/ Language: Русский / Genre:nonf_criticism

Применение фантастических допущений в курсе "Развитие Творческого Воображения"

Юрий Зубакин


Юрий Юрьевич Зубакин

Применение фантастических допущений в курсе "Развитие Творческого Воображения"

(О фантастических допущениях, прогностических возможностях фантастов и о шкале "Фантазия-2")

… Викентьев предложил спародировать кого-нибудь из фантастов. Гоша поднял руку, и братья взялись за "Град…".

Когда они замолчали, я спросил:

— У вас есть, наверное, специальные приемы?

— Мы их ищем, — ответил Гоша. — Многое зависит от писателя. У Стругацких очень индивидуальный стиль, можно брать любой эпизод. А вот Кир Булычев… С ним куда труднее: гладенький-гладенький такой.

— А Альтов?

— Генрих Саулович? — задумчиво переспросил Саша. — Ну, это же совсем другое дело.

Лернер Л. Собственные Ньютоны [1]

Человек будет драться за идею так, как никогда не будет драться за собственную жизнь, за свою страну.

Саймак К. Снова и снова [2, С.330]

1. НЕОБХОДИМЫЕ ПОЯСНЕНИЯ

В курсе, традиционно называемом Развитие Творческого Воображения (РТВ), часто можно встретить словосочетание ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ. Анализируя фантастические произведения Методом Золотой Рыбки, оценивая фантастические ИДЕИ по шкале "Фантазия-2", знакомясь с проведенным Г.Альтовым анализом фантастических ИДЕЙ из произведений Ж.Верна, Г.Уэллса, А.Беляева, я пришел к выводу, что понятие ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ в курсе РТВ трактуется очень вольно, а то, что под ним понимается, не всегда можно применять к анализу фантастического произведения — в ряде случаев использование понятия ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ лишь искажает картину образования и связи элементов структуры фантастического произведения.

Условимся в этой работе РТВ'шную ИДЕЮ выделять прописными буквами — чтобы не путать с другими идеями: например, философское понятие идеи не всегда совпадает с тем, что принято называть ИДЕЕЙ в курсе РТВ. Смешение понятий ИДЕИ и идеи приводит и будет приводить к всевозможным недоразумениям — даже если мы навсегда определимся, что понимать под ФАНТАСТИЧЕСКОЙ ИДЕЕЙ в курсе РТВ.

Я считаю, что избежать обеднения и упрощения понятия идеи можно, если вместо понятия ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ ввести более уместное ФАНТАСТИЧЕСКОЕ ДОПУЩЕНИЕ.

Более того, используя РТВ-шное понятие ИДЕЯ, мы не только обедняем и упрощаем понятие идеи, но и обедняем курс РТВ ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ИДЕИ не рассматривают многие интересные фантастические образования.

Цели моей работы — показать фантастические ДОПУЩЕНИЯ (их взаимосвязь, развитие, образование), образованные ими структуры фантастических произведений, а также обоснование необходимости их применения в курсе РТВ.

Мне могут возразить, что понятие ИДЕИ традиционно используется в курсе РТВ, введение же нового понятия лишь все запутает и, что старые добрые ИДЕИ ничем не хуже нововведения. Мне это кажется неправильным — здесь как с вопросом о форме Земли: в повседневной жизни мне безразлично, какой она формы — пусть даже в виде надкушенного бублика или блина, — но ведь никто не будет утверждать, что Земля плоская. Так и с ИДЕЕЙ: применять это понятие (как говорить о плоской Земле) можно лишь на поверхностном, "бытовом" уровне, но применение его при углубленном исследовании — например, при анализе структуры фантастического произведения — приведет лишь к искажению общей картины фантастических образований произведения.

Вводя понятие ДОПУЩЕНИЕ, мы избежим многих подводных камней, которые смертельны ИДЕЯМ.

Недостатки применения фантастических ИДЕЙ и достоинства применения фантастических допущений мне видятся в следующем:

1. Традиционное понимание фантастической ИДЕИ в литературе по РТВ _намного уже_ понятия ДОПУЩЕНИЕ, а это часто исключает из рассмотрения многие структурные элементы, обедняя и искажая общую картину фантастических образований в произведениях.

2. В литературе по РТВ под фантастической ИДЕЕЙ понимается нечто самоценное, представляющее самостоятельный интерес и, как правило, лежащее _в основе_ фантастического произведения. Допущения же, кроме того, что также интересны сами по себе, показывают ВЗАИМОСВЯЗЬ допущений; в основе (если, конечно, можно так сказать) фантастического произведения лежат только НАЧАЛЬНЫЕ фантастические допущения. Если сравнить воду с фантастическим произведением, то фантастическую ИДЕЮ можно сравнить с брошенным в воду камнем, круги от которого изменяют реальность, делая ее фантастической — так традиционно рассматривается ИДЕЯ в курсе РТВ. У меня же с камнем можно сравнить лишь НАЧАЛЬНЫЕ допущения, которые при столкновении с реальностью в мире фантастического произведения создают "волны" — другие ДОПУЩЕНИЯ; проследив путь распространения "волн", можно сделать выводы об эволюции фантастических допущений, рассмотреть механизм их образования.

3. В ряде случаев _недопустимо_, при анализе фантастического произведения, применение понятия ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ к структурным элементам произведения — например, нельзя называть ИДЕЯМИ допущения вторичной реальности (допущения мира произведения) — см. главу 3.1.

4. При рассмотрении ИДЕЙ в художественном произведении возможна _путаница_, связанная с подменой фантастических ИДЕЙ в произведении ХУДОЖЕСТВЕННЫМИ ИДЕЯМИ фантастического произведения (т. е. обобщенными, эмоциональными, образными мыслями, лежащими в основе произведения искусства), что не всегда одно и то же: если ИДЕИ из курса РТВ могут представлять самостоятельный интерес, возможно их рассмотрение _вне_ художественного произведения, то ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ИДЕИ необходимо рассматривать в связи с произведением, — введение понятия ДОПУЩЕНИЕ позволяет избежать подобных недоразумений.

В работе дается определение допущений, рассматривается взаимосвязь фантастических допущений, развитие и их образование.

Взаимосвязь допущений рассматривается с помощью предложенной мной структурной схемы фантастического произведения, являющейся логичным продолжением анализа сюжета Методом Золотой Рыбки и Методом Снежного Кома.

Мною рассматривается образование научно-фантастических, ненаучно-фантастических допущений, их сходства и различия, взаимосвязь, связь с реалистическими допущениями, превращение одних видов допущений в другие.

Делается вывод об одинаковой значимости для курса РТВ научно-фантастических и ненаучно-фантастических допущений.

В литературе по ТРИЗ широко используются результаты проведенного Г.Альтовым анализа фантастических ИДЕЙ в произведениях Ж.Верна, Г.Уэллса, А.Беляева, его выводы о прогностических возможностях фантастов. Выбрав по одному произведению Ж.Верна, Г.Уэлса, А.Беляева, я составил списки фантастических допущений из этих произведений. При сравнении фантастических допущений с ИДЕЯМИ, выбранными Г.Альтовым, оказалось, что ИДЕИ Г.Альтовым выбирались весьма вольно, в некоторых случаях они проинтерпретированы неверно — все это позволило мне усомниться в его выводах о прогностических возможностях фантастов.

Мною также проанализирована предложенная Г.Альтовым и П.Амнуэлем шкала оценки фантастических ИДЕЙ. В некоторых случаях с помощью шкалы оценивались сюжет, произведение. Оказалось, что шкалу невозможно использовать для оценки фантастических произведений, сюжетов, изменения шкалы требует оценка ИДЕЙ.

Подробнее обо всем этом рассказывается в моей работе.

Отмечу, что в некоторых работах по РТВ используются одни и те же примеры из фантастической литературы, — мне же показалось неинтересным такое повторение, поэтому примеры этой работы, в основном, результат моих изысканий. Учитывая, что примеры могут использоваться не только для подтверждения правильности моих слов, но и для дальнейшего использования в курсе РТВ, некоторые из них рассматриваются подробно.

Конечно же, примеры допущений из фантастических произведений — это не фантастика, в этом я согласен с Б.Стругацким (1988) [3]: "Не надо забывать, что фантастика — это разновидность литературы. То, что она используется для развития творческого воображения на курсах изобретателей (это делается и у нас [в СССР — Ю.З.]!) очень мило, но это вовсе не главное. Главный козырь фантастики тот же, что и у всей остальной литературы фантастика создает и поддерживает мировоззрение". Например, было бы странным заключить из моих примеров, что в великолепнейших книгах "Левая рука Тьмы" У.Ле Гуин и "Враг мой" Б.Лонгиера рассказывается только о гермафродитах.

Во избежание возможных недоразумений, я сознательно ссылаюсь на источники, которыми пользовался. Я заметил, что в работах по РТВ разработчики стесняются указывать на используемые ими работы, а если что-то и указывается, то, как правило, только литература по ТРИЗ. На фантастическую литературу библиографических ссылок почти нет. Я считаю это недопустимым по следующим пяти причинам:

1. Иногда бывает весьма затруднительно, не прибегая к библиографическим указателям, обнаружить произведение, на которое ссылаются в работе;

2. Одно и тоже произведение может называться по-разному, один и тот же писатель может публиковаться под разными фамилиями.

ПРИМЕР 1.

Повесть А. и Б.Стругацких "Гадкие лебеди" (1966) публиковалась под названиями: "Гадкие лебеди" (см., напр., [4]), "Время дождя" (см., напр., [5]) и как составная часть повести "Хромая судьба" (1982) (см., напр., [6]).

Или один из рассказов К.Саймака, в русских переводах публиковавшийся под названиями: "Машина" (1970) (см., напр., [7]); "Штуковина" (1978) (см., напр., [8]); "Подарок" (1987) [9]. В последнем случае автором рассказа назван почему-то другой американский писатель — М.Лейнстер.

Встречаются случаи, когда для одного и того же рассказа в разных переводах приводятся различные транскрипции фамилии автора и разные названия произведений, — например, в журнале "Вокруг света" появились два разных перевода одного рассказа: 1968: Хейнлейн Р. Колумбу не сиделось дома [10]. 1980: Хайнлайн Р. Колумб был остолопом [11]

Или отечественные рассказы "Сова" Ф.Суркиса (1976) [12] и "Расскажи мне про Стешиху, папа…", автором которого, если судить по оглавлению книги, является Ф.Дымов (1979) [13]: оказывается, это один и тот же автор, один и тот же рассказ.

3. Авторы могут значительно переработать уже опубликованные произведения (сравните, например, главы из повести А. и Б.Стругацких "Полдень, ХХII век" (1961) [14] с содержанием этих же глав в первом книжном издании (1962) [299] и в окончательном варианте повести (1967) [15]).

4. У одного и того же автора под одним и тем же названием могут быть опубликованы разные произведения. Например, у С.Лема на русском языке публиковалось два различных произведения с одинаковым названием "Лунная ночь" — [284], [285, С. 489–510]. Причем в первом случае — это перевод рассказа "Условный рефлекс" (см., напр. [16, С. 42–123]), а во втором — радиопьеса. Отмечу также, что в одном из изданий на русском языке эти произведения печатались вместе [286]. (**)

5. Текст произведения может быть изменен в результате редакторского произвола.

ПРИМЕР 2.

В результате редакторского произвола пострадал текст книги С.Лема "Голос неба" (1967) [16] — интересующиеся могут сравнить фрагмент текста [17] с тем, что было опубликовано в СССР в 1971 г. [16, С.513].

Не повезло также повести А. и Б.Стругацких "За миллиард лет до конца света" (1974) — текст первой публикации произведения (1976–1977) [18] очень сильно изувечен редакторскими правками сравните его с последующими книжными изданиями (например, [19]) я насчитал 145 изменений редакторами авторского текста.

Иногда происходят курьезные случаи — один из них произошел с рассказом М.Твена "Школьная горка" (1899) (см. пример 6). Или же сравню тексты первых трех книжных публикаций на русском языке повести А. и Б.Стругацких "Путь на Амальтею" (1959): 1960 [20]: "Месяц назад заместитель начальника Высшей Школы Космогации Чэнь Кунь вызвал к себе выпускника Школы Ивана Жилина. Межпланетники звали Чэнь Куня "Железный Чэнь". 1964 [21]: "Месяц назад заместитель начальника Высшей Школы Космогации Тодор Кан вызвал к себе выпускника Школы Ивана Жилина. Межпланетники звали Кана "Железный Кан". 1985 [22]: "Месяц назад заместитель начальника Высшей Школы Космогации Сантор Ян вызвал к себе выпускника Школы Ивана Жилина. Межпланетники звали Сантора Яна "Железный Ян".

Не правда ли, любопытные метаморфозы происходили с именем (а, следовательно, и национальностью) "Железного…" в разные годы нашей истории?

Подобных, приведенным выше, редакторских правок в фантастике очень много.

6. При переводе произведения с иностранного языка очень многое зависит от переводчика — о проблемах перевода, в том числе и фантастики, см., напр., в книге Н.Галь "Слово живое и мертвое" [23] и статье Н.Ютанова "Как врать за деньги, или Страсти по переводу" (1991) [24].

При оформлении списка источников, я в ряде случаев сознательно отходил от ГОСТ 7.1-84, что, как мне кажется, не затруднит работу со списком.

Иногда я ссылаюсь на московский самиздат — любительские переводы фантастики, — потому, что, во-первых, они широко распространены на всей территории бывшего СССР; во-вторых, многие из этих переводов в скором времени будут изданы вполне легально [* просматривая этот текст в 1995, могу подтвердить: весь перечисленный самиздат появился у нас в книжных публикациях]; в-третьих, я хотел привести примеры не только по изданной в бывшем СССР, но и неизданной пока у нас фантастике; в-четвертых, у меня не было возможности ознакомиться с переведенными произведениями на языке оригинала. Но для желающих я могу попробовать подготовить список публикаций в зарубежных изданиях.

По возможности я постарался указать год создания произведения, или — его первую публикацию (если это невозможно указываю год первой книжной публикации на языке оригинала).

Я буду признателен за любые замечания, уточнения и дополнения к моей работе.

Пишите по адресу:

Российская Федерация, 454087, г. Челябинск, ул. Мебельная, д. 85-А,

кв. 46

Зубакину Юрию Юрьевичу

или:

FIDO: 2:5010/30.47

e-mail: magnus@avtgr.chel.su

2. ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ДОПУЩЕНИЯ

2.1. ОСНОВНЫЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ

Составляя библиографические списки фантастики Челябинской области (и вообще библиографию фантастики) я всегда решал вопрос о целесообразности включения описания того или иного материала в библиографический список. Это довольно сложный вопрос — при составлении любой библиографии фантастики библиограф исходит из своих субъективных представлений как о фантастике, так и о том, что нужно включать в списки. Например А.Осипов (1990) [25, С. 33–34] требует составлять библиографии фантастики с партийных позиций но это, конечно же, недопустимо — при произвольном включении произведений в списки библиография получится необъективной. Подобных библиографий не так уж и мало — вспомним, к примеру, идеологического уродца — рекомендательный библиографический справочник "Мир глазами фантастов" (1986) [26] (критические отзывы — см., напр., [27], [28], [29]).

После просмотра огромного количества печатной продукции становится понятно, что существующие критерии отнесения произведений к фантастике требуют пересмотра. Мне кажется неправильным говорить, что какое-то произведение является фантастикой, а другое — нет, что это произведение — научная фантастика (НФ), а это — ненаучная фантастика (фэнтези). Я считаю, правильней будет сказать, что в этих произведениях есть ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ДОПУЩЕНИЯ, а в этих — нет. Соответственно и библиографию нужно составлять, ориентируясь на содержащиеся в произведении фантастические допущения, иначе неизбежно любая библиография _фантастики_ будет неполной и необъективной.

ПРИМЕР 3.

В повести А.Кулешова "Повесть о спортивном капитане" (1981) [30], если пренебречь некоторыми условностями и обобщениями, фантастическими являются лишь последние полторы странички последняя глава, действие которой происходит после Олимпиады 1984 года, т. е. в недалеком будущем. В частности, из этой главы выясняется, что наши олимпийцы на летней Олимпиаде-84 заняли много призовых мест (напомню, что сборная СССР на этой Олимпиаде не выступала). Нефантастическая часть повести к фантастической главе относится как 140:1. Будет ли "Повесть о спортивном капитане" _произведением_ фантастическим? Ни в одной из известных мне библиографий фантастики эта книга не упоминается. Но вместе с тем в произведении фантастические допущения присутствуют например, участие советских спортсменов в лос-анджелесской Олимпиаде 1984 года.

В фантастическом произведении может быть несколько фантастических допущений.

ПРИМЕР 4.

Назовем несколько фантастических допущений из книги Ф.Фармера "Пробуждение каменного бога" (1970) [31]: "замораживатель материи", способный на неопределенное время останавливать всякое молекулярное и атомное движение в обрабатываемой порции материи; с помощью направленных мутаций людям удалось некоторых животных сделать разумными; создание на Луне атмосферы и океанов; уничтожение человечества андромедянами; через 20 миллионов лет после гибели человечества появились цивилизации кошко-людей, собако-людей, леопардо-людей, медведе-людей, слонолюдей, обезьяно-людей; гигантское разумное дерево Вурутана, высотой в десять тысяч футов и раскинувшееся на многие тысячи квадратных миль; книга, работающая на телепатическом уровне, распознающая, что интересует читателя, а затем выдающая информацию в том виде, который считает подходящим; выращиваемые из семян живые моторы, печатные плата и т. п.

Иногда возникает вопрос об отнесении фантастического произведения к science fiction (традиционно называемой научной фантастикой) или fantasy (ненаучной фантастикой). Мне кажется такое отнесение _всего_ произведения к какому-то определенному виду фантастики неправильным — ведь в фантастическом произведении могут быть как научно-фантастические, так и ненаучно-фантастические допущения.

ПРИМЕР 5.

В произведении К.Саймака "Заповедник гоблинов" (1968) [32] можно обнаружить Дух Шекспира, гоблинов, троллей, дракона, машину времени, заклятия, передатчик материи, благодаря которому можно совершать перемещения из одной звездной системы в другую, а также Шекспира, биомеханического саблезубого тигра, неандертальца, злобных инопланетян — и многое другое.

А.Осипов (1990) [25, C.60] отнес книгу К.Саймака к ФАНТАСТИЧЕСКОЙ СКАЗКЕ, В.Ревич (1971) [33, C.6–7] — к ФЭНТЕЗИ, а первая книжная публикация на русском языке (1972) появилась в сборнике НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИХ произведений [34]. Так что же перед нами — НФ, фэнтези или фантастическая сказка? В.Осипов, говоря о фантастической сказке, видимо, имел ввиду фэнтези (как мы убедимся в главе 2.4.2., сказка может быть построена на НФ допущениях, фэнтезийных допущениях или же из тех и других). Итак, что же перед нами — НФ или фэнтези? Мне кажется, что ответить на этот вопрос применительно ко _всему_ произведению невозможно, но можно выделить из "Заповедника гоблинов" научно-фантастические и фэнтезийные допущения.

Если и возможно отнесение _всего_ фантастического произведения к НФ или фэнтези, то только в том случае, если в произведении присутствуют фантастические допущения только какого-либо одного вида — научно-фантастические или фэтезийные.

ПРИМЕР 6.

Курьезный случай произошел с рассказом М.Твена "Школьная горка" (1899) [35]. В этом произведении рассказывается о том, как в родной городок Тома Сойера и Гека Финна прибыл Сорок Четвертый сын Сатаны, которому захотелось изучить Землю. Время в Раю (а именно из Рая прибыл Сорок Четвертый) течет намного медленнее, чем на Земле одна минута райского времени равна 41 2/3 земного года. Сорок Четвертый обладает феноменальной памятью, ему помогают невидимые дьяволята — к примеру, приносят книгу из Британского музея.

Впервые в СССР этот рассказ был издан в 1976 году (книжное издание) под названием "На школьном холме" [36]. В угоду советской конъюнктуре из рассказа было изъято все, что касалось "нечистой силы" — происхождение Сорок Четвертого, дьяволята. Рассказ сразу же превратился в научнофантастический: Сорок Четвертый по умолчанию стал восприниматься как иноземный исследователь нашей планеты, живущий в отличном от земного по скорости временном потоке.

Случай со "Школьной горкой" показывает, что без фэнтезийных допущений фантастическое произведение превращается в научнофантастическое.

Перейду теперь к определению основных понятий допущения, фантастического, научно-фантастического, фэнтезийного.

Условимся ДОПУЩЕНИЕМ называть ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ О СУЩЕСТВОВАНИИ.

Допущения могут быть реалистическими и фантастическими. Прежде, чем определить фантастические допущения, а также их разновидности — научно-фантастические и фэнтезийные допущения, напомню слова из авторитетной "Энциклопедии фантастики" [37, р.159]: ""Научная фантастика" — ярлык, относимый к определенной категории книг и его применение подвержено капризам редакторов и издателей. Делалось много разнообразных попыток определить границы, отделяющие НФ произведения от тех, которые таковыми не являются. Критерии, по которым производился отбор, часто были различными или даже противоположными. В обычной речи этот термин используется так широко, что никогда не появится определение, которое удовлетворило бы всех" (Пер. с англ. С.Кошелева).

Определение НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКОГО — занятие неблагодатное, но я все же рискну это сделать.

Сразу же отмечу, что у цитируемых здесь авторов речь идет о ПРОИЗВЕДЕНИЯХ, меня же интересуют ДОПУЩЕНИЯ — именно к ДОПУЩЕНИЯМ я буду "примерять" эти высказывания.

В работах многих исследователей фантастики отмечается, что фантастическое начинается на границе познанного и познаваемого, обычного и необычного и т. п. В работе Е.Тамарченко "Уроки фантастики" (1987) [38] обобщаются наблюдения исследователей фантастики и делается вывод о том, что [38, С.379]: "В пограничности — природа фантастики, как внутренняя ее суть, так и характерные внешние признаки. Фантастика той или иной эпохи есть СРЕДОТОЧИЕ ее противоречий: общественно-исторических и культурных, познавательнонаучных и философских, личностных, эстетических (ибо она использует традиционные для искусства темы и средства вместе с такими, которые эпохой считаются лежащими за пределами искусства). ФАНТАСТИКА И ЕЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МИР ЯВЛЯЮТСЯ ГРАНИЦЕЙ ГРАНИЦ в культуре конкретного времени".

Е.Тамарченко также отмечает [38, С.378]: "Фантастическое начинается на границе законов природы, и фантастика существует постольку, поскольку она выходит за эти границы и не покрывается логической мотивацией и объяснением".

Определю и я нашу ГРАНИЦУ:

ФАНТАСТИЧЕСКОЕ — неподтвержденное опытом и теоретическим обоснованием.

РЕАЛИСТИЧЕСКОЕ — подтвержденное опытом и теоретическим обоснованием.

ФАНТАСТИЧЕСКОЕ ДОПУЩЕНИЕ — допущение, неподтвержденное опытом и теоретическим обоснованием.

РЕАЛИСТИЧЕСКОЕ ДОПУЩЕНИЕ — допущение, подтвержденное опытом и теоретическим обоснованием.

Перейду теперь к определению видов фантастических допущений — НФ и фэнтезийных допущений. Сразу же отмечу, что очень часто фантастика и научная фантастика понимаются как одно и то же (например, такое понимание встречается в некоторых работах по РТВ). Я же в этой работе условлюсь понимать под фантастическим нечто большее, чем научно-фантастическое.

В определении научно-фантастического я близок к Р.Хайнлайну, который предложил под SF (SCIENCE FICTION) понимать SPECULATIVE FICTION — литературу гипотез, или к А. и К.Паншиным, предложившим понимать под SF SPECULATIVE FANTASY — гипотетическую фантастику. В связи с этим напомню определение Дж. Меррил из "Энциклопедии фантастики" [37, р.160]: "Литература гипотез: произведения, ставящие своей целью исследовать, обнаружить, узнать с помощью проекции, экстраполяции, аналогии, просчитывания гипотез нечто о природе Вселенной, человека, реальности"… Я использую этот термин "литература гипотез" для описания отрасли литературы, которая использует традиционный "научный метод" (наблюдения, гипотезы, опыт) для изучения некоей постулированной картины, близкой к реальности, путем введения определенного комплекса изменений (воображаемых или изобретенных) в обычный мир "известных фактов", в результате чего создается особая среда, в которой восприятие и реакция персонажей должна сказать что-то важное об изобретенном, персонажах или о том и другом" (пер. с англ. С.Кошелева).

НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИМ условимся называть не противоречащее современным научным знаниям, но неподтвержденное опытом и теоретическим обоснованием.

Под НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИМ я зачастую буду понимать ГИПОТЕТИЧЕСКОЕ, т. е. научно-фантастическими буду часто называть допущения, появившиеся раньше введения термина НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА (20-е годы ХХ века) — например, некоторые допущения Ж.Верна, Г.Уэллса и даже мифологические допущения, ведь [39]: "Мифы — это произведения народной фантазии, наивно объясняющие факты реального мира", — т. е. мифы — это попытки объяснения мира, ничем не худшие для своего времени, чем для нас современные попытки объяснения устройства Вселенной.

НЕНАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИМ условимся называть противоречащее современным научным знаниям, и неподтвержденное опытом и теоретическим обоснованием.

Определю теперь виды ДОПУЩЕНИЙ.

НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКОЕ (НФ) ДОПУЩЕНИЕ — допущение, не противоречащее современным научным знаниям, но неподтвержденное опытом и теоретическим обоснованием.

НЕНАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКОЕ (ННФ) ДОПУЩЕНИЕ — допущение, противоречащее современным научным знаниям, и неподтвержденное опытом и теоретическим обоснованием.

ННФ допущение буду также называть фэнтезийным допущением или F ДОПУЩЕНИЕМ. Конечно же, это насилие над русским языком, но такова отечественная традиция — подавляющее большинство любителей фантастики бывшего СССР ненаучную фантастику называют несколько переосмысленным иностранным словом "фэнтези".

Для удобства восприятия, я составил алгоритм определения разных видов допущений — см. рис. 1.

Рис. 1

Нетрудно заметить, что разделение фантастических допущений произведено по отношению допущений к науке. На это у меня было несколько причин:

Во-первых, разделение это условное, как убедимся в главе 2.5., никакой разницы для курса РТВ между НФ и F допущениями нет и быть не должно.

Во-первых, несмотря на утверждения разработчиков РТВ (например, Ю.Мурашковского (1986) [40]), что деление фантастики на НФ и фэнтези неправильное, а правильным будет деление на 12 поджанров (научно-техническая, популяризаторская, философская, историческая, социально-утопическая и т. п.), фактически ими используются только научно-фантастические ИДЕИ, традиционно используемые в курсе РТВ.

В-третьих, деление фантастических допущений по отношению к науке удобно при рассмотрении допущений веры, т. е. допущений такого отношения к событиям, теориям, вымыслам, когда они принимаются за достоверные и истинные без доказательств. Любая вера — религиозная, идеологическая или какая-либо другая отвергает здоровый скепсис, возможность подходить ко всему критически. Вера субъективна, может существовать множество вер, отличающихся и даже противоречащих друг другу. Рассматривать допущения нескольких вер с позиций какой-либо одной веры мне кажется некорректным и неправильным. Правильнее будет рассматривать положения вер с позиций современной науки — это, по крайней мере, ставит все веры в равное положение друг перед другом. Если допущения веры (нескольких вер) не подтверждены опытом и теоретическим обоснованием — перед нами фантастические допущения. Тоже самое с НФ и F допущениями веры.

Мне могут возразить, что наука сама в известной степени вера и фантастика. Вопрос этот очень интересен, но слишком серьезен и требует специального исследования. В этой же работе _условимся_ под научным понимать познанное.

С учетом данных мной определений выясним, какие виды фантастических допущений можно обнаружить в следующих трех примерах:

ПРИМЕР 7.

Человек в космическом корабле прилетел на спутник Сатурна — это фантастическое допущение, ведь пока никто из людей не отправлялся в подобное путешествие, и это допущение не противоречит современным научным знаниям (вполне возможно при современном уровне развития науки отправить человека в космическом корабле на спутник Сатурна), значит перед нами — НФ допущение.

ПРИМЕР 8.

Человек с помощью дьявола прибыл на спутник Сатурна — это фэнтезийное допущение, потому что такое путешествие противоречит современному научному знанию, согласно которому дьяволов не существует, и, следовательно, путешествие на них невозможно.

ПРИМЕР 9.

Человек прибыл на спутник Сатурна — это НФ допущение. Современная наука не отрицает возможности этого путешествия, разница с допущением из примера 7 лишь в _вероятности_ его осуществления — полеты на космическом корабле сегодня наиболее вероятный способ путешествия в космосе, чем вообще перемещение на спутник Сатурна — скажем, с помощью нуль-транспортировки или в виде электромагнитного излучения.

2.2. ОБРАЗОВАНИЕ ФАНТАСТИЧЕСКИХ ДОПУЩЕНИЙ

Возможны ли истолкования фантастических допущений не так, как они понимались во время создания? Конечно же, возможно.

ПРИМЕР 10.

В книге "В начале" А.Азимов рассматривает различные толкования библейского текста. Вот как рассказывается об эволюции теологических представлений последних двух слов библейской фразы "И был вечер, и было утро: день один" [41]:

"Акты творения, перечисленные в первой главе книги Бытия, распределены между несколькими днями.

До XIX столетия вопросов по этому поводу не возникало. Считалось само собой разумеющимся, что это буквально дни, то есть 24-часовые отрезки времени, что бог сотворил небо и землю, а затем завершил всю работу в очень короткий срок. Впрочем, не столь уж короткий, если вспомнить, что в этой истории замешан все-таки сам господь бог. Никто не сомневался, что если бы он только захотел, то закончил бы всю работу в течении нескольких часов. Если не в мгновение ока.

Однако в прошлом веке ученые начали все четче представлять себе истинный возраст Земли — миллионы лет. И вот произошло событие, которое мы можем считать едва ли не первым отступлением от буквального прочтения Библии, — пошло брожение умов по поводу понятия "дни творения".

Богословы задумались: а не может ли понятие "день" в этой главе относится к какому-то неопределенному периоду? Почему бы не допустить, что явление света и его отделение от тьмы представляли собой "первую стадию" сотворения мира, длившуюся миллион лет или даже триллион — если так было угодно богу? Что богу время?

И все же Библия, судя по всему, вполне конкретно отвечает на этот вопрос. Будто бы предвидя, что слово "день", возможно, будет понято неправильно, авторы "Жреческого кодекса" четко сформулировали: "вечер и утро", как бы подчеркивая, что имеется в виду всего лишь 24-часовой отрезок времени. Не более того… Разбирая понятие "день" в этом стихе, современные иудейские и христианские фундаменталисты видят в нем только знакомый всем нам день, состоящий из 24 часов, и только".

Отмечу еще одно теологическое толкование этих слов — дни творения считаются равными 24 часам, но проходят они не друг за другом, — каждый последующий день творения происходит по истечению множества других дней, отделяющих его от предыдущего.

Очевидно, можно придумать много обнаученных объяснений, но все они будут отличаться от первичного понимания библейских слов.

Замечу, что интерпретации, подобные теологическим, не так уж редки в РТВ — в своей работе я рассматриваю некоторые из них например, в главе 3.2.1. Вольные толкования фантастических допущений разработчиками и преподавателями РТВ очень напоминают объяснение формы случайно поставленной кляксы — когда серьезно утверждается, что это вовсе и не случайное пятно, а специально нарисованная таким интересным образом собачка.

Конечно, можно подобно теологам из примера 10 интерпретировать различные допущения, изменять их первичный смысл — но будет ли это правильным? Не логичней ли будет рассматривать допущения с позиций не современной нам науки, а того уровня развития науки, когда эти допущения были сформулированы? Поясню последнее четырмя примерами:

ПРИМЕР 11.

В рассказе 1835 г. "Необыкновенное путешествие некоего Ганса Пфааля" Э.По [42] описывается путешествие на Луну с помощью воздушного шара, наполненного газом, плотность которого в 37,4 раза меньше плотности водорода. Для XIX века это допущение не противоречило тогдашним научным знаниям — для того времени оно было научно-фантастическим. Сейчас же оно противоречит современным научным знаниям — следовательно, если бы такое допущение появилось сегодня, мы с полным основанием могли назвать его фэнтезийным.

ПРИМЕР 11а.

В романе М.Шелли "Франкенштейн, или Новый Прометей" (1818) приводится одно из представлений о том, каким должен выглядеть Северный полюс [282]: "Тщетно стараюсь я убедить себя, что полюс — это обитель холода и смерти; он предстает моему воображению как царство красоты и радости. Там, Маргарет, солнце никогда не заходит; его диск, едва подымаясь над горизонтом, излучает вечное сияние. Там — ибо ты позволишь мне хоть несколько доверять бывалым мореходам — кончается власть мороза и снега, и по волнам спокойного моря можно достичь страны, превосходящей красотою и чудесами все страны, доныне открытые человеком. Природа и богатство этой неизведанной страны могут оказаться столь же диковинными, как и наблюдаемые там небесные явления. Чего только нельзя ждать от страны вечного света! Там я смогу открыть секрет дивной силы, влекущей к себе магнитную стрелку, а также проверить множество астрономических наблюдений, одного такого путешествия довольно, чтобы их кажущиеся противоречия раз навсегда получили разумное объяснение. Я смогу насытить свое жадное любопытство зрелищем еще никому не ведомых краев и пройти земли, где еще не ступала нога человека".

В конце XVIII — начале XIX веков предположение о том, что на Северном полюсе никогда не заходит солнце, и там находится теплая страна, окруженная спокойным морем, выглядело вполне правдоподобным. А вот если подобное предположение появится в наши дни, оно будет фэнтезийным.

ПРИМЕР 12.

Путешествие на Луну с помощью ракет:

В XVII веке это было фэнтезийным допущением — никакого теоретического обоснования полета в космос на ракете не существовало. В книге "Иной свет, или Государства и империи Луны" Сирано де Бержерака (1667) [43] описывается полет к Луне на машине, к которой прикреплены шесть рядов ракет по шесть в каждом — при сгорании одного ряда сразу же загорается другой и т. д. С помощью этих ракет герой Сирано де Бержерака покинул Землю и направился к Луне. Как я уже отмечал, такой полет с помощью ракет во времена Сирано де Бержерака был фэнтезийным допущением — герой случайно поднялся вверх на машине, с прикрепленными к ней горящими ракетами, до этого же он пытался добраться до Луны с помощью [43, С.132]: "множества склянок, наполненных росой; солнечные лучи падали на них с такой силой, что тепло, притягивая их, подняло меня на воздух и унесло так высоко, что я оказался дальше самых высоких облаков", а также с помощью махающей большими крыльями машины. К тому же, герой с помощью одних только ракет не смог бы добраться до Луны — через некоторое время после взлета машины с ракетами, герой заметил, что машина падает на Землю, но сам он продолжает двигаться к Луне объяснение этому оказалось очень простым [43,С.147]: "…я увидел свое опухшее тело, еще жирное от того бычьего мозга, которым я натер себя, чтобы залечить раны, полученные при падении; я понял тогда, что Луна на ущербе (а в этой четверти она имеет обыкновение высасывать мозг из костей животных) — она пьет тот мозг, которым я натерся и с тем большей силой, чем больше я к ней приближаюсь, причем положение облаков, отделяющих меня от нее, нисколько не ослабило этой силы". Очевидно, что полет на Луну с помощью склянок с росой для героя Сирано де Бержерака не менее невероятен, чем путешествие с помощью ракет — иначе он непременно испробовал для полета ракеты первыми — он же на ракетах к Луне полетел случайно.

Видимо, _такое_ путешествие сродни путешествиям из произведения Лукиана "Икароменипп, или Заоблачный полет" (161) [297] — герой, отрезав у коршуна и орла крылья, долетел до Луны. Там он повстречал человека, который "весь в пепле и словно поджаренный, он весьма напоминал собою головню" [297, C. 481]: "Я — Эмпидокл, философ. Лишь только я бросился в кратер Этны, дым вулкана охватил меня и забросил сюда. С тех пор я живу на луне, питаюсь росою и странствую все больше по воздуху…" "Иной свет…" и "Икароменипп…" произведения сатирические, и нет никакого основания считать, что описанные в них способы путешествия на Луну были научными для своего времени.

В первой четверти XX века полеты на Луну с помощью ракет стали уже НФ допущением, хотя и менее вероятным, чем после полета в космос Ю.Гагарина 12.04.61 г. (к примеру, герои фантастических произведений первой четверти XX века добирались на Луну не только с помощью ракет (как в повести К.Циолковского "Вне Земли" (1920) [44]), но и с помощью не менее научных для своего времени способов например, в книге Х.Гернсбека "Ральф 124С41+" (1911) я обнаружил следующее [45, С.124]: "Чтобы достичь Луны и других небесных светил, нужно было, очевидно, изобрести метод для преодоление загадочной силы, удерживающей все тела на Земле и известной под названием земного тяготения.

Было сделано множество открытий и изобретений, однако ни одно из них не разрешило проблему до момента, когда в 2210 году американец 969Л9 изобрел антигравитатор.

Этот ученый всесторонне изучил свойства гироскопа и в результате сконструировал машину, способную после пуска в ход двигателя подниматься беспредельно вверх до тех пор, пока продолжалось поступление энергии.

Принцип действия был чисто гироскопический").

Но прошло восемь лет со дня полета в космос Ю.Гагарина, и НФ допущение о полете на Луну с помощью ракет стало реалистическим, после успешного прилунения 20.07.69. американских астронавтов Армстронга и Олдрина.

В заключении отмечу, что эту же особенность превращения фэнтезийного допущения в реалистическое описал и Г.Гуревич в книге "Карта страны фантазий" (1967) [298, C. 18]: "Об одном из предшественников Свифта вспоминает Эдгар По, хотя и отзывается о нем пренебрежительно. Дескать, я описал полет на Луну всерьез, на основании науки, а "книга Бержерака не заслуживает внимания". Речь идет о Сирано де Бержераке, французском писателе середины XVII века, авторе книги "Иной свет, или Государства и империи Луны". Сирано был человеком с фантазией бурной, на наш взгляд, бесшабашной, но щедрой. Для достижения Луны и Солнца он предложил не один какой-нибудь способ, а добрый десяток сразу. Есть среди них и мистические и основанные на поверьях. Например: обвешиваться бутылками с росой, чтобы Солнце, якобы притягивающее росу, притянуло бутылки, а с ними и человека; или — намазаться бычьим мозгом, потому что Луна якобы высасывает мозг животных, всосет и человека. Но приводится и такой проект: "… ракеты вспыхнули, и машина вместе со мной поднялась в пространство, однако ракеты загорелись не сразу, а по очереди: они были расположены в разных этажах, по шести в каждом, и последующий этаж воспламенялся по сгорании предыдущего…" Но ведь это же многоступенчатая ракета! Напрасно Эдгар По третировал свысока своего предшественника. Ракеты француза XVII века оказались куда научнее и перспективнее, чем воздушный шар американца XIX века".

ПРИМЕР 12а.

Рассмотрю встречающиеся в книге Т.Мэлори "Смерть Артура" (1485) [290, С. 11–764] фантастические допущения — например, зачатие Артура: великий Мерлин наделил короля Утера Пендрагона обликом герцога Тинтангильского, и король возлег с герцогиней Ингрейной. Было ли такое изменение облика человека во время появления книги фантастическим допущением? Наверное, было, ведь уже во время появления этой книги к описанным в ней событиям читатели относились как к чему-то чудесному и даже невероятному, т. е. не как к реальным событиям, которые могли произойти в действительности. Вот, к примеру, цитата из предисловие В.Кэкстона к изданию 1485 года: "Также принято будет чтение сей книги и для препровождения времени, а верить ли и принимать за истину все, что в ней содержится, или же нет, вы вольны и в своем праве" [290, C. 10].

Собственно, о куртуазных романах, основанных на артуровских легендах (и к которым относится "Смерть Артура") А.Михайлов в статье "Артуровские легенды и их эволюция" (1974) отмечает: "На смену мифологическому (или мифологизирующему) мышлению приходила литературная фантастика, вымысел" [290, C. 812].

Из примеров 11, 11а, 12, 12а можно заключить следующее:

1. Фантастические допущения необходимо рассматривать исходя из того уровня развития науки, когда эти допущения были сформулированы;

2. Если фантастические допущения не противоречат тенденциям развития науки, то с течением времени они становятся все более вероятными. И, наоборот: если фантастические допущения противоречат тенденциям развития науки, то с течением времени они становятся менее научными и менее вероятными.

Последнее часто сознательно используется в фантастических произведениях: НФ допущения превращаются в фэнтезийные, и наоборот фэнтезийные превращаются в научно-фантастические. В дальнейшем я подробно рассмотрю подобные превращения в главах 2.2.1.3. и 2.2.2.2.

Если попытаться графически изобразить познание действительности, то можно выделить три разные области (см. рис. 2): уже познанное, непознанное и познаваемое. Область познаваемого примыкает к области познанного, но находится в области непознанного.

Рис. 2

Современные НФ допущения (современные для того уровня развития науки, когда они создавались) всегда находятся в области познаваемого (см. рис. 2), поэтому в своих построениях они всегда "отталкиваются" от характерных для данного времени достижений науки. Опираясь на современную науку, с помощью НФ допущений можно конструировать миры, существование которых (в пространстве или времени) тем вероятней, чем больше они соответствуют научным представлениям о мире. Фэнтезийные допущения также используют современную науку, но не для аргументации своих построений, а для показа невероятности своих миров. Следовательно, только современная наука является объективным мерилом возможности или невозможности фантастических допущений, только по отношению к науке можно определить, НФ или F допущения перед нами. Образование НФ или F допущений с помощью научных знаний поясню рис. 3 и рис. 4.

Рис. 3

Рис. 4

ПРИМЕР 13.

Образование НФ допущений по рис. 3.

Рассмотрим два НФ допущения, касающихся принципа работы средств передвижения:

"Встроенная в днище система позволяла циклопу [машине — Ю.З.], благодаря интерференции силовых полей, подниматься на несколько метров над грунтом…" (Лем С. Непобедимый (1963) [46, С. 509]).

"Краулеры-туманники — внутреннее транспортное средство планеты, приводимые в движение статическими зарядами — бороздили поверхность тумана подобно речным судам" (Дэлани С. Нова (1967) [47, С. 340]).

