/ Language: Русский / Genre:magician_book / Series: Хеллиана Валанди

Сайтаншесская роза. Эпизод I

Анна Кувайкова

Друзья юной магички Хеллианы Валанди всегда подозревали, что она не так проста, как кажется на первый взгляд. Но чтоб настолько?! Никто и предположить не мог, что знаменитая эльфийская принцесса, благодаря которой Хелли многое приобрела, но и многое потеряла, окажется вдруг… ей самой! Мало девушке было титула младшей княжны, так теперь еще и один трон королевства лунных эльфов маячит на горизонте! А он ей нужен. Ведь в стране эльфов живут ее друзья, ее семья и ее брат-близнец. Но так ли все хорошо и радостно, как кажется на первый взгляд? Хеллиане Валанди никогда не живется спокойно. И в этот раз ей предстоит не только принять тот факт, кем она является по рождению, но и защитить саму себя и тех, кто ей дорог, от опасности, которая неожиданно оказалась совсем рядом. Защитить себя от тех, кто всегда был рядом с ней… Любой ценой.

Литагент «Центрполиграф»a8b439f2-3900-11e0-8c7e-ec5afce481d9 Анна Кувайкрва. Сайтаншесская роза. Эпизод I Центрполиграф Москва 2013 978-5-227-04622-2

Анна Кувайкрва

Сайтаншесская роза

Эпизод I

Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав. Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

Кувайкова А.А.

Сайтаншесская роза. Эпизод I: роман. – М.: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2013. – 349 с. – (Наши там).

ISBN 978-5-227-04622-2

Глава 1

Селениэль

Что вы знаете об эльфах? Да, тех самых прекрасных созданиях, перворожденных, как их еще называют. Знаете что-нибудь, кроме известных фактов: что они обладают красотой, физической силой, которая намного превосходит человеческую, и являются владельцами заостренных ушек?

Много чего знаете? О нет, вы заблуждаетесь! Давайте я вам расскажу поподробнее об этих созданиях.

Во-первых, они вовсе не перворожденные, первыми были драконы, это давно известный факт, пора бы уже это запомнить. А вот в противовес драконам, так как Природа не терпит дисбаланса и нуждается в равновесии, и были созданы лунные эльфы.

Во-вторых, в моем мире, Аранелле, – не знаю, как в остальных, – три вида эльфов. Расскажу о них по порядку.

Начну, наверное, со светлых эльфов. Лесные эльфы, прекрасные создания, действительно живут в лесу, скрывая за Рощей дриад свое небольшое государство – Линелию. Заправляет ими королева Риэйнисса тер Лаиль, имеет наследника, принца Диотарея – это его сокращенное имя, от полного язык сломаешь. Сама я его не видела, так что о нем ничего сказать не могу. Зато могу описать внешность светлых эльфов в целом: вечно юные, стройные, гибкие как тростник. Мясо не едят, кстати! Светлокожие, глаза, как правило, всех оттенков голубого, по форме – раскосые, это сложно представить, это нужно видеть. Цвет волос разнообразный, только брюнеты среди них не встречаются. Не любят людей, да и вообще остальные расы, но почему-то полукровок встречается немерено. Воевать не любят, но при необходимости могут, из оружия предпочитают луки, иногда используют клинки из легкой эльфийской стали – эйт’телинар. Магией владеют, но в основном это магия воздуха или земли. Стихия воды встречается намного реже, а огонь и некромантия отсутствуют вообще. Ах да, любой светлый – потенциальный целитель.

Раса поинтереснее – дроу, они же темные эльфы. Отличаются бронзовым цветом кожи, светлыми волосами и крепким мускулистым телосложением. Цвет глаз любой, а внешние уголки глаз чуть приподняты. В верхней челюсти присутствуют два клыка, и от улыбочки дроу особо нервные барышни легко падают в обморок, проверено, правда, не на мне. Воевать любят, практически все мужчины-дроу когда-либо держали в руках меч. Ой, извините, сатар, их национальное оружие. Выглядит оно как деревянная рукоять с двумя чуть изогнутыми в разные стороны лезвиями. Еще дроу используют арбалеты и, намного реже, тяжелые двуручные мечи из гномьей стали. Едят все, пьют тоже, владеют магией на приличном уровне. Основные стихии – некромантия, огонь, вода, воздух, целительство – редкость, и конкретные нелады с магией земли. Кстати, о птичках: Старший Дом Аллианэр, правящая династия дроу, владеет всеми шестью стихиями. Ну да, логично, кто бы еще смог отстоять свое право на правление расой, известной своей жесткостью и равнодушием к другим? Причем раса это велика, живет на территории империи дроу, столица – Карат. Полукровок дроу, кстати, в мире хватает, но за связями, как нежелательными, между дроу и представителями других народов строго следят, и если она обнаруживается, то нерадивому папе (или маме) предъявляют немалый штраф за свои похождения, а отпрыск сразу же отправляется в Военную Академию дроу, а потом – как государство в лице Владыки решит.

Кстати, о Владыке. Потрясающе мужественный дроу с волевыми чертами лица, светло-золотистыми волосами и серыми глазами, носящий имя Заррат де Кар. Мудрый и достаточно жесткий правитель. Имеет супругу, но об этой стервозной дамочке я скромно умолчу. У них четверо отпрысков: старший сын Летрак де Кэр, два средних брата-близнеца, Дерек де Рен и Терек де Рен, и младший сын Фэй, полного его имени я не знаю, да и не видела его ни разу. Летрак де Кэр, он же наследный принц, тварь редкостная. Жестокий, расчетливый, циничный – типичный дроу, можно сказать. Он, как и все мужчины этого дома, унаследовал от отца цвет волос и глаз, только надменное выражение придает его глазам оттенок стали, но никак не серебра. Да и черты лица у него чуть резче, чем у близнецов. О, а вот об этих двух пакостниках по имени Дерек и Терен стоит вообще сказать отдельно!

Теплые, серые, смеющиеся глаза, веселый нрав, упрямый характер, абсолютно одинаковая внешность и телосложение – вот краткое описание близнецов де Рен. Пока они находятся по отдельности, их еще можно терпеть, но если они вместе, то вешаются все, ибо от братьев, а точнее, от их шуточек и выходок нет никакого покоя. Терен, кстати, чуть спокойнее и уравновешеннее брата, да он и старше – на целую минуту, ага. Только вот, не зная их, различить, кто из них кто, невозможно, да они и сами делают все, чтобы найти различия было нереально.

А есть в этой семейке и полукровка, стройная высокая эльфийка с черными волосами и зелеными глазами. Зовут Кирана, характер – зло. Именно так. Она немного неуравновешена, с оружием не разлучается, довольно резка в общении. Ну да, злится на весь мир из-за своего происхождения и папочки, понимаю.

Ладно, хватит о дроу. Перейдем к самой интересной расе – к лунным эльфам.

Лунные эльфы, они же высшие эльфы, обосновались в королевстве Эвритамель, им принадлежит крупнейший в мире магический источник. Внешность у них своеобразная: темные волосы, миндалевидные выразительные глаза с вертикальными зрачками и привлекательные фигуры, особенно у мужчин. Достаточно широкие плечи и узкие бедра, большинство из них – прекрасные воины, что неудивительно, ведь на магический источник покушаются многие расы, да и в их королевстве находится населенная редкими и опасными тварями Ассоматийская долина. Магия подвластна почти вся, что дает им огромное преимущество перед другими народами, но за малым исключением – некромантию они не любят, да и редко кому она подвластна.

Второе преимущество лунных, которое дало право называться высшими, заключается в том, что эти эльфы имеют вторую ипостась. Чем сильнее магия в эльфе, тем опаснее звериная ипостась, отсюда и нереально острый слух, чутье, обоняние и реакция. Ну и зрачки, соответственно, определенной формы.

Воевать им приходится, используют при этом дальнобойные луки с серебряными наконечниками (серебро эффективно против нечисти, а эти эльфы ее на дух не переносят) и клинки из легкой стали – эйт’телинар, их же они и продают светлым. Полукровок у них нет, за этим строжайше следят.

Правит этим веселым королевством Совет старейшин, но только до тех пор, пока будущий Владыка, принц Маркус тер Лейн, не обзаведется супругой и не вступит в права престолонаследия. Но в общем правят они вместе, хотя последнее слово всегда остается за старейшинами. Внешность принца привлекательна во всех смыслах: тренированное, сильное и стройное тело, иссиня-черные волосы до середины спины, высокие скулы, аристократические черты лица, изящный излом бровей и зеленые, с желтыми искорками глаза миндалевидной формы – так выглядит принц. Характер мягкий, но не значит, что он податливый. Добрый, спокойный и достаточно мудрый, несмотря на то что он недавно достиг своего совершеннолетия. Тряпкой его назвать язык не повернется, при всем его относительно безобидном характере, этот эльф всегда доводит дело до конца и непреклонен, если того требует та или иная ситуация. Управлять этим эльфом невозможно, даже у старейшин не получается.

Старший Дом Тейнилин, правящая династия лунных эльфов, к которой принадлежит Маркус, имеет свои особенности и, подобно династии дроу, владеет всеми шестью стихиями. Мать Маркуса – Хранительница Ночи, богиня любви, если проще говорить, и поэтому Маркус обладает еще и редким видом магии – возможностью хаотично смешивать стихии, что любому другому неподвластно и приводит к губительным последствиям. Отец Марка погиб уже давно, во время войны лунных эльфов с демонами, а мать покинула этот мир, а точнее, просто лишилась человеческого тела, спасая сестру Маркуса, принцессу Селениэль. Это случилось больше двухсот лет назад. Если бы Хранительница не вмешалась, то умерли бы оба ее ребенка, ведь Маркус и Селениэль – близнецы, и их связь в несколько раз крепче и сильнее, чем у любых других братьев и сестер. Что чувствует она, чувствует и он, и, более того, если Марку нанесут рану, то такая же появится и у его сестры. Умрет она, умрет и он. Об этом, правда, никто не знает и знать не должен.

Когда Хранительница умерла, все подумали, что она просто разрушила связь между своими детьми, но это было не так. Спустя двести лет пребывания на Грани, под присмотром Хранительницы Душ Гекаты, Селениэль возродилась в другом теле, была найдена и с помощью некромантского ритуала вернула прежнюю внешность и память. Селениэль – копия своего брата, только намного ниже ростом, миниатюрная, стройная и даже несколько хрупкая. Правда, только на вид, эта эльфийка владеет многими видами оружия и при стрельбе из лука никогда не промахивается.

И так бы они и жили, но неожиданно выяснилось, что та девушка, которая проводила для принцессы ритуал, настоящая Селениэль, а та, которая все это время была во дворце, – фальшивка, демоница, на которую был наложен искусный морок. Воспоминания же настоящей, так же как и все черты ее характера, были силой взяты у друга Маркуса, вампира Кристиана, а сам он заменен другим вампиром. Где настоящий Кристиан, неизвестно. Имена демоницы и вампира тоже до сих пор не раскрыты, к тому же им удалось сбежать, когда обман раскрылся.

И можно было бы порадоваться, что все закончилось, и приступить к поискам исчезнувших злодеев, вот только придется теперь мне доказывать старейшинам, что появилась настоящая Селениэль, а то красотка, что сбежала после того, как я ее немножко потрепала любимой цепью, – фальшивка, которая мной прикидывалась.

Раньше я была известна как Хеллиана Валанди, внучка довольно известного сильного архимага, бывшего преподавателя Эллидарской Академии Магии. Шебутная магичка, которая попала в один квадриум с близнецами де Рен, а потом обзавелась другими друзьями, не менее известными личностями, такими как: гениальный полуэльф Таилшаэлтен, аронт-полукровка Холлимион из Дома, который приближен к правящей династии дроу, принцесса Лея, наследница престола Эллидара, города, в котором и находится Академия Магии. Потом среди моих знакомых оказался и князь Эренрих, правитель ятугаров, кронпринц Летрак и его помощник Хантар де Шан и даже парочка эрханов, демонов то бишь.

С помощью последних я разворошила такое осиное гнездо, что последствия разгребают в Эллидаре до сих пор и не скоро еще закончат. И благодаря им я обрела своего брата, но потеряла дорогого и любимого человека… Но не буду об этом.

Когда я была Хеллианой Валанди, то всегда удивлялась, почему мы так быстро сдружились с близнецами. Теперь есть ответ: я знала их и раньше. Будучи человеком, я удивлялась своей силе, и даже поняла, откуда она, когда выяснилась моя родословная. Оказалось, что я прихожусь пятиюродной внучкой тому самому князю Эренриху, меня даже признали наследницей Динтанара, страны ягугаров, и я стала ранхаром, элитным воином из личной охраны князя. Потом открылась правда, и появились ответы на все остальные вопросы.

Мне далась в руки араукария, и я была самым сильным некромантом за последние сто лет? Это неудивительно, пребывание на Грани оставило свой след. Мне легко давалось оружие? Так меня обучали и раньше. У меня невероятная сила огня? Моя мать была родной сестрой Хранителя Огня и воинского искусства. Меня признал пегас? У меня уже и раньше он был. Меня окружали сильные и известные личности, несмотря на то что я вроде бы юная магичка? Сила тянется к силе, наследники видят друг друга издалека.

И это еще далеко не весь перечень вопросов, на которые удалось ответить, когда выяснилось, что я и есть Селениэль. Вот только радости одному из моих друзей это не принесло. Точнее, он просто еще не знает, кто я на самом деле, а узнав, тут же возненавидит. Или убьет, как только увидит, а я даже слова сказать не успею, потому что тот, кто мне больше чем друг, тот, кого я успела полюбить, – кронпринц демонов Шайтанар сейт Хаэл. Эрхан, который ненавидит лунных эльфов в целом и испытывает безудержную ненависть к эльфийской принцессе в частности. Мы с ним представители и наследники воюющих рас, нам не суждено быть вместе. Шайтанару будет легче, если он об этом не узнает, по крайней мере, я на это надеюсь. Даже если узнает, что это изменит? Лунные эльфы никогда не потерпят среди них демона, а эрханы по-тихому уничтожат эльфийку, будь она хоть трижды дорога их будущему Повелителю. В свете последних событий я теперь даже не уверена, что ко мне прежней, то есть к Хелли, Шайтанар что-то испытывает, кроме ненависти и жгучей обиды. Эта мысль уже несколько дней жгла сердце, разливаясь по венам горьким ядом, причиняя острую, непереносимую боль, которая, как кажется, никогда не исчезнет и не ослабеет, так же как и простая мысль: я люблю его.

– Ай! – Я резко вскрикнула, когда душевную боль неожиданно перебила физическая, и зашипела: – Ринь, ты что, убить меня хочешь?

– Принцесса, это всего лишь корсет! – хихикнула за моей спиной эльфийка, но шнуровку на этом пыточном инструменте не ослабила. – Вы носили его и раньше, так что ничего страшного.

– Это было упырь пойми когда, – буркнула я, вновь упираясь в стену руками, чтобы эльфийка смогла завершить начатое, то есть затянуть корсет на моей и без него стройной фигуре.

Мне эта часть гардероба любой уважающей себя леди никогда не нравилась, да и отвыкла я от нее за последнюю пару сотен лет! А теперь приходится опять влезать в эту жутко неудобную вещь, чтобы пристать в подобающем виде перед старейшинами, – Марк настоял. Нет, он не ругался, не требовал, просто попросил так, что я без борьбы сдалась. Такие просьбы иногда хуже приказа, и, увы, этим методом влияния мой брат владеет в совершенстве. Впрочем, это мне не помешало назвать его тираном и деспотом, но брат только мысленно улыбнулся.

Примерно неделю я просидела в своей комнате во дворце Эвритамеля, пока ждала вердикта старейшин относительно моей персоны. Ко мне никого не пускали, кроме Риниэль, той самой светловолосой эльфийки со странным характером. Вот она-то быстро признала во мне свою подружку детства и юную принцессу. Да, подружку, а что удивительного? Когда мы были еще совсем детьми, то играли и росли все вместе: я, Марк, Крис, Кери, Ринь, Лат и другие эльфята, но потом, когда повзрослели, пошло разделение на сословия, и я настояла, чтобы Ринь осталась при мне, меня ее странности не пугали, и мне она действительно нравилась.

Как бы то ни было, но сегодня Марк сообщил мне, что старейшины созрели (о, чудо!) и в полдень меня ждут на заседании Совета. До этого брат не раз разговаривал со старейшинами, и, естественно, я наблюдала за разговором его глазами, но ничего интересного для себя не увидела. Разговоры касались гильдий, меня, Кристиана, фальшивки, но лишь сегодня было решено провести Совет именно для того, чтобы мы с Марком доказали, что я – это я.

– Я закончила! – радостно возвестила Ринь, полностью зашнуровав корсет, и, подойдя к кровати, протянула мне белоснежное платье из тонкой ткани, похожей на парусину. – Владыка попросил вас надеть вот это.

– Вот сам бы он это надел, – снова буркнула я, разглядывая свое отражение в зеркале.

Острые, чуть удлиненные ушки, изменившиеся черты лица, вертикальные зрачки и длиннющие волосы. М-да, отличия заметные, на человека я теперь не похожа абсолютно. Совершенно эльфийская внешность, словно высеченная талантливым скульптором: изящный излом бровей, идеально прямой носик и четкие контуры чуть пухлых губ. Лицо Хеллианы Валанди было удивительно похоже на это, но все же несколько другим, человеческим, что ли. А вот тело практически не изменилось, я стала чуть повыше, стройнее (хотя куда еще, я и так дистрофик!), и полностью исчез легкий оттенок загара, приобретенный с таким трудом путем часовых лежаний на крыше замка Динтанара!

Грудь у меня и так неплохая, а талия узкая, а теперь их еще улучшил корсет из черной кожи. На меня напялили нижнюю юбку из тонкого шелка, тоже черную, длиной до пят, только очень узкую. В ней быстро не походишь, придется идти маленькими шажками, как и подобает леди.

Только никакая я не леди! Ну, по крайней мере, уже отвыкла ею быть. А посему где там мой кинжальчик?

– Принцесса, что вы делаете?! – На хорошеньком, по-детски невинном лице Ринь проступило удивление, и она чуть наклонила голову набок, когда я резким движением лезвия украсила юбку длинным, до бедра, разрезом. А что, и юбка на месте, и ходить удобнее! Марк, не фыркай, все слышу!

Теперь мне предстояло облачиться в платье до пола из странной ткани, со шнуровкой на груди и с довольно глубоким декольте. Присутствовал также капюшон, а рукава – это вообще отдельный разговор. Длиннющие, расширяющиеся книзу, они буквально подметали пол, а на уровне локтей были сделаны разрезы для рук. Вот такая ритуальная хламида, на мой взгляд, но, когда я в это влезла, смотрелась она на мне в принципе неплохо.

Волосы мне не разрешили собрать в любимый хвост, их тщательно расчесала Ринь и оставила свободно лежать на спине. Ленту на шее я и так никогда не снимала, не стала и сейчас, а вот с оружием, даже с ритуальным кинжалом, и палочками для волос пришлось на время расстаться – в зал Совета вход с оружием запрещен. Ну да упырь с ним, я ж туда не драться иду! Хотя чует моя левая пятка, попотеть придется даже без драки.

«Эль, пора!» – раздался в голове приятный мужской голос, заставивший меня улыбнуться. Я люблю тебя, братишка!

Кто бы сомневался, что он ответит тем же? Да и волна тепла и нежности приятно успокоила меня, а то, признаться честно, идти на Совет я побаивалась, ибо Тиранэль – бяка, точно вам говорю!

Буквально через минуту раздался стук в дверь, возвещающий, что конвой за мной прибыл. Мысленно понадеявшись на то, что конвоируют меня в первый и последний раз, я снова бросила взгляд в зеркало, кивнула Ринь, которая безмятежно мне улыбалась, и вышла в коридор, где меня ждали два эльфа из личной охраны принца.

– Прошу вас проследовать за нами, – слегка надменно произнес один из них и, круто повернувшись на каблуках, зашагал по коридору, не обратив внимания на предупреждающий недовольный взгляд второго эльфа.

Высокий, атлетически сложенный эльф, обладатель темно-каштановых волос, заплетенных в простую косу, и темно-голубых глаз, виновато мне улыбнулся.

– Ничего страшного, Оланиэль. – Я ободряюще улыбнулась начальнику внутренней стражи, которого знала с детства как хорошего друга и надежного защитника.

Его Дом был всегда предан нашей семье и многие века охранял правящую династию, и, конечно, эльф со слов Марка знал, что происходит, и верил, что я настоящая. Это радовало, ибо такого врага, как Оланиэль, никому не пожелаешь. Верный королевской семье и опасный и безжалостный для врагов – таким его знали все. Друзей у него не было, насколько я знаю, а младшая сестренка постоянно болела. Нужно будет потом ее обязательно навестить.

Путь от южной башни, где располагалась моя комната, до восточного крыла занял не очень много времени, и уже скоро я входила в зал Совета, где должна была решиться моя судьба в некотором смысле.

Зал Совета представлял собой большое помещение со светлыми стенами, с огромным окном и своеобразным каменным возвышением – помостом, на котором стоял трон с бархатным сиденьем и спинкой и тремя креслами около него, в которых расположились старейшины. Напротив помоста – ряды кресел, уходящие амфитеатром вверх. Их, обитых мягкой тканью и с удобными подлокотниками, было около сотни. Дело в том, что кроме Совета старейшин здесь иногда проводились собрания глав гильдий, а также остальных правителей городов нашего королевства, дабы решить какие-нибудь глобальные экономические вопросы, в подробности я не вдавалась. Проводились эти собрания примерно раз в полгода. Сейчас некоторые кресла были заняты, и кем заняты!

Латриэль, Нарейлиэль (супруга Тиранэля), еще несколько знакомых мне эльфов, к которым присоединился и Оланиэль, и самое главное присутствующее здесь лицо – Киртан. Правда, несколько каменное выражение его лица и элегантно-небрежная поза заставили меня почувствовать себя неуютно и понять, что он находится здесь как князь, а не друг. Это несколько огорчало, и я уже с чуть упавшим настроением встала неподалеку от старейшин, у окна, между помостом и рядами кресел.

Два часа подряд меня мучили всевозможными вопросами, начиная с того, в каком платье я любила ходить, и заканчивая расположением потайных ходов. Кто жил во дворце на тот момент, какие были праздники, какие пегасы стояли в конюшне и множество других вопросов, ответы на которые обязана была знать Селениэль. Были и каверзные вопросы, которые задавали все, кроме Киртана. Ятугар хранил молчание, и по его лицу нельзя было ничего прочесть. Я так и не поняла, в качестве кого он присутствовал на Совете, в качестве свидетеля?

Наконец от вопросов перешли к действиям, попросили продемонстрировать мою магию. Это было легко, и через минуту я уже воспроизвела на свет шесть небольших шариков сырой магии. На просьбу же показать свою вторую ипостась ответил Марк, который до этого молчал, словно показывая старейшинам, что он не дает мне подсказок своими словами:

– Вторую ипостась лучше показать позже. Звериная сущность, которая больше двух столетий не знала крови, может выйти из-под контроля. Это чревато трагическими последствиями.

– Как же тогда проверить подлинность принцессы? – спросил Тиранэль, которому моих ответов явно было недостаточно.

Хрдыр, я ему что, картина, что ли, чтобы мою подлинность проверять?

– Если вам недостаточно моих ответов и тех проверок, что вы устроили ранее, – я позволила себе усмешку, – то есть один верный способ: наша с Маркусом связь.

– И как же вы предлагаете проверить ментальную связь между близнецами? – чуть приподнял бровь Дориэль, самый младший из старейшин.

– Легко, – хмыкнула я, смотря ему прямо в глаза. – Как вы знаете, неделю я сидела взаперти и под охраной. Однако знаю, что в это время происходило с Маркусом. Я не вижу смысла расписывать все подробно, расскажу лишь про сегодняшнее утро. Совет начался на рассвете, но вы, достопочтимый Дориэль, успели до его начала переговорить с Маркусом, встретив его в портретной галерее около портрета моей матери. Речь шла обо мне и о том, как Марк собирается доказывать свою правоту. Вы непрозрачно намекнули, что Совет настроен решительно и, чтобы доказать мое настоящее имя, принцу придется пойти на крайние меры. Уходя из галереи, вы столкнулись со слугой, который подслушивал ваш разговор, и при этом он пролил на вас из графина вино, «Эльфийскую слезу», если я не ошибаюсь. За это вы велели его высечь.

Воцарилось гробовое молчание, заставившее меня чуть ли не фыркнуть от смеха. Да, задала я им задачку! Ничего, пускай подумают, умники, блин. Хоть бы кому в голову, кроме Марка, пришло, что я уже больше двух часов стою!

– Это вы могли узнать от посторонних лиц, от вашей служанки например, – спустя пару минут произнес Тиранэль, которого я тут же отнесла в разряд злейших врагов.

Да чего он такой недоверчивый-то?

– Личный разговор принца и одного из старейшин? – подал голос Оланиэль. – Это невозможно. Я считаю, что эта девушка доказала свое право называться принцессой Селениэль. У меня нет сомнений в том, что она – настоящая.

Мои брови поползли вверх, когда все остальные поддержали начальника стражи. Молчали только Киртан и Тиранэль с Тайринэлем. Им и этого явно было недостаточно, судя по одинаково нахмуренным бровям. Хрдыр, может, действительно перекинуться в волчицу и покусать их, тогда поверят?

Я промолчала про портрет в кабинете одного особо недоверчивого и про другие шалости бурной юности, не хотела превращать заседание Совета в посмешище, а теперь, похоже, его придется превратить в побоище! Неужели необходимо кровопролитие, чтобы что-то кому-то доказать? Тьфу, что за пакостные мысли? Нужно будет потом перекинуться в волчицу, и желательно где-нибудь в лесу, а то действительно не выдержу и кого-нибудь загрызу.

«Кровопролитие… Эль, прости, это единственный способ отбросить все сомнения!» – мысленно передал мне Марк извинения, а также то, что он собирался сделать. Я только мысленно вздохнула, понимая, что он прав. Крайние случаи требуют крайних мер.

Ни старейшины, ни другие присутствующие в зале ничего не успели понять, а только лишь повернулись, когда Марк тихонько кашлянул и, дождавшись, когда взгляды присутствующих обратятся к нему, в следующую секунду резко опустил правую раскрытую ладонь на подлокотник трона. Края подлокотников были украшены бронзовыми фигурами пегасов, крылья которых были подняты, словно они пытались взлететь, но застыли на месте, оставив крылья поднятыми в самой верхней точке, они практически соприкасались друг с другом. Острые концы крыльев бронзовых фигур пробили ладонь Марка насквозь, но тот даже не поморщился, лишь как-то отстраненно смотря на всполошившихся старейшин. Первым со своего места вскочил Дориэль с взволнованным полувоплем:

– Ваше высочество, что вы делаете?!

– Доказываю правдивость своих слов и слов моей сестры, – спокойно ответил Марк, снимая ладонь с бронзовых крыльев. По ножкам трона на мраморный пол струилась кровь, но Марк, не обратив на это внимания, спокойно встал. – Раз вы не верите словам, значит, поверите действиям.

И вот тут-то все соизволили обратить внимание на мою скромную персону, несколько бледную и истекающую кровью. Правая ладонь, пробитая насквозь, невыносимо болела острой, режущей болью, от которой слезы наворачивались на глаза. Но, упрямо сжав зубы, я вытянула вперед руку, с огромным трудом стараясь сохранить невозмутимое лицо. Руку от кончиков пальцев и до плеча пронизывала боль, но я не подавала вида, смотря, как медленно ко мне подходит Тиранэль. У эльфов болевой порог ниже, да и мне приходилось терпеть боль от ран посерьезней, будучи ранхаром, но сейчас мне было не столько больно, сколько обидно от того, что моим словам не верят. Да и эта физическая боль по сравнению с душевной, что мне приносят мысли о Шайтанаре, – ничто.

Осторожно взяв в руки мою кровоточащую ладонь, эльф внимательно ее осмотрел со всех сторон, глубоко при этом вдохнув запах крови. Да настоящая рана, настоящая, отпусти уже, изверг, больно же!

Но отпускать он ее не собирался, а, наоборот, попробовал вылечить. И естественно, ему это не удалось!

– Латриэль, – негромко позвал Тиранэль.

Рыжеволосый эльф понял все без слов и, быстро спустившись по ступеням, занялся лечением руки Марка. Рана и на моей руке начала затягиваться, правда, существенного облегчения это не принесло – боль в лучшем случае пройдет только к вечеру. Если ранили Марка, рана будет и у меня, но вылечить я ее не смогу, пока не излечится он. То же самое и наоборот, таков уж минус нашей связи.

– Обязательно было калечиться, чтобы доказать свою правоту? – тихо спросил Тиранэль, с мягким укором смотря мне в глаза.

– Тиранэль, ты настоящий жук, знаешь об этом? – Я так же негромко хмыкнула. – Сам ведь просил не превращать заседание Совета в посмешище, вот я и не стала говорить про известные только нам мелочи.

– Ты почти не изменилась, – чуть улыбнулся эльф и ласковым движением заправил прядь моих волос за ухо. – Прости, но я должен был проверить.

– Я понимаю, – хмыкнула я.

Тиранэль повернулся к остальным присутствующим, мигом вернув себе прежнее суровое выражение лица. Такие слабости, а точнее, проявление чувств от этого эльфа упырь когда дождешься, уж поверьте!

– Я рад объявить о том, что эта девушка действительно Селениэль, принцесса Эвритамеля, королевства лунных эльфов.

Эй, вот только аплодировать не надо!

– У нас осталась еще пара нерешенных вопросов. – Звучный голос Тайринэля вернул всех с небес на землю, и я еле удержалась от того, чтобы не закатить глаза. Ну вот, чего опять, а?

– Уважаемый Тайринэль прав. – Похоже, что Тиранэлю нужно было расставить все точки над «i» прямо сейчас. – Теперь, когда вернулась настоящая принцесса, ей необходимо дать второе имя.

– Это сделаю я. – Марк улыбнулся мне, кивком поблагодарив Латриэля за лечение. – Селениэль тер Алин. Думаю, такое имя уважаемый Совет сочтет подходящим?

Ага, оценила я твой юмор братик. Алин, с ударением на втором слоге, в переводе с древнеэльфийского означает «воскресшая». Если же переставить ударение, получится «егоза». Смешно, угу. Но мне нравится!

«Я так и думал».

«Думал он! Ты тоже жук, братец! Но я тебя люблю». Да, мысленных разговоров с братом мне очень не хватало.

У Совета возражений не нашлось.

Неожиданно со своего места заговорил Киртан, небрежно подперев кулаком щеку и закинув ногу на ногу:

– Раз уж пошла речь об именах, необходимо решить еще один вопрос. Что теперь станет с Эллитарой Эренрих?

– По правам престолонаследия если наследников двое и их возраст одинаков, то власть над королевством переходит тому, кто раньше обзаведется супругом или супругой, – пустился в разъяснения Тайринэль. – Но так как принцессе теперь фактически сто пятьдесят лет, в то время как принц Маркус уже достиг своего совершеннолетия, то престолонаследником является он. Однако принцесса, даже не наследная, не может являться княжной ятугаров.

Уф, слава Хранителям! А то мне для полного счастья еще и власти над Эвритамелем не хватало! Итак что-то титулов слишком много, даже вспоминать об этом не хочу. Конечно, я в политике не полный ноль, но не настолько хороша, чтобы лунными эльфами управлять. А вот Марк – да, пусть он и дальше на троне сидит!

«Решила все свалить на меня?»

«А то! Я же знаю, что ты справишься. Да и не я одна в этом уверена».

– Мое полное имя раньше звучало как Хеллиана Эллитара Валанди, младшая княжна Эренрих, – решила вмешаться я. – И это имя остается до сих пор.

– Что вы имеете в виду, принцесса? – спросил Дориэль, явно не понимая, куда я клоню.

Еще бы он понимал, я сама только недавно разобралась с тем, кем я теперь являюсь: магичкой, княжной или эльфийкой. Оказалось, что всем и сразу.

– После восстановления памяти возродилось и мое тело, однако тело Хеллианы Валанди никуда не исчезло, – принялась объяснять я, хотя говорить о себе как о другом человеке было, мягко говоря, неприятно. – По сути, теперь я стала эльфийкой, имеющей третью ипостась, человеческую, которая и носит вышеупомянутое имя.

Ой, а глаза-то как у всех округлились!.. Да, знаю, сама в шоке была, эльф, имеющий человеческую ипостась (а точнее, человеческую, в которой течет кровь ятугаров и дроу) – это, конечно, по меньшей мере необычно!

Я даже продемонстрировала, для верности приняв облик Хелл, и едва не заулыбалась, когда почувствовала, что восприятие стало несколько иным, даже зрение ослабилось, только боль в руке стала заметно сильнее. Зато я знала, что и глаза, и уши у меня теперь как у человека. Хех, вот это люди и называют раздвоением личности! В моем случае, если вспомнить про волчицу, это уже растроение.

– Это меняет дело, – кивнул Тиранэль и обратился к Киртану, лицо которого так и не выражало никаких эмоций: – Пока у князя не появятся наследники, главной претенденткой на престол остается Хеллиана Эллитара Валанди. А вот вашего ранхара, Танориона, при всем нашем уважении, вам придется забрать с собой. Нахождение рядом с принцессой простолюдина недопустимо.

Чего сказал, зараза поседевшая?! Забрать у меня Ри? Да совету что, жить надоело?!

– Танорион останется рядом с принцессой. – В ленивом голосе ятугара проскользнули стальные нотки, перебив меня до того, как я собралась сказать пару ласковых слов старейшинам. – Для ранхаров не имеет значения титул, главное – его способности. Танорион останется при Хеллиане как личный телохранитель наследницы Динтанара и моей племянницы.

Я незаметно с облегчением вздохнула и послала Киртану улыбку, полную благодарности. Все-таки ятугар, по всей видимости, своего отношения ко мне не изменил. Вот только… впрочем, не важно.

Возражений у Совета не возникло, да и что они могли сказать? Ситуация-то двусмысленная, как ни крути. На этом, слава Хранителям, мое участие в Совете закончилось, и мне разрешили уйти.

Только выйдя в коридор, я смогла вздохнуть с облегчением. Все закончилось.

Я дома.

За несколько часов до заседания Совета…

Шайтанар Сейт Хаэл

Лежа на удобной кушетке, я внимательно рассматривал зажатый между пальцев бриллиант. Бриллиант, который тысячу раз видел в своей сокровищнице, в подземелье родового замка. Замечал, видел, чувствовал, но не обращал должного внимания. В сокровищнице хранится множество артефактов, от которых веет черной магией, так зачем было выделять какой-то особый?

Оказалось, надо было.

Сомнений больше не оставалось – в деле замешан кто-то из моих сородичей. Но кто?

Впрочем, какое мне теперь до этого дело? Разум застилала ярость. Она сама сделала свой выбор. Она выбрала его, зная, как я его ненавижу. Эта мысль била по сердцу огненным хлыстом, принося такую боль, что все пытки в Скайре казались незначимым событием. Боль от предательства. Как же давно я не испытывал этого чувства!

Не важно. Теперь это не важно. Мне нет до этого дела. Кого я пытаюсь в этом убедить, самого себя? Возможно. Простые три слова перечеркнули все. А ведь эта красивая стервочка на удивление быстро умудрилась перевернуть всю мою жизнь, так же как и ее разрушить.

Умом я понимал, что что-то не так. Я знал Хелли, она сама, пережив предательство близких людей, не могла так поступить со мной. Здесь что-то не так, я чувствую. Но… но как только вновь воскрешаю в памяти ее счастливое лицо, ту любовь, что светилась в ее глазах при виде проклятого эльфа, разум застилает пелена, сердце сжимается, мешая вздохнуть от боли. От боли и ярости при осознании, что она выбрала его.

Так пусть с ним и остается! Пусть теперь он разбирается с собственной сестрой и вампирами. Она доверилась ему так быстро, как никогда не доверяла мне. Эта мысль сжигала изнутри, подобно языкам пламени, заставляя выплескиваться наружу уже неконтролируемую силу. Но вот блестящему камешку в моей руке от этого не было ровным счетом ничего.

Погасив в руке пламя из огня и некромантии, я устало уронил руку на кушетку и перевел взгляд на каменный потолок. Забыть. Мне нужно забыть ее. Но почему ее хорошенькое личико так и стоит перед глазами?

Как я мог так ошибиться в выборе? Как я мог признать Равную в той, что так легко может предать? Хелли же не такая, я знаю ее, я знал все ее чувства, все чувства ко мне…

Я хмыкнул, прикрыв глаза. Да, девочка, ты знатно развлеклась за мой счет. Рано или поздно, но тебе придется за это ответить. Если я тебя люблю, это не значит, что я не буду мстить. Я не принц на белом коне, и я тебе уже говорил об этом. За ту боль, что мне причинила, тебе придется пережить то же самое, и не надейся от меня уйти.

Пока половина артефакта в моих руках, миру ничего не грозит. Разбирайся со своими проблемами, человечка, я подожду. Буду ждать сколько потребуется и, может, смогу успокоиться настолько, чтобы не убить тебя при встрече. Предательства я не прощаю.

Мысль о том, почему она это сделала, никак не желала отступать. Я думал об этом, думал все время, но так и не находил причины, словно что-то мешало понять ее мотивацию. Этим чем-то были собственные чувства, смесь из боли, ярости, злости и обиды, и они не давали добраться до сути. Нужно было отбросить все чувства и просто подумать, вспомнить каждую деталь того утра. Может, все и оказалось бы по-другому, но спокойно думать я не мог. Рано, еще слишком рано. Еще слишком сильны чувства к ней, сильна та боль, которую мне причинила эта коварная девчонка.

Воспоминания прервало появление в моих покоях неожиданного гостя. Даже не открывая глаз, я уже знал, кто решил посетить меня перед рассветом.

– Киртан, если ты пришел поговорить о ней, – хмыкнул я, обращаясь к гостю, – то можешь уходить сразу. Мне это неинтересно.

– Занимаешься самокопанием? – раздался смешок откуда-то из района кровати. – Брось, Танар, это не в твоем духе.

– Ты пришел напомнить мне, что в моем духе? – Я чуть повернул голову, открыв глаза, и увидел князя, стоящего в моей комнате, привалившись плечом к одному из столбиков кровати. – Не стоит, Киртан. Я знаю, зачем ты пришел. Можешь быть спокоен за свою драгоценную племянницу, убивать ее за нанесенное оскорбление я не собираюсь, по крайней мере если она в ближайшее время не попадется мне на глаза. В твоих же интересах проследить за этим.

– А с чего ты взял, что я пришел говорить о Хелли? – Имя, сорвавшееся с губ ятугара, больно резануло слух, отозвавшись глухим стуком сердца, сочившегося кровью. – Ты сам об этом заговорил.

– Если ты здесь не по поводу этой лживой человечки, то что тогда? – Я резко сел, вглядываясь в глаза друга. – Киртан, я слишком хорошо знаю и тебя, и твое отношение к ней.

– Прежде чем делать таки выводы относительно Хелли, следовало бы получше разобраться в ситуации, Танар, – резко бросил ятугар, сложив руки на груди. – Не нужно строить из себя великомученика. Ты виноват не меньше, чем она.

– Киртан, говори, зачем пришел, – прервал я его, вновь устремляя взор в потолок.

Да, я виноват. Но только в том, что повелся на хорошенькое личико и соблазнительную фигурку. И не только повелся, но и сумел полюбить несносное создание, которое растоптало мои чувства. Ненавижу!

Ятугар многозначительно хмыкнул, прежде чем заговорить о цели визита:

– Дело касается артефакта, Танар. Думаю, ты узнал тот камень, не так ли? И если знаешь, кому ранее принадлежала одна половина, то знаешь и о второй.

– Знаю, – пожал я плечами. – И что?

– Никто не должен знать, где вторая половина артефакта. Ее будут искать, но, пока точно не определят где, не смогут найти. – В голосе ятугара чувствовались повелительные нотки, но еще не прямой приказ. – Я разговаривал с Аустом Валанди. Он никому не скажет, но нужно, чтобы молчал и ты.

– Мне нет дела до всей этой истории. – Я не удержался от пренебрежительного смешка. – Можешь не беспокоиться. Сегодня я займусь делами на севере страны, и меня невозможно будет найти. Спросить будет просто не у кого.

– Бежишь от проблем?

– Нет. Решаю другие, – спокойно ответил я. – Я же сказал, до всего остального мне нет никакого дела.

– Если ты не убедил меня в этом, то не убедишь и себя. – Ятугар, похоже, решил сегодня меня разозлить. – Шайтанар, не ты один потерял свою Равную по собственной глупости. Не повторяй моих ошибок.

– Поздно, Киртан. – Я зло рассмеялся, вновь принимая сидячее положение. – Ошибка уже совершена. И этой ошибкой было то, что я полюбил насквозь лживую магичку.

– Она никогда не лжет, Шайтанар. – В голосе друга скользила сталь, так же как и злость в черных глазах. – Подумай об этом.

Думать? Какое, к упырям, думать, когда смесь из ненависти и боли просто сжигает изнутри?

– Кирт, ты мне друг, но не лезь, куда тебя не просят, – раздраженно ответил я, потянувшись за бокалом с вином.

Нужно было привести нервы в порядок.

– Мне пора. – Ятугар не обратил на мою вспышку раздражения никакого внимания. – Меня ждет Совет.

– Совет? – Я невольно нахмурился, так и не взяв хрустальный бокал с небольшого столика, что стоял около кушетки. – Ты же не собирался возвращаться домой, пока не разберешься с Академией?

– Не мой Совет, – хмыкнул князь, легким движением руки открывая портал. – До скорой встречи.

Не его Совет? Странно…

Тогда какой? Насколько я знаю, Совет старейшин есть только в двух странах: Динтанар и… Эвритамель.

Что же хотел сказать Киртан своим появлением? Только ли из-за артефакта он пришел? Или все же и из-за магички?

– Хрдыр! – вслух ругнулся я.

Вопросов было слишком много, но ятугар явно давал мне какую-то подсказку. Упыревы чувства, они сейчас очень не вовремя мешают мне думать! Упырева магичка, что ты сделала со мной?!

Глубоко вздохнув, я мысленно отдал приказ Сайтосу и опустошил бокал одним глотком. Крепкое вино с примесью крови драконов тягучей струей прокатилось по горлу, но хаос в голове и душе так и не улегся.

– Вызывал? – В комнате материализовался зеленоглазый эрхан, который, судя по частично обнаженному, вспотевшему телу и раскрытым крыльям коричнево-медного оттенка, был на тренировке.

– Собирайся, – лениво бросил я, наливая еще вина в бокал из чистого хрусталя. – Через час мы отправляемся на север. В Сарассе неспокойно, нужно выяснить, в чем дело.

– Хорошо, – поклонился в ответ эрхан и уже собрался раствориться в клубах Тьмы, но я остановил его вопросом:

– Где моя сестра?

– Ее высочество, согласно донесениям шпионов, уже больше года ведет тайную охоту на сердце кронпринцев драконов, – хмыкнул демон, рассеяв Тьму. – Я могу идти?

– Да, – кивнул я, но не удержался от вопроса, задав его абсолютно ничего не выражающим голосом: – Что произошло после моего отъезда из Эллидара?

– Да ничего, – пожал плечами эрхан. – Вся компания зачем-то дружно сорвалась в Эвритамель, не поставив меня в известность. Выяснить, что произошло, я не успел, ты меня вызвал.

– Сайтос, – лениво и с легкой угрозой протянул я, – ты же понимаешь, что я сверну тебе шею, если узнаю, что ты лжешь.

– Шайтанар, я тебя умоляю, – закатил глаза эрхан. – Я понимаю, ты зол и все такое, но попробуй размышлять логически: ты ушел, ничего не сказав, и не вернулся. Вполне возможно, что они записали тебя в предатели. С чего бы они в этом случае стали доверять мне? А к эльфам я попасть не мог, сам понимаешь, там стоит защитный купол, да и не был я в королевстве ни разу.

– Иди, – махнул я рукой. – Через час на конюшне.

– Да, ваше высочество, – поклонился эрхан и исчез, оставив меня в одиночестве.

Что же все-таки произошло и почему интуитивно я не верю этому эрхану? Что-то здесь не так, и необходимо это выяснить.

Необходимо?

Я зло рассмеялся. Нет, я не буду этого делать. Мне плевать, я сделаю все, чтобы забыть о ней. И как бы это ни было сложно и болезненно – это мое последнее слово.

Глава 2

Селениэль

Свежий теплый ветер – в лицо. Легкий бег под сенью леса, вдали от всех, вдали от себя. Так кажется на первый взгляд, но, если присмотреться, впереди, между стволов высоких деревьев с пушистыми кронами из резных листьев, видна размытая тень, да и позади слышится легкая поступь шагов. Нет, не поступь, бег.

Не важно, моя цель – победить.

Впереди очередное препятствие – тонкий канат, ведущий наверх, на дерево. По этой веревке нужно забраться, а уже оттуда, пробежавшись по ветке, перепрыгнуть на узкие мостки, чтобы по ним перебраться на другое дерево. Оттуда уже спуск по веревочной сетке, нет, даже паутине, настолько запутаны веревки. Дальше – открытое пространство, финишная прямая.

Не теряя времени, на ходу сдернуть с пояса цепь, замахнуться и резко выбросить руку вперед. Конец цепи послушно намотался на ветку. Продолжить бег, на последних шагах ускорить темп и сильно оттолкнуться от земли. Короткий полет в одну сторону, изогнуть тело, полет назад. Достигнув верхней точки, выгнуть спину и выкинуть ноги вперед, усилив направление движения. Вновь полет вперед, намного быстрее, затем отпустить цепь, устремляя послушное тело вверх. Прижать руки к бокам, крутануться вокруг своей оси, еще больше увеличив скорость, а затем выровнять полет собственного тела и легко приземлиться на одно колено, уперевшись рукой в шаткие деревянные мостки. Недовольный выкрик откуда-то снизу только раззадорил и заставил быстро преодолеть узкие шатающиеся доски и, не добегая до конца, прыгнуть на сеть и с нечеловеческой ловкостью спуститься по ней. Нет, даже просто соскользнуть, цепляясь только одной рукой, местами разрезая веревку когтями. Мягко приземлиться, почувствовав под рукой и между когтями свежую прохладную траву, еще не нагревшуюся на солнцепеке.

Из груди против воли вырвался глухой рык, застилающий разум. Зверь требовал выбраться наружу, раззадоренный охотничьим азартом. Эльфа, бежавшего впереди, он явно воспринял как добычу. Что ж, зверю нужна кровь, и он ее получит…

«Эль!» – раздался в голове твердый, даже жесткий приказной тон, который, впрочем, не принес ничего, кроме глухого раздражения животного. Никто не смеет ей приказывать!

Мысленный окрик повторился, но на этот раз он сопровождался уже видением. Видением пронзительных, хищных глаз глубокого сапфирового оттенка с кроваво-красным узором на радужке. В глазах отражалась ярость, заставившая хищника мгновенно отступить, отступить перед сильнейшим противником из всех, но не убежать, поджав хвост. Просто уйти в глубь сознания, уступив разум эльфийке.

«Спасибо, братишка!» – усмехнулась я, рывком поднимаясь на ноги. Память о демоне – воистину волшебный метод, способный угомонить зверя внутри меня. А то чего-то он сильно разошелся в последнее время!

Все это заняло не больше трех секунд, и поэтому я легко обогнала одного противника, но второго опередить так и не смогла, как бы ни старалась. Латриэль пришел-таки первым, а следом за мной финишировал Ри.

– Лат, так нечестно! – заныла я, плюхаясь прямо на траву. – Ты даже не запыхался!

– Эль, ты сама попросила выбрать дистанцию посложнее, – хмыкнул рыжий эльф, небрежно перекидывая через плечо косу из темно-медных волос. – Кроме этой, сложнее ничего нет.

– Конечно, – обиженно буркнул Ри, плюхаясь рядом со мной. – На ней же вроде как вся внутренняя стража испытания проходит.

– Проходит, – спокойно согласился Лат, сложив руки на груди, – раз в месяц. Танорион, у тебя с Эль примерно равные шансы, просто она несколько старше тебя, хоть и девушка. Так что не стоит расстраиваться из-за проигрыша.

– Ей проигрывать даже не обидно, – хмыкнул аронт, устраивая свою взлохмаченную макушку у меня на коленях. – А вот тебе – да.

Эльф только хмыкнул. Да, действительно, в очередной раз объяснять Танориону, кто сильнее, не имеет смысла. Ри, учитывая его происхождение, то же самое, что и я. И эльф, и зверь. Только он полукровка, а я чистокровная эльфийка со второй ипостасью. По логике вещей, я должна быть сильнее, но вот только дроу сами по себе сильнее лунных эльфов, и Ри – парень и вроде как должен быть сильнее меня, но я его старше. Так вот и получается, что мы примерно равны. Да и уровень физической подготовки схож. В общем, два сапога пара.

А до Латриэля нам ой как далеко…

Хм, Латриэль. Нет, Лат, теперь я без заминок могу его так называть. Друг детства, умный, понимающий, всегда собранный, спокойный и всегда готовый помочь. Будущий старейшина и старший советник Марка. Только так и никак иначе. Сейчас уже мне сложно представить его другим, хотя я хорошо помню, как мы с ним лазили по деревьям в саду, рискуя получить выволочку если не от моей мамы, так от его отца. Он изменился с тех пор, очень изменился и стал намного серьезнее.

Кое-как мне удалось его уговорить сбежать сегодня из дворца на опушку Ассоматийской долины, чтобы устроить этот маленький забег. А что было делать? Старейшины запретили мне покидать пределы не только столицы, но и дворца. А просидеть взаперти два месяца – это, скажу я вам, совсем не весело!

– Пора возвращаться, Эль, – напомнил мне Лат. – Если заметят, что тебя нет во дворце, то оторвут голову всем.

– Это точно, – вздохнула я, поднимаясь с травы и отряхивая простые черные бриджи и светло-зеленую рубашку.

Хех, ну не в платье же нужно было совершать такой забег! Кстати, насчет платьев – именно этим мы с Кери на данный момент якобы и занимаемся у меня в покоях. Пришлось изрядно попотеть, чтобы уговорить эльфийку меня прикрыть, но оно того стоило, а то сидеть взаперти – явно не мое.

А что делать? Традиции, законы плюс неумолимые старейшины – страшная сила, перед этим даже я бессильна. Если не вдаваться в подробности, то запретили мне свободно передвигаться по королевству потому, что слишком это опасно, я же вроде как только что нашлась. Да и Марка и Тиранэля в столице не было, они, как и представители многих держав, находились в Эллидаре, разгребая все, что успела натворить Гильдия магов. А я должна была решать здесь все насущные проблемы вместе с Латриэлем и остальными старейшинами.

По дороге во дворец я невольно вернулась к мыслям о гильдии, точнее, о том, что из-за нее придется переделывать. Исторические данные в архивах по всему миру надо либо конкретно менять, либо восстанавливать, так как ненужные данные в учебники и свитки просто не вносились. Отобранные гильдией земли и недвижимость необходимо возвращать, но при этом выяснить, принадлежала ли эта собственность тем, кто об этом сейчас заявляет. Нелегальные поставки редких товаров в другие страны, незаконные поборы, налоги, платные тракты, несколько незаконных невольничьих рынков, создание темных артефактов… Это еще не полный список того, что творила Гильдия магов. Причем творила так хитро, что разоблачить их удавалось редко, да и Гильдия магов была серым кардиналом при правительстве стран. Не всех, конечно, но большинства.

