/ Language: Русский / Genre:love_contemporary / Series: Цветы любви

Незнакомец рядом со мной

Жаннет Уэлш

После внезапной гибели старшей сестры Вики Трэрн берет на себя заботу о двух подростках, старенькой маме и дышащем на ладан семейном бизнесе. Помощь удачливого бизнесмена Кларка Дэнтона девушка поначалу воспринимает с недоверием и неприязнью. Но сердцу не прикажешь — оно каждый раз сладко замирает, стоит только Вики увидеть Дэнтона…

Жаннет Уэлш

Незнакомец рядом со мной

Глава 1

Вышколенный демонстратор с профессиональной улыбкой стоял среди выставленного акустического оборудования, бережно поглаживая полированный корпус динамика.

— Американский орех, мадам. Или, может быть, вот этот великолепный бирманский тик. Наша последняя модель, с более низкими параметрами сопротивления, сочетается практически с любым транзисторным усилителем. Я уверен, вы оцените преимущества этой технической новинки.

— Что вы говорили о сопротивлении? — Вики старательно пыталась изобразить интерес.

— Я говорил о параметрах сопротивления этой модели, они колеблются от восьми до шестнадцати, мадам.

— От восьми до шестнадцати? — искренне поразилась Вики.

Лощеный молодой человек учтиво кивнул, с трудом подавив в себе желание закатить глаза. Его улыбка превратилась в напряженную гримасу.

— Вы же не новичок в этом бизнесе и должны понимать, что сейчас транзисторные усилители становятся необычайно популярными. Данная модель была создана по последнему слову техники. Воспроизведение звука — просто поразительное! О, это надо слышать, чтобы понять и оценить!

— Да, понимаю. — Точно под гипнозом, Вики кивала, она была не в силах придумать вежливый ответ, чтобы достойно удалиться по своим делам. А так хотелось оказаться в комнате, где можно было послушать новые пластинки. Там наверняка сейчас яблоку негде упасть, суета, оглушительный шум, но в этом вопросе Вики, по крайней мере, разбиралась прекрасно и могла профессионально поддерживать беседу с любым специалистом.

Она очень любила музыку, а два года работы в магазине «Бланшард» не прошли бесследно: познания Вики в области звукозаписи и аудиопродукции расширились и углубились. Но чисто технические аспекты до сих пор оставались для нее тайной за семью печатями.

— Прекрасная полировка, прекрасная фактура, — многозначительно заметила девушка в приступе отчаяния.

Демонстратор с чувством превосходства взглянул на нее, его губы презрительно дрогнули. Но он не успел ничего ответить, так как появился невозмутимый мистер Лэстер и галантно вызволил Вики из беды.

— Призвание нашей очаровательной мисс Трэрн — пластинки.

— Мистер Лэстер, вы считаете, я не обладаю достаточной квалификацией для работы на этой выставке-продаже? — резко спросила она.

Этот вопрос явно позабавил мужчину, его глубокие темно — карие глаза вспыхнули мягким блеском.

— Конечно, нет, мисс Трэрн. Моя позиция однозначна: вы очень компетентный, перспективный сотрудник фирмы. В нашем бизнесе эта выставка — главное мероприятие года. Как вы думаете, почему я взял с собой на выставку именно вас?

— Тот же самый вопрос возник и у меня, — отрезала Вики. Ей было безумно жарко, ноги гудели, весь день ее донимали насмешливые взгляды и назидательные замечания мужчин, кичившихся своим превосходством. При других обстоятельствах она никогда бы не позволила себе так разговаривать с боссом. — Мистер Лэстер, я была бы вам очень признательна, если бы вы перестали выставлять меня в глазах сильной половины человечества этакой безмозглой красоткой, которой надо прощать некомпетентность и техническую безграмотность.

По красивому лицу мистера Лэстера пробежала тень, его взгляд стал суровым и жестким.

— Я всегда высоко ценил ваш профессионализм, мисс Трэрн. Я действительно считаю вас весьма привлекательной, а внешние данные — важный фактор при подборе персонала. Пожалуйста, не забывайте об этом. Кроме того, обычно вы ответственно относитесь к своим обязанностям. — В его голосе, все еще спокойном, сдержанном, появились стальные нотки. — Сегодня днем, однако, вы уделяли недостаточное внимание своей работе. Например, вы могли бы почерпнуть много полезной информации из объяснений демонстратора, но вы в тот момент были заняты чем-то совершенно иным.

Мистер Лэстер был абсолютно прав. Вики уже жалела о своей несдержанности и вспыльчивости. Она быстро теряла самообладание и также быстро начинала жалеть о своих вспышках. Ей нравилось работать с Клайвом Лэстером, он был всегда заботлив и внимателен к людям. А в последнее время босс был особенно приветлив с Вики и щедр на похвалы.

— Судя по вашему отсутствующему виду, вы кого-то ждете. Мне кажется, молодого человека, верно?

— О нет, мистер Лэстер, вы ошибаетесь, — заверила Вики своего босса. — Прошу прощения за некоторую рассеянность. Я надеялась встретить на выставке свою сестру. Она собиралась специально приехать сюда из Хэйзлуика.

Напряжение спало, черты лица мистера Лэстера разгладились, казалось, внезапно он помолодел на несколько лет.

— Ваша сестра? Ах да, она ведь руководит семейным бизнесом?

— Вы правы. Наша специализация — музыкальные инструменты и аксессуары. У нас можно заказать и купить буквально все: от футляров до роялей. Пластинками мы тоже торгуем, но лишь в незначительных объемах. Я же пытаюсь убедить Стефани заняться этим перспективным направлением.

— Очень разумно, моя дорогая. Долгоиграющие виниловые пластинки — весьма перспективный бизнес, — произнес мистер Лэстер назидательным тоном.

Вики натянуто улыбнулась. Должна же она хоть как — то выразить признательность боссу за то, что тот выбрал ее для работы па выставке. Ведь были и другие достойные претендентки. Вот, например, Элен Эмблер, коллега Вики и ее соседка по квартире. Она занимает в магазине «Бланшард» должность старшего продавца в отделе популярной музыки. Безусловно, Элен имела полное право получить приятную передышку от каждодневной рутины, речь шла не только о задетой профессиональной гордости коллеги: ни для кого не было секретом, что Элен с ума сходит по привлекательному начальнику.

— Давайте пройдем в отдел грампластинок и посмотрим, что предлагают ведущие фирмы, — предложил мистер Лэстер. Похоже, размолвка была забыта. — Я слышал, фирма «Элит» выпустила прекрасное собрание концертов Моцарта. Мне кажется, глянцевые сопроводительные буклеты, которые разработали их дизайнеры, — великолепная идея. Я уверен: это новшество повысит покупательский спрос. А вы как думаете, мисс Трэрн?

Специалист в этой области, Вики деловито изложила свои соображения. Ей не терпелось самой увидеть всю выставленную продукцию, а не тратить время на бессмысленные поиски Стефани в пестрой толпе посетителей.

Полчаса Вики и мистер Лэстер внимательно изучали продукцию фирмы «Элит». Босс был вновь закован в броню светской сдержанности и учтивости. Как ни в чем не бывало он спросил Вики:

— Вы так и не нашли сестру?

— Нет, видимо, я ее пропустила. В электронике она такой же профан, как и я. Думаю, техническое оборудование и акустические приборы не привлекут ее внимания. Но я так надеялась, что она заинтересуется новыми пластинками. Я точно знаю, в нашем Хэйзлуике уже давно пора открывать современный магазин пластинок. Но Стефани нововведения не по душе, она так консервативна, что ее почти невозможно переубедить.

— Ваша сестра не обладает таким безошибочным чутьем и деловой проницательностью, как вы, мисс Трэрн.

— Нет-нет, что вы, она настоящий предприниматель, — горячо вступилась за сестру Вики. — Стефани успешно управляет «Музыкальной шкатулкой», нашим магазином. После смерти отца она практически одна стоит у руля семейного бизнеса и, как все считают, прекрасно справляется со своими обязанностями. Я даже не представляю, что бы наша мать делала без нее. Узнав о моем интересе к музыке и грампластинкам, Стефани одобрила мое желание поступить на работу в торговый дом «Бланшард» и всячески поддерживала меня.

Мистер Лэстер с улыбкой посмотрел на девушку:

— А, так вот кому я обязан сотрудничеством со столь милой и очаровательной особой!

Вики отвела глаза в сторону, польщенная и одновременно смущенная таким откровенным панегирическим восхвалением.

— Возможно, сегодня вечером вам все-таки удастся найти неуловимую сестру, — продолжал он. Но, поймав непонимающий взгляд девушки, добавил: — Я имел в виду на приеме… Вы ведь, конечно, знали, что мы приглашены?

— К сожалению, нет.

— О, в таком случае, если у вас вечер свободен, я вынужден буду настоять на вашем обязательном присутствии на приеме…

— О, конечно, — поспешно ответила она, стараясь выказать искренний восторг и признательность.

— Прекрасно! Вы же понимаете, как важны в нашем деле человеческие отношения. А личные контакты легче всего устанавливать на таких вот вечеринках и выставках.

— Да-да, вы абсолютно правы. Просто я не предполагала… — Она замялась, мысленно перебирая свой гардероб и вознося хвалу небесам за то, что успела заскочить в парикмахерскую во время обеденного перерыва.

Вскоре Вики уже поднималась по скрипучей лестнице в крошечную квартирку, расположенную на самом верхнем этаже старинного дома на Бэйсуотер-роуд. В глубине души она надеялась, что Элен куда-нибудь отлучилась. Тогда можно будет воспользоваться общей ванной комнатой и принять душ, переодеться в шелковое платье кофейного цвета и исчезнуть, избежав подробных объяснений. Ну, разве что записочку оставить, решила Вики…

Через некоторое время девушка уже сидела в халатике перед туалетным столиком, накладывая макияж, но тут скрип ступенек возвестил о приходе Элен.

— Вики?! Ты уже вернулась? О боже, мои бедные ноги! Я просто валюсь от усталости! Сегодня мы получили партию дисков «Люби меня, девчонка». Ты бы видела это кошмарное столпотворение подростков… — Она оборвала себя на полуслове, только теперь заметив, что подруга подкрашивает губы. — Ты куда-то уходишь?

Вики обернулась к Элен, подавив тяжелый вздох:

— Да, к ужину меня не жди. А как у тебя дела? Какие планы на вечер, Элен?

Та в ответ вытащила шпильки из прически и тряхнула головой, по плечам рассыпались тяжелые каштановые пряди. Элен в изнеможении прислонилась к дверному косяку и спросила с наигранной беспечностью:

— Ну а ты как провела сегодня время? Было интересно?

Вики кивнула и принялась расчесывать свои золотисто — рыжие волосы.

— Да, было здорово, я получила массу полезной информации, кое с кем познакомилась.

— Мистер Лэстер всегда старается извлечь максимум пользы из таких мероприятий и установить деловые контакты с нужными людьми, — заметила она, устремила в никуда мечтательно-тоскливый взор, ее полное лицо стало каким-то жалким и потерянным.

— Элен! — Девушка с сочувствием взглянула на подругу. — Ведь это ты должна была пойти… может быть… мне так жаль…

— Не говори глупостей, Вик! Мистер Лэстер — большой босс. Мы обе знаем: его слово — закон! — Она пожала плечами и делано рассмеялась. — В прошлом году я была у него в фаворе, теперь твоя очередь, вот и все.

— Дорогая, не в этом дело. Мистер Лэстер хочет, чтобы я познакомилась с представителями фирм грамзаписи. На выставке в основном была классика. А ему нужны поставщики популярной музыки, вот он и попросил меня провести разведку.

Обе девушки знали, что это объяснение совершенно не соответствует истине, но оно пролилось как бальзам на истерзанное сердце Элен, и она приняла его с благодарностью.

— Да, я так и подумала. Ну и как там поживают фирмачи? Это один из них так неожиданно пригласил тебя сегодня на свидание?

Вики внимательно смотрела на свое отражение в зеркале.

— Приглашение действительно неожиданное, но это не свидание. Это скорее сверхурочная работа. В отеле «Маджестик» устраивают нечто вроде приема для гостей выставки. И естественно, мистер Лэстер решил, что его ассистентка тоже должна присутствовать на этом важном мероприятии. А я и не возражала: может быть, встречу там свою сестру Стефани.

— Не возражала?! — недоуменно воскликнула Элен. — Да разве можно против такого возражать?! — Элен уже много лет пылала тайной страстью к мистеру Лэстеру и многое бы отдала за возможность приятно провести с ним вечер. Элен тоскливо вздохнула. — Наверно, ты поздно вернешься. Скорее всего, будут танцы.

— Думаешь? О господи! Надеюсь, я там все-таки встречу Стефани, а не то умру от скуки. Даже поговорить будет не с кем.

— Причем здесь скука?! Ты ведь не считаешь его скучным, Вики? — В голосе Элен сквозило недоверие, а в глазах вспыхнул свет надежды.

— Кого? Мистера Лэстера? — озадаченно спросила Вики, скинув халатик и надевая шелковое платье. — Для меня он просто ходячий каталог пластинок — вот и все! Даже не знаю, что тебе еще сказать. У нас с ним чисто деловые отношения, да и разговоры все об одном и том же: выставки, пластинки, покупательский спрос…

— Но теперь ваши отношения, безусловно, претерпят изменения, раз он уже стал приглашать тебя на вечерние свидания, — отрезала Элен, не сумев подавить приступ зависти и раздражения.

— Вечерние свидания, скажешь тоже! — возразила Вики. — Это же обыкновенная рутина! Даю голову на отсечение: все, кто крутился на выставке днем, появятся на приеме вечером.

Но в глубине души Вики не могла не признать: ей льстило внимание этого человека.

Мистер Лэстер встретил Вики в фойе отеля и, бережно поддерживая под локоть, проводил в банкетный зал. Немного позже, когда они стояли вдвоем в окружении шумной толпы и потягивали напитки из высоких бокалов, мистер Лэстер не сводил с девушки глаз и умолял называть его просто Клайвом.

— Боюсь, в рабочее время нам придется соблюдать все формальности, — усмехнулся он.

— Да, конечно. — Она потупилась и натянуто рассмеялась, ощущая себя провинившейся школьницей. — Ой, мне надо будет следить за собой: а не то забуду и назову тебя по имени прямо перед покупателями.

— Не забудешь, я в этом уверен. Ты образцовый работник, Вики. Я уже давно за тобой наблюдаю: твои манеры безупречны. Для посетителей магазина это тоже не секрет. Они вновь и вновь возвращаются к нам и ждут, чтобы их обслужила милая, корректная и, должен признаться, просто очаровательная девушка.

— Хотелось бы надеяться, что они возвращаются в наш магазин, потому что оценили мой профессионализм, — сухо заметила Вики и сама поразилась резкости своего тона.

— О, конечно. Ты прекрасно справляешься со своей работой, отлично разбираешься в каталогах, я высоко ценю твое стремление к самосовершенствованию. Нам будет очень не хватать тебя, когда ты нас покинешь. А это ведь когда-нибудь произойдет, не так ли?

— Да, верно. Я поступила на работу в «Бланшард», чтобы овладеть спецификой большого бизнеса. Однажды я вернусь домой и буду помогать Стефани управлять нашей «Музыкальной шкатулкой». Но думаю, это случится не скоро, мистер… Клайв.

— Ах, как я рад это слышать! Ты говорила, что твоя сестра овдовела и одна воспитывает двоих детей. Должно быть, она сильная женщина, раз справляется с ролью матери и несет ответственность за семейный бизнес.

— Да, она замечательный человек, — призналась Вики. — Я всегда восхищалась ею. Забота о близнецах, правда, целиком легла на плечи моей матери. Она отлично готовит и умеет найти с детьми общий язык. Во внуках теперь заключается вся ее жизнь. Понимаешь, в той железнодорожной катастрофе погиб не только муж Стефани, но и мой отец.

— Боже мой, какая трагедия! Значит, твоя мать и сестра овдовели одновременно, — пробормотал мистер Лэстер, обводя зал отсутствующим взором и автоматически кивая каким-то знакомым. — Как хорошо, что они стали опорой друг другу и смогли выстоять в этом суровом испытании!

— Да, ты прав. — Вики была благодарна Клайву за понимание и сочувствие. — Постепенно все наладилось. Домашние обязанности никогда особенно не привлекали Стефани, и она с головой ушла в бизнес. Мне кажется, напряженная работа помогает ей пережить потерю Джека. Она специально нагружает себя делами, чтобы на все остальное не оставалось ни сил, ни времени.

— А как насчет тебя, Вики? Домашние обязанности тебя привлекают? — спросил он с улыбкой.

— Ой, я даже не знаю. Я мечтаю сделать карьеру, но я также хотела бы иметь дом, семью — когда-нибудь, со временем. Наверно, я требую от жизни слишком многого, да?

— Полагаю, большинство девушек разделяют твою точку зрения. Но однажды наступит день, когда придется сделать выбор. — Взгляд его карих глаз был внимательным и ласковым.

Вики поспешно отвернулась и, улыбаясь, беспечно заявила:

— Ну, это будет еще нескоро. Сейчас я так увлечена работой, что и думать ни о чем другом не хочется.

— Значит, тебе нравится работать в торговом доме «Бланшард». Я очень рад этому, моя дорогая. — Он склонился к девушке, пристально вглядываясь в ее лицо. — Хотя мне кажется, ты не стопроцентная бизнесвумен. В тебе нет жесткости. — Он усмехнулся. — А еще тебе придется научиться контролировать свои эмоции, подавлять вспышки гнева, чтобы принимать верные, взвешенные решения.

— Да, в этом Стефани на голову выше меня. Хладнокровная, уравновешенная блондинка.

Девушка погрузилась в раздумья: у сестры был трудный характер, при первой встрече многие сочли бы ее бесчувственной, расчетливой, видавшей виды коммерсанткой. Вики помнила, какой сестра когда-то была: хрупкой, нежной, умиротворенной в окружении родных людей. Стефани трепетно любила своего молодого мужа, обожала новорожденных малышей и буквально светилась от счастья. Восемь лет прошло с того трагического дня. За это время Стефани изменилась не только внутренне, но и внешне. Из солнечной светловолосой девушки она превратилась в сдержанную молодую женщину с аккуратной прической, отливающей каким-то синтетическим серебряным блеском. Бабушка дарила внукам всю свою нежность и душевное тепло, и именно у нее они искали защиты, утешения и дружеского участия. А у матери на это никогда не хватало ни времени, ни терпения. Нахмурившись, Вики отрешенно смотрела в пустоту, она невольно вздрогнула, когда чуткие мужские пальцы прикоснулись к ее лбу и нежно разгладили морщинки. Девушка подняла на Клайва Лэстера ясные, чистые глаза.

— Пойдем, я попробую развеселить тебя чем-нибудь, не хочу, чтобы ты хмурилась, — заботливо проговорил он.

— О, прости, я просто задумалась.

Клайв уверенно повел девушку вглубь зала, бережно поддерживая под локоть. Она растерянно вверилась ему, не зная, наслаждаться ли властным покровительством этого мужчины или негодующе отвергнуть все посягательства на личную свободу.

Мистер Лэстер взмахнул рукой, приветствуя кого-то через весь зал.

— Это Мэддиген. Совершенно замечательный человек, опытный работник, знает дело как свои пять пальцев. В «Элит Рекординг» он, без всякого сомнения, специалист номер один. Богато одаренный, умный, талантливый, поразительно энергичный, он обязательно понравится тебе. Потрясающий человек!

Вики проследила за взглядом Клайва: в жадно жевавшей и пившей толпе любезно-недоброжелательных предпринимателей, конкурентов и бизнесменов, отягощенных лишними килограммами, годами, жемчугами и бриллиантовыми булавками, резко выделялся черноволосый статный мужчина. Он был высок, широкоплеч и прекрасно сложен.

— Гм, действительно потрясающий, — пробормотала Вики, послушно следуя за мистером Лэстером через весь банкетный зал. — Прямо-таки сногсшибательный мужчина: искрометные глаза, сурово сдвинутые черные брови!

Клайв усмехнулся:

— Черные брови? О, это точно не Мэддиген. Этого парня я не знаю. Деревенщина какая-то, тебе так не кажется? Не думаю, что он человек нашего круга. А, Мэддиген, здорово, дружище! Как дела?

Мрачный незнакомец, как неприступная темная скала, возвышался в людском водовороте, из-за него к Вики и Клайву вынырнул невысокий бледный человек в очках без оправы. Да, скорее всего, он очень замечательный, подумала Вики, но уж точно не сногсшибательный.

— Клайв! Как я рад нашей встрече! Укрепляешь репутацию торгового дома «Бланшард» путем привлечения к работе очаровательных сотрудниц?

Отвесив девушке вежливый поклон и тут же забыв о ней, мистер Мэддиген стал увлеченно обсуждать с Клайвом Лэстером недостатки работавшего у него по контракту артиста.

Вики со скучающим видом рассматривала оживленные лица людей. Внезапно ее глаза остановились на мрачном незнакомце. Он стоял на одном месте совершенно неподвижно, точно статуя, но излучал при этом такую мощь и энергию, что Вики невольно вздрогнула, внутреннее чутье подсказывало: перед ней поистине потрясающий человек. Смокинг изящно облегал могучий торс, из-под нависших бровей сверкали темные глаза, горделивая осанка придавала всему облику этого загадочного мужчины хищную грацию.

Вики с трудом отвела глаза в сторону и тут же в двух шагах от себя заметила Стефани. Извинившись, Вики покинула своих неучтивых компаньонов и стала медленно пробираться к сестре.

— Стефи, милая, рада тебя видеть! Как дела? Ты выглядишь великолепно!

— Ой, Вики! Что ты тут делаешь? Вот уж не ожидала тебя здесь увидеть! Ты сегодня очаровательна! — улыбнулась Стефани, с одобрением разглядывая шелковое платье сестры.

— И ты тоже! — воскликнула Вики. — Но ты всегда очень элегантна. У тебя новая прическа!

— Да, нравится? — Стефани слегка притронулась пальцами ко взбитым локонам и улыбнулась, виновато опустив глаза. — Должна признаться, я сбежала отсюда сегодня днем и заскочила в один очень дорогой салон. Знаешь, я немного устала от выставки: кругом одни технари, меломаны, эксперты разного толка. В какой-то момент мне показалось, что я не выдержу больше ни одной минуты. Прости, что не дождалась тебя, дорогая.

Вики с удивлением взглянула на свою старшую сестру. Стефани всегда уделяла много внимания своей внешности, но еще ни разу в жизни она не ставила личные интересы выше деловых. Уму непостижимо: пренебречь работой ради похода в парикмахерскую!

— Хорошо, что мы все-таки встретились! — радостно проговорила Стефани. — Ты здесь одна или с каким-нибудь приятным спутником?

— Я здесь с мистером… Клайвом Лэстером. Это мой босс. — Вики небрежно махнула рукой в сторону. — Вон тот, стройный мужчина с каштановыми волосами, который увлеченно разговаривает со своим субтильным собеседником.

— Да, вижу: держится он просто, с большим достоинством. Очень — очень привлекательный молодой человек! Проявляет к тебе интерес?

Вики с упреком взглянула на сестру, ожидая встретить ее обычную лукавую усмешку. Но Стефани смотрела на нее с неподдельным интересом.

— Ну, может быть, небольшой, — ответила Вики. — Но мы общаемся только на работе и мало знаем друг друга.

— Всегда надо с чего-то начинать, — заметила Стефани, ее плотно сжатые губы тронула легкая улыбка. — Пора бы тебе найти какого-нибудь порядочного и милого молодого человека, Вики.

Девушка задорно рассмеялась:

— Ты же сама всегда предостерегала меня от поспешных решений и случайных знакомств, неужели забыла?

— А вдруг я ошибалась? Возможно, мы должны постоянно искать свое счастье и, поймав мечту за край вуали, никогда не выпускать из рук. — В голосе Стефани неожиданно прозвучали такие мечтательные, даже тоскующие нотки, что Вики удивленно посмотрела на сестру. Со дня их последней встречи Стефани, без сомнения, преобразилась: она светилась изнутри каким-то таинственным сиянием, прекрасные строгие черты лица обрели печальную мягкость. — Посмотри, твой босс машет тебе рукой! Видимо, наступило время ужина.

— Мне нужно идти. Пойдем, я тебя познакомлю, хочешь?

Стефани помедлила в нерешительности, поглядывая по сторонам.

— Давай позже, дорогая, ладно? Если у тебя не будет другой компании, можно занять один столик вчетвером.

— Вчетвером? Я не знала, что ты пришла сюда со своим знакомым.

— Да, я как раз ищу… А, вот и он! Ну, я побежала, позже увидимся!

Вики медленно направилась к Клайву, тот уже с нетерпением поджидал ее. Пробираясь через толпу, девушка глаз не спускала с сестры: уж очень хотелось узнать, кого же она разыскивала. Вики почему-то даже не удивилась, когда Стефани остановилась возле мрачного незнакомца.

В большом бальном зале вокруг площадки для танцев были накрыты маленькие уютные столики. Когда Вики передала мистеру Лэстеру приглашение сестры, тот сначала весьма скептически отнесся к идее провести весь вечер в обществе каких-то провинциалов. За одним из столиков он увидел экстравагантную пару: миниатюрную блондинку и высокого смуглого мужчину. Клайв открыл рот от изумления, когда белокурая красавица, заметив его и Вики, призывно замахала рукой. Мистер Лэстер тут же энергично двинулся вперед, оживленно бормоча на ходу:

— Я с удовольствием познакомлюсь с твоей прелестной сестрой и ее спутником. Это же тот самый загадочный незнакомец, которого мы видели в начале вечера. Я не знал, что ты с ним знакома.

— Я его не знаю. Он не из Хэйзлуика, в этом я абсолютно уверена.

Должно быть, у незнакомца был отличный слух. Вежливо поднявшись из-за стола в знак приветствия, он спросил:

— И откуда же такая уверенность, мисс Трэрн?

Вики медленно смерила взглядом дерзкого неучтивца.

— Я знаю практически всех жителей нашего городка, — сухо заявила она. — Там мой дом.

— И мой тоже последние шесть месяцев. Возможно, у вас неполные данные об обитателях Хэйзлуика.

Стефани натянуто рассмеялась, переводя взгляд со одного лица на другое. Казалось, в воздухе носились невидимые стрелы.

— Ой, пожалуйста, не ссорьтесь! Вы даже не успели еще познакомиться! Вики, это Кларк Дэнтон, новичок у нас в Хэйзлуике и мой дорогой друг. — Слово «дорогой» Стефани произнесла каким-то особым, вибрирующим голосом. — Кларк занимается недвижимостью, мистер Лэстер, — поспешно добавила она.

— А, понятно, — многозначительно протянул Клайв Лэстер. — Выгодная сфера.

По губам Кларка Дэнтона скользнула улыбка.

— Да, все так считают. Но я не принадлежу к классу миллионеров, — миролюбиво ответил он.

— Но ты ведь работаешь весьма успешно. — Стефани подняла на своего друга глаза, вспыхнувшие затаенной нежностью, потом повернулась к сестре: — Его новый магазин на Хай-стрит процветает. Кларк очень предприимчивый человек.

— На Хай-стрит? — переспросила Вики. — А о каком магазине идет речь?

— Старого мистера Байдфорда, — ответила Стефани. — Ты разве не знала, что магазин был выставлен на продажу?

— Нет, не знала. Мне казалось, мистеру Байдфорду уже давно пора на пенсию.

— На пенсию? Но он ведь умер! Разве я тебе об этом не писала?

В памяти Вики всплыло доброе лицо владельца магазина игрушек. Она всегда любила постоять перед яркой витриной и полюбоваться на сказочные сокровища. Сердце болезненно сжалось, глаза Вики затуманились печалью, но девушка постаралась взять себя в руки.

— Так вы занимаетесь игрушками, мистер Дэнтон?

— Игрушками? Бог мой, нет! Я приобрел только здание.

Вики вспомнила, что в одной из темных комнат магазина была оборудована специальная мастерская — настоящая больница для кукол. Девчушкой она не раз с замиранием сердца следила за старым кукольником, когда он перебирал «запчасти» в поисках рук, ног, хвостов для «лечения» обожаемых кукол или мягких игрушек, Что же стало с голубыми пластиковыми глазами, золотыми париками, винтиками и колесиками? Скорее всего, эти бесценные раритеты выброшены в мусорные баки по распоряжению всемогущего мистера Дэнтона.

— Ты не узнаешь теперь этот магазин, Вики! — радостно сообщила Стефани сестре.

— Мистер Дэнтон, очевидно, никогда не упустит своего шанса, — с уважением проговорил Клайв Лэстер: сила и энергия мистера Дэнтона вызывали в нем восхищение. — Полагаю, все, что вы продаете, весьма актуально и современно.

— Да, пожалуй, так можно сказать. Например, в бывшей кукольной лавке теперь салон бытовой техники, где выставлены новейшие модели холодильников и посудомоечных машин.

— Вы, очевидно, собираетесь и дальше скупать недвижимость в Хэйзлуике, мистер Дэнтон? — Вики даже не пыталась скрыть своего возмущения.

— Возможно, — беспечно ответил он, подняв глаза от тарелки с авокадо.

— А почему вас интересует именно Хэйзлуик? Почему наш городок? Вас что-нибудь связывает с этим местом? Семейные корни или еще что-нибудь?

Кларк Дэлтон смотрел на Вики в упор. Его глаза отливали темной синевой и в обрамлении ресниц казались почти черными.

— Нет, здесь у меня нет никаких родственных связей. На самом деле таковых у меня вообще нигде нет. Мои корни давным-давно безжалостно обрублены, и у меня никогда не возникало желания обосноваться на новом месте.

Вики невольно поежилась: как же можно жить без семьи, без дома, без близких людей, которые дают тебе ощущение безопасности и уверенности, которые готовы всегда тебя поддержать?! Как же он одинок в этом огромном мире! Вики смутили собственные эмоции: возможно, она все выдумала, в конце концов, более самоуверенного и сильного мужчины она в жизни не видела!

— Значит, вы выбрали Хэйзлуик случайно?

— Ну, по-моему, этот городок готов к переменам, к современным нововведениям и развитию, — ответил он, пожав плечами.

Вики внезапно окатила волна гнева: какое право имеет этот чужак вторгаться в жизнь ее родного города, ее семьи и менять знакомый, привычный облик тихого местечка, нарушать размеренное течение времени?

— Развитие — это такое хорошее, пустое понятие, — взорвалась она, вспыхнув от негодования. — Я бы назвала этот процесс эксплуатацией.

— Вики! — воскликнула Стефани, сурово поджав губы и устремив неодобрительный взгляд на младшую сестру. — Тебе не кажется, что иногда лучше попридержать язычок и не разглагольствовать о том, в чем плохо разбираешься?

— Я хорошо разбираюсь в проблемах Хэйзлуика. Это мой дом, — продолжала спорить Вики.

Голос Кларка Дэнтона пронизывал ледяной сарказм:

— Поверьте мне на слово, развитие вашего городка неизбежно и своевременно. Если не я, то обязательно придут другие… через месяц, через год.

— А почему это я должна вам верить?! Почему все не может идти своим чередом, без потрясений?

Клайв Лэстер решил дипломатически разрядить накалившуюся обстановку:

— А знаете, я ведь никогда не бывал в этом вашем городке, столь милом сердцу нашей Вики.

— Тогда тебе стоит поспешить с посещением старинного города Хэйзлуика, пока еще там осталось на что посмотреть, — язвительно заметила Вики.

Стефани лучезарно улыбнулась:

— О, замечательная идея! Вы действительно должны навестить нас как-нибудь, мистер Лэстер! Вики просто обязана привезти вас на выходные. Я уверена, наша мать будет рада познакомиться с вами. Она редко выбирается в Лондон, нечасто покидает свой дом, но всегда очень рада гостям.

Вики, немного успокоившись, попыталась поддержать общий разговор:

— Да-да, это, правда, мама любит принимать гостей, подавать на стол изысканные угощения. Она прекрасно готовит.

— Верно-верно, — подтвердил Кларк Дэнтон.

Боже, значит, он бывал у них дома, догадалась Вики. Интересно, и в каком же качестве, размышляла девушка, подозрительно переводя взгляд с мистера Дэнтона на Стефани. Сомнений почти не оставалось. Молодая женщина, наверно, и не предполагала, что ее взгляд, устремленный на Кларка, полностью выдавал се: в нем было столько неизбывной нежности, столько чувства.

Вики не могла себе простить своей вспышки. Сколько раз она давала себе слово обуздывать свой темперамент!

Она постаралась мило улыбнуться и перевела разговор на менее опасную тему. Все активно обсуждали выставку грампластинок и звуковоспроизводящей техники. Кларк Дэнтон, чьи профессиональные интересы касались абсолютно иных сфер, оказался вполне компетентным собеседником. Он хорошо разбирался в технике, знал множество фирм грамзаписи.

Позже Кларк пригласил Вики танцевать. В разговоре вновь всплыла тема Хэйзлуика, и девушка почувствовала, как напряжение сковало тело.

— Вы готовы осудить меня по любому поводу, опираясь на недоказанные улики, мисс Трэрн, — спокойно изрек мужчина, когда наступил перерыв в танцах.

— Я и не подозревала, что выношу окончательный приговор, — улыбнулась девушка.

— Значит, приговор не является окончательным и бесповоротным? Отлично! — Он с улыбкой смотрел ей прямо в глаза. — Я могу надеяться, что вы постараетесь чаще приезжать в Хэйзлуик? Вы, конечно, обнаружите там кое — какие изменения, но, быть может, вам понравится то, что вы увидите.

— Вы правы: мне стоит чаще бывать дома. Мне очень нравится моя работа в Лондоне, но в глубине души я знаю, что в родном городке меня неизменно ждет «Музыкальная шкатулка» Трэрнов и я всегда найду наш магазин в самом центре Хай-стрит.

— Да. — Кларк задумчиво прикрыл глаза. — Да, магазин очень удачно расположен… очень.

Вики кинула па него быстрый взгляд. В душу закралось сомнение; почему этот загадочный мужчина вдруг заинтересовался Стефани? Какие чувства им владеют на самом деле? Кларк Дэнтон — настоящий делец, холодный, расчетливый, человек без роду, без племени. А вдруг он руководствуется лишь деловыми интересами и перспективами, которые перед ним открываются?

Вики и Кларк вернулись к своему столику. Девушка постаралась заглушить в себе тревогу: ведь у нее нет никаких оснований для мрачных прогнозов и опасений. Вечер прошел великолепно. Молодые люди замечательно провели время в оживленной беседе и танцах.

В тот вечер почему-то отчетливо запечатлелась в памяти Вики сцена прощания. Она уже сидела в такси вместе с Клайвом Лэстером и все никак не могла оторвать взгляд от старшей сестры. Стефани, стройная, элегантная, стояла в ярко освещенном фойе отеля. Свет озарял се миниатюрную фигурку, пышные волосы, оставляя в тени прекрасное лицо. Белокурая красавица автоматически махала вслед отъезжавшему такси, а глаза ее были прикованы к высокому, широкоплечему мужчине с черными волосами и удивительными темно — синими глазами, который, точно таинственный страж, замер возле нее. В зеленых глаза Стефани полыхали восхищение и нежность.

Вики поразило такое открытое проявление горячей симпатии. Почему сестра, не стесняясь, демонстрирует свою привязанность к Кларку Дэнтону? Неужели она абсолютно уверена в ответных чувствах этого сдержанного, неприступного мужчины?

В тот вечер Вики долго думала о превратностях судьбы, о невероятной метаморфозе, произошедшей с сестрой. Девушка и не предполагала, что в будущем ей еще не раз придется вернуться к своим размышлениям.

Глава 2

Вики с горечью осознавала, что в последнее время ее отношения с соседкой по квартире стали напряженно-натянутыми. Когда такси притормозило возле их дома, Элен, спрятавшись за занавеской, ревниво наблюдала за прощанием Вики и Клайва. Несколько минут показались измученной девушке вечностью.

Через неделю стало известно, что в Амстердаме должен состояться фестиваль поп-музыки. По какому-то недоразумению или недосмотру пригласительные билеты для торгового дома «Бланшард» где-то затерялись, поэтому все приготовления проходили в страшной спешке. Предполагалось, что на фестиваль поедет мистер Лэстер, как директор отдела, и Элен. Несколько дней она буквально порхала от радости, и это при ее-то комплекции. Девушка грезила наяву и буквально светилась от счастья.

— Господи, я так боялась, что он снова выберет тебя, Вики, — с жалкой улыбкой на губах неожиданно выпалила Элен, когда девушки вместе прибирались на кухне.

— По-моему, ты не должна была так волноваться. Я совершенно не разбираюсь в поп-музыке, тебе же это хорошо известно. — Вики как раз мыла холодильник и не знала, что делать с остатками еды, которые Элен бережно откладывала про запас. — Придется выбросить этот йогурт… а эту ливерную колбасу и есть-то уже нельзя. Фу! — Она с гримасой отвращения быстро завернула находку в газету и сунула в помойное ведро.

— И все-таки, — Элен задумчиво замерла с губкой в руке, — все-таки ты не станешь отрицать, что он к тебе неравнодушен… иногда, — поспешно добавила она, словно пыталась саму себя убедить в мимолетности увлечений босса.

— Даже если это и так, он должен трезво оценивать ситуацию. Он потеряет свое место, если станет смешивать личные и деловые интересы в одну кучу, тебе так не кажется?

Элен холодно взглянула на подругу:

— Так ты полагаешь, что я не являюсь для него предметом личного интереса? Ты думаешь, я ему вообще не нравлюсь, да?

Вики вздохнула:

— Я не это имела в виду, Элен. Ты намеренно искажаешь смысл сказанного. Я только хотела…

— Я знаю, прости меня, — попросила Элен. — Я себя ужасно чувствую. У меня был такой тяжелый день сегодня!

— О, почему же ты мне ничего не сказала? Пусти, я сама все доделаю. — Вики решительно отобрала у подруги губку. — Иди и как следует, отдохни.

Вики расстроилась: никогда еще Элен не выглядела такой утомленной, обессиленной. Обычно она держала себя в руках.

На следующий день девушки почти не виделись: в течение рабочего дня они, как всегда, находились в разных секциях. Но вечером Элен почти ничего не стала есть за ужином и рано ушла спать. Наутро девушка так плохо выглядела, что Вики советовала ей остаться дома, в постели, но та и слушать не захотела.

К вечеру Элен окончательно слегла; она вся горела, и ее сотрясали приступы озноба.

