/ / Language: Русский / Genre:det_espionage / Series: Большая библиотека криминального романа

Рождество для шпиона

Жан Брюс


Жан Брюс. Под страхом смерти Канон Москва 1994 5-88373-022-1

Жан Брюс

Рождество для шпиона

1

Большие часы на верхушке квадратной башни вокзала Педро II показывали четыре часа пять минут. Был канун Рождества и казалось, что весь Рио-де-Жанейро, несмотря на жару и духоту, высыпал на улицы, чтобы в последние часы перед праздником сделать покупки.

Остановленный красным светом на углу Праса да Република, Бенто Итикира на секунду отпустил руль и торопливо вытер платком пот, стекавший по его оливковому лицу. Итикира был довольно взволнован и встревожен. Последняя инструкция, полученная им, гласила: «Следующая встреча в субботу, 24 декабря, в четыре часа дня, на стоянке напротив Канделарии». А из-за этих пробок он уже опаздывал на долгих пять минут, не добравшись до конца Авениды. Итикира жалел, что не поехал по набережным, где движение никогда не бывает таким напряженным, как здесь.

Зеленый свет. Он нервно нажал на газ, но почти тотчас вынужден был снова затормозить. И тут вдруг раздалась невообразимая какофония гудков. Бенто Итикира тоже судорожно давил на клаксон, одновременно разразившись потоком непристойных ругательств. Напряжение спало, и он сделал усилие, чтобы успокоиться. Ему нельзя было волноваться. Он машинально нащупал запястье, частота пульса испугала его.

Мальчишки, игравшие в сквере на площади, стукнули мячом по кузову его «форда», ответившего каким-то мрачным гудением. Бенто Итикира от этого звука вздрогнул, сердце его подскочило, и несколько секунд он не мог даже вздохнуть. Потом он ругнулся на мальчишек, прибежавших за своим мячом, но они его не услышали.

Какая все-таки жара! Он снова вытер лицо платком и с горечью подумал, что Бразилия вовсе не та страна, где Рождество немыслимо без снега. Как и всегда, отправляясь на встречу с Борисом, Итикира оделся в штатское, но без формы он никогда не чувствовал себя удобно. Все его раздражало. Он заерзал на сиденье, ощущая каждый шов одежды, и нервно ежился, будучи уверен, что на пиджаке между лопаток уже выступило пятно пота...

Наконец, застывший поток машин дрогнул и начал двигаться. Итикира почти нормально доехал до руа да Косейсао, где красный свет опять остановил его. Он воспользовался остановкой, чтобы еще раз проверить, не забыл ли он положить катушки с микрофильмами в отделение для перчаток. Борис наверняка будет доволен.

Зеленый свет. Несколькими рывками «форд» тронулся с места. Ну, а если Борису не понравится, то будет очень плохо. С непривычки Бенто было трудно выполнить это задание, но он старался и, похоже, стал отличным фотографом. Борис потратил свои деньги не впустую, подарив ему «контакс».

Запирая Авенида Президенте Варгас, наконец-то возникли перед ним беломраморные башни и купол Канделарии. Перекресток с Авенида Рио Бранко он проехал без затруднений. Часы церкви показывали четыре часа двадцать минут.

На площади было много машин. Бенто медленно проехал мимо двух или трех свободных мест, не подходивших ему.

Борис уже приехал. Его «форд», абсолютно идентичный «форду» Итикиры, стоял напротив здания Боависты. Темно-синяя машина с открытым верхом освободила соседнее место. Это не было случайностью. Человек, управлявший ею, наверняка был другом Бориса. Он ждал приезда Итикиры, с тем чтобы освободить ему место.

Бенто Итикира поставил свою машину рядом с другим «фордом». Это Борису пришла в голову мысль использовать две совершенно одинаковые машины: одного года выпуска, одинакового цвета, с одинаковой внутренней обшивкой. Это была хорошая идея. До того Бенто Итикира встречался с Борисом вне Рио, в лесу за Петрополисом. Это было опасно и не нравилось Бенто.

Он выключил зажигание и, нащупав пульс, последил глазами за секундной стрелкой хронометра. Девяносто семь... Это было много; слишком много. Он поморщился, достал из кармана записную книжку и на странице, соответствующей данному дню, записал под полудюжиной таких же заметок: П. 97.

Затем он вышел из машины и направился в церковь.

Канделария, «Носса Сеньора Да Канделария», была самой богатой церковью в Рио, церковью для богатых. Если в не задумка Бориса, Итикира никогда бы не стал ходить в нее. Ни в детстве, если даже бы его родители жили в Рио, ни тем более сейчас, когда он ни в какого бога не верил.

Он вошел в храм, прохлада приятна удивила его. Поскольку был канун Рождества, освещение храма было ярким и каменные колонны и стены всех цветов – зеленого, красного, синего – горели тысячей огней.

Многие верующие, особенно женщины, стояли, преклонив колени, перед большими, ярко освещенными яслями. Бенто Итикира машинально перекрестился и присоединился к остальным.

Стоя на коленях с сосредоточенным видом, он чувствовал лишь огромное презрение ко всем этим идиотам, поклоняющимся неведомому богу.

Пот холодил его тело, и он вдруг громко чихнул. Бенто мысленно выругался на эту чертову церковь и ее прохладу, из-за которой он мог простудиться.

Почему Борису пришла в голову нелепая мысль привести его в церковь? Поблизости было достаточно кафе, на худой конец недалеко находился музей современного искусства, расположенный на тринадцатом этаже здания Боависты. Борис был человек не без юмора, но шутки его зачастую были весьма сомнительного характера. Ему, видимо, показалось забавным заставить Итикиру войти в церковь накануне Рождества.

Бенто смотрел на ясли. Вне всяких сомнений, они была самыми красивыми из всех, что он видел за свою жизнь. Младенец Иисус был размером с настоящего ребенка и сделан довольно искусно, а вот фигурки его матери и других персонажей были значительно меньше, поневоле на ум приходил вопрос, как такая маленькая женщина смогла родить такого большого ребенка.

В молчаливой и гулкой тишине раздались звуки невидимой фисгармонии; под сводами зазвучал хор детских голосов. «Наверняка, последняя репетиция перед полуночной мессой», – подумал Бенто Итикира и прислушался. Чистые и хорошо поставленные голоса звучали божественно...

Он снова чихнул, шумно высморкался. Женщины обернулись и с осуждением посмотрели на него. Бенто покраснел и тихо положил в карман платок...

Когда пение закончилось, он посмотрел на часы. По инструкции Итикира должен был оставаться на месте не менее четверти часа. Он же пробыл в церкви свыше двадцати минут и уходить не торопился. Удивленный, что чувствует себя так славно и хорошо, он привычно сосчитал пульс и обнаружил, что его частота семьдесят пять ударов в минуту. Бенто аккуратно записал этот обнадеживающий результат в книжку, пометил время и встал, чтобы выйти.

Снаружи жара снова придавила его, и он несколько секунд постоял на паперти, ослепленный солнцем, спускавшимся за Авениду. «Хорошо бы – подумал он, – съездить искупаться на Копакабану». При такой температуре на пляжах от Ботафого до Леблона сейчас, должно быть, тьма народу. Но нужно было возвращаться.

Прежде чем спуститься с паперти, он поискал взглядом место, где оставил машину. Там стоял только один его «форд». Второй уехал.

Не торопясь, он пошел по площади между двумя рядами машин, обдумывая, как ему незаметнее сменить номер. Это Борис придумал устроить поворачивающиеся номера, разные на двух сторонах таблички. Опасность, что трюк раскроется в случае аварии и составления протокола, была невелика. Полицейский наверняка ограничится установлением государственного номера и не станет проверять номер мотора.

Подойдя к своему «форду», Бенто Итикира открыл дверцу, потом поднял крышку капота. Сделав вид, что проверяет, хорошо ли закреплены провода свечей, он осмотрелся и, убедившись, что никто не обращает на него внимания, притворился, что уронил что-то, нагнулся и, закрыв номер собой, повернул его нажатием пальца.

С сильно бьющимся сердцем Бенто распрямился, закрыл капот, нырнул в салон, достал из отделения для перчаток ключ зажигания и прошел назад открыть багажник. Здесь было менее опасно – ряд автомобилей закрывал его от прохожих. Закрывая багажник, он легко сменил номер.

Сев за руль, он несколько секунд прислушивался к беспорядочным и гулким ударам своего сердца. Это было ненормальным. Сколько бы врачи ни говорили ему, что у него сердце молодого человека, он знал, что что-то не так.

Он выехал на шоссе и, медленно объезжая площадь, влился в движение. Затем Бенто свернул направо, на Авенида Рио Бранко, чтобы выехать на набережные.

В течение года он жил на руа до Кортуме, в конце тупика в когда-то аристократическом, а теперь простонародном квартале. Он снимал комнату в пришедшей в упадок квартире, основными нанимателями которой были милые люди, носившие фамилию Моарес. Хосе Моарес, тридцати шести лет, работал бухгалтером на обувной фабрике в Тижуке; его жена Марианна, красивая, полная, что называется в теле, тридцатилетняя брюнетка, не работала и воспитывала их шестилетнего сына Жоао.

Бенто Итикира хорошо с ними ладил. Они, как и он, были людьми из народа, рабочими, пролетариями. Говорили на одном языке и о многих вещах думали одинаково.

Он быстро доехал до трущоб Сан-Кристово. Босоногие мальчишки гоняли по шоссе мяч, совсем не обращая внимания на ругательства водителей, требовавших освободить дорогу. Не очень охотно, но довольно безропотно они уступали дорогу только трамваям, безликим й тяжелым.

Бенто завел «форд» в тупик и поставил его возле облезлой стены. Марианна Моарес развешивала белье на старинном, все еще красивом балконе из кованого железа, опоясывавшем дом по всему периметру второго этажа.

Взяв из отделения для перчаток белый конверт, Итикира сунул его в карман, вышел из машины и тщательно запер дверцы, опасаясь мальчишек, хладнокровно пытавшихся открыть их. Маленький Жоао, державшийся за юбки матери, громко окликнул его. Бенто помахал ему рукой, ответил на улыбку Марианны и вошел в дом. Подъезд был темным, и в нем постоянно стоял тошнотворный запах разлагающихся помоев. Бенто часто спрашивал себя, почему Санитарная Комиссия не займется этим, но, очевидно, сделать в этом квартале хоть что-нибудь ей было явно не по силам.

Он поднялся по темной лестнице со скользкими ступеньками и открыл дверь своим ключом. Марианна, свежая и аппетитная в своем слишком тесном платье, ждала его в коридоре.

– Вы не забыли, что встречаете Рождество вместе с нами? – спросила она с улыбкой. – Вы нам обещали.

Итикира погладил по щеке мальчика, ухватившегося за полу его пиджака.

– Ну, что вы! – ответил он. – Я не мог забыть этого.

В квартире откуда-то донесся запах сладостей. Он прошел к себе и заперся. Комната, в которой жил Бенто, была довольно большой, стеклянная дверь, противоположная входной, вела дальше на балкон. Обои на стенах, грязные и сальные, в некоторых местах были прорваны. Железная кровать в хорошем состоянии, стол, два стула, туалетный столик с умывальником, платяной шкаф – вот и вся обстановка этого угрюмого жилища. Единственной роскошью было старинное кресло с проступавшими сквозь ткань обивки пружинами.

Тем не менее жилище вполне устраивало Бенто, особенно если иметь в виду цену и время, что он проводил здесь. Эта комната была лучше многих, где он жил раньше, и все же он предпочитал ей свою каюту на «Маррис Баррос» – сторожевике, на котором он служил.

Задвинув засов, он закрыл балконную дверь, задернул шторы и только после этого вскрыл конверт. Внутри находилось напечатанное на машинке письмо, подписанное «Мануэль». Текст письма, видимо, имел так мало значения, что Бенто Итикира не стал терять ни секунды на его чтение. Он зажег маленькую керосиновую лампу и взял бутылочку йода с полки платяного шкафа, закрытой разорванной занавеской.

Через несколько минут под действием паров йода между машинописными строчками проступил рукописный текст:

1. – Нам желательно получить сведения о боевом арсенале порта Рио-де-Жанейро, о каждой единице техники, находящейся в нем в данный момент; пунктах назначения этих единиц и о ведущихся на них работах.

2. – Нам желательно узнать названия кораблей, приписанных к военно-морской базе Рио-де-Жанейро, возможные переводы боевых единиц в другие места, равно как и программу строительства новых кораблей.

3. – Нам желательно получить карту базы, включающую арсенал и прилегающие к нему сооружения с указанием всех важных в военном отношении построек: складов, центральной радиостанции, радаров и т.д.

4. – Нам желательно получить точные сведения об оборонительных фортификационных сооружениях, защищающих вход в залив Гуанабара.

Следующая встреча в субботу, тридцать первого декабря, в четыре часа дня, на ипподроме Жокей-клуба. Приезжайте за десять минут до открытия и припаркуйтесь справа от входа. Не следует ставить обе машины рядом. Номера смените сразу по приезде.

Подписи не было, но она и не была нужна; достаточно было почерка. Бенто Итикира внимательно перечитал задание и повторял текст до тех пор, пока не убедился, что запомнил его наизусть. После этого он сжег бумагу, тщательно перемешал и выбросил остатки в туалетное ведро.

Задание было вообще-то не слишком трудное: на вопросы он мог ответить уже сейчас. Самым сложным было достать карту морских сооружений. Необходимо тщательно продумать и как можно быстрее выполнить эту операцию, потому что Борис, похоже, спешит. Впервые две встречи были так близки по времени одна от другой.

Бенто в задумчивости проглотил несколько таблеток витаминов, смерил температуру. Он делал это обычно несколько раз в день, когда имел время.

Чуть позднее он пометил в своей записной книжке:

Температура: 37,6°.

Пульс: 65.

Это было неплохо, но ему бы хотелось смерить и давление.

В этот момент Марианна крикнула ему из-за двери, чтобы он не забыл надеть для встречи Рождества форму. Она считала, что так будет красивее.

Бенто не мог с этим не согласиться. Посидев немного, он спустился купить несколько бутылок вина и водки – свою долю в пирушке. Жара снаружи была такой же тяжелой.

2

Бенто Итикира застегнул свою форменную куртку, затянул узел галстука и полюбовался собой в стареньком, тусклом зеркале, висевшем на стене над туалетным столиком.

Был Итикира не очень высок ростом, но коренаст и плечист. Его лицо с оливковой кожей было круглым, нос несколько придавлен, темные глаза холодны, уши оттопырены, а черные волосы сильно завивались. Когда он улыбался, за его тонкими губами открывался ряд здоровых, крепких, белых зубов, среди которых выделялся одинокий протез из желтого золота. Самым примечательным, кроме широких плеч и носа боксера, были его кулаки – огромные, квадратные, похожие на колотушки, с запачканными маслом пальцами и постоянно изгрызенными ногтями.

Бенто Итикира был необычайно силен. В этом, к своему сожалению, убедились многие моряки, пытавшиеся посмеяться над его крестьянской тяжеловесностью. Правда, это было давно, еще в те времена, когда он только завербовался на флот и напряженно изучал все то, что необходимо для успешной службы.

Он посмотрел на часы: почти полночь. Слышно было, что Марианна все еще суетится на кухне. Хосе, скорее всего, сидел в столовой и читал газету. Малыша они уложили спать часом раньше, несмотря на его возражения.

Бенто вышел на балкон. Наверху, выше этажом, праздник уже был в полном разгаре. Ту квартиру занимала целая компания негров. Это был неплохие парни и девчонки, только очень уж они любили белый ром и от этого были несколько шумными. Сегодня, похоже, они назвали гостей и будут, видимо, гулять всю ночь, пока не свалятся мертвецки пьяными где-нибудь ближе к рассвету.

Небо было чистым, усыпанным звездами. Где-то над городом гудел самолет. Все окна в переулке были освещены, народ веселился: даже самые бедные по случаю праздника заняли несколько крузейро, чтобы позволить себе зажарить кусок мяса с черной фасолью и рисом и иметь возможность выпить.

Неожиданно на балкон через дверь столовой вышел Хосе Моарес. На вид ему было лет тридцать шесть, лет на шесть меньше, чем Бенто. Он был среднего роста, но жирный, как свинья, и все время потел. Голова его уже наполовину облысела.

– Привет! – сказал он, плюнув перед этим с балкона. – Я думаю, мы могли бы начать с маленького стаканчика качас, а?

Он был одет празднично, то есть в черные брюки от свадебного костюма и белую рубашку. Ни галстука, ни ботинок. У него болели ноги, и он надевал тапочки, едва возвращался домой.

– Иду, – ответил Бенто.

Он вернулся в комнату, взял купленные бутылки и коробки сигар и через балкон прошел в столовую.

Стол был накрыт. На нем стояло три прибора. Бенто был немного разочарован. Марианна намекнула ему, что пригласит подругу для «пары». Он поставил свой груз на буфет, уже довольно плотно заставленный. Хосе Моарес посмотрел на четыре бутылки вина и две качас.

– Вы разоритесь! – сказал он с заметным удовольствием.

– Ну, что вы! Это совершенно нормально.

Бенто остановился перед примитивными яслями из раскрашенного картона, стоявшими между старым облезлым диваном и углом стены на перевернутом ящике, покрытом шелковой черной с золотом шалью.

– Это Марианна притащила их, – объяснил Моарес – Она сторонница традиций.

Бенто вспомнил роскошные ясли Канделарии.

– Они никому не мешают, – пробормотал он примирительным тоном.

– Может быть, – буркнул Хосе, вытирая лоб, – но стоят, как бутылка вина.

Он преувеличивал. Бенто помнил, что когда он был ребенком, его мать на каждое Рождество покупала такие же ясли, а Итикира, сельские рабочие, были гораздо беднее Моаресов.

Вошла Марианна, неся обеими руками блюдо, полное камароэс. Она тоже навела марафет: сунула в пучок волос на затылке красивый гребень и надела белое платье, застегивавшееся спереди. Платье сидело так плотно, что натягивало каждую пуговицу. Бенто часто спрашивал себя, почему она всегда носит слишком узкие платья. Наверное потому, что располнела за последние годы, но на новые вещи не хотела тратиться. Как бы то ни было, ее пышные формы плохо помещались в эту одежду. Слишком глубокие и тесные декольте и слишком короткие юбки придавали ей двусмысленный и слегка фривольный вид. Бенто было трудно смотреть на нее просто так, без неприличных мыслей. Каждый раз возникало такое чувство, что от давления пуговицы на ее платье могут в любую минуту сорваться и полететь, как пробка из бутылки шампанского, оставив женщину раздетой.

Это вносило некоторое смущение в их отношения, и он не мог вести себя с ней совершенно естественно.

Когда Марианна поставила блюдо на стол, то слегка наклонилась, и Бенто показалось на момент, что ее крупные крепкие груди выкатятся и последуют вслед за блюдом на стол. Он отвел взгляд и посмотрел на Моареса. Тот, казалось, ничего не замечал, мучаясь от жары. Под мышками белой его рубашки уже выступили широкие пятна пота.

– Вы сошли с ума! – воскликнула Марианна, увидев принесенное Бенто. – Вам не следовало этого делать. Вы знаете, мне очень жаль. Я пригласила одну мою подругу, очень хорошенькую, но она не смогла прийти. Заболела желтухой! Представляете? Правда, не повезло!

Она была болтлива и не всегда ждала ответа на свои слова. Бенто, не любивший говорить, считал это очень удобным.

Моарес распечатал одну бутылку качас и налил водку из сахарного тростника в стаканы. Наверху один из негров бренчал на гитаре, а остальные пели. Неожиданно в тесном переулке прозвучал возбужденный женский смех. Дальше, на Сан-Кристовао, загудели автомобильные клаксоны. Они подняли стаканы.

– За Рождество, – сказала Марианна, осушая стакан одним глотком, как и мужчины.

Потом она посмотрела на Бенто и его форму унтер-офицера бразильского флота.

– Вы очень-красивый, – сказала она.

Ее глаза блестели. У нее были восхитительные глаза – черные, бархатные, миндалевидные. Вдруг Бенто заметил, что они поразительно похожи на глаза Эстефании...

Эстефания, жена Итикиры, бросила его и уехала вместе с двумя детьми жить в Сан-Пауло. Они, конечно, тоже теперь праздновали Рождество, но наверняка пошли на полуночную мессу, потому что Эстефания была набожной, очень набожной.

– Берите же камароэс, – сказала Марианна.

Не сводя с нее глаз, Бенто взял горсть крупных розовых креветок. Воспоминания нахлынули на него, как волна...

* * *

Бенто Итикира родился сорок два года назад на большой ферме недалеко от Пиражу на рио Паранапанема, в штате Сан-Пауло. Он прожил там восемнадцать лет, там же познакомился с Эстефанией.

Вскоре после этого Бенто, чтобы вырваться из нищеты, в которой жил до тех пор, поступил на службу в военный флот. Эстефания оставила семью и уехала в Сан-Пауло работать служанкой. Бенто служил на базе Сантос, и ему нужно было проехать всего тридцать пять километров, чтобы встретиться с девушкой.

В это время Бенто, вовлеченный одним приятелем, вступил в Лигу. Когда он в первый раз поехал в Сан-Пауло повидаться с Эстефанией, он встретился и с одним влиятельным членом Лиги, передавшим ему пачку антивоенных листовок, которые следовало распространить в Сантосе среди служащих военного флота. Когда он вспоминал этот день, то признавался себе, что он был важным вдвойне.

С того дня он был очень занят: Эстефанией, Лигой, а главное, своей учебой.

Когда Бенто поступил на службу, то умел только читать и писать, поскольку ходил в школу всего два года и то нерегулярно. Но он был честолюбив и сразу понял, что без образования ничего не добьется. Он стал учиться, сначала в вечерней школе, потом на заочных курсах, где выучился радиоделу.

Наступил день, когда он смог пришить к рукаву своей формы первые нашивки. Одновременно его месячное жалование поднялось на восемьсот крузейро. В 1938 году он женился.

Эстефания продолжала работать служанкой, потом официанткой в баре до 1944 года, когда родился их первый ребенок – Мануэль.

Его перевели инструктором в школу унтер-офицеров в Рио-де-Жанейро. Они поселились все втроем в федеральной столице и сняли маленькую квартиру на Авенида Бразиль возле кладбища Кармелиток.

Хорошее это было время...

* * *

Тарелка камароэс почти опустела, да и в бутылке качас было только на донышке. У Марианны раскраснелись щеки и говорила она быстрее, чем обычно. У Моареса щеки тоже покраснели, и, когда он повернулся за чем-то, Бенто увидел, что вся его рубашка на спине намокла от пота.

Наверху у негров стало потише. Они наверняка объедались и пили. Скоро тарарам начнется заново. Из открытых окон орало радио, и в переулке стояла жуткая какофония из религиозных гимнов и самбо, фисгармоний и труб джаза.

– Не могу понять, как Жоао спит при таком шуме, – забеспокоилась Марианна, глядя на стену, отделявшую их от комнаты ребенка.

Потом она обратилась к Бенто:

– Вы такой грустный. О чем вы думаете?

– Ни о чем.

– Это из-за качас, – уверил Хосе Моарес мрачным тоном.

И он бесшумно засмеялся, уже пьяный. Он легко хмелел и плохо переносил алкоголь. Марианна окинула мужа критическим взглядом, потом снова сосредоточила внимание на госте.

– Форма вам идет, – оценила она, – как и всякому мужчине. Ну что, нести следующее блюдо?

Она направилась на кухню, покачивая бедрами, слишком тесно сжатыми платьем. Хосе Моарес взял бутылку и налил в стаканы.

– Так мы совсем напьемся, – запротестовал моряк.

– Ну и что? Разве мы здесь не для этого?

Белый ром снова полился в горящие глотки. Марианна вернулась с кастрюлей рыбы, распространявшей пьянящий запах.

– Теперь, – решила она садясь, – будем есть. Моарес открыл одну из бутылок, принесенных Бенто.

Наверху завопил негр.

– Они совсем чокнулись, – заметила Марианна.

Ее нога коснулась под столом ноги Бенто. Она тут же убрала ее и извинилась.

– Ничего страшного, – ответил моряк.

Но лицо ему словно обдало жаром. Чем больше он смотрел на Марианну, тем больше находил, что она невероятно похожа на Эстефанию.

Невероятно.

Моарес разлил в стаканы вино бледно-золотого цвета. Взглянув на него, Бенто Итикира вспомнил, что, когда впервые он выпил этого вина, оно было очень дорогим, очень...

* * *

В первый год жизни в Рио они были счастливы так же, как в Сантосе, если не больше. Потом Эстефания снова забеременела. Целых шесть лет они занимались любовью безо всяких предосторожностей, но детей у них не было... И вдруг...

С этого начались их несчастья. Эстефания решила, что двоих детей им достаточно. Она была честолюбива и думала, что, если семья вырастет еще, они не смогут дать всем детям хорошее образование. Бенто согласился, но потом пожалел, когда жена дала ему понять, что теперь не может быть и речи, чтобы спать вместе. Она была очень набожна и не могла допустить в этом никаких уловок. Для нее заниматься любовью можно было только с целью произведения потомства; поскольку они решили потомства больше не производить, одновременно становилось невозможным и заниматься любовью. Логика была удивительно проста.

До сих пор Бенто уважал мнение жены, хотя и имел противоположные взгляды. С этого момента он стал все сильнее ненавидеть религию, не дававшую ему любить собственную жену, на что, как он считал, он имел полное право.

Словесные перепалки, издевки, взрывы ярости вдруг образовали между ним и женой пропасть, продолжавшую расширяться. Из бравады он стал доводить Эстефанию своими экстремистскими идеями.

Потом, поскольку он всегда был робок с женщинами и смотрел на них как на недоступные существа, он вынужден был обратиться к проституткам. Отвращение, которое оставляло в нем каждое такое приключение, увеличивало его злобу против Эстефании.

Когда он уехал из Сантоса, товарищи по Лиге дали ему несколько адресов в Рио, и вскоре после переезда он завязал контакты.

Так он познакомился с Владиславом.

Владислав был беженцем, занимавшимся нелегальной газетой Лиги. Он попросил Бенто Итикиру написать несколько статей о «плачевном» положении нижних чинов бразильского военного флота, и Бенто был очень польщен. Сын сельских рабочих, который в восемнадцать лет едва умел читать и писать, и вдруг пишет в газету, стал журналистом!

Это было уже кое-что.

Он написал несколько заметок для газеты и однажды Владислав сказал, что его статьи привлекли внимание одного дипломата и этот дипломат хочет с ним познакомиться. Бенто почувствовал, что надувается от гордости.

Встреча состоялась в одном из ресторанов на шоссе в Терезополис. На ней присутствовал и Владислав. Дипломат не был таким уж изысканным и элегантным, каким его представлял себе Бенто, но все же он имел важный вид и Владислав пресмыкался перед ним.

Бенто ел очень редкие и очень дорогие блюда и пил белое вино, похожее на то, что он купил в этот вечер для своих друзей.

В тот день дипломат ни о чем не просил, но обращался с ним, Бенто Итикирой, сыном простых батраков, как с равным. Выйдя из ресторана, Бенто почувствовал себя совсем другим человеком. Перевернулись важные страницы его жизни...

В тот вечер он впервые ударил свою жену. Да за кого она его принимает?

3

Теперь на столе стояла традиционная жареная говядина, окруженная черной фасолью и рисом. Три бутылки были уже выпиты, и Хосе Моарес начал сонно покачивать своей большой, мокрой от пота головой и часто моргать глазами.

Марианна выпила наравне с ними, но держалась намного лучше, чем ее муж, только была возбуждена выше среднего.

Бенто Итикира чувствовал себя совершенно нормально. Он даже мог смотреть теперь на Марианну и интересоваться ее декольте, не краснея. Сказать по правде, он чувствовал грусть и горький вкус во рту, который не могли прогнать ни водка, ни вино. Чем больше он смотрел на Марианну, тем сильнее она напоминала ему Эстефанию...

Странно...

Негры наверху шумели вовсю. Веселый тарарам, разносившийся по всему переулку, за последние полчаса поднялся на несколько тонов.

Моарес заплетающимся языком говорил о революции и гнусных происках крупной буржуазии и прочих реакционеров.

– Надо их всех расстрелять, – брюзжал он, и слюна стекала на его недавно белую рубашку, из которой, если ее выжать, могло натечь наверняка не меньше литра пота.

– Давно пора! – злорадствовала Марианна.

Бенто Итикира чувствовал себя среди своих. Эти люди были его друзьями, они имели одни и те же мысли. Может быть, он смог бы вовлечь их в Лигу, но Борис запретил ему вербовать новых членов и вести пропаганду после того, как Бенто взяли в разведку.

– Так оно и будет, – сказал он уверенным тоном. – Так и будет... Нужно только немного потерпеть.

Негры вдруг затянули какой-то духовный гимн, с явными североамериканскими мотивами. У них были отличные голоса – мощные и низкие. Бенто и Моаресы прекратили разговаривать, чтобы послушать, но пить они не перестали. Моарес без конца наполнял стаканы, которые осушались с удивительной быстротой.

Переулок начала окутывать тишина, шумы мало-помалу смолкли. Видя, какой эффект производят, негры удвоили пыл.

Бенто Итикира смотрел на Марианну, почти не отрываясь. И вдруг, безо всякой причины, ему захотелось заплакать и поцеловать эту женщину.

Несомненно, виной тому были эти идиоты сверху, с их удивительно красивыми голосами. Со сжавшимся горлом Бенто неловко встал и вышел из комнаты.

– Я в туалет, – сообщил он, переступая через порог.

Когда он вернулся через довольно большое время, негры уже не пели. Моарес и его жена с пьяной настойчивостью спорили о происхождении той песни.

– Янки – мерзавцы, – бросил Итикира, снова садясь на свое место.

Остальные согласились с ним. Американцев с Севера, этих гринго, не любили на всем Юге. Они были одновременно слишком богатыми и слишком нецивилизованными. Им завидовали и их ненавидели. Итикира смотрел на Марианну нежным взглядом. Марианна ненавидела янки; она была другом.

Но почему, черт возьми, он до сих пор не замечал, что она так похожа на Эстефанию?

Эстефания... Из-за глупого тщеславия он рассказал ей об обеде с дипломатом. Она восприняла это очень плохо и произнесла слова, которые было бы лучше не говорить. Ему пришлось залепить ей пощечину, чтобы заставить замолчать.

После он уже ни о чем не говорил ей, но зло свершилось.

Он встретился с дипломатом еще трижды, и всякий раз тот вел себя с ним совершенно на равных. Потом, в последнюю встречу, он торжественно объявил, что Бен-то принят в разведслужбу его страны.

В тот момент Бенто Итикира подумал, что никогда ни о чем подобном он не просил, но дипломат сообщил, что, когда они победят, Бенто назначат адмиралом флота. Впрочем, позднее Владислав подтвердил, что после победы он автоматически получит офицерское звание во флоте освободителей.

Больше Бенто не видел дипломата. Он жалел об этом, но Владислав объяснил, что его исчезновение вызвано вопросами безопасности.

Сначала его попросили составить отчет обо всем, что он знал и что могло заинтересовать военно-морскую разведку. Он это сделал. Некоторое время спустя Владислав сказал ему, что дипломат был очень доволен его работой.

Потом в течение нескольких месяцев ничего не происходило, а однажды вечером, возвращаясь домой, он встретил Владислава. Они прошли вместе несколько шагов, и Владислав назначил ему встречу. Бенто должен был в ближайшее воскресенье пойти в Барао де Жавари и найти Владислава сразу после полудня в эвкалиптовом лесу на берегу озера.

Бенто пошел на встречу, сказав жене, что вызван на базу. Владислав передал ему письмо безобидного содержания и объяснил, как проявить настоящий текст с помощью паров йода.

