/ Language: Русский / Genre:sf,

Азазел Рассказы

Айзек Азимов


Азимов Айзек

Аззел (рсскзы) (-)

Айзек АЗИМОВ

АЗАЗЕЛ

(рсскзы)

ДЕМОН РОСТОМ В ДВА САНТИМЕТРА

ВСЕГО ОДИН КОНЦЕРТ

УЛЫБКА, ПРИНОСЯЩАЯ ГОРЕ

КОМУ ДОСТАЮТСЯ ТРОФЕИ

НЕЯСНЫЙ РОКОТ

СПАСИТЕЛЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

ДЕЛО ПРИНЦИПА

О ВРЕДЕ ПЬЯНСТВА

ВРЕМЯ ПИСАТЬ

ПО СНЕЖКУ ПО МЯГКОМУ

ЛОГИКА ЕСТЬ ЛОГИКА

КТО БЫСТРЕЕ СВОЙ ПУТЬ ПРОЙДЕТ

ГЛАЗ НАБЛЮДАТЕЛЯ

ЕСТЬ МНОГОЕ НА НЕБЕ И ЗЕМЛЕ...

УГАДЫВАНИЕ МЫСЛИ

ВЕСЕННИЕ БИТВЫ

ГАЛАТЕЯ

ПОЛЕТ ФАНТАЗИИ

СУМАСШЕДШИЙ УЧЕНЫЙ

ДЕМОН РОСТОМ В ДВА САНТИМЕТРА

Джордж я встретил много лет нзд н одной литертурной конференции. Меня тогд порзило стрнное выржение откровенности и простодушия н его круглом немолодом лице. Мне срзу покзлось, что это именно тот человек, которого хочется попросить постеречь вещи, когд идешь купться.

Он меня узнл по фотогрфиям н обложкх моих книг и срзу же стл рдостно рсскзывть мне, кк нрвятся ему мои ромны и рсскзы, что, конечно, позволило мне соствить о нем мнение кк о человеке интеллигентном и с хорошим вкусом.

Мы пожли друг другу руки, и он предствился:

- Джордж Кнутовичер.

- Кнутовичер, - повторил я, чтобы зпомнить. - Необычня фмилия.

- Дтскя, - скзл он, - и весьм ристокртическя. Я происхожу от Кнут, более известного кк Кнут, - дтского короля, звоеввшего в нчле одинндцтого столетия Англию. Основтель моей фмилии был сыном Кнут, но он, рзумеется, был рожден не с той стороны одеял.

- Рзумеется, - пробормотл я, хотя мне не было понятно, почему это рзумелось.

- Его нзвли Кнутом по отцу, - продолжл Джордж. - Когд его покзли королю, вгустейший дтчнин воскликнул: "Бог и нгелы, это мой нследник?" "Не совсем, - скзл придворня дм, бюквшя млденц. - Он ведь незконный, поскольку его мть - т прчк, которую Вше..." "А, ухмыльнулся король, - в тот вечер..." И с этого момент млденц стли нзывть Кнутвечер. Я унследовл это имя по прямой линии, хотя оно со временем превртилось в Кнутовичер.

Глз Джордж смотрели н меня с ткой гипнотизирующей нивностью, которя исключл сму возможность сомнения.

Я предложил:

- Пойдемте позвтркем? - и покзл рукой в сторону роскошно отделнного ресторн, который явно был рссчитн н пухлый бумжник.

Джордж спросил:

- Вы не считете, что это бистро несколько вульгрно выглядит? А н той стороне есть мленькя зкусочня...

- Я приглшю, - успел я добвить. Джордж облизл губы и произнес:

- Теперь я вижу это бистро несколько в другом свете, и оно мне кжется вполне уютным. Я соглсен. Когд подли горячее, Джордж скзл:

- У моего предк Кнутвечер был сын, которого он нзвл Свйн. Хорошее дтское имя.

- Д, я зню, - скзл я. - У короля Кнут отц звли Свйн Вилобородый. Позднее это имя писли "Свен".