— Нет, это не простуда! Я не смогу поехать с ним в Амстердам! Это корь! — В порыве отчаяния девушка распахнула пижаму — на коже проступила зловещая красная сыпь. — Я пыталась делать вид, что со мной ничего не происходит, но… Господи, Вики, что мне делать? Это все так ужасно!

Спешно вызванный врач не подтвердил страшного диагноза, уверяя, что у больной аллергическое высыпание и все через пару дней пройдет. Но ничто не могло утешить Элен. Было очевидно, что в Амстердам она поехать не сможет.

Мистер Лэстер принял известие о болезни Элен спокойно. Задумавшись на секунду, он медленно проговорил, внимательно глядя на Вики:

— Бедная мисс Эмблер! Надеюсь, ее недомогание не доставит тебе лишних хлопот, Ви… мисс Трэрн. Ухаживать за больной придется, наверно, вам.

— О, мне это будет нетрудно, — заверила его девушка. — Но Элен так несчастна, мне кажется, ее не стоит оставлять одну на целый день. Я позвонила се матери, она сегодня приедет и заберет дочь домой в Саутгемптон.

— Это правильно: морской воздух творит чудеса, и девушка быстро пойдет на поправку, — сказал мистер Лэстер, ухмыльнувшись. Его глаза хитро поблескивали.

Вики совершенно не удивилась, когда на следующий день босс предложил ей поехать в Амстердам. Паспорт у девушки был в порядке: в прошлом году она ездила в Бельгию вместе с сестрой и близнецами, и все попытки Вики объяснить мистеру Лэстеру, что она полный профан в поп-музыке, ни к чему не привели. Поэтому пришлось подчиниться требованиям начальства.

Неожиданно в отдел классики заглянул исполнительный директор и, игриво поглядывая на Вики, провозгласил, что поскольку у нее нет ни одного седого волоса, то она является представителем молодого поколения и, следовательно, должна прекрасно разбираться в поп-культуре. Широко улыбаясь и кивая, Вики бойко ответила на все его каверзные вопросы и пообещала во всем помогать мистеру Лэстеру.

Два дня пролетели незаметно. Было необходимо решить массу проблем. Вики договорилась с тремя продавцами, которые останутся вместо нее работать в отделе. Потом отложила вещи для поездки, прибралась в квартире, отнесла ключи домовладелице, оставив ей на всякий случай адрес Элен в Саутгемптоне.

Когда Вики поднялась на борт самолета вместе с Клайвом Лэстером, она ощутила, как напряжение последних часов спадает: наконец-то можно ни о чем не думать и не волноваться. Боже, какое блаженство, думала девушка, это похоже на неожиданный праздник, маленький отпуск.

Вики казалось, что она попала в волшебную сказку. В аэропорту их встретил официальный представитель фестивального комитета с охапкой цветов. Отель, куда их доставили, был верхом совершенства.

Радость теплыми волнами пробегала по телу Вики. Она остро ощущала биение жизни и с детской безмятежностью наслаждалась абсолютно всем.

Первое утро в Амстердаме Вики и Клайв провели, знакомясь с местными достопримечательностями. Прогулка на экскурсионном катере по золотисто — зеленым каналам города произвела на них неизгладимое впечатление. Позже они получили возможность понаблюдать за приготовлениями к фестивалю, посмотреть на участников отборочного тура и принять участие в коктейле, организованном ведущей фирмой грамзаписи. Потом состоялось еще одно предварительное прослушивание участников фестиваля, и завершился вечер танцами.

Такси медленно везло Вики и Клайва по пустынным улицам, в неверном свете фонарей город казался сказочно-прекрасным. Напольные часы пробили полночь, когда молодые люди, наконец, оказались в отеле и стали подниматься на третий этаж по скрипучей лестнице.

— Ну как, хорошо прошел твой первый день в Амстердаме? — мягко спросил Клайв, следуя за девушкой по пятам.

— Да, очень! Все было просто великолепно! Но я так устала.

— Ты рада, что я выпросил для тебя приглашение? — поинтересовался Клайв, заглядывая Вики в глаза.

— Выпросил? — повторила она в недоумении. Само слово ей явно не понравилось. — Элен не смогла поехать, вот я и заменила ее… Мою кандидатуру начальство сочло вполне подходящей для поездки на фестиваль.

— Да, все правильно, киска. Кроме одного: в поп-музыке ты не разбираешься. Я мог бы и один поехать, понимаешь?

Странно, но эта мысль не приходила Вики в голову.

— Да, думаю, ты действительно мог поехать один, — кивнула она.

— Но согласись, мне было бы не так весело. Они стояли перед комнатой Вики, и она рылась в сумочке в поисках ключа. Клайв прислонился к косяку двери и в упор уставился на девушку.

— Конечно, весело, но очень утомительно, правда? — бормотала она, все еще разыскивая ключ. — Я с ног валюсь от усталости.

— Не верю, ты выглядишь потрясающе. Такой замечательный вечер, по-моему, было бы жаль расстаться прямо сейчас, тебе так не кажется?

Вики, наконец, нащупала ключ и с победоносным видом вставила его б замочную скважину.

— Ничего не поделаешь: придется распрощаться, Клайв. Спасибо за прекрасный день, спасибо тебе за все! — твердо заявила Вика, проскользнула в комнату и быстро закрыла за собой дверь.

Клайв не стал настаивать и ногой удерживать дверь, рискуя остаться без ботинка и уронить свое достоинство.

Девушка в полном изнеможении упала на кровать. Так — так, теперь никаких сомнений у нее не осталось: с Клайвом назревают проблемы. Но сейчас у Вики не было сил размышлять об этом. Она подумает об их отношениях в другой раз…

Второй день в Амстердаме был во многом похож на первый. У микрофона бесконечной вереницей чередовались очаровательные девушки и юноши странного, диковатого вида. Аудитория пресыщенных впечатлениями журналистов и представителей фирм грамзаписи в основном реагировала на шоу спокойно и беспристрастно. Вечером состоялся званый ужин, а вслед за ним — выступление шести финалистов.

Приближался заключительный день фестиваля, всеобщее возбуждение нарастало. Гостей поражала расточительная щедрость и чрезмерная заботливость организаторов мероприятия. Но возможно, устроители руководствовались своими тайными соображениями и, надо сказать, добились требуемых результатов; зрители были наконец-то захвачены событиями и бурно обсуждали возможности претендентов на победу. Рокот динамиков, шум и разговоры между выступлениями участников, крики и аплодисменты — все слилось в один непрерывный гул.

Возвращаясь вместе с Клайвом в отель на такси. Вики наслаждалась обычными звуками оживленной городской улицы. Вики стало хорошо и уютно, ей вдруг показалось, что этот человек взял ее под свое покровительство.

Клайв помог Вики выбраться из такси, и рука об руку они вошли в отель. Служащий с улыбкой передал девушке ключи и сказал:

— Вам звонили из Англии, мадам. Просили перезвонить вот по этому номеру. — Он протянул Вики лист бумаги.

Она сразу догадалась, чей это номер.

— Это же телефон Элен! — воскликнула она, повернувшись к своему спутнику. — Странно… Зачем она меня разыскивает?

— Очень странно, — подтвердил Клайв. — Как ты думаешь, это как-то связано с магазином?

— Вряд ли. Она бы наверняка попыталась связаться с тобой. А потом, она, скорее всего, у себя дома, в Саутгемптоне, поправляется после болезни. — Вики взглянула на часики. — Уже слишком поздно звонить, я могу разбудить Элен или ее мать…

Служащий отеля, деликатно прочистив горло, заявил:

— Девушка просила вам передать, что речь идет о чем-то крайне важном. Она сказала, что вам следует позвонить в любое время, как бы поздно вы ни вернулись, мадам.

Вики ощутила слабость во всем теле. В сердце слабыми толчками зашевелилась тревога.

— Наверно, что-то случилось. — Девушка бросилась вверх по лестнице. — Я позвоню из своего номера!

Клайв не отставал от нее ни на шаг.

— Вдруг тебе потребуется моя помощь, — спокойно объяснил он свое желание быть рядом.

Вики с чувством благодарности ухватилась за его руку: так ей было легче справиться с волнением.

Элен так долго не подходила к телефону, что Вики начала терять терпение. Наконец в трубке раздался хорошо знакомый голос:

— Вики? Господи, это ты!

— Элен, что случилось?

Элен несколько секунд молчала, а потом медленно произнесла, тщательно подбирая слова:

— После твоего отъезда в нашу квартиру в Лондоне принесли телеграмму.

— Телеграмму? Что там было? Плохие новости?! — Вики дрожала, как в ознобе, голос не повиновался ей. — Что произошло? Что-то с моей семьей?

— Боюсь, да. О, дорогая, я не знаю, как тебе это сказать… Но все равно придется… Это просто ужасно! Вики, держись! Твоя сестра Стефани…

— Стефани?! Несчастный случай?

— Да, такая трагедия…

— Трагедия? Ты хочешь сказать…

— К сожалению, ничего нельзя изменить, Вики, мужайся. Автокатастрофа. Она погибла на месте…

У Вики потемнело в глазах, она без сил опустилась на кровать, судорожно сжимая трубку телефона. Оглушенная болью, она с трудом понимала, что происходит. Она не помнила, как Клайв забрал у нее трубку и несколько секунд с кем-то разговаривал. Потом он сидел возле девушки и уговаривал выпить немного воды. Автоматически Вики сделала несколько глотков и посмотрела на Клайва безжизненными глазами:

— Стефи. Это Стефи. Сказали, что она… не верю… я им не верю…

Он обнял ее и, бережно баюкая, словно больного ребенка, тихо сказал:

— Знаю. Тише — тише, ни о чем не думай. Я позабочусь о тебе. Ты должна успокоиться и отдохнуть, дорогая. Тебе надо принять снотворное и постараться заснуть. Если хочешь, можно вызвать врача.

Вики с трудом улавливала смысл его слов. Внезапно девушка словно очнулась. Она оторопело уставилась на молодого человека.

— Спать? Ты думаешь, я буду спать?! Мне нужно домой, — хрипло выкрикнула она. — Скорее домой. Там мама и… и… — она подавила рыдания, — и близнецы. Господи, мне надо быть с ними. Кто за ними присматривает?

Клайв неохотно отправился в регистратуру, чтобы получить информацию об авиарейсах в Лондон.

Вскоре он вернулся и сообщил, что на ночной самолет она уже опоздала, а следующий рейс — в восемь утра.

— Только в восемь? — Она взглянула на наручные часы. Столько времени придется бездействовать.

— Да. Я велю зарезервировать для нас билеты.

— Да-да, раньше же вылететь невозможно. — Она смотрела на него невидящими глазами. Но внезапно в ее сознании блеснула молнией догадка. — Для нас? Но ты ведь не собираешься лететь со мной?

— По-моему, я должен это сделать. Ты ведь не в состоянии путешествовать одна, Вики. Я бы хотел, чтобы ты все-таки передумала и еще на один денек осталась здесь. Ты же должна понимать, что уже ничего нельзя изменить, ты ничего не можешь сделать… — Он растерянно замолчал и отвернулся.

Его слова как острый нож вонзились в самое сердце Вики.

— Для Стефани я уже ничего не могу сделать, это мне понятно. Чему быть — того не миновать, по крайней мере, она не мучилась… Не знаю, я ничего не знаю. Я должна быть там, Клайв. Я больше не могу здесь находиться.

— Как хочешь. — Он пожал плечами.

— Но ты не должен ехать со мной, в этом нет никакой необходимости, честное слово. Тебе лучше остаться до закрытия фестиваля.

Он посмотрел на девушку с чувством глубокого сострадания:

— О, Вики, милая, я почти ничего не могу для тебя сделать.

— Ты был рядом, ты так все хорошо понимаешь. Я не хочу, чтобы из-за меня нарушались твои планы и ты раньше времени уезжал с фестиваля. Пожалуйста, не беспокойся, я справлюсь.

Клайв уладил вес организационные вопросы, забронировал авиабилет для Вики и уже собирался уйти к себе, когда девушка задала ему вопрос:

— Почему Элен? Я хотела узнать, почему именно она позвонила?

— Я тоже ее об этом спросил. Видимо, ваша хозяйка что-то напутала с телеграммой, с адресами и позвонила Элен. А у нее был телефонный номер нашего отеля, и она решила сама тебе обо всем сообщить.

— А, понятно.

— Я попросил ее связаться с твоей матерью и сообщить ей, что ты уже в курсе…

— Спасибо. Мама догадается, что я скоро буду дома. Я не стану ей звонить, она терпеть не может телефонные звонки.

Клайв задумчиво посмотрел на девушку:

— Послушай, Вики, ты, может быть, до конца не поняла, но со дня трагедии прошло уже несколько дней. Эта путаница с телеграммой… По-моему, Элен сказала, что все произошло два дня назад. К твоему приезду расследование, скорее всего, будет закончено.

— Расследование? — Вики непонимающе нахмурилась. — Ах да, произошел несчастный случай, значит, должно быть, расследование. Господи, ну почему я оказалась так далеко, на этом дурацком шоу?!

Бедная мама, ей пришлось одной пройти через весь этот ужас! А меня даже не было рядом!

Самолет, поезд — Вики почти не осознавала, что происходило вокруг. Совершенно автоматически девушка предъявляла контролеру билет, глотала безвкусную еду, неподвижно стояла на платформе. В ее сознании билась одна-единственная мысль: Стефи, ее любимой сестры, верной помощницы и советчицы, больше нет в живых… Бессвязные мысли роились в воспаленном мозгу, будущее виделось как сквозь туман. Много лет Стефани была организатором, администратором, руководителем — то есть фактически главой семьи и фирмы. Груз этих обязанностей теперь перекладывался на плечи Вики. Ей, конечно же, придется уйти из магазина «Бланшард» и взять на себя руководство «Музыкальной шкатулкой». Мать никогда не принимала активного участия в бизнесе, она царила и правила на двух верхних этажах старинного здания на Хай-стрит в Хэйзлуике. Первый этаж, где располагался магазин, всегда находился в надежных руках ее мужа, а потом старшей дочери.

Вики рассеянно взглянула на свои тонкие руки… Удержат ли они бразды правления? Справится ли она с непомерным грузом ответственности за семью и бизнес?

Центральная улица Хэйзлуика Хай-стрит утопала в полуденном солнце. Основная часть магазинов была закрыта на обеденный перерыв, пешеходов почти не было. Казалось, все погружено в тихую дремоту. Вики так торопилась попасть в «Музыкальную шкатулку», что неслась сломя голову, ничего не разбирая на своем пути. Но вот, наконец, и знакомый дом, высокий, узкий, с потускневшими от непогоды серыми крашеными стенами. На витрине скучными рядами разложены ноты да расставлены сборники пластинок в коробках. Здесь же две двери: одна ведет в магазин, другая — в дом. Вики уже намеревалась войти в дом, как в дверях «Музыкальной шкатулки» появился сгорбленный пожилой человек в синем костюме, из кармана свешивалась массивная серебряная цепочка для часов. На голове мужчины красовался котелок.

— Барни! О Барни! — воскликнула Вики. Он взглянул на девушку и прикоснулся в знак приветствия к шляпе.

— Вот вы и приехали, моя милая. Я так и знал, что вы скоро приедете. Я говорил вашей матери, что девочка примчится домой, как только узнает о беде. В Лондон телеграммы долго идут, объяснил я ей. Отсюда до Лондона ведь далеко, не правда ли?

Вики посмотрела в выцветшие старческие глаза и покачала головой:

— Меня не было в Лондоне, Барни. Я была в Амстердаме. Произошла путаница с телеграммой, поэтому я не сразу приехала.

— Амстердам? Так вот в чем дело… Ну не важно, вы все равно уже здесь, Виктория. Очень грустная история, очень.

— Да, спешу к маме.

— Да-да, и скажите ей, чтобы не беспокоилась. Мы с Томми присмотрим за магазином.

Барни, на самом деле мистер Барнэйкер, был как бы частью магазина с незапамятных времен. Он слыл великолепным настройщиком роялей, рабочий день его не был строго нормирован, и мастер всегда оказывался под рукой, если бывал кому-то нужен.

Вики влетела в гостиную, но там никого не было. Мать оказалась на кухне. Она украшала смородиной пряничных человечков.

— Вики, девочка моя!

Мать и дочь нежно обнялись, бормоча какие-то слова и улыбаясь сквозь слезы. Затем миссис Трэрн отстранилась и указала на стол, где стояли миски, пакеты с мукой, сахаром, лежали ножи и формочки.

— Вот делала любимое лакомство наших близнецов, просто чтобы занять себя чем-то. Детей на целый день забрали друзья. Все так добры к нам, Вики, все предлагают помощь. Они должны вернуться в шесть, а может быть, в семь, не помню… В доме так тихо и пусто без…

— Ну, теперь не будет пусто, я ведь здесь, — быстро сказала Вики, нежно заглядывая матери в лицо: обычно полное, румяное, оно осунулось, побледнело. Мать выглядела постаревшей, поблекшей, в некогда темно-рыжих волосах появилось много серебряных прядей.

— Да, ты здесь. Давай я тебя покормлю, — немного оживилась миссис Трэрн. — Чего бы ты хотела?

— Я перекусила в поезде, — ответила Вики, прекрасно понимая, что матери было бы приятно накормить своего ребенка чем-нибудь вкусным. Но девушка знала, что не сможет проглотить ни крошки. — Но я с удовольствием выпью чаю.

— Хорошо. Вот только поставлю пряники в духовку, а чайник вскипит быстро.

— Теперь ты понимаешь, почему меня не было рядом? Мамочка, как ты все выдержала? Это было ужасно?

— Нет, милая… Я была в каком-то оцепенении. Все были так добры ко мне. Дознание, скорее всего, превратится в пытку. Бедный мистер Дэнтон! Он ведь главный свидетель.

— Мистер Дэнтон? А он-то тут при чем? — резко спросила Вики.

— А как же? Он ведь был с ней. Ах, да, ты же ничего не знаешь. Они вместе ужинали в тот день, понимаешь?

— Ты хочешь сказать, что мистер Дэнтон был за рулем? Он… несет ответственность за…

— О нет, ты не должна так говорить, милая! Он ни в чем не виноват, я уверена в этом. Этот поворот, недалеко от Эстлис-Фарм. Бедная моя Стефани, ей просто не повезло, ужасно не повезло. — По лицу пожилой женщины потекли слезы.

Не повезло. Да, ей не повезло с водителем, подумала Вики с горечью, но вслух говорить ничего не стала. Сердце ее сжималось от горя и негодования: боже, какая несправедливость!

— Значит, они где-то ужинали вдвоем? Наверно, в трактире «Стропильная нога»?

— Да, это был деловой ужин. По крайней мере, мистер Дэнтон именно так сказал, когда навестил меня. Он был за рулем машины Стефани, когда они возвращались домой.

Страшное подозрение закралось в душу Вики.

— Кстати, этот Кларк Дэнтон, он, случайно, не женат?

— Нет, он новичок у нас в Хэйзлуике, дорогая. Ты с ним не знакома.

— Представь себе, знакома. Мы встретились в Лондоне. Он был на торговой выставке в отеле «Маджестик» вместе со Стефани.

— Бедная Стефи! Я никак не могу поверить в то, что произошло, Вики. Это так жестоко, несправедливо! Н именно тогда, когда… — Миссис Трэрн оборвала себя на полуслове, прижав руку к губам.

Но Вики хотела слышать продолжение фразы:

— Когда что, мама?

— Ой, да ничего. Я хотела сказать, что это не должно было случиться именно тогда, когда она почувствовала себя такой счастливой, беззаботной… Все эти годы она света белого не видела из-за своего бизнеса, безропотно взвалила все проблемы на свои плечи и тянула лямку одна. А тут вдруг будто ожила моя девочка, просветлела вся, стала похожа на себя прежнюю, милую, веселую, беззаботную…

Вики бережно взяла мать за руку, и, тесно прижавшись друг другу, они скорбно замолчали.

Вскоре вернулись Мик и Мэнди, близнецы были встречены нежными объятиями, улыбками, подарками. В обществе своей молоденькой тетушки они на время забыли трагические события последних дней.

В течение последующих двух недель Вики буквально не вылезала из магазина, разгребая накопившиеся дела.

Наконец наступил день дознания. Вики боялась, что процедура станет мучительным испытанием для нее самой и для матери. Но все были крайне внимательны к родственницам погибшей и старались щадить их чувства. Коронер, учтивый опытный юрист, которого обе женщины знали много лет, допрашивал их в сдержанной и деликатной форме.

Кларк Дэнтон, бледный, подтянутый, давал свидетельские показания четко и ясно. Он бесстрастно рассказал об ужине, деловом свидании, о разговоре по поводу бизнеса, который у них со Стефани состоялся, о поездке домой. В тишине размеренно, неторопливо падали слова: крутой поворот, грязь на проезжей части, сильнейший удар. Расследование завершилось, мистер Кларк Дэнтон был признан невиновным в смерти Стефани.

Когда Вики выводила мать из здания суда, в узком коридоре она увидела неподвижно стоящего Кларка Дэнтона. Он посторонился, вжавшись в стену, но потом сделал шаг вперед, будто намеревался заговорить с ними. Миссис Трэрн остановилась, но Вики решительно увлекла ее прочь от этого страшного человека, не удостоив его ни взглядом, ни словом.

Весь следующий день Вики провела в маленьком кабинете в задней части магазина, сражаясь с бесконечными рядами цифр в старой объемной учетной книге. Внезапно на свежий лист упала чья-то тень. Девушка подняла глаза и радостно воскликнула, узнав посетителя:

— Стюарт! Стюарт Робсон! — Она пожала руку молодому симпатичному человеку, который тепло улыбался, глядя на нее.

— Вики! Как ты? Тебя так давно не было дома. — Его дружеская улыбка погасла. — Мне так жаль, что такие ужасные обстоятельства вынудили тебя вернуться. Что тут скажешь… Мы со Стефани росли вместе…

— Я знаю, Стюарт, знаю.

Они замолчали, но это было дружеское молчание добрых старых друзей. Молодой человек, бросив взгляд на гроссбух, спросил:

— Берешь на себя руководство?

Девушка пожала плечами:

— Просто хочу, чтобы механизм действовал бесперебойно. Я пока ничего окончательно не решила, я имею в виду — относительно бизнеса.

Стюарт окинул оценивающим взглядом пыльные полки с нотами, два пианино, загромождавшие почти весь магазин, ударные инструменты для школьников, проигрыватели, довольно устаревшие пластинки.

— Посоветуй матери продать все это. Недвижимость растет в цене, понимаешь?

— С тех пор как сюда перебрался мистер Кларк Дэнтон и начал тут свои преобразования? Ты это хотел сказать?

Молодой человек с любопытством посмотрел на Вики:

— Похоже, тебя не приводит в восторг наш подающий большие надежды магнат.

— Да я едва его знаю.

— О, у этого предприимчивого человека масса оригинальных идей. Ходят слухи, что он планирует приобрести еще один магазин.

— Ну да, чтобы бездарно преобразовать его. Нет, спасибо, я не хочу, чтобы «Музыкальная шкатулка» превратилась в коробку из стекла и пластика.

Стюарт присел на край старого стола и задумчиво улыбнулся, внимательно поглядывая на девушку.

— А ты помнишь, как мы любили по дороге из школы домой забегать в кукольную лавку?

— И опускали свои монетки в автомат с игрушками. Конечно, я все помню. Мне доставались крошечные водяные пистолеты, а тебе кукольные шляпки. — Вики задорно рассмеялась. — Да, золотые дни детства… А неплохо мы тогда жили, правда, Стюарт? Ты, Тони, Стефи и я. Как поживает Тони? По-прежнему возится с машинами?

Улыбка поблекла на лице Стюарта. Тони был старшим из двух братьев в семье Робсон. Фортуна наделила его прекрасной внешностью и сложным характером.

— Нет, он ушел из гаража: поссорился с партнером. Сейчас у него небольшая фирма по ремонту машин и тюнингу. К сожалению, подробностей не знаю.

— Звучит неплохо. Ну а ты чем занимаешься? Руководишь семейным бизнесом?

Он подавил вздох:

— Точно. В моей жизни никогда ничего интересного не происходит. А все-таки что ты думаешь о таинственном воротиле Дэнтоне? Вики, ты же не станешь отрицать, что нашему городку нужны живительные соки?

— Я вообще-то хочу, чтобы город не менялся.

— Ты так говоришь потому, что не живешь тут. Если ты решишь вернуться к родным пенатам, то, скорее всего, с радостью поможешь мистеру Дэнтону в его начинаниях, поверь мне. И совершенно не важно, каким будет твое личное отношение к нему. — Стюарт заглянул девушке в глаза. — Ты собираешься остаться, Вики? Ну, скажи, что да?

— Я бы хотела заняться бизнесом, если мама будет не против. Ей принадлежит основная доля в деле, поэтому решение во многом зависит от нее. Неплохо было бы расширить здесь торговлю пластинками, мне кажется, время пришло.

Стюарт с улыбкой погрозил ей пальцем:

— А-а, вот видишь! У тебя у самой есть все задатки настоящего магната, Виктория Трэрн!

— Я родилась и выросла в Хэйзлуике, Стюарт, и в этом вся разница между мной и мистером Дэнтоном. Это моя родина, здесь мой дом. А что наш городок значит для него?

— Ты невзлюбила этого человека, да? — Стюарт опустил глаза, рассеянно обводя пальцем край старого вращающегося чернильного прибора. — Послушай, Вики, твоя антипатия к нему ведь никак не связана с… с несчастным случаем? Ты же не имеешь зуб против него, а?

— Нет, конечно, нет, — отрезала она. — Это было бы несправедливо после того, как коронер оправдал его.

Девушка не стала говорить о своих смутных подозрениях. Она чувствовала, что существует нечто тайное, неразгаданное. Результаты судебного расследования ее совершенно не удовлетворили.

Вики ловко переменила тему разговора, спросив Стюарта о его домочадцах. Робсоны и Трэрны дружили с незапамятных времен. Много лет назад Билли Робсон и Альберт Трэрн, тогда еще совсем молодые, вложили свой капитал в общее дело и основали в Хэйзлуике музыкальный магазин, который стал процветать и приносить прибыль. Через несколько лет друзья-партнеры решили вести свои дела отдельно. «Музыкальная шкатулка» вполне достойно выдержала испытание временем. Бизнес мистера Робсона тоже бурно развивался. Ему пришлось расширить торговые площади, купив соседнее здание. Финансовое положение семьи упрочилось, и у миссис Робсон появилось неодолимое желание занять более высокое общественное положение. Семья Трэрнов как жила, так и продолжала жить в помещении над магазином, а Робсоны завели в аристократическом районе пригорода импозантный особняк с двумя входами. Несмотря на возникшие различия в образе жизни, в доходах, семьи хранили верность дружбе, дети вместе ходили в одну школу. В старших классах Вики и Стюарт часто бегали вдвоем на молодежные вечеринки.

С тех пор много воды утекло. Вики была поражена, как возмужал и повзрослел за эти годы Стюарт: он превратился в настоящего молодого бизнесмена.

— Ну, раз ты остаешься в городе, ты должна обязательно побывать у нас в Кустарниках и повидаться с моими родителями.

— О, с радостью навещу их! Но будущее скрыто в тумане. Близнецы унаследуют материнскую долю в бизнесе, но я до сих пор не знаю, кто станет их опекуном, необходимо дождаться оглашения завещания Стефани. Это произойдет завтра, после похорон…

— Да, я знаю. Между прочим, адвокат просил меня присутствовать на этой процедуре. — Стюарт казался весьма озадаченным.

— На оглашении завещания? Зачем?! — воскликнула Вики, но тут же одернула себя: — Ой, прости, ради бога! Я не имею права так себя вести!

— Вики, все в порядке. Я сам удивлен, поверь мне. Видимо, какой-то пункт завещания имеет отношение ко мне. Но я не представляю, о чем может идти речь. Я специально заговорил об этом, надеясь, что ты сможешь разъяснить ситуацию. Не люблю подобные загадки.

— Да, ты всегда таким был, я хорошо помню. Ты любишь все разложить по полочкам, во всем досконально разобраться и навести порядок.

— Точно, так и есть: старый добрый Стюарт, на которого во всем можно положиться, этот парень не строит воздушных замков, знает свое место, он хороший, преданный сын и солидный владелец магазина, — с грустью в голосе проговорил он.

— Я часто думаю, что в таком человеке нуждается наша семья. Жаль, что я не родилась мальчиком. — Она устало поправила прическу.

Стюарт подался вперед и рукой нежно отвел золотисто-медную прядь, упавшую девушке на лоб.

— А мне не жаль, Вики, — тихо засмеялся он. — Ладно, мне пора, скоро увидимся.

Встреча со Стюартом немного приободрила Вики. Чистые строгие черты его лица, его голос всколыхнули в ней память о детстве и юности. Этот человек был частью се жизни, и она была рада вновь встретить его.

Вики стояла на старой деревянной стремянке и вытирала пыль с верхних полок, когда в магазине появился мистер Дэнтон. Он на секунду замер на пороге, и его фигура заполнила весь дверной проем. Девушке показалось, что наступило солнечное затмение. Она так резко повернулась к незваному гостю, что лестница закачалась.

— Осторожно! — воскликнул мистер Дэнтон и, бросившись вперед, усмирил деревянное чудовище.

— Я в полном порядке, благодарю вас, — натянутым тоном произнесла Вики, пытаясь спуститься вниз.

Внезапно она оступилась и потеряла равновесие. Что произошло потом, Вики помнила смутно: зажмурив глаза от ужаса, она чувствовала, что стремительно летит вниз с огромной высоты… В самый последний момент ее подхватили сильные руки. Несколько секунд Вики крепко прижималась к могучей груди Дэнтона. Очнувшись, она решительно высвободилась из вынужденного объятия и резко отпрянула в сторону.

— Похоже, вам требуется содействие в вашей работе. Вы могли пораниться.

— К сожалению, у меня нет помощника, мистер Дэнтон. У нас небольшой семейный бизнес. Так что мне придется учиться самой справляться с трудностями. — Она воинственно вздернула подбородок.

Ее голос дрожал от гнева, а глаза горели недобрым огнем, но мистер Дэнтон спокойно выдержал психологическую атаку. Он в упор смотрел на Вики, задумчиво и мягко.

— Я могу купить вам новую стремянку? — Его губы тронула мимолетная улыбка. — В старых вещах, без сомнения, есть своя прелесть, но они не всегда остаются самыми хорошими и удобными. Вы согласны со мной?

Заподозрив в его словах скрытое презрение к магазину и образу ее жизни, Вики взорвалась, как пороховая бочка:

— Можете считать нас старомодными, отсталыми, но в чужих советах мы не нуждаемся. Я и без вас прекрасно знаю, что надо делать.

— А — а, понятно, — протянул он. — Значит, ваша мать не рассматривала возможность продажи бизнеса? А я думал…

— И вы решили поживиться, урвать лакомый кусок. Это есть цель вашего визита, мистер Дэнтон?

Вики с вызовом посмотрела в темно-синие глаза этого беспринципного дельца.

Мужчина изменился в лице и искоса посмотрел на девушку.

— Вас еще что-нибудь интересует, мистер Дэнтон? — холодно поинтересовалась Вики.

— Я пришел выразить вам соболезнование по поводу гибели вашей сестры. — Его низкий, глубокий голос звучал несколько неуверенно. — Я очень надеюсь, что сердце ваше не ожесточится. Ваша мать была очень добра ко мне и простила меня.

— Моя мать замечательная женщина, мистер Дэнтон. Она в ком угодно разглядит хорошее, — холодно заметила Вики.

— Разрешите мне помочь вам. Ну, скажем, в бизнесе, или как-то обеспечить будущее близнецов, или решить транспортные проблемы… боюсь, от машины вашей сестры ничего не осталось…

— Спасибо. Полагаю, мы сами как-нибудь справимся. Вы не должны испытывать чувство вины или угрызения совести. В конце концов, у вас со Стефани были чисто деловые отношения, не так ли? — Слова Вики звучали как удары хлыста, и Кларк Дэнтон невольно попятился, физически ощутив ее неприязнь. Он хотел что-то ответить, но замялся и быстро покинул магазин, даже не попрощавшись.

Завещание было оглашено в глубокой тишине. Согласно последней воле Стефани, все ее состояние, включая долю в семейном бизнесе, переходило к детям, Мику и Мэнди. До достижения совершеннолетия детям назначались два опекуна. Далее следовал пункт, вызвавший всеобщее удивление: опекунами становились Вики и Стюарт Робсон.

Позже, в уютном сумраке гостиной в доме Трэрнов, обе семьи обсудили такой неожиданный выбор.

— По-моему, это очень разумное решение, — твердо сказала миссис Трэрн, угощая всех присутствующих сандвичами. — Стюарт очень серьезный, ответственный человек, но при этом он достаточно молод, чтобы найти общий язык с детьми.

Миссис Робсон, жеманно растопырив пухлые пальцы, унизанные кольцам, взяла бутерброд с помидором и проговорила, манерно растягивая слова:

— Я вот никак не могу понять, Сара, почему не на тебя было возложено опекунство над внуками? Ты родная бабушка, ты все эти годы воспитывала детей. На мой взгляд, ты самая подходящая кандидатура.

— Бог тобой, Онория! — воскликнула миссис Трэрн, качая головой. — Как я могу нести за кого-либо юридическую ответственность?! Последнее время я и себя-то с трудом контролирую. Я считаю, что молодые лучше справятся с такими обязанностями.

Мистер Робсон, тучный, массивный человек с двойным подбородком, вмешался в разговор:

— Но у нас, у старой гвардии, есть свои достоинства, Сара, не забывай об этом! Жизненный опыт дается дорогой ценой и стоит намного больше, чем целый ворох пустых идей!

— Я уверена, что Стюарт был выбран… как представитель достопочтенного семейства Робсон, — дипломатично заявила миссис Трэрн. — Я считаю, Стефани сделала разумный выбор.

— Да, она сделала очень правильный выбор, — вставил Стюарт, обнимая Вики за плечи.

— Да, конечно. — Миссис Робсон вежливо, снисходительно улыбнулась, обнажая ряд мелких острых зубов. Полная, приземистая женщина, она изо всех сил пыталась производить впечатление элегантной, изысканно — величественной особы, что ей, однако, плохо удавалось. — Я надеюсь, Вики сможет преодолеть все трудности, проистекающие из такой непростой ситуации. Я имею в виду… я хотела сказать, ну, сами понимаете: парень и девушка должны нести ответственность за двоих подрастающих детей. — Она многозначительно покашляла. — Хотя, возможно, Стюарту недолго придется выполнять свои функции. Ведь по условию завещания, если Вики выйдет замуж, то обязанности опекуна автоматически перейдут к ее мужу.

Мистер Робсон, позвякивая чем-то в глубинах своего жилета, что он делал всегда, когда собирался изречь какую-нибудь мудрость, задумчиво произнес:

— Ну что тут скажешь, мамаша? Есть только один выход: Вики и Стюарту надо пожениться. Как ты думаешь, а? Семьи объединятся, как в старые времена. Союз Робсонов и Трэрнов — звучит неплохо, правда? — Он буквально заколыхался от удовольствия.

Миссис Робсон бросила на него уничижительный взгляд.

— Фу, не будь таким вульгарным, Билли, — натянуто улыбнулась она и, наклонившись к мужу, чтобы стряхнуть с его рукава крошки, сдавленно прошипела; — И не называй меня мамашей!

— А, по-моему, хоть одному из наших мальчиков пора определяться. Я так мечтаю о внуках! На Тони у меня надежд мало.

Миссис Трэрн, пожав плечами, спокойно проговорила:

— Они оба еще слишком молоды. Тебе, кажется, двадцать шесть, Стюарт, правильно? Значит, Тони уже исполнилось двадцать восемь. Говорят, у него неплохо идут дела, Онория?

С лица миссис Робсон мгновенно слетело выражение спесивой надменности, теперь оно светилось неподдельной нежностью и гордостью за обожаемое дитя.

— О, у него все великолепно, просто великолепно, Сара! Светлая голова у моего мальчика! И с такими задатками, с таким характером, как у него, он, как я и говорила на днях мистеру Файсон-Дэвенпорту — я была приглашена на чаи в «Башни» — просто обязан добиться успеха.

Мистер Робсон откинулся на спинку стула и, демонстрируя необъятные размеры своего жилета и позвякивая чем-то в его бесчисленных карманах, сказал:

— Да, это большая радость — иметь таких сыновей, Сара. Один самостоятельно строит свою жизнь, и мы гордимся им. Второй живет дома с нами и занимается семейным бизнесом. Нам очень повезло с детьми.

Мистеру Робсону, человеку не очень душевному и тонкому, не хватило доброты и такта, чтобы пощадить чувства миссис Трэрн. Не дано ему было понять, что Стефани была для матери не только радостью и утешением, но реальной опорой и поддержкой.

— Да, Билли, вам действительно повезло, — пробормотала миссис Трэрн и, извинившись, выбежала на кухню.

Вики тихо последовала за ней. Мать неподвижно стояла перед открытым холодильником, вперив бессмысленный взгляд в пустоту. Девушка, захлопнув дверцу, бережно подвела мать к столу.

— Мистер Робсон такой нечуткий, мамочка, но он не хотел сделать тебе больно. Сядь, посиди немного.

— А вдруг им захочется еще чаю?

— Сами справятся.

Миссис Трэрн приложила к глазам вышитый платочек. Обычно она носила его для красоты, заткнув за браслет наручных часов.

— Прости меня, Вики. Сама не знаю, что на меня нашло. У них есть Стюарт, чтобы управлять магазином. Им повезло…

— А у тебя есть я, мама. Бизнес по-прежнему остается семейным. Ты позволишь мне управлять всеми делами, мама, хорошо? Я уверена, что отлично справлюсь. А Стюарт мне поможет с бухгалтерией, пока я сама не овладею всеми необходимыми навыками.

— Да, он, конечно, поможет. Стюарт хороший парень. И к тебе он очень хорошо относится, Вики. Никогда не забуду, как он помогал тебе готовиться к выпускным экзаменам в школе. А помнишь, как ты учила его танцевать?

Вики улыбнулась:

— Мы потихоньку пробирались в магазин и ставили пластинки на старый патефон, который забыли выбросить на помойку. Новенькая радиола с витрины Робсонов нам подошла бы больше, но их салон запирался на надежные замки. Господи, как же здорово мы со Стюартом проводили время!

