/ Language: Русский / Genre:sf / Series: Дикие времена

Нимфеи (Озеро Белых Лилий)

Жозеф Рони-Старший

Картографическая экспедиция, исследующая просторы Азии, попадает в зону непроходимых болот. Проводники отказываются идти дальше и вперед отправляется небольшая группа из двух французских офицеров и молодой девушки — дочери командира отряда.

Жозеф Анри РОНИ-старший

Нимфеи

ЧАСТЬ I

Глава 1. БЕСКРАЙНИЕ БОЛОТА

Наша картографическая экспедиция занималась обследованием одного из белых пятен азиатского континента. Безлюдные места, по которым мы путешествовали вот уже несколько месяцев, радовали душу привольем и первобытным буйством природы.

Стаи волков, многочисленные медведи и хищники помельче при нашем приближении неторопливо скрывались в лесных зарослях; табуны диких лошадей, словно призраки, проносились по окрытым пространствам; в вышине величественно проплывали косяки журавлей, ниже мельтешила мелкая пернатая живность, по земле ходили сытые голуби, с неудовольствием вспархивая при приближении нашего каравана; в струях рек играла рыба, словно приманивая заядлых рыболовов.

Я беспредельно наслаждался красотами этой земли, дуновением ветра, блеском воды и шелестом зеленого убранства леса и трав. Внезапно дорогу нам преградили болота.

Вид местности изменился словно по мановению волшебной палочки. Куда ни взгляни, повсюду неопрятная кочковатая равнина с многочисленными протоками открытой воды между ненадежными на вид островками суши, топкие бочажины, скрытые за зарослями тростника, и кое-где султаны удушливых газов, вырывавшихся на поверхность из гниющих недр зловонного ила. Изменился и животный мир. Неподвижные силуэты цапель навевали тоску, а беспорядочная суета гигантских жаб и блестящие тела юрких змей вызывали страх. Если к этой картине добавить еще и хмурое небо, затянутое болотными испарениями, станет ясно, что подобный вид не мог добавить оптимизма немногочисленным участникам экспедиции.

Впереди замаячил призрак неизбежной лихорадки, но поскольку наш отряд еще не выполнил поставленной перед ним задачи, мы двигались вперед, тщетно пытаясь отыскать в болотах более удобный путь.

Блуждание по трясинам длилось уже три недели. Лето подходило к концу, а труднопроходимые топи все тянулись и тянулись нескончаемой вереницей, прерываемой лишь водными потоками. Когда мы в очередной раз переправлялись через реку — для этих равнинных мест на удивление быструю и порожистую — случилась беда: на одном из вьюков лопнули ремни, и вода унесла наш хозяйственный скарб, в том числе и палатки.

Людей охватило уныние, но командир отряда, капитан Дэврез, решительно приказал двигаться дальше. Наш начальник экспедиции представлял собой ту категорию людей, для которых на первом месте всегда стоял долг. Фанатически преданный науке исследователь, обладавший, казалось бы, неиссякаемой энергией, он способен был преодолевать любые трудности, борясь до конца, и требовал подобных качеств от своих подчиненных. Он твердо верил, что невыполнимых задач не существует и только смерть может помешать достижению цели. Его воля подавляла нас и заставляла беспрекословно подчиняться приказам, какими бы жесткими они ни были: больше всего на свете Дэврез презирал слабость.

Мы продолжили путь, хотя наш проводник-азиат признался, что никогда не бывал в этих краях. На своем чудовищном французском он бесстрастно — как истинный сын Востока — пояснил, равнодушно пожав плечами:

— Говорят, здесь земля злых людей…

Отряд все еще двигался вперед, но среди людей явно назревал бунт. Меня же не волновали физические трудности — куда больше я беспокоился о тяготах, выпавших на долю единственной девушки в экспедиции, дочери капитана, Сабины. Уже не раз я задавался вопросом, как ей удалось убедить отца взять ее с собой в это рискованное путешествие? По-видимому, капитан искренне считал, что нам предстоит нечто вроде увеселительной прогулки, или просто полагался на всегда сопутствовавшую ему удачу.

Так или иначе, но наши тусклые будни скрашивала прекрасная девушка, в присутствии которой парни вели себя рыцарственно, не позволяя привычных для чисто мужского общества “солдатских вольностей”. Я чувствовал, как мое восхищение перед отвагой этого хрупкого создания перерастало в более нежные чувства, и постепенно Сабина Дэврез полностью овладела моим сердцем.

После нескольких дней пути мы, похоже, добрались до твердого грунта. Капитан удовлетворенно заметил:

— Я же говорил, что когда-то эти болота должны кончиться. Пожалуй, мы вышли к зоне степей…

Но вглядываясь в затянутый плотной дымкой горизонт, я не мог разделить его оптимизм: внутреннее чутье, этот отголосок присущего нашим диким предкам инстинкта, подсказывало, что именно теперь-то и начнутся настоящие опасности. Мои дурные предчувствия вскоре нашли подтверждение: твердая почва вновь превратилась в топь, а вязкий туман сменился дождем. Временами обширные заболоченные пространства сменялись каменистой равниной, покрытой перенасыщенным водой мхом и усеянной валунами, облепленными осклизлым лишайником. Теперь караван двигался крайне медленно: лошади то с трудом вытаскивали ноги из чавкающей грязи, то спотыкались о камни, шарахаясь от снующих повсюду болотных тварей. Люди страдали от постоянной сырости, не имея возможности ни согреться у костра, ни обсушить ставшую ветхой одежду. Вода под ногами… вода, лившаяся непрерывным потоком с небес…

Одним из самых тягостных за все время нашего путешествия оказался привал, устроенный тридцатого августа на маленьком твердом холмике. Пищей нам послужили лишь размокшие от влаги сухари да превратившийся в кашу шоколад. Разве что воды оказалось предостаточно! Обстановка не располагала к беседе, и над бивуаком повисло тягостное молчание. Молчал и наш непреклонный предводитель, своим суровым видом напомнивший мне одного из ассирийских воинов, изображенных на барельефах царского дворца в Хорсабаде: именно с таким выражением лиц влекли они связанные толпы пленных в пределы своего владыки.

Однообразную серую мглу вокруг заполнял лишь шум неизбывного дождя. Неожиданно раздался милый голосок Сабины, старавшейся каким-то вопросом расшевелить отца и нарушить ставшую невыносимой тишину привала, чтобы с извечным для женщин всех времен стремлением вселить уверенность в сердца утомившихся воинов. Не могу сказать за других, но мне звуки ее голоса всегда помогали забывать об усталости и тревогах.

Так произошло и теперь: на какое-то время я забылся тяжелым сном, давая отдых натруженному за день телу. Незадолго до рассвета наши лошади вдруг забеспокоились и захрапели от страха: если бы не стреноженные ноги, они ускакали бы прочь. Проводник в панике вцепился мне в плечо и закричал:

— Он пришел всех сожрать!!!

Рывком вскочив на ноги, я выхватил карабин из промасленного кожаного чехла и взвел курки. Проводник боязливо жался ко мне, и я спросил перепуганного азиата:

— Ты что-нибудь услышал?

Он беззвучно вытянул руку, указывая направление, но в кромешной тьме дождливой ночи я ничего не смог разглядеть. Однако вскоре послышалось глухое рычание, рассеявшее всякие сомнения. К нам приближался самый крупный в мире хищник — огромный уссурийский тигр, подлинный владыка амурских лесов, встреч с которым избегали и люди, и звери. Своим жутким нравом он с успехом заменил в наши времена саблезубого тигра четвертичного периода.

Однажды мы уже сталкивались с этим зверем, когда тот почти вплотную подошел к нашему костру, надеясь поживиться кониной, а может быть, и человечинкой. Но, вовремя заметив обнаглевшего хищника, мы без особого труда прогнали его. Теперь обстоятельства изменились: он прекрасно видел нас, а мы его — нет.

Послышался голос Дэвреза:

— В каре!

Мы выполнили приказ, и мгновенно наш лагерь ощетинился множеством карабинов. В качестве заслона можно было бы использовать лошадей, но копыта обезумевших животных казались не менее опасными, чем когти подкрадывавшейся твари.

— Он уже рядом, — прошептал проводник.

Я попробовал разобрать что-нибудь за шумом дождя, но мой слух оказался менее острым, чем у азиата. Оставалось лишь ждать. Вскоре я тоже различил чавкающие звуки шагов гигантского хищника: вероятно, расплескивая лужи, он выбирал удобную позицию для прыжка… Теперь дула всех карабинов повернулись в его сторону.

И вновь наступила тишина. Можно было только гадать, что остановило тигра: то ли выбор цели — кто-то из нас или какая-то из лошадей, то ли подготовка к смертоносному полету. Послышавшийся неподалеку шорох показал, что зверь выбрал нас!

— Стреляйте на звук, Робер! — приказал мне капитан.

В военных кругах я считался не только неплохим врачом, но и метким стрелком: без излишней скромности могу подтвердить, что попадаю в цель с сотни шагов. Я выстрелил — в ответ раздался рев, и тяжелое тело, сделав три прыжка, приземлилось рядом с нами. Зверь громко, с сипением, дышал, и я понадеялся, что мой карабин продырявил его шкуру.

— Алкуэн, Лашаль, огонь! — вновь раздалась команда Дэвреза.

Вспышки выстрелов осветили громадного тигра, сжавшегося для решающего прыжка, и в ту же секунду зверь прыгнул прямо на нас. Я инстинктивно пригнулся. Тотчас позади меня послышался звук приземления массивной туши, сопроводжавшийся чьим-то болезненным криком. Зверь оказался внутри каре, и теперь никто не решался стрелять! Все замерли в беспредельном ужасе! Внезапно чуть в стороне снова кто-то закричал, а затем, наконец-то, прогремел выстрел.

В его отсвете я увидел, что на земле корчатся два человека, а оскаленная пасть чудовища повернута в сторону третьего. Этого мига хватило, чтобы взять тигра на прицел, и раздавшийся затем залп из четырех карабинов, по-видимому, поразил цель. Зверь издал ужасающий рев и… все смолкло.

— Он ранен, — прошептал проводник.

Но тут послышалось рычание, и я повалился навзничь, сбитый с ног чудовищным ударом огромных лап. Возле лица клацнули зубы — и лишь по счастливой случайности тигр не перегрыз мне горло, а вцепился в куртку, едва не придушив меня ее воротом. В ту же секунду зверь поволок меня прочь от лагеря, ни на миг не ослабляя хватку.

“Вот и все”, — промелькнуло в голове.

Полузадушенный, притиснутый к земле меховым брюхом и сжатый с боков мощными лапами, я не мог пошевелиться, инстинктивно сжимая затекшими руками карабин. Обдирая мне спину о камни, тигр стремительно тащил свою добычу в безопасное место. Но я, по-видимому, оказался слишком тяжелой ношей, и хищник остановился передохнуть, а возможно, и перекусить. Но я не дал ему такой возможности: почувствовав, что зверь остановился, я, сколько мог, приподнял дуло карабина, утопив его в роскошной шерсти похитителя, и спустил курок.

Вспышка ослепила меня, жар пороховых газов обжег лицо! Тигр отпрыгнул в сторону, выпустив из пасти куртку, и я тотчас перекатился на живот, приготовившись дорого продать свою жизнь: в карабине остался еще один заряд. Зверь рычал в отдалении, но не спешил нападать. Я выжидал целую вечность! Наконец, рычание смолкло, и наступила тишина. В темноте я едва различал неподвижный силуэт хищника. Возможно, мне только казалось… Я ждал… И в конце концов мне это надоело! Я поднялся и, вскинув карабин, медленно пошел к зверю. Из-за него показалась человеческая фигура, и голос проводника произнес:

— Он убит!

Теперь тишину болот нарушили торопливые шаги нескольких человек — ко мне спешили мои спутники. Раздался голос капитана Дэвреза:

— Все в порядке, Робер?

— Да, капитан. Жив пока! — В ответ все облегченно рассмеялись.

Мы подошли к поверженному хищнику. Я с трудом зажег намокшую спичку и, прикрыв трепетный огонек полой куртки, попытался рассмотреть зверя. Вблизи он оказался еще огромнее, чем при свете выстрелов — великолепное величественное создание, главной целью которого было убийство! Даже мертвый, он устрашал гигантскими клыками в разинутой пасти и острыми, искривленными, подобно ятаганам, когтями, вцепившимися в землю. Я благословил тьму ночи: если бы подобное чудовище напало на меня днем, я, право же, умер бы от разрыва сердца!

Проводник чуть ли не приплясывал от радости, повторяя:

— Он мертвый! Мертвый!

Оживленно обсуждая происшествие, мы вернулись к лагерю, и первое, что я услышал там, был серебристый голосок, дрожавший от волнения.

— Вы не ранены, Робер? — спросила Сабина.

— К счастью, все обошлось. Зверюга, вероятно, торопилась удрать от выстрелов и схватила меня не за горло, а за куртку. А как остальные?

Первым отозвался Алкуэн:

— Тигр приземлился прямо на меня и проехал когтями по груди. Хорошо, что вскользь…

— А потом досталось мне, — с болезненным стоном произнес другой пострадавший: я с трудом узнал голос Лефорта, так исказило его страдание. — Он вцепился мне в ногу и…

Я тут же принялся обрабатывать раны, а добровольные помощники, осыпая мерзкий дождь проклятьями, освещали “операционную” — навес, сооруженный с помощью плаща, с трудом загоравшимися спичками.

До самого рассвета мы больше не думали ни об усталости, ни о ливне: избавление от смертельной опасности наполняло нас почти радостным возбуждением. Но когда первые проблески дня вновь осветили набухшие от дождя болота, оживление покинуло нас. Место, где произошла схватка, не годилось для длительного пребывания, хотя раненые и нуждались в покое, поэтому отряд двинулся дальше.

Люди весьма болезненно восприняли переход от пережитого триумфа к безнадежному унынию нескончаемого похода. Да еще этот непрерывный, выматывающий душу дождь! Мне невольно припомнилась старинная китайская пытка капающей на выбритую голову водой: было от чего сойти с ума! Поэтому меня не удивили таинственные перешептывания и косые взгляды исподтишка, устремленные на нашего предводителя — люди, похоже, дошли до предела. Что же до меня, то я готов был отправиться за своим командиром хоть на край света. Этому способствовала не только природная выносливость моего организма, но и возвышенные чувства к

Сабине, удесятерявшие силы. Я прекрасно понимал состояние большинства участников экспедиции и поэтому обрадовался, когда на второй день после встречи с тигром мы неожиданно наткнулись на превосходное убежище. Несмотря на то что было всего четыре часа дня, Дэврез приказал устроить привал.

Впервые за все время блужданий по болотам мы набрели на нечто стоящее! Посреди равнины возвышался гнейсовый монолит, от основания до вершины которого вился, огибая скалу, пологий желоб, словно специально вырубленный в камне. Когда мы поднялись по нему наверх, то обнаружили там довольно ровную площадку, в дальнем конце которой виднелось темное отверстие пещеры. Обследовав пещеру, мы нашли ее восхитительно комфортной: просторное помещение с сухим полом, высоким сводом и узкими прорезями — “окнами” в дальней стене, дающими достаточно света.

В пещере оказались боковые ответвления, и люди — в первый раз после утраты палаток — получили возможность относительного уединения. Углубление посреди площадки, заполненное дождевой водой, представляло собой миниатюрный пруд, а широкий карниз над входом в пещеру мог служить навесом для лошадей. Все выказали желание остановиться тут на ночь, и командир согласился с этим разумным решением. Лошади легко поднялись по желобу, и вскоре весь отряд расположился наверху.