Задание, полученное им в тот день, было составлено в следующих выражениях:

1. – Какие боевые корабли находятся в Белене. Все ли они готовы выйти в море?

2. – Каково боевое расписание этих единиц? Которые из них должны быть переведены на другие базы?

3. – Существуют ли планы переоборудования или модернизации этих боевых единиц?

4. – Дайте полный список кораблей береговой охраны и порты их приписки. Как они распределены между базами? Как организована их служба?

На три четверти вопросов Бенто Итикира мог ответить немедленно. Остальное ему пришлось узнавать. Через месяц после встречи в Барао де Жавари он снова встретился с Владиславом и передал ему свой отчет.

Через некоторое время Владислав сообщил ему, что дипломат был приятно удивлен точностью отчета и что он считает Бенто лучшим из их агентов в Южной Америке.

Бенто был без ума от гордости. Он стал теперь важным человеком, а не просто каким-то там унтер-офицером. Странно, правда, но именно с этого времени ему довольно часто стало сниться, что он снова стал крестьянином и снова работает на ферме в Пиражу, на берегу Паранапанемы. Наверное, тайный страх потерять положение закрался в его подсознание...

Внезапное падение Хосе Моареса отвлекло Бенто от его воспоминаний. Он встал, чтобы помочь соседу подняться, и взглянул на Марианну, та задыхалась от смеха.

– Полная глупость, – пробормотал Моарес. – Почему-то упал мой стул.

– Ты же совершенно пьян! – сквозь смех фыркнула Марианна.

– Не надо так говорить! Ты не имеешь права это говорить!

Бенто поднял стул и усадил на него Моареса. Толстяк действительно был пьян и весь в поту. Бенто с отвращением вытер руки о покрывавшую стол скатерть.

– Как он потеет! Это ужасно! – вновь заговорила Марианна. – Нам приходится спать врозь, так он мочит простыни.

– Я запрещаю тебе это говорить! Ты моя жена.

– Да, я твоя жена! Но это еще не причина спать с губкой. Я не умею плавать!

Разъяренный Моарес попытался встать.

– Ты заткнешься? Ах ты...

Бенто положил свою тяжелую руку ему на плечо и заставил сесть.

– Ну! Ну! Не собираетесь же вы поссориться в рождественскую ночь?

Успокоившись, Моарес кивнул, полузакрыл глаза и стал слегка покачиваться на стуле. Но жена опять подлила масла в огонь.

– Он прав, как всегда. Ты слышишь его, Хосе? Вот кто хорошо воспитан. А какой он чистый и красивый. И не потеет. Ты слышишь, Хосе?

Моарес сильно побледнел.

– Что ты сказала? Ну-ка повтори!

Он снова попытался встать. Бенто одной рукой пригвоздил его к стулу.

– Ничего она не сказала. Не надо обращать внимание. Мы все немного выпили, а когда выпьешь, говоришь вещи, о которых потом жалеешь.

– Это верно, – согласился Моарес.

Марианна встала, чтобы пойти за десертом. Она унесла грязные тарелки и пустой поднос. Бенто проследил за ней взглядом. Она двигалась зигзагами, смеясь и напевая. Под легкой тканью ее слишком тесного платья были видны края трусиков. Бенто захотелось пойти за ней на кухню.

– Марианна к вам неравнодушна, – буркнул Моарес.

– Вы сошли с ума. Она немного выпила и сказала все это, чтобы позлить вас.

Моарес шумно рыгнул. На кончике его носа висела капля пота.

– Она к вам неравнодушна, но мне на это наплевать. Вы не сможете переспать с ней. Марианне наплевать на... такие развлечения. Знаете, что она говорит, когда я хочу лечь к ней в постель?

Бенто пожал плечами, выражая одновременно незнание и отсутствие интереса. Но Хосе настаивал:

– Знаете, что она мне говорит?

– Нет, конечно, – ответил Бенто, чтобы покончить с этим.

– Так вот! Она мне говорит: «Оставь меня в покое, Хосе!» Каково? Разве так отвечают своему мужу? А? Тому, кто зарабатывает ей на жизнь?

Он схватил бутылку белого рома и наполнил свой стакан. Бенто смотрел, как Моарес пьет, и подумал, что скоро тот свалится мертвецки пьяным. Тут же пришла другая мысль: когда Моарес отключится, он останется один на один с Марианной. С Марианной, которая, казалось, была к нему неравнодушна и которую возбуждал алкоголь.

Чернокожие наверху организовали оркестр. Некоторое время они настраивали свои инструменты. Вдруг труба издала жалобный стон, и мелодия нежно и тихо поплыла между стенами переулка. Было, наверное, часа три или четыре. У Бенто не хватало мужества взглянуть на часы. Он посмотрел на жалкие картонные ясли и подумал о тех праздниках Рождества, которые были у него в детстве. Он вспомнил и о нищенских подарках, которые изредка получал: апельсин, леденец, иногда плитку шоколада.

Наверху зазвучала дьявольская мамба. Потолок дрожал под ногами танцующих. Марианна вернулась с рисовым пирогом с шоколадом и фруктами. Ей было трудно идти прямо, и она беззвучно смеялась без причины.

Моарес снова схватил бутылку качас и поднес горлышко к губам. Марианна закричала:

– Он сумасшедший! Он убьет себя!

Но ничего не сделала, чтобы остановить его. Не совсем опустевшая бутылка выпала из рук Моареса и покатилась по полу. Бенто смотрел на выпученные глаза Хосе, его фиолетовые щеки и губы. «Он упадет», – подумал он, и у него появилось глупое желание поспорить с Марианной, в какую сторону он свалится. Эта мысль насмешила его. Марианна упрекнула:

– Вам следовало его остановить.

– Он достаточно взрослый, чтобы самому следить за собой.

Моарес сполз влево. Он одеревенел и не дышал. Рывок вернул его в ровное положение, он снова наклонился, уже вправо, и упал.

– О! – воскликнула Марианна, обхватив свои большие груди руками.

Бенто поспешно встал и был удивлен, что у него кружится голова. Он тоже много выпил, но чувствовал себя хорошо.

Он поднял Моареса и почувствовал, что тот довольно тяжел. Кровь стучала у него в висках, тяжелый обруч давил ему на лоб.

– Куда его положить?

Марианна показала на диван.

– Ему будет лучше в комнате.

Она встала без слов и, неуверенно держась на ногах, пошла впереди него, включила свет в спальне. Бенто никогда не бывал там. В ней стояли две кровати.

– На которую?

Она показала на левую. Он сбросил свой груз. Заскрипели пружины. Тыльной стороной ладони он вытер лоб.

От Моареса шел такой прогорклый запах пота, что вызывал тошноту, но все-таки Бенто наклонился над ним, чтобы убедиться, что пьяный дышит.

– Пусть выспится.

Марианна выключила свет. Они столкнулись, когда выходили. Это прикосновение зажгло все чувства Бенто, он схватил женщину за плечи и хотел поцеловать ее, успел попасть только в щеку. Она легко оттолкнула его.

– Э! Без рук, сеньор моряк!

Они вернулись в столовую, идя один за другим. На балконе с ошарашенным видом сидел негр. Он, наверное, упал с верхнего этажа.

– Что это такое? – спросила Марианна.

Негр не без труда встал. Блестя глазами, открыв белые зубы, сверкавшие на его черном лице, он пошел к молодой женщине. Оркестр наверху играл самбу. Негр прижал Марианну к себе и хотел вовлечь ее в танец. Марианна закричала:

– Бенто!

Итикира схватил негра за плечо и заставил отпустить ее.

– Возвращайся к себе, парень, – сказал он без злобы. Разъяренный негр попытался его ударить. Бенто сбил его с ног одним ударом. Бедняга упал на стол и опрокинул его вместе со всем содержимым. Марианна завопила:

– Мерзавец! Мерзавец!

Пока негр переворачивался, чтобы встать на четвереньки и подняться, Бенто Итикира схватил его за пояс брюк и поднял без видимого усилия.

– Откройте входную дверь, – попросил он.

Молодая женщина подчинилась. Бенто вышвырнул незваного гостя из квартиры и закрыл дверь. Марианна уже вернулась в столовую. Он застал ее сидящей на корточках и собирающей рисовый пирог, слетевший с подноса. Слишком тесная юбка мешала ей, и она подняла ее до края чулок. Бенто поставил стол на ножки, потом помог женщине привести все в порядок. Кровь стучала у него в висках, но он не знал, отчего: от выпитого ли спиртного или от желания.

Он несколько раз касался ее, но она не отвечала, и он не решался проявить большую активность. Однако, она попросила его помочь ей подняться, и он воспользовался этим, чтобы вновь прижать ее к себе.

– Спасибо, – сказала она, отталкивая его.

Они сели на свои места по разные стороны стола. Он осмелел до того, что сказал:

– Мы остались вдвоем.

Она положила ему кусок рисового пирога.

– Для него так лучше, – ответила она. – Ему не следовало напиваться.

Он прочистил горло, налил стаканы.

– Я могу себе вообразить, что вы моя жена, – сказал он таким глухим голосом, что не понял, услышала она его или нет.

– Если вы не пойдете дальше, в этом нет ничего плохого.

Они выпили вместе. Вино закончилось, и он открыл новую бутылку белого рома. Через несколько секунд она спросила:

– Как случилось, что такой мужчина, как вы, не женат? Вы хорошая партия.

Он ответил, уткнувшись носом в тарелку:

– Я был женат.

Она посмотрела на него округлившимися от удивления глазами.

– Кроме шуток? Вы никогда об этом не рассказывали. Странно! Как странно! А что с ней стало?

Он невольно покраснел и ответил, грызя ноготь:

– Она уехала.

– А!.. Надо же! У вас были дети?

– Да, двое. Мальчик и девочка.

– Вот оно что! Я и не догадывалась. Мы с Хосе часто удивлялись, что такой мужчина, как вы, холост. К тому же вы не похожи на бабника... Это правда, да? До вас у нас были другие жильцы; иногда они становились очень назойливыми. Мне приходилось соблюдать осторожность. Два года назад один из них даже пытался завалить меня в своей комнате.

Она засмеялась, как будто это воспоминание ее развеселило. Потом Марианна снова спросила:

– Какой она была?

Бенто посмотрел ей в лицо.

– Она была похожа на вас, – ответил он сдавленным голосом. – Только немного худее.

Она не нашла ответа. Ее лицо осталось серьезным, а взгляд не отрывался от глаз мужчины. После долгой паузы она опустила глаза и сказала, потирая ладони, как будто ей было холодно:

– И она вас бросила!

* * *

Да, Эстефания бросила его. Это стало неизбежным. Мало-помалу их брак превратился в ад. Она по-прежнему отказывала ему и, кроме того, продолжала подозревать, что он занимается тайной деятельностью. Никак иначе она не могла истолковать тот случай, когда он, желая придать себе вес, рассказал ей о первой встрече с дипломатом.

Ее подозрения усилились, когда Бенто получил от Владислава великолепный фотоаппарат «контакс», которым он должен был сделать снимки пригодных для высадки десанта мест между Сантосом и Сан-Сальвадором. Хотя в то время его месячное жалование и превышало уже четыре тысячи крузейро, она все же знала, что он не мог купить этот аппарат, стоивший намного дороже.

Она поняла все окончательно, когда вернувшись из патрульного похода вдоль побережья, он отказался показать ей сделанные снимки.

Бенто навсегда запомнил сцену, когда Эстефания сообщила о своем намерении оставить его и забрать детей. Она обвинила его в том, что он шпион, предатель своей страны. Она не хотела доносить на него, потому что он был отцом ее детей и потому что она считала его недостаточно умным и информированным, чтобы быть по-настоящему опасным.

Он не знал, что ей ответить, и ограничился полным отрицанием, не особо стараясь ее удержать. На следующий день она уехала с детьми в Сантос.

Сначала Бенто почувствовал определенное облегчение. Он больше уже не мог выносить постоянные сцены и ее подозрительное внимание, как нарочно усилившееся в тот момент, когда его тайные руководители давали ему задание за заданием.

Вскоре после этого Владислав объявил Бенто, что возвращается на родину, и представил своего преемника. Это был тоже журналист, новый корреспондент в Рио, Борис Данилов.

С Борисом многое изменилось. Он сразу же счел слишком опасным то, как они встречались раньше. Это он придумал трюк с машинами и дал Бенто деньги, необходимые на покупку «форда». Он же и указал адрес гаража в Нитерое, где Бенто установил на свой «форд» поворачивающиеся номера.

Да, Эстефания бросила его и поначалу он был этому рад, но потом ему стало не хватать детей, и, не желая в том признаться, он теперь понимал, что жены ему не хватало тоже.

* * *

Наверху импровизированный оркестр играл мамбу, и танцоры отплясывали так, что люстра тряслась в такт вместе с ними.

Марианна подняла глаза.

– Мне тоже хочется, – сказала она, ерзая на стуле.

Бенто налил ей качас. Уровень рома в бутылке сильно понизился.

– Будете?

Они выпили, потом вместе поднялись. У Бенто были ватные ноги, и декор вокруг него плыл. Он обнял женщину, и они попытались танцевать. Но оба партнера быстро устали и скоро только топтались на месте, крепко прижавшись друг к другу, чтобы тверже стоять на ногах.

Через некоторое время она с силой оттолкнула его и возмущенно спросила:

– Что это на вас нашло?

Он покраснел.

– Вы невероятно похожи на мою жену. Я ничего не могу с собой поделать.

Они стояли возле дивана, и она тяжело упала на него.

– Это нехорошо. Вы злоупотребляете ситуацией, потому что Хосе здесь нет.

Он сел возле нее и робко положил руку на спинку за ее плечами.

– Неправда. Это атмосфера. Я представляю себе, что мы муж и жена. Вы такая красивая, такая красивая...

Она искоса взглянула на него с хитрым огоньком в глубине своих восхитительных глаз.

– Красивее, чем она?

– Красивее, намного красивее.

Он косился на вырез ее платья, но она не обращала на это никакого внимания. Вдруг, без видимой причины, она расплакалась и уронила голову на плечо мужчины.

– Мне так плохо от того, что она вас бросила, – пробормотала Марианна. – Правда, плохо.

Бенто обнял ее и погладил по спине.

– Ну, ну, не надо плакать.

Он поцеловал ее в лоб, потом взял за подбородок и поцеловал в губы.

– Вы очень милый, – прошептала она, прижимаясь к нему. – Я скажу это Хосе.

Он снова поцеловал ее. Через несколько мгновений он перестала плакать и закрыла глаза. Он не сразу понял, что она заснула.

4

Бенто Итикира очнулся и понял, что тоже проспал некоторое время. Свет был выключен, хотя он не помнил, чтобы подходил к выключателю. Снаружи ночь посветлела, и в переулке почти не было шумов. Только сверху доносился великолепный бас все еще не уснувшего одинокого певца-негра.

Марианна по-прежнему спала в его объятьях, положив голову ему на плечо и плотно прижавшись к нему. Ее полные ляжки, обтянутые шелком, обнажились более чем наполовину. Он секунду смотрел на нее, и волнение снова охватило его. «Я влюбился», – подумал он с какой-то радостью.

Бенто поцеловал ее в губы и начал ласкать. Она не двигалась, пьяная от алкоголя и усталости. Потом, через некоторое время, Марианна ответила на его поцелуй, не открывая глаз. Он потерял голову и начал расстегивать ее платье, начав снизу. Она заворчала от удовольствия и позволила положить себя на диван, упрямо держа глаза закрытыми...

Когда все закончилось, они долго лежали неподвижно. Потом она пожаловалась голосом, в котором слышалось столько же удовольствия, сколько стыда:

– О, Хосе!.. Мне кажется, я кричала. Меня, наверное, все слышали.

Она вздрогнула. Он тоже, но от ужаса. Марианна принимала его за Хосе, считала, что занималась любовью не с ним, а с мужем. Если она откроет глаза, то все пропало. В комнате было достаточно света, чтобы узнать его. Она закричит, разбудит Моареса, а тот, согласно старым обычаям, сочтет своей обязанностью убить его.

Он приподнялся над ней, поискал ногой пол, чтобы встать. Если ему удастся дойти до двери прежде, чем она откроет глаза...

Марианна открыла глаза. Он почувствовал, как она напряглась, и быстро закрыл ей рот свободной рукой.

– Умоляю вас, не говорите ничего... Я думал, что вы знаете... Что хотите... Я прошу вас простить меня.

Она казалась подавленной. И никак не реагировала. Бенто убрал руку и неловко встал. Она не произнесла ни звука.

– Мне жаль, – снова заговорил он, по-прежнему очень испуганный. – Мне очень жаль.

Он не смог удержаться, чтобы не посмотреть со страстью на обнаженное пышное тело женщины. Она тут же натянула на себя полы платья и отвернулась к спинке дивана, чтобы лучше спрятаться.

– Оставьте меня, – прошептала она. – Уходите!

Бенто все еще не мог успокоиться.

– Вы ничего не скажете? – спросил он.

– Уходите.

Он испугался, что настаивая разозлит ее. Уже хорошо, что она сразу не подняла на ноги весь квартал. Он ушел на цыпочках, застегиваясь на ходу.

Придя в свою комнату, он закрыл дверь и подошел к открытому окну, не включая свет. Происшедшее отрезвило его. Он не чувствовал ничего, кроме огромной усталости и боли в голове. Но спать ему пока не хотелось.

Он секунду посмотрел на розовеющее небо над домом. Детали фасадов, когда-то благородных, а теперь облезлых, постепенно проявлялись и становились различимыми. Откуда-то едва доносились голоса людей, но света в окнах больше не было. Негры наверху тоже замолчали.

Праздник закончился.

Бенто отошел от окна и взял две таблетки аспирина, которые запил водой из-под крана. Он все еще спрашивал себя, как поступит Марианна...

* * *

Она снова вздрогнула, но от холода. Через широко открытую балконную дверь проникала прохлада. Марианна с трудом подняла тяжелую голову и отяжелевшими от приятной усталости руками медленно привела в порядок свою прическу.

Она все еще была ошеломлена и начинала смутно сожалеть... Марианна не понимала, почему сделала это. Она не была влюблена в Итикиру. Конечно, Бенто красивый мужчина, но не больше. И все же, когда она проснулась в его объятьях от поцелуев и ласк, ее тело словно загорелось. Вспыхнуло. Такое случилось с ней впервые. Может быть, виной всему был алкоголь. Ведь они выпили свыше всякой нормы.

Она с трудом встала и подошла к окну, ища себе оправдание. Действительно ли она не понимала, что делает? Конечно, она сразу осознала, что на диван ее повалил Бенто, а не муж, но она еще не совсем проснулась. Это казалось ей продолжением сна...

Она остановилась в проеме балконной двери. У нее кружилась голова и болело сердце. Да, именно так, ей снилось, что Бенто целует ее, и она не сразу поняла, когда сон превратился в явь. Когда она это поняла, было уже слишком поздно.

Марианна поднесла руки к больным вискам и шагнула на балкон, глубоко вдыхая свежий воздух улицы. Во всяком случае, ни Хосе, ни кто-либо другой до него никогда не давали ей такого наслаждения. Никогда...

На соседней церкви зазвонили куранты. Она сосчитала удары. Шесть часов. Пора положить подарки для ребенка.

Хосе попросил Итикиру спрятать их в его комнате, единственном месте квартиры, куда маленький Жоао никогда не заходил. Она только теперь вспомнила об этом...

Итикира, может быть, уже лег, уже заснул. Впрочем вряд ли, уж очень он был перепуган... Марианна не знала, как эта мысль пришла ему в голову. Она очень напугала его и сразу поняла, что это лучший способ закончить приключение. Ее полные губы раздвинулись в улыбке. «Тебе должно быть стыдно!» – прошептала она в его адрес.

Она направилась к балконной двери Итикиры. Он стоял в проеме, куря сигарету, и застыл, заметив ее.

– Я пришла за игрушками для малыша, – произнесла она тихо, безликим голосом.

Он развернулся и взял игрушки с полки платяного шкафа.

– Я могу вам помочь? – спросил он хриплым голосом.

– Если хотите.

Они вместе вернулись в столовую. Она включила свет, чтобы покончить со всякой двусмысленностью. Он положил свертки на столик, налил себе стакан рома.

– Хотите?

Она отказалась.

– О, нет! Я и так слишком много выпила!

Бенто покраснел и принялся грызть ногти, пока она раскладывала свертки перед яслями.

– Если Хосе узнает, – сказала Марианна глухим голосом, – он вас убьет.

Он ничего не ответил. Отвечать было нечего. Она сказала: «Если Хосе узнает...» Это означало, что она не намерена сама рассказать ему об этом.

Он подошел к ней, и в горле у него встал комок. Выпитый только что ром оживил его опьянение. Он заплакал. Она посмотрела на него и с нежностью спросила:

– Что с вами?

Он сказал, чтобы разжалобить ее:

– Я думаю о моих ребятах. Мы ведь тоже встречали Рождество всей семьей. Эстефания все делала по правилам.

Она коснулась его руки. Это прикосновение потрясло его. Он чувствовал себя очень несчастным, жутко пьяным и больным.

– Почему она вас бросила? – спросила вдруг Марианна.

Он как-то машинально ответил:

– Она больше не хотела жить вместе со шпионом. У нас были разные взгляды.

Она убрала руку, открыла рот, собираясь расспросить подробности, но передумала.

– Я ложусь спать, – сказала она. – Вам лучше сделать то же самое.

Она вышла в коридор, оставив его одного. Через некоторое время он, покачиваясь, ушел через балкон, не выключив свет. Рассвело.

Вдруг его затошнило.

5

Марианна медленно открыла глаза. Сквозь щели в ставнях пробивались лучи солнца, косо ложившиеся на обветшавший паркет. Судя по наклону золотых лучей, было где-то около четырех часов дня.

Марианна повернулась на бок и приподнялась на локте. Сильная головная боль в затылке и в висках заставила ее застонать. Постель Хосе была пуста; она не была разобрана, Хосе спал на покрывале так, как его положил Бенто Итикира.

В доме никакого шума. Весь переулок был тих. Марианна услышала дребезжащий звонок трамвая, потом приглушенное урчание тяжелой машины, отъезжавшей с улице Эскобар на Сан-Кристовао.

Она сбросила простыню и заметила, что спала в комбинации и чулках, сняв только платье и туфли. Когда она встала, из глубины желудка к губам подкатила тошнота.

Марианна нашла в старом гардеробе с жутко скрипящими дверцами халат и тапочки. Она чувствовала себя больной и подавленной. И зачем она столько выпила? Это было дуростью, просто полной дуростью.

Вдруг она вспомнила о том, что у нее произошло с Бенто Итикирой, но Марианна слишком устала, чтобы что-либо чувствовать, и просто махнула рукой, отгоняя эту мысль, словно назойливую муху.

Застегнув халат на пуговицы только сверху, потому что было невозможно нагнуться из-за боли, постоянно долбившей ее череп и становившейся порой просто невыносимой, она обула тапочки и потащилась на кухню, волоча ноги.

Хосе Моарес сидел там в полумраке, поставив локти на стол, заставленный грязной посудой, и держался руками за голову. Его жирное мокрое лицо казалось вылепленным из тающего воска. Торс у него был обнажен, и по волосатой груди стекали широкие струйки пота, исчезавшие в складках выпуклого живота.

Секунду они молча смотрели друг на друга. Над столом и раковиной вились синие мухи. Отвратительный запах разлагающегося мяса наполнял помещение. Марианна подошла к окну и открыла ставни.

– Ну и вонь! – сказала она. – Не понимаю, как ты можешь здесь сидеть.

Он ничего не ответил.

– Ты болен? – спросила она смягчившимся тоном. – Мне что-то не очень хорошо.

Он буркнул:

– Ничего. Могло быть и хуже.

Она пришла в отчаяние при виде ожидавшей ее работы.

– Ты мне поможешь?

Он шумно вздохнул.

– Если хочешь.

– Я сварю кофе.

Она поставила воду кипятиться на газ, потом открыла ящик буфета, где лежал аспирин, взяла две таблетки и протянула пузырек мужу.

– Хочешь?

– Да, у меня жутко болит голова!

– Не надо было столько пить, старик.

Он усмехнулся.

– Мне кажется, что не тебе об этом говорить!

В его голосе ей послышался болезненный сарказм. Он смотрел сквозь полуопущенные ресницы. Мог ли он знать о том, что произошло между ней и Бенто? Он мог встать в тот момент, чтобы сходить в туалет, и заметить их из коридора... Нет, он бы бросился на них, даже смертельно пьяный.

Вода закипела, она убавила газ, взяла банку с молотым кофе и, открывая ее, спросила отвлеченным, нейтральным тоном:

– Моряк все еще спит?

– Нет, ушел. Он уходил, когда я вставал.

– Как выглядел? Надеюсь, не слишком плохо?

Он медлил с ответом, и она бросила на него косой взгляд.

– Нет, не очень.

Марианна стала наводить порядок, высыпая объедки в развернутую газету и складывая тарелки в раковину.

Толстая муха упрямо крутилась возле мужчины, который не обращал на нее никакого внимания. Марианна некоторое время продолжала молча разбираться на столе, потом вытерла натертую воском столешницу и поставила чашки и сахар.

– К счастью, он был еще в хорошей форме, чтобы ночью донести тебя до постели. Если бы не он, ты бы спал на полу. Я бы никогда не смогла поднять тебя в одиночку.

Хосе вышел из неподвижности и с подозрительностью посмотрел на нее.

– Надо же! – сказал он. – Я думал, что все легли в одно время.

Она прикусила губу, поняв, что допустила ошибку, и несколько бесконечных секунд не находила ответа. Он не сводил с нее взгляда; она это чувствовала, хотя почти тотчас повернулась к нему спиной, чтобы заняться кофе.

– В котором часу вы меня уложили?

Она пожала плечами:

– Понятия не имею. Мы ели десерт.

– А что вы делали потом?

– Ну... Доели, а потом положили подарки малышу...

Она вздрогнула:

– Я совсем про него забыла! Где он?

Он провел влажной рукой по полуоблысевшей голове.

– Не знаю. Игрушек нет. Наверное, побежал к соседям. Скорее всего к Гальва.

Она серьезно забеспокоилась.

– Что он ел сегодня днем?

Он раздраженно пожал плечами, согнал, синюю муху, севшую на угол его рта.

– Не знаю. Не ломай из-за него голову... Он голодным не останется.

– Выпью кофе и пойду за ним к Гальва.

Она положила в чашки сахар и налила густой кипящий кофе.

– Что вы делали потом? – настаивал Моарес.

– Я же тебе сказала. Доели, положили игрушки для малыша и легли спать.

Он спросил с тяжеловесной иронией:

– Вместе?

Марианна стала пунцовой. Жаркая волна бросилась ей в лицо при воспоминании о необыкновенном наслаждении, которое она получила с Итикирой. На секунду она почувствовала себя виноватой, но тут же пригасила это чувство, подчиняясь инстинкту самосохранения:

– Тебе не следует говорить такие вещи, Хосе. Для этого нет причины.

Он смягчился и бесшумно рассмеялся.

– Я просто хотел тебя немного позлить, – сказал он. – Шутки ради. Все-таки, когда выпьешь... И что же, он даже не пытался тебя немного полапать?

Она быстро ответила:

– Нисколько. Он был в мрачном настроении и исповедовался мне. Кажется, он был женат и имеет двоих детей; ты это знал?

Моарес показался удивленным. Он перестал болтать ложкой в чашке и сказал, поднеся ее к губам:

– Нет. И что же стало с его женой?

Он отпил глоток обжигающего кофе. Марианна сделала то же самое, прежде чем ответить:

– Она его бросила.

– Он тебе сказал, почему?

Она некоторое время колебалась, раздумывая над тем, что, может быть, нужно сообщить Хосе сенсацию и он не станет тогда думать ни о чем другом.

– Наверное, он был сильно пьян, раз сказал такое, – продолжал размышлять вслух Хосе.

Она молчала, не зная, какое решение принять, как будто остановилась на грани предательства. Может быть, Бенто пошутил, и тогда было бы глупостью повторять это.

Моарес посмотрел на жену и стал вдруг нервно настаивать:

– Ты рожаешь или что?

– Когда я его спросила, почему это произошло, он мне ответил, что его жена больше не хотела жить вместе со шпионом и что у них были разные взгляды.

Замерев, Моарес повторил, воскликнув:

– Со шпионом? Он так сказал?

– Да, как я тебе рассказала.

Хосе явно не знал, что и думать. Он пожал плечами и одним глотком осушил свою чашку.

– Он над тобой посмеялся!

Ее задела его недоверчивость, и она запротестовала:

– Я уверена, что нет. Во-первых, он не привык шутить, это не в его характере. А потом, он был слишком взволнован. Он сказал это, когда мы клали игрушки для малыша. Тогда он заговорил о своих детях, о праздниках Рождества, которые он проводил со своей семьей. Он даже плакал...

Моарес нахмурил брови.

– Шутишь! Он плакал?

– Клянусь тебе жизнью Жоао!

– Он плакал, когда сказал это... ну... про шпиона?

– Да.

– И он был сильно пьян?

– Пожалуй, да.

– Ну, тогда, может быть, сам того не желая, он и сказал правду.

Хосе стал вынимать ложечкой оставшийся в чашке сахар. Марианна продолжала пить кофе маленькими глотками, после каждого чувствуя себя все лучше. Моарес вытер рот тыльной стороной ладони.

– Это серьезная история. Об этом надо сообщить в полицию.

Удивленная, Марианна вздрогнула.

– Полицейским? Зачем? Это же нас не касается. Моарес нахмурил брови:

– Ну, нет, раз этот парень предает страну, это нас касается!

Хосе завелся, счастливый от возможности устроить неприятности унтер-офицеру, которого не любил за стройную фигуру, форму и то, что он не потел; а еще за восхищенные взгляды, которые иногда бросала на него жена.

– Этот негодяй достоин того, чтобы его повесили!

Марианна в страхе запротестовала:

– Но он, может быть, рассказал это, чтобы посмеяться! Конечно, это так!

– Тс! Тс! Тс! Тс! – Хосе пощелкал языком по небу. – Ну, ты знаешь! – Только что сама утверждала, что он шпион, а теперь говоришь обратное. И потом, если это правда и он попадется, у нас наверняка будут большие неприятности. Нас могут обвинить в пособничестве. Да, да! Во всяком случае, если это не так, то он ничем не рискует, а мы просто выполним свой долг и нас не в чем будет обвинить!

Марианна очень недовольно заметила:

– Но если он узнает, то захочет отомстить...

– Не выдумывай! Пойми, полицейские к этому привыкли. В подобных случаях они сохраняют полную тайну. Если он невиновен, то даже не узнает, что его проверяли. Надо идти, старушка. Тут уже ничего не поделаешь.

– Мне?

– Конечно. Он ведь тебе рассказал все это.

Она машинально снова налила кофе в пустые чашки.

– Если хочешь, – добавил он, – я пойду с тобой...

Марианна вздохнула с некоторым облегчением.

– Меня давно удивляло, – сказал Моарес, – что у такого человека есть машина. А его фотоаппарат? Ты видела? Знаешь, сколько он стоит? Восемь тысяч крузейро! Я видел точно такой же в одной витрине на Авениде.

От величины суммы у нее перехватило дыхание.

– Восемь тысяч крузейро! – повторила она.

– Да, восемь тысяч. Ты можешь мне объяснить, как это тип вроде него может купить аппарат за восемь тысяч? Я тебе скажу: тут что-то нечисто!

Она размышляла. Какие-то детали, двусмысленные слова всплывали у нее в памяти. Итикира был таинственным человеком, в этом не было сомнений...

– Можно, конечно, сходить туда сейчас, поскольку сегодня воскресенье, – снова заговорил Моарес, – но мы пойдем завтра.

– Как хочешь, – ответила она.

6

Энрике Сагарра вел машину небрежно. Часы на приборной доске показывали четыре утра, но он не чувствовал никакой усталости.