— Я так хочу, чтобы радость вернулась в твою жизнь, Вики, — сказала миссис Трэрн, пристально глядя на дочь. — Вот почему мне не по душе твое желание взвалить на себя семейный бизнес. У меня нет сомнений: ты, конечно, справишься. Если энтузиазм и тяжкий труд приносят успех, ты обязательно преуспеешь. Но…

— Мама, я же не буду с утра до вечера гнуть спину, в магазине! Я не буду скучать в Хэйзлуике, здесь для меня полно возможностей развлечься, для этого мне не надо возвращаться в Лондон. Да, мне будет не хватать моих друзей, но, быть может, позже я смогу пригласить их в гости. Элен с радостью навестила бы тебя, я это точно знаю. Клайв Лэстер — помнишь, это главный менеджер отдела, — я почти обещала как-нибудь пригласить его к нам на выходные.

— Отлично, я с удовольствием с ним познакомлюсь. Мне хочется поблагодарить его за доброе отношение к тебе. — Миссис Трэрн устало поднесла руку к голове.

Вики тепло улыбнулась матери.

Вдруг миссис Трэрн вскричала как ужаленная.

— Боже мой, мистер Робсон! И Онория! Они же до сих пор ждут чай.

Вики, воспользовавшись моментом, быстро спросила:

— Так ты согласна? Я могу взять руководство магазином на себя, мама?

— Да, конечно да, если тебе так хочется, если ты уверена, что тебе действительно нужно. Поставь чайник, пожалуйста, моя хорошая!

Глава 3

Вики послала в магазин «Бланшард» заявление об увольнении и вскоре получила теплое письмо от Клайва Лэстера. Он желал ей всяческих успехов на новом поприще и выражал надежду на то, что ее решение остаться в Хэйзлуикс не положит конец их сердечной дружбе.

Девушка была полна радужного оптимизма. Теперь, когда «Музыкальная шкатулка» была отдана в ее пол — нос распоряжение, она новыми глазами взглянула на все свои владения. Первый беглый осмотр оставил гнетущее впечатление: все было в запустении, буквально на грани упадка. Два года в Лондоне не прошли для Вики бесследно. Теперь она понимала важность оформления торговых площадей, рекламы, всевозможных презентаций и выставочных шоу. Девушка огляделась: перед ней мрачно мерцали в полумраке два пыльных рояля, уныло поблескивал на полке всеми забытый саксофон — все это выглядело довольно жалко и убого. На прилавке в беспорядке лежали коробки со струнами для скрипки и мундштуками для кларнета. Ноты с завернутыми от времени краями занимали массивный деревянный стеллаж, который загромождал окно. Тусклый свет едва пробивался внутрь магазина через все эти препятствия.

Вики пришла к выводу, что в магазине необходимо срочно провести тотальную реорганизацию. На улице стоял тихий летний вечер, но девушка, закрыв входную дверь, вся ушла в работу. Вики уже видела, как можно оформить витрину и стеллажи, где расставить коллекцию новых грампластинок.

В субботу рано утром «Музыкальная шкатулка» радушно распахнула двери. Вики с чувством глубокого удовлетворения осмотрела магазин: солнечный свет радостно лился через вымытое окно и сверкал на отполированной поверхности мебели, на стеклах стеллажей, на музыкальных инструментах и проигрывателях.

Городок в тот ослепительно солнечный день был наводнен людьми, во многих магазинчиках толклись зеваки и туристы, но в «Музыкальную шкатулку» редко кто заглядывал. Это только начало, успокаивала себя Вики. Скоро покупатели хлынут толпой, привлеченные красочной витриной и блестящими обложками новых аудиодисков.

Вечером Вики сделала неприятное открытие. На нее как будто вылили ушат холодной воды.

Два часа расчетов! Цифры, цифры, бесконечные записи в учетных книгах — и кошмарный итог! К своему ужасу, Вики обнаружила, что в течение нескольких лет доходы постоянно сокращались, а за последние месяцы о прибыли вообще не было речи, потери принимали катастрофические размеры, доходы едва покрывали текущие расходы.

Вики задумчиво смотрела в учетную книгу. Аккуратные, четкие записи, сделанные рукой Стефани, образцовые записи, они свидетельствовали о медленном упадке семейного бизнеса… И нет никакой надежды найти свободные средства на блестящие, многообещающие проекты!

Погруженная в тяжелые размышления, девушка сидела в тесной, похожей на шкаф комнатке. Вики казалось, что она задохнется от безнадежности и одиночества. Одна, совсем одна в огромном равнодушном мире! Вики совсем упала духом, представив, какие огромные деньги могут потребоваться в ближайшее время. Холодок слабости и неуверенности закрался в ее душу: а вдруг она переоценила свои силы и способности и весь се энтузиазм неуместен и безоснователен? Надо честно признать: она еще новичок в области бизнеса, и раньше ей никогда не приходилось оперировать большими суммами. Может, стоит трезво оценить ситуацию и продолжать вести дела по-старому, а не строить воздушные замки? Но торговля в магазине не приносит практически никакой прибыли, и бизнес, похоже, дышит на ладан.

Вики легла поздно и долго ворочалась без сна в своей девичьей кровати. Ее окутывал мягкий сумрак теплой летней ночи, но на душе было беспокойно. В голове роились сумбурные мысли и бесчисленные вопросы. К матери не стоит обращаться за советом, решила Вики: она слабо разбирается в финансовых и коммерческих проблемах, нет смысла причинять ей лишнее беспокойство, вселять страх и неуверенность.

В воскресенье Вики предложила Мику и Мэнди съездить за город. Втроем они решили отправиться на пикник в Ореховую рощу, одно из самых красивых мест в округе.

В выходные дни на Хай-стрит тихо, машин мало, поэтому звук затормозившего у дверей их дома автомобиля услышали все. Дети, забыв о приготовлениях к поездке, бросились к окну в гостиной комнате.

— К нам сейчас кто-то придет, спорим? — воскликнула Мэнди, силясь разглядеть человека, сидевшего за рулем.

— А что тут спорить — и так все ясно: это же дядя Стюарт, ты что, не узнаешь номер его машины? Не понимаю, почему он не купит себе подходящую машину? А ты как думаешь, тетя Вики?

— Подходящую? — Заинтригованная, Вики с любопытством выглянула в окно и увидела Стюарта, вылезавшего из шикарного темно — зеленого седана, ослепительно сверкавшего на солнце. — Гм, а, на мой взгляд, о таком автомобиле только мечтать можно!

Мик презрительно пожал по-детски тонкими плечами:

— Да, конечно, такая машина годится какому-нибудь старому человеку. А он не очень старый. Все знают, что у Робсонов отлично идут дела. Мне кажется, «ягуар» подошел бы ему больше!

— Правда? Ты так считаешь? Сам, наверно, о таком мечтаешь?

— Еще бы! Ты бы видела эту потрясающую новую машину, на которой передний раз приезжал дядя Тони! Итальянская модель, двигатель с наддувом… ррр… — Мик взревел, как двигатель многоцилиндрового автомобиля, и стал носиться по комнате, набирая скорость. Через секунду он чуть не врезался в своего опекуна.

— Эй, потише, дружок! — Стюарт шарахнулся в сторону, чтобы избежать столкновения, — Привет, Вики. Хорошо, что успел застать вас дома.

Девушка, продолжая запихивать полотенце в переполненную сумку, обеспокоенно взглянула на гостя:

— Ты торопился к нам? Надеюсь, ничего не случилось?

— О нет! — зачастила Мэнди, решив отстаивать свое право на пикник. — Ты же обещала, тетя Вики! Обещала, обещала взять нас в Ореховую рощу!

Подавив улыбку, Стюарт посмотрел на девочку и грозно зашевелил бровями.

— Ты хочешь сказать, что она дала обещание, не посоветовавшись со вторым опекуном? — страшным голосом осведомился он, сверкая очами. — У нее нет на это никаких прав, знаешь ли. Это не по закону!

На секунду Мэнди растерялась, почти поверив в строгий приговор.

— Ты имеешь в виду, мы должны все время спрашивать у тебя разрешение что-либо сделать, дядя Стюарт? Даже если речь идет всего-навсего о пикнике?

Вики задорно рассмеялась:

— Перестань дразниться, ужасный ты человек! Признавайся, что тебе на самом деле нужно?

— А разве не понятно? Получить приглашение — вот что! Как вы думаете, у вас найдется хотя бы корочка для бедного, несчастного, умирающего от голода человека?

— О, наших запасов хватит на полдюжины едоков, — улыбнулась Вики. — Присоединяйся к нашей компании, мы будем очень рады!

— Отлично! Я вот подумал: если мы возьмем машину, может, и твоя мама захочет поехать с нами?

— Отличная идея! Мэнди, беги и спроси бабушку, не хочет ли она… Нет-нет, постой… Иди и скажи ей, что она едет с нами на пикник, без ее помощи нам не справиться с этими огромными запасами еды. — Девушка повернулась к Стюарту, озабоченно нахмурившись: — Я очень рада, что ты к нам заехал, правда! Я бы хотела с тобой поговорить, только не сейчас.

Он бросил на нее удивленный взгляд:

— Деловые проблемы?

Она кивнула, смущенно улыбаясь:

— К сожалению, да. Мне нужно с тобой посоветоваться, я в полной растерянности.

Немного позже вся компания разместилась в удобной машине.

Движение на дороге постепенно стало весьма оживленным.

— Надеюсь, там не будет столпотворения, — сказала миссис Трэрн, озабоченно поглядывая по сторонам. — Хорошо, когда много людей… но только не на пикнике!

— Там, куда я вас везу, должно быть безлюдно. По крайней мере, мне так кажется. — Стюарт бросил внимательный взгляд на Вики, сидевшую рядом. — Помнишь заросшую расщелину, Вик?

Девушка медленно повернула голову к молодому человеку и молча кивнула. Это было их заветное место. Давным-давно они почти каждый день пробирались к расщелине по затерянным тропам сначала по полю, затем через рощу, где надо было считать старые развесистые деревья: за шестым начиналась тоненькая тропка, едва различимая в густых зарослях подлеска. Из чащобы, остро пахнувшей папоротником, мятой, диким луком и прелой листвой, тропинка выводила на открытую поляну, где в нескольких метрах от земли из расщелины в скале бил сверкающий водяной поток. В те далекие беззаботные дни этот дикий, глухой уголок казался фантастическим, таинственным и сказочно прекрасным.

Хотелось бы знать, приводил ли он других девушек к водопаду, ревниво подумала Вики, ощущая легкий укол в сердце. Будто угадав ее мысли, Стюарт спокойно сказал:

— За многие годы я там ни разу не был. Я даже не знаю, изменилось ли наше убежище. Хочешь, сходим и посмотри, что там делается, Вик?

Вики не успела ответить, как в разговор вмешался Мик:

— Да-да, давайте поедем туда!

Вроде бы ничего не изменилось: озеро в обрамлении папоротника все так же поблескивало на солнце, деревья и кустарники склонялись к воде, сквозь резные листья синело небо. Но что-то безвозвратно исчезло, ушло… Растаяло волшебство. Теперь, как и сказал Стюарт, это было всего-навсего идеальное место для пикника. И больше ничего…

— Очень мило, — обронила миссис Трэрн, терпеливо дожидаясь; когда же расстелют на траве плед и можно будет сесть и отдохнуть.

— Господи, все стало таким странным, маленьким! — горестно воскликнула Вики. — Раньше тут все было по-другому: таинственные блики, игра света и тени, золотая дымка и призрачный шепот, помнишь, Стюарт? А озеро? Что с ним случилось? Теперь оно похоже на лужу!

— Последние две недели вообще не было дождей, — объяснил Стюарт, вытаскивая из машины плед и расстилая его на земле. — Реки сильно обмелели даже внизу, в долине, а здесь наверху воды совсем мало.

— Да, наверно, ты прав, — уныло ответила Вики, в глубине души она уже знала, что эти изменения абсолютно никак не связаны с погодными колебаниями.

Вики и Стюарт, не сговариваясь, стали медленно подниматься по тропинке в гору. Места едва хватало для двоих, и во время ходьбы молодые люди соприкасались плечами. Путь им преградил ствол упавшего дерева. Помогая девушке перебраться через неожиданное препятствие, Стюарт бережно взял ее за руку и больше уже не отпускал.

— Если бы ты знала, как давно я здесь не бродил, — пробормотал Стюарт, склоняя к девушке голову.

Вики заглянула ему в лицо и поразилась двойственности своего восприятия: знакомые черты, знакомые глаза и одновременно такие загадочные, странно далекие… Наваждение или обман зрения — у Вики не было ответа. Солнечный свет, пробиваясь сквозь листву, ослеплял девушку медно — золотыми вспышками, гипнотизировал, дурманил сознание.

Сияющая красота летнего дня, разбуженные воспоминания, жар мужского тела — впечатления были так сильны, они обрушились на Вики такой бурной волной, что она едва устояла на ногах, сердце заныло. Чтобы избавиться от мучительного смятения, девушка неестественно рассмеялась:

— В этих чащах и рощах всегда много народу, особенно по вечерам здесь всегда гуляют парочки. И не говори мне, Стюарт Робсон, что ты никого сюда не приводил с тех пор, как мы кончили школу. Ни за что тебе не поверю!

Он не поддался на провокационный выпад и, пожав плечами, спокойно ответил:

— Ну конечно, у меня были девушки с тех пор, как мы покинули школу, Вики. За кого ты меня принимаешь, а? Но у нас с тобой было нечто совершенно особенное, ты так не думаешь?

— Может, все кажется особенным в шестнадцать лет? — с деланной легкостью бросила она.

— Нет, не все. — Он крепко держал девушку за руку и пытался поймать ее взгляд, но она поспешно отвела глаза в сторону. — Некоторые вещи не забываются никогда. Я ничего не забыл, я все помню, Вики. А ты?

Девушка вздрогнула всем телом. Сердце замерло в груди, а потом забилось быстро — быстро. Она заговорила беспечным тоном, но дрожь в голосе выдавала ее волнение:

— Мы любили любовь. В шестнадцать лет такое часто случается: юные и неопытные существа влюбляются в выдуманную сказку, в волшебную фантазию, в желанную мечту. Но мы с тобой уже выросли, Стюарт. С тех пор много воды утекло, все изменилось, ты же сам должен это понимать. За последние два года мы почти не виделись с тобой. Ты стал другим, да и я тоже.

— Может быть, ты и изменилась, Вики, но для меня ты стала еще милее и желаннее. Моя давняя нежная привязанность к тебе не умерла. Как только я снова увидел тебя, все во мне перевернулось. Я вновь влюблен — в тебя, и с каждым днем мое чувство растет и крепнет.

Его низкий, хриплый голос околдовывал ее, его страстный, жадный взгляд переворачивал душу. Вики растерялась, обессилев под этим натиском. Стюарт наклонился и припал поцелуем к ее губам. Она ответила ему, потом вдруг забилась в его руках, как плененная птичка.

— Нет-нет, пожалуйста, Стюарт, не надо…

Он мгновенно отпустил се, в его глазах полыхали боль и обида.

— Ты не хочешь, чтобы я целовал тебя?

— Да. Нет. Я не знаю, ничего не знаю… пока. — Она отступила на шаг от него. — Не торопи меня… пожалуйста.

— О, конечно… Прости меня! Я не хотел напугать тебя! Я не должен был так вести себя!

Стюарт обнял ее за плечи, и они медленно побрели по тропинке. Вики была благодарна ему за душевную чуткость и понимала, что молодой человек заслуживает объяснения.

— Понимаешь, я сейчас буквально рассыпаюсь на куски, ни на чем не могу сосредоточиться. Все обрушилось на меня так стремительно. — Она издала нервозный смешок. — Всего неделю назад я была старшим продавцом в отделе классической музыки в торговом доме «Бланшард». Сегодня я должна взять на себя заботы о благополучии матери и двух девятилетних племянников. На меня возложены обязанности по управлению семейным бизнесом. И я вдруг поняла, что мне страшно, ужасно страшно.

Стюарт глубоко вздохнул:

— Ну что ж, если я не подхожу тебе как возлюбленный…

— Не в этом дело, Стюарт, все так запутанно… — Она нежно пожала ему руку.

— Ладно-ладно, оставим эту тему до поры до времени. Помогу, чем смогу, готов дать любую консультацию. Твоя мать говорила, что ты намерена вплотную заняться семейным бизнесом.

— Да, но у нас практически нет никакой прибыли, нет свободных средств для развития. А мне необходимы большие деньги для расширения и модернизации всего бизнеса.

— Расширение? Звучит потрясающе! — Стюарт усмехнулся. — Так-так, собираешься идти по стопам мистера Дэнтона, магната номер один, и тоже стать воротилой бизнеса в Хэйзлуике?

— Ты смеешься надо мной, Стюарт? У меня нет ни малейшего желания соперничать с мистером Кларком Дэнтоном, — резким тоном ответила она.

— Ну что ж, тогда все не так уж плохо. Как я понимаю, ты мечтаешь торговать грампластинками.

— Да, правильно. Но сначала магазин необходимо полностью переоборудовать. Я хочу, чтобы у меня был богатый ассортимент стереопластинок как классической, так и популярной музыки.

— Понятно. А чем еще ты намерена торговать? Как насчет проигрывателей и другой аудиотехники? Людям приходится заказывать технику в Лондоне. — Стюарт внезапно замолчал, вспоминая что-то. — А знаешь, кто на днях интересовался хорошим проигрывателем? Полковник Файсон-Дэвенпорт с супругой.

— Это новые владельцы усадьбы «Башни»?

— Да. У них толстые чековые книжки, они не глядя подписывают огромные счета. Я им дал адреса ведущих лондонских фирм, но если ты поспешишь, то получишь выгодных клиентов.

Вики была крайне озадачена:

— Возможно-возможно, но в данный момент мне абсолютно нечего предложить требовательному покупателю. Понимаешь, в чем проблема? Кроме того, у меня самой нет необходимых технических знаний и навыков, мне позарез нужен первоклассный техник — специалист.

— А что ты думаешь о старике Томми? Он всегда работал у вас электриком, да?

— Да… Он по-прежнему готов выполнять любые мои поручения. Но что-то мне подсказывает, что он не справится с установкой и подключением современной аудиотехники.

— Вики, послушайся моего совета и отбрось сомнения: ты должна заполучить такого выгодного покупателя, как полковник. Прояви деловую активность, покажи ему свой интерес к возможной сделке, держи клиента в напряжении, тяни время, если это необходимо, срочно ищи специалиста по современной технике. Овчинка стоит выделки, поверь мне. Не будешь инициативной — потеряешь клиента, он найдет какого-нибудь крутого поставщика в Лондоне. Лови удачу!

— Да, ты прав. Будет непростительно, если я упущу такой великолепный шанс.

— Всегда готов помочь и выслушать тебя, моя милая. Я прямо создан для этого.

Утром в понедельник Вики отправилась в банк.

Девушка удивленно оглядывалась по сторонам. У нее словно пелена спала с глаз: раньше она и не подозревала, как малы и неказисты дома и магазины в ее родном городке. Многим зданиям требовался срочный ремонт или хотя бы покраска.

Вики миновала магазин Робсонов с двумя входами. Здесь, по крайней мере, все сверкало, сияло и кричало о достатке и процветании. Через витринное стекло девушка заглянула внутрь. На стеллажах, поблескивая экранами, стояли телевизоры, на полках красовались переносные транзисторные радиоприемники различных моделей. Стюарт, в темном деловом костюме, светлой рубашке с узким неброским галстуком, расхаживал по торговому залу и являл собой образец молодого успешного бизнесмена. Вот он подозвал робкого вида молоденькую продавщицу в нейлоновом свитере и стал что-то назидательно втолковывать ей. Красная от волнения продавщица принялась наводить порядок.

Вики зашагала дальше. Неожиданная метаморфоза, произошедшая со Стюартом, настроила ее на веселый лад. Поразительно, но накануне, в Ореховой роще, он был совсем другим. Веселый, оживленный, он резвился, как мальчишка, играл с близнецами, высмеивал их попытки заняться подводным плаванием в обмелевшем озере.

Вики свернула на Хай-стрит. Было тихо, пустынно и мрачно. Некоторое оживление наблюдалось лишь возле углового магазина. Три человека в серых рабочих куртках осторожно грузили огромный ослепительно белый холодильник в фургон бирюзового цвета. На кузове автофургона, как и на фасаде магазина, красовалась надпись: «Доверьтесь Дэнтону!» Да, на такого бизнесмена действительно можно положиться — его подчиненные дисциплинированно трудятся с раннего утра, кисло подумала Вики, наблюдая за слаженными движениями работников. Конечно, четкий ритм, строгая дисциплина и хорошая организация всех процессов должны способствовать успешной реализации замечательных идей магната Дэнтона.

Магазин произвел на Вики сильное впечатление. Шикарная витрина, стеклянная дверь, служебные фургоны у дверей, рабочие в фирменной одежде — все блестит, сверкает и поражает воображение.

Самый высокий из рабочих, поправив серую форменную куртку, направился было в магазин, но затем остановился и в упор посмотрел на Вики. Она тихо ахнула от неожиданности: это же сам мистер Кларк Дэнтон!

Нацепив маску безразличия, Вики равнодушно кивнула и хотела проскользнуть мимо, но мистер Дэнтон обратился к ней через улицу:

— Мисс Трэрн! Одну минуточку!

Она, подавив раздражение, остановилась и с надменным видом ждала, когда он подойдет.

— Мне нужно поговорить с вами, — слегка волнуясь, проговорил мистер Дэнтон. — Вы сейчас очень заняты? Или вам будет удобнее побеседовать со мной позже за чашечкой кофе?

Его взгляд из-под темных густых бровей был по-дружески теплым и приветливым. Но Вики осталась холодна и равнодушна ко всем проявлениям симпатии со стороны мистера Дэнтона.

— Боюсь, у меня нет возможности в рабочее время прохлаждаться за чашечкой кофе, — процедила она сквозь зубы.

— И у меня нет привычки тратить время на пустую болтовню, — сухо заметил он. — У меня к вам чисто деловой разговор… и только. — Он намеренно выделил голосом последнее слово, видимо, с целью напомнить Вики, что именно она на днях отвергла все его самые искренние предложения о помощи. — Вы не могли бы заглянуть в мой кабинет?

— Хорошо, если это ненадолго. У меня ведь нет таких вышколенных сотрудников, как у вас, поэтому мне надо побыстрее вернуться на работу, — удрученно пояснила она, мгновенно представив за прилавком «Музыкальной шкатулки» полусонного Барни.

— Постараюсь долго вас не задерживать. Я никогда напрасно не трачу ни свое, ни чужое время.

Мистер Дэнтон провел девушку через сверкавший чистотой и новизной магазин в дальнюю комнату, которая некогда служила складом для кукольных дел мастера. Теперь это был кабинет, пустой, светлый.

Кларк Дэнтон сменил форменную куртку на темный пиджак. Поправив ослепительно белые манжеты рубашки и галстук, он указал Вики на стул возле небольшого рабочего стола. Сам он расположился в черном кожаном офисном кресле. В кабинете было так тесно, что молодые люди почти соприкасались коленями. Оба вели себя формально и холодно.

— Дело, прежде всего, да, мисс Трэрн?

— Да, пожалуйста. — Она кивнула.

— Ладно. Буду честным и откровенным. Меня интересует ваш магазин.

— Но я же вам говорила…

Жестом руки он остановил ее, и, сама не зная почему, Вики подчинилась его молчаливому требованию.

— Нет, подождите секундочку, прощу вас! Вам кое-что следует знать. Как вы могли заметить, мое дело процветает. Я сразу понял, что в Хэйзлуике необходим подобный салон, где можно было бы приобрести домашнюю бытовую технику: холодильники, стиральные машины, пылесосы. Я был прав, верно, уловил тенденцию и удачно вложил деньги.

Вики взглянула на Кларка Дэнтона, и ей вдруг стало трудно дышать. Прямо перед ней находился статный, широкоплечий мужчина с темными волосами и удивительными синими глазами. В осанке этого человека, в его манере держаться было столько бессознательной гордости, достоинства, силы и грации, что Вики невольно залюбовалась им, забыв обо всем на свете.

Поймав ее взгляд, Кларк Дэнтон вопросительно поднял брови. Неожиданно для себя самой Вики, отбросив чопорную холодность, произнесла с запальчивой страстностью:

— О, как бы я хотела быть такой же предприимчивой, дальновидной и уверенной в правильности своих решений, как вы!

Кларк Дэнтон замер, пораженный ее неожиданным признанием и откровенностью.

— Я не всегда бываю таким самоуверенным, каким иногда кажусь. Я даже начинаю думать, что бизнес — это великое надувательство, мошенничество чистой воды!

— Если это так, то мне еще учиться и учиться: я ведь этих хитроумных трюков не знаю.

— А вы действительно хотите их узнать?

— Да, хочу. — Она упрямо вздернула подбородок. — Я мечтаю добиться успеха. А что в этом такого?

Мужчина внимательно посмотрел на сидевшую перед ним девушку:

— Видите ли, бизнес — жестокое, суровое, порой безнравственное дело. Не каждая женщина выдержит боевое крещение. Потерпев поражение, она начинает несправедливо обвинять в своих неудачах мужчин, вместо того чтобы разобраться в собственных ошибках и просчетах. Одержав победу, она становится заносчивой, бесчувственной, расчетливой — такой, какой женщина никогда не должна быть.

— Понятно. Хозяином положения был и остается мужчина. Если же в процессе своего профессионального роста бизнесмен превращается в холодного, равнодушного, безжалостного субъекта, то на это не стоит обращать внимание, все в порядке вещей. Мы, женщины, просто обязаны оставаться простодушными и наивными, мягкосердечными и легковерными. Мне такая роль совершенно не подходит, мистер Дэнтон. — Гордо выпрямив спину, девушка бесстрашно смотрела на хозяина кабинета.

Он заглянул в ее сверкающие гневом зеленые глаза, и губы его дрогнули в насмешливой улыбке.

— О, не мне определять вашу роль в жизни, мисс Трэрн, — миролюбиво сказал он. — Хочу вам напомнить, что именно вы перевели разговор на личности. Меня же интересовала только ваша недвижимость. А еще я сказал, что вам следует кое-что знать, помните? Полагаю, вы должны знать, что я вел переговоры с вашей сестрой по поводу «Музыкальной шкатулки».

И переговоры эти были в решающей стадии, когда случилось несчастье.

Так вот в чем дело! Вот что их в действительности связывало! Это все объясняет. Однако… однако, это никак не объясняет преображение Стефани и особый блеск ее глаз.

— Я понимаю. Могу предположить, у вас есть письменное подтверждение вашего заявления.

— Нет, документально ничего зафиксировано не было. Мы до этого не успели дойти. Но Стефани была очень заинтересована в сделке, она имела деловое чутье и понимала, что мое предложение чрезвычайно выгодное. Я хотел бы возобновить переговоры на тех же условиях, но уже с вами.

— А я уже говорила вам, что меня абсолютно не интересуют подобные предложения, мистер Дэнтон. Понимаете, у меня есть свои представления и планы, которые я намерена осуществить.

— И ничто не заставит вас передумать? Ваша сестра была разумной женщиной. Неужели вы считаете, что лучше ее справитесь с финансовыми и экономическими проблемами?

— В какой-то мере, да. — Вики изо всех сил пыталась сохранить спокойствие. — Во всяком случае, я не поддамся чужому влиянию.

— Чужое влияние?! Боже мой, что вы имеете в виду?! — воскликнул он. — Знаете что, выражайтесь, пожалуйста, простыми словами, мисс Трэрн. Я предпочитаю четкость и ясность во всем.

— Хорошо, попробую. — Она глубоко вздохнула. — Я считаю, что моя сестра оказалась под вашим влиянием, мистер Дэнтон, и была не в состоянии сопротивляться вашему магнетизму. Она была безумно влюблена в вас, а вы укрепляли в ней это чувство, прекрасно понимая, какие дивиденды это может принести.

Его лицо потемнело от гнева.

— Боже мой, какой вздор! У нас были чисто деловые отношения, и ничего больше.

— Вы вводите в заблуждение всех, в том числе и судебного следователя. Вы не хотите, чтобы вскрылось, что вас и мою сестру связывало нечто большее, — чем просто бизнес, не так ли? Вы намеренно и, должна признать, достаточно успешно продолжаете настаивать на том, что в тот вечер у вас со Стефани была деловая встреча.

Он подался вперед и, угрожающе приблизив к ней лицо, процедил сквозь зубы:

— Но именно так все и было. — Чувствовалось, что спокойствие дается ему неимоверным напряжением воли.

— Правда? И вы уверены в этом? Вспомните, мистер Дэнтон, во время судебного дознания у вас разве не возникало какого-то странного чувства… Существует какая-то загадка, и когда-нибудь я раскрою ее, я хочу знать правду. Посмотрите мне прямо в глаза, мистер Дэнтон, и ответьте на один вопрос: на дознании вы говорили правду, и только правду?

Он выдержал паузу. Взгляд его темно — синих бездонных глаз был полон грусти и смущения.

— Не спрашивайте меня об этом, — холодно попросил он. — Давайте не ворошить прошлое. Поверьте, так будет лучше.

Что это было: просьба или угроза? У Вики не было однозначного ответа. Не желая больше ни минуты оставаться наедине с мистером Дэнтоном, она решительно поднялась. Будто намереваясь схватить девушку, силой остановить ее, мужчина резко вскинул руку, но тут же безвольно уронил на стол.

У Вики голова шла кругом, кровь бешено пульсировала в висках. Разве можно ему верить, снова и снова спрашивала себя девушка. А вдруг сестра всерьез рассматривала возможность продажи магазина, размышляла Вики. Быть может, так и надо сделать? А Стефани? Была ли она в состоянии трезво оценить ситуацию или, одурманенная нахлынувшими чувствами, слепо верила тому, кто покорил се сердце?

Вики направилась к выходу. Она буквально тонула в круговороте мыслей, догадок, предположений. Внезапно ей стало не по себе, вес поплыло перед глазами. Вики в полном изнеможении прислонилась к дверному косяку. Наконец, будто издалека, до нее донесся голос мистера Дэнтона;

— Господи, да вам нехорошо! — встревожено говорил он, пытаясь помочь ей.

Вики отшатнулась в сторону:

— Я в порядке, не стоит беспокоиться. — Она постаралась взять себя в руки.

Деревянной походкой девушка прошла через ярко освещенный магазин. Мистер Дэнтон вежливо следовал за ней по пятам, но Вики делала вид, что не замечает его. У дверей салона они столкнулись с невысоким, коренастым человеком в твидовом костюме. На его загорелом лице появилась улыбка.

— А, Дэнтон, наконец-то я застал вас! О, судьба явно благоволит ко мне сегодня; вы, если не ошибаюсь, мисс Трэрн? Я как раз собирался навестить вас.

— Знакомьтесь, полковник Файсон-Дэвенпорт, мисс Трэрн.

— Ах да, владелец «Башен»? — Вики собралась с мыслями и мило улыбнулась. — Мне говорила о вас миссис Робсон, она дружна с вашей женой, не так ли?

— А мне рассказывал о вас ее сын Стюарт. О, так расхваливал вас! Он утверждает, будто вы отлично разбираетесь в грампластинках и во всем, что с ними связано. Вот я и решил заглянуть к вам в магазинчик.

Вики мысленно представила себе непрезентабельный темный магазин, старика Барни, который, навалившись на прилавок, сладко спит в самый разгар рабочего дня… Хорошо, что полковник не успел туда дойти, подумала девушка. Но все равно придется пригласить его в «Музыкальную шкатулку». Неужели он полагает, что под вывеской захудалого магазинчика может скрываться серьезная организация, торгующая современным оборудованием и новинками грамзаписи?

Будто прочитав ее самые сокровенные мысли — хотя совершенно не понятно, как ему это удалось, — Кларк Дэнтон предложил полковнику и Вики воспользоваться его кабинетом для переговоров.

— Нет-нет, благодарю! Приглашаю вас в «Башни», мисс Трэрн. Я хочу познакомить вас со своей женой. Это она у нас безумно увлекается музыкой.

— Спасибо, я с удовольствием принимаю ваше приглашение. Я захвачу с собой новые прайс — листы и списки. Возможно, вашу жену заинтересуют последние дополнения к каталогам.

— Замечательно. И пожалуйста, захватите с собой вашего электрика. Пусть осмотрит наше хозяйство. Хотелось бы получить от него квалифицированную информацию относительно стереосистемы, о которой так мечтает жена. Полагаю, вы сможете подъехать вечером, после закрытия магазина. В шесть часов вас устроит? Самое подходящее время пропустить стаканчик шерри, не так ли?

— Буду с нетерпением ждать встречи с вами, полковник.

Военный в отставке промаршировал в салон, а Кларк Дэнтон повернулся к Вики.

— Молодец, быстро учитесь, — коротко похвалил он ее. — Ловите все на лету, блефовать и пускать пыль в глаза вы уже умеете.

Холодок пробежал у Вики по спине.

— И помните, я все еще интересуюсь приобретением недвижимости и расширением бизнеса, — сухо добавил он.

— К «Музыкальной шкатулке» это не имеет никакого отношения.

— Но ведь есть и другие объекты, мисс Трэрн. А я наберусь терпения и подожду.

Глава 4

На следующее утро беседа с управляющим банком не принесла Вики ни малейшего удовлетворения. Мистер Бейкер держался предельно вежливо, дружественно, даже по-отечески доброжелательно. Вики была неприятно поражена, узнав, что некоторое время назад Стефани тоже обращалась в банк с просьбой предоставить ей ссуду.

— Я вынужден был отказать ей. Ничего нельзя было сделать, я ничем не мог ей помочь, мисс Трэрн, — сокрушался мистер Бейкер.

— Но теперь все будет по-другому, мистер Бейкер. Я намерена выработать совершенно иную концепцию нашего бизнеса, «Музыкальная шкатулка» должна зазвучать по-новому. Я собираюсь расширить торговлю пластинками. Вам известно, что за последние пять лет продажа виниловых дисков с записями классической и популярной музыки увеличилась в два раза?

— Правда? Вот уж не думал…

— Я собираюсь полностью переоборудовать интерьер, установить две кабинки для прослушивания пластинок, кроме того, с поставщиками можно заключить договор и брать товар на реализацию, и тогда я смогу удовлетворить спрос самых притязательных покупателей…

Управляющей сделал предостерегающий жест рукой:

— Подождите, подождите. Планы, конечно, замечательные, мисс Трэрн. Но знаете, строить планы всякий горазд.

— Я не витаю в облаках, у меня есть опыт работы в музыкальном салоне. Я занималась продажей пластинок, мистер Бейкер. Два года работы в торговом доме «Бланшард» в Лондоне дают мне право заявить, что я кое-что понимаю в этой сфере. Мистер Лэстер; менеджер магазина, может поручиться за меня и подтвердить мою компетентность в данном вопросе.

— А он может гарантировать, что вы воспользуетесь большой суммой денег по назначению, моя юная леди? Если бы речь шла о моих личных средствах, то я с радостью поддержал бы вас в ваших начинаниях. Деловой энтузиазм следует поощрять! Но в данном случае… — Он развел руками.

Подгоняемая отчаянием, Вики пошла ва-банк. Она готова была пойти на любые уловки, лишь бы склонить его на свою сторону.

— Мистер Бейкер, мой проект не авантюра. Это абсолютно реальная схема создания торговой точки по продаже грампластинок. Ничего подобного в Хэйзлуике пока нет. Но жизнь диктует свои условия. Неужели вы не видите, что в нашем городке давно назрела необходимость открытия такого магазина? Вы согласны со мной?!

Мистер Бейкер откинулся на спинку стула.

— Да, согласен. Думаю, вы абсолютно правы. Но скажу вам честно: если бы ко мне пришел какой-нибудь предприниматель, сумевший добиться значительных результатов, и предложил мне профинансировать подобный проект, я бы, скорее всего, принял его к рассмотрению. Гм, да… опытный предприниматель, например, такой, как Кларк Дэнтон. Вот с таким человеком можно иметь дело: он один семерых стоит.

Мистер Бейкер улыбнулся и хитро подмигнул девушке. Он и представить себе не мог, какую бурю эмоций поднял в душе Вики. Но она сделала все, чтобы не выдать своих чувств, и, сжав зубы, спокойно взирала на управляющего.

— Мне кажется, именно такой человек мог бы оказать вам помощь, мисс Трэрн. Я уверен, что такая прелестная молодая особа, как вы, без труда сможет очаровать какого-нибудь успешного бизнесмена и получить от него финансовую поддержку. Понимаете, я связан по рукам и ногам, а мистер Дэнтон, например, вольная птица. Он может свободно принимать любые решения.

— Спасибо за совет, — мило улыбнулась Вики. — Но я не думаю, что мистер Дэнтон станет финансировать мой проект.

— Почему вы так считаете? Насколько я понял, он планирует заняться продажей пластинок,

— Может быть, но вряд ли ему захочется вкладывать деньги в мое новое дело. Это все равно что отправлять в дальнее, опасное плавание утлый челн с неопытным штурманом.

— О моя дорогая, не надо печалиться. Грусть не к лицу такой очаровательной особе.

Вики, с трудом изобразив улыбку, покинула кабинет управляющего.

— Во время ленча она встретилась со Стюартом Робсоном в обеденном зале «Черного лебедя». Даже не притронувшись к сочным отбивным с салатом, Вики торопливо поведала молодому человеку о результатах своего похода в банк. Постепенно напряжение спало, гнев испарился, девушка ощущала лишь усталость и апатию.

— Вик, не падай духом, все не так уж плохо, — пытался утешить ее Стюарт. — Вот увидишь, все как-нибудь утрясется.

— Ну конечно, объявится в нашем Хэйзлуике благородный незнакомец, у которого денег куры не клюют, и будет умолять меня принять от него кругленькую сумму.

— Вот-вот, так все и будет, — развеселился Стюарт. — Послушай, а может, к моему старику стоит обратиться?

— К твоему отцу? — Вики несколько секунд колебалась. Ей вдруг захотелось, чтобы Стюарт замолвил за нее словечко. Но она тут же встряхнулась и запретила себе раскисать и искать легких путей. — Нет-нет, не стоит его беспокоить. Спасибо за предложение, Стюарт. Но наши семьи так тесно связаны… Нет, я не могу подвергать вас всех риску. Вдруг у меня ничего не получится, и я потеряю все деньги…

— Перестань говорить глупости, Вик, ты же сама прекрасно знаешь, что обречена на успех, неудача тебе не грозит. Кстати, моя мать устраивает в воскресенье одну из своих вечеринок, она попросила, чтобы я пригласил тебя. Официальное приглашение, наверно, придет по почте.

— Спасибо, я очень тронута, — ответила Вики.

Когда в поместье «Кустарники» ждали гостей, то дым стоял коромыслом несколько дней: многочисленная армия прислуги до блеска начищала серебро, готовила закуски из креветок, расставляла низкие столики и раскладывала подушечки в симметричном порядке. Тех, кто удостаивался особого приглашения, радушная хозяйка одаривала повышенной заботой и вниманием.