После того, как я сменил повязки и обработал раны пострадавшим, а остальные развесили сушиться одежду, все сели пообедать. В этот раз у нас был настоящий пир — мы доели вяленую оленину из неприкосновенного запаса. Ужасно не хватало лишь горячего чая, но развести костер в этом болоте — все равно что заставить гореть воду.

— Пожалуй, стоит принести сюда веток, — заметил Алкуэн.

— Все равно до утра не просохнут, — холодно взглянув на него, возразил капитан.

— Ошибаетесь! Времени хватит с избытком!

Я с удивлением обернулся на говорившего. В этот момент мы с Сабиной стояли у выхода из пещеры и с высоты рассматривали временно покинутые нами хляби. В обществе этой девушки я всегда испытывал неизъяснимое наслаждение, а нынче — и подавно: не часто удавалось вот так спокойно находиться возле нее и при этом не ежиться от непрерывных потоков воды, стекавших по лицу за воротник!

Дерзость Алкуэна поразила Дэвреза, и он резко спросил:

— Что вы имеете в виду?

Алкуэн несколько смутился, но не отвел взгляд от нахмуренного лица капитана, а решительно ответил:

— Я имею в виду то, командир, что людям требуется отдых, а Лефорту — покой для лечения ран. Условия здесь годятся для того и другого.

Столпившиеся за спиной Алкуэна участники экспедиции поддержали своего лидера одобрительным ворчанием. Не привыкший к возражениям Дэврез безаппеляционно заявил:

— Сегодня — отдых, завтра — в поход!

В толпе послышались робкие возражения, и Алкуэн пояснил свои требования:

— Задержка на пять дней ни на что не повлияет, зато и люди, и животные отдохнут. А к тому времени, может быть, и дождь прекратится…

В душе Дэвреза явно происходила борьба между сочувствием к уставшим соратникам и решением как можно скорее отыскать выход из этого гиблого места и тем самым выполнить свой долг. Увы! Победа осталась за непреклонностью командира.

— Утром выступаем!

— А если нет? — тихо спросил Алкуэн.

Лицо Дэвреза закаменело.

— Вы отказываетесь выполнить приказ?

— Нет, капитан. Мы просим отсрочки его выполнения! Люди вымотаны до предела. Экспедиция и так затянулась дольше отведенных для нее трех месяцев.

Дэврез отвел яростный взгляд от лица Алкуэна и несколько помедлил с ответом. То, что мы услышали чуть позже, только подтвердило неспособность капитана в чем-либо уступать.

— Плетью обуха не перешибешь, — мрачно усмехнулся он. — Я иду один. — В ответ повисло ошеломленное молчание. Затем командир добавил, обращаясь ко мне: — Оставляю вас за старшего. Ждите моего возвращения две недели. Если я не вернусь, поступайте по обстоятельствам.

Это решение оказалась для меня полной неожиданностью, и я не замедлил возразить:

— Я не ранен и не устал, капитан! И поскольку вы твердо решили продолжить путь, я иду с вами!

— Благодарю вас, Робер! — с несвойственным ему жаром воскликнул Дэврез. После этого он посмотрел на “мятежников” и произнес: — Я не стану составлять рапорт о вашем неповиновении, поскольку понимаю, как вы утомлены. Приказываю в течение двух недель оставаться здесь, причем за порядок отвечает Алкуэн. В случае невыполнения этого приказа буду считать вас дезертирами — со всеми вытекающими из этого последствиями. Все понятно?

— Да, капитан! — четко ответил Алкуэн, а затем, виновато опустив голову, добавил: — Мне, право же, очень жаль, но…

Деврез остановил его покаянные слова, пренебрежительно отмахнувшись от них.

Остаток дня прошел в тягостном молчании: впервые за все время общения между командиром и его командой “пробежала черная кошка”.

Глава 2. ОБЪЯСНЕНИЕ

Едва ли я спал этой ночью: мне не давали сомкнуть глаз мысли о предстоявшем походе. Те сложности, с которыми до сих пор сталкивалась наша экспедиция, могли стать непреодолимым препятствием для маленького отряда из трех человек, особенно если учесть, что одним из них была девушка. Правда, за время путешествия я убедился, что это хрупкое на вид создание обладало незаурядной выносливостью, которой мог бы позавидовать и мужчина. Надо еще добавить к этому ее недюжинное самообладание, находчивость и неиссякаемый оптимизм. Так что Сабина никогда не являлась обузой для экспедиции, а, скорее, ее украшением и примером твердости духа.

Я беспокоился за судьбу девушки и дал себе слово всячески оберегать ее, невольно признаваясь самому себе, что именно это и заставило меня вызваться сопровождать нашего капитана. Я ни минуты не сомневался, что он способен уйти в неведомое, даже не думая о том, насколько это тяжело его дочери.

Эти мысли одолевали меня, когда я, стоя у входа в пещеру, наблюдал за рождением нового дня, свет которого с трудом преодолевал потоки нескончаемого дождя.

В пещере все еще спали, и поэтому я очень удивился, услышав позади шорох осторожных шагов. Обернувшись на звук, я увидел приближавшуюся Сабину, зябко кутавшуюся в плащ-накидку. В ту же секунду мне показалось, что сквозь низкие облака проглянул солнечный луч — такой радостью наполнилась моя душа при виде любимой!

Я невразумительно пробормотал какое-то приветствие, но Сабина прервала мои потуги вести светскую беседу легкой насмешливой улыбкой.

— Мне нужно поговорить с вами, Робер, до того, как мы уйдем отсюда, — сказала она.

Я удивленно уставился на нее, даже отдаленно не представляя, о чем может пойти речь. Она же тем временем продолжила:

— Я хочу, чтобы вы знали, как мы с отцом благодарны вам за поддержку. Он не сможет сказать этого сам — вы же знаете его характер! — и я решила сделать это за него. Вы не возражаете? — С милой непосредственностью она заглянула мне в лицо. — Поверьте, мы очень тронуты вашей преданностью. И отец… и я…

Мне почудилось, что мир внезапно преобразился! Казалось, я нахожусь в каком-то райском саду. Кругом цветы, радужные стрекозы, журчащие ручейки — словом, полный набор внеземных красот. И посреди этого великолепия стоит прекрасная фея в волшебных одеяниях и протягивает ко мне руки. Каких только чудес не творит любовь!

Давно известно, что таить в себе чувства далеко небезопасно: со временем они могут перевоплотиться в нечто ужасное или погаснуть совсем!

Я давно уже думал об этом, и меня не устраивал ни тот, ни другой исход. Но до сих пор все не находил возможности поведать девушке то, что давно зрело в моей душе. И вот такая возможность появилась — а я все медлил, страшась реакции Сабины. А вдруг в ответ на признание прелестные губы сложатся в насмешливую улыбку? Пусть уж лучше невысказанная любовь согревает меня эфемерной надеждой на ответное чувство.

И тем не менее я все же сделал попытку объясниться.

— Высшей наградой для меня является уже одно то, что вы так высоко оценили мой поступок, — внезапно охрипнув, произнес я.

Сначала Сабина молча смотрела на меня, а потом смущенно опустила голову. Я не мог понять, чем вызвано ее замешательство — отзвуком ответного чувства или же скрытой неприязнью?

— Это имеет для вас такое большое значение? — наконец спросила она.

Понимая, что моя судьба висит на волоске, я с трудом заставил себя проговорить:

— Неужели вы не видите, что я готов отдать за вас жизнь? Неужели я недостоин вашего доверия?

Вот сейчас я, действительно, сказал все, и теперь от ее ответа зависела моя судьба.

Я даже не подозревал, посмеиваясь над влюбленностями друзей, как много может значить взгляд чьих-то прекрасных глаз, и за это судьба, похоже, сыграла со мной недобрую шутку: я осознал, что жизнь потеряет всякий смысл, если стоявшая возле меня девушка не откликнется на зов любящей души.

Она подняла голову, и ее лицо озарила милая улыбка.

— Девушкам постоянно внушают, что нельзя быть излишне доверчивыми, — чуть насмешливо проговорила она, — а я до сих пор так и не стала подозрительной.

В этом уклончивом ответе прозвучало полупризнание, но мне хотелось большей определенности, хотя этикет и не советовал ставить точки над “i”. Но пещера ничуть не напоминала светский салон, и поэтому я, что называется, пошел напролом:

— Я хочу всегда быть возле вас, Сабина! Что вы скажете на это?

— Всегда?

— Да! Всю жизнь!

Девушка пристально посмотрела мне в глаза, словно стремясь проникнуть в самые глубины души, а я с отчаянием обреченного продолжил:

— Как вы отнесетесь к тому, чтобы я обратился к вашему отцу с официальным предложением?

Что ж — пан или пропал!

А Сабина не торопилась с ответом. Слабый румянец смущения окрасил белизну ее щек, и девушка, наконец, решительно проговорила, взмахнув длинными ресницами:

— Хорошо, поговорите с ним.

— Так вы тоже любите меня, Сабина? — не веря своему счастью, завопил я, рискуя разбудить весь отряд.

Она рассмеялась, поднеся пальчик к губам, и насмешливо подтвердила мою догадку:

— Да. С первого дня похода. Где же были ваши глаза, Робер?

Обычно объяснения случаются в поэтические лунные ночи, на берегу реки или в цветущем саду. А ко мне образ счастья явился посреди гнилых болот, под монотонный звук унылого дождя, в забытой богом точке земного шара. Такова ирония судьбы, но это лишь подчеркивало торжество всеобъемлющей любви.

Онемев от восторга, я молча поднес к губам руку той, что отныне стала моей невестой.

Глава 3. ОБИТАТЕЛЬ ВОДНОЙ СТИХИИ

Прошло уже два дня, как капитан Дэврез, Сабина и я покинули гостеприимную пещеру. Обсуждая план предстоявшего похода, мы с капитаном решили отказаться от своих лошадей, взяв только легкого скакуна Сабины, и поступили, как оказалось, довольно мудро. Дело в том, что вместо ожидаемого окончания зоны болот мы обнаружили, что углубляемся в них все дальше и дальше: твердый грунт исчез вовсе, и колыхавшаяся под ногами почва стала почти непроходимой даже для лошадки Сабины. На исходе второго дня унылый дождь перешел в ливень, и кочки скрылись под водой. Единственным ориентиром нам служил узкий гребень, пересекавший водную гладь с запада на восток. Обеспокоенно посматривая по сторонам, капитан сказал:

— Скоро стемнеет. Надо засветло отыскать пригодное для стоянки место. Взгляните вон туда, Робер.

В той стороне, куда указал капитан, виднелся невысокий холмик, но чтобы добраться до него, следовало покинуть гребень. Вот тут и случилась беда! Как только Сабина повернула к холму свою лошадку, та тотчас же по брюхо провалилась в трясину. Девушка испуганно закричала, и я поспешил на помощь, но тоже оказался пленником коварного болота. Я пытался нащупать под ногами хоть что-нибудь твердое. — Все было напрасно!

— Чем больше мы дергаемся, тем глубже засасывает! — воскликнула Сабина.

Мы медленно погружались в вязкую жижу. Дэврез крикнул, чтобы мы не паниковали, и принялся готовить для броска веревку подобно тому, как это делают ковбои.

Вскоре, разматываясь в воздухе, кольца веревки со свистом устремилась к нам. Однако резкое движение при броске вызвало проседание ненадежного грунта, и капитан тоже начал медленно тонуть в трясине.

А ночь тем временем вступала в свои права. Повсюду замелькали болотные огни, послышались голоса обитателей этих мест, вышедших на охоту. Дождь прекратился, небо очистилось, и на него выплыла багровая луна — словно мрачное око, озирающее свои гибельные владения. Какая страшная смерть ожидала нас! Словно расслышав мои мысли, Сабина с отчаянием прошептала:

— Это конец…

Я чувствовал, как все клетки моего тела противились неизбежному, и пытался ухватиться за что-нибудь более или менее надежное, чтобы выбраться из трясины, но хилые травинки рвались под пальцами, ненадежные кочки уходили на глубину.

— Пожалуй, рассчитывать на помощь не приходится, — с непривычной грустью проговорил капитан Дэврез. — Какая нелепая гибель! Простите меня, если можете, дети мои!

Нежность, прозвучавшая в его словах, яснее любых стенаний показала, что гибель близка. Капитан проиграл свое последнее сражение — цепкая стихия, схватившая нас в свои объятия, оказалась сильнее мужества и доблести испытанного воина. Я услышал, как Сабина произносит слова молитвы.

Луна, взбираясь на небосвод, становилась все ярче, постепенно теряя свой красный цвет. Зажглись звезды, словно поминальные свечи, и их отражения присоединились к мерцающим болотным огням. Ветер принес издалека какой-то пряный аромат, напомнивший ладан. Похоже, наши похороны природа обставляла по высшему разряду!

— Дай руку, Робер! — внезапно проговорила Сабина. — Так мне будет легче…

Болотная жижа поднялась уже до плеч: судя по всему, через полчаса все закончится. Я сжал ее заледеневшую ладошку и, еле сдерживая слезы, прошептал:

— Мужайся, милая! Благослови тебя Бог!

Неожиданно я услышал музыку и, решив, что начались слуховые галлюцинации, покрутил головой. Звуки, однако, не только не исчезли, а, напротив того, усилились, сливаясь в странную мелодию. Я попытался отыскать загадочный источник и внезапно на том холме, к которому мы так неудачно устремились, заметил человека. Его силуэт отчетливо выделялся на сверкающей лунной дорожке, и стало очевидным, что это именно он играет на каком-то непонятном инструменте.

Словно подчиняясь неведомому приказу, на холмик принялись карабкаться гигантские саламандры и жабы, тритоны и протеи, водяные змеи и прочая ползучая тварь, тесным кольцом собираясь вокруг человека. Вскоре к этой компании присоединились птицы — гагары, кулики, совы; показались гибкие тела водяных крыс, а над головой музыканта вычерчивали стремительные зигзаги летучие мыши. От этой сцены вдруг повеяло таким дружественным единением всего живого, что я чуть ли не физически ощутил удивительное тепло их отношений.

На миг мы даже забыли о своем отчаянном положении, но, придя в себя от изумления, громко закричали. Музыкант опустил свой инструмент, обернулся к нам и, удивленно всплеснув руками, прыгнул в воду. Не успели мы сообразить, что же произошло, как голова пловца показалась возле нас, и какая-то неведомая сила вытолкнула меня и Сабину на менее топкое место. Вскоре к нам присоединился капитан. Через несколько минут, когда мы оказались на, казалось бы, навсегда утраченной тверди, спаситель и спасенные смогли, наконец, рассмотреть друг друга.

Не знаю, какое впечатление произвели на него наши грязные фигуры, но меня прежде всего поразила удивительная чистота его полуобнаженного тела. Мерзкая трясина не оставила на его коже, маслянисто мерцавшей в лунном свете, ни малейших следов! Набедренная повязка тоже казалась сухой — как и волнистые пряди волос, спускавшиеся на плечи подобно стеблям водных растений.

Дэврез принялся благодарить его, но человек лишь улыбался и покачивал головой. Очевидно, он не понимал того, что говорил капитан, хотя тот использовал все известные ему наречия. Тогда мы с жаром просто пожали руку нашему спасителю. Он широким жестом обвел перспективу болот и заговорил. В звуках его голоса, ничуть не напоминавшего традиционно человеческий, слышалось и бульканье земноводных, и шипение пресмыкающихся, и музыкальный птичий щебет — словно в его речь вплелись голоса всех обитателей того мира, в котором он жил. Увидев недоумение на наших лицах, он снова улыбнулся и жестом предложил следовать за собой.

