/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic

Волшебные мантры

Жанна Светлова

Интересная жизнь девочки, девушки, женщины.

Жанна СВЕТЛОВА

ВОЛШЕБНЫЕ МАНТРЫ

Повезло Веруне в жизни. Судьба, наконец, повернулась к ней лицом. Вот уже семь лет прошло с тех пор, как началась ее новая, прекрасная жизнь, а она до сих пор не верила в реальность происходящего.

Раньше Вера жила в славном городе Туле, в старом, полуразвалившемся доме, построенном триста лет назад ее предками. Жила она с пьяницей-матерью, кое-как перебиваясь на скромную зарплату нянечки в областной больнице. Было ей в то время 17 лет, и ничего хорошего в жизни она не видела.

Смутно помнила отца, который погиб на шахте, когда ей было четыре года, и бабушку, пережившую сына всего на три года, но успевшую отвести внучку в первый раз в школу. В том же году бабушка и умерла. Мама же Веры, любившая своего мужа и свекровь, стала пить с горя, потеряла работу, и в доме часто даже сухаря не было.

Бедная девочка училась плохо. Все ее мысли были сосредоточены на поиске пищи. И после седьмого класса Веруня устроилась нянечкой в больницу. Кормилась там сама и кое-как кормила мать.

Однажды в их отделение привезли ракового больного. Мужчине и было-то всего тридцать лет, но он умирал и уже почти не вставал. Боли в животе у него были страшные. Звали его Сергеем. Он был совершенно одинок, так как полгода назад потерял жену и сына, попавших в аварию. Видимо не смог он пережить этого горя. И вот теперь умирал.

Веруня не отходила от него. Ей было его безумно жалко. Каждый день, убрав палаты и коридор, она садилась у его постели и клала руки ему на живот. И странное дело, боли у Сергея проходили, и он блаженно засыпал, окунаясь в какое-то солнечное золотое тепло. Стоило Верочке отойти, и он тут же просыпался, стонал, метался. Он почти ничего не ел. Веруня с ложечки кормила его кашей. Денег купить ему что-то более вкусное у нее не было.

В тот день, придя домой, она застала мать трезвой и рассказала ей о больном. Мать ее было женщиной очень доброй, а тут вдруг вспомнила, что бабушка держала какое-то средство от рака. Они вместе с Веруней спустились в погреб и в дальнем углу за пустыми мешками из-под картошки нашли грязную закупоренную бутылку с мутной жидкостью.

Поднявшись в комнату, Вера протерла бутылку, а мать попробовала ее содержимое. И сразу уснула. Тогда Верочка отлила в пузырек немного содержимого бутылки и отправилась на работу. Она решила попробовать добавлять снадобье в чай Сергею. Он был приговорен врачами, и она подумала, что хуже уж не будет.

Войдя в его палату, девушка увидела черное, исхудавшее лицо и прочла в глазах больного невероятную муку. Он слабо улыбнулся ей, а она стала его кормить. Сергей съел две ложки манной каши и уже не мог открывать рот. Он закрыл глаза. Верочка налила чайную ложку снадобья в чай и насильно выпоила его Сергею. Затем, как всегда, расположилась у его кровати и положила руки на живот больного.

Через минуту она почувствовала, как он расслабился и, взглянув на него, увидела, что он спит спокойным сном. Лицо его просветлело, и капельки пота выступили на лбу. Верочка вытерла их своим платком и просидела у его постели больше двух часов.

Он лежал в палате один. Ее это удивляло. В больнице не было свободных мест, а у него была отдельная палата. Конечно, это было удобно и давало возможность облегчить его страдания. Лечащий врач об этом знал и разрешал Веруне сидеть возле своего друга – так он называл Сергея.

Перед уходом Верочка приготовила еще чашку чая для больного с бабушкиным эликсиром. Ее порадовало, что Сергей спал, даже когда она занялась приготовлением чая, убрав руки с больного места. Обычно он просыпался сразу и начинал мучиться болью.

Видя такое улучшение, она спокойно прибрала его палату, сходила за обедом и стала ждать его пробуждения. Заглянувший Иван Васильевич – лечащий врач на слова Веры, что больной спит, а обед стынет, распорядился Сергея не будить.

