/ Language: Русский / Genre:detective,

Пассажир И Его Негр

Жорж Сименон


Сименон Жорж

Пассажир и его негр

Жорж Сименон

Пассажир и его негр

Глава первая,

В КОТОРОЙ МАЛЕНЬКИЙ ДОКТОР, ПОПАВ НА РОСКОШНЫЙ ТЕПЛОХОД, СОВЕРШАЕТ ИНТЕРЕСНОЕ МОРСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В КРАЙ ЛЕСОРУБОВ, НЕ ПОКИДАЯ ПОРТА БОРДО

- Быть может, добавить льда?

- Чуть-чуть. Благодарю...

Доллан с трудом сохранял выдержку, не показывая виду, что временами готов рассмеяться им прямо в лицо. Не верилось, что он. Маленький доктор из Марсилии, в сером поношенном костюме, с небрежно завязанным галстуком и в старой шляпе, видавшей виды, сидит сейчас в салоне первого класса, стены которого обшиты красным деревом-Сидит, заложив ногу за ногу, удобно откинувшись в кресле, и попыхивает одной из тех гаванских сигар, что курят миллиардеры, а перед ним - стоит только протянуть руку - бокал виски со льдом.

Да, теплоход "Мартиник" стоял на якоре в порту, а не бороздил безбрежную гладь океана. Через иллюминаторы, в солнечной пыли, виднелись лишь набережные Бордо, а вместо грохота океанских валов, дыхания машин, плеска волн, бьющих о борт, слышался скрежет кранов, разгружавших судно.

Какое избранное общество окружало Маленького доктора, какие высокопоставленные лица оказывали ему внимание! Старый господин с бородкой, беспрерывно протирающий пенсне,-не кто иной, как администратор компании. Рослый молодцеватый человек с проседью, в белом мундире, украшенном галунами,-капитан парохода. Все прочие - офицеры, уполномоченный морского министерства и судовой врач.

А ведь еще несколько месяцев назад все эти господа обошлись бы с ним как с мальчишкой и, пожалуй, просто выставили бы за дверь. Но вот, совсем неожиданно, к нему пришло настоящее признание - он стяжал славу великого мастера по раскрытию тайн. Даже ворчунья Анна, его служанка, преисполнилась уважения, прочитав телеграмму:

НАСТОЯТЕЛЬНО ПРОСИМ ВАС НАЧАТЬ СРОЧНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ НА БОРТУ ТЕПЛОХОДА "МАРТИНИК" В ТОРГОВОМ ПОРТУ БОРДО ТОЧКА СОГЛАСОВАНО С ОФИЦИАЛЬНОЙ ПОЛИЦИЕЙ КОТОРАЯ ПРЕДОСТАВИТ ВАМ ВСЕ УДОБСТВА ТОЧКА ПРИНИМАЕМ ЗАРАНЕЕ ВСЕ ВАШИ УСЛОВИЯ.

Его маленький, в пять лошадиных сил, "ферблантин", покрытый пылью, стоял среди доков на набережной. Все эти господа были крайне удивлены и даже, казалось, разочарованы: "великий" детектив оказался молодым человеком лет тридцати, невзрачным, сухопарым и весьма скромно одетым.

Первым заговорил главный администратор компании:

- Драма, разыгравшаяся на борту парохода, доктор, окружена тайной и может принести большой ущерб компании, которую я представляю. С другой стороны, официальная полиция, вынужденная прибегать к некоторым, так сказать, научным методам, арестовала одну особу, а ее арест может принести нам еще больший ущерб.

Вот почему мы просим вас сделать все возможное, чтобы как можно скорее раскрыть истину. "Мартиник", как вам известно, совершает регулярные рейсы вдоль западного берега Африки - иначе говоря, курсирует между Бордо и Пуант-Нуар, заходя во все французские колониальные порты. Он прибыл этой ночью. По расписанию он должен отправиться в рейс через два дня, но, очевидно, власти задержат его в Бордо, если тайна не будет раскрыта. Весь личный состав корабля в вашем распоряжении.

Наша касса также. Мне остается только пожелать вам удачи и дружной работы вместе с этими господами.

И, довольный своим красноречием, господин с бородкой торжественно пожал руку Маленькому доктору и капитану, небрежно кивнул менее важным лицам и направился к лимузину, ожидавшему его у большого трапа.

- Опишите, пожалуйста, факты, капитан.

- Охотно... Начну с конца, то есть с событий этой ночи. По расписанию "Мартиник"

должен был пришвартоваться вчера, во вторник, около шести часов вечера. Сначала нас задержало довольно сильное волнение в Гасконском заливе. Затем, когда мы поднимались по Жиронде, разразилась сильная гроза. Видимость была плохая, и мы наткнулись на мель. Потеряв около трех часов, мы прибыли в Бордо, когда таможня уже была закрыта.

- Вы хотите сказать, что пассажиры не могли сойти на берег?

- Именно так... Они вынуждены были ждать утра.

- Простите... Сколько времени пассажиры находились на борту?

- Те, которые сели в Пуант-Нуаре,- три недели.

- Родственники и друзья ожидали их на пирсе?

- Совершенно верно... Так случается довольно часто. Излишне рассказывать, что всякий раз задержка раздражает пассажиров. По счастью, у нас всего двадцать пассажиров в первом классе. Ведь сентябрь - период отпусков - уже прошел...

- Таким образом, драма произошла уже здесь, на пирсе?

- Мне хотелось бы описать вам поточнее обстановку. Наступила ночь. Все пассажиры столпились на палубе, махали носовыми платками, любуясь освещенным городом, кричали в рупор, рассказывая своим близким о новостях. До прихода таможенного чиновника и санитарного представителя, которые явились сегодня в шесть утра, никто не имел права сойти на берег.

- И никто не сошел?

- Сойти было невозможно... Полиция порта и таможенники расставили охрану вдоль парохода. Представьте себе, что большинство пассажиров покинули Францию более трех лет назад, а некоторые - и все десять. Как я говорил, настроение у людей было не блестящее. Некоторые даже пытались улизнуть, но беглецов быстро водворяли на место. И вот тут-то Король, известный в Экваториальной Африке под именем Пополь, все уладил по-своему, крикнув: "Угощаю всех шампанским. Прошу в бар первого класса!"

- Извините,- негромко перебил его Маленький док-гор, словно примерный школьник.-Я незнаком с устройством таких великолепных пароходов. Где находится бар первого класса?

- На верхней палубе. Сейчас покажу. Большинство пассажиров предложение приняли.

Только некоторые отправились спать...

- Прежде чем продолжать, еще один вопрос: кто этот Кероль, по прозвищу Пополь?

Ответ прозвучал комично, ибо, не подумав, капитан выпалил:

- Труп.

- Позвольте... Ну, а до тех пор, пока он стал трупом?..

- Был кутилой, довольно известным как в Бордо, так и на Африканском побережье.

