/ Language: Русский / Genre:magician_book / Series: Хеллиана Валанди

Осколки прошлого. Эпизод I

Анна Кувайкова

Что делать, если после предательства друзей юной магичке Хеллиане Валанди безумно хочется выть бешеным волкодлаком? Разве что, обзаведясь учеником – на удивление смышлёным эльфиком, осесть у князя Дин-танара, поступив к нему на службу в качестве ранхара. Но новый круговорот странных событий вновь зовёт героиню в дорогу уже в компании весьма опасного демона, безумно желающего придушить эту некромантку, выведав все её тайны. Так кому же можно доверять, на кого положиться, когда на тебя навешен маячок, чтобы постоянно следить за передвижениями и в конце концов убить?

Литагент «Центрполиграф»a8b439f2-3900-11e0-8c7e-ec5afce481d9 Анна Кувайкова. Осколки прошлого. Эпизод I Центрполиграф Москва 2012 978-5-227-04009-1

Анна Кувайкова

Осколки прошлого. Эпизод I

Эта книга посвящается дорогому для меня человеку, благодаря которому появилась на свет не только моя бурная фантазия, но и я сама. Спасибо за то, что ты привил мне любовь к книгам и фэнтези и всегда любил такой, какая я есть.

Папа, папочка, папуля… Я тебя никогда не забуду.

Глава 1

Танорион

Я во все глаза смотрел на человечку, мечущуюся по поляне вокруг потухшего за ночь костра. Я собирался его разжечь, честно! Вот искупался бы, а потом и разжёг. Но немного не получилось. А всему причиной стали…

– Демонов эльф, какого упыря ты полез в озеро, не проверив, есть ли там русалки?! А когда их увидел, что, сложно было им в глаза не смотреть? И вообще, как отпугивать этих ненормальных с хвостиками, знает любой деревенский увалень! – продолжала возмущаться девица, свалившаяся на меня (причём в прямом смысле этого слова!) сегодня ночью.

А если точнее, то посреди ночи, на небольшой поляне, где я разбил свой лагерь, приземлился, хлопая огромными крыльями, пегас. Настоящая лошадь с крыльями, честно! Здоровый, необычного шоколадного цвета, с белыми крыльями, такого же цвета гривой и пышным хвостом. А поперёк седла висела вот эта самая человечка, которая костерит меня сейчас такими словами, что уши в трубочку сворачиваются!

Хм, что-то я отвлёкся. Так вот, пегас встал на дыбы, и человечка скатилась прямо мне на руки. Она была жива, но без сознания. Быстро осмотрев её, я увидел лишь окровавленную руку и, отмыв её, обнаружил только содранную кожу. Что послужило причиной обморока, я так и не понял, но человечка выглядела весьма любопытно, чего только стоил её меч! Прикасаться к оружию я не решился, мало ли что на нём может быть навешано. Одета она была в простую, но явно дорогую одежду, да и украшения в её ушах и на шее явно не были простыми стекляшками.

Хотя насчёт «девицы» я явно погорячился. Это была изящная, красивая девушка. Стройная, как эльфийка, да и черты лица исконно эльфийские! Наверняка полукровка. Эх, лицо у неё просто удивительное! А тело… Не изнеженное, а спортивное, она явно носила меч за спиной не просто для красоты. Узнать в ней воина мне не составило труда.

– Ты меня вообще слышишь?! – возмутилась девушка, останавливаясь прямо передо мной. Зелёные глаза метали молнии, волосы едва шевелил ветер… Стоп, могу поспорить на любимое оружие – ночью они были в два раза длиннее! Они начинали виться крупными кольцами на уровне плеч и достигали колена, а сейчас они иссиня-чёрным, ровным покрывалом ложились на спину и достигали только талии.

– Ты чего вообще орёшь? – возмутился я, вытираясь полотенцем. – Я тебе не мальчик на побегушках!

– А я тебе что, девочка на побегушках? – легко парировала девушка и, развернувшись, бабахнула в сухие ветки, лежащие в кострище, огненный сгусток.

Опа… так она магичка!

– Нет, но я не просил меня спасать! – уставился я на неё. – Я просто хотел искупаться, кто же знал, что озеро кишит этими тварями? И вообще, что с ними делать нужно было? Я помню только, как посмотрел одной из них в глаза, а дальше всё – сплошной туман. Очнулся мокрый, лежащий вот здесь.

– Ещё бы ты был сухой! – фыркнула девчонка. – Они тебя почти на дно утянули! Мне пришлось постараться, чтобы тебя вытащить, почти половину резерва потратила. Пока грудастеньких от тебя оттащила, потом пока вытащила твою полумёртвую тушку, пока до берега дотащила, в чувство привела… И никакой благодарности!

– Знаешь, я что-то тоже от тебя ни спасибо, ни извини не услышал! – вытаращился я на неё, пытаясь понять, что такое резерв и как она меня вытащила из воды и осталась абсолютно сухой. – Свалилась на меня посреди ночи, а сейчас ещё и орёшь!

– Ну, взаимные претензии высказаны, обстоятельства выяснены, значит, уже всё в порядке, – уже совершенно спокойно произнесла девушка и уселась на поваленное дерево, лежащее на поляне. – Тебе я помогла, значит, я тебе за своё спасение ничего не должна. Слушай, а где мы?

– На краю Непроходимого леса, он находится на границе между Империей дроу и королевством лунных эльфов, – посмотрел я на ненормальную девчонку. Она что, извиняться не умеет?

– Демоны и упыри! Хотела смыться подальше, но ни хрдыра не получилось, – выругалась магичка, подперев подбородок кулачком.

Не понял, откуда она хотела смыться?

– Да кто ты вообще такая? – Я решил прояснить ситуацию, пока всё окончательно не запуталось. – И откуда у тебя пегас? Я думал, что они не существуют!

– Чего? – уставилась на меня девчонка и, легко поднявшись, подошла к красавцу жеребцу, меланхолично жевавшему травку неподалёку. Лошадь в холке была выше самой магички ладони на две. – Ах ты, мой хороший, ты не дал мне упасть! Как я тебя обожаю…

Я с отвисшей челюстью смотрел, как жеребец кивает, а затем кладёт свою немаленькую голову на плечо человечки. Он что, понимает её слова? Да быть того не может!

– Подожди, ты что, не маг, что ли? – уставилась на меня человечка, закончив обниматься с жеребцом, который, кстати, за всю ночь так и не дал к себе приблизиться, а спокойно гулял вокруг поляны, пощипывая травку и кося на хозяйку синим глазом.

– Маг, – кивнул я, но буквально через минуту сдался под её ехидным взглядом. – Я владею магией, но ещё только еду учиться.

– То есть, – тут же подвела итог магичка, – ты не знаешь о магии ничего. Какой-то дефективный дроу, однако!

– Как будто ты знаешь многих дроу! – проворчал я и заметил, как глаза девчонки тут же похолодели. Я что-то не так сказал?

– Не твоё дело! – как-то зло ответила моя собеседница и, поднеся два пальца ко рту, пронзительно свистнула. Через несколько минут раздалось хлопанье крыльев, и на поляну опустился огромный ворон, раза в два крупнее обычного. В когтях птичка держала упитанного кролика. – Рикс, я тебя обожаю! – Девушка избавила ворона от его ноши и, ласково почесав птичку, уставилась на меня. – Хоть с приготовлением завтрака ты справишься?

– Не сомневайся, – буркнул я, подхватывая с земли тушку животного.

Пока освежевал, пока выпотрошил, пока порезал, пока пожарил над костром, в голове крутился хоровод мыслей, но терзала меня только единственная: кто она такая?

За это время человечка привела себя в порядок. Теперь на ней красовались кожаные, достаточно свободные бриджи, сапожки явно дриадского происхождения и курточка из какой-то непонятной, но явно змеиной кожи, которая переливалась на солнце серебром. Волосы же она собрала в высокий хвост, который выгодно подчёркивал её лицо. Хотя и выглядела она просто шикарно, я прекрасно понял, что прихорашивалась она не для меня. Это почему-то задело.

Протянув ей тарелку с жареным мясом и хлебом из моих запасов, я уселся неподалёку от неё и, пока ел, пытался собрать предположения в единое целое. Но ни упыря не получилось.

– Что, – усмехнулась человечка, – долго ещё будешь думать, кто я такая?

– Откуда ты знаешь? – слегка повернулся я к ней. Неужели я настолько предсказуем?

– Да нет, – отмахнулась человечка и непринуждённо заявила: – Мысли твои читаю!

Я аж поперхнулся. Как читает?! На мне же амулет, подаренный братом ещё в детстве! Не может быть, чтобы он не работал.

– Да расслабься! – хихикнула человечка. – Во-первых, у тебя все вопросы на лице написаны, а во-вторых, это логично: любому бы было интересно, кто свалился ему посреди ночи на голову.

Я невольно почесал затылок. Да уж, это она такая умная или у меня мозги не соображают? Выбираю первое.

– Кстати, что дроу из Младшего Дома Лиадон делает один на границе с королевством высших эльфов? – как бы невзначай поинтересовалась девчонка, доев последний кусочек мяса.

Я поперхнулся второй раз, но теперь было уже не до шуток.

– Как ты узнала?! – зарычал я.

– Как тебя из дома-то выпустили с твоими мозгами? – закатила глаза человечка и взмахом руки очистила тарелку.

Я почувствовал укол зависти.

– И всё же? – переспросил я, глазами разыскивая свои вещи.

Они лежали неподалеку, так что схватиться за оружие я успею быстрее, чем она. Как бы её не тренировали.

– Идиот, – весело констатировала магичка, внимательно меня рассматривая, – на тебе амулет от защиты мыслей, сделанный из серебряной руды. Этот металл является отличительным знаком Младшего Дома. Не так ли, хранитель королевских традиций?

– Откуда ты всё знаешь? – осторожно спросил я.

Неужели она охотница на эльфов?

– Давай так: я расскажу немного о себе, но только после твоего рассказа о том, как и почему ты здесь очутился, – слегка наклонила голову девчонка.

Что ж, разумно. Можно выяснить это и решить, что делать дальше, а можно молча разойтись, и каждый из нас будет ожидать удара в спину. Такая перспектива не очень радует…

– Меня зовут Танорион, – начал я, приняв её условия. – И я действительно младший наследник Дома Лиадон. А здесь я потому, что поехал в Эллидар поступать в Академию Магии. Там живёт мой брат, он приютит меня на время.

– Угу, – задумчиво протянула человечка, – вопрос на засыпку: какого упыря ты попёрся туда поступать, не зная простейших заклинаний, и почему зимой?

– Как зимой? – опешил я, рассматривая траву под ногами и зелёный лес за спиной. – И вообще-то я еду в Академию как раз чтобы научиться магии!

– Да уж… – закатила девчонка глаза. – Ты откуда выполз? На Империю дроу, как и на Эвритамель, накинут защитный полог, и только поэтому тут лето! А кругом, и в Эллидаре в том числе, сейчас середина зимы! И кстати, в Академию тебя примут только в том случае, если ты обладаешь базовыми знаниями!

– Вот хрдыр! – выругался я.

Я же не знал об этом!

– И ещё один вопрос: а Холл знает, что ты к нему собрался?

– Ты знаешь моего брата?! – подскочил я.

Однако эта человечка полна сюрпризов…

– Знаю, – просто кивнула она. – И могу с уверенностью сказать, что ему сейчас не до твоего обучения. Он вообще-то помолвлен, да и дело его процветает.

– Вот демон… – с силой потёр я виски. Ситуация выходила для меня не очень благоприятная… Так, ладно, сначала разберёмся с этой непонятной магичкой. – Теперь ты ответишь на мои вопросы?

– Не на все. Врать не буду, раз уж ты сказал мне правду. Но о том, что тебе знать не стоит, я промолчу.

Что ж, разумно. Я ведь тоже всей правды не сказал.

– Как тебя зовут?

– Хеллиана Валанди. Адептка Академии Магии, третий курс, – не задумываясь, ответила девушка и указала на серьгу в виде паука в своём ухе. – Это является доказательством.

– Что ты здесь делаешь?

– Заблудилась.

– А откуда ты хотела смыться?

– А вот это уже не твоё дело, – хмыкнула человечка. – Ещё вопросы по существу будут?

– Да. Куда ты отправляешься?

– Я… я не знаю.

Хеллиана

Только после вопроса дроу я поняла, что действительно не знаю. Возвращаться в Академию – нет уж, я не хочу видеть ни дроу, ни Латриэля, которые туда вскоре вернутся. В Скайру? Тоже нет, у Ветара и Тамины сейчас другие заботы, а у деда – новый ученик. Натинало? Нет, что я там забыла без Таша? А больше идти и некуда…

– Как это «не знаю»? – уставился на меня дроу, которого я сегодня утром отбила у стаи русалок. И на которого свалилась ночью.

Забавно: он, можно сказать, меня спас (ведь неизвестно, что бы было, если бы Сумрак приземлился в глухом лесу), а я тут же вернула долг.

Узнать в нём младшего брата Холла не составило труда, их схожесть сразу бросалась в глаза, особенно серебристые волосы. Вот только у аронта глаза цвета майской зелени, а у этого – цвета тёмной стали с заметным синим отливом. Да и волосы короткие: несколько длинных прядей падают на виски и скулы, а остальные топорщатся на затылке в разные стороны. Было видно, что этот дроу ещё очень молод. Щеголял он передо мной всё утро в одних штанах, и я уже успела оценить гибкое, стройное тело с едва заметным рельефом мышц под загорелой кожей. Видимо, этому ушастику не было ещё и сотни лет, ведь второго имени я так и не услышала. Хотя Холл как-то о своём брате упоминал, и он же…

– Погоди-ка… – сощурилась я. – Ты же должен ещё учиться в военной академии дроу! Ты что, сбежал оттуда, чтобы поступить в Академию Магии?

– Ну да, да! – сознался парень. – Сбежал! Мне надоело учиться там уже второй раз! Меня магия больше привлекает!

– Это, конечно, похвально… – почесала я переносицу. – Но прежде чем бежать оттуда, нужно было всё продумать!

– Да много ли ты понимаешь в побегах?!

Я сжала зубы, поймав камень в свой огород. Да уж, сама хороша! Сбежала из королевства, не зная, куда пойду, зачем пойду. Даже ничего для долгой дороги не прихватила! Ни зимних вещей, ни одеял, ничего…

Эмоции схлынули, оставив после себя дикую пустоту в душе и холодную ненависть ко всем ушастикам, но хотя бы теперь я могла спокойно рассуждать. Вот только ни к чему хорошему эти рассуждения не приводили. Да и Химо куда-то пропал…

– Ни-че-го, – по слогам произнесла я, не глядя на дроу. Заметив Рикса, притулившегося рядом, обратилась к нему: – Рикс, найди Химо, пожалуйста.

Ворон, понятливо каркнув, взмыл ввысь.

– Он что, тебя понимает? – спросил эльф, следивший за полётом птички. – И кто такой Химо?

– Мой тарантул, – буркнула я.

Дроу посмотрел на меня как на сумасшедшую.

Демоны, что ж теперь делать-то? Я не про эльфа, его судьба меня не касается, пускай делает что хочет. Куда мне направиться? В Эллидар я не вернусь, как бы я ни скучала по Ташу, Холлу и друзьям-адептам. Хотя какие они, к упырям, друзья? Они бы повели себя точно так же, как близнецы… Вот только Рик…

Нет, в Эллидаре мне не место. Ох, ещё и дроу этот… Во мне пылало чувство ненависти ко всем дроу, но в то же время я осознавала, что этот забавный экземпляр мне ничего плохого не сделал. Да и его брат тоже, и, честно, мне было жаль Танориона.

Демоны и упыри, я совершенно запуталась!

Чтобы как-то себя отвлечь, я взмахом руки отчистила и тарелку эльфа, чем заслужила его благодарный взгляд. Можно подумать, что он мне нужен, ага!

– Скажи, а какая она – Академия Магии? – неожиданно спросил дроу, глядя на языки пламени в костре.

– Большая. Шумная. Красивая, – пожала я плечами и, немного подумав, создала на ладони иллюзию – крошечную Академию.

Парень как заворожённый уставился на миниатюрную башню и корпуса вокруг неё. Так что следующий его вопрос прозвучал совершенно неожиданно:

– Почему ты не хочешь туда вернуться?

– Не твоё дело! – немного резко ответила я, мгновенно рассеивая иллюзию.

– Упырёва магичка, тебе что, сложно ответить на такой простой вопрос? – взревел дроу. – Я ничего о тебе не знаю, и, естественно, мне это интересно!

– Там есть те, кого я не желаю видеть, ясно тебе?! – окончательно разозлилась я, подскакивая с дерева. Неожиданно вместе со мной в костре на добрых четыре локтя взметнулось пламя.

– Это что ещё такое? – уставилась я на разбушевавшуюся стихию. – Теперь что, когда я злюсь, стихия не через меня выплескиваться будет, а бушевать вокруг?

– А как это? – тут же влез дроу с вопросом.

Вот суетный эльф…

Пошарив в поясе, я выудила последнюю сигаретку. Час от часу не легче! И как я буду без них обходиться? Запасы кончились, мне их обычно отправлял Таш саламандрой, но теперь я даже написать ему не могу, чтобы не засветить своё местонахождение. А подробный сбор трав я не знала.

– Давай не сейчас, ладно? – повернулась я к дроу. – Без тебя тошно.

– Знаешь, когда мне паршиво, я обычно тренируюсь, – немного обиженно проронил дроу, отходя от костра, пламя в котором потихоньку спало.

– Составишь компанию? – ехидно спросила я.

– Да запросто! – резко развернулся дроу.

В руках он держал сатар с уже раскрытыми лезвиями. Усмехнувшись, я встала с бревна и достала меч:

– До первой крови.

Ага, легко сказать! Этого дроу зацепить не так просто. Он уворачивался легко, мгновенно парировал удары, плавно перетекал из одной стойки в другую. Сатар в его руках мелькал с невообразимой скоростью. Но что странно, я замечала все его ухищрения, предугадывала удары и даже смогла двигаться с его скоростью!

Поединок мы свели в ничью, когда оба уже порядочно устали. Как оказалось, мы махали оружием не меньше получаса!

– Как тебе удаётся двигаться с такой скоростью? – немного отдышавшись, спросил дроу.

По его загорелой коже стекали капельки пота. Впрочем, я выглядела не лучше, да ещё и дышала, как старый астматик.

– Сама не поняла! – ошарашенно улыбнулась я, опираясь на меч. – А ты хорошо сражаешься!

– Могу то же самое сказать о тебе! Хотя никогда не видел, чтобы люди так быстро двигались! – Похоже, дроу отвесил мне что-то вроде комплимента. – Слушай, магичка, а у тебя в родне эльфов не было?

При слове «эльф» меня покорёжило, но всё же я ответила, смахнув пот со лба:

– Были. Дроу и ятугары. Правда, это было очень и очень давно!

– А по тебе не скажешь! – заметил Танорион. – Кстати, что с твоими глазами? Они были какие-то странные во время боя.

– Странные? Что ты имеешь в виду, эльф? – уставилась я на него.

– Да не знаю, просто странные, и всё, – пожал он плечами и уселся на бревно.

Я устало шмякнулась неподалеку.

Да что происходит? Магия опять шалит, с глазами что-то не то… Демоны и упыри, как мне не хватает Таша! Неужели всё ведёт к тому, чтобы я вернулась в Эллидар?

Я уже собралась вдохновенно ругаться, когда с неба чёрным камнем рухнул Рикс. Хорошенько стукнулся о землю и замер.

– Э-э-э… Кажется, твоей птичке плохо! – выдавил из себя обомлевший эльф.

Я только усмехнулась:

– Ню-ню. Наивный ты. Рикс, вставай давай, хватит придуриваться!

– Это он мне мстит, – раздалось ворчание из когтей моей пташки, – за то, что ему пришлось в куст можжевельника за мной лезть! Я там застрял.

– Это кто? – ещё больше окосел дроу.

Надо же, какой он впечатлительный!

– Ри-и-и-икс, – протянула я.

Птичка открыла глаз, недовольно каркнула и, разжав когти, взлетела в седло моего пегаса, который пытался стоя вздремнуть. Что-что, а к этой нежити Эльтар давным-давно привык.

На моём плече тут же оказался тарантул:

– Хелли! Слава Хранителям, с тобой всё в порядке! Я так за тебя волновался! Прости, я не смог удержаться, когда ты начала падать! О, а это что за хмырь ушастый?!

– Сам такой! – оскорбился дроу, рассматривая моего паука. – Я Танорион!

– Я Химо, дальше что? – обратился к нему тарантул.

Он явно невзлюбил ушастика, полностью разделяя моё нынешнее отношение к этой расе.

– Эй, магичка, твой членистоногий мне хамит! – возмутился эльф.

– Бывает, – невозмутимо пожала я плечами, – он не любит эльфов. Химо, что делать будем?

– В каком смысле? – обратился ко мне паук и многозначительно кашлянул.

Эльфёнок, всё мгновенно сообразив, недовольно фыркнул и, подхватив полотенце, направился к озеру. Надеюсь, у него ума хватит, чтобы на русалок больше не отвлекаться. Хотя эти хвостатки теперь и близко к нему не подойдут… по крайней мере, пока я тут.

– В прямом. – Я пересадила паука к себе на колени. – Нам нужно где-то жить и что-то делать дальше. Ты же понимаешь, что ни в Академию, ни в Скайру нам дороги нет. Куда мы отправимся?

– Я уже думал об этом, – серьёзно произнёс паук. – Но пока у меня появилось только одно предложение.

– Какое?

– Помнишь, ты хотела научиться технике боя ятугаров? – спросил тарантул.

Кажется, я поняла, к чему он клонит…

Динтанар.

Страна ятугаров. Национальное оружие – длиннющая цепь с острыми шипами и тяжёлые метательные шарики. Огромные чёрные львы и их невероятно обаятельный князь…

– Ты предлагаешь отправиться к Киртану?

– Почему нет, Хелли? – посмотрел на меня тарантул. – Он будет рад тебя видеть. Ты хотела у него поучиться – теперь есть такая возможность. Да и лишних вопросов задавать не будет, он парень неглупый. А что касается ваших отношений – так он даже приставать не будет, у него там жена и всё такое! И это единственное место, где Селениэль, если она захочет продолжить на тебя охоту, не додумается тебя искать! Соглашайся, это идеальный вариант.

– И единственный на данное время, – со вздохом добавила я. А ведь тарантул абсолютно прав. – Но знаешь, мне нужно увидеться с Ташем. Причём лично.

– Но зачем? – удивился Химо. – И ведь для этого тебе придётся заехать в Эллидар!

– Химо, со мной опять творится что-то не то! – принялась я за объяснения. – А сигаретки, как назло, закончились. Я не знаю, почему мне ночью стало ТАК плохо! Хоть сейчас я чувствую себя нормально, но кто знает, что будет дальше? Без Таша я не справлюсь. Я же сама себя обследовать не могу, а доверять каждому встречному – сам понимаешь. Да и потом, когда эти хрдыровы эльфы вернуться в Академию, все узнают, что я пропала. И чувствую, что меня начнут искать. И ведь Таш найдёт рано или поздно и скажет остальным. А я этого не хочу. Вот и предупрежу его заранее.

– Логично, – согласился со мной Химо. – Но у меня вопрос: как мы туда доберёмся? Мы не знаем дорогу, мы никогда там не были, и у нас нет даже карты!

– Кажется, я знаю, что можно придумать, – хитро сощурилась я.

Танорион

Искупавшись в озере, я сидел на берегу, обсыхая под лучами солнца. Русалок не было видно.

Девчонка произвела на меня странное впечатление. И взрослая, с одной стороны, и какая-то несерьёзная – с другой. Сражается выше всяких похвал, плюс красивая, плюс магичка, да и «зверинец» её поражает…

Но чувствуется явная нелюбовь к моей персоне и с её стороны, и от её тарантула. И где она его выкопала? Кстати, не то что не любовь, а просто… отчуждение какое-то, что ли? То общаемся на повышенных тонах, то вроде всё мирно и нормально, а то вдруг её лицо напоминает холодную, вежливую маску. Словно у неё зуб зверски болит и я в этом виноват. Но я-то знаю, что ничего ей не делал! Да и ничего такого ей не говорил.

Весёлая она, конечно, но странная. Откуда она здесь? И что с ней случилось? Что она скрывает, кто по происхождению?

Слишком много вопросов. И ни одного ответа. И ведь не спросишь! Точнее, спросить-то не проблема, но подозреваю, что ответов я не дождусь. Хм, я планировал пересидеть в лесу до конца этой недели, чтобы погоня (если её отправили за мной) ушла далеко вперёд. А я потом тихо поплетусь следом. Искать меня позади себя… Кто до этого додумается? Хотя кто будет за мной гоняться, я же не принц! Да родители особо и не грустили, когда Холл смылся. Так что, думаю, всё в порядке, через пару дней можно выдвигаться.

Однако появление этой магички здесь как нельзя кстати, я теперь знаю, что с нулевыми знаниями в Академии делать нечего. Но думаю, братец меня поймёт и научит основам магии. Хм, интересно, что связывает Хеллиану и моего братца? Она вроде говорила, что он помолвлен. Не с ней ли? И не это ли причина того, что она не хочет туда возвращаться?

Как бы это всё выяснить…

– Танорион! – раздался позади меня довольно низкий и приятный голос, отвлекая от размышлений.

Я повернулся. Девчонка стояла, небрежно опираясь спиной на невысокую иву, растущую на берегу.

– Что? – спросил я, не поднимаясь.

На её плече восседал паук-тарантул размером с ладонь и внимательно изучал меня. Это же чучело! Нет, правда, из живого паука не могут торчать нитки, и у него просто не могут быть глаза-пуговицы!

– Ты знаешь дорогу в Динтанар?

– Прекрасно знаю, – кивнул я. – До него отсюда больше четырёх месяцев пути. Я там был несколько раз. А зачем тебе это?

– Я предлагаю тебе сделку, – без долгих предисловий начала человечка, внимательно глядя на меня. – Ты отведешь меня в Динтанар, а я по дороге научу тебя магии.

Я, наверное, ослышался… Провести четыре месяца с этой девицей, которая на меня смотрит как на несмышленого малолетку?! Так, что-то меня заносит…

Я быстро взвесил положительные и отрицательные стороны и спросил:

– Зачем тебе это? Ты же меня совсем не знаешь. Да и я тебе тоже.

– Знаешь, мне в своё время тоже помогли. Но я училась до Академии больше трёх лет. Этих знаний хватило для поступления и для сдачи первого и второго курса экстерном. За четыре месяца я успею вдолбить в тебя основы, достаточные для поступления. Но мне нужно попасть в Динтанар, заехав по дороге в Эллидар. Это мои условия. Выбор за тобой. – С этими словами человечка развернулась и ушла.

Взвешивание продолжилось. Отрицательная сторона была одна – я эту девчонку совсем не знаю. А вот положительных – множество: и то, что она научит меня магии, и я убью время до поступления, и ежедневный партнёр для спарринга, да и вообще дорога не скучной будет. Окончательно решиться мне помогло то, что она знает моего брата. И достаточно близко, раз знает о его титуле, о его помолвке, даже о виде металла, который является отличительным знаком нашего рода.

Меня всё ещё волновал вопрос, почему она не хотела возвращаться в Эллидар, но, поговорив со своим тарантулом, всё же решила туда заехать! Ответа не было. Но пока я шёл до поляны, я твёрдо решил выяснить, что за странная девица свалилась мне на голову.

Девица сидела на бревне и задумчиво чесала брюхо тарантула, лежащего на коленях. Я подошёл к ним и становился в двух шагах:

– Я согласен.

– Я так и думала, – усмехнулась девушка и пожала протянутую мной руку.

По нашим рукам пробежались зелёные искорки, а затем ярко вспыхнули и исчезли – магический договор состоялся.

Теперь ближайшие четыре месяца я от этой магички ни на шаг не отойду, пока не доведу её до страны ятугаров.

Думаю, этого времени вполне хватит, чтобы найти ответы на все мои вопросы.

Глава 2

Хеллиана

У меня возникла проблема. Большая проблема. Как бы мне так учить магии этого эльфика, который сейчас невозмутимо наворачивает сваренную мной на обед кашу (правда, из его запасов), чтобы не раскрыть мою маленькую тайну? Это я про владение всеми стихиями. Нет, он, конечно, дуб дубом в этом деле, но рано или поздно всё узнает, и что тогда? Где гарантия того, что он не станет на меня охотиться? То, что он брат Холла, не считается, дроу легко могут предать, в этом я уже убедилась на собственном горьком опыте.

Есть резко расхотелось. Мысленно вздохнув, я скормила свою порцию Эльтару, думаю, пегас заслужил чего-нибудь вкусненького. А в нынешних условиях и гречневая каша подойдёт.

– Что, нет аппетита? – поинтересовался дроу, шкрябая деревянной ложкой по дну посудины.

– Что-то вроде того, – неопределённо ответила я. – Кстати, посуду моешь ты!

– Это ещё почему? – удивился эльф. – Тебе же нужно для этого всего лишь рукой взмахнуть!

– Урок первый, – вздохнула я и, подойдя к нему, поставила ему на колени свою тарелку. – Магический резерв, данный магу от рождения для управления стихиями, не безграничен, и не стоит его тратить на всякие пустяки, если предстоит что-то серьёзное. А мне в данном случае ещё тебя учить. Так что топай давай!

Понятливо кивнув, дроу подхватил грязную посуду и направился к озеру. Кхм, хотя бы спорить не стал, и то радует.

– Смышлёный ельфик, – одобрил его поведение Химо. – Хелл, кажется, я брюхо распорол об этот демонов куст! Посмотри, а?

– Да уже смотрела, тебя всего штопать надо! – сообщила я тарантулу истину и постаралась как можно удобнее расположиться на поляне. Для этого пришлось сотворить небольшую подушку из уплотнённого воздуха, поместить её под деревом и усесться туда, опершись спиной о широкий ствол.

– А говорила, что тратить резерв по пустякам нельзя! – сварливо заметил эльф, вернувшийся в лагерь.

Положив посуду неподалёку от костра, он подошёл ко мне поближе и уселся на корень того же дерева, торчавшего из земли.

– На работу с чистой стихией уходят крупицы резерва, – объяснила я, вдевая нитку в иголку. Кхм, а острота зрения всё ещё не прошла. Даже не знаю, радует меня это или нет? – Итак, прежде, чем я продолжу, нужно определиться, в каком направлении тебя учить, – подняла я взгляд на дроу, который внимательно за мной наблюдал.

Что мы будем делать и куда поедем, мы определились ещё до обеда, и теперь можно было потихоньку учить дроу. Да уж, весело – недоучившаяся магичка взяла себе в ученики дроу, который абсолютно ничего не смыслит в магии и который раза в три её старше!

– То есть как? – не понял эльф.

– Молча! – хмыкнула я. – Существуют несколько видов магии – драконья, эльфийская, человеческая, магия аронтов, ятугаров, эрханов… Суть одна – построение стихий или магических потоков в нужную форму, правда, у каждого из видов свои особенности. Я могу научить тебя как эльфийской, так и человеческой.

– Академия Магии находится в человеческом городе, а значит, мне нужна и человеческая магия!

Однако всё-таки смышлёный эльф!

– Молодец, догадался, – похвалила я его. – Итак, слушай и запоминай. – И я принялась объяснять «ученику» прописную истину, одновременно с этим занимаясь приведением Химо в порядок. – Человеческая магия основана на шести стихиях: огонь, вода, земля, воздух, жизнь и смерть. Целительство и некромантия, если точнее. Также используются и потоки, магии, собранные в тебе самом. Эти потоки, так же как и сила управления стихиями, и есть дар, человек или эльф с ним рождается. А его количество, которое маг может использовать без последствий для себя, и называется резервом.

– А как у эльфов? – спросил Танорион, когда я примолкла, чтобы перегрызть нитку.

– Давай я не буду пока углубляться в эльфийскую магию, иначе у тебя в голове будет сплошная каша, – предложила я и, дождавшись кивка дроу, продолжила: – Ну так вот, магия используется для бытовых заклинаний, защитных кругов и тому подобного. В подробности я пока вдаваться не буду, а то у тебя мозг вскипит! И не фыркай, я тебе это серьёзно говорю! О чём это я… А, ну так вот, всё это – прикладная магия. Также личная магическая сила человека используется для другого назначения – это заклинания исключения. Левитация, зеркальные щиты, лёд и тому подобное. И конечно, магия стихий. Тут вариантов множество: щиты, атакующие заклинания, лечение, ритуалы, проклятия, страховка, призыв и ещё куча всего. Запомнил?

– Да, – серьёзно кивнул эльф. – Два основных вида магии: одна внутренняя, другая для управления. И три направления: прикладная, заклинания исключения и стихии. Примеры сказать?

Я согласилась. На моё удивление, эльф не просто заучил, а мог вполне связно и в любой последовательности рассказать всё, что я только что ему наплела. Нет, сказала-то я ему правду, вот только не таким языком, как учили меня. Так что этому дроу ещё повезло.

Пока я штопала Химо, успела ещё рассказать и несколько других деталей. Например, то, чему ещё его будут учить в Академии. То бишь расы, нежитиведение, боевые искусства, травоведение, алхимия, артефалогия, ментальная магия и так далее и так далее. Когда же я закончила свою речь, эльф взвыл:

– Как это вообще можно выучить?

– А что ты хотел? – хмыкнула я. – Я же как-то выучила!

– У тебя на это было почти четыре года!

– А у тебя четыре месяца! – парировала я, убирая нитки в карман на поясе и сажая Химо на плечо. – Ты – дроу, значит, у тебя память в десятки раз лучше! Так что в нашем случае эти сроки одинаковы. Чего ты пыхтишь, как ёжик? Я что, не права?

– Сама ты мелочь в иголках! – огрызнулся эльф и тут же весело добавил: – А знаешь, ты права. Я выучу всё это! Что у нас дальше по плану?

– Дальше нужно выяснить, какие стихии тебе подвластны, и уже от этого будем плясать! – И я уставилась на дроу. – Слушай, а ты что, вообще ничего о магии не знаешь?

– Нет. – Дроу как-то сразу погрустнел и сник. – Да я ей как-то сначала и не интересовался, мне интереснее было в военной академии. Когда я первый раз её закончил и вернулся домой, Холл как раз сбежал. Родители объявили строгий контроль… ну и сама понимаешь. А спустя десять лет я поехал туда ещё раз, где познакомился с братьями де Рен. Они учились последний год и обладали магией. От них я и узнал об Академии и захотел там учиться.

Танорион

– Ясно, – резко сказала человечка.

Лицо её стало напоминать маску, всё тело тут же напряглось. Перемены были разительные, даже не верилось, что ещё секунду назад передо мной сидела задорная магичка, а сейчас – злая до демонов воительница. Если не демоница – такое определение подошло бы ей куда больше.

Быстро прокрутив в памяти всё, что я только что сказал, я пришёл к двум выводу: либо её задело что-то связанное с родителями, либо имя Холла.

– Хелли, я что-то не так сказал? – осторожно спросил я, понимая, что гадать бесполезно. Но мне нужно знать, о чём лучше помалкивать в её присутствии! Потому что видеть такое выражение лица я больше не хочу.

– Никогда больше при мне не произноси имя близнецов де Рен! – буквально прорычала девчонка, поднимаясь на ноги.

Одновременно с её словами пламя в костре, так же как и утром, взметнулось на несколько локтей. Ни хрдыра… И что это всё значит? Неужели она училась вместе с принцами де Рен? И видимо, не совсем удачно, раз у неё такая реакция. Хотел узнать, что её мучит… и узнал. Но вопросов появилось ещё больше.

– Так, я не понял! – нагло заявил я как можно громче. Магичка, подошедшая вплотную к костру, даже не повернулась. – Ты обещала меня учить! А мне истеричные учителя к упырям не нужны!

– Ну что ж, – как-то нехорошо усмехнулась девушка, поворачиваясь ко мне. – Ты сам напросился! На сегодня хватит теории, переходим к практике!

Я лишь оскалился. Так, похоже, я нашёл прекрасный способ отвлечь её от нехороших мыслей – просто перевести огонь на себя.

– Так как у меня нет нужных артефактов для определения подвластных тебе стихий, будем определять их научным путём. Садись. – Девушка оседлала бревно и похлопала по дереву перед собой.

Не задумываясь, я сел напротив неё на расстоянии где-то в два локтя. Сокращать эту дистанцию я пока не имел права. Я вижу её первый день, и несмотря на то, что мы скреплены договором (это единственное, что я точно знаю о магии), я ей никто.

– Скажи, к чему тебя тянет больше всего? – заглянула мне в глаза девчонка. – Какая стихия тебя привлекает?

– Я даже не знаю, – растерялся я, – как-то не задумывался… Вот если бы среди стихий был металл…

– Почему металл? – тихо спросила магичка.

– Я люблю оружие. Звон клинков, блеск стали… Это манит меня. А ещё мне нравится его самолично изготавливать, совершенствовать. Знаешь, какое это наслаждение: заходить в душную кузницу, видеть яркий огонь в горне, который пылает всё ярче и ярче…

– Закрой глаза, – вдруг попросила магичка, – не спрашивай, просто закрой. Расслабься, вытяни вперёд руку и раскрой ладонь. Да, вот так. А сейчас представь всё это в мельчайших подробностях. Не торопясь, чётко, в деталях. Представь это так, будто ты сейчас в кузнице. Увидь это. И просто почувствуй.

Я сделал всё так, как она говорила. Я словно наяву увидел просторную кузницу в военной академии, а в лицо пыхнуло жаром из горна.

– Открывай.

Я открыл глаза и тут же наткнулся на довольный взгляд девчонки. Не понимая, чего она этим добилась, я уставился на свои руки и только тогда понял. На моей ладони расцвёл огонь. Небольшой, но удивительно яркий язычок пламени танцевал, не причиняя мне ни малейшего вреда. Он не обжигал, а нежно ласкал кожу, даря приятное тепло и какую-то уверенность. Это было… приятно.

– Огонь. Тебе подвластна стихия огня. Насколько ты можешь её себе подчинить, ты узнаешь только в Академии, здесь я бессильна.

– Ещё! – потребовал я, продолжая любоваться на пламя. – Я хочу ещё!

– Погаси для начала огонь! – фыркнула она.

– А как?

– Просто отпусти его. Но ни в коем случае не представляй, что ты его водой заливаешь!

– А что будет? – спросил я.

– Хана!

Да уж. Коротко и по существу.

С только что приобретённой стихией расставаться дико не хотелось. Но у меня было такое чувство, что если я сейчас этого не сделаю, то магичка просто-напросто треснет меня по лбу. И поэтому я представил, как языки пламени от него устремляются вверх и исчезают. Опустил глаза – огонь исчез.

– Не совсем верно, но для первого раза весьма неплохо, – удовлетворённо кивнула девушка. – Что ещё? Может, хотел бы летать?

– Летать? Безусловно! Это же, наверное, так хорошо!!! – замечтался я и, снова закрыв глаза, не дожидаясь указания, представил голубое небо, бескрайние просторы, свист ветра в ушах и…

И меня резким порывом ветра чуть не сдуло с бревна.

– Демонов эльф, ну ты размечтался! – проворчала человечка, приглаживая вставшую дыбом чёлку.

– Это что, я сделал? – очумел я.

– Ну не я же! – Она развела руки. – Значит, вторая стихия – воздух. Причём довольно сильная. Так, пойдём дальше. Земля. Ну, цветочки там, растения, лианы, песок, драгоценности? Нет, абсолютно не интересно? Уверен? Ладно. Как у тебя с водой?

– Воду я люблю, – улыбнулся я, – прямо обожаю.

– Угу, я утром заметила, – не сдержалась от подкола моя наставница, – и русалки тоже. Так, воду проверим позже, у озера. Осталось самое сложное – целительство и некромантия. Хм, целительство проверить не получится, резать себе что-нибудь я не собираюсь, придётся ждать подходящего случая.

– Так давай я сам себе порежу, если ты боишься! – щедро предложил я.

– Я бы назвала тебя идиотом, но воздержусь, – закатила глаза девушка. – Неуч ты! Запомни, самого себя лечить невозможно! И потом, это у тебя от пореза через два часа и следа не останется, с твоей-то регенерацией, а я что делать буду? Да и потом, ты просто не знаешь, что может быть после неудачных экспериментов.

– Как скажете, великая магичка! – склонил я голову.

Девица сузила глаза, но только фыркнула:

– Ладно уж. Лучше скажи, какое у тебя отношение к некромантии?

– Это где скелеты и трупы?

– Ага. А ещё проклятия, нежить, нечисть, ритуалы и прочая мерзость!

– А никакое! – сознался я. – Я с таким не сталкивался. В Военной Академии нас учили, как сражаться с живыми, а не мёртвыми! Да и вообще, как можно драться со скелетом?

– М-дя… – почесала подбородок Хеллиана и неожиданно крикнула: – Рикс! Иди ко мне, пташка ты моя любимая!

На её руку тут же спланировал ворон, сидящий на ближайшей ёлке. Эта птица всё же поражала меня своими размерами. Человечка что-то прошептала, провела рукой над птицей и…

И передо мной сидел уже скелет этого самого ворона. Смешной такой.

– Но как?! – выдохнул я. Честно, мне стало интересно, как кости крепятся друг к другу. Ощупывание костей не принесло никакого толку, осыпаться горкой они явно не собирались. Ворон крутил черепушкой по сторонам и явно пытался от меня отбиться. Вскоре ему это надоело, поэтому он каркнул, клюнул меня в руку и улетел обратно на дерево! – Как груда костей может летать?! И что ты с ним сделала, он же был нормальным вороном!

– Не-а. Он был скелетом. Но чтобы от него не шарахались, я наложила на него морок. Кстати, запоминай: существует три вида заклинаний, изменяющие внешность вещей, – морок, иллюзия и фантом. Морок – это заклинание, накладываемое на объект, чтобы скрыть его недостатки, скажем так. Он может быть осязаемым и нет. Иллюзия… это иллюзия! Она ни на что не накладывается, она создаётся сама по себе. Ну, помнишь, я тебе показывала Академию на ладони? Вот это была она. Иллюзия тоже может быть осязаемой и может даже пахнуть, но разрушается от физического воздействия, в то время как морок сам спадет, если его не подпитывать. Ну и фантом: это что-либо созданное, его можно пощупать, понюхать, да хоть съесть, ему ничего не будет! И сам он не распадается, его нужно развеивать. И кстати, он будет делать то, что ты ему скажешь. Вот например.

Девчонка прищурилась, сделала несколько пассов, и у меня на руке уселась костяная птичка. Повертела головой, каркнула, клюнула меня в руку и взлетела на ту же ель, где уже сидел ворон.

– Здорово! – выдохнул я.

– Что именно? – небрежно щёлкнула пальцами человечка, и один из воронов исчез.

– Да всё! И магия, и то, как ты объясняешь, и мне даже понравилась некромантия! А ведь ты всё это так легко делаешь!

– Это «легко» будет только в том случае, если ты доведёшь заклинание до идеала. То есть будешь много и много тренироваться! – Оу, этот тарантул заговорил! Чего же он раньше-то молчал?

– Он прав, – кивнула Хеллиана. – Кстати, Химо – это тоже произведение некромантии. Мне удалось оживить чучело паука, валявшееся неизвестно сколько лет в сундуке на чердаке моего дома. Кстати, не думай, что некромантия – это всё весело и просто! Там придётся и нежити головы рубить, и трупы допрашивать!

– Плевать! Мне интересно, – усмехнулся я, потирая руки.

И правда, мне действительно стало это интересно!

– Итого: тебе подвластны три стихии. Огонь, воздух и некромантия. С водой ещё не разобрались, но это надолго, – подвела итог магичка.

– Как некромантия?! – подпрыгнул я. – Как ты узнала?

– Некромант некроманта… – усмехнулась девчонка. – А если серьёзно – у тебя глаза зажглись зелёным светом. Значит, стихия смерти тебе подвластна. Идём проверим, что там у тебя с водой.

С водой оказалось всё хорошо. В смысле, мне удалось вытянуть из озера несколько капелек. Точнее, под руководством магички они сами запрыгнули в руку. Четыре стихии из шести…

Я был просто безумно доволен собой. Жаль, что на сегодня мы закончили. Голова пухла, слишком много информации я получил. И это за один-то день!

Как оказалось, девчонка владела пятью стихиями, ей тоже не подвластна земля. Эх, хоть бы я ещё и даром целительства владел! А то обидно как-то. Хотя если подумать… Не факт, что девчонка меня сильнее. Опытнее, безусловно, но я же только начал своё обучение! И у меня ещё всё впереди.

Ощипывая пойманную на всё том же озере утку на ужин, я неожиданно понял, что даже в мыслях не называю магичку по имени, хотя имя и знаю. Да и она тоже что-то ко мне по имени не обращается. Я смог объяснить это только одним: никто не хотел делать шаг навстречу. Называя друг друга по именам, мы друг к другу привыкнем, а там, возможно, станем друзьями. А ведь когда расстаются друзья – это больно. Именно этого я и не хотел, да и она, видимо, тоже.

Что ж, меня это не расстраивало. Думаю, до самого Динтанара мы сохраним нейтральные отношения. А потом – просто разойдёмся. Думаю, это устроит нас обоих. Главное – держать дистанцию.

Хеллиана

Демоны и упыри! Вот как мне держать дистанцию с этим эльфом?

Только после целого дня, проведённого в обществе дроу, до меня дошло, как это сложно! Вот как можно удержаться при виде этой любознательной мордашки от того, чтобы не привести в пример пару смешных историй, связанных именно с этими заклинаниями? Но это слишком глупо – во время рассказа я могу о чём-либо проговориться. А я не хочу, чтобы эльф что-то знал обо мне.

Упс… Я – олень! Большой такой, с рогами.

Я уже назвала ему своё имя! А придя летом в Академию, он в любом случае столкнётся с ненавистными мне дроу! Спросит про меня, вот тогда и начнётся… Даже если те уйдут из Академии, узнав о моей пропаже (хотя вряд ли, они же не знают, что такое совесть!), то моё имя всё равно рано или поздно всплывёт, слишком много людей меня знают! Да и его брат тем более!

А я хочу, чтобы все думали, что я умерла. Они ведь это и подумают, когда вернутся из королевства. А что ещё им останется, когда они не смогут меня найти? Во всех предполагаемых местах меня не будет, бусины я выбросила, связь не работает…

Вот только дедушка… Решено, о моём местонахождении будет знать только моя семья и Таш.

Но вот что же делать с Танорионом? Как же всё запутано… Ладно, поживём – увидим. Но пока лучше держать язык за зубами.

– Хелли? – позвал меня эльф, жаривший утку на костре, которую по моей просьбе поймал Рикс.

Однако от моей птички всё же есть польза, и не маленькая!

– Ась? – отозвалась я, продолжая точить меч, сидя около того же дерева, где проводила лекцию.

– Расскажи ещё что-нибудь, – попросил эльф.

– Неугомонный эльфёнок, – хмыкнула я.

Признаюсь, мне нравится его дразнить, он за словом в карман не полезет. А это довольно хорошее качество.

– Жестокая магичка, – тут же съехидничал дроу. – Ну так что, расскажешь?

– Например, что?

– Ещё что-нибудь о магии.

– Нет, нельзя, – тут же влез Химо, – ты и так сегодня много чего узнал, пускай пока всё уляжется. А завтра Хелли продолжит тебя учить, добавляя к уже сказанному новую информацию. И с каждым днём всё больше и больше.

– Умный тарантул, – съехидничал дроу, забавно выпучив глаза. – Я в шоке.

– Ельфик, нос не задирай! – Я с трудом сдерживала смех. – Этот тарантул находился рядом со мной полтора года в Академии и ещё два до этого. Так что знает он до упыря и больше!

– Поверю на слово! – подозрительно, но с лукавой усмешкой посмотрел на меня дроу и спросил: – А кто такой этот упырь, которым ругаются все кому не лень?

– Нежить. При жизни – чёрный маг, после смерти – мерзкое существо, питающееся живой плотью. Преимущественно человеческой, – машинально ответила я, но сама же вспоминала бесшабашную улыбку Рика и день нашего с ним знакомства. Эх, как он там? И как будет без меня? Таш, конечно, его не бросит, даже несмотря на то, что Рик его не вспомнил, но всё же мне жаль, что я не смогу видеться с первым и единственным в мире упырём-сладкоежкой.

– Угу… – почесал затылок эльф. – И как с ним бороться?

– Поразив жизненно важные органы. Сердце или голову. Но это сделать довольно сложно, у этой нежити высокий иммунитет к магии и нечеловеческая реакция. Эй ты, несчастный вымогатель! Я же сказала – на сегодня хватит о магии. Лучше спроси о чём-нибудь другом.

Ой, что я несу… Вот возьмёт и спросит же! И причём то, на что я либо не хочу отвечать, либо хочу забыть!

– Как там поживает мой старший братец? И на ком он жениться-то собрался?

Ух, кажись, пронесло… Хотя вполне возможно, что дроу просто прощупывает почву. Кто знает, что я могу рассказать лишнего, отвечая на этот вопрос? И сколько таких «невинных» вопросов ещё будет впереди? Ведь, собирая рассказы в единое целое, он может кое-что узнать и обо мне. А мне это и даром не надо!

Ох, чую левой пяткой, этот дроу очень умный… Вроде ребёнок ребёнком, но смышлёный, зараза! И он чем-то меня напоминает, кстати.

– Хорошо поживает! Я бы даже сказала – шикарно! Отгрохал огромную таверну в двух шагах от Академии. Отбоя от посетителей нет, весь Эллидар любит его кулинарные шедевры. Невесту его зовут Аилиния, хорошенькая такая девушка с багровыми волосами. Учится она в Академии на третьем курсе, а с Котиком они встречаются уже больше года и безумно любят друг друга.

