/ Language: Русский / Genre:magician_book / Series: Хеллиана Валанди

Сайтаншесская роза. Эпизод II

Анна Кувайкова

Не успела Хеллиана Валанди разобраться с вопросом, кем же она является на самом деле, как ворох новых неприятностей не заставил себя ждать. Юной принцессе лунных эльфов, в прошлом вздорной магички, придётся несладко и в этот раз. Ей нужно не только поскорее женить и посадить на трон собственного брата, вытащить из тюрьмы одного друга детства и отправить его на поиски другого, но и просто необходимо найти треклятый артефакт! Однако драконы темнят, друзья, как выяснилось, опять предают, уже знакомый вампир жаждет власти и даже большего… Теперь Хелли не до шуток. Особенно когда на кону стоит не только жизнь её близких, но и существование всего мира! Но стоит ли этот мир того, чтобы его спасать? Причина наведения порядка в Аранелле появится совсем скоро и будет стоить тысячи таких миров. Главное – не упустить своего счастья. А ответ на вопрос, где же Хелли так нагрешила, вот-вот раскроется сам собой…

Литагент «Центрполиграф»a8b439f2-3900-11e0-8c7e-ec5afce481d9 Кувайкова А.А. Сайтаншесская роза. Эпизод II Центрполиграф Москва 2013 978-5-227-04687-1 © Кувайкова А.А., 2013 © Художественное оформление серии, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2013 © ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2013

Анна Кувайкова

Сайтаншесская роза. Эпизод II

Глава 17

Селениэль

Маразм крепчал…

Нет, он не то чтобы крепчал, он совсем окреп в мозгах моих любимых старейшин! И слово «любимых» скоро будет в кавычках, больших таких, которые за лигу видно! Ибо на кой ляд выносить вот такие вот вердикты, а?

Замуж либо в монастырь.

Слышал бы этот бред Ри, давно бы в истерике катался по полу, хлопая своими очаровательными ушками! Про Сайтоса я вообще молчу, тот давно бы ржал, как конь.

– Ниэль уже помолвлена, – усмехнулся Марк, глядя прямо в глаза злому, как тысяча демонов, Тиранэлю. – И в монастырь она не отправится. Это моё решение, Тиранэль, и не вам его оспаривать.

– Помолвлена? – задумчиво прикусил губу Дориэль, стоящий возле окна и вроде бы не обращавший внимания на разборки, которые уже несколько часов подряд проходили в Красной гостиной.

Той самой, с уютными диванчиками и полной звуконепроницаемостью, что было очень кстати: голоса старейшины Эвритамеля повышали уже несколько раз. Уютные диванчики так же, как и кресла, пустовали – все присутствовавшие здесь эльфы предпочитали решать вопросы стоя. Пожалуй, единственный плюс был в том, что силы у меня, благодаря наложенным на комнату плетениям, потихоньку восстанавливались. Никто даже и не подумал о том, что нам с Марком необходимо передохнуть после сражения с драконами, и по прибытии во дворец Оланиэль привёл нас именно сюда, как в самую защищённую во дворце комнату. Выносить сор из избы старейшины не хотели.

– Помолвлена, – спокойно кивнул Марк. – Не далее чем вчера Ниэль приняла предложение от Повелителя эрханов. Дата свадьбы ещё не назначена, но обручальные браслеты уже на ней.

– Что?! – опешил Тиранэль и, подойдя ко мне, схватил за руку и, быстро задрав рукав куртки, явил на свет один из браслетов. – Этого не может быть…

– Может, – ответил мой братик. – Более того, за несколько недель до этого я дал официальное согласие на брак.

– Маркус, но почему?! – шокированно произнёс Тайринэль, устало опускаясь в кресло, возле которого стоял. – Это же эрханы! Мы на протяжении нескольких тысяч лет ведём с ними войну! И теперь так просто, после всех событий, ты отдаёшь их Повелителю свою сестру!..

– Мы не можем этого допустить! – отрезал Тиранэль. – Браслеты придётся снять, а брачный договор аннулировать. Маркус, ты ещё не взошёл на трон, так что только мы вправе решать, кто будет мужем принцессы.

– А ничего, что я вообще-то здесь? – мрачно хмыкнула я и, резко вырвав руку из хватки эльфа, подошла к Марку. – Свою судьбу решу я сама.

– Вам придётся подчиниться законам, принцесса. – Только один из старейшин, Дориэль, всегда был абсолютно спокоен.

У меня даже иногда складывалось впечатление, что он злиться не умеет в принципе. Чем, честно говоря, я в далёком детстве без зазрения совести и пользовалась.

– Законы здесь бессильны, – развёл руками Марк. – Пока лицо королевской семьи не достигло своего совершеннолетия, её судьбу решают её родители или опекуны.

– Вы её родственник, – согласился Тайринэль. – Но именно мы являемся её опекунами. И в наших интересах не допустить этого брака. Наше согласие никогда не будет получено.

– А оно и не нужно, – не удержавшись, хотя Марк настоятельно рекомендовал мне не вмешиваться, фыркнула я, разгадав наконец-то значение странных слов Киртана, сказанных им в таверне. – Было дано моё согласие, согласие Марка и моего дяди, князя Эренриха, как старшего родственника и опекуна. Этого достаточно, чтобы помолвку, проведённую на глазах у нескольких свидетелей, обладающих нужными титулами, признали действительной. Иначе бы браслеты на моих руках не защёлкнулись. Слишком поздно, уважаемые старейшины. Я помолвлена с демоном.

Ой, какие злые лица… Меня сейчас не убьют, нет?

Впрочем, мне более интересно, специально ли Марк и Шайтанар это всё устроили, или же помолвка со всеми её важными составляющими действительно получилась спонтанно? Если второй вариант, то удача наконец повернулась ко мне нужным местом, а не тем, которым стояла некий продолжительный отрезок времени!

– Свадьбы не будет! – рявкнул Тиранэль так, что у меня уши чуть не заложило.

Я, конечно, чуть не шарахнулась от неожиданности, но почему-то страха перед этим разгневанным эльфом, как раньше, уже не испытывала.

Напугал ёжика задним карманом брюк, ага! Я час назад с чёрными драконами в небе в догонялки играла, а те погромче рычат! Ещё и пламенем плюются. Кстати, о «птичках»… Надо бы принять ванну, а то запах в гостиной стоит такой очаровательный, будто пару свинок подпалили! А чего вы хотели, собственно? Волосы мне опять несколько укоротили, да и Марку тоже. Кстати, о чём там мой братик любезный сейчас вещает?

– Даже если этот брак является залогом мира между эрханами и лунными эльфами? – вкрадчиво спросил Марк, оставаясь при этом абсолютно спокойным.

Что это он сейчас сказал?! Всё, я в шоке. Глубочайшем и окончательном.

Вот, значит, чего это Марк так легко согласился на свадьбу… Впрочем, узнав это, я теперь вдвойне согласна выйти замуж за этого нахального демона с собственническими замашками! Вот так вот взять и перечеркнуть всё, что воротил предыдущий Повелитель, разрушить всё, что он выстраивал веками, примирить две вечно враждующие расы… и всё это ради того, чтобы быть со мной? Да, Шай действительно не мелочится.

И если он действительно на всё это решился, то куда уж деваться всем моим сомнениям? Правильно, к волкодлакам под хвост! И хотя каково это, быть супругой демона, я себе даже в самых больных фантазиях не представляю, паниковать буду перед самой свадьбой, а времени перед этим знаменательным событием более чем достаточно. И это ещё мягко сказано!

– Даже в этом случае, – сквозь зубы процедил Тиранэль, вокруг которого начала ощутимо сгущаться магия. Похоже, что эльф был не просто в ярости, а уже на грани. – Мирный договор нам не нужен.

– К сожалению, это решать уже не вам, – покачал головой Марк, взяв меня за руку. – Договор уже мною подписан, и помолвка состоялась. Пора признать своё поражение, Тиранэль. Ты многое сделал для нашей семьи, и я ценю это. Но пришла пора мне взять власть над королевством в свои руки.

– Это невозможно, ваше высочество, – заметил Тайринэль, который тоже был весьма зол, но не настолько, как старший из старейшин. – Пока вы не найдёте супругу, ваша подпись на документах не имеет силы без нашего на то согласия.

– Кстати, об этом, – мягко усмехнулся мой братик, хотя на самом деле он был очень-таки горд собой, в то время пока я, копаясь в его мыслях, не наткнулась на нужную и тихо окосела от будущих событий. – Я уже достиг своего совершеннолетия и готов взойти на престол. Насчёт самого главного закона прошу не беспокоиться – супругу я уже себе выбрал. Ниэль, сколько понадобится времени на подготовку к церемонии?

– Неделя плюс-минус пара дней, – машинально ответила я, чувствуя, что моя чувствительная пятка пребывает в тихом обмороке. Мой… братик… женится? Где и что умерло, даже не спросив на это разрешения?!

– А вы уверены, ваше высочество, что Совет одобрит предложенную вами кандидатуру на роль Владычицы лунных эльфов? – спокойно, но не без доли ехидства осведомился Дориэль.

Хех, сейчас ему будет не до сарказма!

– Естественно, – не подумав, брякнула я. – Как на роль будущей Владычицы не может подойти ваша собственная дочь, Дориэль?

Та-дам! Немая сцена в исполнении трёх почтенных эльфов, каждому из которых лет побольше, чем мне, Ри, Марку и близнецам, вместе взятым! Думаю, после этого вечера, а если точнее, глубокой ночи, седины в их волосах значительно прибавится.

– Керианэль… – с большим трудом выдавил из себя несчастный Дориэль, которого эта новость, похоже, просто ошарашила.

Не его одного, кстати.

– Несколько недель назад ответила мне согласием, – закончил за него Маркус, пока я тихо млела от удовольствия.

Таки уря! Моя подруга детства и мой братик после стольких лет недомолвок и тщательно скрываемых чувств наконец-то будут вместе! Можно я попрыгаю от радости, а?

«Рано, Ниэль!» – Мой любимый братик отвесил мне лёгкий ментальный подзатыльник, чтобы не расслаблялась раньше времени. Это было не больно и даже не обидно, скорее наоборот, напомнило наше с ним далёкое детство, вызвав ещё большую улыбку на моей физиономии. Пришлось мгновенно шифроваться и делать, что называется, морду тяпкой.

– Мы не можем допустить этого брака! – М-да, Тиранэля, похоже, понесло. Он даже не пытался скрывать свою ярость, сжав кулаки так, что костяшки пальцев побелели. – Ни одного, ни второго!

– Неужели моя дочь настолько плоха? – мгновенно вспыхнул Дориэль, и, если судить по его гневно суженным карим глазам, я скоро увижу, что же это за зверёк такой – злой Дориэль.

Так, ещё ссоры между старейшинами нам не хватало для полного счастья!

Хотя я прекрасно понимаю его. Керианэль – его единственное дитя и всё, что у него осталось. Мать Кери умерла при родах сына, а мальчик, младший брат моей подруги детства, прожил всего несколько дней после рождения. Кери тогда и двадцати лет не было, но она всё прекрасно помнит и, наверное, с тех самых пор стала молчаливой. И именно смерть её матери и брата повлияла на то, что они с Марком сблизились. Мой братик всё время её поддерживал, и в итоге получилось то, что получилось. Хоть Кери и воспитывалась лишь отцом, в строгости, как и положено в семьях старейшин, она всё равно осталась милой и доброй… В отличие от Латриэля. Два отпрыска старейшин, и столь большая разница.

– Дориэль, кроме вашей дочери я не желаю никого видеть в качестве своей супруги, – улыбнулся Маркус, мгновенно разбив напряжение. – Только с ней я готов провести остаток своих дней. И как дочь старейшины, я уверен, она станет прекрасной Владычицей.

После этой фразы младший из старейшин не мог не улыбнуться. Ещё бы, не каждый день будущий Владыка признается в любви, пускай и настолько завуалированно, твоему собственному чаду! Удивительно, но даже Тайринэль не сдержал чувств и, подойдя к Дориэлю, положил тому руку на плечо. Похоже, что этих двоих вся ситуация в целом действительно устраивала, хоть они и делали вид, что весьма нами недовольны.

– С вашего позволения, – я повернулась в Тиранэлю, который разве что зубами не скрежетал, но уже был на полпути к этому, – завтра же я отправлюсь в Изумрудный замок вместе с небольшим отрядом сопровождения, чтобы начать подготовку к церемонии. Керианэль я беру с собой так же, как и вашу достопочтимую супругу. Когда всё будет готово, я сообщу.

Мои слова проигнорировали… Только так на меня взглянули, что захотелось сразу же заныкаться куда-нибудь в дальний угол и прикинуться раскидистым фикусом, дело которого стоять, листочками трясти и никого не трогать. Впрочем, это чувство всплыло скорее по привычке, да и то на каких-то пару секунд. Ибо тот, кто лично знаком с Шайтанаром, уже не боится никого и ничего!

– Так и поступим, – посмотрев на Тиранэля, произнёс Марк. – Остался лишь один нерешённый вопрос.

– И имя ему: Остиэль тер Ник. – С моего лица мигом слетела улыбка при воспоминании о хамелеоне.

Ведь, насколько я знаю, он сейчас находится в темнице, и, честное эльфийское, делать ему там абсолютно нефиг! Хорошо хоть Ри мы оставили в Эллидаре, в противном случае, думаю, его постигла бы такая же участь.

– Он будет казнён, – отмахнулся от меня Тиранэль, подходя к окну. – И это не обсуждается. Вы и так слишком многое взяли на себя. Как бы вам с этим справиться?

– Это угроза, Тиранэль? – вроде бы мягко спросил Марк, но у меня аж холодок скользнул по спине.

Хотя это я заметила как-то краем сознания.

– Что. Значит. Казнён? – чеканя слова, спросила я, пытаясь взять себя в руки.

Нет, Ости я им не отдам… Подавитесь, господа хорошие!

– Я не ясно выразился, принцесса? – ехидно осведомился Тиранэль, не поворачиваясь ко мне, и если честно, то своими интонациями он мне жутко напомнил Летрака.

А эту скотину я, несмотря ни на что, всё равно не перевариваю!

– Вполне, – зло проговорила я. – Но я этого не допущу, уважаемый старейшина. Остиэль тер Ник не будет казнён!

– Он нарушил закон, и не один, – заметил Тайринэль. – Это нельзя оставлять безнаказанным, принцесса. Каковы бы ни были его заслуги, но мы не можем так просто его отпустить.

– А придётся! – Каюсь, теперь уже меня понесло. – Делайте со мной что хотите, но Остиэль останется цел и невредим!

– Раз так, – резко повернулся Тиранэль, от чего края его ритуальной хламиды взметнулись, как крылья, – то отмените помолвку, принцесса Селениэль. И тогда тер Ник будет свободен.

– Что?! – Моя челюсть шумно поздоровалась с полом.

Ничего себе поворотик событий!!

Сказать, что слова старейшины меня ошарашили, значит сказать… да ни упыря не сказать!

То есть как отменить помолвку? Отказаться от надежды на наше с Шайтанаром счастье, раньше призрачное, а теперь вполне реальное, подтверждением которому являются вот эти браслетики? Да маму же вашу за ногу да восемь раз об угол стенки, да простят меня Хранители и матушка Тиранэля за такие выражения!

Он что, вконец оборзел, простите за мой эльфийский?!

«Ниэль!!» – Крик в ушах раздался одновременно и от Таша, и от Марка.

С трудом разогнав красную пелену перед глазами, я удивлённо посмотрела на братика, который стоял уже почему-то напротив меня, крепко сжимая мои плечи. А за ним почему-то прятались все трое старейшин. Э-э-э… это чего они?

«На руки свои посмотри», – как-то тоскливо произнёс Марк, неодобрительно при этом качая головой. Я сделала то, что он попросил, и еле сдержалась, чтобы нервно не икнуть. Не, я всё понимаю, но когти-то мне сейчас зачем? Тем более сырая стихия смерти, поднимающаяся зелёным пламенем от кистей рук до плеч?!

Хм, теперь понятно, почему голос братика столь тосклив, а старейшины действительно испугались, причём практически до нервного тика. Стихия смерти явно не их амплуа… Они её всегда боялись и ненавидели, и всегда будут продолжать это делать. Марк хотя её и не любит, но более или менее может переносить, правда, особо приятных ощущений она ему не доставляет.

Ой… а каким образом я умудрилась ковёр на полу спалить?! Не полностью, всего лишь диаметром шагов в пять вокруг меня, но всё же. Так, надо заканчивать злиться, а то рано или поздно ни к чему хорошему это не приведёт. Хотя… это можно выгодно использовать!

– На Остиэле висит долг жизни, – усмехнулась я, погасив некромантский огонь. – И только мне решать его судьбу. Это моё последнее слово, Тиранэль. Не стоит мне мешать или запрещать, будет только хуже. Вы слишком многое на себя взяли, пора освободить вас от этого бремени. Вы были и останетесь Советом старейшин, но власть отныне и навсегда принадлежит лишь лицам королевской династии. И, опережая ваши следующие слова и гневные реплики… не стоит забывать, кем являюсь я и кем является мой брат. Перед лицом Хранителей вы никто. Приятной ночи.

Я неспешно покинула гостиную. Ни стража, ни Оланиэль, стоящие за дверьми в коридоре, не посмели меня остановить, только расступились с почтительными поклонами. Видимо, слишком уж явно властность и сила были написаны на моём лице. М-дя, докатилась… Нет, а что оставалось делать в такой ситуации? Я люблю старейшин, всех без исключения, и безумно их уважаю, но они действительно зашли слишком далеко. Власть в королевстве им не принадлежит, а они уже слишком долго ведут себя как полноправные хозяева. Эта власть, несмотря даже на обстоятельства, принадлежит даже не мне – она принадлежит моему брату. Маркус был рождён, чтобы править, и пора ему уже занять своё место на троне. Он будет великим и мудрым правителем. И что меня больше всего радует – не будет распоряжаться жизнями своих подданных в политических играх. Да, так поступают все правители в любых государствах испокон веков, но кто сказал, что лунные эльфы не отличаются от остальных?

«Вот это слова и действия настоящей принцессы Селениэль!»

«Таш, это сейчас прозвучало как оскорбление, а не комплимент! Ты же знаешь, что я свой титул не перевариваю», – мысленно хихикнула я, сохраняя, впрочем, непроницаемое выражение лица. Что оказалось весьма кстати – кто-то слишком наглый схватил меня за руку, когда я ещё даже свернуть из коридора не успела.

Хех, и кому там его слишком длинные конечности обломать, а? Нет, даже поворачиваться не буду, и так знаю, что остановить меня решил Латриэль. Я его по запаху всегда легко чую, тут даже к пятке обращаться не надо. Некогда приятный и с детства знакомый запах ежевики и горного ручья теперь внушал только раздражение. Грустно, конечно… Я иногда просто не понимаю, что случилось со всеми людьми (нелюдями то бишь), что окружали меня с детства. Как можно ТАК измениться? Или это я просто выросла? Выбираю второй вариант, хоть мне он не очень-то и нравится!

– Вам что-то нужно, советник? – ледяным голосом осведомилась я, не пытаясь даже сбросить его руку и повернуться.

– Ниэль, зачем ты так? – Голос эльфа звучал как-то тускло, я бы сказала, даже безжизненно.

Но что самое смешное (хотя подло хихикать и не очень хочется), мне было его не жалко. Больно, обидно, если вспомнить его поведение, но не жалко.

– А как? – Маску безразличия сохранить на моей физиономии не удалось, но я хотя бы удержалась, чтобы не повернуться к нему. – Для тебя те, кто мне дорог, являются лишь «сиюминутным интересом». Тогда кто я для тебя, Латриэль? Игрушка в политических интригах, как и для твоего отца?

– Ниэль…

– Что? – перебила я его, почувствовав, как ослабла хватка на моём запястье чуть повыше браслета. – Думаешь, я не знаю о соглашении с драконами, которое подписали старейшины? Которое разорвали после моей смерти, но подписали вновь после моего воскрешения? И что на этом пергаменте, кроме прочих, стоит и твоя подпись, младший советник кронпринца… Хотя нет, на тот момент ты уже вновь стал старшим, и более того, единственным советником Марка. Я одного не могу понять, Латриэль… когда ты стал таким? Когда в твою голову закрались мысли, что друзьями детства можно торговать на благо королевства? Ринь погибла за меня, а ты согласился меня продать. Остиэль, рискуя своей жизнью, прикрывал меня в этой поездке, а ты? Что сделал ты, Латриэль? Мы выросли все вместе, но ты стал не тем эльфом, на которого можно положиться. Я даже видеть тебя не хочу.

Резко стряхнув его руку, я направилась по коридору, стараясь держать голову прямо, но идти пришлось практически вслепую – ничего не было видно из-за застилавших глаза слёз. Да, плачу потихоньку, сама в шоке! Нет, ну а что делать? Больно, когда друзья тебя предают… Друзья, с которыми ты знаком с малых лет и знаешь их как саму себя, – больнее вдвойне.

«Ниэль…»

«Не надо, Марк. Я, наверное, когда-нибудь его прощу. Но я просто не могу понять, почему он так со мной поступает. И на эту тему я больше пока не хочу говорить. А сейчас я иду к Остиэлю… Да, конечно, я тебя тоже люблю».

Марк только расхохотался в ответ. Слыша в своей голове мелодичный смех брата, я невольно улыбнулась, а слёзы высохли сами собой. Это мой братик, и он меня не бросит и не предаст, что бы ни случилось. И не он один. Есть ещё те, кто мне всегда поможет.

Например, Ости, который уже упырь знает сколько сидит в камере! Хрдыр, а я тут ещё и нюни распускаю!

Да-а-а… Ночной патруль, который совершал очередной обход перед рассветом, был в некотором шоке, увидев мчащуюся по коридорам принцессу, наряд которой разительно отличался от тех, в которых щеголяют придворные дамы. Да ещё и был весь в каких-то странных бурых пятнах, и запах палёного тоже ситуацию прояснить не торопился.

Чуть не снеся двух стражников у входа в подземелье, где располагалась тюрьма (которой редко пользовались), я влетела в прохладные довольно запутанные коридоры с массивными деревянными дверьми, расположенными в хаотическом порядке. Хотя я и поплутала, найти камеру, где держали Ости, не составило труда – только возле этой двери, в самом конце одного из коридоров, стояла стража. Остальные камеры пустовали.

– Свободны, – махнула я рукой молчаливым эльфам. Они даже не шелохнулись. – Я сказала, дверь открыть и свободны!

– Прошу прощения, принцесса, – поклонившись, ответил один из стражей, обладатель чёрных как смоль волос, собранных в низкий хвост. – Этого пленника разрешено навещать только с особого разрешения старейшин. Приносим свои извинения.

– Я сказала вон, – зло сощурилась я, взмахом руки открывая замок на двери.

Ну да, у меня же всё не как у людей, мне и ключи не нужны! Стражу это, если честно, не впечатлило. Более того, эльфы даже бровью не повели, а лишь только склонили головы повторно, и другой, тот, что с достаточно короткими (всего по плечи) каштановыми волосами, произнёс:

– Приносим свои извинения, принцесса Селениэль. Но это действительно невозможно.

Вот скажите мне, а если я сейчас их прибью по тихой грусти и спрячу их красивые, но хладные тела где-нибудь в соседней камере, Оланиэль сильно ругаться будет, нет?

Хотя… прибить воинов из внутренней охраны замка у меня так просто не получится. Это вам не Сайтоса по комнате гонять! Но в конце-то концов, если подумать, я однажды Летраку подпортила репутацию, а он как-никак один из лучших Клинков смерти Империи дроу! Так-с, значит, будем пытаться…

«Ниэль!» – обречённо застонали в голос Марк и Таш. А я что? А я ничего, я так, мимо проходила! И знаю я, что мой обожаемый братик уже отправил сюда Оланиэля со специальным приказом, но ждать мне его банально лень! Там же в камере не абы кто, а Ости сидит! Да и обвести вокруг пальца собственную стражу – что может быть прекраснее для юного непоседливого эльфа в моём лице?

– Это я прошу прощения, – шутливо поклонилась я, от чего бедных эльфов чуть не перекосило. Впрочем, дикое выражение лица (как будто им лягушек в портки напихали, честное слово!) у обоих стражей очень быстро сменилось на вполне умиротворённое, а тихое сопение немного нарушило гробовую тишину, царящую в подземельях. – Право слово: как конфетку у ребёнка…

Я вполголоса ругнулась, стряхивая с правой ладони остатки нити сонного заклятия древнеэльфийской магии. И вот этих сплюшек ушастеньких поставили охранять Остиэля? Да я не удивлюсь, если он уже сделал ноги из этого далеко не привлекательного места!

Нет, ну вот так я и подумала!

Камера пустовала. В правом дальнем углу лежала куча старого сена, на утоптанном земляном полу с трудом можно было различить кое-какие отпечатки, но на дверном замке полностью отсутствовали следы взлома. И это при том, что ни окон в каменных стенах, ни крошечного оконца с решёткой на тяжёлой дубовой двери не было! Хамелеончик словно растворился… Вот же зараза разноцветная! Я, значит, со старейшинами ругаюсь, бегаю по дворцу, как торигог в период случки, а он уже нежится где-то в уютном уголке! Причём в каком именно уголке – тоже ещё не известно!

Нет, всё, хватит на сегодня приключений… Пойду-ка я спать!

Едва удержавшись от того, чтобы плюнуть прямо на пол, я щелчком пальцев разбудила стражей (а то ведь Оланиэль за такой промах, как сон вместо охраны государственного преступника, и казнить, чего доброго, может) и, сердито пыхтя, отправилась в свои покои, чуть не столкнувшись на выходе из темницы с вышеупомянутым эльфом. Каким-то чудом мне удалось шмыгнуть в тайный ход, и спустя пару минут, отчаянно матерясь и снимая с волос паутину (ходы почистить бы не мешало, это факт!), я уже была около двери своей комнаты.

Сил, если честно, хватило только на то, чтобы отправить новую служанку куда подальше, отмыть волосы от всякой гадости, отмыться самой, напялить на себя первую попавшуюся под руку рубашку и брякнуться мешком с картошкой на кровать. Засыпать, не долетая до подушки, как оказалось, не только возможно, но и вполне реально, приятно и даже немного привычно…

Вот если бы ещё и просыпаться можно было по своей воле, полностью выспавшись и лет так через несколько! А не потому, что кое-кому вдруг срочно захотелось выяснить свои отношения с утра пораньше! Так хотелось послать этих спорщиков в Даркову пустошь, но увы, предметом спора, как это ни странно, была моя скромненькая и ни упыря не выспавшаяся персона. Пришлось открыть глаза и приподняться, дабы осмотреть спальню на наличие этих любителей выяснять отношения спозаранку, да ещё и в непосредственной близости от моей спящей тушки.

– Да чтоб вас Шайтанар по утрам будил! – вслух выругалась я, откидываясь обратно на подушки.

Нет, ну и как это назвать, а? В моей комнате никого не было! Вообще никого, если не считать, конечно, Кэсси, который мирно дрых, устроившись на моих ногах поверх одеяла и свернувшись в уютный пушистый клубок. Всегда поражалась характеру моего эрингуса – где хочет, там и гуляет, появляясь исключительно в тех случаях, когда лучше бы не появлялся! В смысле, когда мне необходимо оставаться тихой и незаметной, это маленькое нечто прискочет и всё испортит. А когда он мне нужен – ищи его везде, где только можно, а в особенности там, где вообще ну вот никак нельзя!

Кстати, спорщиками на поверку оказались мой любимый братик и Латриэль тер Сент собственной персоной. И спорили они не где-нибудь, а в противоположном крыле замка! Рыжеволосый эльф настолько достал моего спокойного, как ассоматийский питон в период спячки, брата, что тот просто забыл заблокироваться! Хоть Маркус раньше склерозом не страдал, его забывчивость простительна: у него слишком много других забот.

«Маркус, я не понимаю тебя! Ты отдаёшь свою сестру не кому-нибудь, а Повелителю эрханов! О его жестокости и мстительности ходят легенды, как и о его отце!»

Примерно так возмущался Латриэль, что я прекрасно слышала, ушами Марка, разумеется, который, слава Хранителям и их сегодняшнему хорошему настроению, маленького шпиона, меня то бишь, до сих пор не заметил. Так что я продолжала нагло подслушивать, да и подглядывать заодно, хотя ничем интересным они всё равно не занимались – всего лишь разминались перед очередной тренировкой.

«Именно своего отца Шайтанар и убил только потому, что он угрожал жизни Ниэль. И не только его. Этот демон не остановится ни перед чем, чтобы заполучить её, и иногда я даже начинаю сочувствовать тем, кто осмелится поднять на неё руку. Только Шайтанару я могу доверить Селениэль, зная, что рядом с ним она будет в безопасности! Он скорее сам погибнет, чем позволит ей пострадать».

Ну да, кто бы спорил. Хм, а если я сама себя обижу, что будет, а? Он меня убьёт медленно и мучительно или же… так, это что за бурные фантазии в моей голове?! «Таш, не надо так ржать, Марк услышит!»

«О чём ты, Маркус?! Ты сам, вместе с ним, позволил ей пойти сражаться с чёрными драконами! Чем ты думал в тот момент?» – Рыжеволосый эльф был в ярости, хотя упорно пытался это скрыть.

«Она пошла бы туда в любом случае, тебе ли не знать характер Ниэль? У нас был выбор – либо сопровождать её и следить, чтобы с ней ничего не случилось, либо запретить туда идти, а потом отвечать за последствия. Латриэль, я понимаю твоё отношение к Шайтанару, и даже я не считаю его… кхм, неплохим, но не могу не признать, что только он сможет и защитить Ниэль и по возможности сдержать её нрав».

Ну да, это-то он точно сможет, как никто другой… Против лома, как известно, нет приёма, кроме как другого лома. Эта человеческая поговорка нам с Шаем как нельзя лучше подходит!

«А ты подумал о том, что будет дальше? Они не люди, они бессмертные создания! Что будет, когда Ниэль ему наскучит? Ведь речь идёт не о чём-то, а брачном союзе! Ниэль выступает залогом мирных отношений Эвритамеля и Эштара, и она обязана будет всегда делать вид, что всё хорошо! Ты понимаешь, на что её толкаешь?» – Все, Латриэля начало потихоньку заносить.

«А с чего ты взял, Лат, что ему станет на неё наплевать?» – как-то зло спросил Марк, но, если честно, такие его интонации могли уловить только те, кто очень хорошо его знал. И Лат не был исключением, но, несмотря на это, продолжал гнуть своё.

«Да потому, что это эрхан! Неужели ты действительно думаешь, что Ниэль для него много значит? Он получит что хочет, и на этом всё закончится. Ты хочешь, чтобы твоей сестре какой-то демон разбил сердце?!»

«А то, что Шайтанар признал в ней Равную, тебе ни о чём не говорит? Всё, Латриэль, хватит! Эту тему я не хочу больше обсуждать. Да и Ниэль для себя всё уже давно решила. А ты знаешь, что переубедить её невозможно. Ты только усугубляешь ваши отношения: она ждёт от тебя понимания, а ты не хочешь принять простую истину. Только с Шайтанаром она будет счастлива».

Ох, кто бы только знал, как я с этим согласна! В смысле согласна с тем, что жду от этого эльфа поддержки, а не ежедневного напоминания о том, какой же Шайтанар бяка. Я и сама это прекрасно осознаю! Хотя нет, он похуже будет! Но… к его далеко не лёгкому характеру я как-то уже привыкла, и Шай действительно тот, на кого я могу положиться.

И вообще, может, кому-то уже хватит обсуждать мою личную жизнь? У этого «кого-то» у самого свадьба на носу, а он сплетничает со своим советником! Эх, а ещё говорят, что все девушки по природе своей жуткие сплетницы. Да ни упыря подобного, честно вам говорю!

«Уж кто бы говорил, Ниэль! Кто-то собирался разобраться с проблемами Остиэля, помочь мне со свадьбой, а сам до сих пор валяется в постели и подслушивает чужие разговоры! Не знаешь, кто эта наглая и противная эльфийка?»

Ох, ё…

«Марк, ну зачем нужно было это говорить вслух, а?» – обречённо застонала я, спрятав лицо под одеялом. Мой любимый братец, не отошедший до сих пор от спора с Латриэлем, высказался чересчур громко, к огромному изумлению Лата, который был уверен, что я до сих пор сплю…

Маркус торопливо заблокировал связь, а я, невольно покраснев, скатилась с кровати:

– М-дя… как-то неудобненько получилось!

Повалявшись пару минут на пушистом ковре, уткнувшись в него лбом и пытаясь заткнуть совершенно некстати проснувшуюся совесть, я неожиданно вспомнила ещё один факт, от которого моя противная и вышеупомянутая совесть пришла в дичайший восторг и принялась грызть меня с двойным усердием. И имя этому «помощнику» столь редко меня посещаемого чувства – Остиэль тер Ник. Где Хранители носят этого хамелеона?

Поднявшись с пола, я оглядела спальню.

Ни фига. Кэсс есть, а Ости нету. Где мне теперь его искать, а? Мне же нужно ещё сегодня отправиться в Изумрудный замок, чтобы подготовить всё к свадьбе Маркуса и Кери!

О, это Рикс сидит на подоконнике или я ещё до конца не проснулась?!

– Рикс! – Я метнулась к окну, на подоконнике которого действительно сидел мой ворон. – Птичка моя любимая, как же я по тебе соскучилась!

Ворон ответил хриплым карканьем, выпустив из клюва свою ношу – огромную чёрную розу на коротком стебле. Крупные, удивительно гладкие и бархатистые лепестки, одуряюще приятный, но ненавязчивый, как у обычных роз, аромат и тёмно-зелёный стебель с острыми шипами… Откуда такая прелесть? И где-то я уже подобное видела!

Положив розу на подоконник, я окутала Рикса сырой стихией смерти и, пока птичка с довольным видом нежилась в зелёных лучах магии, живо стянула с себя рубашку.

Ну, так и есть! Татуировка на моём предплечье, сделанная руками одного гениального полуэльфа, практически полностью совпадала с розой, что я теперь держала в руках!

«Та-а-аш… Ты ничего мне не хочешь объяснить, а?»

«Хелли, честное слово, это не я прислал!» – живо принялся оправдываться маг, чей голос звучал несколько виновато.

«Ну, если вспомнить, кому теперь принадлежит моя вредная птичка, то я уже поняла, откуда сей скромный подарок! Меня больше интересует, что это за роза! Ты ведь не так просто нанёс на мою руку это изображение? И не говори, что это не так, всё равно не поверю! Ты ничего не делаешь, предварительно не пораскинув мозгами!» – возмутилась я, поглаживая пальцами лепестки и чувствуя, как губы против воли расплываются в улыбке.

«Это сайтаншесская роза, Хелли. Редчайшее в нашем мире растение, уникальное по своим свойствам. Сок её стебля – сильнейший яд, сравнимый только с ядом ассоматийского питона. Уколешься шипом этого цветка – за пару минут сгниёшь заживо, и противоядия от него нет. А если выжать сок из лепестков, получишь универсальное лекарство, которое усиливает действие любых лечебных отваров в несколько раз, да и само по себе является прекрасным средством для улучшения регенерации», – пустился маг в долгие объяснения.

Меня несколько перекосило после этой лекции. Ничего себе Шай мне подарочек придумал! Он что, уже жениться на мне расхотел? Так можно же было просто об этом сказать, а не пытаться избавиться от меня столь извращёнными способами! Учитывая моё везение, я не просто шипами уколюсь, я как минимум сяду на неё моей «счастливой» пятой точкой!

«Хелли, успокойся! Этот цветок теряет большинство своих свойств, когда его срезают с куста! Он ядовит и полезен одновременно, только пока растёт! Но если его срезать, что очень сложно, он становится просто красивой розой, не лишённой, правда, некоторых своих свойств, которые не проявляются во время роста и цветения. Её аромат – это лёгкое успокоительное, позволяющее легко взять себя в руки при сильных нервных расстройствах, а с наступлением ночи заснуть с гарантированным отсутствием ночных кошмаров. Из её стеблей делают средства для кожи, весьма разнообразные и очень дорогие, а из лепестков – десерты, которые редко кто умеет готовить. Думаю, ты пробовала такой в Динтанаре. Простолюдинам такое недоступно», – торопливо продолжил полуэльф свою лекцию, и я несколько успокоилась.

«Век живи – век учись, да? Кхм, Таш, а почему для татуировки ты выбрал именно сайтаншесскую розу?» – полюбопытствовала я, вдыхая нежный аромат цветка и одновременно поглаживая Рикса по гладким перьям на шее.

«Она двойственна, так же как и ты. Красива, но опасна. Полезна, но вредна. Нужна многим, но не каждому под силу обладать. Правда, такие слова больше подошли бы Шайтанару. Думаю, у него были те же мысли, когда он решил отправить тебе подарок. Но мне кажется, что он хотел сказать этим что-то ещё. Но что, я не знаю. Его мысли сложно угадать».

«Это мягко сказано, Таш! Этот демон та ещё головоломка! Наглый, упрямый, самовлюблённый, эгоистичный, жестокий и…» – совершенно искренне возмутилась я.

«И ты его любишь!» – мягко усмехнулся полуэльф. Похоже, он всё-таки смирился с тем, что от этого эрхана мне никуда не деться. И таки это меня несказанно радует!

«А то!» – мгновенно согласилась я и дала себе зарок больше не пялиться в своё отражение в такие вот моменты. А то выражение лица такое идиотское, что об стену шмякнуться хочется, чтобы этого больше не видеть, а мне своя черепушка ещё нужна! И желательно в целости и сохранности. Правда, не факт, что так и будет, но будем надеяться на лучшее.

– Принцесса Селениэль? – неожиданно раздался голос за дверью, ведущей в гостиную. – Ваше высочество, вы проснулись?

Э-э-э… а это ещё кто? Неужели кто-то сподобился прислать мне новую служанку? Спасибо, мне такого счастья не надо! Я привыкла, что обо мне заботилась Ринь, и видеть на её месте я никого не хочу! Во всяком случае – пока. Уж слишком живы в моей памяти воспоминания о немного странной, но милой эльфийке.

– Да… – только открыла я рот, чтобы ответить, но мне его тут же проворно закрыла чья-то мужская ладонь.

Одновременно меня спиной прижали к чьему-то мужскому телу, а чьи-то губы легко коснулись уха.

– Тихо, маленькая, не кричи, это я. Отправь служанку куда-нибудь подальше. Нам нужно поговорить.

Вот га-а-а-ад… Я из-за него вчера по подземельям бегала и не нашла, а тут на тебе! Остиэль подкрался незаметно, блин!

– Можете быть свободны. Ваша помощь мне сегодня не понадобится, – громко и спокойно ответила я, как только ладонь от моих губ убралась.

– Да, ваше высочество, – послышался голос за дверью, а спустя пару минут – звук закрывающейся в гостиной двери. Выждав для верности ещё немного и убедившись, что из гостиной не доносится ни звука, я резко повернулась к эльфу, сбрасывая его руки с моих плеч: – Ости, зараза! Ты куда пропал вчера?! Я же сказала, что приду за тобой, а ты сделал ноги из камеры! В тебе хоть периодически совесть просыпается, нет?

– Маленькая, ну не сердись, – примиряюще улыбнулся эльф, мельком взглянув вниз, но тут же задрал голову, преувеличенно внимательно рассматривая потолок. – И оденься хоть, что ли? Я всё-таки мужчина…

– Пакость ты ходячая, а не мужчина! – буркнула я и без малейшего смущения подняла с полу рубашку и натянула её на себя. – Тоже мне, смутился он!

– Раньше ты не позволяла себе ходить при посторонних в одном нижнем белье, – хмыкнул эльф, опуская голову, но всё равно стараясь не смотреть на мои ноги. – Я понимаю, что многое изменилось, хотя и раньше ты особо стеснительностью не страдала. Но теперь ты помолвлена, маленькая. Так что хоть иногда думай, что творишь, договорились?

– Я бы подумала, если бы знала, что ты в комнате! – возмутилась я, оглядывая с ног до головы хамелеона, на котором не было и следа от недавних приключений.

Он даже умудрился где-то чистую одежду раздобыть! Нет, его таланты меня иногда просто вводят в транс.

– Не забудь это сказать своему демону, прежде чем он кинется меня убивать, – чуть скривился Ости. – И на заметку: в твоей комнате я провёл всю ночь.

– И где же ты был? – удивилась я. – В шкафу, что ли?

– А я похож на твоего любовника, маленькая? – расхохотался Ости, поглаживая Кэсси, который забрался к нему на плечо, приняв вид пушистого маленького хамелеончика.

Так, теперь мне понятно, как я умудрилась проглядеть Остиэля в собственной комнате, а если точнее, так вообще в собственной кровати! Кому рассказать, не поверят! Хотя нет, о таком рассказывать ну вот никому не рекомендуется… а то ещё потом и свидетелей убирать придётся!

– Как я на Латриэля, – фыркнула я и, чуть подавшись вперёд, дотронулась кончиками пальцев до щеки Ости. – Ты в порядке?

– В полном. – Схватив мои пальцы, эльф на мгновение прижался к ним губами. – И ты, надеюсь, тоже?

– Что-то вроде того, – кисло улыбнулась я. – Ринь не хватает.

– Мне тоже, маленькая, – вздохнул эльф и, притянув меня к себе, крепко обнял. – Только не вини себя. Просто так вышло: никто же не знал, чем всё это закончится. Она знала, что тебя там нет, но всё равно продолжала делать вид, что всё в порядке. Она сама этого хотела, понимаешь?

– Вряд ли она сама хотела погибнуть, – шмыгнула я носом.

– Ниэль, ты поняла, что я имел в виду, – покачал головой Ости. – Ты же знаешь, ей там будет намного лучше, чем здесь.

– Ринь мало кто любил из-за её характера, – согласилась я. – Но всё равно…

– Нет, не всё равно, – перебил меня друг, опуская руки и смотря куда-то в пол. – Ты не представляешь, каково это – жить в том месте, где тебя ненавидят и боятся практически все, и лишь за то, что ты несколько отличаешься от других. И при этом у тебя нет возможности покинуть это место.

– Ости… – шокированно произнесла я, глядя на сжатые кулаки эльфа.

Он имел в виду сейчас не только Ринь. Он говорил и про себя. Я не раз замечала, что Остиэль пытался незаметно опекать Ринь, особенно в детстве, он всегда следил, чтобы её никто не обижал. Да и потом тоже, я всегда знала, что эльфийка была под надёжной охраной хамелеона. Нет, Ости не любил её в самом непосредственном смысле этого слова, он вообще никого и никогда не любил, но к Ринь всё же относился по-особенному, видимо почувствовав в ней родственную душу. А ведь я никогда не задумывалась, каково им было жить всё это время…

– Не надо, маленькая, – грустно усмехнулся Ости. – Я не жалею о своей жизни, и тебе не стоит. Я прошу лишь об одном: я хочу уйти отсюда. Эвритамель никогда не был моим домом и никогда им не станет, как бы ты ни старалась.

– Тогда почему ты не ушёл раньше? – удивилась я. – Тебя же удержать невозможно, мне ли этого не знать?

– Я связан долгом, помнишь? – выразительно выгнул бровь эльф. – В твоих руках моя жизнь, и только ты можешь избавить меня от долга.

– Ости, ты мне ничего не должен! – искренне возмутилась я, стукнув ладонью по лбу этого умника. – И я бы никогда не стала тебя удерживать, совсем с ума спрыгнул?! Какой долг, ты о чём?!

– Маленькая, ты спасла мне жизнь вообще-то, – согнутым пальцем постучал Ости мне по голове. – Девичья твоя память, Ниэль! И тому свидетелями стали не только старейшины, если ты не помнишь.

– Хорошо, не будем вдаваться в этот маразм, – тряхнула я головой и, приманив с прикроватного столика гребень, забралась на подоконник. – Что мне нужно сделать, чтобы ты обрёл свободу?

– А вот этого я не знаю, – развёл руками Остиэль. – Нужно что-то такое, что освободит меня от долга раз и навсегда. Но рисковать твоей жизнью, чтобы её же потом спасти, я тебе не позволю, учти сразу!

– Да меня вообще-то стабильно раз в месяц пытаются если не угрохать, так ещё чего-нибудь сделать такое же малоприятное, – почесала я затылок. – Так что всё, что тебе нужно, это просто вытащить моё немощное туловище из очередной передряги – и вуаля! Ты свободен.

– Ниэль, пока ты в Эвритамеле или пока рядом с тобой твой эрхан, мне делать нечего, – усмехнулся Ости, опираясь руками на подоконник рядом со мной. – И это слишком рискованно.

– Тогда я не знаю, – мгновенно расстроилась я, поглаживая Рикса, вместо того чтобы прочесать свою шевелюру, как и собиралась.

– Скажи, маленькая, – прищурился эльф, рассматривая раскинувшуюся за окном Ассоматийскую долину, – может, у тебя есть какая-нибудь сложновыполнимая задача? Кроме поиска артефакта, конечно, к драконам ты должна отправиться сама. Нужно убить кого-нибудь, например…

– Ага, Эрратиана! – фыркнула я. – И не просто убить, а медленно и мучительно! Хотя, пожалуй, за всё, что мне этот кровосос сделал, я лучше оставлю его Шайтанару, тогда вампирчику лучше самому будет отравиться. А в остальном… Ости, я, кажется, знаю, что тебе нужно сделать, чтобы избавиться от долга!

– И что же это? – лениво повернул ко мне голову Остиэль, хотя мне кажется, он уже догадался, о чём я его попрошу.

Я давно уже хотела его об этом попросить, если честно, но всё как-то времени не хватало, да и решиться на это было не так просто. Всё же это задание для самоубийц, и это ещё мягко сказано! Но… кроме Ости, этого больше никто не сможет сделать, и я не исключение.

– Я хочу, чтобы ты нашёл и освободил Кристиана, Ости, – всё же решилась я сказать. – Только ты сможешь это сделать. Доставь его сюда, и твой долг будет уплачен. Решать тебе.

Глава 18

Селениэль

– Я их убью. Нет, я не просто их убью, я их лично заморожу заклинанием, свяжу, обмотаю пергаментом, повяжу сверху бантиком, а потом отправлю Эрратиану в подарок! А лучше – Сайтосу на перевоспитание!!! – бурчало себе под нос моё весьма разозленное высочество, вышагивая по одному из коридоров дворца.

Уже десятый по счёту коридор, кстати, а про количество уже исследованных мной комнат и покоев я вообще скромненько умолчу!

И, увы и ах, я не совесть там свою искала и даже не стыд! И тем более не своего братика, который точно так же метался по нашему фамильному гнёздышку, но в другом крыле дворца. Что мы делали? Явно не в прятки друг с другом играли! Мы невесту его искали!

Керианэль пропала. Ещё вчера, по заверению Ости, была, а сегодня – как сквозь землю провалилась! Никто из слуг и охраны дворца её не видел, старейшины только руками разводили, оставаясь при этом абсолютно спокойными, а Дориэль был в искреннем недоумении. Он виделся с ней утром, она была в своих покоях, собирала вещи вместе со служанкой, а потом пропала. Вещи были на месте, а эльфийки нет. Служанка её на месте, а эльфийки нет! Её отец и жених, блин, на месте, а её нет!!!

И я совершенно точно знаю, кто приложил к этому руку! Тут к гадалке не ходи, и пьяному орку понятно, что спрятали её те, кто так был против этой свадьбы! А ведь подготовку к ней мы должны были начать именно сегодня, отправившись пару часов назад в замок на юге королевства. Но не отправились же! Пропажу обнаружила я около трёх часов назад, после завтрака (а точнее, обеда), во время которого попрощалась с Остиэлем – эльф всё же согласился «вытащить чью-то вампирскую задницу из неприятностей, в которые попал по собственной глупости». Это он сам так выразился, между прочим. Выразился… и тут же умотал собирать вещи и многое другое, что может ему понадобиться в этом далеко не лёгком походе. Он же не на рыбалку собрался!

И не успела я вникнуть в смысл того, куда же всё-таки отправляется мой друг и насколько это действительно опасно, как тут на тебе, ещё один «подарок»! И это мягко сказано, ведь брачные браслеты, которые были на Кери, не поддавались зову кольца, что было на пальце Марка!

– Убью! – рыкнула я, сворачивая в портретную галерею. – Без магии и оружия, придушу к упырям собственными руками! Я их касторкой на ночь накормлю и скажу, что так и было! Я их к Сайтосу на свидание отправлю и скажу, что это его новые подружки! Я им такое устрою, что Хранители окосеют и попросят повторить!

Так, а чего это я вообще бегаю, аки укушенный в пятку кролик, по всему дворцу, да ещё и матерясь, как матёрый тролль, который сам себе молотком по пальцу саданул? Я магичка или где?

Остановившись прямо посреди галереи и едва удержавшись от того, чтобы не плюнуть прямо на пол и не хлопнуть себя по лбу (а то на меня и так уже придворные косились), я развернулась и почти бегом отправилась в комнату подруги.

Её служанка находилась всё там же, так что с личной вещью эльфийки проблем не возникло. Зажав в руке её любимый серебряный гребень, я спустилась в холл – там проводить ритуал было удобнее всего.

«Хелли, стесняюсь спросить: а зачем тебе бегать по всему дворцу в поисках подходящего места? Защита дворца завязана на тебя и принца Маркуса, она позволяет магичить вам где угодно и когда угодно, независимо от вида магии, ритуала и их степени сложности», – укоризненно напомнил мне Таш.

Та-а-ак… Треснуть себя всё-таки по лбу, что ли?

«Всё, мне пора на пенсию», – вздохнула я, направляясь в сторону перехода, которым редко кто пользовался. Не посередине же коридора мне магией заниматься?

«Рановато ещё! Ты просто давно не практиковалась, вот и стала забывать, что к чему», – попробовал меня утешить маг, и отчасти он был прав. Чего-то я совсем замоталась с этими вампирско-эльфийскими разборками! Как там говорят? Война войной, а обед по расписанию? Ну, есть я ещё не хочу, а вот магией нужно продолжать заниматься! А то меня такими темпами Ри скоро не только догонит, но и перегонит! Вот будет смешно, если рано или поздно этот ехидный ушастик меня в магическом поединке победит! Нет, когда ученик превосходит учителя, это, конечно, хорошо, но мне будет банально стыдно!

«А у тебя есть стыд?»

«Таш!» – возмутилась я, закатив глаза. И когда этот полуэльф успел столько ехидства понахвататься, а?

Ладно, позже разберёмся…

Так, что мне там нужно для поиска? Все шесть стихий в сыром виде и личная вещь того, кого ищем. Гексаграмму рисовать не буду, ну её к упырям! А то ещё кровью своей капать придётся, а лишняя кровная связь мне ни к чему… хотя чего это я? Чует моя левая пятка, что связь с Кери мне ещё понадобится! Правда, она будет недостаточно крепкой и её придется ежедневно обновлять и подпитывать, но пускай пока будет этот вариант! Всё лучше, чем ничего, а потом я смогу сделать для эльфийки и нормальный амулет, который даже не надо будет подпитывать. Ну, наподобие того, что висит у меня на шее, сделанного ловкими ручками (или точнее сказать – когтистыми лапами?) одного черноокого князя. Кстати, с ним всё в порядке?