Эти НФ допущения явились прямым следствием научных знаний о свойствах интерференции силовых полей и статического электричества.

ПРИМЕР 14.

Образование F допущений по схеме рис. 4:

Рассмотрим фэнтезийные допущения — двух фантастических существ.

В книге Р.Желязны "Джек-из-тени" (1972) [48] рассказывается о повелителе теней, чьи владения — тени. Из теней он черпает силу, в тени может исчезнуть.

В рассказе Л. и Е.Лукиных "Строительный" [49] рассказывается о появлении в недостроенном доме Строительного, который во многом похож на Домового — только живет не в построенном доме, а в доме строящемся — на стройке, и именно поэтому тело Строительного состоит из кусочков разных строительных материалов.

Повелитель теней и Строительный не объясняются современной наукой, противоречат ей, значит эти существа — фэнтезийные допущения.

Стройная научная картина мироздания по мере познания окружающего мира объективно изменяется, изменяются и наши представления о казавшихся незыблемыми знаниях.

ПРИМЕР 15.

В наше время мифологические драконы кажутся нам фантастическими, но были ли они таковыми во время появления этого образа? По всей видимости, не были, ведь драконы — часть мифопоэтической (космологической) модели мира, а модель мира [50]: "В самом общем виде модель мира определяется как сокращенное и упрощенное отображение всей суммы представлений о мире внутри данной традиции, взятых в их системном и операционных аспектах". Т. е. мифопоэтическая картина мира по-своему научна.

Воспользуемся наблюдениями Э.Тейлора (1869) [51, С.134]: "Поэзия до такой степени сроднила нас с древней одушевляющей философией природы, что мы без особого труда можем представить себе водяной смерч огромным великаном или морским чудовищем и изобразить его шествие по волнам океана в соответственной метафоре. Но там, где подобный поэтический оборот речи употребляется менее образованными обществами, в основании его всегда лежит какое-нибудь определенное прозаическое значение. Так, например, водяные смерчи, так часто появляющиеся у берегов Японии, считаются у местных жителей длиннохвостыми драконами, "взлетающими по воздух плавным, но вместе с тем стремительным движением", вследствие чего их называют "татсмаки", "брызгающие драконы". Китайцы полагают, что водяной смерч производится драконом, который поднимается и опускается над водой — и хотя вследствие туч никому не удалось видеть одновременно его голову и хвост, моряки и прибрежные жители тем не менее уверены, что видят это чудовище, когда оно поднимается из моря и опускается в него".

С течением времени мифологические образы могут изменяться например, вот как описывает превращение мотива змееборства (драконоборства) из связанного с мифом обряда В.Пропп в книге "Исторические корни волшебной сказки" (1946) [52, С. 242–243]: "Мотив змееборства развивался из мотива поглощения. Первоначально поглощение представляло собой обряд, производившийся во время посвящения. Этот обряд давал юноше или будущему шаману магические способности. Отражением этих представлений в сказке являются, с одной стороны, драгоценные камни, находимые в голове или чреве змея, с другой стороны — приобретение знания языка животных. В дальнейшем это отпадает, не развивается. Поглощение уже не испытывается как благо, а происходит случайно. Связь с обрядом теряется. Вносится новый момент, момент перемещения героя внутри желудка поглотителя. На этой стадии появляются утилитарные моменты: сердце или печень поглотителя отрезаются и употребляются в пищу. В дальнейшем мифы осложняются внесением второго лица: один поглощается, другой освобождает его, бросаясь в ту же пасть и терзая поглотителя изнутри. Перемещение внутри змея на этой стадии отпадает. Появляются субституты: вместо себя герой бросает в пасть горячие камни или волшебные средства, которые губят поглотителя изнутри, а сам герой убивает его извне. Формы этого убиения постепенно меняются. Поглотитель убивается стрелами, копьем, шашкой, рубится с коня. Отсюда уже прямой переход к формам змееборства, имеющимся в сказке. С появлением классового общества формы борьбы в основном не меняются. В некоторых случаях еще можно показать следы поглощения и в более поздних формах змееборства.

Такая эволюция вызвана изменениями в хозяйственной жизни и социальном строе. С отпадением обряда теряется смысл поглощение и выхаркивание, и оно заменяется различными переходными формами и совсем исчезает. Центр тяжести героизма переносится от поглощения к убиению поглотителя. Формы и орудия меняются в зависимости от орудий, фактически применяемых народом. Чем выше культура народа, тем ближе формы борьбы к формам, имеющимся в современной сказке. С появлением оседлости, скотоводства и земледелия процесс этот заканчивается".

Посмотрим теперь, во что могут превращаться разные виды фантастических допущений.

2.2.1. ИЗМЕНЕНИЕ НФ ДОПУЩЕНИЙ

На примерах 10–12 мы убедились, что фантастические допущения с течением времени могут изменяться, становиться _более_ или _менее_ вероятностными.

Научно-фантастические (НФ) допущения с развитием науки могут измженяться, становится фэнтезийными (F), реалистическими (Р) или же превращаться в научно-фантастические (НФ) — см. рис. 5.

Рис. 5

Подробно изменение НФ допущений во времени рассматриваются в главах 2.2.1.1., 2.2.1.2., 2.2.1.3.

2.2.1.1. ОБРАЗОВАНИЕ РЕАЛИСТИЧЕСКИХ ДОПУЩЕНИЙ ИЗ НФ ДОПУЩЕНИЙ

Воспользуюсь рис. 3, рис. 4, рис. 5 и нарисую схему образования реалистических допущений из НФ допущений (см. рис. 6.)

Рис. 6

Изменившихся по схеме рис. 6. допущений очень много, укажу лишь некоторые работы, в которых рассматриваются ставшие реальностью НФ допущения.

Сразу же отмечу работы Г.Альтова, в которых исследуются ИДЕИ Ж.Верна (1963) [53], Г.Уэллса (1966) [54], А.Беляева (1970) [55] в этих работах много интересных наблюдений. Вместе с тем не нужно забывать, что в целом эти работы необъективны — ИДЕИ выбирались Г.Альтовым произвольно, многие из них неправильно проинтерпретированы. К тому же не следует забывать, что эти исследования устарели. Отмечу также, что полученные из работ выводы о прогностических возможностях фантастов требуют уточнения — сейчас они необъективны (подробней об этих работах Г.Альтова см. в главе 3.2.).

Интересны также наблюдения В.Орлова по творчеству А.Робида (1971) [56], Ж.Верна (1971) [57], А.Беляева (1972) [58]. И хотя работы В.Орлова заметно уступают работам Г.Альтова (у В.Орлова популярные очерки, у Г.Альтова же — серьезные исследования, хотя и необъективные), в них также можно обнаружить НФ допущения, ставшие реальностью.

Существует также множество других работ, в которых содержатся интересные наблюдения о превращении НФ допущений в реалистические допущения — их настолько много, что любой желающий без труда сможет какую-нибудь из этих работ найти самостоятельно.

В заключении приведу лишь один пример НФ допущения, ставшего реальностью.

ПРИМЕР 16.

Во многих фантастических произведениях описываются многоступенчатые ракеты, выводящие космические корабли на орбиту. В некоторых из этих произведений рассказывается, как отработавшие ступени спускаются на Землю, а затем повторно используются для запуска других космических кораблей. Перечислить все произведения, в которых мне встретилось это допущение, я не будем (их слишком много), отмечу лишь известное произведение А.Кларка "2001: Одиссея один" (1968) [59, С.41]: "Описав кривую в пятнадцать тысяч километров, опустевшая первая ступень войдет в атмосферу и, постепенно тормозясь, приземлится на мысе Кеннеди. Через несколько часов, после проверки и повторной заправки, она вновь будет готова поднять на своей спине новую птицу [космический корабль — Ю.З.] к тем сверкающим высям вечного молчания, которых сама никогда не достигнет".

Выделю из этого отрывка одно из допущений: отработавшая ступень пилотируемого космического корабля возвращается и может быть использована повторно.

Во время создания книги это было НФ допущение. После полетов в космос американских космических кораблей многоразового использования "Space Shuttle" (первый из этих полетов состоялся в апреле 1981 года) это НФ допущение превратилось в реалистическое [60]: "Конструктивно космическая транспортная система "Спейс Шаттл" представляет собой орбитальную ступень-самолет с тремя жидкостными ракетными двигателями (ракетоплан) — крепящуюся к наружному подвесному топливному баку с двумя твердотопливными ускорителями. Подобно обычным ракетам-носителям корабли "Спейс-Шаттл" стартуют вертикально (стартовый вес системы — 2040 т). Топливный бак после использования отделяется и сгорает в атмосфере, ускорители после отделения приводняются в Атлантическом океане и могут использоваться повторно".

Возвращающиеся на Землю и повторно используемые топливные ускорители можно рассматривать как отработавшие ступени, т. е. НФ допущение из книги А.Кларка стало реальностью.

Отмечу также, что из приведенного мной отрывка из книги А.Кларка можно выделить допущение, которое и сегодня остается научно-фантастическим: отработавшая ступень космического корабля ПРИЗЕМЛЯЕТСЯ НА КОСМОДРОМЕ и может быть использована повторно. Пока же отработавшие ступени на космодром не приземляются — у американцев они приводняются в Атлантическом океане.

2.2.1.2. ОБРАЗОВАНИЕ НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИХ ДОПУЩЕНИЙ ИЗ НФ ДОПУЩЕНИЙ

Нарисую, подобную рис. 6, схему образования научнофантастических допущений из НФ допущений:

Рис. 7

Поясню рис. 7. следующим примером:

ПРИМЕР 17.

Изменение научных знаний с течением времени приводит к изменению, корректированию НФ допущений — таким образом могут изменяться социальные НФ допущения, в результате чего утопические допущения превращаются в дистопические.

Рассмотрю несколько утопий и дистопий.

Воспользуюсь определением утопии, данным В.Чаликовой в предисловии к антологии "Утопия и утопическое мышление" (1991) [61]: "Утопия — это подробное и последовательное описание воображаемого, но локализованного во времени и пространстве общества, построенного на основе альтернативной социальноисторической гипотезы и организованного — как на уровне институтов, так и человеческих отношений — совершеннее, чем то общество, в котором живет автор".

Слово "утопия" получило широкое распространение после появления книги "Весьма полезная, а также и занимательная, поистине золотая книжечка о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия мужа известнейшего и красноречивейшего Томаса Мора, гражданина и шерифа славного города Лондона" (1516) [288], рассказывающей о несуществующей стране Утопия. Отмечу, что эта книга оказала большое влияние на европейскую литературу того времени — например, на роман Ф.Рабле "Гаргантюа и Пантагрюэль" (1552) [289] — это и противопоставление книги Т.Мора (Телемская обитель), и прямое указание на "Утопию" — к примеру, Гаргантюа и Пантагрюэль были правителями этого несуществующего государства.

Рассмотрю несколько утопий.

СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ УТОПИИ: книги А.Богданова "Красная звезда" (1908) [62] и Ф.Ридли "Зеленая машина" (1926) [63].

Герой первого произведения — член социал-демократической партии летит на Марс, где обнаруживает совершенное социалистическое общество, в котором нет частной собственности, все члены общества равны. Вопросы, касающиеся общественной жизни, решаются (как правило, единогласно) на общественных собраниях, решения которых немедленно выполняются. Население постоянно информируется о занятости в различных сферах производства: желающие добровольно покидают свои рабочие места и переходят работать в недостаточно загруженные отрасли. Денег нет, ведь труд — естественная потребность развитого социалистического человека. Рабочий день длится 1,5–2,5 часа, но находятся энтузиасты, никого не подпускающие к своим рабочим местам в течение 6 часов в день. Общественное воспитание начинается с дома детей, где живут дети разных возрастов.

В книге Ф.Ридли герой-социалист также отправляется на Марс, где обнаруживает совершенное социалистическое общество цивилизацию гигантских муравьев. В государстве-республике муравьев нет частной собственности, все — общее. Среди муравьев не только отсутствуют лентяи и паразиты, но даже не существует понятие лени жизнь и труд для муравьев одно и тоже. Управляет государством Верховный Совет Республики. Подрастающее поколение воспитывается в особых общественных зданиях. Религия заменена наукой.

КОММУНИСТИЧЕСКИЕ УТОПИИ: роман И.Ефремова "Туманность Андромеды" (1956) [64] и повесть А. и Б.Стругацких "Полдень, XXII век (Возвращение)" (1966) [15].

Я вполне сознательно привожу примеры коммунистических утопий — для своего времени это были великолепнейшие произведения, оказавшие громадное влияние на всю современную отечественную фантастику. К сожалению, сейчас многие утопические произведения рассматриваются вне связи с тем временем, когда они были созданы об этом очень верно сказала В.Чаликова (1991) [65]: "Братьев Стругацких, типичных "шестидесятников", обвиняют в "коммунистическом утопизме"; восторг, с которым в 1957 году мы приняли утопический роман Ивана Ефремова "Туманность Андромеды", сейчас кажется почти постыдным".

Действие романа И.Ефремова происходит в коммунистическом обществе далекого будущего, лишенного частной собственности. Для жителей бесклассового коммунистического общества труд — жизненная необходимость, приступы равнодушия к работе считаются одним из тяжких заболеваний. Общество управляется несколькими Советами (Советом Звездоплавания, Советом Экономики). Главенство какого-либо одного Совета невозможно — их деятельность слишком взаимосвязана. Совет обслуживают консультативные органы — Академия Горя и Радости, Академия Стохастики и Предсказания Будущего — и т. п. Советы, используя данные консультативных органов, направляют дальнейшее развитие общества, решают, целесообразно ли проводить ту или иную работу. Советом руководит председатель; решения Совета принимаются на заседаниях Совета, а затем поступают на утверждение Контроля Чести и Права. Детей обучают подчинению общественной дисциплине, счастью отказа от личной собственности, счастью помощи другому человеку, истинной радости работы.

В повести А. и Б.Стругацких описывается коммунистическое общество XXII века — социальное устройство во многом напоминает утопию И.Ефремова — нет частной собственности, жизнью общества управляет Мировой Совет, в который входят специалисты по различным отраслям человеческих знаний. Непосредственно Мировому Совету подчиняются более мелкие подразделения — например, Экономический Совет северо-западной Азии. Люди работают не из-за денег, а потому, что им очень интересно заниматься своим делом. Слово "тунеядец" становится одним из наиболее крепких ругательств. Дети воспитываются опытными учителями в интернатах.

Деление на социалистические и коммунистические утопии произведено мной условно, ведь и в коммунистических, и в социалистических утопиях выполняется основной принцип коммунистического общества — от каждого по способностям, каждому по потребностям (в частности, об этом писал, рассматривая "Красную звезду", В.Ревич (1970) [66]; о "Красной Звезде" как о коммунистической, марксистской утопии говорил А.Бритиков в книге "Русский советский научно-фантастический роман" (1970) [67, С. 51–55]).

ГАНДИСТСКАЯ УТОПИЯ: повесть Э.Ф.Рассела "И не осталось никого" [68].

Колонисты с Земли (Терры), последователи учения М.К.Ганди, создали на далекой планете гандистское общество. В этом идеальном обществе нет никаких начальников и руководителей, каждый волен делать то, что ему нравится — ни один человек не может подчинить себе других. В этом обществе существует система обмена обязательствами. Быть перед кем-то обязанным — значит иметь об. Можно набирать обы, но затем необходимо их отдавать — гасить. Население планеты малочисленное, новости распространяются быстро, поэтому все стараются погасить обы как можно быстрее — в противном случае "хапуга" (местное название злостного задолжника обов) везде будет получать отказ.

МИЛИТАРИСТСКАЯ УТОПИЯ: книга Р.Хайнлайна "Звездные рейнджеры" (1959) [69].

В этой утопии за каждым мужчиной или женщиной по достижении ими 18-летнего возраста закреплено конституционное право принимать участие в Федеральной (военной) службе и обрести таким образом полные права гражданства — избирать или быть избранными в органы управления Федерации. Не прошедшие воинскую службу в управлении Федерацией не участвуют; в этом идеальном обществе воин, солдат наиболее достойный человек — ведь от него зависит всеобщая безопасность.

В нашей печати до 90-х годов об этом книге почти никто не писал — за исключением разве что Вл. Гакова — в 1980 году он назвал произведение Р.Хайнлайна откровенно милитаристским [70, С. 46] (подробнее о "Звездных рейнджерах" см., напр., в книге В.Гакова "Ультиматум" (1989) [71, С. 166–169].

Возможно, кому-то покажется странным отнесение "Звездных рейнджеров" к утопии, но убедиться, что это утопия, не трудно автор не скрывает своих взглядов [69, С. 21]:

"Насилие, откровенная сила в истории человечества решала гораздо больше вопросов, чем какой-либо другой фактор, и противоположное мнение не имеет права даже называться концепцией. Глупцы, забывающие эту главную правду в истории человечества, всегда платят, или, во всяком случае, платили за это недомыслие своей жизнью и свободой…"

Косвенно это подтверждают и некоторые другие произведения Р.Хайнлайна, в которых без труда можно обнаружить подобные приведенному выше откровенные заявления — например, в книге "Имею скафандр — готов путешествовать" (1958) герой говорит представителям инопланетных цивилизаций [72, С. 206–207]: "Черт с вами, забирайте нашу звезду, вы ведь на это способны. На здоровье! Мы сделаем себе новую звезду, сами! А потом, в один прекрасный день, вернемся в ваш мир и загоним вас в угол, всех до одного!" Или афоризм из этой же книги [72, С. 218]: "Лучшие страницы истории написаны теми людьми, которым надоело, что ими "помыкают"". Или же вспомним слова из книги "Кукловоды" (1951) [73, С. 524]: "… если человек претендует на главную роль — или хотя бы на роль уважаемого соседа, — ему придется доказывать себя в борьбе. Перековывать орала на мечи; первый вариант — это бабушкины сказки". Заключительные слова из этой же книги — "Смерть и разрушение!" вполне могут подойти в качестве эпиграфа к "Звездным рейнджерам".

Попутно отмечу, что в книге Ю.Кагарлицкого "Что такое фантастика?" (1974) одно из произведений Р.Хайнлайна определяется как РЕАКЦИОННАЯ УТОПИЯ [74, С. 302–303]: "Существуют в современной литературе и произведения особого рода, которые вернее всего назвать реакционными утопиями. Все, против чего антиутописты предостерегают, здесь, наоборот, представлено как счастливый выход для человечества. Пример этого — роман Роберта Хайнлайна "Пропасть" (1952). Хайнлайн рисует общество, где вся власть принадлежит своеобразной "организации сверхчеловеков", по-военному поставленной и генетически обособившейся от остального человечества. На этот раз перед нами не антиутопия, а реакционная утопия — Хайнлайну нравится общество, которое он изображает". В работе "Реализм фантастики" (1972) [75, С. 102] Ю.Кагарлицкий противопоставляет "Пропасть" утопии И.Ефремова "Туманность Андромеды", называя произведение Р.Хайнлайна элитарным и антигуманным.

Если здесь речь идет о повести Р.Хайнлайна "Бездна" [76], то с Ю.Кагарлицким трудно согласиться — это произведение, конечно же, не утопия. В повести описываются времена, когда земная цивилизация достигла такого уровня своего развития, при котором люди с обыкновенными мыслительными способностями уже не могут эффективно управлять обществом, предупреждать глобальные кризисы. Именно поэтому сверхлюди (сверхмыслители) вынуждены БУДУТ постепенно отстранять обыкновенных людей от управления жизнью общества, иначе люди могут попросту сами себя уничтожить. В повести рассказывается, как двое сверхлюдей ценой собственной жизни спасают Землю от уничтожения. Какая же это утопия, да еще и реакционная?

В заключении вспомню книгу, утопией не являющейся, но содержащей утопические допущения — это роман-сказка Н.Носова "Незнайка в Солнечном городе" (1958) [291]. В книге не рассматриваются институты управления общественной жизнью, например, совершенно не понятно, кто "курирует" милицию. Тем более, нет последовательного описания общества — даются только фрагменты общей картины жизни коротышек. Но вместе с тем это произведение с элементами утопии: обитатели Солнечного города живут по иным законам, чем в Цветочном городе (из него прибыл Незнайка со своими друзьями), более совершенным и правильным (с позиции автора). _Упрощая_, можно сказать, что в Солнечном городе применяется принцип "от каждого по способностям — каждому по потребностям": "- […] У вас просто: иди в столовую и ешь, чего душа пожелает, а у нас поработай сначала, а потом уж ешь. — Но и мы ведь работаем, — возразила Ниточка. — Одни работают на полях, огородах, другие делают разные вещи на фабриках, а потом каждый берет в магазине, что ему надо" [291, C. 330].

Отмечу, что в одной из энциклопедий фантастики эта книга была ошибочно названа _коммунистической утопией_ [291, C. 419].

На этом рассмотрение утопий закончу.

Часто случается, что кажущееся на первый взгляд совершенным устройство идеального общества при ближайшем рассмотрении оказывается не таким уж благополучным — утопия превращается в дистопию. Пользуясь предложенным Г.Морсон (1981) определением, дистопией будем называть [77, С.234]: "тип антиутопии, который разоблачает результаты ее реализации, в отличии от других антиутопий, разоблачающих саму возможность реализации утопии или глупость и ошибочность логики и представлений ее проповедников".

Дистопия является логическим развитием утопии, утопические допущения преобразуются в допущения дистопии. И утопические, и дистопические допущения являются научно-фантастическими.

Рассмотрю трансформацию утопических допущений (социальных НФ допущений) в дистопические допущения (которые также являются социальными НФ допущениями) на примере рассказа Дж. К.Джерома "Новая утопия" (1891) [78].

Герой рассказа восхищается идеями своих приятелей-социалистов о полном равенстве людей в социалистическом обществе, с восторгом размышляет о временах, когда эти идеи будут реализованы. Во сне герою привиделось общество социалистического будущего XXIX века, в котором все люди во всем равны друг другу. С изумлением герой обнаруживает, что подобное равноправное общество не так уж и привлекательно: всеобщее равенство предполагает полную потерю индивидуальности — все люди одеты в одинаковые одежды, у всех одинаковый цвет волос и прическа, одинаковые лица, имена заменены номерами, по которым только и можно отличить женщин от мужчин. Все живут в стандартных бараках, рассчитанных на тысячу человек. Талантливых людей не бывает — с помощью хирургической операции на мозг умных людей приравнивают к остальным членам общества. Слишком крупным людям отрезают некоторые части тела — их размеры не должны быть больше, чем у большинства жителей. Все классические литературные произведения уничтожены — в них говорилось о неравенстве людей. Литературной деятельностью почти никто не занимается — в обществе нет ни неправды, ни горя, ни любви, ни грусти — все упорядочено и урегулировано, жизнь у всех одинаковая, ничего нового не происходит (в связи с этим вспоминается слова из книги А.Кларка "2001: Одиссея один" (1968) [59, С.54]: "газеты в идеальной Утопии были бы нестерпимо скучны").

В рассказе Дж. К.Джерома социальное НФ допущение общества во всем равных людей (утопическое допущение) логически развивается и превращается в дистопическое допущение — одного лишь равенства оказывается недостаточно для построения совершенного общества.

Не отрицая утопическое допущение, дистопия тем не менее показывает его несовершенство.

Превращение утопии в дистопию можно проиллюстрировать рис. 7: на нем утопическое допущение соответствует устаревшему социальному НФ допущению, а допущение дистопии — современному или более развитому НФ допущению.

Последствие столкновения утопии с реальной жизнью и превращение утопии в кошмарную дистопию очень ярко описано в романе А. и Б.Стругацких "Отягощенные злом, или Сорок лет спустя" (1988) [79]: Демиург — существо сверхъестественное — отправляет русского шовиниста Марека Парасюхина в Мир его Мечты — фашистскую утопию [79, С. 635–636]: "Прямо с утра Парасюхин облачился в свой черный кожаный мундир эсэссовского самокатчика (а также — патрона "голубой устрицы") и пристал к Демиургу, чтобы тот откомандировал его в Мир Мечты. Мир — с большой буквы и Мечта — тоже с большой буквы. Трижды Демиург нарочито настырным казенно-дидактическим тоном переспрашивал его: Мир чьей именно Мечты имеется в виду? Даже я, внутренне потешаясь над происходящим, почуял в этом настойчивом переспрашивании какую-то угрозу, какой-то камень подводный, и некое смутное неприятное воспоминание шевельнулось во мне, я даже испытал что-то вроде опасения за нашего Парасюхина. Однако румяный болван не учуял ничего — со всей своей знаменитой нордической интуицией и со всем своим широко объявленным Внутренним Голосом. Он пер напролом: Мир только одной Мечты возможен, все остальное — либо миражи, либо происки… Мечта чистая, как чист хрустальный родник, нарождающийся в чистых глубинах чистой родины народа… его, парасюхинская, личная Мечта, она же мечта родов народных…

С тем он и был откомандирован.

[…]

… и тут появился Парасюхин.

Он обвалился в коридоре как пласт штукатурки с потолка и огромным мешком с костями дробно обрушился на линолеум. Я только рот разинул, а он уже собрал к себе все свои руки-ноги, заслонился растопыренными ладонями, локтями и даже коленями и в таком виде вжался в стену, блестя сквозь пальцы вытаращенным глазом. Волна зловония распространилась по коридору — то ли он обгадился, то ли его недавно окунули в нужник, — я не стал разбираться".

Для образования НФ допущений по схеме рис. 7 возможен также случай, когда устаревшие НФ допущения (с позиций научных знаний современности — F допущения), будучи объяснены современными научными знаниями, становятся НФ допущениями — в этом случае рис. 7 можно изобразить в несколько измененном виде (см. рис. 8):

Рис. 8

В сущности, такое образование НФ допущений можно назвать интерпретацией допущений устаревшей картины мира с помощью современной науки. Эту особенность в толковании мифов отметил Э.Тайлор в книге "Первобытная культура" (1869) [51, С. 125]: "Каждый из нас мог бы упражняться в этом легком искусстве аллегорического истолкования мифов сообразно своей фантазии. Если, например, наш ум в настоящую минуту более всего занят политической экономией, мы могли бы с надлежащей важностью объяснить сказку о Персее как аллегорическое изображение торговли: сам Персей представляет собой труд; он находит Андромеду — прибыль, которая закована в цепи и которую хочет поглотить чудовище — капитал; но Персей освобождает ее и уносит с торжеством. Всякий кто сколько-нибудь знаком с поэзией и мистицизмом, знает, что к подобным приемам прибегают часто и охотно. Но когда дело доходит до разумного исследования мифологии, тогда желанию доискаться основы древнего вымысла едва ли поможет такое нагромождение над ним груды новых выдумок".

По поводу интерпретаций также вспоминаются слова из книги К.Саймака "Снова и снова" (1951) [2, С.340]: "Правду так тяжело удержать, а мифы и выдумки так легко смешиваются с реальностью, что выглядят, в конце концов, куда более логичными, чем реальность".

Рассмотрю несколько НФ допущений, образованных по схеме рис. 8:

ПРИМЕР 18.

В статье "Разбивая стеклянные двери…" (1971) В.Ревич приводит рецепт создания НФ произведений из фэнтези, предложенный американским фантастом Ф.Брауном — фэнтези переводится на язык НФ, в результате чего, к примеру, античный миф о царе Мидасе, пожелавшем, чтобы все, к чему он прикоснется, обращалось в золото и этим же наказанный за жадность Дионисом, превращается в историю встречи инопланетянина с хозяином нью-йоркского ресторана мистером Мидасом, в результате которой инопланетный гость "конструирует машину, которая преображает вибрацию молекул мистера Мидаса таким образом, что его прикосновение меняет сущность предмета. И так далее…" [33, С. 6].

Мы выяснили, что допущения мифов для своего времени были научно-фантастическими (гипотетическими), следовательно, правомерно говорить о НФ допущениях мифов. В предложенном Ф.Брауном примере устаревшими НФ допущениями будут фантастические допущения мифа о Мидасе, а современными — НФ допущения об инопланетянине и все, что с ним связано, причем современные НФ допущения образуются из устаревших, для нашего времени — фэнтезийных допущений.

Если обратиться к другим произведениям, в которых обыгрываются F допущения мифа о царе Мидасе, можно вспомнить рассказ Э.Геворкяна "Филократ в гостях у Мидаса" (1988) [80], в котором, в отличии от инопланетянина Ф.Брауна, Бог Дионис заменен наблюдателем из будущего.

Или вспомним рассказ В.Берестова "Алло, Парнас!" (1970) [81], где олимпийские боги обыгрываются как инопланетные исследователи Земли: античное НФ допущение (олимпийские боги) в наше время превращаются в фэнтезийное допущение (допущение олимпийских богов противоречит современной науке), но, будучи проинтерпретированным с помощью современной науки (в прошлом Землю могли посещать инопланетные экспедиции), становится для нас научно-фантастическим.

Подобных интерпретаций мифов в современной фантастике очень много.

2.2.1.3. ОБРАЗОВАНИЕ ФЭНТЕЗИЙНЫХ ДОПУЩЕНИЙ ИЗ НФ ДОПУЩЕНИЙ

Схема образования фэнтезийного допущения из НФ допущения приведена на рис. 9.:

Рис. 9

Нетрудно заметить, что если в схеме рис. 8. убрать современные НФ допущения и их связи с другими частями схемы, у нас получится рис. 9. - из этого можно заключить, что НФ допущения мифов, если они не интерпретируются современной наукой, становятся фэнтезийными допущениями. В фантастике такое тоже встречается.

ПРИМЕР 19.

В рассказе Дж. Балларда "Звездная улица, вилла номер пять" [82] упоминается миф об утрате вдохновения поэтами. Богиня поэзии, в обмен на жизнь самого талантливого из них, вернула поэтический дар людям.

Поэты будущего, описываемые в рассказе Дж. Балларда, также лишены вдохновения — их работа сводится к составлению программ для специальных машин, пишущих стихи. Однажды появляется богиня поэзии, сопровождаемая Паном, и решает вернуть поэтам вдохновение естественно, в обмен на жизнь одного из них. Совершив ритуальное убийство (как в последствии оказалось — ложное), богиня поэзии исчезает, а поэты, позабыв о сочиняющих машинах, дружно начинают писать стихи.

Перенесенные в рассказ допущения мифа (для античности это были научно-фантастические допущения) становятся (без научной интерпретации) фэнтезийными допущениями.

Я уже не раз отмечал, что мифологические допущения для своего времени были научно-фантастическими. А какие допущения бывают в сказках? Прежде чем ответить на этот вопрос, напомню высказывание Е.Мелетинского о превращении мифов в сказки [83]: "Важной предпосылкой превращения в сказки мифов, являющихся составной частью ритуалов или комментариев к ним […], был разрыв непосредственной связи этих мифов с ритуальной жизнью племени. Отмена специфических ограничений на рассказывание мифа, допущение в число слушателей и непосвященных (женщин и детей), влекли за собой невольную установку рассказчика на вымысел, акцентирование развлекательного момента и неизбежно — ослабление веры в достоверность повествования. Из мифов изымается особо священная часть, усиливается внимание к семейным отношениям героев, их ссорам и дракам и т. п. Первоначальная строгая достоверность уступает место нестрогой достоверности, что способствует более сознательному и свободному вымыслу".

Очевидно, что фантастические допущения классических сказок, образовавшиеся из НФ допущений мифов, будут фэнтезийными. (В современных литературных сказках фантастические допущения могут быть как фэнтезийными, так и научно-фантастическими — см. главу 2.4.2.).

ПРИМЕР 20.

Дж. Р.Р.Толкин (1938) [84, С. 295–296] приводит пример превращения мифа о медузе Горгоне в "бабушкину" сказку: миф превращается в сказку при введении сказочного зачина, условности времени, места действия, имени героя, т. е. миф облекается в более близкую к нашему времени форму — сказочную.

Здесь НФ допущения мифа, представленные в традиционносказочной форме, становятся фэнтезийными.

Отмечу, что В.Пропп [52] также указывает на связь мифа о Персее с одной из сказок.

Устаревшие НФ допущения, противоречащие современным научным знаниям и сознательно перенесенные в современную литературу, становятся фэнтезийными, невероятными. Иногда такие устаревшие НФ допущения сознательно используются для создания ностальгических и юмористических произведений.

ПРИМЕР 21.

Во времена появления книги Г.Уэллса "Война миров" (1898) [85] предположение о существовании разумных марсиан было научно-фантастическим, не противоречащим тогдашним знаниям о Марсе: было установлено, что Марс — планета более древняя, чем Земля, что у Марса есть атмосфера. В 1877 году Скиапарелли увидел на этой планете сеть тонких линий, названных каналами. Все это указывало на возможность существования марсианской цивилизации, намного опередившей нас в своем развитии.

Книга Уэллса повлияла на развитие всей мировой фантастики, поэтому неудивительно, что появилось ностальгическое произведение об уэллсовских марсианах — вспомним, например, рассказ Л.Лагина "Майор Велл Эндью" (1962) [86] и роман К.Приста "Машина пространства" (1976) [87].

У Л.Лагина рассказ о событиях, описанных Г.Уэллсом, ведется добровольным помощником марсианских агрессоров. Л.Лагин использует те же фантастические допущения, что и Г.Уэллс: боевые треножники, тепловые лучи, ухающих марсиан со змееподобными щупальцами — т. п.

К.Прист еще больше развил сюжет "Войны миров", объединив его с сюжетами других произведений Г.Уэллса — много внимания уделено роману "Машина Времени"(1895) [88], а главы, посвященные подготовке марсианской революции, по духу близки социальным потрясениям романа "Когда спящий проснется" (1899) [89].

Дополняя "Войну миров", К.Прист описывает события, предшествующие межпланетному десанту: попавшие на Марс с помощью машины протранства молодые люди наблюдают общественную жизнь марсиан незадолго до вторжения тех на Землю. Оказывается, в далеком прошлом человекоподобные марсиане искусственно создали себе органических слуг (уэллсовских марсиан), которые впоследствии поработили своих создателей. Молодые земляне становятся вдохновителями давно и с нетерпением ожидаемой революции. Впоследствии герои возвращаются на Землю в первом марсианском снаряде и начинают уничтожать агрессоров с помощью машин пространства и непосредственным руководством самого Г.Уэллса.

Л.Лагин и К.Прист, перенеся НФ допущения Уэллса в свои произведения, явно противоречат научным знаниям своего времени, ведь предположение о существовании _таких_ уэллсовских марсиан во времена Л.Лагина и К.Приста было ненаучным, фэнтезийным.

В рассказе "Невероятный мир" (1947) [90] Э.Гамильтон остроумно показывает превращение НФ допущений — разумных марсиан — в фэнтезийные, невероятные: все придуманные земными писателями марсиане чудесным образом оказываются на реальном Марсе — и не могут на нем жить — слишком отличаются от действительности представления земных писателей [90, С.188]:

"— Но почему, черт возьми, вы делаете нас такими страшными уродами? Зачем вам понадобилось давать нам эти жучьи глаза? Не думаю, чтобы вам самим понравилось ходить с глазами, как у жуков!

— Да и вы бы не порадовались, имея восемь щупалец вместо привычных рук и ног, — с досадой добавил Аган. — Как вы думаете, шутка ли ходить на щупальцах? Попробовали бы сами!

— Да, а как насчет дьявольской погоды, которую вы делаете здесь? — С упреком воскликнул Ок Вок.

— Погоды? — повторил Лестер в недоумении. — Боже мой! Неужели вы хотите сказать, что и погода следует историям, которые пишутся на Земле?

— Ну да! Мысленные силы легко сдвигают свободные атомы воздуха, — объяснил Аган. — Мы никогда не знаем, какой погоды ожидать в данную минуту, большинство ваших авторов описывают климат Марса как довольно приличный: теплый и солнечный днем, но слишком холодный ночью. Но вдруг кому-нибудь из них приспичит держаться научной точности, и его рассказ делает Марс таким холодным, каким он должен быть по словам астрономов. Тогда мы чуть не умираем от холода.

— А каналы то появляются, то исчезают, то снова появляются. Очень плохо… — прибавил Ард Барк.

— Значит, каналы есть? — вскричал Хоскинс.

— Иногда есть, иногда нет. Очевидно, в одних рассказах есть каналы, а в других нет. То, есть они появляются и исчезают, прямо невыносимо!"

2.2.2. ИЗМЕНЕНИЕ ФЭНТЕЗИЙНЫХ ДОПУЩЕНИЙ

Фэнтезийные допущения могут изменяться со временем также, как и научно-фантастические, превращаются в реалистические (Р), фэнтезийные (F) и научно-фантастические (НФ) — см. рис. 10.

Рис. 10

Подробно изменение F допущений во времени рассматривается в главах 2.2.2.1., 2.2.2.2., 2.2.2.3.

2.2.2.1. ОБРАЗОВАНИЕ РЕАЛИСТИЧЕСКИХ ДОПУЩЕНИЙ ИЗ F ДОПУЩЕНИЙ

Схема развития реалистических допущений из фэнтезийных можно изобразить рис. 11.:

Рис. 11

Связь между фэнтезийными и реалистическими допущениями (см. рис. 11.) зачастую лишь кажущаяся. К примеру, неправильно говорить, что сказочный ковер-самолет в наши дни стал реальностью — самолетом или космическим кораблем. С тем же успехом мы можем сказать, что ковер-самолет стал реальностью после первых полетов на воздушном шаре или же только станет реальностью в будущем, когда появятся антигравитационные машины.

Очевидно, что ковром-самолетом, в зависимости от фантазий интерпретаторов, можно назвать самые разнообразные предметы. Здесь как с толкованием библейского дня творения (см. пример 10) объяснений можно придумать много, но будут ли они соответствовать первичному смыслу?

Развивающимися по схеме рис. 11. будут только те допущения, смысл которых с течением времени не изменяется.

ПРИМЕР 22.

В примере 12 я уже упоминал книгу Сирано де Бержерака "Иной свет, или Государства и империи Луны" (1657).

Вот что говорит герой книги [43, С. 144–147]: "Знайте же, что ракеты были расположены в шесть рядов по шесть ракет в каждом ряду и укреплены крючками, сдерживающими каждую полдюжину, и пламя, поглотив один ряд ракет, перебрасывалось на следующий ряд и затем еще на следующий, так что воспламеняющаяся селитра удаляла опасность в то самое время, когда усиливала огонь."

Выделим одно из допущений: полет к Луне с помощью групп ракет, зажигающихся после того, как выгорела предыдущая. Как я уже указывал в примере 12, для героя Сирано де Бержерака это было фэнтезийное допущение. Но для нас это реалистическое допущение многие искусственные объекты были выведены на околоземную орбиту с помощью многоступенчатых ракет.

Описание Сирано де Бержерака не оставляет места различным толкованиям "ракетного" допущения, поэтому можно сказать, что оно развивалось по схеме рис. 11. Если бы Сирано де Бержерак заменил ракеты огнедышащим драконом, то тогда было бы неправильным рассматривать развитие "драконового" допущения в реальную многоступенчатую ракету — "драконовое" допущение в наши дни будет фэнтезийным.

Иногда допущения развиваются по схеме рис. 11. в мире вторичной реальности (мире произведения) — подробней о мире вторичной реальности см. в главе 3.1.:

ПРИМЕР 23.

В повести П.Андерсона "Три сердца и три льва" (1953) [91] рассказывается о чудесном перенесения инженера из 1943 года в волшебную страну, населенную великанами, гномами, троллями, ведьмами. Герой П.Андерсона, человек XX века, обнаруживает, что в этой стране многое из того, что считается волшебным, он может научно объяснить. Например, волшебный кинжал, способный испускать свет, оказывается сделанным из магния — герой зажигает его в подводном мире, предварительно как следует разогрев трением.

В мире П.Андерсона волшебный кинжал — допущение фэнтезийное, будучи объясненным, он становится реалистическим. Очевидно, что развитие этого допущения возможно рассматривать по схеме рис. 11. но только для мира волшебной страны, а не для нашего реального мира — ведь ТАКОЙ волшебный кинжал — изобретение П.Андерсона.

2.2.2.2. ОБРАЗОВАНИЕ НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИХ ДОПУЩЕНИЙ ИЗ F ДОПУЩЕНИЙ

Схема развития научно-фантастических допущений из фэнтезийных допущений:

Рис. 12

Сравнив рис. 12. с рис. 8. обнаруживаем, что если убрать из схемы рис. 8. современные F допущения, то у нас получится рис. 12. (если учесть, что НФ допущения образуются из фэнтезийных допущений, когда-то являвшихся научно-фантастическими — например, возможно образование НФ допущений из мифологических допущений).

Рассмотрю несколько примеров образования допущений по схеме рис. 12.

ПРИМЕР 24.

Можно образовывать НФ допущения из сказочных, фэнтезийных допущений. Из собрания сказок А.Афанасьева (1854) выберу и рассмотрю известную русскую сказку о Сестрице Аленушке и братце Иванушке, испившем водицы и превратившемся в козленочка (сказки "Сестрица Аленушка, братец Иванушка" [92]). Одно из фэнтезийных допущений — превращение человека после испития водицы в животное.

Теперь посмотрим, как это фэнтезийное допущение превратил в научно-фантастическое в сказке "Сестрица Аленушка и Братец Иванушка" К.Булычев (1967) [93, С. 614–617]: Алена и Иван прилетевшие на далекую планету космонавты, чей планер не долетел 50 километров до базы и которые вынуждены пройти это расстояние по раскаленной поверхности планеты. Оказывается, что [93, С. 615]: "местные виды фауны однополы. Обычно они никогда не покидают своего водоема. Как только одно из животных умирает — от старости ли, от болезни, — другой сказозуб [обитатель планеты — Ю.З.] подходит к водоему, напивается этой жидкости […] и тут же распадается на две особи, такие же точно, как прежние.

[…]… водоем — это хранитель наследственности стада. В нем содержится не вода — хотя по составу жидкость и близка к воде, — а слабый раствор фермента, может быть несущего в себе цепочку наследственных молекул.

[…]

… На планете ни лесов, ни больших озер, ни океанов. И в ходе эволюции водоем выработал способность не только поддерживать свой вид, но и влиять на другие живые организмы. Так выражается здесь борьба за существование. Если одна из этих жаб доберется до соседнего, чужого водоема и напьется из него, она превратится в жителя того водоема".