Моей родины, хвала Хранителям, это не коснулось.

– Мое отсутствие не заметили? – Я ввалилась в комнату через потайной ход и торопливо вернула часть стены на место, прикрыв гобеленом. Да-да, тем самым, с драконом.

В прежние свои покои я возвращаться отказалась, так как меня бесил не только их интерьер, но и сама мысль о том, что эта демоница жила там, притворяясь мной. О подробностях, что именно она изменила в некогда любимой комнате, я скромно умолчу, ибо не у всех нервы выдержат.

Не успела я шагнуть в комнату, выполненную в мягких оливковых тонах, как на руки мне с громким писком запрыгнул белоснежный котенок с ярко-бирюзовыми глазами. Хотя котенок – это мягко сказано. Кэсси, мой эрингус, в нормальном обличье выглядит как кот, размером с хорошего теленка, пушистый до шарообразности, с удлиненными, чуть великоватыми ушками, пушистым длинным хвостом и цепкими лапками.

Так выглядят все эрингусы, и основное их своеобразие – нереального бирюзового оттенка цвет глаз. Принимать они могут любой облик, но глаза всегда остаются родного цвета, так же как и естественный окрас. Характер – свободолюбивый, живут только в Ассоматийской долине, их волоски из шерстяного покрова используются в редких зельях, особенно тех, благодаря которым можно изменить внешность.

Навстречу мне встала с кресла, где занималась вышивкой, Керианэль, высокая и стройная эльфийка с длинными волосами цвета темного меда, и присела в реверансе.

Я почесала эрингуса между ушек. Тот довольно сощурился и замурчал, то и дело выпуская острые когти. Со шкафа донеслось хриплое карканье, и через секунду мое плечо чуть опустилось под привычной тяжестью Рикса, а у Кэсси вырвалось недовольное шипение – мой зверинец никак не мог прийти к мирному соглашению. Еще бы, нежить и светлое магическое существо – тут ни о какой дружбе и речи быть не может, но я все-таки надеюсь, что эти двое безобразников как-нибудь договорятся. Надеюсь я и на то, что найдется и третий безобразник вместе с одним противным вампиром – Химо и Крис. И тот и другой, по логике вещей и моих двухмесячных размышлений, еще должны быть живы.

От меня не укрылось, с какой настороженностью Кери покосилась на Рикса, который в данный момент неодобрительно смотрел на белоснежного ворона с бирюзовыми глазами, севшего на мое второе плечо. Это Кэсс выпендрился.

– Эй, ребят, вы же тяжелые! – возмутилась я, подходя к кровати, на краю которой сидела Ринь и что-то усердно вышивала на ярко-зеленой атласной ткани.

Стоило только ссадить с плеч воронов, как эльфийка тут же отложила вышивку, воткнула тонкую иголку с золотистой нитью в специальную подушечку и, пересадив Рикса к себе на колени, с улыбкой принялась гладить его по черным перьям. Ворон блаженно сощурился и насмешливо каркнул в сторону Кэсси. Тот, в свою очередь, с надеждой покосился на меня.

– Прости, Кэсс, – я не удержалась и хихикнула, – я в ванную.

Лежа в ароматной горячей воде, наблюдая за мельтешением белой рыбки у своих ног, я задумалась над тем, что, кроме Ринь и Ри, Рикса больше здесь никто не любит, и даже хватаются за оружие при виде него. Причин несколько: эльфы подсознательно чувствуют нежить, хотя Рикс и замаскирован по самое не хочу, и к тому же издалека здорово напоминает ворона того вампира. Именно вампира, а не Кристиана, – мы с Марком язык стерли, пока доказали, что и Криса подменили. Но доказали, и даже почти выяснили, в какой момент его подменили. Сопоставив все факты, а также воспоминания Марка, получилось, что подменили его после совершеннолетия Марка. Братик, занятый появлением фальшивой меня (тьфу, как мерзко звучит!), не особо замечал изменения в друге, а если и замечал, то списывал на то, что вампир просто рад возвращению той, которую уже давно любил.

То, что эта ехидная вампирская рожа меня действительно любила, стало для меня открытием. Нет, я помню его предложение, но кто ж его воспримет всерьез в таком возрасте? Сто лет для эльфа – это примерно восемнадцать для человека, где-то так.

В общем, из-за разгадки самой главной тайны в моей жизни и попытки привыкнуть к жизни при эльфийском дворе заботы об артефакте отошли на задний план. Но два месяца хлопот уже прошли, и я все чаще и чаще начинаю задумываться о том, что пора бы заняться поисками и уничтожением его второй половины. А для этого нужно узнать, что с первой, и поэтому придется бередить старые раны. Нужно связаться с Сайтосом. Но как это сделать? Пока я во дворце, эрхану сюда хода нет, а до возвращения Марка я не могу никуда смыться.

– Я не хочу о нем вспоминать. – Я со вздохом откинулась на бортик мраморного бассейна, выплеснув воду на пол. – Не хочу.

Бесполезно. Сколько бы я ни пыталась, сколько бы ни гнала воспоминания о сапфировых глазах, один только невинный намек на любого из демонов – и грудь сжимала боль. Я ревела, как баньши, по ночам, в своей комнате, пытаясь забыть Шайтанара. Но бесполезно, эльфийские чувства во сто крат сильнее человеческих. Зияющая, кровоточащая дыра в сердце еще больше жгла, вызывая все новую боль и слезы, накрывая чувством безысходности, когда я в который раз осознавала, что нам с ним не суждено быть вместе. Так больно мне не было даже от предательства близнецов.

– Хватит! – Я тихо и зло рыкнула, шлепнув раскрытой ладонью по воде.

Боль несколько отрезвила, и я, вытирая жгущие глаза слезы, скрыла невидимостью тонкий серебряный браслет на запястье – подарок кронпринца демонов, который так и не решилась снять, сама не зная почему.

Кстати, что касается метки на ауре – она осталась. Но только на ауре моей человеческой ипостаси, на ауре Хелли. Сейчас я по большей части эльфийская принцесса, а не вздорная магичка. Принцесса, которую один злобный принц так никогда и не простит, да и просто не узнает. Слухи не должны просочиться, в Эллидаре демонов нет (Таш сказал), а восприятие Рикса я подправила. Шайтанар не должен знать, пускай лучше злится на мое предательство, чем испытывает такую же боль, как и я. Он этого не заслужил.

Я помотала головой, пытаясь отогнать непрошеные воспоминания и слова Дерека о том, что я все решила за двоих. Да, решила, а что оставалось делать? Где мне нужно было его искать и, самое главное, что я могла ему тогда сказать? Я никогда не умела объясняться, я даже не всегда могу разобраться в собственных чувствах. Что я могла на тот момент? Близнецы в чем-то были правы: как и в случае с ними, вместо того чтобы попытаться поговорить и все выяснить, я просто все перечеркнула и сбежала. Но ведь сбежал и он. Сбежал и не вернулся.

«Эль, ну хватит. Сейчас опять погрузишься в воспоминания и напугаешь Кери своими краснющими глазами и отсутствующим видом», – мягко укорил меня Марк.

«Это ты сейчас обо мне или о ней волнуешься?» – хмыкнула я, выбираясь из ванны, а точнее, из небольшого мраморного бассейна в ванной комнате.

«Об обеих. Но в первую очередь о тебе». Голос брата в голове звучал спокойно, но заботливо, заставив меня улыбнуться и посмотреть на мир уже не так угрюмо.

Подхватив полотенце, я принялась вытирать мокрые волосы и мысленно спросила:

«Когда ты уже вернешься? Сегодня прибывают послы от светлых, мне неохота развлекать их в одиночестве!»

«Скоро, Эль. Думаю, дня через два-три, продержишься?»

«Постараюсь. И кстати, почему ты до сих пор не признаешься Кери, что любишь ее?» Удержаться от этого вопроса я ну никак не могла. Нет, а что такого? Пусть хоть кто-то будет счастлив, тем более что по статусу они друг другу подходят, да и Кери всегда краснеет, когда с ним разговаривает либо когда я упоминаю о нем. Они с детства к друг другу неровно дышат, а чего тянут дракона за хвост, до сих пор непонятно.

«Эль, ты знаешь, я тут несколько занят… Поговорим попозже, хорошо?»

«Хорошо, братишка. Только учти, я от тебя так просто не отстану!» Я хмыкнула, закутываясь в полотенце. Занят он, как же! Сидит у Холла в таверне, чаи гоняет и разговаривать насчет собственного смущения явно не настроен. Ладно, так уж и быть, отстану ненадолго.

«Вы так любезны».

Ой, а где это мой братик ехидства понахватался? Эх, вот я говорила, что меньше ему нужно было общаться с одним вредным ушастиком из моей личной охраны, так нет же…

– Принцесса, в гостиной вас ожидает лорд тер Сент, – сообщила мне Ринь, когда я вышла из ванной. – Он должен сопроводить вас в тронный зал, прибыла светлоэльфийская делегация.

– Ага, уже явились, значит, – вздохнула я. – Вот что за эльфы эти светлые, а? Почему нельзя было сразу в письме написать, зачем едут? Сиди теперь гадай…

– Таковы традиции, – пожала плечами Кери, аккуратно убирая в деревянную шкатулку швейные принадлежности. – У них так принято: самое важное они сообщают только лично.

– Ну это я знаю, – фыркнула я, закончив с облачением в нижнее белье за ширмой, которую Ринь приволокла-таки в мою комнату. – Но, как правило, в депешах дают хоть какой-то намек на известия, а тут тайна, покрытая мраком. Ай, ладно, упырь с ними, разберусь по ходу дела. Что там с платьем?

– Мы успели, – улыбнулась Кери, когда я вышла из-за ширмы.

В руках эльфийка держала белоснежное платье из тонкого шелка с довольно пышной юбкой, квадратным вырезом и длинными рукавами. На платье не было ни единого украшения, а вот на той накидке, что была расстелена на кровати, они присутствовали в изобилии. Зеленого цвета, атласная, с золотистой вышивкой, ее полагалось надевать поверх платья.

Для начала меня запихали в корсет, к которому, кстати, за два месяца я почти привыкла, а потом уже облачили в платье и накидку. Свободные, летящие рукава платья были схвачены в районе локтей золотистыми шнурками, нижние их края, расширяясь, спускались до колен, в то время как рукава никидки свисали чуть ниже локтя. Сама накидка спереди была почти до колен, а сзади доставала до пят, как и платье. На талии все это закреплялось плетеным золотистым поясочком.

Красиво, конечно, но не люблю платья. А туфли на каблуках тем более.

Волосы мне уложили в высокую замысловатую прическу, закрепив ее обручем с изумрудом и оставив небольшую прядь свободно лежать на спине, в уши вдели серьги с изумрудами, а вот колье не получилось навязать – ленту я отказывалась снимать, только поменяла цвет хрусталя. На пальцах красовалось два кольца: одно с маленьким дракончиком, а второе, фамильное, с цветком ванили.

В общем, я при полном параде, Лат, сидевший в гостиной вместе с Ри, тоже, значит, можно топать встречать лесных ушастиков. Ри, за исключением некоторых случаев, всегда щеголял в черной форме ранхаров и держался в непосредственной близости от меня, как правило чуть позади и по правую руку, дабы охранять мое бренное туловище. Латриэль сегодня был одет в белоснежную хламиду старейшин, правда с серебристой вышивкой, что означало его принадлежность к старейшинам, но показывало, что он только ученик, так сказать.

Так как в свои покои я отказалась возвращаться, соседнюю с ними комнату в башне, где когда-то жила Лин, переоборудовали в гостиную, несколько изменив интерьер и сделав двери в мою нынешнюю комнату, но цветовую гамму оставили той же. Здесь практически круглосуточно находилась Ринь, как и было положено прислуге, но иногда, пока я была в ванной или спала, компанию ей составлял аронт, ему нравилось общаться эльфийкой. Да и ее присутствие аронта, даже если он внаглую валялся в спальне на моей кровати, ни капли не смущало.

– Хм, а некоторым ушастым потрясающе идут платья, – якобы задумчиво произнес аронт, подпиравший стенку позади диванчика, на котором сидел Латриэль.

Лат скривился, так как панибратские слова из уст Ри его коробили и, несмотря на все мои увещевания, коих было немало, эльф продолжал считать, что такое отношение недопустимо. Лат – приверженец традиций, и похоже, его отношения к аронту уже никто не изменит. А это мне не очень нравится, если честно: Ри мне дорог, и хотелось, чтобы Лат это понял. К слову, Ри во дворце не любили, тут слух о том, что рядом с принцессой находится полукровка, да еще и отлученный от Дома, разлетелся быстро, вызвав бурю сплетен. А мне было чхать: Ри мой друг, и точка.

– Да, некоторым ушастикам платья бы пошли, – усмехнулась я, окинув оценивающим взглядом стройную фигуру аронта.

Тот состроил гримасу оскорбленной невинности:

– Фи, леди, что за намеки?

– А ты угадай, – хихикнула я. – Я тебя обещала обрядить в платье, и я это когда-нибудь сделаю! Лат, так что там с послами?

– На рассвете пересекли южную границу. – Эльф поднялся с дивана и направился к двери и, судя по ухмыляющемуся лицу аронта, бросил на него недовольный взгляд.

Ри же, подойдя к двери, ненамного опередив эльфа, распахнул перед ним дверь и, явно издеваясь, замер в поклоне. Лат вышел из гостиной, а я, проходя мимо него, дернула друга за кончик уха, чтобы сильно не наглел. Я понимаю, ему здесь не рады, но выходить за рамки все же не стоит, а то мало ли что. За своего ученика я голову оторву, но лишние проблемы все равно не нужны. К тому же, пока Марк в отъезде, дроу – единственное дорогое мне существо, которое в курсе моих проблем и всегда поддержит и посоветует, сказав напрямую, в чем я не права.

Близнецы и Хан уехали два месяца назад разбираться с гильдиями, перед этим я снабдила дроу противоядием, чтобы Летрак пришел в себя, – его способности и мозги были нужны сейчас империи как никогда. Насколько я знала, Хан сейчас в столице как доверенное лицо кронпринца, а близнецы и Летрак – в Эллидаре. Киртан и Дарт, которому эльфийские целители в лице Марка подправили сорванные голосовые связки (ятугар напелся на всю оставшуюся жизнь, когда брали половину артефакта), до сих пор в Академии. Там еще много кого, только, если честно, мне это и не особо интересно. Не мой это уровень – лезть в мировую политику. Моя задача на данный момент – разобраться с делегацией светлых и заняться уже поисками артефактов. Жалко, совместить нельзя, светлые эльфы от всего держатся в стороне, а от темных артефактов тем более.

До тронного зала я шла под руку с Латриэлем, Ри с серьезным непроницаемым лицом чуть позади меня, и двое стражей из внутренней охраны дворца в конце. М-дя, тут мне поневоле вспомнилось, как мы с близнецами и Лин дружной компанией слонялись по Академии – разница была велика.

В зале мы раскланялись со старейшинами. Когда я заняла свое место на троне (поправочка – это место Марка), с тоской поняла, что все это для меня непривычно, хотя я раньше этим жила. Отвыкла за столько лет, что поделаешь. Хорошо, хоть мне не нужно брать на себя правление страной, ибо точно вам говорю, это не по мне. Не могу я сидеть в четырех стенах и решать, как кому-то жить и что делать, даже если это касается всего лишь хозяйственных работ по дворцу. Эти обязанности, кстати, я сгрузила на Найрелиэль, мать Латриэля. Ну как сгрузила? Просто всецело доверила ей, благо она занималась этим и раньше, у меня и без этого хватало обязанностей. Да еще и тренировки никуда не исчезли, уроки танцев, политики, магии, в конце концов… Быть принцессой тяжко, однако. Но вроде ничего, справляюсь пока. Но почему-то привыкнуть к мысли о том, что вот так пройдет вся моя жизнь, не могу. Сидеть во дворце, хлопотать по хозяйству, устраивать балы, заниматься вышивкой… Тьфу, какая гадость! А ведь старейшины, похоже, именно такую участь мне и приготовили. Интересно, когда мне их обрадовать, что сидеть на одном месте я не буду?

Куда я денусь? Ха, к Киртану слиняю, там я все-таки ранхар, хотя титулом не ниже, чем здесь. Хм, а может, здесь во внутреннюю стражу затесаться?.. А что, интересная мысль!

– Наследный принц Светлого леса и всех суверенных земель лорд Диотарейтайлинайт ти Фаель… – провозгласил распорядитель, стоявший около дверей в тронный зал.

Признаться, дослушать имя светлого эльфа, который степенным шагом приближался к трону, мое скромное величество не соизволило, так как судорожно пыталось оставить челюсть на месте. Вопрос: он как с таким имечком-то вообще живет? Хорошо, хоть я все его титулы и прочее не стала слушать, а то бы даже мысли сломала!

Позади эльфа двигалась делегация – около десятка эльфов, одетых в традиционные белые одежды с небесно-голубой вышивкой в знак того, что прибыли с миром. Их я рассматривать не стала, хотя и так заметно, что половина среди них – охрана принца, если судить по зачехленным лукам за спинами, а вот на самом кронпринце я решила заострить внимание.

Итак, принц, не сильно высокий, одна штука. Стройная, гибкая и явно тренированная фигура одета в светло-синюю рубашку с воротником и кружевными манжетами, выглядывающими из-под рукавов белоснежного сюртука с длинными полами, тонкие облегающие брюки заправлены в высокие сапоги. На шее – темно-синий платок, подчеркивающий белизну кожи, а длинные, аристократические пальцы привлекают взор тем, что украшений на них, как ни странно, нет. Лицо его красиво: легкий излом бровей, раскосые глаза, тонкие губы, аристократические черты, и все это обрамлено светлыми волосами оттенка белого золота, длиной чуть не доходят до плеч. Выглядит молодо, по человеческим меркам лет на двадцать с небольшим хвостиком, но упрямый подбородок и выражение глаз говорит о том, что этот эльф как минимум разменял пару сотен лет. Кстати, о глазах. Я себе просто не верю! Они у него разноцветные, один зеленый, а другой голубой, клянусь любимыми тапочками!

– Принц Диотарейтайлинайт, мы рады приветствовать вас в королевском дворце Эвритамеля. – Вперед вышел Дориэль, стоявший слева и чуть впереди от трона вместе с Тайриэлем. Сразу за моим левом плечом находился Латриэль, а справа, чуть позади, – Ри. Стража выстроилась вдоль стены за троном и у дверей. Оланиэль тоже был здесь, но стоял у помоста.

– Пусть Хранительница Сайнарина оберегает вашу жизнь, – согласно нашим традициям ответил эльф мелодичным, словно хрустальным, голосом и чуть поклонился старейшинам, затем повернулся ко мне.

Я поспешила встать с трона, точнее, не поспешила, а медленно и грациозно встала и произнесла, приветливо улыбаясь и стараясь не сломать язык:

– Рада нашей встрече, принц Диотарейтайлинайт.

Ух, не сломала! Не зря же на имени магистра некромантии тренировалась весь первый и второй курс!

– Я столь же рад нашему знакомству, ваше высочество, – поклонился эльф, пока я спускалась по ступенькам, придерживая одной рукой юбку. Не хотелось мне наступить на подол и скатиться под ноги принцу, точно вам говорю!

Благополучно завершив короткий спуск, я остановилась в двух шагах от эльфа и подала ему руку, одновременно приседая в книксене. Мою конечность тут же облобызали, быстро и профессионально, согласно этикету, при этом так смотря в глаза… Ну-ну, эльфик, соблазнить меня пытаешься?

– Леди тер Алин, я восхищен вашей красотой. – Эльфийский принц расщедрился на комплимент, я же только улыбнулась:

– Благодарю вас, ваше высочество. Могу ли я узнать причину вашего приезда в наше скромное королевство? Я слышала, что ваш народ предпочитает находиться исключительно в пределах светлого леса и на другой территории чувствует себя неуютно.

– Ваша осведомленность поражает меня, принцесса. – Похоже, губы эльфа, растянутые в улыбку, обратно сходиться ну никак не желали. Челюсть у него свело, что ли?

Вот только пренебрежительное отношение к моей персоне можно было бы и получше скрыть во взгляде. Да и намек на мои умственные способности очевиден – любой ребенок знает, что эльфы без своего леса заметно слабее. Он что, меня совсем за дуру держит? Или за малолетнюю эльфийку, которая совсем ничего не понимает, и, пока ее брата нет, ею можно вертеть как угодно? Ладно, подождем, пока он озвучит причину своего визита, а потом уже будем строить догадки. Но вот только чует моя левая пятка – всерьез он меня не воспринимает. Великая вещь – придворный этикет: благодаря нескольким вежливым фразам можно многое узнать. Эту науку я освоила еще в первые сто лет своей жизни во дворце, но и потом не забыла – жизнь в Динтанаре не позволила.

Я сделала вид, что смутилась:

– И все же что привело вас на земли лунных эльфов?

– Об этом, принцесса, я хотел бы сообщить лично вам, – высказался принц, откровенно наглея. А то он не знает, что по этикету леди не пристало находиться наедине с мужчиной!

– Как вам будет угодно. – Пришлось и дальше строить из себя невинного ребенка. – Но если это не столь важно, то полагаю, вам бы хотелось освежиться с дороги. Леди Найрелиэль, проводите, пожалуйста, гостей в восточное крыло дворца, в приготовленные им покои. Принц Диотарейтайлинайт, как только вы отдохнете, я пошлю за вами.

– Благодарю, принцесса. – Мою ручку опять поцеловали, задержав губы на коже чуточку дольше, чем было положено.

Я усердно сделала вид, что вконец засмущалась, и с трудом сохраняла эту маску до тех пор, пока высокая эльфийка с темно-каштановыми волосами и статной фигурой (мать Латриэля) не увела гостей, которых же и проводила сюда.

Как только дверь за ними закрылась, я направилась в кабинет, дверь в который находилась прямо позади трона. Довольно уютная комната в серебристо-голубых тонах, с двумя окнами, большим ковром на полу и двумя уютными диванчиками и креслом вокруг низкого столика на резных ножках.

Пока я располагалась в кресле, а Лат и старейшины на диванчиках, один из слуг по моему жесту быстро наполнил бокалы вином и подал их вместе с хрустальной вазой, полной фруктов. Затем он удалился, а я, пригубив вина, уставилась на старейшин:

– И что принцу нужно?

– Пока неизвестно, – нахмурился Тайринэль. – Как правило, о цели визита сообщается либо заранее, либо во время ужина, или же на аудиенции.

– Нужно заметить, что принц несколько перешел рамки дозволенного, – заметил Дориэль. – Настаивать на личной встрече… Но, принцесса, вы не можете ему отказать.

– Не может, – согласился Латриэль, пригубив вино. – Но и одна она пойти не имеет права.

– Это уж точно, – хмыкнула я, даже не обратив внимания, что они разговаривают так, как будто меня здесь нет. Привыкла, что поделать. – Лорд тер Сент отправится со мной. Думаю, это будет наиболее приемлемый вариант. И разговор будет проводиться в Красной гостиной.

– Это правильное решение, – чуть склонил голову Тайринэль, высокий черноволосый эльф с легкой сединой на висках. – Старейшины надеются на ваше благоразумие, принцесса.

– Я оправдаю ваши надежды, – послушно кивнула я в ответ.

Старейшины молча поднялись, так и не прикоснувшись к вину, а я, медленными глотками опустошая бокал, не могла дождаться, пока они уйдут.

– И вот кто мне скажет, что это было? – фыркнула я, с легким стуком поставив фужер на стол, когда дверь за эльфами наконец закрылась. – Почему этот светлый позволил себе наглеть и, более того, старейшины это стерпели?

– Я не уверен, Эль, – нахмурился Лат, покачивая в руке почти полный бокал и задумчиво глядя на золотистое вино в нем. – У меня сложилось такое впечатление, что они что-то знают, но не говорят.

– Эль, мне не хочется тебя расстраивать, но тебе банально не доверяют, – хмыкнул над ухом Ри, который все это время стоял за моей спиной. Сейчас же он спокойно оперся руками на спинку кресла и в упор смотрел на Латриэля.

– Это я уже давно поняла. – Я недовольно фыркнула и налила себе еще вина. – Латриэль, хоть ты ничего и не говоришь, но я прекрасно знаю, что мне в руки настоящую власть никогда не дадут. Понимаешь, обидно даже не то, что они считают меня слишком юной, а то, что они молчат об этом и делают все по своей воле и за моей спиной… Лат, мне надоело быть марионеткой.

– Эль, я не понимаю, о чем ты, – нахмурился рыжеволосый эльф, но я перебила его:

– А что тут понимать, Латриэль? – Я решила поговорить наконец о наболевшем. – Все мои приказы исполняются без промедления, не спорю. Но я-то прекрасно осознаю, что если что-то не понравится старейшинам, то мой приказ иметь силы не будет. Распоряжаться внутренней стражей я не могу, выход из дворца мне запрещен, судебные тяжбы я тоже не рассматриваю… А документы? Латриэль, за два месяца я не держала в руках ни одного документа, не подписала ни одного приказа, хотя и замещаю Марка! А теперь еще и делегация светлых во дворце. Им я скажу одно, старейшины потом другое… Какие же слухи пойдут? Я не ребенок, Лат, и хоть мне далеко до твоего уровня знаний политики, не важно, внутренней или внешней, но заместить брата я смогу без особых потерь! Или ты думаешь, что в Динтанаре я только цепью размахивала?

– Эль, успокойся, пожалуйста, – поморщился эльф и залпом опустошил бокал. – Я не был в курсе до этого момента, что старейшины тебе настолько не доверяют. Поверь, мне очень жаль, что я допустил такое обращение с тобой, мне нужно было быть внимательнее. Но пойми и их – вся эта историей твоего появления здесь плюс еще и то, что ты приходишься племянницей князю Эренриху, доверия им не внушает. Вспомни только проверку, которую они устроили.

– То есть они думают, что Эль слишком молода и князь ею может управлять? – фыркнул Ри за моей спиной. – Большей глупости я не слышал! Этой упыревой магичкой управлять просто невозможно, тем более если учесть, как князь к ней относится… Да он быстрее просто заберет ее в Динтанар на правах родственницы и наследницы, вот и все!

– Только старейшины этого не знают, – еще больше нахмурился Латриэль. – Они ведь не видели ваших отношений. И к тому же, Эль, ты знаешь, что для них долг важнее всего.

– Из-за этого долга они, скорее всего, в недалеком будущем коронуют Марка, а меня выдадут замуж, чтобы скрепить мирный договор с какой-нибудь страной. – Я все больше и больше начинала злиться. – Латриэль, меня такая перспектива не устраивает, и чем раньше старейшины это поймут, тем лучше. Я не претендую на трон, но прошу уважения. Я принцесса вообще или где? Лат, я тебя прошу, напомни старейшинам, кто я и Марк и кем является моя мать. Или я сама заявлю о своих правах.

– Хорошо, принцесса. – Встав со своего места, эльф покорно склонил голову и вышел из комнаты.

Я же громко и красочно выругалась вслух от дикой обиды.

Да что ж такое, а? Я, конечно, понимаю, что эльфийки испокон веков к власти не допускались, но почему все вокруг думают, что я самостоятельно ни на что не способна?

– Вот и поговорили. – Аронт, наплевав на все и вся, уселся прямо на пол у моих ног и, положив голову мне на колени, спросил: – Эль, вот я не понимаю: за каким лядом ты только что отправила эльфа к старейшинам, если власть тебе не нужна? А она тебе не нужна, я знаю.

– Не нужна, – пожала я плечами и задумчиво запустила руку в вечно растрепанную серебристую шевелюру дроу. – Только вот скажи: как мне дальше жить в стране, где меня держат за маленькую девочку? При маме все было по-другому, да я и никогда особо сама в государственные дела не вмешивалась. Для этой цели воспитывали Марка. Понимаешь, ушастик, после смерти отца маме пришлось сесть на трон, и старейшины возразить не могли, вспомни о том, кем она была, нет, даже есть до сих пор. Когда не стало меня и мамы, старейшины взяли на себя бремя власти, так как Марк был очень юн. Они попытались воспитать его так, чтобы власть осталась при них даже после его коронации, но у них это не вышло – моим братом, даже при его мягком характере, невозможно управлять. Теперь они срочно спохватились и решили, что лет мне мало, опыта тоже, братик меня любит, так что можно с помощью меня повлиять на него.

– И ты решила показать зубки, да, тиранья ушастая? – расплылся в улыбке эльф, а я чуть вином не поперхнулась от сравнения. А еще говорят, что у меня фантазия богатая, ага!

– Ну ты… – Я даже ответа достойного подобрать не смогла, а потом махнула рукой на это лохматое недоразумение. – Да, можно сказать и так. Можно было сделать вид, что я им подчиняюсь и ничего не понимаю, но сейчас не то время, чтобы играть в такие игры. Половина артефакта неизвестно где, ты помнишь, да? Разберемся со светлыми и сразу же займемся поисками, благо Марк прибывает через пару дней.

– Ага… – задумался дроу, чуть прищурившись от моих поглаживаний его головы (кошак он и есть кошак, что с него взять?). – Тогда понятно: если ты сейчас прикинешься послушной овечкой, а потом отправишься искать артефакт, то вся твоя невинная маска слетит вмиг. Даже начинать играть не стоит. Но, Эль, как ты собираешься отправиться искать вторую половину артефакта, если тебя эти эльфы буквально взаперти держат?

– А вот этого я еще не знаю, – вздохнула я. – И мы до сих пор не знаем, где нам его искать. От нашей библиотеки толку ноль, дедушка, как выяснилось, тоже ничего не знает, в той книге он лишь изложил услышанную ранее легенду, и все.

– Более того, мы ничего не знаем о том загадочном квадриуме, в котором была та светлая эльфийка и, возможно, вампир и демоница… – тяжело вздохнул Ри и уткнулся лицом в мягкую ткань моего платья, так что его последующие слова прозвучали очень глухо. – Проклятый вампир, когда он успел уничтожить все записи?

– По словам Таша, это произошло как раз в тот момент, когда мы брали Академию, – припомнила я слова мага, а точнее, голос, которым он передал мне это известие. Мы были в шоке, когда поняли, что потеряна последняя нить, по которой мы могли выяснить имена всех действующих лиц. Записи в архиве оставались единственной надеждой, и, увы, они дублировались только в Эллидарской гильдии магов… А там, естественно, ничего не было обнаружено. Тупик, одним словом.

Но от вампиров пока ни слуху ни духу, видимо, копят силы и тоже ищут вторую половину артефакта. Понятно, что у них есть некоторое преимущество, первую половину артефакта они где-то взяли! Но если о действиях наших врагов пока не слышно, значит, ничего не нашли.

– Эль, а там прынц тебя не заждался, а? – неожиданно хихикнул аронт, поднимая голову и смотря на меня смеющимися глазами.

Он намеренно издевательски произнес титул светлого, чтобы рассмешить меня и отвлечь от проблем. И у него это получилось! Все-таки мой ученик слишком хорошо меня знает.

– А, этот всезнающий и самоуверенный умник? – хмыкнула я, наливая себе еще вина. – Сейчас пойдем, и, кстати, перед ним я наивную девочку строить не буду, не до него сейчас, нужно найти способ узнать, с кем училась Чаринита, или же информацию, где может быть артефакт…

«Хелли!» Ментальный ор заставил меня чуть ли не подпрыгнуть. Голос, кстати, принадлежал не Марку, а Ташу.

«Таш, ты чего? Я чуть язык не прикусила!»

«Эльфы светлые, Хелли, светлые! Хранители дают нам шанс: мы не знаем титула эльфийки, но вполне возможно, что либо сам принц, либо кто-то из его приближенных мог хорошо ее знать, в том числе и то, с кем она училась! Воспользуйся этим шансом, другого может просто не представиться!»

«Таш, ты гений!!!»

– Эль, ты чего? – Дроу с озабоченным выражением лица помахал перед моим лицом рукой. – Ты куда ушла, в себя, что ли? Возвращайся, нечего там делать, тут веселее.

– «Веселее» – не то слово, Ри. – Я расплылась в довольной улыбке и залпом осушила бокал «Эльфийской слезы». Поставила хрусталь на столик и встала, разглаживая складки на платье, не переставая при этом улыбаться. – Скоро здесь будет ну очень весело! Сейчас нам с тобой предстоит веселое приключение под названием «Напросись в гости к светлым эльфам любой ценой».

– Зачем? – округлил глаза мой ученик, поднимаясь с пола и отряхивая форму ранхара.

– За шкафом. Идем в гостиной поговорим, там никто нас не подслушает.

Красная гостиная (хотя я бы назвала ее бордовой) встретила нас теплом, уютом и надежной защитой. Та самая гостиная, где когда-то принц Маркус посвятил четверых адептов Эллидарской Академии Магии в свой главный секрет. Секрет о том, кем была его мать, и о том, что его сестра жива. В тот же момент «подделка» Кристиана узнала о моем блоке… в общем, дальше все известно. Мне вот интересно, эту историю в учебники занесут? Нужно будет у Таша потом спросить.

Кстати, с моим «воскрешением» мы стали намного меньше общаться по ментальной связи. Во-первых, маг был постоянно занят, а во-вторых, похоже, считал, что ему не с руки вот так запросто общаться с эльфийской принцессой, копаясь в ее чувствах и ощущениях, тем более что его слова прекрасно слышит и Марк. Таш считает, что мысли титулованных особ – это слишком личное. В общем-то он прав, только я к этой связи привыкла, и сейчас его поддержки мне ощутимо не хватает. Рядом только Ри и мысленно Марк, но почему-то ту пустоту в душе, что образовалась после ухода Шайтанара, они заполнить не могут.

Я со вздохом откинулась в мягком удобном кресле. Шайтанар… Почему я влюбилась именно в того, с кем мне никогда не суждено быть? Почему именно он вмешался в мою жизнь, вернул мне мое прошлое и моего брата, разрешил все мои проблемы на тот момент, стал безумно родным и необходимым, но потом просто ушел? Не стал бороться за меня, сопротивляться судьбе… Это не в его характере! Он ведь говорил тогда, в Скайре, что он не отдает то, что принадлежит ему! Сейчас я даже готова сравнить себя с вещью, ибо я действительно принадлежу этому демону всей душой и сердцем. Я действительно люблю его. Мне до боли не хватает его усмешки, ощущения силы и надежности, исходящих от него, его сильных рук, прикосновений губ…

Так, все, хватит!!!

Шайтанар не должен знать о том, кого он любил на самом деле. Если узнает, то возненавидит не только меня с новой силой, но и себя за то, что испытывал такие сильные чувства к своему злейшему врагу. А ведь он когда-то поклялся, что отомстит и Селениэль, и Кристиану, и тогда не было известно, что они оба ненастоящие. А клятвы эрханы сдерживают всегда. Хотя этот демон действительно любил меня (мне Киртан рассказал об их разговоре), это все равно ничего не изменит. Если мы встретимся, я, наверное, даже не смогу сказать ему, что я и та, кому он хочет отомстить, – одно лицо. Не смогу, так как вряд ли я буду умолять его пощадить меня, потому что я та, которую он когда-то любил. Я не смогу даже заговорить с ним, а может, просто не успею.

Не знаю, то ли мне везет, то ли меня защищают Хранители, но, прежде чем я снова погрузилась в пучину боли и пустоты, раздался громкий стук в дверь, а следом в дверном проеме появилась темная макушка (ну и он сам, соответственно) молодого эльфа из внутренней стражи:

– Ваше высочество, прибыл принц Диотарейтайлинайт.

– Пригласите его, – приказала я, принимая более изящную позу, хотя сидеть закинув ногу на ногу было намного удобнее. Этикет, чтоб его упыри растлили, простите за мой культурный язык, просто накипело что-то.

«Эль, пожалуйста, успокойся, а то у меня сердце не на месте и слезы на глаза наворачиваются. Может, лучше будет отправить тебя в Динтанар? Поработаешь ранхаром, отвлечешься…» Голос Марка в моей голове звучал взволнованно как никогда.

«Нет, братик. Отвлечься я могу и здесь, благо хлопот хватает, займусь артефактом пока!» – успокоила я брата, глядя, как светлоэльфийский принц занимает место на диванчике напротив меня. Он переоделся в другой костюм, состоящий из белых брюк, белой же рубашки и светло-синей жилетки в тон шейному платку.

– Принц Диотарейтайлинайт, я надеюсь, вам понравились ваши покои? – вежливо спросила я, отбросив маску невинности и наивности.

А зачем она сейчас нужна? Играть в игры я не собираюсь, слишком многое поставлено на карту, и, если мне нужно выпытать из принца светлых нужную информацию, я скорее сделаю это напрямую, чем буду хитрить и притворяться. Спасибо Шайтанару, научилась кое-чему, наблюдая за ним.

– Они превосходны, благодарю вас за беспокойство, ваше высочество, – почтительно улыбнулся эльф, откинувшись на спинку дивана.

Если он и заметил изменения в моем взгляде, то вида не подал.

– Я несказанно рада, что сумела вам угодить, – вежливо произнесла я и перешла сразу к делу: – Так что же привело вас в мою страну, лорд тер Фаель? Согласно вашей просьбе, мы находимся наедине, и думаю, теперь вы сможете мне объяснить, что за секретность заставила вас идти против приличий?

– Не думаю, что могу сказать вам цель своего визита в присутствии слуг. – Эльф весьма невежливо покосился на Ри, стоящего за моей спиной. Что поделать, я бы с удовольствием повалялась на ковре, положив голову ему на колени, или наоборот, но дроу здесь воспринимали только как мою тень, моего охранника, и не более того. Волей-неволей, но Ри приходится этому соответствовать, что ужасно меня злило. Этот эльфик мой самый лучший друг и ученик, но никак не слуга! Это, кстати, еще одна причина того, что я просто жажду отправиться на поиски артефакта.

– Вы наверняка не в курсе, что кроме принадлежности к королевскому роду Эвритамеля я имею еще и титул младшей княжны Динтанара. – Я усмехнулась, глядя на удивление, выступившее в глазах эльфа. – Этот дроу – ранхар, моя тень, мой защитник и доверенное лицо. И как вы понимаете, чтобы оберегать меня, он должен знать обо всех моих тайнах. Можете смело говорить в его присутствии.

Я не солгала. В отличие от Латриэля, который весьма удачно, а главное, вовремя задержался почему-то по дороге, Ри я могла доверить какую угодно тайну. В отличие от рыжеволосого эльфа, который, надеюсь, не скоро здесь появится.

– Что ж, – усмехнулся светлый, небрежно закинув ногу на ногу, – в таком случае я перейду непосредственно к сути дела. Я прибыл, чтобы передать вам приглашение ко двору Линелии. Моя мать, королева Риэйнисса тер Лаиль, наслышана о последних событиях и желает познакомиться с вами лично, ваше высочество.

– И из этого следовало делать тайну? – Я иронично изогнула бровь, но ясно понимала, что эльф чего-то недоговаривает.

– Не из этого, принцесса, – покачал головой эльф. – Моя многоуважаемая матушка надеется на наш с вами брак.

– Убиться дверью… – каюсь, вырвалось вслух.

Нет, ну а что я должна ответить на подобное заявление?

– Я ослышалась? – задала я вопрос, пытаясь остановить хоровод мыслей.

Что значит – надеется на брак? А меня спрашивать вроде как не надо, да?

– Увы, нет, – развел руками эльф. – Для королевы нет ничего приятнее, чем заполучить в свою семью дочь Хранительницы и одну из самых сильных магичек нашего времени.

О как! Ничего себе слухи ходят по Аранелле: я еще и одна из самых сильных магов? Хотя все может быть… Только королева явно не учла, что я маг-недоучка и от моей силы смысла никакого, пока я толком не знаю, как ей управлять. А на обучение уйдут десятилетия как минимум.

– А в чем тайна? Насколько я поняла, старейшины уже знают об этом приглашении. – Я все никак не могла сообразить, что же хотел показать принц светлых своим поступком.

– Видите ли, принцесса, – задумчиво произнес эльф, подперев щеку кулаком, – в ближайшую сотню лет я не желаю обзаводиться супругой. И даже если решусь на этот шаг, то только сам. Не хочу показаться грубым или же обидеть вас, но вы в качестве супруги мне не подходите. Нет, вы красивы и, несомненно, умны, в чем я уже успел убедиться за столь короткий срок, и к тому же весьма хитро умеете скрывать свой характер. Эти качества, естественно, красят любую эльфийку, но – увы и ах! – я предпочитаю другой тип женщин.

– Вам ли не знать, ваше высочество, что среди аристократии жен, как правило, не выбирают. – Я усмехнулась, тщательно скрывая горечь от собственных слов и, как ни странно, начавшую проклевываться симпатию к этому эльфу.

– Я об этом прекрасно знаю, – хмыкнул эльф и иронично развел руками. – Но что поделать? Мне претят традиции, и спутницу своей жизни я предпочел бы выбрать сам.

Я тоже, принц Диотарейтайлинайт. Я тоже.

– Что же вы в этом случае хотите от княжны?! – не выдержал Ри, впрочем, его горячность на прохладные интонации голоса никак не повлияла.

– Отказа, – чарующе улыбнулся эльф. – Я осмелюсь высказать свою просьбу и прошу не воспринимать ее как наглость или же неуважение к вам, принцесса. Я прошу вас нанести вместе со мной визит моей матери и ответить ей отказом на предложение о браке.

– Официально и без скандала? – Я против воли улыбнулась.

Нет, мне определенно начинает нравиться этот эльф! Пойти на такое нарушение правил, чтобы сохранить свою свободу вопреки традициям… Не каждый решится на такое!

– Именно так, – кивнул принц светлоэльфийских земель. – Так что вы скажете, принцесса? Согласны ли вы на мое более чем нескромное предложение?

– Да, ваше высочество. – Я чуть не расхохоталась. – Я согласна ответить отказом на ваше предложение руки и сердца.

– Фу-у-ух! – внезапно выдохнул эльф и уже откровенно, совершенно по-мальчишески улыбнулся. – А я уже было подумал, что мне действительно придется жениться или выслушивать многочасовые упреки и обвинения.

– Видите ли, – я все-таки не удержалась от смешка, – я сама не настроена выходить замуж, и к тому же уже отдала свое сердце другому мужчине. Ваша королева и старейшины моего королевства хотят династического брака, но этого не хотим мы. Думаю, вместе мы сможем как-то от этого избавиться, не так ли?

– Я в вас не ошибся, принцесса Селениэль. – Грациозно поднявшись со своего места, эльф приблизился и запечатлел поцелуй на моей руке. – Думаю, нам стоит обговорить подробности, не так ли?

– Несомненно, – хмыкнула я, чувствуя себя довольной как никогда.

Все получилось намного лучше, чем мы с Ри планировали: напрашиваться на визит даже не пришлось, так как светлый сам это предложил. С браком тоже все понятно, и, возможно, в скором времени я узнаю тайну квадриума Чариниты ти Зауэр.

Если постараюсь, то по дороге к светлым я сумею обзавестись хорошим союзником в лице лорда тер Фаеля. Такая помощь мне явно не помешает, да и пора показать старейшинам, с кем они связались.

Нет, эти три эльфа мне безумно дороги, особенно всепонимающий Дориэль и такой родной, но строгий Тиранэль. Но игрушкой я в их руках быть не хочу, даже если это пойдет на благо королевству. Пора бы им уже это понять.

Хм, мне хватило двух месяцев, чтобы уяснить, что от меня хотят старейшины. Интересно, сколько же понадобится времени им, прежде чем они начнут литрами пить отвар из пустырника и хвататься за сердце от моих выходок? Да, может, я несколько и изменилась за последнее время, повзрослела, но это не значит, что дворец будет спокойно существовать!

Ибо нефиг отравлять мне жизнь, я ведь и отомстить могу! Хех, чем с удовольствием и займусь в ближайшее время.

Глава 3

Селениэль

Вот вы любите, когда ваш спокойный и мирный сон нагло прерывают? А если его прерывают резкой болью в районе плеча? Вот и я не люблю, и реакция у меня на это одна: сайшесс в руку и вперед!

Цепь встретила пустоту, к моему большому неудовольствию, но и это ощущение вскоре пропало, когда откуда-то из-под кровати появилась рука, схватила эту самую цепь и резко дернула. Не успев понять, что вообще происходит, я по инерции скатилась с кровати и грохнулась, но не на пол, а на кого-то теплого, лохматого, и скалящего клыки.

– Ри, твою ж маму! – выругалась я, поднимаясь с аронта. – А нормально меня разбудить не ага, да?

– Да хоть папу, только братика не тронь, – хихикнул дроу, невозмутимо перебазируясь с устланного ковром пола на мою кровать. – Если тебя будить стандартным методом, то ты часа два будешь ходить и обо все запинаться. А нам дворец еще громить, не забыла?

– Такое забудешь! – против воли хихикнула я, мгновенно передумав придушить этого наглого эльфика за то, что он разлегся на моей постели прямо в одежде и ботинках. Вместо этого я направилась за ширму, за которой уже лежала приготовленная одежда – черные бриджи из легкой ткани, мягкие замшевые домашние туфли без каблука и черная же безрукавка с высоким воротничком. Будем сливаться с обстановкой дворца, так сказать, на дворе-то уже глубокая ночь! Но свет зажигать не надо, лунного света из окна вполне достаточно, чтобы одеться. Чем я и занялась.

– Эль, вот напомни мне, неразумному, – попросил Ри, пока я влезала в бриджи, – какой у нас конкретный план действий? А то вчера, то есть сегодня вечером, говорили урывками, Латриэль все время рядом крутился.

– Ага, вот приспичило же ему так быстро в гостиной нарисоваться, – поморщилась я, закончив возиться с бриджами, и влезла в туфли. – Ты же читал записку, которую я просила светлому передать.

– Читал. Ты его просила, чтобы он настоял на верховой прогулке завтра утром, где вы и сможете все обговорить, – кратко озвучил аронт мне содержимое моей же записки.

– Отказать принцу светлых эльфов старейшины не имеют права, – хмыкнула я, снимая тонкую ночную рубашку. – В сопровождающие отправят наверняка Латриэля и пару стражников. Стража подслушивать не будет, я позабочусь, а вот Лата придется как-то отвлекать, но там уже сориентируемся на ходу.

– А может, рассказать ему все напрямую?

– Ри, ты совсем с ума спрыгнул? – Я высунулась из-за ширмы и посмотрела на эльфа, разглядывающего потолок. – Он – будущий старейшина и против законов не пойдет! А наш договор со светлым на тему отказа от брака, которого так добиваются и королева светлых, и старейшины, – это прямое нарушение традиций, скандал и вообще неприлично! Не, Лат как помощник отпадает.

– Все, я понял, осознал и принял, – фыркнул аронт. – Это план на завтра, а на сегодня? И кстати, что и когда вы, не без моего участия, конечно, будете делать с принцем, чтобы переубедить королеву светлых эльфов?

– Это мы по дороге в Линелию решим. – Закончив с гардеробом, я вышла из-за ширмы, расчесывая на ходу волосы. – Для начала нужно отсюда выбраться. Марк приезжает через два-три дня, и за это время нам нужно успеть довести старейшин до белого каления.

– По принципу «Сделал пакость – на сердце радость»? – Дроу даже чуть приподнялся на локтях и внимательно на меня смотрел, пока я собирала волосы в высокий хвост и скрепляла их палочками.

– Э нет, несмышленый мой ушастик, – хихикнула я. – Мой план довольно прост. Так как Диотарей уже сообщил старейшинам о своем намерении жениться на моей уж очень скромной персоне, они будут делать все, чтоб нас свести. В том числе и отпустят на верховую прогулку. Я, в свою очередь, буду делать вид наивной дурочки, которой ну очень нравится светлый эльфик. И начну громить дворец…

– Чтобы старейшины подумали, что ты во что бы то ни стало хочешь отправиться с принцем в Линелию, – закончил за меня Ри. – Вот только вопрос тут один такой подкрался: ты только вчера заявила Латриэлю, что можешь самостоятельно принимать решения, и вдруг сразу влюбленной дурочкой станешь…

– А тут все проще, мой дорогой, но бесхитростный ученик, – тоном злобного заговорщика произнесла я, засовывая за пояс ритуальный кинжал. – Тиранэль, моя главная угроза, об этом не знает, а к тому моменту, как он приедет вместе с моим братиком, мы уже поставим на уши весь дворец. Причем так, что старейшины будут просто умолять Тиранэля спровадить меня замуж, забыв про то, что я говорила Латриэлю.

– О, ну тогда нам нужно постараться, кровожадная принцессочка! – усмехнулся Ри, легко соскакивая с кровати и привычно придерживая рукой сайшесс на поясе, чтобы он не звенел. – Варианты уже есть, что мы будем громить в первую очередь?

– Обижаешь, – шутя надулась я. – Во дворце есть где развернуться! Все, давай, пошли на выход, а то до утра провозимся, а нам еще и выспаться надо. Кэсс, Рикс, вы остаетесь здесь – и точка.

Ответом мне было сонное мурлыканье эрингуса с кресла и хриплое, чуть слышное карканье ворона со шкафа. О, возражений нет, вот и отличненько! Все, пора громить родовое гнездо… Братик, ты меня простишь?

«Прощу, если ты не будешь портить оружие и охранные заклинания на стенах дворца и дашь мне поспать».

«Умолкаю и торжественно клянусь не трогать ничего важного!» – тут же пообещала я, радуясь, что отделалась малой кровью.

«Тогда веселись, сестренка. Скоро уже встретимся. Люблю тебя».

«Я тебя тоже».

– Эль, ты чего застряла? – помахал рукой перед моим лицом Ри. – До рассвета чуть больше трех часов, пошли уже!

– Да иду я, иду, – расплылась я в довольной улыбке и нырнула вслед за аронтом в темный лаз потайного хода. – Марк дал нам свободу действий, но просил ничего особенно не разрушать.

– Не, ну разрушить дворец – это, конечно, хорошая идея, тогда уж точно все заняты будут! – хихикнул дроу, неслышно продвигаясь по каменному желобу впереди меня. – Но и мы заняты несколько будем. Ладно, это все шутки и юмор. Скажи лучше, куда направляемся в первую очередь?

– Думаю, – прикинула я, – сначала запереть слуг, заморозить еду, приготовленную на завтрак, выпустить пегасов или пошалить в кабинете старейшин?

– Для начала, ваше высочество, вам бы не помешало разведать обстановку, прежде чем лезть упырь знает куда.

– Это ты на что намекаешь? – уставилась я в спину дроу, но шага не замедлила, хоть мне и показалось, что произнес эти слова не он.

– А я намекаю на то, Ниэль, что через три поворота отсюда находится вход в покои светлых эльфов, около которых дежурит не кто иной, как Латриэль тер Сент, – раздался приятный и несколько вкрадчивый баритон, и мое тельце просто-напросто сгребли в охапку и прижали к чьей-то мужской и вкусно пахнущей груди. – А посему ты дальше не пойдешь.

Прежде чем я успела хоть что-нибудь сделать, вспыхнул неяркий свет, озаривший небольшую часть коридора и того, кто меня обнимал. Им оказался невысокий, примерно чуть повыше Ри, лунный эльф, довольно привлекательный, с длинноватыми черными волосами, лежащими в художественном беспорядке, острым подбородком, резковатыми скулами и миндалевидными глазами в обрамлении черных как ночь ресниц. Глаза темно-зеленые, губы немножко пухлые, выражение лица ироничное, а тело, если судить по ощущениям, сильное и тренированное. Ах да, еще в его остроконечных ушках видны небольшие по диаметру серьги-кольца, общим количеством пять штук, три в левом, два в правом.