«Да. Не отвлекайся. Ты помнишь, что нужно делать со стихиями?»

«А то!»

Конечно, помню, такое забудешь! Не, забыть-то, конечно, можно, но это может быть смертельно опасно! Если разноцветные шарики сырых стихий будут хоть чуточку разными по размеру, то при их совмещении будет маленький такой «бум», который разнесёт примерно четверть дворца. Ну, это так, навскидку.

Хотя мне чего волноваться-то? Даже если с размерами не угадаю, всё равно ничего не будет. Магия Хранителей, цианида им в печёнку! Но всё равно лучше приучиться делать сразу всё как надо. По принципу: ну а вдруг? У меня этот принцип частенько срабатывает.

Так, ладно, приступим к делу. Серый шарик из стихии смерти, светло-голубой, почти прозрачный – из стихии воздуха, синий из стихии воды, зелёный из стихии земли, красный – стихии огня и, естественно, белый, излучающий мягкий тёплый свет, – магия целительства.

Теперь аккуратненько расположим их над полом, но не касаясь его, в нужном порядке (за время обучения в Академии в память намертво врезалась точность линий и острота угла гексаграммы), а в центр – гребень.

Слова нужного заклинания на древнеэльфийском языке полушёпотом слетели с губ, выстраиваясь в мысленно представленное плетение, и, повинуясь взмаху руки, шарики из стихий начали перемещаться по кругу, ускоряя темп до тех пор, пока не получился сверкающий разноцветный круг. Вместе с гребнем стихии постепенно смешивались, а вскоре и вообще вошли в гребень, надёжно закрепившись на той ничтожной частичке ауры эльфийки, что осталась на предмете за множество лет пользования. Мне оставалось только бережно вытянуть тоненькую ниточку профилирующей стихии Кери (память, то ли моя, то ли Марка, услужливо подсказала, что это воздух) и соединить её со своей основной стихией.

Так что теперь я легко могла най…

«Хелли! Нужно было сделать связь на родственных стихиях!!! Ты понимаешь, что в ином случае связь мгновенно распадётся?!» – застонал Таш.

«А я с какой соединила?» – удивилась я, глядя магическим зрением на получившуюся перламутровую нить. Хм, какой странный цвет, однако… Ой…

«А какая у тебя основная стихия, госпожа некромантка?» – По ощущениям и по интонациям полуэльф схватился за голову.

«Огонь и смерть», – почесала я затылок, проверяя связь с эльфийкой. Я связала нас нашими сильнейшими стихиями, но как-то забыла, что огонь и воздух ну вообще никак не родственные стихии… Если бы я связала некромантией, то это могло привести к довольно нехорошим последствиям, типа той, что есть у нашей с Марком связи. А знаете, как ему обидно, когда о табуретку или стул мизинцем на ноге ударюсь я, а больно ему? Не знаете? Вот лучше и не знать, ибо не нужно посторонним быть в курсе, что будущий эльфийский Владыка умеет и, более того, может зверски материться на языке троллей! Хорошо, хоть я об этом вовремя вспомнила.

Но тогда почему связь настолько крепкая и даже не думает распадаться?! Да и к тому же я чувствую, как Кери сейчас не по себе, и даже более того, она весьма проголодалась, и ей немного страшно…

«Может, всё дело в её брачных браслетах и кольце твоего брата? Они дают некую связь между помолвленными, правда, было похоже, что её заблокировали… Тогда я не понимаю. Если бы связь работала, тогда она, вместе с вашей с Маркусом, возможно, и могла бы повлиять на ритуал. Но её же нет?» – недоумевал Таш, впрочем, я была не в меньшем шоке.

Хотя подожди-ка… Связь, говоришь, да?

«Братик мой любимый! Скажи-ка своей обожаемой сестрёнке, а вы с Кери, случайно, не того, а?»

«Чего?» – удивился Маркус, который уже находился всего в паре коридоров от меня.

«Того самого! Что, до первой брачной ночи, я так понимаю, подождать было никак, да?» – ехидненько так спросила я, сложив руки на груди, легонько постукивая носком сапога по полу и глядя в ту сторону, откуда вот-вот должен был появиться этот герой-любовник эльфийского розлива.

«Ниэль!» – возмущённо откликнулся братик, которому явно было неловко показываться мне на глаза. Ну ещё бы, он так усиленно это прятал, что в его мыслях ни разу за все эти дни даже намёка не проскочило!

«Что Ниэль? Селениэль тер Алин, между прочим! Маркус тер Лейн, а у нас теперь в королевстве что, к брачным браслетам ещё и постель прилагается?» – фыркнула я, хотя совершенно не сердилась на брата. Не маленький, сам уже вправе решать, что и как (и где, и когда) ему делать, даже если это противоречит тысячелетним традициям и устоям Эвритамеля.

Впрочем, мне ли его за это корить? Сама вчера упырь знает что и сверху эньха устроила перед старейшинами! И если кто-то думает, что мне за это стыдно, то… Ну понятно, да?

Так, а теперь серьёзное выражение на физиономию, блок на эмоции покрепче, мысли в нужную сторону, поза та же – и ждём братика. О, вот и он!

Из-за высоченной резной колонны вышел совершенно невозмутимый эльф, облачённый в тонкие замшевые штаны, белоснежную шёлковую рубашку и камзол приятного тёмно-зелёного цвета с серебристой вышивкой. На шее братика виднелся шейный платок в тон, а на ногах – высокие, начищенные до блеска сапоги. Прямые чёрные волосы были распущены, тяжёлые пряди не падали на лицо только потому, что их удерживал золотой обруч с изумрудом. Копия этого украшения, только в несколько уменьшенном варианте, сейчас венчала мою буйную головушку.

Эх, какой же всё-таки у меня братик красивый… Помнится, когда я его первый раз увидела, будучи человеком, зверски хотелось в него влюбиться. И неудивительно, тут есть во что! Эх, я почти завидую Кери, ей такой жених достался! Хм, впрочем, у меня не хуже.

Но только сейчас, наверное, я поняла, что, каким бы Шай ни был и как бы я его ни любила, брата он всё равно мне не заменит.

– Вот именно, – улыбнулся подошедший эльф, который без зазрения совести бродил по моим мыслям. – Именно поэтому ты просто обязана меня простить.

– Да? – притворно удивилась я, зло прищурившись, и спросила, глядя прямо в такие знакомые зелёные глазки: – А старейшины тебя простят за нарушение правил? Клянусь любимыми тапочками, Марк, если они узнают, нам влетит похуже, чем от Тиранэля, когда мы его вишнёвое дерево сломали!

– Я разучился понимать эльфийский? – иронично выгнул бровь эльф. – Или в твоей речи промелькнуло слово «нам»?

– Могу повторить на всеобщем, для особо непонятливых титулованных особ, – хмыкнула я, едва удерживая губы от того, чтобы они не растянулись в предательской улыбке. – А ты думал, что тебе одному отвечать придётся? Э нет, никуда ты от меня не денешься, братик! Историю с вишней помнишь? Я тогда неделю сидеть не смогла! Из-за кого, надеюсь, вспоминать не надо?

– Не стоит, – быстро перебил Марк, немного нервным движением поправив платок на шее.

Ага, нервничаем, да?

– Ну, так как ты свой долг отплатил уже сполна, – торжественно произнесла я, едва сдерживая рвущийся наружу хохот, – выручая меня из самых мыслимых и немыслимых ситуаций, то, думаю, я могу и в этот раз прикрыть твой…

– Ниэль, – укоризненно произнёс Марк, остановив меня на половине вдохновенной речи.

Ну да, он не любит, когда я выражаюсь некультурными словами!

– Прикрыть твою царственную попу, – не удержавшись, всё-таки хихикнула я. – Ладно, волкодлак с тобой, мой милый брат, твори что хочешь! Но я надеюсь, что больше об этом никто не знает?

– Разумеется, нет, – ответил Марк и, подойдя ко мне вплотную, ласковым движением убрал с моего лица прядь волос из чёлки, которая вроде мне всегда мешает, но я уже к ней давно привыкла. – Ты не сердишься?

– Да нет, конечно, – отмахнулась я и на секундочку прижалась к эльфу, потеревшись носом о мягкую ткань его камзола на груди. – Ты же не маленький уже и сам имеешь право решать, что тебе делать. Только будь поосторожней, ага? Ты через неделю Владыкой станешь, и за тобой первые пару сотен лет наблюдать будут особо тщательно.

– Разберусь, – мягко усмехнулся эльф. – Ну что, идём?

– Идём, – хихикнула я, отстраняясь от брата. – Твоя ненаглядная в полном порядке, и она во дворце. И кстати, с чего это мы идём? Я иду! А ты открываешь портал во дворе и уходишь куда-нибудь! Ты забыл, что тебе до свадьбы с Кери видеться нельзя?

– Ты радеешь о соблюдении законов? – несколько удивился Марк.

– Да чхать мне на них! – искренне возмутилась я. – Но старейшины будут искать любой повод, чтобы не допустить свадьбы. Так что на недельку придётся прикинуться милыми и послушными эльфиками, дабы потом собственноручно напялить на твою голову корону Эвритамеля и жить дальше в мире и спокойствии! Ну, всё, меньше слов, больше дела, ваше будущее величество! Топай за вещами и готовь портал, мы скоро будем.

Расхохотавшись, Марк потрепал меня по волосам, но всё-таки царственно удалился выполнять моё скромное поручение. Можно было, конечно, поручить принести мои и Кери вещи слугам, а магам – открыть портал, но доверять хоть кому-нибудь сейчас не следовало. Осадное положение в стенах родного дома, так сказать…

Итак, проверим, куда наша ниточка ведёт?

«Кхм, я бы это ниточкой не назвал. Кстати, Хелли, прости за моё нескромное любопытство: что там за история с вишней?»

«Всё очень просто, Таш. Как-то давным-давно я заприметила на одном вишнёвом дереве в саду одну страшно любопытную пташку, очень похожую на меня. При моём выразительном покашливании эта пташка от неожиданности навернулась с этого самого дерева, обломав значительную часть веток. И по закону подлости в этот момент появился Тиранэль, которому вдруг до боли захотелось проверить состояние и самочувствие своего любимого деревца, которое он собственноручно посадил упырь знает сколько лохматых лет назад. Ну не могла же я эту любопытную птичку сдать с потрохами, учитывая, сколько раз она чирикала, чтобы мне не так сильно влетало? Вот и взяла вину на себя, а меня за это отшлёпали», – поделилась я с магом воспоминаниями, уверенно направляясь в сторону Южной башни, где находились, как известно, мои покои и те, в которых обычно жили близнецы. Не поняла юмора, однако!

«Забавно. Но всё же, Хелли: что принц Маркус там делал?» – решился спросить Таш, пока я бегом поднималась по мраморной лестнице, ведущей на самый верх, под крышу. Впрочем, вскоре мрамор закончился, и я уже сердито топала по обычному камню. Правильно, зачем тратить столь дорогостоящие материалы на места, где всё равно никто не ходит?

«За Кери подглядывал! Вишневое дерево находится как раз возле окна малого бального зала, где мы обычно танцами занимались», – хихикнула я, вспомнив, как специально тогда оттаптывала ноги Кристиану. А я что, я ничего, нефиг меня было щипать за пятую точку!

«Принц Маркус подглядывал?» – шокированно переспросил полуэльф.

«Ага. А ты что думал, он эльфийской вишней хотел полакомиться? Э нет, мой дорогой друг! У каждого есть свои слабости, и мой любимый братец не исключение. Его слабость – Керианэль, хотя он долго это скрывал, а мы с Кристианом знали и постоянно хихикали по этому поводу, за что иногда получали по ушам. Правда, делал это братец изящно и незаметно, якобы совершенно не мстя нам, – он отрывался на тренировках», – хмыкнула я, как раз завершив подъём по лестнице.

– Ух ты! – поражённо замерла я перед старой ветхой дверью в, насколько я помню, заброшенное помещение, где складировали всякий ненужный хлам, который вроде бы и не нужен, но выбросить жалко. – Знакомые всё лица!

Это я сейчас не про дверь, а про эльфов, стоящих по обе стороны от неё!

– Ваше высочество. – Мне отвесили положенный поклон, правда без особой радости, которую тщательно скрывали под маской вежливости и преданности своей принцессе.

Впрочем, последнее я сейчас легко проверю, ибо я точно уверена, что Кери находится за этой дверью! Ой, а как магией-то веет от этого ветхого древа…

– Сами отойдёте или же мне вчерашнее повторить? – иронично выгнула я бровь, одновременно магией как можно незаметнее ощупывая пространство.

Чует моя пятка, где-то рядом находится эльфийский маг, причём далеко не слабый!

– Просим прощения, леди тер Алин, – первым отозвался брюнет, даже не думая о том, чтобы поднять голову и посмотреть мне в глаза, – но и сюда вам вход воспрещён.

– Да? – насмешливо спросила я, но только для вида.

Готовое заклинание сорвалось с пальцев, но в этот раз эльфы уже были наготове и вовремя увернулись. Оба плетения вошли в дверь и… растворились в ней, впитавшись в охранку. Так, а вот это уже очень интересно!

– Ваше высочество, – на этот раз заговорил шатен, который ненавязчиво положил ладонь на рукоять меча, висящего у него на бедре в ножнах, – прошу прощения, но вам лучше покинуть это место.

– А что там? – притворилась я валенком, жалея о том, что у меня нет с собой метательных шариков.

Как бы этих эльфиков так получше оглушить, чтобы не мешались, а?

– Это не имеет значения, – отрезал шатен, который, видимо, был несколько храбрее своего товарища. – При всём уважении к вам, мы не можем вас пропустить в это помещение.

– Да нужно оно мне, – пожала я плечами и развернулась к ним спиной, делая вид, что собираюсь уйти, что, впрочем, у меня не вышло – зацепилась ногой за стоявшую возле стены деревянную старую табуретку, которая с грохотом перевернулась.

В следующее мгновение, выхватив кинжалы из рукавов, я развернулась обратно, одновременно метнув их в стражников, но гораздо слабее, чем следовало бы для того, чтобы их убить. Как и ожидалось, кинжалы они отбили, но этого мгновения мне хватило, чтобы швырнуть ногой в брюнетика ту самую табуретку, а на шее шатена захлестнуть цепь.

Получив дубовым предметом мебели по красивой физиономии, эльф упал, не потеряв, к сожалению, сознания, а вот второй ушастый, который машинально схватился за цепь, душившую его, получил ногой по рёбрам, от чего отлетел к стене и, приложившись затылком о каменную кладку, отключился. Подхватив с пола кинжал, я перемахнула через одно тело и, машинально пригнув голову, пропуская заклинание магии воздуха, с размаху приложила рукоять оружия к виску эльфа. Вот тебе и второе бессознательное тело…

Не успела я обрадоваться, как пришлось быстро наклониться, пропуская ещё одно заклинание, и вскочить на ноги, запустив ответное в сторону небольшого окна без стёкол, возле которого… никого не было.

– Браво, принцесса! – раздались скудные аплодисменты, и передо мной наконец предстал неизвестный маг. А если точнее – магичка.

– Мирабэль, – хмыкнула я, разглядывая красивую эльфийку, обладательницу длинных иссиня-чёрных волос (под стать моим), удивительно прямых и длинных, собранных в высокий хвост.

Аристократические, точёные черты лица, чуть вздёрнутый носик, выразительные серо-голубые глаза, алебастровая кожа и тонкая ниточка губ – эльфийка, несомненно, была красива, но эта красота была какой-то холодной и недоступной. Стройная и гибкая фигура была облачена в небесно-голубую с позолотой форму придворных магов, состоявшую из узких штанов и таперта (что-то вроде удлинённого приталенного пиджака с расширяющимися книзу рукавами), под которым виднелся чёрный корсет поверх белоснежной рубашки.

– К вашим услугам, принцесса Селениэль, – насмешливо поклонилась эльфийка.

– Давненько не виделись, – усмехнулась я, убирая сайшесс обратно на пояс, но на всякий случай проверив ментальные щиты и заготовки заклинаний, что у меня были. – Чем обязана твоему внезапному появлению?

– Всё очень просто, леди тер Алин. – В голосе эльфийки не промелькнуло ни капли почтения, уважения, ни чего-либо ещё положенного. Только злорадство и практически неприкрытая ненависть. – Я охраняю особо важную ценность, на которую вы покушаетесь. Настоятельно вам рекомендую убраться отсюда, или я вынуждена буду применить силу.

– И я так понимаю, полномочия у тебя на то есть, – хмыкнула я, спокойно присев на корточки, чтобы поднять кинжалы…

Но только для того, чтобы тут же метнуть их в эльфийку. Естественно, они встретили препятствие в виде «Радужного щита», который я сразу же убрала взмахом руки, и простой силовой волной отправила эту красотку в далёкий полёт через окно.

«Жёстко ты… Хелли. Кто она такая? Ей подвластны все шесть стихий!» – забеспокоился Таш.

«Леди Мирабэль из Старшего Дома Тейнилин. Кстати, не беспокойся – эта штучка не так проста, как кажется. Даже полёт из самой высокой башни ей не навредит, так, задержит ненадолго!» – ответила я, на всякий случай накладывая пару сигналок и охранок на дверной проём и окно. От этой особы можно ожидать чего угодно, её фантазия, насколько я помню, отличалась зверской, воистину небывалой непредсказуемостью. Так что времени у меня маловато!

«Тейнилин?! Но это же…» – поразился полуэльф.

«Имя нашего с Марком Дома, ты не ошибся в выводах. Мирабэль – внебрачная дочь нашего отца, родилась незадолго до того, как он встретил Сайнарину, нашу мать. Первая его супруга умерла, не оставив наследников, а обзаводиться второй женой он не хотел. Вот и признал Мирабэль, дав возможность принадлежать правящему Дому. Но когда родились мы, такая необходимость отпала, но отец всё-таки оставил её, лишив, правда, претензий на трон. Ей подвластна древнеэльфийская магия, но магия Хранителей её не коснулась. Помнится, её отправили в герцогство Лимайль накануне моего столетия…» – посвятила я мага в одну из наших маленьких семейных тайн.

Да, и в нашем семействе припрятаны в шкафах кое-какие скелетики… которые оживают, почему-то когда их совсем не просят!

«А причина?»

«Магический поединок со мной прямо перед старейшинами, в результате которого Тайринэль несколько пострадал от её заклинания. И даже не думай, инициатором была не я! В общем, разгневанный Тиранэль, который всегда её недолюбливал (и это я мягко ещё выражаюсь!), отправил её на перевоспитание на юг королевства, велев не возвращаться, пока он не разрешит. Но, видимо, теперь разрешение было получено, раз я вижу перед собой её очаровательную мордашку… Хрдыр, чего она здесь понавешала, а?» – ругнулась я, так и не разобравшись в плетениях на двери. Нет, несколько из них мне были знакомы, и я их даже сняла, но вот ещё несколько я в жизни своей не видела!

«Есть мысли, почему это разрешение было получено? Хелли, я в этой магии не силён, увы. Я больше теоретик по этой части, так что тебе придётся справляться самой. Но как ты будешь это делать, ума не приложу!» – Полуэльф был в явной растерянности. М-дя, утешил, что сказать!

«Могу поклясться любимыми тапочками, что это разрешение не только было получено добровольно, но и сам Тиранэль вызвал её, чтобы ставить мне палки в колёса! Ибо кто же эффектнее и быстрее расстроит свадьбу и помолвку кронпринца, как не безнадёжно влюблённая в него эльфийка… Хм, а что, если попробовать заклятие обратного эффекта?»

«Но она же его сестра!.. Попробуй, должно получиться. Только полегче с нитями в центре плетения, иначе они просто наложатся друг на друга, создав дополнительную защиту».

«А когда её это волновало? Не от сего мира девочка, мы как-то с детства друг друга не воспринимали… Интересно, с чего бы это, а? О, получилось!»

«Оказывается, и у лунных эльфов не все идеально? Хелли, не радуйся: это плетение мне знакомо. Оно поглощает любые потоки магии независимо от происхождения. Пройти сквозь него можно легко, но открыть замок оно тебе не даст!»

«На что спорим?» – фыркнула я, доставая из волос одну палочку.

«На твои тапочки! Давно себе такие хотел…» – то ли шутя, то ли серьёзно произнёс маг. Тю, и это всё? Сказал бы сразу, я бы давно ему такие же прикупила! Нет, а что? Сайтосу я уже подарила, ещё когда день рождения Ри праздновали, а чем мой наставник хуже?

«Хелли, пожалуй, я не буду отвечать на этот вопрос. Как ты всё-таки собираешься снять это плетение?» – тактично отмазался полуэльф.

«А зачем его снимать?» – пожала я плечами и, мысленно поморщившись, уколола палец обсидиановой палочкой. Мгновенно выступила кровь, и я, стряхнув багровые капли на замок, произнесла несколько слов на мёртвом языке. Старый замок практически сразу же покрылся багрянцем и громко щёлкнул – дверь была открыта.

«Это же…» – Похоже, есть ещё много чего, что Таш не знает. Приятно, что я могу порадовать этого мага новой информацией! Хех, удиви Таша – почувствуй себя всесильной!

«Да, вампирская магия крови. Кристиан же был одним из моих учителей, за что ему нужно будет сказать спасибо, как только Ости притащит его сюда!» – поставила я себе мысленную памятку, убирая палочку обратно в волосы.

«Сколько раз пробовал – не получается. Не могу уловить суть построения заклинания», – пожаловался маг.

«А его и нет! Ты же знаешь, что кровь – самое сильное магическое вещество. Просто прикажи ей на языке мёртвых, что нужно сделать, и она сделает. На других языках, которые используются в ритуалах крови, это будет не приказ, а просьба, поэтому и нужны все эти пентаграммы, травы и многое другое. Только учти – ты должен быть уверен в своём приказе!» – пояснила я, распахивая пинком дверь.

«Ага…» – Похоже, маг ушёл в нирвану… Ну, или побежал учиться или экспериментировать – для него это одно и то же.

– Кери? – Я осторожно заглянула в тёмное помещение с затхлым воздухом и действительно заваленное всяким хламом.

Кстати, хорошо, что дверь я пнула: при её открытии сразу за порогом вспыхнула стена огня.

– Ниэль! – раздался голос эльфийки, силуэт которой был едва различим за оранжево-красной стеной, которую я тут же без зазрения совести втянула в свой резерв.

Хих, очередная заготовочка мне не повредит!

– Ты в порядке? – Проверив заброшенную комнату с полным отсутствием окон и какого-либо другого источника света на наличие очередных неприятностей, я вошла.

– Да. – Эльфийка, сидящая у дальней стены, между старой кушеткой и огромным сундуком, нервно всхлипнула. – Почему страже приказали запереть меня здесь?

– Чтобы ты не вышла замуж за моего обожаемого братика, – вздохнула я, присев перед эльфийкой на корточки. – И чувствую, это не первая пакость старейшин и далеко не последняя.

– Старейшины действительно против нашего брака? – Изящные ладони Кери сжались в кулаки. – Маркус говорил мне, но я не хотела в это верить…

– Они не против вашей свадьбы, Кери, – покачала я головой. – Они против коронации, что последует за ней. Думаю, пока нас не будет, Дориэль хорошенько вправит мозги остальным.

– Не будет?

– Не будет, – зло усмехнулась я. – Пусть старейшины притащат сюда кого угодно, хоть всю нечисть Аранеллы вдобавок к Мирабэль: свадьба состоится.

– Ниэль, но если старейшины так против… – начала было эльфийка, но я её перебила:

– …То пускай грызут себе локти и пятки где-нибудь в укромном уголке и не мешают нам! Кери, вот ты мне скажи одно: ты Марка любишь?

– Да, – зарделась эльфийка, спрятав взгляд под пушистыми ресницами. – Ещё с детства.

– И он тебя тоже! Так что в чём проблема? – удивилась я и, схватив ее руку, встала, потянув эльфийку за собой. – Стоит ли рушить собственное счастье только из-за того, что кто-то там против?

– Нет, наверное, – смущённо улыбнулась эльфийка.

– Вот так-то лучше! – удовлетворённо улыбнулась я и, повернувшись, направилась в сторону двери. – А теперь, подруга, линяем отсюда, пока Мирабэль не нарисовалась!

– Ниэль! – неожиданно остановила меня подруга и, подойдя вплотную ко мне, заглянула в глаза. – Скажи, этот брак только для того, чтобы Маркус взошёл на престол?

– Кери, солнце, – улыбнулась я, – это лишь второстепенное значение вашего брака. Первое и основное – он тебя действительно любит! Он триста лет об этом молчал, боясь услышать отказ, и если бы не вся эта история со мной, то неизвестно, сколько бы вы ещё оба страдали. Неужели он тебе об этом не говорил?

– Говорил, – призналась эльфийка. – Но ты же понимаешь…

– Кери! – возмутилась я, топнув ногой. – К чему сейчас сомнения, если ты знаешь, что он тебя действительно любит?! На будущее учти: доверие – лучший признак любви.

– Ты в этом так уверена?

– Хм, ну вообще-то я испытала это на себе! – почесала я затылок. – Ну так что, топаем отсюда или дальше будем сомневаться?

– Идём. – Эльфийка вздохнула с облегчением и позволила увести себя из башни.

Ох, кто бы только знал, что это окажется наименьшим злом, которое меня ожидало за всё время подготовки к свадьбе!..

Весть о том, что кронпринц женится, уже облетела всё королевство, и к тому моменту, когда мы с Кери прибыли в Изумрудный замок, нас уже встречали. Герцог Фараэль тер Ван собственной персоной, с супругой и многочисленной знатью и слугами.

Вообще наше королевство разделено на пять герцогств, во главе каждого стоит свой правитель, подчиняющийся правящей династии. Столицы у Эвритамеля нет – с давних пор считается, что где находится Владыка, там и столица. На время свадьбы и коронации Владыки герцогству Намикер, которое находится в самом центре королевства, и предстояло стать этой самой столицей. Небывалая честь, но и колоссальная ответственность.

Так что неудивительно, что по прибытии мне были представлены вся свита герцога, его приближённые и даже некоторые слуги более высокого ранга, специально отобранные помогать мне готовить свадебный обряд.

За деловым обедом было оговорено, что Кери сама ничем заниматься не будет, кроме как пошивом своего свадебного платья, в чём ей лично будет помогать супруга герцога, лучшие портнихи и швеи, а также некоторые знатные дамы, которые славились на всё королевство своим умением вышивать. Также мне удалось убедить герцога, что на всё это время необходимо выделить охрану, и желательно самую лучшую. Ну, это так, на всякий случай…

Кроме того, мне в помощники были выделены лучшие маги всего королевства, приглашены лучшие повара, портнихи, ювелиры и многие, многие другие эльфы, без помощи которых мне было бы туговато. Особенно без помощи садовников!

Всё дело в том, что Изумрудный замок таковым на самом деле не являлся. Он находился в самом центре герцогства и буквально утопал в зелени садов вокруг него. При ярких лучах солнца, особенно на закате и рассвете, белый мрамор дворца, неизвестно почему названного замком, играл всеми оттенками зелёного цвета, так как находился между Верхним и Нижнем садами, которые могли похвастаться не только грандиозным количеством всевозможных пород деревьев и кустарников, фантастическим обилием цветов, но и многим другим, например множеством фонтанов или отдельными аллеями и тенистыми закоулками, в которых легко мог кто-нибудь спрятаться. Причём этот кто-нибудь мог быть и не очень-то хорошим!

Хотя наличие враждебных личностей в этом герцогстве практически невозможно. Со всех сторон оно окружено четырьмя другими, которые защищены как следует, и вот там действительно находятся замки – со рвами, крепостными стенами, подъёмными мостами и многим другим, необходимым для защиты. И как это не принято у людей, замки правителей находятся непосредственно возле границ герцогств, так что, пока они не будут взяты, жители не пострадают, так же как и их дома. Максимум, что может быть уничтожено при набеге, – это поля и крохотные деревеньки, находящиеся вне стен. А их достаточно много…

Так, о чём это я? А, об Изумрудном замке, который, собственно, вообще как бы дворец… Огромный, шикарный, богато украшенный и не очень-то защищённый. Обычно он использовался в качестве столицы, когда в королевстве появлялись особо важные гости или же происходили какие-нибудь грандиозные празднества. В остальном же правящая династия предпочитала жить в фамильном дворце, что стоял на берегу озера, которое, собственно, и является тем самым пресловутым магическим источником. Этот дворец стоит обособленно от всех герцогств, и к нему невозможно подступиться. С одной стороны – горы, с другой – Ассоматийская долина, с третьей – озеро, которое надёжно защищает и в сотни раз усиливает любые массовые защитные заклинания… Ну а с четвёртой стороны – опять горы.

Во время свадьбы вторжения вампиров я не ожидаю. Но Мирабэль с парочкой неприятных сюрпризиков… вполне вероятна, и более того, даже весьма предсказуема!

Впрочем, эта красавица умудрялась, даже не появляясь мне на глаза, значительно портить мне жизнь. Конечно, теперь ей было сложнее мне навредить (а Кери так в особенности), да и помешать свадьбе тоже. Старейшин здесь не было, так что все мои приказы исполнялись незамедлительно, маги и стража слушались безоговорочно. И пусть весь дворец гудел, как встревоженный улей, в который кто-то умный кипяточку подлил, и вроде бы за всем был присмотр, но где-нибудь что-нибудь да случалось.

То жемчуг для платья Керианэль исчезнет, то торговцы рыбой задержатся из-за чего-то непонятного, то шторы на всём этаже пропадут, то лилии в Нижнем саду завянут, то фонтаны в Верхнем начнут пеной фонтанировать, то на кухне один из очагов разлетится по кирпичику, то специи пропадут, то двери в винный погреб заклинит… И подобное случалось постоянно! Это явно было делом чьих-то рук, довольно пакостливых, но с убогой фантазией. Да, может, по части заклинаний Мирабэль и могла похвастаться и даже удивить меня разнообразием, но в плане вот таких шуточек – увы, остроумием не блистала. Всё скорее напоминало глупое издевательство, неприятное, раздражающее, но не смертельное. И вымоталась я за неделю здорово, находя потерянное, исправляя неисправное, восстанавливая испорченное и так далее, и так далее, и так далее…

Помнится, я жаловалась на то, что магией давно не занималась? Забудьте, за эту неделю я так напрактиковалась, словно близнецам экзамен сдавала! Угу, экзамен под названием «Тысяча подлостей и способов избавиться от них», блин! Эх, кто бы только знал, как я жалела в те дни, что Ри сейчас не со мной, а в Эллидаре – грызёт гранит науки под бдительным присмотром Таша и моего дедушки, обживает кузницу, которую мы с Сайтосом подарили ему на день рождения в качестве маленького и скромного сувенирчика, и помогает восстанавливать сам город. Кстати, теперь работы по восстановлению города после его разгрома нами, магами и вампирчиками шли ударными темпами – некоторые внутренности, а также шкуры и кости чёрных драконов были проданы в другие государства (преимущественно в Империю дроу), и полученное золото пошло на строительство.

– Ниэль, в облаках витаем? – Внезапно я почувствовала чьи-то руки на своей талии и, вынырнув из хоровода мыслей, резко повернулась.

– Марк? Ну наконец-то! Кронпринц называется! Ты когда должен был прибыть сюда, а?

– На рассвете, – улыбнулся брат, оглядывая окружающее его пространство, а точнее, ту часть Верхнего сада, которой предстояло стать местом проведения обряда.

Ничего необычного: специальный алтарь, накрытый легчайшей шёлковой тканью, стоял неподалёку, над ним возвышалось нечто вроде купола, натянутого на четыре тонких резных шеста. От них тянулось в разные стороны множество лиан с цветами из шёлковых лент. К алтарю, что находился перед самым красивым и большим фонтаном, вела широкая аллея, по обе стороны которой росли знаменитые эльфийские белые розы и бледно-розовые нежные лилии, каменная брусчатка была устлана широким небесно-голубым бархатным полотном. Именно здесь состоится ритуал, именно здесь Марка будет ожидать Кери, и только особо важным персонам будет позволено на нём присутствовать. Остальные же, даже титулованные особы, будут ожидать выхода наших уже женатых к тому времени голубков, стоя на центральной аллее Нижнего сада, которая, к слову, была украшена более помпезно.

– А сейчас почти полдень! – сердито зашипела я, накидывая на брата зеркальные чары. – Старейшины уже должны быть здесь! Что будет, если они тебя увидят? И вообще, тебя где драконы носили?!

– Не мог найти Латриэля, – хмыкнул эльф, направляясь вместе со мной к входу во дворец. – Ты знаешь, что он выступает как помощник на сегодняшнем обряде?

– Ничего себе! – присвистнула я. – Чего это Тиранэль вдруг решил обойтись без помощи Тайринэля? Для Лата это большая честь…

– Видимо, отмечая эту самую честь, он и напился вчера до потери сознания, а потом уснул в подземелье, – невольно нахмурился Марк. – И он совершенно не помнит, как это произошло. Более того, я потратил несколько часов, чтобы его разыскать и привести в чувство.

– Учитывая, что Латриэля споить невозможно… – многозначительно произнесла я, понизив голос, так как вокруг сновало множество слуг, которые что-то протирали, перетаскивали, мыли, чистили… в общем, наводили последний лоск.

Ещё бы! Свадьба сегодня на закате, то есть через восемь-девять часов, а за это время ещё столько всего нужно успеть сделать!

– …То, скорее всего, это дело рук Мирабэль, – прошептал над моим ухом брат, пока я возилась с охранкой на двери моей комнаты, которая располагалась на втором этаже.

Этажом выше находились ещё одни гостевые покои, в которых на данный момент мать Латриэля и её приближённые готовили Керианэль к обряду.

– Вот именно, – распахнула я дверь и, втащив братика внутрь, захлопнула тяжёлую деревяшку, попутно наложив подходящие для такого случая заклинания. – Кушетку видишь? Падай! Да не на неё, чудо ты мое неженатое! На пол садись.

– Надеюсь, ты мне в качестве наказания волосы не повыдёргиваешь? – Сев на мягкий ковёр возле указанного предмета мебели, эльф опёрся на неё спиной и задрал голову, чтобы посмотреть на меня, устроившуюся позади него.

Рядом, на белой коже, которой была обтянута кушетка, расположились многочисленные гребни и тонкие палочки – мне предстояло заплести шевелюру братика в замысловатую причёску из нескольких сотен косичек, которые к тому же ещё следовало переплести между собой. Это была традиция, которую не следовало нарушать, но всё равно нам целиком и полностью не удастся её соблюсти.

– Нет, – вздохнула я, пропуская между пальцев чёрный шёлк его волос. – Мне кажется, что мама с твоей причёской справилась бы лучше.

– Ниэль… – Марк попытался повернуться ко мне, за что тут же схлопотал подзатыльник.

– Не вертись! Я всё понимаю и знаю, что она всё видит. А теперь будь хорошим эльфиком и сиди на попе ровно, иначе к алтарю чучелом пойдёшь!

В общем, спустя полтора часа я выпнула это чудо, уже как следует причесанное, из своей комнаты и поспешила заняться другими делами. Ему нужно было появиться перед эльфийским народом только перед самым началом церемонии, а мне предстояло до самого вечера носиться по всему замку и его садам, аки укушенный Кексиком за попу магистр Пилат… И было почему! В бальном зале, где должен был состояться свадебный пир сегодня, а бал в честь коронации завтра, начался очередной аврал. Кто-то заколдовал ножки столов, которые уже начали сервировать, и те теперь всё время подгибались, грозя уронить серебряные приборы и хрустальные кубки. Вот увижу эту красавицу – у неё у самой ножки будут подгибаться всё время, и причём в разные стороны!

В конце концов, не выдержав, я наложила на всё, что попалось под руку, защиту магией Хранителей. В итоге, когда я с этим закончила, времени оставалось в обрез. Заглянув к Керианэль и убедившись, что всё в порядке, я поспешила к себе в комнату. Приняв ванну, я магией высушила волосы и торопливо влезла в заранее приготовленное платье. Точнее, их было два: одно простое, из тонкого шёлка, с квадратным вырезом и узкими длинными рукавами я надела после того, разумеется, как служанка запихала меня в корсет. Второе, из гладкого атласа изумрудно-зелёного цвета, расшитого серебряной нитью, тоже с квадратным вырезом, но чуть побольше, чем на белом, а по длине – короче, пошло сверху. На талии завязала плетёный серебристый шнурок, а волосы проворная эльфийка заплела в сложную, пышную косу, закрепив на конце изящной заколкой с изумрудом. Серьги в таком же стиле я быстро вдела в уши, а на голову водрузила обруч с изумрудом. Атласные туфельки на приличной шпильке завершили наряд, и я заторопилась к порталу, который уже открылся посреди моей комнаты. Всё оружие, даже палочки, пришлось оставить в комнате – на обряде это недопустимо.

«Жаль, что я лично не могу наблюдать за обрядом!» – завистливо вздохнул Таш.

«Не поверишь, но я тоже на таком присутствую впервые», – буркнула я в ответ.

Вынырнула я из портала не совсем удачно – запуталась в складках не сильно широкого подола и со всего маха плюхнулась прямо на колени Марка, сидевшего в карете, которая уже подъезжала к распахнутым воротам ажурной ковки, что украшали и защищали одновременно центральную аллею Нижнего сада.

– Ну что, герой-любовник, – хихикнула я, скатываясь на сиденье, обитое бархатом, – готов стать официальным посетителем покоев Керианэль?

– Да, – невозмутимо ответил Марк, нервным жестом поправляя серебристо-белый кружевной шейный платок.

Вообще выглядел братец обалденно! Белоснежный сюртук, расшитый серебром, рубашка из тончайшего шёлка с серебряными пуговицами, белые брюки, белые высокие сапоги… и парадный меч в серебряных ножнах на бедре. Да, ему единственному положено оружие!

– Волнуешься? – понимающе улыбнулась я и, протянув руку, заправила ему за ухо выбившуюся из косички тоненькую прядь волос.

– Немного, – сознался эльф и, нацепив на лицо приветливую улыбку, выбрался из кареты навстречу приветственным возгласам толпы простых людей, что собрались за кованым забором.

Среди многочисленной стражи виднелись маги, одетые, как и эльфийские воины, в парадную тёмно-зелёную форму, богато расшитую серебром. Уже завтра охрана утроится, и серебро сменится на золото.

Когда Марк помог мне выбраться из кареты, я почувствовала, как и меня охватило волнение, но всё же я заставила себя приветливо улыбаться простым эльфам, которые пришли посмотреть на лиц королевской династии. Шум стоял невообразимый…

Разодетая в пух и прах знать, стоявшая по краям аллеи Нижнего сада, которую нам предстояло пройти, почтительно кланялась, дамы приседали в реверансе. Для них серебристый цвет в одежде был обязателен, впрочем, как и забранные во всевозможные прически волосы – сегодня с распущенными волосами позволено было быть только Керианэль.

В конце подъездной аллеи находилась достаточно большая площадка с фонтаном, подсвечиваемым магией, с обеих её сторон, полукругом, выстроились ровные ряды внутренней охраны замка. Там нас ждал Латриэль, волосы его были заплетены в косу, которая хоть и смотрелась красиво, но была не сложнее моей. Одет эльф был в ритуальную белую хламиду, расшитую по подолу серебром и скреплённую на одном плече серебряной круглой пряжкой.

– Прошу следовать за мной, – поклонился эльф.

Упс… это у меня так коленки трясутся или у Марка?

«Не спрашивай!» – тоскливо вздохнул брат.

«Ага, а нервы-то у будущего Владыки не железные, да?»

«Я на тебя посмотрю, когда ты замуж выходить будешь!» – буркнул Марк. Ой… Ну вот и зачем напомнил, а? Так, ладно, берём себя в руки и уверенно топаем вместе с этим неженатым (пока) ходячим ехидством прямиком к алтарю, у которого нас ждёт Тиранэль. Возле него стоят Дориэль и Кери. Эх, хотелось бы мне, чтобы среди обязательных особо важных гостей были и не такие уж важные для эльфийского общества, но такие дорогие для меня нелюди!

«Некоторым мечтам суждено сбыться…» – не отрывая взгляда от своей невесты, но продолжая невозмутимо шествовать к алтарю, мысленно произнёс Марк. Эй, это он о чём?

Ох, а Кери действительно красива… Мягкие каштановые волосы, чуть завитые крупными локонами, струились по её плечам и спине и были скреплены лишь у левого виска, и не заколкой, а белой розой. На её щеках играл румянец, а веки были чуть серебристо подведены. Её красивое изящное платье было полностью серебряного цвета, без рукавов, из жатого шёлка. Сразу под грудью ткань была перехвачена широким поясом тёмно-голубого цвета, расшитого серебряной нитью затейливым узором и жемчугом, а под ним ткань свободно струилась вниз, ниспадая на пол не слишком пышной юбкой. В прелестных ушках эльфийки виднелись серьги с бриллиантами, а на шее – изящное колье. Комплект, который Марк ей подарил в день её столетия…

Эх, вот это действительно будущая Владычица… Красивая, величественная, понимающая, умная… И я в лобик плюну тому, кто с этим не согласен!

«О, а вот эту невозмутимую наглую рожу я где-то уже видела! Таш, посмотри и скажи – это у меня глюки? Меня опоили или я вижу наглую физиономию Ри среди гостей?!»

«Нет, Хелли! Просто твой брат решил сделать тебе приятное, в благодарность за подготовку к обряду, и пригласил на торжество ещё кое-кого!» – расхохотался маг, пока я возмущённо играла в гляделки с Ри, который почти скромно стоял за спиной… Киртана?! Хотя этого и стоило ожидать, но раз уж и он здесь, тогда и близнецы быть обязаны! Ну, точно, вон они, бяки одинаковые, за спиной герцога стоят! О, и Летрак здесь… Испортят свадьбу – убью. Сразу и конкретно, и даже спрашивать ничего не буду! Ну, если только очередность выясню да последнее желание каждого…

Так, ладно, не отвлекаемся! Чего там Тиранэль вещает замогильным голосом?

А, не суть, я всё равно знаю, что дальше делать!

Едва дождавшись окончания далеко не радостной речи старейшины, я взяла ладонь Марка и, протянув её над алтарём, произнесла:

– Призывая в свидетели Ариархата и Сайнарину, Хранителей Ночи и Огня, я клянусь, что мой брат, Маркус тер Лейн, по любви, по доброй воле и без какого-либо злого умысла и с моего согласия берёт в законные жёны Керианэль тер Каль. Его меч, его душа, его любовь отныне и навсегда будут принадлежать той, что он выбрал сам, по доброй воле, без принуждения и чувства вины. Да будет благословен этот брак.

– Призывая в свидетели Анакин и Тэкара, Хранителей Воды и Грозы, я клянусь, что моя дочь, Керианэль тер Каль, по любви, по доброй воле, без какого-либо злого умысла и с моего согласия берёт в законные мужья Маркуса тер Лейн. Её душа, её преданность, её любовь отныне и навсегда будут принадлежать тому, что она сама выбрала, по доброй воле, без принуждения и чувства вины. Да будет благословен этот брак.

Эти слова произнёс Дориэль, так же протянув руку Кери над алтарем. Поскольку артефакт (большая такая серебряная чаша), над которым были протянуты эти ладони, никакого беспокойства не проявил, Тиранэлю ничего не оставалось, как взять их руки в свои и произнести, прежде чем соединить их:

– Призывая в свидетели всех Хранителей, я, Тиранэль тер Вайл, объявляю своё согласие на этот брак. Без принуждения, не из корысти, не по злому умыслу, с моего одобрения и согласия сегодня и навсегда я заключаю этот союз. Да будет благословен этот брак.

После этих слов мы с Дориэлем сделали пару шагов назад, ибо свою роль в этом ритуале мы уже сыграли. Теперь пришла очередь Латриэля – пока Тиранэль взывал к Хранителям, читая заклинание над чашей, в которой находилась вода из магического источника, рыжеволосый эльф, стоявший позади нас, повернулся к гостям:

– Если кто-то знает причину, по которой этот брак не может быть заключён перед Хранителями и старейшинами, пусть скажет сейчас или молчит потом, ибо сказанное не сделать несказанным, а сделанному не стать несделанным.

Тишина… Хотела бы я посмотреть на того, кто попробовал бы сейчас хотя бы пискнуть! Придушила бы к Сайтосовой бабушке!

Не дождавшись ответа, невозмутимый эльф взял с алтаря ритуальный кинжал, занёс его над ладонью Марка:

– Ради чего вы соединяетесь браком?

– Ради любви и жизни, – ни капли не сомневаясь, ответил Марк.

Резкий взмах, и из глубокого пореза на его ладони потекла кровь, заструившись прямо в чашу. Мне пришлось торопливо прятать свою саднящую ладошку в складках платья, дабы избежать ненужных сплетен. Всякое же бывает! Вдруг ещё воспримут как нехороший знак и прочую ерунду… Эльфы народ суеверный! Порой.

– Ради чего вы соединяетесь браком?

– Ради любви и жизни, – повторила эхом Кери.

Впрочем, было бы странно, если бы она сказала что-нибудь другое.

Ох, им же сейчас это пить придётся!

Глядя, как эльфы подносят к губам чашу, я торопливо закрылась от чувств Марка. Ну его, это его свадьба, а я кровопийцей становиться не хочу!

После того как чаша опустела, Латриэль, соединив руки новобрачных, отступил на пару шагов назад. Его роль подошла к концу.

– Перед лицом Хранителей и множества свидетелей я, Тиранэль тер Вайл, называю эту пару мужем и женой.

В этот миг солнце скрылось за горизонтом, озарив последний раз сад огненно-красными лучами, а кольцо, что было на среднем пальце руки Марка, держащей руку Кери, растворилось, оставив на нём татуировку, точно повторяющую рисунок кольца. Такая же участь постигла и браслеты Керианэль – брак был заключен, и эти татуировки останутся с ними до самой смерти.

Когда-то, возможно, такая же участь постигнет и браслеты на моих запястьях…

Только когда эта влюбленная парочка наконец скрепила брак поцелуем, раздалось пение, нежное и волнующее, – это пели эрингусы Марка и Кери, устроившиеся у подножия алтаря.

Обалдеть… Мой брат действительно женился!!!

«Только дошло?» – добродушно усмехнулся Таш, пока я пыталась прийти в себя. Да уж, в это мне верится с трудом… Но сам факт! Тиранэль только что водрузил на голову Кери витой обруч с изумрудом, который был даже побольше, чем в моём украшении! Всё, дамы и господа, мой брат действительно женат! Вай, а зачем так громко аплодировать-то?

«Да, церемония бракосочетания эльфов красива и необычна, как о ней и говорят».

«Главное, чтобы пир прошёл так же!» – мысленно вздохнула я, направляясь вслед за молодожёнами к выходу из шатра. Прежде чем начнётся пир, им следовало показаться эльфам, собравшимся именно ради этого.

Стоило показаться в Нижнем саду, как нас буквально оглушили крики и аплодисменты, причём даже было непонятно, кто кричал громче – знать на аллее или простые люди за воротами.

– Поздравляю, принцесса, – вполголоса произнёс стоявший рядом со мной Тиранэль. – Вы всё-таки добились своего.

– То ли ещё будет, – так же тихо усмехнулась я.

И ведь права оказалась! Правда, я не совсем это имела в виду, ну, что произошло, то произошло. И честное эльфийское, я в этом не виновата! Ну, разве что чуть-чуть…

А произошло то, что, когда Кери и Марк уже собрались прошествовать во дворец, чтобы переодеться к пиршеству, пока гости занимают свои места за столами, прямо над фонтаном неожиданно открылся портал. Я не знаю, как это получилось, но, несмотря на все мои и придворных магов заклинания, портал всё-таки открылся и из него, прямо в воду, вывалились два чьих-то тела, которые практически сразу же вынырнули, но одно из них так нецензурно, а главное, знакомо выражалось…

– Что это? – шокированно произнёс Марк в звенящей тишине, воцарившейся над садом. Внимательнее всмотревшись в мокрые, окровавленные и как попало одетые, но живые и даже громко ржущие тела, он тихо выдохнул: – Это же…

– Ага, – усмехнулась я, подбирая подол платья, чтобы спуститься по лестнице и лично прибить к упырям этих нежданных визитёров. – Это мой тебе подарок на свадьбу, братик.

Глава 19

Селениэль

– Вот хрдыр! – от души ругнулось моё запнувшееся о ковёр высочество, влетев к тому же ещё и лбом в дверь.

И вот какой умник, волкодлака ему в постель, догадался застелить абсолютно все полы в коридорах дворца коврами? Я уж промолчу про тот будущий трупик, который придумал нарядить меня в туфли на высоченной шпильке! Я тут тороплюсь, видите ли, и времени на поцелуи с дверью моих собственных покоев у меня ну вот никак нету! Да и поцелуйчик какой-то жёсткий получился, однако…

Потерев ушибленный лоб, я со вздохом подняла с пола слетевший с головы обруч и, сердито пыхтя, водрузила его обратно, очень надеясь, что мой полёт никто не заметил. Точнее, не услышали личности, находящиеся за этой самой дверью. Знаю я эту вампирюгу язвительную, он до конца жизни будет мне это припоминать!

Кстати, о вампирюге… Какого упыря я всё ещё стою в коридоре и рассматриваю эту злополучную дверь?!

«Волнуешься?» – понимающе усмехнулся Таш.

«Возможно», – тяжко вздохнула я, но, чуть помедлив, распахнула-таки эту противную деревяшку, моментально столкнувшись носом к носу с Ости, который, похоже, собирался проверить, кого же к ним попутным ветром занесло.

– Ости? – Я быстренько осмотрела эльфа, которого сама же сюда спешно не так давно отправила, магическим зрением на предмет повреждений, ран и другой подобной бяки. – Ты в порядке?

– Да, маленькая. – Положив руки мне на талию, Ости притянул меня к себе. – Просто здорово устал. Нам пришлось мотаться по всей Аранелле трое суток, прежде чем удалось отбиться и оторваться от вампиров настолько, чтобы можно было открыть портал.

– Всё так плохо? – нахмурилась я, задирая голову, чтобы посмотреть в несколько осунувшееся лицо хамелеона. – Как тебе удалось так быстро вернуться?

– Не спрашивай, маленькая, – устало покачал головой эльф. – Проникнуть в подземелье вампирского замка не составило труда, сложнее было его найти, этот самый замок, – у Эрратиана их около десятка. Да и выбрались мы легко, но, к сожалению, нас засекли в самый последний момент. И угадай кто? Демоница, которая кое-кого мне очень сильно напомнила внешне…

– Мелида, – обречённо застонала я, предпринимая попытку сползти на пол, но, естественно, мне этого сделать не дали. – Неужели Летрак её всё-таки упустил? Впрочем, этому прынцу своё категоричное «фе» я чуть позже выскажу, ибо Марк настоятельно просил его почётных гостей не убивать. И даже не пытать, и более того – не бить. Ости, вампиры были в ярости?

