было давно разузнать, где-то есть вся эта информация. Но ведь думалось совсем другое.

- Да, Джейн, - кивнула Лариса с достоинством, поставив чашку, - я помню, ведь вы любили его.

- Ну это дело прошлое, - улыбнулась она. Лариса поднялась.

- К сожалению, антракт сейчас закончится. Джейн, мне бы очень, очень хотелось пообщаться с вами. Давайте так - вы завтра вечером свободны? У меня собираются литераторы, музыканты… может быть, вы?

- Спасибо, - Джейн встала, - я постараюсь.

Она планировала поводить Вику по музеям, показать ей город. Но заняться этим было просто некогда - у юных поэтов была напряженная программа. Их водили в зоопарк, в парк аттракционов, в бассейн, катали по Неве и каналам. По вечерам - встречи с местными школьниками, детский театр или собственно конкурс.

На третий день юные дарования отправились на встречу-медитацию со знаменитым индийским целителем и гуру, неполным аватаром Кришны. Джейн, предоставленная самой себе, наконец-то дозвонилась и договорилась о встрече со старыми знакомыми.

От Ларисы ей удалось отболтаться. Сидеть вечер среди "литераторов и музыкантов", в роли свадебного генерала - все ж какая-никакая, а ликеида, да еще из Америки… Слушать дурные стихи и подражательную музыку, дышать атмосферой кружка "непонятых, но избранных" гениев… Нет уж, спасибо.

Джейн удивлялась себе. Ведь летела в Питер с тайной надеждой - что, если удастся увидеть его? Алекса. Издали хотя бы. Можно даже в Пулково ради этого поехать, не то, что в Павловск. А уж побывать у ЕГО мамы, где могут храниться его старые детские снимки, он наверняка там похож на Вику, его какие-то вещички… Где можно поговорить о НЕМ.

Но ни снимки, ни вещички больше Джейн не интересовали. Приехала - и не надо ничего, перегорело. Обидно даже. И не хочется на него смотреть. Живет семьей, очевидно, счастлив - ну и пусть. И хорошо, никакой тоски. Наконец отпустило. А она, оказывается, привыкла страдать, привыкла беседовать с его портретом, мечтать, грустить сладко. Нет, правда, даже обидненько, что чувства-то никакого уже и нет. Но зато - свободно. Легко. Можно жить своей жизнью.

С Заслонским Джейн встретилась в первый же день. Директор заметно постарел, в его борьбе с излишним весом победил вес. Аркадий стал вялым, грузным и поседел. Его сын все же закончил Московский Ликей и сейчас работал в Африке. Беатрис и Клаус оба уехали в Германию, больше в Центре ликеидов не было, и новых не присылали. Из старых знакомых Джейн в Питере оставалась лишь Моника, она все так же активно работала в Социале. Были и другие ликеиды, но никого из них Джейн не знала.

Аркадий велел отгружать в Челябинск оборудование, и к этому вопросу больше не возвращались. Джейн посидела у Аркадия и его жены, Любы, поговорили, выпили чайку с пирожками. Аркадий не на шутку увлекся садоводством. Наперебой с женой рассказывал Джейн про элитную клубнику и гладиолусы, про ландшафтный дизайн, все больше напоминая героев Чехова. И что этот Чехов так мещан не любил, думала Джейн, глядя на Аркадия, который с увлечением рассуждал, какие кустарники годятся для живой изгороди. Хотя да, конечно, неправильно это, и надо бы ему, Аркадию, гореть сердцем и переживать за судьбу человечества и России… Нет, он неправильный ликеид. Но зато очень милый и симпатичный. И за что их Чехов не любил?

Отговорившись срочными делами, Джейн не поехала к Ларисе Старцевой. Отправилась на Невский, где они собирались встретиться с Моникой в "Сайгоне".

Психологиня прихватила с собой коллегу, мальчика, только недавно приехавшего сюда на Миссию. Психолог, немец 23 лет от роду, звали его Маркус Хельманн. Маркус был кряжистый, светловолосый, этакий большеглазый теленок. Моника состарилась. Да ведь ей за 50 уже, подумала Джейн. Волосы безупречно черные, стрижка стильная, косметика и пластика лица умело скрывают морщины. Фигура мальчишеская, легкая, накачанная в спортзале. Только возраст все равно ощущается. То ли голос стал грубее, то ли все же проступающие "гусиные лапки" у глаз, то ли просто знание о том, что этой девочке в серебристом топе и бархатном ошейнике, с открытыми плечами - уже за 50. Что-то неестественное в ней было, нежизненное. Потасканность какая-то.