Такое гипотетическое допущение сразу же делает интересующее нас допущение — превращение человека в животное после испития водицы — научно-фантастическим.

Сказку "Сестрица Аленушка и Братец Иванушка" К.Булычев также поместил в свою повесть "Последняя война" (1970), назвав эту историю "Алена и Иван" [94, С. 255–259]. Отмечу, что в повести "Последняя война" приводится еще одна версия этой русской сказки, еще более отличающаяся от первоисточника, чем "Алена и Иван" — это история "Случай на третьем курсе" [94, С. 280–282], - со сказкой ее роднит лишь допущение превращения мужчины после того, как он выпил жидкость, — все остальное отличается: жидкость не земная, а инопланетная, имена героев (Настя и Витя), место действия (далекая планета), способ превращения (деление на две одинаковые особи двух человек) — и т. п. Как и в предыдущей сказке К.Булычева, приведено НФ обоснование причин превращения космонавта — он выпил физиологический раствор, которые местные жители используют для размножения раздваиванием.

ПРИМЕР 25.

Может ли дракон (змей) быть научно-фантастическим допущением?

В.Пропп отмечал, что существующую литературу о происхождении образа змея можно разделить на две обширные части [52, С. 222–223]: "О змее существует огромная литература. […] Могут быть упомянуты только группы ее […]…есть категория работ, в которых фигура змея рассматривается как реминисценция о некогда существовавших доисторических животных. Эти работы уже потому ошибочны, что как это установлено совершенно точно, человек появился на земном шаре уж после того, как эти животные вымерли […]

…объяснить явления по существу […] содержат работы иной категории, а именно работы адептов мифологической, в частности солярной, теории. Полемизировать с этой теорией бесполезно. Зильке, например, утверждает, что змей — это темная половина луны, а герой — светлая. […]

Этими двумя теориями исчерпываются попытки объяснения явления змея. Все остальные категории работ даже не ставят проблемы".

Нас же интересует не столько попытка объяснения образа дракона (змея), сколько образование из этого фэнтезийного допущения НФ допущений. Всего у меня получилось четыре различных вида научнофантастических драконов:

1. Драконы — дожившие до наших дней (или до средневековья) динозавры.

В рассказе В.Малахова "Миражи Тургая" (1961) герои обнаруживают дожившего до наших дней птеранодона. Автор прямо указывает на прототип своего НФ допущения [95, С.124]: "Не была ли большая реальность описания драконов во всех легендах у различных народов связана с тем, что отдельные люди действительно видели летающих ящеров?"

В рассказе А.Бушкова "Как рыцарь средних лет собрался на дракона" [96] описывается уничтожение средневековым рыцарем последних драконов-динозавров в Европе.

2. Драконы — инопланетные существа.

"В воздухе летел дракон… каким рисуют его китайские художники, с телом змеи, с перепончатыми крыльями…

Богатырев поднял ружье. Он не думал, Змей Горыныч ли перед ним или своеобразной формы птеродактиль".

Этот дракон — венерианское животное из книги А.Казанцева "Внуки Марса" (1962) [97].

Животное планеты Клерена из повести К.Булычева "Закон для дракона" (1975) [98]: "Это был дракон. По крайней мере, другого слова Павлыш не смог подобрать. Голова не меньше метра в длину, поблескивали желтые зубы, стеклянные глаза угрожающе пучились, а черные паруса оказались крыльями".

Животное планеты Гамма из рассказа М.Пухова "Случайная последовательность" (1973) [99]: "Песчаный дракон выполз уже весь на открытое место и был виден как на ладони. Ряды уродливых лап подпирали его многометровое туловище. Две головы с жадными жабьими мордами болтались на длинных шеях, высматривая добычу. Громадный ящер перемещался, неестественно переламываясь".

В повести К.Саймака "Заповедник гоблинов" (1968) [32] можно встретить дракона: оказывается, этот дракон — домашнее животное народца заповедника гоблинов. Существа заповедника пришли из другой Вселенной, предшествовавшей нашей, и колонизовали в далеком прошлом Землю. Здесь дракон — инопланетное животное.

3. Драконы — искусственные существа.

Дракон из романа С.Снегова "Люди как боги" (1982) [100, С.5]: "Лусин работает в Институте Новых Форм — ИНФе — и не устает хвастаться, что у них создают живые новообразования, до каких природа не доберется и за миллиард лет. Кое-что, например, говорящие дельфины, у них и вправду получилось неплохо. Дымящий, как вулкан, змей не показался мне красивым. Правда, летает он красиво, этого не буду отрицать.

И пегасы, и драконы в воздухе чувствуют себя хорошо.

Лусин объяснял, что при работе мышц у них развивается антигравитационное поле, отчего они теряют добрых девять десятых веса. Но мне все равно странно глядеть, когда такие массивные животные легко устремляются вверх. Драконы обычно довольно медлительны. А у этого мне не понравился дым, хотя Лусин сказал, что дым и пламя созданы у них лишь для красоты, вроде как оперение для павлина: и не жжет, и не пачкает".

В рассказе С.Лема "Сказка о цифровой машине, которая с драконом сражалась" (1964) [101] в результате ошибки в депеше цифровая машина изготовила дракона, который едва не пожрал Луну.

В повести У.Нолана "Спейс работает по найму" (1971) [102] описывается битва Сэма Спейса с драконом-роботом.

4. Драконы, в действительности драконами не являющиеся.

В рассказе Р.Бредбери "Дракон" (1963) [103] участок железной дороги из XX века необъяснимым образом пролегает в средневековье. Рыцари видят в паровозе дракона и безуспешно пытаются сразиться с ним.

Солдаты XVII века уверены, что изобретение героя Сирано де Бержерака ("Иной свет или Государства и империи Луны" (1657) [43]) любой примет за дракона [43, С.144]: "Долго рассуждали они [солдаты — Ю.З.] о том, что бы это могло быть, наконец напали на изобретенную мною пружину; тогда стали говорить, что нужно привязать к машине как можно больше летучих ракет; благодаря быстроте своего полета, они унесут ее очень высоко; одновременно с этим под действием пружины начнут махать большие крылья машины и не найдется ни одного человека, кто бы не принял ее за огненного дракона".

В повести А. и Б. Стругацких "Трудно быть богом" (1963) мне встретилось следующее [104, С.402]:

"— Я прилетел [на вертолете — Ю.З.], - сказал он.

— Будем надеяться, — сказал Румата, — что вас не видели.

— Легендой больше, легендой меньше, — раздраженно сказал дон Кондор".

Замечу, что разговаривают два землянина XXII, под видом местных аристократов изучающие средневековое общество далекой планеты. Видимо, здесь под легендами подразумеваются легенды о воздушном животном, драконе местной мифологии.

Возможно, кому-то покажется странным образование допущений четвертой группы драконов по схеме рис. 12. - может показаться, что из НФ допущений (паровоз, машина для полета на Луну, вертолет) образуются F допущения — драконы (см. рис. 9). Сразу же поясню, что в этом случае правильней будет рассматривать образование допущений по рис. 7., ведь машина превращается в дракона только для тех людей, которые не знают о существовании подобных машин (рыцарей, людей XVII века, жителей средневекового государства) и которые пытаются объяснить увиденное (машину) как нечто гипотетическое (дракона); объясненное увиденное в этом случае будет НФ допущением (см. рис. 7.).

Я уже рассматривал произведения по отношению к современной для них науки. Мы знаем (а в произведениях знают кочегар и машинист, солдаты, Румата и дон Кондор) что перед ними машина, а ни какой не дракон; для нас F допущение (дракон) превращается в НФ допущение (машину). (Попутно замечу, что для машиниста и кочегара, солдат, Руматы и дона Кондора машины реальны — см. главу 3.1.). Значит для драконов четвертой группы (драконы, оказавшиеся машинами) схему образования допущений рассматриваем по рис. 12.

2.2.2.3. ОБРАЗОВАНИЕ ФЭНТЕЗИЙНЫХ ДОПУЩЕНИЙ ИЗ F ДОПУЩЕНИЙ

Схема развития фэнтезийных допущений из фэнтезийных допущений представлена на рис. 13.

Рис. 13

Образовавшиеся из устаревших фэнтезийных допущений F допущения можно назвать модифицированными или синтетическими — ведь они образуются от более древних и используют некоторые положения и знания современной науки.

По этому поводу вспоминаются слова Вл. Гакова (1980) [105]: "Научный метод незримо присутствует в произведениях фантастики, какую бы экзотическую область и форму писатель не выбирал. Научность фантастики не в обязательной привязке к данным наук […] — научность прежде всего в подходе, в цели и методе. Можно вообразить себе замок фей, преисподнюю или Вселенную "досингулярного" состояния […], но остается вопрос, с какой целью все это придумывается и что за этой гипотезой последует".

ПРИМЕР 26.

Рассмотрим современные видоизменения такого F допущения, как колдовство.

Встретившись с колдуньей и впервые увидев ее колдовство герой повести П.Андерсона "Три сердца и три льва" (1953) [91] с удивлением обнаруживает, что колдовство вызывает вихревые токи, нагревающие металл.

Очевидно, что современное F допущение — колдовство образовано из более раннего допущения (которое условно назовем традиционным колдовством), причем колдовство у П.Андерсона отличается от традиционного — оно включает в себя знания современной науки (знание о свойстве вихревых токов нагревать металл).

Герой повести У.Ле Гуин "Колдун Архипелага" (1971) [106] обучается колдовству. Чтобы сотворить заклинание, необходимо знать настоящие Имена предметов и живых существ на хардийском, Древнем языке Архипелага. Все в мире имеет свое Имя, и чтобы добиться над чем-нибудь или кем-нибудь власти, нужно назвать его. Герою приходится заучивать множество древних Имен — ведь чем больше их знаешь, тем могущественнее становишься.

В повести рассказывается об обучении колдовству, изучаемых предметах. Героя обучают также осознавать теснейшую взаимосвязь всего во всем мире — например, вызванный в одном месте дождь станет причиной засухи в другом месте, а вызванный штиль — бури.

Очевидно, что колдовство у У.Ле Гуин — синтетическое современное F допущение, ведь при традиционном колдовстве не учитываются его побочные последствия.

В повести А. и Б.Стругацких "Понедельник начинается в субботу" (1964) [107] магия, колдовство становится наукой — творя чудеса, герои сверяются с классическим трудом "Уравнения математической магии".

С помощью математики можно приобрести магические силы в повести Р.Желязны "Джек-из-тени" (1971) [48] — герой использует современные вычислительные машины для создания утерянного Великого Ключа Кальвинии, управляющего всеми магическими силами планеты.

В произведениях Р.Желязны — повести "Подмененный" (1980) [108] и серии книг "Хроники Амбера" [другое название — "Янтарные Хроники"] (1970) [109], (1972) [110], (1975) [111], (1976) [112], (1978) [113], (1985) [114], (1986) [115], (1987) [116], (1989) [274], (1991) [275] (колдовство, магия показывается как бы изнутри, ведь главные герои этих произведений — существа сверхъестественные, в совершенстве владеющие магией и искусством создания заклинаний. Вот как описывается создание заклинания в повести "Кровь Амбера" (1986) [115, C. 152–153]: "… я следующие два часа обдумывал природу существа, способного вселяться в личность и брать на себя управление ею. Это, как оказалось, можно было проделать лишь ограниченным числом способов, и я быстро сузил диапазон, учтя все известные мне о ее природе, посредством усвоенных от дяди примеров. Когда мне показалось, что я все высчитал, я несколько отступился и поразмыслил над тем, какие же силы тут должны действовать.

От сил я перешел к тоническим вибрациям и их проявлениям. Применение голой мощи, хотя и зрелищно, но расточительно и весьма утомительно для оператора, не говоря уже о том, что с эстетической точки зрения — это варварство. Лучше подготовиться.

Я выстроил устную формулировку и отредактировал ее в заклинание. Сухьи, вероятно, еще больше бы сократил его, но в этих делах есть точка уменьшения отдачи, а свои я рассчитывал до такой степени, где они будут участвовать, если верны мои главные догадки. Потом я сличил его и собрал: заклинание вышло довольно длинным. Чересчур длинным, чтобы целиком отбарабанить его, если я наполовину буду спешить так, как догадываюсь. Изучив заклинание, я обнаружил, что три чеки, вероятно удержаться, хотя лучше бы, чтобы изделий было четыре.

Я вызвал Логрус и протянул язык его меняющегося узора, а затем медленно и четко произнес заклинание, опустив четыре избранных мною ключевых слова. Когда заклинание было произнесено полностью, лес вокруг меня стал абсолютно неподвижным. Заклинание висело передо мной, словно искалеченная бабочка, сотканная из звука и цвета, пойманная в синтетическую паутину моего видения Логруса.

Я изгнал видение и почувствовал, как расслабился мой язык".

Герои этих произведений используют научный подход для изучения и использования магии, она заметно отличается от традиционной.

Несмотря на научный метод, колдовство не превращается в НФ допущение, оставаясь допущением фэнтезийным. Но синтетические F допущения можно назвать научными F допущениями (подробней об этом см. в главе 2.4.).

В повести П.Энтони "Заклинание для Хамелеона" (1977) [117] описывается волшебная страна, в которой все живые существа (за исключением драконов) и многие природные объекты обладают магической силой, причем у каждого из них только один магический талант — например, люди могут создавать в воздухе изображения предметов, или вызывать дождь, или превращать других людей — и т. д. Иногда волшебство может быть бесполезным — вызывание огненной боли в нижней задней части тела или создание магических ям. Иногда талант может быть странным — изменение девушки в течение месяца от глупой красавицы до безобразной умницы, или повторение событий возврат по времени на пять секунд в прошлое. Магия деревьев полезна деревьям — с ее помощью деревья удобряют почву (магия выпускания сонного газа, от которого животные навсегда засыпают; магия завороживания; магия сброса на головы проходящих мимо живых существ тяжелых твердых полов; магия, вызывающая расстройство желудка — и т. п.). Магию деревья используют и для обороны — они могут становиться невидимыми, или отклоняться от режущих предметов, или же их магия уводит от них путника, которому кажется, что он продвигается вперед, а на самом деле бесконечно идет по кругу — и т. п. Прячущиеся пресноводные драконы используют магию для привлечения путников — делают мелкие озера более глубокими. Сохраняющая магия скалы делает ее кажущейся более высокой и тем самым спасает ее от разрушения — ведь никто не будет разрушать высокую, удобную для наблюдения за долиной скалу.

Магия у П.Энтони заметно отличается от традиционной, она становится всеобщей.

Научный метод делает синтетические F допущения более правдоподобными, чем те фэнтезийные допущения, из которых они образовались — такое внешнее правдоподобие, "реальность" F допущений характерно для многих допущений произведений-фэнтези.

Приведу еще один пример современных фэнтезийных допущений, образовавшихся по схеме рис. 13.

ПРИМЕР 27.

В современных фантастических произведениях можно обнаружить многие фольклорные фантастические допущения, например, драконов. В примере 25 я уже рассматривал НФ допущения драконов их не так уж мало. Так и дракона — фэнтезийное допущение — можно обнаружить во многих фантастических произведениях. Рассмотрю иное F допущение — не драконов, а драконоборство.

С драконами сражаются (или противостоят им) герои многих книг — отмечу лишь некоторые: Дж. Р.Р.Толкин "Хоббит" (1936) [118] (Бильбо и дракон Смог); П.Андерсон "Три сердца и три льва" (1953) [91] (Хольгер и огнедышащий дракон); Дж. Б.Пристли "31 июня" [119] (Сэм и винтохвостый дракон-Диммок); У.Ле Гуин "Колдун Архипелага" (1971) [106] (Гед и пендорский дракон Йевод); Р.Желязны "Джек-из-тени" (1971) [48] (Джек и старый дракон); П.Энтони "Заклинание для Хамелеона" (1977) [117] (Бинк и змееподобный шестиногий дракон); Р.Желязны "Дева и чудовище" [120] (Человек-бог и девственницадракон); Р.Желязны "Бизнес Джорджа" [121] (Джордж и дракон Дарт); К.Булычев "Козлик Иван Иванович" (1985) [122] (Сила и дракон Долгожеватель, дядя Змея Горыныча).

К драконоборству можно отнести и борьбу со змеем (в русском фольклоре змея также называют Змей Змеевич, Змей Горыныч, Змеище Горыныще) — отмечу некоторые произведения, где встречается эта борьба; П.Аматуни "Чао — победитель волшебников" (1964) [123] (Илья-Муромец, Добрыня Никитич, Алеша Попович и Змей Горыныч); В.Шукшин "До третьих петухов" [124] (Атаман и Змей Горыныч).

Но драконы могут и помогать людям — к примеру, в книгах А.Волкова "Желтый туман" (1974) [125] (Элли и дракон Айххо), Р.Желязны "Подмененный" (1980) [108] (Поль и дракон Лунная Птица).

Впрочем, в "Бизнесе Джорджа" Р.Желязны [121] отношения дракона Дарта и рыцаря Джорджа можно рассматривать и как сотрудничество (Дарт согласился изображать перед жителями различных поселений кровожадного дракона, а Джордж должен был изображать славного драконоборца, изгоняющего чудовище. Вознаграждение от благодарных поселян условились делить в соотношении 45:55. А драконы, ведомые Полем против мира науки (повесть Р.Желязны "Подмененный" [108]) противодействуют технике, руководимой Марком.

Перечислять произведения, в которых рассказывается о таком F допущении, как драконы, можно долго, я же отмечу лишь повесть А. и Б.Стругацких "Понедельник начинается в субботу" (1964) [107], в которой научные работники каждую пятницу вывозят Змея Горыныча в гигантской серебристой цистерне на полигон, где экспериментируют с ним.

2.3. СТРУКТУРНАЯ СХЕМА ФАНТАСТИЧЕСКИХ ДОПУЩЕНИЙ

В главе 2.2. я показал, что фантастические допущения с течением времени могут изменяться, становиться допущениями других видов. В этой главе я рассмотрю, как развиваются фантастические допущения в фантастических произведениях, связи между допущениями.

Взаимосвязи допущений рассматриваются с помощью структурной схемы фантастического произведения. В повести А. и Б.Стругацких "Волны гасят ветер" (1984) [126] я обнаружил очень образную характеристику способностей индивида Монокосмоса, намного обогнавшего людей в своем развитии [126, С.518]: "По капле воды он способен не только воссоздать образ океана, но и весь мир населяющих его существ, в том числе и разумных". Я надеюсь, что структурный анализ поможет в воспитании подобного системного и диалектического мировоззрения.

Структурная схема является логическим продолжением анализа сюжета Методом Золотой Рыбки и Методом Снежного Кома.

Метод Золотой Рыбки начал применяться в начале 70-х годов — в работе В.Михайлова и П.Амнуэля (1980) [127] отмечается, что этот метод предложен Г.Альтшуллером, — по этому приему 18.11.73. разбиралась задача слушателями Азербайджанского общественного института изобретательского творчества. Самое раннее упоминание о Методе Золотой Рыбки в книжных публикациях я обнаружил в книге А.Селюцкого и Г.Слугина "Вдохновение по заказу" (1977) [128, С. 158162]. В дальнейшем Метод Золотой Рыбки рассматривался во многих работах по РТВ — например, в работе С.Литвина "Развитие творческого воображения" (1981) [129] — в дальнейшем, говоря о Методе Золотой Рыбки и Методе Снежного Кома, я буду подразумевать их изложение в работе С.Литвина.

(В сущности, в Методе Золотой Рыбки нет ничего нового применительно к художественной литературе таким образом можно рассматривать образование сюжета из мотивов — например, в "Краткой литературной энциклопедии" (1967) обнаружил следующее [130]: "МОТИВ […] простейшая содержательная (смысловая) единица художественного текста в мифе и сказке; основа, из которой путем развития одного из членов мотива (а+в превращается в а+в1+в2+в3) или комбинации нескольких мотивов вырастает сюжет (фабула), представляющий собой большую степень обобщения".

С помощью Метода Золотой Рыбки можно, постепенно исключая из фантастической ситуации реальную часть, выделить фантастический остаток.

При Методе Снежного Кома на фантастический сюжет накладывается реальная часть — образуется новый фантастический сюжет, затем накладывается еще одна реальная часть — и т. д.

Метод Снежного Кома и Метод Золотой Рыбки можно применять при анализе фантастических допущений — рассмотрю, как образуется фантастическое допущение по Методу Снежного Кома.

ПРИМЕР 28.

Приведу отрывок из мрачного рассказа Р.Брэдбери "Спустись в мой подвал" [131]: "… в человеке грибы распространяются через кровь, захватывают каждую клетку тела и превращают человека в… марсианина… Приняв такое предположение, мы видим, что грибам вовсе не нужны свои руки и ноги, коль скоро они могли бы жить в людях и постепенно становились ими. Роджер поел грибов, что вырастил его сын, и стал "чем-то другим".

В этом отрывке несколько фантастических допущений — выделю лишь первичное (начальное) — разумные грибы. Обозначу это допущение Ф1. Ф1 образуется из двух реалистических допущений грибов (Р1) и разумных существ (Р2). Образование Ф1 можно изобразить следующим образом:

Ф1=Р1+Р2.

Структурная схема допущения изображена на рис. 14.

Рис. 14

В дальнейшем условимся обозначать фантастическое допущение буквой Ф с индексом, показывающим номер допущения, а реалистическое допущение — буквой Р с индексом.

Возможно также более точное обозначение — для НФ и F допущений — НФ и F с индексами. Такое разделение Ф допущений полезно при детальном рассмотрении структурной схемы ГРУППЫ допущения. Нас же сейчас интересует само образование и развитие фантастических допущений, поэтому для удобства восприятия все фантастические допущения на структурной схеме буду обозначать буквой Ф с индексом.

Условимся среди фантастических допущений по степени разложения на составляющие допущения различать НАЧАЛЬНЫЕ ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ДОПУЩЕНИЯ — которые не разлагаются больше на Ф допущения низкого уровня или же разлагаются только на реалистические допущения, и ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ДОПУЩЕНИЯ ВЫСОКОГО УРОВНЯ — которые образуются из Ф допущений.

СЮЖЕТОМ ФАНТАСТИЧЕСКОГО ДОПУЩЕНИЯ будем называть последовательность и связь элементов ГРУППЫ допущения.

ГРУППА ФАНТАСТИЧЕСКОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ — совокупность допущений, составляющих логически обоснованную последовательность развития Ф допущения.

КОНЕЧНЫЕ ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ДОПУЩЕНИЯ — Ф допущения, из которых нельзя образовать Ф допущений высокого уровня.

Для примера 28 начальным и конечным допущением одновременно будет допущение Ф1 (если не принимать во внимание других Ф допущений из отрывка рассказа); группой допущения Ф1 являются элементы Р1, Р2 и Ф1; сюжет допущения Ф1 изображен с помощью структурной схемы на рис. 14.

Из вышесказанного можно заключить, что Ф допущения можно образовать с помощью Р или Ф допущений, а также их сочетаний — см. рис. 15.

Рассмотрю несколько примеров.

Рис. 15

ПРИМЕР 29.

Путешествие по времени с помощью машины времени.

Обозначу это фантастическое допущение Ф3. Это допущение образуется с помощью двух других допущений — перемещения по времени (Ф1) и перемещающейся по времени машины (Ф2). Структурная схема в этом случае выглядит следующим образом:

Рис. 16

Можно заметить, что второе допущение Ф2 объясняется первым Ф1, ведь допущение машины, перемещающейся по времени, основано на предположении о путешествии по времени, т. е. допущение Ф2 вторично по отношению к допущению Ф1:

Рис. 17

С учетом рис. 17., рис. 16. приобретет вид:

Рис. 18

Допущение Ф2 образуется из двух допущений: реалистического (Р1) — изготовление машин — и фантастического (Ф1). Р1 — допущение реалистическое, т. к. различного рода машины человечество изготовляет давно. (Допущение Р1 можно также рассматривать как допущение МАШИНЫ, что, в нашем случае, аналогично ИЗГОТОВЛЕНИЮ МАШИН). С учетом Р1 структурную схему рис. 18. можно изобразить как на рис. 19:

Рис. 19

Здесь конечное допущение — ФЗ, начальное допущение — Ф1, сюжет допущения Ф3 — на рис. 19., группа допущения Ф3 — Ф1,Р1,Ф2,Ф3.

Для допущения Ф2 начальным является фантастическое допущение Ф1, группа допущения Ф2 — Ф1,Р1,Ф2. Для группы допущения Ф2 конечным является Ф2.

ПРИМЕР 30.

Перемещаясь по времени на машине времени путешественник встречает в прошлом живых динозавров.

Обозначу это допущение Ф5, а другие допущения следующим образом: Ф1 — перемещение по времени; Ф2 — машина времени; Р1 — машина; Ф3 — перемещение по времени на машине времени; Р2 — путешественник (по умолчанию предполагаем, что этот путешественник не отличается от реального, обыкновенного); Ф4 — путешественник перемещается по времени на машине времени; Р3 — живые динозавры в прошлом.

Использую структурную схему примера 29 (рис. 19.) для построения структурной схемы этого примера:

Рис. 20

Группой допущения Ф4 являются допущения Ф1, Р1, Ф2, Ф3, Р2, Ф4; группой допущения Ф5 будут допущения Ф1, Р1, Ф2, Ф3, Р2, Ф4, Р3, Ф5.

ПРИМЕР 31.

Путешественник, перемещаясь по времени на машине времени, вернулся в настоящее и пошел в магазин. В магазин путешественник отправляется вне зависимости от путешествия по времени.

Структурная схема этого примера изображена на рис. 21.

Рис. 21

Здесь (на рис. 21.) Ф1 — Ф4, Р1 — Р2 совпадают с допущениями примера 30. Кроме того Р3' — настоящее; Ф5' — путешественник. перемещаясь по времени на машине времени, вернулся в настоящее; Р4 — магазин; Р5 — путешественник идет в магазин (это допущение реалистическое, т. к. здесь в этом ничего фантастического нет).

Конечное допущение может быть образовано и более простым способом — см. рис. 22.

Рис. 22

Связь между Р5' и Р5 на рис. 21. показывает лишь очередность допущений: Р5 не может произойти раньше Ф5', оно зависит только от Р2 и Р4, т. е. структурную схему примера правильнее будет изобразить в виде:

Рис. 23

Составляющие основу фантастического произведения фантастические допущения буду для удобства восприятия располагать на одном горизонтальном уровне рисунка — основной линии развития сюжета произведения. Для примера 31 на основной линии располагаются допущения Ф3, Ф4, Ф5', Р5.

Для этого примера группой допущения Ф2 являются допущения Ф1, Р1, Ф2; для других допущений группы будут соответственно: Ф3 — Ф1, Р1, Ф2, Ф3; Ф4 — Ф1, Р1, Ф2, Ф3, Р2, Ф4; Ф5' — Ф1, Р1, Ф2, Ф3, Р2, Ф4, Р3', Ф5'; Р5 — Р2, Р4, Р5.

Рассмотрю еще один пример:

ПРИМЕР 32.

Пример тот же, что и в примере 31, изменено одно допущение: путешественник после путешествия и _в связи с ним_ идет в магазин.

В этом случае допущение Р5 меняется на Ф6 (путешественник идет в магазин в связи с совершенным путешествием по времени).

Структурная схема примера 32 изображена на рис. 24.:

Рис. 24

Группа допущения Ф6 включает допущения Ф1, Р1, Ф2, Ф3, Р2, Ф4, Р3', Ф5', Р4, Ф6; для этой группы начальным Ф допущением является Ф1, конечным — Ф6.

Сравнение рис. 23. и рис. 24. позволяет заключить, что связи между допущениями, лежащими на основной линии развития сюжета, отсутствуют, если допущения не входят в одну группу допущения.

В фантастическом произведении может быть несколько фантастических допущений — возьму хотя бы группу одного Ф допущения — каждое из входящих в группу Ф допущений можно рассматривать как самостоятельное образование.

В фантастических произведениях может быть несколько групп Ф допущений, причем могут быть ОСНОВНЫЕ ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ДОПУЩЕНИЯ, лежащие на основной линии развития сюжета, и ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ (НЕОСНОВНЫЕ) — группы которых не лежат на основной линии развития сюжета.

Только при анализе ВСЕХ фантастических допущений, ВСЕХ связей между ними можно говорить об оценке ВСЕГО фантастического произведения. В противном же случае, рассматривая разные фантастическое допущения и перенося их оценку на все произведение, можно получить разные оценки одного и того же фантастического произведения (подробней о такой неправильной оценке фантастического произведения см. в главе 3.3.).

Рассмотрю несколько примеров структурных схем, состоящих из основных и вспомогательных фантастических допущений.

ПРИМЕР 33.

В произведении Дж. Балларда "Утонувший великан" (1967) [132] рассказывается, как однажды к берегу прибило утонувшего великана, огромного великана, — герой долгое время наблюдает за изменениями колоссального трупа. В конце рассказа говорится, что от тела на берегу осталось лишь несколько гигантских костей.

В этом произведении только одно начальное фантастическое допущение — великан, т. е. существо похожее на человека, но во много раз большее его. Начальное Ф допущение, подобно катящемуся снежному кому, постепенно присоединяет к себе разные "слои" реальности, превращаясь в другие Ф допущения.

В этом произведении нет вспомогательных Ф допущений, все фантастические допущения рассказа развиваются из одного начального — великана. Подобное развитие Ф допущений условно изображено на рис. 25.

Рис. 25

ПРИМЕР 34.

В романах Г.Уэллса "Война миров" (1898) [85] и Дж. Уиндема "Кракен пробуждается" (1953) [133] рассказывается о прибытии на Землю инопланетных агрессоров и их попытках поработить Землю. Начальное Ф допущение романов — разумные инопланетяне, а разрушение Лондона (у Г.Уэллса) и гибель большей части человечества (у Дж. Уиндема) лишь логические следствия этого допущения. Вместе с тем условные структурные схемы этих произведений будут отличаться от схемы рис. 25. Ф допущения в этих романах АКТИВНО (в отличие от Ф допущений рассказа Дж. Балларда в примере 33) влияют на сюжет, как бы подталкивают развитие событий. Условную структурную схему таких произведений см. на рис. 26.

Рис. 26

Допущениями, подобными Ф3 и Фn-2, будут тепловые лучи марсиан (у Г.Уэллса) или уничтожение морских кораблей инопланетянами (у Дж. Уиндема) — эти фантастические допущения влияют на развитие сюжета произведений, но это не начальные Ф допущения — они образуются из фантастических допущений более низкого уровня (выбранные мной допущения образуются из начальных — разумных инопланетян, — без этого допущения их не было бы).

ПРИМЕР 35.

В книге Р.Хайнлайна "Кукловоды" (1951) [73] также, как и произведения примера 34, начинается со вторжения инопланетян на Землю, но помимо образованных Ф допущений высокого уровня из начального фантастического допущения (разумных инопланетян), в книге Р.Хайнлайна можно обнаружить и _вспомогательные_ Ф допущения к примеру, использование личного лучевого оружия; пилюли, способные ускорять субъективное время принимающих их и проектор, подгоняющий скорость показа к субъективному времени; постоянное добавление в речную воду для красоты флуоресцина, отчего по ночам вода переливается розовым, янтарным и алым цветом; миниатюрный передатчик, вживленный под кожу; колонизация Венеры и т. п. Если убрать эти допущения, сюжет произведения не изменится, эти фантастические допущения введены в книге лишь для иллюзии реальности, зримости происходящих событий на Земле недалекого будущего. Тем не менее учитывать эти допущения нужно — например, при оценке всего фантастического произведения (см. главу 3.3.).

В фантастических произведениях может быть много вспомогательных Ф допущений — как, например, в повести С.Лема "Футурологический конгресс" (1970) [134]. В этом произведении можно обнаружить возможный дом-гигант на восемьсот этажей; возможные экзамены для желающих родить ребенка — по копуляции, воспитанию и взаимному обожанию; [134, С.361]: "чем-то поливают друг друга, и от солнечных лучей из травы образуется творог"; [134, С.367]: "Газета существует не более двадцати четырех часов, после чего материал, на котором она напечатана, улетучивается"; приговоренных не сажают за решетку — лишь надевают на тело оболочку из крепких прутьев встроенный в одежду осужденного компьютер пресекает недозволенные поступки и наслаждение радостями жизни; [134, С.378]: "Дети учатся грамоте при помощи орфографического сиропа" — и многие другие вспомогательные фантастические допущения.

Условная структурная схема произведений со вспомогательными фантастическими допущениями изображена на рис. 27.

Рис. 27

На рис. 27. Ф3, Ф5, Фn — вспомогательные фантастические допущения.

2.4. РАЗВИТИЕ ФАНТАСТИЧЕСКИХ ДОПУЩЕНИЙ

В предыдущей главе я показал, что фантастические допущения могут образовываться из нескольких допущений. В этой главе я рассмотрю насколько логично могут развиваться фантастические допущения.

Приведу несколько высказываний писателей и критиков:

Известный советский фантаст Д.Биленкин в 1977 году писал [135]: "Давая волю воображению, фантаст, однако, выверяет свои построения, следуя методам научного мышления, но подчиняя их в свою очередь законам литературы. Во имя наилучшего воплощения художественного замысла мы часто и вполне сознательно грешим против буквы, но не против духа науки". Критик В.Ревич, 1968 г. [136]: "…надо оставаться верным правде характера, логике образа, закономерности всех вытекающих вымышленных обстоятельств, следствий. Стремление к полной достоверности, несмотря на всю фантастичность посылки — вот что должно отличать настоящую художественную фантастику". Ю.Кагарлицкий (1971) [75, С.112]: "…фантастика [реалистическая — Ю.З.] потому и принимает название "научной", что при всей недостоверности частных научных предположений, ею используемых, наука служит гарантом достоверности ее общего взгляда на мир. Правда, ни одно из ее предположений не обладает достоинствами абсолютной истины, но ведь именно прогресс науки и заставил понять недостижимость такого знания о мире. К тому же — и это крайне важно для фантастики — положение о недостижимости абсолютной истины подразумевает существование многих, порою противоречивых естественнонаучных концепций".

Подобных высказываний можно привести много — все они отмечают необходимость научного, обоснованного подхода к образованию фантастических допущений, логике их развития.

Это неизбежно приводит нас к понятию ФАНТАСТИЧЕСКОГО ВТОРОГО РОДА (в отличие от ФАНТАСТИЧЕСКОГО допущений). Понятие фантастического второго рода будем применять к связям между допущениями (или логике их развития) — к примеру, на рис. 15. фантастическое первого рода (определенное нами в главе 2.1.) применяем ко всем Ф допущениям, а фантастическое второго рода можем применять к связям между допущениями — они обозначены линиями со стрелками. Если допущение развивается по НАУЧНЫМ (реалистическим), объективным законам, то логику развития этих допущений можно назвать НАУЧНОЙ (реалистичной). Если допущения развиваются по НЕНАУЧНЫМ (нереалистичным), необъективным законам, то логика их развития будет НЕНАУЧНОЙ (нереалистичной) — здесь НЕНАУЧНОЕ будет фантастическим (фантастическим второго рода). Из всего этого следует, что в фантастическом произведении могут быть НАУЧНЫЕ НФ допущения (полученные из НФ допущений реалистическим их развитием), НАУЧНЫЕ F допущения (полученные из F допущений реалистическим развитием), НЕНАУЧНЫЕ НФ допущения (полученные из НФ допущений нереалистическим развитием), НЕНАУЧНЫЕ F допущения (полученные из F допущений нереалистическим развитием) — см. рис. 28.

Рис. 28

НАУЧНЫМИ (или НЕНАУЧНЫМИ) F и НФ допущениями могут быть только фантастические допущения высокого уровня.

Определить вид фантастического допущения несложно: сначала Ф допущение соотносится с современной наукой (определяется фэнтезийное допущение или НФ), а затем выясняется, как оно получилось — НАУЧНЫМ ли НЕНАУЧНЫМ развитием из других допущений.

Применительно к начальным Ф допущениям также можно говорить об их НАУЧНОМ или НЕНАУЧНОМ развитии — развитии из реалистических допущений: при НАУЧНОМ объединении реалистических допущений получаются реалистические или научно-фантастические допущения, а при нереалистическом (НЕНАУЧНОМ) — фэнтезийные.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что ОБРАЗОВАНИЕ ФАНТАСТИЧЕСКИХ ДОПУЩЕНИЙ ЗАВИСИТ КАК ОТ СОСТАВЛЯЮЩИХ ЕГО ДОПУЩЕНИЙ, ТАК И ОТ ЛОГИКИ ОБЪЕДИНЕНИЯ (РАЗВИТИЯ) ДОПУЩЕНИЙ.

В главах 2.4.1. и 2.4.2. рассмотрю подробно примеры НАУЧНЫХ и НЕНАУЧНЫХ Ф допущений.

2.4.1. НАУЧНОЕ (РЕАЛИСТИЧЕСКОЕ) РАЗВИТИЕ ДОПУЩЕНИЙ

ПРИМЕР 36.

В романе А. и Б.Стругацких "Град обреченный" (1987) [137] описывается фантастический город, созданный таинственными Наставниками и населенный людьми из разных стран разных времен ХХ века. Все люди согласились участвовать в Эксперименте, проводимом Наставниками, цели которого людям не известны. Одним из проявлений Эксперимента явилось нашествие на город множества павианов. Вот как предсказывает развитие последующих событий один из героев романа [137, С. 211]: "А теперь представь, что во вверенном тебе городе появляются бесчисленные стада павианов. Изгнать их ты не можешь кишка тонка. Кормить их централизовано ты тоже не можешь — не хватает жратвы, резервов. Павианы попрошайничают на улицах — вопиющий беспорядок: у нас нет и не может быть попрошаек! Павианы гадят, за собой не убирают, и никто за ними убирать не намерен. Какой отсюда напрашивается вывод?

— Ну, уж во всяком случае, не ошейники надевать, — сказал Андрей.

— Правильно! — сказал Изя с одобрением. — Конечно, не ошейники надевать. Первый же напрашивающийся деловой вывод: скрыть существование павианов. Сделать вид, что их вовсе нету. Но это, к сожалению, тоже невозможно. Их слишком много, а правление у нас пока еще до отвращения демократическое. И вот тут появляется блестящая по своей простоте идея: упорядочить присутствие павианов! Хаос, безобразие узаконить и сделать, таким образом, элементом стройного порядка, присущего правлению нашего доброго мэра! Вместо нищенствующих и хулиганящих стад и шаек — милые домашние животные". Это предположение Изи полностью подтвердилось [137, С. 220]: "приказ пятьсот семь. Всех павианов перерегистрировать и снабдить ошейником с номером. Завтра будем раздавать их населению".

ПРИМЕР 37.

В фантастических произведениях можно обнаружить много подробных описаний космических скафандров — напомню лишь повести Р.Хайнлайна "Звездные рейнджеры" (1959) [69, С. 66–70] и "Имею скафандр — готов путешествовать" (1958) [72, С. 26–40].

Очевидно, что одним из усовершенствований скафандра будет разделение его на несколько камер, перегородки между которыми препятствуют полному выходу воздуха из при повреждении одной из частей скафандра. В рассказе Р.Брэдбери "Калейдоскоп" (1955) можно обнаружить такой скафандр [138]: "Рядом сверкнул метеорит. Холлис опустил глаза — кисть левой руки срезало, как ножом. Хлещет кровь. Из скафандра мигом улетучился воздух. Но, задержав дыхание, он правой рукой затянул застежку у локтя левой, перехватил рукав и восстановил герметичность. Все случилось мгновенно, он и удивиться не успел. Его уже ничего не могло удивить. Течь остановлена, скафандр тотчас наполнился воздухом. Он перетянул рукав еще туже, так что получился турникет — и кровь, только что хлеставшая, как из шланга, остановилась".

Одно из фантастических допущений в повести Дж. Холдемана "Вечная война" (1974) [139] — регенерация человеческих органов в будущем. А раз это возможно, то можно не беспокоиться об их потере — из этого, видимо, исходили создатели боевого скафандра: "В задачу боекостюма входит спасти как можно большую часть вашего тела. Если поражена рука или нога, одна из шестнадцати острых как бритва диафрагм немедленно закрывается с силой гидравлического пресса, аккуратно отсекая поврежденную конечность и запечатывая обрубок, прежде, чем вы умрете от взрывной декомпрессии. Потом медсистема прижигает рану, восстанавливает потерю крови и наполняет вас счастьем химической природы и препаратом "антишок". Таким образом, вы или благополучно умрете через несколько часов, или, если ваши товарищи выиграют бой, будете доставлены в лазарет корабля".

В развитии этого допущения все логично: если меняется система (человек), то сопутствующая ей система (космический скафандр) тоже изменится.

ПРИМЕР 38.

Фантастическое допущение — цивилизация подводных существ. Очевидно, что если эти существа отправятся на исследование суши (или космоса), они будут использовать или скафандры, наполненные жидкостью, или какие-то другие приспособления, сохраняющие необходимый для жизни подводных существ запас жидкости (жидкость для них — как для нас воздух). Это допущение настолько очевидно, что его можно обнаружить во многих произведениях приведу отрывки лишь из некоторых:

"…септоподы превосходно чувствуют себя в пресной воде и выходят на сушу. […] недавно двоих обнаружили в лесу […]. Мантийная полость обоих была полностью набита влажными водорослями. Видимо, так септоподы создают некоторый запас воды для переходов по суше". (Стругацкие А. и Б. О странствующих и путешествующих (1963) [140]);

"Путешественнику требовался жидкостный контейнер […] несколько лет назад к нему [смотрителю пересадочной станции — Ю.З.] попал такой вот обитатель жидкой среды откуда-то из созвездия Гидры…" (Саймак К. Пересадочная станция (1963) [141, C. 25]);

"…даже если бы в воде и развились разумные существа, одной из первых их задач было бы освоение суши. Ну, скажем, в скафандрах, наполненных водой" (Лем С. Непобедимый (1963) [46, C. 417–418]);

"…скафандры существ, издававших при каждом движении нечто вроде бульканья…" (Лем С. Путешествие тринадцатое [142]);

"— …это ведь скафандры, верно, доктор?

— Видимо, так.

— Но только не для погружения в воду…

— …а наоборот!" (Фоустика И. Пламенный континент [143]);

"Они, должно быть, прибыли в космических кораблях самых разных систем — полип из озера, например, в корабле, наполненном водой того моря, которое было естественной средой его обитания" (Кларк А. Город и Звезды (1956) [144]).