– Ты не представляешь в какой, – хмыкнул хамелеон. – По крайней мере, чтобы за тобой по всему миру бегало около сотни вампиров, практически все из которых являются магами, нужно быть как минимум государственным изменником или же особо опасным врагом. Но ты была здесь, так что я думаю, это потеря нашего бледнолицего их так подкосила. Чем он так ценен для них, Ниэль? Мне почему-то кажется, что ты не всё мне сказала.

– Не всё, – покаялась я, отстраняясь от эльфа, и умоляюще заглянула в его глаза. – Поговорим об этом позже, хорошо? Оланиэль!

– Да, ваше высочество. – Начальник внутренней стражи отлепился от стенки, которую всё это время незаметно подпирал рядом с дверью. Впрочем, кто бы сомневался, что его здесь не будет…

– Усильте охрану всех границ и проверьте и укрепите магическую защиту Эвритамеля, – коротко приказала я, быстренько пораскинув мозгами. – Магам держаться настороже, чувствую, вампиры в гневе, и только Хранители знают, что они могут предпринять. А учитывая наличие в их рядах ещё и демоницы, думаю, лишним не будет удвоить охрану и здесь.

– Будет исполнено, – поклонился Оланиэль. – Что-нибудь ещё?

– Да, – кивнула я, стаскивая с пальца кольцо в виде дракона. – Передай это Маркусу, он знает, что делать. И позови сюда братьев де Рен и Танориона. Только как можно тише и незаметнее, я не хочу, чтобы гости волновались.

– Да, ваше высочество, – склонил голову эльф и быстро скрылся за дверью.

Я не сомневалась, что этот эльф мигом исполнит приказ в лучшем виде. Ему можно доверять, как никому другому.

«Хелл, извини, конечно, но ты не перестраховываешься? Как бы ни были сильны вампиры, королевство лунных эльфов им не по зубам. Да и я сомневаюсь, что кто-то решится отравить Керианэль прямо в разгар свадебного пира!» – несколько засомневался Таш.

«Может быть. Но не стоит забывать, что сестрёнка Шайтанара зараза ещё та, и кто знает, что она может выкинуть! Да и Мирабэль где-то неподалеку, я её не только левой пяткой, но и собственной печёнкой чую! И пожалуй, не стоит забывать про оставшегося в живых чёрного дракона… Вдруг Эрратиану удалось как-нибудь приручить эту ящерку? Так что, думаю, лучше сойти за параноика, чем волноваться каждую минуту!»

«Ты права. Я предупрежу магов Эллидара и пошлю саламандру в Натинало. Думаю, не помешает предупредить и князя Эренриха. Кто знает, куда решится ударить Эрратиан на этот раз», – согласился со мной полуэльф.

Эх, всё-таки приятно иметь такого наставника, что ни говори! Взаимопонимание абсолютное – мы оба осознаём, что бить Повелитель вампиров будет по тем местам, что мне дороги.

– Растёшь на глазах, маленькая. – Шагнув вперёд, Остиэль на мгновение прижался губами к моему лбу. – Кстати, ты не против, если я воспользуюсь твоей ванной?

– Только косметичку мою не трогай, – хихикнула я, щёлкнув эльфа по кончику носа. – Итак, где же наш болезненный бледнолицый, чью рожу я не имела чести лицезреть уже пару сотен лет?

– Велика честь, – усмехнулся Латриэль, присутствие которого в комнате я заметила, ещё когда вошла, но упорно пыталась делать вид, что его тут вообще как бы нет, а рыжие волосы – это вообще причудившаяся мне морковка. Учитывая, как Лат не любит Кристиана (хотя до Ости ему в этом плане далеко, как они друг друга не убили за всё время житья в Эвритамеле, до сих пор остаётся загадкой для всех), я бы предпочла, чтобы эти двое виделись как можно меньше, но, увы, не каждый эльф в нашем королевстве владеет таким уровнем магии целительства.

– Как он? – С трудом взяв себя в руки и приказав трясущимся почему-то коленкам встать по стойке смирно, я всё же подошла к кушетке, возле которой и сидел Латриэль, лечивший своего пациента.

А выглядел этот пациент далеко не ахти, я вам скажу. Спутанные чёрные волосы, покрытые слоем пыли, осунувшееся бледное лицо – в общем, трупик недельной давности. Круги под глазами, многочисленные кровоподтёки, которые виднелись на тех участках тела, что не скрывала одежда. Нет, ну как – одежда? Так, окровавленные лохмотья какие-то! И под этими лохмотьями явно прослеживаются выпирающие рёбра.

– Жить будет, – усмехнулся Латриэль, избегая смотреть мне в глаза. – Его способности, аура и магическое состояние в норме. Сильное физическое истощение организма, на восстановление уйдёт много времени. Пока я сделал всё, что мог.

– Ну, допустим, время пока у нас есть, – задумчиво прикусила я губу.

Хотела почесать затылок, но вовремя вспомнила, сколько времени у меня уйдёт на то, чтобы переплести то безобразие, неизвестно почему названное косой, и резко передумала. Мне ещё вернуться к гостям не помешает!

– Маленькая, я, конечно, понимаю, что это глупый вопрос, – из-за двери, ведущей в спальню, в которой, в свою очередь, была ещё одна, в ванную комнату, показалась голова Ости, – но у тебя, случайно, не найдётся лишней рубашки? И желательно мужской!

– В шкафу посмотри, – фыркнула я. – Там пара чёрных шёлковых должна быть.

– Я даже не хочу спрашивать, кому они принадлежат, – как только хамелеон скрылся обратно в спальне, словно невзначай произнёс Латриэль, стряхивая с рук остатки нитей заклинания.

– Киртану, а ты что подумал? – хмыкнула я, решив не уточнять, что у меня и другая рубашка есть, лежит она под подушкой и действительно принадлежит тому, о ком Лат вдруг вспомнил.

Да, мания у меня такая – спать в рубашках тех, кто мне дорог! Помнится, когда Маркус в Военную Академию уезжал, я и его рубашки нагло тырила. На них был его запах, и, чувствуя его, казалась, что он где-то здесь, рядом…

Так, а это ещё что такое?!

– Ниэль! – резко поднялся Латриэль, заметно всполошившись, когда Кристиан, резко сев, схватил меня за руки и, повалив на кушетку, наклонился к моей шее с явным намерением свершить поздний ужин.

Вот только его этот самый ужин на это был ну никак не согласен!

– Сдурел?! – Звучный шлепок по лбу мгновенно остудил пыл наглого кровопийцы, который замер и посмотрел на меня с явным удивлением и тихим недоумением. – Сколько раз тебе ещё повторять, чтобы ты не таскал в рот всякую бяку? И вообще, у тебя зубы лишние появились, как я посмотрю?

– Мелкая, – удивлённо выдохнул вампир, отстраняясь от меня и совершенно не заметив злого Латриэля с готовым заклинанием в руке. – И правда ты?

– А ты кого ожидал увидеть? – хмыкнула я, отпихивая это голодное недоразумение от себя, чтобы если не встать, то хотя бы сесть на кушетке. – Братика своего? На будущее учти: эту пакость вообще жрать не смей! И не кусать, и даже не облизывать!

– Я подумаю, – усмехнулся вампир и, неожиданно подавшись вперёд, крепко меня обнял. – Мелкая, ты не поверишь, но, кажется, я соскучился!

– А ты бы не попадал во всякие сомнительные ситуации, может, и быстрее увиделись бы, – фыркнула я прямо ему в ухо, чувствуя себя несколько неловко. – Как ты вообще умудрился так вляпаться? Что, чутье совсем не работает, старый стал?

– Я? – оскорбился вампир, резко отстранившись от моей полузадушенной его объятиями тушки и сверкнув красными глазами. – Мелюзга, уж кто бы говорил! Ты вообще как умереть посмела?! Ты что, забыла, чему тебя учили сто лет подряд?

– А тебе напомнить, кто меня учил? – вкрадчиво осведомилась я, сложив руки на груди. – Помнится, кто-то больше языком чесал, чем давал реальные знания!

– Я их давал, но, похоже, в чьей-то пустой головёнке они ни на миг не задержались, – хмыкнул Крис, оглядев меня с ног до головы. – Вау, мелкая, ты в платье? Что и где сдохло? Надеюсь, кстати, что это хамелеон там в ванне булькает на последнем издыхании.

– Этот хамелеон вообще-то вытащил тебя из лап твоего кровожадного братика, – недовольно заметила я, машинально прислушиваясь к звукам, доносящимся из ванной. – Раньше предупредить нельзя было, ваше вампирское высочество?

– А, ты уже в курсе? – задрал бровь вампир. – Тогда чего так долго меня оттуда вытаскивала, спрашивается?!

– Ах ты, паразит… – зашипела я, пытаясь взять себя в руки, чтобы не придушить эту смазливую языкастую пакость.

Но, к его огромному счастью, меня прервали на полуслове – в гостиную вошёл Ри.

– О, а это и есть та наглая вампирская рожа? – ухмыльнулся ушастик, оглядев всех действующих лиц. – Чего-то он какой-то тощий! Эль, можно я его покормлю? А то прямо смотреть жалко!

– Это что ещё за лохматое недоразумение? – изумился вампир, пытаясь встать с кушетки. – Его головой что, бутылки на кухне мыли?

– Эй, я вообще-то причёсывался! – обиделся Ри, приглаживая свою шевелюру, которая, на мой взгляд, выглядела более чем нормально.

Непривычно, конечно, но нормально. Да и вообще, теперь за лигу было видно, что Ри – аристократ по рождению, и никак иначе. Осанка, манеры, движения, выражение лица, да ещё и эта одежда… какая прелесть! И это мой ученик, ага!

– Да, это та самая языкастая наглая зараза, – хмыкнула я, дернув вампира за руку, отчего тот тут же шмякнулся обратно на кушетку. – Не обращай на него внимания, он несколько не в себе. Ну, как обычно то есть. Там внизу всё в порядке?

– Да, только его высочество порывался пару раз покинуть пир, – хмыкнул Ри, плюхаясь в кресло. – Но пока там старейшины, думаю, ему этого сделать не позволят.

– И правильно сделают, – кивнула я. – Ещё не хватало ему бегать по всему дворцу сразу же после собственной свадьбы.

– Свадьбы? – спросил Кристиан, сложив руки на груди. – Неужели…

– Ага! – расплылась я в улыбке. – Мой братец теперь женатик. Завтра их с Кери коронация, и было бы неплохо, если бы ты, как старший советник, там присутствовал.

– Я советник? – расхохотался вампир. – Мелкая, ты сдурела? Да меня старейшины на части порвут, когда увидят!

– С чего это? – ухмыльнулась я. – Ри, открой дверь, пожалуйста, там уже кто-то буквально сгорает от нетерпения, ещё водой заливать придётся, а ванна, как на грех, надёжно оккупирована. Договор ещё в силе. Пока ты жив, ты навеки привязан к Марку. Так что, мой дорогой вампирчик, не судьба тебе пасть смертью храбрых от рук наших досточтимых старейшин!

– Убиться дверью, – обречённо застонал Кристиан, закрывая глаза. – Вот я попал!

– Ты не представляешь как! – злорадно потёрла я ручки. – Ри, что там?

– Там хорошенькая такая служанка, – расплылся в улыбке ушастик, протягивая мне поднос, на котором стоял графин и высокий бокал. – Сказала, что это отправил принц Маркус. И кстати, мне кажется или это…

– Ну да, кровь, – поморщилась я, наливая в бокал багровую густую жидкость. – Не пироженками же это тощее чудо откармливать!

– Да я бы и от нормальной еды не отказался, – пожал плечами вампир, забирая у меня бокал. – Или же от твоей крови. Мелкая, а я уже и забыл, как она чудно пахнет… Ты что, порезалась?

– А, это? – подняла я окровавленную ладонь. – Это последствия свадьбы, скажем так.

– Угу, – ответил вампир, пригубив кровь из бокала. Но стоило ему только сделать глоток, как он моментально поперхнулся и выплюнул её обратно. – Твою мать, мелюзга! Так это правда?! Ты помолвлена с эрханом?!

– Э-э-э… – Я проследила за ошарашенным взглядом вампира, и мне почему-то стало немного… стыдно? – Ну как бы да, а что? И кстати, обязательно было плеваться в меня?!

– Да я тебя сейчас вообще придушу! – Выпив залпом кровь, вампир резко подскочил с кушетки, находясь явно не в самом благодушном настроении.

Меня тут же загородил собой Ри, а Латриэль, который до этого момента стоял молча, схватил вампира за плечи:

– Успокойся, Кристиан. От этой помолвки никто не в восторге, но так действительно будет лучше.

– Лучше? – зло прошипел Кристиан. – Ты соображаешь, о ком идёт речь? Ты забыл, что вытворял Повелитель эрханов? Что его дочь с Эрратианом спят, причём вместе, и видят Ниэль среди мёртвых тел, которыми они собираются усеять всю Аранеллу?!

– Вообще-то власть поменялась, – недовольно прошипел Ри, продолжая прятать меня у себя за спиной. – И Шайтанар скорее сам усеет весь мир трупами, чем позволит упасть хотя бы волосу с её головы!

– Да что ты понимаешь, малолетний аристократ? – гневно сощурился вампир. – Яблоко от яблони недалеко падает! А Ниэль слишком ценный экземпляр, чтобы пройти мимо и не воспользоваться этим! Что предложил Повелитель эрханов за этот брак? Мирный договор? Отлично, пускай Маркус его подпишет и спокойно передаст Эвритамель в руки демонов, а там, гляди, и вампиры подтянутся!

– Ну, знаешь что, – на этот раз разозлился уже мой ученик, – дети не в ответе за своих родителей! И Шайтанару плевать на власть и королевство лунных эльфов, ему нужно только, чтобы Эль была рядом!

– Тьфу, – зло сплюнул вампир и презрительно посмотрел на злого аронта. – Ты ещё веришь в эту чушь, ушастик? Ты откуда вообще взялся, наивная ошибка природы?

– Где был, там уже нету! – отрезал Ри. – А тебе бы следовало сначала думать, а потом уже говорить!

– Ты меня ещё учить будешь, пиявка?

– Значит, так, – не выдержала я, аккуратненько отодвигая взбешённого Ри в сторону, – мнение одной зарвавшейся задницы насчёт моей помолвки волнует меня меньше всего! Завтра, будь добр, приди на коронацию в подобающем виде. Латриэль, присмотри за ним, будь другом. Я возвращаюсь обратно к гостям.

– Эль. – Мой ученик попытался поймать меня за руку, но я торопливо шагнула назад.

– Всё в порядке, Ри. Как только Ости выйдет из душа, проводи его в зал, пожалуйста. Об одежде я позабочусь.

Не желая больше ничего слушать, я вышла из комнаты, мысленно жалея о том, что не догадалась заблокироваться от Марка. Ему портить сейчас настроение было явно ни к чему.

Так, а где же мне найти приличные вещички для хамелеона? Ладно, сейчас что-нибудь придумаю… Или раздену кого-нибудь по дороге.

– Ну что, вампирчик, тебе физиономию сейчас начистить или же сначала предпочитаешь познакомиться? – раздалось сердитое шипение Ри из-за двери.

Хех, главное, чтобы Ри Кристиана сейчас не прибил, а то вся работа Ости пойдёт к волкодлаку под хвост… Хотя этому вампиру хорошая порка не помешает! Эх, жаль, я в своё время ему всего одну стрелу в пятую точку всадила… Надо было вообще ёжика из него сделать! Нет, ну что за вампир такой?! Я по нему скучала даже, волновалась, переживала, Ости отправила его спасать, а он?

Воровато оглядываясь, я добралась до покоев Марка, где должны были сегодня они с Кери ночевать, и, покопавшись в его вещах, выудила приличный, но достаточно скромный костюм светло-синего цвета с серебристыми вставками. Вызвав служанку, я велела отнести его в мои покои и, тяжко вздохнув и нацепив на лицо приветливую улыбку, пошла в зал, где пир уже шёл полным ходом. Хорошо, на полпути вспомнила, что платье заляпано кровью кабана, которую пил Крис, и даже умудрилась без последствий для наряда его очистить.

Но кто бы только знал, каких трудов мне стоило сохранять невозмутимый вид и радостную улыбку… как скулы не свело, сама не поняла! Больше всего мне хотелось, если честно, схватить Ри, близнецов и тихонько слинять в ближайший к дворцу посёлок, где сейчас вовсю пировали простые эльфы и будут пировать ещё не один день. Вот где царит настоящее веселье!

А ты тут сиди, улыбайся, разговаривай о политике… У-у-у, Кристиан, гад, всё настроение испортил! Всё, казнить эту бяку, а лучше – зубки проредить, чтобы до конца жизни кровь зверюшек пил! Причём как он будет её добывать, меня ну вот никак не волнует!

«Ниэль!» – укоризненно произнёс братик, который на данный момент сидел рядом, но о чём-то разговаривал с Кери. Прерывать мне их не хотелось, всё-таки сегодня их день, так что я просто сидела, улыбалась, но молча дулась на эту пакость. Выговориться я потом и Ри смогу.

«Кстати, братик, а вам не пора, нет?» – всё-таки отвлекла его я, мельком взглянув за окно. Надо же, как быстро полночь наступила! Пора бы нашим молодожёнам уже удалиться в спаленку. Хех, вспомнить старую традицию, что ли, и устроить им торжественные проводы в спальню при участии всех гостей?

«Только попробуй, и я найду твоего старого учителя по боевым искусствам!» – лениво заметил Марк, с лёгкой полуулыбкой подливая мне ещё вина.

«Садист!» – Меня аж передёрнуло от такой перспективы.

«Хм, неужели в этом мире есть кто-то, о ком даже простая мысль вызывает у тебя панику?» – насмешливо поинтересовался Таш.

«Не спрашивай! Я даже вспоминать не хочу о нём!» – быстренько запротестовала я, делая знак Тайринэлю, чтобы тот начинал уже спроваживать молодожёнов. А то чего они тут сидят, извиняюсь, штаны протирают? Ну а некоторые платья, естественно.

Пока мы со старейшинами провожали эту парочку до спальни, я машинально вспоминала своего первого учителя, Фаирэля тер Сан. Пожалуй, единственный кровожадный эльф за всю историю Эвритамеля, с некоторыми тараканами в голове, немного чудаковатый (в большинстве случаев он выражался исключительно стихотворной рифмой), но действительно мастер своего дела. Несмотря на то что тренировки он устраивал похлеще, чем мне пришлось пережить в рядах ранхаров, я, наверное (хотя ни за что и не признаюсь в этом вслух), с удовольствием продолжила бы у него обучение. Но, к моему огромному сожалению (или облегчению?), Фаирэль занимался только с теми, с кем хотел, и ровно столько, сколько считал нужным. Что творилось в его голове, оставалось загадкой для всех… Легендарный эльф, чей вклад в магическое развитие лунных эльфов, а также в боевые искусства был огромен, сам по себе был очень загадочной личностью. Но он никогда и никому не делал никаких поблажек. Слишком уж он… требователен, скажем так. Содрать со своих учеников семь шкур – это ему как стакан воды выпить!

«Я слышал о нём и всегда мечтал взять у него хотя бы пару уроков. Кстати, Хелли, а ты куда направляешься?» – изумился Таш, когда заметил, наконец, что я, проводив братика и Кери, слоняюсь в одиночестве по полутёмным коридорам восточного крыла дворца. На заметку – пир проходил в западном.

«Гуляю я, чего пристал? Просто не хочу возвращаться ни на пир, ни в свои покои!» – вздохнула я, распахивая тяжёлые двустворчатые двери, обитые не только железом, но и золотом. А чего вы хотели, тронный зал всё-таки…

Огромное помещение пустовало. От входа до помоста, на котором стояло два трона, вела алая ковровая дорожка, затейливо расшитая золотом по краям. По всему периметру зал был украшен высокими старинными вазами с охапками эльфийских белых роз, количество вычищенных до блеска канделябров на стенах удвоилось по сравнению с тем количеством, что было до свадьбы, а в центре потолка сверкала, переливаясь в лунном свете, проникающем в зал через множество огромных окон, шикарная люстра, состоящая из тысячи капелек чистейшего хрусталя. Я окинула взглядом множество резных колонн вдоль стен, обильно украшенных позолотой, высокий потолок с лепниной, алые тяжёлые портьеры из бархата и конечно же оба трона, которые являлись живым произведением искусства. Да и как иначе?

Трон Владычицы был вырезан из целого куска редчайшего белого дерева и богато, но тем не менее изящно украшен позолотой, а высокая, узкая спинка и сиденье обиты алым бархатом. Трон Владыки отличался куда большими размерами и был изготовлен из железного дерева, которое по цвету было ближе к чёрному. Подлокотники были шире, спинка тоже шире и выше, да и сам трон смотрелся хоть и изящно, но всё же массивнее. Количество позолоты и резьбы было несколько меньше, да и цвет обивки на тон темнее, чем у «женского» трона.

Я уже не могу представить, как отец сидел здесь, а вот мамин гордый профиль и величественную осанку помню прекрасно. Уже завтра её трон займёт Кери… И я уверена, она будет прекрасной Владычицей. Так же как и Марк – Владыкой. Думаю, мама с папой по праву могут им гордиться. Хех, ну а кем им гордиться, мной, что ли? Ни упыря подобного, я ещё этого не заслужила, сама это прекрасно понимаю!

Так, а это ещё что за амбре повисло в воздухе? Ох, чует моя левая пятка, что это так пахнут мои очередные неприятности…

Наклонившись к трону Владыки, я пальцами провела по правому подлокотнику, ощутив приятную прохладу ткани, и в один момент резко дёрнула на себя один из резных продолговатых столбиков, которые не бросались в глаза, надёжно затерявшись в общей картине резных украшений. Но мало кто знал, что помимо украшения эта золочёная деталь, похожая на рукоять, ей и являлась на самом деле…

– Так-так-так… – хмыкнула я, когда лезвие узкого, чуть изогнутого клинка упёрлось в незащищённое горло эльфа, который пытался подкрасться ко мне со спины. И у него это, наверное, даже и получилось бы, но его, к его же несчастью, выдал собственный запах. – Решили прогуляться на сон грядущий, ваше высочество?

Может, Летрак и лучший воин в империи и о его бесшумной походке действительно слагают легенды, но против звериного чутья она воистину бесполезна! Тем более когда за окном практически полнолуние.

– Значит, не только в Империи дроу прячут оружие в троне, – хмыкнул тёмный эльф, спокойно отведя ладонью лезвие клинка от своей шеи.

– Правящей династии нельзя полагаться только на стражу, – парировала я, опуская узкий, шириной в два моих пальца, клинок с вязью рун на лезвии, но не торопясь убирать его обратно на своё законное место. – Именно поэтому наследников начинают обучать ещё с раннего детства. Проблема только в том, что у каждого разные таланты и разные учителя… Да и мозги у кого-то работают лучше.

– Намекаешь на собственную недееспособность? – иронично выгнул бровь кронпринц дроу.

– Нет, на твою. – Я решила чуть-чуть понаглеть. – У тебя же не хватило ума не подкрадываться ко мне сзади. Кстати, не огласишь ли цель своего визита или мне самой гадать? Предупреждаю сразу, что ничего хорошего в голову не лезет!

– Впрочем, как обычно. – Летрак резко взмахнул левой рукой, щёлкнул пальцами и медленно, я бы даже сказала, обыденно так взялся за сатар. – Могла бы и догадаться, Ниэль, зачем я здесь. Мне кое-что нужно узнать, и, пока я это не получу, ты отсюда не уйдёшь.

– Вот как, – криво улыбнулась я, медленно спускаясь по ступенькам с помоста и оглядывая непроницаемый полог, что накрыл весь тронный зал, а в особенности двери. Хрдыр, ну вот чего мне опять кажется знакомой его магия?! И ведь точно уверена, что не в близнецах тут дело! – Кстати, я не помню, чтобы разрешала называть меня по имени.

– Это не имеет значения. – Голос дроу был столь же холоден, как лезвия его сатара.

Что за день, а? Всё ведь так хорошо начиналось! А теперь прыгай тут по всему бальному залу, аки сайгак, подстреленный в самое интересное место! И ведь действительно попрыгать мне придётся, иначе как мне выстоять против лучшего Клинка смерти империи, если учесть, что я в платье, на каблуках, да ещё и с узким клинком?! Эх, вот бы напялить на него все это и посмотреть, что получится!

– И что же ты хочешь такого узнать? – поинтересовалась я, медленно обходя дроу полукругом.

Впрочем, тот тоже на месте не стоял и двинулся в ту же сторону, сохраняя между нами свободное пространство в пару шагов. Гуляем, блин, как козочки на верёвочке! За себя, конечно, не ручаюсь, но вот он точно – козёл ещё тот!

– Где Сатия? – не стал медлить этот упырь со своим вопросом, но пока нападать не спешил.

Тьфу ты, а я уже подумала, что ему что-то серьёзное нужно узнать! Он бы ещё про размер моих тапочек спросил, ну!

– Далеко, – усмехнулась я, машинально скопировав самое «добродушное» выражение лица Шайтанара.

Эх, мало он этого тёмного бил, мало! И ведь вот в чём парадокс: даже если я и расскажу Шаю об этом настырном эльфике с полным отсутствием мозга, то ни к чему хорошему это не приведёт. Разъяренный эрхан его просто прибьёт, начхав на последствия и моё личное (!!!) мнение, а темноэльфийскому Владыке я как потом в глаза смотреть буду? Из-под стола, что ли?

– Ниэль, не стоит играть со мной. – В голосе дроу прозвучала лёгкая угроза. – Тебе лучше сказать по-хорошему, где прячется эта упырёва магичка, иначе последствия могут быть непредсказуемыми.

– Летрак, надеюсь, ты понимаешь, кому, а главное, где ты угрожаешь? – весело поинтересовалась я, не отводя, впрочем, внимательного взгляда от руки дроу, в которой он сжимал сатар. – Неужели ты готов рискнуть своей жизнью и положением, чтобы узнать, где находится девушка, которую ты несколько лет назад собственноручно выгнал из замка? Что, любимую игрушку вновь захотелось увидеть?

– Ложь. – Резкое слово было подтверждено выпадом лезвия, который я без труда блокировала. – Она сама сбежала, как трусливая девчонка!

– Да ладно, – зло сощурилась я, машинально сжимая рукоять клинка обеими руками. – Чего же она так страдает до сих пор?

– Страдает? – коротко хохотнул дроу. – Не смеши меня! Вряд ли она вообще помнит, кого она оставила в Карате!

– Кого-кого, – фыркнула я, – одного наглого и чересчур самовлюблённого дроу, которому плевать на всё и вся! Знаешь, я многое слышала о тебе, когда была человеком, и, поверь, впечатление было не ахти! А что уж говорить о том, когда я познакомилась с тобой поближе… Тебе правду сказать или ты уже обиделся?

– Я не о себе говорил, – со злой улыбкой произнёс тёмный эльф, принимая боевую стойку. – А о дочери, которую Сатия оставила мне, когда сбежала из Карата.

– Что?! – опешила я и, естественно, чуть не прозевала момент, когда дроу пошёл в атаку.

Это что он сейчас ляпнул, говорилка темноэльфийская?! И вообще, зачем так быстро махать сатаром, я же так могу и не успеть блокировать выпад!

То, что Летрак решил выбить из меня правду таким варварским методом, говорило о многом. Ведь если он нанесёт мне хоть малейший вред, его за это и казнить могут! Ну, если не казнить, то разорвать мирный договор с Каратом – запросто! И это ещё далеко не полный список того, что может произойти вследствие этого «разговора» по душам. Так что, несмотря на яростную атаку дроу, я прекрасно понимала, что он просто решил меня напугать или же показать серьёзность своих намерений в отношении вышеупомянутой магички. Ох, Сатия, чего-то ты мне всё-таки недоговорила тогда… И ладно, если бы это была какая-то мелочь, но дочь?! Ни упыря себе мелочишка какая! Мне вот интересно сейчас, какое же у этого абсолютно бескультурного дроу должно быть дитятко? С его-то манерами и замашками там наверняка такое чудо получилось, что только при одной встрече с ним нужно линять как можно дальше, закрываясь всеми возможными и невозможными щитами, да ещё и оглядываясь через каждые две секунды. Ну, как Кирана, например.

Та-а-ак…

Блокировав в очередной раз выпад дроу, я сделала маленькую пакость – пнула эльфа в голень острым каблучком, а потом, сильно не размениваясь, хорошенько так припечатала кулак в его челюсть. Летрак отшатнулся, с трудом удержав равновесие, а я, наплевав на его боевой настрой, плюхнулась на ступени помоста и, подперев щёку кулаком, предположила вслух:

– Это Кирана?

– Что? – мгновенно насторожился эльф, даже как-то сразу позабыв мне отомстить за моё далеко не идеальное поведение.

В поединке себя так не ведут вообще-то… ну нет у меня настроения с этим ушастым недоразумением с манией величия драться!

– Тьфу ты! – ругнулась я. – Я же тебе не по уху звезданула, так что не притворяйся, что ты глухой! Кирана твоя дочь, а не сестра, ведь так?

– Надо же, какая проницательность! – закатил глаза дроу, убирая сатар обратно в крепления на бедре поверх чёрных брюк из тонкой кожи. – И как же ты догадалась?

– По её магии, – хмыкнула я. – Она практически идентична твоей, но отличается от магии близнецов. Ну, ещё и её далеко не мягкий характер и более чем весёлое отношение к окружающим…

– И когда же, позволь узнать, ты успела не только познакомиться с ней, но и оценить её магический потенциал? – иронично, но не зло поинтересовался тёмный эльф, поставив ногу на ступеньку рядом со мной, и, оперевшись на неё локтями, наклонился ко мне.

– А вот это тебе знать не обязательно, – насмешливо отозвалась моя вредная персона, едва удержавшись от того, чтобы не начать внимательно разглядывать потолок.

А я что, я ничего, ну, подумаешь, расстроила помолвку весьма забавным (а точнее, крайне неприличным) способом, так что, теперь мне стыдно должно быть, что ли?.. Таш, это был риторический вопрос!

– Теперь ты должна понять, почему мне нужно найти Сатию. – Физиономия Летрака довела бы любого до нервного тика, если бы кто увидел её в тёмном переулке. – Где она, Ниэль?

– Так я тебе и сказала, – упрямо скрестила я руки на груди.

– Женская солидарность? – выгнул бровь дроу, оставаясь абсолютно спокойным.

Хе, интересно – и надолго его хватит?

– Не-а, – пожала я плечами. – Желание докопаться до истины. Сам догадаешься, что я имею в виду, или подсказать?

– Ниэль, неужели ты всерьёз думаешь, что я способен выгнать мать моего ребёнка? – устало вздохнул Летрак, потерев переносицу.

Так, ну он-то откуда эту привычку взял, а?!

«От Хантара, по всей видимости», – предположил Таш. Хм, логично, однако…

Мой очень многозначительный взгляд послужил лучше любого нецензурного ответа. Почему нецензурного? Да потому, что приличных мыслей в голове на этот момент не было! Вообще никаких, абсолютно! Кстати, о неприличиях… Нужно не забыть начистить две чьи-то одинаковые физиономии, ибо нефиг от меня скрывать такие вот скелетики в шкафу! И ладно бы просто скелетики, так нет, эти скелетики ходят, ругаются, так и норовят подраться, да ещё и роднёй на поверку оказываются! Хотя не мне, а друг другу, и то ладно.

«Хелл, у каждого есть свои секреты!» – заметил Таш, пока мы с Летраком играли в гляделки.

«А кто спорит-то? Это их секреты, но почему же тогда мне за их секреты, а вернее – за незнание их, приходится устраивать тут разборки с их зловредным братцем?!» – искренне возмутилась я. О Сатии не только я знаю, но и Ри, вот и пускай… А, нет, извиняюсь! Своего ушастика я кронпринцу дроу на растерзание не отдам! Это моя ушастая прелесть… кстати, надеюсь, он там Кристиана не прибил?

– Ниэль, – от улыбки дроу у меня даже дрожь по спине легонько так пробежалась, – где Сатия? Я ничего ей не сделаю, я просто хочу узнать, почему она оставила Кирану сразу же после её рождения.

– Не знаю, не знаю, – хмыкнула я. – Что-то здесь не вяжется, вашество! От Сатии я слышала совершенно другую историю!

– И что же она выдумала? – лениво поинтересовался дроу, не сводя с меня пристального взгляда.

– Ты так уверен в собственной непогрешимости? – удивилась я.

Да, а я ещё думала, что это я наглая, как голодный волкодлак после зимней спячки… Да ни упыря подобного!

– В этом плане да, – чуть прищурил глаза тёмный эльф, наклонившись так, что оказался буквально на расстоянии в пару пальцев от моего лица. – И я хочу услышать ответ на мой вопрос.

– Э нет, Летрак, – точно так же сощурилась я, но даже не думая отодвигаться от него. – Сначала расскажи мне, как к Сатии относилась твоя почтенная матушка! И её протеже, Викония де Вир.

– Ты что-то знаешь?

– Скорее подозреваю, – хмыкнула я. – Рассказывай давай, папаша!

В общем и целом разошлись мы с Летраком только тогда, когда за окнами уже начался рассвет. Этому дроу хорошо – он сейчас может пойти подремать хотя бы пару часиков, а у меня работы непочатый край! Сегодня же коронация, чтоб ей про… а, нет, молчу в тряпочку! Коронация должна пройти успешно, ибо тогда одной проблемой станет меньше, а на одного Владыку в этом мире – больше. И я уже совершенно официально и с чистой совестью слиняю к драконам выяснять, куда они могли заныкать вторую половину артефакта, да и какого же пьяного Хранителя чёрные драконы оказались на нашем материке.

– Эль? – При моём появлении в собственных покоях Ри, который вроде бы уже ухитрился задремать прямо на подоконнике, на котором сидел, чуть не брякнулся с него.

– Нет, ёжик с хутора, – буркнула я, оглядывая спящие тела на кушетках в моей собственной (ну почти) гостиной. Правда, с моим появлением Ости и Крис соизволили открыть глаза и посмотреть на меня с немым укором.

– Ты где пропадала? – Скатившись на пол, аронт с наслаждением потянулся и, широко зевнув, осуждающе посмотрел на меня. – Я уже хотел идти тебя искать, да эти двое меня отговорили.

– Да? – почесала я затылок. – Прости, меня тут просто один титулованный папаша выловил, пришлось всю ночь выяснять что, где и как.

– Что-то я ничего не понял, – взъерошил на макушке волосы Ри. – Упырёва магичка, ты где опять умудрилась приключения на свою пятую точку найти, к тому же ночью, да ещё и в собственном замке?! И без меня!

– Вот и радуйся, что без тебя! – злорадно улыбнулась я, вызвав вящее негодование дроу. – В общем и целом… пошли в спальню, поможешь мне переодеться, там и расскажу. Ости, спать, Крис, с тобой я вообще не разговариваю!

– Ну и слава Хранителям! – пробурчал вампир, переворачиваясь на другой бок. – Много чести разговаривать с мелкой, тощей, упрямой занудой…

– Хм, ты уже разговариваешь, – хихикнув, заметила я, открывая дверь в свою спальню.

Вампирчик озадаченно заткнулся на полуслове. Вот и славненько!

– Итак, суетная эльфийка, ты зачем меня притащила в свои покои: дабы соблазнить али как? – сонно спросил Ри, плюхнувшись на огромную кровать прямо в сапогах.

В качестве наказания я не стала его оттуда спихивать (да и времени не было), а просто, распахнув шкаф, запустила в нахального аронта первым попавшимся под руку корсетом.

– Ага, вопрос исчерпан, – протянул этот ленивый нахал, вытянув руку вверх, зажав между пальцев завязки корсета, который теперь болтался в воздухе перед его лицом. – А чего, позвать горничную лень? Ну, или там камеристку, которую вроде бы к тебе приставили…

– Мой недальновидный маленький эльфик… – тяжко вздохнула я, откопав в ворохе одежды нужное мне платье, и, не удержавшись, запустила в нахального ученика подходящими к этому самому платью туфлями. – В покоях принцессы спят вампир, эльф и аронт-полукровка. Какая, к плешивому демону, камеристка?

– Логично, – согласился Ри, получив одной из туфель по лбу. – Так чего там с тобой приключилось, а?

– Пустырником запасся? – поинтересовалась я, пытаясь расплести косу.

Хрдыр, там эта эльфийка что, морские узлы навязала, да ещё и клеем залила?!

– Выкладывай уже! – разрешил дроу, перевернувшись на живот и схватив в охапку подушку.

Пришлось огорошить этого любознательного эльфика всей имеющейся у меня информацией, попутно бегая по спальне в поисках расчёски, шпилек и тому подобной ерунды. Информации было много, но если вкратце, то Сатия не сбегала от Летрака, оставив ещё маленькую Кирану. И даже Летрак к этому не приложил свою аристократическую лапку! Всё оказалось куда банальнее и прозаичнее – эту пару разлучила маман Летрака. Владычице с самого начала не нравилась связь сына с магичкой, у которой даже титула не было, хоть какого-нибудь. Она спала и видела, как бы обручить Летрака с Виконией, той самой тёмной эльфийкой, что прилюдно соблазняла Летрака, не без моего участия, конечно. Но, увы, кроме как в роли постельной игрушки, и то временной, кронпринц дроу Виконию не воспринимал. Владычица всё время пыталась сжить со свету Сатию (угу, прибить по тихой грусти), и рождение их общего ребёнка стало последней каплей. В итоге получилось то, что получилось. То бишь ничего хорошего.

– Получается, что Владычица выставила Сатию, сказав Летраку, что она сама сбежала? – продолжал тихо косеть Ри, не забывая при этом с каким-то садистским наслаждением затягивать на мне корсет.

– Ага, – полузадушенно выдохнула я, проклиная всё и вся, в том числе и родителей этого «милого», а главное, «доброго» чуда. – И насколько я знаю, в защитное плетение Карата вплетена ещё одна нить, предназначенная специально для того, чтобы Сатия, которая свято уверена, что кронпринц давным-давно забыл о ней, каким-то чудом всё же не смогла туда проникнуть.

– Интриги темноэльфийского двора – это вам не хухры-мухры! – с видом знатока выдал Ри, довольно потирая руки. – Готово! Теперь ты стройная, как не знаю что!

– Ага, – согласилась я, плавно сползая в обморок.

– Эль! – тут же всполошился этот недальновидный ушастик.

В общем, пока он перешнуровывал на мне это орудие пыток (три попытки, два обморока), пока я, вопреки стараниям одного криворукого помощника, всё-таки нормально оделась, вся прислуга в замке уже была на ногах. В качестве наказания за покушение на мою засыпающую на ходу персону я взяла Ри с собой – лишняя пара рук явно не помешала бы.

Впрочем, мы быстро забыли, что вообще-то хотели спать, дел перед коронацией и впрямь было невпроворот. Мы едва успели до полудня закончить все приготовления и привести себя в порядок. Но во время коронации мне хотелось только одного – СПАТЬ! Меня тренировки так не выматывали, честное слово!

Кстати, на коронацию Кристиан вместе с Ости всё же явились, а вот Ри, Киртану, Летраку и близнецам пришлось отсиживаться в своих покоях. Почётные гости поздравляют уже коронованного Владыку и Владычицу, а вот мне пришлось торчать возле этого помоста от начала и до конца. Да и Тиранэль, словно издеваясь над всеми присутствующими в тронном зале, а надо мной в частности, на редкость медленно и заунывно читал положенную по такому случаю речь, больше похожую на молитву. Ну, там взывание к магии, Хранителям, предкам, предыдущим правителям и так далее, и так далее, и так далее…

В глазах рябило от позолоты, которая являлась не только украшением зала, но и преобладающим цветом в одежде высокородных гостей, а заунывный голос старейшины при полнейшей тишине вводил в такую тоску… да ещё и у Марка, стоявшего перед помостом вместе с Кери на коленях, здорово эти самые колени затекли!

Когда же, наконец, обе короны были возложены на предназначенные для них макушки, а эльфы объявлены Владыкой и Владычицей королевства, я чуть не подпрыгнула от радости! Но пришлось покорно склонить голову, присев в глубоком реверансе. Ай, мои бедные ножки!

«Братик, ты не хочешь немного традиции изменить, не? Кстати, поздравляю… Владыка!»

«Спасибо, сестрёнка!» – от души улыбнулся Марк, окидывая взглядом эльфов, склонивших перед ним колено, и эльфиек, присевших в глубоком реверансе. Все они, вместе со мной, преклонялись перед своим Владыкой, первым, кому удалось им стать в столь юном возрасте. Эх, даже не верится!

Зал взорвался аплодисментами, которые, к моему искреннему недоумению, длились всего ничего. Маркус зачем-то попросил слова:

– У меня есть хорошая новость для всего населения Эвритамеля без исключения. Всем известна угроза, исходящая от эрханов в отношении нашего королевства, и я решил, что пора бы положить конец многовековой вражде. С этой минуты мирное соглашение между Эштаром и Эвритамелем, подписанное мной и Повелителем эрханов ранее, вступает в силу. Отныне и навек эрханы становятся нашими союзниками.

Хм, это мне сейчас показалось или я слышала бряканье сотен челюстей высокопоставленных эльфов при встрече с полом? И вообще, зачем об этом было сейчас-то говорить? Ты бы ещё про помолвку рассказал, и всех пришлось бы на балу не вином поить, а настойкой валерианы!

Упс… похоже, действительно придётся!

Двери резко распахнулись, явив эльфийскому народу престранную для Эвритамеля делегацию… в виде десятка демонов!

Кхм, если раньше проход к трону и так был свободен (ну мало ли, вдруг ещё некоронованный Владыка решит во время церемонии ноги сделать), то теперь эльфы, наплевав на своё положение, резво шарахнулись в стороны, настороженно косясь на спокойно идущих эрханов.

Я, стоящая возле помоста, чуть левее от трона Марка, уставилась на возглавляющего шествие демона, облачённого в белоснежную шёлковую рубашку, сапфирово-синий камзол, расшитый золотом, узкие тёмно-синие брюки, заправленные в высокие сапоги из кожи дракона. Стальные волосы, стянутые в низкий хвост, выгодно подчеркивал шёлковый платок на шее с тонкой золотистой нитью по краю, а в левом ухе виднелась серьга в виде чёрного паучка.

Ну надо же, а я всё гадала, куда она делась…

Чуть позади Шайтанара, который с холодным равнодушием смотрел на Марка, шёл Сайтос, который всё же не удержался от того, чтобы нахально мне подмигнуть. На шагающих позади них эрханов я даже как-то внимания не обратила: моя левая пятка, всегда предугадывающая неприятности, пребывала в тихом обмороке. Вот такого поворота событий мы с ней на пару никак не ожидали!

«М-дя, братик… Это, я так понимаю, утешительный подарок мне, а заодно и месть за мой „скромный” свадебный презент?»

«Примерно так», – мысленно рассмеялся Марк и, дождавшись, пока эрханы остановятся перед ним, а Шайтанар подойдёт ко мне, громко объявил:

– Несмотря на все печальные события, не стоит более бояться повторения истории. Мирный договор никто не сможет нарушить или же разорвать. Залогом этого договора послужит будущий брак Повелителя эрханов и принцессы Селениэль.

Ну твою ж мать… Вслух-то зачем было об этом говорить?!

«Всё, братик, старейшины тебя короновали, а я тебя – убью!»

Глава 20

Селениэль

– А-а-а… за что же мне такое наказание? – обречённо застонало моё вусмерть усталое высочество, прислоняясь спиной к прохладной каменной стене на одном из балкончиков бального зала.

Вот ведь парадокс: дайте мне кого угодно, хоть Сайтоса в обнимку с эньхой, верхом на парочке адских гончих – стукну в лоб, и все дела. А вот от придворных дам и кавалеров – бегаю, как Ри с похмелья от расчёски! А всё дело в том, что эти упырёвы эльфы, не придумав ничего лучше, кинулись ко мне с расспросами! К Марку смогли подойти лишь герцоги, да и то только после того, как он закончил о чём-то разговаривать с эрханами, а к Шайтанару так вообще никто сунуться не посмел! Ну, в принципе я как бы и не удивляюсь сему факту…

Дык вот, собственно, и причина моего побега: меня достала знать. Эльфы так и норовили пригласить меня на танец, прогуляться по саду, выйти на балкон… В общем, список прилагается! Всем были интересны детали моей помолвки. Ну да, ещё бы, такое событие! Самый жестокий и равнодушный (после своего папочки, конечно) демон нашего мира и вздорная, вредная и нахальная эльфийка. Подданным Маркуса, наверное, было интересно, когда мы с Шайтанаром поругаемся и разнесём весь этот мир к Эрратиана прабабушке, только они никак спросить не решались об этом напрямую. Но косвенными вопросами – достали! Вот я и слиняла при первой же возможности на тихий скромный балкон, расположенный в самом конце зала и практически полностью увитый плющом.

Остывшая после заката солнца стена приятно холодила кожу спины, не закрытую белым шёлковым платьем. Оно едва держалось на плечах – с глубоким вырезом спереди и открывая спину до пояса сзади. По краю выреза и спереди, и сзади шла богатая золотистая вышивка, такая же, как и вокруг талии. На бёдрах – широкий золотой пояс, которым, если честно, мне очень хотелось придушить кое-кого недавно коронованного… и это я не Шайтанара имею в виду! Ведь точно знаю, что именно братик подбирал мне это платье! На широком подоле тоже клиновидные вставки золотистого цвета, узкие сверху рукава сильно расширяются в районе локтя, впрочем, как практически на всех моих платьях (надо бы их «нечаянно» уронить в камин), и прямо над локтем перехватываются специальными широкими браслетами из золота. А под ними скрывается шов, который скрепляет атласную и шелковую части рукава! Всё ничего, платье красивое, но, видимо, его дошивали в спешке и шов сделали неаккуратно, а он знаете как царапает кожу?! А ведь мне ещё танцевать и танцевать со всеми подряд!

– Вау, малышка, обалденно выглядишь! – С тихим шелестом на широкие каменные перила приземлилась тень, в которой я мгновенно опознала Сайтоса. – А чего раньше так не одевалась?

– Вот напялю на тебя платье, тогда узнаешь! – вяло буркнула я, пытаясь не сползти на пол.

Кролики зелёные, и чего ж я так устала-то?!

– Э нет, спасибо! – живо отказался демон, спрыгивая на пол. – От кого прячемся?

– Я от всех подряд, а вот ты – не знаю, – фыркнула я, окинув взглядом новоявленного аристократа.

М-да, я уже как-то привыкла, если честно, видеть его в более свободной форме одежды. Ну ничего, вот закончится эта адская ночка – сграбастаю в охапку Ри и рванём к драконам, отдыхать от праздной жизни! А то сколько ж можно праздновать да во дворцах отсиживаться?! С меня так скоро пыль можно будет стряхивать! И плесень, и моль…

– Да я тут так, мимо проходил, – пожал плечами демон, привалившись спиной к перилам. – Смотрю, ты ноги делаешь, вот и решил присмотреть за тобой, а то мало ли что!

– Сайтос, у тебя развилась паранойя, – выразительно покрутила я пальцем у виска, чувствуя, что если сейчас всё-таки зевну, то вывихну челюсть к упырям. – Тут столько охранок и стражи, что и муха не проскочит! А с вашим появлением так стражи стало больше, чем гостей. Кстати, а предупредить было не ага, что вы явитесь пред нашими светлыми очами?

– Не хотелось портить тебе сюрприз, – раздался мягкий, с бархатистыми нотками голос из темноты, со стороны плотно прикрытой двери в залу, вызвавший у меня долгожданное чувство спокойствия.

– Сюрприз удался, – хмыкнула я, привычно задирая голову, чтобы посмотреть в любимые сапфирово-синие с золотистым узором на радужке глаза демона.

Меня аккуратно отлепили от стены, и на спину легли тёплые сильные руки.

– Шай, ты с первого раза догадаешься, что я с вами обоими сделаю за такой сюрприз, или как? – задумчиво спросила я, заметив, как Сайтос развернулся, свесив ноги по ту сторону балкона, и, поставив локоть на ногу, подпёр подбородок кулаком, задумчиво созерцая темноту сада.

Какой тактичный демон… моя пятка в шоке! И от этого, и от каблуков, и от протяжных, тоскливых вздохов этой крылатой заразы.

– Я попробую догадаться, – усмехнулся демон и, подцепив пальцами мой подбородок, нежно меня поцеловал.

Вай… что я там собиралась ему и братику сделать, никто не помнит, нет?

– Ай! – неожиданно вскрикнула я, почувствовав сильную, острую боль в районе поясницы, где-то справа. Что за…

– Хелли? – мгновенно насторожился Шайтанар, прижав меня к себе одной рукой.

Поднеся вторую к своему лицу, я несколько, хм, удивилась… она была вся покрыта свежей кровью. Причём моей!

– Малышка! – Второго эрхана тут же сдуло с перил. – Что за хрдыр?!

– Это не я, – с трудом выдохнула я, пытаясь стряхнуть с себя свинцовую слабость. – Марк…

В этот же момент из бального зала раздался пронзительный крик, а в следующий миг после него на соседнем балконе вылетели стёкла, и явно не по своей воле.

– Сайтос! – рыкнул Шайтанар, и демон, не дожидаясь продолжения приказа, размытой тенью метнулся в сад прямо с балкона, следом за тем, кто аналогичным способом ретировался с соседнего. Рассмотреть, кто это был, я не смогла.

«Марк?»

«Всё хорошо, Ниэль. Стилет вошёл не глубоко, Латриэль сейчас вылечит!» – поспешил заверить меня братец, словно речь шла не о ране в его боку, а о неправильно нарезанной индейке на праздничном столе!

Вот же дубина, а! Я не о себе, а о нём волнуюсь!

– Хелли? – Ладонь эрхана легко скользнула по моей щеке, а в глазах полыхало багровое зарево. – Что происходит?

– Кто-то всадил Марку стилет в спину, – хмыкнула я, чувствуя, что рана уже начинает затягиваться.

Надо бы Латриэлю повысить жалованье, что ли…

– Как ты? – Понимая, что пока ничем он мне помочь не сможет, Шай крепко зажал рану, надёжно удерживая меня в стоячем положении.

Но лучше бы в горизонтальном, честное слово…

– Пока живу, – вяло отмахнулась я, уткнувшись лбом в его грудь.

В ногах появилась слабость, поясница пульсировала дикой болью, и голова решила закружиться. Ай… ну больно же!

– Это не может продолжаться вечно. – В голосе демона звенела сталь.

И пожалуй, в этот раз я с ним была более чем согласна!