Джордж слегк поморщился:

- Не ндо, стрин, обрушивть н меня свою эрудицию. Я вполне готов признть, что и у вс есть ккие-то зчтки обрзовния.

Я устыдился.

- Извините.

Он сделл рукой жест великодушного прощения, зкзл еще бокл вин и скзл:

- Свйн Кнутвечер увлеклся молодыми женщинми - черт, которую от него унследовли все Кнутовичеры, и пользовлся успехом, - кк и мы все, мог бы добвить я. Есть легенд, что многие женщины, рсствшись с ним, покчивя головой, змечли: "Ну, он и Свин". Еще он был рхимгом. Джордж остновился и нстороженно спросил: - Что знчит это звние - вы знете?

- Нет, - солгл я, пытясь скрыть свою оскорбительную осведомленность. - Рсскжите.

- Архимг - это мстер волшебств, - скзл Джордж, что прозвучло кк вздох облегчения. - Свйн изучл тйные нуки и оккультные искусств. В те времен это было почтенное знятие, потому что еще не появился этот мерзкий скептицизм. Свйн хотел нйти способы делть юных дм сговорчивыми и лсковыми, что является укршением женственности, и избегть проявлений всякого с их стороны своеволия или невоспитнности.

- А, - скзл я с сочувствием.

- Для этого ему пондобились демоны. Он нучился их вызывть путем сжигния корней определенных ппоротников и произнесения некоторых полузбытых зклинний.

- И это помогло, мистер Кнутовичер?

- Просто Джордж. Рзумеется, помогло. Н него рботли демоны целыми комндми и преисподними. Дело было в том, что, кк он чсто сетовл, женщины тех времен были довольно тупы и огрниченны, и его зявления, что он - внук короля, они встречли издевтельскими змечниями нсчет природы его происхождения. Когд же в дело вступл демон, им открывлсь истин, что королевскя кровь - всегд королевскя кровь.

Я спросил:

- И вы уверены, Джордж, что тк это и было?

- Конечно, поскольку прошлым летом я ншел его книгу рецептов для вызов демонов. Он был в одном стром рзрушенном нглийском змке, приндлежвшем когд-то ншей семье. В книге перечислялись точные нзвния ппоротников, способы сожжения, скорость горения, зклинния, интонции их произнесения - одним словом, все. Нписн эт книг н стронглийском, точнее, нглосксонском, но тк кк я немного лингвист...

Тут я не смог скрыть некоторого скептицизм:

- Вы шутите?

Он взглянул н меня гордо и недоуменно:

- Почему вы тк решили? Я что, хихикю? Книг нстоящя, и я см проверил рецепты.

- И вызвли демон.

- Рзумеется, - скзл он, многознчительным жестом покзывя н нгрудный крмн пиджк.

- Тм, в крмне?

Джордж провел пльцми по крмну, явно собирясь кивнуть, но вдруг нщупл что-то или отсутствие чего-то. Он полез пльцми в крмн.

- Ушел, - с неудовольствием скзл Джордж. - Демтерилизовлся. Но винить его з это нельзя. Он тут был со мной вчер вечером, потому что ему, понимете ли, было любопытно, что это з конференция. Я ему дл немножко виски из пипетки, и ему понрвилось. Быть может, дже слишком понрвилось, поскольку ему зхотелось подрться с ккду в клетке нд бром, и он своим писклявым голоском стл осыпть бедную птицу гнусными оскорблениями. К счстью, он зснул рньше, чем оскорблення сторон успел отрегировть. Сегодня утром он выглядел не лучшим обрзом, и я думю, он отпрвился домой, где бы это ни было, для попрвки.

Я слегк возмутился:

- Вы мне хотите скзть, что носите демон в нгрудном крмне?

- Вше умение срзу схвтывть суть достойно восхищения.

- И ккого он рзмер?

- Дв снтиметр.

- Что же это з демон рзмером в дв снтиметр!