– Ты знаешь его детское прозвище? – поперхнулся мой ученик куском утки, которую решил проверить на готовность. – Неужели вы были настолько близки?

– Да я бы не сказала, – неопределённо пожала я плечами. – Да он мне про него и не говорил! Я сама догадалась, когда увидела, что твой братец аронт.

– Ты и это знаешь, – изумлённо покачал головой дроу. – У нас об этом как-то не распространяются, стараются оставлять все тайны в кругу семьи.

– Эй, у меня такое ощущение, что твоя семья абсолютно не желала иметь дела с магами! – невольно заметила я. – Да любой эльф, умеющий пользоваться магией, сразу же по ауре заметит, что твой брат наполовину аронт! Говори об этом, не говори, но это видно! Как, впрочем, и по тебе!

– Молодец, догадалась! Пять баллов! – неожиданно рыкнул дроу и, резко поднявшись, скрылся среди деревьев.

Вот это номер, чтоб я померла…

Молодец, угадала, наступила на больную мозоль, а дальше что? Да уж, действительно: беда не приходит одна!

Ошибок я за сегодняшний день совершила много – и имя назвала, и показала своё отношение к братьям де Рен, и ещё и эльфа обидела! А он мне симпатичен, как бы мне ни хотелось это признавать.

И вот как тут можно скрывать от него всё и вся про мою персону, если я уже натворила столько ошибок? А тут ещё, оказывается, что у нас с ним судьба похожа! Ох, как я его понимаю. Пойти поговорить с ним, что ли?

Хотя нет, я не буду вмешиваться в его жизнь, а он пускай не вмешивается в мою! Но я же не могу вот так всё оставить, эльфик такое отношение к себе не заслужил. А может, и заслужил, ведь я его совсем не знаю!

– И чего ты ждёшь? – проворчал вдруг Химо, пока я терзалась сомнениями. – Иди поговори с ним!

– Зачем, Химо? – уставилась я на тарантула, сидящего у меня на колене. – Я не хочу впускать его в свою жизнь. А если пойду его успокаивать, то так оно потом и будет.

– Хелл, знаешь, я тут подумал, – вздохнул тарантул. – Ты сейчас будешь пытаться избегать всех, копить в себе обиду и боль, которую тебе причинили дроу, злиться на саму себя и весь мир… Знаешь, это неправильно. Да, ты не подпустишь к себе других, и тебя больше не предадут, тебе не причинят боли, но сможешь ли ты жить в одиночестве?

– Но у меня же есть ты! – попыталась я переубедить паука, потому что в душе возникло непонятное чувство, защемившее сердце. – И Сумрак, и Рикс!

– Хелли, мы никогда тебе не заменим настоящих друзей, ты сама это понимаешь, – вздохнул Химо. – Как бы мы этого ни хотели.

– И что ты предлагаешь? – отложила я точильный камень.

– Начать всё с чистого листа. Сейчас у тебя есть прекрасный шанс: ты можешь завести новых друзей, отправиться в новые города, научиться новым заклинаниям и боевым искусствам. Может, и повзрослеешь, в конце концов! – проворчал тарантул последнюю фразу, вызвав мой недовольный смешок. – Хелли, начни жизнь заново, не оборачиваясь на прошлое. Оно было, и всего произошедшего уже не изменить. Просто забудь. Я не говорю: прости или смирись, а уж тем более не мсти! Просто переверни эту страницу.

– Знаешь, – неожиданно для самой себя я улыбнулась, – а ты прав! Конечно, настолько доверять другим я уже не смогу, но ведь можно попробовать!

– А я тебе о чём полчаса талдычу?! – возмутился паук. – Иди уже!

– Иду, – ещё шире улыбнулась я, поднимаясь с земли и убирая меч в ножны.

Эх, чувствую себя как-то ущербно! То, что мучит меня с момента знакомства с дроу, дошло быстрее до моего тарантула, чем до моей бестолковой кочерыжки. Правда, я не могу так просто находиться с ним рядом и вести себя при этом как неприступная скала. Мне необходимо общение, внимание, в конце концов! Я не могу быть одна. А Танорион, несмотря на то что я знаю его всего день (а точнее, всего несколько часов!), мне действительно нравится. Есть в нём что-то такое… Ну, не знаю, забавный он, да и не глупый. Больше хочется иметь такого в друзьях, чем шарахаться от него четыре месяца.

Дроу я обнаружила шагах в ста от поляны. Он сидел под высоченным деревом неизвестного мне происхождения, опершись на его широкий ствол, и играл с язычком пламени на ладони. Огненная стихия беспрекословно его слушалась, не колеблясь на ветру и никуда не исчезая. А ведь это редкость, что маг, который впервые воспользовался магией, а тем более чистой стихией, смог её контролировать. Да ещё и в таком нервном состоянии. Значит, у этого эльфа хороший потенциал.

– Сволочной ты, эльф Ри! – обратилась я к нему, спокойно плюхаясь рядом с ним.

Чего-чего, а таких слов ушастик точно не ожидал и потерял контроль над стихией: язычок пламени мгновенно исчез.

– А? – повернулся ко мне дроу.

– Ага! Нет, ушастик, я серьёзно! – фыркнула я, рассматривая ближайшие кусты боярышника. – Я тут, значит, сбегаю из одного места, злая на всех подряд, хочу всех забыть и уехать куда подальше, а тут ты! Такой милый, забавный, да ещё и знакомые у нас с тобой одинаковые!

– Упырёва человечка, что ты хочешь этим сказать? – мгновенно вскипел дроу.

– Да дослушай ты сначала, нелюдь суетливая! – цыкнула я на него. – Я тут, понимаете ли, душу ему изливаю, а он ещё меня перебивает! О чём это я… А, вспомнила! Ну, дык вот! Я зарекаюсь заводить себе друзей, а тут знакомлюсь с тобой, и что выясняется? Что у нас дико схожи характеры, одинаковая любовь к стихии огня, да ещё и судьбы одинаковые! И вот за что Хранители надо мной так издеваются?

– Подожди, что значит одинаковые судьбы? – опешил дроу. – Что ты хочешь этим сказать?

Я притворно вздохнула:

– То самое! Вот ты недавно назвал меня истеричкой, а сам что, лучше, что ли? Ну, ненавидят у тебя родители магию, презирают её, запрещают ею пользоваться, а дальше что? От меня, например, вообще отказались, когда узнали, что я магичка! Причём отказались таким оригинальным способом, что я еле выжила! Так чего ты-то плачешь?

– Я не плачу! – возмутился Танорион. – У меня никогда не было такой привычки!

– Так и не заводи её!

– Да и не собирался! Просто расстроился немного, – пробурчал эльф. – Знаешь, наша семья – это что-то с чем-то! Что отец, что мать просто всей душой ненавидят мою бабушку, которая связалась с оборотнем. У дедушки была сильная кровь, да и магом он был хорошим, вот нам с Холлом это и передалось, но эти два дара не коснулись нашей матери. Подозреваю, что её всю жизнь этот факт и бесил. И мужа она себе подобрала с таким же мнением. Хелл, успокой своё лицо, а то глаза сейчас выпадут! Что, неужели тебе Холл ничего не рассказывал?

Я помотала головой. Вот Котик, вот зараза усатая… Никогда даже не упоминал об этом! Хотя я ведь тоже с аронтом личными секретами не делилась. И ничего, вполне прекрасно уживались рядом, да и умели ценить друг друга.

– Видимо, мы с братом больше похожи, чем все думали, – хмыкнул дроу и повернулся ко мне. – Я надеюсь, что историю про своих родителей ты не выдумала, чтобы только меня успокоить? Кстати, меня ещё никто не поддерживал таким оригинальным способом!

– Угу, хотела бы я это выдумать! – закатила я глаза и положила голову на его плечо. – Я родилась в городе Айтраске. Городе, где ненавидят магию, она там под строгим запретом. И родилась я не абы где, а в семье, которая правила этим городом. Чего я только не пережила на своей шкурке, когда во мне в пять лет проснулась магия! Мне только левую ногу в щикотолотке ломали два раза! Мучения закончились в тринадцать лет, когда меня чуть не убили. И вот тогда один добрый человек отнёс меня к одному из самых сильных архимагов. Ауст Валанди его зовут, маг воздуха, бывший ректор Академии. Дедушка мой.

Дроу не нашёл что ответить. Да и я не знала, что добавить.

Рассказать часть своей жизни дроу, которого я знаю один день… Вот кто мне скажет, дурень я или нет? Но то, что я сейчас сделала, мне казалось необходимым, очень правильным.

– Ты ненормальная магичка, – вздохнул дроу. – Мало того что ты каким-то образом вынудила меня раскрыть мою семейную тайну, так ещё и сама рассказала немало интересного!

– Да называй это как хочешь, – почему-то улыбнулась я, – но думаю, что я поступила правильно.

– Пожалуй, я с тобой соглашусь, – хмыкнул Танорион. – Знаешь, я ещё никогда не встречал таких людей, как ты.

– Встречал! – не согласилась я и добавила, видя недоуменный взгляд эльфа: – В зеркале. Ты похож на меня. Характером, разумеется. И знаешь, я буду рада называть тебя не только своим учеником, но и своим другом.

– Могу то же самое сказать о тебе, – улыбнулся он. – Надеюсь, что ты не откажешься принять мою дружбу?

– Не откажусь, – согласилась я, – но с одним условием. Поклянись своей магией в том, что ты никогда и никому не расскажешь обо мне ничего, что сможет мне навредить. Не пойми меня неправильно, я не намекаю на твоё бесчестие, просто всякое в жизни случается. А я хочу себя обезопасить.

– Что ж, разумно, – согласился эльф. – Я поклянусь не только магией, но и своей жизнью в том, что намеренно никогда не причиню тебе вреда, но только в том случае, если ты больше никогда не назовёшь меня Ри!

– Нет уж, противный эльф! – гордо отказалась я. – Тебе идёт это имя!

– Хорошо, тогда я буду звать тебя Эль!

– Чего?! – окосела я на оба глаза. – Это с чего это?

– Твоё же полное имя Хеллиана? Вот я и сократил. Хелли – Элли. Эль, в общем, – хитро сощурился эльф.

Вот же пакостник мелкий!..

– Упырь с тобой, – буркнула я. – Всё равно для путешествия нам нужны вымышленные имена. А так, с одной стороны, и правда, и не догадается никто.

– Я гений! – тут же возгордился дроу.

– Так, гений, давай-ка быстренько мне объясни, что такое морок, иллюзия и фантом!

– Я пошутил! Я не гений, я просто очень скромный дроу!

– Рассказывай давай!!!

Да уж… Сохраните Хранители этот мир в целости и сохранности.

Только не так, как мои волосы этим вечером! Мои любимые, обожаемые волосы теперь едва касаются лопаток! А причина этому – один малолетний эльф, который выпросил-таки показать ему хотя бы одно заклинание перед тем, как мы ляжем спать! Я и показала ему фаербол. И зря, как оказалось!!!

Ух, какая же я злая!

В отместку я оставила его спать на траве и с тонким одеялом, а сама удобненько расположилась на любимой паутине. Дроу поворчал, но покорно принял своё наказание. Хм, а я думала – канючить будет.

…Химо уже вовсю дрых, Рикс тоже дремал на бревне, Эльтар так вообще вовсю похрапывал, а эльф довольно сопел. Вот только мне было как-то не до сна.

Завтра на рассвете мы выдвигаемся в Эльфийские Сопки – небольшую деревеньку, до которой полдня идти пешком. Так как пегас никогда не пустит в седло тёмного эльфа, то придётся обоим топать ножками. Там мы планируем закупиться всем необходимым, а уже потом отправиться на границу Империи. А дальше видно будет, какими путями двинемся в Эллидар.

Я так и не выяснила сама для себя – правильно поступила, решившись подпустить к себе этого дроу, или нет? Несмотря на то что ещё всего лишь мальчишка, он на удивление сообразительный. И клятву он принёс, кстати.

Определилась я только с одним: с тем, что я – не злопамятный человек. И не мстительный. Да, мне больно и обидно от того, как со мной поступили близнецы, и у меня ни с кем такой близкой дружбы уже не будет, но бесчувственной куклой я не стану. Я буду жить дальше, не оглядываясь назад и надеясь, что больше такое не повторится. Точнее, прилагать все усилия к тому, чтобы этого не случилось.

Странно всё получилось. Спокойно жила в окружении дорогих мне людей, училась в Академии, радовалась жизни… А теперь торчу неизвестно где в компании малознакомого дроу, которого согласилась принять в друзья после того, что со мной произошло. Да ещё и в придачу отправляюсь в Динтанар к ятугару, который меня любит, да и я по нему дышу не очень ровно. А он женат…

Вот же…

Кхм, понятно, в общем.

Эх, и что же из этого получится? Я пока даже и не знаю. Но весело будет, это точно.

Глава 3

Хеллиана

Демонов эльф, как я тебе ненавижу! Как можно быть таким безалаберным?! Нет, даже я в своё время такого не вытворяла!

– Объяснять лучше надо, упырёва магичка! Могла сразу сказать, что такое может случиться!

– Нет, я точно тебя сегодня убью! – ещё громче взревела я, пытаясь выбраться из-под неподъёмной туши. – Я же тебе говорила, будь аккуратней! Эльтар, ну хоть ты будь послушным мальчиком и слезь уже с меня!!!

– Ребят, вы там как? – жалобно спросил Химо из куста неподалёку.

Тарантулу жутко повезло, он хоть в кусты улетел! Хотя ветки растения обильно покрывали мелкие колючки, но ведь Химо боли не чувствует! А вот я ещё как чувствую! И всё из-за этого треклятого дроу!

– Сумрак, твою дивизию!!! – взвыла я.

Коняга ещё немного подёргался, собрал ноги в кучу и встал в конце концов. Я же, почувствовав долгожданную свободу, безвольно развалилась на дороге, в попытке отдышаться. Ребра немного ныли, рука побаливала, но, слава Хранителям, я ничего не сломала.

– Ух, а он тяжёлый! – выдал порядком помятый дроу, валявшийся рядом со мной.

– Тяжёлый? – Я мигом села. – Я убью тебя сейчас, глупый ушастик!!!

– А-а-а-а!.. Эль, не надо меня душить, я же нечаянно!!!

Я сердито пыхтела, пытаясь задушить отбивающегося эльфика, который и послужил виной нашего помятого состояния. Да ему вообще ноги повыдергивать за это надо!!!

Солнце уже уверенно клонилось к закату, а мы застряли на данный момент посреди дороги. Да, до Эльфийских Сопок всего полдня пути пешком, но мы за день всё ещё не преодолели этого расстояния. А виной тому мой неугомонный ученик, которого я всю дорогу учила магии. В принципе мы никуда особо не торопились, и по пути плавно перескакивали от теории магии к практике. За сегодняшний день я объяснила ему основные правила работы со стихиями, натренировала вызывать сырые стихии, не преобразованные в заклинания, объяснила, как чувствовать всплески магии, и тренировала это на практике, ну и на закуску решила научить приманивать вещи. Тренировались на ходу, в качестве подопытного кролика вызвался Химо. Рикс с насмешливым карканьем кружил над нами. Ну ничего, эта вредная птичка ещё тоже пригодится, когда я буду учить Ри накладывать и снимать морок.

Сначала эльф пытался приманить паука с моей руки, а когда она затекла, я пересадила тарантула на плечо. У Ри несколько раз получилось (правда, довольно коряво), но, когда вместе с пауком он зацепил и прядь моих волос, чудом их не вырвав, я взвыла и пересадила Химо на седло Эльтара, которого вела за собой под уздцы. Сумрак умный, он неспешным шагом поплёлся впереди нас, как я его и отправила, а дроу продолжил тренировку, пыхтя, как рота ёжиков.

С первого раза у него не получилось, со второго – тоже, и эльф начал закипать. После пятой неудачной попытки эльф разозлился и попробовал ещё раз, вбухав при этом немало магии. Ну и приманил… Эльтара!!!

Повезло, что ошалевший от такого обращения пегас начал упираться всеми четырьмя копытами, даже почти остановился, но всё же в последний момент рухнул на нас. Не представляю, что было бы, если бы он нас с разгона сшиб!

Танориону-то не слишком досталось, он всё-таки эльф, а вот как мне рёбра не переломало, я не знаю! Это называется: спасибо Хранителям.

– Эль, прости. – Эльф виновато поковырял ногой землю, как только я его отпустила. – Я правда не хотел! И за волосы тоже прости.

– Да упырь с тобой, золотая рыбка, – махнула я рукой.

В запястье тут же что-то щёлкнуло. Я махнула ещё раз. Щёлканье повторилось, и рука перестала ныть. Уже легче.

– Нет, правда, – дроу поднялся с земли и помог мне встать, – я немного переусердствовал с зовом.

– Я заметила! – недовольно фыркнула я, оттряхивая пыль со штанов. – Запомни раз и навсегда: когда колдуешь, не позволяй эмоциями брать верх. А то неизвестно, что сможет получиться и кто в этом случае пострадает. Я не знаю уровня твоей силы, чтобы определить последствия, и поэтому прошу: будь осторожнее.

– А у тебя такое было? – спросил эльф, занимаясь очисткой собственных штанов.

Я подавила в себе дикое желание подойти и выколотить дорожную пыль с его пятой точки и ответила:

– Было. Первым моим фаерболом я спалила дедушке бороду, он, кстати, с тех пор её больше и не носит, ему понравилось ходить без растительности на лице. А насчёт магии и эмоций… Один раз я поругалась с преподавателем по расам, вспылила, а всплеск неконтролируемой магии сформировался в огненную стену и подпалил весь кабинет. Ну и подстриг адептов, не успевших нырнуть под парты.

– Ого! И что тебе за это было?

– А ничего, – хмыкнула я. – Это была не моя вина. Архимаг, преподававший у нас этот предмет, прекрасно знал, что меня нельзя злить, но не сдержался при разговоре и вывел меня из себя, за что и получил подпалённый кабинет, а затем и выговор от директора Академии. Видишь ли, Ри, у меня небывало высокий уровень дара огня и некромантии. И если меня вывести из себя, то всем, кто будет находиться рядом со мной в этот момент, будет плохо. Я бы даже сказала – смертельно плохо.

– Всё так серьёзно? – покосился на меня эльф.

– Вот скажи, тебе нравятся эти поля? – Я указала руками на заросли золотистой ржи, которые колосились по обе стороны узкой дороги, посреди который мы сейчас стояли. А площадь насаждения этой культуры была далеко не маленькая.

– Неплохо так, – пожал плечами дроу, выуживая из куста Химо и вытаскивая из него мелкие колючки. – А что?

– А то! – наставительно подняла я указательный палец. – Если меня довести до белого каления, то хватит трёх секунд, чтобы эти поля перестали существовать. Они мгновенно выгорят, и на них больше никогда и ничего не вырастет!

– Не слабо… – присвистнул эльф, подходя ко мне ближе и пристраивая Химо на моём плече. – Всё, я теперь буду белым и пушистым!

– А я тебя побрею и покрашу! – усмехнулась я. – А если серьёзно, то, что творится с моей силой, – тайна, покрытая мраком. Неизвестно, откуда у меня она, при сравнительно небольшом резерве, но всё же…

– Я понял, – серьёзно кивнул дроу, – знать о ней никто не должен.

Я только кивнула, а Химо, совершенно не смущаясь, заявил:

– Смышлёный ельфик!

– Не то слово! – со смешком согласилась я с ним, подходя к Эльтару, чтобы осмотреть его на предмет повреждений. Но кроме того, что пегасу пора подрезать копыта, я ничего не нашла. Это называется – отделались лёгким испугом.

– Так что, мы идём или нет? – уставился на меня дроу невинными глазками и поманил пальцем Химо.

Неожиданно тарантул плавно поплыл по воздуху по идеально прямой траектории и мягко опустился к Ри на плечо. А он быстро учится, однако!

– Молодец. Пошли, а то так и к утру не доберёмся.

– Доберёмся, – уверенно кивнул эльф. – Видишь берёзовую рощу впереди? Она совсем небольшая, а сразу за ней дорога уходит налево, а там до деревни полчаса ходьбы.

– Ты что, здесь уже был? – подозрительно поинтересовалась я, хватая Эльтара за поводья.

– Конечно был! – непринуждённо ответил Ри. – У одного из наших учителей был такой пунктик – ему нравилось развозить учеников в разные концы Империи и засекать, за сколько и в каком состоянии они доберутся до Академии.

– Жестко он с вами, – покачала я головой. – У нас был один похожий, некромантию преподавал. Так вот, он признавал в основном только уроки на кладбище.

– И как там?

– Как, как, – пожала я плечами. – Тихо, спокойно и уютно. Скелетиков можно поднимать сколько душе угодно.

– Эль, а как их поднимают? – тут же заинтересовался дроу.

– Как-нибудь позже покажу. И не смотри на меня так, ты ещё основы магии не все знаешь! Кстати, пока не забыла, – посмотрела я на ученика, – давай-ка я тебя расскажу о заклинаниях. Почти все заклинания, кроме чистых стихий или сырой магии, имеют плетение. Свой узор из магических потоков. Ну или стихий. Плетение – это одно из главных составляющих при составлении заклинания. А всего составляющих три – основа, она же плетение, слово, которое призывает потоки и напитывает плетение, и движение, которое его направляет. Запомнил?

– Да. А как же фаербол? Это разве не заклинание?

– Нет, глупый эльф! – усмехнулась я. – Фаербол – это чистая стихия, сформированная в форму шара. Кстати, вопрос на засыпку: какие заклинания не имеют составляющих?

– Э-э-э… – задумался Ри. – Заклинания-исключения?

– Умница, дочка, возьми с полки пирожок! – не сдержала я улыбки. – Действительно: морок, иллюзии, лёд, «Зеркальный щит», молнии. «Чёрный щит» и «Чёрная молния» не имеют плетения. Но и среди этих исключений есть одно исключение, прости за тавтологию. Это левитация. Она не является прикладной магией и никаким боком не касается стихий. Но относится к заклинаниям-исключениям, потому что при ней изменяются физические параметры тела. И для неё необходимо и плетение, и заклинание, и движение.

– То есть, – дроу аж остановился, а через секунду расплылся в улыбке от уха до уха, показав во всей красе небольшие, белоснежные клыки, – я смогу летать?

– Сможешь, ещё как сможешь! – обрадовала я его, но тут же добавила, чтобы немного спустить его с небес на землю: – Но не раньше, чем выучишь сборник «Полезные травы эльфийских земель, необходимые для ритуалов некромантии».

Честно, я испугалась, что эльф себе губы порвёт от улыбки, вот и сказанула. Хотя… Вот выучит первые шесть глав, тогда и научу его левитации!

– Упырёва магичка! – обиженно вздохнул эльфик. – Ты что, издеваешься?

– Ага, – кивнула я. – А ты что думал, что я тебе за свои сожжённые волосы мстить не буду? Что, правда так думал? У-у-у… Наивный!

Танорион

Мы остановились в половине лиги от поселения, на повороте после берёзовой рощи. Спрятавшись между стройными белоствольными деревьями, Эль принялась накладывать морок на пегаса и на Рикса, а я внимательно за этим наблюдал. Магичка несколько минут назад объяснила мне, как пробуждать магическое зрение, и я теперь тренировался. Чувствую себя деревяшкой: я не знал даже о том, что такое ауры. А это внешняя оболочка, окружающая каждое живое существо, которая имеет три слоя. Верхний – истинная сущность, средний – эмоциональная, меняющая цвет в зависимости от чувств, и третий – близлежащая к телу. Она же – энергетическая, показывающая здоровье человека. Или нелюдя, вот.

Если что-то мешает рассмотреть слои ауры, в частности внешний слой, или она искажена, значит, морок налицо. Причём морок, который наложен на саму ауру, встречается довольно редко, потому что он доступен только очень сильным магам. А вот если один предмет выглядит определённым образом, а при просмотре магическим зрением – совершенно по-другому, значит, он достаточно легко снимается.

Я хорошо знал, что магов в Сопке нет, и поэтому Эль накладывала сейчас на пегаса простой, поверхностный морок. Как она выразилась, чтобы зря не тратить силы. Когда очередь дошла до костяной птички, я повернул голову, но… ничего не увидел! То же самое было и при взгляде на тарантула. У них отсутствовала аура!

– Эль, я так понял, у тех существ, что вызваны некромантией, ауры нет?

– Нет, – согласилась магичка, – и не может быть, некромантия основана на работе с неживой материей. Правда, некоторые ритуалы проводятся для живых, но всё равно при этом маг взывает к Хранителям, опекающим некромантов. К Гекате, например. Так-с, я закончила! Ну что, идём? Эй, а ты чего на меня так смотришь?

– Ничего, – замотал я головой, отпуская потоки, пробуждающие такое полезное зрение, – я просто не могу поверить: вот передо мной стоит обычный конь, а посмотришь по-другому – пегас гораздо большего размера.

– Химо, мне показалось или меня только что назвали конём? – шутя, проворчала человечка, хватая под уздцы своего пегаса.

– Эль, я про Эльтара! – засмеялся я.

– Да поняла она! – фыркнул в ответ тарантул, которого магичка только что затолкала в небольшой мешочек, висевший у неё на поясе.

– Эй, вы что, сговорились? – возмутилась девчонка. – Можете не отвечать, это был риторический вопрос! Так, ладно, двигаем уже, а то скоро темнеть начнёт.

Я направился следом за ней, пытаясь сообразить: я дурак или мне просто показалось? Ибо, смотря пару минут назад на ауру человечки, которая показывает истинный облик, я чётко увидел эльфийку. Может, я просто ещё плохо различаю истинную сущность, ведь тренироваться-то мне было не с кем? Кто знает, кто знает. Сказать об этом я не мог, Эль мигом бы меня на смех подняла!

Понял: наверное, я просто не могу различить полукровку от чистокровной эльфийки! Хотя магичка говорила, что у полукровок цвет внешней ауры бледнее, чем у чистокровных.

Решив не мучиться, я незаметно посмотрел ещё раз. Ничего! Аура человека, которой соответствует тёплый жёлтый цвет, правда, с крупными мерцающими блёстками, – знак принадлежности к магии. Да уж, ничего себе мне показалось! Нужно внимательнее быть.

Кстати, всё, что объясняла мне Эль, я запомнил с первого раза. Девчонка объясняла всё легко, непринужденно, доступно для понимания и главное – не скучно. И несмотря на обилие информации, учиться у неё мне нравилось. Конечно, я не знаю, как дело пойдёт дальше, но пока мне путешествие определённо нравится!

– А я думала, что здесь будет как-то поинтереснее, – разочарованно протянула человечка, как только мы спустились с небольшой горки и ступили на плотно утрамбованную дорогу Эльфийских Сопок.

– А чего ты ожидала? – покосился я на неё.

– Ну, не знаю, – пожала плечами магичка, рассматривая в вечерних сумерках простые, но добротно выстроенные деревянные дома.

Шесть улиц, тридцать домов и около сотни эльфов, проживающих здесь.

– Дай угадаю: наверное, что-то такое эльфийское, с росписью, резными ставнями и шедевральной архитектурой, – хихикнул я. – Эль, мы же не во дворце! Вот замок в Карате, столице Империи, это да, там глаза режет от золотых изделий и тому подобных излишеств. А здесь – простые эльфы. Крестьяне, если говорить точно. Те два поля, что мы проезжали, – это их собственность, а по ту сторону деревни расположены ещё четыре поля. Пшеница, рожь, ячмень и гречиха, если мне память не изменяет. Отсюда две лиги до границы, а сразу за ней – небольшой человеческий город, в котором и дроу немало. Смешанный, в общем. Там жители этой деревни и продают урожай. На это и живут.

– Я ожидала большего, – вздохнула девушка, уверенно идя по главной дороге, самой широкой в деревне.

Сумерки с каждой минутой сгущались всё больше, практически в каждом доме горел свет, но на улице не было никого, что очень странно. Обычно в это время местные жгут костры, танцуют, травят байки, в общем, отдыхают. А тут тишина…

– Расстроилась? – хмыкнул я.

– Немного, – согласилась человечка. – Нам сейчас куда?

– Эта дорога сквозная, она проходит через всю деревеньку и идёт дальше, между полями. По окончании полей будет развилка, от неё нам нужно будет ехать не по прямой дороге, а по той, что немного левее. Она и приведёт нас к границе. А сейчас нам до конца дороги, там стоит таверна.

– Таверна? – переспросила Эль. – В этой деревне?

– А чему ты удивляешься? – пожал я плечами. – Здесь живут и эльфы, и люди. Им всем нужно где-то отдыхать. Да и гости сюда наведываются частенько – договориться с местными о прямой поставке зерна. Некоторые близлежащие города сами ничего не выращивают и на границу за ними мотаться не хотят.

– Ясненько, – понятливо кивнула девчонка, – совсем как у людей.

– А как иначе? Да, это Империя дроу, она отличается своими законами, нравственными устоями, традициями, оружием и многим другим. Но всё же у нас с вами много общего.

– Но вот только не всех это касается, – как-то грустно произнесла моя наставница, даже плечи её при этом поникли.

Неужели она опять имеет в виду братьев де Рен? А точнее, принцев де Рен? Наверняка. Я их помню – абсолютно одинаковые, одни из лучших клинков Смерти Империи. Всегда собранные, расчётливые, опасные.

Интересно, что же между ними и этой магичкой произошло? Конечно, я бы мог об этом спросить у Эль, раз уж мы с ней решили попробовать стать друзьями, но я не настолько с ней близок. Лезть в душу к человеку, которого я знаю один день… Я считаю это неприемлемым.

– Вот и таверна! – преувеличенно бодро улыбнулся я.

– Вижу. – Девушка критически осмотрела бревенчатое двухэтажное здание и, привязав Эльтара к коновязи, повернулась ко мне: – Идём? Химо, ты помнишь, что тебе нужно молчать?

– Я и так молчу! – раздалось ворчание из темноты.

Я усмехнулся и открыл тяжёлую дубовую дверь перед моей попутчицей.

– Э-э-э… – рассеянно произнесла магичка, оглядывая довольно большое скопление народа (в основном мужское) в небольшом зале таверны, – мы не вовремя?

– Кто вы такие? – сурово вопросил мускулистый эльф, стоявший спиной к барной стойке. Остальные же посетители сидели, а многие и стояли вдоль стен лицом к нему. Похоже, здесь проводилось какое-то собрание.

– Здравствуй, Рейстан, – я еле протиснулся между двумя амбалами, стоящими в проходе, – это я!

– А, Нор! – улыбнулся дроу, он же староста этой деревни. – Какими судьбами? Опять испытания Академии?

– Ага, – не моргнув глазом соврал я. – Только на этот раз я не один. Познакомься, это моя напарница, Эль.

– Полукровка? – немного удивился дроу. – Бывает же такое. Ну да ладно. Нор, ты сейчас немного не вовремя.

– А может, даже наоборот! – Из-за стойки вышла крупногабаритная дама с необычным лицом. – Возможно, он сможет помочь!

– Женщина, чего ты опять вмешиваешься? – тоскливо вздохнул Рейстан, который являлся мужем этой самой дамы. Несмотря на то что дама, едва втиснутая в корсет и пышную юбку, являлась человеком, эта не совсем обычная пара искренне любила друг друга. А со стороны и не скажешь.

– Здравствуй, Каина, – улыбнулся я. – У вас что-то случилось?

– Ещё как случилось! – проворчал кто-то, стоявший у левой стены.

В таверне тут же воцарился галдёж, из которого нельзя было разобрать ни слова, даже с моим чувствительным слухом. Рейстан попытался что-то сказать, даже рявкнул пару раз, но на него просто не обратили внимания.

– Если вы сейчас не заткнётесь, то выпивки никто сегодня не получит! – достаточно тихо произнесла Кайна, уперев руки в бока.

Удивительно, но уже через пару секунд воцарилась полнейшая тишина! Слышно стало, как над одним из столиков кружит большая и на диво настырная муха, на которую ни одна замашка сидящих не подействовала. Эль хихикнула за моей спиной.

– Боюсь, вы нам ничем не поможете, – вздохнул Рейстан и устало потёр переносицу. – Тут маг нужен.

– Да пока этого мага дождёшься… – проворчал Айрат, местный молодой кузнец. – Мы послали письмо в Карат ещё месяц назад, но нам так и не ответили! Пока нашу просьбу прочтёт кронпринц, пока решит, отправлять к нам мага или нет, у нас пропадут все посевы!

– А может, я смогу помочь? – Эль уверенно обошла меня и в открытую принялась рассматривать старосту.

– Ты? – усмехнулся Зайран, лучший друг кузнеца и его помощник. Забавно, что Айрат – человек, а Зайран – дроу.

По залу пронеслись смешки:

– Вот эта худышка?

– Да её же ветром сдует!

– Она небось не знает, зачем ей меч за спиной!

– Маленькая ещё!

– Это твой мозг маленький, раз ты судишь обо мне по первому впечатлению, – огрызнулась девчонка, незаметно сжав кулаки. – Или что-нибудь другое.

Теперь уже посетители засмеялись не над ней, а над неудачным высказывателем. Им оказался не кто иной, как Хатир, сын местного травника, задира ещё тот. Смазливый красавец полукровка, у которого имелась небольшая магическая сила, чем он невообразимо гордился. Правда, насколько я слышал, он ей пользоваться абсолютно не умел.

– Да ты… – приподнялся из-за стола полукровка.

О, точно, это по ауре замечательно видно! Но вот магическая сила еле просматривается. Кхм, в этот раз с первого раза получилось перейти на магическое зрение. Быстрый просмотр аур показал, что сейчас все чувствуют одно и то же – любопытство, которое окрасило средний слой их аур в цыплячий цвет.

– Сядь, Хатир! – осадил того Рейстан и обратился к Эль: – Я сомневаюсь, что ты сможешь помочь.

– А вы расскажите, что приключилось, – неожиданно улыбнулась магичка, – может, и смогу чем помочь.

– Айрат, Зайран, ну-ка подвиньтесь, дайте гостям сесть! – взяла дело в свои руки Каина. – Их с дороги покормить надобно, а уже потом всё остальное!

– Ох, женщина, когда же ты угомонишься? – покачал головой Рейстан, усаживаясь напротив кузнеца и его друга.

Те, кто сидел на грубо сколоченной деревянной лавке до этого, скоренько уступили ему место. Друзья-кузнецы переглянулись и отодвинулись друг от друга. Эль, старательно пряча усмешку, ловко умостилась между ними, я же сел напротив, рядом со старостой.

– Ты действительно магичка? – посмотрел Рейстан на Эль. – Не слишком ли ты молода для этого?

– Я ещё учусь, – улыбнулась Хеллиана, ни капли не обидевшись и не смутившись, – но, поверьте, сил и знаний у меня много. Так в чём ваша проблема?

Рейстан опасливо покосился в сторону кухонной двери, где скрылась его супруга, и завёл рассказ. Оказалось, что больше месяца назад на местном погосте, где редко кого хоронят (действительно, здесь же все друг друга знают, так что ни ворья, ни разбойников, ни прочих преступников отродясь не водилось, и умирают в этих местах не часто), появились… скелеты. В количестве девяти штук. Вреда они людям и эльфам не приносили, нежить просто гуляла после заката по деревне, распугивая прохожих, пока не перебралась на поля. За ночь эти создания умудряются вытаптывать довольно большое количество посевов.

– И самое интересное, – рассказывал староста, – мы уже собрались все вместе, и на косточки их разобрали, и похоронили заново, и даже сжигали и прах развеивали, даже топили! Толку никакого – только солнце сядет, а они тут как тут. А наши поля – это наш единственный промысел, если нечистые их уничтожат, деревня умрёт с голоду, да и продавать нечего будет!

– Маги из столицы, как я понимаю, приедут не скоро, – прикинула Эль, задумчиво почёсывая подбородок. Отвлеклась на секунду, ткнула локтем под рёбра Зайрану, рыжеволосому красавцу с широченными плечами, который нахально приобнял её за талию, и уставилась на Рейстана: – Скелеты – это не проблема.

По залу пронёсся вздох восхищения, непонимания и недоверия. Естественно, всё мужское население таверны вслушивалось в наш разговор, боясь упустить хоть слово. Деревня, она деревня и есть, что у дроу, что у людей.

– Могу я спросить, где ты учишься? – заинтересовался Айрат, в упор разглядывая человечку.

– Эллидарская Академия Магии, третий курс, – чётко ответила Эль, явно продолжая о чём-то размышлять, – профилирующая стихия – огонь и некромантия.

– Она чёрный маг!!! – неожиданно тонко взвизгнул Хатир, сидевший за соседним столом. – Это она вызвала эту гадость на нашу землю!

В таверне воцарилась тишина, и все, как по команде, уставились на нас. Эй, что-то мне не хочется быть козлом отпущения…

– Неуч, – презрительно буркнула моя наставница, спокойно разглядывая свои ногти, – чёрный маг – это жрец забытых богов, пользующийся проклятой магией. Они не появлялись уже тысячу лет, если не больше. А некромант – это стихийник, работающий с неживой материей. Я только что въехала в этот город, как я, по-твоему, могла поднять этих скелетов? Или ты думаешь, что я давным-давно их вызвала и всё это время пряталась в соседних кустах?

Кто-то фыркнул, кто-то подавил смешок, а Хатир сел на своё место и пробурчал:

– Кто вас, магов, знает! Мало ли что вам в голову придёт!

– Нас хотя бы иногда умные мысли посещают, – фыркнула Эль. – В отличие от некоторых. – Поймав камень в свой огород, полукровка замолк и сердито уставился в свою тарелку, а Эль повернулась к старосте: – Я не знаю, кто вызвал скелеты, но я легко с ними справлюсь, мне это не сложно. К тому же я смогу узнать, кто за всем этим стоит.

– И что нам это будет стоить? – спросил Рейстан.

– Ничего, – пожала плечами девушка, невозмутимо шлёпая по ладони Айрата, которую он явно положил к магичке на колено. – Нам нужен ночлег, конь для Нора да зимняя одежда нам обоим. Но мы за всё это заплатим, не беспокойтесь.

– Вы нам поможете просто так? – Рейстан недоверчиво скрестил руки на груди. – Это с какой радости?

– Мне это не сложно, – пожала плечами Эль. – Да и Танориону практика нужна. К тому же, закончив первый курс, я клялась, что буду помогать тем, кто не справится без помощи магии. А сейчас именно такой случай.

Старосту вполне удовлетворил этот ответ, а вот я поневоле задумался. Выходит, что на первом месте у неё стоит желание помочь, на втором – я, а клятва только на третьем? Интересный она человек… И мне она определённо нравится!

– Танориону? Практика? – переспросил Айрат, переглянувшись с Зайраном. – Нор, ты что, в маги подался?

– Да так, учусь потихоньку, – туманно ответил я, мысленно ругая человечку.

Вот зачем я говорил всем, что она моя напарница, это ведь подразумевало то, что мы вместе учимся в Военной Академии дроу! А она не задумываясь сказала, что она из Академии Магии. А если сейчас жители решат уточнить?

Спасибо Хранителям, что в этот момент подошла Каина с огромным подносом, полным еды:

– Вы всё-таки о делах говорили?! Бесстыдники, даже поесть бедным детям с дороги не дали! А вы ешьте, не отвлекайтесь на этих разгильдяев!

– А сыра нет? – с робкой надеждой спросила Эль, делая такие невинные глазки, что и камень расчувствовался бы.

– Конечно есть! – тут же ответила Каина, выставляя перед нами тарелки, полные жареной картошки с грибами. – Вы ешьте пока, я сейчас тебе бутербродов сделаю и принесу!

– Спасибо! – Магичка расплылась в благодарной улыбке.

– Я не понял, – почесал затылок Зайран, – так где вы учитесь? В военной академии или в магической?

– Я училась в магической. Потом поняла, что меня больше привлекает военное дело, и отправилась в Карат. Где и познакомилась с Нором. Сначала окончу эту, а потом мы вместе поедем в Эллидар. Я – доучиваться, а он – поступать. Ещё вопросы будут? – Человечка чуть повернулась к дроу, держа деревянную ложку в руке.

То ли её выражение лица испугало парня, то ли ложка в её руке, но вопросов больше не возникло, и Эль с аппетитом принялась за еду.

Нет, я от неё балдею…

Хеллиана

– Я дура, я дура, я дура! – Я как следует хлопнула себя ладонью по лбу после каждого утверждения.

– Если ты про свои слова насчёт Академии, то да, ты абсолютно права! – хмыкнул Ри, шедший рядом со мной. – Как ты додумалась-то про своё настоящее место обучения сказать? Мы же вроде договорились, что скрываем свои личности? Ладно – я, меня здесь знают, не раз здесь был, мне скрываться бесполезно! Но ты-то!..

– Упырёв эльф, ты что, издеваешься, что ли? – рассерженно прошипела я. – Я никогда в жизни ни от кого не скрывалась, ты думаешь, это так легко?

– Эль, я ничего о тебе не знаю, и, поверь, мне тебя понять довольно сложно, – как бы невзначай заметил Ри, останавливаясь за углом таверны.

Снял заплечный мешок и принялся усердно в нём рыться, что-то пытаясь отыскать. Мой рюкзак остался пристроченным к седлу Эльтара, на местное кладбище я шла налегке. За содержимое любимой сумки, так же как и за неё саму, я не боялась. Сумрак скотина та ещё, если к нему из людей кто-то подойдёт слишком близко, ох как я тому не сочувствую… А тут ещё и подавляющее большинство – дроу, а тёмных эльфов моя коняга вообще на дух не переносит. Хуже для него только нечисть. Или нежить, но это уже как получится.

– Как-нибудь расскажу, почему и от кого я скрываюсь, – буркнула я, рассматривая еле заметную розовую полоску заката у самой земли.

Ещё пара минут – и стемнеет окончательно. И в это самое время, по утверждению всех посетителей таверны, должна появиться дружная маленькая толпа скелетиков.

– Да я уже понял от кого, – бросил эльф через плечо. – От братьев де Рен. Почему – это твоё дело. Захочешь – расскажешь, а нет, так настаивать не буду.

Я с благодарностью посмотрела на спину эльфа, задрапированную в лёгкую тёмно-синюю безрукавку. Слова были излишни.

– Вот они! – неожиданно воскликнул Ри с заметной гордостью в голосе. – На самое дно закатились!

– Это что? – подошла я ближе.

В руках эльф держал тяжёлые металлические поручи. Красивые, из закалённой стали, с золотистым узором. Правда, таких я ещё никогда не видела. Длинноватые, их нижний край, судя по форме, должен прикрывать тыльную сторону ладони, доходя практически до костяшек пальцев, и чуть закруглённые, явно для защиты их же. Сверху, на лицевой стороне с узором, слой металла явно толще, чем снизу. Дроу быстро и ловко их натянул на руки. Смотрелось это красиво, да и, думаю, если засандалить кому-нибудь рукой, закованной в такую прелесть, то тот «счастливчик» будет очень долго собирать свои зубки в кулёчек.

– Моё изобретение! – гордо заявил дроу и сделал неуловимое движение.

Едва заметный стальной звук – и из каждого поруча выскочили по три лезвия. Довольно длинные, каждый – с мой локоть, и чуть изогнутые, на манер когтей. Однако…

– Сам придумал? – Я осторожно потрогала стальные когти. Впечатление они производили внушительное.

– Конечно! Два месяца в кузнице проторчал, все каникулы пропустил, но зато не зря. Раньше я их не надевал на людях, только иногда, когда тренировался тайком. А вот сейчас представилась прекрасная возможность проверить их в деле, – полюбовался Ри на своё творение, замысловато повернул запястья, и лезвия исчезли, поручи вновь смотрелись красивым украшением и лёгкой защитой для рук одновременно.

– Мне нравится, – удовлетворенно кивнула я, глядя, как эльф, довольный произведённым впечатлением, закидывает на плечи мешок. Эх, мне кажется или история и впрямь повторяется? Город, полный нежити (правда, в данном случае деревня, но это не суть, главное, сам факт!), встреча с полуэльфом-экспериментатором… Нет, мне определённо везет на всякие экзотические личности.

Деревенский погост даже не выглядел таковым. Так, небольшая площадь на отшибе деревни, огороженная покосившимся деревянным заборчиком, два-три десятка могил со старыми крестами да единственная могила неподалеку от сломанной калитки, над которой возвышался гранитный монумент. На нём и сидел нахохлившийся Рикс.

– Они выходят отсюда, – посмотрела я на памятник.

– Откуда ты знаешь? – поёжился эльф.

Хех, как бы он ни говорил, что некромантия ему интересна, оказаться ночью на кладбище, где вот-вот должны подняться скелеты, ему было не очень приятно. Ничего, может, со временем привыкнет.

– Рикс их чувствует, – пояснила я, почёсывая птичку, которая мгновенно уселась мне на плечо, – он ведь тоже скелет. Я приказала ему найти нежить, а потом привести меня к ним. Он – нежить, созданная мной, а значит, полностью мне подчиняется и выполняет все приказы. Да и друг он хороший.

– Ясно, – кивнул Ри, вглядываясь в темноту кладбища.

Кстати, я тоже во тьме могла легко всё различить. Значит, последствия лечения моего организма эльфийским Владыкой ещё не прошли. Это не может не радовать, мне эльфийские врождённые таланты ещё пригодятся.

– Что делать будем? – прервал ученик мои мысли.

– Скелетиков убивать, что же ещё, – хмыкнула я. – Я сейчас поставлю «Ловчую сеть», хотя нет, это заклинание лучше накидывать на живых. Я лучше поставлю силовое поле вокруг погоста, чтобы скелетики не разбежались, ну и будешь спокойно тренироваться в их убиении.

– Серьёзно? – Ри аж подпрыгнул. – Правда, ты мне дашь их уничтожить?

– Ри, что ты как ребёнок! – против воли улыбнулась я, пуская вдоль забора нить Силы. Контур замкнулся как раз в тот момент, когда на ближайшей к нам могиле зашевелилась земля.

– Началось! – улыбнулась я. – Смотри и наслаждайся будущей профессией!

Конечно, я слукавила. Неизвестно, какая стихия у эльфика будет профилирующей, но я чувствую в нём немалую Силу огня, да и воздух тоже у него заметно сильнее проявляется. Ладно, поживём – увидим.

Я чуть со смеха не померла, пока смотрела, как эльф глупо хлопает глазами, разглядывая поднимающихся скелетов. Выглядела нежить, в общем количестве девять штук, не очень – кости пожелтели и местами подгнили. Эх, не то, что у нас в Эллидаре на заброшенном кладбище (то самое, где жил Рик. Этот погост уже давно отдали некромантам Академии, а новоиспечённых покойников хоронили совершенно в другом месте). Там скелетиков поднимали столько раз, что их кости стали белоснежными, отполировались со временем и песком, и землёй, и травой.

– Что, не впечатляет? – усмехнулась я.

– Да как-то… – неопределённо ответил дроу, не отрывая взгляда от неугомонных костяшек, которые, словно слепые, бродили по маленькому погосту, натыкаясь друг на друга и пытаясь пройти сквозь силовую нить. – Я даже не знаю. Они совсем не страшные!

– Конечно, не страшные, – кивнула я, – они же на тебя ещё не набросились, бешено клацая зубами и пытаясь задушить!

– А что, могут? – спросил эльф, косясь на нежить.

– Эти? А упырь их знает! Давай пробуждай магическое зрение, и будем выяснять. Пробудил?

– Ага.

– Вот смотри, ауры у них нет, но от плетения, которое внутри их, ведут оборванные нити стихии смерти. Это значит, что скелеты вышли из-под контроля или кто-то резко оборвал связь. Запомни вот эти оборванные концы. Всмотрись, запомни, прочувствуй, потом будем искать их обладателя. Всё, насмотрелся? Уничтожать будем?

– Ага!!!

– Вай, сколько энтузиазма! – засмеялась я. – Ладно уж, слушай, смотри, запоминай, а потом… Хотя нет, давай ты для начала заклинание выучишь! Так, на всякий случай. А то мало ли, напутаешь что-нибудь, когда уничтожать их будешь!

Ри старательно, словно скворец-патриот, задолбил слова заклинания и с надеждой уставился на меня.

– Ладно уж, – махнула я рукой, – смотри. Для начала почувствуй в себе стихию смерти. Она там, внутри тебя. Вспомни, как ты чёрное пламя вызывал. Вспомнил? Вот, по зелёным глазкам вижу, что вспомнил. Почувствовал? Отлично, не отпускай. А теперь направь свою Силу на разрушение плетения на скелетах, только сильно не усердствуй, вспомни, как мы сегодня с Эльтаром обнимались! Итак: сосредоточился, почувствовал магию в себе, направил её на объект и прочитал заклинание. Всё, приступай.

– Vado statim! – чётко произнёс дроу.

Зелёный луч легко скользнул сквозь силовую нить, но ни в одного скелета не попал.

Улыбнувшись растерянному ученику, я медленно и наглядно уничтожила пару скелетов. То есть хотела пару, но получилось в два раза больше. Упс, стихия во мне опять балуется…

Но ничего, дроу ещё целых пять осталось. Тот провозился больше часа, но всё же остальные нежитики жёлтыми кучками ссыпались на землю.

– Ух, – дроу вытер пот со лба, – а это не так просто, как кажется.

– Ничего, с каждым разом будет всё легче и легче, – одобрительно похлопала я эльфа по плечу. – Как резерв?

– Больше половины не хватает, – вздохнул Ри, глядя, как я убираю нить. – Это плохо, да?

– Да, – согласилась я, – уничтожение скелета, так же как и его поднятие, – одно из самых простых заклинаний некромантии, и силы на него должно уходить пару капель всего. Ну ничего, ты же ещё учишься, пока тебе позволено столько тратить.

– Ладно уж, можешь не утешать, – проворчал дроу, но было видно, что он собой доволен.

Закапывать кости не стали, пускай этим крестьяне с утра займутся.