Вики мгновенно представила себе картину: полная, низкорослая дама в шелках медленно обходит свои владения ровно за десять минут до назначенного времени, придирчиво осматривая каждый бокал, салфетку, предмет интерьера… Дом замер, он приготовился поразить гостей — неприятно поразить. Потому что, кроме отвращения, он никаких других чувств у посетителей вызвать не мог: показной блеск, кричащая роскошь, стерильная чистота и полное отсутствие домашнего тепла и уюта,

— Это будет обычное сборище, — сказал Стюарт с улыбкой. — Просто очередная вечеринка, но у матери неплохо это получается.

Вики усмехнулась, воздержавшись от ответа.

Ленч подошел к концу. Стюарту было жаль расставаться с Вики. Немного смущаясь, он стал уговаривать ее сходить с ним куда-нибудь вечером. Но девушка объяснила, что уже приглашена в «Башни» на встречу с полковником и миссис Файсон-Дэвенпорт.

— Отлично, значит, старый вояка все-таки нашел тебя. Ты бы слышала, как я тебя ему расхваливал! По-моему, тебе крупно повезло, что он не связался с поставщиками оборудования из Лондона.

Вики понимала, что молодой человек хочет ее ободрить. Но его слова не принесли ей успокоения. Ей показалось, что проблемы Трэрнов волнуют Стюарта гораздо меньше, чем проблемы его собственной семьи.

Фургон угрожающе кренился набок и надсадно урчал, тяжело взбираясь вверх по холму к поместью «Башни». Вики украдкой поглядывала на бледное, отрешенное лицо Томми.

— Надо же, какие хрипы и стоны, — отважилась она на краткое замечание.

— Да, это старый драндулет, но крепкий какой, нет ему износу! — сообщил Томми со знанием дела.

— Что ж, рада это слышать. Пока мы не можем себе позволить купить новый фургон, — удрученно заметила девушка.

— О, не беспокойтесь об этом, мисс Вики! Деньги надо использовать на первоочередные нужды.

— Ой, даже не знаю, что делать. В этом-то как раз вся проблема, Томми: денег катастрофически не хватает вообще ни на что, — тяжело вздохнула Вики.

— Никогда не следует падать духом, мисс Вики. Знаете, много чего можно сделать в нашем магазине своими силами. Нужно-то всего ничего: несколько банок краски, пара кисточек, пара гвоздей. Я мог бы сколотить, например, полки.

— Это очень мило с вашей стороны, Томми… Когда мне что-нибудь в этом роде понадобится, я обязательно дам вам знать. Если миссис Файсон-Дэвенпорт увлекается музыкой, мы просто обязаны произвести на нее хорошее впечатление.

— Ясное дело. Мы установим им отличный патефон.

— Речь идет не о патефоне, Томми, — разволновалась Вики. — Помните, я говорила вам, они хотят купить стереосистему, состоящую из отдельных элементов. Для достижения объемного, стереофонического звучания устанавливают динамики. Клиентам потребуются акустическая экспертиза помещения, рекомендации по расположению динамиков. Бывает, что некоторые меломаны предпочитают поставить динамики в противоположные углы комнаты или, например, в камин.

— В камин?! Мисс Вики, это же дикая глупость! Может, вы что-нибудь не так поняли?

— Нет, такое случается. Понимаете, каминная вытяжка позволяет добиться качественного акустического эффекта. Речь идет, конечно, о комнатах с центральным отоплением, в которых камином уже не пользуются.

— А-а, каминами не пользуются… вот теперь понятно, — бормотал Томми, глубоко пораженный такой информацией.

По подъездной дорожке, усыпанной гравием, фургон медленно подкатил к импозантному зданию и остановился перед входом в виде старинной башенки. Вики, отчаянно паникуя, торопливо зашептала Томми:

— Мне кажется, на первый раз, пожалуй, не стоит говорить ничего лишнего, вы согласны со мной? Это как бы предварительная встреча, мы приехали просто познакомиться. Переговоры я беру на себя, надо быть максимально сдержанными, лаконичными, слов на ветер не бросать.

— Гм, предварительная встреча, понятно, — отозвался Томми, вздохнув с облегчением.

Достопочтенная миссис Файсон-Дэвенпорт оказалась приятной женщиной, высокой, энергичной. Черты ее тонкого смуглого лица говорили о твердости характера. У хозяйки были красивые, ухоженные руки с длинными сильными пальцами.

Вики вежливо осведомилась, не музицирует ли она. Тема музыки была близка и интересна обеим женщинам, завязался оживленный разговор. Миссис Файсон-Дэвенпорт с сожалением вспоминала свой любимый старый рояль, который пришлось оставить в Сингапуре, стало понятно, что она подумывает о покупке нового. Потягивая шерри, женщины обсудили достоинства и недостатки различных грамзаписей известных концертов. Вики тут же продемонстрировала список новинок, который предусмотрительно захватила с собой.

Томми стоял навытяжку рядом, глядя прямо перед собой. В трясущихся руках он судорожно сжимал стакан пива.

Напряжение понемногу спало, и Вики начала даже получать удовольствие от встречи. Но неожиданно домой вернулся полковник и положил конец безмятежному времяпрепровождению.

Он, задумчиво фыркнув, решительно подхватил пожилого электрика под руку и увлек в дальний конец комнаты к огромному окну.

— Так, дружище, — взревел полковник. — Скажите-ка мне вот что: искажение звука будет очень сильным, если большие динамики, ну, примерно полуметровые, расположить у противоположной стены?

Томми, широко раскрыв от ужаса глаза, недоуменно покачал головой. Полковник, приняв странные телодвижения электрика за отрицательный ответ, удовлетворенно кивнул.

— Хорошо, хорошо, — проговорил мистер Файсон-Дэвенпорт и быстро прошел в центр комнаты. Он остановился возле дивана, на котором сидели его жена и Вики. — Мы бы хотели, чтобы панель управления была здесь, недалеко от камина.

— Камин?! Ах да, камин… конечно — конечно, сэр, — сдавленным голосом пролепетал Томми, бросая отчаянные взгляды на Вики.

— Нам нужен отличный проигрыватель, усилитель и… как же это называется… — Он уставился на Томми, явно ожидая подсказки.

Вики напряженно рылась в памяти, внезапно спасительное слово всплыло неведомо откуда.

— Эквалайзер, — неуверенно пролепетала она.

Было непонятно, кто больше обрадовался ее неожиданному вмешательству: мистер Файсон-Дэвенпорт или Томми.

— Точно, именно так, — подтвердил полковник. Миссис Файсон-Дэвенпорт внезапно оживилась, увидев за окном высокую темную фигуру, и воскликнула:

— А вот и Кларк! Его наверняка заинтересует тема, которую мы обсуждаем. Я просто уверена в этом. Позвать его к нам?

— Давай спросим у мисс Трэрн, в данном случае ей решать, — сказал полковник жене. — Понимаешь, профессиональная гордость и всякое такое.

— Все в порядке, нет проблем, — бодро провозгласила девушка, пытаясь скрыть приступ внезапно нахлынувшей слабости. Она уже не сомневалась в том, что за окном промелькнул Кларк Дэнтон. Девушка вздохнула с облегчением: не важно, откуда он появился и что тут делает, но его присутствие может оказаться для нее истинным спасением.

Миссис Файсон-Дэвенпорт распахнула окно и крикнула громким чистым голосом:

— Кларк! Кларк, есть свободная минуточка? У нас здесь мисс Трэрн,

У Вики упало сердце. Интересно, как он воспримет такую новость: сбежит или примет приглашение? Через несколько секунд он уже входил в комнату. Окинув всех внимательным взглядом, он сразу сообразил, в чем дело. Взяв стаканчик шерри, Кларк Дэнтон подошел к хозяину дома и дал исчерпывающие ответы на бесчисленные вопросы полковника по поводу диапазона частот, разъемов, предварительных усилителей.

В считаные минуты молодой человек обрисовал преимущества электростатических и катушечных колонок. При этом он действовал виртуозно, и у всех сложилось впечатление, будто он лишь дополняет объяснения Томми.

Избавление от полного провала и позора произошло так легко и просто, что Вики никак не могла прийти в себя. Она украдкой осмотрелась и заметила, что старый электрик успешно вжился в роль, заважничал и каждое слово Кларка подкреплял многозначительным кивком.

Примерно через полчаса полковник признался, что перегружен информацией. Теперь ему необходимо удалиться и все обдумать в тишине. Миссис Файсон-Дэвенпорт, приветливо улыбаясь, попрощалась с гостями:

— До свидания, мисс Трэрн. Как хорошо, что вы принесли мне список грампластинок, я обязательно его изучу. Благодарю вас за доброту и внимание, моя дорогая! И вас тоже, Кларк! — Хозяйка одарила его особой, лучезарной улыбкой.

Похоже, Кларк Дэнтон был в доме своим человеком. Он перекинулся парой слов с хозяйкой, поинтересовался делами Чарли. Кто это, подумала Вики, сын или внук четы Файсон-Дэвенпорт?

Вики вышла во двор и с тоской посмотрела на видавший виды фургон. Томми уже сидел за рулем. Что ж, пора отправляться в обратный путь. Внезапно на ее плечо легла тяжелая мужская рука, Вики вздрогнула от неожиданности.

— А вам не кажется, что вы мне что-то должны?

Девушка повернулась к Кларку Дэнтону и посмотрела ему в глаза. Вики колебалась. Да, она в долгу перед ним и просто обязана поблагодарить его за помощь и поддержку, но ей так не хотелось платить по счетам.

— Вы рассчитываете на проценты со сделки? — как ни в чем не бывало, спросила она с невинным видом.

— Нет-нет, я вовсе не об этом. — Взгляд его темно — синих глаз был мрачным, загадочным, голос спокойным и тихим. Кларк Дэнтон явно не хотел привлекать внимание посторонних. — Я пришел вам на выручку, помог выйти из затруднительного положения. Да вы сами знаете это.

— Да, вы мне помогли. Спасибо, — с трудом выдавила она из себя нужные слова. Тон ее был холодным, отчужденным.

Мужчина молча смотрел на Вики, терпеливо ожидая продолжения. Повисла мучительная пауза. Вики не выдержала первой.

— А что, одного «спасибо» не достаточно? — насмешливо спросила она. — Вы хотите, чтобы я пала ниц перед вами?

— Нет, меня бы вполне устроило, если бы вы уделили мне полчаса и объяснили, как вам удалось так влипнуть. Давайте пройдемся.

Кларк Дэнтон решительно двинулся вдоль серой, изрытой ветром и непогодой стены дома. Без сомнения, он имел право знать правду, решила Вики и метнулась к Томми: пусть едет в город один. Потом она бросилась вслед за мистером Дэнтоном, упрямо шагавшим непонятно куда.

Этот самоуверенный гордец даже не оглянулся, чтобы узнать, следует она за ним или нет, возмущенно думала Вики. Догнав мистера Дэнтона, девушка осведомилась язвительным тоном:

— Разрешите задать один — единственный вопрос: куда это мы идем?

Он повернулся к ней, и их взгляды встретились. Внезапно его лицо вспыхнуло какой-то мимолетной радостью.

— О, я думаю, удобнее всего нам будет поговорить в моих апартаментах. Мы поужинаем, пропустим по стаканчику… Повар из меня, конечно, никудышный. Моя основная еда — омлет. Между прочим, все, что я делаю, я делаю очень хорошо.

— Я уже заметила это, — сухо сказала Вики. — Если я правильно поняла, у вас в «Башнях» собственные апартаменты?

— Да, здание огромное, места много, вот Файсон-Дэвенпорты и решили отделить целый отсек и оборудовать в нем квартиру с отдельным входом. А меня это абсолютно устраивает.

Еще бы не устраивало, думала Вики, бросая по сторонам критические взгляды. Они вошли в дом через задний вход, миновали длинный коридор, устланный коврами, и очутились в небольшой, чрезвычайно уютной квартирке. Это было удобное, компактное жилище с мебелью из светлого дерева, обивка и занавески радовали глаз теплым бронзовым цветом. Все выдержано в духе умеренной утилитарности, технологической изысканности и аскетизма — в полном соответствии с характером самого Кларка Дэнтона.

— Удивлены? — спросил он, наблюдая за реакцией Вики.

— Я поражена, честное слово! — призналась она. — Вы сами разработали дизайн помещения?

— Частично. Эта гостиная — бывшая кладовая, а моя кухня раньше была комнатой дворецкого. — Он распахнул дверь, и Вики увидела кухню, сверкавшую нержавеющей сталью.

— Очень практично, — заметила она и внезапно спросила: — А вам нравится здесь жить?

— Да, мне тут удобно. Я в прекрасных отношениях с полковником и его женой.

— О, она очаровательна.

— Согласен. Они хорошие люди. Слишком хорошие, чтобы их водили за нос.

Он предложил девушке сесть, но она, покраснев до корней волос, застыла на месте.

— Водили за нос? Что вы имеете в виду?! — вскричала она.

— Все очень просто: вы собирались давать людям советы по установке стереофонической аппаратуры, абсолютно в этом не разбираясь. И не вздумайте говорить, что я ошибаюсь!

— Я взяла с собой электрика… — пролепетала она, прекрасно понимая, что Кларк Дэнтон прав на все сто процентов.

— Гм, электрик… да он гроша медного не стоит. Он безнадежно отстал от времени, вы же это сами знаете! Он мертвым грузом тянет вас на дно. С таким подходом вы весь свой бизнес загубите!

— Конечно, мне позарез нужны квалифицированные работники. Думаете, я сама этого не понимаю? — проговорила она с горечью. — Ой, сто лет пройдет, прежде чем я найду специалиста. Я думала… мне посоветовали тянуть время и не упускать потенциальных покупателей. Они ведь могли обратиться в крупную фирму в Лондоне, а выбрали меня…

Мужчина, сидевший в кресле напротив девушки, мрачно ухмыльнулся.

— Вам дали плохой совет, — твердо заявил он и подался вперед, не спуская с Вики глаз. Когда он вновь заговорил, голос его звучал мягче, проникновеннее: — Я говорил вам, что в бизнесе сплошь и рядом случаются мошенничество и надувательство, поэтому предприниматель, прежде всего, должен быть уверен в своих собственных способностях и силе. Я вовсе не имел в виду, что вам надо обманывать людей, выдавать себя за профессионала, коим вы не являетесь.

— Мои способности! Я уже даже не знаю, обладаю ли я способностями вообще. Я даже не смогла получить в банке ссуду.

— Многие рано или поздно сталкиваются с подобной проблемой, — улыбнулся Кларк Дэнтон.

— Даже вы? — недоверчиво спросила она.

— Естественно. Представляете, я не всегда был таким напористым человеком, каким стал. Было очень тяжело. Но я боролся, поверьте мне, боролся изо всех сил за идею, за успех, за мечту.

Вики напряженно молчала. Она только что сделала удивительное открытие. Без Кларка ее маленький родной Хэйзлуик станет безнадежно пустым и скучным. Девушка смущенно потупилась под его пристальным, испытующим взглядом. Эта пытка длилась недолго, Кларк решительно встал и распрямил спину.

Вики еще раз поразили его мощная стать и ленивая грация.

— Как знать, возможно, мне не захочется никуда уезжать. Иногда у меня возникает ощущение, что я смогу обрести тут дом, — Он протянул ей руку. — Пойдем, ты поможешь мне сделать омлет. У меня есть шампиньоны, сыр, бекон. А можно просто взбить несколько яиц со сливками и запечь на сковороде без всяких премудростей.

На маленькой, тесной кухоньке рядом со смуглым загадочным мужчиной Вики чувствовала себя удивительно свободно и комфортно. Они славно поколдовали над ужином, действуя слаженно и гармонично. Стол накрыли в гостиной. К огромному омлету и свежим сочным персикам Кларк подал бутылочку белого сладкого французского вина. Он с улыбкой пожаловался на отсутствие проигрывателя, и Вики игриво предложила ему на выгодных условиях оформить заказ в ее магазине.

Девушке нравилось смотреть на своего собеседника, слушать его голос. Он увлеченно рассказывал о своих музыкальных пристрастиях, немного о жизни и бесконечных скитаниях, о тех местах, где когда-то бывал. Его описания захватывали Вики.

Несколько часов пролетели незаметно, было почти одиннадцать, когда Кларк отвез девушку домой. Прощаясь, он вновь вспомнил о полковнике.

— Продолжай вести с ним переговоры, принимай заказы на всю технику, какую он выберет, — советовал он девушке. — Когда придет время устанавливать аппаратуру, обязательно свяжись со мной.

— О нет, так нельзя! Это слишком великодушно с твоей стороны!

— Глупости! Вспомни мой девиз «Доверьтесь Дэнтону!» — Кларк ухмыльнулся. — И пожалуйста, Вики, сделай одолжение, больше никогда ни с кем не играй и такие игры, пока не найдешь квалифицированного специалиста.

— Даю слово: не буду. С моей стороны это было ужасно неосмотрительно браться за такое сложное непосильное дело… Орешек оказался не по зубам…

— Полагаю, тебе дали плохой совет. Интересно, задумалась Вики, догадывался ли Кларк о том, что это Стюарт надоумил ее ввязаться в такую авантюру. Девушка долго стояла на крыльце и смотрела, как машина Кларка медленно скользила по безлюдной тихой улице…

Дом был погружен в темноту. Вики бесшумно поднялась по лестнице и прокралась в свою комнату. Немного помедлив, она юркнула в постель. Долго лежала Вики без сна. Нет, на сей раз ее беспокоили не вопросы бизнеса. Все ее мысли были обращены к одному человеку — Кларку Дэнтону.

Глава 5

На следующее утро миссис Трэрн жадно расспрашивала дочь о ее визите в «Башни». Ее интересовали мельчайшие детали, но Вики не стала посвящать мать во все подробности. Кос о чем она решила умолчать. Переполненная эмоциями, Вики все же не смогла удержаться и поделилась с матерью впечатлениями о Кларке Дэнтоне. Она не скрывала своих симпатий и интереса к этому человеку.

— О, я так рада, что ты получила удовольствие от визита в «Башни», — сказала миссис Трэрн, стоя у плиты и помешивая яичницу. — Я так и думала, что ты изменишь свое отношение к Кларку. Я, правда, не очень близко его знаю. Он заходил к нам пару раз, чтобы обсудить со Стефани какие-то деловые проблемы. Мне он очень понравился: потрясающе интересный человек, сильная неординарная личность.

— Да, ты абсолютно права, я тоже так думаю. Знаешь, я была поражена, узнав, что он, по всей видимости, неплохой инженер-электронщик.

— Кто? Кто? — На кухню, как это бывало каждое утро, с грохотом ворвался Мик и, уцепившись за последнее слово, настырно потребовал ответа.

— Кларк Дэнтон.

— Ну, еще бы! Мистер Дэнтон — лучший электронщик в нашем городе. А ты разве не знала этого? Он всех привел в изумление в магазине дяди Стюарта. Да он семи пядей во лбу!

Неожиданно с верхнего этажа раздалось плаксивое стенание Мэнди. Она только что проснулась и никак не могла найти чистую пару носков. Вики быстро нашла носочки в бельевом шкафу на кухне и заспешила наверх в комнату племянницы.

— Давай, копуша, поторапливайся, а не то в школу опоздаешь.

Вики, опустившись на колени, бережно надела белые носочки на детские ножки, привела в порядок взлохмаченную головку. Бедняжка Мэнди, она не унаследовала лучезарной красоты своей матери.

— Мама иногда заплетала мне косички с бантиками, — жалобно пролепетала девочка, прижимаясь к своей молоденькой тете.

Никогда Вики не видела, чтобы сестра принимала участие в повседневной жизни своих детей. Девушка нежно улыбнулась и тихо сказала:

— К сожалению, сегодня на это у нас нет времени, моя хорошая. В другой раз обязательно заплетем тебе косички. Твой завтрак, наверно, совсем остыл, что тебе налить: чаю или молока?

— Молока, пожалуйста. У Томми что ни спроси — ничего нельзя понять. Мне кажется, он вообще не умеет объяснять. Прямо наказание какое-то. Старая перечница…

— Так нельзя говорить! — резко остановила мальчика Вики.

— Но ведь это правда, — продолжал настаивать на своем Мик. — Он старый неумеха. Тебе любой, кто разбирается в электричестве, скажет то же самое.

— Так, Мик, прекрати немедленно, — строгим голосом приказала Вики своему племяннику.

Чуть позже дети схватили школьные сумки и были таковы.

— Вики, мальчик начал интересоваться разными техническими штучками, он просто бредит электроникой. А я даже не понимаю, о чем он говорит.

— Не волнуйся, мама. Я поговорю об этом со Стюартом, попрошу его уделять побольше внимания нашему Мику. Ведь, в конце концов, Стюарт является опекуном детей.

— Да, будь добра, поговори с ним, моя милая. Когда ты собираешься увидеться со Стюартом?

— В воскресенье. Миссис Робсон устраивает очередной светский раут. А ты пойдешь туда, мама?

Миссис Трэрн самодовольно улыбнулась:

— Нет, дорогая. Мне удалось убедить Онорию в том, что я не ровня ее гостям.

— Ты неисправима, мамочка! Ты можешь быть своим человеком в любом, даже самом изысканном обществе, — пожурила Вики мать.

— Лучше провести тихий, спокойный вечер у себя дома, чем идти в чужой дом и там лицедействовать, чтобы угодить Онории. — Она помолчала и добавила, нахмурившись: — Все, что Мик наговорил о Томми, ведь неправда, да, дочка?

— К сожалению, не совсем. Он заметно стареет, годы берут свое. Да ты и сама это понимаешь, мама.

— Но он такой исполнительный, мастер на все руки. Твой отец говорил, что Томми можно доверить любое дело. Я хорошо помню его слова.

— Да, все правильно: Томми очень хороший человек, но сегодня этого уже недостаточно. Теперь нужно быть быстрым, энергичным, иметь образование, специальную профессиональную подготовку.

— Понятно — понятно, моя хорошая. Я, конечно, плохо разбираюсь в бизнесе, но хорошо разбираюсь в людях. Поверь мне, Томми заслуживает уважения. Он много лет верой и правдой служит нашей семье, Вики. Ты ведь не собираешься… Нет-нет, ты не сможешь этого сделать… Ты же не станешь избавляться от него?

Вики вздохнула:

— Это было бы разумно. Но ты не беспокойся, мама, я не могу так поступить.

— Слава богу, я так и думала! Моя дочь не может быть такой бессердечной! — Миссис Трэрн украдкой смахнула слезу и занялась грязной посудой.

Вики легко сбежала вниз по лестнице на первый этаж и открыла дверь «Музыкальной шкатулки». Девушка окинула пристальным взглядом залитое солнцем помещение: что ж, вполне прилично, чисто, просторно. Часть ненужных вещей, много лет захламлявших магазин, пришлось вынести в подвал. Вики устроила грандиозную перестановку. По-новому расположила на полках и витринах всевозможные музыкальные инструменты. Она отскребла от вековой грязи и выкрасила в белый цвет витринный стеллаж, некогда забитый кипами нот. Теперь здесь красовались пластинки в ярких, блестящих обложках.

Наконец-то никто больше не будет сомневаться в том что на дворе двадцатый век, думала Вики, расхаживая по магазину и смахивая то тут, то там лишь ей одной видимые пылинки. Как это все-таки замечательно, что появилась реальная возможность торговать грампластинками! Это очень позитивный сдвиг, и жители провинциального городка по достоинству оценят это нововведение. Больше не надо краснеть за «Музыкальную шкатулку», с затаенной гордостью радовалась девушка. Проблем, конечно, по-прежнему хватает. Магазин не в состоянии удовлетворить спрос покупателей, ассортимент дисков ограничен. Вики понимала: все дело в деньгах, вернее, в их полном отсутствии. Надо бы провести ревизию хлама в подвале, решила девушка, и обсудить перспективы с Томми и Барни. Может быть, удастся хоть что-нибудь продать как уцененный товар. В воскресенье она сама спустится в подвал и проведет тщательный осмотр «сокровищ». Господи, ничего не выйдет, сообразила Вики, в воскресенье состоится раут миссис Робсон, и она обещала Стюарту прийти. Он не примет ее отказа. Удивительно, но он с нетерпением ждет эту вечеринку. Вики терялась в догадках: как можно по собственной воле посещать такие мероприятия. Но наверно, так и должно быть. Не стоит строго судить Стюарта: его родная мать устраивает званый вечер, и он, как хороший сын, просто обязан поддержать ее и оценить ее усилия. Любой на его месте вел бы себя так же. И вообще трудно что-либо предсказать. Все может случиться.

Вечеринка как вечеринка, вполне обычное событие, ничто не обещало сюрпризов и неприятностей.

Нацепив приторно-доброжелательную улыбку, миссис Робсон встречала гостей. Рядом стояли Стюарт и Вики. Молодой человек должен был выполнять функции радушного хозяина, но все свое внимание он уделял только своей подруге. Вики с любопытством взирала на избранную публику. Какие разные лица, разные характеры, и наверняка каждый человек интересен и уникален по-своему, думала она. У каждого свои желания, устремления, свое видение мира. Тем для разговоров должно быть предостаточно…

Две порции шерри, тост с анчоусами, три сырных тартинки настроили Вики на философско-критический лад. Оказалось, что интересного собеседника найти не так-то просто. Быть может, круг приглашенных был весьма специфическим, но только Вики вдруг ощутила отчаянную скуку. Мужчины, все как один, увлеченно обсуждали лишь две темы: игру в гольф и биржевые новости. Дамы, встретившись с Вики глазами, скороговоркой лепетали слова соболезнования по случаю гибели Стефани. Пустая светская болтовня навеяла на девушку такую невообразимую тоску, что она не знала, где искать спасения.

Стюарт, прилежно помогавший матери обхаживать гостей, вновь присоединился к Вики.

— Как твои дела, дорогая? Девушка неуверенно кивнула:

— Отлично! А ты играешь в гольф, Стюарт?

— В гольф? Вообще-то нет, меня это не очень интересует. Но я являюсь членом «Гольф-клуба». А что? Почему ты спрашиваешь?

— Думаю, мне тоже пора заняться гольфом… в целях самосохранения.

Стюарт нежно сжал девичью руку.

— Держись, милая! Ты знакома с доктором Мак-Айвером?

— Ты говоришь о том господине с пронзительным взглядом, который сыплет анекдотами о членах «Гольф-клуба»? Да, я встречалась с ним.

— Вообще-то он жуткий зануда. Но не волнуйся, на ужин он не останется. Ты не жалеешь, что пришла к нам, Вики?

— Нет, конечно, нет, — поспешила она заверить Клайва, стараясь не выдать своего разочарования.

— Ужин пройдет в узком семейном кругу: отец, мать, тетя Элизабет, ну и мы с тобой.

— Жаль, твоего брата Тони не будет: без него сборище неполное, — беспечно заявила Вики.

— Ты полагаешь, Тони сумел бы внести некоторое оживление в нашу скучную компанию?

Вики обвела ленивым взглядом пестрый людской цветник: равнодушные лица, никого и ничем не вдохновляющая бессодержательная болтовня, закуски, бокалы…

— А разве нет? — лукаво спросила она, по-прежнему разглядывая жующую толпу.

Удивленная молчанием Стюарта, девушка подняла на него глаза. То, что она увидела, поразило ее до глубины души. Целая гамма чувств отразилась на лице молодого человека: досада, раздражение, жалобная мольба, растерянность и еще нечто, не поддающееся определению.

— Что случилось, Стюарт? — перепугалась Вики. — Я что-то не так сделала или сказала? Я не хотела, поверь мне…

Он мгновенно взял себя в руки, нацепив непроницаемую маску холодной вежливости. Внезапно он положил руку ей на плечо и пробормотал сдавленным голосом:

— Нет-нет, ты ни в чем не виновата, прости… Я веду себя как маленький ребенок. Если бы ты только знала, как мне все это надоело! Все поют дифирамбы моему братцу. Маменькин сыночек, любимчик… А ладно, это не важно. — Махнув рукой, он резко развернулся на каблуках и хотел, было направиться к группе гостей.

Вики решительно остановила Стюарта:

— Знаешь, в чем твоя проблема, мой милый? Ты совсем раскис. Но ты ведь не тряпка, Стюарт Робсон! Пойдем со мной, пусть твой отец развлекает гостей. — Вики взяла молодого человека за руку и, не слушая его жалких протестов, повела в парк.

Они медленно прогуливались по лужайкам и дорожкам. Остро пахло свежескошенной травой и цветами, в нежно розовевшем небе со свистом носились стрижи и ласточки.

— Забудь все, что я говорил о Тони, — попросил Стюарт, виновато улыбаясь. — Не знаю, что это на меня нашло…

— Нет, я не смогу этого забыть. Послушай, Стюарт, может, тебе стоит почаще настаивать на своих правах, самоутверждаться?

— Нет, это не в моем характере, — с горечью признался молодой человек. — Тони обладает уникальным даром. Ему прощается вес: и дурное настроение, и злость, и раздражение. Он всегда сухим выходит из воды. С меня спрос иной.

— Боже мой, глупости какие! — со смехом воскликнула Вики, так до конца и не поняв, шутит он или говорит всерьез. — Этого просто не может быть! Ты вовсе не такой! Ты хороший, милый, безотказный… Я не хочу, чтобы ты трансформировался в безнадежного зануду и брюзгу.

— Это правда, Вики?! Значит, я тебе не безразличен и тебя действительно интересует, что со мной происходит?

— Естественно, ты мне не безразличен! Я хочу, чтобы ты стал сильным и преодолел свои слабости. Вот и все. Ты хороший человек, Стюарт. И не страшно, что на тебя изредка наваливается хандра и ты начинаешь все видеть в черных тонах, с кем не бывает!

— Ради семьи, ради близких мне людей я готов на все. Я не могу и не хочу ни в чем отказывать тем, кого люблю, например, матери… или тебе, Вики.

Девушка озабоченно вздохнула. Она пытливо всматривалась в лицо Стюарта, будто стремилась проникнуть в сокровенные тайники его души.

— Но разве ты не понимаешь одной простой вещи, Стюарт? — тихо спросила она. — Ты не можешь угодить всем. Возможно, когда-нибудь тебе придется сделать тяжелый выбор. Например, между мной и материю…

— Нет-нет, ты ошибаешься! Такая ситуация в принципе невозможна! — горячо заспорил Стюарт. — Мама очень хорошо к тебе относится, Вики. Она даже… даже намекала недавно… Короче, по ее мнению, мне уже давно пора остепениться.

Они бродили по тихим тенистым дорожкам парка. Стюарт, боязливо осмотревшись по сторонам, привлек девушку к себе и поцеловал.

Вики стало не по себе. Сам поцелуй мало взволновал ее, но теперь она знала точно: миссис Робсон слепо обожает своего ненаглядного сынка Тони, но при этом умудряется крепко держать в руках покорного и преданного Стюарта. Откуда только силы берутся у такой крошечной полной женщины? Согласится ли она уступить своего сына девушке, пусть даже очень милой и симпатичной? А в случае конфликта на чью сторону встанет Стюарт?

Молодой человек почувствовал, что девушка напряжена и расстроена. Он выпустил ее из объятий и отступил на шаг назад, не спуская с нее глаз.

— Что случилось, дорогая? Ты же знаешь, я люблю тебя. Милая, это просто невероятно, что наша любовь выдержала все испытания и многолетняя разлука не ослабила наших чувств.

Девушке не хотелось быть жестокой и разрушать его иллюзорные надежды. Но, набравшись смелости, она все-таки сказала:

— Я не уверена, Стюарт… Я ничего не знаю. Я не уверена в своих чувствах.

— Нет-нет, ты заблуждаешься: все по-прежнему. Чем больше я общаюсь с тобой, тем больше в этом убеждаюсь. Ты совершенно не изменилась, Вики! Ты все такая же, какой была в школьные годы, и твоя любовь ко мне тоже не изменилась. — Его голос дрогнул.

В Вики росло ей самой не понятное возмущение.

— Я не могу разобраться в собственных чувствах! Не понимаю, откуда ты можешь знать, что я чувствую на самом деле?! Нет, не понимаю!

Стюарт стремительно, почти грубо схватил ее и вновь поцеловал.

— Вот откуда я все знаю, Вики, ангел мой! Если бы у тебя был другой мужчина, я бы догадался…

— А я и не говорю, что у меня кто-то есть, — раздраженно проговорила Вики, дернувшись всем телом. — Но, знаешь ли, интуиция может тебя и подвести.

Продолжая крепко обнимать девушку, Стюарт медленно склонил голову и впился в ее лицо ищущим взглядом.

— Но послушай, Вики, тебя в Лондоне ведь никто не ждет, а? Человек, о котором ты мне ничего не сказала? Какой-нибудь друг или поклонник?

Она, вздохнув, покачала головой:

— Ой, Стюарт, так нельзя! Естественно, у меня были и друзья, и поклонники. Я в Лондоне не только работала, а жила полной жизнью, общалась с людьми. В общем, в монахини не постриглась, понятно?

Заметив ее раздражение, Стюарт немедленно пошел на попятную:

— О, ангел мой, ты не обязана передо мной отчитываться. Я ничего не хочу знать…

— Ну вот, теперь ты будешь считать, что я вела разгульный образ жизни и у меня отбоя не было от мужчин! — воскликнула Вики и про себя с удовлетворением отмстила, что он покраснел и потупился. Но как пи странно, его смиренная покорность взбесила девушку. Она понимала, что ведет себя неразумно, но ничего с этим не могла поделать.

Девушка украдкой наблюдала за Стюартом: он виновато засуетился и ускорил шаг, увидев, что на площадке перед центральным входом почти не осталось машин. Визитеры разъехались.

— О, боюсь, маме не понравится то, что мы были так невнимательны к гостям, — с тревогой в голосе пролепетал он, не спуская преданного взгляда с полной, бесформенной фигуры, закутанной в серый шелк и кружева.

Миссис Робсон стояла на последней ступеньке крыльца и вдохновенно махала рукой вслед отъезжавшим гостям.

— Знаешь, всегда можно извиниться, — задумчиво сказала Вики. — Кроме того, это друзья твоих родителей…

Но Стюарт и Вики были неожиданно избавлены от укоров, назидательных наставлений или каких-либо других проявлений крайнего недовольства мадам Робсон. Пока провинившаяся парочка с опаской приближалась к дому, по подъездной дорожке промчался автомобиль и резко затормозил возле крыльца. Из него выскочил молодой человек и с воплем «Мама!» бросился к женщине в сером.

— Тони! Мой дорогой Тони! — вскричала она, и ее лицо расплылось в умильной улыбке. От недовольной хмурой гримасы не осталось и следа.

Весь облик Тони отличался поразительной гармонией и даже некоторым изяществом. Черты его лица были тоньше, чем у Стюарта, фигура — стройнее, волосы — темнее. Большие карие глаза ярко сияли, белые зубы ослепительно сверкали. Рядом с ним Стюарт казался совсем обыкновенным… И, конечно же, любое сравнение между братьями было не в пользу Стюарта, и он знал об этом. Да, нелегко ему приходится, сочувственно подумала Вики.

Миссис Робсон не отличалась особой деликатностью. Пребывая в блаженном состоянии, она восторженно заворковала:

— Боже, какая радость, правда, Стю?! И так неожиданно! Без всякого предупреждения… И именно тогда, когда мы тут немного приуныли. Капелька радости и веселья нам не помешает. А посмотри, как он хорошо выглядит! Ну, скажи, разве он не великолепен, Стю?!

Стюарту с трудом удалось кивнуть. Тони получал двойное удовольствие от созерцания унылой физиономии младшего брата и нежной улыбки матери.

— Ты сама отлично выглядишь, моя дорогая мамочка, — сказал Тони. — Этот сизо — серый ансамбль тебе необычайно идет. Ты должна чаще так одеваться. И у тебя ведь новая прическа, да?

Миссис Робсон зарделась как маков цвет.

— Ну да, я специально готовилась к моей маленькой вечеринке.

Вики была уверена, что ни Стюарт, ни мистер Робсон даже не заметили этих изменений. Миссис Робсон буквально лучилась от радости и никак не могла наглядеться на обожаемого сына.

— Надеюсь, ты не пригласила своих занудливых гостей на ужин, — сверкая улыбкой, спросил Тони. Обняв мать за плечи, он повел ее в дом. Язвительной колкости никто не заметил.

— Нет, милый. Несколько человек было приглашено на коктейль. Но ты опоздал: вес уже разъехались.

— Слава богу!

— Ах, какой непослушный мальчик! — с умилением воскликнула миссис Робсон и ласково шлепнула сына по руке. — Я сгораю от нетерпения — ты нам расскажешь все свои последние новости!

Тут Тони развернулся всем телом к Вики и нахально уставился на нее:

— Гм, лицо как будто мне знакомо… и эти потрясающие волосы с медным отливом… Странно, если это член семьи, я бы уж точно об этом помнил.

За наигранной внешней приветливостью скрывалось столь неприкрытое высокомерное хамство, что Вики почувствовала себя задетой и инстинктивно подвинулась ближе к Стюарту, словно прося у него защиты. Девушка точно знала, что Тони не может не помнить ее. Пораженная странным поведением молодого человека, она растерянно молчала.

В беседу решительно вступила миссис Робсон:

— Ой, ну конечно, ты помнишь Вики Трэрн, сынок. Она из «Музыкальной шкатулки», что на Хай-стрит, — сказала она и, немного понизив голос, доверительно сообщила: — Кроме того, Вики уже почти стала членом нашей семьи, не правда ли, дорогая? — Ее маленький розовый рот сложился в умилительно — ханжескую улыбочку.

Стюарт жестом собственника взял Вики за руку. Господи, что же это происходит, ужаснулась девушка. Надо скорее прояснить ситуацию! Но ей не хотелось никого ненароком обидеть, а подходящие слова не шли на ум.

Тем временем Тони, словно забыв о ее присутствии, направился в столовую. Миссис Робсон поспешила за ним и, посмеиваясь, сказала:

— Твой отец, наверно, гадает, куда это мы все подевались. Он там ведет светский разговор с тетей Элизабет. Бедняжка, она стала совсем глухой.

— Ничего, наш старик никогда не пропадет. Он там либо балуется спиртным, либо дремлет под аккомпанемент ее брюзжания.

Взявшись под руки, они скрылись за двустворчатой стеклянной дверью.

Вики посмотрела на Стюарта:

— Может, нам лучше последовать за ними?

— Да, наверно. Хотя никто, по-моему, не будет переживать, если мы исчезнем. Никто этого даже не заметит. Должен тебя предупредить: все становятся какими-то равнодушными и теряют интерес друг к другу, когда в доме появляется Тони. В центре всеобщего внимания только он! Мне очень не понравилось, как он смотрел на тебя, — пробормотал Стюарт.