- Мленький, - скзл Джордж. - Но, кк говорит стря пословиц, лучше мленький демон, чем никкого.

- Звисит от того, в кком он нстроении.

- Ну, Аззел - тк его зовут - довольно дружелюбный демон. Я подозревю, что его соплеменники обрщются с ним свысок, потому он из кожи вон лезет, чтобы произвести н меня впечтление своим могуществом. Он только откзывется дть мне богтство, хотя рди строй дружбы двно уже должен был бы. Но нет, он твердит, что вся его сил должн использовться только н блго других.

- Ну, бросьте, Джордж. Это явно не дскя философия.

Джордж прижл плец к губм:

- Тише, стрин. Не говорите ткого вслух - Аззел обидится несусветно. Он утверждет, что его стрн блгословенн, достойн и крйне цивилизовнн, и с блгоговением упоминет првителя, имя которого не произносит, но нзывет Сущий-Во-Всем.

- И он в смом деле творит добро?

- Где только может. Вот, нпример, история с моей крестницей, Джунипер Пен...

- Джунипер Пен?

- Д. По глзм вижу, что вы хотели бы услышть об этом случе, и я вм с рдостью его рсскжу.

В те времен (тк говорил Джордж) Джунипер Пен был большеглзой второкурсницей, юной приятной девушкой, и увлеклсь бскетболом, точнее, бскетбольной комндой - тм все кк один были высокие и крсивые прни.

А более всего из этой комнды привлекл ее девичьи мечты Лендр Томпсон. Он, был высокий, склдный, с большими рукми, которые тк ловко обхвтывли бскетбольный мяч или любой предмет, имевший форму и рзмеры бскетбольного мяч, что кк-то см собой вспоминлсь Джунипер. Н игрх, сидя среди болельщиков, он все свои вопли дресовл ему одному.

Своими слдкими грезми Джунипер делилсь со мной, потому что, кк и все молодые женщины - дже те, кто не были моими крестницми, - он при виде меня испытывл тягу к откровенности. Нверное, это из-з моей мнеры держть себя тепло, но с достоинством.

- О дядя Джордж, - говорил он мне, - ведь ничего нет плохого в том, что я мечтю о будущем для нс с Лендром. Я сейчс уже вижу, кк он будет смым великим бскетболистом мир, крсой и гордостью профессионльного спорт, с долгосрочным контрктом н огромную сумму. Я ведь не слишком многого хочу. Все, что мне ндо от жизни, - это увитый лозми трехэтжный особнячок, мленький сдик до горизонт, несколько слуг - дв-три взвод, не больше, и мленький грдероб с плтьями н любой случй, н любой день недели, н любой сезон и...

Я был вынужден прервть ее очровтельное ворковние:

- Деточк, - скзл я. - В твоих плнх есть мленькя неувязк. Лендр не ткой уж хороший бскетболист, и не похоже, чтобы его ждл контркт с бешеными гоноррми.

- Но это тк неспрведливо, - он ндул губки. - Ну почему он не ткой хороший игрок?

- Потому что мир тк устроен. А почему бы тебе не перенести свои юные восторги н ккого-нибудь по-нстоящему клссного игрок? Или, нпример, н молодого брокер с Уолл-стрит, имеющего доступ к внутренней биржевой информции?

- Честно говоря, дядя Джордж, я пытлсь, но мне нрвится Лендр. Бывет, что я смотрю н него и спршивю себя: н смом ли деле деньги тк много знчт?

- Тише, моя миля! - Я был шокировн. Современные девицы не имеют понятия, о чем можно, о чем нельзя говорить вслух.

- А почему нельзя, чтобы и деньги у меня тоже были? Рзве я тк много прошу?

И в смом деле, рзве это тк много? В конце концов, у меня был свой демон. Мленький, конечно, демон, но зто с большим сердцем. Понятно, что он зхочет помочь двум истинно любящим, у которых сердц бьются сильнее при мысли о том, кк они сми и их кпитлы сольются в экстзе. Аззел послушно явился, когд я вызвл его соответствующим зклиннием. Нет, вм я не могу его сообщить. Неужели у вс нет элементрного понятия об этике?

