/ Language: Русский / Genre:love_detective

Неверная, или Готовая вас полюбить

ЮлияШиловаВАст

Легкомысленность в некоторых случаях украшает девушку, но порой доводит до беды. Предложение молодого человека, сидевшего за рулем дорогого автомобиля, подвезти ее, студентка и отличница Наташа приняла с удовольствием. Она согласилась поужинать в ресторане, а потом прокатиться к новому знакомому на дачу. Страсть кружила голову, казалось, вот она – любовь с первого взгляда! Но утром произошло такое.. Нет, легкомыслие до добра не доводит…

Юлия Шилова

Неверная, или Готовая вас полюбить

ОТ АВТОРА

Этот роман мне хочется посвятить всем тем, с кем в этой жизни мне оказалось не по пути…

Каждому из них лично большое спасибо. Если бы было по-другому, я бы не писала шестьдесят первую книгу и не была бы окружена такими приятными и душевными людьми, которыми окружена сейчас… Спасибо за то, что вы нашли в себе силы уйти с моего пути, отойти в сторону и дать мне возможность остаться самой собой.

Я по-прежнему влюблена в жизнь, безумно люблю людей и улыбаюсь этому миру.

Спасибо всем тем, с кем у меня не сложилось, кто из настоящего плавно перешел в мое прошлое. Если бы этого не случилось, я бы не приобрела такой аппетит к жизни, который не покидает меня уже долгое время. И даже если это никогда не прочтут, мне приятно от одной мысли, что я не побоялась быть откровенной и смогла поблагодарить тех, кого уже нет рядом, кто остался лишь в воспоминаниях…

Пусть кто-то меня любил, кто-то боялся, а кого-то раздражал сам факт моего существования. Я говорю вам всем огромное спасибо за то, что вы не были ко мне равнодушны. Я всегда храню былую любовь как амулет…

Мое прошлое с упорным постоянством находит меня снова и снова. Иногда в моей жизни вновь всплывают в жизни люди, которые были безвозвратно утрачены. Мысли и слова этих людей порой заставляют содрогнуться, вспомнить то, что было прочно забыто. Быть может, это просто случайность, но говорят, что в этом мире все неслучайно. Зачем эти люди возвращаются? Что с ними делать? С собой они возвращают какую-то часть моей жизни, ощущение, воспоминание. Я не хочу делать шаг в прошлое. Я люблю жить настоящим и заглядывать в будущее.

Эти люди хотят начать все сначала и исправить то, что было сделано неверно. Отношения, которые были давно похоронены, невозможно вернуть или реанимировать. Спасибо за то, что они имели право на жизнь, но это без продолжения… Я живу в состоянии абсолютного счастья и слишком дорожу тем, что имею на сегодняшний день. В моем построенном мире нет места прошлому. В моей жизни есть сильные руки, которые готовы меня всегда поддержать…

Я не хочу смотреть назад, дрожать над старыми фотографиями и копаться в лабиринтах памяти, в картинках с почти стертым изображением.

Это вовсе не означает, что я не люблю свое прошлое. Я люблю каждый свой прожитый день. Я никогда не была в претензии к моей судьбе. Просто мне совсем не нужно, чтобы мое прошлое хоть изредка возвращалось. Я не из тех людей, кто оплакивает прожитые дни или ими живет. Я стараюсь сохранить в памяти только яркие моменты своей жизни и вычеркнуть плохие и неблагополучные. Я хочу жить так, как живу сейчас: на подъеме, на вздохе, на ощущении любви и востребованности.

Я хочу узнать, что такое благородная старость и иногда представляю себя чудной бабулькой, которая живет в домике у моря в окружении цветов и множества кошек. И эта бабулька увлечена жизнью не меньше, чем в молодости. Я ясно вижу, как она ходит по берегу моря в смешном чепчике, собирает ракушки и вспоминает то время, когда она радовалась, страдала, любила, расставалась с итальянскими скандалами, снова встречалась, уже без дрожи в коленках и учащенного сердцебиения, окончательно убеждаясь, что этот человек не для меня, а я не для него, верила, ждала, надеялась, прощала…

Я никогда не боялась расставаться и не встречаться с людьми, с которыми мне больше не суждено увидеться. Единственное, чего я боялась – это их забыть, но их лица так быстро стирались из моей памяти… Видимо, моя память сама оставляет только то, что действительно для меня важно, и избавляет от всего второстепенного и ненужного, особенно от запоминания людей, которые умеют лишь говорить, а не действовать. Слова для меня ничто, а поступки – все.

Я просто хочу жить позитивно и уверенно идти вперед. Я не хочу сталкиваться с прошлым, потому что знаю, что меня ждет светлое будущее.

Я всегда воспринимала жизнь как игру. Когда я играю в игру под названием «жизнь», во мне просыпается дикий азарт и желание хоть немного выиграть. Иногда я проигрываю, а иногда выигрываю вдвойне и радуюсь, словно ребенок, которому купили любимое мороженое. Иногда мне приходится играть с другими людьми, временами осознанно, а временами совершенно случайно. Я постоянно изучаю науку игры, пытаюсь просчитать, когда будет апофеоз, а когда игру лучше закончить.

Я всегда буду благодарна тем, кто остался за чертой моей жизни, и боготворить тех, кто сейчас рядом.

Благодаря прошлому я смогла прийти к собственной внутренней мудрости, а благодаря настоящему – применять свои знания в жизни, демонстрировать исцеляющую силу женщины и говорить правду. Те, кто окружает меня сегодня в моем настоящем, – мое утешение, моя отрада и моя истинная любовь.

Спасибо тем, кто был когда-то рядом… Если вы читаете эти строки, то улыбнитесь и отпустите меня с легким сердцем. Отпустите из своих мыслей и, пожалуйста, сделайте это с любовью…

ЮлияШилова

Глава 1

Я шла по мостовой в туфлях на высоченных каблуках, размахивая своей любимой сумочкой и улыбаясь. Вот уже несколько минут за мной едет машина, а сидящий за рулем молодой мужчина настойчиво предлагает меня подвезти. Остановившись, я с интересом посмотрела на симпатичного незнакомца, владельца довольно дорогого автомобиля, и кокетливо произнесла:

– Ну, долго вы еще будете за мной ехать?

– Всю жизнь, – не раздумывая ни минуты, ответил незнакомец.

– А я не собираюсь всю свою жизнь ходить по этой улице. Я часто меняю маршрут.

– Значит, мне тоже придется изменить свой маршрут. Девушка, садитесь, я вас подвезу.

– Я просто дышу воздухом и пока не собираюсь никуда ехать.

Незнакомец тут же заглушил двигатель, быстро вышел из своего авто и взял меня под руку. Я тут же отстранилась от него.

– Что вы себе позволяете?

– Ничего плохого, – улыбнувшись, ответил он. – Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе. Я тоже решил подышать воздухом, тем более, стоит такая прекрасная погода и рядом такая потрясающая девушка.

Я бросила на него насмешливый взгляд и поинтересовалась:

– А вам что, больше нечем заняться?

– На самом деле у меня масса дел, – не раздумывая, ответил он.

– Тогда в чем же дело?

– Дело в том, что я решил бросить всё и посвятить этот день только вам.

– Но ведь несколько минут назад вы даже не догадывались о моем существовании.

– Получается, что эти несколько минут решили буквально все. Возможно, они перевернули всю мою жизнь. – Он встал у меня на пути. – Кстати, меня Игорем зовут, – представился он. – Предлагаю перейти на «ты».

– Наташа, – ответила я и прижала к груди свою сумочку. – Надеюсь, что далее ты не предложишь мне провести с тобой ночь?

Игорь смущенно кашлянул:

– Наташа, а ты всегда такая?

– Какая?

– Я к тебе с самыми нежными чувствами, а ты бац – и все одним махом портишь.

– Я просто называю вещи своими именами. Я не люблю, когда кто-то так бесцеремонно вторгается в мое личное пространство.

– Ты считаешь эту улицу твоим личным пространством?

– Значит, я неправильно выразилась. Не личное пространство, а личное одиночество.

– Не рано ли такой молодой прогуливаться под ручку со своим личным одиночеством?

Я посмотрела ему в глаза и тут же отвела взгляд в сторону.

Через полчаса мы сидели в довольно уютном ресторане и мило беседовали. Не буду лукавить: Игорь приглянулся мне сразу, с первой минуты. Быть может, меня сначала отпугнула его самоуверенность, но чем дольше я с ним беседовала, тем больше и больше она стала меня привлекать. Мы говорили обо всем и ни о чем, смеялись, шутили, рассказывали смешные истории. Даже не знаю, сколько времени мы просидели, но за окном стало потихоньку темнеть. Игорь оплатил счет, взял меня за руку и с надеждой сказал:

– Наташа, поехали ко мне. Я не хочу тебя сейчас отпускать.

Я заметно смутилась, ведь если я соглашусь поехать к Игорю, то наша первая встреча может оказаться последней. Я просто не дам ему возможности оценить себя по достоинству. Он не успеет это сделать. Но разум так упорно боролся с чувствами, что я ощутила легкое головокружение и, встав из-за стола, посмотрела на Игоря несколько растерянно.

– Я не могу. Мне пора.

– Ты замужем?

– Нет.

– Тогда что тебя останавливает?

– А ты считаешь, что если женщина не замужем, то она должна соглашаться на интимную близость после первого же свидания?

– Я не предлагал тебе интимную близость. Я просто хочу пригласить тебя ко мне в гости, – в голосе Игоря появилась какая-то детская обида. – Ты сама-то хочешь расставаться?

– Нет, – честно ответила я.

– Тогда, может, это судьба.

Я слышала сотни раз, как девушки теряют голову, а сегодня на собственном примере узнала, что это такое. Глядя на Игоря, я чувствовала всепроникающую страсть, съедающую меня изнутри. Когда мы первый раз поцеловались в машине, я ощутила, как по моему телу пробежала дрожь, и с трудом дождалась, когда приедем к нему на дачу. Нет, не подумайте, что я всегда с радостью отдаюсь мужчине во время первого свидания. Раньше со мной подобного не случалось. Я знаю, что психологи рекомендуют это сделать как минимум во время второго свидания, и в один голос говорят о том, что дается с трудом, то и ценится больше.

Я знаю, что если надеешься на серьезные отношения, не стоит заниматься сексом, едва познакомившись. Я все понимала, но остановиться уже не могла. К черту психологов, к черту условности! Они придуманы для того, чтобы их нарушать.

Я просто ХОЧУ Игоря! Хочу до дрожи, до холодного пота и до рези в груди. Ну кто придумал это первое, второе или третье свидание? Я хочу секса ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС. И пусть это свидание будет единственное, а точнее, первое и последнее. Пусть! Но я не могу себе отказать в том, чего я так сильно жажду. Наверно, это по той причине, что я никогда и ничего не хотела настолько сильно. Я много слышала о настоящей страсти и знаю, что она должна быть именно такой.

Мы занялись любовью сразу, как только оказались на территории дачи и за нами закрылись ворота. Не входя в дом, прямо на лужайке. Мокрые от пота и желания обладать мы гладили друг друга в таком экстазе, о котором я не слышала ранее. Мне даже показалось, что у меня выросли крылья, что все земное осталось где-то вдали, а я парю в облаках и предаюсь все новым и новым ощущениям. Мне всегда нравилось делать хоть что-то наперекор правилам. Я уже давно мечтала сойти с ума от страсти, закружиться в любовном вихре. И пусть это будет длиться совсем недолго, но зато так ярко и так незабываемо… Я буквально сгорала от страсти, и, может быть, все это было слишком бессмысленно, но я витала в небесах и не хотела возвращаться на грешную землю…

– Сама от себя не ожидала подобного, – прошептала я, вставая с земли и отряхивая одежду.

Игорь провел травинкой по моей щеке и тихо сказал:

– Ты – чудо! Пойдем в дом.

В этот момент пошел дождь. Мы наперегонки побежали под крышу. В коридоре я кинула взгляд в зеркало и, улыбнувшись, подумала, что мой растрепанный вид выдает то, чем я только что занималась. Игорь снимал с себя мокрую одежду, я чувствовала, что он хочет наброситься на меня вновь…

Я не знаю, сколько продолжался наш сексуальный марафон, но ближе к ночи мы лежали изнеможенные, уставшие и по-своему счастливые.

– Кто ты? – спросил Игорь, нежно проводя рукой по моим волосам.

– Вроде мы уже познакомились, – недоуменно ответила я.

– Я хотел знать, чем ты занимаешься. Учишься? Работаешь?

– Студентка, – улыбнулась я.

– Кем будешь?

– Переводчиком. Изучаю языки.

– А живешь где?

– С подругой квартиру снимаю.

– Значит, ты не москвичка.

– Из дальнего Подмосковья. Ездить далеко. Делю квартиру на самой окраине с одной студенткой. – Я помолчала и тоже поинтересовалась: – А ты?

– Что я?

– Чем занимаешься ты?

– Бизнесом.

– Было бы странно, если бы ты ответил по-другому.

– Почему?

– Потому, что в последнее время наблюдается какая-то странная тенденция. Можно спросить любого мужчину, чем он занимается, и он тут же ответит, что бизнесом.

– Значит, ты знакомишься с одними бизнесменами?

– У меня создается впечатление, что все мужчины стали ими.

Игорь сходил за бутылкой шампанского и, налив нам по бокалу, предложил выпить прямо в постели. Я закуталась в простыню, взяла бокал и в который раз пришла к мысли, что Игорь безумно волнует меня как мужчина. Стоило ему бросить на меня взгляд, как теплая волна возбуждения охватывала меня и лицо вспыхивало огнем. Мне было хорошо с ним. Жаль, если эта встреча будет первой и последней, мне будет грустно оттого, что нам так и не довелось до конца узнать друг друга.

– У тебя есть друг?

– У меня много друзей.

– Я, наверно, неверно сформулировал вопрос. У тебя есть постоянный мужчина для встреч?

– Мы поругались.

– Значит, у тебя сейчас никого нет. Давай я стану твоим другом?

Я улыбнулась и облизала пересохшие губы.

– Заманчивое предложение. А что, ты тоже с кем-то поругался?

– Угу. С женой. Но я с ней каждый день ругаюсь.

Я чувствовала себя так, словно мне дали пощечину. Воздуху стало катастрофически не хватать.

– Ты что, женат?

– А это имеет какое-то значение?

– Ну, как тебе сказать… Я вообще-то принципиально не имею дела с женатыми.

– А чем мы хуже? Мы что, какие-то неполноценные? Мы еще ого-го-го! – засмеялся Игорь, но мне почему-то было не смешно.

Увидев, что я расстроена, Игорь принял серьезное выражение и сказал:

– Натуля, ну при чем тут жена? Поверь, уж она-то нам не помешает. Живет себе и живет. Я же не место жены тебе предлагаю, а место любовницы. Любовница от слова «любовь».

– А жена от какого слова?

– Жена вообще не пойми от чего, – вновь засмеялся Игорь, но не вызвал у меня даже тени улыбки. – Но то, что любовью у нас не пахнет, это точно.

– А зачем тогда люди женятся, если в семейной жизни любовью не пахнет?

– Сначала пахнет, но проходит время и все запахи испаряются, – прошептал Игорь мне на ухо и вновь притянул меня к себе…

Глава 2

Пока Игорь спал, я лежала с открытыми глазами и смотрела в потолок. Вот так всегда получается в этой несправедливой жизни. Встретила мужчину, от которого потеряла голову, а он оказался женат. И что теперь с этим делать? Занять предложенное место любовницы? А ведь совсем недавно я боялась, что у нас с Игорем не будет второго свидания… Значит, будет и второе, и третье, и четвертое. До бесконечности. Женатые мужчины так любят тешить свое самолюбие связью на стороне, и эта связь может быть очень долгой.

Получается, аппетит приходит во время еды. Теперь мне мало и этого? Мне мало места любовницы? И что за мысли посещают меня, ведь я с Игорем познакомилась только сегодня. Разве такое бывает? Выходит, в этой жизни бывает все.

Я повернулась к спящему Игорю и нежно погладила его волосы рукой.

– Танюха, ну не надо. Я спать хочу, – пробормотал Игорь.

– Я Наташа, – сказала я с особой горечью в голосе и подумала о том, что теперь знаю, как зовут жену Игоря.

Но Игорь сладко посапывал, не слышал моих слов.

– И почему ты не мой? – спросила я шепотом.

Внезапно послышался непонятный шум, доносившийся из-за двери.

– Зачем ты женился так рано? Неужели не мог подождать меня? Я-то всегда знала, что тебя встречу. Разве и ты это не чувствовал? – продолжала шептать я.

Шум за дверью стал громче. Мне показалось, что совсем рядом послышались незнакомые голоса.

– Что за чертовщина? Разве ты говорил, что мы ждем гостей?

Приподнявшись, я посмотрела на дверь и, почувствовав неладное, стала трясти Игоря, чтобы он проснулся.

– Игорь, проснись, там кто-то есть.

– Танюха, я же по-человечески тебя попросил – дай поспать.

– Это Наташа! Да проснись же ты наконец! В доме чужие! Твои знакомые могут сюда прийти? Ты давал кому-нибудь ключи?!

Как только я выкрикнула последнюю фразу, дверь распахнулась, и в спальню ворвались двое мужчин с оружием в руках. Один несколько раз выстрелил в только что проснувшегося и ничего не понимающего Игоря, а другой направил оружие на меня. Я прикрыла руками лицо и почувствовала, что оно забрызгано кровью Игоря.

Я в ужасе закричала:

– Не надо! Пожалуйста, не надо! Не убивайте!!!

В голове Игоря зияла страшная дыра, стена, возле которой я лежала, была забрызгана его кровью. Я вытерла кровь со своего лица и жалобно всхлипнула:

– Я жить хочу. Я молодая еще. Хочу замуж выйти, ребенка родить, а может быть, даже внуков дождаться. Не лишайте меня всего этого.

– Егор, здесь шлюха в постели лежит, что с ней делать? – громко спросил у кого-то один из мужчин.

Из коридора показался седоволосый мужчина и пристально посмотрел на меня. Я стучала от страха зубами, судорожно трясла головой и повторяла одну и ту же фразу:

– Не убивайте, не надо…

– Ты кто? – спросил меня незнакомец.

– Наташа, – лихорадочно произнесла я и натянула на себя простыню.

Я и сама не знала, зачем я ее натягивала и почему мне было неудобно лежать голой перед тремя незнакомыми мужиками. Ведь они смотрят на меня не как на женщину, а как на свидетеля, которого предстоит убить.

– Наташа, а ты Игорю, собственно, кто? – спросил мужчина, которого назвали Егором.

– Никто, – заикаясь, ответила я.

– Если ты никто, то что ты тогда тут делаешь?

– Я с Игорем сегодня только познакомилась.

– Ты проститутка, что ли?

– Нет.

– Он тебя на ночь купил?

– Нет. Я студентка. Я в институте учусь. Я с Игорем сегодня познакомилась, – повторила я. – Он на машине за мной ехал, затем пригласил в ресторан, а потом на эту дачу.

– В общем, ты с ним не за деньги, а по любви спишь, – усмехнулся Егор и посмотрел на своих сообщников. – Я вот думаю, что с девкой делать?

– Мочить, даже раздумывать не надо, – сказал долговязый с веснушками.

– Пожалуйста, не убивайте! – забилась я в истерике, с ужасом осознавая, что это конец. – Я вас умоляю! Я никому ничего не расскажу! Я ничего не видела! Я вычеркну все из памяти!

– Заткнись, – приказал Егор и, подозвав жестом к себе сообщников, что-то шепотом им сказал. Затем он вновь обратился ко мне. – Ты жить хочешь?

– Хочу, – кивнула я, обмирая от ужаса.

– Тебя нельзя оставлять в живых. Ты сама понимаешь, что свидетелей убирают.

– Я никому ничего не расскажу…

– Хватит повторять одно и то же. Если ты хочешь остаться в живых, то сделай то, что я сейчас скажу.

– Я все исполню, – всхлипнула я. – Что я должна сделать?

– Сейчас мои ребята дадут тебе пистолет, из которого застрелили твоего дружка. Ты возьмешь его, будешь смотреть на труп и истерично кричать: «Игорь, зачем я тебя убила?!» Потом признаешься в убийстве. Скажешь: я такая-то, такая-то, фамилия, имя, отчество, убила своего любовника за то, что он не захотел уходить от жены. Поняла?

– Да, – я, словно китайский болванчик, кивала и кивала.

– А мы в это время будем записывать твое признание на камеры мобильных телефонов. Или все же лучше на тот свет тебя отправить? Выбирай.

– Я сделаю все, что вы скажете…

Я перед видеокамерами трех мобильных телефонов взяла разряженный пистолет, из которого убили Игоря, и громко зарыдала:

– Игорь, зачем я тебя убила?! Ты сам виноват в своей смерти, потому что не захотел уйти от своей жены. Я тысячу раз просила тебя об этом. Ты постоянно мне врал и кормил обещаниями! Если бы ты ушел от жены, то ничего этого не было бы. Мы бы жили долго и счастливо! Я так сильно тебя люблю!..

После этого я смахнула слезы и, всхлипывая, произнесла:

– Я, Скворцова Наталья Викторовна, признаюсь в том, что я убила своего любовника Игоря на почве ревности к его жене. Я больше не могла терпеть двойную жизнь любовника и неоднократно просила его прибиться к одному берегу, но он постоянно врал, что скоро разведется, и все равно жил с женой. Я больше не могла делить с ней Игоря. Я не хотела убивать, но так получилось…

Когда камеры были выключены, я вернула убийцам пистолет и, прикрываясь простыней, спросила испуганно:

– А можно я оденусь?

– Одевайся, – сказал Егор, не отводя от меня глаз.

– А вы меня теперь не убьете?

– Если будешь вести себя разумно и делать, что говорят, то нет.

– А я должна еще что-то делать?

– Ты теперь нам много чего должна. Ты нам своей жизнью обязана. Поняла?

Я быстро кивнула и вытерла ладонью мокрое от слез лицо.

– Одевайся, быстро умойся, и поехали отсюда. А то вдруг жена решит проверить, здесь ли ее муженек и один ли он?

Я не могла расстаться с простыней и смотрела то на мужчин, то на валявшуюся на полу свою одежду.

– А вы не отвернетесь? – робко произнесла я, вызвав своим вопросом смех.

– А ты что, стесняешься? Ты же с первого раза дала незнакомому мужику…

– У меня в первый раз такое.

– Все вы так говорите! Одевайся, времени нет.

Я тут же вскочила с кровати и, схватив кружевные трусики-стринги, стала натягивать их дрожащими руками. Затем быстро оделась и, еще не придя в себя, машинально произнесла:

– Только не убивайте. Пожалуйста, не убивайте…

– Если будешь хорошей девочкой, то никто тебя пальцем не тронет.

– А что я должна еще сделать?

– Все, что мы тебе скажем. Идем.

Глава 3

Когда меня привезли в какой-то дом, я дрожала как осиновый лист и еще плохо понимала, что же произошло. Меня провели в гостиную и налили виски со льдом.

– Выпей, а то трясешься, как в лихорадке, – сидящий напротив меня Егор пододвинул мне бокал.

– А вы меня не убьете? – повторяла я как заклинание одну и ту же фразу и ощущала, как на нервной почве у меня начался тик.

Такое уже бывало ранее, когда я сдавала сессию и жутко нервничала.

– Что ты заладила, как попугай? Если нам надо было тебя убить, то мы бы убили тебя сразу. Сама подумай, кто оставляет в живых свидетелей преступления просто так?

– Никто, – ледяным голосом ответила я и выпила предложенную порцию виски.

– Получается, ты родилась в рубашке. Мы дали тебе шанс жить. Мы действительно не ожидали, что Игорь не один, а когда тебя увидели, то поняли, что ни к чему нам убивать такую красотку. Ты нам еще пригодишься. Пей, приходи в себя, успокаивайся. Я же вижу, как тебя сильно колбасит. Страшно?

– Очень.

– Это жизнь, и в ней может быть все, что угодно.

– А вы меня отпустите?

– Ну вот, еще несколько секунд назад ты просила тебя не убивать, а теперь уже отпустить. Ну ты своими мозгами пораскинь, куда я могу тебя отпустить, если ты видела то, что не нужно?

– У меня через неделю сессия начинается. Нужно готовиться.

Мои слова почему-то вызвали у Егора смех, а у меня недоумение. Мне показалось, что я не сказала ничего смешного.

– Какая, к черту, сессия? Зачем учиться, чтобы потом работать за копейки? Будешь работать на меня и хорошо получать.

– Я не могу, извините. Я с таким трудом поступила в институт. Я не могу его бросить.

– Забудь про учебу. Не придешь на сессию – тебя автоматически отчислят.

– Мне очень нравится учиться. Я хочу работать по специальности. Пожалуйста, отпустите меня. Я же никому и ничего плохого не сделала. Я сделала все, что вы хотели.

– А что я хотел? – язвительно поинтересовался Егор.

– Чтобы я взяла преступление на себя, – шепотом ответила я. – Я это сделала.

– Но это слишком мало, чтобы продолжать жить.

– А что еще?

– Будешь делать то, что я тебе скажу.

– Всю жизнь?

– Теперь твоя жизнь целиком и полностью зависит от меня. И только мне решать, какой она будет: короткой или длинной.

Я опустила глаза, ощущая, как меня охватывает паника. Меня оставили в живых, но мое будущее неизвестно, и, судя по словам этого Егора, меня отсюда живой не выпустят. Меня охватило такое сильное отчаяние, что захотелось упасть на пол и кричать от беспомощности.

– Я хочу домой, – только и смогла выдавить я из себя.

– А где твой дом?

– Я живу в Подмосковье. Добираться до института слишком долго. Поэтому я снимаю со своей однокурсницей квартиру на самой окраине Москвы.

– А ты хочешь вернуться домой?

– Да, – кивнула я.

– А ведь совсем недавно ты хотела жить, и тебе было безразлично, что с тобой будет дальше, если ты останешься в живых. Послушай, Наташа, а может, тебя действительно лучше шлепнуть, чтобы ты не мучилась?

– Что значит шлепнуть?

– Помочь уйти в мир иной.

– Нет! – крикнула я и в ужасе посмотрела на Егора.

– Значит, ты хочешь остаться в живых?

– Хочу, – спешно ответила я и закусила нижнюю губу.

– Тогда тебе придется жить по моим правилам. Я подарил тебе жизнь, и я буду ей распоряжаться. Будешь работать на меня и исполнять все, что я тебе скажу. И не вздумай сбежать.

Говоря это, Егор так смотрел на меня, что по моему телу пробежали мурашки.

– У меня есть запись, на которой ты признаешься в убийстве Игоря. Она сразу попадет по месту назначения, и даже страшно представить, какой срок тебе дадут. Ты в тюрьму хочешь?

– Нет.

– Умирать ты не хочешь, в тюрьму не хочешь! Тогда слушайся меня.

Ночью я задремала с огромным трудом. Я лежала в комнате с одним крохотным зарешеченным окном, смотрела в темный потолок и смахивала слезы. Если бы я знала, что случайная связь обернется для меня таким диким кошмаром, я бы никогда в жизни не поехала с Игорем на дачу… Я несколько раз прокручивала в голове кошмарные события минувшего дня. Мне было очень жалко Игоря, а еще больше жалко себя, ведь Игорю уже ничем не поможешь. Правда, я не знала, смогу ли я помочь самой себе, ведь даже если мне удастся убежать из этого дома, меня тут же возьмут наши правоохранительные органы и мне будет достаточно сложно доказать, что я не являюсь убийцей Игоря.

А еще я не могла представить себе, как я должна работать на этого Егора. Чем должна заниматься? В голове роилась масса мыслей, и каждая из них была хуже другой. От этих горьких раздумий я уже не понимала, повезло мне, что я осталась жива, или мне бы лучше умереть.

В памяти всплыл мой институт, моя группа и парнишка со старшего курса, который постоянно пожирал меня глазами, но так ни разу и не подошел. Игра в гляделки длилась почти год. Если я не видела его в институтских стенах, то мое настроение тут же ухудшалось, все вокруг становилось каким-то серым, будничным и неинтересным. Как только он появлялся, я расправляла плечи, оживала, расцветала на глазах, старалась выглядеть как можно лучше и ждала того момента, когда он пройдет мимо и мы встретимся взглядом. Я сотню раз злилась на него за то, что он не подходит ко мне, но моя однокурсница Валя убеждала меня, что сейчас такая тенденция и самое большее, что парни могут сделать в отношении девушек, так это только на них смотреть. Такие вот «смотрящие» молодые люди.

Я уже давно пришла к мысли, что должна сделать шаг навстречу сама, но не могла. Не пойму, что меня останавливало? Нас приучили, что инициатива должна исходить от мужчины… И вот теперь я жалею, что не сделала этот шаг. Сильно жалею. По крайней мере, было бы что вспомнить. Какая разница, кто сделает шаг навстречу друг другу первым, главное, чтобы двое встретились и были счастливы. Господи, а я ведь совершенно ничего о нем не знаю. Ничего… И наверно, уже никогда и не узнаю.

По щекам вновь потекли слезы. И откуда у человека может быть столько слез? Кажется, что ты их уже все выплакал, а они все текут и текут. Кто бы мог подумать, что со мной может произойти подобное? Отдаться первому попавшемуся мужчине, к которому воспылала страстью, и попасть в страшный переплет…

* * *

Открыв глаза, я увидела сквозь крохотное окошко пробивающийся дневной свет и, приподняв голову, попыталась припомнить все, что произошло со мной этой ночью. Чем больше я вспоминала, тем больше и больше приходила в состояние дикого ужаса и полнейшей безнадежности. Выход был только один – бежать. Бежать при первой появившейся на горизонте возможности.

Я встала на кровать и дотянулась на цыпочках до крохотного окошечка с железными прутьями. Я не увидела ничего, кроме лужайки и двухметрового забора с видеокамерами. Я плюхнулась обратно на кровать, обняла подушку и, поджав под себя ноги, закрыла глаза, чтобы не видеть мерзкую комнату. Мне было больно, страшно и одиноко…

Где-то там, далеко, остался мой поселок со старой избой, в которой жили мама и три младшие сестренки. Отец мой давно сгорел от водки, и вместо скорби мы после его смерти почувствовали только облегчение. С этой минуты наша жизнь стала более спокойной, размеренной и даже дружной.

Я с детства тянулась к языкам. Покупала различные учебники, учила английский, занимаясь дополнительно со школьной учительницей. Мало кто верил, что я смогу поступить на бесплатное отделение довольно престижного института, так как конкурс был просто сумасшедший, но я смогла. Без связей, спонсоров и денег.

Прожив год в общежитии, мы вместе со моей однокурсницей сняли крошечную двухкомнатную квартирку. После занятий подрабатывали репетиторами английского языка, жили без выходных, праздников и свободного времени. Я стоила дешевле, чем старшекурсники или преподаватели институтов с какими-нибудь научными званиями, но от учеников у меня отбоя не было.

Одного мальчика мне пришлось покинуть по собственному желанию, несмотря на то, что он был достаточно умным ребенком и делал значительные успехи. Дело в том, что его отец положил на меня глаз и постоянно оказывал мне недвусмысленные знаки внимания. Я делала вид, что ничего не замечаю, и особую неловкость чувствовала именно в те моменты, когда мама мальчика находилась дома. Это была красивая, интересная и душевная женщина, которая относилась ко мне с теплотой и интересовалась моими делами. Мне было очень стыдно, когда ее муж незаметно пытался ущипнуть меня за попку или, выбрав момент, пока жена была на кухне, а ребенок учил новые слова, пытался залезть мне под юбку. А в последний раз и вовсе его поведение не укладывалось ни в какие рамки. В этот день мамы мальчика не было дома, и, когда мы с ребенком читали текст, он позвал меня на кухню. Стоило мне зайти туда, как мужчина закрыл дверь, задрал на мне платье, завалил на стол, стал стягивать с меня трусики. Я была в шоке. Закричишь – прибежит перепуганный ребенок, расскажет все матери, и тогда попробуй докажи, что ее муж сам начал ко мне приставать. Никто не поверит. Молчать и отдаться этому хаму – значит, себя не уважать и стать безмолвной шлюхой, удовлетворяющей похотливые желания абсолютно чужого мужика. Я попыталась вырваться, но этот идиот схватил меня за волосы и чуть слышно сказал:

– Молчи, сучка. Не дай бог, мой пацан услышит, убью. Расслабься, я тебе приплачу. Только молчи. Будешь мне давать – твоя ставка повысится.

Я не помню, как смогла вырваться без лишнего шума, ударила чересчур настойчивого папашу в пах и бросилась прочь. Выбежав в коридор, я быстро обулась и, не обращая внимания на крик ребенка: «Тетя Наташа, вы куда?», рванула со всех ног вниз по лестнице.

Мать мальчика мне неоднократно звонила, спрашивала, почему я так неожиданно ушла и больше не объявляюсь. Ребенок очень переживает и не хочет другого преподавателя. Пришлось врать, что в тот день мне по семейным обстоятельствам пришлось срочно уехать из города. Она звонила мне еще несколько раз, и, разговаривая с нею, я ощущала совершенно непонятную перед ней вину.

– Ну что, проснулась?

Я еще сильнее прижала к себе подушку и посмотрела на зашедшего в комнату Егора.

Глава 4

– Как дела?

– Не знаю, – ответила я, чувствуя, что страх вновь возвращается ко мне.

– Как спалось на новом месте? Ты загадала, чтобы жених приснился невесте?

Поняв, что Егор надо мной издевается, я пожала плечами.

– Иди умывайся и приготовь что-нибудь поесть. У нас полный холодильник продуктов.

Сварив суп и пожарив котлет, я накрыла на стол. Интересно, вдвоем ли мы с Егором в доме или еще кто-то есть? Пока посторонних лиц в доме не наблюдалось. Сев напротив Егора, я без особого аппетита проглотила ложку супа, боясь поднять глаза и уж тем более встретиться с ним взглядом.

– Через неделю улетаем в Тунис. Как раз к вылету будет готов твой новый заграничный паспорт. По паспорту тебя по-прежнему зовут Наташей, только у тебя другая фамилия и отчество. У нас ровно неделя для того, чтобы ты смогла привести себя в порядок. Целый день будем проводить в SPA-центре. Мне тоже не мешает привести в порядок здоровье, а тебе – твой внешний вид. Какая-то ты вся бледная, губы синие, под глазами черные круги. Ни один мужик на тебя не клюнет. Хватит страдать. У тебя началась новая жизнь и больше нет никаких поводов для страданий. Ты слышишь меня?

В первый раз с того самого момента, как начался этот кошмар, я улыбнулась. Мои страхи, что из меня сделают сексуальную рабыню и будут держать в комнате с решеткой всю жизнь, остались позади. Если я смогу уехать в другую страну и находиться среди людей, значит, найду момент и убегу. И пусть у меня не будет ни денег, ни паспорта, я всегда смогу найти наше посольство и рассказать о своей беде. Правда, мне не давала покоя мысль, что в руках Егора видеозапись, на которой я признаюсь в убийстве. Как же тяжело теперь будет доказать, что я не имею к этому убийству никакого отношения и что меня вынудили это сделать.

– Что ты улыбаешься? – нахмурил брови Егор. – Я сказал что-то смешное?

– Я никогда не была за границей.

– Что, совсем никогда?

– Но я очень об этом мечтала. Именно поэтому я и учу языки.

– Считай, что твоя мечта сбылась, а я волшебник, который появился в твоей жизни и все изменил. Только не думай, что я добрый волшебник. Совсем нет. Я очень злой, и любое мое волшебство тебе придется отрабатывать. Кстати, тебе кто-нибудь говорил, что ты хреново готовишь?

– Да я никогда толком и не готовила.

– Я в ресторанах привык есть, а ты готовишь отвратительно. По-студенчески.

– Мы с подругой привыкли готовить из минимума продуктов.

– А зачем готовить из минимума, если в холодильнике максимум? Ты что, сэкономить решила? Мне твоя экономия не нужна. Для меня важно, чтобы было вкусно и еда не была поросячьей. А ты приготовила настоящую поросячью еду. Если в следующий раз состряпаешь подобное, я надену тебе кастрюлю на голову. Тебе пока здесь заниматься нечем, поэтому учись готовить. Оттачивай свое мастерство.

Всю следующую неделю я чувствовала себя пленницей, которую из комнаты выпускали лишь для того, чтобы она что-то приготовила и поела сама. Иногда со мной был Егор, а иногда – кто-то из его сообщников. Один раз, когда я на кухне чистила картошку, я увидела того, кто стрелял в Игоря, и мне показалось, будто мое сердце вот-вот выскочит из груди.

– Привет, – бросил он мне и снял крышку с кастрюли. – Есть что пожрать?

– Нет еще. Я готовлю.

В этот момент из моих рук выскочил нож, и я поспешила его поднять. Подняв нож, я положила картофелину на доску и хотела ее порезать, но вместо этого попала по пальцу и взвыла от боли. Убийца Игоря достал носовой платок и протянул его мне.

– Послушай, у тебя откуда руки растут? Из жопы? Мало того, что долго жрать готовишь, так еще пальцы себе режешь.

– Извини.

– Да ладно передо мной извиняться. Ты лучше пожрать побыстрее приготовь и голодом не мори.

Только после того, как грубиян скрылся за дверью, я смогла спокойно приготовить наваристый борщ, часто поглядывая в окно. Из него открывался вид на глухой двухметровый забор и пустой двор.

За день до отлета Егор показал мне новенький заграничный паспорт.

– Ну как? Завтра летим.

– А почему ты не захотел сделать паспорт на мою настоящую фамилию? – к концу недели я стала обращаться к Егору на «ты».

– Зачем рисковать? Вдруг на тебя подадут в розыск. Как, ты говоришь, зовут твою однокурсницу, с которой ты снимаешь квартиру?

– Валя.

Егор хитро улыбнулся и, недолго думая, протянул мне свой мобильный телефон:

– А ну-ка позвони Вале.

– Зачем? – опешила я.

– Позвони, я сказал. Мой номер никогда не определяется, поэтому твоя подруга не поймет, откуда ты звонила.

– А что я должна сказать?

– Скажи, что ты встретила классного мужика, влюбилась и уезжаешь с ним в Сочи, что у него там огромный дом с бассейном и что пока тебе не хочется возвращаться обратно. Ты должна быть достаточно убедительной и твоя подружка обязана поверить, что ты потеряла голову от любви, наплевала на сессию и пустилась во все тяжкие. Мне нужно, чтобы тебя не искали.

– Валя слишком хорошо меня знает, чтобы поверить в подобную чушь. Она знает, насколько для меня важна учеба и как я к ней отношусь.

– Ты должна преподнести это так, чтобы подруга тебе поверила. Важно, чтобы она не наводила панику и не кричала на каждом углу о твоем исчезновении. Пусть девочка себе учится, сдает экзамены и думает, что ты втрескалась в крутого парня и укатила в Сочи. Если ты ее не убедишь, то вместо поездки за границу получишь пулю в лоб, и на этом точка.

Не став шутить с огнем, я взяла протянутый телефон и набрала номер Вали. Услышав мой голос, она возмущенно закричала в трубку:

– Наташка, я уже не знаю, что и думать! Твой мобильник отключен. Сессия началась. Что у тебя случилось?! Почему ты меня не предупредила, где ты? Как ты собираешься сдавать сессию? Возвращайся немедленно!

– Валя, я пока не могу вернуться, – глухо сказала я и чуть было не зарыдала.

Егор с силой толкнул меня в бок. Поморщившись от боли, я собрала волю в кулак и заговорила более оживленно.

– Как это не вернешься? Ты что, с ума сошла? – не могла успокоиться Валя. – С тобой что-то слу–чилось?

– Да.

– Что? Говори, а то я с ума сойду.

– Я сошла с ума. Ты что, не знаешь, как от любви сходят с ума?

– От какой любви? Наташа, у тебя сессия!

– Валя, слушай меня внимательно. Я влюбилась так, как не влюблялась никогда в жизни. Мой любимый живет в Сочи. Я не хочу его потерять и улетаю вместе с ним. Он красив как бог, богат, у него дом с бассейном. Я не могу не воспользоваться шансом устроить свою личную жизнь. Если он улетит один, то я навсегда его потеряю. Так что, меня теперь ничего не интересует, кроме моего любимого. Валя, я еще никогда не была так счастлива, как сейчас.

– Наташка, что ты несешь? Какой Сочи? У тебя сессия!!! Сдай сессию, а потом устраивай свою личную жизнь.

– К черту сессию! Любовь для меня важнее. С этой сессией я могу потерять любимого.

– Но тебя отчислят!

– Пусть отчисляют! Я выхожу замуж и буду жить в Сочи.

– А как же квартира? Я не могу платить за нее одна!

– Валя, все, я больше не могу разговаривать. Я уже сажусь в самолет. Если в институте спросят, где я, скажи, что я не прихожу по семейным обстоятельствам.

Закончив разговор, я передала трубку Егору и смахнула слезы.

– Ну, что ты постоянно ревешь? – недовольно спросил Егор.

– Потому, что мне страшно. Я не знаю, что будет завтра. Я так мечтала поступить в этот институт… Я шла на красный диплом. Теперь меня отчислят. Помимо учебы, меня ждут дети. Я работаю репетитором английского языка. Ни дети, ни родители не понимают, что случилось, почему отключен мой мобильный телефон. Я теряю все, что приобретала с таким трудом. Моя подруга не сможет платить одна за квартиру. Где ей теперь жить? Там остались мои вещи…

– Дорогуша, ты осталась жива. Совсем недавно ты молила меня, чтобы я подарил тебе жизнь, а теперь ноешь об учебе и шмотках. Я вот одного не пойму: если ты вся такая правильная, на красный диплом шла, училкой работала, то почему ты незнакомому мужику с первого раза дала? Может, ты еще и телом приторговываешь? Давай, признавайся.

– Ничем я не приторговываю. Все, что произошло, – это просто нелепая случайность.

– Вот видишь! Сидела бы за учебником, грызла бы гранит науки и не было бы в твоей жизни нелепых случайностей. – Егор взял меня за подбородок и посмотрел таким взглядом, что я была готова провалиться от страха под землю. – Я подарил тебе жизнь, а это значит, что отныне она принадлежит только мне. Ты должна делать все, что я тебе говорю, и никогда меня не злить. Когда я раздражаюсь, то тут же хватаюсь за пистолет. Запомни это. И еще: если ты когда-нибудь вздумаешь от меня сбежать, я достану тебя даже из-под земли и устрою такое, что даже смерть тебе покажется избавлением. Забудь о том, что было, и живи тем, что есть.

Глава 5

Перед тем, как ехать в аэропорт, Егор посадил меня напротив себя и достал пакетик с каким-то белым порошком. Я сразу почувствовала неладное и спросила:

– Что это?

– Кокаин. Никогда не пробовала?

– Нет, – испуганно ответила я.

– Считай, что у тебя сегодня появилась такая возможность. Надо же когда-то начинать.

– Ты хочешь, чтобы я стала употреблять наркотики?

– Я просто хочу тебя угостить. Попробуй.

– Прошу тебя, не надо…

– А тебя никто и спрашивать не собирается.

Егор достал из кармана стодолларовую купюру, свернул тоненькую трубочку и стал вдыхать кокаин. Я сидела ни жива ни мертва и смотрела на это малоприятное зрелище с нескрываемым отвращением. На моих глазах вновь показались слезы. Если бы у меня только появилась возможность вернуться в свою прошлую размеренную жизнь… Если бы…

– Теперь твоя очередь.

– Я не буду, – резко ответила я и посмотрела на Егора испуганными глазами. Я никогда в жизни не употребляла наркотики и никто меня не заставит это делать. – Егор, пожалуйста, не нужно. Если тебе нравится, я не против, пожалуйста. Только меня подсаживать на наркоту не стоит.

Егор посмотрел на меня мутными глазами и усмехнулся:

– Что ты сейчас сказала? Что тебя никто не заставит? А вот это ты погорячилась. Девочка, ты позабыла, что отныне твоя жизнь принадлежит мне и ты будешь делать все, что я тебе скажу. А спорим, я тебя сейчас заставлю нюхать наркоту?

– Егор, пожалуйста, не надо. Я очень тебя прошу.

Но Егор не стал реагировать на мои слова и в доказательство того, что он может заставить меня все, что захочет, достал пистолет. Наставив его на меня, он бросил злобный взгляд и, сняв пистолет с предохранителя, произнес:

– Нюхай. Ты что, думала, что я с тобой в игрушки играю? Девочка, для меня человеческая жизнь ничего не стоит. Я оставил тебя в живых совершенно случайно и предупредил тебя, что теперь ты должна делать все, что я захочу. Если я сказал тебе нюхать, значит, ты должна сидеть и нюхать! Я не буду повторять одно и то же два раза!

– Но я не умею, – я не сводила глаз с дула пистолета и ощущала, что у меня вдруг начался нервный тик. От нервного напряжения и страха перед глазами все поплыло.

– Учиться никогда не поздно.

– Убери, пожалуйста, пистолет.

– Нюхай, – повторял одно и то же Егор и почему-то смеялся.

Трясущимися от страха руками я поднесла трубочку к белому порошку и втянула носом белую дорожку. Внезапно я ощутила необычный прилив энергии и вместо презрения одарила Егора благодарной улыбкой.

Егор усмехнулся, спрятал пистолет и спросил:

– Ну как? Я смотрю, тебя вставило. В первый раз вставляет не всех, но у тебя все получилось. Просто надо знать меру. А то многим с первого раза становится плохо и все это потому, что нюхают, как слоны.

Когда мы подъехали к аэропорту, Егор прямо в машине дал мне еще дозу, и я вновь ощутила блаженство. Весь полет я проспала, а когда наш самолет приземлился, посмотрела в окно с какой-то опаской, ведь я никогда раньше не была за границей.

Как только мы прошли паспортный контроль, Егор сразу забрал мой паспорт. Мы зашли за здание аэропорта, и он дал мне еще дозу.

– Ты сделаешь меня наркоманкой? – с упреком сказала я Егору, а сама с огромным наслаждением нюхала кокаин.

– Да брось ты! Зависимость от наркотиков никогда не наступает быстро, – убеждал меня Егор и повел к такси, которое должно было домчать нас до отеля.

Из окна машины я смотрела на мавританскую экзотику, открыв рот, и только теперь до конца осознала тот факт, что я нахожусь за границей. Красота оазисов, очарование узеньких улочек, памятники культуры, мягкий средиземноморский климат, чистое теплое Средиземное море и утопающие в зелени отели… Красота, которой я не видела раньше никогда.

А еще я думала о наркотиках. Раньше в моем представлении наркотики ассоциировались со всем самым отвратительным. Но сейчас мне стало казаться, что наркотики – это спасение от суровой реальности и бегство от самой себя. Появилась какая-то безграничная уверенность в себе. Я даже стала думать, что наркотики приводят к плачевным результатам и пагубно действуют на организм только тех, кто «сидит на игле». Теперь мне стало казаться, что опасность для здоровья представляют только те наркотики, которые вводятся внутривенно. Как же быстро поменялось мое сознание… В конце концов в жизни нужно попробовать все, и нет ничего ужасного в том, что я пару раз понюхала кокаин. Будет что вспомнить. Никогда бы не подумала раньше, что я могу прийти к мысли, что употреблять наркотики не страшно, что это вполне нормальное явление. Просто тебе хорошо…

Почему-то перед глазами предстала моя учительница английского языка, с которой я была очень дружна и которая часто рассказывала нам о вреде наркотиков. Она всегда говорила о том, что ни один наркоман не признается самому себе, что таковым является. Учительница утверждала, что все пробуют наркотики из-за любопытства. Мое же знакомство с наркотиками состоялось под дулом пистолета.

И все же в глубине души я надеялась, что употребление наркотиков никогда не станет для меня нормой. Просто сейчас в моей жизни такая ситуация, когда мне очень тяжело, и можно реально свихнуться от того, что со мной происходит в данный момент.

* * *

В отеле нас с Егором поселили в один номер. Оказывается, он забронировал его заранее. Я посмотрела на большую аккуратно заправленную кровать и как-то растерянно произнесла:

– Я думала, мы поселимся в два разных номера.

– А для тебя это имеет какое то значение? – ехидно поинтересовался Егор.

– Конечно, имеет.

– Ну и какое?

– Я тебя совсем не знаю, чтобы с тобой вместе спать.

– Можно подумать, ты Игоря знала!

– С Игорем все было совсем по-другому. Это – какое-то сумасшествие и неземное влечение. Я даже не могу объяснить, что это было, но тогда я реально потеряла голову. Возможно, это любовь с первого взгляда.

– Девочка, а ты знаешь, что у Игоря жена и трое детей? Он переспал с тобой, а утром выкинул бы тебя за дверь.

– Я даже знаю, как зовут его жену. Ее зовут Таней. Он произносил ее имя во сне. А вот про троих детей он не успел мне рассказать. Да и зачем мне это все… Игорь предложил мне стать его любовницей.

– Или честной бесплатной давалкой, – засмеялся Егор. – Какие же вы, бабы, дуры.

Я понимала, что спорить с этим человеком себе дороже, и вышла на балкон, чтобы посмотреть на море. Егор вышел следом за мной и сказал:

– Завтра с утра пойдем в SPA-центр. Отдашься в руки профессиональных массажистов и косметологов. Через неделю будешь выглядеть как картинка. Отдохнешь, похорошеешь и приступишь к работе.

– К какой работе? – Я испытующе посмотрела на Егора.

– Будешь разводить богатых мужиков на большие деньги.

– Я должна с ними спать?

– А это уж как у тебя получится. Если будешь всем давать, то быстро поизносишься. А товарный вид имеет в нашем деле большое значение. Поэтому старайся не доводить дело до постели. Думаю, это в твоих же интересах.

– Но я ничего не умею. У меня нет такого опыта.

– Опыт приходит со временем. Я тебя всему научу.

Я выдержала паузу и задала вопрос, который уже давно вертелся у меня на языке.

– Почему твои люди убили Игоря?

И тут же сама пожалела об этом. Егор изменился в лице и посмотрел на меня таким злобным взглядом, что мне в очередной раз стало не по себе.

– Это ты убила Игоря, и у меня есть доказательства на этот счет. Убийцу уже ищут. Не забывай, что я могу сдать тебя ментам в любой момент. И не думай, что тебе удастся выкрутиться и рассказать, как все было на самом деле. Тебе никто не поверит. Ментам невыгодно искать кого-то другого, тем более если у них на руках есть козырная карта. Им нужно как можно быстрее закрыть это дело. Каждое сказанное тобой слово будет с удвоенной силой использовано против тебя. Ты меня хорошо понимаешь?

– Понимаю, – машинально ответила я и вновь посмотрела на море. – У меня нет с собой даже купальника.

– Сейчас все купим при отеле. Ты хочешь искупаться?

– Очень. Я ведь никогда в жизни не видела море.

– Ты это серьезно?

– Да. Я знала, что оно красивое, но никогда не думала, что настолько. Я бы очень хотела подойти к нему поближе.

– Тогда давай нюхнем, купим тебе пляжные шмотки и пойдем купаться.

Я облегченно вздохнула. Мысль о том, что некоторое время я буду витать в облаках и отвлекусь от этой страшной реальности, не смогла не греть меня…

Глава 6

Море было теплым и соленым. Я поплыла к буйкам и, схватившись за один из них, посмотрела на подплывающего ко мне Егора. Признаться честно, я испытывала дикое желание его утопить, но хорошо понимала, что наши силы неравны. Когда Егор подплыл совсем близко, мне захотелось погрузить его голову в воду и держать ее там до тех пор, пока он не перестанет дышать и сопротивляться. Но по крепкому телосложению Егора было нетрудно догадаться, что он утопит меня намного быстрее, чем я его.

Остается только один выход – бежать. Бежать в Тунисе, потому что, вполне возможно, в Москве у меня не будет такого шанса. Судьба не стучится дважды в закрытые двери. Только перед побегом нужно выкрасть из сейфа мой паспорт и деньги на обратный билет. Значит, теперь я должна сделать все возможное и невозможное для того, чтобы подглядеть код и получить доступ к сейфу.

– Ну как водичка? – Егор обхватил руками соседний буек.

– Водичка просто отличная.

– Вечером пойдем в один замечательный ресторан.

– Это приглашение?

– Понимай как хочешь.

– Приглашение принимаю.

– Тут интересная национальная кухня. Мне нравятся тунисские блюда. Одно из любимых – это кускус.

– Кускус, – я не могла не улыбнуться. – Такое интересное название!