ПРИМЕР 39.

Как будет развиваться оружие в будущем? Логично и последовательно этот вопрос рассматривается в книге С.Лема "Мир на Земле" (1987) [145] и статье этого же автора "Системы оружия двадцать первого века" (1986) [146]. С.Лем пишет [146, С. 245]): "…чем разрушительнее воздействие какой-либо стихийной силы или какого-либо оружия, тем меньше по размерам организм или системы имеют возможность уцелеть в зоне разрушения. А, следовательно, атомная бомба требовала РАССРЕДОТОЧИЯ КАК ЦЕЛЫХ АРМИЙ, ТАК И ОТДЕЛЬНЫХ СОЛДАТ". Согласно С.Лему, на смену людям в войне прийдут искусственные насекомые. Такие насекомые (сенсекты) способны зарываться в землю при угрозе атомного нападения, переносить радиацию, убийственную для живых существ. Возможны два варианта взаимодействия синсектов — по первому из них каждый синсект может обладать полной автономностью, он выполняет задачу, поставленную перед ним одним, — в этом случае армия действует словно поход муравьев, нашествие саранчи. О второй возможности С.Лем говорил еще в 1963 году в книге "Непобедимый" [46, С.496]: "…автоматы нужно строить совершенно иначе, чем мы это делаем, чтобы они были действительно универсальными: нужно исходить из маленьких элементарных кирпичиков, из псевдоклеток, которые будут взаимозаменяемы… […] поврежденный макроавтомат требует частей, изготовить которые можно только имея высокоразвитую промышленность, система же, состоящая из пары кристаллов, или термисторов, или иных простых элементов, такая система может быть уничтожена, и ничего не случится, ее просто заменит одна из миллиарда аналогичных…" Т. е. микроармия как совокупность самособирающихся, легко заменяемых (самозаменяемых) элементов. К цели подобные элементы могут добираться самостоятельно, разными путями, а перед целью собираться в единое, заранее запрограммированное, целое.

Но солдаты в виде искусственных насекомых — не предел миниатюризации — в результате развития систем вооружения следует ожидать появления искусственных солдат-микробов и даже вирусов, вездесущих и неуничтожимых, способных в заданное время парализовать работу всех технических систем противника.

В примерах 37, 38 и 39 рассматривались НАУЧНЫЕ НФ допущения, а НАУЧНЫЕ F допущения можно найти в примерах главы 2.2.2.3.

2.4.2. НЕНАУЧНОЕ (НЕРЕАЛИСТИЧЕСКОЕ) РАЗВИТИЕ ДОПУЩЕНИЙ

ПРИМЕР 40.

В рассказе К.Саймака "Фактор ограничения" [147] описывается аналитическая машина, охватывающая (занимающая) всю поверхность планеты на высоту в 20 миль. "Там были валы, бобины, эксцентрики и батареи сверкающих хрустальных кубиков, которые, возможно, выполняли роль электронных устройств" [147, C. 280]. Образование этого фантастического допущения очевидно: автор в качестве прототипа взял известную ему аналитическую машину (валы, бобины) и, чтобы показать грандиозность ее способностей, увеличил размеры машины прибавлением к известному прототипу множество таких же однородных систем, — автор воспользовался методом экстраполяции для прогнозирования развития вычислительных систем (логика образования этого Ф допущения понятна: если была маленькая, слабосильная машина, нужно сделать ее большой — и возможности ее увеличатся). Очевидно, что в данном случае метод не оправдал себя ведь любая цивилизация по мере уменьшения природных ресурсов должна прийти к пониманию необходимости миниатюризации создаваемых машин.

Иногда научное развитие допущений нарушается сознательно, например, при создании сказок. Писатель К.Булычев в статье "Падчерица эпохи" (1989) отмечал [148, С. 335]: "Сказка имеет важное отличие от фантастики — она говорит о действиях сказочного, условного человека в сказочном антураже. Фантастика же всегда имеет дело с реально написанным характером, необыкновенность остается на долю окружающей действительности или обстоятельств действия".

Народных сказок, в которых встречаются НЕНАУЧНЫЕ F допущения, огромное количество — я даже не буду называть некоторые из них любой сможет без труда сделать это. Я же рассмотрю несколько произведений, в которых встречаются НЕНАУЧНЫЕ НФ допущения. К.Булычев, написавший многие фантастические произведения для детей (я считаю, что лучшие из них — "Девочка, с которой ничего не случится" (1965) и "Путешествие Алисы" (1974) [150]), говоря о кинофантастике для детей, отмечал (1986) [151]: "Наиболее популярны у детей сегодня не традиционные и даже не модернизированные сказки, в которых место Ивана-дурака занял пионер Ваня, а детские фантастические фильмы, в которых герои лишаются условности сказочного безвременья, а некое царство, некое государство обрастает знакомыми атрибутами наших дней. Сказка пытается догнать акселерацию, при которой ребенок узнает слова "телефон" и "космос" раньше, чем "ведьма", и постигает логическую картину мира очень рано, соглашаясь на определенные правила игры только при условии соблюдения узнаваемой им действительности. Порог восприятия таких историй, как сказка о братце Иванушке и сестрице Аленушке, осталась где-то в четырех-, пятилетнем возрасте. В семь-девять лет ребята ждут от нас новой, современной художественной информации".

Очевидно, что современная сказка значительно отличается от фольклорной (если, конечно, она не подражание), ее мир ближе и понятнее нам. В современных сказках может быть много НФ допущений.

ПРИМЕР 41.

…Двуглавый космический пират Юл похищает с Земли часть Зеленой долины вместе с жителями, а также пленит девушку Галю. Друзья Гали пускаются в погоню за космическим кораблем негодяя…

Так стремительно развивается сюжет современной сказки С.Ярославцева (А.Стругацкого) "Экспедиция в преисподнюю" (1983) [152]. В этой сказке много НФ допущений — герои живут в коммунистическом мире XXIII века, пользуются современнейшими для своего времени научными достижениями. Но множество НФ допущений не помешало С.Ярославцеву написать сказку. "Экспедиция в преисподнюю" по форме во многом схожа с фольклорной волшебной сказкой например, используется сказочный зачин ("На берегу некогда студеного, а ныне и навеки, теплого океана жили-были…"), повторы (к примеру, при упоминании Великого Спрута — главного негодяя (по В.Проппу (1928) [153] — антагониста) обязательно указывается, что он весьма деловой носитель разума и неимоверно богатый мерзавец), условность в именах героев: "В память о знаменитых мушкетерах мы будем называть их Атосом, Портосом и Арамисом, потому что, вопервых, настоящие их имена большого значения не имеют, а, вовторых, их действительно так всегда и называли, ибо были они неразлучимы, готовы были друг для друга на любые подвиги и дружбу свою ставили превыше всего", а также использование традиционных "живут-поживают и добра наживают" (С. 49). Стиль повествования местами напоминают сказочный: (С. 57): "Ах, какие корабли можно было увидеть на главном космодроме Планеты Негодяев! Инолеты, атомолеты, нейтролеты, гравилеты, летающие тарелки, летающие кастрюли, летающие бидоны, летающие самовары, большие и малые, новенькие с иголочки и изрытые метеоритными шрамами, корабли нападения и корабли защиты, откровенно грозные космические линкоры и притворнобеззащитные корабли-ловушки, упрятавшие смерть в глубоких трюмах…" Сюжет "Экспедиции в преисподнюю" во многих схож с сюжетом волшебной сказки — например, в одном из ходов похищение двуглавым пиратом земной девушки напоминает похищение в волшебной сказке змеем невесты героя — для пожрания или насильственного супружества.

Но "Экспедиция в преисподнюю" — не только сказка (это, кстати, подтверждает выводы о том, что нельзя относить произведение в целом к какому-то одному виду фантастики, правильней будет рассматривать каждое допущение отдельно). Р.Арбитман (1990) [154] отмечал, что это и литературная мистификация (имена героев), и пародия на традиционные сюжетные ходы многих фантастических произведений. Вспомним, к примеру, обращение Вани к разумным паукам планеты Спайды, только что совершившим под его руководством социальный переворот [152, C. 252]: "Товарищи! […] Граждане Спайды! Самки и самцы! Мы, земляне, приветствуем…". Оно звучит пародийно, сразу же вспоминаются подобные обращения землян к народам иных цивилизаций — сравните, к примеру, ванино обращение с обращением нашего соотечественника к жителям планеты Каллисто в романе Г.Мартынова "Каллисто" (1960) [155, C. 337]: "Здравствуйте, товарищи каллистяне!"

Иногда же в книге С.Ярославцева подробно мотивируются действия героев — что не свойственно сказке (В.Пропп в "Морфологии сказки" (1928) отмечал [153, С. 84]: "…сказке вообще не свойственны мотивировки, формулированные словами"). Например, отличаются от сказочных рассуждения о "Матрешках пространства" [152, С. 208–210] здесь С.Ярославцев — сказочник уступает место С.Ярославцеву научному фантасту. Или вспомним не сказочные слова флагмана Макомбера [152, С. 86]: "Какое мне дело до жизни одного негодяя, когда на мне лежит ответственность за безопасность моей планеты и сотен других братских миров?" Неслучайно, что эту нравственную проблему соотнесения жизни одного человека с благополучием всего коммунистического общества А. и Б.Стругацкие впоследствии рассматривают в серьезной повести "Жук в муравейнике" (1978) [156] (напомним, что вторая часть "Экспедиции в преисподнюю", в которой приведены слова Макомбера, появились раньше "Жука в муравейнике" в 1973 году [157]).

Очевидно, что современную сказку С.Ярославцева нельзя рассматривать только как сказку или только как научную фантастику. Например, мне было очень странно читать в статье Л.Михайловой "Много-много непокою" (1987) следующее однобокое суждение о последней части книги [158]: "…обидно, когда вид литературы [фантастика — Ю.З.], призванный будить мысль, скатывается до уровня примитивного боевика". Я считаю подобные суждения очень поверхностными и неправильными.

ПРИМЕР 42.

Рассмотрю еще одну научно-фантастическую сказку киносагу "Звездные войны" (Star Wars) Джорджа Лукаса, которая состоит из трех фильмов: часть IV "Новая надежда" (США, 1977, 122 мин. Реж. Дж. Лукас. В ролях: М.Хэмилл, К.Фишер, Х.Форд), часть V "Империя наносит ответный удар" (США, 1980, 124 мин. Реж. И.Кершнер. В ролях те же), часть VI "Возвращение Джедая" (США, 1983, 133 мин. Реж. Р.Марканд. В ролях те же). "Новую надежду" традиционно называют как и весь сериал — "Звездные войны" — в дальнейшем я будем называть этот фильм также.

Из-за того, что "Звездные войны" снимались сразу с четвертой части, некоторые называют "Новую надежду" первой серией, "Империя наносит ответный удар" — второй, а "Возвращение Джедая" совсем даже третьей: "Что-то я тоже похожее видела, — сказала Люся. — А, точно, в "Звездных войнах", в третьей серии" (В.Пелевин. Миттельшпиль (1991) [277]). Что, конечно же, не правильно.

Отмечу также, что появились и книги Дж. Лукаса [159], [160], [161], которые сейчас уже невозможно рассматривать отдельно от фильма.

…Дарт Вейдер, обладатель Темной Стороны Силы, захватил в плен принцессу-сенатора Лею Органу. Молодой Люк Скайуокер случайно узнает об этом от робота принцессы R2-D2. Получив от старого рыцаря Джедай, генерала Оби ван Кеноби, луч-саблю своего отца и научившись немного управлять Силой, Люк (с роботами R2-D2 и C-3PO), а также космический контрабандист Хан Соло (со свои неразлучным компаньоном — вуки Чубаккой) спасают принцессу Лею, а затем уничтожают сосредоточие вражеских сил и угрозу Республики — гигантскую, размером с планету, искусственную Звезду Смерти. После победы над имперскими силами Люка, роботов, Хана и Чубакку восторженно приветствуют и поздравляют соратники по борьбе, а Лея Органа щедро их награждает — на этом кончается фильм "Звездные войны".

В трилогии "Звездные войны" очень много HФ допущений: самые разнообразнейшие космические корабли и множество различных роботов, мрачное колоссальное орудие разрушения Звезда Смерти, кошмарные и забавные инопланетные существа, прыжки в гиперпространство — и многое другое. Но эти HФ допущения ни сколько не помешали Дж. Лукасу создать занимательную сказку, начинающуюся с традиционного сказочного зачина: "Давным-давно, в очень далекой галактике…"

Сюжет "Звездных войн" развивается по законам волшебной сказки (см. "Морфологию сказки" В.Проппа [153]): антагонист похищает принцессу, а герой, получив от дарителя волшебные предметы и Силу, со своим верными помощниками освобождает принцессу от антагониста и уничтожает его (в последнем случае функции антагониста от Дарт Вейдера переходят к Звезде Смерти). Счастливый конец: героя заслуженно награждают. Разве это не сказка?

Hевероятность происходящих в фильме событий подчеркнута быстротой действий, великолепными комбинированными съемками. Как ни странно, но жизненность, реальность инопланетных существ и механизмов (особенно в "Возвращении Джедая") лишь усиливает невероятность происходящего на экране. Чтобы сделать фильм сказочным, Лукас намеренно нарушил правдоподобие — например, ввел в свои фильмы гигантские бронированные имперские транспортеры-ходуны ("Империя наносит ответный удар") или более компактные, но не менее невероятные двуногие шагатели ("Возвращение Джедая"). (Отмечу, что А.Кларк в повести "2061: Одиссея три" (1987) [162] также указывает на невероятность "Звездных войн", например, на существование титанического слизня пространства ("Империя наносит ответный удар"), живущего в пещере астероида [162, С. 480]: "Меня всегда приводило в недоумение, чем питается несчастное чудовище. Hаверное, оно ужасно голодало, поджидая, пока не свалится из космоса лакомый кусочек. Принцессы Лейи ему и на зуб не хватит".) По словам Вл. Гакова (1990) [163, С. 178], Дж. Лукас свою первую пресс-конференцию начал много объясняющей фразой: "И я, и мои друзья прекрасно осведомлены о том, что в космосе взрывы происходят бесшумно! А теперь — ваши вопросы, господа…"

К сожалению, некоторые критики сказочность киносаги попытались объяснить по-своему, как, например, это сделал В.Дмитриев (1986) [281]:

"В 1977 [Лукас — Ю.З.] снял один из самых кассовых фильмов в амер. кино космич. сказку "Звездные войны" о столкновении противоборствующих сил в отдаленной галактике. Технич. мастерство комбинир. съемок и изобразит. решение ряда персонажей картины (роботов, космич. чудовищ и др.) не возместили невыразительности гл. героев, а попытка спародировать ряд штампов обернулась прямым следованием этим штампам".

Hесмотря на сказочные, невероятные события "Звездных войн" многие отечественные критики объявили фильм Лукаса антигуманным, милитаристским, и пр., и пр. (Именно поэтому А. и Б.Стругацкие назвали фильм Лукаса трижды распятым на кресте критики [164]). Многочисленные отечественные идеологи не раз поминали недобрым словом сказочную сагу — например, А.Балабуха и А.Бритиков в предисловии к первому (1986) и второму (1988) изданию книги "Продается планета" писали [165]: "…вместе с космическими приключениями "заглатывает" зритель чувства и мысли вовсе не безобидные: на экране происходят жуткие катастрофы, в сполохах ядерного огня исчезают целые планеты, — а основные герои живы-невредимы; фоном для их подвигов служат баталии, в которых гибнут миллионы людей, — но их почему-то (мастерски сделано!) вовсе не жаль… И невольно напрашивается вывод: не так страшен черт, как его малюют; не так уж неправ Рональд Рейган, утверждая возможность ведения ограниченных ядерных войн; начнись такое — я тоже могу не только уцелеть, но и прославиться, как главный герой фильма Люк Скайолкер…

Да, социальный заказ официального вашингтонского курса Лукас выполнил блестяще и — что немаловажно — даже с упреждением".

Иногда сагу Лукаса ругали не понятно за что — просто ругали, как, например, в 1984 году О.Hечай [166, С. 89]: "Дж. Лукас в сущности перенес вестерн, гангстерский жанр и фильм ужасов в галактические пространства […] Казалось бы, самая наивная детская сказка. Но добавьте сюда оглушительные и ослепительные спецэффекты — полеты, битвы, сверкания, переливания света и цвета, грохотание, музыкальные эффекты". Вы поняли, за что ругает фильм О.Hечай? За спецэффекты?

Или невразумительное высказывание В.Михалкович (1986) [167]: "С середины 70-х гг в США создается с огромной тратой средств так называемая галактическая серия. Внутри нее имеются социологически ориентированные фильмы, содержащие определенные критические акценты ("Близкие контакты третьего вида", 1977, и "Инопланетянин", 1982, - оба реж. С.Спилберг; "Козерог-1", 1977, реж. П.Хайамс). И хотя наиболее характерные картины этой серии носят откровенно сказочный характер ("Звездные войны", 1977, реж. Дж. Лукас; "Флэш Гордон", 1980, реж. М.Ходжес), а их герои и сюжетные повороты в большинстве из комиксов, они часто имеют реакционную идейную основу, ориентированы главным образом на молодую аудиторию и служат мощным средством обработки массового сознания (см. статью "ФИЛЬМЫ УЖАСОВ")".

Вот такие "определенные критические акценты". Иногда кажется, что многое критики не смотрели трилогию — например, Д.Вайнсфельд, В.Демин и Р.Соболев в книге "Встречи с Х музой" (1981), рассказав содержание "Звездных войн" в трех предложениях, семь раз (!!!) переврали сюжет фильма [168]: "Фильм рассказывает о том, как где-то в третьем тысячелетии будут воевать "добрые" и "злые" галактические империи, — на звездолетах, передвигающихся быстрее света, с оружием, позволяющим превратить в пыль целые планеты, причем главными действующими лицами станут добрые роботы — те, кто сохраняют верность людям, и те, кто взбунтуются против людей. Резонен вопрос: из-за чего же будут вестись эти страшные войны? Оказывается, из-за принцессы, которую похитят "плохие" роботы, и которую спасут бравые американцы с помощью "хороших" роботов".

А О.Hенашева в 1990 году назвала Хана космическим злодеем [169]. Но особенно меня поразило открытие О.Hечай (1984) [166, С. 102–103]: "Традиционный злодей, обязательный персонаж многих жанров буржуазной "массовой культуры", выступает в разных обличиях, но суть его от этого не меняется. Это может быть предводитель космических гангстеров, вождь армии зла Дарт Вейдер ("Возвращение Джедай"), […], инопланетянин, принявший земной облик (обезьяноподобный Чубака в "Звездных войнах"). Цель злодея уничтожение, крушение мира, власть над планетой".

Бедный-бедный "принявший земной облик" Чубакка — за что тебя-то назвали злодеем? Кстати, В "Возвращении Джедая" Дарт Вейдер, отец Люка, незадолго до своей смерти очень сильно изменился и погиб достойно — как рыцарь Джедай… Вы обратили внимание на название этого фильма?

А вот Е.Карцева в книге "Голливуд: контрасты 70-х" (1987) [276] усмотрела в "Звездных войнах" намек на "Туманность Андромеды" И.Ефремова (1956) [64]:

"Звездные войны" и их продолжения наводят и еще на некоторые мысли. Моделируя в сказочном космосе вполне земные — пусть и примитивизированные отношения между враждующими сторонами, добром и злом, Лукас нигде не проводит впрямую какие-либо политические аналогии. Однако не чуждается намеков, прибегая к разного рода аллюзиям. И если созвучие имен — Дарт Ведер и Дар Ветер (человек коммунистического будущего из всемирно известного романа Ивана Ефремова "Туманность Андромеды") — можно счесть случайным совпадением, то помощник главного злодея наделен куда более определенными чертами. У него русифицированная фамилия — Таркин, а его внешний вид и одежда уже вполне явственно напоминают о коварных большевиках, какими они часто выглядят в антисоветских фильмах. У массы американцев существует устоявшееся, благодаря тем же фильмам и книгам подобного толка, представление о Сибири, как об огромном заснеженном пространстве. И точно такое пространство фигурирует в картине "Империя наносит ответный удар" в качестве территории, принадлежащей врагам доблестного Люка Скайуокера и прекрасной принцессы. А в третьей ленте "Возвращение Джидая" — имперские войска одеты в форму, похожую на военное обмундирование одной из социалистических стран. Именно на Звезде Смерти, где дислоцированы эти полчища, изобретают оружие, грозящее уничтожением всего живого. Таким образом, крестовый поход против этих сил зла становится вдвойне необходимым. Воспитательная миссия сказки тем самым обретает вполне определенную направленность, созвучную внешнеполитическому курсу американского правительства. Причем в данном случае намек действует сильнее, чем открытое указание."

Впрочем, про Дара Ветра из "Звездных войн" упоминает и В.Пелевин в рассказе "Миттельшпиль" (1991) [277]: "А, точно, в "Звездных войнах", в третьей серии. Когда Дар Ветер дерется с этим, как его, на своем звездолете, а внизу, на планете, все как бы повторяется".

В саге Дж. Лукаса отечественные критики неоднократно "находили" намеки на СССР, например, в книге "Конвейер грез и психологическая война" К.Разлогов (1986) пишет [279, С. 55]: "Однако вовсе не обязательно, что на Западе в условиях антикоммунистической истерии "черная звезда", местонахождение которой однозначно определено вступительным титром: "Давным-давно в далекой галактике", может представляться массовой аудитории как центр "мирового коммунизма" — "империи зла", по известной формулировке президента США. Такая трактовка получает поддержку в телевизионной продукции и кинолентах, где в сходных космических приключениях злодеями впрямую выступают "агенты КГБ", а защитниками "невинности" — стопроцентные американцы из ЦРУ".

И, конечно же, "Звездные войны" обвиняли и в предвосхищении планов милитаризации космоса:

""Возвращение Джедай" — третий фильм из цикла "Звездные войны" — вышел на экраны в 1983 году. Выкрутасы приключенческого сюжета, легендарно-сказочные мотивы, мелодраматическая любовная интрига искусно маскировали зловещую сущность антикоммунистических планов милитаризации космоса" (Разлогов К. Конвейер грез и психологическая война (1986) [279, С. 50.]).

""Звездные войны", "Империя наносит ответный удар", "Возвращение Джидая" эти и многие другие научно-фантастические ленты, вышедшие в последнее время на экраны США и Западной Европы и повествующие о бесконечных войнах, по-своему предвосхитили опасный план милитаризации космического пространства" (Баскаков В. Агрессивный экран Запада (1986) [280]).

Hу а первым из отечественных критиков объективно рассказал о Звездных войнах" Вл. Гаков (1983) [170, С. 178].

[Со "Звездными войнами" связано несколько курьезов — например, в последних русифицированных версиях популярного текстового редактора MS Word при проверки орфографии на слове "Джедая" упорно предлагается поменять его на "Доедая". "Возвращение Доедая"… Гм.

А в базе "Видео-лоцман" я обнаружил чебурашкообразных ивоков.

Или же цитата из книги Р.Бахмана (С.Кинга) "Регуляторы" (1996) [278]: "Их фантазия не простиралась дальше Барни из "Звездных войн" (к большому неудовольствию их детей)". Никакого Барни в киносаге нет.]

2.5. ВЫВОДЫ ПО ПРИМЕНЕНИЮ РАЗНЫХ ВИДОВ ФАНТАСТИЧЕСКИХ ДОПУЩЕНИЙ В КУРСЕ РТВ

Обобщу все, что мы узнали о фантастических допущениях:

1. Фантастические допущения — по отношению к современной науке могут быть научно-фантастическими и фэнтезийными (ненаучнофантастическими);

2. И научно-фантастические, и фэнтезийные допущения со временем могут превращаться в допущения других видов;

3. Образование любых видов фантастических допущений зависит как от составляющих их допущений, так и от логики их объединения;

4. Развитие фантастических допущений (как научно-фантастических, так и фэнтезийных) может быть научным (реалистическим) и ненаучным (нереалистическим).

Из всего этого можно заключить, что фэнтезийные и научнофантастические допущения образуются и развиваются одинаково, а, следовательно, они должны ОДИНАКОВО ПРИМЕНЯТЬСЯ В КУРСЕ РТВ (безразлично, какие примеры на занятиях по РТВ будут использоваться — из ядерной физики, рассказов Г.Альтова или сказок — главное, чтобы преподаватель любил свой предмет и слушателям было интересно), — любые разговоры об ущербности в курсе РТВ одного вида Ф допущений перед другим будут неправильными.

3. ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ДОПУЩЕНИЯ И ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ИДЕИ

3.1. ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ДОПУЩЕНИЯ ВТОРИЧНОЙ РЕАЛЬНОСТИ

В повести А. и Б.Стругацких "Понедельник начинается в субботу" (1964) герой случайно попадает в мир описываемого будущего, каким оно виделось писателям. Оказалось также, что подобных миров очень много [107, С. 123]: "Оказывается, кроме нашего привычного мира с метрикой Римана, принципом неопределенности, физическим вакуумом и пьяницей Брутом, существуют и другие миры, обладающие ярко выраженной реальностью. Это миры, созданные творческим воображением за всю историю человечества. Например, существуют: мир космологических представлений человечества; мир, созданный живописцами, и даже полуабстрактный мир, нечувсвительно сконструированный поколениями композиторов".

Замечу, что написано много фантастических произведений, в которых герои отправляются в созданные силой искусства миры — например в рассказе Ч.Бомонта "Квадриоптикон" [171] герой переносится в мир фантастического фильма, в рассказе С.Могилевцева "Преддипломная практика" (1981) [172] в миры картин отправляются на преддипломную практику будущие исследователи космоса. В мир книг переносятся герои трилогии Ю.Буркина и С.Лукьяненко "Остров Русь" (1997) [295].

Существует и своеобразное продолжение книги "Понедельник начинается в субботу" — "Временная суета" С.Лукьяненко (1996) [296], в которой Александр Привалов вновь отправляется в миры описываемого будущего.

Эти миры являются отражениями реального мира — также, как все миры в "Хрониках Амбера" Р.Желязны [109] — [116], [274], [275] являются лишь тенями Амбера.

Выясним, существуют ли в этих мирах свои фантастические допущения, а если существуют, то чем они отличаются от фантастических допущений, создающих фантастические произведения.

Условлюсь мир, в котором мы живем, называть ПЕРВИЧНОЙ РЕАЛЬНОСТЬЮ, а мир художественного произведения — ВТОРИЧНОЙ РЕАЛЬНОСТЬЮ.

Именно из первичной реальности образуются допущения, составляющие вторичную реальность. Но, оказывается, фантастические допущения могут образовываться и из вторичной реальности — это отражено на рис. 29.

Рис. 29

Для вторичной реальности фантастические допущения первичной реальности являются реалистическими.

ПРИМЕР 43.

Рассмотрю фантастический для первичной реальности мир "Повести о дружбе и недружбе" А. и Б.Стругацких (1980) [173]: в ночь под Новый Год болеющий ангиной школьник Андрей Т. по своему приемнику услышал призыв о помощи от своего друга Генки-Абрикоса. Обнаружив за холодильником таинственную дверь, Андрей Т. отправляется в фантастическое путешествие на поиски друга. Преодолев ряд испытаний бассейн с бурлящей водой, различные уговоры, запугивания и сомнения, а также задачи-загадки Всемогущего Электронного Думателя, Решателя и Отгадывателя (ВЭДРО) и дарительный просмотр — Андрей Т. освобождает Генку от компании фантастических "нехороших и разных" существ, выпытывавших у друга школьные знания.

По отношению к действительности (миру первичной реальности) мир Андрея Т. и Генки-Абрикоса является фантастическим, но в этом мире вторичной реальности фантастические допущения ПЕРВИЧНОЙ РЕАЛЬНОСТИ будут реалистическими — например, лазерный пистолет: в этом мире, мире Андрея Т., он реален, именно с его помощью Конь Кобылыч лучем прожигает дыру в верном помощнике Андрея Т. - приемнике "Спидола".

Как уже отмечалось, по отношению к вторичной реальности могут существовать образованные этой реальностью фантастические допущения т. е. те, которые в этой вторичной реальности не являются реалистическими — скажем, размышления героев о чем-либо, осуществление чего в данный момент повествования не подтверждено опытом и теоретическим обоснованием вторичной реальности.

ПРИМЕР 44.

В повести А. и Б. Стругацких "Трудно быть богом" (1963) [104] Отец Кабани — ученый средневекового государства одной из обнаруженных землянами планеты — после обильного возлияния предположил, что все изобретения уже давным-давно придуманы и сложены в ящик, осталось только извлечь их оттуда [104, С. 399]:

" Ящик… — повторил отец Кабани упавшим голосом. — Это мы говорим, будто мы выдумываем. На самом деле все давным-давно выдумано. Кто-то давным-давно все выдумал, сложил все в ящик, провертел в крышке дыру и ушел… Ушел спать… Тогда что? Приходит отец Кабани, закрывает глаза, с-сует руку в дыру. — Отец Кабани посмотрел на свою руку. — Ххвать! Выдумал! Я, говорит, это вот самое и выдумывал!.. А кто не верит, тот дурак… Сую руку — р-раз! Что? Проволока с колючками. Зачем? Скотный двор от волков… Молодец! Сую руку — дв-ва! Что? Умнейшая штука — мясокрутка называемая. Зачем? Нежный мясной фарш… Молодец! Сую руку — три! Что? Г-горючая вода… Зачем? С-сырые дрова разжигать… А?!"

Допущение такого ящика в мире "Трудно быть богом" не реалистическое (как в примере 43 лазерный пистолет), а фантастическое для отца Кабани и других жителей феодального государства это допущение может быть научно-фантастическим, а для Руматы — землянина XXII века оно является фэнтезийным.

ПРИМЕР 45.

В романе Г.Уэллса "Машина Времени" (1895) [88, С. 60], гости Путешественника по Времени рассуждают о возможном применении Машины Времени. Для мира "Машины Времени" это фантастическое допущение — в романе не говорится об осуществлении этих возможностей.

ПРИМЕР 46.

В рассказе "В XXIX веке" (1898) [174], автором которого долгое время считался Ж.Верн, для того, чтобы убедиться в обитаемости обратной стороны Луны, мистер Беннет дает ученым задание повернуть Луну. В мире рассказа обитатели обратной стороны Луны и поворот Луны фантастические допущения — в рассказе ученые Луну не повернули и не обнаружили на ней разумных обитателей.

Очевидно, что фантастические допущения вторичной реальности нельзя рассматривать в качестве прогностических допущений, как это сделал Г.Альтов (см. главу 3.2.) — ведь могут существовать исключающие друг друга фантастические допущения вторичной реальности:

ПРИМЕР 47.

Приведу отрывок из романа Г.Уэллса "Машина Времени" [88, С. 60]:

"— В таком случае уж лучше отправиться в будущее! — воскликнул Очень Молодой Человек. — Подумайте только! Можно было бы поместить все свои деньги в банк под проценты — и вперед!

— А там окажется, — перебил я, — что общество будущего основано на коммунистических началах.

— Это самая экстравагантная теория!.. — воскликнул Психолог".

Из этого отрывка можно заключить, что во вторичной реальности Г.Уэллса два взаимоисключающих фантастических допущения — существование в будущем коммунистического общества возможно, и существование в будущем коммунистического общества невозможно (см. допущения 4 и 5 примера 51).

Очевидно, что фантастические допущения первичной и вторичной реальностей нельзя смешивать, это разные виды допущений, но фантастические допущения вторичной реальности можно рассматривать наравне с Ф допущениями первичной реальности, если указать, ВОЗМОЖНЫ или НЕВОЗМОЖНЫ эти фантастические допущения по отношению ко вторичной реальности.

ПРИМЕР 48.

С учетом только что сказанного сформулирую фантастические допущения примеров 44–47:

1. Невозможный (для Руматы) ящик, в котором находятся все будущие изобретения (или: невозможность существования ящика, в котором… — и т. д.).

2. Возможное использование путешествий по Времени для уточнения истории, изучения древних языков — т. п. (см. допущение 2 примера 51).

3. Возможное помещение денег в банк под проценты, а затем перемещение в будущее с целью использования этих денег (см. допущение 3 примера 51).

4. Возможные обитатели обратной стороны Луны (см. пример 50, допущение 48).

5. Возможный поворот Луны (см. пример 50, допущение 37).

6. Возможное общество будущего, основанное на строго коммунистических началах (см. пример 51, допущение 4).

7. Невозможное общество будущего, основанное на строго коммунистических началах (см. пример 51, допущение 5).

3.2. ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ДОПУЩЕНИЯ И ВЫДЕЛЕННЫЕ Г.АЛЬТОВЫМ ИДЕИ Ж.ВЕРНА,

Г.УЭЛЛСА, А.БЕЛЯЕВА

Рассмотрев развитие и образование фантастических допущений, посмотрим, как допущения соотносятся с тем, что в литературе по РТВ называется ФАНТАСТИЧЕСКИМИ ИДЕЯМИ.

В работах основателя ТРИЗ я не нашел определения понятия ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ — оно употребляется как нечто всеми понятное и известное. Между тем трактовка его в работах разных авторов различно. Например, Ю.Мурашковский (1986) [40], определяя исходные термины своей работы, называет фантастическими ИДЕЯМИ фантастические объекты, фантастические явления и фантастические ситуации (фантастический объект — всякий объект, полученный из реального прототипа путем фантастических преобразований; явление — некоторый процесс, который (либо его результат) можем наблюдать; фантастическая ситуация — комплекс из одного или нескольких фантастических объектов и человеческих отношений, прямо или косвенно связанных с этими объектами).

С.Литвин (1981) [129, С. 19] под ИДЕЙ понимает нечто иное — его утверждение, что в книге С.Лема "Солярис" (1960) [175] только одна фантастическая ИДЕЯ — мыслящий океан — явно противоречит данному Ю.Мурашковским определению фантастических ИДЕЙ — С.Литвин, к примеру, не относит к ИДЕЯМ _ситуации_ книги С.Лема: "…идея эта изменяет все реальные атрибуты космической ситуации и даже самих людей" — т. е. одна ИДЕЯ изменяет реальность мира "Соляриса", последующие же изменения ИДЕЯМИ не являются.

Мне особенно интересен вопрос выделения фантастических ИДЕЙ Г.Альтшуллером, который исследовал фантастические произведения Ж.Верна (1963) [53], Г.Уэллса (1966) [54], А.Беляева (1970) [55]: "Видимо, первой разработкой следует считать исследование НФ-идей Жюля Верна. Таблица и комментарий опубликованы в 1963 г. — "Долгая вахта Ж.Верна", альманах "Мир приключений". В дальнейшем аналогичная работа проделана по произведениям Г.Уэллса (таблица и комментарий — в сборнике "Эти удивительные звезды", Баку, 1968 г.) и А.Беляева ("Гадкие утята фантастики" — сборник "Полюс риска", Баку, 1970)." (Альтшуллер Г. К истории курса по РТВ (1982) [287]).

Обобщенные результаты этих исследований (уточненные по творчеству Ж.Верна) приведены в книге "Алгоритм изобретений" Г.Альтшуллера (1969) [176] — см. табл.1.

Таблица 1.

Результаты, приведенные в таблице, несколько отличаются от полученных ранее по творчеству Ж.Верна [53] — количество ошибочных и неосуществимых ИДЕЙ снижено с 14 до 9, причем нигде не объясняется, с чем связано такое изменение.

Эта же самая табличка — только без указания процентного соотношения ИДЕЙ — появилась годом раньше в статье В.Журавлевой "Контуры грядущего" (1968) [177].

На выводы Г.Альтшуллера и найденные им у фантастов ИДЕИ впоследствии неоднократно ссылались, — например, А.Бритиков (1970) [67] рассматривая творчество А.Беляева, ссылается на статью В.Журавлевой и на основании делает вывод: "время подтвердило многие его [А.Беляева — Ю.З.] предвосхищения"; Ю.Кагарлицкий в книге "Что такое фантастика?" (1974) [75, С. 234] указывает, что из 108 идей Ж.Верна 64 уже осуществлены; Е.Брандис (1968) ссылаясь на Г.Альтова, приводит некоторые осуществившиеся ИДЕИ Г.Уэллса [178]; В.Бугров (1988) [179], ссылаясь на работы Г.Альтова [53], [54] и [55], отмечает: "Интересны выводы, к которым пришел исследователь, крайне любопытны сами таблицы, им составленные".

В некоторых работах, связанных с прогнозированием на базе ТРИЗ, выводы Г.Альтова о прогностических возможностях фантастов рассматриваются как нечто общеизвестное и не подлежащее сомнению:

П.Амнуэль (1975) [180, С. 18]:

"Писатели, пишущие научно-техническую фантастику, то есть специально думающие о будущих идеях, ошибаются гораздо реже. Вспомните те же предвидения Ж.Верна (из них верны 80 %), А.Беляева (сбылось почти все), Г.Уэллса, Х.Гернсбека, А.Богданова".

Б.Злотин, А.Зусман (1987) [181]:

"… мнение одного эксперта, обладающего широкой эрудицией и не связанного психологической инерцией, порой даже не специалиста в данной узкой области, часто оказывается правильнее усредненной. Именно поэтому так велик процент правильных прогнозов, успешных предсказаний Жюля Верна, Герберта Уэллса, Александра Беляева и других фантастов".

С.Литвин, В.Герасимов (1987) [182]:

"В качестве самостоятельного и довольно эффективного "Метода прогнозирования" можно рассматривать также и научно-фантастическую литературу. У многих крупных писателей-фантастов (Ж.Верн, Г.Уэллс, Э.Гамильтон, Х.Гернсбек, А.Беляев, Дж. Кэмпбелл и др.) процент точных прогнозов поразительно высок".

Табл.1. без всякого критического осмысления перенес Ю.Саламатов в книгу "Как стать изобретателем" (1990) [183, С. 149]. Подобное механическое повторение устаревших знаний ни к чему хорошему привести не может.

ПРИМЕР 49.

Рассмотрим лишь одну обнаруженную Г.Альтовым ИДЕЮ Г.Уэллса — ИДЕЮ 46 [54]: "пористость" строения Луны в книге "Первые люди на Луне" (1901) [184]. Под "пористостью" в книге следует понимать следующее [184, С. 79]:

"— Внутри Луны, очевидно, много гигантских пещер, заполненных воздухом, в центре же расположено море.

— Известно было, что Луна имеет меньший удельный вес, чем Земля, что на ней мало воздуха и воды. Предполагали также, что эта планета родственна Земле, и было бы естественно для нее иметь такое же строение. Отсюда легко было сделать вывод, что она полая внутри. Однако же никто не признавал этого факта. Кеплер, правда…(…Да)…, предположение Кеплера о подпочвенных пустотах в конце концов оказалось правильным."

Эту идею Г.Альтов не относит к ошибочным, отмечая, что это предположение предстоит проверить космонавтам. Сегодня известно, что идея Г.Уэллса не подтвердилась — на Луне нет обширных пустот, и в ее центре не море, а расплавленное ядро [185, C. 101–102]. Поэтому табл. 1., появившуюся в книге Ю.Саламатова в 1990 году и не приведенную в соответствие с современными научными знаниями, нужно признать несоответствующей действительности.

На явный подлог пошел Б.Шевчук (1987) [186 С. 4], очень вольно проинтерпретировав табл. 1. - см. табл.2.

Таблица 2.

Возможно, табл. 2. - не изобретение Б.Шевчука, возможно, он ее откуда-то переписал. Откуда — я не выяснил, поэтому в дальнейшем автором табл. 2. буду называть Б.Шевчука.

Число реализованных ПРОГНОЗОВ, по Б.Шевчуку, равно разнице между общим числом ПРОГНОЗОВ и ошибочных ИДЕЙ (правда, у Ж.Верна Б.Шевчук почему-то не досчитался одной явно ошибочной ИДЕИ — видимо, при переписывании он поторопился и спутал количество с %). Если под реализованными ПРОГНОЗАМИ Б.Шевчук понимает воплощенные в жизнь ИДЕИ, то он незамедлительно может искупаться в искусственном море Сахары или Австралии [53], (ИДЕИ N 29, N 30), не опасаться уничтоженных повсеместно болезнетворных микробов, комаров, мошек, сорных трав ([54], ИДЕЯ N 3) или полюбоваться искусственно созданной микросолнечной системой ([55], ИДЕЯ N 6).

Как это ни странно, но у Б.Шевчука в 1988 и 1990 годах появились последователи ([187, C. 21], [188]), старательно переписавшие подложную табличку. Авторы первой работы ссылаются на Б.Шевчука, авторы же последней не делают и этого, как будто об этом все давно уже знают и без них.

Разобравшись с некритическим повторением и вольными интерпретациями, вернусь к первоисточнику — работам Г.Альтова.

Если даже мы приведем табл. 1. в соответствие с последними научными знаниями, у нас все равно не получится объективной картины — сами ИДЕИ выбраны Г.Альтовым совершенно произвольно, непонятно как; очень многое не учтено, а то, что учтено, часто трактуется довольно вольно, иногда даже противореча в действительности написанному писателями. Некоторые произведения Г.Альтов не анализирует совсем, или иногда, как в случае с Ж.Верном, анализирует не принадлежащие писателю ИДЕИ. К тому же, Г.Альтовым у Ж.Верна [53] рассматриваются научно-технические ИДЕИ, у Г.Уэллса [53] — научно-фантастические ИДЕИ, а в табл. 1. все это смешано и названо фантастическими ИДЕЯМИ — _такое_ смешение понятий мне кажется здесь недопустимым.

С целью показа необъективности в выборе Г.Альтовым фантастических идей, я рассмотрю по одному из проанализированных Г.Альтовым произведений Ж.Верна, Г.Уэллса и А.Беляева и выделю из них фантастические допущения. Сразу же оговорюсь, что я не проводил полного структурного анализа этих произведений, ограничившись лишь указанием части фантастических допущений. Но даже такой поверхностный анализ показал необъективность Г.Альтова при составлении табл. 1.

3.2.1. ДОПУЩЕНИЯ И ИДЕИ Ж.ВЕРНА

ПРИМЕР 50.

Рассмотрю фантастические допущения рассказа Ж.Верна "В XXIX веке. Один день американского журналиста в 2889 году" (1889) [174]. После каждого допущения указаны страницы, на которых это допущение находится.