Полная луна освещала своим пепельным светом восхитительный пейзаж. Дорога скользила, как змея, по краю Сиерры д'Эстрела, иногда уходя в скалы, иногда перепрыгивая по подвесным мостам через узкие глубокие ущелья.

Придорожная табличка известила Энрике о том, что он находится в десяти километрах от Петрополиса, на высоте восьмисот метров. Интересные сведения. Он сбавил скорость и выключил фары. Лунного света было вполне достаточно, чтобы следить за дорогой, в крайнем случае можно было ориентироваться по белым столбикам на обочине, которые четко выделялись на темном фоне горы.

Он уже собирался остановиться, когда двойной луч света возник довольно далеко слева, исчез на несколько секунд и вынырнул на новом повороте: ему навстречу шла машина.

Энрике включил фары и набрал среднюю скорость. За все это время, а он уже удалился от Рио километров на пятьдесят, ему встретились только два грузовика. Где два, там и три. Все нормально.

Это действительно был грузовик – огромная машина с прицепом. Они разъехались на повороте. Затем автомобиль Сагарры въехал под карниз скалы. Он проехал еще полкилометра в поисках места, откуда он мог бы видеть дорогу в обе стороны и на довольно большое расстояние, чтобы не быть захваченным врасплох. Потом он выключил фары и остановил свой «шевроле» у скалы носом к балюстраде, окаймлявшей поворот.

Он вышел и открыл багажник. Мертвый Перо Кабраль лежал там все такой же скрюченный, с тем же удивленным выражением в больших выпученных глазах.

Убедившись, что ни слева, ни справа машин нет, Сагарра вытащил труп Перо Кабраля. Человек умер больше двух часов назад, но жара в багажнике не дала телу остыть. Оно было все еще достаточно гибким, и Энрике мог придать ему любую позу.

Он донес тело до переднего сиденья, на место, с которого только что сошел сам. Мотор продолжал работать почти бесшумно. Энрике положил мертвеца грудью на руль и переставил рычаг на передний ход. Затем он снял машину с тормоза и нагнулся, чтобы поставить ногу трупа на педаль газа. Машина рванулась. Сагарра успел отскочить, но все-таки получил удар дверцей по плечу. «Шевроле», быстро набирая скорость, покатил прямо к бордюру.

Удар произвел сильный шум. Два столбика ограждения разлетелись на куски. Тяжелая и стремительная машина прыгнула в пустоту, и Энрике ее больше не видел. Несколько бесконечных секунд, потом жуткий грохот, долго разносившийся по высоким горам.

Держась правой рукой за ушибленное плечо, Энрике подошел к краю обрыва и посмотрел вниз. Там было совершенно тихо и ничего не видно. Разбитый «шевроле» находился в густом кустарнике, и могло бы пройти немало времени, прежде чем его найдут... Если в только не пробитая балюстрада.

Энрике Сагарра посмотрел, подумал и решил, что работа сделана неплохо, потер руки и пошел назад, в Рио.

Он, разумеется не собирался пройти все пятьдесят километров пешком, но хотел сначала отойти подальше от места своего последнего подвига. Энрике заранее наметил себе один особо сложный поворот, где грузовикам приходилось сбавлять ход до скорости менее десяти километров в час...

Энрике Сагарра, испанец по происхождению, был еще не стар, имел тонкую талию, узкие бедра и изящные движения танцора. На костлявом его лице с волевым плотным подбородком и матовой кожей выделялись горящие, слегка зауженные, мавританские глаза с очень длинными и густыми, как у женщины, ресницами и тонкие усики покорителя сердец. Он всегда был очень элегантным, очень ухоженным, очень чистым, но прядь черных вьющихся волос, несмотря на все усилия постоянно спадавшая на лоб, придавала его чопорному виду необходимую черточку небрежности. Роста Энрике был не очень высокого, но, тем не менее, очень нравился многим женщинам, считавшим его обворожительным... Сколько Энрике Сагарра помнил себя, он всегда вел довольно бурную жизнь. Откровенно говоря, простой рассказ о его жизни составил бы не один авантюрный роман с лихо закрученными сюжетами. Но Энрике об этом не думал. Он не чувствовал вкуса к литературе, предпочитая музыку жизни.

В начале последней мировой войны он находился в Тулузе, во Франции, куда бежал из Испании, где воевал в рядах республиканцев. В 1942 году немцы вторглись в неоккупированную зону и он создал партизанский отряд, специализировавшийся на диверсиях и уничтожении коллаборационистов. После освобождения неблагодарные французы хотели его арестовать под тем предлогом, что иногда он действовал необдуманно и по его приказу были расстреляны люди, совершенно невиновные. Неизбежные издержки войны, считал Сагарра.

Возмущенный таким отношением, он тотчас бросился в объятья американского УСС[1], где ему повезло встретить людей, способных оценить его по достоинству.

Он оказался настолько полезным, что его оставили, перевели в США, а когда УСС было распущено и заменено ЦРУ, его приняли в новую разведслужбу. Энрике Сагарра фигурировал в ведомостях ЦРУ на выплату жалования как «специальный агент» и был вполне доволен своей судьбой.

Когда он, наконец, достиг поворота, где собирался ждать подходящий грузовик, его хронометр показывал четыре часа сорок пять минут. Место было выбрано что надо: это был крутой вираж с сильным уклоном дороги и малым обзором. С одной стороны шла стена скал, с другой – обрыв, глубокий, как настоящая бездна. В этом месте водитель тяжелого грузовика не имел права совершить ошибку.

Энрике прислонился к стене и замер, борясь с мучившим его желанием закурить.

Перо Кабраль, которого он ликвидировал, был занятным типом: он посчитал себя умнее всех. Кабраль не очень-то преуспел в своих делах. В течение двух лет ЦРУ использовало его в качестве специального агента, постоянно действующего в Рио-де-Жанейро. Однажды он проинформировал своего шефа, что парни из Центра[2] вычислили его, и, чтобы спасти свою жизнь, он согласился на них работать. Это было совершенно классической историей, и Перо Кабраль стал двойным агентом с благословения мистера Смита – Большого Босса ЦРУ.

Мистер Смит лично отбирал секретную информацию, которую Перо Кабраль передавал парням Центра в обмен на точно такую же с их стороны. Делом Перо Кабраля было следить за тем, чтобы чаша весов в конечном итоге всегда чуточку больше склонялась в пользу мистера Смита – операция могла иметь интерес только в том случае, если приносила прибыль.

Но Перо Кабраль счел, что достаточно хитер, чтобы работать одновременно на обе стороны в равной степени. Чтобы достичь этого, он несколько перегнул ту самую палку, которая имеет свойство, перегнувшись, сломаться и бить по голове того, кто ее перегнул.

Все произошло довольно просто. Мистер Смит узнал, что Перо Кабраль зашел не туда, вызвал Сагарру и сказал ему: «Мой дорогой Энрике, слетайте в Рио. Там есть некий Перо Кабраль, который начинает доставлять нам неприятности...» Большего говорить было не принято. Энрике не имел привычки задавать лишние вопросы. Устранение маленьких хитрецов, начинавших доставлять мистеру Смиту неприятности, – это в его работе было самым простым.

Энрике Сагарра очень нравился Рио-де-Жанейро. Теперь, когда работа была завершена, он мог побродить по городу, подняться на фуникулере на вершину Корновадо, прокатиться по канатной дороге на Сахарную Голову и насладиться с ее высоты восхитительной панорамой залива, усеянного островами и скалами со странными названиями: Перст Божий, Лежащий Гигант, Клюв Попугая. Он будет гулять по шумным и колоритным улицам, застроенным суперсовременными небоскребами, посмотрит на шикарные витрины на руа Увидор, закрытой для автомобилей, и медленно пройдет до Авенида Рио Бранко, до Авениды с ее широкими мозаичными тротуарами, террасами кафе, заполненными шумной и пестрой толпой... И будет любоваться женщинами Рио – прекрасными кариокас с огненными глазами, с тонкими талиями, покачивающимися умопомрачительными бедрами и очаровательно, загадочно и маняще улыбающимися...

Далекий шум мотора отвлек его от мечтаний. Машина шла с севера, что и было ему нужно. Через тридцать секунд он заметил свет фар и, не переставая, следил за медленным приближением машины по бесконечным извивам горной дороги...

На последнем повороте он увидел, что это довольно крупный грузовик, покрытый брезентом. Удача сопутствовала Энрике. Он скользнул в щель скалы и замер.

Грузовик двигался не торопясь, негромко урча. Шофер совсем сбросил скорость, скрипнули тормоза. Энрике пропустил медленно двигавшиеся мимо него капот, кабину, кузов и быстро бросился следом.

Его руки ухватились за верхнюю доску заднего борта, он прыгнул, подтянулся и упал на плотные мешки с гипсом, которыми был гружен автомобиль. Теперь ему осталось только доехать до места и незаметно вылезти на границе Рио...

* * *

Сагарра остановил такси на углу Авенида Энрике Вальдарес и руа дос Инвалидос, заплатил и, выйдя из машины, направился к зданию префектуры полиции.

Энрике вернулся к себе в гостиницу еще рано утром. Его никто не заметил, он спокойно разделся и лег, чтобы служащий, разносящий завтрак, застал его в постели. Затем, около девяти часов, Энрике вышел и «обнаружил» исчезновение взятой напрокат машины.

Он позвонил в агентство по прокату, и там ему посоветовали немедленно подать заявление в префектуру полиции. Полный доброй воли, Энрике последовал совету.

Он дождался зеленого света, чтобы перейти улицу, и вошел в холл большого здания. Сотрудник справочного отдела направил его в один из кабинетов, но нужного офицера там не было. Дежурный по этажу попросил его войти в кабинет и подождать.

Энрике зажег сигарету и аккуратно положил погашенную спичку в пепельницу. Этот своеобразный демарш не вызывал в нем никакого беспокойства. Энрике Сагарра не имел нервов и был прирожденным актером. С той самой секунды, когда он переступил порог префектуры, Энрике действительно верил, что спокойно спал этой ночью в своей постели в гостинице, а наглые преступники воспользовались его сном, чтобы угнать у него машину.

Наконец пришел офицер. Энрике показал ему свой мексиканский паспорт на имя Питера Гимеры, администратора компании, и начал рассказывать свою историю. И то, как он прекрасно говорил на бразилейро[3], и манера поведения, отточенные жесты – все это внушало уважение. Офицер дал договорить ему до конца, не перебивая... и только потом вежливо проинформировал, что машина была найдена рано утром на дне ущелья в нескольких километрах от Петрополиса. Мертвый похититель был обнаружен там же, в машине.

Энрике принял удрученный вид и спросил, опознан ли похититель. Да, речь шла о некоем Перо Кабрале, личности малоинтересной и уже имевшей неприятности с полицией.

– Нужно, чтобы вы сделали письменное заявление, – закончил офицер, – но сейчас у меня нет времени – важная встреча... Могли бы вы зайти сегодня сразу после полудня?

Энрике в очередной раз проклял тщеславие бразильцев, отказывающихся признавать, что живут в тропиках, и считающих делом чести работать по расписанию стран с более умеренным климатом, даже в самую сильную жару.

– Я приду, – просто ответил он.

Офицер встал и пошел к двери.

– Простите, но я очень спешу.

И ушел, оставив посетителя несколько удивленным таким образом действий. «Должно быть, у этого парня неприятности с благоверной», – подумал Энрике, не торопясь выходя из кабинета.

В коридоре, где царил полумрак и стояла очень приятная прохлада, он увидел обеспокоенную парочку, которая, казалось, что-то робко искала. Мужчина был среднего роста толстячок, женщина – очаровательная красавица, пышнотелая, одетая в тесное платье золотого цвета, чудесно проявлявшее все ее прелести.

Энрике остановился на пороге кабинета и, не в силах оторвать взгляда, сделал вид, что пропускает их. Но мужчина тоже остановился и обрадованно обратился к нему:

– Мы заблудились, – сказал он, вытирая лоб платком. – Мы не очень хорошо расслышали номер кабинета.

Энрике, ум которого был тренирован и развит, а сообразительность безупречна, ответил с самой очаровательной улыбкой:

– Может быть, вы мне объясните, о чем идет речь?

Мужчина заколебался, посмотрел на женщину и начал:

– Так вот... У нас есть подозрения, понимаете...

Он подыскивал слова. Женщина смотрела на него с возмущением и, казалось, не была с ним согласна полностью. Это подтолкнуло толстяка.

– Это дело о шпионаже, – быстро заговорил он. – Вернее, может быть... потому что у нас нет доказательств.

Энрике расцвел.

– Дело о шпионаже? – повторил он. – Вам просто повезло. Именно ко мне вам и следовало обратиться.

Он посторонился и показал рукой на дверь, приглашая:

– Проходите, прошу вас.

Мужчина с торжествующим видом подтолкнул женщину вперед!

– Вот видишь, я не ошибся!

Энрике тщательно закрыл дверь, пригласил их сесть. Потом без зазрения совести сел на место офицера, принимавшего его несколько минут раньше, и взял карандаш и листок бумаги.

– Ну что ж, – сказал он с важным видом. – Будем действовать по правилам. Сначала – имя и адрес.

Мужчина провел пальцем за мокрым от пота воротником рубашки.

– Меня зовут Хосе Моарес, – ответил он, – а это моя жена Марианна. Мы живем на руа до Кортуме, в глубине тупика.

– Какой квартал?

– Сан-Кристовао.

– Профессия?

– Бухгалтер.

– Ваши родители живы?

– Отец – Томе Моарес. Он живет в Манаусе.

Энрике спросил у него точный адрес, потом задал еще несколько вопросов, чтобы они не могли усомниться, что имеют дело с настоящим офицером полиции. Наконец, откинувшись на спинку кресла, он спросил:

– Ну вот, теперь приступим к делу. Рассказывайте, я слушаю вас. Вы кого-то подозреваете в шпионской деятельности, если я правильно понял? Да?

Моарес не переставая вытирал пот, заливавший ему лицо. Его жена сидела прямо, держась немного враждебно. Энрике с трудом оторвал взгляд от восхитительных глаз женщины и подумал, что похудей она килограммов на десять, могла бы произвести сенсацию в любом обществе.

– Значит так, – ответил Моарес. – Речь идет об унтер-офицере военного флота, которому мы сдаем комнату. Его зовут Бенто Итикира...

Энрике записал имя. Моарес продолжал говорить, не переставая вытирать пот. Он просто фонтанировал, повествуя о том, как в конце рождественской ночи, выпив лишнего, Итикира разоткровенничался с Марианной...

Энрике попросил молодую женщину повторить рассказ. Она не противилась, но сделала это довольно сухо, с видимым усилием быть искренней.

– Надеюсь, он никогда не узнает, что это мы выдали его, – сказала она в заключение.

Энрике стал успокаивать ее, широкая улыбка расплылась по его лицу, приоткрыв мелкие острые зубы.

– Не бойтесь, дорогая сеньора. Вы исполнили свой патриотический долг, а полиция умеет хранить тайны. Расследование, которое мы проведем, будет настолько скрытым, что объект даже не заметит его...

– Ну, а я тебе что говорил? – Моарес посмотрел на жену с видом превосходства.

Энрике встал. Он не хотел затягивать эту встречу. В любую минуту сюда могли зайти и потребовать у него объяснения.

– Мы вам очень признательны, – сказал он. – Возвращайтесь домой и не волнуйтесь. Возможно, я зайду к вам, если мне понадобятся некоторые дополнительные сведения...

– К вашим услугам, – уверил Моарес, подталкивая жену в коридор.

Энрике подождал, пока они уйдут и тоже вышел, сунув в карман листок, на котором делал заметки. История достаточно неопределенна, и тем не менее что-то такое в ней было. По крайней мере Энрике получил предлог задержаться в Рио подольше. Нужно было предупредить мистера Смита, что непредвиденное дело задерживает его в Бразилии...

Он вышел из здания полиции и пошел пешком в направлении Праса да Република. Ему было нужно все обдумать и выработать план...

7

Бенто Итикира чувствовал себя подавленным. Всем, кто с утра спрашивал его о причине мрачного взгляда и зеленого лица, он отвечал одинаково: похмелье. Но сам-то прекрасно сознавал, что виной этому не только злоупотребление алкоголем. Его мучало кое-что еще.

Он не мог не думать о Марианне, но его мысли двоились. Образ обнаженного пышного тела молодой женщины, живое и очень ясное воспоминание о том, что произошло между ними, преследовали Бенто. Он хотел Марианну и чувствовал, что не будет знать покоя до тех пор, пока снова не возьмет ее, пока не услышит снова, как она кричит под ним от наслаждения...

Но он также прекрасно помнил о том, несмотря на опьянение, что именно сказал ей в тот момент, когда она клала игрушки для ребенка. Бенто не переставал себя спрашивать, как он мог расслабиться до такой степени. Конечно, он много выпил, но сказалось прежде всего волнение, вызванное воспоминаниями, оно сыграло основную роль.

Что же будет дальше? Моаресы выражали идеи, очень близкие к его собственным, но, насколько он знал, они не входили в Лигу... Марианна питала к нему слабость, в этом он был убежден, и, возможно, она ничего не расскажет мужу. Может быть, она уже забыла то, что он сказал. Во всяком случае, она не обратила на это внимания...

Он ответил на приветствие двух моряков, шедших ему навстречу, и попытался перевести мысли на что-нибудь другое. «Маррис Баррос» стоял на якоре перед островом Кобрас. Уже около двух месяцев сторожевик служил учебным кораблем для двух десятков курсантов – унтер-офицеров. Итикире было поручено обучать их радиоделу и работе с радаром, но с утра «Маррис Баррос» был на приколе, как раз из-за поломки радара. Последнее время такие поломки стали довольно частыми. Итикира добился наконец от командования решения на замену оборудования.

Поэтому в то утро Бенто Итикира находился в арсенале. Ему требовалось найти специалистов, готовых немедленно взяться за работу.

Он толкнул железную дверь и вошел в мастерскую, его оглушил адский грохот ковки и сварки. К нему подошел унтер-офицер – механик. Одет он был в испачканный маслом рабочий комбинезон, лицо в смазке. Бенто Итикира быстро объяснил, зачем он здесь. Во время своего рассказа, когда он невольно оглядывал помещение, он увидел большую карту, висевшую на стене.

– Мы не сможем никого к вам прислать до завтрашнего утра, – ответил механик. – Приказы на работы отдают вечером предыдущего дня, и все группы сегодня заняты. К тому же нужно время, чтобы посмотреть, есть ли это оборудование в наличии.

– Завтра утром – нормально, если вы пришлете полную команду. Мы не можем слишком долго оставлять корабль на рейде.

– Тогда все в порядке.

Бенто Итикира показал на карту пальцем.

– Это план базы?

– Да.

– Вы им пользуетесь?

Механик пожал плечами.

– Нечасто. До нас это помещение занимали аварийные команды. Это карта была им нужна, чтобы иметь представление о тех местах, куда они должны были отправляться для срочного ремонта, когда их вызывали.

Бенто Итикира сделал несколько шагов и остановился перед картой. Она была пыльной и не в очень хорошем состоянии, но сделана отлично: четко указывались сооружения и детально изображались причалы и насыпи.

– Она не устарела?

– Нет, конечно, только некоторые службы поменялись местами.

– Я инструктор на «Маррис Баррос» и как раз искал план наподобие этого, чтобы познакомить моих людей с топографией базы.

– Да, я слышал... У вас, кажется, взвод курсантов?

– Да. Вы можете мне ее одолжить? Я воспользуюсь нашим вынужденным бездельем, чтобы провести по ней занятия, и верну ее вам, когда работа закончится.

Механик взял сигарету, предложенную ему Итикирой.

– По мне, вы можете ее взять и делать с ней, что угодно, мне на это наплевать.

– Я вам ее верну.

– В принципе, вы должны только поставить несколько бутылок качас моим парням за аренду. Не надо терять добрые традиции.

Бенто Итикира засмеялся.

– Согласен, – сказал он.

Было около трех часов дня, когда Энрике Сагарра вышел из префектуры полиции после того, как написал письменное заявление об угоне взятой напрокат машины. Офицер, казавшийся менее озабоченным, чем утром (наверняка его семейные неприятности уладились), сообщил ему некоторые сведения о том, как, по мнению полиции, произошла авария. Судя по результатам осмотра тела судмедэкспертом, Перо Кабраль умер между часом и тремя ночи. Фары машины были выключены, и полиция считала, что Кабраль выключил их ради удовольствия ехать при лунном свете, но, должно быть, он ехал на слишком большой скорости и выключил фары непосредственно перед поворотом, не подумав, что глаза, привыкшие к их свету, практически ослепнут на несколько секунд...

Энрике Сагарра с достоинством согласился, что скорее всего авария должна была произойти именно так. Бедняга! Угон машины, конечно, недостойный поступок, но наказание не соответствовало преступлению. Энрике Сагарра был искренне расстроен.

Он вышел на руа до Секадо к новой машине, взятой им напрокат вместо прежней. Это был нежно-голубой «понтиак» с откидным верхом. Его цвет напоминал Энрике глаза одной девушки, которую он знал во Франции. Ее звали Ивет, и она была не совсем нормальной. Энрике никогда не забудет удивление, охватившее его в тот раз, когда она попросила его облизать ей ступни ног перед всем остальным. Разумеется, она их вымыла при нем, но все-таки! Через какое-то время, в скучный вечер, она объяснила ему то свое «отклонение»: однажды она увидела в фильме, действие которого происходило в средние века, как коза лизала истязаемому ноги, предварительно натертые солью. Ей тогда было двенадцать лет, она только что достигла половой зрелости, и этот эпизод произвел на нее такое впечатление, что... Результат он мог оценить.

После этого объяснения Энрике, не желавший, чтобы его равняли с жвачным парнокопытным, счел предпочтительным положить конец этой интрижке. Но, как и всегда, он вел себя по-джентльменски: в качестве прощального подарка Ивет получила настоящую козу и десять кило каменной соли.

Он сел за руль, отбросил пальцем непокорную прядь, падавшую ему на лоб, и потерял еще несколько секунд, проследя взглядом за хорошенькой кариокас с выпуклой грудью, кошачьими бедрами и красивой матовой кожей золотого цвета. Она не торопясь двигалась по тротуару и улыбалась, открыв все свои белые, как снег, зубы.

Он тронулся с места. Не время думать о «клубничке», когда ждет серьезная работа. Чем больше он думал об этой истории, тем больше она его веселила. Эта наивная парочка, потерявшаяся в коридорах префектуры полиции, рассказала ему – ему! – про дело о шпионаже. Это было очень смешно!

Сагарра выехал на берег моря по Авенида Мем де Са. Многие люди искали тень в роскошных садах на Праса Пари. Несмотря на жгучее солнце, на пляжах Фламенго и Ботафого играли ребятишки. Наслаждаясь прохладой туннелей Пасмадо и Коэлхо Синтра, он выехал на Копакабану и свернул на Авенида Атлантика.

Не спеша, медленно ехал он вдоль бесконечного пляжа из белого песка, на котором только палатки и солнечные зонтики светились яркими пятнами. Затем, ближе к концу проспекта, он свернул направо, на руа Мигель Лемос, и остановился в двух кварталах дальше.

Энрике взглянул на часы: половина четвертого. Вернер, возможно, еще не закончил сиесту... Тем хуже для него.

Сагарра направился к шестнадцатиэтажному белому зданию и вошел в него. Автоматические лифты были в глубине холла. Он вошел в один из них и нажал кнопку верхнего этажа.

Ему пришлось трижды позвонить условным сигналом, прежде чем он услышал шарканье тапочек за дверью, потом зевок, а за ним:

– Кто там?

– О illustrissimo Senhor quer me dizier que horas sao? – спросил Энрике писклявым голосом.

Дверь открылась. Вернер был в халате, слишком широком для его длинного худого тела, на котором сидела костлявая голова со всклокоченными светлыми волосами.

– Что с вами случилось? – спросил он, закрывая дверь. – Вы его упустили?

– Нет, – ответил Энрике, проходя в залитую светом гостиную. – Я по другому вопросу. Мне нужна ваша помощь.

Он аккуратно пригладил свои усы и подошел к широкому окну, откуда открывался великолепный вид на лагуну Родриго де Фрейтас и поле для скачек Равен, чрезвычайно живописно расположенное между крутой стеной Морро до Кантачало, возвышавшейся слева, и более покатыми склонами Морро дос Кабритос.

– Какой чудесный пейзаж! – воскликнул он. – Вид с этой стороны намного лучше, чем вид на пляж.

Сагарра обернулся. Вернер, казалось, был совсем не рад увидеть его у себя.

– Вам не следовало приходить сюда под первым же предлогом, – запротестовал он. – Вы дешево цените мою безопасность.

Энрике щелчком сбросил со лба непокорную прядь.

– Не будем преувеличивать, благороднейший сеньор! Мы не во враждебной стране. Если вы провалитесь, вы рискуете всего лишь высылкой.

– Вот именно, – ответил тот, – а мне здесь очень нравится.

– Мне тоже, – вздохнул Энрике. – Если бы я был уверен, что мистер Смит не будет возражать, я бы убил вас, чтобы занять это место.

Вернер нахмурил брови и сделал шаг назад. Он знал, на что способен этот проклятый испанец, и не был уверен, что он шутит.

– Будем серьезны, – вновь заговорил Энрике. – Нужно, чтобы вы доставили телеграмму, якобы пришедшую из Манауса... У вас есть бланки?

– Есть.

– Берите карандаш и записывайте...

Вернер подчинился и сел за чертежный столик в углу гостиной (он посещал лекции в архитектурной школе Рио).

– Слушаю...

– Адресат: Хосе Моарес, руа до Кортуме, Сан-Кристовао, Рио-де-Жанейро... Отправитель: Томе Моарес, Манаус, Амазонас. Текст: попал аварию тчк очень плохо тчк приезжай скорее тчк... Все.

Энрике взглянул на часы.

– Сейчас четыре... Телеграмма должна быть доставлена до шести, это очень важно.

– Мало времени, – заметил Вернер, сморщившись.

– Выкручивайтесь. Нужно, чтобы этот тип уехал сегодня же вечером.

– Выкручусь.

Энрике затянул узел галстука, поправил свой легкий, безупречно выглаженный пиджак и бросил на Вернера критический взгляд:

– Вы не смотрите за собой, старина. Будьте внимательнее. Здешние жители не любят небрежность в одежде.

– Да идите вы...! Я отдыхал, когда вы пришли... Какая жара! Это все-таки тропики или нет?

Энрике скривился.

– Тропики? Это слово вам лучше вычеркнуть из вашего словаря. Бразильцам оно не нравится.

– Вы не бразилец.

– Верно, но раз уж мы в Бразилии... Ладно, не буду мешать вам работать. В шесть часов, не забудьте. Я буду там, чтобы пронаблюдать за результатом.

Он вышел и спустился пешком. Сагарра всегда так делал, чтобы поддерживать себя в форме. Снаружи было так же жарко. Он вернулся к машине, проверил наличие плавок в отделении для перчаток и решил остановиться на часок на пляже Копакабана и искупаться. На этом пляже бывали красивые девушки, и если их нельзя было трогать, то смотреть на них никто запретить не мог...

* * *

Несколькими кусками клейкой ленты Бенто Итикира прикрепил карту на перегородку своей тесной каюты на борту «Маррис Баррос». Он отступил к койке, чтобы лучше разглядеть ее, и сморщился. План был в слишком плохом состоянии, чтобы перефотографировать его. Чернила выцвели, многие надписи почти стерлись. Со своим прирожденным вкусом к хорошей работе Бенто Итикира не мог отдать Борису подобный документ. Единственным выходом было перерисовать план от руки. Это требовало времени, но у Бенто впереди была целая неделя, и он мог воспользоваться ею, чтобы внести в копию плана изменения, произошедшие на военной базе Рио.

Короткий сигнал сирены отвлек его от размышлений. Шесть часов. Катер, увозивший на сушу членов экипажа, которые имели разрешение ночевать в городе, отойдет через несколько минут. Бенто решил оставить карту на стене. В любом случае, он действительно намеревался использовать ее завтра на занятиях с курсантами.

Он решил съездить на руа до Кортуме за сменой белья и сразу же вернуться, чтобы сесть за работу. Ему будет полезно побыть несколько дней подальше от Марианны. Это даст ему время лучше разобраться в себе самом, и затем он сможет принять решение: искать ли новую квартиру или остаться и снова переспать с Марианной, если она того захочет.

Бенто надел фуражку и поднялся на палубу. Катер плясал возле борта корабля, удерживаемый шлюпочным крюком.

– Мы ждем только вас! – крикнул офицер, стоявший в катере вместе с полудюжиной моряков.

Итикира спустился по трапу и прыгнул в катер. Мотор зарычал. Катер отошел от «Маррис Баррос» и взял курс на материк, огибая с севера остров Кобрас.

Они пришвартовались около Праса Maya, где Бенто Итикира оставил свою машину. Он простился с остальными, сел в автомобиль и поехал в Сан-Кристовао по Авенида Родригес Альвес.

Он не видел Марианну с того момента, когда они расстались, положив к яслям игрушки для ребенка. Во второй половине дня Итикира нанес несколько визитов вежливости своим знакомым, которые могли оказать ему услуги. Его задержали на ужин, а когда он вернулся, семья Моарес спала. Утром он слышал, как Марианна ходит по квартире, но она была на кухне, и он не решился ее беспокоить. Может быть, он увидит ее сейчас, когда вернется. Интересно, спросил он себя, как она теперь поведет себя: будет смущена или нет. Хотела она того или нет, но они занимались любовью и стереть это было невозможно.

Он поставил свою машину в переулке, на обычном месте, и тщательно запер дверцы на ключ, чтобы помешать мальчишкам забраться в нее, что случалось уже не раз. На балконе Моаресов, как и на других, сушилось белье, но он никого не увидел в окне, даже мальчика.

Итикира быстро поднялся по лестнице, сдерживая дыхание, чтобы не слышать зловония, и открыл дверь своим ключом. Такой суматохи он давно здесь не видел. Жоао плакал в углу, загнанный туда руганью матери, казавшейся перевозбужденной. Из столовой выкатился чертыхающийся Хосе Моарес, безуспешно пытавшийся застегнуть ворот новой белой рубашки, явно только что извлеченной из гардероба.

– Что происходит? – спросил унтер-офицер. – Можно узнать?

Марианна выскочила из кухни сзади него.

– Беда! – ответила она, вскинув полные руки к потолку, отчего затрещали швы ее тесного желтого платья. – Отец Хосе попал в аварию! Только что пришла телеграмма. Ему нужно немедленно ехать. В Манаус! Вы себе представляете?

– Это у черта на рогах! – заметил Бенто. – Полетите на самолете?

Ему ответила Марианна:

– Только до Белена, а дальше – на пароходе.

Моряк удивился:

– А почему не на самолете до Манауса? Он же потеряет массу времени!

– Он предпочитает потерять два дня и вернуться живым.

Бенто не понял, и Моарес объяснил ему:

– Одна гадалка, это было уже давно, мне предсказала, что я умру в сертао[4]. Так что я уменьшаю риск. Между Беленом и Манаусом раскинулись девственные леса... А если самолет попадет в аварию, а? Это уже случалось. На корабле риска все-таки меньше.

Марианна помогла мужу застегнуть воротничок, потом втолкнула его в спальню. Поскольку они не обращали на Бенто внимания, он ушел к себе в комнату. Где-то в районе желудка он ощутил сильное возбуждение. Хосе Моарес уезжает... Марианна останется одна... Одна! Его прежние намерения в миг улетучились. Вопрос о возвращении на «Маррис Баррос» для работы над планом уже не стоял. Может быть, такой случай уже никогда больше не представится. Он решил остаться.

Итикиру охватило такое возбуждение, что он смерил пульс и температуру. Затем записал результаты в книжечку: пульс – 90, температура – 37,9 – и решил как можно скорее снова сходить к врачу.