– Само блюдо еще интереснее. Это баранина с тушеными овощами и крупой кускус. Даже чебуреки здесь необычные. Они похожи на блины с яйцом и тунцом. А блинчики с мясом называются «пальчиками Фатимы». И еще здесь очень вкусные тунисские маслины и оливки. Кофе в Тунисе просто отменный и очень крепкий. Чай с кедровыми орешками. У тебя появился аппетит?

– Если честно, то есть уже хочется.

– Тогда пошли на берег – и в ресторан. Тем более у меня сегодня праздник.

– И что это за праздник?

– У меня день рождения.

– Ты это серьезно?

– Серьезнее не бывает. Мне сегодня пять––десят лет.

В мои двадцать Егор показался для меня неимоверно старым. Седина, морщины, но еще довольно крепкое тело, правда, с брюшком или, как еще называют, пивным животиком. В другой ситуации я бы обязательно сказала ему, что в таком возрасте нормальные люди уже не бегают с пистолетами, не убивают и не берут в заложники молоденьких девушек. Они ведут более степенный образ жизни и растят внуков. Но, по понятным причинам, я не могла этого сказать, потому что отдавала себе отчет, как может отреагировать Егор на мои слова.

– А почему ты не захотел встречать свой день рождения в Москве? Все-таки такая дата, юбилей.

– До определенного возраста день рождения был одним из моих любимых праздников. Чем старше я становился, тем все меньше и меньше мои дни рождения меня радовали. Доживешь до моих лет, поймешь. Так что, сегодня мы отметим круглую дату.

– Извини, я без подарка, – в моем голосе послышались издевательские нотки.

– Ничего. Я обойдусь.

Я посмотрела на Егора в упор и подумала, что мне ужасно хочется подарить ему удавку.

– Что ты так на меня смотришь? – Егор словно понял, о чем я подумала.

– Ничего. Думаю, что тебе уже полтинник, а ты все с пистолетом носишься да молодых девчонок запугиваешь, – вырвалось у меня.

– Что ты сказала? – Егор нахмурил брови и от злости раздул ноздри.

– Что слышал.

– Это как понимать?

– Еще скажи, что сейчас пушку из воды достанешь и на меня наставишь! – откуда-то у меня появилась такая смелость, но я уже не могла остановиться. Меня, как говорится, уже несло.

– Что ты на меня уставился? Нормальные люди внуков нянчат, а не занимаются тем, чем занимаешься ты! Хреновый ты, Егор, человек, если тебе твое пятидесятилетие встретить не с кем. Уж пора самому зарабатывать, а не ловить молодых девчонок и делать из них своих заложниц или рабынь. Такой большой и седой дядька, а мозгов совсем нет. Без пистолета до сих пор разговаривать не научился! В детстве, наверно, слишком много в войнушку играл…

– Я убью тебя… – процедил сквозь зубы Егор и поплыл следом за мной.

Доплыв до берега, я бросилась туда, где было наиболее многолюдно, и увидев, что Егор выскочил из воды, в надежде на то, что он ничего мне не сделает при таком скоплении народа, громко крикнула:

– Дорогой, пойди прими душ!

– Что???

– Прими душ. Ты весь соленый. Я тебя такого сегодня к себе в постель не пущу. Будешь спать на балконе.

Отдыхающие тут же обратили на нас внимание и заулыбались.

– Заткнись!

Он подошел ко мне совсем близко, злобно сверкая глазами, по всей вероятности с трудом сдерживая себя, чтобы меня не задушить.

– Пойди остынь под холодной водой, – как можно громче произнесла я и махнула рукой в сторону кабинки душа.

– Я убью тебя, – шепотом произнес Егор, оглядываясь по сторонам.

– Что ты сказал? Что ты любишь меня? – переспросила я, не переставая играть на публику.

– Сука, – все так же тихо сказал Егор.

Его злило, что он попал в такую дурацкую ситуацию.

– Я знаю, что я твоя ласточка. Тигр, не подлизывайся! Будешь спать на коврике в прихожей.

Отдыхающие дружно зааплодировали и весело закричали:

– Тигр, иди помойся, а то тебя не пустят в постель!!!

Егор почему-то покраснел и отправился в душ. Я мысленно поблагодарила поддержавших меня русских отдыхающих и облегченно вздохнула.

– Если честно, то я думала, что это ваш отец, – призналась мне бабулька, лежащая на большом махровом полотенце.

– Сейчас так модно, – заверила я.

– Я вижу. В наше время такое встречалось нечасто. А сейчас все только и пишут про кризис сорокалетних, мужчины бросают свои семьи и уходят к молодым.

– А я его любовница, – продолжала шокировать я бабульку. – Он свою семью не бросал.

– Как? У него и жена есть?

– Есть. И жена, и дети, и внуки.

– Вот кобель! Жена, поди, не знает, где ее кобелина сейчас.

– Он ей сказал, что в командировке.

– А это у него такая командировка?

– Это сейчас так называется.

– Чтоб у него то, что между ног, отсохло. Чтоб его неугомонный стручок вечно смотрел на полшестого, – пожелала Егору старушка.

– В том-то и дело, что он у него вечно на двенадцать смотрит.

– В таком-то возрасте…

– Седина в бороду – бес в ребро.

– А по нему и видно, что он кобель, – сделала заключение бабулька. – А тебе самой-то с ним как? Не противно?

– А я из небогатой семьи. Если не я, то другая. Если бы я с ним сюда не поехала, так он бы другую привез. За ним не заржавеет.

– Тоже верно.

В этот момент вернулся Егор и заметно занервничал, увидев, что я разговорилась с незнакомой женщиной.

– Что случилось? О чем беседа?

– О том, какой ты тигр в постели.

– Что? – Егор побагровел и беспомощно посмотрел на меня так, что я моментально почувствовала хоть небольшую, но все же победу.

– Ты что несешь?

– Ничего лишнего. Просто одна отдыхающая спросила меня, можешь ли ты кинуть за ночь две палки или только одну. Я сказала, что ты способен на три. Так что, теперь весь пляж знает, что ты в авторитете. И мне все завидуют.

– Что???

– Егорушка, почему ты сегодня столько чтокаешь? У меня отдыхающие начинают интересоваться, сколько раз за ночь ты можешь удовлетворить женщину.

– А зачем они это спрашивают?

– Они решили сделать тебя секс-символом нашего отеля.

– А почему именно меня? – удивился Егор.

– Потому, что ты похож на кобелька, вернее, на породистого бывалого кобеля.

– Что???

– Люди думали, что ты мой отец. А теперь узнали, что ты любовник, и сразу заинтересовались твоими половыми возможностями. Да ты не переживай, я тебя похвалила и сказала, что у тебя всегда на двенадцать стоит. Видишь, как весь пляж, затаив дыхание, смотрит на твои плавки.

Бабулька на полотенце захихикала, а красный, как рак, Егор пошел обратно к морю. «Хорошо, если топиться», – подумала я и легла на лежак.

Глава 7

Егор вылез из воды, когда на пляже уже почти никого не осталось, и работники пляжа убирали накопившийся за день мусор. Я отчетливо понимала, чего мне могут стоить мои злобные насмешки, и от греха подальше ушла в пляжный бар. Сев за барную стойку, я заказала коктейль и начала тихонько потягивать его из трубочки, наблюдая за тем, как Егор натягивает свои шорты и майку, не спуская с меня глаз. Он тоже зашел в бар и сел рядом. В баре никого не было, кроме нас и двух официантов, которые убирали со столов.

– Если ты тронешь меня хоть пальцем, я закричу и попрошу помощи у официантов. Они тут же вызовут полицию, – сразу предупредила я Егора, как только он оказался рядом со мной.

– Вообще-то, за такие вещи убивают.

– Тебе все равно нечем.

– Тогда душат.

– Может быть, не стоит? У тебя все-таки день рождения?

– Считай, что ты мне его испортила.

– А вообще-то, кто-то предлагал мне сходить в ресторан.

– Тебе повезло, что на пляже еще есть люди. У меня дикое желание закопать тебя в песок.

– Твое предложение сходить в ресторан остается в силе? – упорно переводила я разговор на другую тему.

Вместо ответа Егор взял меня за руку и с силой ее сжал.

– Мне больно.

– Знай, что это был первый и последний раз, когда я закрыл глаза на твои выходки. Мое предложение пойти в ресторан остается в силе. Пошли переоденемся и приведем себя в порядок.

– Я с тобой в номер не пойду.

– Что значит не пойду?

– Я боюсь.

– А сделать меня посмешищем пляжа ты не боялась?

– Просто у меня хорошее чувство юмора.

– А мне показалось, что у тебя вместо мозгов помойка.

– Я не пойду с тобой в номер, – заявила я.

– Почему?

– По тебе видно, что тебе на женщину руку поднять – раз плюнуть.

– Я тебя пальцем не трону, – пообещал Егор.

– Я тебе не верю.

– Сказал не трону, значит, не трону. Но только до первой выходки. Бить не буду. Сразу похороню.

Егор действительно вел себя в номере вполне прилично и не стал меня наказывать за то, что я выставила его на посмешище. Он пребывал в хорошем расположении духа и постоянно бурчал себе под нос, что сегодня у него день рождения. Видимо, только это меня и спасло.

Через час мы уже сидели в довольно симпатичном ресторанчике, оформленном в арабском стиле, и листали меню. Я сказала, что хочу сходить в туалет, а сама зашла на кухню и попросила официанта вынести к концу вечера торт со свечами и спеть его вместе с официантами по-арабски: «Поздравляем с днем рождения». Затем я вернулась за столик и посмотрела на скучающего Егора.

– Какой торжественный ужин без вина? – спросил он.

– Никакой, – не могла я не согласиться.

– Какое вино будем заказывать? – поинтересовался у меня Егор, держа в руках винную карту.

– Какое хочешь.

– Давай закажем красное MAGON. Это вино считается лучшим в Тунисе.

– Тогда его обязательно надо попробовать.

– Вообще здесь очень самобытная кухня. Многие тунисцы любят есть руками. Они считают, что так вкуснее и полезнее. Даже соусы они ловко подчищают кусочками хлеба. А вообще здесь почти в каждое блюдо добавляют тунца. Для тунисцев это мясо, а не рыба.

Мы заказали тунисский салат, «пальчики Фатимы», тажин – яйца, помидоры и специи, запеченные в тесте, брошет – мини-шашлык из крохотных кусочков курицы на деревянной палочке, приготовленный на гриле, шеврет – креветки под острым соусом и прославленный кускус. Егор уверял меня, что так, как готовят это блюдо тунисцы, больше не готовят нигде на Востоке.

Когда официант разлил вино по бокалам, я подняла свой бокал и улыбнулась Егору.

– Ну что, за твои пятьдесят?

– За мои пятьдесят, – чокнулся со мной Егор и принялся потягивать вино.

– Возраст не проблема. Молодость должна быть во взгляде и в душе.

– В душе мне всегда восемнадцать.

– И это правильно.

За соседним столиком сидела та самая бабулька с пляжа, которой я представилась как любовница Егора. Она ужинала вместе с пожилой француженкой, косилась в нашу сторону и что-то рассказывала своей знакомой на французском языке. Та не сводила с Егора восхищенных глаз.

– Егор, а у тебя есть семья? Твои родные тебя поздравили?

– У меня нет семьи.

– Почему так?

– Я в разводе уже много лет, – нехотя отвечал Егор. – Жена живет в Америке вместе с взрослым сыном. Они не поддерживают со мной отношения.

– Почему?

– Потому, что она вышла замуж во второй раз и ей это не нужно.

– А сыну тоже не нужно?

– Когда мы развелись, сын был совсем маленький. Он думает, что его отчим его настоящий отец. Зачем я буду лезть в чужую жизнь? Если жена так захотела, то пусть так и будет.

Егор замолчал и вновь сделал глоток.

– Послушай, не спрашивай меня об этом, – было заметно, что подобные разговоры его разд–ражали.

– Не буду. Ты мне уже все рассказал.

– Ничего я тебе не рассказывал. А просто сдуру ответил на твой вопрос.

– Хорошо, давай не будем о грустном. Ведь сегодня у тебя день рождения. Знаешь, а мне нравится этот праздник. Когда я жила с мамой, мы всегда пекли торт и жарили курицу с картошкой – было безумно вкусно. Больше всего я любила задувать свечи на торте. В этот момент я всегда ощущала себя необыкновенно счастливой…

– Ты одна в семье?

– Нет. У меня еще три младшие сестренки.

– Сколько?

– Три сестры.

– А что так много-то?

– Сколько есть – все наши.

– Прямо многодетная семья какая-то. Отец у тебя мастер клепать девчонок.

– Он умер несколько лет назад.

– Извини, я не знал.

– Ничего страшного. Он очень сильно пил. Сгорел от водки. Я понимаю, что грешно так говорить, но когда его не стало, мы хоть зажили нормально. Спокойно как-то. А то он как напьется, так выступает и всех по дому гоняет. А без него мы спать по ночам хорошо стали.

– А кто за тебя в институте-то платит, если твоей матери еще трех сестер кормить нужно?

– А я поступила на бесплатное отделение.

– А что, такие еще бывают?

– Бывают, но только на них просто сумасшедший конкурс. А я закончила школу с золотой ме–далью. Да и в институте шла на красный диплом и, возможно, получила его бы, если бы тебя не встретила. Можно сказать, ты мне всю жизнь поломал.

– Дурочка, я подарил тебе жизнь.

– А еще я работала репетитором – учила детишек на дому английскому языку.

– Ты это уже говорила, – развел руками Егор. – Чистейшее и умнейшее создание, которое я нашел в постели, увы, покойного Игоря.

При воспоминании об Игоре я слегка дернулась и сдержанно произнесла:

– Это была страсть. Тебе незачем это объяснять. Ты все равно не поймешь.

В этот момент в зале погас свет, вышли официанты, выстроились в линейку и запели на арабском языке песенку, в которой поздравляли Егора с днем рождения. Первый официант нес торт с зажженными свечами и вел остальных к нашему столу.

– Что это? – удивленно спросил Егор.

– Сюрприз.

– Для меня?

– Думаю, что в этом зале нет других именинников.

– Значит, это ты устроила?

– А у тебя есть в заложниках кто-то еще?

– Спасибо, – неожиданно смутился Егор.

Официанты поставили перед Егором торт. В зале зажегся свет, и все посетители ресторана дружно зааплодировали. Егор поднялся со стула и раскланялся. В этот момент к нашему столику подвинули стулья двое: бабулька с пляжа и ее французская подруга.

– Мы ненадолго, – заверила нас она. – Мы тоже хотим поздравить секс-символа нашего отеля с днем рождения.

– Кого? – переспросил бабушку недовольный Егор.

– Нашего секс-символа.

Вторая французская бабушка была похожа на одуванчик: аккуратная и утонченная, в модной и дорогой одежде. На вид ей было лет восемьдесят, но я не могла не обратить внимания, что через каждые пять минут она махом выпивала рюмку водки и выкуривала тоненькую сигарету. Признаюсь честно, я бы никогда не смогла столько выпить, а если бы и выпила, то уже видела бы крепкий сон или находилась в совершенно неадекватном состоянии. Но французская бабушка держалась молодцом и с интересом поглядывала на окружающих ее молодых мужчин.

– Чего они хотят? – спросил у меня Егор, глядя на бабушек.

– Они хотят поздравить тебя с днем рождения.

– Бабушки, спасибо, – поклонился старушкам Егор и, переложив половину торта на другую тарелку, поставил ее перед ними. – Вот вам тортик. Идите отмечать за свой стол.

– Ну не такие уж мы и бабушки, – обиженно произнесла русская. – Это моя французская подруга. Мы каждый год вместе прилетаем сюда на лечение. Я рассказала ей про секс-символа, ее это очень заинтересовало. Она дала прозвище вашему любовнику: мистер Большой Член.

Я чуть было не прыснула со смеху.

– Моя французская подруга хотела бы выпить за мистера Большой Член и пожелать ему, чтобы и в девяносто его стрелка показывала на двенадцать часов, но никак не на полшестого.

– Конечно, давайте выпьем, – спасла я ситуацию, так как Егор был настолько ошарашен речью бабушек, что не мог произнести ни единого слова.

Я заказала у официанта финиковой водки и посмотрела на ничего не понимающего Егора.

– Выпей с бабушками за свое здоровье, и они вернутся за свой столик, – заметила я.

– Перестань называть нас бабушками, – укоризненно поджала губы русская бабулька.

Французская бабушка не сводила восхищенных глаз с Егора и что-то бормотала себе под нос.

– Что она лопочет? – спросил Егор, махнув свою порцию водки.

– Она говорит, что мистер Большой Член просто неотразим и что если он захочет приехать во Францию, то она будет рада принять его у себя в гостях, – объяснила русская старушка.

– Что???

Егор смотрел на бабулек суровым взглядом. Я всучила старушенциям половину торта и отправила за их столик. Но не посидев и пяти минут, бабушки вышли на невысокую сцену, на которой стояла музыкальная аппаратура, и стали отплясывать. К ним подтянулись другие скучающие пожилые француженки. Они так зажигательно танцевали, что я открыла рот и подумала, что их неуемной энергии можно позавидовать.

– Вот это я понимаю – старость, – завороженно смотрела я на танцующих старушек. – Сейчас еще по мальчикам пойдут.

И я не ошиблась. Бабушки натанцевались, хлопнули по рюмашке и ушли в ночь на набережную, туда, где прогуливалось множество молодых и привлекательных тунисских мужчин…

А я смотрела им вслед и думала, почему же в нашей стране совсем по-другому? Почему в других странах пожилые люди радуются жизни, а в нашей – выживают, как могут, и экономят даже на самых необходимых продуктах? Неужели наши пожилые люди не заслужили права быть счастливыми и свободными в столь почтенном возрасте? Горько и очень обидно за наших пенсионеров. Особенно когда видишь иностранных. Они могут посмотреть мир, а наши не в состоянии отдохнуть даже в каком-нибудь пансионате России. Дорого. Зато сильные мира сего любят рассказывать в своих газетных и телевизионных интервью, как они ездят по Куршевелям, устраивают помпезные праздники и отдыхают в Монако на собственных яхтах.

– Эти бабки выжили из ума, – пожаловался мне покрасневший от вина Егор.

– С чего ты решил?

– Зачем они называют меня мистер Большой Член?

– А ты считаешь, что это плохое прозвище? Мне кажется, что тут есть чем гордиться.

– Ты такая же сумасшедшая, как и эти старые хрычовки.

– Хотела бы я в их возрасте выглядеть так же, как они!

Выйдя из ресторана, мы решили прогуляться по берегу моря.

– Спасибо за сюрприз. Это было неожиданно.

– Пожалуйста. Все мои сюрпризы записывают на твой счет.

– Ты всегда такая язвительная?

– Нет. Просто я становлюсь более смелой и начинаю меньше всего походить на твою заложницу.

Когда мы вернулись в номер, Егор достал дозу и помог мне очутиться на вершине блаженства. После этого мы упали на кровать и занялись сексом. Секс «под дозой» оказался особенным. Я почувствовала себя птицей, парящей над пропастью. Мне показалось, что я еще никогда в жизни не испытывала большего возбуждения. А оргазм был таким сильным, что я громко закричала, разбудив всех постояльцев отеля. По крайней мере, когда все закончилось, с соседнего балкона послышался очень знакомый насмешливый голос:

– Браво, мистер Большой Член! Браво!!! Приезжайте к моей подруге во Францию. Пусть знает, какие в России есть жеребцы!

После этого послышались какие-то непонятные мне реплики на французском языке.

Глава 8

Я проснулась, когда еще не было шести. Егор крепко спал, а за окном шумело бирюзовое море. Я постояла пару минут на балконе, полюбовалась его безмятежной красотой и подумала, какое же море все-таки разное.

Глядя на набегающие волны, ощущаешь себя крохотной песчинкой, которой так хочется окунуться в этот морской плен. На эту завораживающую картину можно смотреть бесконечно. Она так волнует и так зачаровывает…

Быстро одевшись, я подошла к сейфу, дернула ручку и, убедившись, что он заперт, стала разбираться с кодом. Для того, чтобы открыть сейф, требовалась нехитрая комбинация цифр, только вот каких, мне было совсем неизвестно. Обычно кодом сейфовых замков была дата рождения, и я спешно стала считать, в каком году родился Егор. Вычислив его год рождения, я тут же набрала его на замке, но дверца не открылась. Заметно нервничая, я стала набирать различные комбинации цифр, но дверца даже не думала открываться. Я чуть было не ударила по дверце сейфа и не разревелась от горя и досады.

Бесшумно выйдя из номера, я направилась к морю и, сев на скамейку, грустно посмотрела на бегущего вдоль побережья молодого мужчину. Закончив свою тренировку, он разделся и прыгнул в море, где проплавал около получаса. Закутавшись в полотенце, он сел рядом со мной и посмотрел на меня заинтересованным взглядом.

– Давно за тобой наблюдаю.

– А я за тобой, – заметила я. – Спортсмен?

– Любитель. Просто люблю здоровый образ жизни. А ты почему не дружишь со спортом?

– Меня он сейчас интересует меньше всего, – честно призналась я новому знакомому.

– А что у тебя тогда за интересы?

– В данный момент я и сама толком не знаю.

– А что такой красавице не спится в такую рань?

– Одолевают различные мысли.

– Тогда давай знакомиться. Николай.

– Наташа.

В этот момент на моих глазах показались слезы. Мне почему-то захотелось довериться совершенно незнакомому человеку и рассказать ему обо всем, что со мной произошло. Но я, конечно, отдавала себе отчет, что рассказать все не могу.

– Наташка, море, солнце, песок… Откуда у такой красавицы могут быть черные мысли? Может, тебе нужен курортный роман?

– Не самое лучшее время для романов. Я приехала на курорт не одна, а с мужчиной.

– Тогда тем более. На твоем лице должна быть улыбка.

– Это не совсем то, о чем ты подумал.

– Не понял тебя. Ты приехала с мужчиной, и это не твой любовник?

– Совершенно верно. И заметь – мы живем в одном номере и спим на одной кровати.

– Тогда мне абсолютно ничего непонятно.

– Он держит меня в заложницах.

От моих слов Николай заметно повеселел и закурил сигарету.

– Натаха, ты боевиков насмотрелась, что ли? В каких заложниках тебя держат, если ты спокойно сидишь на берегу моря и никому нет до тебя дела? Сказочница!

– Я неправильно выразилась. Как бы тебе все это объяснить…

– Объясни как-нибудь более яснее.

– Знаешь, я очень сильно завишу от одного человека. Больше всего на свете хочу от него сбежать.

– Так убегай. Кто тебе мешает? Каждая вторая женщина от кого-нибудь зависит.

– У меня нет ни копейки, а у него мой заграничный паспорт. Куда бежать без денег и документов? Я в чужой стране и не смогу улететь.

– Ну где-то же он прячет твой паспорт с деньгами?

– В сейфе. Я сегодня столько с кодом мудрила – бесполезно. Пробовала наобум, ничего не получилось.

– Наобум никогда ничего не получается. Послушай, а что тебе сейчас от него бежать, он же ничего плохого тебе не делает? Отдохни, расслабься, покупайся, позагорай, а в Москве убежишь. Прямо в аэропорту. Там такое скопление народа, что это не составит особого труда.

– В том-то и дело, что в Москве мне будет это сделать гораздо сложнее. Нас встретят его амбалы, увезут за город и запрут меня в крохотной комнате с решеткой на окне. Я так уже неделю сидела.

– А на море он тебя зачем привез?

– Хочет, чтобы я подлечилась и хорошо выглядела.

– Как же ты вляпалась-то так? Такая большая девочка, а до сих пор не знаешь, что нельзя отдавать свои документы чужим дядям. Особенно в чужой стране.

– Да знала я все прекрасно. Просто так сложились обстоятельства. Я не могу рассказать тебе все. Я даже сейчас не понимаю, зачем стала тебе это рассказывать. Просто увидела, как ты спортом занимаешься, и подумала, что я ведь тоже в институте училась и шла на красный диплом.

– А теперь что с тобой стало?

– А теперь – все.

– Что все?

– По не зависящим от меня обстоятельствам отныне я должна принадлежать одному человеку.

Николай выкинул сигарету в урну, изображающую глиняный кувшин, и дружелюбно похлопал меня по плечу.

– Ну что ты нос повесила? В жизни нет ничего невозможного. Хочешь, я помогу тебе отправиться на родину без всяких документов?

– А это возможно? – тут же оживилась я.

– Я же сказал тебе, что в жизни нет ничего невозможного. Я в Тунисе уже пять лет живу. Гидом работаю. А мой брат работает в местном аэропорту. Он, между прочим, очень большой начальник, он уже десять лет, как здесь осел. Женился на местной жительнице, а у нее очень влиятельные родители. Брат сам внешне от тунисцев почти не отличается. Матушка меня от русского родила, а его – от одного араба, который вскружил ей голову, а потом бросил. Так что мой брат в этом городе далеко не последний человек. У него везде все схвачено. Поговорю с ним, он тебя засунет в самолет, левым грузом и долетишь до родины.

– Что значит левым грузом?

– Да не переживай ты так, никто тебя в багажное отделение класть не будет и уж тем более прятать в какой-нибудь большущий чемодан, чтобы ты в сосульку превратилась. Найдем самолет хоть с одним свободным местечком и посадим тебя в него.

– А такое возможно?

– Ты же не в России. Просто полетишь тунисскими авиалиниями. Переговорим с тунисским экипажем. Все всё поймут. Почему не помочь человеку, который в беде? Это с русскими тяжелее договориться. У них вечно какие-то проверки, и все должно быть строго по документам. А тут намного проще.

– А что я буду за это должна?

– Приедешь на родину и помянешь меня добрым словом.

– И все? – не могла не выразить я своего удивления.

– Ну не деньги же мне с тебя брать. Тем более их у тебя все равно нет.

– Значит, ты просто добрый волшебник?

– Не знаю, добрый или нет, но почему бы мне не помочь моей соотечественнице, которая попала в беду? Сегодня в десять часов вечера выходи из отеля. Я буду ждать тебя в машине. Заночуешь в доме моего брата. Заодно все ему расскажешь. А завтра с утра будем подыскивать для тебя самолет.

– А как же я паспортный контроль пройду без документов?

– Это уже забота моего брата. Тебе контроль вообще проходить не надо. Тебя прямо к самолету на машине доставят. – Николай помолчал и добавил: – Ты уверена, что хочешь сбежать от того, к кому попала в зависимость?

– Конечно, уверена.

– Тогда не вопрос. Я готов оказать тебе помощь. А ты передай от меня привет России, когда вернешься на родину. Я не был там уже пять лет…

Оглянувшись, я увидела проснувшегося Егора, который направлялся к нам.

– Идет тот, у которого мои документы и деньги, – спешно произнесла я, дав понять Николаю, чтобы он поскорее уходил.

– Я, пожалуй, пойду. Не забывай, что я жду тебя в десять вечера у отеля.

– Сама не знаю, почему я тебе верю.

– Мне кажется, у тебя просто нет выбора.

Николай взял свое полотенце и не спеша пошел вдоль берега моря. Я дождалась того момента, когда Егор подойдет ко мне вплотную и, стараясь казаться как можно более спокойной, спросила:

– А ты что так рано проснулся?

– Потому, что не обнаружил тебя рядом.

– А я решила прогуляться. Утром море такое красивое и безмятежное.

– Послушай, ты мне зубы не заговаривай. Что это за мужик?

– Ты про кого?

– Ты прекрасно знаешь, о ком я говорю. Тот, который сидел с тобой на лавке. О чем ты с ним разговаривала?

– О погоде, – тихо произнесла я и, получив от Егора хорошую пощечину, закрыла лицо руками.

Егор сел рядом и схватил меня за ухо, как нашкодившую девчонку.

– Маленькая дрянь, послушай меня внимательно, – взбесился Егор. – Если ты еще раз от меня уйдешь и с кем-нибудь заговоришь, я тут же позвоню в наше посольство и скажу, что убийца Игоря в данный момент находится в Тунисе. Тебя тут же арестуют и отправят на родину. Но что будет дальше, мне даже страшно предположить. Твое будущее – это тюрьма. Ты, наверно, плохо представляешь себе, что это такое. За убийство отца троих детей получишь хороший срок. Тебя посадят в «автозек» и повезут в тюрьму, а там засунут в душную камеру, в которой будет много баб. Твои сокамерницы станут над тобой издеваться. Тебя никто никогда не оправдает и из тюрьмы не вытащит. Заруби это себе на носу. Мне ничего не стоит под откос пустить твою жизнь и посадить за решетку на длительный срок. В тюрьме все бабы живут семьями, и как бы ты ни хотела, тебе тоже придется создать свою семью. Иначе в тюрьме не выживешь. Внутри семьи все делят передачи и поддерживают друг друга. Это только в фильмах одна баба может воевать против всей камеры. Будешь ерепениться – тебя просто уроют в этой камере. Обыкновенный несчастный случай. Самый страшный беспредел творится в женской тюрьме, подумай об этом. Там бабы дохнут, как мухи. Их режут и бьют. Над тобой будут издеваться «бытовушницы» и те, которые сидят за грабеж и хулиганку. Тебя будут стаскивать с нар и бить ногами по животу, держать всем скопом, совать что-нибудь в промежность и ржать. А ты будешь корчиться от боли и харкать кровью. Ты сдохнешь на первом же году отсидки. Может быть, тебе повезет и ты останешься жива. Но кем ты станешь? Моральным и физическим уродом, инвалидом, больной и озлобленной на весь мир несчастной теткой? И не думай, что в тюрьме можно кому-то пожаловаться. У стукачей нет шанса выжить. Если ты хоть раз кого-то заложишь, тебя убьют сразу.

Егор отпустил мое ухо только в тот момент, когда я не выдержала и жалобно заскулила, как собачонка.

– Я не хочу в тюрьму, – всхлипнула я. – Я никого не убивала.

– Ты убила отца троих детей, – совершенно спокойно ответил Егор. – Соблазнила и убила.

Я подняла на Егора заплаканные глаза и прошептала:

– Чего ты от меня хочешь?

– Чтобы твоя жизнь отныне принадлежала мне. Я дам тебе хорошую работу и крышу над головой. Я привез сюда тебя для того, чтобы ты привела себя в порядок и выглядела на все сто.

Егор наклонился ко мне и как-то по-отечески вытер мои слезы.

– Я не хочу, чтобы ты убегала от меня и общалась без моего разрешения. Я буду контролировать, с кем ты должна общаться. Девочка, успокойся. Кстати, ты помнишь, что у нас с тобой вчера было? Классно, просто улетный секс! С кокаином он всегда особенный.

– Кстати, а как ты провез кокаин?

– Птичка моя, при желании можно провезти все, что угодно. Единственное – его нельзя провезти много. Но я уже поговорил тут кое с кем из местных. Нас не оставят без дозы.

Мы вернулись в номер и приняли еще по дозе. Я закрыла глаза и подумала, что это все временно. Просто у меня сейчас такой период в жизни. Я никогда не стану наркоманкой, потому что у меня нет потребности в кокаине. Я употребляю его только для того, чтобы забыться. Я не вижу в этом ничего плохого. Я просто создаю себе хорошее самочувствие. Я же не наркоманка! Наркоманы сидят на игле и совсем не могут жить без дозы.

Чуть позже мы позавтракали и пошли в SPA-центр. После дозы Егор уже не казался мне каким-то чудовищем. Я воспринимала его как человека, который ворвался в мою жизнь для того, чтобы ее изменить…

Глава 9

С утра я отдалась в руки профессиональных массажистов и, закрыв глаза, который раз подумала о том пареньке из своего института, с которым мне так и не довелось познакомиться. Высокий симпатичный юноша… Бог мой, а я ведь даже не знаю, как его зовут. Но когда он проходил мимо меня, мое сердце выскакивало из груди, тряслись колени, а на спине выступал холодный пот. По ночам я так мечтала очутиться в его объятиях.

Что это? Любовь с первого взгляда? Наваждение? Почему двое идут навстречу друг другу и расходятся? Почему каждый из них впоследствии жалеет, что не сделал первый шаг? Зачем нужна гордость, если вместе с ней мы теряем что-то большое и светлое? Теперь мне кажется, что это было так давно… Было в какой то прошлой жизни, в которую мне никогда не вернуться.

После массажа у меня образовался небольшой перерыв перед обертыванием, и я решила отдохнуть у бассейна с морской водой. Я отметила, с каким интересом меня разглядывает мужчина, лежащий на соседнем лежаке. То, что мужчина был иностранцем, не вызывало у меня никаких сомнений. Я всегда могла отличить иностранцев от своих соотечественников даже по внешнему виду. Я мило ему улыбнулась и тут же получила улыбку в ответ. Увидев, что к витаминному бару идет Егор, я накинула халат и, оставив полотенце с пляжной сумкой на лежаке, пошла ему навстречу, по-прежнему ощущая на себе заинтересованный взгляд иностранца.

– Какой сок будешь? – спросил Егор, покосившись на иностранца.

– Апельсиновый.

– Девочка моя, а ты знаешь, кто на тебя клюнул?

– Нет.

– Один очень богатый француз, который прилетел на отдых и лечение в этот отель в гордом одиночестве.

– Откуда ты знаешь, что он богат? По-моему, он ничем от общей массы не отличается. Здесь все одеты в халаты и тапочки.

– А богатые люди очень часто среди других не выделяются. Я уже навел про него справки. Он говорит по-английски, ты тоже. Так почему бы вам не пообщаться?

– Сегодня утром ты закатил мне истерику из-за того, что я перекинулась парой слов с посторонним мужчиной, а теперь сам подталкиваешь меня к знакомству.

– Нужно знать, с кем знакомиться. Вот этого лоха мы можем хорошенько развести на деньги.

– Каким образом? Неужели ты думаешь, что у него карманы халата деньгами набиты?

– Все зависит от того, как сложатся ваши отношения, а дальнейшую схему я позже тебе расскажу. Он должен тобой увлечься и тебя захотеть. Я знаю, что ты слаба на передок и готова дать с первой встречи, но это не тот вариант. Поиграй в приличную девушку – ты сумеешь, если захочешь. Интригуй потихоньку. Если он спросит, кто я, то можешь смело сказать, что я твой отец. И не забудь сказать, что я очень строгий.

Я допила свой апельсиновый сок и посмотрела на часы.

– У тебя когда процедура?

– У меня сейчас гидромассажная ванна, – ответил Егор и снова бросил взгляд на иностранца.

– А у меня обертывание только через час.

– Так это же здорово. У тебя есть целый час, чтобы завлечь нужного нам француза. Если ты понравилась ему в халате, тапочках и с мокрыми волосами, то даже страшно представить, что с ним будет, когда он увидит тебя накрашенной и при полном параде.

Поставив на барную стойку пустой стакан, я вернулась на свой лежак и, дождавшись, когда Егор уйдет на процедуру, повернулась к французу и спросила по-английски:

– Извините, вы не знаете, во сколько начнется аквааэробика?

Мужчина сразу ответил:

– Если я не ошибаюсь, то после обеда. У входа в бассейн висит расписание.

– Спасибо.

– Шарль, – неожиданно сказал француз и расплылся в улыбке. – Меня зовут Шарль.

– Наташа. Я приехала на лечение со своим отцом. – Я дала возможность понять, что свободна.

– Так это ваш отец? – Шарль расплылся в улыбке.

Он не скрывал своей радости по поводу того, что Егор не любовник, а мой родитель. Значит, есть шанс на что-то большее, чем разговоры на лежаках…

– Это мой папа, и он очень строгий.

– Я сразу понял это, – соврал француз. – Вы очень похожи. У меня до процедуры еще час. Не хотите принять солнечные ванны?

– Надо же, до моей процедуры тоже час.

Через несколько минут мы уже сидели в шезлонгах на балконе нашего SPA-центра и принимали солнечные ванны. Я рассказывала Шарлю про Москву, а он мне – о юге Франции, а точнее, про то место, где он живет. Я не могла не признаться своему новому знакомому, что очень люблю французский язык, мечтаю его выучить и обязательно побывать во Франции.

Когда время ожидания истекло и мы должны были идти на процедуры, я почувствовала, что Шарль хочет мне что-то сказать, но не решается. Выпив по стаканчику травяного чая, мы разошлись по разным кабинетам и больше не виделись.

После процедур я пошла вместе с Егором в отель и всю дорогу отвечала на его назойливые вопросы относительно Шарля.

– Я тут еще про него кое-что узнал, – возбужденно сказал мне Егор. – Этот француз приехал в Тунис для того, чтобы увидеть пустыню Сахару. Он, оказывается, уже давно об этом мечтал. Съездил на экскурсию и решил остаться на лечение.

– Ну и что здесь удивительного? Мне вполне понятно желание человека увидеть Сахару. Это, наверно, действительно очень красиво.

– Понимаешь, такие, как он, вообще редко посещают Северную Африку.

– Почему?

– Потому, что на черта им какой-то Тунис, если у них виллы на Лазурном берегу и свободное время они любят проводить не где-нибудь, а в Монако. Ты сказала ему, что я твой отец?

– Сказала, – безразлично ответила я.

– Ну, а он что?

– Ничего.

– Он хоть клюнул на тебя?

– Наверное.

– Что значит наверное?

– Кажется, клюнул.

Егор остановился, взял меня за плечи и хорошенько встряхнул.

– Ты чего? – Я попыталась вырваться.

– А ты чего дурака валяешь? Давай будем совмещать отдых с работой и попробуем раскрутить этого француза.

– Как его крутить, если на нем халат и тапочки?

– Дура! Мы можем играть по-крупному. Ты не представляешь, как умные и цепкие девки разводят подобных мужиков. Если играть по мелочи, то было бы неплохо, если бы ты вступила с ним в отношения и просекла тот момент, когда он снимает деньги со своей кредитки. Ну, а если бы ты узнала код кредитки, цены тебе не было. Хорошенько его подпоила бы, и пока он спал, мы бы сняли деньги с его кредитки и вылетели первым попавшимся самолетом. В конце концов, нам ничего не грозит И у тебя и у меня липовые паспорта. Но я бы предпочел второй вариант: залезть к французу в душу, рвануть с ним на Лазурный берег и развести его на хороший подарок – какую-нибудь недвижимость. Только не забывай, что без меня ты и шагу не ступишь. Ты работаешь на меня, и твоя жизнь принадлежит мне.

Неожиданно Егор остановился около кафе, находящегося на территории отеля, и пристально посмотрел на чересчур пьяного соотечественника.

– Вон, видишь, крендель сидит за столом просто убитый?

– И что?

– А то, что он часы с руки снял и положил рядом с собой на стол. Будто ему браслет жмет. Крендель сам во как упакован! Сразу видно – из новых русских. Приехал на лечение и в первый день запил. Не видать ему лечения, как своих ушей. Весь отдых будет финиковую водку жрать. Здоровье вконец подорвет.

– Почему мы остановились, и к чему ты мне все это говоришь?

– А к тому, что часы, которые он снял, стоят серьезных денег. У меня глаз наметанный. Ну не будет такой нувориш подделку носить – ему достоинство не позволит. Если их сейчас у него из-под носа увести, то он завтра протрезвеет и даже не вспомнит, где их посеял. Выпьет с горя рюмку и опять уйдет в запой. Если не мы сопрем эти часы, так кто-то другой. Мужик уже дошел до кондиции. Уйдет в номер, оставит часы на столе, ему же их ни один официант не отдаст. И даже если он завтра в этот бар прибежит, то все ему только посочувствуют. Иди, подпои его хорошо. Возьми незаметно часы и возвращайся в номер. Хороший момент: кафе почти пустое.

– Что? Да ты с ума сошел? – покраснела я. – Ты хочешь, чтобы я украла?

– Ну если тебе нравится называть вещи своими именами, то что-то типа того.

– Я никогда не воровала и воровать не буду.

Егор изменился в лице:

– Ты будешь делать все, что я тебе скажу. Я сегодня утром обрисовал в нескольких словах твое будущее. Мне показалось, что на тебя это подействовало. Оказывается, я ошибся. Выбирай: либо ты незаметно берешь эти часы, любо будешь подыхать в женской тюрьме.

– А почему бы тебе самому их не взять?

– Потому, что есть большая разница, кто подсядет за столик – баба или мужик. И потому, что я твой работодатель и хозяин твоей жизни.

– Боюсь, что сейчас вряд ли я смогу кого-нибудь заинтересовать. Голова мокрая, махровый халат, тапочки.

– Да он до такой степени упитый, что ему по барабану, как ты выглядишь. Главное, чтобы ты была женского полу. Бабу от мужика он еще отличить сможет, а вот разглядеть черты лица – вряд ли. У тебя под халатом купальник. Сними халат, отдай его мне, повяжи парео на бедра и иди поработай, девочка. Не всегда приходится отдыхать даже на море. Если будешь паинькой и сделаешь все, что я тебе скажу, я дам тебе дозу кокаина.

При мысли о кокаине мои глаза заблестели, я отдала Егору халат и, повязав на бедра пляжный платок, сказала ему, чтобы он ждал меня в номере.

Глава 10

– Привет. Скучаешь? – Я подсела к мужчине за столик и закинула ногу за ногу.

– О-паньки! А ты откуда? – обрадовался моему появлению пьяный мужчина с тяжелой золотой цепью на шее.

– Из моря.

– Русалка, что ли?

– А что? Непохожа?

Мужчина направил на меня свой мутный взгляд.

– Похожа. Хвоста только нет.

– А хвост только в воде появляется. А на суше ноги.

– Хочу увидеть твой хвост.

– Если ты за эти дни найдешь в себе силы героически дойти до моря, то увидишь. Ты когда прилетел?

– Сегодня утром.

– И моря еще не видел?

– Ни хрена! – ухмыльнулся мужчина. – Нормальное хоть море-то здесь?

– Вполне. Ты, наверно, на лечение приехал?

– Ну да. Говорят, при этом отеле есть хороший SPA-центр.

– Он просто роскошный. Ты его, конечно же, тоже не видел.

– Не-а. Я другим лечиться начал. Финиковая водка – отличное лекарство. Убойная вещь. Шестьдесят градусов! Вот это, я понимаю, напиток! Называется «БУХА». По-нашему от слова «бухать». Местные аборигены рецепт раскрывать не хотят. Знают, чем наших брать. Так что, я пока местной водочкой решил полечиться.

Я не могла не заметить, с какой жадностью мужчина смотрит на бутылку водки, и улыбнулась:

– Выпей, не стесняйся.

– А я и не стесняюсь, я уже с утра пью. Говорят, сегодня в отеле вечером будет трансвестит-шоу. Я как раз как следует выпью, и если смогу дойти до шоу, то какому-нибудь трансвеститу морду набью.

– За что?

– А ни за что. За то, что он трансвестит.

– А за это разве бьют?

– Представь себе, нормальные мужики за это даже убивают.

После того как мужчина выпил еще рюмку, мне показалось, что он вот-вот упадет со стула. Он уже с трудом держал равновесие.

– Боюсь, что до шоу ты сегодня вряд ли дотянешь, – заметила я.

– Похоже на то. Когда-нибудь я все же дам в морду, оно здесь через день.

– Ты бы лучше как-нибудь до моря дошел, а то так и пляжа не увидишь. Некоторые в баре неделю просидят и только перед отлетом идут на море, чтобы хоть ноги пополоскать.

– До пляжа я обязательно дойду. Не сегодня, так завтра. Не завтра, так послезавтра. Иначе какого черта я сюда прилетел?

– Вот это правильно. Пить и дома можно.

– Не скажи! Пить на отдыхе вдвойне приятно. Дома вечно домашние наезжают. Кстати, русалка, у меня к тебе есть реальное предложение.

– Какое?

– Берем бутылку местной водки и катим ко мне в номер. Ты мне свой хвост покажешь.

– Я же тебе сказала, что у меня хвост появляется только в воде.

– А я тебе полную ванну воды наберу. У меня еще никогда не было подружки с хвостом.

Я посмотрела на лежащие на столе часы, которые тоже показались мне достаточно дорогими, и кокетливо произнесла:

– А давай здесь выпьем, а потом в номер пойдем.

– Может, сразу в номер?

– А может, сначала выпьем? Что это ты, девушку в гости зовешь, а бокал вина жалеешь.

– Ты что, думаешь мне бухла на тебя жалко? Да я прямо сейчас готов заказать для тебя все, что ты захочешь, или купить весь этот бар.

– Тогда сходи за рюмкой и попроси тарелку с мелко нарезанными ломтиками лимона и какими-нибудь орешками.

– А где официанты?

– Бар закрывается, они все убирают.

– За деньги они все откроют. Щас все будет о-кейна. Щас они все перед нами выстроятся и еще станцуют! Щас я им всем разнос сделаю! Бар должен работать до последнего клиента!

Мужчина встал из-за стола и, сильно шатаясь, направился к бару. Я тут же взяла часы и поспешила прочь, прямо у двери наткнувшись на Шарля, который с любопытством наблюдал за моими действиями.

– Вы? – от неожиданности я покраснела, как вареный рак.

– Удивлены?

– Вы что здесь делаете?

– Я шел с пляжа, – принялся словно оправдываться передо мной Шарль, почему-то нервничая не меньше, чем я. – Увидел, что вы беседуете с очень пьяным мужчиной, и решил остановиться…

– Зачем?

– Сам не знаю…

Шарль посмотрел в сторону бара и, взяв меня за руку, быстро повел за собой.

– Пойдемте. Нужно срочно уходить. Этот пьяный мужчина вернется и заметит…

– Что он заметит?

– То, что вы взяли у него часы.

Я была готова провалиться сквозь землю от стыда.

– Какие часы?

– Золотые. Простите, но я все видел.

– Ах да, часы! Это мой знакомый. Он часы уронил, отлетела какая-то стрелка, и он попросил меня их отнести в мастерскую. Вы не знаете, где здесь часы ремонтируют?

– Не знаю, но думаю, будет лучше, если мы как можно быстрее уйдем.

– Я тоже думаю, что так будет лучше.

В холле отеля я перевела дыхание и посмотрела на Шарля виноватым взглядом.

– Пойду поищу ремонт часов, – только и смогла сказать я.

– Да, конечно. А вы на ужин придете?

– Конечно, приду.

– Тогда, может, я составлю вам компанию?

– Но я буду с отцом, а он у меня очень строгий.

Увидев, что Шарль погрустнел, я тут же постаралась исправить ситуацию и улыбнулась:

– Мы будем рады, если вы составите нам компанию. Жду вас через час в центральном рес–торане.

Пулей забежав в лифт, я нажала кнопку своего этажа и, дождавшись того момента, когда Егор откроет мне дверь, протянула ему часы. Егор спешно надел очки и стал пристально их рассматривать.

– Молодец, девочка. Я не ошибся. Это действительно очень дорогая вещь. Массивный золотой корпус, украшенный бриллиантами. Между стеклом и циферблатом свободно плавают крупные бриллианты. Я даже не сомневаюсь, что здесь присутствует индивидуальная отделка часов. Такую услугу обычно предлагает фирма-производитель. Эти часики стоят серьезных денег. И зачем этот придурок их только снял и положил на стол?

– Это ты у него спроси. Если часы настолько дорогие, то он запросто может кинуться их искать. А если он запомнил меня в лицо?

– Часы-то он будет искать, когда протрезвеет, только вот он вряд ли вспомнит, где их оставил.

– А что там вспоминать, если он с утра до вечера просидел в баре?

– Я думаю, что такие, как он, начинают пить еще перед отлетом. В самолете они напиваются еще больше, а прилетают просто в невменяемом состоянии. Так что, то, что он просидел весь день в баре, еще ни о ч ем не говорит. И даже если он решит, что оставил часы именно в этом баре, а не где-нибудь в аэропорту, то вряд ли вспомнит тебя. Думаю, что сегодня для него все женщины на одно лицо.

Егор с особым трепетом рассматривал часы, а я прислонилась к стене и занервничала еще больше.

– Шарль видел, как я их стащила…

– Какой еще Шарль?

– Тот самый француз, которого ты велел за–кадрить.

– Как это получилось?

– Он видел, как я взяла со стола часы. В этот момент он проходил мимо бара и остановился…

– Это нестрашно. Не думаю, что он хоть что-то понял.

– Конечно, он же конченый дурак, – язвительно произнесла я и почувствовала сильное раздражение. – Егор, ты как-то странно живешь. У тебя все вокруг дураки, а ты один умный. Неправильно это. Не могут все вокруг быть идиотами. Это когда-нибудь тебя погубит.

– Ты чего завелась?

– Француз жаждет с нами поужинать. Я позвала его через час в ресторан.

– Ты сказала, что будешь с отцом? – обрадовался Егор.

– Он хочет с тобой познакомиться. Ты говоришь по-английски?

– Не переживай. Уж этому я научился.

Егор заметно оживился.

– Так, нужно собираться. Сегодня суперский день. Наталья, ты должна выглядеть на все сто! Чего мы ждем?

Я устало посмотрела и бросила:

– А мы ждем дозы.

– Ах да! Девочка моя, ты честно заработала свою дозу. Сейчас я тебя побалую.

В тот момент, когда Егор подошел к сейфу для того, чтобы положить в него часы и достать дозу, я встала за его плечом и решила подсмотреть код. Егор словно почувствовал мои намерения, резко обернулся и рявкнул на меня:

– А ну-ка, брысь отсюда!

– Что?

– Я сказал – брысь отсюда! Терпеть не могу, когда стоят у меня за спиной. Даже если бы ты знала код этого сейфа и смогла достать свой паспорт и обратный билет, ты все равно никуда не сможешь убежать, так как тебя ждет тюрьма. Почему ты не хочешь это понять! Дура!

– Потому, что человек должен хоть на что-то надеяться, – произнесла я со слезами на глазах.

Глава 11

Вернувшись в комнату, я села за стол, посмотрела на приготовленную для меня дозу и подумала, что у меня начинается кокаиновая зависимость. Говорят, она появляется через несколько месяцев, но у меня она уже возникла. Думая о дозе, я сразу улыбалась и понимала, что сейчас мне будет очень даже хорошо. Во мне появились те черты, которых никогда не было ранее. Когда я смотрела на кокаин, во мне просыпалась настоящая жадность. Мне начинало казаться, что Егор принимает большую дозу, чем я, и у меня начиналась истерика. Егор доказывал, что мы принимаем наркотики в равном количестве, но я почему-то ему не верила и подозревала, что он на мне экономит или хочет обмануть.

У меня появились какие-то странные желания, которые для нормального человека казались бы абсурдными. Например, я мечтала иметь свои собственные наркотики. Чтобы их было всегда много и как только они появлялись, я смогла их откладывать про запас. Я по-прежнему считала, что это не признаки зависимости от кокаина, а всего лишь желание забыться и отвлечься от малоприятной действительности. Мой организм молодой, здоровый, крепкий, а с помощью кокаина я всего лишь поддерживаю хорошее настроение. Я не видела ничего плохого, что иногда мне хочется принять дозу и немного расслабиться. Я не колюсь, я всего лишь нюхаю. Егор говорил, что некоторые вводят кокаин внутривенно, но это повышает риск передозировки. Вдыхание кокаина относительно безопасно для жизни.

Приняв дозу, я тут же почувствовала прилив энергии, улеглась на кровать, счастливо улыбнулась и спросила лежащего рядом Егора.

– Егор, а мы не наркоманы?

– Наркоманы, – рассмеялся. Егор.

– Но ведь мы же не колемся!

– Какая разница?

– Как какая? Большая.

– Глупенькая. Неужели ты думаешь, что наркоманы только те, кто употребляет наркотики внутривенно? Наркоманы – нюхают, курят, дышат, принимают таблетки. Я сижу на коксе уже не один год и могу сказать тебе, что кокаин – это один из самых коварных наркотиков.

– Почему?

– Стоит начать его принимать и вскоре становится невозможно избавиться от его власти. Ты нюхаешь его для того, чтобы покайфовать, а я уже от него не кайфую. Я употребляю его для хорошего самочувствия, потому что без него я болею и мне чертовски плохо. Потом с тобой будет то же самое.

– Ты хочешь сказать, что я не смогу бросить?

– Не сможешь.

– Ерунда!

– Я хорошо тебя подсадил. С той дозы, с которой ты начала, уже не соскакивают. Мне вообще непонятно, как с такой дозы в первый раз твоему организму не было плохо. Если честно, я думал, ты откинешь коньки. Но ты даже кайфанула. Организм у тебя крепкий. Я постоянно увеличивал тебе дозу. Так что, тебе только кажется, что ты можешь соскочить в любой момент. Ты уже сидишь крепко.

– Я тебя ненавижу, – только и смогла сказать я.

– Я знаю. Но тебе никуда от меня не деться. Ты не сможешь жить без кокаина, а это, между прочим, наркотик для богатых. Он стоит дорого. Наркодельцы в первый раз могут продать его подешевле, но как только человек на него запал, они резко повышают цену, а эффект наступает при условии, что постоянно увеличивается доза.