– Кто бы спорил, – отозвалась я. – Нужно сейчас же собирать всех, потрясти этого наглого вампирюгу, а потом искать способ прибить второго!

– Для начала тебе нужно отдохнуть, демонёнок. – Эрхан легко коснулся губами моего виска. – В таком состоянии от тебя не будет толка.

– Я уже в порядке! – попыталась возмутиться я, чувствуя, что вот-вот лечение закончится.

На балкон, запинаясь на ходу, влетел растрёпанный Ри:

– Эль! Ты в порядке?!

– Ещё один! – закатила я глаза. – Рана пустяковая, ничего жизненно важного не задето! Что вы надо мной трясётесь, как над чахлым цветочком?

– Есть повод, – хмыкнул Шайтанар и, избавившись от камзола, накинул его мне на плечи. – Слишком уж часто ты получаешь ранения. Идём, пора выяснить, что происходит.

А происходил, естественно, хаос… Впрочем, только первые две минуты после нападения. Все гости, в том числе и эрханы, были вежливо отправлены в свои комнаты, и с ними уже начали работать маги и стража замка. Как пропустили эльфа (да, именно лунный эльф напал на Маркуса!) с оружием, выяснял Оланиэль. Спустя считаные минуты тронный зал опустел, остались только те, которые были нужны в данный момент.

Марк устроился на троне, Крис, естественно, за его спиной. Латриэль магичил над Кери, которая была изрядно напугана, хоть виду не подавала, Летрак лениво подпирал стену неподалеку от трона Марка, а Киртан задумчиво созерцал пустоту, сложив руки на груди, стоя у самого края помоста. Я уселась прямо на ступени, чуть сбоку от трона Кери, так, чтобы видеть всех. Шайтанар конечно же встал за моей спиной, а Ри, по своему обыкновению, развалился на ступенях, положив мне голову на колени. Присутствие этих двоих успокаивало как никогда.

«Моя сестрёнка нашла себе другую семью?» – с тщательно скрываемой улыбкой мысленно поинтересовался Марк.

«Что-то вроде того! И заметь, это не только моё прегрешение!» – Я выразительно покосилась на Кери, к которой, благодаря старанием Латриэля, возвращался нормальный цвет лица. Хм, а чего это ей вдруг поплохело-то? Бра-а-а-ти-и-ик…

«Хм, Ниэль, я не совсем уверен… Давай пока оставим эту тему, хорошо?»

«Ладно, ладно… Но учти, я с тебя не слезу!» – пригрозила я.

А что? Мне правда это интересно, а то вдруг я скоро тётей стану?! Ну, хоть не мамой, и то ладно…

Мельком взглянув на Шая, я едва удержалась, чтобы не помотать головой, стряхивая наваждение. Да упаси Хранители! Представить страшно, что из нашего брака получится! Кстати, у самой причины моих волнений, похоже, голова была забита несколько другим.

– Летрак, где близнецы?

– Их увела стража, – ответил вместо него Марк. – Похоже, они что-то видели. Остаётся на это надеяться. Потому что даже я ничего толком понять не успел: он ударил неожиданно, в спину.

– Это я понял, – усмехнулся Шайтанар. – Остаётся только выяснить, с какой целью было совершено нападение: убить эльфийского Владыку или же добраться до Хелли?

– О, я смотрю, ты уже посвящён в некоторые тщательно скрываемые секреты? – притворно удивился Крис, впиваясь ехидным взглядом в Шайтанара. – А не твоя ли сестричка приложила к этому руку… по твоей просьбе?

– Кристиан! – раздался слаженный гневный возглас.

Хотя я бы назвала это скорее воплем… Возмутились мы с братом, Кери, Ри и, как ни странно, Латриэль.

– Я начинаю сомневаться, есть ли у твоего советника мозги, – хмыкнул Шайтанар, обращаясь к Марку и положив руки мне на плечи.

Так, ясно, опять успокоиться пытается… И правильно делает, убивать эту заразу пока не нужно, а натереть ему язык мылом я всегда успею!

– Он не знает ситуации, Шайтанар, – попытался успокоить демона братик. – Тиан, у Шайтанара была масса возможностей убить Ниэль или дать это сделать его отцу. Он никогда и ни при каких обстоятельствах не причинит ей вреда, запомни это. Возвращаться к этой теме я больше не собираюсь.

Таки ура, дамы и господа! Вампирчик наконец получил по зубам от моего братика, впервые за столько лет! Можно я стоя поаплодирую, а?

– Зато я знаю ситуацию изнутри, – огрызнулся Крис, сжав рукой спинку трона Марка. – Ты знаешь, что Эрратиан и Мелида только и ждут того момента, как вторая половина артефакта будет найдена? Почему мелкая до сих пор собирается его искать?

– Крис, об этом все уже давным-давно догадываются, – поморщилась я. – Но если не искать эту упырёву половину, то твой любезный братец сам отправится на поиски! Ты представляешь, сколько народа поляжет, пока он получит то, что хочет? И кстати, я так поняла, один чёрный дракон всё-таки в его распоряжении?

– Да, – хмыкнул вампир. – И он хочет отомстить. Тебе.

– Вот это вам здрасте! – присвистнул Ри. – Они же вроде Эль трогать не должны?

– Лохматый, это мнение устарело. – Вампир показал клыки в «очаровательной» усмешке. – Этому дракону плевать на всё и вся. И более того, даже я не знаю, как его остановить.

– А, значит, Эрратиан тоже, – подвёл итог Марк. – Насколько я знаю, ваша с ним связь не настолько крепка, как наша с Ниэль?

– Нет, – хмыкнул Крис, чуть успокоившись. – Мы не зависим друг от друга, но, если убить меня, умрёт и он. Информацию же они легко получали с помощью той эрханши. Но главный недостаток Эрратиана – ему просто необходимо, чтобы кто-то знал о его «великих» делах. Так что я в курсе всех событий и замыслов. Но я не понял одного, точнее, просто не успел узнать. Кроме артефакта и дракона, у него есть козырь в рукаве.

– Тогда есть прекрасный выход из ситуации, – словно невзначай произнёс Шай. – Одно движение руки – и двумя кровососами в этом мире станет меньше.

– Шайтанар!

На этот раз возмутились только я и Марк. Остальных, похоже, такая ситуация вполне устраивала. Нет, ну что за люди, а?

– А сил хватит, демон? – зло прищурился Крис. – Смотри, как бы одним эрханом в этом мире меньше не стало! И поверь, многие из здесь присутствующих будут этому только рады.

Так, я не поняла – это он сейчас кого имеет в виду? Летрака, что ли?

– Кристиан, твоя злость понятна, – неожиданно для всех в разговор вмешалась Кери. – Но не стоит прибегать к крайним мерам. Вы сейчас не враги друг другу, у нас у всех есть общий враг. Лучше объедините свои силы, злость и всю свою ненависть против него.

Вот это да… Я же говорила, что из Кери получится прекрасная Владычица!

– Прошу прощения, ваше величество, за мою несдержанность, – склонил голову Крис, пряча злость в глазах, – но для моих слов имеется более чем веская причина.

– Дай угадаю? – ехидно пропел Ри, открыв один глаз. – У тебя запор?

– Ри! – на этот раз возмутилась только я.

Все же остальные дружно сдерживали смех. И даже Шайтанар! Нет, ну что за народ, а?!

Так, кажется, я уже повторяться начала…

– Танорион, не стоит забывать, где и перед кем ты находишься, – заметил Шайтанар, скрывая усмешку.

– Упс… – выдохнул этот балбес, живо подскакивая на ноги, и, приблизившись к Кери, встал на одно колено, прижав руку эльфийки к губам. – Прошу прощения, ваше величество, я не хотел оскорбить ваш слух этим непристойным предположением.

– Не стоит беспокоиться, – с улыбкой кивнула Кери. – В молодости мне приходилось слышать выражения и более грубого содержания. Не так ли, Ниэль? Кристиан?

– О да, – одновременно хмыкнули мы с вампиром, быстро переглянувшись. Было такое, каюсь!

– Шайтанар, ты хорошо влияешь на этого полукровку, – лениво заметил Летрак. – Помнится, он всегда с трудом поддавался воспитанию.

– Значит, ты плохо его воспитывал, – фыркнула я, запуская руку в волосы Ри, который опять развалился на ступенях, положив мне голову на колени. – Теперь, когда все успокоились, может, всё-таки поговорим о деле? Крис, что там у тебя за причина? Кроме вышеозвученной, естественно.

– О, да она такая маленькая и совершенно незначительная… – сразу начал паясничать вампир, выходя из-за трона и медленно приближаясь ко мне. Только вот смотрел он не на меня, а на Шайтанара за моей спиной. – Неужели два столь великих персонажа, как князь Киртан Эренрих и Повелитель эрханов, даже представления не имеют о том, где находится вторая половина артефакта Величия?

– Артефакт был разделён на две половины, одна из которых была отдана эрханам, а другая – ятугарам, двум сильнейшим расам в то время, – вместо демона, неожиданно для всех ответил до сих пор молчавший Киртан. – Половина артефакта, данная эрханам, сохранилась и по сей день, но вторая, принадлежавшая ятугарам, была утеряна много лет назад.

– Так она была у тебя? – изумилась я, глядя на ятугара. – Почему ты раньше не сказал?

– Не видел смысла, – пожал плечами князь. – Я даже не знаю, как она выглядит. И пожалуй, никто не знает. Так какой тогда смысл распространяться об этом?

– Логично, – задумалась я. – Информацию о нём мы так и не нашли, Ауст тоже ничего не знает. А если и вы не в курсе, что это за бяка и с чем её едят, то я тогда просто не вижу смысла ехать к драконам!

– Смысл есть, демонёнок, – произнёс Шайтанар, вновь положив свои руки мне на плечи. – Согласно легендам, артефакт создали Хранители. Значит, они и должны знать, где он находится. Тебе не нужны драконы как таковые, тебе нужны храмы, построенные драконами. Только там есть шанс, что Хранители ответят на поставленный тобой вопрос.

«Всё верно. У золотых драконов находится храм Ариархата, Хранителя Огня. А у чёрных – храм Гекаты. Только вот я немного не понял…» – задумчиво отозвался Таш, словно разговаривая сам с собой.

«Не понял… что?» – тут же напряглась я. И почему я чувствую здесь подвох, а?

«Хранители не отвечали на зов вот уже несколько тысяч лет. Никому и никогда. Шансы же на то, что они ответят тебе…»

«Небывало велики», – усмехнулась я и тут же заорала вслух:

– Ри, твою дивизию!!!

Мой непредсказуемый ушастик, зараза такая, словно невзначай переворачиваясь с одного бока на другой, зацепил ноги Кристиана, который подошёл очень близко… и конечно же поцеловал ступени, чудом не повалив меня! Хорошо, я успела вскочить на ноги.

Вот честно, у меня всего два вопроса: как и на фига?!

«Вот это-то меня и напрягает!» – Слова Таша, относящиеся явно к предыдущему нашему разговору, я, если честно, пропустила мимо ушей. Меня сейчас больше волновало это лохматое безобразие с якобы невинной улыбкой на лице. И как это ни странно, дико закружившаяся голова. Так, похоже, мой организм решил мне показать, что хотя я и дочь Хранительницы, но далеко не бессмертна и даже не неуязвима.

– Всё, балаган окончен. – Голос Шайтанара за моей спиной ощущался как сквозь вату, а вот его руки на моей талии весьма ощутимо. – Продолжим завтра нашу милую беседу. Маркус, позови меня, как только Сайтос притащит того эльфа.

– Эй, мы же ещё ни о чём не договорились! – вяло возмутилась я, когда демон поднял меня на руки.

Впрочем, если честно, то не очень-то мне уже и хотелось продолжать эту бесполезную болтовню. Нет, мне нужно узнать что, почему и как, но если всё будет продолжаться в том же духе, то кто-нибудь с кем-нибудь точно подерётся.

– Я думаю, спорить со мной сейчас не следует, – усмехнулся демон, направляясь в сторону балкона. Похоже, он решил доставить меня в комнату, не утруждая себя ходьбой по длинным коридорам. – Ты не в том состоянии, чтобы вести дискуссии на тему того, как мне не следует поступать. Но если хочешь, то можешь побить меня завтра.

– Это вызов, демон? – мгновенно распахнула я глаза, легко скатившись с рук эрхана, который ну никак не ожидал того, что я могу быть сейчас такой юркой.

– Я прекрасно осведомлён, демонёнок, о твоей огромной силе воли. – Подойдя ко мне, Шай взялся за мой подбородок пальцами и нежно погладил нижнюю губу. – Но не стоит хотя бы сейчас геройствовать. Ты едва стоишь на ногах.

– Вредина, – обиженно насупилась я. – Когда ты успел настолько хорошо меня изучить?

– Эти украшения на тебе не просто так. – Рука Шайтанара легла мне на шею, в то время как вторая прикоснулась к одному из моих браслетов.

– Это значит, ты успел меня изучить, прежде чем сделал своей невестой? – хитро прищурилась я. – Или же браслеты дают тебе дополнительную связь, подобную печати на моей ауре?

– Выбери тот вариант, который тебе больше нравится. – Мягко усмехнувшись, демон едва заметно коснулся моих губ своими. – В любом случае, демонёнок, оба варианта будут правильными…

– Прошу прощения за то, что прерываю вашу милую беседу, – в дверях, ведущих на балкон, где мы стояли, нарисовался Кристиан, – но осталось ещё одно незаконченное дело.

– И какое же, вампир? – иронично выгнул бровь Шайтанар, пока я, спрятав лицо у него на груди, медленно считала до десяти, пытаясь взять себя в руки.

А то чует моя левая пятка, если не успокоюсь – вся работа Ости пойдет насмарку!

– Оно тебя не касается, – спокойно бросил Крис, подходя ближе. – Оно касается только Ниэль.

– Говори при нём, Кристиан, – устало вздохнула я, поворачиваясь к этому языкастому кровососу. – Он единственный, кто не даст мне тебя убить. И то только потому, что я хрдыр как плохо себя чувствую.

– У тебя силёнок убить меня не хватит, мелкая, – улыбнулся вампир, подойдя ко мне практически вплотную, – если только опять не всадишь мне стрелу туда, куда не просят. – Взяв мою руку, он что-то вложил в ладонь. – Это твоё, если я не ошибаюсь.

– Крис, – против воли улыбнулась я, глядя на эту смазливую мордашку, которую привыкла видеть с самого детства.

Когда он развернулся, чтобы уйти, я поняла, что простила его за все те слова, что он наговорил мне прошлой ночью. Всё-таки даже я долго не могла довериться Шайтанару… Так, а чего это он мне тут приволок?

На моей ладони лежало маленькое шерстяное нечто. Лохматое, чёрное, с тонкой, едва заметной серебристой полоской на спинке и тонкими лапками.

– Химо?! – Я не сразу смогла в это поверить.

Но это было так! На моей ладони лежал изрядно потрепанный, местами дырявый, лохматый, с торчавшими отовсюду нитками мой тарантул. Нет, даже не так. На моей ладони лежал мой любимый тарантул!!!

– Хелл? – На меня взглянули тусклые, словно треснутые, но всё же такие знакомые глаза-бусинки. – Несносное дитя, куда же ты пропала? Я уже стар для таких приключений.

– Химо, – на глаза против воли навернулись слёзы, – маленький мой, как же я по тебе скучала! Что с тобой случилось? Где ты был?

– У вампиров. – Тарантул попытался подняться на лапах, но не удержался и распластался на моей ладони, едва не навернувшись с неё. – Не очень-то они гостеприимны, скажу я тебе.

– Ты опять ворчишь. – Прикусив губу, чтобы не разреветься, я осторожно погладила тарантула. – Как же мне тебя не хватало, Химо! Что произошло, как ты туда попал?

– Это долгая история, – едва слышно вздохнул паук. – Хелл, меня опять нужно штопать.

– Это ерунда, мне не впервой, – отмахнулась я, усаживаясь прямо на каменный пол балкона. Шайтанар, присев рядом на корточки, заботливо придерживал меня за плечи, не вмешиваясь в разговор. – Как ты себя чувствуешь?

– Плохо, – шумно выдохнул Химо, подбирая под себя лапки. – Никак не могу понять, что со мной происходит.

Без лишних слов я принялась вглядываться в паука магическим зрением, не обращая внимания на собственную слабость. Против этого, как ни странно, Шайтанар возражать не стал, только пристально рассматривал моё лохматое чудо номер один. Под номером два, как известно, значится Ри, по порядку приобретения, так сказать.

– Нашла что-нибудь? – спокойно поинтересовался демон.

– Нет, что странно, – нахмурилась я. – Всё как и в тот момент, когда я его оживила. Все плетения целы, подпитка не прекращалась, никаких нарушений нет. Его физическое состояние не может влиять на его здоровье! Которого у него в принципе нет и быть не может. Хотя кто ж его знает, умудрялся же Кирт пичкать этого негодника карамелью…

– Тогда всё намного проще, – усмехнулся эрхан. – Ему около пяти лет, если я не ошибаюсь?

– Где-то так, – мысленно прикинула я. – Но это чучело, Шайтанар, для него возраст не имеет значения.

– Не совсем, Хелли. – Демон забрал у меня тарантула и задумчиво провёл пальцем вдоль его спины, прикрыв глаза. Тарантул насторожился, но предпочёл промолчать. – Он ест, он спит, он испытывает эмоции. Если не брать в расчёт физическую неуязвимость, то он практически полноценное живое существо.

– К чему ты клонишь? – окончательно запуталась я. – Честно, у меня сейчас соображалка вообще не работает! Не издевайся над уставшим эльфом, а?

– Не буду, – хмыкнул Шайтанар, продолжая поглаживать тарантула, но смотрел он уже на меня, и, честно, что-то мне не понравилось в его взгляде. – Демонёнок, тарантулы в среднем живут десять – двенадцать лет. Самки могут дожить и до сорока, но это не наш вариант. У самцов к пяти годам наступает половое созревание, и если они в это время не найдут самку, то становятся вялыми, малоподвижными, теряется аппетит, а вскоре наступает и смерть. Всё очень просто, Хелли: твоему тарантулу нужна самка, и немедленно.

– Убиться дверью! – высказалась я, ошарашенно глядя на тарантула.

Впрочем, он ответил мне не менее шокированным взглядом. А вот Шай, похоже, решил меня добить.

– Эта проблема легко решаема. – Вернув мне паука, эрхан встал сам и легко поднял меня на ноги, придержав камзол, который собирался коварно сползти с моих плеч. – Меня больше всего заинтересовало другое. Когда ты подпитывала его магией в последний раз?

– Э-э-э… – поневоле задумалась я. – Тебе честно или соврать? Ладно, не смотри на меня так, я скажу. Никогда. Я не подпитывала Химо с того момента, как он ожил. Ни разу, ни одной крупицей магии.

– Когда ты пропала из особняка Летрака, я воспользовался Риксом, чтобы найти тебя, а точнее, твой магический след.

– Рикс, как созданное мной существо, мог проследить мою магию, даже если ей я не пользовалась, – кивнула я. – Но что в этом такого?

– Учитывая, что подпитываешь ты его крайне редко, после резкого обрыва нити связи он бы долго не протянул без подпитки. Максимум несколько часов – и он бы просто рассыпался. Но с него даже не спал твой морок, а магии в нем хватило бы на несколько дней, если не недель, – выразительно изогнул бровь Шайтанар.

– Шай, я не понимаю, к чему ты клонишь, – нахмурилась я. – Ты же знаешь мои отношения со стихией смерти, я сама до сих пор не могу её контролировать!

– Позови его, Хелли, – спокойно попросил демон, привалившись плечом к мраморной колонне возле перил. – Позови и увидишь сама.

– Шайтанар, – устало вздохнула я, – связи не восстанавливаются сами собой, это каждый первокурсник знает. Я потеряла Рикса, когда оказалась в копях. У него осталась связь только с тобой, хотя он всё ещё меня помнит. Что странно, кстати.

– Ниэль. – В темноте глаза Шайтанара чуть блеснули кровавым отблеском.

Хех, вот почему я терпеть не могу, когда он меня так называет, никто не скажет, нет?

– Ладно, ладно! – обиженно буркнула я, привычно потянувшись к нитям связи с Риксом, которых, естественно, не было.

Ни на что особо не надеясь, я мысленно его позвала. Не дождавшись отклика, повернулась к демону и развела руками. Тот только усмехнулся, явно никуда не торопясь. И каково же было моё удивление, когда спустя пару секунд на моё плечо уселся мой ворон! Не поняла…

– Но как?! – выпучила я глаза, согнав тяжёлую птицу на перила. – Это ты его позвал? Связи же нет!

– Нет, не я, посмотри сама по его плетениям, – отозвался демон. – Ты восстановила связь, когда подпитала его стихией смерти, пару дней назад. Но эта связь гораздо сильнее, и она незаметна для посторонних, в том числе и для меня. Но она есть, иначе ты бы не смогла его позвать. Ты – его Создатель. Так же как и этого тарантула. Ты Создатель, они Творения, которые могут прожить и без твоего постоянного участия. А это…

– Дар Хранителей, – тихо выдохнула я.

Вот это здравствуй, бабушка, я твой любимый фикус…

– Ты понимаешь, что это значит, Хелли? – Подойдя ко мне, демон задумчиво провёл согнутым пальцем по моей щеке. – Если что-то пойдёт не так и вампиру всё-таки удастся добиться своего, что бы он ни задумал, ты обязана выжить. Ты сможешь восстановить этот мир.

– Так, вот только не надо на меня взваливать миссию по спасению всего мира! – поперхнулась я. – На это существуют Хранители, вот пускай они этим и занимаются! Я только наполовину Хранитель и становиться полностью им не собираюсь!

– Это я и хотел услышать, – неожиданно улыбнулся эрхан.

И почему мне кажется, что на самом деле его слова имели другой, скрытый смысл… Ладно, спишем это всё на собственную паранойю, ибо разбираться ещё и с этим у меня нет абсолютно никакого желания!

– Рикс, отнеси Химо в Ассоматийскую долину. – Погладив ворона, я положила паука на перила. – Химо, ты же понимаешь, что это тебе сейчас нужнее?

– Я хоть и старый, но думать ещё могу! – ворчливо отозвался тарантул. – Ладно, чего уж тут поделать, пойду туда. Но я скоро вернусь!

– Боюсь-боюсь, – фыркнула я, поглаживая паука. – Летите. Поговорить мы и потом успеем.

– Хорошо, – согласился паук, подползая поближе к ворону. – И всё-таки я говорил, что у тебя кто-то из родственников с эльфиком согрешил!

– Ты был прав, – расхохоталась я. – Только этим самым родственником и был эльф. Шай, что случилось?

Демон, который вдруг замер, напряжённо вслушиваясь в бурчание голосов со стороны сада, приложил палец к губам. Я тут же напряглась, уже прекрасно различая горячий спор знакомых, кстати, голосов внизу.

– Слушай, свалила бы ты, а? Без тебя забот хватает!

– Заткнись, демон, тебя вообще сюда не приглашали!

– Поклёп, я вот тут как раз по приглашению! А что твоя курносая физиономия здесь делает? Насколько я знаю, ты явно не желанный гость!

– И это мне говорит эрхан, который заявился во дворец лунных эльфов во время коронации?!

– Повторяю, я по приглашению, ты что, глухая? Хм, надо малышке рассказать, пусть знает, что у неё в магах ходят глухие эльфийки. И кстати, не дёргай этого болезненного, а то его опять тошнит. Хотя дёргай, я надеюсь, что в этот раз пострадает твой костюм.

– Какие мы нежные… платочек дать?

– Засунь его себе туда, где солнышко не светит!

– Тебе в рот, что ли?

– Сайтос поймал того эльфа, – усмехнулся Шайтанар, который легко узнал голос, принадлежащий его Эрхану.

– Да, – хмыкнула я. – Вот только где он при этом умудрился поймать ещё и Мирабэль?

– Кто это?

– Очередная головная боль, – поморщилась я. – Химо, летите, мы скоро увидимся. Шай, прости, но лечь спать я пока не могу. Мне всё-таки интересно, кто ж такой умный решил прибить моего братика.

– Я так понимаю, моё мнение здесь не учитывается? – Бровь демона вновь иронично выгнулась.

– Нет, конечно! Так мы идём или нет?

Ох, лучше бы я не ходила…

Всё же видеть, как Шайтанар пьёт кровь лунного эльфа, – это, извиняюсь, гадство ещё то! А что было ещё делать? Бледный эльф, которого Сайтос здорово помял, говорить отказывался наотрез, даже несмотря на то, что кровь Марка на его руках ощущалась даже мной, а близнецы, которых привёл Оланиэль, в один голос подтвердили, что это сделал он. Летрак так вообще предложил использовать старый добрый пыточный зал. Я промолчала, решив не уточнять, что его засыпали уже давным-давно. Марк попытался сломать блок на сознании этого эльфа, который явно был из аристократов, но не вышло. Кто-то очень сильный постарался, чтобы мы ничего не узнали. Но как бы то ни было, на каждого сильного мага найдётся кто-то сильнее.

И хотя Шайтанар и мог сломать блок на мыслях эльфа, это было средством ненадёжным – кто знал, какие последствия могут быть. Ну, вдруг он умрёт или что-нибудь в этом духе. Это, кстати, было предположением Таша. И что удивительно, как только я донесла эту мысль до окружающей публики, практически все согласились, что проще демону выпить его крови! Ворчал, естественно, только Кристиан, и то я подозреваю, исключительно из зависти. Самому ему кровь лунных эльфов пить было запрещено. Но он на собственной шкуре убедился, насколько легко и просто узнать всё, что нужно, имея под рукой эрхана.

И мы узнали.

– Я не верю, – шокированно выдохнула я, опускаясь на ступени.

– Не может быть, – всхлипнула Кери, находясь, похоже, на грани обморока.

– Это ложь! – Голос Латриэля практически сорвался на крик.

– Терен, будь другом, заткни мне рот, пока я не начал откровенно материться, – попросил Дерек своего брата, который выглядел не лучшим образом, о чём красноречиво говорили его выпученные глаза.

– Да не может этого быть! – зло хмурилась Мирабэль. – Такого приказа никому не поступало, я бы знала!

– Красотка, да ты вообще ничего не знаешь об окружающих! – откровенно издевался Сайтос. – Вот я, например, белый и пушистый кролик, неужели этого не видно?

– А у кого-то появилась подружка, – ехидно пропел Ри, глядя на эту парочку.

Киртан только хмурился, но высказаться, в отличие от всех, не торопился. Как, впрочем, и Оланиэль. А вот Ости красноречиво ухмыльнулся:

– И всё же этот факт имеет место быть. Я уже говорил – власть сильно портит людей.

– Что-то в этом духе я и ожидал, – откровенно усмехнулся Летрак.

– Я тоже, – повторил выражение его лица Кристиан. – И даже учитывая моё недоверие к ручному демону малявки, я склонен ему верить.

– Я пропущу твои слова мимо ушей только потому, что мнение сопливых вампиров меня интересует меньше всего, – на удивление спокойно ответил Шайтанар, вытирая окровавленные руки белоснежным носовым платком. – Можно думать что угодно, но факт остаётся фактом. Убить кого-нибудь из близнецов Тейнилин этому эльфу приказал Тиранэль.

– Как он на это пошёл? – только и спросил Марк, который всё это время оставался абсолютно невозмутим.

Но я-то знала, что мой братик был в ярости…

– Ему предложили обменять жизнь дочери на твою, – выражение лица эрхана неуловимо изменилось, и мне, если честно, стало как-то жутко, – или на жизнь Ниэль, что в принципе одно и то же. Что ты будешь делать с этим?

– Непременно разберусь, – резко ответил Марк, поднимаясь с трона. – Оланиэль, проводи Керианэль в спальню, ты отвечаешь за неё головой. Танорион, проводи мою сестру и останься с ней. Остальных я жду в своём кабинете.

Нет, я, конечно, могла возмутиться тем фактом, что меня отправляют спать, как маленького ребёнка, но не стала. Пускай мужики всё решают сами, у меня другие проблемы. Тем более я догадываюсь, о чём там будет идти речь. Допрос с пристрастием Кристиана, наказание для Тиранэля и другие насущные проблемы, вроде того, как узнать, что же задумал Эрратиан. И пока они это будут узнавать, я разыщу половину артефакта, чего бы мне это ни стоило. Желание править миром я ещё понять могу, но убивать из-за желания власти над одним-единственным королевством двух детей, выросших на твоих глазах, – это уж увольте. А ведь для Тиранэля мы с Марком этими самыми детьми и являлись. Наверное.

Сейчас я уже ни в чём не уверена.

– Я скоро приду, демонёнок. – Прижавшись на мгновение губами к моему виску, Шайтанар вышел, а Ри, видя моё состояние, без лишних разговоров уволок меня в коридор, а затем и в мои покои.

– Эль, ты как? – надёжно заперев дверь, поинтересовался аронт, навешивая охранные заклинания на всю комнату.

– В порядке, – буркнула я, направляясь в ванную и на ходу избавляясь от платья.

Могу поспорить на любимые тапочки, что Ри в этот самый момент трагично закатил глаза. Да нет у меня совести, я знаю!

Когда я вышла из ванны, чиста и свежа, но уставшая, как тысяча волкодлаков после неудачной охоты, мой ушастый ученик в своём кошачьем обличье развалился поперёк кровати и наводил марафет языком. Не став скидывать эту тушку, я забралась на кровать позади него и, удобно устроившись, закуталась в одеяло, едва не накрывшись с головой. В ответ на это раздалось недовольное ворчание, затем кошак ткнул своей мордой в мой бок и, не дождавшись реакции, недовольно мяукнул.

Тяжело вздохнув, я повернулась и, почесав ирбиса за ухом, попросила:

– Давай спать, Ри. Я, конечно, многое пережить могу, но Тиранэль явно переборщил.

Снежный барс согласно прищурил глаза и осторожно пристроил свою немаленькую голову у меня на животе, потихоньку мурлыча. И всё-то он понимает…

В отличие от меня.

Я, например, вот никак сообразить не могу, в какой момент этот мир сошёл с ума.

Впрочем, упырь с ним, с миром. Я спать хочу.

Глава 21

Селениэль

– Хм, Ри, а вот это так и выглядело, когда вы прошли сквозь охранный купол? – шокированно выдохнула я, разглядывая то, что осталось от особняка Летрака. Живописненько, что я могу сказать…

– Хуже, тут ещё тела валялись всякие, да и воняли они ужасно, – хихикнул аронт, глядя на несколько ошалевшую меня. – Сейчас это просто развалины. Напомни, кстати, почему мы именно здесь?

– Потому, мой забывчивый ушастик, – наклонившись вперёд, я похлопала Харона по могучей шее, – что тут рядом мои «любимые» копи. Если пройти их насквозь, то очутимся в открытом море, а там до Острова Драконов рукой подать.

– Мы пойдём через копи? – тут же взвилась Мирабэль, скорчив такую потрясающую морду, что мне тут же захотелось сказать «да», но, к моему огромному сожалению, было несколько не до шуток.

– Эль, вот зачем ты меня с ней оставляешь, а? – Мой ученик состроил жалостливую физиономию, одновременно натягивая поводья Сумрака, который уже пару минут выразительно косился на коленки эльфийки, сидящей верхом на своём пегасе рядом с Ри.

Это, кстати, был риторический вопрос – мы все трое знали, почему она здесь. Все легко и просто: за ней нужно было кому-то присматривать. Как выяснилось сегодня утром, все были дико заняты, а доверять Мирабэль… да я лучше Летрака поцелую! Свободным оставался только мой ученик, но проход тёмным на Остров был воспрещён. А других кандидатур на роль няньки для моей неугомонной родственницы не нашлось.

Так получилось, что на Остров отправляюсь я одна, все, повторю, дико заняты. Всё же они не так давно схватили придворного мага Эрратиана, который до сих пор куковал у Киртана (почему у него, я так и не поняла) в темнице, да и вчерашний эльф… В общем, информации мы получили предостаточно, и нужно было как можно быстрее её использовать. Читайте между строк: срочно пойти, найти и обезвредить всех, кто хоть как-то был связан с Мэгросом, Лайрисом, Мелидой и прочее… Так что Киртан, Марк, Шайтанар с Сайтосом и близнецы этим срочно и занялись, каждый в своей стране соответственно. Проводить генеральную зачистку, так сказать. Случай с Тиранэлем показал, что доверять никому нельзя, так что сейчас будет проверяться абсолютно всё окружение правящих династий, чтобы наверняка никого не упустить.

Ведь, как известно, Эрратиан ждёт, когда я найду артефакт, а точнее – его половину. Но ведь как-то он должен будет узнать о том, что я его нашла и где я нахожусь? Химо теперь у него нет, но связи наверняка остались.

Кстати, я была целиком и полностью права – Химо перехватили на полпути в Динтанар, и, думаю, не нужно говорить, кто это сделал. Мелида, чтоб у неё волосы все повыпадали! Его потрепанное состояние – результат криворукости Эрратиана, который с помощью ритуала и частичек туловища Химо выяснял моё местоположение. Всё остальное же время тарантул находился… в клетке с Кристианом, в подземельях замка. Эрратиан, в силу неумения держать язык за зубами, хвастался обо всём своему брату, которому оставалось только скрипеть зубами в бессильной ярости, и, соответственно, обо всём знал и Химо.

Да, и ещё одна деталь, если её можно таковой назвать: все наши предположения оказались верны. Кристиана подменили сразу после того, как мы отослали на родину некую вампирку, которая на меня напала на первом курсе. К огромному моему неудовольствию, Эрратиан первый понял, что Селениэль (то бишь я собственной персоной) жива, и сделал он это до того, как до моего брата снизошли Хранители в лице нашей матушки. Ну а дальше всё по пройденному сценарию, который мы уже не раз обсуждали. Ничего нового Крис, к сожалению, не сообщил – обо всём мы уже узнали ранее. Кроме того, пожалуй, численность вампиров, которая всегда по большей части скрывалась от всех рас, небывало велика, и идти на них войной по меньшей мере неразумно. Она ОЧЕНЬ велика.

Эрратиан захотел мирового господства. Не получилось завладеть мной и магическим источником – взялся за артефакт. Сейчас мы ему и в этом плане зубки обломаем… А вот что дальше, не известно никому. Крис сказал, что у его брата есть что-то ещё в запасе, но вот что – не знал. Так что нам оставалось пока только заняться артефактом и ждать ответных действий этого вампирюги вместе с его ручной демоницей. Хоть бы она на кактус села, что ли…

– Эль, ты где витаешь, ушастенькая человечка? – возмутился Ри, схватив меня за кончик уха. – Время не ждёт!

– Ой, прости, задумалась, – спохватилась я, потирая наверняка покрасневшее ухо. – Просто не даёт мне покоя несколько вопросов.

– И о чём же думает наша маленькая принцесса? – ехидно пропела Мирабэль, которую совершенно не устраивало ошиваться с аронтом на побережье, ожидая моего прибытия с Острова.

Конечно, помня «услугу», которую мы оказали драконьему принцу, можно было бы договориться, чтобы Ри пропустили в земли драконов, и оставить эльфийку вообще куковать в гордом одиночестве, но что-то мне подсказывало, что это не лучший вариант. А подсказал, собственно, Таш, а ему я склонна доверять. Шайтанар так вообще предложил взять Мирабэль с собой и оставить на воспитание Сайтосу, но тот в ответ чуть ли не в обморок брякнулся, как кисейная барышня, так что пришлось всё же брать её с собой.

– О том, как бы поскорее поженить тебя и Сайтоса, милая сестрёнка, – приторно улыбнулась я, глядя в глаза эльфийки.

Как её перекосило, надо было видеть!..

Хех, похоже, с эрханом у них состоялась не только «мирная» встреча, но ещё более «радушное» знакомство, и не менее «занимательная» воспитательная беседа в профилактических целях, которая, как я слышала краем уха, надолго запомнилась особо впечатлительным эльфам во дворце. Хрдыр, вот же мне повезло с родственниками, а?! Да, тут именно множественное число, ибо Сайтос мне уже стал ну прямо как родной!

Тьфу ты… главное, такое на людях не ляпнуть, ага.

– Так, ладно, выдохни и успокойся, – фыркнула я, глядя на ошарашенное лицо эльфийки, которая мысленно уже наверняка меня раз двадцать убила самыми извращёнными способами. – Сайтос сам будет не рад такому подарочку, да и мне он пока нужен живым и даже относительно здоровым. Насчёт копей я не соврала – они действительно проходят сквозь гору и выходят к морю. Но соваться туда я даже тебе не советую. Мы пролетим над этим проходом, так быстрее.

– А что, других мест не нашлось? – надменно вскинула бровь Мирабэль.

– Не-а, – ответил за меня Ри. – Выход к морю есть только в Эвритамеле и в Динтанаре. Но если бы мы отправились из королевства, пришлось бы несколько суток лететь без отдыха, а такое даже пегасы не выдержат. Единственное место на берегу без нагромождения скал занимает поселение аронтов. Всё остальное – отвесная скала, горы и море. Географию нужно лучше учить!

– Ри прав, Мирабэль, – решив ради разнообразия побыть серьёзной, заметила я. – Мы досюда по воздуху добирались трое суток, хоть и с перерывами на отдых. Второй такой марафон, но уже в два раза длиннее и без отдыха, – и можно попрощаться с нашими пегасами.

– В любом случае остаётся ещё страна ятугаров. – Эльфийка сложила руки на груди, явно не желая признавать нашу правоту. – Неужели князь Эренрих не провёл бы тебя через страну? Так уж и быть, портал туда я бы открыла!

Мы с Ри переглянулись и синхронно закатили глаза. Нет, ну вот как этой крале, ничего не соображающей, ещё объяснить, что это раза в три опаснее?! В лобик плюнуть, что ли?

– Давай обойдёмся без этого, – поморщилась я. – Нет никакой гарантии, что людям в Динтанаре можно доверять. Как выяснилось, и среди близких людей могут оказаться предатели. Что уж говорить о многочисленном населении страны ятугаров. Ещё вопросы по существу будут?

– Нет, – скривилась эльфийка и, не дождавшись команды, пришпорила своего пегаса, который после непродолжительного разбега взмыл ввысь.

Я с самым невинным выражением лица сдула с ладони крошечный, почти незаметный шарик заклинания, которое должно было погрузить эльфийку в сон на несколько часов, и живо отправила его вслед за Мирабэль. Да простят некоторые мою маленькую подлость, но она нам сейчас будет только мешать.

– Ну что, поиграем? – Не торопясь последовать примеру Мирабэль, Ри чуть наклонился вперёд, отпустив поводья Сумрака и оперевшись локтями о седло, и нехорошо так ухмыльнулся.

– А то. – Моя улыбка была ничуть не милее.

Зря мальчики отправили нас одних, ох как зря! Ибо кто сказал, что мы с моим учеником вот так вот просто покинем родные земли, не натворив ничего напоследок?

Забрав протянутый мне пузатый флакон из тёмного стекла, я резко полоснула по ладони ритуальным кинжалом и принялась сцеживать кровь в ёмкость, которая по окончании процедуры перекочевала в один из кармашков на поясе Ри.

– Слушай, Эль, а эта мадам там ничего не натворит? – Аронт мотнул головой в сторону удаляющегося пегаса с уже засыпающей лунной эльфийкой на спине. – Мы как бы до сих пор не знаем, на чьей она стороне.

– Вот насчёт этого можешь не волноваться, – фыркнула я, проверяя метательные ножи на поясе. – Мирабэль никогда не была сильна в ментальных блоках.

– То есть… – прищурился Ри, поправляя «когти» на запястьях.

– Ага, – развеселилась я, – Марк сломал её блоки ещё вчера ночью. И ничего интересного, увы и ах, там нет.

– А он, кстати… – немного запаниковал ушастик, настороженно косясь на меня.

– Я тебя умоляю! – искренне возмутилась я. – Что я, от родного братика отгородиться не сумею? Таш, кстати, в курсе нашей затеи.

– Ага? – подскочил дроу. – И что говорит?

– Он за! – радостно объявила я, подбирая поводья. – Ладно, двигаем, а то времени у нас не так уж и много!

«Я бы не стал утверждать столь категорично. Хелли, мне эта затея абсолютно не нравится!»

«Но ты же знаешь, что это единственный способ проверить, что у Эрратиана на уме. Если сейчас что-то произойдёт, то этому вампирюге будет абсолютно не важно, найду я половину артефакта или нет. И если это действительно так…»

«То нас ждут большие неприятности. Я даже предположить не могу, что может быть хуже этого артефакта!»

«Таш, скажи, а с помощью одной половины можно найти вторую?» – поинтересовалась я, невольно ёжась от пронизывающего насквозь ледяного ветра. Всё-таки пролетать высоко над горами – это не по весеннему лесу гулять!

«Можно. Но для этого нужно быть создателем этого артефакта».

Так, ясненько, вопрос снимается с рассмотрения! Но всё же почему мне постоянно кажется, что с этим артефактом что-то не то?! Вроде бы пока половина его у Шайтанара, волноваться особо не о чем (хотела бы я посмотреть, как они эту стекляшку у него забирать будут), но всё равно почему я чувствую здесь подвох?! Таш, ну ты же всё знаешь, подскажи нерадивой эльфийке, а?

– Эль! – донёсся до меня крик Ри, который парил на Эльтаре справа от меня. – Смотри!

Я подняла глаза и невольно ахнула. Да уж, в такие края меня ещё не заносило…

Где-то внизу всё ещё виднелись острые пики гор, покрытые толстым слоем льда и снега, но впереди, насколько хватало глаз, виднелось бескрайнее лазурное море. Удивительно, но здесь оно было абсолютно спокойным! Волн словно не было вообще, лучи полуденного солнца отражались от воды, играя тысячами разноцветных бликов, которые было видно даже с высоты. Эх… и почему я не птичка? Так и летала бы целый день над этой красотой, купаясь в лучах солнца и наслаждаясь морским бризом, вдыхая чуть сладкий аромат… Так, а это ещё откуда?

– Ри… – настороженно протянула я, мельком глянув на ушастика. Тот, раскинув руки и закрыв глаза, откровенно балдел от полёта, который, к сожалению, только что прервал громогласный рёв за нашими спинами.

Хм, ну не сам полёт пока, а наше наслаждение от него.

– Явился-таки. – Распахнув глаза, аронт моментально развернул парящего в воздухе Эльтара.

Провернув такой же манёвр с Хароном, я с каким-то мрачным удовольствием увидела приближающегося к нам чёрного дракона. Выглядела эта большая рептилия по крайней мере устрашающе. Впрочем, при дневном-то освещении всё не так уж и страшно…

– Значит, наши догадки оказались верны, – усмехнулась я, машинально проверяя заготовки с заклинанием. – Эрратиану плевать, найду я артефакт или нет. Осталось только проверить, нужна ли я этой твари живой, и если да, то вампирюге каким-то чудным образом удалось приручить сошедшего с ума чёрного дракона…

– Будь осторожнее, – произнёс Ри и, резко развернув Эльтара, помчался в другую сторону, оставив меня с драконом наедине.

Ой, а чего он такой большой-то, а?

– Тише, мальчик, тише. – Натянув поводья, я ласково похлопывала Харона по взмыленной шее, крепко сжимая коленями бока, заставляя парить его в воздухе.

Нужно было подпустить эту ящерицу как можно ближе, и, естественно, моей коняшке это ой как не нравилось!

«Раз, два…» – на мгновение прикрыв глаза, медленно сосчитала я, чувствуя, как пальцы знакомо покалывает родная мне стихия. Хм, если во мне магия признала этого чешуйчатого «сородича», то какого ж лысого демона эта ящерица до сих пор мчится в мою сторону?!

«Давай!» – раздался в голове крик полуэльфа, и я, резко распахнув глаза, выбросила впереди себя «Радужный щит», но вывернутый некромантией наружу. Думаю, не надо уточнять, какого размера он был…

– Есть! – ухмыльнулась я, глядя, как дракон, не успевший сменить траекторию, напоролся на щит и с утробным рёвом начал падать в море.

Правда, я больше чем уверена, что до воды он всё равно не долетит… Ой, а чего это мы так быстро вверх-то поднялись, а?!

М-дя, вот теперь я убедилась, что дракон мне попался неправильный какой-то! Ибо какого лешего он, даже испробовав на себе мою магию, опять за мной помчался? Это противоречит не только законам логики, но и законам этого мира! Помнится, его сородич, даже несмотря на полное помутнение рассудка, не посмел меня тронуть… Ай, куда ты лапы свои тянешь?!

Итак, что мы имеем на данный момент? Я всего пару минут в небе с этой ящерицей-переростком, а он меня уже восемь раз чуть хвостом не смахнул, пятнадцать раз чуть не схватил передней лапой и чуть больше – правой. И ни разу, я повторюсь, ни разу не попытался меня поджечь или слопать. У меня осталось только два варианта: либо он внезапно сел на диету, либо…

«У него приказ доставить тебя в Хейтан. Хелли, ты понимаешь, что это значит?!» – Голос Таша смахивал на несколько истерический вопль, хоть он и пытался это тщательно замаскировать.

«Таш, прости, я тут маленько занята-а-а!» – не сдержалась я, уворачиваясь от очередного столкновения с огромной когтистой лапищей. Зацепил, зараза! Хвала Хранителям, что я догадалась и корсет из кожи питона надеть, и такую же куртку…

Хрдыр, нет, так дело не пойдёт!

Дождавшись, пока дракон, уже совершенно озверев, завернёт на очередной заход, я направила Харона навстречу рептилии и, спикировав вниз, тут же подняла пегаса вверх. Дракон, естественно, повторил наши манёвры, набирая высоту и широко раскинув кожистые крылья… За что тут же и поплатился. Заранее заговорённые метательные ножи, которые всё это время были на моём поясе, вошли аккурат в тонкую кожу под крыльями… От рёва чёрного дракона нас с Хароном унесло!

Отлетев на порядочное расстояние, я успокаивающе похлопала жеребца по взмыленной шее, умоляя ещё хоть чуть-чуть продержаться, и торопливо оглянулась. Чёрный дракон, рёв которого был слышен, наверное, и за горами, пытался, паря в воздухе, избавиться от кинжалов у себя под крыльями. Естественно, особого вреда они ему не нанесли, лезвия им ощущались (точно не скажу, но предполагаю) как иголки в теле. Плюс ещё и моя магия на металле, которая хоть и не полностью, но всё же действует на эту особь…

«И ты добилась того, чего хотела!» – уже как-то спокойно выдохнул Таш.

Хм, это таки да…

Я с возрастающим удовлетворением наблюдала, как позади дракона бесшумно возник Эльтар с аронтом на спине. Когда пегас пролетал мимо головы дракона, Ри резко спрыгнул и приземлился аккурат на основание шеи дракона, который даже внимания на это не обратил, пытаясь выдернуть своими лапищами мои кинжалы, одновременно удерживаясь в воздухе. А зря, кстати.

Проворно перебираясь по гребню дракона, Ри очень быстро оказался у него под подбородком, чуть сбоку. Даже с такого расстояния было видно, как в его руках цепь превратилась в шест. Вонзив стальные когти в шею дракона для того, чтобы удержаться, аронт развернул шест, пока рептилия ничего не сообразила (точнее, не успела отреагировать), и со всего маху всадил его в основание шеи под подбородком. Длиной в четыре локтя оружие легко пробило шкуру дракона, войдя глубоко в голову и пронзив мозг. Конечно, череп пробить не удалось, но мой ученик своего добился. Кровавые отблески в глазах чёрного дракона исчезли, и он, опустив крылья, камнем рухнул в море.

Я едва успела подхватить Ри в воздухе до того, как он свалился в воду вместе с драконом. Повезло, что отцепиться от этой заразы чешуйчатой он вовремя успел, да и падал намного медленнее, чем эта большая чёрная тушка. Габариты не те, ага.

– Я кому говорила заклинание левитации приготовить заранее, а? – выразительно вскинула я бровь, наклонившись в седле и удерживая двумя руками руку лохматой заразы.

Ри был с ног до головы перепачкан кровью, только глаза сияли, как у маньяка.

– Да некогда мне было! – радостно возмутилось это висящее в воздухе безобразие. – Эль, мы сделали это!

– А то! – хмыкнула я, ещё сама в то не веря.

«Хочешь – не верь, но факт остаётся фактом. Вы вдвоём действительно убили дракона, – поздравил меня Таш, явно окончательно успокоившись. – Хм, Хелли, может, я сейчас и глупость скажу, но зачем ты его в воду скинула?»

«Чтобы помылся!» – хихикнула я, глядя, как Ри, вынырнув, отплёвывается от солёной воды и, явно матерясь, строит планы по моему преждевременному упокоению под ближайшей скалой. Кстати, чтоб вы знали: я не садистка! Прежде чем скинуть дроу в воду, я снизилась на приличное расстояние. Как-то превращать моего ученика в лепёшку у меня нет пока никакого желания.

– У-у-у! – вынырнув из воды, взвыл Ри, пока я мерзко хихикала. – Эль, ты садистка и маньячка!!! Вода же леденющая!

– Зато ты теперь чистый, – хмыкнула я, скинув в воду конец своего сайшесса. – Цепляйся уже, рыбка ворчливая, пока нас тут никто не застукал.

– Поздно, – неожиданно икнул аронт, явно собираясь занырнуть куда поглубже. – У нас гости. Ой, прости!

– Упырёв эльф, а меня-то за каким лядом нужно было в воду стаскивать?!

– Они вдвоём одолели чёрного дракона, – недоверчиво хмыкнул вампир, рассматривая представшую перед ним картину. – Не ожидал от мелкой такого.

– Впрочем, как и от того аронта, верно? – понимающе усмехнулся в ответ эльф, стоявший рядом с ним.

Эти двое стояли на самом пике крутой скалы, выступающей над морем. Они наблюдали уже давно, ещё с того момента, как чёрный дракон только появился над морем. Наблюдали, но не вмешивались. Но ни аронт, ни даже эльфийка их не заметили, настолько увлечены были схваткой с рептилией, которая теперь покоилась на дне морской пучины.

Вампир только скривился, не желая признавать правоту эльфа. Да, быть может, этот молодой полукровка и добился чего-то, что некоторые наделённые властью личности посчитали достойным поводом признать его, но для самого вампира этого было недостаточно. Он не собирался так легко подпускать к Ниэль кого-либо. По крайней мере пока он сам не убедится, что она действительно будет в безопасности. А до тех пор…

– Как ты узнал, что она сделает это? – задал вопрос эльф, наблюдая за вспышками золота на горизонте.

– Я слишком хорошо её знаю, – хмыкнул вампир, засовывая руки в карманы куртки из тонкой чёрной кожи, под стать его крыльям, которые в данный момент он предпочёл не скрывать. – Несмотря на то что она не моя сестра, а твоя. Впрочем, ты не особо удивился, когда я тебе сообщил о том, что затевают эти двое. Я одного понять не могу, Маркус: как ты отпустил их?