Он принялся расхаживать по комнате, нервно грызя ногти, прислушиваясь к приготовлениям к отъезду, продолжавшимся за стеной. Ему не терпелось увидеть отъезд Моареса.

Вдруг его осенила идея, и он вышел в коридор и громко спросил:

– В котором часу самолет?

Они находились у себя в комнате и ответили не сразу.

Маленький Жоао продолжал хныкать в темном углу.

– В восемь двадцать, – крикнул наконец Моарес.

– Я могу отвезти вас на машине, если хотите! – предложил Итикира. – Так будет быстрее.

Моаресы долго тихо шептались, дольше, чем нужно для ответа на такой простой вопрос. И он крикнул снова:

– Давайте без церемоний!

Ему ответила Марианна, сухим тоном с ноткой враждебности:

– Нет, спасибо. Не нужно!

И сам отказ, и его тон страшно удивили моряка. Что случилось?

Он заволновался, в горле пересохло.

– Но, почему?

Марианна бросила с непривычной для нее резкостью:

– Вам уже сказали: не нужно.

Он отступил, как будто она залепила ему пощечину, и услышал, что Моарес отчитывает жену. Встревоженный, Бенто вернулся в свою комнату и закрылся в ней. Почему она так с ним разговаривала? Действительно злилась за происшедшее? Или из-за дурацкого признания, сделанного им?

Он стал ходить по кругу, как лев в клетке, не переставая грызть ногти. Ему было совершенно необходимо основательно обдумать ситуацию, а потом объясниться с Марианной. Дальше так продолжаться не могло! Он испугался частого биения своего сердца, подумав, что может заболеть. Затем, не в силах оставаться в четырех стенах, вышел из квартиры, хлопая дверьми.

Внизу лестницы двое мужчин оживленно спорили о будущем футбольном матче между командами «Флу» (Флуминас) и «Фла» (Фламенго). Один из них хотел узнать его мнение, но моряк пробежал, не остановившись, и пошагал по направлению к порту.

Улицы еще не были освещены, и фиолетовая тень сумерек вытягивалась над городом.

* * *

Энрике Сагарра остановил машину на улице Фигейра Мело, в месте, откуда он мог следить за той частью руа до Кортуме, которая заканчивалась тупиком перед домом, где жили Моаресы.

Он приехал к шести часам и увидел, как «форд» Бенто Итикиры, номер которого ему назвал Моарес, въехал в тупик. Через некоторое время он увидел, что унтер-офицер ушел пешком, что позволило Энрике рассмотреть его, запечатлев его лицо в своей памяти.

Он продолжал ждать. Энрике Сагарра имел большое терпение, когда это бывало нужно, и считал, что умение ждать – одно из немалых достоинств в его профессии. Начав скучать, Энрике копался в воспоминаниях и, по его выражению, «смотрел свое кино». А воспоминания Энрике были практически неистощимы.

Прошедшая хрупкая блондинка вдруг напомнила ему одно приключение, случившееся с ним в Лондоне вскоре после войны. Был ноябрьский вечер, Сити придавил ледяной туман, а Энрике вовсе не хотелось возвращаться к себе, где, как он думал, его могли ждать несколько неприятных типов, желавших его уничтожить. Тогда из тумана возле Тайме Сквер вышла девушка и скромно окликнула его, как это умеют делать только лондонские проститутки: «Хелло, Джекки! Попытаешь удачу?» Он увидел в этом знак судьбы и способ провести ночь в тепле и безопасности. Он из принципа поспорил о цене, потом пошел с девушкой на ее квартиру, находившуюся у черта на куличиках, где-то в Кенсингтоне.

Ее звали Синтией. Он узнал только это, когда они пришли к ней в маленькую однокомнатную квартиру на первом этаже, скромную, но удобную и теплую. Было всего одиннадцать часов, и она предложила «перед началом» выпить по стаканчику, потом спросила, хочет ли он есть. В этот момент в дверь постучали. «Должно быть, соседка», – сказала Синтия, немного удивленная. Это оказалась не соседка, а ее тетка – здоровенная пузатая, в нелепо сидящей на ней форме Армии Спасения, рыжая англичанка, с волосами на подбородке и немного горбатая. Захваченная врасплох, Синтия представила Энрике как своего жениха; возможно, это было единственным выходом, потому что тетушка наверняка не потерпела бы, чтобы ее дорогая племянница принимала у себя в одиннадцать часов вечера просто знакомого. Тетя, ее звали Глэдис, чуть не задушила Энрике, обнимая его, потом сразу затянула благодарственный псалом, к которому Синтия благоразумно присоединила свой голос... до того момента, когда тетя заметила, что Энрике молчит. Тогда, терпеливо и упрямо, она начала учить Энрике этому псалму, потом второму, потом третьему... Она принадлежала к тому типу женщин, которому не может сопротивляться даже Энрике Сагарра, имевший на совести разграбление во время гражданской войны нескольких испанских монастырей.

Когда он вышел из квартиры около двух часов ночи, то знал наизусть весь репертуар Армии Спасения и чувствовал боль в натруженном пением горле. С того памятного вечера он брал ноги в руки всякий раз, когда в Лондоне вышедшая из тумана тень шептала ему: «Хелло, Джекки! Попытаешь удачу?»

Неожиданное появление Моаресов отвлекло его от воспоминаний. Хосе нес чемодан, перевязанный веревкой, а Марианна держала за руку малыша. Они пошли направо, в направлении руа Сан-Кристовао, и остановились на углу, дожидаясь автобуса.

Энрике тихо тронулся с места, увидев подъезжающий автобус, и свернул на перекресток в тот момент, когда тяжелая машина возобновила движение. Он спрашивал себя, достаточно ли богаты Моаресы, чтобы заплатить за авиабилет. Он считал, что по причине срочности мужчина отправится в Манаус воздушным путем, а вернется на корабле и поезде. Таким образом он будет отсутствовать довольно долго.

Через несколько минут Энрике увидел, что они сошли на Авенида Бразиль и стали ждать нового автобуса, идущего на север. Он понял: они направляются в аэропорт Галеао. Центральный вокзал находится в противоположной стороне. Все было ясно, и он отправился поужинать в знакомой чураскарии[5] возле Синеландии.

8

Бенто Итикира в десятый раз посмотрел на часы: семь тридцать. Пора идти, если он не хотел пропустить катер с «Маррис Баррос», ждавший у Праса Maya до восьми часов.

Накануне он вернулся около девяти часов. Марианна уже приехала из аэропорта. Она явно избегала его, и он так и не смог поговорить с ней, хотя много раз открывал дверь, высматривая ее. Около десяти часов он понял, что Марианна легла, уложив малыша в кровать его отца (она наверняка постелила сухие простыни) и лег тоже, злясь на себя за то, что потерял вечер, хотя мог с пользой поработать над планом, если бы вернулся на «Маррис Баррос».

Стоя перед дверью и прислушиваясь, он машинально щупал свой пульс, следя глазами за секундной стрелкой часов. Сто ударов в минуту. Это слишком много. На желудок давила тяжесть.

Бенто занес цифру 100 в определенное место в записной книжке. На часах было уже без двадцати пяти восемь. Дольше ждать нельзя. Он открыл дверь комнаты и направился к выходу...

В квартире не было ни звука. Очевидно, Марианна и ребенок еще спали. Обычно она вставала в семь, чтобы приготовить завтрак мужу, уходившему на завод в восемь, но Хосе уехал...

Он вышел страшно расстроенный.

* * *

Энрике Сагарра вышел из своей голубой машины, которую поставил на руа Фигейра Мело, и пошел в тупик. Тремя часами раньше он наблюдал отъезд Бенто Итикиры и проследил за ним до Праса Maya.

В глубине тупика еще была тень, под покровом которой шумно возилась целая армия мальчишек. Энрике, любивший детей, на секунду остановился посмотреть на них. Потом он поднял глаза и увидел Марианну Моарес, вышедшую На балкон второго этажа развесить белье.

Она заметила его и удивленно отступила. Он сразу перестал на нее смотреть, чтобы не дать ей заговорить, потому что из-за шума, поднятого детьми, можно было только кричать, и зашел в зловонный коридор.

Она ждала его за приоткрытой дверью, и ему осталось только войти.

– Вы одна? – тихо спросил он, пока она закрывала дверь.

– Да, малыш внизу. Играет с другими ребятами.

Она проводила его в столовую.

– А ваш муж? Ушел на работу?

– Нет. Вчера вечером пришла телеграмма, что его отец попал в аварию. Он уехал к нему.

Энрике принял соответствующий известию вид.

– О! Сочувствую. Кажется, он живет в Сан-Пауло?

– Нет, в Манаусе.

– Да, вы мне говорили. И надолго он?

– Нет, всего на наделю.

– Он полетел самолетом?

– Да, но только до Белена. Дальше он поплывет на пароходе. Он боится летать над девственным лесом из-за сделанного ему предсказания.

Она отвечала хмурым тоном и не предлагала ему сесть. Энрике был к этому готов. Накануне он понял, что по какой-то причине она не согласна с поступком, навязанным мужем. А потом, хотя была половина одиннадцатого, он, должно быть, застал ее в разгар уборки. Ее волосы были повязаны платком, а одета она была в красный хлопковый халат с квадратным декольте с застежкой спереди. Как и платья, халат сидел слишком тесно, и ткань широко расходилась между пуговицами, открывая комбинацию с расцветкой в черную полоску. Энрике она показалась очень возбуждающей.

– Вы прекрасны, – сказал он, кланяясь, – и у вас самые красивые глаза во всем Рио.

Комплимент удивил ее.

– Но я же не одета, – возразила она.

Наконец она показала ему на стул:

– Садитесь. Хотите пить?

Он сел.

– Нет, спасибо. До обеда я стараюсь пить как можно меньше.

Она тоже села. В этом положении низ халата разошелся на ее ляжках, полуприкрытых комбинацией. Ее полные груди вываливались из декольте; на глубокой нежной дорожке между ними блестела капелька пота.

– В каком-то смысле, – вновь заговорил Энрике, – я рад, что ваш муж уехал... Мы сможем поговорить более свободно.

Она явно была насторожена и ничего не ответила. Он продолжил, дружески улыбаясь:

– Я прекрасно понял, что вы не совсем одобряете поступок, совершенный вами вчера в моем кабинете, и, кажется, догадался, почему...

Она стала пунцовой и поднесла свою пухлую руку к горлу.

– Вы... Вы ошибаетесь, – возразила она.

Ему вдруг захотелось засмеяться, но он этого не показал.

– Итикира – красивый парень, – продолжил он, – и влюблен в вас. Он вам сам это сказал, или вы догадались... В любом случае, чтобы делать подобные признания, он должен чувствовать к вам полное доверие...

Лицо молодой женщины выразило глубокое облегчение, и Энрике подумал, что между ней и унтер-офицером что-то было. Он попросил разрешения закурить и достал сигарету. Потом он продолжил таким же дружелюбным тоном:

– Вы рассказали это мужу, не особенно задумываясь, но ведь ваш муж немного ревнует вас к жильцу и схватился за случай. А вы теперь жалеете, что слишком много наговорили, потому что думаете, что у человека, который вам симпатичен, возможно, будут неприятности, совсем им не заслуженные...

Она вздохнула. Ее пышные груди выступили из декольте и опустились, как два буя на волне прилива.

– Я не знаю, – ответила она, – но он выпил и мог рассказать мне это, чтобы пошутить. Или просто повторил то, что сказала его жена, когда уходила от него. Она могла обзывать его шпионом, как обзывают рогоносцем или идиотом.

– Вполне возможно, – согласился Энрике, – но это заслуживает проверки. Вы согласны?

– Конечно.

Он посмотрел на горящий конец сигареты.

– Скажите откровенно, поскольку мы здесь вдвоем и нас никто не слышит, он влюблен в вас, да?

Она порозовела и закусила губу.

– Он говорит, что я напоминаю его жену, – ответила она. – В рождественскую ночь он без конца повторял мне, что представляет, будто мы муж и жена.

– После того, как ваш муж лег?

– Конечно.

– Он не пытался этим воспользоваться?

Она густо покраснела и опустила голову.

– Он пытался меня поцеловать... Но... но я ему не позволила.

Ее голосу не хватало уверенности.

– Даже, если бы и позволили, в этом не было бы ничего страшного. Вы оба выпили, были одни в рождественскую ночь, вы молодая и красивая, он тоже симпатичный парень... Иногда большего и не надо.

Она заерзала на стуле, как на раскаленных углях.

– Ничего не было, – сказала она упрямо.

Энрике весело воскликнул, сделав широкий жест рукой:

– Так я в этом уверен, дорогая сеньора! Единственное, что меня интересует, это узнать, влюблен ли этот парень в вас. И ничего больше!

Она посмотрела на него недоверчивым взглядом.

– Почему?

Он поискал пепельницу, не нашел и выбросил окурок сигареты на балкон, потом снова посмотрел на женщину и наклонился вперед, упираясь ладонями в колени.

– Потому, – объяснил он, понизив голос, – что мое начальство и я решили воззвать к вашему чувству патриотизма.

Марианна нахмурила брови, ее прекрасные глаза лани выразили удивление.

– Патриотизма? – повторила она.

– Да. Мы хотим попросить вас оказать нам огромную услугу. Вы красивы и умны... Да, да, не возражайте. Бен-то Итикира в вас влюблен. Кому он может довериться, как не вам? А?

Она испугалась.

– Вы хотите, чтобы...

Он улыбнулся, успокаивая ее.

– Мы не просим у вас ничего такого, что было бы выше ваших сил, не беспокойтесь. Бенто Итикира дал вам понять, что, возможно, является шпионом. Вы не прореагировали, но после размышлений думаете, что имеете право на некоторые объяснения. Эти объяснения вы у него и попросите... Очень любезно, как будто речь идет о ничего не значащем факте.

Она отрицательно покачала головой.

– Я никогда не смогу это сделать.

– Вы сможете, вот увидите. Вы можете у него спросить, например, так: «Бенто, вы мне сказали, что жена бросила вас потому, что не хотела жить вместе со шпионом. Как она узнала, что вы связаны с разведкой?»... Вот видите? Я уверен, что вы очень хорошо справитесь. Женщины прекрасно делают такие вещи. Они умеют найти подход и имеют интуицию...

Он щелкнул пальцами.

– А потом, – продолжил он, – всякая работа заслуживает вознаграждения. Поскольку контрразведка просит вас работать на нее, справедливо, что она вам заплатит. Я думаю, что вынужденная поездка вашего мужа пробьет немалую дыру в вашем бюджете – расходы и неуплата ему зарплаты за неделю. У вас есть возможность залатать эту брешь...

Она еще колебалась, но вопрос о деньгах ее заинтересовал. Он достал бумажник, медленно вынул купюру в 500 крузейро и положил ее на стол.

– Это только аванс. Мы дадим вам намного больше, если будем вами довольны.

Он извлек заранее приготовленную расписку, снял колпачок с ручки и подвинул все это к молодой женщине вместе с завораживающей крупной купюрой.

– Если хотите, ваш муж ничего об этом не узнает. Мы прекрасно понимаем, что хозяйке нужна небольшая заначка... Распишитесь, пожалуйста... Простая формальность. Мне ведь придется отчитаться.

– Я ничего не скрываю от мужа, – сказала она, взяв ручку.

Он посмотрел, как она расписывается, потом взял бумагу и ручку и отдал ей деньги.

– Ну вот, дорогая сеньора, мы и пришли к согласию. Теперь вы платная помощница секретной службы, вы это осознаете? Это настоящий роман! Теперь вы важная персона!

Он встал.

– Запомните, что молчание – первое качество секретного агента. Никому ни слова.

Она тоже встала, явно взволнованная.

– Постарайтесь создать надлежащую атмосферу. Пригласите его на ужин, например. Расходы я вам возмещу. Напоите его и задайте вопрос, только когда сочтете, что он достиг нужной кондиции. Побольше шарма и чувств! Не смущайтесь, вы работаете на свою страну! Я могу на вас рассчитывать?

Она утвердительно кивнула головой и проводила его до входной двери.

– Я приду завтра в это же время. Уверен, что вы успешно справитесь с заданием.

Он спустился, насвистывая. На улице его окружила вопящая толпа мальчишек. Он изобразил, будто нажимает на спусковой крючок автомата и, подражая звуку стрельбы, произнес: тра-та-та-та... Мальчишки повалились один за другим, притворяясь убитыми. Это было очень правдоподобно. Энрике победителем перешагнул через «трупы» и вернулся на руа Фигейра, где стояла его машина.

Жара уже была невыносимой.

9

Борис Данилов был высоким сорокапятилетним мужчиной, массивным, светловолосым, мало заботящимся о своей внешности. Он жил на углу Пассейо-Марекас в двухкомнатной квартире на седьмом этаже довольно богатого дома, откуда открывался великолепный вид на Залив с Сахарной Головой справа, аэропортом Сантос Дюмон слева и расположенными прямо напротив пышными садами Праса Пари.

В тот вторник, во второй половине дня, Борис Данилов печатал на машинке длинную статью о социальных проектах нового президента Бразильских Соединенных Штатов. Небрежно одетый, в старой рубашке с расстегнутым воротником и закатанными выше локтей рукавами, он без конца курил маленькие бразильские сигареты, которые, однажды открыв для себя, потреблял едва ли не в промышленном объеме.

Звонок во входную дверь оторвал его от работы. Он встал и ворча пошел открывать. Это был Данила Монин, дипломат.

Борис провел его в комнату, служившую кабинетом, гостиной и столовой одновременно, убрал с кресла пачку газет, освобождая гостю место. Монин выглядел лет на сорок, не больше. Это был представительный брюнет с синими глазами, очень любезный, но не слишком элегантный. Он взял сигару, предложенную журналистом, не торопясь покрутил ее в руках и спросил:

– Что нового, Борис?

Данилов развернул стул, стоявший перед печатной машинкой, и сел к нему лицом.

– По заключению медэксперта, – сказал он, – Кабраль погиб в момент аварии, но это еще ничего не доказывает.

– Вы занялись владельцем машины?

– Она была взята напрокат на прошлой неделе из гаража на Авенида Франсиско Биналхо неким Питером Гимерой, обладателем мексиканского паспорта, живущим в «O.K. Отеле», на руа Сенатор Дантас, недалеко отсюда. Вчера утром Гимера подал заявление о краже машины. Согласно его показаниям, подтвержденным работниками гостиницы, он вернулся в воскресенье, около одиннадцати часов вечера, лег спать, а когда вышел вчера утром, в девять часов, то обнаружил, что машина исчезла.

– А ключ зажигания?

– Он говорит; что рассеян и не в первый раз забывает его в машине.

– Этим типом надо заняться серьезно, Борис. Он вполне мог выйти и вернуться через служебный вход, постаравшись, чтобы его никто не заметил.

Журналист молча кивнул. Секунду они смотрели друг на друга, ничего не говоря. Потом Монин вынул изо рта сигару и заговорил вновь:

– Перо Кабраль вовсе не был таким уже незаменимым, но, поскольку его убрала противная сторона, мы не можем оставить это так, без ответа. Тут дело принципа.

Данилов согласно кивнул.

– Я им займусь, – пообещал он.

– Будьте внимательны. Если Гимера как-то замешан в этом деле, то, наверняка должен быть готов к ответной реакции. Ну, а уж если он все еще здесь, значит, он ее ждет. Действуйте осторожно. Не нужно, чтобы бразильская полиция обратила на вар слишком пристальное внимание.

Он встал. Борис тоже.

– Вы встречаетесь с Карлосом в субботу?

«Карлос» был псевдоним, данный ими Бенто Итикире.

– Да, днем в субботу.

– Вы думаете, что он сможет собрать столько сведений за такое короткое время?

Борис слегка улыбнулся.

– Карлос никогда нас не подводил.

– Это верно. Конечно, он не слишком умен, но эффективен, очень эффективен...

Улыбка Бориса стала ироничной.

– Может быть, именно потому, что не слишком умен. Умные люди редко бывают эффективными...

Они вместе засмеялись, и Борис проводил гостя до двери.

– Я закончу статью и займусь тем типом.

– Превосходно. До скорого.

– До скорого.

* * *

Бенто Итикира вышел из машины, сунул свернутую трубкой карту под мышку и запер дверцы на ключ. Маленький Жоао, игравший с другими ребятишками, подбежал к нему. Он нагнулся поцеловать его.

– А мамы нет дома, – сказал ребенок. – Она скоро придет.

Бенто погладил его по щеке и направился к входу в дом. Ему было интересно узнать, как дальше поведет себя Марианна в отсутствие мужа. Он решил поговорить с ней этим вечером, захочет она того или нет. Если враждебность, проявленная ею накануне, будет продолжаться, ему останется только уйти.

Он прошел прямо к себе в комнату, закрыл дверь и развернул карту на столе. Сделать с нее копию будет непросто. На карте было обозначено восемьсот объектов, расположенных на побережье и бесчисленных островах залива Гуанабара.

Бенто нашел кнопки и прикрепил план к стене. Для большего удобства он решил снимать копию маленькими участками, один за другим. Борису потом останется только сложить кусочки ребуса.

Он посмотрел на часы. Почти семь. Лучше сходить поужинать сейчас. Когда он вернется, Марианна уже уложит малыша и он сумеет с ней поговорить. А потом поработает до двух или трех часов ночи, в зависимости от того, как будет себя чувствовать.

«Скоро встреча, – думал Итикира, – надо собрать сведения, запрошенные Борисом». Завтра ему предстояло провести занятия в военном училище, и он воспользуется этим, чтобы зайти в министерство, находящееся в двух шагах от училища. Там Бенто рассчитывал встретиться с одним офицером, своим бывшим командиром, служившим теперь в генеральном штабе. Офицер этот был из тех типов, для которых нет большего удовольствия, чем показать свою информированность и посвященность в высшие секреты, секреты богов.

Он услышал звук открывающейся входной двери, и его сердце бешено застучало. Марианна... Не двигаясь, он следил за ее движениями по звуку шагов. Вот она прошла на кухню, достала из сумки покупки и кладет их на стол; одна бутылка, вторая. Затем прошла в свою спальню, пробыла там несколько минут. Заскрипела дверца шкафа. Неожиданно ее шаги приблизились к его двери.

Раздался негромкий стук...

Бенто так удивился, что не сразу сказал, чтобы она входила. Марианна открыла дверь и улыбнулась.

– Добрый вечер, – сказала она. – Я увидела вашу машину внизу...

Он так мало ожидал этой дружеской улыбки, что начал заикаться:

– До... Доб... Добрый вечер.

Она посмотрела на карту, висевшую на стене, и спросила, не переставая улыбаться:

– Чем занимаетесь?

Бенто ответил, пожирая ее глазами:

– Мне нужно снять копию с этой карты для моих курсантов. Это большая работа.

На ней было желтое платье, которое она обычно надевала по воскресеньям, а в пучке – гребни со стразами. Марианна была чертовски аппетитна. Ну, а эта ее двусмысленная походка, которую придавала ей одежда, слишком тесно сидевшая на пышном теле, делала молодую женщину совершенно неотразимой.

Марианна удивилась:

– Вы будете делать это здесь?

– Да, поработаю часть ночи. За свет я вам заплачу.

Она не ответила и встала совсем рядом с ним, чтобы рассмотреть карту. Донесся едва уловимый, чуть сладковатый запах ее духов. Бенто сказал, чтобы нарушить молчание, становившееся для него невыносимым:

– Я схожу поужинать и сяду за работу.

Она повернулась, почти коснувшись его, и предложила:

– Хотите поужинать со мной? Я покормлю мальчика и уложу его. Потом нам будет спокойно...

Со сжавшимся горлом он пробормотал:

– Я... Я очень хочу. Это вас не затруднит?

Она рассмеялась:

– Раз я вам предлагаю...

– Я думал, вы сердитесь, – сказал он, краснея.

Марианна пожала плечами.

– Я сержусь? Почему?

Он смутился.

– Я... Я не знаю... Я... хотел вас об этом спросить.

– Я не сержусь. Для этого нет причин.

Она коснулась его руки, отчего он вздрогнул.

– У вас есть время немного поработать. Мы сядем за стол не раньше половины девятого – девяти... Вас это устраивает?

– Конечно.

Он не верил своим ушам, и его лицо выражало восторг. Она посмотрела ему в глаза и сказала:

– Но обещайте мне быть благоразумным, хорошо?

Он стал пунцовым и разозлился на себя за то, что непроизвольно ответил:

– Да.

Она подошла к двери.

– До скорого, Бенто.

Через несколько секунд он услышал, что она зовет из окна столовой Жоао. Еще немного, и он стал бы прыгать от радости.

* * *

Они ели десерт – фруктовый салат с ромом, приготовленный самой Марианной. Они выпили три бутылки вина, а бутылка качас была сильно почата. Бенто чувствовал себя хорошо, уютно, оптимистично, был полон доверия и признательности.

– Вы чудесны, – повторял он каждую секунду.

Иногда он добавлял, непроизвольно понижая голос:

– Я себе представляю, что мы муж и жена.

Она только смеялась и наполняла его стакан, едва он осушал его.

– Я пойду сварить кофе, – сказала она, неожиданно поднявшись.

Оставшись один, он стал пить из салатницы ром, сдувая плавающие в нем фрукты. Из-за закрытых ставней жара в комнате была почти невыносимой. Марианна не хотела, чтобы с улицы ее видели ужинающей вместе с посторонним мужчиной. Бенто расстегнул форменную куртку и ослабил узел галстука.

До определенного момента он спрашивал себя, почему Марианна так потратилась. Она приготовила не обычный ужин; одно вино составляло необыкновенную роскошь. Теперь он выпил достаточно много, чтобы не задавать вопросов.

Через несколько минут она вернулась с кофе и разлила черную, очень сладкую жидкость по чашкам.

– Вам жарко? – спросила она, увидев, что он расстегнулся.

– Здесь можно задохнуться.

– Когда выпьем кофе, я выключу свет, и можно будет открыть окно на пять минут.

Она тоже вспотела. Капли пота блестели у нее на висках, в углах ноздрей и там, где начиналась грудь. Они выпили кофе. Она наполнила стаканы качас и подняла свой.

– За исполнение ваших желаний, – прошептала она, улыбаясь.

Ему захотелось сказать, что он желает только ее, но он не решился и одним глотком выпил свой стакан. Она встала и сказала, направляясь к выключателю, находившемуся возле двери.

– Откройте ставни.

Он отодвинул стул и встал, удивленный, что не очень крепко стоит на ногах. Она выключила свет раньше, чем он успел дойти, и ему было немного трудно нащупать задвижку. Он с силой толкнул обе створки, которые жутко заскрипели, прежде чем стукнуться о стену.

– Потише! – попросила Марианна.

Наполнив легкие относительно прохладным ночным воздухом, он повернулся.

– Где вы? – спросил он, всматриваясь в черную дыру, в которую превратилась комната.

– На диване.

В ее тоне ему послышалось приглашение, и он пошел наощупь, держась за стену. Когда он подошел, она взяла его за руку и усадила рядом с собой. Она сунула свою руку под его. Он хотел обнять ее, но она остановила:

– Будьте благоразумны. Не двигайтесь, или я уйду.

Он подчинился. Через несколько секунд она заговорила снова:

– Мне так хорошо рядом с вами, Бенто. Не надо это разрушать. Доверие – это прекрасно.

Он согласился с пересохшим горлом:

– Да, это правда.

Он хотел сказать ей многое, но не решался и злился на себя за эту робость.

– Вы молчите. Может быть, вам скучно?

Бенто запротестовал с неловкой горячностью:

– О нет! Я никогда не смогу скучать рядом с вами.

Марианна спросила совсем тихо:

– Вы чувствуете ко мне хоть небольшую дружбу, Бен?

Он почти до боли сжал ее руку.

– Больше, чем дружбу, – пробормотал он, – гораздо больше.

Она слегка отодвинулась от него. Глаза Бенто привыкли к темноте, и он увидел, что она смотрит на него.

– Вы хотите сказать... Вы хотите сказать, что любите меня?

Он проглотил слюну и с силой кивнул:

– Да... Да, Марианна, я люблю вас.

Он сказал это и поцеловал ей руку с лихорадочной страстью. Она закрыла лицо другой рукой и прошептала:

– Господи! Что же с нами будет?

Он осмелел.

– Марианна! Марианна! Вы меня тоже любите?

Она мгновение поколебалась, прежде чем ответить:

– Вы мне очень нравитесь, Бен, но я не имею права говорить вам это. Я замужем.

Он обнял ее, и на этот раз она позволила ему это, только опустила голову, чтобы не дать себя поцеловать.

– Марианна! Если бы вы знали меня раньше, вы бы вышли за меня?

– Думаю, что да, Бен.

Он взял ее за подбородок, заставил поднять голову и поцеловал в губы. Под действием атмосферы и возбуждения от выпитого алкоголя, она ответила на поцелуй, потом спохватилась и, задыхаясь, оттолкнула его.

– Вы плохо поступаете, Бен. Вы пользуетесь моей слабостью. Я больше не смогу доверять вам... Доверие так прекрасно, правда, Бен?

Он часто дышал, а его сердце безумно колотилось. Именно на этом диване он взял ее утром после Рождества.

– Не надо это разрушать, Бен. Вы дали мне необыкновенное доказательство доверия, когда сказали, что вы... шпион.

Он замер, сразу насторожившись.

– Я вам так сказал?

Она придвинулась к нему и положила голову ему на плечо.

– Да, Бен. Разве это не было доказательством вашего доверия ко мне?!

Он испугался. Значит, она слышала... Что делать? Как убедить ее в обратном?

– Я не понимаю, Марианна. Вы, наверное, плохо расслышали.

– Нет, Бен. Когда я спросила, почему вас бросила жена, вы мне ответили, что у вас были разные взгляды и она больше не хотела жить вместе со шпионом.

– Это невозможно, Марианна. Я не шпион! Что вы придумали?

Она распрямилась и отодвинулась от него, скользя по дивану.

– Вы посмеялись надо мной, – упрекнула она, – это нехорошо. Я никогда вам не прощу этого, никогда! Вы мне сказали это, чтобы придать себе вес, чтобы заставить меня поверить, что вы незаурядный человек, а теперь же выходит, что это неправда! Вы всего лишь обычный моряк и ничего больше! Вы слишком глупы, чтобы заниматься чем-то другим! А я-то считала... я надеялась... О, как я несчастна! Я никогда не прощу вам, никогда!

Она достаточно много выпила, чтобы самой поверить в свою игру, и достаточно разнервничалась, чтобы заплакать без другой причины. Он был ошеломлен, увидев ее плачущей, и не мог этого вынести. Это было сильнее его. Разве не стал он шпионом потому, что дипломат держался с ним на равных? Разве не это давало сыну бедных крестьян огромное чувство собственной значимости? Марианна поставила его на пьедестал, и он не мог позволить ей сбросить себя оттуда, не пытаясь воспрепятствовать этому.

– Простите меня, Марианна. Я вам не солгал. Это правда... Ноя не имел права говорить об этом.

Она попросила у него платок, чтобы промокнуть глаза.

– Я вам больше не верю. Вы один раз соврали.

– Теперь я говорю правду.

Она вернулась к нему и уткнулась мокрым от слез лицом в его шею.

– О, Бен! Если мы хотим думать о совместном будущем, нужно, чтобы я доверяла вам, чтобы я знала все. Нельзя допустить недоразумения, как с вашей первой женой.

Он подумал, что она берет на себя обязательства перед ним. В любом случае, чем он рисковал? Она мыслила так же, как и он: она считала, что это хорошо – быть шпионом. Чтобы показать ей, кто он и как стал тем, кем был, он начал говорить...

Когда он закончил, весь раздувшийся от своей значительности, то спросил, как будто это прямо зависело от его слов:

– Когда мы сможем жить вместе, Марианна? Когда?