1. Дома высотой в 300 м. (С.6)

2. В домах постоянно равная температура (С.6)

3. В небе тысячи аэроэкипажей и аэроомнибусов (С.6)

4. Аэропоезда (С.6)

5. В некоторых городах проживает до 10 миллионов человек (С.6)

6. Пневматические подводные туннели (С.6)

7. Скорость перевозки пассажиров по туннелям — 1,5 тыс. км/час (С.6)

8. Фонотелефот (С.6)

9. Аккумуляторы, накопляющие (С.7):

— энергию солнечных лучей;

— электричество из недр земного шара;

— энергию из любого источника (водопада, ветра, речного потока и т. п.)

10. Трансформатор — извлекает энергию из аккумуляторов и возвращает ее в пространство в форме тепла, света, электричества, механической силы (С.7)

11. С помощью изобретенных аккумуляторов и трансформаторов удалось смягчить зимние холода возвращением избыточной летней жары (С.7)

12. Связанный с (11) переворот в земледелии (С.7)

13. Получение электрической энергии без помощи батарей и машин (C.7)

14. Получение света без огня и сгорания (C.7)

15. Неиссякаемый источник энергии, который значительно расширил промышленное производство (С.7)

16. 16823-я авеню (C.8)

17. 30 поколений семьи Беннетов владеют газетой "Нью-Йорк Геральд" (С.8)

18. Город Центраполис (С.8)

19. Переезд правительства США из Вашингтона в Центраполис (С.8)

20. Газета по телефоту ("говорящая газета") (С.8)

21. Фонографические кабинки для прослушивания газет (С.8)

22. Читателей одной газеты около 85 миллионов (С.8)

23. Фасады четырех зданий газеты — каждый длиной 3 км (С.8)

24. 75 американских штатов (С.9)

25. Благодаря гигиене и гимнастике средняя продолжительность жизни человека увеличилась с 37 до 68 лет (С.9)

26. Повсеместное приготовление асептических блюд (С.9)

27. Близко открытие питательного воздуха (С.9)

28. Фонотелефоты Америки и Парижа соединены проводами (С.9-10)

29. Правдивое описание жизни: молодая поселянка рассуждает о проблеме трансцендентальной философии (С.11)

30. Электрический гипноз, раздваивающий личность человека (С.11)

31. 1,5 тысячи репортеров в одной газете (С.11)

32. Звуковая газета передает для "подписчиков" и фотографии (С.12)

33. Получение фототелеграмм с Меркурия, Венеры, Марса, Юпитера (С.12)

34. Революция в Центральной Империи Марса (С.12)

35. Счетные машины, позволяющие решать уравнения 95 степени и т. д.; электронное пианино (C.12, 21)

36. "Наша оптика оставляет еще желать многого, и даже с нашими трехкилометровыми телескопами…" (С.12)

37. Возможный поворот Луны (С.13)

38. Изучение механических приемов поворота Луны (С.13)

39. Открыта новая планета Гандина, описывающая вокруг Солнца орбиту в 12841348284623,7 метров за 572 года 194 дня 12 часов 43 минуты 9,8 секунды (С.13)

40. Доход от рекламы составляет в среднем 3 миллиона долларов в день (С.14)

41. Реклама-плакаты, отраженные в облаках (С.14)

42. Изучение способов получения облаков (С.14)

43. Аннексия США Великобритании, Канады и Новой Британии (С.15)

44. Катящееся кресло, перемещающее человека в столовую, находящуюся в одном километре от места посадки (С.16)

45. Доставка разнообразных блюд по трубам (С.16)

46. Аэрокар — машина, тяжелее воздуха — движется со скоростью 600 км/час (С.17)

47. Города с движущимися тротуарами (С.17)

48. Возможные обитатели на обратной стороне Луны (С.13)

49. Над полями, деревнями — паутина переплетающихся проводов (С.17)

50. Живопись в полном упадке (С.18)

51. Цветная фотография (С.18)

52. Невозможная биогенная бацилла, делающая человека бессмертным (С.18)

53. Невозможное возрождение живописи (С.17–18)

54. Невозможное средство излечения насморка (С.18)

55. Все химические элементы сведены к трем (C.18)

56. Возможное сведение трех элементов к одному — абсолюту из которого можно получить все, что угодно, даже человеческое существо — правда, без души (С.18)

57. Возможное перемещение по рельсам целого города (С.19)

58. Возможный проект направления тепла в полярные страны для расплавления льда (С.19)

59. Эксперимент "зимней спячки человека" на 100 лет охлаждение организма при температуре 172 градуса [не указано, каких градусов — Ю.З.] (С.19)

60. Неудача эксперимента "зимней спячки человека" (С.20)

61. Музыка основана на чередовании восхитительных алгебраических формул (С.20)

62. "…мгновенно воздух, под влиянием электрических колебаний в эфире, засветился" (С.20)

63. Прибор пульсограф — определяет пульс (С.20)

64. Пересадка желудка (С.20)

65. Скорость аэропоездов — 1000 км/час (С.21)

66. "…единственная разница между силами физическими и химическими заключается лишь в свойствах каждой из этих сил особенностях колебаний частиц эфира […]… способ непосредственного перехода от одной вибрации к другой и получение их отдельно друг от друга открыт лишь совсем не давно" [в 2790 году Ю.З.]

67. В 2889 году в моде Броун-Секаровская жидкость для повышения жизненного тонуса организма (С.22)

68. Механизированное передвижение по рельсам ванны с нагретой водой (С.23).

Таким образом, всего у меня получилось 68 фантастических допущений, что намного больше 20 научно-технических (или, как в табл. 1. - фантастических) ИДЕЙ, обнаруженных Г.Альтовым в этом рассказе.

ИДЕЯМ, обнаруженным Г.Альтовым [53], соответствуют найденные нами допущения (в скобках):

N 48 (1+2)

N 49 (6)

N 50 (13)

N 51 (14)

N 52 (66)

N 53 (46)

? N 54 (37)

N 55 (56)

N 57 (63)

N 58 (35)

N 59 (51)

N 60 нет

N 61 нет

? N 62 (52)

N 63 (41)

? N 64 (36)

N 65 (45)

N 66 (64)

N 67 (20).

Даже не прибегнув к структурному анализу рассказа, я обнаружил почти в 3,5 раза больше фантастических допущений, чем Г.Альтов указал ИДЕЙ. Не обнаружил я ИДЕИ N 60 (дымопровод для курильщиков) и N 61 (журналы на съедобной бумаге) — вероятно, Г.Альтов анализировал рассказ в другом, более полном переводе, — я же вынужден были выбирать допущения из подсокращенного перевода. Тем не менее, повторюсь, даже в сокращенном переводе, не прибегая к детальному анализу, я обнаружил намного больше фантастических допущений, чем Г.Альтов фантастических (или научно-технических) ИДЕЙ. Одно это уже позволяет усомниться в целесообразности ссылки на общее количество ИДЕЙ Ж.Верна, обнаруженных Г.Альтовым.

К тому же оказалось, что некоторые ИДЕИ Г.Альтов трактует довольно своеобразно, ни сколько не считаясь с текстом рассказа. Рассмотрю трактовку Г.Альтовым ИДЕЙ N 54, N 62, N 64 [53]:

N 54: "Человек "повернет" Луну и увидит ее обратную сторону" (у меня этой ИДЕЕ соответствует допущение 37). Г.Альтов интерпретирует эту ИДЕЮ следующим образом: "Пока "повернуть" Луну мы не можем. Но в 1959 году советская автоматическая станция сделала снимки обратной стороны Луны" — т. е. Г.Альтов эту ИДЕЮ относит к тем, что уже сбылись — но ведь это явный подлог. К тому же Г.Альтов неправильно формулирует ИДЕЮ: в рассказе речь идет лишь о НАМЕРЕНИИ повернуть Луну, но уж никак не об ее повороте и тем более не разглядывании ее обратной стороны героями рассказа (см. пример 46).

N 62: "Биогенные бациллы", делающие человека бессмертным" (у меня этой ИДЕЕ соответствует допущение 52). Г.Альтов интерпретирует эту ИДЕЮ как ошибку Ж.Верна. Но если мы обратимся к тексту рассказа, то обнаружим, что в нем говорится совершенно о противоположном, чем в сформулированной Г.Альтовым ИДЕЕ — о невозможности существования биогенной бациллы. Соответственно и вывод по этой ИДЕЕ будет противоположным выводу Г.Альтова.

N 64: "Трехкилометровый телескоп" (у меня этой ИДЕЕ соответствует допущение 36). Интерпретация ИДЕИ Г.Альтовым: "Осуществилась… в радиотелескопе". С этим выводом можно было согласиться, если бы речь в рассказе действительно велась о трехкилометровом телескопе, но речь-то в рассказе ведется об _оптическом_ трехкилометровом телескопе (см. мое допущение 36). Образование этого фантастического допущения очевидно: оптический телескоп увеличен в размерах, т. е. прототипом нашего фантастического допущения будет оптический прибор. Соответственно и вывод Г.Альтова, что ИДЕЯ подобного телескопа уже осуществилась не соответствует действительности. Видимо, это допущение никогда даже и не будет осуществлено — хотя и появились предположения о возможности создания в космосе оптического телескопа из пузыря (1991) [189], - но в рассказе-то речь идет о наземном телескопе, в космос в этом ХХIХ веке никто не летает — иначе не нужно было размышлять о повороте Луны, чтобы посмотреть на ее обратную сторону.

Как мы убедились, Г.Альтов выбрал из рассказа ИДЕИ совершенно произвольно, а выделенные ИДЕИ в некоторых случаях проинтерпретировал неверно. Но даже если мы и учтем все перечисленные замечания, у нас в целом по табл. 1. получится неверная картина — дело в том, что этот рассказ Ж.Верн не писал — это отмечает в книге "Рядом с Жюлем Верном" Е.Брандис (1981) [190]: "Оба рассказа ["Экспресс будущего" и "В ХХIХ веке" — Ю.З.] по содержащимся в них техническим идеям и гротескно-сатирической картине капиталистического государства будущего — во втором вполне могли бы принадлежать перу Жюля Верна и не случайно появились под его именем. В действительности же, как дознались исследователи (находки самого последнего времени!), автором "В ХХIХ веке" и "Экспресс будущего" был сын писателя Мишель Верн, а отец наставником и редактором. […] Тем самым опровергается утверждение Жана Жюль-Верна [внука писателя — Ю.З.], что рассказ "В ХХIХ веке. Один день американского журналиста в 2889 году" Мишель "писал под диктовку отца"".

Поэтому мы должны исключить из табл. 1 все, что связано с этим рассказом (20 ИДЕЙ), или указать, что рассматривается творчество разных писателей — Ж.Верна и М.Верна.

Замечу, что книга Е.Брандиса была издана за 9, а переиздана за 5 лет [191] до появления табл. 1. в книге Ю.Саламатова (1990).

Обобщив все вышесказанное об ИДЕЯХ, обнаруженных Г.Альтовым у Ж.Верна, можно заключить, что приведенные Г.Альтовым расчеты в табл. 1. и работе [53] не соответствуют действительности.

3.2.2. ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ДОПУЩЕНИЯ И ИДЕИ Г.УЭЛЛСА

ПРИМЕР 51.

Рассмотрим фантастические допущения романа Г.Уэллса "Машина Времени" (1895) [88].

1. Возможные остановка, ускорение и движение в противоположную сторону по Времени (С.59)

2. Возможное использование путешествий по Времени для уточнения истории, изучения древних языков — и т. п. (С.60)

3. Возможное помещение денег в банк под проценты, а затем перемещение в будущее с целью использования денег (С.60)

4. Возможное общество будущего, основанное на строго коммунистических началах (С.60)

5. Невозможное общество будущего, основанное на строго коммунистических началах (С.60)

6. Возможное путешествие по Времени (С.62)

7. Модель Машины Времени (С.62)

8. Испытание модели Машины Времени (С.62)

9. Машина Времени (С.64)

10. Путешествие на Машине Времени:

— в будущее;

— в возможное прошлое

В будущем (802701 век):

11. Человечество разделено на два вида: потомков аристократии — наземных элоев, и потомков рабочих — подземных морлоков.

12. Элои — строгие вегетарианцы (C.80), у них почти полностью отсутствует любознательность (С.81), мужчины внешне ничем не отличаются от женщин, одежды одинакового покроя, дети отличаются удивительно ранним развитием (С.82), элои не испытывают страха (С.89), их язык проще по сравнению с современным (С.92)

13. Морлоки — возможно инстинктивно — обслуживают элоев, но вместе с тем поедают их; жизнь под землей сделала морлоков похожими на ночных животных.

14. Лошади, рогатый скот, овцы, собаки — вымерли (С.80)

15. "…Темза по меньшей мере на милю изменила свое теперешнее русло" (С.81)

16. Частный дом и частое хозяйство окончательно исчезли (С.82)

17. В воздухе нет комаров и мошек, на земле — сорных трав и плесени, болезнетворные микробы уничтожены (С.84)

18. "Везде появились сочные плоды и красивые душистые цветы; яркие бабочки порхали повсюду" (С.84)

19. Семьи не существует (С. 82, 85)

20. "…на протяжении бесчисленных лет на земле не существовало ни опасности войн, ни насилия, ни диких зверей, ни болезнетворных микробов" (С.86).

21. У элоев есть все необходимое для жизни, поэтому общество не развивается (С.86)

22. Спички позабыты (С.89)

23. Луна по-прежнему в небе (С.87)

24. Некоторые живые существа и растения не изменили свой внешний вид:

— совы (С.87)

— воробьи (С.89)

— серебристый тополь (С.87)

25. Некоторые растения изменили свой внешний вид (С.81)

26. Солнце светит значительно ярче, чем в наше время (С.88)

27. Все машины перенесены под землю (С.107)

Дальше в будущем:

28. Исчезла Луна (С.132)

29. Солнце перемещается по небу, остановилось, стало огромным и кровавым (С.132) — Земля обращена к Солнцу одной стороной

30. На какое-то время Солнце "запылало прежним своим ярким огнем", но затем опять стало угрюмо-красного цвета (С.132)

31. Растительность походит на "лесные мхи или лишайники, растущие в пещерах, — растения которые живут в постоянной полутьме" (С.133)

32. Воздух более разреженный, чем раньше (С.133)

33. Местность (по сравнению с 802701 веком) изменилась, появилось море (С.133)

34. Животные: "нечто похожее на огромную белую бабочку" (С.133), "чудовищное существо, похожее на краба".

Еще дальше на столетие в будущем:

35. Над горизонтом- "бледный серп, похожий на огромную нарождающуюся Луну" (С.134)

Через тридцать миллионов лет:

36. Солнце заслоняет десятую часть потемневшего неба (С.135)

Это, конечно же, только часть фантастических допущений романа; некоторые указанные мной допущения можно разложить на несколько фантастических допущений — например, допущения 10, 12, 13, 17, 20, 24, 34.

Я должен учесть еще одно допущение, которое в романе упоминается косвенно:

37. Перемещаясь по Времени, Путешественник всегда находится в Пространстве на одном месте.

Чтобы показать, что это допущение — фантастическое, воспользуюсь объяснением инопланетного гостя из рассказа К.Булычева "Надо помочь" (1972) [192]:

"- […] Мы путешествуем во времени. Одно мгновенье — тысячу лет назад.

— Ну и приземлитесь на своей планете тысячу лет назад.

— Какой наивность! Не смей читать фантастическая книжка! Фантастический писатель наука не знает, друг у друга списывает. Неужели твой Земля на месте стоит?

— Нет, летает вокруг Солнца.

— А Солнце?

— Тоже летит.

— Вот, простой директор стройконтора, а знает. Писатель Уэллс не знает, писатель Парнов не знает. Какой стыд! Ты прыгни в завтра, прыгни в один час вперед — выскочил из камеры — нет под тобой никакой Земли — ты уже в космос, а Земля улетел дальше — из-под тебя улетел. Так просто. А если я на сто лет вперед или назад прыгну — Земля за это время далеко-далеко улетел. А другой планета или звезда на то место прилетел. Ты выскочил — уже на другой планете. Только надо считать. Очень много расчет делать".

Теперь посмотрим, какие ИДЕИ выделил Г.Альтов в "Машине Времени" — всего их три [54]:

N 1: "Останавливать или ускорять свое движение по времени или даже направить его в противоположную сторону…" (у меня этой ИДЕЕ соответствует допущение 1).

N 2: "Все производство будет размещено под землей (у меня допущение 27).

N 3: "Уничтожение всех болезнетворных микробов, комаров, мошек, сорных трав и т. п." (у меня — допущение 17).

Нетрудно заметить, что Г.Альтов выбрал ИДЕИ произвольным образом, проигнорировав даже такие запоминающиеся фантастические допущения, как испытание модели Машины Времени (8) и саму Машину Времени (9). (Забегая вперед отмечу, что при оценке романа по шкале "Фантазия-2" Г.Альтов и П.Амнуэль, напротив, пользовались только ИДЕЕЙ Машины Времени, проигнорировав ИДЕИ N 1, N 2, N 3 [54] подробней об этом см. в главе 3.3.).

Сравнение количества ИДЕЙ, обнаруженных Г.Альтовым, с количеством фантастических допущений, обнаруженных мной при поверхностном анализе, позволяет усомниться в достоверности результатов табл. 1. по творчеству Г.Уэллса.

К этому учтем, что не только в этом произведении Г.Альтов выбрал ИДЕИ произвольным образом — например, в рассказе "Остров Эпиорниса" (1895) [193] выделена только одна ИДЕЯ (N 4): "Обнаружение сохранившихся яиц эпиорниса", что, как отмечается Г.Альтовым, "В принципе — возможно". Но почему-то в рассматриваемом рассказе проигнорировано такое яркое и запоминающееся фантастическое допущение, как появление из обнаруженного сохранившегося яйца _живого_ эпиорниса. А ведь это уже не просто "обнаружение сохранившихся яиц эпиорниса".

Не следует также забывать, что Г.Альтов сознательно не рассматривал некоторые произведения, что, безусловно, исказило полученные результаты [54, С. 276–277]: "Уэллс, постоянно ориентировавшийся на "идеальную машину", разумеется, должен был прийти к рассказу "Чудотворец" [(1899) [194] — Ю.З.]. Мистер Фодерингей, герой рассказа, вдруг приобретает способность делать все, что захочется. Достаточно слова, желания. Самая идеальная из всех идеальных машин…

"Чудотворец" считается классическим образцом чисто литературной фантастики. У литературоведов нет и тени сомнения, что здесь фантастика использована только как литературный прием.

Я не включил этот рассказ в таблицу. Но перечитайте рассказ, и вы увидите, что среди чудес мистера Фодерингея нет ничего принципиально неосуществимого! Рано или поздно люди научатся делать такие чудеса (некоторые мелкие чудеса, пожалуй доступны уже сегодня). Пройдет время, когда рассказ "Чудотворец" будет считаться скромной научной фантастикой. Случилась же такая метаморфоза с "Человеком-амфибией" Беляева…"

Странное рассуждение: сейчас мы не рассматриваем рассказ потому, что он не научная фантастика, но со временем он станет научной фантастикой. Тогда его и проинтерпретируем — будем утверждать, что перед нами не случайное чернильное пятно, а интересным способом нарисованная собачка — и вообще, сначала рисовали собачку, а вы утверждаете, что это пятно.

3.2.3. ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ДОПУЩЕНИЯ И ИДЕИ А.БЕЛЯЕВА

ПРИМЕР 52.

Рассмотрю фантастические допущения книги А.Беляева "Прыжок в Ничто" (1933) [195].

Необходимо отметить, что А.Беляев в этой книге использовал многие допущения К.Циолковского, особенно из его повести "Вне Земли" (1920) [44] — об этом, в частности, А.Беляев говорит в своем произведении: один из героев, изобретатель Цандер, отмечает: "Я черпаю свои конструкции из неистощимой сокровищницы творческих идей Циолковского.[…] Циолковский предусмотрел все до мелочей, словно он уже не раз побывал в небе и пришел рассказать нам об этом" [195, С. 261].

Назову лишь некоторые обнаруженные мной фантастические допущения:

1. Во многих районах Великобритании возведены сооружения для стрельбы стратосферными бомбардировочными ракетами (С.118)

2. Стратоплан (С.133)

3. Полет на стратоплане быстрее скорости звука (С.135)

4. Город-лаборатория, в котором искусственно создаются те условия, в которых будут находиться участники полета на космических ракетах — от старта до финиша (С.159)

5. Изучение жизнедеятельности организма человека в условиях искусственно созданной невесомости (С.175)

6. Изучение жизнедеятельности организма человека в условиях искусственного усиления силы тяжести (С.175)

7. Изучение жизнедеятельности организма человека при воздействии на него центробежной силы (С.178)

8. Наблюдения при искусственной силе тяжести за отклонением течения жидкостей, воздушной струи, движением насекомых, мелких животных (С.178)

9. Испытание и тренировка участников предстоящего полета в космос: "он изучал эффекты головокружения на сен-сиркской карусели, испытывая ощущения взлета, спуска, крена, поворота" (С.177)

10. Система жизнеобеспечения ракеты: "кислород выделялся растениями оранжереи, занимавшей шестнадцать квадратных метров. Растения поглощали выделяемую им и животными углекислоту.

Здесь закладывались основы "круговорота веществ", который должен был дать будущим небесным путникам все необходимое для жизни, если полет их затянется или на иных планетах окажется недостаток атмосферы и питания" (C.178–179).

11. Для испытаний предусмотрен"…металлический шар, который заключал в себя "кусочек межпланетного пространства"" (С.179)

12. Специальная лаборатория, для испытания материалов, идущих на создание особых костюмов, вроде водолазных [космических скафандров, как их бы назвали сейчас — Ю.З.]. (С.179)

13. Особые костюмы для выхода в космическое пространство (С.179)

14. "Испытание поверхности ракет на отражение и поглощение лучей" (С.179)

15. "…солнечный двигатель. Два сообщающихся цилиндра по очереди обращаются то на солнечную, то на теневую сторону. На солнце жидкость в цилиндре превращается в пар, который давит на поршень, в тени жидкость и пар охлаждаются" (С.180).

16. "…лаборатории, где испытывались модели ракетных двигателей, помещенные в дубовой раме, шесть лабораторий по жилищно-бытовому обслуживанию пассажиров ракеты" (С.180)

17. Лаборатория, "в которой испытываются способы охлаждения рабочей части ракеты — стенок сопел и дюз" (С.182)

18. "Ты на себе должен будешь испытать и на тебе будет проверено, может ли человек существовать в условиях искусственно созданного круговорота веществ. […] Ты будешь питаться теми растениями и плодами, которые произрастают в оранжерее шара […] Все выделения твоего организма будут перерабатываться. Выделения кишечника пойдут на удобрения; выделения мочевого пузыря, пройдя через почву, через растения, газы, холодильники, фильтры, превратятся в чистейшую воду. Воду дадут также охлажденные газы дыхания, выделяемые тобой, растениями и "товарищами по заключению" — животными" (С.182).

19. "…в двенадцать часов ночи была пущена первая пробная ракета без людей, с самопишущими автоматическими приборами" (С.183)

20. Флотилия судов, отправленная на поиски упавшей в океан ракеты (С.184).

21. Гидроамортизатор для облегчения полета в ракете при перегрузках — наглухо закрытый ящик, наполненный соленой водой, удельный вес которой одинаков со средним удельным весом человеческого тела. Наружу из ящиков выведена дыхательная трубка (С.193).

22. Космический корабль — "В сущности, он представляет собой комбинацию двадцати простых ракет. Это так называемая "составная пассажирская ракета 2017 года Циолковского" (С.196–197).

23. Возможное использование "лучей смерти" на ракетах в качестве оружия (С.200).

24. Возможный межпланетный корабль, "который двигался бы при помощи электричества, передаваемого с Земли, используя магнетизм земного шара. Шесть мощных радиостанций должны передавать радиоволны в небесное пространство и заряжать электрокорабль в зависимости от того, нужно ли его отталкивать или притягивать по отношению к Земле, Луне или другим планетам" (С.200–201).

25. Сверхдалекая связь межпланетного корабля с Землей.

26. Цветной супертелевизор на межпланетном корабле. "Предполагалось, что центральные радиоустановки, имеющиеся в столицах и крупнейших городах, будут шифром передавать радиоизображение на станцию в Стормер-сити, а Пуччи транспортировать их "ковчегу" [межпланетному кораблю — Ю.З.]" (С. 202, 350).

27. Пробные пилотируемые полеты ракет (С.205).

28. "…две буксировочные [пилотируемые — Ю.З.] ракеты, которые должны были облегчить подъем и затем, отцепившись, вернуться на Землю" (С.207).

29. Изготовление звездолета (C.211).

30. Запуск звездолета и вывод его в космос (С.212).

31. Передвижение в невесомости с помощью "крыльев"-вееров (С.224).

32. Управление движением звездолета (межпланетного корабля) с помощью ракет; придание ракете осевого вращения для создания искусственной силы тяжести (С.225).

33. Реактивные двигатели, работающие на "внутриатомной энергии" (С.227).

34. Комбинированный привод — атомные и электромагнитные двигатели (С.227).

35. Скорость звездолета "быстрее кометы; […] я создал им [путешественникам — Ю.З.] настоящую машину времени, которая, не будучи фантастической, не может переносить их в прошлое, но зато в состоянии показать им будущее — то будущее, которое они, конечно, так скоро не увидели бы, если бы жили на Земле" (С.227–228).

36. Монтажные работы в космосе (С.236).

37. Установка в космосе телескопа с зеркалом в несколько десятков метров (С.236).

38. Для перемещения в открытом космосе используются портативные ракетные ранцы (С.236).

39. Шлемы космических монтажников связаны телефонными проводами, чтобы люди могли разговаривать друг с другом (С.237).

40. Выход людей в открытый космос (С.238).

41. Звезд в открытом космосе видно больше, чем с Земли (С.239).

42. Монтажные работы в космосе проводятся с помощью "механических пальцев", управляемых нажатием на тяги — "пальцы" могут выполнять такие движения, которые человеческая рука делать не может (С.243).

43. Спасательная шлюпка звездолета (С.245).

44. "Кольца Сатурна, как и предполагали земные астрономы, оказались состоящими из многочисленных тел" (С.253).

45. "Через несколько "дней" путешественники заметили странное явление: "ночью" они часто просыпались на короткий срок и затем снова засыпали. "Днем" же они начинали мгновенно засыпать на несколько минут. Доктор Текер решил, что это реакция организма на необычные условия жизни на ракете" (С.253–254).

46. "В нашей же ракете все предметы, живые и неживые, невесомы. Все это и заставляет меня предположить, что в оранжерее растения будут очень быстро всходить, расти, плодоносить и вызревать" (С.258).

47. "…аппарат, который автоматически, под давлением солнечных лучей, поворачивал оранжерею к Солнцу под нужным углом" (С.261).

48. Оранжерея в космосе (С.259).

49. Ракета, вращающаяся с противовесом, составляют двойную систему. "При новой системе вращения ракета будет описывать большую окружность. Если придать этому движению значительную быстроту, то можно сообщить телам почти земной вес" (С.263).

50. Длительные полеты на межзвездном корабле.

51. Спуск космического корабля на Венеру с помощью ракет (С.283).

52. Возможный спуск космического корабля на Венеру с помощью парашюта (С.283).

53. Возможный спуск космического корабля на Венеру комбинированным способом — с помощью ракеты и парашюта (С.283).

54. Венерианские горы высотой 20–30 километров (С.295).

55. Атмосфера Венеры плотней, чем у Земли (С.286).

56. Человек может дышать в атмосфере Венеры, хотя кислорода мало (С.295).

57. Снег на экваторе Венеры (С.294).

58. С поверхности Венеры иногда можно увидеть звездное небо (С.295).

59. Естественный спутник Венеры, видимый с планеты (С.295).

60. Растения и животные Венеры (С.302).

61. Температура тела некоторых венерианских животных выше 70 градусов С (С.303).

62. Птицы-аэронавты, вырабатывающие в своем организме газ, легче воздуха (С.308).

63. Гигантские плотоядные растения (С.309–310).

64. Огромное количество драгоценных камней и золота на поверхности Венеры (С.306–307).

65. Природные явления на Венере:

— дождь;

— снег;

— радуга;

— землетрясения;

— извержения вулканов;

— шаровые молнии;

— туман.

66. Нефть на Венере (С.317).

67. Возможный уголь на Венере (С.317).

68. На Венере "Овощи растут как на дрожжах, достигая чудовищных размеров. Картофель — с огромную дыню, капуста — выше роста человеческого, пшеница — как бамбуковая роща" (С.327).

69. "…студенистые, бесформенные существа, похожие на гигантских амеб" (С.327).

70. Часть спектра солнечных лучей задерживается в густой и облачной атмосфере Венеры, поэтому там много бурых и темно-красных растений (С.329).

71. Венерианские звери высотой с трехэтажный дом (С.330).

72. Шестиногие существа, испускающие сонный газ (С.334).

73. Радиоразговор двух человек, один из которых находится на Марсе, а другой на Венере, проходит без задержек, связанных со скоростью распространения радиоволн (С.348) — видимо, это допущение того же рода, что и допущение 37 из примера 51, - А.Беляев полагал или же не знал, что скорость распространения радиоволн конечна.

74. На Земле организован Мировой Союз Республик (С.350).

75. Орбитальная стратосферная станция — искусственный спутник Земли (С.350).

76. Высадка людей на Марс (С.350).

77. Многочисленные ракеты — "торпеды, штурмующие небо" (С.351).

78. "Океаны бороздили плавучие города на гигантских катках, вмещавших в себя многие тысячи пассажиров. Плавучие фабрики и заводы, различные производства, исходное сырье для которых дает море" (С.351).

79. "Пробивая ледяные горы, подобно венерианским раскаленным "утюгам" [животным — Ю.З.], быстро шли караваны "ледоплавов" вдоль северного побережья Евразии…" (С.351–352).

80. "… полярная и заполярная Сибирь сверкала огнями бесчисленного количества электрических солнц — прожекторов, фабрик, заводов… Тайга, тундра горели, как небо в звездную ночь…" (С.352).

81-82. "Прямые поезда неслись из Европы в Америку через Беренгову плотину…" (С.352). Здесь два фантастических допущения: поезда напрямую ходят из Европы в Америку и Берингова плотина. Эти два допущения образуют третье — но его пока учитывать не буду.

83. "Многомиллионные армии рабочих, вооруженные сложными машинами, наступали на льды Гренландии, на тропические джунгли Африки, улучшая климат, завоевывая новые площади для населения…" (С.352).

84. "Взрывая и ломая льды Антарктики, люди добывали из-под земли несметные сокровища южнополярного клада…" (С.352).

85. "Гигантские "виадуки" на трехсотметровых фермах еще неведомого Гансу назначения тянулись на тысячи километров…" (С.352).

86. "В Атласских горах, на Памире, в Кордильерах высились трубы "искусственных циклонов" для использования даровой энергии ветра…" (С.352).

87. "Искусственные острова-аэропорты были разбросаны по Атлантическому и Тихому океанам…" (С.352).

88. "Многие горы — в Харбинах, на Урале — словно стаяли наполовину, иные исчезли совсем…" (С.352).

89. "…на равнинах выросли искусственные горы и заграждения высотою с большую гору для защиты полей и садов от ветра" (С.352).

90. "Реки с исправленными руслами и новые каналы покрыли Землю серебристой сетью прямых линий…" (С.352).

91. Из текста повести следует, что венерианский период деньночь примерно равен земному, на самом же деле солнечные сутки Венеры равны 117 земным суткам.

На этом закончу перечисление фантастических допущений книги — хотя, к примеру, я мог бы еще вспомнить некоторые допущения вторичной реальности (спор астрономов) или наивности в описании наблюдений из звездолета, летящего с околосветовой скоростью. Отмечу также, что допущения 26, 28, 65 и некоторые другие можно разложить на составляющие их фантастические допущения.

Теперь вернусь к работе Г.Альтова [55] и посмотрю, какие ИДЕИ он выделил из книги — всего Г.Альтов обнаружил три ИДЕИ:

N 38: "Длительный полет на космическом корабле, имеющем замкнутую систему жизнеобеспечения" (у меня — допущение 50).

N 39: "Искусственные острова — аэропорты в океане" (у меня допущение 87).

N 40: "Искусственные горы для изменения направления ветра" (у меня — допущение 89).

И все.

Сравнение количества ИДЕЙ с количеством допущений в моем неполном списке показывает, что Г.Альтовым в исследовании творчества А.Беляева очень многое пропущено (даже если будем считать, что Г.Альтов выбирал ТОЛЬКО научно-технические прогностические ИДЕИ), поэтому приведенные им результаты табл.1. не соответствуют реальному положению вещей, — как и утверждение В.Журавлевой [177] о том, что таблица дает представление о прогностических возможностях фантастики.

3.2.4. ВЫВОДЫ ПО ИССЛЕДОВАНИЮ Г.АЛЬТОВА

Обобщу выводы глав 3.2.1., 3.2.2., 3.2.3.

1. ИДЕИ из произведений Ж.Верна, Г.Уэллса, А.Беляева выбраны Г.Альтовым произвольным образом;

2. Многое (даже из прогностических ИДЕЙ) не учтено;

3. Рассматриваются не все произведения писателей (например, у Г.Уэллса не рассматриваются "Чудотворец"), но рассматриваются некоторые, не принадлежащие Ж.Верну произведения (например, рассказ Ж.Верна "В ХХIХ веке");

4. Некоторые ИДЕИ проинтерпретированы неправильно;

5. Выводы по ИДЕЯМ писателей были сделаны более 30 лет назад и требуют приведения в соответствие с современными научными знаниями.

Из всего этого можно заключить, что выводы Г.Альтова о прогностических возможностях фантастов сегодня необъективны и без тщательного уточнения не могут применяться в курсе РТВ.

3.3. ШКАЛА "ФАНТАЗИЯ-2"

Как уже отмечалось, в литературе по РТВ понятие "фантастическая ИДЕЯ" часто объясняется самым причудливым образом как, например, в работах, рассказывающих о шкале "Фантазия-2" (1982). С 1982 года появилось много работ, рассказывающих о шкале ([196], [197], [198], [199], [200, С. 250], [201, С. 110], [202], [203], [204], [205], [206], [207], [208], [186, С. 29–35], [187, С. 10–16], [209]). Работы [208], [186], [187], [209] ничего нового о шкале не рассказывают, лишь тиражируют первоисточник — работу Г.Альтова и П.Амнуэля [196]. В работе М.Гафитулина [207] рассказывается об адаптированной для работы со школьниками шкале.

3.3.1 ЧТО ОЦЕНИВАЕТСЯ ПО ШКАЛЕ?

Приведу все известные мне высказывания о том, для оценки чего предназначена "Фантазия-2" — начну с создателей шкалы Г.Альтова и П.Амнуэля.

Г.АЛЬТОВ и П.АМНУЭЛЬ:

1. "Шкала "Фантазия" предназначена для оценки фантастических идей" [196].

2. "…шкала "привязана" к идеям, воплощенным в литературной форме" [196].

3. "Нова ли эта идея (ситуация, сюжет, произведение в целом?") [196].

4. "ПРИМЕРЫ (оценка произведений в целом)" [196].

Г.АЛЬТШУЛЛЕР (Г.АЛЬТОВ):

5. "… в начале 1982 г. мною — совместно с П.Амнуэлем разработана шкала "фантазия-2", предназначенная для оценки НФ-идей, ситуаций, сюжетов и произведений в целом" [197].

6. "… если мы хотим, чтобы курс РТВ был эффективным, необходимо уметь оценивать идеи, чтобы знать, в чем ошибка и как ее исправить" [198, С. 36].

7. "Идея (ситуация, сюжет)" [198, С. 37].

П.АМНУЭЛЬ:

8. "Прежде всего, "шкала оценок", разработанная нами, — не шкала оценок литературных произведений, а шкала оценок научно фантастических идей" [199].

9. "- Скажите, а могли бы наши читатели оценить произведения [литературные произведения — Ю.З.] вот этого […] номера […] по вашей шкале?

— В принципе это реально, но, предупреждаю, определение оценок по всем показателям (даже по пятому) требуют хорошего знания фантастики и навыков аналитического мышления" [199].

Нетрудно заметить, что здесь понятие ИДЕЯ рассматривается:

А: как синоним СЮЖЕТА, СИТУАЦИИ, ПРОИЗВЕДЕНИЯ в целом (3), (4), (7), (9) и которые оцениваются по шкале;

Б: как нечто отличное от СЮЖЕТА, СИТУАЦИИ, ПРОИЗВЕДЕНИЯ в целом — (5), (8).

Противоречивы представления о том, что нужно оценивать по шкале, одного из ее создателей — П.Амнуэля: отмечая, что "Фантазия — 2" не предназначена для оценки литературных ПРОИЗВЕДЕНИЙ (8), он сразу же говорит о том, что литературные ПРОИЗВЕДЕНИЯ можно оценить по его шкале (9).

Очевидно, что если автор не может четко определить, для оценки чего предназначена шкала, то этого не могут за него сделать его последователи:

Г.АЛЬТШУЛЛЕР, Б.ЗЛОТИН, В.ЗУСМАН, В.ФИЛАТОВ:

10. "Шкала включает 5 главных показателей, по которым читатели обычно оценивают научно — фантастическую идею, сюжет, произведение" [200, С. 250].

Б.ЗЛОТИН, В.ЗУСМАН:

11. "Несколько лет назад писателями фантастами Г.Альтовым и П.Амнуэлем была разработана шкала "Фантазия". По этой шкале научнофантастическое произведение оценивается по пяти показателям…" [201, С. 110].

В.БОРИСОВ:

12. "Писателями фантастами Г.Альтовым и П.Амнуэлем предложена шкала "Фантазия-2", предназначенная для оценки НФ идей, ситуаций, сюжетов и произведений в целом" [202].

13. "Для оценки НФ идей А[льтшуллером] совместно с П.Амнуэлем разработана шкала "Фантазия-2", по к-рой можно оценить новизну, убедительность, челоковедческую и худож. ценность той или иной идеи [292, C. 33].

Отмечу также следующее: вне зависимости от того, что оценивается по шкале (ИДЕЯ, _ситуация_, _произведение_ в целом), полученная _оценка распространяется на все произведение_ — скажем, поясняя шкалу примерами, Г.Альтов и П.Амнуэль [196] выделяют из произведений "Голова профессора Доуэля" А.Беляева [210], "Ретрогенетика" К.Булычева (1977) [211], рассказа "Цветы для Элджернона" Д.Киза (1959) [212] [рассказ переработан в 1966 году в роман [213] — Ю.З.] по _одной_ фантастической ИДЕЕ (или СИТУАЦИИ, СЮЖЕТУ?) [жизнь головы без туловища — Ю.З.]; получение вымерших животных; эксперимент, во время которого слабоумный достигает гениальности — и возвращается к начальному состоянию), и оценивает их, а эту оценку _одной идеи_ переносят на _все произведение_. В приложении к шкале приводятся примеры _оценки произведений в целом_, где, в частности, фигурирует оцененная по одной ИДЕЕ "Голова профессора Доуэля".

П.Амнуэль [199], рассматривая роман А.Толстого "Аэлита" (1922) [214], выделяет _основную_ научно-фантастическую ИДЕЮ — полет на Марс с помощью ракетного корабля. После оценки этой ИДЕИ полученная оценка становится оценкой _всего произведения_ [199]: "… можем определить, в какой класс по нашей шкале попал этот роман".

В интервью П.Амнуэля не объясняется, что подразумевается под ОСНОВНОЙ ИДЕЕЙ, как мы должны ее выделять из произведения, почему при оценке не учитываются другие фантастические ИДЕИ этого произведения? И какую основную ИДЕЮ имел ввиду П.Амнуэль — ИДЕЮ, традиционно используемую в курсе РТВ, или _художественную идею_ в произведении литературы? Видимо, здесь произошла подмена одного понятия другим — рассматривается _художественная идея_. Что же это такое — _художественная идея_, и чем отличается она от РТВ-шной ИДЕИ?

В "Основах теории литературы" Л.Тимофеева, ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ИДЕЯ объясняется так [215, С. 136]: "Грубо говоря, тема — это то, что писатель изображает, идея — это то, что он хочет сказать об изображаемом, оценка его. Точнее, идея — это то, что писатель говорит и самой своей темой, непосредственно изображаемым кругом жизненных явлений, их выбором, а также и тем отношением к жизни, которое он хочет вызвать у читателя и которое может быть шире того, что непосредственно изображается в произведении".

"Краткая литературная энциклопедия" [216]: "ИДЕЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ — обобщенная, эмоциональная, образная мысль, лежащая в основе содержания произведения искусства".

ОСНОВНОЙ ИДЕЕЙ в "Основах теории литературы" называется следующее [215, С. 147]: "Такого рода проблему, объясняющую вокруг себя все частные проблемы, Плеханов называл ОСНОВНОЙ ИДЕЕЙ. Это весьма существенное понятие, которое всегда следует иметь ввиду, чтобы за множественностью отдельных проблем не потерять того основного вопроса, интересовавшего художника, который явился причиной создания произведения".

Очевидно, что ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ИДЕЯ фантастического произведения может отличаться от фантастической ИДЕИ произведения.

ПРИМЕР 53.

В рассказе А. Ван Вогта "Кот! Кот!" [217] несколько фантастических допущений (из них сами выберите РТВ-шные ИДЕИ): разумный кошкообразный инопланетянин; межпланетная почта; при доставке межпространственной корреспонденции открытку получают намного раньше, чем она была отправлена; основанная на использовании энергии ритмов мозга передача мыслей с помощью электронного устройства; путешествие в космическом пространстве (без помощи космического корабля), используя энергию мозга; бессмертие живых существ — и т. п. ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ИДЕЯ (ОСНОВНАЯ ИДЕЯ) рассказа: главная черта человеческой природы — любовь к самому себе, самолюбование. Нетрудно заметить, что РТВ-шные ИДЕИ рассказа отличаются от ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ИДЕИ рассказа (напомню, что РТВ-шные ИДЕИ здесь выбирались из фантастических допущений).

Но вернусь к оценке "Аэлиты" П.Амнуэлем [199]: "Какая основная научно-фантастическая идея в этом романе? Полет на Марс с помощью ракетного корабля. Идеи социального плана, которые имеются в романе, к научно-технической фантастике отнести нельзя. Итак, полет на Марс при помощи ракетного корабля".