– Она уже взрослая, Тиан, – как-то грустно улыбнулся эльф, слегка прищурив глаза, но не от ветра, а от свечения, которое становилось всё ярче, – и вправе сама решать, что ей делать.

– Даже когда речь идёт о безразмерной ящерице, одолеть которую порой не под силу и десятку лучших эльфийских воинов? – скривился вампир, на миг вернувшись к своей обычной привычке язвить без особой на то причины.

– Даже если и так, – согласился эльф и чуть повернул голову в сторону вампира. – Но ведь ты тоже отпустил её сюда, не так ли?

– Для этого мы и здесь, – цинично усмехнулся тот, который действовал скорее из собственных интересов, нежели для защиты эльфийской принцессы.

– Наше присутствие здесь не так уж и обходимо, – мягко не согласился эльф. – И без нас есть кому её защитить.

– Что ты имеешь в виду, Маркус? – тут же насторожился вампир.

Эльф только слегка наклонил голову, взглядом указав куда-то вниз. Проследив за его направлением, Кристиан едва не выругался. Намного ниже их, на одном из очень узких уступов в отвесной скале, совершенно спокойно стоял эрхан, наблюдая за тем, как золотистое свечение с каждой секундой становится всё ближе, приобретая очертания дракона. Величественного создания, более крупного, нежели его чёрные собратья, но не менее опасного.

– Он появился здесь намного раньше нас, – пряча улыбку, произнёс эльф. – Он знает Ниэль так же, как и мы. И он никогда не допустит, чтобы с ней что-то случилось.

– Но всё же он что-то скрывает, Марк. – Прикрыв глаза, чтобы скрыть плескавшуюся в них ярость, вампир сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев. – Он знает, где артефакт, не так ли?

– Все мы что-то скрываем, Тиан, – спокойно произнёс эльф, наблюдая, как величественный золотой дракон, выхватив лапами из воды его сестру и её ученика, описал полукруг в воздухе и направился в обратную сторону.

Мерные, даже в какой-то степени ленивые взмахи крыльев заставляли солнце играть тысячи бликов на воде, слепя глаза.

– Но не от неё! – Слова прозвучали слишком резко, но ни эльфийский Владыка, ни прекрасно расслышавший всё эрхан не обратили на это должного внимания.

– Быть может, – кивнул эльф, глядя вслед удаляющемуся дракону. – Но я надеюсь, что она поймёт.

Демон, который слышал практически весь разговор, беззвучно усмехнулся. Как он и думал, с этим вампиром будет трудно договориться.

Хотя договариваться о совместном сосуществовании на неопределённое время Шайтанар планировал ради своей невесты, и только ради неё. Ему было бы гораздо проще убить вампира, чем терпеть его присутствие, но он знал, что этого ему не простят. Но и допустить, чтобы тот имел какие-либо виды на Хелли, он просто не мог. Она его, и точка.

А значит, с этим вампиром придется что-то делать так или иначе.

Дождавшись, когда золотой дракон скроется из вида, Шайтанар растворился в клубах Тьмы. Следом за ним, забрав пегасов, исчезли в арке портала и вампир с эльфом.

– Ай… Да чтоб тебе дети под старость лет такое устраивали! – шумно выдохнул Ри, прокатившись значительное расстояние по гальке, которая устилала всё побережье.

– И не только дети, но ещё и внуки, и правнуки, и праправнуки, да и вообще вся родня! – поддержала я своего ученика, уткнувшись носом в этот самый берег.

Да уж, приземление мягкое, что ни говори!

Золотой дракон, который до этого выпустил нас из своих лап и теперь задумчиво рассматривал с высоты своего роста, неожиданно распахнул огромные крылья – и буквально через какое-то мгновение на его месте уже стоял человек. А точнее, молодой парень, лет двадцати пяти на вид, приятной наружности, с густыми золотисто-каштановыми волосами, кончики которых пытались виться, но добились только того, что стали закручиваться немного вверх, длиной достающими до плеч, и с лукавой улыбкой на лице. Хорошеньким его назвать было можно, но это, по моему мнению, было немного не то слово, чтобы описать внешность кронпринца драконов. Достаточно высокий (почти на голову выше меня), стройный, подтянутый, приятный в общении…

Сои’шен, одним словом.

– Вот не был бы ты наследником драконов, давно бы всю чешую повыдергала и на ожерелья распродала! – вы дохнула я, пытаясь соскрестись с далеко не мягкого побережья.

Дракон в человечьем облике где-то с минуту смотрел на мои мучения, а потом, не выдержав, расхохотался и, подойдя ближе, подал мне руку, помогая подняться с камней:

– Ниэль, ты, как всегда, единственная и неповторимая в своём роде! Только от тебя можно услышать нечто подобное.

– Подожди, сейчас я приду в себя, и ты узнаешь о себе ещё много нового и интересного! – «обрадовала» я его, поднявшись и пытаясь отдышаться.

Всё-таки хватка драконьих лап – это не приветственные объятия моего дедушки!

– Как и в каждую нашу встречу, – откровенно развеселился Сои’шен, помогая подняться уже Ри. – Здравствуй, Танорион! Давненько не виделись.

– Это точно, – нахально улыбнулся Ри, явно не собираясь припоминать, как прошла наша последняя встреча.

Я имею в виду именно ту, когда я была человеком. Кхе, мы ж тогда с Ри ещё и целовались…

– Я ничего не хочу слышать по этому поводу, – моментально подняла я руку, глядя на многозначительную и вроде бы невинную улыбку дракона.

Улыбайся, улыбайся, чешуйчатый, а то я не знаю, что ты прекрасно умеешь читать мысли, несмотря на все блоки!

– Приятно, когда есть человек, который знает твою истинную сущность и не имеет ничего против твоего настоящего характера, – улыбаясь, произнёс Сои’шен и, взяв меня за руку, склонился, прикоснувшись губами к кисти руки.

– Не могу не согласиться, – вежливо кивнула я и, ухмыльнувшись, схватила парня за шею, заставив его наклониться.

Моя пятерня исчезла в его шевелюре, живо превратив вроде бы небрежно уложенные волосы в творческий хаос. Впрочем, из моей хватки дракон довольно быстро высвободился и, чмокнув меня в щёку, совершенно по-братски положил руку на плечо, чуть приобняв. Ри только удивлённо ресницами похлопал, глядя на это форменное безобразие.

– Ри, расслабься, – хихикнула я. – Мы с ним давнишние друзья.

– Это точно, – легко согласился Сои’шен и с лукавой улыбкой потрепал меня за щёку. – Ты опять освободилась от роли моей невесты, да?

– Можно подумать, тебя это расстраивает, – фыркнула я, скидывая его руку. – Ри, приди в себя, понюхай водоросли! Ты что, думал, что драконы все насквозь такие правильные, величественные и гордые?

– Э-э-э… – ошарашенно протянул аронт, быстро переводя взгляд с меня на дракона и обратно.

– Танорион! – расхохотался Сои’шен и, подойдя к Ри, по-дружески хлопнул его по плечу. – Боюсь, тебе придётся несколько пересмотреть своё мнение о драконах. По крайней мере о нашей семье.

– Правящая династия рода золотых драконов лишь с виду грозные и непоколебимые в своём величии драконы, – улыбнулась я. – Между собой же и для друзей они такие психи… ты бы только знал!

– Ни, не пугай ребёнка, – нагло сократив моё имя до минимума, покачал головой дракон, не особо пытаясь спрятать улыбку. – Оставь это моему отцу.

– Только не говори, что мне придётся идти к нему, – округлила я глаза, пытаясь придумать, куда бы спрятаться на ближайшие пару лет, но уже понимая, что это вряд ли поможет.

Если отец Сои’шена уже знает, что я здесь, то мне так просто с этого острова не убраться! По крайней мере с целой здоровой и относительно непокалеченной психикой.

Дракон только многозначительно склонил голову, но ничего хорошего не предвещающую улыбку на его губах я всё же успела заметить. Во попала…

Так, а это ещё что такое?!

Я не успела даже моргнуть, как на меня набросилось неизвестно откуда взявшееся маленькое существо и, радостно взвизгнув, повисло на спине, уцепившись за плечи. Я от шока даже дар речи потеряла ненадолго, а это нечто как-то дотянулось, чмокнуло меня в щёку и радостно заявило, забавно растягивая моё имя по слогам:

– Ни-эль!

– Это что? – округлил глаза Ри, пока я каменным изваянием глупо стояла, недоуменно косясь на Сои’шена.

Тот только улыбнулся и с большим трудом отцепил от меня маленькую девчушку, лет пяти-шести на вид, которая тут же забралась на дракона, обхватив его талию ногами. Хранители, какая же прелесть… Нет, правда, таких хорошеньких детей я ещё никогда не видела! Только подождите, кого-то она мне напоминает… особенно золотисто-каштановыми волосами, собранными в два высоких хвостика, забавно торчавших в разные стороны. Да и карамельного оттенка глаза с золотистой поволокой…

– Невеста, да? – ухмыльнулась я, глядя на маленькую копию Сои’шена.

– Прости, Ни, – улыбнулся дракон, а малышка застенчиво спрятала своё хорошенькое личико у него на груди. – У каждого свои секреты, не так ли, Хеллиана Валанди?

– Подколол, ага, – тут же надулась я. – Между прочим, я ею и сейчас являюсь, это моя вторая ипостась! А то, что тогда была ещё и эльфийкой, я сама была не в курсе! Мог хотя бы намекнуть, что мы с тобой как бы знакомы!

– А зачем? – хитро прищурился дракон. – Вы так забавно влюблённых изображали…

Мы с Ри дружненько так покраснели…

Вот гад, а! Мог бы и не напоминать!

– Ни-эль! – Маленькая драконица неожиданно резко прыгнула и, повиснув на мне таким же образом, как до этого на своём брате, повторно чмокнула меня в щёку и невинно заявила: – Ты ведь меня любишь, да?

Вот хрдыр! Кого-то мне она напоминает, причём очень и очень сильно!

– Сои’шен, – медленно повернулась я к дракону, который стоял и, безобидно так улыбаясь, похлопывал по плечу вконец обалдевшего Ри, – только не говори мне, что…

– Она вся в отца! – радостно объявил мне парень и, дождавшись моего нервного икания, забрал у меня малышку-драконицу. – Сей’ша, отстань от тёти, видишь, она немножечко не в себе.

– Эй, это кто тут тётя?! – мгновенно возмутилось всё моё эльфийское естество. Мне что, триста лет в обед, что ли?

– Ты! – синхронно выдали и дракон, и его младшая сестрёнка, для достоверности показав на меня пальцами.

– Ах ты!.. – немедленно зарычала я, грозно надвигаясь на эту ящерицу в человеческом обличье.

– Кхе, Танорион, присмотри за ней, будь другом! – быстренько поставил драконицу на землю Сои’шен и тут же… дал дёру. Вот мерзавец чешуйчатый! Догоню – точно всю чешую на амулеты распродам!!!

– Куда я попал? – почесав затылок, задал явно риторический вопрос аронт, наблюдая, как я с садистским наслаждением гоняла дракона по побережью.

– К нам! – радостно заявила маленькая женская копия Сои’шена и неожиданно запрыгнула на моего ученика. – Ты же меня уже любишь, да?

– Э-э-э… Эль, Сайтоса тебе в родню! Ты куда меня притащила, упырёва магичка?!

Куда, куда… на Остров сумасшедших драконов!

Кстати, насчёт этих самых драконов. Как я уже говорила, правящий род золотых драконов (семейка Сои’шена то бишь) – это что-то вроде меня, Ри, Сайтоса и близнецов после кратковременного распития спиртосодержащих напитков и находящихся ну в очень хорошем расположении духа! Думаю, очень скоро Ри поймёт, что он зря со мной поехал… Хотя в принципе я не хотела его брать, дабы не шокировать окончательно его ещё очень хрупкую и до конца не окрепшую психику, но что поделать? Эта великовозрастная ящерица всё решила за меня! За что, кстати, поплатилась в течение ближайшего получаса.

В общем, когда Сои’шен понял, что песок и галька на берегу всё-таки невкусные, несмотря на все мои заверения; я поняла, что носиться за драконом по такой жаре – это смертоубийство чистой воды (солёная вода дракону, кстати, тоже не понравилась почему-то); когда Ри окончательно затискали и обслюнявили, а Сей’ша поняла, что ещё немножко, и её новая «игрушка» самолично закопается в песок по самые уши, решено было отправиться во дворец, на поклон Повелителю драконов.

Кстати, дворцом это можно было назвать с очень большой натяжкой… Так, лабиринт соединённых между собой пещер, подземелий, тоннелей и гротов. Как уже говорилось, все драконы этого мира живут на Острове. Хотя если быть точнее, то на архипелаге. Чёрные драконы обитают на самом дальнем отсюда острове (мрачнее местечка не сыскать), алые – чуть ближе, а золотые – на самом первом, а по совместительству и самом большом острове. Эти драконы самые крупные, самые сильные, и этот их вид самый многочисленный. И хотя у каждого вида свой вожак, лидерство и власть папочки Сои’шена неоспорима. Да, в гневе он действительно ужасен… хотя когда он в хорошем расположении духа, я вообще предпочитаю тихо и мирно покончить с жизнью на ближайшем пеньке с верёвкой в зубах!

Кстати, о деревьях…

Их тут довольно-таки много, несмотря на то что весь Остров представляет собой целиком и полностью огромный скальный массив с крутыми пиками. Правда, деревья тут весьма специфические: с ветвистыми, толстыми корнями, могучими высоченными и толстыми стволами, густой и пышной кроной. Другие-то на горных склонах и не вырастут как бы… Плюс к этому обилие ползущих растений типа лиан – постоянная напряжёнка с обычной травой, но весьма хватает (даже чересчур, я бы сказала) хищных растений. Они, кстати, жрут всё без разбору: и насекомых, и птиц, и змей, и даже мелких зверьков. Кстати, запросто могут откусить и палец человеку. Хе, помнится, я как-то даже голову старшего братика Сои’шена в один такой цветочек запихала…

А что, нефиг мне было змей в сапоги засовывать! И ладно бы живых, так нет, мало того, что мёртвых, так ещё и оживлённых! А я потом бегала всё утро, аки нервная девица, и понять не могла, почему я их бью, а им хоть бы хны! Кстати, я не оговорилась: старший братец Сои’шена действительно владеет даром смерти, он – своеобразное исключение из всего семейства золотых драконов. Именно поэтому Сои’шен и является наследником, хоть он и младший в семействе. Ну, не считая того мелкого недоразумения с хвостиками, естественно, которое во время моего последнего визита вообще было ещё яйцом.

Так, на чём я остановилась? А, на дворце этих самых драгоценных пресмыкающихся!

Так вот, он расположен в этом самом скальном массиве, и издалека кажется, что в нём очень и очень много дырок! Причём они все практически одинакового размера и нереально ровной окружности. Это окна, если что. Но они же и двери, ибо через них драконы и покидают своё жилище, отправляясь сразу же из дома в свободный полёт. Драконы, что с них взять?

В самом центре горы, на приличной глубине находится тронный зал – огромный каменный мешок, свод которого украшает множество кристаллов горного хрусталя, которые отражают свет множества свечей, расположенных на крошечных выемках и уступах каменных стен. Наполированный до блеска и скользкий до невозможности гранитный пол усеян тысячами рун, которые рассказывают историю рождения этого мира. Или создания… я, если честно, не очень в этот хаос письменности вчитывалась.

«Что так?» – с любопытством спросил Таш.

«Они расположены в хаотическом порядке!» – ехидно ответила я, уже понимая, что дала полуэльфу новую мечту. Да уж, это для него не мечта, а дикое желание маньяка!

На другой стороне пика располагались небольшое плато (так, пара-тройка драконов в настоящей ипостаси позагорать бы смогли) и огромный вход в пещеру. Именно к нему нас и доставил Сои’шен. Доставил, естественно, не предупредив, а просто превратившись в золотистую ящерицу, сграбастал в лапы и уволок в свой дом родной, так сказать. За что тут же, естественно, и был бит…

– С возвращением, принц Сои’шен. – Разбор полётов, а точнее, их последствий неожиданно прервал на удивление приятный голос.

Появившегося на плато молодого человека, лет двадцати семи на вид (по человеческим меркам, естественно), казалось, ничуть не смутила молодая эльфийка, пытающаяся совершенно бессовестно придушить вышеупомянутого драконьего принца. Нет, а чего с ним ещё оставалось делать, если ему так и охота поиграть в злого дракона, похищающего принцессу?! Всё равно его таким способом не убьёшь, это проверено!

– Здравствуй, Кайи’шир, – лениво отозвался дракон, до этого изображавший полузадушенный труп с выпученными глазами, чем мне зверски напомнил Киртана. – Доложи отцу о моём прибытии, гостей я провожу сам.

Молча кивнув, дракон, в котором я с большим трудом узнала «правую руку» старшего братика Сои’шена (похорошел, зараза!), неспешно покинул плато, так и оставив меня, сидящую сверху на драконе. Который мгновенно прикинулся тихим и послушным трупом. Ри, кстати, всё это время явно пытался притвориться невидимкой, дабы мелкое недоразумение по имени Сей’ша оставило его таки в покое и прекратило засыпать вопросами.

– Я смотрю, это ходячее маниакально-депрессивное существо так и не изменилось, да? – сползая с дракона и задумчиво его попинав, спросила я, машинально вспоминая, что этого молчаливого типа я всегда почему-то побаивалась…

В глубине души, естественно.

– Что есть, то есть, – согласился Сои’шен, приоткрывая один глаз. Сообразив, что попыток убийства пока больше не ожидается, он живо подскочил на ноги и довольно потянулся. – Ну что, идём?

– Пойдём, – тяжко вздохнула я и, сцапав аронта за рукав, потянула его за собой вслед за уже входящим в жилище золотых драконов их принцем.

– Эль, я вот понять никак не могу, – задумчиво выдавил Ри, когда маленькая драконица, ужасно довольная и весёлая, ускакала вслед за братом, а мы немного отстали. – Ты так хорошо знаешь этих драконов… так чего же ты мне раньше не рассказывала о них?

– Мой маленький несмышлёный ушастик, – вздохнула я, – даже если бы кто-то и захотел рассказать о правящем роде золотых драконов, то чисто физически не смог бы этого сделать. Они перворождённые, и их власть над другими расами практически безгранична в каком-то смысле. Когда мы покинем сие уютное местечко, ты не сможешь поделиться своими впечатлениями даже с Сайтосом, и даже под принуждением. Сможешь сказать только то, что они тебе позволят. Кстати, куда разогнался, а? Видишь вот этот каменный постамент? Здесь придётся оставить всё своё оружие и амулеты. И не морщись, я тоже не хочу этого делать, но таковы порядки.

– И даже ты не сможешь? – недоверчиво спросил Ри, с явным неудовольствием снимая с себя пояс, который был нашпигован всякой всячиной. – Ты же наполовину Хранитель!

– И даже я, – кивнуло моё скромное высочество, избавляясь от сайшесса, кинжалов, палочек, ритуального кинжала и даже ленты на шее. – К сожалению, я не сильна в ментальной магии, а вот драконы ею владеют в совершенстве. Хотя это даже магией назвать сложно. Это вообще нечто невообразимое, в котором даже Ташу в жизни не разобраться, да простит меня его нынешнее уязвлённое самолюбие. Драконы сильны настолько, что нам с тобой, мой затисканный друг, и не снилось.

– Так, подожди, – прищурился аронт, который вроде бы уже избавился от всего оружия, но всё равно ещё продолжал обшаривать собственные карманы и складки в одежде, – хочешь сказать, что они всесильны?

– Что-то вроде того, – не стала я вдаваться в подробности, мучительно соображая, что мне делать с кольцом и обручальными браслетами.

– Эль! – Дроу, забыв про всё, судорожно вцепился в мою руку, лихорадочно блестя глазами. – Так, может, попросить их о помощи? Им же раз плюнуть – и всё, нет Эрратиана, сестрёнки Шайтанара, и вообще никаких проблем!

– Тьфу на тебя! – Я с трудом высвободила свою бедную конечность из цепких лап этого наивного чуда. – Если бы всё было так просто, то я давно бы уже так и сделала! Тут всё сложнее, чудо ты лохматое. У всех драконов на первом месте стоит один принцип: невмешательство в проблемы других рас. Должно произойти не знаю что, чтобы они подняли свои золотые попы и примчались к нам на помощь. Я же права, Сои’шен, ящерка ты моя любимая?

– Конечно, принцесса. – Дракон, естественно слышавший весь разговор, подошёл ближе и взял меня за руку, заставив прекратить теребить кольцо в тщетной попытке снять его с пальца. – Это можно оставить. А вот браслеты придётся снять.

– Э-э-э… – ошарашенно протянула я. – Каким это образом?! Вместе с руками, что ли?!

– Зачем же идти на такие крайние меры? – невинно улыбнулся Сои’шен и легко провёл ладонью над браслетами. Не было ни единого звука, ни свечения, ни вспышки магии… Просто-напросто браслеты с тихим щелчком открылись и со звоном упали на пол.

Вот это ёжики пушистые… Они же не должны были открыться! Независимо от магии, независимо от обстоятельств, браслеты снимаются только тогда, когда расторгается помолвка, причём с обязательным согласием одной из сторон! Так, ладно, вдох-выдох, спишем это всё на магию драконов… Но, хрдыр, я вместе со своей пяткой в диком шоке!

Сразу стало как-то неуютно и одиноко, что ли. И мало того, что я почувствовала себя несколько неуверенно, так ещё и ощущение спокойствия и надежности пропало! Ох, не нравится мне всё это… Какой-то прямо дурной знак.

Я даже не сразу поняла на фоне всех этих ощущений, что Сои’шен перешёл на нормальный язык, нацепив маску серьёзности, спокойствия и приветливости. Значит, кто-то из драконов находится в непосредственной близости.

– Ни? – Положив мне руку на плечо, дракон внимательно вгляделся в мои глаза. – Всё в порядке? Выглядишь несколько потерянно.

– А? – тут же нацепила я улыбку, засовывая эмоции как можно глубже, чтобы даже отголоска их не осталось. – Идём, я уже почти морально готова к встрече с твоим немного неадеква-а-а… досточтимым отцом! Вон уже и Кайи’шир из-за угла выглядывает, явно нас ждёт!

– Хорошо! – прищурился Сои’шен и пропустил меня вперёд. Но только для того, чтобы тут же меня обогнать и мимоходом ущипнуть за пятую точку, тихо шепнув на ухо: – Но учти, я тебе не поверил.

Вот же маленький чешуйчатый гад… Я тебе ещё это припомню!

Всю дорогу до главного зала (он же тронный) я шла в раздумьях, Сои’шен вёл неспешную светскую беседу с Кайи’широм, а Ри усиленно вертел головой по сторонам, разглядывая убранство коридоров. Хотя какое там убранство? Драгоценные и полудрагоценные камни в потолке, каменный пол с причудливым природным узором да сотни, а может, и тысячи свечей в канделябрах на стенах. Плюс к этому – огромная высота и ширина этих самых коридоров. Драконы предпочитают не заставлять коридоры и комнаты лишней мебелью, ибо маленький дракончик – это всё равно что маленький ураганчик! Сломает, разобьёт, разрушит, погрызёт и испепелит за пару минут всё, что люди делали веками! Тут выражение «маленькие детки – маленькие бедки» ну вообще никак не подходит.

– Прошу. – Распахнув перед нами тяжёлые каменные двери с ручками в виде огромных бронзовых колец, Кайи’шир слегка поклонился.

Глубоко вздохнув, как перед погружением в ледяную воду, я уверенно (дрожащие коленки не в счёт!) вошла в зал, потянув за собой Ри. Тут же за нами с неприятным звуком захлопнулись двери, и я прямо кожей почувствовала, как в меня впились десятки глаз. Таки Повелитель драконов, несмотря на предупреждение, был не один.

– Похоже, что у нас гости, – раздался властный, несколько жёсткий голос, заставивший Ри нервно сглотнуть. Владелец же этого самого голоса медленно поднялся со своего места – огромного трона с широкими подлокотниками, просторным, ровным и гладким сиденьем и высокой спинкой с острыми пиками наверху – и коротко приказал: – Оставьте нас.

Пока собравшиеся здесь драконы медленно покидали зал, я позволила себе оглядеть Повелителя драконов с головы до ног. Хм, надо же, а он ни капельки не изменился! Высокий, властный, с могучим телосложением, красивым мужественным лицом, несколько холодными карими глазами и невероятно густыми волосами до плеч, тёмно-каштанового цвета, но с золотистым отливом. Уверенность и власть в каждом движении, в каждом взгляде… Он был рождён повелевать. Он мудр, он красив, он величествен. Он – старейший из драконов.

– Подойди ближе, дитя моё, – приказал дракон, сделав пару шагов. Полы его одеяния, больше похожего на чёрную шёлковую накидку, которая держалась только на одном плече при помощи круглой золотой броши, едва коснулись пола. Хех, а я-то всегда думала, почему никто и никогда не подметает эту залу?

«Нахальная девчонка!» – прозвучал жёсткий голос у меня в голове, одновременно с этим глаза Повелителя чуть сощурились. Этого было бы достаточно, кстати, чтобы его не самые слабонервные и уже привыкшие ко всему подданные шарахнулись в разные стороны. Но это они, а то я. Как шла себе, беспечно шаркая ногами, так и шла, пока не приблизилась к дракону на расстояние в пару шагов. И этого хватило, чтобы Повелитель моментально преобразился до неузнаваемости.

– Моя маленькая Ни приехала! – Завопив совершенно неприличным образом, Повелитель бросился ко мне на шею, распахнув руки. Я по привычке спокойно ушла в сторону, и в объятиях дракона оказалась пустота. Сообразив это, дракон развернулся и снова бросился на меня: – Ну не будь такой букой!

– Эх, когда же он повзрослеет? – со вздохом закатила я глаза, ещё раз шарахнувшись в сторону.

– Ты такая хорошенькая, совершенно не изменилась! – радостно заулыбался дракон, уже медленно и не спеша ко мне подкрадываясь.

Я же, в свою очередь, начала медленно пятиться, выставив вперёд руки:

– Спокойствие, ваше величество, вдох-выдох! Кстати, Сои’шен, будь другом, накапай Ри сердечных капель, а то он уже, по-моему, посинел.

– Ни-эль! – раздался за моей спиной звонкий голос, и я едва успела нагнуться, прежде чем меня чуть не снесла младшая дочурка этого вот малость неадекватного старикашки.

Нет, честное слово, я когда-нибудь чокнусь с этими драконами! Тем более теперь, когда на меня наступают уже двое. Хм, интересно, я успею добежать до дверей, прежде чем меня банально затискают, или нет?

– Ай! – завопила я, когда мне кто-то подставил невидимую подножку, причём явно магическую, и я со всего маху хлопнулась спиной на пол, чем и не преминул воспользоваться папик Сои’шена. – Хрдыр, не надо меня тискать, я же так задохнусь! И не стоит трепать меня за щёки, я ж не ваша пятиюродная племянница, а вы не моя добрая тётушка! Да что ж такое! Вашество, я тоже очень рада вас видеть, но не надо так крепко меня обнима-а-ать… Блин, Сеш’ъяр, я убью тебя!

Откуда-то из-за трона раздался злорадный смех дракона-некроманта, которому я и была обязана свершению этих «дружеских» объятий. Да уж…

Прибытие в сумасшедшую семейку золотых драконов состоялось.

Глава 22

Селениэль

– Ри-и-и-и… – ласково протянула я, усевшись на небольшой мраморный столик овальной формы, под который мой любимый и неповторимый ученик умудрился каким-то образом залезть. – Вылазь!

– Ни за что!

– Ри, солнышко моё лучистое, – приторным голоском снова позвала я, болтая ногами в тщетной надежде стукнуть аронта по пятой точке. Хм, он там вчетверо сложился, что ли? – Это всего лишь праздничный обед в честь нашего приезда, в тесном семейном кругу… Тебе же не на эшафот идти в самом деле.

– А у них тут есть эшафот? – раздался глухой голос, полный надежды. – Покажи где, и я с радостью там поселюсь!

– Не обольщайся, – фыркнула я. – У драконов не принята смертная казнь. Либо тюрьма, либо изгнание. Так что хватит строить из себя великомученика в предынфарктном состоянии, вылазь давай!

– И не подумаю! – раздался решительный возглас, потом лёгкий стук, неясная ругань и ещё более решительный ответ: – Мне тут тепло, хорошо и уютно!

– Вот не ври, – усмехнулась я, щурясь от лучей солнца, проникающих в огромное круглое окно комнаты, которую нам с Ри выделили на время проживания. – Пол жёсткий и холодный, да и тесно там…

– Это точно, – раздалось кряхтение дроу, но выползать из своего укрытия он даже не подумал. – Хоть бы ковёр постелили, что ли…

– Глупый, глупый ушастик, – закатила я глаза, мельком взглянув на действительно несколько скудную обстановку комнаты.

Весь так называемый замок обставлен с расчётом первой ипостаси драконов. Широкие коридоры, каменный пол… и минимум того, что можно сломать, поцарапать, сгрызть и сжечь в рекордно короткий промежуток времени. Что поделать – маленькие драконы лёгким и послушным нравом не отличаются.

Кстати, истинная правда! Взять, к примеру, нашу временную комнату.

Довольно просторное помещение с огромным круглым окном. Справа от него – большое овальное зеркало в золочёной раме, слева – широченная кровать, хотя если детально разбирать сей предмет интерьера, то это монолитный кусок скалы, со своеобразной невысокой, но широкой спинкой. Изначально этот каменный выступ тут и был, его просто немного подшлифовали, придав прямоугольную форму. Оригинальное спальное место с парой-тройкой перин, множеством подушек и приятного песочного цвета покрывалом, под которым можно найти парочку одеял и тонкие льняные простыни. Я в принципе понимаю, зачем это сделано. Как когда-то объяснил Сои’шен – проще поменять сгоревшую перину, чем каждый раз менять кровать.

Кстати, я в этом на собственном опыте убедилась! Когда ко мне по ошибке забежал мелкий дракончик, дитё кого-то из золотых драконов. Комнату потом пришлось три дня от копоти отмывать! Именно тогда я дала себе зарок: не появляться у драконов в первые несколько десятков лет после появления у них потомства. Драконята лет так до семидесяти не умеют и не могут превращаться в людей. У них очень велико сходство с маленькими шкодливыми щенками… Самое «смешное» в том, что взрослые драконы им всё позволяют! Это потому, что драконы обзаводятся потомством не так уж часто.

– Я домой хочу… – жалобно проскулил Ри из-под стола. – Эль, вот зачем ты меня сюда притащила, а?

– Эй, этого в планах не было! – искренне возмутилась я. – Все претензии к Сои’шену! Я не в курсе, чего это он тёмного эльфа вдруг решил познакомить со своим семейством. Насколько я помню, тёмных тут не особо жалуют и принимают только в крайних случаях. А в последнее время так вообще ходили слухи, что тёмным расам вход на Остров строжайше запрещён.

– Хм… – раздался задумчивый вздох, и наконец из-под стола появилась знакомая лохматая голова. – Эль, а ты откуда столько про драконов знаешь?

– Я же говорила, что была здесь. – Пожав плечами, я машинально запустила пальцы в шевелюру аронта. – Не раз и даже не два. Я могла пропадать здесь годами. Драконы и лунные эльфы – перворождённые. Они обязаны дружить. Только друг от друга наши расы могут не ожидать удара в спину, и дело даже не в простом доверии или уважении, не говоря уже про всё остальное. Здесь нечто большее, что-то вроде невидимой связи… Ай, да не знаю я, как это объяснить, чего пристал?!

– Просто интересно стало, – почесал нос Ри и, кряхтя, всё-таки выполз на четвереньках из-под стола. Встал, отряхнул штаны и с улыбкой заявил: – Так, где там предложенные шмотки для облачения к обеду? Давай уже переодеваться.

– Э-э-э… – изумлённо протянула я, пытаясь справиться с нервным иканием, вызванным резкой переменой настроения этого лохматого недоразумения. – Ты чего это вдруг передумал, а?

– Как это чего? – нахально удивился аронт. – Сказала – надо, значит, будем дружить!

– Да ладно, – лукаво сощурилась я. – Ну, смотри, обратной дороги нет! И не заявляй потом, что ты такого не говорил!

– Ха! – фыркнул этот наивный тёмный эльфик. – Я знаком с тобой и Сайтосом, меня уже ничем не напугаешь!

Я только мысленно усмехнулась. Ох, какой наивный маленький ирбис… Ты ж ещё просто не знаешь, в чём тебе придётся ходить во всё время пребывания у драконов!

М-да…

Вот кто мне скажет, за что мне такое наказание, а? Мало того, что обед пришлось отложить как минимум на час из-за великого нехотения моего ученика влезать в предложенную одежду (пять попыток смыться через окно, восемь вернуться под тот же столик, ещё парочка слиться с каменной стеной, три залезть в шкаф и одна под него плюс ещё бомбардировка настойчивой меня кучей подушек и напрасная попытка закопаться в перины), так теперь ещё и этот самый обед бегает по всей тарелке!

Попробовав ещё пару раз потыкать вилкой в сочные бараньи рёбрышки (чего они шустро избежали), я зло покосилась на Сеш’ъяра, сидевшего за столом напротив меня и пытавшегося сделать вид, что он очень уж занят поглощением своего обеда и к моей взбесившейся еде совершенно не причастен, и со вздохом отодвинула тарелку. Вот говорили мне все магистры Академии в своё время, что у меня удивительная сила и из меня получится великий некромант… Да они просто это чудо чешуйчатое не видели! Этот дракон вытворяет подчас такое, что даже у меня волосы на голове дыбом встают!

По идее прожаренные косточки, так же как и варёные, ни одному некроманту не поднять. Таков закон природы. В таких костях не остаётся уже ничего, к чему можно было бы привязать нити заклинания. Именно поэтому трупы людей после пожаров, поджогов и общения со злыми драконами никогда не допрашивают. Толку ноль!

И естественно, существуют некоторые зловредные исключения в лице вот этого дракона (его рождение с таким даром вообще исключение из всех мыслимых и немыслимых правил и запретов) и… меня. Удалось же мне поднять скелет того голубя в Айтраске! Хотя он, помнится, запечённый был. Но всё равно, клянусь любимыми тапочками – Сеш’ъяр сильнее меня раз так во… много. Честное эльфийское, тут даже сравнивать нечего! Хех, вот были бы мы с ним злодеями, давно бы уже мир захватили, а Эрратиан тихо и миро почивал бы на дне какого-нибудь особо глубокого ущелья…

Так, ладно, чего-то меня заносит немножко, причём совершенно не в ту сторону!

Хотя… было бы просто великолепно, если бы Сеш’ъяр хоть немножечко помог…

– Я не могу, Ни, – отложив вилку, мрачно произнёс дракон, смотря прямо на меня спокойным, но внимательным взглядом. – Это не моя война, а твоя.

За столом, где царила оживленная беседа Сои’шена с Ри и Повелителя с Кайи’широм (только благодаря последнему обед не превратился в обычный и повседневный для этой семейки цирк), мгновенно воцарилась едва ли не звенящая тишина.

– Война? – мгновенно насторожилась я, отодвинув подальше тарелку с салатом. – Сеш, ты уверен?

Прикрыв глаза, дракон едва заметно наклонил голову.

Ну ни хрдыра себе…

– Эль? – Под столом, едва заметно, аронт подёргал меня за краешек белой шёлковой полупрозрачной туники, которая была намотана на моё тело и держалась только на одном плече с помощью изящной броши. – О чём это он? Какая война?

– Кайи’шир, это действительно так? – повернулась я к молодому дракону, у которого, как я знала, дар предвидения был развит куда лучше, чем у всех остальных драконов, включая самого Повелителя. Что и позволило ему настолько приблизиться к правящему роду. Хотя это и даром назвать нельзя… драконы просто ЗНАЮТ, что будет.

– Да, Ниэль. – У этого дракона никогда не хватало духу называть меня так же, как Сои’шен. – Грядут перемены, и они уже очень близко.

– Тебе надо выполнить то, для чего ты сюда приехала, – не стал молчать и Повелитель, – и немедленно.

– Это только приблизит конец, – заметил Кайи’шир, промокнув губы салфеткой.

Вот и как они могут так спокойно об этом говорить, а?

– Да о чём вообще речь?! – неожиданно взвыл Ри, аки один мой знакомый раненный в попу вампирчик.

Только вот сейчас я тут была совершенно ни при чём.

– О том, что грядут большие неприятности на наши с тобой пятые точки, – вздохнула я, вставая из-за стола, – и не только на наши. Я должна идти, Ри. Повелитель позаботится о тебе, я надеюсь?

– Конечно, Ни, – серьёзно кивнул дракон. – Сои’шен доставит тебя к храму.

– Спасибо, – так же на полном серьёзе кивнула я. – Ри, дождись меня, хорошо?

– Э-э-э… – шокированно выдавил из себя дроу. – Да я, собственно, не против, но я всё-таки хочу знать, что происходит!

– Потом объясню, – вздохнула я и, потрепав моего любимого эльфа по волосам, направилась вслед за кронпринцем к окну, из которого он только что сиганул.

Закатив глаза, я бегом преодолела расстояние до этой круглой форточки и выпрыгнула следом.

Способ, конечно, шокирующий для посторонних лиц (хотя откуда им тут вообще взяться?), но весьма приятный. Быстрый полёт, свистящий ветер в ушах, всё быстрее и быстрее приближающаяся спина золотого дракона… Ой, а чего это он в этот раз так низко опустился?!

Обычно, выпрыгивая из окна, Сои’шен пролетал порядочное расстояние и, превратившись в дракона, быстро начинал подниматься вверх, чтобы мне меньше было лететь и я не отбила ноги при приземлении. Мой обычный полёт составлял локтей десять – пятнадцать, не больше, а тут все тридцать – сорок!

От души выругавшись, я несколько раз перекувырнулась в воздухе, чтобы хоть как-то погасить скорость, шлёпнулась на гладкую чешуйчатую спину и… естественно, покатилась по ней, здорово отбив пятки и вроде бы подвернув лодыжку. Хорошо, хоть Сои’шен додумался задрать хвост, и я зацепилась за него, обняв руками и ногами, как самое родное существо. Правда, хорошо приложилась носом при этом, но это не суть.

Помотав головой, чтобы немножко прийти в себя, удивилась собственной неуклюжести и, почти резво подскочив, дождалась, пока дракон выровняет тело в полёте, и бегом перебралась к нему на шею. Где и уселась с чистой совестью, поджав под себя ноги и вцепившись руками в один из рогов на его голове. При всём желании у меня бы просто не получилось обхватить могучую шею дракона ногами, а сидеть на шпагате – это, знаете ли, удовольствие ещё то! Нет, неудобства мне бы это не доставило, но зачем такие позы во время полёта?

Кстати, насчёт полета…

«Прости, Ни, – раздался голос у меня в голове, – я немного задумался».

– И о чём же задумался кронпринц драконов, причём до такой степени, чтобы чуть не угробить свою давнишнюю знакомую? – хмыкнула я, понимая, что если уж Сои’шен допустил такую оплошность, то дело намного серьёзнее, чем я думала.

«Прости», – только и ответил дракон.

Так, ясно, по прибытии на место поговорим. Кстати, о прибытии: вон уже виднеется и нужный нам остров, совсем небольшой, притулившийся аккурат посередине между островами, принадлежащими золотым и алым драконам. До него было лететь-то всего ничего: минут пять, не больше, и очень скоро Сои’шен начал снижаться. Я взглянула вниз, где огромные волны накатывали на побережье острова, на котором не наблюдалось вообще никакой растительности, и тут же скатывались обратно, словно торопясь покинуть его.

Действительно, небольшой остров, с каменистым берегом, ходить по которому босиком практически невозможно. Я один раз попробовала и тут же изрезала себе все ноги об острые края камней всевозможных размеров и форм. Правда, было тут одно исключение – достаточно широкая и ровная тропа из плотно подогнанных друг к другу камней, которая вела непосредственно к храму, что стоял в самом центре острова. Дорожка была весьма короткой, шагов в пятьдесят, а вот количество каменных ступеней, которые придётся преодолеть, чтобы добраться до храма, наводило тихий ужас. Пока доберёшься до этого огромного здания из гранита с множеством колонн и отсутствием окон, восемь раз передумаешь! Наверное, это своего рода проверка: дойдёшь до храма – получишь ответ Хранителя Огня, свернёшь с дороги на полпути – значит, не заслужил, ибо слаб духом и всё такое.

М-дя… как же Хранители любят устраивать подобные испытания!

Так, тормозим на поворотах! А что, если и мне устроили это самое испытание? И если да, то тогда за каким лядом, спрашивается? И что мне за это будет, а? Так, список вопросов к кое-кому значительно прибавился…

«Пути Хранителей неисповедимы, – заметил Сои’шен. – Мы прибыли, Ни».

– Вижу, – вздохнула я и, свесив ноги, соскользнула вниз, прокатившись по гладкой чешуе крыла, которое дракон вытянул, чтобы мне было удобнее. Самое удивительное, но накидка даже не задралась! Впрочем, чему я удивляюсь, её ведь шили драконы. А вот лодыжку я действительно подвернула, причём так, что встать на неё не могла вообще! Так, а как же я теперь по ступенькам сандалить буду, кто мне скажет?

«Поспи, Ни. Времени до полуночи ещё предостаточно, а отдохнуть тебе не помешает!» – заметил дракон.

– Наверное, ты прав, – пораскинув мозгами, согласилась я и, немного повозившись, устроилась прямо на лапах дракона, который так и остался лежать на каменном побережье, не задумываясь о том, к чему же тогда была такая спешка. А зря.

Тело и голова Сои’шена создавали прохладную тень, и, хотя чешуя дракона уже успела впитать тепло солнца, меня обдувал свежий морской бриз. Так что неудивительно, что очень скоро я задремала, окончательно расслабившись.

Проснулась резко, словно от толчка. Подняв голову, с изумлением поняла, что уже наступила полночь и вокруг опустилась тьма, укутав морскую гладь, удивительно спокойную в это время. Тьма укутала море, но не остров.

«Тебе пора, Ниэль», – как-то невесело произнёс Сои’шен, смотря не на меня, а на полную луну в небе.

– Я знаю, – задумчиво кивнула я, рассматривая свою светящуюся в лунном свете кожу. – Я скоро вернусь.

Дракон даже не повернул головы. Только потом, когда я уже преодолела все ступени и, изрядно запыхавшись, входила в храм, он проводил меня долгим, грустным взглядом, который отлично чувствовался всей кожей. Лодыжка меня уже совершенно не беспокоила.

Храм, квадратный снаружи, но идеально круглый внутри, встретил меня не то что прохладой, а самым настоящим могильным холодом! Вот зачем нужно было использовать именно гранит для постройки, он же тепло не проводит совершенно?!

Тут у меня, эльфийки, зубы от холода стучат, чего уж говорить о людях-то?

Я криво усмехнулась, оглядывая непроглядную тьму, царившую в помещении, и, резко взмахнув рукой перед собой, отправила в свободный полёт волну огня. Сразу стало не только светлее, но и значительно теплее. Постепенно разрастаясь, очень скоро огонь достиг стен, и разом вспыхнули десятки факелов на стенах. Когда мой огонь исчез, я смогла разглядеть высокий свод потолка и стены, на которых были вырезаны сцены великих битв времён зарождения этого мира. Впрочем, боевые схватки или же усеянный древними письменами пол меня мало интересовали. Куда более моё внимание привлёк каменный алтарь, что находился посередине храма. Грубо отёсанный, покрытый бурыми пятнами и мелкими трещинами, здоровый кусок камня высотой мне примерно по пояс, на котором лежал кинжал, сверкая лезвием в свете огня. Рукоять его была простой, обтянутой кожей, значительно потёртой, а вот лезвие блестело, словно его только что почистили и отполировали.

Усевшись на алтарь (эх, никакого во мне уважения!), я задумчиво провела пальцем по острию. Кто ж, мне интересно знать, его затачивал, а?

Для жертвоприношения нужно острое оружие, так что ничего удивительного в этом кинжале нет. Да, именно жертвоприношение, вы не ослышались! Для того чтобы вызвать Ариархата, Хранителя Огня и Воинского искусства, необходимо зажечь этот самый огонь и пролить кровь на алтарь. Правда, это нужно сделать вручную, но мне банально лень.

Да и жертвы у меня нету, даже какой-нибудь крыски на последнем издыхании в кармане, которого, впрочем, и нет, не завалялось, так что пойдём другим путём. Вообще на роль жертвы подойдёт любое живое существо, будь то хоть мышка, хоть баран, хоть… человек. И это правда! Если у тебя нет с собой кого-нибудь мелкого и живого (правда, чем меньше животинка, тем меньше шансов, что Хранитель ответит на твой зов), то ты можешь принести в жертву себя. Это почти гарантированный способ получить ответ на свой вопрос или просьбу перед своим последним вздохом. Были и такие случаи, самые отчаявшиеся люди когда-то давно заканчивали свой жизненный путь на этом алтаре…

Ухмыльнувшись, я с силой вогнала кинжал в алтарь. Хоть и неглубоко и с большим трудом, но лезвие всё же вошло в камень, а я крикнула в пустоту:

– Эй, упырь огненный! Тащи сюда свою вооружённую божественную попу, пока твой храм ещё тут стоит в целости и сохранности! А то я же его разберу немножко…

Мне ответила тишина… Но спустя пару секунд раздался громоподобный голос, отражающийся от стен так, что казалось, он раздаётся со всех сторон сразу:

– Кто ты такая, смертная, что решилась поиграть с Огнём? Твоя жизнь не стоит и пыли на моём мече!

– Что, давно своей железякой не пользуешься и она уже успела пылью покрыться? – фыркнула я, сложив руки на груди. – Выходи давай, огненный ты мой, яви сюда свои грозные вооружённые мощи!

– Ниэль? – Голос резко сбавил обороты, и передо мной появился мужчина довольно-таки могучего телосложения. – Ты, что ли?

– Ну уж не жёнушка твоя, – хихикнула я, оглядев с ног до головы того самого легендарного Хранителя, бога можно сказать. А по совместительству – и моего дядю. – Кстати, как поживает дражайшая супруга?

– Не напоминай, – невольно передёрнул плечами мужчина. – Дай-ка я лучше тебя обниму!

Я с радостью прильнула к дяде, вдохнув давно позабытый лёгкий запах дыма от костра. Ой, а я по нему жутко соскучилась, оказывается!

Отстранившись, я с удовольствием оглядела Ариархата с ног до головы, понимая, что он ни капли не изменился. Широченные плечи, чёрные, как сама ночь, с кроваво-красными отблесками, густые, чуть волнистые до плеч волосы, упрямый подбородок с обилием щетины, нос с горбинкой, высокий лоб, чуть пухлые губы, мохнатые брови и выразительные, чуть узковатые, карие, почти чёрные глаза.

О, теперь я поняла, кого Киртан мне напоминал, когда я была человеком! Глаза! У них с Ариархатом очень похожи глаза! Неужели Хранители брали его типаж, когда создавали расу ятугаров?! Или же это он сам, по своему образу и подобию, так сказать…

– Не был, не участвовал, не привлекался, – усмехнулся дядя, присаживаясь на край алтаря и утягивая меня за собой.

– А в чужой голове лазить нехорошо, – ворчливо заметила я, усаживаясь рядом с ним и машинально замечая пару кинжалов в его потёртых сапогах в придачу к тяжёлому двуручному мечу, рукоять которого красноречиво выглядывала из-за правого плеча. Одет, кстати, Ариархат был просто: в свободную чёрную рубаху и чёрные же штаны из тонкой кожи, местами с заплатками. Хех, не в шелках же ему щеголять, в самом деле?

– Да какая же она чужая? – Улыбнувшись, мужчина потрепал меня по волосам. – А ты выросла, племянница. И ещё больше похорошела с тех пор, как я в последний раз тебя видел.

– Ты тогда не пришёл на мой и Марка день рождения, – грустно улыбнулась я. – А ведь это был мой последний день рождения.

– Прости, Ниэль. – Притянув меня к себе, Ариархат поцеловал меня в висок и, приобняв за плечи, положил мою голову к себе на плечо. – Я не знал, что так получится.

– Ты и не знал? – хмыкнула я. – Сказки рассказывать будешь жене своей, когда станешь объяснять, почему от тебя эльфийкой пахнет! Ты ведь Хранитель, ты не мог не знать.

– В том-то и дело, – покачал головой Хранитель. – Я не знал, и твоя мать не знала. Именно поэтому случилось то, что случилось. Мне правда очень жаль. Знай я, что в ту ночь ты погибнешь, ни я, ни Сайнарина бы этого не допустили. Твоё время ещё не пришло, ты должна была жить.

– Но всё же я выжила… если это можно так назвать. И всё благодаря маме, – вздохнула я. – Ари, как она там?

– Скучает по тебе и Марку, – улыбнулся мужчина. – И жалеет, что не может тебя увидеть. Ты же знаешь…

– …Хранителям запрещено вмешиваться в жизнь смертных, – закончила я за него. – Знаю, и от этого ещё грустнее… Так, погоди-ка, разговорчивый ты мой! Ты же сказал, что если бы ты и мама знали, то не дали бы мне погибнуть! Но вам же нельзя вмешиваться! И как это всё называть?

– На всё существуют исключения, малышка, – как-то отстранённо произнёс Ариархат. – Если вмешивается один Хранитель, то имеет право вмешаться и другой, чтобы исправить то, что первый натворил.

– То есть… – прищурилась я, – ты хочешь сказать, что я умерла от руки кого-то из Хранителей?!

– Не совсем так, – уточнил мужчина. – Кто-то подсказал Эрратиану, как вызвать Гончих, которые при желании сумеют убить лунного эльфа. И когда мы об этом узнали, было уже поздно, хоть и не окончательно. Твоя мать вмешалась, и ты выжила, пусть и получила возможность вернуться в этот мир только спустя двести лет.

– Офигеть, – поражённо выдохнула я. – Значит, этот вампирёныш ненавидел меня уже тогда?! И кто же такой умник выискался, который решил ему помочь, а?

– Я не знаю, – покачал головой Ариархат.

– Дядюшка Ари, – ехидно пропела я, соскользнув с холодной каменюки и встав перед Хранителем, сложа руки на груди, – ты ведь сейчас нагло мне врёшь!

Тот только руками развёл, намекая, что он действительно ничего не знает. А если и знает, то всё равно ничего не скажет.

– Упырь с ним, с тем случаем, – отмахнулся дядя, убирая прядь волос, упавшую на лицо. – Скажи лучше, зачем ты здесь? Про то, что соскучилась, можешь даже и не заикаться. Я знаю, что у тебя и так дел навалом, чтобы вот так просто в гости заскочить. Помолвка с демоном, например, должна занимать все твои мысли.