Она казалась оглушенной и не двигалась, как мертвая. Он погладил ее по волосам, поцеловал в глаза. Она зашевелилась и встала, разглаживая ладонями платье на бедрах.

– Я устала, – прошептала она. – Позвольте мне пойти спать.

Он встал, обнял ее и прижал к себе.

– Марианна, пойдемте в мою комнату. Поскольку мы уже один раз...

Она оттолкнула его с силой, удивившей его.

– Нет, прошу вас. Вы должны уважать меня...

– Я больше не могу, Марианна. Я хочу, чтобы вы полностью принадлежали мне. Попросите развод.

Она поставила между ними стул.

– По какой причине? Мне не в чем упрекнуть Хосе.

– Но ведь мы любим друг друга! Расскажите ему. Если он узнает, что вы его разлюбили, он уйдет...

– Хосе никогда не согласится на развод.

– Что же тогда нам делать?

Она дрожала, но он этого не видел.

– Терпение. Нужно иметь терпение.

Она повернулась к нему спиной и пошла к двери. Он догнал ее, схватил за руку и заставил повернуться лицом к нему.

– Мы связаны, Марианна. Хотите вы того или нет, мы связаны моей тайной.

Она ответила усталым тоном, не пытаясь освободиться:

– Де, Бенто, я знаю. Позвольте мне уйти спать.

Он отпустил ее, и она ушла в свою комнату. Бенто услышал, как она закрыла, а потом заперла дверь. Он стоял на месте, растерянный, чувствуя тошноту, медленно поднимавшуюся из желудка. Ему хотелось только одного: убрать с дороги Хосе Моареса... Хосе Моареса, это единственное препятствие между ним и Марианной.

Между ним и Марианной.

10

Энрике невольно зажал нос и задержал дыхание, поднимаясь по лестнице. Он спрашивал себя, как это люди могут жить в такой вони. Но, может быть, жильцы дома ее больше не чувствовали. Ко всему привыкаешь. Когда он остановился перед дверью, мимо прошли, ослепительно улыбаясь, два рослых негра, спускавшихся с верхнего этажа. Они выглядели совершенно довольными жизнью. Энрике нажал на кнопку звонка.

Марианна открыла. На ней было желтое платье, в котором он ее уже видел; несомненно, оно у нее было самым красивым. Они прошли в столовую, где ставни на окнах остались наполовину закрытыми, и сели в полутьме.

– Ну, что? – спросил Энрике, улыбаясь. – Я уверен, что вы можете рассказать мне многое.

Она сидела на стуле напряженно и так мало напоминала победительницу, что он сначала подумал о неудаче.

– Он шпион, – ответила она сухим тоном. – Он мне все рассказал.

И она начала говорить медленно, чтобы ничего не упустить. На ее висках и в углах губ выступил пот; большая капля вдруг потекла между грудей, оставляя блестящую дорожку. Энрике слушал со всем вниманием, на которое был способен.

Закончив, она шумно вздохнула, как будто выполнила тяжелую работу. Энрике попросил разрешения закурить и достал сигарету.

– вы великолепно справились с задачей, – похвалил он. – Я не знаю профессионалок, которые смогли бы сделать это лучше.

Похвала почти не тронула ее. Он заговорил вновь с тщательно рассчитанной медлительностью:

– Теперь нам точно известно, что Бенто Итикира работает на иностранную разведку, и мы точно знаем, на какую, но доказательств у нас нет. Если мы допросим его сейчас, он от всего откажется... Я полагаю, что у вас нет никакого желания уличать его на очной ставке?

Она вздрогнула и энергично сказала:

– Ну, нет! Только не это! И не просите меня об этом!

Он заметил примирительным тоном:

– Не волнуйтесь. Я вам обещал, что все останется между нами, без осложнений. У меня только одно слово. Вы можете мне доверять.

Она оставалась настороженной, и он сказал себе, что должен действовать очень точно, если не хочет, чтобы она все бросила.

– Теперь я обыщу его комнату, – объявил он, вставая. – Не бойтесь. Я аккуратно положу все по местам, и он ничего не заметит. Вы можете пойти со мной, чтобы все проверить...

Она встала и повела его. Он сразу же взялся за дело по выработанным правилам, с замечательной точностью. Тогда она вспомнила забытую деталь:

– Вчера вечером он принес карту, которую прикрепил кнопками. Он мне сказал, что снимет с нее копию для своих учеников.

– Карту чего?

– Мне кажется, это был план сооружений военного флота в заливе Гуанабара.

– Он унес эту карту сегодня утром?

– Да.

Энрике поискал и нашел рисовальную бумагу, карандаши, перья и тушь.

– Он работал этой ночью?

– Не знаю.

Через несколько секунд он нашел кальку, быстро осмотрел ее.

– Он только начал работу. Несомненно, сегодня он принесет ее снова, чтобы продолжить.

Сагарра не нашел больше ничего интересного, если не считать великолепный «контакс», о котором ему говорил Хосе Моарес.

– Я все положил на место? – спросил он женщину.

– Мне кажется, да.

Они вернулись в столовую.

– Теперь, – сказал Энрике, – нам надо решить, что делать. Мы можем установить за ним слежку. Это займет много времени и потребует большого числа людей, пока мы не возьмем его... Но до того он может обнаружить наблюдение и легко, словно сквозь пальцы, ускользнуть от нас.

Она ждала продолжения, не проявляя большого интереса.

– Второй выход, – мягко произнес Энрике, – поручить вам узнать, кто его корреспондент, время и место ближайшей встречи.

Она поморщилась и отрицательно покачала головой.

– Я не могу спросить его об этом. Он насторожится.

– Не насторожится, если вы правильно возьметесь за дело. Вопрос в ловкости, а вы до сих пор отлично справлялись. Сделайте вид, что готовы идти с ним до конца и очень интересуетесь его деятельностью; вы хотите знать, как это происходит, какие опасности могут ему угрожать. Похоже вы можете легко сыграть на его тщеславии. Он все расскажет, чтобы только придать себе весу в ваших глазах. Дайте ему понять, что смотрите на него, как на героя, и он клюнет...

– Я никогда больше не решусь на такое.

Энрике Сагарра окинул Марианну внимательным взглядом. Она сидела, упрямо нахохлившись, не глядя в его сторону. Надо было срочно искать другие подходы.

– Скажите мне, сколько вы потратили вчера вечером, и я возмещу вам расходы.

– Двести тридцать крузейро, – глухо ответила она. – Я могу рассказать все подробно.

– Не стоит, я вам доверяю.

Он достал свой бумажник, вынул из него нужное количество купюр, выложил их на стол и написал на листке из записной книжки расписку, составленную в следующих выражениях:

«Сегодня мною получена сумма в двести тридцать крузейро в качестве возмещения расходов, сделанных мною в деле Бенто Итикиры».

Она подписала, ничего не подозревая. Он взял бумагу, достал из бумажника купюру в пятьсот крузейро и помакал ею перед молодой женщиной.

– Это тоже для вас, если вы согласны продолжить.

– Я больше не хочу. Можете оставить ваши деньги себе.

Энрике принял недовольный вид и прищелкнул языком о небо, выражая осуждение.

– Это очень неприятно, – сказал он. – Я поручился за вас перед моим начальством. Думаю, оно прикажет арестовать Итикиру и устроит ему очную ставку с вами.

Она испуганно ответила:

– Я буду отпираться. Он вам не поверит.

Энрике Сагарра возразил очень мягким голосом:

– Он нам поверит, когда мы покажем ему расписки о получении денег, выплаченных вам в качестве вознаграждения за оказанные услуги...

Она сильно побледнела и пробормотала, дрожа от возмущения:

– Вы мне дали слово, что... что...

Он слегка поклонился с непроницаемым лицом.

– Мое слово имело силу, пока вы соглашались работать на нас. Служба контрразведки не обычная служба, из нее нельзя выйти так просто. С того момента, когда вы приняли от нас деньги, вы стали нашей сотрудницей. Если теперь вы нас предадите, мы будем вынуждены принять против вас меры... Мне очень жаль.

В глубине ее прекрасных глаз лани возмущение сменилось страхом.

– Я... Я об этом не подумала. Вы должны были меня предупредить.

Энрике вынул изо рта сигарету и снисходительно сказал:

– Не мы же вас нашли, так? И всем известно то, что я вам только что сказал о секретных службах... Это знают все.

Он сделал паузу и продолжил уверенным тоном:

– Нужно, чтобы сегодня вечером вы получили необходимые нам сведения. Я вернусь завтра утром... Возьмите это.

Ничего не сказав, она взяла купюру и сунула ее к остальным за корсаж, между пышных грудей. Потом с той же внешней покорностью, она подписала новую расписку, протянутую им.

– Я рад, что вы ведете себя разумно, – сказал Энрике, направляясь к двери. – Вы мне очень симпатичны, и мне было бы тяжело, если бы у вас возникли неприятности.

Молодая женщина стояла словно оглушенная, держа пальцы в вырезе корсажа, куда убрала деньги. Ее взгляд был затуманен, рот слегка приоткрыт. Сагарра вышел на площадку.

* * *

Борис Данилов вихрем ворвался в здание посольства. Консьерж, знавший его, пропустил, не остановив. Журналист поднялся на второй этаж, постучал в дверь одного из кабинетов и вошел. Увидев его, Данила Монин улыбнулся.

– Добрый день, Борис. Кажется, вы очень спешите.

Журналист не стал садиться в кресло, на которое ему указал дипломат, а подошел к рабочему столу, заваленному бумагами, и оперся на него обеими руками.

– Я установил наблюдение за тем типом, Питером Гимерой. Знаете, куда он меня привел?

– Нет, – спокойно ответил Монин, – но сейчас узнаю.

– Он привел меня к Моаресам, на руа до Кортуме.

– Руа до Кортуме? – повторил дипломат, имевший прекрасную память. – Это не там ли живет Карлос?

– Да. Карлос снимает у Моаресов меблированную комнату.

Монин задумчиво поскреб затылок.

– Черт! – произнес он. – И Карлос был в это время там?

– Нет. Он уходит рано утром, а Гимера вышел из своего отеля около десяти часов и направился сразу к Моаресам. Он пробыл там примерно час...

Синие глаза Монина стали холодными.

– Занятное совпадение, – прошептал он. – Перо Кабраль найден мертвым в машине Гимеры, и этот же Гимера, похоже, интересуется Карлосом. Это уже серьезно, мы не можем рисковать нашей сетью. Перо Кабраль еще ладно, но Карлос... Наш лучший агент... Вы полагаете, этот Гимера – сотрудник бразильской спецслужбы?

– Я так не считаю. Он имеет мексиканский паспорт и, кажется, действительно прилетел из Мехико, чтобы сесть нам на хвост... бразильской контрразведке вовсе не нужно разыгрывать подобный спектакль.

– Тогда, он агент ЦРУ. Там, должно быть, заметили, что Кабраль предает их, и этот тип приехал уладить дело. А потом, вероятнее всего случайно, он вышел на Карлова. Кабраль знал о существовании Карлоса?

Борис Данилов энергично покачав головой.

– Нет, не знал.

– Тогда я ничего не понимаю... В любом случае будьте начеку. Сначала нужно установить, работает этот тип в одиночку или нет, а потом – является ли объектом его наблюдения Карлос или нет. После мы сможем найти решение.

Борис согласился кивком головы.

– Мне понадобятся люди, – сказал он.

Монин снял трубку телефона.

– Все, что хотите, дорогой мой.

11

Бенто Итикира выпрыгнул из шлюпки на обкатанную волнами каменную набережную Прaca Maya. Поднявшись наверх, пересек железнодорожные пути, и направился к тому месту, где оставил машину.

Бенто Итикира пребывал в плачевном физическом и моральном состоянии. Чувство тревоги сжимало желудок, а постоянно стиснутые челюсти выдавали едва сдерживаемую ярость, владевшую им.

Со вчерашнего дня его преследовала навязчивая идея: устранить стоящее между ним и Марианной препятствие, убрать с дороги эту потную мокрицу Хосе Моареса.

Он был уже недалеко от машины, когда заметил Бориса, переходившего площадь пешком по направлению Авенида Рио Бранко. Удивившись, он остановился на секунду, сердце его дрогнуло и бешено застучало от радости. Вот оно – решение его проблемы. Он оказал Борису столько услуг, вряд ли тот откажется помочь ему.

Итикира не знал, где живет Борис, и мог с ним встретиться только в то время, которое назначал ему журналист: таковы были правила безопасности, соблюдаемые сетью. Но если Борис оказался на Праса Maya через несколько минут после шести часов, то это конечно не было случайностью. Борис прекрасно знал, что после окончания дня службы, унтер-офицер бразильского военного флота Бенто Итикира сходит на землю именно в этот момент и именно в этом месте. Стало быть, Борис хотел его срочно видеть...

Такого еще не случалось ни разу, но было предусмотрено, и Бенто знал, что должен делать: ему необходимо было на большом расстоянии следовать за Борисом. Инициатива вступления в контакт тоже целиком принадлежала Борису.

Журналист не торопясь спустился по Авениде, по левому ее тротуару. Бенто шел метрах в пятидесяти сзади, внимательно следя, чтобы не потерять его из виду. Он знал, что один из помощников Бориса тоже находится где-то здесь. В его задачу входила проверка: не следят ли за ними.

Бенто не терпелось подойти к Борису, так ему хотелось поговорить с ним. Но он знал, что Борис просто придет в ярость от такого безрассудства. Не желая раздражать его перед тем, как обратиться с просьбой, моряк терпеливо шагал за ним, ни на йоту не увеличивая и не сокращая заданное расстояние.

Борис ровным шагом прошел около пятисот метров, Потом свернул налево, на руа до Увидор, закрытую для машин. Он пересек руа да Куинтанда, потом вошел в магазин белья.

Бенто остановился перед магазином, с видимым интересом разглядывая витрину. Журналист между тем выбирал себе галстук. Бенто закурил. Его руки дрожали. Он хотел было смерить пульс, но потом передумал, сочтя, что это сейчас не самое главное.

В магазин вошел мужчина в костюме из альпага цвета морской волны. Может, это был обычный покупатель, а может, и помощник Бориса, все еще копавшегося в куче галстуков, словно он и не замечал присутствия Бенто.

Вновь пришедший направился в отдел пуговиц, лишь на мгновение оказавшись рядом с Борисом, выбрал пуговицы на манжеты, купил и вскоре вышел, придержал дверь перед входящей в магазин женщиной и остановился возле Бенто, якобы увидев что-то в витрине. Не глядя на унтер-офицера, неизвестный прошептал, почти не открывая рта, сквозь зубы:

– Я от Бориса; встреча через полчаса на станции фуникулера Сахарная Голова, приезжайте на вашей машине.

Сказав это, он ушел. Через несколько секунд Бенто двинулся назад к Авениде, чтобы выйти потом на Праса Maya...

* * *

Энрике Сагарра проследил за Бенто Итикирой до руа до Увидор. От него не ускользнуло удивление моряка, когда тот кого-то увидел. Он прекрасно понял, что Итикира передумал садиться в машину из-за того, что должен следовать за кем-то. Но народу было слишком много, чтобы Энрике мог увидеть этого неизвестного.

По дороге до руа до Увидор он искал его впереди Бенто. Но единственный человек, с кем моряк мог поговорить перед магазином, пришел после него. Энрике внимательно посмотрел на этого человека, чтобы быть уверенным, что не забудет его, но все же продолжил слежку за Итикирой, почти уверенный, что неизвестный только назначил ему встречу в другом месте и чуть попозже.

Когда моряк пришел к своей машине на Праса Maya, Энрике сел всвою и поехал следом за старым «фордом».

Бенто Итикира проехал по Авенида Рио Бренко до конца, а затем въехал на Авенида Бейра Map. Он ехал быстро и часто шел на риск. Энрике подумал, что Итикира, видимо, серьезно нервничает.

Авария произошла на углу руа Феррейра. «Мерседес» старой модели обогнал машину Энрике и катил себе за «фордом» Бенто Итикиры. Вдруг без видимой причины водитель «мерседеса» нажал на тормоз. Энрике, несмотря на быстроту своей реакции, не смог избежать столкновения. Раздался скрежет тормозов и сразу вслед за тем невероятный грохот. На тротуаре закричала женщина. Энрике, стукнувшийся головой о лобовое стекло, в ярости выскочил и подбежал к дверце «мерседеса». Сидевший за рулем человек выглядел совершенно оглушенным. Взгляд у него был туманным, губа отвисла. Он без конца бормотал:

– Простите... Простите меня, сеньор...

Подошел полицейский. Водитель «мерседеса» провел ладонью по лбу и сказал:

– Это моя вина... У меня в глазах как будто что-то вспыхнуло... Я затормозил, не подумав, что сзади есть машины... Моя страховая компания заплатит...

Энрике было нечего сказать, но Бенто Итикира был уже далеко и догнать его было невозможно...

* * *

Итикира между тем проехал перед медицинским институтом и немного дальше свернул налево, чтобы поставить машину на стоянку, предназначенную для клиентов канатной дороги. Выходя из машины, он заметил Бориса, входившего на станцию.

Он пошел за ним и взял билет вслед за журналистом.

– Поторопитесь, – сказал служащий. – Отправление через две минуты.

Они поспешили и вошли в большую прямоугольную кабину, двери которой находились в разных ее концах. В ней уже сидели человек десять, из них трое детей. Зазвенел звонок. Водитель закрыл двери. Кабина медленно качнулась и стала подниматься над садами Праса Генерал Тибурсио, направляясь к промежуточной станции Урка.

Борис подошел к Бенто изаговорил с ним, как будто они находились на обычной экскурсии:

– У вас не бывает головокружений?

Унтер-офицер ненавидел канатные дороги, но ничего не сказал.

– Мне надо с вами поговорить, – сказал он, понизив голос.

– Мне тоже, но наверху.

Темнело довольно быстро. После Урка они больше ничего не говорили, зачарованные пейзажем. Сады внизу медленно удалялись. Стала видна Прайя Вермелха, потом за Марро до Бабилония показалась Копакабана. С другой стороны расстилался пляж Ботафого, перед которым стояли на якоре многочисленные яхты.

Они достигли вершины и увидели Ипанему и Леблон на Атлантическом побережье за Копакабаной, продолжавшие мыс Леме, который напоминал медведя, бредущего в море. За Прайя Вермелха Бенто показал журналисту здание военно-технического училища, генерального штаба и медицинского института.

Кабина остановилась на верхней станции. Они вышли первыми и отошли в сторону. Внезапно зажглись огни города, и словно светящаяся змея легла между пляжами от Фламенго до аэропорта, проходя через Кастело. Остров Губернатора в свою очередь возник из темноты под цепью холмов Оргес, чьи вершины еще четко выделялись на розовом небе.

– Действительно чудесно, – сказал Борис. – Думаю, я буду очень жалеть, когда мне придется покинуть эту страну.

– Мне нужно с вами поговорить, – резко повторил Бенто.

Удивленный журналист посмотрел на него. Бенто выглядел сердитым, что не предвещало ничего хорошего. Борис решил дать ему высказаться.

– Я вас слушаю.

– Я вам рассказывал о Моаресах?

– Да. Это люди, у которых вы живете на руа до Кортуме.

– Марианна Моарес и я любим друг друга.

Пауза.

– Да-а! – произнес журналист. – И что же об этом думает муж?

– Муж ничего не знает. В данный момент он находится в Манаусе, на севере. Марианна уверена, что он никогда не согласится на развод...

Данилов чиркнул спичкой, закрыв ее ладонями, и закурил сигарету. Сдерживаемое напряжение, которое он угадывал в своем собеседнике, побуждало его к осторожности.

– Вы ищете себе сложности, – мягко сказал он. – Если эта женщина вам нравится, спите с ней и бросьте, когда она вам надоест. Вы уже вышли из возраста пылких увлечений.

Бенто нервно грыз ногти.

– Она не хочет, – ответил он. – У нее есть свои принципы.

Они замолчали, потому что к ним приблизилась семья с тремя детьми, потом они отошли и повернулись к огням Нитероя, горевшим на другой стороне залива.

– И что вы хотите от меня? – спросил Борис с ноткой нетерпения в голосе.

Бенто Итикира глубоко вздохнул.

– Послушайте, – сказал он, – я вам оказал много услуг, вы согласны?

Журналист поморщился, но ответил откровенно:

– Согласен. Вы первоклассный агент.

– Хорошо, – сказал Бенто с облегчением. – Сегодня ваш черед помочь мне...

Поднялся довольно свежий ветер, дувший с моря. От горящего конца сигареты журналиста оторвались искры и быстрыми светящимися точками улетели в темное бархатное небо.

– Как? – спросил журналист.

– Нужно убрать Моареса, – резко бросил Бенто.

Борис Данилов остался невозмутимым. Трудно было ожидать чего-то другого в подобной ситуации.

После нескольких затяжек он спросил:

– Вы занимались сведениями, которые должны передать мне в субботу?

Смущенный сменой темы, Бенто посмотрел на него.

– Немного, – ответил он. – Я нашел план сооружений в заливе, но мне нужно сделать копию; он, к сожалению, не годится для фотографирования и немного устарел...

– Вы начали работу?

– Да, начал...

– Закончите к субботе?

Бенто увидел возможность для шантажа и ответил с упрямым видом:

– Не знаю. У меня слишком много забот с этой историей.

– Для такого человека, как вы, мало хорошего попасть подобным образом в зависимость. Мало хорошего...

Унтер-офицер ударил кулаком по барьеру.

– Я хочу эту женщину, и она мне нужна. И все. Если вы не хотите мне помочь, я все брошу... Я никогда ничего у вас не просил...

Борис схватил его за запястье.

– Потише, не нервничайте. Разве я сказал, что не хочу вам помочь... Дайте мне немного подумать.

Они постояли молча, опершись локтями о парапет, как будто бы двое туристов, зачарованных чудесным зрелищем. Данилов понимал, что Бенто Итикира находится в таком состоянии, когда не воспринимаются, казалось бы, самые разумные доводы. Ему даже невозможно было сказать, что он подозревает Марианну Моарес в работе на противника. Бенто не поверит и разозлится.

Журналист бросил окурок в пустоту. Красная точка, уносимая ветром, выписала несколько спиралей и исчезла.

– Я займусь этим, обещаю. Но я тоже хочу попросить вас кое о чем... Я встретился с вами сегодня не просто так.

– Слушаю вас...

– Бенто, вы стали объектом наблюдения со стороны человека, которого мы подозреваем в принадлежности к ЦРУ.

Унтер-офицер вздрогнул.

– Невозможно, – запротестовал он, – я бы его заметил!

Борис успокоил его движением руки.

– Потише, не будьте ребенком. Этот тип следил за вами сегодня с того момента, когда вы меня заметили. Он ехал за вами на машине, пока один из моих агентов не остановил его преследование, спровоцировав аварию. Его видели возле вашего дома на руа до Кортуме. Мы подозреваем, что он установил у вас микрофоны.

– Черт! – ругнулся унтер-офицер. – Я сегодня же проверю!

– Ни в коем случае. Лучше применить хитрость. Постарайтесь сегодня сделать Марианне Моарес несколько «признаний». Скажите ей, что вы вернетесь завтра поздно, потому что у вас будет очень важная встреча на Морро да Таквара, в семь часов. Если наши подозрения подтвердятся, за вами туда пойдет «хвост». Вы возьмете с собой оружие и избавитесь от него.

Бенто Итикира вздрогнул.

– Я? Но я никогда никого не убивал.

Журналист ответил без иронии:

– Для военного это непростительный пробел.

– Я не смогу это сделать, – быстро заговорил Бен-то. – Это не мое дело. Если мне угрожает опасность, защитить меня должны вы.

– Если опасность угрожает вам, – спокойно сказал журналист, – она угрожает всей сети. Когда, например, военный корабль подвергается нападению, в его защите участвует весь экипаж. Это общее правило на всех флотах мира, и я не думаю, что бразильский флот является исключением из него.

Смущенный, Бенто Итикира продолжал отрицательно качать головой. Борис настаивал:

– Я согласен уладить вопрос с Моаресом при условии, что вы будете подчиняться моим инструкциям. В любом случае, у вас нет выбора. Вы приняли на себя обязательства по отношению к нам. Если вы будете действовать с выдержкой и умом, все пройдет хорошо. Завлеките этого типа подальше в лес. На склоне Таквары хватает укромных мест для организации засады... Впрочем, полной уверенности, что кто-то придет, нет.

Был объявлен отъезд кабины. Данилов обернулся.

– Теперь мы спустимся. У меня нет времени ждать другую. Вы говорите, Моарес в Манаусе?

– Он вылетел на самолете в понедельник и сядет на корабль в Белене.

– Может быть, он еще не прибыл. Я отправлю туда телеграмму, чтобы его встретили по приезде... В Рио Негро легко утонуть.

Они вместе пошли к станции.

– Не забудьте о моем задании, – порекомендовал журналист сухим тоном. – Я считаю, что забывчивость такого рода непростительна.

– Не забуду, – ответил моряк, радующийся, что добился желаемого, и тревожащийся от предстоящего испытания.

12

Борис опустился в кожаное кресло и перекинул ногу через его подлокотник. Данила Монин смотрел на него, улыбаясь.

– Вижу, вы довольны тем, как идут дела, Борис.

Журналист поморщился.

– Дела идут ничего, – отозвался он. – Как говорится, могло быть и хуже.

– Объясните.

– Так вот, мы убедились, что этот Питер Гимера работает один. А поскольку он, кажется мне, не имеет никаких контактов с властями, мы можем сделать вывод, что он – иностранный агент, выполняющий какое-то задание в этой стране. Его действительно интересует Карлос.

– А! – произнес дипломат. – Это очень неприятно!

Борис согласился кивком головы.

– Очень, я с вами согласен. К счастью, мы вовремя это заметили, но поскольку тот тип не догадывается, что мы его раскрыли, есть возможность дергать за веревочки.

Монин выглядел очень недовольным.

– Это действительно не слишком приятно. Если этот тип работает по Карлосу хотя бы несколько дней, то он уже наверняка отправил отчет своим начальникам. Могло быть и так, что они сами поручили ему заняться Кар-лосОм. В любом случае, Карлос провалился, и нам придется от него избавиться.

Борис ответил с насупленным видом:

– Согласен. Но за это им придется дорого заплатить.

Монин затянул узел галстука, потом положил ладони на стол перед собой.

– Если этот тип работает на ЦРУ, что мы вправе предположить из-за Перо Кабраля, то я спрашиваю себя, почему он интересуется Карлосом – бразильским гражданином, предающим только Бразилию.

Журналист нахмурил брови, осененный неприятной мыслью.

– Вы думаете, что Карлос?..

– Может одновременно работать на янки? Нет, я так не думаю, но здесь есть нечто непонятное.

Они несколько секунд помолчали. Борис Данилов закурил сигарету и заговорил вновь:

– Я встретился с Карлосом вчера вечером после того, как оборвал слежку, осуществлявшуюся Гимерой. Карлос хотел меня видеть и был очень возбужден. Он, видите ли, влюбился в Марианну Моарес, свою квартирную хозяйку, и хочет, чтобы мы убрали ее мужа, позволив ему тем самым жениться на предмете своей страсти.

Монин вздрогнул. Его синие глаза стали холодными.

– Это что еще за амурная история?

– Я не знаю, но она кажется подлинной. Моарес уехал вечером в понедельник в Манаус, это на севере, повидаться с отцом, ставшим жертвой аварии. Карлос хочет, чтобы мы убрали его там таким образом, чтобы самого Карлоса не могли заподозрить.

Монин следил за мыслью, вызревавшей в его мозгу.

– Но тогда, может быть, Гимера имел дело с этой женщиной? Факт, что Карлос внезапно влюбился в нее, может иметь связь...

– Я об этом подумал, но не мог сказать Карлосу, что подозреваю Марианну Моарес в том, что она использует свое влияние на него в интересах противника; он бы мне не поверил и разозлился.

– И что же вы сделали?

– Я предупредил его, что агент иностранной разведки интересуется им, и что его комната и вся квартира на руа до Кортуме напичканы микрофонами. Я убедил его поставить противнику ловушку, предупредив Марианну, что вернется он сегодня поздно из-за важной встречи, назначенной ему в семь часов на Морро да Таквара. Он пойдет на эту встречу, и, если Гимера отправится за ним, что вполне возможно, то Карлос его уберет.

Монин вздрогнул, и Данилов поспешил добавить:

– Разумеется, если вы не согласны с моим планом, еще есть время его изменить. Но позвольте мне изложить его до конца...

Не пытаясь скрыть свое удивление, Монин заметил:

– Меня очень удивляет, что Карлос так легко согласился кого-то убрать. Я считал, что он не способен на такое. Уж с чем, с чем, а с храбростью у него явный дефицит. Черт возьми.

– Сначала он возражал, – признал журналист, – но...

– Но вы предложили ему сделку: вы займетесь Моаресом, если он займется Гимерой.

Полные губы Бориса растянула жесткая улыбка.

– От вас ничего нельзя скрыть.

– Вы действительно намерены устранить этого Моареса во время его поездки?

Журналист отрицательно покачал головой:

– Вовсе нет. Я рассчитываю использовать его иначе. Слушайте внимательно: сегодня вечером, если все пойдет хорошо, Карлос избавит нас от Гимеры. Успокоившись и имея данное мною обещание, скопирует для нас план военно-морских сооружений в заливе Гуанабара. В субботу он передаст его мне вместе с ответами на вопросник, который я ему переслал раньше. Это будет его последнее задание. За сорок восемь часов ЦРУ не успеет среагировать, даже если будет немедленно извещено об исчезновении своего агента. Мы же спокойно дождемся возвращения Хосе Моареса и любезно сообщим ему, что сеньора Моарес спит с жильцом. Моарес, как и всякий нормальный бразилец, сочтет себя обязанным убить соблазнителя. Таким образом мы будем избавлены от ставшего опасным агента безо всякого риска для нас самих.

Монин крутил в руках шариковый карандаш.

– Все это кажется довольно ловким... Ну, что же, мой дорогой Борис, даю вам мое отеческое благословение.

– Они засмеялись. Журналист встал, посмотрел на часы.

– Уже половина десятого! Мне надо бежать. Сегодня утром в канцелярии президента будет пресс-конференция. Простите.

Монин улыбнулся.

– Конечно, конечно, должны же вы заниматься своей основной работой, – сказал он, улыбаясь. – Наблюдение за Гимерой ведется?

– Да, он не может закурить сигарету, чтобы мы об этом не узнали.

– Смотрите, главное, чтобы он ничего не заметил.

– Никакой опасности. Задействованы четыре человека, они постоянно сменяются, к тому же всякий раз изменяют свою внешность.

– Полагаюсь на вас.

Они пожали руки, и журналист вышел из кабинета.

* * *

Энрике Сагарра поднялся на площадку, зажав нос. Марианна Моарес, должно быть, увидела его из окна, потому что дверь была приоткрыта. Он вошел и закрыл ее. Женщина стояла на пороге столовой.

– Добрый день, – сказал он. – Как поживаете?

Она не ответила, но посторонилась, пропуская его.

Марианна показалась ему сегодня очень хорошенькой и очень аппетитной.

Она не села и не предложила сесть ему.

– Вы очень красивы, – сказал он, кланяясь ей. – Я уверен, что моряк не смог перед вами устоять.

У нее было такое замкнутое лицо, что он встревожился:

– Вы получили известия от мужа?

– Нет.

Он вздохнул свободнее. Когда она узнает, что телеграмма, вызвавшая Моареса в Манаус, была фальшивой, то очень может заподозрить его. Он собирался спросить, что она смогла вытянуть из своего вздыхателя, но она сухо заговорила, глядя ему прямо в лицо:

– Итикира не захотел назвать мне имя своего корреспондента, но сказал, что сегодня, в семь часов вечера, встречается с ним на Морро да Таквара.