– Разогреешь ему еду в моей микроволновке, – сказал он (печка была принесена в кабинет врача, так как был он холостяком и почти все время проводил в больнице).

Убедившись, что Сергей спит крепко и даже немного порозовел, Верочка быстро сбегала домой, проведать мать. К ее удивлению, та тоже спала и не в тяжелом пьяном дурмане, а как бы легко и сладко. Подивившись всему происходящему, девушка съела черного хлеба с сахаром и выпила чашку чая, быстро приготовила суп для мамы и побежала в больницу.

Сергей все спал, спокойно и глубоко. Верочка взяла книгу и уселась напротив больного. Незаметно она и сама задремала, а когда очнулась, был уже глубокий вечер. Она почувствовала на себе взгляд и подняла глаза. Сергей слабо улыбнулся и чуть слышно сказал:

– Спасибо Вам, Верочка. У меня в тумбочке в портмоне лежат деньги. Возьмите их себе и, если можно, приготовьте для меня куриного бульона.

Он хотел еще что-то сказать, но все силы ушли на сказанное, и он закрыл глаза.

Верочка открыла кошелек и увидела там много, по ее меркам даже очень много денег. Она насчитала тридцать пять тысяч рублей и пятьсот долларов. Видимо, все свои сбережения он захватил сюда, решила Верочка.

Мысленно подсчитав необходимые расходы, она взяла пять тысяч рублей и побежала в магазин. Накупив курицу, творога, сметаны, фруктов, овощей, масла, свежих булок, она занесла все это богатство домой и принялась за готовку.

Мама все спала. Дочь приготовила бульон, заварила чай (впервые в жизни она купила какую-то невероятно дорогую банку чая) и, провернув фарш, сделала десяток котлет.

От запаха вкусной еды проснулась мать. Веруня покормила ее, не забыв капнуть в чашку эликсира из бабушкиной бутылки. Мать, которая тоже почти ничего не ела в последнее время, с удовольствием пообедала, поцеловала дочь и снова задремала. А Верочка, собрав еду, помчалась к Сергею.

Впервые за два месяца он с удовольствием поел. На его лбу опять выступил пот. После чая с эликсиром он расслабился и нежно поцеловал ее руку. Девушка была растрогана до слез. Про такое она читала только в книгах.

Зашедший проведать больного Иван Васильевич, нашел, что тому несколько лучше, и пошутил, что скоро будет использовать Верочкин «дар», он так и сказал – «дар» – для лечения всех больных.

– Боюсь, меня одной на всех не хватит, – ответила девушка и только тут поняла, как же она сегодня устала.

Было уже одиннадцать часов вечера, и она еле доплелась домой. Как следует, наевшись за все последние годы своей жизни, с плотно набитым желудком она уснула, как мертвая.

Однако уже с первыми лучами солнца была на ногах и чувствовала себя на подъеме. У нее появилась, наконец, надежда, что она сможет вылечить мать. Веруня приготовила ей завтрак, не забыв о чудодейственных каплях и спрятав, на всякий случай, бутылку в печную трубу – от греха подальше. Мама позавтракала вместе с ней, выпила чай и, сославшись на ужасную слабость, снова легла в постель.

В палате Сергея Верочку ожидал сюрприз. Сергей сидел на высоко поднятых подушках и с нетерпением ждал ее. Он смущенно сообщил ей, что боль стала значительно тише, и он умирает от голода. Вера принесла ему омлет и салат, чай и булку с маслом. Он съем все. Затем опять взял ее руку, поцеловал, заглянул Вере в глаза и потребовал, чтобы она забрала все деньги и, если ее не затруднит, готовила ему еду сама.

Верочка согласилась. Положив руки ему на больное место, она посидела в палате более двух часов, а потом помчалась покупать продукты и готовить еду. Благо, что врач, удивленный и обрадованный такой метаморфозой, происшедшей с его другом, был не только не против Верочкиной помощи, а даже просил ее об этом. На удивление всем Сергей встал, самостоятельно походил по палате, почитал и сейчас, выпив чая с каплями, о которых знала лишь Веруня, вновь спал, набираясь сил.