– Ты уже в курсе? – Настороженно косясь на хитро улыбающегося дядю, я забралась обратно на алтарь. – Надеюсь, претензий к этому нет?

– Нет, – басисто расхохотался Ариархат. – Я уже давно усвоил, что своей жизнью распоряжаться будешь только ты сама. Так что выходи за кого хочешь, хоть за князя Эренриха. Кстати, он нравится мне намного больше в роли зятя, чем твой демон. Ну, это так, к слову… Так что же всё-таки привело тебя сюда?

Так, суду всё ясно… Вопрос о создании ятугаров снимается с рассмотрения.

– Мне нужно знать, где находится вторая половина артефакта Величия, – повернулась я к Хранителю, который недовольно наморщил лоб после этих слов. – И как он выглядит, хоть примерно.

– Артефакт Величия… – задумчиво протянул дядя Ари и вдруг щёлкнул пальцами, явив на свет сноп искр. – А, это та побрякушка, которую я как-то состряпал от нечего делать! А тебе-то она зачем?

– Зачем, зачем! – передразнила я его. – Буду уничтожать то, что ты, как ты выразился, «состряпал»! Чем ты вообще думал, а? Из-за этой побрякушки кое-кому нехорошему крышу снесло и погибла куча народа!

– Всё, понял, – примиряюще поднял руки Хранитель. – Я вообще-то не для этого его создавал, ну да ладно. Как он выглядит, малышка, я, если честно, в упор не помню. Но могу отследить, если хочешь, где он находится.

– Будь другом, – кивнула я.

Минут так на пять дядя ушёл в глубокую нирвану, забыв даже, что необходимо изредка шевелиться или хотя бы моргать, а то сидит, как пенёк вооружённый, даже скучно как-то!

Когда он пришёл в себя, я уже готова была начать расшифровывать руны на полу.

– Ну, что там? – подпрыгнула я от нетерпения, заметив, что мужчинка уже вполне осознанно моргает. – Где эта знаменитая побрякушка?

– Там, где ты весело проводила время, в то время когда сама там никогда не была, – усмехнувшись, ответил Ариархат, поднимаясь с алтаря. – Прости, но это всё, что я могу тебе сказать.

– А? – Моя челюсть совершенно неэстетично отвисла, а брови ушуршали куда-то в район затылка. – И как это понимать?

– Ты же умная девочка, сама всё поймёшь. – Наклонившись, дядя поцеловал меня в лоб и, шагнув в сторону, произнёс: – Иди, Сеш’ъяр уже ждёт тебя.

– Сеш’ъяр? – ещё больше удивилась я. – Меня же принёс сюда Сои’шен!

– Ну, ты же собиралась посетить вожака чёрных драконов? – Лукаво подмигнув мне, Ариархат исчез, только его голос прозвучал, отражаясь от каменных стен: – Скоро увидимся, племянница.

– А-а-а!.. – взвыла я, яростно пиная алтарь. – Да чтоб у тебя семейство ёжиков в кровати поселилось! Что за привычка говорить намёками?!

Попинав ещё немного каменную глыбу, дабы выпустить пар и не разобрать этот храм по камешку, я сжала кулаки и выдохнула. Так, спокойно, Ниэль, ты же знаешь, Хранители не вмешиваются в дела людей, а если и вмешиваются, то только через кого-то и напрямую никогда ничего не говорят… Подумай, что-то же его слова должны значить…

Оперевшись пятой точкой на алтарь, я задумалась. Где мне было весело?

Дома, в Эвритамеле? Однозначно. С появлением Кристиана и Ости мне вообще скучать никогда не приходилось. У драконов? Там всегда один сплошной цирк был. В Динтанаре? Нет, не то, там особого веселья в рядах ранхаров не было. У тёмных эльфов? Расстройство помолвки Летрака я, конечно, никогда не забуду, но мне кажется, что это не то. Скайра? Нет, там мне было уютно, это немного не то. Айтраск? Вообще мимо. Натинало? Очень и очень может быть. Эллидар? Да, там мне не приходилось скучать!

Итого, у меня четыре подходящих места, правда, драконов можно вычеркнуть, они такими вещами не занимаются, они вообще предпочитают не связываться с артефактами. Тем более что, если бы эта цацка была здесь, драконы давным-давно притащили бы её в этот самый храм. Так что остаётся всего три варианта: Эллидар, Эвритамель и Натинало. Последнее тоже отпадает, Таш обязательно был бы в курсе, я в нём не сомневаюсь…

Эвритамель? Навряд ли, но всё равно его вычеркивать не стоит. Хотя, если изначально половина артефакта была у ятугаров, вряд ли вторая оказалась бы у лунных эльфов. Так что остается только Эллидар.

Уф-ф-ф… легко сказать! Допустим, круг городов я сузила, но всё равно это ведь не маленькая деревенька, а крупнейший человеческий город! И потом, он сказал, что в том месте, где я никогда не была, половина артефакта и находится… Но мы ведь с близнецами в своё время облазили весь Эллидар вдоль и поперёк!

Нет, всё, у меня голова идёт кругом!

Тоскливо вздохнув, я уныло побрела к выходу, погасив все факелы взмахом руки. Одно поняла точно: хотя я и собиралась навестить чёрных драконов денька через два-три, придётся к ним топать прямо сейчас. Сеш’ъяр ведь здесь не просто так, да и намёк Ариархата я прекрасно поняла. Хотя бы этот намёк.

Дракон-некромант меня действительно ждал, развалившись прямо на ступенях храма, вытянувшись во всю свою немаленькую длину и вцепившись когтями в скалы по обе стороны от лестницы. Ничего не сказав, я забралась на шею дракона, использовав изогнутые рога на его голове в качестве ступеней. Их, кстати, было четыре, а не пять, как у Сои’шена, да и размером первая ипостась Сеш’ъяра была чуть меньше, хотя, как и все золотые драконы, дракон-некромант был намного мощнее телосложением, чем его чёрные собратья. Чёрные рептилии более поджарые, а золотые имеют мощное телосложение. На крыльях шипов у них нет, а вот на локтях (тонких и разной длины) – сколько угодно! Квадратная морда, несколько костяных наростов и чешуя цвета расплавленного золота…

– Сеш’ъяр, ты знаком с вожаком чёрных драконов? – задумчиво спросила я, заметив приближающийся мрачный с виду остров с чёрными пиками высоких скал.

«Да, – тут же ответил дракон-некромант. – Будь с ним осторожна».

Ну, зрасте, приехали! Только пакости какой мне не хватало для «удачного» завершения дня!

Как бы то ни было, но уже спустя пять минут я стояла на угрюмом берегу острова чёрных драконов. Пустынное побережье, песчаная отмель, а впереди – скальный массив, в котором зияет огромный вход в пещеру… Сыро, мрачно, жутко, и вообще, какого упыря меня сюда занесло?!

Глубоко вздохнув и с трудом отогнав желание быстренько сделать ноги с этого острова, я уверенным шагом направилась к пещере, слушая, как тихо шуршит под ногами влажный песок. Рядом неторопливо, делая небольшой шаг на каждые мои десять, шёл Сеш’ъяр, который, к моей огромной радости, не оставил меня одну. Правда, перекинуться в человека он явно не спешил, что меня очень и очень настораживало…

До пещеры оставалось не больше двух десятков шагов, когда из чёрного провала вынырнула не менее чёрная и не менее маленькая тень. И меня обдало знакомым дыханием с лёгким ароматом магии смерти:

– А-а-а… маленькая девочка Гекаты пожаловала к нам.

– И вам не хворать, – невнятно кашлянула я, разглядев перед собой огромного чёрного дракона, который несколько надменно смотрел на меня с высоты своего роста.

Ой, а чего он такой большой-то…

– Она забавная, Сеш’ъяр, – обратился дракон к некроманту, впрочем даже не взглянув на него. Кстати, говорил он вслух, но огромная пасть при этом не открывалась.

«Я знаю», – ответил Сеш’ъяр, а чёрный дракон сделал шаг назад и сел, словно позволяя мне его рассмотреть при ярком свете луны. Он был мощнее, намного мощнее своих собратьев, на голове у него было многим больше рогов, на крыльях более длинные шипы, про хвост я вообще промолчу! Но что меня поразило больше всего, так это бугрившиеся под чешуёй мышцы. Казалось, что там одни сплошные мышцы и ничего больше! Хранители, да у него телосложение всего лишь чуточку уступает Повелителю драконов!

Я не успела сообразить, когда на месте огромной рептилии оказался хорошо сложённый мужчина с несколько грубыми и резкими чертами лица, но всё же достаточно привлекательный. Он был одет в тонкие бриджи чуть ниже колен и свободную тёмно-синюю рубашку с треугольным вырезом, перехваченную на талии широким поясом, и сандалии с множеством ремешков. На крепкую даже на вид грудную клетку спускалась длинная коса толщиной в мою руку из чёрных жёстких волос.

Подойдя вплотную ко мне, мужчина схватил меня пальцами за подбородок, заставив задрать голову и посмотреть ему в глаза. Внимательно всмотревшись в моё лицо, он жёстко произнёс:

– Ты смеешь мне льстить, девчонка?

– Если бы я хотела льстить, я бы сказала, что ты самый обаятельный и гостеприимный дракон в мире, – спокойно ответила я, понимая, что с этим драконом шутить опасно.

Этот будет даже поопаснее Шайтанара и его «любимого» папика, чтоб он на том свете куда-нибудь шмякнулся…

– Дерзкая, – удовлетворённо усмехнулся вожак чёрных драконов, отпуская мой подбородок и переместив пальцы на мою шею. Пока они медленно скользили по коже, меня то и дело пробирала дрожь, то ли от страха, то ли от чего-то ещё. Проведя пальцами по шее и вдоль плеча, не скрытого лёгким одеянием, дракон опустил ладонь на моё плечо и, резко меня развернув, прижал спиной к своему телу. – Но уже принадлежит демону, не так ли?

– Допустим, – хмыкнула я, чувствуя, как его губы коснулись моего затылка. – Но я пришла не затем, чтобы портить с тобой отношения.

– А зачем же? – Вожак чёрных драконов глубоко вдохнул запах моих волос, а его руки легли на мою талию.

Я невольно покосилась на Сеш’ъяра, но тот видимого беспокойства не проявлял. Я решила тоже пока не заморачиваться более чем странным поведением этого дракона.

– Я убила твоих сородичей. – Прикрыв глаза, я решила признаться.

– Я знаю.

– Почему они напали? И как Эрратиану удалось подчинить одного из них? – задала я мучивший меня вопрос.

– Они потеряли самок, они были безумны, – спокойно ответил вожак, перекидывая мои волосы со спины на грудь. – Они не знали, кто ты, а узнав, не посмели тронуть.

– Кроме одного, – напомнила я, машинально отмечая, что его губы коснулись моей шеи.

Так, и долго это будет продолжаться, а?

– Его заманили ложью. – Прижав меня к себе ещё плотнее, дракон положил руки на мой живот. – Вампир пообещал воскресить его супругу.

– А, он у нас теперь и такой силой обладает? – хмыкнула я.

Да, Эрратиан, ты пойдёшь на любые методы, лишь бы добраться до меня. Только вот ни хрдыра у тебя не получится, это я тебе обещаю!

– Тех ты убила, но будут и другие. К сожалению, на нашем острове самки погибают слишком часто в последнее время, – «обрадовал» меня мужчина и, наконец отпустив меня, произнёс: – Ты подходишь мне, девочка. Если тебя не устроит твой демон, ты всегда можешь прийти сюда.

Я поневоле округлила глаза и шокированно уставилась на Сеш’ъяра, который даже виду не подавал, что что-то не так. Это что получается, вожак чёрных рептилий мне сейчас проверку устраивал?! Как кобылку на базаре осматривал?! И в какой роли он меня видит: жены, любовницы или просто игрушки?!

Разозлившись окончательно и бесповоротно, я моментально развернулась лицом к дракону, резко выбросив кулак. И к сожалению, удар не настиг цели. Вожак перехватил мой кулак в ничтожно малом расстоянии от своего лица.

– Мне не нужны игрушки, маленькая. – Сузив глаза, мужчина с силой дернул мою руку на себя, от чего я буквально рухнула в его объятия. – Мне нужна пара.

– Э нет, спасибо! – живо отказалась я от такой перспективы, отпихивая от себя эту любвеобильную ящерицу. – У меня уже пара есть, так что придётся вам покуковать пока в одиночестве.

К моему удивлению, дракон более чем странно отреагировал на моё заявление. Запрокинув голову… он расхохотался!

Нет, а чего я такого смешного сказала?

– Ты ещё и забавная, малышка. – Шагнув вперёд, мужчина вновь вцепился пальцами в мой подбородок. – Это всё, что ты хотела узнать у меня?

– Что ты знаешь о будущей войне? – нервно сглотнув, так как чьи-то пальцы словно невзначай задели мою нижнюю губу, спросила я.

– Я не вмешиваюсь в войны, – спокойно ответил дракон. – Но я буду в ней участвовать, если ты попросишь.

– С чего такая щедрость? – мигом насторожилась я.

Чую левой пяткой, где-то здесь подвох…

– Я виноват перед тобой. – Эти слова я ожидала услышать меньше всего. – Мои сородичи не имели права нападать на тебя. Ты не человек и даже не просто лунный эльф. Ты отмечена Гекатой. Я обязан тебе помочь.

Таки здравствуйте, тётенька, я ваш любимый фикус! Вот это действительно неожиданность!

– Тогда помоги мне сейчас. – В мою буйную головушку пришла неожиданная мысль.

– И чем же, принцесса Селениэль? – На какой-то миг, совсем быстро, мне показалось, что его губы скользнули по моим.

Хрдыр рюмдырховый, я очень надеюсь, что мне это сейчас показалось!!!

– Помоги мне найти вторую половину артефакта Величия.

В воцарившейся тишине было слышно, как хрустнул песок под когтями Сеш’ъяра. У меня было всего два варианта: либо он не хотел, чтобы я узнавала, либо же ему тоже этот вопрос очень и очень интересен, и он просто там подпрыгивает от нетерпения. Хотя, если бы он действительно подпрыгнул пару раз, у меня было бы нештатное сотрясение мозга.

– Вспоминай, – раздался смешок над моим ухом, и ладонь дракона уверенно скользнула в мои волосы на виске, – вспоминай, эльфиечка.

Вот легко сказать вспоминай, ага! А вспомнить что? Вспомнить мне есть что, тут не один час нужен! Хоть бы конкретный промежуток времени сказал, что ли!

Так, стоп. Вдох-выдох, закрываем глаза, успокаиваемся и усиленно, не торопясь думаем. Начнём, как говорил Ауст, от печки. Драконы, все без исключения, подобно Хранителям, говорят намёками, и в каждом их слове и жесте есть подсказка, нужно её только понять. Начнём, пожалуй, с его руки в моих волосах.

А с ними у меня много воспоминаний связано! Их мне расчёсывали и заплетали все кому не лень! И Киртан, и Латриэль, и Шайтанар, и близнецы… Так, минуточку! Его ладонь сейчас находится как раз там, где раньше была заплетена одна из косичек с акор’элван близнецов! Значит, Ариархат говорил об Эллидаре! Там мне было действительно весело, и некоторые события немножко превышали поведение неадекватной семейки драконов!

Эллидар, Эллидар… Где я там была, но при этом меня не было? И как это вообще может быть? Вот же я тугодумная эльфийка всё-таки…

Опачки… Я поняла! Вожак чёрных драконов неспроста назвал меня эльфиечкой! Мне нужно место, где мне было весело в человеческом обличье, но где я никогда не была, будучи эльфийкой! Но где это место? На кладбище я была в обоих видах, в таверне Холла тоже, в Академию заглядывала… Остаётся только базар Мора, но при чём тут тогда намёки дракона на близнецов? И да, на базаре было хорошо, но не настолько весело, как в Академии! Вспомнить только, что было на следующий день после того, как мне нацепили эти самые бусины из чёрного серебра! Мы тогда ещё с близнецами на одной кровати дрыхли в их комнате, так как в моей…

Так…

– Я поняла! – Резко открыв глаза, я внимательно посмотрела на дракона, который всё это время всматривался в моё лицо. – Моя комната в общежитии Академии, да? Там мне было всегда весело, но там я не была никогда с тех пор, как стала эльфийкой.

– Умная девочка, – растянул губы в улыбке дракон. – Сеш’ъяр.

«Я понял», – ответил дракон и лёг на землю, вытянув крыло. В мгновение ока я оказалась у него на шее, забыв даже не то что попрощаться с вожаком чёрных драконов, но и банально его поблагодарить. Что ни капельки не удивительно! В такой ситуации даже маму родную забыть можно!

Очуметь! Всё это время, пока вокруг творилось упырь знает что, половина этого артефакта тихо и мирно лежала в моей же собственной комнате! Прямо у нас под носом! Да мы могли его уже давным-давно уничтожить к лешему! Вот не зря же говорят: хочешь что-то спрятать – положи на видное место! Хрдыр, хрдыр, хрдыр!!!

Сеш’ъяр, прошу тебя, лети быстрее…

Я не знаю, как дракону это удалось, но, когда рассвет коснулся высоких деревьев, позолотив листву, мы опустились прямо возле ворот Эллидара. Не знаю, сильно ли удивились стражи дракону на въезде в город, но меня они пропускать не захотели. Заткнув последние зачатки совести, я раскидала бедных мужичков вместе с подоспевшими магами из патруля и как сумасшедшая влетела в ещё сонный город. Дорога до Академии заняла всего ничего, а маги, что дежурили в холле, несмотря на мой более чем странный вид и бешеные глаза, меня узнали и без вопросов пропустили.

Охранное плетение, наложенное мной несколько лет назад, по сей день оставалось нетронутым. Мне даже возиться не пришлось, чтобы его снять. Оно само меня узнало и дало войти. В спешке миновав общую гостиную, увитую живыми растениями, которые за последнее время значительно разрослись, превратив комнату в маленький лес, я забежала в нашу с Лин комнату, легко сняв охранки.

Здесь ничего не изменилось. Практически ничего. Исчезли только наши с Лин учебники, тетрадки и свитки пергамента со стола, амулеты и артефакты с подоконника, а вся мебель покрылась слоем пыли. В помещении чувствовался затхлый воздух, и я, распахнув окно, принялась торопливо оглядываться. Минута, две, три, пять… ничего. Артефакта или же чего-нибудь хоть похожего на него в комнате не было.

Я осмотрела всё уже, наверное, раз пять, когда мне на глаза попался шкаф. Я тут же метнулась к нему – шанс, конечно, маленький, но всё же.

Распахнув дверцы, я с удивлением увидела собственные вещи, которые мне покупали близнецы перед началом первого учебного года. Всё, всё до мелочей было здесь. Разворошив их и проверив всё, что можно, до самой последней булавки, я вздохнула, усевшись прямо на пол. Получалось, что зря мы с Сеш’ъяром примчались сюда. Вожак обманул меня, или же я поняла его неправильно. Артефакта здесь нет, да и откуда ему тут взяться?

Усмехнувшись, я покачала головой. Как всегда, везёт мне, как утопленнику столетней давности! Так… а это что ещё такое?

Встав на четвереньки, я залезла в самый дальний угол самой нижней полки, на которой что-то чернело, что и привлекло моё внимание. Вытащив заинтересовавший меня предмет, я вновь уселась на пол. Сдув пыль, я изумлённо ахнула, теперь сообразив, что я только что достала из недр этого деревянного монстра.

В руках я держала чёрную коробку с подарком, присланную мне Киртаном сразу после его свадьбы.

Глава 23

Селениэль

Сначала нервный смешок, а затем и тихий смех прозвучал в полнейшей тишине комнаты, эхом отражаясь от каменных стен и пыльных углов.

Подавив очередной приступ веселья, который всё больше начинал походить на банальную истерику, я сжала в руках массивный медальон, который достала из злополучной чёрной коробки. Тяжёлая овальная пластина из какого-то тёмного металла на тонкой длинной цепочке смотрела на меня мудрыми глазами выгравированной на ней морды величайшего хищника, царя зверей. Голова исполинского чёрного льва была выполнена в мельчайших подробностях: всё, начиная от малейшего завитка на гриве и заканчивая жёстким и властным выражением хищных, но в то же время мудрых глаз. Лоб могучего зверя венчала корона с несколькими драгоценными камнями, скорее всего бриллиантами.

Впрочем, центрального камня, самого большого, в короне как раз не было…

И не нужно было обращаться к вожаку чёрных драконов, чтобы понять, что именно этот бриллиант и находится в руках одного небезызвестного мне демона… демона, который мне лгал. Впрочем, как и его друг, мой собственный дядя, князь Киртан Эренрих.

Запрокинув голову, я расхохоталась ещё раз.

Я ни за что не поверю, что Кирт не был в курсе того, что именно он отправлял мне в качестве подарка. От этого медальона чувствуется такая сила, что даже у простого человека помутнение рассудка случилось бы от такого скопления магии в этой вещице! И не зря, ой как не зря на коробку наложено несколько экранирующих заклинаний! Только благодаря им я с самого начала не почувствовала, что в этой коробке, кроме красивого чёрного костюма, есть что-то ещё. Что-то, что намного опаснее для этого мира, чем разозлённая в хлам магичка, которую заставили побегать по всему миру, ища то, что всегда находилось под рукой.

Я резко встала с пола, чувствуя, как по моим губам блуждает холодная и циничная усмешка, не предвещающая ничего хорошего.

Они играли со мной.

Киртан, Шайтанар… они знали. Они знали, где находится эта упырёва половина артефакта! Они знали, но лгали мне, утверждая, что даже не догадываются о том, как она выглядит! И более того… даже Таш об этом знал.

Теперь я поняла, почему он так разволновался, когда услышал, что Шайтанар настаивает на моей поездке в храм Ариархата. У них даже не было надежды на то, что Хранитель Огня мне не ответит, они догадывались, что я узнаю правду. Догадывались, но всё равно ничего не сказали. Они играли со мной, как марионеткой, заставляя мотаться по всему миру, перерывать имперские архивы, подвергать себя опасности, и даже сплавили меня на Остров, зная, что я ищу то, что лежит прямо у меня под носом.

Похоже, знал об этом и дедушка.

И мало того, знали об этом и абсолютно все драконы!

Именно поэтому Сои’шен снял с меня обручальные браслеты, а Повелитель оборвал связь с Ташем. Они догадывались, что так и будет, нет, упырь их побери, они об этом прекрасно знали!!! Даже Кристиан знал, чувствовал, что здесь что-то нечисто, и пытался меня предупредить! А я его не послушала. Я им верила. Верила, волкодлаки их задери!!!

Из горла вырвался истерический всхлип, а отросшие вмиг когти второй ипостаси больно впились в ладони, пробив их насквозь. На пол закапала кровь, мигом наполнив комнату металлическим запахом с лёгкой примесью ванили. Именно так пахла моя кровь. Кровь, которую я однажды практически всю до капли отдала демону, которому верила, которому доверяла, как самой себе. Эрхану, которого любила настолько, что забыла о своей расовой принадлежности и о том, насколько сильно я его боялась. Ради него я пошла не только против старейшин, но и против всего мира, даже на миг не задумавшись. Я согласилась на эту помолвку, хотя больше всего в жизни ценила свободу.

Хрдыр!!! Я ЛЮБИЛА ЕГО!!!

По моему лицу против воли потекли слёзы горечи и обиды, которые разрывали моё сердце на куски. Это было больно…

Нет, это совершенно не то слово. Я просто не знаю, как описать всё то, что я чувствовала на данный момент. Водоворот эмоций захлестнул с головой, стирая все те нежные чувства, что я испытывала к Шайтанару и Киртану. Безграничное доверие, тепло на душе при малейшем воспоминании об этих двоих, чувство защищённости, душевное спокойствие и равновесие, покой и наслаждение при мысли, что я им нужна, что они меня никогда не предадут…

Всё, всё исчезло под слоем ярости, ненависти, обиды и горечи.

Мне было больно так, словно я сама себе вырвала сердце из груди. Это было в сто, нет, в тысячи раз хуже, чем когда меня предали близнецы. Клокотавшая в душе ярость требовала немедленного выхода. Но каким-то краем сознания, который ещё не затопила глухая ненависть, я понимала, что в таком состоянии я могу разрушить до основания всю Академию.

Это больно, это невероятно больно, когда тебя предаёт любимый человек. Шай…

Закрыв глаза, я вспомнила прикосновения его губ, его рук, его взгляд, его жесты, наполненные нежностью, его слова о том, что он меня никому не отдаст. Всё, всё до мельчайших деталей, когда казалось, что он скорее умрет, чем посмеет мне хоть как-то навредить…

По щекам градом катились злые слёзы.

– Лжец!!! – Слова сами сорвались губ, звеня в полнейшей тишине пустой комнаты.

Я не поняла, как и почему из окна повылетали все стёкла, а под моими ногами треснул каменный пол. Во мне бесновалась магия, которую я уже не могла сдерживать. Да и не хотела.

Мне было больно. Слишком больно для того, чтобы это стерпеть.

«Ниэль, прошу тебя…» – раздался голос, который я сейчас ожидала услышать меньше всего.

– Хелли! – В комнату вбежал полуэльф, на котором просто не было лица. – Я слышал, что ты зде… Что случилось?!

Я лишь медленно повернулась к нему, даже не думая прятать глаза, полные невысказанной боли. Я уже успела побывать в мыслях Марка. Он знал. Он, как и все, всё знал.

Мой собственный брат-близнец тоже меня предал.

– Ты знаешь, – отшатнувшись, тихо произнёс полуэльф.

– Знаю? – удивлённо подняла я брови, неспешно приближаясь к полуэльфу. – Знаю о чём, Таилшаэлтен? О том, что вы от меня так тщательно скрывали? Или, может, о том, что решили поиграть со мной?!

– Хелли… – шокированно выдохнул Таш, мой наставник. Нет, теперь – мой бывший наставник и полуэльф, которого я видеть не желаю.

– Не смей называть меня так! – Яростно зарычав, я одним движением оказалась около мужчины и, схватив за горло, сильно припечатала к стене.

Моя сила, которую я всегда сдерживала после воскрешения и которая начала дремать в самых потаённых уголках моей души и тела, стала просыпаться, по своей воле выходя наружу и оплетая горло полуэльфа.

– Я могу всё объяснить, – сдавленно прохрипел Таш, тщетно пытаясь разжать мои пальцы.

Стихия смерти, учитывая происхождение этого мужчины, причиняла ему мучительную боль. И если раньше я даже не могла допустить такой мысли, что могу причинить хоть малейшую боль этому полуэльфу, то сейчас мне было на это откровенно наплевать.

– Объяснить что, Таш? – тихо и зло спросила я, приблизившись к нему практически вплотную. – Что вы хотели как лучше? Что так вы собирались сохранить артефакт, чтобы он не достался Эрратиану? Или что вам просто нравилось мной играть?!

– Ниэль…

– Заткнись!! – От моего окрика вылетели оконные рамы, и, как я подозреваю, не только в этой комнате. – Я что, в ваших глазах всегда выглядела как полная идиотка, которой нельзя доверять?! Неужели вы думали, что я настолько глупа и ничтожна, что не смогу утаить эту информацию от вампира и его ручной шалавы-демонессы?! Даже под пытками… даже под чем угодно я бы никогда не смогла предать вас и угробить собственными же руками этот грёбаный мир! А вы… все вы…

– Ниэль, – закрыв глаза, тихо произнёс маг, – прости. Это было слишком опасно.

– Слишком опасно было не говорить мне правды, – зло прошептала я, едва коснувшись губами уха мужчины, и, ни капли не сомневаясь, резко сжала пальцами его шею.

Через мгновение полуэльф рухнул на пол не двигаясь.

Запрокинув голову, я расхохоталась, чувствуя, как мгновенно высохли слёзы на щеках.

Все, все об этом знали.

Даже Ри, мой маленький забавный ученик, ради которого я, не задумавшись, рискнула бы жизнью. Я доверяла ему так, как никому другому. Только ему я смогла довериться полностью, даже после того, как меня предали близнецы. Он видел меня, моё состояние, мою боль… Видел и знал, что второго такого удара я не переживу. Видел и молчал.

И ведь именно поэтому близнецы были не в курсе всего, что происходит. Испытав на собственной шкуре расплату за предательство, они бы никогда не повторили свою ошибку. Или же?.. Я уже ни в чём не уверена.

Наклонившись, я подняла записку, которая была вложена в коробку с этим злополучным подарком.

«На случай бала-маскарада, который проходит каждый год в новогоднюю ночь в Академии. Думаю, облик наёмницы подойдёт тебе куда больше, чем наряд лесной нимфы, в который тебя всегда хотели одеть близнецы. А этот амулет отлично сможет контролировать твою силу».

Я усмехнулась. Ты прав, Киртан. Ты был прав.

Только вот в ту ночь лучше бы я действительно погибла на границе Эвритамеля. Но сейчас, я думаю, облик беспощадной наёмницы подойдёт мне куда больше, чем простая одежда некогда забавной магички… от которой теперь не останется даже напоминания. Как и о знаменитой принцессе лунных эльфов.

В этом спектакле я больше не участвую.

Шайтанар сейт Хаэл

– Киртан?

– Заходи, – лениво произнёс друг, сидящий в одном из кресел в своём кабинете.

Закрыв за собой дверь, я медленно вошёл, окинув взглядом комнату. Вопреки всему, ятугар выбрал кабинет, который любил меньше всего из-за его темной и мрачной обстановки. Несмотря на солнечный день за окном, правитель ятугаров наглухо задёрнул шторы, погружая и без того тёмную комнату в зловещий полумрак.

Князь сидел, спокойно откинувшись на спинку кресла, держа в одной руке хрустальный бокал, до краёв наполненный вином, а в другой какое-то украшение, которое меня ни капли не заинтересовало. Мои мысли были заняты другим.

– Что за срочность? – вопросительно изогнул я бровь, усаживаясь в глубокое кресло напротив того, в котором сидел приятель.

Вместо ответа, Киртан швырнул украшение на стол и, не поморщившись, опрокинул в себя бокал с вином, сделанный на основе крови дракона. Это уже наводило на определённые мысли.

Решив задуматься об этом чуть позже, я взглянул на брошенный предмет… и похолодел. На столе лежала чёрная атласная лента с каплей чёрного хрусталя. Застёжка на украшении была выдрана с корнем, словно ленту сняли с шеи рывком.

– Это… – В моём голосе была слышна плохо сдерживаемая ярость.

Я знал только одного человека с подобным украшением. Только вот мой демонёнок скорее умрёт, чем позволит снять с себя эту ленту силой. Но факты говорили об обратном.

– Лента Хелли, – кивнул Киртан, со стуком поставив бокал на стол. – Доставила саламандра несколько минут назад.

– Мальчишка? – сразу же спросил я, настраиваясь на браслеты и печать.

– На острове, – мгновенно ответил Киртан. – Маркус в целости и сохранности, но…

– Она узнала. – Я резко распахнул глаза, едва почувствовав отклик глухой ярости и злобы, что клокотала внутри эльфийки.

То, чего мы опасались больше всего, действительно случилось. Хелли узнала правду, как бы мы ни пытались её скрыть. И хотя причин было для этого множество, она просто не поняла наших истинных намерений. В таком состоянии, как сейчас, боюсь, любые доводы для неё будут просто бесполезны.

Я не понаслышке знаю, что бывает, когда Хеллиана Валанди находится в ярости, и боюсь, что кто-то уже успел пострадать. Остаётся надеяться, что Таилшаэлтен не попался ей под горячую руку. Не хотелось, чтобы потом мой демонёнок жалел о том, что натворил под властью эмоций.

– Танар, ты понимаешь, что мы наделали? – устало спросил Киртан, потерев виски.

– А ты помнишь, для чего мы это сделали? – вопросом на вопрос ответил я, хотя уже и сам до конца не был уверен в своей правоте.

Как и тогда, передо мной стоял выбор. Или же рассказать всё Хелли и поставить её под удар, или утаить правду и потерять её доверие. Видят боги, я не хотел причинять ей эту боль, помня, что она пережила в своё время из-за предательства братьев де Рен. Я видел, я знал, я понимал это. Я с большим трудом вернул ей улыбку и желание жить, не оглядываясь на прошлое, и не бояться удара в спину.

Но я сам всё это и разрушил, не только обманув её, но и заставив остальных утаить правду. И я не знаю, что будет теперь. Надеяться, что она поймёт и простит? Вряд ли. Я бы не простил, как это уже сделал однажды.

Но поступить по-другому я всё же не мог. Всё должно идти так, как задумали Хранители. И хотя раньше я не хотел, чтобы Хелли жила по их правилам, всё же решил оставить пока всё как есть. Узнай мой демонёнок о том, что её жизнью управляют, она бы взбунтовалась. А тщеславным богам этого мира не нужны непослушные пешки. Пока всё должно идти так, как идёт. Хранители должны быть уверены, что смогли оборвать все ниточки связи с людьми, которые дороги Хелли, и я помог им в этом.

Она нужна Хранителям, и я даже догадываюсь, для какой цели. Но это должен быть её выбор, а не мой. Мне не нужна слабая эльфийка, за которую выбирают другие. Мне нужна упрямая и своевольная магичка, которая сама распоряжается своей жизнью. И я уверен в ней, как ни в ком другом. Когда придёт время, она сделает правильный выбор, и я не буду ей мешать.

Но так просто я её не отдам.

Я не могу ей объяснить всё сейчас, но уверен, чуть позже она поймёт.

– Мне от этого не легче, – вздохнул приятель, устало откинувшись на спинку кресла. – Я не хотел причинять ей такую боль. Ты понимаешь, что…

Договорить ему не дал мощный порыв ветра, резко распахнувший тяжёлые двустворчатые двери, ведущие в кабинет. И в комнату, проехавшись спиной по полу, влетели два ранхара, явно находившиеся без сознания, а до этого мирно стоявшие на страже. Следом за ними в кабинет кубарем влетел Сайтос, который должен был прибыть следом за мной.

Демон был изрядно потрёпан, а по его виску стекала тонкая струйка крови.

– Во имя святого ёжика, – с болезненным стоном протянул эрхан, напрасно пытаясь приподняться хотя бы на локтях. – Как же больно…

– Да ладно? – раздался циничный смешок со стороны двери, знакомый, но в то же время абсолютно чужой. – Что ты знаешь о боли, мой крылатый друг? Поверь, всё только начинается.

– Ниэль. – Голос Киртана прозвучал обречённо.

Резко развернувшись в сторону двери, я почувствовал холодную ярость, никак не связанную с тем, что чувствовала Хелли. Это была моя собственная злость, вызванная внешним обликом человечки… а точнее, тем, что с ней стало.

Хрупкое, изящное и миниатюрное тело эльфийки было обтянуто костюмом наёмницы, состоящим из тонких штанов с заниженной талией и кожаного лифа. На руках, животе, плечах и шее виднелись тонкие кожаные ремешки, а на ногах были высокие сапоги на тонком и высоченном каблуке. Густые волосы магички были заплетены во множество тонких косичек, которые спускались до пояса и были закреплены мелкими серебряными бусинами, которые позвякивали при малейшем движении.

Во внешнем виде Хелли читался вызов. От забавной и упрямой человечки не осталось и следа. Хищные зелёно-жёлтые глаза смотрели на Киртана с холодной яростью. Меня она словно не замечала.

И если раньше её внешность и небольшой рост могли ввести в заблуждение многих, в том числе и меня, то сейчас мало кто рискнул бы к ней подойти, даже несмотря на отсутствие какого бы то ни было оружия. Я знал моего демонёнка, как никто другой. Она бы никогда не вышла из дома без оружия.

Но теперь передо мной стояла не лунная эльфийка, моя Равная, которую я смог полюбить, вопреки всему. Передо мной стояла приёмная дочь Гекаты, девушка, отмеченная небывало сильным даром смерти. Но Гекате не нужна была такая Хелли, как и не нужна была мне. Я любил и хотел видеть только моего демонёнка, упрямую, гордую, забавную и независимую, с её неповторимым ехидством и чувством юмора.

Ту девушку, которая сейчас находилась в кабинете князя Эренриха, я не знал.

– Здравствуй… дядя, – с презрением произнесла Хелли, смерив взглядом Кирта, который даже не попытался к ней подойти.

Сайтос же, наоборот, попытался встать, но стоило ему только подняться на четвереньки, как сильный пинок острым носком сапога под рёбра заставил его отлететь к стене, а меня – молча сжать кулаки. Как бы ни воевали эти двое, до подобного ещё никогда не доходило.

– Ниэль…

– Это не она, – холодно перебил я друга, разглядев наконец медальон, что лежал на груди эльфийки. – Артефакт пробудил в ней всю силу Хранителей и Гекаты.

– Браво, демон! – Эльфийка громко и иронично поаплодировала. – Ты поразительно догадлив… Впрочем, как обычно.

– Сочту это за комплимент, – зло сузил я глаза.

Как я и предполагал, её сила практически безгранична. А сейчас, когда на её шее висит половина артефакта, а разум застилает ярость, всё то человеческое, что было в ней, ушло в никуда. Все мысли, чувства, эмоции… всё застила магия смерти. Половина артефакта, которая должна была контролировать, гасить излишнюю магию, сработала с точностью до наоборот – она забирала все положительные эмоции.

Хеллиана Валанди практически лишилась своей души.

– Тогда ты знаешь, зачем я здесь. – Улыбаясь одними губами, девушка подошла ещё на пару шагов ближе.

– Это? – Достав из кармана алмаз, я внимательно на него посмотрел, словно раздумывая, сейчас ли стереть его в порошок или нет.

Краем сознания я понимал, что один неосторожный шаг с моей стороны, и кто-то может пострадать. Мне не было жалко случайных свидетелей или мирных жителей Динтанара, но я догадывался, что чем больше Хелли в своей бессильной ярости будет убивать, тем сложнее её будет остановить. И если не получится вернуть её прежний облик, то придётся её убить…

Усмехнувшись, я резко кинул бриллиант в сторону магички. Девчонка поймала его на лету, но пропустила тот момент, когда я набросился на неё и прижал к ближайшей стене.

Эльфийка дёрнулась, но я успел схватить её запястья и, подняв их над её головой, прижал к стене, удерживая одной рукой. Через секунду она уже практически не могла шевелиться, но в комнате ощутимо сгустилась магия.

– Отпусти, – зло процедила магичка, в глазах которой плескалась животная ярость.

– Отпустить? – холодно спросил я и, ухватившись пальцами за её подбородок, приблизил свое лицо к её. От её кожи больше не пахло ванилью, ощущался только приторно-сладкий аромат смерти… – Не раньше, демонёнок, чем ты вернёшься в своё прежнее состояние.

– Прежнее? – Голос эльфийки был пропитан ядом, а в глазах уже сверкало зелёное некромантское пламя. – А что тебе не нравится в этом состоянии, демон? Ведь именно ты сделал меня такой.

– Ложь! – Я сильнее сжал руку, даже не подумав о том, что на её запястьях останутся синяки. – Ты сама стала такой. Очнись, Хелли. Это не ты.

– А кто я, Шайтанар?! – В голосе звенела ярость, а по всему её телу пробежали языки огня. – Твоя игрушка, которую можно использовать, как ты только захочешь?!

– Ты никогда не была игрушкой, Хелли, – спокойно произнёс я, положив ладонь на её шею и погладив большим пальцем нижнюю губу, не обращая внимания на жалящий спину и руки огонь, который, впрочем, кроме раздражения, ничего серьёзного не приносил.

Самое главное было то, что в последнем возгласе я услышал интонации её, настоящей Хеллианы…

– А кем я была для тебя, Шай? – тихо спросила эльфийка, и на миг в её глазах промелькнула самая настоящая, животная боль.

Такая боль, что у меня всё внутри перевернулось. Я чувствовал то же, но во много, во много раз острее. Ведь именно я сам довел её до такого состояния…

– Всем, – так же тихо ответил я.

В мгновенно воцарившейся тишине раздался едва слышный всхлип. Даже пламя, которое уже начинало чернеть и пожирать всё на своём пути, начало бледнеть и постепенно угасать. Я чуть отстранился. Глаза Хелли были закрыты, а по щеке текла одна-единственная слеза…

Склонившись, я прижался губами к её губам, ещё не желая поверить в то, что всё закончилось. Что она вернулась, стала прежней, моим хрупким и желанным демонёнком, которого я поклялся защитить во что бы то ни стало…

В мою нижнюю губу впились острые зубы, прокусив насквозь. Спину опалило жаром от вспыхнувшего с тройной силой пламени, и меня практически сразу же отбросило в глубь комнаты силовой волной с примесью чёрного огня. Только благодаря её же магии, полученной так давно, я остался жив.

– Ты думал, я в это поверю, демон? – раздался циничный смешок.

– Ниэль! – Я резко поднялся с пола, понимая, что в этот раз проиграл. – Остановись, пока не поздно.

– Поздно… для чего? – наклонив голову набок, с насмешкой произнесла эльфийка, вокруг тела которой извивалось чёрное и зелёное пламя, играя с косами и заставляя их шевелиться, подобно змеям. – Вы уже получили от меня то, что хотели, не так ли?! Я не желаю больше видеть вас… никого из вас! Не приближайтесь ко мне ближе чем на лигу, иначе смерть будет для вас самым лёгким избавлением.

– Хелли! – Ятугар, видимо не выдержав, всё же подошёл к магичке и попытался схватить её за руки. – Прошу тебя, перестань! Мы виноваты, я знаю, но посмотри, что ты с собой сделала! Это безумие, Хелли, ты же понимаешь это!

– Безумие? – недоуменно переспросила эльфийка и, зло усмехнувшись, резко стряхнула руки ятугара со своих запястий.

Подняв на него глаза, в которых кроме ярости и злости действительно плескалось безумие, она без слов, с размаху ударила Киртана по лицу.

– Видимо, я это заслужил, – едва слышно произнёс Киртан, уже не собираясь даже повернуть голову в сторону магички.

– Это самое малое, что ты заслужил. – В голосе Хелли звенела сталь, которой я никогда прежде не слышал. – Вы использовали меня, лгали мне, а теперь ещё думаете, что я вам что-то должна? Нет, дорогие мои. Даже если это безумие, то это только моё дело. Не вмешивайтесь в мою жизнь, так же как я теперь не буду вмешиваться в вашу. Я не желаю с вами иметь ничего общего, даже врагов.

– Наши пути всё равно рано или поздно пересекутся, – скрывая за усмешкой боль от её слов, сказал я. – И что ты будешь делать тогда, демонёнок?

– Ты будешь последний, к кому я обращусь за помощью! – отрезала эльфийка и, вызвав сноп зелёных искр, растворилась в воздухе…

– Я это запомню, – тихо произнёс я, сжав кулаки.

Всё было кончено, она действительно ушла. И ушла не только из жизни близких ей людей, но и от меня. Я предполагал, что так будет, я догадывался о последствиях, но не думал… что это будет так больно.

Душу, которой, ранее казалось, не было вовсе, теперь жгло, словно калёным железом.

Я не заметил, как тело изменила боевая ипостась, и, если бы не вбежавшие в разрушенный и до сих пор пылающий кабинет ранхары и члены Совета, я бы уже давно упал на колени в бессильной ярости. Первый раз в жизни мне хотелось кричать от боли.

Я не заметил, как охрана Киртана потушила горящий кабинет и распахнула окна, чтобы выветрились гарь и смрад, наполнявший комнату и резавший лёгкие, мешая нормально дышать.

– Ваше величество, – неуверенно произнёс один из ранхаров, в котором я как-то отстранённо узнал того, что владел магией голоса, – это ведь была… Эль, ведь так?

– Нет, – горько усмехнулся Киртан, – это была некромантка.

И он был прав. От Эль, ранхара-мага, его племянницы и наследницы Динтанара, не осталось уже ничего. Теперь, когда целый артефакт Величия висел на её шее, у нас практически не было шансов вернуть её обратно. Боюсь, что я потерял её навсегда.

– Ха! – неожиданно усмехнулся Сайтос, который наконец-то, не без посторонней помощи, смог подняться с пола, зажимая рваную рану на виске. – Малышка, как всегда, неподражаема, но ещё не до конца потеряна!

– Что ты имеешь в виду? – резко повернулся я к нему. – Тебе было мало того, что ты видел?

– Шайтанар, я тебя умоляю! – Пошатываясь от слабости, эрхан устало прислонился к стене. – Она могла бы убить меня и этих ранхаров, но не сделала этого. Она ненадолго, но всё же стала собой. Она могла спалить Динтанар целиком и полностью, ну или хотя бы дворец разгромить, ради разнообразия, но вместо этого просто ушла.

– Не просто, – хмыкнул Киртан, стоящий около распахнутого окна, на котором полопались от огня все стёкла.

Я подошёл к нему и только тогда понял, что друг имел в виду: за окном бушевала гроза.

– Она ещё с нами. – Прикрыв глаза, вдыхая приятную прохладу и свежесть, слушая громовые раскаты в небе, я почувствовал себя немного лучше. Малышка всегда любила грозу. – Её можно вернуть, хотя и не добившись теперь её доверия. Для этого просто понадобится время.

– А вот его-то у нас как раз и нет, – заметил Сайтос и, пошатываясь, подошёл к окну. – Я не успел тебе сказать, Шайтанар, но, кажется, у нас большие проблемы.

Лунный эльф, тяжело вздохнув, вошёл в разрушенную комнату Эллидарской Академии Магии. Оглядев руины, что царили вокруг, он тяжело вздохнул, сумев кое-как подавить приступ острой боли в душе.

Его сестра заблокировалась целиком и полностью, причём так, что он теперь даже понять не мог, где она находится и что с ней происходит. Он не чувствовал ничего, кроме её боли, кроме растерзанной на части её души. Но этого вполне хватало, чтобы заглушить боль в сломанной в трёх местах руке. Но лучше бы он чувствовал это, чем ощущал всю степень вины оттого, что натворил с собственной сестрой. Нет, он знал, каковы могут быть последствия, но никто даже подумать не мог, что душу и разум его сестры полностью затмит магия смерти, оставив позади все её человеческие чувства, оставив лишь жестокость, ярость и равнодушие.

Маркус устало прислонился к дверному косяку, пытаясь унять боль, переворачивавшую всё в его душе. Отчасти именно по его вине всё это произошло. Он думал, что Ниэль сильная, что она поймёт, справится с этим. Но он, похоже, совершенно забыл, что даже эльфы не могут слишком долго быть сильными. А его сестрёнка и так слишком многое перенесла в этой жизни, справляясь со всем в одиночку. И именно тогда, когда наконец появились те, которые могли с лёгкостью помочь ей справиться с таким грузом проблем, они сбросили весь этот и более тяжёлый, новый груз на неё, надеясь на чудо.

Но чуда не произошло, и пострадали другие.

Эльф не смог остановить сестру, когда та пришла в Эвритамель. Старейшины пострадали, получив тяжёлые увечья, не миновали этой участи и Кристиан с Латриэлем. Пытаясь остановить эльфийку, Маркус пострадал и сам, лишь каким-то волшебным образом Селениэль не тронула Владычицу, оставляя надежду на то, что ещё не всё потеряно. Но и эта надежда практически угасла, когда Владыка лунных эльфов получил известия от будущего зятя. А теперь уже, вероятно, и бывшего.

Единственный, у кого был реальный шанс заставить Ниэль понять, что всё это делалось только ради её блага, тоже потерпел неудачу. Её ученик, мальчишка-полукровка, который был для неё ценнее всех, который был ей как собственный ребёнок, так и не вернулся с Острова Драконов, не появлялись и сами представители этой расы. Ауст Валанди был доведён практически до инфаркта, а её наставник, знаменитый полуэльф, лежал сейчас здесь, находясь между жизнью и смертью.

Отойдя от стены, эльф подошёл к лежащему на полу полукровке и, опустившись на одно колено, провёл над его телом здоровой рукой, остановившись в районе шеи.

Подавив болезненный вздох, Владыка лунных эльфов опустил пальцы на горло Таилшаэлтена, осторожно касаясь кожи. Нащупав повреждённые места, эльф несильно надавил, возвращая доступ кислорода в лёгкие. Ранее сдавленное горло, настолько, чтобы кислород поступал, очень медленно, но достаточно для того, чтобы удерживать тело на краю жизни и смерти на протяжении долгого времени, теперь было практически в порядке, если не брать в расчёт весьма болезненных ощущений.

Закашлявшись, полуэльф практически сразу же пришёл в сознание, скорчившись от боли.

Сев прямо на пол рядом с полуэльфом, Маркус невидимым взором уставился в пустоту, пережидая, пока Таилшаэлтен сможет не только нормально дышать, но и говорить.

– Она… – Пытаясь подобрать подходящие слова, маг сел, с недоверием смотря на лунного эльфа.

– Пыталась тебя убить, – на удивление спокойно закончил за него Маркус, даже не повернув головы.

Осмотрев комнату, полуэльф шокированно закрыл глаза, не в силах поверить в увиденное, и помотал головой, словно пытаясь стряхнуть наваждение. Но боль в горле только ещё ярче освежила воспоминания о событиях, произошедших здесь недавно. Растрепав собственные волосы, пытаясь справиться с собой, Таш невольно заметил покалеченную руку эльфа, что натолкнуло его на определённые мысли.

– Кто ещё? – напряжённо спросил эльф, понимая, что в таком состоянии его ученица могла натворить всё, что угодно, ни на миг не задумавшись о последствиях и не терзаясь муками совести.

– Практически все, – ответил Владыка, взгляд которого был абсолютно пустым, если не считать глубокой скорби, которая буквально ощущалась кожей. – Она не побывала только в Карате.

– Она навестила всех, кто обманул её, – сокрушённо проговорил полуэльф, пытаясь унять боль в душе.

Как и все остальные, он винил себя в произошедшем, хотя и узнал о планах Шайтанара намного позже остальных и был с самого начала против этой затеи. Он гораздо больше других понимал, чем всё может обернуться, узнай Ниэль правду о том, почему от неё скрывали информацию об артефакте. Но даже он не мог предсказать ТАКИХ последствий…

– Твою же мать… – обречённо простонал Таш, схватившись за голову. – Что теперь будет, Маркус?

– Я не знаю, – тихо произнёс лунный эльф, и его слова почти заглушил громовой раскат за разрушенным окном некогда красивой и самой защищённой из всех комнат Эллидарской Академии Магии, где когда-то училась самая весёлая из всех адепток во все времена.

Не только в Эллидаре, Динтанаре и Эвритамеле шёл дождь.

Во всём мире бушевала гроза.

Селениэль

Остров Драконов встретил меня тишиной и спокойствием.

Как раз тем, что мне сейчас было необходимо для того, чтобы хоть как-то прийти в себя.

В себя?

Я усмехнулась, рассматривая бушующий на море шторм, как ничто другое отражающий мои настоящие эмоции. Боль? Да. Ненависть? Без сомнения. Ярость? Естественно! Раскаяние, сочувствие и понимание?

Нет и никогда!!!