Морро да Таквара? Энрике хотел спросить ее, где это, но вовремя спохватился. Марианна по-прежнему принимала его за офицера бразильской службы безопасности и не поняла бы, как он может не знать, где находится место, несомненно, очень хорошо знакомое местным жителям.

– В семь часов вечера, сегодня, на Морро да Таквара, – медленно повторил он. – Он не дал вам других уточнений?

– Нет.

Она была откровенно враждебна. Хотелось бы знать, почему. Впрочем, почему бы ей не увлечься игрой и не проникнуться любовью к военной форме. В такой ситуации лучше не настаивать.

– Я надеюсь, этого нам будет достаточно.

– А я надеюсь, что теперь вы оставите меня в покое, – холодно сказала она.

– Если сегодня вечером мы получим результат, вас оставят в покое и никто никогда не узнает, какую роль вы сыграли в этом деле. Через некоторое время вы о нем даже не вспомните. До завтра.

Она даже не пошевелилась, чтобы освободить ему дорогу, но без смущения протянула руку.

– Разве сегодняшнее сообщение не стоит денег? Как вы себе это представляете, или я работаю теперь ради ваших прекрасных глаз?

Он улыбнулся.

– Простите, пожалуйста. Это просто забывчивость.

Он достал бумажник, извлек из него купюру в тысячу крузейро и отдал ей. Она твердой рукой подписала обычную расписку.

– Что вы себе купите на эти деньги? – любезно спросил он.

– Это вас не касается, – отрезала Марианна, сурово проводив его до двери.

– Если все пройдет хорошо, – сказал он, – вы меня больше не увидите.

– Это не доставит мне огорчения, – уверила она с ноткой сарказма в голосе.

Энрике вышел и быстро спустился по лестнице, задерживая дыхание и заткнув нос. Яркий свет улицы на секунду ослепил его. Мальчишки играли в войну. Они стали «расстреливать» Энрике, но сегодня он не обратил на них никакого внимания.

Что-то сегодня было как-то неуютно. Накануне, когда он преследовал моряка, случилась какая-то уж слишком глупая авария. Вечером, вернувшись к себе, Энрике зачем-то полез в шкаф, и ему показалось, что его вещи обыскивали. Как-то это все мало нравилось, к тому же он постоянно испытывал неприятное ощущение, словно за ним следят враждебные глаза.

Сагарра решил быть внимательнее и удвоить осторожность. Прошло уже три полных дня, как тело Перо Кабраля было извлечено из ущелья на дороге в Петрополис. За три дня люди, в пользу которых Кабраль предавал ЦРУ, могли сделать очень многое. Маловероятно, что они решили спустить все на тормозах, оставив без ответа и не поднимая перчатку.

Он сел в свою машину на руа Фигейра де Мело и поехал в центр, внимательно следя, нет ли за ним «хвоста». По дороге, не переставая смотреть в зеркало заднего обзора, он обдумывал информацию, переданную Марианной Моарес...

13

Сирена корабля прогудела три раза. Стоя на носу, Хосе Моарес смотрел на белые дома Манауса, этого когда-то процветавшего города, сегодня почти разоренного кризисом производства каучука.

Хосе не жалел, что отправился водным путем. За два дня пути от Белена он проплыл мимо одного из самых прекрасных уголков мира. Обогнув остров Маражо, корабль вошел в Амазонку, ширина которой в этом месте равна двадцати километрам. Мало-помалу берега сблизились, сжимая бесконечную ленту воды, сверкавшую под палящим солнцем, словно она была из расплавленного металла. Оба берега реки заросли необыкновенно: огромные, гигантские деревья, разбросанные по всему видимому пространству, окружала и опутывала целая армия странных растений, выбравшихся из сумрака подлеска и отчаянно пробивавших себе путь к свету. Потревоженные птицы рассекали в разных направлениях перегревшийся воздух; яркие разноцветные длиннохвостые попугаи проносились, крича на лету, и потом пропадали в зарослях, некоторые из них садились на листья водных растений величиной в два-три метра – настоящие острова для этих птиц.

Корабль заходил в Сантарен, Обидус и Паринтину, проплывал, не останавливаясь, мимо деревень кабоклос[6], стоявших на сваях. Лесные жители плыли на своих танцующих пирогах следом за кораблем. И везде, по обеим сторонам реки, стояла нескончаемая зеленая стена, постепенно сближавшаяся, особенно после того, как пароход свернул в Рио Негро.

Корабль медленно вошел в порт. Мускулистые негры схватили тросы, брошенные с борта, и притянули большой корпус парохода к причалу. Через несколько минут пассажиры начали сходить на берег.

Хосе Моарес уже однажды приезжал в Манаус. Это было во время войны, когда добыча каучука имела колоссальное значение, и его отец, старший мастер на плантации, зарабатывал тогда много денег. Он все-таки расспросил о дороге, не полагаясь на свою память через столько лет.

Старый дребезжащий и громыхающий автобус довез его в северную часть города на своего рода кольцевой бульвар на границе леса, где домики из гофрированного железа или досок вырастали, как грибы.

Он прошел еще несколько сотен метров, провожаемый взглядами любопытных индейцев. Когда он приезжал сюда во время войны, этот квартал был совсем новым, недавно отвоеванным у леса. Новым был и дом, только что купленный отцом.

Хосе чуть было не прошел мимо, не узнав дом. Белая краска стен превратилась в грязно-желтую, там и тут расползлись черные пятна плесени. Наполовину сгнившие ставни висели на окнах. На крыше кто-то приспособил куски толя, чтобы закрыть дыры. Сад, когда-то хорошо ухоженный, трудно было отличить от подступавшего девственного леса.

Хосе Моарес был поражен этими переменами. Его одежда намокла от пота, влажное лицо блестело. Он почувствовал, что ноги у него стали ватными, и прислонился к одному из столбов, когда-то поддерживавших выкрашенный белой краской забор. Столб легко хрустнул и рухнул в облаке пыли. Хосе едва не упал вместе с ним.

Он подошел к дому. Дверь была открыта. Ступеньки опасно скрипели под его шагами. Ящерица, как стрела, пронеслась в коридор, где гудел рой больших мух.

Моарес чувствовал себя не в своей тарелке. Он явно приехал слишком поздно: отец умер, а дом покинут много дней назад.

Оттолкнул дверь, что была справа. Она распахнулась, и он увидел стол со стоявшими на нем грязными тарелками. Он открыл другую дверь. В комнате было темно. Видимо, ставни были закрыты. Шум дыхания указывал на присутствие человека. С сильно бьющимся сердцем Хосе Моарес подождал, пока его глаза привыкнут к темноте. Он увидел два тела, лежавших на матрасе в углу комнаты. Одно, покрупнее, одетое в кальсоны сиреневого цвета, принадлежало высокому худому мужчине с седыми волосами, который чем-то напоминал ему отца. Второе, совершенно голое, с прелестными выпуклостями, принадлежало молодой мулатке. Спящие не шевелились, безмятежно посапывая.

Хосе Моарес долго стоял неподвижно, не в силах принять решение. На первый взгляд его отец не был похож ни на больного, ни на раненого. Присутствие возле него хорошенькой мулатки, напротив, показывало, что он находится в неплохой форме.

Не в силах дольше оставаться в страшной неопределенности, Хосе отступил на шаг, закрыл дверь, вернулся к порогу и постучал кулаком во входную дверь.

Прошло несколько секунд, потом стены дома задрожали от зычного голоса:

– Кто там?

– Это я, Хосе.

Пауза, потом недоверчиво:

– Хосе? Какой Хосе?

– Хосе Моарес.

Это признание было встречено потоком ругательств. Старик растолкал девицу и велел ей одеться. Сам он вскоре появился на пороге комнаты босоногий, застегивая на ходу брюки. Как только он смог без опаски отпустить их, он тут же протянул руки к приехавшему.

– Сынок! Какая радость!

Они обнялись, потом старик спросил:

– Как это случилось, что ты здесь? Мог бы хоть предупредить.

Хосе Моарес почувствовал, что его наполняет холод.

– Предупредить? – пробормотал он. – Но вы же сами прислали телеграмму... Авария...

Старик нахмурил густые брови и провел узловатыми пальцами по седой шевелюре.

– Что ты мне плетешь? – спросил он с недоверчивым огоньком в глубине маленьких черных глаз.

Хосе был оглушен.

– Вы... Вы не посылали мне телеграмму?

Старик взорвался:

– Никогда! Зачем мне посылать тебе телеграмму? Это стоит дорого, а я еще совершенно здоров.

В этот момент хорошенькая, меднотелая мулатка, одетая в цветастое хлопковое платье вышла из комнаты.

– Представляю тебе Энграсию, – сказал старик, небрежно показывая рукой. – Энграсия моя... экономка. Она мне очень полезна. Для мужчины моего возраста большая удача иметь рядом с собой такую девушку, как она... Теперь я могу спокойно ждать смерти.

Мулатка засмеялась и побежала на кухню, сказав, что сварит кофе. Хосе Моарес стоял словно окаменевший.

– Не понимаю, – прошептал он. – Если ту телеграмму послали не вы, хотел бы я знать...

Отец Моареса вдруг рассмеялся, и его смех был таким звонким, что от него задрожал весь дом.

– Кто-то над тобой подшутил! – крикнул он. – Шутка просто великолепна! Великолепна! Заставить тебя приехать сюда из Рио! Бьюсь об заклад, ты летел на самолете?

Он изгибался от смеха.

– Только до Белена, – ответил Хосе. – Дальше я плыл на пароходе.

Старик сразу перестал смеяться.

– Ты приплыл сюда из Белена на пароходе? Ну и ну! А если бы я действительно был болен? Я бы мог сто раз умереть! Мерзавец!

– Я боюсь летать над лесом, – сказал Хосе в свое оправдание.

Но гнев старика уже улегся. Он снова смеялся, хлопая себя по ляжкам, и крупные слезы текли по выдубленной коже его щек.

– Отличная шутка! Ну, просто черт его знает, какая отличная шутка!

Хосе не смеялся.

* * *

Перед тем как выехать из Тижуки по руа Сан-Мигель, Бенто Итикара остановил машину перед кафе. Была всего половина седьмого, а до вершины Морро да Таквара оставалось не больше восьми километров. Так что у него было время выпить стаканчик.

Выйдя из машины, он не смог удержаться, чтобы не посмотреть назад. Если Борис сказал правду, то за ним должны были следить от Праса Maya и преследователь, стало быть, находится в одной из этих машин, которые он видел. Может быть, в той, что проехала, может, в той, которая остановилась в сотне метров от него у бензозаправочной станции.

Он вошел в кафе, где несколько негров, периодически взрываясь смехом, играли в кости. После некоторого колебания Бенто заказал чинзана.

Со вчерашнего дня он находился в состоянии постоянного возбуждения.Тот факт, что ему пришлось проработать всю ночь, копируя план, ничего не менял. Он нервничал, был встревожен, чувствовал себя неуютно.

Марианна была очень мила с ним.Они снова поужинали вместе, и она вела себя немного странно, иногда слишком спокойно, иногда слишком возбужденно, порой глядя на него почти с ненавистью. Он сумел непринужденно вставить в разговор заготовленное «откровение». Она как будто не обратила на это никакого внимания, но утром, когда он собирался уходить, остановила его у двери и, взяв его голову руками, поцеловала в губы с такой силой, что их зубы стукнулись.

Если бы Бенто еще колебался, соглашаться ли на навязываемую Борисом сделку, то этот поцелуй заставил бы его решиться. Теперь он знал, что Марианна тоже любит его и что он не сможет без нее жить.

Итак, он убьет человека, чтобы Борис избавил их от мужа. Жизнь за жизнь. В конце концов, это было честной сделкой.

Итикира выпил чинзано одним глотком и заказал вторую порцию. Пистолет, взятый им с собой, тяжело оттягивал правый карман брюк. Он еще не знал, как возьмется за дело. Возможно, завлечет преследователя на одну из многочисленных тропинок, вьющихся по склону горы, и будет ждать его за поворотом, спрятавшись за ствол дерева.

Бенто выпил третий стакан, чтобы придать себе мужества, расплатился и вышел. Быстро темнело. Когда он поднимется наверх, будет уже ночь... Его сотрясла дрожь, и ему пришлось признаться себе, что он боится. Перед тем как сесть в машину, он долго рассматривал другие автомобили, стоящие на улице, но не заметил ничего подозрительного. Однако, страх не оставлял его, и только мысль о Марианне удерживала его от того, чтобы развернуться.

Он тронулся с места. Солнце, заходившее за горами, четко очерчивало вершины Морро до Элефанте и Пико да Тижука. Мрачные склоны Педро до Конде еще скрывали вершину Таквары.

Зажглись уличные фонари, и ему пришлось включить фары. Теперь шоссе поднималось вверх. Скоро он достиг дороги на Корковадо, потом, у подножья Альто да Боа Виста, свернул направо, на эстрада до Асуде.

Здесь наклон был серьезнее, и ему пришлось сбросить скорость. Вираж следовал за виражом, открывая великолепный вид на долину рио да Кахоэйра и на огни Тижукамара, выделяющегося в море, как огромный корабль.

Он пользовался ровными участками, чтобы посмотреть назад, ища машину,следующую за ним. Но света фар он не видел. Ничего не было...

Итикира доехал до перекрестка и свернул налево, провал по мостику, переброшенному через быструю речку и скоро выехал на эстрада да Паз, ведущую на Таквару. Теперь он находился на высоте больше шестисот метров, и воздух стал прохладнее. Растительность тоже изменилась, банановые пальмы стали реже...

Когда он достиг гребня под вершиной, было около семи часов. После этого места дорога спускалась к Ларго до Танке и была в таком плохом состоянии, что табличка предупреждала автомобилистов: «Trafegavel so em tempo seco».

Бенто поставил машину на обочине, погасил фары и вышел. По привычке он запер дверцы на ключ. Необычный звук привлек его внимание, и он выхватил из кармана пистолет. Сердце билось, едва не разрываясь, и моряк подумал, что такие эмоции сильно вредят его здоровью.

Тем не менее Итикира ступил на тропинку, ведущую к вершине. С перехваченным горлом и сжавшимся желудком, сдерживая дыхание, стараясь ступать бесшумно, он шел, оборачиваясь каждую секунду.

По обеим сторонам тропинки поднималась плотная стена пышной растительности, непроницаемая и враждебная. С веток постоянно с громким шумом взлетали напуганные птицы, и каждый раз сердце Бенто Итикиры грозило остановиться.

Борис сказал, что за ним будут следить, но он не видел, чтобы за его машиной ехала какая-либо другая. Он был в этом уверен, потому что ни один водитель не смог бы ехать по такой дороге с выключенными фарами, не свалившись под откос. Нигде за все время он не увидел и проблеска света. Но противник знал место предполагаемой встречи, и ему ничего не стоило приехать заранее. Несомненно, он затаился в темноте, поджидая приезда Бенто...

Унтер-офицер понял, что из охотника превратился в дичь; это было очень неприятным чувством.

Он сделал несколько шагов, пятясь, вглядываясь в темноту тропинки, по которой только что прошел, и споткнулся о корень. Моряк не смог удержаться на ногах и тяжело упал на ягодицы. Бенто не выстрелил только потому, что ему помешал это сделать предохранитель, который он забыл снять. Придя в себя, он привел пистолет в боевое положение и неловко поднялся. Сердце его бешено колотилось.

Тропинка повернула вправо, огибая огромный ствол королевской пальмы, ветки которой тихо шелестели под ветром. Бенто Итикира решил устроить засаду в этом месте. Отсюда он мог одновременно следить за обоими концами дороги...

Прислонившись к шероховатому стволу, дыша прерывисто и со свистом, он прижал левую руку к сердцу и замер, пытаясь себя успокоить. На память, однако, приходили истории из всех прочитанных им книг. Он вдруг как-то ясно осознал, что судьба его, как у провалившегося агента, незавидна. В памяти всплыла фраза, употребленная в подобной ситуации: «Когда один орган поражен гангреной, его отрезают, чтобы спасти тело». Борис, зная, что он провалился, вполне мог намеренно послать его в смертельную западню.

Итикира отказывался в это поверить. Он пытался обмануть себя мыслями о том, что Борис очень дружелюбен и прекрасно понимает его ценность, как источника информации. Разве может он думать о его устранении.

Очень четкий звук шагов заставил его насторожиться. Он прислушался, затаив дыхание и борясь с паникой, поднимавшейся в нем...

Следующие секунды показались ему бесконечными. Иногда шум совсем прекращался, и ему казалось, что он стал жертвой собственного воображения. Ветер шевелил ветви, быстро разлетались птицы... Но внезапно покатившийся камень оживил его страхи.

Он услышал шум дыхания прежде, чем увидел темную фигуру приближавшегося человека. Итикира поднял руку с пистолетом и спросил себя, как удобнее стрелять: в лицо или в спину. Он еще не решил, когда неизвестный исчез за огромным стволом пальмы. Бенто не мог пошевелиться; не мог, даже если бы захотел.

Он подождал, пока человек появится снова. Ему казалось, что биение его сердца слышно метров за десять от него. Его руки дрожали, и он вынужден был положить ствол на левую руку, чтобы выстрелить.

Неизвестный сделал довольно длинную остановку на углу дорожки, потом пошел на верх горы. Его черный силуэт выделялся на светлом массиве зарослей. Бенто Итикира поднял пистолет и прицелился в спину противника...

От него потребовалось невероятное усилие, чтобы нажать на спусковой крючок. Выстрел показался ему таким громким, словно ударило корабельное орудие крупного калибра. Запах пороха шибанул ему в нос. В нервном рефлексе его палец нажал на спуск второй раз, потом третий...

Моряк остановился, только когда расстрелял всю обойму. Он дрожал с ног до головы, и панический ужас толкал его бежать. Он видел, как человек получал пули в спину, словно удары кулаком, а потом рухнул, медленно повернувшись. Большего ему не требовалось. Он ни секунды не думал убедиться, что смерть сделала свое дело.

С еще дымящимся пистолетом в руке, Бенто изо всех сил рванул по тропинке. На безумной скорости выскочил он на дорогу, споткнулся на гравии, еле-еле удержал равновесие и стукнулся о кузов своей машины. Через мгновение он сидел уже за рулем и, резко рванувшись с места, ничего толком не осознавая, развернулся. «Форд» помчался вниз по крутому склону в направлении Ларго до Танке. Глаза Бенто привыкли к темноте, и он долго ехал без света.

Выехав на перекресток эстрада до Сертао и эстрада да Кариока, Итикира нажал на тормоз, спрашивая себя, должен ли он вернуться внутренней дорогой или по берегу моря. Наконец моряк выбрал второй маршрут и свернул налево...

14

Энрике Сагарра сидел в темноте на вершине Таквары, когда услышал выстрелы. В тот момент он смотрел на гигантскую ярко освещенную статую Христа-искупителя, возвышавшуюся в шести километрах от него, на Корковадо.

Он встал и прислушался к звукам, идущим от дороги. Через какое-то время до него донесся шум быстрого бега, а через минуту – шум автомобильного мотора, который водитель завел на полную мощность.

Энрике подождал, когда восстановится тишина, и не двигался еще несколько минут. Ситуация не казалась ему настолько ясной, чтобы отправиться посмотреть, что произошло, не приняв предосторожностей.

Наконец он решил спуститься, но сделал это с осторожностью индейца, совершенно бесшумно ступая на своих подошвах из натурального каучука.

Ему потребовалось почти пять минут, чтобы дойти до места драмы. Острый взгляд, позволявший ему видеть в темноте лучше, чем большинству людей, вдруг заметил тело, лежащее поперек дороги.

Он остановился, контролируя свое дыхание, напрягая все органы чувств. Бегство убийцы было настолько шумным, что он относился к нему с подозрением; это могло быть ловушкой. Энрике не любил ловушки, которые он не ставил.

После долгого наблюдения он решил, что место не так опасно, как это могло показаться. Его «локаторы» ничего не выявили. Сагарра тихо вынул из кармана электрический фонарик, потом свой автоматический «стар» калибра 9 мм – память об Испанской войне. Держа руку с фонарем как можно дальше от себя, он включил его.

Ничего не произошло. Он погасил фонарик, подошел к телу и опустился возле него на колени. Если человек получил в спину и не все пули, выпущенные убийцей, то огромное их большинство. В любом случае он получил их достаточно, чтобы умереть.

Энрике перевернул его на спину. Бедный Вернер! Успел ли он понять, что с ним произошло? Успел ли проклясть того, кто послал его на смерть? Это было маловероятно.

«В конце-то концов, – подумал Энрике, – это все же лучше, что погиб Вернер, а не он. И пусть мистер Смит думает об этом, что хочет. Тем более что обо всем этом „придется“ писать мне одному».

Он тщательно обыскал карманы убитого, вытащил все, что в них лежало, и завернул в газету, а потом спустился к дороге.

Сагарра убедился: противник раскрыл его и информация, переданная Марианной Моарес, была ловушкой. Его просто-напросто заманили в западню, чтобы убрать.

К счастью, он об этом догадался, потому что привык просчитывать вперед самые разные варианты, а особенно худшие. Поэтому он основательно потрудился, чтобы оторваться от самых упрямых и самых ловких преследователей, использовав все трюки и все дома с двумя выходами, известные ему. Проделав все это, он отправился на Копакабану к Вернеру. Сагарра не стал говорить ему правду. Он рассказал туманную историю о новом завербованном агенте – высокопоставленном политическом деятеле с настолько романтическими наклонностями, что Энрике пришлось назначить ему встречу после наступления темноты на вершине Таквары.

Энрике и Вернер выехали на встречу задолго до шести часов. Спрятав машину на лесной дороге, они разделились. Энрике поднялся на вершину, а Вернер стал дожидаться того момента, когда приедет автомобиль и вышедший из него человек пойдет по тропинке. По задумке Энрике Вернер должен был минуты две спустя направиться следом за ним и на подступах к вершине, где Энрике будет его ждать вместе с новым информатором, свистнуть три раза.

Вернер счел это полным бредом, но вынужден был подчиниться Энрике, уверявшему, что устраивает весь этот цирк, чтобы доставить удовольствие новобранцу, привлеченному главным образом романтической стороной профессии.

Как и ожидал Сагарра, приехал только один человек и приехал он вне всяких сомнений только с одной целью: убить того, кто на него вышел. Энрике был убежден, что пули, убившие Вернера, предназначены были ему.

Дело чертовски усложнилось. Энрике спрашивал себя, была ли Марианна в курсе или нет. Возможно, что и нет. Если противник обнаружил контакты с ней, то было целесообразнее всего использовать ее так, чтобы сама она ничего не знала и не заметила.

В любом случае, если противник считает теперь его мертвым, то следует исчезнуть. Пустые карманы погибшего на тропинке помешают полиции быстро установить его личность. Впрочем, труп будет обнаружен, несомненно, не раньше второй половины следующего дня. Утренних экскурсий на Таквару, наверняка, не так много.

Теперь встал вопрос, как быть с машиной. Бросить ее здесь или не надо? Не удивится ли противник, если поблизости полиция не найдет никакой машины? Внизу до Тихуаны ходит автобус, и подняться наверх можно и пешком; это заняло бы не слишком много времени. Тут у Энрике появилась одна идея: он оставит машину на Боа Виста, чтобы подтвердить версию, что он поднялся пешком, а сам вернется на автобусе.

Так или иначе, он не мог дольше пользоваться машиной, известной противнику.

* * *

Бенто Итикира вылез из машины и едва не упал, такими ватными были у него ноги. Он не знал, как смог вернуться в Рио на руа до Кортуме; все прошло в каком-то тумане, словно он был пьян.

Он слишком сильно хлопнул дверцей машины и забыл запереть ее на ключ. В столовой Моаресов горел свет. Он взглянул на часы: всего восемь. Странно, ему казалось, что прошло гораздо больше времени с того момента, когда, всадив в неизвестного всю обойму, он несся вниз по крутой тропинке.

Неуверенными шагами он двинулся по неровной мостовой к дому. Тяжелый обруч давил ему на лоб, мучала тошнота. Ему хотелось только одного: положить голову на колени Марианне.

Он с трудом поднимался по лестнице, Было темно, потому что он забыл включить свет. Дыхания не хватало, он задыхался; да еще сердце билось так, словно хотело выскочить из груди...

Бенто долго искал ключ, хотя он лежал в том же кармане, что и обычно. Он зажег свет на площадке, чтобы найти замочную скважину. Марианна кормила мальчика. Она вышла, привлеченная шумом, зажгла свет в коридоре и воскликнула:

– Господи! Какой вы бледный!

Он чувствовал себя растерянным и страшно уставшим. Так хотелось ему во всем признаться этой женщине. Он любил ее и был охвачен совершенно детским желанием, чтобы ему посочувствовали и успокоили. Удержала его только инстинктивная осторожность. Он ответил, проведя рукой по своему искаженному, залитому потом лицу:

– Плохо себя чувствую. Наверное, съел что-то нехорошее.

Ребенок хныкал и звал мать. Она повернулась, крикнула ему, чтобы он замолчал, потом снова обратилась к Бенто:

– Вам надо немедленно лечь. Я принесу вам чаю.

– Вы очень добры, – сказал он.

Итикира ушел к себе в комнату и оставил дверь приоткрытой, чтобы не чувствовать себя таким одиноким. Он бросил фуражку на старое кресло и нагнулся над раковиной, чтобы его стошнило; у него в желудке уже ничего не было, и эти бесплодные позывы к рвоте так измучили его, что сначала он решил, что у него разорвется голова, а потом – что упадет в обморок.

Через секунду он бросился на постель прямо в одежде и замер. Он еще никогда не чувствовал себя таким разбитым и больным. Все его тело покрывал холодный пот. В голове страшно звенело, и это было просто ужасно. Он не способен был думать, соединить хотя бы две связные мысли.

Вдруг Бенто открыл глаза и увидел Марианну, стоявшую перед кроватью с дымящейся чашкой чая в руках.

– Не лучше? – спросила она.

– Нет. Мне кажется, я умираю.

Она поставила чашку на столик возле кровати, потом пощупала лоб больного своей теплой нежной рукой.

– Не говорите глупостей.

Он хотел, чтобы она никогда не убирала свою руку, но Марианна сняла ее и сказала:

– Встаньте и выпейте чай, пока он горячий. Это вам поможет.

Он послушался. Колокол в его голове превратился в отбойный молоток; он закусил губу, чтобы не закричать. Она протянула ему чашку, и он начал пить, сначала неохотно, потом жадно. Эта обжигающая жидкость, лившаяся в желудок, производила на него необыкновенно благотворное действие. Он сидел не очень удобно, и немного чаю протекло на его форменную куртку. Закончив, он откинулся на подушку и закрыл глаза.

– Спасибо, – прошептал он, ища наощупь руку Марианны.

Она позволила ему взять ее пальцы на несколько минут, потом тихо сказала:

– Мне надо уложить Жоао. А вам пока нужно раздеться и лечь в постель. Я скоро вернусь посмотреть, стало ли вам лучше.

Он попытался удержать ее, но она бесшумно ушла, оставив дверь открытой. Бенто чувствовал себя немного лучше. Чай прогнал тошноту, и теперь все его тело наполняла приятная теплота. Сохранилась только головная боль, и он старался не двигаться, контролируя объем своего дыхания.

Он уже засыпал, когда вернулась Марианна. Он осторожно открыл глаза. Она мягко упрекнула его:

– Вы ведете себя неразумно. Вам нужно раздеться. Вы не можете так лежать всю ночь.

– Я не могу, – прошептал он. – У меня слишком болит голова. Это ужасно.

Она долго колебалась, потом, ничего не говоря, расстегнула ремень и начала заниматься с пуговицами. Она приподняла его, чтобы снять куртку, потом сняла галстук и расстегнула воротник его рубашки. Потом она разула его.

– Расстегните брюки, – сказала она нейтральным тоном. – Я сниму их.

Он неловко сделал это, потому что не мог поднять голову, чтобы посмотреть. Она стянула брюки.

– Вам нужно на секунду встать, чтобы я разобрала кровать.

Он испытывал странное удовольствие, ощущая, что она его раздевает. Ему хотелось, чтобы она согласилась спать с ним в эту ночь; не для того, чтобы заниматься любовью, он бы не смог, а просто, чтобы положить щеку на ее грудь...

Она помогла ему встать, и он воспользовался этим, чтобы обнять ее. Она быстро разобрала постель и поддержала его, пока он ложился.

– Вам лучше?

– У меня очень болит голова, – прошептал он. – Я бы хотел спать у вас на плече... Хорошо, если бы вы легли здесь.

Он положил руку на кровать рядом с собой.

– Это невозможно, – ответила она, – вы это прекрасно знаете. Я немного посижу возле вас.

Она положила руку ему на лоб. Он поискал другую и взял ее в свои. Бенто ощущал себя маленьким ребенком. Через несколько минут он заснул.

Тогда она отошла от него и хотела повесить форму в шкаф. В одном из карманов брюк лежало что-то тяжелое. Она достала предмет, оказавшийся большим пистолетом. Острый запах дошел до ее ноздрей, но она не сделала из этого никакого вывода и только спросила себя, почему у него возникло желание гулять с оружием в кармане. Несомненно, из-за этой встречи, что была у него сегодня вечером.

Она положила опасный предмет на стол и только тогда поняла, что Бенто не должен был вернуться, если бы операция контрразведчиков удалась. Они должны были арестовать его одновременно с другим...

Это означало, что маленький человек с движениями танцора придет снова надоедать ей. Ну так вот, если он придет, она выставит его за дверь. Ей надоели все эти истории, и она отказывалась верить, что Бенто Итикира сделал что-то плохое. Если маленький человек будет настаивать, она предупредит Бенто и посоветует ему прекратить все контакты с его иностранными друзьями.

Она повесила одежду, выключила свет, снова пощупала лоб унтер-офицера, чье дыхание стало ровным, потом вышла на цыпочках, борясь со своим желанием лечь рядом с ним и обнять, как маленького ребенка. Когда он смотрел на нее, в его глазах было такое обожание...

Она собиралась уйти в свою комнату, когда услышала шаги на площадке. Затрещал звонок. Она открыла. Это был почтальон. С сильно бьющимся сердцем она взяла конверт, сходила на кухню за несколькими мелкими монетами для молодого человека, который, получив их, сразу же ушел, и прошла в столовую, чтобы распечатать телеграмму.

Она пришла из Манауса и была адресована сеньоре Марианне Моарес.

"ОТЕЦ ЗДОРОВ ТЕЛЕГРАММУ НЕ ПОСЫЛАЛ ТЧК

СОХРАНИ ЕЕ ТЧК ВЫЕЗЖАЮ ЗАВТРА ТЧК ЦЕЛУЮ

ХОСЕ"

15

Борис Данилов припарковал машину на Авенида Педро II в двухстах метрах от руа до Кортуме. Не оставляя руля, он закурил сигарету и стал ждать.

Журналисту уже было известно, что тот, кого он знал под именем Питера Гимеры, не вернулся в свою гостиницу. Он посылал людей на дорогу из Таквары со строгим приказом, соблюдая осторожность, собрать сведения. Войти же в контакт с Карлосом, где-нибудь между руа до Кортуме и Праса Maya, где унтер-офицер каждое утро в одно и то же время садился в катер, отвозивший его на «Маррис Баррос», он счел слишком опасным. Данилов жалел, что не договорился с моряком о каком-нибудь знаке, позволившем бы ему узнать, выполнил тот задание или нет.

Точно известно было лишь одно: предполагаемая жертва все еще не вернулась в гостиницу, тогда как моряк ночевал дома и в обычное время уехал на свой корабль.

Вдруг кто-то открыл дверцу и скользнул на сиденье рядом с Борисом. Это был Кастро, один из агентов сети, действующей в Рио, весьма пронырливый тип, единственным недостатком которого была чересчур болезненная щепетильность.