Он-так называемый лесоруб...

- Очень жаль, капитан, но как понимать: что такое лесоруб... Не простой же дровосек, надеюсь?

Офицеры улыбнулись. Но доктор не повел и глазом, как всегда сохраняя спокойный и невинный вид примерного мальчика.

- Лесорубы, как правило, предприимчивые и решительные ребята. Они добиваются от губернатора концессий на несколько миллионов гектаров в экваториальных лесах, часто расположенных на значительном расстоянии от центров. Забираются туда, вербуют рабочих среди местных жителей, отправляют их на рубку красного и черного дерева и тут же сплавляют его по реке на берег... И нередко за несколько лет такие лесорубы наживают миллионы...

- Так было и с вашим Пополем?

- Три-четыре раза он наживал миллионное богатство. Возвращался во Францию и за несколько месяцев все спускал... Вот один любопытный штрих: четыре года назад он вернулся в Бордо с полными карманами... Лил проливной дождь. Из кафе, что напротив театра, Пополь увидел дам в вечерних туалетах и мужчин во фраках. Ради забавы он нанял все экипажи, все такси, которые нашлись в Бордо... Составился длинный кортеж... И вот он едет во главе сотни экипажей мимо театра, а зрители тщетно пытаются знаками остановить такси... Пришлось несчастным возвращаться домой пешком под проливным дождем, а Пополь...

- Что же, он снова поехал в Габон?

- Да, и сейчас возвращался оттуда уже в четвертый раз, и опять богачом, по крайней мере, он так утверждал... Его сопровождал негр, которого он в шутку назвал "Виктор Гюго", громадный негр из племени банту. Пополь не желал походить на других. Вот потому-то он и снял для негра каюту первого класса, рядом с каютой люкс, которую занимал сам... Усаживал его за свой стол в столовой первого класса... Напрасно я старался его отговорить... "Я за все плачу, не так ли?-возражал Пополь.-Не станет же он плевать в блюда!"

- Где сейчас этот Виктор?

- Скрылся... Погодите, сейчас дойду и до этого. Кроме Пополя и его негра, на борту находились только люди солидные, в основном - чиновники с положением и даже один генерал. Разумеется, Пополь со своим негром никак не подходили к этой компании... Жаль, что вы его не знали... Конечно, он был грубоват... Видный был малый, лет сорока, рослый, скуластый, с дерзкими глазами, жизнерадостный. Он мог опустошить бутылку перно или пикона, не охмелев... Не переваривал чиновников и вечно над ними издевался. Он подсаживался к вам за стол без приглашения, заказывал выпивку для всех, рассказывал были и небылицы, хлопал собеседника по плечу, но был так обаятелен, что неприязнь к нему сразу рассеивалась. Ну, а женщины...

Тонкая улыбка скользнула по губам капитана: он взглянул на офицеров, потом продолжал:

- Не хотелось бы мне дурно отзываться о представительницах слабого пола, большим поклонником которого являюсь сам...

Маленький доктор уже заметил, что капитан неравнодушен к хорошеньким женщинам.

- Не знаю уж отчего-из-за жары или безделья, но вульгарные манеры Пополя некоторым дамам нравились.

- Не можете ли вы хотя бы назвать фамилии женщин, за которыми ухаживал Пополь? - спросил Маленький доктор.

- Прежде всего за красавицей Мендин, как ее называют в Браззавиле. Муж ее - администратор... Они вместе возвращались из полугодового отпуска.

- А что собой представляет мосье Мендин?

- Человек серьезный, даже мрачный, с утра до вечера дуется в бридж, проклинает все трапезы - ведь они мешают игре!..

- Кто еще?

- Конечно, мадемуазель Лардилье.

- Почему вы говорите - конечно?

- Потому что ее-то и арестовали...

- Опишите мне, как произошла драма.

- Возвращаюсь к прошлой ночи... Почти все пассажиры пили в баре...

- Мадам Мендин находилась там же?

- Да. Пришел и ее муж и уселся за бридж в углу вместе с генералом и еще двумя пассажирами.

- А мадемуазель Лардилье?

- Она тоже была там.

- А ее отец? Полагаю, что эта барышня путешествует не одна вдоль побережья Африки?

- Ее отец - Эрик Лардилье, владелец "торговых контор Лардилье", которые встретишь во всех портах Габона... Вы не знаете Африки? Тогда я уточню смысл слова "контора". Это огромные предприятия. В одной такой конторе продается и покупается все: местное сырье, машины, автомобили, продовольствие, одежда, инструменты, случается даже-пароходы и самолеты...

- Следовательно, у него большое состояние?

- Очень большое...

- Пополь и Эрик Лардилье были знакомы?

- Разумеется, они не могли не знать друг друга. Но я никогда не видел, чтобы они разговаривали... Лардилье выказывал пренебрежение к искателям приключений, которые, по его мнению, подрывают репутацию дельцов из колоний.

- Мосье Лардилье находился в баре?

- Нет. Он рано отправился спать.

- Теперь расскажите, пожалуйста, о самой сути драмы.

- В первом часу ночи Пополь оставил веселящееся общество, сказав, что тотчас же вернется. Казалось, он что-то позабыл в каюте...

- Негр был с ним?

- Нет. Негр, должно быть, был в каюте, укладывал чемоданы... Это меня наводит на мысль об одной детали, о которой я сейчас расскажу... Итак, Пополь сошел вниз. В это время один из стюардов - Жан Мишель, который находится на службе в компании долгие годы и пользуется полным доверием,шел по коридору мимо каюты Пополя.

Дверь была приоткрыта. Стюард машинально заглянул туда и увидел посреди каюты мадемуазель Лардилье. Она держала в руке револьвер... "Что вы делаете?" - кликнул он с ужасом и бросился в каюту. Дверь в ванную была также отворена. Он вошел туда... У самой ванны в луже крови лежало тело Поля Кероля, по прозвищу Пополь! Стюард сейчас же поднял тревогу. Первым подоспел доктор... и констатировал, что пассажир, получивший сквозное ранение в спину, умер сразу.

Ему пришла мысль обернуть револьвер в носовой платок, который мадемуазель Лардилье, оторопев, положила на стол... Я известил власти... Расследование началось немедленно, чтобы утром пассажиры могли покинуть пароход. Представляете себе, какую ночь мы провели!

- Ну, а негр? - допытывался Маленький доктор.

- Разыскать его не сумели. Таможенники и агенты не видели, как он сошел. Большая часть иллюминаторов была открыта из-за жары, и, возможно, он пролез через иллюминатор левого борта и добрался до набережной вплавь.

- Что же говорит мадемуазель Лардилье?