С Рене Моника давно рассталась, ее новый супруг жил и работал в Москве, преподаватель тамошнего Ликея. И с ней Джейн не стала говорить об Алексее. Хоть он наверняка по-прежнему проходил обследования.

Они сидели за столиком в углу, в зыбком неярком свете, пили янтарный мускат, беседовали - о столичном Ликее, о Социале, о том, о сем. Речь зашла об исламе.

- В начале 21го века угроза исламской агрессии была сильна. Если бы не появление Ликея… Сейчас-то мы имеем дело лишь с отдельными проявлениями религиозного фундаментализма, связанного с национализмом, - рассуждал Маркус, - как и везде, впрочем. Здесь, в России свои националисты. В Латинской Америке до сих пор социалистические движения существуют, хотя они никому особо не интересны, кроме почему-то Ватикана. Видимо, старые догматики пытаются хоть как-то вернуть свои позиции, надо же за что-то уцепиться.

- Любопытно, - заметила Моника, - что еще в 20м веке, при появлении этой самой Teologia de la Liberacion, все папы были категорически против сближения церкви и социализма. Что даже странно, потому что казалось бы, в 20м веке Католическая церковь стала настолько либеральной и если бы обновление продлилось дольше и глубже, она подошла бы вплотную к учению Ликея… и слилась бы с ним. Но затем, начиная с Бенедикта 16го, ряд строгих консервативных пап… И теперь вот все эти дела в Латинской Америке. То, что когда-то они отвергали в политике, стало чуть ли не краеугольным камнем. Впрочем, это неглупо - таким образом они получают поддержку у бедных слоев населения и даже маргиналов организуют иногда, - она умолкла.

- Пожалуй, хорошо, - сказал Маркус, - что здесь, в России, православная церковь давно уже не занимается никакими политическими делами.

- Было время, когда их мягко, но решительно отстранили от государственных дел, - кивнула Моника, - впрочем, религиозны местные экстремисты или нет - никакой разницы я не вижу. У вас в Челябинске ведь тоже постреливают? - обратилась она к Джейн. Та кивнула.

- Бывает.

- Иногда я думаю, что этой стране ничто не поможет, - изрек Маркус, - как посидишь в Социале… Такое впечатление, что они изо всех сил стремятся сделать себя и окружающих несчастными.

- Давайте еще возьмем, и может, коньячку, -предложила Джейн. Ей вдруг захотелось напиться - что-то, чего она раньше даже не представляла.

Что поделаешь? Жизнь учит.

Взяли бутылочку рябиновой настойки.

- За Ликей! - Моника изящно подняла рюмку. Джейн глубоко вздохнула и быстро, как лекарство, сглотнула крепкий напиток. Моника и Маркус лишь пригубили.

- Ты неправ, Маркус, - заговорила психологиня, - главное, работать, делать свое дело, и рано или поздно это принесет плоды. Конечно, русским трудно понять психологию воина. Но среди них всегда были люди, способные понять и выделиться из массы, те, кто стремился к европейскому пути развития. Начиная с Петра I…

- Давайте выпьем за Петра I, - сказала Джейн. Она подлила настойки ликеидам и наполнила свою рюмку. Выпили. В голове мягко зашумело. Джейн вдруг ощутила, что любит Монику. Старая подруга, немного смешная. И Маркус, он такой славный, большегубый, с телячьими глазами. И парни у стойки там. По традиции в баре негромко пел старик Гребенщиков - эту песню Джейн ни разу не слышала.

Проснись, моя Кострома!

Не спи, Саратов и Тверь!

Не век же нам мыкать беду

И плакать о хлебе.

Дубровский берет ероплан,

Дубровский взлетает наверх.

И летает над грешной землей,

И пишет на небе…

Захотелось откровенности. Взять да и поговорить о чем-то самом главном. Джейн в одиночку уже выпила следующую рюмку. Придвинулась к Монике ближе.