Не, ну я все понимаю, он привлекательный, даже можно сказать, хорошенький (хех, во дворце других не держим), но у меня тут пара вопросиков накопилось! Например: кто он такой и какого ляда он меня обнимает?!

Похоже, моему ученику это тоже не понравилось, вон как лицо насторожено, тело напряжено, а в руках уже давно сайшесс наготове, да и рычит он как-то подозрительно:

– Отпусти ее, быстро!

– Эльфик, ты своим рыком половину дворца разбудишь, – вкрадчиво ласково произнес эльф, посмотрев на Ри поверх моей макушки, но руки с моей талии не убрал.

Более того, я никак не могла понять, почему я сама до сих пор ему по шее не накостыляла, да и вообще стою как пень, замороженный заклинанием, и пялюсь на его загоревшую (это у лунного эльфа-то!) грудь, видную в распахнутую черную рубашку? Мой мозг как-то отрешенно выяснил две вещи: от эльфа пахнет карамелью и на его груди на простой цепочке висит тоненькое колечко ажурного плетения, причем по размеру такое маленькое, что налезет, скорее всего, только на палец подростка. И я где-то его уже видела, или у меня очередной глюк?

– Я сказал, отпусти ее, – немного тише, но не менее зло произнес аронт, обнажая клыки.

Нет, и все-таки, а почему я-то не злюсь?

– А может, она этого не хочет? – улыбнулся эльф и еще крепче прижал меня к себе, зарывшись лицом в волосы на макушке. – Правда, маленькая моя?

– Э-э-э… – неуверенно протянула я, ненавязчиво пытаясь отодвинуться. – А ты вообще кто?

Невинный вопрос, но перемены разительные: меня резко отпустили из объятий и, схватив за подбородок пальцами, заставили посмотреть в мгновенно потемневшие глаза эльфа, у которого теперь виднелись клыки.

Это точно лунный эльф?!

– Ниэль, – напряженно произнес брюнет, всматриваясь в мое лицо. – Я знаю, что это точно ты… но ты что, меня не помнишь?

– Нет, – как-то неуверенно ответила я, пытаясь найти что-то в его взгляде и понимая, что где-то я это лицо уже видела. И не только видела, но и… целовала?!

Бабушка моя сиреневый торигог, это как вообще? Почему я знаю, что я его уже видела, даже целовалась с ним, но я его в упор не помню?!

– Я не уверена, – невольно нахмурилась я и, не совсем понимая, что творю, протянула руку к его лицу.

Отпустив мой подбородок, эльф прижал своей рукой мою ладонь к своей щеке, не отрывая взгляда от моих глаз. А я все смотрела, искала что-то взглядом в его лице, пыталась вспомнить, понять, что я его знаю. Я хорошо знаю этого эльфа! Имя… Мне нужно его имя!

Видя, что я так ничего и не могу вспомнить, эльф обвил руками мою талию, прижимая меня к своему телу, и, чуть наклонившись, уперся лбом в мой лоб и заглянул в глаза. Теперь они были разного цвета: один темно-синий, а другой алый. Совершенно нереальное, завораживающее зрелище, но я-то видела его уже и раньше!

Осознание пришло внезапно, вместе с резкой болью, пронзившей виски.

– Остиэль!

– Я, моя маленькая, – уже нежно улыбнулся эльф, положив ладонь на мою шею. – Ты меня вспомнила.

– Ости… – Я даже не успела ничего толком сказать, когда от боли в голове просто померкли все эмоции, и я провалилась в темноту.

Мой организм был резко настроен против таких нервных потрясений и все решил за меня, отправив мое тело в кратковременный (а может, и нет) обморок. А против организма, как я уже говорила, не попрешь.

Остиэль тер Ник

– Так, только этого мне еще для полного счастья не хватало, – буркнул я, подхватывая легкое тело эльфийки на руки.

И что значит этот обморок? Она так сильно рада меня видеть или… Ну конечно же Маркус наверняка закрыл все воспоминания обо мне! Вот же упырев эльф!

– И что это все значит? – Я даже понять не успел, в какой момент молодой дроу оказался около меня, а в мою шею уперлись три лезвия, те самые его любимые «когти». Как я и раньше успел заметить – хорошая реакция у этого эльфенка.

– Нет, ну что опять? – закатил я глаза. – Убивать я ее не собираюсь, чего паникуешь раньше времени? Если бы хотел, то давно бы убил, времени для этого было предостаточно. Танорион, расслабься, я ей не враг. Если хочешь, могу поклясться.

– Клянись, – кивнул дроу, не сводя с меня внимательного взгляда.

Пришлось поклясться собственной магией, а то пришлось бы до утра торчать в этом переходе.

– Все, угомонился? – задрал я левую бровь после того, как клятва была принята. – Идем отсюда, пока тер Сент наше присутствие не заметил.

Пробираясь по многочисленным коридорам на третий этаж восточного крыла дворца, я то и дело ловил себя на мысли, что всматриваюсь в красивое лицо эльфийки и не могу дождаться того момента, когда она распахнет свои прекрасные глаза. Да, я определенно соскучился по этой маленькой ехидне, особенно это чувствовалось, пока я находился совсем рядом с ней на протяжении последнего месяца, но не мог ничем выдать своего присутствия.

Любил ли я ее? Нет, определенно нет. Такой, как я, не может принадлежать кому-то одному, такой уж у меня не только характер, но и склад ума. Но я недвусмысленно испытываю определенные чувства к этой эльфийке – нежность, тревогу за нее и безграничную благодарность.

Это маленькое несносное существо, будучи еще ребенком, спасла жизнь другому ребенку, которому не повезло в жизни – он родился со второй ипостасью хамелеона. Изменчивая натура, изменчивая внешность… Слишком опасное существо, чтобы оставить его в живых, – так решили старейшины. Но маленькая принцесса сначала за меня испугалась, а потом сказала свое категоричное «фе» в их сторону и наложила такую защиту на меня, что ни с первого, ни даже с пятого раза ее снять не удалось. А потом королева сказала, что я буду жить.

Жизнь… Нет, моя жизнь стала адом после ритуала Пробуждения. Меня, маленького и нескладного эльфика, боялись и ненавидели, так что пришлось быстро подстраиваться под новое русло жизни, если я вообще хотел жить. И ничего, с трудом, но подстроился, хотя о нормальной жизни можно было только мечтать. Единственной отдушиной была маленькая забавная эльфийка, спасшая мне жизнь и всегда утверждавшая, что меня она не предаст. И не предавала же, даже несмотря на влияние старейшин! Я всего-то на двадцать лет старше ее. Правда, теперь намного больше.

Так, а чего это я в воспоминания ударился? Старею, что ли?

– Дверь открой, – попросил я эльфа, останавливаясь около ровной, ничем не примечательной на вид стены. – Там снизу второй камень слева, нажми на него.

– Я в курсе, – хмыкнул дроу, опускаясь на корточки. – Но зачем мы пришли в ее бывшие покои?

– Танорион, пораскинь мозгами, – хмыкнул я, пока часть стены медленно, но без звука отъезжала в сторону. – Здесь нас точно искать не будут.

– Да будь моя воля, я бы сюда вообще не входил! – передернул плечами аронт, осматривая просторную спальню, выдержанную в довольно вульгарных цветах. Слишком много алого бархата, позолоты и прозрачного шелка. Комната не эльфийской принцессы, а как минимум куртизанки, неудивительно, что Ниэль не согласилась сюда возвращаться. Мне это сыграло на руку – именно здесь я жил и прятался все последние дни.

Расположившись в глубоком кресле, я устроил эльфийку у себя на коленях и с удовольствием зарылся носом в ее волосы, вдыхая такой знакомый с детства аромат. Да, этой маленькой эльфийки мне определенно не хватало. Вспоминать о том, что со мной происходило, когда я увидел ее смерть, лучше не стоит, уж слишком тяжело мне тогда было.

– Ты ничего не хочешь объяснить? – раздраженно спросил дроу, устроившись в соседнем кресле слева от меня.

Он не сводил с меня напряженного взгляда, замечая каждое мое движение. Далеко пойдет эльфик!

– Сейчас вот это маленькое чудо очнется, и примемся выяснять, кто, что, зачем и почему, – ответил я, легонько щелкнув ногтем по самому чувствительному месту эльфийки – по кончику уха.

Результат не заставил себя ждать – ушко раздраженно дернулось, а глаза эльфийки распахнулись. В тот же момент меня чуть не придушили.

– Ости… зараза, ты где был?!

– Тихо, маленькая, задушишь же! – против воли расплылся я в улыбке, в ответ прижимая к себе эльфику. – Неужели ты сразу не поняла, где я был? Тебя искал!

– А почему же раньше не… – начала эльфийка, отпустив мою шею, но тут же замолкла и нахмурилась. – Маркус тер Лейн… я убью его!!!

– Может, мне все-таки кто-нибудь объяснит, что здесь происходит? – подчеркнуто вежливо поинтересовался дроу, поигрывая цепью в руках.

Ниэль повернулась к нему и расплылась в улыбке:

– Ри, знакомься, это Остиэль тер Ник, мой самый лучший друг и глава тайной разведки Эвритамеля.

– Бывший глава, – поправил я ее, накручивая на палец кончик ее хвоста из волос. – Меня сняли с должности и объявили предателем, когда я ослушался старейшин и отправился искать тебя.

– Ты так по мне соскучился? – ехидно улыбнулась эта зараза, теребя кольцо на цепочке, которое висело у меня на груди. Ее кольцо. – Ты так его и не снял?

– Маленькая, как я мог? – ласково спросил я, откидывая непослушную челку с ее глаз. – Навела ты шороху сначала своей смертью, потом своим воскрешением… Ты меня чуть с ума не свела. Неужели ты думала, что я не брошусь искать и забуду тебя? На старейшин мне плевать, ты же знаешь. Только объясни мне, почему ты меня сразу не вспомнила?

– Старейшины думали, что именно ты занял место Кристиана, – мигом погрустнела эльфийка. – Точнее, все указывало на тебя, поэтому Марк заблокировал все мои воспоминания о тебе еще в тот момент, когда я вспомнила, кто я. И за это я его придушу, сколько бы он ни извинялся.

– В этом я не сомневаюсь, – не удержался я от смешка. – И он правильно сделал, Ниэль. Представь, что бы ты думала обо мне, если бы я и до сих пор не объявился? Не вини его, маленькая, ты бы так же поступила на его месте.

– Да ну тебя! – Меня бесцеремонно ткнули локтем под ребра, но тут же крепко обняли. – Ости, как же я скучала…

– Я тоже. – Я вновь уткнулся в мягкие густые волосы и улыбнулся. – Заставила ты меня побегать по миру! И как тебя только к ятугарам занесло, а?

– Да так получилось, – хмыкнула эльфийка, удобно устраивая голову у меня на груди. – Думаю, обо всех моих похождениях ты знаешь?

– Знаю, – согласился я. – Ниэль, я в Эвритамеле уже чуть больше месяца и все это время не только собирал информацию, но и приглядывал за тобой. Ты знаешь, что тебя уже восемнадцать раз пытались отравить?

– Что?! – подскочил дроу, о котором я, каюсь, временно забыл. – Это невозможно! Я бы тебя заметил, да и другие эльфы, живущие во дворце, тебя увидели бы или почувствовали на крайний случай!

– Малыш, что ты вообще знаешь обо мне? – хмыкнул я, глядя на дроу и копируя его черты лица.

Тот невольно вздрогнул, но взгляда не отвел. Ответила за него его наставница, требовательно дернув за цепочку:

– Ости, прекрати кривляться! Ри, вторая ипостась этого несносного эльфа – хамелеон. Это означает, что эта бяка очень переменчива как во внешности, так и в характере. Ты сам знаешь, что звериная ипостась проявляется и в эльфийской натуре, вот и у Ости то же самое. Так как магии у него почти нет – хамелеон зверюшка маленькая и безобидная, – то все его звериные свойства перекинулись на эльфийское тело. Я не знаю, как точнее это объяснить, это к Ташу нужно обращаться, но скажу проще: Ости может скопировать любого, хоть стенкой прикинуться. Причем скопирует не только внешний вид, но и вкус, и запах, и цвет.

– То есть… – задумался дроу на секунду и фыркнул: – Если он превратится в пирожок, то можно будет его съесть?

– Отравишься, – хмыкнул я и поправил объяснения эльфийки: – Я могу скопировать представителя любой разумной расы. Стенкой не прикинусь, но могу стоять около нее, и ты пройдешь мимо и не заметишь меня. Знаешь, есть такие вещи, на которых ты не заостряешь внимания. Есть такие же люди. Я просто копирую их харизму или нужный мне запах.

– Ости, тебя опять понесло не в те дебри, – хихикнула Ниэль, играя с моей цепочкой. – Ты лучше мне скажи, что там с отравлениями, а?

– Шесть приворотных зелий в больших количествах, две порции слабительного, и десять раз тебе давали яд, – перечислил я без запинки.

Лицо Ниэль прибрело напряженное выражение, но на вопрос решился ответить аронт:

– А как же кольцо, Эль? Оно не действует?

– Оно молчало всегда, – задумчиво произнесла эльфийка, разглядывая дракончика на пальце. – Ости, как так?

– Оно работает, маленькая, – улыбнулся я и пояснил: – Просто я всегда успевал обнаружить яд до того, как еду приносили тебе в комнату. Если любителей приворота и слабительного я вычислил, то с реальными отравителями возникли проблемы, я так и не смог найти того, кто тайком орудует на кухне. Маленькая, будь другом, больше не ешь у себя в комнате. Я понимаю, ты не любишь большие сборища, но там хоть риск минимален.

– Хорошо, – со вздохом согласилась Ниэль и не удержалась от того, чтобы не возмутиться: – И все же почему ты раньше не показывался?!

– Ниэль, за тобой следят. – Хочешь не хочешь, а правду сказать пришлось. – Старейшины контролируют каждый твой шаг, подслушивают каждый твой разговор. Единственное место, где ты в относительной безопасности, – твоя комната. Но у потайного хода все равно кто-то дежурит. Сегодня тер Сент просто не успел дойти до твоих покоев, я немножко его отвлек и сам встретил вас.

– Хочешь сказать, что старейшины в курсе наших планов?! – От перевозбуждения или же от волнения дроу соскочил с кресла и принялся мерить шагами ковер около кресел. – Вот засада!

– Да расслабься ты, – покачал я головой. – О вашей маленькой авантюрке со светлым знаю только я, вы сами прокололись. Вы, как я уже понял, вполне сформировавшаяся команда и знаете, как скрываться. Молодые, но шустрые…

– У тебя училась! – показала мне язык Ниэль. – Ости, что ты теперь делать будешь? Тебя же казнят, если поймают!

– Я буду здесь, пока ты не уедешь, – легонько щелкнул я ее по носу, но тут же сбросил с себя всю веселость. – Ниэль, тебе нужно уехать. И как можно быстрее.

– Это мы и так знаем, – заметил Танорион, усаживаясь вновь в кресло. – И уже даже знаем как.

– Не-а, – покачал я головой и посмотрел на Ниэль, которая внимательно всматривалась в мое лицо. – Я знаю, что вам нужно найти артефакт, пока дело не зашло слишком далеко, и честно, даже я понятия не имею, где он может быть. В наших библиотеках подобного нет. Тебе нужен либо имперский архив дроу, либо Мировая гильдия некромантов.

– То же самое говорил и Таш, – наморщила носик эльфийка, сложив руки на груди. – Думаю, после того, как разберемся со светлыми, рванем к дроу, туда ближе всего.

– У светлых тоже задерживаться не стоит, – заметил я, разглядывая вульгарный зеркальный потолок. – Как только старейшины узнают о твоем категорическом отказе, да если еще и принц подтвердит свое нежелание, то тебя тут же призовут обратно. И ты, естественно, не вернешься, уж я-то тебя знаю. А наказание за непослушание – либо монастырь, либо изгнание.

– Что? – Кажется, челюсть аронта с гулким звуком стукнулась об пол. – Ты что, серьезно?

– Ости, ты передергиваешь, – нахмурилась Ниэль, задумчиво теребя кулон на своей груди.

Как я уже успел понять – если она что-то теребит, значит, нервничает.

– Ни капельки, – мотнул я головой. – Маленькая, пойми, старый уклад изменился после смерти твоей матери.

– Она не умерла! – резко перебила меня эльфийка, вскинув голову. – Она просто не с нами.

– Хорошо, пусть так, – согласился я. – Но Владычицы нет с нами больше двухсот лет, и власть со дня ее исчезновения принадлежит старейшинам. И будет принадлежать, пока твоего брата не коронуют. Ниэль, тебе нужно либо ускорить их отношения с Керианэль, либо бежать отсюда, пока до тебя не добрались.

– Кто не добрался? – на всякий случай спросил Танорион, глядя на подозрительно затихшую эльфийку, сидящую на моих коленях.

– Да старейшины же! – не выдержал я. – Неужели ты действительно думаешь, что они просто прикидываются суровыми, а на самом деле любят наследного принца и принцессу? Да, может, так оно и было, но давно! Власть разъедает душу, Танорион, тебе ли этого не знать? Вспомни своих родителей. А здесь еще хуже – кто откажется от власти над самым богатым государством Аранеллы? Правда, маленький просчет – принц Маркус хоть и делает вид, но на самом деле их влиянию не поддается. И они это подозревают, вот и пытаются на всякий случай приструнить Ниэль, чтобы через нее воздействовать на Маркуса. Но он не глуп, и этот номер вряд ли пройдет, но поверь, из-под контроля они ее ни за что не выпустят! Хранители, да Совет уже давным-давно заключил соглашение с драконами о том, что принцесса Селениэль выйдет замуж за их кронпринца до достижения своего совершеннолетия! И если с ее смертью обязательства были сняты, то с воскрешением ничто не мешает их возобновлению. Не получится воздействовать на кронпринца, они постараются повыгоднее ее продать другому. Такова политика Совета, Танорион, а я такой участи Ниэль не желаю.

– И Маркус это допустит? – Глаза эльфа смотрели в пустоту, но лицо стало каменным.

Я же слишком поздно заметил, что Ниэль на моих коленях как-то подозрительно притихла, и продолжил втолковывать дроу прописные истины:

– А кто его спрашивать будет? Последнее слово принадлежит старейшинам, пока Маркус не вступил в права Владыки. А Ниэль просто сломают, и никто не поможет. Да, у нее сильный характер, но она по закону еще несовершеннолетняя и у нее нет родителей! Малейшее неповиновение грозит наказанием, а если вы начнете громить дворец, как и собирались, наказание будет более жестоким. Да, ничего сверхъестественного они сделать не могут, все же она особа королевских кровей, но сослать в монастырь – запросто. А ведь эльфов нельзя держать взаперти, они там элементарно сойдут с ума…

– Ости, – меня перебил тихий голос эльфийки, чьи руки судорожно вцепились в мою рубашку, – заткнись.

Я осекся на полуслове и взглянул на принцессу. Она сидела на моих коленях, словно один сплошной комок нервов, а по бледному лицу из крепко зажмуренных глаз стекали крупные слезы. Кажется, я перестарался с прояснением ситуации… Вот олух!

– Маленькая моя. – Я ухватил ее лицо ладонями и чуть приподнял так, чтобы заглянуть ей в глаза. – Ну что ты? Не плачь, все будет хорошо, я не дам тебя в обиду!

– Многие… так… обещали… – всхлипнула девушка и, не выдержав, разревелась.

Я как ошалелый хлопал глазами и чувствовал, как сотрясается от рыданий ее тело и как горячие слезы скатываются по моей груди. Да уж, чтобы довести Ниэль до слез, это нужно хорошо постараться!

– Эль, ну не плачь, а? – Слетев со своего места, аронт опустился на колени перед креслом и взял эльфийку за руки. – Слышишь? Все хорошо, мы с тобой!

– Хранители, как же я хочу отсюда уехать… – всхлипнула девушка, прижимаясь к моей груди. – Ости, скажи, весь мир сошел с ума? Сначала гильдии, потом Шайтанар, а теперь еще и старейшины…

Ага, а вот про демона на данный момент ей вспоминать и не стоит. Не, хватит, я и так ее слез лет двести не видел и больше видеть не хочу!

Как бы меня, как коренного жителя Эвритамеля, эльфа и все такое, ни должен возмутить тот факт, что наша принцесса носит печать кронпринца эрханов на своей ауре, но мне это фиолетово. Эрхан любит ее, а она его? Да и Хранители с ними, старейшины и те похуже будут! Нет, если бы я не знал, что кронпринц Шайтанар действительно любит Ниэль, то я бы, конечно, оградил маленькую от такого общества, ибо это эрхан! Со всеми вытекающими отсюда последствиями. А так я уверен, что с ним она будет в безопасности, ибо свое демоны так просто не отдают. Но то, что между ними произошло… Ну это пускай они сами разбираются, в любви я не советчик.

Хорошо, хоть среди эльфов о ее отметке знают единицы, а то беды не миновать.

– Ниэль, этот мир уже давно сбрендил. – Я поцеловал эльфийку в висок, чуть покачивая ее у себя на коленях, как маленького ребенка. – Просто на тебе, похоже, его окончательно перемкнуло. Я не знаю, за что тебе выпала такая сомнительная честь, но ты же справишься? Давай возьми себя в руки, и будем думать, как из этого выпутываться. Хотя чего тут думать? Полагаю, Маркус слышал весь наш сегодняшний разговор и завтра же прибудет сюда вправлять мозги старейшинам. Он ведь об их делах не знал?

– Ости, – сквозь слезы послышался короткий смешок, – и в кого ты такой умный и сообразительный, а?

– В соседа, – подмигнул я аронту, который тут же незаметно вздохнул с облегчением, что его наставница начала приходить в себя. – Думаю, теперь, когда твой брат доподлинно все знает, проблем с твоим отъездом возникнуть не должно. Построй глазки принцу при старейшинах, и дорога в Линелию для тебя открыта!

– Так и сделаю, – вздохнула Ниэль, вытирая мокрый нос о мою рубашку. – И если все получится, то пусть принц Диотарей меня прикрывает, пока я мотаюсь к дроу.

– Нет, Эль, – покачал головой Танорион, – лучше пусть он тебя прикроет, пока мы смотаемся в Гильдию некромантов. А вот близнецы пусть устроят официальное приглашение к темноэльфийскому двору. Уж это они могут?

– Я с ним согласен, – кивнул я и заглянул эльфийке в глаза, обхватив ее щеки ладонями. – А теперь, маленькая, давай-ка иди спать, хватит с тебя на сегодня переживаний. Завтра с новыми силами рванем в бой, я буду незаметно следить за вами на прогулке.

– Ости, как же мне тебя не хватало! – вздохнула Ниэль и, чмокнув меня в щеку, слезла с моих колен. Потянулась и недовольно охнула. – Хрдыр! У меня спина затекла!

– Принцесса, что за выражения? – притворно возмутился я.

В ответ мне показали язык, и девушка, презрительным взглядом окинув комнату, скрылась в потайном ходе. Следом за ней, бросив напоследок на меня быстрый взгляд, скрылся аронт.

Покачав головой, я выудил из-за кресла бутылку вина и пузатый бокал. Я не алкоголик, но подумать мне все-таки надо. И расслабиться тоже.

«Эльфийская слеза» привычно обожгла горло и расслабила напряженные мышцы уставшего за день тела. Обалденное вино, впрочем, как и всегда. Некоторые вещи остаются неизменными многие годы или даже столетия. И меня радует, что отношение Ниэль ко мне все-таки изменилось. Интересно, а что будет, если они с демоном все-таки разберутся в своих отношениях и она ему сознается, что я как бы ее первая любовь? Что-то мне кажется, что меня быстро, но мучительно прибьют.

Многое поменялось с тех пор, как Маркус ловил нас с ней в саду за вишневым деревом, когда мы целовались… Многое, но не Ниэль. И кому только ТАК не угодила эта эльфийка? Она же милое (хоть и вредное) создание!

Но не мое, угу. И я не ее. Ох, ну хоть с этим проблем не будет, и то ладно. А вот с остальным, я думаю, мы как-нибудь разберемся.

Селениэль

– Ваше высочество, доброе утро!

Вместе с этим до безобразия бодрым и до неприличия радостным возгласом, который ворвался в мой сонный мозг, яркий луч солнца упал на лицо, заставив зажмуриться, даже не открыв для начала глаза.

– Ринь, вот что ты такая веселая с утра пораньше? – простонала я, закутываясь в одеяло с головой. Да, я злая, и вообще бяка, ибо я не выспалась. А как можно выспаться, когда ночка выдалась настолько веселой? Ости нашелся, с братиком поругалась, разревелась, как маленький ребенок… Слишком много это для одной маленькой меня. Накопилось как-то все, вот и не сдержалась, поплакала немного. Хорошо, хоть в рубашку хамелеона сморкаться не стала, и то ладно!

Воспоминания о том, что на самом деле на мой счет решили старейшины, мигом сняло остатки сна. Я им что, кобыла племенная?

Так, стоп, где-то уже это было… Только об этом сейчас думать не нужно!

– Ваше высочество, такой прекрасный день, а вы еще в постели, – мягко пожурила меня Ринь, продолжая наворачивать круги по комнате, что-то там делая. То ли вещи мои убирала, то ли своим шебуршением разбудить меня пыталась, я так и не поняла.

– Я особо никуда не тороплюсь, – буркнула я, снимая одеяло с головы.

В глаза сразу же ударил яркий солнечный свет из распахнутого настежь окна. Последний летний денек на улице, завтра уже официально начнется осень. Правда, в Эвритамеле всегда царит лето, но это так, факт, так сказать. Эх, а ведь в этом году занятия в Эллидарской Академии Магии вовремя не начнутся…

– Как это – не торо́питесь? – удивилась Ринь, пока я сползала с кровати и разминала еще не проснувшееся тело. – Ах, я совсем забыла вам сказать! Принц Диотарейтайлинайт пригласил вас не верховую прогулку и через час ожидает вас на конюшне.

– Да? – притворно удивилась я. – Неожиданно.

«Ну-ну».

«А тебя, братик, вообще не спрашивают!» – мысленно отреагировала я, так как все еще сильно злилась на него. Впрочем, сильно – это не совсем верное слово. Нет, совсем даже не верное! Я до сих пор в ярости. Мои воспоминания – только мои, и не надо их от меня прятать!

– Что приготовить из одежды? – вежливо поинтересовалась Ринь, заправляя кровать, пока я влезала в домашние туфли из мягкой замши.

– Костюм для верховой езды, темно-зеленый, с черным кружевом и дриадские сапоги, – не задумываясь, выбрала я, направляясь в ванную, но притормозила на полпути, остановившись около подоконника, на котором стояла ваза с огромным букетом бледно-лиловых роз. – А это что еще?

– Это вам просил передать принц Диотарейтайлинайт, – улыбнулась Ринь, продолжая возиться с постельным бельем. – Вам нравится? Они без шипов.

– Чудненько, – усмехнулась я и, даже не понюхав цветы, пошла мыться, по дороге перебирая в голове язык цветов.

Если я правильно помню, то бледно-лиловый цвет роз означает любовь с первого взгляда, а отсутствие шипов – отсутствие злого умысла, ну или что-то вроде того. Интересно, это светлый так бдительность старейшин успокаивает или ко мне подлизывается?

А, упырь с ним, на прогулке разберемся, главное – каким-то чудным образом заткнуть хорошенькие ушки Латриэля, уж он-то точно будет в числе сопровождающих меня лиц!

Тяжело вздохнув, я опустилась в уже наполненный горячей водой мраморный бассейн. Когда моя жизнь стала игрой? В какой момент ситуация вышла из-под контроля и все обернулось тем, что моя жизнь и свобода мне больше не принадлежит?

С зеркальной глади воды на меня посмотрели уставшие зеленые глаза с тусклыми желтыми искорками, обрамляющими вертикальный зрачок. Стоило чуть отвернуться от света, и зрачок стал круглым – глаза лунных эльфов подобны кошкам. В таком состоянии, как сейчас, я похожа на Хелли, на тень самой себя. Да, я принцесса… Но какой в этом смысл, когда я должна делать только то, что мне скажут? Я не хочу.

Я хмыкнула, и от моего дыхания по воде пошла рябь, размыв отражение. И откуда только взялось такое упадническое настроение? Да что же твориться со мной?

Тихо выругавшись, я принялась приводить себя в порядок и спустя полчаса выбралась из ванны. Как всегда, больше всего времени ушло на мытье волос, глядя на которые я все больше убеждаюсь, что я неправильная эльфийка. У всех эльфиек волосы легкие, шелковистые, прямые и гладкие, а у меня тяжелые, густые, да еще и вьющиеся крупными кольцами. С ними одна морока, если честно, но обстригать их жалко. И в человека я обратиться не могу – метку на ауре будет видно. Так, опять мои воспоминания не в ту степь поплыли!

Разозлившись, я рывком вылезла из воды и, отжав волосы, закуталась в большое белое полотенце. Пора было собираться на встречу с принцем.

В комнате меня ждал сюрприз – другой принц. Высокий, черноволосый, красивый и родной. Он стоял у окна, сложив руки на груди, и внимательно вглядывался в бескрайние просторы Ассоматийской долины, которые были видны из окна моей комнаты, даже на балкон не нужно было выходить.

– Ринь, оставь нас, – приказала я, даже не смотря на эльфийку.

Услышав приказной тон, девушка оставила в покое амазонку, которую раскладывала на постели и, присев в реверансе, поспешила удалиться. А я, отпустив наконец ручку двери, подошла к брату, одной рукой продолжая сжимать на груди края полотенца.

Марк повернулся, и на меня посмотрели внимательные и тоже усталые зеленые глаза. Копия моих глаз, такие же черты лица, только мужественные, иссиня-черные волосы, практически идентичная аура… Мой брат-близнец. Половинка моей души.

Я не выдержала: моя рука против воли дернулась, и по комнате разнесся звонкий звук пощечины. Собственная голова дернулась от удара, и щеку обожгло болью. Да уж, хорошенько залепила, ничего не скажешь! Но Марк промолчал и даже не пошевелился, только продолжал внимательно смотреть на меня. И я не выдержала второй раз и стукнула ему кулаком по груди:

– Марк, как ты мог?! Это были мои воспоминания, мои, слышишь?!

– Эль, сестренка моя маленькая. – Брат крепко меня обнял, не давая вырваться и убежать, хотя, каюсь, очень хотелось это сделать. – Прости меня, пожалуйста. Тебе и так многое пришлось пережить, и я не хотел, чтобы тебе было еще больнее.

– А сейчас? – всхлипнула я, уже не пытаясь вырваться. – Сейчас мне, по-твоему, хорошо и весело, да?

– Ниэль, прости, – вместо оправданий, еще крепче прижал меня к себе братик, мысленно посылая волны тепла и нежности, от которых захотелось разреветься.

Да что со мной происходит? Я реву как дура, совершенно не владею ситуацией, чувствую себя как последняя размазня, да еще и братца стукнула… «Таш, я сошла с ума, да?»

«Не совсем, но почти похоже. Хелли, все то, что пережила ты, с трудом переживет нормальный взрослый человек. Я думал, что истерики у тебя начнутся намного раньше, но несколько ошибся в расчетах. Ничего не проходит бесследно, Хелли, и ты не исключение. На твой разум сильно повлияли все последние события, начиная от предательства близнецов и заканчивая уходом Шайтанара. То, что Владыка стер тебе память, стало последней каплей». Тихий и какой-то отчужденный голос мага мгновенно привел меня в чувство, причем так, что я замерла и нервно икнула.

– Ниэль? – мигом насторожился Марк, выпустив меня из объятий. – Что с тобой?

– Э-э-э… – Я глупо хлопала глазами, смотря на него. – Мне только что сказали, что я сошла с ума.

– Не совсем, сестренка. – Вновь меня обняв, братец легонько щелкнул меня по носу. – У тебя нервное потрясение, но до буйнопомешанной тебе еще далековато!

– Ну, это радует, – хмыкнула я, почесав затылок.

Вот действительно дожила! Мне всего-то сто пятьдесят лет, а у меня уже крыша вещи упаковала и сказала: «Пока!» Э нет, дорогая, распаковывай чемоданы, ты мне еще пригодишься!!!

Так, все, пора брать себя в руки, а то скоро на людей кидаться начну!

– Кстати, об этом, – вмешался Марк, легко прочитав мои мысли.

Я тут же залезла в его и чуть не запрыгала от радости: на сегодняшний вечер запланировано еще одно мероприятие: мне разрешено, а точнее сказать, я попытаюсь сегодня перекинуться в волчицу! Вторую ипостась держать в неволе нельзя долгое время, это сказывается на поведении. А оно у меня и так все рекорды по истеричности уже побило.

Кстати, постоянно общаться мысленно невозможно – так разговаривать можно разучиться. Да и жить и чувствовать чужую жизнь – это, скажу, удовольствие еще то. Иногда и мои, и его ощущения настолько переплетаются, что не разобрать, кому они принадлежат. Ставить легкие блоки на разум, своеобразные заслонки, которые можно легко и быстро отодвинуть, мы научились, когда нам еще и пятидесяти не стукнуло.

Убиться дверью! А ведь еще полгода назад для меня такие цифры были шокирующими.

– Так, все, братик, топай отсюда, встретимся возле конюшни.

Я уже совсем радостная вытолкала эльфа из комнаты, полностью его простив, и поспешила со сборами. Напялила темно-зеленую блузу с рукавами три четверти, с квадратным вырезом и черным кружевом по краю и на талии. Брюки с пристегнутой поверх них юбкой с разрезами до бедер облегали ноги, но не стесняли движения, а дриадские сапожки позволяли ходить бесшумно.

А вот с оружием возникли некоторые трудности. Шокировать светлого тем, что я владею сайшессом, или нет? Думаю, пока не стоит. А посему пришлось снимать со стены мой меч, к которому уже давно изготовили новые наспинные ножны, и повозиться с перевязью. По моей просьбе Ри собственноручно изготовил парные кинжалы с ножнами, которые крепились чуть повыше запястья и не доходили до локтей. Довольно короткие для мужчин, но для меня – самое то, с простой рукоятью, перетянутой черной кожей, с хорошей балансировкой, – это было практически идеальное метательное оружие, с добавлением серебра, кстати. За голенище сапога отправился ритуальный кинжал, а в волосы, высушенные заботливой Ринь и собранные в хвост, я воткнула палочки.

Короче, обвешалась оружием по самое не хочу. А что делать? Мы же в долину едем, там живности хватает, да и если верить Ости, то меня с десяток раз уже пытались убить. Дожила! В собственном дворце угрохать пытаются, ну вот что за люди? Тьфу, то есть эльфы!

А может…

Я резко остановилась перед дверью, за ручку которой уже взялась, чтобы выйти. А не может ли так быть, что здесь остался сообщник того вампирчика?

«Может!» В моей голове хором прозвучали два голоса, Таша и Марка. И я с ними согласилась. Может, да еще как! Причем очень аккуратный, и кто-то из эльфов, раз его даже Остиэль вычислить не смог. Уж что-что, а в способностях своего друга я уверена на все сто. Я хорошо его знаю, и у меня никогда не возникало никаких сомнений на его счет. Ости хороший, даже слишком иногда. А я ведь когда-то была в него влюблена… Когда-то, но не сейчас. Сейчас максимум, что я чувствую к этому эльфу, так это дикое желание его затискать при каждой встрече. Он очаровашка, но, увы, вся та влюбленность куда-то испарилась. Хотя нет, не испарилась, просто прошла, пропала под напором чувств к Шайтанару. Шай… Мой синеглазый демон…

– Как ты мне сейчас нужен, – против воли прошептали мои губы.

– Вы что-то сказали? – моментально откликнулась Ринь, которая усердно наводила порядок в и без того чистой комнате.

– Нет, ничего, – замотала я головой. – Так, мысли вслух. Не обращай внимания.

– Эль, ты чего копаешься? – Дверь неожиданно распахнулась, и я, не успев отреагировать, звучно получила в лоб и шмякнулась на пятую точку.

– Твою дивизию! – взвыла я, прижимая руку к больному месту и глядя на вошедшего дроу. – Ри, я прибью тебя, эльфик криворукий!

– Эль, – хихикнул дроу, отступая назад. – Прости, я случайно! Нет, ну правда, я же не знал, что ты за дверью стоишь! Ай, Эль, не надо молнию, ты же знаешь, я их не люблю. Эль, не надо, говорю! Ты что, туда самонаведение вплетаешь? А-а-а!!!

– А ну стоять!!! – рявкнула я, поднимаясь с места и выбегая в гостиную вслед за улепетывающим ранхаром.

Да уж, а ведь утро начиналось не так весело. Главное, чтобы закончилось все хорошо.

Глава 4

Селениэль

– Принцесса, я вас умоляю! – продолжал канючить принц Диотарей, сидевший около костра. – О вашем чудесном таланте ходят легенды, и, право, мне бы очень хотелось услышать вашу чудесную игру!

– Что вы, ваше высочество, не думаю, что моя игра будет уместна в таком месте, – мило засмущалась я в ответ на слова светлого эльфа.

– Но в этом лесу нет нечисти, и вам не стоит бояться разбудить ее своей игрой, – продолжал упрашивать меня эльф, и к нему уже начали присоединяться другие светлые из его делегации, кроме охраны, разумеется.

Она исправно стояла вокруг лагеря, вперемешку с моей личной стражей, но все равно внимательно вслушивалась в разговоры, а точнее, в то, как принц уже битый час пытается меня уломать сыграть на скрипке. Мне даже показалось, что скоро стражники начнут делать ставки, уломает меня принц или нет.

Слушая весь этот светский разговор, который был бы уместен во время бала, но никак не ночью, на окраине леса за границей Эвритамеля, в разбитом лагере около костра, снежный барс, залегший в густых кустах шагах в тридцати от опушки, закрыл пушистыми и в то же время мощными лапами собственную морду. Когда послышался новый виток уговоров, ирбис еще и пренебрежительно фыркнул, раздраженно стуча хвостом по земле.

Фыркнув в ответ, я принялась играть, как щенок, пытаясь поймать лапами его хвост. Барс удвоил усилия, а я, прежде чем вошла в азарт, успела одернуть расшалившуюся ипостась и тихо рыкнула, мотнув головой в ту сторону, откуда мы приехали.

Ирбис без слов, которых мы в принципе и не могли произнести на данный момент, все понял и устремился вперед, бесшумно перебирая лапами. Я поспешила вслед за ним.

Прогулка в звериной ипостаси приносила истинное наслаждение и просто неземной восторг. Мягкая земля пружинила под лапами, обоняние приятно раздражали сотни, если не тысячи запахов, легкий ветерок шевелил густую шерсть… Чувство свободы переполняло, и очень хотелось поохотиться, почувствовать страх загнанной жертвы, ощутить покорную плоть в лапах, почувствовать запах крови, услышать, как рвется плоть в зубах. Но было нельзя, и моя эльфийская натура, которую теперь хищник затмить не мог, ясно это понимала. И так первый оборот за несколько сотен лет прошел не совсем удачно – я разодрала Латриэлю ногу так, что целители сразу залечить не могли, и эльф не смог сопровождать меня в светлоэльфийскую столицу. А я что? Я ничего, он сам зачем-то полез в пентаграмму, хотя и знал, что я несколько невменяема во второй ипостаси! Я правда не хотела, и, если бы братик меня не остановил, упырь его знает, чем дело бы закончилось. Но в результате получилось: не было бы счастья, да несчастье помогло. Сопровождали меня к светлым эльфам только Ри, Ринь да с десяток эльфов из внутренней охраны. Ну и Остиэль – тайно, разумеется.

Ну это все мелочи жизни, для общего дела мне даже ноги советника не жалко. А что такого? Как он со мной, так и я с ним, такова жизнь. Даже если это жизнь эльфийской принцессы. Да, вот такая я бяка, аж самой стыдно… наверное.

Сейчас у меня была другая задача – мне нужно встретиться с Сайтосом, чтобы решить, как поступить дальше. Для этой цели мы с Ри выбрали чахлое озерцо, расположенное в четверти лиги от лагеря, куда сейчас и направлялись, в то время как Ости в лагере старательно изображает меня, ломаясь как невинная девушка в первую брачную ночь с орком.

Добежав до озера, от которого ощутимо несло сыростью и тиной, я недовольно фыркнула и заставила себя принять эльфийский облик. Это было сложнее, но не так болезненно, как оборачиваться в волчицу. Через секунду рядом со мной очутился и взлохмаченный до безобразия аронт, сидевший на пятой точке, – он так пока и не уловил, как полностью владеть своей звериной сущностью.

– Да что ж такое! – ругнулся Ри, с отвращением стряхивая воду с сапог, которые почти по щиколотку угодили в мутную воду. – До сих пор не получается! Эль, а как Сайтоса-то звать будем? У нас времени мало, наше отсутствие могут заметить.

– Я не знаю как, но Сайтос просил зачем-то принять человеческий облик, когда мы окажемся за границей Эвритамеля, – ответила я, усаживаясь на густую траву у кромки воды. – Будем ждать столько, сколько позволит время, а там уж посмотрим, как карта ляжет.

– И чего ты тогда медлишь? – поинтересовался ученик, вновь вытягивая ноги, но теперь уже на траве.

– А ты думаешь, так все просто? – буркнула я и замолчала, пытаясь сосредоточиться.

Чем реже перекидываешься в другую ипостась, тем сложнее это делать. Наконец мне удалось: сначала в мышцах ощутилось легкое раздражение, а затем появились и другие изменения. Запахов стало меньше, различать предметы в темноте я стала уж не так четко, а чувства несколько притупились. Одежда стала чуть теснее, даже перевязь с ножнами на руках заметно натянулась, а голове из-за волос стало намного легче.

– Человечка! – фыркнул Ри, окинув меня взглядом с головы до ног. – Так незнакомо и так привычно.

– В философию ударился? – со смешком поинтересовалась я. – Ушастик, давай не будем вдаваться в эту науку. Лучше скажи, различия так сильно заметны?

– И да и нет, – спустя минуту ответил аронт, внимательно оглядев меня с головы до ног. – Эльфийский облик красивее и утонченнее, но мне привычнее видеть тебя человеком.

– Ну, насчет красивее я бы поспорил, – раздался голос прямо у меня над ухом, прежде чем я сообразила, почему вдруг темнота, окружавшая нас с Ри и озеро, стала вдруг ощутимо тяжелее.

– Сайтос! – подпрыгнул Ри раньше меня. – А не подкрадываться нельзя?

– Да ладно тебе, мелкий! – преспокойно фыркнул эрхан, стоявший позади меня, заложив руки за спину. – Какой ты нежный стал! Сказалась жизнь при эльфийском дворе, а?

– Сайтос! – Не удержавшись, я повисла на демоне, который, несмотря на вечер, щеголял в одних легких штанах, да еще и босиком. На его полуобнаженную фигуру мне было откровенно плевать, а вот запах оперения от распахнутых крыльев коричневого цвета, едва уловимый, приятно щекотал ноздри.

– Малышка, ты чего? – выпучил глаза демон, но все же меня обнял. – Неужели соскучилась? По мне, такому нехорошему? Помнится, ты как-то мне даже обещала язык с мылом промыть…

– Соскучилась, – призналась я, отстраняясь от демона. – Давно не виделись все-таки!

– Это да, – легко согласился эрхан. – Хелли, давай-ка принимай эльфийский облик. Если печать на твоей ауре смог почувствовать я через такое расстояние, то может почувствовать любой демон, вплоть до Шайтанара…

– Поняла.

На этот раз боль в сердце при его имени повлияла более существенно, и облик эльфийки вернулся практически мгновенно – я все еще не готова его увидеть.

– Да уж, непривычно! – усмехнулся Сайтос, обойдя меня кругом и рассматривая каждую деталь моего эльфийского облика. – По идее если я тебя сейчас пристукну или же доставлю Повелителю, то получу такую награду…

– Сайтос, заканчивай мечтать! – пробурчал Ри, вновь опускаясь на траву. – Лучше скажи, как у нас дело обстоит с демоницами?

– Да никак, – пожал плечами демон, усаживаясь на берег у воды. – Демониц я проверил много, осталось еще столько же. Дело усложняется тем, что Шайтанара, а заодно и меня, отправили по делам, и пока мне недоступна вся информация. А втайне, да еще и вдали от дома, что-либо выяснить очень и очень проблематично.

– Хрдыр! – выругалась я, машинально играя с цепью на поясе, чтобы чем-то занять руки. – А хоть одна подозреваемая есть? Ну хоть кто-нибудь?

– Есть и несколько! – кивнул эрхан, отчего его волосы темной волной прошлись по плечам и спине. – Первая в очереди стоит сестра Шайтанара, но, по проверенным данным, она уже давно у драконов ошивается, пытается выйти замуж за их кронпринца.

– И безуспешно, спорю на любимые тапочки, – подло хихикнула я. – Кронпринц уже давным-давно помолвлен. Со мной.

– Ага? – выпучил глаза демон. – И что ты собираешься делать с этим? Надеюсь, не выходить за него замуж и рожать кучу ребятишек?

– Сплюнь, дурик! Сделаем то же, что и со светлоэльфийским принцем, – хмыкнул Ри. – Разорвем помолвку, естественно! Для этого мы сейчас и отправились в Линелию. Во-первых, она еще несовершеннолетняя, а во-вторых, она еще и наследница Динтанара. Эти два пунктика ставят крест на неопределенное время на ее замужестве.

– Что-то вроде того, – подтвердила я слова ученика. – Ладно, это мои проблемы, и с ними я сама разберусь. Что с половиной артефакта?

– Он у Шайтанара, уничтожить он его пока не смог, а выкрасть или забрать у него его невозможно, – уверенно ответил эрхан, чуть пошевелив крыльями, отчего неповторимый запах демона стал ощущаться сильнее. – Где вторая половина, известно?

– Нет, – покачала я головой. – Источников информации у меня нет, а ближайший – в Гильдии некромантов или же в Имперском архиве. У меня пока не получалось прикинуться веником и незаметно смыться туда.

– Раз пока я ничего не выяснил, то думаю, лучше пока будет отправиться к некромантам, – задумчиво произнес Сайтос, перебирая пальцами холодную траву. – К дроу тебе всегда проход открыт. А ты сможешь сделать так, чтобы весь мир думал, что ты у светлых?

– Уже, мой дорогой! – шаловливо улыбнулась я. – Я уже день как прикидываюсь простым эльфом, а меня изображает мой хороший друг. Более того, не спрашивай как, но только принц светлых знает о подмене, нам удалось втянуть его во весь этот кавардак. Только от твоих слов зависит, отправимся ли мы в леса светлых эльфов или же потопаем сразу к некромантам.

– Топайте! – великодушно разрешил зеленоглазый эрхан, царственно махнув рукой. – Я пока далековато от замка и Повелителя и ничего толком разузнать не могу. Но дела со дня на день закончатся, и мы вернемся, тогда уже я займусь делами вплотную. А пока лучше не рисковать. Как я понял, поездка официальная? Значит, твоего возвращения от светлых и будут ждать, чтобы напасть. И пока твои люди отбиваются от замужества и от нападок, ты вполне успеешь выяснить, где половина артефакта.

«Как это ни сложно признавать, но этот демон прав. Я тоже так считаю. Остиэль в Линелии справится и без тебя!» – поделился со мной мыслями Марк.

Спустя пару секунд его поддержал и Таш: «Действительно, Хелли. Нет смысла терять время, и ты – пока единственная, у кого нет серьезных дел и кто может вплотную заняться поисками. Думаю, чуть позже к тебе и Ри смогут присоединиться близнецы».

– Значит, нужно отправлять делегацию без нас, – наморщил лоб Ри, подергав себя за прядь серебристых волос. – Это не проблема. Когда свяжемся в следующий раз?

– Ах да, голова моя садовая! – воскликнул эрхан и, сунув руку в карман, выудил оттуда тонкую длинную цепочку и протянул ее мне. – Держи, я навесил на нее маяк, чтобы тебе в человеческий облик не перекидываться лишний раз. Понимаешь, малышка, Шайтанар до сих пор очень злой, к нему все боятся даже приближаться. И я не знаю, что этот псих может выкинуть, когда вновь почувствует свою метку, причем активную. Рисковать пока нам не нужно.

– Это да, – кивнула я, вновь чувствуя тупую, но уже привычную боль в груди, и повесила цепочку на шею. – Я скоро на елку похожа буду.

– Это мелочи, – отмахнулся Ри и неожиданно насторожился, глядя на помрачневшего эрхана. – Эй, крылатый, с тобой чего? Мигрень замучила? Или старость одолела?

– Нет! – Неожиданно побледнев, демон вскочил на ноги. – Меня Шайтанар вызывает!

– Так в чем проблема? – нахмурилась я, тоже поднимаясь и пытаясь не обращать внимания на возрастающую боль в душе. – Иди уже, а то он что-то заподозрит! Придется потом еще и твою задницу спасать.

– Малышка, на мне твой запах, – глухо прошептал эрхан.

На этот раз побледнела уже я. Вот это действительно проблемка!

Ри тихо ругнулся и посмотрел на меня. Потом еще раз ругнулся и посмотрел на Сайтоса. Потом быстро покрутил головой, тихонько хихикнул и, патетично произнеся: «Сайтос, дружище, прости, но это для твоего же блага», легонько пихнул ногой демона, столкнув его в затхлую воду озера. Я только ресницами похлопать успела.

Когда Сайтос, злой и весь покрытый водорослями, а местами грязью и тиной, выбрался на берег, от него пахло чем угодно, но не мной. Тихо, хотя нет, громко выругавшись, эрахан растворился в клубах Тьмы, напоследок погрозив аронту кулаком, а я с хохотом сползла на траву.

Да уж, в этот раз мы выкрутились, а дальше что? Хех, сколько же от вранья проблем!

– Ладно, ушастик, возвращаемся в лагерь, – преувеличенно бодро скомандовала я, обращаясь к хихикающему дроу. – Пора линять на волю.

– Факт! – Дроу одобрительно поднял вверх палец. – Действуем согласно утвержденному плану, любое нарушение его недопустимо, ибо повлечет за собой необратимые последствия…

– Короче, пошли уже! – бесцеремонно сцапала я аронта за ухо и потащила в сторону лагеря.

Нет, их общение с Ости нужно все-таки ограничить…

– Ваше высочество! – десять минут спустя торжественно и подчеркнуто вежливо обратился Ри ко «мне», сидящей около костра рядышком с принцем светлых эльфов. – Разрешите доложить.

– Разрешаю, – великодушно разрешила принцесса Селениэль, тьфу ты, то есть я. Тьфу еще раз, то есть Ости в моем облике!

– Я поймал вашего пажа в самом неподходящем месте, – сурово доложил дроу, ставя меня перед сиятельными лицами. При этом держал он меня за воротник свободной коричневой рубашки, в которую я была одета, а я старательно разглядывала землю и делала вид, что мне очень стыдно.

– И что же он делал? – сурово, но с интересом вопросил один из светлых, высокий такой, с длинной золотистой косой. Маг, если я не ошибаюсь, да и главный из делегации, после принца, конечно.

– Подглядывал за вашей служанкой, – хмыкнул Ри.

Я же плюхнулась на колени и заголосила:

– Ваше высочество, простите меня, умоляю! Я больше так не буду!

Если взять в расчет, что на данный момент на меня была накинута личина одного из придворных пажей, милого эльфенка с черной шапочкой волос на голове и невинными синими глазами, то картина должна выглядеть впечатляющей.