— Ой, перестань, пожалуйста, ты ведешь себя как маленький ребенок. — Вики наградила его поцелуем. — Мы с тобой хорошо знаем таких людей, как Тони. Его внимание может привлечь что угодно и кто угодно. Но его мысли и чувства остаются незатронутыми. Обольстительный взгляд, вкрадчивые манеры — это просто игра. Сам он равнодушен и безучастен, ему ведь все равно. Он обожает обращать на себя внимание, а после наслаждается произведенным эффектом. — Вики повела Стюарта в столовую. — Считается, что такая модель поведения присуща незрелым мужчинам. Пойдем, выброси все из головы и получай удовольствие от ужина, дорогой.

Как и предсказывал Стюарт, за столом блистал только Тони Робсон, благодаря которому воцарилась атмосфера веселья и оживления, часто раздавался смех. Но Вики чутко ощущала дисгармоничность всего происходящего: как будто дух веселья заточили в золотую клетку. Богатый, фешенебельный дом, но в нем не было места искренним глубоким чувствам… Ужин все больше и больше напоминал фарс или трагикомедию.

Прошло несколько дней. Как-то раз Вики работала в своем темном закутке, громко именуемом кабинетом. Она разговаривала по телефону, когда над входной дверью магазина задребезжал колокольчик, возвещая о появлении покупателя. Девушка поспешно передала Барни заказ: настроить пианино в доме священника. Положив трубку, она поспешила в магазин. У витрины с дисками стояли мужчина и женщина. При появлении Вики они обернулись, и девушка тихо ахнула от изумления. Перед ней стояли статная женщина с выправкой лихого вояки и франтоватый щеголь, одетый с иголочки. Это был не кто иной, как Клайв Лэстер. Последний раз Вики виделась с ним в Амстердаме.

— Клайв! Господи, как я рада тебя видеть! Что привело тебя в наши края?

Молодой человек шагнул вперед, протягивая девушке руку.

— Что за вопрос? Ты, конечно! Желание увидеть тебя, моя дорогая! Между прочим, ты обещала звонить, писать. Я, знаешь ли, беспокоился.

Вики крепко пожала ему руку.

Статная женщина в темном костюме, до сих пор хранившая молчание, произнесла дружелюбным тоном:

— Судя по всему, у тебя не должно быть причин для беспокойства, Клайв. Мисс Трэрн, снимаю перед вами шляпу — вы сотворили чудо с этим магазинчиком за очень короткий срок.

— О, благодарю! — Вики была невероятно тронута похвалой.

Клайв представил девушке свою спутницу. Она была сотрудником одной небольшой торговой фирмы.

— Мне кажется, вы встречались на выставке в «Маджестике», — сказал он.

— Да-да, конечно, очень рада вас видеть! — искренне обрадовалась Вики. — Спасибо, что не забыли меня и нанесли мне визит, мисс Максфилд.

Женщина похлопала Клайва по спине.

— Вот, проезжали мимо, и он настоял, чтобы мы заглянули к вам. Я хорошо помню, каким был этот магазин прежде, мисс Трэрн, В коммерческом плане он не представлял для меня никакого интереса — каменный век! Я и сейчас не хотела заходить, тратить время впустую. Но вы же знаете Клайва: для него ответа «нет» не существует. — Она оглушительно громко рассмеялась.

Вики застенчиво улыбнулась:

— Раньше нашим семейным бизнесом руководила моя сестра. К сожалению, она не имела опыта продажи грампластинок. А я мечтаю заняться развитием и расширением этой сферы бизнеса.

— Отлично! В таком случае вам крупно повезло: я — именно тот человек, который вам нужен! — гаркнула мисс Максфилд и с грохотом поставила на прилавок огромный портфель. — У меня здесь много всего, предложений масса: классика, поп-музыка. Сделайте заказ, и все будет выполнено лучшим образом. Сейчас мы выбросили на рынок пробную серию концертов оркестра «Бранденбург». Диски расхватывают как горячие пирожки. Самые восторженные отзывы появились во всех специализированных журналах сразу после выхода первого тиража.

Вики начинала изнемогать под жарким натиском этой сверхделовой женщины. Она, конечно, прирожденный коммерсант. Какая блестящая тактика и стратегия, какая потрясающая активность!

— Я бы хотела… хотела заказать что-нибудь модное, популярное, что могло бы привлечь покупателей разного возраста, — осторожно сказала Вики. Нет смысла объяснять всем и каждому, что у фирмы катастрофически не хватает средств даже на самые элементарные вещи. А уж о крупном заказе и мечтать не стоит! Девушке пришлось прибегнуть к маленькой хитрости. — Увы, у меня здесь очень мало места. Я только-только занялась общей реорганизацией. Предстоит много работы.

— Ну вот, как раз подходящее время для оформления заказов, мисс Трэрн. Сроки выполнения заказов разные, и вы успеете подготовиться к новым поступлениям. — Женщина обвела магазинчик критическим взглядом, мысленно расчищая место для пластинок и выбрасывая на свалку рояли, электрогитару, медные тарелки… Если бы мисс Максфилд была волшебницей, то «Музыкальная шкатулка» быстро бы опустела. — Я уверена, на этот товар спроса нет. Как бы хорошо здесь смотрелись проигрыватели! «Гейграм», филиал нашей фирмы, сделал неплохие закупки в этом месяце и вот теперь распродает технику по выгодной цене.

Женщина порылась в своем безразмерном портфеле, вытащила оттуда папку с бланками, красочные буклеты, рекламные листовки и вручила все это Вики.

— Три скорости, автореверс, пластиковый корпус красного или сине-зеленого цвета — стоящая вещь, поверьте мне, мисс Трэрн. Какую партию будем заказывать? — Мисс Максфилд приготовилась заполнять бланк, ее огромная черная ручка зависла над листом, как дротик.

— Полагаю, нашей Вики нужно немножечко подумать, Бэлла, — заявил Клайв Лэстер, кончив изучать магазинные полки и витрины. — Оставь ей свои координаты и бланки для заказов.

— Да, будьте добры, — подхватила Вики, обрадовавшись неожиданной отсрочке. Иногда так трудно сказать «да» или «нет». — Я бы хотела изучить ваши буклеты и каталоги.

— Ладно, как вам угодно, — с сожалением в голосе проговорила мисс Максфилд. — Только не затягивайте с оформлением заказа. Помните, вы должны на шаг опережать своих конкурентов — в любом начинании и на любом этапе.

— Да, я это понимаю. Спасибо, что заглянули ко мне!

— Ну, все! Мне пора. Клайв, тебя подбросить обратно в Лондон?

Клайв Лэстер нерешительно покосился на Вики. Заметив его колебания, девушка быстро сказала:

— Я думаю, моя мама будет рада с тобой познакомиться. Приглашаю тебя к нам на чай.

— Спасибо, моя дорогая. Спасибо и тебе, Бэлла, я сам доберусь домой.

— Прекрасно, дружище. Пока — пока.

Мисс Максфилд вихрем вылетела на улицу, так хлопнув входной дверью, что задребезжали стекла витрин, а на прилавке подпрыгнула и разлетелась в разные стороны кипа пестрых брошюр и рекламных листков.

Вики поймала на лету один листок и с грустью взглянула на него:

— Записи концертов оркестра «Бранденбург» очень интересны.

— Да, это правда. Имей в виду, не все, что говорит Бэлла, надо брать на веру. Но она человек добрый, отзывчивый, а в своем деле — просто ас!

Вики вздохнула и печально посмотрела на Клайва:

— Жаль, что у меня нет возможности сделать заказ прямо сейчас.

Он понимающе кивнул.

— Что, совсем дела плохи? — спросил молодой человек.

— Наш бизнес практически не приносит никакой прибыли, причем уже не первый год. К сожалению, общее положение дел ухудшается…

— Правда? А мне казалось, у твоей сестры не было особых проблем.

— Да, Стефани ответственно относилась к своим обязанностям, но она была достаточно консервативна и не любила перемен. Но в последнее время…

— Да?

— Ох, даже не знаю! Я думаю, в последнее время проблемы бизнеса перестали ее занимать. Она совершенно не прислушивалась к советам. Я так и не сумела убедить ее заняться продажей дисков. Она словно потеряла интерес к работе.

— Возможно, она просто устала? Ведь было так трудно держаться на плаву. Иногда человек доходит до предела, и у него просто не хватает сил взяться за что-то новое.

— Думаю, ты прав. — Девушка внезапно побледнела. — Но я не хочу повторить ее судьбу, Клайв! У меня столько оригинальных идей и замыслов!

— Но абсолютно нет денег. Может, родственники какие-нибудь могут помочь и дать тебе в долг?

— Нет, мне не у кого просить.

— В банк обращалась?

— Да. Безнадежно. Этот управляющий… скучный, ограниченный, бездарный…

Клайв жестом руки остановил девушку:

— Постой-постой! Возьми себя в руки! Я хорошо знаю твой взрывной характер. — Клайв облокотился на прилавок и, наклонившись к Вики, проникновенно заглянул ей в глаза. — Я постоянно думаю о тебе, Вики, вспоминаю нашу поездку в Амстердам… А ты помнишь? Музыка, луна над зеркальной гладью канала…

— Да, там было неплохо, и в деловом плане мне эти несколько дней дали многое. Я окунулась в мир современных ритмов и, как мне кажется, сумела постичь суть поп-культуры, поп-музыки.

Молодой человек вздохнул:

— Так, понятно. Тебя интересует только бизнес и больше ничего. Что же, вполне естественно: в данный момент ты на работе. — Клайв медленно обошел «Музыкальную шкатулку», еще раз перебрал выставленные диски. — Гм, пожалуй, я мог бы тебе помочь… Тебе ведь нужны деньги?

— Да? — У Вики перехватило дыхание. — Деньги… Что ты имеешь в виду, Клайв?

— Видишь ли, — он говорил медленно, будто хотел испытать терпение девушки, — я сумел накопить некоторую сумму. Сама понимаешь, с зарплаты особо много не отложишь. Но я холостяк, запросы у меня скромные…

— О, Клайв, ты что, хочешь дать мне взаймы? — прерывающимся голосом пролепетала она.

Клайв подошел к Вики, провел рукой по нежной, бархатистой щеке и заглянул в зеленые глаза:

— Но я ничего не дам, пока кое-что не получу.

Вики растерялась, ошарашенная подобным заявлением. Ее взгляд погас, оживление исчезло с лица. Девушка метнулась в сторону, готовая бежать прочь…

Ее остановил задорный смех Клайва Лэстера:

— Я жду… Ты же обещала напоить меня чаем!

У Вики будто гора свалилась с плеч, она рассмеялась.

— Ой, конечно! — воскликнула она с облегчением. — Пойдем к нам наверх. Я представлю тебя маме. Ты ведь не спешишь?

— Нет-нет. Если честно, я мечтаю провести этот вечер с тобой. Давай сходим куда-нибудь. В округе есть приличное заведение с хорошей кухней?

— В «Зеленой иве» можно очень хорошо отдохнуть. Это за городом. Многие любят туда ездить.

— Отлично! Пусть будет «Зеленая ива»! Возможно, нам удастся там продолжить нашу конструктивную деловую беседу.

Вики повела Клайва в коридор, но молодой человек весело проговорил:

— Нет, милая, я сам найду дорогу в гостиную и представлюсь твоей матери. А ты останешься на боевом посту. Ты не должна забывать о своем бизнесе. Может быть, «Музыкальная шкатулка» когда-нибудь позволит нам жить на широкую ногу.

Глава 6

Мысли вихрем обрушились на Вики и неотступно преследовали ее, пока она собиралась на ужин с Клайвом Лэстером. Она совершенно запуталась в своих чувствах. Страх, неуверенность, надежда, бурлящее предчувствие чего-то невероятного переполняли все ее существо.

Вики уже почти закончила сборы, когда из глубины дома раздался звонкий голос Мика:

— Звонит дядя Стюарт. Он хочет поговорить с тобой. Мне он почему-то не стал ничего объяснять…

Вики легко сбежала вниз по лестнице на второй этаж дома.

— Неудивительно, — улыбнулась она и ласково взъерошила непослушные волосы племянника. Мик прижался к ней, по-детски требуя порции нежности. Вики, взяв трубку, со смехом легонько оттолкнула мальчика: — Ой, нет, нельзя, ты помнешь мое платье!

— Привет! Вики, это ты?

— Да.

— А кто это там с тобой? — В голосе Стюарта звенели ревнивые, гневные нотки.

Вики прыснула:

— Господи, да это же Мик, кто же еще? Беги, мой маленький безобразник, тебе давно пора делать уроки! — Девушка весело засмеялась и крепко обняла Мика напоследок. Тяжело дыша от ребячливой возни, Вики вернулась к разговору со Стюартом: — Извини, пожалуйста, мы тут выясняли отношения. У тебя ко мне что-то важное? А то у меня времени в обрез, страшно спешу.

— Да, я заметил… Правда, ты не очень спешила, забавляясь с Миком, — язвительно процедил Стюарт.

— Ой, перестань, прошу тебя! Так нельзя! Кто испортил тебе настроение на этот раз? Наверно, опять твой драгоценный брат?

Молодой человек презрительно фыркнул:

— Ха, возможно! В доме все вверх дном с тех пор, как он приехал. Сегодня он нагло заявил во всеуслышание, что у нас смертельно скучно и он чувствует себя как в тюрьме. Он капризничает, а мать потакает всем его прихотям, ублажает его. Вот, например, желая ему угодить, она пригласила несколько человек в какой-то дорогой ресторан. Будет ужин, а потом танцы. Все, разумеется, за ее счет. Я ей пообещал, что ты тоже придешь.

— Сегодня? Нет, сегодня я не могу. Ей надо было заранее мне позвонить.

— Она думала, что я лучше справлюсь с таким приятным заданием и заберу тебя из магазина сразу после работы.

— А почему вы решили, что я вечером буду свободна и ничем не занята? — Вики с трудом сдерживала растущее раздражение. — Желаю приятно провести время. До свидания, Стюарт!

Вики стремительно сбежала вниз по ступенькам, чтобы открыть дверь Клайву. Девушка испытывала легкую досаду и жалость к Стюарту. Но, в конце концов, должен же он считаться с интересами других людей!

Клайв выглядел великолепно: темный костюм, светлая рубашка, до блеска начищенные ботинки. Лучезарно улыбаясь, он застыл в горделивой позе на фоне великолепного лимузина, сверкавшего хромом и лаком.

— Потрясающе! — воскликнула Вики, усаживаясь в это чудо техники. — Новое приобретение?

— Да! Неплохая штучка, правда? Но сегодня мы не станем устанавливать рекорды. Я зарезервировал столик в «Зеленой иве». Знаешь, мне там понравилось, вполне симпатичный отель с рестораном.

— Ресторан считается лучшим в наших краях.

— А нам подходит лишь самое хорошее. Но так и должно быть! Не правда, ли, милая моя Вики?

Она с улыбкой кивнула, заражаясь его игривой восторженностью. Радость теплыми волнами разбегалась по телу Вики. Как это здорово: Клайв протягивает ей руку помощи, он готов финансировать ее коммерческий проект. Теперь все будет хорошо!

В фойе «Зеленой ивы» метрдотель изысканно-вежливо приветствовал новых гостей и проводил их к накрытому столику.

— Обязательно, мы так и сделаем, — пообещал Клайв и, взглянув на выросшего будто из-под земли официанта, обратился к Вики: — Ты не возражаешь, если я сам сделаю заказ, Вики? — Не дожидаясь ответа, он погрузился в изучение меню. — Так, мы, пожалуй, возьмем креветки и шашлык из ягненка с салатом.

Официант поспешил на кухню. Вики тепло посмотрела на своего спутника:

— Ты меня разбалуешь. Я настаиваю, чтобы наши деловые встречи всегда проходили на таком уровне!

— Так и будет, когда я стану твоим партнером, — ответил он невозмутимо.

— Партнером?! — Девушка была поражена до глубины души. Такого она не ожидала. — Но… но я думала, ты мне просто дашь в долг, и все… — Он явно витал в облаках, и Вики так не хотелось омрачать его радужные фантазии. — Нет, я не это имела в виду. — Она постаралась смягчить свои слова извиняющейся улыбкой. — Мне как воздух нужен человек… специалист в области радиоэлектроники, например…

— Глупости! Кто тебе действительно нужен, так это специалист в области продаж и инвестиций… Поразмыслив, я понял, что все складывается весьма удачно. И я сказал себе: «Лови момент, пользуйся случаем!»

— О, я все это понимаю. Я так тебе благодарна, Клайв! Но…

— Кроме того, хорошие инженеры-электронщики редко встречаются, таких раз — два и обчелся. А уж в таком богом забытом городке, как ваш Хэйзлуик, и подавно…

И тут, словно в опровержение столь голословного утверждения, в зал вошел высокий, статный человек. Это был Кларк Дэнтон. Он небрежным жестом отмахнулся от мгновенно подлетевшего официанта и повернулся к входным дверям, будто поджидая кого-то.

Не отдавая себе отчета в своих действиях, Вики как загипнотизированная уставилась на дверной проем. Интересно, кто же сейчас появится, гадала она.

Клайв проследил за ее взглядом и спросил, не скрывая раздражения:

— Твой друг, да? По-моему, я его где-то уже видел.

— Что? Ах да. — Погруженная в свои мысли, Вики не сразу поняла, о чем говорит ее спутник. — Это Кларк Дэнтон. Ты видел его на выставке в отеле «Маджестик».

— Точно, теперь вспомнил: он сопровождал твою сестру, верно?

Вики кивнула. Она приказала себе сфокусировать взгляд на Клайве, не отвлекаться на посторонних и невинно улыбаться.

— Гм, — хмыкнул Клайв. Жадно поглощая сочных креветок, он пристально наблюдал за смуглым красавцем. — Кажется, он предпочитает блондинок… Что ж, должен признаться, я одобряю его вкус.

Вики, забыв об осторожности, подняла голову: в обеденном зале появилась светловолосая девушка. Юная, тоненькая, грациозная, она шла танцуя. Ее лицо было нежным и чистым, взгляд живым и внимательным. Совсем простое светло — зеленое платье прекрасно оттеняло ее изящество и красоту и казалось одеянием, достойным принцессы.

Интуитивно почувствовав, что привлекла чужое внимание, прекрасная сильфида повела плечами и шепнула что-то своему спутнику. Тот обернулся и, узнав Клайва и Вики, отвесил вежливый поклон. Лэстер приветствовал его жестом руки, Вики сдержанно кивнула в ответ и тут же уткнулась в тарелку. Но как ни странно, вид сочных мясных кусочков и салат из свежих помидоров больше не возбуждали в ней аппетит.

Да, похоже, Клайв был прав: мистер Дэнтон действительно питал слабость к блондинкам. Он предпочитает легкую добычу, сердито подумала Вики. Но почему же так тоскливо сжалось сердце, откуда эта беспричинная неприязнь к белокурой красотке в светло-зеленом платье? Надо честно признать, мистера Дэнтона никак нельзя было заподозрить в ответном чувстве к ее сестре. Он всегда держался со Стефани ровно и сдержанно.

И вновь Вики ощутила смутное беспокойство. Какое-то навязчивое чувство тревожило ум и душу. В чем дело? Вики мысленно вернулась к тем страшным дням. Она точно знала, что на дознании кто-то — возможно, даже Кларк Дэнтон — утаил часть правды. Где кроется разгадка?

— Ну, моя милая крошка Вики, я думаю, у тебя было достаточно времени для размышлений. — Клайв Лэстер аккуратно положил вилку и нож на тарелку, промокнул губы салфеткой и вперил выжидательный взгляд в девушку. — Что ты скажешь по поводу моего предложения?

— Предложения? — тупо повторила Вики с отсутствующим видом.

— Ну да, маленькая мечтательница, — усмехнулся Клайв. — Я-то знаю, почему ты не отдала должное прекрасному шашлыку. Ты обдумывала мое предложение о партнерстве.

Вики стряхнула с себя оцепенение и внимательно посмотрела на Клайва:

— Как я поняла, лишь в качестве партнера ты вложишь деньги в мой бизнес? Другие условия тебя не устраивают? — спросила девушка, уже зная ответ.

Он отрицательно покачал головой. Вики попыталась сохранить самообладание. Надо держаться спокойно, с достоинством, приказала она себе, как и подобает деловой женщине. Но ей это плохо удавалось.

Неожиданно появились люди с музыкальными инструментами в руках. Они разместились на сцене, и зал наполнился громкой динамичной музыкой.

— Так ты планируешь заняться нашим общим делом или все-таки останешься работать в торговом доме «Бланшард»? — спросила, наконец, Вики, повысив голос.

— О, пока я не собираюсь увольняться. Поживем — увидим, но сначала я хотел бы посмотреть, как будут развиваться дела здесь. Между прочим, существуют выходные дни, так что я буду иметь возможность приехать сюда и все проконтролировать, так сказать, прямо на месте. — Клайв завладел ее рукой. — У меня есть и другие интересы… очень личные…

Но его взгляд, устремленный на нее, был так красноречив, что у Вики не осталось сомнений по поводу намерений Клайва.

Внезапно со сцены полилась нежная романтическая мелодия. Клайв галантно пригласил девушку потанцевать, и Вики охотно согласилась.

— Господи! Боже мой! — невольно вскричала Вики, когда они с Клайвом возвращались к своему столику. Осторожно пробираясь между танцующими парами, она подняла голову — из глубины зала на нее жадно смотрели два яростно сверкавших глаза. — О нет! — застонала она, узнав Стюарта.

Он сидел за большим столом в окружении целой компании. Среди его гостей в тот вечер были Тони и Кларк Дэнтон со своей прелестной подругой.

— Что случилось? — спросил Клайв и, обвив девушку руками, вновь заставил ее двигаться в ритме танца. — Увидела привидение, да?

— Нет. Одного… одного друга. Я не ожидала встретить его здесь сегодня, вот и все.

— Это близкий друг? — продолжал подтрунивать над девушкой Клайв. — Быстро же ты тут освоилась и завела себе воздыхателя!

— Это старый друг, — отрезала Вики. — Мы вместе в школе учились.

— Понятно. — Клайв обвел глазами зал ресторана. — Так, попробуем отгадать: это точно не Дэнтон — он персона нон грата… Полагаю, речь идет вон о том бойком, бесшабашном молодом человеке с темными волосами. Он постоянно смеется.

Клайв, видимо, имел в виду Тони. Ведь Стюарта никогда нельзя было назвать бойким, бесшабашным, а сегодня он менее всего был расположен к смеху и веселью. Стюарт сидел, развалившись на стуле, с отсутствующим выражением лица. Казалось, он погружен в глубокие мысли.

— Я хорошо знаю братьев Робсон, — сказала Вики. — Но бойкий, бесшабашный молодой человек не в моем вкусе. Он слишком избалован. Да, в обаянии ему не откажешь, но он человек поверхностный, обожает красивую жизнь и всевозможные развлечения.

— Тогда речь идет вон о том унылом парне… Ты хочешь сказать, что это он из-за тебя так раскис? — Клайв язвительно улыбнулся. — Знаешь, это нечестно с твоей стороны, дорогуша! Этот слабак в принципе не похож на бабника, думаю, флиртовать он даже не умеет. Он отстал от жизни, бедняга, жалкое ничтожество! Такие, как он, влюбляются глубоко и надолго. Они придерживаются ветхозаветных правил и свято верят в вечную любовь, верность, преданность.

— Я была бы рада, если бы ты перестал в таком тоне обсуждать моих друзей, — холодно заявила девушка и, как только музыка кончилась, резко отстранилась от Клайва. — Не понимаю, как ты можешь судить о Стюарте, если ты даже не знаком с ним и не имеешь ни малейшего представления о его характере. Между прочим, мои отношения с другими людьми тебя не касаются!

— Ну, поскольку мы обсуждали идею делового партнерства, я полагал, что мы могли бы стать ближе друг другу и не иметь друг от друга секретов… — Он хотел взять девушку за руку, но она демонстративно отстранилась.

— Иными словами, ты надеешься, что наши отношения будут не только деловыми, да? — мрачно прищурив глаза, поинтересовалась Вики.

— А почему бы и нет? Что в этом такого? Мы оба будем много работать: ты здесь, я в Лондоне. Ну а в выходные дни можно и нужно расслабиться, развлечься, не так ли?

Конец этому тягостному разговору был положен приходом Стюарта. Он твердо взял девушку под руку и сказал спокойным голосом:

— Я тебя провожу, Вики.

— Как ты вовремя! — выходя из зала, заметила она.

— Я весь вечер наблюдал за тобой и твоим дружком, гм, партнером по бизнесу.

— Между прочим, это мой бывший начальник. Он главный менеджер в отделе грампластинок в универмаге «Бланшард», — сказала Вики.

Они миновали ярко освещенное фойе отеля и вышли к автостоянке. В бархатной темноте ночи тревожно шепталась листва, по земле метались черно — белые тени…

У Вики возникло ощущение, что Стюарт имеет право знать некоторые подробности, Она украдкой взглянула на него из-под опущенных ресниц. Странно, что-то в нем как будто изменилось, появились деликатная властность, твердость, решительность.

— Когда вы танцевали, он вряд ли беседовал с тобой о проблемах бизнеса, — заметил Стюарт, помогая Вике сесть в машину.

— Но представь себе, так и было, — ответила девушка, когда Стюарт занял свое место за рулем. — Он предложил, чтобы мы вошли в партнерство.

— Вики?

— Да?

— Партнерство — не такая уж плохая идея для спасения «Музыкальной шкатулки».

— Может быть. Не знаю. — Она сдавленно хихикнула. — Меня она пока почему-то не вдохновляет.

— А как насчет слияния?

— Что-что?!

— Как тебе такая идея: семейный бизнес, твой и мой, сливается? Это стало бы неким возвращением к истокам, во времена наших отцов.

Вики встрепенулась и распахнула глаза.

— Но… с тех пор столько воды утекло. Наши фирмы прошли разный путь развития, Стюарт. У вас процветающий бизнес, а мы… практически на грани краха.

— Ну откуда такой пессимизм? Я уверен, дела не так плохи, — с наигранным воодушевлением проговорил Стюарт.

— А вам это невыгодно. Слияние принесет с собой массу проблем, долгов и тому подобное. Ты же сам все это прекрасно понимаешь, — спокойно сказала Вики. — Наша разваливающаяся фирма не может интересовать тебя. Поэтому, пожалуйста, не надо делать вид, что все так просто и замечательно. — Она положила свою ладонь на руку Стюарта. — Твое предложение буквально потрясло меня, но я не могу принять его.

Он всем корпусом повернулся к девушке, глаза его горели таинственным светом, голос срывался:

— Я не знал, как… как лучше сказать тебе… Но мне действительно нет смысла притворяться, Вики, дорогая моя! Бизнес, финансы — все это для меня ничего не значит и никак не связано с моим желанием стать твоим мужем. Я люблю тебя, Вики! Мне кажется, я всегда тебя любил. Просто я не осознавал этого… И лишь сегодня вечером вдруг все понял. Ты была с другим, а я все смотрел и смотрел на тебя и думал только о тебе. Потом я увидел тебя в объятиях другого мужчины… ты танцевала, смеялась, была так близко и так безнадежно далеко от меня — и что-то перевернулось во мне. Я вдруг понял, что ты для меня значишь на самом деле. Ты мое сокровище, дорогая! Я хочу, чтобы ты была рядом со мной — всегда!

Стюарт обнял девушку и со стоном прильнул к ее губам. Его руки все крепче и крепче сжимали податливое нежное девичье тело.

Яростный порыв Стюарта захватил Вики врасплох. Она не узнавала своего друга, прежде сдержанного и осторожного. Перед ней был зрелый мужчина, трепещущий от страсти. Властная сумеречная сила этого человека совершенно лишила Вики воли, и мало — помалу она стала отвечать на его ласки, погружаясь в волшебное чувственное забытье…

Внезапно Вики очнулась и, все еще ощущая слабость и головокружение, высвободилась из мужских объятий.

— Нет… нет, подожди, Стюарт, — прошептала она, упершись ему кулачками в грудь.

— Дорогая! О, моя сладкая Вики! Я слишком долго ждал. Прежде я жил рассудком, а не сердцем, но теперь…

Вики заерзала на своем сиденье и как можно дальше отодвинулась от Стюарта, избегая новых объятий.

— Ты стал другим, Стюарт. Сегодня ты совершенно не похож на себя. Я тебя вообще не узнаю…

Его глаза засверкали в сумраке ночи.

— Я сам себя не узнаю. Я как будто превратился в другого человека, Вики. Сегодня я понял, что люблю тебя, моя дорогая! Люблю, люблю… Я мечтаю о тебе, хочу тебя, и только тебя!

Он обвил девушку руками и припал к ее нежным губам, требовательно, жадно. Его жгучие поцелуи и жаркие ласки разбудили ее женские инстинкты. Вики оказалась во власти неистового порыва Стюарта. Ее закружило, завертело в чувственном водовороте. Сознание затуманилось, тело подчинилось древнему как мир зову плоти…

Безумное, мучительное, тягостное наваждение внезапно рассеялось. Вики оторопело распахнула глаза и с силой оттолкнула Стюарта. Он, совершенно потеряв голову, пытался удержать ее.

— Мы скоро станем мужем и женой, дорогая, — бормотал он, обезумев от страсти. — Ах, почему мы не можем пожениться прямо сейчас?! Я… я получу специальное разрешение, вот увидишь! На следующей неделе.

— Стюарт! — встревожено воскликнула Вики, напуганная его странной, блуждающей улыбкой. — Успокойся, Стюарт! Ты кое-что забыл сделать. Ты даже не поинтересовался моим мнением, мы не успели ничего обсудить…

— Хватит слов, пора делать дела… вместе. О, Вики, представляешь, какая потрясающая жизнь нас ждет…

Господи, как бы поделикатнее охладить его пыл, вернуть с небес на землю, думала Вики. Преображение Стюарта начинало ее пугать: он словно лишился рассудка и, пребывая в состоянии какого-то безумного вдохновения, плохо различал грань между реальностью и фантазией.

— Ты не знаешь и не хочешь знать, что я думаю! — резко заявила она.

— Ну да, все равно мы скоро поженимся. Мы любим друг друга, мы знакомы с детства…

— Стюарт, очнись! Послушай меня! Я должна тебе что-то сказать! Наверно, ты меня не так понял. Если я ввела тебя в заблуждение — прости! Но я…

— Ты… ты хочешь сказать, что не любишь меня?! Нет, этого просто не может быть! Ты должна чувствовать то же, что и я.

— Сама не знаю, что я чувствую, — уныло призналась Вики. — Пожалуйста, постарайся меня понять. Ты говоришь, любовь опалила тебя, изменила до неузнаваемости, ты испытываешь экстаз, опьянение, всепоглощающий наплыв чувств… но у меня в душе не пылает такой же пламень, Стюарт.

Внутренняя борьба, терзания продолжались несколько минут. Вики уловила, как в ней растет и набирает силу протест. Ее сердце тревожно стучало, а в мозгу билось лишь одно: «Это ненастоящее, нельзя обманывать себя и этого человека, нельзя! Истинное счастье не терпит лжи».

Девушка отпрянула от Стюарта:

— Нет, этого недостаточно! Сердце мне подсказывает, что этого недостаточно. Я не хочу обманывать тебя, Стюарт. Я ценю тебя, сильно привязана к тебе, ты мне очень дорог… но этого мало…

— Но из этого может вырасти любовь, Вики, ангел мой! Я могу сделать так, что ты полюбишь меня. Сегодня я почти завоевал тебя. Я способен на все!

Вики тихо проговорила:

— Но завтра все равно наступит, Стюарт. Романтические ночи когда-нибудь кончаются.

Стюарт поежился, его внезапно охватило болезненное изнеможение. Он на секунду закрыл глаза. Он внезапно ясно осознал, что девушка не разделяет его экстаз, упоительное опьянение — он не смог покорить, завоевать ее.

— Но как же так… я не понимаю. — Стюарт умолк и откинулся на спинку сиденья. Внезапная догадка пронзила его мозг. — У тебя ведь нет другого мужчины? Я так и не понял, что у тебя за отношения с этим Лэстером. Похоже, у вас вышла размолвка, да? Надеюсь, ты не ждешь, что он прибежит с повинной и у вас опять все наладится?

Вики отрицательно покачала головой:

— Нет, Клайв Лэстер ничего для меня не значит, и так было всегда. — Вики долго молчала, потом добавила: — Нет, другого мужчины не существует. У меня есть обязательства перед семьей, Стюарт. Я им нужна, и мой долг — заботиться о родных.

— Долг, обязательства! Тебя ничто не остановило бы, если бы ты испытывала то же самое, что и я! Если бы ты любила меня, ты забыла бы обо всем: о семье, о работе, о финансовых проблемах.

— По-твоему, я могла бы забыть о семье? А ты сам смог бы? — Вики недоверчиво взглянула на него. — Да, сегодня под властью эмоций ты думаешь, что ради своего чувства готов отказаться от всего. Но я хорошо тебя знаю, Стюарт. Ты не сможешь бросить на произвол судьбы свою семью, хотя твои родственники не так сильно нуждаются в тебе, как мои во мне.

— Я бы все сделал, если бы ты сказала: «Бежим вместе, уедем отсюда куда-нибудь далеко — далеко прямо сейчас!» Я бы завел двигатель и увез тебя куда глаза глядят. Бросил бы все: магазин, работу, семью. — Он метнул на Вики скорбный, умоляющий взгляд. — Хочешь — испытай меня!

Девушка растерялась:

— Прости, мне очень жаль. — Это все, что она могла сказать.

Состояние Стюарта вызывало у Вики крайнее беспокойство и даже тревогу. Девушка решила остаться рядом с ним и не спускать с него глаз. Если он напьется с горя, она заставит его медленно ехать домой, на минимальной скорости…

В конце концов, Вики и Стюарт вернулись в ресторан.

Молодые люди подошли к большому столу под радостные возгласы подвыпившей компании. Заводилой, как всегда, был Тони. Он балагурил, острил, постоянно заказывал новые напитки, в общем, вел себя как хлебосольный хозяин и щедро бросался деньгами своей матери. Тони представил Вики своим гостям. Девушка украдкой осмотрелась и обнаружила, что столик Клайва Лэстера пуст, а мистер Дэнтон и его подруга танцуют. Белокурая красавица, прильнув к своему кавалеру, весело смеялась. Она подняла лицо к смуглому красавцу и не сводила с него русалочьих глаз.

Тони велел официанту принести новые порции горячительного, Стюарт без колебаний выпил залпом свой бокал. Не обращая внимания на Вики, он с нахально-суровым видом повернулся к яркой брюнетке, сидевшей рядом с ним, и пригласил ее на танец.

Вики постаралась никак не реагировать на неджентльменское поведение Стюарта. Если ему необходимо развеяться, отвлечься от горьких мыслей, она не станет мешать ему. Вики была так утомлена и подавлена, что не нуждалась в общении и была рада посидеть в одиночестве.

Вскоре к столу вернулся Кларк. Он удивленно поднял брови и весело воскликнул:

— Приятное пополнение наших рядов! Очень рад тебя видеть, Вики!

Блондинка приветливо улыбнулась:

— Вики? Вики Трэрн?! Мой дедушка очень тепло о тебе отзывался. — В ответ на вежливый кивок Вики она представилась: — Я Чарли Файсон-Дэвенпорт.

— А ты, как я понимаю, внучка полковника. — Вики вспомнила, что уже слышала это имя из уст хозяйки «Башен». Но в тот момент она решила, что речь идет о мужчине. Теперь загадка разгадана: обворожительная красотка и есть Чарли.

— Вообще-то мое полное имя — Шарлотта, но в школьные годы я была лихой озорницей, эдакой сорвиголовой, бедокурила хуже мальчишек. С тех пор так и пошло: Чарли да Чарли.

Кларк Дэнтон молча выслушал эту маленькую исповедь, и ничто не дрогнуло в его суровом лице. Он хранил абсолютно непроницаемый вид. Какие чувства тревожили его душу: снисходительное равнодушие или восхищение, задалась вопросом Вики, наблюдая за ним. Ответа она не знала. Возможно, именно эта прелестная малышка стала причиной того, что Кларк Дэнтон захотел пустить корни в Хэйзлуике, забыв о холостяцких привычках и вечных скитаниях…

Вики вздрогнула и поморщилась, услышав язвительную реплику остряка Тони:

— Ой, Чарли, только не говори, что уже закончила школу! Ни за что не поверю! О твоих сумасшедших выходках легенды ходят! Дэнтон, не поддавайся на обман и провокации, эта нахальная школьница в понедельник заплетет косички и вернется за парту.

— Я давно закончила школу. Мне восемнадцать лет, и я сама могу о себе позаботиться, — весело парировала Чарли. Спокойное сознание собственного достоинства делало ее абсолютно неуязвимой.

— Охотно верю, — протянул Тони, задумчиво разглядывая ее с ног до головы. — Я как-то видел тебя на теннисном корте. Я даже не представлял, какие мощные удары может наносить эта маленькая мускулистая ручка. Не хотел бы я получить от тебя оплеуху, красавица.

— Мускулистая? — нежным голосом переспросила Чарли. Вытянув вперед изящную, загорелую руку и критически осмотрев ее, она молвила: — А мне нравится, по-моему, вполне ничего!

— Гм, может быть, она и станет ничего, когда пропадет детская мягкость и припухлость, — заметил Тони, играя глазами, на его губах блуждала шаловливая ухмылка — проверенное средство, которое обычно оказывало магическое воздействие на женщин.

— Пусть детишки забавляются, — шепнул Кларк Дэнтон, склонившись к Вики и заглядывая ей в лицо. — Хочешь, потанцуем?

— Тони не ребенок, — сочла нужным сказать Вики. — Скорее всего, он твой ровесник.

— По возрасту, может быть. Вообще-то мне он безразличен, — откликнулся Кларк. — Меня интересуешь ты. Я и не надеялся, что нам удастся поговорить. Я думал, ты будешь занята весь вечер.

— Я тоже так думала. Но освободилась гораздо раньше, чем предполагала. У меня была деловая встреча.

— Судя по всему, встреча прошла не совсем удачно. Вики мгновенно вспыхнула и проговорила, не скрывая возмущения:

— Похоже, мой столик весь вечер находился в зоне наблюдения. Сначала Стюарт мне доложил о результатах наблюдения, теперь ты! Я не подозревала, что мой деловой ужин может превратиться в такое зрелищное мероприятие.