- Антуанетта...- начал было капитан и прикусил губу. Потом продолжал:-Мы с ней были добрыми друзьями... Вот почему я и назвал ее по имени... Ее допрашивали больше часа, но ничего не добились, кроме слов, которые я уже знаю наизусть:

"Я направлялась к себе в каюту за испанской шалью, так как становилось свежо, и, проходя мимо раскрытой двери мосье Кероля, была поражена, увидя на полу...

револьвер. Я его подняла и собралась позвать на помощь, как вдруг появился стюард... Больше я ничего не знаю... Я понятия не имела, что в ванной комнате лежит труп... Не было у меня никаких причин убивать мосье Кероля".

К несчастью,- вздохнул капитан,- на револьвере, которым был убит Пополь, были найдены отпечатки только ее пальцев. Вот копия с протокола допроса. Не угодно ли взглянуть?

"Вопрос. Постоянно ли вы встречались с мосье Королем во время путешествия?

Ответ. Как почти со всеми на корабле.

Вопрос. Свидетели утверждают, что вам случалось довольно поздно прогуливаться с ним по палубе.

Ответ. Я ложусь поздно. Иногда я действительно бывала на палубе с ним или с капитаном. Но ведь это еще не значит, что я убила мосье Кероля".

- Что вы на это скажете, капитан?

- Все это правда...

Маленький доктор снова углубился в чтение.

"Вопрос. Вы никого не встретили в коридоре?

Ответ. Никого.

Вопрос. Однако убийца не мог уйти далеко, ибо врач установил, что мосье Кероль только что испустил последний вздох.

Ответ. К сожалению, больше ничего не могу добавить. И отвечать больше не буду..."

- Еще немного виски? Пожалуйста... Итак, полиция задержала Антуанетту. Она арестована. Ее отец вне себя от ярости. Это крупный клиент компании, и он готов поднять на ноги всех экспортеров Бордо против нас... Мне-то и пришла в голову мысль, доктор, обратиться к вам, так как мне известны многие ваши расследования... Не думаю, что Антуанетта виновна... Убежден, что это дело выходит далеко за рамки обыкновенной любовной истории, и вот об этом-то я и хотел вам сказать. Должен вам заметить, что, сев на "Мартиник" в Либревиле, Пополь сразу же повел себя странно. Правда, он всегда был оригиналом и кутилой, пускал пыль в глаза, любил принимать эффектные позы... Но на этот раз, по-моему, он был чем-то взбудоражен. Он все время повторял: "У американских гангстеров хорошая личная охрана. Я тоже рискую и потому завел себе телохранителя". Говорил он и другое, особенно когда бывал в подпитии - а это случалось ежедневно. Вот, например, одна из фраз, которую я запомнил: "На этот раз мое богатство лежит не в банках, и я теперь спокоен: государственная казна не отнимет у меня половину, как в последний мой рейс во Францию..."

Маленький доктор, как всегда бесстрастный и вежливый, спросил:

- Вы догадались, на что он намекал?

- Нет... Примечательно, что он говорил о многих миллионах. Утверждал, что ему не придется больше возвращаться в Африку. Когда африканский берег исчез из виду, он воскликнул: "Прощай навсегда!" В другой раз он сказал (бармен Боб это услышал):

"Если приеду в Бордо живым, заделаюсь настоящим барином. И на этот раз - надолго!.."

- Полагаю, капитан, ваш Пополь не вез с собой миллионы в банковых билетах?

- Это невозгчожно! - оборвал капитан.- Где бы он добыл билеты на такую сумму?

Банк Либревиля не имеет в своем распоряжении таких сумм. Однако...

Тут в разговор вмешался судовой врач.

- У меня есть основание думать, что Пополь держал деньги при себе. Мне вспомнилась одна подробность. Случилось это после остановки в Большом Бассаме. В эту ночь он много пил - больше обычного. Утром пришел встревоженный ко мне в каюту: "Прослушайте меня, доктор. Сейчас, когда я обеспечен на всю жизнь, так глупо было бы..." И, обнажив грудь, пояснил: "Сегодня я почувствовал покалывание с левой стороны... Скажите, может быть, это болит сердце?" Я его разуверил... Он стал одеваться. Надевая полотняную куртку, он заметил на полу небольшой бумажник из крокодиловой кожи - бумажник выпал из его кармана... Он усмехнулся и быстро его поднял: "Шутки в сторону - чуть было не оставил свой капитал в вашей каюте... Дороговато за одну консультацию. Хотя вы, конечно, не могли бы это реализовать..." Впрочем, бумажник был плоский. Содержимое, видимо, было невелико.

- А вы рассказали об этом визите полиции? - спросил Маленький доктор с некоторой тревогой.

- Признаюсь, не подумал. Рассказ капитана натолкнул меня...

- Капитан, как единственный хозяин на борту, вы, конечно, присутствовали при осмотре трупа и при обыске каюты. Скажите, не заметили ли вы при этом бумажника, о котором идет речь?

- Нет. Я видел толстый кожаный портфель, набитый разными бумагами, и паспорт.

Ничего больше.

- Не знаете, где мадам Мендин проводит в Европе отпуск?

- В Аркашоне. У них там своя вилла.

- Благодарю. Полагаю, что во Франции мосье Лардилье живет в Бордо?

- На набережной Шортрон... Метрах в пятистах отсюда.

- Он сел в Либревиле?

- Нет... Главная его контора находится в Либревиле, но он сел вместе с дочерью в Порт-Жантиле.

- А Пополь знал, что Лардилье будет вашим пассажиром?

- Понятия не имею.

- Может быть, знает господин уполномоченный? Тут вступил в разговор сам уполномоченный:

- В первый же день мосье Кероль спросил меня, каких пассажиров мы берем, заходя в порты. Я ему показал список.

- А вы не заметили, как он отнесся к списку?

- Это было давно... Я никак не ожидал, что путешествие завершится трагедией.

Впрочем, я готов утверждать, хотя присягнуть не могу, что на губах у него промелькнула какая-то странная улыбка.

- Улыбка удовлетворения?

- Трудно сказать... Однако... мне не хочется, чтобы вы придавали чересчур большое значение тому, что я вам говорю, но мне кажется, улыбка была иронической. Нет. Пожалуй, не совсем точно... Скорее саркастической.

- И он ничего не сказал?

- Его слова тогда меня не удивили, но теперь, пожалуй, они обретают смысл: "У нас не будет недостатка в хорошеньких женщинах!"

- Благодарю вас, мосье! - с важностью произнес Маленький доктор. В первый раз он счел нужным принять почти торжественный вид.

- Могу ли я спросить вас, доктор, что вы думаете об этом и как на все это смотрите?

- Отвечу вам через двадцать четыре часа, капитан!

Он чуть не расхохотался, видя, какое значение придают эти господа его словам, но тут же подумал: "Ах ты простачок! Не так уж плохо, конечно, произвести впечатление на всех этих важных господ и сделаться в некоторой степени национальной знаменитостью. Все дело теперь в том, как раскрыть загадку. А посему хватит бездельничать в салоне первого класса, попивать ледяное виски и покуривать дорогие сигары. В моем распоряжении всего несколько часов, и можно остаться в дураках и вернуться в Марсилли с поджатым хвостом..."