– Тириэль, это недопустимо! – возмутилась принцесса в лице Ости, разглаживая складки на подоле милого платья из темно-фиолетового муслина. – Как ты мог?!

– Простите, – вновь потупилась я, отворачиваясь в сторону костра. – Я не хотел! Так получилось, правда!

– Принцесса, не наказывайте этого мальчика, – со смешком попросил принц Диотарей. – Он еще слишком юн и не совсем понимает, что творит.

– И что же вы посоветуете? Нельзя же это так спускать с рук! – кокетливо захлопала ресницами «эльфийка», а я себе дала зарок никогда так не делать. Никогда не думала, что это так глупо выглядит!

– Я считаю, что его нужно отослать домой, – якобы задумался принц. – Не думаю, что мой народ будет рад, а в особенности придворные дамы, если этот мальчик повторит такое же у нас во дворце.

– Не нужно домой, – тут же захныкала я, отчаянно натирая глаза кулаками. – Меня мама не простит!

– Это было бы уместным наказанием, – задумчиво закусила нижнюю губу «принцесса». – Однако я не рискну отправлять этого малыша одного, без сопровождения. Он еще маленький, а дороги не безопасны.

Я, мигом высушив слезы, которые якобы проливала все это время, с надеждой уставилась на «эльфийку», хлопая глазами и невинно улыбаясь. Думаю, все присутствующие эльфы в лагере уже давным-давно умилились такому ребенку.

– Княжна, – едва слышно кашлянув, привлек к себе внимание Ри и, чуть склонив голову, изложил свою идею, которая «совершенно случайно» посетила его взлохмаченную голову. – Я бы мог доставить его во дворец Эвритамеля.

– Что это значит, Танорион? – гневно вопросила «эльфийка», резко поднимаясь с места. – Ты должен охранять меня в поездке!

– Прошу прощения, княжна, – почтительно поклонился Ри, заложив одну руку за спину. – Ваш дядя, князь Эренрих сообщил мне, что в ближайшее время ожидает меня в Динтанаре с докладом. Боюсь, я не смогу сопровождать вас в Светлый лес. Прошу прощения.

– Это к лучшему, – задумчиво произнес принц Диотарей после минутного молчания, которое воцарилось на поляне. – Если честно, леди тер Алин, то дроу в Линелии не особо жалуют, и присутствие вашего слуги вызвало бы лишние волнения.

Я мысленно заскрежетала зубами. За слугу у меня кое-кто когда-нибудь огребет неприятностей на свою светлую пятую точку!!!

– Если вы так считаете, ваше высочество, – засомневался Ости, царственно присаживаясь рядом со светлым и словно невзначай касаясь его руки, что, естественно, не укрылось от остальных, к моему удовольствию.

Спорю на свой сайшесс, кто-то из моей охраны строчит доклады Тиранэлю, вот пусть тот и тешится мыслью, что я всерьез увлеклась принцем.

– Я больше чем уверен, – торжественно изрек светлый, прикладываясь к ручке «принцессы». – Хотя в правильности ваших решений я не сомневаюсь.

– Разрешите удалиться немедленно? – тактично поинтересовался Ри, пока я мысленно жалела обоих эльфов, которые прекрасно знали, зачем все это делается. – Вы знаете, как князь не любит ждать.

– Ступайте, – царственно разрешил Ости, и Ри, поклонившись, вновь сграбастал меня за шкирку и поволок в ту сторону, где стояли лошади, привязанные к карете.

Отвязав своего жеребца, единственного скакуна, выведенного людьми, которого удалось найти на конюшне, он оседлал его и, усадив меня перед собой, отправил его галопом опять же в ту сторону, откуда мы приехали.

Осадил он его у того чахлого озера, в котором всего час назад бултыхался Сайтос. В этот же момент, как я знала, Марк выпустил с конюшни двух пегасов с заранее приготовленными вещами. Скинув личину пажа, я с удовольствием потянулась и, усевшись поудобнее, скомандовала ехать дальше.

Спустя два часа, когда высоко в небе уже стояла луна и мерцали звезды, мы наконец остановились на опушке Непроходимого леса и отпустили бедного, измученного поездкой жеребца.

А еще спустя час, когда мы с Ри разбили лагерь и развели костер, с неба, громко хлопая крыльями, опустились два пегаса. Один вороной с черными крыльями и могучим телосложением, а другой бурой масти со снежно-белыми крыльями, такой же гривой и хвостом. При свете дня шкура этого пегаса, довольно крепкого, но тем не менее изящного телосложения, отливает цветом молочного шоколада.

– Эльтар? – округлил глаза Ри, ткнув пальцем прямо в морду жеребца, пока я обнималась с Хароном. – Эль, ты что, издеваешься?

– Не-а, – хихикнула я, чувствуя, как мой пегас довольно всхрапнул, вздыбив мне челку своим дыханием.

Как я скучала по этой коняге, кто бы только знал! Все первые дни в Эвритамеле, после Совета старейшин, я из левады моего красавца не выходила, впрочем, и о Сумраке не забывала.

– Издеваешься, – проигнорировал мой ответ аронт, сложив руки на груди и отвернувшись от пегаса. – Я не поеду на этой скотине!

Сумрак, возмущенный словами эльфа, фыркнул и что есть силы ткнул его мордой в спину. Ри, не ожидавший такой подлянки от пегаса, полетел вперед и как следует приложился лбом о поваленное дерево, которое мы же с ним сюда и притащили в качестве дров для костра. Я захихикала, старательно пряча лицо на могучей шее Харона. Да, эти двое друг друга стоят! Доказано ими самими, и не раз.

– Ладно, уговорили, он не скотина, – пробурчал эльф, подняв руку, но тут же ее уронил и так и остался лежать лицом в землю.

– Ри, да ладно тебе, – уже открыто хохотнула я, снимая со спины Харона седельные сумки с вещами, которые были просто перекинуты через спину жеребца, так как седла на нем не было. – У нас с тобой лишнего времени на дорогу нет, так что придется лететь. А какой еще пегас в здравом уме посадит на свою спину темного? Только Сумрак! Правда, лошадка моя любимая?

Эльтар с довольным видом стукнул копытом о землю и ткнулся мне мордой в плечо. Потрепав и его по шее, я направилась к лагерю, чтобы устраиваться на ночлег. Пока я стелила одеяла на магическую паутину, которую натянула между деревьев, Ри вполголоса что-то втолковывал пегасу, видимо, пытался прийти к мирному соглашению.

Когда он вернулся к костру, по его ехидной улыбочке я поняла, что разговор прошел плодотворно. Ну и хорошо, а то я представляю, что бы они могли натворить по дороге.

– Так, куда мы двигаем дальше? – поинтересовался аронт, плюхнувшись прямо на траву рядом со мной, неподалеку от костра.

Не отрывая взгляда от развернутой на коленях карты, я протянула ему бутерброд и вцепилась зубами в свой. Хорошо, Марк и о провизии позаботился, когда пегасов к нам отправлял, а то в лагере со светлыми мы даже поужинать толком не успели. А имея вторую ипостась, да еще и весьма прожорливую, кстати, есть хочется часто. И много.

– На территорию Империи дроу, – хмыкнула я, прожевав первый кусок хлеба с ветчиной. – Эльфийские Сопки, помнишь такие?

– Такое забудешь! – хохотнул аронт, развалившись на траве и закинув одну руку за голову. – Я там скелеты упокаивал… Да и с тобой познакомился там же.

– А точнее, в четырех лигах оттуда, на опушке этого самого леса, – поправила я его, сверившись с картой. – Отсюда до того места, где ты русалок соблазнял, примерно столько же. То есть четыре лиги плюс еще четыре лиги… Практически день пути шагом или неспешной рысью. Если лететь, то хватит и пары часов. Если отправимся с рассветом, то к полудню будем там.

– Я так понял, чтобы попасть в Гильдию некромантов, нам нужно преодолеть территорию Империи вдоль восточной границы с землями эрханов? – Дожевав бутерброд, Ри сорвал травинку и, сунув ее кончик в рот, продолжил пялиться на звезды.

– Ну да, – согласилась я, все еще разглядывая карту. – Гильдия находится у основания гор, если верить карте, на совсем маленькой территории, которая не принадлежит ни дроу, ни демонам. В городе некромантов, зовущемся Мельхиором. От него тянется еще цепочка мелких городов, но мы можем пройти мимо них. Хотя в обход и далековато получится, конечно, но что делать?

– А может, не будем особо торопиться? – предложил дроу, чуть повернувшись ко мне. – Нет, ну правда, Эль, мы с тобой упырь пойми сколько времени просидели во дворце, я уже и не помню, когда по-настоящему сражался.

– А я уже не помню, как живая или относительно живая нечисть выглядит, – не смогла я не поддержать ученика. – Я поняла, к чему ты клонишь, ушастик. Предлагаешь немножко пофилонить?

– А почему бы и нет? – удивился Ри, поворачиваясь на бок ко мне лицом. – Пара дней ничего не решает. Давай, особо не торопясь, доберемся до Сопок, там заночуем, а потом отправимся не по воздуху, а первое время вдоль границы. Там все равно, если я правильно помню, тракта как такового нет. Если что, взлететь и рвануть прямо к цели мы всегда успеем.

– Вот, я же говорила, что тебя учили управлять людьми! – щелкнула я его по носу. – И этот навык со временем не пропал. Ладно, считай, ты меня уговорил. Пару дней топаем не спеша, заодно хоть и уроки магии вспомним, как в старые добрые времена. О, я ж тебя до сих пор не всему научила! Да и запас знаний у меня с некоторых пор несколько больше…

– Не-е-е-ет! Какой леший меня за язык тянул?! Эль, а может, не надо? У нас и времени не так много…

– Надо, солнце. Надо.

Просыпаться вдали от дома, на опушке леса оказалось почему-то привычно. И приятно, несмотря на утреннюю прохладу. Хотя не слишком-то и утреннюю – судя по солнцу, до полудня каких-то несчастных два часа осталось.

С удовольствием потянувшись, я откинула одеяло и, усевшись, окинула взглядом наш лагерь. Ри возился у весело трещавшего костра, легкий ветерок шевелил листву на ближайших деревьях, а пегасы чуть в стороне, у границы охранного контура, стояли бок о бок и то и дело всхрапывали. Точнее, даже так: они единодушно и довольно глумливо фыркали.

– А, Эль, доброе утро! – поприветствовал аронт, продолжая возиться с котелком и кружками. – Две минуты – и чай готов. Как спалось?

– На удивление хорошо, – ответила я, напяливая сапожки и натягивая замшевую курточку. – Что эти двое там делают?

– Здороваются, – хмыкнул ушастик, пока я топала к нему, разминая на ходу несколько затекшее за ночь тело. Все-таки чуть провисающая под тяжестью тела паутина – это не кровать с периной. – А точнее, издеваются над бедной, ни в чем не повинной нечистью.

– Ага? – удивилась я, забирая из его рук протянутую мне деревянную кружку, до краев наполненную горячим чаем. – И давно они измываются над нечистиками? Кстати, кто там решил нас навестить?

– Да, еще с ночи, – ответил Ри, направляясь следом за мной в сторону пегасов. – А кто это, я еще пока не понял. Ты о таких мне не рассказывала.

– А в библиотеку Эвритамеля мы зачем лазили, а? – спросила я, окинув взглядом нечисть, которая скалилась в нашу сторону, но преодолеть контур не могла.

– Сердечно каюсь, – вздохнул Ри, прихлебывая чай мелкими глотками. – Так, что это тут у нас?

– Земляные зубастики, – будничным тоном ответила я, обхватив застывшими руками кружку. – В простонародье именуются грызликами.

– Прелесть! – восхитился Ри, разглядывая толпу существ, каждый из которых был высотой мне по пояс и походил на толстых земляных человечков с внушительным арсеналом коротких коричневатых зубов. – Что-то я в прошлый раз в этом лесу их не наблюдал.

– Дык мы у озера были в прошлый раз, – напомнила я ему, спокойно наблюдая, как группа нечисти оживленно и довольно быстро мечется вдоль охранки, то и дело стукаясь с негромким звуком о контур в безрезультатных попытках добраться до нас. – А эти лапочки воду не переносят. Любое водное заклинание их убивает. По отдельности они не слишком-то и опасны, поэтому и охотятся группами. Нападают в основном ночью, на путников вроде нас.

– Будем уничтожать? – деловито поинтересовался Ри, побарабанив пальцами по защитному контуру перед самым носом одного из зубастиков. Тот угрожающе клацнул зубами, но Ри только показал ему язык и преспокойно принялся допивать свой чай. – Кстати, я так понял, если они из земли, то при свете дня стараются прятаться? А то высохнут же к упырям!

– Ну да, – кивнула я, пытаясь подсчитать общее количество грызликов, но они так быстро перемещались, что у меня зарябило в глазах. – Еще час – и они не выдержат и спрячутся в лесу. Только я вот что подумала: а чего ждать? Ты как насчет легкой разминки?

В ответ я получила такой многозначительный взгляд…

– С тобой все ясно, – хихикнула я и потопала обратно к костру. – Сейчас, только чай допью, и займемся.

Эх, неужели жизнь наконец входит в привычную колею? Давно пора, однако, а то все как-то не получалось.

Шайтанар сейт Хаэл

– И как это понимать? – сложив руки на груди, поинтересовался я, окидывая взглядом своего помощника, стоявшего посреди моего кабинета.

С него ручьями стекала не слишком ароматная вода, впитываясь в дорогой ковер, по всему помещению, если не по всему особняку, распространялся неприятный запах тины, а на мокрых сложенных крыльях местами висели длинные ленты темно-зеленых водорослей. В таком виде Сайтоса я еще не видел.

– Да я тут искупаться решил, – отводя взгляд, промямлил эрхан, зачем-то спрятав руки за спину, хотя я уже прекрасно успел рассмотреть, что ничего в них и на них тоже нет.

– В болоте? – задрал я бровь, закидывая ноги прямо в сапогах на стол и откидываясь на спинку кресла. – Неубедительно. Придумай что-нибудь другое.

– Хотел переместиться к озеру, но немножко перепутал направление, – мгновенно перефразировал демон, даже не пытаясь быть убедительным, уже начиная понимать, что соврать не удастся.

– Ты? – хмыкнул я, пригубив вино из бокала. – Не стоит лгать, Сайтос. Опять докладывал все своему отцу и нырнул в болото, чтобы убрать его запах? Или ты был у моего отца?

– Что? – вскинулся эрхан, но, напоровшись на мой многообещающий взгляд, несколько поостыл. – Не самая умная мысль. Что я у них забыл?

– Хочешь сказать, что ты больше не являешься их шпионом? – усмехнулся я, не торопясь с наказанием для этого эрхана.

Настроение в эту ночь у меня было на редкость великодушное в связи с завершением текущих дел. Задание окончено, но в ближайшие дни домой я не спешил отправляться и сообщил об этом отцу. Наверняка он и вызвал Сайтоса, чтобы узнать о причине моих действий. Я слишком хорошо знаю их обоих. Для этого я и вызвал демона – мне нужно было узнать реакцию Повелителя на мои действия.

– Я тебя умоляю… – недовольно закатил глаза эрхан. – Я перестал быть их шпионом уже давно, еще с тех пор, как…

– С тех пор как… что? – спросил я, резко поставив ноги на пол, а локти на стол. – Договаривай, Сайтос.

– Не думаю, что тебе это так интересно, – скучающим тоном ответил демон и, вытянув крылья, принялся снимать с них водоросли, растворяя их в клубах Тьмы.

– Сайтос, – лениво, но с заметной угрозой в голосе протянул я, – договаривай.

– Поверь, тебе не стоит это слышать, – покачал головой эрхан, на секунду замерев, но вновь принимаясь приводить себя в порядок.

– И все же я хотел бы это услышать, – обманчиво мягко попросил я, уже начиная терять терпение.

Эрхан мгновенно это понял, но все так же отрицательно покачал головой, отходя на пару шагов назад, видимо на всякий случай:

– Шайтанар, не заставляй меня договаривать. Поверь, тебе не захочется это услышать!

– Сайтос! – На этот раз окрик с вплетенным в него ментальным приказом не дал эрхану ослушаться.

Упав на колени, демон еле слышно прохрипел слова, которые набатом прозвучали у меня в ушах:

– Я перестал быть шпионом Повелителя с тех пор, как… ты поставил свою метку на ауре Хеллианы Валанди.

– Я приказал тебе никогда больше не упоминать при мне этого имени, – четко и раздельно произнес я, медленно поднимаясь из-за стола, даже не пытаясь сдерживать звеневшую в голосе ярость.

Два месяца. Два месяца я пытался забыть эту упыреву магичку с ее дьявольски соблазнительным телом и нечеловечески прекрасными глазами. Два месяца эти глаза преследовали меня во сне и наяву, вызывая глухую боль и ярость, мешая сосредоточиться на делах. Все это время я как последний влюбленный дурак страдал оттого, что позволил насквозь лживой человечке так просто завладеть моим сердцем. Я не находил себе места оттого, что не мог обходиться без нее, что не чувствовал ее ночью в моей постели. Два упыревых месяца я пытался смириться с мыслью, что она никогда не станет моей, и пытался задушить мысль о том, что у меня вообще есть Равная. И когда это почти получилось, этот демон одной простой фразой вызывает все эти чувства вновь?!

Глаза накрыла пелена глухой ярости. За спиной сгустилась Тьма, и я даже не заметил, как руки приняли боевую ипостась и когти вошли в деревянную столешницу, а бумаги и важные документы, лежащие на столе, заполыхали черным пламенем.

– Ты сам приказал договаривать, – сквозь треск огня раздалось бормотание эрхана. – Вот я и договорил.

Стряхнув кровавую пелену перед глазами, я медленно осмотрел кабинет и разрушения, которые уже нанесла магия, вырвавшаяся из-под контроля. Зло усмехнувшись, я вытащил из стола когти и, убрав частичную трансформацию, взмахом руки остановил стихии и устало опустился в кресло, пытаясь взять себя в руки, чтобы не свернуть шею этому эрхану. Он был прав – я ему приказал говорить.

– Ты встречался с ней? – процедил я сквозь зубы, крепко сцепив пальцы в замок, понимая, что если сейчас эрхан ответит «да», то он точно не выживет.

– Нет, – буркнул Сайтос, все еще стоя на коленях и смотря в сторону. – С Танорионом.

– Даже так? – удивился я, расцепляя руки и откидываясь на спинку кресла, чувствуя, как ярость несколько ослабела. – И что же ты от него хотел? Или он от тебя?

– Я хотел узнать, как у них дела, – как-то безжизненно проговорил демон, не поднимая глаз. – Все-таки они не чужие… вроде.

– Ты привязался к этому эльфенку? – вначале удивился я, но потом прорычал, внезапно почувствовав жгучую и болезненную ревность: – Или к ней?!

– К ним ко всем, – твердо ответил демон, с внезапным вызовом посмотрев на меня. – Мы слишком через многое прошли, чтобы вот так просто все забыть.

– Через что, Сайтос? – спросил я, откинув голову и уставившись в потолок, почувствовав внезапно накатившуюся усталость. – Через ложь? Через предательство? Неужели эти чувства ты испытал впервые?

– Да приди ты в себя, наконец! – неожиданно зло воскликнул эрхан, резко поднимаясь на ноги. – Тебя никто не предавал! Ты злишься, потому что поверил в то, во что сам захотел верить! Отбрось, наконец, эмоции и пойми, что все на самом деле не так! Хелли никогда не была предателем и не станет им никогда. Хрдыр, да она на это просто не способна!

– Это тебе аронт так сказал? – усмехнулся я, уже не чувствуя не злости, ни ярости, а просто опустошенность и глухую боль в душе, которой, как мне раньше казалось, у меня вообще никогда не было. – Он всегда будет на стороне наставницы, прими это к сведению.

– Да очнись же ты, наконец! – рявкнул Сайтос, вызвав у меня смешок. – Хватит упиваться своей болью, я просто тебя не узнаю! Она твоя, Шайтанар, метка до сих пор на ней! Ты сам не снял ее, и она не торопится это сделать. Она полюбила тебя, кронпринца демонов, и любит до сих пор, чем ты недоволен?

– Ты перегибаешь палку, – с легкой угрозой произнес я, закрыв глаза и вновь пытаясь отогнать видение ее глаз.

– Пускай так, – хмыкнул эрхан, направляясь к двери. – Мне просто это надоело. Приди в себя и сделай уже хоть что-нибудь, пока не стало слишком поздно.

Пожалуй, я никогда еще не слышал, чтобы этот эрхан так громко хлопал дверью. И так со мной разговаривать он себе не позволял с тех времен, когда нам только сотня лет исполнилась. Хеллиана Валанди, даже не присутствуя рядом, ты умудряешься менять самых невероятных личностей в лучшую сторону…

Распахнув глаза, я протянул руку и залпом опустошил бокал с вином. Со стуком поставив его на порядком поврежденный стол, я усмехнулся. Что-то мне подсказывает, что если я начну расспрашивать его обо всех подробностях встречи с аронтом, то он не сознается даже под пытками. И аронт тоже. Эта парочка друг друга стоит. Интересно, а знала ли она об их встрече?

Нет, навряд ли. Если она до сих пор с этим проклятым принцем лунных эльфов, то он к ней демонов ни на шаг не подпустит.

Кулак с силой опустился на стол. С громким треском крепкое дерево проломилось, не выдержав всех издевательств, а я лишь усмехнулся, стряхивая с руки деревянную труху.

Хеллиана Валанди, мой демоненок. Похоже, забыть тебя мне так никогда и не удастся. Так же как не удастся перестать тебя любить.

Глава 5

Селениэль

– Эль, ты так прелестно выглядишь, – давился смехом аронт за моей спиной. – Слушай, а я не думал, что грязно-коричневый цвет тебе так идет!

– Ах ты, мелкий негодник, – возмутилась я и, не вставая из грязной лужи, извернулась, накинула на ноги дроу силовую нить и резко дернула. С громким воплем Ри, не ожидавший от моей скромной персоны такой подлости, хлопнулся пятой точкой в одну из бурых луж, которые в изобилии красовались на месте нашего лагеря. Что я могу сказать? Сражение с грызликами удалось, и растекшиеся по земле следы прямое тому подтверждение.

– Ах ты, упырева магичка! – возмутился аронт в таком же тоне, что и я, и, зачерпнув жидкую грязь, швырнул ее в мою сторону.

Я еле успела пригнуться, и грязь растеклась по водной сфере рядом со мной, в которую был заключен последний выживший грызлик – причина моего падения в лужу. Эта зараза самой проворной оказалась и, подкравшись незаметно (писец доморощенный, блин!), изрядно изжевала мне штанину.

Несмотря на то что мой ученичок в меня не попал, это не помешало вспомнить, что я противная и нехорошая личность и вообще конкретная бяка, и запустить в него такой же замечательной грязью.

Скорость и сила эльфа сказалась и тут, и, когда лохматая шевелюра ученичка окрасилась в цвет детской неожиданности, настала моя очередь зловредно хихикать. Впрочем, насмехаться мне долго не пришлось, этот мелкий ушастый гаденыш успел запустить грязью мне в лицо!

Следующие полчаса Эльтар и Сумрак, прикрытые щитом еще до начала воинской эпопеи с земляной нечистью, с недоумением наблюдали, как мы с Ри устраиваем грязевое побоище. Опушку леса, где располагался наш лагерь, мы уханькали полностью, так же как и друг друга.

– Давненько мы так не развлекались! – хихикнул аронт, оглядывая место битвы двух впавших в детство эльфов, то бишь нас с ним любимых.

– И не говори, – хмыкнула я. – Что, дружище, топаем до озера, навестим твоих подружек?

– О да! – закатил глаза эльф, на его чумазой рожице это смотрелось так забавно, что я чуть вновь не рассмеялась. – Я так по ним скучал! Слухай, Эль, а сколько уже времени с того момента прошло?

– Ну, если не брать в расчет дни и говорить грубо, то около трех лет, – примерно подсчитала я, убирая заклинание паутины, которое еще до сих пор не рассеялось.

– Предлагаю это отметить! – торжественно произнес Ри, приближаясь к костру. – Эль, а ты чего последнего грызлика заперла? Он что, тебе нужен?

– Да не мне, – отмахнулась я, окинув взглядом водную сферу, в центре которой сидел земляной человечек, сжавшийся в комочек и с опаской поглядывающий на стенки из воды вокруг него. Глядя на его круглые глазки, мне даже его жалко стало. Немного.

«Таш, а может, ты на нем не опыты ставить будешь, а оставишь его в качестве живого пособия для будущих адептов? По себе знаю, практика намного интереснее теории».

«Предлагаешь мне создать в Академии живой уголок нечисти?» – мысленно хохотнул маг, и, судя по интонациям, идея ему явно понравилась.

«Типа того. А почему бы и нет? Пополнением мы с Ри можем заняться, все равно по дороге нам много чего интересного может попасться. Так как?»

«Ауст вряд ли это одобрит. Ну да ладно, сейчас открою портал».

«Дедушку удалось уговорить на должность директора?» – поинтересовалась я, глядя, как в пяти шагах около грызлика начинает сгущаться воздух, первый признак того, что полуэльф уже взялся за плетение, которое я так пока и не смогла осилить. Не тот у меня уровень, маленькая я еще. А хотелось научиться, да еще и как! Особенность моей и Марка магии такова, что наш портал можно сделать где душе угодно, для нас ни одна защита помехой не будет, нужно только знать точные координаты.

«Нет, он не поддается на уговоры. Все, давай мне его!» Голос мага звучал так, как у маленького ребенка, увидавшего новую игрушку. В этом весь Таш.

Хихикнув, я отправила сферу с грызликом в портал, вспомнив, что при прохождении последнего заклинание разрушится. Судя по нецензурным воплям в моей голове, Таш тоже об этом не сразу вспомнил и теперь изгаляется, пытаясь поймать человечка, не уничтожив его при этом. И желательно успеть это сделать до того, как грызлик слопает что-нибудь важное, типа документов…

Пока мы с Ри паковали манатки, я вкратце рассказала ему, что случилось. Тот, как и положено ученику очень вредной наставницы, долго и злорадно хихикал, но с удовольствием согласился помочь с «живым» уголком.

«Дожили, принцесса лунных эльфов будет бегать по лесам в поисках нечисти…»

«Не ворчи, братик! Согласись, это нужное занятие, да и мне практика не повредит, я же маг-недоучка, забыл? Лучше скажи, мальчик на месте?»

«Да, Лиринэль доставлен к родителям, как мы и планировали. О твоем побеге никто не знает».

– Эль, тебе письмо! – отвлек меня от мысленной болтовни с братом аронт, складывающий вещи на спину Сумрака.

Он был прав – в еще не потухшем костре виднелись длинный огненный хвост и черные глазки-бусинки, принадлежащие саламандре. Заметив, что на нее наконец обратили внимание, ящерка выплюнула на землю сложенный вчетверо лист бумаги и, махнув хвостом, растворилась в пламени.

Хмыкнув, Ри принялся тушить костер, а я, не поднимая лист пергамента, проверила его на заклинания. Когда магии не обнаружилось, я подняла письмо и развернула его. Содержание, признаюсь, ввело меня в ступор:

«Светлый, гад, не колется. Воды в рот набрал и булькает, что небезызвестную тебе эльфийку в упор не знает. Сегодня порталом уходим прямо к роще, и не приведи Хранители, этот хмырь или еще кто другой мне еще раз ручку облобызает – удушу к упырям и его, и тебя.

С любовью,

Ти».

– Это что? – выпучил глаза Ри, вглядываясь в пергамент, а я медленно, но верно сползала от хохота на землю.

– Шифровка от Ости, – выдавила я, вытирая выступившие от смеха слезы. – Похоже, принц Диотарей несколько переусердствовал в проявлении чувств к «принцессе». Если Ости пишет «с любовью», значит, он, кхм, ну злой, в общем.

– И как я понял, о Чарините ти Зауэр светлый не в курсе или же просто говорить не хочет. Все-таки предатель среди них считается великим позором, особенно если он знатного рода, – почесал затылок Ри, потом посмотрел на свою руку, ставшую еще грязнее, плюнул и смял бумажку. – И почему он так свое имя сократил? Сокращение до двух букв – это моя привилегия!

– Да твоя, твоя, – хмыкнула я, хватая Харона под уздцы. – Это он так привет тебе передал.

– Ясно, – кивнул аронт, стряхивая с руки пепел только что сожженной записки. – Ладно, пошли к озеру, а то у меня уже чешется все от этой грязи!

Путь до того самого озера занял около двух часов, и, пока пегасы с наслаждением пили из озера и поедали прибрежную траву, мы с Ри отмывались от грязи. Труднее всего для меня было промыть волосы, но Ри помог и, пока я окончательно приводила себя в порядок, натянул свободные штаны с темно-синей безрукавкой и ускакал готовить обед. Я не спеша высушила и прочесала густые волосы, влезла в простую блузку темно-синего цвета (решила не отходить далеко от одежды Ри), черные штаны из тонкой шерсти, дриадские сапожки и натянула корсет из кожи ассоматийского питона. Что поделать, на корсетах настоял Марк, все же я леди и принцесса по рождению. Да я сильно и не сопротивлялась: такой корсет был легким, нигде не натирал, поддерживал грудь (извиняюсь за подробности) и по прочности и защите не уступал хорошей кольчуге. Сайшесс занял свое место на поясе, кинжал в сапоге, палочки в волосах, а парные метательные кинжалы в ножнах чуть ниже локтей. Куртку я решила пока не надевать. Поддавшись внезапному порыву, я извлекла из кармашка рюкзака серьгу-паучка и прицепила на ухо. Думаю, пригодится эта вещица, тем более что следующая остановка – Эльфийские Сопки.

На обед была… перловка.

– Это чтобы мне жизнь малиной не казалась, да? – осведомилась я, с отвращением возя деревянной ложкой по горке каши в тарелке.

– Да ладно тебе, это же вкусно! – попытался убедить меня аронт, с удовольствием наворачивая кашу с кусочками мяса. – Учти, не съешь это – до ужина голодной останешься! Я же не могу выборочно готовить, что было в сумке с провизией, то и сварил.

Честно скажу – не убедил, больше двух ложек каши в меня не влезло. Ну ненавижу я эту пакость, хоть убейте! А вот положенные два куска хлеба пошли на ура, точно так же, как для пегасов моя порция каши. Эти двое все что угодно схомячат, проверено.

– Ну что, выдвигаемся? – поинтересовался аронт, когда я закончила с мытьем посуды. Все по-честному: обустраивал лагерь и готовил обед он, а мою посуду и убираю лагерь я. Равноправие, итить его налево.

– Ага, – согласилась я, засовывая в рюкзак лишнюю одежду, но внезапно осеклась, разглядев среди вещей маленькую белоснежную мышку с крепко зажмуренными глазками. – Твою мать!..

– Что такое? – тут же заинтересовался Ри, подъезжая на Сумраке вплотную ко мне и рискуя повторить давнишний полет Сайтоса в ближайшие кусты. – Харон темных не переносил.

– А вот что, – хмыкнула я, вытаскивая из рюкзака руку с зажатым между пальцев тонким розовым хвостом. – У нас с тобой попутчики нелегальные.

– Ага? – задрал серебристую бровь Ри, разглядывая дергающегося мышонка с бирюзовыми глазками.

Потом аронт выхватил у меня отчаянно пищащее животное, которое тут же скользнуло к нему на плечо и возмущенно запищало в мою сторону уже там.

– Вот и что мне теперь с этим эрингусом делать, а? – покачала я головой и без особых усилий запрыгнула на спину Харона. – И домой теперь не отправить никак. Не пойдет же.

– Да ладно тебе, – фыркнул дроу, поглаживая блаженно щурящегося мышонка. – Пускай будет.

– Угу, – проворчала я, подбирая поводья. – Хорошо, хоть второй бездельник при деле, хоть и ненадолго. Как только Ости въедет в Рощу дриад, Рикс сорвется к нам. Ты представляешь, что эти двое устроят нам по дороге? Кэсс, будешь себя плохо вести – отправлю домой.

На меня только возмущенно фыркнули. Я обиженно насупилась и тронула пятками бока Харона. Дожила, меня уже собственные животные не слушаются! И как их можно бессловесными и глупыми домашними питомцами назвать, а? Что Рикс, что Харон, что Сумрак, что Кэсс… Хрдыр, Химо, где же ты?

– Так, а чего у нас с легендой? – поинтересовался Ри, когда мы вновь остановились, как и когда-то, под прикрытием берез около деревни, чтобы наложить морок.

– Чего, чего… Я еще думаю над этим, – пробормотала я, накладывая на Харона морок карнейла, внешний облик которого я списала из памяти, вспомнив жеребца Киртана.

Кони эти злые, в деревне таких нет, так что вряд ли кто из местных решится подойти, а именно это нам и нужно. Да и телосложение у моего пегаса вполне подходящее. На Эльтара Ри наложил морок сам, превратив его в смирную гнедую лошадку. Сумрак вроде бы остался доволен этим, все-таки я в свое время в кого только его не превращала!

– А чего тут думать? – развеселился Ри, накладывая на меня морок дроу-полукровки по имени Эль. – Мы с тобой окончили обучение в Военной Академии дроу и, как и собирались, отправились в Эллидарскую Академию Магии. Только набора там нет, она временно закрыта, вот и возвращаемся домой. Сойдет?

– Сойдет, – кивнула я, ощущая непривычную легкость на своей макушке. Теперь прическа у меня была практически как у Ри. Магия творит чудеса, и мои настоящие волосы, все такие же длинные и тяжелые, теперь не только не заметны со стороны, но и не ощущаются даже мной. Моему ученику, конечно, пришлось повозиться, но это того стоило. Было бы странно, если бы я держала голову так, словно у меня длинные волосы, а на вид это не так.

– Эль! – неожиданно расхохотался Ри так, что стоящий рядом с ним Сумрак невольно шуганул в сторону. – Мы с тобой параноики!

– А? – округлила я глаза, глядя на ржущего аронта. – В каком смысле?

– В прямом! – хихикнул Ри, небрежным пассом снимая с моего лица и тела морок, оставив его только на волосах, да и то не полностью. – Морок полукровки мы наложили на тебя ПОСЛЕ того, как покинули эту деревню!

Я глупо похлопала глазами, а потом покосилась на свои волосы, коротко постриженные, но черного цвета. Потом погрузилась в воспоминания… и засмеялась:

– А ведь точно! Да уж, ну мы и склеротики. Именно здесь меня Кайна и подстригла, и еще ворчала, что «девушкам в таком возрасте негоже ходить без косы!» Ри, ушастик мой любимый, что бы я без тебя делала, а? Не отвечай, это был риторический вопрос. И да, я знаю, что я бяка, идем уж. Я есть хочу. Только проблемка одна есть…

– Я понял. – Ри обошел меня кругом и констатировал: – Тогда ты еще была человеком. Как думаешь, стать человеком на сутки будет сильно рискованным поступком?

– Думаю, нет, – немного пораскинув остатками мозгов, ответила я. – Я надеюсь, что Сайтосу удалось отмазаться, все же он далеко не дурак. Да и не думаю, что все эрханы только и думают о том, чтобы найти подружку их кронпринца. И далеко не все знают, что принцесса Селениэль и я – одно лицо. Так что ничего страшного не произойдет, если я на некоторое время стану человеком.

– Уверена? – с сомнением спросил Ри и, дождавшись моего уверенного кивка, продолжил: – Ладно, перекидывайся в облик до ужаса вредной человечки и поехали, а то помрешь еще с голоду, отчитывайся потом перед принцем Маркусом.

В рощице мы провозились около получаса, а если учесть, что все время мы буквально ползли, развлекаясь магией по дороге, то в деревню въехали уже на закате.

Эльфийские Сопки ничуть не изменились за эти три года. Да и что такое три года для дроу? Незначительный срок, так что я не удивлюсь, если нас с Ри до сих пор здесь помнят.

В закатных лучах солнца небольшая ухоженная деревенька смотрелась на удивление приветливо и уютно. Чем ближе мы подъезжали к единственному двухэтажному строению среди добротных небольших домиков, тем отчетливее слышалась музыка, громкие голоса и смех – в таверне явно что-то праздновали.

– Они что-то отмечают, – заметил Ри, привязывая Сумрака к коновязи.

– Ты не поверишь, но я только что об этом подумала, – хмыкнула я, наматывая рядом поводья Харона. – Надеюсь, мы не помешаем.

Когда мы с Ри вошли в ярко освещенный и немного душный зал таверны, я ожидала чего угодно, но не такой гробовой тишины, которая воцарилась при нашем появлении. Множество лиц, знакомых и не очень, уставились на нас в немом изумлении, даже музыка стихла. Я машинально отметила, что народу здесь столько же, сколько и при прошлом нашем посещении, только теперь тут девушки присутствуют, но их сравнительно немного.

Из-за дальнего столика раздался подозрительный хруст, словно кто-то раздавил в руке деревянную кружку. Я тут же глянула туда и чуть не захихикала, узрев смазливое, но такое злое лицо… Хатир, если память не отшибло. Некромант-недоучка, поднявший скелетов при участии своих дружков.

– Всем привет, – помахала я рукой, невинно улыбнувшись.

Нет, ну чего они так смотрят, а?

Зал тут же взорвался восторженными радостными воплями, а около меня оказалось сразу два хорошеньких паренька: полукровка и человек – один рыжий, другой темно-русый, но оба внушительного телосложения. Кузнец и его напарник, этих двоих сложно забыть.

– Оу, лапуля! – воскликнул Зайран, рыжеволосое чудо, который полукровка, нахально обнимая меня за талию. – Ты вернулась! Неужто соскучилась, а?

– Если и скучала, то точно не по тебе! – фыркнул Айрат, высокий парень, обнимая меня с другой стороны. – Малыш, ты где пропадала?

– Там, где вас не было! – хихикнула я, ненавязчиво пытаясь освободиться от объятий этих двух верзил.

Ага, проще Сумраку доказать, что он чистокровный карнейл! Но на этих двоих я сердиться не могла в принципе, уж очень они мне близнецов напоминали.

– А поконкретнее? – переглянувшись, в один голос спросили они, ненавязчиво уводя меня от порога в сторону столика, стоявшего практически у самой барной стойки.

– Айрат, Зайран, а ну, руки прочь, бессовестные! – раздался строгий голос, от которого приятели живо скуксились и убрали руки с моей талии. Из-за барной стойки вышла женщина немаленького телосложения и крепко меня обняла: – Эль! Сколько лет, сколько зим! Ой, а похорошела, похорошела-то как!

– Кайна, ты меня смущаешь, – засмеялась я. – Я тоже очень рада тебя видеть!

– А я-то как рада! – всплеснула руками женщина, отпустив меня, но только для того, чтобы обнять аронта, который в это время уже поздоровался с кузнецами и шепотом с ними что-то обсуждал, то и дело тихонько посмеиваясь.

Подмигнув этим обалдуям, я повернулась к столику, куда они меня тащили, и натолкнулась на внимательный и даже несколько суровый взгляд карих глаз в обрамлении светло-золотистых ресниц. Глаза эти принадлежали высокому мускулистому дроу, обладателю мужественной внешности и золотистых густых волос. Староста деревни, его тоже сложно забыть.

– Здравствуй, Рейстан, – неловко улыбнулась я, отчего-то мысленно съежившись.

– Здравствуй, Эль! – неожиданно расхохотался староста, выходя из-за стола. – Ты чего сжалась вся? Я же не кусаюсь!

– А кто тебя знает? – буркнула я, косясь на его клыки, перед тем как он сграбастал меня в охапку. – Хотя нет, ты совсем не изменился.

– А почему я должен был измениться? – изумился дроу, отпуская меня и кивая, чтобы я заняла место на лавке напротив него. – Всего-то три года прошло!

– Это да, – согласилась я, шлепая по рукам кузнецов, которые уселись на лавку по обе стороны от меня и вновь попытались меня обнять.

– Какими судьбами, Нор? – поинтересовался Рейстан, когда Ри плюхнулся на лавку около него. – Опять Академия вас забросила на край света?

– Нет, – отмахнулся дроу, – мы в Эллидаре были, хотели за учебу взяться, да неувязочка вышла: закрыта она временно. Теперь вот едем в Гильдию некромантов, может, там чего выгорит.

– А что с Эллидарской? – влез с вопросом Айрат, пока я пыталась отцепить пальцы Зайрана от моей коленки.

– Да, говорят, директора их убили, – ответил Ри, вызвав мой мысленный вздох.

Смириться с гибелью отца Идика я до сих пор смогла только частично.

– Как убили? – нахмурился Рейстан, кивком отблагодарив в жену, которая принесла всем сидящим за этим столиком по кружке пенящегося эля.

– Опять ты за старое! – Женщина в сердцах отвесила подзатыльник мужу, вызвав дружный смех присутствующих в таверне.

– Женщина, да чтоб тебя леший побрал, – пробормотал дроу, потирая пострадавшее место, пока Ри мужественно пытался скрыть смех. – Ведь интересно же! До нас не часто вести доходят.

– Вот пускай дети сначала с дороги отдохнут, а потом уже мучить их расспросами будешь! – строго наказала Кайна, уперев руки в бока. – А то у нас тут праздник, а он о покойниках расспрашивает, совсем стыд потерял!

– Какой праздник? – поинтересовалась я, слизнув с губ сладковатую пену только что опробованного напитка.

– Дык у проказника нашего, у Зайрана, день рождения! Совершеннолетие как-никак!

– Правда? – переспросила я и повернулась к улыбающемуся дроу. – Поздравляю от всей души!

– А поцеловать? – тут же влез этот пройдоха, чуть наклонившись ко мне.

Хихикнув, я быстро чмокнула его в щеку, успев это сделать в тот момент, как он, расстроенный, повернулся. Айрат, увидев его лицо, подло расхохотался и вновь попытался меня обнять, но когда получил локтем по ребрам, то хихикал уже его друг. Забавные ребята, нравятся они мне! А после застенков дворца так вообще они кажутся просто глотком свежего воздуха. Хех, интересно, а что будет, если они узнают, что к принцессе лунных клинья подбивают?

Э нет, не надо об этом. Пока я не во дворце, я обычная человечка, ну, эльфийка на крайний случай. А здесь я вообще просто полукровка Эль, которая совершенно не против повеселиться и отдохнуть.

– Как ваш некромантик поживает? – спросила я у Рейстана, мотнув головой в тот угол, где сидел хмурый Хатир со своей компанией, бросая на меня, мягко говоря, недовольные взгляды.

А я что? Я ничего, я фикус, стою в углу и листочками трясу. Сам виноват, нечего было глупые эксперименты ставить!

– Да вроде пока не беспокоит, – ответил Рейстан, но в его глазах промелькнуло что-то такое, что заставило меня засомневаться в правдивости его слов. Неужели опять этот упырь доморощенный магией баловался? Впрочем, это не мое дело, влезать не буду. Если только староста попросит, тогда уж помогу чем смогу. – Лучше скажи-ка мне, что там с директором Академии…

– Да что ж такое! – возмутилась Кайна, которая сделала вид, что ушла, но на самом деле стояла за спиной и, стоило ее мужу вновь заговорить о директоре, вновь отвесила ему звучный подзатыльник.

Судя по смеху присутствующих, для этой пары такие происшествия в порядке вещей, и никто особо не против.

– Женщина, ради всего святого! – возмутился дроу. – Уйди с глаз моих прочь! Неужели у тебя дел никаких нет на кухне? Гостей покорми, что ли?

– Ох, точно! – спохватилась Кайна, пока я тихо хихикала, совершенно неприлично уткнувшись в плечо Зайрана. – Нор, Эль, что ж вы молчите-то? Голодные небось сидите, а этот старый сплетник вам никакого покоя не дает, да еще и меня совсем заболтал! Потерпите пять минуточек, и я вас покормлю!

– Спасибо, Кайна, не торопитесь! – даваясь смехом, крикнула я вдогонку женщине.

Признаюсь, веселая обстановка в этой деревне заставила меня совершенно забыть о насущных проблемах. Мелькнула шальная мысль, что за свою беззаботность я могу еще поплатиться, как это бывало и раньше, но, находясь в приподнятом настроении, я отмела эту мысль, как абсолютно бредовую. Что может случиться здесь, в этой маленькой деревеньке, вдали от придворной жизни, интриг старейшин и обозленного вампира с дикой манией завоевать мир? Да ничего.

Пока Кайна несла вкусный ужин, мы с Ри успели выхлюпать по две кружки эля и поделиться с деревенскими жителями последними сплетнями из Эллидара. Прикидываясь абсолютными вениками, мы с учеником посетовали на нехороших магов, которые зачем-то постоянно «ругались» с Академией и даже подослали наемных убийц-вампиров, которым удалось убить директора. Не правду же было им говорить? Хотя, честно, обманывать этих милых людей, извините, нелюдей, было неудобно.

Около полуночи настроение у меня ушло в никуда, а точнее, воспарило до такой высоты, что даже думать о делах грядущих мне не хотелось абсолютно. Таш и Марк, словно сговорившись, о себе не напоминали, справедливо полагая, что небольшой отдых я вполне заслужила. Да и одна ночь ничего не решает.

Ноги у меня малость гудели от танцев – сплясать, наверное, я умудрилась со всей деревней. От количества выпитого эля в голове приятно шумело, а тело полностью расслабилось, когда Зайран вытащил меня на следующий танец. Он оказался медленным, и мы, выполняя все положенные незамысловатые па, болтали о всякой ерунде, то и дело смеясь. И я совершенно не ожидала, что посреди танца этот дроу вдруг решит меня поцеловать. Почувствовав прикосновение теплых губ на моих губах, я резко отстранилась, оттолкнув парня, и направилась к своему столику. Рейстан около стойки о чем-то беседовал с супругой, а его дочки, прелестные близняшки, окружили повышенным вниманием Ри, утащив его за дальний столик, видимо подальше от строгого папеньки. Несколько нетрезвый аронт, как я успела заметить, особо против не был, но старался держать себя в рамках.

Махнув залпом еще одну кружку эля, я почувствовала легкую тошноту и поспешила на улицу. Все-таки не стоило пить на голодный желудок.

Когда за мной закрылась тяжелая дубовая дверь, существенно заглушив музыку и громкий смех, я плюхнулась прямо на ступеньки невысокого крыльца и глубоко вдохнула прохладный свежий ночной воздух. Тошнота медленно отступала, но сильное головокружение прошло только минут десять спустя. И только тогда до меня дошло, что это было.

Я не смогла. Я не смогла даже принять тот факт, что меня поцеловал кто-то другой. Кто-то другой, а не Шайтанар. А чем Зайран хуже демона? Пусть он не принц, но он молод, привлекателен, и с ним не скучно. И он сильный, мастер своего дела и наверняка не так жесток и циничен.

Я усмехнулась в ответ на собственные мысли. Ответ прост как старые носки Дерека: я люблю синеглазого демона. И принадлежать я могу только ему. И только рядом с ним я чувствую себя защищенной, ранимой и… любимой?

Я не услышала, как скрипнула дверь и кто-то уселся на ступеньки позади меня. Этот запах сложно было перепутать, так же как и руки, которые легли мне на талию. Голос, прозвучавший в относительной тишине, только подтвердил мои догадки:

– Эль, скажи… я тебе неприятен?

– Нет, Зайран, – горько усмехнулась я, откидываясь спиной на грудь полукровки, чтобы почувствовать хоть чьи-то нежные объятия, пусть и не те, в которых так хочу очутиться. – Ты хороший, правда! И с тобой не скучно, да и внешностью тебя Хранители не обделили. Вот только…

– Ты любишь другого, – спокойно закончил за меня дроу. – Я так и понял. Что ж, значит, не судьба.

– Ты расстроен? – хмыкнула я, всматриваясь в опустившуюся на деревню темноту.

– Я тебя умоляю, – хохотнул Зайран. – Я что, себе девушку не найду? Мне просто тебя жалко. Когда ты в прошлый раз приезжала, у тебя глаза были другими. Они были печальными, но несколько живее, что ли… Неужели ты за эти три года успела не только полюбить, но и потерять?

– Так и получилось, – ответила я, чувствуя тупую, но уже практически привычную боль в груди. – Неужели это так сильно заметно?

– Глаза – зеркало души, – философски изрек дроу и спросил: – Скажи, когда я пытался тебя поцеловать… почему мои губы вдруг словно льдом покрылись? Это было больно!

– А это значит, Зайран, что я принадлежу другому, – ответила я, невольно задумавшись над его словами.

– Понял! – шутливо поднял вверх руки парень и поднялся со ступеней. – Ладно, давай забудем эту тему. Ты так и собираешься здесь до утра сидеть? Идем выпьем, там Кайна еще эля и орешков принесла, у меня сегодня праздник все-таки!

– Сейчас приду, – вымученно улыбнулась я, пытаясь справиться со смятением, которое вызвали недавние слова дроу.

Как это понимать? Неужели метка на моей ауре все еще действует? Насколько я знаю, она должна реагировать на прикосновение мужчин ко мне, а в Эвритамеле, когда я принимала человеческий облик, такого не было! Не могла же метка не реагировать только на Ри, и даже если могла, то почему Марк ничего не почувствовал, когда просто поцеловал меня в щеку? Уж что-что, а если метка и рассчитана на определенных личностей, то на прикосновения лунного эльфа она должна была отреагировать в первую очередь! Но ничего не случилось. Тогда почему случилось сейчас?

Внезапная догадка заставила сердце биться чаще. Неужели… Неужели этот упырев демон не смог от меня отказаться? И повлияло ли на это тот факт, что Сайтос вчера едва не прокололся?

Нет, про нашу с ним встречу Сайтос сболтнуть не мог. Но я даже представить не могу, что этот эрхан вообще мог сказать Шайтанару!

От накатившего волнения не только закружилась голова, но и дико затошнило, причем так, что пришлось отрывать свою попу от деревянных ступенек и нестись за угол. Правда, распрощаться с содержимым желудком мой организм все-таки не пожелал и решил отделаться только тяжелой одышкой и мокрым от пота лбом. Меня такое решение вполне устроило. Уперевшись руками в холодные бревна, я попыталась отдышаться и чуть вздрогнула, когда дверь таверны тихонько скрипнула, кого-то выпуская из теплого помещения в прохладу темной улицы. Надеюсь, это не Ри, а то этот ушастик до скончания веков будет мне о таком промахе напоминать. Как же! Вырвалось дитятко из родимого дома и тут же наклюкалось до тошноты в деревенской таверне! Позорище, аж самой стыдно.

– Маги! – раздалось пренебрежительное и очень тихое восклицание за моей спиной. – Простые дохлики, даже пить не умеют!

Хатир – волкодлака тебе в печенку, чего ему не сидится в таверне? Хм, судя по его тихому голосу и восклицанию, он явно считает, что я настолько пьяна, что его не слышу. Ни его, ни кого-то еще, кто крадется вместе с ним по направлению ко мне.

– Заканчивай и пошли, а то заметит, – раздался второй голос, и шаги стали слышны намного ближе.

– Да она вусмерть пьяна, как и дружок ее, – хмыкнул Хатир, и, судя по голосу, моему чутью и его запаху, стоит он уже у меня за спиной. – Прощай, киса.

Резко разворачиваясь, я выбросила ногу, ориентируясь на голос и свою память. Память не подвела, и моя нога угодила точно в челюсть. Второй мой удар пришелся по его руке, в которой он сжимал нож.