- А я вот просто генетиком теперь работаю. Дочь у меня. Не очень способная. Да и я ведь целый день на работе - когда мне с ней заниматься всерьез? Не ликеида… Но я уже теперь спокойнее на это смотрю. Главное, чтобы человек был хороший. Она такая славная у меня, такая милая… А вот с замужеством у меня не вышло. Муж такой козел, - пожаловалась Джейн.

И осеклась. Черные, глубокие в полумраке глаза Моники смотрели бесстрастно, и в то же время слегка сочувствующе. Профессионально.

- Я думаю, тебе нужно как-то устроить личную жизнь, - сказала она, - Джейн, может быть, ты вернешься в Питер. Я уверена, что Аркадий возьмет тебя на работу.

Не плачь, Маша, я здесь, - пел невидимый голос, -

Не плачь, солнце взойдет!

Не прячь от Бога глаза,

А то как Он найдет нас?

Небесный град Ерусалим

Горит сквозь холод и лед.

И вот он стоит вокруг нас

И ждет нас. И ждет нас.

- Не знаю, - сказала Джейн, - в консультации не хочу больше работать. Может, где-нибудь в больнице. Тогда я, если честно, просто сбежала. Думала - что вы все скажете?

- Ну что ж, каждый совершает ошибки, - заметила Моника, - но сильный человек всегда может их исправить.

Может. Только было ли все это ошибкой и хочу ли я все это исправлять? - подумала Джейн. Ей стало очень уж тоскливо. Такие они правильные, все знающие и понимающие. Счастливые. Совершенные.

- В жизни бывает не так уж много настоящих несчастий, - сказала Моника, - это болезнь и смерть.

- Это несовершенство нашего мира, вызванное силами зла, - ввернул Маркус. Моника согласно кивнула.

- Все остальное проистекает только из наших собственных ошибок и может быть легко исправлено.

Джейн закусила губу. Снова вспомнились сцены мучительных объяснений с Глебом… Как она узнала впервые о его измене. Как ей сказали в комиссии, что способности ее дочери не позволяют п ринять Вику в гимназию… Как у Вики подозревали аутизм. И слезы ночью в подушку, слезы по Алексу, страстное желание еще хоть раз коснуться его. И лица, вереница лиц, обветренных, задубевших, побитых морщинами - каждый день видишь их на работе, маргиналов этих…

Да, все беды проистекают из наших ошибок и неразумия. Конечно.

Только что ты-то знаешь об этом, ведь у тебя никогда и не было ничего подобного. Ты проводишь время между спортзалом и медиторием. И ведь нельзя сказать, что не видишь страданий - ты их даже и видишь в Социале, только ты загородилась от них стеной этой своей бодрой уверенности. А ты попробуй, хоть на минуту - пусти их в себя.

Я ведь это сделала.

Или я никогда и не умела иначе?

У меня были русские предки, подумала Джейн. Но почему это проявилось через несколько поколений?

- Понимаешь, - сказала она, - жизнь гораздо сложнее, чем тебе кажется. Да, наши ошибки. Или, как говорят христиане, наши грехи…

- Грехи - это неконструктивно, - вставил Маркус.

- Да-да… но есть еще просто сочувствие. Просто милосердие…

Моника пожала плечами.

- Жалость неконструктивна. Я никогда не сюсюкаю со взрослыми людьми. Помочь фактически, объяснить, как поступить правильно - это другой разговор. Если они не желают говорить разумно и конструктивно - это не ко мне.

Джейн молча смотрела на нее.

- Вот именно, - поддакнул Маркус.

- Понимаете, - сказала Джейн, - с нами, людьми, только и можно, что сюсюкать. Разумно мы уж и сами как-нибудь разберемся. Советчиков много. А вот иногда, знаешь, так нужно, чтобы кто-то просто с тобой посюсюкал, обнял, пожалел. Чтобы было понятно, что тебя - просто любят. Я знаю, я сама не умею. Из меня тоже растили… воина. Ликеиду. Но я почти научилась. С ребенком. Я уже почти это умею. И каждый может научиться… если постарается. И начнет там, внутри, становиться живым. Просто живым, понимаешь? Только живым быть - больно. Очень больно, сил иногда никаких нет это терпеть. Но лучше так, чем счастливым. Лучше так…