И все же ему было весело. Вероятно, яркое солнце, новая для него обстановка, великолепный теплоход, белые мундиры, неуловимый аромат дальних плаваний - все это поднимало настроение.

В общем, стоит ли отчаиваться? Кто-то убил Кероля, по прозвищу Пополь,это непреложный факт. Но неужели он, Жан Доллан, глупее убийцы? Да разве не служила ему девизом фраза, которую он подумывал написать над изголовьем своей кровати:

"Каждый убийца - глупец, ибо убийство никогда не дает выхода из положения".

Нет, в дураках он не собирался оставаться.

- Интересно знать, этот Виктор Гюго уже бывал в Европе?

- Никогда.

- Он говорит по-французски?

- Знает с десяток слов. Пополь разговаривал с ним на языке банту.

- А многие из жителей Бордо говорят на банту?

- Да с сотню найдется. Все они известны морским властям. Чтобы провезти негра из Экваториальной Африки, надо уплатить большой залог. Десять тысяч франков...

- Значит, Пополь уплатил десять тысяч франков, чтобы провезти негра? Полагаю, полиция не замедлит его арестовать.

Стюард доложил:

- Явился инспектор Пьер, капитан!

Вошел инспектор. Поклонившись, он с почтением посмотрел на Жана Дрллана, или Маленького доктора, как его принято было называть и о котором он, вероятно, был наслышан.

- Я пришел сообщить вам, что мы арестовали негра. Он спрятался на борту старой баржи, стоящей на якоре близ моста... Он весь трясется... Ищут переводчика, чтобы допросить его.

- Разрешите задать вам один вопрос, инспектор? - сказал Маленький доктор.- Револьвер...

- Что - револьвер?

- Установлено, кому он принадлежит?

- Ни один пассажир не признался, что он его владелец. Это смит-вессон. Серьезное оружие...

- И этим оружием довольно трудно пользоваться, не правда ли?

- Громоздкое. Из него убить наповал можно за пятнадцать шагов... Вот небольшие браунинги-дело другое.

Маленький доктор осушил стакан, вытер рот и, поколебавшись, опустил руку в ящик с сигарами.

Да, пациенты в Марсилли не угощали его такими сигарами!

Глава вторая,

В КОТОРОЙ КАК БУДТО УСТАНОВЛЕНО, ЧТО НЕКТО, ПО ПРОЗВИЩУ ВИКТОР ГЮГО, ГЛУП, О ЧЕМ ГОВОРИТ ВЕСЬ ЕГО ВИД, И В КОТОРОЙ МАЛЕНЬКИЙ ДОКТОР ТЩЕТНО ВЕДЕТ

ПОИСКИ

И вот случаю было угодно, чтобы на сцену выступил человек, отнюдь не наделенный выдержкой. Им оказался не кто иной, как комиссар полиции Фритте-невысокий черноволосый человечек со щетинистыми усами и румянцем во всю щеку. Он уставился на негра, в шутку прозванного Виктором Гюго, доставленного на пароход, бранился и бесновался, выкрикивая слова зычным голосом с акцентом, присущим жителям из пригорода Тулузы:

- В эту ночь... понимаешь, ночь... когда темно... Ночь... ты здесь... здесь ждать хозяина... саиба... хозяин саиб спускаться...

Все происходившее поистине превращалось в настоящий фарс. Маленький доктор и инспектор Пьер старались не смотреть друг на друга, боясь расхохотаться. Капитан то и дело отворачивался.

Просторная каюта, загроможденная чемоданами Поля Кероля, была залита солнечным светом. Дверь в ванную была открыта. Комиссар вопил. Переводчик-негр вопил еще громче... И, наконец, в глазах Виктора Гюго вдруг появилось что-то осмысленное.

Он ринулся в ванную. Все последовали за ним. Он подбежал к эмалевой вешалке, прибитой к стене около ванны,- на крюке еще висел пестрый мохнатый халат.

- Здесь,- произнес он.

Ух! Наконец-то он понял. Однако комиссар продолжал допытываться, и негр утвердительно кивал головой.

Он действительно был в ванной, когда в каюту спустился хозяин. Укладывал вещи в чемоданы и пошел за халатом и за туалетными мелочами.

- Разрешите взглянуть,- попросил Маленький доктор, встав рядом с негром.

И констатировал, что отсюда в каюту заглянуть нельзя.

- О чем он говорит? Переведи.

Дело в том, что Виктор Гюго, молчавший так долго, заговорил скороговоркой, и удержать его не было никакой возможности.

- О чем он говорит?

- Говорит, что внезапно вошел хозяин... И так спешил, словно забыл какую-то важную вещь... Потом раздался еле слышный стук, казалось - кто-то икнул, и белый господин упал плашмя...

- Поль Кероль был поражен в спину,- заметил вполголоса инспектор, обращаясь к Маленькому доктору,- это как будто подтверждает невиновность негра.

Комиссар настаивал:

- Ну, а дальше... спроси, что он сделал, кого увидел...

- Никого он не видел... Он наклонился. На полу натекла целая лужа крови... И тут он до того испугался, что выпрыгнул в иллюминатор...

В этот миг Жан Доллан нащупал ногой какой-то твердый предмет - он посторонился, уступая место комиссару и окружающим. Потом наклонился, поднял небольшую трубку из закаленной стали, протянул ее комиссару Фритте и негромко спросил ровным, простодушным тоном, сразу же оборвав бурную сцену, разыгравшуюся только что:

- Скажите, комиссар, ведь это так называемая бесшумная пуля?

Да, это была та самая пуля, которую полицейским не часто случается видеть, ибо это изобретение американских гангстеров не легко достать.

- Вот почему никто и не слышал выстрела. Оба негра недоумевали, не понимая, почему ими вдруг перестали интересоваться. Дело вдруг приняло другой оборот.

Новый факт заставил Маленького доктора призадуматься.

Кто же в прошлую ночь проник в эту каюту и?..

- Хочу задать вам еще несколько вопросов, комиссар... Меня уверяли, будто с парохода никто не сошел на берег. Но есть ли уверенность, что никто и не поднимался на судно?

- Охранники и таможенники выполняют приказ точно.

- Вот что мне пришло в голову... Раз Виктор Гюго мог скрыться вплавь, выпрыгнув в иллюминатор, то кто-нибудь мог пробраться на судно, подплыв к нему на лодке...

- Мы стоим метров на шесть выше уровня моря... Правда, он мог захватить лестницу. Или кто-нибудь отсюда бросил ему веревку...

Маленький доктор улыбнулся, и вспыльчивый комиссар недоуменно посмотрел на него:

чему это он улыбается?