Через две недели Сергей выздоровел. У него не находили даже признаков бывшей опухоли. Выздоровела и мать Веруни, на дух не перенося даже запах спиртного. Это было чудо, посланное ей любящей бабушкой. Так считала Верочка.

И в одно мгновение ее жизнь сказочно изменилась. Сергей сделал ей предложение стать его женой, еще не выписавшись из больницы. Он имел крупное туристическое агентство, и денег на содержание семьи у него вполне хватало. Верочка с радостью приняла его предложение.

Через год у них родился сын. Назвали его Андреем в честь Верочкиного отца. Теперь она жила в пятикомнатной квартире в центре города с мужем, с сыном и с мамой, которая души не чаяла во внуке и проводила с ним все свое время. Андрюша бабушку обожал. Он не ложился без нее спать, не мог без нее есть. У них была настоящая дружба, и они постоянно о чем-то шептались.

За время замужества Верочка закончила школу и трехгодичный колледж и теперь работала в дизайнерской мастерской. Ее считали одним из перспективнейших специалистов. Но не было дня, чтобы бывшая нянечка не дивилась и не радовалась повороту своей судьбы. Она постоянно благодарила Бога за то, что он одарил ее своим вниманием.

Новая жизнь сделала ее невероятно привлекательной. В ней сочетались чисто русская красота, застенчивость и отзывчивость с европейской изысканностью и шармом. Сергей боготворил свою семью.

Сегодня, уезжая на работу, они пообещали сыну и бабушке, что вернутся пораньше и все вместе поедут на дачу. С утра Анастасия Владимировна – так звали маму Веры – отправилась с внуком на прогулку. Обычно к часу дня они всегда были дома, она кормила внука обедам и укладывала на два часа на отдых.

На часах было уже 14.30, а телефон не отвечал, и удивленная и озабоченная Верочка, отпросившись у начальника, пораньше поехала домой. На душе было неспокойно. Всю дорогу она гадала, что могло случиться.

А случилось невероятное. Анастасия Владимировна сидела на лавочке у песочницы, где Андрюша сооружал замок. Замок получался прекрасный – из сырого песка после дождя строение лепилось без труда. Бабушка присела рядом с внуком и стала помогать сооружать ров вокруг замка, когда земля под ними неожиданно разошлась, и два незадачливых архитектора рухнули в бездну в прямом смысле этого слова.

В это невозможно было поверить, но они летели по какому-то странному тоннелю, схватившись за руки и замирая от страха. Казалось, этому полету не будет конца. Темнота, окружавшая их, давила на психику не меньше скорости полета.

Но все когда-нибудь кончается, и через какое-то время они начали различать друг друга. А вскоре упали в мягкую, душистую капну сена. От пережитого ужаса они не могли произнести ни слова и руки, сомкнутые замком никак не расцеплялись. Они смотрели друг на друга совершенно обезумевшими глазами. На минуту бабушка закрыла глаза, и Андрей, испугавшись, что она умерла, заорал нечеловеческим голосом:

– Нет!!!!!!!!!!!!!

Анастасия Владимировна, с трудом разомкнув их руки, обняла внука и прижала его к себе. Она боялась смотреть вокруг. Ее охватил дикий ужас. Но прикосновение этого маленького комочка, ее кровиночки, трепетание его сердечка, постепенно приводило ее в чувство. Малыш тоже заметно успокоился.

Тогда, собравшись с силами, пожилая женщина села и осмотрелась вокруг. Копна сена, на которую они приземлились, явное творение рук человеческих, находилась на огромной поляне, окруженной со всех сторон лесом. Ни какого присутствия людей поблизости не наблюдалось.

Мальчик тоже сел и стал с интересом рассматривать окружавший их пейзаж.

– Давай попробуем с этой кучи слезть? – предложил он бабушке.

Она согласилась, и они потихоньку стали съезжать на пятой точке с копны. Очутившись под ней и встав на ноги, они увидели тропинку и, взявшись за руки, зашагали по ней. Тропинка привела их к ограде старинного кладбища, на плитах которого были сделаны надписи на непонятном языке.