– Я тебя ненавижу, – повторила я и добавила: – Ты сломал мне жизнь.

– Дура, я подарил тебе жизнь и при этом кокаиновое счастье. Ведь когда получаешь дозу, ты чувствуешь себя счастливой. Еще скажи, что это не так.

– Ты показал мне дорогу в ад. Я знаю, что бывает от кокаина: сердечные приступы, инсульты, кровоизлияния в мозг, смерть от дыхательной недостаточности.

– Девочка, не думай об этом. Если так думать, то жить вообще вредно. Будешь меня слушать, еще поживешь в свое удовольствие. Ты молодая, организм крепкий.

Мне почему-то хотелось заплакать, но я не смогла. Я чувствовала себя мотыльком, который перелетает с цветка на цветок, парит и наслаждается новыми, неведомыми ранее ощущениями. Чем чаще Егор давал мне кокаин, тем все больше и больше мне его хотелось, тем сильнее и сильнее он меня притягивал. Это происходило уже на физическом уровне, это происходило в моей голове. И все же я верила, что если захочу, то всегда могу остановиться. Это наркоманы не могут, а я не относила себя к их числу.

– Знаешь, когда я в первый раз увидел кокаин, я подумал, что он похож на снег.

– На снег? Действительно похож.

Ни с того ни с сего мы рассмеялись и ощутили, как нам хочется секса. Я подползла к Егору и стала его раздевать.

– Нас же француз ждет, – притянул меня к себе Егор.

– Подождет.

– А вдруг не подождет?

– Тогда пошел он к черту.

– Нет, девочка, таких мужиков мы не будем к чертям посылать.

– Давай сделаем это по-быстрому…

– Ну если только по-быстрому. Время пошло.

Когда мы отодвинулись друг от друга, действие кокаина еще не закончилось, и я по-прежнему ощущала необыкновенную легкость.

– А ты в своей жизни кого-нибудь любил? – зачем-то спросила я Егора, собравшегося идти в ванную.

– Наташка, ты с дуба, что ли, рухнула? Никакой любви нет. Уж лучше кокаиновая зависимость, чем любовная.

– Значит, ты все-таки любил.

– Не помню. Это давно было, по молодости.

– Значит, все-таки было, – допытывала я его.

– Зачем тебе это?

– Затем, что ты разрушил мою жизнь, а у меня был парень, в которого я влюблена.

– Дура, – только и смог сказать Егор и хлопнул дверью.

– Дура, – согласилась я и подумала, что если бы я тогда не поехала к Игорю на дачу, то ничего бы страшного и ужасного в моей судьбе не произошло. НИЧЕГО…

Собравшись в ресторан, мы с Егором приняли еще по дозе, и я ощутила внезапный и острый подъем настроения. Глядя на себя в зеркало, я видела молодую, интересную девушку и испытывала радость от своего существования, почувствовала новизну и праздничность окружающего меня мира. Я вновь испытала необыкновенный прилив энергии. Мне казалось, что я смогу совершить любые поступки. Я была бодра, мне казалось, что мои физические возможности неограниченны, и я вновь захотела секса.

Я подошла к Егору и хотела было расстегнуть его ширинку, но он меня оттолкнул и напомнил:

– Ты с ума сошла. Нас француз ждет. Кстати, нужно купить тебе красивое платье. А то тебе надеть нечего. В Москве у тебя должна быть красивая одежда.

– Зачем?

– Затем, что тебе придется на меня работать и разводить дорогих мужиков, а это значит, что ты должна выглядеть на все сто.

– А как их разводить?

– Я же сказал, что тебя всему научу, а пока ты должна увлечь француза.

Я стояла у зеркала, смотрела на свое отражение и получала настоящее удовольствие. Мне показалось, что у меня повысилась чувствительность всех органов. Даже зрение как-то обострилось. Я почувствовала, что начала различать даже самые мелкие и незначительные детали окружающих меня предметов. Все краски стали какими-то насыщенными, яркими и праздничными. Я чувствовала себя зрителем, который не принимает участия в этой жизни, а проживает ее на экране и смотрит на происходящее словно со стороны. Я ощутила, как обострилось не только мое зрение, но и слух. Все звуки приобрели более глубокие оттенки. Даже изменился голос Егора. У меня создавалось впечатление, что звуки слышны не со стороны, а они раздаются внутри меня. Кожа тоже стала более чувствительной. Мне стало казаться, что под ней ползают какие-то маленькие червячки, и я постоянно чесала свои руки.

Пока действовал наркотик, мне нравилось заниматься сексом, хотя Егор сказал, что те, кто предпочитает кокаин, не любят секс. Им неприятны чужие прикосновения. У меня же, наоборот, эротические ощущения становились более яркими и мощными.

Правда, хорошее настроение быстро меня покидало. Как только кокаин прекращал свое действие, оно сменялось подавленностью, а на грудь словно давил тяжелый камень. Вместо прилива энергии ощущалась апатия. В каждой клеточке тела, ощущалось чувство тяжести. Было даже тяжело думать. Мысли протекали слишком медленно и бессвязно. Я с трудом могла сосредоточиться на каком-либо действии. Когда я шла, мне, например, постоянно казалось, что я упаду. Казалось, ноги при ходьбе разъезжаются. Мир вокруг меня тут же становился серым, бледным, бесцветным, совершенно неинтересным и даже каким-то уродливым.

Я стояла у зеркала, смотрела себе в глаза и думала, что у меня больше нет будущего. Егор сломал меня морально. Я ненавидела его и себя за все, что со мною случилось. И все же в глубине души я верила, что всегда смогу удержаться, соскочить и отказаться от того, без чего я столько лет нормально жила.

Егор подошел сзади и обнял меня за плечи.

– Ты очень красивая.

– Ты умеешь делать комплименты?

– Ты действительно очень красивая. Если бы ты не была такая красивая, я бы не оставил тебя в живых.

– Почему?

– Потому что на тебя бы тогда мужики не клевали.

Глава 12

Мы шли по коридору, и Егор старался не отставать от меня ни на шаг, давая последние наставления.

– Пойми, этот француз – настоящий шанс.

– Какой еще шанс?

– Наварить побольше денег.

– Опять ты все о деньгах!

– А ты как думала? Кокаин ты любишь, а зарабатывать на него – нет. Между прочим, он мне с неба не падает, и я за него плачу шальные деньги.

– Я понимаю, что ты его не бесплатно берешь.

– Тебе нужно менять психологию, – пытался поучать меня Егор. – Пойми, мужики созданы не для того, чтобы дать тебе любовь и счастье, а чтобы удовлетворить все твои материальные потребности. Почему ты не научилась цинизму у других баб?

– Потому, что у меня свой взгляд на мир и своя психология.

– А какая у тебя психология? Трахаться по любви? Быть честной давалкой?

– Заткнись!

Я думала, что после этих слов Егор обязательно меня ударит, но он не обратил на мою реплику никакого внимания.

– А некоторые трахаются за хороший автомобиль и престижную квартиру, – никак не мог успокоиться он.

– Егор, да ты отстал от жизни. Сейчас мужики жадные пошли, жуть! Какие там, к черту, квартиры или машины, если они экономят на собственных семьях? Они на такси на дадут!

– Не тех мужиков находишь. Надо знать, с кем спать, как спать и за что спать. Ложиться под жадного мужика только по той причине, что он тебе нравится и ты мечтаешь завязать с ним отношения, – это равносильно тому, что играть в карты с шулером. Вся беда баб в том, что вы любите своих мужиков, а не себя. В мужиках нужно уметь видеть не только витрину, но и изнанку.

– К чему ты мне это все говоришь?

– Да к тому, что наш француз живет на вилле на юге Франции и имеет квартиру в Монако. Ты хоть имеешь представление, что такое Монако?

– Это независимое княжество. А еще там проходят легендарные гонки «Гран-при Монако».

– И все?

– А что еще? Там живут очень богатые люди.

– Вот и я про то же, – глаза Егора как-то странно заблестели.

– В Монако съезжаются знаменитости со всего мира. Яхтенные регаты, роскошные отели и лучшие пляжи. Комплекс казино в Монте-Карло имеет всемирную известность. Это один из лучших курортов Лазурного берега. Он похож на волшебный мир, в котором присутствуют крутые развлечения, зрелища и праздники. Монако – это страна аристократов и знаменитостей. Это одно из самых безопасных мест в Европе, это налоговый рай, символ богатства и престижа. Жить в Монако – означает быть причастным к закрытому миру высшего общества. Ты только подумай, где живет этот француз! Я тебе уже говорил о том, что такие, как он, не приезжают в Тунис, а этот случайно сюда залетел. Тебе повезло, что он мечтал увидеть пустыню Сахару и попал к нам в руки.

Мы зашли в ресторан и сели за столик, я улыбнулась сидящим за соседним столиком знакомым старушкам и пожелала им приятного аппетита.

– Добрый вечер, мистер Большой Член, – поздоровалась с Егором русская бабулька и тут же ткнула в бок свою французскую подругу. Та громко засмеялась и жестом показала Егору, что он классный жеребец.

Покрасневший Егор раздраженно махнул рукой, всем своим видом показывая бабкам, как сильно он от них устал, и, взяв тарелку, отправился к шведскому столу. Русская бабулька наклонилась ко мне поближе и с завистью произнесла:

– Рысак. Сегодня ночью не спал весь отель.

– Да, он такой, – выдавила я улыбку. – У него даже сейчас на двенадцати стоит, пока он тарелку наполняет.

– Надо же! Неужели у него всегда на двенадцати?

– В любое время суток.

– Вот это порода!

Бабульки вскочили со своих мест и побежали следом за Егором. Я подняла голову и увидела стоящего рядом с моим столиком Шарля.

– Шарль? Вы?

– Я искал вас.

– Мы немного опоздали, но я буду рада, если вы составите нам компанию.

Я тут же встала со своего места и предложила Шарлю пойти к шведскому столу.

– В холле, на рецепции, грязно ругается пьяный русский постоялец, – сказал Шарль, плетясь следом за мной.

– Это какой?

– Тот, у которого вы забрали часы.

– Для ремонта, – поспешила уточнить я.

– Ну да, для ремонта, – кивнул Шарль и наклонился ко мне: – Он кричит, что у него их украли. Ругает всех на чем свет стоит.

– Наверно, он забыл, что дал их мне.

– Возможно. Но он кричит, что к нему за столик подсела какая-то русалка и стащила их. Вопит, что часы очень дорогие, и требует вызвать полицию. Он ругается на плохом английском, но все, что он говорит, вполне понятно.

Я ощутила, как меня бросило в жар, и заговорила совсем тихо:

– Он, наверно, слишком много выпил.

– Мне хотелось, чтобы вы были как можно осторожнее. Не выходите пока в холл. Вдруг он вас запомнил.

– Спасибо, – быстро ответила я и отвела глаза в сторону. – Странные люди, сначала дают отнести часы в ремонт, а затем напиваются и начинают искать виновных…

Как только мы с Шарлем вернулись к столу, то увидели разъяренного Егора, который строил глазки сидящим за соседним столиком старушкам.

– Что с тобой?

– Да меня эти бабки, на голову отмороженные, достали. Представляешь, подбежали ко мне в тот момент, когда я накладывал себе салат, и стали хватать прямо за конец. Я выронил тарелку, и вся жратва разлетелась ко всем чертям. Они какие-то сексуально озабоченные. Больные бабульки.

– Может, ты им просто нравишься?

– А может, ты им просто что-то наговорила?!

– Ну что я могла такого сказать, чтобы тебя при почтенной публике за конец хватали?

– А вот это у тебя нужно спросить. От тебя можно ожидать все, что угодно.

Я предложила Шарлю сесть за наш столик и представила ему своего «отца».

– Шарль, знакомьтесь – это мой папа. Папа, это Шарль, – слово «папа» я произносила с ироничной усмешкой.

Егор тут же пришел в себя и протянул Шарлю руку.

– Здорово, Шарль. Ты извини, что я немного не в себе, но я чуть было не подвергся сексуальному насилию, – произнес он на хорошем английском, чем очень удивил меня.

Я ударила Егора по ноге и всем своим видом дала ему понять, чтобы он заткнулся.

– Я рад с тобой познакомиться, – как ни в чем не бывало продолжил Егор. – У тебя доброе лицо, а это значит, что ты благородный и порядочный человек.

Шарль был счастлив от таких слов. Он заказал бутылку дорогого французского вина и, заметно смущаясь, предложил поднять тост за меня.

– Я хочу предложить тост за вашу дочь. Она не–обыкновенная. Красивая, яркая, притягательная и недоступная девушка.

– Хороший тост. За мою дочь. Она лучшая!

– Мистер Большой Член, не возьмете нас в свою компанию? – послышалось из-за соседнего столика.

– Я их убью! – взвыл Егор. – Я их просто убью!

– Не стоит, радуйся, что ты пользуешься такой популярностью, – хмыкнула я.

– Они меня дико достали!

– Ты же секс-символ этого отеля, а секс-символам всегда тяжело.

– Да чего они вообще ко мне привязались?

– Да с того, что ты предмет их страсти и ночных фантазий.

Ничего не понимающий Шарль на радостях заказал старушенциям бутылку вина, вызвав у них восторженные аплодисменты. Шарль улыбнулся мне.

– Какие приятные и жизнерадостные пожилые дамы.

– Это точно, – не могла я не согласиться с Шарлем. – Они положили глаз на моего отца. И называют его мистер Большой Член.

– Как? Мистер Большой Член! – Шарль от души рассмеялся и посмотрел на вошедшего в ресторан пьяного мужчину, у которого я украла часы.

Мужчина, пошатываясь, ходил между столиками, всматривался в лица посетителей и спрашивал у них:

– Кто-нибудь видел русалку? Она по земле ногами ходит, а в воде у нее хвост. Послала меня за финиковой водкой, а сама часы сперла, зараза такая. Хотел сегодня какому-нибудь трансвеститу в морду дать, а придется русалке всю чешую повыдирать.

Двое охранников пытались вывести мужчину из ресторана. Но он сопротивлялся и говорил то на плохом английском, то по-русски:

– Да не нужно меня хватать! Я пока русалку-воровку не отыщу, отсюда хрен уйду! Тоже мне, отель пять звезд! Не успеешь оглянуться, как все со стола тащат!

Увидев, что кричавший мужчина был уже совсем рядом, я встретилась с Шарлем глазами и для того, чтобы не было видно моего лица, наклонилась к французу и слилась с ним в долгом поцелуе. Я не знаю, сколько мы целовались, но мне показалось, что это была настоящая вечность.

Через несколько минут в зале стало тихо. Охранники вывели разбушевавшегося мужчину и, пригрозив ему полицией, повели в номер спать. Я отстранилась от Шарля и прошептала:

– Извините.

– Ничего страшного, – ответил Шарль. – Мне было очень приятно. Главное, что наш герой вас не заметил.

Мы засмеялись и посмотрели на открывшего от удивления рот Егора, который таращился на нас во все глаза, словно не верил тому, что произошло.

– Мне кажется, что вашему отцу все это определенно не понравилось, – прошептал мне на ухо Шарль.

– Не обращайте внимания. У него такое бывает. Я думаю, ему просто муха в рот залетела, – шепотом ответила ему я.

Я с опаской посмотрела на «папу», который был похож на застывшую мумию.

– Папа, тебя паралич разбил или муха в рот залетела?

– Это было так неожиданно, – только и смог сказать «папа». – Дети мои, я смотрю, ваши отношения развиваются со стремительной скоростью. – При этом он наклонился ко мне поближе и прошептал: – Наташа, я тебя недооценил. Ты делаешь такие успехи…

– А мне показалось, что ты меня приревновал, – на ушко ответила я ему.

– Вот еще…

Сидящие за соседним столом бабульки были шокированы моей выходкой. Та, что говорила по-русски, восторженно у меня спросила:

– И этот тоже твой? – кивнула она на француза.

– Тоже мой.

– И у него стрелка всегда на двенадцати?

Признаться честно, мне было жаль подставлять Шарля. Зная о назойливости данных старых дам, я хорошо понимала, что в случае моего положительного ответа они просто устроят на него настоящую охоту и лишат бедолагу спокойного отдыха.

– Нет. На двенадцати только у седого. У этого все очень запущено. Импотенция.

Посмотрев на часы, я с ужасом обнаружила, что уже десять часов, и, встав со своего места, объявила о том, что мне нужно в дамскую комнату…

Глава 13

Выйдя за территорию отеля, я посмотрела на припаркованные машины, и услышав, как из одной из них выкрикнули мое имя, тут же направилась в ее сторону. За рулем серебристой иномарки сидел недовольный Николай.

– Задерживаешься, девушка. Пятнадцать минут одиннадцатого. Я уже хотел уезжать.

– Ты думаешь, мне так просто вырваться?

– Понимаю. Но мы же договорились. Ну что, тронулись?

– Поехали, – ответила я с тяжелым сердцем и посмотрела на темную улицу.

– Тогда действуем, как договорились. Сегодня ночуешь у брата, а завтра улетаешь первым подходящим самолетом в Москву.

Как только машина тронулась, я закрыла глаза и произнесла сквозь слезы:

– Неужели это все закончилось?

– Конечно. Вернешься в Москву к своему привычному образу жизни и все плохое забудется как страшный сон.

– Знаешь, что я сделаю в первую очередь, приехав в Москву? Я найду одного молодого человека, который учится на старшем курсе. Подойду и признаюсь ему в любви. Как ты думаешь, это нормально, когда девушка признается в любви первая?

– А почему нет? Вполне.

– Я только теперь поняла, что надо самой проявлять инициативу. Если парень не может сделать первый шаг, то его должна сделать девушка. Жизнь такая непредсказуемая. Никогда не знаешь, что принесет тебе завтрашний день. Лучше сделать шаг навстречу и пожалеть потом, чем всю жизнь жалеть, что никогда не сделала этого шага. Какая разница, кто к кому подойдет, главное, чтобы встреча состоялась и двоим было что сказать друг другу.

Я замолчала и с тревогой посмотрела в окно.

– Послушай, мы ехали из аэропорта по хорошо освещенным улицам, а сейчас за окном вообще мрак, – почувствовала я неладное.

– Но ты же едешь не в аэропорт. Мой брат живет в квартале на окраине города.

– Странный какой-то квартал.

– Не переживай. Доставлю тебя в лучшем виде. В этом городе ночью светло только в центре, а на окраинах темнота, хоть глаз выколи.

Долгое время мы ехали молча. Я заметно нервничала и, не удержавшись, наконец прямо спросила:

– Николай, ты хочешь мне помочь или навредить?

– Не понял?

– Я села к тебе в машину, доверилась тебе. Куда ты меня везешь? – Я ощущала, что теряю самообладание, и в голосе моем появились истеричные нотки.

– Да ты что, боишься? В Тунисе всегда все спокойно. Тут криминальная обстановка намного благоприятнее, чем в России.

– Я столько наслышана о том, как из русских девчонок в других странах делают секс-рабынь. Очень хочется верить, что я не попала в лапы к какому-нибудь сутенеру.

– Натаха, это не та страна. Зачем в Тунисе нужны секс-рабыни, если здесь половина населения – мужчины-проститутки?

– Как так? – опешила я.

– Ты что, не выходила вечером из отеля и не гуляла по набережной?

– Нет.

– А зря! По ней прогуливаются толпы мальчиков. Так вот, любой из этих мальчиков готов на секс ради обычного коктейля или пяти – десяти долларов. Пачка «Мальборо» для них просто мечта. Эти сигареты здесь стоят огромных денег. Тунис долго был французской колонией, поэтому тунисцы имеют свой шарм и умеют в себя влюбить. Правда, многих туристов раздражают променады по набережной. Эти мальчики в обтягивающих джинсах настолько навязчиво предлагают свои услуги туристкам и туристам (для них не имеет значения, какого ты пола), что многие по этой причине не хотят выходить на набережную. Когда даешь тунисцам понять, что ты не хочешь вступать с ними в контакт ни за пять долларов, ни за десять, ни за коктейль, они говорят: «Халяву хочешь?» Я знаю одну туристку, которая согласилась на подобную халяву. Правда, утром после улетного и ураганного секса тунисец попросил у нее сто долларов якобы взаймы. Мальчики-проститутки настолько прилипчивы, что многим приходится от них спасаться бегством на такси. В противном случае они будут идти следом за тобой и ежеминутно себя предлагать, не обращая внимания на все твои отговорки.

– К чему ты мне это все рассказываешь?

– К тому, чтобы ты не несла чушь по поводу секс-рабынь. Они могут быть в любой стране, но только не в Тунисе. Тут своих проституток некуда деть. Сюда за мальчиками едут тетки со всего мира Даже девяностолетние бабульки, разбитые параличом, летят в Тунис на секс-уикэнды, ведь здесь столько нереально красивых и доступных самцов, которые могут предоставить качественный секс за бутылку дешевого пива. Здешняя набережная – это настоящая улица красных фонарей. Интересно наблюдать: везде мужики сидят, готовые к «съему». Даже на дискотеке можно увидеть такую картину: дамы за барной стойкой пьют коктейли, а тунисцы вытанцовывают по полной программе. Танцуют и ждут, что ими заинтересуются. Так эти танцоры еще подходят к нашим девчонкам и предлагают: «траха – траха, пять долларов». Так что, Наташка, никому ты в качестве сексуальной рабыни не нужна. Тут секса, как грязи.

– И это радует, – сделала я заключение.

Машина остановилась среди полной темноты. Николай потушил фары, и мы вышли из автомобиля.

– Что это за место? Это дом твоего брата? Тут же даже домов поблизости нет.

– Наташа, ты же не в Москве. Может, ты еще хочешь, чтобы здесь небоскребы стояли?

– Ничего я не хочу.

– Тогда не паникуй.

– А почему в доме не горят окна?

– Потому, что семья моего брата рано ложится спать, – объяснял Николай, ведя за собой.

Я встала у входа в дом и огляделась.

– Темнотища, хоть глаз выколи. Куда мы вообще приехали? Какой-то сарай.

– Все люди по-разному живут.

– Так ты же вроде говорил, что брат большой начальник. Женился на дочери обеспеченных родителей. Что-то, Коля, ты сам себе противоречишь.

– Просто в новом доме сейчас ремонт идет. Приходится ютиться пока в этом.

– Никогда не поверю, что приличная семья на время ремонта согласится пожить в сарае. Для этого существуют отели.

– Заходи, не дрейфи.

– Куда заходить-то?

Я чуть было не пропахала носом, споткнувшись о порог.

– Держись за меня.

– Николай, куда ты меня привез?

Мы зашли в какую-то темную комнату. Николай толкнул меня на валявшийся на земле матрас и сел рядом.

– Ты чего? Что происходит? – я взглянула на него с нескрываемым страхом и сомнением.

– Наташка, ты на родину хочешь?

– Хочу.

– Ты же понимаешь, что отправить тебя на родину без документов очень сложно. Да что ты смотришь-то, как будто я тебя изнасилую и съем?

– А я не знаю, чего от тебя ожидать.

– Да ты меня как женщина не интересуешь. Я женился недавно. Ребенок родился.

– Поздравляю. А от меня тебе что надо?

– Если я не ошибаюсь, то ты со мной встретилась потому, что тебе от меня что-то надо. А точнее, тебе нужно вернуться в Москву. Ты же понимаешь, что в наше время за спасибо никто ничего не делает.

– Ты к чему клонишь?

– К тому, что есть человек, который поможет отправить тебя в Москву, но за это ты должна поближе с ним познакомиться.

– В смысле?

– Да смысл один. Я продал тебя одному арабу.

– Что???

– Что слышала.

– Ты же сказал, что в Тунисе это невозможно.

– А я не соврал. В этой стране действительно проституция процветает, и люди со всего мира едут сюда за качественным и дешевым сексом, есть местные жители, которые хотели бы иметь красивую русскую девушку. Для некоторых это такая экзотика…

– Ах ты, сволочь…

– Поэтому, если хочешь остаться в живых и уж тем более вернуться на родину, то лучше установи с этим арабом контакт, сделай так, чтобы он проникся к тебе симпатией, и со временем он тебе обязательно поможет. Я же говорил тебе, что тунисцы – это очень доброжелательные люди. Они никогда не сделают ничего плохого.

– Да пошел ты подальше, придурок!

Я хотела было встать, но Николай схватил меня за плечи и толкнул так, что я ударилась головой о стену.

– Молчи, сука! Пойми, ты уже попала! Чем больше ты будешь рыпаться, тем хуже тебе будет!

Я услышала, как в наступившей тишине громко застучало мое уставшее за последнее время сердце. С ужасом увидела я вошедшего в темную комнату араба, который держал в руках свечку. Сказав что-то на арабском, он подошел ко мне поближе, осветил мое лицо и посмотрел на меня придирчивым взглядом.

– Он доволен покупкой, – перевел Николай и достал из кармана наручники. – А ну-ка, примерь.

– А это еще зачем?

– Ну зачем нужны наручники? Твой новый хозяин хочет, чтобы я надел на тебя наручники и посадил на железную цепь. Тебе придется с этим смириться. Но ты не переживай, это ненадолго. Как только ты привыкнешь к своему новому хозяину, он спустит тебя с цепи и разрешит даже гулять по дому. И еще: Натаха, если соберешься кричать, то я сразу предупреждаю, что это бесполезно. Дом стоит в уединенном месте. Сама видела, в какую глухомань я тебя завез. Постарайся вести себя хорошо и относиться к своему хозяину с любовью и уважением. Ты даже не представляешь, сколько этому человеку пришлось работать, чтобы скопить денег на то, чтобы тебя купить.

– Да пошел ты, – я попыталась подняться с матраса, но Николай сбил меня с ног, и между мной и им завязалась борьба.

Глава 14

Араб бегал вокруг нас со своей свечкой и что-то кричал на своем родном языке. Конечно, мои силы и силы Николая не были равны. В тот момент, когда он принялся бить меня по лицу и даже душить, я нащупала рукой стоявший недалеко от меня металлический кувшин, который оказался довольно тяжелым, и несколько раз ударила им Николая по голове. Я била его до тех пор, пока он не обмяк и не упал на пол.

– Получай, сволочь! Получай! Знай, гад, как подставлять своих соотечественников! Гнида продажная!

Когда я, наконец, нашла в себе силы остановиться и поднять голову, я увидела стоящего передо мной араба, который держал в руках ружье. Он что-то говорил мне, по всей вероятности, что-то требовал, только вот что именно, я понять не могла.

– Я хочу отсюда уйти! – крикнула я арабу и тут же вздрогнула: он наставил ружье на меня. – Ты что, стрелять собрался? Да ты хоть знаешь, что тебе будет за убийство русской туристки? Дай мне уйти. Если тебя найдет полиция, то мало не покажется.

Араб по-прежнему держал меня под прицелом.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь, – дрогнувшим голосом произнесла я и, сделав шаг в сторону, по реакции араба поняла, что он намерен стрелять. – Что ты орешь? До тебя не доходит, что я тебя не понимаю?! А может, ты думаешь, что весь мир говорит только на твоем родном языке и других языков не существует?!

Араб стоял не шелохнувшись, хмурил брови и словно пытался понять мои слова.

– Я хочу уйти, – сказала я по по-английски в надежде на то, что араб знает этот язык.

Но я ошиблась. Он не знал иного языка, кроме своего родного, и договориться с ним о чем-либо было бесполезно. От безысходности я была готова упасть на пол и забиться в истерике. Но в этот момент сзади араба появилась тень, чьи-то сильные руки схватили его за шею и стали душить. Араб выронил ружье, и я увидела… Шарля.

– Шарль?!

Шарль быстро поднял ружье и спросил:

– С вами все в порядке?

– С вашей помощью – да.

Мой спаситель ударил араба ружьем по голове, вытащил из ружья патроны и кинул его в угол. Затем взял меня за руку и быстро повел к машине. Сев за руль, Шарль тут же надавил на газ, и машина понеслась прочь от этого злосчастного места.

– Шарль, как вы меня нашли?

– Я отправился за вами сразу, как только вы сказали, что пойдете в туалетную комнату. Вы на меня не злитесь за это?

– Шарль, как же я могу на вас злиться, ведь вы спасли мне жизнь?

– Я пошел следом за вами по той причине, что очень боялся, как бы тот пьяный мужчина не стал снова преследовать вас…

– Ах, вы про того, который напился до такой степени, что позабыл, что попросил меня отдать часы в ремонт.

– Ну да, про него, – кивнул Шарль. – А затем я увидел, что вы вышли из отеля и сели в машину. Я присмотрелся к тому молодому человеку, который был за рулем машины, и сразу его узнал.

– Вы его знаете?

– Он представляется гидом, но на самом деле это не так. Я видел, как он знакомится с девушками и куда-то их зовет. Мне показалось, что он очень плохой человек и что вы сильно ошиблись, когда сели к нему в машину.

– Вам правильно показалось. Я действительно сваляла дурака.

– Пару дней назад я арендовал машину, поэтому, недолго думая, поехал следом за вами. Благо, что ключи от автомобиля у меня всегда в кармане.

– Ох, Шарль, чтобы я без вас делала.

– Мне было сложно за вами ехать, приходилось двигаться на отдалении, выключать дальние фары для того, чтобы ваш похититель меня не заметил.

– Шарль, вы великий конспиратор! В вас погиб настоящий сыщик.

– А потом я вас потерял.

– Как потерял?

– Ехал, ехал за вами в темноте и потерял. Едва нашел стоящую у дома машину. В общем, пока выбежал из машины и подкрался к этому арабу, вас чуть не убили. Благо, я успел вовремя.

– Шарль, вы даже представить себе не можете, как я вам благодарна.

– А я вам.

– А мне-то за что?

– За то, что вы живы и с вами ничего не случилось. Я понимаю, что от вас мало что зависело, но все же. Я так за вас переживал…

– А я этому Николаю дала тяжеленным кувшином по голове. Он потерял сознание. А вот с арабом я бы не смогла справиться. Все-таки у него ружье.

– Ну, на это у вас есть я!

Шарль посмотрел на меня таким проникновенным взглядом, что я не выдержала и чуть слышно произнесла:

– Шарль, а может, перейдем на «ты»? Все-таки мы уже целовались.

– Действительно, целовались, – произнес Шарль и, остановив автомобиль, обнял меня.

– Мне тогда, в ресторане, понравилось…

– Это было так необычно!

Мы слились в поцелуе. Поцелуй был долгим и страстным. Когда машина вновь тронулась с места, Шарль почему-то передо мной изви–нился.

– Мне было очень приятно, – произнесла я ласковым голосом.

– Мне тоже. Там, наверно, твой отец волнуется. Мы же оставили его в ресторане. Он так не хотел оставаться наедине со старыми дамами, сидевшими за соседним столиком. Мне показалось, он их почему-то боится.

– Пожилые чертовки очень активные и даже опасные, – не могла не согласиться я.

– Когда я уходил, одна из них сказала мне по-английски, что мистер Большой Член не будет скучать. Они не позволят ему сидеть в одиночестве и найдут, чем его занять.

– Да уж! Даже страшно представить, что было после твоего ухода, – я нервно захихикала.

– А почему они дали такое прозвище твоему отцу? – заметно смутился Шарль.

– Они увидели его на пляже в плавках. Это было достаточным основанием для того, чтобы не давать ему проходу.

– Действительно, какие резвые старушки приезжают в Тунис!

Когда мы подъехали к отелю, я взяла Шарля за руку и прошептала:

– Шарль, ты не представляешь, что ты для меня сделал. Спасибо тебе.

– Спасибо тебе за то, что я тебя встретил. Мне даже страшно представить, что было бы, если бы я не захотел увидеть пустыню Сахару.

Я опустила глаза и сказала каким-то виноватым голосом:

– Но ведь я беру чужие часы в ремонт и сажусь в машины к незнакомым мужчинам, а затем вляпываюсь в различные неприятности. Разве такая может понравиться?

– Еще как может, – сказал Шарль и пригласил меня прогуляться по берегу моря.

Глава 15

Мы держались за руки, гуляли по кромке морского прибоя и рассказывали друг другу о себе. Я объяснила, что учусь в институте, но по не зависящим от меня обстоятельствам пока временно не хожу на занятия.

– А что ты изучаешь?

– Иностранные языки.

– Ты отлично говоришь по-английски.

– Спасибо.

– А отец твой уже на пенсии или нет? Он видный мужчина, наверно, еще работает.

– Он бывший военный, а они рано уходят на пенсию, – соврала я.

– А мама?

– Они развелись. Мама с ним давно не живет. Когда мне пришлось выбирать, с кем из родителей остаться, я решила остаться с отцом. – Я и сама не думала, что умею так складно врать.

– А ты замужем?

Я рассмеялась и ответила, что еще молодая.

Шарль рассказал, что он родом из очень обеспеченной семьи и живет на юге Франции.

– Ты когда-нибудь была в наших краях?

– Я вообще в первый раз за границей. Тунис – первая страна, куда меня вывез отец.

Я не смогла сказать Шарлю о том, что Тунис не только первая страна, в которой я побывала, но и скорее всего, последняя, так как я не знаю, что у Егора на уме, и в любой момент он может посадить меня в тюрьму.

– В наших местах сейчас много русских проводят свой отпуск. На Лазурном берегу вода в море действительно лазурного оттенка. Я живу в Ницце – это столица Лазурного берега. Это очень красивый город с великолепной архитектурой и богатой историей. Я люблю бродить по узким старинным улочкам и прогуливаться по живописной торговой площади – цветочному рынку «Салейя». Там чего только нет: разнообразные цветы и фрукты, знаменитые прованские вина. В Ниццу приезжают известные модельеры, режиссеры, кинозвезды и музыканты. Все хотят погреться под ласковым солнышком и искупаться в теплом бирюзовом море. Я живу на вилле родителей, а они купили квартиру в Монако и перебрались туда. Я унаследовал их бизнес и теперь тружусь вместе со своим отцом, приумножаю наш капитал. А еще я очень люблю гостить у родителей в Монако. Там царит столь необыкновенная атмосфера роскоши и элегантности, что просто не передать словами. Монако называют местом встречи элиты. Вместе со своими родителями я участвую в благотворительных приемах и балах, которые проводятся в Монте-Карло.

– У тебя такая интересная жизнь. Балы, благотворительные приемы…

– А приезжай ко мне в гости.

Я встала как вкопанная и переспросила:

– Ты пригласил меня к себе в гости?

– Приезжай. Я покажу тебе столько интересного!

Не знаю почему, но на моих глазах вновь показались слезы.

– Но я беру часы в ремонт у пьяных мужчин и сажусь в машины к незнакомым молодым людям, – повторила я.

– Ну и что? Я тоже не без греха, – совершенно спокойно ответил Шарль.

– Ты тоже берешь часы у пьяных мужчин? – В моих глазах читалось недоумение.

– Нет. Часы я не беру, – рассмеялся Шарль. – Но один раз я подделал чужую подпись в документе, и это сошло мне с рук. Сделка состоялась, и никто ничего не заметил.

– Ну ты даешь! – Я не смогла сдержать улыбки.

– Так ты приедешь?

– Меня отец не пустит, – только и смогла сказать я.

– А ты приезжай вместе с отцом. Это нормально, что у тебя такой строгий родитель. Значит, он очень тебя любит. Приезжайте вдвоем. Я познакомлю твоего отца со своим. Они одного возраста и обязательно найдут общий язык.

Я прижалась к груди Шарля, обвила его шею руками и закрыла глаза. Если бы я только могла ему рассказать про все то, во что я вляпалась… Если бы… И почему жизнь настолько несправедлива? Если бы мы могли встретиться в другой жизни… Например, в той жизни, где не было убийства Игоря, знакомства с Егором и кокаина. При мысли о кокаине у меня тут же вспотели ладони и появилось дикое и необузданное желание получить свою дозу. Я стала гнать прочь от себя эту мысль, но она прочно засела в моем сознании. А еще я подумала, что в той, другой жизни, я бы никогда не встретилась с Шарлем, так как никогда бы не полетела в Тунис. У меня не было бы на это денег.

Шарль прижал меня к себе и поцеловал в лоб.

– Наташа, а зачем ты взяла часы? Тебе нужны деньги? – неожиданно спросил меня он. – Сколько тебе нужно?

Я подняла голову и прошептала:

– Шарль, я в таком дерьме, что меня не спасут даже деньги. Извини, но я не могу тебе этого рассказать.

– А хочешь, я больше не буду тебя об этом спрашивать?

– Очень хочу. Я была бы тебе так благодарна…

– Тогда не буду.

– Шарль, а ты женат?

– Нет, – чуть поспешно ответил он и тут же добавил: – У меня была девушка, но мы расстались.

– Почему?

– Она предпочла мне моего друга. Я застал их вместе. В общем, они поженились и ждут ребенка. А я не держу на них зла. Главное, что они счастливы и нашли друг друга. Я даже иногда приезжаю к ним на ужин.

– Правда? Вам удалось сохранить такие хорошие отношения?

– Конечно, я считаю, что как бы больно ни было при расставании, люди всегда должны оставаться людьми. Это очень важно. Нужно уметь отпускать тех, кого мы когда-то любили, поблагодарив их за проведенное вместе время. Я постарался, и у меня это получилось.

– Шарль, ты такой чудесный!

Я вновь вспомнила о кокаине и ощутила жуткое раздражение. Шарль, которым я только что восхищалась и который совсем недавно спас мою жизнь, стал мне неприятен и тяготил своим присутствием. Боже, что же делает с людьми наркотик! Все мысли только о дозе. Мне показалось, что если сейчас я не понюхаю кокаин, то просто сойду с ума, так как мой организм хотел получить дозу сию же минуту.

– Шарль, мне пора. Отец сильно волнуется.

– Можно, я провожу тебя до номера?

– Проводи.

В холле мы столкнулись с двумя знакомыми бабульками, которые принарядились, накрасились и при полном марафете собрались выйти погулять на набережную или, как ее называют туристы, на «Улицу красных фонарей». Проходя мимо нас, та, что говорила по-русски, пожаловалась нам на то, что мистер Большой Член заперся в номере и отклонил их с подругой предложение выпить вина и развлечься. Мы с Шарлем переглянулись и улыбнулись.

– Не завидую я твоему отцу, – не мог не заметить Шарль. – Они его допекут.

– Ничего. Он держится молодцом. Зато будет что вспомнить. Знаешь, а я бы тоже хотела быть такой в их возрасте.

– Какой? Сексуально озабоченной?

– Мне бы не хотелось потерять аппетит к жизни, который у них есть. Эти бабульки просто живут и радуются. Это так важно. Знаешь, я никогда не видела пенсионеров, которые радуются жизни. Их можно встретить только за границей. Они живут и получают удовольствие от жизни. А вот эта русская бабушка, оказывается, уже много лет назад эмигрировала в Германию.

– А что, в России пенсионеры не радуются жизни?

– Нет, – с болью в голосе ответила я.

– Почему?

– Потому что они там никому не нужны. Даже своей собственной родине, на которую пахали всю жизнь. В России старость страшна: пенсионеры не живут, а доживают. Горько смотреть на ветеранов, которые не могут отдохнуть в санатории. Какая там, к черту, заграница…

Остановившись у дверей, Шарль взял меня за плечи и тихо сказал:

– Тебе, наверно, сейчас влетит за то, что ты так поздно вернулась.

– Может, и обойдется.

– А хочешь, мы сейчас постучим в номер, и я сам лично извинюсь перед твоим отцом за то, что ты так поздно пришла? Скажу, что я в этом виноват: мы гуляли по берегу моря и забыли посмотреть на часы. Меня он не будет ругать. Главное, что тебе тогда не влетит.

При мысли о том, что Егор может услышать наши голоса и открыть сейчас дверь, мне стало не по себе. Шарль заглянет в номер, увидит одну-единственную кровать и все поймет. Ну не могут папа и дочка спать в одной кровати. Дочь-то не малолетняя. Хоть убей, не могут. Чтобы не попасть в крайне нелепую ситуацию, мне нужно было как можно быстрее и отделаться от Шарля.

– Давай я извинюсь перед твоим отцом, – стоял на своем Шарль.

– Ни в коем случае!

Момент получения дозы кокаина оттягивался, мне хотелось ударить добряка Шарля чем-то тяжелым по голове. Я поцеловала француза в губы и отстранилась от него.

– Все Шарль, иди. Мне пора.

– Может быть, я дождусь, пока папа откроет дверь?

– Зачем?

– А вдруг он крепко уснул и не услышит твой стук. Я боюсь, что ты тогда опять отправишься на поиск приключений.

Чтобы не показывать нарастающее раздражение, я развернула Шарля на сто восемьдесят градусов и сказала ему:

– Шарль, иди. Я не хочу, чтобы отец тебя видел.

Шарль пошел каким-то неуверенным шагом, а я смотрела ему вслед и чувствовала себя последней сволочью. Человек спас мне жизнь, а я с ним так обращаюсь, и все из-за какой-то дозы кокаина, при мыслях о которой начинаю терять рассудок.

Не выдержав, я шагнула вслед за ним и крикнула:

– Шарль!!!

Он обернулся и посмотрел на меня грустным взглядом.

– Я готова тебя полюбить!

– Что? – Шарль явно не ожидал такого поворота и растерялся.

– Я готова тебя полюбить! Скажи, что лучше – я или пустыня Сахара?

Шарль покраснел.

– Сахару я мечтал увидеть всю жизнь, но ты меня впечатлила больше.

– Тогда до завтра.

– До завтра.

Шарль пошел к лифту, но внезапно остановился и расплылся в улыбке.

– Наташа, а ну-ка повтори фразу, что ты произнесла.

– Я готова тебя полюбить!

Шарль, словно ребенок, подпрыгнул от радости, достал рукой до потолка и счастливый вошел в лифт.

Глава 16

Я даже не сомневалась в том, что в тот момент, когда я разговаривала с Шарлем, он стоял под дверью и все слышал. Егор смотрел на меня в упор, и я чувствовала, как от него несло перегаром. Он нанюхался кокаина, но еще и хорошенько выпил. Открыв мне дверь, Егор выглянул в коридор и стал испуганно смотреть по сторонам.

– Кого ты там ищешь? У тебя галлюцинации? Я вижу, ты хорошо набрался. Ты уверен, что твое сердце выдержит такую нагрузку? – язвительно спросила я.

– С каких пор ты стала заботиться о моем здоровье?

– С тех самых, когда поняла, что тебе на себя наплевать. Хотя, по мне, лучше бы ты умер. От тебя одни проблемы.

– Компромат на тебя есть не только у меня. Даже если меня не станет, тебя засадят мои сообщники. Тебе выгоднее, чтобы я жил. Если со мной что-нибудь случится, скорее всего, на тебя наденут наручники прямо на моих похоронах.

При слове «наручники» я вздрогнула и вспомнила, что произошло со мной сегодня ночью: меня чуть было не продали какому-то арабу и не посадили на цепь, как дворовую собаку.

– А с чего ты взял, что я вообще приду на твои похороны?

– Куда ты денешься? Я тот человек, который изменил твое мировоззрение и подарил тебе кокаиновое счастье.

Поговорить с Егором про кокаин я хотела в данный момент больше всего на свете. Но для этого мне было необходимо, чтобы он закрыл дверь.

– Ну, кого ты там высматриваешь? Закрой дверь.

– Я смотрю, нет ли там этих сумасшедших бабок.

– Сдались они тебе!

– Ты лучше спроси, какого черта я им сдался?! Я не знаю, что с ними делать. Хоть переселяйся в другой отель. Они караулят меня у номера и ждут на соседнем балконе. Они пытаются потрогать мой член при всем честном народе прямо посреди ресторана. Даже не потрогать, а ущипнуть. Когда я уходил из ресторана, они увязались за мной, и, знаешь, что они мне предлагали?

Я смотрела на Егора пустым взглядом и думала только о кокаине.

– Они уговаривали меня всего один раз его показать! Клялись, что пальцем не тронут. Просто им очень хотелось на него посмотреть. Их распирает от любопытства. Такая маленькая и невинная просьба: «Покажи нам его всего один раз, и мы отстанем», – едва держась на ногах от алкоголя и наркоты, жаловался Егор.

– Кого его?

– Мой писюн. Они с чего-то решили, что я сексуальный гигант. В отеле полно молодых и хорошо сложенных парней, но они увязались именно за мной. Это маньячки. Их не интересует ни Тунис, ни отель, ни пляж, ни лечение, ни отдых. Их интересует только мой писюн. Наташка, у меня есть подозрения, что ты приложила к этому руку.

– Егор, мне нужна доза, – произнесла я ледяным тоном и мельком взглянула на свое отражение в зеркале: у меня налились кровью глаза.

– А где ты была? – принялся выяснять Егор.

– Егор, сейчас не время для расспросов. Мне нужна доза. Потом я тебе все расскажу. Дай мне нюхнуть, и я все тебе объясню.

– Я хочу знать, где ты была.

– Я обрабатывала француза.

– Почему ты так неожиданно ушла из ресторана и ничего мне не сказала?! Почему ты меня не предупредила?! Я же все-таки играю роль твоего родителя и должен знать, где ты.

– Не смеши! – истерично крикнула я. – Тоже мне, родитель нашелся! Я хочу получить свою дозу. Ты что, меня не слышишь?!

Мое сердце забилось еще чаще, я почувствовала, что руки и ноги стали сводить судороги.

– Егор, ты что, не видишь – мне плохо? Дай, пожалуйста, дозу. Будь человеком.

– Ты не ответила мне, где была.

– Гуляла с французом. Кстати, он пригласил нас с тобой во Францию. Очень хочет, чтобы ты познакомился с его отцом.

– Врешь!

– Честное слово.

– Ты ему давала?

– Ты о чем?

– Я хочу знать, ты с ним спала?

– Нет.

– Смотри, не давай. А то он потеряет к тебе интерес. Пусть думает, что ты порядочная. Ему незачем знать, что ты шлюха.

Я ощутила еще большее раздражение и процедила сквозь зубы:

– А я и была порядочная, пока не встретила тебя. Из-за тебя вся моя жизнь пошла кувырком. Ты сделал из меня ЧУДОВИЩЕ!

– А ты не хочешь вспомнить, где мы познакомились? Ты лежала в постели с моим врагом!

– Ну я же не святая. Это была сумасшедшая страсть. Мне незачем тебе это объяснять. Ты все равно не поймешь, что это такое.

– Вот я и говорю, что ты шлюха, – сделал заключение Егор.

Неожиданно у меня закружилась голова и очертания окружающих меня предметов потеряли резкость. За дозу я была готова сделать все, что угодно. И даже если бы Егор велел мне сейчас прыгнуть с балкона, я бы обязательно прыгнула. Я понимала, что влипла окончательно, но ничего не могла с собою поделать.

Увидев, что совершенно невменяемый Егор надо мной элементарно издевается, я бросилась к сейфу и стала вновь пытаться подобрать код замка в надежде, что он откроется.

– Будь ты проклят! Дай мне дозу или я сейчас умру. Не мучай меня!!!

Я кричала, но в голове билась только одна мысль – как же я собралась бежать от Егора, если попала в такую чудовищную зависимость? Ведь еще несколько дней назад наркотики были нужны мне для эйфории, а теперь – для того, чтобы хорошо себя чувствовать, снять раздражительность, успокоить нервную систему и прекратить мышечные спазмы и судороги.

– Можешь не возиться с сейфом. Все равно не откроешь.

– Зачем ты надо мной издеваешься?

– Я не хочу, чтобы ты больше уходила от меня без предупреждения. Я должен контролировать каждый твой шаг.

– Но ведь ты же сам велел мне обрабатывать француза!

– Обрабатывать француза можно по-разному. Если ты решила кинуть меня и свалить с ним во Францию, то ни хрена у тебя не получится. Я покажу ему запись, на которой ты признаешься в убийстве Игоря. Твой француз из очень состоятельной семьи. Он не будет связываться с убийцей. Он тут же тебя бросит, и у тебя останется только одно пристанище – это тюрьма.

Я отползла от сейфа и, стоя перед Егором на коленях, простонала:

– Егор, что ты от меня хочешь?

– Я хочу, чтобы ты знала, что твоя жизнь принадлежит мне и что я в любой момент могу тебя уничтожить Я хочу, чтобы ты сама зарабатывала себе на дозу, чтобы ты разводила мужиков на деньги и приносила мне хорошую прибыль.

– Ты дашь мне дозу?

– Ползай на коленях, называй меня по имени-отчеству и проси. Меня зовут Егор Константинович, – смеялся Егор. – Целуй мои ноги, проси прощения и вымаливай дозу. Наташа, а ведь ты стала наркоманкой! Так быстро… Девочка моя, ты делаешь такие успехи…

Я встала с колен и направилась к выходу.

– Ты куда? – бросил мне вслед Егор, но я не ответила и выскочила в коридор.

Зайдя в полутемный бар, я тут же наметила жертву и на всякий случай посмотрела по сторонам. Убедившись, что в баре нет Шарля и он, по всей вероятности, уже спит, села за столик к заметно опьяневшему, скучающему иностранцу.

– Не угостишь меня? – задала я вопрос и поморщилась от боли: мои мышцы в очередной раз свело судорогой.

Мне показалось, что в данной ситуации алкоголь хоть немного сможет облегчить мое состояние.

– Только чего-нибудь покрепче.

Парню польстило то, что к нему за столик подсела красивая дама, он улыбнулся и слегка растерялся.

– Если можно, побыстрее, пожалуйста, – мне показалось, что тело скручивается в узлы, и я с трудом сдержалась, чтобы не застонать.

Иностранец жестом подозвал официанта и заказал мне рюмку финиковой водки.

– Я отработаю в номере, – пробормотала я и не могла дождаться того момента, когда официант принесет спиртное.

Взяв дрожащими руками рюмку, я быстро выпила водку, не морщась и не закусывая, чем изрядно удивила парня.

– А можно еще? – спросила я.

– Еще? – удивился иностранец и развел руками: мол, официант куда-то ушел и теперь его вряд ли дозовешься.

– Я в номере отработаю, – вновь повторила я, ощущая сильный озноб.

– Бар открыт до двух ночи, а сейчас уже ровно два часа. Наверно, больше не будут обслуживать, – с трудом ворочая языком, произнес иностранец.

– А ты достань из кошелька сто долларов. Пойди поговори, возьми бутылку водки и возвращайся. Они дадут за наличные.

– Сто долларов?! – Иностранец придирчиво оглядел меня с ног до головы.

Я и не сомневалась, что ему было жалко тратить на меня такие деньги. Он относился к категории тех мужчин, которые любили получить женское тело по максимуму при минимуме затрат, а точнее, на дармовщинку.

– Иди быстрее, пока за барной стойкой еще кто-то есть. Я же говорю, что за наличные тебе все сделают. Потом пойдем к тебе в номер.

– Мы будем пить в номере?

– Ну, если бар до двух часов ночи, то, конечно, в номере.

– Неплохой вариант, – парень явно одобрил мое предложение.

– Ты меня хочешь? – я попыталась зазывно улыбнуться ему.

– Хочу, – тут же буркнул он и добавил: – Но если я сейчас возьму бутылку водки за сто долларов, то за секс платить не буду.

– Договорились. Считай, тебе повезло. Ты отделался ста долларами. Эта ночь только для тебя!

Парень сразу повеселел, достал бумажник и стал изучать его содержимое.

– Может, пятьдесят дать?

– Да что ты жмешься? – не удержалась я. – За пятьдесят тебе дадут пустую бутылку из-под водки. Ты же за секс не хочешь платить, так заплати хоть за спиртное.

Иностранец нехотя достал из кошелька сто долларов, нервно кинул его на стол и, заметно пошатываясь, направился сквозь полутемный бар к барной стойке. К счастью, кроме нас, посетителей уже не было. Взяв лежащий на столе бумажник, я быстро его открыла. К моему удивлению, кошелек был набит до отказа. Странно, что обладатель набитого деньгами кошелька пожалел сто долларов на красивую девушку, согласную подарить ему восхитительную ночь. Достав ровно пять стодолларовых купюр, я решила, что не стоит брать больше, и, оставив кошелек на столе, исчезла в полумраке.

Чем ближе я подходила к номеру, тем все сильнее чувствовала, что мои ноги становятся какими-то ватными. Я шла и не верила в то, что я – это я. Целеустремленная девочка с двумя косичками, громко читающая стихи Маршака, окончившая школу с золотой медалью… Умница, отличница, активистка, красавица… Самая умная и эрудированная на факультете девушка, на которую возлагали большие надежды все преподаватели института… Студентка, идущая на красный диплом… И вдруг – беспринципная наркоманка, воровка, готовая ради дозы на ВСЕ…

Как же я себя сейчас ненавидела и презирала…

Как только едва стоящий на ногах Егор открыл дверь, я стремительно прошла в номер и злобно спросила:

– Сколько стоит доза?