— Дорогая моя девочка, ничего не поделаешь, тебе придется смириться с этим: такая яркая внешность всегда будет привлекать внимание окружающих. А еще эта гордость… Нет, тебе никогда не удастся оставаться в тени! — дружелюбно объяснил он, мягко улыбаясь. В его глазах плясали озорные искры.

— Не понимаю?! По-моему, некоторые люди просто суют нос не в свои дела.

— Полагаю, молодой Робсон приревновал тебя к прилизанному красавчику Лэстеру. В принципе, он даже не виноват в своей несдержанности. Ты сама дала ему повод для такого поведения. Целый вечер он был свидетелем захватывающего шоу.

Вики в упор посмотрела на Кларка.

— А ты? — отважно спросила она. — Какая у тебя была причина наблюдать за мной?

Кларк Дэнтон пришел в замешательство Кровь горячей волной ударила ему в голову. Он молчал делая вид, что, кроме танца, его ничто не интересует. Вскоре он вновь обрел почву под ногами. Лицо его казалось спокойным, замкнутым, и лишь глаза горели странным огнем.

— Моя милая Вики, меня всегда поражает насколько невозмутимо и сдержанно ведут себя деловые женщины на важных переговорах

Вики покраснела. Но тут ее внимание привлек младший Робсон.

— Бедняга Стюарт! Ему нельзя садиться за руль. Даже не знаю, что делать.

— Ты водишь машину?

— Нет.

— Тогда за руль его автомобиля сяду я. А Чарли поедет домой на моей. Она уже не раз так делала — сказал Кларк.

Вики сдержанно его поблагодарила. Надо же прелестная Чарли, оказывается, легко справляется с огромным «ровером» Кларка! Красочные картины их романтических рандеву на лоне природы и свиданий под луной окончательно расстроили Вики.

Унылой вереницей чередовались дни. Хэйзлуик словно вымер. Проливные дожди заливали улицы порывы ледяного ветра обрывали с деревьев листву. Казалось, что в середине лета неожиданно наступила осень…

Вики лишь мельком видела Стюарта. Но что бы ни делалось — все к лучшему, решила она.

Тони исчез из города так же неожиданно, как и появился. Дом Робсонов стоял пустой, холодный. Вики почувствовала это с первой же секунды своего визита в особняк. Вместе с близнецами она была приглашена на скучнейшую церемонию воскресного чаепития. Стюарт почти сразу покинул общество, сославшись на неотложные дела.

В один из самых ненастных дней в «Музыкальную шкатулку» наведалась Чарли. Это юное создание, со смехом ворвавшееся в магазин, вместе с брызгами дождя принесла с собой какой-то необъяснимый радужный свет. Усевшись на прилавок, она болтала ногами и делилась последними новостями…Вот, дедушка составил список компонентов стереофонической системы, пусть Вики оформит заказ, сама она скоро уедет, да-да, она ведь учится на секретарских курсах, кто бы мог подумать… занятия занятиями, но нельзя забывать о скачках в Эскоте и Гудвудских заездах в Сассексе, о турнире в Уимблдоне…

Вскоре Чарли заторопилась и вихрем вылетела на улицу. Вики замерла в дверях «Музыкальной шкатулки».

Свинцовое небо навевало печаль. Вики вернулась в магазин и прошла в свой кабинет. Он стал теперь еще меньше, поскольку сверху донизу был забит старыми нотами, сборниками песен и пропылившимися пластинками. В выходные дни Вики произвела «археологические раскопки» в подвале своего дома и обнаружила эти сокровища.

Девушка расчистила рабочий стол, отодвинула в сторону пачку документов и приготовилась оформлять заказ для мистера Файсон-Дэвенпорта. Он выбрал самую лучшую аппаратуру. Это был заказ, достойный настоящего меломана. Вики получит большие комиссионные. Такое финансовое вливание значительно укрепит общее положение «Музыкальной шкатулки», радовалась Вики. Только бы ничего не сорвалось! Только бы Кларк Дэнтон вовремя вернулся в город, тихо повторяла она волшебное заклинание. Скоро из Лондона прибудет заказ полковника, и лишь Кларк сможет профессионально установить стереофоническую аппаратуру. Без его помощи Вики не обойдется…

Неожиданно девушку словно током пронзило. Она сделала невероятное открытие. «Доверьтесь Дэнтону!» — лично для нее это теперь не пустые слова, это молитва, кредо, потребность, желание. Перед Вики моментально возник образ сногсшибательного мужчины. Искушение переложить на его плечи — широкие, могучие и такие надежные — свои проблемы и обязанности было так велико, что Вики застонала, прижав руки к груди. «Хватить мечтать, спустись на землю, глупышка!» — приказала она себе. Видимо, это погода так действует на нервы, решила Вики. Но тоскливое желание тепла, сочувствия, понимания не покидало ее. Так хотелось, чтобы кто-нибудь подарил ей нежность, заботу, стал надежной опорой в жизни… Она вздохнула и принялась складывать ненужную бумагу в мусорную корзину.

Вики внезапно заметила порванные листы с записями. Девушка мгновенно узнала четкий, аккуратный почерк Стефани.

Вики охватила дрожь, буквы заплясали перед ее глазами. Покрывшись испариной, она в изнеможении прижалась к холодной стене дома. Стефи, Стефи… воспоминания о ней жгучей болью отозвались в сердце девушки. Вики несколько раз глубоко вздохнула и расправила плечи. Нет, она не станет плакать! Слабость и отчаяние не сломят ее волю. Нельзя сдаваться! Жизнь продолжается!

Вики уже хотела бросить листки в бак, когда на глаза ей попались слова: «Мой дорогой Кларк…» Значит, это было письмо. Судя по всему, оно не было закончено, подпись отсутствовала. Видимо, Стефани сама его порвала, не дописав… Что побудило ее так поступить? Страх, безнадежность, злость, раздражение?

Вики не знала, стоило ли ей читать это письмо. А вдруг здесь кроется нечто важное? Вдруг удастся раскрыть тайну взаимоотношений Стефани и Кларка?

На дознании Кларк Дэнтон поклялся, да, фактически поклялся, что его встречи со Стефани всегда носили чисто деловой характер. Но что же тогда обозначали эти три слова, аккуратно выведенные черными чернилами на голубой бумаге? Где тут ложь, а где, правда? Как докопаться до истины?

«Мой дорогой Кларк…» Всматриваясь в строчки письма, Вики обнаружила дату. Господи, тот самый, страшный день! У девушки перехватило дыхание. Именно в тот черный день Кларк Дэнтон после ужина в ресторане вез Стефани домой. Он был за рулем ее маленькой скоростной иномарки. На крутом повороте он не справился с управлением, машину занесло, и она врезалась в старый каштан на обочине…

Вики обреченно вздохнула; письмо придется читать. Девушка собрала обрывки и вернулась в кабинет. Она бережно расправила на столе смятые куски бумаги. Руки Вики двигались медленно-медленно. Она не решалась приступить к чтению письма, Страх ледяным холодом сковал душу.

За все эти долгие-долгие недели без Стефани Вики смирилась с мыслью, что Кларк Дэнтон стал виновником гибели сестры, пусть и невольным. Вначале она испытывала гнев, боль и жгучую неприязнь. Но постепенно голос разума усмирил бушевавшие в душе эмоции. Вики ближе узнала Кларка Дэнтона, сумела понять его и простить. Правда, в памяти время от времени всплывали смутные образы, обрывки слов, жесты. Что-то постоянно ускользало от Вики. Что-то определенно не сходилось. Вики интуитивно угадывала фальшь, ложь. Она понимала, что просто обязана найти ответы на мучившие ее вопросы. Кто скрывал правду? Кто?! Неужели Кларк Дэнтон?

«Мой дорогой Кларк…» Вики скрепя сердце погрузилась в чтение письма:

«Трудно писать эти строки. Но мне необходимо хотя бы на бумаге излить свои чувства, описать все то, чем я живу, дышу. Когда я вижу тебя, губы мои немеют, язык не повинуется мне. Вчера в кабинете, когда мы обсуждали условия аренды, я попробовала открыться тебе. Уловил ли ты мои сомнения и неуверенность, понял ли, что я пытаюсь преодолеть свою стыдливость и признаться тебе в любви? Ты даже не представляешь, как трудно мне побороть в себе робость и застенчивость. Я сама себя не узнаю. Еще совсем недавно я не ведала, что такое страх показаться нелепой, смешной, жалкой… Я бы громко смеялась, если бы мне сказали, что когда-нибудь я стану пугливой, неловкой, неуверенной в себе, как юная девушка…

Все последние годы я чувствовала себя такой взрослой, ужасно взрослой женщиной — эмоции под контролем, сердце в надежной броне. Я даже радовалась, полагая, что навсегда избавлена от треволнений…

А потом я встретила тебя, мой любимый. И в одночасье превратилась в девчонку, взбалмошную, глупую, сумасшедшую и ужасно счастливую… И казалось, ничего в жизни мне больше не надо — лишь бы видеть тебя, слышать твой голос, находиться рядом с тобой…»

Вики закрыла лицо руками, слезы застилали глаза. Она долго сидела совершенно неподвижно.

«Что-то плохо у меня получается… Сама не знаю, что пишу. Посмеешься ли ты надо мной, читая эти строки? Или, быть может, мое страстное признание найдет в тебе отклик и ты вдруг поймешь, что с тобой происходит то же самое? Могу ли я надеяться на чудо? Сердце бьется в упоении. Ведь любовь дает человеку силы, дарит надежду и веру в чудеса.

Иногда я смотрю на тебя, и мне кажется, вот — вот наступит момент истины, ты все поймешь и сделаешь первый шаг. Но время идет, и все остается по-старому. Слова признания рвутся с моих губ, но я не хочу быть навязчивой и докучать тебе… Я все время пытаюсь поймать твой взгляд, прочитать самые сокровенные мысли, постичь тайну твоей души. Мне хватило бы какого-нибудь скрытого намека, призывного жеста, трепетной интонации, чтобы броситься к тебе в объятия и во всем признаться. Все мое существо полно тобой, одним тобой, и так хочется мечтать и надеяться, дорогой, но…»

На этом письмо обрывалось, Несколько слов было вымарано, сами листы перечеркнуты по диагонали и порваны. В порыве отчаяния или безнадежности? Вики представила сестру, обычно такую замкнутую, холодную, сдержанную. Любовь застигла ее врасплох, перевернула все представления о самой себе и жизни вообще. В страстном наваждении она пытается излить свои чувства на бумаге, потом решительно перечеркивает написанное, рвет письмо на части и швыряет в корзину для мусора.

Письмо свидетельствовало в пользу Кларка Дэнтона, полностью подтверждая его показания на судебном слушании. Общение Кларка Дэнтона и Стефани ограничивалось только деловыми контактами. Скорее всего, он даже не догадывался о чувствах молодой женщины.

Бедная, бедная Стефани, с грустью подумала Вики, она оказалась в плену своей любви, всепоглощающей, безнадежной…

Вики собрала со стола обрывки письма и сунула их в карман. Сегодня же вечером она сожжет эти голубые листки. Пусть все превратится в пепел и пыль, пусть останется в прошлом печальная история несостоявшейся любви.

Задумчиво поглядывая на стопку старых пластинок, Вики с удивлением заметила, что некоторые диски по размеру значительно больше остальных. О, да это же совсем старые, можно сказать, раритетные экземпляры! Тяжелые большие черные граммофонные пластинки с розовой этикеткой нынче редкость. Вики с любопытством осмотрела одну; имя исполнителя ей ничего не говорило, вещь называлась «Дом, родной дом». Девушка повертела диск в руках — он оказался односторонним. Вики была профессионалом, опыт и знания подсказали ей, что находка антикварной ценности не имеет, а вот коллекционеров, безусловно, заинтересует.

Вики бережно отложила пластинку в сторону и тщательно изучила все нестандартные двенадцатидюймовые диски. Их оказалось около сорока, в основном с записями оперных арий. Все были выпущены еще до Первой мировой войны. Несколько раз мелькнули имена всемирно известных исполнителей: Карузо, Шаляпин, Тетрадзини.

В торговом доме «Бланшард» был специальный отдел редких пластинок. Вики хорошо помнила, какой коммерческий энтузиазм охватывал мистера Лэстера каждый раз, когда ему в руки попадал подобный экземпляр. Действительно ценные пластинки появлялись в отделе нечасто и стоили несколько фунтов. Вики понимала, что продать такой ценный товар в Хэйзлуике не было ни малейшего шанса.

Девушка снова перебрала свои находки, пытаясь найти царапины. Пластинки выглядели абсолютно новыми. Вики решила их не прослушивать, чтобы нечаянно не повредить поверхность. Рисковать не имело смысла.

Знаток наверняка даст за такие пластинки не меньше фунта. Вики быстро произвела подсчет. Нет, много денег она все равно не получит. Но с другой стороны, необычная коллекция свалилась на нее совершенно неожиданно, как дар небес. А дареному коню, как известно, в зубы не смотрят.

По понедельникам в «Музыкальной шкатулке» обычно бывало полное затишье. Поэтому в начале недели Вики, не раздумывая, отправилась поездом в Лондон. На боевом посту в магазине остался Барни.

В Лондоне Вики предстояло сделать несколько важных дел. Сначала она заглянула на Черинг-Кросс-стрит к одному знакомому торговцу и показала ему отпечатанный на пишущей машинке список пластинок. Он проявил сдержанный интерес к ее коллекции и пообещал найти покупателей.

Затем Вики забежала в универмаг «Бланшард», твердо зная, что Клайв Лэстер по понедельникам большую часть дня проводит в своем кабинете.

— Рад вас видеть, мисс Трэрн. — Лифтер учтиво прикоснулся пальцами к форменной фуражке. — Вы к нам надолго вернулись?

— Я лишь в гости, Нэд, — ответила Вики и печальным взглядом проводила кабину лифта, плавно скользившую на четвертый этаж.

Элен искренне обрадовалась своей подруге. Девушки обменялись последними новостями.

— Думаю, ты хочешь увидеть Клайва, — неожиданно сказала Элен с напряженно — равнодушным лицом.

— Нет, я забежала к тебе. Я очень соскучилась и буду рада, если ты как-нибудь соберешься и приедешь ко мне в гости. Хэйзлуик все-таки не на краю света находится.

— Ой, спасибо за приглашение! Очень мило с твоей стороны. — Элен расплылась в улыбке.

Девушки обменивались новостями и весело смеялись. Вики догадалась, что страсти Элен по красавчику Клайву утихли и все горести и романтические несчастья остались в прошлом.

Вики прошлась по универмагу. Скоро день рождения близнецов, надо выбрать им подарки. С Миком все просто. Она купила ему большой набор инструментов, о котором мальчишка страстно мечтал. А вот для малышки Мэнди найти ничего не удалось.

Вики вышла на улицу и застыла в нерешительности, не зная, куда податься. Придется съездить в район Челси. Там есть шикарный игрушечный магазин.

Девушка на автобусе доехала до моста Альберта и вышла на Кингсроуд, где мгновенно смешалась с пестрой толпой туристов, гуляк, зевак, завсегдатаев дорогих магазинов и роскошных бутиков. Кто-то внезапно окликнул ее, и она в недоумении огляделась по сторонам. К ней приближался странного вида незнакомый мужчина. На нем были зеленые брюки, черная рубашка и вельветовый пиджак малинового цвета. Этот франт как две капли воды походил на беспечных юнцов, дефилировавших по фешенебельным улицам Лондона.

— Скромница Виктория! Разве можно не заметить такую искрометную малютку?!

— Тони! Боже мой, Тони Робсон! Я тебя совершенно не узнала!

Молодой человек развязно подбоченился и самодовольно усмехнулся:

— Неплохой наряд, правда? В Хэйзлуике в таком и показываться нельзя — не поймут. А здесь все в порядке, самый раз. Считай, это моя спецодежда.

— Спецодежда? Я думала, ты занимаешься спортивными машинами.

— Нет, это дельце давно прогорело. А ты разве не в курсе? У меня здесь поблизости клуб. Гм, выходит, Стюарт не поведал тебе последние семейные новости. Или мое имя теперь под запретом?

Вики внимательно посмотрела на Тони. Он заметно осунулся, побледнел, под глазами залегли глубокие тени.

— Тони, что случилось? У тебя все в порядке? Если у тебя проблемы, Стюарт обязательно поможет…

— Проблемы? Да у меня всю жизнь сплошные проблемы. Знаешь, не забивай свою прелестную рыжеволосую головку всякими глупостями. Не беспокойся обо мне! Подумаешь, у меня временные трудности с партнером по бизнесу. Но он скоро похлопает меня по плечу и скажет: «Ну, вот какие пироги… и опять мы вместе, как раньше».

Вики присмотрелась к Тони. Что-то неуловимое в его глазах, интонации насторожили и встревожили ее. Может, ему действительно плохо и он нуждается в помощи, подумала девушка. Однозначного ответа у нее не было.

— Прости, мне пора, могу я сообщить вашим, что у тебя все в порядке? — задала вопрос Вики.

— Ха, передай им, что я собираюсь взять штурмом Челси. Пусть не трясутся от ужаса: я не стану никого эпатировать. Хэйзлуик никогда не увидит меня в таком виде. Тони хорошо играет свою роль и знает свое место. — Он обреченно махнул рукой и растворился в толпе.

Вики поспешила в игрушечный магазин и купила там несколько хорошеньких куколок в фольклорных нарядах. Мэнди расставит их в своей комнате на полках.

Девушка все еще находилась под впечатлением от странной встречи с Тони. Он был сам не свой. Что его глодало: отчаяние, одиночество, безысходность? Но никогда прежде он не тяготился одиночеством. Интуиция подсказывала Вики, что с Тони происходит нечто необычное. Надо обязательно поделиться своими соображениями со Стюартом.

Глава 7

Однажды утром почтальон принес Вики уведомление об отправке заказа на имя мистера Файсон-Дэвенпорта. Девушка чуть не поддалась панике. К счастью, Кларк Дэнтон уже вернулся из деловой поездки в Ковентри. Обуздав гордыню, Вики смиренно отправилась к нему на поклон.

Кларк Дэнтон принял ее более чем благосклонно и сам вызвался помочь. Было решено, что оборудование доставят сразу в усадьбу «Башни». Как только это произойдет, Вики немедленно подъедет туда, а Кларк установит и подключит стереофоническую аппаратуру.

— Томми с собой брать? — спросила Вики.

— Нет, не думаю, что нам потребуются его услуги, — сухо ответил Кларк и добавил неожиданно: — Ты, я и полковник — этого вполне достаточно. Представляешь, как мы можем там все опутать проводами, а вдруг сами тоже запутаемся?

— Он может обидеться, если мы его не возьмем с собой, — смущенно проговорила девушка, прекрасно понимая, что только этот суровый человек может профессионально проделать сложнейшую работу.

— Ничего не поделаешь, Вики, пусть обижается, — отрезал Кларк. — Иногда это неизбежно. Встряски помогают человеку критически взглянуть на себя. — Он повернулся к своему помощнику, возившемуся со стиральной машиной, и отдал пару распоряжений, потом вновь обратился к Вики: — Прости, я вынужден покинуть тебя: твой друг Робсон должен прийти ко мне через пару минут.

— Конечно-конечно. Огромное тебе спасибо! Даже не знаю, что бы я без тебя делала!

В дверях магазина она столкнулась со Стюартом — встречи избежать не удалось. Сдержанно поприветствовав друг друга, они неожиданно разговорились как ни в чем не бывало. «Все правильно, — подумала Вики, — мы ведь знакомы с детства, наша дружба не может закончиться в одночасье».

Вики рассказала Стюарту о своей встрече с Тони. Она не скрывала беспокойства по поводу его странного вида и необычного поведения.

— Ну и что, Тони всегда какой-то странный, не так ли? — равнодушно заявил Стюарт.

— Но на этот раз все было иначе, поверь мне, — сказала Вики. — Он выглядел неважно и… Я даже не знаю, как тебе это объяснить… Он казался таким потерянным. В его словах было столько безысходности, тоски и злости. Он словно завидовал тебе, стабильности твоего положения…

— Думаю, ты все правильно поняла. Он ни разу не задумался о той адской работе, которую мне пришлось проделать, чтобы семейный бизнес не пошел прахом. А теперь ему не дают покоя мои чеки, которые я могу обналичить. Я вкалывал в поте лица, пока он болтался по всему миру и наслаждался жизнью.

— Да, все должны были бы это понимать, — горько усмехнулась Вики. — Я вот только сейчас обнаружила, что заниматься бизнесом — не самая легкая работа на свете.

— Вот-вот, а я все сделал своими руками и не собираюсь от этого отказываться. — Он бросил мрачный взгляд на полки, заставленные современной бытовой техникой, на огромные холодильники и стиральные машины и медленно проговорил: — Некоторые скоро в этом убедятся.

— Ты имеешь в виду Кларка? Хочешь сказать, он проявил интерес к твоему магазину?

— Подозреваю, он готов сделать мне деловое предложение. Поняв, что тебя невозможно сдвинуть с места с твоей драгоценной «Музыкальной шкатулкой», он обратил жадные взоры в другую сторону.

— А тебя может заинтересовать подобное предложение, Стюарт?

— Нет, ни при каких обстоятельствах. Мне мистер Кларк Дэнтон так же мало симпатичен, как и тебе, Вики. Мы и без него справимся со своими проблемами, не нужны нам в Хэйзлуике всякие там пройдохи и воротилы.

У Вики упало сердце. Неужели все в городе думают, что она невзлюбила Кларка? Да, поначалу она настороженно к нему относилась. Но это было давным-давно, сколько воды утекло с тех пор…

— Думаю, я поспешила тогда с выводами, — сказала Вики, прочистив горло. — Мне Кларк… то есть мистер Дэнтон, очень помог, и я…

Стюарт полоснул девушку презрительным взглядом:

— Все понятно: он пытается сломить твое сопротивление изощренными методами. Он трезвый и практичный делец. Если он поставил перед собой цель, то будет двигаться к ней, невзирая на трудности. Никакой привязанности, никаких обязательств, сплошной махровый эгоизм. — Стюарт вздохнул. — Ну, пойду и выскажу ему свое мнение. Передавай привет близняшкам.

— Обязательно. На следующей недели у них день рождения, ты не забыл?

— Нет, у меня все отмечено в записной книжке.

— Придешь к ним на детский праздник? Они будут тебе рады. А мне, — Вики рассмеялась, — будет легче с ними справиться, если ты окажешь моральную поддержку.

Стюарт посмотрел на девушку в упор:

— Если я тебе нужен, я приду.

Прошла неделя, и в один прекрасный день главная гостиная в усадьбе «Башни» превратилась в современную техническую лабораторию.

— Знаешь, мне ужасно стыдно использовать твои знания и мастерство подобным образом, — смущенно призналась Вики Кларку, когда они, согнувшись в три погибели, подсоединяли провода к одному из динамиков. Кларку было необходимо закрепить клеммы в крайне неудобно расположенной впадине на задней стенке колонки, а Вики ассистировала ему, держа наготове отвертки. — Как ты думаешь, полковник не станет удивляться, что ты занимаешься установкой аппаратуры?

Поглощенный работой, Кларк отвечал отрывисто. Слова слетали с его губ в такт движениям отвертки.

— Мне кажется… он так… и думал… я живу тут… поэтому и… протянул… руку помощи…

— Но это гораздо больше, чем дружеская помощь. Ты фактически один выполняешь всю работу.

Кларк вынырнул из-за корпуса огромного динамика. Взлохмаченные волосы, озорные глаза, обаятельная улыбка придавали ему лихой мальчишеский вид.

— Полковник — наш рулевой! В последнее время он читал только пособия по электронике и электротехническому монтажу и теперь знает все от и до.

— А у тебя высшее образование и многолетний опыт, — улыбнулась Вики. — Полковник не в курсе, но я то знаю все и, видимо, никогда не смогу с тобой рассчитаться.

— Сможешь.

Их взгляды встретились. Завороженная темной синевой его глаз, Вики замерла. Она слышала его дыхание, чувствовала тепло большого крепкого тела. По спине у нее пробежал холодок, а сердце забилось часто и гулко.

— Ты должна мне кое-что пообещать, и мы будем в расчете.

— Пообещать? — прошелестел ее голос в ответ.

— Да, дай слово, что поужинаешь со мной, когда мы здесь управимся со всеми делами.

Вики едва успела кивнуть в ответ, как в гостиную с грохотом ввалился сияющий полковник. Он волновался, хохотал и постоянно отдавал противоречивые распоряжения. Кларк без зазрения совести делал все по-своему.

Спустя полчаса круг избранных был приглашен в большую гостиную на первое торжественное прослушивание. Все чинно уселись в ряд на длинном диване. Полковник самодовольно поглядывал по сторонам, на его лице застыло выражение глубочайшего удовлетворения. Кларк, немного склонив голову набок, с пристрастием профессионала вслушивался в мелодию. Миссис Файсон-Дэвенпорт просто наслаждалась музыкой. Вики блаженствовала: все сделано по высшему разряду…

Вики думала, что они с Кларком поужинают в его квартире в «Башнях». Она до сих пор не забыла вечерний экспромт с омлетом. Как славно они тогда провели время!

Но, судя по всему, у Кларка были другие планы на вечер. Он повел девушку к машине. Вики думала о маленькой кухне, которая была словно специально рассчитана на двоих…

Машина выехала из ворот поместья и плавно заскользила по проселочной дороге. Вдоль обочин, широко раскинув ветви, стояли вековые каштаны. На асфальте сплетались причудливые тени. Вики, глядя по сторонам, размышляла о том, куда они едут. Скорее всего, в загородный ресторан, решила она.

Кларк, неверно истолковав ее молчание, мягко спросил:

— Прости, может быть, не стоило здесь ехать? Вики, очнувшись от своих размышлений, недоуменно взглянула на Кларка:

— А почему?

— Господи, как неосмотрительно с моей стороны! «Стропильная нога», этот холм, дорога… Ты, наверно, думаешь об аварии? Твоя сестра…

— Нет-нет, все в порядке. Ты ни в чем не виноват. На самом деле все, абсолютно все напоминает мне о ней. Надо просто научиться с этим жить. — Вики вздохнула. Она понимала, что просто обязана кое-что рассказать Кларку. Превозмогая боль и смущение, она заговорила: — Боюсь, я… была к тебе несправедлива. Я подозревала тебя… ложно истолковывала ваши отношения со Стефани…

Кларк изумленно взглянул на нее:

— Не понимаю…

— Когда я вернулась в Хэйзлуик, ты пытался оказать мне дружескую поддержку, а я встретила тебя в штыки. Мне казалось, что ты… виновен в смерти сестры.

— Ты же больше так не считаешь, милая моя девочка. Тебя тоже можно понять, совершенно естественная реакция, — тихо ответил он. — Но теперь, я надеюсь, мы лучше узнали друг друга, и между нами не будет больше недоразумений. — Его голос дрогнул, потеплел.

Вики всем существом откликнулась на эту душевную ласку. Ей захотелось открыться ему.

— Я думаю, ты не просто нравился Стефани, она любила тебя, — выпалила Вики.

Кларк пришел в легкое замешательство, затем спокойно ответил:

— Наверно, ей казалось, что она меня любит. Но как ты…

— Я случайно нашла ее письмо к тебе. Она порвала его, не дописав. Я сожгла его.

— Ты правильно сделала. Я догадываюсь, о чем она писала.

— Ты имеешь в виду… — Вики хотела было спросить, что произошло в тот роковой вечер, отважилась ли Стефани на признание.

Кларк, догадавшись о ее намерениях, опередил Вики:

— Мне кажется, она влюбилась не в меня, а в мечту, в выдуманный образ. В ее жизни по субъективным и объективным причинам наступил переломный момент, и тут неожиданно появился я, таинственный, загадочный незнакомец. Наша случайная встреча пробудила ее от эмоциональной спячки.

— А ты предпочитаешь, чтобы женщина выполняла некую чисто декоративную функцию? Деятельная, энергичная, профессионально подготовленная женщина тебе неинтересна? — задала вопрос Вики. Она почему-то сразу представила себе Шарлотту Файсон-Дэвенпорт. Яркая, живая, она уделяла мало внимания своим секретарским курсам, отдавая предпочтение спортивным мероприятиям и вечеринкам.

Кларк вновь заговорил, тщательно подбирая слова:

— Знаешь, что делает женщину привлекательной и желанной для мужчины? Речь даже не идет о физической красоте, но представительница прекрасного пола должна быть нежной, душевно щедрой, чувственной и импульсивной. Как только женщина начинает делать карьеру, она постепенно превращается в бизнесвумен и теряет эти качества или прячет глубоко внутрь. — Не дав Вики возможности возразить, Кларк перешел к другой теме: — Вообще-то я хотел, чтобы ты отдохнула сегодня вечером, а не выслушивала нудные рассуждения. Ну, вот мы и приехали.

Машина затормозила у «Стропильной ноги».

Кларк выбрал столик в тихом, укромном уголке. Ужин прошел великолепно. Молодые люди много шутили, смеялись, вспоминая технические приключения в «Башнях». Тем для разговоров было много: покупатели и торговля, общие знакомые и музыка.

Вики с воодушевлением поведала Кларку о старых пластинках, найденных в подвале. Ему пришлось выслушать целую лекцию о тяжелых черных дисках с розовой этикеткой, о пластинках с односторонней записью — до 1903 года выпускались только такие, — о граммофонах…

Девушка так увлеченно рассказывала о виниловых дорожках, что не замечала реакции Кларка, не спускавшего восторженного взгляда с ее разгоряченного лица.

— Ты действительно отлично разбираешься в своем деле, — с уважением в голосе отметил Кларк. Помолчав, он неожиданно добавил: — Нет, ты никогда не станешь жесткой, холодной, расчетливой бизнес-леди. Ты живешь чувствами, ты натура увлекающаяся, восприимчивая, отзывчивая и добрая. Между прочим, из тебя вышел бы отличный менеджер по продажам в каком-нибудь большом аудиомагазине. Как ты считаешь? Может, все-таки подумаешь о моем предложении по поводу «Музыкальной шкатулки»? Ты бы стала главным менеджером в отделе грампластинок. Разумеется, ты бы обладала всеми полномочиями и полной свободой действий. — Тон Кларка был деловым, бесстрастным. Не получив от Вики ответа, он продолжал: — Мы бы подписали с тобой официальный деловой контракт, оговаривающий твои права и обязанности. Ты могла бы заниматься любимым делом и не знала бы никаких забот и тревог.

Вики задумалась. Перед ее мысленным взором промелькнули унылые столбцы цифр в учетной книге. В выходные опять придется корпеть над бухгалтерскими расчетами. Подобная перспектива навевала тоску и раздражение. Господи, как было бы здорово от всего этого избавиться!

— Твой бизнес можно считать самым стабильным в Хэйзлуике. Я это знаю, поэтому готов дать хорошую цену за магазин. На эти средства ты могла бы купить матери коттедж за городом. Она как-то говорила мне, что давно мечтает жить на лоне природы.

— Да, это правда. Ей стало некомфортно в нашем доме, эти бесконечные лестницы…

— Вот видишь! — мгновенно отреагировал Кларк на ее признание. — На самом деле у тебя много причин рассмотреть мое предложение.

— Рассмотреть? Да, конечно, я так и сделаю, — медленно проговорила Вики.

— А как хорошо было бы детям за городом: воздух, простор… Мэнди что-то совсем бледненькая в последнее время.

— Я не знала, что ты часто общаешься с близнецами. — Вики была сбита с толку.

— О, Мик часто заглядывает ко мне в магазин. Его интересует техника. Ну а Мэнди, сама понимаешь, почти всегда следует за ним по пятам. Ты ничего не имеешь против нашей дружбы? — спросил он.

Вики покачала головой. Кларк удивлял ее все больше и больше. С какой заботой он говорил о близнецах! Похоже, он успел к ним привязаться. У Вики потеплело па сердце. Деловые вопросы и проблемы как-то сами собой незаметно отодвинулись на второй план.

Возвращались они совсем другой дорогой. Вики догадалась, что Кларк со свойственной ему душевной деликатностью оберегает ее покой. Он знал, что роковой поворот, на котором произошла авария, всколыхнет в ней горечь и боль.

Машина въехала на вершину холма и остановилась на обочине под сенью черно — серебристых березок. Тревожно шелестела Ореховая роща. Интересно, что у Кларка на уме, задумалась Вики. Романтическое свидание? Листья берез, чуть тронутые желтой позолотой, шептались с ветром. Солнце уже село, но на небе все еще дрожали розоватые полосы. Внизу, в долине, дремал городок.

Вики было так хорошо, что даже шевелиться не хотелось. Кларк повернулся и внимательно посмотрел на нее:

— У тебя было достаточно времени на размышления. Каким же будет твой ответ?

— Ответ? — растерянно переспросила Вики, не понимая, о чем идет речь.

— Да. Как тебе мое предложение о покупке «Музыкальной шкатулки»?

Вики подскочила как ужаленная. Господи, опять эти вопросы, вопросы.

— Должна тебе признаться, я не думала о твоем предложении. Мысли мои были заняты совсем другим, — сказала она, стараясь не терять самообладания. — Такие дела не делаются с бухты-барахты. Пока я ничего не могу ответить.

Кларк склонился к девушке:

— О, так хочу помочь тебе, Вики! Позволь мне позаботиться о тебе! — Он напряженно всматривался в ее лицо. Его взгляд манил, гипнотизировал, провоцировал. — О, если бы ты только захотела довериться мне, полюбить меня…

— Я хочу, — чуть слышно прошептала она. Вики почти не слышала его слов. Она ощущала лишь близость его большого сильного тела и тонула в синей бездне его глаз. Кларк обнял ее, их губы слились в поцелуе. Вики погрузилась в волшебное золотое небытие…

Прошло много-много времени, прежде чем Кларк разжал объятия.

— А ты думала, я до скончания века буду обсуждать деловые проблемы и пропущу такой прекрасный вечер? Нет, милая, моя душа просит совсем другого…

— Но ведь бизнес — самое главное в твоей жизни, — засмеялась она.

— Так и есть… нет, так было раньше. На все остальное не оставалось времени. Я только сейчас начинаю понимать, что я мог бы потерять. — Его взгляд лучился нежностью и радостью.

— Даже магнаты должны иногда отдыхать!

— Я не считаю тебя магнатом, что бы там это слово ни означало. Я чувствую себя мальчиком, у которого наступил день рождения.

— День рождения! — Вики посмотрела на часики и запричитала: — Ой, мне пора! У близнецов завтра день рождения. А еще столько всего надо сделать! Мама, наверно, с ног падает от усталости,

Кларк завел двигатель.

— Так, сейчас отвезем тебя домой. Мик никогда не узнает, от чего я отказался ради него! — усмехнулся он.

Глава 8

Детский праздник удался на славу. Десять лет — это ведь не шутка! Старый дом буквально сотрясался от взрывов смеха, криков, визга и пения. Часов в девять Стюарт не выдержал и со стоном упал в кресло.

— У меня такое ощущение, что божественная тишина уже никогда не наступит! Откуда у них только силы берутся? Боже, какие жуткие вопли! Только не говори мне, что мы были такими же. Не поверю!

Миссис Трэрн посмотрела на молодого человека и заулыбалась:

— Вы вели себя в два раза хуже, Стюарт. Хотя должна признать, ты был одним из самых благовоспитанных мальчиков, какие когда-либо приходили в этот дом. Ох, от некоторых прямо спасения не было! Сущее наказание, а не дети. Помню, на одном празднике в честь Вики твой брат Тони опрокинул целую тарелку желе на одну маленькую девочку. А она всего-навсего не хотела слушать его бесконечные выдумки.

Вики рассмеялась:

— Боже мой, уникальное явление: девочка, которой не нравилась болтовня Тони! Ой, у меня во рту пересохло. Пойду, сварю кофе.

— На мою долю не вари, милая. Я скоро лягу спать, — устало сказала миссис Трэрн. — Вики, как замечательно ты придумала с этими одноразовыми бумажными тарелками и стаканами! Конечно, они не такие симпатичные, как мой китайский фарфор. Но это просто спасение: сложили все в пакет и выбросили в мусорный бак. Ничего не надо мыть, вытирать — такое облегчение!

Вики отправилась на кухню готовить кофе. Она слышала, как мать спросила Стюарта о Тони. В ответ прозвучало что-то невразумительное. Девушка наполнила чашки горячим ароматным напитком и поставила на поднос вместе с тарелкой сырного печенья.

— Мм, как хорошо, — сказал Стюарт, удобно устроившись в широком кресле. Он похлопал рукой по мягкому сиденью, приглашая Вики присоединиться к нему. — Иди, сядь сюда ко мне — будет совсем замечательно!

— Нет. Мне надо с тобой поговорить, Стюарт.

Молодой человек застонал и схватился за голову в притворном ужасе:

— О нет! Она хочет воспользоваться моей слабостью и что-то из меня вытянуть.

— Ничего подобного! Мне нужен твой совет. Речь идет о Кларке… о Кларке Дэнтоне.

— Да?! — Стюарт перестал дурачиться. — Я считал, тебе известно мое отношение к этому пробивному джентльмену. Он опять приставал к тебе по поводу «Музыкальной шкатулки»?

— Да. Но пожалуйста, не горячись, — попробовала урезонить она Стюарта. — Он сделал новое предложение. Он готов купить мой бизнес и сделать меня менеджером в своем магазине.

Стюарт недоверчиво посмотрел на девушку:

— Ах, вот как! Ловко придумано! На ловца и зверь бежит. Да, он знает, чем тебя можно купить. Как ты думаешь, долго ты удержишься на своем новом месте? Вот увидишь: как только он провернет дельце — ты тут же вылетишь…

— Нет. Он обещал, что юрист составит для меня специальный контракт. Так что на определенный срок рабочее место мне будет гарантировано. Я буду иметь полную свободу во всех вопросах, касающихся пластинок. Сделка принесет мне большие деньги, и я сумею ими распорядиться как надо. Я чувствую, что многого могла бы добиться, честное слово!

— Конечно, могла бы. Дэнтон получит первоклассного сотрудника, он это прекрасно понимает. Более того, все твои идеи будут успешно реализованы.

— О, это такая прекрасная возможность осуществить мои проекты! Очень заманчивое предложение!

— Да, весьма заманчивое. — Он медленно помешал ложечкой в чашке и с трудом произнес: — Ты только не обижайся на меня, Вики, ладно? Мне кажется, обдумывая это предложение, ты руководствуешься эгоистическими соображениями. Ты, скорее всего, даже не отдаешь себе в этом отчета. Ты поглощена мыслями о том, какая хорошая, легкая у тебя начнется жизнь.