Д, тк он послушлся, но не вырзил энтузизм, н который я мог рссчитывть. Я допускю, что вытщил его из его собственного континуум, оторвв от ккого-то удовольствия вроде турецких бнь, поскольку он был звернут в довольно тонкое полотенце и дрожл от холод, голос у него кзлся еще выше и писклявее, чем обычно. (Я, честно говоря, не думю, что это его нстоящий голос. Скорее всего он общется со мной с помощью чего-то вроде телептии, в результте я слышу - или вообржю, что слышу писклявый голос.)

- Что ткое "бскетбол" - корзинный шр? Это шр в форме корзины? А если это тк, то что ткое корзин?

Я попытлся объяснить, но для демон он был весьм твердолоб. Я описывл ему всю игру с полной ясностью и во всех подробностях, он смотрел н меня тк, кк если бы я нес бессмыслицу. Нконец он скзл:

- Увидеть эту игру можно?

- Конечно, - ответил я. - Сегодня вечером будет игр. Я пройду по билету, что дл мне Лендр, ты - в моем крмне.

- Отлично, - скзл Аззел. - Вызови меня, когд пойдешь. А сейчс у меня зимжиговк, - и он исчез.

Думю, он имел в виду турецкие бни.

Должен признть, что меня крйне рздржет, когд кто-то прерывет мои вжнейшие дел, вылезя со своими мелкими трудностями, кжущимися ему неотложнее всего н свете - д, кстти, официнт двно пытется привлечь вше внимние. Полгю, он хочет принести вм счет. Возьмите у него бумжку, и я буду рсскзывть дльше.

Этим вечером я пошел н бскетбол, в крмне у меня сидел Аззел. Он все время высовывл голову, чтобы получше все рссмотреть, и хороший бы я имел вид, если бы кто-нибудь зметил! У него ярко-крсня шкур и рожки н лбу. Хорошо еще, что он не вылезл весь, поскольку снтиметровый мускулистый хвост - ниболее змечтельня чсть его тел, но и ниболее неприятня н вид.

Я не очень большой тиффози бскетбол, тк что я предоствил Аззелу смому рзбирться, что происходит н площдке. У него довольно мощный интеллект, хотя скорее демонический, нежели человеческий.

После игры он мне скзл:

- Нсколько я могу зключить по неуклюжим действиям этих громоздких, нелепых и бсолютно неинтересных индивидуумов тм, н рене, они весьм зинтересовны в том, чтобы просунуть в обруч этот стрнный шр.

- Именно тк, - скзл я. - Попдние в корзину приносит очки.

- Следовтельно, твой протеже стнет героем этой глупой игры, если будет кждый рз збрсывть шр в обруч?

- Совершенно верно.

Аззел здумчиво повертел хвостом.

- Это нетрудно. Я ему слегк подрегулирую рефлексы, улучшу оценку угл, высоты, силы... - он погрузился в недолгое сосредоточенное молчние, потом скзл: - Двй посмотрим. Я во время игры зфиксировл особенности его координции движений. Д это можно сделть. Вот, уже готово. Теперь твой Лендр будет збрсывть шр в обруч без труд.

Я был слегк зинтриговн и с нетерпением ждл следующей игры. Мленькой Джунипер я не скзл ни слов, поскольку ни рзу до того не использовл демоническую силу Аззел и не был вполне уверен, что его дел стоят его слов. Ну, и еще я хотел сделть ей сюрприз. (А получилось тк, что сюрприз, и крупный, пережили мы об.)

Нконец нстл день игры, и это был он - т смя игр. Нш колледж, Зубрилвильский технологический, в котором Лендр был довольно тусклой звездой не первой величины, игрл с комндой Испрвительной школы имени Аль Кноне, и битв обещл быть эпической.