– Ты где была? – вновь принялся докапываться до меня Егор.

– Я задала тебе вопрос. Сколько стоит доза???

– Зачем спрашиваешь? Можно подумать, у тебя деньги есть…

Не выдержав, я бросила Егору в лицо пятьсот долларов и прокричала:

– Да дай ты мне ее наконец!!! Дай мне дозу!

Глава 17

После дозы я наконец-то почувствовала себя хорошо, и меня накрыла волна полнейшего безразличия. Все проблемы тут же отступили на второй план, и я ощутила себя пушинкой, парящей над океаном. Егор даже дал имя такому состоянию – «приход». Если совсем недавно я себя ненавидела и считала последней сволочью, то сейчас мне было глубоко наплевать как на себя, так и на то, что со мной будет в дальнейшем. Главное – это приход.

Закутавшись в махровый халат, я вышла на балкон и стала любоваться на ночное море. Я всегда мечтала увидеть море, но никогда не думала, что эта встреча будет такой… Егор подошел ко мне сзади и уткнулся в мои волосы.

– Ты вкусно пахнешь. Как мама в детстве.

– А у тебя было детство?

Егор поправил прядь моих волос и прижался ко мне еще крепче.

– А как же без детства-то? Ты что, думала, я сразу таким подлецом родился?

– Хорошо хоть, ты знаешь свое настоящее имя.

– Я знаю, что я урод.

– А исправиться не хочешь?

– А меня только могила исправит.

– Наверно, так и есть.

– И Игоря я приказал шлепнуть только по той причине, что у него дела в гору пошли, и он зажил нормальной жизнью, в которой есть бизнес, семья, дети.

– А разве за это убивают?

– Девочка моя, в этой жизни убивают за все и даже за то, что нет причины для того, чтобы убить.

– Ты говоришь, а у меня мурашки по коже…

– Игорь раньше на моей сестре был женат. Первый брак, пробный, как это часто бывает. Женились, как и все, по любви. А куда она потом делась – непонятно. Сестра дочку родила. Развелись они, когда дочке еще года не было. Что там у них произошло, только им двоим известно, но Игорь еще тогда, когда моя сестра беременная ходила, другую себе нашел. Несмотря на слезы и истерики, как только ребенку исполнилось полгода, ушел к любовнице, снова женился и двоих детей наклепал. С ребенком моей сестры у него трое детей получается. Кузнец, ничего не скажешь. Так вот, у Игоря дела в гору пошли. Дом полная чаша, жена-красавица, дети нарядные и счастливые… А сестрица моя запила. А однажды она ко мне на коленях приползла и сказала, что закодируется, заживет как нормальный человек. Просила, чтобы я Игоря шлепнул.

– За что?

– За то, что у моей сестры все плохо, а у него все хорошо, и он ни о дочери, ни о бывшей жене не вспоминает. Не осталось в его жизни места для них. Плохо моей сестре жить в одиночестве и знать, что у Игоря все хорошо.

– Так, может, ей нужно было лучше своей личной жизнью заняться? Познакомиться с кем-нибудь, замуж выйти. Так легче пережить чужое счастье.

– Никто ей так и не встретился. Бывший муж из головы не выходил. Игорь знал, что я черными делишками занимаюсь, и от меня отдаляться начал. В общем, сестра моя закодировалась, за ум взялась, а я свое обещание сдержал и Игоря шлепнул.

– Зачем?

– Затем, что, если бы я этого не сделал, моя родная сестра никогда этого не простила. Она хотела, чтобы дети Игоря от другой жены росли без отца, как и ее ребенок. Наташка, я пошел у нее на поводу. Я гад?

– Гад конченый. И сестра твоя зараза. Гадюка! Два сапога пара. Вы приносите людям несчастье, – не смогла я не выразить своего презрения.

– Знаю. Вот такая у нас семейка. Одна порода. Наташка, что-то мотор так быстро бьется. Я сегодня перебрал. И алкоголь, и кокаин… И все в таких убойных дозах. Что-то я хреново себя чувствую.

– Может, сдохнешь, так я хоть заживу по-человечески, – шепотом произнесла я, не отводя глаз от ночного моря.

– Я убью тебя за эти слова.

– Убивай. Зачем жить так, как сейчас живу я? Во что ты меня превратил? В зависимую тварь? Я сама себя ненавижу. Сколько я так проживу с ненавистью к себе?

Я находилась под действием наркотика и не задумывалась над тем, что говорю. Но даже в таком состоянии я испытывала к себе брезгливость и отвращение.

– Натаха, а ты где деньги взяла?

– В баре у пьяного парня.

– Он тебя запомнил?

– Не знаю.

– Что значит, не знаю?

– Все зависит от того, в какой степени опьянения он находился.

– Ну, а ты как думаешь, в какой?

– На вид абсолютно пьяный, но относительно денег хорошо соображает. За сто долларов готов был удавиться. Возможно, он вернется за столик, пересчитает деньги, поймет, что не хватает пятьсот долларов, и забьет тревогу. А быть может, просто возьмет портмоне и пойдет спать в номер, в обнимку с бутылкой финиковой водки.

– Поосторожнее надо работать. Еще не хватало на какой-нибудь ерунде сгореть.

– Сгорю, если ты вовремя не будешь давать мне на дозу.

– Девочка моя, пойдем спать.

Егор взял меня на руки, понес в комнату и опустил на кровать. Я положила голову ему на плечо и закрыла глаза.

– А что, француз нас, правда, к себе в Ниццу зовет? – спросил он.

– Правда.

– Так нужно ехать.

– Я не хочу его обманывать.

– Почему?

– Потому, что он для меня слишком хорош.

– Это не основание для того, чтобы пожалеть мужчину. Ты же не замуж за него собралась, а хочешь потрясти и обработать по полной программе.

– А еще он спас мне жизнь.

Я приподнялась и рассказала Егору, как я хотела сегодня от него сбежать. Егор дослушал меня до конца и ударил кулаком по стене.

– Как ты могла?! Ты что, до сих пор не поняла, что если ты от меня сбежишь, то единственное место, в котором ты можешь оказаться, – это тюрьма. Другого места нет и не будет!

– Я сегодня поняла, что не могу без дозы. Ты – это доза, а без дозы я никуда. Значит, мне нет смысла бежать. Разве можно бежать от дозы…

Егор еще несколько раз стукнул кулаком по стенке и злобно прошипел:

– Дура! Какая же ты дура! Как ты могла? Нашла где бежать, в другой стране! А если бы твой француз за тобой не поехал? Я бы не знал, где тебя искать, и ты бы сдохла на той цепи, на которую тебя хотели посадить!

И Егор снова стукнул кулаком по стене. С соседнего балкона послышался голос проснувшейся старушки.

– Мистер Большой Член, вы зачем стучите в стену? Вам одиноко, и вы зовете нас провести с вами остаток ночи?

Егор вскочил с кровати, закрыл балкон и задернул шторы.

– Задолбали! Я даже не думал, что бывают такие сумасшедшие бабки. – Вернувшись в кровать, он вновь взялся за сердце и тяжело задышал. – Опять мотор барахлит. Ты дашь мне таблетку валидола?

Я полезла в аптечку, достала валидол и протянула таблетку Егору.

– Положи под язык и больше не разговаривай.

– Наташка, что-то мне страшно. Вдруг я умру?

– Не умрешь. Такие, как ты, не умирают, а переживут все и всех.

– Я тебе серьезно говорю.

– А я тебе серьезно отвечаю.

Я проснулась утром от стука в дверь. Подняв голову, я увидела, что вся моя подушка в крови и с ужасом поняла, что ночью у меня шла кровь из носа. Бог мой, я даже не проснулась. Встав с кровати, я мельком посмотрела в зеркало на свое бледное лицо и подошла к двери.

– Кто там?

– Наташа, это я, Шарль, – послышался за дверью бодрый голос француза.

– Шарль, извини, я тебе не могу сейчас открыть дверь. Я принимаю душ, – тут же соврала я.

– Я понимаю. Наташа, я хотел сказать, что мы увидимся с тобой в SPA-центре. Я ухожу, но ты только на секунду открой дверь и возьми лежащий под дверью сюрприз.

– Хорошо.

Дождавшись, когда шаги за дверью затихнут, я приоткрыла дверь и подняла с пола восхитительный букет роз в красивой упаковке.

– Надо же, цветы купил, – прошептала я и закрыла дверь.

В Тунисе обычно продают по одной розе. Букеты тут как-то не в ходу. Да еще такие красивые…

Положив розы на кровать, я раздвинула темные шторы и комнату залил солнечный свет. Я открыла балкон и посмотрела на спящего Егора.

– Просыпайся. Уже черт знает сколько времени. У меня сегодня ночью кровь из носа шла.

Егор тут же проснулся. Подняв голову, он посмотрел на залитую кровью подушку и, потирая заспанные глаза, покачал головой.

– Ничего себе! Так ведь и задохнуться можно. А у меня сегодня ночью чуть мотор не отказал.

– И это называется приехали на лечение. Я хочу знать, почему у меня шла ночью кровь из носа?

– Видимо, кокаин хреновый.

– Как это хреновый?

– Я его здесь покупал. К нему что-то подмешали, и это вещество и вызвало носовое кровотечение. У меня у самого за столько лет тесного общения с кокаином повреждены ткани носа. Это из-за того, что мы вдыхаем наркотик. Надо прекращать нюхать, а начинать курить крэк. У него и действие в пять раз сильнее, и кайфа от него намного больше.

Егор увидел цветы.

– А это кто приволок?

– Француз.

– Я смотрю, он на тебя конкретно запал. Сама судьба дает нам в руки козырную карту. Нужно раскрутить этого француза по полной программе.

Егор встал и пошел принимать холодный душ.

– И как я вчера только не помер. Нужно поаккуратнее с дозой… – бормотал он.

Я стояла у зеркала, смотрела на свое бледное отражение, оттирала мокрым полотенцем запекшуюся кровь и шептала:

– Я обязательно вырвусь из этого кошмара. Я все брошу. Я обещаю… Я смогу, и у меня все получится.

Глава 18

Приняв с утра дозу, мы пошли в SPA-центр и разошлись по своим процедурам. В перерыве между процедурами я увидела лежащего у бассейна Шарля и дружелюбно помахала ему рукой. Шарль занял для меня лежак и, как только я подошла ближе, поцеловал в щеку.

– Привет, я тебя давно жду.

– Я вижу, – улыбнулась я и положила на лежак свое полотенце.

Как только мы легли рядом, я взяла Шарля за руку и ласково произнесла:

– Спасибо за сюрприз. Букет просто восхитительный.

– Я рад, что тебе понравилось.

– Я долго ломала голову, где ты взял такой красивый букет. В Тунисе чаще всего покупают по одной розе.

– Я никогда в жизни никому не дарил одну розу. Мне кажется, это очень стыдно.

– Мне тоже.

Шарль смотрел на меня таким влюбленным взглядом, что я чувствовала определенную неловкость. Я понимала, что он в меня влюблен, только никак не могла понять, что он во мне нашел… Мне казалось, что у меня на лбу написано, что я в полном дерьме и безысходности. С тех пор, как я связалась с Егором и подсела на наркоту, моя самооценка падала с каждым днем, а точнее, от нее не осталось и следа.

– Ну как, отец вчера не ругался?

– Ему было не до этого. Вчера он героически держал оборону.

– От кого он оборонялся?

– От наших знакомых бабушек. Они пытались прорваться к нему в номер и даже пробовали снести с петель дверь, а когда им это не удалось, они хотели перелезть через балкон и чуть было не поубивались.

– Бедный, бедный твой папочка…

Мы с Шарлем рассмеялись одновременно и тут же увидели проходящих мимо нас старушек, о которых только что шла речь. Увидев нашу реакцию, бабульки остановились и тоже заулыбались.

– Как чувствует себя мистер Большой Член? – спросила по-английски русская бабушка, эмигрировавшая в Германию.

– Спасибо, хорошо. Он сейчас на процедурах.

– И его стрелка сегодня опять смотрит на двенадцать?

– Даже не сомневайтесь. По-другому у него не бывает.

– Он сегодня стучал нам ночью.

– У него была бессонница. Видимо, ему было некуда девать свою энергию.

Бабушка изумленно прикрыла ладонью рот:

– Мы так и подумали…

– Вы о чем?

– Мы так и подумали, что он нам в стенку своим стоячим писюном стучал. Да громко так и сильно!

Перешептываясь между собой, бабушки пошли дальше, а мы с Шарлем переглянулись и вновь прыснули со смеха. Шарль покраснел и еще раз произнес:

– Бедный папа.

В этот момент рядом с нами остановился парень в халате. Как только мы с ним встретились взглядом, я почувствовала, будто меня ударило электрическим током. Этот был тот самый иностранец, из кошелька которого мне вчера пришлось позаимствовать доллары.

Заметно разволновавшийся Шарль с недовольным видом спросил незнакомца, что ему нужно от его женщины. Мужчины заговорили между собой по-французски. Я не понимала, о чем они говорят, но догадывалась, о чем идет речь. Не придумав ничего лучше, я достала из сумки книгу и стала делать вид, что увлеклась чтением. Я честно смотрела в книгу, но не могла прочесть ни строчки – так волновалась.

Мужчины о чем-то спорили, и когда наконец француз, у которого мне вчера пришлось украсть доллары, отошел от наших лежаков, я убрала книгу и встретилась с Шарлем взглядом. На моем лице вновь отразилась целая гамма чувств: страх, неуверенность, сомнение и даже чувство вины.

– Что-то случилось? – спросила я Шарля.

– Этот мужчина сказал, что он тебя знает. И не с очень хорошей стороны.

– Он ошибся. Мы с ним незнакомы, – бросила я.

– Он сказал, что ты вчера ночью в баре подсела к нему за столик, послала его за финиковой водкой, а сама вытащила из его кошелька пятьсот долларов. Он не стал заявлять в полицию, но утверждает, что тебя узнал.

– Скорее всего, он сегодня обознался. Ты же сам довел меня до номера. Мы попрощались, и я пошла спать.

Шарль не выпускал мою руку и смотрел на меня с каким-то недоверием.

– Шарль, ты мне не веришь?

Француз промолчал и лег на лежак. Я легла рядом.

– Он не будет заявлять в полицию.

– А с чего ты так решил?

– Иначе ему придется иметь дело со мной. Я сказал, что ты моя жена, что вчера вечером мы не выходили из своего номера.

– Он поверил?

– Он сказал, что тебя может опознать официант бара.

Мои щеки вспыхнули, как факелы.

– Я сказал ему, что никому не позволю плохо отзываться о моей жене.

– Вот это правильно!

– А еще я добавил, что нужно меньше пить водки, тогда не будут пропадать деньги, и клеиться к чужим женам, говоря про них всякие гадости. За это можно получить в ухо.

– Шарль, что бы я без тебя делала, – с чувством произнесла я. – Ты для меня слишком хороший. Господи, и почему я не встретила тебя в прошлой жизни?

– А у тебя была иная жизнь?

– Была, – задумчиво сказала я, и глаза мои заволокло слезами.

– И что же?

– Ее перечеркнули. На ней поставили крест.

– Ты не хочешь мне рассказать?

– Шарль, ты дал мне слово ни о чем не спра–шивать.

– Хорошо. Если ты захочешь, то сама мне об этом когда-нибудь расскажешь.

Что я могла рассказать Шарлю? Что я дрянь, наркоманка, сплю с Егором и полностью от него завишу? Что я ненавижу себя и с каждым днем все сильнее боюсь смотреть на свое отражение в зеркале? Мне кажется, что это не я и что из зеркала на меня смотрит другой человек. Из зазеркалья на меня смотрит предательница, которая предала свои мечты, желания и свое будущее. Что я могла еще рассказать добряку Шарлю? Что у меня в номере одна кровать и я завишу не только от Егора, но и от дозы? Что за дозу я пойду на что угодно и сделаю все, чтобы получить свою порцию? Что я дрянь, которая не стоит его мизинца? Я грязь на его ботинках, которую ему лучше стряхнуть?

– Ты веришь, что этот человек меня с кем-то спутал?

– Верю, – как-то неубедительно ответил Шарль и отвел глаза в сторону. Он просто не желал говорить правду и меня расстраивать. – Я бы очень хотел сделать так, чтобы ты никогда не нуждалась в деньгах.

Мы обедали втроем на террасе ресторана при SPA-центре.

– Вы, пожалуйста, не ругайте свою дочь за то, что она вчера пришла поздно, – Шарль заискивал перед Егором и пытался найти с ним общий язык. – Мы вчера гуляли по берегу моря, много беседовали и забыли посмотреть на часы. Когда увидели, который час, то пришли в ужас.

– Шарль, все в порядке, – похлопал по плечу Шарля «отец». – Наташа, наверное, говорила, что я очень строг? Она у меня одна-единственная, поэтому я очень сильно за нее переживаю. Но к тебе у меня особое доверие. Не знаю, чем это объяснить, но у тебя благородное лицо, и я чувствую, что ты хороший парень. Если честно, то именно такого молодого человека, как ты, я хотел бы видеть рядом со своей дочерью в дальнейшем. Такому я бы ее до–верил.

Услышав от «папы» такие слова, Шарль поперхнулся соком. Я похлопала его по спине, выразительно смотря на Егора и давая ему понять, что не стоит перегибать палку.

В тот момент, когда Шарль отвернулся, я не удержалась и покрутила пальцем у виска. Егор пожал плечами и закурил сигарету.

– Это папа так шутит, – объяснила я Шарлю.

– Жаль, – сказал Шарль. – Я надеялся, что папа это сказал серьезно.

– Папа всегда говорит серьезно, – заявил Егор и загадочно улыбнулся.

Глава 19

Не успела я приняться за свой любимый десерт, как к нашему столику подошел до боли знакомый подвыпивший мужчина, у которого я позаимствовала часы, и стал пристально меня разглядывать.

– А вы не подскажите, где здесь море?

Мои спутники переглянулись и посмотрели друг на друга пристальным взглядом. Видимо, каждый из них подумал, что, пока этот мужчина не отойдет от нашего стола, я нахожусь в опасности.

– Море перед тобой, – буркнул Егор и со злостью посмотрел на нахала. – Нашел? Смотри, а то, если не ориентируешься, я могу тебе ком––пас дать.

– А русалки в море есть? – не унимался мой старый знакомый, не отрывая от меня глаз.

– Пойди проверь. – Егор раздул ноздри и процедил сквозь зубы: – Послушай, отошел бы ты от нашего столика. Разве не видишь, что здесь люди отдыхают?

– А я, значит, мешаю?

– Ты не просто мешаешь, ты уже реально достаешь.

– А вот ваша спутница очень похожа на одну русалку, которая вышла из моря, послала меня за финиковой водкой и сперла у меня безумно доро––гие часы.

У Шарля наконец не выдержали нервы. Он встал и на хорошем английском попросил мужчину, чтобы он немедленно отошел от нашего стола. Мужчина воинственно топнул ногой и на плохом английском сказал, что я похожа на русалку-воровку, которая украла его эксклюзивные часы. Шарль побагровел, сказал нахалу, что я его законная жена и что тот ответит за свои слова в суде или, на худой конец, в полиции.

Тут пришел на помощь Егор. Он отвел воинственно настроенного мужчину в сторону и с самым суровым видом стал о чем-то с ним беседовать.

– Может, стоит отдать ему часы? – нерешительно спросил меня Шарль. – Зачем нам нужны неприятности?

– Это невозможно, – глухо ответила я и опустила глаза.

– Почему?

– Потому, что ты обещал мне не задавать лишних вопросов.

– Если он от тебя не отстанет, я заплачу ему за часы. Я не хочу, чтобы он испортил тебе отдых. Думаю, отец с ним сейчас разберется.

Егор действительно разобрался. Не прошло и нескольких минут, как он подвел мужчину к нашему столику и тот принялся извиняться.

– Ребята, извините, что я так вторгся в вашу компанию. Я ошибся. Это не та девушка. Приятного вам аппетита.

– Ничего страшного, – тихо произнесла я и с огромным трудом выдавила из себя улыбку.

Но мужчина не ушел, а обратился к Шарлю на плохом английском.

– Дружище, извини меня за свою жену. Я просто перепутал ее с одной русалкой. Но это не она. Я ошибся. У той был хвост, а у твоей – ноги.

– Все понятно, – сказал Шарль, всем своим видом давая понять, что разговор окончен.

– А вы не знаете, где здесь море? – опять спросил мужчина.

– Вон море. Ступай с богом. Там русалок полно. Возможно, найдешь ту, которую ищешь.

– Да я с русалками больше не разговариваю. Они же так и норовят что-нибудь утащить. Это раньше русалки были нормальные. Но жизнь течет, времена и нравы меняются, вот и русалки зарабатывают себе на жизнь тем, что чистят нашего брата. Правда, у меня брать-то нечего. Если только плавки, но тут я сопротивляться не буду. Отдам вместе с их содержимым.

– Слушай, дружище, ты отойдешь от нашего стола или тебе помочь? – не выдержал Егор.

Мужчина тут же ретировался. Я с облегчением вздохнула и виновато посмотрела на Шарля.

– Я хочу пригласить вас вместе с дочерью во Францию, – нарушил тишину Шарль, обратившись к Егору. – Оказывается, Наташа там не была.

– Да, мы туда еще не доехали, – кивнул Егор.

– Я бы хотел показать ей чудесные места и познакомить ее со своими родителями.

Егор выронил вилку, но тут же пришел в себя и нервно закурил сигарету.

– Если я не ошибаюсь, то в отношении моей дочери у тебя самые серьезные намерения?

– Серьезнее не бывает.

– Ценю твою честность.

– Я бы хотел на ней жениться, – сказал Шарль. – Вы, пожалуйста, не думайте, что я слишком самоуверен. Я буду просить руки вашей дочери по всем правилам. Но сделаю это позже, в соответствующей обстановке. Мне бы хотелось познакомить Наташу со своими родителями. Я очень надеюсь на то, что они одобрят мой выбор.

– Шарль, мне кажется, что ты слишком сильно забегаешь вперед, – пытался держать марку Егор. – Для меня важно знать, что по этому поводу думает моя дочь.

– А я готова его полюбить, – произнесла я с вызовом и посмотрела на Егора победным взглядом.

– Я не хочу расставаться с Наташей и предлагаю поехать ко мне в гости, – продолжил Шарль.

– Каким образом? Ты хочешь, чтобы мы прямо из Туниса полетели во Францию?

– Очень хочу.

– Но ведь для Франции нужен «шенген».

– С этим у меня нет никаких проблем. Моя семья очень влиятельна, и нам пойдут навстречу. Если вы дадите мне паспорта, то я прямо сейчас поеду в посольство и все улажу, а также куплю билеты в Ниццу.

Я сидела ни жива ни мертва и не верила в происходящее. Шарль не сводил с меня своих влюбленных глаз, а Егор был очень сильно озадачен и чесал затылок. Видимо, Шарль действительно задал ему непростую задачку. Я посмотрела на часы и сказала, что мне пора на процедуры.

– Иди, доча. А мы с Шарлем еще поговорим.

При слове «доча» я поморщилась. Встав со своего места, я вышла из ресторана и прямиком отправилась в номер. Через час в номере появился счастливый Егор, что-то достал из сейфа, ушел, а затем вернулся и сел рядом со мной.

– Ты что, на процедуры не ходила?

– Нет.

Я поймала на себе взгляд Егора и поежилась.

– Наташа, жизнь дала тебе шанс.

– Какой?

– Ты хорошо знаешь, о чем я говорю. Ты встретила богатого французского лоха и нужно быть конченой дурой, чтобы этот шанс не использовать. Этот лошара реально в тебя влюбился. Я же вижу, какими глазами он на тебя смотрит. Пойми, таких лохов не так много, и их еще поискать надо. А тебе улыбнулась удача, и этот лопух сам падает к твоим ногам. Я отдал ему паспорта. Мы едем во Францию.

Я не испытывала радости от предстоящей поездки. Мне было стыдно перед Шарлем за свое вранье. Если бы он знал обо мне правду, то он не сел бы со мной за один стол, он бы обошел меня, как минимум, за километр. Мне захотелось заплакать, а может быть, даже завыть в голос оттого, что я встретила Шарля именно в этой ужасной жизни, а не в той, которой жила ранее.

– Шарль поехал в посольство.

– Я не хочу никуда ехать, – заявила я и уставилась в потолок.

– А с чего ты взяла, что твое мнение меня интересует? Забыла, кто хозяин твоей жизни и кому ты обязана?

– Шарль очень хороший человек, и мне не хочется, чтобы он связывался с такой ничтожной дрянью, как я.

– А все хорошие мужики всегда с дерьмовыми бабами связываются, – засмеялся Егор. – Ты что, разве не знала? Это жизнь. А хорошим бабам достаются дерьмовые мужики. По-другому никак.

– Он слишком хороший.

– А ты слишком плохая. Противоположности тянутся друг к другу. Пойми, Шарль конченый лох, и меня удивляет, как такого лоха до сих пор никто не окрутил. Нам же просто подфартило. Он словно всю жизнь ждал тебя. Готовенький дурачок. Я даже не рассчитывал, что он захочет жениться. Думал, просто любовь покрутит, трахнет пару раз за какие-нибудь дорогие подарки и все, а у него в отношении тебя самые серьезные намерения. Такого дурака можно всю жизни искать и не найти. Я даже не думал, что такие бывают. Его в Красную книгу занести можно. Он же как мамонт, такие вымерли давно. Побольше бы таких лохов – глядишь, и жизнь была бы попроще.

Егор лег рядом со мной и ущипнул меня за сосок.

– Убери руки, – раздраженно бросила я и отстранилась от Егора.

Егор будто прочитал мои мысли и усмехнулся:

– Что, я тебе уже противен стал?

– А ты мне никогда не был приятен.

– Еще совсем недавно ты не давала мне прохода и мою ширинку расстегивала.

– Может, ты меня с соседскими бабушками путаешь?

Неожиданно Егор схватил меня за шею, слегка придушил и процедил сквозь зубы:

– Выслушай меня внимательно. Мы едем к этому лоху во Францию. Ты делаешь все возможное, чтобы его охмурить, выходишь за него замуж и компостируешь ему мозги так, чтобы он заключил брачный договор в твою пользу. Ты должна войти к нему в доверие. Затем разводишься, забираешь у него все, что можно забрать, и отдаешь нажитое непосильным трудом мне. Если ты где-то ошибешься, оступишься и сделаешь что-то не так, то тебя ждет тюрьма. Ты все поняла?

– Поняла, – прохрипела я, пытаясь освободиться из железной хватки.

Глава 20

Пока Егора не было в номере, я лежала на кровати и чувствовала дикую потребность получить еще одну дозу кокаина, и желательно, чтобы эта доза была крепче той, которую я получила ранее.

Мне показалось, что Егора не было слишком долго. Меня мучили галлюцинации, и стало казаться, что под кожей опять ползают какие-то непонятные твари. Я била себя по рукам в надежде раздавить их. Но твари больно кусались и заставляли меня нервно расчесывать руки.

– Да пойдите же вы прочь! – кричала я, сидя на кровати. – Отвалите от меня!!! Откуда вы взялись?!

Я хотела встать, чтобы отправиться на поиски Егора, но перед глазами все поплыло, и мои мышцы вновь начали сводить судороги. Прямо над головой кто-то засвистел. Я вздрогнула, подняла голову и обнаружила, что на потолке никого нет. Стоило опустить голову, как свист раздался опять. Он был таким сильным, что у меня заложило уши.

– Хорош свистеть! – крикнула я в пустоту, не подозревая, что у меня начались галлюцинации.

Как только твари под моей кожей совсем озверели, я схватила лежащий на подносе нож и стала резать свои руки, пытаясь до них добраться. Мне казалось, что вместе с кровью из-под моей кожи исчезнут надоевшие твари, и чем больше крови я из себя выпущу, тем быстрее освобожусь от этого кошмара.

Именно за этим занятием меня и застал Егор. Он отобрал у меня нож:

– Дура, ты что с собой делаешь?! – Егор достал бинт и принялся перебинтовывать мои руки.

– Там кусачие твари ползают… – бормотала я, плохо осознавая действительность.

– Какие твари?!

– Те, что у меня кожей.

– Сама ты тварь! – крикнул Егор. – Это галлюцинации. Понимаешь?

– Если ты не дашь мне дозу, то твари съедят меня заживо.

– Я достал более качественный кокаин. Он не такой вредный для здоровья.

– Дай что угодно, только спаси меня от этого кошмара!

Егор достал кокаин, дал мне хорошую дозу, и я наконец-то почувствовала себя человеком. Голова просветлела, настроение заметно поднялось. Я посмотрела на перебинтованные руки и с дрожью в голосе произнесла:

– Егор, мне страшно. У меня начинаются галлюцинации.

– Не бойся.

– Я очень боюсь. Мне кажется, что если я останусь без наркотиков, то просто сойду с ума.

– Это я виноват: делаю слишком большие паузы между приемом наркотиков. Мне постоянно хочется, чтобы ты вымаливала у меня дозу, ползала передо мной на коленях, унижалась, целовала мои ботинки. Обещаю, больше такого не будет, а то француз испугается и сбежит от тебя. Нельзя, чтобы ты потеряла товарный вид. Я сокращу время между приемами наркотиков, и ты всегда будешь себя хорошо чувствовать. Ведь нас ждут великие дела.

– Пожалуйста, не мучай меня больше. А руки сильно порезаны?

– Пустяки! Можно сказать, что я успел вовремя. До свадьбы заживут, – неудачно попытался пошутить Егор.

– А что я скажу Шарлю?

– Ничего. Пока наденешь легкое платье с длинными рукавами. Завтра мы летим в Ниццу.

– Так быстро?

– А что тянуть? У твоего Шарля столько денег и такая влиятельная семья, что для него нет никаких преград, он сделал все буквально за один день. Знаешь, Натаха, я до седых волос дожил, а такого Шарля в природе не видел! Может, он в единственном экземпляре? Хотя я про таких много слышал. Лох урюпинский. Точнее, лох франко-урюпинский. Больной человек, в любовь верит. Прикинь!

– А ты считаешь, что в любовь верят только больные люди?

– Ну ясно дело, что не здоровые. Здоровые с головой дружат и знают, что любовь только для идиотов. Любовь – это болезнь. Значит, люди, которые в нее верят, реально больные, и у них серьезные психические отклонения.

Я находилась в состоянии «прихода» и ощущала, как по моему телу разливается приятное тепло.

– Егор, а как ты живешь без любви?

– Нормально. Не жалуюсь.

– А мне без любви очень плохо. Если бы в моей жизни была любовь, то, возможно, я смогла выбраться из того дерьма, в которое попала. Возможно, у меня бы появились силы и стимул.

– Натаха, не успокаивай себя, – засмеялся Егор. – У наркоманов нет ни сил, ни стимула. Нам с тобой уже ничего не поможет. Если только могила…

В этот момент раздался телефонный звонок, и Егор тут же снял трубку. Как только он заговорил по-английски, я сразу поняла, что позвонил Шарль, и взяла протянутую мне трубку. Шарль предложил прогуляться по берегу моря, я сослалась на плохое самочувствие и хотела было отказать, но Егор сильно пнул меня ногой прямо в живот, я взвизгнула, сказала Шарлю, что чуть было не упала на ровном месте, и согласилась.

– Не смей меня бить! – крикнула я Егору после того, как положила трубку.

– А ты не смей себя так вести и портить все дело! Нас ждут большие деньги!

Надев легкое платье с длинными рукавами, я наклонилась к Егору и тихо спросила:

– Егор, а ты меня когда-нибудь отпустишь и дашь возможность вернуться к прежней жизни?

– Забудь об этом. Ты никогда не вернешься к прошлому.

– Почему?

– Наркоманы не возвращаются в прошлую жизнь.

– Что я должна сделать для того, чтобы ты и твои сообщники уничтожили запись, на которой я признаюсь в убийстве Игоря? Чтобы ты отпустил меня на все четыре стороны и дал мне право на собственную жизнь?

Лицо Егора моментально стало сосредоточенным и задумчивым.

– Ты действительно этого хочешь?

– Хочу.

Я кивнула и не могла не заметить, что глаза Егора сузились и стали хитрыми.

– Я не сомневаюсь, что ты можешь обойтись без меня, но что ты можешь обойтись без кокаина – нет. Я – это кокаин. Не будет меня – не будет кокаина. Ты не только порежешь себе руки в поисках непонятных тварей. Ты вскроешь себе вены. Ты не сможешь без кокса. И если не будет меня, то уже никто не сможет тебе помочь. НИКТО.

– Ты не ответил на мой вопрос. С наркотиками я разберусь. Не уходи от ответа. Это возможно?

– Это возможно.

– Что я должна для этого сделать?

– Выйти замуж за француза, заключив брачный договор, согласно которому в случае развода он отдает тебе свою виллу в Ницце и долю в родительском бизнесе. Одним словом, ты должна уговорить Шарля составить брачный договор так, чтобы все, что у него есть, он переписал на тебя. Вы разводитесь, ты получаешь свой кусок пирога, переписываешь его на меня, я и мои сообщники уничтожаем видеозапись с твоим признанием в смерти Игоря и расходимся с миром.

Я слушала Егора и понимала, что он говорит нереальные вещи, даже надо мной издевается. Если даже Шарль увлекся моей персоной, то он не такой дурак, чтобы поставить ради этого увлечения на кон все, что у него есть.

– Ты же сам знаешь, что это невозможно.

– Наташка, в жизни нет ничего невозможного. Хочешь получить право на собственную жизнь – дерзай. Все только в твоих руках.

– У Шарля влиятельные родители, они вряд ли разрешат ему жениться.

– Знаешь, когда у мужика сносит башку, его не остановят даже родители.

– Думаю, это не тот вариант.

Егор изменился в лице:

– Наташка, я что-то не пойму. Ты хочешь от меня отделаться?

– Еще бы.

– Так отделайся!

– Легко сказать…

– Это мои условия. Не будь дурой, лови момент. Выбрал же он среди всего обилия девушек именно тебя. Чем-то же ты его зацепила. А ведь, если так приглядеться, ничего необычного в тебе нет. Симпатичная мордочка, сиськи нормальные. Есть за что подержаться. Но ведь таких мордочек, сисек и ног полно, а он выбрал именно тебя. Чем-то же ты его притягиваешь. Так раскручивай мужика дальше. И смотри, пока ему не давай, а то, может, он к такому типу относится, который как только бабу получит, то сразу теряет к ней интерес. Даже если будет канючить, не давай. Скажи, что только после свадьбы. Все, как положено. Ты девушка очень строгих правил. А потом ему так дашь, чтобы у него рассудок помутился и он поставил подпись под любой бумагой, которую ты ему подсунешь.

Егор посмотрел на часы и кивнул на дверь:

– Иди, тебя твой француз заждался. Только долго не гулять и не трахаться, а то папочка будет ругаться.

– Ненавижу, – бросила я Егору и вышла из комнаты.

Глава 21

Я удивилась, что Шарль встретил меня в коридоре, недалеко от моего номера и не могла не заметить, что он очень сильно взволнован. Увидев меня, он быстро пошел мне навстречу и притянул к себе. У него было такое состояние, словно со мной должно было что-то случиться и он боится меня потерять.

– Шарль, мы же договорились встретиться с тобой в холле.

– Наташа, дело в том, что тебе нельзя в холл, – еще больше разволновался Шарль.

– Почему? Что случилось?

– Там двое полицейских.

– Мужик, у которого я взяла часы в ремонт, все-таки заявил на меня в полицию? – сразу сообразила я. – Но ведь мой отец сегодня провел с ним воспитательную работу, и он даже передо мной извинился.

– Он здесь ни при чем.

– Значит, это все-таки тот француз, у которого из кошелька пропали пятьсот долларов?

– Наташа, эти двое тут совершенно не при чем.

– А что тогда?

– Все гораздо хуже.

– А что может быть хуже?

– Полицейские всем показывают фотографию того самого парня, к которому ты ночью села в машину. Они подробно расспрашивают, кто, где и с кем видели его в последний раз.

– Это Николай, что ли?

– Я не знаю, как его зовут.

– Его зовут Николай. Он представился мне гидом, но на самом деле оказалось, что он никакой не гид, а обычная сволочь, которая торгует живым товаром. Его человеком-то не назовешь. Таких душить надо сразу, как только они рождаются.

– Я говорил тебе, что очень часто видел, как он знакомился с различными девушками.

– Говорил. Только я не пойму, я-то здесь при чем?

– При том, что ищут его убийцу.

– Кого???

– Того, кто его убил. Полицейские знают, что это женщина. – Шарль помолчал немного и осторожно добавил: – Его нашли мертвым с пробитой головой в том доме, где я тебя нашел.

Я посмотрела на Шарля отрешенным взглядом, прислонилась к стене и стала медленно сползать вниз.

Крепкие руки Шарля тут же меня подхватили.

– Наташа, ты чего? Наташа…

– Так это же я его убила. Я думала, он просто потерял сознание. Я и есть убийца. Они меня ищут. Хозяин дома видел меня. Он подносил к моему лицу свечку и пытался разглядеть.

– Не думаю, что ему это удалось.

– Господи, что же теперь будет…

– Тебе не нужно выходить в холл. Вдруг кто-то видел, как ты садилась к нему в машину. Если ты не против, пойдем подышим на балконе в моем номере. У меня очень большая терраса. Есть шампанское и фрукты.

Через несколько минут я очутилась в самом дорогом номере отеля, в котором остановился Шарль. Это был даже не люкс, а самый настоящий президентский номер, состоящий из трех комнат и отличающийся необыкновенной роскошью.

– Ты остановился один в трех комнатах?

– Как видишь.

– Это же огромный номер. Тут можно разместить целую футбольную команду.

– Я всегда останавливаюсь только в таких номерах.

Мы прошли на просторную террасу с видом на море, сели в плетеные кресла рядом друг с другом и некоторое время не могли вымолвить ни слова. Я вспоминала страшную ночь во всех подробностях, закрывала глаза от ужаса и представляла, как я хватаю металлический кувшин и бью им по голове Николая, пытающегося меня задушить.

– Шарль, это была самооборона, – я нарушила молчание первой. – Если бы я не убила его тем кувшином, он бы меня задушил. И даже если бы меня оставили в живых, то посадили бы на цепь, надели наручники и сделали сексуальной рабыней. Я должна была бороться за свою честь и за свою жизнь. Ты меня понимаешь?

– Конечно. Я только не понимаю, зачем ты вообще туда поехала.

– Это уже совсем другая история. Меня обманули. Я ехала за одним, а получила совсем другое. Ты веришь, что это была самооборона?

– Я тебе верю, только в этой стране ты вряд ли кому-то что-то докажешь. Главное, чтобы тебя никто не опознал. Завтра улетим во Францию, там ты будешь в безопасности.

Я взяла Шарля за руку.

– Шарль, а что, если кто-то меня опознает? Когда я садилась в машину к этому Николаю, рядом с отелем было полно машин с людьми.

– На улице уже стемнело. Вряд ли кто-то сумел разглядеть твое лицо.

– Площадка у отеля прекрасно освещена. Теперь я уже не знаю, полечу с тобой во Францию или нет. А то наденут на меня завтра наручники прямо в аэропорту.

Шарль внимательно на меня посмотрел, провел рукой по моим волосам и как-то возбужденно сказал:

– Я знаю, что может тебя спасти в этой си–туации.

– Что?

– Нужно срочно поменять имидж. Перекрасить волосы, сделать стрижку. Как ты на это смотришь? Полицейским тогда до тебя не добраться.

– Но ведь чтобы попасть в салон красоты, нужно спуститься в холл, а там полиция.

– А мы вызовем парикмахера к себе в номер, – тут же нашел решение Шарль.

– А это возможно?

– Наташа, я живу в президентском номере, и тут не может быть никаких условий и ограничений. Мне можно все.

В подтверждение своих слов Шарль взял телефон и позвонил в салон красоты. Не прошло и нескольких минут, как в номере появились две симпатичные девушки, которые тут же стали творить со мной чудеса. Через полчаса из роковой брюнетки я превратилась в блондинку с короткой стрижкой.

Увидев меня, Шарль пришел в восторг.

– Ты стала такой милой, – прошептал он. – Так хочется тебя защитить.

Чуть позже мы пили шампанское на террасе и любовались неспокойным морем. Шарль гладил меня по спине и рассказывал о своей жизни.

– А почему твои родители до сих пор тебя не женили?

– Потому, что это дело сугубо добровольное, – ответил Шарль и тут же добавил: – Я не буду лукавить. Мои родители регулярно находят мне невест и пытаются устроить мою личную жизнь, но я принял решение не поддаваться на провокации и найти свое счастье сам. Я вот все смотрю на тебя и думаю, как была бы бедна моя жизнь, если бы я не увидел пустыню Сахару. А точнее говоря, не встретил тебя.

– Но ведь я же девушка не твоего круга.

– Девушки моего круга никогда не вызывали у меня даже малейшего интереса. Мои родители вечно пытались навязать мне свои правила. Но меня интересовала только любовь, и желательно, чтобы это была любовь с первого взгляда.

Шарль посадил меня к себе на колени и пытался расстегнуть платье, но я отстранилась и прошептала:

– Шарль, извини. Я так не могу: все очень быстро. Я так не приучена. Ты слишком торопишь события и пугаешь меня своим напором.

– Это ты меня извини. Я действительно слишком спешу. Просто я очень много времени думаю о тебе.

Шарль погладил меня по руке и, нащупав под рукавом платья бинты, спросил:

– Наташа, это что?

– Бинты.

– Зачем?

– Я порезалась.

– Разве в таких местах можно самой порезать руки?

– Можно.

– Нельзя. Кто это сделал?

– Шарль, ты обещал мне не задавать лишних вопросов.

– Мы не виделись с тобой полдня, и уже кто-то порезал руки. Я хочу увидеть, что с ними случилось.

Шарль стал разматывать мои бинты и разглядывать глубокие порезы. Увидев свои руки, я сама пришла в состояние шока и подумала о том, в каком же состоянии я была и какие страшные галлюцинации у меня были, если я сотворила с собой подобное. Вновь забинтовав мне руки, Шарль усадил меня в кресло. В каждой нотке его голоса читалась сильнейшая душевная боль.

– Наташа, я ничего о тебе не знаю. Возможно, я просто тебя идеализирую и приписываю тебе те качества, которых у тебя нет. Я хотел бы узнать тебя лучше, помочь, если ты в какой-то беде или опасности. Я не знаю, зачем ты поехала на другой конец города ночью с незнакомым мужчиной, но я приложу все усилия, чтобы то, что произошло, тебя ни в коем случае не коснулось. Я влюбился в тебя с первого взгляда, как мальчишка, и я не знаю, что мне делать с этой любовью. Я понимаю, что у тебя какие-то серьезные проблемы, и я бы очень хотел, чтобы ты нашла в себе силы о них рассказать. Ты едешь с незнакомцем непонятно куда и непонятно зачем, обманываешь мужчин, забирая у них часы и деньги…

Я хотела Шарлю немедленно возразить и сказать ему, что он ошибается в своих выводах, но он не позволил себя перебить и продолжил:

– Несмотря на то, что я знаю тебя всего несколько дней, я очень сильно боюсь тебя потерять. Какие бы тайны ты ни хранила, я хочу быть с тобой. Ты очень мне дорога, и я замечательно отношусь к твоему отцу.

От последней фразы меня чуть было не вывернуло наизнанку, и я с трудом сдержала себя, чтобы не завыть в голос.

– Ты права, – продолжал свой монолог Шарль. – Мы не будем спешить. Я не хочу, чтобы мы занимались банальным сексом. Я хочу, чтобы мы занимались любовью. Любовь предполагает совсем другие отношения и совсем другие чувства.

Я смотрела на добряка Шарля и думала, что мне действительно жаль, что мы встретились не в то время и ни в том месте… Мне так хочется соответствовать его идеалу. Но теперь я другая, и мне уже ничего не поможет. Мне никогда не быть рядом с этим прекрасным мужчиной, не делиться с ним своими заботами и тревогами, не развеять его сомнения. Мне никогда не войти в его жизнь той женщиной, какой он меня представляет и какой хочет меня увидеть.

Глава 22

Когда самолет приземлился в аэропорту Ниццы, я посмотрела на Шарля благодарным взглядом и чуть было не прослезилась.

Шарль прижал меня к себе и поцеловал мои волосы. Егор сидел вместе с нами в бизнес-классе и пил коньяк в течение всего полета. Позади Егора сидела та самая французская старуха, которая бегала за ним по всему отелю вместе со своей русской подружкой и пыталась увидеть его мужское достоинство. Старая дама постоянно пыталась дотронуться до Егора, гладила его по голове и что-то говорила ему на своем родном языке.

– Шарль, что эта бабушка хочет от моего папы?

– Она приглашает его к себе в гости на интимное свидание, – заметно смущаясь, ответил Шарль.

Я благодарно прижалась к нему.

– Ну вот видишь, все обошлось. А ты переживала, что тебя опознает полиция, и ты не сможешь вылететь из Туниса.

– Пограничник на паспортном контроле долго смотрел на мою фотографию. Видимо, мой новый имидж вызвал у него сомнения – а вдруг это не я.

– Ну, еще никто не запрещал девушкам менять внешность. И это не означает, что со сменой цвета волос они должны менять заграничный паспорт.

Я видела, что Шарль хочет мне еще что-то сказать, но не решается, и тогда я решила ему помочь и задать вопрос первой.

– Шарль, у меня такое впечатление, что ты хочешь меня о чем-то спросить.

– Хочу, но неудобно как-то.

– Мы же с тобой собрались создать семью. Что значит неудобно?

– Когда я возил ваши с отцом паспорта в посольство, то увидел, что у вас не только фамилии разные, но и отчества.

От слов Шарля меня бросило в холодный пот, но я тут же нашла выход из положения.

– Вообще-то это наша семейная тайна, но я не могу ее тебе не рассказать. Это мой отчим. Он полюбил мою маму еще в тот момент, когда та была беременна. Когда я родилась, они поженились. Переделывать мои документы не стали, потому что мой настоящий отец, несмотря на то, что он от меня отказался, назло им не захотел подписывать официальный отказ от ребенка и сделал все возможное, чтобы меня не удалось удочерить. – Я помолчала и тут же добавила: – Не важно, кто биологический отец. Важно, кто тебя вырастил. Я считаю Егора родным отцом, и меня не интересует, что во мне течет не его кровь. Я считаю, что мы с ним одной крови. Он встречал мою маму из родильного дома и качал коляску, когда я кричала по ночам. Это самый дорогой для меня человек.

– Я восхищен твоим отцом, – тут же признался мне Шарль. – Извини, что я задал тебе этот вопрос.

– Ты просто обязан был мне его задать. Извини, что не рассказала тебе этого раньше.

– Наташенька, я очень ценю твою искренность и откровенность. Ты моя любимая женщина, а твой отец для меня тоже родной человек.

Когда мы вышли из здания аэропорта, старушка долго махала Егору рукой и что-то кричала до тех пор, пока мы не скрылись из виду.

– Господи, как она меня достала, – пожаловался нам Егор. – Шарль, что она сейчас мне про–кричала?

– Мне неудобно это вам говорить, – смутился Шарль.

– Да говори уж! Все свои.

– Мадам сказала, что будет вечно помнить о мистере Большом Члене и видеть его в своих снах. – Шарль покраснел, как вареный рак. – Она до сих пор помнит, как вы долбили своим мужским достоинством по стене. Она жалеет, что тогда испугалась вашей сексуальной энергии и не ответила на ваш призыв.

– Сумасшедшая бабка, – почесал затылок Егор.

– Еще она прокричала вам свой адрес, по которому будет вас ждать. Адрес сказать?

– Боже упаси!

Я смотрела из окна роскошной машины на главный город французской Ривьеры, расположенный на берегу бухты Ангелов и не верила, что все это происходит со мною в реальности. Даже небо здесь было особенное – лазурно-голубое. Красные черепичные крыши старинных кварталов. Природа, от которой приходишь в восторг… Изумрудная глубь прозрачных вод…

Я держала Шарля за руку и шептала:

– Какая красота. И ты здесь живешь?

– Живу.

– Боже, как же тебе повезло.

– Ты тоже здесь можешь жить, если захочешь. – Шарль слегка сжал мою руку и добавил: – Вместе со мной.

Сидящий рядом с водителем Егор услышал наш разговор, обернулся и сказал с улыбкой:

– Завидую я вам, молодежь. Вы так хорошо вместе смотритесь…

– Ницца – это второй по значимости культурный центр Франции после Парижа, – Шарль взял на себя роль экскурсовода и рассказывал об этом замечательном городе.

Вечером мы гуляли по улочкам старинных кварталов и наслаждались симфонией цветов, запахов и вкусов. С особым интересом я смотрела на крохотные лавки и мастерские сапожников, жестянщиков, булочников и часовщиков. Повсюду продавались необыкновенно вкусные сыры, черные маслины, баклажаны и различные приправы. Попав на рынок старинных музыкальных инструментов, я пришла в изумление и была приятно удивлена, что Егор смог сыграть на одном из них, вызвав бурю аплодисментов у проходящих мимо людей.

Но больше всего меня поразил цветочный рынок. Он благоухал жасмином. Этот запах сводит с ума, кружит голову и призывает к самым непредсказуемым и романтичным поступкам. Шарль купил мне самый красивый букет, и я ощутила себя принцессой, попавшей на бал.

– Шарль, ты делаешь меня счастливой.

– Это только начало. Я сделаю все возможное, чтобы ты была всегда счастлива.

У Шарля была роскошная вилла, из окон которой открывался потрясающий вид на море. Мне и Егору выделили по большой комнате со всеми удобствами.

– Я уже позвонил родителям и рассказал про тебя. Я объяснил, что прилетел не один, – с придыханием произнес Шарль.

– Ну и как они отреагировали?

– Завтра ждут нас на обед. Хотят познакомиться. Так что утром едем в Монако.

– Шарль, я боюсь.

– Не бойся. Ты не можешь не понравиться. Если ты нравишься мне, то обязательно понравишься моим родителям. Наташа, к сожалению, мне нужно ненадолго уехать. Накопилось много дел. Ты извини, что я вынужден тебя оставить. Ты можешь пока вместе с отцом искупаться в море. Как только улажу все свои дела, я сразу вернусь.

Проводив Шарля, я зашла в комнату к Егору и застала его на балконе.

– Шарль уехал. Купаться пойдешь?

– Девочка, я в тебе не ошибся, – восторженно произнес Егор. – Этот франко-урюпинский лох так в тебя втрескался! Он, когда тебя видит, прямо кипятком писает. Надеюсь, ты ему еще не давала? Вот и не давай. Только после свадьбы и только в брачную ночь.

Егор курил сигарету, а я смотрела на него и ощущала, как слезы ручьем катятся по моим щекам. Мне почему-то всегда хотелось плакать, когда я с ним общалась. Неожиданно Егор встал и посмотрел на меня растерянно:

– Наташа, ты плачешь? Что-то случилось?

– Егор, исчезни из моей жизни, – холодно произнесла я.

– Куда? Я в этом городе никого не знаю.

– Ты меня не расслышал. Я сказала – уходи из моей жизни. Я выйду за Шарля замуж, рожу ему детей и буду его любить. Я смогу, и у меня все получится.

– А я как же?

– А ты вернешься в Москву и будешь жить той жизнью, которой жил всегда, когда не знал меня. Шарль действительно очень хороший. Я хочу быть с ним честной. Я хочу его любить и не хочу обманывать.

– Если ты хочешь быть с ним честной, то, может, тогда расскажешь ему, что я не черта не твой отец, что ты со мной спишь, что ты наркоманка и что у меня есть запись твоего признания в убийстве. Как ты думаешь, он после этого на тебе женится?

– Я рассчитывала на твое благородство…

– Девочка моя, какое, к черту, благородство?! О чем ты говоришь? У тебя начинается ломка, и ты хочешь получить дозочку, так? Я приготовил тебе подарок.

– Егор, я так надеялась, что ты меня услышишь…

– Я тебя прекрасно слышу. Ты хочешь получить свою дозу?

При мыслях о кокаине у меня застучало в висках и повысился пульс. Я кивнула в знак согласия и посмотрела на Егора беспомощным взглядом. Егор дал мне дозу, и после нее я ощутила необыкновенный прилив сил и энергии. Я ненавидела себя за то, что во мне постоянно сидел злой дух, который требовал кокаина, но ничего не могла с собою поделать.

В потрясающем настроении мы с Егором отправились купаться на море. Подплыв к буйку, я дождалась, пока до меня доплывет Егор и обхватит меня за талию.

– Завтра я с Шарлем еду к его родителям в Монако на обед. Они хотят со мной познакомиться.