Под тонким слоем болотной жижы оказалась не замеченная нами тропа, твердая и плотная, словно мостовая. Шагов через пятьдесят она пошла на подъем и вскоре привела нас на ровную площадку, выступавшую над поверхностью воды. Загадочный провожатый жестом пригласил нас располагаться здесь и исчез под водой. Сабина с тревогой посмотрела на расходившиеся круги и сказала:

— Кажется, он нас бросил…

— Ты несправедлива к нему: он же спас нас, — возразил Дэврез.

— И таким удивительным способом…

Мы огляделись. В ярком свете ослепительно белой луны виднелась перспектива болот, над бесконечными пространствами которых курился туман. Его волны свивались в какие-то загадочные фигуры, которые, потанцевав над водой, расплывались, принимая новые обличья. Неожиданно среди вихрящихся испарений вновь показался наш знакомец, ведший в поводу лошадку Сабины.

Вид спасенной Гео вызвал слезы на глазах девушки.

Когда человек и лошадь подошли поближе, я заметил, что к седлу Гео прицеплены вязанка хвороста и сплетенная из травы сумка, где, как оказалось, находились яйца и орехи.

Житель болот умело разложил костер, а когда огонь охватил дрова, взмахнул в прощальном жесте рукой и скрылся в глубине вод. Мы хотели проследить за ним, но черные просторы болот не выдали тайну его исчезновения. Недоуменно посмотрев на своих спутников, я спросил:

— Ну и как это понимать?

Дэврез задумчиво покачал головой.

— Даже не представляю… Пожалуй ничего более невероятного я не видел за все пятнадцать лет путешествий… Но чем беспочвенно гадать, давайте лучше поужинаем!

Ночь, озаряемая светом костра, показалась нам на удивление теплой и приятной. Мы отдали должное принесенным припасам, развесили просушить одежду и, завернувшись в одеяла, впервые за много дней беззаботно уснули.

Сквозь сон я вновь услышал музыку. Не могу точно сказать, играл ли ее странный обитатель болот или это в моей душе звучала увертюра к новой сказочной жизни, на пороге которой мы так неожиданно очутились. Окончательно проснулся я уже на рассвете, ощущая явный прилив сил и необыкновенную бодрость.

Оглядевшись по сторонам, я в изумлении окликнул капитана, указывая на нашу одежду — не только сухую, но и тщательно вычищенную.

— Несомненно, это проделки нашего доброго духа болот, — смеясь, откликнулась Сабина.

За завтраком мы принялись строить планы на будущее. Нашему оптимизму способствовало солнечное утро, преобразившее даже бескрайние болота: они больше не казались враждебными, а манили нас своей таинственностью. Мимо островка пролетели цапли. Проснулись и другие птицы. Проследив за стайкой уток-мандаринок, Сабина удивленно воскликнула:

— Что это?

К нашему бивуаку направлялся плот, ловко, словно живой, лавируя между кочками — дикое, завораживающее зрелище! Но вот позади шустрого сооружения показалась голова нашего спасителя, и вскоре, подогнав плот к берегу, он поднялся на островок. Мы радостно приветствовали жителя болот, и он ответил нам не менее сердечно. Теперь мы смогли рассмотреть аборигена при свете дня. Оказалось, что у этого грациозного существа кожа имела светло-зеленый оттенок, волосы и в самом деле оказались похожи на водоросли своим темно-зеленым цветом. Но больше всего нас поразили глаза — огромные и круглые, с радужной оболочкой темно-красного цвета, полностью закрывавшей белок, и с большими плоскими зрачками. Подобного я не встречал ни у одного живого существа! Больше всего, пожалуй, они напоминали глаза рыб, но и это сравнение вряд ли годилось.

Знаками он предложил нам устроиться на плоту, а затем, когда мы уселись на шатком суденышке, ввел на него Гео и надежно привязал ее. Лошадка беспрекословно слушалась этого человека, и я невольно вспомнил, с какой охотой ползла к ночному музыканту всякая болотная живность.

Убедившись, что все в порядке, странный пришелец спрыгнул в воду, и плот как бы сам собой двинулся прочь от островка. На этот раз сквозь толщу воды мы отчетливо видели фигуру человека: едва касаясь кормы нагруженного плота, он легко управлял его движением, верно отыскивая подходящие проходы среди водорослей. Мы быстро продвигались вперед, причем за двадцать минут пути пловец ни разу не вынырнул на поверхность.

Тем временем пейзаж начал меняться: вода сделалась гораздо чище и прозрачней, вокруг появилось много островков, заросших кустами и деревьями. Наконец наш “живой двигатель” вынырнул и, указав рукой на юг, вновь погрузился в воду. Мы посмотрели в том направлении и заметили каменистую гряду, означавшую границу уже и так сузившегося болота. Этот вал прорезала неширокая протока, и когда плот приблизился к ней, мы вдохнули восхитительно свежий и ароматный воздух. Миновав гряду, плот выплыл на просторы сказочно прекрасного озера с кристально чистой водой.

Глава 4. ВОЛШЕБНОЕ ОЗЕРО

Водное пространство простиралось до самого горизонта. Многочисленные острова, покрытые роскошной зеленью, манили усталых путников уютом и покоем. Их причудливо изрезанные берега окаймляли покачивавшиеся на воде большие белые лилии, и издалека острова казались подарочными букетами, перехваченными белыми лентами.

Когда плот, стремительно приблизившийся к одному из островов, остановился, наш спаситель выбрался на берег и дал знак следовать за собой. Мы миновали прибрежные кусты и внезапно оказались среди толпы, состоявшей из трех десятков человек разного пола и возраста. Они все напоминали нашего провожатого цветом кожи, строением глаз и удивительной грацией, сохранявшейся до глубокой старости: в толпе я увидел стариков не менее стройных, чем юноши.

Один из них вышел вперед и произнес приветственную речь, вызвавшую одобрение окружавших. Капитан Дэврез высказал слова благодарности за наше спасение, и удивленный гул голосов показал, что подобные звуки они слышат впервые.

Толпа между тем все прибывала. Разглядывая матово блестевшие тела, я понял, что возраст в основном сказывался на цвете кожи: ее оттенок становился тем более темным, чем старше был человек. А то, что перед нами люди, я не усомнился ни на секунду. Причем из всех земных рас эти жители водной стихии более всего напоминали европейцев — если, конечно, представить, что те сбросили бремя забот и обрели легкость счастливого единения с природой.

Мы с Дэврезом стали называть их между собой “нимфеями” — по названию тех цветов, среди которых они жили. Мне трудно передать словами наш восторг. Только человек, испытавший некогда радость великого открытия, мог бы понять меня! Мы словно преодолели тысячелетия, отделявшие современное человечество от времен его юности. Многие исследователи древности — например, Ктезиас, путешествовавший по Индии и Персии и описавший калистриан, или Ганнон, исследовавший побережье Гвинейского залива и встретившийся там с волосатыми людьми — подтвердили своими открытиями наличие полулюдей-полузверей, упоминаемых в мифах и легендах. Чаще всего в преданиях описывались уродливые чудовища или сказочные фавны и сатиры, и, казалось бы, именно физическая необычность перволюдей подтверждалась наличием современных горилл, орангутанов или шимпанзе. Но, очень возможно, что сейчас мы видели перед собой прекрасных персонажей многочисленных легенд о людях, домом для которых являлась водная стихия. Причем не человекоподобных созданий, не рыболюдей, а подлинных homo sapiens.

От пережитого шока меня охватил жестокий озноб. Судя по лицам Дэвреза и Сабины, и они испытывали нечто подобное. Наш друг, которого мы окрестили Плонгом, несколько переиначив слово “водолаз” (plongeur), заметил наше состояние и, что-то сказав сородичам, предложил следовать за собой.

Миновав заросли ясеня, мы подошли к небольшой хижине, вокруг которой, не страшась людей, шныряли кулики, важно вышагивали утки, неуклюже ковыляли лебеди. Мы с удовольствием уселись на циновки и отведали жареного окуня и свежих яиц, появившихся перед нами словно по мановению волшебной палочки. Еда и короткий отдых восстановила силы, и мы вновь вернулись на берег.

Весь остаток дня мы наблюдали за жизнью нимфеев, которые то исчезали в воде, то вновь, словно пингвины, выпрыгивали на берег. Их способность существовать в двух стихиях приводила меня в изумление, и я все пытался обнаружить какой-то особый орган — нечто, напоминавшее, например, жабры — но отметил лишь несколько увеличенное развитие грудной клетки. Как знатока анатомии, это не могло удовлетворить меня, а если принять во внимание недюжинные силы, проявленные Плонгом во время нашего спасения, то я пребывал в полной растерянности.

Нимфеи не оставляли нас своим вниманием, выказывая удивительную доброжелательность, и тем не менее мы решили на следующий же день отправиться к ожидавшему нас отряду. Дэврез намеревался отдать распоряжение об изменении маршрута — поскольку ценность сделанного нами открытия была значительно выше, чем простая картографическая работа, — и как можно скорее вернуться к озеру.

Но, как всегда, человек предполагает, а бог располагает. Ночью меня разбудил Дэврез, тревожно проговорив:

— У Сабины жар!

При тусклом свете факела я увидел пылавшее лицо девушки с широко открытыми невидящими глазами. Тщательно осмотрев и прослушав ее, я несколько успокоился: у нее оказалась жестокая ангина, вызванная, скорее всего, “купанием” в болоте. Внимательно следивший за выражением моего лица Дэврез тотчас же спросил:

— Что скажете, Робер?

— Постельный режим, теплое питье, и она пойдет на поправку.

— А как долго?..

— Примерно неделю, потому что., вероятно, возможны осложнения.

Дэврез нахмурился и после короткого молчания проговорил:

— Я не могу так долго ждать! Мне необходимо предупредить отряд о новых обстоятельствах… Экспедиция, похоже, затянется еще на несколько месяцев, и люди должны знать об этом. Поэтому я вынужден покинуть вас, Робер. Думаю вернуться дней через пять. А здесь вы прекрасно управитесь и без меня!

Он в волнении вскочил на ноги и с непривычным жаром продолжил:

— Поймите, мой мальчик! Описание доселе неизвестного племени нимфеев может достойно завершить мою научную карьеру, и, если для этого потребуется выйти в отставку, я не промедлю с выбором. Но предварительные исследования необходимо провести немедленно, чтобы обосновать важность еще одной экспедиции, если, конечно, правительство пойдет на новые траты. Если же нет, я, повторяю, вернусь сюда как частное лицо. Признаюсь, Робер, я готов провести здесь остаток жизни… Но сейчас следует позаботиться об оставшихся на болотах людях!

— Может быть, у меня это получится быстрее? — предложил я.

— Конечно, — усмехнулся Дэврез. — Но Сабине требуется врачебная помощь, а в вопросах медицины я полный профан. Разве не так?

Я вынужден был согласиться.

Неожиданно раздался слабый голосок Сабины: по-видимому, лекарство, которое я заставил ее принять, ослабило жар, и девушка слышала весь наш разговор.

— Я вполне в состоянии идти с вами, — хриплым шепотом заявила моя невеста.

Эти слова вызвали смех даже у неулыбчивого Дэвреза.

— Вот что, голубушка, — проговорил он. — Ты больше поможешь нам, если поскорее поправишься.

Сабина больше не пыталась возражать и вскоре забылась беспокойным сном — лихорадка, к несчастью, вернулась снова. Обеспокоенно взглянув на спящую дочь, Дэврез повернулся ко мне.

— Болезнь и в самом деле не опасна?

— Да, если предотвратить осложнения. — Я постарался, чтобы мой голос прозвучал уверенно.

— В таком случае, как только рассветет, я отправлюсь в путь.

Зная непреклонный нрав капитана, я не стал возражать. С первыми лучами солнца Дэврез покинул гостеприимный кров нимфеев.

Вскоре недуг Сабины стал отступать, и уже через три дня я разрешил ей проводить по нескольку часов на свежем воздухе, благо погода стояла великолепная — солнечная и тихая. Стойкий организм девушки, комфортные условия и атмосфера доброжелательности сделали свое дело — через неделю Сабина вполне оправилась от болезни. Осталась лишь небольшая слабость.

Но теперь возникли новые причины для беспокойства: срок возвращения капитана уже прошел, а его все не было. Сабина не на шутку переживала за отца.

— Я чувствую, с ним что-то случилось, — твердила она, с трудом сдерживая слезы.

Как-то днем мы сидели на берегу озера, и я пытался всякими разумными доводами объяснить Сабине задержку капитана.

Неожиданно рядом появился Плонг, который и здесь, в поселке, не оставлял нас своим дружеским вниманием. Он держал в руках большую сизую ласточку — одну из тех птиц, стремительным полетом которых мы так часто любовались.

Улыбаясь, Плонг протянул мне птицу, и я заметил крошечный цилиндрик, привязанный к ее лапке. Догадавшись, что и нимфеям известны принципы “голубиной почты”, я отцепил трубочку, внутри которой оказался тонкий листик папиросной бумаги, исписанный бисерным почерком.

— Взгляните, Сабина! Это же послание от вашего отца!

Дрожащим голосом девушка прочла записку:

— “Я в лагере. Подвернул ногу. Лечусь. Ждите меня на острове. Дэврез”. — Тут бумага выпала из пальцев Сабины, и, закрыв руками лицо, она расплакалась — сказалось пережитое ею волнение за судьбу отца.

Чтобы не смущать девушку, я обернулся к нашему спасителю и по лукавому выражению его лица понял, что идея с письмом принадлежала ему, а вовсе не нашему суровому капитану. Я с благодарностью пожал руку Плонга, и тот, отпустив на волю ласточку, вскоре затерялся среди своих сородичей.

Сабина между тем успокоилась. На ее исхудавшее за время болезни лицо вернулась улыбка, и девушка с каким-то новым чувством обвела взглядом волшебное озеро и его обитателей, с нежной признательностью заглянув мне в лицо. Я понял, что все страхи, наконец, оставили девушку, и в ее душе воцарились покой и любовь.

Глава 5. НИМФЕИ

Потекли беззаботные радостные дни, заполненные солнечным светом и сверканием воды. Мы знакомились с удивительной страной, обследуя ее многочисленные острова. Молодые обитатели озера с удовольствием показывали самые восхитительные уголки своего чудесного края, с удовольствием толкая наш плот от одной чарующей заводи к другой.

Однако гораздо больше, чем красотами природы, мы восторгались жителями этой неведомой области земли. Мы уже кое-как могли объясняться с нимфеями, но заслуга в этом принадлежала не нам. Музыкальные от природы, обитатели вод отлично воспроизводили нашу речь, в то время как их язык так и оставался недоступным для наших грубых голосовых связок и нечутких ушей.

Поражала простота и целесообразная незатейливость их нравов. Я не заметил ничего, напоминавшего семью: дети, похоже, являлись предметом всеобщей заботы, независимо от того, какие женщины произвели их на свет. Все ребятишки пользовались одинаковым вниманием, хотя, как мне показалось, кое-кто из взрослых занимался воспитанием детей с большей охотой.

Жизнь нимфеев протекала под открытым небом. Небольшие бревенчатые дома, напоминавшие привычные нам дачные коттеджи, становились обитаемыми лишь зимней порой или в ненастье, оставаясь в теплую погоду пустыми. Для приготовления еды служили сложенные из камней печи, причем в пищу шли дары леса — грибы, дикорастущие овощи, фрукты, орехи, а также некрупная рыба и яйца. И абсолютно ничего мясного! Не желая вызывать к себе неприязнь, мы тоже перешли на общепринятое питание и не пожалели об этом, поскольку ощутили быстрый приток сил.