— Хорошая, легкая? Можно подумать, я еду на курорт. Меня ждет тяжелая, изнурительная работа. Все эти преобразования, нововведения…

— Господи, Вики, очнись! Ты что, ничего не понимаешь?! Да, ты реализуешь свои проекты… Но при этом ты останешься лишь служащей по найму. Старенькая «Музыкальная шкатулка» больше не будет иметь никакого отношения к семье Трэрн. Он тебе нравится? — Стюарт мотнул головой, не желая слышать ответ. — Прости меня, Вик, я не имею права задавать тебе такие личные вопросы. Но когда речь заходить о детях, я имею право знать все — я их опекун. Прошу тебя никогда не забывать об этом. Ведь в Хэйзлуике никто толком о нем ничего не знает. А что нам вообще о нем известно?

— Считается, что он очень состоятельный человек, у него репутация порядочного человека, он пользуется большим авторитетом в деловом мире, — сухо перечислила Вики, потом неожиданно добавила: — Он очень дружен с Файсон-Дэвенпортами.

— Да, они милые люди, — улыбнулся Стюарт. — Но дружба с хорошими людьми еще ничего не доказывает. А каково его финансовое положение на самом деле?

— Странно, почему у тебя возникли такие вопросы? — встревожилась Вики.

Ее сердце заныло. А вдруг в словах Стюарта есть доля правды? Он ведь достаточно опытный предприниматель и много лет занимается семейным делом, даже расширил его. Пусть он не воротила и не делец, но к его мнению всегда прислушиваются. Вики вздрогнула: вдруг вчерашние поцелуи настолько ослепили ее, что она утратила способность беспристрастно судить о Кларке? Стюарт наклонился к ней;

— Он слишком хитрый и прыткий, Вики, он явно темнит. Разве можно ему доверять? Свалился как снег на голову, перевернул вверх дном весь город. Но ему этого мало: он хочет получить все. А мы абсолютно ничего о нем не знаем и готовы принять на веру любую байку. Ну да, он с иголочки одет, у него огромный автомобиль, но это не значит, что…

— Я никогда не сужу о человеке по его одежде или машине! — негодующе воскликнула Вики. — Иногда он кажется жестким, агрессивным, но это лишь потому, что успех ему дался нелегко. Кларку пришлось гору своротить, чтобы выбиться в люди. Тебе известно, что в шесть лет он стал круглым сиротой, у него никогда рядом не было родного, любящего человека? Представляешь, один, совершенно один в огромном, равнодушном мире?

Стюарт передернул плечами:

— Ну, вот он и рвется к своей цели, как таран. Обездоленные дети часто из кожи вон лезут, чтобы доказать всему миру, что чего-то стоят в этой жизни.

— Надо же, какой ты умный! У тебя на все найдется ответ, — вспылила Вики. Она вскочила на ноги и стала шагами мерить комнату. — Тебе пальца в рот не клади! Ты иногда брюзжишь, как седовласый старец, честное слово! Тоже мне — Фома неверующий!

Стюарт вспыхнул и обиженно поджал губы.

Вики еще долго не могла успокоиться, потом в изнеможении опустилась в кресло и проговорила безжизненным голосом:

— Возможно, ты прав. Возможно, я думала только о себе, мечтая сбросить с плеч этот тяжкий груз обязательств и ответственности.

Стюарт сочувственно улыбнулся:

— Это болезни роста, моя милая. Поверь мне, я сам через подобное прошел. Со временем ты научишься во всем находить свою прелесть, а деловые проблемы будешь воспринимать как вызов, как побуждение к действию.

— Да, наверно.

Вики не стала напоминать Стюарту, что ему достался процветающий бизнес. Она же с самого начала столкнулась с массой проблем, главной из которых была острая нехватка финансов.

Стюарт сказал примиряющим тоном:

— Если будет совсем плохо, Вик, вспомни обо мне. Мое предложение все еще в силе. Фирмы Робсонов и Трэрнов могут слиться. — Он печально улыбнулся. — Я больше не ставлю тебе никаких условий. Если ты считаешь, что это должно быть чисто деловое соглашение…

Вики вздохнула:

— У меня нет сил снова все это обсуждать, Стюарт, прости…

— Это понятно. Я ног под собой не чую от усталости после этой сумасшедшей вечеринки, этих кошмарных криков и дикарских воплей. Пожалуй, пойду домой, а то мама начнет волноваться, куда это я запропастился. — Он встал. — Надеюсь, ты повременишь с принятием окончательного решения.

Она кивнула:

— Да, но подозреваю, что Дэнтон воспримет мой ответ как отказ от сотрудничества. Скорее всего, второго такого шанса у меня не будет.

— Я тоже так думаю.

Позже Вики поделилась своими проблемами с матерью.

— Я… — Вики замялась, потом стыдливо призналась: — Кларк мне очень нравится. Но быть может, не стоит поддаваться субъективному восприятию? Наверно, следует разделить личные и деловые сферы? Бизнес есть бизнес, а у нас мало опыта в подобных делах. Мы ведь действительно не знаем, можно ли с ним иметь дело, осмотрительный он предприниматель или нет, умеет ли держать слово?

— Ты права, Вики. Мы должны прислушаться к совету Стюарта. А еще я подумала: если мы все-таки решим продать магазин, что же станет с Барни и Томми? Мне кажется, мистер Дэнтон откажется от их услуг. — Да, без сомнения, мама.

На следующий день в обеденный перерыв Вики решила поговорить с Кларком. Придется внести ясность в их отношения, девушка хотела быть с ним предельно откровенной. Чтобы там ни говорил Стюарт, но Вики не верила в бесчестность и непорядочность Кларка. Человек, наделенный умом, силой, обладающий невероятным чувством собственного достоинства, не может быть негодяем, мошенником или бездарным профаном! Такие бездонные глаза не могут лгать!

Вики не забыла, как Кларк смотрел на нее в тот вечер, помнила манящую темно — синюю бездну… Она все еще слышала его голос: «Если бы я мог хоть немного помочь тебе…» Она ощущала прикосновение его сильных, нежных рук…

Вики встряхнула годовой: прочь чувства и эмоции! Нужно быть холодной, бесстрастной, благоразумной, иначе она не сможет принять верное решение.

Слабой рукой Вики толкнула дверь с надписью «Доверьтесь Дэнтону!» и решительно вошла в салон.

— А мистер Дэнтон? — неуверенно спросила она у Элис, милой, приветливой девушки в бирюзовом комбинезоне.

— О, боюсь, у него… важный разговор, — шепотом сказала Элис и бросила озабоченный взгляд в сторону кабинета.

Оттуда внезапно донесся грозный голос, подобный раскатам грома. Элис, виновато улыбнувшись Вики, поспешила навстречу покупателю, растерянно топтавшемуся на пороге магазина.

Вики на цыпочках подошла к двери кабинета. Вскоре оттуда выскочил человек в сером комбинезоне. Красный, вспотевший от волнения, он даже забыл прикрыть за собой дверь. Раскаты грома теперь звучали отчетливо, Вики узнала хорошо знакомый голос:

— По вашему мнению, вы оптовик?! Разве так работают оптовики? Вы отстали на тысячу лет, милейший! Если партия товара не появится у меня в течение пяти дней, я свяжусь с производителем и выясню, что он думает о срыве поставок.

Вики не успела ретироваться, как дверь широко распахнулась и на пороге кабинета появился грозный босс.

— Да?! — осведомился он, в первую минуту не узнавая девушку. Потемневшие от гнева глаза яростно сверкали из-под насупленных черных бровей. — А, это ты, Вики? Будь добра, подожди минутку! — Он догнал человека в сером комбинезоне и стал что-то настойчиво втолковывать ему.

Вики не могла разобрать, о чем шла речь, но и так было все понятно. Кларк вскоре вернулся к ней.

— Да, слушаю. Что случилось?

— Ты занят. Мое дело может подождать, — смалодушничала Вики.

— Пока я разделался со всеми текущими делами, — мрачно проговорил Кларк. — Заходи!

Он резко развернулся на каблуках и стремительно прошел в рабочий кабинет. Вики не оставалось ничего другого, как последовать за этим хмурым, суровым человеком.

Кларк сел за стол и указал ей рукой на кресло, но Вики отклонила приглашение. Она распрямила плечи и облизала внезапно пересохшие губы. О ужас, все заранее приготовленные фразы вылетели у нее из головы!

— Ты предложил взять меня на место менеджера, если я продам тебе «Музыкальную шкатулку», — выпалила она, наконец. — Боюсь, я не смогу принять твое предложение,

— Значит, не сможешь, — бесцветным голосом сказал он. — Интересно, почему?

— Нам показалось, что такая сделка негативно отразится на семье.

Вики как завороженная смотрела на сильного смуглого мужчину, не спускавшего с нее жадных, зовущих глаз. Казалось, всем своим существом он стремится к ней. Кларк в порыве безмолвной мольбы протянул к Вики руки, но потом вдруг безвольно уронил их на стол.

— Ты могла бы стать первоклассным менеджером, собственница ты, несчастная, — сурово проговорил он. — Вот так-то, милая Вики.

— Как ты смеешь нападать на меня?! Ты злишься, потому что вышло не по-твоему. С самого первого дня пребывания в Хэйзлуике ты мечтал прибрать к рукам «Музыкальную шкатулку». Все мысли твой и чувства были направлены на это. Хотя я уже начинаю сомневаться, есть ли у тебя вообще чувства.

Кларк дернулся всем телом, как будто она ударила его. Едва сдерживая волнение, он на секунду закрыл глаза.

— А я начинаю сомневаться, что у тебя есть разум, моя милая. Ты не понимаешь, что я хочу помочь тебе?!

— Ты только себе хочешь помочь! И прибрать к рукам фирму с хорошим именем и репутацией! Ты только об этом и думаешь!

— Ну а ты?! — вызывающим тоном спросил он. — Что ты сама хочешь? Ты собираешься влачить жалкое существование. Загруженная делами, обремененная долгами, ты будешь цепляться за допотопную фирму, которая на ладан дышит, и постоянно думать о том, как прокормить семью и обеспечить будущее племянникам.

Вики развернулась и выскочила из кабинета, гордо вздернув подбородок. Щеки ее пылали от гнева и уязвленного самолюбия. Ничто не может сбить ее с выбранного пути. Она всем докажет, что способна вытянуть дело… Что и как надо делать, она пока не знала. Как произвести сенсацию? Теперь Вики была абсолютно уверена в собственной правоте.

Глава 9

Миссис Трэрн собиралась на ежегодное гулянье Общества друзей госпиталя города Хэйзлуик. Подобные мероприятия она посещала редко, но праздник на открытом воздухе был исключением. На этот раз торжество проходило в парке поместья «Башни», специально арендованном по такому случаю.

Элен Эмблер, приехавшая навестить Вики, тоже была приглашена.

Вся честная компания, с трудом разместившись в старом фургончике Томми, наконец, отправилась в путь и вскоре подъехала к импозантным воротам усадьбы «Башни».

Гости предъявили билеты тучной даме, утопавшей в облаке розовато-лилового шелка. Она восседала за раскладным столиком. Кругом благоухали чудесные розы.

— Боже мой, как здесь красиво! Как это все умиротворяет! — воскликнула Элен. Ее пышущее здоровьем лицо озарилось довольной улыбкой. Платье в сине — белую полоску выгодно подчёркивало ее крепко сбитую фигуру, и Элен знала, что хорошо выглядит. Поскольку у нее было отличное настроение, она готова была прийти в умиление от чего угодно.

Вики прекрасно смотрелась в желто — золотистом платье, но ничто не радовало ее. Она была словно в воду опущенная. Встреча с Кларком Дэнтоном оставила в ее душе неприятный осадок. Господи, сколько всего она наговорила! Надо же было так распетушиться! Конечно, здорово было бы поразить Хэйзлуик. Но как это сделать?! Гордость и самолюбие не позволят ей идти на попятную. Что же предпринять? Какой выкинуть фокус? Однако… а что, если…

Вики вздрогнула, поняв, что ее мать давно пытается ей что-то сказать.

— Вики, ты меня слышишь? Посмотри, там Стюарт. — Миссис Трэрн помахала рукой в знак приветствия.

Элен, всматриваясь в толпу, улыбнулась;

— А, так вот он какой, твой сердечный друг, Вики! Очень-очень симпатичный.

— Да, правда. Пойдем, я представлю тебя ему, — сказала Вики, взяв подругу под руку. — Гм, странно… Его нигде нет, он нас, наверно, не заметил.

— Нет, он нас видел: он ответил на мое приветствие, — заспорила миссис Трэрн. — Ну, ничего, мы обязательно встретимся с ним позже. Мэнди, чем бы ты хотела заняться?

— Я хочу увидеть предсказательницу судьбы, — ответила девочка, ее зеленые глазки искрились от возбуждения.

— Глупенькая! Это же всего-навсего переодетая миссис Памфри с почтамта. Ты видишь ее каждый день, — скривился Мик. — А вот я хочу попробовать кокосовое молоко, покататься на пони, купить воздушный шарик со своим именем и отпустить его в небо…

Вики решила вмешаться в разговор:

— Вот что, мои милые, у вас есть свои карманные деньги. Бегите и развлекайтесь как хотите. Ведите себя хорошо! В четыре часа мы будем в чайном павильоне. Надумаете перекусить — прибегайте. Если захотите уйти с друзьями, обязательно нас предупредите.

— Мэнди, пошли. Давай сначала покатаемся.

Дети вприпрыжку убежали. Парк пестрел палатками, красочными шатрами и павильонами. Три женщины окунулись в праздничный шум и суету. Вики с любопытством осмотрела прилавок с бижутерией. Элен сыграла в лотерею. Миссис Трэрн устроилась на солнышке и предалась неспешной беседе со знакомыми дамами.

Спустя некоторое время Вики, нежась на солнышке рядом с матерью, заметила в толпе Стюарта. Поразительно, он прогуливался по дорожке в обществе Кларка Дэнтона! Мужчины оживленно разговаривали, причем Стюарт подобострастно заглядывал в лицо своему спутнику и угодливо улыбался. Проходя мимо оторопевшей девушки, оба отвесили ей сдержанно — вежливый поклон. Холодность Кларка, вполне, однако, объяснимая, больно кольнула Вики в самое сердце. Удивляться нечему, решила Вики, вспомнив бурную сцену в кабинете. А вот рассеянное равнодушие Стюарта поразило девушку до глубины души. Казалось, ничего важнее беседы с Кларком Дэнтоном для него не существует. Можно подумать, мужчины обсуждают вопрос первостепенной важности, удивилась Вики. Наблюдая за Стюартом, она пришла к выводу, что он явно пытается снискать расположение всемогущего мистера Дэнтона. Очередная метаморфоза Стюарта сильно озадачила Вики и навела на размышления.

От дальнейших наблюдений девушку отвлекло появление миссис Робсон, которая с умильной улыбкой спешила ей навстречу.

— Я и не знала, что Стюарт так сдружился с Кларком Дэнтоном, — вырвалось у Вики.

Миссис Робсон нахмурилась и поджала губы.

— О, в мире бизнеса приходится поступаться принципами и общаться с самыми разными людьми. Поверь мне, ты тоже с этим когда-нибудь столкнешься, деточка.

Миссис Трэрн помогала какой-то маленькой девочке заполнить лотерейный билет. Малышка стояла рядом и слизывала крем с огромного куска торта, который она с трудом удерживала на маленькой тарелке. Миссис Трэрн обронила невзначай:

— Можно подумать, мистер Дэнтон — худший образчик деловой предприимчивости. Лично я только бы с такими людьми и имела дело.

— Ты права, Сара, — поторопилась с ответом миссис Робсон и осеклась. Ее гигантская шляпа, украшенная цветами, угрожающе заколыхалась. — Конечно, он не совсем… Но с другой стороны, миссис Файсон-Дэвенпорт, как говорится, приняла его в семью: он стал своим человеком в «Башнях». — С заговорщическим видом она осмотрелась вокруг и понизила голос: — Между прочим, я не удивлюсь, если мистер Дэнтон и Чарли… О, она очаровательная девочка, вам так не кажется? Настоящая английская роза! И она не равнодушна к мистеру Дэнтону, я это точно знаю. Она на него глаз положила.

— А я могу сказать, что этот мужчина по своему характеру является искателем, охотником, но никак не добычей, — сказала миссис Трэрн и, помолчав, заговорила о другом; — А Тони сегодня здесь, Онория? Я не видела его тысячу лет.

— Нет, он не приехал. — Миссис Робсон отвела глаза в сторону и нервно поправила шляпу. — Он все еще в Лондоне.

Вики и ее мать думали услышать подробные описания последних достижений Тони, но миссис Робсон хранила молчание. Наконец Вики решилась нарушить затянувшуюся паузу:

— Я видела его в Челси несколько недель назад. Он не очень хорошо выглядел.

— Правда?! — делано удивилась миссис Робсон и возмущенно затараторила: — Не понимаю, почему ты так решила. Он в полном порядке. Все просто замечательно!

— Тогда и волноваться не стоит, — спокойно заметила миссис Трэрн, поднимаясь. — Я думаю, пора выпить чаю. Ты пойдешь с нами, Онория?

— Нет, хочу дождаться Стюарта. Он, наверно, скоро вернется. — Дама со вздохом расправила платье на коленях. — Сидеть на солнышке приятно, но немного утомительно, вам так не кажется?

Элен решила напомнить о себе:

— Хотите, я составлю вам компанию, миссис Робсон? Я могу принести вам мороженого.

Миссис Робсон с удивлением повернулась к Элен — она только теперь обнаружила присутствие незнакомой девушки.

— О, спасибо, моя милая. Обычно я не ем мороженое, но сейчас, пожалуй, не откажусь от маленькой порции. Благодарю.

Миссис Трэрн шепнула дочери, пока они шли через лужайку к чайному павильону:

— Элен намерена во что бы то ни стало познакомиться со Стюартом. Какая увлекающаяся натура!

Вики рассмеялась:

— Ой, не знаю! Думаю, Элен очень впечатлительная девушка.

— Ну что ж, Стюарт действительно привлекательный молодой человек.

У входа в чайный павильон их уже поджидала миссис Файсон-Дэвенпорт. Внутри было тихо и прохладно. За чаем с сандвичами и домашними пирогами мирно потекла беседа о том, о сем. Дамы обсудили сам праздник, разнообразие развлечений, товары в палатках.

Миссис Файсон-Дэвенпорт с большим воодушевлением поведала миссис Трэрн об установке новой стереофонической аппаратуры в «Башнях» и о прекрасной работе «милой Вики под мудрым руководством мистера Файсон-Дэвенпорта».

— Вы должны обе как-нибудь заглянуть ко мне и послушать новые пластинки. Артур совершенно не интересуется музыкой: ему медведь на ухо наступил. Чарли — она сейчас гостит у нас — слишком живая, энергичная девчушка, ей не сидится на месте. Как уж тут прослушать целую пластинку? Этот диск Виниши Жардин, который ты мне дала, Вики, просто изумительный.

— Да, у меня тоже такой есть. Виртуозная пианистка! Ее манера исполнения очень своеобразная: мягкая, спокойная.

— Да, я с тобой согласна. Эти трепетные нотки Шопена за душу берут. В его произведениях должны быть страсть, сентиментальность, чувственность. Боюсь, в процессе грамзаписи эти нюансы теряются. О, дорогая Виниша, она услада моих глаз и ушей!

Миссис Трэрн заметно скучала. Она несколько раз пыталась перевести разговор на другие темы.

— Можно подумать, что музыкантша ваш личный друг, миссис Файсон-Дэвенпорт.

— Да, так и есть. Она наша дальняя родственница. Виниша — дочь одного из моих кузенов. Богато одаренная личность, она не только блестящая пианистка, но и замечательная женщина и достаточно часто навещает нас.

— Правда?! О, как бы мне хотелось услышать ее игру! — воскликнула Вики. — Но она, наверно, приезжает сюда на отдых…

— Нет, Виниша очень мягкий и отзывчивый человек — ни грана зазнайства, чванства или спеси. Она с радостью сыграет для своих друзей.

Вики задумалась, рассеянно помешивая ложечкой остывший чай. У нее неожиданно возникла невероятная идея. Вики прислушалась к разговору. Миссис Файсон-Дэвенпорт объясняла, что организация концертов в провинции — хлопотная и дорогостоящая затея. И никогда нельзя заранее предвидеть общественный резонанс, реакцию местной публики на выступление прославленных мастеров сцены. Но, безусловно, настоящие ценители искусства всегда найдутся.

— А ведь я, как глава «Музыкальной шкатулки», могла бы придумать что-нибудь интересное, — медленно проговорила Вики. — Нужна, конечно, реклама, огромная подготовительная работа…

— Но у нас, по-моему, негде проводить концерты, дорогая, — растерянно заметила мать. — В Хэйзлуике практически нет подходящих помещений. Зал в городской ратуше мрачноват.

— Нет, мама, зал в ратуше слишком большой. А вот в «Черном лебеде» есть удобное просторное помещение на верхнем этаже. Там вполне можно было бы устроить сольный концерт какого-нибудь артиста. В принципе арендовать подходящее место не так уж сложно. Трудно найти профессионального исполнителя, который собрал бы большую аудиторию, стал бы гвоздем программы и при этом не требовал бы астрономических гонораров… Гм, певец или музыкант… — Вики намеренно медлила, надеясь, что хозяйка «Башен» подхватит тему.

— Да, это было бы замечательно! — воскликнула, наконец, миссис Файсон-Дэвенпорт, попавшись на уловку. — Может быть, обратиться к Винише? Я уверена, ради меня она согласится участвовать в концерте и примет чисто символическое вознаграждение.

— Вы думаете, это возможно? О, я вам так благодарна!

Голос Вики дрожал от избытка чувств, признательности и тайного торжества. Победа — ее честь спасена! Она хвасталась перед Кларком Дэнтоном, что произведет в городке фурор и без его помощи. Сольный концерт Виниши Жардин разбудит тихий сонный Хэйзлуик!

Чайный павильон постепенно заполнился посетителями до отказа. Стало тесно, душно и шумно. Продолжать конструктивную беседу было невозможно. Но Вики верила, что миссис Файсон-Дэвенпорт — искренний и обязательный человек. Она дала слово написать Винише и, конечно же, сдержит его.

Утомительный день подходил к концу. Близнецы уже давным-давно лежали в своих кроватках. Вики, устроившись на старом диване, рассматривала фотографии, которые Элен привезла с собой из Лондона.

Миссис Трэрн штопала джинсы Мика. Подняв глаза на Вики, она неожиданно спросила:

— Доченька, ты всерьез говорила о желании устроить концерт?

— Да, а что? Разве плохая идея? — удивилась девушка. Интерес матери к деловым вопросам поразил Вики.

— Это, конечно, замечательная идея, дорогая… Но не слишком ли у тебя амбициозные проекты? А уж если учесть наше финансовое положение…

— Не беспокойся, мама, я не собираюсь тратить нашу выручку от торговли в магазине, — бодро пообещала девушка. — У меня скоро будут деньги от продажи старых, пластинок. Вот уж неожиданное счастье, правда? Плюс комиссионные от заказа полковника.

— Но не кажется ли тебе, что это рискованная затея?

— А позвольте узнать, о чем идет речь, — недоуменно спросила Элен. — Или это что-то внутрисемейное?

— Нет-нет, извини, Элен, — улыбнулась Вики. — Ты наверняка оценишь грандиозность проекта. Понимаешь, сегодня я случайно узнала, что Файсон-Дэвенпорты, владельцы усадьбы «Башни», приходятся родственниками Винише Жардин. И может такое случится, что великая пианистка согласится выступить в Хэйзлуике с сольным концертом за чисто символическую плату.

— А ты хочешь каким-то образом связать концерт с деятельностью «Музыкальной шкатулки»? Потрясающе! Ты выступишь в роли импресарио, Вики, остепенишься и начнешь курить дорогие сигары!

Раздался взрыв смеха. На шум тут же прибежали близнецы. Перевозбужденные праздничными гуляньями, они никак не могли заснуть. Элен предложила почитать им книжку, дети с воплями восторга одобрили идею. Забавно, но если бы нечто подобное пришло в голову бабушке или тете, близнецы бы с презрением отказались от такого примитивного развлечения, достойного лишь малышей.

Мать и дочь остались в комнате одни. Было тихо-тихо. Миссис Трэрн, поглощенная шитьем, неожиданно сказала:

— Значит, у тебя самые серьезные намерения относительно концерта, да? Неужели тебе действительно так важно, чтобы наш семейный бизнес стабилизировался? А я думала… Оглянись вокруг: в жизни женщины есть более важные вещи, чем карьерный рост или деловой успех. — Она печально опустила голову и тяжело вздохнула. — Не знаю, может быть, мы зря с порога отвергли предложение мистера Дэнтона. Возможно, ты хочешь объять необъятное, Вики? Этот концерт отнимет у тебя столько сил. Пойми, это ведь дополнительная нагрузка, помимо магазина и ежедневных бухгалтерских записей.

— Ой, мамочка, ты сгущаешь краски! Я молода и вынослива. Работа мне не повредит. Вспомни, как много работала Стефани все эти годы.

Миссис Трэрн неожиданно резким движением отложила шитье в сторону.

— Ты разве не понимаешь, Вики, что женщина не должна жить одной только работой, не должна забывать о себе, искусственно подавлять все чувства и желания. Ты представляешь, какая эмоциональная волна может обрушиться на несчастную в один прекрасный день? Боюсь, накал страстей отпугнет любого мужчину, пробудившего такую женщину к жизни.

Вики вспомнила письмо Стефани, растерянные пылкие слова, обращенные к Кларку Дэнтону. Сдержанная, холодная Стефани наконец-то дала волю своим чувствам.

— У тебя же все по-другому. Ты во, многом похожа на меня, Вики, Ты настоящая женщина и абсолютно по-женски воспринимаешь жизнь. Стефани была лишена этой способности, даже когда была совсем юной. Она и с малышами была такой же. — Миссис Трэрн осеклась и тут же поправила себя: — Нет-нет, она была хорошей матерью. Но ее мало интересовали их повседневная жизнь, детские радости и шалости. Она не чувствовала потребности посидеть с ними и поговорить о школе, друзьях, учителях. Ты умеешь обращаться с детьми, Вики. Как я мечтаю, чтобы у тебя когда-нибудь появились свои малыши.

— О господи, мамочка. — Вики нежно обняла мать. — Мне кажется, сначала надо обзавестись мужем. Мой суженый… Он должен быть достаточно мудрым, понимающим, проницательным, чтобы за внешней чопорностью и деловитостью разглядеть пылкое, горячее создание, полное жизни и света.

В этот момент в комнату вошла Элен и с любопытством спросила:

— Пылкое создание, полное жизни и света? Кто это? Покажите мне немедленно!

— Мама давала мне инструкцию на тему: «Как найти и завоевать мужчину своей мечты», — рассмеялась Вики.

— О, миссис Трэрн! А для меня у вас есть какой-нибудь ценный совет? Я так мечтаю найти кого-нибудь. Мне очень понравился твой Стюарт, Вики, но…

— Мой Стюарт?! Нет-нет, ничего такого; мы просто друзья. Тебе карты в руки. Я не стану мешать и чинить препятствия. Но сначала присмотрись к своей потенциальной свекрови.

— Ой, Вики, не будь такой вредной! Ты же знаешь, что в глубине души Онория очень добрая и мягкая женщина. Это правда, Элен, поверь мне. Я знаю ее практически всю жизнь. Это одна из самых великодушных женщин на свете! Да, она очень привязана к своим мальчикам и безмерно гордится ими. Но мне кажется, все матери такие.

— По-моему, она очень милая. Сегодня мы с ней вместе прекрасно провели время, — мечтательно закатив глаза, проговорила Элен.

Прошло несколько дней, и однажды утром миссис Файсон-Дэвенпорт появилась в «Музыкальной шкатулке», сияя от радости. Она принесла хорошие новости: Виниша готова дать концерт в Хэйзлуике, В плотном графике пианистки будет один-единственный свободный день недели через две. Она заедет в «Башни» перед своим европейским турне.

Надо успеть подготовиться за столь короткий срок! Необходимо арендовать помещение, отпечатать в типографии билеты, программки и афиши. Да, дел невпроворот, но возражать она, конечно же, не станет. Вики понимала, что такой сказочной возможности организовать сольный концерт мировой звезды в Хэйзлуике у нее больше не будет.

Разложив все по полочкам, Вики пришла к выводу, что особой прибыли она получить не сможет. Если удастся покрыть расходы, уже будет хорошо. Главное — ее честь спасена! Девушка ощущала прилив бурной радости, ее душа пела.

Организация концерта — это демонстративный вызов одному дерзкому, высокомерному, зазнавшемуся мужчине. Господи, как он выводит ее из себя! Он посмел высмеять ее за несостоятельность, за неспособность справиться с проблемами.

Подготовка шла полным ходом. Билеты раскупались хорошо. Небольшой зал на верхнем этаже «Черного лебедя» превратился в своеобразную сценическую площадку. Быть может, акустические параметры помещения оставляли желать лучшего, но романтическая атмосфера зала прекрасно подходила для выступления великолепной Виниши Жардин.

Две недели незаметно промелькнули в лихорадочных приготовлениях. Когда наступил знаменательный день. Вики с ног валилась от усталости. Они так вымоталась, что мечтала только об одном: надеть пижаму, залезть в кровать и спрятаться с головой под одеяло. Но горячая ванна и тщательные манипуляции перед зеркалом сотворили чудо.

В семь часов вечера Вики стояла в дверях концертного зала, приветствуя гостей. Элегантное темно-синее шелковое платье оттеняло ее необычную красоту. Живое тонкое лицо Вики, обрамленное золотисто-медными волосами, привлекало всеобщее внимание, глаза ее таинственно мерцали.

Вики окинула взглядом зал: стулья расставлены, оконные ниши украшены розовыми и бордовыми гладиолусами. Недалеко от входа она подготовила замечательную экспозицию пластинок с записями концертов Виниши Жардин. Скромная табличка призывала всех желающих посетить «Музыкальную шкатулку» и приобрести любой понравившийся диск. На специальном постаменте возвышался черный рояль, любезно предоставленный хозяйкой «Музыкальной шкатулки». Барни несколько часов настраивал инструмент и добился поразительных результатов.

Вики любезно приветствовала каждого, кто пришел на концерт.

Девушка пробежала глазами по залу. Первый ряд целиком забронирован для родных, близких друзей и знакомых. Вот миссис Файсон-Дэвенпорт в розовато-лиловом платье из тафты, рядом с ней полковник, ему не по себе: на раскрасневшемся лице резко выделяются седые усы. Возле него — Кларк Дэнтон, яркий, статный и очень красивый.

Вики не сводила с него глаз. Сердце сладостно замирало в груди. Несколько минут назад Кларк подошел к ней и поздравил с успехом. Грациозно склонив голову, он смотрел на девушку с восхищением и нежностью и долго не выпускал ее изящную маленькую ручку из своей руки. В глубине души Вики надеялась, что он по достоинству оценил ее деловые качества, целеустремленность и организаторские способности, а не шелковое платье и новую прическу. Но так ли это было на самом деле? Возможно, она обманывала саму себя и ей нужно было совсем иное признание? Вот так загадка! Вики не понимала, что с ней происходит. Этот несносный человек вызывал в ней самые противоречивые чувства, вносил полную сумятицу в душу.

Да еще в самый неподходящий момент! Интересно, догадывался ли он, что весь этот сыр-бор из-за него одного. Отчаянная выходка запутавшейся в своих чувствах девчонки, которую она совершила специально для него, ради него…

Нет, он даже не подозревал об этом, говорила себе Вики. Вот и хорошо! Пусть считает, что концерт — это удачно провернутое дельце. Хотя надо признать, это действительно большая удача: организовать в маленьком провинциальном городке выступление звезды мирового масштаба.

С Кларком оживленно беседовала миссис Трэрн. Милая Чарли предложила посидеть с близнецами и забрала их в «Башни» сразу после обеда.

— Мне кажется, — сказала тогда миссис Трэрн, наблюдая, как близнецы и Чарли усаживались в машину, — эта славная девушка ненамного старше наших деток. Надеюсь, она с ними справится.

— На вид она сущий ребенок, правда? — спросила Вики у матери, невольно отметив взлохмаченные волосы, стянутые резинкой, бесформенный свитер Чарли и поношенные джинсы…

Онория Робсон не смогла затащить своего супруга на концерт, хотя билет он приобрел. Незадолго до концерта в бурном споре с женой мистер Робсон выдвинул убийственный аргумент: он обещал заснуть и громко храпеть под музыку Шопена. Миссис Робсон сидела между сыновьями. На Тони был темный элегантный костюм. Мертвенно — бледный, исхудавший, он производил тяжелое впечатление. С заносчивым видом и язвительной ухмылкой он разглядывал публику. Но в его потухшем взоре угадывались боль и печаль.

Стюарт также утратил часть своего обычного лоска. Он был хорошо одет, гладко причесан. Вид у него был крайне озабоченный. Стюарт почти не обращал внимания на Элен. А она так хотела провести этот вечер с ним, приложила массу усилий, чтобы отпроситься с работы и вовремя приехать в Хэйзлуик. Девушка возбужденно хихикала и из кожи вон лезла, чтобы развлечь Стюарта, Но тот оставался безучастным.

Вскоре все места в зале были заняты. Аудитория подобралась подготовленная, знавшая толк в хорошей музыке. Пианистка была встречена бурными аплодисментами. Стройная, элегантная, в блестящем платье цвета морской волны, она поклонилась публике с очаровательной грацией и достоинством.

Виниша Жардин села за рояль. Несколько секунд она была неподвижна. Потом ее тонкие гибкие руки взмыли вверх и застыли над клавиатурой. Слушатели затаили дыхание. В зале воцарилась полная тишина. И тут полились чистые, ясные звуки. Пианистка исполнила «Адажио» Моцарта и несколько произведений Дебюсси.

Мадемуазель Жардин попросила, чтобы во время антракта ее никто не беспокоил: ей было необходимо отдохнуть. Вики пришлось стать на стражу возле крошечной гримерной, чтобы сразу пресечь все попытки пылких поклонников проникнуть к известной пианистке. В комнату отдыха вел узкий темный коридор. Вики спокойно ходила в дозоре, зная, что ее никто не видит из зала.

Но все-таки один человек не спускал с девушки глаз. Не прошло и пары минут, как перед ней появился Кларк Дэнтон. Он надвигался как грозовая туча. Вики обреченно вздохнула: попытка к бегству отменяется, она не может покинуть свой пост.

— Предупреждаю, мадемуазель Жардин нельзя беспокоить: она отдыхает.

Мужчина подошел близко — близко… и затмил собой весь белый свет. Исчезли люди, черный рояль, известная пианистка…

— Понимаю, — сказал Кларк сухо. — Вообще-то я тебя хотел увидеть. Поздравляю! Прекрасная работа, ты добилась успеха!

— Спасибо. По-моему, неплохо получилось, — потупив глаза, спокойно ответила Вики. — О, я так многим обязана миссис Файсон-Дэвенпорт, — уточнила она, прекрасно зная подоплеку всего мероприятия.

— Не скромничай! Эми замечательная женщина, но организатор из нее никудышный. Я уверен, концерт — плод твоих стараний, и ты заслужила поздравления. Я восхищен твоим умением и практической смекалкой.

Вики подняла на него глаза — за банальными, вежливыми фразами она угадывала скрытый подтекст. Девушка чувствовала, что он любуется, восхищается ею. И его восторг вызван вовсе не ее трудовыми подвигами. Вики стало трудно дышать, сердце бешено колотилось в груди.

— Надеюсь, дела у тебя теперь пойдут более успешно и продажа пластинок возрастет в несколько раз, — проговорил Кларк, но было видно, что мысли его заняты другим. — Ты это заслужила.

Вики все смотрела и смотрела на него и едва сдерживалась, чтобы не закричать: «Это все обман, неправда! Я не заслуживаю твоих поздравлений. Половина билетов была роздана бесплатно, гонорар пианистки смехотворный. При таком раскладе я буду рада, если хотя бы расходы окупятся».

Но Вики промолчала. Она улыбнулась, кивнула, а потом сказала, что и в Хэйзлуике есть люди, интересующиеся искусством. Кларк заявил, что стоило бы в зимний сезон организовать целую серию концертов. Вики ответила, что обязательно об этом подумает. Он откланялся и ушел.

Вики внезапно почувствовала невероятную, дикую слабость. Она в изнеможении прислонилась к дверному косяку. Смуглое лицо, синие глаза… Господи, наваждение какое-то! Что выражал его взгляд? — пыталась определить девушка. В глубине души она уже знала ответ, но боялась даже самой себе в этом признаться. Такой взгляд мог означать лишь одно…

Скрытая от постороннего внимания в сумраке коридора, Вики стояла совершенно неподвижно. Внутри нее бушевала буря чувств.

Спустя некоторое время где-то совсем рядом раздались голоса. Вики не видела говоривших мужчин и невольно прислушалась к разговору, лишь услышав знакомое имя.

— …и тут Дэнтон сделал молодому Робсону очень выгодное предложение.

— Да, я знаю, Дэнтон подыскивал еще один магазин. Однако мне казалось, Робсоны настроены весьма негативно по отношению к Дэнтону.

— И я так думал. Скорее всего, Робсоны целиком продадут свой бизнес. Информация строго конфиденциальная… — Голоса затихли.

Вики выглянула из своего укрытия: двое мужчин, вероятно, любители гольфа и хорошие знакомые Стюарта и его отца, удалялись в глубь зала.

Неужели это правда? Вики недоумевала: неужели Стюарт начал переговоры, даже не поставив ее в известность? Если, только… Нет, этого не может быть, одернула себя девушка. Бизнес бизнесом, но их многолетняя дружба исключала ложь и обман. Придется с этим разобраться. Невольно напрашивался один вывод: Стюарт отговорил ее от заключения деловой сделки с мистером Дэнтоном, потому что сам надеялся получить от него подобное предложение и за ее спиной провернуть все дела. А чем еще можно объяснить проявления его внезапной симпатии к Кларку?

Вики поискала глазами Стюарта. Так и есть: он оживленно разговаривал и льстиво смеялся над каждой шуткой «пробивного» мистера Дэнтона. А ведь еще совсем недавно Стюарт не скрывал своей неприязни к Кларку. Как он уговаривал Вики не поддаваться воздействию этого «проходимца»! А сам?!

Девушку охватил гнев — сейчас она пойдет и выяснит все детали! Она судорожно заметалась перед дверью в гримерную. Кому поручить охрану мисс Жардин? Неожиданно дверь распахнулась, пианистка вышла к Вики. Она была готова продолжить выступление. Вики послушно кивнула и побежала в зал, чтобы позвонить в медный колокольчик и оповестить всех о начале второго отделения концерта.