В таверне нас уже ждали. Как только мы туда вошли, воцарилась тишина, а потом все разом загалдели.

– Тихо! – рыкнул Рейстан.

Послушались его далеко не все и не с первого раза, но через пару минут возбуждённые жители деревни, наконец, замолчали.

– Что? – Мне стало как-то неловко под многочисленными взглядами людей и нелюдей. – Упокоили мы ваших скелетиков, они на кладбище кучками валяются! Хотите, можете прямо сейчас сходить посмотреть, а хотите – завтра с утра. Теперь они точно никуда не убегут!

Вот это скорость…

Как и ожидалось, таверна мгновенно опустела. Я плюхнулась на ближайшую лавку и зевнула:

– Как спать-то охота…

– И не говори! – зевнул Ри, устроившийся напротив меня, и позвал: – Хозяюшка!

– Что, неужели справились? – охнула Кайна, выглядывая из кухни. – Все живы и здоровы?

– Да что нам будет, – отмахнулась я и уткнулась лбом в стол. – Вот только спать хочется.

– Так идите и ложитесь! – тут же предложила женщина. – Не ждите вы этих бездарей, тут ещё полночи разговоров будет, вас замучают просто! Завтра с новыми силами и поговорите. Или вы куда-то торопитесь?

– Нет, что вы, – улыбнулся дроу, – как получится, так и уедем.

– Тогда марш наверх! – распорядилась Каина, уперев руки во внушительные бока. – Ваши комнаты на втором этаже первые слева и справа по коридору, напротив друг друга. Постельное бельё я вам постелила, вода для умывания там есть. Всё, поднимайтесь, а то прямо за столом сейчас уснёте!

Поблагодарив радушную хозяйку, я поплелась к лестнице следом за Ри, который выглядел довольно уставшим. Ещё бы, никогда магией не занимался, а тут пять нежитиков упокоил. Молодец эльфик, что я могу сказать, старается как может.

Комната была маленькой, но чистой. Я до сих пор продолжала видеть в темноте и поэтому легко различила узкую кровать, небольшое окно, стул и старенькую тумбочку. Сняв оружие, пояс и одежду, я завалилась спать. Но как только закрыла глаза, раздалось ворчание:

– Эй, где это мы? Хелли? Хелли?

– Химо, мы в таверне, – пробормотала я в подушку. – Мы уже разобрались со скелетами и спать собрались, а ты только очухался!

– Я спал, – раздался его недовольный голос с пола. Несколько секунд – и тарантул забрался на мою спину. – И всё ещё не выспался.

– Химо, вот я понять никак не могу: ты – ожившее чучело! Но спишь и ешь, как будто ты среднего размера конь!

– А я откуда знаю?! – возмутился тарантул, устраиваясь поудобнее на моём плече. – Ты меня оживила, вот ты и отвечай на этот вопрос!

– Угу, конечно! Вот так взяла и ответила! – фыркнула я. – Всё, давай спать.

Эх, вот когда я перестану быть такой наивной?

Мгновенно уснуть мне не удалось – в дверь явно кто-то поскрёбся с той стороны.

– Да? – уставилась я на неё.

– Эль, к тебе можно? – Дверь чуть-чуть приоткрылась, и в образовавшуюся щель втиснулся Танорион.

– Ри, тебе чего не спится? – уставилась я на эльфа. – Что-то не так?

– Да нет, всё отлично! – улыбнулся эльф, останавливаясь у края моей кровати. – Я просто зашёл пожелать тебе спокойной ночи.

– Мне? – очумела я. – С какого перепоя?

– Просто так, – улыбнулся эльф. – А что тебя удивляет?

– Я… – Я запнулась на полуслове. – Просто мне уже так давно никто не желал спокойной ночи, что я уже…

– Отвыкла? – легко догадался мой ученик. – Я тебя понимаю, я тоже давно уже не слышал этой фразы. Вот и захотелось тебе сказать. И кстати: спасибо, что взялась за моё обучение.

– Да не за что! – Я не сдержала улыбки. – Мне это не сложно!

– Могла бы и не врать, я прекрасно понимаю, что я – наказание ещё то. Ладно, прости, что помешал, ещё раз спокойной ночи.

Я молча смотрела, как Ри направляется к выходу. И только когда он уже открыл дверь, позвала его:

– Ри!

– Да?

– Спокойной ночи.

Я не видела, но почувствовала, что дроу улыбнулся. Неужели, чтобы сделать ему приятное, достаточно произнести два обычных слова? Да и мне, чтобы себя почувствовать кому-то нужной, этих слов хватило вполне. Странно это. Я привыкла последнюю неделю засыпать в одиночестве, а тут такое.

Интересно, у дроу просто такая вежливая привычка или он хотел сделать мне приятное? Не знаю.

Странный эльф. Но я уже хочу поблагодарить Хранителей за то, что они столкнули нас на одной дороге.

Глава 4

Хеллиана

А что, неплохо, – задумчиво почесала я затылок, рассматривая в мутном зеркале свою новую причёску. – Мне нравится!

– Негоже, чтобы девушка в таком возрасте ходила без косы, – недовольно проворчала Кайна, которая держала это самое зеркало.

Я лишь пожала плечами в ответ на её ворчание и провела рукой по непривычно коротким волосам. Теперь моя причёска была практически копией шевелюры Ри – несколько длинных прядей, падающих на скулы, за ушами пряди короче, а на затылке так вообще густые волосы стоят торчком. Смотрелось забавно, но мне понравилось. Причиной стрижки послужило то, что мои волосы и так были укорочены огнём, сначала я хотела их просто подровнять, но потом передумала. Захотелось в себе что-то поменять, начать всё заново, ну и вышло в итоге то, что сейчас отражается в зеркале. Экстравагантно, но мне идёт.

– Эль, мы едем или нет? – В комнату без стука влетел Ри. – Нас уже Рейстан ждет! Ох, ё…

– Как тебе? – улыбнулась я эльфу. – Только выражайся цензурно, ага?

– Красиво! – Дроу обошёл меня со всех сторон. – Но непривычно.

– И не говори! – фыркнула я и, левитацией подняв волосы, лежащие до этого на полу, сожгла их. – Каина, спасибо, что помогла с волосами. Да и вообще, за всё спасибо.

– Да ну тебя, – якобы недовольно отмахнулась женщина. – Бегите уже.

Поддавшись порыву, я крепко обняла добрую женщину и, схватив одной рукой рюкзак, а второй – руку дроу, направилась на улицу, где нас уже действительно ждал Рейстан, держа под уздцы лошадей. Своего серого жеребца и тёмно-коричневую невзрачную на вид кобылку. Эльтар же независимо стоял у соседнего дома с уютным палисадником и, вытянув шею, меланхолично обгладывал кусты сирени, кося глазами на местных ребятишек, которые плотной стайкой столпились около него.

В Эльфийских Сопках мы задержались на три дня. Пока вычислили некроманта, поднявшего скелетов с местного кладбища, пока привели себя в порядок, нашли лошадь для Ри, пока запаслись тёплой одеждой, в общем, уехали мы только в полдень на четвертый день нашего пребывания.

С зимней одеждой возникли проблемы – в глухой деревеньке, где никогда не было зим, вещей, подбитых тёплым мехом, было не сыскать. Зимние вещи были только у Рейстана и нескольких его помощников, которые часто ездили на границу. Староста великодушно пожертвовал моему ученику пару штанов с начёсом, такую же рубаху и куртку. Ри всё это примерил, и… мы с кузнецами, наблюдая за этой процедурой, чуть не окочурились со смеху, ибо смотрелось это на Ри, как если бы я нацепила одежду Тамиора! Танорион телосложением заметно уступал старосте. Раз эдак в пять.

В общем, одежду в четыре руки ловко ушивали две близняшки, дочки Рейстана. Как я успела заметить, красавицам с шикарными пшеничными косами явно приглянулся молодой и статный дроу, и, как я слышала, они даже как бы невзначай позвали Ри прогуляться на сеновал. Но дроу на них почему-то внимания не обратил, видимо, не хотел лёгкой интрижкой отвечать на гостеприимство местных жителей. Молодец он всё-таки.

Мне же одежду, которая ранее принадлежала младшему сыну старосты, ушивала Кайна. Денег с нас не взяли, несмотря на все ухищрения. Сказали, что если бы не мы с Танорионом, то пропали бы все посевы. Честно, мне было даже как-то неудобно. Нам даже лошадь подарили и провизию на несколько дней, и всё за такую мелочную работу. По крайней мере – для меня мелочную, а вот Ри тогда хорошенько выложился, на следующий день он до полудня отсыпался. Кстати, никакого злобного некроманта не оказалось, всё было куда проще и банальнее. У Хатира, смазливого полукровки, оказался магический дар, у единственного из всей деревни. Где-то отыскав древний учебник по некромантии, этот гений заинтересовался и, поспорив с друзьями, выполнил все инструкции. Естественно, перепугался, едва не наложив в штаны, когда скелетики появились из могилы, и сбежал вместе с дружками, оборвав нити управления. Найти его оказалось просто, я даже пыжиться не стала и легко доверила это Танориону. Ри справился за час – побродил по деревне, порассматривал ауры и вскоре нашёл. Наказание для идиота, перепугавшего всю деревню, выбрали сами жители. Оригинальное, должна признать. Теперь Хатир ежедневно приводит в порядок старенький погост. Подметает, убирает мусор, выдирает сорняки, ну и тому подобное.

Провожали нас всей деревней, и местная ребятня ещё долго с весёлым улюлюканьем неслась за нами следом. Милая деревенька, мне тут понравилось.

Рейстан вызвался лично проводить нас до границы, так что три часа быстрым галопом мы преодолели втроём. Помня о моей просьбе, староста вскоре перевёл своего коня на рысь, потом на шаг, а вскоре и вообще остановил.

– Эль, ты просила предупредить, когда до границы останется лига.

– Да, спасибо, Рейстан, – кивнула я, спрыгивая с пегаса. – Ри, смотри и учись.

Дроу только кивнул, глядя, как я навешиваю на себя уже заготовленный морок. Волосы оставила того же цвета, чёлка после стрижки перестала существовать, теперь лоб был полностью открыт. Морок на седой пряди я подправила, скулы сделала чуть резче, губы – пухлее, а глаза – чуть узковатыми. Чуть прибавила фигуре округлостей, чуть убрала мышцы (и откуда они только взялись на моём теле?), абсолютно изменила руки, сделав пальцы не такими тоненькими и изящными. Полностью скрыла вид меча, теперь он смотрелся намного проще, замаскировала пояс и рюкзак и со вздохом повернулась к Танориону:

– Сними с меня ленту.

Пожав плечами, Ри осторожно расстегнул сзади застёжку на ленте, не касаясь моей кожи, и не смог удержать поражённого возгласа:

– Эль, откуда у тебя такой шрам?!

– Да так, доброжелатели постарались, не хочу об этом вспоминать. Хотя, пожалуй, тебе это будет полезно услышать. Такой шрам оставляет амарилл, проклятый металл, блокирующий магию. Чем плотнее он прижат к телу, тем меньше у мага возможности колдовать и тем выше вероятность получить такой вот шрамчик.

– Я знаком с этим металлом, – невольно поморщился Ри, рассматривая моё украшение, лежащее у него на ладони. – Никогда не мог с ним работать.

– Неудивительно. – Забрав у Ри ленту с чёрным хрусталём, я убрала её в рюкзак, пытаясь скрыть облегчение. Если украшение дало к себе прикоснуться, значит, тот, кто это сделал, не желает мне зла. Вместо него я намотала на шею невзрачный серый шарфик.

– Эль, от кого ты так скрываешься? – неожиданно спросил Рейстан, внимательно следивший за моими манипуляциями. – Не волнуйся, я спрашиваю это не для злого умысла.

– Я знаю, – кивнула я, навешивая морок невзрачной серой кобылки на пегаса. – Вы никогда и никому не желали вреда. Я это чувствую. Но сказать всего не могу, сами понимаете. Просто так надо.

– Понимаю, – вздохнул староста, почесав светло-золотистые брови, в тон его волос. – Что ж, у всех бывают тайны, я не имею права настаивать, но я…

– Не волнуйтесь, ничего противозаконного я не совершила, и вашей деревне ничего не угрожает, – правильно истолковала я сомнения на мужественном лице дроу.

Тот вздохнул и как-то неловко улыбнулся.

К сторожевому посту на границе мы подобрались через час. Рейстан показал нам, где можно купить тёплые плащи, которые нам не смогли пошить в деревне, потому как мехов там просто не было. Цену скупердяи дроу на границе заломили такую, что я аж прибалдела!

– Пятьдесят серебрушек за каждый плащ?! – Я уставилась на нагло ухмыляющегося продавца. – Да мех этой белки, которой покрыт вот этот кусочек тряпочки, даже самая привередливая моль бы жрать не стала! А если бы стала, то сразу бы выплюнула и долго плевалась!

– Не хотите покупать – не покупайте! – С довольной улыбкой дроу скрестил руки на груди.

– Эль, не кипятись, – прошептал мне Ри на ухо, – он специально заламывает цены, зная, что до ближайшего поселения около семи дней пути. У нас нет выбора, иначе мы замёрзнем.

– Берём! – тихо рыкнула я, обращаясь к продавцу.

Эта сволота даже не попробовала быть вежливым с нами! Ох, как же я убить его хочу…

– Эль, спокойно, забудь ты про него, – попытался успокоить меня Ри, когда мы вышли из единственной лавки на границе.

Правильно, кому тут и что продавать, если ближайшее поселение с этой стороны границы – это деревня?

– Отдать целый золотой! – покачала я головой, продолжая тихо свирепствовать. – Меня жаба душит!

– Деньги – это не проблема, – приободрил меня Ри. – У нас в запасе ещё десять золотых на двоих, это немало. А потом заработаем по дороге, всё же маги и наёмники везде нужны.

– Знала бы, что так будет, – больше бы заначек сделала! – тоскливо вздохнула я, доставая из рюкзака тёплые вещи.

Утеплённые мужские штаны я натянула прямо поверх бриджей, рубашку поверх туники и следом куртку. Рядом то же самое проделывал Ри. Пока я застегнула перевязь на куртке, пока застегнула пояс – стало жарко.

– Вижу, что вы уже собрались. – Пока я накидывала плащ, к нам подошёл Рейстан. – Я договорился со стражей, вас пропустят без обыска.

– Тан, ты столько для нас сделал, – улыбнулся Ри. – Спасибо.

– Да не за что, ты нас в тот раз здорово выручил, – потрепал его по волосам староста. – Эль, береги этого оболтуса.

– Постараюсь, – серьёзно кивнула я. – Спасибо ещё раз. И прощай.

– Идите уже, – кивнул дроу. – Может, когда-нибудь ещё свидимся.

– Пускай оберегают вас Хранители, – от всей души пожелала я и повела Эльтара к границе.

Сторожевой пост дроу – это нечто. С этой стороны – лето, пышные кроны деревьев, тёплый воздух, зелёная трава… а в двух шагах отсюда – голые деревья, заснеженные поля и колючий ветер. Вплотную к тонкой прозрачной стенке купола выстроена небольшая стена с двустворчатыми воротами, по обеим сторонам от которых стоят два молчаливых дроу. Стражники, охраняющие границу. Они даже не пошевелились при нашем приближении. Я последний раз оглянулась на Рейстана, решительно вздохнула и лёгким посылом открыла ворота. В лицо тут же ударил ледяной ветер. Что ж, вот так и начинаются самые весёлые времена моей и так слишком насыщенной жизни.

* * * Весёлые, ага… Демоны и упыри, знала бы, что всё так получится, – в Эльфийских Сопках бы осталась! Ри, который сейчас шмыгал носом, был явно того же мнения. А причина тому – невероятный, пробирающий насквозь холод. И ещё сильный ветер, обильный снегопад и скудность живности в округе. Вот так выглядело наше недельное путешествие по Ветряной пустоши. Разговаривать по дороге мы не могли вообще – в рот сразу же попадали колючие снежинки, так что об обучении Танориона и речи быть не могло. Болтал без остановки только Химо, которому в поясе было относительно тепло и уютно, а Рикс, который в такую погоду не мог летать (бедную птичку элементарно сдувало), глухо каркал у меня под плащом. Костяной питомец не мёрз, но тщетно пытался согреть меня. Хотя это даже иногда получалось, всё же через осязаемый морок его тела ветер не проходил. Да что и говорить, даже Ри с его-то морозоустойчивостью, повышенной переносимостью всех климатических неприятностей и повышенным иммунитетом, присущими всем дроу, засопливел.

– Ри, потерпи немного, завтра к полудню мы уже будем в Астраме. – Я накинула свой плащ на бедного дроу, сидящего около костра.

Несмотря на все вещи, надетые на него, Ри колотил озноб. Мы разбили лагерь около небольшой рощицы, в десяти лигах от города. Это если верить карте, которая была у Ри. По крайней мере, количество дней, в течение которых мы ползли по заснеженной пустоши, совпадало с примерным расстоянием, указанным на листе пергамента, да и те сухие и озябшие деревья весьма подходили под обозначенную на карте Тенистую рощу.

– Эль, ты же целитель! Неужели ты не можешь это вылечить? – Дроу пытался не клацать зубами, но получалось это из рук вон плохо.

Я же магически усилила пламя в костре и принялась накладывать защиту. Охранный контур, защитное плетение из магии целительства, чтобы хоть как-то поддержать силы дроу, «Полог тишины» и уплотнённый слой воздуха. Внутри получившегося купола, размером пятьдесят шагов в диаметре, стало заметно тепле.

– Не могу, – расстроила я ученика, принимаясь рассёдлывать лошадей и обтирать их сухой тканью, которой послужила моя старая льняная рубашка. – При всём желании и при всех способностях магии целители не могут мгновенно вылечить обыкновенную простуду. Головную боль я убрать могу, а вот всё остальное – только отварами и травами. И то последнюю жаропонижающую настойку, что у меня была, ты два дня назад выхлюпал.

– Она не помогла, – шмыгнул носом Ри.

– Помогла! Жар у тебя спал. Но тебе нужно было отлежаться в тепле, а мы с рассветом поехали дальше. Ну ничего, завтра мы уже будем в городе, а там я тебя быстро на ноги подниму, – успокоила я его.

– Надеюсь, – вздохнул дроу и чихнул.

– Будь здоров, расти большой! – улыбнулась я, пытаясь приподнять настроение дроу, который сник, как прошлогодняя капуста у Ауста в погребе.

Эльф вяло улыбнулся и скинул мой плащ:

– Спасибо, Эль, я уже согрелся. Да и жарко что-то становится.

– Это не жарко, это у тебя жар, – нахмурилась я, потрогав лоб ученика. – Второй плащ можешь снять, но ни в коем случае не трогай куртку и рубашку, тебе нужно пропотеть.

Дроу жалобно вздохнул.

– А кому сейчас легко? Ри, надо – значит надо! – строго приказала я, натягивая между двумя деревьями, которые попали внутрь охранного контура, паутину-страховку. Сверху легло одеяло, а на земле, под паутиной, я разместила около пятнадцати небольших огненных сгустков, чтобы от земли холодом не тянуло. – Ложись и грейся, – распорядилась я.

Дроу согласно кивнул и закашлялся. Ох, только этого ещё не хватало!

– Что-то ты совсем разболелся, – ворчливо заметил Химо с моего плеча.

Хм, интересная идея…

Порывшись в поясе, я выудила оттуда слабую настойку женьшеня в стеклянном пузырьке, сняла с плеча тарантула и вылила на него половину настойки.

– А-а-а! – завопил тарантул так, что Ри, пытавшийся забраться на паутину, замер в смешной позе, стоя на одной ноге.

– Что ты орёшь? – Я убрала настойку и понесла Химо к костру. – Извини, конечно, за неожиданность, но тебе придётся поработать горячим компрессом. Сейчас я тебя нагрею, и ты будешь лежать на горле у Ри.

– Эй, а меня спрашивать не надо, да? – возмутился паук, которого я держала за одну лапу над костром.

Держала как можно выше, чтобы настойка не испарилась, но шерсть тарантула нагрелась. Потыкав в него пальцем, я убедилась, что всё получилось, и потащила паука к Ри, объясняя по дороге:

– Химо, помнится, ты у меня на лбу не раз валялся в виде компресса – и ничего! Да и ты сам можешь периодически подогреваться у костра, в отличие от обычной тряпки. И потом, ты что, не согласился бы?

– Согласился бы, конечно, – буркнул тарантул. – Но в следующий раз спрашивай!

– Не ворчи, Химо! Надеюсь, следующего раза не будет! – успокоила я его и принялась расстёгивать куртку Ри. Дроу выглядел паршивенько. – Знаешь, ты похож на упыря! – усмехнулась я, располагая тарантула на горле эльфа.

Поправила рубашку, застегнула куртку и натянула второе одеяло по самый его нос.

– Спасибо! – шмыгнул носом эльф. – Я же не виноват, что заболел!

– Да не виноват, не виноват, спи давай! А я пока есть приготовлю.

– Но мы же кролика ещё вчера съели, а сегодня никого не поймали! – чуть приподнялся дроу, за что тут же и схлопотал в лобешник.

– А ну цыц! Встанешь – ещё раз тресну! Ри, я не маленькая, с ужином как-нибудь справлюсь, а живность Рикс принесёт, он ещё час назад на охоту усвистел. Так что поспи, я разбужу тебя, когда всё будет готово.

– Тебя не понять: то сначала лечишь, а потом – бьёшь, – буркнул Ри, плотнее закутываясь в одеяло.

Я лишь мысленно хмыкнула. Да, понять меня и вправду невозможно. По той простой причине, что я сама себя не понимаю!

Закутавшись как следует в плащ, я глубоко вздохнула, словно перед дальним глубоководным заплывом, и вышла из охранного контура. Нос мгновенно замёрз, а сквозь тонкий плащ начал пробираться холод. Я поспешила обломать сучья у ближайшего дерева, нечаянно выдрала с корнем небольшой кустарник, уставилась на него, как пегас на новые подковы, попыталась сообразить, как это получилось, а потом плюнула и потащила всё это к лагерю. Около контура обнаружила удивительную картину: Рикс с невероятным рвением пытался протащить сквозь контур какую-то толстую пташку. Получалось это весьма забавно. Мой ворон подхватывал птицу с земли, как следует разгонялся, пролетал сквозь контур, а тушка невинно убиенной пташки шлёпалась на землю на этой стороне от лагеря. Рикс сердито каркая, разворачивался и заходил на очередной заход. Действо повторялось раз за разом.

Вдоволь отсмеявшись, я подняла бедную тушку, которая вблизи оказалась рииской (что-то похожее на голубя, только намного больше и толще), и спокойно прошла через контур. Рикс, сидевший около своей добычи, каркнул, выражая своё недоумение. Не объяснять же птичке, что контур пропускает только тех, кто был на поляне в момент его, так скажем, возведения. То, что ворон спокойно пролетал сквозь него – это само собой разумеющееся, ведь что Рикс, что охранный контур – это создания моей магии.

Магический костёр исправно горел и так же исправно тянул из меня резерв. Понемногу, но всё же. Поэтому я живенько накидала в него принесённый хворост, сходила за ветками ещё несколько раз, а потом и затащила в контур тот самый куст, который бросила, пока жертву Рикса подбирала.

Ощипав и выпотрошив рииску, я решила сделать из неё бульон. Пока варилась пташка, я покормила лошадей остатками овса, подумала над тем, что мне необходим охотничий нож (а то сколько можно использовать ритуальный кинжал не по прямому назначению?), а также задумалась над тем, что нужно продать мой меч, кинжал и куртку из кожи ассоматийского питона. Слишком они приметные. Эти вещи стоят целое состояние, и хотя мне они достались в подарок, но я не хочу вспоминать о тех, кто мне их подарил. Да и по этим вещам меня легко можно узнать, когда я приеду в Эллидар. Даже если я скрою их мороком, это будет без толку. Если присмотреться сквозь морок, то всё равно можно рассмотреть на лезвии метку Латриэля, ведь именно он ковал этот клинок. Эльф просто почувствует своё творение, если мы, конечно, встретимся. А я не хочу, чтобы он знал, что я жива и невредима. Да уж, это можно назвать эгоизмом с моей стороны, но, может, хоть так в них проснётся совесть?

Да и потом, если он узнает, что я жива, узнает и Селениэль. А кто знает, что ей от меня нужно? Лично я – без понятия.

– Ри, – потрясла я эльфа за плечо, – Ри, просыпайся! Тебе поесть нужно.

– А сколько времени прошло? – потёр глаза сонный эльф и забрал у меня тарелку с бульоном, в котором плавало мясо.

Ну, ещё и остатки настойки. Мне тоже не мешало бы принять всё это для профилактики, а то вдруг и я с простудой слягу.

– Где-то около часа, может, чуть больше, – пожала я плечами, наливая себе бульона из котелка. – Как самочувствие?

– Да нормально вроде, – неуверенно ответил Ри.

Но, несмотря на всю неуверенность, поглощал бульон он довольно шустро и даже добавки попросил. А я что, мне не сложно, даже приятно заботиться об эльфике. Хех, это что, ранний материнский инстинкт? Рановато что-то, рановато. От добавки не отказалась и я, а про Химо вообще молчу, он так вцепился в несчастный кусок мяса, что мне даже послышалось его урчание.

Ужин прошёл в раздумьях на тему того, как неживое чучело может переваривать пищу и куда это самое переваренное девается. Ответа так и не нашлось.

– Ой, Эль, а что это? – неожиданно спросил дроу, указывая пальцем в сторону костра.

– А? – Я отвлеклась от гадания на чаинках, которые плавали в моей деревянной кружке. Всё равно чаинки выводили нечто бессмысленное, что-то похожее на воссоединение душ и борьбу противоположностей. Бред, в общем.

– Вон туда посмотри и скажи, что у меня не галлюцинации, вызванные жаром! – потеребил меня за рукав несколько ошарашенный эльф.

– Ри, это всего лишь саламандра! – засмеялась я, разглядев в небольшом пламени ярко-красную ящерицу с двумя забавными рогами на голове. – Дух огня, создание Ариархата, Хранителя Огненной стихии. Маги используют их для доставления почты.

– А как почта не сгорает в огне? – изумился мой ученик, пристально разглядывая ящерку, которая нетерпеливым взглядом всматривалась в моё лицо.

– Потому что почту отправляют маги, владеющие стихией огня. Они договариваются с саламандрами на тему сохранности письма или посылки. Но если ты не понравишься этой ящерке – пиши пропало, ты никогда её не уговоришь, так что такой почтой пользуются далеко не все. О, Ри, смотри, тебе письмо! – воскликнула я, увидев выплюнутый ящеркой конверт из серого пергамента с единственным именем, выведенным чьим-то аккуратным почерком: «Танорион».

Написано на эльфийском. Как только я подошла и собралась его поднять, ящерка сердито зашипела.

– Чего это она? – удивился Ри, откидывая одеяло и легко соскакивая с паутины.

Похоже, дроу и впрямь полегчало.

– Она передаёт письмо только тому, кому оно адресовано, – пояснила я.

Саламандра подождала, пока дроу поднимет послание, но после этого не исчезла.

– А она долго ещё будет здесь находиться? – спросил дроу, косясь на почтальона, который не собирался растворяться в пламени, а внимательно меня разглядывал.

– Не знаю, – пожала я плечами. – Похоже, что я ей не нравлюсь.

– А может, у неё и для тебя письмо? – неожиданно выдвинул идею Ри. – А она просто тебя не узнает под мороком.

– Ри, а ведь, может, ты и прав! – согласилась я на такой вариант и, сняв морок, повернулась к саламандре: – У тебя что-то для меня есть?

Огненная ящерица недовольно фыркнула и… выплюнула на землю увесистую пачку писем.

– Да уж, – весело хмыкнул дроу, – скопилась у тебя корреспонденция!

– Да иди ты! – огрызнулась я, увидев на самом верхнем письме сургучную печать – герб старшего дома Аллианэр.

– Эль… – тихо спросил Ри, прекрасно расслышав в моём тоне не совсем дружелюбные нотки, – эти письма от братьев де Рен, ведь так?

– Милая, не уходи далеко, – с самым милым лицом прошептала я, пропустив мимо ушей слова дроу, и достала из кармашка на поясе кусочек железного дерева. – Хочешь вот это?

Ящерка, увидав в моих руках столь редкое дерево, заурчала от восторга, и костёр взвился ввысь локтя на три точно. Хе, что-то мне это напоминает! Интересно, а у меня вот таких вот огненных хвостатиков в родне не было?

– Я тебе дам кусочек, если ты не скажешь отправителю, что доставила письма. Просто потеряйся, ладно?

Саламандра торопливо закивала, судорожно облизнулась огненным язычком и быстро-быстро завиляла хвостиком. М-дя, наверное, даже самые послушные в мире псы так своей конечностью управлять не смогут. Я кинула ей желанное дерево и объяснила своё поведение ученику, который сейчас стоял с вытаращенными глазами:

– Это железное дерево, оно очень редко встречается в природе. А точнее, всего в двух местах: Ассоматийская долина и остров драконов. Оно ценится из-за того, что твёрже стали, невосприимчиво к магии, хотя и само обладает некоторыми магическими свойствами. Как понимаешь, стоит оно баснословно дорого и поэтому для растопки каминов его никто не использует, а для саламандры это любимое и практически недостижимое лакомство, за него она сделает всё, что угодно. У меня когда-то были палочки для волос из такого дерева, но они треснули, и я их доломала. Как знала, что рано или поздно пригодятся.

– А как ты их сломала? Это же практически невозможно! – поразился дроу, наблюдая за тем, как ящерка в костре с ума сходит: вертится вокруг кусочка дерева, скачет, бесится и, похоже, даже облизывается.

– В них попали метательные шарики ятугаров, и они треснули. А потом я их доломала магией земли, просто договорилась с железным деревом. Пыхтела долго, но всё же получилось.

– После метательных шариков неудивительно, что дерево так легко поддалось! – хмыкнул Ри, внимательно вглядываясь, как я подбираю с земли стопку писем так, словно между ними спрятана нхитистаха – дико ядовитая змея, укус которой несёт неминуемую смерть, но долгую и мучительную.

– Ага, насколько я помню, там даже толика амарилла присутствует! – согласилась я с эльфом.

– Хелл, а кто тебе там пишет? – неожиданно влез в разговор Химо.

Вот хрдыр, он что, не мог подольше со своим ужином повозиться?

– Догадайся с восьми раз, – буркнула я, сотворив подушку из уплотнённого воздуха.

Дроу, покосившись на меня, сделал то же самое.

Всего писем было семь. Я сразу отложила в сторону два письма. Те, на которых чувствовалась магия. Маячки, не иначе. И открыла довольно потрёпанное, в небольшом конверте. Чёткий почерк с острыми углами у букв легко позволил мне узнать писанину дедушки:

«Хеллиана Валанди, волкодлак тебя задери! Я ни на грош не верю, что ты погибла! Ведь я самолично тебя обучал, вбивал в твою непутёвую голову знания, мучился с тобой, а ты? Что произошло в этом упырёвом королевстве, почему ты не вернулась в Академию? Всё руководство на ушах стоит, Итрон в глаза мне смотреть не может, чувствуя себя виноватым за твою пропажу. Эти демоновы эльфы и слова связать не могут, чтобы толком рассказать, что случилось!

Хелли, девочка, прошу, ответь как можно скорее. Насколько я знаю, от тебя никто из твоих друзей и знакомых уже больше двух недель не получал никаких вестей. Я и Ветар с ума сходим от беспокойства, Тамине ещё не говорили о твоей пропаже. Демонёнок, прошу тебя, возвращайся домой. Что бы ни случилось, что бы ты ни сделала, мы всегда будем тебе рады.

И если, не приведи Хранители, ты покинула этот мир, учти, я самолично оживлю твоё немощное тельце и ты у меня в виде зомби будешь вечность свои любимые грядки пропалывать!

Прошу, дай о себе знать при первой же возможности.

С любовью,

твоя семья».

Честно, я не знала, смеяться мне или плакать. Это же надо было такое сочинить! Дедушка… Как я тебя люблю! Но я не могу пока вернуться. Я не хочу подвергать тебя и всю мою семью опасности. Прости.

Второе письмо было от Аилинии. Судя по словам, подруга была в искренней печали и недоумении, почему я не вернулась. Она и Холл очень за меня волновались и тоже просили написать при первой же возможности.

И вот на этом месте меня обуяла злоба. Неужели близнецы и Латриэль ничего не рассказали? По письму выходит, что нет. Ну ладно руководству Академии, ладно моей семье, но Лин-то они могли рассказать всё начистоту! Мы же всё-таки квадриум, единство магов… были когда-то.

С трудом подавив в себе вспышку ярости, я вскрыла третий конверт и немного успокоилась, когда в глаза бросились неровные закорючки моего любимого учителя – Таш никогда особо не следил за почерком. Такое ощущение, что это Рикс, в которого влили бутыль «Эльфийской слезы», корябал письмо пером, зажатым в костлявых лапах. Это, конечно, невозможно в принципе, но сравнение подходящее.

«Хелли, где ты? Никто не знает, куда ты делась, бусины близнецов не действуют, тебя нет ни у родни, ни у меня в городе! Я толком не знаю, так же как и всё, что произошло в Эвритамеле и почему ты не вернулась. Близнецы и Латриэлъ не могут ничего толком объяснить, только говорят, что вы поругались из-за какой-то мелочи. Я в это просто не верю! Вы были так близки, а потом ты вдруг исчезаешь в неизвестном направлении по непонятной причине, это всё звучит как полный бред! Что-то случилось, и я это чувствую, но не могу с тобой связаться, а татуировку, к сожалению, смогу восстановить только я. Тебя ищут по всем близлежащим к королевству городам, учти это. Я понимаю, что ты от кого-то скрываешься и не сможешь мне ответить. Да и не только мне. Я знаю, что все отослали тебе письма, и поэтому предупреждаю: на письмах эльфов маячок. Они узнают, где ты, как только ты его откроешь. Я предупреждаю тебя потому, что я не доверяю теперь братьям де Рен, так же как и Латриэлю. Ох, темнят эти эльфы… Из их уст имя принцессы Селениэлъ звучит чаще, чем твоё, что мне абсолютно не нравится. Не с ней ли связан твой побег?

В любом случае я тебя прошу: пока не возвращайся в Академию, пережди где-нибудь зиму. А лучше подстрой всё так, чтобы у эльфов была уверенность, что ты погибла. Я знаю, твоим близким будет больно, но я думаю, что Лин и твоя семья всё поймут, когда узнают правду.

Приезжай в Эллидар с наступлением весны, когда проснётся Рик. Я буду ждать тебя там каждый день ровно в полночь, на протяжении двух часов. И пожалуйста, будь осторожна!»

М-дя уж… Сразу видно – я училась у этого полуэльфа. Мысли совпадают полностью. Да и знает он меня как облупленную, он сразу всё почувствовал и всё понял. Умница Таш, что бы я без него делала?

А вот кое-кого я просто ненавижу…

Они не сказали! Демоны и упыри, они просто никому и ничего не сказали! Поругались из-за мелочи!.. Звучит так же бредово, как то, что Друсилия – чистая и невинная дева с ангельским характером.

Сердце защемило от непереносимой тяжести. Значит, пустяки… Может, и я для них пустяк? Выходит, что так. Демоны, как же больно…

Чтобы как-то отвлечься, я схватилась за следующее письмо. Кипенно-белый конверт, сургучная печать с когтистой лапой, небольшой листок внутри и всего несколько строк:

«Три дня назад я получил письмо. При его прочтении я в третий раз за эти полгода испугался за твою жизнь. Что бы ни случилось, приезжай. Со мной ты будешь в безопасности. Обещаю».

Вот этому обещанию можно верить. Написавший это письмо никогда не нарушит своего слова, он много прожил и много видел. Потерпи ещё немного, Киртан, через несколько месяцев мы увидимся.

Я машинально прикоснулась к шее, где ещё совсем недавно висела капелька чёрного хрусталя. Я всегда знала, что на нём заклинание слежения, да и как могло быть иначе? Кирт всегда за меня волновался, я помню его глаза тогда, на крыше одного из домов Нижнего города в Айтраске, когда я по доброй воле нырнула в воду, кишащую тираньями, а потом вытащила их всех на берег, чтобы уничтожить. Я видела лицо Киртана, когда я вернулась спустя лишь два часа. Такие эмоции невозможно подделать.

– Мне всегда он нравился, – одобрительно проворчал Химо с моего плеча.

Я невольно хмыкнула. Ещё бы, некромант нашёл оригинальный способ, как подлизаться к пауку, – он по тихой грусти пичкал его карамелью, зная, что тарантул жить без неё не может. А украдкой потому, что я дико материлась на них обоих, когда в очередной раз отмывала совершенно перемазанного и липкого Химо.

Пятое письмо было от магистра Пилата. Хех, давненько меня так не ругали! Декан не поскупился на крепкие выражения в мой адрес, даже точки вместо особо впечатляющих слов не поставил! У меня создалось впечатление, что письмо мне писали на исконно орочьем языке, а не на всеобщем.

Я невесело усмехнулась и отправила и это письмо в костёр. Не хранить же их, в самом деле! У моих ног осталось два письма. От Латриэля и близнецов. Вот же…

Я не ругаюсь, я не ругаюсь, я не ругаюсь…

Да ни хрдыра я не могу не ругаться!!!

– Ты что, не будешь читать последние два письма? – каким-то отстранённым голосом спросил Ри.

Я повернула голову и увидела, как дроу с каменным выражением лица сминает своё письмо и конверт в придачу. Мгновение – и они вспыхнули прямо у него в руке.

– Ри, что случилось? – осторожно спросила я, глядя, как эльф небрежно стряхивает с ладони пепел.

– Мне написали из дому, – глухо произнёс Танорион, – и выдвинули условие: либо я в течение трёх дней возвращаюсь домой…

– Либо? – не удержалась я.

– Либо меня исключают из Дома.

– Что?! – подскочила я с воплем.

Мне вторил Химо. Даже Рикс, сидящий над ветке чуть выше паутины, встрепенулся и громко каркнул.

– От меня отказываются. Выгоняют с позором, лишают титула и наследства, – чересчур спокойно произнёс дроу, глядя на костёр.

Здрасте, бабушка, я ваша молодость! Приплыли…

Не зная, что сказать, я присела на колени около ученика и взяла его за руку. Ладонь Ри чуть подрагивала, хотя он и пытался это скрыть. Да уж, по всей видимости, Танориону не исполнилось ещё и пятидесяти. Будь он старше или хотя бы совершеннолетним, то легко бы скрыл свои чувства. О таких вещах, а в частности об образе жизни Старших и Младших Домов дроу при императорском дворе, я наслышана немало.

– И что ты будешь делать? – мягко спросила я с замиранием сердца: я прекрасно понимала чувства этого дроу и осознала: Ри вот-вот уедет.

– Не знаю. – На красивом лице эльфа заходили желваки. – Я не ожидал такого.

– Езжай домой, Ри, – тихо сказала я то, что мне хотелось произносить меньше всего.

Как гласит народная мудрость: не всегда говори, что думаешь, но всегда думай, что говоришь!

И почему я никогда не поступаю так, как поступили бы все остальные? Ответ нашёлся сразу: потому что я не могу лгать и притворяться. Даже если от этого страдаю я. Если сказать сейчас: «Ри, да зачем это тебе нужно? Бросай всех, поехали со мной!» – то это будет чистой воды эгоизмом с моей стороны. А я так не могу!

Да уж, развела демагогию… Кому рассказать – не поверят! По-моему, раньше я относилась к жизни как-то проще, не задумываясь над происходящим. Ну, по крайней мере, не столь углублённо. Сентиментальной я становлюсь, однако. И сама с собой разговариваю к тому же. Слышал бы Таш, долго бы подло хихикал, я его знаю, эта зараза может.

– Зачем, Эль? – Эльф поднял на меня глаза. – Что я там забыл? Наследство? Фамилию? Да ну их в…

– Ри! – возмущённо перебил его Химо.

– Что «Ри»? – пожал плечами дроу, глаза которого были на мокром месте. – Если они так решили со мной поступить, то я не вернусь.

– Ри, не стоит отказываться от семьи только из-за желания делать всё наперекор, – легонько сжала я его руку. – Это неправильно!

– А так поступать со мной – это правильно? – Резко освободив свою руку, дроу встал и заходил около костра. – Я для них никто, только так, для вида, дескать, смотрите, какой у нас наследник хороший! Не то что его брат, а настоящий воин! Ты не представляешь, что мне пришлось пережить! Вечные придирки, тычки носом в ошибки брата и слова: «Ты наш наследник, Танорион! Не будь как все, Танорион, не позорь наш род! Учи традиции, не расстраивай нас!» Тьфу! Ты человек, Эль, тебе не понять, что для нашей семьи значат традиции, передающиеся из поколения в поколение!

– Ну, знаешь что, глупый эльф! – зашипела я. – Я, может, и человек, но я тебя прекрасно понимаю! Моя семья избавилась от меня по той же причине, но тебе хотя бы дают возможность всё исправить, а меня просто вышвырнули, как сломанную игрушку!

Резко бросив эти слова, я отошла на другую сторону костра и уставилась на небо, пытаясь сдержать накопившиеся слёзы. Леший меня забери, как всё некстати! Проблемы, а точнее, переживания, а если ещё точнее, разом нахлынувшие эмоции просто раздирали душу. На части, на осколки. Больно было невыносимо, в груди саднило, а в горле встал ком. Да когда же я буду жить спокойно?!

В монастырь податься, что ли?

Я с трудом удержала нервный смешок, представив, как добропорядочные и непоколебимые в своей вере монашки, приподняв до колен строгую коричневую рясу и неприлично ругаясь, улепётывают от невероятно галантного Химо. Картину завершил Рикс, парящий над этим безобразием и глумливо каркающий.

Слов нет.

– Эль, я помню. – На плечи неожиданно легли руки дроу. – Прости, что сорвался, просто… Как ты это пережила?

– Драконом кверху! – всё ещё сердито буркнула я, но потом поняла, что злиться друг на друга крайне глупо. Оба сейчас на взводе. – Хреново было. Но ничего, справилась, Ауст и Ветар всегда были рядом.

– Надеюсь, что и я переживу, – вздохнул эльф, своим дыханием взъерошив мои волосы на затылке. – Если ты будешь рядом.

– Это вопрос или утверждение? – не поняла я, но поворачиваться не стала. С каким-то двойным смыслом прозвучала последняя фраза. – И потом, что значит «переживу»? Ты что, не собираешься возвращаться?

– Нет, – ещё раз вздохнул Ри. – Какой смысл? Всю жизнь жить по правилам? Делать только то, что желает моё семейство? Бояться лишиться титула и наследства только потому, что моё поведение родителям не понравится? И скрывать свою магию и вторую сущность только потому, что опять же родителям это противно? Нет уж, я так не смогу, я хочу жить спокойно и быть собой.

– Хе, наивный ельфик! – вмешался Химо, который до этого тактично молчал. – Слово «спокойствие» и имя Хеллиана никогда не пересекутся на одной дороге!

– Эй! – попыталась возмутиться я, хотя понимала, что тарантул прав.

Ню дя… Он-то меня лучше знает.

– Фу-у-у! – неожиданно гнусаво выдохнул дроу и руки с моих плеч исчезли. – Что за вонь?!

– Поздравляю тебя, Ри, – нервно хихикнула я – видимо, нервное напряжение ещё не отпустило, – ты начал спонтанно чувствовать магию. В данном случае магию смерти. Значит, дальше обучение станет куда проще! И кстати, насчёт вони – это твоя кобыла издохла.

– Чего?! – У эльфа чуть глаза не выпали. – Как?!

– А чему ты удивляешься? Я тебе говорила, что она такую погоду и такие нагрузки не переживёт! – невозмутимо ответила я, подходя следом за учеником к валявшийся кобыле.

Эльтар, сообразив раньше нас, что произошло, брезгливо ретировался в дальний конец лагеря и теперь старательно тёр копыта о землю. Выглядело это незабываемо.

– У меня два вопроса. – Ри, старательно поскрёбывая подбородок, подошёл к костру. – Что такого в этих письмах написано, что на тебя лица нет, и как мы теперь будем добираться до Астрама?

– Это не первостепенные вопросы, – задумчиво потёрла я переносицу, – об этом поговорим позже. Самое главное сейчас – что делать вот с этими двумя письмами. На них магический маяк. Как только я их вскрою, в ту же секунду откроется портал. А встречаться с их отправителями я не намерена.

– Братья де Рен? – деловито уточнил дроу.

– Да, – кивнула я, стараясь не обращать внимания на боль, которая тупым ножом полоснула по сердцу.

– Так что будем делать? – поинтересовался Химо с плеча Танориона.

Не поняла, это что значит, что тарантул принял эльфа за своего? Похоже на то.

– То, что в одном из писем посоветовал мне Таш, мой учитель. Похоже, мне действительно пора умереть.

Через полчаса всё было готово. Лагерь был приведён в порядок. С трудом наковыряв из промёрзлой земли камней, мы обложили костёр, подвесили над ним котелок, оставили на месте посуду. Соорудили нечто вроде чучела из сухих веток, надели на него мою одежду, в частности куртку из кожи питона, которую я вытащила из недр рюкзака, закрепили перевязь и меч, даже серьги с топазами, которые мне привезли из Эвритамеля, я положила рядом. Ну, так, для достоверности. А вот ритуальный нож пришлось оставить при себе, ведь он погибает вместе с владельцем, такая на нём магия. Довольно долго я промучилась с Эльтаром, эта вредина с крылышками никак не хотела соглашаться подвезти Танориона. В ход пошли и уговоры, и угрозы, и слёзные просьбы… Ой, да как я только эту скотину не упрашивала! В конце концов пришлось идти на крайние меры и припоминать пегасу, как он сначала улепётывал при виде нечисти, сбрасывая меня в их когтистые объятия, а потом, после месячного рейда по окрестностям Натинало, без разбора бил копытом в лоб любой зверюге, которая внезапно появлялась у него перед носом. Досталось один раз и одному знакомому полуэльфу, который неожиданно из кустов выпрыгнул с криком: «Я поймал нечисть!» Ну, Сумрак и отреагировал соответственно на громкий звук и резкое движение перед мордой. Най потом долго ругался под дружное ржание всего отряда, который прочёсывал этот лес.

В общем, коняге пришлось согласиться. Правда, только после моего финального рыка: «Ты что, колбаса недокопчёная, хочешь, чтобы мы с этой кониной перевяленной, что вон там валяется, здесь ещё на пару дней остались?! А она скоро такие ароматы ванили воспроизводить начнёт, что всем тошно станет! Нет, я всё понимаю, интересно, конечно, как собственный желудок, вывернутый наизнанку, выглядит, но я не любительница экзотики! И я не хочу здесь застрять из-за упрямства одного пегаса, у которого, по всей видимости, в недавней родне ослы затесались!»

Но вот мы уже сидим в седле, и пегас взмывает вверх, локтей на двадцать выше купола. Рикс парит рядом, а Химо надёжно вцепился в плащ Ри, сидящего позади меня. Блаженную харю дроу надо было видеть… Как я, когда сыра налопаюсь. Ну или когда шнуровку на сапогах Друсилии незаметно свяжу.

– Эль, я так и не понял, что получится-то? – спросил эльф, немного придя в себя.

– Ты помнишь, что стихии нельзя смешивать, это может вызвать непредсказуемые последствия? – напомнила я, делая тоньше защиту между слоями сферы, которая охраняла наш лагерь. Снаружи это будет незаметно даже магическим зрением. – Как видишь, между слоями тонкая плёнка двух сплетённых стихий и… Короче, Ри, давай я тебе потом как-нибудь объясню, лады? Скажу кратко: если дотронуться магией до этого купола, он рванёт. А следом за ним и вон тот клубок у костра. Там сфера воды, в которой заключён огонь. Лёгкий толчок – и всё, нашей стоянки нет.

– Остались от ведьмочки рожки да ножки… – неожиданно приятным голосом напел дроу.

– Очень смешно! – Я попыталась сказать это серьёзно, но куда там! Смешной этот эльф, умеет настроение поднять.

– Ай, прости, ты же вроде помирать собралась! – хрюкнул Ри. – Жаль, вот только я похоронный гимн не помню! А, нет, погоди, что-то вспоминается: «Прощай, ведьма, мы помним тебя, пускай от тебя остались лишь рога! Мы помним твой голос и злобный твой глаз, прости, что пою об этом сейчас!»

– Гы-ы-ы! – не удержалась я от смеха, закрывая нас, парящих в небе, невидимостью, неслышимостью и экранируя магию.

Отсмеявшись, проверила, что всё в порядке, и достала письмо. Глухое, ноющее чувство в груди, а также волнение ушли напрочь, Ри своими песенками очень этому посодействовал. Я вскрыла конверт от Латриэля. Второй такой же лежал внизу, у костра.

Две секунды. Ровно две секунды – и рядом с лагерем открылся портал. Ещё пять – и из него вышел настороженный Латриэль, одетый лишь в штаны и шёлковую рубашку, но зато с мечом на изготовку. А следом – близнецы. Одинаковые, встревоженные, одетые в одни штаны. Судя по каплям пота на бронзовых телах, которые мне удалось разглядеть, они до этого тренировались. Да и раскрытые сатары в их руках говорили о том же.

У меня перехватило дыхание. Сердце ускорило ритм в несколько раз, и, несмотря на холод, мои руки тут же вспотели, а вдоль позвоночника пополз липкий страх. Пока эльфы внизу двигались вдоль контура, сквозь который они не могли видеть то, что происходит в лагере, мне всё время казалось, что они вот-вот меня увидят. Ри, сидевший в седле позади меня, чуть крепче сжал руку, которая лежала на моей талии. Дроу явно хотел меня приободрить. Признаюсь, если бы он меня до этого не рассмешил, меня бы сейчас колотило ещё больше. Как неврастеника без дозы валерианы и пустырника.