Я расхохоталась, подставляя лицо холодным каплям воды, падавшим с иссиня-чёрного грозового неба. Они смешивались с моими слезами, словно пытаясь растворить их, и уносили с собой, в глубину некогда безмятежного моря. Спокойного, но иногда и бушующего, как и вся моя жизнь.

– Ты простудишься, малышка, – раздался позади меня спокойный, уверенный голос, единственный, пожалуй, на этот момент, который не вызывал во мне раздражения.

– И?.. – Я даже не обернулась, почувствовав, как на мою талию легли сильные руки. – Тебе до этого есть дело?

– Не совсем, – усмехнулся вожак чёрных драконов. – Ты стала жёстче.

– А чего ты ожидал? – Я ответила усмешкой на усмешку. – Они даже не попытались что-то объяснить. Ни один из них.

– Тебе ли не знать, что некоторые вещи нельзя объяснить? – задал вопрос дракон, не пытаясь сократить дистанцию между нами, как это было в прошлый раз. – На всё есть причина.

– Причина? – Я резко развернулась, сбросив руки мужчины со своего тела. – Какие должны быть причины для того, чтобы ты позволил играть собой?

– Никаких, – жёстко ответил дракон, схватив меня пальцами за подбородок, заставляя смотреть себе в глаза, при этом наверняка оставляя синяки на моей коже. – Но ты уверена, что тобой играли?

– Более чем, – так же жёстко ответила я и неожиданно потребовала: – Поцелуй меня.

– Зачем? – спросил дракон, проведя указательным пальцем по моей нижней губе, мокрой и солёной от дождя и мелких брызг бушующего моря. – В моих объятиях ты хочешь забыть его, не так ли?

– Да, – закрыв глаза и пытаясь тщетно заглушить боль, тихо ответила я. – Я хочу забыть его. Я хочу забыть их всех. Я хочу навсегда стереть из памяти их лица, их голоса, малейшие воспоминания о них. Они приносят только боль.

– Боль нельзя забыть, – заметил вожак, притянув меня к себе.

– Но я хочу этого! – отрезала я, чувствуя, как волосы треплет сильный ветер, а по шее скользят сильные пальцы дракона.

– Настоящую боль нельзя ни забыть, ни остановить, ни заглушить, – продолжил чёрный дракон, словно специально причиняя мне ещё большие муки. – Тебе придётся с этим жить.

– Я забуду, – тихо, но уверенно прошептала я, чувствуя прикосновение губ дракона к своей шее. – Я забуду о них… я забуду… его.

На миг, всего на миг мне захотелось почувствовать не эти руки и не эти губы. Мне хотелось ощутить не его силу и не его запах. Я хотела почувствовать лишь ЕГО неповторимый запах и силу, дарующие незабываемое чувство свободы и защищённости, его тихий, бархатный голос, уверяющий, что всё в порядке, что всё это лишь сон, мираж, ложь… всё, что угодно, только лишь не правда!!!

Особо сильный порыв больно хлестнул косичками по лицу, возвращая меня к реальности, вместе с которой пришла и прежняя ярость, боль и ненависть.

Они использовали меня. Я им верила, а они мне – нет.

Они получили по заслугам, и отныне я не имею к ним никакого отношения. У меня больше нет друзей, дедушки, наставника, ученика, брата и моего любимого демона… Их нет. Их просто нет!!!

– Но они есть, девочка, – усмехнулся дракон, убрав мешавшиеся косички с моего лица, которые безжалостно трепал ледяной ветер.

– Так заставь меня забыть о них! – Резко рыкнув, я повалила дракона на песок, рухнув прямо на его тело. – Заставь!

– Ты можешь пожалеть об этом, девочка Гекаты, – предупредил меня вожак, даже не подумав сопротивляться.

Только его глаза, небывало серьёзные, пронизывающие душу насквозь, словно пытались меня переубедить. Но его слова только лишний раз напомнили о том, где я нахожусь, почему я здесь и кем являюсь на самом деле.

– Плевать, – уже не сомневаясь, ответила я и впилась поцелуем в губы дракона.

Мне уже действительно наплевать, что будет с ними.

Они не пожалели меня, так почему я должна жалеть их?

Отныне моё будущее находится не в их руках. Я, и только я вправе распоряжаться своей судьбой! И ни Хранители, ни эльфы, ни демоны, ни люди и ни драконы не вправе распоряжаться моей жизнью.

Я решила: теперь моё место здесь, среди таких же, как я. Среди тех, кто не понаслышке знает, что такое магия смерти. Чей характер подобен стали, а волю никогда и никому не сломить. Они сами строят собственную жизнь, не оглядываясь ни на кого, и не зависят ни от чьего мнения, слов или жизни.

Они – дети Гекаты, а я – её приёмная дочь.

Отныне и навсегда я останусь здесь.

Проблемы остального мира меня теперь не касаются.

Глава 24

Селениэль

Это случилось опять.

Я снова видела это. Видела мрачный, тёмный замок, наполненный болью, смертью, безысходностью. Стоны раненых и предсмертные крики эльфов, демонов и людей жутко звучали в полночной тишине, резью отдаваясь в ушах. Я бежала куда-то… не знаю зачем, но я бежала очень быстро, чувствуя, как страх подгоняет меня. Душа холодела от ужаса, но я понимала, что боюсь не этого липкого чувства, которое сковывало меня по рукам и ногам, заставляя сердце биться в сто крат чаще, чем обычно. Я боялась, что могу опоздать. Опоздать всего на каких-то пару секунд, которых будет достаточно, чтобы кто-то лишился своей жизни… Кто-то из близких мне людей.

Задыхаясь от быстрого бега, я толкнула тяжёлые двустворчатые двери, обитые местами порванным и покорёженным множеством заклинаний железом, и… проснулась.

Резко сев на кровати, я тяжело дышала, чувствуя, как пот градом катится по спине и лицу, застилая опухшие от слёз глаза.

Слёз?

Я быстро прикоснулась пальцами к ресницам и с удивлением и тихой яростью обнаружила прозрачные солёные капли, которые не имели к поту никакого отношения. Откинув одеяло, я едва слышно выругалась и встала. Подойдя к окну и вцепившись пальцами в холодный подоконник, я лишь мельком взглянула на бушующее море за окном и устало закрыла глаза, подставляя лицо прохладному ночному ветру.

Почему?

Почему, как бы я ни хотела забыть и отрешиться от остального мира, мысли и видения начинают преследовать меня всё чаще и чаще? Это моя судьба? Карма, бабушку её за ногу?!

Зачем?

Зачем Хранители раз за разом посылают мне эти проклятые сны, в каждом из которых кто-нибудь из моей прошлой жизни умирает у меня на глазах, а я на секунду, всего на секунду не успеваю, чтобы их спасти?! Прошлой… как бы я хотела, чтобы она действительно стала прошлой. Но, увы, иногда проще, наверное, умереть, чем заставить себя перестать думать.

И думать не о том, как жить дальше, а о том, как они могли так поступить.

И во мне уже говорила не та, прежняя ярость и злоба, и даже не простая человеческая обида. Во мне говорило уязвлённое самолюбие.

В конце концов, сколько же можно мне быть всепонимающей и всепрощающей магичкой? Давно было пора уже прекратить жить для других и подумать хоть чуточку о себе. Сделать хоть что-то для себя, выбирать самой, жить своей жизнью, жить для себя!

Я невесело усмехнулась, открыв глаза и обратив-таки внимание на бушующий за окном шторм. Насколько я запомнила, если у меня вообще было желание обращать внимание на подобные мелочи, то гроза так и не прекращалась. Ровно с того момента, два месяца назад, и до сих пор за окном гремел гром и сверкали молнии, озаряя сумрачное небо, словно рассекая его на куски. Пусть дождь и не всегда шёл, но ни единого лучика света я ещё не видела.

Как и в моей отравленной ядом предательства душе.

В комнате что-то неуловимо изменилось. Что-то, что вызывало определённое беспокойство, но не настолько, чтобы можно было начинать заметно нервничать.

– Что тебе нужно, Шаи’ррат? – откровенно усмехнулась я, почувствовав уже знакомые руки на талии. Знакомые, но всё же чужие, несмотря на все усилия вожака чёрных драконов вызвать во мне симпатию.

– Поразительное чутьё, малышка, – раздался грубый смешок над ухом. – Пожалуй, ты одна из немногих, кто может почувствовать моё приближение.

– Ближе к делу, Шаи’ррат, – передёрнула я плечами, почувствовав губы дракона на моём плече.

Как бы я ни пыталась и как бы он ни хотел, его прикосновения всё больше и больше вызывали во мне лишь раздражение. Их было даже нельзя сравнить… с ним.

С демоном, который никак не хотел исчезать из моих воспоминаний, уже давно причиняя просто физическую боль.

– У меня был один весьма любопытный гость, – ответил мужчина, убрав руки, и, обойдя меня, взял за подбородок, заставив посмотреть в глаза. – Он оставил тебе послание.

– Я не хочу ничего видеть, – быстро ответила я, отвернувшись и напрасно пытаясь унять бешено застучавшее сердце.

– Да? – издевательски произнёс дракон, ещё раз схватив меня за подбородок, но уже намного грубее. – А ты ведь врёшь, я чувствую это. Ты так и не забыла их. Нет, малышка, твоё сердце не способно огрубеть.

– Ложь! – Я резко отшатнулась от мужчины, чувствуя, как в глазах против воли зажглось зелёное пламя стихии смерти. – Мне всё равно!

– Да? – вроде как удивился дракон и, сделав шаг, положил мне руку на грудь. – Так почему же у тебя так дико колотится сердце?

Это была правда. Горькая, но правда.

– Просто я… – Всего на секунду я замешкалась с ответом. Всего на секунду позволила прошлым эмоциям взять верх. Всего на секунду, но этого хватило, чтобы грудь обожгло артефактом, и я мгновенно пришла в себя. – Это не важно, дракон. Что бы ты ни говорил, до всего мира и его обитателей мне нет никакого дела.

– Это говоришь не ты. – Шаи’ррат провёл рукой над артефактом, на котором слабо мерцали глаза чёрного льва, словно вторя моим эмоциям. – За тебя говорит вот эта побрякушка.

– Неужели? – зло сощурилась я и, отступив на шаг, указала на пергамент в руке дракона: – Это оно?

Чёрный дракон лишь усмехнулся, протянув сложенный вчетверо лист.

Я хотела ему доказать, что меня с прошлым ничего не связывает. Что мне всё равно, что с ними сейчас происходит, что я абсолютно равнодушна к происходящему, что у меня в душе сплошная ненависть и пустота, что я уже не та, что раньше, что я уже справилась с тем вихрем эмоций, что так долго бушевали внутри меня…

Хрдыр, да кого я обманываю!

Не забыла, не смогла, не успокоилась!..

Но вот только никто и никогда об этом не узнает!!!

Выхватив пергамент из руки вожака, я откровенно усмехнулась, глядя ему прямо в глаза. Но вместо желанного результата он вдруг ответил мне тем же и… начал таять, а вместе с ним и очертания комнаты. Я не сразу поняла, что это было, а когда скоротечное головокружение прошло, я уже стояла посреди слабо освещённой, роскошной залы чьего-то замка.

Вот это здравствуй, мама-Хранительница… Пергамент оказался порталом!

– Итак, это знаменательное событие всё-таки случилось, – раздался знакомый, но в то же время абсолютно чужой голос, – принцесса Селениэль наконец-то оказалась в моих руках.

Как можно спокойнее повернувшись, я узрела обладателя этого голоса, сидевшего в кресле около ярко полыхающего камина. Как и ожидалось, не только голос, но и внешность оказались мне очень и очень знакомы.

Чёрные как смоль длинные волосы, шоколадно-карие глаза, прямой нос, тонкие губы и немного острый подбородок. Красивый, даже несколько смазливый, обладатель гибкого, жилистого и подтянутого тела с холодной усмешкой рассматривал меня, явно чувствуя себя хозяином положения. В принципе так оно и было…

Роскошно украшенная зала, по совместительству и столовая, если судить по длинному овальному обеденному столу, устланному кроваво-красной бархатной скатертью и накрытому на двух человек, несомненно, находилась не где-нибудь, а в замке этого вампира…

– Эрратиан, – чуть наклонила я голову набок, рассматривая брата Кристиана, словно пытаясь найти между ними отличия. – Какой неожиданный сюрприз. А что, в нашем мире простое приглашение на ужин уже не актуально среди аристократов?

– А знаменитая принцесса лунных эльфов разве бы ответила на него согласием? – элегантно закинув ногу на ногу, спросил вампир, в глазах которого таилась откровенная усмешка… и что-то ещё.

Кстати, отличия действительно были, и существенные. От Кристиана он разительно отличался заметным холодом и властностью. Не напускным равнодушием и цинизмом, которым с самого детства прикрывался его брат, а действительными жестокостью и равнодушием. В его взгляде, движениях, манере держаться не было ничего от его брата-близнеца. Было только то, что присуще правителю вампиров. Жажда власти, крови, убийства и господства над миром. То, чего боялась девушка-магичка несколько лет назад в Эвритамеле, и то, на что сейчас приёмной дочери Гекаты было глубоко наплевать.

– Почему бы и нет? – хмыкнула я, окидывая взглядом просторную столовую с огромными, практически до самого пола окнами, наглухо зашторенными тяжёлыми бархатными портьерами.

Освещалось помещение лишь светом из огромного массивного камина, украшенного витиеватой резьбой по камню да множеством изящных старинных канделябров на стенах, создавая приятный полумрак. Пол был устлан огромным ковром, алым, с чёрным орнаментом на густом ворсе. Тяжёлые двустворчатые двери наглухо закрыты, и, судя по всему, открываться сегодня они уже не будут.

– В таком случае прошу к столу. – Поднявшись с кресла, вампир, элегантно поклонившись, с откровенно циничной улыбкой протянул мне руку, которую я с не менее «доброй» улыбкой приняла.

Ну-ну, вампирчик, посмотрим, что ты задумал. Поиграю пока по твоим правилам.

Проводив меня к месту во главе стола, Эрратиан заботливо отодвинул стул и, подождав, пока я расположусь со всеми удобствами, занял место напротив – на другом конце стола. Что, кстати, меня абсолютно устраивало.

– За долгожданную встречу. – Спрятав удовлетворённую улыбку, Эрратиан поднял бокал, наполненный больше чем наполовину вязкой красной жидкостью.

Могу поспорить на что угодно, но у него там не вино.

– Несомненно, – поддержала я тост, взяв свой тонкий хрусталь. Дракончик на пальце мгновенно ожил и зашипел, заставив меня усмехнуться и посмотреть на вампира ироничным взглядом. – Яд? Как банально.

– Снотворное зелье, – уточнил вампир, пригубив кровь из своего бокала. – Просто чтобы проверить вашу бдительность, принцесса.

– А ещё динтанарская княжна и ранхар, – хмыкнула я, совсем некстати вспомнив то время моей жизни. Вино пришлось пить залпом – ещё в начале обучения я научилась растворять в крови любые яды.

– Ты поумнела со времени последней нашей встречи. – Эрратиан чуть покачал в руке бокал. – От хрупкой и нежной эльфийской лилии не осталось и следа.

– Остался кактус пустыни орков? – сощурилась я, мысленно гадая, какая же настоящая цель моего путешествия сюда.

Не думаю, что это убийство одной маленькой меня – у этого вампира сейчас сил не хватит меня убить. Хотел бы захватить в плен – напал бы сразу же после моего перемещения, когда я ещё не поняла, что случилось.

Нет, ему что-то определённо от меня нужно… Но что?

– Нет, – помотал головой вампир и, откинувшись на спинку стула, искривил губы в подобии улыбки. – Сайтаншесская роза.

– Что? – Я резко вскинула голову и внимательно посмотрела на вампира, чувствуя, как снова замирает сердце. – Повтори, что ты сказал!

– Я сказал, – так и не притронувшись к еде, лежащей на блюдах перед ним, Эрратиан поднялся со своего места и неспешно подошёл ко мне, – что взамен утратившей свою невинность нежной эльфийской лилии пришла красивая, но опасная сайтаншесская роза.

– К столице эрханов я не имею никакого отношения, – криво усмехнулась я, внутренне напрягаясь, но не подавая виду, а лишь слегка постукивая ногтями по столу.

– Неужели? – Проигнорировав стоящие рядом стулья, вампир присел на край стола совсем рядом со мной и, протянув руку, провёл кончиками пальцев по татуировке на левом предплечье. – Так что же тогда означает этот рисунок? И твоя аура… Даже сквозь сильнейшую магию смерти я легко различаю печать одного небезызвестного миру демона. Сильнейшего демона в этом мире.

Если вампир поставил себе цель сделать мне действительно больно или же просто вывести из себя… то у него это прекрасно получилось!!!

– И?.. – усмехнулась я, на мгновение прикрыв глаза, чтобы спрятать всю ту ненависть, ярость, злость и, независимо от всех этих чувств, болезненную любовь, которую я до сих пор чувствовала, несмотря ни на что. – Как только я разберусь с тем, как её убрать, я непременно это сделаю. Я больше не имею никакого отношения ни к Шайтанару, ни к своему брату, ни к этому миру. Делай с ним что хочешь – я тебе больше не помеха.

– Вот как? – иронично произнёс вампир, но я, даже особо не напрягаясь, легко различила в его голосе скрытое торжество. – Сколько раз ты мне мешала… и теперь вот так просто даёшь своё разрешение? Ведь я уничтожу этот мир, Селениэль, можешь не сомневаться. Что же настолько изменило твоё мнение?

– Считай, что вместо тебя меня убили другие. – Выдавив из себя ироничную улыбку, я встала, смотря прямо в глаза вампиру. – Это теперь не моя война. Останавливают тебя пусть другие. Но одно маленькое но, Эрратиан. – Я выразительно постучала пальцем по артефакту на моей груди. – Тебе придётся обойтись своими силами. Эта маленькая безделушка останется при мне… как залог твоего хорошего поведения. Теперь убивать меня не имеет смысла, но, если тебе всё же захочется довершить начатое много лет назад, у тебя просто не хватит сил.

– Вижу, ты уже почувствовала, какую огромную мощь даёт артефакт Величия. – Вампир чуть искривил губы. – От неё трудно отказаться, не так ли?

– Не вижу смысла отказываться, – пожала я плечами, машинально притронувшись к артефакту, который давал мне хоть какое-то, но всё же чувство спокойствия.

Помимо дополнительной силы, которая прекрасно гармонировала с моей, а они давали вместе действительно великую мощь, эта побрякушка прекрасно контролировала, хоть и не до конца, ненужные мне эмоции, позволяя существовать лишь с холодным равнодушием.

– Раз так, – встав рядом, вампир неожиданно взял мою руку и, чарующе улыбнувшись, показал клыки и поднёс руку к губам, смотря мне в глаза, – я предлагаю тебе сделку.

– И какую же? – выразительно подняла я бровь, спокойно наблюдая за тем, как мой злейший враг целует мне руку.

Ни осознание первого факта, ни совершение второго во мне никаких чувств не вызвали. Кроме, пожалуй, воспоминаний о других губах… Как бы ни была сильна моя ненависть и какова бы ни была колоссальная мощь артефакта, похоже, моя любовь к демону всё равно была стократ сильнее…

Я устало прикрыла глаза, пытаясь вновь и вновь, как и каждый день в последние два месяца, спрятать ненужные, нежелательные эмоции. Я научусь. Я научусь жить с этим. Я обязана с этим справиться, потому что не хочу возвращаться к прежней жизни. Не хочу… я не хочу, чтобы мне снова причинили боль.

– Я предлагаю тебе союз. – Слова вампира прозвучали как гром среди ясного неба.

– А что, Мелида сейт Хаэл в роли твоей подстилки тебе уже не приносит удовольствия? – хмыкнула я, наблюдая за реакцией Эрратиана, но тот лишь обольстительно улыбнулся:

– Не стоит сравнивать пустынную колючку с прекрасным цветком. Эта демоница уже исполнила свою роль.

– И пришла пора сделать новую марионетку? – холодно поинтересовалась я.

– Пешки приходят и уходят, – обволакивающим голосом произнёс вампир, ласково поглаживая пальцем внутреннюю сторону моего запястья, – а мне нужна королева.

– Поищи её в другом месте. – Резко вырвав руку из его пальцев, я развернулась, чтобы уйти. – И кстати, в следующий раз, когда будешь искать себе супругу, не нужно пользоваться магией крови – слишком многие могут её различить.

Вампир лишь усмехнулся, наблюдая, как я направляюсь к двери.

Уже через несколько секунд он мог только видеть, как моё тело окутывают языки зелёного пламени, перенося меня уже совсем в другое место.

Оказавшись на опушке леса, я раздражённо стряхнула с руки едва заметные глазу красные нити заклинания обольщения, которыми пытался незаметно опутать меня вампир. Дилетант… Такое не заметить мог разве что слепой… или влюблённая в него дурочка, путного сравнения у меня просто не было в голове. Зато было что-то другое.

Вопросы, сомнения, что?

Я так сразу и не смогла понять.

Но что-то здесь было не так. Зачем действительно была организована эта встреча и почему Эрратиан ничего серьёзного не предпринял? Даже если опустить тот факт, что я действительно не собираюсь ничего делать, чтобы помешать ему, то всё равно непонятно – как в это поверил вампир? И артефакт… неужели он ему уже не нужен? Но тогда получается, что…

– У него появилось что-то ещё, – едва слышно произнесла я, оглядывая пространство вокруг.

Местность оказалась на удивление знакомой, несмотря на кромешную тьму вокруг. Звериным зрением я легко различила небольшое озеро, поляну и кромку высоченного хвойного леса…

Опушка Непроходимого леса?!

Что я здесь делаю?

Едва слышимый даже для моих ушей звук я уловила слишком поздно – размытая тень снесла меня с места, и я оказалась на земле, прижимаемая к холодной траве чьим-то телом. Попробовала скинуть напавшего, но не получилось, меня схватили за запястья и прижали их к земле над головой, в надёжном захвате зафиксировав ноги. Резко дёрнувшись ещё раз и осознав бесполезность своих попыток, я всмотрелась в лицо нападавшего… и обомлела.

– Хантар?!

– Хелли? – не менее удивлённо произнёс дроу, мгновенно отпуская мои запястья, но, прежде чем он встал с меня, раздался резкий приказ из темноты:

– Взять её!

Хрдыр… знакомый голос!!!

Я быстро выгнулась, приподняв бёдра и скинув с себя ничего не понимающего дроу, и через секунду уже стояла на ногах, правда не одна… Меня окружал отряд темноэльфийских воинов во главе с Летраком.

Какая неожиданная встреча!

– Дэ Кэр, – зло сощурилась я, мгновенно напрягаясь. – Что тебе нужно?

– Нам нужен был человек Эрратиана, – зло произнёс дроу, медленно доставая сатар, – и похоже, мы его нашли.

Я едва не расхохоталась. Как же низко пала я в их глазах, что они приняли меня за пешку этого вампира? Им было мало, что они сделали со мной, так теперь решили сделать из меня классового врага?!

– Это не она, Летрак. – До того, как я приняла решение убить этого эльфа, знакомый голос раздался прямо позади меня и в круг из вооружённых до зубов эльфов вошёл не кто иной, как наследник золотых драконов.

– Сои’шен? – Я удивилась, пожалуй, больше всех. Хотя, если судить по реакции окружающих меня нелюдей, то присутствие этого дракона не было чем-то из ряда вон выходящим. – Что здесь происходит?

– Хелли, ты не знаешь? – внимательно на меня посмотрев, спросил Хантар, опуская оружие.

– Ещё как знает, – хмыкнул Летрак, поигрывая деревянной рукоятью, – иначе она здесь не оказалась бы.

– Летрак, она действительно ничего не знает, – покачал головой Сои’шен. – Все эти два месяца Ни не покидала Остров Драконов.

– Это ты так думаешь, – равнодушно парировал дроу.

– Мальчики, я думаю, вы и без меня сможете строить свои предположения, – усмехнулась я, вызывая зелёное пламя. Мне уже порядком надоел этот фарс, так что самое время откланяться…

Неожиданно сильный толчок оборвал так и не выстроенное плетение заклинания перемещения. Он был настолько силён, что не только я, но и все эльфийские воины, включая и Сои’шена, попадали на землю, не сумев удержаться на ногах.

– Что за хрдыр? – выругалась я, когда местность вокруг нас перестало трясти и я сумела приподняться на локтях.

Сои’шен, до этого лежащий рядом со мной, уже успел встать и теперь протягивал мне руку, чтобы помочь. Иронично вскинув бровь, я поднялась без посторонней помощи и настороженно оглядела пространство, которое было сильно магически искажено: воздух буквально пронизывало невероятное количество силовых нитей неизвестного мне происхождения, и все они сходились в одной точке – под ногами дракона.

– Началось, – резко выдохнул Летрак, рывком поднимаясь с земли.

Это словно послужило командой для всех остальных членов отряда из двадцати темноэльфийских воинов – со всех сторон послышался свист вылетающих из рукояти лезвий сатаров. Похоже, для них происходящее было весьма привычным делом… Но всё-таки что тут творится?!

Спросить я не успела.

Мощный толчок изнутри земли прямо под ногами отбросил меня на приличное расстояние. Кубарем прокатившись по сырой траве, я всё же сумела сгруппироваться и, выпустив когти второй ипостаси и выставив ногу, затормозила. Резко развернувшись, я спрятала «оружие» и узрела «дивную» картину…

Как и меня, практически всех дроу раскидало по сторонам, но они уже поднялись и были наготове и все смотрели в одну сторону – на здоровый разлом в земле, который образовался как раз на том месте, где минуту назад стояли я и Сои’шен. Оттуда здорово несло магией смерти и слышался зловещий рык, сопровождающийся лаем и царапаньем множества когтей по каменным пластам глубоко под землей.

Когда появились первые твари из разлома, я окаменела, не в силах справиться с собой.

Лохматые шкуры, массивные туловища на коротких лапах, зловонное дыхание из открытых пастей, тягучая слюна, капающая с острых зубов, и горящие кровавым цветом глаза…

Прямо на меня нёсся вожак Адских Гончих, выбравшийся из разлома практически первым. За ним в этот мир хлынули остальные, и их было много, очень много, но мне до этого уже не было абсолютно никакого дела. Я замерла, как кролик перед удавом, не в силах сдвинуться с места. В душе похолодело, и шевелился мерзкий, липкий страх, сковывавший всё моё естество, мешая действовать, двигаться, защищаться, бежать и даже просто думать.

Я всё ещё помнила клыки этой твари на своём горле.

– Ниэль! – Всего за секунду до того, как лапы и клыки зверя повторно не совершили своё дело, меня с места, второй раз за сегодняшний вечер, снесла размытая тень. Прокатившись по земле, кто-то взял меня за плечи и хорошенько встряхнул. – Ниэль, не время вспоминать прошлое! Я не могу потерять тебя ещё раз и по той же причине!

– Остиэль? – шокированно выдохнула я, различив своего спасителя. – Что за хрдыр?

– Не время объяснять, маленькая! – отозвался хамелеон, рывком поднимаясь и поднимая меня.

В его руке уже сверкал клинок, а ещё один, только что вынутый из наспинных ножен, эльф кинул мне и, бросившись чуть в сторону, мгновенно снёс голову одной из тварей. Я, не мешкая, метнулась вбок, увидев ещё пару красных глаз. Вокруг нас, если судить по звукам, уже вовсю кипел бой.

– Остиэль, тебе потом придётся многое мне объяснить! – рявкнула я, уходя от удара лапы одной из Гончих, чтобы тут же проткнуть насквозь череп другой.

Хрдыр, да этих тварей в три раза больше, чем присутствующих здесь дроу!

– Конечно, маленькая, – хохотнул хамелеон, успешно справившись еще с одной тварью. – Но только после тебя!

Я только скривилась, благополучно отрубив лапы очередной псине. Уж что-что, а своё поведение я не намерена была объяснять кому бы то ни было. И даже ему.

Очень скоро стало ясно, что так дело дальше продолжаться не может. Тварей было слишком много, и уже часть эльфов погибли от их зубов, а многие из Гончих успели скрыться в лесу. Более того, из провала продолжали появляться всё новые твари, правда, уже не в том количестве и не сплошным потоком…

Мне хватило пары минут, чтобы просчитать, через какие промежутки появляется нечисть. И нужна была примерно минута, чтобы закрыть провал до того, как появится новая партия зверски ненавидимых всем моим естеством существ.

Дождавшись окончания магического всплеска, ознаменовавшего окончание появления очередной партии Гончих, я снесла голову напавшей на меня псине и резко сорвалась с места. Добежав до огромного бревна, которое валялось посреди поляны, залитой кровью, вскочила на него и, не останавливаясь, сильно оттолкнулась обеими ногами. Совершив несколько кувырков, чтобы перелететь через дерущихся с нечистью эльфов, я уже собиралась приземлиться аккурат возле разлома, когда меня сбил с намеченного курса огромный матёрый пёс.

Меч улетел в ближайшие кусты, дыхание от удара о землю сбилось, а к траве моё тело прижали лапы вожака своры Адских Гончих. Внутри шевельнулся страх, правда, уже ненадолго. Я почувствовала, как мои глаза сами собой вспыхнули зелёным, а в руке зажглось некромантское пламя.

– Сдохни, тварь! – прошипела я, запустив сгусток пламени прямо в открытую пасть зверя.

Но к моему удивлению, вожак не только не пострадал, но и, похоже, остался этим весьма доволен… Запрокинув голову всего на секунду, огромная псина просто поглотила пламя и вновь ощетинилась, злобно зарычав мне в лицо. На мою шею попала его слюна, и вот теперь меня уже окончательно сковал ужас.

Неожиданно пёс коротко взвизгнул и рухнул всем весом прямо на меня. Его череп насквозь пронзило лезвие чьего-то сатара, и блестящий острый кончик, торчавший из подбородка псины, оказался на ничтожно малом расстоянии от моего лица. Через мгновение на мой нос закапала густая кровь уже мёртвого вожака Адских Гончих… А ещё через мгновение кто-то скинул эту тушу с меня.

– Цела? – Дроу протянул мне руку, и я, разглядев того, кто спас мне жизнь, помедлив, всё же протянула ему свою.

Им оказался Хантар.

– Да, – ответила я, вытирая тыльной стороной ладони кровь с лица, но скорее я её только размазала, и усмехнулась: – Похоже, ты вернул долг.

– Похоже на то, – с улыбкой согласился дроу и тут же серьёзно кивнул в сторону разлома. – Иди. Я прикрою.

Я рванула к зияющему провалу, но вдруг остановилась и резко развернулась к эльфу:

– Почему? Ведь Летрак…

– Я тебе верю.

Эти слова заставили заново забиться умершее некогда сердце. Пытаясь справиться с нахлынувшими чувствами, я кивнула и больше не стала медлить. Подбежав к провалу и проскользив по мокрой от крови траве, остановилась на самом его краю и заглянула внутрь.

Провал был не отвесным, а немного покатым, что позволяло Гончим практически без проблем пробираться в этот мир. На расстоянии нескольких локтей внизу виднелись разломанные каменные плиты, а из-под них, где-то очень глубоко, исходил зелёный свет магии смерти и начинал клубиться красный туман, что означало только одно – уже была готова к выходу очередная партия Гончих.

Чтобы закрыть провал, у меня осталось меньше минуты.

Пробудив магическое зрение, я чисто интуитивно потянулась к силовым нитям, окружающим это место. Их нужно было как можно скорее собрать воедино и заново сплести из них узор заклинания на плитах, который запирал вход в иной мир, а точнее – в царство Дарка. Ведь именно оттуда шли эти создания.

Проблема была в том, что изначального плетения я не знала. Так что оставалось надеяться только на интуицию и врождённую силу Хранителей, отбросив всю другую магию, которую я знала и которой владела. Силовые нити были схожи с магией смерти, но всё же отличались и при прикосновении к ним больно жалили. Вряд ли бы кто другой смог повторить то, что собиралась сейчас сделать я, и выжить при этом.

Черпая силу из артефакта и доверяя ему, как вещи, созданной чистокровным Хранителем, я принялась собирать нити в сложный узор плетения, делая это как можно быстрее. По лбу и вискам от усилий струился пот, и я молилась только об одном – успеть закончить узор вовремя. Ведь иначе Гончие не только разрушат практически готовое плетение, но и ворвутся в этот мир, встретив на своём пути лишь одну преграду – меня, совершенно не готовую к обороне.

– Ну же, ну! – раздражённо проговорила я, видя, как нити замедлились, когда узор практически был готов. Всего два крошечных потока магии не встали на свои места для завершения и укрепления заклинания, а рык Гончих уже слышался совсем близко. – Есть!

Нити наконец встали, и уже заполненная магией канва ярко вспыхнула, завершив заклинание. В тот момент, когда я стряхнула остатки магии на руках в центр узора для его укрепления, новоявленная свора Гончих с силой врезалась в защитное плетение с той стороны. Оно прогнулось, но устояло, а вот его остаточная магия попала в меня, отбросив на приличное расстояние.

Чудом ни в кого и ни во что не угодив, я проехалась спиной по траве и замерла, устало уронив руки. Возникшая тишина на опушке Непроходимого леса нарушилась лишь моим смехом.

Да, я смеялась!

Смеялась оттого, что у меня получилось закрыть провал, что Гончих я больше не увижу, что мне больше не нужно было их бояться… Да, некоторые из них скрылись в лесу, но их найдут рано или поздно. Нервное это, нервное. Похоже, пора сдаваться в лечебницу.

– Да, Ни. – Надо мной склонился перепачканный кровью Сои’шен и протянул руку. – Ты действительно единственная и неповторимая в своём роде.

Его слова прозвучали для меня как вылитое ведро ледяной воды на голову, и я, оттолкнув его руку, встала сама. Оглядев усеянную трупами поляну, машинально заметила, что отряд дроу сократился едва ли не вполовину, и в полнейшей тишине направилась подальше от разлома, который уже можно было с чистой совестью просто завалить камнями и засыпать песком, оттуда уже никто не выберется, но вот остаточная магия легко может помешать мне убраться отсюда.

– Далеко собралась? – Путь мне перегородил не кто иной, как кронпринц темноэльфийской империи.

– Летрак, если я помогла вам, это не значит, что тебе позволено задавать мне подобные вопросы, – поморщилась я, пытаясь саму себя убедить в этом и понять, почему я сразу не покинула опушку Непроходимого леса, а ввязалась в драку, да ещё и полезла закрывать провал в Пустошь.

В ушах эхом звучали слова Хантара: «Я тебе верю», – и я едва не замотала головой, пытаясь избавиться от этого наваждения. Нет, я не могла не драться! Правда, это получилось случайно, машинально. Я просто ненавижу Гончих, вот и всё… Я это сделала не потому, что знаю, как эти нелюди верят в меня!!!

Я не такая… теперь не такая! Меня с ними ничего не связывает, ничего!

«Такая!» – тихим шёпотом отозвался кто-то на самом краю сознания.

– Значит, Сои’шен прав, – неожиданно произнёс Летрак. – Ты в произошедшем не участвовала… Иначе стала бы исправлять то, что сделал Эрратиан?

– Это сделал он? – зло сощурилась я, но тут же взяла себя в руки.

Плевать. Это не моё дело.

– Он, – хмыкнул дроу, сделав шаг по направлению ко мне, не убирая при этом оружия. – И не единожды.

– Прекрасно, – пожала я плечами. – Желаю поскорее с этим разобраться.

– Нет, принцесса, – покачал головой Летрак, медленно подходя ещё ближе, что заставило меня насторожиться. Драться сейчас с этим эльфом у меня не было никакого желания. – Ты поможешь нам в этом.

– Летрак, лучше будет её сейчас отпустить, – вмешался молчавший до этого дракон, который стоял за моей спиной. Сейчас он приблизился к дроу и положил ему руку на плечо. – Всё может стать только хуже.

– Она может закрывать провалы, Сои’шен! – зло ответил дроу, стряхнув руку дракона. – Лучшие маги бьются над этим не первый месяц, а ей хватило меньше минуты! Я не дам ей уйти, ей придётся закрыть и остальные провалы.

– Придётся? – со смешком переспросила я, почувствовав, что вот теперь я разозлилась. – Нет, дроу, не придётся. Всё, что хотели, вы от меня получили уже давно. Всё остальное – это уже ваши проблемы.

– Проблемы? – Кронпринц дроу резко шагнул вперёд, оказавшись всего на расстоянии ладони от меня, и посмотрел внимательным, тяжёлым взглядом. – Что ты знаешь о наших проблемах, дочь Гекаты? Ведь, кажется, именно так тебя прозвали чёрные драконы? Что ты вообще можешь знать о том, что творится в этом мире последние два месяца, пока ты тешишь своё уязвленное самолюбие? Не тебе стоит сейчас показывать гордость, ведь это не тебя…

– Летрак! – резко окликнул его дракон, но дроу даже бровью не повёл, а лишь холодно продолжил:

– Хватит, Сои’шен. Пришло время или нет, но я достучусь до её обиженного высочества!

– Пошёл к упырям, – усмехнулась я, ощущая какое-то тягучее, противное чувство в глубине души. – Мне надоели твои нравоучения.

К моему удивлению, дроу дал мне уйти, но уже на самом краю опушки меня остановил его насмешливый голос:

– Скажи-ка мне, Ниэль: когда ты последний раз вспоминала о своём ученике, которого ты столь усердно и столь рьяно опекала? Вероятно, ты не сильно расстроишься, узнав, что с ним… м-м-м… приключилось несчастье?

Я замерла как вкопанная. Сердце мгновенно зашлось в лихорадочном стуке, а кровь отхлынула от щёк, руки против воли сжались в кулаки. Грудь под медальоном жгло огнём, в душе метались все чувства сразу, отдаваясь физической болью в висках, а в голове крутилось одно-единственное имя…

Ри.

Мой маленький персональный ушастый советчик, друг, брат и сын в одном лице. Когда-то не столь давно он был самым дорогим для меня существом…

Был.

Но он предал меня, как и другие.

Усмехнувшись, я пошла дальше, решив для начала смыть кровь с лица, прежде чем вернуться к чёрным драконам, и уже совершенно не обратила внимания на тихие слова за спиной:

– Сои’шен, тебе не кажется, что пора прекратить этот балаган?

– Пожалуй, вот теперь я с этим соглашусь.

– Хантар?

– Да. Пора ей вернуться. Мы и так слишком долго оттягивали этот момент.

Окунув ладони в прохладную воду озера, я пыталась унять бившую меня дрожь. Получалось это из рук вон плохо: мысли проносились в голове со скоростью молнии, путались, в голове мелькали сотни картинок, обрывков чувств, воспоминания… И я пропустила тот момент, когда кто-то подкрался ко мне сзади и до боли заломил руки.

– Какого хрдыра?! – выругалась я, сильно наклонившись вперёд, чтобы хоть немного убрать нагрузку с плечевых мышц.

Рассмотреть, кто на меня напал, мешали свесившиеся на лицо косички, но одно я поняла точно: если судить по запаху мяты справа, то одним из тех, кто держал меня, был цепной пёс кронпринца дроу. А вот другой…

– Прости, маленькая, но это единственный способ заставить тебя выслушать нас, – произнёс хамелеон.

За спиной уже вовсю плескалась чистейшая драконья магия, Летрак коротко отдавал распоряжения, а меня, ещё сильнее заломив руки, куда-то повели. Вскоре стало ясно куда, когда меня, особо не церемонясь, швырнули прямо в арку открытого портала, отпустив наконец порядком уставшие от такого обращения конечности.

Вылетев на полном ходу в незнакомое на первый взгляд помещение, я в который раз за сегодняшний вечер кубарем прокатилась по каменному полу, хорошо приложившись локтями. Раздражённо шипя и потирая ушибленные места, встала, с неудовольствием оглядывая просторное помещение в котором, кроме меня, ещё кто-то был. И этим кем-то оказался Сеш’ъяр, сидящий на круглом окне комнаты, которую я теперь узнала.

Комната, в которой я всегда жила, когда останавливалась в гостях у золотых драконов. И в последний раз я была здесь не одна… как и сейчас. Машинально взглянув на огромное каменное ложе, я с немым удивлением заметила среди подушек измождённое, исхудавшее тело, едва прикрытое простынёй.

Почему-то у меня мгновенно задрожали колени, и на негнущихся ногах я с трудом подошла к каменному монолиту, внутренне молясь, чтобы это всё оказалось сном. Но нет, Летрак мне не соврал – с Ри действительно что-то случилось.

Всё его тело, прикрытое ниже пояса лишь тонкой простынёй, было покрыто длинными рваными ранами, края которых сильно опухли и покраснели, а сами раны гноились. Множественные, но гораздо меньшие порезы были и на лице, и даже на голове – особо глубокий, со спёкшейся кровью виднелся на правом виске. Кожа была жёлтого оттенка, волосы свалялись и спутались, глаза были закрыты, веки дрожали, а дыхание было весьма затруднённым.

Словно не в силах в это поверить, я протянула руку, прикоснулась к его щеке и вздрогнула, почувствовав холодную, как у покойника, кожу. Похоже, эльф находился на волоске между жизнью и смертью.

– Он такой уже два месяца. – Сзади неслышно подошёл дракон-некромант и, подправив магический кокон, окружавший кровать, ещё тише произнёс: – И я ничего не могу с этим поделать, Ни. И никто не может.

– Как это случилось? – с трудом проглотив комок, застрявший в горле, спросила я, не в силах оторвать взгляд от дрожащих серебряных ресниц дроу.

Как бы я ни пыталась себе твердить обратное и как бы ни хотела переубедить себя, но всё было тщетно.

Я не смогла остаться равнодушной к судьбе этого дроу. Просто не смогла.

– Когда он узнал, что с тобой случилось, он сразу же бросился к тебе, – начал рассказ Сеш’ъяр. – Но по неосторожности попал прямо в разгар поединка между нашими драконами.

– Сезон борьбы за переход в другой ранг, – устало прикрыла я глаза, поняв, о чём идёт речь.

Это была моя вина. То, что Ри находился в таком состоянии, было целиком и полностью на моей совести… Я забыла его предупредить, что находиться поблизости с дерущимися драконами очень и очень опасно.

Во время яйцекладки, когда ни единой драконицы не найти в замке, наступает время, когда любой из драконов, которого не устраивает его положение в клане, может занять место вышестоящего, победив того в поединке. Таковы традиции, такова жизнь драконов. Нам это не понять, и всё, что остаётся редким гостям Острова, – это держаться как можно дальше от сражающихся ящеров. Они, как и все существа, имеющие вторую звериную ипостась, слепы в своей ярости.

Чем больше я осознавала, что натворила, тем сильнее бились во мне противоречия. Я не могла спокойно смотреть на то, как мой ученик умирает, но и не могла себе позволить помочь ему. Я дала слово, что никогда больше не вернусь к старой жизни, к окружавшим меня нелюдям.

Ведь Ри тоже знал, что меня водят за нос, я больше чем уверена… Как и все, он лишь пользовался мной…

В голове один за другим мелькали воспоминания о нашем знакомстве, о дороге в Динтанар, о наших тренировках. О Натинало, Эллидаре, Эвритамеле, Карате… Нет, невозможно, он не мог, он не мог меня предать!!!

Но если не мог он, то не мог и Маркус, ведь он – мой брат, половинка моей души! Я знаю, я вижу его чувства, слышу каждую его мысль, ощущаю каждую эмоцию! И в его словах никогда не было ни грамма лжи и обмана, а чувства были чисты и открыты для меня.

Но тогда как? И почему? Почему он позволил так со мной обращаться?!

– Ни, здесь все целители бессильны, – хмуро произнёс дракон, положив мне руку на плечо и чуть сжав его. – Как бы мы ни обрабатывали раны, какими бы отварами его ни поили, ни припарки, ни травы, ни мази, ни магия – ничего не помогает. Он не идёт на поправку из-за своего морального состояния.

– Да что в его-то моральном состоянии может быть не так?! – отчаянно усмехнулась я, схватившись за голову.

Всё, от чего я бежала эти два месяца, вернулось опять и с новой силой.

Разум твердил, что все они предатели, но чувства кричали, что ничего подобного мой ученик и мой брат сделать не могли. А если не могли они, то не сумели бы и другие… и особенно Шайтанар.

Ради меня он влез во всё это, убил своего отца и Карнелию, разворошил змеиный клубок в Эллидаре, едва не лишился жизни в Скайре… Но обманул, заставив побегать по свету, ища то, что всегда находилось под боком. Но он любил, он действительно любил меня, такие чувства невозможно подделать!

Но почему же тогда он ни разу после этого не пришёл?

Причина, для этого должна быть причина, этот демон никогда ничего не делает просто так!

И всё же я не понимаю!

Я не могу этого ни понять, ни принять, и мне очень больно…

– Ему нужна ты, Ни, – вздохнул дракон, обняв меня за плечи. – Без тебя он не сможет выкарабкаться.

Без меня… А смогу ли я без него?

Нет. Не смогу. Этот ушастик для меня всё. Так же как и Марк, и Таш, и Шайтанар, и все они. Но они меня предали…

Голова разрывалась от невыносимой боли, в душе царил полнейший хаос и смятение, буквально выворачивая меня наизнанку. Я не могла понять, что я чувствую и чего больше хочу: понять, принять и простить или же дальше жить в ненависти, упиваясь болью и проклиная своих близких за их предательство. Но в то же время я не могла так просто перечеркнуть всё произошедшее – ярость в глубине моей души ещё не угасла, заставляя плескаться более чем нестабильную магию. Хотелось кричать от злости, круша всё вокруг, сжигая и уничтожая…

Но в то же время хотелось забиться в угол и тихо выть от боли.

Грудь нестерпимо обжигал медальон, виски сдавливало всё сильнее, и дышать стало очень трудно. Внутри меня уже поднималась истерика, а вокруг ощутимо сгущалась магия.

Не выдержав этого, я рухнула на колени, чувствуя, как по щекам потекли злые слёзы. Похоже, ненависть во мне всё же была равна всем остальным чувствам, которые я когда-то испытывала к окружающим меня нелюдям. Я была многим лучше, чем теперь, но ведь сейчас я стала не только злее и циничнее, но и сильнее…

Но зачем, для чего мне вся эта сила, если я одна?

«Ты не одна. Мы всегда с тобой и на твоей стороне», – раздался такой знакомый и родной голос в голове, который всё же сумел проникнуть в моё сознание, несмотря на все щиты, которые сейчас, под властью смятения, дали слабину.

Марк…

«Я тебе верю!» – набатом в ушах прозвучали слова дроу.

Хантар…

«Хелли, пожалуйста…»

Таш…

«Ты же знаешь, что я люблю тебя», – дошли через печать тихие слова, и перед глазами, словно наяву, предстали сапфировые омуты знакомых глаз.

Шай…

– Нет, нет, нет! – быстро замотала я головой, крепко зажмурившись, чтобы избавиться от этого наваждения и вернуться обратно к отчуждённости и равнодушию. Грудь жгло калёным железом, и стало только больнее внутри, словно кто-то живьём вырывал у меня сердце.

Финалом этой дикой агонии стал едва слышный, хриплый стон:

– Эль…

Вскинув голову, не в силах поверить в это, я увидела затуманенный болью взгляд опухших сине-серых глаз, таких родных и любимых.

Ри, мой маленький Ри, мой ушастик…

Нет, я не могу так больше!!!

Я едва не закричала, когда боль на груди стала нереальной и отчётливо запахло палёной плотью. Моей плотью.

Схватившись руками за артефакт, который раскалился докрасна, я попыталась сорвать его со своей шеи, понимая, что больше жить с этой болью я не хочу.

– Нет! – зло выкрикнула я, не сумев порвать цепочку, и схватилась за голову, которую уже разрывало на части.

Но в тот же миг случилось непредвиденное: наваждение будто прекратилось, а на пол мелким крошевом осыпалось то, что когда-то было знаменитым артефактом Величия…

Не в силах поверить увиденному, я подняла усталый взгляд на нелюдей, которые всё это время стояли в глубине комнаты, и удивлённо выдохнула, почувствовав лишь свинцовую усталость, сильное головокружение и дикое жжение на груди:

– Больно…

Сеш’ъяр, стоявший ближе всех, едва успел подхватить меня до того, как моя голова коснулась каменных плит пола. Устроив меня у себя на груди, дракон пробежался кончиками пальцев по моему лицу, словно пытаясь стереть слёзы, и, вскинув голову, улыбнулся и тихо произнёс:

– Она вернулась.

Кажется, я тоже смогла слабо улыбнуться до того, как сознание меня покинуло.

Глава 25

Селениэль

Голова раскалывалась. Нет, не так. Какой бешеный торигог прошёлся по моей несчастной, бедной черепушке и, как порой выражается Сайтос, во имя святого ёжика, почему мне так жжёт грудь?!

Со стоном разлепив почему-то опухшие глаза, я с великим удивлением узрела склонившегося надо мной Остиэля, который напряжённо меня рассматривал. Я же сидела на полу, опираясь спиной на грудь совершенного другого мужчины, на поверку оказавшегося Сеш’ъяром. И судя по запаху, в комнате находились не только эти весьма занимательные личности.

Так, начнём вспоминать, что они все тут делают и как, собственно, я-то здесь очутилась?

Воспоминания пришли резко. События последних двух месяцев вихрем пронеслись перед глазами, заставив меня мгновенно напрячься, а хамелеона насторожиться.

– Ниэль? – Он, протянув руку, чуть коснулся моей щеки. – Маленькая, скажи, это действительно ты?

– Нет, блин, тётушка твоя по материнской линии! – буркнула я и, отпихнув его руки и всего хамелеона заодно, вскочила на ноги и бросилась к кровати, не обращая внимания на настороженные взгляды Летрака и Хантара.

Сои’шен при этом почему-то сиял, как начищенный самовар, но мне было как-то не до того.

Забравшись на перину, где лежал мой истерзанный ученик, я судорожно вздохнула, снова увидев, в каком плачевном состоянии он был. Магия Сеш’ъяра, насколько могла, поддерживала его жизнь, но действительно реальная помощь Ри была жизненно необходима, и как можно быстрее.

«Ниэль… – неожиданно прозвучал в голове встревоженный и взволнованный голос Маркуса. – Ты…»

«Братик, заткнись. С тобой мы потом поговорим!» – мысленно рявкнула я. Мне сейчас было даже не до него – ушастика нужно было спасать, и немедленно.

– Сои’шен, найди его пояс, быстро, – коротко приказала я, даже не задумываясь, что дракон в принципе слушаться меня был вовсе не обязан. – Сеш’ъяр, возьми Хантара и приведи сюда Дарта, я одна не справлюсь. Только без лишнего шума. Никто и ничего не должен знать. Ости, будь другом, найди бинты, мази, отвары, перевязочный материал – всё, что может пригодиться.

– Хорошо, маленькая, – кивнул хамелеон, направляясь, как и все остальные, из комнаты, чтобы выполнить мои поручения.

Не при деле остался только Летрак… И это грозило мне очередной головной болью.