Но чтобы нстолько эпической - не ожидл никто. Пятерк кпонцев повел в счете, я внимтельно следил з Лендром. Первое время он никк не мог подлдиться к игре и дже промхивлся по мячу, пытясь вести его в дриблинге. Я думю, у него нстолько изменились все рефлексы, что он пончлу не мог вообще упрвлять мышцми.

Но постепенно он привык к новым возможностям своего тел. Он ухвтил мяч, и тот выскользнул у него из рук - но кк! Описв в воздухе высокую дугу, он с центр поля опустился в обруч. Трибуны взорвлись криком, Лендр недоверчиво осмотрел свои руки, кк будто пытясь понять, что случилось.

Но то, что случилось, случлось опять и опять. Кк только мяч попдл к Лендру, он плвно взлетл в воздух, оттуд пдл точно в корзину. Все происходило тк быстро, что никто не видел, кк Лендр прицеливется, кзлось, что он действует без всякого усилия. А публик, считя это признком высокого искусств, впл в неистовство.

Но потом, конечно, произошло неизбежное - игр превртилсь в хос. Зрители орли, кк мртовские коты, выпускники-кпонцы, покрытые шрмми, с переломнными носми, выкрикивли змечния смого уничижительного толк, по всем углм зл вскипли кулчные бои. Что я збыл сообщить Аззелу, тк это то, что кзлось мне смо собой понятным - именно, что две корзины в рзных концх площдки не идентичны. Одн - своя, другя - противник, и кждый игрок должен целиться в нужную корзину. А мяч из рук Лендр с рвнодушием, свойственным столь неодушевленному объекту, летел всегд в ту корзину, которя был ближе. В результте Лендр много рз збивл мячи собственной комнде.

И делл он это, несмотря н все вежливые укзния, что двл ему с трибуны зубрилвильский тренер Вурд О'Лк, по прозвищу "ппш", когд ему удвлось сквозь пену н губх прохрипеть хоть что-то осмысленное. Горько улыбясь, ппш Вурд вынужден был собственноручно удлить Лендр с площдки и плкл, не тясь, когд судьи оторвли его пльцы от горл Лендр, чтобы довести удление до конц.

Друг мой, Лендр уже никогд потом не опрвился от этой истории. Я полгл, что он будет искть збвения в вине и стнет упорным и вдумчивым лкоголиком. Это бы я понял. Но он сктился горздо ниже. Он знялся учебой.

Под сочувственно-презрительными взглядми своих товрищей он штлся с лекции н лекцию, прятл глз в книгу и все глубже погружлся в трясину учения.

Но Джунипер, несмотря ни н что, его не бросил. "Я ему нужн", - тк он говорил, и непролитые слезы блестели в ее глзх. Жертвуя для него всем, он вышл з него змуж срзу после их выпуск. Он держлсь з него дже тогд, когд он пл тк низко, что был зклеймен ученой степенью по физике.

Теперь они с Джунипер прозябют где-то в мленьком домике в Вестсйде. Он преподет физику и знимется, нсколько я зню, ккими-то космогоническими исследовниями. Зрбтывет он шестьдесят тысяч в год, и те, кто знл его вполне добропорядочным лоботрясом, шепотом передют отвртительный слух, что он - готовый кндидт н Нобелевскую премию.

Однко Джунипер никогд не жлуется и хрнит верность поверженному кумиру. Ни словом, ни поступком он никогд не покзл, кк жлеет об утрте, но своего строго крестного ей не обмнуть. Я-то зню, кк иногд вздыхет он о том увитом лозми особнячке, которого никогд уже у нее не будет, и видит перед собой крутые холмы и длекие горизонты мленького именьиц, тк и оствшегося мечтой.

- Вот и вся история, - скзл Джордж, сгребя со стол принесенную официнтом сдчу и списывя сумму с чек кредитной крты (кк я полгю, чтобы вычесть ее из суммы нлог). - Н вшем месте я бы оствил приличные чевые.