Из этих слов не понятно, почему полет на Марс с помощью ракетного корабля — основная НФ ИДЕЯ романа — я, например, считаю, что полет с помощью ракетного корабля был осуществлен для исследования Марса, здесь ракетный корабль — лишь средство передвижения.

П.Амнуэль подчеркивает различие между социальными и научнотехническими фантастическими ИДЕЯМИ — а это значит, что НФ ИДЕИ подменяются научно-техническими фантастическими ИДЕЯМИ и только такие ИДЕИ оцениваются (и не оцениваются другие — например, социальные фантастические). А если это так, то получается, что "Фантазия-2" оценивает только НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ИДЕИ — запомним это. Отметим также, что НФ ИДЕИ (у меня — допущения) не всегда бывают научно-техническими.

М.Гафитулин [207] с помощью упрощенной модифицированной шкалы также оценивает по одной ИДЕЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ в целом — сочинения школьников.

Из всего вышесказанного легко заключить, что оценка _произведения_ осуществляется по ОДНОЙ ИДЕЕ. Но это противоречит исследованиям Г.Альтова [53], [54], [55], который в произведениях Ж.Верна, Г.Уэллса и А.Беляева выделил по НЕСКОЛЬКО ИДЕЙ. ИДЕЯ, рассматриваемая по "Фантазия-2", иногда не входит в ИДЕИ, обнаруженные Г.Альтовым — например, для "Машины Времени" Г.Уэллса (1895) [88] в "Фантазии-2" рассматривается ИДЕЯ машины, позволяющей перемещаться по Времени [196], а в [54] Г.Альтовым для этого романа выделены следующие три ИДЕИ [54]: "Останавливать или ускорять свое движение во времени или даже направлять его в противоположную сторону…"; Все производство будет размещено под землей; Уничтожение всех болезнетворных микробов, комаров, мошек, сорных трав и т. п. (подробней об ИДЕЯХ Г.Уэллса см. главу 3.2.2.). Очевидно, что ИДЕЯ Машины Времени отличается от ИДЕЙ, выделенных Г.Альтовым (это, кстати, позволяет усомниться в объективности Г.Альтова в [53], [54], [55]). Но если бы даже ИДЕЯ Машины Времени входила в число выделенных Г.Альтовым, это бы значило, что возможна оценка романа по другим ИДЕЯМ — и, следовательно, для "Машины Времени" у нас могут получиться несколько различных оценок, что делает шкалу необъективной при рассмотрении ПРОИЗВЕДЕНИЯ в целом, субъективную же оценку мы можем поставить ПРОИЗВЕДЕНИЮ и без шкалы.

Я считаю способ оценки ПРОИЗВЕДЕНИЯ по ОДНОЙ ИДЕЕ неправильным — ОЦЕНКА ВСЕГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ ДОЛЖНА ПРОИЗВОДИТЬСЯ С УЧЕТОМ ВСЕХ ДОПУЩЕНИЙ ПРОИЗВЕДЕНИЯ, ВСЕХ СВЯЗЕЙ МЕЖДУ НИМИ — а это возможно только с помощью структурной схемы произведения (см. главу 2.3.).

ВЫВОДЫ: У разработчиков шкалы "Фантазия-2" и их последователей нет четких представлений о том, что оценивается по шкале — ИДЕЯ, ОСНОВНАЯ ИДЕЯ, КАКОЙ-ТО ОПРЕДЕЛЕННЫЙ ТИП ИДЕЙ, СЮЖЕТ или ПРОИЗВЕДЕНИЕ в целом; вне зависимости от того, что оценивается по шкале, оценка распространяется на ВСЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ, что делает "Фантазию- 2" необъективной.

3.3.2. ОЦЕНКА ПО ПОКАЗАТЕЛЯМ ШКАЛЫ

Напомню, что по шкале "Фантазия-2" предполагается оценивать ЧТО-ТО (см. главу 3.3.1.) по пяти показателям: новизне, убедительности, человеческой ценности, художественной ценности, субъективному фактору (нравится — не нравится). По каждому показателю это ЧТО-ТО можно оценить от 1 до 4 баллов, после оценки по всем показателям полученные оценки перемножаются — получается общая оценка.

3.3.2.1. НОВИЗНА

"Этот показатель сравнительно легко определить, если эксперт хорошо знает фантастику" [196].

А если мы плохо знаем фантастику?

Очевидно, что каждый оценивает НОВИЗНУ исходя из своего опыта, т. е. субъективно, а это неизбежно приводит к искажению оценки по шкале в целом. Скажу больше, я считаю неправильным утверждение, что фантастику можно хорошо знать — это невозможно! Во-первых, потому, что фантастических произведений (или, что точнее произведений с фантастическими допущениями) великое множество к примеру, только лишь книг 1918–1988 — в которые включены произведения отечественной фантастики — изданных в СССР на русском языке, в 1990 году было обнаружено 3770 шт. [218], [219], [220]. А сколько фантастических произведений опубликовано в периодической печати? На других языках народов СССР? А издания зарубежных авторов? А фантастические произведения, опубликованные в других странах мира?

Во-вторых, многие произведения фантастики еще не обнаружены исследователями — я сам убедился в этом, составляя библиографию опубликованных в 1920–1990 гг в Челябинской области фантастических произведений — обнаружил много, нигде не описанных.

В-третьих, как уже отмечалось, каждый оценивает НОВИЗНУ исходя из своего опыта, основанного на знаниях, полученных из прочитанных книг, фильмов и т. п. Чтение книг — не единственный, но, как правило, самый эффективный способ накопления знаний, используемых при оценке НОВИЗНЫ "Фантизия-2". Читаются же, как правило, случайные произведения фантастики (например, только в журнале "Крокодил" или книгах петрозаводской серии "Техника-МолодежьТворчество" [221], [222], [223], [224]). Для систематического чтения необходимо пользоваться библиографическими указателями, но они, как правило, лишь описывают произведения, не раскрывая их содержание, не отмечая фантастических ИДЕЙ, СЮЖЕТОВ, т. е. не отмечая того, что важно для нас при оценке НОВИЗНЫ по шкале. Библиографических указателей, в которых помимо выходных данных описываются содержание, допущения и т. п. не так уж много — укажу, к примеру, некоторые работы В.Бугрова и И.Халымбаджи [225], [226], [227]. К сожалению, отведенный для указателей обьем не позволил авторам подробно описать содержание отмеченных в указателе произведений. В литературе по РТВ из доступного можно отметить "Бюллетень фантастических сюжетов, ситуаций и идей" С.Литвина [228], [229], [230], в котором кратко описаны содержания некоторых фантастических произведений. К достоинствам работы С.Литвина отнесу выделенные из некоторых фантастических произведений ИДЕЙ. К сожалению, библиографическое описание произведений выполнено плохо, что затрудняет работу с "Бюллетенем…".

Все это делает невозможным объективно оценивать НОВИЗНУ фантастических ИДЕЙ, у нас всегда получится субъективная оценка, зависящая от нашего опыта знакомства с фантастикой. Если же мы будем утверждать, что наша оценка объективна только потому, что мы ХОРОШО ЗНАЕМ ФАНТАСТИКУ, то неизбежно рискуем оказаться в неловком положении, как это и случилось с авторами "Фантазии-2".

ПРИМЕР 54.

В одном из примеров по показателю ЧЕЛОВЕКОВЕДЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ Г.Альтовым и П.Амнуэлем отмечается следующее [196]: "Г.Альтов "Девять минут": экипаж космического корабля без капитана (нормально работающий коллектив без начальника). В фантастике даже в далеком будущем — всегда были капитаны".

Здесь речь идет о рассказе Г.Альтова "Девять минут" (1964) [231]. Мне показалось странным утверждение о том, что в фантастике — даже в далеком будущем (надо полагать, в далеком будущем, описанном в фантастических произведениях) — всегда были капитаны (если быть точным, то у Г.Альтова речь идет об отсутствии не капитана космического корабля, а командира [231, С.149]: "У нас не было командира, каждый делал свое дело". Очевидно, если будем оценивать эту фантастическую ИДЕЮ по показателю НОВИЗНА исходя из высказывания Г.Альтова и П.Амнуэля, мы должны оценивать ее не менее чем в 3 балла (прототип изменен так, что появилась качественно новая ИДЕЯ (СИТУАЦИЯ).

А теперь приведу отрывок из книги А.Богданова "Красная звезда" (1908) [62, С. 266]:

"— Вы капитан этого корабля, не так ли?

Менни утвердительно кивнул головою и заметил:

— Но это не значит, что я обладаю тем, что у вас называется властью начальника. Просто я наиболее опытен в деле управления этеронефом [межпланетным кораблем — Ю.З.], и мои указания принимаются также, как я принимаю астрономические вычисления, выполняемые Стэрни, или как все мы принимаем медицинские советы Нетти для поддержания нашего здоровья и рабочей силы".

Сравнивая этот отрывок с рассказом Г.Альтова, замечаем, что ИДЕЯ в них — одна и та же: у капитана (по А.Богданову), не больше прав, чем у любого из экипажа (по Г.Альтову). Сравним время создания и публикации произведений — и меняем оценку по НОВИЗНЕ для ИДЕИ Г.Альтова до 1 балла (ИДЕЯ использована "один к одному" или перекрывается более ранней и более полной ИДЕЕЙ).

После этого изменения общая оценка произведения Г.Альтова уменьшится _в три раза_ по сравнению с первоначальной.

Замечу, что слова об исключительности этой ИДЕИ Г.Альтова старательно повторены в [205], [208], [209].

Отмечу также, что авторы шкалы "Фантазия-2" очень вольно объясняют и оценивают некоторые ИДЕИ произведений, не заботясь о точности в формулировке ИДЕЙ. Это затрудняет и искажает оценку по "Фантазии-2".

Пример 55.

"Фантазия-2" [196]: "К.Булычев "Ретрогенетика". Получение вымерших животных. Новизна — 1: общая идея и даже детали заимствованы из рассказа Г.Альтова "Шальная компания"".

(Непонятно, что авторы подразумевают под ОБЩЕЙ ИДЕЕЙ — может быть, ОСНОВНУЮ ИДЕЮ? Или что-то другое? Если же говорится об основной ИДЕЕ, то какой — фантастического произведения или в фантастическом произведении?).

Здесь упоминаются два рассказа: "Ретрогенетика" К.Булычева (1977) [211] и "Шальная компания" Г.Альтова (1965) [232].

Получение вымерших животных в "Шальной компании" [232, С. 129–131]:

"Он нашел способ получать вымерших животных. Любых животных, не только динозавров.

Есть биогенетический закон: развитие зародыша животных более или менее полно повторяет развитие тех форм, из которых исторически сложился данный вид. За очень короткое время (дни, недели, месяцы) зародыш как-бы конспективно повторяет путь, пройденный его предками в течении сотен миллионов лет эволюции. У куриного зародыша, например, на третьи сутки появляются жаберные бороздки — признак, сохранившийся с тех пор, когда у рыб, далеких предков птиц, развивались жабры. У зародыша коровы жаберные дуги возникают в возрасте двадцати шести суток и вскоре исчезают. У человеческого зародыша хвост и жабры появляются к полутора месяцам.

[…]

Оставался лишь один шаг к самому широкому обобщению: управляя развитием зародыша животных, можно "воскресить" его отдаленных, давно вымерших предков".

Обработав голубиное яйцо с помощью _палеофиксатора_, герои получили из него живого археоптерикса.

Получение вымерших животных в "Ретрогенетике" [211, С. 42]:

"— … Они же выведены методом ретрогенетики — раскрещиванием и разбором. Из слона мы получили общего предка слонов и мамонтов близкого к мастодонтам. Потом пошли обратно и вывели мамонта.

— Так быстро? [за три месяца — Ю.З.].

— На молекулярном уровне, Ложкин, на молекулярном уровне. Под электронным микроскопом. Методом раскрещивания, открещивания и разбора".

Животным генетически привита любовь и уважение к человеку.

"Получение вымерших животных" — так сформулирована ИДЕЯ К.Булычева (и, видимо, Г.Альтова) Г.Альтовым и П.Амнуэлем. Замечу, что эта ИДЕЯ присутствует и в рассказе С.Де Кампа "Такая работа…" [233] — восстановление в ваннах с биологическим раствором ископаемых животных по их останкам происходит также, как и восстановление металла при электролизе.

Если бы авторы шкалы "Фантазия-2" _действительно_ рассматривали сформулированную ими ИДЕЮ (получение вымерших животных), они должны были сравнивать в первую очередь рассказы С.Де Кампа и К.Булычева, ведь рассказ "Такая работа…" перевел на русский язык И.Можейко (пишущий также под псевдонимом Кир Булычев), а, следовательно, он знает об этой ИДЕЕ. На самом же деле авторы шкалы оценивают ИДЕЮ, отличную от ИДЕИ получения вымерших животных — ИДЕЮ получения вымерших животных с помощью искусственного прекращения развития зародышей современных животных.

ИДЕЯ К.Булычева иная: получение вымерших животных с помощью искусственных генетических изменений "методом раскрещивания, открещивания и разбора".

Странно читать о деталях, заимствованных из рассказа Г.Альтова: в рассказе К.Булычева животным генетически прививается любовь к человеку (чего нет у Г.Альтова), ретрогенетика предполагает создание видов животных, которые не могут получаться с помощью ИДЕИ Г.Альтова — в "Ретрогенетике" из генов слона сначала получают гены предка слона и мамонта, А _затем_ из них получают гены мамонта. Из последнего можно заключить, что оценку НОВИЗНЫ рассказа К.Булычева нужно изменить с 1 до 3 баллов — ведь по сравнению с рассказом Г.Альтова "появилась новая идея (ситуация)".

Если говорить о близости ИДЕЙ, то ИДЕЕ Г.Альтова близко допущение Э.Нортон из повести "Проштемпелевано звездами" (1969) [234] — облученные с помощью особого аппарата зародыши животных регрессируют, из них развиваются вымершие виды животных. (Отмечу, что это не единственное фантастическое допущение в повести — в ней также можно обнаружить руду, значительно усиливающую телепатические способности; быстротвердеющую ленту, которой связывают пленников; защитное желе, заполняющее кабину падающей машины при столкновении с землей и уберегающим людей от удара — и многое другое).

Вряд ли американская писательница Э.Нортон читала рассказ Г.Альтова, и поэтому вряд ли можно будет говорить (как это было сделано применительно к рассказу К.Булычева), что она заимствовала ОБЩУЮ ИДЕЮ и даже детали из "Шальной компании", — видимо, писатели пришли к этой ИДЕЕ самостоятельно. Здесь уместно вспомнить ответ К.Булычева на обвинение его в плагиате (1988) [235]:

"Наконец, в одном письме приводятся названия двух моих произведений, сюжеты которых авторам письма показались заимствованными у иноземных авторов. Честное слово, ни того, ни другого "источника" я не читал, хотя вполне допускаю возможность сюжетных перепевов. Проблема "бродячих сюжетов" в литературе вообще, а в фантастике в особенности — проблема литературоведческая. Я могу лишь спросить у группы читателей из Иркутска: скажите, а когда были опубликованы в США те произведения, в заимствованиях из которых вы меня подозреваете? Со своей стороны могу сообщить, что рассказ "Выбор" написан мною в 1967 году, а повесть "Подземелье ведьм" в 1974 году. Кстати, "Выбор" несколько раз печатался в США. Сигналов оттуда не поступало. А вдруг это коварные иностранцы меня обокрали? Вы уж тогда сами напишите Гарри Гаррисону.

Могу признаться в значительно большем грехе, на который мне неоднократно указывали. Я украл у Льюиса Кэррола девочку Алису и вот уже несколько лет пользуюсь его славой в корыстных целях. Кстати, чехи, чтобы укрыть меня от справедливого гнева читателей, все книжки про девочку из XXI века издают под общим названием "Приключение Аленки", не понимая, что этим ставят меня в ложное положение перед поклонниками известной русской сказки".

Замечу, что в шкале при оценке противопоставляются упомянутый К.Булычевым рассказ "Выбор" (первая публикация на русском языке (1971) [236] и рассказ К.Невила "Бетти-Энн" (1951) (первая публикация на русском языке — 1970) [237] — см. [196]. Кстати, В.Борисов, известный многим любителям фантастики бывшего СССР, рассказывая о "Фантазии-2", отмечает [203]: "Оговорюсь сразу: речь здесь идет не о плагиате. К.Булычев мог и не знать о рассказе К.Невила".

Я считаю, что определять "кто у кого украл" в ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ не всегда целесообразно — иногда "затертые" фантастические допущения помещаются в художественные произведения сознательно.

ПРИМЕР 56.

Путешествуя по миру описываемого будущего, сконструированного писателями в своих фантастических книгах, герой повести А. и Б.Стругацких "Понедельник начинается в субботу" (1964) увидел необычайное зрелище [107, С. 128]: "Это было что-то вроде тотальной мобилизации. Из речей и разговоров мне стало ясно, что мужчины отправлялись в космос — кто на Венеру, кто на Марс, а некоторые, с совсем уже отрешенными лицами, собирались к другим звездам и даже в центр Галактики. Женщины оставались их ждать. Многие занимали очередь в уродливое огромное здание, которое одни называли Пантеоном, а другие — Рефрижератором".

В описываемом будущем Стругацкие _пародируют традиционные сюжеты_ многих плохих фантастических книжек, — в этом отрывке — сюжет прощания отправляющегося в космос героя и остающейся его ждать на Земле героини, которая затем многие долгие годы дожидается героя, находясь в анабиозе.

А. и Б.Стругацкие в своей пародии прямо указывают на книгу А.Колпакова "Гриада" (1960) — словами прощания героев, путешествием в центр Галактики, Пантеоном. Сравните пародию Стругацких с "Гриадой" [238, С. 243–244]:

"— "Пан…те…он Бессмертия", — первым прочитал надпись академик.

Подсознательное чувство заставило меня [звездолетчика — Ю.З.] быстро отстранить Самойлова и ухватиться за диск настройки.

— Отойдите… я сам, — шептал я прерывающимся голосом.

Пантеон расплылся, растаял. Четко, почти осязаемо возник гигантский зал с рядами анабиозных ванн. На пульте каждой из ванн был вмонтирован портрет "спящего". С портретов на меня строго смотрели незнакомые земляне. И вот наступил миг, о котором я так страстно мечтал весь этот миллион лет! В светлых недрах анабиозной ванны номер двести восемьдесят два я увидел милое, родное, такое знакомое лицо Лиды, ее золотые волосы, крепко сжатый рот".

Подобных "спящих красавиц" можно обнаружить в романах А.Бердника "Пути титанов" (1962) и А.Казанцева "Вилена" (первая часть романа написана в 1964):

Героиня А.Бердника отправляется в Институт анабиоза [239]:

"— Итак, — начала женщина, пристально глядя на девушку. Мы члены совета института. Нам дано право отбирать добровольцев для анабиоза. Вы это имели в виду?

— Да, — еле слышно прошептала Марианна. Ее полные губы вздрогнули. — Я хочу перейти в будущие века…

— Какой же срок вы избираете?

— Я… не знаю…

Врачи удивленно переглянулись.

— Что это значит? — спросил усатый врач. — В чем, собственно причина вашего желания уйти из нашего времени?

Марианна подавила волнение, постепенно успокоилась.

— Я невеста Георгия, — сказала она, — командира внегалактической экспедиции. Вы, вероятно, знаете его?…"

Героиня А.Бердника, дожидаясь героя, провела в анабиозе 100000 лет.

Героиня А.Казанцева, отправив героя в космос, идет в Институт жизни [240]:

"— Знаю, зачем пришла. Предлагать себя в подопытные кролики, как говорили в прежние времена? Хотите проспать полвека, дождаться своего принца? — И он остановился, проницательно смотря на Вилену.

Она и не думала отнекиваться, молча кивнула". Впрочем, увидев результаты опытов по анабиозированию, Вилена не рискнула быть подопытным кроликом.

Среди "спящих красавиц" я обнаружил одного мужчину — в повести Г.Гора "Странник и время" (1962) [241]:

"Дело в том, что моя жена отправилась в космическое путешествие на фотонном корабле и, согласно теории относительности, должна вернуться на Землю примерно через триста лет. […]

И вот я жду ее. Свою жену. Я ждал ее триста лет. Ее отбытие в столь длительное путешествие и дало мне право подвергнуться всему, что требовал от меня эксперимент. Желающих анабиозироваться было много. Но, во-первых, я сам работал в лаборатории дискретных проблем, а, во-вторых, мне хотелось увидеться с женой".

Пример 56 показывает, что в _художественной литературе_ писатели могут сознательно включать в свои произведения много раз описанную в _литературную идею_ (у нас — допущение). Видимо, это присуще всем антижанровым произведениям (или антижанровым допущениям), — поясню специфику антижанра словами Г.Морсон (1981) [77, С. 233]: "Особый вид литературного жанра — антижанр (или, как его иногда называют, пародийный жанр) — характеризуется […] во-первых, соответствием его образцов определенной традиции, во-вторых, набором конвенциональных способов их интерпретации. Специфика антижанров состоит в том, что они устанавливают ПАРОДИЙНЫЕ отношения между антижанровыми произведениями и традициями другого жанра высмеиваемого жанра".

Отмечу, что антиутопия — тоже антижанровое произведение.

Как уже отмечалось, определение приоритета ИДЕЙ (у меня допущений) в _художественных произведениях_ не всегда целесообразно писатели могут сознательно включать много раз встречающиеся в литературе допущения.

Мы убедились, что показатель НОВИЗНА пригоден и предназначен для оценки по шкале только определенного типа ИДЕЙ, встречающихся в _художественных произведениях_ (в следующей главе будет показано, что это — прогностические ИДЕИ). Поэтому правильней говорить, что показатель НОВИЗНА предназначен для оценки не любых фантастических ИДЕЙ (у меня — допущений), а ИДЕЙ (допущений) определенного типа.

Но отказ от оценки _всех_ ИДЕЙ (у меня — допущений) по шкале не означает, что мы должны отказаться в курсе РТВ от _сравнения_ допущений (в традиционно понимаемом смысле — ИДЕЙ) — например, это бывает полезным при рассмотрении эволюции допущений.

Выяснив непригодность для _художественных произведений_ определения НОВИЗНЫ всех содержащихся в них фантастических ИДЕЙ, посмотрим, можно ли оценивать _произведения_ по показателю НОВИЗНА, и не случится ли подмена оценки _произведения-идеи_ ИДЕЕЙ произведения?

ПРИМЕР 57.

Вы, наверное, помните анекдот о любопытствующем пассажире, который в аэропорту наткнулся на робота, отвечающего на все вопросы — особенно поразило героя то, как робот по одному лишь внешнему виду определил, куда летит герой и сколько ему осталось свободного времени до отлета самолета. Всячески переодеваясь, любознательный гражданин упорно спрашивает у робота об одном и том же: "Когда улетает мой самолет?" — на что робот не менее упорно отвечает: "Ваш самолет улетает…" — и т. п. Заканчивается все тем, что наш герой, потратив уйму времени и став вообще неузнаваемым, в очередной раз задал роботу провокационный вопрос: когда?…" И получил злорадный ответ: "Уже улетел…"

Сюжет этого анекдота очень напоминает сюжет юморески В.Иванова "Перехитрил…" (1969) [242]. Сегодня уже невозможно определить, какое из этих двух произведений появилось первым — то ли В.Иванов посчитал сюжет анекдота достойным художественного воплощения, то ли произведение В.Иванова настолько сильно поразило читателей, что они поспешили обсудить юмореску со своими знакомыми… Возможно, устный рассказ дошел и до Е.Фуклеева — я даже допускаю, что история об улетевшем самолете ему запомнилась — иначе вряд ли мог появиться рассказ "Ступа, робот и Новый год" (1978) [243], в котором опять опаздывают на самолет из-за своей любознательности…

Если говорить о ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ИДЕЕ этих произведений, то она _одинаковая_ — увлекшись проверкой возможностей робота информатора, герой опаздывает на самолет. Если же говорить о произведениях, то они _различны_: одно произведение — анекдот, а два рассказа заметно отличаются как по деталям, так и по стилю — для сравнения приведу окончания рассказов:

В.Иванов:

"— В правом отсеке вашего мыслящего аппарата, который вы называете головой, не хватает двух шурупов и трех сопротивлений. Реле чувства времени у вас бездействует. Пока вы меня проверяли, ваш самолет ушел".

Е.Фуклеев:

"По-ка вы тут ва-ля-ли ду-ра-ка, ваш са-мо-лет у Кыев у-летел. — С Но-вым го-дом, у-ва-жа-емый то-ва-рищ Сту-па!"

Так что же нам оценивать — произведение или ХУДОЖЕСТВЕННУЮ ИДЕЮ произведения? Если пользоваться указаниями шкалы "Фантазия 2", мы можем заключить, что должны рассматривать цепочку ИДЕЯ СЮЖЕТ — ПРОИЗВЕДЕНИЕ, т. е. оценивать ПРОИЗВЕДЕНИЕ, а не его художественную ИДЕЮ. Все произведения в примере — разные, значит их можно по-разному оценивать? Но по показателю НОВИЗНА шкалы невозможно оценить эти ПРОИЗВЕДЕНИЯ по-разному — можно лишь оценивать НОВИЗНУ художественных ИДЕЙ произведения, что будет неправильным — нами уже показывалось, что ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ИДЕЯ произведения может не совпадать с ИДЕЕЙ из фантастического произведения.

ВЫВОДЫ: С помощью показателя НОВИЗНА можно оценивать лишь некоторые типы ИДЕЙ фантастического произведения; ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ по этому показателю оценивать нельзя.

3.3.2.2. УБЕДИТЕЛЬНОСТЬ

Этот показатель требует особого рассмотрения, поэтому сначала посмотрим, как и за что начисляются баллы по этому показателю.

1 балл — "чисто фантастическая идея. "Чисто фантастической" считается идея (ситуация, сюжет), не имеющий никакого обоснования, произвольная, противоречивая общеизвестным фактам, сказочная, условная и т. п." [196].

2 балла — "Фантастическая идея, имеющая литературное обоснование. Идея литературно обоснована, если она снабжена внешне правдоподобными "доводами", "доказательствами" и т. д." [196].

3 балла — "Научно-фантастическая идея. Идея не ниже 2-го класса по новизне, не противоречащая научным представлениям и общеизвестным фактам, но и неподкрепленная сколько-нибудь достоверными данными. НФ-идея со временем может перейти в класс 2 или 4" [196].

4 балла — "Научно-прогностическая идея. Идея не ниже 2-го класса по новизне (независимо от того, противоречит ли она научным представлениям своего времени или нет), выдвигающая логически обоснованную концепцию, гипотезу, предположения и т. д." [196].

Видимо, в последнем случае правильнее будет назвать НФ прогноз НФ предвидением, который один из авторов "Фантазии-2" П.Амнуэль — определил следующим образом [244, С. 16]: "Назовем НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИМ ПРЕДВИДЕНИЕМ, или ПРЕДСКАЗАНИЕМ художественно или аналитически обоснованную индивидуальную оценку будущего состояния избранного объекта, сделанную на страницах научно-фантастических произведений". НФ прогнозом П.Амнуэль называет нечто иное [244, C. 16]:

"Назовем НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИМ ПРОГНОЗОМ оценку будущего состояния избранного объекта, основанную на анализе и обобщении конкретных предвидений, содержащихся в научно — фантастической литературе".

Определим, к каким классам показателя УБЕДИТЕЛЬНОСТЬ можно отнести известные нам типы фантастических допущений (здесь к идеям я могу применить сформулированные понятия научно-фантастического, ненаучно-фантастического — см. главу 2.1.).

1 балл — согласно моих определений в этот класс мы можем отнести фэнтезийные допущения (ненаучно-фантастические ИДЕИ).

При рассмотрении других классов прошу обратить _особое внимание_ на то, что для класса 2, а в некоторых случаях и для класса 3–4, в шкале говорится не просто об ИДЕЯХ, а об _ИДЕЯХ, ИМЕЮЩИХ ОБОСНОВАНИЕ_ — что ни одно и то же.

ПРИМЕР 58.

Умклайдет (волшебная палочка, созданная с помощью науки) из повести А. и Б. Стругацких "Понедельник начинается в субботу" — уже не традиционная волшебная палочка [107, С. 42–43]: "Искусство управлять умклайдетом, — сказал незнакомец, — это сложное и тонкое искусство. Вы ни в коем случае не должны огорчаться или упрекать себя. Курс управления умклайдетом занимает восемь семестров и требует основательного знания квантовой алхимии. Как программист, вы, вероятно, без особого труда освоили бы умклайдет электронного уровня, так называемый УЭУ — 17… Но квантовый умклайдет… гиперполя… трансгрессивные воплощения… обобщенный закон Ломоносова — Лавуазье…"

Сюжет фантастического допущения _умклайдет_ изображу с помощью структурной схемы рис. 30.:

Рис. 30

При желании Ф2 можно без труда разложить та составляющие допущения (рис. 31).

Рис. 31

[Меня заинтересовало происхождение слова "умклайдет", и вот какую необычную версию происхождения этого слова я обнаружил в книге Г.Гуревича "Беседы о научной фантастике" (1991) [293]: "У них и неразменный пятак есть, и ученый кот на золотой цепи, правда, страдающий склерозом, и волшебная палочка. Называется "умкладет" — ум кладет". Вот такая своеобразная трактовка этого слова. А вот в первом издании книги (1983) [294] этого "ляпа" не было…

По моей просьбе В.Борисов (Абакан) уточнил происхождение этого слова у Б.Н.Стругацкого, и вот что я узнал: "Насколько я помню, название это возникло так: я взял немецко-русский словарь, раскрыл его наугад и наткнулся на слово umkleiden. Звучание нам понравилось, мы поиграли этим словом так и сяк — образовался "умкляйдет". Никакого смысла в это слово мы не вкладывали. (Umkleiden означает — "переодевать", а также "обивать, обтягивать" и "окружать")".

И совсем даже не "ум кладет".]

Если мы говорим об ОБОСНОВАННОЙ ИДЕЕ, то, очевидно, имеется ввиду _умклайдет_ (Ф3). Если же мы говорим не об ОБОСНОВАННОЙ ИДЕЕ, то, очевидно, имеется ввиду _волшебная палочка_ (Ф2) (ИДЕЯ не обоснована по сравнению с Ф3) или _волшебство_ (ИДЕЯ не обоснована по сравнению с Ф2, а, следовательно, и с Ф3).

Очевидно, что традиционное, курса РТВ, понятие ИДЕИ (помните сравнение ИДЕИ с камнем, брошенным в воду?) противоречит понятию ОБОСНОВАННОЙ ИДЕИ — под последним понимается нечто конечное (а не начальное) — как Ф3 — или промежуточное — как Ф2 по сравнению с Ф3. Для допущений же такого противоречия нет — если и возможна оценка _допущений_ по УБЕДИТЕЛЬНОСТИ Г.Альтова и П.Амнуэля, то оцениваться должно каждое фантастическое допущение.

Выяснив вопрос об ОБОСНОВАННЫХ ИДЕЯХ, вернемся к распределению ИДЕЙ по баллам.

2 балла: в моем случае сюда можно отнести научные F допущения и ненаучные НФ допущения (см. главу 2.4.). Что же касается ИДЕЙ, то если пользоваться традиционным для курса РТВ понятием, мы не можем рассматривать их в этом классе (см. пример 58).

3 балла: НФ ИДЕЯ (у меня — НФ допущения).

ОБОСНОВАННУЮ НФ ИДЕЮ я не могу отнести к этому классу (см. выше). Здесь мы должны рассматривать НЕОБОСНОВАННЫЕ НФ ИДЕИ, т. е. НФ ИДЕИ, необоснованные в художественных произведениях.

У меня такими НЕОБОСНОВАННЫМИ НФ допущениями являются НАЧАЛЬНЫЕ НФ допущения.

ПРИМЕР 59.

Назову четыре необоснованных (начальных) НФ допущений:

Воздушный велосипед (Кларк А. 2010: Одиссея два (1982) [245, С. 230]).

Газовый шприц (Кларк А. 2010: Одиссея два [245, С. 234]).

Музей на околоземной орбите (Кларк А. 2061: Одиссея три (1987) [162, С. 406]).

Сигареты, зажигающиеся при встряхивании (Хайнлайн Р. Дверь в лето (1957) [246]).

Это начальные НФ допущения в произведениях, они не разлагаются на фантастические допущения более низкого уровня (я выбрал эти допущения еще и потому, что они одновременно являются и конечными допущениями).

Для нас очень интересно замечание Г.Альтова и П.Амнуэля о том, что со временем ИДЕИ этого, 3-го класса, могут перейти в класс 2 или класс 4 — т. е. оценка фантастического произведения по показателю УБЕДИТЕЛЬНОСТЬ (а, следовательно, и в целом) со временем будет _изменяться_ — и действительно, в примере оценки книги А. Беляева "Голова профессора Доуэля" [210] авторы "Фантазии-2" снижают ей оценку на том основании, что в более позднем, по времени написания, романе Н. Амосова "Записки из будущего" (1965) [247] ИДЕЯ изложена убедительней.

Из этого можно заключить, что оценка фантастических ИДЕЙ производится при сравнении с _современными_ научными знаниями, и не учитывает те научные знания, которые были современными во время создания фантастического произведения. Такой подход справедлив только для определения прогностических возможностей ИДЕЙ (определения, как "удачно" осуществляются ИДЕИ).

Действительная же оценка ИДЕИ предполагает в первую очередь рассмотрение ее с позиций современных ей научных знаний — в этом случае у нас появится постоянная во времени оценка (объективная оценка). Исследование когда-то высказанной ИДЕИ, рассмотрение ее с позиций современной нам науки, неизбежно делает оценку изменяющейся во времени (субъективной). Субъективная оценка используется только для оценки прогностических ИДЕЙ (или ИДЕЙ предсказаний).

4 балла: научно-прогностическая ИДЕЯ — сравнение классов показывает, что научно-прогностическую ИДЕЮ авторами "Фантазии 2" предлагается оценивать наибольшим количеством баллов, а фэнтезийную — наименьшим. Это показывает, что авторы "Фантазии-2" предполагают использовать показатель УБЕДИТЕЛЬНОСТЬ только для определения прогностических возможностей ИДЕЙ.

К тому же получается, что ФЭНТЕЗИЙНЫЕ допущения (ИДЕИ) предполагается оценивать в три раза меньшим количеством баллов, чем НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИЕ. Я же показал (см. главу 2.5.), что принципиальной разницы между НФ и F допущениями для курса РТВ нет утверждения об ущербности F допущений лишь обедняет курс.

Замечу, что один из авторов шкалы — П.Амнуэль — в своей работе 1975 года [180], выделив несколько поджанров фантастики (научно — техническая, популяризаторская, философская, историческая, социально — утопическая, социально — предупреждающая, памфлетная, психологическая, парадоксальная, юмористическая и символическая, приключенческая), писал: "Единственный общий для всех поджанров закон: прежде чем оценивать фантастическое произведение, нужно определить к какому поджанру оно относится затем оценить эти произведения по законам соответствующего поджанра" — нетрудно заметить, что эти слова противоречат шкале "Фантазия-2", т. е. оценивать _все_ произведения по одному закону.

Очевидно, что по предложенному Г. Альтовым и П. Амнуэлем показателю УБЕДИТЕЛЬНОСТЬ невозможно оценивать фантастические произведения, а если даже это и можно было бы делать, у нас всегда бы получалось, что произведения-фэнтези менее значимы, чем НФ произведения.

ВЫВОДЫ: показатель УБЕДИТЕЛЬНОСТЬ предназначен для оценки только прогностических ИДЕЙ, с его помощью нельзя оценивать ПРОИЗВЕДЕНИЕ в целом.

3.3.2.3. ЧЕЛОВЕКОВЕДЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ

Прежде, чем рассматривать показатель ЧЕЛОВЕКОВЕДЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ, уместно вспомнить его предысторию. Приведу некоторые высказывания Г. Альтова и П. Амнуэля.

Г. Альтов (1968) [248, С. 46]:

"Попробуйте представить себе "20 тысяч лье под водой" без капитана Немо [речь идет о романе Ж. Верна "Двадцать тысяч лье под водой" (1868) [249] — Ю.З.]. Или капитана Немо — без "Наутилуса". Капитан Немо, человек трагической судьбы, гениальный ученый, неотделим от "Наутилуса", воплотившего комплекс великолепных научно — фантастических идей. Жюль Верн описывает корабль — и каждая деталь, каждый штрих дополняет портрет капитана Немо…

Теснейшее взаимодействие "идей" и "людей" — одна из характерных особенностей фантастики".

П. Амнуэль (1975) [180]:

"Фантастическая идея и характеры героев слиты, одно не представляется без другого. Характер выражается в идеях, идеи отражают характер".

Замечу, что здесь Г.Альтовым и П.Амнуэлем говорится не просто о ФАНТАСТИЧЕСКОЙ ИДЕЕ, а о _произведении_ в целом.

Вернусь к "Фантазии-2" — посмотрим, как и за что начисляются баллы по этому показателю.

1 балл: "Чисто научно — техническая идея (ситуация). Или идея, относящаяся к человеку (обществу), но не содержащая элементов новизны. В частности, известная человеческая ситуация, без изменений "разыгранная" на фантастическом фоне" [196].

2 балла: "О человеке (обществе) сказано уже известное, но есть новые детали, особенности и т. п. В частности, новые ощущения человека в необычайной среде" [196].

3 балла: "Человек (общество) поставлен в необычные обстоятельства, благодаря чему в человеке (обществе) раскрывается нечто новое (по сравнению с более ранними литературными произведениями)" [196].

4 балла: "Новые принципы (или новое о принципах) построения общества. В частности, все существенно новые утопии и антиутопии" [196].

В книге "Поиск новых идей: от озарения к технологии" (1989, Г.Альтшуллер — один из соавторов) я обнаружил следующие слова, касающиеся "Фантазии-2" [200, С. 250]: "Самый низкий балл по человековедческой ценности выставляется чисто научной или технической идее, никак не затрагивающей человеческое общество, а самый высокий — за утопии или антиутопии — попытки мысленного построения общества нового типа". Я считаю такую оценку неправильной: утопические построения сами по себе не имеют ничего общего с человековедением, рассматриваемые вне человека, вне связи с человеком, утопии остаются лишь остроумными построениями, холодными и безжизненными, во всем схожими с тщательно выписанными машинами из плохих фантастических книжек — тех книжек, в которых люди не живут полноценной жизнью, а лишь косноязычно объясняют работу механизмов.

Здесь уместно вспомнить слова Б.Злотина и А.Зусман, касающиеся оценки "Человека — невидимки" Г.Уэллса ((1897) [250]) (1988) [201, С. 111]: "А вот человековедческая ценность получается где-то между единицей и двойкой. Вся история Гриффина — талантливого, даже гениального ученого, но банального мещанина и обывателя, ничего нового ни о человеке, ни об обществе не рассказывает". Очевидно, что ЧЕЛОВЕКОВЕДЕНИЕ Б.Злотина и А.Зусман с человековедением ничего общего не имеет — иначе мы вынуждены будем считать их слова о "Человеке — невидимке" неудачной шуткой.

Из слов Б.Злотина и А.Зусман становится понятно, что показатель ЧЕЛОВЕКОВЕДЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ назван так ошибочно человековедение предполагает рассмотрение человека, его внутреннего мира, взаимоотношений с другими людьми, окружающим миром, т. е. при человековедении мы всегда должны смотреть, как ИДЕЯ способствует раскрытию внутреннего мира человека, его взаимоотношения с другими людьми — и т. п. Фантастика пишется для людей — сомневаюсь, что кто-нибудь будет с увлечением читать произведения, _совершенно никаким_ образом не касающиеся интересов человека: "…бессмысленно просматривать длинные вереницы пейзажей, не зная, где эти места" (Саймак К. Пересадочная станция (1963) [141, С. 83]). Классик современной фантастики Г.Уэллс также подчеркивал это (1905) [251]: "Можно с уверенностью сказать, что если мы наверное узнаем, что вся животная жизнь во вселенной прекратится через два года, не найдется ни один утопист, который пожелал бы заглянуть дальше этих двух лет". Или вспомним слова другого английского писателя — Дж. Уиндема [252]: "…чем занимать свой ум вопросом о будущем аборигенов Урана, заинтересуемся лучше, что может случиться с нами, нашими друзьями, всем, что нас окружает".

В показателе ЧЕЛОВЕКОВЕДЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ Г.Альтов и П.Амнуэль предлагают подходить к человеку как к ИДЕЕ, оценивая метаморфозы, происходящие с человеком в фантастических произведениях. Скажу больше — если в приведенных в начале главы высказываниях Г.Альтова и П.Амнуэля рассматривается ЧЕЛОВЕК+ИДЕЯ, то в этом показателе шкалы рассматривается только ИДЕЯ (ИДЕЯ ЧЕЛОВЕКА). Человековедение нельзя оценивать по классам этого показателя шкалы, но ИДЕЮ ЧЕЛОВЕКА — можно:

ПРИМЕР 60.

Рассмотрим 4 класс: новые принципы (или новое о принципах) построения общества.

В повести Дж. Холдемана "Вечная война" (1974) [139] описывается общество будущего. На земле живет один миллиард человек и все они — гомосексуалисты. Благодаря этому численность общества не изменяется — женщины не рожают, в этом прекрасном новом мире детей выращивают в искусственных утробах, в которых происходит рост зародышей в течении восьми — десяти месяцев. Если кто-нибудь умирает или покидает планету, сразу же начинают выращивать ребенка.

Замечу, что в "Вечной войне" Дж. Холдеман прямо указывает на другой роман — "О дивный новый мир" О.Хаксли (1932) [253] — в отличие от мира Дж. Холдемана, общество будущего О.Хаксли — это общество гетеросексуальных отношений, очень даже обильных и всячески поощряемых. Женщины серьезно предохраняются от нежелательных последствий и никогда не рожают — детей выращивают в специальных инкубаториях.

Образование этих ИДЕЙ очевидно: у системы (человека) изменяется одно свойство (скажем так: сексуальное влечение) — у О.Хаксли оно усиливается, у Дж. Холдемана заменяется на сексуальное влечение к людям своего пола (антивлечение к противоположному полу) — а затем из измененной системы образуется надсистема — общество людей с измененными сексуальными влечениями. ИДЕЯМИ здесь будут общества измененных людей, т. е. ИДЕИ ЧЕЛОВЕКА.