А дело было в следующем: в тот самый момент, когда Доллан отверг предположение, что убийца мог явиться извне, он догадался, что аналогичное предположение, теперь уже отвергнутое им, возникло и у его собеседника, который и ринулся по ложному следу. И этот след не мог привести его к цели! Рассуждения Маленького доктора пошли по правильному руслу, и с этой минуты он обрел прочную основу, опираясь на простую истину: Пополь боялся не пришельца извне.

Если это не так, то почему же во время всего путешествия, даже когда они плыли в открытом море, где уж никто не мог взобраться на теплоход, он предпринимал столько предосторожностей, заставлял негра сопровождать его днем и ночью, не расставаясь с ним даже в столовой?

И почему именно в Бордо он ослабил бдительность?

- Ну так вот, я и спрашиваю себя,- произнес Маленький доктор вполголоса, словно обращаясь к самому себе,- почему он бросил собутыльников и стремглав кинулся вниз?

Вещи Пополя все еще находились в каюте. Комиссар проследил за взглядом Маленького доктора.

- Этой ночью я перерыл все,- поспешил объявить он.- Сообщаю: в кармане мертвого нашли револьвер.

- Смит-вессон?

- Нет... Револьвер с барабаном большого калибра. А другой лежит в этом чемодане.

- А вам нигде не попадался бумажник из крокодиловой кожи? Возможно, я задам вам бесполезную работу, комиссар. Однако, думается, неплохо было бы тщательно обыскать каюту и ванную комнату... На это время следовало бы запереть негров в другом месте...

Обыск тянулся с час, не меньше, и предупредительный капитан прислал аперитивы.

Доллан обернулся к стюарду и спросил:

- Сегодня ночью вы обслуживали этот коридор?

- Да, мосье.

- Не можете ли вы сообщить фамилии тех людей, что прибежали первыми, когда вы подняли тревогу?

- Сознаюсь, я не обратил на них внимания. Был очень взволнован. Ведь впервые пришлось увидеть такое зрелище. Помнится, судовой врач...

- А кто из пассажиров? Мосье Лардилье не был среди первых?

- Нет! Это я могу утверждать.

- Почему же?

- Потому что в этой суматохе я услышал звонок. Я даже удивился - кто может вызывать в такую минуту? Вышел в коридор. Лампочка горела над дверью каюты мосье Лардилье. Я постучал и вошел. Он лежал в постели в прескверном настроении и спросил меня:

"Что означает этот шум? Нас задержали на борту на целую ночь и вдобавок мешают спать... Передайте капитану..."

- Вы рассказали ему обо всем?

- Да... Он накинул халат и пошел вслед за мной.

- Вы не заметили мадам Мендин?

- Нет.

- Я оказывал ей помощь,- вмешался судовой врач.- Узнав о смерти мосье Кероля, она спустилась вниз, как и все, но не дошла до его каюты и упала в обморок. Меня позвали к ней... Я велел стюардессе отвести ее а каюту.

Комиссар Фритте вздохнул:

- Считаю нужным заявить без промедления, что, так рассуждая, вы ничего не добьетесь. Я допрашивал пассажиров и экипаж еще ночью, прямо по горячим следам.

И могу констатировать, что на теплоходе невозможно установить, что делает и как поступает каждый пассажир в данный момент... За исключением четырех игроков в бридж. Они-то безвылазно сидят за столом...

- Простите,- возразил Маленький доктор,- вы, верно, не умеете играть в бридж, комиссар. Ибо в бридже всегда есть "выходящий", а это значит, что один из игроков может отойти от стола на несколько минут, пока длится партия...

Его маленькие глазки сверкали. Забавно натолкнуть полицейского на ложный след, особенно когда видишь, с каким пылом он кидается на него.

- Вы думаете, что...

- Думаю, что, пока мы не найдем бумажник, о котором я вам говорил, мы ничего не узнаем... Думаю также, что нам не удастся найти его. Ведь мы недостаточно хорошо знаем судно. И вы, капитан, вместе с механиком должны нам помочь... Ну так вот, предположим, вы занимаете каюту с помещением для ванны и вам необходимо спрятать бумажник небольших размеров. Куда бы вы его дели?

Перебрали все варианты. Простукивали изразец за изразцом на стенах ванной комнаты. Кое-где разобрали трубы и даже четыре вентилятора.

- Разрешите заняться чемоданами, комиссар?

- Ну что же, придется. Разрезали их буквально на мелкие кусочки, решив удостовериться, что в них нет тайников. Исследовали каблуки башмаков, принадлежавших Пополю.

- Да нет, мосье, не может быть, чтобы... Поставим себя. на место этого человека.

Ему надо спрятать бумажник. Это вопрос жизни и смерти.

Доллан начинал терять уверенность: неужели провал? Он осматривался, ища вдохновения. И тут раздался голос комиссара:

- Раз это вопрос жизни или смерти, то кто вам сказал, что убийца не унес бумажник? Кроме того, доктор, мне кажется, мы предали забвению мадемуазель Лардилье, которая находилась именно здесь со смертоносным оружием в руке, когда стюард... Наконец, я обращаю ваше внимание на то, что отпечатки ее пальцев - неоспоримый факт и...

- Ясно, ясно,- буркнул Маленький доктор.- Я, пожалуй, пройдусь по городу, чтобы хорошенько все обдумать.

Капитан догнал его в конце коридора.

- Еще одно слово, доктор. Полагаю, что выражу волю компании... Не знаю, откроете ли вы истину, а я бы этого хотел... Но было бы желательно, чтобы вы во всех случаях внушили господину Лардилье, что действуете в пользу его дочери. Пусть он знает, что мы делаем все возможное и невозможное, чтобы вытянуть ее из этой грязной истории...

Он, без сомнения, был влюблен в Антуанетту Лардилье - недаром, уходя, он слегка покраснел.

Глава третья, В КОТОРОЙ МАЛЕНЬКИЙ ДОКТОР СТАНОВИТСЯ БОЛТЛИВЫМ И, ВНЕЗАПНО ОХВАЧЕННЫЙ

СКЛОННОСТЬЮ К РЕКЛАМЕ, ПОСЕЩАЕТ РЕДАКЦИИ ГАЗЕТ

- Я позволил себе побеспокоить вас лишь потому, что уверен: ваша дочь не убивала Поля Кероля. Компания, желая установить истину, поручила мне провести .следствие совместно с полицией... Я решил, что правильнее всего прийти к вам первому...

Маленький доктор находился в гостиной дома Лардилье на набережной Шортрон; солнце било прямо в окна, но опущенные жалюзи пропускали лишь узенькие полоски света. Перед ним сидел грузный человек с густой шевелюрой и недоверчивым, хмурым взглядом.

- Вы старый колониальный житель, если можно так выразиться...