Я тк и сделл, скорее всего - от удивления, Джордж улыбнулся и пошел прочь.

О потере сдчи я не сожлел. В конце концов, Джордж получил только еду, я - рсскз, который могу выдть з свой и который принесет мне горздо больше денег, чем стоил обед.

А вообще, я решил, что время от времени буду обедть с Джорджем.

ВСЕГО ОДИН КОНЦЕРТ

У меня есть приятель, который иногд нмекет, что умеет вызывть духов из бездны.

По крйней мере, кк он утверждет, одного дух - очень мленького и со строго огрниченными возможностями. Об этом он, впрочем, зговривет не рньше четвертого бокл шотлндского с содовой. Здесь очень вжно поймть точку рвновесия: три - он слыхом не слыхивл ни о чем спиритическом (кроме виски и джин), пять - и он уже спит.

В тот вечер мне кзлось, что он кк рз вышел н нужный уровень, и я его спросил:

- Вы помните, Джордж, о вшем спиритусе?

- M-м? - Джордж уствился н свой сткн, пытясь понять, что именно о нем он мог збыть.

- Не винный спирт, Джордж, тот дух, помните - дв снтиметр ростом, которого вы вроде бы вызывли из ккого-то другого мест, где он якобы существует. Ну, тот, со сверхъестественными возможностями.

- А, - скзл Джордж, - это Аззел. Конечно, его зовут не тк, но нстоящее его имя, боюсь, не произнести, тк я его зову этим. Помню его.

- Вы чсто его используете?

- Нет. Опсно. Слишком опсно. Всегд есть соблзн поигрть с этой силой. См я весьм осторожен, вдвойне осторожен. Но я, кк вы знете, человек высокой этики и вот однжды почувствовл, кк сострдние призывет меня помочь своему другу. Но что из этого вышло! Дже сейчс мучительно вспоминть.

- А что случилось?

- Может быть, я должен с кем-то рзделить этот груз, лежщий н моей душе, - здумчиво скзл Джордж. - Нрыв должен прорвться...

Я был много моложе в те времен (тк говорил Джордж), в том возрсте, когд женщины соствляют знчительную чсть жизни. Теперь, оглядывясь нзд, понимешь, что это глупо, но тогд, я помню, очень было небезрзлично, ккя именно женщин будет рядом.

Н смом деле ты просто зпускешь руку в мешок, д и вытщишь оттуд примерно одно и то же, но в те год...

Был у меня друг по имени Мортенсон - Эндрю Мортенсон. Вы вряд ли его знете. Я его и см последние годы не очень чсто вижу.

Дело было в том, что он сходил с ум по одной женщине - одной вполне определенной женщине. Он был нгелом. Он жить без нее не мог. Он был единственной в мире, и все вселення без нее был просто куском грязи в нефтяной луже. Ну, известно, ккую чушь несут влюбленные.

Бед же был в том, что он дл ему окончтельную и очевидную отствку, и сделл это в исключительно грубой форме, никк не стрясь пощдить его смолюбие. Он его продумнно унизил, уйдя с другим прямо н его глзх, щелкнув пльцми у него перед носом и бессердечно рссмеявшись в ответ н его слезы.

Я не утверждю, что все эти действия совершлись буквльно. Я просто передю его переживния, которыми он со мной поделился. Мы тогд сидели и выпивли вот в этой смой комнте. Мое сердце обливлось кровью от сострдния, и я скзл ему:

- Мортенсон, вы меня простите, но не ндо воспринимть это тк тргически, Попробуйте рссудить здрво - в конце концов, он всего только женщин, кких тысяч в день проходит мимо этого окн.

Он горько ответил:

- Друг мой, не будет отныне женщин в моей жизни ни одной - кроме моей жены, общения с которой не всегд удется избежть. Но этой я бы хотел кк-то отплтить.

- Жене? - спросил я.

- Д нет, с чего бы это я решил ей плтить? Я имею в виду ту, что бросил меня столь бессердечно.