– Это её магия, – дрожащим голосом произнёс Латриэль, проводя рукой вдоль контура, – её ни с кем не спутаешь. Плетение знакомое, думаю, я могу его снять.

Думай, думай, эльфик. Только смотри, чтобы мозг не расплавился от последствий твоего «могу»!

– Давай, – разом кивнули близнецы.

Машинально отметив, что Дерек стоит чуть левее Латриэля, а Терен правее, я подняла пегаса ещё на несколько локтей выше. Три, два, один…

Бу-у-у-м-м-м!!!

Громыхнуло так, что нас всё же отнесло на небольшое расстояние. Ох, а огня-то сколько!!! Перестаралась малость. Как только Эльтар выровнял наше положение в воздухе, я выпустила из рук письмо лунного эльфа и чуть направила его в сторону ба-а-алыпого костерка порывом ветра. Как-то отстранённо подумала, что эльфийский пергамент хорошо горит.

Вскоре костёр угас, а сильные поры ветра, обитавшие в пустоши, мгновенно рассеяли дым. Красивая получилась картинка – небольшая воронка, вся усеянная пеплом, мелкие куски плоти от помершей кобылы, тлевшие деревья, некогда серебристая, а теперь полностью закопчённая куртка около камней, которыми ранее был обложен костёр, и сверкающий меч, лежащий тут же. Эльфийские мастера постарались на славу – клинок не оплавился, не закоптился, и даже рубин в рукояти не пострадал. Рядом с пепелищем, локтях в пятнадцати, поднимались с земли порядком закоптевшие и кашляющие эльфы – мои бывшие друзья. Теперь точно бывшие, и не потому, что они меня предали, а потому, что я только что сама себе устроила погребальный костёр.

Решив, что больше здесь делать нечего (хотя и очень хотелось посмотреть на реакцию эльфов, вряд ли она будет адекватной), я развернула пегаса в сторону города. Рикс спокойно парил рядом. Полчаса, максимум час – и мы будем в городе.

Поневоле в моей голове появилась мысль – а не слишком ли я жестоко поступила, подстроив всё так, словно действия магов спровоцировали взрыв?

«– Хелли, он прав. Ты просто ревнуешь нас. Но в том, что мы не уделяли тебе внимания, была наша ошибка, и только наша! Не нужно переносить на Ниэлъ свои обиды и пытаться привлечь наше внимание таким путём.

– Хранители, Дерек, ты себя сейчас слышишь? Чтобы я действовала таким примитивным путём? Да я проще бы вам в лоб стукнула – и всё! Я допускаю возможность, что это могла быть и не она, кто-то накинул её личину! Но всё же я вам говорю как есть – меня пытались убить!

– Хватит! Я не желаю больше слушать этот бред!»

Мысль поспешно сбежала, не найдя ответа на аргумент в виде моих воспоминаний. Да что ещё можно тут добавить?

– Эль, а ты можешь поторопить Эльтара? – неожиданно спросил Танорион за моей спиной.

– Могу, а зачем? – в ответ поинтересовалась я, думая совершенно о другом.

Например, о том, что погребальный костёр удался на славу. Правда, не присутствовало ни родственников, ни друзей (Ри не в счёт), да и сама преждевременно упокоенная сбежала от греха подальше. Эх, надо было бы устроить роскошные похороны, с гробницей (и гробом, с кучей розовых рюшечек), кучей ревущих друзей и родственников (ага, представляю Рангара с кружевным платочком в зубах), прощальное слово директора…

– Я в туалет хочу!

А-а-а… Упырёв эльф, ну что он так некстати отвечает! Я тут себя хороню, видите ли, а он…

Но если серьёзно, вся моя разбушевавшаяся фантазия на тему похорон – это последствия скопленных эмоций. Своеобразная истерика. Оригинальная, на мой взгляд. Хорошо, хоть похабные песенки не горланю.

Узнав, что случилось, умница Таш всё поймёт. Я не знаю, скажет ли он правду семейству Валанди или нет, но в любом случае пройдёт время, и дедушка узнает правду. Да, мне стыдно за то, как я поступаю, но у меня нет другого выбора. Если Селениэль узнает о моей смерти, моей родне не будет ничего угрожать. Ведь существует самый простой способ меня найти – это пригрозить убить мою семью, и я сама явлюсь с любого конца света.

Вот… Вроде и проблему решила, но почему так паршиво на душе? Может, потому, что я сама себя только что похоронила? Точнее, похоронила Хеллиану Валанди. А вот наполовину дроу (такую я для себя выбрала маскировку) по имени Эль продолжает жить дальше, взяв себе в попутчики наполовину аронта, который в свою вторую ипостась ещё ни разу не превращался! Ох, ну и намучаюсь я с ним…

Но ведь жить по-другому просто неинтересно. А мне теперь будет что вспомнить в старости. Эх, начинать записывать, что ли? Потомки хоть поржут от души. Главное, чтобы со смеху животы не надорвали.

Глава 5

Танорион

Город встретил нас ласково, приветливо… арбалетными болтами.

Правда, тут мы сами виноваты, совершенно не подумали о том, что не мешало бы спуститься на землю около самого города. А ведь лошадка без крыльев (морок мы так и не сняли), парящая в небе с двумя всадниками, выглядит по меньшей мере странно.

Забыли об этом по двум причинам – меня полностью захватило чувство полёта, а Эль… была полностью погружена в воспоминания. Из тех троих, вышедших из портала, – двое, несомненно, являлись братьями де Рен, третьего я не знал. Сначала мне показалось, что Эль жестоко с ними поступила, но, узнав через две недели всю её историю, я понял, что девушка всё сделала как нужно. Я бы поступил так же.

Вообще я восхищаюсь своей наставницей! Столько всего пережить и не сломаться – это ж надо суметь! И что самое интересное – она полностью сохранила свой характер. Не обозлилась, не замкнулась в себе, даже чувство юмора не потеряла! Иногда от её ехидных замечаний я даже краснел.

Перезимовали мы в Астраме, в доме городской магички по имени Сатия. Хрупкая девушка с печальными тёмно-синими глазами. Маг воздуха, если судить по серьге. Вполне милая, но чересчур серьёзная, на мой взгляд, она одна была единственным магом в небольшом городке, так что с удовольствием пригласила нас к себе в обмен на помощь. Я помогал ей по хозяйству и врачевал мелкие раны горожан, варил несложные отвары, а Эль помогала поддерживать магический купол на городе, который защищал его от ледяных ветров со стороны пустоши. Ну и ещё делала кучу всего, что я делать пока не умел.

Проболел я недолго, всего три дня, и после этого и начались мои мучения. Они же учения. Магии меня учили, в общем. Точнее, учила только Эль, Сатия не вмешивалась, да и вообще постоянно пропадала в своём небольшом кабинете в подвале дома, где мы жили. Если честно, мне почему-то было жаль эту девушку – в её глазах постоянно была печаль, она никогда и ничего не рассказывала о себе, да и нас не спрашивала. Предпочитала одиночество, хотя ей и приходилось часто общаться с горожанами, да и смех её я слышал очень редко, даже несмотря на то, что в её доме поселилась наша компания. Чего только Химо стоит! А вот ему, кстати, магичка уделяла немало внимания, пыталась понять, как он живёт и дышит.

– Ри, ты о чём думаешь? – раздался вкрадчивый голос у меня под ухом.

– Да ни о чём, – встрепенулся я и уставился на Эль. – Ой…

– Я тебя сейчас убью, – чеканя каждый слог, произнесла девушка, разглядывая собственные пальцы, покрытые корочкой льда.

Кажется, я слегка отвлёкся…

– А-а-а… Эль, не надо, я правда нечаянно! Я не хотел, я правда ледяную стрелу пытался создать! Ай, не надо, погаси фаербол! Он что, с самонаведением?! Ты садистка!!! Больно же! А-а-а, не трогай уши, признаюсь, я отвлёкся и думал совсем о другом!

– И о чём же? – спокойно поинтересовалась человечка, отпуская мои многострадальные уши и легко скатываясь с моей спины, где занималась экзекуцией, а точнее, моим воспитанием. Я же остался лежать на ковре, на который упал, когда меня по пятой точке огненный шарик шандарахнул.

– О Сатии, – признался я, со вздохом потирая раненую часть тела.

Было небольно, но приятного всё-таки мало.

Эль мягко опустилась на пол рядом со мной и обхватила колени руками.

– И что надумал?

– Да ничего особенного. – Я подпер руками голову, оставаясь лежать на расстоянии локтя от девушки. – Просто не могу понять, почему она такая замкнутая. Это странно для её возраста.

– Ага, – хихикнула Эль, – ей всего-то двести лет!

– Эль, ты же сама говорила, что люди в среднем живут до трёхсот, а маги могут дотянуть и до тысячи лет!

– Так и есть. Ри, ты забываешь, что мне всего восемнадцать, и для меня эти цифры – запредельные! – Магичка легонько дёрнула меня за кончик уха.

– Ага, младенец просто! – фыркнул я, разглядывая огонь в камине, который располагался в трёх локтях от нас.

Вообще мне эта гостиная нравилась – чисто, уютно, ничего лишнего. Два кресла стоят у камина, большой обеденный стол, несколько простых канделябров на стенах. Всё в тёпло-коричневой гамме. Здесь обычно и проходило моё обучение, в основном на ковре у камина, кресла мы почему-то игнорировали.

– Вредный эльф! – якобы сердито прошипела человечка, ложась на ковёр.

– Маленькая человечка! – в тон ей ответил я, болтая ногами.

За два месяца я подхватил её нездоровое чувство юмора. Что мне очень нравилось, да и ей тоже.

– И горжусь этим! – Эль показала мне язык и усмехнулась. – Ри, слушай, а ты, часом, не влюбился ли?

– Ты это, не того, случайно? – покрутил я пальцем у виска. – Она же меня старше упырь знает на сколько! К тому же она не в моём вкусе, я блондинок предпочитаю. Она милая, конечно, но не настолько. Да и мои мысли сейчас больше занимает обучение, чем влюблённость!

– Вай, мог бы и не оправдываться! – усмехнулась Эль. – Я и так всё поняла. Эх, как поступишь в Академию, познакомься с леди Друсилией Тацит. Шикарная такая блондинка, аж заглядение. Только привет от меня не передавай, а то сразу со всем обломаешься! Самое последнее воспоминание, которое я ей о себе оставила, – это то, когда она при виде меня презрительно сплюнула, а я небольшой порыв ветра ей в харю отправила.

– Добрая девочка! – не удержался я от смеха. – Ладно, давай уж продолжим учёбу, а то опять до ночи ржать будем.

– Согласна, – кивнула Эль, листая толстенную книгу по алхимии.

Магичка не только учила меня, но и сама восполняла «пробелы в образовании», прочитывая по нескольку книг за неделю и бесконечно тренируясь. Я ещё не мог учиться на её уровне, Эль говорила, что пока сумела вдолбить в мою «ушастенькую» голову только знания, которые преподают в магических школах. Цитирую: «Поздравляю тебя, отрок, ты практически закончил школу магии имени Хеллианы Валанди! Вот тебе приз. Да, это топор, а что ты хотел? Давай топай во двор, а то дрова заканчиваются!»

Вот так и жили. Рикс носился по городу, Сатия изучала Химо и писала научную работу, а мы с Эль учились. И всё вроде прекрасно, но…

– Эль, – позвал я, понимая, что в голову абсолютно не лезут знания о воспроизведении нескольких ледяных стрел сразу.

Две-три зараз у меня получались легко, но стоило увеличить их количество, как начиналась такая ерунда… Кривая, косая и какая-то несуразная и аляповатая. И это самые милые определения, которые я слышал из уст моей наставницы. Когда же тренировалась сама магичка в вызове хищной птицы, пришла моя очередь подло хихикать и ехидно комментировать: «Ой, какой цыплёнок симпатичный, а можно мы его себе оставим? Эль, а чего у него восемь ног? Ух ты, не знал, что соколы бывают в жёлтую крапинку!» Ну и так далее.

– Аюшки? – отозвалась магичка, переворачивая страницу, но не поднимая на меня глаз.

– Когда мы поедем в Эллидар?

Эль со вздохом отложила тяжеленный талмуд, повернулась ко мне, подперла кулаком подбородок и минуты две меня разглядывала. А я уже по привычке пытался рассмотреть её настоящую внешность и ауру под мороком. Толку – как от Химо молока. Ни следов, ни остаточной магии, ничего. Рядом со мной сидит дроу-полукровка с короткими снежно-белыми волосами, синими глазами, загорелой кожей и заострёнными ушками. Идеальный морок, который Эль наложила на себя ещё перед въездом в город. И как оказалось, не зря: в Астрам действительно приходила ориентировка на Хеллиану Валанди, пропавшую адептку Академии Магии. И про Химо там было указано, и про ворона, и про Эльтара. Эль поговорила с Сатией, я, правда, не знаю всех подробностей, но городская магичка письмо в Эллидар не отправила. А остальным жителям небольшого городка было чхать на нас, хотя поначалу к нам отнеслись с явной опаской.

– Надоело сидеть взаперти? – усмехнулась Эль, показав два небольших клыка.

Натуральных, кстати, она меня ими один раз даже за ухо укусила! Никогда не думал, что у нашей расы такие острые зубки.

– Вроде того, – согласился я. – На улице весна началась, снег стремительно тает, с крыш капает, погода на редкость тёплая, а я в четырёх стенах сижу. Это не моё, Эль, мне нужно что-то делать.

– Эльфов нельзя держать взаперти, им нужна свобода… Я понимаю тебя, Ри, мне самой тут уже до плешивого демона надоело сидеть! Нет, Сатия милая, да и город неплохой, но и мне тоже нужно что-то делать, стабильность – это не для меня, – неожиданно улыбнулась Эль.

– Только не подумай, что я тебя тяну в Эллидар, чтобы поскорее встретиться с братом! – поспешно сказал я и понял, что сморозил глупость.

– Да, а ещё ты спешишь проводить меня до Динтанара и смыться куда подальше! – захихикала девушка. – Да не смеши ты мои подмышки! Я с первой оттепели вижу, как тебя тянет на улицу! Между прочим, я из-за тебя три карамельки Химо должна! Он говорил, что твоего терпения надолго хватит, и не ошибся же!

– А?

– Ага! Челюсть подбери, подбородок оттопчешь. – Магичка с наслаждением потянулась и поднялась с ковра. – Пойду узнаю, когда мы сможем уехать. Чего глазками хлопаешь? Учи давай, чтоб к моему возвращению ты по пять стрел мог выпустить, иначе ещё на месяц останемся!

Да уж, умеет эта девица найти лучший подход. А главное – какой действенный!

Через полчаса я уже смог выпустить семь ледяных стрел зараз. Бывает же такое!

Хеллиана

– Войдите! – раздался звонкий голосок с той стороны двери.

Сатия, как всегда, сидела в своём кабинете. Магичка обладала довольно редкой и интересной внешностью. Хрупкая телосложением, ростом чуть выше меня, едва тронутая загаром кожа, изящные руки и тонкие пальчики. Тёмно-каштановые волосы хорошо оттеняют сине-серые глаза с длиннющими ресницами. Хорошенький носик, розовые губы, острый подбородок – в общем, вроде ничего необычного, но вот всё вместе…

Но вот её замкнутость меня удивляла. Всегда спокойная, я никогда от неё не слышала лишнего слова, даже когда просила не отправлять письмо в Эллидар. Хоть я и была под мороком, догадаться, что я – Валанди, было несложно, точное описание и Химо, и Рикса в ориентировке присутствовало.

– А, Эль, это ты. – Девушка отвлеклась от пергамента, на котором что-то увлечённо выводила пушистым пером. Такими пергаментами был завален весь стол, правда, аккуратными стопками.

– Сатия, я пришла поговорить. – Я протиснулась в кабинет и, пройдя несколько шагов по довольно вышарканному ковру, устроилась в кресле, предназначенном для посетителей. – Снег уже подтаял, да и погода намного улучшилась. Думаю, мы с Ри скоро уедем.

– Так рано? – удивилась магичка, поправляя выбившуюся прядь волос. – Я думала, вы поедете, когда снег полностью сойдёт.

– Нет, на столько нас не хватит, – улыбнулась я. – Нам, конечно, нравится этот город, но всё же мы хотим уехать. Когда пойдёт караван в Эллидар?

– Через четыре дня, – мгновенно вспомнила Сатия. – Но он не до Эллидара, он до Темрида, это в десяти днях пути отсюда. От него до Эллидара около трёх дней пути, может, чуть больше.

– Подходит, – мысленно прикинула я. – Завтра начнём сборы. Что нужно будет сделать до отъезда?

– Да ничего вроде, – немного растерялась девушка. – Травы ещё рано собирать, на болезни пока никто не жаловался, если только микстур от простуды ещё сварить. А то сейчас самая слякоть, дети вот-вот заболевать начнут.

– Это легко! – согласилась я. – Прости, что мы вот так на тебя свалились, а теперь неожиданно уезжаем.

– Ничего, – махнула рукой Сатия, – вы же мне помогли. Зима выдалась ужасно холодной, я одна бы весь резерв тратила на поддержание щита. Да и это мне нужно тебя благодарить, ты дала мне любопытную мысль для работы.

– Ну да, – хмыкнула я и, протянув руку, выловила Химо, спрятавшегося среди стопок с бумагами, – такая мысль не каждому придёт в голову!

– Я не мысль! – возмутился тарантул, размахивая лапками. – Я – это…

– Кто? – осведомилась я. – Чучело? Или нежить? Химо, даже я не могу тебя правильно назвать!

– Эль, я хотела тебя попросить, – неожиданно сказала Сатия, аккуратно складывая листки в ещё одну стопку.

– О чём? – отвлеклась я от тарантула.

– Оставь мне Химо.

– Что? – Такой просьбы я не ожидала, и поэтому Химо звучно шлепнулся на пол.

– Не навсегда, разумеется. На время. – Девушка, не смотря мне в глаза, с отсутствующим видом теребила перо. – Я хочу закончить свою научную работу. А через год его верну.

– Э-э-э… – протянула я, – вообще-то это не у меня надо спрашивать, а у него!

– Я согласен! – раздалось из-под кресла.

– Н-да уж… – почесала я переносицу. – Весело получается!

– Эль, не злись! – Паук мгновенно забрался на мои колени. – Просто так будет лучше. Конечно, я не хочу расставаться с вами, но я слишком приметный! Я же не могу постоянно скрываться в кармане, кто-нибудь меня увидит. А так я посижу, подожду, Сатия закончит свою работу, и я вернусь. На твой следующий день рождения.

– Ты уверен? – спросила я, беря паука в ладони.

Химо посмотрел на меня глазами-пуговицами и кивнул:

– Да. По дороге я буду только привлекать ненужное внимание. Впрочем, как и Рикс, но ты же его не сможешь оставить.

– Да мне и тебя как бы не очень хочется оставлять, – пробурчала я. – Демоны и упыри, ненавижу, когда ты прав!

– Мне тоже это не всегда нравится, – вздохнул Химо. – Но ты же понимаешь, что так будет лучше.

– Понимаю, – кивнула я и повернулась к Сатии, при этом машинально почёсывая спинку тарантула: – Я знаю, это нечестно с моей стороны, но у меня есть условие: я оставлю Химо, но ты должна сказать, откуда у тебя заколка, которая спрятана в тайнике в левом углу чердака. Говорю сразу: я нечаянно его обнаружила! Просто мы с Ри пытались поймать зомби из крысы, которого он создал, ну и немного повредили стену. Но мы всё исправили, честно говорю!

– Верю. – Голос магички донесся откуда-то из-под стола, и сама она не появлялась минуты полторы.

Я еле сдержалась, чтобы не посмотреть, что она там делает, но всё стало понятно, когда Сатия выпрямилась и поставила на стол бутылку вина и два металлических бокала с узорной гравировкой. Легко откупорив бутылку, магичка разлила белое вино по бокалам и протянула один мне.

– Что ж, это приемлемое условие. Я согласна тебе рассказать, откуда у меня это украшение, но для начала скажи – почему она тебя заинтересовала?

– Заколка сделана из чёрного серебра. А я прекрасно знаю, чьим фамильным металлом оно является. Кто из Старшего Дома Аллианэр тебе её подарил и почему ты её хранишь в таком необычным месте?

Сатия залпом выпила бокал вина, даже не поморщившись, налила ещё, сделала несколько глотков и лишь потом ответила:

– Кронпринц Летрак.

А в глазах такая печаль…

Неужели Дом, который уже много тысячелетий правит Империей дроу, только и способен на то, чтобы причинять боль?

– Как это случилось? – тихо спросила я, пригубив сладкое сливовое вино.

– Я была одной из лучших учениц в Академии Магии, и меня отправили на преддипломную практику в Карат, столицу Империи. Там я и познакомилась с ним. Красивый, гордый молодой дроу… Естественно, я влюбилась, да и он отвечал взаимностью. Это безумие длилось полгода, я прошла практику, получила диплом и вернулась обратно. Летрак подарил мне эту заколку в честь окончания Академии. Всё было хорошо, но потом… – Девушка замолчала, едва сдерживая слёзы.

Вот и какого упыря я полезла к ней в душу? Бесчувственная я скотина, наверное… Но мне нужно было выяснить, как магичка связана с ненавистными мне эльфами.

– Не нужно, Сатия, – покачала я головой, – если не хочешь, то не говори. Я не настаиваю.

– Нет, всё в порядке, ведь хоть кто-то должен об этом узнать. – Девушка взяла себя в руки и, глубоко вздохнув, продолжила: – Он вышвырнул меня, как ненужную дворняжку. Даже не он, а его мать, Владычица, чтоб она два дня с горшка не слезала! А он… Он ничего не сделал. Он даже не пришёл, чтобы как-то объяснить своё поведение.

– Мне жаль, – прикусила я губу, понимая, что эти мои два слова как торигогу зубочистка.

– А ты, Хелли? Что тебя связывает с этой фамилией? – неожиданно спросила Сатия, наливая себе ещё вина.

– Младшие братья этой семьи. Но я не могу тебе сказать, что произошло, я всё ещё не могу свыкнуться с их поведением, – покачала я головой.

– Да и упырь с ними. – Магичка вдруг отсалютовала мне бокалом. – Давай лучше выпьем!

Угу, выпили. А когда вино закончилось, Сатия извлекла на свет ещё одну бутылку. И мы снова выпили. Разговор удался, да и как могло бы быть иначе у двух нетрезвых магичек, обсуждающих всем известную тему «мужики козлы»? Правда. Химо попытался влезть и устыдить нас, но был задавлен большинством и поспешно ретировался за подмогой. Подмога в лице Ри прибыла быстро, но тут же удалилась после фразы «Сгинь, ушастик нехороший, ты – мужик!».

Не знаю, что подумал Танорион, но ещё пару часов он не появлялся, так же как и Химо. Надеюсь, они не обсуждали тему «все бабы – дуры!». Но, по крайней мере, когда он вернулся и растащил наши немощные телеса по спальням, то был трезвый. Мне так вообще показалось, что Ри было двое.

Наутро, а точнее, в обед я проснулась с гудящей головой и ужасным самочувствием. Долго пыталась вспомнить, что было вчера. Вспомнила, ужаснулась, подошла к зеркалу, страшно перепугалась, привела себя в относительный порядок и потопала на кухню, где и застала Ри, который наливал бледной Сатии чай. В итоге лечились мы уже вдвоём под ехидные подколки дроу и Химо.

День прошёл как в тумане, естественно, ни о каких сборах речь идти не могла. А вот последующие три прошли в суете. Сначала мы наготовили микстур и отваров, перебрали старые травы, подправили магическую защиту города. На следующий день мы занялись покупками. С большим трудом нашли приличного коня для Ри, за которого отдали пять золотых, отвели его на конюшню, где стоял Эльтар, а потом отправились на рынок. Пришлось, конечно, провести очень и очень сложный ритуал перед походом за покупками, но, хоть и с трудом, разорвать связь с оружием я смогла. За мой ритуальный кинжал местный оружейник дал двадцать пять золотых – вполне приличные деньги. На них мы и купили пару новых штанов и рубашек простого кроя для Ри. У дроу была одежда, он ведь сбегал из военной академии не с пустыми руками, но, к сожалению, эти вещи были не по погоде и предназначались для лета. Мне купили три пары штанов чёрного цвета, несколько туник до бёдер и пару рубашек. Не стали тратиться на плащи, вместо них купили себе по куртке, которые были подбиты мехом какой-то непонятной зверюшки. В них было не слишком холодно, но и не слишком жарко, по погоде – самое то. У Ри обувь была, а мне пришлось покупать неприметные сапоги.

Остался последний пункт – мне нужен был меч. И желательно – ритуальный кинжал, так что мы вновь вернулись в лавку оружейника. Выбор бы небольшой – пятнадцать мечей и восемнадцать кинжалов плюс пара стилетов, метательные и охотничьи ножи и сатар. Последний меня заинтересовал, но я быстро отмела его. Степень моего владения этим оружием была на уровне коленок, не выше. Как у Ри с магией – вроде и знаю много, и даже прилично получается, но далеко не всегда удачно. Хотя нет, привираю, мой ученик в магическом искусстве достаточно продвинулся, пусть некоторые заклинания ему и не давались.

Я прицепилась к Ри, чтобы тот мне помог с выбором. Эльф хищно усмехнулся, потёр руки, сгрузил на меня покупки, которые нёс, и отправился смотреть предложенные варианты. Полчаса ругался с оружейником, восемь раз пересмотрел все мечи, взвесил пять из них на руке, сделал пару взмахов и остановил свой выбор на лёгком клинке с простой рукоятью, оплетённой кожей, гардой, на которой при тщательном разглядывании можно было угадать головы двух орлов, и небольшим обоюдоострым лезвием. Пристроив все покупки в углу оружейной, я принялась за осмотр предложенного мне оружия. Меч не скользил, легко ложился в руку, да и никаких нареканий не имел. К мечу шли и наспинные ножны, но, к сожалению, они мне были великоваты. За десять медяков владелец лавки согласился их подогнать под меня.

Когда сторговались по цене (семь золотых!), начали подбирать ритуальный кинжал. Ничего не выбрали – такая ерунда, что здесь продаётся, мне пригодится только карандаши точить. Зато я себе нашла приличный нож. Лезвие шириной в два моих пальца, хорошая, многослойная сталь, деревянная рукоять с резьбой. К нему прилагались ножны, которые легко поместились в моём сапоге. Не удержалась я и от набора метательных ножей, благо довольно сносно могла ими пользоваться, да и Ри обещал потренировать. За всё мы отдали пятнадцать золотых.

Отнесли всё это в жилище городской магички, пообедали и отправились обратно на рынок закупать провизию и всё необходимое для дороги. Вернувшись, обрадовались известию, что Сатия устроила нас в караван в качестве магического сопровождения, выпили чаю и уползли спать.

Последний день в этом городе прошёл в диком хаосе – пока забрали перевязь, пока бельё, которое заназывали у портнихи, пока собрали вещи, пока Ри пытался меня придушить за то, что я ему заказала ярко-зелёные портки в сердечко… в общем, легли спать очень поздно.

А встали ещё до рассвета, с восходом солнца на выезде из города нас ждал караван. Мне было жаль расставаться с Химо, так же как и с Сатией. К магичке я испытывала искреннюю симпатию, да и привыкла я к ней. Но Астрам – это не моё.

Торговый караван состоял из шести повозок, двух экипажей и шести всадников. Если не считать нас с Ри.

– Эль, это же просто смешно! – заявил Ри, когда мы подъезжали к каравану. – По одному охраннику на повозку! Да их как минимум по три должно быть! Какой дурак так следит за сохранностью товаров?

– Этот дурак, молодой человек, градоправитель, – раздался голос из-за повозки, и оттуда вышел тролль.

Надо же, не думала, что представители этой расы забредают в такую даль! Хотя тролли – самые востребованные наёмники, они берутся за любую работу. Популярнее их только орки, но те слишком жадные до золота, нанимают их только тогда, когда требуется грубая физическая сила. Ну или конкурента там попугать.

– Должно быть, вы Итиар? Глава каравана? – поинтересовалась я.

– Да, юная леди, я веду этот караван, – кивнул тролль, поправляя воротник куртки. – Не волнуйтесь, эти повозки пустые, мы только едем за товаром. А вот из Темрида мы поедем гружёные и конечно же наймём куда больше охраны.

– Троллей? – не удержалась я.

– Всё может быть! – хмыкнул Итиар. – Но давайте к делу. Ехать будете в конце каравана, ночевать можете в одной из повозок, но при условии, что кто-то один будет караулить лагерь. Провизия у вас должна быть своя, корм для лошадей тоже. С этим всё в порядке? Замечательно. Оплату вы получите в Темриде, сорок серебрушек. Так что, согласны?

Мы согласились.

Танорион

Невысокие холмы, ещё укрытые рыхлым снегом, тёплая, но противная погода, грязь под ногами, в которой то и дело застревают повозки… Весна, мать её!

Знал бы, что это такое, – ещё бы недели на две в Астраме остался! Нет, магический купол на территории Империи – великая вещь, ставлю памятник тому, кто его возводил.

Брррр… Ненавижу слякоть! Радует одно – уже на рассвете мы въедем в лес, там, под кронами вечнозелёных деревьев, снег ещё не настолько растаял, можно будет три дня ехать нормально. Точнее, мне нормально, а вот Эль придётся помучиться.

Я машинально повернул голову в сторону одной из повозок, которые, как и кареты, стояли полукругом у костра. Мы разбили лагерь на окраине леса, все уже давно спали, а я изображал нетопыря, сидя на ближайшем к лагерю дереве. Караулил то бишь. Так я мучился всю неделю – ночью вместе с караульными охранял лагерь, а днём – отсыпался. Но это было до тех пор, пока путь в Темрид пролегал между холмами, на открытой местности, а уже завтра мы поедем через лес. И не спать ночами теперь придётся моей наставнице. Мне-то было проще – мне нужно меньше времени для сна, а вот как эти три дня будет себя чувствовать Эль, я не знаю, она и так не высыпается из-за постоянных ночных кошмаров. Хотя и пытается делать вид, что всё в порядке. Ага, а то не видно – лицо бледное, глаза краснющие, синяки под глазами – в общем, упырик такой среднестатистический. Видел я эту зверушку пару дней назад, когда снёс ей голову «когтями». Да уж, неприятна работа мага. Но мне нравится учиться!

Я думал, что пока мы добираемся до Эллидара, то учиться не будет времени. Наивный… Мало того что Эль каждый день устраивала для меня мини-экзамен, так ещё и рассказывать про новые заклинания не забывала. До сих пор не понимаю, как всё это в мою голову помещается, что уж про хорошенькую головку Эль говорить?

Я чуть не взвыл, когда в ногу меня кто-то клюнул.

– Ах ты, некромантское детище! – зашипел я, потирая пострадавшую конечность. – Тебе чего не спится?

Ворон глухо каркнул и выпустил из лап тоненькую книгу. Чуть пододвинул её ко мне и камнем упал с толстенной ветки, на которой я сидел. Ага, упал и разбился, от него дождёшься. Вон между санатхрами мелькает его хвост.

Так, и что этот почтальон мне приволок? «Теория и практика расширения пространства». Любопытненько… А чего такая маленькая? Всего страниц сто, наверное. Открыв последнюю страницу книги, я чуть не навернулся с дерева. Книжица, которую я сейчас держал в руке, имела ни много ни мало восемьсот шестьдесят девять страниц. Вот тебе и расширение пространства…

У меня сложилось впечатление, что Эль выпросила у Сатии немало книг о магии. Интересно, основная масса предназначалась для меня или для неё?

Перед тем как погрузиться в чтение, я ещё раз прислушался. Вроде ничего, шагах в ста от лагеря никаких подозрительных звуков. Это радует, но нужно проверить окрестности ещё и магически.

Делается это просто – по карте. Нужно запомнить рельеф местности, в которой находишься, а потом на него мысленно накинуть поисковую сеть. Перед глазами замигали разноцветные точки аур. Ох ты, сколько живности! Фазаны, кролики, перепёлки… А это ещё что?

Примерно в лиге от нас с высокой скоростью двигалась аура разумного существа. Полуэльфа, если точнее. И двигалась она по направлению к нам. А на самой границе видения, в трёх лигах от лагеря двигался целый отряд! Двадцать аур, причём не человеческих!

Так, что делать? Будить лагерь или сходить на разведку? В принципе я должен успеть.

Тихо свистнув Рикса, я соскользнул с дерева и бегом отправился в чащу леса, бесшумно раздвигая кусты. Эльф преодолевает расстояние в лигу всего за полчаса быстрым бегом. Человек – за час.

Бесшумная тень, быстро продвигающаяся мне навстречу, остановилась буквально в пяти шагах от того дерева, где прятался я. Угу, почуял, значит. Стараясь особо не шуметь, я выдвинул «когти» и прыгнул вперёд. Полуэльф, не ожидавший нападения, упал. Мне хватило пары секунд, чтобы схватить его и прижать лезвия к горлу.

– Кто ты? И что за отряд движется следом за тобой?

– Отпусти, – прохрипел полуэльф. – Если ты знаешь Хеллиану Валанди, я тебе не враг.

– Ты не ответил на мой вопрос, – повторился я, ещё плотнее прижимая металлические «когти».

Ещё бы, я прекрасно умею оценивать свои силы и знаю, что тело, которое я сейчас прижимаю к снегу, немного, но всё же сильнее меня. Если он вырвется, мне несдобровать. А ведь он знает Эль и ищет её. Но вот зачем и почему он уверен, что она не мертва?

– Я Плутнар, бывший предводитель Ночных Всадников, именно их отряд сейчас движется сюда. Ты из торгового каравана, что в лиге отсюда, ведь так? – спросил полуэльф, не пытаясь даже пошевелиться. – Вам грозит большая опасность, Всадники едут, чтобы выполнить заказ. Им щедро заплатили, чтобы те уничтожили Хеллиану Валанди. Я хотел её предупредить.

– Откуда ты знаешь, что Валанди жива? – Я убрал лезвия и помог полуэльфу встать.

Я чувствовал, что он не врёт.

– Это всё потом! – отмахнулся мужчина. – Нам нужно предупредить караван.

– Идём. – Я рванул в сторону леса вслед за Риксом, который до этого сидел на кусте рядом и внимательно вслушивался в разговор.

Ворон успеет разбудить Эль раньше, чем мы прибудем в лагерь.

Как мне удалось рассмотреть на бегу, мужчина был намного выше меня, крупнее, с длинными светлыми волосами и немного грубым лицом. Больше похож на человека, чем на дроу, кем, несомненно, являлся кто-то из его родителей, а может, и родственников. Полная луна в небе плюс эльфийское зрение плюс принадлежность к расе аронтов, результат – видимость как днём.

Эль уже не спала. Она ожидала нас у того самого дерева, где я до этого дежурил.

– Ри, что случило… Плутнар?! Какого демона?! – расширила она глаза, опуская меч.

– Кто ты? – нахмурился полукровка. – Или же… Хелли, что за глупая маскировка?

– Ох, совсем забыла. – Эль нервно закусила губу.

Да уж, видимо, слишком неожиданной была встреча, раз магичка напрочь забыла о своей личине.

– Ладно, это всё потом, – отмахнулся мужчина. – Хелли, тебе грозит опасность, сюда движется отряд Ночных Всадников. Их наняли, чтобы тебя убить.

– Что?! – Магичка чуть не выронила меч. – Как они узнали, что я жива? Кто их нанял? Как они на это согласились?

– Слухи о том, что внучка Ауста Валанди погибла, разлетелись по всем городам, но ни один из Всадников в это не поверил. Не знаю, чего ты этим добивалась, но ты забыла об одном.

– Медальон… – Девчонка коснулась своей груди, на которой тут же появился довольно необычный медальон с изображением коня и всадника.

– Да, он даёт Всадникам знать, если с одним из них что-то случилось, – кивнул полукровка. – После ухода Ветара и Тамины произошёл раскол. Кто-то ушёл и остепенился, кто-то продолжил дело, набрали новых людей, а вот дальше началось непонятное.

– Да что могло начаться? – нахмурилась Эль и убрала меч в ножны. – Тамина же оставила тебя предводителем! Неужели ты не смог ими управлять?

– Смог, но не всеми! – рыкнул дроу. – С каждым днём преданных людей становилось всё меньше, а новеньких, среди которых появилось много вампиров, всё больше! А ими сложно управлять, для них я не авторитет, сама понимаешь. Когда мы были в Темриде, некто, закутанный в плащ с головы до ног, заказал нам тебя. Я отказался, но нам пообещали большие деньги. Тысячу золотых. И Всадники согласились. Меня сдвинули и взяли в плен, чтобы я не смог предупредить тебя. Но я сбежал. Я не знаю, как заказчику удалось узнать, жива ли ты, но факт, что некоторые Всадники это знали! И сейчас они едут сюда.

– Эль, а ты дорого стоишь! – хмыкнул я, направляясь к повозке, где спал Итиар. – Чувствую, за такие деньги они будут яростно сражаться.

– А Ветар знает, что я жива? – тихо спросила человечка у дроу, пока я будил тролля.

Ага, а то я не услышу!

– Конечно знает! – Дроу с улыбкой потрепал девчонку по волосам. – Он ведь так и не снял медальона. Не знаю, зачем ты пустила слух о своей смерти, но очень многие в неё не поверили.

– Да уж, – вздохнула девчонка. – Похоже, что мой план провалился в бездну. Ладно, упырь с ним, нужно готовиться к нападению.

Всё осложнялось тем, что Всадники приближаются со стороны леса. А может, это нам и на руку.

Плутнар не мог сражаться, так как оказалось, что у него повреждена спина, а точнее, она просто исполосована кнутом. Так что, как бы он ни упирался, его отправили на дерево, чтобы он оттуда отстреливался. На соседнее дерево отправили и Эль.

Противников мы встречали в лесу, замаскированные по самое не хочу. Наш лагерь было отлично видно сквозь деревья, так же как и двух охранников, которые дремали у костра. Хорошие фантомы получились.

– Восемь против двадцати! – За соседним деревом шёпотом продолжал материться Итиар. – Да нас размажут!

– Не размажут, – прошептал я. – Главное, чтобы они прошли мимо нас, а там нужно не теряться!

– Бить в спину нехорошо! – огрызнулся кто-то в пяти шагах от меня.

– А посылать двадцать Всадников, среди которых восемь вампиров, чтобы убить одну маленькую меня, это нормально? – раздалось ворчание сверху. – И вообще, замолкаем, они через несколько минут будут здесь!

И они действительно появились. Конный отряд из двадцати всадников остановился и спешился. Действовали слаженно и абсолютно бесшумно. Я старался не дышать, когда фигуры миновали нас и остановились в пяти шагах от границы лесополосы.

– Живых не оставлять, – раздался глухой голос. – Она – магичка, а значит, может прикинуться кем угодно. Скорее всего, где будет ворон, там и наша цель.

– Да вон эта птичка, на крыше кареты сидит! – фыркнул кто-то.

– Тогда вперёд!

Угу, ломанулись. Бегут, значит, к лагерю, надеясь на неожиданность. Фантомы просыпаются, поднимают тревогу, из повозок начинают вылезать ещё несколько фантомов. А тем временем ряды противников редеют, вот уже трое упали, сражённые стрелами, ещё двое – метательными ножами, ещё один – моим кинжалом. И вот тогда нападавшие заметили, что что-то не так. Но их уже сбила с ног силовая волна Эль. Я быстро накинул «Ловчую сеть» и побежал вслед за остальными. Мы планировали отделаться малой кровью, но, видимо, не получится, так как сеть буквально через несколько секунд исчезла. Значит, опасения Эль были не беспочвенны – среди вампиров оказался маг. Только вампирская магия крови способна снять «Ловчую сеть».

И вот тогда стало жарко. Эль и дроу, как могли, прикрывали нас, но в горячке боя я успел заметить, что уже двое наших пали. А потом всё смешалось. Звон мечей, запах крови и палёной плоти (наша магичка не скупилась на фаерболы), крики, щедрые ругательства.

Да уж, учебный бой – это одно, а вот такая резня – совершенно другое. Раскрыть сатар абсолютно не было времени, а «когти» уже были черны от крови. Люди, которые принадлежали к Всадникам, уже были мертвы, но вампиры никак не желали умирать даже после, казалось бы, смертельных ударов мечами. Выдернув «когти» из тела последнего человека, я бросился на ближайшего вампира и полоснул его по горлу, пока тот не успел поднять меч. Ага, упал. И не встает же! Значит, дело не в ударах, а в оружии! Я с новыми силами прыгнул на ближайшего вампира.

– Ри! По сторонам смотреть не учили?! – раздался крик, и мой висок опалило огнём.

Я поспешно оглянулся: вампир позади меня катался по земле, объятый пламенем.

– Эль, ты зачем слезла? – зарычал я, отбивая клинок противника.

Вампир ощерился и зарычал. Ого, а у него глаза краснючие! С этим противником я справлялся дольше, чем с предыдущими. Интересно, это что, мне предводитель попался?

– Тебя не спросила! Ри, твою мать, ты куда смотришь?! – закричала девчонка позади меня.

Вампир, нападавший на меня, всего на долю секунды отвлёкся, мне хватило этого времени, чтобы всадить лезвия в его сердце.

А вот у Эль возникли проблемы. Она сумела проткнуть одного вампира, у которого из спины торчало несколько стрел, но, пока вытаскивала меч, на неё прыгнул другой вампирёныш. Я не успел подбежать, и клинок нападавшего прошёлся по спине магички. Эль упала, а я почувствовал, что зверею. Вампир, напавший на неё, завалился, пронзённый одновременно моими «когтями», мечом Итиара и стрелой Плутнара. Больше противников не осталось.

И вот как только горячность боя спала, я понял, что произошло…

– Ри, вот тебе там, наверное, хорошо, да? Может, ты этого кабана с меня снимешь?

– Эль? – Я со всех ног бросился к двум телам вампиров. – Ты жива?

– Сейчас в лоб тебе плюну, тогда сам догадаешься! – раздалось бурчание.

Оттащив в сторону мёртвое тело, я помог выбраться человечке. Задыхавшейся, перемазанной в крови, но живой.

– Эль, ты как? – Я на секунду прижал к себе девчонку, но тут же отпустил и принялся её осматривать. – Тебя же ранили, я видел!

– Да, мне тоже так показалось! – буркнула встрёпанная девица. – По спине прилетело не слабо, я уж думала, всё, не встану. Но знаешь, под лопаткой сейчас только саднит немного.

– Эль, у тебя там куртка насквозь прорезана, так же как и рубашка! – присвистнул я. – Раздевайся!

– Что, прямо здесь? – икнула магичка от неожиданности. – Давай сначала разберёмся, а потом все остальное! Я чувствую себя нормально, не беспокойся.

– А не с чем разбираться. – К нам подошел Итиар. – Все нападавшие мертвы, мы хорошо постарались.

– Сколько ваших погибло? – напряжённо спросил я, вытирая пучком травы металлические «когти» и убирая их.

– Трое, – вздохнул тролль. – Ещё один ранен, правда, нетяжело.

– Итиар, это я во всём виновата, – магичка со скорбным лицом повернулась к главе каравана, – это за мной они охотились.

– Забудь. – Присев на корточки, тролль вытер лезвие своего меча об одежду ближайшего трупа. – Мы же не могли просто так смотреть, как они убили бы тебя. Думаю, такой участи ты не заслужила. Парни знали, на что шли. Нужно их похоронить по-человечески.

Похоронный обряд для погибших воинов провели как положено, со всеми почестями, тела же Всадников просто сожгли, предварительно обыскав их. Ни у кого ничего интересного не нашлось, а вот карманы предводителя весьма заинтересовали Эль. В них оказалась карта Аранеллы, самая точная из тех, которые мне приходилось видеть, на которой в десяти лигах от Темрида светилась неяркая точка, подписанная «Хеллиана Валанди».

– Что это? – Я уставился на карту.

– На мне маяк, Ри, – нахмурилась Эль, державшая карту. – Именно так они меня и нашли!

– А я думал, с помощью медальона, – вставил своё слово Итиар, сидевший неподалеку.

– С помощью медальона Всадники чувствуют, жив или нет их товарищ, но не знают точного местонахождения, – сказал Плутнар. – Эту карту дал заказчик, он точно знал, где ты. Значит, предположение верно – на тебе маяк.

Эль витиевато выругалась, помянув не только всю родню неизвестного заказчика, но и свою пустую голову. Не слушая больше её ругань, я утащил её в карету и строго приказал:

– Раздевайся!

– Ри, ты ушастый извращенец! – возмутилась магичка. – Ладно, не смотри так, я поняла, что тебе не до шуток. Отвернись хоть, что ли!

Я отвернулся, слушая, как на пол кареты с тихим шорохом падает сначала куртка, потом рубашка, а потом и нижняя рубашка. Дождавшись разрешения, я повернулся к Эль, которая сидела ко мне спиной.

– Ну, что там, Ри? – нетерпеливо спросила девушка, пока я рассматривал белоснежную кожу на спине.

Что, что… Ничего!

– Сними морок, может, он мешает мне рассмотреть, – попросил я, осторожно прикасаясь пальцами к абсолютно целой коже. Эль чуть вздрогнула, но морок сняла.

Эффект тот же.

– Ничего, Эль. – Я покачал головой и провёл пальцем по её лопатке как раз там, где скользнул меч вампира. – Раны нет!

– Но как это возможно, Ри? – спросила магичка, подвешивая в воздухе несколько светляков. – Я же почувствовала! Да и порез на куртке. Что такое происходит?

– Не знаю, – сознался я, рассматривая длиннющие волосы магички, лежавшие покрывалом на сиденье в карете. – И кстати, тебе не тяжело?

– Да нет, а что, должно быть? – Эль резко повернула ко мне голову и тут же застонала, – О нет, что опять?

– Да, Эль, твои волосы опять отросли, – хмыкнул я, собирая в хвост её шевелюру. – Мало того, во время боя я успел заметить, что зрачки у тебя стали вертикальными. Сегодня же полнолуние.

– Всё, с меня хватит! – натягивая нижнюю рубашку, буркнула девчонка и повернулась ко мне. – Ри, прости, но ты в очередной раз лишишься своей лошади. Я больше чем уверена, что маяк на мне ты не сможешь обнаружить, и поэтому, как только мы прибудем в Темрид, сразу же летим в Эллидар! Думаю, только Таш способен разобраться с тем, что со мной творится.

– Согласен, – кивнул я. – Как ты думаешь, маяк на тебя нацепила Селениэль?

– Ну дык кто ж ещё? – нахмурилась девчонка, пропуская пальцы сквозь дыру в куртке. – Интересно, чего эта сумасшедшая эльфийка от меня хочет? Что за настойчивая мания меня убить?

– Не знаю, Эль, – пожал я плечами, наблюдая в окно кареты, как из-за холма появляются первые лучи солнца.

Как только оно поднимется, исчезнут все неуловимые изменения во внешности Эль. Это уже проверено, каждое полнолуние происходит одно и то же.

– Ох, чует моя левая пятка, нормально инсценировать мою смерть не получилось, – устало вздохнула магичка, пристраивая свою голову у меня на плече. – Нужно было всё тщательнее продумывать.

– Эль, ты же не профессионал, – хмыкнул я, перебирая тяжёлые пряди её волос, – ты ещё не в таком возрасте, чтобы играть в такие игры. По твоему рассказу у меня сложилось впечатление, что ты влезла в чей-то хорошо продуманный план и кому-то очень помешала. Но что происходит, я сказать не могу, несмотря на все интриги, которые наблюдал в своё время при дворе. Возраст у меня не тот. Ладно, не грусти. Как-нибудь прорвёмся.

Как бы я сам хотел в это верить!..

Глава 6

Хеллиана

Глупый, глупый эльф! Ты какого упыря на меня свалился?

– Я нечаянно! Это всё твоя коняга виновата! Как можно так резко останавливаться, да ещё и в воздухе? – возмутился лежащий на мне дроу.

Коняга, стоящая от нас в нескольких шагах, тем временем как-то по-кошачьи встряхнулась, подошла к нам и, ловко схватив зубами воротник моей куртки, выдернула меня из-под Танориона. Оказывается, Сумрак резко остановился прямо в воздухе, когда почувствовал внизу кладбище. Хорошо хоть, летели мы невысоко, а точнее, уже садились.

– Я начинаю ненавидеть твою лошадь, – вздохнул Ри, лежащий лицом в землю, пока я разглядывала кирпичную кладку кладбищенской стены.

– Эльтар – не лошадь, он жеребец! – встала я на защиту своего пегаса.

Сумрак, словно подтверждая мои слова, поднял переднюю ногу и с силой опустил её на землю на расстоянии ногтя от уха дроу. Любой другой эльф подпрыгнул бы от такого звука, но Ри к заскокам моего коня уже привык.

– Ещё раз он так сделает, и станет мерином! – меланхолично изрёк Ри, поднимаясь с земли. – Эль, я есть хочу!

– Я тоже! – Мой тяжкий вздох частично заглушило урчание в животе.

Ещё бы – лететь весь день без перерыва! Шестидневное расстояние от Темридского леса до Эллидара мы преодолели за два дня. Всё же иметь пегаса – это что-то восхитительное! Простые кони с ним и рядом не валялись.

– Так что делать-то будем? – спросил Ри, почёсывая поясницу. – Солнце только садится, а твой друг будет нас ждать не раньше полуночи. Кстати, это и есть учебное кладбище?

– Ага, – кивнула я, рассматривая высоченные тёмные ели по ту сторону забора.

Заборчик-то высокий, в два моих роста! Правда, раза в три ниже каменной махины, которая окружает весь Эллидар, тот без пегаса мы бы не преодолели. А идти через западные ворота не хотелось, мало ли что могло случиться и кого мы там могли встретить.