– А я как же?

– Егор, ну ты же не можешь постоянно за нами везде таскаться. И так ходишь, как хвост. Это уже по меньшей мере подозрительно. Ты даже на даешь нам остаться наедине. Мы молодые, и нам хочется побыть вдвоем. Наши отношения и так протекают под твоим чутким контролем. Останешься на вилле, погуляешь по городу.

– Я считаю, что я должен поехать с вами, – стоял на своем Егор.

– Зачем ты нам нужен?

– Затем, что родители твоего жениха должны видеть, что ты серьезная девушка. Прилетела вместе с отцом, и он тебя одну никуда не пускает.

– Егор, как я от тебя устала! Знаешь, иногда я думаю, что мне проще тебя убить. По ночам у меня появляется желание взять подушку и тебя задушить.

– Видеозапись твоего признания есть еще у двоих моих товарищей. Всех не убьешь, – рассмеялся Егор.

– А мне кажется, что это совсем не смешно.

Егор стянул с меня трусики и пристроился сзади.

– Ты что, с ума сошел?

– Пусть француз тебя бережет и сдувает пылинки, а я могу иметь тебя в любое время суток, когда мне захочется. Знаешь, Наташка, я сам не знаю, что со мной происходит, но мне кажется, что я тебя ревную. Тянет меня к тебе.

– Только не болтай ерунду. Делай свое дело и проваливай.

Я держалась за буек и ждала, когда Егор закончит свою возню. В последнее время я ощущала, что у меня пропал интерес к сексу и мне было совершенно безразлично, что со мной делают. Главное, чтобы это быстрее закончилось.

Когда Егор повернул меня к себе, он как-то неуверенно произнес:

– Послушай, Наташка, ты, конечно, не поверишь в то, что я тебе сейчас скажу, потому что я никому в жизни не говорил ничего подобного. Я даже не знаю, как сказать… Но я попробую.

– Ты о чем?

– Наташа, я, по-моему, тебя люблю.

Впервые я почувствовала в голосе Егора какой-то страх. Мне показалось, что он сам испугался того, что сейчас сказал.

– Ты что, дурак?

– Наташа, а может, ну его на фиг, этого француза… Может, он нам и не нужен вовсе. На черта нам нужна эта Ницца? Тут все чужое, хоть и красивое. Но все такое фальшивое и такое чужое. Вернемся домой, заживем, как белые люди. От наркомании лечиться начнем. Ты молодая, еще родить можешь. Я дочку хочу. Такую же красивую, как и ты. Чтобы глаза у нее были такие же зеленые.

– Егор, ты что, нюхнул слишком много? – не верила я собственным ушам.

– Наташка, ты что, не понимаешь, чего мне стоило сказать эти слова? Я никому и никогда не говорил ничего подобного. Прикипел я к тебе. Ой как прикипел! Ревную я тебя к этому лоху франко-урюпинскому. Я без тебя с ума схожу. Когда ты с ним гуляешь, я места себя не нахожу! Напиваюсь, наркотой накачиваюсь, только бы не думать о том, что ты сейчас не со мной. Как подумаю, что ты с ним трахаться будешь, так меня всего наизнанку выворачивает. Поехали отсюда ко всем чертям. Умоляю, поехали! Девочка моя, я все для тебя сделаю. Дом куплю. Сад посажу. Мы лечиться начнем. Вместе всегда легче. Я уверен, что у нас все получится. Скажи, ты готова меня полюбить?

Я была вне себя от злости и закричала:

– Да на черта ты мне нужен?! Убийца, наркоман, старый извращенец! Тебе ли рассуждать про любовь?! Что ты о ней знаешь? Ты родился дерьмом и дерьмом сдохнешь! И не говори, что я такая же, как и ты! Я была нормальной. Я ЖИЛА! Ты сделал меня зависимой тварью! Я ЖИЛА, а ты сделал так, чтобы я стала СУЩЕСТВОВАТЬ! Ты уничтожил мою жизнь! Ты спрашиваешь, готова ли я тебя полюбить?! Я готова тебя ненавидеть! – Я посмотрела на ошарашенного Егора и, набравшись смелости, продолжила: – С кем ты собрался тягаться?! С Шарлем? Рожей не вышел! Ты на себя в зеркало смотрел? Ты выглядишь не на пятьдесят, а на семьдесят! Наркоманская харя! Не зря за тобой старухи гоняются. Они думают, что вы одного возраста! Шарль ЛЮБИТ! Он знает, что это такое! Он умеет! Я выйду за него замуж, брошу наркотики, рожу ему дочку и буду его любить! А ты пользуйся моментом и живи у нас на вилле на халяву и радуйся, что тебе подфартило! И не смей мне мешать! Играй роль отца и не мешай мне устраивать личную жизнь! Понял???

– Наташка, зачем ты так? – Мне показалось, что в глазах Егора заблестели слезы. – Девочка моя, я же к тебе со всей душой. Я же люблю тебя. Я же никому не говорил ничего подобного…

– И что? Чего ты от меня ожидал? Что я умру от счастья? О какой душе может идти речь? У тебя нет ее и никогда не было. Ни души, ни сердца! У тебя ничего нет. Мне не нужна ни любовь, ни ты сам! Ну что ты так на меня смотришь?! Пойди утопись с горя! Сдохни, и я о тебе даже не вспомню! Я – грязь, которая прилипла к пальцам Шарля, а ты грязь, в которой я случайно запачкала руки!

Развернувшись, я поплыла к берегу и, не дождавшись Егора, натянула одежду на мокрое тело, и направилась на виллу.

Глава 23

Через час мы должны были ехать в Монако. Шарль поцеловал меня в щеку и протянул мне несколько пакетов с дорогой одеждой.

– Шарль, это все мне?

– Конечно. Думаю, я угадал с твоими размерами. Я хочу, чтобы ты была самой красивой. Ты должна сразить моих родителей наповал, точно так же, как сразила меня. Скажи отцу, пусть собирается, нам пора ехать.

– Я думала, мы поедем без него. Зачем он нам нужен?

– Наташенька, знакомство должно пройти по всем правилам. Мои родители уже предупреждены, что ты прилетела вместе со своим отцом. Поэтому он едет с нами. Тем более, я знаю, как он за нас переживает. Ты у него единственная дочь, самое дорогое, что у него есть. Он доверяет мне и хочет, чтобы мы с тобой были вместе. Он просто обязан познакомиться с моими родителями. Тем более, они его ждут. Собирайся, через час едем. Я пойду в кабинет. Мне нужно сделать несколько звонков.

Как только Шарль скрылся за дверями своего кабинета, я прошла мимо домоправительницы и пулей влетела в комнату Егора.

– Егор, собирайся. Через час едем в Монако.

– Я знаю. Я уже видел Шарля, – как-то чересчур медленно проговорил Егор и посмотрел на меня покрасневшими глазами.

– Я смотрю, ты уже с утра наколбасился.

– После нашего разговора я выпил пару стаканчиков, но не рассчитал с дозой. Перебрал. Мотор опять шалит. Но это ничего. Я сейчас встану под холодный душ и приведу себя в порядок.

– Правильно, а то у тебя такой помятый вид! Тебя показывать родителям жениха страшно. – Я помолчала и добавила: – Егор, а где моя доза?

– Какая доза?

– Как какая? Та, которую я получаю каждый день. Давай быстрее, а то меня уже озноб бьет. Ведь сегодня как никак такое важное мероприятие. У меня даже руки трясутся. Дай дозу, и я пойду одеваться.

– Наташа, ты решила выйти замуж за обеспеченного человека, родить ему ребенка и жить счастливо. Поэтому забудь о дозе. Ты же у нас теперь непростая барышня, а золотая. Французская элита по тебе теперь с ума сходит. Некрасиво наркотики употреблять. Нехорошо это. Я как твой строгий родитель категорически запрещаю тебе это делать. Никакой наркоты!

– Егор, хорош надо мной стебаться. Времени нет. У меня опять судорогой мышцы сводит. Ты же мне знакомство с родителями на корню загубишь. Ты что творишь?

– А ты вчера на корню загубила мою любовь, – с презрением произнес Егор и направился в сторону туалетной комнаты.

Испугавшись, что сейчас Егор запрется на щеколду, я бросилась следом за ним, упала на колени и заговорила умоляющим голосом:

– Егорушка, милый, дорогой, родной! Ну за что ты так со мной?! За что? Я сделаю все, что ты захочешь. Брачный договор составлю, перепишу на тебя все, что ты хочешь, только дай мне немного кокаина. Иначе я просто умру.

– А я сегодня ночью чуть сам не умер, и тебе не было до меня никакого дела. Замуж собралась, любить пообещала, вот и люби! Ты же хочешь без меня прожить! Вот и попробуй, проживи!

– Я расскажу Шарлю, кто ты такой.

– Расскажи. А я, в свою очередь, расскажу, кто ты такая. Не сомневаюсь, что ему будет очень интересно это узнать. Услышав мой рассказ, он погонит отсюда нас обоих. Поэтому наслаждайся жизнью и не мешай другим. Как ты сказала? Мне подфартило? Вот и не мешай наслаждаться жизнью.

– Я погорячилась.

– А теперь погорячился я.

Егор толкнул меня с такой силой, что я отлетела к противоположной стене, поморщилась от боли и с трудом сдержалась, чтобы не закричать. Услышав, что Егор закрыл дверь туалетной комнаты на замок, я немного порылась в его вещах и, не обнаружив кокаина, вышла из комнаты.

Надев красивое платье и расчесав волосы, я снова почувствовала, что под моей кожей словно ползают какие-то твари. Выйдя из комнаты, я столкнулась с домоправительницей и приняла ее за мамину соседку, тетю Полю. У меня вновь начались галлюцинации.

– Тетя Поля, боже мой, а откуда вы здесь взялись? – спросила я не понимающую ни слова по-русски француженку.

Немного растерявшаяся дама пошла на кухню, и я отправилась следом за ней. Сев напротив женщины, я стала наблюдать за тем, как она ставит посуду в посудомоечную машину, и принялась расспрашивать:

– А как дядя Петя поживает? Все так же пьет? Да вы что? Неужели спился? Это потому, что у него самогонный аппарат свой. Вот если у него самогонный аппарат забрать, то он и сам пить перестанет и других не будет спаивать.

Когда на кухню зашла чернокожая повариха, я бросилась к ней на шею.

– Тетя Маша! Сколько лет, сколько зим! Господи, дорогие мои, если бы вы только знали, как я по вам соскучилась! Кто бы мог подумать, что мы встретимся не где-нибудь, а в Ницце. Вот дела, судьба свела! Ой, я уже стихами заговорила.

Повариха тактично отстранилась от меня и переглянулась с домоправительницей.

– Какая милая и веселая русская. В России хорошее чувство юмора.

Я встала как вкопанная и посмотрела на чернокожую повариху с изумлением:

– Тетя Маша, а ты когда английский-то успела выучить? С ума сойти! У тебя такое произношение, как будто ты всю жизнь в Ницце живешь. Ты давно сюда прилетела? Я же помню, как ты вечно на огороде пахала.

– Смешная русская, – улыбнулась чернокожая повариха и принялась греметь посудой.

– Тетя Поля, тетя Маша, если честно, я так рада, что мы с вами вновь вместе. Как там хоть мамка моя? Сестры как?

Убедившись в том, что меня никто не слушает, я направилась к выходу:

– Ой, бабоньки, я на вас ни в коем случае не в обиде. Я же понимаю, что вы сюда на заработки прилетели. У вас там в нашем Мухосранске дети остались, мужья-алкоголики. Всех кормить надо. Вы смотрите, если вам помощь какая нужна, то не стесняйтесь, говорите. Сейчас уезжаю. А когда приеду, то вам помогу. Что нужно, почищу, помою. Без проблем!

В гостиной я сразу попала в объятия Шарля.

– Наташенька, как же я все-таки угадал с размером! Какая ты красивая в этом платье!

– А ты у меня какой красивый…

Я посмотрела на галстук Шарля, и мне показалось, что на нем сидит бабочка.

– Ой, бабочка, – рассмеялась я и попробовала взять ее за крылышки.

– Что? Ты хочешь, чтобы я надел бабочку? Наташа, я не ношу бабочек. Давай я лучше останусь в галстуке.

– Улетела!

– Шутница ты моя…

Обернувшись, я увидела стоящего в дверях Егора.

– Ну что, дети мои, я готов, – произнес он.

– Через пять минут едем, – сказал Шарль.

– Почему через пять? – поинтересовался Егор.

– Потому что у меня для вас сюрприз. Подождите меня здесь. Я сейчас приду.

Егор оглядел меня с ног до головы и как-то ревниво, не так, как раньше, поинтересовался:

– Будущий муж шмотья накупил?

– Да. Он меня балует, – ответила я.

– С такими деньгами грех не баловать.

– Конечно, тем более, если одни деньги головой зарабатывают, а другие при помощи пистолета, – язвительно сказала я.

– Твой француз, что ли, головой зарабатывает? Да он дурак дураком. Он мажор. У него бизнес семейный. Он сам ничего не создал и никогда не создаст. Конечно, почему бы деньги на баб не тратить, если ты родился в семье французских миллионеров?! А меня, между прочим, мать в тюрьме родила.

Я подошла к Егору и заговорила как можно тише.

– Послушай, Егор, мне плевать, где тебя мать родила. Хоть в тюрьме, хоть на Луне. Прекрати надо мной издеваться и дай дозу. Ты же видишь, что я погибаю.

– А мне плевать, что ты погибаешь. Точно так же, как тебе наплевать, где родила меня мать.

– Егор…

– Я уже пятьдесят лет, как Егор. Милая, держи марку. Вон, твой будущий муж идет. Не заставляй его в тебе разочаровываться.

Я обернулась и увидела Шарля с корзиной белоснежных роз. Протянув мне корзину, он подошел к Егору и взволнованно произнес:

– Я прошу руки вашей дочери…

Глава 24

В машине, по дороге в Монако, я чувствовала себя крайне паршиво. Меня не радовали ни красивейшие пейзажи за окном, ни причалы с белоснежными яхтами, ни влюбленные глаза Шарля. Шарль не выпускал мою руку из своей и шептал ласково:

– Ну вот видишь, я попросил твоей руки у отца и он ответил мне согласием. Осталось слово только за моими родителями. Ты станешь самой красивой невестой, я тебе обещаю. Ни у кого не будет такого царского платья, как у тебя. Твой отец как-то не ожидал, что я буду просить твоей руки. Он так растерялся… Мне даже самому стало немного не по себе.

– Все произошло слишком неожиданно. Отец был просто шокирован. Шарль, ты действительно умеешь делать сюрпризы.

Я держалась из последних сил. Мне было очень тяжело улыбаться, так как внутри бушевали демоны. Мне хотелось остановить автомобиль, вытащить из него Егора, начать трясти его за грудки и требовать получить свою дозу. Егор показал мне мир, в котором всем правит кокаин, и втянул меня в страшную кокаиновую зависимость. Его издевательства были слишком жестокими и не укладывались у меня в голове. Как можно было так со мной поступить в самый ответственный для меня момент? Что он себе позволяет?

Посмотрев на руку Шарля, я вдруг увидела, что по ней ползет маленькая змея, и завизжала.

– Наташа, ты чего? – испугался за меня Шарль.

– Там змея.

– Где?

– Маленькая змейка у тебя на руке. Неужели ты не видишь?

– Наташа, тебе кажется. Нет здесь ничего.

– Шарль, это я не понимаю, как можно не заметить, что по твоей руке ползет змея. Выкини ее, пожалуйста, в окно. Я боюсь. Я боюсь змей! Я их ненавижу!

Ничего не понимающий Шарль растерянно смотрел на меня и не знал, что со мной делать. Поморщившись от брезгливости, я схватила невидимую змейку и выбросила ее в окно.

– Наташа, что с тобой творится? – немного испуганно спросил меня Шарль. – Что происходит?

Я положила Шарлю голову на плечо и тихо произнесла:

– Шарль, я плохо себя чувствую. Может, никуда не поедем?

– Но это невозможно. Мои родителя отменили все свои дела. Они нас ждут.

В этот момент Егор спросил меня голосом, полным издевки:

– Доча, что у тебя болит? Почему ты плохо себя чувствуешь? У тебя насморк?

– Мне сегодня не здоровится. Папа, ты не взял с собой какие-нибудь таблетки? Может, порошок от горла? Я выпью его с водой.

– Давайте остановимся у аптеки и купим порошок, – предложил ничего не подозревающий Шарль. – Это займет пару минут.

– Боюсь, что здесь не продают такой порошок, – напряженно ответила я. – По крайней мере, в аптеке – точно.

– Зря ты так считаешь. У нас в аптеках достаточно широкий ассортимент лекарств.

Егор протянул мне таблетку и все так же издевательски произнес:

– Выпей, доченька. Полегчает. Не могу гарантировать, что отпустит, но немного полегчает.

Шарль попросил водителя остановить машину и пошел купить мне воды. Я покосилась на водителя и сказала Егору по-русски.

– Что это за таблетка?

– Экстази.

– Егор, мне кажется, ты уже отыгрался на мне по полной программе за мои слова. Дай мне дозу или я просто умру. Прости меня за то, что я наговорила тебе всякой ерунды. Дай мне дозу. Я тебя умоляю. Егор, пожалуйста, будь человеком.

– Наташа, какая доза? Ты к родителям жениха едешь. Пора становиться приличной девушкой. А ты скажи родителям жениха, что ты наркоманка. Они тебя в дорогую больничку положат. Лечить начнут. Или боишься, что твой французский лох сам от тебя откажется?

– Егор, ты уже наказал меня по полной. Не мучай, дай дозу. Хочешь, я с тобой поговорю о твоей прошлой жизни?

– Не хочу.

– Почему?

– Потому что я говорю на эту тему всего один раз.

Вскоре появился Шарль и протянул мне бутылочку с водой. Я трясущимися руками положила в рот таблетку, выпила ее и посмотрела виновато на Шарля.

– Шарль, прости. Я купалась вчера в море и простыла.

– Как же так? Море теплое.

– Я очень долго потом стояла под ледяным душем.

– Наташенька моя, ну что ж ты себя не бережешь?

У меня по-прежнему сильно болело сердце. Я слышала, что экстази – это клубный наркотик, и его в основном употребляет молодежь на дискотеках. Правда, когда-то я видела по телевизору программу, в которой говорилось, что от экстази можно даже умереть. Много молодых людей попадает в реанимационные отделения потому, что смешивают экстази с алкоголем. Но это меня интересовало меньше всего. Если бы Егор дал мне шприц и сказал, чтобы я сделала себе укол в вену и мне от этого станет легче, я бы сделала это, не раздумывая ни минуты. Я действительно пошла на все, только бы облегчить свое состояние.

В той передаче также шла речь о девушке, которая приняла экстази, ничего при этом не почувствовала, а умерла. Когда я смотрела передачу, меня это очень сильно напугало, и я осудила тех, кто принимает наркотики. А сейчас мне это было глубоко безразлично. Человек все равно рано или поздно должен умереть, и какая разница – от наркотиков или нет. Теперь я не осуждала тех, кто сидит на «дозе». Я их очень хорошо понимала. Когда-то мне казалось, что это никогда меня не коснется.

Я не скажу, что экстази облегчил мое состояние, но у меня появилась бодрость, и мне почему-то очень сильно захотелось секса. Я положила свою руку на ширинку Шарля и стала ласково гладить его интимное место. Покрасневший как рак Шарль осторожно убрал мою руку и прошептал мне на ухо:

– Наташа, папа увидит.

– А ты меня хочешь?

От неожиданности Шарль закашлялся.

– Наташенька, конечно, хочу. Еще с того самого первого дня, как тебя увидел. Но ты дала мне понять, что не хочешь заниматься со мной банальным сексом, а мечтаешь о любви. Я серьезно отнесся к твоим словам и не пытаюсь форсировать события. Я же люблю тебя. Очень люблю.

Мне хотелось закричать, завыть в голос, встать перед Шарлем на колени и рассказать ему, что я редкостная тварь, которая не стоит даже его мизинца.

Когда мы въехали в Монако, Шарль вновь примерил на себя роль экскурсовода и принялся рассказывать нам об этом независимом княжестве.

– А вот и главная достопримечательность страны – казино Монте-Карло. Оно открыто каждый день с полудня до рассвета. А вот гражданам Монако посещать казино запрещено. Это казино – первый игорный дом в Европе и одно из самых старейших и респектабельных игорных заведений планеты. Туристов манит оживленная ночная жизнь. В Монако масса ресторанов с ночными шоу, дискотек и ночных клубов. Каждый ночной клуб не похож на другой.

– Я слышал, что в этом княжестве безопасность на высочайшем уровне, – вставил свои пять копеек Егор.

– Совершенно верно. В стране действует одна из самых мощных и разветвленных систем полицейской слежки в мире. Вы только посмотрите, сколько здесь полицейских в форме. К ним можно подойти с любым вопросом. Они всегда все разъяснят, помогут в любой ситуации. Многие полицейские одеты в гражданскую одежду. Они имеют право производить досмотр подозрительных предметов и машин, осуществлять фейс-контроль, проверять телефонные счета и гостиничные номера. Да и жилища тоже. Вот видите, видеокамеры расположены на каждом столбе.

– Ох, не хотел бы я здесь жить, – заметил Егор.

– А тебе и не светит, – раздраженно ответила я.

– Почему вы не хотели бы здесь жить? – не понял Егора Шарль. – Наоборот, тут очень хорошо, а уровень преступности крайне низкий.

– А мой папа любит по ночам с пистолетом побегать и в войнушку поиграть, – заметила я. – В Монако он бы даже не добежал от одного столба до другого.

Шарль подумал, что это шутка, и рассмеялся.

– Единственный недостаток в этой стране, что она очень дорогая. Тут не принято торговаться. Но зато Монако – лучший курорт Лазурного берега.

Я смотрела на эту страну, с ее многоэтажными домами, стоящими у самой кромки моря, утопающими в зелени виллами, и думала только о кокаине. Меня не интересовали ни сады, ни парки, ни увеселительные заведения. Несмотря на то, что внутри меня бурлила энергия, она показалась мне не совсем здоровой. Меня по-прежнему мучала депрессия, охватывало беспокойство и чувство страха. А еще меня не покидала страшная головная боль. Я почти умерла. Я устала бороться с демоном, который сидел внутри меня и постоянно требовал кокаина. Я понимала, что никакой кайф от наркотиков не стоит таких мучений, но ничего не могла с собою поделать. Я ощущала, что нахожусь на пределе своих физических сил и выносливости.

Я держала Шарля за руку и ненавидела себя за то, что со мной происходит. Я и сама не понимала, как за такое короткое время я стала ничтожеством. Я всегда была человеком, который постоянно контролировал свои поступки, а теперь превратилась в животное, которое ничего не волнует. Впереди пустота… А ведь я могла быть счастлива с Шарлем, но только в той, другой жизни, которая осталась лишь в моих воспоминаниях. Кокаин отнял мою душу, мои мысли, мои мечты и всю мою жизнь. Я знала, что у меня нездоровые глаза, трясущаяся голова и что с каждым днем я выгляжу все хуже и хуже.

Шарль коснулся губами моих волос, обнял и провел рукой по моей ладони.

– Ты почему так напряжена? Расслабься. Вот увидишь, все будет хорошо. Ты обязательно понравишься моим родителям. Такая девушка не может не понравиться.

– Я очень волнуюсь.

– Не волнуйся. Знай, что ты всегда на высоте.

Глава 25

Родители Шарля жили у самого берега моря в роскошных апартаментах. Они встретили меня достаточно сдержанно и даже холодно. Оно и понятно, они хотели женить своего сына на француженке, дочери своих друзей, проживающих в Монако. Эта француженка подходила Шарлю по социальному уровню.

Мать Шарля недовольно посматривала на то, как ее сын пытается меня обнять, прижать к себе и сказать что-нибудь ласковое. Было заметно, что это очень сильно ее раздражало. Когда мы сели за стол и подняли бокалы за знакомство, я не дождалась окончания тоста, который произносил Шарль, и выпила как можно быстрее. Я понимала, что экстази нельзя смешивать с алкоголем, но ничего не могла с собой поделать. Мне казалось, что алкоголь хоть немного облегчит мои мучения.

Как только я поставила пустой бокал на стол, мать Шарля усмехнулась и посмотрела на сына.

– Шарль, я смотрю, твоя невеста любит выпить.

– Это она просто радуется знакомству, – ответил добрячок Шарль.

– Хорошее выражение радости! Наташа, а вы чем занимаетесь? – обратилась она ко мне.

– Учусь в институте. Изучаю языки. – Я постаралась выдавить из себя улыбку.

– Насколько я понимаю, сейчас учебное время. Почему вы не на занятиях?

– Я взяла академический отпуск.

– По каким причинам? – не унималась женщина.

– У меня небольшие проблемы со здоровьем.

– Какие именно?

– Что-то с иммунитетом. Но все это временно.

– Надо же, как получилось. Мой сын поехал посмотреть пустыню Сахару, а привез домой русскую невесту.

– Мама, я влюбился в Наталью с первого взгляда, – обрадованно произнес Шарль. – Сразу, как только ее увидел.

– Я считаю, что нужно хорошенько друг друга узнать, а потом жениться и выходить замуж.

Женщина достала тоненькую сигарету и закурила.

– Мама, ты что, не понимаешь, что это любовь с первого взгляда? – пытался убедить свою мать добрячок Шарль.

– Вот и замечательно. Чувства должны пройти проверку на прочность. Вскоре твоя невеста уедет домой, вы будете писать друг другу письма. Я надеюсь, твоя невеста еще не беременна?

Мать посмотрела на сына точно таким же взглядом, как удав смотрит на кролика.

– Нет, – принялся убеждать ее Шарль. – Мы не хотим заниматься банальным сексом. Мы хотим заниматься любовью. Между нами еще не было близости.

– Вот это правильно, – заметно обрадовалась женщина.

– Так Наташа решила, – немного смущаясь, добавил Шарль.

– Я поддерживаю ваше решение. Наташа, у вас на какое число билеты обратно?

Я смотрела на бутылку с дорогим вином и держалась из последних сил.

– А у нас нет обратных билетов.

– Как это нет?

– А мы к вам насовсем приехали.

– Как это насовсем?

– Ну как люди приезжают? На всю оставшуюся жизнь.

После этих слов я не удержалась, дотянулась до бутылки и налила себе полный бокал.

– Наташенька, давай я за тобой поухаживаю, – попытался перехватить у меня бутылку Шарль, но я не позволила ему это сделать и, налив себе сама, быстро выпила без всякой закуски.

Посмотрев на маму Шарля, я улыбнулась и произнесла:

– Я вчера под холодным душем долго стояла. Простыла. Теперь горло лечу.

– Я так и подумала, что алкоголь – ваше лекарство, – произнесла женщина и многозначительно посмотрела на своего мужа.

– В общем, мама, мы с Наташей любим друг друга и хотим пожениться, – Шарль напомнил о цели нашего визита. – Отец Наташи будет жить с нами. Он человек одинокий. Кроме Наташи, у него никого нет. Он очень за нее переживает.

– Как же вы быстро все решили. Ее отец, значит, тоже будет жить с вами, – по поведению матери Шарля было видно, что у нее сдают нервы.

– Наташин отец уже дал свое согласие на брак.

– Шарль, сыночек, еще бы он не дал! Ты же такая выгодная партия. Жаль, что ты этого не понимаешь.

– А чем вас не устраивает моя дочь? – наконец вмешался в разговор Егор, пытаясь и за меня заступиться.

– А почему она должна нас устраивать?

– Она у меня умница, красавица и просто хороший человек. У нее, между прочим, в Москве от женихов отбоя не было, но она, как жена декабриста, поехала за вашим сыном в эту тьму тараканью.

– Какую еще тьму тараканью? – хором спросили родители Шарля.

– Ну, в эту вашу Ниццу.

– Вы считаете Ниццу тьмой тараканьей???

– Дыра дырой.

– Вы понимаете, что вы говорите? Люди со всего мира приезжают сюда отдохнуть. Это же элитный отдых.

– Да они по старинке сюда едут. По незнанию. Что здесь красивого?!

– Как это что красивого? Это же Лазурный берег!!!

– Ой, нашли чем удивить! Да вы наш Байкал не видели и Астрахань, и Дальний Восток!

– Мы таких мест не знаем.

– А откуда вы можете их знать? У вас же кругозор ограничен. В Ницце мозги плавятся от жира, денег и солнца.

– Да что вы себе позволяете?! Яблоко от яблони недалеко падает. Вы от своей дочки недалеко ушли.

– Конечно. Мы с ней единое целое, и никто никогда нас не разлучит.

– Да живите как хотите, только в чужую семью не лезьте.

– В вашей Ницце жить – себя не уважать, – разошелся не на шутку Егор. – Я вот вчера прошелся по набережной. Это же катастрофа! Все пляжи частные, вход за сумасшедшие деньги. А на них никакого комфорта. А что делается на городских пляжах? Даже кабинок нет для переодевания! Булыжники кругом, лечь невозможно. Пять минут полежишь, и уже бока болят. И это элитные пляжи? Тьфу на них. В нормальных странах на пляжах полотенца выдают, а тут каждый со своим ходит. Как на пруду в дачном поселке, честное слово. Кругом грязь, саньем пахнет.

– Чем???

– Саками. Мочой, если непонятно. Я такой грязной воды нигде не видел. Море вообще не чистится. В такой воде купаться страшно, можно какую-нибудь заразу подцепить. Кругом презервативы плавают.

– Что плавает? – поморщилась мать добряка Шарля.

– Презервативы, – повторил Егор. – Из воды выходишь весь обвешанный презервативами. Я вообще поражаюсь, как в таком гадюшнике можно жить? А питание? В ресторане закажешь салат, а там одни листья. Но я же не корова. Я нормальный мужик, который никогда силосом не питался и питаться не будет. Жрать нечего. Пицца горелая. Люди давятся. Кроме того как пить вино, здесь больше заняться нечем. Здесь только вино нормальное. Вкусное. В голову хорошо дает. Остается только спиться и забыться. А по старой Ницце пройти невозможно, все улицы позассыкали. Народ пиво пьет и тут же ссыт. Вонь стоит. И все это оттого, что здесь почти туалетов нет. Это же смешно: с туалетами напряженка. Три туалета на весь город. Меня самого так приломило, что я забежал за угол и коня приспустил.

– Простите, кого вы приспустили? – заинтересовался отец Шарля.

– Коня.

– А откуда у вас кони?

– Ой, это у нас выражение такое. Я имел в виду, что меня капитально приломило, и я сам на углу поссал. А что делать, если негде? А сколько таких, как я, за день приломит, это даже страшно подумать! Вот все своих коней и спускают.

– Да, есть у нас тут такие проблемы, – понимающе кивнул головой добряк Шарль.

Его мать держалась за сердце и не могла произнести ни единого слова.

– Так что, вы ещё нам спасибо должны сказать, что мы из цивилизации в вашу тундру приехали. Думаете, нам так просто приспосабливаться к вашим условиям? Мы же привыкли к комфорту и хорошим запахам. Приходится себя переламывать. Всегда тяжело приспосабливаться к уровню жизни, который на порядок ниже. Но мы с дочерью закрыли на это глаза и решили оправдать это любовью.

Как только Егор замолчал, мать Шарля посмотрела на своего мужа и пожала плечами.

– Послушай, что он несёт?

– Сам не пойму.

– Я предлагаю выпить, – напомнила я о себе и с вожделением посмотрела на стоящую передо мной бутылку.

– Я тоже, – поддержал меня Шарль и, опередив меня, стал разливать вино по бокалам. – Давайте выпьем за любовь. Как же хорошо, что я её встретил.

– Вообще-то ты отправился пустыню Сахару смотреть, – заметила мать.

В этот момент я бросила взгляд в угол гостиной и мне показалось, что там сидит маленькая собачка. Тогда я не понимала, что у меня вновь начались галлюцинации. Экстази содержит галлюциноген, поэтому употребляющие его люди часто видят вещи, которых нет на самом деле. Вот и я сейчас увидела маленькую собачку.

– Ой, какой славный пудель.

– Какой ещё пудель?

– Да вон, в углу сидит.

– В каком углу? – Мать Шарля с удивлением посмотрела на меня.

– А можно его погладить?

– Нет у нас никакого пуделя.

– Да ладно! Этот же не соседский.

Я встала, подошла к стене, села на корточки и стала гладить невидимого пуделя.

– Хороший мальчик. Красивый. Ушки у тебя какие интересные!

– Да она сумасшедшая, – нервно забарабанила пальцами по столу мать Шарля.

– Она так шутит, – заступился за меня добряк Шарль.

Неожиданно собачки не стало. Я развела руками и со словами: «Куда она исчезла?» вернулась за стол.

Мне протянули бокал с вином, я непроизвольно громко стала скрежетать зубами. Выпив коньяк, я хотела съесть кусок рыбы, но вместо ножа увидела зубную щётку и не могла не удивиться, что она делает на столе.

– А где мой нож?

– Ты его в руках держишь, – улыбнулся мне Шарль.

– Это зубная щётка.

– Это нож.

– Шарль, тебе нужно срочно проверить зрение.

Отодвинув от себя зубную щётку, я хотела взять грушу и ее откусить, но вместо этого взяла бокал для воды и откусила от него кусок. Когда мой рот был набит осколками бокала и хлынула кровь, я осознала, что бокал померещился мне грушей. Перепуганный Шарль тут же поставил передо мной тарелку и попросил выплюнуть всё стекло. Я выплевывала стекло вместе с кровью, затем шла полоскать рот, плохо понимая, откуда она взялась и что произошло.

Егор вывел меня на балкон, оглянулся по сторонам и протянул мне дозу.

– Быстро нюхни. А то точно кончишься.

– Спасибо, – заикаясь, произнесла я.

Меня обдало жаром.

– Егор, я хочу завести большую собаку, – лихорадочно говорила я Егору, прикрывающему меня своей широкой спиной для того, чтобы я могла свернуть трубочку из долларовой купюры и понюхать кокаин.

– Давай быстрее. Зачем тебе собака?

– Мне кажется, что за мной следят и что меня хотят убить.

Приняв дозу, я тут же пришла в себя, ощутила «приход» и, взяв Егора за руку, произнесла:

– Никогда больше не делай со мной ничего подобного. Слышишь, никогда!

– Слежка закончилась?

– Какая слежка?

– Ты только что говорила мне, что хочешь завести большую собаку, потому что за тобой следят.

– Ужас какой.

– Собачек невидимых гладила.

Я провела ладонью по своим губам и заметила, что на пальцах остались следы крови.

– Кровь? Откуда? У меня какие-то провалы в памяти.

– Ты же ела стакан вместо груши и изранила себе весь рот.

– Ты специально это сделал, чтобы я не понравилась родителям Шарля?

– Да ты бы и так им не понравилась, даже если бы была нормальной. Мы с тобой люди не их круга. Такие, как Шарль, на подобных девушках не женятся. Деньги к деньгам. Ну что, Наташка, погостили немного, пора и честь знать. А не поехать ли нам в Москву, домой?

Егор прижал меня к себе и похлопал по спине.

Глава 26

– Шарль, эта девушка алкоголичка и шизофреничка. Я не хочу, чтобы она со своим сумасшедшим отцом жила в твоём доме! Я этого не позволю! Неужели ты не видишь, что она серьёзно больна?! – кричала в гостиной мать на своего сына.

– Мама, но я люблю Наташу, – пытался противостоять ей Шарль. – Даже если она больна, я её вылечу.

– От чего? От шизофрении? Это не лечится. Подумай, какие у вас будут дети. Я не хочу, чтобы наш род продолжали шизофреники!

– Мама, я её люблю!!!

– Да какая, к чёрту, любовь? Девушку нужно класть в психиатрическую лечебницу! Она больная! Шарль, не позорь наш род! Если ты вздумаешь на ней жениться, мы лишим тебя наследства! Она аферистка, а её папаша мошенник! Они приехали в надежде завладеть нашими деньгами!

– Мы, пожалуй, пойдём, – сказал Егор, выводя меня за руку с балкона.

– Я с вами, – бросился следом за нами Шарль.

– Сынок, опомнись! – кричала его мать во всё горло. – Пусть они идут себе с БОГОМ. Ты же приличный человек. Пусть они улетают! Забыла это место… Ах да, Байкал. Пусть они катятся на Байкал!!!

Но Шарль не послушался матери. Он усадил нас в машину, отключил мобильный телефон и сказал водителю, чтобы тот вёз нас в Ниццу. Но как только машина тронулась, Егор попросил водителя остановиться и обернулся ко мне:

– Наташа, выйдем на пару минут. Поговорить надо.

Мы оставили Шарля с водителем в машине, а сами отошли в сторонку.

– Наташка, поехали домой.

Я посмотрела на Егора пристальным взглядом, и мне показалось, что у него вновь заблестели глаза.

– Куда?

– К себе на родину.

– Егор, не время сейчас. Давай потом об этом поговорим.

– Подожди. Я мигом.

Егор добежал до цветочной палатки, купил самый красивый букет и подарил его мне.

– Выходи за меня.

– Ты с ума сошёл!

– Золотых гор не обещаю, но буду делать всё возможное, чтобы ты ни в чём не нуждалась. Любить буду, пальцем не трону.

– А что ты можешь, Егор? Что ты можешь сделать для того, чтобы я ни в чём не нуждалась? Вот время подкидывать мне кокаин? Да? Кто ты такой?

– Я стану лучше.

Я покачала головой и прошептала:

– Не станешь. Ни мне, ни тебе уже никогда не стать лучше. Пошли в машину. Шарль смотрит.

– Ну и пусть смотрит. Он всё равно дурак и ничего не поймёт. Наташа, ну ты же его не любишь.

– Я готова его полюбить, – сказала я, вытирая слёзы.

– Так почему не полюбишь?

– Кокаин мешает.

– Ты иди в машину. Я позже приеду, – глухо сказал Егор.

– А ты куда собрался?

– Хочу погулять по Монако. Когда ещё здесь буду! Ты иди, садись в машину, я адрес хорошо знаю. К вечеру возьму такси и приеду.

– Я буду ждать, – выдавила я из себя и направилась к машине, но Егор вновь меня окликнул:

– Ты будешь ждать, потому что тебе нужна доза или потому, что ты хочешь меня видеть?

– Потому, что мне нужна доза, – холодно произнесла я и захлопнула за собой дверцу.

– Спасибо за честность! – долетело мне вслед.

– А папа как же? – Шарль заглянул мне в глаза.

Я положила букет на переднее сиденье и устало произнесла:

– Отец хочет погулять по Монако. Вечером вернётся на такси.

– А он не заблудится?

– Он уже большой мальчик.

– А зачем он тебе цветы подарил?

– Захотел поднять настроение. Он же слышал, как твои родители кричали, чтобы ты со мной не связывался. Понял, что я расстроилась. Решил меня поддержать.

Машина ехала в направлении Ниццы. Шарль постоянно о чём-то думал и смотрел в окно. Я трогала израненные губы и ненавидела себя за то, что произошло. Когда мы приехали на виллу, я взяла Шарля за руки и чуть слышно произнесла:

– Прости меня, что так вышло.

– Наташа, что с тобой? Ты сегодня какая-то не такая. Ты ничего не хочешь мне рассказать?

Но вместо ответа я повела Шарля в спальню. Шарль словно ждал этого приглашения, и, как можно быстрее закрыв дверь, взял меня на руки и понёс на кровать.

– Наташенька, я тебя никогда не брошу, – говорил он, стаскивая с меня платье. – Ты не подумай, что я испугался своих родителей. Мы пока всё равно будем жить вместе, а они со временем поймут всю серьёзность наших чувств и дадут нам разрешение на брак.

Сняв с меня платье, он быстро разделся и прошептал:

– Наташа, ты такая красивая.

Когда он стянул с меня трусики, я подумала, что могу называться красавицей с большой натяжкой, ведь у меня изрезаны губы и руки. Мне было больно целоваться, так как на губах были глубокие порезы и с них тоненькой струйкой сочилась кровь. Шарль слизывал кровь с моих губ и покрывал моё тело многочисленными поцелуями. А я терпела боль только для того, чтобы доставить Шарлю удовольствие. Мне хотелось хоть чем-то отблагодарить его за любовь и хорошее ко мне отношение. Но у меня ничего не было. Ничего, кроме моего тела…

Шарль был очень ласковым и нежным, совсем не таким, как Егор. Егор был грубым не только в жизни. Он был грубым даже в постели. Просто получал то, что ему было нужно, и совершенно не заботился о том, чтобы мне было хорошо. Я с ним испытывала оргазм только тогда, когда была под дозой. Шарль являлся полной противоположно–стью Егору. Он пытался проникнуть в самые потаённые места и сделать всё возможное, чтобы я извивалась от страсти.

Я не знаю, сколько времени мы занимались любовью, но я испытала столько наслаждения, сколько не испытывала раньше.

– Я люблю тебя, – прошептал Шарль, нежно поглаживая мои соски. – Я всё равно на тебе женюсь.

– Твои родители лишат тебя наследства.

– Ну и пусть. – Шарль помолчал и тут же добавил: – А я нужен тебе без наследства?

– Конечно, нужен, – поспешила заверить его я.

– Тогда поженимся и поедем… Забыл, как это место называется? О, Байкал!

Я рассмеялась и стала рисовать пальцем незамысловатые узоры на груди Шарля.

– А что, на Байкале, правда, красивее, чем в Ницце?

– Ну, там совсем другая красота.

Шарль ласково гладил моё тело.

– Наташа, а ты специально сегодня так себя при моих родителях вела? Ты не хочешь за меня замуж, потому что считаешь, что я должен жениться на девушке своего круга?

– Шарль, я хочу за тебя замуж. Просто ты многого не знаешь.

– Почему ты не хочешь мне ничего рассказать?

– Потому, что я боюсь тебя потерять.

Спустя какое-то время мы вновь занялись любовью. В тот момент, когда я была сверху, интуитивно повернула голову к входной двери и увидела стоящего в дверях Егора. Он стоял словно вкопанный и смотрел на меня несчастными глазами, а его лицо перекосило от душевной боли. Я же громко стонала от наслаждения. Мы с Шарлем стали единым существом и одновременно получили мощный оргазм. Когда всё закончилось и я снова посмотрела на дверь, Егора уже не было.

Мы проговорили с Шарлем до полуночи. Чем дольше мы говорили, тем всё больше и больше я чувствовала раздражение. Это значит, что мне требовалась новая доза кокаина. Меня вновь зазнобило. Я села на кровати и попыталась унять сильную дрожь. Не получалось. Демон, сидящий внутри меня, стал требовать дозу и не хотел ничего слушать.

– Почему ты вся дрожишь? Ты замёрзла? Иди ко мне под одеяло. Иди, я тебя согрею.

– Мне нужно выйти на несколько минут.

– Наташенька, не оставляй меня одного. Давай спать.

– Я недолго, – кивнула я и увидела летящую на меня птицу, которой, конечно же, не было.

Я отмахнулась от птицы и прокричала:

– Пошла отсюда!

– Наташа, ты чего?

– Почему в комнате птицы летают? Окна закрывать надо. Она ведь и клюнуть может.

– Кто она-то?

– Птица.

– Наташа, у тебя галлюцинации. Скажи, ты чем-то болеешь? Что с тобой творится?

Я встала и со словами: «Я сейчас приду» направилась к выходу.

– Ты в туалетную комнату? Она здесь. Не нужно никуда идти. Вон дверь.

– Я хочу встретить папу. По-моему, он приехал.

– Так оденься. Куда ты голая-то пошла?

– Точно. Забыла совсем.

Я спешно оделась и на ватных ногах вышла из комнаты.

Глава 27

Открыв дверь в комнату Егора, я увидела, что он лежит на полу и не двигается. Подойдя к нему ближе, я села на корточки и заметила валяющийся рядом с ним пустой шприц.

– Егор, что с тобой? Ты кололся?

– Наташка, я умираю, – прохрипел Егор, и изо рта у него пошла пена.

– Что случилось? Как тебя спасти?

– Это передоз.

– Передозировка?

– Да…

– А зачем ты так много себе вколол?

– Потому, что ты оказалась права. Мне уже ничего не поможет. Быть может, только смерть…

Я посмотрела на исколотые вены Егора и схватилась за сердце.

– Господи, ты кололся! А я даже не знала…

– Да так, баловался иногда. Я увидел тебя с французом и вколол себе побольше дури. Я видел, что тебе было с ним хорошо. Лучше, чем со мной. Ты не жалей меня, Наташка, не надо. Я всё равно никому на этом свете не нужен. Я ждал тебя. Очень ждал. Боялся, что ты не успеешь, и я не скажу тебе самого главного.

– Что ты хотел мне сказать?

– Я полюбил тебя, Наташа. Честное слово, полюбил. Ты будешь счастлива. Обязательно будешь. Ты ещё молодая. Ты сможешь, и у тебя всё получится. Прости меня за всё. Если сможешь, прости. А если не простишь, то я пойму…

У Егора было редкое дыхание. Он дышал через раз. Его кожа была синюшного цвета. Это было вызвано тем, что его дыхание было угнетено. Зрачки были точечными и не реагировали на свет.

– Наташа, – прохрипел Егор, глядя перед собой в одну точку. – Больше тебе ничего не угрожает. Я позвонил своим товарищам и приказал им уничтожить запись, на которой ты признаёшься в убийстве Игоря.

– Врёшь! – крикнула я и смахнула слёзы.

– Слово мужика. Я хочу, чтобы ты была счастливой. Я никого никогда не любил, а с тобой я узнал, что это такое.

– Меня не посадят в тюрьму? – не могла я поверить своим ушам.

– Нет. Выходи замуж за француза. Он нормальный парень, и он действительно тебя любит. Он даст тебе всё то, что никогда не смог бы дать я. Его родители вам больше не помешают. Я их убил.

– Что???

– Я прикупил здесь, в Ницце, оружие. Ты же знаешь, что я без него не могу. Пришлось найти человечка, который мне его продал…

Я слушала Егора и не верила в реальность происходящего.

– Я сделал тебе предложение, хотя заранее знал, что ты мне откажешь. И мне захотелось сделать тебя счастливой. Я остался в Монако и, спрятавшись недалеко от дома родителей Шарля, увидел, что они сели в машину и собрались ехать следом за вами. Они хотели выгнать тебя с виллы. Тогда я взял машину и отправился за ними.

– О боже…

Мне было страшно.

– Недалеко от Ниццы машина родителей Шарля остановилась на заправке. Я попросил водителя подождать за углом, а сам подошёл к их машине, заглянул в салон и выстрелил в голову матери Шарля. В этот момент из придорожного магазина вышел его отец. Я всадил в него две пули и скрылся. Поймав другую машину, я доехал до виллы и вколол себе двойную дозу героина. Наташка, меня ищет полиция. Но когда они найдут, меня уже не будет. Главное, что ты успела меня найти и я смог тебе это рассказать.

– Егор, что же ты наделал…

– Наташа, они бы никогда не дали разрешения на брак. Никогда. Я знаю, ты хочешь за него замуж. Он тебя любит. Когда ты признаешься ему в том, что ты наркоманка, он будет тебя лечить. Я хотел искупить перед тобой свою вину. Я люблю тебя, Наташа. Очень люблю. Пообещай мне, что ты будешь счастливой. Хотя бы перед смертью пообещай.

Я не успела ничего пообещать. Егор сделал глубокий вдох и замер. Я заревела и стала бить его по щекам, но через несколько секунд поняла, что Егор был мёртв.

Я повернула голову и сквозь слёзы посмотрела на стоявшего в дверях бледного Шарля.

– Я всё слышал, – произнёс он и побледнел как стена.

– Господи, Шарль, прости меня… Прости Егора… Прости нас обоих… Прости, что так получилось… – причитала я, пытаясь найти дозу.

Нащупав в кармане Егора пакет с кокаином, я стала нюхать его и шептать:

– Сейчас всё будет хорошо… Сейчас всё будет…

Я никогда не держала в руках такую большую дозу. Раньше Егор всегда выдавал мне кокаин сам. Я нюхала до тех пор, пока земля не ушла у меня из-под ног и не почернела перед глазами. Наступил момент, когда все вокруг меня пропало. Позже я узнала, что Шарль вызвал «скорую». Меня увезли в больницу, у меня случилась остановка сердца, наступила клиническая смерть. Меня вернули к жизни с помощью электрошока. Врачи удивились, что я смогла выжить, и сказали, что мне повезло. Обычно после такого не выживают. Я выжила, несмотря на то, что видела дьявола…

Из больницы меня перевели в наркологическую клинику. Шарль никогда ко мне не приходил, но я знала, что он оплачивает моё лечение. А оно было тяжёлым и страшным. Меня мучали жуткие ломки, и весь мой организм просил очередной дозы. Некоторые дни проходил в состоянии возбуждения, а некоторые – в жуткой заторможенности. Первые три дня я вообще не спала и ничего не ела. Я металась по палате и молила о смерти. Меня раздражал каждый звук и каждый шорох. Я кидалась на врачей и ненавидела их за каждое сказанное слово. Я не могла переносить яркий свет и разбила несколько ламп. Мне было комфортнее в темноте и постоянно хотелось от кого-нибудь спрятаться. Днём я пряталась под кроватью. А чуть позже я вообще не могла отличить день от ночи, мысли мои путались. Я не могла думать ни о чём другом, кроме очередной порции кокаина.

Через несколько дней моя жуткая раздражительность и бессонница сменились депрессией. Тяга к кокаину немного ослабла, но я чувствовала себя внутренне опустошённой, подавленной и полно–стью разбитой. Меня стали покидать силы, и некоторое время я вообще перестала вставать с постели. Даже в туалет я ходила в судно. Я попыталась дойти до туалета, но сразу упала. Я ещё никогда в жизни не была настолько ослаблена. Впервые за долгое время у меня появилось желание спать. Но спать я не могла. Бессонница никак не хотела меня покидать. Но спустя двое суток я всё же сумела заснуть. Я целыми днями спала и больше ничего не делала. Когда я просыпалась, то чувствовала ужасную апатию и вновь засыпала.

Спустя время моё самочувствие стало улучшаться. Ещё полностью не пропало желание принять кокаин. Но оно уже не было таким сильным, как прежде. Последующие три месяца я жила по инерции и не испытывала никакого интереса к окружающей действительности. Мне было неинтересно смотреть телевизор, читать газеты, разговаривать с врачами. Врачи называли это «кокаиновой скукой». Я ела, но не чувствовала никакого удовольствия от еды. Я даже не ощущала вкуса пищи. Меня невозможно было хоть чем-то удивить или расстроить. Я оставалась равнодушной ко всему, что меня окружало. Затем начались всё те же приступы депрессии, раздражения и тревожности. Во время этих приступов ко мне с новой силой возвращались воспоминания о кокаине. Я понимала, что если бы в тот момент находилась не в больнице, а на воле, то обязательно бы сорвалась.

По истечении трёх месяцев «кокаиновая скука» начала ослабевать, а патологическое влечение к наркотику стало сходить на нет. Вернулись сон и аппетит. Я вновь почувствовала вкус пищи. Я пролежала в больнице ровно полгода. За это время у меня периодически возникали приступы тяги к кокаину, которые сопровождались тревогой и раздражительностью, но они тут же проходили, и только к концу лечения эти приступы исчезли вовсе.

Когда меня выписали и я вышла из клиники, то увидела встречающего меня Шарля. От неожиданности я споткнулась, пропахала носом все ступеньки и разбила себе нос. Шарль подбежал, помог мне подняться, достал носовой платок и приложил его к моему носу.

– Наташа, ну что ты под ноги не смотришь? Тебя не долечили, что ли?

– Долечили. Я просто тебя увидела и растерялась. А как ты узнал, что меня выписали?

– Мне лечащий врач позвонил. Я же всё время держал руку на пульсе, платил за твоё лечение.

– Я знаю. Спасибо тебе.

– Да ладно. Главное, чтобы ты была здорова.

Как только мы с Шарлем сели в машину, он протянул мне паспорт и билет на родину.

– Самолёт через четыре часа.

– Спасибо.

– У нас есть ещё время заехать на кладбище к твоему любовнику. Хочешь?

– Хочу, – честно ответила я.

– Я похоронил родителей на одном конце города, а его – совсем на другом.

– Спасибо тебе за то, что ты вообще его похоронил.

Как только мы приехали к Егору на кладбище, я положила ему на плиту две розочки и прошептала:

– Спи спокойно, Егор. Я ВЫЖИЛА. Я СМОГЛА. У МЕНЯ ПОЛУЧИЛОСЬ! Врачи сказали, что мне повезло. Егор, МНЕ ПОВЕЗЛО. Я ЖИВУ! Я победила кокаин и обязательно стану счастливой. Только моё счастье больше никогда не будет кокаиновым. Оно будет женским!