Единственным оружием нимфеев являлся полугарпун, полукопье со спиралеобразным древком. С одинаковым успехом мужчины применяли его и на суше, и в воде, причем от того, как запускалось это оружие, оно могло вернуться к своему владельцу подобно бумерангу австралийских аборигенов. Правда, охотились они лишь на щук и окуней, а с крупными представителями рыбьего племени у нимфеев, похоже, существовали более сложные отношения: люди не убивали их, зато всегда имели в своем рационе икру. Странное дело, но рыбы в этом озере производили впечатление дрессированных!

Нимфеи были неплохими гончарами, столярами и плотниками, обеспечивая себя посудой, примитивной мебелью и жильем. Они не испытывали нужды в металлах, изготавливая наконечники копий и разнообразный режущий инструмент из удивительно твердой разновидности нефрита.

Но ни ремесла, ни охота не являлись смыслом жизни нимфеев: смыслом их жизни была радость бытия. Никогда прежде я не встречал людей, столь далеких от забот и печалей! По-видимому, отсутствие стремления к обладанию материальными благами позволяло обитателям озера обращать внимание, в основном, на поэтические стороны природы — в отличие от остального человечества, придавленного грузом забот.

Но это не было простым созерцанием прекрасного, а деятельным использованием каждого мига существования, дарованного им судьбой. Образом их жизни являлось движение, причем движение, доведенное до совершенства.

Это касалось как поведения на суше, так и в воде. По сравнению с изяществом и ловкостью нимфеев полет ласточки или виртуозность форели казались неловкими и неуклю-ясими. Особой продуманностью и в то же время изысканностью движений отличались их танцы в водах озера.

Поражала слаженность, стремительность и невероятная сложность фигур этого водного балета! Огромная скорость и мгновенная реакция на движение партнеров лежала за пределами, доступными обычным людям, и заставляла думать о каких-то неведомых мне способностях нервной организации нимфеев, невероятно ускорявших динамические импульсы организма.

Удивительно прекрасными были их ночные феерии. Казалось, у нас на глазах оживали мифы о прекрасных танцах наяд и дриад, исполненных чарующей негой и волшебной прелестью. Совершенно исчезала грань между удивительной реальностью и известными с детства сказками: порой хотелось даже ущипнуть себя, чтобы проснуться!

Но один феномен особенно поразил меня. Однажды, когда танцоров оказалось больше обычного, я услышал пение самого озера! Ритмические движения пловцов вызвали особые колебания водной поверхности, и плещущие звуки постепенно превратились в удивительно гармоничную мелодию. Это пела вода! Ее проникновенный торжественный голос сжимал сердце и завораживал душу, вызывая слезы восторга и неземной печали.

Так, вероятно, могли петь легендарные сирены! Здесь, в мире нимфеев, я понял, как невероятная гипнотическая сила звучавшей воды заставляла испытанных мореплавателей стремиться на чудесный зов, не замечая рифов и скал. Так на наших глазах обрела плоть и кровь еще одна сказка!

Но движения нимфеев — кроме чисто эстетического наслаждения — имели еще и вполне конкретный смысл. Проводя время, в основном, в воде, они заменили речь жестами, выражая, как мне кажется, не только конкретные приказы, но и некие обобщения, сложные мысли и понятия. Я научился распознавать простейшие жесты, наблюдая за тем, как взрослые, обучая детей, указывали на начало или окончание упражнения, давали оценку исполнения, а порой и наказывали особо непослушных. И все это — без единого слова.

Так же немногословны были нимфеи и в выражении своих лирических чувств, но зато прекрасно умели с помощью искусства миманса показать и нежность, и мольбу, и страдание, и неприступность или отказ.

Все оттенки чувств передавались ими значительно тоньше и более возвышенно, чем наши примитивные объяснения в любви, выглядевшие на фоне изысканных жестов едва ли не топорными.

Я ни разу не заметил ни сцен ревности, ни драк между мужчинами за обладание предметом их страсти. Дело в том, что недолгие союзы между юношами и девушками заключались на добровольных началах и длились в течение одного лунного месяца. С очередным новолунием пары распадались, хотя подчас, спустя какое-то время, бывшие партнеры воссоединялись вновь. Такая свобода нравов исключала соперничество и взрывы отрицательных эмоций, а в счастливых браках рождалось здоровое потомство, радостно принимавшееся на воспитание всей общиной.

Нимфеи не утруждали себя абстрактными размышлениями о происхождении всего сущего. Я не обнаружил в их поведении каких-либо культовых признаков. Похоже, единственной религией нимфеев — если, конечно, здесь можно применить это понятие — было их единение с природой, со всеми обитателями окружающего мира. Люди общались с ними на их языке и давали поручения саламандрам, летучим мышам, птицам, рыбам, и те неукоснительно выполняли их, в какой бы отдаленный уголок огромного озера ни посылали их нимфеи.

Наградой за послушание служила музыка, извлекаемая из тростниковой трубочки, с вырезанными в ней желобками разной величины, и маленького каменного крючка. Эти звуки зачаровывали всех: даже хищные звери показывались из зарослей, на время забывая о своих кровожадных инстинктах.

Глядя на неоднократно повторявшееся удивительное зрелище — музыкант, окруженный внимавшим его игре зверьем — я невольно вспоминал миф об Орфее, своей музыкой укрощавшем хищников. Эта картина всегда восхищала меня, вызывая в то же время сожаления о навсегда утраченной современным человеком первозданной душевной чистоте и искренности отношений между всеми созданиями Божественной Природы.

Я по-прежнему пытался определить, какой именно орган обеспечивает нимфеям длительное пребывание в глубинах вод. Мало того, что нырнув, пловец мог продержаться под водой в течение получаса, так еще и развить там такую скорость, которой мог бы позавидовать даже кит! Но при этом он превосходит этих морских гигантов остротой зрения, поскольку глаза нимфеев великолепно приспособлены к тому, чтобы прекрасно видеть в воде. Я не раз убеждался в том, что во время подводной охоты они замечают мелких рыбешек на расстоянии в несколько сотен ярдов. Это качество зрения обитателей озера я сравнил бы разве что с глазами сокола — самого зоркого из птиц. Кстати, невероятная ловкость совместных движений также свидетельствовала о превосходном зрении: ведь стоило им ошибиться хотя бы на дюйм, произошло бы фатальное столкновение.

Однако мне так и не удалось догадаться о природе этих необычайных качеств, а сами нимфеи не давали повода для подробного анатомического исследования: они не болели и не собирались умирать! Но я достоверно установил, что на суше все они страдают дальнозоркостью, скверно различая предметы, находящиеся вблизи.

Впервые услышав музыку незнакомца на болотах, я понял, что его слух заметно отличается от нашего. Теперь, наблюдая за нимфеями, вникая в их речь, я убедился в этом. По-видимому, их акустический аппарат также в большей степени приспособлен к подводной жизни, чем к пребыванию на суше.

Известно, что в воде звук распространяется в четыре раза быстрее, чем в воздухе, и в этом, по-видимому, главная причина высокоразвитого слуха нимфеев. Мне могут возразить, что подводные обитатели, как правило, немы, и что слух стал развиваться у живых организмов лишь при переходе из более плотной среды в менее плотную, то есть после того, как первые существа выползли на сушу. Но даже самые строгие оппоненты не смогут опровергнуть и возможность обратного явления, а именно — преобразование акустического аппарата животных, поменявших воздушную среду обитания на водную стихию, даже если подобный переход не абсолютен. Иными словами, если чересчур плотная среда и могла бы противодействовать зарождению органа слуха, то это отнюдь не доказывает, что уже существующий орган не сможет развиваться, если живое существо снова будет вынуждено жить в плотной атмосфере.

Кстати, замечу в скобках, что никто пока не изучил возможности возникновения слуха в условиях повышенного давления. Все ограничивались простой констатацией фактов: сухопутные существа слышат, а подводные обитатели — нет. А как пошла бы эволюция, если бы прошли еще миллионы лет? В сущности, все научные гипотезы — лишь предположения! Например, никто не может спросить у ящеров, почему они выбрали для своего появления именно палеозойскую эру. Существует гипотеза, что виной тому являлось наличие большого количества углекислоты, однако теперь этот факт объясняется повышением давления и избытком кислорода в воздухе.

Но никакая гипотеза не может выстоять перед очевидным фактом! И сейчас перед нами открылись необъятные возможности для исследования.

Глава 6. НЕЗНАКОМЦЫ

Дни шли за днями. Чтобы скрасить ожидание, мы с Сабиной вели наблюдения за нимфеями, а поскольку те в основном резвились в воде, наши “труды” скорее напоминали праздность. Как-то утром наш плот, подталкиваемый неутомимым Плонгом, лениво скользил за компанией молодых людей, решивших показать нам еще один райский уголок.

Причалив к чудесному островку, мы расположились в тени густых ясеней, а наши сопровождающие умчались вдаль, растревожив зеркальную воду и заставив покачиваться чашечки белых лилий.

Казалось, все вокруг приветствовало наступление утра. Тонкие стебли водорослей вытягивались к поверхности, ловя первые солнечные лучи; отливающий серебром остролист заглядывал в воду, словно радуясь своему едва заметному отражению; стайки мальков сверкали чешуей на мелководье, дружно, словно единый организм, совершая свой ритуальный танец. Торжественная тишина стояла над величавым озером, и легкий шорох листвы над головой звучал словно отдаленные аплодисменты появлению на подмостках жизни нового дня.

В широко распахнутых глазах Сабины отражалось трепетное сияние воды, и на миг реальная девушка превратилась вдруг в прекрасное видение зачарованной страны — душу этого волшебного края.

Солнечный луч, пробившись сквозь листву, заиграл у нее в волосах, усилив очарование световым нимбом. Она подставила ладони солнцу, и на них опустились радужные стрекозы, щекоча лапками кожу. Девушка рассмеялась, и такое счастье прозвучало в ее голосе, что я не удержался и обнял ее за плечи.

— Какая красота! — вздохнула Сабина. — Если бы все это длилось вечно…

Внезапно все очарование утра куда-то исчезло: его спугнул странный шум, раздавшийся слева. Мы повернули головы на звук и увидели, как, расплескивая воду, на поросший тополями отдаленный остров выбираются вооруженные копьями люди.

Вскоре толпа пришельцев состояла уже примерно из тридцати человек, а над водой показывались все новые и новые головы.

— Это не нимфеи, — тревожно проговорила Сабина.

Я пристально вгляделся в пришельцев. На фоне зелени отчетливо просматривались их черные волосы и синие тела.

Сабина вздрогнула и испуганно прижалась ко мне.

— Вернемся поскорее к своим, — прошептала она.

Кивнув, я принялся было сталкивать плот на глубину, но внезапно вода возле берега забурлила, и на сушу выпрыгнули шесть человек. Они отличались от наших друзей не только цветом волос, кожи и темно-синими губами, но и явной агрессивностью.

Пожалуй впервые после знакомства с необычными обитателями водной стихии в моей памяти всплыло слово “дикарь”, ибо эти странные пришельцы — в отличие от утонченных нимфеев — более всего напоминали представителей злобных необузданных племен, живших первобытными инстинктами.

Я отпрянул от плота и вновь оказался возле Сабины.

Незнакомцы некоторое время молча разглядывали нас, причем внимание одного из них, молодого синегубого здоровяка, явно привлекла моя невеста. Я сделал шаг вперед, закрывая девушку от ощупывавшего взгляда ярко-зеленых глаз, и тогда вся компания направилась к нам, недвусмысленно поводя из стороны в сторону копьями-гарпунами.

Судя по почтительности окружающих, молодой дикарь являлся не просто командиром этого отряда, а, скорее всего, предводителем или даже вождем синегубых. Обращаясь к нам, он что-то хмуро прошипел, но я не понял его слов и в недоумении развел руки. В ответ чужаки заверещали и замахали оружием. Я понял, что наши дела плохи: отправляясь на прогулку в дружеской компании, я, естественно, не взял с собой карабин.

Мельком пожалев об этом, я понял, что и он не спас бы нас: врагов оказалось слишком много, а могло стать и еще больше — неизвестно, сколько синегубых скрывала вода.

Мои размышления прервал предводитель. На этот раз он не только сказал какую-то фразу, но и жестом приказал ответить.

Я решительно заявил, что мы являемся гостями наших друзей, и потребовал объяснить, как понимать поведение вновь прибывших. Стараясь говорить достаточно твердо, а главное — громко, я рассчитывал, что Плонг услышит меня, благо звуки над водой расходились быстро и далеко, но добился несколько иного эффекта. При первых звуках моего голоса синегубые остолбенели от изумления, а стоявший впереди вождь даже несколько отшатнулся. Над озером повисла опасная тишина…

Я быстро огляделся, стараясь обнаружить хоть какую-нибудь подходящую для обороны корягу, но в этот момент неподалеку послышались чьи-то крики. Синегубые обернулись: к острову стремительно плыли нимфеи во главе с Плонгом. Тот, высунув из воды руку, изобразил какой-то условный знак, и наши противники опустили копья. Вскоре нас уже окружали друзья — похоже, недоразумение разрешилось.

Вскоре все синегубые с тополиного острова перебрались к своему передовому отряду, и мы стали свидетелями особой церемонии приема гостей, завершившейся обоюдными рукопожатиями. Но в этом обряде я уловил оттенок неприязни, тщательно скрываемой нимфеями и неприкрытой — со стороны синегубых.

Возможно, это лишь примерещилось мне из-за личной антипатии к молодому крепышу, который по-прежнему продолжал пялиться на Сабину.

После окончания несколько затянувшегося ритуала Плонг с приятелями быстро доставили нас на остров, где мы почувствовали себя в безопасности. Но нами владело неясное беспокойство, усугублявшееся явной тревогой нимфеев из-за неожиданного, как я понял, появления синегубых. Возле наших хижин теперь постоянно находился кто-нибудь из юношей, но чаще всего это был полюбившийся нам Плонг.

До вечера все оставалось без перемен, но в сумерках на острове появилась делегация синегубых, возглавляемая все тем же молодым предводителем. По поведению нимфеев я понял, что тот среди своих — весьма важная персона. Вновь состоялся приветственный ритуал, на этот раз с обменом сувенирами, и началось своеобразное танцевальное состязание, в котором и хозяева и гости демонстрировали чудеса ловкости и грации.

Укрывшись за ветвями ясеня, мы с интересом наблюдали за этим удивительным зрелищем, но решили не выходить на берег, в чем нас поддержал и Плонг, не принимавший участия в состязаниях.

Увлеченные великолепием праздника, мы не сразу заметили людей, крадущихся к нам со стороны леса. Резкий жест Плонга заставил меня обернуться, и я узнал в одной из фигур все того же молодого дикаря. Синегубые поняли, что обнаружены, и, уже не скрываясь, подошли к нам.

Сделав вид, что случайно оказался возле хижин, навязчивый малый обменялся несколькими словами с Плонгом и, с улыбкой взмахнув на прощанье рукой, отправился со своими провожатыми на берег.

Но даже эта улыбка не смягчила мрачного выражения лица, а алчный взгляд, брошенный на Сабину, подтвердил мои худшие опасения.

Убедившись, что незваные гости покинули нас, Плонг тревожно обернулся ко мне и сказал несколько слов, сопровождая их выразительными жестами. Я понял, что он настоятельно советует остерегаться пришельцев и, главное, беречь Сабину. Праздник продолжался всю ночь. Ущербная луна, временами скрывавшаяся за легкими облачками, освещала фигуры пловцов призрачным неверным сиянием, которое лишь усиливало ощущение близкой опасности, владевшее мной.