– С возвращением, принцесса, – саркастически произнёс дроу, когда дверь закрылась. Оперевшись спиной о стену возле этой самой двери, кронпринц сложил руки на груди и усмехнулся: – Вижу, привычка этого эльфёнка не сидеть спокойно на месте сослужила нам хорошую службу.

– Летрак, сделай милость, – поморщилась я, прикрывая глаза и начиная вливать в Ри силы, – захлопни варежку минут так на несколько. Мне сейчас твои нравоучения нужны меньше всего.

– Учить тебя жизни? – усмехнулся дроу, не внемля моей просьбе. – Я всегда могу найти занятие поинтереснее. У меня лишь один вопрос: ты действительно пришла в себя или же мне всё-таки выпадет честь снести с плеч твою неразумную голову?

– Обойдётесь, вашество, – хмыкнула я. – Но ничего пока не закончено. Кто из нас козёл, ещё придётся разобраться.

М-да… Что правда, то правда.

Хоровод мыслей и чувств, так терзающих меня практически до сумасшествия, наконец улегся, и теперь я могла просто думать. Но, увы, голова сейчас была забита не тем – я методично просчитывала, что нужно предпринять, чтобы как можно скорее поставить моего ушастика на ноги.

Хм, моего? А ведь не так давно…

Э нет, ребятишечки! Это лохматое недоразумение моё, и только моё!

И я любому голову за него оторву, что бы он ни натворил. Ведь на подлость этот чудик просто не способен, а значит, если он действительно был причастен к тому обману, то на это была веская причина. И не у него одного.

Только сейчас я начала понимать, что всё случилось не просто так. Да, меня обманули, и жестоко, но для какой-то цели это было нужно. А вот какой именно, я буду думать потом. И не приведи Хранители, этой причины не будет… Вчерашняя я покажется этому миру милым ребёнком. В бессильной ярости я осознала свою реальную силу, и, поверьте, лучше бы мне направить её во благо…

Когда силы влилось в Ри уже достаточно для самостоятельного поддержания её самим организмом, но недостаточно для восполнения резерва, я прекратила вливание и наклонилась к самому лицу моего ученика. Его дыхание более или менее выровнялось, и теперь можно было начать обрабатывать раны, надеясь, что его резерв пока сам не начнёт восполняться. Лишняя магия в измученном теле ничего хорошего не принесёт.

Когда дверь открылась и вошёл Ости, нагруженный по самую макушку всем необходимым, веки Ри слабо затрепетали, и он открыл глаза. Честно, но у меня затряслись руки…

– Эль, – хрипло выдавил дроу, пытаясь пошевелиться. – Ты…

– Тихо! – шикнула я на него и, приблизив своё лицо к его, напрямую спросила: – Один вопрос: ты знал?

– Да, – обречённо выдохнул Ри, устало прикрыв глаза.

Ну твою же мать…

Так, ладно, вдох-выдох, больных бить нельзя, а этого так вообще даже по лбу щёлкнуть не рекомендуется!

Взяв себя в руки и заткнув боль в душе, я потянулась за куском льняной ткани и тазиком с водой, что принёс хамелеон и поставил на край постели. Дроу слабо ухватил меня за руку, его глаза смотрели с испугом.

– Эль, ты ведь не уйдёшь, правда?

– Ушастик, – ободряюще улыбнулась я и, наклонившись, погладила его по щеке. – С ума сошёл? Ну куда я от тебя денусь, пока ты в таком состоянии? Вот приведу тебя в порядок, подлатаю, уши надеру за все ваши тайны, а уже потом пойду прогуляюсь, попинаю ещё кое-кого.

Уже расслабленно вздохнув, дроу уронил руку на подушку, а я, нежно поцеловав его в лоб, принялась методично отмывать раны от запёкшейся крови. Видимо, царапины, нанесённые когтями драконов, то и дело кровоточили, что совсем не помогало выздоровлению.

К тому моменту, как Сеш’ъяр и Хантар привели Дартара, я уже успела не только покопаться в поясе, принесённом кронпринцем драконов, но и запарить необходимые травы, которые и приложила к ранам, уже очищенным мной от гноя.

– Эль?

– Ох ты, ёжики зелёные?! – перебил гранатоволосого ятугара удивлённый возглас, вызвавший у меня мысленный стон.

К моему глубокому сожалению, на Остров Драконов Сеш’ъяр приволок зачем-то и Сайтоса…

– Сам такой, – привычно огрызнулась я. – Дарт, помоги, мне одной не справиться: ран слишком много.

Ятугар, весьма удивлённый не только моим присутствием, но и моим поведением, всё же легко вскочил на кровать и, оценив масштабы лечения, без лишних слов принялся за дело. Принцип работы нам с ним уже был известен, помнится, однажды мы лечили подобные раны на шкуре одного небезызвестного нам князя. Вот только здесь ран было куда больше.

Так что края ран сводили Хантар и Ости, а мы с ятугаром, переплетая заклинания и наши силы, занимались лечением.

Оно, кстати, продлилось не один час, но результаты ошеломили всех – практически все раны затянулись полностью. Правда, кое-какие, самые глубокие, требовали повторного лечения, но с большинством мы справились. Осталось только нанести мазь от шрамов, перевязать их, напоить Ри отваром из уже проверенной чудной травки, положить компресс ему на голову, и можно идти отдыхать с чистой совестью.

Сам же Ри крепко уснул сразу после того, как мы напоили его отваром.

Устало скатившись с кровати прямо на пол после того, как лечение было закончено и можно было не опасаться за жизнь моего ушастика, я вытянула затекшие от долгого сидения в неудобной позе ноги и нахмурилась.

Вот теперь нужно задуматься о том, что же всё-таки произошло на самом деле.

– Я, конечно, понимаю, что заранее нарываюсь на неприятности, – деликатно кашлянул Сайтос, решив, видимо, первым начать задавать вопросы, – но, может, мне кто-нибудь всё-таки объяснит, что здесь происходит?

– Не сейчас, – неожиданно вздрогнув и нахмурившись, произнёс Сои’шен, напряжённо вглядываясь в пространство. – Кто-то из Хранителей очень скоро будет здесь.

Я вскочила первой. Не знаю, что мне стукнуло в голову, но я, судорожно взмахнув рукой, накрыла потоками магии нелюдей, стоящих в комнате, мгновенно перенося их как можно дальше с Острова Драконов. Не знаю почему, но чисто интуитивно я осознавала, что наш разговор не должны были услышать сильные мира сего.

Или же это была не интуиция, а вполне осознанные мысли одного знакомого мне Владыки… что наводило на определённые и отнюдь не красочные мысли.

– Ого! – первым опять решил высказаться Сайтос, пока я разглядывала, куда нас занесло на этот раз. – Мгновенное перемещение! Малышка, во имя святого ёжика, ты как это освоила? Похоже, твоя истинная сила наконец пробудилась!

Я очень и очень медленно повернулась к демону, на лице которого было написано неподдельное восхищение. Многозначительно усмехнувшись, я резко сорвалась с места и, схватив эрхана за горло, впечатала его в дерево, возле которого он стоял. Раздался приличный треск многострадального растения Иллюзионного леса, а остальные присутствующие здесь нелюди едва не бросились ко мне, но их остановил мой холодный голос.

– А вот двигаться сейчас я никому не рекомендую. Летрак, к тебе особенная просьба: установи самую надёжную защиту, на которую только способен, не хотелось бы, что бы наш разговор подслушали, – не поворачиваясь, произнесла я и, нехорошо ухмыльнувшись, обратилась уже непосредственно к ошарашенному подобным обращением Сайтосу: – А ты, мой крылатый друг, сейчас мне расскажешь, что означали твои последние слова про мою силу, почему мы, по словам Сои’шена, должны избегать внимания Хранителей и почему вы так настойчиво вели меня к драконам, зная, что ваш маленький обман раскроется?!

– А может, не надо? – полузадушенно прохрипел эрхан, тщетно пытаясь разжать мои пальцы на своём горле. – Я что-то не уверен, что ты будешь рада это услышать…

Хмыкнув, я отпустила демона, который рухнул на колени, судорожно кашляя, и оглянулась. Хантар, Дарт и Остиэль смотрели на меня с явной настороженностью, а вот Летрак как ни в чём не бывало равнодушно навешивал действительно сильную защиту на крошечную поляну в глубине леса, где мы стояли практически в полной темноте. Самое тёмное время суток наступает перед рассветом…

– Итак, я тебя внимательно слушаю. – Я опустилась на корточки перед демоном и нехорошо так улыбнулась, многообещающе…

Эрхан, поднявший на меня довольно-таки испуганный взгляд, мгновенно выставил руку вперёд:

– Хорошо, хорошо! Только не надо меня больше душить! Что ты, что Шайтанар, ей-богу, что за привычка?

Летрак за нашими спинами хмыкнул и, подперев спиной ближайшее дерево, похоже, приготовился внимательно слушать, хотя и делал вид, что его это совершенно не интересует. К моему вящему удивлению, все остальные, чуть помедлив, встали в точно такие же позы. Так, это что получается, не только я не в курсе всех дел? Очень интересно… Как и то, где носит этих драконов и когда, а главное, чем я умудрилась так запугать Сайтоса.

– А теперь начинай по порядку, – нахмурилась я, смотря в глаза демону, чтобы можно было понять, врёт он или нет.

Пусть я и пересмотрела ситуацию, но вот так легко верить на слово я хрдыр кому буду!

– Ну раз уж этого теперь не избежать, – на секунду прикрыл глаза демон, видимо пытаясь отгородиться от лишних мыслей, – придётся действительно начать с самого первого момента, когда мы почуяли подвох. Точнее, мы и подозревать не могли, что в ваши с вампиром «милые» отношения вмешался кто-то ещё, но нас вежливо об этом предупредили.

– Кто? – резко спросила я.

– Геката, – усмехнулся эрхан, усаживаясь поудобнее на холодной земле. – Она снизошла до предупреждения и наведалась к мелкому, тактично намекнув, что Хранители тобой играют. Когда ты пропала из особняка дроу, мы долго размышляли и наконец собрали все кусочки головоломки в кучу. Выходило, что каждый раз, когда ты была близка к разгадке планов Эрратиана, кто-то специально отдалял от тебя Шайтанара и твоего брата. Вспомни, как тебе стирали память и как ушёл в Эллидаре Шайтанар, не став разбираться, – все эти эмоции были магически незаметно усилены для того, чтобы отгородить тебя от твоих близких. Это было сильно похоже на то, что тебя просто стравливали с этим вампирюгой, и убить его должна была только ты, без посторонней помощи.

– Я об этом подозревала, – скривилась я. Не верить этому крылатому пока оснований не было: уж кто-кто, а Геката всегда была на моей стороне. – Уж слишком явно наши с ним пути пересекались, а наши с твоим Повелителем всё чаще расходились.

– Угу, – мрачно кивнул демон, согнул ногу, положил на колено вытянутую руку и продолжил: – И когда стало ясно, что Эрратиан не будет искать вторую половину артефакта, а просто подождёт, пока её найдёшь ты, и попытается забрать, решено было не говорить тебе о местонахождении этой побрякушки. На самом деле Шайтанар не хотел тебе врать – он просто не мог позволить, чтобы Хранители тобой играли, и, пока ты его искала, он бы сам разобрался с вампиром. А для этого нужно было время.

Та-а-ак… Очень мило! Этот упырёв демон, как всегда, в своём репертуаре!

– Но этого не случилось, – заметил Хантар.

– Не совсем, – уклончиво ответил Сайтос. – Чтобы защитить тебя, малышка, сразу же после известий от Гекаты наш Повелитель заключил мирный договор с Эвритамелем, а Ниэль тактично намекнули, что об артефакте могут знать драконы, чтобы ты отправилась туда. Эти рептилии чувствуют присутствие ваших богов, так что риск управления твоими эмоциями теперь сводился к минимуму.

– Но Шайтанар, который с драконами никогда не имел дела, не знал, что там находится храм Ариархата, который к тому же является моим дядяй, – хмыкнула я. – И что же было, когда Таш ему об этом сообщил?

– А ничего, – развёл руками эрхан. – Останавливать тебя было поздно, да и слишком опасно, ведь вампирчик готовил ответный удар. Вспомни, он каким-то образом подчинил себе чёрных драконов, и они убили весь твой отряд в лесу! После этого события чередовались: подчинение драконов, их убийство; один из них ушёл, но мы освободили Кристиана; ваша с Шаем помолвка состоялась… А значит, должен был произойти ответный удар Повелителя вампиров. И более того, история с драконами дала понять, что у него есть какой-то дополнительный источник силы, и просто так тебе его уже не победить. Шайтанар знал о твоей реальной силе, но ты на полную мощь ею никогда не пользовалась, и даже не подозревала, что она собой представляет. А значит, её нужно было пробудить. Естественно, встал вопрос как.

– Зная твои особенности, маленькая, твоя сила всегда зашкаливала в момент сильных эмоциональных потрясений. – Хамелеон первый понял, к чему ведёт Сайтос.

– Вот-вот! – поднял вверх указательный палец наш рассказчик, пока я медленно и вдумчиво переваривала информацию. – А что могло сильнее тебя потрясти, чем наш маленький обман? Ничего, я думаю. Поэтому мы осознанно тебя туда и вели, чтобы ты сама обо всём узнала.

– Сайтос, вы же должны были понимать, каковы будут последствия?! – не выдержала я. – Ты сам на собственной шкуре испытал тогда моё «замечательное» настроение!

– Это да! – фыркнул демон. – Ты меня тогда знатно помяла, но если вспомнить, для чего ещё это всё делалось, то боль как-то исчезает. Малышка, ваши пути с Эрратианом пересекались ещё с детства, и ему один раз удалось тебя убить. Причём именно тебя, не королеву и даже не твоего брата, будущего наследника! И кстати, вспомни, что по этому поводу сказал Ариархат?

– Что тогда вмешался кто-то из Хранителей и подсказал этому вампирюге, как можно меня легко убить! – в бессильной ярости сжала я кулаки. – И только вмешательство моей матери сохранило мне жизнь.

– Угу, – довольно кивнул эрхан.

– Выходит, что с самого момента твоего рождения и до сих пор Хранители пересекают ваши пути, чтобы один из вас смог убить другого, – тихо произнёс Хантар. – Вы оба являетесь их пешками.

– К сожалению, малышка, этот дроу прав. – Демон положил мне руку на плечо и, несмотря на мой злой взгляд, чуть сжал. – Это не закончится, пока из вас кто-то не умрёт. И если тебя Хранители постоянно подталкивают к этому, то логично предположить, что и на стороне Эрратиана кто-то есть. Откуда-то же он берёт свою силу? Мы это понимали и решили, что тебе нужно получить свою полную силу, подальше отсюда, но как можно быстрее. И это на тот момент был единственный способ.

– А сказать мне сразу нельзя было?! – тихо рыкнула я, уже действительно начиная понимать, что ничего лучше в такой ситуации придумать было нельзя.

– И заставить тебя самовольно плясать под дудку Хранителей? – удивился демон. – Да ни за что! Ты бы жить так не смогла! Да и потом, как бы ты получила свою силу? Она тебе была нужна, тебе бы всё равно пришлось рано или поздно встретиться с вампирюгой, раз уж ваши боги так настойчиво к этому ведут.

– А ты думаешь, я бы стала плясать под их дудку? – зло сощурилась я.

– Пришлось бы, – неожиданно для всех произнёс Летрак. – Это игры Хранителей, а ты их пешка. Неугодные фигуры с шахматной доски проще убрать.

– Ага, – опять согласился Сайтос. – Они выставили тебя против Эрратиана и делали всё, чтобы ты в одиночестве пришла к нему. Ведь все прекрасно понимали, что Шайтанар не даст тобой играть и попытается сам решить эту клыкастую «проблему». Он так и собирался сделать, но, когда выяснилось, что ничего хорошего из этого не выйдет, наоборот, немного «помог» Хранителям привести тебя к артефакту. У него, как и у твоего брата, был выбор: твоя ненависть или твоя жизнь. И они, и все остальные, не задумываясь, выбрали второе.

– Всё это очень мило, – раздался саркастичный голос кронпринца дроу. – Но откуда же тогда взялись эти провалы?

– А это только подтверждает теорию нашего крылатого друга, – на этот раз не стал молчать и Ости. – Чтобы открывать еженедельно провалы в Бездну, выпуская оттуда этих тварей и руша старинные заклинания могущественнейших из магов, нужна действительно мощная сила. По-видимому, после того, как Ниэль получила свою силу, к чему её вел и Шайтанар, и кто-то из Хранителей, вмешались те, кто был на стороне вампира и дал ему такую же силу. Теперь их силы полностью равны, и осталось только стравить их в смертельном поединке.

– Значит, нам нужно ожидать худшего? – нахмурился Хан, а я расхохоталась:

– А он уже был! Но обошлось без летального исхода. Хрдыр, они действительно делают всё, чтобы меня стравить с этим вампиром!

– Малышка, – нахмурился эрхан, убрав руку с моего плеча, – это ты сейчас о чём?

– Я была у Эрратиана, – усмехнулась я и добавила, глядя, как вытягиваются от удивления лица всех присутствующих. – Сегодня. Именно от него я и попала на опушку Непроходимого леса…

– Что ты там делала? – удивился Дарт, который старательно молчал всё это время, и я, каюсь, уже забыла о его присутствии.

– Лучше спроси, как я там оказалась, – потёрла я переносицу, понимая, что я чертовски устала от всего этого. – Он сам пригласил меня… на ужин.

– Милое свидание самых сильных магов нашего времени, – раздался саркастический голос Летрака за моей спиной. – И что же он хотел?

– Меня, – просто ответила я, понимая, что всё равно это выплывет наружу. – Он предлагал мне стать его королевой. И естественно, был послан по моему любимому адресу…

– На хутор вампирчиков ловить? – подмигнул мне Сайтос. – Или ко всем упырям?

– И туда и туда, – коротко хохотнула я, но тут же прекратила дурачиться. – Но почему-то мне кажется, что всё это было не просто так… Уж слишком спокойно он меня отпустил. Попыток убийства же просто не было. Хрдыр, знала бы, прибила бы его ещё тогда!

– Успеешь ещё, маленькая, – улыбнулся подошедший Ости. – Мне больше интересно, почему он не попытался тебя убить и что ему в действительности было от тебя нужно?

– Он проверял, – тихо произнёс Дарт, тоже подходя поближе и присаживаясь около меня на траву. – Ведь если судить по сегодняшнему рассказу Сайтоса, то, получив силу, ты должна была попытаться его убить. Но два месяца от тебя не было никаких вестей, и он творил что хотел. И похоже, он знал обо всём, что происходит с тобой, и решил удостовериться, что угрозы от тебя никакой нет.

– И когда понял это, просто отпустил? – иронично приподняла я бровь. – Нет, это не в его стиле. Ему нужна настоящая битва, а драться с ним я не собиралась, и он прекрасно это понял… И не он один.

– Хранители, – щёлкнул пальцами моментально догадавшийся обо всём Сайтос. – Поэтому они и пришли на Остров?

– Они вмешались раньше, – зло скривила я губы. – Кто-то сбил направление, когда я перемещалась обратно на Остров. Они целенаправленно сделали так, чтобы я снова увидела вас, когда поняли, что артефакт погасил во мне все человеческие эмоции и вмешиваться больше я ни во что не собираюсь. И если бы не кое-кто, то я бы просто ушла, закрыв провал. Один вопрос, Летрак. – Я встала и повернулась к совершенно спокойному дроу. – Почему?

– Не обольщайся, принцесса, – лениво усмехнулся тёмный эльф. – Я это сделал не ради тебя.

– А ради кого же? – Честно, мне было очень интересно.

– Ради Танориона.

– Что? – Бедный, шокированный таким заявлением демон аж подпрыгнул на месте, мгновенно поднявшись с травы. – А мелкий-то тут каким боком?!

– Одна эльфийка показала мне однажды, как важно иметь семью и что дети без своих родителей лишь существуют, но не живут, – спокойно ответил дроу, рассматривая свою ладонь, на одном из пальцев которой что-то тускло поблёскивало в темноте. – Ты для этого дроу стала дороже его настоящих родителей. Нельзя было лишать его этой маленькой радости: иметь настоящую семью, где его действительно ценят.

Только внимательно всмотревшись, я поняла, что это было. Обручальное кольцо… Похоже, Кирана наконец обрела мать, а Сатия вернула себе не только любимого, но и свою дочь…

– Это был лучший способ, чтобы вернуть меня к нормальному состоянию, – тихо произнесла я. – Ты понимал, что остаться равнодушной при виде того, что с ним стало, я не смогу… Спасибо.

Дроу лишь усмехнулся в ответ, даже не посмотрев на меня.

– Так это ты довёл его до такого состояния? – неожиданно рыкнул Сайтос и дёрнулся вперёд.

Я очень своевременно подставила ему подножку и немного помогла упасть, а для надёжности ещё и уселась прямо на спину рухнувшего в траву демона:

– Спокойствие, Сайтос, он тут ни при чём. Ри, по незнанию и из-за моего упущения, влез в стычку между двумя драконами. Похоже, в этой истории это единственная случайность.

– Кстати, а где артефакт? – всполошился вдруг Дарт, но, взглянув на мою грудь, тихо присвистнул: – Эль…

– Он рассыпался, – невесело улыбнулась я, прикоснувшись пальцами к груди, где он висел когда-то. И чуть не взвыла: – Хрдыр!

– Давай я попробую что-нибудь сделать. – Убрав мою руку, Дарт опустился рядом на одно колено и занялся лечением. – Как это произошло?

– Артефакт, собранный в единое целое, способен или давать силу, или отнимать эмоции, делать это одновременно он не в состоянии, – поморщилась я. – Когда я злилась, когда не вспоминала о вас, сила зашкаливала. Но когда пыталась думать о том, что произошло, или понять, почему вы мне солгали, это практически мгновенно проходило – артефакт забирал лишние эмоции. В этом его сила, и в этом его проклятие – он лишает души и положительных эмоций, давая лишь безграничную власть, не давая даже шанса задуматься, что и для чего делает его владелец. Увидев Ри в таком состоянии, эмоции у меня вышли из-под контроля. Противоречия во мне просто разрушили артефакт.

– Вам там удобно? – раздалось кряхтение немножко придавленного демона.

– Вполне, – кивнула я и потрепала его по волосам. – Лежи и думай над своим поведением.

– Маленькая, но мне помнится, у этой цацки были несколько другие свойства! – заметил Ости.

– Нет, – покачала я головой. – Разделённый на две части, он имел такие же свойства, причём пользоваться ими могли одновременно. Одна часть могла отнимать, собирать, хранить и отдавать магическую силу, отобранную ранее, а вторая поглощала эмоции, но никто не знал какие. Как оказалось – только положительные… Отрицательные, наоборот, она лишь усиливала. Соединив эти части, мы то же самое и получили, только с одним маленьким нюансом: артефакт самостоятельно собирал магию в округе, добавляя к той, что уже имелась внутри его. Это действительно колоссальная мощь… была. И работали его части попеременно.

– Даже немного жаль, что он разрушен, – как-то отстранённо заметил Хантар.

– Нет, – отрезала я, резко вскинув голову. – Иметь подобное – значит действительно потихоньку лишиться души. Я испытала это, и поверь, такой участи никому не желаю. Лучше обойдусь как-нибудь без него.

– Ага? – неожиданно поднялся Сайтос, и я, не ожидавшая таких телодвижений, свалилась прямо на Дарта, который уже закончил с моим лечением. – Так это значит, что ты опять с нами?

– Я…

Я осеклась, не зная, что сказать.

Так просто взять и вернуться после всего, что было? Ведь не только мне, но и я сделала очень больно… даже Таша чуть не убила!

Упыри и вурдалаки, какой же дурой я была! И что, что, спрашивается, мне теперь делать?!

– Она не может вернуться, – за меня ответил Летрак, отлепившись наконец от дерева. – Ни к чему хорошему это не приведёт. Эрратиан не должен знать, что артефакт Величия разрушен.

– Боюсь, что он прав, маленькая, – серьёзно кивнул Ости, подойдя ко мне, и, коснувшись кончиками пальцев моей щеки, заглянул в глаза. – Он нападёт сразу же, как только узнает, что силы у тебя стало меньше и что теперь ты будешь с ним сражаться.

– Ости, а может, я в кои-то веки буду сама решать, что мне делать? – сердито зашипела я, отшатнувшись. – Может, уже хватит всё за меня решать?! Плевать на артефакт, справлюсь и без него! Вы толкали меня к этой силе, я почувствовала её, а теперь вы хотите, чтобы я снова стояла в стороне?!

– Хелли, я понимаю, как тебе это неприятно. – Ко мне подошёл Хантар. – Но ведь ты совсем недавно научилась контролировать свою прежнюю силу, и ты можешь быть полностью уверена, что сможешь держать под контролем полную её мощь?

– Я… – Я осеклась во второй раз. А ведь, кажется, они правы…

Эта сила была велика, я никогда подобного ещё не испытывала. Хватит ли у меня терпения, умения и силы воли, чтобы не только держать её под контролем, но и обратить в случае надобности не только против Эрратиана, но и для защиты дорогих мне людей?

История с провалом показала, что даже их я самостоятельно, без какой-либо тренировки и подготовки закрыть не смогу. Похоже, что эти нелюди действительно гораздо мудрее и опытнее меня, раз до них сразу дошли очевидные вещи… и они были правы. И тогда, и сейчас.

Да, я ненавижу их за то, что они тогда сделали, ненавижу и за нынешнее их решение, и не скоро ещё это забуду. Но, как говорится, на войне все средства хороши. А у нас сейчас что ни на есть самая настоящая война.

– Мне нужно время, – скрипя зубами, согласилась я. – Мне нужно хотя бы немного времени и практики, и тогда я буду готова ещё раз встретиться с этой мразью… И теперь уже для того, чтобы убить его. Но я не понимаю одного, Хан: почему это нужно держать в тайне?

– Ты пешка, помнишь? – холодно заметил Летрак. – Если Хранители узнают, что артефакт разрушен и к тебе вернулись эмоции, они, не мешкая, стравят вас в поединке, тем более когда мир подвергается уже два месяца подряд набегам нечисти, и счёт идёт пока в пользу Эрратиана.

– И если ты попытаешься этого избежать, стараясь выиграть для себя время, они будут искать способ тебя поторопить, – влез вездесущий Сайтос, вот только по его карим глазам было видно, что ему самому не очень-то и смешно. – А так как к тебе вернулись эмоции, то тебе будет не всё равно, что станет с твоими близкими. Как выяснилось, это действительно самый верный способ повлиять на тебя.

– Я уже говорила, что ненавижу, когда вы оказываетесь правы? – глухо произнесла я, окончательно расстроившись.

Или разозлившись? А, не важно…

– Малышка, да брось ты! – Эрхан неожиданно крепко-крепко меня обнял. – Ты сильна, умна и действительно можешь за себя постоять, мы все понимаем это. И дело тут совершенно не в мужском эгоизме, просто тебе самой же ясно: у тебя ещё совсем мало опыта.

– И вот опять ты прав, – тихо произнесла я, уткнувшись носом в лёгкую кольчугу на груди эрхана и обняв его в ответ. Если он и удивился, то виду не подал. Через минуту я уже относительно пришла в себя и даже начала связно мыслить, поэтому, отстранившись, спросила: – Что с этими провалами? Точнее, сколько их и где?

– Собралась на них тренировать свою силу? – спросил Летрак.

– Именно так, – согласилась я, немного пораскинув мозгами. – Я так понимаю, все заняты этим делом?

– Абсолютно, – за всех ответил Хантар. – Из пятнадцати был закрыт только один – тобой. Остальные лишь прикрываются магами на время, но защита периодически слабеет и рушится. Объединились практически все государства, но у некоторых возникли и другие проблемы.

– Что ещё? – нервно выдохнула я.

Так, может, уже хватит сюрпризов, а?!

– Нападения вампиров.

А вот это уже действительно сюрприз ещё тот…

– Где? – прикрыв глаза и сжав до хруста кулаки, сухо спросила я.

– В основном человеческие города, – если судить по голосу, ответил Хантар. – Темрид пал первым, мы ничего не успели сделать. Уничтожено множество мелких городов и два крупных человеческих, в том числе и Райпсар. На данный момент вампиры штурмуют границу с Каратом, но пока у нас хватает сил, чтобы их сдерживать, хотя их количество растёт. Часть из них идёт к Эллидару, часть пытается захватить Линелию. Силы светлых эльфов уже на исходе, а Роща дриад практически уничтожена. Следующим пунктом станет Натинало.

– Нет, – тихо выдохнула я. – Это невозможно!

– Возможно, маленькая. – Меня как-то незаметно, но очень крепко обнял Остиэль. – Как оказалось, вампиров действительно слишком много. Их армия насчитывает десятки тысяч, и при общих усилиях мы могли бы их остановить, но постоянно открывающиеся провалы и нечисть из них отнимают все силы и лучших воинов. Сдерживать её не получается, и боюсь, она заполонила уже практически всю Аранеллу.

– Два месяца, – я скрипнула зубами, ещё крепче сжимая кулаки в бессильной злобе, – за два месяца эта мразь сумела погрузить мир в Хаос! Хрдыровых два месяца!!!

– Малышка, что случилось, то случилось. – Демон, наконец отряхнувшись, подошёл и взлохматил мне чёлку. – Нужно думать не о том, что было бы, а о том, что будем делать. Кстати, вы выдернули нас немного не вовремя, и нам уже как бы пора уходить…

– Очередной провал? – сдавленным голосом спросила я, пытаясь успокоиться.

– Да, – кивнул Дарт. – Неподалеку от границы Динтанара. Он небольшой, но пустынные тейры, что повылазили из него, доставляют много хлопот.

– Каменные монстры? – безмерно удивилась я. – Да о них никто ничего не слышал с момента становления первых магов!

– Тебе придётся ещё не раз удивиться, принцесса, – хмыкнул Летрак, – по миру сейчас ходят монстры и по-страшнее.

– Тогда идём. – Во мне мгновенно проснулась мрачная решимость. – Похоже, тренировка состоится куда раньше, чем планировалось.

– Точнее, пойдём мы, – предупреждающе вскинул руку Сайтос, – а ты потом. Лучше будет, малышка, если ты явишься незаметно и под шумок как можно тише прикроешь к упырям всю эту лавочку.

– Так действительно будет лучше, – за всех ответил Хантар.

И как всегда, по моему любимому и очень обожаемому, особенно в последнее время, закону подлости, сделать мы ничего не успели. Мы даже не сразу сообразили, что означает закачавшаяся под нашими ногами земля…

– Провал, – быстрее всех сообразил Ости.

– И он больше, чем в Непроходимом лесу! – Я сориентировалась второй, практически сразу же почувствовав исходящие издалека волны магии смерти. – Две лиги на севере отсюда!

– Граница Карата! – выругался Летрак и, ничего не добавив, метнулся в глубь леса, точно определив нужное направление.

– Похоже, наши планы придётся скорректировать на ходу! – буркнула я, устремляясь всед за ним в чащу леса.

Бежали мы практически на пределе возможностей, хотя этому здорово мешала то и дело качающаяся земля под ногами, падающие ветки и нечисть, возникающая, словно из-под земли, из-за каждого третьего дерева. Её мы уничтожали на ходу, особо не размениваясь на сильные заклинания. Не знаю, как остальных, но меня волновало больше всего одно – магия, витавшая в воздухе. Нити силы чистокровного Хранителя, небывалая мощь и опасность, что они несли за собой. Провал обещал быть гигантским…

Первым, что бросилось мне в глаза, когда я выбежала вслед за остальными на опушку леса, был не провал достаточно крупного размера и диаметра прямо на границе империи дроу, а две дерущиеся на его краю фигуры…

Сердце мгновенно зашлось в диком стуке, когда в рассветных, ещё едва заметных лучах блеснули длинные стального цвета волосы.

Шайтанар.

Вторым же стали ещё две фигуры, в которых как-то отстранённо заметила Кирану и… Мелиду. Вот так сюрприз…

Но хуже всего было то, что мы категорически не успевали добежать до них! Нечисть, а точнее, нежить, появившаяся из разлома, уже начала оттеснять демонов, окруживших провал.

– Нет! – зло выкрикнул Летрак, когда демоница, улучив момент, с силой ударила Кирану, которая не сумела устоять на ногах и упала.

Но прежде чем меч демоницы достиг сердца эльфийки, в её руку и тело с силой врезались сразу два заклинания: огня и смерти.

– Позаботься о Киране, – прошипела я, мчась рядом с Летраком, – а я займусь демоницей.

Лишних слов не понадобилось. Дроу сразу же бросился к полукровке, а я уже стояла напротив несколько удивлённой моим присутствием эрханши, которую если и ранило, то не сильно, о чем говорил едва заметно дымившийся рукав её куртки.

– Ты… – зло прошипела Мелида, поудобнее перехватив рукоять меча.

Мне как-то слишком поздно вспомнилось, что я вообще-то без оружия…

– Привет. – Цинично усмехнувшись, я склонила голову набок. – Поговорим, красавица?

– У тебя не останется времени на разговоры, мразь! – зашипела эрханша и бросилась вперёд.

Но за секунду до этого в воздухе просвистел сатар, который я успела не только поймать, но и отбить выпад. Раздался звон стали, но я всё же заметила две вещи – герб Старшего Дома Аллианэр на рукояти и рубин на её мече.

Так… похоже, мне пора вернуть своё оружие!

И кто-нибудь, напомните мне сказать спасибо Летраку. Потом.

Вот хрдыр! Кто же тренировал эту девицу, а?!

Ладно, не отвлекаемся…

Выпад, выпад, ещё один выпад. Подсечка, прыжок, кувырки, прогибы… Эта тварь заставила меня попотеть! Но это стоило того – всего две минуты поединка, далеко не честного, нужно сказать, а счёт был в мою пользу. Эта тварь с хвостиком умудрилась рассечь мне бровь рукоятью меча, в то время как я до кости разрезала ей предплечье. Теперь демоница могла сражаться лишь одной рукой. Сатар особо не отличался от шеста, но всё же мне было сложно им управлять… до этого момента. Теперь силы были на моей стороне.

– Больно? – ухмыльнулась я, медленно переставляя ноги, обходя демоницу полукругом.

– Не настолько, как сейчас будет тебе! – яростно произнесла демоница и резко, чего я совершенно не ожидала, бросилась на меня.

Ой, быстро она очухалась! Слишком быстро…

Кончик принадлежащего мне когда-то меча вспорол кожу на боку, но я, практически не обратив на это внимания, развернулась и по инерции выбросила руку. Точный удар угодил в позвонок на пояснице, и Мелида на мгновение потеряла координацию движений. Следующий удар под колено заставил её упасть, и я, особо не мучаясь угрызениями совести, вонзила лезвие сатара ей в спину. Метила в сердце, но, увы и ах, промахнулась…

И не по своей вине!

В самый последний миг в меня угодило чьё-то заклинание, и удар вышел чисто по инерции, а я же, получив дикий ожог спины, упала практически рядом.

Сразу же подняться не вышло, руки скользили по мокрой от крови траве. Я успела лишь повернуть голову, когда заметила, что кто-то поднимает Мелиду на руки.

– Эрратиан. – Собственный голос показался слишком хриплым, но вампир, который уже успел открыть портал, прекрасно это услышал и повернулся.

– Мы ещё увидимся, принцесса. – В голосе Повелителя вампиров слышалась глухая ярость, а в глазах, помимо кровавых отблесков, виднелось красно-чёрное пламя. – И ты за это ответишь.

Всего лишь за миг до того, как его «прощальное» заклинание угодило в меня, я успела выставить «Радужный щит», и, если бы не ещё один, с примесью Тьмы, который успел накрыть моё тело чуть раньше, мне пришлось бы несладко – моя защита просто рассыпалась от магии вампира.

– Тварь, – разъярённо прошипела я, понимая, что и в этот раз им удалось уйти.

И не только это. Вторая моя проблемка не заставила себя ждать.

– Что ты здесь делаешь?

– Не твое дело, демон, – как можно злее ответила я, с большим трудом поднимаясь с земли.

Но стоило мне повернуться, как вся напускная бравада, злость и раздражение, которое следовало проявить в данный момент к одной личности, исчезли без следа, оставив только щемящую нежность.

Шайтанар стоял близко, очень близко. Сапфирово-синие, чуть прищуренные глаза смотрели пристально, изучающе. Тело демона казалось расслабленным, да нет, оно таким и было. И если бы не стального оттенка волосы, то благодаря тёмной одежде, состоящей из штанов, рубашки простого кроя и замшевой куртки, очертания эрхана просто терялись бы в темноте… пару часов назад. Сейчас, в рассветных лучах, он вообще казался чем-то нереальным.

Когда я взглянула в его глаза, горячка боя мгновенно схлынула, а боль в спине отошла на второй план. Рычание нечисти, треск разрываемой оружием плоти, звон клинков и откаты заклинаний – всё это словно исчезло, оставив нас наедине, вдали от всего мира.

Узор на его радужке менял цвет. Спонтанно, рывками, то возвращаясь к багровому оттенку, то вспыхивая расплавленным золотом. И я, и он прекрасно понимали, что это значит.

«Ты могла не сомневаться, Ниэль. Он действительно тебя любит». – Голос Марка звучал мягко, не обвиняюще. Он просто констатировал факт, в который я так долго не хотела верить и злилась. Злилась на саму себя, допустив то, что происходит сейчас.

Это не должно повториться. Я не могу допустить, чтобы хоть кто-нибудь пострадал, а в особенности он. Летрак был прав – я не могу вернуться. Пока не могу.

– Не твоё дело, демон, – собрав всю волю в кулак, как можно грубее ответила я и, подняв с земли сатар, потянулась за мечом, который выронила демоница.

Руку неожиданно обожгло чужой магией, наложенной на оружие, и я выронила его.

Стараясь не обращать внимания на Шайтанара (видит братик, с каким трудом мне удавалось это делать!), я опустилась на одно колено и провела ладонью над оружием. Магия Хранителей…

Так вот в чём дело!

Вот кто из богов нашего мира замешан в этом! Дарк собственной персоной. Именно его магия чувствовалась на оружии, и именно из его Пустоши лезли твари в наш мир. И он не давал силу Эрратиану, она была у Мелиды, именно этот отпечаток остался на моём клинке. И именно для этого она и нужна вампиру, и только по этой причине он спас её. И я подозреваю, что, получив этот мир, он бы просто избавился от неё, оставив себе меня для компании. Нет, не в качестве «королевы». А в качестве пожизненного трофея.

Я зло усмехнулась, резко схватив рукоять меча. Магия на нём вспыхнула силовыми нитями, заметно обжигая ладонь, но практически мгновенно исчезла, нейтрализованная сырой стихией смерти. Похоже, Геката щедро поделилась своим даром… или же я слишком долго провела у неё «в гостях». В любом случае теперь я точно знаю, что и без артефакта смогу закрыть провалы.

Стараясь не смотреть на демона (не смотреть, я говорю!!!), я повернулась и окаменела.

Тиграсы… вот только этих зверюшек нам не хватало для полного счастья!

Чуть больше стандартных тигров, похожие на них, но несколько массивнее, в чёрно-белую и серебристую полоску шкуры, с тяжёлыми лапами, красными глазами и длинными верхними клыками. Нежить среднего ранга, питающаяся плотью исключительно разумных рас и практически невосприимчивая к любой магии, кроме огня.

– Летрак! – быстро выкрикнула я, заметив неподалеку нужного мне дроу, который уже привёл Кирану в чувство, пока их надёжно прикрывали Хантар и Ости.

Едва услышав мой голос, дроу вскинул голову и мгновенно поймал брошенное ему оружие.

Провернув в руке клинок, я машинально оценила количество тварей на усеянной телами поляне и, не раздумывая, бросилась было к расщелине, над которой опять пытались колдовать маги во главе с одной небезызвестной магичкой. Похоже, Летрак приобщил к крайне полезному делу всё своё семейство, и мне придётся и невесту его спасать, ибо не знает она, куда сунулась!

– Ты никуда не пойдёшь, – раздался за моей спиной холодный голос, и я действительно никуда не пошла, потому что руки демона надёжно меня удерживали на месте.

Хрдыр, Шай, пожалуйста, не надо этого делать, умоляю… Я же так долго не смогу! Его запах, его голос, его сила… он весь, в конце концов! Я не смогу удержаться, и видят Хранители, мне уже наплевать, что он сделал, я слишком сильно его люблю!

– Отпусти меня, демон, – как можно холоднее произнесла я, не пытаясь даже пошевелиться, прекрасно понимая, что бешено колотившееся в груди сердце и дрожащие колени меня мигом выдадут с головой.

А этого делать нельзя. Я не хочу, чтобы Шайтанар пострадал из-за меня.

– Сначала скажи, зачем ты пришла. – Продолжая прижимать мои руки к бокам, демон наклонился и на мгновение прижался губами к моему обнажённому плечу. – Скажи, что ты вернулась.

– Я вернулась, – отстранённо произнесла я, закрыв глаза, чтобы хоть как-то унять бушевавшие в груди эмоции, и вкладывая в слова не тот смысл, какой хотелось бы и ему, и мне. – Не обольщайся, Шайтанар. Я пришла лишь потому, что у меня личные счёты с твоей сестрой. До тебя и остальных мне нет никакого дела.

Не знаю, каким чудом, но я сумела вырваться из его хватки. И я не уверена, но мне показалось, что, прежде чем уйти, за моей спиной раздался едва слышный смешок…

Добраться до провала оказалось намного легче, чем я думала. Тиграсов, которые были ещё живы, осталось совсем немного, да и тех загнали в круг эрханы, которые прекрасно справлялись с нежитью, обратившись в боевую ипостась. Перемахнув с разбегу через провал, я приземлилась аккурат между магичкой и неизвестным мне эрханом. Воткнув меч в землю, я опустилась на одно колено и заглянула в расщелину, которая действительно была не только больше, но и отвеснее закрытой мной, а в глубине её уже клубился зелёный туман, заметно выделяясь на фоне красного свечения и чёрных всполохов.

– Какой промежуток? – только и спросила я, даже не собираясь поворачиваться в сторону магички.

Она умная, поймёт.

– Хелли? – удивилась девушка, но тут же спохватилась. – Нет, Селениэль…

– Какой промежуток между появлением?! – с нажимом повторила я, чувствуя, как земля легонько всколыхнулась.

На приветствия нет времени абсолютно, тем более как бы мне этого ни хотелось, но придётся играть роль той, что я стала после того, как надела на шею артефакт Величия.

Хранители, но как же мне уже всё это надоело!!! Я хочу быть собой, и только собой!!!

«Ниэль!»

Прости, братик. Ты прав. Я поистерю потом на эту тему.

– Полторы минуты, – ответила магичка, которая, как кажется, ни капли не удивилась моему поведению.

Ну да, её любимый (представить даже страшно!) дроу уже наверняка в красках поведал ей, какая я бяка. Хм, ну да ладно, не будем пока переубеждать.

– Это радует, – кивнула я, почувствовав повторный толчок. – Как только тиграсы снова появятся, уводите их подальше от расщелины и помогите остальным. Я закрою провал.

– Кто ты такая, чтобы здесь командовать? – моментально разозлился один из демонов, который стоял около магички. – Мы справимся и без твоей помощи.

– Ты сможешь закрыть провал в Бездну, восстановив плетение магии Хранителей? – чуть повернулась я в его сторону. – Ну давай, умник, я на тебя посмотрю.

– А ты сможешь? – с таким же сарказмом ответил тот же эрхан, остальные же предпочли промолчать, только один из них, сидевший слева от меня, хмурился и, по-видимому, о чём-то напряжённо думал.

– Лови. – Пожав плечами, я кинула ему мгновенно созданный небольшой шарик из всех сырых стихий.

Естественно, демон его поймал, причём обеими руками… Но тут же зашипел и выронил его прямо в провал. Чешуя боевой ипостаси на его руках стала плавиться.

– Ещё вопросы будут? – Я внимательно обвела взглядом насторожившихся эрханов, которые не могли не признать магию Хранителей.

Хм, кстати, весьма любопытно она на них действует, как оказалось… Впрочем, я так думаю, с их Повелителем такой трюк вряд ли пройдёт. Ну да ладно.

Так, а это что ещё?!

Из провала, куда угодил мой «шарик», доносились престранные звуки, похожие на какое-то необычное рычание. Очень странное, я бы сказала.

– Отходим! – резко выкрикнул тот, что стоял рядом со мной, симпатичный такой демон, обладающий длинными пшеничного цвета волосами и мощными крыльями бронзового цвета.

Похоже, что этот достаточно молодой демон был среди их магов за старшего, иначе стали бы остальные его слушаться?

Как оказалось, отходили мы зря. Тиграсы действительно скоро появились, и их было достаточно много, но первый их десяток почему-то упал замертво, не успев пройти и пары шагов по земле. Вторая партия была сильно подпалена и ранена и еле стояла на ногах, так что с ними разделались практически мгновенно. А вот последние штук девять-десять были целы и невредимы и очень-очень злы.

Надо же, как интересно получилось… Значит, на некромантию им плевать, а магия Хранителей для них смертельна? Забавненько, однако!

Ох ты, а вот эта киса мне, да? Так, посмотрим, не забыла ли я, как нужно обращаться со своим собственным клинком.

– Вам не обязательно сражаться, леди тер Алин. – Неожиданно между мной и тиграсом встал тот самый светловолосый эрхан.

Я отошла чуть дальше и в сторону от остальных, когда эти кошки полезли в наш мир, и, честно, совершенно не понимаю, как этот тип тут оказался и почему именно я приглянулась самому крупному представителю нежити этого вида.

– С какой же радости ты сделаешь это за меня? – немножко удивилась я, хотя уже знала причину такого престранного поведения этого демона и даже опустила меч, понимая, что спорить бесполезно и он всё равно сделает по-своему.

– Мы обязаны защищать невесту нашего Повелителя, – последовал лаконичный ответ.

– Я не его невеста! – чуть мягче, чем хотелось бы, огрызнулась я.

Не могу, нет, я просто не хочу от этого отказываться, несмотря ни на что.

– Так будет только тогда, когда об этом скажет сам Повелитель. – Видеть не вижу, но чувствую, что эрхан улыбнулся.

Нет, ну кто бы сомневался…

Так, ну вас всех! Пойду-ка я лучше провалом займусь!

Под шумок, пока все были несколько заняты обозлённой нежитью, я незаметно подошла к провалу, возле которого уже стояла магичка, к моему безграничному удивлению.

– Сатия, ты не сможешь его закрыть, – спокойно произнесла я, опускаясь на колени и вглядываясь магическим зрением в разорванное плетение.

Так, ничего особенного, кроме одного маленького но: плетение разорвано только в одном месте, а остальной его узор уходит в разные стороны прямо в землю, что означало только одно. Как я и думала, провал должен был быть больше, намного больше. И если бы не появился Шайтанар, я не знаю, что бы отсюда повылазило, кроме тиграсов.

– Я помогу, Хелли, – мягко произнесла магичка.

– Нет, – отрезала я, – ты умрёшь, как только коснёшься этих нитей. Лучше отойди как можно дальше и не пускай сюда остальных.

Не знаю почему, но магичка послушалась, и слава Хранителем, что рядом со мной больше никого не было.

Мне было больно. Не владея артефактом, я даже не сразу смогла ухватить нити силы. Немного привыкнув, я всё же начала переплетать прежний узор, действуя чисто интуитивно, чему ещё немало помогало лишь вчера полностью разорванное плетение. Но даже ещё не завершенное заклинание жалило и пальцы, и руки, а затем начало проникать и в кожу. Я буквально чувствовала, как неродная мне магия проникла в кровь, словно пытаясь сжечь её изнутри. И если бы не кровь моей матери и сила, данная Гекатой, я бы действительно сгорела изнутри.

Спустя одну долгую минуту узор наконец был восстановлен. Закрепляя его, я из последних сил наложила ещё одну, невидимую глазу защиту, но для того, чтобы стряхнуть остатки заклинания с рук, сил уже не осталось вообще.

Титаническим усилием воли окончательно закрепив узор, я без сил рухнула на землю. Хантар был прав – мне действительно необходима тренировка. Мне нужно научиться закрывать эти провалы, чтобы это происходило если не так болезненно, то хотя бы не отнимало столько сил.

Два провала за одни сутки – это слишком много для меня.

Или не в этом дело?

Похоже, что за последние сутки я действительно слишком устала…

Глава 26

Селениэль

Что-то тяжёлое лежало у меня на животе, заметно щекоча кожу и не давая спокойно спать дальше. Недовольно поморщившись, я с большой неохотой вынырнула из нежных объятий сна, открыла глаза и… расплылась в улыбке.

Свернувшись компактным клубочком и положив свою лохматую макушку мне на живот, мирно сопел Ри, натянувший одеяло по самый подбородок. Решив не беспокоить его, я попыталась приподняться на локтях, чтобы оглядеть, где я вообще оказалась. Последнее, что я помнила, – это как закончила заклинание, надёжно закрепив его, а потом, похоже, банально потеряла сознание.

Кстати, встать не получилось, всё тело отозвалось сильной усталостью, а кое-где и болью. Рухнув обратно на подушки, я с удивлением заметила привычную повязку на груди, но почему-то она теперь доходила до самых бёдер, а на спине, под повязкой, было что-то ещё. Хм, черника?!

Так-так-так…

– Как ты себя чувствуешь, Ниэль? – раздался спокойный голос над моей головой.

Вот! Именно про него я и подумала!

– Паршиво, братик, – ответила я, чуть повернув голову, чтобы узреть Марка, сидящего в изголовье кровати на каменной спинке.

Эльф занимался не чем иным, как расплетанием моих косичек и уже, кстати, почти заканчивал это занятие.

– Ниэль, ты меня простишь? – На мгновение прервав своё занятие, Владыка лунных эльфов серьёзно взглянул мне в глаза.

– Да иди ты, – недовольно буркнула я, даже немного смутившись от его взгляда. Ведь он же знает ответ, но всё равно спрашивает! – Я уже всё прекрасно поняла, а некоторые мне наглядно показали, что было бы, если бы я играла не по правилам Хранителей. А так хоть пока есть шанс, что я всё это смогу остановить.

– Ты рискуешь жизнью, – заметил братик.

– А когда я ей не рисковала? – устало спросила я, пытаясь аккуратно выбраться из постели, не разбудив Ри.

А то я знаю этого ушастика, он же сразу обниматься кинется, что ни мне, ни ему сейчас делать не рекомендуется! И не из-за Хранителей, а по состоянию здоровья!

– К сожалению, я с этим согласен, – поморщился Марк и, видя, что мне удалось передвинуться на самый край кровати, но при этом Ри, лишившийся моего относительно мягкого живота под щекой, сердито нахмурился и вроде как собрался проснуться, проворно подсунул ему подушку.

Аронт живенько её обнял и, вызвав мою улыбку, сладко засопел дальше.