Кастро закурил сигарету, потом повернул к Борису свое тонкое нервное лицо.

– Я нашел машину того типа, – объявил он. – Она стоит в пятидесяти метрах от эстрада до Асуде, на улице Боа Виста, ближе к холму. По эстрада до Асуде можно доехать до Таквары. Я поговорил ту с одним типом, живущим напротив. Он мне сказал, что эта машина стоит там со вчерашнего вечера. Я не стал расспрашивать дальше, потому что понял так, что вы...

– Вы правильно поступили. Что в отеле?

– До сих пор не вернулся.

Бориса беспокоило то, что Гимера накануне днем оторвался от своих преследователей, но собранных сведений было достаточно. Карлос сделал то, что был должен.

– Сейчас вы пойдете на руа до Кортуме в глубину тупика. Найдете там женщину по имени Марианна Моарес, красивую брюнетку лет тридцати. Скажете ей, что работаете на том же предприятии, что и ее муж, и что хозяин хочет узнать, когда он вернется. Постарайтесь разговорить ее, спросите, если ли от мужа новости и в какой день, в котором часу и каким видом транспорта он вернется. Я жду вас здесь.

Кастро вышел из машины. Борис увидел, как он исчез за углом руа Фигейра де Мело. Он выбросил в окно на три четверти сгоревшую сигарету и закурил новую.

Итак, Гимера поднялся на Таквару пешком, конечно, для того, чтобы не быть замеченным. Это было правдоподобно. Очень правдоподобно.

Как бы то ни было, тело, возможно, обнаружат уже скоро. Оставалось решить проблему ликвидации бедняги Карлоса. Как исполнителя приговора лучше всего использовать Хосе Моареса.

Через четверть часа вернулся Кастро. Он снова закурил сигарету, прежде чем заговорить, и Борису пришлось скрыть свое нетерпение, чтобы не обидеть его.

– Странная история, – сказал он. – Кажется, ее муж получил в понедельник телеграмму, вызывавшую его в Манаус к отцу, попавшему в аварию. Парень сразу поехал. Вчера вечером дамочка получила от него известия. Старик вроде бы свеж, как огурчик, и никогда никому не посылал телеграмму. Муж просит жену сохранить ее в качестве улики. Наверняка, собирается подать жалобу. Еще он сообщает, что выедет из Манауса сегодня.

– Каким транспортом? – спросил Борис, которого сильно заинтересовала история с фальшивой телеграммой.

– На корабле до Белена, потом на самолете – сюда. Журналист удивился.

– А почему до Белена на корабле?

Кастро рассмеялся.

– Одна гадалка предсказала Моаресу, что он умрет в джунглях, поэтому он отказывается летать над девственным лесом. Он считает, что корабль менее опасен, чем самолет.

– Но это удлиняет поездку на два дня!

– По меньше мере на полтора.

– Ладно, – решил Борис. – Продолжайте следить за квартирой Моаресов. Наш тип привык заходить туда каждое утро к десяти часам. Наблюдение за отелем тоже должно продолжаться до нового приказа. Простите, но мне нужно ехать. До скорого.

Кастро вышел из машины. Борис тронулся с места и поехал прямо в большое туристическое агентство, находившееся возле вокзала, на Авенида Президенте Варгас. Там он просмотрел многочисленные расписания и обнаружил, что Хосе Моарес мог сесть на пароход из Манауса сегодня, в пятнадцать часов. Поскольку сегодня пятница, то корабль не мог прийти в Белен раньше второй половины дня в воскресенье. При некоторой удаче Моарес мог сесть на самолет внутренних линий вечером в воскресенье и прибыть в Рио вечером в понедельник. От Манауса до Белена полторы тысячи километров и три тысячи от Белена до Рио. Огромное расстояние.

Слишком долго. Борис не мог столько ждать. Если тело Гимеры обнаружено, нельзя дать полиции время выйти на Карлоса. Борис был убежден, что моряк не выдержит допроса, если полицейские всерьез решат заставить его говорить. Совершенно необходимо, чтобы с ним было покончено как можно скорее.

Было всего десять часов. При минимуме удачи у Бориса еще оставалось время для действий. Он составил шифрованную телеграмму, адресованную одному из жителей Манауса, и побежал в почтовое отделение вокзала.

* * *

Жара была страшной. В расположенном возле экватора Манаусе было гораздо жарче, чем в Рио. Хосе Моарес остановился на тротуаре, в тени пальмы, и достал свой уже мокрый платок, чтобы вытереть ливший по лицу пот. Его одежда была такой мокрой, что ему казалось, будто он окунулся в ванну одетым.

Он вышел из центрального почтамта, где проверил, действительно ли его отец не посылал ту пресловутую телеграмму. Старик вел веселую жизнь и часто напивался в компании хорошенькой мулатки, жившей с ним. При своей врожденной любви к юмору он был вполне способен сделать что-то, в чем не мог потом признаться.

Однако телеграмм, адресованных сеньору Хосе Моаресу, проживающему на руа до Кортуме в Рио-де-Жанейро никто не отправлял из Манауса ни в понедельник, ни в другие дни.

Моарес посмотрел на часы: четверть первого. У него еще было время зайти к старику пообедать и спокойно дойти до порта, откуда в три часа отходил пароход.

Он не мог думать об этой истории, не задыхаясь от ярости. Сколько денег потрачено зря! Он перевернет все, чтобы найти автора этого злого фарса, а когда он его найдет...

Мужчина, обогнавший его, обернулся, заколебался, потом сделал шаг в его сторону.

– Вы Хосе Моарес? – спросил он.

– Да. Но я вас не знаю...

Тот широко улыбнулся:

– Меня зовут Освальдо Пассос, я друг вашего отца. Я видел вас у него в доме сегодня утром, когда проходил мимо. Весь квартал знает, что вы приехали вчера.

От этого известия взгляд у Хосе Моареса не стал менее мрачный, чем был до того.

– Надо мной подшутили, – с трудом выдавил он. – Я получил телеграмму, которая извещала, что мой отец попал в аварию.

Его собеседник расхохотался таким звоним смехом, что заставил обернуться нескольких прохожих.

– Да уж! Шутка великолепная! Слава богу, сеньор Моарес совершенно здоров! И зрение хорошее, и все остальное... Да?

Хосе вздохнул. Он не мог разделить веселье этого человека.

– Простите, – сказал он, – через три часа я уплываю, и мне надо сходить пообедать.

– К вашему отцу?

– Да.

– Я довезу вас. Моя машина рядом. Выпьем чего-нибудь перед этим?

Моарес умирал от жажды и согласился, хотя совершенно не имел времени; но этот человек был так дружелюбен, так настойчив! Они вошли в большое кафе с кондиционером и заказали ледяной пунш. Освальдо Пассос много говорил и сильно размахивал руками. Он немного оглушил Моареса. Когда гарсон-индеец принес стаканы, он сделал неловкий жест и чуть не опрокинул стакан Хосе. Он извинился, и они выпили за здоровье старика.

– Я тороплюсь, – напомнил Моарес.

Пассос расплатился за выпитое, отклонив предложение своего спутника взять расходы на себя.

Они вышли на улицу. Было самое пекло. Пассос повел Моареса к «форду» с откидным верхом. Машина знала и лучшие дни, но, видимо, давно. Они сели. Пассос долго искал ключ зажигания, прежде чем завести мотор. Моарес чувствовал себя измотанным. Жара... Может быть, ему не стоило пить холодное. Это было неразумно.

Наконец, машина тронулась с места. Странное ощущение все более охватывало Моареса. Он больше не думал ни о своих заботах, ни о пароходе, на который должен был сесть. Он отлично себя чувствовал и был настроен дружелюбно ко всему миру.

– Что-то у меня немного голова закружилась, – пробормотал он, глупо смеясь.

– Ничего страшного, – ответил его спутник. – Это от пунша. Скоро пройдет. Мы приедем как раз к отлету вашего самолета.

Его самолета? Моарес нахмурил брови, но его мозг был окутан ватой. Его самолет? Может быть, он уже в Белене? Странно! Он слишком много выпил с этим симпатичным парнем... Как же его зовут?

Хосе провалился в какое-то беспамятство.

Ему показалось, что прошел целый век, прежде чем его начали вытаскивать из машины. Он слышал все, что происходило вокруг него, и все видел. Ноги несли его. Только мозг отказывался работать.

Знакомый голос рядом с ним объяснил кому-то:

– Это мой друг, сеньор Хосе Моарес. По телефону сегодня утром ему было забронировано одно место, вот его билет. Будьте любезны, присмотрите за ним: он не привык к такой жаре, да к тому же немного выпил.

– Багажа нет? – спросила женщина.

– Наверное, он забыл свой чемодан. Если я найду его, то пришлю грузовым рейсом. Главное, чтобы он вылетел. Жена ждет его в Рио для встречи Нового Года.

Хосе почувствовал, что его толкают вперед, потом поднимают по лестнице, дрожащей от сильного ветра. Он очутился в удобном кресле, таком удобном, что сразу же погрузился в сон, глубокий, как смерть.

Он даже и не почувствовал, как самолет взлетел.

16

Неподвижно сидя за рулем старого «шевроле», которому не помешал бы ремонт кузова, Энрике Сагарра не терял из виду угол Праса Maya, где должен был появиться Бенто Итикира.

Был полдень, и на площади стояла жуткая жара. Энрике сидел, наклонившись вперед, подальше от спинки сиденья, чтобы пот не намочил пиджак.

Сагарра был неузнаваем. Он сбрил усы – тяжелая жертва – распрямил волосы и надел солнечные очки в толстой оправе. Затем он вывинтил один из вставных зубов, украшавших его челюсть, – невозможно вести такую бурную жизнь и сохранить все зубы целыми. Гулявшая по его лицу щербатая улыбка придавала ему немного глупый вид. Кроме того он изменил осанку и манеру держать голову... Теперь его нос смотрел вниз, а плечи были согнуты. Когда он выходил из машины, его походка была другой. Энрике по опыту знал, что людей легче узнают по общему виду, чем по лицу, и он уже давно и мастерски владел искусством перевоплощения.

Вернувшись вечером в четверг в город после того, как ему пришлось бросить голубой «понтиак» с открытым верхом у дороги, ведущей на Морро да Таквара, он снял номер в довольно жалкой гостинице на Авенида Педро II, недалеко от руа до Кортуме. Естественно, что он записался в регистрационную книгу под очередным вымышленным именем. Прекрасное знание бразилейро позволяло ему выдавать себя за настоящего бразильца, а поскольку он заплатил вперед, хозяин не стал задавать ему лишних вопросов.

Весь день в пятницу он не высовывался на улицу. Противник должен посчитать его мертвым. Только вечером, пользуясь темнотой, он сходил взять напрокат машину в соседнем гараже.

Утром в субботу он возобновил слежку за Бенто Итикирой, твердо решив не упускать моряка до тех пор, пока он не приведет его к тем, кто дергает за веревки на той стороне.

Утренние газеты сообщили об обнаружении тела Вернера. Накануне, ближе к вечеру, пара молодоженов, приехавшая из Сан-Пауло в свадебное путешествие, наткнулась на труп. Сообщение было коротким, указывалось только, что личность убитого не установлена.

Наконец, ожидание его было вознаграждено, на верхушке лестницы появились моряки, доставленные катерами с кораблей. Бенто Итикира был в их числе. Энрике увидел, как он простился с матросами. Итикира как унтер-офицер был свободен до понедельника. Он направился к своей машине.

Энрике завел мотор старого «шеви».

* * *

Сбросив скорость, «Ди Си 4», танцуя, спускался в перегретом воздухе. Внизу, словно разноцветный ковер, расстилалась Багия – город всех святых, столица самбы, со своими восьмьюдесятью пятью церквями в стиле португальского барокко, перегруженными золотом.

Хосе Моарес смотрел на великолепное зрелище без малейшей радости. Приключение совершенно вымотало его. Он так и не мог ничего вспомнить с того момента, когда этот человек – как же его звали? – подошел к нему перед почтамтом Манауса и предложил выпить.

Стюардесса рассказала, как он, довольно пьяный, приехал вместе с заботливым другом. Самым непонятным было то, что место было заранее забронировано на его имя. Есть от чего сойти с ума.

В любом случае, предсказание старой гадалки не осуществилось: он пролетел над сертао и остался живым и здоровым.

Больше всего его огорчала потеря чемодана. Стюардесса сказала, что «друг» обещал отправить его грузовым рейсом, но Хосе был уверен, что багаж остался у старика, и теперь не очень надеялся его получить, зная своего старика.

Тот будет откладывать посылку со дня на день, пока термиты не сожрут чемодан вместе со всем содержимым.

Прибыв в Белен в восемь часов вечера, он незадолго до полуночи сел в другой самолет, который на рассвете доставил его в Наталь. Теперь он летел в третьем.

Его сосед, высокий тощий тип с сердитым взглядом, проявлявший, однако, услужливость и любезность, вдруг наклонился к нему.

– Вам надо пристегнуть ремень, – посоветовал он.

Моарес вздрогнул и поспешил последовать совету. Цементная полоса аэродрома уже появилась впереди. «Ди Си 4» совершил последний поворот. Полоса исчезла под носом машины. Через несколько секунд колеса коснулись земли.

– Мы полетим в Рио на этом же самолете, – сказал сосед, кажется, хорошо информированный, – но будет, двухчасовой перерыв для обеда. Хотите пойти вместе со мной в ресторан? Вдвоем меньше скучаешь.

Моарес покраснел.

– Простите, ваше предложение делает мне честь, но ресторан для меня слишком дорог.

– Об этом не беспокойтесь, – ответил тот с радушной улыбкой. – Будьте моим гостем, окажите мне услугу. Я терпеть не могу есть один. Вы вполне можете принять мое приглашение, ведь сегодня 31 декабря! Договорились!

Моарес хлопнул себя по лбу.

– Верно! Я об этом забыл... Может быть, мне послать жене телеграмму, что я прилечу сегодня вечером. Она не ждет меня так рано.

Сосед заговорщицки улыбнулся.

– На вашем месте, – возразил он, – я бы не посылал телеграмм. Это дорого стоит. Лучше сохраните деньги, а вечером сделаете приятный сюрприз вашей жене, поздравив ее с Новым Годом и подарив цветы, которые как раз сможете купить на деньги, сэкономленные на телеграмме. Ну, как задумано?

Сам Моарес до этого бы не дотумкал: сделать Марианне сюрприз с цветами. Как давно он не дарил ей цветы? Наверное, с самой их свадьбы.

– Вы, несомненно, правы, – сказал он.

Самолет остановился. Стюардесса открыла дверь. Сосед встал.

– Ну, пойдемте, я вас приглашаю.

Моарес вышел вслед за ним.

* * *

Цепочки машин непрерывно вливались на стоянку возле края лагуны, словно река в озеро.

Энрике нашел место со стороны дорожки, оставленной для движения, как раз перед «фордом» Бенто Итикиры. Встав здесь, он мог видеть моряка в зеркало заднего обзора, не рискуя, что заметят его самого.

Бенто Итикира вышел, прошел назад и открыл багажник. Большой «кадиллак», пропускавший другую машину на стоянку, на мгновение закрыл Энрике обзор. Когда он увидел унтер-офицера вновь, тот сидел на корточках перед машиной и смотрел под нее.

Потом Бенто Итикира встал и пошел к кассам ипподрома.

Энрике вышел из машины, захлопнув дверцу, и собрался последовать за моряком. Его взгляд машинально упал на передок «форда» – зачем Итикира смотрел туда? – и нечто неожиданное поразило его.

Номер машины был другим. Энрике замер на несколько секунд с открытым ртом. Потом его мозг быстро заработал. Итикира сменил номер машины не без причины, а если номер этой машины можно заменить так легко, это тоже должно иметь конкретную причину. Энрике колебался недолго. Он инстинктивно решил дать моряку уйти и пронаблюдать за «фордом».

Он сел в свою машину, стараясь сделаться как можно меньше и незаметнее, но и не упустить из виду ту машину.

Шло время. Прозвучал колокол, объявляющий начало первого заезда, машины перестали подъезжать. Энрике подумал, что до конца скачек ничего не произойдет, и ему захотелось заглянуть в «форд».

Он вышел с небрежным видом, мгновение полюбовался крутым склоном Корковадо, где возвышалась статуя Христа-искупителя, раскинувшего руки над городом, потом подошел к «форду».

Поблизости никого. Он обошел вокруг машины. Сзади номер также был заменен. Энрике нагнулся, нажал пальцем на верхний угол таблички с номером. Та подалась, поворачиваясь вокруг своей оси. Очень просто и очень хитроумно.

Энрике закурил сигарету, внимательно следя за окрестностями. Он не заметил ничего подозрительного и сел в «форд», благо дверцы того не были заперты. Он осмотрел машину изнутри, заглянул в отделение для перчаток. Ключи лежали там на толстом конверте из темной бумаги.

Энрике взял конверт, оставил ключи и вышел. Через несколько минут, сделав круг, он сел в свою машину и открыл конверт.

Вот это открытие! На двадцати пронумерованных листках был детальный план сооружений военно-морской базы в заливе Гуанабара, от Сахарной Головы до Ните-роя, включая Остров Губернатора.

Другие рукописные листки содержали сведения о военном арсенале Рио, о строящихся или ремонтируемых там боевых единицах, об укреплениях на побережье.

Это была отлично сделанная работа. У Бенто Итикиры был, очевидно, точный и кропотливый ум...

Энрике задумался, не переставая при этом следить за ближайшими окрестностями, чтобы избежать любого нежелательного сюрприза. Если моряк оставил эти компрометирующие документы в отделении для перчаток вместе с ключами, это могло означать только одно: кто-то должен был зайти за ними и, возможно, уехать на этой машине. А замена номеров? В мозгу Энрике блеснула молния.

Он сложил все бумаги в конверт и сунул его под резиновый коврик, покрывавший пол «шеви». Потом он вышел и стал внимательно оглядывать стоянку.

Скоро он нашел то, что искал: совершенно идентичный «форд» с теми номерами, которые раньше были на первом. Быстрая проверка доказала Энрике, что номера на нем поворачиваются тем же способом. Очень хитро. Двое агентов могли обмениваться информацией, даже не приближаясь друг к другу...

Энрике дождался пока охранник стоянки отойдет, сел в «форд» и сразу открыл отделение для перчаток. Ключи лежали там, на конверте из темной бумаги.

В конверте были деньги в банковских билетах. Энрике оставил их на месте – не из честности, а по расчету.

Он вернулся в «шеви», закурил сигарету, потом достал конверт, заменил документы старой газетой и положил его туда, откуда взял, повернув разорванной стороной в глубину. Маловероятно, что тот, кто придет за ним, проверит содержимое перед тем, как уехать.

После этого он вернулся в свою машину и стал ждать. Времени у него теперь было много.

17

Вернувшись со скачек, Бенто Итикира извлек из темного конверта пять купюр по тысяче крузейро каждая и улыбнулся. В его договорах с дипломатом, а потом с Борисом вопрос о деньгах никогда не вставал, но раза два или три, если не считать сумм, необходимых для покупки «контакса», а затем и «форда», Бенто получал довольно значительные вознаграждения. Ни одно из них не доставило ему такого удовольствия, как это. Был канун новогоднего праздника, а Марианна была одна...

Мальчик еще играл в тупике, хотя уже стемнело. Бенто вышел из своей комнаты и увидел, что молодая женщина на кухне.

Она посмотрела на него, улыбнулась и сказала:

– Сегодня вы выглядите лучше, чем вчера вечером.

– Все прошло. Послушайте, Марианна, сегодня я выиграл на скачках крупную сумму. В прошлую субботу вы любезно пригласили меня на ужин. Теперь моя очередь. Я приглашаю вас. Если хотите, сначала мы сходим в кино, а потом я поведу вас ужинать в «Сертас». Это очень хороший ресторан, вот увидите.

Она казалась по-настоящему удивленной предложением и некоторое время не давала ответа. Наконец она вытерла руки о фартук и смущенно сказала:

– Я не хочу вас огорчать, но это невозможно. Если нас кто-нибудь увидит...

– Никто нас не увидит. «Сертоа» дорогой ресторан; вы не встретите там ни одного оборванца из Сан-Кристовао.

Он засмеялся.

– Соглашайтесь, вы же сгораете от желания сходить туда. Я предлагаю вам такую встречу Нового Года, какой у вас никогда не было. Разве от этого можно отказаться?

Она шумно вздохнула.

– Это безумие. А потом, мне нечего надеть...

Он понял, что выиграл.

– Ваши платья очень хороши, – уверил он, – а вы для меня всегда прекрасны.

Она розовела от удовольствия.

– Вы очень любезны, Бенто.

Она посмотрела на будильник, стоявший на буфете, и сказала неожиданно решительным тоном:

– Мне надо покормить мальчика и уложить его. Подождите меня в вашей комнате.

– Договорились.

Он повернулся и хотел было идти к себе, но она позвала его:

– Бенто!

– Да?

– Будет лучше, если мы выйдем из дома порознь... Из-за соседей, понимаете? Вы идите первым, а я вас догоню.

Он улыбнулся.

– Все будет так, как вы хотите.

Его сердце снова сильно билось, но на этот раз оно стучало от радости, и он даже и не подумал сосчитать частоту пульса.

* * *

Хосе Моарес был поражен великолепием освещенного залива, качавшегося в иллюминаторе «Ди Си 4». Часы показывали десять двадцать. При вылете из Багии произошли неполадки с двигателем, и из-за этого самолет сильно опаздывал. Теперь Хосе жалел, что не отправил жене телеграмму. Хотя, он приедет достаточно рано, чтобы самому поздравить ее с Новым Годом.

Самолет нырнул носом к обозначенной огнями полосе аэропорта Галеао, расположившегося на самом краю Острова Губернатора. Моаресу показалось, что машина упадет в залив. Он закрыл глаза. Через мгновение колеса коснулись цемента. Спавший рядом сосед очнулся.

– О, – сказал он, – мы все-таки долетели?

«Ди Си 4» подкатил к аэровокзалу. Дверь открылась, подкатили трап. Пассажиры начали спускаться. Хосе Моарес направился к выходу, где ждал автобус компании. Человек, так любезно пригласивший его пообедать, остановил его, чтобы попрощаться.

– За мной должен приехать на машине друг...

Друг внезапно оказался рядом. Это был высокий блондин с голубыми глазами, массивный и тяжеловесный. Попутчик Моареса представил их, но Моарес не понял имени встречавшего.

– Моарес? – повторил блондин. – Знакомая фамилия. Ах, да!.. Вчера в кафе я услышал одну забавную историю. Ее рассказывал своим друзьям унтер-офицер флота... Он любовник некой Марианны, а та замужем за неким Моаресом. Чтобы славно повеселиться недельку, они сфабриковали фальшивую телеграмму, вызывавшую мужа в Манаус, на север страны. И что самое смешное, парень действительно уехал! Есть же смелые люди. Ну, всего хорошего и с Новым Годом!.

Моарес не заметил, что они ушли. Кто-то спросил его, поедет он на автобусе или нет. Он вошел, как автомат, с остановившимся взглядом и огромной пустотой внутри. Конечно, реакция придет потом, но удар его ошеломил.

Бенто Итикира и Марианна... Бенто Итикира и Марианна... Он должен был об этом догадаться. Он чувствовал себя очень несчастным; ему хотелось плакать.

Он вышел на конечной остановке перед зданием компании и машинально направился к остановке рейсового автобуса. Улицы были полны народу. Рио оделся в самые красивые световые украшения. Веселые толпы ходили по тротуарам в ожидании Нового Года.

Новый Год! Странный праздник для Хосе Моареса! Мулатка с ослепительной улыбкой подошла к нему, предлагая купить цветы. Цветы! Он вспомнил, что ему сказал попутчик: «Подарите ей цветы, которые купите на деньги, сэкономленные на телеграмме...» Он грубо послал девушку, та тоже ответила ему оскорблением, но благоразумно процеженным сквозь зубы. Моарес и без того ничего не замечал. В нем клокотала ярость. Он приходил в себя.

Подошел автобус. Хосе влез, расталкивая людей, не извиняясь, не замечая ничего вокруг, пугая людей своим остановившимся недобрым взглядом. Эта собака Бенто Итикира злоупотребил их любезностью, чтобы соблазнить Марианну! Он убьет, убьет его, раздавит, как вонючую тварь...

Путь до Сан-Кристовао показался ему бесконечным. Он вышел и поспешил на улицу Фигейро де Мело, остановился на углу тупика... В его квартире света не было. Все черно. Этажом выше все окна были ярко освещены, была видна большая компания поющих и танцующих негров. Повсюду вокруг, на всех этажах, во всех квартирах, начинался праздник...

Праздник повсюду, но не у него.

Он бросился к входу, поднялся по лестнице и открыл дверь своим ключом. Все тихо. Он зажег свет в прихожей, пошел прямо в их спальню и увидел маленького Жоао, спящего на кровати своего отца. Он обошел другие комнаты квартиры, но ничего не нашел. Птички улетели, возможно вместе кутили, насмехаясь над ним.

В общем, то, что случилось с ним в Манаусе, оказалось полезным. Если бы он, как и собирался, поплыл на пароходе, то не встретил бы того парня в аэропорту и ничего бы не узнал. Предупрежденная о его возвращении Марианна вела бы себя так, что он остался бы в неведении относительно происшедшего. Шлюха! Ее он не убьет, но заставит очень дорого заплатить. Очень дорого заплатить и надолго это запомнить. Она у него помучается.

Он прошел на кухню и резким ударом распахнул ставни. Неужели все жители переулка знают, что он рогоносец? Неужели они это знают? Ему захотелось закричать, спросить их об этом, с трудом он удержался от этого. Хосе нашел в буфете бутылку качас и стал пить.

Что делать? Как и где их искать? Должны же они где-то быть, но как узнать, где? Алкоголь вливался в него, разжигая разрушительный огонь, пылавший в нем.

* * *

Борис Данилов смог припарковать свою машину на руа до Кортуме, в противоположной стороне от руа Фигейра де Мело. С этого места он мог следить за выходом из тупика и видеть освещенное окно столовой, где Хосе Моарес заливал свое горе водкой из сахарного тростника.

Было чуть больше половины двенадцатого. Данилов нервничал. Он не хотел, чтобы Бенто Итикира ускользнул после выкинутой им штуки. Журналист не мог забыть своего разочарования, когда, выйдя днем с ипподрома, он обнаружил в отделении для перчаток машины только ключи. Он думал, что моряк поверит ему на слово в отношении обещания уладить дело с Моаресом, но он стал хитрым, слишком хитрым. По всей очевидности, он решил, что Борис должен сдержать свое обещание прежде, чем он передаст ему запрошенную информацию...

В каком-то смысле Борис его понимал. Итикира выполнил первую часть договора, предложенного журналистом, и слишком хотел выиграть ставку, чтобы не бояться быть обманутым. Может быть, он понял, что получив ответы на последние вопросы, сеть будет знать все, что касается бразильского военного флота, и решил устроить небольшой шантаж, заставив ждать последние сведения, призванные завершить общую картину.

Однако Данилов был не из тех, кто уступает шантажу. Эту информацию он получит другим способом, а судьба Бенто Итикиры никак не изменится.

Из-за угла улицы показался высокий человек. Это был Кастро. Борис наклонился, чтобы открыть ему дверцу. Приведший скользнул на сиденье и, по своей отвратительной привычке, закурил сигарету, прежде чем заговорить.

– Они были в кино, – сообщил он. – Сейчас сидят в «Сертао», Авенида Рио Бранко. Они собираются встречать там Новый Год.

Борис секунду подумал, потом вынул из кармана пачку белой бумаги, сложенной вчетверо, на которой привык делать свои журналистские заметки. Он оторвал один листок, положил его на приборную доску как на подставку и написал на нем печатными буквами красным карандашом:

ОНИ В «СЕРТАО»

АВЕНИДА РИО БРАНКО

Он отдал записку Кастро и сказал:

– Обмотайте это вокруг камня и бросьте его в столовую Моаресов. Освещенное окно на втором этаже, вот там...

Кастро посмотрел. Он ясно видел силуэт Хосе Моареса, сидящего за столом.

– Там кто-то есть...

– Да, – сказал Борис – Это для него.

Кастро вышел, пересек руа Фигейра де Мело и пошел вглубь тупика. На третьем этаже негры затянули потрясающий духовный гимн...

Бутылка качас почти опустела. Хосе Моарес говорил сам с собой, питая боль словами. Его ненависть и жажда мести достигли наивысшей точки, когда негры наверху затянули этот трогательный духовный гимн. Взволнованный рогоносец почувствовал в себе перемену. Его наполняла жалость, разлагающая жалость к себе...

Он плакал над своей судьбой, когда удар по паркету заставил его вздрогнуть.

– Что это такое? – крикнул он.

Он заметил кусок бумаги между ножками стула и поднялся, подталкиваемый любопытством. Хосе едва не упал, так он уже опьянел, но сумел ухватиться за стол, который сдвинулся от удара на несколько сантиметров. Почти пустая бутылка упала, покатилась и свалилась на пол, не разбившись. Моарес выругался. С большим трудом ему удалось нагнуться и подобрать бумагу.

Развернув листок и выбросив камень в окно, Моарес прочитал записку и долгое время стоял почти неподвижно, только покачиваясь на ногах.

Он даже не спросил себя, кто его предупреждает и почему. В нем снова поднялась и затопила его волна ненависти и гнева. Он узнал, узнал, где они, эти мерзавцы!

Он вспомнил о кинжале, который висел на стене в комнате унтер-офицера, и пошел за ним.

18

В «Сертао» праздник был уже в разгаре. Незанятыми оставались всего несколько столиков, но, несомненно, ненадолго, а танцевальная дорожка была заполнена, как тротуары руа до Увидор в субботний день.

Свет погас, вспыхнули четыре красных прожектора, соединявших свои лучи где-то в середине толпы танцующих, едва двигавшихся в медленном ритме классического танго.

Бенто танцевал с Марианной, крепко прижимая ее к себе. Он надел свою парадную форму, а она нашла в глубине шкафа красное атласное платье, сшитое года два назад на свадьбу одного из ее кузенов. Платье было с глубоким декольте и не очень тесное; его цвет изумительно шел ей.

Восторженный Бенто считал, что держит в своих объятьях самую красивую женщину, самую прекрасную красавицу, которая когда-либо существовала. Во всяком случае, для него она была самой красивой и самой желанной; других просто не существовало на свете. А пьянящая уверенность, что скоро она будет принадлежать ему, только ему, сводила его с ума.

– Марианна, – прошептал он, – я счастлив. Я никогда не был так счастлив.

Они уже немало выпили; музыка и атмосфера богатства дурманили Марианну приятным опьянением, не оставлявшим места для угрызений совести. В течение получаса она ни раза не вспомнила о Хосе, который, как она считала, находился в трех тысячах километрах от Рио, где-то в районе Белена.

Она прильнула щекой к щеке Бенто и еще теснее прижалась к нему. Когда танец закончился, Бенто больше не смог сдерживаться. Он взмолился:

– Марианна, скажите мне, что этой ночью будете моею. Скажите мне это, Марианна.

Она отстранилась от него с двусмысленной улыбкой на полных сочных губах, открывшей ее очень белые зубы. Вдруг зазвучал мужской голос, избавивший ее от ответа:

– Дамы и господа, скоро полночь. Через несколько мгновений свет будет полностью выключен, чтобы позволить вашим кавалерам, сеньоры и сеньориты, подобающим образом поздравить вас. Дирекция «Сертао» первой желает вам счастливого нового года.

Оркестр заиграл нежную музыку. Пары быстро вернулись на свои места. Столик Бенто и Марианны находился в одном из боксов, расположенных по краям зала, словно ложи в театре. Место было темным, защищенным от не слишком скромных взглядов, очень интимным. Они сели и стали ждать, держась за руки и глядя друг другу в глаза...

Бенто переполняли нежность, счастье и признательность.