С какой-то непонятной злобой я ударила парня в живот, заставив его согнуться пополам, а потом свалила на землю, ударив ногой по его голове, сверху вниз. Дожила, хрдыр! То, что не может сделать вампир на протяжении вот уже трех лет, чуть не удалось простому деревенскому увальню! Ну, почти увальню, но не суть! Очуметь! Расслабилась, называется!

– Ах ты, тварь! – полез второй парнишка, молодой и хорошо сложенный дроу с копной светлых волос на безмозглой голове, по которой он, собственно, тут же и получил, только не ногой, а сайшессом.

Получил не сильно, для начала я легко увернулась от его захвата, а потом уже схватилась за цепь, но наконечником бить не стала – пусть живет пока.

Пока один дроу прилег отдохнуть в принудительном порядке, второй начал подниматься и, не найдя с первого раза нож, который улетел, не попрощавшись, куда-то в темноту, решил придушить меня голыми руками. Приехали!

Закатив глаза, я дернулась в сторону и, уцепившись одной рукой за его же плечо, оттолкнулась ногой от стены, оказалась за спиной дроу и накинула на его шею цепь. Остальное – дело привычное: дроу дернулся, цепь, один конец которой я держала в поднятой над головой руке, затянулась, и он плюхнулся на колени.

И естественно, другого момента, чтобы гурьбой вывалиться на улицу, жители Эльфийских Сопок не нашли! Хорошо, хоть факелы не прихватили. Впрочем, темноту тут же исправил Ри, подвесив в воздухе с десяток светляков.

– Что тут происходит? – рыкнул Рейстан, проходя сквозь толпу.

Ему и напрягаться не пришлось, люди сами уступали ему дорогу, оживленно переговариваясь.

– Да меня тут убить пытались, – зло хмыкнула я, чувствуя, что веселое настроение испорчено безвозвратно. – Они бы хоть драться сначала научились, что ли…

Кто там утверждал, что все без исключения дроу превосходные воины? Плюньте тому в лобик, он был либо в корне не прав, либо просто в деревнях Империи не был!

– Хатир! – угрожающе прорычал Рейстан, сложив руки на груди. – Это правда?

– Нет, – вякнул дроу, пытаясь снять со своей шеи цепь. – Она сама напала на нас!

– Ну точно! – фыркнула я, медленно подходя к нему. Пара привычных движений, и цепь уже у меня на поясе. – Специально вышла на улицу пораньше и ждала их, чтобы напасть! Рейстан, там, кстати, в переулке ножик лежит, который мне в спину всадить пытались.

– Если это правда… – многообещающе произнес дроу, направляясь в кромешную темноту переулка.

Он не договорил, да и не нужно было, его и так все поняли.

Когда староста вернулся, сжимая в руках тот самый нож, на рукоятке которого к тому же оказались еще и инициалы Хатира… мне стало жалко неудачливых убийц.

– Да ладно, Рейстан, – передернула я плечами, встретив тяжелый взгляд эльфа. – Не суди их строго. Один раз я уже перешла ему дорогу, вот он и решил разделаться со мной по-тихому. Ничего ведь не случилось, так?

– Нет, Эль, – сурово ответил Зайран, в то время как Айрат неподалеку что-то втолковывал Ри, который стоял с абсолютно очумелыми глазами. – Ты гость, и нет ничего хуже, чем напасть на гостя, да еще тайком, метясь в спину.

– Да он же идиот, что с него взять? – попыталась я вновь выгородить парня, понимая, что дело принимает нешуточный оборот. – Не сдержался он, молодой, горячий, глупый… Рейстан, правда, он все равно ничего бы мне сделать не смог! Не убивай его, прошу.

– Я сам с ним разберусь, – жестко отрезал староста и тихо рыкнул: – Все по домам, живо! Праздник окончен.

– Ну вот, весь день рождения испоганил! – сплюнул Зайран, покосившись на Хатира, на котором просто лица не было. Дружка его Рейстан ощутимыми пинками стал пытаться привести в чувство. – Эль, идем, хоть выпьем напоследок. Забудь ты об этом полудурке.

Вздохнув, я позволила эльфу приобнять меня за плечи и двинулась следом за остальными жителями, значительная часть которых все же решила вернуться в таверну. Да уж… Вот глупый эльф, зачем было лезть, а? Жил бы себе и жил, нет, вот приспичило ему мстить мне! Я ему что, так сильно не понра…

– Эль, берегись! – неожиданно благим матом заорал Ри, и, естественно, я обернулась.

Но количество алкоголя сделало свое дело, и реакция стала куда медленнее. Вместо того чтобы быстро повернуться, увидеть опасность, нагнуться или же просто поймать этот несчастный камень, я повернулась и… поймала его виском.

Резкая боль, качнувшаяся передо мной таверна – это все, что я успела увидеть.

Глава 6

Селениэль

Сознание ко мне вернулось резко, на пару с головной болью. С тихим стоном я попыталась сесть, но тут же откинулась обратно на подушки – голова весело закружилась.

– Вот неугомонное создание, – раздалось недовольное ворчание, и к вискам прикоснулись чьи-то прохладные пальцы. – А просто глазки открыть не ага, надо сразу вскакивать?

– Прости, Ри, – покаялась я, мгновенно узнав и голос, и запах аронта. – Привычка.

– Нет, привычка, может, и хорошая, но на данный момент абсолютно ненужная. Так лучше?

– Угу, – открыла я глаза, чувствуя, как головная боль вместе с сотрясением ушла, повинуясь магии моего ученика. – Спасибо.

– Да не за что, – расплылся в улыбке Ри, плюхаясь на стоящий рядом с кроватью колченогий стул.

Судя по скудной обстановке комнаты, но идеальной чистоте, находились мы в одной из комнат на втором этаже таверны.

– А теперь рассказывай, – попросила я, запуская пальцы в собственную короткую шевелюру. – Что это было?

– Да Хатир, придурок, – фыркнул дроу, сунув руки в карманы и смотря куда-то в сторону. – Так тебя убить не получилось, решил камешком по затылку стукнуть. Благо Рейстан заметил его маневр и оттолкнул полукровку, а то ты не легким сотрясением отделалась бы, а размозженным затылком.

– Да уж, – покачала я головой, – вот упырь смазливый! Чего его так перемкнуло на моей скромной особе? Я ему что, так жизнь испоганила? Дык он сам виноват, нечего было магией баловаться, а если бы он тогда не скелетов поднял, а что-нибудь посерьезнее?

– Да дурак он, – буркнул Ри, все еще внимательно рассматривая пейзаж за окном. – Как рассказал мне Айрат, Хатир после нашего отъезда вновь начал магией заниматься и держал в страхе практически всю деревню. Действовал тайком, чтобы Рейстан не узнал, выбирал тех, кто послабее. Они даже старосте пожаловаться не могли, настолько их этот недоучка запугал. Вот так.

– А я-то думала, что Рейстан от меня скрывает! – хмыкнула я, с хрустом разминая плечи. – Вот оно как. Значит, мальчик совсем голову потерял?

– Угу, – буркнул дроу. – И в прямом, и в переносном смысле, Эль.

– Что? – уставилась я на ученика, который старался смотреть куда угодно, но не мне в глаза.

– То, – вздохнул дроу и все-таки решил на меня взглянуть. – Ты только не волнуйся, но… Хатира казнили в ту же ночь.

– Что?! – Моя челюсть совершенно неэстетично отвисла, в то время как мозг судорожно пытался переварить «веселое» известие.

– То, – хмыкнул Ри. – Допрыгался полукровка. И знаешь, Эль, ты извини меня, конечно, но мне его совсем не жаль. Для эльфов нападать на гостей позор, особенно со спины, еще и на девушку! Да и терроризировать своих…

– Я поняла, Ри, – перебила я его. – Я понимаю, что наказание он вполне заслужил, просто… жалко его. Молодой был, глупый.

– Хорошо, хоть в этой деревне не знают, кто ты, – понизив голос, проговорил Ри. – А то казнили бы и второго.

– А что со вторым? – спросила я.

Но Ри не успел ответить, раздался громкий стук в дверь, и спустя секунду в комнату вошел хмурый Рейстан:

– Эль, очнулась наконец? Как твое самочувствие?

– Спасибо, Рейстан, ничего страшного. Скажи… а жители деревни сильно на меня злятся? Все же у вас народа и так мало, а тут еще и это…

– Тебе не стоит об этом волноваться, – отрезал дроу. – Хатир получил свое. Я приношу тебе свои извинения за этот случай.

– Не стоит, Рейстан, – покачала я головой, но дроу перебил меня и, подойдя к кровати, положил на нее тугой замшевый кошель.

– Нет, стоит. Это компенсация.

– Ты с ума сошел?! – выпучила я глаза. – Рейстан, какая к упырям компенсация?! Мне ничего не нужно!

– Я так решил, Эль, – ответил дроу, направляясь к двери. – И все жители тоже. Отдыхай и ни о чем не волнуйся, я пришлю Кайну с ужином.

– Он что, совсем с ума сошел? – повернулась я к Ри, когда дверь за дроу закрылась. – Какая компенсация? Большей глупости я не слышала!

– Да я сам в шоке, – округлив глаза, почесал затылок Ри. – Похоже, Рейстан чувствует сильную вину за случившееся.

– Да уж, – двумя пальцами подняла я кошель и, даже не посмотрев содержимое, кинула его Ри. – Верни его, пожалуйста, Рейстану. Мне он не нужен.

– Как скажешь, – кивнул ушастик, старательно пряча одобрение в глазах, и вышел за дверь.

Я только головой покачала. Во дела!

Минут десять спустя вошла Кайна, держа в руках поднос с едой. Мой желудок одобрительно заурчал, учуяв салатик из свежих овощей, полкраюшки свежего хлеба, грибной суп и горку пирожков с картошкой.

– Изголодалась, бедненькая, – проворчала женщина, ставя поднос прямо мне на колени. – Полтора суток без сознания! Как твое самочувствие?

– Спасибо, все в порядке. – Глядя на эту женщину, я не могла не улыбаться. – Кайна, скажи, а жители деревни… они очень сердятся на меня?

– Да брось ты эти глупости! – всплеснула руками супруга Рейстана. – Все все прекрасно понимают. Ты же не виновата, что так получилось, а отвечать за поступки других ты не можешь. Все в порядке, Эль. Мой муж скор на расправу, и все об этом прекрасно знают. Не забивай этим голову, поешь лучше.

– Спасибо, – пробурчала я, вонзая зубы в обалденно пахнущий ломоть хлеба.

Да уж, действительно изголодалась я зверски! Нехитрый ужин был воспринят моим желудком с огромным удовольствием.

– Эль, скажи, а правда, что ты велела своему другу вернуть деньги? – чуть помявшись, поинтересовалась Кайна, когда я уже разобралась с супом и взялась за пирожки.

– Да, – кивнула я. – Зачем они мне? Я вам столько хлопот доставила, а вы еще и платить мне собрались! Совсем с ума сошли!

– Я в тебе не сомневалась. – С улыбкой потрепав меня по волосам, женщина вышла, прихватив посуду, а я чуть от удивления последний пирожок не выронила.

Это что сейчас было, ась? Что Кайна имела в виду?

Прошло около часа, я уже успела умыться, привести себя в порядок и привычно вооружиться, а Ри все не возвращался. Спускаться вниз не хотелось, я боялась укоризненного шепота за своей спиной. Все-таки из-за меня казнили человека, и какие бы ни были обстоятельства, но я чувствовала себя виноватой.

Тяжело вздохнув, я упала на застеленную кровать и уставилась в потолок, пытаясь собраться с мыслями. Определенно мне нельзя расслабляться. Только чуть отвлекусь, как тут же что-нибудь случается. Такое ощущение, что Хранители были против того, чтобы мы с Ри теряли время, и решили ускорить процесс, подослав ко мне Хатира. Словно знали, что после казни этого полукровки я в Сопках оставаться не смогу. Так и получается – еще до вечера несколько часов, и, как только вернется Ри, мы поедем дальше.

Вот только есть одно но. Хранители не вмешиваются в дела людей, я прекрасно помню слова мамы. Тогда почему все так вышло? Мне по жизни не везет, угу, больше ничего дельного на ум не приходит.

Что ж, будем воспринимать суровую действительность как должное, а этот случай как знак, что не стоит расслабляться. Пора двигаться на поиски артефакта… Только я все равно сильно торопиться не буду, время еще есть! Оно в любом случае есть, даже если вампир найдет второю половину раньше нас, то первой ему не видать как своих ушей.

– Задание выполнено! – отчитался нарисовавшийся в комнате аронт и весело заметил: – Хотя объект и сопротивлялся сильно.

– Вот и славненько, – вздохнула я с облегчением. – Ри, как ты смотришь на то, чтобы…

– Уехать? – задрал серебристую бровь аронт и с разбегу плюхнулся на узкую кровать рядом со мной, я еле успела вжаться в стенку. – Я так и подумал, что ты захочешь смыться. Обстановочка в деревне, я тебе скажу, не очень.

– Все так плохо? – спросила я и, дождавшись, пока аронт закинет руки за голову, устроила свою голову у него на плече. – Колись давай.

– Да все не так и плохо, – ответил Ри, покосившись на мою макушку у него перед носом. – Жители в принципе понимают, что так и нужно было сделать, но все равно осталось много недовольных решением Рейстана. Родня Хатира, например, его друзья, да и родные второго дроу, Фарис его зовут, кстати.

– А с ним что решили сделать? – вновь поинтересовалась я, подергав за особо длинную серебристую прядь.

– А леший их знает, – пожал плечами Ри. – Так что, мы едем или где?

– Или как, – передразнила я его, поднимаясь с кровати. – Поехали. До наступления темноты нужно добраться до следующего города, как там его?

– Релам, небольшой городок в десяти лигах отсюда. Чисто теоретически должны успеть.

– Тогда чего разлегся? – легонько пнула я аронта по ногам, свисающим с кровати. – Поехали!

Нет, ну мы с Ри, конечно, не думали, что все так просто не закончится, но не до такой же степени! Эти уникумы деревенские в качестве прощального дара преподнесли нам… дроу! Того самого паренька, который вместе с ныне покойным Хатиром пытался на меня напасть, только теперь дроу был крепко связан и выглядел не очень, честно скажу.

– Рейстан, ты с ума спрыгнул? – поинтересовалась я, уже сидя верхом на Хароне, когда дроу протянул мне конец длинной веревки, которой от плеч до бедер был обмотан бедный дроу, по виду чуть старше меня.

– Он теперь твой, Эль, – мрачно буркнул Рейстан и впихнул-таки мне веревку в руку. – И распоряжаешься его жизнью только ты.

И ушел, вот так. Постепенно разошлись и все остальные жители, а мы с Ри глупо переглядывались, то и дело посматривая на дроу, который, кстати, даже не полукровка, а самый настоящий, чистокровный. Молодой дроу, с телосложением как у Ри, ну, может, чуть выше, вполне привлекательный, бронзовый загар и клыки присутствуют, светло-русые волосы коротко острижены. И как мне теперь с этой прелестью поступить, а?

– Эль, ты что собираешься делать? – поинтересовался аронт, когда я уже собралась спрыгнуть с удобной спины Харона.

– Освободить его, что же еще? – фыркнула я, но слезать передумала. – А что?

– Освободишь его и оставишь здесь. – Ри неопределенно мотнул головой, указывая на деревню в целом. – И его казнят.

– Тьфу ты! – невнятно ругнулась я. – Вот же подстава! Ладно, двигаем отсюда, чуть позже разберемся.

Поднимать в галоп Харона я не решилась: дроу, бежавший позади, и так выглядел не лучшим образом, у меня создалось впечатление, что помяли его деревенские конкретно. Если честно, то я никак не ожидала, что впечатление об Эльфийских Сопках у меня останется настолько гнетущее. Ведь так все хорошо начиналось… А теперь я даже и не знаю, смогу ли я заглянуть сюда еще раз.

Отъехав от деревни на порядочное расстояние, я осадила пегаса и спрыгнула на землю. Достав из ножен один из кинжалов, я потопала к дроу. Нужно заметить, что тот если и испугался, то виду не подал, а лишь спокойно на меня смотрел, правда тяжело дыша. Легкими взмахами я перерезала веревки и махнула рукой:

– Свободен. Ты мне не нужен, я тебя не держу.

– Мне некуда идти, – тихо и обреченно произнес дроу, когда я уже подошла к Харону.

Сердце сжалось от тоски в его голосе. Я слишком хорошо представляла, что он сейчас может чувствовать. Вспомнить только мои чувства после того, как я сбежала из Эвритамеля после ритуала, я ведь тоже тогда не знала, куда мне пойти. Но у меня появился Ри. А у этого эльфа сейчас нет никого, и в деревню ему нельзя, убьют. И в близлежащие города ему тоже нельзя, Рейстан часто там бывает. Что же с ним делать? Я не могу вот так его здесь оставить.

– И о чем задумалась? – спросил аронт, пока я машинально поглаживала крепкую шею своего пегаса. – Дай угадаю: ты хочешь взять его с собой?

– А ты против? – с виноватым видом повернулась я к ученику.

Тот состроил серьезную мину, а потом не выдержал и расхохотался:

– Эль, ну ты чего, в самом деле? Я же прекрасно понимаю твои чувства! И догадываюсь, что здесь его оставлять нельзя. Только и в Гильдию некромантов его брать не рекомендуется, что он будет там делать? Он не маг и даже не воин.

– С этим мы по дороге разберемся, – вздохнула я с облегчением и обратилась к притихшему дроу. – Что скажешь, Фарис? Пойдешь с нами?

– Как прикажете, – неумело поклонился дроу, стараясь скрыть облегчение, мелькнувшее в глазах.

Похоже, парень теперь решил, что я сделаю его своим рабом. Нет, а оно мне надо?

– Эй, ты чего! – возмутилась я. – Завязывай с этим делом! В качестве пленника ты мне не нужен. Просто будь собой, хорошо? А мы, в свою очередь, попытаемся тебе помочь.

– Зачем вам это? – нахмурился дроу. – Я же пытался тебя убить.

– Да у тебя бы это при всем желании не получилось! – хмыкнул Ри, соскакивая со спины Сумрака. – У нее подготовка будь здоров! Тебе подобное и не снилось. А теперь присядь-ка, я тебя осмотрю, что-то мне твой болезненный вид не нравится.

– И все равно я не понимаю, – буркнул дроу, усаживаясь на траву рядом с дорогой. – Зачем вам это?

– А затем, – хмуро произнесла я, от нечего делать принимаясь расчесывать гриву Харона. – Из-за меня погиб твой друг, и я чувствую себя виноватой. И поэтому не хочу, чтобы из-за меня пострадал еще кто-то. Такой ответ тебя устроит?

Так мы с Ри обзавелись попутчиком. Фарис оказался неглупым эльфом, и, как выяснилось, он до последнего отговаривал Хатира от его затеи, но все тщетно. Фарис не хотел идти ночью с ним, но Хатир пригрозил, что навестит младшую сестру Фариса, которая часто болела и из-за этого практически все время сидела дома, часто даже в одиночестве. Сам же Фарис был простым крестьянином и все время пропадал на полях. Воин из него действительно никакой, и магией он не владеет.

Что с ним было делать, я так и не придумала. В Эвритамель его нельзя, там ему делать нечего. Таша попросить – и что полуэльф с ним будет делать? Дворником при Академии пристроит? Нет, не пойдет. А что, если…

– Фарис, скажи, а кем бы ты хотел стать? – поинтересовалась я, вышагивая по дороге и ведя под уздцы Харона.

Рядом точно так же шел Ри с Сумраком, а Фарис между нами. Так как Сумрак категорически отказался вести на своей спине еще одного темного, пришлось нам всем дружненько идти пешком. И естественно, до наступления темноты нам и думать было нельзя о том, чтобы успеть добраться до города. Солнце уже окрасило небосвод в оранжево-красные цвета, стало холодать, а до города еще топать и топать.

– Не знаю, – ответил дроу. – Я раньше ни о чем таком и не задумывался.

– Ну хоть к чему-то тебя тянет? – фыркнул Ри, размахивая поводьями Сумрака. – Меня вот всегда к оружию и к магии тянуло. Ты как на это смотришь?

– Ничего не имею против, – развел руками дроу. – Мне понравилось, как ты нас с Хатиром уделала. Сможешь меня так научить?

– Нет, – покачала я головой. – Это займет слишком много времени, и для этих приемов нужна хоть какая-то физическая подготовка. Мы с Ри учились этому в Динтанаре, когда состояли в личной охране князя Эренриха. Ранхары, слышал о таких?

– Я, конечно, деревенский житель, но не такой дурак, – хмыкнул дроу, и мне стало немного стыдно. – Кто же не знает о ранхарах? А вы правда охраняли князя ятугаров? Дурак был Хатир, раз думал, что с тобой так легко справиться.

– Не только охраняли! – гордо задрал нос Ри. – Между прочим, Эль приходится… Ай, ты чего пинаешься?

– А что было бы! – буркнула я и исподтишка погрозила аронту кулаком. – Ри хочет сказать, что я была ранхаром-магом, одной из лучших. Правда, потом мы взяли безвременный отпуск, чтобы подучиться немного. Слушай, Фарис! А ты не хотел бы пройти обучение в Военной Академии дроу?

– Я был бы не против, – улыбнулся дроу. – Это большая честь для меня.

– Эль, ты совсем того? – покрутил пальцем у виска Ри. – Туда берут только по рекомендациям, и где мы возьмем их для простого деревенского жителя?

– Ри, не тупи! – хихикнула я. – Было бы желание, а связи всегда найдутся! Фарис, так что скажешь? Учиться среди знати, да еще без должной подготовки будет нелегко. Сумеешь? Просто пойми нас правильно: пристроить тебя куда-то нужно, с нами ехать слишком опасно.

– Если вы устроите меня в Военную Академию, я буду вам очень благодарен, – несколько застенчиво улыбнулся дроу. – Я и так вам всем обязан. Даже не знаю, как буду рассчитываться.

– Как сможешь, так и рассчитаешься, – хмыкнула я, понимая, что отговаривать дроу от его благодарственных порывов бесполезно. – Итак, господа, меньше слов, больше дела! Пора устраиваться на ночлег. Какие будут предложения?

– Предложение такое, – встрял аронт, осмотревшись по сторонам. – Везде поля, до леса еще далеко. Но вон симпатичная березка, может, около нее и заночуем?

Возражений не нашлось. Разбить лагерь много времени не заняло, и, пока Ри посвящал Фариса во все подробности будущего обучения, я отошла чуть в сторонку и, разжившись письменными принадлежностями в недрах одной из сумок, накорябала записку с просьбой пристроить моего нового знакомого. Сначала я думала написать близнецам, но вовремя вспомнила, что они еще в Эллидаре, да и «добрый» принц Летрак там же. Так что записка предназначалась другому дроу.

Удостоверившись, что в письме нет ничего сверхважного и секретного, я, прикрыв глаза, создала костер из магического пламени. Костерок хороший получился, с меня ростом. По привычке закатав рукава, я сунула руку прямо в огонь, который не мог причинить мне вреда, и принялась вылавливать саламандру. Конечно, за такое отношение к этим ящеркам по голове не погладят, но если мне память не изменяет, то гильдии-то теперь нет?

– Привет, моя хорошая, – почесала я красное брюшко ящерки, которую удалось выловить в магическом огне.

Сначала ящерка недовольно зашипела, но потом, узрев, кто ее так бесцеремонно потревожил, принялась ласково тереться о ладонь, согревая ее своим теплом. Да и как могло быть иначе? Родной брат моей матери Ариархат – Хранитель огня. Так что мой высокий уровень владения этой стихией – наследственный, впрочем, это и воинского мастерства касается, хотя оно, конечно, у меня еще очень далеко от идеала.

– Что это? – с легким испугом спросил Фарис у Ри за моей спиной.

– Это саламандра, дух огня, – ответила я за аронта и вновь обратилась к ящерке: – У меня для тебя задание, моя маленькая. Отнеси это послание лично в руки дроу, он находится сейчас в Карате. Его имя Хантар де Шан. Хорошо?

Довольно лизнув раздвоенным огненным язычком мою ладонь, саламандра схватила записку и нырнула в костер, растворившись в языках пламени. Усмехнувшись, я развеяла пламя и вернулась к эльфам, один из которых улыбался, а второй смотрел на меня с изумлением и недоверием:

– Хантар де Шан? Ты хочешь сказать, что лично знакома с цепным псом кронпринца, и я пойду учиться по его протекции?

– Угу, – кивнула я. – Я познакомилась с ним во время турнира некромантов. Мы с ним друзья. Только, Фарис, сразу предупреждаю, не смей сокращать его имя, он этого не любит. И слушайся его, хорошо?

– А может ли быть иначе? – удивился дроу и передернул плечами. – Я жить хочу. Я видел его однажды, мельком, когда был в столице. Говорят, что если сократить его имя, то он убивает не задумываясь.

Я только мысленно рассмеялась и тайком переглянулась с Ри, который старательно прятал ухмылку. Ну, Хан, ну, пройдоха! Напустил вокруг себя страха. Хотя, помнится, даже Ри его до сих пор побаивается.

Остаток вечера Ри втолковывал дроу основы обучения в Военной Академии, а я лениво любовалась закатом. Когда солнце уже скрылось за горизонтом и окончательно стемнело, я разогнала эту парочку, которая уже практическим обучением решила заняться, и расположилась около самого костра. Завтра нужно было встать на рассвете, чтобы добраться до города. Надеюсь, Хан мне завтра ответит, а то как-то мне тревожно за этого дроу, которого мы вот так неожиданно выдернули из тихой деревенской жизни.

Уже давно смолкли все птицы, на небе зажглись звезды, а сон все не шел. Ри и Фарис мирно посапывали, костер весело трещал. Откинув одеяло, я села и, нашарив в одной из сумок последний бутерброд, принялась лениво его жевать, смотря на огонь. Через полчаса в глазах зарябило.

С удовольствием потянувшись, я неожиданно замерла, когда мне почудился звук хрустнувшей ветки. Мигом скинув морок и перекинувшись в тело эльфийки, я звериным чутьем уловила присутствие посторонних в округе. Глубоко втянув носом прохладный воздух, я с презрением и нарастающей паникой отметила только одну вещь: вампиры. И их много.

Твою дивизию! Надо уходить, меньше через минуту они будут здесь!

Низко наклонившись так, чтобы мои перемещения были незаметны, все же высокие колосья пшеничных полей хоть какое-то укрытие от красных глазок моих преследователей, я подбежала к Ри и сильно толкнула его, но тут же зажала его рот ладонью и тихо-тихо прошептала:

– Нас нашли. Уходим, вампиров не меньше десятка.

Ри быстро кивнул и осторожно принялся будить Фариса, а я, подхватив сумки, согнулась в три погибели и побежала к пегасам, которые уже проснулись и теперь нервно перебирали копытами, явно чуя приближение враждебно настроенной расы. Волчья суть почуяла одного вампира в десяти шагах от лагеря, и я, уже не скрываясь, крикнула, шлепком по крупу отправив Сумрака к аронту:

– Ри, быстрей, твою мать!

Аронт замешкался, ожидая, пока Фарис вскочит на пегаса, который вроде осознал всю серьезность ситуации и на этот раз не стал противиться такой ноше. Но вампиру, выпрыгнувшему на большую полянку, похоже, это было только на руку. Сердце мгновенно похолодело, когда я увидела кроваво-красные глаза и длинные клыки. Обращенные…

– Хрдыр! – ругнулась я, швырнув огненный сгусток прямо в вампирскую рожу.

Тот взвыл, и Сумрак испуганно шарахнулся и рванул с места в галоп, чтобы тут же взлететь через пару шагов. Ри едва успел вскочить ему на спину позади ничего не соображающего дроу и резким щелчком скинул морок с Эльтара, чтобы тому ничего не мешало.

Одним слитным движением очутившись на спине Харона, я ударила пятками в бока и огляделась. Вроде успели, вампиры только выбирались из густой пшеницы, а я уже была в четырех локтях над землей. Неужели на этот раз пронесет?

Не пронесло. Скидывая с Харона морок, я почувствовала, как мне вдруг стало жутко холодно и до дрожи неприятно. Наваждение практически тут же закончилось, но на его место пришел заметный свист, и на моей лодыжке что-то затянулось. Резкий рывок, и я полетела вниз, не сумев удержаться на спине пегаса.

Удар о землю вышиб из легких весь воздух, но я поняла, что послужило причиной моего падения. Длинный кнут, конец которого захлестнулся на моей ноге. Чутье хищника просто вопило об опасности, в то время как чутье эльфийки узнало, что это было за наваждение. Именно так каждый лунный эльф реагирует на Тьму, которой в совершенстве владеют эрханы. С трудом поднявшись с земли, я усмехнулась, увидев ту, которая значительно подпортила мне жизнь:

– Какая встреча!

Демоница, стоявшая в пяти шагах от меня, с кнутом в руке, была, несомненно, красива. У нее были чуть резковатые, но явно аристократические черты лица, прямые каштановые волосы и рубинового цвета глаза. Невысокая, не намного выше меня, стройная, одета в черные кожаные штаны и кожаный колет, копия моего студенческого, только без зеленых листьев аконита. Такую одежду носили магички из Гильдии магов. Но меня повеселило не это, а три параллельных шрама на ее щеке, портящих безупречную кожу.

Весь осмотр не занял и пары секунд, а мозг в это время просчитывал варианты выхода из сложившейся ситуации. Дельного на ум ничего не приходило, но рука уже порывалась схватить сайшесс.

– Вот ты и попалась, принцесса, – холодно улыбнулась демоница, поигрывая кнутом. – Теперь тебе некуда бежать.

– Помнится, все это время ты от меня бегала, – усмехнулась я, боковым зрением отмечая, что вампиров было около пятнадцати и все они теперь стоят плотным кольцом вокруг меня и эрханши. – Ты мне задолжала, тварь. Как личико? Косметика не помогает?

Разозлившись, демоница взмахнула рукой, и кнут просвистел в опасной близости от моего лица, но я была к этому готова и, резко присев, воткнула в землю кинжал, который ухитрилась достать из сапога. Вместе с ним на лигу вокруг разлетелась чистая стихия смерти, чувствительно задев вампиров. Некоторое время они будут теперь как зомби, под моим контролем. Не нужно было кое-кому брать с собой обращенных.

– И что дальше? – изогнула изящную бровь демоница. – Чтобы контролировать этих олухов, тебе нужно сосредоточиться, а я не дам тебе этого сделать.

– А ты действительно думаешь, что мне нужны эти кровопийцы? – улыбнулась я, мельком взглянув наверх.

Демоница проследила за моим взглядом и поудобнее перехватила кнут:

– Отгородила мальчишку, значит? Зря только силы потратила. Он мне не нужен.

– Неужели тебе нужна я? – притворно удивилась я, снимая с пояса сайшесс. – Вынуждена тебя огорчить, но в этот раз номер не пройдет. Сколько раз ты уже пыталась меня убить? Много, нет времени вспоминать. Но и в этот раз ничего не выйдет.

Демоница только усмехнулась, и кнут вновь засвистел в воздухе. Сердце кольнуло болью при ее усмешке, она мне была знакома, но я мигом отгородилась от лишних чувств и мыслей. Нужно успеть с ней разобраться, пока вампиры не пришли в себя. Чует моя левая пятка, ни о каком честном поединке тут и речи быть не может. К тому же, пока в воздухе витает стихия смерти, Ри спуститься не может, пегасы против собственной природы не пойдут.

Пока я мысленно рассчитывала время, которое понадобится ученику, чтобы отлететь на лигу, спуститься на землю и бегом отправиться ко мне на выручку, тело привычно уклонялось от свистящего в воздухе кнута. Руки так же отвечали на выпады, но, должна признать, по мастерству демоница мне не уступала. Сайшесс – тот же кнут, только тяжелее и опаснее.

Движения стали быстрее, выпады чаще, свист кнута и звон цепи громче, но задеть друг друга нам пока не удалось. Я еще не начала выдыхаться, но уже потеряла счет времени, когда услышала громкий рык неподалеку. Сердце мгновенно пропустило пару ударов, когда я поняла, что Ри приближается.

Этого мгновения демонице хватило, чтобы раствориться во Тьме и материализоваться у меня перед носом, но только на мгновение. Схватив меня за горло, она вновь начала перемещаться, и я с ужасом ощутила, как резерв магии медленно, но неотвратимо опустошается. Тьма высасывала магию, в ушах образовался вакуум, а перед глазами встала мутная пелена.

…Когда перемещение закончилось и я рухнула на колени на каменный пол, перед глазами все еще было до ужаса темно, а воздуха не хватало. В висках судорожно стучала кровь, а ладони похолодели от осознания того, что я попалась. Демоница не хотела меня убивать, она хотела…

– Я выполнила твою волю, отец. Я привела тебе принцессу Селениэль.

Здравствуй, дедушка, я твоя вставная челюсть! Вот это я влипла.

Открыв глаза, я сразу же напоролась взглядом на темные каменные ступени небольшого помоста, на котором стоял трон с высокой спинкой, обильно украшенный резьбой. Трон был темный, величественный, так же как и тот, кто на нем сидел. Немолодой мужчина с черствым лицом, крепким телосложением, одетый во все черное. Черными были и достаточно длинные волосы, обрамляющие бледное лицо с жестким подбородком, тонкими губами и глазами… алмазными глазами с кроваво-красным узором.

Вот хрдыр!!!

Мысли лихорадочно метались, пока Повелитель эрханов с легкой усмешкой разглядывал меня, стоящую на коленях пред троном. Подняться я даже не пыталась, понимая, насколько это бесполезно. Повелитель эрханов, отец Шайтанара. А это значит, что все это время мной прикидывалась его сестра? Эта демоница, которая сейчас приблизилась к трону и, встав на колено, целует протянутую ей руку, сестра Шайтанара? Неужели…

Я с трудом подавила рвущиеся наружу слезы. Неужели Шайтанар знал об этом и все его чувства были только показными, чтобы заполучить меня? Неужели он знал о том, что я принцесса Селениэль, еще тогда, когда я об этом даже не догадывалась?

Нет.

Я решительно отогнала все эти мысли и резко встала. Шайтанар не знал так же, как и не знал Сайтос. Если бы Шай знал, то не ушел бы тогда, а сразу приволок меня к своему отцу. И стал бы его собственный отец пытать его тогда, в Скайре? Нет, Шайтанар, скорее всего, ничего не знает, а пытки – дело рук вампиров.

– На колени! – рявкнула демоница, видя, что я поднялась.

Я только ехидно изогнула бровь. Надо на колени, так заставь, по доброй воле я не стану унижаться перед этим демоном.

– Оставь, Мелида, – отмахнулся эрхан, закидывая ногу на ногу. – Малышка еще не поняла, куда попала. Не так ли?

– Так, может, объясните? – нагло поинтересовалась я, надеясь выудить как можно больше информации.

– С удовольствием, – усмехнулся Повелитель. – Ты находишься в плену, и теперь твоя жизнь зависит от того, как поведут себя твои сородичи.

Он что, хочет обменять меня на магический источник? У него что, маразм? Да старейшины на такое никогда не согласятся! Да он, вообще, в своем уме?!

– А я думала, что вы меня разыскиваете для того, чтобы найти вторую половину артефакта Величия, – хмыкнула я, скрестив руки на груди. – Первая-то у меня дома. Неужели и вторую нашли?

– Мне не важен этот артефакт, – пренебрежительно скривился эрхан. – Это причуда Эрратиана, пускай он этим и занимается. Мелида, теперь, когда принцесса Селениэль в наших руках, сотрудничать с вампирами я не считаю нужным.

– Я поняла, отец, – склонилась в поклоне демоница.

Я же лихорадочно соображала. Значит, они не знают, что артефакт у Шайтанара! Он им вообще не нужен, господство над миром – идея Эрратиана! Стоп, а это кто еще?

«Повелитель вампиров», – раздался глухой голос Таша.

Вот это новость… Эти две расы что, с ума сошли?

– То есть вы с вампирами не заодно? – вкрадчиво уточнила я, надеясь, что добренький эрхан, обрадованный поимкой моей постоянно ускользающей от него персоны, выболтает все свои секреты.

Так и получилось.

– Не смеши меня, дитя! – расхохотался демон. – Я сотрудничал с вампирами только до тех пор, пока не получил желаемое, то есть тебя. Имея в руках принцессу, я получу и источник. А Эрратиан окончательно свихнулся на мировом господстве и до скончания веков теперь будет искать артефакт. Да, признаю, в паре с моей дочерью они неплохо сработались, пока не появилась ты. И изначально предполагалось, что вампир поможет мне добраться до источника, а я помогу ему захватить мир. Но теперь, когда ты у меня в руках, мне нет дела до Эрратиана.

– Предательство у вас в чести, – хмыкнула я. – А с чего вы решили, что старейшины обменяют меня на источник? Это же откровенный бред.

– Ты недооцениваешь свою значимость, принцесса, – поморщился демон. – Обменяют, да еще как!

– Да ну, – фыркнула я. – Что такое одна жизнь против такой магии? Они на это не пойдут.

– Кто знает, кто знает, – улыбнулся эрхан, но глаза его оставались пронзительно холодными. – Что было между тобой и моим сыном? Интрижка?

– Не смейте упоминать мне о нем! – тут же окрысилась я, хотя особой причины не было.

Мне нужно было убедить Повелителя демонов в том, что я для Шая ничего не значу. Если Шайтанар не в курсе происходящего, то из-за меня может оказаться в опасности. Сможет ли этот демон убрать собственного сына, если тот встанет у него на пути? Этот сможет.

Ему наплевать, что он может столкнуть в войне двух друзей, Шайтанара и Киртана. Я – наследница Динтанара, и, если Киртан узнает, где я сейчас, войны не миновать. Все, что происходило, делалось в обход Шайтанара, теперь я это четко понимаю. Когда Повелитель отправил делегацию к ятугарам, чтобы разобраться с убийствами, он преследовал две цели: убрать Шайтанара подальше из дворца, чтобы тот ничего не понял, и отправить Карнелию, чтобы та добралась до меня. Он понимал, что на обман Шай не пойдет, он не стал бы проникать во дворец Эвритамеля, как это сделала его сестра. Он сам говорил мне об этом. Повелитель эрханов, видимо, слишком хорошо знает своего сына, вот и проворачивал все втайне от него.

– Значит, мой сын просто играл. – По лицу эрхана пробежала тень улыбки. – Это хорошо. Мелида, уведи нашу гостью в темницу, на сегодня разговор окончен.

– Ах ты, мразь, – тихо прошептала я и, быстро достав из ножен кинжалы, резко метнула их в эрхана. Один из них достиг своей цели и воткнулся в предплечье демона, а второй упал на пол, сбитый на лету кинжалом кого-то из эрханов, их присутствие я заметила только когда мне скрутили руки до дикой боли в мышцах и заставили встать на колени.

«Эль, хрдыр, зачем?! Теперь все будет намного хуже! Потерпи чуть-чуть, я тебя вытащу оттуда!»

«Нет, Марк. Пять дней. Дай мне пять дней. Если через пять дней я не выберусь отсюда, тогда сообщи Киртану и старейшинам», – ответила я, пока демоница с разгневанным лицом быстро обыскивала меня в поисках оружия, которого я тут же лишилась. Номер с убийством Повелителя демонов не прошел.

– Похоже, наша маленькая принцесса до сих пор не осознала, во что она вляпалась, – очень спокойно произнес эрхан, поднимаясь с трона и зажимая ладонью окровавленное предплечье. – Мелида, объясни ей, как нужно вести себя в гостях. И свяжись с Шайтанаром, он мне нужен.

Твою ж мать…

Меня бесцеремонно распяли на полу. Пока два эрхана держали мне руки, демоница быстро освободила меня от корсета. Раздался свист кнута и…

Кричать я себе не позволила. Только со свистом вдыхала воздух, когда кнут в очередной раз вспарывал кожу на спине, которую татуировка лишь частично защищала. Все повторилось практически так же, как и в Карате, только удары у сестры Шайтанара были намного сильнее и болезненнее.

Шайтанар. Его имя отдавалось стуком сердца в висках. Он скоро будет здесь, и что тогда? Он же не знает, что я и Хелли – одно лицо! Даже если и узнает, что тогда? Поймет, что я его не предавала, и поможет…

Нет.

По лицу все же сбежала одна-единственная слезинка, несмотря на адскую боль в спине. Зачем ему помогать принцессе лунных эльфов? Против воли отца он не пойдет, кто для него я, а кто он? Да и Эвритамель теперь для них как на ладони.

Уже совершенно без сил лежа в камере, куда меня притащили, я поняла, зачем Повелителю понадобился Шайтанар. Для того чтобы связаться с Киртаном. Чтобы освободить наследницу, если понадобится, Киртан надавит на старейшин. А против ятугаров сильно не попрешь. Если народ узнает, что их принцесса в опасности, они, может, и не согласятся обменять меня на источник, но если к условиям присоединится еще и армия ятугаров около границы… да если еще сюда и добавить то, что, если умру я, умрет и Марк, то у старейшин нет выхода. Из-за моей собственной глупости теперь может пострадать все королевство. Хрдыр, какая же я дура!

Спина болела невыносимо, и единственное, что меня утешало, так это то, что я успела заблокироваться от связи с Марком. Он не должен ничего чувствовать. Впрочем, я теперь и поговорить ни с ним, ни с Ташем не могу – на меня нацепили кандалы с примесью амарилла. Следов не оставит, но и магией я пользоваться не могу. Вообще никакой.

Чуть приподнявшись на локтях, я сплюнула на пол кровь из разбитой губы и усмехнулась. А ведь Марк может вытащить меня отсюда за пару секунд, стоит только снять с меня амарилл. Кэсс меня почувствует, и Марк тут же откроет портал. Нужно только снять эти хрдыровы кандалы…

Очнулась я не скоро. Спина горела огнем, из-за попавшей в раны грязи и кусков тканей регенерация не работала. Сил не было никаких, и страшно хотелось пить. Понять, сколько времени прошло, не представлялось возможным – в камере стояла кромешная темнота, освещенная только тусклым светом, проникающим через крошечное окошко на двери, с толстыми прутьями решетки. Больше источников света в каменном сыром помещении размером десять на десять шагов не было. Была только куча грязной соломы, на которой я лежала, да железный крюк, вбитый в стену, на который меня можно подвесить за цепь на кандалах, если я вдруг плохо начну себя вести.

Усмехнувшись своим мыслям, я с большим трудом заставила ноющее тело сесть и обхватила колени руками. Интересно, как там Ри? Наверное, с ума от беспокойства сходит. Надеюсь, разобраться с вампирами, которые на тот момент больше походили на зомби, ему удалось. Да и как иначе? В своем ученике я не сомневаюсь, да и не стоит забывать, что он не только ранхар, но и в Военной Академии дроу столько времени обитал не просто так.

Когда из коридора донеслись едва слышные шаги и стража, стоящая за дверью, вдруг засуетилась, я закатила глаза. Неужто демоница пришла меня проверить? Но резкий голос, раздавшийся чуть позднее, заставил меня похолодеть, а сердце забилось в испуге. Этот низкий голос с бархатистыми нотками и ледяным тоном я узнаю где угодно.

Когда дверь камеры резко распахнулась, ударившись о стену, я сжалась в один сплошной комок нервов и как можно ниже опустила голову. Это веяние силы, исходящее от вошедшего, невозможно перепутать. Шайтанар решил навестить пленницу. Никогда не думала, что наша с ним встреча состоится при таких обстоятельствах.

Глава 7

Шайтанар сейт Хаэл

– Шайтанар. – Тихий безжизненный голос моего помощника нарушил спокойную тишину, царившую у меня в кабинете, в моем собственном особняке, о котором знали лишь единицы.

Небольшой, но уютный дом располагался на самом севере страны, вблизи гор, подальше от столицы, от всех интриг и от моего отца. Только здесь я мог расслабиться полностью, скинув привычные маски с лица, и отдохнуть, прекрасно осознавая, что здесь мне никто не мешает.

Но всегда найдется тот, кто все-таки решится вломиться ко мне в кабинет. Кто-нибудь, вроде Сайтоса, который сейчас мнется, стоя на пороге моего кабинета, где я засел со старинным талмудом в руках.

– Что на этот раз? – раздраженно бросил я, возвращаясь к чтению, но понимая, что если демон пришел, то ему что-то от меня нужно.

– Я получил послание из замка, – еще сильнее нахмурился демон, разглядывая собственные начищенные сапоги. – Ее высочество соизволила объявиться.

– И что? – хмыкнул я, лениво переворачивая пожелтевшие от времени страницы, но не особо углубляясь в написанное. – Мне приказано немедля явиться ко двору?

– Угу, – мрачно кивнул демон. – И чем скорее, тем лучше.

– Подождут, – отмахнулся я. – Я не собираюсь нестись в столицу только для того, чтобы засвидетельствовать почтение собственной сестре. Тем более что у меня почтения к ней нет и никогда не было.

– Не в ней дело, – раздраженно отмахнулся эрхан, но тут же вновь углубился в изучение собственных сапог. – Твой отец ранен.

Я громко захлопнул книгу, не заботясь о сохранности ее листов. Отец ранен? Как такое вообще возможно? Его зацепить в поединке сложно даже мне, так что говорить о других? Этого просто не может быть.

– Я ослышался? – вкрадчиво поинтересовался я, совершенно спокойно откидываясь на спинку кресла. – Сайтос, ты сам понимаешь, о КОМ ты говоришь?

– О Повелителе, – упрямо продолжил эрхан, избегая моего взгляда. – Он ранен в предплечье метательным кинжалом, и если бы стража не сумела отбить второй кинжал, то боюсь, твой отец был бы уже мертв.

– Вот как? – задумчиво протянул я, рассматривая багряно-красное вино, налитое в хрустальный бокал на тонкой длинной ножке. Словам демона я верил с трудом. Так глупо отец просто не мог попасться, я слишком хорошо его знаю. – И кто же этот уникум, что умудрился подойти к Повелителю эрханов на расстояние, достаточное для смертельного броска?

Сайтос не ответил. Он поднял голову, открыл рот, но, видимо, так и не смог произнести имя нападавшего. В том, что оно ему известно, я не сомневался.

– Сайтос, не заставляй меня вытягивать из тебя нужную информацию, – пригубив вино, с легким нажимом в голосе сказал я.

Меня раздражало, что Сайтос ни с того ни с сего начал мямлить. Такого за этим демоном, который никогда за словом в карман не лез, раньше не наблюдалось.

– На твоего отца напала принцесса Селениэль, которую удалось схватить твоей сестре и доставить во дворец, – одним духом выпалил демон, еще ниже опустив голову.

Тонкая хрустальная ножка бокала сломалась в моих пальцах, красное вино растеклось по столу.

– Эта тварь в Эштаре?! – едва не прорычал я, но вовремя осекся.

Имя ненавистной эльфийки у меня прочно ассоциировалось с другим. Именем той, которую я любил и, как выяснилось, люблю до сих пор. И я когда-то поклялся, что отомщу за всю ту боль, что она причинила Хелли. Но что теперь? Есть ли смысл мстить за ту, что меня предала?

– Более того, – буркнул эрхан, – она в столице, в Сайтаншессе. В подземельях замка.

Резко поднявшись из-за стола, я взмахом руки погасил все свечи, находившиеся в кабинете, и растворился в клубах Тьмы, перемещаясь в родовой замок. Я обещал отомстить, и я сдержу свое слово. И не важно, что было, на этот раз я переступлю через себя. Для всех я буду мстить за своего отца, но только я знаю о том, что на самом деле мстить я буду за свою Равную.

– Отец. – Я коротко поклонился, оказавшись в покоях Повелителя.

Другим эрханам вход сюда при помощи магии был неподвластен, но на меня это правило не распространялось. Отец сидел в глубоком кресле около окна, а пожилой эрхан с длинными, полностью седыми волосами только что закончил перебинтовывать ему плечо. В воздухе чувствовался запах крови отца, причем свежей крови. Сайтос не солгал.

– Шайтанар, – наконец соизволил отец обратить на меня внимание и кивком отпустил целителя, который уже много веков следил за здоровьем нашей семьи.

– Что произошло? – спросил я, привалившись плечом к одному из столбиков кровати. – Я слышал, ты поймал принцессу Селениэль.

– Твоя сестра постаралась, – пожал плечами эрхан, но тут же едва заметно поморщился от боли. – Эта эльфийка полна талантов. Меня еще никому не удавалось зацепить за последнюю тысячу лет.

– Стареешь, – без тени жалости хмыкнул я. – Зачем она тебе? Лунные эльфы не дают покоя?

– Я собираюсь обменять принцессу на источник, – без долгих хождений вокруг да около признался отец. – И это не обсуждается. А теперь иди, мне нужно отдохнуть.

– И ты только из-за этого вызвал меня на ночь глядя? – поинтересовался я, наблюдая за попытками отца подняться из кресла, но не делая попытки помочь.

– Не испытывай мое терпение, Шайтанар, – с угрозой в голосе произнес эрхан, мгновенно поднимаясь без посторонней помощи.

– Как прикажете, Повелитель, – издевательски поклонился я и направился к двери, за которой находилась небольшая гостиная, а в ней нужный мне потайной ход.

Ходить по коридорам у меня не было никакого желания.

– Можешь навестить пленницу, если желаешь, – донеслись мне вслед слова отца. – Тебе это будет интересно.

– Всенепременно, – усмехнулся я и открыл дверь. Почему-то мне показалось, что в его словах был какой-то скрытый смысл.

Путь от верхних коридоров замка до подземелий, где располагались камеры и пыточные, не отнял много времени. Эльфийку разместили в самой дальней камере, где отсутствовало хоть какое-то освещение. Интересно, как же принцесска отреагировала на такую смену обстановки?

– Открыть, – приказал я стражам, дежурившим около тяжелой двери, обитой кованым железом.

Еще до того, как демоны засуетились, возясь с ключами, мой нос уловил запах запекшейся крови. Крови, часть которой текла и в моих венах. Похоже, сестричке действительно удалось поймать принцессу лунных эльфов. Воспоминания об этой крови, которая текла в другом человеке, застилала глаза холодной яростью.

Войдя в темное сырое помещение, я уже не думал ни о чем, я хотел только одного – отомстить. Вернуть эльфийке все то, что по ее вине когда-то испытывала Хелли. Остальное на данный момент не имело значения.

Эльфийка сидела у стены, обхватив руками колени и уткнувшись в них лицом. На ее запястьях были надеты тяжелые кандалы, и я с мрачным удовольствием заметил, что они уже начали стирать кожу. Черные волосы тяжелым водопадом закрывали спину и плечи эльфийки, стелясь по грязной соломе полукругом. Запах спекшейся крови стал ощутимее, но я все еще не мог понять, откуда он.

Только взглянув на съежившуюся эльфийку на куче старой соломы, я почувствовал относительное удовлетворение. Теперь она никуда не денется, отсюда нет выхода. Теперь-то она получит сполна.

– Смотри на меня, – лениво приказал я, останавливаясь напротив эльфийки в двух шагах от нее.

Селениэль вздрогнула от звука моего голоса, но голову подняла, хотя продолжала смотреть в пол, и я не смог разглядеть выражение ее глаз.

По сердцу огненным росчерком полоснула боль. Я не ожидал такого сходства. У эльфийки были черты лица, настолько похожие на Хелли, что я сначала невольно вздрогнул, хотя и скрыл это. И, только внимательно вглядевшись в ее лицо, понял, что это не она. Похожа, но не она. И уши, проклятые эльфийские уши…

Злость вернулась неожиданно и заставила наотмашь ударить эльфийку по лицу. Не удержавшись, девчонка отлетела в угол и растянулась на холодном полу.