Шарль стоял рядом и всё слышал. Когда мы присели на скамейку у могилы, я опустила голову и неуверенно произнесла:

– Можно, я тебе всё расскажу? Ты же когда-то этого хотел.

– Теперь это уже вряд ли имеет значение. Но расскажи. Хотя бы затем, чтобы облегчить душу.

Я рассказала Шарлю всё. Как стала свидетельницей убийства и как в мою жизнь ворвался Егор… Шарль выслушал меня до конца и ни разу не перебил. Когда мы встали и направились к машине, он слегка обнял меня за плечи и сказал задумчиво:

– За могилу не переживай. Я буду за ней присматривать. Я понял, что у этого Егора никого нет.

– Спасибо. Он был очень одинокий человек.

В аэропорту я посмотрела на Шарля глазами, полными слёз, и прошептала:

– Спасибо тебе за всё. Мне очень хочется, чтобы ты был счастлив.

– И ты тоже.

Когда я поднималась по трапу самолёта, то остановилась и посмотрела на здание аэропорта. Мне показалось, что где-то там стоит Шарль. Конечно, я не могла этого видеть, но я почувствовала, что у него блестят глаза. От слёз…

Я всхлипнула и помахала ему рукой…

Эпилог

Я ещё никогда так не радовалась жизни, как сейчас! Я смогла восстановиться в институте и вновь занялась репетиторством со своими любимыми детишками. Мы с Валей сняли квартиру и коротали вечера за душевными разговорами.

– Наташа, быть может, ты когда-нибудь мне всё-таки расскажешь, где ты была столько времени?

– Ой, Валя, всё равно не поверишь…

Я уверенно шла на красный диплом и смогла не только догнать свой курс, но и стать лучшей. Просто я родилась в бедной семье и мне всегда хотелось доказать, что даже без денег и связей можно многого добиться. Главное – верить в себя и собственное провидение.

Тот парень, к которому я когда-то боялась подойти, уже ходил с девушкой и всё так же одаривал меня любопытным взглядом. А ещё я постоянно принимала участие в различных конференциях о вреде наркотиков, потому что на собственной шкуре знала, как страшна наркотическая зависимость и к каким жутким последствиям она приводит.

Моя личная жизнь текла без изменений, и я полюбила своё одиночество. Но однажды, выходя из института, я увидела сидящего на лавочке Шарля. От неожиданности я споткнулась и упала. Шарль вскочил с лавочки, достал носовой платок и приложил его к моему носу.

– Наташа, ну ты что под ноги не смотришь?

– Тебя увидела, растерялась. – Я немного пришла в себя. – А ты что здесь делаешь?

– Тебя жду. Я твой институт знаю, а фамилию – нет. Она же липовая была в паспорте. Поэтому решил здесь сидеть до посинения.

– Сумасшедший! А если бы я не восстановилась в этом институте?

– Я знал, что ты восстановишься. Ты сильная. Даже страшно подумать, какая же ты сильная. Врачи до сих пор тебя вспоминают и говорят, что ты молодец!

– А если бы я неделю не ходила на занятия?

– Я бы ждал тебя на этой лавочке неделю. Скажи, а ты ещё готова меня полюбить?

– Я тебя люблю. Всё это время только о тебе и думаю, – всхлипнула я и бросилась к Шарлю на шею.

– Знаешь, я решил, что ты не должна нести ответственность за поступки других людей. Я не могу без тебя, Наташа. Хоть убей, не могу. Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж и поехала со мной в свадебное путешествие на Байкал.

– Куда?

– На Байкал.

Я засмеялась, а Шарль обнял меня за талию и принялся кружить. Мой милый добрячок Шарль, господи, как же я тебя люблю!!! Люблю!!!

Проходившие мимо нас люди почему-то останавливались и улыбались. А я плакала и смеялась. Смеялась и плакала. Я знала, что мы обязательно будем счастливыми, потому что мы выстрадали это счастье и заплатили за него высокую цену…

Послесловие

Вот и закончилась последняя страничка моего нового романа. Немного грустно, что нам придётся с вами расстаться, но это совсем ненадолго. Я приложу все усилия для того, чтобы мы с вами встретились как можно быстрее.

Мне хочется, чтобы мои книги помогли вам поверить в себя и обрести душевную гармонию как с собой, так и с окружающим миром. Мне хочется, чтобы вы чувствовали себя свободными и не зависели от чужого мнения и придуманных стереотипов. По-настоящему свободным может быть только уверенный в себе человек. Мы рождены не для того, чтобы страдать. Мы рождены для счастья. Вся наша беда состоит в том, что мы постоянно ждём, что кто-то придёт и нас осчастливит, и забываем, что мы можем сделать счастливыми себя сами. Давайте не будем бояться создавать вокруг себя новую реальность и менять свою жизнь в лучшую сторону. Если мы с вами будем стараться делать друг другу добро, значит, в этом мире будет больше хороших людей.

Это мой шестьдесят первый роман. Даже самой не верится, что я смогла написать так много книг. Когда я начинала, мечтала написать хотя бы десяток, а теперь трудно остановиться. Просто я получаю колоссальное наслаждение от того, чем занимаюсь, и не могу отказать себе в ежедневном удовольствии писать. Я пишу на таком драйве и эмоциях, что одной компьютерной клавиатуры мне хватает ровно на один роман. Моей энергии клавиши не выдерживают. Писательство и моя семья – это две мои главные страсти в жизни. Я люблю жизнь, людей и обожаю своих читателей. Всегда прихожу к мысли, что меня читают самые красивые люди. Они красивы не только внешне, но и внутренне.

Я пишу в жанре криминальной мелодрамы. Броские двойные названия – отличительная черта моих книг. В каждом произведении я стараюсь затрагивать актуальные проблемы и рассказывать о судьбах женщин в современном жестоком мире. Я стараюсь рассказать не полностью выдуманную историю, которая в жизни никогда не может произойти, а историю, которая достаточно часто встречается в жизни. Развязка моих книг не всегда позитивная, но это говорит о реалистичности.

Мне хочется, чтобы каждая моя книга заставляла читателей задуматься об описанной мной проблеме. Несмотря на то, что меня очень часто обвиняют в феминизме, я всегда выступаю за сохранение семьи. Однако женщина должна быть самодостаточной, иметь собственный источник дохода даже при наличии богатого мужа. Никогда нельзя забывать о себе. Нельзя разрешать мужчине ломать себя. Ломаясь, женщина перестает быть собой и начинает страдать за свое счастье. Даже в самой сильной страсти и любви никогда не помешает здравый рассудок. В мечтах о принце можно пропустить мужчину, который мог бы подарить счастливую жизнь. Рядом должен быть человек, который подходит женщине по характеру, по интеллекту, который будет уважать ее мнение, ее интересы, принимать ее такой, какая она есть. Если женщина не находит понимания в семье, то, даже будучи замужем, она может быть одинока и несчастна. Я хорошо знаю, что такое одиночество, потому что испытала его на себе. Трудности, которые мне пришлось преодолеть, не сломили, а закалили мой характер. Я стала более целеустремленной, уверенной в себе и собственных силах, настойчивой, смелой в принятии решений и свободной от стереотипов.

Писательский труд – это упорная кропотливая работа, поэтому природное трудолюбие и усидчивость всегда помогают мне. Я отношусь к книгам как к своим детям, они все любимые, потому что каждая представляет свою ценность. В каждой есть частичка моей души. Мои слезы, радости, боль, победы, падения, взлеты и переживания.

На сегодняшний день у меня сумасшедший роман с собственной жизнью. С каждым днём убеждаюсь в том, как же всё-таки интересно жить. Я абсолютно счастливая женщина и окружаю себя только приятными, позитивными и близкими по духу людьми. Я не умею жить в замкнутом круге барьеров и предубеждений. Я живу по собственным правилам и умею независимо мыслить. У меня психология максималистки. С этой психологией сложно жить, но только с ней можно идти вперёд. Мне всегда всего мало. Иногда завидую людям, живущим с другой психологией. Им проще. Они умеют остановиться. А ещё я оптимистка и не умею смотреть на грязь под ногами. Даже в любой луже я вижу отражение звёзд.

Мне всегда жалко выключать компьютер и расставаться с «книжной» жизнью. Для меня все мои герои всегда живые. Я верю в то, что там, у них, идёт своя жизнь. Иногда хочется побыстрее включить компьютер и посмотреть, что они делают.

Когда меня спрашивают о том, как я пишу, я не знаю, что ответить. Это необъяснимо. Герои живут независимо от меня, и я лишь записываю, что с ними происходит. Не я управляю своими героями, а они управляют мной. Иногда мне кажется, что с того момента, как я начала писать, я родилась заново, а той, другой жизни как будто не было. Словно кто-то другой прожил её за меня. Даже не верится, что когда-то я занималась бизнесом, была достаточно жёстким человеком и делала деньги ради денег. Писательство сделало меня совершенно другой. Я счастлива оттого, что вместо одной жизни у меня есть возможность проживать каждый раз новую. У меня нет многих проблем, которые могут быть у человека, живущего одной реальной жизнью. Например, у меня не может быть депрессии, потому что мне всегда интересно жить, пусть даже в книге.

Сегодня, перебирая почту читателей, обнаружила письмо девушки, которую бросил любимый и которая находится на грани самоубийства. Это письмо потрясло меня тем, что девушка оставила номер мобильного телефона и написала, что, когда я вскрою конверт, по всей вероятности, её уже больше не будет в живых. Я тут же набрала номер. Как только она сняла трубку, я облегчённо вздохнула. Проговорили часа полтора.

Девушка не могла поверить в то, что я смогу вот так запросто взять и позвонить. А разве могло быть по-другому? Можно сказать, что я позвонила вовремя. Она очень сильно страдает, а её голова полна нехороших мыслей. При разговоре с ней я сразу смогла понять, что она попала в капкан любовной зависимости. Мне пришлось быть как можно более убедительной и доказать ей, что с уходом любимого жизнь не закончилось и что всё самое лучшее ещё впереди. К концу разговора она даже повеселела и сказала о том, что она будет жить, хотя бы потому, чтобы ждать моих звонков. Я обещала позвонить ей завтра вечером. Ей нужно помочь окрепнуть. Она такая чудесная. Просто она полюбила, растворилась в любимом и совершенно забыла про себя.

Многие мои читатели спрашивают меня о том, как даже при самой сильной любви не потерять холодный рассудок. Можно ли это? Отвечаю с полной уверенностью: можно! Иначе любовь заведёт в такие дебри, что будет достаточно сложно выбраться. Свои чувства можно и нужно контролировать. Конечно, любой из вас может со мной поспорить и сказать, что над любовью нельзя властвовать, потому что, когда любишь, полностью теряешь рассудок. Тебе кажется, что почва уходит из-под ног. Когда мы испытываем подобные ощущения, то это уже не любовь, а самая настоящая любовная зависимость. Несмотря на обуревающие нас чувства, мы должны контролировать свою личную жизнь. В противном случае мы просто превращаемся в жертву своих страстей. Нужно учиться играть по собственным правилам. Быть уверенной, сильной и свободной. Никогда нельзя забывать о собственных интересах и жить чужой жизнью. Нужно всегда помнить о том, что НАША СОБСТВЕННАЯ СУДЬБА НЕ МЕНЕЕ ЦЕННА, ЧЕМ СУДЬБА ЛЮБИМОГО ЧЕЛОВЕКА.

И даже если в семье не всё гладко, важно не опускать руки и не позволять семейным неурядицам одолеть нас. Пусть, несмотря ни на что, сияют глаза, а жизненная энергия бьёт неиссякаемым фонтаном. И пусть никто не знает, какой ценой даются наши беззаботные улыбки и что за ними скрывается, мы всё равно должны излучать оптимизм и заряжать других людей своей позитивной энергией.

На столе, как всегда, лежит стопка дорогих моему сердцу писем. В них ваши судьбы, слёзы, радости, горести и разочарования. Я всегда буду благодарна вам за оказанное доверие, за то, что вы видите во мне своего близкого друга, родственную душу, и готова протянуть вам руку помощи в любую трудную для вас минуту.

Меня не могло не тронуть письмо Алёны, проживающей в Италии, которая заболела, потеряла одну грудь, но не утратила веру в себя. Алёна родилась на Украине, но уехала в Италию и пишет мне о том, что меня читают многие девушки, работающие в Италии. В Италии она прошла обследование в клинике. Диагноз, поставленный украинскими врачами, подтвердился. И всё же она осталась жива, несмотря на болезнь и предательство любимого человека… Её сила воли и вера в самое лучшее победят страшное заболевание, и я искренне в это верю. Мы все будем молиться за Алёну и держать за нёе кулачки. Алёна, дай Бог тебе здоровья и женского счастья!

Баранникова Виктория из Финляндии познакомилась с моим творчеством совершенно случайно. Ей привезла мои книги её русская приятельница. Книги задели душу Виктории, и за это огромное ей спасибо. Читая подобные строки, я понимаю, что всё, что я делаю, я делаю это не зря. Моё творчество находит отклик в ваших сердцах. Для меня это очень важно.

Танечка из Могилёва мечтает стать певицей, но ей не хватает уверенности в себе, и она считает себя совсем необщительным человеком. Танечка, вы пишете, что чувствуете, что ваши сверстники не хотят с вами общаться по той причине, что им это неинтересно. Но разве это проблема? Для начала вам должно быть интересно с самой собой. Объявите борьбу собственным комплексам и начинайте жить активной полноценной жизнью. Все наши комплексы оттого, что мы слишком низко себя ценим. Для начала необходимо укрепить свою самооценку и двигаться к цели. Если вы хотите стать певицей, то кто вам мешает? Вы сами? Ну уж с самой собой всегда можно договориться. Разве можно мешать самой себе? Танечка, в этой жизни найдётся масса людей, которые сделают это за вас. Мы рождены для того, чтобы быть счастливыми, а это значит, что мы должны помогать сами себе. Для того, чтобы найти общий язык с людьми, нужно быть открытой и доброжелательной. Вот увидите, люди сами к вам потянутся. Наше внутреннее самочувствие всегда проявляется внешне. Если вы будете общительны, оптимистичны и всегда активны, окружающие тут же начнут обращать на вас внимание. Прекратите думать только о плохом, гоните прочь свои страхи и учитесь видеть хорошее. Не будьте слишком подозрительны к людям и помните, что наши комплексы разрушают нашу личность. Вы ходите на музыку, и учителя хвалят ваш голос – так держать! А чего вы добьётесь в этой жизни, зависит от вас.

Мне вдвойне приятно оттого, что меня читают не только женщины, но и мужчины. Спасибо за письмо-исповедь молодому человеку Гаргонову Сергею из Москвы, которого вырастила и закалила улица. Дорогой Сергей, ни в коем случае не надо стыдиться своего прошлого. Оно только ваше, и от этого никуда не денешься. Не стоит стыдиться того, что вашу мать когда-то лишили родительских прав и у вас за плечами детский дом. Зачастую из детских домов выходят замечательные люди, они устраивают личную жизнь, находят хорошую работу и добиваются в этой жизни потрясающих результатов. Детский дом – это ваш родной дом, а не какое-то клеймо, которого нужно стыдиться. Когда я ездила в авторский тур в удивительный город Казань, то общалась с детьми-сиротами из детского приюта «Гаврош». Несмотря на юный возраст, у всех воспитывающихся там деток слишком тяжёлые судьбы, и все они попали в приют из неблагополучных семей.

Сергей, я увидела перед собой безумно талантливых и интересных детей, которые читали потрясающие стихи собственного сочинения и беседовали со мной на самые различные темы. Можно жить в обеспеченной семье и при этом никогда не стать личностью, а можно вырасти в детском доме и стать хозяином собственной жизни. Если вам горько за своё прошлое, то отомстите ему своим счастьем. Отбросьте все комплексы, повысьте собственную самооценку и обязательно познакомьтесь с девушкой, а по возможности обретите новых друзей. У вас есть сёстры. Это ваши самые близкие люди, которым вы очень нужны и которые искренне вас любят. Разве это не счастье – иметь близких и уметь радоваться каждому дню?

Счастье только в наших с вами руках, и каждый в состоянии сделать собственную жизнь хоть чуточку счастливой. Сергей, спасибо вам за то, что вы любите мои книги и находите в них ответы на интересующие вас вопросы. Спасибо, что вы назвали меня учителем своей жизни. Для меня это большая честь. Я буду стараться не разочаровать вас своим творчеством, ведь в дело, которым я занимаюсь, я вкладываю свою душу. Я искренне верю, что у вас всё сложится хорошо, вы встретите любимую девушку, сможете себя реализовать и будете обязательно счастливы. А по другому просто не может быть. Вы выстрадали и заслужили своё счастье.

Меня глубоко потрясло письмо Эльвиры. К сожалению, я так и не смогла определить, из какой именно страны оно пришло. Стёрта печать и не разобрать обратный адрес. Так получилось, что Эльвира стала употреблять наркотики, чтобы хоть как-то выйти из состояния отчаяния и безнадёжности. За эту ошибку она платит до сих пор. Она чудом осталась жива и верит, что выживет, так как учится видеть в людях не только плохое, но и хорошее. Эльвира, вы сильная, а это значит, что у вас сложится всё хорошо и вы со всем справитесь.

Искренние и тёплые слова Танечки из Орловской области растрогали меня до глубины души. Танечка пишет, что мои книги напоминают ей о том, что наша жизнь коротка и быстротечна, что важно ценить каждый миг своей жизни и стараться учиться на чужих ошибках, а не на своих собственных, а также нужно преодолевать все трудности, закалять свой характер и не просто выживать, а побеждать и штурмовать все препятствия, которые встречаются на пути к поставленным целям.

У Танечки целая библиотека из моих книг. Книги как карманного формата, так и большие. Танечка, как же приятно читать подобные слова… Они заряжают огромной верой. Передавайте привет вашей мамочке и подругам, которые читают мои книги. Не забудьте сказать им о том, что я их очень сильно люблю.

Танечка родилась в Узбекистане. Когда ей было семь лет, её родители переехали в Россию и стали жить в собственном добротном деревенском доме. За годы, прожитые в деревне, Танюша узнала, что такое деревенская жизнь. Она научилась доить корову, кормить поросят, кур, кроликов, лошадей, телят. В её обязанности входило рвать крапиву для поросят, помогать матери по дому и полоть огород. В двенадцать лет Танечка уехала к бабушке в посёлок. Родители решили, что будет лучше, если она закончит поселковую школу, а не деревенскую. Для себя Таня сразу решила, что никогда не останется жить в деревне. Молодёжь уехала, а оставшееся трудоспособное население спивается из-за безденежья и безысходности.

Таня хорошо училась в школе и после ее окончания уехала в город и поступила в престижный университет на бесплатное отделение. Поступать на платное у Тани не было возможности, и она пишет, что если бы она поступала на платное, то никогда не оценила бы своей победы. На протяжении всех лет учёбы Танечка самоотверженно боролась за каждую сессию, за каждый предмет, за хорошие оценки и окончила университет с красным дипломом. Однажды она поехала в командировку в Москву, и этот город её потряс. И она решила найти работу в Москве. Танечка поселилась в Подмосковье и устроилась в фирму. Мама отпустила Татьяну с тяжёлым сердцем, ведь в Москве её ждала неизвестность. Без семьи Танечке было очень тяжело, да и адаптация проходила достаточно сложно. Но Таня не умела сдаваться. Она поступила на курсы и получила квалификацию «менеджер по таможенному оформлению». Сейчас эта успешная молодая женщина работает в западной компании и занимает хорошую должность. Все говорят, что Таня слишком торопится жить, а ведь ей просто не хочется оставаться один на один со своим одиночеством. Ей нравится темп её жизни. Такими, как Танечка, восхищаются, ведь в ней горит жажда жизни. Она сделала себя сама, без богатых родителей и каких-либо спонсоров. Просто она обладает огромной силой воли, самодисциплиной и безграничной уверенностью в своих силах. Танюша, милая, я знаю, что вам обязательно встретится тот единственный, которого вам сейчас так не хватает. Мимо таких, как вы, не проходят. Я от души желаю вам женского счастья, любви и исполнения всех ваших желаний. Не забывайте, что этот огромный мир лежит только у ваших ног. Пример Татьяны – это история Золушки, которая не ждала богатого принца, а добилась всего в жизни сама.

Меня очень тронуло письмо девушки, которая разрешила мне назвать своё имя, но попросила меня не указывать, из какого она города. Люба, я обязательно назову героиню одного из своих романов твоим именем, потому что оно действительно очень красивое, и мне безумно приятно, что мои книги стали для тебя настоящим наркотиком и ты не можешь прожить без них ни одного дня. Люба, милая, я никогда не брошу писать, не переживай, я буду писать, как ты сказала, на радость всей стране, пока у меня хватит сил и здоровья. Девочка моя хорошая, я знаю, как тяжела жизнь в детском доме, но такова судьба, и уже ничего не исправишь. Скоро ты станешь совсем взрослой, выйдешь из детского дома и будешь устраивать сама свою судьбу. Вот увидишь, у тебя обязательно будет собственный уютный дом, домашний очаг и полноценная семья, которая будет состоять из любящего тебя мужа и маленьких деток. Ты только сильно для этого постарайся, просто найди свой путь и прояви упорство и целеустремлённость. Это трагедия, что твоя мама так рано покинула тебя, но ведь с тобой живёт память о ней, и я уверена, что ты сделаешь всё возможное, чтобы быть достойной её светлой памяти. У тебя есть два брата и две сестры, а это значит, что ты не одна. У тебя есть близкие и родные люди, которые тебе дороги. Мне очень хочется, чтобы у тебя сложилось всё хорошо, чтобы на твоём жизненном пути тебе встречалось как можно больше открытых, искренних и отзывчивых людей. Не забывай, что всё необходимое для того, чтобы быть счастливой, находится внутри тебя. И не переживай, что у тебя нет близкой подруги. Знаешь, это не так страшно, как тебе кажется. В жизни бывает так, что наши лучшие друзья становятся нашими самыми заклятыми врагами. Как правило, чаще всего удар нам наносят из-за спины и именно те, от кого ты этого меньше всего ждёшь. Прими это как данность и подумай о том, что если судьба не дала тебе лучшую подругу, то, возможно, она хранит тебя от лишних слёз, разочарований и переживаний. У меня целая стопка писем от читательниц, которых предали самые лучшие подруги, а ведь это предательство воспринимается намного больнее, чем предательство любимого. Подруга на все времена – это достаточно редкое явление, поэтому не отчаивайся, ведь у тебя есть ты сама и ты должна делать всё возможное, чтобы стать самой себе интересной, тогда и подруги сразу появятся. Только никогда не открывай всю свою душу. Это может очень дорого стоить. Оставь в своей душе комнатку, в которую посторонним не будет доступа. Это комнатка должна быть только твоей, сугубо личной, и ты не должна этим личным ни с кем делиться.

Мне хочется поблагодарить милую девушку Катерину из города Тольятти, которая написала мне два письма и в обоих выразила мне свою любовь, признание и благодарность. Милая Катенька, вы переживаете, что мне пишут письма только взрослые женщины, а вам всего семнадцать, и вы тоже решили мне написать. Я признательна вам за то, что вы приняли такое решение. Мне приходят письма и от двенадцатилетних девчонок, которые описывают мне свои проблемы и делятся тем, с чем бы не могли поделиться даже со своими родителями. Меня читают как люди старшего поколения, так и молодёжь, потому что каждый находит в моих книгах что-то для себя близкое. Катенька, мне безумно приятно, что вы читаете мои книги от корки до корки, даёте их своим подругам и, как никто другой, понимаете, насколько мне дороги и близки мои читатели. Катенька, вы спрашиваете меня о том, не хотела бы я написать свою автобиографию. Возможно, придёт время, и я решусь это сделать, потому что пока я к этому не готова. Наверно, ещё не пришло время, и я не собралась с моральными силами… Слишком много трудностей преподнесла мне моя судьба, но, несмотря на всё это, я к ней не в претензии. Какие бы трудности и какую бы боль в этой жизни я не пережила, она открыла мне истину. Я смогла научиться преодолевать все препятствия, усмирять свои чувства, обретать абсолютную уверенность, научилась ценить жизнь и все её пусть маленькие, но всё же радости. Я поняла, что всё необходимое для того, чтобы стать счастливой, находится внутри меня и нужно просто умело этим воспользоваться. Милая Катенька, все мои мысли, чувства, эмоции и переживания всегда в моих книгах, а иногда их можно прочитать между строк. Вы спрашиваете день моего рождения. Я родилась 11 мая. Наверно, именно поэтому я всю жизнь маюсь и мне всегда всего мало. Катенька, вы не представляете, насколько мне дороги ваши слова о том, что, благодаря моим книгам, вы научились быть сильной в трудных ситуациях и, несмотря ни на что, высоко держать голову. Катенька, милая, пишите, мне будет всегда приятно получить от вас весточку. Я протягиваю вам свою руку дружбы и обещаю и в дальнейшем радовать вас своими новыми книгами. Передавайте привет всем своим подругам, которые меня читают. Я очень дорожу тем, что вы у меня есть, и заверяю вас в том, что каждое моё обращённое к вам слово пропитано искренней и бесконечной любовью, потому что мои читатели – это мои близкие люди, которые находятся со мной на одной волне.

В каждом своём романе я пытаюсь донести до вас мысль о том, что, как бы тяжела ни была наша жизнь, мы должны научиться получать от неё удовольствие. Если вам плохо и одиноко, то попытайтесь освободиться от ненужных вещей, старой обуви, давно сношенной одежды и всего того, что уже давно не приносит вам радости. Всё это стесняет ваше настоящее и не позволяет вам получить желаемую лёгкость и свободу. Постарайтесь избавиться от внутреннего негатива и не снижайте ценность собственной жизни. Не отказывайтесь от самих себя в пользу придуманных общественных стандартов. Мы никогда не сможем соответствовать общественным требованиям. Мы должны учиться жить для себя, а не для других. Ведь у каждого из нас есть как свои радости, так и свои трудности. В жизни каждого из нас встречается как хорошее, так и плохое. Самое главное осознать, что мы сами строим свою судьбу и сами делаем сознательный выбор.

У каждого из нас есть масса возможностей для того, чтобы жизнь была благополучной и счастливой. Как бы ни было сложно, но мы должны научиться брать на себя ответственность за свою жизнь. Начните с самого малого. Например, позвольте себе что-нибудь такое, в чём вы обычно себе отказывали. Когда в моей жизни возникают проблемы и малоприятные ситуации, я всегда вспоминаю своё детство. Это было чудесное время. Я просыпалась и чувствовала, как из кухни доносился запах пышных маминых пирожков с картошкой. Я нежилась в постели, водила носом и думала о том, что сегодня воскресенье и не нужно идти в школу. Этот запах говорил о том, что меня любят, мной дорожат и обо мне беспокоятся. Спустя годы, когда я вспоминаю этот запах, мне становится тепло и спокойно. Я чувствую защищённость от внешнего мира и домашний уют. Поэтому мне искренне хочется, чтобы мы не держались двумя руками за ощущения слабости и беспомощности. Заниженная самооценка и неуверенность в себе ещё никого не привели к положительным результатам. Никогда не критикуйте самих себя. Поверьте, на этом свете есть масса людей, которые с удовольствием сделают это за вас. Постарайтесь освободиться от страха перед неудачами и ошибками. Освободитесь от прошлого. Поймите, прошлое – это прошлое, и уже ничего невозможно изменить. Мы можем только принять это как жизненный опыт и позитивно думать о своём будущем. Переживая прошлые обиды и неудачи, мы только сжигаем сегодняшнюю энергию и питаемся своими жизненными соками. Тратьте свою душу на настоящее. Поверьте, это намного эффективнее, чем тратить её на прошлое. Не усложняйте и без того сложную жизнь. Переживая слишком бурно свои проблемы, мы сами подрываем своё здоровье. Никогда не поздно обновить свою жизнь. Поменяйте цвет волос, купите новую губную помаду, удивите тех, кого вы уже давно знаете.

Ни в коем случае не меняйте свою жизнь с понедельника. Меняйте её прямо сейчас! Постарайтесь стать счастливой не в следующем году, а именно сегодня. Просто примите свою жизнь и полюбите её такой, какая она есть. Постарайтесь с особым теплом отнестись к себе и к своим близким. Подумайте о том, что в жизни так много интересного и удивительного! Когда в последний раз вы радовались ласковому солнышку, пению птиц, запаху цветов и плывущим по небу облакам? Почему вы обделяете себя такими пусть маленькими, но ведь всё же радостями? Попробуйте улыбаться проходящим мимо вас людям. Попытайтесь быть с ними доброжелательными. Пожелайте добра даже вашим врагам и завистникам, ведь именно они делают вас сильнее. Мы никогда не задумываемся о том, что каждый прожитый нами день, – это подарок нашей жизни. А ведь так чертовски приятно получать подарки, да особенно такие!

Я не могу не сказать о том, что буду всегда признательна вам за те письма, которые приходят в мой адрес. Для меня дорого каждое ваше письмо и каждое написанное вами слово.

Многие письма начинаются с одной и той же фразы: «Я очень одинока». И это несмотря на то, что каждый день все мы общаемся с большим количеством людей, смотрим телевизор, ездим в транспорте и читаем газеты. Одним словом, мы находимся среди людей, но, несмотря на это, мы всё равно одиноки. Многие из нас живут в подавленном состоянии и забывают о том, что наше настроение зависит только от нас. Наше настроение ни в коем случае не должно зависеть от того, есть в нашей жизни мужчина или его нет. Ведь мы полноценны сами по себе. Мужчина хорошо чувствует женщину, которая боится остаться одна и чересчур зависима от него. Он обязательно этим пользуется: начинает больше требовать и получать, ничего не отдавая взамен. Он также позволяет себе некрасивые и неблаговидные поступки, понимая, что женщина и так всё стерпит. Никогда нельзя хвататься за мужчину, как утопающий за соломинку. Эта зависимость от мужчины держится на страхе одиночества.

Мне особенно приятно получать письма от женщин, которые счастливы в браке, ведь в наше время это уже почти редкость. Они пишут о том, что ощущают стабильность и надёжность. В счастливых семьях чаще всего финансовую основу составляют доходы мужчины, где мужья трудятся и делают всё возможное, чтобы их семья ни в чём не нуждалась. Такие мужчины заслуживают уважения. Увы, но на сегодняшний день мы уже не смотрим на своих мужчин как на добытчиков, и многим женщинам приходится тащить весь семейный воз на себе.

Как часто мы хотим встретить мужчину, который соответствовал бы нашей духовной, физической и финансовой планке, но вместо этого нам приходится жить со своими мужчинами только потому, что на нашем горизонте нет ничего стоящего. Подобные мужчины вместо того, чтобы тянуться до нашей планки, с маниакальным упорством опускают нас до своей.

Мне хочется передать привет и самые наилучшие пожелания Наташеньке, проживающей в Брестской области. Наташенька спрашивает меня о том, не хотела бы я написать книгу, главным героем которой был бы мужчина. Наташенька, отвечаю как на духу. Я женщина, и мне хочется писать книги, главной героиней которых была бы женщина. Мне близка женская психология. Женские чувства, мысли и рассуждения. Зато у меня есть идея написать психологическую книгу для мужчин, и я уверена, что обязательно это сделаю. Пусть наши мужчины посмотрят на свои поступки глазами женщины. Пусть знают, какими мы хотим их видеть, что от них ждём, за что любим, на что надеемся. Отдельный привет Наташиной сестре Танечке. Она студентка Гродненского университета и в свободное время тоже читает мои книги. Танечка не верит, что я отвечу на Наташино письмо. Таня, я не только на него ответила, но ещё и выслала своё фото с автографом. Танечка, я вас тоже очень люблю и желаю вам побольше сил, успехов, радостных дней и ярких жизненных впечатлений.

Не могу не сказать слова любви и благодарности Марине из города Владивостока. Марина, к сожалению, кроме своего имени и города вы ничего не указали, поэтому у меня нет возможности выслать вам свою фотографию с автографом. Мариночка, вы спрашиваете меня о том, почему ни одну главную героиню моих книг не зовут Мариной. Марина, милая, немедленно исправляюсь, тем более у вас такое красивое имя. Если вы прочитали книгу «Без тормозов, или Хочу всё и сразу!», то уже заметили, что главную героиню зовут Мариной. Это вам такой маленький подарок от меня. Передавайте привет своей сестре, ведь благодаря ей вы смогли открыть моё творчество. Марина, вы написали мне столько потрясающих слов, что мне захотелось жить, писать и успеть сделать как можно больше. СПАСИБО! Ваши слова дорогого стоят. Я искренне желаю вам любви, счастья и побольше хороших людей вокруг. Я вас очень люблю и благодарю судьбу за нашу с вами удивительную встречу.

Меня не могло не порадовать письмо Оленьки из города Бийска Алтайского края. Оленька, читала ваше письмо и думала, какая же красивая у вас душа и какой же вы милый, светлый и позитивный человек. Оленька, я уверена, что у вас обязательно получится всё, что вы задумали, и в вашей жизни ещё появится взаимная и такая же чистая и красивая, как и вы сами, ЛЮБОВЬ. Никогда не бойтесь одиночества. Если вы дадите ему понять, что у вас на него просто нет времени, оно никогда не зайдёт в двери вашей квартиры. Уж мы-то с вами хорошо знаем, что женщина, излучающая счастье, – это настоящий магнит для мужчин.

Оленька, я знаю, что вы достигнете очень больших высот. Я и мои читатели будем по праву гордиться вами. Оленька, сейчас вы одна, потому что ВЫ ДОСТОЙНЫ БОЛЬШЕГО. Отношения с вашим бывшим измотали вас окончательно, и сейчас вам нужна передышка для отношений, в которых бы вы не только отдавали, но и получали взамен. И как бы это ни было цинично сказано, получать вы должны больше, чем отдавать. Любовь должна приносить радость и созидание, но не боль и разрушение. Отдавать тепло своей души нужно только достойному мужчине, и при этом никогда не стоит забывать о самоуважении и чувстве собственного достоинства. Увы, но мужчины не ценят тех жертв, на которые идут женщины. Ошибка многих девушек и женщин состоит в том, что очень часто они думают о том, что в их жизнь придёт мужчина и сделает их счастливой. Но ведь никто никому и ничего не должен. Счастливой можно быть как с мужчиной, так и без него. Просто у счастливой женщины намного больше шансов завладеть сердцем мужчины, чем у той, которая привыкла быть жертвой.

Оленька, прочитала ваше письмо, и на сердце стало так легко и приятно. Я рада, что в этом безумном мире мы с вами нашли друг друга, и обещаю вам, что пока живу и дышу, никогда не расстанусь с писательством. Я буду писать до тех пор, пока хотя бы одному человеку на этой земле это будет нужно. Я вас очень люблю и желаю вам, чтобы на вашем жизненном пути встречались только замечательные, милые, добрые и отзывчивые люди. Пусть судьба будет к вам всегда благосклонна.

Пожалуйста, не пишите на мой старый ящик. В связи с тем, что я поменяла издательство, он больше не существует. Отправившие письма на старый ящик, знайте, я не смогу их получить. У меня больше нет к ним доступа. Мой бывший издатель после нашего с ним «развода» стал делить имущество вплоть до кастрюль и попытался даже забрать самое дорогое, что у меня есть, – читательскую любовь. Но это оказалось ему не по зубам, потому что вместе мы сила и нас с вами разлучить невозможно.

Дорогие мои, пишите мне на новый абонентский ящик и заходите на мой сайт: shilova.ast.ru.

Это потрясающе красивый сайт, убедитесь в этом сами. Там царит добрая и дружелюбная атмосфера. Туда заходят замечательные люди, которые знакомятся, дружат, поддерживают друг друга, переживают вместе все трудности, беды и горести, а также играют свадьбы. Уверяю вас, что такой атмосферы вы не найдёте ни на одном другом форуме. Я очень часто захожу и общаюсь на сайте со своими поклонниками. Я всегда буду рада нашему с вами виртуальному общению. Приходите в гости. Я жду.

И ещё: будьте внимательны, мой старый издатель никак не может смириться с моим уходом, а его алчность не знает границ. Уж очень он любит воевать с женщинами. Это у него просто в крови. С мужчинами он не воюет принципиально. Он любит разные весовые категории. Теперь в мои бывшие обложки он будет одевать книги других авторов в надежде на то, что читатели будут их покупать. Я не имею к этому никакого отношения. На книгах он ставит пометку, что это подарок для моих читателей. Это не подарок, а нечистоплотность и желание заработать на моём имени. Поэтому будьте бдительны и смотрите, чьё имя написано на обложке. Не поддавайтесь на провокации. ОСТЕРЕГАЙТЕСЬ ПОДДЕЛОК! Я ушла из этого издательства, и все мои книги теперь будут издаваться в новых роскошных обложках.

Если вы напишете мне по адресу:

129085Москва,а/я30,

знайте, что ваше письмо обязательно попадёт в мои руки. С нетерпением буду ждать.

Любящийвасавтор

ЮлияШилова.

ОТВЕТЫ НА ПИСЬМА

1

ЮЛЯ, Я ПРОСТО ВЫЖИВАЮ В ЭТОЙ ЖИЗНИ.

Я РОДИЛАСЬ В ПРОВИНЦИАЛЬНОМ ГОРОДКЕ В СЕМЬЕ РАБОЧИХ. У МЕНЯ БЫЛО СЧАСТЛИВОЕ ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ. КОГДА Я ОКОНЧИЛА ШКОЛУ, ВНЕЗАПНО УМЕР МОЙ ОТЕЦ ОТ РАКА ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ. ПОСЛЕ ЕГО СМЕРТИ МОЯ СЧАСТЛИВАЯ ЮНОСТЬ ЗАКОНЧИЛАСЬ. ОТЕЦ ЗАБРАЛ С СОБОЙ ВСЁ.

ПОСТУПИВ В ПЕДУЧИЛИЩЕ, Я ПОЗНАКОМИЛАСЬ С МОЛОДЫМ ПАРЕНЬКОМ И ПОНЯЛА, ЧТО ВЛЮБИЛАСЬ. МЫ СЫГРАЛИ ПЫШНУЮ СВАДЬБУ. У НАС РОДИЛАСЬ СЛАБЕНЬКАЯ И БОЛЬНАЯ ДОЧКА ИННОЧКА. Я МОТАЛАСЬ С НЕЙ ПО БОЛЬНИЦАМ, ПРОФЕССОРАМ, ЗНАКОМЫМ. КОГДА МУЖА ИГОРЯ ЗАБРАЛИ В АРМИЮ, Я ОСТАЛАСЬ ОДНА С ГРУДНЫМ РЕБЁНКОМ И СВОЕЙ МАМОЙ. ЗА ДВА ГОДА СЛУЖБЫ МУЖА Я ЛЕТАЛА К НЕМУ В АРМИЮ ЧЕТЫРЕ РАЗА В ГОРОД АДЛЕР. КОГДА МУЖ ВЕРНУЛСЯ ИЗ АРМИИ ОН СРАЗУ ЗАГУЛЯЛ И СКАЗАЛ, ЧТО ОН ЕЩЁ НЕ НАГУЛЯЛСЯ И ХОЧЕТ НАВЕРСТАТЬ УПУЩЕННОЕ. А ПОТОМ И ВОВСЕ БРОСИЛ НАС С ДОЧКОЙ И УШЁЛ К ЖЕНЩИНЕ СТАРШЕ ЕГО НА ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ.

Я ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛО ПЕРЕЖИВАЛА ЭТОТ РАЗРЫВ. Я ХОТЕЛА И ВЕШАТЬСЯ, И ВЫБРОСИТЬСЯ ИЗ ОКНА. МЕНЯ СПАСЛИ. ОСТАНОВИЛА МЕНЯ МОЯ ДОЧЬ. ЕЙ БЫЛО ОКОЛО ЧЕТЫРЁХ. У НЕЁ БЫЛО СЕРЬЁЗНОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ – БРОНХИАЛЬНАЯ АСТМА.

ОДНАЖДЫ ВЕЧЕРОМ Я ВОЗВРАЩАЛАСЬ С РАБОТЫ ДОМОЙ К МАМЕ. ОНА ВОЗИЛАСЬ С ДОЧКОЙ. В ТЁМНОМ МЕСТЕ НА МЕНЯ НАБРАСЫВАЕТСЯ МУЖЧИНА, НАЧИНАЕТ ДУШИТЬ, БИТЬ ПО ЛИЦУ, НО У МЕНЯ ОТКУДА-ТО ПОЯВЛЯЮТСЯ СИЛЫ, И Я ВЫРЫВАЮСЬ ИЗ ЛАП МАНЬЯКА. КРИЧУ ВО ВСЁ ГОРЛО ТАК, ЧТО У МЕНЯ РВУТСЯ ГОЛОСОВЫЕ СВЯЗКИ. НА МОЙ КРИК, КАК В СКАЗКЕ, ОТКУДА-ТО ПОЯВЛЯЕТСЯ МИЛИЦЕЙСКАЯ МАШИНА. МАНЬЯК БРОСАЕТ МЕНЯ И УБЕГАЕТ. ПОЗЖЕ Я УЗНАЛА, ЧТО ЭТОТ МАНЬЯК ИЗНАСИЛОВАЛ И ЗАДУШИЛ ТРИ ЖЕРТВЫ. Я БЫЛА ЧЕТВЁРТОЙ, НО ОСТАЛАСЬ В ЖИВЫХ. ОКАЗЫВАЕТСЯ, МИЛИЦИЯ ОХОТИЛАСЬ ЗА НИМ ДВА ГОДА. ВСЕ БЫЛИ УДИВЛЕНЫ, ЧТО Я ТАКАЯ МАЛЕНЬКАЯ И ХРУПКАЯ ЖЕНЩИНА ЧУДОМ ОСТАЛАСЬ ЖИВА. А ПОТОМ БЕСКОНЕЧНЫЕ СУДЫ, НЕУДОБНЫЕ СУДЭКСПЕРТИЗЫ, ДЛИТЕЛЬНОЕ ПРЕБЫВАНИЕ В БОЛЬНИЦЕ. У МЕНЯ БЫЛО СОТРЯСЕНИЕ МОЗГА, ПЕРЕЛОМ НОСА И ЛИЦО, ПОХОЖЕЕ НА КРОВАВОЕ МЕСИВО. НАХОДЯСЬ В ШОКЕ, Я ДУМАЛА, ЧТО ПОРВАЛА ТОЛЬКО ГОЛОСОВЫЕ СВЯЗКИ, НО БЫЛО ВСЁ НАМНОГО СЕРЬЁЗНЕЕ. В БОЛЬНИЦЕ ОТ МЕНЯ ШАРАХАЛИСЬ ВСЕ ПАЦИЕНТЫ, КАК ОШПАРЕННЫЕ. ГЛЯДЯ НА МОЁ ОКРОВАВЛЕННОЕ ЛИЦО, ВСЕ ОЧЕНЬ ПУГАЛИСЬ. ТОЛЬКО ОДИН МОЛОДОЙ ПАРНИШКА ИЗ СОСЕДНЕЙ ПАЛАТЫ ПОДОШЁЛ СО МНОЙ ПОЗНАКОМИТЬСЯ.

ОН БЫЛ НЕВЗРАЧНЫЙ, НЕБОЛЬШОГО РОСТА, С КУРНОСЫМ НОСОМ, РЫЖИЙ. ЕГО ВЫПИСАЛИ РАНЬШЕ, А МЕНЯ ЧЕРЕЗ НЕДЕЛЮ. В ДЕНЬ ВЫПИСКИ ОН ПРИШЁЛ ВСТРЕЧАТЬ МЕНЯ. Я ПРИВЕЛА ЕГО К СЕБЕ В ОБЩЕЖИТИЕ. НА ТО ВРЕМЯ МНЕ УЖЕ ДАЛИ ОБЩЕЖИТИЕ, ВЕДЬ Я РАБОТАЛА ВОСПИТАТЕЛЕМ В ДЕТСКОМ САДУ. ДОЧКА МОЯ ПОСТОЯННО БЫЛА ТО У БАБУШЕК, ТО У МОЕЙ МАМЫ. АНДРЕЙ КАК КО МНЕ ЗАШЁЛ, ТАК И ОСТАЛСЯ. СТАЛИ ЖИТЬ, НО НИКАКОЙ ЛЮБВИ У МЕНЯ К НЕМУ НЕ БЫЛО. ПРОСТО ПОСЛЕ ДОЛГИХ НЕСЧАСТИЙ МНЕ ЗАХОТЕЛОСЬ ОПОРЫ И МУЖСКОГО ПЛЕЧА. А ЕМУ, КАК ОН ПОТОМ СКАЗАЛ, «БЫЛО ГДЕ ПОСПАТЬ, ПОКУШАТЬ. НЕ НУЖНО БЫЛО СКИТАТЬСЯ ПО УГЛАМ ХОЛОДНЫМ И ГОЛОДНЫМ». ОН БЫЛ РОДОМ ИЗ ДРУГОГО ГОРОДА.

ПРОЖИВ С НИМ В ГРАЖДАНСКОМ БРАКЕ ТРИ ГОДА, Я СТАЛА ЗАМЕЧАТЬ ЕГО ЖЁСТКИЙ ХАРАКТЕР. ОН СТАЛ СТАВИТЬ УСЛОВИЯ. «ЕСЛИ МЫ НЕ ЗАРЕГИСТРИРУЕМСЯ, Я УЙДУ ОТ ТЕБЯ», – ГОВОРИЛ ОН МНЕ. А Я БОЯЛАСЬ, ЧТО ОН УЙДЁТ. ЗА ТРИ ГОДА ПРИВЫКЛА. МЫ ЗАРЕГИСТРИРОВАЛИСЬ, И ОН СТАЛ ТРЕБОВАТЬ, ЧТОБЫ Я РОДИЛА ЕМУ СЫНА. ВРАЧИ НЕ СОВЕТОВАЛИ МНЕ БЕРЕМЕНЕТЬ. У МЕНЯ УЖЕ ЕСТЬ БОЛЬНАЯ ДОЧЬ, И ЕСЛИ Я ЗАБЕРЕМЕНЕЮ ВО ВТОРОЙ РАЗ, ТО ЭТО НИ К ЧЕМУ ХОРОШЕМУ НЕ ПРИВЕДЁТ. ВРАЧИ ГОВОРИЛИ, ЧТО РЕБЁНОК РОДИТСЯ НЕПОЛНОЦЕННЫЙ. НО Я ЗАБЕРЕМЕНЕЛА. БЫЛА ПОСТОЯННАЯ УГРОЗА ВЫКИДЫША. НО Я РОДИЛА СЛАБОВИДЯЩЕГО МАЛЬЧИКА. АСТИГМАТИЗМ ОБОИХ ГЛАЗ. В ПЕРВЫЙ КЛАСС ОН ПОШЁЛ В ШКОЛУ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ ДЕТЕЙ. АНДРЕЙ СТАЛ ПИТЬ. СЛЕДУЮЩИМ ЕГО УСЛОВИЕМ БЫЛО ТО, ЧТОБЫ Я БРОСИЛА СВОЮ РАБОТУ. Я ОСТАЛАСЬ НА ЕГО ИЖДИВЕНИИ С ДВУМЯ ДЕТЬМИ, В ПОЛНОЙ ОТ НЕГО ЗАВИСИМОСТИ.

ЖИТЬ В ОБЩЕЖИТИИ С ДВУМЯ ДЕТЬМИ БЫЛО ОЧЕНЬ ТЕСНО. У МУЖА ПОЯВИЛОСЬ ПРОСВЕТЛЕНИЕ, И ОН ПОСТРОИЛ ДОМ. ПОСТРОИВ ДОМ, ОН ПОЛНОСТЬЮ ЗАПРЯГ МЕНЯ: ЗАВЁЛ ПРИУСАДЕБНОЕ ХОЗЯЙСТВО: 3 КОРОВЫ, НЕСКОЛЬКО СВИНЕЙ, ТЕЛЯТ. И СО ВСЕМ ЭТИМ Я СПРАВЛЯЛАСЬ САМА. ПОДОИВ ТРЕХ КОРОВ, УТРОМ Я ГНАЛА ИХ В СТАДО ЗА ГОРОД, ПРИБЕГАЛА ДОМОЙ, ЗАТЕМ РАЗНОСИЛА МОЛОКО ЛЮДЯМ, КОТОРЫЕ У МЕНЯ ЕГО ЗАКАЗЫВАЛИ И ПОКУПАЛИ. КОРМИЛА ОСТАЛЬНЫХ ЖИВОТНЫХ, УБИРАЛА НАВОЗ, ВОЗИЛАСЬ С СЕНОМ. В ОБЩЕМ, ВСЯ ТРУДНАЯ РАБОТА БЫЛА НА МНЕ. А ОН ВСЁ БОЛЬШЕ ПИЛ. Я ЖИЛА С ДВУМЯ ДЕТЬМИ НА ДЕНЬГИ, ВЫРУЧЕННЫЕ ОТ ПРОДАЖИ МОЛОКА. А ОН ПИЛ И ИЗДЕВАЛСЯ С ТАКОЙ ЖЕСТОКОСТЬЮ, ЧТО СТРАШНО РАССКАЗЫВАТЬ. Я НИКОГДА НИКОМУ НА НЕГО НЕ ЖАЛОВАЛАСЬ. ОН НА ЛЮДЯХ СТАРАЛСЯ КАЗАТЬСЯ ХОРОШИМ, А ДОМА БЫЛ НАСТОЯЩИМ ТИРАНОМ. НО Я ТЕРПЕЛА И МУЧИЛАСЬ. ОН БЫЛ НА 5 ЛЕТ МОЛОЖЕ МЕНЯ, НО ВЕЧНО ВНУШАЛ МНЕ, ЧТО Я ДОЛЖНА ИСПОЛНЯТЬ ВСЁ, ЧТО ОН ПРИКАЖЕТ. Я БОЯЛАСЬ ЕГО, КАК ОГНЯ. ЕГО БОЯЛИСЬ И ДЕТИ.

ДЕТИ СТАЛИ ВЫРАСТАТЬ И РАССКАЗЫВАТЬ БАБУШКАМ, СОСЕДЯМ И ЗНАКОМЫМ, КАКОЙ У НИХ ОТЕЦ. ВСЕ СТАЛИ СОЧУВСТВОВАТЬ И ЖАЛЕТЬ НАС, НО ОТКРЫТО ЕМУ НИКТО НЕ ХОТЕЛ ВОЗРАЖАТЬ. ОТ ТЯЖЁЛОЙ РАБОТЫ Я НАДОРВАЛАСЬ И ЗАРАБОТАЛА ЯЗВУ ЖЕЛУДКА, И МЕНЯ В ТЯЖЁЛОМ СОСТОЯНИИ УВЕЗЛИ В БОЛЬНИЦУ. ОТКАЧАЛИ КАПЕЛЬНИЦАМИ И УКОЛАМИ. КАК ТОЛЬКО Я ПРИШЛА В СЕБЯ, Я ТУТ ЖЕ ПОБЕЖАЛА К ДОКТОРУ И СТАЛА ПРОСИТЬСЯ ДОМОЙ:

– ДОКТОР, У МЕНЯ ДОМА ТРИ КОРОВЫ. ИХ НЕКОМУ ДОИТЬ. ОНИ БЕЗ МЕНЯ ПОГИБНУТ.

А ДОКТОР ОТВЕТИЛ:

– ТЫ ПОЖАЛЕЕШЬ КОРОВ, А САМА ПОГИБНЕШЬ. ТЫ ПОСМОТРИ НА СЕБЯ. МАЛЕНЬКАЯ, ХУДЕНЬКАЯ, НЕУХОЖЕННАЯ И ТАКАЯ ИЗМОЖДЁННАЯ. ТЕБЕ НУЖНО ОТОСПАТЬСЯ И ОТЪЕСТЬСЯ.