Очевидно, что по показателю ЧЕЛОВЕКОВЕДЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ мы должны поставить этим произведениям Дж. Холдемана и О.Хаксли высокую оценку — как-никак речь идет о новых обществах. Но будут ли эти ИДЕИ ЧЕЛОВЕКА сами по себе человековедческими? По всей видимости, нет — человековедение появится лишь тогда, когда мы начнем рассматривать взаимоотношения этих обществ с современным нам человеком — у Дж. Холдемана это космический солдат Манделла, а у О.Хаксли — Дикарь. Применительно к ним мы можем говорить о человековедении.

ПРИМЕР 61.

Рассказ С.Лема "Sexplozion" (1970) [254] написан в виде рецензии на несуществующую книгу "Сексотрясение". В рассказе-рецензии рассказывается о недалеком будущем человечества, когда "секс из частного развлечения и групповой гимнастики, из хобби и кустарного коллекционирования превратился в философию цивилизации" [254, С. 201]. Цивилизация изменилась — могущественные консорциумы, поделив между собой земной рынок, наводнили его разнообразнейшими приспособлениями для любовных занятий, "отныне секс был уже не модой, но верой, оргазм — неукоснительным долгом, а счетчики его интенсивности с красными стрелками заняли место телефонов на улицах и конторах" [254, С. 202]. И вдруг в этом мире сексуальных фантазий происходит катастрофа — взрываются склады и распространяется по всему миру сверхсекретное оружие — аэрозоль "антисекс" — "долей миллиграмма было достаточно, чтобы полностью устранить ощущения, сопутствующие соитию. Оно, правда, оставалось возможным, но лишь как разновидность физического труда, и довольно тяжелого, вроде стирки, выжимания или глажения". Начался экономический крах человечеству грозило полное вымирание, ведь никто не хотел больше заниматься любовью (кроме, разумеется, трудолюбивых японцев, которые мужественно стиснув зубы продолжали нелегкое дело продления рода). Когда же был найден способ оплодотворения, такой же простой и совершенный как прививка, общество перестало лихорадить и наступила относительная стабильность. Теперь сексотрясение заменила гастрономия, обычная и неприличная. Начался новый период развития человечества…

Сами по себе миры сексуальных отвращений и сексуальных наслаждений С.Лема не исследуют человека. Человековедение появляется лишь тогда, когда мы начнем соотносить внутренний мир современного человека с мирами С.Лема, представлять действия реальных людей в этих фантастических мирах.

ПРИМЕР 62.

Рассмотрим несколько примеров, попадающих во 2-й класс шкалы по показателю ЧЕЛОВЕКОВЕДЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ, но не являющихся человековедением.

В повести Р.Желязны "Девять принцев Амбера" (1979) [109] принц Корвин попадает в призрачный подводный город Рэмбу. Спускаясь вниз по подводной лестнице, Корвин с удивлением обнаружил, что может дышать в воде, может даже разговаривать — правда, звуки искажаются, как будто ухо прижато к раковине. Необычны ощущения Корвина в волшебном подводном мире [109, С. 73]: "Когда мы завернули за угол, холодное течение обвеяло нас, как бриз, а еще через некоторое время появилось теплое течение — как ласковый ветерок". Подводные течения кажутся Корвину ветром.

В повести "Знак единорога" (1975) [111] герой, проходя фантастическое испытание [111, С. 37]: "…чувствовал себя медленно оживающей статуей, таящим снеговиком, прогибающейся балкой…" Не правда ли, необычные ощущения?

В рассказе Р.Силверберга "К черной звезде" рассказывается о наблюдении за сжатием ядра сверхновой звезды. Один из участников экспедиции наблюдает за звездой и описывает необычные картины увиденного [253]: "Разбушевавшиеся силы гравитации хлестали извивающуюся звезду. Краулер поднимался, вытягивался, сжимался, подчиняясь силам, медленно растаскивающим его в стороны. Микроцефал [инопланетный наблюдатель — Ю.З.] тем не менее диктовал все, что он видел и чувствовал: медленно, методично, без малейшего признака страха.

Критический момент приближался. Гравитационные силы увеличились до бесконечности. Микроцефал наконец-то смутился, не в силах описать невиданные топологические явления. Возросшая до бесконечности плотность, нулевой объем — как мог разум воспринять такое? Краулер был расплющен в нечто, не имеющее названия. Все же его датчики продолжали передавать сведения, проходящие через мозг микроцефала, в памятные блоки наших компьютеров.

Затем наступило молчание. Экраны погасли. Немыслимое наконец то свершилось, радиус черной звезды достиг критической величины. Она сжалась в ничто, и краулер вместе с ней. Инопланетянин в капсуле тоже исчез в мешке гиперпространства, стоящего за пределами человеческого понимания".

Если пользоваться "Фантазией-2", то ЧЕЛОВЕКОВЕДЧЕСКУЮ ЦЕННОСТЬ этих ИДЕЙ мы должны оценить не менее чем в 2 балла — на самом же деле к человековедению они не имеют ни какого отношения — они не раскрывают внутренний мир человека и его взаимоотношения с окружающим миром.

В показателе ЧЕЛОВЕКОВЕДЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ почему-то говорится только о человеке, но "Разве обязательно быть гуманоидом, чтобы быть гуманным?" (Силверберг Р. Мухи [256]). Иногда поведение некоторых нелюдей может сказать нам о человеке больше, чем поведение некоторых людей.

ПРИМЕР 63.

В повести Р.Желязны "Создания света, создания тьмы" (1969) [257] можно встретить древнеегипетских божеств — например, коварного и мстительного Осириса, повелителя Дома Жизни. Своих недругов он не убивает, а заставляет "жить" в предметах своего дома — холодильниках, каминах, пепельницах и т. п. Однажды Осирис, взбешенный разговором с некогда любившей его женщиной (и превращенной им же в череп-пресс-папье), разбивает череп о стену. Услышав, как ковер, в узор которого вплетена нервная ткань особенно ненавистного Осирису недруга, начинает радоваться умным черепом женщиной, обманувшем глупого бога, Осирис направляется в центр комнаты и начинает прыгать на ковре — ковер страдает, кричит от боли.

Здесь нет людей, никто (Осирис, череп, ковер) внешне не похож на людей — но разве здесь нет человековедения, разве мстительность и жестокость, обман и ярость, радость и боль не присущи людям?

Я показал, что по показателю ЧЕЛОВЕКОВЕДЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ нельзя оценивать человековедение. По этому показателю оцениваются ИДЕИ ЧЕЛОВЕКА, причем ИДЕЯ ЧЕЛОВЕКА неправильно рассматривается в шкале отдельно от других ИДЕЙ. Видимо, интуитивно это понимали и авторы "Фантазии-2" — сам показатель ЧЕЛОВЕКОВЕДЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ содержит в себе элементы других показателей шкалы, например, НОВИЗНЫ.

Мне кажется более правильным рассмотрение ИДЕИ ЧЕЛОВЕКА наравне с другими ИДЕЯМИ — хотя бы по показателям НОВИЗНА и УБЕДИТЕЛЬНОСТЬ, а если уж и оценивать ЧЕЛОВЕКОВЕДЕНИЕ, то только в зависимости от того, КАК с помощью ИДЕИ, рассмотренной по показателям НОВИЗНА и УБЕДИТЕЛЬНОСТЬ, раскрывается образ человека его внутренний мир, его отношение с окружающим миром.

В примере 60 я уже показал, что образование ИДЕЙ ЧЕЛОВЕКА ничем не отличается от образования других фантастических ИДЕЙ. Приведу еще несколько примеров.

ПРИМЕР 64.

В повести Р.Хайнлайна "Звездный зверь" (1954) [258] рассказывается о том, как космонавт привез на Землю инопланетного зверя — Луммокса. На протяжении четырех поколений семьи зверь жил с людьми, пока не выяснилось, что он (вернее, она) — Ее Императорское Высочество, Инфанта могущественной цивилизации хрошиа. Оказалось также, что Луммокс рассматривала свое пребывание в семье людей как их (людей) выращивание и воспитание…

Во многих фантастических произведениях описывается целенаправленное улучшение "породы" людей.

Например, в книге Т.Кампанеллы "Город Солнца" (1602) [283] я обнаружил следующее: "Ведению правителя Любви подлежит, во-первых, деторождение и наблюдение за тем, чтобы сочетание мужчин и женщин давало наилучшее потомство. И они издеваются над тем, что мы, заботясь усердно об улучшении пород собак и лошадей, пренебрегаем в то же время породой человеческой" [283, C. 141]. "Когда же все, и мужчины и женщины, на занятиях в палестре, по обычаю древних Спартанцев, обнажаются, то начальники определяют, кто способен и кто вял к совокуплению и какие мужчины и женщины по строению своего тела более подходят друг другу; а затем, и лишь после тщательного омовения, они допускаются к половым сношениям каждую третью ночь. Женщины статные и красивые соединяются только со статными и крепкими мужами; полные же — с худыми, а худые — с полными, дабы они хорошо и с пользою уравновешивали друг друга" [283, C. 151]. "Лица же должностные, которые все являются в то же время и священниками, а также и ученые-наставники могут быть производителями лишь при соблюдении в течение ряда дней многих условий, ибо от усиленных умственных занятий ослабевают у них жизненные силы, и мозг их не источает мужества, потому что они постоянно о чем-нибудь размышляют, и потому таких ученых сочетают с женщинами живыми, бойкими и красивыми. Людей же резких, быстрых, беспокойных и неистовых — с женщинами полными и кроткого нрава" [283, C. 151–152].

В книге Р.Желязны "Двор Хаоса" (1978) [113] рассказывается о борьбе Амбера — единственно реального мира во Вселенной — и Хаоса обширного неэвклидового царства, стремящегося поглотить Амбер. Между Амбером и Хаосом располагаются бесчисленные миры — тени Амбера, один из которых — наш мир. Пытаясь покорить Амбер, силы Хаоса задумывают вывести существо, ведущее свою родословную как от аристократии Амбера, так и Хаоса, — так рождается Мерлин, унаследовавший силу Амбера от своего отца Корвина и силу Хаоса от Дары.

В рассказе Р.Силверберга "Что-то ужасное вырвалось на волю" [259] человек-врач Мукерджи обязан своими телепатическими способностями предкам [259, С. 19]: "Двенадцать поколений Мукерджи обладали этим даром, поддерживаемым скрупулезно рассчитываемыми браками, чтобы сохранилось благоприятное сочетание генов. Он был одареннее своих предков, хотя понадобилось бы столетие или два, чтобы среди Мукерджи появился настоящий телепат".

Герой повести Орсона Скотт Карда "Око за око" (1987) [260] обладает необычайной способностью — злясь, он убивает людей своим биологическим полем. Оказывается, он был выведен, подобно Мукерджи из рассказа Р.Силверберга, селекцией. От него ждут, что он продолжит выведение новых людей [260, С. 246–247]: "Если ты уйдешь к своим, можешь не сомневаться, у них для тебя приготовлена какая-нибудь милашка, и уж она-то, точно, лучше меня знает, как это делается. Она тебя так накрутит, что ты сам из штанов выпрыгнешь, потому что именно этого они от тебя и хотят. Им нужны твои дети. Как можно больше. Ведь ты сильнее всех, кто у них был с тех пор, как дедуля Джейк понял, что способность напускать порчу передается по наследству и может плодить таких людей, как собак и лошадей. Они тебя используют как племенного быка, но когда узнают, что тебе не нравится убивать, что ты не с ними и не собираешься выполнять их приказы, они тебя убьют".

ПРИМЕР 65.

Любовь между землянами и людьми из других миров не так уж редка в фантастике — вспомним, например, Румату и Киру из повести А. и Б.Стругацких "Трудно быть богом" (1963) [104]. А возможны ли любовные связи между людьми и разумными существами, значительно отличающимися от людей? В фантастике встречается и такое.

В книге Э.Берроуза "Боги Марса" (1913) [261] описывается встреча землянина — великого Джона Картера — со своим сыном, рожденного прекрасной яйцекладущей марсианкой Деей Торис.

В повести Мак-Аппа "Забыть о Земле" (1970) [262] все население Земли — за исключением нескольких мужчин — погибает в войне с инопланетянами. Один из людей вынужден жить с полуразумными существами, мало похожими на женщин.

Ученый Улисс из повести Ф.Фармера "Пробуждение каменного бога" (1970) [31] в результате своих экспериментов оказывается в мире будущего, в котором нет людей — люди уничтожены 20 миллионов лет назад. Улисс вынужден жить с разумными потомками современных обезьян.

В романе Г.Мартынова "Каллисто" (1960) хотя жители планеты Каллисто и не живут с землянами, но вопрос получения потомства от землян и каллистян их интересует [155, С. 407]:

"— Человек Земли и человек каллисто. Внешне много общего. Но внутреннее строение…

Широков покинул его [каллистянина — Ю.З.] в полном замешательстве. Не оставалось и тени сомнения: Диегонь обо всем догадался. Он думает о возможном браке (Широков вздрогнул при этом слове) своей внучки и его — человека Земли. И он думает об этом как ученый, рассматривая вопрос как научную физиологическую проблему".

Тело каллистян [155, С. 173] "очень мало отличалось от тела земного человека. Мозг, нервная система, дыхательный аппарат, сердце с кровеносными сосудами и желудок были такими же. Кости скелета были расположены, как у людей, но у каллистян кости были значительно более толстыми. Ребер было не девять, а одиннадцать. Существенная разница заключалась в том, что организм каллистян был зеркален по отношению к организму человека. Сердце и желудок помещались с правой стороны, печень с левой". Интересный бы получился ребенок…

Подобных примеров в фантастике множество.

Подобные приведенным сексуальные отношения между людьми и нелюдьми можно встретить и в фольклоре — например, в некоторых сказках о змее, похищающем девушку для насильственного супружества.

Образование этих фантастических допущений очевидно: у человека изменено одно свойство — сексуальное влечение, теперь оно направлено не на представителей своего биологического вида (как в примере 60), а на других существ.

ПРИМЕР 66.

В повести Р.Желязны "Создания света, создания тьмы" (1969) [257] описывается любовь машин и людей — не совсем, правда обычная. В мире Р.Желязны возможна замена любой части человека частью машины, и наоборот — части машины частью человека. Именно так появился ПЛЕКЕР-КОМП, оракул, который может отвечать на любые вопросы, но только в том случае и так долго, пока вопрошающий будет удовлетворять его. Таким образом машина получит плотскую любовь от человека, а человек кроме такой любви получит ответы на свои вопросы.

Образование этого фантастического допущения схоже с образованием примера 65, но помимо сексуального удовлетворения от общения с ПЛЕКЕР-КОМПОМ человек получает и ответы на интересующие его вопросы, т. е. ПЛЕКЕР-КОМП выполняет больше полезных функций, чем любое из существ примера 65.

ПРИМЕР 67.

Во многих фантастических произведениях описываются биологические изменения разумных существ, приспособление их к жизни в новых условиях.

В книге К.Саймака "Пересадочная станция" (1963) мне встретилось следующее [141, С. 73–74]: "…андромедяне поступили в полном соответствии со здравым смыслом. Если ты не можешь колонизировать планету, оставаясь самим собой, в том виде, в каком существуешь, тогда ты просто изменяешься. Превращаешь себя в существо, которое способно на этой планете жить, и подчиняешь ее себе. Если надо стать червем, становишься червем. Или насекомым, или моллюском или чем-то еще чем или кем нужно. И меняешь ты при этом не только тело, но и разум, меняешь его до такой степени какая необходима, чтобы выжить на этой планете".

В рассказе Р.Желязны "Ключи к Декабрю" (1971) [263] описываются измененные для жизни на другой планете люди — они похожи на кошек, у них перепончатые руки, они купаются в метане, живут при температуре не выше — 50 градусов С при гравитации в 3,5 раза больше земной.

В рассказе Г.Франке "Анклавы" (1971), люди также приспосабливаются к изменяющейся природе [264, С. 129–130]: "…почему бы не приспособить человека к среде? Прежде мы со страхом встречали любое изменение в составе воздуха, любое обогащение воды чужеродными субстанциями. А что если положительно отнестись к таким изменениям и переложить на человека обязанности соответствия среде?" В рассказе люди будущего разделены на два биологических вида: тех, кто приспособился жить в отравленной цивилизацией среде и обыкновенных людей.

В книге С.Дэлани "Нова" (1967) [47] люди будущего заметно отличаются от современных людей — это цивилизация киборгов, — к трем — четырем годам все люди вживляют в различные части тела разъемы для подключения к машинам — в результате этого цивилизация изменилась — машины воспринимаются как продолжения человека.

Примеров биологического изменения человека в фантастике очень много — в заключении отмечу лишь одно из первых подобных допущений в современной фантастике — подземных морлоков, приспособившихся жить без света, и элоев, живущих на поверхности земли из романа Г.Уэллса "Машина Времени" (1895) [88].

ПРИМЕР 68.

Во многих фантастических произведениях описываются взаимоотношения двух видов людей — обыкновенных, современных нам, и отличных от обыкновенных, но от них произошедших, как, например, в рассказе "Анклавы" Г.Франке и романе Г.Уэллса "Машина времени" (см. пример 67).

В повести Р.Хайнлайна "Пасынки Вселенной" (1941) [265] в результате мутаций на гигантском космическом корабле, на котором во время полета сменилось много поколений людей, появились мьюты самые разнообразные мутанты — двухголовые, четырехрукие и т. п. Мьюты и люди живут обособленно, враждуют и убивают друг друга.

В повести Р.Хайнлайна "Бездна" (1952) [76] человечество разделилось на два вида — обыкновенных людей и Новых людей сверхмыслителей (подробней о повести Р.Хайнлайна см. в примере 17).

В повести А. и Б. Стругацких "Волны гасят ветер" (1984) [124] человечество разделилось на две неравные части: большую — обычных людей, и тех, кто навсегда обогнал в своем развитии земную цивилизацию, превратившись в существа, которым чужды интересы людей.

В книге Б.Олдисса "Без остановки" (1957) [266] на корабле, возвращающемся из межзвездной экспедиции, вспыхнула эпидемия, после которой потомки экипажа одичали. Встретившие их люди обнаруживают, что члены экипажа во время пребывания на далекой планете заразились и поэтому их потомки физиологически отличаются от обыкновенных людей — они меньше ростом, у них в 4 раза ускорен обмен веществ, они передвигаются намного быстрее людей. Новые люди не могут жить на Земле — и вынуждены постоянно находиться на околоземной орбите в своем корабле.

В примерах 60, 61, 65 я уже рассказывал о фантастических допущениях — сексуальных влечениях. Рассмотрю еще два примера, в которых проанализируем образование фантастических допущений, прототипом которых явились сексуальные влечения.

ПРИМЕР 69.

В книге Ф.Фармера "Плоть" (1960) [267] вернувшиеся из звездной экспедиции люди обнаружили, что человечество 2860 года деградировало. В бывшей Америке существует обычай каждый год выбирать Героя-Солнце, Короля-Оленя. Избраннику пересаживают панты, гормоны из которых изменяют физиологию человека — он становится сильнее, быстрее, чем был раньше. К тому же намного возрастает его мужская сила, его неудержимо влечет женская плоть. Герой-Солнце должен полгода идти через всю страну, каждую ночь осеменяя всех девственниц встретившихся на его дороге поселений. В книге описывается, как выбранный Героем-Солнце капитан космического корабля однажды пытался за ночь осеменить ВСЕХ женщин Балтиморы и был близок к успеху…

Подобное фантастическое допущение _такого_ сексуального влечения может быть получено из реалистического допущения — сексуального влечения к женщине, многократно увеличенного.

Рассмотрю теперь противоположный случай, когда сексуальное влечение многократно уменьшилось и даже исчезло. К примеру, если сексуальное влечение отсутствует не у одного человека, а у всей цивилизации? В примере 61 я уже упоминали по этому поводу рассказ С.Лема "Sexplozion" (1970) [254]. Но в этом рассказе люди все же нашли выход и людской род был продолжен. А если у каждого в обществе исчезнет сексуальное влечение и продолжение рода невозможно? Оказывается, в фантастике встречается и такое — у того же С.Лема в "Звездных дневниках Ийона Тихого" (1958) (Путешествие двадцать второе) я обнаружил следующее [268, С. 78–79]: "Отец Ипполит сообщает с Арпетузы, небольшой планеты в созвездии Весов, что ее обитатели совершенно перестали вступать в брак, не рожают больше детей и им грозит полное вымирание.

— Почему? — спросил я изумленный.

— Потому, что услышав о греховности телесного общения, они так сильно возжаждали спасения, что все дали обет и сохраняют чистоту! Уже две тысячи лет церковь проповедует превосходство заботы о спасении души над мирскими делами, но никто не воспринимал этого буквально, о господи. Эти арпетузианцы все до одного ощутили призвание и поголовно вступают в монастыри; они неукоснительно соблюдают уставы, молятся, постятся и умерщвляют плоть, а тем временем разваливается промышленность, земледелие, надвигается голод и гибель грозит всей планете".

ПРИМЕР 70.

Если мы изменим способ воспроизводства человека, у нас получатся фантастические допущения.

В повести А. и Б. Стругацких "Улитка на склоне" (1965) [269] женщины Леса размножаются партеногенезом. В мужчинах они больше не нуждаются и считают их бесполезными волосатыми и грязными животными (у Стругацких — козлами), которым всегда хочется есть и которые едят ужасно много. Разговоры о мужчинах этим женщинам неприятны.

В романе У.Ле Гуин "Левая рука Тьмы" (1969) [270] рассказывается о жителях планеты Зима. Они очень похожи на людей, разница лишь в одном — они гермафродиты. Каждый из них может выполнять как мужскую, так и женскую детородную функции.

Хотя жители Зимы гермафродиты, для продления рода нужны двое. Но я обнаружил в фантастике и другой способ размножения гермафродитов — разумные дракониане из повести Б.Лонгиера "Враг мой" (1979) [271] оплодотворяют себя сами…

А если для размножения требуется ни одно, ни два, а большее количество родителей? Подобного размножения человекоподобных существ в фантастике я не нашел, но в рассказе К.Саймака "Мираж" (1957) [272] обнаружил разумных марсиан, для продления рода которых требуются существа семи полов [272, С.332]: "Подумать только, какая чертова канитель! Требуются целых семеро там, где у нас вполне хватит одного мужчины и одной женщины".

Примеры 64–70 показывают, что изменяя человека (его внутреннее, внешнее строение, сексуальное влечение, деторождение и т. п.) можно получить фантастические допущения — точно так же как фантастические допущения получаются при изменении любого другого реального прототипа.

Вообще, по шкале получается, что сначала мы оцениваем какую-то прогностическую ИДЕЮ по показателям НОВИЗНА и УБЕДИТЕЛЬНОСТЬ, а затем по показателю ЧЕЛОВЕКОВЕДЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ оцениваем совершенно другую ИДЕЮ, связанную с изменениями человека, т. е. по "Фантазии 2" оцениваются две различные ИДЕИ, а не одна.

ВЫВОДЫ: по показателю ЧЕЛОВЕКОВЕДЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ нельзя оценить человековедения, по нему рассматриваются лишь ИДЕИ определенного типа, отличающиеся от ИДЕЙ, рассматриваемых по показателям НОВИЗНА и УБЕДИТЕЛЬНОСТЬ.

3.3.2.4. ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЦЕННОСТЬ

В "Фантазии-2" читаем [196]: "Художественная ценность зависит от конкретного воплощения ф-идеи именно в данном произведении; одна и та же идея может быть воплощена в разных произведениях с различной художественной силой. При определении художественной ценности следует принимать во внимание степень совершенства композиции произведения, наличие (или отсутствие) стиля произведения, язык, словом, художественную технику".

Из этого становится понятно, что здесь оценивается ВСЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ — если же мы будем оценивать ХУДОЖЕСТВЕННУЮ ЦЕННОСТЬ только ИДЕИ, то, скорее всего, оцениваться будет блеклое и невыразительное описание.

ПРИМЕР 71.

Попробуем оценить _только_ ИДЕЮ Машины Времени. В одноименном романе Г.Уэллса Машина Времени описывается следующим образом: [88, С. 61–62,64, 139–140]:

"Вы заметили, какой у нее необычный вид? Например, вот у этой пластинки очень смутная поверхность, как будто она в некотором роде не совсем реальна. […] Вот здесь находится маленький белый рычажок, а здесь другой. […]… если нажать на этот рычажок, машина начнет скользить в будущее, а второй рычажок вызывает обратное движение. Вот седло, в которое должен сесть Путешественник по Времени.[…] Некоторые части машины были сделаны из никеля, другие из слоновой кости; были и детали, несомненно вырезанные или выполненные из горного хрусталя. […]…перед нами, несомненно, была та же самая Машина, сделанная из бронзы, черного дерева, слоновой кости и прозрачного блестящего кварца".

Если пользоваться шкалой, ИДЕЮ Машины Времени по показателю ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЦЕННОСТЬ мы должны оценить в 1 балл ([196]: "Нет художественной ценности (в частности, нет индивидуальности — проявления личности автора)". В примерах же шкалы ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЦЕННОСТЬ "Машины времени" оценена в 3 балла ([196]: "Ценность художественных находок (особенности, все произведение целостно отражает личность автора)", т. е. оценено ВСЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ.

В произведении фантастики может быть несколько ИДЕЙ (см. исследования Г.Альтова по творчеству Ж.Верна [53], Г.Уэллса [54], А.Беляева [55]). Очевидно, что для любого произведения содержащиеся в нем ИДЕИ по показателю ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЦЕННОСТЬ будут оценены ОДИНАКОВО, ведь вне зависимости от ИДЕЙ в этом показателе будет оцениваться ПРОИЗВЕДЕНИЕ.

ВЫВОДЫ: По показателю ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЦЕННОСТЬ оценивается произведение в целом, поэтому для любого произведения содержащиеся в нем ИДЕИ по показателю ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЦЕННОСТЬ оцениваются одинаково.

3.3.2.5. СУБЪЕКТИВНАЯ ОЦЕНКА

"Фантазия-2" [196]: "Класс проставляется в зависимости от личной оценки ("нравится — не нравится"), без каких бы то ни было доказательств и обоснований".

Подробно анализировать этот показатель нет нужды — здесь все понятно. Отмечу лишь, что СУБЪЕКТИВНАЯ ОЦЕНКА применяется для оценки произведения в целом. Отмечу также, что оценка по показателям НОВИЗНА, УБЕДИТЕЛЬНОСТЬ, ЧЕЛОВЕКОВЕДЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ, ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЦЕННОСТЬ тоже в определенной мере субъективны.

3.3.3. МОДИФИКАЦИИ ШКАЛЫ "ФАНТАЗИЯ-2"

Г.Альтов в работе "Об использовании шкалы "Фантазия-2" в курсе РТВ" (1982) [197] писал: "Из основной шкалы можно образовывать ряд вспомогательных — на два, три или четыре показателя. Например, если оценивается только НФ идея (вне рассказа), можно исключить показатель художественной ценности".

М.Гафитулин (1990) [207] для обучения учащихся начальных классов предлагает использовать измененную шкалу "Фантазия-2" для оценки сочинений школьников — оценка производится по трем показателям: НОВИЗНА, УБЕДИТЕЛЬНОСТЬ и СУБЪЕКТИВНАЯ ОЦЕНКА — по каждому показателю ИДЕЯ оценивается от 2 до 5 баллов.

3.3.4. ВЫВОДЫ ПО ШКАЛЕ

Могут ли по шкале "Фантазия-2" оцениваться фантастические допущения? Прежде чем ответить на этот вопрос, подытожу все, что мы узнали о шкале:

1. Ни авторы "Фантазии-2", ни их последователи не могут четко определить, что оценивается по шкале (ИДЕЯ, ОСНОВНАЯ ИДЕЯ, ИДЕЯ КАКОГО-ТО ОПРЕДЕЛЕННОГО ТИПА, СЮЖЕТ или ПРОИЗВЕДЕНИЕ в целом).

2. Независимо оттого, что оценивается по шкале, оценка распространяется на _все произведение_.

3. Общая оценка, полученная по шкале, бессмысленна фактически сначала по шкале оцениваются прогностические ИДЕИ определенного типа (по П.Амнуэлю это научно — технические ИДЕИ), затем оцениваются совершенно другие ИДЕИ — ИДЕИ ЧЕЛОВЕКА, а затем _вне_ зависимости от любых ИДЕЙ оценивается художественность _произведения_ и _его_ субъективное восприятие.

Всего этого достаточно, чтобы убедиться в некорректности "Фантазии — 2", оценка по шкале напоминает мне абсурдные вычисления героев повести А. и Б. Стругацких "Улитка на склоне" (1965) [269, С. 19]:

"— Двенадцать на десять, — сказал Ким. — Умножить.

— Один ноль ноль семь, — механически продиктовал Перец, а потом спохватился и сказал: — Слушай, он ведь врет. Должно быть сто двадцать.

— Знаю, знаю, — нетерпеливо сказал Ким. — Один ноль ноль семь, повторил он. — А теперь извлеки мне корень из десять ноль семь…

— Сейчас, — сказал Перец".

В заключении отмечу, что публикации некорректной "Фантазии 2" продолжают появляться — например, в 1991 году (Альтшуллер Г. Инженер читает фантастику [273]).

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Лернер Л. Собственные Ньютоны // Смена.- 1991.- N 9. — С. 212.

2. Саймак К. Снова и снова // Саймак К. Снова и снова (Мастера фантаст. — Вып.3). — Рига: Авотс, 1991.- C. 197–397.

3. Борис Стругацкий: "Берусь составить библиотеку молодой фантастики"/ [Интервью с Б.Стругацким] // Парус.- 1988.- N 7.- C. 4.

4. Стругацкие А. и Б. Гадкие лебеди. — Таллинн: Ээсти-пресс, 1991.- 64 с.

5. Стругацкие А. и Б. Время дождя: Фантаст. повесть // Даугава.- 1987.- N 1.- C. 60–72; N 2.- C. 77–91; N 3.- C. 73–85; N 4.- C. 88-101; N 5.- C. 75–89; N 6.- C. 56–75; N 7.- C. 49–66.

6. Стругацкий А. и Б. Хромая судьба: Фантаст. повесть // Стругацкие А. и Б. Волны гасят ветер: Фантаст. повести. — Л.: Сов. писатель, 1989.- C. 215–253; C. 276–317; C. 343–386; C. 418–461; C. 484–508.

7. Саймак К. Машина // Наука и жизнь.- 1970. - N 2.- C. 121–124.

8. Саймак к. Штуковина // Юный техник.- N 7.- C. 34–39.

9. Лейнстер М. Подарок // Первые люди: Науч. — фантаст. произведения англ. и амер. писателей. — М.: Мол. гвардия, 1987.- C. 11–18.

10. Хейнлейн Р. Колумбу не сиделось дома // Вокруг света.- 1968.- N 3.- C. 39.

11. Хайнлайн Р. Колумб был остолопом // Вокруг света.- 1980.- N 4.- C. 64.

12. Суркис Ф. Сова // Урал. следопыт.- 1976.- N 11.- C. 68–72.

13. Дымов [Суркис] Ф. Расскажи мне про Стешиху, папа… // Сборник научной фантастики. — Вып.21. — М.: Знание, 1979.- C. 129–136.

14. Стругацкие А. и Б. Полдень, XXII век // Урал.- 1961.- N 6.- C. 13–89.

15. Стругацкие А. и Б. Полдень, XXII век (Возвращение). — М.: Дет. лит., 1967.- 320 с.

16. Лем С. Голос неба: Роман // Лем С. Навигатор Пиркс. Голос неба. — М.: Мир, 1971.- C. 413–584.

17. Лем С. "Мы вели игру уже не с Россией, а с самой природой…" // Сов. библиография.- 1988.- N 4.- C. 49–50.

18. Стругацкие А. и Б. За миллиард лет до конца света: Рукопись, обнаруженная при странных обстоятельствах // Знание-сила.- 1976.- N 9.- C. 47–53; N 10.- C. 50–54; N 11.- C. 44–48; N 12.- c. 58–62; 1977.- N 1.- C. 43–48.

19. Стругацкие А. и Б. За миллиард лет до конца света: Рукопись, обнаруженная при странных обстоятельствах // Стругацкие А. и Б. Избранное. — М.: СП "Вся Москва". 1989.- C. 3-102.

20. Стругацкие А. и Б. Путь на Амальтею // Стругацкие А. и Б. Путь на Амальтею: Науч. — фантаст. повесть и рассказы. — М.: Мол. гвардия, 1960.- C. 24.

21. Стругацкие А. и Б. Путь на Амальтею: Повесть // В мире фантастики и приключений. — Л.: Лениздат, 1964.- C. 599.

22. Стругацкие А. и Б. Путь на Амальтею // Стругацкие А. и Б. Стажеры: Фантаст. посети. — М.: Дет. лит., 1985.- C. 28

23. Галь Н. Слово живое и мертвое: Из опыта переводчика и редактора.- 4-е изд., доп. — М.: Книга, 1987.- 272 с.

24. Ютанов Н. Как врать за деньги, или Страсти по переводу // ИНТЕРКОМЪ: Независ. информац. — крит. журнал для проф. любителей фантастики.- 1991.- N 2.- c. 43–46.

25. Осипов А. Библиография фантастики: Опыт истор. — аналит. и метод. — теор. характеристики. — М.: Изд-во МПИ, 1990.- 224 с.

26. Мир глазами фантастов: Рекоменд. библиограф. справочник. — М.: Книга, 1986.- 175 с.

27. Гопман В. Фантастика глазами дилетантов // Сов. библиография.- 1987.- N 5.- C. 74–79.

28. Керзин А. Фантазии Библиографов // Сов. библиография.- 1988.- N 1.- C. 75–78.

29. Сметанин А. В традициях прежнего времени // Библиотекарь.- 1987.- N 7.- C. 16–17.

30. Кулешов А. Повесть о спортивном капитане // Кулешов А. Олимпийское беспокойство: Повести. — М.: Физкультура и спорт, 1981.- C. 445–655.

31. Фармер Ф. Пробуждение каменного бога. — М.: Улей, 1991.- 224 с.

32. Саймак К. Заповедник гоблинов // Миры Клиффорда Саймака. — М.: Мир, 1978.- C. 19-228.

33. Ревич В. Разбивая стеклянные двери… // Анталогия сказочной фантастики (Библ. совр. фантаст. — Т.21). — М.: Мол. гвардия, 1971.- C. 5-14.

34. Заповедник гоблинов: Сб. науч. — фантаст. произведений. — М.: Мир, 1972.- 320 с.

35. Твен М. Школьная горка // Твен М. N 44, Таинственный незнакомец. — М.: Политиздат, 1989.- C. 17–64.

36. Твен М. На школьном холме // И грянул гром…: Анталогия амер. фантаст. рассказа. — М.: Мол. гвардия, 1976.- C. 115–132.

37. The Enciclopedia of Science Fiction (Ed. by Peter Nicholls)

38. Тамарченко Е. Уроки фантастики: Заметки критика // Поиск-87: Приключения. Фантастика: Повести, рассказы, критика, библиография. — Пермь: Кн. изд-во, 1987.- C. 376–397.

39. Токарев С. Религия и мифология // Мифы народов мира: Энциклопедия в 2 т. — Т.2. — М.: Сов. энциклопедия, 1987.- C. 378.

40. Мурашковский Ю. Пособие по развитию творческого воображения. — Новосибирск, 1986.- 29 с.

41. Азимов А. В начале: М.: Политиздат, 1990.- C. 73–75.

42. По Э. Необыкновенное путешествие некоего Ганса Пфааля // По Э. Рассказы. — Архангельск: Сев. — Запад. кн. изд-во, 1981.- C. 361–406.

43. Сирано де Бержерак. Иной свет, или Государства и империи Луны. — М.-Л.: ACADEMIA, М.СМ.XXXI.- 304 с.

44. Циолковский К. Вне Земли // Циолковский К. Грезы о Земле и небе: Науч. — фантаст. произведения. — Тула: Приок. кн. изд-во, 1986.- C. 60-201.

45. Гернсбек Х. Ральф 124С41+: Роман о жизни в 2660 году. — М.: Прогресс, 1964.- 168 с.

46. Лем С. Непобедимый // Лем С. Избранное. — Л.: Лениздат, 1981.- C. 405–560.

47. Дэлани С. Нова // Другие тени Земли: Совр. заруб. фантаст. — Н.Новгород: Флокс, 1991.- C. 229–425.

48. Желязны Р. Джек-из-Тени: Фантаст. роман. — М.: Мол. центр "Успех", 1991.- 124 с.

49. Лукины Л. и Е. Строительный // Современная фантастика: Повести и рассказы сов. и заруб. писателей. — М.: Кн. палата, 1988.- C. 287–299.

50. Топоров В. Модель мира // Мифы народов мира: Энциклопедия в 2 т. — Т.2- М.: Сов. энциклопедия, 1987.- C. 161.

51. Тайлор Э. Первобытная культура. — М.: Политиздат, 1989.- 573 с.

52. Пропп В. Исторические корни волшебной сказки.- 2-е изд. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1986.- 368 с.

53. Альтов Г. Судьба предвидений Жюля Верна // Альманах мир приключений.- N 9. — М.: Детгиз, 1963.- C. 521–543.

54. Альтов Г. Перечитывая Уэллса // Эти удивительные звезды: Сб. науч. — фантаст. рассказов. — Баку: Азернешр, 1966.- C. 267–295.

55. Альтов Г. Гадкие утята фантастики: Пятьдесят идей Александра Беляева // Талисман. — Л.: Дет. лит., 1973.- C. 604–633.

56. Орлов В. Прекрасная "Электрическая жизнь"… // Техника-молодежи.- 1971.- N 8.- C. 63–64, 3 стр. обложки.

57. Орлов В. Контрасты Жюля Верна // Техника-молодежи.- 1971.- N 12.- C. 53, 64, 3 стр. обложки.

58. Орлов В. Три стихии Александра Беляева // Техника-молодежи.- 1972.- N 2.- C. 63–64, 3 стр. обложки.

59. Кларк А. 2001: Одиссея один // Кларк А. Космическая одиссея: Науч. — фантаст. трилогия. — М.: 1991.- C.9-208.

60. Энциклопедический словарь юного астронома.- 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Педагогика, 1986.- 134 с.

61. Чаликова В. Предисловие // Утопия и утопическое мышление: Анталогия заруб. лит. — М.: Прогресс, 1991.- C. 8.

62. Богданов А. Красная звезда // Вечное солнце: Рус. социальная утопия и науч. фантаст. второй половины XIX — начала XX века. — М.: Мол. гвардия, 1979.- C. 250–379.

63. Ридли Ф. Зеленая машина // Боги войны: Совр. заруб. фантаст. — Н.Новгород: Флокс, 1991.- C. 271–406.

64. Ефремов И. Туманность Андромеды // Ефремов И. Собр. соч. в 5 т. — Т.3. — М.: Мол. гвардия, 1987. — С. 5–322.

65. Чаликова В. Идеологии не нужны фантазеры // Завтра: Фантаст. альманах. — Вып.2. — М.: Текст, 1991.- C. 206.

66. Ревич В. Полигон воображения // Фантастика 69–70: Сб. — М.: Мол. гвардия, 1970. — С. 288.

67. Бритиков А. Русский советский научно-фантастический роман. — Л.: Наука, 1970.- 448 с.

68. Рассел Э. И не осталось никого // Искатель.- 1975.- N 6.- C. 102–157.

69. Хайнлайн Р. Звездные рейнджеры. — М.: Слово, 1990.- 160 с.

70. Гаков Вл. Виток спирали: (Заруб. науч. фантаст. 60–70 гг). — М.: Знание, 1980.- 64 с.- (Новое в жизни, науке, технике. Сер. "Литература".- N 5).

71. Гаков Вл. Ультиматум: Ядер. война и безъядер. мир в фантазиях и реальности. — М.: Политиздат, 1989.- 347 с.

72. Хайнлайн Р. Имею скафандр — готов путешествовать. — М.: Кн. дом, 1990.- 224 с.

73. Хайнлайн Р. Кукловоды // Хайнлайн Р. Кукловоды (Мастера фантаст. — Вып.7.). — Рига: Авотс, 1991.- C. 273–525.

74. Кагарлицкий Ю. Что такое фантастика? — М.: Худ. лит., 1974.- 352 с.

75. Кагарлицкий Ю. Реализм фантастики // Вопросы литературы.- 1971.- N 1.- C. 101–117.

76. Хайнлайн Р. Бездна / Пер. с анл. — М., 1986.- 82 с. * Хайнлайн Р. Бездна // Хайнлайн Р. Миры Роберта Хайнлайна (Собр. соч. в 25 кн. — Кн. 24.). — Рига: Полярис, 1994. — С. 7–96.

77. Морсон Г. Границы жанра: Антиутопия как пародийный жанр // Утопия и утопическое мышление: Анталогия заруб. лит. — М.: Прогресс, 1991.- C. 233–251.

78. Джером К.Дж. Новая утопия // Наука и жизнь.- 1991.- N 8.- C. 80–85.

79. Стругацкие А. и Б. Отягощенные злом, или Сорок лет спустя // Стругацкие А. и Б. Избранное. — М.: СП "Вся Москва", 1989.- C. 484–639.

80. Геворкян Э. Филократ в гостях у Мидаса // Наука и религия.- 1988.- N 7.- C. 15.

81. Берестов В. Алло, Порнас! // Нефантасты в фантастике (Библ. совр. фантаст. — Т.19). — М.: Мол. гвардия, 1970.- C. 380–384.

82. Баллард Дж. Звездная улица, вилла номер пять // Баллард Дж. Утонувший великан: Рассказы. — М.: Известия, 1991.- C. 110–150.

83. Мелетинский Е. Сказки и мифы // Мифы народов мира: Энциклопедия в 2 т. — Т.2. — М.: Сов. энциклопедия, 1988.- C. 441–442.

84. Толкин Дж. Р.Р. О волшебных сказках // Утопия и утопическое мышление: Анталогия заруб. лит. — М.: Прогресс, 1991.- C. 277–299.