* * *

Хосе Моарес выскочил из такси перед «Сертао» и пробежал перед носом величественного швейцара, с осуждением посмотревшего на его костюм. По дороге он вдруг подумал, что если хочет проникнуть внутрь ресторана, то должен применить хитрость.

В холле стоял рослый мажордом с квадратными плечами. Хосе Моарес быстро вытащил заранее приготовленную бумажку в пятьсот крузейро – последнюю – и с улыбкой протянул ее слуге.

– Не беспокойтесь, – сказал он с уверенностью, которую давало опьянение. – Я иду к друзьям, они уже там.

Мажордом поблагодарил, согнувшись пополам, и открыл двери, ведущие в зал. Хосе Моарес впервые попал в ночное заведение. На секунду он был ошеломлен тихой музыкой, приглушенным светом и почти религиозной атмосферой. Он представлял себе все несколько иначе.

Сжимая рукоятку кинжала, спрятанного в кармане, Хосе сделал несколько шагов по танцевальной дорожке, ища глазами проклятую пару. На него никто не обращал внимания. Мозг его перестал работать, внутри него все было вытеснено одной жестокой решимостью убивать.

Наконец Хосе заметил их в полумраке одного из боксов: они сидели, сблизив лица, глядя друг на друга томно и нежно... Он открыл рот, шумно выдохнул воздух и вытащил кинжал.

Погас свет. Музыка остановилась. Ударник первым отбил на цимбале двенадцать ударов полуночи...

Вдруг Марианна Моарес почувствовала, что губы Бен-то Итикиры прижались к ее губам. Она ждала этого, хотела каждую секунду с того момента, как они вернулись за столик после чудесного танго. Бенто был ее любовник; она была влюблена в него. Она не хотела думать ни о чем другом, пока не закончится эта прекрасная ночь.

Ни о чем другом.

Руки мужчины ласкали ее. Потеряв самообладание, она потянулась к нему. На мгновение он ослабил давление на ее рот, чтобы прошептать, касаясь ее губ своими:

– Счастливого нового года, любовь моя. Счастливого нового года для нас обоих.

Она ответила:

– Счастливого нового года, дорогой.

Он добавил:

– Все началось в рождественскую ночь, не забывай этого.

Она вздрогнула при воспоминании о том, что произошло тем ранним утром, и словно вновь ощутила то огромное наслаждение, полученное ею тогда.

– В рождественскую ночь, – прошептала она. – О, мой дорогой! Мой дорогой...

Бенто Итикира почувствовал какое-то смутное беспокойство, кто-то шевелился возле них, но не обратил на это никакого внимания. Губы Марианны снова расходились под его губами, открываясь поцелую, снова полное крепкое тело Марианны дрожало в его объятьях...

Кроме этого не могло существовать ничего другого. Ничего другого...

Без предупреждения зажегся яркий свет. Хосе Моарес, которого остановила темнота, увидел свою жену, млеющую в объятьях моряка...

Ужасное ощущение. Перед глазами у него прошла красная полоса. Он издал вопль дикого зверя и бросился вперед.

Удивленные включением света, Бенто и Марианна быстро отстранились друг от друга и увидели несущегося на них Хосе. На вопль мужа Марианна ответила криком ужаса. Инстинкт самосохранения заставил Бенто вскочить.

Это его спасло. Резко поднятый им столик опрокинулся и преградил путь Моаресу, собравшемуся обрушить кинжал. Другим инстинктивным движением Итикира отбросил руку с оружием в сторону и быстро скользнул по перегородке, чтобы вырваться из ловушки. Безумный страх остановил его дыхание.

Едва освободившись, он опять увидел Моареса перед собой. Хосе держал кинжал внизу, готовясь распороть ему живот. Внезапно парализованный, он почувствовал, что у него сжались кишки. Он бы погиб, если бы Марианна не бросилась на мужа, толкнув его в сторону танцевальной дорожки. Бенто Итикира ничего не понял из происшедшего. Он увидел перед собой на полу кинжал и стоящего на четвереньках Моареса, пытающегося подняться, схватил кинжал и ударил изо всех сил.

Моарес даже не вскрикнул. Он распрямился с остановившимся взглядом и раскрытым ртом; рукоятка кинжала торчала у него из левого плеча возле шеи. Потом он рухнул на пол.

Не желая того, Бенто Итикира нанес профессиональный удар: длинное лезвие прошло за ключицей и пронзило сердце, не встретив никакой преграды.

Наступил момент всеобщего ошеломления. Все произошло слишком быстро и в тот момент, когда каждый присутствующий едва вышел из своих собственных грез. Реакция была замедленной.

Потом закричала Марианна:

– Бенто! Ты убил его!

Очарование было разрушено. Все вскочили, не зная что делать. Метрдотель завопил пронзительным голосом:

– Вызовите полицию!

При слове «полиция» Бенто Итикира вышел из оцепенения. Его охватила паника. Он только что убил человека, и его арестуют, посадят в тюрьму. Не взглянув на ошарашенную Марианну, стоявшую перед трупом мужа, он сломя голову помчался в глубину зала. Другого пути у него не было. Люди инстинктивно скопились перед выходом, перекрыв ему дорогу на улицу.

Итикира бежал, хлопая дверьми. Ярко освещенный коридор... Служебное помещение... Кухня... Словно в калейдоскопе мелькали белые и черные люди, застывшие от изумления возле стен... Вдруг он оказался в маленьком, роскошно обставленном частном обеденном зале, потом на лестнице, которая привела в шикарную квартиру. Надевавшая вечернее платье женщина закричала при его появлении. Он выбежал в вестибюль перед дверью, открыл ее и оказался на широкой лестнице ультрасовременного жилого дома.

В холле на первом этаже громко разговаривали люди. Не раздумывая, Бенто Итикира побежал наверх... Этаж следовал за этажом. Он продолжал подниматься; от паники у него словно выросли крылья. Они прибежал на самый верх, на пятнадцатый этаж. Загоревшаяся красная лампочка лифта на секунду привлекла его внимание. Слева и справа были двери квартир, в центре – стеклянная дверь, ведущая на плоскую крышу.

Эта дверь не была заперта на ключ. Он вышел через нее и оказался на свежем воздухе, совершенно задохнувшийся. Квартиры слева и справа были темными. Бенто пошел прямо вперед на подгибающихся ногах, с горящими легкими и безумно колотящимся сердцем... Он шел в ночь, убегая от света... Он перешагнул через заграждение. Здесь не было гравия, и ноги перестали производить этот ужасный грохот, раздававшийся при каждом его шаге. Теперь он шел по цементу. Великолепный вид иллюминированного города, раскинувшегося тысячей огней вдоль залива, внезапно открылся перед ним.

Резкая боль в боку пригвоздила его к месту. Опустошенный, он сполз, цепляясь за вентиляционную трубу.

* * *

Борис Данилов подъехал к «Сертао» сразу же за такси Хосе Моареса. Кастро сидел рядом с ним. Журналист остановил машину, попросил своего спутника поставить ее где-нибудь недалеко, и вышел, захватив с собой фотоаппарат со вспышкой.

Моарес вошел внутрь здания. Борис решил ждать продолжения на улице. В этот момент куранты соседних церквей начали отбивать двенадцать ударов полуночи. Прохожие остановились и стали обниматься, поздравляя друг друга с Новым Годом. Борису пришлось ответить на несколько поздравлений, адресованных ему веселыми парами. Он заставлял себя быть спокойным, но время шло, а ничего стоящего не произошло... Может быть, Карлос вместе с женщиной находится в другом месте? Моарес выйдет не солоно хлебавши и придется снова направлять его шаги...

Когда одни из запаздывающих курантов еще звонили, прилично отстав от остальных, выбежал мажордом. Он размахивал рукавами, перегруженными золотыми нашивками, и кричал:

– Полиция! Вызовите полицию! Человека убили!

По толпе прошло движение. Многие сочли это шуткой и начали кричать, передразнивая лакея:

– Полиция! Человека убили!

Неожиданно показался полицейский. Он вошел в кабаре следом за мажордомом. Люди перестали смеяться и сбились в кучу. Борис приблизился, взяв фотоаппарат наизготовку. Он самовольно прошел в дверь. Очень бледный мажордом попытался преградить ему путь.

– Пресса! – бросил Борис, показывая свою карточку иностранного журналиста.

Тот отступил, потом бросился запирать дверь, в которую пыталась прорваться толпа. Борис Данилов вошел в большой зал. Все столики были пусты, а клиенты собрались вокруг одного места слева от танцевальной дорожки.

Борис понял, что не сможет приблизиться. Он увидел официанта, схватил его за рукав и сунул в руку купюру в десять крузейро.

– Пресса, – сказал он. – Что здесь случилось?

– Зарезали одного типа. Толстяка, который только что вошел...

Данилов испытал шок.

– Кто его убил? – спросил он.

– Унтер-офицер военного флота. Красивый парень, он сидел в этой ложе с женщиной.

У журналиста похолодела спина.

– Его арестовали?

Лакей пожал худыми плечами:

– Да что вы! Пока сообразили, он уже удрал.

– Удрал? Куда?

– Через кухню, – ответил официант.

Карлос удрал, живой и здоровый. Если полиция возьмет его, он заговорит. Борис в этом не сомневался. Совершенно необходимо найти его, чтобы уладить дело.

– Куда он мог убежать из кухни?

Тип вторично пожал плечами.

– Попробуйте узнать! Возможно, он пробежал через квартиру хозяина и вышел по лестнице дома.

Большего Борису не было нужно. Он развернулся и выбежал на улицу, как раз в тот момент, когда на полной скорости к зданию подлетела полицейская машина с воющей сиреной.

Он наткнулся на Кастро.

– Ты очень кстати. Остальные здесь?

– Да.

– Нужно оцепить квартал. Если увидите унтер-офицера флота без фуражки, пытающегося удрать и спрятаться, помогите ему. Уведите его, куда угодно, и не упускайте из виду. Сошлитесь на меня. Если он заговорит о Хосе Моаресе, скажите ему, что тот ускользнул от нас и мы приехали его предупредить. Бегите!

Кастро растворился в толпе. Борис бросился ко входу в дом, находящемуся метрах в двадцати от ресторана. В холле шутила и громко разговаривала веселая толпа. Люди явно не были в курсе того, что произошло в «Сертао». Борис обратился к ним:

– Простите меня, пожалуйста. Вы не видели, отсюда не выходил унтер-офицер флота?

Люди переглянулись и отрицательно закачали головами.

– Мы ничего такого не видели, – ответил с сильным акцентом один из стоявших, вероятно, янки.

– Может быть, вы здесь не очень давно? Может, только что спустились?

Он рассмеялся. Некоторые посмотрели на часы.

– Мы тут стоим, наверное, минут двадцать. Мы ждем одну подружку, которая прихорашивается...

– Мы видели, как проходили люди, – добавил кто-то, – но никого похожего на унтер-офицера флота не было.

– Спасибо, – сказал Борис и бросился вверх по лестнице.

* * *

Энрике Сагарра не отставал от Бориса Данилова ни на шаг с того момента, как тот сел в машину Бенто Итикиры и уехал на ней с ипподрома. Сначала Борис Данилов вернулся к себе домой на руа до Пассейо, где пробыл около получаса. Потом он вышел оттуда и направился в посольство. Затем он поужинал в чураскарии на Авенида Мем де Са, а выйдя оттуда, отправился в аэропорт Галеао.

Энрике видел, как Данилов разговаривал с Хосе Моаресом, а затем уехал на машине вместе с одним из пассажиров самолета, которого высадил в городе. После этого он занял наблюдательный пост на руа до Кортуме, куда через десять минут приехал Моарес.

Невидимый, Энрике присутствовал при всех фазах разворачивающейся на его глазах интриги и догадался о ее смысле. Ему бы очень хотелось расстроить планы Бориса, но что он мог сделать в одиночку, не зная конечного пункта экспедиции?

Он проследовал за машиной журналиста, которая ехала за такси Моареса. Он увидел, что Моарес отправился в «Сертао», а Борис, выйдя из машины, оставил своего спутника за рулем, но в ресторан не пошел.

Энрике никому не мог оставить руль, а тем более бросить машину посреди Авениды, движение по которой было очень оживленным. Ему пришлось искать место для парковки.

Вернувшись к ресторану, Энрике совершенно неожиданным образом был «введен» в курс происшедших без него событий. Ему просто повезло. Минуту-другую он постоял, осматриваясь, и увидел журналиста. Данилов остановился практически рядом с Энрике, проинструктировал своего сотрудника и отправился в подъезд соседнего дома.

Вот так Сагарра, как ни в чем ни бывало выслушавший инструкции, отданные Борисом Кастро, и узнал, что моряк, прикончив Моареса, возможно, удрал внутрь дома. Энрике не смог удержаться от улыбки при мысли, что журналист, конечно, хотел не этого.

Дождавшись ухода Кастро, Сагарра с самым естественным видом, не торопясь, прошелся перед входом в дом. Борис разговаривал с группой людей. Энрике остановился недалеко от них, потом спокойно вернулся назад. На тротуаре была такая толпа, что его хождения туда-сюда мало отличались от перемещений остальных.

Сагарра увидел, что Борис побежал вверх по лестнице, и решил последовать за ним. С непринужденным видом он вошел в холл, серьезно поздоровался с группой, продолжавшей веселиться, и начал подниматься.

Гибкий и бесшумный, как кошка, он двигался, прижимаясь к стене. В этом случае его нельзя было увидеть, перегнувшись через перила. Он не знал, какое точно расстояние отделяет его от противника, но полагал, что этажа полтора – два. Сагарра решил, что высокий блондин не знает, куда идет; в противном случае он поднялся бы на лифте.

Энрике был уже на пятом этаже, когда услышал сильный голос внизу:

– Полиция! Никому не двигаться! Как долго вы здесь находитесь?

Энрике подумал, что правильно сделал, пойдя за журналистом, не раздумывая и не теряя времени. Этажом выше он услышал тот же голос, прокричавший приказ:

– Обыщите все квартиры одну за другой. Будьте осторожны: он может быть вооружен!

Обыскать все квартиры? Им будет непросто. В эту ночь мало людей сидели по домам. Если Рождество – семейный праздник, Новый Год обычно встречают вне дома. А в этом здании жили не нищие.

По дороге Энрике внимательно осматривал каждую дверь. Возможно, беглец взломал замок, чтобы найти себе иллюзорное убежище...

К десятому этажу топот внизу стал тише; он услышал слабый шум шагов поднимающегося впереди него. Звук был почти не слышен, но Энрике и этого было достаточно...

Он поднялся на верхний, пятнадцатый этаж, осторожно выглянул на площадку и вдруг заметил спину журналиста, медленно выходившего на крышу.

Пальцы Энрике убрали со лба непокорную прядь. Через большую стеклянную дверь свет с площадки попадал на плоскую крышу и ярко освещал ее. В этих условиях невозможно выйти, не подвергаясь большому риску быть замеченным.

Свет шел от электрических ламп, висевших по обеим сторонам площадки. Удача. Энрике достал носовой платок, накинул его, чтобы не обжечь пальцы, на лампочку и вывинтил ее, а потом и еще одну. Яркость освещения уменьшилась наполовину.

Он подошел к углу площадки, заметил дальше в тени спину остановившегося противника, быстро пересек опасную зону и вывинтил лампочки с другой стороны.

Блеклый свет еще шел с последнего этажа, но, приняв некоторые предосторожности, Энрике мог надеяться остаться незамеченным.

Борис обернулся, чтобы посмотреть назад. Его заинтересовало, почему погас свет. Пригнувшись, Энрике следил за ним одним глазом, зная, что небольшая часть его лица, высунувшаяся из-за стены, не может быть замечена с такого расстояния. Зато массивная фигура Бориса четко выделялась на более светлом фоне неба, красневшем от огней города.

Когда Борис двинулся вперед, Энрике открыл дверь и выскользнул на крышу очень быстро и бесшумно. Он тут же побежал налево вдоль широких окон квартир, закрытых в данный момент опущенными ставнями.

Вдруг он услышал умышленно приглушенный голос, звавший:

– Карлос!.. Карлос!.. Это я, Борис...

Энрике сказал себе, что «Карлос», очевидно, псевдоним, данный Бенто Итикире сетью, использовавшей его. По-прежнему пригнувшись, чтобы остальные не могли увидеть его фигуру над барьером, окружавшим крышу, Энрике направился к месту, откуда шел голос.

Он двигался с удивительной гибкостью, без малейшего шума, несмотря на гравий, которым в этом месте была посыпана крыша. В диверсионной школе, где он учился – уже довольно много лет назад – Энрике всегда был лучшим в упражнении по бесшумному приближению. Ни разу ни один из добровольных часовых не обнаружил его присутствие раньше, чем оказался в беспомощном состоянии, прижатым к земле. Вообще это целое искусство. Недостаточно абсолютно бесшумно двигаться. В подобные моменты Энрике старался ни о чем не думать, убежденный, что волны, излучаемые мозгом, особенно враждебные, могут насторожить противника. Особенно того, в ком привычка к постоянной опасности почти всегда развивала особую восприимчивость.

Дистанция быстро сокращалась. Борис остановился, вглядываясь в лес цементных труб, возвышавшийся в этой части огромной плоской крыши. Он снова позвал, приглушая голос:

– Карлос!.. Это я, Борис!.. Я знаю, что вы здесь. Внизу полиция. Она придет с минуты на минуту. Я могу вам помочь, Карлос!

Вдруг Энрике увидел какое-то движение у подножья одной из труб. Бенто Итикира вставал, отвечая на призывы Бориса.

– Я здесь.

Борис шумно вздохнул, как будто с него упал большой груз, и подбежал к моряку.

– Мне очень жаль, – начал он, сняв аппарат со вспышкой и положив его на подставку трубы. – Этот тип проскользнул у нас сквозь пальцы. Вы мне сказали, что он поплывет на пароходе, а он полетел самолетом. Я приехал предупредить вас, но было уже слишком поздно...

Бенто Итикира все еще был не в себе.

– Я убил его, – ответил он странным голосом. – Или он, или я...

Борис схватил его и встряхнул.

– Я спасу вас, Карлос. Я помогу вам. Вы уедете за границу, Марианна приедет к вам позже.

Бенто Итикира выглядел полной тряпкой. Драма, произошедшая в тот момент, когда он переживал чудесный сон, что-то в нем надломила. Борис взял его под руку.

– Подойдите сюда, – сказал он. – Посмотрите.

Он подвел его к краю крыши, нависавшей над Авенидой. Энрике догадался, что сейчас должно было произойти. Иной конец был невозможен, это входило в правила игры. Борис не мог допустить, чтобы его сеть подверглась угрозе из-за ареста агента, который явно не был героем. Энрике хотелось бы спасти моряка, но он сам не был чист в этом деле, а потому не рискнул впутаться, не зная, что конкретно известно унтер-офицеру. Бразильцы неплохие ребята, но им не очень понравится деятельность Энрике, если они о ней узнают...

Бесшумно, все так же пригнувшись, Энрике скользнул к месту, откуда только что ушли эти двое, и схватил фотоаппарат...

Борис Данилов подвел моряка к барьеру, не переставая бросать частые взгляды на стеклянную дверь с лестницы, откуда, как он ожидал, в любую секунду могли выскочить полицейские. Это был вопрос времени, может быть секунд...

– Посмотрите, – повторил он. – Потом я вам объясню...

Бенто Итикира позволил подвести себя к краю. Он подошел к цементному заграждению, не превышавшему метра в высоту. Великолепное зрелище. Над аэропортом Сантос Дюмон кружил самолет. Бенто Итикира повернулся и увидел освещенного Христа на вершине Корковадо. Неожиданно он ощутил в себе желание помолиться, но он забыл слова, которые нужно говорить.

– Посмотрите вниз, – велел Борис, заставляя его повернуться.

Бенто сделал то, о чем его попросили, наилучшим образом; он наклонился над барьером и посмотрел вниз. Там, глубоко внизу, как в пропасти, была Авенида, запруженная автомобилями, с полными народу мозаичными тротуарами. Он спросил себя, что же ему хочет показать Борис.

Журналист бросил последний взгляд в направлении лестницы, потом со всей быстротой, на которую был способен, нагнулся, схватил руками лодыжки моряка и сбросил его с крыши.

Ослепительная вспышка застала его посреди операции, когда его поднятые руки еще не отпустили ног жертвы, которую он столкнул в пустоту. Жуткий, нечеловеческий крик, превратившийся в бесконечный вой, внезапно оборвался. Снизу до крыши поднялось эхо глухого удара, потом испуганный вопль толпы...

Борис Данилов услышал это, не обратив ни малейшего внимания. Сразу после неожиданной молнии, в которой он узнал вспышку фотоаппарата, он резко обернулся, но ничего не увидел. Задыхаясь, с безумно бьющимся сердцем, он стоял, опираясь обеими руками на заграждение, настороженно вглядываясь в темную зону между трубами, расстилавшуюся перед ним...

Он был готов ко всему, но ничего не произошло. «Интересно, вместо того, чтобы помешать сбросить моряка с крыши, его фотографируют. Зачем? Чтобы шантажировать?» – задавал он себе вопросы.

Он спросил громко, но не очень уверенным голосом:

– Кто здесь?

Никакого ответа. Полная тишина. Он сделал шаг вперед, сильно встревоженный... В эту секунду с лестницы на крышу выскочила шумная группа. Торопливо бросив последний взгляд по сторонам, Борис Данилов направился к только что вошедшим. Это были полицейские и журналисты. Он представился, показав карточку иностранного корреспондента.

– Мне очень жаль, – сказал он. – Я попытался его удержать, но он бросился вниз прежде, чем я успел до него добежать. Он потерял голову.

Галдя, журналисты и полицейские подошли к заграждению, чтобы посмотреть на толпу, собравшуюся внизу возле тела. Они громко разговаривали и не обращали внимания на Бориса Данилова, который воспользовался этим, чтобы вернуться к месту, где оставил свой фотоаппарат и вспышку.

Он их не нашел, посмотрел вокруг соседних труб и вдруг понял.

– Вы что-то потеряли?

Он резко обернулся. Это был полицейский в форме.

– Нет, – ответил он.

– Вы можете нам показать точно то место, откуда он спрыгнул? – спросил полицейский.

– Охотно.

В последний раз посмотрев вокруг себя, но так ничего и не увидев, Данилов пошел к ограждению. Полицейский двинулся за ним. По лестнице поднялись новые люди, и теперь на крыше было достаточно много народу, для того, чтобы тот, кто, вероятно, поздравлял себя с самым сенсационным снимком за свою жизнь, мог затеряться в толпе...

Внизу, недалеко от входа в дом, неподвижно, словно изваяние, стояла красивая женщина, тупо и бессмысленно уставившись на большое тело унтер-офицера флота, разбившееся о мозаичный тротуар. Это была Марианна Моарес, оглушенная и потрясенная неожиданным поворотом судьбы, так стремительно и так грубо разрушившей этой смертью ее счастье, потерянное почти сразу же после того, как оно было обретено...

Полицейские положили труп на носилки и задвинули его в «скорую». Там уже находился труп Хосе Моареса. Марианна подошла к машине. Ни единого взгляда не бросила она на останки своего мужа; она видела только любовника. Он был в ней, она чувствовала его в своей плоти и крови. Ей казалось, что его губы ласкали ее; она слышала его шепот: «Все началось в рождественскую ночь, не забывай этого». Слишком долго сдерживаемое ею рыдание поднялось к горлу. Она бросилась к открытому кузову «скорой», поглотившему ее любимого.

– Рождественская ночь!.. О, мой дорогой! Мой дорогой!

Полицейские остановили ее и осторожно увели. «Скорая» уехала, увозя обоих – мужа и любовника, соединенных последним путешествием. Никто и не подумал, что предсказание в отношении Хосе Моареса исполнилось, правда, несколько неожиданным образом: роковым для него стал ресторан «Сертао»...

Эпилог

Энрике Сагарра перешагнул порог посольства совершенно спокойно, без малейшего неприятного предчувствия. Он часто играл неизмеримо более опасные партии, чем эта. Его ждали и сразу провели в один из кабинетов на втором этаже. Там уже находились два человека, один из них, он сидел за рабочим столом, был ему совершенно незнаком.

Чувствуя себя непринужденно, Энрике поклонился и сказал с улыбкой, в которой не ощущалось даже и тени иронии, она была простой и сердечной:

– Я уже имею честь знать господина... Бориса, но вот...

Дипломат слегка приподнялся со своего кресла и представился:

– Данила Монин.

Энрике поклонился.

– Очень приятно, – ответил он.

Все сели. Энрике очень элегантно, предварительно пригладив стрелку на брюках, закинул ногу на ногу.

– Мы вас слушаем, господин... Гимера.

Энрике улыбнулся дипломату.

– Я буду краток, – уверил он. – Я не мог это объяснить по телефону, но вы, несомненно, поняли, о чем идет речь?

Эти двое даже не пошевелились. Они казались спокойными и мало интересующимися происходящим. «Хорошие игроки», – подумал Энрике и продолжил:

– Мне очень повезло: я оказался на крыше в тот самый момент, когда господин... Борис слегка помог тому моряку сделать большой прыжок. Мне везло и дальше. Я запечатлел на пленку этот... памятный момент, причем с помощью аппарата, который господин... Борис почему-то ненадолго оставил, видимо, для большего удобства. Мне кажется, что эта фотография может произвести большую сенсацию... Я точно знаю, что одно крупное агентство печати предложит мне за нее кругленькую сумму... Я уж не говорю о том, что фото очень заинтересует полицию.

Двое мужчин спокойно слушали, но не больше того. Не смущаясь, Энрике продолжил тем же легким тоном:

– Господин... Борис, если мои сведения точны, работает на одно из самых известных международных агентств печати, и я подумал, что было бы честно оставить за ним приоритет и эксклюзивное право на публикацию фотографии.

Данила Монин спросил безразличным тоном:

– Мы можем ее увидеть?

Улыбка Энрике стала шире.

– Я подумал, что сначала нам лучше договориться в принципе.

Данила Монин заметил по-прежнему нейтральным тоном:

– Вы не лишены храбрости. А подумали ли, что вполне можете не выйти из этого здания живым?

Энрике сохранил улыбку.

– Да, конечно. Прежде чем прийти сюда, я оставил эту вещь в руках поверенного, которому велел отнести ее в полицию вместе с некоторыми необходимыми уточнениями, если я не подам признаков жизни через час.

Дипломат одобрил медленным наклоном головы.

– Прекрасно, – сказал он. – И во сколько вы оцениваете... ту вещь?

Энрике без колебаний ответил:

– В миллион крузейро.

Данила Монин иронично улыбнулся.

– Черт возьми! У вас большой размах!

– Что вы хотите... Я люблю деньги.

Дипломат принялся играть карандашом.

– Я это вижу. Но понимаете, господин... Гимера, агентство, в котором работает господин Борис, никогда не покупает фотографии в подобных обстоятельствах. Со снимков очень легко сделать копии, которые могут появиться затем в тот или иной подходящий момент...

Энрике поднял руку, успокаивая его.

– Я об этом подумал. Пленка не проявлена и по-прежнему находится в аппарате. Так что...

Вдруг Борис Данилов громко расхохотался. Монин тоже откровенно заулыбался, и Энрике вдруг почувствовал себя очень неуютно. Что-то шло не так, а он не знал, что. Немного успокоившись, журналист заговорил впервые с начала разговора:

– В действительности вам вовсе не так уж и повезло, как вы почему-то считаете, господин... Гимера. Я бы даже сказал, что вам очень не повезло. Ведь дело в том, что в моем аппарате не было пленки.

Энрике перестал улыбаться и почувствовал, что бледнеет. Каким бы хладнокровием ты ни обладал, выносить такие удары тяжело.

– Не было пленки?

– Нет, – объяснил Борис. – Аппарат со вспышкой в тот момент были для меня всего лишь камуфляжем, и я не счел нужным его заряжать. Поэтому-то нас так развеселила ваша история.

Теперь Энрике понимал, почему журналист не слишком-то трудился, чтобы найти свой фотоаппарат, когда понял, что он исчез. Данила Монин уверил очень светским тоном:

– В любом случае, господин Гимера, мы были очень счастливы познакомиться с вами.

Энрике тихо поднялся, поклонился дипломату и ответил слегка севшим, глуховатым голосом:

– Мне тоже было очень приятно. Простите, мне кажется, я заставил вас зря потерять время.

Он повернулся на каблуках и с большим достоинством направился к двери. Его визави не произнесли ни слова. Энрике взялся за ручку и повернул ее... Дверь была заперта на ключ. На мгновение он перестал дышать, слушая удары своего сердца. Ловушка... Он сам ведь бросился в нее очертя голову. Сагарра медленно, с улыбкой на губах, повернулся, но его черные глаза были холодны и жестки, как металл.

– Займите свое место, господин Гимера, – любезно пригласил дипломат. – Нам нужно поговорить.

Энрике стал дышать свободнее, сердцебиение вернулось в почти нормальный ритм. Он ожидал, что они выхватят пистолеты... Дипломат подождал, пока он снова сядет, и продолжил:

– Итак, вы любите деньги, господин Гимера?

– Да, из-за удовольствий, которые могу на них купить.

– Тогда мы, может быть, сумеем договориться.

Энрике сделал неопределенный жест, который мог означать многое. Борис Данилов спросил обычным тоном:

– Это вы свели счеты с Перо Кабралем, не так ли?

Энрике состроил осуждающую гримасу.

– Давайте не будем придираться друг к другу и сводить счеты по мелочам, – упрекнул он. – Вы сами пытались убрать меня.

– Мы вас ни в чем не упрекаем, – ответил Монин. – Не сомневаюсь, что вы только выполняли приказы. Тем не менее остается фактом, что из-за вас мы потеряли двух своих агентов из числа самых лучших. Вы, конечно, не сможете заменить моряка, но... Перо Кабраля?

Энрике почувствовал, что в нем что-то напряглось. Они просто-напросто предлагали ему классическую сделку; у него не было выбора, и они это отлично знали. Борис спросил:

– Кто погиб вместо вас на Такваре?

– Агент, постоянно живущий в этой стране, его дали мне для контакта.

Монин оценил:

– А вы хитрец!

– Какие приказы вы получили сейчас? – продолжал Борис.

Энрике ухватился за представившуюся возможность – надо было им немного помочь.

– Я проинформировал начальство, что с резидентом произошел несчастный случай, и предложил себя в качестве замены. Мое прекрасное знание бразилейро, несомненно, побудит их согласиться. Мне очень нравится Рио...

Монин продолжал играть со своим карандашом.

– Это не исключено, – сказал он. – Поймите: существуют два решения. Или мы вас ликвидируем, на что имеем право, принимая во внимание сложившиеся обстоятельства. Или вы согласитесь сотрудничать, и мы позволим вам жить в Рио, как вы того желаете.

Энрике поморщился.

– Этот вид спорта оказался не слишком удачным для Кабраля.

Монин улыбнулся.

– Конечно. Но позвольте мне сказать вам две вещи: во-первых, у вас нет выбора... а потом, вы мне кажетесь гораздо хитрее Кабраля.

Энрике заерзал на стуле.

– Мне очень нравится атмосфера откровенности, в которой происходит эта беседа.

Борис тихо засмеялся.

– Это приятно, не так ли?

Монин добавил:

– Умные люди всегда могут договориться. Чтобы помочь вам принять решение, уточню, что мы можем платить вам пятнадцать тысяч крузейро в месяц. Сейчас нам достаточно прийти к принципиальному соглашению, а детали мы обсудим потом...

Энрике вздохнул:

– Пятнадцать тысяч крузейро в месяц и жизнь в Рио. Вы меня искушаете...

– Ну что? – спросил Монин. – Вы согласны?

Энрике спокойно закурил сигарету, прежде чем ответить:

– Конечно. Вы же сами сказали: у меня нет выбора.