- Мне шестьдесят два года, из них сорок я провел в колониях. Не скрою, что я сам всего добился, с помощью трудолюбия и терпения и, конечно, с помощью упорства...

- Вы знавали человека, по прозвищу Пополь?

- С ним я не был знаком и, признаться, не имел ни малейшего желания знакомиться.

Доведись вам жить в Африке, вы бы знали, что люди, подобные ему,отъявленные негодяи, азартные игроки, которые наносят немалый ущерб делу колониализма...

- Позволю себе задать вам нескромный вопрос, мосье Лардилье... Поймите мое желание добиться истины. Зная ваше мнение о чудаке Пополе. я бы хотел уяснить, почему вы позволили своей дочери...

- Знаю, что вы скажете. У вас, доктор, без сомнения, нет детей. Моя дочь, мать которой умерла пятнадцать лет назад, провела большую часть своей жизни в колонии, где нравы свободнее, чем здесь. У меня никого нет на всем свете, кроме нее. Нечего и говорить, что она балованное дитя. Когда я рискнул сделать замечание по поводу Поля Кероля, она мне ответила просто:

"Не моя вина, что на борту никого нет забавнее его". И я понял, что отговаривать ее бесполезно.

- Таким образом, к сожалению, на ваших глазах за вашей дочерью начали ухаживать... Брови дельца нахмурились.

- Черт возьми! Стоит девушке поиграть в мяч с мужчиной, как ее непременно в чем-то заподозрят...

"Полно, полно. Зря сердишься, любезный,- подумал Жан Доллан.-На сей раз я буду учтив".

А вслух произнес невинным тоном:

- Прошу прощения... Я просто повторил словцо, которое капитан...

И тут делец вышел из себя:

- Нечего сказать, хорош ваш капитан! Целый день не отходил от дам, а теперь позволяет себе...

- Верно, он поклонник прекрасного пола... Но я хотел бы поговорить с вами о делах поважнее. Представьте себе, я пришел к убеждению, что Пополь прятал у себя в каюте какой-то предмет и что именно из-за этого предмета его и убили. Да, я пришел к такому убеждению и почти уверен, что ваша дочь не причастна к преступлению... Вам ясно?

- Что вас навело на эту мысль?

- Да один пустяк... Я интуитивно в этом уверен... Так вот, послушайте...

Жан Доллан вдруг стал несносно болтлив и самоуверен. Глядя на него, трудно было поверить, что этот невзрачный развязный человечек в самом деле раскрывал таинственные преступления, по общему признанию - непостижимые.

- Вы много плавали, мосье Лардилье... А я, представьте себе, впервые сегодня утром поднялся на борт настоящего теплохода. Вот почему я и задаю вам такой вопрос: если б вы захотели спрятать бумажник или просто бумагу в роскошной каюте, вроде каюты Пополя, какое место вы бы выбрали? Все дело в этом... Когда я смогу ответить на этот вопрос, господам из полиции придется освободить вашу дочь с нижайшими извинениями.

- Бумажник,- повторил Лардилье.- Какого вида бумажник?

- Скажем, маленький бумажник из крокодиловой кожи... Мы обыскали каюту сегодня утром... почти в полную негодность привели ванную комнату... обшарили и каюту негра...

- И ничего не нашли?

- Ничего. Но я отказываюсь верить, как и комиссар, что убийца успел прихватить с собой бумажник, о котором идет речь, и с ним убежать... Сам факт, что ваша дочъ появилась...

- Дочь утверждает, что она никого не видела.

- Знаю, знаю... читал ее показания.

- Вы считаете их неискренними?

- Совершенно искренними... то есть...

- Что "то есть"?

- Да нет, ничего... Вы не ответили на мой вопрос, мосье Лардилье. Куда бы вы спрятали бумажник?

- Право, не знаю... Под ковер?

- Смотрели...

- На шкаф...

- Искали.

- В таком случае, прошу извинить. Но мне нужно принять адвоката дочери - он ждет меня в два часа... Подумать только, ее посмели взять под стражу, как преступницу! Благодарю за визит, доктор. Всегда готов к услугам. Не угодно ли сигару?

- Благодарю.

Слишком много сигар! Слишком много виски! Он и так был возбужден. Таким оживленным он бывал не часто. И, явившись в редакцию газеты "Птит Жиронд", поразил редактора своим многословием.

- Я решил, что вы, конечно, не против получить кое-какие сведения о преступлении, совершенном этой ночью... Официальная полиция, вероятно, сообщила вам немногое. Мне же предложила вести следствие... Представьте себе, я пришел к убеждению, что вся драма вертится вокруг одной бумажонки... Не хотите ли записать? Так вот: Поль Кероль, по прозвищу Пополь, возвращался из Габона с капиталом в несколько миллионов, как он утверждал. Он чего-то боялся. Знал, что ему угрожает опасность. Его капитал в несколько миллионов хранился в бумажнике из крокодиловой кожи. Однажды он выронил этот бумажник в каюте судового врача и таким образом... Я говорю слишком быстро? Ну, а некое лицо на корабле покушалось на этот бумажник или, вернее, на документ, содержащийся в нем... Во время плавания это лицо его подстерегало, но Пополь был на страже, и его не могли захватить врасплох. Почему же в последнюю ночь... впрочем, поставлю вопрос иначе себе в каюту? Не потому : почему Пополь, веселившийся в баре, вдруг стремглав бросился к ли, что вдруг почувствовал, что дал маху? Если б документ был при нем, нечего было бы бояться.

Мое предположение таково: выронив бумажник в каюте доктора, Пополь понял, что опасно хранить его при себе, а тем более в полотняном костюме. Он стал искать надежный тайник... И нашел, так как был великим выдумщиком. Согласитесь, противник был ему под стать. Иначе тотчас же оставил бы поле битвы... Словом, тайник был так надежен, что противнику не удалось его найти... А теперь я вновь возвращаюсь к вопросу, с которого начал: почему именно в Бордо, когда судно стояло у набережной, Пополь вдруг всполошился и бросился в каюту, где ему и суждено было погибнуть? Вот и все... Можете напечатать в газете все эти соображения.

Десятью минутами позже Маленький доктор взбирался по лестнице редакции газеты "Франс де Бордов, соперницы "Птит Жиронд", где он разыграл ту же роль и, рассказав снова всю историю, присовокупил:

- Полагаю, что мои выводы неизбежно приведут нас к раскрытию преступления...

День был поистине великолепен! Белый красавец корабль, блестевший на солнце, мундиры, любезные офицеры... Доллан был окрылен. Никогда в жизни он не чувствовал такого подъема. Ему казалось, будто он жонглер, играющий человеческими судьбами.

- В полицию! - крикнул он шоферу такси, ибо свой "ферблантин" оставил на набережной.

- Разрешите войти, комиссар... Так вот... Хочу попросить вас о небольшом одолжении. Прежде всего прикажите незаметно посторожить каюту Пополя, а также его слугу...