Вики не удержалась и гневно посмотрела на Стюарта. Он поймал ее взгляд и в первое мгновение, казалось, удивился ее враждебности. Но позже, видимо, догадался о причинах се гнева. До конца вечера он старательно прятал от нее глаза.

Прекрасная музыка наполнила зал. Виниша Жардин выбрала технически сложные этюды и ноктюрны Шопена. И столько было искренности и изящества в ее манере исполнения, столько виртуозного блеска и чувственности, что у слушателей перехватывало дыхание!

Вечером было решено устроить в «Башнях» небольшую вечеринку в честь мадемуазель Жардин. Вики очень надеялась, что Стюарт предложит подвезти ее и у нее будет возможность поговорить с ним. Но Элен ни на шаг не отходила от него. Выяснять отношения в такой обстановке было невозможно.

Предстояла массовая транспортировка гостей из концертного зала в поместье «Башни». Полковник раздавал приказы налево и направо.

— Сегодня я — главнокомандующий транспортными войсками, Слушай мою команду! — без устали повторял он.

Гостей распределили по машинам. Каким-то непостижимым образом Вики вместе с матерью оказалась в «ровере» Кларка.

— У меня одно место свободно, — сказал Кларк полковнику. — Как насчет миссис Робсон?

— Все в порядке. Она поедет с одним из сыновей, с тем, который из Лондона. Они отправятся следом за вами.

Миссис Трэрн, удобно устроившись на заднем сиденье, тихо проговорила:

— Пусть на этот раз достанется Онории. Я уже ездила с Тони — впечатлений мне хватит на всю оставшуюся жизнь.

— Надо же, какой нетерпеливый, — заметил Кларк, в то время как Тони без перерыва сигналил позади них.

Звук сигнала превратился в сирену, оглушительно ревел двигатель на холостых оборотах.

— Пожалуй, пора двигаться, а не то у всех лопнут барабанные перепонки, — сказал Кларк и осторожно выехал на узкую городскую улицу, запруженную машинами. — Почти пробка. Публика разъезжается с концерта, да и вообще движение интенсивное. Придется ехать очень медленно.

— Это не страшно, мы же никуда не спешим, — отозвалась миссис Трэрн с заднего сиденья.

Вскоре белая спортивная машина Тони Робсона опять вплотную приблизилась к «роверу». В водительском зеркале Кларка отражался свет едущего сзади автомобиля.

Время от времени Тони предпринимал попытки обогнать Кларка; его автомобиль выбивался из вереницы машин. Старший Робсон газовал как сумасшедший, потом резко тормозил: по встречной полосе густым потоком двигались автомобили, грузовики, фургоны.

Вики чувствовала, что маневры Тони нервируют Кларка. Вслух он, правда, ничего не говорил, не желая тревожить мирно дремавшую миссис Трэрн.

Наконец Кларк выехал на плохо освещенную проселочную дорогу, ведущую к «Башням». Вновь в водительском зеркале возникли призрачные очертания белой спортивной машины. Тони с настойчивостью маньяка преследовал их. Он был одержим идеей первым примчаться в поместье, и ничто не могло его остановить.

В какой-то момент белая машина сравнялась с темным лимузином Кларка. Тони торжествующе потряс в воздухе рукой. Вики отчетливо видела его искаженное торжествующей гримасой лицо.

Из-за поворота вынырнул грузовик и осветил мертвенно — желтым светом две легковые машины, мчавшиеся бок о бок ему навстречу.

Вики вжалась в сиденье, едва сдерживая крик ужаса. Тони в ловушке! Единственное, что он мог сделать, — резко подрезать Кларка и втиснуться перед ним. Кларк это тоже понял и максимально сбавил скорость. Сзади раздался тревожный гудок…

Вики, оцепенев от страха, смотрела прямо перед собой. Фары грузовика превратились r огромные огненные диски и становились все больше и больше.

Грузовик, зацепив «ровер», со стоном промчался мимо, его водитель будет долго помнить эти несколько секунд ужаса на проселочной дороге.

Кларк сжал руль, стараясь выровнять автомобиль, со лба капал пот. Вики не знала, как долго это продолжалось. Кровь пульсировала в висках, легким не хватало воздуха. Девушка вцепилась руками в сиденье и велела матери сделать то же самое.

Внезапно все кончилось. Кларк плавно подъехал к воротам «Башен».

Он заговорил, голос его звучал глухо и хрипло:

— Я готов подвезти вас прямо к дому, если никто не возражает. Мы как будто справились…

Вики слабо кивнула. Ей было нехорошо, перед глазами плыли черные круги, она оглянулась на мать. Бледная, перепуганная, миссис Трэрн судорожно прижимала руки к груди, пытаясь унять сердцебиение.

Кларк остановился за белой спортивной машиной. Вики видела, как Тони помогал своей матери выбраться из салона. Миссис Робсон впервые в жизни выглядела растерянной.

— Боже мой! Сара! — С протяжным воплем она бросилась к миссис Трэрн. — Какой ужас! Водитель грузовика, наверно, сошел с ума: он так гнал! Если бы не быстрая реакция моего Тони…

Кларк тихим, спокойным голосом перебил ее:

— Миссис Робсон, вам и миссис Трэрн лучше пройти в дом. Вы обе сильно переволновались.

Вики обняла обеих женщин за плечи, бережно подвела к крыльцу и передала на попечение заботливой экономки. Сама она осталась на улице. Вики никак не могла прийти в себя. Она большими глотками пила теплый ночной воздух, постепенно успокаиваясь. Интересно, как поведут себя мужчины, подумала девушка.

Тони, передернув плечами, как ни в чем не бывало направился к крыльцу.

Окрик Кларка остановил его:

— А теперь, Робсон, объясни мне, кого черта, ты все это затеял?! — Кларка буквально трясло от ярости.

— Ой, ну виноват, старина! Немного не рассчитал! Этот чертов грузовик неизвестно откуда взялся!

— Неизвестно откуда?! А знаешь, он ехал по своей стороне, а вот ты находился на встречной полосе!

— Да, я совершал обгон, думал, впереди все чисто…

— Признай, ты вообще не думал! Гнал как сумасшедший, не разбирая дороги. Ты до смерти напугал моих пассажиров. По-моему, ты должен перед ними извиниться… и передо мной тоже.

К дому подъехала еще одна машина. Стюарт и Элен стали свидетелями странной сцены. Стюарт с тревогой спросил:

— В чем дело? Что случилось?

— Твой братец подрезал меня на дороге и задел, вот что случилось! Лишь по чистой случайности мы не перевернулись!

— Я задел?! — Тони нагло осклабился, орлом поглядывая по сторонам. — Да, я ехал впритык, но я не мог тебя задеть. Я всегда контролирую ситуацию.

— Если ты носишься, как гонщик «Формулы-1», это еще не значит, что на темной проселочной дороге ты способен должным образом крутить баранку, — отчеканил Кларк.

Лицо Тони потемнело от гнева, глаза угрожающе засверкали.

— Типчик, убивший человека вследствие того, что неправильно оценил свои водительские способности, не имеет права судить или давать советы другим, — отчетливо выговаривая каждое слово, сказал Тони.

Повисла гробовая тишина. Не выдержав, Вики воскликнула:

— Это подло, так говорить! — Девушка вновь почувствовала предательскую слабость во всем теле.

Кларк занес кулак и шагнул к обидчику, но тот трусливо попятился. Стюарт бросился между ними и перехватил в воздухе руку Кларка, Мужчины, сцепившись, застыли в странной позе, словно разыгрывали гротескную пантомиму. Перепуганный Тони продолжал кричать, что у членов семьи Трэрн есть все основания не доверять Дэнтону. Прячась за спину брата, Тони чувствовал себя в безопасности, но на всякий случай держался подальше от увесистых кулаков Кларка. Элен, повинуясь неосознанному импульсу, шагнула к Кларку и схватила его за другую руку.

Вики, не зная, как остановить отвратительную потасовку, беспомощно оглянулась по сторонам. Ее глаза скользнули по капоту «ровера». Девушка воскликнула: — Смотрите, Тони действительно нас задел! — Она указала на белую полосу, отчетливо проступившую на темной лакированной поверхности.

Вики бросилась к белой машине. Вмятины, царапины и содранная краска говорили сами за себя. Безобразная баталия прекратилась. Все уставились на машину Тони. Стюарт подошел ближе и брезгливо провел пальцем по царапинам. Повернувшись к брату, он крикнул в сердцах:

— Это твоя вина! Ты виноват, идиот несчастный! — Стюарт перевел дыхание, а потом рявкнул: — Немедленно извинись!

Вики была поражена: ей никогда прежде не приходилось слышать, чтобы Стюарт так разговаривал со старшим братом. Но тут произошло нечто совсем удивительное: Тони, затравленно сверкнув глазами, послушно повернулся к Кларку и пробормотал несколько слов, которые с большой натяжкой можно было принять за извинение.

Кларк отступил на шаг. Мрачно — напряженное выражение его лица не предвещало ничего хорошего. Стюарт стал лепетать что-то жалкое о болезни брата, о непредвиденных трудностях…

У крыльца остановился огромный автомобиль Файсон — Дэвенпортов. Радушные хозяева «Башен» доставили в усадьбу почетную гостью Винишу Жардин. Критический момент миновал, и все скопом отправились к центральному входу. На лицах людей читались самые противоречивые чувства: злость, сожаление, облегчение.

Глава 10

Словно по молчаливому сговору, никто больше словом не обмолвился об инциденте. Лишь один раз миссис Робсон некстати обмолвилась о сумасшедшем грузовике, но Стюарт предельно вежливо перебил ее и перевел разговор на другую тему. Позже Вики краем уха слышала, как он втолковывал матери, что обсуждать подобные вопросы совершенно недопустимо в приличном обществе. Миссис Робсон свято соблюдала нормы общественной морали и этикета. Она кивнула сыну и чопорно сложила губы сердечком.

Кларк старался держаться спокойно. Он был бледен, глаза холодно и отстранение смотрели поверх голов. Ничто не выдавало его волнения. Но Вики видела, какой болью полыхали его глаза, когда Тони бросал ему в лицо злобные обвинения.

Злая выходка Тони, его выкрики разбередили рану, из сердца стала вновь сочиться кровь. Осознание правды обрушилось на Вики мучительной болью. Девушка зашаталась, как от удара… Тень Стефани будет всегда стоять между ними… между Кларком и Вики всегда будет черная пропасть, и никуда им от этого не деться. А в голове как эхо звучали слова: «У семьи Трэрн есть все основания не доверять Дэнтону… не доверять… не доверять». Вики машинально глотала кусочки копченого лосося, потягивала из бокала шампанское, она даже участвовала в светской беседе, но мысли ее были далеко. Вики думала о том, что ее мать очень доброжелательно относится к Кларку, без обид и претензий. Вики тоже сумела преодолеть свою настороженную неприязнь к синеглазому незнакомцу. Близнецы обожают Кларка, Мик в нем души не част.

Что значит простить человека? Можно ли простить безоговорочно, навсегда, до конца? Что останется тогда между людьми? Дружба, товарищеские отношения? А можно ли пойти по пути прощения и раскаяния и обрести более глубокое, трепетное чувство?

Вики вздрогнула и растерянно посмотрела по сторонам. Ей показалось, что кто-то зовет ее. В дверях стояла Мэнди и жалобно смотрела на свою тетю. Господи, ужаснулась девушка, как она могла забыть о близнецах?! Девушка бросилась к детям. Волноваться не стоило: они были в полном порядке. Взлохмаченные, раскрасневшиеся, брат и сестра выглядели счастливыми и довольными. Близнецы только что вернулись из захватывающего путешествия по таинственным лабиринтам мансарды.

— Мы там были с Чарли. Это круто, просто потрясающе! — возбужденно доложил Мик тетушке. — Сначала мы карабкались по длиннющей лестнице, потом из одной части чердака мы перебрались в другую по тонюсеньким мосткам! Лазить под крышей— такое приключение! Тебе не повезло, что ты все пропустила!

— Да, наверно. Мэнди, а тебе не было трудно?

— Нет, Чарли крепко держала меня за свитер, — гордо ответила девчушка.

— А где Чарли сейчас?

— Она пошла переодеться, — объяснил Мик. — Не понимаю зачем. Она и так выглядела нормально.

— Она наденет белое платье. Я его уже видела, — вставила Мэнди. — На торжественную вечеринку ведь не ходят в джинсах.

— Как правило, не ходят, — кивнула Вики. — Именно поэтому я не стала просить у миссис Файсон-Дэвенпорт разрешения привести вас в общий зал. Вид у вас далеко не великосветский. Ой, Мик, ты опять порвал джинсы! Мэнди, а тебе не мешало бы немного причесаться!

— Да, мы знаем. Чарли велела спросить у тебя: можно ли нам поужинать на кухне вместе с миссис Мэк, экономкой? Ну, пожалуйста, Вики, разреши! Ведь еще совсем не поздно! Завтра в школе занятий не будет.

— Позволь им развлечься, Вики. Думаю, ничего страшного не случится, если они лягут спать попозже, — раздался мягкий голос у девушки за спиной.

Сердце Вики дрогнуло и забилось часто-часто: Кларк! Девушка вспыхнула от нечаянной радости и благодарно улыбнулась в ответ.

— Ну, хорошо, — сказала она детям. — Передайте миссис. Мэк, чтобы она немедленно со мной связалась при первых же признаках нервного истощения…

— Ладно-ладно, — пообещал Мик и хитро прищурился.

Вдруг раздался восхищенный голосок Мэнди:

— А вон идет Чарли! О боже, какая же она красивая в этом белом платье! Она такая необычная… и держится как-то странно, как девушка в телевизионной рекламе «Мартини».

Раздался мелодичный смех.

— Ничего подобного, юная леди, я в рот ни капли не брала!

Чарли действительно выглядела необычно и ничем не напоминала взбалмошную, сумасбродную девчонку с растрепанными волосами, в поношенных джинсах. Это было сказочное видение в бело-золотых тонах, ангел с чистым ликом в золотом ореоле волос.

Вики вымученно улыбнулась, пролепетала несколько слов благодарности за помощь и малодушно ретировалась. Она вдруг почувствовала себе лишней, никому не нужной…

Чарли, прелестная, лучезарная, юная, казалась воплощением жизненной энергии. Белокурое создание полностью соответствовало представлениям Кларка об идеальной женщине, подумала Вики.

Вики решила не поддаваться унынию. Она поискала глазами Стюарта. Если случайно полученная ею информация была достоверна, то напрашивался один-единственный вывод: Стюарт целиком запродает свой бизнес мистеру Дэнтону. И это после всех его лицемерных, ханжеских советов и слов! У Вики все кипело внутри. Необходимо как-то нейтрализовать Элен. Вики и пяти минут хватило бы для блиц-допроса.

Наконец удобный момент настал: миссис Робсон позвала Элен полюбоваться вышивкой на креслах. Стюарт оказался в полном одиночестве, без охраны и защиты. Вики коршуном налетела на него.

— Погоди, Вик, давай отложим разговоры на потом, — взмолился Стюарт. — Уверен, у тебя ко мне нет никакого важного дела.

— Ошибаешься! Для меня это очень важное дело! Пойдем-ка в кабинет полковника и немного побеседуем.

— Нет, что ты! Мы не можем просто так взять и исчезнуть! — в ужасе вскричал он. — Твоя мама станет тебя искать. Или дети. Как они, кстати?

— Ты не очень-то много внимания уделял им в последнее время, — ответила Вики, вцепившись в Стюарта мертвой хваткой. Она силой заставила его пойти в кабинет. — Ты редко о них вспоминаешь. Они в хороших руках.

Засунув руки в карманы, Стюарт уныло поплелся через холл в рабочий кабинет полковника.

— Надеюсь, это ненадолго? — поинтересовался он. — Элен удивится, куда это я подевался. Кроме того, мне надо присматривать за Тони. Он сегодня сам не свой.

— Это точно. Ему повезло, что жив остался, — заметила Вики. — Что с ним творится? Он что, действительно болен?

— Гм, да… нет… в общем, я даже не знаю, как объяснить, Вики, — пробормотал Стюарт и стал внимательно разглядывать свои до блеска начищенные ботинки.

Да, хорошенькое дело, нечего сказать, подумала Вики.

— Прости, я не собираюсь вмешиваться в твои семейные дела, — тихо сказала она. — Но в каком-то смысле наши с тобой жизни переплетены, Стюарт. И я думаю, есть один вопрос, который я имею право тебе задать.

Стюарт молчал, напряженно ожидая продолжения.

— Сегодня я кое-что случайно узнала и до сих пор не могу поверить, что это правда, — честно и откровенно заявила Вики. — Мне стало известно, что ты согласился продать свою фирму Кларку Дэнтону.

— Да?! — Стюарт делано рассмеялся. — Никуда не деться от сплетен в маленьком городке!

— Так это только слухи?

— Ну, ни для кого не секрет, что Дэнтон намерен расширить свой бизнес, — как ни в чем не бывало ответил Стюарт, пожал плечами и опять опустил глаза. — Мне кажется, он готов вступить в переговоры с каждым, кто владеет мало-мальски приличной недвижимостью в городе.

Вики взорвалась:

— Да, он обращался и ко мне, и ты наверняка хорошо это помнишь! Ты вряд ли забыл, как яростно отговаривал меня от деловых контактов с Кларком Дэнтоном, утверждая, что этому человеку нельзя доверять. Мы, мол, плохо его знаем, с этим типом не стоит иметь дело…

— Ой, Вики, перестань, пожалуйста! Ты все преувеличиваешь! — Стюарт заметно разволновался. — Ты у меня попросила совета. Я ответил, что, на мой взгляд, тебе не выгодно принимать его предложение. Так мне казалось… тогда!

— А теперь ты изменил свое мнение и считаешь, что предложения Кларка достойны рассмотрения! Извини, возможно, я стала чрезмерно мнительной и подозрительной, но я не верю, что за несколько недель что-то могло существенно измениться. По-моему, ты намеренно, из корыстных соображений, отговорил меня принять совершенно уникальное деловое предложение. Ты, видимо, хотел перебежать мне дорогу! — Вики буквально захлебывалась от обиды и возмущения.

Стюарт схватил Вики за плечи и попытался успокоить, приговаривая тихим голосом:

— Ну, тихо-тихо, не надо кричать. Все не так, как ты думаешь.

— Ха! — воскликнула Вики. — Кто бы мог подумать?! Верится с трудом: ты так любезен с ним, дружелюбен, приторно вежлив…

— Знаешь, приходится стараться, — ответил Стюарт глухим, бесцветным голосом. Он отпустил Вики и подошел к окну. — Полагаю, ты должна знать правду, Вики. Я не хочу, чтобы ты думала, будто я вожу тебя за нос. Мы ведь всегда доверяли друг другу, не так ли? Кроме того, может пострадать моя репутация, если распространится слух, будто я отговариваю своих друзей от выгодных сделок из корыстных соображений…

— О, я не собиралась раскрывать тайны бизнеса всему свету, — нетерпеливо перебила его Вики. — Зачем мне срывать твои секретные переговоры?

— Ты хочешь сказать, что не будешь… Ничего не понимаю, — озадаченно пробормотал он.

— Меня мало волнуют вопросы деловой этики, — горько усмехнулась она. — Я не приняла предложение Кларка стать главным менеджером в его магазине… по личным соображениям. Вот и все.

Бедный Стюарт, он и предположить не мог, что этот отказ стал причиной ссоры между ней и Кларком, ссоры, которая тянулась уже так долго, слишком долго… бесконечно долго. Вики вздохнула и задала прямой вопрос:

— Ты продаешь семейную фирму мистеру Кларку Дэнтону?

Его ответ был таким же прямолинейным.

— Да. — Стюарт оставался печальным и суровым — ни намека на торжество или радость.

— Ты этого не хочешь?! Тогда зачем же все…

— Мне срочно нужны наличные деньги. Очень большая сумма. Для Тони.

— Для Тони? — Вики пришла в ужас. — Не понимаю, почему ты пытаешься спасти Тони ценою таких непомерных потерь? Ты столько сил потратил на вашу фирму, а теперь хочешь от всего отказаться? Это несправедливо!

— Несправедливо? — Он усмехнулся. — Так уж обстоят дела в нашем семействе с давних пор. Да ты и сама все знаешь, Вики. Я уже перестал надеяться на справедливость.

Ни возмущения, ни злости не было в голосе Стюарта, одна печаль и обреченность. Стюарт почти смирился со своей судьбой, он даже испытывал какое-то странное удовлетворение.

— Но что… что случилось с Тони? Что уж такого он мог натворить в Лондоне, что ты вынужден продавать семейный бизнес? Прогорел его клуб в Челси?

— О, если бы речь шла только о клубе, мы бы как-нибудь справились. К сожалению, посетителей клуба интересовали не только танцы и выпивка. Там можно было достать наркотики!

— Какой ужас! А Тони?! О нет! — Вики прижала руки к сердцу, вспомнив болезненную бледность его лица, лихорадочный блеск глаз. — Неужели он…

— Боюсь, что да. Он подсел на наркотики, влез в жуткие долги.

— Бедный Тони! А он… до сих пор? Он так плохо выглядит. Что же с ним будет?

— Возможно, он выкарабкается из этого кошмара. Несколько недель он был на лечении в специализированном санатории. Он должен туда вернуться через пару дней. Врачи считают, что со временем можно будет начать более эффективное лечение и добиться положительных результатов. — Стюарт, помолчав, добавил: — Матери мы сказали, что он переутомился и отдыхал за городом.

Вики с недоумением взглянула на Стюарта и неожиданно все поняла: колоссальные усилия предпринимаются не ради Тони.

— Ты хочешь сказать, что твоя мать ничего не знает?!

— Конечно, нет! Маму надо беречь. Незачем посвящать ее в позорную тайну. Даже мой дорогой братец это понимает. Собственно говоря, только так все и вскрылось. Один из дружков Тони начал его шантажировать, вымогать деньги, угрожая донести на него в полицию. Дело дошло бы до суда. Огласка, судебное разбирательство, скандал — все это убило бы маму. Тони бросился ко мне за помощью. Мы откупились от этого грязного типа. — Он криво усмехнулся. — Но все стоит огромных денег.

— Что же ты будешь делать? — окончательно расстроилась Вики. — Ты покинешь Хэйзлуик? Куда же подашься? А как же твоя семья?

Он улыбнулся страдальческой улыбкой мученика:

— Ну, по миру не пойдем. Дом, конечно, придется продать. Родители купят что-нибудь поскромнее. Отец всех подробностей не знает, по суть грязной истории ему известна. Он поддержал мою идею продать фирму Дэнтону. Отец придумает, как объяснить матери необходимость радикальных перемен. Что касается меня… Ну, я попробую начать все сначала на новом месте… Возможно, найду место менеджера в каком-нибудь лондонском универмаге. Я даже с Элен уже посоветовался.

— Я уверена, Элен сделает для тебя все, что сможет, — отозвалась Вики, ласково улыбнувшись.

Стюарт подошел к Вики и заглянул ей в глаза:

— Да, Элен — чудесная девушка. И с мамой у них сложились хорошие отношения. — Он взволнованно откашлялся. — Но ей никогда не заменить мне тебя, Вики.

— Не говори глупостей! Обязательно заменит. Наберись терпения — тебе нужно время… Ты уедешь отсюда, и вы будете вместе. — Вики задумалась. — Ой, а как же твои обязанности? Ты же остаешься опекуном близнецов! А вдруг ты окажешься на другом конце света, а?

— Нет, сначала мне надо как следует поработать. А свои обязанности опекуна я передам твоему мужу.

— А вдруг я никогда не выйду замуж? Взгляд Стюарта потеплел.

— А кто теперь говорит глупости, а? Ты, конечно, можешь верить в то, что когда-нибудь превратишься в черствую бизнес-леди. Но я-то знаю, что это совершенно невозможно. — Он грустно вздохнул. — Господи, как же хорошо нам было вместе! Только ты и я! Ну, ничего не поделаешь… Надеюсь, я смог прояснить ситуацию со сделкой, и ты не сомневаешься в моей искренности. Поверь, я бы никогда не стал тебя обманывать.

— Да, конечно. По-моему, ты очень многим жертвуешь во имя семьи. Ты хороший человек, Стюарт, ты мой добрый, верный друг.

Сердце печально заныло. Вики понимала; их отношения изменились, что-то безвозвратно исчезло, ушло. Былого не вернуть. Она восхищалась Стюартом, его беззаветной преданностью семье, его готовностью к самопожертвованию. Но интуитивно она улавливала в Стюарте какой-то душевный надлом, нравственное ослепление. Он безмерно гордился своей ролью спасителя.

Внезапно у Вики возникло подозрение, что Стюарт сорвал ее переговоры с Кларком из-за глупой, банальной ревности. Возможно, в глубине души он надеялся, что, отказавшись от сотрудничества и других контактов с Дэнтоном, она вернется к нему, верному, преданному другу.

Чем бы ни руководствовался Стюарт, он дал ей плохой совет. Девушка пришла к выводу, что никогда не станет полагаться на чужое мнение. Отныне она будет принимать решения самостоятельно.

Вики вернулась в гостиную. Миссис Файсон-Дэвенпорт и мадемуазель Жардин обсуждали успех концерта. Великая пианистка, как самая обыкновенная деловая женщина, будничным тоном давала практические советы.

— В следующий раз стульев надо поставить больше, — сказала она, сопровождая свои слова решительным взмахом сильной, гибкой руки. — Добавьте два дополнительных ряда, и вы не поверите, насколько возрастет выручка.

Миссис Файсон-Дэвенпорт со всей серьезностью отнеслась к рекомендациям.

— Вики, мы должны записать все предложения нашей милой Виниши, она человек опытный, знающий. — Женщина озадаченно посмотрела на Вики, которая сидела с отсутствующим видом. — Дорогая?

— Ой, простите, я отвлеклась. Мне нужно найти Кларка. Детям уже давно пора спать, и он обещал отвезти нас домой.

— Кларк? Я его видела. Он был с Чарли. Кажется, они шли в его апартаменты. — Миссис Файсон-Дэвенпорт смущенно улыбнулась. — Наверно, они нескоро присоединяться к нам. Но не волнуйся, дорогая, миссис Мэк позаботится о детях. Так, Виниша, а что ты думаешь по поводу буфета, который можно было бы открыть во время антракта? Мы хотели устроить что-нибудь такое, но…

Вики постаралась сосредоточиться на разговоре, но потом извинилась и отправилась на поиски матери и близнецов. Кларк не появлялся. Девушка решила попросить Стюарта отвезти все семейство домой и поспешила в холл. В дверях она столкнулась с Кларком. Он протянул руку, чтобы поддержать ее. Прикосновение его пальцев опалило Вики как огнем. По всему телу пробежала дрожь.

— А, вот и ты. А где же Чарли? — спросила Вики хриплым голосом, глядя на него огромными невинными глазами.

— Чарли? Она у меня в квартире. Развлекается с одной забавной штучкой: механическим тренером по теннису, Я выписал это приспособление из Лондона. А что, она тебе нужна?

— Нет, вообще-то мне нужен ты. Ты обещал отвезти детей и мою маму домой, помнишь?

— Конечно, помню. Я тебя давно ищу, — сказал Кларк, продолжая нежно сжимать ее руку.

— Я разговаривала со Стюартом в кабинете полковника.

— А, понимаю, — уныло протянул он.

Его пальцы разжались.

Девушка в упор взглянула на мужчину:

— Ничего ты не понимаешь! Мы просто разговаривали. Он рассказывал мне о своих планах относительно фирмы.

— Вот как, значит, ты в курсе. Правда, предполагалось держать в тайне наши предварительные переговоры. Ты не очень расстроилась? — спросил он смущенно.

— А зачем мне расстраиваться? Я отклонила твое предложение, помнишь? Ты никогда не скрывал, что с легкостью найдешь другой вариант. Вот и все. У меня нет причин для жалоб и недовольства.

— Возможно, с точки зрения бизнеса это и так. Но разве тебя не волнует, что я приберу к рукам еще один кусочек твоего драгоценного Хэйзлуика?

Вики посмотрела на него и утонула в синеве его глаз. С ее губ рвались слова: «Обещай, что останешься навсегда в Хэйзлуике, и делай что хочешь! Покори наш городок, и он сдастся на милость победителя! Пожалуйста, можешь перевернуть вверх дном всю Хай-стрит… Только оставь мне надежду, хоть изредка, хоть издалека видеть тебя, твои глаза… слышать твой голос…»

Вики растерянно молчала, смятение сковало душу…

В холл с шумом вбежали близнецы. Они бросились к Кларку и с двух сторон крепко обняли его. Захлебываясь от радости и возбуждения, дети стали ему что-то оживленно рассказывать. Смеясь, он обернулся к Вики:

— А ты поедешь с нами? Поедем покатаемся.

— Но…

Его взгляд пронзил девушку насквозь. Без слов Кларк сказал ей так много, что Вики перестала дышать. Сладостный жар разлился по телу.

— На обратном пути мы могли бы спокойно поговорить. Я в отчаянии: мне безумно хочется побыть с тобой наедине, — прошептал он чуть слышно.

Веселый гомон близнецов заглушил его голос. Но Вики внимала сердцем и все поняла.

— Ладно. — Она послушно последовала за Кларком.

В машине девушка сидела рядом с водителем. Разговаривать было невозможно: Мик, энергичный, возбужденный, болтал без умолку. Мэнди от усталости внезапно сникла и начала капризничать. Миссис Трэрн безуспешно пыталась успокоить детей.

Вики решила ни о чем не думать и просто наслаждалась ездой. Скоро они останутся вдвоем. Кларк сказал, что нуждается в этом.

Мик разглагольствовал о машинах, обсуждал с Кларком преимущества отдельных марок.

— У отца Рика «эскорт», а у отца Йена «сааб» с левым рулем. Как ты думаешь, Кларк, это хороший автомобиль?

— Да, очень надежный. Но мне не нравится управление с левым рулем. Я уже несколько лет не сидел за рулем такой машины.

— А мне нравится «астон-мартин». Когда у меня будет машина, это точно будет «астон-мартин»!

Детский голосок продолжал звенеть, но Вики не слышала ни слова. Она замерла. Боже, Кларк только что сказал, что несколько лет не управлял машиной с левым рулем. Беспечная, ничего не значащая реплика… И все же… С безошибочной проницательностью Вики поняла, что вот-вот разгадает тайну, которая так долго терзала ее. Сознание лихорадочно работало. У иномарки, которой так гордилась се старшая сестра, руль был слева! И в тот вечер, когда влюбленная и жаждущая любви Стефани встретила свою смерть, за рулем сидел Кларк. Неужели эта трагическая поездка уже стерлась у него из памяти? Нет, это исключено! Он никогда не сможет забыть…

Вики ушла в себя. Она стала вспоминать ход судебного дознания. Что, что не давало ей покоя? Какой вопрос до сих пор остался без ответа? Что-то определенно не сходилось. Кто-то скрывал правду. Неужели Кларк? Господи, а вдруг за рулем иномарки в ту ночь сидел не Кларк? Тогда кто?! Вики чуть не застонала. Ответ был очевиден: это Стефани управляла машиной.

Вики была как в тумане. Она не сразу сообразила, что Кларк подъехал к дому. Девушка поцеловала детей и пожелала им доброй ночи, проверила наличие ключа и пообещала матери долго не задерживаться. Кларк заверил миссис Трэрн, что доставит Вики домой в целости и сохранности.

Вскоре машина бесшумно заскользила по дороге. По сторонам замелькали кусты и деревья. Вики догадалась, что Кларк везет ее в Ореховую рощу.

— Не возражаешь, если мы немного покатаемся?

— Нет. Кларк, я хочу кое-что спросить у тебя. Это очень, очень важно. Пожалуйста, сосредоточься и внимательно меня выслушай.

— Я готов уделить все свое внимание тебе, Вики! — весело провозгласил он, не сводя глаз с дороги. — Боже мой, какое блаженство остаться с тобой наедине, вдали от шумной толпы. Ты не думай, я очень люблю твою семью, я привязан к Файсон-Дэвенпортам. Но иногда… иногда я мечтаю, чтобы они все оказались далеко-далеко за тридевять земель.

Машина остановилась. Вики всем телом повернулась к Кларку и испытующе посмотрела на него. Она понимала, что должна действовать быстро и решительно, чтобы застать его врасплох.

— Кларк, в ту ночь, когда погибла Стефани, не ты управлял машиной! — четко проговорила она.

Кларк был потрясен до глубины души:

— Как это не я… конечно, я…

— Машина была с левым рулем. Ты сказал Мику, что уже несколько лет не садился в такой автомобиль.

— Я… я, наверно, забыл, оговорился…

— Ты не мог забыть, — твердо возразила Вики. — Ты дал на дознании ложные показания, да? Я так и знала… За рулем была Стефани, так ведь? — Она не сводила глаз с Кларка. Ей нужна была правда.

Он колебался всего лишь миг.

— Да, ты права. Нет смысла тебя обманывать.

— Но зачем ты это сделал? Зачем дал под присягой ложные показания? Зачем всю ответственность за аварию ты взял на себя?! Ты же все время твердил, что Стефани ничего для тебя не значила…

— Послушай, я тебе все объясню. Стефани пригласила меня на ужин. Я решил, что она хочет обсудить условия сделки с «Музыкальной шкатулкой».

— Но у Стефани на уме был не бизнес, а нечто совсем иное. Помнишь письмо, о котором я тебе говорила? Значит, она попыталась высказать тебе в лицо то, что не смогла доверить бумаге? Она открылась тебе в своих чувствах?

— Да. — Он мрачно взглянул на Вики. — Ты точно хочешь знать подробности?

Вики кивнула:

— Да, думаю, настало время выяснить все до конца, Кларк.

Он вздохнул:

— Наверно, ты права. Боже мой, я был потрясен, шокирован признанием твоей сестры. Я и не подозревал о ее чувствах. Она говорила пылко, страстно, вдохновенно… она… ну, сама понимаешь.

Вики никогда не видела Кларка таким растерянным. Он не находил слов, заикался от волнения.

— Да, я понимаю, — мягко сказала она.

— Есть еще кое-что… Я не хотел тебе говорить, но… Я должен это сделать. Дело в том, что Стефани еще до ужина выпила для храбрости. Я был предельно честен и тактичен с ней. Принять ее любовь я не мог и постарался максимально смягчить отказ, чтобы она не возненавидела себя и меня. Я ей сказал, что она мне очень нравится, но только как друг… И что других отношений быть не может.

— Бедная Стефани! Она думала, что дорога тебе.

— Но я был настолько выбит из колеи, что, возможно, повел себя неловко. Она вскочила и выбежала на улицу. Я бросился за Стефани: ее нельзя было оставлять одну. Она была уже в машине. Я кричал, что она не должна садиться за руль в таком состоянии. Но она не желала ничего слышать… Я едва успел вскочить в машину, как она сорвалась с места…

Кларк замолчал. Вики не торопила его, понимая, как ему тяжело.

— Я никогда не забуду эту гонку в ночи… Все длилось несколько минут. Я умолял ее сбросить скорость, пустить меня за руль. Но она мчалась вперед как сумасшедшая.

Кларк перевел дыхание и продолжил свой печальный рассказ:

— Что я испытал — передать невозможно, когда очнулся на обочине, возле искореженной машины.

Он непроизвольно протянул к Вики руку, словно молил о поддержке, и она сжала его пальцы крепко, нежно.

— Наверно, ты уже догадалась, что я сделал потом. Я занял ее место…

— Ты взял вину и ответственность на себя!

— Обвинения как такового против меня выдвинуто не было, по крайней мере, официального. Я не пил, а Стефани пила. Если бы на следствии все вскрылось: романтический ужин, молодая вдова наедине с холостым мужчиной, ссора, высокий уровень алкоголя в крови… Представляешь, к чему бы это все привело?

Вики поежилась:

— Да, правда. Боже мой, какой бы разразился скандал, — ужаснулась она. Внезапно се осенило. — Я только теперь поняла, зачем ты все время подчеркивал, что ваша встреча в ресторане носила чисто деловой характер.

— Когда я пришел в себя там, у дороги, я сразу подумал о твоей матери и близнецах и решил уберечь их от лишних страданий, хоть немного помочь им.

— О нет, ты сделал для них все, что мог, и даже больше! Такое под силу только очень мужественному, решительному и сердечному человеку, — прошептала она, глотая слезы. — Они в неоплатном долгу перед тобой, но никогда об этом не узнают. Зато я знаю, чем обязана тебе.

Молодые люди сидели не двигаясь, крепко держась за руки. Снова раздался голос Кларка, и Вики поняла, что его напряжение спало. Он поделился с ней своей болью, своей правдой, и ему стало легче. Он словно освободился от невыносимой тяжести.

— Ты мне ничем не обязана, Вики. Я вообще не хотел, чтобы ты знала всю эту историю, — обронил он. — Но если ты все-таки хочешь отблагодарить меня, то молю лишь об одном: прости меня!

— Простить?! Боже мой, за что?

— За упрямство, за глупость, за неосознанную жестокость. За все необдуманные, злые слова, которые наговорил тебе. Каким же я был самонадеянным болваном! Единственное, что я могу сказать в свое оправдание: ты пришла в самый неподходящий момент. У меня был тогда жуткий период, все разваливалось прямо на глазах.

Вики улыбнулась:

— Я это поняла, но, к сожалению, слишком поздно.

— Я вел себя как варвар, совершенно потерял над собой контроль. А знаешь почему? Потому что юная леди хотела, видите ли, быть самостоятельной, независимой. Но кто я такой, чтобы…

— Мне не нужна независимость. Позже я жалела, что отказалась сотрудничать с тобой, безумно жалела.

— Но ты ведь добилась успеха, а мне пришлось признать поражение. А концерт? Для культурной жизни целого района это событие имеет огромное значение. И даже не важно, какую ты получишь прибыль…

— А прибыли вообще не будет, — провозгласила Вики, ощущая странную легкость и радость. — Половина билетов была роздана бесплатно, все делалось в спешке. Времени не было даже на то, чтобы как следует отпечатать билеты, программки, афиши. Но я старалась, Кларк! Для тебя, для тебя одного! Я хотела доказать тебе, что тоже кое-что могу сделать. Оказалось, не могу… не хочу. Из меня не выйдет расчетливой карьеристки.

— Ты хочешь сказать, что не стремишься к полной независимости? — Его глаза лучились весельем и нежностью. — Ты мечтаешь, чтоб рядом с тобой был надежный человек, на которого можно положиться?

— О да, Кларк! Да, да!

— А ты помнишь мой девиз?

Они дружно рассмеялись и хором крикнули: «Доверьтесь Дэнтону!»