– Ри, меня, конечно, жутко подмывает сходить в гости к твоему брату, но знаешь, я всё же боюсь, что меня узнают!

– Эль, – вздохнул дроу, прислоняясь спиной к стене, – на тебе морок, на Сумраке тоже, тебя невозможно узнать! Легенду мы придумали уже давно, просто постарайся ни с кем не разговаривать, вот и всё!

– Ри, что ты как маленький, – вздохнула я и принялась помогать эльфу «подпирать стенку». – Это же МОИ друзья! Пусть я некоторых из них и ненавижу, но они же меня знают! И жесты, и походку, и манеру разговора! Меня может выдать любая мелочь. А знаешь, как мне хочется их всех увидеть, посмотреть им в глаза? И представить себе не можешь!

– Эль, если ты так хочешь, просто сделай это, и всё! Морду кирпичом, презрительный взгляд и – вперёд и с песнями! Я сомневаюсь, что они в каждой встречной будут искать тебя. Даже принимая в расчёт то, что, возможно, они и знают, что ты жива. Думаю, они никак не ожидают, что ты вернёшься. – Мой ученик невозмутимо пожал плечами.

– Ты прав, конечно, – хмыкнула я, – но признай: тебе до жути хочется увидеть брата!

– Признаю, – тут же согласился дроу. – Но если ты не хочешь туда идти, давай просто поужинаем в ближайшей таверне, а потом вернёмся на кладбище.

– И всё-таки тебя учили, как управлять людьми, – сощурилась я, – и ты прекрасно этим пользуешься!

– Каюсь, есть такое! – улыбнулся дроу. – Но ты же это прекрасно понимаешь, а значит, выбрать правильный для себя вариант сможешь. Итак, куда мы отправимся? Только думай быстрее, упрямая магичка, у меня сейчас желудок к позвоночнику прилипнет!

– Демонов эльф! – вздохнула я, отлепляясь от стенки. – Добился своего. Ладно, идём уже!

Эллидар за три месяца нисколько не изменился. Разве что снега на улицах не было, да и земля там, где её не покрывала брусчатка, практически полностью высохла. Весна сюда пришла раньше, чем в Астрам. Да и архитектура двух этих городов заметно различается: в городе, где мы пережидали зиму, дома были куда массивнее, всё больше из камня. Да что говорить, Эллидар в пять раз больше Астрама, да и богаче! Климат здесь теплее, а значит, и урожай в разы больше, и одежда легче. Да и людей намного больше. А, ну и нелюдей. И к тому же здесь куда ни плюнь, в мага или магичку попадёшь. Хотя плеваться в магов – дело опасное. Адепты Академии своего обидчика в лягушку, конечно, не превратят, но вот бородавки, как у жабы, наслать – это запросто.

– Эль, а чего здесь так тихо? – спросил Ри, вертя головой по сторонам.

Понимаю его удивление: вроде крупнейший человеческий город, торговая столица, превосходные погодные условия, да и места для новых домов – просто завались, но прохожих практически нет. В лучах заходящего солнца хорошо было видно, насколько обветшали за зиму дома. Да, каменные, да, с черепицей, но всё равно обветшали и порядком заплесневели. Ибо мало здесь жителей, не перед кем хвастаться и гордиться чистотой и уютом. Небольшие изгороди повалились, ставни покосились, в общем, бедный район города.

– А почему тут должно быть громко? Ри, люди живут здесь рядом с кладбищем, кто по доброй воле здесь поселится? Любой бедняк, который по воле случая здесь найдёт себе жильё, вскоре сделает всё, чтобы найти денег и приобрести или снять себе жилище получше.

– Но ты же говорила, что нежить с кладбища выйти не может! – Эльф отвлёкся от созерцания колодца на площади и повернулся ко мне.

– Нежить-то люди не боятся, – хмыкнула я, – всё же это город магов. А вот адепты, которые эту самую нежить поднимают, представляют собой большую опасность. Ну, там заклинания, которые вылетают за пределы кладбища, нечаянные взрывы… Поверь, адепты такое запросто могут вытворить! Да и потом, кто сможет жить рядом с местом, где нежить воет через каждые полчаса, а скелеты толпами маршируют? Некроманты – это понятно, мне это место так вообще как дом родной, но всё же!

– Сам факт того, что это КЛАДБИЩЕ! – понятливо усмехнулся мой ученик. – Странные вы люди, – живых нужно бояться, а не мёртвых!

– Э нет! – мотнула я головой. – Так думает только тот, кто чучело торигога не видел! Поверь, в этом случае бояться нужно мёртвых, и только мёртвых!

– А что это за зверь? – заинтересовался Ри.

– Сейчас расскажу, – кивнула я, сворачивая вместе с Эльтаром на широченную Дринамскую улицу. Она же набережная.

Дринам, местный водоём, искусственный канал с пресной водой, отделяет центр города от самых бедных его окраин и кладбища. Сейчас мы перейдём мост, и различия начнут бросаться в глаза. Улицы станут шире, народу больше, колодцы стоят на каждом перекрёстке, по самым широким улицам грохочут кареты и экипажи, бегают детишки, гуляют бродячие коты… Перечислять можно до бесконечности. Жизнь в Эллидаре никогда не стоит на месте, здесь можно приобрести всё, что душе угодно. А про количество гильдий я вообще молчу. Гильдия травников, гильдия наёмников, гильдия сапожников, гильдия вышивальщиц и так далее. Этакие сообщества по интересам, которые располагаются на каждой улице. Впрочем, есть ещё и нелегальные гильдии, но их найти очень проблематично. Гильдия воров, например. Если ты не профессиональный вор, то в жизни не отыщешь нужного здания. Но если крепко прижать какого-нибудь карманника на базарной площади, тогда – пожалуйста. Правда, ловить воришку нужно на Центральном базаре, в остальных торговых рядах мошенники сами ничего не знают. И здесь иерархия, куда же без неё!

– Это что такое? – Дроу замер, разглядывая массивного здания из серого камня с впечатляющей вывеской.

– Это таверна твоего брата, Ри, – грустно улыбнулась я, прочитав надпись на вывеске, которой раньше и в помине не было. – И похоже, он назвал его моим именем.

Привязывая Сумрака к коновязи, где и так хватало лошадей, я почувствовала тугой комок в груди. Надо же, я всегда думала, что аронт назовёт таверну именем Лин. Хотя готова поспорить на любимые тапочки, это её идея.

– Ну что, ты готова? – спросил Ри, беря меня за руку и крепко её сжимая.

– Конечно, милый! – захлопала я глазами и потащила дроу к входу.

Сердце стучало так, что отдавалось гулом в ушах, хотелось бежать куда подальше. Вот сейчас мы войдём, а дальше что? Ведь там – они. И Холл, и Лин, и наверняка половина адептов Академии, время-то вполне подходящее для ужина! Паника накатывала, я уже подумывала дать дёру, но Ри, крепко державший меня за руку, буквально впихнул меня внутрь. Я приняла попытку взять себя в руки и глубоко вздохнула. Сама это выбрала, так что уж теперь бояться?

Ой, но страшно-то как!

Ничего не изменилось. Две изогнутые лестницы, две боковые двери, небольшой столик, а за ним – Чадр.

– Это Чадр, управляющий Холла, – шепнула я на ухо Танориону, прильнув к нему так, что со стороны казалось, что я шепчу ему на ухо что-то очень приятное. – Спроси у него, как нам найти твоего брата.

– Конечно, дорогая, – расплылся в улыбке дроу, поддерживая мою игру. – Мне тоже не терпится поужинать. Уважаемый, не подскажете, где мне найти моего брата, Холлимиона?

– Вы брат господина? – удивился Чадр, поздоровавшись с нами. – Мы вас не ожидали. К сожалению, господин Холл сейчас отсутствует, но он вскоре должен прибыть. Не желаете ли пока отужинать? Полагаю, вот этот зал вам подойдёт.

– Благодарю! – прощебетала я, направляясь к левой двери.

Вот хрдыр, какого демона лысого он отправил нас в зал для адептов? Но выбора, похоже, у нас нет.

Пройдя в обеденный зал вслед за Ри, я подняла взгляд и поневоле замерла. Над камином, который располагался как раз напротив входа, висела картина. Нет, не та, которую я переделывала на забаву для всех адептов. На полотне были изображены небольшая часть стены и окно, за которым виднелось ночное небо и крупные хлопья снега. На подоконнике, свесив одну ногу и согнув в колене другую, чуть повернувшись к созерцателям этого полотна, сидит девушка, грустные зелёные глаза которой, казалось, смотрят прямо в душу. Блестящие чёрные волосы крупными кольцами ниспадают до середины спины, чётко очерченные губы чуть переливаются в неярком свете, необычный красно-чёрный наряд подчёркивает хрупкость фигуры и белизну кожи. И всё бы ничего, но вот траурная чёрная рамка меня доконала.

Ну, Макс, ну, засранец…

Расшевелив замеревшего Ри, который тоже разглядывал полотно, я потащила его за ближайший свободный стол. Он был единственный, стоял справа от камина. Все остальные были заняты, и даже самый большой, тот, что в углу.

– Эль, это же ты на картине! – чуть наклонившись ко мне, прошептал дроу.

– Знаю, – огрызнулась я. – Постарайся не вертеться, а то внимание привлечёшь!

– Рада приветствовать вас, что закажете? – Около стола, словно из ниоткуда, появилась Карька.

Я старательно принялась душить в себе желание поздороваться с ней и заказать бутерброд с сыром. Желание упорно сопротивлялось, но тут подключился мозг. Вдвоём мы кое-как справились.

– А что вы нам посоветуете? – Это Ри пришёл на выручку, пока я разбиралась со своими чувствами.

В итоге заказали мы картофель с мясом и овощами, тушенные в горшочке. Малосольные огурчики и хлеб. А ещё брусничный пирог и чай.

Сделав заказ, я принялась якобы лениво оглядываться по сторонам, то же самое делал и Ри. Вот только он сидел напротив меня, спиной к угловому столику, и ему не было видно тех, кого видела я. Лея, Идик, Луксор, Дерек, Терен. Следующий столик после них – Айсантер и Ялиса. Слева от нас – Зарнаон, Лаучиан, ещё несколько некромантов. Хе, даже Друсилия здесь!

Объединяло всех присутствующих одно – кислые мины, и у меня возникло чувство, что я на собственные поминки попала.

Как ни странно, но при виде двух знакомых лиц с некогда любимыми тёплыми глазами серого цвета меня охватило равнодушие. И даже какая-то отчуждённость. В обеденном зале собрались практически все мои знакомые. По крайней мере, некроманты присутствовали почти все. Но подойти к ним, пошутить, поздороваться, даже просто спросить, как дела, я не могла.

Раздался шум потревоженных занавесок, и в зал вошёл Тамиор. Скользнул взглядом по адептам, на секунду задержал взор на картине, поджал губы и направился к угловому столику. А я чуть дёрнулась, но сдержалась, чтобы не подскочить и не повиснуть у тролля на шее.

– Знакомый? – одними губами спросил Ри.

Я кивнула. Желание уйти во мне со страшной силой боролось с чувством голода. Что случилось с адептами? Откуда взялись эти еле слышные голоса? Где музыка, веселье, танцы, вино, в конце концов? Да я ни за что не поверю, что моя «гибель» так на них повлияла!

Или всё же повлияла?

Демоны и упыри, затея с инсценировкой собственной гибели мне теперь не кажется удачной. А даже совсем наоборот. От этого ещё больше проблем, чем есть на самом деле. Да, я обезопасила себя… Ага, обезопасила, точно! Ну, по крайней мере, я так думала до тех пор, пока два дня назад меня чуть не прибили.

Вот и кто сказал, что после смерти проблемы заканчиваются? Да ни упыря подобного! К друзьям подойти не могу, бывших друзей обматерить тоже не получится, к родне не съездить, каждый свой жест – контролировать, мороком прикрываться… Тьфу!

Надоело! Хочу подшутить над Идиком, посмотреть на его ярко-свекольный цвет лица, посплетничать с Леей, потанцевать с Тамиором и Холлом, посоревноваться в скачках с Зарнаоном, поругаться с Друсилией, выслушать сердитые, но забавные реплики магистра Пилата, да чего тут перечислять! Невозможно вот так быстро отказаться от своей жизни. От тех, кто тебя окружал, от того, что тебя окружало. Это всё равно что лишиться части себя. И я её лишилась. Больно находиться среди людей, которые так близко и так далеко.

Ри, видимо увидев мой затуманенный взор, нашёл под столом мою ладонь и чуть не до хруста сжал её.

– Ты что делаешь? – зашипела я, тряся ладонью, с которой так варварски обошёлся мой ученик.

– Привожу тебя в сознание, – невозмутимо ответил Ри, принимаясь за содержимое глиняного горшочка. – А то ты уже неизвестно сколько пялишься в угол с совершенно отсутствующим видом.

Я нервно сглотнула и пододвинула к себе свою часть ужина. Оказывается, пока я занималась самокопанием, а точнее, самобичеванием, нам уже и ужин принесли. Лишь спустя пару минут я с большим трудом заставила себя посмотреть в сторону тёмных эльфов. Дерек, словно почувствовав мой взгляд, чуть повернулся, улыбнулся и подмигнул.

Я закипела. Отлично! Наслаждаются вниманием незнакомой эльфийки, и ведь совесть их совершенно не мучит! Хотя, может, то, что они приняли меня за воздыхательницу и созерцательницу их красоты, даже к лучшему. Подозрения не вызывает.

Но почему тогда так обидно?

Я с двойным усердием налегла на еду. М-ням… Вкусно, как и всегда.

– Слушай, оказывается, здесь потрясающе готовят! – довольным голосом сообщил Ри, прихлёбывая мелкими глотками чай, в то время как я ныкала в карман кусок пирога.

– И не говори! – Что-что, а стряпня аронта всегда могла у меня вызвать блаженную улыбку.

Но улыбка сползла, как только в проходе нарисовался Чадр и кивнул Танориону. Отличненько, значит, Холл явился.

– Что ж, – вздохнула я и поманила Карьку, которая протирала стол Зарнаона и Лаучиана.

Интересно, некроманту с шальными глазами до сих пор всё лень?

Отсчитывая деньги, я старательно загоняла в самую глубь души давящее чувство одиночества и тоски. Кто бы знал, как я по ним скучаю! По всем без исключения.

Чадр, ожидавший нас в холле, вежливо указал, где находится кабинет аронта. Я вовремя прикусила язык, чтобы не ляпнуть: «Да знаю!» Конечно, знаю, дверь за гобеленом, за ней коридор с двумя помещениями: слева кабинет, справа спальня.

В кабинете аронта царил полумрак, через единственное окно едва проникал свет почти закатившегося за горизонт солнца, а сам Холл зажигал свечи в канделябрах, висящие вдоль стен. Он оторвался от своего занятия, как только мы вошли, и его глаза цвета майской зелени удивлённо расширились.

– Нор? Так, значит, правда ты приехал?

– Конечно, братишка! – улыбнулся аронт и кинулся обниматься.

Пытаясь стереть со своего лица счастливую улыбку, я рассматривала двух братьев. Н-дя, сходство налицо. Точнее, на два. Одинаковый разрез глаз, цвет волос, черты лица, островатые подбородки, даже уши – тютелька в тютельку! Но Холл на голову выше, шире в плечах, да и вообще крупнее по телосложению. Ну ничего, Ри ещё до него дорастёт.

– Значит, сбежал всё-таки из дома? – хитро сощурился старший аронт, разглядывая брата. – А я уже думал, что этого не случится! А кто твоя подруга?

Ну, вот не мог он ещё немного полюбезничать с Ри? Я бы в это время за ним понаблюдала. Как я давно не видела этого вредного Котика и как я хочу его обнять! Три месяца…

Обалдеть, только сейчас, очутившись в непосредственной близости от аронта, я поняла, как мне его не хватало.

– Холл, позволь тебе представить мою напарницу, а по совместительству и мою девушку – Эллирану Залийскую.

Чужое имя резануло слух. Эллирана, что за пакостное имя? Не звучит оно, не звучит!

Аронт без разрешения сграбастал мою лапку и прижался к ней губами. Как и при первой нашей встрече.

Да что ж такое, я долго буду вспоминать прошлое?!

– Для такой прелестной девушки я просто Холл, – мягко улыбнулся дроу.

Ага, а то я не знаю!

Получив приглашение располагаться, я подавила желание плюхнуться в любимое кресло и удобно устроилась на мягком диванчике. Холл зажёг оставшиеся свечи и приступил к растопке камина.

– Братец, разреши тебе помочь. – Мой ученик подскочил с кресла, на котором я всегда сидела, и прицельно метнул сгусток пламени в камин.

Дрова тут же весело затрещали. Ну вот не мог не выпендриться!

– Ты научился магии? – удивлённо спросил аронт, устраиваясь на своём кресле по правую руку от Ри.

– Ага, это Эль меня научила! – сдал меня с потрохами этот хвастун.

– А не она ли послужила причиной побега из дома? – покосился на меня Холл.

– Эй, ничего подобного! – возмутилась я, но мгновенно замолкла, поймав внимательный взгляд зелёных глаз.

Нет, если и дальше так пойдёт, то я себе с потрохами выдам!

– Любопытно, – ни к кому конкретно не обращаясь, сказал аронт и откинулся в кресле. – Как отреагировали родители?

– Я бы сказал: нормально, – усмехнулся Ри. – Они всего лишь лишили меня наследства и изгнали из Дома.

– Что?! – Аронт аж подскочил, сжимая руки в кулаки.

– Холл, успокойся, мне на это наплевать, – улыбнулся младший дроу. – Мир магии привлекает меня куда больше, чем снобизм собственных родителей. Сейчас ещё немного поучусь, доделаю кое-какие дела, а потом поступлю в здешнюю Академию.

– Думаю, бесполезно спрашивать, какие дела, всё равно не расскажешь, – хмыкнул Холл. – Вам одну комнату выделить или как?

– Конечно одну! – Я налепила приторную улыбочку, поправляя шарф на шее.

В кабинете становилось жарко от камина, но раздеваться я не спешила. Ещё буквально полчаса, и нужно идти на кладбище. Только вот как сказать об этом Холлу, чтобы не вызвать подозрений?

– Не сомневался ни на секунду, – с такой же улыбой ответил аронт.

Похоже, мой авторитет заметно упал в его глазах. Да и упырь с ним!

– Холл, скажи, а что за портрет висит в обеденном зале? – неожиданно спросил Ри.

Вот обязательно ему было об этом спрашивать? Я не хочу даже слышать об этом!

Или хочу?

– Ах, этот… – немного грустно улыбнулся Холл. – Это портрет той девушки, именем которой я назвал своё заведение. Видишь ли, пока ты был в Военной Академии, много чего произошло. Моя таверна не всегда была такой. Почти два года назад здесь были только жалкие развалины, я уже собирался сжечь то, что когда-то приносило доход, но неожиданно на мою голову свалилась одна прекрасная девушка, которая, как оказалось, училась в одном квадриуме с братьями де Рен, думаю, ты видел их в обеденном зале.

– Да, но не подходил к ним засвидетельствовать своё почтение, – с явным сарказмом фыркнул Ри. – Думаю, немногие знают, кто они такие.

– А… – Аронт многозначительно покосился в мою сторону.

– Знаю, – буркнула я, рассматривая игру языков пламени в камине.

На каминной полке красовались небольшие статуэтки, изображающие самых разнообразных зверей. Раньше их тут не было, так же как и вязаных накидок на кресле и зеленовато-коричневых портьер на окне. Добралась-таки Лин до этого убежища холостяка!

– Тогда всё в порядке, – продолжил свой рассказ Холл. – Эта девушка… знаешь, я никогда таких не встречал. Умная, забавная, красивая… Всех слов не хватит, чтобы её описать. Хочешь – верь, хочешь – нет, но то, что моя таверна процветает, полностью её заслуга.

– Человечки? – удивлённо спросил Ри, косясь на меня взглядом.

Ах да, я же ему эту историю не рассказывала! Кстати, аронт мне явно польстил.

– Согласен, звучит нелепо, но поверь, те, кто лично знал Хеллиану Валанди, скажут тебе то же самое.

– Знал? – тихо переспросила я, наблюдая за несколько потускневшим взглядом дроу.

– Знал, – повторился Холл и неожиданно уставился мне прямо в глаза. – Она погибла три месяца назад, когда возвращалась с практики. Хелли была экспериментатором в магии и во время ночлега поставила охранный купол из гибридной магии. За что и поплатилась. При вмешательстве извне произошел взрыв, всё, что от неё осталось, – это её меч и куртка, что была на ней. Да и её клинок – он постоянно лежал в зале на каминной полке, кто-то недавно украл.

Хранители, кто бы знал, как мне хотелось крикнуть, что я здесь, я жива! И только чудом я сдержалась.

– Грустная история, – сочувственно вздохнул Ри.

Поганец несчастный, он бы ещё слезу пустил! И так тошно на душе, никогда не думала, что слышать своё имя в прошедшем времени так неприятно.

– Вдвойне грустнее она сегодня. – Аронт, видимо, решил меня добить. – Если бы не та случайность, то сегодня Хеллиана праздновала бы свое девятнадцатилетние.

Я в недоумении уставилась на Ри, который, в свою очередь, вылупился на меня. СЕГОДНЯ МОЙ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ?!

Вот тебе и ранний склероз… Или уже поздний маразм? А, не суть…

– Мне так жаль, – тихо произнёс Ри.

– Не нужно, брат, ведь ты её не знал, – покачал головой Холл. – Ну, не будем о грустном. Рассказывай, что интересного было дома?

Дальше я уже не слушала. Нет, не потому, что мне было неинтересно, а потому, что мозг отказывался воспринимать посторонние звуки и другие внешние раздражители. День рождения. Мой. А я – мертва. Не будет ни танцев с троллем, ни игры на скрипке, ни смешных тостов близнецов.

В голове пусто, словно все мысли кто-то выбил чем-то тяжёлым. Пусто, глухо… и безнадёжно. Как и вся моя нынешняя жизнь. А что же дальше будет? Вернуться и сделать вид, что ничего не было, я не могу. Да и как бы это выглядело? Всем привет, я просто неудачно пошутила?

Маразм крепчает, мысли в панике.

Нет, мне определённо нужно с кем-нибудь поговорить! И чем быстрее, тем лучше.

– Вы не против, если я ненадолго вас покину? – Я довольно резко прервала разговор братьев. – Мне бы очень хотелось прогуляться перед сном.

– Полагаю, вас уже заждались на кладбище? – усмехнулся аронт, поднимаясь со своего кресла.

– Да, уже почти полночь, и я… Что? На каком кладбище? – притворно удивилась я, поспешно вставая с диванчика. На душе стало как-то тревожно.

– На том самом. Где живет упырь по имени Рик и где тебя ждет маг по имени Таш. – Аронт с каждым шагом приближался ко мне, а я же начала пятиться, чувствуя, как сердце готово выпрыгнуть из груди. Неужели… но он же не мог так быстро догадаться!!!

– Прости? – «удивилась» я, продолжая пятиться назад.

По идее где-то за моей спиной должна быть дверь.

– Ты слышала всё, что я сказал, – нехорошо усмехнулся аронт, подходя ещё ближе ко мне.

– Холл, ты сейчас о чём? – Это Ри тревожно подскочил со своего места, а я же почувствовала, как холодеют руки. И при этом пыталась сообразить, чем же я себя выдала?

Неожиданно я напоролась спиной… нет, не на дверь. А на книжный шкаф в пяти шагах от неё! Здравствуй, птичка обломинго!

– О том самом, Ри, – оскалился в улыбке аронт, показав клыки. – Вы можете пудрить мозги кому угодно, но этот запах я узнаю из тысячи. И два вот этих шрама, которые оставили на твоей шее одни весьма интересные рыбки. И мне не нужно разматывать твой шарф до конца, чтобы понять, что под ним ты прячешь ещё один шрам – след от амарилла.

Вот и всё. Занавес опущен, погасли свечи, актёры выходят на поклон. Но аплодисментов не будет – роль не удалась.

Сдернув с шеи шарф, я развеяла морок. И лишь спустя минуту, которая мне показалась часами, я очень медленно подняла взгляд на аронта… чтобы через секунду меня уже обнимали сильные руки.

Я стояла, прижимаясь щекой к тёплой груди аронта, и не знала, плакать мне или смеяться. Или, может, злиться? Руки Холла на моей спине чуть сжались, и уже в следующее мгновение я смотрела во взволнованные, чуть раскосые глаза дроу.

– Ты жива, Хелли! Как это возможно?

– Не важно, Холл. – Я снова уткнулась в рубашку аронта, закусив губу. – Это уже не важно.

Но заплакать мне не дали, Холл взял моё лицо в свои ладони и с улыбкой рассмотрел каждую чёрточку на моём лице:

– Реветь не смей! Не смей, я тебе говорю!

– И не подумаю! – шмыгнула я носом и вытерла всё-таки выступившие слёзы и щёлкнула аронта по носу.

– Вот и славно! – улыбнулся дроу и, подхватив меня, закружил. – Ты жива, я не могу поверить! Нужно срочно рассказать остальным!

– Нет!!! – Два выкрика раздались одновременно.

Аронт остановился, осторожно поставил меня на пол и недоумённо посмотрел сначала на меня, потом на Ри:

– Но почему? Хелли, ты не представляешь, ЧТО мы чувствовали, когда узнали о твоей гибели! Ты не видела, как переживала Лин, как сходил с ума Латриэль, как не находили себе места близнецы!

– Не находили места?! – мгновенно вспылила я. – Вот и пускай дальше не находят!

– Хелли, что произошло? – Аронт ошеломленно на меня уставился, не убирая рук с моих плеч.

Я постаралась взять себя в руки. Ага, проще голыми руками поймать всех тараканов на кухне Академии!

– Холл, я… – Я замялась, не зная, что сказать. – Давай тебе лучше Ри расскажет, ладно? Ты был прав, я действительно опаздываю на встречу с Ташем. Но пожалуйста, Холл, я тебя умоляю – никому не слова о том, что я жива, и о том, что я здесь! Не спрашивай почему, просто поверь, так надо!

– Только если ты так просишь, – улыбнулся аронт и, забрав у меня из рук шарф, заботливо и аккуратно намотал его на мою шею. – Накидывай морок и иди. И возвращайся поскорее, тебя и так слишком долго не было.

– Хорошо, – кивнула я и быстро накинула хорошо отработанный морок.

Не удержалась, повисла на дроу, поцеловала его в щёку и выскользнула за дверь.

Приятно, когда тебя так любят. И верят, и ждут. Но вот только жаль, что не все на это способны.

По крайней мере, ещё один человек, а точнее, полуэльф верит мне и ждёт меня на кладбище. И Рик, мой обожаемый Рик, как же давно я его не видела!

Никогда ещё дорога на знакомый погост не казалась мне такой долгой. Но она того стоила.

Холлимион де Див

Я попытался немного прийти в себя. С первой попытки не получилось. Со второй тоже. Разглядывание двери, за которой скрылась человечка, тоже ничего не дало.

Человечка… Хелли… Жива, здорова и только что была здесь? Собственные мысли показались бредом. И вот тогда я повернулся к брату.

– Что? Я тут ни при чём! – развёл руками этот мелкий поганец и плюхнулся обратно в кресло.

– Так, молчи, мне нужно это осознать! – приказал я и направился к столу.

Где-то здесь было… о, нашёл! Бутылка Ант'Турина и два бокала. Заначка на чёрный день. Ведь день этот и вправду был чёрный, а вот теперь какой-то непонятный.

Разливая вино, я не удержался и вдохновенно выругался. Слышала бы Лин – убила бы. Но мне заметно полегчало.

– А теперь я жду рассказа. – Я протянул братцу бокал с вином и устало упал в собственное кресло. – Где, как и когда ты умудрился познакомиться с Хеллианой Валанди?

– Нет, Холл, – усмехнулся этот маленький монстр, – запомни: для всех – это моя девушка Эль.

– Хорошо, – кивнул я, помня о просьбе малышки, – но где вы встретились?

– На окраине Непроходимого леса, – усмехнулся братишка, пригубив вино. – Я тогда только сбежал из Академии и собирался отправиться к тебе, а она буквально свалилась на меня с неба. Ну, если точнее, то сначала приземлился её пегас, а она с него и упала. Была в несознанке, но абсолютно здорова. До утра проспала, а потом спасла меня от русалок. Потом мы немного поругались, она легко узнала фамилию моего Дома по медальону, что ты подарил. Потом мы ещё немного поругались, и она предложила мне сделку: я провожаю её в Динтанар, а она учит меня магии.

– В Динтанар… – задумался я. – Значит, она собралась к Киртану… Но почему не сюда? Почему не к нам? Да и гибель её… Ничего не понимаю!

– Я тоже ничего тогда не понимал, но я собственными глазами видел, как она инсценировала свою смерть. Очень достоверно, нужно сказать. Знаешь, в ту ночь много чего произошло, и я понял, что с этой человечкой нужно дружить. Почувствовал, можно сказать. Мы переждали зиму в Астраме, у одной магички, и вот только тогда я полностью узнал её историю и… возненавидел принцев де Рен.

– За что?! – чуть не взорвался я. – Да говори ты уже!!!

– Ты знаешь, почему Эль сбежала из королевства высших? – внимательно посмотрел на меня братишка.

Не понял, он что, когда-то повзрослеть успел?

– Они с близнецами поругались из-за того, что они больше общались с принцессой Селениэль, – пожал я плечами. – Мне тогда показалось это абсолютно абсурдным, но, когда Лин вернулась домой, я узнал, что Хелли болела, а близнецы за это время ни разу к ней не зашли. Тогда я признал, что это довольно веский повод, учитывая их более чем крепкую дружбу.

– О нет! – как-то зло рассмеялся Нор. – Всё было намного сложнее! Они действительно ни разу к ней не зашли, но дело даже не в этом. Когда Эль полностью выздоровела, Владыка пригласил её на верховую прогулку. Но она едва её не пропустила, так как упала с лестницы. Свернуть ей шею не дал всё тот же Владыка. И знаешь, что странно, – в тот момент, когда Эль упала, поблизости никого, кроме принцессы Селениэль, не было.

– Ты хочешь сказать, что… – нервно сглотнул я, начиная понимать, куда клонит братец.

– Ага, – кивнул младший и залпом допил вино. Немного поморщился, но продолжил: – И на сапоге Эль четко отпечатался след от лаковой туфли принцессы. Забавное совпадение, не правда ли? Но что самое главное – братья де Рен в это не поверили. Не поверили они и тогда, когда на тренировке, в тот день, когда твою невесту отправили домой, Селениэль специально напоролась на меч человечки. Результат налицо – на Эль обозлись не только близнецы, но ещё и Латриэль, и сам Владыка. Правда, последнему всё же удалось как-то сгладить произошедшее, и смертная казнь Эль не грозила. Но её заперли в комнате, а после проведения Ритуала она должна была незамедлительно покинуть королевство и вернуться в Академию. Ну, остальное ты знаешь.

Вот это да… А ведь близнецы ни слова об этом не сказали… Хелли нет смысла врать, да и моему брату тоже. Что же получается? Принцесса Селениэль намеренно пыталась убить Хелли? Но зачем?

– Я не могу в это поверить, – пробормотал я, ещё наливая вина себе и брату.

– Вот и братья де Рен не смогли, для них всё было так, словно Эль наговаривает на принцессу, чтобы привлечь к себе внимание. А то, что девчонка буквально за неделю трижды чуть не погибла, они этого даже не заметили. Просто не обратили внимания. – Брат с силой сжал в руке бокал, витая металлическая ножка которого чуть смялась под его пальцами.

Похоже, мой брат привязался к малышке. Хотя как может быть иначе?

Демон меня забери, куда смотрели Дерек и Терен?! Даже если принять в расчёт их заметную, даже слегка безумную любовь к Селениэль, то всё равно ничего не понятно! А Латриэль? Этот эльф-то чем думал? И почему они ничего нам не сказали? Боялись? Было стыдно? Или же им просто плевать?

– Холл, расслабься, а то мозг вскипит! – невесело усмехнулся братишка. – Я прекрасно понимаю, что тебя мучит вопрос, как они могли так поступить, но он сейчас не особо важен. Сам понимаешь, спросить не получится, накостылять по шее – тоже. Но это сейчас не главное. Принцесса Селениэль навесила на Эль магический маяк, и два дня назад на нас напали Ночные Всадники, которых наняли убить Хеллиану Валанди. Делай выводы.

– Хелли перешла дорогу Селениэль, – тут же сообразил я. – Это видно невооружённым глазом. Теперь я понимаю, почему малышка инсценировала свою гибель. Пыталась обезопаситься.

– Но не получилось, – кивнул Нор, тряхнув довольно короткими волосами. – Если бы она знала, что на ней маяк, то сначала бы сняла его, а потом уже…

– Я понял, – перебил я его. – Вот дела… Нор, скажи, когда ты успел повзрослеть?

– Отвечу на твой вопрос, если ты ответишь на мой, – тут же ухмыльнулся братишка. – Как ты догадался, что перед тобой Хелли?

– Легко, хотя долго и не мог в это поверить, – хмыкнул я. – Как бы она ни прикрывалась, но запах её кожи узнать легко. А потом эта её любимая фраза меня насторожила, такие интонации я слышал только от Хелли. Потом подозрения начали подтверждаться, когда она переглядывалась с тобой при упоминании о дне рождения. Её взгляд говорил о многом. Ну и напоследок, когда мы разговаривали с тобой о родителях, она сидела, разглядывая потолок. Шарф, который и до этого был ослаблен, вообще сбился. И вот тогда я отчётливо увидел шрамы от зубов тираний. А таких, поверь, нет и не было ни у кого. Вот и всё.

– Я так и подумал, – улыбнулся Нор. – Ладно уж, так и быть, отвечу на твой вопрос. Я повзрослел, когда встретил Эль. Нет, я не стал взрослым брюзгой, но просто понял, что быть умным и ответственным тогда, когда нужно, – это не так уж и плохо.

Глава 7

Хеллиана

Слава Хранителям, по дороге мне никто не попался. По крайней мере, пока я спускалась из кабинета аронта. Сердце колотилось в пятках, я дико боялась встретить ещё кого-нибудь.

Страх этот был полностью оправдан, так как Холл раскусил мою маскировку за какие-то полчаса. Я выругалась про себя, пока спускалась по лестнице, потом ещё раз, пока шла по холлу, а потом открыла входную дверь, и мне захотелось ругаться вслух.

Потому что я уткнулась носом в чей-то явно дорогой плащ, от которого ощутимо пахло ежевикой и свежестью горного ручья. Мне не нужно было поднимать голову, чтобы догадаться, что я наткнулась не на абы кого, а на Латриэля собственной персоной! Везёт же мне! Как утопленнику.

Сердце ускорило свой ритм раз эдак в пять. Эх, так и до инфаркта недалеко!

– Вы не ушиблись? – поинтересовался над моим ухом мелодичный голос.

– Нет, всё нормально! – буркнула я и торопливо, не поднимая голову, обошла эльфа, замершего в дверях, и поспешила к коновязи.

Хорошо, хоть пегаса Латриэля рядом с Сумраком не оказалось, а то с моей коняги стало бы поздороваться со старым хозяином.

Отвязав Сумрака, я отвела его от остальных лошадей, влетела в седло, не касаясь стремян, и двинула пятками так, что пегас рванул с места в карьер. Мне хотелось как можно скорее оказаться подальше от таверны, и Сумрак прекрасно это чувствовал.

Чувство того, что я вот-вот услышу своё имя и просьбу остановиться, не покидало меня до тех пор, пока копыта Эльтара не застучали по брусчатке Дринамского моста. Переведя пегаса на неспешную рысь, я немного успокоилась, но, пока ехала до кладбища, напряжённо вглядывалась в темноту. Никого вокруг. Но на всякий случай я оставила Эльтара не у старых, порядком проржавевших ворот, а отвела его за угол и спрятала в кусты, что росли в тупике между чьим-то ветхим домом и стеной. Сумраку было фиолетово, где он, но заросли мирабели ему явно понравились.

– Будь умницей, ладно? – Я на пару секунд прижалась лицом ко лбу жеребца, это уже стало нашим привычным способом общения.

Сумрак фыркнул и нетерпеливо покосился на молодые зелёные листочки кустарника.

Усмехнувшись, я выбралась из зарослей и направилась в сторону ворот кладбища. Да, район бедный, да, опасный… для тех, кто рискнёт украсть мою конягу! Пегас никогда не даст подойти к себе чужаку, копытом двинет так, что несчастный воришка долго ещё не сможет даже посмотреть в сторону копытных животных. Хотя бы по причине собственных подбитых глаз, и это в лучшем случае!

Кладбище встретило меня весенней свежестью, прохладой, темнотой и тишиной. Всё та же старая, потрескавшаяся кирпичная дорожка, высоченные ели густого леса, зияющие провалы могил, покосившиеся кресты, жутковатое строение склепа, карканье ворон…

Ух, как же я скучала по этому месту!

Карканье стало громче, над головой раздалось хлопанье крыльев, и на моё плечо опустился Рикс. Я уже привыкла к его резкому и неожиданному приземлению, так что напугать меня внезапностью сложно.

– Привет, мой хороший! – Вытянув руку вперёд, я невольно улыбнулась, когда она чуть опустилась под тяжестью моего питомца, перебравшегося на локоть.

Я погладила прохладные и мягкие перья ворона и окончательно успокоилась.

Узкая, немного запутанная тропинка (причём запутанная магически лично мной во избежание незваных посетителей) слегка петляла, её было очень плохо видно, лунный свет практически не проникал сквозь густые кроны сосен, но я знала, куда идти. Ноги сами помнили дорогу.

Вот и две густые ели, возле которых меня обычно встречал Рик…

О, а что за свет там? Дальше пришлось пересадить Рикса снова на плечо и идти на цыпочках, мало ли что это может быть. По мере приближения к старому дубу я услышала тихий голос. Неслышно миновав несколько сосен, я спряталась за разлапистой елью и осторожно выглянула. Под многовековым дубом сидели двое. С одинаковыми каштановыми волосами, вот только один худой, а другой вполне атлетического телосложения. Я бы даже сказала: очень и очень вполне.

– Рик, как ты думаешь, она сегодня придёт? – неожиданно спросил Таш, накручивая на палец прядь длинных волос.

Вот интересно, у него что, волосы вообще не отрастают? Как были длинные пряди, закрывающие левый висок, так и остались на том же месте. Да и те, что росли на затылке, так и не опустились ниже своей прежней длины. То бишь всего на два пальца ниже плеч. Волевой подбородок, широкие скулы, острые уши, ого, даже всё те же неизменные штаны!

Мой любимый упырик, сидевший ко мне спиной, торопливо что-то накорябал веточкой на земле.

– Точно придёт? – переспросил Таш, поднимая повыше небольшой светлячок, висевший у него над головой. Он и был источником неяркого света, который я увидела издалека.

Мне дико хотелось выйти из своего убежища, но в то же время хотелось и послушать ещё.

– Знаешь, – вновь заговорил маг, – мне как-то тревожно. Не знаю почему, может, дело в том, что её уже слишком долго нет?

Рик согласно закивал. Я решила больше не тянуть и вышла из-за ели:

– И не говори, Таш. Меня не было слишком долго.

И Рик, и Таш резко повернулись. Через пару секунд разглядывания я согнала Рикса с плеча, сняла морок… и меня чуть не придушил Рик. От радости конечно же. Маленький, худенький, холодный, пахнущий весенней хвоей…

Люди, я упыря люблю!!!

– Привет, привет, мой маленький! Как же я по тебе скучала! С тобой всё в порядке? Ну, солнце, не плачь! Не плачь, говорю, а то без сладкого останешься!

Упырик всхлипнул и быстро вытер слёзы, но мою ладонь от своей щеки так и не убрал. Свободной рукой я достала из внутреннего кармана куртки кусок брусничного пирога, завернутый в платок, и протянула его Рику:

– Держи, мой хороший!

Рик пошмыгал носом и с явной неохотой отпустил мою руку, чтобы забрать угощение. Принюхался, развернул платок и с явным удовольствием принялся за пирог.

– А взятки давать нехорошо! – раздался насмешливый голос, который я так привыкла слышать в своей голове.

– Таш, здравствуй! – Я с радостью обняла мага, всё это время стоявшего рядом со мной.

Я и почти забыла, как это, когда рядом находится кто-то умный, надёжный и хороший. Для описания характера Таша нельзя было подобрать точнее слов.

– Привет, малышка. – Маг крепко прижал меня к себе. – Я уже думал, что ты никогда не вернёшься.

– Да не дождётесь! – фыркнула я, покрепче сжимая талию мага. – Здесь же без меня скучно!

– Ты не представляешь как! – Полуэльф ласково встрепал мне волосы и удивился: – Куда подевалась твоя шевелюра?

– А, ты про это! – Отстранившись от Таша, я тряхнула головой, приводя в относительный порядок непослушные волосы, которые после полнолуния снова стали короткими. – Это мне их ученик подрезал, ну и я ещё немного убавила!

– Ученик? – Маг уселся у корней старого дуба и утянул меня за собой.

Я удобно устроилась рядом с ним и сграбастала его руку, прижавшись к ней в районе предплечья.

– Ага, – кивнула я, – завела себе ученика, не успев ещё сама ничему научиться. Тебя же не было рядом!

– И жаль, что не было! – согласился со мной Таш. – Но хорошо, хоть ты послушалась моего совета в письме. Я сразу понял, что оно до тебя дошло, когда пришёл такой своеобразный «ответ».

– Да уж, – хмыкнула я, – своеобразнее некуда.

– Как ты добралась? Тебя никто не видел?

– Видел, – вздохнула я, отцепляясь от руки мага, но за мою левую верхнюю конечность тут же схватился Рик, – и не только. Меня узнал Холл. Но пообещал, что никому ничего не скажет.

– Как? – нахмурился маг. – Хотя чему я удивляюсь, у этого оборотня обоняние в несколько раз лучше эльфийского, так что он по запаху тебя и вычислил, ведь так? Но я надеюсь, в остальном всё прошло нормально?

– Не-а, – мотнула я головой. – Уже на выходе из таверны я столкнулась с Латриэлем, но всего лишь на какое-то мгновение. У него же тоже обоняние на уровне, но это произошло слишком быстро, так что не думаю, что об этом стоит беспокоиться. И… в общем, я видела в таверне ВСЕХ. И Лею, и Идика…

– Я понял, – кивнул полуэльф, не дав договорить, и ободряюще сжал моё плечо. – Как ты?

– Да никак, – поморщилась я. – Сам понимаешь, в собственной смерти приятного мало. Слушай, Холл каким-то образом знал, что ты меня ждёшь на кладбище. Я не успела спросить, как он догадался.

– Лин всё ещё работает в Патруле, – объяснил маг. – И Холл каждый вечер провожает её до места назначения. По дороге они встретили меня, когда я шёл на кладбище, вот и всё. Ладно, это всё не важно. Рассказывай, что случилось в Эвритамеле!

– Таш, скажи, а ты можешь восстановить татуировку прямо сейчас? – вместо рассказа, спросила я.

– Без проблем, – пожал плечами полуэльф и понимающе улыбнулся. – Трудно об этом вспоминать?

– Просто не хочу, – кивнула я. – Лучше уж ты сам всё посмотришь. И поймёшь, в какую хдырову ситуацию я вляпалась.

Я стянула куртку и повернулась к Ташу левым плечом, чтобы он мог рассмотреть рисунок. Рик заботливо накинул мне на спину и на правое плечо собственный плащ и присел рядом, как всегда прижав мою ладонь к своей щеке.

– Да уж! – присвистнул Таш. – Лат мне писал, что болезнь протекала тяжело и татуировка сильно повреждена, но я не думал, что настолько! Придётся основательно поработать. Ладно, пока я её восстанавливаю, расскажи, что надумала дальше делать.

– А тут и рассказывать нечего, – хмыкнула я, морщась от боли, ведь процесс нанесения татуировки далеко не безболезненный.

Полуэльф сделает небольшие надрезы на коже, там, где линии исчезли из-за прыщей, вызванных ветрянкой. Потом немного… – кхм, ладно, кого я обманываю? – много поколдует, залечит порезы, и рисунок будет вновь завершён. Магии там понамешано столько, что аж зубы сводит! Нет, не у меня, конечно, я в принципе поняла, чего там Таш накрутил, но вот посторонний вряд ли с первого раза разберётся. И со второго, и с третьего, и с пятого… Может, раз на сотый и дойдёт. Древнеэльфийская магия великая вещь!

Тот, кто не знает принципа её работы, никогда не сможет снять такое заклинание. Все шесть стихий были доступны лишь потомкам Хранителей. Такие потомки и правили эльфийскими государствами много веков назад, и этот дар передался и нынешним Владыкам, так что его можно встретить лишь в королевских семьях. Похоже, Айтраск, мой очень дальний родственник, тоже был потомком Хранителей, и просто чудо, что через столько поколений мне передался этот дар.

Ташу же были недоступны две стихии, и он мог лишь частично смешивать оставшиеся стихии, так сказать, крупицы древнеэльфийской магии. Чистокровному человеку так вообще такое не под силу.

«В этом я с тобой полностью согласен!» – раздался голос в моей голове.

Я с радостью посмотрела на улыбавшегося от уха до уха мага:

«Наконец-то! Я уже так от этого отвыкла! Рада снова тебя слышать!»

Татуировка чёрной розы вновь блистала на моей коже. Изящные линии бутона, резные листочки, острые шипы… Красиво, однако! Жаль было скрывать такую красоту, но всё же в лесу прохладно.

«Я тоже рад!» – передал мне мысль Таш, устраиваясь поудобнее в корнях дерева рядом со мной, и вслух спросил:

– Ну что, готова вспомнить?

– Нет, конечно, – вздохнула я, кутаясь в плащ.

Рик уселся рядом и с тоской вздохнул, прижавшись к моей руке. Хочешь не хочешь, но вспоминать придётся. Что ж, попробую.

Я постаралась чётко и подробно вспомнить всё с первого дня моего появления во дворце Эвритамеля. Тронный зал, моя комната, Ниэль, болезнь, падение с лестницы, прогулка в Ассоматийскую долину, ссора с близнецами, та злополучная тренировка, ритуал, мой побег, знакомство с Ри, наша дорога, моя «смерть», нападения вампиров… Всё очень ясно стояло перед глазами, так же как и те странности, что происходили со мной в полнолуние.

На плечи легла неподъёмная тяжесть, я чувствовала себя так, будто перетаскала на себе половину книг из библиотеки Академии до кладбища и обратно, не пользуясь при этом левитацией.

Таш, понимая моё самочувствие, обнял меня за плечи. Так мы и сидели некоторое время, пока Таш не произнёс:

– Да уж…

– И не говори, – вздохнула я. – Ты понял, что со мной происходит?

– Да, и, к сожалению, это полностью твоя ошибка, – огорошил меня маг. – Помнишь, во время ритуала ты порезалась о камень? Так вот, твоя кровь смешалась с кровью принцессы Селениэль. И ты как бы получила часть её сущности. Отсюда и частичные изменения во внешности, так же как и улучшение зрения, скорость реакции и так далее. По этой же причине меч вампира не повредил твою спину. Помнишь татуировку на спине Владыки? Она как раз с левой стороны, в области сердца. Как я понял, это своеобразная защита, наверняка такая же и у его сестры. Так как ритуал проводился в полнолуние, то и ты сильно меняешься в то же время. Магии это не коснулось, так как тебе и так подвластны все стихии. Может, только иногда ты будешь использовать эльфийские заклинания, те, которые не знала ранее. Судя по твоему рассказу и по тем фактам, что мне уже были известны, будущий Владыка и Селениэль узнали о возможностях древнеэльфийской магии только после гибели Сайнарины, Хранительницы лунного света, их матери, я тебе как-то рассказывал об этом. Так что могу тебя поздравить: теперь тебе полностью подвластны четыре вида магии – человеческая, эльфийская, древнеэльфийская и… магия Хранителей.

– Слабое утешение. И что теперь с этим делать? – спросила я, мысленно костеря себя последними словами. Вот вляпалась!

– Ничего, – пожал плечами полуэльф. – Пока в тебе кровь принцессы, изменения будут происходить каждое полнолуние. Вот если тебя ранят и ты потеряешь много крови, тогда всё может и закончиться.

– Отлично! – выпучила я глаза. – Воспользуемся старым добрым кровопусканием! Да ладно, не смотри так, я шучу! Как я понимаю, мне теперь придётся как-то с этим жить?

– Да, – кивнул Таш. – Думаю, ты со временем привыкнешь. Мой тебе совет: отращивай волосы! А то могут возникнуть вопросы, почему их длина изменяется раз в месяц, а потом возвращается в прежнее состояние.

– Хорошо, – легко согласилась я. – Таш, раз уж мы заикнулись о внешности, скажи, как можно замаскировать шрамы на моей шее?

– Никак, Хелли, – расстроил меня маг. – На тебе был ошейник из амарилла, а он не зря зовётся проклятым металлом магов. Если он оставил шрам на коже, то никакая магия на это место действовать не будет. А шрамы от тираний очень близко к этому месту. Так что остаётся либо шарф, либо украшение. Лента, подаренная Киртаном, у тебя же сохранилась? Вот когда доберёшься до Динтанара, тогда её и наденешь. По дороге этого делать не стоит, это весьма дорогое украшение, тебе же неохота лишний раз отбиваться от разбойников?

– Логично. – Я почесала переносицу. – А теперь ещё один вопрос: где маяк?

– На тебе! – просто ответил маг, окинув меня взглядом. – На медальоне Ночных Всадников. И наложен он вампирской магией.

– Кристиан, – зло прошипела я. – Тогда появление вампиров в их отряде мне понятно.

– Ну да, – теперь Таш почесал переносицу, – и кажется, я даже знаю, как это получилось.

– Как? – Я уставилась на полуэльфа.