- Это уже сделано.

- Почему?

- Потому что таково правило...

И Маленький доктор усмехнулся. У него было полное основание просить, чтобы за этими каютами хорошенько следили.

- Наблюдать за ними будут всю ночь? Очень хорошо... Вторая просьба, так сказать, более деликатная... Полагаю, негр взят под стражу?

- Он в тюрьме. Так у нас положено. И пока не будет доказательств...

- А мне бы хотелось, чтобы вы его выпустили. Давайте договоримся. Я не прошу вас отпустить его на все четыре стороны. Вы его выпустите, а одному-двум сыщикам - из лучших - прикажете следить за ним... Думаю, негр не сумеет скрыться от них...

- Вы полагаете, он наведет нас на след? На лице комиссара Фритте всегда появлялась хитрая усмешка, когда он воображал, будто проник в намерения своего собеседника. И вечно попадал впросак.

- От вас ничего не утаишь,-вздохнул Доллан без всякой иронии.

- Право, все это бесполезно... Негр слишком глуп, вряд ли его взяли в сообщники... Впрочем, компания так усиленно рекомендовала во всем идти вам навстречу... Что еще вам угодно?

- Пока вы будете давать распоряжения насчет негра, я бы хотел воспользоваться вашим телефоном.

Он вызвал редактора газеты "Птит Жиронд", затем - "Франс де Бордо":

- Верстка уже готова? Газета выходит через час? Не хотите ли прибавить к статье несколько строчек? Уверяю вас, это сенсация: негр, которого Пополь привез с собой как телохранителя и нарёк Виктором Гюго, будет выпущен примерно через час... Вы считаете, что это не так уж важно? Поверьте: это всего важнее.

Особенно если вы добавите, что он не говорит по-французски и, конечно, отправится на поиски переводчика, с которым толковал утром... Так, значит, будет напечатано? Благодарю.

И Маленький доктор вытащил из кармана великолепную сигару, ибо был так предусмотрителен, что взял несколько штук из запаса компании.

Глава четвертая, В КОТОРОЙ ОПИСЫВАЕТСЯ, КАК ЧЕЛОВЕК, УЖЕ ОДИН РАЗ СТАВИВШИЙ НА КОН СВОЮ ЖИЗНЬ И ВЫИГРАВШИЙ, ВЫНУЖДЕН В СВЯЗИ С ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМИ СНОВА НАЧАТЬ ИГРУ И

ПРОИГРАТЬ

"Забавная у них работа! - думал он добродушно. - И ведь есть люди, которые зарабатывают себе на жизнь, занимаясь этим с утра до вечера".

Он подразумевал то, что называется наблюдением, или - на профессиональном жаргоне - слежкой. Вот уже добрых три часа он шел по пятам за Виктором Гюго, стараясь не обнаружить себя, иногда переглядываясь с двумя агентами, которым было поручено следить за негром.

Несчастный негр! Большой город ослепил его, как яркое августовское солнце ослепляет сову. И не раз казалось, что его вот-вот подомнет трамвай, собьют такси и автобусы. И вся его фигура в старом костюме, подаренном ему Пополем и совсем потерявшем вид от пребывания в водах Жиронды, была до того нелепа, что прохожие оглядывались.

Должно быть, у него не было ни сантима за душой. Никто не подумал дать ему денег. Он плутал, петлял и смотрел вокруг, вытаращив глаза, а когда приходилось переходить через улицу, бросался вперед как безумный, так что легко было сбиться со следа.

К счастью, он издали заметил пароходные трубы, торчавшие над макушками деревьев.

Трубы были ему хорошо знакомы. И, как предвидел Доллан, он пошел именно в ту сторону.

Несколько негров прохаживались по набережной, но то были негры арабского происхождения, негры цивилизованные, и бедняга не осмеливался заговорить с ними.

Он шел все дальше и дальше вдоль набережной. Доктор не сомневался, что он дойдет до того угла, где напротив последних доков ютятся жалкие хибары, заселенные грузчиками-неграми и всякими бродягами - искателями удачи, случайно вывезенными из Африки.

Обе газеты вышли уже с час назад. Маленькому доктору повезло - иначе пришлось бы посетить не только Лардилье, но разыскивать каждого пассажира "Мартиника" и всякий раз начинать сызнова длинный рассказ, разглагольствовать о неуловимом тайнике и всем прочем. А теперь благодаря газетам все пассажиры уже знали, что он думает о преступлении. И один из них непременно...

- Если это мосье Мендин, успеет ли он добраться сюда из Аркашона?.. А если мадам Мендин?.. Может быть, это сам капитан... А может быть?..

Маленький доктор был настоящим актером - он играл роль перед самим собою. И напрасно... Ведь он прекрасно знал, кто должен явиться. Вернее, знал, что явится один из двоих. Напал на след, когда ему сообщили, что Антуанетта Лардилье отказалась отвечать - а ведь она не могла не встретить убийцу,- отказалась назвать его имя и предпочла тюремное заключение.

Кого же девушка хотела спасти? Скорее всего, отца... Но может быть, будущего жениха... иначе говоря, капитана "Мартиника"?

Оставалось одно: ждать... Тут неподалеку от Маленького доктора, который едва успел скрыться, произошла забавная сценка. Беглец увидел переводчика, с которым толковал утром,- тот сидел на веранде маленького бистро. Негр уставился на него, застыв на краю тротуара. Переводчик знаками подозвал его.

О чем они могли говорить? Угадать можно было лишь по их жестам, по мимике.

"Они тебя освободили?" - спросил переводчик.

"Не знаю... Сказали: "Убирайся".

"Присаживайся... Деньги-то у тебя хоть есть?"

Денег у него не было...

"Ты позволил белому завезти тебя во Францию, не потребовав денег? Как же теперь быть?.."

Обо всем этом Маленький доктор только догадывался, тем более что уже смеркалось и издали он не мог разглядеть выражение лиц у собеседников.

И вдруг он вздрогнул. Он заметил на другой стороне улицы капитана "Мартиника", который переоделся в сине-зеленый мундир. Держался он непринужденно и, покуривая сигарету, поглядывал в сторону бистро.

Доктор юркнул в автомобиль, стоявший рядом, и укрылся от любопытных взоров.

Оба негра теперь сидели рядом за круглым столиком и, очевидно, о чем-то спорили, так как жестикулировали еще яростнее.

А сыщики, стоя на набережной, тем временем любовались афишей, объявляющей об открытии международной ярмарки.

- Подойдет... не подойдет... подойдет... нет... Игра в кошки-мышки. Конечно, логически рассуждая, удастся-Подойдет!..

Так и есть. Капитан явно собирался перейти улицу и подойти к неграм.

Но вдруг он раздумал... И Маленький доктор, посмотрев на веранду, заметил невысокого приземистого человека, входившего в бистро.