Вскоре после полуночи от общей массы пловцов отделилась группа синегубых и заняла позицию между танцорами и островом. Небо очистилось от облаков, и теперь по озеру стелилась сверкавшая дорожка, дальний конец которой упирался в поднимавшийся от воды туман, подсвеченные зыбкие полосы которого напоминали жемчужно-белый занавес гигантской сцены. Тем временем наступила кульминация праздника, о чем возвестило тихое хрустальное пение воды. С торжествующими криками остававшиеся на берегу зрители ринулись в колыхавшиеся волны, и голос озера усилился и устремился к сверкающим звездами небесам.

Ощущение невыразимого блаженства сдавило сердце, и я подумал о том счастье, которое выпало на мою долю, — вместе с любимым существом изучать нравы народа, ведущего свой род от древней подводной цивилизации, которая некогда, возможно, господствовала над целыми континентами.

Но эту радость омрачала все усиливавшаяся тревога за Сабину. Даже после того, как уставшая от треволнений дня девушка ушла отдыхать в свой домик, я все еще оставался в укрытии, наблюдая за нимфеями и их гостями. Похоже, между этими двумя племенами существовало какое-то недоверие, возникшее, вероятно, в результате давней вражды. И нынешнее натужное дружелюбие объяснялось, пожалуй, лишь некими политическими соображениями — если здесь, конечно, уместно употребить подобное понятие.

Неожиданно набежавшие тучи скрыли луну, что послужило сигналом к окончанию праздника. Гости поплыли в сторону тополиного острова, призрачные силуэты нимфеев растаяли в прибрежных зарослях, и я, обеспокоенный окутавшей озеро тьмой, не пошел к себе, а лег на мягкую траву, загородив вход в жилище Сабины. Чутко прислушиваясь к ночным звукам, я задремал только на рассвете.

Глава 7. ПОХИЩЕНИЕ

Несколько дней прошли спокойно, если не считать непрекращавшихся ночных праздненств. При солнечном свете воды озера постоянно прочерчивали то компании синегубых пловцов, то ответные делегации нимфеев. Часто группы гостей оказывались в непосредственной близости от наших хижин, поэтому Сабина практически не покидала своего жилища, а я проводил ночи на его пороге, благо погода стояла превосходная — теплая и сухая. Краткий беспокойный сон, наполненный кошмарными видениями, не приносил отдыха и, может быть, поэтому моя тревога все возрастала. В сущности, я не находил причин для беспокойства: Плонг и его друзья постоянно находились где-нибудь неподалеку, готовые в любой момент прийти на помощь, а синегубые пришельцы, казалось бы, утратили к нам всякий интерес. Во всяком случае, их предводитель здесь больше не появлялся.

Я старался успокоить себя этими рассуждениями, но оказался бессильным справиться с мучившими меня предчувствиями, тем более что и нимфеи относились к гостям довольно настороженно. Они старались скрыть это за любезными улыбками, но напряженные, словно натянутая тетива, тела говорили мне о многом: я не видел в них и следа дружеской расслабленности! В один из вечеров, когда озеро уже озарил лунный свет, синегубые в полном составе явились на главный остров нимфеев. Я впервые увидел такое многочисленное собрание водных обитателей обоих племен! Если судить по торжественности его участников и обилию подарков с обеих сторон, это был, похоже, прощальный визит гостей.

Погода как нельзя лучше способствовала этому знаменательному моменту. На бездонном небе сияли разноцветные звезды; лунная дорожка покоилась на неподвижном водном зеркале, словно серебряный ковер, устремленный к пьедесталу почета; трубные голоса лягушек, расположившихся на листьях лилий, звучали как духовой оркестр, славящий красоту природы. Не знаю, что больше повлияло на людей — величавость ли раскинувшейся перед ними картины или раз и навсегда установленный ритуал — но водная феерия на этот раз превзошла самые смелые фантазии! Мне показалось, что танцует само озеро, выписывая стремительные водовороты, нагромождая один водяной вал на другой, то поднимаясь к небесам, то рассыпаясь миллиардами сверкающих капель. Не в силах противиться охватившему меня восторгу, я забыл о всех своих тревогах. Как бывало и в предыдущие дни, вскоре после полуночи водный балет прекратился. Гости покинули гостеприимных хозяев, но не ушли в глубину, а поплыли, мощными гребками рассекая гладь озера. Сверкающие в лунном свете дорожки, сливаясь в замысловатый узор, еще долго указывали оставшимся на берегу, куда удалилась эта живая эскадра.

— Думаю, они не вернутся. — Я обернулся к Сабине, так же как и я завороженной невероятным зрелищем.

— Если бы! — с надеждой ответила она и призналась: — Все это время мне было безумно страшно, Робер…

— Мне тоже… Я так волновался за тебя!

— Скорей бы вернулся отец!

— Уверен, он скоро присоединится к нам, — успокоил я Сабину.

Но говоря все это, я бессовестно лицемерил, стараясь скрыть от девушки безотчетный страх, снова охвативший меня. Его не рассеяло даже радостное сообщение Плонга о том, что все синегубые покинули наконец остров.

Ругая себя за несвойственную мне истеричную мнительность, я пожелал Сабине доброй ночи и отправился в свою хижину. Но и на этот раз мне долго не удавалось заснуть. Наконец, усталость и бессонница предыдущих дней взяли свое, и я погрузился в глубокий сон без сновидений.

Кошмары вернулись под утро. Обливаясь холодным потом, я вскочил, даже не понимая, где нахожусь. Постепенно вид просыпавшейся природы вернул спокойствие, ночной морок рассеялся, но вместо него из глубин подсознания вновь стал подниматься страх, вызванный странным поведением синегубого дикаря. В легком тумане, клубившемся над водой, мне стали мерещиться какие-то призрачные фигуры, и, чтобы стряхнуть накатывавшийся ужас, я направился к жилищу Сабины. Стараясь не разбудить девушку, я осторожно приоткрыл дверь… и тут же рывком широко распахнул ее: хижина была пуста!

ЧАСТЬ II

Глава 1. В ПОГОНЮ ЗА ПОХИТИТЕЛЯМИ

Мой яростный крик собрал возле опустевшего жилища все племя.

Возмущенные нимфеи не скрывали своего гнева, потрясенные очевидным коварством синегубых, нарушивших законы гостеприимства. Я убеждал Плонга немедленно отправиться в погоню, но он, показав на окутавший озеро туман, лишь беспомощно развел руками.

С восходом солнца туманная дымка рассеялась, дали прояснились, и я сумел разглядеть далеко на севере движущуюся точку. Плонг тоже заметил ее и стремительно погрузился в воду: подводные звуки многое могли рассказать нимфею, уши и глаза которого лучше приспособлены к более плотной, чем воздух, среде. Я видел, как он описывает в толще воды круг за кругом. Время шло… Наконец Плонг вынырнул на поверхность, движением руки подал какой-то сигнал и, вновь скрывшись под водой, с молниеносной быстротой устремился на север. Его примеру последовала сотня соплеменников, вооруженных копьями-гарпунами.

Я кинулся к нашему с Сабиной прогулочному плоту и обнаружил, что нимфеи уже столкнули его в воду и теперь торопливыми жестами предлагали поскорее забраться на настил. Метнувшись в хижину, я схватил нож и карабин, и через считанные минуты плот тоже мчался следом за похитителями с той скоростью, какую только могли обеспечить “матросы” моего подводного экипажа.

Постепенно смятенные чувства несколько успокоились, и я смог более хладнокровно оценить всю эту чудовищную ситуацию.

Вспомнив, как тщательно соблюдают нимфеи освященные веками обычаи, я понадеялся, что нечто подобное существует и у синегубых. А это означало, что в течение двух недель — до ближайшего новолуния — Сабина находилась в относительной безопасности: вряд ли похитивший ее мерзавец пойдет на конфликт с племенем, принудив девушку стать его наложницей до установленного срока.

Я, конечно, прислушивался к доводам рассудка, но в то же время сожалел, что в этой волшебной стране нет ни одной феи, способной подарить мне крылья, чтобы я смог как можно скорее оказаться возле своей любимой!

Глава 2. БИТВА В ГЛУБИНАХ ВОД

Около полудня над разогретой солнцем водой снова заклубился туман, затягивая дымкой горизонт. Я потерял из виду плот с Сабиной, но нимфеи не сбавляли хода, полагаясь, вероятно, на свой фантастический слух.

Окруженный белыми зыбкими столбами восходящих испарений, я принялся строить планы спасения Сабины — один фантастичнее другого. Неожиданно послышались голоса нимфеев, и я огляделся по сторонам. Плот приближался к невысокому острову, поросшему серебристыми тополями, и в тот момент, когда ветер несколько разогнал туман, за стволами деревьев — по другую сторону островка — я снова увидел вожделенную черную точку. Не в силах оторвать от нее взгляд, я не сразу обратил внимание на сигналы подводного экипажа: нимфеи старались привлечь мое внимание к тростниковым зарослям, расположенным справа от острова. Заметив, что вода там как-то подозрительно бурлит, я поднял карабин, приготовившись отразить нападение. Плот между тем остановился, но странные буруны продолжали приближаться к нам.

Внезапно вода успокоилась, и сквозь ее толщу я рассмотрел в глубине высокие, подобные деревьям, растения, на листьях которых дрожали пузырьки воздуха, напоминавшие капли расплавленного серебра. Бесконечно далекое дно покрывал собранный складками песок вперемежку с илом, и полосы золотистого и свинцово-серого цветов причудливо переплетались, своим узором оттеняя яркую зелень листвы.

Растения клонились под напором невидимого течения, срывавшего с них радужные пузырьки, и те терялись в мелких волнах, создаваемых на поверхности воды порывами ветра.

Я как-то мгновенно охватил взглядом этот подводный лес, но не уловил в его кронах ни малейшего движения — лишь скользившие тени струй. Однако где-то здесь прятались беглецы и их преследователи, применив странную, выжидательную тактику, поскольку обе стороны хорошо знали, как ловки и быстры их противники. Облачко ила, поплывшее по течению со стороны тростниковых зарослей, выдало присутствие человека. Навстречу тотчас полетел гарпун, и вода помутнела от крови — к поверхности поднялось бездыханное тело. Синий цвет кожи убитого ясно свидетельствовал о том, что похитители укрылись возле тростника, а мой плот остановился непосредственно над позициями нимфеев.

Последовал обмен ударами, и мои друзья потеряли одного из бойцов, поразив в отместку пару синегубых. После этого воды вновь успокоились, муть осела, и лишь черные зловещие тени, падавшие с поверхности на золотисто-свинцовое дно, говорили о происшедшей трагедии.

Похоже, ни нападение, ни оборона не давали преимущества: любое движение вызывало смертельную реакцию. Что в таком случае предпримут противники? Внезапно я понял: преимущество будет на стороне тех, кто сумеет дольше продержаться под водой. С замиранием сердца я ждал этой критической минуты. По-видимому, такая же цель была и у людей на едва заметном плоту: с того момента, как мы остановились, не двигался и он.

Внезапно вода забурлила, зеленые заросли растений заволокло мутью, и в лес с огромной скоростью ворвались стаи рыб, заполнив пространство между враждующими сторонами. Появление рыбьей армады сопровождалось звучанием растревоженной ею воды — словно духовые оркестры напутствовали идущие на штурм легионы! Смысл этого явления состоял, вероятно, в том, чтобы помочь синегубым под прикрытием живого щита подняться к поверхности и наполнить легкие чистым воздухом. Они твердо знали, что нимфеи не станут убивать рыб: по какой-то неведомой мне причине эти безмолвные существа были священны для них.

На миг я забыл, по какой причине оказался зрителем этого необыкновенного представления, настолько захватил меня вид танцующих тварей. Округлые словно шары, вытянутые в длину или плоские, как лепешки, с обведенными каймой глазами, в разноцветной чешуе — полосатой, пятнистой или серебряно-однотонной, они, бесшумно шевеля плавниками и разинув круглые рты, то кружились на месте, то стремительно рассекали водную толщу подобно сверкающим стрелам, то трепетали, словно листья осин. Каждое, казалось бы, произвольное движение вписывалось в общую ткань танца, создавая впечатление некой единой симфонии. Я видел перед собой ожившую партитуру сложнейшего музыкального произведения! Теперь противники состязались в том, сумеют ли одни удержать, а другие отпугнуть сонмы рыбьих тел. И здесь выдумка синегубых подыграла нимфеям: один из них, прикрываясь плотной стеной озерной живности, вылез на плот, и при первых же звуках тростниковой флейты все рыбы послушно исчезли.

Кое-кто из синегубых все же успел подняться к поверхности, но при попытке вернуться в укрытие многие из них погибли.

Тогда в сторону нимфеев устремились сотни гарпунов: их целью, как выяснилось, было не столько нападение на противника, сколько создание “дымовой” завесы с помощью взбаламученного ила. Нимфеи разгадали маневр и прежде, чем синегубые вынырнули на поверхность, заняли позицию над ними, закрывая дорогу к живительному воздуху. Среди черноволосых началась паника, и, признав свое поражение, они устремились прочь от острова, за тростниковые заросли — туда, где все еще покачивался плот с похитителями моей невесты.

Победители не стали преследовать отступавших — нимфеи никогда не отличались кровожадностью, чтобы убивать ради убийства. Они подобрали брошенное синегубыми оружие, оказали помощь раненым, положили на наскоро связанный плот павших, и печальная процессия отправилась к родным хижинам, конвоируя пленных, тащивших на себе тела убитых соплеменников.

Большинство же нимфеев осталось с нами, чтобы затем продолжить преследование похитителей. Когда отряд с пленными уже скрылся из виду, к моему плоту подплыли четверо нимфеев.

Двое из них поддерживали синекожего мальчика. Они осторожно положили свою ношу на настил, попросив осмотреть его: похоже, что-то случилось с левой рукой ребенка.

Тем временем синегубые бесследно исчезли, скрылся в тумане и плот с Сабиной. Мы пристали к острову, чтобы утомленные сражением люди смогли подкрепиться и немного отдохнуть. В гнетущем молчании они принялись раскладывать костры и жарить рыбу — чувствовалось, что победа над синегубыми вызвала не радость, а, скорее, грусть и сожаления. Я вправил своему пациенту вывихнутый плечевой сустав, а Плонг принес какие-то листья и обмотал ими плечо мальчика, пояснив, что это растение снимет боль. Парнишка вскоре уснул, а я, не в силах оставаться на месте, решил побродить по острову.

Занятый своими невеселыми мыслями, я мало обращал внимания на то, что меня окружало, лишь мельком отметив гигантские колосья каких-то травянистых растений — да и то только потому, что двигался вдоль борозды, откуда эти злаки торчали. Вот тогда-то я чуть не угодил в черный провал, внезапно возникший на моем пути.

Дрожь в коленях заставила меня присесть возле этой дыры с зазубренными краями, и я понял, что по счастливой случайности избежал довольно скверной участи — провал казался бездонным. Неожиданно эхо донесло до меня отголоски причитаний и плача. Сабина! Голос мог принадлежать только человеку, подобному мне! Что есть мочи я завопил:

— Кто там? Отзовись! Однако сколько ни напрягал я слух, но так и не смог уловить ответного отклика — только постепенно затихавшее эхо собственного отчаянного крика. Одумавшись, я понял, что оказался во власти слуховых галлюцинаций: горькие мысли о любимой как бы внезапно материализовались, ударив меня прямо в сердце. Немного посидев около предательской дыры, я вернулся в лагерь еще более несчастным, чем прежде.