НО Я УГОВОРИЛА ВРАЧА ОТПУСКАТЬ МЕНЯ НА НОЧЬ ДОМОЙ. А УТРОМ, ПОДОИВ КОРОВ, Я ВОЗВРАЩАЛАСЬ В БОЛЬНИЦУ И СПАЛА ЗАПОЕМ НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ. Я ВЕЧНО ДУМАЛА О ДЕТЯХ, КОРОВАХ И ДРУГИХ ЖИВОТНЫХ, КОТОРЫЕ У МЕНЯ БЫЛИ. НО ОДНАЖДЫ В ВЕСТИБЮЛЕ БОЛЬНИЦЫ Я ВСТРЕТИЛАСЬ С ГЛАЗАМИ, КОТОРЫЕ ОСТАВИЛИ В МОЕЙ ДУШЕ СЛЕД НАВСЕГДА. ЭТО БЫЛ СОЛИДНЫЙ МУЖЧИНА. Я ВЛЮБИЛАСЬ С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА. НО ПОНИМАЛА, ЧТО Я ЗАМУЖНЯЯ ЖЕНЩИНА И НЕ МОГЛА НИ О ЧЁМ ДУМАТЬ. КОГДА ОН КО МНЕ ПОДОШЁЛ И ЗАГОВОРИЛ, Я ПОЧЕМУ-ТО РАССКАЗАЛА ЕМУ О ТОМ, ЧТО У МЕНЯ МУЖ, ДВОЕ ДЕТЕЙ, ТРИ КОРОВЫ И МНОГО ДРУГИХ ЖИВОТНЫХ. ОН ДОЛГО НЕ МОГ ПРИЙТИ В СЕБЯ ОТ МОИХ СЛОВ И СПРОСИЛ:

– СКОЛЬКО ЖЕ ТЕБЕ ЛЕТ, ЧТО У ТЕБЯ ДЕТИ, МУЖ И КОРОВЫ? ЛЕТ ДВАДЦАТЬ?

– МНЕ ТРИДЦАТЬ ТРИ.

КОГДА МЕНЯ ВЫПИСАЛИ, ОН ПОСТОЯННО НЕ ВЫХОДИЛ У МЕНЯ ИЗ ГОЛОВЫ. И ВОТ ЧЕРЕЗ ПАРУ НЕДЕЛЬ ВЕЧЕРОМ Я ГНАЛА СВОИХ КОРОВОК ИЗ СТАДА ДОМОЙ И НА ДОРОГЕ ВДРУГ ПРЯМО ПЕРЕДО МНОЙ ОСТАНОВИЛАСЬ ЖЁЛТАЯ «ДЕВЯТКА». ЭТО БЫЛ ТОТ САМЫЙ МУЖЧИНА, С КОТОРЫМ Я ПОЗНАКОМИЛАСЬ В БОЛЬНИЦЕ. Я ЧУТЬ С УМА НЕ СОШЛА. А ОН ГОВОРИТ:

– Я СТОЛЬКО ТЕБЯ ИСКАЛ. ВСЕ ОКРЕСТНОСТИ ОБЪЕХАЛ, ГДЕ КОРОВ ПАСУТ. ИЗ ГОЛОВЫ ТЫ У МЕНЯ НЕ ВЫХОДИШЬ.

Я ОТВЕТИЛА ЕМУ, ЧТО У МЕНЯ СЕМЬЯ И ЧТО Я НЕ ИЗМЕНЯЮ МУЖУ. НО ОН ПОСТОЯННО СТАЛ ЕЗДИТЬ И ХОТЬ ИЗДАЛЕКА СМОТРЕТЬ НА МЕНЯ. И Я СДАЛАСЬ. МЫ СТАЛИ ВСТРЕЧАТЬСЯ. ОН ПРИЗНАЛСЯ МНЕ В СВОИХ ЧУВСТВАХ. ТАК, КАК ОТНОСИЛСЯ КО МНЕ ВАЛЕРА, ЕЩЁ НИКТО КО МНЕ НЕ ОТНОСИЛСЯ. ТАК ТРЕПЕТНО ОБО МНЕ ЗАБОТИЛСЯ ТОЛЬКО ОТЕЦ В ДЕТСТВЕ И ЮНОСТИ. ОН НОСИЛ МЕНЯ НА РУКАХ, СЮСЮКАЛСЯ, КАК С РЕБЁНКОМ. НАЗЫВАЛ МЕНЯ «СОЛНЫШКО», «ЛАСТОЧКА». ЭТА НЕЖНОСТЬ И ЛАСКА ЗАТМИЛИ ВСЁ В МОЕЙ ЖИЗНИ. ВСТРЕЧАЛИСЬ МЫ СНАЧАЛА РЕДКО, ПОТОМ ВСЁ ЧАЩЕ И ЧАЩЕ, А ЗАТЕМ УЖЕ НЕ МОГЛИ ДРУГ БЕЗ ДРУГА. О МОИХ ОТНОШЕНИЯХ УЗНАЛА МОЯ СЕМЬЯ. ЧТО ТУТ БЫЛО – НЕВОЗМОЖНО ОПИСАТЬ СЛОВАМИ. МУЖ ЧУТЬ НЕ УБИЛ МЕНЯ. ЛЮДИ ПОМОГЛИ, ВЫРВАЛИ ИЗ ЕГО РУК. ЗАТЕМ ОН ВЫНЕС ИЗ ДОМА ВСЕ ВЕЩИ, ВЕРХНЮЮ ОДЕЖДУ, ПОСТЕЛИ, ДЕТСКУЮ ОДЕЖДУ И СЖЁГ ВСЁ ВО ДВОРЕ. НИКТО НЕ МОГ ИХ У НЕГО ОТОБРАТЬ. ОН ОТЦЕПИЛ СОБАК И НИКТО НЕ МОГ ЗАЙТИ ВО ДВОР. ВСЕ СТОЯЛИ ЗА ВОРОТАМИ И СМОТРЕЛИ, КАК ДОГОРАЕТ ОГОНЬ. Я И ДЕТИ СТОЯЛИ В ТОМ, ЧТО НА НАС БЫЛО, И ПЛАКАЛИ. УЗНАВ ОБ ЭТОМ СЛУЧАЕ, МОЙ ЛЮБИМЫЙ ПРИЕХАЛ В МОЙ ДОМ В ПЕРВЫЙ РАЗ, И МЕЖДУ НИМ И МОИМ МУЖЕМ СОСТОЯЛАСЬ ДРАКА. ДРАКУ ОСТАНОВИЛ МИЛИЦЕЙСКИЙ НАРЯД.

ПОТОМ БЫЛИ СТРАШНЫЕ ДНИ. МЫ МНОГОЕ ПЕРЕЖИЛИ. ЗНАКОМЫЕ, СОСЕДИ, ВСЕ СТАЛИ МЕНЯ ОСУЖДАТЬ. ВСЕ ОТ МЕНЯ ОТВЕРНУЛИСЬ. СТАЛИ ШУШУКАТЬСЯ, ЧТО ПРИ ЖИВОМ МУЖЕ Я ЗАВЕЛА ЛЮБОВНИКА. СЕЙЧАС Я НЕ ЖИВУ, А СУЩЕСТВУЮ. ВОТ УЖЕ ТРИ ГОДА Я ВСТРЕЧАЮСЬ СО СВОИМ ЛЮБИМЫМ, А МУЖА БРОСИТЬ НЕ МОГУ. Я ЖИВУ С НИМ В ЕГО ИЗДЕВАТЕЛЬСТВАХ. У МЕНЯ БОЛЬНАЯ 16-ЛЕТНЯЯ ДОЧЬ, ОНА ПОСТОЯННО ЗАДЫХАЕТСЯ, И ПОЛУСЛЕПОЙ СЫНОЧЕК В ОЧКАХ, С ПЛОХО РАЗВИТОЙ РЕЧЬЮ И ВСТРЕЧИ 1 РАЗ В НЕДЕЛЮ СО СВОИМ ЛЮБИМЫМ. ОН МНЕ ВСЁ ВРЕМЯ ГОВОРИТ:

– ОСТАВЬ СВОЕГО МУЖА. Я ВСЁ СДЕЛАЮ ДЛЯ ТЕБЯ С ДЕТЬМИ.

НО Я НЕ МОГУ. ЭТО МОЙ КРЕСТ. Я ДОЛЖНА НЕСТИ ЕГО ДО КОНЦА, ЧТОБЫ НИ СЛУЧИЛОСЬ, ДАЖЕ ЕСЛИ ЭТО БУДЕТ СТОИТЬ МНЕ ЖИЗНИ. МОЁ ЗДОРОВЬЕ СЕРЬЁЗНО ПОДОРВАНО. МЫ ЖИВЁМ НА ТО, ЧТО Я ВЫРАЩИВАЮ НА ПРИУСАДЕБНОМ УЧАСТКЕ И ПРОДАЮ НА РЫНКЕ. НЕСМОТРЯ НА СЛАБОЕ ЗДОРОВЬЕ, Я ШЬЮ, ВЫШИВАЮ, ВЫРАЩИВАЮ МНОГО ОВОЩЕЙ И КОМНАТНЫХ ЦВЕТОВ, КОТОРЫЕ ПРОДАЮ. НЕУЖЕЛИ Я ДОСТОЙНА ТАКОЙ СУДЬБЫ? ПОЧЕМУ БОГ УГОТОВИЛ МНЕ ТАКУЮ ЖИЗНЬ? ОТ ТАКОЙ АКТИВНОЙ И ЦВЕТУЩЕЙ ДЕВЧОНКИ НЕ ОСТАЛОСЬ ДАЖЕ СЛЕДА.

СЕЙЧАС, В 36 ЛЕТ, Я ПОХОЖА НА МАЛЕНЬКУЮ СТАРУШКУ, НЕ УХОЖЕННУЮ, БЕЗ ПРИЧЁСКИ, ВЕЧНО ТОРОПЯЩУЮСЯ, ВЕЧНО В ЗАБОТЕ И РАБОТЕ. Я ДОНАШИВАЮ ВЕЩИ СВОЕЙ 16-ЛЕТНЕЙ ДОЧЕРИ, ДЕТСКИЕ КУРТКИ. У МЕНЯ НИКОГДА НЕ БЫЛО КРАСИВОГО ПЛАТЬЯ. Я ПРОШУ БОГА, ЧТОБЫ ДАЛ МНЕ ЕЩЁ ЧУТЬ-ЧУТЬ ПОЖИТЬ, ЧТОБЫ ДЕТИ МОИ НЕМНОГО ПОДРОСЛИ И ПОЖИЛИ В МАТЕРИНСКОЙ ЛАСКЕ.

Я НЕ СМОГЛА РАСПОРЯДИТЬСЯ СВОЕЙ СУДЬБОЙ. НО Я НИ О ЧЁМ НЕ ЖАЛЕЮ. НЕ БУДЬ ЭТОЙ ЖИЗНИ, У МЕНЯ НЕ БЫЛО БЫ ТАКИХ ПРЕКРАСНЫХ ДЕТЕЙ И МОЕГО ЛЮБИМОГО. Я УЗНАЛА, ЧТО ТАКОЕ НАСТОЯЩАЯ ЛЮБОВЬ. ЗНАЧИТ, Я НЕ ЗРЯ ПРОЖИЛА ЭТУ ЖИЗНЬ.

ЮЛЯ, У МЕНЯ НЕТ ПОДРУГ, НО Я ОБРЕЛА ПОДРУГУ В ВАШЕМ ЛИЦЕ. Я НИКОМУ И НИКОГДА НЕ ИЗЛИВАЛА СВОЮ ДУШУ. МОЖНО, Я ХОТЬ ИНОГДА БУДУ ВАМ ПИСАТЬ, ПОКА ЖИВА? МНЕ НЕ С КЕМ ПОДЕЛИТЬСЯ. ПРИЕЗЖАЙТЕ ЛЕТОМ КО МНЕ. ХОТЬ У НАС И ПРОВИНЦИЯ, НО ЕСТЬ МНОГО КРАСИВЫХ МЕСТ.

ВАШАЗАОЧНАЯПОДРУГАСВЕТА.

ТРОИЦК.

Дорогая Светлана, спасибо за ваш крик души. Мне очень приятно, что вы считаете меня своей подругой, и я ценю ваше доверие.

Света, милая, прочитала ваше письмо и поняла, что не могу сразу на него ответить. Чтобы я собралась с ответом, потребовалось несколько дней. Настолько мне было горько и больно за вас… Светлана, только ради Бога, не обижайтесь ни на одно моё сказанное слово. Моя задача состоит не в том, чтобы вас обидеть, а я пытаюсь хоть немного до вас достучаться. Достучаться до вашего сердца и вашего сознания. Мы же подруги, а это значит, что мы должны друг другу помогать и говорить правду. Светлана, так, как живёте вы, ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ. Ваша история – это пример того, как молодая женщина загубила и продолжает губить свою жизнь своими же собственными руками.

Светочка, вы пишете, что всё хорошее в вашей жизни закончилось со смертью отца и что он всё забрал с собой в могилу. Всегда больно, когда мы теряем дорогих и близких людей. Но он не мог забрать с собой всё самое лучшее. Всё самое лучшее вы забрали у себя сами. У нас всего одна-единственная жизнь, и как мы ей распорядимся, такой она и будет.

Милая, дорогая моя женщина, вам всего тридцать шесть. Разве это возраст для того, чтобы просить у высших сил пожить ещё чуть-чуть? И пусть в этом возрасте утрачено чувство, что вся жизнь ещё впереди, но ведь при желании можно сделать её счастливой и гармоничной. Света, НЕ ХОРОНИТЕ СЕБЯ ЗАЖИВО. Ещё не поздно изменить свою жизнь и подумать о себе и о своих детях. Все ваши несчастья от того, что вы любите своих мужчин намного больше, чем саму себя. Так было и с первым мужем, и со вторым. И пусть первый ушёл к другой. Это значит, от вас просто отвалился ненужный кусок. Мужчины уходят для того, чтобы нам встречались другие, более достойные. Ни один мужчина не стоит того, чтобы из-за него нужно было вешаться или выбрасываться из окна. ВАША ЖИЗНЬ НЕ МЕНЕЕ ЦЕННА, ЧЕМ ЖИЗНЬ ТОГО, КОГО ВЫ ЛЮБИЛИ. Вы ЛИЧНОСТЬ, с мужчиной или без него, но вы есть сама у себя, а это значит, что вы должны заботиться как о себе, так и о своей душе.

Второй муж оказался тираном. Света, милая, тирану можно и нужно противостоять. Вы стали выполнять все его требования и даже ушли с работы, попав в жуткую зависимость. А ведь на работе вы были среди людей, и это хоть как-то отвлекало вас от семейных неурядиц. Когда женщина ради мужчины отказывается от собственных планов, интересов и даже собственной жизни, делая хозяином своей жизни мужчину, он начинает к ней относиться без уважения. А за что её уважать? Ведь она готова на всё ради сохранения отношений. Мужчины никогда не оценят женскую готовность к самопожертвованию. Вы сделали целью своей жизни удовлетворение потребностей вашего мужчины, но никак не своих собственных. Вы сами себя загнали в угол, вы стали зависимы даже в своих мыслях, если вы считаете, что ваш муж тиран, – это ваш крест, и вы обязаны нести его до конца.

Света, дорогая моя, вы вообще никому и ничем не обязаны. В тот момент, когда вы должны были противостоять своему мужу, вы всё больше и больше сдавали свои позиции и тем самым развязывали ему руки. Вы сами подарили своему мужу ощущение, что вы находитесь в его власти. Чем больше мужских требований выполняет женщина ради мужчины, тем всё чаще и чаще он будет ей их предъявлять, выясняя, до какой же степени она может прогнуться.

Светлана, всё, что происходит в вашей жизни, от неуверенности в себе. Вы потеряли себя и целиком и полностью зависите от чужих желаний и потребностей. Вы думаете о ком угодно – о своём муже, коровах, живности, но только не о самой себе. Разве вы не заслужили к себе хорошего отношения? Пусть не от мужа, а хотя бы от самой себя. Что плохого вы сделали себе, чтобы так с собой обращаться? Как кто-то может ценить вашу жизнь, если вы не цените её сами?

Мне было очень горько читать ваше письмо. Читая его, я вспоминала одну милую женщину, сестру моей подруги, которой уже нет в живых. Хотите, я вам немного про неё расскажу? Эту женщину звали Таней. Она была милой, доброй, скромной и очень жертвенной. Она никогда не имела своей собственной жизни, а всегда жила жизнью своего мужа. Её не стало в тридцать пять лет. Выйдя замуж в восемнадцать, она превратилась в маленькую рабыню. У неё не было права голоса, подруг, интересов и даже своего мнения. Она вставала, когда ещё не было шести утра, варила, пекла, что-то стряпала. Её муж, жуткий деспот и тиран, уничтожал Таню каждый день не только морально, но и физически. За плохо сваренный обед он мог запросто вылить кастрюлю с борщом ей прямо на голову. Танин муж никогда не ел один тот же суп. Варить нужно было только на один день, потому что он привык есть всё свежее. Даже магазинное печенье он не ел. Каждое утро Тане нужно было вставать ни свет ни заря и печь домашнее. И это в наше-то время…

Затем бедная женщина неслась на работу, с работы домой, ведь дома дочь и недовольный муж, которого нужно было срочно кормить, обстирывать, ублажать. Таня не знала, что такое отдых, потому что все выходные она полола грядки и постоянно что-то сажала. И даже когда на работе предложили путёвку в санаторий, Таня не осмелилась сказать об этом мужу. За семнадцать лет брака она не отдохнула ни одного дня и ни разу в жизни не спала больше шести часов. Всё самое лучшее и вкусное мужу. При этом он хорошо выглядел, расцветал и развлекался с другими женщинами. Она же рано состарилась, бинтовала на руках кровавые мозоли от лопаты или тяпки и работала на износ.

В Таниных глазах не было жизни, и она с опаской поглядывала на тех женщин, которые имеют собственное мнение. У неё его не было. Для неё слово мужа – закон, а закон обсуждению не подлежит.

Муж постоянно расширял хозяйство и покупал всё новые и новые грядки, на которых Таня всё больше и больше пахала. Однажды от переутомления у неё пошла кровь из носа и она потеряла сознание. Муж тогда над ней посмеялся и назвал симулянткой и лодырем. Он даже её пристыдил. У всех хозяйки раком на огородах стоят с утра до ночи, а у него пролежала на грядках полдня. И ей действительно было стыдно. Она даже просила у него прощения за то, что так получилось. Когда я с ней познакомилась, по моей коже пробежали мурашки. Я увидела перед собой женщину, которая не жила, а существовала. У неё не было праздников, радостей, планов и интересов. Такая худенькая, измождённая, сухонькая, одетая в штопаную одежду. И муж – при полном параде и парфюме. Когда мы пришли в гости, она быстро накрыла на стол и побежала на свои грядки. Достучаться до Тани было тогда невозможно. Её муж не только сделал из неё свою рабыню, но и привил ей рабскую психологию. Она тоже говорила про какой-то крест, который она обязана нести до конца своей жизни.

Она сгорела за два месяца… Когда обратилась к врачам (и то только после того, как уже не могла терпеть боль), те сказали, что уже слишком поздно и никаких шансов на выздоровление нет. Никто не возьмётся делать операцию на такой стадии. Врачи были удивлены, почему эта женщина терпела такую адскую боль, глотала обезболивающие и не обратились к ним раньше.

– Так надо же было работать, – ответила Таня.

Но работать она уже не могла. Она умирала дома и почему-то постоянно просила у мужа прощения. Ей было стыдно и неудобно за то, что так получилось… А муж в это время смотрел футбол, пил пиво и договаривался о встрече со своей любовницей. Единственный раз в жизни перед своей смертью Таня попросила его сделать телевизор потише, потому что он слишком громко кричит, а ей очень больно… Он этого не сделал и даже её пристыдил за то, что она думает только о себе и совершенно не хочет думать о нём. И она вновь стала просить у него прощения. Но тут не выдержали нервы у Таниной мамы, которая сидела у умирающей дочери. Она бросилась на своего зятя с кулаками, выключила телевизор и стала кричать о том, что это он убил её дочь. Таня попыталась подняться, заплакала то ли от боли, то ли от обиды и прошептала:

– Мама, не надо. Петеньке должно быть хорошо. Я и так перед ним виновата за то, что я умираю.

В эту же ночь Тани не стало. На похоронах её мать смотрела на тело своей дочери и думала о том, что она отдохнёт хотя бы ТАМ. Вот такой отдых. Таня просто несла свой крест, который сама себе придумала.

Эта история глубоко меня потрясла. Как же страшна жизнь женщины, которая живёт в угоду мужчине. Свято место пусто не бывает. Не дождавшись сорока дней, Пётр надел белую рубашку, надушился и отправился на поиски новой спутницы жизни. Если кто-то другой ищет себе жену, то Пётр искал хозяйку. Он никогда не говорил слово «жена». Он всегда говорил слово «хозяйка». Но найти такую, как Таня, оказалось довольно сложно даже при статусе холостяка, дорогой машине и картофельных плантациях. Слава Богу, наши женщины наконец-то начали себя ценить. Как только Пётр оценивал женские руки на предмет того, работящие они или нет и рассказывал про перспективы покупки двух соседских полей, дамы вовремя смекали, что данный субъект ищет не любовь, а может предложить только раннюю старость и место на кладбище, тут же давали отворот поворот новоявленному вдовцу. Но всё же женское одиночество берёт верх. Пётр нашёл такую, как Таня, истосковавшуюся по мужскому плечу. Он поставил её в полную зависимость, оградил от неё подруг, спрятал от внешнего мира и лишил её собственной жизни. Он подчинил её своей воле. Так что, Петины грядки не остались без присмотра, и урожай был собран вовремя.

А на Таниной могиле не было даже приличного памятника. Его ставили мать и сестра. Когда Танина мать пришла взять хоть что-то себе на память из вещей дочери, оказалось, что у неё вообще не было вещей. Только старая кофта и юбка… У нее вообще ничего не было. Зачем? Только бы Петеньке было хорошо. Главное – Петя. Ему нужнее…

Я не раз анализировала эту историю и задавала себе вопрос: ради чего жертвовала собой Татьяна и какой крест она несла? Её больше нет, и ей так быстро нашлась замена. Она прожила страшную жизнь, и я согласна со словами её мамы: «Пусть она отдохнёт хотя бы ТАМ». Что это, слепая любовь? Не думаю. Это страшная зависимость и психология жертвы. Она бросила свою жизнь к ногам мужчины. Он её использовал, похоронил и забыл дорогу к кладбищу. А ведь у Тани могла быть совсем другая судьба. Могла, если бы она была хозяйкой собственной жизни и не делала хозяином своей жизни мужчину.

…Я хорошо помню день Таниных похорон. Я смотрела, как люди кидают на гроб горсти земли, и думала о том, как же страшен подобный финал, ведь она в этой жизни ничего не увидела. Ни теплоты, ни заботы, ни внимания и даже того, о чём тайно мечтала всю жизнь, – хотя бы одним глазком увидеть море. А ведь Петя мог себе позволить показать ей любое море. Но зачем? Таня не представляла, как можно потратить деньги на себя и на отдых. Отдыхать стыдно. Муж осудит. По его словам, отдыхают только лентяйки. Она же женщина. Удел женщины создавать мужчине комфорт и хранить семейный очаг. А мужчине отдыхать можно. Он же мужчина. На поминках Петя пропустил рюмку другую и сетовал на то, что Таня так не вовремя ушла на тот свет. Урожай на носу, его надо бы собрать. Я смотрела на её фотографию, перевязанную чёрной ленточкой, и листала альбом с её детскими фото. Живой, озорной, активный ребёнок. Прелестная девочка. Как же она смогла себя так предать??? При мысли о том, что таких, как Таня, много, становится горько. Я специально рассказала эту историю в надежде на то, что я смогу достучаться до тех, кто попал в подобную зависимость и несёт свой так называемый крест. Милые, любимые женщины! НЕ УБИВАЙТЕ САМИ СЕБЯ! ПОЖАЛУЙСТА, НЕ УБИВАЙТЕ! Мы рождены не для того, чтобы нести мифический крест. Мы пришли в этот мир для того, чтобы стать счастливыми!!! Никогда не отказывайтесь от своей жизни, от своих планов, интересов, друзей, карьеры и своей мечты! Ни один мужчина не оценит вашей жертвенности. Ваше самопожертвование – это разрешение на то, чтобы вас использовали. Не убивайте в себе ЛИЧНОСТЬ!

Дорогая Светлана, вот и вы решили нести свой придуманный крест, написав о том, что не бросите его даже в том случае, если он будет стоить вам жизни. Милая моя женщина, бросьте вы этот крест, расправьте плечи и хоть раз вдохните воздух полной грудью. Неужели вы не заслуживаете любви и хорошего к себе отношения? Тысячи женщин страдают от мужей-деспотов потому, что им просто некуда идти и они боятся оказаться на улице. Но ведь ВАС ЛЮБЯТ. В вашей жизни есть мужчина, который ждёт вас уже три года и выражает готовность переложить часть ваших забот и хлопот на себя. Что вас останавливает? Неужели вы думаете, что он будет ждать вас всю жизнь? Вокруг так много одиноких женщин… Он может просто устать вас ждать, и в вашей жизни больше не будет тех редких встреч, которыми вы живёте. Подумайте об этом. Зачем отказываться от своего счастья и жить той страшной жизнью, которая у вас есть в данный момент? Сделайте шаг навстречу самой себе и дайте себе возможность быть счастливой. И пусть люди осудят. Поговорят три дня и забудут. Это только ВАША ЖИЗНЬ, и она не нуждается в чьём-то одобрении.

Светлана, милая, подумайте о своих детях. Ведь жертвы порождают жертв. Пусть ваши дети видят вас умиротворённой и счастливой. Поговорите с собой. Позаботьтесь о той несчастной и запуганной девочке, которая сидит внутри вас. Посмотрите в лицо своим страхам и скажите себе о том, что пришло время жить СЧАСТЛИВОЙ ЖИЗНЬЮ. Не разрушайте саму себя. Рано думать в тридцать шесть лет о смерти. В сорок жизнь только начинается. Приходят осмысление и мудрость. Примите для себя ВАЖНОЕ РЕШЕНИЕ и поменяйте свою жизнь.

Чем дольше вы будете терпеть к себе неуважительное отношение своего мужа, тем всё больше и больше будете терять уважение к себе. Не слишком ли высокую цену вы выбрали, поставив на кон собственную жизнь? ВЫ ПОЗВОЛЯЕТЕ ТОПТАТЬ СВОЁ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ДОСТОИНСТВО. Светлана, каждая строчка вашего письма говорит о том, что вам не хватает самоуважения. Вспомните о том, что вы ЖЕНЩИНА. У вас есть право на счастье и спокойствие. Подумайте об этом. Пожалейте себя и своих детей. Перестаньте ЭТО ТЕРПЕТЬ. Тут не за что держаться. Разводитесь, делите дом. Тысячи женщин через это проходят. Прекратите бояться мужа. Пусть он хоть один раз почувствует то, что вы можете дать ему отпор. Поднимет руку – снимайте побои, идите в милицию. У вас есть ЛЮБИМЫЙ, в конце концов. Он поможет вам это пережить и вас защитит. Делайте же что-нибудь, только ЖИВИТЕ, а не существуйте. У каждой из нас есть достоинство. У вас тоже. И даже если за эти годы оно потерялось, его надо непременно найти. Можно тысячу раз обвинять во всех смертных грехах своего мужа, но как бы он ни был виноват, виноваты вы сами за то, что позволили ему так с собой обращаться. Ваша сегодняшняя жизнь – это какой-то мазохизм. Жить с деспотом, терпеть все издевательства и три года не сходиться с любимым… У вас психология жертвы. Вы привыкли к тому, что вас постоянно унижают. С такой психологией даже самый хороший мужчина будет обращаться с вами плохо. Вы сами его к этому подталкиваете. Была бы женщина с психологией жертвы, а обидчик всегда найдётся.

Света, милая моя женщина, для чего люди создают семью? Для того, чтобы жить в любви, гармонии, уважении и оказывать друг другу психологическую поддержку. Что есть в вашем браке и за что вы так держитесь? Насилие и издевательства. Вы просто себя недооцениваете, а точнее, вообще не цените. Подумайте, почему у других женщин иная судьба? Они просто НИКОГДА и ни при каких обстоятельствах не отрекаются от себя. Вы ОТРЕКЛИСЬ. Ваша самооценка очень низка, и в глубине души вы не верите в то, что можете стать счастливой. А ведь вам нужно просто дать себе разрешение на счастье. Вы уже привыкли к эмоциональным страданиям. Это очень плохая привычка.

Милая моя, дорогая подруга! Светлана, подойдите к зеркалу, посмотрите на своё отражение, всмотритесь в усталые глаза и скажите сами себе:

– Я имею право на любовь, счастье и уважительное к себе отношение. Я личность, ценный и достойный человек. Я заслуживаю только самого лучшего!

Ваша задача превратиться из женщины, вечно собой жертвующей и безвольной, в сильную и мужественную. Вы не одна. Есть человек, который вас любит и которого любите вы. Он вас поддержит и обязательно вам поможет. Стоит сделать лишь шаг…

Не знаю, смогла ли я хоть немного до вас достучаться, но мне очень хочется видеть вас счастливой, любимой, любящей и жизнерадостной. Вы достойны другой судьбы. Ещё не поздно изменить сценарий собственной судьбы и начать жить с нового листа, с чистой и незапятнанной страницы. В этой жизни вас будут УВАЖАТЬ, ЦЕНИТЬ и ЛЮБИТЬ.

Пишите, как складывается ваша жизнь. Я всегда буду ждать от вас весточки.

Любящий вас автор

Юлия Шилова.

2

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ЮЛИЯ!

Я ЧИТАЮ ВАШИ КНИГИ НА ОДНОМ ДЫХАНИИ. МНОГО РАЗ Я НАХОДИЛА В ВАШИХ КНИГАХ ОТВЕТЫ НА СВОИ МНОГОЧИСЛЕННЫЕ ВОПРОСЫ. ВАШИ КНИГИ ПОМОГАЮТ ЖИТЬ! МНЕ ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ ЛЕТ.

ОТЕЦ У МЕНЯ ВСЕГДА ПИЛ. ДОМА БЫЛИ ВЕЧНЫЕ СКАНДАЛЫ. В ДЕВЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ МУЖ СЕСТРЫ ИЗНАСИЛОВАЛ МЕНЯ В НАШЕМ ЖЕ ДОМЕ. Я БОЯЛАСЬ ЗАКРИЧАТЬ: УСЛЫШАТ СОСЕДИ, УЗНАЕТ ВСЯ ДЕРЕВНЯ, А ЭТО ЖЕ ПОЗОР! В ДВАДЦАТЬ, НИЧЕГО НЕ СКАЗАВ РОДИТЕЛЯМ, ВЗЯЛА У НИХ НЕМНОГО ДЕНЕГ И, СЕВ НА АВТОБУС, УЕХАЛА В УФУ ИСКАТЬ СЧАСТЬЯ, РАБОТУ И ПРИНЦА НА БЕЛОМ КОНЕ. В УФЕ У МЕНЯ НИКОГО НЕ БЫЛО. Я КУПИЛА ГАЗЕТУ И ПРОЧИТАЛА ОБЪЯВЛЕНИЕ О РАБОТЕ.

СУТЕНЁР БЫЛ КРАСИВ, КАК ГРЕЧЕСКИЙ БОГ. У НЕГО Я ПРОРАБОТАЛА ПОЧТИ ПЯТЬ ЛЕТ. КРУГОМ МЕНТЫ И БАНДИТЫ. САМА НЕ ЗНАЮ, КАК Я ВСЁ ЭТО ВЫДЕРЖАЛА. НИКОГДА НЕ ЗАБУДУ, КОГДА ОДИН ИЗ НИХ НАЧАЛ МЕНЯ ДУШИТЬ ЗА ТО, ЧТО Я НЕ ДАВАЛАСЬ БЕЗ ПРЕЗЕРВАТИВА. У МЕНЯ В ГЛАЗАХ ПОТЕМНЕЛО, И ТОЛЬКО КОГДА Я СМОГЛА КИВНУТЬ, ОН СДЕЛАЛ СВОЁ ДЕЛО. ОДИН КЛИЕНТ СВОЗИЛ МЕНЯ В МОСКВУ. УВИДЕЛА МОСКВУ, СУЕТУ СПЕШАЩИХ ЛЮДЕЙ И ТАК ЗАХОТЕЛА РАСТВОРИТЬСЯ В ЭТОМ ГОРОДЕ… Я БЫЛА ГОТОВА ПОТЕРЯТЬ СОЗНАНИЕ, ОСОБЕННО В МЕТРО. НО Я СКАЗАЛА СЕБЕ, ЧТО ОБЯЗАТЕЛЬНО ВЕРНУСЬ СЮДА ЕЩЁ РАЗ.

ОДНАЖДЫ КЛИЕНТЫ БРОСИЛИ МЕНЯ В БАССЕЙН. БАССЕЙН БЫЛ БОЛЬШОЙ И ГЛУБОКИЙ. ВСЕ ДУМАЛИ, ЧТО Я ШУЧУ, КОГДА ГОВОРИЛА, ЧТО НЕ УМЕЮ ПЛАВАТЬ, НО Я СТАЛА ТОНУТЬ И УХОДИТЬ НА ДНО. КОГДА ОНИ ВЫТАЩИЛИ МЕНЯ С ТОГО СВЕТА, ИЗ МЕНЯ ВЫШЛО МНОГО ВОДЫ. ПОСЛЕ ЭТОГО У МЕНЯ БОЯЗНЬ ВОДЫ. Я НЕ МОГУ ПОДОЙТИ К НЕЙ ДАЖЕ БЛИЗКО.

ОДИН КЛИЕНТ АНТОН, С КОТОРЫМ Я БЫЛА ЗНАКОМА ЧЕТЫРЕ ГОДА, ВЗЯЛ МЕНЯ К СЕБЕ НА РАБОТУ В МЕБЕЛЬНЫЙ САЛОН, НО МЕНЯ ХВАТИЛО ВСЕГО НА ДВА МЕСЯЦА, И Я ВНОВЬ УБЕЖАЛА НА ПАНЕЛЬ. ОН БЫЛ В МЕНЯ ВЛЮБЛЁН И ДАЖЕ ПРЕДЛАГАЛ МНЕ ЗАМУЖ. ДО СИХ ПОР ЖДЁТ, КОГДА Я ОДУМАЮСЬ. ЛЮБИТ И ВСЁ ПРОЩАЕТ. НО Я НЕ МОГУ ВЫЙТИ ЗА НЕГО ЗАМУЖ ЗА ДЕНЬГИ. НЕ ЛЮБЛЮ Я ЕГО. И ПУСТЬ Я ПОКА ЗАРАБАТЫВАЮ ДЕНЬГИ ТАКИМ СПОСОБОМ, НО Я ХОЧУ ЛЮБИТЬ САМА.

ПОСЛЕ АНТОНА Я СТАЛА ВСТРЕЧАТЬСЯ С ОДНИМ МУЖЧИНОЙ. ВОТ ТУТ Я ВЛЮБИЛАСЬ ПО УШИ. ОН СКАЗАЛ, ЧТО НЕ ЖЕНАТ. Я ПОЙМАЛА ЕГО С ДРУГОЙ, НО ПРОСТИЛА. СТАЛА ПОДОЗРЕВАТЬ, ЧТО ЖЕНАТ. ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, ОКАЗАЛОСЬ ОН ЖИВЁТ ГРАЖДАНСКИМ БРАКОМ. ОН ОЧЕНЬ БОГАТ, НО СКУП. МОБИЛЬНЫЙ СТАРОЙ МОДЕЛИ, ОДЕЖДА НЕПОНЯТНО КАКОЙ ДАВНОСТИ, ДЖИП ПОЧТИ УБИТЫЙ. КОГДА Я СПРОСИЛА ЕГО, ПОЧЕМУ ОН НЕ МЕНЯЕТ МОБИЛЬНЫЙ, ОН УДИВИЛСЯ. ЗАЧЕМ? ЭТОТ РАБОТАЕТ. И ДЖИП НЕЗАЧЕМ МЕНЯТЬ, ВЕДЬ ОН НЕ ЛОМАЕТСЯ, ЕЗДИТ ХОРОШО. ОН ВЫСТРОИЛ ОГРОМНЫЙ ТРЁХЭТАЖНЫЙ КОТТЕДЖ, НО ВСЁ ПОКУПАЕТ СО СКИДКОЙ. КАК-ТО СИДИМ ПЬЁМ ЧАЙ. Я СПРАШИВАЮ:

– ЕСТЬ ЛИ ЧТО К ЧАЮ?

ОН ДОСТАЛ КОНФЕТЫ, КОТОРЫЕ МЫ ЕЛИ ПОЛГОДА НАЗАД. А ЕЩЁ ДОСТАЛ ОДЕРЕВЕНЕВШИЙ И СТАРЫЙ СЫР И С ХРУСТОМ СТАЛ ЭТО ЕСТЬ. МНЕ БЫЛО ТАК ПРОТИВНО, ЧТО ХОТЕЛОСЬ УБЕЖАТЬ. НО Я СИДЕЛА, ТАК КАК БЕЗУМНО ХОТЕЛА ЗА НЕГО ЗАМУЖ. КАК ТОЛЬКО РАСТАЯЛ СНЕГ, МЫ ПОЕХАЛИ К НЕМУ НА ДАЧУ. Я ДУМАЛА, ЧТО МЫ ПРЕКРАСНО ПРОВЕДЁМ ВРЕМЯ, НО ВМЕСТО ЭТОГО ОН ДАЛ МНЕ ТАЗИК С ВОДОЙ И СКАЗАЛ, ЧТОБЫ Я ВЫМЫЛА ПОЛЫ. ПОТОМ ОН ПРИГОТОВИЛ ШАШЛЫК ИЗ СТАРОГО МЯСА, ТВЁРДЫЙ ДО ЖУТИ, С ДУШКОМ. ДОСТАЛ СГНИВШИЕ ПОМИДОРЫ И ГОВОРИТ:

– ВЫБЕРИ ПОЛУЧШЕ И НАРЕЖЬ.

А ЧТО ТАМ РЕЗАТЬ-ТО? ОДНА ГНИЛЬ. А ЕЩЁ ДОСТАЛ ОБЪЕДКИ ТОРТА. СКАЗАЛ, ЧТО НЕДЕЛЮ НАЗАД БЫЛ НА СВАДЬБЕ И ПРИХВАТИЛ ПАРУ КУСКОВ. ЗАЧЕМ ДОБРУ ПРОПАДАТЬ? ВСЁ ЭТО ТАК ДИКО И ГАДКО. ОН ЕСТ ЧЁРНЫЕ, ГНИЛЫЕ БАНАНЫ И СПРАШИВАЕТ:

– А ТЫ ЧТО НЕ ЕШЬ-ТО?

Я С УЖАСОМ СМОТРЕЛА, КАК В САХАРНИЦЕ СИДИТ БОЛЬШОЙ ПАУК, А ОН НЕ ОБРАЩАЕТ НА НЕГО ВНИМАНИЯ. ДОСТАЁТ САХАР И КЛАДЁТ В ЧАЙ. КОГДА ОН ЗАДАВИЛ ПАУКА ЛОЖКОЙ ПРЯМО В САХАРНИЦЕ И ПРОТЯНУЛ ЕЁ МНЕ, ЧТОБЫ Я ПОЛОЖИЛА СЕБЕ САХАР, МЕНЯ СТОШНИЛО. Я НЕ ВЫДЕРЖАЛА, ВЫКИНУЛА ЭТОТ САХАР И НАСЫПАЛА НОВЫЙ. КАК ЖЕ ОН НА МЕНЯ ОРАЛ! ДУМАЛА, УБЬЁТ! МЫ С НИМ НИКУДА НИКОГДА НЕ ВЫХОДИЛИ.

ОДНАЖДЫ Я УГОВОРИЛА ЕГО СХОДИТЬ В КИНО. МЫ ДОЕХАЛИ ДО КИНОТЕАТРА, И ТУТ ОН МНЕ УСТРОИЛ ИСТЕРИКУ:

– КАК МЫ ТАМ БУДЕМ СИДЕТЬ? ПОСМОТРИ, КАК МНОГО ЛЮДЕЙ! ТЫ ДАЖЕ ПРЕДСТАВИТЬ СЕБЕ НЕ МОЖЕШЬ, СКОЛЬКО ТАМ ПОЛЗАЮТ БАКТЕРИЙ И МИКРОБОВ!

Я ТОГДА ПРО СЕБЯ ПОДУМАЛА: ЕСЛИ БЫ ТЫ ЗНАЛ, ЧТО СИДИШЬ РЯДОМ С ПРОСТИТУТКОЙ, ТО ВООБЩЕ БЫ ШАРАХНУЛСЯ, ВЫБЕЖАЛ БЫ ИЗ МАШИНЫ. У БОГАТЫХ СВОИ ПРИЧУДЫ. ВОТ В ТАКОГО ЧЕЛОВЕКА Я БЫЛА ВЛЮБЛЕНА.

НЕДАВНО ВСТРЕТИЛА МУЖЧИНУ. ЗОВУТ ШАМИЛЬ. ОН УВИДЕЛ, КАК Я САЖУСЬ В МАРШРУТКУ, И ЕХАЛ ЗА ЭТОЙ МАРШРУТКОЙ, ОСТАНАВЛИВАЯСЬ НА КАЖДОЙ ОСТАНОВКЕ. НА ВТОРОЙ ДЕНЬ ПРИЗНАЛСЯ В ЛЮБВИ, А НА ТРЕТИЙ ПРЕДЛОЖИЛ ЗАМУЖ. НА ЧЕТВЁРТЫЙ СКАЗАЛ, ЧТОБЫ Я РОДИЛА СЫНА. А Я УСТАЛА ВСЁ ВРЕМЯ ВРАТЬ И ВЗЯЛА РАССКАЗАЛА ЕМУ, КТО Я ТАКАЯ И ЧЕМ ЗАРАБАТЫВАЮ НА ЖИЗНЬ. ОН ХЛОПНУЛ ДВЕРЬЮ И УШЁЛ. МОЖЕТ БЫТЬ, Я СДЕЛАЛА ОШИБКУ? НЕ ЗНАЮ. ЧТО НЕ ДЕЛАЕТСЯ – ВСЁ К ЛУЧШЕМУ. УШЁЛ ОДИН, ПРИДЁТ ДРУГОЙ.

ЮЛИЯ, Я ОЧЕНЬ ХОЧУ ИЗМЕНИТЬ СВОЮ ЖИЗНЬ. ХОЧУ СДАТЬ НА ПРАВА, ПОЙТИ НА КУРСЫ ДИЗАЙНЕРОВ, ХОЧУ НЕ БОЯТЬСЯ ВОДЫ И ПОПЛАВАТЬ НА МОРЕ. А САМОЕ ГЛАВНОЕ: Я ХОЧУ ВСТРЕТИТЬ МУЖЧИНУ СВОЕЙ МЕЧТЫ.

КАК ХОРОШО, ЧТО ВЫ ЕСТЬ.

ВАШАЧИТАТЕЛЬНИЦАЛЕНА.

УФА.

Леночка, спасибо за ваше письмо и фотографию. Я умышленно изменила ваше имя, но вы обязательно себя узнаете. Лена, я была поражена, насколько вы яркая и красивая девушка. Просто загляденье – девушка с картинки. Жаль, что с такой внешностью вы так распорядились своей судьбой. Не делает ошибок только тот, кто уже не живёт.

Леночка, это замечательно, что вы хотите изменить свою жизнь. Вы пишете, что хотите сдать на права, пойти на курсы дизайнеров, поплавать в море, но вы ни слова не написали о том, что вы хотите бросить панель. Без этого вы никогда и ничего не добьётесь.

Конечно, то, чем вы занимаетесь, ваше личное дело, но психологически вы прошли тот барьер, за которым некоторые жизненные ценности просто отсутствуют. Продажей своего тела вы никогда и ничего не добьётесь. Тут карьеру не построишь и не похвалишь себя за успех. Для начала нужно вернуться к нормальной жизни.

Я знаю одну пару, в которой представительный и обеспеченный мужчина полюбил девушку, занимающуюся древнейшей профессией, и, вопреки всем убеждениям друзей, на ней женился. Сейчас этот человек просто спился. А ведь до брака он выпивал только по праздникам. Он сломался. Слишком много негативных мыслей и выводов посещали его голову в отношении своей жены. Алкоголь помогал забыться, а потом наступил период, когда он понял, что без него больше нельзя. Ему постоянно казалось, что его жена вернётся к своей прежней профессии. Поэтому, если вы хотите удачно выйти замуж, то ваш избранник ни в коем случае не должен догадываться о вашем прошлом. Только это должно стать вашим прошлым, но никак не настоящим. Для мужчины ваша профессия – это психологический барьер. В глубине души любой мужчина всегда собственник, и он будет бояться, что этот ярлык останется навсегда.

Лена, в этой жизни тяжело всем. Красивая жизнь никогда не свалится к вам с неба. Больших быстрых денег не бывает. Вы сами описываете, как вас душили, кидали в бассейн. Пожалейте себя, свою молодость и красоту. А самое главное, ПОЖАЛЕЙТЕ СВОЮ ДУШУ. Поменяйте свой образ жизни и круг своего общения. Вы хотите пойти на курсы дизайнеров? Так что вам мешает? Какие бы ошибки мы ни допускали и как бы морально ни падала любая из нас, мы должны уметь вовремя ОСТАНОВИТЬСЯ. Чтобы действительно заинтересовать мужчину, нужно показать ему, что вы ЛИЧНОСТЬ. Мужчины не могут не уважать женщин, которые зарабатывают деньги своим умом, и судят о них по нормам общечеловеческой морали. Но у каждого из нас есть своя личная мораль, свои нормы, правила, убеждения и аргументы. Каждая выбирает свой жизненный путь.

Проституция – это путь в НИКУДА, а отказ от неё слишком сложное и долгое дело. Нужна точка опоры и семейные ценности, ради которых можно проститься со своим прошлым, закрыть на него глаза и переписать свою жизнь набело. Молодость так скоротечна! От выбранной вами профессии моментально разрушаются психика и здоровье.

К женщине, торгующей своим телом, клиенты относятся в основном потребительски. Этих клиентов очень много. Поэтому у женщины моментально меняется психика, и она начинает относиться к мужчинам точно так же. Многие девушки, зарабатывавшие легкие деньги, при любых финансовых затруднениях, ссоре с любимым или расставании вновь возвращаются на панель. Большинство женщин, ранее занимавшихся древней профессией, даже в серьёзных отношениях на подсознательном уровне относятся к своему избраннику как к постоянному КЛИЕНТУ.

Вполне понятна реакция вашего нового знакомого, которому вы признались в том, что занимаетесь проституцией. Мужчина тут же ушёл и прекратил с вами общаться. Что касается серьёзных отношений и, уж тем более, брака, то у мужчин на этот счёт свое мнение. Не каждый может воспринимать всерьёз человека, ведущего беспорядочную половую жизнь и получающего за это деньги. Существует точка зрения, что тот, кто продаёт своё тело, не уважает самого себя, а люди, не уважающие себя, не могут рассчитывать на уважение других людей. В этом есть доля истины. Леночка, подумайте об этом. Желание красиво жить не должно преобладать над всем остальным.

Оставьте всё плохое в прошлом. Начните делать поступки, за которые вы бы смогли себя уважать. И вы, и ваши мужчины. Ваш образ жизни – это не выход. В том мире, который вы выбрали, нет ни душевной гармонии, ни женского счастья. НИЧТО НЕ КОНЧЕНО ДЛЯ ТОГО, КТО ЖИВ. НЕСМОТРЯ НИ НА ЧТО, ЖИЗНЬ ВСЕГДА ДАЁТ НАМ ЕЩЁ ОДИН ШАНС ПРЕОДОЛЕТЬ ВСЕ ТРУДНОСТИ И НАЧАТЬ ВСЁ СНАЧАЛА. Я в вас верю!!!

Любящий вас автор Юлия Шилова.

3

ЮЛИЯ, Я ПРОЧЛА ВСЕ ВАШИ КНИГИ. ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ ВАШЕ ТВОРЧЕСТВО.

В ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ МНЕ ПРИШЛОСЬ УЙТИ ИЗ ДОМА. ВСЁ ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО Я БЫЛА МОЛОДА И ГЛУПА. СВЯЗАЛАСЬ С ПЛОХОЙ КОМПАНИЕЙ И ЧУТЬ ЗА ДВА МЕСЯЦА НЕ ПОСАДИЛА СЕБЕ ПЕЧЁНКУ. СТРАШНО ВСПОМИНАТЬ, СКОЛЬКО МЫ ВЫПИВАЛИ. А НАЧАЛОСЬ ВСЁ ТАК.

МЫ С НАШЕЙ КОМПАНИЕЙ РЕШИЛИ ПОЙТИ К КОМУ-НИБУДЬ ДОМОЙ. В ЭТОТ РАЗ ПОШЛИ ДОМОЙ КО МНЕ. У МЕНЯ ДОМА ОНИ УСТРОИЛИ НАСТОЯЩИЙ ДЕБОШ. У МАМЫ В ШКАФУ БЫЛА ВЫПИВКА. ОНИ РАЗЛИЛИ ВЫПИВКУ НА КОВЁР, ВЫБРОСИЛИ ОДЕЖДУ ЧЕРЕЗ ОКНО. МОЯ МАМА МЕДИК, И У НАС ДОМА ХРАНИЛИСЬ ЛЕКАРСТВА. ОНИ УКРАЛИ СИЛЬНЫЕ НАРКОТИКИ, КОТОРЫЕ ПРИМЕНЯЛИСЬ ПРИ ОПЕРАЦИИ.

МАМА НАПИСАЛА ЗАЯВЛЕНИЕ В МИЛИЦИЮ. ПОЗЖЕ Я УВИДЕЛА НЕСКОЛЬКИХ ЧЕЛОВЕК ИЗ НАШЕЙ КОМПАНИИ. ОНИ ХОТЕЛИ, ЧТОБЫ Я УГОВОРИЛА МАМУ ЗАБРАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ. ОБЕЩАЛИ СНЕСТИ МНЕ ГОЛОВУ, НО УГОВАРИВАТЬ МАМУ Я НЕ СТАЛА. Я РЕШИЛА УЙТИ ИЗ ДОМА.

Я С ПЕРВОГО КЛАССА ПЕРИОДИЧЕСКИ УХОДИЛА ИЗ ДОМА. МОЯ МАМА НИКОГДА МЕНЯ НЕ ПОНИМАЛА, И Я НЕ МОГЛА ПОГОВОРИТЬ С НЕЙ ПО ДУШАМ. МАМА НАШЛА СЕБЕ МУЖЧИНУ, И МНЕ НЕ ХОТЕЛОСЬ НАХОДИТЬСЯ С НИМ ДОМА НАЕДИНЕ. КОГДА Я ЗАХОДИЛА В ВАННУЮ, ОН ВСЕГДА ШЁЛ ПОДСМАТРИВАТЬ В ОКОШЕЧКО. Я САДИЛАСЬ НА СТИРАЛЬНУЮ МАШИНКУ, ВКЛЮЧАЛА ВОДУ, ДУМАЛА И НЕ ХОТЕЛА МЫТЬСЯ. Я МАТЕРИ ГОВОРИЛА, НО ОНА НЕ ВЕРИЛА.

В ОБЩЕМ, В ОЧЕРЕДНОЙ РАЗ Я УШЛА ЖИТЬ К ПОДРУЖКЕ. ПОЗНАКОМИЛАСЬ С ПАРНЕМ, А ОН ПРОДАЛ МЕНЯ СВОЕМУ ДРУГУ. РЕБЯТА ОКАЗАЛИСЬ СУТЕНЁРАМИ. МНЕ ПРИШЛОСЬ С НИМИ РАБОТАТЬ. Я СТОЛЬКО ВСЕГО НАТЕРПЕЛАСЬ, ЧТО СТРАШНО РАССКАЗЫВАТЬ. ЗА ВРЕМЯ РАБОТЫ Я ПОТЕРЯЛА СВОИХ ДВУХ ДЕТЕЙ. ПЕРВЫЙ РАЗ Я РОДИЛА В СЕМЬ МЕСЯЦЕВ МЁРТВОГО РЕБЁНКА, А МОЙ ВТОРОЙ РЕБЁНОК УМЕР ОТТОГО, ЧТО НЯНЯ ЗА НИМ НЕ УСЛЕДИЛА.

МОЙ ТРЕТИЙ МАЛЫШ ЖИВ, А ТЕХ, ДВУХ, ЦАРСТВИЕ ИМ НЕБЕСНОЕ, Я ПОХОРОНИЛА. ЗА ВРЕМЯ СВОЕЙ РАБОТЫ Я ЗАБОЛЕЛА СИФИЛИСОМ. ОН НЕ ВЫЛЕЧИВАЕТСЯ. У РЕБЁНКА МОЕГО ОН ТОЖЕ ЕСТЬ. КАК МНЕ ДАЛЬШЕ ЖИТЬ? МНЕ ДВАДЦАТЬ ДВА ГОДА. УЖЕ 2 ГОДА КАК Я НЕ ЗАНИМАЮСЬ СВОЕЙ ПРЕЖНЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ. Я БОЮСЬ ЕГО ПОТЕРЯТЬ.