То был Эрик Лардилье. Хозяин бистро, очевидно по его приказу, сразу же отправился за обоими неграми, ибо Лардилье безусловно решил избежать объяснений на веранде.

- Ну как, капитан?

Он с изумлением посмотрел на Маленького доктора. И сразу оживился:

- Вы об этом думали?

- О чем?

- О тайнике! Из-за вашей настойчивости я потерял покой и весь день повторяю:

"Если б мне надо было спрятать документ, куда бы я его дел..." Наконец мне пришла в голову одна мысль. Пришла только что, когда я читал газету...

- В которой сообщалось, что негр освобожден?

- Да... Так вот, если б мне надо было спрятать документ, а меня сопровождал негр, я бы...

И тут Жан Доллан, бросив его на середине улицы, ринулся в бистро, знаком приказав сыщикам следовать за ним.

За столом при свете тусклой лампы сидел в компании двух негров господин Лардилье и пытался что-то им втолковать. Он хотел было вскочить, увидя, что дверь открылась. Слишком поздно!

- Добрый вечер, мосье Лардилье... Установлено, что кое у кого из нас возникла одна и та же мысль.

- Но... я...

- Войдите, господа. Вы узнаете мосье Лардилье, не так ли? У него возникла гениальная мысль... Он хочет спасти свою дочь, и это понятно... Он думал...

Вошел и капитан. Хозяин недоумевал, не понимая, что произошло. Оба негра собрались улизнуть, но Маленький доктор громко окликнул переводчика.

- Спроси-ка, куда его хозяин спрятал бумагу... Переводчику будто зажали рот, он не находил слов, а негр все порывался сбежать.

- Обыщите его... карманы не обыскивайте - не стоит трудиться... проверили при аресте... Прощупайте подкладку пиджака, прокладку на плечах, отвороты брюк...

Он схватил Лардилье за руку.

- Я так и думал, что вы наведете меня на правильную мысль. Поскольку на борту парохода был явно спрятан документ и... Ну как? - спросил он сыщиков.

Пиджак, разодранный по швам, уже валялся на стуле.

- Снимите с него брюки...

Стесняться было нечего: в бистро собрались одни мужчины. И неожиданно оказалось, что негр носит кальсоны.

- Ничего?

- Подождите-ка. Да тут бумага...

- Внимание... Один из вас пусть встанет у дверей. Дайте-ка бумагу...

Он сам чуть не убежал от страха - боялся, что его ждет жестокое разочарование.

- Здесь есть телефон? Нет? Тогда лучше прочитать этот документ вслух: если он будет уничтожен, останутся свидетели... Подойдите, хозяин.

Чернила были размыты, бумага еще не просохла после ночного купанья негра.

Тому, кто найдет это письмо...

Немедленно доставьте его властям, но не здесь, в Габоне, а во Франции...

Это последняя воля умирающего. Через час, а может быть и скорее, я буду мертв...

Я один с четырьмя бестолковыми неграми в хижине в глубине леса, в пятистах километрах от населенного пункта...

Никто не может меня спасти... У меня нет лекарства... Итак, конец...

Фамилия моя Бонтан... Роже Бонтан, я компаньон Эрика Лардилье. Когда он прибыл во Францию, он вынудил меня поместить все деньги в дело, которое затеял в Габоне.

Меня бьет озноб... Нужно торопиться и сказать главное.

Мы оба заработали много денег: он - 'в Африке, я - во Франции, где я был управляющим...

Зачем я послушался его, когда он попросил меня приехать и дать отчет о положении дел в наших конторах? И особенно когда он предложил мне побывать на лесоразработках?..

Поездка была рассчитана на сорок дней... Сейчас прошло две недели. Он снабдил меня. облатками хины. Первая, что я принял, не содержала хины. Это был стрихнин.

Я проверил остальные... Еще шесть содержали яд.

Во всяком случае, я приговорен. Потому что Лардилье пожелал стать владельцем дела, которое...

Холодно... обливаюсь холодным потом... Осудите его - вот мол последняя воля...

- Капитан, будьте любезны сходить за автомобилем. Я не доверяю этому господину.

- Не угодно ли кусочек льда?

- Благодарю. Нет, виски тоже не надо... Признаюсь, капитан, ведь я вообще не пью... Пью, только когда веду дознание, потому что тогда испытываешь необходимость подкрепиться. Полагаю, вы не нуждаетесь в объяснениях? На этот раз наш приятель Пополь мог не утруждать себя нечего было заготовлять красное и черное дерево, чтобы разбогатеть... Письмо, найденное в хижине, затерянной в чаще леса, его бы обогатило. Он понял, что стал обладателем целого состояния и что бумажонка стоит всех ценных бумаг, которые пускает в обращение французский банк.

- Грубо говоря, шантаж...

- Шантаж и опасность, ибо человек, убивший другого человека из-за денег, колебаться не станет... Ну, а, так сказать, тайник - это негр! Вот почему Пополь с ним и не расставался. Вот почему, увидя, что негра нет в баре, он вне себя поспешил вниз... И получил пулю в спину... Бедный банту не видел убийцу... И убежал через иллюминатор, обезумев от ужаса... Ну, а Антуанетта, подозревавшая своего отца...

- Вы думаете, она была его соучастницей?

- Очевидно, она не знала, что он задумал. Но отец уговаривал ее быть полюбезней с Королем. Это было для него средством узнать...

- Признаюсь, я верю в ее порядочность...

- Я тоже... Вот почему, заметив, что Пополь так встревожен, она пошла за ним...

Должно быть, она увидела отца... не могла его не увидеть... Он держал револьвер в перчатках... А она, еще не заметив трупа, вырвала оружие из рук отца...

Чем же Лардилье рисковал, оставляя ее на подозрении? Ее не могли осудить, основываясь на одних догадках... В худшем случае убийство сошло бы за убийство из ревности, а Пополя выставили бы гнусным обольстителем... Лардилье тем временем нашел бы способ овладеть пресловутым письмом... Вот почему я ему столько наговорил о бумажнике из крокодиловой кожи... Но я не был уверен, что он убийца. Поэтому так много наболтал и представителям прессы. Тот, кто убил Пополя, чтобы завладеть документом, должен был непременно вернуться в каюту или разыскать негра, чтобы...

- Не желаете ли сигару?

- Благодарю, с утра я выкурил столько сигар, что они мне опротивели. Что касается расследования...

- Вы его вели мастерски и...

- Простите. Я добился результатов, противоположных тем, каких добивались вы: я не пощадил мосье Лардилье, видного клиента компании. Вот так-то!

- Компания просила вручить вам...

- Что?

- Право же, мы столько говорили о бумажнике из крокодиловой кожи... Вот мы его и выбрали...

Капитан "Мартиника" умолчал, что в бумажнике было несколько ассигнаций французского банка - ассигнаций, которые люди вроде Пополя называют "крупными купюрами".