Получив от Плонга свою долю рыбы, я устроился на плоту и предложил проснувшемуся пареньку разделить со мной трапезу. Он отказался и вскоре вновь погрузился в забытье. Машинально сжевав свой обед, я в ожидании сигнала к продолжению погони принялся рассматривать своего невольного спутника.

Еще прежде, оказывая помощь пострадавшему, я отметил, что глаза этого синекожего мальчика значительно больше напоминают обычные человеческие, хотя и гораздо крупнее их.

Радужная оболочка не отливала красным, что характерно для нимфеев, и не полыхала зеленым огнем, как у синегубых — она была коричневой.

Теперь же я обнаружил, что цвет его кожи значительно светлее, чем у похитителей Сабины, строение рук и ног приближалось к европейскому, да и волосы вовсе не напоминали плети водорослей.

Эти наблюдения возродили во мне былой научный интерес к обитателям волшебного озера с белыми лилиями. Может быть, этот мальчик — потомок смешанного брака между людьми и нимфеями или синегубыми? А возможно, он представитель совершенно самостоятельной человеческой расы, постепенно перешедшей к водному образу жизни.

Перебирая в памяти отрывочные воспоминания о гидрофилах среди растительного и животного мира, я вспомнил высказывания древних авторов о необычайной способности некоторых существ жить в воде.

В конце концов, и зародыш человека развивается именно в жидкости и лишь после рождения осваивает воздух! Так почему же не признать возможным возврат части человечества к водной среде обитания? После короткого отдыха мы вновь отправились в путь.

Похитители постарались запутать следы, отправив отряды в разных направлениях, и преднамеренно создаваемый подводный шум слышался буквально отовсюду. Однако мой экипаж сумел разгадать хитрость врага, и, когда к двум часам пополудни туман рассеялся, я, к моей радости, вновь разглядел на горизонте плот похитителей. Поощряемые моими криками, нимфеи удвоили усилия, и мы стали заметно настигать беглецов.

Вскоре я уже смутно смог рассмотреть женскую фигурку, закутанную в плащ-накидку, и стороживших ее церберов. Но теперь меня одолели сомнения: а что если похитивший девушку дикарь предпочтет утопить ее, лишь бы не отдавать свою добычу?

Стоя на плоту в полный рост, я вдруг как бы со стороны увидел два суденышка, скользившие по прекрасному озеру под высоким голубым небосводом. Бирюзовая вода, покрытые зеленью и цветами острова, великолепные, словно из тончайшего фарфора, чаши белых лилий — все призывало к счастью и неге.

Волшебные декорации этой сцены вовсе не соответствовали той драме, которая разыгрывалась сейчас под ласковыми лучами солнца!

Я стал звать Сабину, неподвижная фигура которой словно застыла на проклятом плоту мерзкого вора. Я хотел, чтобы она знала, что спасение уже близко, но девушка почему-то даже ни разу не оглянулась.

Тревога разрывала мое сердце! Как этот синегубый дикарь заставил ее не реагировать на мои призывы? Что сделал с ней?

Скорее всего, применил гипноз или принудил пленницу выпить какую-то отраву, или еще что…

Когда до похитителей оставалось не более трехсот ярдов, мои друзья перестали толкать плот и стремительно поплыли к синегубым. Тотчас возле Сабины поднялись две фигуры, и в одной из них я опознал кряжистого предводителя. Они схватили девушку и, несмотря на отчаянное сопротивление, поволокли ее к борту. Раздался плеск, и вода сомкнулась над девичьей фигуркой.

…Вероятно, именно тогда в моей шевелюре появились ранние серебряные нити…

От невыносимого горя я, по-моему, лишился рассудка.

Помнится, я бросился в воду и принялся безостановочно нырять, стараясь рассмотреть в прозрачных глубинах тело любимой. Но коварная вода не желала отдавать мою невесту, и постепенно милосердная тьма затопила сознание…

Глава 3.БЛАГОДАРНЫЙ РЕБЕНОК

Сознание постепенно возвращалось ко мне, а вместе с нем и боль утраты. Я не торопился открывать глаза, сожалея о том, что все-таки выжил.

В конце концов, легкое покачивание моего жесткого ложа заставило с неохотой взглянуть на утративший всякий смысл мир, и я обнаружил, что нахожусь на плоту.

Люди покинули меня, и общество теперь составляли только рыбы. Они плескались возле плота, заставляя его крениться — плоские, словно доски, цилиндрические, как торпеды, то облаченные в непроницаемую, бронеподобную чешую, то легкие и настолько прозрачные, что сквозь них, казалось, просвечивало дно. Легкая рябь морщинила воду, заставляя ее играть радужными бликами, и тогда, взглянув на бессмертное светило, я вдруг понял, что мое беспамятство продолжалось не так уж долго.

Мой взгляд бездумно фиксировал все это великолепие, но в душе царил мрак. Неожиданно я понял, что уже довольно долго наблюдаю за плывущей в глубине человеческой фигурой, медленные движения которой казались неловкими и неуверенными. Когда человек устремился к поверхности, я узнал в нем своего недавнего пациента.

Вынырнув возле плота, он улыбнулся и положил на настил поднятый со дна озера нож: вероятно, я потерял его, пытаясь отыскать Сабину. Это имя снова вызвало приступ невыносимой боли, но я не поддался искушению тут же прыгнуть за борт, а вместо этого помог мальчику выбраться на плот.

Осмотрев его руку и убедившись, что отек постепенно спадает, я отошел к борту и присел на настил, снова тупо уставившись на воду.

Легкое прикосновение вернуло меня к действительности, и парнишка попытался что-то мне втолковать, изображая руками какие-то загадочные фигуры. Я отрицательно помотал головой. Мой кареглазый собеседник приуныл, а потом схватил нож и отколупнул от настила несколько щепок. Довольный своей выдумкой, он принялся разыгрывать передо мной целый спектакль.

Самую крупную щепку мальчик опустил в воду и повозил ее там, явно намекая на то, что это плот. Еще две палочки он положил рядом, потыкав пальцем сначала в ту, что побольше, а потом в меня — значит, они изображали нас с Сабиной. Парнишка обрадовался, заметив мою заинтересованность, и продолжил “рассказ”. Теперь из кучки щепок он выбрал довольно крупную и показал, как этот персонаж хватает “Сабину” и тащит ее на плот.

Я внимательно следил за его действиями, время от времени кивая, а он между тем нарисовал мокрым пальцем на настиле очертания того острова, где мы отдыхали после битвы с синегубыми.

Мальчик изобразил, как плот причалил к острову, и щепка-Сабина осталась на “берегу”, а ее место на плоту заняла какая-то безымянная лучинка.

Вероятно, на моем лице отразилось изумление, потому что “рассказчик” рассмеялся и придвинул к плоту хвост из оставшихся щепочек, явно имея в виду преследователей-нимфеев. Затем он сбросил с плота лучинку и победно взглянул на меня.

Этот взгляд растопил ледяной холод в моем сердце: из того, что показал мой кареглазый спаситель следовало, что Сабина жива! Мальчик радостно закивал, подтверждая эту отрадную мысль. Оставалось выяснить, где же она теперь. Может быть, удивительный ребенок знает и это? Показав на щепку, изображавшую Сабину, я тут же задал ему мучивший меня вопрос.

После так гениально просто разыгранного спектакля, мы теперь прекрасно понимали друг друга, хотя и говорили каждый на своем языке. Но язык пластики — интернационален. Примером тому служит балет, способный движением и музыкой передать всю гамму чувств.

Из дальнейшего объяснения я понял, что Сабина некоторое время оставалась в той пещере, куда я едва не свалился, а когда мы увлеклись преследованием подставного персонажа, девушку перевезли далеко на запад, где в прибрежных гротах обитало племя синегубых. В результате повествования я сделал еще одно утешительное для себя заключение: я не страдал галлюцинациями — из глубин черного провала и в самом деле раздавался плач несчастной узницы.

Каким образом парнишка стал обладателем подобной информации, я мог лишь догадываться. Вероятно, увидев меня в весьма плачевном состоянии, он отправился за похитителями и сумел из их разговоров почерпнуть необходимые сведения, а затем вернулся назад, чтобы залечить мои душевные раны.

Глава 4. РЕКА

Предложение немедленно отправиться на поиски Сабины вызвало у моего малолетнего спутника прилив радостного энтузиазма. Я отвязал от плота менее толстое бревно и с помощью ножа превратил один из его концов в нечто, напоминавшее лопасть.

Встав на корме нашего суденышка, я принялся грести этим самодельным веслом, напоминая своим видом карикатуру на итальянского гондольера. Первые гребки дались с трудом, но потом я приноровился — сказались, по-видимому, прежние навыки владения веслом. Мальчик с удивлением взирал на неизвестный ему способ передвижения и все порывался слезть в воду, чтобы толкать плот. Но я знал, что поврежденная рука все еще болела, и воспротивился этому. Конечно, пятнадцать ярдов в минуту не такая уж хорошая скорость, но, во-первых, мы двигались, а во-вторых, эта работа отвлекала меня от тягостных мыслей о Сабине.

Под мерное журчание воды парнишка задремал. Я направлял плот следом за клонившимся к закату солнцем и к вечеру заметил на горизонте линию покрытых деревьями холмов. Сначала я принял их за очередной остров, но потом понял, что мы достигли берега озера.

Не представляя, куда двигаться дальше, я растолкал спящего, и тот указал в сторону густого леса, поднимавшегося слева, примерно в миле от нас. В непроницаемой на первый взгляд стене обнаружился просвет, и вскоре плот уже скользил по довольно широкой реке, вытекавшей из озера. По обеим сторонам потока поднимались из воды высокие деревья. Они словно наступали на реку, стараясь подмять ее под себя, и протягивали над водой свои мощные ветви, сплетаясь с собратьями на противоположном берегу. От мокрой коры этих деревьев, от заболоченной почвы несло каким-то мертвящим холодом. Лучи закатного солнца едва проникали сквозь густые кроны, бросая кровавые отблески на струившиеся воды. В их неверном свете, среди уходивших в глубину стволов, я разглядел ленивых белесых рыб, зеленых, словно покрытых тиной, гигантских раков и странного вида головоногих с непомерно большими глазами — сонный мир вечного сумрака.

Там, где дно реки поднималось к поверхности, росли необычайно красивые травы, длинные пряди которых простирались на несколько ярдов, изящно извиваясь в такт движению водных струй. Среди невысоких узорчатых водорослей, расстилавшихся кое-где причудливыми коврами, сновали юркие мальки, необычно маленькие среди этого мира гигантов. На ветвях, спускавшихся к самой воде, нашли прибежище крупные, с черепаху, жуки с радужными как у бронзовок хитиновыми панцирями.

Заметил я и довольно неприятного с виду паука, размером с ладонь, который раскачивался на прозрачной нити, явно нацелившись на добычу. Там, где среди болот поднимались небольшие холмики, возвышались серые головы грибов, привлекавшие к себе толстых белых мух. Временами над водой совершали свой танцующий полет летучие мыши, но я так и не увидел ни одной птицы, не услышал их привычного для леса щебета — тишина и безмолвие окутывали реку, словно саваном.

Вокруг становилось все темнее и темнее. Густое переплетение ветвей спускалось теперь чуть ли не к самой воде, и порой мне приходилось нагибаться, чтобы не быть сброшенным в реку.

Тьма и безмолвие навевали безотчетный страх, и я опасливо оглядывался по сторонам, инстинктивно ожидая нападения.

Последний луч солнца, чудом прорвавшийся сквозь непроницаемую колоннаду стволов, бросил на воду прощальный кровавый отблеск, и все поглотил мрак. В целях безопасности я перешел на нос плота и медленными гребками повел его дальше, стараясь держаться на середине водного потока.

Глава 5. СВЕТЯЩАЯСЯ ВОДА

С наступлением новых суток мой спутник проснулся, чувствуя себя почти выздоровевшим. Он осмотрел берега прекрасно видевшими в темноте глазами и предложил причалить к едва заметному бугорку, оказавшемуся довольно сухим холмом.

Отыскав среди деревьев лещину, он собрал орехи, и мы с удовольствием поели. Затем, восстановив силы коротким сном, я погнал плот дальше. Теперь тьма не казалась уже такой непроглядной: сквозь заросли слева струился призрачный свет — вероятно, всходила луна. Едва заметные отблески иногда ложились на воду, и тогда я замечал плавники скользивших возле поверхности рыб.

Мы продолжали осторожно продвигаться вперед. Примерно часа через два русло реки, до сих пор устремленное точно на запад, повернуло влево, и… я невольно зажмурил глаза. Река перед нами сверкала словно снежное пространство, залитое лунным светом. Ослепительное сияние освещало не только ближайшие деревья, но уходило далеко в глубь леса, затопленного здесь широким разливом реки. Струи воды, сталкиваясь со стволами, рассыпались миллиардами искр, и казалось, что деревья поднимаются из фонтанов огня. Вода как будто превратилась в жидкое пламя, которое пульсировало и переливалось, то вспыхивая с невероятной силой, то почти потухая. Для полной иллюзии всепоглощающего пожара не хватало треска и воя огня, но этот холодный свет полыхал вокруг загадочно и безмолвно.

Подсвеченная каким-то глубинным светом вода всколыхнула чувства, одолевавшие меня в детстве, — наивное восхищение, непреодолимый страх перед неведомым, связанный тем не менее с неудержимой тягой ко всему таинственному. Я живо представил себе волшебный город каких-то загадочных амфибий, созданный ими в глубинах вод, и вообразил, как, например, раз в столетие поднимается он из бездны, озаряя все вокруг безумным сиянием. И горе, а может быть и счастье тому, кто станет свидетелем подобного чуда! Как все-таки странно устроен человеческий мозг: не имея в запасе знаний, объясняющих нечто непонятное, он склонен все отнести в разряд непознаваемого, где властвуют таинственные силы, недоступные смертным. Все же как много еще белых пятен в наших знаниях, а мы-то вообразили себя хозяевами природы! Увлеченный необычным зрелищем, я не сразу заметил, как неподалеку от плота возник странный силуэт, напоминавший вставшего на задние лапы гигантского богомола. Однако это непомерно худое и длинноногое создание явно принадлежало к человеческому роду. Освещенный снизу, новый персонаж казался невероятно высоким, хотя на самом деле его рост не достигал и трех метров. Вскоре к нему присоединилась еще пара сородичей, и, когда вся троица медленно побрела по воде в нашу сторону, я торопливо разбудил своего спутника.

Яркий свет ослепил мальчика, и он не сразу заметил среди стволов неожиданных посетителей. Однако их вид не испугал и даже не удивил его — судя по реакции, он уже знал этих людей.

Когда тощие гиганты подошли ближе, я понял, почему они напомнили мне богомолов — дело было не только в какой-то бестелесности их облика, иссушенных руках и ногах, но и в маленькой голове, мерно кивавшей в такт неторопливым шагам. На удлиненном лице выделялись холодные, словно подернутые льдом, голубые глаза, рассеянный взгляд которых, похоже, не мог сосредоточиться ни на каком конкретном предмете; тело покрывала белесая шерсть — единственная защита существ от промозглости затопленного леса.

Парнишка весело и слегка покровительственно заговорил с ними, и в ответ раздались неожиданно мощные басовитые звуки, среди которых явственно выделялись отдельные слова, что существенно отличало язык лесных жителей от кантиленной лексики нимфеев.