СЫНА Я ВОСПИТЫВАЮ ОДНА. А ВСЁ НАЧАЛОСЬ С ТОГО, ЧТО КОГДА-ТО, ПРИ СВОЕЙ НЕ САМОЙ ЛУЧШЕЙ РАБОТЕ, Я ПОЗНАКОМИЛАСЬ С ТАКСИСТОМ. МЫ СТАЛИ ОБЩАТЬСЯ БОЛЕЕ ТЕСНО, И Я ЗАБЕРЕМЕНЕЛА. КОГДА МЫ С НИМ ВСТРЕТИЛИСЬ, Я СКАЗАЛА, ЧТО ЖДУ РЕБЁНКА. ОН ДУМАЛ Я ШУЧУ. А ПОТОМ СТАЛ СО МНОЙ РЕЖЕ ВИДЕТЬСЯ. Я СНИМАЛА КВАРТИРУ С ПОДРУГОЙ. ОН СТАЛ УГОВАРИВАТЬ МЕНЯ НА АБОРТ. НО Я СТОЯЛА НА СВОЁМ, И МЫ СОВСЕМ ПЕРЕСТАЛИ ОБЩАТЬСЯ.

КОГДА Я БЫЛА БЕРЕМЕННА, Я ПОЗНАКОМИЛАСЬ С ДРУГИМ ПАРНЕМ. Я ОТНОСИЛАСЬ К НЕМУ КАК К ДРУГУ. КОГДА Я ЛЕЖАЛА В БОЛЬНИЦЕ, ОН МЕНЯ НАВЕЩАЛ. ЕСЛИ МНЕ БЫЛО ПЛОХО, ОН ВСЕГДА МЕНЯ ПОДДЕРЖИВАЛ. ТОГДА ОН НЕ ЗНАЛ, ЧТО Я БЕРЕМЕННА. Я ЭТО ИСКУСНО СКРЫВАЛА. НО ОДНАЖДЫ ВСЁ РАСКРЫЛОСЬ. МЫ С ЛЁШЕЙ РЕШИЛИ ЖИТЬ ВМЕСТЕ, И ОН РЕШИЛ ДАТЬ СВОЁ ОТЧЕСТВО РЕБЁНКУ. Я СОГЛАСИЛАСЬ. ЛЁША РАБОТАЛ, Я СИДЕЛА ДОМА. КВАРТИРУ БЫЛО СНИМАТЬ ДОРОГОВАТО, И МЫ ПЕРЕЕХАЛИ К МОЕЙ МАМЕ.

ОН НАЧАЛ ПИТЬ. У НАС НАЧАЛИСЬ СКАНДАЛЫ, И МЫ РАЗЪЕХАЛИСЬ. ОТЧЕСТВО МОЕГО СЫНА АЛЕКСЕЕВИЧ. И ВОТ СО ВРЕМЕНЕМ ОБЪЯВИЛСЯ НАСТОЯЩИЙ ОТЕЦ РЕБЁНКА. ОН ХОЧЕТ, ЧТОБЫ Я ВСЁ РАССКАЗАЛА МАМЕ. НО Я НЕ ХОЧУ ЕЙ ТАК ВСЁ ПРЕПОДНОСИТЬ. Я ХОЧУ ВСЁ СДЕЛАТЬ ПО-ДРУГОМУ. Я ХОТЕЛА БЫ СДЕЛАТЬ ВИДИМОСТЬ ТОГО, ЧТО КАК БУДТО МЫ ПОЛГОДА ВСТРЕЧАЛИСЬ И БЫЛИ ВМЕСТЕ, А ЗАТЕМ НАСТОЯЩИЙ ОТЕЦ, СЕРГЕЙ, УСЫНОВИЛ МОЕГО СЫНИШКУ. НО ЗНАЕТЕ, ЮЛИЯ, МНЕ С ЭТИМ ЧЕЛОВЕКОМ НЕ ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО. ОН МЕНЯ НЕ ПОНИМАЕТ. НИКАКОЙ ЛЮБВИ НЕТ, ДА И ОСОБОГО ЖЕЛАНИЯ С НИМ ЖИТЬ ТОЖЕ.

У МЕНЯ ЕСТЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ ДРУГ, КОТОРОГО Я ПОЛУЧИЛА БЛАГОДАРЯ СВОЕЙ БЫВШЕЙ РАБОТЕ. ВОТ ЭТОТ ЧЕЛОВЕК МЕНЯ ВСЕГДА ПОДДЕРЖИВАЕТ И ПОМОГАЕТ. ОН ВСЕГДА МЕНЯ ПОНИМАЕТ. У НАС ЕСТЬ ЧТО-ТО ОБЩЕЕ. ОН ДАРИТ МНЕ ДОРОГИЕ ВЕЩИ. МЫ МОЖЕМ С НИМ БОЛТАТЬ ВСЮ НОЧЬ НАПРОЛЁТ, ЕСЛИ БЫ НЕ ЭТА РАЗНИЦА В ВОЗРАСТЕ. НА ОДНОМ ИЗ МОИХ ДНЕЙ РОЖДЕНИЯ ОН ТАК И СКАЗАЛ:

– ЕСЛИ БЫ Я БЫЛ МОЛОЖЕ, Я БЫ САМ НА ТЕБЕ ЖЕНИЛСЯ.

С ЖЕНОЙ ОН НЕ ЖИВЁТ. ЕГО ЖЕНА МНОГО ЛЕТ ПЬЁТ, И ОН С НЕЙ РАЗВЁЛСЯ. ЕГО СЫН МОЙ РОВЕСНИК. У НАС С НИМ ВСЁ ХОРОШО, ДАЖЕ В СЕКСЕ.

ЮЛИЯ, ДАЙТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, СОВЕТ, ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ? КАК БЫТЬ? НА ЧТО НАДЕЯТЬСЯ В ПЕРВОМ И ВО ВТОРОМ СЛУЧАЕ?

ЛАНА.

ПЕТЕРБУРГ.

Лана, спасибо за письмо. Я изменила ваше имя и город, но вы себя обязательно узнаете. Лана, напишу, как я оцениваю ту ситуацию, которая вокруг вас сложилась.

В вашем письме вы неоднократно ссылаетесь на свою прошлую жизнь, и все ваши мужчины принадлежат вашему прошлому. Не думаю, что стоит строить свою жизнь с кем-то из этих мужчин. Ваше прошлое держит вас и не отпускает ни на минуту.

Уж если вы и начали новую жизнь, то в ней должны быть новые ценности, новые жизненные приоритеты и новые мужчины. В идеальном варианте было бы неплохо, если бы тот мужчина, с которым вы в дальнейшем решили бы связать свою жизнь, не догадывался о вашем прошлом и не знал о том, что вам довелось пережить. Ваше прошлое только ваше, и оно не должно переплетаться с вашим настоящим. Вид вашей бывшей деятельности не слишком привлекателен, и он может быть камнем преткновения между вами и тем, кто будет рядом с вами. Даже если мужчина пообещает ни в чём вас не упрекать, поверьте, придёт момент, и он обязательно упрекнёт. Затем ещё и ещё. А после и вовсе будет постоянно уничтожать морально и ненавидеть за былую продажную жизнь.

Женщины, зарабатывающие на жизнь своим телом, выходят замуж за мужчин, которые знают об их профессии и живут с ними счастливо только в фильмах и сериалах. Любой мужчина в глубине души всегда собственник. И даже если он сначала закрывает глаза на прошлое женщины, то как только поулягутся первые страсти, он обязательно их откроет. Не каждому захочется задержаться надолго там, где есть слишком много черных пятен. С самых древних времён мужчины не хотели брать в жёны женщин, отдававших себя многим. Подумайте над этим. В новой жизни должен быть новый мужчина, и ему необязательно знать, чем вы занимались ранее. Мужчина не должен знать больше, чем положено. Пусть он знает вас не как бывшую продажную женщину, а как женщину, имеющую гордость и чувство собственного достоинства.

Лана, я не вижу необходимости сходиться с отцом ребёнка, если он вам совершенно неинтересен и у вас нет к нему никаких чувств. Зачем вам это? Если вы с ним сойдётесь, то просто принесёте себя в жертву. Насколько вас хватит? Этот человек отказался от вашего ребёнка ещё до его рождения. Он не дал ему ни отчества, ни материальной помощи. Это его право, и вы взяли всю ответственность за рождение ребёнка на себя. Вот если бы вы любили этого человека и он одумался и вернулся бы в вашу жизнь, то это совсем другой разговор. Но это не ваш случай. Это чужой человек в вашей жизни, к которому вы не испытываете ни чувств, ни эмоций. Нет смысла связывать себя с человеком, к которому не лежит ваша душа и с которым вы не сможете стать счастливой. Ваши с ним отношения продлятся ровно столько, насколько у вас хватит терпения. Живя с нелюбимым, мы приносим себя в жертву и начинаем страдать.

Вам больше по душе второй мужчина, но он не зовёт вас замуж. Якобы его смущает разница в возрасте. Милая Лана, если мужчина ДЕЙСТВИТЕЛЬНО хочет быть рядом с женщиной, его ничего не остановит. Это лишь отговорки. Думаю, вашего друга просто устраивает такое положение вещей и ему не нужно что-то большее. Вполне вероятно, что его отпугивает не разница в возрасте, а ваше прошлое, просто он не может вам в этом признаться.

Лана, дорогая, сейчас самое главное – думать о здоровье вашего ребёночка. Вы пишете, что и вы, и он больны сифилисом и что это не лечится. Лана, лечится. Прилагайте для этого все силы и делайте всё возможное, чтобы ваш малыш выздоровел.

А что касается личной жизни… Разграничьте свою прошлую жизнь и жизнь сегодняшнюю. В прошлой вы наделали слишком много ошибок, оступились и были легкодоступной женщиной, продавая своё молодое тело за деньги. В этой вы молодая мама и привлекательная женщина, которая ищет надёжного мужчину, с которым можно разделить все горести и радости. Очиститесь от своего прошлого. Разграничьте то, что вы имеете сейчас, и то, что вы имели когда-то… И даже если прошлое будет постоянно давать о себе знать, не поддавайтесь и живите своим настоящим.

Пусть в новой жизни будут новые отношения и новая любовь. Если вы хотите стать по-настоящему счастливой, то поставьте крест на всех прошлых мужчинах и отношениях. Вы никогда не создадите счастливой семьи, если попытаетесь создать её с тем, кто знает о вашем прошлом. Обезопасьте саму себя. Лечите ребёночка, себя и собственную душу. Ищите мужчину, который в вас увидит ЛИЧНОСТЬ. Устраните из своей жизни всё то и тех, кто будет напоминать вам о том, чем вы занимались.

В вас слишком глубоко засело чувство собственной вины за совершённые ошибки. Воспоминания невозможно куда-то деть, но нужно изменить своё отношение к ним. Что было, то было, а то, что будет дальше, зависит только от вас. НЕ ОШИБАЕТСЯ ТОЛЬКО ТОТ, КТО НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЕТ. Помогите своему сынишке вырасти здоровеньким и счастливым. ПОМОГИТЕ САМОЙ СЕБЕ. Вы сможете, и у вас всё получится, но только в том случае, если прошлое не будет вмешиваться в вашу сегодняшнюю жизнь.

Лана, милая, я высказала своё субъективное мнение, а принимать его или нет, зависит только от вас самой. Берегите себя и будьте счастливы.

ЛюбящийвасавторЮлияШилова.

4

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДОРОГАЯ ЮЛЕНЬКА!

Я РАБОТАЮ БАРМЕНОМ В КЛУБЕ. МНЕ ДВАДЦАТЬ ДВА ГОДА. У НАС В КЛУБЕ ПРИВЕТСТВУЕТСЯ КОНСУМАЦИЯ, И ДАЖЕ БАРМЕНУ РАЗРЕШАЕТСЯ ОБЩАТЬСЯ С ГОСТЯМИ. ЕСЛИ ГОСТЬ САМ СЕЛ ЗА БАРНУЮ СТОЙКУ, ЗНАЧИТ, ОН ХОЧЕТ С ТОБОЙ ПОГОВОРИТЬ, ПОДЕЛИТЬСЯ РАДОСТЬЮ ИЛИ ДУШЕВНЫМИ ПЕРЕЖИВАНИЯМИ, ВЕДЬ НЕЗНАКОМОМУ ЧЕЛОВЕКУ ВСЕГДА ПРОЩЕ ВСЁ РАССКАЗАТЬ. МОЁ ДЕЛО ЕГО ВЫСЛУШАТЬ И ПОДТОЛКНУТЬ К ТОМУ, ЧТОБЫ ОН КАК МОЖНО БОЛЬШЕ СЕБЕ ЗАКАЗАЛ, ВЫПИЛ И ПОПОЛНИЛ ВЫРУЧКУ БАРА. Я ПОЛУЧАЮ С ЭТОГО ОПРЕДЕЛЁННЫЙ ПРОЦЕНТ. МНЕ НРАВИТСЯ МОЯ РАБОТА. ЭТО СВОЕОБРАЗНАЯ ИГРА.

У МЕНЯ ЕСТЬ ПАРЕНЬ. МЫ ВСТРЕЧАЕМСЯ С НИМ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ. ОН СТАЛ МОИМ ПЕРВЫМ МУЖЧИНОЙ. У НАС ВСЁ БЫЛО ОТЛИЧНО ДО ТОГО МОМЕНТА, ПОКА МОЯ ЗНАКОМАЯ ДЕВУШКА НЕ РАССКАЗАЛА МНЕ О ТОМ, ЧТО ОНА БОЛЬНА СПИДОМ И ОНА СПАЛА С МОИМ ПАРНЕМ. СКОРЕЕ ВСЕГО, ОН ТОЖЕ ЗАРАЖЁН, ТАК КАК ОНИ НЕ ПРЕДОХРАНЯЛИСЬ. ОНА ТАКЖЕ СКАЗАЛА, ЧТО Я САМА МОГУ ПОИНТЕРЕСОВАТЬСЯ ЭТИМ У ДИМЫ, НЕ СКРЫВАЯ, КТО ЭТО СКАЗАЛ. И ЕЩЁ СКАЗАЛА, ЧТО ПОСЛЕ ЭТОГО ОН, НАВЕРНО, ЕЁ ПРИСТУКНЕТ, НО ЕЙ ВАЖНЕЕ МНЕ ЭТО РАССКАЗАТЬ, ВДРУГ ЕЩЁ НЕ ПОЗДНО, И Я НЕ УСПЕЛА ЗАРАЗИТЬСЯ.

ЭТО ОКАЗАЛОСЬ ГОРЬКОЙ ПРАВДОЙ. ДИМА ПРОВЕРИЛСЯ. ОН ЗАРАЖЁН. У МЕНЯ ВСЕ ЗНАКОМЫЕ ДЕВУШКИ НЕ ПРЕДОХРАНЯЮТСЯ ПО ТОЙ ПРИЧИНЕ, ЧТО ИХ ПАРНИ ТЕРПЕТЬ НЕ МОГУТ ПРЕЗЕРВАТИВЫ. С НИМИ НЕТ ТАКИХ ОЩУЩЕНИЙ, КАК БЕЗ НИХ. ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ НЕ ЗАБЕРЕМЕНЕТЬ, ОНИ ПРЕРЫВАЮТ ПОЛОВОЙ АКТ. МЫ С ДИМОЙ ПОЛЬЗОВАЛИСЬ ПРЕЗЕРВАТИВОМ ВСЕГДА, НО ОДИН РАЗ ОН ПОРВАЛСЯ И Я ЗАБЕРЕМЕНЕЛА. ДЛЯ МЕНЯ ЭТО БЫЛ ШОК, ВЕДЬ Я МОГЛА ЗАРАЗИТЬСЯ. Я СДЕЛАЛА АБОРТ.

ДИМА ОЧЕНЬ ЖАДНЫЙ. Я ПРОВСТРЕЧАЛАСЬ С НИМ БОЛЬШЕ ЧЕТЫРЕХ ЛЕТ. КОГДА МНЕ НУЖНЫ БЫЛИ ДЕНЬГИ, ОН НИКОГДА МНЕ НЕ ПОМОГАЛ, ХОТЯ МЫ И ЖИЛИ ВМЕСТЕ. ОДИН РАЗ У МЕНЯ ПОРВАЛИСЬ САПОГИ И МНЕ БЫЛО НЕ В ЧЕМ ВЫЙТИ НА УЛИЦУ. ПРИШЛОСЬ СИДЕТЬ НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ ДОМА И ЖДАТЬ ЗАРПЛАТЫ. ДИМА ПРЕКРАСНО ЗНАЛ О МОЕЙ БЕДЕ, НО ДАЖЕ НЕ ПРЕДЛОЖИЛ ХОТЬ КАКУЮ-НИБУДЬ ПОМОЩЬ. А ВЕДЬ ОН ХОРОШО ЗАРАБАТЫВАЕТ. ПАПА ПРИВЁЗ МНЕ ОБУВЬ, А ПОЛУЧИВ ЗАРПЛАТУ, Я СМОГЛА КУПИТЬ СЕБЕ НОВЫЕ САПОГИ. ДИМА ДЕЛАЛ ВИД, ЧТО НИЧЕГО НЕ ЗАМЕЧАЕТ, А ПРОСИТЬ Я НЕ УМЕЮ. НА ДУШЕ БЫЛО ОЧЕНЬ ГАДКО. Я ВСЕГДА СЛЕПО ЕГО ЛЮБИЛА И ЛЮБЛЮ. МОЖЕТ, ЭТО ПРОСТО ПРИВЫЧКА, НО ТАК СЛОЖНО ИЗБАВИТЬСЯ ДАЖЕ ОТ ПЛОХИХ ПРИВЫЧЕК. ДО АБОРТА Я ПРОВЕРЯЛАСЬ. У МЕНЯ БЫЛИ ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ АНАЛИЗЫ, А СЕЙЧАС ВСЁ БОЛЬШЕ И БОЛЬШЕ БОЮСЬ. ВДРУГ РЕЗУЛЬТАТ НА ВИЧ БУДЕТ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫМ. Я ЖЕ В ДАЛЬНЕЙШЕМ ЗАХОЧУ ДЕТЕЙ. ВДРУГ Я НЕ ПЕРЕНЕСУ ЭТО ИЗВЕСТИЕ…

МЫ ПЕРЕСТАЛИ С ДИМОЙ ВМЕСТЕ ЖИТЬ, НО ДО СИХ ПОР ОБЩАЕМСЯ. УСТАЛА Я ЖИТЬ С МУЖЧИНОЙ И НЕ ЧУВСТВОВАТЬ НИКАКОЙ ПОДДЕРЖКИ. Я ЖИВУ В КАКОМ-ТО СТРАХЕ. БОЮСЬ ПОЙТИ СДАТЬ АНАЛИЗЫ И УСЛЫШАТЬ СТРАШНЫЙ ПРИГОВОР. ГОСПОДИ, А ВДРУГ ВСЁ ОБОЙДЁТСЯ.

ЮЛЯ, КАК НЕ СОЙТИ С УМА? КАК ВЕРИТЬ МУЖЧИНАМ? МНЕ НАЧИНАЕТ КАЗАТЬСЯ, ЧТО КАЖДЫЙ ИЗ НИХ БОЛЕН ВИЧ. ЕСТЬ ЛИ У МЕНЯ ШАНСЫ НЕ ЗАРАЗИТЬСЯ? БЫВАЕТ ЛИ ТАК, ЧТО ДЕВУШКА СПАЛА С МУЖЧИНОЙ, БОЛЬНЫМ ВИЧ, БЕЗ ПРЕЗЕРВАТИВА И ОСТАЛАСЬ ЗДОРОВОЙ? У НАС ЭТО С ДИМОЙ БЫЛО ОДИН РАЗ, КОГДА ПОРВАЛСЯ ПРЕЗЕРВАТИВ. МОЖЕТ, Я ИСКЛЮЧЕНИЕ? СТОИТ ЛИ МНЕ ИДТИ СДАВАТЬ АНАЛИЗЫ ИЛИ НУЖНО ЖИТЬ ТАК, СЛОВНО НИЧЕГО НЕ СЛУЧИЛОСЬ? ЮЛЕНЬКА, ПОМОГИ.

КАТЯ.

ПЕРМЬ.

Катюша, спасибо за письмо. Чтобы не создавать вам лишние неприятности, я изменила ваше имя и город. Катенька, не буду вам читать лекции о безопасном сексе, вы и так всё знаете. Вы умница, что имели с Димой интимные отношения только с презервативом. Какие бы сомнения вас сейчас не терзали, но вы должны постоянно проверяться на ВИЧ. Антитела к ВИЧ в крови могут быть обнаружены только через 3—6 месяцев после момента заражения. У многих людей, заражённых ВИЧ, результаты анализов крови долго бывают отрицательными.

Не заразиться ВИЧ можно только при правильном использовании презерватива, при условии сохранения его целостности до окончания полового акта. Риск вашего заражения крайне мал, но он есть. Ваш партнёр был ВИЧ-инфицированным и у вас был один акт с порванным презервативом. Даже если с момента этого акта прошло полгода, всё равно проверьтесь. Катя, конечно, тяжело жить в неопределённости, но нужно собрать силу воли в кулак и ЖИТЬ ДАЛЬШЕ.

А вот та девушка, которая знала о том, что она больна, и вступала в контакт без презерватива (та, что открыла вам глаза на Диму), попадает под 122 статью Уголовного кодекса РФ «Заражение ВИЧ-инфекцией». Заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

Катюша, пока анализ крови не покажет наличие ВИЧ, нет смысла себя терзать. Ничто не говорит о том, что вы больны. Давайте вместе будем надеяться на лучшее, но и будем морально готовы к худшему. Люди с ВИЧ не беспомощны. Они постоянно укрепляют свою иммунную систему и продлевают себе жизнь. Продолжительность жизни людей с ВИЧ постоянно растёт. Появляются всё новые и новые методы лечения.

Сильная тревога, страх, отчаяние, подавленность измотают вашу душу окончательно. Что будет, то будет. Уже ничего нельзя изменить. Примите эту ситуацию как данность. Не принимайте поспешных решений и не думайте о плохом.

Ко мне приходят десятки писем от людей, больных ВИЧ. Сначала эти люди чувствуют себя несчастными жертвами, но понимая, что это не приведёт ни к чему хорошему и ещё больше загонит их в угол, становятся хозяевами положения. Они находят способы поддерживать своё здоровье. ВИЧ – это не повод отказаться от своих планов в учёбе, работе и даже любви. И всё же жизнь с ВИЧ связана с неуверенностью в завтрашнем дне. Поэтому очень важно взять контроль над своей жизнью. Важно следить за заболеванием, в противном случае оно будет контролировать того, кто заболел.

Люди с ВИЧ дорожат каждым днём своей жизни и стараются сделать как можно больше. Они не говорят: «Я болею ВИЧ». Они говорят: «Я живу с ВИЧ». Просто в этой жизни они должны делать то, чего не делали в прежней, – тщательно следить за своим здоровьем. Несмотря на болезнь, эти люди стараются сохранить позитивный настрой. Они не могут позволить себе такую роскошь, как жалость к себе. Проходя курс лечения, они подчиняют себе ВИЧ для того, чтобы он не подчинил их себе. Эти люди тоже имеют право на счастье, и никто у них его не отнимал. Право на счастье и самореализацию.

Конечно, эти люди не сразу приняли свой диагноз как данность. Сначала они приняли его как приговор и даже планировали собственную страшную смерть. У многих были мысли покончить с собой, не дожидаясь мучительной смерти. Но проходит время, и они понимают, что ЖИЗНЬ НЕ ЗАКОНЧИЛАСЬ. А самое главное, что её ценность не утрачена. Они осознали, что они те же самые люди, что и до постановки диагноза. Просто привычный ход жизни изменился, и всё, что раньше было второстепенным, в одночасье стало главным. Человек – очень гибкое существо. Он приспосабливается к тому, что произошло, и продолжает и дальше наслаждаться жизнью. Ведь мы все сильные. Настолько сильные, что иногда и сами не можем представить. Люди учатся жить настоящим. Прошлое уже прошло. Будущее неизвестно. А это значит, нужно жить ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС.

Катенька, прекратите терзать себя сомнениями. Если ВИЧ обойдёт вас стороной, то поблагодарите высшие силы и примите произошедшее как хороший жизненный урок. Это ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ. Нельзя слепо любить мужчину. Придёт время, пелена с глаз упадёт и придётся прозреть. Даже если любимый не заразил вас умышленно и сам не знал о своём диагнозе, это не характеризует его как порядочного человека. С той девушкой, которая его заразила, он спал без презерватива. Для АДЕКВАТНОГО человека это недопустимо. Это значит, что он живёт «на авось». Как бы вы ни были ослеплены своей любовью, ни один мужчина не стоит вашего здоровья и уж тем более жизни. Только доверяющие друг другу партнёры могут позволить себе заниматься сексом без презерватива и знать, что ни один из них не причинит другому душевную боль и не наградит какой-либо инфекцией. Вы пишете, что все ваши знакомые в целях предохранения от беременности используют прерванный половой акт. Все проблемы наступают потом, когда люди понимают, что о нежелательной беременности-то они подумали, а вот о собственном здоровье – забыли.

Катюша, если ВИЧ всё же не обошёл вас стороной, не смотрите на то, что случилось, как на конец своей жизни. Это ни в коем случае не должно выбить почву под вашими ногами. Чему быть, тому не миновать. Не позволяйте себе мысленное саморазрушение. Ключ к продолжительности жизни – это рано начатое лечение.

Катюша, как бы ни сложилась ваша жизнь, она целиком и полностью в ваших руках. Пересмотрите свои жизненные ценности и отношение к мужчинам. Безоглядная любовь приводит к разочарованиям. Даже в самой горячей любви никогда не помешает холодный рассудок. Зачем вам нужен мужчина, от которого вы не чувствуете никакой поддержки? Вас не любят, вами просто пользуются. Это правильно, что вы решили расстаться с Димой. Главное, не возобновить отношения и не принести себя в жертву. Если ВИЧ обойдёт вас стороной, у вас есть все шансы встретить НАСТОЯЩЕГО мужчину, на плечо которого можно опереться, от которого можно родить очаровательного малыша. Дима не может стать вам опорой. И пусть это ваш первый мужчина, но он не должен стать для вас последним. Его любовь слишком фальшива. Как можно видеть, как твоя любимая сидит без сапог, и не привезти ей хоть какую-то обувь?

Катюша, это всего лишь ПЕРВЫЙ ОПЫТ, пусть не самый удачный. Первая любовь редко бывает счастливой. Не бойтесь мужчин и не смотрите на них так, будто они все ВИЧ-инфицированы. Опыт первой любви ни в коем случае не должен разочаровать вас во всех мужчинах в целом. Плохие мужчины даются нам для того, чтобы мы ценили хороших. Не стоит стричь всех мужчин под одну гребёнку и считать их вселенским злом.

Я искренне надеюсь на то, что всё обойдётся и в вашей жизни появится замечательный человек, который оценит вас по достоинству. Только в этих отношениях вы уже никогда не принесёте себя в жертву и не будете ставить себя на второе место после любимого. Когда мы любим кого-то больше себя, мы начинаем любить себя меньше. Самая большая женская ошибка состоит в том, что женщины начинают отдавать мужчинам любовь и нежность в обмен на плохое к ним отношение. Невозможно всё на свете оправдать одной любовью. Тот, кто любит больше, всегда более зависим от объекта своей любви. Не бойтесь расставаться с теми мужчинами, с которыми вы не чувствуете себя защищенной. Расставание в любом случае неизбежно. Просто вопрос времени. Чем раньше вы расстанетесь с подобным мужчиной, тем быстрее встретите своего ЕДИНСТВЕННОГО, предназначенного вам судьбой.

Катенька, счастья вам, любви и душевной гармонии. Обязательно пишите. Ни в коем случае не замыкайтесь в себе. Пусть судьба будет к вам благосклонна. Мне хочется видеть вас счастливой и жизнерадостной. Вы заслуживаете только самого лучшего. Только самых искренних и трепетных чувств и только самого лучшего к себе отношения. Я держу за вас кулачки.

ЛюбящийвасавторЮлияШилова.

5

ЮЛИЯ, А КАКОЙ ВАШ САМЫЙ ЛЮБИМЫЙ ПРАЗДНИК?

МАКСИМ.

КЕРЧЬ.

Максим, мой самый любимый праздник – Новый год. Мне нравится предновогодняя суета, ощущение перемен и ожидание того, что именно в новом году в моей жизни всё переменится в лучшую сторону. Новый год дает нам надежду на то, что исполнятся все наши желания.

Раньше Новый год всегда ассоциировался у меня с мандаринами. Да, именно с мандаринами. В советские времена мандарины были жутким дефицитом, продавались только в канун праздника и всегда по знакомству. Мои родители приносили к празднику ящик мандаринов, ставили его в кладовке и понемногу выкладывали на стол. Для того, чтобы наесться мандаринов вдоволь, нужно было дождаться Нового года. Я постоянно ныряла в кладовку, запускала руку в небольшой ящик и наслаждалась не только вкусом мандаринов, но и их ароматом. Как только родители уходили на работу, я набивала мандаринами карманы, клала их в шапку и бежала угощать соседских ребят. А однажды в момент приготовления праздничного ужина мама взяла хрустальную вазу и пошла в кладовку для того, чтобы наполнить ее мандаринами и поставить на праздничный стол. Сунув руку в ящик, она изумлённо принялась искать мандарины, но не нашла ничего, кроме целого вороха бумаги, в которую они были обёрнуты. Узнав, что я скормила весь ящик своим друзьям, родители меня не стали ругать, ведь началась новогодняя ночь, а в новогоднюю ночь принято говорить только о хорошем.

Мандарины, шампанское, салат оливье, торт наполеон, счастливые родители и многочисленные родственники – именно таким был в нашей семье Новый год долгие годы. Все школьные годы я всегда была Снегурочкой и вела как школьные ёлки, так и городские. Это было замечательное и по-своему счастливое время. У меня был нежно-голубой костюм и красивый парик с длинными белыми косами. Дедом Морозом был мой одноклассник, который вместе со мной вёл по нескольку ёлок в день, импровизировал, танцевал и раздавал подарки. Я до сих пор помню счастливые глаза других детей, их смех, их восхищение и их наивную веру в то, что мы настоящие. Дети дёргали меня за мои косы, читали стихи, пели песни и загадывали самые невероятные желания. Поздно вечером, после завершения очередной ёлки, мы с Дедом Морозом шли в школьную столовую в надежде получить безумно вкусный яблочный пирог, испечённый нашими поварами. Именно так нас награждали за наш многочасовой труд, ведь, по сути, мы ещё сами были детьми. Я часто вспоминаю, как мы торжественно разрезали этот пирог и с каким блаженством его ели. Тогда нам казалось, что ничего нет вкуснее на свете. Я снимала свой парик, бросала его на соседний стул, ела пирог и смотрела на снявшего бороду одноклассника влюблённым взглядом. И нам совсем не было грустно, что все зимние каникулы придётся стоять на городской площади, мёрзнуть и развлекать народ, ведь мы были вместе и каждый вечер имели возможность есть такой вкусный пирог! А в новогоднюю ночь мой Дед Мороз выпил лишнего: борода съехала на бок, шапка наползла на глаза, а о равновесии оставалось только мечтать. Я хорошо помню, как я, такая хрупкая Снегурочка, буквально тащила на себе пьяного Деда Мороза и, посадив его на стул рядом с главной ёлкой нашего города, пыталась вести праздник одна. Дед Мороз сидел просто для фона. Когда я стала объяснять условия очередного конкурса, толпа рухнула со смеха, и я подумала, что я делаю что-то не так. А когда оглянулась, то увидела упавшего Деда Мороза, который тянулся за мешком с подарками и пытался прочитать какое-то четверостишие. В ту ночь я очень сильно обиделась на Деда Мороза. Утром я пошла домой, а протрезвевший Дед Мороз поплёлся за мной и приносил свои извинения. Догнав меня, он подарил мне шоколадное сердце, которое заказал на кондитерской фабрике. Это было первое сердце, которое мне подарил мужчина, и пусть оно было шоколадное, зато этим мужчиной был сам Дед Мороз. Это было так трогательно и неожиданно. Первое сердце, первое признание в любви и первые робкие поцелуи…

Я до сих пор верю в то, что новогодняя ночь особенная, и в нее может произойти все что угодно. Я верю в чудо, которое обязательно придёт в мою жизнь, и всё изменится. Я наряжаю свою дочь восхитительной Снежинкой на новогодний бал и пытаюсь убедить её в том, что на Новый год к нам обязательно придёт Дед Мороз. Дочь улыбается и упрекает меня в том, что я такая большая и до сих пор верю в сказки, что Дедов Морозов нет, что это обычные дядьки с игрушечными носами, которые ходят по квартирам и ждут, когда им кто-нибудь нальёт выпить. Наши дети стали намного взрослее, чем тогда были мы. А я в её возрасте во всё верила и даже писала письма Деду Морозу. Я даже сейчас ему письма пишу. Прошу у него побольше жизненных сил, творческой реализации, душевного спокойствия и мира в семье.

В новогоднюю ночь принято поднимать бокалы и загадывать желания, которые непременно сбываются. Однажды я предпочла зелёной пушистой ёлочке заморские пальмы и пожалела, потому что совершенно не испытала ощущения новогоднего праздника.

Мои самые первые впечатления от Деда Мороза были еще тогда, когда я была совсем маленькой.

Новый год – мой самый любимый праздник в году. Мне нравится предновогодняя суета, ощущение перемен и ожидание того, что именно в новом году в моей жизни всё переменится в лучшую сторону. Новый год открывает завесу волшебства и радости, веру в то, что исполнятся все наши желания.

Первый раз я встретилась с Дедом Морозом в детском саду, но к этой встрече мне пришлось основательно подготовиться. Мне хотелось, чтобы не только Дедушка Мороз вызвал у меня радостное и восторженное удивление, но и я у него. Мы с мамой вместе шили мне новогодний костюм Снежинки. Я искренне верила в то, что чудеса случаются, а мой костюм ошеломит и потрясёт Дедушку, и он подарит мне самый лучший подарок. Когда наша группа стояла у ёлки и я поправляла своё белоснежное платье, я вдруг увидела Дедушку и испытала настоящий детский восторг. У него была длинная седая борода, в руках он держал посох и мешок с подарками. Тогда я ещё не знала про Великий Устюг и верила в то, что Дед Мороз пришёл к нам в садик прямо с Северного полюса. За день до этой встречи я написала письмо Деду Морозу. На конверте так и написала «Дедушке Морозу» и бросила свое послание в обычный почтовый ящик. Я просила у Деда Мороза новую куклу и плюшевого зайчика, которого видела в магазине игрушек. Я надеялась, что Дед Мороз скорее всего уже получил моё письмо и обязательно исполнит мои желания в новом году.

Помню, как я подошла к Деду Морозу и сказала ему о том, как же сильно я его ждала и как старательно мы с мамой готовили мой карнавальный костюм. Мне так хотелось, чтобы он сказал, что у меня самый лучший костюм. И действительно, он это сказал и спросил, выучила ли я какой-нибудь стишок. Я не только рассказала стихотворение, но и спела новогоднюю песенку. Зато я получила сразу два подарка и была неимоверно счастлива. В тот день я чувствовала себя не совсем уверенно, но старалась побороть волнение и дрожь в голосе.

Приход Деда Мороза был главным событием моего детства. Я ведь так долго к нему готовилась! Я верила в то, что Дед Мороз – это реально существующая историческая личность и это очень добрый дедушка, который приносит детям подарки.

ЛюбящийвасавторЮлияШилова.

6

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДОРОГАЯ ЮЛИЯ!

ЗОВУТ МЕНЯ ЯНА. МНЕ ТРИДЦАТЬ ЛЕТ. У МЕНЯ ЕСТЬ РАБОТА, ХОТЯ И НЕ ВЫСОКООПЛАЧИВАЕМАЯ, И КРЫША НАД ГОЛОВОЙ, МУЖ И РЕБЁНОК… КАЗАЛОСЬ БЫ, ЧЕГО НЕ ХВАТАЕТ ДЛЯ СЧАСТЬЯ, НО ЕГО НЕТ. ЕСТЬ ПРОСТО БЫТ, А ЖИТЬ СТАЛО СКУЧНО И НЕИНТЕРЕСНО. МОЛОДОСТЬ ПОЧТИ ПРОШЛА, ЛЮБОВЬ ПЕРЕШЛА В ПРИВЫЧКУ. ДА И БЫЛА ЛИ ОНА? РАБОТАЮ ПОЧТИ БЕЗ ВЫХОДНЫХ, А ЖИЗНЬ ПРОХОДИТ МИМО МЕНЯ, ТЕЧЁТ, КАК БЫСТРАЯ РЕКА. НЕ УСПЕВАЮ НЕДЕЛИ СЧИТАТЬ, А НИЧЕГО ИНТЕРЕСНОГО УЖЕ ДАВНО НЕ ПРОИСХОДИТ. КТО-ТО СКАЖЕТ, ЧТО Я ПРОСТО БЕШУСЬ, ЧТО У ДРУГИХ И ЭТОГО НЕТ, НО Я НЕ ЗНАЮ, ЧТО ОТВЕТИТЬ НА ЭТОТ ВОПРОС. Я ХОЧУ ВЗРЫВООПАСНОЙ СТРАСТИ ХОТЯ БЫ НЕНАДОЛГО. ХОЧУ СМЕНИТЬ ОБСТАНОВКУ. С 16 ЛЕТ НИКУДА НЕ ВЫЕЗЖАЮ ИЗ ГОРОДА. ДА И РАБОТУ ХОЧЕТСЯ СМЕНИТЬ НА БОЛЕЕ ИНТЕРЕСНУЮ И ВЫСОКООПЛАЧИВАЕМУЮ. ОЧЕНЬ ПОМОГАЮТ ВАШИ КНИГИ, НО, К СОЖАЛЕНИЮ, Я ЧИТАЮ НАМНОГО БЫСТРЕЕ, ЧЕМ ВЫ ПИШИТЕ. У НАС С МУЖЕМ ПОЧТИ НЕТ ДРУЗЕЙ, ДА И НЕКОГДА ИХ ПРИНИМАТЬ. ОТДЫХАТЬ МЫ РЕДКО КОГДА ВЫЕЗЖАЕМ. МЫ ЖИВЁМ С МУЖЕМ УЖЕ 8 ЛЕТ, НО ЗА ЭТО ВРЕМЯ ТАК НИГДЕ И НЕ БЫЛИ. ИНОГДА МНЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО СТАРОСТЬ УЖЕ НЕ ЗА ГОРАМИ, ЧТО ОНА ПОДСТУПАЕТ КО МНЕ С ЧУДОВИЩНОЙ БЫСТРОТОЙ И НИЧЕГО ХОРОШЕГО В ЖИЗНИ УЖЕ НЕ СЛУЧИТСЯ, КРОМЕ БОЛЕЗНЕЙ, РАЗОЧАРОВАНИЯ И ОДИНОЧЕСТВА В КОНЕЧНОМ ИТОГЕ.

ЮЛЕНЬКА, МИЛАЯ, МОЖЕТ, ВЫ МНЕ ПОДСКАЖЕТЕ, КАК ЖИТЬ ДАЛЬШЕ И ЧТО СДЕЛАТЬ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ЖИЗНЬ СТАЛА ВЕСЕЛЕЕ И ИНТЕРЕСНЕЕ? ГОРОД У НАС НЕ ОЧЕНЬ БОЛЬШОЙ. ВЫЙТИ ОСОБО НЕКУДА, ДА И НЕКОГДА. РУТИНА ЗАСАСЫВАЕТ ВСЁ ГЛУБЖЕ И ГЛУБЖЕ. ДЕПРЕССИВНОЕ СОСТОЯНИЕ СТАНОВИТСЯ НОРМОЙ ЖИЗНИ. Я НЕ ДОВОЛЬНА НИ ЖИЗНЬЮ, НИ СОБОЙ. ЧТО-ТО Я СОВСЕМ ОПУСТИЛА РУКИ, ДА И, ЕСЛИ ЧЕСТНО, ТО ПОДНИМАТЬ ИХ СОВСЕМ НЕ ХОЧЕТСЯ. ОТВЕТИТЬ ВЫ МНЕ, КОНЕЧНО, НЕ СМОЖЕТЕ, ПРЕДСТАВЛЯЮ, СКОЛЬКО ПРИХОДИТ ВАМ ПИСЕМ, НО ТО, ЧТО ВЫ ЕГО ПРОЧИТАЕТЕ, УЖЕ ГРЕЕТ ДУШУ. Я ЛИЧНО ВАС НЕ ЗНАЮ, НО ОЧЕНЬ УВАЖАЮ И ЛЮБЛЮ. ВЫ ОЧЕНЬ СИЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА И ПИШЕТЕ ТАКИЕ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ КНИГИ, ЧИТАЯ КОТОРЫЕ, ХОЧЕТСЯ ЖИТЬ.

И ЕЩЁ: КАК ПОЛЮБИТЬ СЕБЯ, ЕСЛИ НЕТ НИ СИЛ, НИ ЖЕЛАНИЯ.

СУВАЖЕНИЕМ.ЯНА.

Г. БЕЛГОРОД.

Дорогая Яночка!

Внимательно прочитала ваше письмо. Спасибо за то, что вы так любите мои книги и одновременно спасибо за вашу исповедь. Яна, ваше состояние напоминает кризис среднего возраста. Если раньше этот кризис наступал к сорока годам, то теперь он заметно помолодел и наступает, когда человек подходит к тридцатилетнему рубежу. Яночка, вы молоды. Вам всего 30, но вы, к сожалению, уже постарели душой.

Яна – это ДЕПРЕССИЯ. Депрессия – это потеря воли. Мне кажется, что именно её вы и потеряли. Плохое настроение, удручающие мысли, тоска, дневная сонливость… Зачастую депрессивное состояние не соответствует объективной ситуации и возникает на фоне общего благополучия. Самостоятельный выход из депрессии может занять месяцы и годы. Депрессия излечима. Врачи успешно сочетают медикаментозное и психотерапевтическое лечение. На вас сказались пережитые душевные травмы, стресс и конфликты внутри собственной личности. Всё это легло в основу вашей депрессии.

Яночка, вам не хватает уверенности в себе. В этом мире есть тысячи людей, которым намного хуже, чем вам. Они болеют неизлечимыми болезнями, хоронят близких и мечтают иметь хотя бы часть того, что имеете вы.

Вспомните новогоднюю ёлку, первый снег, детский смех своей дочери, тихий рассвет, вкус ароматного яблока, летний дождь, ласковые руки вашей мамы. Разве это не счастье? Разве этого мало, чтобы изменить себя и свою жизнь? Яна, жизнь изменится вокруг вас ровно настолько, насколько вы сами себя измените изнутри.

Яночка, милая, вам нужно просто улыбнуться своей жизни, и вот увидите, тогда ваша жизнь улыбнётся вам. Нужно хорошенько отдохнуть и выспаться. У вас развивается депрессия, а это страшная штука. Необходимо сменить обстановку и обязательно съездить на море. Оно потрясающе реабилитирует организм. Если нет возможности взять отпуск, возьмите его за свой счёт. Скажите, что он вам нужен по семейным обстоятельствам. Если средства ограничены, поезжайте дикарём. Чем быстрее вам удастся вырваться к морю, тем быстрее восстановится ваше душевное спокойствие. Возможно, вы захотите поехать на отдых без мужа хотя бы для того, чтобы вы смогли по нему соскучиться и понять, как много он для вас значит.

Вы сетуете на угасший брак и наскучившую работу. Яночка, после отдыха со свежими силами попытайтесь подумать о том, можно ли ваш брак возродить, наполнить его новыми, более яркими чувствами. А что касается работы, то её непременно нужно менять. Если вы не будете получать от своей работы как материального, так и морального удовольствия, то она никогда не принесёт вам радость. Занятие нелюбимым делом ещё никого не проводило ни к успеху, ни к деньгам. Вы должны найти в себе силы и изменить свою жизнь. Если вы не можете получить хорошую работу, потому что у вас нет должного образования, то никогда не поздно его получить и поступить на заочное отделение института. Вы ведь ещё так молоды, и у вас так много возможностей… Чаще всего на заочном учатся люди, которым за тридцать.

Дорогая Яна, жизнь имеет цикличность. Через определённые промежутки времени наступает то безудержная радость, то гнетущая тоска. Вы ни в коем случае не постарели. Вы повзрослели, поменялись ваши жизненные ценности, и от этого ваша хандра. У вас просто нет стимула в жизни. Попробуйте полюбить жизнь, и она обязательно полюбит вас. Научитесь получать удовольствие от обычных вещей, от общения, от природы, от улыбок близких людей. Будьте открыты к новым ощущениям.

Когда на меня нападает хандра, а это бывает крайне редко, я всегда занимаюсь спортом, плаваю в бассейне и… медитирую. Сходите в книжный магазин, купите книгу по медитации и попробуйте ей заниматься. Потрясающая вещь! Она восстанавливает физические, эмоциональные и духовные силы.

Яночка, в жизни так много интересного. Вы всегда можете найти время на посещение бассейна или какой-нибудь спортивной секции. Зимой можно ходить на каток, кататься на лыжах, а летом – на роликах.

Попробуйте сделать ваши отношения с мужем более романтическими. Начните относиться к вашему мужу так, как бы вам хотелось, чтобы он относился к вам. Почаще вытаскивайте мужа из дома. Ходите в кино, ужинайте в недорогих кафе, гуляйте в парке.

Яна, самый прекрасный возраст – это тот, в котором вы сейчас пребываете. Не жалейте о молодости. Самое замечательное время в жизни любого человека – это сегодняшний день. Яночка, ещё рано стареть душой. Полюбите себя. Пусть от вас исходит уверенность. Научитесь наслаждаться жизнью и принимайте её как бесценный подарок. Вы постарели душой, потому что перестали интересоваться окружающим миром. Ваша жизнь состоит из нелюбимой работы и дома. Найдите любимую работу и пустите свою любовь в ваш дом. Увлекитесь собирательством, хобби внесет в вашу жизнь элемент новизны. Моя знакомая в 40 лет записалась на восточные танцы и три раза в неделю танцует танец живота. В её глазах горит огонь, а ещё в них столько страсти… Эти танцы перевернули не только её представления о жизни, но и изменили её судьбу. Она вышла замуж за директора клуба, в котором преподают эти танцы.

Милая Яна, вы сами себя делаете несчастной. Жить в этом жестоком мире с достаточно негативной установкой тяжело. Не тратьте свои силы на негатив, попробуйте потратить их на позитив, ведь вы так молоды и у вас ещё вся жизнь впереди. Найдите себя и попытайтесь реализовать. Работать на нелюбимой работе все равно, что жить с нелюбимым мужчиной. А ведь вы достойны самого лучшего.

От хандры очень хорошо спасает шопинг. Почаще балуйте себя хотя бы недорогими безделушками. Поход по магазинам – лучшее средство от хандры, и для этого необязательно тратить кучу денег.

Яночка, жизнь сама по себе – это уже подарок. Научитесь дорожить каждой минутой отведённого вам времени и, пожалуйста, не оттягивайте поездку на море, только перед этой поездкой посмотритесь в зеркало и подмигните своему отражению. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В НОВУЮ ИНТЕРЕСНУЮ И НАСЫЩЕННУЮ ЖИЗНЬ.

И ещё: Яна, полюбить себя несложно. Стоит только этого захотеть.

В детстве я страдала комплексом неполноценности по поводу своей внешности и считала себя гадким утёнком. Мне казалось, что я долговязая и некрасивая. Дворовые мальчишки обзывали меня длинноногим страусом. Я обижалась, и только, когда выросла, поняла, как же они были правы. Они же делали мне комплименты. Моя мама учила меня собой восхищаться, всегда меня успокаивала и говорила, что я самая красивая. Она старалась побороть мои комплексы, и за это огромное ей спасибо. Любовь к себе ни в коем случае не соизмерима с любовью к мужу, к детям, к родителям. Я безумно люблю своих детей, свою мать, потому что это мои родные люди, это моя семья и моя кровь. Любовь к матери родилась вместе со мной, любовь к детям тоже родилась вместе с ними. Эта любовь священна, в ней не может быть страстей и каких-либо передряг. Она на всю жизнь. Чтобы не натворили мои дети, это не значит, что я буду их любить меньше. Эта любовь с огромными обязательствами. Этим людям я обязана.

Что касается любви к мужу или к любимому мужчине, то с годами я поняла главное: даже в самой сильной любви никогда не помешает холодный рассудок. Испытание браком – это ничуть не меньшее испытание, чем испытание одиночеством. Любовь к мужчине – это постоянная работа над собой. Мужчине нужно быть преданной, но не покорной. Нужно быть рядом, но ни в коем случае не становиться зависимой. Мужчина относится к женщине так, как она ему это позволяет. Если женщина не будет любить и уважать себя, то её не будут любить и уважать другие.

Я женщина, которая себя любит, и мне нет никакой необходимости перед кем-то за это оправдываться. Я делаю то, что считаю нужным, и имею на это полное право. Ни в коем случае ради мужчины нельзя ломать себя, потому что женщина перестаёт быть самой собой. Женщина, которая не любит себя, со временем становится для мужчины неинтересной. Важно, чтобы любящие люди воспринимали друг друга такими, какие они есть.

В любви всегда проигрывает тот, кто без остатка отдаётся чувству, подчиняется чужой воле и жертвует своей жизнью ради другого. Самое большое, на что такая женщина может рассчитывать, – это на жалость. Свои чувства можно и нужно контролировать. Ни они властвуют над нами, а мы над ними. Жертвуя собой ради мужчины, женщина сама роет могилу своим отношениям. Нельзя терять контроль над ситуацией и смотреть на этот мир сквозь розовые очки. От них, как известно, портится зрение. Как только женщина начинает отдавать больше, её сразу используют. Такова психология мужчин. Даже если он очень порядочный, то он начнёт использовать её подсознательно. Женщина, открывшая мужчине себя всю, без остатка, с годами может стать пустой оболочкой, которая утратила содержание.

Я изменила собственную самооценку тогда, когда решила поехать покорять столицу. Я вдруг внимательно посмотрела на себя в зеркало и подумала о том, что я достойна лучшего, что если я останусь в этой трясине, то я уже никогда из неё не выберусь. Я всегда хотела получить от жизни намного больше, чем она могла мне предложить. Я села в поезд дальнего следования и поехала покорять далёкую Москву. Проехав шесть суток в плацкартном вагоне, я поверила в себя и поняла, что только я сама в состоянии сделать свою судьбу такой, какой захочу.

И всё же жизнь всегда даёт нам шанс изменить себя и всё, что нас окружает. Нужно только этим шансом умело воспользоваться. Я ничего не имею против жён-домохозяек, ведь для кого-то это даже призвание, и я прекрасно к ним отношусь, но я против полного самопожертвования. Интересы мужа должны пересекаться с интересами семьи. Нельзя жить жизнью мужчины. Нужно иметь и свою жизнь. У каждого из нас в душе должен быть такой уголок, в который мужчине нет доступа. Нужно совершенствоваться и духовно расти вместе со своим мужем. Женщина должна уметь беседовать с мужем не только о своих кастрюлях и борщах. Зачастую такое самопожертвование заканчивается очень печально. Наступает момент, когда женщина прозревает и понимает, что она хотела, как лучше, а получилось, как хуже. Не ты должна быть достойна своего мужчины, а твой мужчина должен быть достоин тебя. Никогда не поздно что-то менять и начинать всё сначала. Если женщина потеряла себя как личность, то никогда не поздно ею стать. В один прекрасный момент она должна подойти к зеркалу и сказать «Я У СЕБЯ ОДНА», а затем найти силы всё изменить.

В этой жизни научиться можно всему, даже быть счастливой. Нужно просто поднять свою жизнь на другой, более качественный уровень. Нужно всего лишь научиться управлять своими эмоциями, отказаться от общения с людьми, которые тянут в омут бесцветной жизни, посмотреть на себя чужими глазами или глазами своего мужа. Нужно просто себя полюбить, полюбить каждую клеточку своего тела, свои лишние килограммы и многочисленные веснушки на лице. Нужно уметь не стесняться ни своей внешности, ни своих черт характера. Самоуважение не должно быть беспочвенным. Считать себя королевой без всяких на то оснований глупо. Нужно менять не только своё сознание, но и меняться самой. Высокое самомнение должно подкрепляться конкретными достижениями. Я считаю, что погода в семье зависит только от женщины.

Искренне надеюсь на то, что у вас всё сложится хорошо. Любящий вас автор Юлия Шилова.

Буду ждать от вас весточки.

ЛюбящийвасавторидругЮлияШилова.