– Это довольно сложно объяснить, но я попробую. Кристиан заходил к тебе во время болезни, ведь так? Тебе было очень плохо, ты не контролировала невидимость на медальоне и, соответственно, он его увидел. А кому не интересно, как простая девчушка заполучила такое украшение? На всякий случай он повесил на медальон маяк и отправил к Всадникам вампиров, чтобы всё узнать о тебе. Пока они собирали информацию, ты уехала и имитировала свою гибель, очень правдоподобно, кстати. Кристиан решил удостовериться, так ли это, и нашёл своих людей. Те ему и поведали, что ты жива, и он, скрывая свою личину, нанял всех Всадников – было бы подозрительно, если бы вдруг половина отряда уехала в неизвестном направлении. Но он не предполагал, что их предводитель окажется твоим другом и успеет тебя предупредить.

– Угу… – протянула я. – Отсюда вытекает последний интересующий меня вопрос: КАКОГО УПЫРЯ ЕМУ ОТ МЕНЯ НАДО?!

– Спокойно, Хелл. – Маг крепче обнял меня. – Я понимаю, как тебя волнует этот вопрос, и, кажется, знаю на него ответ.

Я устало положила голову на твёрдое и надёжное плечо полуэльфа.

– И чем я заслужила такое внимание к моей маленькой и скромной персоне?

– Помнишь, твой ученик предположил, что ты помешала чьему-то коварному плану? Похоже, он был абсолютно прав, продолжай его учить, из него выйдет хороший маг. И сила, и потенциал присутствуют, меня только смущает то, что этот аронт ещё ни разу не перекидывался в свою вторую ипостась. Со временем с этим могут возникнуть проблемы и…

– Кхе-кхе!

– Ой, извини, я отвлёкся! – спохватился Таш. – Дело вот в чём. Хранители сыграли с тобой злую шутку, наделив тебя очень привлекательной внешностью. И ты действительно похожа на Селениэль. Прибавь сюда весёлый нрав, задорный характер, острый ум, лёгкое общение, отсутствие зависти – вот тебе и причина того, что тобой заинтересовался будущий Владыка. И конечно же это не понравилось его сестре, которая отчётливо чувствовала его эмоции и рассказала об этом своему другу. И естественно, это не понравилось старшему советнику. А причина этому не что иное, как борьба за власть. Насколько я слышал от Латриэля, Ниэль раньше испытывала какие-то чувства к вампиру. Да и он вроде тоже. Но, как мне кажется, ему нужен был только трон. По законам и традициям высших эльфов, если наследников двое, то на трон сядет тот, кто первый обзаведётся супругом или супругой. Так что, когда стало известно о том, что принцесса жива, тот вампир начал суетиться. И вот тут появляешься ты. Владыка увлёкся, и вампиру становится страшно: вдруг будущий Владыка женится на тебе? Тогда – всё, прощай, эльфийский трон, и здравствуй, пожизненное звание старшего советника. Вампир начинает действовать: мгновенно настраивает свою невесту против тебя, и они старательно пытаются тебя убрать. Но, слава Хранителям, безуспешно.

– А как же ветрянка? – спросила я, чувствуя, что у меня голова идёт кругом.

– Она была случайной, я специально проверял Академию, когда узнал о твоей болезни. Ею переболели все адепты, живущие на вашем этаже. Видимо, кто-то подцепил эту заразу в городе и принёс в общежитие, – развел руками Таш.

– Похороните меня за плинтусом! – простонала я, снимая с шеи медальон и передавая его Ташу. – Но я всё же не могу поверить, что эльфийский Владыка так легко смог мной увлечься! Кто он и кто я? Бред какой-то!

– Нет, Хелли, – покачал головой Таш, рассматривая медальон магическим зрением. Видимо, пытался сообразить, как снять вампирскую магию. – Это совершенно нормально. Принц Маркус отпразновал своё совершеннолетие, и, насколько я знаю, продолжительных отношений у него ни с кем не было. А любовь эльфа совершенно непредсказуема, порой достаточно всего лишь одного взгляда, чтобы почувствовать сильное влечение. Со временем это либо проходит, либо перерастает в нечто большое. Но если окажется, что эльф, а особенно высший, полюбил, то это навсегда. Именно поэтому Кристиан продолжит за тобой охоту до тех пор, пока сам не женится на принцессе Селениэль. А пока всё утрясётся… тебе лет сто придётся скрываться.

– То есть, – нахмурилась я, рассматривая крону дуба, которая ещё не была по-летнему пушистой, не все листья ещё выросли, – ты хочешь сказать, что вампир боится того, что если будущий Владыка, хотя мне в это верится с большим трудом, всё же воспылал ко мне любовью, то он рано или поздно отправится на мои поиски?

– Да, – кивнул Таш, не отрываясь от своего занятия. – И поэтому твоё решение отправиться к Киртану абсолютно верно. Там вампир тебя не достанет.

– Да я бы и не смогла остаться здесь, – вздохнула я. – Я не могу находиться в одном городе с теми, кто меня предал.

– Кстати, насчёт этого. – Маг на секунду отвлёкся от своего занятия и повернулся ко мне. – Не знаю, обрадует ли тебя это, но я выяснил, от чего близнецы практически о тебе не вспоминают. Здесь замешан приворот на очень сильном афродизиаке. Он во столько раз увеличил чувства близнецов к Селениэль, что притупил до минимума все остальные эмоции. Когда они присутствовали на твоей «гибели», то чувства вернулись, но, увы, ненадолго. И всё потому, что они ежедневно и в больших количествах, незаметно для себя, употребляют эту гадость.

– Но как же… – задумалась я, и неожиданно пришло озарение. – Мандарины! Только их они употребляют ежедневно и в огромных количествах!

– Совершенно верно, – подтвердил мою догадку маг, возвращаясь к своей работе. – Но я так и не понял, где они их берут! Лат не знает, я и у них самих спрашивал, но они только отшучиваются. Может, ты знаешь?

– Нет, – покачала я головой, пытаясь не принимать близко к сердцу слова учителя. – Ты же знаешь, они постоянно всё переводят в шутку. Так, подожди! Ты спрашивал у Латриэля?!

– Поинтересовался мимоходом, – промолвил Таш и вздохнул, вертя в руках медальон. – Я не могу его снять. Придётся уничтожить.

– Но как?

– Чёрным пламенем, – ответил полуэльф. – Тогда маяк исчезнет сразу и наверняка.

– Это легко! – Мягко высвободив свою руку из прохладных ладоней упырика, я поднялась на ноги. – Брось его куда-нибудь подальше.

Таш отошёл на несколько шагов и положил медальон на относительно ровную площадку как можно дальше от деревьев. Такая предосторожность была не напрасной – чёрное пламя сжигает всё на своём пути.

И почему я раньше не вспомнила о медальоне?! Может, потому, что Ветар мне не говорил, что с его помощью можно чувствовать других Всадников? Или же он говорил, но я не слушала? Эх, дырявая моя голова! Теперь из-за этого столько неприятностей. Влезла в интриги эльфийского двора, это ж надо было! И нажила себе неслабых врагов. И всё это, между прочим, совершенно случайно!

От мигом вспыхнувшей в душе ярости пламя получилось что надо.

Медальон сгорел махом, буквально за какие-то мгновения. Теперь Ветар и Всадники не будут меня чувствовать. Может, оно и к лучшему. Хотя бы часть этого точно принесёт только пользу.

– Хелли, – на мои плечи легли руки полуэльфа, – что ты теперь будешь делать, когда знаешь, что близнецы не по своей воле так поступили?

– Да ничего, – спокойно ответила я, чувствуя неимоверную усталость. – То, что они под действием приворота, им не объяснишь. Где они берут мандарины, мы не узнаем, а следовательно, наваждение нескоро закончится. Так к чему прыгать выше головы? Я не горю желанием стучаться в закрытую дверь.

– И тебя не интересует даже отношение Латриэля?

– Нет, – выдавила я из себя, хотя вопрос «почему?» никуда из моей головы так и не исчезал на протяжении многих недель. – Но я не могу понять одного: как принц Маркус позволил вампиру стать своим советником? Да ещё и старшим.

– Не знаю, – сказал Таш, чем вызвал моё крайнее удивление. – Да, не удивляйся, могу же я хоть что-то не знать в этой жизни! Латриэль не любит говорить на эту тему, а в хрониках и книгах причина не указывается. Вампиры очень скрытные и хитрые, Кристиан может очень умело скрывать свои истинные наклонности и предпочтения. По-хорошему не мешало бы рассказать всё от начала и до конца Латриэлю, мне что-то не хочется, чтобы на трон Эвритамеля сел вампир.

– Таш, я знаю, это звучит по-свински, но мне их проблемы до упыря!

«Можешь не объяснять, я всё понял!» – мысленно хмыкнул Таш и вслух добавил:

– Раз уж мы со всем разобрались, может, пойдём к Холлу? Думаю, и он, и твой ученик уже начинают беспокоиться.

– Ага, – повернулась я к полуэльфу и свистнула Рикса.

Ворон не заставил себя ждать.

– Хм, а он стал крупнее! – посмотрев на птичку на моём плече, выдал вердикт маг. – Скажи, твой резерв увеличился?

– Конечно! – кивнула я, почёсывая птичку, сидящую на моём плече. – Я же взрослею, да и, несмотря на все события, тренироваться не забываю. Ты надёжно вдолбил мне в голову правило, что чем лучше физическая подготовка…

– Тем быстрее возрастает резерв! – с ухмылкой закончил за меня полуэльф. – Ладно, оставляй свою птицу и пошли. Рик, ты присмотришь за ним?

Упырик радостно закивал и забрал ворона с моего плеча. Пересадил на своё, почесал шею и с надеждой посмотрел на меня.

– Нет, Рик. – Я с виноватым видом взглянула в его глаза, в которых, как ни бился Таш, так и не появилось ни зрачка, ни радужки. – Химо со мной нет. Он ушёл ненадолго, но через год вернётся. Прости, солнце, что так получилось.

Рик вздохнул, взял меня за руку и повёл в сторону кладбища. Таш погасил светляк и отправился следом.

Проходя между елями и соснами, которые казались в темноте нереально чёрными, я почувствовала укол совести. Латриэлю нужна помощь, а точнее, его королевству, это видно невооружённым глазом. Вампир на троне – это очень, очень плохо! Но как я могу в это вмешаться? Подойти к Латриэлю, рассказать всё как есть и ждать, пока он позовёт целителей, чтобы те лечили мою бойную фантазию? Или же мне придётся бегать от какого-либо заклинания, которое эльф в меня запустит, приняв за зомби или другую нежить? У него, помнится, пунктик на этом!

Да, я хочу ему помочь. Владыка трижды спас мою жизнь, и я ему обязана, но… Что я могу? Что я реально могу сделать в сложившейся ситуации? Где я и где этот демонов вампир? У него есть всё – власть, деньги, мозги, опыт в таких играх, в конце концов! А у меня? Для всех я мертва, двое самых родных друзей предали, Ри ещё слаб…

И что делать: взять Ри, Таша, Холла и потопать к Латриэлю, а потом и к принцу Маркусу, чтобы рассказать о всём произошедшем? Бредовая ситуация, ничего не скажешь. Да и потом…

Я жить хочу. На меня и так идёт охота, что же будет, если я напрямую вмешаюсь в интриги эльфийского двора? «Привет, Дарк, Хранитель Бездны! Я к тебе тут с друзьями заглянула! Может, ещё и родственники мои подойдут!»

«Ты права, Хелли. Это может быть слишком опасно», – передал полуэльф мысль, пока мы шли через тёмный кладбищенский лес.

«Знаешь, Таш… я всё же хочу помочь, но боюсь, что сама не смогу этого сделать. Пожалуйста, расскажи всё Латриэлю, когда сможешь».

«Прямо всё?» – Маг так удивился, что резко остановился и спросил вслух:

– И даже о том, что ты жива?

– Да, – скрепя сердце согласилась я, – даже это. Это всё, что я могу сделать. Но расскажи только тогда, когда я уеду, я всё ещё не хочу его видеть.

– Хорошо, Хелли. – Маг неожиданно обнял меня. – Не волнуйся, когда-нибудь это всё закончится.

– Твои слова да Хранителям бы в уши, – вздохнула я, чувствуя подступающие слёзы.

Да уж, вот жизнь у меня, врагу не пожелаешь!

Постояв несколько минут в объятиях мага, я глубоко вздохнула и всё же взяла себя в руки. Бедный Рик, не понимая, что происходит, ходил вокруг нас, но спросить ничего не мог, а только тоскливо и тихо вздыхал. Где-то на седьмом вздохе я мягко отстранилась от мага:

– Идём. А то и вправду Ри там с ума сойдёт.

– Идём, – согласился маг, но вместо действия он неожиданно хитро прищурился, потом улыбнулся и нежно поцеловал меня в лоб. – С днём рождения!

Глава 8

Хеллиана

Когда мы с Ташем вернулись с кладбища, у коновязи не было ни одной лошади, а в окнах горел очень тусклый свет. Холл всегда оставлял на ночь несколько зажжённых свечей, мало ли, вдруг жильцы поздно вернутся. Дверь была открыта, а около столика в холле дежурил мужчина из Магического Патруля. Работать Чадру ночью аронт не позволял.

Охранник, одетый в сине-красную форму, задумчиво что-то читал при свете одной свечи (если не считать ещё шести идентичных в канделябрах на стенах) и при нашем появлении даже не пошевелился. Потом с явной неохотой оторвался от чтения и внимательно на нас посмотрел:

– Вы к господину Холлу? Он ждёт вас у себя в кабинете.

– Благодарю, – вежливо кивнул Таш и направился к лестнице.

Стараясь не шуметь, мы поднялись, прошли прямо сквозь гобелен и беспрепятственно вошли в кабинет Холла.

Картина не изменилась: два брата всё так же сидели в креслах, правда, к интерьеру добавились бутылка вина, два кубка и блюдо с фруктами. Под столом стояли ещё две бутылки с вином, а под столом – две пустых. Видимо, разговор удался.

Дроу одновременно вскочили при нашем появлении.

– Таш, здравствуй, – поприветствовал мага аронт, усаживаясь обратно в кресло. – Чего у дверей замерли? Проходите, садитесь.

Я плюхнулась на кушетку, но Таш сесть не успел, со мной тут же рядом оказался Ри и улыбнулся полуэльфу.

– Таш, знакомься, это мой младший брат, Танорион, – усмехнулся Холл.

Ри встал, пожал руку магу и мгновенно плюхнулся обратно.

– Всё хорошо, Ри! – улыбнулась я. – Это мой учитель Таш. Я тебе о нём рассказывала.

– А. – Эльф дёрнул кончиком правого уха и обратился к магу: – Тогда прошу прощения за своё поведение.

Таш улыбнулся и мысленно мне передал:

«А он забавный! На тебя чем-то похож!»

«Да ну тебя!» – так же мысленно ответила я. Ох, как же мне не хватало этого мысленного трёпа!

– Хелли, ты не могла бы снять морок? – попросил Холл. – А я пока запру кабинет. Я хотел бы видеть тебя, а не упырь пойми кого!

– Ладно! – с улыбкой согласилась я и, сняв порядком надоевший морок, спросила: – А где Лин?

– Она недавно пришла, – ответил аронт, направляясь к двери, – и пошла спать. Времени-то уже много. И кстати, сразу после твоего ухода заходил Латриэль.

– Я знаю, – кивнула я. – Я столкнулась с ним в дверях.

– Он тебя не узнал? – настороженно спросил Холл, возвращаясь к креслу.

– Нет, у него же нет такого нюха, как у тебя! То есть есть, но он всё же слабее, – фыркнула я и не удержалась: – Да, Котик?

Холл рассмеялся, достал из своего стола ещё два кубка и налил всем вина. «Эльфийская слеза»… Вот кто бы сомневался!

– Хелли, Нор мне всё рассказал, – без предисловий начал аронт. – Это ужасно!

– Холл, давай мы об этом не будем! – покачала я головой. – Мне и так хватило этих событий! Завтра мы с Ри уедем, и я постараюсь забыть эти события как страшный сон.

– Ты точно решила уехать? – спросил аронт. – Ты ведь только что вернулась! Лин была бы очень рада тебя увидеть!

– Холл, – я с грустью взглянула на аронта, – нельзя, чтобы кто-то знал, что я жива! Таш, расскажешь ему подробно, что произошло, ладно?

– Конечно! – кивнул Таш, покачивая в руке кубок с широкими краями. – Холл, поверь, Хелли действительно нужно уехать подальше отсюда. И сделать это нужно как можно скорее.

– Так я оказался прав? – повернулся ко мне Ри. – Ты влезла куда-то не туда?

– Не я влезла, просто так получилось! – буркнула я, зажав между ладонями кубок с вином. – Холл, Ри, чтобы вам было понятнее, скажу кратко – за мной охотится Кристиан.

– Старший советник? – опешил Холл. – Вот так номер! Тогда действительно тебе нужно скрыться хотя бы на время. И Динтанар, несмотря на моё к нему отношение, действительно самое подходящее место.

– Я рада, что ты меня понимаешь. – По-моему, улыбка получилась какой-то вялой. – Жаль, что не смогу остаться. Холл, а где мне сегодня спать?

– В своей комнате, где же ещё! – расплылся в улыбке аронт. – Её никто не тронул, там всё осталось так же, как было при тебе, даже охранку никто не менял. Или тебя проводить?

– Не нужно. – Я поднялась с кушетки и посмотрела на ученика. – Ри, ты идёшь?

– А? – Дроу аж вином подавился. – В смысле?

– В прямом! Там такая кровать, что если спать на разных концах, то друг до друга не докричишься! Не волнуйся, приставать не буду! Честно-честно, не буду, ну, пойдём!

– Эх, а я уже понадеялся! – Ри выдал разочарованный вздох и поднялся с кушетки. – Ладно, всем спокойной ночи.

«Нет, он точно на тебя похож!» – напоследок съехидничал Таш.

«Есть такое!» – всё же призналась я.

В таверне было тихо. Очень и очень тихо. Да и как ещё могло быть в такое время? Рассвет скоро, а мы только спать идём. Хорошо, хоть Ри согласился идти со мной, оставаться одной после всего, что я сегодня узнала, мне совершенно не хотелось.

– Да уж, – прошептал Ри, на цыпочках поднимаясь по лестнице, ведущей на третий этаж, – вот это я понимаю – таверна! Тут по незнанию заблудиться можно! А где твоя комната?

– На чердаке, – так же тихо ответила я, прокрадываясь мимо дверей, за одной из которых находилась комната близнецов.

Не будь я такой уставшей, возможно, я бы боялась того, что они вот-вот выйдут из своей спальни. Но те ответы, которые я получила сегодня, меня огорошили и расстроили настолько, что у меня не было сил даже на страх.

Плетение меня узнало и с лёгкостью позволило открыть дверь.

– Хорошая комната! – вынес вердикт Ри после минутного оглядывания. – Ой, это твои тапочки?

– Мои, – кивнула я. – Такие есть только у меня и у Малаксара де Арка. Он был судьей на Турнире Некромантов, мы с ним неплохо общались, вот я ему и подарила такие же. Знала бы, что этот засранец ушастый такую картину забабахает, не стала бы ни за что три дня по рынкам бегать!

– А с чего такая уверенность, что это он? – спросил Ри, обойдя кругом комнату и остановившись около кресла.

– Да потому что! – уверенно сказала я, присаживаясь на подоконник. – Только этот некромант недобитый видел меня на том подоконнике! Это было на балу в честь окончания Турнира, я на том окне отдыхала от благодарных адептов, а Малаксару что-то тоже в тот день не хотелось веселиться, вот он и попёрся за мной.

– Слушай, Эль, а тот маг, Таш, ответил на все твои вопросы? – спросил Ри, усаживаясь напротив меня.

– Конечно! – заверила я его. – Это же Таш! Этот полуэльф очень умный, поверь мне!

«Весьма польщён!»

«Ой, а то я тебе раньше этого не говорила!» – улыбнулась я.

– Эль, ты чего улыбаешься? – как-то слишком серьёзно спросил дроу, чуть наклонив набок голову, словно к чему-то прислушиваясь.

– Да с Ташем мысленно общаемся, я же тебе говорила, что он легко восстановит татуировку! Вот и… – Закончить фразу мне Ри не дал, он одним плавным движением оказался около меня и закрыл своей ладонью мой рот.

Я даже промычать ничего не успела, дроу очень и очень тихо шепнул мне на ухо:

– Кто-то поднимается по лестнице, ведущей на второй этаж. Их двое.

«Таш?»

«Это не я, мы с Холлом всё ещё в кабинете!»

– Ри, у нас проблемы! – прошептала я, прекрасно чувствуя левой пяткой, кто это может быть.

В бешеном темпе навешивая на нас «Полог тишины», заклинание невидимости и экранируя магию, я мысленно молилась Хранителям, чтобы моя чувствительная конечность оказалась не права. Несколько долгих секунд – и дверь открылась.

Увидев, кто зашёл на чердак, я замерла. Ри же, разглядев ночных посетителей, быстро прижал меня к себе. Ещё бы! Меня вот-вот начнёт колотить не только от страха, но и вообще от их присутствия! Дроу это прекрасно понял и решил по-своему решить эту проблему. И действительно, мне стало немного легче. Но всё равно сердце без оглядки умотало куда-то в район пяток и там бешено колотилось так, что закладывало даже уши.

– И что ты ожидал здесь увидеть? – спросил старший дроу, стоящий около двери.

Лунный свет, проникающий в комнату через два больших окна, полностью освещал его фигуру. Хорошо, хоть я накинула на нас не «Заклятие Хамелеона»! Оно бы нас, конечно, скрыло, но лунный свет сквозь нас бы не прошёл!

– Не знаю, – вздохнул младший дроу, присаживаясь на кровать. – Просто сегодняшний день… Знаешь, если бы всё сложилось по-другому, то мы с тобой сейчас бы здесь спали. И не одни.

– Ты прав, братишка, – вздохнул Терен, быстро пересёк комнату и присел на кровать, повернувшись к нам спиной.

Слава Хранителям, что они, как обычно, на подоконник не уселись!

– Я скучаю по ней, – вздохнул Дерек, окинув взглядом кровать.

С ума сойти! Несмотря на всё произошедшее и после трёх месяцев вдали, я всё ещё их различаю, даже притом, что они абсолютно одинаково одеты! А я ведь прекрасно помню эти их куртки, подбитые мехом мантикоры. Когда близнецы мне их показали, я долго над ними подшучивала, мне не давал покоя ярко-рыжий мех, уж очень он волосы одного эльфа напоминал.

– Я тоже, но… Дерек, зачем мы сюда пришли? – недоумённо спросил старший близнец. – Скоро утро, а мы ещё не ложились!

– Мы и в прошлом году легли только в это время! – неожиданно огрызнулся младший. – Неужели ты забыл?

– Ты же сам прекрасно знаешь, что мне больно об этом вспоминать! Хотя и прекрасно помню, как нёс Хелли сюда на руках, потому что она ногу на лестнице подвернула!

Помню, было такое. Сказалось выпитое вино.

Хранители, что их сюда привело? И именно в это время? Знала бы, что так получится, осталась бы ночевать у Рика на кладбище!

– Почему, Терен, – неожиданно спросил Дерек, подтянув к себе колено и положив на него подбородок, – почему Хранители так распорядились?

– Это не Хранители, это мы виноваты, – неожиданно сказал Терен, который задумчиво рассматривал узор покрывала, которым была застелена моя кровать. – Ты же знаешь, я долго над этим думал. Но я всё никак не мог понять, почему произошёл тот взрыв. Нет, я прекрасно понимаю, что без наставлений Таша Хелли что-то напутала и смешала стихии не так, как нужно! Но мне не давала покоя причина, почему она воспользовалась именно древнеэльфийской магией? Она же знала, что это опасно!

– Она была расстроена нашей с ней ссорой, – понимающе отозвался Дерек, не глядя на брата. – А ведь мы действительно виноваты. Могли бы тогда быть повнимательнее. А мы упустили тот момент, когда перестали друг друга понимать.

Я помимо воли дёрнулась, но Ри, неизвестно как переместившийся мне за спину, ещё сильнее прижал меня к себе.

Демоны и упыри! Я никогда и ничего не путала, занимаясь древнеэльфийской магией! Даже без Таша! Поняв один раз принцип смешивания стихий, я уже никогда не делала ошибок! Хранители, насколько же сильный приворот использовала Ниэль, что у них совершенно снесло крышу?! Да, я специально тогда намешала стихии как попало, и мой расчёт был именно на то, что они так и подумают, но как же меня это задело! Они, зная меня как свои пять пальцев, всё же не смогли понять, что это всё липа!

– Знаешь, что странно? – тихо произнёс Дерек. – Всё, что произошло в Эвритамеле, мне кажется каким-то размытым, словно наполовину забытый сон! Со мной никогда такого не было, да и с тобой тоже! Вся нынешняя жизнь выглядит какой-то тусклой и бледной.

– Это потому, что Хелли нет, – металлическим голосом ответил Терен. – Без неё жизнь уже не та, какой была раньше.

Я сама не заметила, как по моим щекам потекли слёзы. Они меня любят… любили… Я запуталась!!! Люблю ли я их всем сердцем или ненавижу за то, что они так ничего и не поняли? Действие приворота заметно ослабло, раз они пришли сюда, но посмею ли я появиться и рассказать им всё? Я не могу, но, демоны Бездны, как же я этого хочу!

– Эль, возьми себя в руки! – тихо шепнул Ри, продолжая меня удерживать. – Если ты сейчас себя выдашь, это ничем тебе не поможет, а, наоборот, всё лишь усложнит!

«Хелли, он прав! Действие ослабло, но они всё равно под приворотом! Неизвестно, чем всё это может закончиться!»

Я с трудом подавила всхлип, глядя на такие родные фигуры. Да что ж за жизнь такая?!

Дерек рывком встал с кровати и подошёл… к окну! К тому самому, на котором мы сидели! Мы с Ри одновременно шарахнулись в самый угол и вжались в него, причём дроу от волнения сжал мои предплечья так, что там наверняка синяки останутся. Я мгновенно сузила «Полог тишины» так, что он облегал только наши тела, часть стены и ту часть подоконника, на котором мы сидели.

Находясь на расстоянии локтя от младшего дроу, меня одновременно охватила ненависть, паника и… нежность.

– Глупо это всё, – тихо произнёс Дерек, заложив руки за спину и глядя на посеревшую кромку неба за окном. – Нет, не то, что мы пришли сюда. Я просто чувствовал, что так нужно сделать. Нам нужно было почтить её память, придя в то место, которое она любила. Теперь я понимаю, что мы сегодня всё сделали правильно. Просто чувствую. Ты же знаешь, как я любил её, для меня она была всем. А то, что произошло в королевстве, мне кажется не просто глупым, а последней подлостью с нашей стороны. Терен, ведь именно мы виноваты в гибели Хелли.

– А глупо то, что мы вовремя не смогли всё это предотвратить, – закончил Терен мысль брата.

Глотая слёзы, я освободилась от рук Танориона. Чувствуя, как меня трясёт, ученик всё же отпустил меня. Встав на подоконнике на колени, я протянула руку и, не прикасаясь к коже, провела ладонью вдоль напряжённого лица Дерека, сгорая от желания ощутить под пальцами прохладную и шелковистую кожу дроу. Мои близнецы… Несмотря на всё, они останутся частью меня, самыми дорогими существами во всём мире.

Ри отдёрнул меня вовремя, до того, как младший дроу чуть не схватил мою ладонь.

– Что это было? – Терен подскочил с кровати и впился в меня взглядом, хотя видеть нас с Ри он не мог.

– Видимо, душа Хелли, – вдруг улыбнулся Дерек, проводя пальцами по своей щеке. – Я словно ощутил её присутствие. Я же говорил, что мы не зря сюда пришли.

– Тогда удивительно, как она нам по голове чем-нибудь тяжёлым не настучала! – грустно вздохнул Терен, подходя к брату. – Идём отсюда. Думаю, на сегодня нам приключений хватит.

– Может, ты и прав, – вздохнул младший дроу, отворачиваясь от окна. – Мандарин будешь?

– Давай, – вяло ответил Терен. – Хоть одно утешение в жизни осталось!

– Нет! – Я с криком рванула, но Ри меня удержал.

Глотая слёзы, я продолжила вырываться, глядя, как Дерек подходит к брату и отдаёт ему маленький оранжевый фрукт – источник моих бед.

«Хелли, не нужно, ты ничем не поможешь! Даже если сейчас ты их остановишь, они в любой момент съедят ещё! И тогда всё может стать ещё хуже!»

– Я не могу так всё оставить! – что есть силы дёрнулась я, но напрасно.

Несмотря на свой юный возраст, Ри всё равно в несколько раз был сильнее меня.

– Не надо, Эль, – тихо сказал мне на ухо ученик, – ты ничего не сможешь сделать!

– Но я должна, Ри! – отчаянно прошептала я, чувствуя, как слёзы скатываются по щекам.

Я уже не пыталась вырваться, понимая, что дроу меня не отпустит. И он всё делал правильно, я это понимала, но вот принять это никак не могла. Было очень больно смотреть, как близнецы, находясь в трёх локтях от меня, самолично затуманивают свой разум и губят не только мою жизнь, но даже память обо мне. Осознание этого просто разрывало душу.

Когда они вышли, меня чуть не накрыла истерика. Сердце словно кто-то вырвал, оставив кровоточившую, саднящую рану, которая уже не затянется никогда. Выглянув в окно, я увидела, как из дверей таверны вышли близнецы. Всего лишь на мгновение Дерек обернулся и посмотрел на меня. И что-то сказал. Сквозь пелену слёз я видела, как шевелились его губы. Всего несколько слов: «Я никогда тебя не забуду».

Этого хватило, чтобы я заревела как сумасшедшая. Прижимаясь к груди Ри, я выплакивала всё, что было на душе. Всю обиду, всё непонимание, недоумение, грусть, жалость, ненависть, нежность. Всё, что я испытала с того момента, как поссорилась с близнецами.

– Всё хорошо, Эль, – тихо шептал Ри, не зная, как меня успокоить. – Всё будет хорошо!

– Я хочу забыть всё это! – всхлипнула я, давясь слезами. – Хранители, кто бы знал, как я хочу всё это забыть!

«Я могу это сделать! Но не думаю, что от этого тебе будет легче. Чтобы успокоиться, тебе придётся это принять. Хелли, ты сильная, ты выдержишь, я это знаю!»

«Я не смогу, Таш! Ты не представляешь, как больно!»

«Я вижу! Хелли, постарайся просто выбросить это из головы, жизнь ведь не закончилась!»

«Я в этом уже не уверена».

«Не смей так говорить! Ты сильная, ты сможешь!»

– Эль, – произнёс Ри, гладя меня по голове, – постарайся забыть. Я понимаю, что это практически невозможно, но нужно это сделать, иначе боль тебя просто уничтожит. Со временем мы со всем разберёмся, но не сейчас. Просто отпусти их, Эль. Отпусти, чтобы потом к ним вернуться.

– Упырёв эльф! – сквозь слёзы пробормотала я, тихо всхлипывая. – В кого ты такой умный?

– А кто, по-твоему, меня учил? – грустно усмехнулся Ри. – Вытирай слёзы, демонова магичка, нам нужно отправляться, причём немедленно!

– Ты прав, – с большим трудом проглотила я ком в горле. – И чем скорее, тем лучше!

Танорион

Эль, чтобы поднять мне настроение, напевала старинную балладу. Хоть баллада была и грустная, но нежный голос магички приятно ласкал слух. Вот если бы она ещё знала всю песню, а не только первые три куплета, было бы вообще чудненько!

– Эль, может, хватит уже? – с надеждой посмотрел я на наставницу.

– А чем ещё ты предлагаешь заняться? – усмехнулась девушка, которую хорошо было видно в полумраке экипажа. Тюремного экипажа, если быть точным. Этакая закрытая телега на колёсах, обитая листами железа, которая имела одно-единственное окно с решётками да узкую дверь. И жёсткий пол, устланный довольно старой соломой.

– Например, придумать, как снять вот эти украшения! – предложил я, демонстрируя руки, на которых были надеты довольно тяжёлые кандалы.

– Да думала я уже! – ещё больше развеселилась магичка. – Но толку-то от этого! Они не на штырях, которые можно было бы вытащить телекинезом, а на ключе! А ключи, если ты не помнишь, у стражи! Окно – сбоку, а они идут впереди экипажа, до них не дотянуться! Рикс и тот, бедненький, валяется обмотанный верёвками у кого-то из стражи в рюкзаке. Так что откинь надежду, бренный узник, нам здесь ещё долго торчать!

– Эль, но мы же можем разрушить стены!

– И как? – хмыкнула девица, усаживаясь около стены. – Давай предлагай!

– Со скованными руками недоступны все стандартные плетения! – нахмурился я. – Я тут бессилен, а вот как насчёт твоей магии?

– Глупый, глупый эльф! – покачала головой магичка.

У меня появилось такое чувство, что если бы ей руки сковали не за спиной, то она бы пальцем у виска покрутила.

– А что я? Я просто пытаюсь смотреть на вещи объективно!

– И у тебя это не получается! – сообщила Эль «радостную» новость, – В чём-то ты прав, я могу разрушить стены, но только при условии, если кандалы будут сняты!

– Хм, даже обидно как-то! – хмыкнул я, приподнимая руки. – Тебя посчитали опаснее меня!

– Ри, напоминаю, мы в стране ятугаров! А эти большие кошки обладают прекрасным чутьём! – улыбнулась девушка. – И в принципе они поступили верно!

– Почему ты не сказала страже, что являешься племянницей князя? – спросил я, уже в десятый раз рассматривая кандалы на руках. Не нравятся мне такие украшения, хоть убейте! Да и поездка в тюремном экипаже, который подскакивает на каждой кочке, тоже не вдохновляла.

– А кто бы мне поверил? – округлила глаза девица. – Над нами и так долго ржали, когда я сказала, что нас нужно доставить лично князю! Но хоть решили подвезти в этой чудесной карете!

– И не говори! – со смешком согласился я. – Сие чудесное место меня просто восхищает! Ты только посмотри на убранство, на этот шёлковый ковёр! А запах-то какой! Розы, не иначе!

– Да ну тебя! – засмеялась Эль. – Фантазёр ушастый! Ты лучше скажи, какого упыря ты со мной попёрся через границу? Своё дело ты выполнил, мог бы и спокойно уехать!

– Я обещал тебя проводить до Динтанара, а не до его границы! Да и потом, ты уверена, что выполнила свою часть договора? Я что-то не ощущаю себя готовым поступать в Академию!

– Ри, ты самый сволочной эльф из всех, кого я знаю! – возмутилась магичка. – Ты всё-таки решил со мной остаться?

– Кто? Я? – изумился я. – Да нет, что ты! Сейчас нас довезут до замка те добрые нелюди, что предоставили нам столь замечательное убежище. Потом мы попьём чайку с твоим дядей, он заботливо погладит нас по голове, попричитает немного, а потом отправит меня порталом в Академию! Все счастливы и всем хорошо!

– Ри, ты засранец! – захохотала Эль. – Так и вижу Киртана с тросточкой и седой бородёнкой! Ты только при нём так не скажи!

Ага, я что, самоубийца, что ли, рассказывать князю Эренриху свои фантазии? Ещё неизвестно, как он отнесётся к тому, что я наполовину аронт! Хорошо, хоть стража, поймавшая нас на границе, этого не поняла! Эль ещё неделю назад замаскировала мою ауру. И сама магичка свой морок так и не сняла.

…В тут ночь, как только Эль перестала плакать, мы уехали. Все наши вещи были не распакованы, они были пристрочены к седлу Эльтара, так что проблем не возникло. Я видел слёзы на лице магички ещё два дня, пока мы неслись без оглядки. Не знаю, как мой конь, которого мне дал брат, не свалился от такой нагрузки. Останавливались мы на обе ночёвки в лесу, на Эль в те дни просто лица не было, я не мог на неё спокойно смотреть. Но на второй день она проснулась свежая и весёлая, вот только её глаза, которые и раньше нечасто улыбались, теперь так вообще потускнели. Она шутила, вела себя как ни в чём не бывало, но внутри была абсолютно мертва. Она словно заперла эмоции в себе, и как я ни пытался до неё достучаться, но так и не смог.

Все три месяца, что мы добирались до княжества ятугаров, Эль вела себя совершенно нормально: глядя на неё, и предположить нельзя было, что она пережила, но я понимал, что так и до сумасшествия недалеко. И решил остаться вместе с ней. Сомневаюсь, что она расскажет князю обо всём, что с ней случилось, но ей просто необходим тот, кто её понимает. А поблизости есть только я. Поступить же в Академию я всегда успею! Здоровье и самочувствие наставницы мне как-то дороже.

– Ри? – отвлекла меня от воспоминаний магичка.

– Ась? – Я оторвался от созерцания кусочка ясного неба, которое можно было разглядеть через решётки на узком окне.

– Спасибо.

Я молча кивнул, скрывая в душе радость. Надо же, первая эмоция за всё время! Нет, глядя на неё, и не скажешь, что она чем-то опечалена, но я-то знаю правду!

Вспомнить только наши с ней поцелуи, холодные, словно лёд! Кстати, в этом не было ничего криминального, просто по пути в Динтанар мы встретили раненую драконицу, которую потом забрали её братья, одному из которых явно приглянулась Эль. Вместе со мной в Военной Академии дроу учился один дракон, и я не понаслышке знаю, что если дракону понравилась девушка, то он от своего никогда не откажется. А нам только влюблённого дракона для полного счастья не хватало! Вот и притворялись влюблённой парочкой, пока драконица не выздоровела и эти ящеры не умотали. Ох, как нам стыдно было потом за эти дни! Зато мы получили приглашение погостить на острове драконов. Оказывается (нам так непрозрачно намекнули), что мы спасли невесту какого-то важного дракона! А невеста ничего так, красивая. Только молодая очень, на крыло встала совсем недавно. Летала одна, попала в бурю и сломала правое крыло. А тут мы мимо проходили, вот и ввязались в эту авантюру.

Эль дико ругалась, пока лечила драконицу. Гигантская рептилия с зеленовато-жёлтой блестящей чешуёй не могла принять человеческий облик, пока у неё была сломана конечность. Задержались мы тогда в Эртайской долине на две недели.

Наше весёлое приключение закончилось сегодня за час до рассвета, когда мы пытались пересечь динтанарскую границу. Граница-то пустяковая – глубокий овраг, высоченный частокол, несколько смотровых вышек и ворота. Пройти официально мы не могли, на обоих был морок, а на входе – очень сильные маги. Они, конечно, всё же увидели потом на нас морок, но снять его так и не смогли, так же как и осмотреть наши вещи. И только по этой причине нас не бросили в ближайшую тюрьму, а отправили в Динтанарскую крепость, в главную темницу замка ятугаров.

Виноватым в том, что нас поймали, был только я. Я уверял Хелли, что стража сменяется только на рассвете (я был просто в этом уверен, ведь раньше так оно и было!), и поэтому мы и попытались незаметно разрушить часть пограничной стены глубокой ночью, где-то за час до рассвета. Самое удобное время – в этот час у людей самый крепкий сон… И вот, видимо, поэтому князь Эренрих и назначил смену караула именно на это время. Попались глупо, что сказать! Но мы с Эль твёрдо решили искать хорошие стороны и сошлись во мнении на тему того, что нам повезло, не придётся самим добираться до замка по такой жаре! А до него идти немало, полдня быстрой рысью!

– Ри, вот скажи мне, как ты умудрился так облапошиться? – поинтересовалась Эль, вновь вырывая меня из воспоминаний. – Ты же сказал, что знаешь, как можно перейти границу!

– Знал, – согласился я и решил уточнить: – Когда мы здесь с нашим отрядом были на практике, знал. Но понятия не имел, что всё поменяется! Хотя чего ещё можно было ожидать от князя, ведь в его владениях побывал аронт!

– Как я понимаю, не принять он тебя не посмел, ведь у него дружественный договор с Империей! – задумчиво произнесла Эль, рассматривая всё тот же кусочек безоблачного неба за маленьким окном. – Да уж, ваша Военная Академия – это нечто! Лучше бы ты в Магическую Академию Империи пошёл бы! Ой, прости, Ри!

– Да ладно! – отмахнулся я, глядя на виноватое лицо Эль.

Мне-то о моей семье не так трудно вспоминать. Было, ну и упырь с ним, главное, что это закончилось! А вот в голову одной упёртой магички такая мысль явно не приходила. Или же припёрлась, но была выгнана с позором.

– Ай! – возмутилась магичка, когда темницу на колесах весьма ощутимо тряхнуло и она довольно сильно наклонилась. – Что происходит?

– Похоже, мы миновали город. Отсюда дорога уходит вверх, в гору! Я же тебе говорил, что замок стоит на горном плато, возвышаясь над городом примерно на пол-лиги!

– Голова моя дырявая! – нахмурилась магичка. – И долго это будет продолжаться?

– Полчаса, не меньше, – прикинул я. – Но потом подъём станет ещё круче, это верный признак того, что вскоре мы окажемся в тюрьме!

– Здорово! – фыркнула Эль. – Никогда ещё в тюрьме не сидела! По крайней мере в государственной! Ри, приготовься меня ловить, когда эта ерунда на колёсах ещё больше накренится!

– А зачем рисковать? – удивился я. – Перебирайся прямо сейчас!

– Хм, логично! – согласилась девчонка и ловко поднялась с пола.

Несмотря на свой невысокий рост, она практически упиралась макушкой в потолок. Значит, мне вставать тут вообще не рекомендуется, я примерно на полголовы выше её. Сделав около пяти шагов, Эль ловко опустилась рядом со мной. Я чуть пододвинулся к боковой стене, освобождая немного места, чтобы магичка не облокачивалась о дверь.

– Эх, спеть, что ли? – спросила Эль, задирая голову к потолку.

– А давай! – согласился я.

Эль улыбнулась, и мы хором завыли:

Отпусти нас, доблестный страж,
Мы пред тобой на колени упали,
Ты прости нам такой эпатаж,
Просто у нас шнурки развязались!

– Закройте рты! – резко попросил кто-то снаружи повозки.

– Ага, счаз! – огрызнулся я и продолжил петь ещё более фальшивым голосом:

Что ругаешься ты, страж усатый,
На нас, скромных пленных твоих?
Не виновны мы, что ты поддатый,
А я говорил, разливай на троих!

– Хорошо поют! – раздался чей-то смех, но его тут же оборвал тот же грубый голос.

Хелли улыбнулась и принялась старательно мне вторить. Ох, чего мы только не наслушались, пока не добрались до тюрьмы! Наше пение оценили, но оно явно не всем пришлось по душе. Это стало понятно, когда нас вытащили из повозки.

– О, смотри-ка! – обрадовалась магичка, глядя на стража, который держал в руке связку ключей.

Второй ятугар, довольно молодой, стоял рядом с открытой дверью и наблюдал, как я нагло уселся на пороге передвижной темницы, свесив ноги. Он же присутствовал и при задержании, а вот второго мы не видели.

– Точно, усатый! – подтвердил я.

– Только вот я не могу понять, поддатый он или нет! – заявила Эль, чуть ли не обнюхивая онемевшего от такой наглости ятугара.

Похоже, мы с наставницей немного увлеклись, или же нам просто попались слишком расхристанные стражи. Или же нет…

– А вот это ты зря! – зарычал я, когда старший страж ударил магичку по лицу.

– Не беспокойся, Ри, – как-то зло усмехнулась Эль, вставая с колен, на которые упала после удара. Что неудивительно – до полнолуния далеко, и она сейчас просто человек, и силы у неё весьма ограничены.

– Ты уверена? – переспросил я, рассматривая ятугара как будущее жаркое.

Впечатлительный страж нервно сглотнул и отступил на несколько шагов назад.

– Ему и так потом будет не сладко! – Девчонка сплюнула из разбитой губы и уставилась на молодого тюремщика. – Ну? Дальше что? Где ваш князь?

– Это не твоё дело, эльфийка! – раздался твёрдый голос.

Повернув голову в сторону прибывшего, я замер. К нам приближался высокий молодой ятугар с серьёзным лицом, чуть раскосыми глазами и копной светлых волос. Я с нарастающим волнением рассматривал его одежду: высокие сапоги чёрного цвета со шнуровкой, чёрная рубашка с воротником, чёрные кожаные штаны и что-то очень похожее на суртюк без рукавов. Длиною до колен, с разрезами до бёдер, с высоким воротником и широким поясом с пряжкой. Такие плащи, а точнее, такую форму носили ранхары – элитный отряд воинов. Личная охрана князя, самые лучшие и опасные воины Динтанара. Жёсткие, осторожные, преданные своему господину до последнего вздоха.

Та одежда, в которой Эль была изображена на картине, у ятугаров означает, что её владелец является воином-магом ранхаров. Но если же обычный ятугар наденет такую чёрно-красную форму и не сможет доказать свою принадлежность к знаменитым воинам, его ждёт неминуемая смерть. Хм, возникает вопрос: чего добивался князь, подарив магичке такую форму? Конечно, мне Холл рассказал про чувства, которые связывают Эль и правителя ятугаров, но всё равно мне что-то непонятно.

– Эль, мы влипли! – тихо констатировал я.

– Ты прав, эльфёнок! – усмехнулся ранхар, хватая короткую цепь на кандалах магички. – Вы не просто влипли! Вы крупно вляпались!

– И это он называет «вляпались»? – изумилась Эль, когда нас отволокли в камеру и сняли кандалы.

Небольшое помещение размером десять на десять шагов с кучей соломы в углу.

– Эль, ты просто не знаешь, что собой представляют ранхары! – поспешил я её разубедить, разглядывая каменные стены темницы.

Да уж, и как ятугары умудрились сделать тюрьму прямо в горе, в подземельях дворца? Света здесь нет, но это не проблема, а вот отсутствие окна и решётка вместо одной из стен вызывают приступ меланхолии. Щёлкнув пальцами, я вызвал магический светляк. Мне-то всё видно и в темноте, а вот Эль – нет.

– То есть, – задумалась девчонка, – они будут нас пытать, если мы откажемся говорить, зачем мы здесь?

– И ты даже не представляешь как… – кивнул я, усаживаясь на кучу соломы. – Что будем делать?

– Посмотрим, что будут спрашивать. – Магичка уселась рядом со мной. – И тогда посмотрим, отвечать или нет.

Как выяснилось в ближайшие пару дней, ятугаров очень интересовала причина нашего здесь появления, а ответ, что мы прибыли к князю, их явно не устраивал. А вот ранхарам-магам было очень любопытно, почему они не могут залезть в наши рюкзаки и подойти к «старой кляче». Под клячей имеется в виду пегас Эль, который ещё с Эллидара находился под мороком.

Эль смеялась и посылала всех куда подальше, заявляя, что будет разговаривать только с самим князем. Даже сказала, что она его племянница. Ага, как она и говорила, нам так с разбегу и поверили!

Развязка произошла только на третий день нашего заточения, когда в камеру вошли двое ранхаров. Один из них в руках держал Рикса. Ворон вырывался и то и дело пытался клюнуть ятугара. Иногда у птички это даже получалось.

– Чем обязаны вашему визиту? – лениво поинтересовалась Эль, лёжа на всё той же соломе и разглядывая потолок.

– Мне надоело с вами цацкаться! – рыкнул тот, что был со свободными руками. – Или же вы скажете, зачем пытались пересечь границу, или я сверну шею вашей пташке!

– Валяй! – мило разрешила Эль.

Я постарался не заржать, глядя на сбитых с толку ятугаров. Тихо выругавшись, ранхар подошёл к своему напарнику, схватил ворона за шею и резко крутанул её. Раздался тихий хруст, и ворон обмяк. Ятугар, державший его, с брезгливым видом разжал руки, и ворон шмякнулся на пол с противным звуком.

Я медленно сосчитал до пяти. Как ни странно, я угадал: на последней цифре раздались зловещее карканье и недоуменные крики парней, хлопанье крыльев, дикая ругань, а вскоре так вообще с лязгом захлопнулась дверь камеры и послышались спешные шаги.

– Эль, – спросил я, разглядывая горную породу потолка, – а что мы будем делать, когда эти дети выйдут из себя? Нет, правда, ранхары слишком самонадеянны, они думают, что в любой момент смогут нас раскусить. Их не стоит воспринимать всерьёз, но что будет, если придёт кто поопытнее?

– А мы их не пустим! – Я просто почувствовал её ухмылку. – Правда, моя птичка? Прости, что так получилось, нужно было раньше у тебя их забрать!

– А если серьёзно?

– Да не знаю я! – вздохнула магичка. – Мне на пустой желудок плохо думается! Это же надо так издеваться над пленниками! Миска отвратительной похлёбки раз в день!

– И самое смешное в этом то, что мы в любой момент можем выйти из камеры! – усмехнулся я.

– Ага, и далёко мы уйдём? – спросила Эль. – Попадутся на пути нормальные ранхары – и всё, привет, амарилл и плети!

– Ты права, конечно, – задумался я. – Но нам как-то же нужно достучаться до князя! Какие идеи? Пока магам не надоест копаться с нашими вещами, они всё равно сюда не сунутся, справедливо полагая, что мы никуда не денемся!

– Странная у Киртана охрана, – заметила моя наставница. – Двое неизвестных пытались тайком пересечь границу, а они и в ус не дуют!

– Нет, ну почему? – не согласился я. – Они нас схватили, отвели в камеру, даже допросили! Всё по уставу. И потом: это дело поручили молодым ятугарам как раз потому, что мы с тобой сами далеко не старички! Они просто подумали, что мы не являемся серьёзной угрозой. Вот когда они не смогут разобраться с заклинаниями, наложенными на наши вещи, тогда и чухнут, что дело серьёзнее, чем кажется на первый взгляд. И вот тогда жди гостей.