Разглядывая пришельцев, я понял, что лучшие дни их племени давно миновали. Чудовищные условия жизни — во мраке и сырости — уже наложили отпечаток деградации на их облик, что выражалось хотя бы в унылой покорности и заторможенности восприятия. Они вызвали во мне какую-то щемящую жалость, словно оставшиеся без матери щенки. Инстинктивно я понял, что передо мной изгои человеческого общества.

Можно предположить, что когда-то их оттеснили в эти непригодные для жизни места могущественные монгольские племена. Не в состоянии выбраться отсюда, люди постепенно приспособились выживать в невыносимых условиях, но жестоко поплатились за это, почти утратив человеческий облик.

Возможно, самая здоровая часть побежденных смогла покинуть эти места — и тогда возникли племена нимфеев и синегубых. Но весьма вероятно, что и те и другие не имели ничего общего с обитателями гнилого леса, и их происхождение имело иные корни: нельзя сбрасывать со счетов как эволюцию, так и социальные катастрофы.

Мой спутник тем временем что-то велел им, и они принялись покорно толкать плот, признавая даже за ребенком право повелевать ими. Несмотря на казалось бы замедленные движения гигантов, плот неожиданно быстро заскользил по воде. Освободившись на время от весла, я смог всласть налюбоваться сверкавшей рекой. Расходившиеся от нашего суденышка волны отливали перламутром и, разбиваясь о стволы, радужным фейерверком осыпались вокруг них. Черные тени деревьев, ложась на серебро вод, создавали иллюзию тонкой чеканки, но в отличие он неподвижных линий ювелирных изделий постоянно видоизменялись, струились, переливались. Пытаясь докопаться до причин необычного явления, я склонился над бортом и, чтобы проверить возникшую догадку, зачерпнул ладонью немного сверкающей воды. Рука тут же засветилась. Стряхнув на настил огненные капли, я внимательно рассмотрел их и обнаружил множество комочков испускавшей свет слизи.

Впоследствии мы выделили из воды зооспоры водорослей, которые в период размножения передвигались при помощи жгутиков и фосфоресцировали. Постепенно река сузилась, течение подхватило плот и понесло его на глубину. Дно ушло из-под ног даже у наших долговязых помощников, и, вдоволь нахлебавшись воды, они выбрались на мелководье.

Увеличившаяся скорость водного потока разорвала сплошной покров зооспор, и свечение пошло на убыль. В жалких отсветах недавнего великолепия я увидел, как унылая троица выбралась на берег, и помахал им на прощанье рукой. Они ответили мне раскатистыми криками, а затем гуськом побежали в глубь леса, оставив в моей душе горький осадок от фатальной обреченности этих существ.

Отдохнув за несколько часов безделья, я снова взялся за весло. Реку окутывал мрак, и мне вдруг померещилось, что любой гребок может оказаться последним — река внезапно сорвется в невидимую бездну, увлекая за собой и нас. Ребенок снова уснул, и ничто больше не могло помешать печали обрушиться на меня.

Признаюсь честно — дух мой был почти сломлен. Прежде я неоднократно попадал в разные переделки, но всегда чувствовал рядом дружескую поддержку. Да и, в сущности, трудности, встречавшиеся на пути, никогда не выходили за привычные рамки — я был готов к ним. А сейчас, оказавшись лицом к лицу с существами, словно явившимися из жутких сказаний, я почувствовал себя на грани нервного срыва.

Теперь я как-то неотчетливо воспринимал действительность. С трудом удерживая в руках неуклюжее весло, я подчас вдруг видел себя на освещенной городской улице или внезапно оказывался на смотровой площадке маяка. В минуты просветления я отдавал себе отчет в том, что внезапно могу покинуть плот, чтобы где-нибудь “прогуляться”, и утону, так и не вызволив Сабину. Перенапряженный мозг тут же выдал сигнал СОС, и я решил дать ему отдых. Отметив, что вроде бы начинается рассвет, я вытащил на настил весло и прилег возле мальчика…

Глава 6. БУРЯ

Когда я очнулся, солнце уже давно взошло, и, хотя его то и дело скрывали клубившиеся тучи, стояла невыносимая жара. Плот стремительно двигался по неоглядной водной глади, в которую теперь превратилась светящаяся река.

Мой спутник исчез. Однако я даже не успел испугаться, поскольку сообразил, что вряд ли плот мчится сам по себе.

Заглянув за корму, я увидел в воде парнишку, который бодро толкал наше судно. Заметив меня, он вынырнул на поверхность и сообщил, что страна синегубых уже совсем неподалеку.

На мое предложение отдохнуть мальчик ответил отказом, и тогда я стал помогать ему, устроившись с веслом на носу плота.

Солнце окончательно скрылось за плотными тучами, неподвижный горячий воздух обжигал гортань, наэлектризованные волосы поднялись дыбом — все предвещало грозу. А на показавшемся вдалеке берегу она уже бушевала в полную силу: высокие деревья гнулись под ветром, словно тростник, небо затянули поднятые с земли пылевые вихри.

Вскоре первые отзвуки надвигавшейся бури настигли и нас — озеро взбаламутила беспорядочная толчея крутых волн, стремившихся разбить плот. Объединенными усилиями мы быстро гнали его к берегу, но, когда до суши оставалось не более ста пятидесяти ярдов, небо обрушило на нас всю свою ярость.

Огромные волны швыряли плот, словно щепку. Временами он попадал в водовороты, вызванные смерчем, и буквально всасывался в бездну, но каждый раз озерная вода выталкивала несчастное суденышко на поверхность, где его нещадно стегали потоки ливня.

Я чувствовал, как бревна подо мной начинают расползаться. Очередной вал окончательно расколотил плот, и меня поглотила кипящая пучина. Отчаянно работая ногами, я безрезультатно пытался пробиться наверх, но неожиданно какая-то сила подхватила меня и стремительно вынесла к берегу. Выкашляв набравшуюся в легкие воду, я заметил, что рядом сидит кареглазый парнишка и участливо смотрит на меня.

Оказалось, что с приближением бури он нырнул на глубину и, увидев, как развалился плот, а я начал тонуть, поспешил мне на помощь.

Теперь над озером разразилась гроза. Вероятно, население этого края никогда воочию не видит подобного буйства стихии, благоразумно пережидая катаклизмы на глубине. Поэтому сверкание небесного огня и оглушительный гром испугали ребенка, и, заметив, что он дрожит от ужаса, я велел ему спрятаться в воде. А посмотреть, однако, было на что! Молнии толстыми пульсирующими змеями яростно жалили вспененную воду; от ударов грома ощутимо вздрагивала земля; языки волн лизали низкие тучи, а те в ответ извергали водопады воды, и казалось, что небесная и земная влага стремятся объединиться и явить миру новый потоп, возрождая легенду о Ное.

Уровень воды и в самом деле стал стремительно подниматься, и под ее напором я вынужден был подниматься по каменистым отвалам все выше и выше. Я не боялся, что молнии убьют меня: слишком ничтожной целью выглядела одинокая фигура путника на фоне открытых озерных пространств. Поэтому я решил не терять времени зря и осмотреть берег.

Убежденный, что в такую бурю никто из синегубых не остался на суше, я не боялся неожиданного нападения и стал карабкаться к едва различимым за стеной ливня темным отверстиям пещер.

Расположенные рядами — один над другим — они напоминали неосвещенные окна заброшенного дома, и, чувствуя себя чуть ли не мародером, я с некоторой оторопью принялся методично заглядывать в них.

Неожиданно в одной из пещер верхнего ряда я заметил смутно белевшее лицо. Моя невеста печально смотрела оттуда на бушующие воды озера! Цепляясь за камни, я принялся карабкаться вверх, инстинктивно стараясь производить как можно меньше шума, хотя в оглушительном безумстве бури вряд ли кто услышал бы даже грохот камнепада. Но если дикари не оставили даже дозорных, почему Сабина не попыталась убежать от них? Ответ на этот вопрос я получил, забравшись наконец в пещеру: руки и ноги девушки опутывали прочные веревки.

Увидев при всполохах молний у входа в пещеру странную фигуру — грязную, мокрую, со всклокоченной шевелюрой — пленница слабо вскрикнула и упала без чувств. Кляня себя за неосторожную торопливость, я бросился к девушке, и, называя ее ласковыми именами, принялся развязывать путы.

Вероятно, мои слова пробились сквозь затуманенное сознание, потому что Сабина вскоре открыла глаза, тут же наполнившиеся слезами. Но теперь это были слезы радости!

— Как вам удалось отыскать меня? — со счастливым изумлением воскликнула девушка.

Я в двух словах сообщил о путешествии на плоту, и мы поспешили к берегу.

Теперь, когда рядом со мной снова была Сабина, мне слышались в завываниях бури не угрозы, а звуки победных фанфар. На берегу нас встретил кареглазый парнишка, обеспокоенный моим исчезновением. По-прежнему вздрагивая от каждого удара грома, он тем не менее поднялся из безопасных глубин, намереваясь отправиться на поиски и меня, и Сабины.

В первый момент девушка отшатнулась от темнокожей фигуры, решив, что это один из преследователей, но я пояснил, какую роль сыграл мальчик в нашем воссоединении, и она признательно пожала руку моему преданному спутнику.

Следовало как можно скорее, пока еще грохотала гроза, уйти подальше от пещер, и хотя наш маленький друг безумно боялся молний, он все же вызвался показать дорогу.

Я заметил, что мальчик успокаивался, как только я прикасался к нему, и тогда, дружно взявшись за руки, мы двинулись в путь. Примерно через полчаса по сигналу нашего проводника мы остановились возле темного входа в пещеру.

— Ты предлагаешь нам здесь спрятаться? — недоуменно спросил я. — Зачем? Нам надо спешить к своим! Мальчик обернулся к Сабине, словно предлагая девушке объяснить его выбор. Она внимательно, насколько это позволял ни на миг не прекращавшийся ливень, огляделась по сторонам и кивнула, словно удивившись своей догадке.

— Это выход из подземного лабиринта, по которому похитители притащили меня сюда, — уверенно произнесла она.

— Но этот путь страшно опасен! Должна быть какая-то другая дорога, не связанная с подземельями, — настаивал я.

Наш проводник отрицательно помотал головой и решительно показал в черный зев пещеры, предложив положиться на его знание предстоящего маршрута. Мне ничего не оставалось, как согласиться с ним. Сабина тоже поддержала эту идею.

— Лучше попытаться уйти этим путем, чем снова попасться, — сказала она. — Кроме того, нимфеи не знают, где нас искать, так что на помощь рассчитывать не приходится.

Пожалев о том, что шторм, разбивший плот, утопил и карабин, я выбрал среди бурелома дубинку покрепче, и, снова взявшись за руки, мы шагнули в темноту.

Глава 7. В ЛАБИРИНТЕ ПЕЩЕР

Теперь, когда раскаты грома звучали несколько приглушенно, а сверкание молний больше не тревожило маленького проводника, он совсем успокоился и пошел вперед, что-то негромко насвистывая. Мы осторожно двигались следом, опасаясь споткнуться о невидимые камни, но пол туннеля оказался на удивлении ровным. Однако мощные электрические разряды не утихавшей грозы заставляли сотрясаться каменные своды, и, стоило мне подумать о возможности обвалов, как молния, похоже, ударила в скалы прямо над нашими головами. Свод затрещал, и сверху посыпались осколки камней, один из которых ударил меня в плечо. Когда грохот стих, я окликнул спутников и убедился, что они не пострадали. Перебравшись следом за мальчиком через образовавшийся завал, мы вновь ощутили под ногами ровный пол туннеля.

Мы шли по подземному коридору уже не менее часа. Темнота вокруг больше не казалась такой беспросветной: сквозь невидимые щели в своде и стенах просачивался слабый отсвет дня, и нам не приходилось ощупывать дорогу подобно слепым.

По-видимому, гроза осталась где-то позади — мы давно не слышали раскатов грома, и в подземелье воцарилась тишина, одновременно тревожившая и обнадеживавшая нас. Мальчик уверенно шагал впереди, и вначале я объяснял это тем, что туннель не имел боковых ответвлений. Теперь, уже неплохо различая дорогу, я понял, что дело не в этом: мы несколько раз проходили сквозь большие залы, имевшие несколько выходов, но ребенок ни разу не усомнился в выборе нужного коридора.

— Интересно, что помогает парнишке отыскивать правильный путь? — спросил я Сабину.

— Представьте, я уже задавала себе тот же вопрос, — чуть нервно рассмеялась девушка. — Я пыталась запомнить путь по которому синегубые тащили меня, но запуталась во всех этих ответвлениях, а они проскакивали их сходу. Вероятно здешние аборигены обладают особым чувством пространства свойственным, например, перелетным птицам.

— Вероятно, вы правы, — согласился я. — Возможно, это качество развилось у них из-за долгих путешествий под водой.

— Да и видят они гораздо лучше нас, даже в темноте, — вздохнула Сабина.

Минуло еще два часа, и вот впереди стал разливаться зеленоватый свет. Немного погодя мы вступили под своды величественного зала, всю левую часть которого занимало озеро. Его воды простирались и дальше — в широкую галерею, озаренную вдали ярким светом. Именно его отблеск, падая на воду, а затем многократно отражаясь от стен, и наполнял светом пещеру. Шум наших шагов спугнул каких-то больших птиц, и они, мерно взмахивая широкими крыльями, устремились вдоль галереи к свету.

Судя по всему, наше путешествие по темным подземельям подошло к концу. Вместе с радостью накатила усталость, и мы присели на прибрежные валуны. Наш проводник знаками показал, что ненадолго оставит нас и нырнул в неподвижные воды. Мы были рады и нежданному отдыху, и возможности остаться наедине. Я обнял Сабину за плечи, она доверчиво опустила головку на мое плечо, и словно по мановению волшебной палочки исчезли все тревоги и печали.

Мне подумалось, что выпавшие на нашу долю опасности и невероятные приключения только усилят любовь, скрепив ее навеки общими воспоминаниями о пережитом.

Глава 8. ЖИТЕЛИ ПОДЗЕМНЫХ ОЗЕР

Вскоре наш проводник вернулся, и путешествие продолжилось.

На этот раз мы шли по мрачному коридору, под которым текла река — мы видели внизу ее сонные воды сквозь трещины в камнях. Вековые испарения пронизали сыростью и холодом каменные стены, с низкого свода сочились ледяные струйки, временами заставляя нас ежиться, и тем радостнее приветствовали мы освещенную яркими лучами солнца долину, куда наконец вывел нас этот унылый туннель. По ослепительно синему небу мчались облака, как отзвуки дальней грозы, и их тени стремительно скользили по вертикальным скалам, окружавшим долину.

Приглядевшись, я понял, что в действительности мы оказались в огромной пещере, свод которой обрушился еще в незапамятные времена. Его гигантские осколки давно поросли травой и кустами, и только кое-где среди зеленого покрова торчали источенные временем камни, напоминая сброшенных со своих пьедесталов идолов. По отвесным стенам змеились лианы, а на скальных выступах примостились небольшие деревья.

Миновав открытое пространство, мы вновь вступили в подземные лабиринты, чтобы вскоре снова оказаться под открытым небом.

Туннели чередовались зелеными долинами, в которые некогда превратилась цепь пещер, и мне подумалось, что подобный гигантский катаклизм мог произойти лишь в результате мощного землетрясения.

После полуторачасового перехода мы оказались возле огромного озера, в которое впадала многоводная река, низвергавшаяся с двадцатиярдовой высоты. Вид этого водопада ошеломил меня: я никак не ожидал увидеть под землей некое подобие Ниагары, сходство с которой подчеркивала и огромная — не менее семидесяти ярдов — ширина водного потока.