85. Уэллс Г. Война миров // Уэллс Г. Собр. соч. в 15 т. — Т.2. — М.: Правда, 1964.- C. 3-158.

86. Лагин Л. Майор Велл Эндъю // Анталогия советской фантастики (Библ. совр. фантаст. — Т.15). — М.: Мол. гвардия, 1968.- C. 336–396.

87. Прист К. Машина пространства: Науч. — фантаст. роман. — М.: Мир, 1979.- 472 с.

88. Уэллс Г. Машина Времени // Уэллс Г. Собр. соч. в 15 т. — Т.1. — М.: Правда, 1964.- C. 53-142.

89. Уэллс Г. Когда спящий проснется // Уэллс Г. Собр. соч. в 15 т. — Т.2. — М.: Правда, 1964.- C. 159–382.

90. Гамильтон Э. Невероятный мир // Гамильтон Э. Звездные короли. — М.: СП "Старт", 1990.- C. 178–192.

91. Андерсон П. Три сердца и три льва // Андерсон П. Три сердца и три льва. Операция "Хаос": Романы. — Т.1. — Харьков: Основа, 1991.- C. 5-180.

92. Народные русские сказки А.Н.Афанасьева в трех томах. — Т.2. — Л.: Гослитиздат, 1957.- C. 315–321.

93. Булычев К. Сказки // Альманах Мир приключений. — Вып.13. — М.: Дет. лит., 1967.- C. 600–625.

94. Булычев К. Последняя война: Фантаст. роман. — М.: Дет. лит., 1970.- 288 с.

95. Малахов В. Миражи Тургая // Малахов В. Будущее не в прошедшем: В мире приключений и фантастики. — Челябинск: Юж. — Урал. кн. изд-во, 1975.- C. 107–139.

96. Бушков А. Как рыцарь средних лет собрался на дракона // Бушков А. Дождь над океаном. — М.: Мол. гвардия, 1990. — С. 241–254.

97. Казанцев А. Внуки Марса: Науч. — фантаст. роман // Альманах Мир приключений. — Кн. 7. — М.: Детгиз, 1962. — С. 39.

98. Булычев К. Закон для дракона // Сборник научной фантастики. — Вып.21. — М.: Знание, 1979. — С. 46.

99. Пухов М. Случайная последовательность // Пухов М. Картинная галерея: Рассказы. — М.: Мол. гвардия, 1977. — С. 76.

100. Снегов С. Люди как боги: Науч. — фантаст. роман. — Калининград: Кн. изд-во, 1986.- 607 с.

101. Лем С. Сказка о цифровой машине, которая с драконом сражалась // Лем С. Охота на Сэтавра. — М.: Мир, 1965. — С. 363–372.

102. Нолан У. Спейс работает по найму. — М.: Слово, 1990.- 56 с.

103. Брэдбери Р. Дракон // Брэдбери Р. 451о по Фаренгейту. Рассказы (Библ. совр. фантаст. в 15 т. — Т.3.). — М.: Мол. гвардия, 1965. — С. 298–301.

104. Стругацкие А. и Б. Трудно быть богом // Стругацкие А. и Б. Избранное. — М.: Моск. рабочий, 1989. — С. 380–522.

105. Гаков Вл. От составителя // Научная фантастика. — М.: Знание, 1980. — С. 7–8.

106. Ле Гуин У. Колдун Архипелага // Англо-американская фантастика. — Т.1. — М.: Змей Горыныч, 1991. — С. 141–264.

107. Стругацкие А. и Б. Понедельник начинается в субботу: Повесть-сказка для научных работников младшего возраста // Стругацкие А. и Б. Избранное. — М.: Моск. рабочий, 1989. — С. 3–179.

108. Желязны Р. Подмененный. — М., 1990.- 112 с.

109. Желязны Р. Девять принцев Амбера (Хроники Амбера, кн.1). — М., 1989.- 162 с.

110. Желязны Р. Ружья Авалона (Хроники Амбера, кн. 2). — М., 1989.- 213 с.

111. Желязны Р. Знак Единорога (Хроники Амбера, кн.3). — М., 1989.- 151 с.

112. Желязны Р. Рука Оберона (Хроники Амбера, кн.4). — М., 1989.- 155 с.

113. Желязны Р. Двор Хаоса (Хроники Амбера, кн.5). — М., 1989.- 135 с.

114. Желязны Р. Знаменья судьбы (Хроники Амбера, кн.6). — М., 1990.- 182 с.

115. Желязны Р. Кровь Амбера (Хроники Амбера, кн.7). — М., 1990,- 212 с.

116. Железны Р. Знак Хаоса (Хроники Амбера, кн.8). — М., 1990.- 198 с.

117. Энтони П. Заклинание для Хамелеона. — М., 1990.- 238 с.

118. Толкин Дж. Р.Р. Хоббит: Повесть-сказка. — Л.: Дет. лит., 1989.- 254 с.

119. Пристли Дж. Б. 31 июня: Сб. юмор. фантаст. — М.: Мир, 1968. — С. 256–402.

120. Желязны Р. Дева и чудовище // Желязны Р. Розы для Экклезиаста: Фантаст. рассказы. — Л.: Василевский остров, 1990. — С. 15–16.

121. Желязны Р. Бизнес Джорджа: Рассказа // Великое Кольцо (Киев).- 1991.- N 2. — С. 1, 4.

122. Булычев К. Козлик Иван Иванович // Булычев К. Пленники астероида: Фантаст. повести. — Кишинев: Лит. артистикэ, 1988. — С. 465–547.

123. Аматуни П. Чао — победитель волшебников: Сказоч. повесть // Аматуни П. Чао: Сказоч. повести. — Ростов-н/Д: Кн. изд-во, 1989. — С. 3–200.

124. Шукшин В. До третьих петухов: (Сказка про Ивана-дурака, как он ходил за тридевять земель набираться ума-разума) // Фантастика-79. — М.: Мол. гвардия, 1979. — С. 290–334.

125. Волков А. Желтый туман // Волков А. Желтый туман; Тайна заброшенного замка: Сказоч. повести. — Кишинев: Лит. артистикэ, 1987. — С. 5–162.

126. Стругацкие А. и Б. Волны гасят ветер: Фантаст. повесть // Стругацике А. и Б. Волны гасят ветер: Фантаст. повести. — Л.: Сов. писатель, 1989. — С. 509–656.

127. Михайлов В., Амнуэль П. Развитие творческого воображения: Метод. указ. и практикум по ТРИЗ. — Чебоксары, 1980.- 25 с.

128. Селюцкий А., Слугин Г. Вдохновение по заказу: Уроки изобретательства. — Петрозаводск: Карелия, 1977.- 190 с.

129. Литвин С. Развитие творческого воображения: Учебно-мет. пособие для инженеров и изобретателей. — Л., 1981.- 98 с.

130. Чудаков А. Мотив // Краткая литературная энциклопедия.- т.4. — М.: Сов. энциклопедия, 1967. — С. 995.

131. Брэдбери Р. Спустись в мой подвал // Огненный столп: Сб. фантаст. рассказов. — Н;Новгород: Флокс, 1991. — С. 250.

132. Баллард Дж. Утонувший великан // Баллард Дж. Утонувший великан: Рассказы. — М.: Известия, 1991. — С. 98–109.

133. Уиндем Дж. Кракен пробуждается // Мастера фантастики. — Вып.2. — Рига: Авотс, 1991. — С. 369–554.

134. Лем С. Футурологический когресс // В тени сфинкса: Сб. науч. — фантаст. произведений. — М.: Мир, 1987. — С. 305–430.

135. Биленкин Д. Парадоксы фантастики // Братья по разуму: Сб. науч. — фантаст. произведений. — М.: Мир, 1977. — С. 15.

136. Ревич В. Реализм фантастики // Фантастика-68. — М.: Мол. гвардия, 1968. — С. 278.

137. Стругацкие А. и Б. Град обреченный / Стругацике А. и Б. Избранное. — М.: СП "Вся Москва", 1989. — С. 169–483.

138. Брэдбери Р. Калейдоскоп // Брэдбери Р. 451 по Фаренгейту. Рассказы (Библ. совр. фантаст. в 15 т. — Т.3). — М.: Мол. гвардия, 1965.- с. 185.

139. Холдеман Дж. Бесконечная война. — М., 1990.- 224 с. * Холдмен Дж. Вечная война //Холдмен Дж. Вечная война: Фантаст. романы.- [Б.м.]: Арканар, 1992. — С. 3–205.

140. Стругацкие А. и Б. О странствующих и путешествующих // Фантастика-63. — М.: Мол. гвардия, 1963,- С. 228.

141. Саймак К. Пересадочная станция // Саймак К. Снова и снова (Мастера фантаст. — Вып.3). — Рига: Авотс, 1991. — С. 5–195.

142. Лем С. Путешествие тринадцатое // Лем С. Избранное. — М.: Прогресс, 1976. — С. 307.

143. Фоустика И. Пламенный континент // Как я был великаном: Сб. науч. — фантаст. рассказов чеш. и словац. писателей. — М.: Мир, 1967. — С. 127.

144. Кларк А. Город и Звезды: Науч. — фантаст. роман. — Вильнюс: Полина, 1991. — С. 106.

145. Лем С. Мир на Земле // Лем С. Из воспоминаний Ийона Тихого: Сб. — М.: Кн. палата, 1990. — С. 335–501.

146. Лем С. Системы оружия двадцать первого века или Эволюция вверх ногами // Лем С. Маска. Не только фантастика. — М.: Наука, 1990. — С. 223–257.

147. Саймак К. Фактор ограничения // Альманах науч. фантастики. — Вып.5. — М.: Знание, 1966. — С. 275–291.

148. Булычев К. Падчерица эпохи // Хронограф-89: Сб. — М.: Моск. рабочий, 1989. — С. 335.

149. Булычев К. Девочка, с которой ничего не случится: Рассказы о жизни мал. девочки в XXI веке, записан. ее отцом // Антология советской фантастики (Библ. совр. фантаст. — Т.15). — М.: Мол. гвардия, 1968. — С. 406–433.

150. Булычев К. Путешествие Алисы: Фантаст. повесть // Булычев К. Девочка с Земли: Фантаст. повести. — М.: Дет. лит., 1988. — С. 9–184.

151. Булычев К. Сквозь увеличительное стекло фантастики // Дет. лит.- 1986.- N 7. — С. 477.

152. Ярославцев С. Экспедиция в преисподнюю: Совр. сказка. — М.: Моск. рабочий, 1988.- 256 с.

153. Пропп В. Морфология сказки. — Л.: ACADEMIA, 1928.- 152 с.

154. Арбитман Р. Поперек батьки в пекло // Измерение-Ф. — Вып.3.- 1990.- C. 30–31.

155. Мартынов Г. Каллисто: Науч. — фантаст. роман. — Л.: Лениздат, 1989.- 479 с.

156. Стругацкие А. и Б. Жук в муравейнике // Стругацкие А. и Б. Жук в муравейнике: Повести. — Кишинев: Лумина, 1983.- C. 246–389.

157. Ярославцев С. Экспедиция в преисподнюю // Памир.- 1973.- N 7. — С. 81–88; N 8.- C. 86–96; N 9.- C. 85–96; N 10.- C. 104-11; N 11.- C. 81–96; N 12.- C. 70–85.

158. Михайлова Л. Много-много непокою // Лит. газ.- 1987.- 21 янв.- (N 4).- C. 6.

159. Лукас Дж. Звездные войны.- M., 1988.- 216 с.

160. Лукас Дж., Гладт Д. Империя наносит ответный удар. — М., 1989.- 169 с.

161. Лукас Дж. Возвращение Джедая. — М., 1990.- 48 с.

162. Кларк А. 2061: Одиссея три // Кларк А. Космическая одиссея: Науч. — фантаст. трилогия. — М.: Мир, 1991.- C. 403–614.

163. Гаков Вл. Звездный час кинофантастики // Гея: Альманах науч. фантаст. — М.: Мысль, 1990.- C. 69–97.

164. Стругацкие А. и Б. Многие из вас спрашивают… // Урал. следопыт.- 1987.- N 4.- C. 62.

165. Балабуха А., Бритиков А. Будущее, которое необходимо предотвратить // Продается планета: Совр. заруб. фантаст. — Минск: Изд-во "Университетское", 1988.- C. 4.

166. Нечай О. Блеск и нищета "массовой культуры". — Минск: Наука и техника, 1984.- 141 с.

167. Михалкович В. Научно-фантастический фильм // Кино: Энциклопед. словарь. — М.: Сов. энциклопедия, 1986.- C. 291.

168. Вайнсфельд И., Демин В., Соболев Р. Встречи с X музой: Беседы о киноискусстве. Для учащихся ст. классов. — Кн.1. — М.: Просвещение, 1981.- C. 217.

169. Ненашева О. Лукас — небесный странник // Экран детям.- 1990.- N 7.- C. 3.

170. Гаков Вл. Четыре путешествия на машине времени: (Научная фантастика и ее предвидения). — М.: Знание, 1983.- 192 с.

171. Бомонт Ч. Квадриоптикон // Сборник научной фантастики. — Вып.20. — М.: Знание, 1979.- C. 173–197.

172. Могилевцев С. Преддипломная практика // Фантастика-81. — М.: Мол. гвардия, 1981.- C. 273–279.

173. Стругацкие А. и Б. Повесть о дружбе и недружбе // Мир приключений: Сб. фантаст. и приключ. повестей и рассказов. — М.: Дет. лит., 1980.- C. 398–438.

174. Верн Ж. В XXIX веке. Один день американского журналиста в 2889 году // Верн Ж. Романы, повести, рассказы в 2 т. — Т.2. — Л.: Лениздат, 1956.- C. 5-23.

175. Лем С. Солярис // Лем С. Избранное. — Л.: Лениздат, 1981. — С. 233–404.

176. Альтшуллер Г. Алгоритм изобретений. — М.: Моск. рабочий, 1969.-272 с.

177. Журавлева В. Контуры грядущего // Лит. Азербайджан. — 1968. - N 7. — С. 120.

178. Брандис Е. Уэллс и научная фантастика // О литературе для детей. — Вып.13. — Л.: Дет. лит., 1968. -С. 78–79.

179. Бугров В. 1000 ликов мечты: О фантастике всерьез и с улыбкой. — Свердловск: Ср. — Урал. кн. изд-во, 1988. — С. 7–8.

180. Амнуэль П. Научно — фантастическая литература: Крат. учеб. пособие для изобретателей и инженеров. — Часть 3. Элементы теории фантастики. — Баку, 1975.- 42 с.

181. Злотин Б., Зусман А. Методика прогнозирования на базе ТРИЗ. — Кишинев, 1987.- 14 с.

182. Литвин С., Герасимов В. Дальнейшее прогнозирование развития технических систем на базе ТРИЗ и ФСА. — Л., 1987.- 8 с.

183. Саламатов Ю. Как стать изобретателем: 50 часов творчества: Кн. для учителя. — М.: Просвещение, 1990.- 240 с.

184. Уэллс Г. Первые люди на Луне // Уэллс Г. Собр. соч. в 15 т. — Т.3. — М.: Правда, 1964. — С. 3–186.

185. Воронцов-Вельяминов Б. Очерки о Вселенной.- 8-е изд., перераб. — М.: Наука, 1980.- 672 с.

186. Шевчук Б. Развитие творческого воображения: Метод. руководство. — Фрунзе: ФПИ, 1987.- 40 с.

187. Рекомендации для руководителей кружков и клубов по техническому творчеству "Методы и средства развития творческого воображения учащихся": [Сб. материалов]/ Сост. А.Сопельняк, З.Мазур, Б.Ткаченко. — Тольяти: НИИ труд. обучения проф. ориентации, 1988.- 105 с.

188. Развитие творческого воображения (Метод. рекомендации): Сб. — Обнинск: Центр НТТМ "Пульсар", 1990. — С.4.

189. Герценштейн М., Клавдиев В. Оптический телескоп из пузыря // Техника-молодежи.- 1991.- N 12. — С. 62–63.

190. Брандис Е. Рядом с Жюлем Верном: Док. очерк. — Л.: Дет. лит., 1981. — С. 185.

191. Брандис Е. Рядом с Жюлем Верном: Док. очерк. — Изд. 2-е. — Л.: Дет. лит., 1985.- 222 c.

192. Булычев К. Надо помочь // Булычев К. Чудеса в Гусляре. — М.: Мол. гвардия, 1972. — С. 267.

193. Уэллс Г. Остров Эпиорниса // Уэллс Г. Собр. соч. в 15 т. — Т.1. — М.: Правда, 1964. — С. 450–462.

194. Уэллс Г. Чудотворец // Уэллс Г. Собр. соч. в 15 т. — Т.1. — М.: Правда, 1964. — С. 383–403.

195. Беляев А. Прыжок в Ничто // Беляев А. Остров погибших кораблей: Романы, повести. — Красноярск: Кн. изд-во, 1986. — С. 115–358.

196. Альтов Г., Амнуэль П. Шкала "Фантазия-2". — Б.м., 1982.- 5 с.

197. Альтшуллер Г. Об использовании шкалы "Фантазия" в курсе РТВ: Метод. разработка для преподавателей и разработчиков ТРИЗ. — Баку, 1982.- 7 с.

198. Альтов Г. Инженер читает фантастику // Техника и наука.- 1983.- N 8. С. 36–38.

199. Амнуэль П. Наука фантазировать (Беседу вел А.Росин)/ Парус.- 1990.- N 7. — С.5.

200. Поиск новых идей: от озарения к технологии (Теория и практика решения изобретательских задач) / Г.Альтшуллер, Б.Злотин, А.Зусман, В.Филатов. — Кишинев: Картя Молдовеняскэ, 1989.- 381 с.

201. Злотин Б., Зусман А. Месяц под звездами фантазии: Школа развития творческого воображения. — Кишинев: Лумина, 1988.- c.

202. Борисов В. Оцениваем фантастику // Урал. следопыт.- 1990.- N 2. — С. 54.

203. Борисов В. Новое или старое? // Урал. следопыт.- 1990.- N 3. — С.53.

204. Борисов В. Фантазии, в которые веришь // Урал. следопыт.- 1990.- N 4. — С.51.

205. Борисов В. Человек и его окружение // Урал. следопыт.- 1990.- N 5. — С.51.

206. Борисов В. Художник и время // Урал. следопыт.- 1990.- N 6. — С.51.

207. [Гафитулин М.] Обучение детей младшего школьного возраста элементам теории решения изобретательских задач (ТРИЗ). Курс "Развитие творческого воображения" (РТВ): Метод. пособие. — Челябинск: Урал. — Сиб. дом эконом. и науч. — техн. пропаганды общ. "Знание" РСФСР, 1990. — С. 20–26.

208. Развитие творческого воображения: Метод. разработка. — Свердловск: ВИПКСЦМ, 1986. — С. 4–9, 22–29.

209. Методические рекомендации для слушателей школы организаторов технического творчества факультета общественных профессий по курсу "Развитие творческого воображения" / Сост. Н.Склобовский, П.Дубовский. — Обнинск: Ин-т атом. энергетики, 1988. — С. 26–31.

210. Беляев А. Голова профессора Доуэля // Беляев А. Собр. соч. в 5 т. — Т.1. — Л.: Дет. лит., 1983. — С. 34–136.

211. Булычев К. Ретрогенетика // Булычев К. Великий Гусляр: Рассказы, повесть. — Минск: Юнацтва, 1987. — С. 37–46.

212. Киз Д. Цветы для Элджернона // Антология фантаст. рассказов (Библ. совр. фантаст. в 15 т. — Т.10). — М.: Мол. гвардия, 1967. — С. 262–294.

213. Киз Д. Цветы для Элджернона: Науч. — фантаст. роман. — М.: Мир, 1990.- 214 с.

214. Толстой А. Аэлита: Науч. — фантаст. роман. — М.: Сов. Россия, 1987.- 160 с.

215. Тимофеев Л. Основы теории литературы. Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов. — Изд. 5-е, испр. и доп. — М.: Просвещение, 1976.

216. Поспелов Г. Идея художественная // Краткая литературная энциклопедия. — Т.3. — М.: Сов. энциклопедия, 1966. — С. 56.

217. Ван Вогт А. Кот! Кот! // Огненный столп: Сб. фантаст. рассказов. Н. Новгород: Флокс, 1991. — С. 256–270.

218. [Предварительный (рабочий) вариант библиографического указателя советской фантастики (книги 1945–1988)] / Сост. В.Вельчинский / Доп., испр. И. Халымбаджа, В. Карабаев, Р. Кадиков, ж. "Урал. следопыт".- 1988.- N 10. — Б.м., 1988.- 43 с.

219. Книги 1918–1944 (Сост. И.Халымбаджа) / Доп., уточ. Е.Зырянов, Р. Кадиков, В. Карабаев. — Б. м., 1989.- 7 с.

220. Дополнение N 1 к предварительному библ. указателю "Книги 1945–1988" (1945–1967) (Сост. Р.Кадиков, В.Карабаев) Доп. В.Борисов, В.Окулов, В.Молод, О.Ополченцев, В.Савченко, Ю.Флейшман, Б.Миловидов, А.Новиков, Ю.Ковалев, Е.Зырянов, Р.Кадиков, В.Карабаев, С.Зайков, Н.Мухортов, Г.Черепащук, Ю.Зубакин, С.Судак. — Б.м., 1990.- 8 с.

221. Журавлева В. Звезда психологии: Науч. — фантаст. рассказы о психологии творчества / [Предисл. А.Селюцкого] // Дерзкие формулы творчества. Петрозаводск: Карелия, 1987. — С. 173–268. Содерж.: Снежный мост над пропастью. — С. 176–203; Приключение. — С. 203–225; Мы пойдем мимо — и дальше. — С. 225–250; Звезда психологии. — С. 250–268.

222. Альтов Г. Третье тысячелетие: Отр. из науч. — фантаст. повести (Предисл. А.Селюцкого) / Нить в лабиринте. — Петрозаводск: Карелия, 1988. — С. 231–276.

223. Журавлева В. Золотые кони дерзания: Науч. — фантаст. рассказы // Правила игры без правил. — Петрозаводск: Карелия, 1989. — С. 227–278. Содерж.: Нахалка. — С. 229–235; Аттракцион "Зрительная труба". — С. 235–241; Летящие во Вселенной. — С. 241–246; Второй путь. — С. 246–254; Некий Морган Робертсон. — С. 254–278.

224. Альтов Г. Опаляющий разум: Науч. — фантаст. рассказы // Как стать еретиком. — Петрозаводск: Карелия, 1991. — С. 297–364. Содерж.: Опаляющий разум. — С. 299–318; Создан для бури. — С. 319–350; Машина открытий: Рассказ о фантастике. — С. 350–364.

225. Бугров В., Халымбаджа И. Фантастика в дореволюционной русской литературе: Опыт библиографии // Поиск-83. Приключения. Фантастика. — Свердловск: Сред. — Урал. кн. изд-во, 1983. — С. 328–352.

226. Бугров В., Халымбаджа И. Довоенная советская фантастика: Материалы к библиографии // Поиск-86. Приключения. Фантастика: Повести и рассказы. — Свердловск: Сред. — Урал. кн. изд-во, 1986. — С. 111–335.

227. Бугров В., Халымбаджа И. Довоенная советская фантастика: Материалы к библиографии // Поиск-89. Приключения. Фантастика: Повести и рассказы. — Свердловск: Сред. — Урал. кн. изд-во, 1989. — С. 312–332.

228. Литвин С. Бюллетень фантаст. сюжетов, ситуаций и идей. — Вып.1. — Л., б.г.- 328 с.

229. Литвин С. Бюллетень фантаст. сюжетов, ситуаций и идей. — Вып.2. — Л., б.г.- 412 с.

230. Литвин С. Бюллетень фантаст. сюжетов, ситуаций и идей. — Вып.3. — Л., б.г.- 272 с.

231. Альтов Г. Девять минут // Альтов Г. Опаляющий разум: Науч. — фантаст. рассказы. — М.: Дет. лит., 1968. — С. 149–157.

232. Альтов Г. Шальная компания // Альтов Г. Опаляющий разум: Науч. — фантаст. рассказы. — М.: Дет. лит., 1968. — С. 118–148.

233. Де Камп С. Такая работа… // Фантастические изобретения: Сб. науч. — фантаст. рассказов. — М.: Мир, 1971. — С. 173–197.

234. Нортон Э. Королева Солнца. — Кн. 4.-Проштемпелевано звездами. — М.: СП "РЮРИК. Лтд", 1991.-144 с.

235. Булычев К. Все еще впереди! // Урал. следопыт.- 1988.- N 4. — С. 40.

236. Булычев К. Выбор // Фантастика -71: Сб. — М.: Мол. гвардия, 1971. — С. 137–146.

237. Невил К. Бетти-Энн // Огненный цикл: Сб. науч. — фантаст. рассказов. — М.: Мир, 1970. — С. 286–346.

238. Колпаков А. Гриада: Науч. — фантаст. роман. — М.: Мол. гвардия, 1960.- 317 с.

239. Бердник А. Пути титанов: Фантаст. повесть-сказка // Альманах Мир приключений. — Кн.7. — М.: Детгиз, 1962. — С. 233.

240. Казанцев А. Сильнее времени: Науч. — фантаст. роман в трех кн. // Казанцев А. Собр. соч. в 3 т. — Т.2. — М.: Мол. гвардия, 1977. — С. 235.

241. Гор Г. Странник и время // Фантастика, 1962 год: Сб. — М.: Мол. гвардия, 1962. — С. 48–49.

242. Иванов В. Перехитрил…: Юмореска // Веч. Челябинск.- 1969.- 24 янв.- (N 21). — С. 4.

243. Фуклеев В. Ступа, робот и Новый год // Машиностроитель (Челябинск).- 1978.- 29 дек.- (N 51). — С. 4.

244. Амнуэль П. Звездные корабли воображения. — М.: Знание, 1988.- 64с.- (Новое в жизни, науке, технике. Сер. "Космонавтика, астрономия".- N 2).

245. Кларк А. 2010: Одиссея два // Кларк А. Космическая одиссея: Науч. — фантаст. трилогия. — М.: Мир, 1991. — С. 209–402.

246. Хайнлайн Р. Дверь в лето // Хайнлайн Р. Дверь в лето. — Н.Новгород: ИКПА, 1991. — С. 129.

247. Амосов Н. Записки из будущего: Науч. — фантаст. роман. — М.: Знание, 1967.- 200 с.

248. Альтов Г. Чтобы стать принцессой // О литературе для детей. — Вып.13. — Л.: Дет. лит., 1968. — С. 46.

249. Верн Ж. Двадцать тысяч лье под водой: Кругосвет. путешествие в мор. глубинах // Верн Ж. Собр. соч. в 12 т. — Т.4. — М.: Гослитиздат, 1956.- 468 с.

250. Уэллс Г. Человек-невидимка // Уэллс Г. Собр. соч. в 15 т. — Т.1. — М.: Правда, 1964. — С. 263–402.

251. Уэллс Г. Современная утопия // Завтра: Фантаст. альманах. — Вып.1. — М.: Текст, 1991. — С. 121.

252. Кагарлицкий Ю. О Джоне Уиндеме // Уиндем Дж. День триффидов. Рассказы (Библ. совр. фантаст. в 15 т. — Т.8). -М.: Мол. гвардия, 1966. — С. 11.

253. Хаксли О. О дивный новый мир // Антиутопии ХХ века: Евгений Замятин, Олдос Хаксли, Джордж Оруэлл. — М.: Кн. палата, 1989. — С. 131–271.

254. Лем С. Sexplosion // Лем С. Маска. Не только фантастика. — М.: Наука, 1990. — С. 200–206.

255. Силверберг Р. К черной звезде // Другие тени Земли: Совр. заруб. фантаст. — Н.Новгород: Флокс, 1991. — С. 119.

256. Силверберг Р. Мухи // Другие тени Земли: Совр. заруб. фантаст. — Н.Новгород: Флокс, 1991. — С.178.

257. Желязны Р. Создания света, создания тьмы. — М., б.г.- 182 с. * Желязны Р. Порождения Света и Тьмы // Желязны Р. Миры Роджера Желязны: Собр. фантаст. произвед. в 16 т. — Т. 2. — Рига: Полярис, 1995. — С. 281–461.

258. Хайнлайн Р. Звездный зверь: Фантаст. роман // В стране приключений. — Вып.1. — Новосибирск: Ноппарель, 1991. — С. 61–299.

259. Силверберг Р. Что-то ужасное вырвалось на волю // Другие тени Земли: Совр. заруб. фантаст. — Н.Новгород; Флокс, 1991. — С. 5–36.

260. Кард О.С. Око за око // Смена.- 1990.- N 4. — С. 234–277.

261. Берроуз Э. Боги Марса (Марсиан. серия. — Кн.2).-М.: Мол. центр "Успех", 1990.- 254 с.

262. Мак-Апп. Забыть о Земле. — М., 1990.- 159 с.

263. Желязны Р. Ключи к Декабрю // Лалангамена: Сб. науч. — фантаст. произведений. — М.: Мир, 1985. — С. 215–246.

264. Франке Г. Анклавы // Франке Г. Игрек минус: Сб. науч. — фантаст. произведений. М.: Мир, 1986. — С. 123–131.

265. Хайнлайн Р. Пасынки Вселенной // Пасынки Вселенной: Сб. науч. — фантаст. произведений. — Кишинев: Штиница, 1989. — С. 294–363.

266. Олдис Б. Без остановки: Роман // Нивел К. Мир-Кольцо. Олдис Б. Без остановки: фантаст. романы. — Н.Новгород: СП ИКПА, 1991. — С. 375–443.

267. Фармер Ф. Плоть: Науч. — фантаст. роман. — Одесса: ТТП "Хайтех", 1990.- 173 с.

268. Лем С. Звездные дневники Ийона Тихого // Лем С. Возвращение со звезд. Звездные дневники Ийона Тихого (Библ. совр. фантаст. в 15 т. — Т.4). — М.: Мол. гвардия, 1964. — С. 11–142.

269. Стругацкие А. и Б. Улитка на склоне: Фантаст. повесть // Стругацкие А. и Б. Волны гасят ветер: Фантаст. повести. — Л.: Сов. писатель, 1989. — С. 5–192.

270. Ле Гуин У. Левая рука Тьмы. — М., 1990.- 198 с. * Ле Гуин У. Левая рука Тьмы: Роман // Ле Гуин У. Ожерелье Планет Эйкумены. Т. 1: Романы, рассказы. — СПб, Северо-Запад, 1992. — С. 143–450.

271. Лонгиер Б. Враг мой // Судьбы наших детей: Сб. — М.: Радуга, 1986. — С. 79–152.

272. Саймак К. Мираж // Миры Клиффорда Саймака: Сб. науч. — фантаст. произведений. — М.: Мир, 1978. — С. 325–357.

273. Альтов Г. Инженер читает фантастику // Шанс на приключение. — Петрозаводск: Карелия, 1991. — С. 296–303.

274.* Желязны Р. Рыцарь Отражений [Хроники Амбера, кн. 9]. — М., 1992.- 220 с.

275.* Желязны Р. Принц Хаоса (Янтарные хроники, кн. 10): Фантаст. роман. — СПб.: Terra Fantastica Компании "Корвус", 1993.- 320 с.

276. Карцева Е. Голливуд: контрасты 70-х. — М.: Искусство, 1987. — С. 241.

277. Пелевин В. Миттельшпиль // Пелевин В. Синий фонарь: Рассказы. — М.: Текст, 1991. — С. 233.

278. Бахман Р. Регуляторы. — М.: ООО "Изд-во АСТ-ЛТД", 1997. — С.95.

279. Разлогов К. Конвейер грез и психологическая война: Кино и обществ. — полит. борьба на Западе 70-80е годы. — М.: Изд-во полит. лит., 1986.- 240 с.

280. Баскаков В. Агрессивный экран Запада. — М.: Всесоюз. бюро пропоганды киноискусства, 1986. — С. 6.

281. Дмитриев В. Лукас // Кино: Энциклопед. словарь. — М.: Сов. энциклопедия, 1986. — С. 242–243.

282. Шелли М. Франкенштейн, или Современный Прометей: Роман. — М.: Худ. лит., 1989. — С. 29–30.

283. Кампанелла Т. Город Солнца // Зарубежная фантастическая проза прошлых веков: Пер. с лат., англ., фр. / Сост., вступ. ст. и примеч. И.Семибратовой; Ил. С.Михайлова. — М.: Правда, 1989. — С. 131–188.

284. Лем С. Лунная ночь / Пер. Д.Брускина // Искатель. — 1963. - N 1. — С. 3–53. ил.

285. Лем С. Фоpмула Лимфатеpа: Фантаст. пpоизведения / Разpаботка сеpийного офоpмл. худож. И.Саукова; В офоpмл. обл. использована pабота худож. Alan Craddock. — М.: Текст; ЗАО Изд-во ЭКСМО, 1997. - 512 с. — (Классика пpиключений и науч. фантастики). 20.000 экз. ISBN 5-251-00627-6; ISBN 5-7516-0098-3. Содеpж.: С. 5–260: Осмотp на месте: Роман / Пеp. К.Душенко; С. 261–460: Миp на Земле: Роман / Пеp. К.Душенко, И.Левшина; С. 461–488: Фоpмула Лимфатеpа / Пеp. В.Ковалевского; С. 489–510: Лунная ночь: Радиопьеса / Пеp. К.Душенко.

286. Лем С. Собpание сочинений. — Т. 4 / Худ. Лаpиса Денисенко, Валеpий Чеpниевский; Отв. pед. Александp Миpеp. — М.: Текст, 1993. - 400 с. — 100.000 экз. ISBN 5-87106-057-9. Содеpж.: Рассказы о пилоте Пиpксе (С. 6-33: Испытание / Пеp. К.Душенко; С. 34–96: Условный pефлекс / Пеp. А.Боpисова; С. 97–117: Патpуль / Пеp. К.Душенко; С. 118–131: Альбатpос / Пеp. Т.Агапкиной; С. 132–170: Теpминус / Пеp. Е.Вайсбpота; С. 171–202: Охота / Пеp. Ф.Шиpокова; С. 203–219: Рассказ Пиpкса / Пеp. К.Душенко; С. 220–245: Hесчастный случай / Пеp. Е.Вайсбpота; С. 246–318: Дознание / Пеp. А.Гpомовой, Р.Hудельмана; С. 319–374: Ананке / Пеp. А.Гpомовой); С. 375–396: Лунная ночь: Радиопьеса / Пеp. К.Душенко; С. 397–398: К.Д. Библиогpафическая спpавка.

287. Альтшуллер Г. К истории курса по РТВ: Справка по курсу РТВ (1982 год) // Технология творчества (Челябинск). — Проб. вып.- 1998. — Янв. — С. 17.

288. Мор Т. Весьма полезная, а также и занимательная, поистине золотая книжечка о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия мужа известнейшего и красноречивейшего Томаса Мора, гражданина и шерифа славного города Лондона // Мор Т. Утопия. — М.: Наука, MCMLXXVIII.- C. 83-336.

289. Рабле Ф. Гаргантюа и Пантагрюэль. — М.: Правда, 1981.- 560 с.

290. Мэлори Т. Смерть Артура. — М.: Науч. — издат. центр "Ладомир"; Изд-во "Наука", 1993.- 894 с.

291. Носов Н. Незнайка в Солнечном городе: Роман-сказка в двух частях // Носов Н. Собрание сочинений в 4 т. — Т. 2 (Романы-сказки). — М.: Дет. лит., 1979. — С. 151–410.

292. Энциклопедия фантастики: Ок. 1300 статей / Под ред. Вл. Гакова. — Минск: ИКО "Галаксис", 1995.- 694 с.

293. Гуревич Г. Беседы о научной фантастике: Кн. для учащихся.- 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Просвещение, 1991. — С. 43.

294. Гуревич Г. Беседы о научной фантастике: Кн. для учащихся. — М.: Просвещение, 1983.- 112 с.

295. Буркин Ю., Лукьяненко С. Остpов Русь: Фантаст. pоман-тpилогия / Ред. и сост. сеpии О.Пуля; Худож. С.Смиpнов. — М.: Аpгус, 1997.- 512 с.: ил.- (Б-ка фантастики "Хpонос"). 10.000 экз. (п) ISBN 5-85549-060-2.

296. Лукьяненко С. Вpеменная суета: Повесть // Вpемя учеников. — М.: ТКО АСТ; СПб.: Terra Fantastica, 1997.- C. 11–86.

297. Лукиан. Икароменипп, или Заоблачный полет // Лукиан. Избранная проза: Пер. с древнегреч. — М.: Правда, 1991. — С. 474–491.

298. Гуревич Г. Карта страны фантазий. — М.: Искусство, 1967.- 176 с.

299. Стругацкие А. и Б. Возвращение (Полдень, 22-й век): Фантаст. повесть. — М.: Детгиз, 1962.- 256 с.

ПРИЛОЖЕНИЕ

ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ РАБОТЫ

ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ (НЕОСНОВНЫЕ) ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ДОПУЩЕНИЯ — допущения, группы которых не лежат на основной линии развития сюжета.

ВТОРИЧНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ — мир художественного произведения.

ГРУППА ФАНТАСТИЧЕСКОГО ДОПУЩЕНИЯ — совокупность допущений, составляющих логически обоснованную последовательность развития Ф допущения.

ДОПУЩЕНИЕ — предположение о существовании.

КОНЕЧНОЕ ФАНТАСТИЧЕСКОЕ ДОПУЩЕНИЕ — Ф допущение, из которого нельзя образовать Ф допущений высокого уровня.

ОСНОВНЫЕ ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ДОПУЩЕНИЯ — допущения, лежащие на основной линии развития сюжета.

НАЧАЛЬНОЕ ФАНТАСТИЧЕСКОЕ ДОПУЩЕНИЕ — допущение, которое не разлагается больше на Ф допущения низкого уровня или же разлагаются только на реалистические допущения.

НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКОЕ (НФ) — непротиворечащее современным научным знаниям, но неподтвержденное опытом и теоретическим обоснованием.

НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКОЕ ДОПУЩЕНИЕ — допущение, непротиворечащее современным научным знаниям, но неподтвержденное опытом и теоретическим обоснованием.

НАУЧНОЕ (РЕАЛИСТИЧНОЕ) РАЗВИТИЕ ДОПУЩЕНИЯ — развитие допущений по обьективным законам.

НАУЧНОЕ НФ ДОПУЩЕНИЕ — допущение, полученное из НФ допущений низкого уровня их реалистическим развитием.

НАУЧНОЕ F ДОПУЩЕНИЕ — допущение, полученное из F допущений низкого уровня их реалистическим развитием.

НЕНАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКОЕ (ННФ) — противоречащее современным научным знаниям, и неподтвержденное опытом и теоретическим обоснованием.

НЕНАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКОЕ ДОПУЩЕНИЕ — допущение, противоречащее современным научным знаниям, и неподтвержденное опытом и теоретическим обоснованием.

НЕНАУЧНОЕ НФ ДОПУЩЕНИЕ — допущение, полученное из НФ допущений низкого уровня их нереалистическим развитием.

НЕНАУЧНОЕ F ДОПУЩЕНИЕ — допущение, полученное из F допущений низкого уровня их нереалистическим развитием.

НЕНАУЧНОЕ (НЕРЕАЛИСТИЧНОЕ) РАЗВИТИЕ ДОПУЩЕНИЯ — развитие допущений по необьективным законам.

РЕАЛИСТИЧЕСКОЕ (Р) — подтвержденное опытом и теоретическим обоснованием.

РЕАЛИСТИЧЕСКОЕ ДОПУЩЕНИЕ — допущение, подтвержденное опытом и теоретическим обоснованием.

СЮЖЕТ ФАНТАСТИЧЕСКОГО ДОПУЩЕНИЯ — последовательность и связь элементов ГРУППЫ допущения.

ФАНТАСТИЧЕСКОЕ (Ф) — неподтвержденное опытом и теоретическим обоснованием.

ФАНТАСТИЧЕСКОЕ ВТОРОГО РОДА — связь между Ф допущениями, логика их развития.

ФАНТАСТИЧЕСКОЕ ДОПУЩЕНИЕ — допущение, неподтвержденное опытом и теоретическим обоснованием.

ФАНТАСТИЧЕСКОЕ ДОПУЩЕНИЕ ВЫСОКОГО УРОВНЯ — допущение, которое образуется из других Ф допущений.

5-8 марта 1992. Дополнения — 1995, 1999

Уточнения по библиографическому списку * 1995.

** — пример с "Лунной ночью" обнаружен В.Борисовым (Абакан).

Оглавление

1. Необходимые пояснения

2. Фантастические допущения

2.1. Основные определения

2.2. Образование фантастических допущений

2.2.1 Изменение НФ допущений

2.2.1.1. Образование реалистических допущений из НФ допущений

2.2.1.2. Образование научно-фантастических допущений из НФ допущений

2.2.1.3. Образование фэнтезийных допущений из НФ допущений

2.2.2. Изменение F допущений

2.2.2.1. Образование реалистических допущений из F допущений

2.2.2.2. Образование научно-фантастических допущений из F допущений

2.2.2.3. Образование фэнтезийных допущений из F допущений

2.3. Структурная схема фантастических допущений

2.4. Развитие фантастических допущений

2.4.1. Научное (реалистическое) развитие допущений

2.4.2. Ненаучное (нереалистическое) развитие допущений

2.5. Выводы по применению разных видов фантастических допущений в курсе РТВ

3. Фантастические допущения и фантастические ИДЕИ

3.1. Фантастические допущения вторичной реальности

3.2. Фантастические допущения и выделенные Г.Альтовым. ИДЕИ Ж.Верна, Г.Уэллса, А.Беляева

3.2.1. Фантастические допущения и ИДЕИ Ж.Верна

3.2.2. Фантастические допущения и ИДЕИ Г.Уэллса

3.2.3. Фантастические допущения и ИДЕИ А.Беляева

3.2.4. Выводы по исследованию Г.Альтова

3.3. Шкала "Фантазия-2"

3.3.1. Что оценивается по шкале?

3.3.2. Оценка по показателям шкалы

3.3.2.1. Новизна

3.3.2.2. Убедительность

3.3.2.3. Человековедческая ценность

3.3.2.4. Художественная ценность

3.3.2.5. Субъективная оценка

3.3.3. Модификации шкалы

3.3.4. Выводы по шкале

Список использованной литературы

Приложение: Основные понятия работы