Не спеша миновав разделяющее нас расстояние, я присел на корточки около эльфийки, которая с видимым усилием пыталась подняться, опираясь на руки. При этом она так и не подняла лица, не произнесла ни слова, а смотрела только в пол. Ненавижу, когда меня игнорируют!

– Шайтанар, нет!!! – В камеру буквально влетел запыхавшийся Сайтос, остановив меня, когда я замахнулся для очередного удара.

– Что? – Опустив руку, я поднялся с тихим рыком. – Сайтос, на этот раз ты переходишь все границы.

– Не смей ее бить, – упрямо тряхнул головой демон, подходя ближе.

Он что, встал на защиту этой эльфийки?!

– И почему же? – вкрадчиво спросил я, медленно приближаясь к нему. – Сайтос, если ты мне сейчас внятно не ответишь на этот вопрос, то клянусь богами, ты об этом пожалеешь.

– Я… – Затравленный взгляд эрхана метался от меня к эльфийке, но он так ничего и не сказал.

А я уже к тому моменту был в ярости, но до того, как успел что либо сказать, раздался тихий, немного хриплый, но все еще мелодичный голос:

– Все в порядке, Сайтос. Скажи ему.

Демон вздохнул с явным облегчением, и я с немым удивлением увидел, как от его шеи отлетают еле заметные золотистые искорки, которые могли означать только одно. Магическая клятва.

– А теперь скажи-ка мне. – Резким движением я прижал демона к стене, схватив его за горло. – Когда ты успел дать принцессе Селениэль магическую клятву?!

Я ожидал какого угодно ответа. Но не этого.

– Когда выяснилось, что Хеллиана Валанди и принцесса Селениэль – одно и то же лицо, – прохрипел полузадушенный демон, напрасно пытаясь разжать мои пальцы.

– Что это значит?! – Я уже перестал понимать, когда перешел на низкий рык. – Сайтос…

– Принц Маркус оказался тогда в Эллидаре, потому что понял, что Хелли – это Селениэль, его сестра! – прохрипел демон, уже не пытаясь высвободиться. – Та, что все время пыталась убить Хелли, была фальшивкой, демоном…

Я разжал руку, и Сайтос мешком свалился на пол. В это не верилось. Эти слова не могли быть правдой! Но в то же время все сходилось… Я ведь понимал, чувствовал, что Хелли так просто не могла уйти, не могла отказаться от меня! Есть только один способ это проверить.

Подойдя к эльфийке, которая так и не смогла подняться, я присел на корточки и, схватив пальцами ее подбородок, поднял лицо, заставив посмотреть мне в глаза. Свет, проникающий в камеру, я загородил своей спиной, и вертикальные зрачки зеленых глаз с желтыми искорками расширились. На меня смотрели ЕЁ глаза. Глаза Хеллианы Валанди, которые я так и не смог забыть, которые преследовали меня во снах.

Словно окаменев, я опустил взгляд ниже и тут же наткнулся на черную атласную ленту с капелькой хрусталя, чуть ниже которой виднелись два тонких, параллельных шрама. Их спутать было невозможно ни с одними другими, и я похолодел от осознания того, на кого я поднял руку. Хелли.

Мой демоненок.

Подбородок выскользнул из моих пальцев – эльфийка потеряла сознание. Я почувствовал дикую боль в сердце, когда промелькнула мысль, что это возможные последствия моего удара. Не вполне осознавая, что я делаю, я опустился на колени и ласковым движением провел пальцами по ее лицу, убирая со щеки непослушные пряди волос.

– И давно ты знаешь? – тихо спросил я Сайтоса, который в данный момент поднимался с пола, держась за поврежденное горло.

– С того момента, как ты вышел из таверны аронта, – так же тихо произнес эрхан. – Я поднялся наверх, чтобы узнать, почему ты оттуда вышел такой злой, и обалдел, когда увидел Хелли на коленях у эльфа. Сначала я, как и ты, подумал, что она выбрала его, и только потом заметил произошедшие с ней изменения. Если бы ты тогда не был так зол, ты бы тоже их увидел. Она не предавала тебя, Шайтанар. Она не смогла тебя остановить, когда ты уходил, потому что была в смятении, увидев брата, которого не видела двести лет.

– Почему ты сразу мне не сказал? – спросил я, чувствуя глухое раздражение оттого, что все это время я себя мучил только по своей вине.

Мучил и себя, и ее, исчезнув в тот момент, когда был нужен ей больше всего.

– Я не мог, – развел руками демон, стоя позади меня. – Она взяла с меня магическую клятву. Шайтанар, почему она это сделала, мы сможем разобраться и позже! Ты не знаешь самого главного, есть еще один момент…

– Шайтанар! – перебил эрхана злой женский голос. – Что ты здесь делаешь?

– Мелида, – недовольно поморщился я, вставая с колен, – перед тобой я не обязан отчитываться.

– А стоило бы, – усмехнулась демоница, подходя ближе. – Пришел навестить свою игрушку?

В душе шевельнулось нехорошее предчувствие. А она-то откуда об этом знает? Но точно знает! И Сайтос почему-то, взглянув на ее лицо, заметно побледнел и, округлив глаза, отступил назад, прячась в тень. Ситуация, о которой я знал меньше всех, меня целиком и полностью не устраивала.

– Даже если и так, – хмыкнул я, сложив руки на груди, – тебе какая разница? Какие забавные украшения на твоем лице, Мелида. Неужели кронпринц драконов настолько был против твоего общества?

– Это не твое дело! – мигом разозлилась демоница. – Что ты собрался делать с этой эльфийкой?

– Тебя это не касается, – усмехнулся я. – Но если ты так хочешь знать… Сайтос, отнеси принцессу в мои покои. Я не прочь поразвлечься.

– Что? – взвизгнула Мелида, глядя, как эрхан, пытаясь скрыть заметное облегчение, осторожно приблизился и поднял эльфийку. – С ума сошел? Она пленница…

– А значит, я могу пользоваться ею по своему усмотрению, – холодно закончил я за нее. – Я в курсе планов отца. Пределы замка она не покинет. Разговор окончен.

Едва сдерживая ярость, но не показывая ее, я вышел вслед за Сайтосом в коридор подземелий. Если знает Мелида, знает и отец. Вот что он имел в виду, когда давал мне разрешение навестить пленницу! Но если он знает это, знает и то, что Селениэль – это Хелли и она же княжна Эренрих! Он понимает, что делает?! Наша страна сейчас просто не готова к войне с ятугарами, и, как только Киртан узнает, что случилось, тут же разнесет Эштар по камешку вместе со столицей. Я не хочу воевать против единственного друга!

Мыслей было слишком много. Слишком много деталей и недосказанной информации, чтобы можно было сложить общую картину. Это раздражало, и меня охватило чувство, что главное потрясение меня ждет еще впереди.

Распахнув перед Сайтосом дверь сначала в гостиную, а потом и в собственную спальню, я подождал, пока он занесет эльфийку, и надежно запер все двери и потайные ходы. Только шпионов мне сейчас и не хватало.

– Шайтанар, она ранена, – тихо произнес эрхан, осторожно укладывая эльфийку на кушетку, лицом вниз.

Быстро приблизившись, я откинул с ее спины густую массу волос и похолодел: спина была исполосована кнутом. Как и тогда, в Карате.

– Мелида, – едва сдерживая ярость, прошептал я, сжимая кулаки. – Сайтос, быстро неси мази, бинты, нужно обработать раны. Не забудь захватить браслеты из амарилла.

– Ты уверен, что… – начал демон, но я его перебил:

– Ты думаешь, я сам хочу держать ее в кандалах? Я не могу позволить отцу хоть что-то заподозрить.

– Я понял, – кивнул демон, направляясь к двери. – Только прежде чем я уйду, я должен тебе кое-что сказать. Ты видел следы когтей на лице у своей сестры? Когда ты исчез, в тот день мы смогли выяснить, что и Кристиан, и Селениэль были подделкой. Место советника занял другой вампир, а место Селениэль все это время занимала демоница. Они тогда так и не смогли узнать, кто это был, им обоим удалось сбежать. Но на прощание малышке удалось изрядно потрепать демоницу, а Рикс оставил на ее лице следы своих когтей. Твоя сестра, Шайтанар. Именно она все это время была эльфийкой и пыталась вместе с вампирами убить Хелл.

– Иди! – прорычал я, чувствуя, как руки сжались в кулаки.

Все части головоломки встали на свои места.

Мелида и отец все-таки пошли на сделку с вампирами, не поставив меня в известность. Они знали, что я буду против, и старались держать меня подальше. Отец прекрасно знал об убийствах и, прикрывшись поездкой к Киртану за помощью, отправил вместе со мной Карнелию, чтобы та добралась до Хелли. Он с самого начала знал, кто она, как знали и вампиры. Хрдыр, поверить не могу, что отец опустился до сотрудничества с вампирами!

Вот откуда у вампиров появилась половина артефакта – спасибо моей сестре. Похоже, отец пообещал вампирам помочь захватить власть над миром, если те помогут добраться ему до источника. Теперь же это вполне осуществимо, пока у нас в руках принцесса Селениэль, и я подозреваю, что отныне сотрудничество прекращено. Это вполне в духе отца.

Все эти мыли вихрем пронеслись в голове, пока я кинжалом разрезал то, что осталось от рубашки эльфийки. Я не смог спокойно смотреть на рваные раны, в душе все переворачивалось, а из горла то и дело вырывался тихий рык. Если бы я знал, если бы я только раньше знал об этом!

Сайтос вернулся пару минут спустя, когда я уже промыл раны от грязи, спекшейся крови и кусков ткани. Раны были свежими и загноиться от грязи не успели. К счастью, Сайтос, понимая, что прижигать их у меня и у него рука не поднимется, раздобыл где-то бутыль гномьего самогона, и в четыре руки мы быстро обработали все порезы. Хвала богам, Хелли не очнулась.

– Может, теперь мне объяснишь, что произошло? – спокойно поинтересовался, проведя пальцами по абсолютно целой татуировке на коже, которая не дала кнуту повредить значительную часть спины.

Причудливый цветок ванили… Она действительно принцесса лунных эльфов, в то же время черная роза на ее предплечье доказывает, что она все та же Хелли.

О том, что запланировал на ее счет отец, я пока старался не думать.

– А что тут рассказывать? – пожал плечами Сайтос, снимая с шеи магички тонкую длинную цепочку. – С ней и с Ри я и встречался пару дней назад. Я должен был найти демоницу, которая все это время занимала ее место, но не успел. Думаю, остальное ты и сам понял.

Особо ни на что не надеясь, я потянулся к ее шее, чтобы снять ленту, так как края ее натирали одну из ран. К моему удивлению, замочек тихо щелкнул, и лента оказалась в моих руках. Но лучше бы я этого не делал…

– Откуда? – тихо спросил я, проведя пальцем по узкой полоске изуродованной кожи.

Такой след оставляет либо сильный ожог, либо амарилл. И я знал ответ на свой вопрос, но все еще машинально старался не тревожить воспоминания о ее жизни, что передались мне вместе с ее кровью.

– Ошейник из амарилла, – вздохнул эрхан, накручивая на палец цепочку. – Еще на первом курсе Академии Хелли перешла дорогу одной из вампирш, и та наняла людей, чтобы Хелли убрали. Князь вытащил ее тогда из подвала, а вампиршу отправили домой, чтобы там ее судили. Это и стало поворотным моментом, кто-то из вышестоящих вампиров узнал, то принцесса Селениэль жива. Тогда и началось. Вампир связался с твоей сестрой, они составили план, собирались подсунуть Мелиду в качестве ожившей принцессы, но Маркус узнал, что принцесса действительно жива, и тогда и началась охота за Хелли.

– Понятно, – хмыкнул я. – Иди спать, а с рассветом выясни все, что задумал мой отец и Мелида относительно Хелли. Я не могу так просто отдать ее.

– Она принцесса лунных, Шайтанар, – устало вздохнул Сайтос. – Тебе придется. Одной из причин того, что Хелли не решилась найти тебя и рассказать всю правду, стало именно ее происхождение. Как это ни больно признавать даже мне, но у вас нет будущего. Ты не сможешь пойти против воли отца.

– Это решу я сам, – сквозь зубы ответил я, чувствуя поднимающиеся из глубины души волны ярости. – Иди.

Как только за эрханом закрылась дверь, я наклонился над эльфийкой. В сознание она до сих пор не пришла, и это сильно меня беспокоило. Я проклинал сам себя за то, что поднял на нее руку, и за то, что ушел тогда. Я не мог до сих пор понять, что толкнуло меня на такой странный поступок: уйти, не разобравшись. Если бы не те эмоции, возможно, все было бы по-другому.

Я снял с нее кандалы и принялся обрабатывать раны на запястьях. Когда с правой рукой было покончено, я взялся за левую, но неожиданно нахмурился. Сердце прыгнуло в груди, когда увидел тонкую серебряную цепочку на запястье – мой подарок. Она не сняла его. Неужели… Нет, я просто боюсь в это поверить!

Закончив с перевязкой и надев широкие, но легкие браслеты из амарилла, я прикрыл хрупкое тело тонкой простыней и, не удержавшись, погладил нежную кожу на ее щеке.

– Прости, демоненок. – Слова сами слетели с губ. – Но так нужно.

Рука замерла, когда ее ресницы чуть дрогнули. Но нет, глаза так и не открылись. Не спеша я навел порядок в комнате и устало опустился на кушетку. Что делать дальше, я не знал.

Селениэль

Сознание вернулось… странно. Да, именно так!

Просто до измотанного мозга сначала дошла мысль, что Шайтанар узнал меня и теперь знает правду, а потом сознание решило резко вернуться. Не понимая, что я делаю, я попыталась встать, но это не получилось: голова от резкого движения дико закружилась, а спину скрутило болью.

Я без сил упала и только краем сознания заметила, что лежу не на холодном полу, а на мягкой перине и подушке, от которой пахнет чем-то знакомым. Или кем-то?

Глаза я открыла с трудом, но все равно рассмотреть ничего не смогла, перед глазами стоял какой-то туман. Я предприняла еще одну попытку встать, но на плечо легла чья-то тяжелая ладонь, крепко, но осторожно меня удерживая. Мягкий, обволакивающий голос, такой знакомый, тихо произнес:

– Не вставай, раны еще не затянулись.

– Шай… – Свой хриплый голос я узнала с большим трудом.

На это слово ушли все силы, и я вновь упала на подушку.

Губы демона едва ощутимо коснулись моего виска, а затем сильные пальцы скользнули по моей щеке.

– Отдыхай, демоненок. Теперь ты в безопасности. Не знаю почему, но я поверила.

Второй раз организм, видимо, решил надо мной сжалиться, и сознание вернулось медленно, хотя и очень неохотно. Но вернулось, и, еще не открывая глаз, я почувствовала, как кто-то нежно гладит меня по щеке. Клясться любимыми тапочками не имело смысла, я и так знала, чьи пальцы ласково скользят по моему лицу.

Шайтанар. Что означают изменения в его поведении? Я даже не знаю, что и думать. Как всегда, в голову лезут самые плохие мысли, и озвучивать их – не самое приятное занятие.

Пришлось открывать глаза, думаю, что демон и так уже понял, что я очнулась. Он действительно это понял, если судить по взгляду сапфировых глаз. И он не злой – узор на радужке просто черный. Красивое лицо демона полностью расслаблено, а сам он лежит на боку, на расстоянии локтя от меня, обнаженный по пояс, длинные волосы стального цвета небрежно рассыпаны по плечам и простыне…

Сердце кольнуло болью от увиденной картины. Столько раз… столько раз я представляла это, надеялась, что вновь его увижу, почувствую его запах, прижмусь к его телу, вдыхая аромат его кожи. И вот он здесь, передо мной. Мой демон. Вот только…

Что только, додумать я не успела.

Слегка усмехнувшись, Шайтанар ухватился пальцами за мой подбородок и, чуть наклонившись, потянулся к моим губам. Мысленные подзатыльники не помогли, и я сразу же подалась ему навстречу.

Все мысли мгновенно улетучились, когда моих губ коснулись теплые губы демона в нежном поцелуе. Моя рука сама по себе легла на его обнаженную грудь, а вторая запуталась в шелковистых волосах. Его рука легла на мое плечо, и я едва не расплакалась, почувствовав такое знакомое прикосновение сильной, теплой ладони. Шайтанар не торопился углублять поцелуй, и я ничего не имела против, упиваясь нежностью его губ до тех пор, пока не стало хватать воздуха в легких и слегка не закружилась голова.

Словно почувствовав то же самое, демон мягко отстранился и, положив руку мне на щеку, заглянул в глаза. Узор на его радужке теперь был золотистым, чего я не видела уже давно. Да и вряд ли это видел кто-нибудь, кроме меня.

Что сказать, я не знала. А если точнее, просто боялась. Казалось, что одно малейшее слово, произнесенное или мной, или им, разрушит такую призрачную, но все же ощутимую идиллию. Нет, не идиллию, а момент понимания и нежности, всех невысказанных чувств. Да и имеем ли мы вообще право говорить о чувствах?

С трудом подавив вздох, я положила свою руку поверх ладони демона, еще крепче прижимая ее к своему лицу, и прикрыла глаза, но только для того, чтобы вновь распахнуть их. На моих запястьях, поверх бинтов, красовались широкие и легкие металлические браслеты. И только в этот момент я почувствовала, что не чувствую ни собственной магии, ни собственной ипостаси. Я чувствовала себя человеком абсолютно беспомощным, да к тому же, как оказалось, почти полностью раздетым.

– Прости. – Видимо, кое-что все-таки отразилось на моем лице, потому что Шайтанар наклонился и прикоснулся губами к внутренней стороне запястья правой руки, чуть выше браслета. – Но так было нужно.

Так и хотелось сказать что-то ехидное в ответ, но я промолчала и вместо этого попыталась оглянуться, но тут же чуть не взвыла и хлопнулась лицом в подушку – шея отозвалась болью, так же как и спина. И в этот момент я поняла, что чего-то не хватает, а конкретно – нет ленты на моей шее. А ведь под ней не самый красивый шрамчик… Впрочем, не думаю, что Шайтанару есть до этого дело, он меня и не в таком виде видел. Ну, как минимум два раза видал с исполосованной спиной.

– Зачем ты принес меня сюда? – Вопрос помимо воли сорвался с губ, частично заглушившись через подушку, но не сомневаюсь, что он его услышал.

Не спросить я не могла, в свете-то последних событий.

– А разве я мог оставить тебя в темнице? – вопросом на вопрос ответил демон и, судя по несколько прогнувшейся кровати, сел и принялся лечить мою многострадальную спину. – Если бы я не был таким идиотом, то этого бы вообще не произошло.

Самокритично, блин, что тут скажешь?

Я уткнулась в подушку, пока эрхан занимался лечением моей спины. Точнее, он просто ускорил мою природную регенерацию, чистая магия целительства из-за амарилла вряд ли помогла бы.

Когда Шайтанар закончил, я села, поплотнее закутавшись в тонкую простыню, и не выдержала:

– Шайтанар, зачем ты все это делаешь? Зачем ты вытащил меня из темницы? Ты ведь знаешь, почему я здесь, и ты ненавидишь лунных эльфов. А я не просто одна из них, я та, которой ты поклялся отомстить…

– В эльфийских ушках есть своя прелесть, – перебил меня демон на полуслове, обдав это самое ушко горячим дыханием.

Одновременно увидела его ноги, расположившиеся по обе стороны от моих, а его руки крепко прижали меня к его телу. Все слова и вопросы мигом испарились из головы.

– Я серьезно, – зачем-то надулась я.

Похоже, эрхан сегодня разговаривать на острые темы вообще не собирался.

– Я не мог оставить тебя там, Хелли, – вздохнул демон, аккуратно пристроив свой подбородок на моем плече. – Просто не мог. А свое отношение к эльфам я несколько пересмотрел. Мне плевать на Эвритамель, на отца и на источник. Тебя я больше не упущу.

– Шайтанар, – угрожающе начала я, услышав знакомые повелительные нотки в его голосе, но чувствуя при этом, как замирает сердце от его слов, – ты ничего не сможешь сделать. Твой отец хочет обменять меня на источник, надавив на старейшин с помощью Киртана.

– Предоставь это мне, – усмехнулся демон. – Один раз я уже сделал глупость, наплевав на все и вся, но больше такой ошибки не повторю. Можешь не беспокоиться, как только я выясню, что действительно задумал отец, я доставлю тебя в безопасное место.

– Только не домой, – быстро произнесла я, – а то мне старейшины опять покоя не дадут.

– В каком смысле? – Голос Шайтанара звучал недоуменно, в то время как пальцы его уверенно скользили по моей шее, убирая спутавшиеся пряди волос. – Разве они сейчас не в панике?

– Да они свято уверены, что я уже в Светлом лесу, – невольно улыбнулась я, опираясь спиной на демона. – Вроде как принимаю предложение принца эльфов, дабы стать его супругой и все такое.

Ой, а вот это я, кажется, зря сейчас сказала…

– Что это значит? – В голосе эрхана прорезался металл, заставивший меня невольно вздрогнуть.

Почувствовав это, Шайтанар ослабил хватку рук на моей талии и, уткнувшись носом в волосы на моей макушке, тихо произнес:

– Прости. Испугалась?

– А ты как думаешь? – сердито буркнула я, пытаясь вновь расслабиться. – Все же у меня теперь есть несколько веских причин, чтобы бояться эрханов.

– Прости, демоненок. – Голос Шайтанара звучал очень тихо. – Прости за то, что тебе пришлось пережить по моей вине. И за то, что я поднял на тебя руку.

– Ты же не знал, кто я. – Я грустно усмехнулась, чуть повернув голову, чтобы увидеть выражение лица демона. – Прости, что не сказала тебе раньше, я просто…

– Боялась? – закончил за меня он, обвив мою талию еще и хвостом. – Я понимаю. Хелли, тебе не стоит меня бояться. Я больше никогда не причиню тебе вреда.

– Верю. – Извернувшись в его руках, я прижалась к его груди и закрыла глаза. – Тебе я верю.

С тихим шелестом над моей головой сомкнулись крылья, словно отгородив от всего мира. Под моей щекой, в груди демона мерно, хоть и несколько быстро билось сердце, а его руки крепко меня обнимали. Чувство силы и надежности, исходящее от него, и тот его обалденный, неповторимый запах просто пьянил. Шай, любимый мой демон… Как же мне тебя не хватало!

– Если ты сейчас якобы в Светлом лесу, – неожиданно произнес Шайтанар, помешав мне наслаждаться его присутствием, – то как оказалась здесь?

– В Линелии сейчас находится бывший глава тайной разведки Эвритамеля в моем обличье, – хихикнула я, положив ладонь на грудь демона. – Он должен ответить отказом на предложение королевы о династическом браке, на который так надеются старейшины. Более того, принц сам просил меня ему отказать. И пока я якобы там, на самом деле я и Ри поехали в Гильдию некромантов. Немножко задержались в Эльфийских Сопках, а потом нас выследили вампиры… и твоя сестра.

– Мелида еще ответит за все! – тихо прорычал демон, отчего узор на его радужке вновь сменил цвет на кроваво-красный, свидетельствующий о животной ярости, которая так меня всегда пугала.

Чтобы как-то скрыть испуг, я дернулась:

– Ри! Хрдыр, да он там, наверное, с ума сходит от беспокойства!

– И не он один, – усмехнулся Шайтанар, чуть оттаяв. – Твой брат знает, где ты?

– Да, – с плохо скрываемым облегчением кивнула я. – Он и Таш знают, но больше никто. Более того, если в течение пяти дней Марк не получит от меня вестей, то о моем пленении узнают все, в том числе и Киртан.

– По истечении пяти дней ты будешь свободна, – успокоил меня демон. – Если только…

– Если только что? – перебила я его, ощутимо напрягшись.

Ушедшие сомнения на его счет неожиданно вернулись вновь.

– Если только я решусь тебя отпустить, – усмехнулся эрхан и прижался губами к моему виску.

– Это не смешно, Шайтанар. – Я попыталась отстраниться от него, что, естественно, мне не удалось. – Я не игрушка и не разменная монета. Если ты хочешь сыграть в игры своего отца, воспользовавшись мной как пешкой… то лучше верни меня в камеру. Прямо сейчас.

На несколько долгих минут воцарилась тишина. Причем такая, что уши закладывало. Неужели он действительно задумался об этом? Нет, я даже не хочу этого представлять себе!

Не скоро я решилась поднять голову и взглянуть в его лицо. И лучше бы я этого не делала, честно.

Шайтанар сидел закрыв глаза, его лицо словно окаменело, но по нему ходили жвалки. Кажется, сейчас меня будут бить…

– Никогда. Даже. Не смей. Об этом. Думать, – медленно, жестко произнес Шайтанар, явно пытаясь взять себя в руки.

– Шай, я… – Я не смогла договорить и молча опустила голову.

Что за бредовые мысли лезут в мою голову? Почему я всегда думаю только о плохом? Может, я просто боюсь, что меня опять предадут? Да, наверное, так и есть. Но я ничего не могу с собой поделать, слишком уж сильно обожглась однажды. И если близнецов я простила, то забыть про это все равно не могу.

– Ты опять вспомнила о близнецах? – сурово усмехнулся Шайтанар, по-прежнему не шевелясь.

Так, чует моя левая пятка, надо вытаскивать демона из этого окаменевшего состояния, пока он мне по тыкве не понастучал. Нет, руку-то он на меня точно не поднимет, но скажет что-нибудь такое, что потом сам жалеть будет. А такое на фиг не надо, и так слишком много глупостей мы с ним натворили. А я так в особенности.

– Ты же знаешь, я вряд ли когда-нибудь вообще об этом забуду. – Я вздохнула и вновь прижалась к груди демона. – Если бы не ты, я бы, наверно, вообще не смогла им в глаза смотреть. Прости, что усомнилась. Просто я уже не знаю, кому и во что верить. Слишком много всего навалилось.

– Не волнуйся, – усмехнулся эрхан, по всей видимости немного оттаяв. – Разберемся.

– Хотелось бы верить. – Параллельно с моим вздохом, демон вновь меня обнял.

Против этого я не возражала, и если верить собственным ощущениям, то мне до дрожи не хватало его рук.

Надо же, какая ирония судьбы. Лунная эльфийка и демон, два сильнейших (почти) представителя своих рас, злейшие враги (ну, это вряд ли), нелюди, которые друг друга терпеть не должны (по идее), на самом деле, как выяснилось, жить друг без друга не могут. Ну, по крайней мере, я свою жизнь без этого упрямого и своенравного, вечно усмехающегося демона просто не представляю. Как же я упустила тот момент, когда Шайтанар стал для меня как воздух? Теперь мне кажется, что я без него не смогу даже дышать. И кто бы только знал, как мне больно от той мысли, что нам с ним все же придется расстаться…

А по-другому и не может быть. Наши расы враждуют, и то обстоятельство, что я сейчас не гостья в этом замке, а пленница, прямое тому доказательство. Слишком уж многое стоит между нами, и если все же Шайтанар освободит меня из плена, то сомневаюсь, что «добрый» папик после этого известия даст добро нашим отношениям. Скорее он с утроенной силой попытается меня прибить, а возможно, и пойдет войной на Эвритамель вместе с вампирами, думаю, те не откажутся от такого предложения. Воевать друг против друга… Что может быть хуже?

Но ведь мы и сделать ничего не сможем. Я не знаю, как Шайтанар собрался освободить меня и что при этом сделает его отец. Спрашивать бесполезно, левой пяткой чую, что он не ответит. Что ж, в конце концов, он мужчина, и не стоит в нем сомневаться. Но что будет потом?

Вопросы, вопросы, вопросы…

А ответов нет. Не мешало бы поговорить об этом, но почему-то нет желания. Не хочу, мне в объятиях демона тепло, спокойно и уютно, и плевать, что где-то неподалеку Повелитель и его дочурка строят не самые хорошие планы относительно меня и моей страны. И плевать, что я вроде как пленница. Мне просто хорошо и спокойно, чего я уже давно не ощущала.

Кажется, я начала засыпать, потому что резкий стук в дверь раздался очень уж неожиданно. Я испуганно вздрогнула, но посмотреть на дверь в углу не смогла – Шайтанар поплотнее запахнул крылья и успокаивающе прошептал:

– Успокойся, это Сайтос. Никто другой к моим покоям и близко не подойдет. Даже отец.

– Это обнадеживает, – пробурчала я, пытаясь дойти до такой простой мысли, что в руках демона я чувствую себя маленькой и беззащитной. Хотя на мне и браслеты из амарилла, соответственно, магии нет вообще, и я в целом – неплохо обученный воин и накостылять могу любыми подручными средствами, мне сейчас совершенно не хочется об этом вспоминать. Здесь рядом со мной Шайтанар, и он меня защитит. Так что вполне можно позволить себе побыть хрупкой и беззащитной. Млин, а это, оказывается, приятно! Я уже и забыла, когда так было в последний раз.

– Привет эльфам! – раздался веселый до безобразия голос зеленоглазого эрхана.

Я попыталась вытянуть шею, чтобы его увидеть, но тут же обратно пристроила свою буйную тыкву на груди демона, так как спина, несмотря на лечение, все еще побаливала.

– Привет вредным демонам, – фыркнула я из-под крыльев. – Какие новости?

– Кхм, – многозначительно кашлянул Шайтанар, внимательно на меня посмотрев. – Может, хватит самодеятельности? И так наворотили за моей спиной непонятно что.

– Поклеп! – тут же открестился эрхан. – Один полет в болото ничего не значит. Хелл, передай мелкому, что я ему уши оторву!

– Руки коротки, – усмехнулся Шайтанар и без перехода спросил: – Ты узнал?

– Не-а, – ответил Сайтос, и, даже не видя его, могу сказать, что этот эрхан был непривычно серьезен. – Все несколько заняты. Созывают Палату Лордов и тебя там ждут через час.

– Вот, значит, как, – задумчиво произнес Шайтанар, повернув голову в сторону Сайтоса. – Состав?

– Полный, – тут же отчитался демон. – Похоже, дело принимает несколько серьезный оборот… Хелл, ты чего там делаешь, что у Шайтанара глаза золотом светятся, а?

– Пошляк! – фыркнула я, не прекращая своего занятия. – Крылья глажу, а ты что подумал? Не отвечай, это был риторический вопрос.

– Ты не поверишь, я подумал то же самое! – радостно заявил демон так, что я не поверила ни единому его слову.

– Хелли, – усмехнувшись, Шайтанар вновь повернулся ко мне и ласковым движением убрал прядь волос с моего лица, – при твоем присутствии этот эрхан совершенно забывает, что меня нужно бояться. Я так растеряю всю свою репутацию.

– А ты ему стукни пару раз, чтобы не расслаблялся, – хихикнула я, – Ну так, в качестве профилактики.

– Я подумаю над этим, – усмехнулся эрхан, послав в сторону Сайтоса многозначительный взгляд, от которого тот нервно сглотнул:

– Все, понял, молчу в тряпочку. Что делать с лордами?

– Передай, что буду, – хмыкнул эрхан. – И принеси Хелли что-нибудь поесть. И пока меня не будет, даже не думай выходить из этой комнаты.

– А какие обо мне слухи пойдут, ты не подумал? – недовольно пробурчал демон, направляясь к двери. – Мне, значит, его репутацию губить нельзя, а мою можно, да?

– А разве можно погубить то, чего нет? – иронично выгнул бровь Шайтанар, пока я старательно пыталась скрыть смех, пряча лицо на груди демона.

Сайтос обиженно запыхтел, но ничего в ответ не сказал и вышел, даже дверью не хлопнув на прощание. Странные у них с Шайтанаром отношения, что ни говори. Подкалывать его он может, но палку старается не перегибать. Да и Шайтанар ему вроде как доверяет, хотя в общем и говорил, что не делал этого раньше.

– Что ты будешь делать? – спросила я, оставляя крылья эрхана в покое.

Кстати, мне их новая расцветка очень понравилась, и я даже догадываюсь, откуда такие изменения.

– Посмотрю по обстоятельствам, – хмыкнул эрхан, расправляя крылья за своей спиной. – Не волнуйся, тебе ничего не грозит. И твоей стране тоже.

– Мне вот интересно… – задумчиво протянула я. – Только не злись, ладно? Завоевать Эвритамель и получить в свою собственность источник – это желание любого эрхана. На протяжении многих веков вы стремились, пытались, проигрывали, но продолжали попытки. Почему тебе это сейчас не интересно? Ты же раньше тоже ненавидел лунных эльфов, да и сейчас наверняка не особо любишь.

– Боюсь, что ненависть – это слишком громко сказано, – цинично усмехнулся эрхан, пока его хвост лениво скользил под простыней по моей ноге. – Меня воспитывали на ненависти к лунным эльфам, и да, я их ненавидел. Но чем дольше жил, тем больше замечал, что их не за что ненавидеть. На нашу страну они не покушаются, а источник… Эрханы сами по себе не слабая раса. Тьма дает куда больше преимуществ, чем магия эльфов, причем любых. Эвритамель – это личное дело отца, его идея-фикс. Мне же на нее стало давным-давно наплевать, ненавидел эльфов я скорее по привычке. А теперь мне наплевать на Эвритамель вообще, потому что можешь пострадать ты.

– Что-то мне кажется, что твой отец тебя не поймет, – иронично буркнула я, отводя взгляд в сторону.

Шайтанар тут же привычным жестом подцепил мой подборок пальцами и заставил посмотреть ему в глаза:

– Демоненок, неужели ты думаешь, что я всегда интересуюсь мнением своего отца? Я не отдал тебя тогда, не собираюсь делать этого и сейчас.

– Но теперь все несколько сложнее. – Я вздохнула и, протянув руку, положила ладонь на лицо эрхана. – Что ты будешь делать?

– Для начала пойду собираться, – хмыкнул эрхан и, отняв мою руку от своего лица, легонько поцеловал. – Тебе придется некоторое время побыть в обществе Сайтоса.

– Да уж, сомнительная перспектива, – улыбнулась я краешками губ, когда Шайтанар встал с кровати, довольно потягиваясь. – Ты так и не ответил.

– А тебе так нужно это знать? – поинтересовался демон, направляясь в сторону огромного шкафа, стоящего около стены напротив кровати.

– Шайтанар. – Я начала потихоньку закипать, понимая, что этот эрхан пытается улизнуть от ответа.

– Что? – чуть обернулся демон. – Для начала я приму ванну, потом переоденусь…

– Да я не об этом! – возмутилась я, повернувшись к нему и подбирая под себя ноги. – Что ты будешь делать с отцом?

– Хелл, это не твои заботы, – усмехнулся Шайтанар, распахивая дверцы деревянного монстра. – Лучше отдохни пока.

– Да чтоб тебя волкодлак покусал! – взвыла я. – С тобой совершенно невозможно разговаривать! Ты наглый, самоуверенный, самовлюбленный эгоист!

– А ты сомневалась? – Как-то неожиданно эрхан оказался совсем рядом со мной и, повалив меня на кровать, впился в мои губы властным поцелуем.

Ой, мама дорогая… Как же я от этого отвыкла!

В себя я пришла, только когда опять раздался громкий стук в дверь. Чуть вздрогнув, я заставила себя отстраниться от демона и взглянуть на него. Сапфировые глаза потемнели, а радужка действительно сверкала золотистым узором. Мы оба часто дышали, моя рука надежно запуталась в его волосах. А вот какого пьяного лешего его рука делала на моей груди и почему тонкая простыня чуть не капитулировала полностью, я так и не поняла…

– Мне пора. – Проследив пальцем излом моей брови, демон в последний раз прижался к моим губам и со вздохом соскользнул с кровати.

Уже спустя пятнадцать минут он, одетый в сногсшибательный костюм черного цвета, высокие сапоги и белоснежную рубашку с синим шейным платком, отправился на совет, едва дождавшись появления Сайтоса, который приволок мне яичницу с помидорами, чай и пару бутербродов с сыром. Никогда не думала, что этот эрхан настолько изучил мои вкусы! Да, оказывается, Сайтос жук еще тот, и скрытых талантов и качеств в нем немало. Головоломка, блин, зеленоглазая.

– Хелл, ты понимаешь, что творишь? – спросил Сайтос, сгрузив серебряный поднос с едой мне на колени и присев на краешек кровати. – Не усугубляй дело, старайся держать Шайтанара подальше.

– Ты думаешь, я этого не понимаю? – устало вздохнула я. – Я осознаю, что сейчас еще больше к нему привяжусь и расставаться будет сложнее… Но это выше моих сил. Я люблю его, Сайтос.

– Да я понимаю, Хелл, – грустно улыбнулся эрхан краешком губ. – И я больше всех хочу, чтобы вы были вместе. Но ты сама понимаешь, что пока такой возможности нет и не будет. И чем вы сейчас ближе друг к другу, тем тяжелее вам будет потом по отдельности.

– Тяжелее уже некуда, – хмыкнула я. – Сайтос, будь другом, не капай на нервы, а? И так плохо, да еще и вторая ипостась чесаться начинает…

– Это как? – округлил глаза демон.

– А вот так! – усмехнулась я, отпив немножко чая. – Амарилл этому практически не помеха. Он только не дает перекинуться, но зверь внутри меня никуда не делся! И вот он сейчас свербит в груди, правда, пока еще не сильно. Взаперти сидеть-то никому не охота!

– А что за зверь? – поинтересовался Сайтос, на всякий случай отодвигаясь подальше. – Хомячок? Или тушканчик? А, не, такие глаза только у лягушек бывают!

– Ах, ты, сволочь пернатая! – Я от возмущения подавилась кусочком помидорки. – Моя вторая ипостась – волчица, а не лягушка!

– Ага, я типа верю, – нагло ухмыльнулся эрхан.

Я же только закатила глаза, пытаясь успокоить собственные руки, которые ну очень хотели вылить кое-кому горячий чай в штаны. И этот «кто-то» явно не Шайтанар!

Кстати, о Шайтанаре.

Это неправильно! То, что мы с ним делаем, как себя ведем… Мы переходим все границы, рушим все мыслимые и немыслимые правила, ставим все с ног на уши. Нет, меня это устраивает, это дает хоть какую-то надежду, что мы сможем быть вместе.

Но ведь так не может продолжаться вечно, и рано или поздно нам придется разойтись по сторонам, и неизвестно, встретимся ли мы вообще. Этого не избежать, и я все понимаю, вот только…

Я не смогу без него жить.

Я действительно его люблю.

Глава 8

Селениэль

– А ну, стоять, пернатое недоразумение! Как ты меня только что назвал? – взревела я, заходя уже на восемнадцатый круг.

Развлечение под названием «Ощипай эрхана» продолжилось с новыми силами.

– Ха, эльфы еще и глухие? – ухмыльнулся демон, легко перемахнув через кровать. – Нет, ну у тебя точно вторая ипостась лягушки! Как можно быть такой медленной?

– Ах ты, ежик подзаборный! – воодушевленно ругнулась я, пробегая мимо круглого столика, что стоял около кушетки.

Схватив бронзовый кубок, я с превеликим удовольствием запустила его в голову вышеупомянутого эрхана. Тот на ходу увернулся, но, к сожалению (хе, явно не моему!), запнулся о край ковра, но равновесие, зараза крылатая, все-таки удержал. Впрочем, брошенная мной вдогонку серебряная тарелка заставила-таки буйную голову демона слиться в приветственном поцелуе с толстым ворсом лежащего на полу ковра. Бурные аплодисменты, вот это страсть!

– Зараза… – прошипел на голову ушибленный, причем в прямом смысле этого слова, демон, потирая пострадавший лоб, а заодно и пытаясь подняться с пола.

Пока он этого не сделал, я живенько прихватила пустующий поднос и, одним прыжком преодолев разделяющее нас расстояние, уселась эрхану на спину.

– Ну что, продолжим нашу светскую беседу, крылатый неудачник ты мой?

– Малышка, я же пошутил! – взвыл Сайтос и резко попытался встать, чтобы я шмякнулась с его спины.

Ага, счаз! Лунные эльфы так просто не сдаются!

Оттолкнувшись рукой от пола, я с двойным усердием впечатала коленки под лопатки, а точнее, под крылья одному слишком уж умному и язвительному демону.

– Ай! – взвыл Сайтос, уткнувшись носом обратно в ковер. – Вроде эльфийкам положено быть стройными, а не тощими! На кой ляд тебе такие острые коленки?!

– Ну ты, хрень с крыльями! – возмутилась я, чувствительно приложив начищенным до блеска подносом по темно-каштановой шевелюре, под которой вроде скрывался затылок. – Я тебе точно язык с мылом промою! А лучше позаимствую у Сумрака пару щеток и проведу контрольную чистку!

– Эй, я на это не согласен! – перепугался демон (испуганный лунным эльфом демон – такие что, не только в сказках существуют?!) и на этот раз сильно, уже резво подскочил.

Ну да, для него мой вес это так, мелочь незначительная. И благодаря этому весу я отлетела-таки на приличное расстояние, да еще умудрилась приложиться на сей раз уже собственным затылком об один из резных столбиков кровати. В глазах ощутимо потемнело.

– Ай…

– Хелли! – Демон застыл как вкопанный посреди комнаты и, если судить по голосу, насмерть перепугался. – Ты в порядке?!

Еле стряхнув мутную пелену перед глазами, я увидала склонившегося надо мной эрхана, оттенок лица которого зверски смахивал на трупный с некоторой примесью нежной весенней зелени. В глазах застыл дикий страх, который, впрочем, и так чувствовался, стоило только тихонько втянуть в себя воздух.

Вот дубина…

Глухой рык против воли вырвался из груди. Сайтос даже сообразить ничего не успел, когда вместо взлохмаченной и немного пришибленной эльфийки перед ним оказалась крупная, да и к тому же сильно злая волчица, которая еще и себя не контролировала. Сдержать вторую ипостась лунной эльфийки, в которой течет кровь Хранителей и которая почувствовала страх жертвы, не смог даже амарилл.

Следующие полчаса по покоям кронпринца Сайтаншесса его помощника гоняла не я, а разозленная волчица с обостренными инстинктами зверя. Мой собственный разум куда-то исчез, и ипостась просто вышла из-под контроля. Попал эрханчик…

– Что здесь происходит? – Резкий голос, с примесью стальных ноток, заставил волчицу резко остановиться.

Когти зацепились за ковер, попутно сминая его, но желание продолжить преследование добычи пропало бесследно, так же как и жажда крови.

Похоже, что появился хищник посильнее.

Увидев вошедшего, волчица ощетинилась и зарычала, едва подавив желание опустить хвост. Новый враг никоим образом не походил на добычу, скорее наоборот, представлял собой немалую угрозу. Инстинкты заставили зверя приготовиться к прыжку, чтобы как можно быстрее вонзить клыки в горло новому врагу. Убей или будешь убит – старый как мир принцип животного мира дал о себе знать.

– Хелли, – неожиданно спокойно и мягко произнес вошедший, медленно опустив руки и полностью расслабившись.

Уши волчицы нервно дернулись, а внутри зашевелилось беспокойство. Эта жертва вела себя по меньшей мере странно, и его голос подействовал успокаивающе, но не до такой степени, чтобы полностью расслабиться.

– Демоненок, – мягко усмехнулся демон, присев на корточки и вытянув вперед руку, – иди сюда. Я не причиню тебе вреда.

Все еще недовольно ворча, волчица чуть продвинулась вперед, почувствовав странное доверие к этому экземпляру. Вытянув шею, зверь, осторожно косясь в сапфирово-синие, полные нежности глаза, понюхал протянутую руку, и в голове что-то щелкнуло, все поставив на свои места.

Шайтанар? Ой, ептить…

Мой (!!!) хвост опустился вниз, я даже еле удержалась, чтобы им не вильнуть. Виновато взглянув в смеющиеся глаза моего эрхана, я ткнулась носом в его ладонь. Вот бы было весело, если бы я его покусала! Хотя когда-нибудь я это точно сделаю, клянусь любимыми тапочками!

– Она пришла в себя? – раздался немного заикающийся голос Сайтоса откуда-то сзади и сверху.

Откуда, простите?

– Да. – Синеглазый Шайтанар не сдержал смеха, запустив руки в мою шерсть на шее, пока я осматривала эрхана, забравшегося аж на шесть локтей вверх, в самый дальний угол, и теперь еле державшегося, растопырив руки и ноги, упираясь ими в стены.

Он частенько соскальзывал, но упрямо карабкался все выше и выше. Это я его туда загнала? Хм, ну да, не Ри же. Хотя так этой пакости зеленоглазой и надо!

– И что это было? – все еще опасливо на меня косясь, спросил Сайтос, свесив одну ногу вниз.

Я тихонько рыкнула, чуть подавшись вперед. Этого хватило, чтобы Сайтос испуганно дернулся, мигом вернув свою конечность на скользкую каменную стену. Хе, и как он там вообще держится, на чистом упрямстве, что ли?

– Хелли, – усмехнулся Шайтанар, принимаясь почесывать мою шею, – оставь его в покое и не притворяйся, что ты его и меня не понимаешь. Я так полагаю, из-за амарилла вторая ипостась вышла из-под контроля?

Я кивнула и тут же села, задрав морду к потолку и постукивая хвостом по каменному полу. Хорошо-то как, когда тебя чешут!

Пока я тихо балдела от ласки Шайтанара, Сайтос не только успел тихонько спуститься (а точнее, с облегчением на физиономии громко шмякнуться) со своего места, но и магией шустро разгреб тот бедлам, что мы с ним натворили, пока носились по комнате. После этого он попытался тихо и незаметно покинуть поле боя, но…

– Может, теперь ты мне объяснишь, что здесь было? – словно невзначай бросил Шайтанар, когда зеленоглазый эрхан уже практически дошел до двери на цыпочках.

– Да ничего такого! – бурно запротестовал демон. – Просто она какая-то вялая была, вот я и решил ее расшевелить. Кто ж знал, что так получится?

– Надо было все-таки дать ей тебя покусать, – усмехнулся Шайтанар и, последний раз потрепав меня между ушей, направился к креслам, что стояли неподалеку, чуть левее кровати, напротив шкафа.

Опустившись в одно из них, он откинулся на спинку и устало потер виски. Чуть пройдясь, я устроилась неподалеку от него, прямо на полу, благо сквозь густую шерсть холод каменного пола не чувствовался. Хотелось, конечно, лечь поближе к демону, но я ж не ручная собачка, а волчица! Возвращаться к своей эльфийской ипостаси я не торопилась, внутри все еще немного свербело от освобожденной магии. Браслеты из амарилла, кстати, теперь валялись на полу около кровати, а Марк и Таш предпочли отмалчиваться. Братик проверял обстановку, так сказать.

– Что произошло на собрании Палаты Лордов? – нахмурился Сайтос, вернувшись в комнату и усевшись на кушетку, обитую кожей.

– Впервые за несколько тысяч лет, – взгляд Шайтанара устремился в окно, – Лорды, практически в полном составе, были не согласны с планами отца. Более того! Они сошлись во мнении, что принцессу Селениэль необходимо как можно скорее вернуть с извинениями и компенсацией.

– Ага? – От удивления я даже в эльфийскую ипостась перекинулась, правда, так и осталась сидеть пятой точкой на полу. – Да быть того не может!

– Ты что-то недоговариваешь, – подозрительно сощурился Сайтос, подавшись вперед и оперевшись правым локтем о колено. – Если Совет был против, то что решил Повелитель?

– Ничего. – Слова демона прозвучали как щелчок кнута. – Впав в ярость, он разогнал заседание.

Если честно, то я ничегошеньки не поняла. Сайтос озабоченно нахмурился, мигом скинув маску вечно ехидного демона, Шайтанар же вообще замер, как каменное изваяние. Так, а мне объяснить, что это значит, они не собираются?

– Хелли нужно уходить, – прервав мои сумбурные мысли, произнес Сайтос, сцепив руки в замок и положив на них подбородок. – Если я правильно понял, то сейчас Повелитель начнет убирать неугодных, а Хелли попытается спрятать на время, чтобы до нее не добрались.

– Так, легче на поворотах! – фыркнула я, видя, что Шайтанар внимательно смотрит на зеленоглазого демона. – Почему меня будут перепрятывать? И зачем ему убирать неугодных? Палата Лордов, если меня не обманывают память и учебники по истории, никогда не шла против воли Повелителя, с чего бы сейчас им это делать?

– Твое похищение в любом случае приведет к войне. – Шайтанар в упор посмотрел на меня, подперев щеку кулаком. – А к ней мы не готовы абсолютно. На вашей стороне все три расы эльфов и ятугары. Ввязаться в войну – значит, своими руками уничтожить расу эрханов. К таким жертвам Лорды не готовы, и на сей раз они пойдут против воли своего Повелителя.

– И тот попытается меня перепрятать, чтобы они по тихой грусти меня не вернули на мою родину, – констатировала я теперь уже очевидный факт.

Да, туго же до моей головки доходят очевидные сведения! Присутствие Шайтанара виновато, не иначе. Только при нем я полностью расслабляюсь, а на данный момент это ой как нехорошо!

В воздухе повисла тишина.

Хрдыр, а чего это я себя виноватой чувствую? Это же эрханы, демоны! Враги моей расы, пускай сами разбираются со своими передрягами! Ага, вот только их кронпринц – Шайтанар, и его эти проблемы касаются в первую очередь. Так что к упырям старые стереотипы, начинаем думать по-новому, особенно теперь, когда мы с Шаем…

Стоп. Что мы с Шаем?

Я забыла, я совершенно забыла, что у нас с ним будущего быть не может. И в данном случае, чтобы не начались междоусобицы в Сайтаншессе, мне нужно уйти. Да и об артефакте ничего до сих пор не известно.

Твою ж мать!

– О, хрдыр! – неожиданно ругнулся Сайтос, схватившись за голову. – Меня Повелитель зовет!

Я резко вскочила. А вот это плохо, очень-очень плохо!

– Иди, – усмехнулся Шайтанар, вставая с кресла. – Узнай, что он хочет. Лги, как всегда, не думаю, что должны возникнуть проблемы. Если же что-то пойдет не так, то сразу же уходи оттуда.

– А последствия… – опасливо покосился на него эрхан, уже взявшись за ручку двери.

– Тебя не должны волновать, – перебил его кронпринц демонов, положив мне руки на плечи. – Я разберусь.

Коротко поклонившись, Сайтос вышел, и мне показалось, или в его взгляде промелькнуло облегчение? Так, и почему я опять ничего не понимаю? «Похищение эльфийской принцессы» с каждой минутой все больше и больше смахивает на «почувствуй себя блондинкой»!

– Шай, что вы задумали? – нахмурилась я, повернувшись к демону и запрокидывая голову.

Надо же, я уже и забыла, что он такой высокий! Или это я мелкая? А, не суть…

– Ничего особенного, – как-то жутко усмехнулся демон, но при этом нежным жестом заправил прядь волос мне за ухо. – Тебе об этом волноваться не стоит.

– Мне кажется или ты что-то недоговариваешь? – сузила я глаза, внимательно рассматривая демона, чьи руки легли мне на плечи, а хвост нагло обвил талию. – Имей в виду, если ты…

Договорить мне не дали, весьма быстро и ловко заткнув рот поцелуем. Что я там сказать-то хотела? А впрочем, какая разница, разберемся потом.

Потом разобраться тоже не получилось. Этот мерзкий, подлый, гадкий и настырный демон закинул меня к себе на плечо и, несмотря на мое сопротивление и бурные протесты, запер меня в ванной комнате! Затем мне было приказано не выходить оттуда, пока я не приведу себя в надлежащий вид. Вот можно подумать, что я при нем никогда в одних штанах и повязке и с взлохмаченными волосами не разгуливала! С каких пор мой вид начал его так беспокоить, а? Штаны, кстати мои же, приволок мне Сайтос, в уже чистом и целом виде.