Теперь мальчик почти бежал, нетерпеливо оглядываясь и жестами торопя нас.

Обогнув высокий скалистый мыс, мы поняли, к чему он так радостно стремился: от расположенных в отдалении хижин навстречу нам бежала толпа людей, удивительно похожих на нашего маленького друга.

Я уже отмечал, что его облик соответствовал нашим представлениям о европеоидах, и теперь, увидев его сородичей, Понял, что не ошибся.

Как выяснилось позднее, это племя было оттеснено в подземелья, как слабейшее. Их слабость объяснялась замедленной по сравнению с другими эволюцией: об этом, в частности свидетельствовало и большее, чем у нимфеев или синегубых сходство с нами.

Сначала я предположил, что мало изменившийся внешний вид говорит о позднем, возможно через сотни лет, переселении в эти места, но потом отказался от подобной теории.

Выяснилось, что далекие предки нашего юного друга попали сюда почти следом за обитателями гнилого леса, но те сумели изгнать их с относительного мелководья к подземным рекам. Что касается синегубых, то они, по-видимому, отпочковались от подземных жителей и, как наиболее жизнеспособная часть племени, сумели вернуться на поверхность, а вот нимфеи, похоже, совершенно самостоятельное племя, пришедшее с западных равнин Азии и приспособившееся к жизни озерного края.

Удивительно то, что среди этих весьма схожих по образу жизни племен не существует смешанных браков, а отсутствие свежей крови ставит их на грань вымирания — примером могут служить несчастные тощие великаны. Существует ли прогресс в развитии синегубых или нимфеев, еще следует определить, а вот подземным жителям явно грозит повторение участи их давних врагов из затопленного леса.

Воспользовавшись благоприятным случаем, приведшим нас в подземное поселение, я с воодушевлением принялся за научные наблюдения. Пример местных племен неоспоримо доказывал, что условия жизни продолжают влиять на человека, непосредственно формируя его, хотя это и не желает признавать наш слишком самонадеянный разум. Я мечтал со временем проникнуть в тайны происхождения странной популяции человечества, но более всего меня интересовало их восприятие окружающего мира. И в то же время меня терзала мысль об участи обнаруженных нами племен, когда армии исследователей всех мастей ринутся изучать новые объекты, мечтая только о толстых научных трудах. Как много живого уже погубила тяга к научным исследованиям и экспериментам!

Я подумал, что для сохранения этого уголка Земли, было бы куда полезнее, если бы мы погибли в бесконечных болотах. Эта мысль, сформулированная с искренностью, достойной философов-позитивистов, потрясла меня: ведь в этом случае погибла бы и Сабина! Но что толку страдать от гипотетических ужасов, когда впереди маячили весьма реальные перспективы гибели неповторимых образчиков эволюции. Утешало лишь то, что не многие смогут одолеть безлюдные пространства, отделявшие цивилизованное общество от затерянных в неизвестности болот, и форсировать сами болота — во всяком случае, в ближайшие десятилетия. Я надеялся, что жители озерного края, с легкостью усвоившие наш язык, смогут успешно защитить свои владения, да и среди возможных колонистов вряд ли найдутся любители болотистых пространств, когда повсюду пустует масса плодородных земель.

Несомненное радушие новых знакомцев проявилось в том, что, после обильного угощения, в нашу честь устроили удивительно красивое представление в водах подземного озера. Правда, сородичи кареглазого мальчика уступали нимфеям в грациозности и способности подолгу оставаться в воде, но общий рисунок танца потрясал своей изысканностью.

Мы ощущали себя в полной безопасности и всей душой наслаждались миром и покоем. Долгий день уже клонился к вечеру, и я решил заночевать у этих гостеприимных людей, чтобы хорошо отдохнуть, а поутру отправиться на остров нимфеев. Казалось, все беды остались позади, и нас ждет безоблачное будущее.

Глава 9. НОЧНАЯ ТРЕВОГА

Нам предложили на выбор несколько пустовавших в это время года хижин, и еще до того, как над долиной угас последний луч солнца, утомленная долгим путем Сабина уже спала сладким сном на охапке душистого сена. Я решил не оставлять девушку одну и устроился возле двери. Снаружи, под навесом из ивовых прутьев, расположился наш верный паж, а его сородичи пообещали выставить надежные караулы. Тронутый их заботой, я безмятежно уснул.

Среди ночи меня разбудил гомон возбужденных голосов. Я выглянул из хижины и в ярком свете луны заметил группы чем-то взволнованных жителей поселка. Они переговаривались и махали руками, временами указывая в сторону озера. Там пылал костер, вокруг которого сидели старики подземного племени, окруженные плотным кольцом вооруженных копьями людей. Приглядевшись, я опознал в них синегубых, среди которых выделялся своей спесивой осанкой коренастый дикарь, похитивший Сабину.

Во мне заклокотал гнев. По своей природе не склонный к насилию, сейчас я готов был собственными руками задушить наглого мерзавца! Но вовремя обуздав свой яростный порыв, приготовился терпеливо дождаться окончания этих ночных “посиделок”.

По-видимому, у костра заседал Совет старейшин. Шум, разбудивший меня, производили синегубые: они стучали копьями и что-то воинственно выкрикивали, стараясь, вероятно, запугать стариков. Внезапно пришельцы все разом отпрыгнули от костра и помчались в сторону нашей хижины, но путь им преградила сотня решительно настроенных молодых жителей деревни. Вынужденные отступить, синегубые недовольно вернулись к костру и снова окружили стариков, едва ли не силой вынуждая тех принять какое-то решение. Тогда один из старейшин — высокий представительный старец с горделивой осанкой — гневно поднялся и, расшвыряв ударом ноги горящие поленья, что-то строго сказал. Шум тут же стих. Непрошеные гости отправились вдоль берега озера, где вскоре разложили костер, а отряд местных парней окружил нашу хижину, стараясь не смотреть в мою сторону.

Сабина по-прежнему спала, и я решил выяснить, что же все-таки происходит. Решительно распахнув дверь хижины, я вышел наружу. В деревне никто не спал. Бордствовали и синегубые. Я буквально физически ощутил витавшее в воздухе чувство тревожного ожидания чего-то скверного. Об этом говорили расстроенные лица наших гостеприимных хозяев и безутешные слезы моего маленького друга. Я стал расспрашивать мальчика и из его ответов понял, что синегубый предводитель настаивал на выдаче ему Сабины, ссылаясь на то, что она — похищенная у него собственность. Совет Старейшин решительно отказался выдать свою гостью, но пришельцы, похоже, ждут подкрепления, и что произойдет тогда — неведомо никому. Покинуть деревню мы тоже не могли: за ее пределами нас немедленно схватят синегубые. Мы с Сабиной оказались в ловушке.

Я вернулся в хижину, терзаясь сознанием собственного бессилия, и присел возле спящей невесты. Внезапно она открыла глаза, и милая улыбка счастливого пробуждения тут же сменилась тревогой.

— Что-то случилось? — обеспокоенно спросила девушка.

Я поведал ей о событиях ночи.

— Неужели жители деревни выдадут нас?

— Вряд ли, но их так мало.

Сабина приоткрыла дверь и окинула взглядом безрадостную картину — молчаливую толпу подземных жителей, кружок Старейшин в центре деревенской площади и воинственных синегубых у кромки берега. Они не выпускали из рук копий и не сводили глаз с нашей хижины: я отчетливо видел сверкание их по-волчьи зеленых глаз. Девушка невольно отпрянула от двери и в ужасе прижалась ко мне. Я гладил ее волосы и шептал слова утешения, сам не веря тому, что говорил. Неожиданно снаружи снова послышался шум голосов. Мы отворили дверь. Близилось утро, луна почти скрылась за высокими скалами, окружавшими долину, но и в этом ущербном свете я заметил возле высоких фигур стариков еще один силуэт.

Радостно охнув, я показал на него Сабине: ошибки не было — на площади стоял Плонг!

Мы выскочили из хижины и бросились к нему. Он так радостно приветствовал нас, что на печальных лицах свидетелей нашей встречи тоже заиграли улыбки. Радость людей перешла в настоящее ликование, когда я представил Плонгу их юного соплеменника и рассказал о том, что он сделал для нашего спасения.

Глава 10. ПОЯВЛЕНИЕ НИМФЕЕВ

Мы не стали больше возвращаться в хижину, а, присев возле старейшин, принялись ожидать рассвет, тихо переговариваясь с Плонгом и мальчиком. Все понимали, что с первыми лучами зари решится не только наша участь, но и всей деревни. Звезды гасли одна за другой, на востоке появилось голубоватое сияние, и лучи зари легли на воды озера невесомыми лепестками гиацинтов. Неожиданно речная гладь над кромкой водопада невероятно вспучилась, и в падающих струях замелькали бесчисленные человеческие фигуры.

В ужасе Сабина вцепилась мне в руку, но улыбки Плонга и кареглазого парнишки заставили ее расслабиться. Тем временем вновь прибывшие поспешно выбирались на берег, и теперь стало ясно, что появившееся воинство далеко не однородно: приплывшие по подземной реке нимфеи устремились к нам, а синегубые присоединились на берегу к своему передовому отряду. Пока мы рассматривали пловцов, Совет старейшин поднялся на расположенный поодаль невысокий холм, вокруг которого торжественно выстроилось все племя. Синегубый предводитель в сопровождении трех старейшин своего племени расположился слева от Совета, а место справа заняли Плонг и трое нимфеев. Внезапно все разрозненные кусочки мозаики сложились в единую картину. Я понял, что Плонгу удалось каким-то образом проследить за нашими перемещениями, явиться сюда, чтобы уточнить обстановку, и срочно вызвать на помощь нимфеев. Скорее всего, огромную роль здесь сыграли рыбы или птицы, выполнявшие поручения Плонга. Во всяком случае, нимфеи прибыли одновременно с синегубыми — и таким образом шансы последних в решении спора в свою пользу упали до нуля. Я поделился своими соображениями с Сабиной, и она согласилась со мной. Я даже не думал, что обсуждение межплеменного спора будет обставлено настолько торжественно!

Выслушав претензии сторон, Совет старейшин вынес свое решение, и его поддержали даже синегубые, которым, по-видимому, надоели сумасбродства молодого предводителя. Тот удалился в мрачном молчании, и никто из соплеменников не последовал за ним. Мгновенно все забыли о неприятном инциденте, и в долине воцарилось веселье. Наше счастливое избавление все три племени решили отметить грандиозным водным праздником, тем более великолепным, что декорацией к нему служил величественный водопад. Наш верный маленький паж не принял участия в феерии, поскольку все еще побаливало плечо, и теперь вместе с нами наблюдал за представлением. А Плонг одним из первых бросился в воду и бесследно затерялся среди переплетавшихся в танце фигур — во всяком случае, мы с Сабиной больше его не видели.

Удивительное зрелище вновь заворожило нас своей неземной гармонией, врачующей душевные раны, и мы принялись мечтать, как вернемся домой — вместе с Дэврезом и остальными участниками экспедиции. Мы не замечали времени, зачарованные разворачивавшимся перед нами действом, как вдруг чудовищный удар отбросил меня от Сабины.

В следующий миг девушку, словно сухой листок порывом ветра, подняло над землей и стремительно повлекло прочь от ликующей толпы. С трудом поднявшись на ноги, я увидел темнокожего безумца, мчавшегося к скалам с перекинутой через плечо Сабиной. Он явно хотел добраться до реки и уже вступил на ведущий вверх узкий карниз, по одну сторону которого поднималась вертикальная стена, по другую зиял обрыв, ощетинившийся возле уреза воды остроконечными скалами. Следом за похитителем бежал кареглазый мальчонка и что-то громко кричал. Его крики заставили всех, находившихся на берегу, тоже устремиться в погоню, и теперь — кроме мальчика и меня — синегубого мерзавца преследовала целая толпа разъяренных людей. На миг он остановился, оскалив в злобной усмешке зубы, и что-то повелительно крикнул ребенку — тот только молча помотал головой. Свирепый взгляд, брошенный синегубым на меня, не оставлял сомнений в его намерениях, и я ускорил бег. Узкий карниз, по которому мы лезли вверх к реке, не являлся монолитной плитой; его составляли разномастные скальные выступы, подчас неплотно прилегавшие друг к другу. Я заметил, что один из камней расположен существенно ниже общего ряда, словно готовый присоединиться к своим собратьям внизу. Похититель никак не мог миновать его, и это увеличивало мои страхи за девушку.

Тем временем мальчик догнал синегубого и вцепился в его ногу. Злодей резким движением стряхнул ребенка в пропасть, и тот разбился о скалы: кровь окрасила воду, в которой так недавно шумел праздник. На миг все вокруг стихло. Казалось, от такого гнусного убийства замерли даже волны, а потом тишину прорезал страшный крик ненависти жаждущих мщения людей. Я прыгнул вперед, стараясь схватить безумца, но тот, стремительно перебежав по ненадежному камню, сильным ударом обеих ног выбил его из карниза. Мы оказались отрезанными от похитителя, и тот, поняв, что победил, разразился чудовищным хохотом.

Мы беспомощно остановились перед широким провалом, образовавшимся на месте карниза, а синегубый, перекинув бесчувственное тело девушки на другое плечо, неторопливо направился к зиявшему наверху отверстию пещеры. Еще немного, и он скроется из виду. Мне страшно было даже подумать, что сотворит обезумевший дикарь с беззащитной девушкой, но я не знал, что могло бы остановить его.

Вот когда я действительно пожалел, что мой карабин покоится на дне озера неподалеку от пещер синегубых! Несколько брошенных преследователями гарпунов не достигли цели, и мое сердце болезненно сжалось.

Неожиданно со стороны озера послышался какой-то металлический лязг. Похититель тоже услышал его и, стремительно опустив тело девушки на карниз, стал поворачиваться к воде. В этот миг прозвучал выстрел, и пуля, выпущенная из карабина, не дала закончить последнее осознанное движение синегубого предводителя: уже мертвый, он рухнул в пропасть следом за своей недавней жертвой. Я повернулся к озеру: с маленького покачивавшегося плота на нас невозмутимо взирал Жан-Луи Дэврез, командир нашей экспедиции, а меткий Лашаль с улыбкой перезаряжал свой карабин.

По дороге к озеру нимфеев Дэврез рассказал нам, как Плонг вместо того, чтобы участвовать в празднестве, поспешил к ним и провел плот по тайным подземным ручьям прямо к месту трагедии. Мы провели среди нимфеев еще полтора месяца, и наше беззаботное существование омрачали только мысли о безвременно погибшем мальчике, проявившем бесстрашие, отвагу и невероятную преданность. Эта печаль и сейчас с нами.

Когда болота замерзли, наша экспедиция тронулась в обратный путь. В начале мая 1892 года мы возвратились в Париж, и Дэврез представил Академии отчет, ставший основой обширной программы исследований обнаруженных нами земель. В июле мы с Сабиной отпраздновали свадьбу, на которой веселилась масса народа, в том числе и полный состав нашего отряда.

Теперь, когда мы зимними вечерами зажигаем камин, в пляске огня нам видятся удивительные танцы обитателей озерных пространств и вновь возникает в ушах завораживающее пение воды, вызывая в сердце светлую грусть.

--

J.-H. Rosny aîné, "Nymphée" (1893)

Сборник: Жозеф Анри Рони-старший «Звездоплаватели», М.: АСТ, 2003 год. "Классика мировой фантастики". Стр. 411–474.

Перевод Г. Весниной.