– И неприятностей вместе с ними, – вставила Эль, принимая сидячее положение, если судить по шороху соломы. – Киртан придёт сам только в том случае, если мы натворим что-то из ряда вон выходящее. Идеи есть?

– М-м-м… – нахмурился я. – Снести решётки?

– А смысл?

– Поставить пару фингалов, а лучше взять в плен собственную стражу? – предложил я.

– Глупо и показушно.

– Отправить князю письмо с Риксом?

– Он его испепелит и даже не спросит, что за нежить тут разлеталась! Нет, такой вариант не пойдёт.

– Почта саламандры?

– Ты где-нибудь здесь камин видишь?

– Логично… А о том, чтобы добраться самим, не может быть и речи! Всё, я выдохся!

– Слабак! – съехидничала Эль. – Рикс, солнце моё, но ты ведь не такой глупый, да? Слетай, принеси мне семян яблочек!

– Зачем? – приподнялся я на локтях и посмотрел на то, как ворон невероятным образом протискивается сквозь прутья решётки.

– Надо, ельфик, надо! – хитро посмотрела на меня магичка.

Когда же к нам в очередной раз зашли стражи, а точнее, попытались зайти, их ожидал большой сюрприз! Мы с Эль так чудненько расположились под только что выращенной яблоней, что даже поначалу внимания не обратили на ятугаров, стоящих по ту сторону решётки.

– О, Ри, смотри, к нам гости! – усмехнулась магичка, небрежно отшвыривая огрызок.

– Ребята, яблочек не хотите? – поинтересовался я, глядя на ошарашенных ранхаров. – Что, нет? Ну, нет так нет, нам больше достанется.

И действительно, созревших плодов было много, нам их на неделю хватит! Правда, одними яблоками сыт не будешь, но хоть что-то съедобное в таких условиях! Эль не зря просила ворона принести семечки – с помощью своей магии она вырастила эту яблоню всего за несколько минут! Даже простая эльфийская магия такое бы не смогла, максимум позволила бы вырастить небольшой кустик, хотя пол темницы, в которой мы сидели, и был посыпан достаточно большим слоем земли. Вдобавок солому, которая прела в камере, никуда не вывозили, и поэтому у нас под ногами оказалась весьма плодородная почва.

Мы внаглую этим воспользовались, а заодно наложили несколько хитрых охранок на решётчатую дверь. Теперь сюда даже при всём желании никто не войдёт. Чтобы снять все плетения, что навешала Эль, нужно обладать такой же магией. А ещё и я постарался… В общем, мы и проблему с голодом решили, и развлеклись знатно, и необходимое внимание привлекли.

Как ни бились здешние маги, но разрушить плетения они так и не смогли.

– Да ну их! – неожиданно плюнул один из ятугаров. – Зачем нам тратить резерв, если они сами рано или поздно сами отсюда выйдут?

– Ты уверен? – спросил я, вытирая яблоко рукавом рубашки. – Мы можем до-олго тут сидеть!

– Ваши яблоки рано или поздно закончатся!

– Так мы ещё что-нибудь вырастим, – улыбнулась Эль, хотя лукавила, конечно.

– И потом, может, у нас не возникнет желания здесь оставаться. Вы не подумали о том, что будет, если мы всё же захотим выйти? Эль, как думаешь, мы скоро захотим? – обратился я к магичке и надкусил сочное яблоко.

Неплохо! Но хочется чего-нибудь существенного, мяса, например.

– Ага, – кивнула девчонка, – мне уже надоело это разнообразие. На свободу хочу!

Ятугары долго-долго нас рассматривали. А потом ещё раз изучили охранки. И видимо, до них всё-таки дошло, что мы способны на многое, и если мы что-то натворим, то князь их за такое не похвалит.

– Я доложу князю, – проскрипел зубами ятугар. Тот, которого мы видели в наш первый день, когда прибыли в Динтанар. Именно ему досталась честь посадить нас в тюрьму, и именно ему теперь придётся нас отсюда вытаскивать.

Резко развернувшись так, что взлетели полы плаща, ранхар удалился вверх по коридору. Теперь нам оставалось только ждать.

– Вот наивные! – хмыкнула Эль, когда скрылись из вида и остальные тюремщики. – Они что, правда подумали, что мы способны выйти отсюда и разнести половину замка? Нет, выйдем-то мы без проблем, но…

– Но никто нам не даст и пальцем пошевелить! – закончил я за неё. – А что они ещё могли подумать, увидев то, что мы наворотили?

– То, что мы злые и нехорошие некроманты! – захихикала Эль. – Спорю на любимые тапочки, что они именно так и подумали, когда на них Рикс напал!

– Ну да! – подавил я смешок. – Эль, ты изверг!

– А сам-то! – парировала магичка, поглаживая ворона, который сидел у неё на коленях. – Жаль, что Химо не с нами. Заслали бы мы его к Киртану, тогда вообще бы никаких проблем не было!

– А может, стоило просто предупредить князя заранее? – спросил я, отшвыривая огрызок в самый дальний угол. Неплохая горка там уже скопилась, кстати.

– Ри, ты гений! – притворно восхитилась девчонка. – Как ты себе это представляешь? Сижу я, значит, пишу письмо вот с таким содержанием: «Привет, Киртан! Это пишет твоя неугомонная племянница! Да, я жива, только тсс! Это секрет! Скоро буду у тебя, так что жди!» Ри, ты вообще понимаешь, как это будет выглядеть? Ах да, надо было ещё в конверт вот это вложить!

– Эль, ты передёргиваешь! – мягко заметил я, глядя, как моя наставница шарит по карманам куртки.

И как назло, в тот момент, когда магичка извлекла на свет чёрную шёлковую ленту с капелькой хрусталя, совсем рядом с нашей камерой раздался жёсткий голос, пробирающий до костей:

– Почему мне сразу не доложили?

– Как всегда, вовремя, – проворчала девчонка и со вздохом повернулась к двери, за решёткой которой уже стоял тот самый ятугар и князь Эренрих собственной персоной.

Высокий, во всем чёрном, с жёстким взглядом… Мне мгновенно стало как-то не по себе, а Эль…

Магичка едва заметно вздрогнула, опустила руку и мгновенно убрала заклинания с двери. Мои охранки князь ятугаров убрал небрежным щелчком, так же как и лёгким взмахом открыл надёжно запертую дверь.

– Кто ты? – войдя в темницу, спросил князь у Эль, совершенно проигнорировав мою персону. Его взгляд быстро пробежался по внешности магички и неожиданно остановился, когда увидел ленту в её руках. – Откуда у тебя это?

– Это подарок, – тихо, но уверенно сказала Эль, упрямо глядя в глаза ятугара.

По мне, так сейчас было самое время снять морок, но она почему-то медлила и продолжала прикрываться обличием тёмной эльфийки-полукровки.

– Ты лжёшь. – В голосе князя проскользнули металлические нотки.

– Нет, Киртан, – усмехнулась магичка, – я никогда не лгу!

– Да как ты смеешь… – дёрнулся ранхар, но был мгновенно остановлен властным жестом князя.

Продвинувшись на несколько шагов вперёд и оказавшись на расстоянии двух локтей от Эль, ятугар с нажимом спросил:

– Кто ты?

– Ты и так это знаешь. – Глубоко вздохнув, Эль свободной рукой размотала на шее шарф.

Мне было странно видеть удивление на лице легендарного князя. Хотя, если точнее, это было даже не удивление, а недоумение пополам с недоверием.

– Мой князь, вы действительно её знаете? – осторожно спросил ятугар, который так и не решился подойти ближе.

Эренрих не ответил, продолжая пристально разглядывать шрам на шее магички. И лишь спустя некоторое время он всё же решил спросить:

– Откуда у тебя это?

– Что именно тебя интересует? – горько усмехнулась Эль. – Тот шрам, что я получила от ошейника из амарилла, который ты собственноручно снял с моей шеи? Или же те два, что оставили зубы тираньи в Нижнем городе Айтраска, когда ты проходил там практику, а я приехала в мой некогда родной город вместо своего дедушки?

Едва магичка успела закончить фразу, как тут же оказалась в объятиях князя Эренриха.

– Хелли, – тихо выдохнул он, прижимая её к себе и целуя в макушку. – Ты жива!

– Да, Кирт, – тихо всхлипнула Эль.

Контуры её тела в моих глазах поплыли, а когда это прекратилось, можно было ясно увидеть иссиня-чёрные волосы, которые уже успели отрасти до плеч, изящные руки, обнимающие спину князя, чётко очерченные губы…

И вот тогда я понял, что я здесь явно лишний. Неслышно поднялся и тихо направился на выход, зацепив по дороге ранхара, который замер как соляной столб. Утащив его в коридор, я уверенно пошёл по тускло освещенному каменному желобу мимо множественных темниц. Где-то в середине коридора, шагов за тридцать до поворота, я увидел широкую деревянную лавку возле стены, над которой висел сильно чадивший факел. На этом явно неудавшемся чуде столярного мастерства я и расположился. Рядом плюхнулся ошалевший ятугар:

– Так это правда племянница князя?

– Дошло? – усмехнулся я. – Мы же тебе говорили!

– Да кто мог в такое поверить?! – продолжал недоумевать парень. – Мы только год назад узнали, что у нашего князя есть племянница! То, что она приедет в нашу страну, да ещё будет тайком пробираться через границу, изменив внешность, мы вообще не предполагали!

– Согласен, звучит бредово! – согласился я. – Тебя как зовут-то?

– Дартар, – представился ятугар. – А ты?

– Танорион.

– Не могу сказать, что знакомство прошло при приятных обстоятельствах, – хмыкнул ранхар. – Слушай, а они надолго там?

– Наверняка. – Я не спешил его обрадовать. – Кстати, за то, что ты не доложил про нас раньше, у тебя проблем не будет, не беспокойся.

– С чего такая уверенность?

– Я просто хорошо знаю Эль. – Я не сдержал улыбки. – Но мой тебе совет: в будущем лучше поддерживай с ней хорошие отношения. Во избежание разнообразных проблем.

– Не понял, – удивился ятугар, – из-за того, что она племянница князя?

– Не-а, – покачал я головой, – из-за того, что она может и сама по харе съездить!

– Я запомню твои слова, – серьёзно отозвался ранхар. – Наверное, мы теперь будем часто видеться?

– Ты не представляешь как! – «обрадовал» его я.

Да уж… Моя часть уговора выполнена – я доставил магичку к князю Эренриху. Но кто сказал, что я отсюда уеду? Нет, пока на лице девчонки не появится настоящая улыбка, я от неё ни ногой! Ибо без моей наставницы жить ужасно скучно! Да и потом, что она без меня-то делать будет?

Вывод: берегись, Динтанар, отныне мы будем здесь жить! Ох, как я некоторым заранее не завидую…

Глава 9

Киртан Эренрих

Рассвет.

Как много в этом слове обнадёживающего. Новый день, новые дела. Можно сказать, новая возможность начать всё заново. Но вот возможно ли это? Не факт.

Да и первые лучи солнца, показавшиеся над горным хребтом, что возвышается над моей страной, не могут сказать наверняка. Всего пару часов – и начнётся солнцепёк, который, впрочем, тоже не принесёт ничего нового. А может, и принесёт, это очень скоро станет известно.

Я отошёл от окна, из которого было видно город во всей красе, и с трудом нашёл собственные штаны. Надел их, с тоской оглядел беспорядок в своей комнате, хрупкую фигуру на моей кровати и принялся за поиски сапог.

Хаосу в моих покоях, в котором невозможно было ничего найти с первого раза, я всецело обязан собственной супруге, которая сейчас спокойно спит на моей подушке. Именно она его и устроила, когда вчера вечером пришла высказать свои претензии. После этого придётся заменять все зеркала и вазы в комнате, прислуге – попотеть, чтобы восстановить прежний вид. А причина такого поведения Ингры была одна – ранхары отказались сопровождать её на рынок. И правильно сделали, ведь ятугарша собралась туда идти тайком! Глупость несусветная! Несмотря на то что она вот уже два с половиной года моя супруга, а значит, и княгиня Динтанара.

Вот только если бы она вела себя соответственно! Глупышка явно думала, что после свадьбы я в неё влюблюсь, как дурачок, и стану потакать её капризам. Но я же не юный эльф, который без ума от своей суженой! Нет, Ингра исправно выполняет свои обязанности, и никто бы не сказал, что на самом деле она истерична и взбалмошна, но, увы, я знаю правду. Да и ранхары – от них ничего не скроешь. Но виду они, естественно, не подают, и слухи не просачиваются, но факт остаётся фактом.

Я предполагал, что Ингра только до свадьбы будет тихой и послушной, но что будет потом… Чутьё и опыт не обманули. С каждым днём ятугарша становилась всё настырнее и настырнее. Плела интриги, чтобы я обратил на неё внимание, сживала со света фрейлин, на которых я якобы глаз положил, устраивала мне истерики. Я устал ставить её на место. Хотя поначалу гневные окрики и злобное рычание её пугали, но потом она поняла, что ничего серьёзного я сделать не смогу. А потакать её капризам и желаниям я не собирался, не стану делать это и впредь.

Я просто не воспринимаю её как Равную. Для меня она – несмышлёное существо, которое думает в первую очередь только о своих чувствах и действует только в своих интересах. В принципе так оно и есть. Ингра всего лишь богатая и избалованная наследница своего рода, с представителями которого я множество веков назад заключил договор. Суть его состояла в том, что её род клянётся мне в преданности на все времена и помогает управлять страной, а я взамен беру в жёны девушку из их рода. Это было ещё тогда, когда я только взошёл на престол после смерти отца и моя власть в Динтанаре была одобрена далеко не всеми. Но вот маленькое затруднение: в роду Тейнхов всегда рождались только мальчики! А пару сотен лет назад – на тебе, на свет появилась эта ятугарша! Я, конечно, выкручивался как мог, уговорил Совет подождать до её совершеннолетия, но потом мне всё же пришлось сдержать своё слово.

И я об этом теперь жалею. Когда заключаются подобные династические браки, отношения между супругами далеко не всегда бывают примерными. Если они уважают друг друга или хотя бы настроены мирно – это уже большое чудо! Дружеские отношения между ними и то редкость.

А в моём случае всё намного хуже: ятугарша была давно и безнадёжно влюблена в меня. А я же… Я всем сердцем люблю другую. Ту, с которой нам никогда не суждено быть вместе.

Что же касается Ингры… Из-за своей молодости и неопытности она пытается привлечь моё внимание к себе путём безрассудных выходок и собственнических замашек. Чувствую, что наши с ней отношения хоть немного наладятся только в том случае, если она повзрослеет. И надеюсь, это произойдёт как можно скорее, мне надоели эти бесконечные скандалы.

Бросив последний взгляд на хаос в собственной комнате, я вышел в коридор.

– Доброе утро, мой князь, – одновременно склонили головы ранхары, стоящие в коридоре по обе стороны двери.

– Доброе, – кивнул я, тихонько закрыв за собой дверь, и указал на непримечательную дверь в противоположенной стене: – Эль у себя?

– Нет, мой князь, – ответил тот, что слева. Киир, если не ошибаюсь.

Полные имена и имя рода ранхаров посторонние люди не знают, они известны очень сокращёнными, но чаще всего используются только прозвища. Кстати, малышка известна среди них как некромантка. Да, Хелли состоит в отряде ранхаров, а также она легко перешла в разряд ранхаров-магов. С отрядом моих лучших воинов магичка легко нашла общий язык и быстро заслужила их уважение. Нет, не я приложил к этому руку, я лишь тонко намекнул два года назад, что возможен такой вариант. Малышка с удовольствием подхватила эту идею, самостоятельно прошла год обучения, и этого хватило, чтобы самые опытные из моего отряда приняли её. Для ранхаров, чья численность не превышала пятидесяти, некромантка стала чем-то вроде любимого питомца. Забавного, маленького, хорошенького, но довольно опасного, если его разозлить. Вот за последнее они её и уважали, и воспринимали всерьёз.

Она как кошка. Но приручить ЭТУ бестию никто даже не пытался, прекрасно понимая, что ничего хорошего из этого не будет. И дело даже не в том, что она моя племянница, а в том, что ей самой это не нужно. Что же касается меня…

Для меня то, что она приходится мне внучатой племянницей, – это незначительная деталь. Абсолютно пустяковая для высших рас, вроде эрханов, ятугаров, эльфов и драконов, – столь дальнее родство никогда не мешало заключать браки. Но Хелли – человек, и для неё такое родство означает табу. А с её мнением я считаюсь. Даже если мне это не приносит никакой пользы или удовлетворения. Я не могу иначе, она слишком много для меня значит.

– Некромантка на утренней тренировке, – мгновенно ответил Олар, второй ранхар, видя, как я вопросительно изогнул бровь.

Сегодня эти двое несут дежурство у моей спальни. А точнее, охраняют мою взбалмошную жену, чтобы она не натворила глупостей. Охрана сменяется каждые сутки. Вчера, например, дежурили Тень и Сазор, сестра и брат, а как сменились ранхары незадолго до рассвета, я даже не слышал.

– Меня сопровождать не нужно, – бросил я через плечо, направляясь дальше по коридору.

Отправился я в оружейный зал, чтобы потренироваться. Мог бы, конечно, присоединиться к ранхарам, которые сейчас тренируются во внутреннем дворе, но чувствовал, что скоро что-то должно произойти.

Раскручивая сайшесс – это цепь длиной в четыре локтя и толщиной в два пальца, с острыми шипами, похожими на нераскрывшиеся бутоны, на концах, – я полностью сосредоточился на оружии и пришёл в себя лишь спустя несколько часов. Только тогда сообразил, что совершенно забыл про разминку, и плечо, мышцы которого об этом прекрасно помнили, теперь протестующе ныло. Не успел я повесить оружие на крепление в стене, как в моей голове раздался лёгкий перезвон – предупреждение о том, что через минуту откроется портал. Я отошёл на несколько шагов и приготовил метательные шарики. Так, на всякий случай.

Портал открылся, и из него буквально вывалился замотанный в цепь демон. Рухнул на колени, посмотрел на меня и криво усмехнулся. Следом в зал шагнул Дарт, один из тех молодых ятугаров, которые относительно недавно стали ранхарами. Лет пять назад примерно. Но этот один из лучших следопытов, несмотря на свой возраст и характер.

– Мой князь, – склонил он голову, – делегация эрханов пять дней назад пересекла Пустующие земли и въехала в Динтанар. Мы встретили их и сопровождали, согласно вашему приказу, но сегодня ночью этот демон ушёл из лагеря и тайком отправился вперёд. Я предполагаю, что это лазутчик. Я схватил его в Иристе и доставил сюда, не допрашивая.

– Ты свободен, Дарт, – махнул я рукой. – Ты всё сделал верно. Сайшесс не забудь.

– Да, мой князь, – поклонился ятугар и сделал почти неуловимое движение рукой.

Цепь, сковывавшая тело демона от плеч до пояса, с лёгким звоном свалилась на пол. Резкий взмах – и она уже намоталась на руку ранхара, а сам он тут же отправился к двустворчатой массивной двери в конце зала.

Усмехнувшись, я протянул руку демону:

– Чего развалился? Нравится стоять передо мной на коленях?

– Безумно! – закатил глаза эрхан, но руку принял и, поднявшись на ноги, крепко меня обнял, звучно шлёпнув ладонью по моей порядком вспотевшей спине.

– Я тоже рад тебя видеть! – как можно сильнее приложил я его в ответ. – Что, добираться нормальным путём было лень?

– Нет, просто решил проверить твоих воинов, – отмахнулся демон. – К моему сожалению, они, как всегда, на высоте, поймали даже быстрей, чем в прошлый раз. Только один вопрос: что у него с волосами?

– Лучше тебе не знать, – улыбнулся я, мгновенно вспомнив ярко-гранатовую шевелюру парня. – Потом как-нибудь расскажу. И кстати, это была молодая гвардия, стареешь ты, Танар!

– Уж кто бы говорил! – почти добродушно огрызнулся эрхан. – Как насчёт перекусить?

– До завтрака два часа, – сообщил я, взглянув на узкие окна, расположенные под самым потолком. – Потерпишь. Но бокалом вина, так уж и быть, угощу.

– А может, чем-нибудь покрепче? – поморщился демон, глядя, как я складываю метательные шарики на место – в жестяную коробку на одну из подставок, которые стояли вдоль стен.

Я не ответил.

Затем я отвёл старинного друга по потайным ходам в один из тайных своих кабинетов. Там я смог привести себя в порядок, благо ванная комната там присутствовала, так же как и небольшой шкаф с моей одеждой. Натянув лёгкие брюки и чёрную рубашку с жилетом, я вышел к другу, который уже комфортно расположился в одном из двух удобных кресел, стоящих у камина. Камин разведён не был, днём это ни к чему, а вот после заката в замке весьма прохладно, сказывается климат моей страны.

– Как ты пьёшь эту сладкую гадость? – поморщился демон, держа в руке хрустальный бокал с красным вином.

Вытирая на ходу волосы, я прошёлся по толстому ковру и сел в свободное кресло.

– Я вообще предпочитаю не пить до обеда!

– Да ладно. – Эрхан поставил бокал на деревянный столик, стоявший между креслами, и чуть потянулся в мою сторону. – Я слышал, ты женился?

– Правильно слышал, – кивнул я, магией высушив волосы. – Вот только ты пропал куда-то на двадцать лет и само «торжество» пропустил.

– Всё так плохо? – изогнул бровь Танар, проигнорировав мой упрёк.

Я покачал головой и взял со стола бокал, предназначенный мне.

– И не спрашивай. Лучше скажи, где пропадал.

Демон поудобнее развалился в кресле, закинул ногу на ногу и заговорил:

– Да нигде я не пропадал, просто на отца в очередной раз нашла паранойя. Пришлось всё это время прожить в одном из пригородов, в котором якобы назревало восстание.

– И как? – поинтересовался я. – Назрело?

– Не успело! – зловеще усмехнулся демон, беря со столика свой бокал. – Чутьё отца оказалось верным в очередной раз.

– Благодаря этому чутью он так долго и прожил. – Я покрутил в руках бокал с вином. – Сколько ему уже стукнуло?

– Я не считал, – покачал головой эрхан. – Это бесполезное дело. Да и сам он уже наверняка и не помнит… Кирт, как жена-то? Ну, ты понимаешь…

– Танар, тебя куда понесло?

– Всё туда же, – пожал плечами демон, иронично выгнув левую бровь. – Впрочем, если не хочешь рассказывать, это твоё дело.

– Как же это до тебя дошло? – закатил я глаза. – Ладно, давай забудем пока про мою жизнь. Расскажи лучше, что тебя ко мне привело?

– Увы, это не просто тоска по старому другу, – вздохнул Танар и, отставив бокал с вином, чуть наклонился вперёд. – Меня отправил отец.

– И что же его сиятельству нужно? – удивился я.

Удивление моё было оправданным, я действительно не понимал, что могло понадобиться Повелителю демонов, который старше меня в энное количество раз. Самый старый житель Аранеллы, самый опытный и вместе с тем – самый жестокий. Параноик, зацикленный лишь на власти, а порой и на мировом господстве. И самое интересное, что Танар прекрасно знает моё отношение к его отцу.

– Не совсем его сиятельству, – покачал головой эрхан, постучав пальцами по подлокотнику. – И отправил он меня не только к тебе.

– Да не томи уже! – возмутился я.

Этот демон умеет заинтриговать.

– По всем городам погибают маги. – Друг наконец-то решил раскрыть тайну своего прибытия. – Есть предположение, что их кто-то убивает. В разное время, в абсолютно разных местах. И погибают они странным способом – на телах не обнаружено никаких следов. Вспышка смертей прокатилась и по моей стране. Никто не может понять, что это и как это остановить, а магов тем временем становится всё меньше. Отец отправил меня, чтобы я, пока не поздно, разобрался с этим делом. Пока погибло немного, но цифры растут, скоро этим заинтересуются все мировые гильдии. И вот тогда начнётся паника, а волнения в стране ни к чему, сам понимаешь, как это пошатнёт власть.

– А что некроманты? – спросил я, внимательно выслушав друга. – Они допрашивали погибших?

– Неувязочка тут вышла, – развёл руками демон. – У нас сильных некромантов никогда не было, сам знаешь, они раньше как-то без надобности были. А от остальных хлюпиков толку мало. Тут нужны очень талантливые маги смерти. Ты же совсем недавно учился в Академии, может, знаешь, у кого там приличный уровень дара? Про тебя я, естественно, молчу. Ты вряд ли будешь сам заниматься этим делом. Сколько там после свадьбы прошло?

– Два с половиной года, – ответил я, думая одновременно о том, что имеется у меня один такой некромант. Но говорить об этом я пока не собирался.

– Вот! – кивнул друг. – Значит, ты ещё как минимум на пару лет привязан к столице. А мне нужен действительно сильный маг. Отец отдал распоряжение, чтобы я прошвырнулся по союзным странам, набрал добровольцев, так сказать, и поймал того, кто убивает магов. И так с каждым годом рождается всё меньше детей с сильным даром, а тут ещё и эти убийства. Правительство всех стран, как может, скрывает происходящее от гильдий, но я уверен, это ненадолго.

Да уж, неприятная ситуация. Хорошо, хоть убийств в моей стране ещё не было. Но это не значит, что я буду оставаться в стороне… Ведь если Мировая гильдия магов или другие гильдии узнают, что на магов кто-то объявил охоту, то они возьмут это дело под свой контроль. Детей с магическими способностями будут в малом возрасте увозить из дома в гильдию, свободу юных магов станут ограничивать, в общем, для того, чтобы найти себе более или менее сносного придворного мага, придётся разбиться в лепёшку. А это ой как нехорошо. А ведь так и получится – даже сильнейшие правители Аранеллы не смогут ничего поделать – влияние и сила гильдий очень велики.

Но вот как мне помочь Танару, если единственный сильный некромант, который реально может помочь, – это Хелли? Как я понимаю, демон отправится вскоре в Карат, к Летраку, а вот малышке туда ехать не рекомендуется. По множественным причинам, и более чем обоснованным.

– Предположений пока нет, кто за этим стоит? – поинтересовался я, пытаясь найти оптимальное решение.

– Есть одно, – сощурился демон. – Насколько я знаю, идея об убийстве магов может прийти в голову только одному психу. И мы с тобой его прекрасно знаем. Я слышал, что старина Вейлитиниар последний раз промелькивал где-то в районе города полукровок.

– Твоя информация устарела, дружище, – улыбнулся я. – Безумный светлый эльф мёртв уже почти как три года.

– Да? – Танар от удивления аж привстал с кресла. – Неужели ты постарался?

– Нет, – покачал я головой, пряча ухмылку, – хотя я уже давным-давно мечтал скрутить голову этому психу, но, к сожалению, упокоил его не я.

– А кто? – ещё больше заинтересовался эрхан. – Пожалуй, я бы с удовольствием пожал руку этому великолепному нелюдю. Я несколько сотен лет гонялся за этим недоделанным эльфом, и безуспешно, а тут такие приятные известия!

– Думаю, это можно устроить, – хмыкнул я, поднимаясь с кресла. – Идём. Я знаю, кто тебе в этом сможет помочь.

Честно говоря, я решил убить сразу двух зайцев. Представлю демону Хелли, чтобы потом не возникло лишних проблем (а они могут возникнуть, этот эрхан ненавидит лунных эльфов, на которых так похожа малышка), и осуществлю его просьбу относительно рукопожатия.

– И куда мы? – мимоходом поинтересовался демон, когда мы миновали уже пятнадцатый по счёту коридор.

Странно, я думал, что любопытство одолеет его раньше.

– В Забытый зал, – ответил я, сворачивая за угол.

Осталось миновать только крытую галерею – и мы уже пришли. Вопросов вроде «зачем мы туда идём?» Танар не задавал.

Неслышно открыв дверь, я осторожно ступил на небольшой балкончик, который возвышался над старым бальным залом. Когда-то, уже не помню точно, сколько лет назад, случилось землетрясение, впервые в этих местах. Замок тогда не пострадал, единственным местом, где стихия оставила свой след, оказался именно этот бальный зал. Им и так редко пользовались из-за его неудобного расположения, а после того, как в полу пошла трещина, как бы разделившая его на две половины, зал и вовсе забросили. Это место и облюбовала Хелли.

– Стоять, упырёва кошка! Стоять, я кому сказала! Ри, давай вспоминай, что ты не зверь! Вспоминай, это не сложно. Найди себя в этом звере, постарайся забыть про инстинкты, которые говорят тебе, что я обед. Поверь, это не так, я не вкусная, жилистая, и вообще ты мной отравиться или подавиться можешь! О, вижу озарение в твоих глазах! Давай приходи в себя, а я убираю контур… А-а-а! Ри, твою дивизию!

Демон, подойдя к перилам, с явным интересом уставился на разворачивающееся внизу зрелище. И я его понимал, не каждый день такое увидишь.

Внизу, локтях в двадцати от балкона, на котором мы стояли, посреди довольно запылённого зала друг против друга стояли двое. Одна маленькая, даже несколько хрупкая на вид, одетая в красную блузу, чёрную накидку без рукавов с красными вставками и чёрные сапожки с красной шнуровкой и на небольшом каблучке. Лица не видно, так как она стоит к нам спиной, а вот то существо, что замкнуто в пентаграмму напротив неё, видно даже более чем отчётливо. Замеревший перед прыжком, довольно большой по размеру снежный барс, кончик хвоста которого нервно подрагивает.

По крайней мере, так было, когда мы только вошли. На середине фразы девушка стёрла магией одну из линий на пентаграмме, и зверь, чуть помедлив, прыгнул на магичку. Выругавшись, она бросилась вперёд, мягко прокатилась под брюхом распластавшегося в прыжке ирбиса и, резко развернувшись, встала в полный рост. Теперь даже с разделявшего нас расстояния стали отчётливо видны точёные черты лица, нахмуренные брови, прямой носик, чёткие контуры губ.

А вот нас девушка видеть не могла. Да и слышать тоже. Сообразив это, демон обратился ко мне, не отрывая взгляда от пола внизу, по которому с неприятным звуком прошлись когти барса в тщетной попытке быстро затормозить:

– Когда я был проездом в Эллидаре, три года назад, я встретил девушку, учившуюся в Академии. Она весьма меня тогда заинтересовала, уж слишком была похожа на лунную эльфийку. Я, признаться, хотел тебя про неё расспросить, но никак не ожидал, что ты, не зная о моей просьбе, выполнишь её.

– Ты просил показать тебе того, кто убил безумного эльфа, – усмехнулся я, облокачиваясь на перила, чтобы было лучше видно. – Вот, смотри. Именно от её магии и умер старина Вейлитиниар.

– Признаться, удивлён, – совершенно спокойно сказал демон, наблюдая, как внизу ирбис и магичка впились друг в друга взглядами. – Она не похожа на ту, кто сможет хоть кого-то убить, а уж тем более безумного архимага. Но, видимо, смелости ей не занимать, раз уж она в одиночку пытается приручить такую кошку.

– Не приручить, – поправил я его, – а достучаться до его разума. Танар, разуй глаза, перед тобой аронт, если ты ещё не понял.

– Твоя защита мешает, – спокойно парировал эрхан. – Судя по тому, что этот балкон был укрыт «Пологом тишины» и невидимостью ещё до нашего появления, ты приходишь сюда не первый раз. И ты знал, что здесь будет происходить и в какое время. Вопрос: что в твоём дворце забыл необращённый аронт?

– Не поверишь – живёт он тут! – усмехнулся я, но тут же замер, глядя, как хищник прыгнул вновь.

Ещё раз выругавшись, Хелли подпрыгнула на добрых три локтя, пропуская ирбиса под собой, и мягко приземлилась на одно колено. На этот раз снежный барс остановился куда быстрее и снова кинулся на магичку. Малышке пришлось пробежаться, но всего лишь до ближайшей колонны, которая находилась от неё шагах в тридцати. Убегая от хищника, Хелли добежала до колонны, легко сделала по вертикальной поверхности несколько шагов, перевернулась в воздухе над головой озадаченного ирбиса и приземлилась на пол с негромким шелестом.

– Ри, засранец! – прошипела она, убрав руку за спину. – Ты вообще помнишь о том, что ты эльф? Давай же, упрямый кошак, вспоминай меня!

Вместо ответа, ирбис зарычал и снова бросился на магичку. Но на этот раз слишком быстро, Хелли смогла лишь частично избежать столкновения – когти барса оцарапали ей предплечье.

Я невольно дёрнулся. Но прекрасно понимал, что если выдам своё присутствие, то лишусь возможности и впредь наблюдать за малышкой. Быть рядом с ней, как мне этого хотелось, я не мог, так хоть как-то пытался выкрутиться из сложившейся ситуации. Больно находиться далеко от неё, но ещё больнее знать, что это расстояние никогда не сократится.

– Ты не поможешь? – равнодушно спросил Танар.

– Нет, – упрямо сжал я зубы, увидев кровь на руке малышки.

Тем временем магичка неуловимым движением достала из-за пояса метательный шарик и, не обращая внимания на рану, швырнула его в ирбиса. Попала точно в затылок, и кошак, успев глухо рыкнуть напоследок, свалился на пол.

– Пятая блузка за две недели! Упырёв эльф! – ругнулась Хелли, направляясь к всё той же колонне.

Прислонилась к ней спиной и медленно сползла на пол, зажав окровавленное плечо.

– Может, ты всё же объяснишь мне, что в твоём замке делает аронт и знает ли об этом Совет? – повернулся ко мне друг, после того как по залу прокатился чувствительный всплеск магии и внизу на полу уже оказался не ирбис, а молодой дроу, одетый практически в такую же форму, как и Хелли.

Да, я оставил этого эльфа у себя в замке и даже разрешил ему стать ранхаром. Кроме своего происхождения, больше нареканий парень не имеет, так что то, что он аронт, очень тщательно скрывается ото всех без исключения. Воин он сильный, всё же он дважды учился в военной академии дроу, да и маг он тоже неплохой. Конечно, уровень дара у него не настолько хорош, как у своей наставницы, но мастерство он отточил вполне приемлемо, под её же чутким руководством. Неплохой экземпляр для моего отряда.

Но это не основные причины, почему я оставил представителя этой расы в моей стране. Без него не смогла бы Хелли. Нет, она может легко приспособиться к любым условиям, но искать того, кто станет ей близким человеком, она не будет. У меня есть сильное подозрение, что малышка больше никогда и никого не пустит себе в душу так, как это было с близнецами де Рен. Да, я в курсе, что произошло, хотя Хелли на протяжении долгого времени ничего не рассказывала. Но то, что её что-то мучит, было видно по её глазам, как бы она этого ни скрывала. Другой бы этого и не заметил, но не я. Чуть опущенные плечи, затравленный взгляд, боль в глазах и ночные кошмары – всё это было для меня слишком заметным. Я чуть всю душу из бедного эльфа не вытряс, пока тот не сознался. Да, в первый раз на моей памяти мне пришлось ТАК долго договариваться! Конечно, можно было воздействовать на дроу и другими способами, но Хелли бы мне этого никогда не простила. В конце концов Танорион понял, что я не причиню малышке зла.

В тот вечер, когда я всё узнал, я пошёл к Хелли. Нет, мы не говорили о том, что было. Просто сидели молча, я – в кресле, а она у меня на коленях. Совсем как в Академии. Только обстоятельства уже стали другие. Но это не значит, что я перестал её любить. Ни на мгновение, ни на секунду, ни даже тогда, когда узнал о её гибели и перестал чувствовать кулон на её шее. Я не знаю, как я пережил то время, но теперь я ни на йоту не сомневаюсь, что сделаю всё, чтобы она улыбалась. Её запах, её улыбка, её глаза… Она просто сводит меня с ума. Она не перестала мне доверять, наши отношения, пусть и тщательно скрываемые, не изменились, и всё было практически так же, как пару лет назад в Академии. Но… я не могу быть рядом с ней. А ей нужен кто-то, на кого она сможет положиться, кому сможет доверять. А что, если… да нет, это бред.

– Кхе-кхе! – раздалось многозначительное покашливание, оторвавшее меня от размышлений.

Мельком взглянув вниз, я увидел, что дроу начал приходить в сознание, и направился в сторону двери:

– Идём, я по дороге тебе объясню.

– Угу… – задумчиво протянул демон, и только тогда, когда мы вышли в галерею, спросил: – Итак, друг мой любезный, поведай, как к тебе в ранхары попала адептка Эллидарской Академии Магии? Да ещё и внучка великого архимага Валанди?

– Ты знаешь её фамилию? – удивился я.

– Слышал мельком, – кивнул демон. – Не отходи от темы!

– Ладно, ладно, не кипятись! – примирительно поднял я руки, остановившись у огромного витражного окна. – Начну с главного: Хеллиана Валанди не лунный эльф, скрывающий свою ауру, а человек, имеющий в далёких предках одного из самых сильных тёмных эльфов того времени и ятугаршу. И эта ятугарша не кто иная, как Рикки.

– Твоя сестра, сбежавшая из дома? – заметно опешил демон. – То есть эта девчонка – твоя…

– Племянница через множество поколений, – подтвердил я. – Опережу твой вопрос: Валанди – её приёмная семья. И кстати, здесь об этом никто не знает, и носит она имя Эллитара Эренрих.

– Значит, – задумался на мгновение демон, – Айтраск! Больше некому! Неожиданно, что и сказать. Помнится, не так давно ты переживал, что у тебя родственников вообще не осталось. Это объясняет причину её появления здесь, так же как и то, что она стала ранхаром.

– Э нет, – хмыкнул я, – ранхаром она стала по своей воле и только благодаря собственным способностям. А тот аронт, которого ты видел, её ученик. Совет не в курсе. И Хелли действительно убила психованного светлого в окрестностях Натинало. И это было ещё во время её самой первой практики.

– Талантливая девочка, – сверкнул глазами Танар. – Жаль только, что на эльфийку похожа.

– Внешнее сходство не имеет значения, когда дорога душа, – вздохнул я. – Ты не представляешь, насколько она талантлива. Я познакомился с ней в Академии, и, поверь, таких, как она, единицы. Она является победителем последнего Турнира Некромантов. И она именно та, которая тебе нужна, чтобы поймать неизвестного убийцу.

– Девчонка? – скривился демон. – Сложно в это поверить. Сколько ей лет?

– Немного, но поверь, её не стоит недооценивать. В любом случае твои люди прибывают только через три дня, да и потом – через неделю будет бал. Думаю, за это время ты успеешь понять, что она далеко не так проста и безобидна, как кажется на первый взгляд. А потом я созову Совет, чтобы решить, кого отправить с тобой на поиски.

– Что ж, разумно, – согласился эрхан и спохватился: – Но зачем созывать Совет ятугаров, если, по твоим словам, мне нужна именно эта некромантка?

– Она ранхар и моя племянница, но я не могу приказать ей сделать то, чего она не захочет, – взглянув в окно, за которым уже нещадно припекало солнце, ответил я. – Она поедет с тобой только в том случае, если сама этого пожелает.

– Ты потакаешь её капризам? – безмерно удивился демон.

Да уж, видел бы кто сейчас наследного принца Эштара, никогда бы не поверил своим глазам. Ибо этот демон с привлекательной внешностью, огромным магическим потенциалом и повадками убийцы никогда и ни при ком не показывает своих истинных чувств. Я, конечно, исключение. Да и как могло быть иначе после двух тысяч лет дружбы?

– Нет, – терпеливо ответил я. – Я просто считаюсь с её мнением. И никогда и ни к чему не стану её принуждать.

– Подожди. – Сделав пару шагов вперёд, Танар положил мне руку на плечо и внимательно заглянул в глаза. – Уж не хочешь ли ты сказать, что признал в ней РАВНУЮ?

– Именно, – чуть кивнул я в ответ. – Эта девушка стоит того.

– О нет! – Демон громко хлопнул себя по лбу и взволнованно заходил около меня. – Ладно, я ещё понимаю Летрака, ему ещё и тысячи лет не исполнилось, но ты-то куда?! А главное, в кого?! В смертную девчонку! Люди не живут более трёхсот лет, а до уровня архимага, которые могут прожить и все восемьсот, она вряд ли дотянет! И что ты мне тогда мозги пудрил про свою племянницу? Так и скажи, что она твоя любовница, и я на лигу к ней не подойду, раз ты этого так боишься!

– Идиот, – резюмировал я, глядя, как демон раздражённо кусает губы. – Где твои мозги и хвалёная способность мгновенно соображать? Она – человек, для неё наше с ней родство – это крест на отношениях. А здесь она потому, что только мне она доверяет. А, ну ещё этому аронту. Поверь, эта девочка с очень нелёгкой судьбой. И учти: интересуйся ей, разговаривай, делай что хочешь, мешать не стану. Но если обидишь – убью.

– Я так и понял. – Быстро взглянув на меня, Танар постучал вдруг удлинившимися ногтями по подбородку – верный признак, что демоном овладели сильные чувства. При сильном волнении, недоумении или непонимании (про страх я молчу, этот экземпляр крылатой расы даже такого слова не знает) у эрханов мгновенно отрастают ногти, точнее, они вытягиваются, заостряются и начинают напоминать когти хищного зверя, только не такие изогнутые. Настоящие, можно сказать, звериные когти, острые как бритва, у них появляются лишь в боевой ипостаси. Ну и при частичной трансформации.

– И как же тебя угораздило? – продолжал недоумевать Танар даже тогда, когда мы вернулись в мой кабинет. – Неужели она настолько хороша? Нет, я не спорю, запах её крови приятно щекочет нервы, и мне хочется узнать её поближе, но вот так не контролировать свои чувства… Как вообще такое случилось?

– Драконом кверху! – в манере Хелли огрызнулся я. – Вот так и получилось. Танар, заканчивай с глупыми вопросами. Встретил, познакомились – ну и всё, очень скоро я понял, что пропал. Вот когда ты найдёшь такую девушку, ты легко меня поймёшь.

– Да не приведи Хранители! – оскалился демон. – Ты же знаешь, я не способен любить. Тем более людей, для меня они – энергетическая подпитка, не более. Так что мне тебя не понять. Но я клятвенно обещаю вести себя прилично с твоей племянницей.

– А ты это умеешь? – иронично спросил я, усаживаясь за письменный стол, на который только что упал появившийся из ниоткуда свиток.

– Нет, – хмыкнул эрхан, – но кровь её пить не буду, точно говорю. Но если она сама этого захочет…

– Держи карман шире! – усмехнулся я, мельком просмотрев пергамент, усеянный мелкими рунами.

О, хорошие новости! Я всё же добился своего, и один небезызвестный маг из Мировой гильдии некромантов выполнил мою просьбу! Дело в том, что Хелли как-то недавно обронила при нашем разговоре, что она бы с радостью заменила вставки на форме с красных на зелёные. Но, увы, иметь чёрно-зелёную форму позволено лишь тем, кто состоит в этой самой Мировой гильдии. Мне захотелось порадовать малышку, и я недолго думая написал Малаксару де Арку, коротко обрисовав ситуацию. И спустя несколько недель гильдия дала добро! Ещё бы не дала, этот дроу много чего мне задолжал. Видимо, помня об этом, он сильно постарался, чтобы мне угодить. По словам Дебара, который и отправил мне это письмо с разрешением, пришла и письменная клятва о неразглашении того, что Хеллиана Валанди жива и находится в Динтанаре.

– И всё-таки я не понимаю, – вздохнул демон, уронив голову на свои руки, которые лежали перед ним на столе.

– И не поймёшь. – Я спокойно свернул пергамент. – Это можно только почувствовать.

Да уж, до этого демона вряд ли когда дойдёт, что любовь существует. Понимаю его, я в своё время тоже в это не верил. Пока не встретил её. Человечку, которая доказала, что моё сердце ещё живо, что оно не просто так бьётся в моей груди.

Среди высших рас существует обычай. Хотя это даже, наверное, часть их сущности. Если люди могут несколько раз влюбляться «навсегда», то эльфы (светлые и тёмные) влюбляются только раз в жизни, и это уже ничем не изменишь. У высших рас, то есть у демонов, драконов, ятугаров, иритари и лунных эльфов, есть интересная особенность. Даже безумно любя кого-то, они могут встретить Равную. Ту, которая не важно какой расы, возраста и положения, но действительно соответствует ему. Если высший признает, что она РАВНАЯ ему, то всё, он пропал навсегда. Это поглощающее чувство намного сильнее, чем любовь, это что-то необъяснимое. Этого чувства боятся все, но когда оно всё же приходит, то благодарят судьбу за это. Но далеко не факт, что чувство будет взаимно. В этом и заключается вся сложность. Либо высший, наплевав на свою старую любовь, добьётся расположения Равной, либо, не живя вдали от неё, несчастный будет обречён на страшные страдания.

Как я буду с этим разбираться, не знаю. Пока Хелли находится со мной в одном замке, я, конечно, отчаянно тоскую без её прикосновений, но что будет, когда она уедет…

Ничего, я справлюсь, ведь нам уже однажды пришлось расстаться…

Я внимательно посмотрел на демона, который как огня боится этого чувства. Для него нет ничего страшнее, чем привязанность к женщине. Ничего, от судьбы всё равно не убежать. Помнится, Танар как-то положил глаз на Кирану, сестру Летрака. А тут он как раз к дроу в гости и поедет… Может, что и получится, не буду загадывать.

– Ладно уж, – сжалился я над эрханом, – пошли завтракать.

– Хоть одна приятная новость, – поднялся демон. – Идём уже, что встал?

– Как ты мне Лаучиана напоминаешь! – не удержавшись, хохотнул я.

– Кого? – не понял Танар.

– Некроманта одного, – пояснил я, снимая охранку с двери. – Идём, по дороге расскажу.

Глава 10

Хеллиана

Пол немилосердно качался, перед глазами поплыло. Только раздавшийся неподалеку стон не дал провалиться в забытьё. Демоны и упыри, да я ж сейчас отключусь, если Ри не придёт в сознание!

«Держись давай! Видимо, рана слишком глубокая, раз ты теряешь сознание!» – мысленно рявкнул Таш.

– Угу, – буркнула я вслух.

Глаза закрывались, но я упорно пыталась их распахнуть. Ри застонал ещё раз. Ну, давай же приходи в себя!

– Эль? Эль, открой глаза! – Чьи-то пальцы осторожно коснулись моего лица.

Сделав титаническое усилие, я приоткрыла один глаз. Сквозь противную пелену я различила чуть резковатые черты лица и обеспокоенные, чуть раскосые васильковые глаза.

– Дарт? – Я попыталась пошевелиться. – Что ты здесь делаешь? Ты же должен был сопровождать эрханов!

– Да я уже вернулся, – проворчал парень, с видимым усилием разжимая мои пальцы.

Да уж, видать, я слишком сильно сжала рану, беспокоясь о том, чтобы не потерять много крови.

Громко выругавшись, ятугар принялся за лечение моего предплечья. Я устало вздохнула, чувствуя, как магия ранхара останавливает кровотечение, сращивает сосуды и в несколько раз увеличивает скорость регенерации.

Да, у меня есть такая полезная вещь! С наступлением двадцатилетия во мне проснулась и кровь дроу, и ятугаров, что тут же отразилась и на моём резерве, и на моей ауре. Так что теперь невозможно сказать, что я чистокровный человек. Резерв, который и так прилично возрос за последние годы, увеличился практически в два раза. Реакция улучшилась, зрение, слух, чутьё тоже. Не настолько, как это бывает в полнолуние, но всё равно я теперь сильнее обычного человека моего возраста раза в два.

Хе, чувствую себя оборотнем, который превращается в полнолуние в милую зверюшку. Нет, шерсть у меня не отрастает, но изменения налицо: кожа слабо мерцает, зрачки вытягиваются, волосы начинают виться. Хорошо, я их отрастила по совету Таша, так теперь они особого внимания не привлекают. Скажу по секрету: иметь волосы длиной до колен – это полная ж…

– Ну вот и всё! – вздохнул ятугар, прервав мои далеко не цензурные мысли. – Как состояние?

– Нестояния, – буркнула я. – Спасибо.

– Должна будешь! – хмыкнул ятугар, помогая мне подняться. – Эль, когда я говорил, что в этом зале не помешало бы прибраться, я не имел в виду, чтобы ты помыла полы собственной кровью!

– Очень смешно, – фыркнула я.

Но Дарт был прав, на том месте, где я сидела, осталась приличная лужа крови. Это с меня столько натекло?!

«Нет, это так, само появилось! Хелли, я тебя умоляю, будь в следующий раз осторожней!»

«Да поняла я уже! Таш, это единичный случай, обычно нас всегда Дарт подстраховывал, ты же знаешь!» – ответила я, магией убирая лужу с пола. Уж кому-кому, а мне собственной кровью разбрасываться категорически нельзя! Слишком большую она представляет ценность. Например, капля моей крови, добавленная в Тауринское зелье, убирает все негативные последствия. Но при непосредственном употреблении оного с моей персоной ничего подобного не происходит. Вот такая вот занятная вещь.

– Что за… – раздался изумлённый голос. – Эль, ты как?

– Да в порядке я! – махнула я рукой, подходя к очнувшемуся дроу. – Как голова?

– Болит, – поморщился Ри, поднимаясь с пола. О том, что он несколько минут назад пытался меня убить, Ри ничего и не вспомнит. – Эль, что с твоей рукой? Это я тебя так?!

– Нет, я! – хмыкнул Дарт, помогая дроу подняться с пола. – Какого лешего вы без меня сюда попёрлись?

– Ты был на задании, а мы решили не ждать твоего возвращения, – покаялся Ри, отряхивая пропылённую одежду. – И так уже месяц бьёмся, а толку никакого! Эль, прости меня.

– Да, ладно, могло быть и хуже! – остановила я эльфа до того, как он принялся посыпать голову пеплом. – Лучше придумайте, как мне в таком виде до комнаты добраться! Попадусь на глаза Киртану – огребу по самое не балуй!