Я воодушевленно выругалась, красочно помянув всю родню Шайтанара, и от всей души пнула край мраморного бассейна. Мало того, что из-за этого действия шмякнулась на пятую точку, поскользнувшись на полу, так еще и этот гад за дверью громко расхохотался! У, зараза…

– Ты не выйдешь оттуда, пока не приведешь себя в порядок, – еще раз напомнил Шайтанар. – Лучше будет сдать тебя на руки брату в приличном виде.

– А то братик не знает, в каком я сейчас виде, – вполголоса буркнула я, оглядывая просторное помещение ванной комнаты.

Я даже больше скажу! Он не только знает, но сейчас подло хихикает надо мной, весьма довольный поведением вышеупомянутого демона. И это они еще знать друг друга не знают, а уже вовсю моим воспитанием занимаются! Что же дальше-то будет, а? Мама дорогая…

Как бы то ни было, но уже через полчаса я вернулась в комнату с чистыми волосами, благоухая ароматом роз. В штанах, в рубашке Шайтанара, которую нашла в ванной и которая была мне безнадежно велика. Пришлось закатать рукава, чтобы выглядеть более или менее нормально. Впрочем, эрхану, который, стоя у окна, вертел в руках мой ритуальный кинжал, зрелище явно пришлось по вкусу.

– Ты лишила меня удовольствия, – хмыкнул демон, положив оружие на подоконник.

– А? – выпучила я глаза, рассматривая кучу оружия на подоконнике.

Мои кинжалы вместе с ножнами, сайшесс и даже палочки для волос! Тут же лежали и украшения: серебряный браслет, цепочка и лента с хрусталем.

– Твои волосы, – усмехнулся Шайтанар, взяв в руки браслет. – Я сам хотел их расчесать.

– Предупреждать надо, – недовольно буркнула я, пытаясь скрыть смущение. Непривычно видеть этого властного демона таким.

Самостоятельно надеть украшения мне не дали. Кронпринц лично застегнул на моем запястье браслет, надел цепочку, а потом закрепил ножны с кинжалами на руках. Когда же атласная лента вновь оказалась на моей шее, меня крепко приложило маленькой молнией, я аж присела от неожиданности!

– Ай!

– В чем дело? – тут же нахмурился демон, и узор на его радужке на мгновение стал багрово-красным.

– Привет от Киртана, – недовольно поморщилась я, потирая шею. – Он так напоминает, чтобы я больше не смела снимать эту ленту.

– Как был собственником, так и остался, – хмыкнул демон, пропуская между пальцев прядь моих волос. На его губах играла довольная полуулыбка, значение которой оставалось для меня тайной за семью печатями. Ну да, кто же этих многотысячелетних коронованных особ вообще понять может?

Не хотелось, конечно, портить такой момент, но против собственной недоверчивой и подозрительной натуры не попрешь…

– Шай, – отступив на шаг, я внимательно всмотрелась в сапфирово-синие, бездонные глаза, которые так часто меня преследовали во сне и наяву, – что будет дальше с нами?

Ответить демон не успел. Нарушив воцарившуюся тишину, в комнату ввалился растрепанный и порядком запыхавшийся Сайтос.

– Что случилось? – Я тут же рванула к эрхану, но Шайтанар меня остановил, надежно ухватившись за плечо и внимательно всматриваясь в лицо демона, который, уперев руки в колени, пытался отдышаться. Странно, он что, от самой границы бежал, что так вымотался? Он же вроде далеко не хиляк?

– Хелли… Ей нужно уходить, – кое-как выдавил из себя эрхан.

Шайтанар только кивнул, а с меня слетели все остатки легкомысленного поведения. Похоже, что вот теперь действительно шутки кончились.

В этот же момент в нескольких локтях от нас практически в самом центре комнаты начал сгущаться воздух. По комнате разлился приятный аромат ванили, что могло означать только одно – братец решил немедленно меня забрать.

Если раньше напряжение в комнате было велико, то теперь оно буквально ощущалось кожей. Рука Шайтанара, лежащая на моем плече, ощутимо сжалась. Сайтос резко встал, явно готовясь к обороне. Вот только я не поняла, какого упыря я-то вдруг разнервничалась?

Когда арка портала сформировалась окончательно, напряжение достигло предела, но… тут же рассеялось, когда оттуда вынырнул среднего размера снежный барс. Впрочем, он тут же исчез, так как чья-то ладонь с подозрительно знакомым перстнем на безымянном пальце, появившаяся из того же портала, сцапала наглого кошака и втянула его обратно. Барс только удивленно мявкнуть успел, заставив меня сдавленно хрюкнуть.

В следующую секунду из портала вышел абсолютно спокойный и невозмутимый эльф, от которого за лигу веяло силой и властью. Да, братик может быть и таким, когда захочет, он паинькой только прикидывается!

– Марк! – Я с диким воплем повисла на эльфе, вцепившись в него ругами и ногами.

А-а-а-а! Я по нему соскучилась!!!

– Ниэль! – улыбнулся братец, с легкостью отцепив мою тушку от себя и поставив на пол, окинул меня внимательным взглядом.

Не найдя никаких подозрительных следов и чего-нибудь еще, эльф удовлетворенно кивнул и, приобняв меня за плечи, повернулся к Шайтанару.

Ой, что сейчас будет…

Эрхан стоял совершенно спокойно, сложив руки на груди. По его лицу, так же как и по глазам, нельзя было прочесть абсолютно ничего. Вот именно такого Шайтанара я боялась и старалась от него держаться подальше. Лучше бы он злился, честное слово!

– Спасибо, – неожиданно произнес Марк, едва заметно склонив голову, чем заставил мою челюсть совершенно отвиснуть. – Я твой должник.

– Позже сочтемся, – усмехнулся эрхан. – Присмотри за ней.

– Обязательно, – хмыкнул братик и повел меня к порталу, не давая даже возможности обернуться. Если судить по его мыслям, он не хотел давать нам прощаться, понимая, что так будет только тяжелее и мне, и Шайтанару.

– Хелли. – Звук голоса Шайтанара все-таки заставил меня остановиться и обернуться. Я едва успела поймать брошенный мне сайшесс и ритуальный кинжал. – Ты забыла.

– Спасибо, Шай, – невнятно улыбнулась я и все-таки смогла выдавить из себя еще одну фразу: – Я буду скучать.

– Мы еще увидимся. – Слова прозвучали как приговор.

Хм, вот такого Шайтанара я и люблю.

А по прибытии нас ждали.

Не, ну кто бы мог подумать, что братец притащит меня не куда-нибудь, а в таверну Холла? Не успела я вывалиться из портала, как меня тут же сбили с ног и троекратно облизали. Отбиться не получилось, да и, если честно, не очень-то и хотелось! Пусть у меня теперь все лицо в слюнях этого кошака, зато в таких родных слюнях!

– Ри, поганец ушастый! – уже, наверное, в двадцатый раз взвизгнула я, когда ирбис попытался в четвертый раз повторить процедуру приветствия. – Хорош уже, а то у меня скоро кожи на лице не останется, у тебя язык как наждачка!

– Мур-рк! – громко возвестила эта пакость хвостатая и удобно развалилась на полу, пристроив свою пятнистую морду у меня на коленях и блаженно прикрыв глаза.

С улыбкой почесывая ученика, я наконец соизволила оглядеть помещение. Угу, кабинет Холла…

На кресле сидит непосредственно сам Холл, а на втором пристроился братик. На диване – небывало серьезные близнецы, а входную дверь спиной подпирает… Летрак?! Ох, е…

– Всем привет, – неуверенно помахала я ладошкой. – А что все такие серьезные?

– И это знаменитая принцесса Селениэль? – пренебрежительно усмехнулся кронпринц дроу. – Я разочарован.

– Я тоже, – в ответ усмехнулась я, окинув его ответным многозначительным взглядом.

Думаю, он поймет, на что я намекаю.

– Мелкая мразь, – тут же зло прищурился дроу.

Похоже, я не понравилась ему с первого взгляда. Да и к упырям его, мое мнение о нем так вообще в пару тысяч раз похуже!

– Летрак, – совершенно спокойно произнес Марк, – не забывайся.

Недовольно хмыкнув, дроу покинул помещение, довольно громко стукнув дверью. Ха, он еще и абсолютно невоспитанный? Все, я в нем разочаровалась окончательно!

– Ну и тип! – Я недовольно поморщилась, поднимаясь с пола, и обратилась к близнецам: – И как вы его терпите? Он точно ваш брат?

Все еще сохраняя серьезные лица, близнецы переглянулись, потом перевели взгляд на меня и все же, не выдержав, расхохотались:

– Она точно в порядке!

– А вы сомневались? – хихикнула я, перемахнув для достоверности особо неверующих через спинку дивана. – Пока я под присмотром Шайтанара, мне ничего не грозит.

– Вы помирились? – улыбнулся Холл, который, похоже, был в курсе всех дел, связанных со мной.

– Что-то вроде того, – неопределенно махнула я головой, абсолютно не горя желанием вдаваться в подробности. – Холл, а где Лин?

– Она сейчас живет во дворце Эллидара и работает придворным магом, – как-то вяло улыбнулся аронт. – Лея за ней присматривает. Там они обе в безопасности.

– Ага, и видятся они из-за этого редко. – Из-за спинки дивана, на котором я пристроилась, показалась взлохмаченная сребристая шевелюра аронта-младшего. – Он дико по ней скучает, вот и куксится постоянно.

Холл только виновато на меня посмотрел, признавая правоту своего брата. Ну ничего, скоро все наладится, и они снова смогут быть вместе. Я обещаю. Я постараюсь как можно быстрее разгрести этот бедлам, что натворили вампиры и демоны. Впрочем, об эрханах теперь не стоит беспокоиться.

– Как я понял, Шайтанар возьмет Повелителя на себя, – произнес братец, легко прочитав мои мысли. – Теперь, когда одной заботой меньше, нужно вплотную заняться вампирами. Ниэль, у меня есть подозрение, что до Гильдии некромантов ты просто не дойдешь.

– У нас тоже! – в два голоса заявили близнецы так, что я испуганно шарахнулась.

Вот добрые дети, а!

– И что бы это все значило? – подозрительно уставилась я на свою копию, только в мужском исполнении.

– Они хотят отправить нас в Карат, – заговорщицки прошептал Ри, который так и не перебрался на диван, а, встав на колени, обнял спинку как родную и положил на нее подбородок.

– А может, не надо? – тоскливо спросила я, оглядев дружную компанию нелюдей, которые, видимо, смерти захотели, причем отнюдь не фальшивому Кристиану, а мне и Ри! Ну или на крайний случай Летраку.

– Надо, Хелли, надо! – хмыкнул Терен, на что я только кисло улыбнулась.

– Малышка, не боись, мы с тобой! – хохотнул Дерек. – И если от Летрака мы тебя не спасем, то у тебя есть убойное секретное оружие, носящее имя Хантар де Шан.

– О, точно, Хан! – обрадовалась я. – А где он сейчас?

– Разбирается с тем дроу, которым вы обзавелись в небольшой деревеньке, – хмыкнул Холл. – Хелл, ты не перестаешь меня удивлять. Что ты на сей раз умудрилась натворить?

– Да так, ничего особенного, – переглянувшись с Ри, произнесла я и, так же как и мой ученик, прикинулась невинным маленьким фикусом в кадке. – А в каком смысле разбирается? Он его там не прибьет, нет?

– Нет, – с улыбкой заверил меня Марк, – он его тренирует.

– Ну тогда все в порядке, – вздохнула я, мысленно поставив заметку, что надо будет извиниться перед дроу за мою выходку и причиненное беспокойство.

В этот раз я что-то слишком своевольно поступила, и если с близнецами такой номер легко бы прошел, то перед этим дроу мне очень и очень неловко.

Так, это откуда во мне нежданно-негаданно стыд и совесть взялись, а? Нужно срочно от них избавляться!

«Не стоит!» Два голоса в моей голове раздались одновременно. Ага, что, испугались?

Так, если владелец одного голоса сидит тут, в кабинете аронта, то как насчет второго?

«Таш, привет! Ты где?» Я привычно потянулась к нитям связи, что связывали меня и полуэльфа с помощью татуировки.

«В Академии, где же еще! Зайдешь в гости?» – поинтересовался полуэльф.

«Естественно!» – фыркнула я. Он что, еще и сомневался? Нет уж, не дождетесь, я никогда не откажусь от возможности заглянуть лишний раз, а заодно и встряхнуть как следует любимую Академию и…

– Рик! – Я аж подпрыгнула на месте, впрочем, следом за мной подскочили и близнецы, только Марк остался совершенно невозмутим, а Холл вопросительно на меня взглянул. – Я хочу увидеть Рика!

– Малышка, ты нас напугала, – вздохнул с заметным облегчением Терен, опускаясь обратно на диван. – Я уже думал, что-то случилось!

– Случилось то, что я очень и очень соскучилась по одному маленькому, но очень милому существу! – заерзала я от нетерпения. – В общем, ребят, вы как хотите, а я побежала в Академию, меня там уже Таш ждет. Увидимся за ужином!

– Стоять! – Одна нехорошая личность с клыками (младшая из них) уверенно перехватила меня на полпути к заветной цели, к двери то бишь. – Ты собралась в Академию босиком идти?

– А, это… – Я перевела взгляд на свои босые ноги, потом на Ри и на братика.

Все почему-то усердно прятали улыбки и старались смотреть куда угодно, но только не на меня. Эй, у этого кабинета что, интерьер такой уникальный?

– Все твои вещи на чердаке, – наконец не выдержал Марк, поднимаясь с кресла. – Иди переоденься, я буду ждать тебя внизу.

– Ты все-таки иногда такая прелесть! – улыбнулась я от уха до уха и повернулась к ученику: – Ри, ты с нами?

– Да не, – отмахнулся аронт, – я лучше пойду Хантару помогу, тем более что эти двое меня уже по всем закоулкам Эллидара протащили, и не один раз!

– Мы так пытались его отвлечь, чтобы он не сорвался на твои поиски, – хмыкнул Дерек, многозначительно посмотрев на скалящего в широкой улыбке клыки аронта. Ох, чует моя левая пятка, что-то здесь не то!

– Ладно, – прищурилась я и, последний раз оглядев присутствующих, вышла из кабинета.

Вай, моя родимая таверна…

Как же я давно мечтала пройтись по ней вот так, спокойно, никуда не торопясь, не опасаясь, что выдам себя случайным жестом или словом… Все-таки эти стены мне были родным домом какое-то время, и если честно, то здесь я чувствую себя намного лучше, чем во дворце Эвритамеля!

«Мне жаль это слышать», – послышался тяжелый вздох и волна грусти.

«Марк, прости, – тут же покаялась я перед братом. – Просто я столько времени не была во дворце, а потом ничего хорошего там не произошло. Вот так и получается, что здесь я чувствую себя как дома».

«Я все понимаю, сестренка. Не беспокойся. Мне и самому здесь очень нравится».

«Правда? Марк, ты самый лучший!» – радостно взвизгнула я и пулей взлетела по лестнице, ведущей на второй этаж таверны, а уже оттуда на третий, где располагалась мансарда и комната близнецов. Туда зайду потом, а пока моя цель – самый любимый во всем мире чердак!

А, бабушка моя скальный зверозуб, мои тапочки все еще на месте!!! Все, теперь я отсюда точно никуда не уйду!

«Неужели откажешься увидеть Ауста только потому, что очень по тапочкам соскучилась?» – послышался в моей голове голос с изрядной долей ехидства.

– А, что?! – Меня тут же сдуло с любимой кровати попутным ветром. – Все, Таш, скоро буду, жди!

На этот раз я побила все мыслимые и немыслимые рекорды по скоростному влезанию в блузу и корсет, а также по закреплению оружия, натягиванию сапог и спуску вниз. Чуть не сшибив кого-то из посетителей, я вылетела в холл и, подцепив под локоток Марка, который даже сообразить ничего не успел (ага, только вид непонимающий делал, а то я его не знаю!), вылетела на улицу. И тут же застыла как вкопанная.

Эллидар выглядел… жалким. Да, именно так! От былого величия крупнейшего человеческого города не осталось и следа. Пусть уже три месяца прошло с тех пор, как город захватила гильдия, а потом пошалили мы, следы от тех времен явно прослеживались. Некоторые здания не успели отстроить, копоть с брусчатки так и не думали смывать, многие дома пострадали от огня и заклинаний, а живность, что раньше бродила по улицам, исчезла без следа, напуганная черной магией. Да и люди стали намного пугливее; ставни на окнах домов были закрыты, и прохожих на улицах было очень и очень мало. Было такое ощущение, что город вымер.

– Приплыли… – изумленно выдохнула я, рассматривая улицу, ведущую в Академию, при свете дня.

В прошлый раз мне было как-то не до осматривания достопримечательностей, а точнее – последствий нашей перепалки с Гильдией магов. Хранители, что тут вытворили близнецы и остальные?

– Не волнуйся, Ниэль, – ободряюще улыбнулся Марк, видя, как я мрачнею с каждым шагом. – К концу года город будет полностью восстановлен, об этом позаботятся и правитель Эллидара, и некоторые союзные государства, в том числе и наше.

– Тайно, естественно? – хмыкнула я, рассматривая снесенные к упырям ворота из белого чугуна, которые когда-то закрывали территорию Академии от простых зевак и тому подобных личностей сомнительного происхождения.

– Конечно, – блеснул глазами мой любимый вредный эльф. – Помощь на восстановление города будет оказана тайно, а вот на восстановление престижа Академии – официально.

– Помнится, больше всего пострадала не сама Академия, а ее преподаватели… – Я окинула взглядом высоченную башню и такие знакомые корпуса вокруг нее.

Насколько я знаю, пока не будет восстановлен защитный контур вокруг Академии, невозможно восстановить и забор. А так как защита была заслугой директора Итрона… В общем, понятно. Будем надеяться, что Эллидарская Академия Магии скоро станет такой же, как прежде.

– Ты же прекрасно понимаешь, что такой же она уже не будет, – чуть склонив голову, сказал Марк, открывая передо мной тяжеленную входную дверь, обитую кованым железом.

– Ничего уже не будет таким, как раньше, – вздохнула я, не торопясь войти внутрь некогда родимой Академии. – Холл, близнецы, Таш, да и я сама уже не та, что раньше. Похоже, беззаботное детство окончательно прошло, да?

– Возможно, – пряча улыбку, ответил эльф, легко подтолкнув меня в спину, чтобы я наконец вошла, а не стояла каменным изваянием на пороге. – Но ведь это неизбежно?

– Ну да, – совсем повесила я уши.

Эх, как же хочется все вернуть назад, вот кто бы знал! Ну да ладно, погрустить я и потом успею, сейчас вот только одного умного полуэльфа и чрезвычайно (местами, правда) строгого архимага увижу, а там уже видно будет, чем заняться в ближайшую пару дней перед отъездом в Карат.

Найти Таша оказалось делом пяти минут: он, с головой погрузившись в документы, обжился в библиотеке, на одном из этажей башни. Что в старинных свитках искал полуэльф, тайна, покрытая мраком, ибо там их было ой как много… У меня аж зубы свело от обилия всевозможных источников знаний. Но полуэльф выглядел вполне счастливым.

– Таш! – Я весело помахала рукой, глядя, как при моем приближении полуэльф встал из-за стола, заваленного свитками и талмудами.

Марк куда-то смылся, еще когда мы до стандартных порталов не дошли.

– Хелли! – Подойдя ближе, маг с улыбкой потрепал меня по волосам. – Ты действительно в полном порядке.

– Ох, ну хоть ты не начинай, – отмахнулась я, падая на ближайшую скамейку. – Что-то в последнее время слишком многие опасаются за мою безопасность. Такое чувство, что все поголовно скоро начнут с меня пылинки сдувать!

– А как иначе? – как-то грустно заметил полуэльф, присаживаясь рядом. – У тебя теперь совершенно иной статус и положение.

– Таш, ну вот только ты не лезь туда же. – Я стукнулась лбом в его обнаженное предплечье (маг так и не оставил привычки ходить в безрукавке) и устало вздохнула. – И так хреновастенько себя чувствую! Вы все словно от меня отдалились, в мире происходит упырь пойми что, старейшины окончательно озверели, с Шайтанаром мы так ничего и не выяснили… Пойти повеситься, что ли?

– Это не выход, – хмыкнул маг. – Думаю, тебе нужно отдохнуть или для начала разобраться с чем-нибудь одним. Дальше будет проще.

– Вот все ты всегда знаешь, – обиженно буркнула я. – И все-таки мне иногда кажется, что мое пожизненное невезение никогда не кончится.

– Таилшаэлтен. – Голос за нашей спиной заставил меня икнуть, побледнеть и очень медленно повернуться. – Я кое-что нашел.

– Здрасте, магистр Пилат. – Я машинально натянула улыбку от уха до уха, почувствовав себя так, словно я вновь на первом курсе и опять взорвала лабораторию по алхимии.

– Валанди, – прищурился маг так, что у меня появилось дикое желание живенько схорониться под первым попавшимся стеллажом с книгами.

– Ну, как бы это, – виновато выдавила я, подскочив со скамейки и спешно вспоминая, что я успела натворить.

Ну разве только то, что умереть, воскреснуть, а потом стать эльфом… Ой, кажется, меня сейчас убивать будут!

– Вот не будь ты сейчас принцессой лунных эльфов, я бы тебя отшлепал! – грозно выдал магистр, грузно плюхнувшись на скамейку, где я до этого сидела. – Ты меня до седых волос довела, и не один раз уже.

Что правда, то правда. Магистр внешне практически не изменился, разве чуток постарел, да и седых волос, коих раньше не наблюдалось, значительно прибавилось. И это, кстати, моя вина. Так, а вот за это мне действительно стыдно!

– Я не хотела, – виновато поковыряла я носком левого сапога каменный пол библиотеки. – Я дико извиняюсь!

– Да ну тебя! – сердито буркнул мой бывший декан, старательно пряча улыбку в аккуратно подстриженной бородке. – Извиняется она! Ты раньше не могла появиться? Посидели бы спокойно, чаю попили… Ан нет, надо было весь выпуск адептов до инфаркта довести! Негодная девчонка!

– Магистр Пилат, – улыбнулся Таш, видя, что мой цвет лица уже сравнялся с физиономией Идика в его лучшие годы стыдливости, – думаю, Хелли уже полностью осознала свою вину.

– И почувствовала себя опять первокурсницей, – пробурчала я, теперь рассматривая потолок библиотеки и попутно вспоминая, что именно мы с близнецами здесь разворотили за время нашего обучения.

Виски почему-то кольнуло болью.

– Вот вернешься к обучению, и я с тебя семь потов сгоню! – нахмурил брови маг, заставив меня вновь почувствовать себя как в старые добрые времена. – Но на эту тему мы с тобой позже поговорим. Таилшаэлтен, я только что из бывшего кабинета директора. Книга, что ты просил, действительно оказалась там.

– Что за книга? – тут же заинтересовалась я, только сейчас обратив внимание на толстенный талмуд, обтянутый черной кожей, в руках магистра.

– Вампирские хроники. – Бывший декан внимательно посмотрел на меня. – Врагов нужно знать в лицо.

– Что верно, то верно, – невольно заметила я, беря в руки книгу, которую мне протянул магистр.

Взглянув в уже раскрытую книгу, я замерла, как упырь перед драконом.

– Кристиан? – Моя челюсть уверенно полетела вниз, в то время как мозги поползли в отключку, а сердце в пятки.

– Это Эрратиан, – покачал головой декан факультета огня и некромантии, – единственный его портрет, который удалось найти. Вампиры тщательно скрывают лицо своего правителя.

– Да нет же! – возмутилось все мое естество. – Это Кристиан! Эту наглую вампирскую рожу я узнаю где угодно! Такую смазливую физиономию, как у него, упырь найдешь во всей Аранелле!

– Хелли, ты уверена? – спросил Таш, забрав у меня книгу и взглянув на рисунок и подпись под ним. – Эти хроники не могут врать, к тому же это единственный экземпляр во всем мире.

– Более чем уверена, – недоуменно покачав головой, шмякнулась я пятой точкой на скамейку на место Таша, который уже успел встать, рядом с магистром Пилатом.

Собственные чувства, как назло, в очередной раз перемешались с недоумением и шоком Марка, так что теперь голова просто кругом шла.

– Я найду Луксора, – отложив книгу, произнес полуэльф. – Хвала Хранителям, что он все еще в Академии. Думаю, только он сможет объяснить, почему советник принца и правитель вампиров настолько похожи.

– Хелли, – магистр Пилат, поднявшись со скамьи, склонился надо мной и неуверенно тряхнул меня за плечо, – ты в порядке?

– А? – Я подняла на него отсутствующий взгляд, но даже не поняла, что маг от меня хочет.

Мысли скакали в голове, а потом вобще куда-то усвистели. Меня даже не привел в чувство ужасный скрип открываемой двери. А вот лицо внеочередного посетителя натолкнуло на кое-какие мысли.

Миндалевидные глаза оттенка зеленой яшмы в обрамлении густых ресниц, точная копия моих глаз. Такие же черные волосы, мягкие губы, остроконечные, слегка удлиненные уши, прямой нос. Марк – копия меня, потому что…

– На рисунке точно изображен Эрратиан, – тихо выдохнула я, уставившись на этот раз в никуда. – А похож он на Кристиана потому, что…

– Они близнецы, – закончил за меня подошедший Марк.

– Убиться дверью!

– А? – Я с ошарашенным лицом повернулась к своему родимому, хоть и бывшему декану.

Что он, простите, только что сказал?

Впрочем, какая разница? У Марка так вообще такая нецензурщина в голове сейчас вертится… Но есть вопрос поинтереснее: что нам теперь со всем этим делать?

Если они близнецы, то теперь ясно, что Кристиан еще жив. Нам нужно освободить его, чтобы узнать все планы Эрратиана. В то же время необходимо найти вторую половину артефакта, но где ее искать? И нужно уничтожить первую, которая находится в стране эрханов, чей Повелитель на меня охотится. И еще я люблю сына этого самого Повелителя, но мы никогда не сможем быть вместе…

– Ниэль! Ниэль! – Крик брата я услышала словно во сне.

Сквозь пелену перед глазами мелькали чьи-то лица, образы, фигуры, но это все отошло на второй план. Прости, братик, но у меня слишком много вопросов…

* * *

Сознание возвращалось туго. Каждое движение, каждая мысль отдавались жуткой головной болью, которая раскалывала череп на куски. Кажется, меня кто-то держал, но кто это делал, я понять не могла. Даже открыть глаза не получалось. Что я, кто я, где – я ничего не понимала, сознание заволокло туманом.

– Что, упырь побери, с ней происходит?!

– Нервный срыв. На нее слишком многое свалилось.

– И что теперь? Что с ней будет?

– Танорион, упокойся.

– Успокойся?! Каким образом?! Да она даже в себя не приходит! Она похожа на оживший труп! Архимаг Валанди, вы же ее дедушка, вы же можете это как-то исправить!

– Она сама должна это перебороть, но…

– Что но?!

– Боюсь, она не сможет этого сделать. Нервная система работает на пределе, и если она не выдержит…

– Для эльфов это значит только одно. Она сойдет с ума.

– Но нужно же ей как-то помочь с этим справиться!

– На данный момент мы можем сделать только одно: заблокировать те воспоминания, которые больше всего выбивают ее из равновесия.

– То есть… заблокировать ее воспоминания о Шайтанаре?!

– Да.

Тишина. Такая блаженная тишина… Но демоны меня побери, почему так больно?! Паника, дикая паника. Тысяча вопросов, разрывающих сознание, невыносимая головная боль и смятение. Жуткое, невыносимое смятение и неопределенность, выворачивающие душу наизнанку. Это боль, это настоящий ад внутри меня. Пожалуйста, сделайте так, чтобы это все закончилось…

– Эль… – тихий, запинающийся, неуверенный голос моего ученика. – Ты согласна… забыть его?

– Да! – резкий полухрип-полустон. – Сделайте что угодно, только прекратите это, пожалуйста…

– Потерпи, Ниэль. – Мягкие, прохладные и такие родные губы, касающиеся моего лба. – Скоро все закончится. А он… ты его вспомнишь, как только придет время.

– Марк! – Сил терпеть больше не осталось.

– Потерпи. Все скоро закончится.

Глава 9

Селениэль

– Хелли! – Кто-то легонько тормошил меня за плечо, прерывая мой какой-то приятный, успокаивающий и даже нежный, я бы сказала, сон. – Просыпайся, демоненок, я знаю, что ты уже в полном порядке. Вставай, лежебока!

– Дедушка! – От звука родного голоса с меня мигом слетели остатки сна (впрочем, я вряд ли даже без этого пробуждения вспомнила бы его содержание), и я с диким криком повисла на Аусте, который довольно улыбался и легко, несмотря на свой возраст, меня поймал.

– Какой я теперь тебе дедушка? – добродушно усмехнулся архимаг, аккуратно поставив меня обратно на кровать. – Ты же у нас теперь важная персона, эльфийка как-никак!

О, ну хоть принцессой не обозвал! А то сколько можно отдаляться от всех дорогих людей из-за моего нынешнего (ну и бывшего, естественно) положения! И ладно, если бы это все происходило по моей воле! Да нет, у меня в жизни упырь с два дождешься чего-нибудь простого и общепринятого, это же я! Мои друзья сами почему-то начали от меня отдаляться. Сначала близнецы, и если с ними все более или менее понятно, так же как и с Холлом, Киртаном и Леей, то вот Таша я просто не понимаю!

Так, ладно, сопли долой, панику в окно, пессимизм в з… ну понятно куда, и будем вновь радоваться жизни! Благо и поводы на это как раз имеются, да еще какие! Один такой повод, к примеру, сейчас стоит около моей кровати и с видимым удовольствием оглядывает меня. Я же, в свою очередь, тоже принялась играть в гляделки, машинально подмечая каждую деталь в облике моего деда, пускай он хоть трижды считает, что это не так.

И кстати, работа в Академии явно пошла дедушке на пользу – он стал более собранным, взгляд теперь был сосредоточеннее, да и накидка на его плечах с нашивкой архимага ему удивительно шла. Эх, не завидую я будущим адептам Академии, так как их веселая жизнь закончится с вступлением Ауста на пост одного из преподавателей. Ибо, даже глядя на этого опрятного, подтянутого и вообще приятного на вид пожилого мужчину, можно было сказать, что спорить с ним просто опасно. А по личному опыту скажу даже больше – это чревато такими последствиями… Как вспомню, так сразу дико извиняться тянет! За все свои прошлые, нынешние и даже будущие грехи.

– Да ну тебя! – обиженно буркнула я, плюхаясь на кровать. – Может, я принцесса эльфийская, но я все та же Хелли! Ужасно непослушная, вредная, дерзкая, и вообще бяка! Только некоторые этого видеть не хотят.

– Не переживай, демоненок, – улыбнулся дед, усаживаясь в кресло. – Просто всем нужно к этому привыкнуть, и рано или поздно все обязательно встанет на свои места.

– Наверное, ты прав, – задумчиво потеребила я кончик уха, вспоминая вчерашний день.

И чего я так переживала-то? Аж до нервного срыва докатилась, барышня кисейная, честное слово! А дедушка всего пару слов сказал, и вот мне уже намного легче, спокойнее, и вообще будущее кажется не настолько мрачным! Но вот откуда у меня только такое зверское ощущение, что мне чего-то жутко не хватает?

А упырь с ним! Я же все-таки ранхар, сильная магичка, потомок Хранителей, княжна Динтанара, а уж потом юная эльфийская принцесса! Так что со всеми неприятностями разберусь, или я уже буду не я!

– Как бы то ни было, Хелли, – на этот раз улыбка у дедушки получилась немножко грустной, – но тебе нужно срочно покинуть Эллидар.

– Это с какого перепугу? – мигом окосела я. – Я планировала поговорить с магистром Пилатом, с Ташем, навестить Рика и только потом уезжать!

– Мне понятны твои желания, – кивнул дед и с заметным сочувствием покачал головой. – Но, к сожалению, твой отъезд не терпит отлагательств. Вчера ночью в Академию пожаловал один из старейшин Эвритамеля, обеспокоенный внезапным исчезновением наследника. Твой брат, как может, заговаривает им зубы вместе с Ташем, но, боюсь, они что-то подозревают.

– Ах ты, ежика мне в печенку! – присвистнула я от неожиданности, мгновенно начиная шевелить мозгами.

– Что за выражения! – мгновенно приструнил меня архимаг. – Я знаю, что дело серьезное, но я же так не выражаюсь! Хотя тот эльфик, который Танорион, выразился в общих чертах примерно так же. Кстати, а не рано ли ты себе ученика завела?

– Если бы не он, я бы вряд ли вообще выжила, – задумчиво пробормотала я, одновременно составляя план отступления.

Хотя чего тут думать? Куда ни глянь – везде пятая точка.

Магией мне пользоваться нельзя – засекут тут же. Выводить из конюшни Харона и Сумрака нельзя тем более – я сомневаюсь, что старейшина прибыл в одиночестве, не захватив с собой пару десятков солдат. И если он что-то заподозрил, то те наверняка уже обшаривают город, и, поверьте, любой лунный эльф сразу же поймет, что перед ним пегас, под каким бы мороком он ни был!

Идем дальше, точнее, ползем черепашьим шагом.

Уходить порталом тоже нельзя, потому что теперь в городе это запрещено! И в районе двух лиг от Эллидара тоже. А чтобы выехать из города, даже если на других лошадях и под мороком… дык на въезде и выезде из города (а точнее, на всех) дежурят маги! Последствия понятны, да? Если использовать магию Ри или кого-то другого, то нас раскроют, и я в этом больше чем уверена, так как артефакт, который установлен на каждых воротах и который скидывает все личины, создавали именно мы с Ташем!

А если менять личину с помощью моей магии, то… ну, не буду повторяться. Так, и куда же мне пойти, куда податься? Ёпрст… Птичка обломинго, как же ты не вовремя прилетела… Вроде же для тебя еще не сезон, нет?

О, кажется, я знаю, что делать!!!

– Дедуль, спасибо, что предупредил! – Резво подскочив с кровати, я чмокнула архимага в чисто выбритую морщинистую щеку и начала скакать по комнате в ритме ритуальных плясок оркских шаманов, одеваясь и собирая вещи.

И только тогда, когда они уже были упакованы в неизменный рюкзак, а все оружие закреплено на своих местах, я замерла, как соляная статуя, около подоконника. Там, на гладкой деревянной поверхности, нагретой летним солнышком, сладко спали два ворона: один черный, другой белый. Причем эти двое одинаково нахохлились, вжали головы и так прижались друг к другу, словно они самые родные друг для друга существа! Кэсси и Рикс, я просто не верю своим глазам! Эти двое наконец-то нашли общий язык, а это уже вторая хорошая новость за последние несколько минут!

А первая – это…

– Ты уже придумала, как будешь выбираться из города? – внимательно взглянул на меня дед.

– Да, – расплылась я в улыбке, одергивая рукава черной шелковой блузки, чтобы скрыть ножны с кинжалами. Я бы с удовольствием надела белую, так как на улице жара, но, увы, эльфийский шелк довольно прозрачен, а я и так на ходячее вооружение похожа. Нож в одном сапоге, ритуальный кинжал в другом, сайшесс на поясе, палочки в волосах, кинжалы в рукавах… Осталось только меч на спине закрепить – и все, буду первым в мире эльфом-маньяком! Хотя нет, пожалуй, уже вторым.

– И как же? – поинтересовался Ауст, направляясь к входной двери.

– Через кладбище, – зловеще усмехнулась я. – Правда, пегасов придется оставить здесь до лучших времен, ну да ладно.

– Неплохо, – одобрил архимаг мой план. – Надо предупредить остальных.

– Ага! – кивнула я, уже сбегая по ступенькам винтовой лестницы. С разгону пнула дверь в комнату близнецов, кажется по ходу дела выбив дверной засов. Но все это были мелочи, главное, что сами одинаковые бяки присутствовали в помещении!

– Слушай, кажется, мы слишком за нее беспокоимся, – хмыкнул Дерек, который, похоже, только что вышел из ванной, если судить по его мокрому телу, запакованному в одни штаны, влажным волосам и полотенцу в руках. – Она каждый раз даже после самых невообразимых ситуаций всегда удивительно быстро приходит в себя!

– А дуракам везет! – показала я язык им обоим. – Шутки шутками, а дело на этот раз серьезное. Терен, и не смотри на меня так, это не парнойя и не последствия вчерашнего приключения. А за замок я извинюсь чуть позже, честное эльфийское!

– Да что случилось-то?! – не выдержав моей болтовни, в один голос спросили дроу.

– Кто-то из старейшин сейчас в Эллидаре! – практически завопила я, ошарашив близнецов. – Нам с Ри нужно срочно уходить. Если нас увидят, не миновать мне грандиозного скандала с последующим возвращением на родину, домашним арестом, а то и монастырем! Еще вопросы будут?

– Как уходить собираетесь? – только и спросил Терен, переглянувшись с братом, который тут же начал лихорадочно одеваться и сушить волосы. – Ри в курсе?

– Нет еще, – покачала я головой. – Терен, ты не мог бы его предупредить? А то мне самой высовываться опасно. Дерек, к тебе другая просьба: накинь морок на Харона и Эльтара и уведи их на Лошадиный базар к Тамиору, там присутствие пегасов не вызовет лишних вопросов.

– Конечно, малышка, – ответили эти шалопаи, уже выбегая и не забыв мимоходом легонько шлепнуть меня чуть ниже спины.

И я даже возмутиться не успела, как они скрылись из комнаты. Как только за ними захлопнулась дверь, я устало опустилась на ковер и поневоле задумалась. Да и было над чем! Ну хотя бы, например, над тем, откуда у меня нарисовались эти командирские замашки? Или же над тем, что в душе появилась какая-то непривычная пустота, которую жутко как хотелось срочно чем-нибудь заполнить, хотя бы той жаждой действий, что сегодня во мне проснулась.

– Эль! – Я не успела даже ни одного предположения накопать в недрах собственного серого вещества, как дверь опять распахнулась, словно от удара чьей-то ноги (хотя почему словно?), и в комнату влетел мой ученик, что-то дожевывая на ходу. – Беспокойная магичка, ты что, без неприятностей дня прожить не можешь?!

– Не-а, – хмыкнула я, поднимаясь с пола. – Я что, виновата, что ли, что в последнее время появилось слишком уж много противных личностей, которые никак не желают оставить в покое мою маленькую скромную персону?

– Все может быть, – задрав голову к потолку, изрек аронт, но тут же вновь повернулся ко мне и наткнулся на мой многозначительный взгляд, который заставил его резко забыть про ехидные улыбочки. – Что случилось?

– Старейшины в городе, – вздохнула я, украдкой посматривая в окно в поисках вышеупомянутых эльфийских стражников.

– Опа-па! – присвистнул ушастик, по привычке запуская руку в свою шевелюру. – Что делать будем?

– Уходить отсюда, разумеется! И единственный путь к отступлению – через кладбище.

– Мы с этим согласны. – В дверном проеме нарисовались Терен и, как ни странно, его старший братец.

Хмурый тип, идеально одетый, с шикарной фигурой и пренебрежительным взглядом на вечно недовольной физиономии. Летрак, одним словом.

Ну а его-то сюда зачем притащили?

– Через полчаса Хантар официально покинет город вместе с тем недоумком, которого ты ему навязала, – сквозь зубы процедил кронпринц дроу, глядя на меня с откровенной злостью. – Мне плевать, как вы будете отсюда выбираться, но через час вы должны быть в Эллидарском лесу, в двух лигах от города по левую сторону от тракта. Там он откроет портал в Империю, где вас уже ждут. Я присоединюсь к вам чуть позже.

И все. Выплюнул эти фразы, еще раз на меня зло зыркнул (я почти испугалась, ага) и величественно удалился. Ну надо же, какие мы важные… Павлин, а не дроу!

Впрочем, его явное пренебрежение, оскорбительные намеки и подобное обращение – это полная чушь, меня таким уже давно не проймешь! По сравнению с…

Минуточку, дамы и господа!

По сравнению с кем общение с Летраком мне кажется просто детской забавой? И откуда опять эта странная пустота?

– Малышка, да не обращай ты на него внимания, – посоветовал мне Терен, видя, что я ушла в себя.

– Да нет! – сердито мотнула я головой. – На твоего братца мне плевать с крыши дворца Эвритамеля! Еще мне не хватало расстраиваться из-за какого-то напыщенного почти коронованного засранца! К тому же и дико любвеобильного, если мне память не изменяет. Просто мне кажется, что я раньше общалась с кем-то примерно в таком же стиле, только намного и намного хлеще! И поэтому все слова Летрака мне кажутся просто детскими шуточками. Но вот благодаря кому я приобрела такой зверский иммунитет, я не могу вспомнить…

– Может, когда цапалась с Друсилией? – хмыкнул Терен, быстро взглянув на почему-то помрачневшего Ри. – Да и помнится, ты на титулы-то и раньше не особо реагировала, а уважения к таким, как он, у тебя вообще никогда не было.

– Ну вот опять ты из меня монстра делаешь! – возмутилась я, мгновенно выкинув все странные мысли из и так забитой насущными проблемами буйной головушки. – Да к тому же и абсолютно бессовестного! Ри, ушастая пакость, а ты чего хихикаешь? А ну, брысь за вещами, и линяем отсюда по-тихому!

Еще раз сдавленно хрюкнув, глядя на мое возмущенное лицо, аронт быстро ретировался из комнаты. А я, махнув рукой на этих редисок, которых хлебом не корми, дай только меня подразнить, тут же пристала к старшему из близнецов с вопросами на тему того, куда конкретно мы отправляемся. Как оказалось, Имперский архив находился непосредственно в Карате, в уже знакомом мне замке. Именно туда мы и двинемся с Ханом, и туда же прибудут близнецы с Летраком, но только на пару дней позже. Как сказал Терен, их отец уже в курсе происходящего и знает, кто их посетит и что распространяться об этом не нужно.

Все же хорошо, что Империя дроу – это один из наших союзников в этой войне. А в том, что война с вампирами нам предстоит, я теперь не сомневалась.

И кстати, о том, что я являюсь динтанарской княжной, правитель дроу уже был осведомлен, но все же мне придется лично ему объяснять, что за непонятные вещи творятся с моей внешностью.

К тому моменту, как я вытрясла всю необходимую информацию из бедного дроу, вернулся Ри с довольно объемной сумкой в руках. Пришлось просить Терена, чтобы тот ее уменьшил, и засунуть в свой рюкзак, такая ноша нам бы только помешала.

Выпросив напоследок у Холла, который уже был в курсе всего, коробочку со сладостями, мы быстро со всеми попрощались и под мороком простых рабочих людей (швея и мальчик-конюх – это выглядело примерно так) не спеша, не привлекая внимания, направились в сторону старого кладбища. Правда, на сам погост через главные ворота заходить не стали, а перескочили через забор с несколько иной стороны.

Воровато оглянувшись, мы быстро-быстро засеменили в сторону хвойного леса, то и дело косясь на старые склепы, словно боясь, что кто-то оттуда выскочит с криком: «Ага, попались!»

М-дя, нам явно пора лечить манию преследования!

К моему огромному сожалению, Рик не вышел нам навстречу. Не появился он и за все время нашего пути до старого дуба. Я даже позвала его несколько раз, но мой любимый упырик никаких признаков своего существования не подал. Время поджимало, ждать мы его не могли, и поэтому, оставив коробочку с его любимыми сладостями, я, тяжело вздохнув, направилась в сторону крепостной стены. Ри, утешающе пожав мое плечо, быстро направился вперед.

В принципе я понимала, почему Рик не появился. Во-первых, из-за морока, что был на нас. Конечно, нас уже никто не видел, но снять его мы пока не могли – всплески магии, знакомой лунным эльфам (это и к моей, и к магии Ри относится), да еще в районе кладбища наверняка бы привлекли ненужное внимание.

Во-вторых, запах Ри был плохо знаком упырику, да и видел он его всего один раз. К тому же мой эльфийский и облик, и запах запросто могли сбить Рика с толку.

Я все это прекрасно понимала, но все же за упырика очень беспокоилась. Как только все это утихнет, обязательно попрошу Таша сходить к нему. Сейчас связываться и с ним, и с Марком слишком опасно. Да, нашу связь практически невозможно засечь, но вдруг старейшина что-нибудь заметит? Например, то, что неожиданно один из его собеседников временно ушел в себя. Нам такое счастье сейчас ну вообще никуда не стучалось!

– Эль, вот ты мне скажи, – задумчиво произнес аронт, закусив нижнюю губу и одновременно разглядывая высоченную стену перед нами, – а мы перебираться через нее как будем?

– Напрягая все свои эльфийские возможности по максимуму, – хмыкнула я, отходя на достаточную для разбега дистанцию. – К сожалению, другого выхода я не вижу. Постарайся закинуть меня прямо на стену.

– Понял, – кивнул дроу, прикинул расстояние, отступил назад и, чуть наклонившись, сцепил руки в замок.

Кивнув ученику, я сорвалась с места и, пробежав десяток шагов, наступила на его руки. В тот же момент Ри с силой меня подкинул… но перестарался! Это я поняла еще до того, как достигла верхней точки полета. Так что вместо того, чтобы совершить один кувырок, пришлось вертеться винтом, да еще и при приземлении на достаточно узкую стену (примерно в четыре ладони) чуть не улететь с нее на ту сторону носом вперед. А это, я вам честно скажу, не очень-то приятно!

– Упс… – виновато выдал аронт, как только я удержала равновесие и повернулась к нему с таким милым взглядом. – Извини, Эль, я немного твой вес не рассчитал! Ты с тех пор, как стала эльфийкой, значительно полегчала! Тебя что, голодом морили?

– Так ты же вроде всегда со мной рядом был, – хмыкнула я, нисколько, впрочем, не обижаясь на друга. – Нужно будет потренироваться потом, чтобы таких эксцессов больше не произошло.

– Это точно! – согласился аронт, хватаясь за конец моего сайшесса, который я сняла с пояса.

Минуточку, а почему я вдруг начала его видеть? Да и всю свою одежду тоже…

– Ри, – замогильным голосом произнесла я, глядя на дроу, который проворно перебирал ногами по отвесной каменной стене, держась руками за цепь. – Кажется, у нас…

– Ай! – не своим голосом взвыл аронт, услышав ужасный визгливый звук, разнесшийся над городом.

От неожиданности и он, и я разжали руки и теперь зажимали собственные чувствительные ушки, по которым зверски бил этот премерзкий звук.

– …Проблемы, – сквозь эти вопли недорезанного волкодлака-истерички закончила я и крикнула, стараясь перекрыть это нечто: – Ри, давай сайшесс, нужно уходить отсюда немедленно!

– Что это?! – резко метнув мне конец моей цепи, постарался аронт перекричать шум.

– Это сигнал магам о том, что границу города незаконно пересекли! – так же громко ответила я, чуть прогнувшись, пропуская острый наконечник мимо своего бока, и схватила саму цепь. Резко намотала на руку небольшую часть оружия и, уперев колено в стену, схватилась и второй рукой за цепь, которая ощутимо натянулась под тяжестью поднимающегося по ней ученика. Дикий вопящий звук зверски бил по ушам и, похоже, замолкать не собирался.

– Я так понял, что Таш усовершенствовал ваш артефакт и растянул его действие на все границы? – отчаянно морщась, проговорил ученик, забравшись на стену и сообразив, что, как только его пятки коснулись верхней точки, с него тоже слетел морок.

– Да, но, по всей видимости, он забыл меня об этом предупредить! – попыталась я перекричать сигналку, которая вопила над городом и никак не желала затыкаться. – Все, уходим, скоро здесь будут стража и маги!

Не дожидаясь ответа, я спрыгнула с достаточно высокой (для человека, естественно) стены, но на мягкую траву приземлилась уже не я, а волчица, которая тут же устремилась в сторону леса, что окружал Эллидар широким полукругом. Рядом на четыре лапы приземлился ирбис и быстро бросился за мной. Каким-то чудом мы успели пересечь основной тракт, который находился намного правее кладбища, буквально за пару секунд до того, как небольшие ворота открылись и на него выбежали стражники.

Круг пришлось навернуть огромный, да еще и с высокой скоростью, так что, когда мы прибыли в указанное Летраком место, у нас обоих пересохли языки. И посему мы с ирбисом дружненько завалились на траву, синхронно опустив морды в ручей, который, к небывалому нашему счастью, тут как раз протекал.

– Нет, все-таки кронпринц нашей страны – полный засранец! – вынес вердикт Ри, все еще тяжело дыша.

Мы с ним, наплевав на все и вся и сменив ипостаси, развалились около прозрачного ручья на траве между двух берез. Хантара еще не было, так что мы могли спокойно приходить в себя. Все-таки такой забег – это вам не шуточки!

– Полностью с тобой согласна! – хмыкнула я. – Мог бы хоть побольше времени дать, так нет, пришлось нестись сломя голову. Кстати, нужно будет сказать Ташу, чтобы занялся сигналкой на стенах города, а то я на ней секунд пять простояла, а она только потом сообразила, что кто-то незаконно слинять пытается! Но морок она мигом скидывает, это плюс.

– Да, шороху мы в городе наделали… – довольно хихикнул мелкий пакостник, раскинув руки в разные стороны. – Кстати, я надеюсь, что де Шан успел выехать до того, как начался переполох.

– О, хрдыр! – ругнулась я, резко садясь и совершенно забыв о том, что дыхание еще не полностью восстановилось. – Ри, а если нет?

– Тогда у нас проблемы. – Дроу тоже сел и нахмурился. – Сейчас все ворота наверняка временно закрыли, а стража прочесывает близлежащие окрестности…

– И на лошадях, – перепугалась я еще больше. – Чтобы добраться до этого места, им хватит всего пятнадцати – двадцати минут!

– Что делаем? – деловито осведомился аронт, вновь распластавшись на земле и приложив к ней ухо. – Уходим порталом куда-нибудь подальше?

– Ага, а ты его ставить умеешь? – хмыкнула я, повторяя его маневр. – Лично я – нет! Кстати, мне кажется или я слышу лай собак?

– Не кажется. – Оторвавшись от земли, мой ученик тряхнул головой. – Нужно линять отсюда, причем не в звериной ипостаси. Собаки запах хищников легко почуют. Слушай, а с некоторых пор король Эллидара действительно намного серьезнее относится к охране своего города!

– Что правда, то правда, – согласилась я, услышав приближающийся топот лошадей, которые находились уже в полулиге от того места, где были мы. – Уходим, Ри, сейчас не время для светской беседы!

– А я что, спорю, что ли? – фыркнул ушастый нахал, устремляясь бегом дальше в лес. – Слушай, как ты думаешь, а из эльфийских воинов кто-нибудь за нами последовал?

– А упырь их знает! – ответила я, огибая по дуге какое-то дерево непонятной породы, которое встретилось на нашем пути. – Веришь, нет – я не знаю, что подумали старейшины, когда одного из них отправили сюда! Но знаю точно: если наш с Ости маскарад раскроется, мне крышка.

– Но он не раскроется раньше того времени, как Остиэль вернется из Линелии, – мимоходом заметил Ри, не замедляя бега. – Поэтому нельзя, чтобы нас сейчас поймали. Слушай, надо их как-то сбить со следа! Может, пойдем по ручью?