Они брели по кладбищу между плитами и не видели конца этого мира мертвых. Однако, судя по ухоженности могил и чистоте тропинок, живые существа должны были обитать где-то недалеко.

Вдруг одна плита привлекла внимание Андрея. Она была изумрудного цвета, и надписи на ней представляли целые письмена. Мальчик зачарованно смотрел на плиту, потом наклонился и провел по ней рукой. Плита пришла в движение – она вдруг поехала влево, открыв тайник под собой. В нем лежали какие-то пергаментные свитки, и бабушка строго настрого приказала внуку не трогать их. Но мальчик был очень заинтересован. Он почувствовал сказочную тайну, хранящуюся в свитках. И стоило бабушке отвернуться на минуту, как он тут же взял свитки и спрятал их за пазуху. Плита встала на место, прикрыв пустой тайник.

– Как же нам выбраться отсюда, внучек? – с тревогой спросила бабушка. – Неужели мне предстоит расплатиться за свои грехи таким ужасным образом, погубив любимого внука? Ох, Господи, грехи наши тяжкие, – вздохнула она и, взяв внука за руку, повела его через кладбище.

На сей раз они увидели ворота, через которые просматривался какой-то хутор. Возле ограды они встретили первого живого человека. Им оказался очень дряхлый дед. Он был так стар, что, казалось, рассыплется от дуновения слабого ветерка. Дед пошевелил губами, не произнося ни звука, но мальчик услышал его вопрос:

– Ты взял пергамент, внучок?

Андрей кивнул деду в знак согласия.

– Слава Всевышнему, а то я заждался тебя, теперь могу спокойно уйти, – и прямо на глазах изумленных путников дед рассыпался в прах.

Бабуля икнула и начала падать. Маленький мальчик еле удержал ее от резкого падения, в результате чего она, хоть все-таки упала, но не ушиблась. Испугавшийся Андрей увидел перед собой струю воды и, быстро намочив носовой платок, обтер им лицо бабушки. Она застонала и открыла глаза.

Кое-как поднявшись и держась за внука, она пошла за ним по тропинке в лес. Кругом было полно земляники, и Андрюша с бабушкой вдоволь наелись ягод. Они уходили все дальше в лес и уже не видели ограды кладбища. Когда путники присели на поваленное дерево, бабушка уснула. Андрей достал из-за пазухи свитки и развернул их. Там были какие-то непонятные письмена. Мальчик вернул их в свой тайник за пазуху и тоже задремал.

Во сне к нему подошел дедушка – бабушкин муж, которого мальчик знал только по фотографиям. Он сказал, что Андрей теперь стал хранителем священный мантр, которые приведут его к богатству и славе.

– Но перед смертью, – сказал дедушка, – ты должен передать их доброму и светлому человеку, чтобы поток добра на земле не прервался.

Очнулись они в каком-то сквере. Бабушка рассказала Андрюше, что встретилась во сне с дедушкой, что он ждет ее и очень любит. Андрей же ничего не рассказал бабушке. Каким-то внутренним чутьем он понял, что это лишь его тайна.

Оглядевшись вокруг, бабушка вдруг заметила, что они сидят недалеко от своего дома, и они поспешили вернуться домой.

Дома Сергей и Веруня уже обзвонили все больницы, отделения милиции, скорую помощь. Верочка рыдала и никак не могла успокоиться. Анастасия Владимировна, обнимая ее, просила прощения, сама не зная за что.

В тот же вечер, устроившись в своем любимом кресле с вязанием, бабушка уснула. Родные не стали ее будить, а утром обнаружили, что она умерла с улыбкой на устах.

Через двадцать лет Андрей стал знаменитым киноактером и очень состоятельным человеком. Всю жизнь он хранил священный пергамент и, когда пришла пора уходить в мир иной, передал его своей внучке, которую все считали блаженной. Девушка была доброй и отзывчивой, очень похожей на Веруню.

Став обладательницей мантр, она прославилась своей религиозной деятельностью. Ее знал и ценил весь мир, и к ее мнению прислушивались правители самых великих держав. Она делал добрые дела, помогая людям, и получала со всех концов света признание и любовь.