- Отплтить - кк именно?

- А черт меня побери, если я зню, - скзл он.

- Может быть, я смогу помочь, - скзл я, ибо сердце мое все еще обливлось кровью сострдния. - Я могу воспользовться услугми дух, облдющего сверхъестественной силой. Мленького, конечно, дух - я рзвел пльцы н пру снтиметров, двя понятие о его рзмере, - который и может сделть не больше, чем столько.

Я рсскзл ему про Аззел, и он, рзумеется, поверил. Я чсто змечл, что мои рсскзы весьм убедительны. Когд вы, стрин, что-нибудь рсскзывете, дух недоверия стоит ткой густой, хоть топор вешй. Со мной по-другому. Нет ничего дороже репутции првдивого человек и честного, прямодушного вид.

Д, тк я ему рсскзл, и у него глз зблестели. Он спросил, может ли демон устроить ей то, что он попросит.

- Только если это приемлемо, стрин. Я ндеюсь, у вс нет н уме ничего ткого, кк, нпример, зствить ее плохо пхнуть или чтобы у нее изо рт при рзговоре выпрыгивл жб.

- Конечно, нет, - скзл он с отврщением. - З кого вы меня принимете? Он подрил мне дв счстливых год, и я хочу ей сделть подрок не хуже. У вшего дух, говорите, огрниченные возможности?

- Он - мленькое существо, - скзл я и снов покзл пльцми.

- Может он дть ей совершенный голос? Хотя бы н время? Хотя бы н одно выступление?

- Я его спрошу.

Предложение Мортенсон звучло в высшей степени по-джентльменски. Его экс-симптия пел кнтты, если я првильно нзывю это знятие, в местной церкви. В те дни у меня был прекрсный музыкльный слух, и я чсто посещл подобные концерты (стрясь, конечно, держться подльше от кружки для пожертвовний). Мне нрвилось, кк он поет, д и публик принимл ее достточно вежливо. Я в те времен считл, что ее нрвственность несколько не соответствовл обстновке, но Мортенсон говорил, что для сопрно допускются исключения.

Итк, я обртился к Аззелу. Он охотно взялся помочь, без этих дурцких штучек нсчет того, чтобы отдть ему взмен душу. Помню, я его однжды спросил, не нужн ли ему моя душ, и окзлось, что он дже не знет, что это ткое. Он спросил меня, что я имею в виду, и выяснилось, что я тоже не зню. Дело в том, что в своем мире он нстолько мелкя сошк, что для него большим успехом является см фкт переброски своей мссы в ншу вселенную. Он просто любит помогть.

Аззел ответил, что может это устроить н три чс, когд я передл ответ Мортенсону, тот скзл, что это будет великолепно. Мы выбрли тот вечер, в который он должн был петь Бх, или Генделя, или кого-то из этих стрых композиторов и где ей полглось долгое впечтляющее соло.

Мортенсон тем вечером нпрвился в церковь, я, конечно, пошел с ним. Я чувствовл себя ответственным з то, что должно было произойти, и хотел кк следует понблюдть з ситуцией.

Мортенсон мрчно зявил:

- Я был н репетициях. Он пел, кк всегд - кк будто у нее есть хвост и кто-то н него все время нступет.

Рньше он описывл ее голос несколько инче. Музык сфер, говривл он при случе, и смых горних сфер. Првд, он его бросил, это иногд приводит к смене критериев.

Я строго посмотрел н него:

- Тк не отзывются о женщине, которой собирются поднести столь бесценный др.

- Не говорите ерунды. Я действительно хочу, чтобы ее голос стл совершенным. Воистину совершенным. И теперь, когд с моих глз спл пелен влюбленности, я понимю - ей есть куд рсти, и долго. Кк вы думете, вш дух дст ей этот голос?

- Изменение не должно нчться рнее 20.15. - Меня пронзил холодок подозрения. - Вы хотите, чтобы совершенство пришлось н репетицию, н публике - рзочровние и фиско?