– Это идея, конечно, – на миг задумалась я. – Но собаки учуют наши следы около него, и стража тут же поймет, что мы пошли по ручью!

– А мы пойдем в обратную сторону! – Улыбнувшись от уха до уха, аронт нагло сграбастал меня за руку. – Идем!

– Ри, ты гений! – едва не взвизгнула я, сворачивая вслед за ушастым недоразумением налево, где за деревьями, в паре десятков шагах от нас должен был протекать довольно широкий ручей. Войдя в него, я быстро переплела стихию воды и воздуха, создав невидимость, и мы, стараясь не шуметь, двинулись навстречу преследователям.

Когда в десяти шагах от нас пронеслись собаки, а за ними следом и пятнадцать всадников, большинство из которых были магами, мы с Ри замерли, затаив дыхание. Но все прошло благополучно, нас не заметили.

– Идем, – одними губами шепнул Ри, чуть потянув меня за рукав.

Чтобы никто не услышал плеск воды, мы вышли из ручья и припустили легким бегом. Достигнув того места, где нас должен был ждать Хан, мы остановились.

– И что дальше делать будем? – вздохнула я, оперевшись плечом на березу. – Мы от них оторвались, и наверняка они обратно будут возвращаться трактом, а не лесом. И город будет закрыт как минимум до утра.

– Насчет преследователей ты права, – кивнул аронт, приняв такую же позу у соседнего дерева, – но на всякий случай наши с тобой охранники бдят.

– Это точно. – Я с гордостью посмотрела в безоблачное небо, где парили два ворона, следя за передвижениями эллидарской стражи. – Эту проблему мы пока решили, но вот что нам де…

По закону подлости (моему любимому уже!) договорить у меня опять не получилось. Раздался непонятный треск, воздух около ручья, где мы совсем недавно валялись с Ри, помутнел, покрылся рябью, а потом с резким звуком открылся портал, контуры которого были какими-то рваными.

Наша с Ри реакция была мгновенной: я схватилась за сайшесс, машинально приняв боевую стойку ранхара, а из поручей Ри появились стальные когти. Несмотря на мое происхождение и многолетнее обучение, исконно ятугарская техника боя мне нравилась намного больше, так же как моему ученику – оружие его собственного изобретения.

Но волновались мы напрасно. Из портала просто кто-то выпал, распространяя вокруг сильный запах крови, и больше не пошевелился, а арка портала с чавкающим звуком закрылась и исчезла.

– Это что такое? – округлил глаза Ри, опустив руки, но не спеша втягивать «когти» внутрь поручей.

– Не знаю, – ошарашенно помотала я головой. – Но на всякий случай нужно посмотреть.

Ри согласно кивнул и направился в сторону внушительного тела. Первое, что бросилось в глаза, – это некогда белая рубашка, которая сейчас была насквозь пропитана кровью и вся изрезана, так же как и брюки из тонкой черной кожи. Лежащий мужчина, с повернутой от нас головой, был крепкого телосложения, и, если судить по его шее (а точнее, по тем местам на шее, которые не покрывала свежая кровь), у него был очень и очень неплохой загар. Хм, прямо как у дроу! Да еще и эти снежно-белые густющие волосы…

– Хан! – насмерть перепугалась я, падая на колени около дроу и тихо молясь, чтобы это был не он.

Мольбы и стенания пошли побоку – перед нами действительно лежал знакомый нам дроу, который, похоже, был смертельно ранен. Все его лицо было покрыто мелкими кровоточащими порезами, из-за которых его шевелюра начала окрашиваться в красный цвет, а губы были белее снега.

– Хрдыр!!! – звучно выругался Ри, пока я снимала со спины рюкзак. – Что с ним произошло?

– Не сейчас, Ри! – помотала я головой, от волнения закусив губу и судорожно доставая из рюкзака чистую льняную рубашку. – Он еще жив, нужно ему помочь! Намочи рубашку, а я пока попробую залечить порезы магией.

Аронт втянул свое оружие и стрелой метнулся к ручью, пока я торопливо одним из кинжалов избавляла дроу от одежды. Пульс я заметила, когда поворачивала его голову к нам, чтобы рассмотреть его лицо. Дроу был очень слаб и не давал никакой надежды, что выживет. Хантар был ранен смертельно.

Увидев множество тонких порезов, я еле сдержала слезы, но сжала зубы и быстро взяла себя в руки. Сейчас не время распускать нюни!

А вот когда ни одно, ни эльфийское, ни человеческое заклинание не подействовало, я почувствовала, что паника возвращается.

– Это заклинание тысячи лезвий, – хмуро проговорила я, глядя, как Ри заменил меня и теперь тоже пытается использовать все известные ему заклинания. – Ри, перестань, это не поможет. Магия целительства против этого заклинания бессильна. Не трать резерв понапрасну.

– Но, Эль, он ведь вот-вот умрет! – ошарашенно посмотрел на меня дроу, от неожиданности плюхнувшись на землю.

– А ты думаешь, я позволю ему это сделать? – хмыкнула я, доставая из сапога ритуальный кинжал. – Приоткрой ему рот.

– Так я и думал, что ты просто так не сдашься, – многозначительно усмехнулся аронт, но в глазах его я легко прочитала одобрение.

Что ж, я знаю, что мою кровь мне использовать опасно, но умереть этому дроу я не позволю. И раз не действует магия исцеления, подействует противоположная ей – моя любимая некромантия. Длинное зубодробительное заклинание, половина резерва, свинцовая усталость и приличное количество моей крови – и порезы мгновенно заживут. Такова плата Гекате за то, чтобы она сейчас не забрала его душу на Грань, там, где я пробыла долгое время после смерти. Душа умершего находится там непродолжительное время после смерти, но даже оттуда ее еще можно вернуть в тело, но, как правило, плата за это непомерно высока. Жизнь за жизнь, примерно так.

Конечно, моя кровь должна пролиться на сами раны, но, так как ран на теле дроу было слишком много, пришлось его ею напоить. Когда последняя капля упала, тело Хантара забилось в конвульсиях.

– Вот теперь лечи его! – резко выдохнула я, зажимая рану на запястье и пытаясь перебороть накатившую на меня слабость.

Если я закрою глаза, то мгновенно усну, а сейчас несколько не то время, чтобы бессовестно дрыхнуть под летним солнышком на зеленой травке…

«Хелли, давай, взбодрись!» В мозг резко, словно раскаленная игла, проник крик Таша, заставив сбросить сонное оцепенение. Спасибо, учитель! А я уж думала, что ты не появишься.

– Ты в порядке? – скосил на меня Ри глаза, одновременно вылечивая порезы на теле Хана, которые не до конца затянулись после моего своеобразного лечения.

Мое заклинание затянуло самые глубокие порезы и нейтрализовало действие заклятия, но мелкие залечить и вернуть дроу силы, увы, не могло. Вот сейчас Ри и доделывал работу.

– В полном! – уверенно кивнула я, зубами отрывая от рубашки, которую намочил Ри, длинный лоскут. Криво, но все же забинтовав свое запястье (пока так, потом поправим!), я уже с облегчением оглядела тело Хантара. Его нагота меня ничуть не смутила (что я, голых дроу никогда не видела, что ли? И ничего криминального, я просто пару раз в ванную к Терену вломилась, а у него нет привычки там двери запирать), а вот обилие крови на нем вводило в ступор. И откуда в нем столько?!

Отмыв дроу от крови, которая на жаре уже начала подсыхать, мы отыскали среди вещей Ри простую хлопковую рубашку и брюки черного цвета, несколько увеличили их в размерах и общими усилиями надели все это на дроу, который все еще был без сознания.

И вот только тогда вздохнули с облегчением.

Но опять ненадолго.

Не успел мой ученик залечить мое запястье и сжечь все окровавленные тряпки, как на мое плечо резко опустился Кэсс, быстро-быстро вращая глазами и взволнованно попискивая. От неожиданности я плюхнулась прямо в ручей, под зловредное хихиканье Ри. Правда, выбраться из неглубокого, но ледяного ручейка он мне все-таки помог и спросил, мотнув головой в сторону белого ворона, который теперь нарезал круги по поляне, продолжая судорожно верещать:

– С ним что? Опять с Риксом что-то не поделили?

– Да нет, – нахмурилась я, машинально высушивая свою одежду. Соединить сознание с Риксом было секундным делом, и результаты наблюдения его глазами меня, мягко говоря, не обрадовали. – Ри, нам с тобой опять не везет. Они все же умнее, чем мы думали! Даже гордость за них берет, если честно, а точнее, за того, кто тренировал городскую стражу.

– Они идут сюда? – деловито осведомился Ри, снова выпуская «когти». – Сейчас мы бегать не сможем.

– Вот мне кажется или тебе, наоборот, этот факт нравится? А, ушастый мой маньяк?

– Ты же знаешь, я убегать не люблю, – оскалился аронт. – Так что там происходит?

– Они разделились, – доложила я, махнув рукой на этого кровожадного представителя расы дроу (хотя они все такие, бяки клыкастые). – Половина идет сюда, половина пошла вверх по течению. Отвлечешь их? А я пока постараюсь привести Хана в чувство.

– Так точно! – отсалютовал аронт и ломанул было уже в кусты, я его еле за воротник успела ухватить:

– Стоять! Вот эту штучку мне отдай и сильно не шали, понял? Хорошей охраны в Эллидаре сейчас днем с огнем не сыщешь, так что уж побереги его доблестную стражу.

– Понял, не дурак, – фыркнул дроу и, едва дождавшись, пока я сниму с него мой пояс, исчез среди кустов и деревьев, не потревожив при этом ни одного листика.

Ха, а я теперь тоже так умею!

Так, ладно, что у нас тут имеется?

Я шустро перебирала содержимое пояса в поисках нужного зелья. Склянок было много, но, увы, подходящего зелья или отвара пока не попадалось. В конце концов я остановила свой выбор на двух небольших склянках, в одной из которых было Туринское зелье, уже с моей кровью (я иногда себя чувствую ходячим ингредиентом для зелий), а во второй – отвар из горной соссюреи. Последний восстановит потерю крови, а первое вернет ему силы, да и колдовать он сможет без ограничений.

Влить в Хана содержимое бутылька с зельем оказалось делом непростым, но я с ним справилась, положив голову друга себе на колени. Отвар дроу проглотил и довольно быстро пришел в себя.

– Ну наконец-то! – с облегчением вздохнула я, когда глаза дроу медленно открылись. – Я уж думала, что ты вечно отсыпаться будешь!

– Хелли? – Дроу болезненно поморщился. – Как ты…

– Тихо! – цыкнула я, поднося второй бутылек к его губам. – Сначала выпей это, потом поговорим. Но учти, у тебя не так много времени, чтобы приходить в себя, так что давай быстрее очухивайся.

Ничего не сказав в ответ, Хан выпил отвар и устало прикрыл глаза. Ну да, он наверняка сейчас чувствует себя так, как будто его кто-то как минимум пожевал. Или пожевал и выплюнул. Или пожевал, выплюнул, а потом еще и сверху потоптался. Или…

– Как тебе удалось меня вылечить? – Я не заметила, как дроу пришел в себя и теперь, продолжая отлеживаться, смотрит на меня своими внимательными лазурными глазами.

Меня же неожиданно начало немного потряхивать, видимо, сказалось нервное напряжение. Что и говорить, а напугал меня этот эльф здорово!

– А у меня свои секреты, – улыбнулась я, убирая пустые пузырьки обратно в кармашки на поясе. – Ты лучше вот что мне скажи, друг любезный: ты откуда выпал в таком состоянии?

– Из города. – Недовольно поморщившись еще раз, эльф попытался подняться, и у него это получилось. – После того, как завыли охранки, все ворота тут же закрыли, а стража бросилась прочесывать окрестности. Нужно было вас как-то предупредить и доставить в Карат. Летрак приказал воспользоваться порталом.

– Он что, полный идиот?! Его мозг вообще где, в отпуске?! – тут же взбеленилась я. – Он не мог не знать, что портал в городе создавать нельзя! Он о последствиях вообще думал, нет, три стрелы ему в задницу!

– Хелли, – осуждающе покачал головой дроу, услышав мою последнюю фразу. – Конечно, он знал, что порталами пользоваться запрещено, но решил, что никаких глобальных последствий не будет. А если и будут, то я хотя бы смогу продержаться и предупредить тебя.

– И это кронпринц Империи дроу! – зло прищурилась я, сжав кулаки. – И это наследник великого государства! Это один из самых хороших стратегов среди верхушки правления дроу?! Да он просто тупой, мелкий, напыщенный засранец! Не думал он! Хан, да ты бы умер, если бы рядом не оказалась я! Против заклинания тысячи лезвий нет контрзаклятия, его последствия фатальны для всех без исключения! Демона ему в кровники, да как вообще он посмел заставить тебя открыть портал?!

– Это был приказ, Хелли, – попытался успокоить меня дроу, однако я каким-то чудом успела заметить, что в глазах его промелькнула боль после моих слов. – А приказы кронпринца не обсуждаются.

– Хан, меняй работу, – на полном серьезе сказала я, взъерошив свою челку, чтобы хоть как-то успокоиться. – Если в следующий раз ты попадешь под что-нибудь идентичное по приказу этого самодура и самовлюбленного хлыща, у которого нет ни капли уважения к окружающим, то не факт, что я буду рядом! Благо мы с Ри вернулись обратно на эту поляну и вовремя увидели тебя, иначе…

– Я понял, – коротко кивнул Хан и неожиданно, преклонив передо мной колено, приложил руку к сердцу и произнес, склонив голову: – Благодарю за то, что ты спасла мне жизнь.

– Хан… – попятившись назад, испуганно протянула я. – Ты меня пугаешь… Я ведь не на это намекала! Я вообще-то тактично уговаривала тебя сменить работу, а не в благородство тут играть!

– Я подумаю над твоим предложением, – серьезно кивнул дроу, поднимаясь на ноги. – Где Танорион?

– После твоего лечения выяснилось, что стражи возвращаются сюда, и он слинял, чтобы их задержать, а я осталась приводить тебя в чувство, – объяснила я, подхватывая все наши вещи. – Но я не уверена, что его надолго хватит, так что нужно уходить как можно скорее.

– Он не сможет в одиночку справиться с десятком людей? – выразительно выгнул бровь Хан.

Так, и на что это мы намекаем, а?

– Прибить-то он их может без проблем, но убивать и калечить мы никого не собираемся! – сразу же я вступилась за ученика. – Тем более что у него значительно пострадал резерв после твоего лечения, а там, между прочим, почти все маги, да еще и не слабые!

– Это меняет дело, – мгновенно переменился в лице Хантар, напряженно вслушиваясь в тишину, которая вдруг резко воцарилась во всем лесу.

Если раньше слышались крики, ругань, треск веток, всплески магии и звон оружия, то сейчас почему-то все стихло.

– Твою мать!!! – неожиданно раздался чей-то слаженный вопль, и над лесом пронеслась сильная волна магии, которая задела и нас с Ханом.

Правда, мы только упали на землю, хорошо приложившись, а вот где-то неподалеку, судя по звукам, произошла внезапная внеплановая вырубка Эллидарского леса.

– Эль, линяем. – Из леса нарисовался взлохмаченный до безобразия и почему-то местами закопченный аронт. – Я их отвлекал сколько мог, но в последнюю минуту они что-то совсем озверели, пришлось шандарахнуть силовой волной и уходить.

– Все живы? – осведомился Хантар, принимаясь за плетение портала.

– А то! – гордо выпятил грудь аронт, глаза которого сверкали, зверски выделяясь на черном от копоти лице. – Наша гильдия веников не вяжет!

– Я и не сомневался, – хмыкнул дроу, закончив с порталом. – Прошу.

– Благодарю, – с улыбкой кивнула я, ныряя в портал.

Следом за мной вошел Ри, а за ним и Хан. Тряхнув головой, пытаясь прийти в себя после непривычного способа перемещения, я торопливо осмотрелась.

Мы оказались в просторном кабинете, выполненном в темно-коричневой гамме. Прямо напротив нас находилось два высоченных, практически до потолка, окна с тяжелыми портьерами из бархата темно-коричневого цвета. Вдоль всей левой стены тянулся массивный шкаф из темного дерева, который тоже практически доходил до потолка и был полностью забит книгами и старинными фолиантами. По левую сторону, занимая всю стену, расположился огромный камин тоже из темного камня, с шикарнейшей резьбой и несколькими портретами над каминной полкой. На одной из скульптурных балок потолка висела тяжелая люстра с несколькими сотнями толстых свечей, а прямо под ней, практически в самом центре комнаты, стоял массивный стол на толстых резных ножках с тремя стульями (или креслами, я точно не уверена, что это такое) вокруг него. Один – со стороны окна, предназначенный явно для владельца кабинета, а два других – ближе к нам, видимо для посетителей. Единственным светлым пятном, которое не давало этому месту казаться темным и мрачным, был светло-коричне вый, наполированный до блеска деревянный пол с затейливым узором. В целом весь интерьер смотрелся очень гармонично и впечатляюще даже для меня.

– Добро пожаловать в кабинет цепного пса кронпринца, – усмехнулся Хантар позади нас. – Но теперь, боюсь, уже бывшего пса.

Да ладно…

Надеюсь, он это серьезно! Ибо этому засранцу, под названием Летрак, нельзя больше ни доверять, ни служить ему. Точно вам говорю!

А свое категоричное фе я ему еще выскажу лично.

Всенепременно выскажу, и будем надеяться, что он после этого умудрится выжить. Хотя, если честно, не очень-то мне его и жалко. Интересно, и с чего бы это, а?

Глава 10

Селениэль

Что-то тяжелое, неприятное и зловещее повисло в воздухе, заставив сердце нервно сжаться. Это чувство для меня было не внове, я его знала и раньше, но что это было за чувство?

Увы и ах, я этого так и не поняла, как-то не до этого было – сначала от неожиданности толстенный фолиант, который я штудировала уже несколько часов подряд, выпал из рук и полетел вниз. А когда чувство опасности усилилось до невозможности, я еще и сама навернулась с перил и полетела вслед за книгой! А лететь было прилично… Только сосредоточиться, чтобы прочитать заклинание, я не смогла! Ну, если честно, то оно, слава Хранителям и одному внимательному до жути дроу, и не понадобилось.

– И что это было? – выразительно посмотрел на меня Хантар, который умудрился каким-то образом меня поймать до того, как я сплелась в тесных объятиях с гранитным полом Имперского архива.

Я бы даже сказала, в очень тесных!

– Да, мне это тоже очень интересно! – недовольно буркнул Ри, который почему-то валялся неподалеку прямо на полу в окружении хаотично разбросанных книг и глупо хлопал глазами, пялясь в потолок.

– Ри! – Я моментально слетела с рук Хана и бросилась к эльфу, мгновенно позабыв про всякие там непонятные чувства, – я так испугалась за ушастика, что сильно поторопилась и опять шмякнулась и на коленях подъехала к нему. – Ты в порядке?!

– Ну как тебе сказать? – недовольно прокряхтел аронт, пытаясь повернуться на бок. – Ты чего там, упырева магичка, уснула, что ли?

– Нет, просто появилось какое-то странно чувство, – виновато пробормотала я, оглядывая последствия дела своих рук, а точнее, огромную ссадину на лбу аронта, след от угла моей книги, которая упала прямо на него.

Видимо, Ри как раз нес стопку книг к столу, когда его настигла «кара небесная». Хорошо так настигла!

– Эль, что за чувство? – Рядом присел Хан, глядя на меня встревоженным взглядом, даже не обратив внимания на то, что вокруг валяется с десяток старинных книг, каждая из которых стоила как мой пегас минимум! И это я не про Эльтара говорю, а про Харона! Его, помнится, как-то оценили в пятьсот золотых монет.

– Да что-то такое непонятное, но ничего хорошего не предвещающее! – передернула я плечами, вспомнив это чувство, но тут же отогнала это куда подальше и занялась лечением бедолаги Ри, который пал жертвой моей невнимательности.

И как я могла вообще забыть, что забралась на самый верх, практически под потолок, а внизу ходят люди? Ну то есть нелюди! И хорошо, кстати, что нелюди, людям бы книжка, упавшая с такой высоты, запросто бы череп проломила! Да и Ри бы тоже, если бы угодила в висок. Похоже, что меня все-таки оберегают Хранители, и это хорошо, конечно, но надо бы быть аккуратнее!

Эх, и почему на месте Ри стоял не Летрак? Жалко, конечно, что он вообще свою титулованную задницу еще не притащил в дом родной. Вот явится – точно скину ему на тыкву десяток-другой книжек потяжелее!

– И что это было? – поинтересовался Ри, когда я закончила лечение. Паренек встряхнулся, как кот, потер пострадавшее место и принялся собирать разбросанные книги. – Что-то знакомое? Магия?

– А упырь его знает! – покачала я головой, поднимая с пола внушительную стопку фолиантов. – Вроде да, а вроде и нет. Ладно, если повторится, тогда подумаю. Хан, ты что замер?

– Какую книгу ты держала в руках перед тем, как упасть? – поднял голову дроу, все еще продолжая сидеть на корточках. – Это не могло на тебя никак повлиять? На большинство редких книг и рукописей наложены проклятия.

– Сейчас посмотрим. – Подойдя к внушительному столу, стоявшему неподалеку, я сгрузила на него книги и принялась искать ту самую, злополучную.

Конечно, если на ней есть или было проклятие, это все объяснит. Но почему мне с трудом в него верится, а? Может, потому, что я прочитала половину книги, прежде чем появилось это «нечто»?

Книга нашлась не в моей стопке, а в той, что следом сгрузил Ри. М-дя, если сложить все эти книги, то получится такая стопочка… Как ее Ри вообще поднял?!

– Вот. – Я ткнула пальцем в толстый фолиант, обтянутый бордовой кожей. – «Самые известные артефакты Аранеллы». Его я читала перед тем, как шмякнуться с перил.

– Странно, – задумчиво проговорил Хан, проведя рукой над книгой. – Я не чувствую в ней магии. На какой странице ты читала?

– Вот на этой. – Я смело открыла нужную страницу, вспомнив, что, когда накладывается на какой-нибудь предмет проклятие, даже постоянное, ему все равно нужно немного времени, чтобы накопить энергию. Так что в самом худшем случае у нас есть минут десять – пятнадцать.

– «Книга Дарка», – усмехнувшись, прочитал Хантар. – Самый великий артефакт всех времен. Согласно легенде, властитель Бездны записывает туда имена тех, кто вскоре попадет к нему, а затем подбрасывает эту книгу смертнику. Прочитав свое имя в этой книге, он тем самым вызывает Гекату, и та забирает его душу. Насколько я помню, на эту книгу действительно было наложено несколько заклинаний, которые показывают читателю наглядный пример того, как действует тот или иной артефакт. Могу тебя только поздравить, Хелли. Ты только что испытала на себе сотую часть того, что испытывают люди при появлении Гекаты в их жизни.

– Повезло тебе! – хмыкнул Ри, пальцем отодвигая эту книгу подальше от меня. – Только давайте пока больше не будем рисковать? Пускай ее сначала посмотрят смотрители архива и обезвредят по возможности. А то еще что-нибудь в таком духе мой лоб не выдержит, честно предупреждаю!

– На этот раз я с тобой согласен, Танорион, – кивнул Хантар. – И раз уж мы с этим разобрались, то нужно вернуться к поискам. Хелли?

– А? – удивленно посмотрела я в лазурные глазки дроу, вынырнув из воспоминаний. – А, да, ты прав. Я, наверное, опять полезу наверх, но только выберу книги и спущусь сюда. Что-то больше летать неохота! И кстати, Хан, спасибо, что поймал меня.

– Не благодари, Хелли, – на удивление очень серьезно покачал головой дроу. – Ты спасла мне жизнь. А поймать тебя – самое меньшее, что я могу пока для тебя сделать.

Э-э-э…

Вот и что мне на это прикажете ответить, а?

Только кивнув, чувствуя себя несколько неудобно от этой ситуации (мне не нравилось, если честно, что Хан теперь считает себя моим пожизненным должником), я повернулась и со вздохом оглядела огромное книгохранилище, в котором мы находились. Я всегда удивлялась, зачем дроу такое зверское количество башен в замке, так вот, тайна наконец-то была раскрыта! Они использовались для хранения чего-то масштабного – казна, например, или же Имперский архив. Огромное помещение, примерно с территорию, что занимает Академия, высотой с башню, и все это забито полками с книгами, фолиантами, свитками, манускриптами… Большой такой пылесборник, в общем. Если честно, я ожидала от этого места чего-то большего, но все оказалось не настолько красиво, как мне представлялось. Эх, моя буйная фантазия была разочарована, когда Хан впервые привел нас с Ри сюда! Да и было от чего: гранитный пол без всякого узора, ковров и тому подобного, огромные стеллажи, каменные, грубо отесанные винтовые лестницы, тянущиеся до самого потолка, несколько дубовых столов с жесткими стульями внизу и полное отсутствие окон. Только на самом верху, на деревянной площадке под самой крышей, имеется небольшое окошко, а все остальное освещение составляют только многочисленные факелы и свечи в массивных подсвечниках. Собственно, там, на перилах площадки, поближе к окну я и обосновалась, так как, увы, не могу долго находиться взаперти без солнечного света. Это большой такой минус эльфов и их личная головная боль. Если лунного эльфа долго держать взаперти, то он сойдет с ума. Светлые так вообще в этом плане конкретные истерики, еще быстрее моей расы копыта откинут!

Тяжело вздохнув, я разбежалась и, оттолкнувшись как следует от пола, запрыгнула на первый каменный балкон, который тянулся вдоль ряда с книгами. От него шла лестница наверх, на следующий уровень, и там опять был балкон… и так далее, так далее, так далее… Лестницами я уже день как не пользовалась, а забиралась так, как и сейчас: прыжками, подтягиваниями, кульбитами, в общем, всеми возможными и невозможными акробатическими этюдами. И это было отнюдь не хвастовством, честное эльфийское! Просто мы торчали в архиве уже третий день, и вчера вечером я поняла, что если так продолжится, то я вскоре сама покроюсь пылью, пожелтею и начну рассыпаться от малейшего прикосновения. Вот и решила сегодня совмещать приятное с полезным. То бишь и искать информацию об артефакте, и тренироваться заодно. Ри, как ни странно, эту идею поддержал, а вот Хан в архиве был нечастым гостем – у дроу, помимо нас, были свои дела в замке, тем более что на данный момент и Владыка, и Наследник отсутствовали. Ну где прохлаждается Наследничек, я знаю, а вот чем занимается Владыка… Эх, кто бы нам сказал об этом! На все расспросы Хан только загадочно улыбался, редиска нехорошая.

До третьего яруса я немножечко не добралась. С предыдущего я прыгнула на выступ на стене, который находился немного сбоку и чуть повыше от балкончика, а вот с него уже спрыгнула на нужные мне для подходящего разгона и дальнейшего восхождения перила. Но, увы, рука, на которую я встала, вертикально удерживая тело на весу, неожиданно соскользнула с гладкого камня, и я опять полетела вниз. Да что ж за такое, а? Погода летная сегодня, что ли?

На этот раз я даже заклинание читать не стала, а просто, тихо ругнувшись, на лету зацепилась рукой за подставку для факела (сам факел куда-то «ушел», на пенсию, видимо), описала круг и мягко приземлилась на полуоткрытую створку двери. Огромные, толстенные, каменные (сама в шоке) двери были примерно в четыре человеческих роста высотой и толщиной в две мои ладони, даже не пошелохнулись от моего веса. Взмахнув руками, чтобы удержать равновесие, я опустилась на одно колено и, украдкой вздохнув, посмотрела на Ри и Хантара. Ри, слава Хранителям и их терпению к моей шаловливой персоне, стоял ко мне спиной и увлеченно что-то искал среди книг, разложенных на столе, и моих маневров, похоже, не видел. И хорошо, что не видел, а то потом опять подкалывал бы, это он может, ему только повод дай! А вот Хан все увидел, но ничего не сказал, а только слегка качнул головой, вроде как предупредил, чтобы я поосторожнее была. А может, он и что-нибудь другое хотел сказать, кто ж его знает?

– Хантар! – Неожиданно в помещение влетел какой-то дроу, по касательной зацепив дверь, на которой я сидела.

Хорошо, хоть не толкнул! Я летать сегодня больше не хочу, честное слово!

Кстати, этим эльфиком на поверку оказался Лайрис де Урт, старший помощник кронпринца, высокий эльф со светло-платиновыми волосами длиной чуть ниже плеч, среднестатистической фигурой дроу и довольно приятным лицом, которое ничуть не портил длинный шрам на левой щеке. Мне было интересно, где он умудрился его заработать за то время, что мы не виделись (я помнила его с прошлого своего визита сюда, когда мы только отправлялись на поиски загадочного убийцы магов), но спросить его об этом я как-то все забывала.

– Лайрис? – Дроу с белоснежной шевелюрой поднялся со стула, на котором всего пару минут назад расположился с книгой в руках. – Что-то случилось?

– Срочное донесение с южной границы, – доложил дроу, выразительно посмотрев на аронта.

Правда, мне этого не было видно, так как де Урт стоял ко мне спиной, я поняла это по его едва заметному повороту головы.

– Танорион, проверь, пожалуйста, куда запропастилась Эль, – неожиданно попросил Хан, кивком указав в сторону входной двери, тем самым заставив меня насторожиться.

Это что, он типа выпроваживает свидетелей, но дает мне возможность подслушать? Эх, вот за что я люблю этого дроу, так за его понимание! Знает же, что я захочу все услышать из первых уст, тем более когда дело касается страны эрханов, с которой и граничит на юге Империя дроу. С тех пор как Сайтос помог мне бежать из Сайтаншесса, от него больше вестей не было, и я даже стала беспокоиться (совсем капельку!) за эту крылатую ехидну. Нет, ну мало ли что?!

– Действительно, что-то ее уже долго нет, – озадаченно нахмурил мордашку аронт и, мельком взглянув на Лайриса, направился в сторону двери.

Проходя мимо, Ри задрал голову и, нахально мне подмигнув, вышел в коридор, насвистывая какой-то фривольный мотивчик. Я только беззвучно усмехнулась – актер из него хоть куда, хоть сейчас отправляй в знаменитый темноэльфийский театр. Кстати, надо сходить туда, что ли? А то в предыдущие сто лет жизни не удалось посетить сие великое место, так хоть в этой жизни надо успеть!

Так, чего-то я отвлеклась, что там этот ушастенький гонец от Хана хотел-то?

– Теперь говори, – сложив руки на груди, произнес Хантар, при этом даже не сделав попытки взглянуть в мою сторону.

Я же, не шевелясь и не дыша, изображая попугая на жердочке, мгновенно навострила ушки.

– Только что пришло донесение с южной границы, – повторил Лайрис и добавил: – Оно ждет тебя в твоем кабинете.

– Ты знаешь, что там?

– Боюсь, что об этом уже многие знают, – хмыкнул Лайрис, проведя пальцем по стопке книг, лежащих на столе. – В Сайтаншессе переворот. Стало известно, что несколько дней назад Шайтанар сейт Хаэл убил своего отца. Начался грандиозный бунт, который со столицы всего за пару дней перекинулся на весь Эштар.

Я чуть не совершила внеочередной полет со своего «насеста». Попугайчик в моем лице был в тихом шоке…

– Почему-то я не сомневался, – неожиданно для меня хмыкнул дроу. – Причина известна?

– Все остальное в донесении, – хмыкнул помощник кронпринца и направился в сторону двери, но практически сразу же остановился и бросил через плечо: – Может, ты мне все-таки объяснишь, зачем здесь эта девчонка и отлученный от рода мальчишка?

– К твоему сведению, друг мой, – с полуулыбкой ответил Хантар, подходя к дроу, – эта девчонка, как ты сказал, является младшей княжной Динтанара, той самой, что ты видел здесь не так давно. Та ее внешность была лишь маскировкой. А Танорион является одним из ранхаров Киртана Эренриха, и на данный момент этот мальчишка – охранник княжны и самый преданный ее слуга.

После этой фразы я гневно сузила глаза, вцепившись пальцами в холодный камень двери. Хан, я тебя люблю, конечно, но еще одна такая фразочка, и кое-кто лишится своих длинных ушек!

– Почему ты не сказал об этом раньше?! – В голосе Лайриса проскользнуло легкое беспокойство.

Правильно, нечего считать меня и Ри сопляками безнадежными, мы далеко не пустое место! Хм, пожалуй, только в такие моменты я и люблю свой титул, хотя настучать по шее этому дроу смогу и без него. Ну, может, и не смогу, но попытаюсь точно!

– Ты хотел, чтобы я об этом доложил тебе, а потом уже Владыке? – иронично выгнул бровь Хантар.

– Владыка вернулся?

Лица не вижу, но могу поклясться любимыми тапочками, что дроу слегка перекосило после того, как Хан играючи поставил его на место.

– Да, так же как и кронпринц, – словно невзначай бросил Хан, направляясь к выходу.

Больше ничего не сказав, он ушел, а Лайрис немного задержался. Я невольно замерла, забыв, как дышать. Еще не хватало, чтобы он меня заметил! Вот весело-то будет, когда динтанарскую княжну, а по совместительству и эльфийскую принцессу обвинят в шпионаже!

Но, видимо, мне все-таки еще немножко везет, дроу вдруг заговорил сам с собой:

– И как же этот ни на что не годный мальчишка умудрился стать ранхаром, да еще и пристроиться под крылышко самой княжны? Думаю, сей факт обрадует его родителей. Хоть кто-то из отпрысков Дома Лиадон смог показать себя. Думаю, этот мальчишка прекрасно подойдет на роль шпиона.

Расхохотавшись каким-то своим мыслям, дроу неспешно покинул Имперский архив. Я же, подождав для верности пару минут, спрыгнула на пол, но не встала, а так и осталась сидеть, упираясь коленом в пол. Мне было о чем подумать, а отвлекать себя лишним шевелением как-то не хотелось.

Лайрис де Урт, вот уж не думала, что ты настолько двуличен! В первую нашу встречу ты показался мне намного приятнее… Хотя чему я удивляюсь? Об интригах темно-эльфийского двора давным-давно слагают легенды! Ну и пусть слагают, в принципе мне это фиолетово, нужно только не дать этому двуликому помощничку добраться до Ри. Да и самому Ри нужно об этом рассказать, хоть я и не хочу его волновать. Но скрывать от своего любимого ушастика такое я не намерена!

Второй пункт моего ступора – восстание в Сайтаншессе. Вот уж не думала, что мой злейший враг погибнет от руки собственного сына! Что же такое взбрело в голову кронпринца демонов, что он решил устроить переворот? Насколько я слышала, Шайтанар сейт Хаэл никогда не вмешивался в дела своего отца, но всегда подчинялся его приказам. И тут такое, да и сразу же после того, как я оттуда сбежала! Неужели этот демон примчался с дальних земель Эштара только для того, чтобы отомстить отцу за то, что он упустил меня?

М-дя, идейка бредовая, конечно, но другого объяснения у меня пока нет! Ладно, подожду, пока Хан придет, думаю, он хоть что-нибудь прояснит. Так, а сейчас нужно найти Ри, пока этот мерзопакостный темный по имени Лайрис, чтобы над ним эньха в темном лесу надругалась (да и не один раз!), до него не добрался своими корявыми ручками. Нет, в своем ученике я уверена, но мало ли что! Здесь ему явно не рады. Только я да Хантар, который, по всей видимости, несколько пересмотрел свое мнение на его счет после того, как мы с аронтом дружненько спасали его шкурку, действительно хорошо к нему относимся.

Только я пошла по направлению к выходу, как неожиданно для себя самой резко остановилась. А причиной тому было одно-единственное имя.

Шайтанар сейт Хаэл.

Почему мне кажется, что он на самом деле не такой уж жуткий гад, как все о нем отзываются? Неужели опять моя интуиция, которая позволила в свое время довериться близнецам, Киртану, Холлу и Тамиору, опять взялась за свое? Ай, ладно, подумаю об этом позже, когда появится свободное время. Ну то есть лет так через несколько, не раньше. Ибо на фиг такие странные мысли, они в меня в последнее время пугать начинают!

Моего любимого ушастика я нашла не сразу, пришлось поплутать полчасика по коридорам и этажам, которые находились непосредственно в этой же части замка, что и архив. Слоняющаяся по коридорам лунная эльфийка с сайшессом на поясе никого из темных не смущала. Знати в этом крыле не было, слугам как-то не до меня было, у них свои дела, а вот охрана замка, конечно, на меня глазела, но подходить не рисковала, они уже были предупреждены Хантаром. Перечить ему, насколько я знаю, далеко не самый лучший способ покончить жизнь! Это он только с виду такой белый и пушистый, с приятным и открытым лицом, внушающим доверие. На самом же деле… Так, ладно, я скромненько умолчу, как Хан обращается с теми, кто осмеливается перечить ему или же преступать закон. Мы тут с Ри видели недавно, как Хан наказывал одного из таких умников, которые решили пару драгоценностей из тронного зала спереть. Как бедолаги теперь без рук жить будут, ума не приложу. У нас в Эвритамеле за воровство, как правило, сажают в тюрьму… кхм, хотя я даже и не знаю, что лучше: сходить в с ума в камере или же жить без конечностей?

«Лучше вообще не воровать», – мысленно хмыкнул Таш.

«Это точно. Как обстановка в Эллидаре?» – спросила я, выруливая из-за угла в сторону портретной галереи.

«Относительно спокойно. Если сравнивать, конечно, с тем, что устроили вы с Танорионом», – добродушно хмыкнул маг, отчего мне тут же стало стыдно.

«Таш, прости! Мы не хотели устроить такой переполох, так уж получилось. Ну, ничего, зато мы нашли слабые места в охранке и выяснили, что нынешняя охрана бдит на совесть!» – мысленно улыбнулась я, вспомнив, как мы с аронтом покидали человеческую столицу.

«Как всегда ищешь во всем положительные стороны?»

«Естественно! Я же оптимист!» – расплылась я в улыбке (эх, жаль, что клыков нету!), но тут же скалиться резко расхотелось – в конце портретной галереи виднелось что-то не очень хорошее. «Таш, погоди-ка, тут, кажется, у Ри проблемы!»

Неприятности у ушастика, похоже, действительно были, если судить по его опущенным плечам, поникшей голове и затравленному взгляду. Честно, я видела его только один раз таким – когда пришло письмо от его родителей. Так, минуточку… А вот эта парочка дроу, что сейчас стоит возле него, ко мне спиной, это не они ли? По крайней мере, тот, что мужского пола (вторая точно женского, мужчины-дроу платья не носят, даже несмотря на то, что это платье красивое, приятного золотистого цвета, с кружевными рукавами, пышной юбкой и корсетом, его бы вряд ли кто из клыкастых мужчинок надел), со спины просто копия Холла! И рост, и фигура… хотя нет, тут фигура чуть повнушительнее, а вот длинные серебристые волосы один в один как у Котика!

Эх, даже обращаться не буду к любимой чувствительной конечности, чтобы понять, что у нас пробле… Эй, кто разрешал бить моего любимого эльфика?!

Моя челюсть рухнула сразу же после того, как раздался звонкий звук пощечины. И Ри, мой любимый, дерзкий, упрямый и нахальный ученик, не то что не увернулся, но даже никак на это не отреагировал, он просто промолчал!

Ри… Что же с тобой вдруг случилось?

– Что здесь происходит? – рыкнула я со всей злости, отчего десятки свечей в галерее вспыхнули неимоверно ярко.

Я была зла, нет, очень зла! И конечно, стихии во мне отреагировали соответственно. Не удивлюсь, если в потайном ходе скелеты (не знаю, сколько их там, но одного я точно видела) в этот момент поднялись. Да, стихийных выбросов вселенского масштаба, как раньше, теперь не будет, эльфийское тело не позволит, все-таки я дочь своей матери, а вот спонтанное колдовство на грани легких разрушений – это всегда пожалуйста, мне не жалко!

– Кто вы такая, чтобы вмешиваться в семейные дела Младшего Дома Лиадон? – высокомерно спросила темная эльфийка, возмущенно обмахиваясь изящным веером.

Я же, встав между ней и Ри, загородив последнего собой, взглянула в холеное личико с чуть резковатыми чертами, красивыми губами и глазами цвета майской зелени. Сомнений не осталось, и даже если они и были, то мигом ушуршали в панике, когда я взглянула на дроу. Сине-серые глаза, ниточка губ и четкая линия скул эльфа показали, каким, возможно, будет Ри через несколько сотен лет.

Итак, передо мной действительно стояли те, благодаря которым мой ученик появился на свет. Но вот почему я их так ненавижу, никто не скажет, нет? А вот я ответ на этот вопрос знаю и скоро его озвучу, и отнюдь не в лестной для кое-кого форме!

– Младшая княжна Динтанара, – так же холодно представилась я, даже не подумывая о том, чтобы хоть чуть-чуть наклонить голову в знак уважения.

А откуда, простите, ему взяться?

– Это невозможно. – От дроу веяло зимней стужей, и при этом ни один мускул на его лице не дрогнул. – Княжна является ятугаром по рождению, я видел ее год назад, когда она была в Карате с визитом. Кто вы такая и как вы осмелились вмешаться в наши дела?

– При всем моем почтении вынуждена вас огорчить. Вы не правы, – хмыкнула я, выделив голосом слово «почтении», и словно невзначай поправила самую длинную прядь на челке.

Широкий рукав тонкой белой блузы откинулся, явив надменным эльфам татуировку ранхара, которая была видна в любой моей ипостаси, кроме волчьей, естественно. Ранхары в первую очередь принадлежат князю душой, а потом уже телом, так что ничего странного в том, что тату не исчезло, не было.

– Не может быть. – На лице пары промелькнули наконец нужные эмоции, а именно страх, хотя говорить решил только отец Ри. – Но как лунная эльфийка может быть наследницей Динтанара?

– Я, естественно, состою в родстве с князем, но через множество поколений, – сложив руки на груди, проговорила я тоном, не терпящим возражений. – В Карате я нахожусь инкогнито, по приглашению кронпринца и его братьев. Думаю, вы во всем удостоверитесь, когда встретитесь с ним лично, он сегодня прибыл в столицу.

– Приносим свои извинения, княжна. – Эльфийка, которая была меня не только выше ростом, но и старше на несколько сотен лет, присела в реверансе, низко склонив голову.

Ее супруг склонился в поклоне, а выпрямившись, произнес:

– Прошу прощения, что помешали вашей прогулке по замку столь недостойной семейной сценой. Моя супруга, леди Синит де Хаш, будет рада показать вам замок нашего Владыки, пока я закончу разговор с сыном, с вашего позволения, конечно.

– Своего позволения я не даю, лорд Шаир де Тор, – едва заметно качнула я головой, буквально кожей ощущая, как Ри за моей спиной еще больше съежился после слов своего отца.

Сам же дроу безумно удивился, хотя и попытался этого не показать:

– Простите, княжна, я не совсем понимаю…

– А здесь нечего понимать, – жестко оборвала его я, отчего лорд Шаир впился в меня злым взглядом. – Насколько я знаю, вы отлучили Танориона от Дома. Он больше не принадлежит вам. Ваш разговор не состоится.

На щеках темной эльфийки выступили красные пятна, и она тихо заговорила, пытаясь скрыть свое замешательство и досаду:

– Прошу прощения, княжна. Это была наша ошибка, и мой супруг как раз хотел поговорить с Танорионом на тему его возвращения в семью.

– Не нужно лгать, леди, – хмыкнула я, отчего эльфийка интенсивно замахала веером, не поднимая на меня взгляда. – Я видела часть вашего «разговора» своими глазами.

– Это не то, что вы подумали, ваша светлость, – склонил голову дроу.

Если честно, мне порядком надоел этот фарс, хотелось швырнуть каким-нибудь заклинанием в эту пару темных, схватить за шкирку Ри и удрать отсюда подальше. Своими титулами я не любила пользоваться, но что не сделаешь ради моего любимого ужастика, ой, простите, ушастика! Который, кстати, там, за моей спиной, прикинулся немым и вообще каменным веником и, похоже, отмирать не собирался. Ну да ладно, значит, мне и карты в руки!

«Ниэль, не переусердствуй! Империя дроу – союзник Эвритамеля», – напомнил о себе Марк.

Я помню, братик, но эти двое перешли все границы! Я по себе знаю, как влияет на ребенка (а Ри им и является, по эльфийским меркам) такое отношение. Хлебнула на своем горьком человеческом опыте. Так что здесь вопрос принципа. Я отучу этих надменных бяк обижать моего зайчика Ри!

– Неужели вы хотите сказать, что мои глаза мне лгут? – выразительно изогнув бровь, посмотрела я на дроу, который вновь старался казаться холодно-равнодушным, и у него это даже почти получалось. – Я видела, что вы сделали. Кто дал вам право поднять руку на того, кто уже не принадлежит вашему Дому, а является моим учеником и ранхаром князя Эренриха?

– Что? – изумленно ахнула эльфийка, а эльф едва заметно сжал губы.

– Вам требуются доказательства? – с насмешкой спросила я, недолго думая (когда дело касается моих близких, я вообще забываю, как это делается!) протянула руку назад и, сцапав левую лапку Ри, вытянула ее к эльфам ладонью вверх.

Конечно, мой ученик со своими «когтями» и тут не расставался, так что мне пришлось самой снять один из поручей, чтобы его родители (родители дроу, а не поруча, конечно) увидели татуировку в виде когтистой лапы. Объяснений больше не потребовалось…

– Просим прощения, княжна.

– Мне не нужны ваши извинения, – махнула я рукой и защелкнула поруч обратно на руке аронта. – Извинитесь перед ним, и впредь я не желаю вас видеть около моего ученика. На время обучения он принадлежит мне, а вы, насколько я помню, от него отказались.

– Приносим свои извинения ее светлости за то, что потревожили покой ее ранхара, – поклонился эльф, а его супруга присела в реверансе, низко опустив голову. – Разрешите откланяться.

Я только глупо похлопала глазами, глядя, как чинно, но спешно удаляются эти наглые эльфы.

– Вот же!.. – рванула я вдогонку, но меня остановил отмерший Ри, уцепившись руками в мою талию.

– Эль, не надо.

– Что значит – не надо?! – возмутилась я, пытаясь повернуться, но дроу не дал мне этого сделать, еще крепче прижав меня к своему телу и сцепив руки в замок на моем животе.

За последнее время Ри немного вытянулся и теперь был примерно на ладонь выше меня. Поэтому он спокойно уткнулся носом в мою макушку и проговорил:

– Пускай они такие, но они мои родители, и этого не изменишь. Я не хочу больше ни видеть их, ни слышать о них. Они уже все сказали. И ты тоже.

– Ри, прости. – Положив свои руки поверх его, таких привычно теплых и знакомых, я устало вздохнула. – Я наговорила глупостей. Ни мне, ни Киртану ты не принадлежишь и, как только захочешь, можешь уйти. Ты мне ничем не обязан.

– Уйду я от тебя, как же! – хмыкнул ушастик. – Куда я от тебя, суетной и вечно влипающей в неприятности магички, денусь? Э нет, вредная эльфиечка, даже не надейся! Мы вместе во все это вляпались, вместе и выбираться будем. Еще вопросы есть?

– Есть! – кивнула я, мысленно вздохнув с облегчением. – Где здесь кухня? Я есть хочу!

– Обжора! – возмутился аронт, расцепляя руки. – Я ей тут о вечном, о великом толкую, а она?!

– Ага! – Повернувшись к аронту, я с нахальной улыбочкой ткнула его в грудь, обтянутую атласной темно-синей безрукавкой со шнуровкой на груди. – У тебя есть проблемы? Ты хочешь об этом поговорить?

– Не-а, спасибо! – мотнул головой Ри. – Две мои самые жуткие проблемы ушли уже, и говорить я о них пока не хочу! Действительно, пойдем лучше на кухню, я тоже порядком проголодался!

– Раб желудка! – привычно хихикнула я, понимая, что, когда ушастик захочет, он сам расскажет обо всем, что его гложет.

Друг другу в душу мы никогда не лезем, но знаем, что когда плохо, то всегда можно смело выговориться. Не знаю точно, но Ри стал мне кем-то вроде брата, если не сына! Возникают у меня иногда такие чувства, хочется его опекать и заботиться о нем. Особенно когда он спит, у него такая хорошенькая мордашка!

«Просыпается материнский инстинкт? Поздравляю, Хелли, ты взрослеешь!» – искренне отозвался Таш.

«Ну точно! Сейчас вот Кристиана вытащу из этой передряги, найду и уничтожу артефакт, Эрратиану зубки пообломаю, а потом выйду замуж и нарожаю хорошеньких маленьких эльфят!» – засмеялась я, направляясь следом за аронтом в сторону кухни. Точнее, я только так думаю, что в сторону кухни, упырь его знает, где она в этом замке вообще находится!

«По-моему, мне слишком рано становиться дядей!» – мягко заметил Марк, но я чувствовала, что он улыбается.

«Естественно! Пока не станешь чьим-то мужем, нечего даже рассчитывать на племянников!» – пригрозила я брату, который в данный момент находился дома, в своем кабинете. Он не так давно вернулся в Эвритамель вместе с Тайринэлем, которого удалось убедить, что меня в Эллидаре нет и быть не может. Он вроде поверил (ага, эльфийские воины облазили весь город, и только потом он успокоился!), а после того, как прибыло послание от нашей делегации, что «я» у светлых и со мной все в порядке, Совет успокоился окончательно. В этот раз мы их провели, но такое повториться больше не должно, ибо чревато грандиозными последствиями!

«Вот именно, Ниэль! Чьим-то! Пока я найду себе подходящую жену…»

«Марк! Глазки разуй, солнце ты мое глупое! Ты же с детства влюблен в Кери, да и она по отношению к тебе неровно дышит, в чем проблема-то? Ой, только не говори, что ты боишься отказа и поэтому молчишь больше трехсот лет», – закатила я глаза, и, как назло, в этот момент Ри повернулся ко мне и узрел чудную картину моего перекошенного лица. Серебристая бровь взлетела вверх, а на губах дроу заиграла такая ехидная улыбочка…

– Ри, только попробуй хоть что-нибудь сказать, – пригрозила я, медленно начиная подступать к аронту.

Тот только сдавленно хрюкнул, прикрыв рот ладонью.

– Ах ты, зараза серебристоголовая! – зарычала я, бросаясь на дроу, который тут же стал улепетывать от меня, подло хихикая на ходу.

Вот поганка загорелая, поймаю – все ресницы повыдергиваю, нет, лучше брови повыщипываю, пусть знает, противозина усатая, как думать всякие гадости про эльфийских принцесс!

Поймать аронта не получилось, все-таки силы у нас действительно равные, а у него была незначительная фора, шагов так в десять. Подло и многозначительно хихикать он не переставал, я за ним бегать – тоже. Так что мы с ним даже не заметили, как оказались в одном из верхних коридоров замка. Мне надоело за ним гоняться, и вот тут-то я и вспомнила про сайшесс. Накинуть его на ноги вредного эльфика не составило труда, но вот только после того, как он с размаху шмякнулся на пол, Ри умудрился перевернуться, одновременно стянув с ног цепь, потом кинуть ее в меня и схватиться за свою, быстро поднявшись на ноги!

И понеслись клочки по закоулочкам!..

В смысле – началась внеплановая боевая тренировка ранхаров. Эх, давненько мы так не развлекались! Пока бегали, пока пытались скрутить друг друга цепью, косточки поразмяли знатно! Но вскоре Ри, нахально показав клыки в улыбочке, живенько трансформировал цепь в шес