– Вариантов три, – тут же выдал идею Дарт. – Морок, потайные ходы, или же мы просто сходим в твою комнату за чистой блузкой.

– Пойдём ходами! – решила я и, слегка пошатываясь, направилась к огромной двустворчатой двери, ведущей в длинный коридор, которым уже много лет никто не пользовался. – Дарт, кстати, ты чего так рано освободился? Ты же должен был вернуться с эрханами не раньше чем через три дня?

– Должен был, но планы немного изменились. – Ятугар первым оказался у гладкой и монолитной на вид стены в конце коридора. – Я сопровождал делегацию эрханов, но ночью один из них решил тайком улизнуть. Мне это не понравилось, ну я и повязал его по-быстренькому, пока не случилось чего, и доставил его к князю.

– А что Киртан? – поинтересовалась я, нырнув вслед за ранхаром в потайной ход, который только что открыл Дарт, нажав в определённом порядке несколько кирпичей.

– Князь сказал, что всё в порядке, – заверил меня Дарт. – Эль, давай светляк, здесь же ничего не видно!

– Дык нечего было лезть вперёд меня! – проворчала я, пытаясь протиснуться мимо него.

Так как Ри уже закрыл двери, темень стояла кромешная, а в нос забивалась пыль. Этим тайным ходом явно давным-давно не пользовались.

Дарт, гений, попёрся в полную темноту, зная, что ничего не может разглядеть. Что не говори об остром зрении ятугаров, но в полнейшей тьме они всё равно ничего не увидят, им нужен хотя бы малейший источник света, чтобы кошачий глаз многократно его отражал. Впрочем, они и по запаху прекрасно ориентируются, так что этот ранхар, который вот уже как два года прочно затесался в нашу с Ри компанию, с лёгкостью довёл бы нас до самой моей спальни. Кстати, ятугар обладал только даром целительства.

Как затесался? Да легко, мы как-то с ним сразу сошлись характерами. Этот ятугар, что привёл тогда к нам в камеру Киртана, оказался смышлёным парнем, иногда забавным, но ответственным. Кхм, а вот последнего нам с Ри никогда и не хватало.

Дарт был единственным, кого мы знали на тот момент, и поэтому Киртан и приказал ему показать нам замок. На следующий день мы встретили молодого ятугара вновь, а потом мы с Ри приступили к обучению ранхаров. Ну и понеслось. Через полгода мы стали не разлей вода. Нет, не настолько, чтобы он знал обо мне всё, но мне правда нравится этот забавный ятугар, на него всегда можно рассчитывать. Не то что на некоторых. Я имею в виду ранхаров, которые только начали своё обучение. Узнав, что я племянница князя, они всячески пытались со мной «подружиться», чтобы использовать в своих целях. И нужно заметить, не они одни. И не только тогда, и сейчас находятся умники, пытающиеся меня охмурить. Наивные… От меня, Ри и Дарта ещё никто не уходил со спокойной совестью! Или с чистой репутацией…

По каменному желобу мы плутали довольно долго, всё же шли с другого конца замка, да ещё и с нижнего этажа, но уже вскоре оказались около двери. Запустив поисковичок, Ри через минуту доложил, что снаружи никого. Нажав на крохотный выступ в нише, я подождала, пока часть стены отъедет в сторону, и осторожно выглянула в коридор. Действительно, никого. Мы быстро шмыгнули в нашу с Ри комнату. Вообще-то комнаты ранхаров располагаются в одной из северных башен, но Киртан попросил меня занять комнату, что располагалась напротив его покоев. Я не смогла отказать черноглазому некроманту, правда, выставила одно условие. Забавное такое, остроухое, на имя Ри отзывается. Кирт почти незаметно скрипнул зубами, но согласился.

Вообще наша комната не слишком отличалась от комнат ранхаров. Такая же двухъярусная кровать, кресло у довольно большого окна, дверь в небольшую ванную, несколько крючков для оружия на стенах, ковёр на полу, но шкафов у нас было два. В одном хранилась наша форма ранхаров, а в другом висели простая одежда и мои выходные платья. Да, мне приходится иногда присутствовать на приёмах, Киртан очень настаивал. Признав официально наше дальнее, но всё же родство, ятугар сделал мудрый ход – он обезопасил меня не только от Совета (их очень интересовала моя магия, которую они, несмотря на все наши старания, всё же почувствовали), но и от многих других. Хотя из-за нашего родства мне пришлось довольно туго поначалу, но ничего, я умудрилась доказать, что, не имея за спиной такую большую и наделённую властью кису, я сама чего-то стою. Угу, доказала: прозвище Некромантка прилепилось напрочь, ни одним заклинанием не сотрёшь.

– У покоев князя никого, значит, завтрак мы пропустили, – вздохнул Ри, падая на свою кровать.

Дарт привычно расположился в кресле, усевшись прямо на мою накидку, которую я только что сняла и туда бросила.

– Мне так скоро опять придётся к портнихе идти, и вот это беспокоит меня больше, – проворчала я, разглядывая содержимое шкафа.

Вытащила тёмно-красную блузу с глубоким вырезом и потопала в ванную. Отмыла с рук уже начавшую подсыхать кровь, закинула испорченную блузку в корзину с грязной одеждой, накинула на плечи чистую, прихватила мазь и вышла обратно.

– Ри, убери шрамы, а? – попросила я, присаживаясь на край кровати.

Там, в зале, ятугар лечил на скорую руку, не заботясь о будущем рубце, ему нужно было как можно быстрее остановить кровотечение. Он всё сделал правильно, но ходить с такими украшениями я была категорически не согласна!

– Кхе-кхе, – многозначительно кашлянул Дарт, разглядывая потолок.

– Что интересного увидел? – усмехнулась я, протягивая Ри пузырёк с мазью.

– Пытаюсь найти твой стыд, – ответил Дарт, не прерывая своего занятия.

– Ты бы ещё совесть там поискал! – съёрничал Ри, свешивая ноги с кровати. – Дарт, бесполезно искать то, чего нет!

«Точно подметил!» – хохотнул мысленно Таш.

«И ты туда же! Я же ничего такого не сделала!» – возмутилась я, морщась от неприятного пощипывания в плече, вызванного мазью, которую старательно принялся втирать Ри.

«Значит, сидеть раздетой по пояс в обществе двух парней – это нормально?»

«Я одета!»

«Ну-ну!»

Я лишь мысленно фыркнула. Нет, правда, я одета! Ну… почти.

Начиная от области подмышек и заканчивая талией, моя верхняя часть тела была туго перебинтована. Нет, я не поранилась, просто грудь, которая заметно выросла за последнее время, ужасно мешала мне на тренировках, и я просто-напросто перетянула её куском льняной ткани. А что, она почти прикрывает значительную часть тела, да и потом, Ри меня видел и не в таком виде, так что стеснятся его совершенно глупо. Да и Дарт тоже не раз запихивал меня в бадью с горячей водой, да ещё и лечил потом! Проделывали они это на пару с Ри, когда я без сил приползала в комнату после очередного дня обучения.

Да уж, тогда мне приходилось туго, ранхары – это не адепты Академии, а старший наставник – не наш учитель по боевым искусствам! Здесь меня никто не жалел. Особенно когда меня учили обращаться с сайшессом. Не увернёшься вовремя – потом придётся сращивать ребро; самостоятельно раскрутишь не так – нужно будет ключицу лечить, из которой шип совсем недавно вытащили. И причём лечить раны разрешается только после тренировки! Если они не слишком тяжелые, конечно. В общем, школа выживания ещё та…

Выбор у меня был небольшой: либо отказаться сразу, либо сломаться и опозориться во время обучения, либо выжить и научиться. Я, в силу своей природной упёртости и полного отсутствия здравомыслия, выбрала третий вариант, за что и заслужила уважение старших ранхаров. Как правило, молодых ятугаров отбирали в отряд очень тщательно и начинали их обучать с малых лет, я же во время обучения была ещё человеком, и мне было тяжко. Особенно в промежутках между полнолуниями. Я выматывалась настолько, что могла лишь дойти до комнаты и уже там свалиться от усталости и боли.

Так что не знаю, чего Дарт себя сейчас ведёт как стыдливый юноша. Тем более что среди ранхаров никогда не было явных разделений на женский и мужской пол. Точнее, были, но девушек никто не жалел, и тренировались все абсолютно одинаково. Да и вообще, ранхаров учили так, что уже спустя месяц тренировок они забывали про стыд, стеснение, смущение и прочие чувства. В общем, одна такая большая и дружная семейка.

А во мне стыда и так никогда не было.

«Хелл, он просто пытается быть корректным! Этот ятугар далеко не глуп, он же видит, что ты не любишь, когда к тебе кто-то прикасается! Не зря же ты именно Танориона попросила шрамы залечить».

«Таш, скажи, а может получиться так, что ты будешь не прав?» – мысленно хихикнула я.

«В отношении тебя? Нет!»

«Зараза!»

«Сам тащусь!»

Нет, я определённо плохо на него влияю. Понахватался моих выражений, скоро вслух как я разговаривать начнёт.

– Готово! – Довольный Ри отложил коробочку с мазью. – Перевязать бы не мешало.

– Да ладно, – отказалась я и надела блузку, – так сойдёт. Саднит, конечно, дико, но, думаю, до вечерней тренировки пройдёт. Дарт, хватит глазеть в потолок, там всё равно узоров нет! Что делать будем до вечера? У нас как-никак сегодня свободный день!

– Может, возьмём лошадей и махнём в город? – предложил Дарт, вытаскивая из-под пятой точки и вешая на подлокотник порядком помятый и частично залитый кровью плащ. – Только без формы.

– Я – за! – согласилась я. – У меня Эльтар уже два дня безвылазно стоит в конюшне. Для него это целая вечность. А насчёт формы ты прав, не следует светиться. Ри?

– Я не против, – согласился дроу, – тем более что нам не скоро удастся отдохнуть, через три дня демоны заявятся.

– Кстати, об отдыхе, – нахмурилась я, чувствуя, что татуировка на внутренней стороне запястья потеплела, – как бы мы с ним не пролетели!

Татуировка когтистой лапы на моей руке означает то, что я являюсь ранхаром. Такая же есть и у Ри, и у Дарта, у всех членов отряда. Этот рисунок даёт связь с Киртаном, именно через него он отдаёт приказы на расстоянии.

На этот раз не оказалось ничего интересного, князь всего лишь сообщил, что демон, которого сегодня утром притащил Дарт, – это лорд Шайтанар, наследник Эштара, и его трогать нельзя.

Ага, а ещё пугать, бить, обижать и вообще жить надо с ним дружно!

– Чудненько, – хмыкнул Дарт, – я сегодня ночью напал на наследника престола демонов. Нет, мне определённо везёт на лиц правящих династий!

– Ага, – хихикнула я, вспомнив свой самый первый день в замке Динтанара, – нас ты вообще в тюрьму на трое суток упрятал! А тут всего лишь связал наследника трона демонов и к князю доставил. Кстати, он сильно сопротивлялся?

– Прилично, – кивнул ятугар, – но действовал явно в четверть силы. На самом деле он гораздо сильнее и опаснее, чем кажется. Прошлой ночью он просто развлекался, проверяя охрану, я уверен.

– Да упырь с ним! – махнула я рукой. – Давай дуй переодевайся, да в город поедем.

– Я скоро, – пообещал Дарт, прежде чем скрыться за дверью.

Ри принялся потрошить «парадный» гардероб, а я развалилась на его кровати.

– Эль, ты что наденешь? – спросил дроу минуту спустя.

– Одежду! – хмыкнула я, заложив руки за голову. О чём тут же пожалела – предплечье отозвалось болью.

– Я понял, что не парадные доспехи, что стоят в верхней галерее, – фыркнул Ри. – А конкретнее? Тебе какое платье: зелёное или чёрное?

– Чёрное… – не задумываясь, выбрала я, но тут же спохватилась. – Упырёв эльф, какое к демонам платье?

– Ну, миленькое такое, с рюшечками! – сделал он невинные глазки.

Ага, а я взяла так и поверила! На меня это уже давным-давно действует как приворот на Хранителей. То бишь никак. Вообще и абсолютно.

– Вот в него я тебя и наряжу! – Я быстрым движением соскользнула с кровати и оказалась около шкафа.

Попытка отомстить не удалась: Ри, пакостный этот эльфик, прекрасно зная мой характер, успел ретироваться куда подальше. А точнее, придвинулся поближе к двери в ванную.

– Не, мне чёрный не идёт! – заявил наглый ушастик. – Да и тебе тоже! Вот если бы нежно-розовый, с персиковыми рюшами и бантом на поясе…

– Ри, засранец! – взревела я, зажигая в руке шаровую молнию. – Я тебя сейчас сама в такой наряд запакую, ленточкой перевяжу и повезу в город! Там и подарю кому-нибудь, а Дарт поможет!

– Он меня поддержит! – храбро заявил дроу, но продолжил медленно пятиться к ванной.

– Если поддержит, я его в такую же «прелесть» одену, чтобы никому обидно не было! – сделав страшные глаза, пригрозила я.

Конечно же Киртан не мог выбрать лучшего момента, чтобы зайти. Оглядел рассерженную, взъерошенную и не по уставу одетую меня с шаровой молнией в руке, якобы испуганного эльфа, пытающегося слиться с дверью, и хмыкнул:

– Я не помешал?

– Э-э-э… – протянул Ри, хватаясь за ручку двери, – я это… Оставлю вас наедине!

– Я убью этого эльфа! – вздохнула я, погасив молнию в руке после того, как дроу смылся в ванную, и повернулась к Киртану: – Что-то случилось?

– А я что, могу к тебе зайти только тогда, когда у меня что-то случилось? – Бровь некроманта скрылась под чёлкой.

– Дык у тебя же кронпринц демонов в гостях, я думала, что ты всецело занят его развлечением, – пожала я плечами, примостившись на подлокотнике кресла и тщетно надеясь, что я своим немощным тельцем хоть немного закрываю окровавленную накидку. Эх, нужно было её сразу очистить! Вот голова моя дырявая!

«Это называется склероз!»

«Сам такой!» – мысленно ответила я, с опаской наблюдая, как Кирт приближается ко мне. Сильная рука на удивление нежно убрала прядь волос, выбившуюся из косы.

– Но я же не мог к тебе не зайти, – улыбнулся ятугар. – Тебя не было на завтраке, я волновался.

– Да у нас с Ри тут дела кое-какие возникли, – неопределённо ответила я.

– Я вижу. – Князь выразительно посмотрел на мою не совсем чистую форму и нахмурился, пристально вглядываясь в моё лицо. – С тобой всё в порядке?

– В полном, просто от когтей Ри не успела увернуться, так, зацепил слегка, – покаялась я, даже не пытаясь солгать, всё равно ятугар докопается до правды, раз уж заметил что-то недоброе.

– Как я понимаю, он так и не совладал со звериной сущностью, – вздохнул Кирт, плюхаясь в кресло.

Именно плюхаясь, а не царственно присаживаясь. При мне князь ятугаров всегда был самим собой: весёлым, ехидным, немного пошловатым, но иногда и серьёзным. В общем, таким, каким я его знала в Академии. При мне он мог не надевать маску холодности и величия, которую носил на людях. Для меня он как был Киртаном, моим хорошим другом, так и остался. А всё остальное – его титул, мои чувства, наше родство – это… не важно. Уже не важно. Я пережила это и успокоилась. Только иногда находило какое-то чувство: мне страшно хотелось прижаться к нему крепко-крепко, ощутить его сильные руки, почувствовать его губы…

Как прокомментировал мои неадекватные мысли Таш: «Кое-кому захотелось любви и ласки». Помнится, я тогда за это послала его по такому заковыристому маршруту… Что сама потом три дня вспоминала, куда я же бедного мага направила. Полуэльф подулся пару деньков, но потом простил и пригрозил в следующий раз записывать мои фантазии относительно пункта конечного назначения, чтобы потом мне их продиктовать. Хм, может, мне хоть тогда стыдно станет? Таш, молчи, это был риторический вопрос!

– Ага, – кивнула я, медленно сползая к некроманту на колени. Только это было далеко не по моей доброй воле…

– Ничего, думаю, скоро аронт справится со своей второй ипостасью. – Руки ятугра легко и быстро сомкнулись на моей талии.

– Кирт, я тебе не мешаю? – поинтересовалась я, наблюдая за этим безобразием.

– Да нет, – мотнул головой князь, старательно пряча ухмылку.

Ладно, упырь с ним! Я устроилась с максимальным комфортом на его коленях и спросила:

– Ну, что там демон? Не буянит?

– Нет. – Кирт красивым движением руки убрал чёлку с моего лица. – Сейчас переодевается, мы с ним собрались на верховую прогулку. Шайтанар – мой очень хороший друг, я думал, что ты к нам присоединишься и я вас познакомлю.

Наша с парнями вылазка в город явно расстраивалась.

– Кирт, – сделала я умильные глазки, – у нас сегодня выходной! Мы сами верхом до города собрались смотаться!

– Как у ранхара у тебя сегодня выходной, не спорю, – хитро улыбнулся ятугар, – а вот как у моей племянницы…

– Ты не посмеешь, – прищурилась я, – иначе…

– Иначе что? – с улыбкой до ушей спросил Кирт. – Покусаешь меня?

– Задушу! – накинулась я на ятугара.

– А-а-а! – завопил парень, сползая на пол.

Я соответственно скатилась следом и уселась на него сверху, сомкнула руки на его шее и пригрозила:

– Ты не посмеешь оставить меня без единственного выходного! Иначе Динтанар лишится одного вредного, противного князя…

– Я пошутил! – выпучил глаза ятугар, глядя на озверевшую меня.

– Эль, ну так мы идём? – В комнату влетел Дарт с улыбкой от уха до уха и уже одетый в простую тёмно-синюю рубаху, тонкие штаны и сапоги для верховой езды.

Оглядел мою зверскую физиономию, полузадушенного князя подо мной, задумчиво почесал затылок, тихо выдохнул: «Ну, я это, в коридоре вас подожду!» – и скрылся в коридоре.

– Нет, моя охрана окончательно обнаглела! – возмутился Киртан, преспокойно закладывая руки за голову. – Меня тут убить пытаются, а он не то чтобы помочь, даже поклониться забыл!

– Сам виноват, – хмыкнула я, разжимая руки.

Поднялась с его живота, еле удержалась от того, чтобы не попинать кое-кого напоследок, и плюхнулась в кресло.

– Ага, – согласился со мной Кирт, не поднимаясь с пола и не меняя положения. – Это ты на меня так плохо влияешь! Ладно, упырь с ней, с охраной. Малышка, ты уверена, что не хочешь поехать со мной?

– Да, Кирт, – кивнула я. – Мы уже настроились на поездку. И потом, если это действительно твой друг, то думаю, вы давненько не виделись, и вам найдётся о чём поговорить и без меня.

– В чём-то ты права, – хмыкнул ятугар и одним плавным движением поднялся с пола. – Ладно, пойду я. Тебя освободить от вечерней тренировки? Всё, понял, не смотри на меня так! Но сильно не усердствуй – судя по твоей одежде, крови ты потеряла немало. Хелли, жду тебя завтра на обеде.

– В качестве основного блюда? – хихикнула я.

– Нет, в качестве младшей княжны Динтанара!

Тьфу, ненавижу этот титул! Но отвертеться от него не удалось, как бы я ни старалась. А старалась сильно, полдня гоняла своим сайшессом Киртана по тренировочному залу, когда узнала о том, что уже все бумаги подписаны. К сожалению, гонения толку не дали, титул, земли и всё, что к ним прилагается, уже было прочно закреплено за мной. Вот теперь приходится периодически влезать в нормальную (по мнению придворных дам, разумеется) одежду и строить из себя такую же придворную даму. Кирт же, кошак небритый, ещё и преподавателя по этикету ко мне послал. Я его тоже, кхм, послала… Но потом всё же решила немного поучиться. Это мне пригодилось, надо заметить.

«Ага, пригодилось! «Леди Наррада, не соблаговолите ли вы прикрыться вашим изящным веером ручной работы? А то явная ошибка вашего цирюльника видна всему высшему обществу, боюсь, это ставит вас в неловкое положение!» По-моему, так ты выразилась на последнем балу?» – хохотнул Таш.

«Эй, а что мне было делать? Ходить и весь вечер шарахаться от её макияжа? Или постоянно хихикать при виде её?»

«Но зачем это было говорить в окружении всех придворных дам?» – ещё больше развеселился полуэльф.

«Чтобы она перестала за мной везде таскаться!» – хмыкнула я. Нет, я не злобное существо, просто, когда за тобой повсюду ходит такое чучело, раскрашенное под попугая, и пытается мило улыбаться, тебя не только мандраж хватит, но и ноги сами унесут куда подальше! Ингра, стерва такая, приставила это чудо ко мне в качестве компаньонки. А оно мне надо?

– А может, не надо? – сделав большие и невинные глаза, спросила я у Киртана, который уже собрался уходить.

– Надо, Хелли, надо! – огорчил меня ятугар. – Жду тебя завтра в столовой.

– Бяка! – показала я ему язык.

Кирт хмыкнул и вышел.

– Ну что, он живой ушёл? – выглянул из ванной и оглядел «поле боя» Ри.

Освоив некромантию, он прекрасно понял, что и мёртвые могут ходить. И причём так, что их с первого взгляда от живых не отличить.

– Да, и относительно здоровый! – заверила я его. – А что, боишься, что я его рано или поздно прибью?

– Конечно, – серьёзно кивнул Ри. – А то ведь я лишусь работы!

– Что, князь и в этот раз выжил? – В комнату опять заглянул Дарт.

– И ты туда же? – выпучила я глаза. – Я же не такая кровожадная!

– Ну-ну! – хмыкнул Ри. – Одевайся уже, белая и пушистая!

– Ага, – поддержал его Дарт, вольготно расположившись на кровати дроу, – а также милая и добрая!

Тихо выругавшись, я направилась к шкафу. Да знаю, что я не девочка-цветочек, но зачем же это лишний раз подчёркивать? Хотя мне это даже приятно, а бурчу я так, для вида. Хе, вот только фиг когда я в этом признаюсь!

Откопав в нутре деревянного монстра простую тёмно-коричневую амазонку, я поспешно её натянула. Парни в это время привычно всматривались в потолок.

– И чего расселись? – спросила я, натянув сапоги. – Пошли уже!

Вернулись мы поздно вечером, всего за несколько минут до начала тренировки. Еле успели переодеться в форму и вылететь на плац, как там появился Мэрт'тан, один из старших ранхаров, за которым, с моей лёгкой руки, прочно закрепилось прозвище Изверг. Почему – думаю, объяснять не нужно.

Обозвала его ещё после самой первой тренировки, когда практически уползла с плаца с раздробленной ключицей. Вернее, спокойно дошла до замка, свернула в один из коридоров, а уже там свалилась на руки Ри. С тех пор я стала относиться к тренировкам этого ятугара куда серьёзнее. Но больше любить меня от этого он не стал. Да и у меня к нему нежных чувств не прибавилось, да и красивых слов тоже. А вот нецензурных – сколько угодно!

Сегодняшняя тренировка отличалась от остальных хотя бы тем, что длилась на час дольше: вроде как повышенная бдительность в связи с приездом демонов. В итоге я чувствовала себя как выжатый лимон. А чего ещё можно было ожидать? Ночью практически не спала, на тренировке вымоталась, крови много потеряла, поела всего раз, весь день промоталась верхом, да и на вечерней тренировке наконечник сайшесса, принадлежащего Извергу, мне между рёбрами угодил! Умаялась за день – вот и пропустила удар.

– Тренировка окончена! – объявил Изверг.

Назвал ранхаров, дежуривших завтра у покоев князя, и преспокойненько смылся, бросив уничтожающий взгляд в мою сторону.

– Эль, ты как? – с заботой спросила Тень, сматывая свою цепь.

Тенью девушку прозвали не зря – солнце почти закатилось, и в сумерках девушка почти сливалась с тёмными кустами, окружавшими тренировочную площадку. А всё из-за тёмной кожи, чёрных волос и худощавой на вид фигурки.

– Да ничего, – отмахнулась я, – рана пустяковая. Как вчера прошло дежурство?

– Не спрашивай, – закатила глаза ятугарша. – Слушай, а ты не знаешь, кого приставят охранять делегацию?

– Без понятия, – покачала я головой, пытаясь не морщиться от боли в рёбрах, которая с утроенной силой запульсировала после того, как я резким движением намотала сайшесс на руку. – В любом случае приставят магов. Так что шансов оказаться в обществе демонов у тебя практически нет.

– Это радует, – вздохнула девушка. – Ладно, до завтра!

– Удачного патрулирования! – напутствовала я и направилась вместе с Ри к замку, Дарта на тренировке не было, он сегодня южное крыло замка патрулировал.

– Ты как? – тихо спросил Ри, открывая передо мной дверь.

– Нормально, – сжала зубы я, – до комнаты дойду.

Спину настойчиво сверлил чей-то взгляд. Кто-то из ещё не ушедших ранхаров явно за мной наблюдал, а значит, показывать свою слабость нельзя. Ай, но как же больно…

Рассказы о том, что ранхары могут стерпеть или же просто не заметить любую боль, это правда. Эта способность у них в крови, и если должным образом её развивать, то таких – хоть запытайся, но, кроме форменного издевательства над бедными палачами, ничего путного не выйдет. Но я же не ятугар! Так, лишь на треть.

До комнаты дошла, сохранив безразличный вид. Но как только дверь за мной закрылась, я шмякнулась на пол, больно отбив коленки.

– Эль, пойдём в ванную, иначе сейчас ковёр кровью зальёшь! – засуетился Ри.

Видя, что я не тороплюсь, вредный дроу просто-напросто подхватил меня на руки и легко утащил в ванную. А ведь я с некоторых пор ненавижу, когда со мной так обращаются и чрезмерно опекают. Впрочем, этому ушастику позволено многое. Как бы я на него ни ругалась и периодически ни грозилась утопить в ванной, Ри мне стал очень дорог. И я за него любому голову оторву.

«Кровожадная!» – усмехнулся Таш.

«Вот лучше скажи ты мне, совесть моя временная, почему я стабильно раз в неделю теряю довольно много крови, а «подарочки» одной известной особы ну никак не желают пропадать?» – гневно вопросила я, сидя прямо на полу в ванной, опершись о стенку и наблюдая, как дроу осторожно срезает кинжалом перевязку.

«Тебе как объяснить? Коротко и по существу?»

«Желательно да!»

«У тебя предок был потомком Хранителей, у принцессы – мать Хранительница. Вот и весь ответ. Твоя кровь и магия схожа с кровью Селениэль, так что теперь это одно целое. И либо это пройдёт с возрастом, либо останется навсегда».

«Короче, как я поняла, кровь Селениэль стала моей собственной?»

«Что-то вроде того».

М-дя… Утешил, что и сказать!

– У тебя сломаны два ребра, – подвёл итог дроу, пока мы трепались с Ташем. – Я затянул рану, шрам потом уберём. Ребра я «наживил», думаю, через неделю всё будет в порядке.

Да уж, утешил! Сломанное ребро у обычного эльфа зарастает за три дня, а у меня это займёт дней десять, если, конечно, не тревожить сломанные кости. При помощи целителей высшего ранга такие раны вылечивают дня за четыре, а максимум Ри – неделя. Ладно, придётся помучиться, всё равно целителей высшего ранга в округе не найдёшь. Да и вообще они редкость, в мире их всего около десятка. И кстати, в их число, по-моему, входит и Латриэль…

Не успел Ри наложить тугую повязку на всю мою верхнюю часть тела, как слух уловил дикие вопли.

– Покои князя, – с ходу уловил Ри.

Громко выругавшись, я схватила сайшесс и ломанулась в коридор. Ри – за мной. Про то, что меня только что вылечили и боль до завтрашнего утра не пройдёт (минус лечения магией – рана затягивается сразу, но боль покидает только наутро или несколько позже, всё зависит от раны и количества потерянной крови), я как-то и не вспомнила. Так же как и про то, что на мне только повязка и штаны.

Дверь в покои Киртана была распахнута, а ранхаров у двери не было. Значит, они уже внутри. Мы с Ри влетели в комнату. Кхм, а тут ничего, мило. Огромная кровать под балдахином, трюмо с зеркалом, ширма, пушистый ковёр, витражное окно с тяжёлыми портьерами, двое ранхаров и княгиня в длинной ночнушке. Последняя, по моему мнению, ну никак не вписывается в светло-коричневый интерьер комнаты. И княгиня, и ночнушка.

Ранхары с удивлением склонились над чем-то, что лежало около ножки кровати.

– Уберите это! – заголосила княгиня.

Эх, когда училась в Академии, она мне нравилась куда больше. А сейчас мне так Друсилию напоминает! Оказывается, власть портит не только людей!

– Киир, что происходит? – поинтересовалась я, мягко отодвинув ятугара в сторону.

Ятугар послушно отодвинулся. Да и не смог бы он не подчиниться, ранхары-маги выше по званию. Хе, вот такая я высокомерная, ага!

На полу, прижавшись к резной ножке, лежал… котёнок. Маленький, мокрый, с трогательной мордочкой, серо-чёрной шёрсткой и белой полоской вдоль спины. Малыш дрожал и смотрел на нас большими зелёными глазками. И вот этого она испугалась?

– Уберите эту мерзость! – фыркнула Ингра, брезгливо рассматривая бедное животное. – А лучше утопите!

– Ага, счаз, – хмыкнула я, беря на руки котёнка. – Уж лучше я оставлю его себе. Ри, идём. Киир, Олар, возвращайтесь на свои места.

Хех, если бы можно было убить взглядом, то Ингра уже давно бы это сделала. Даже не оборачиваясь, я явно почувствовала, что княгиня едва сдерживается, чтобы не швырнуть мне в спину боевой пульсар. Или фаербол, на худой конец. Понятна её злость – ей командовать ранхарами не разрешил ни Киртан, ни Совет. А у меня такая власть имелась. Не над всеми ранхарами, старшие и маги мне не подчинялись, но остальные были обязаны слушаться. И ведь слушались, даже недовольных не было! Хотя я пользовалась властью исключительно по делу, понимая, что это не игрушки.

Уже в коридоре я столкнулась с Киртаном. А когда проследила за его многозначительным взглядом, вспомнила, во что одета. А точнее, немного раздета. Я изобразила вежливый поклон, чтобы показать почтение, да и волосы, которые отросли до колен, чуть прикрыли моё тело. Хоть на что-то моя шевелюра сгодилась!

– Мой князь, – подняла я голову, – с вашей супругой всё в порядке, её просто немного испугало вот это милое существо. Я хочу оставить его себе, разумеется, с вашего позволения.

– Не вижу причин для отказа, – чуть надменно кивнул Киртан и мягко нас, кхм, послал: – Вы свободны.

Сдерживая хохот, я ввалилась в комнату. Следом вбежал Ри и заржал, закрыв дверь:

– Ой, я не могу! Это ж надо так визжать при виде котёнка!

– И не говори, – хохотнула я, разглядывая прижавшееся ко мне маленькое чудо.

Котёнок прикрыл глазки и трогательно мурлыкал. Какая прелесть!

– Эль, его покормить нужно, – отсмеявшись, заметил дроу.

– Идём на кухню, – предложила я, осторожно отцепляя лапки малыша от намотанной на мне ткани. – Мне тоже перекусить не мешает.

– Ты уверена, что сможешь дойти? Может, я лучше сам схожу? – на всякий случай спросил дроу, но всё же достал из шкафа чистую рубашку со шнуровкой на груди.

– Не рассыплюсь, – махнула я рукой, устраивая котёнка на подушке Ри, и строго наказала пушистику: – А ты жди здесь!

Котёнок протестующее мяукнул, но свернулся в клубочек и откровенно зевнул. Похоже, у меня появился новый питомец.

Шайтанар Сейт Хаэл

Узнав после возвращения с верховой прогулки по окрестностям замка, что друг немедленно удаляется на заседание Совета, я заскучал.

– Сам виноват, – хмыкнул Кирт, стоя перед зеркалом и застегивая на себе жилет. – Совет собрали в связи с твоим срочным прибытием, так что теперь развлекайся в одиночестве. Где библиотека, ты знаешь, только в закрытую не суйся, там сейчас такое заклинание стоит, что пару дней без резерва ходить будешь, и то если снять охранку удастся. Впрочем, можешь сходить в оружейный зал потренироваться, а можешь и понаблюдать за тренировкой ранхаров.

– А вот это можно, – немного заинтересовался я, – хоть посмотрю, чем они там занимаются.

– Только давай без трупов, – серьёзно посмотрел на меня друг через отражение в зеркале, – а то я тебя знаю, чуть сцепишься с кем-нибудь – и всё. А у меня ранхаров не так много – талантливых воинов сейчас не найдёшь.

– Понял, понял, – примиряющее поднял я руки. – Постараюсь держать себя в руках. И потом, помнится, я тебя никогда не подводил?

– Да, – кивнул ятугар, – но всё же будь осторожнее.

– Это ты сейчас о своей Равной волнуешься? – Я добавил в голос как можно больше сарказма.

– Если ты про то, что можешь встретиться с Хелли, – усмехнулся князь, – то при вашей встрече это тебе придётся волноваться!

– Ну-ну, – хмыкнул я, поднимаясь с кресла. – Так где, говоришь, они тренируются?

– Во внешнем дворе, там у них специальный плац. Но лучше иди на балкон, что в тронном зале, он как раз расположен над парадным входом, – посоветовал Киртан и поправил воротник чёрной рубашки. – И кстати, их тренировки вот-вот начнутся. Ах да, чуть не забыл: твои покои находятся на самом верхнем этаже, вторая дверь справа от моей.

– Понял, – кивнул я и покинул кабинет.

Замок ятугаров я знал, как и его обитателей, которые ничуть не изменились с последнего моего визита. Я имею в виду всех, кроме моего друга. Равная… что за бред?

Как этот ятугар, имеющий такую власть и такой жизненный опыт, втрескался в малолетнюю магичку? Да что в ней может быть особенного? Внешность? Безусловно, Хранители дали девчонке привлекательные эльфийские черты, но из-за тёмных волос она сильно похожа на ненавистных мне лунных эльфов. Была бы она одной из них – убил бы не задумываясь. Она красива, не спорю. Кирт сказал, что она сильный некромант. Но насколько? Уверен, что её победа в турнире вызвана лишь тем, что магичка носит фамилию Валанди. Она не родная их кровь, а значит, силы Ауста у неё нет. Знания – возможно, но не более того.

Она молода, а значит, неопытна и безрассудна, что и подтверждается её попыткой в одиночку достучаться до сознания аронта, который только-только перекинулся в свою вторую ипостась. Что ещё? Ах да, взбалмошна и наверняка высокомерна. И как бы Киртан не уверял, что она сама стала ранхаром, мне в это не верится, скорее это князь постарался для своей протеже. А следовательно, она наверняка избалована таким вниманием. Н-да, общая картинка описания девчонки вышла не очень.

Приблизившись к балкону, я накинул на себя заклятие для отвода глаз и только потом вышел на свежий воздух. Усевшись на широкие перила балкона, я опёрся спиной о стену и стал наблюдать.

Итого внизу двадцать шесть ранхаров. Шесть из них – маги, но сегодня у них явно не магическая тренировка. Работают парами, один сайшессом гоняет другого, который пытается уклониться. Скорость цепи при этом огромная, вон брусчатка в нескольких местах разлетается мелким крошевом от удара стального наконечника. Ого, да девицу Киртана сам Мэрт'тан тренирует! Конец девчонке, целой не уйдёт, я хорошо знаю, на что способен этот ятугар. А вот и тот дроу, который аронт…

Хм, любопытно, по ауре и не скажешь, что он оборотень. Даже экранирующее заклинание незаметно, неужели Киртан постарался? Да нет, его магией и не пахнет. Так, где же конец плетения? Нет… Как нет?! Должен быть! Магию чувствую, а разобраться, как сквозь неё пройти, не могу! Можно, конечно, и грубо её разрушить, но тогда станет заметно, что аура эльфа неестественна. Нет, пока примитивными методами пользоваться не буду, это ниже моего достоинства. Но всё-таки почему я не могу рассмотреть экран? Раньше это всегда получалось!

Поневоле задумавшись, я уставился на девчонку. Лицо сосредоточено, плечи расслаблены, ноги в боевой стойке. От свистящей цепи противника она уворачивается легко, что само по себе удивительно. Я помню, что сегодня она потеряла много крови, а значит, девица довольно слаба на данный момент. Хм, похоже, что моё мнение было ошибочным и ранхаром она стала действительно самостоятельно. Об этом можно судить по её экономным движениям, скорости реакции, характерным движениям тела. Она явно прошла обучение, да и ещё где-то обучалась боевым искусствам. Чтобы выяснить каким, мне нужно, чтобы она взяла в руки меч.

Когда в бок девчонки воткнулся наконечник цепи, похожий на нераскрытый бутон, я усмехнулся. Долго продержалась. Но, видимо, на этом тренировка будет окончена для одной особы. Ранхар рванул цепь на себя, раздался хруст, а окровавленный наконечник зазвенел по брусчатке. Я блаженно вздохнул. Однако её кровь приятно будоражит мою магию, от такой подпитки я бы не отказался. Что? Она даже не пискнула? Поморщилась – да, но даже рану зажимать не стала. Её напарник кивнул, убирая свой сайшесс. Похоже, пришла очередь Валанди. Надо же, а гоняет она ранхара вполне профессионально, даже я бы к ней не смог подойти приблизительно в течение минуты. Да уж, можно считать, что это комплимент для девчонки.

Тренировка закончилась. Я прислушался к болтовне человечки, которая спокойно сматывала свою цепь, совершенно не обращая внимания на рану. Не понял… А где жалобные стоны, где крики, призыв на помощь, картинный плач и угрозы пожаловаться князю? Неужели я опять ошибся?

Я решил проследить за девчонкой и за её ручным эльфом.

Кстати, нужно не забыть попросить Киртана приставить ко мне смуглую ятугаршу, раз уж она не любит демонов. Пункт первый в моём списке (возможно ли скрыться от ранхара) выполнен, теперь настал черёд пункта второго (возможно ли соблазнить ранхара). Всё же я немного любопытен, признаю.

Держаться за ними на расстоянии двадцати шагов и оставаться незамеченным не составило труда. Ходить беззвучно я ещё в детстве научился, заклинание для отвода глаз я так и не снял, а по запаху аронт бы меня не учуял, его сильно перебивает запах крови. Слишком приятный запах, у меня даже ногти удлинились. Жаль, что этой крови мне отведать не удастся… по крайней мере пока.

Удивительно, но девчонка совершенно спокойно дошла до своей комнаты… на пару с дроу. Либо он всего лишь идёт ей помогать, либо он живёт с ней в одной комнате. Интересная пара.

Бронзовый коридор! Так, эта девчонка живёт напротив покоев Киртана! И совсем рядом с моими. Тем лучше для меня, теперь я смогу за ней понаблюдать. Нет, мне правда интересно, что в ней заставило Киртана признать Равную. Протянув от её двери тонкую нить в свои покои, я постарался как можно тщательнее замаскировать её. Теперь и Кирт ничего не заметит. Нет, я его определённо не понимаю.

Не прошло и получаса, как из соседней комнаты раздался дикий визг. Да такой, что я бокал с вином чуть не выронил из рук. Поставив его на столик, я вышел в коридор и едва успел заметить, как в открытую дверь, ведущую в комнату друга, быстро скользнули две тени.

Опершись на притолоку своей двери, я решил подождать. Ожидание оказалось недолгим: спустя пару минут из комнаты вышла Валанди. Ох, так у неё длинные волосы? А зачем она прятала такую красоту под плащом? Тут, я признаюсь, волосы человечки, укрывающие её мягким покрывалом с головы до колен, притягивали взгляд глубоким цветом воронова крыла, и они даже на вид казались изумительно мягкими и гладкими. На девчонке практически ничего не было надето, видимо, крик княгини застал ей врасплох, а судя по внешнему виду, дроу только-только успел наложить повязку на её тело. Грудь перетянута, что мешает понять, а есть ли она у неё вообще. Но вот в том, что ей не чужда физическая нагрузка, я убедился окончательно, разглядев хорошо развитые, хоть и не заметные на первый взгляд мышцы. Изящная, стройная, миниатюрная. Неудивительно, что взгляд моего друга, который только что подошёл, вмиг загорелся желанием. Мне тоже нравятся брюнетки, но высокие и с округлыми формами. Нет, нижние округлости у Равной Киртана притягивали взгляд, и даже меня немного взволновали.

Но этого вот хватило, чтобы охмурить самого великого князя, о котором ходят легенды? Нет, я определённо не понимаю. И это меня бесит.

Не успело представление закончиться, как шевельнулась сигнальная нить. Так, и куда же направились эти двое? Да девчонка должна была упасть ещё в коридоре, когда вылетела «спасать» княгиню от котёнка! Или это какое-то заклинание, или… я ничего не понимаю. Да не могут люди, пускай даже в них кровь эльфов и ятугаров, так себя держать. Да она на ногах стоять вообще не должна! А она даже не морщится!

– Ри, твою мать, – раздалось сердитое шипение девицы из коридора, – дверью не хлопай! Я понимаю, Кирт сейчас занят выяснением отношений с супругой, но всё же! Услышит, и объясняй потом, куда мы попёрлись на ночь глядя.

Кхм, логично, на дворе уже почти ночь. И чего этим двоим не спится? И куда это они направились?

Я тенью пошёл следом.

– Каким ходом пойдём? – шёпотом поинтересовался дроу, неслышно передвигаясь по коридору впереди девчонки, которая, кстати, уже успела натянуть рубашку.

– Давай через тот, что в портретной галерее, – прошептала магичка, так же бесшумно передвигаясь.

Я неслышно шёл следом. Интересно, они что, все потайные ходы уже успели изучить? Насколько я знаю, существуют ходы, предназначенные для ранхаров, а вот есть такие, о которых только Кирт и знает.

Портретная галерея… Значит, эти двое на кухню отправились. Зачем? Ответ пришёл сразу: за молоком для котёнка. Беспечная девчонка, как я и предполагал. С таким ранением шляться по замку только ей в голову и взбредёт. Как я понял, она не пользуется услугами слуг и служанок. У неё что, эльф предназначен на эту роль? Вполне возможно, он очень молод ещё и легко мог пойти на поводу. Тем более раз он её ученик.

Добравшись до потайного хода, располагавшегося в нише между двумя портретами, дроу принялся разыскивать нужный кирпичик, а девушка устало облокотилась на стену.

– Эль, ты идёшь? – спросил дроу, отыскав наконец нужный камень.

– Секунду, Ри, – попросила девчонка, хватаясь за стену.

По её лицу стекал пот, даже в тусклом свете факелов было видно, как она побледнела. Последствия ран, полученных за день, налицо. Если она и сейчас будет делать вид, что ничего не происходит, значит, она слишком гордая. Плохое качество, когда речь идёт о собственном здоровье. Это для меня такие раны – пустяки, но не для слабой человечки, которую даже полукровкой назвать нельзя.

– Плохо, да? – спохватился эльф, нахмурив породистое лицо.

Аристократ, не иначе. И как он оказался в компании этой девчонки? Насколько я помню, в Эллидаре она была вместе с иритари.

– Хреноватенько, – выдохнула магичка, прижав руку к боку, как раз к тому, куда ей пару часов назад угодил наконечник цепи.

Наверняка у неё сломано пара рёбер.

– Может, я сам схожу? – спросил дроу.

Умная мысль, и пока единственная на двоих.

– Нет, Ри, – покачала головой человечка, – ты и так слишком много для меня делаешь. Ты ж не слуга, чтобы потакать моим капризам. И в конце концов, это же я притащила котёнка к нам в комнату.

Так, с причиной ночного посещения кухни я угадал. А вот с её упрямством – частично. Как и все ранхары, она не показывает виду, что что-то может помешать её работе. А раз она показывает свои слабости кому-то, значит, она не так упряма, как я думал. Насчёт дроу тоже всё предельно ясно: она считает его другом. Да уж, не будь я демоном, который многое на свете повидал, мне бы столько времени явно не хватило, чтобы разгадать часть этой загадки, носящей имя Хеллиана Валанди.

Глупая, глупая человечка. Ранхарам нельзя иметь друзей. Да и вообще, дружба – это роскошь, которая требует большую цену. У меня нет друзей и никогда не будет. По той простой причине, что я никому не доверяю. Ну, пятитысячелетний ятугар – исключение, конечно. Для нас с ним уже не существует ничего такого, из-за чего можно было бы предать, мы прожили слишком долго.

Дождавшись, пока эти двое скроются в потайном коридоре, я вернулся к себе в комнату, привычно избегая патрулей. Любопытная девица. И не совсем та, что кажется на первый взгляд. Нужно изучить её как можно тщательнее, хотя бы для того, чтобы понять, что в ней привлекло моего друга. Завтра официальный обед, посмотрим, какой она себя покажет на этот раз.

Похоже, что время в Динтанаре я проведу более насыщено, чем планировал. И это меня пока радует.

Глава 11

Хеллиана

На утреннюю тренировку я всё-таки попёрлась. Правда, встала с большим трудом, да и на плацу передвигалась еле-еле, но всё же кое-как отмучилась. Благо мы сегодня хоть сайшесс не трогали, а только метательными шариками занимались, а то я потом точно уже ни на какой приём не пошла бы.

Быстро приняв ванну, я сменила повязку и освободила место Ри, изнывающему под дверью. Конечно, будь ты хоть восемь раз эльфом, но запах пота всё равно сам собой не выветрится. Отчистив магией одежду, я убрала её в шкаф и взамен достала форму, которая предназначалась для официальных визитов. Нам с Ри сегодня предстояло отправиться по делу в город – только что на тренировке об этом сообщил Наставник, он же глава внутренней разведки, он же старший маг.

Интересно, на приём успею? Хоть бы нет – знакомиться с эрханом у меня нет ни малейшего желания! Да ещё изображать из себя благовоспитанную даму. Нет, воспитания у меня хватает, только кто сказал, что оно во благо?

– Так что там с заданием? – поинтересовался Ри, выходя из ванной и вытирая волосы полотенцем.

На дроу красовались только кожаные штаны. Правильно, тренироваться мы начинаем на рассвете, а в это время ой как холодно! Зато на полуденной жаре в таких штанишках особо не побегаешь, и поэтому ранхарам разрешалось надевать днём простые, тканевые. Я же носилась по дворцу в лосинах с начёсом или же в красных бриджах из тонкой ткани, всё зависело от времени суток. Блузок касалось то же самое. Днём – тонкая, кружевная, а вечером – из плотной ткани, но всё равно тёмно-красного цвета. Неизменной оставалась только накидка. Кожаная, чёрная с красной отделкой, с высоким воротником и длинными разрезами. Такая форма у ранхаров-магов. Кстати, Ри не стал магом в отряде, он не прошёл испытания. Всё же он только совсем недавно начал пользоваться магией и ещё многого не знал. Сейчас знания Ри были примерно на таком уровне, как у меня на первом курсе Академии. То есть многим больше, чем необходимый минимум для поступления.

– Нужно съездить к ростовщику, – принялась я рассказывать, пока дроу переодевался в свою чёрную форму. – Кто-то стабильно навешивает на его дом проклятие. Он уже несколько раз обращался к гильдии магов, но те с каждым разом заламывают всё большую цену. Уже дошло до сорока золотых, представляешь?

– Ого, – присвистнул Ри, затягивая шнуровку на рубашке, – столько стоит отличный породистый конь и это моя зарплата за месяц!

Да, деньги немалые. Хе, про то, что я получаю пятьдесят, пожалуй, промолчу. Я же маг, мне положен такой оклад! Не стоит лишний раз напоминать об этом Ри. Хотя он и не слишком расстраивался – как правило, ранхаров на задание отправляют по двое: воин и маг, так что мы всегда шатаемся по замку вдвоём.

– Вот и я о том же, – согласилась я. – В конце концов, проценты от прибыли ростовщика идут в казну, он об этом вспомнил и напросился на аудиенцию к князю. Кирт пообещал отправить магов, а Фирэт отправил нас. Суть ясна?

– Без вопросов, – весело ответил Ри, с громким стуком закрывая дверцы гардероба. – Как твои рёбра?

– Жить буду! – обнадёжила я, рассматривая маленькое чудо, клубочком свернувшееся на моём животе.

Пока я сидела в кресле, ждала Ри и объясняла ему задание, котёнок забрался на кресло, цепляясь коготками за обивку, и удобно свернулся клубочком прямо на сломанных рёбрах. Он почти ничего не весил, и от него шло приятное тепло, так что этого малютку я решила не скидывать со своего немного покалеченного тела.

Кстати, таким же образом малыш проспал всю ночь, налакавшись молока, которое мы притащили-таки с кухни. Правда, я по дороге раз пять чуть в обморок не хлопнулась, но это так, мелочь! Чего только не сделаешь ради такого милого существа. Ага, а где ещё два моих милых существа шляются? Имеется в виду Химо и Рикс. Нет, Рикса я пару дней назад отправила в Динтанарские горы за очень нужной мне травкой, а вот Химо…

Он так и не вернулся. Уже давно миновал оговоренный срок, а тарантула как не было, так и нет. Я связывалась с Сатией, магичка ответила, что отправила тарантула в Эллидар со знакомым караванщиком. Но ни караванщик, ни Химо до Эллидара не дошли. Они просто пропали. Собственно, как и весь караван. Где теперь мой тарантул, не знает никто. Я пыталась отыскать Химо магическими способами, но толку это не принесло. Рикса на поиски я пока не отправляла – боюсь потерять и его. Всё возможное делал и Таш.

– Идём? – отвлёк меня от грустных мыслей Ри.

– Ага. – Поднявшись с кресла, я аккуратно устроила на нём котёнка, явно недовольного расставанием с такой большой грелкой, и, захватив сайшесс, вышла в коридор.