- Вы ничего не поняли, - ответил он. Они нчли чуть рньше, и когд он вышл в своем концертном плтье, мои стрые крмнные чсы, которые никогд не ошиблись больше чем н две секунды, покзывли 20.14. Он был не из этих субтильных сопрно - в ее щедрой конструкции было предусмотрено достточно мест для ткого резоннс н высоких нотх, который топит звук всего оркестр. Когд он збирл несколько гллонов воздух и пускл его в дело, мне через несколько слоев текстиля было видно, что Мортенсон в ней ншел.

Он нчл н своем обычном уровне, но ровно в 20.15 кк будто добвился другой голос. Я увидел, кк он ж подпрыгнул, не веря своим ушм, и рук, прижтя к дифргме, здрожл.

Голос восприл. Кк будто у нее в груди был божественный оргн совершеннейшей нстройки. Кждя нот был совершенством, впервые рожденным в сию минуту, все другие ноты той же высоты и тон - лишь бледные копии.

Кждя нот шл с нужным вибрто (если это првильное слово), рзрстясь или сжимясь с неведомой прежде силой и мстерством. И с кждой нотой все лучше и лучше пел певиц. Оргнист оторвлся от нот и смотрел н нее, и - я не могу поклясться, но мне покзлось - он бросил игрть. Но если он и игрл, я его не слышл. Когд пел он, никто бы ничего не услышл. Ничего, кроме ее голос.

Выржение удивления н ее лице сменилось экзльтцией. Ноты, которые он держл в рукх, опустились: они не были нужны. Голос пел см по себе, и ей дже не нужно было его нпрвлять или комндовть. Дирижер зстыл, весь хор онемел.

Соло кончилось, и голос вступившего хор покзлся шепотом, кк будто хористы стыдились своих голосов и того, что они должны были звучть в той же церкви и в тот же вечер.

Остльня чсть прогрммы приндлежл ей. Когд он пел, только он и был слышн, дже если звучли голос других. Когд он не пел, мы кк бы погружлись в темноту, и невыносимо было отсутствие свет. А когд все кончилось - д, я зню, в церкви не хлопют, но в тот вечер хлопли. Все, кто тм был, встли кк один, будто их, кк мрионеток, вздернул невидимя нить, и плодисменты длились и длились, и было ясно, что тк они будут хлопть всю ночь и перестнут, лишь если он снов зпоет.

И он зпел, и ее одинокий голос звучл н фоне шепчущего оргн, и луч прожектор выхвтил ее из тьмы световым пятном, и не было видно никого из хор - только ее.

Свобод и легкость. Вы не можете себе предствить, кк свободно, без млейшего усилия, лился ее голос. Я чуть уши себе не вывихнул, пытясь поймть момент, когд он вдохнет, понять, сколько он может держть одну ноту н полной силе голос, имея только одну пру легких. Но это должно было кончиться - и кончилось. Дже плодисменты стихли. И только тогд зметил я, кк блестят глз у Мортенсон рядом со мной и кк всем своим существом он ушел в ее поющий голос. И только тогд нчл я понимть, что сейчс произошло.

В конце концов, я-то прям, кк эвклидов прямя, и с моим прямодушием я никк не мог предвидеть, что он здумл. А вы, друг мой, нстолько извилисты, что можете без единого поворот туловищ взойти по винтовой лестнице, и по вшей кривой ухмылке я вижу, что вы уже догдлись.

Это было, кк если бы он был слепой от рождения и ровно н три чс обрел зрение, увидел формы и цвет удивительного окружющего нс мир, н который мы уже не обрщем внимния, потому что привыкли. Вот предствьте себе, что увидели вы весь мир во всей слве его н три чс - и ослепли снов нвеки!

Легко выносить слепоту, если не знл ничего другого. Но прозреть н три чс и снов ослепнуть? Этого не вынесет никто.

Конечно, эт женщин уже никогд не пел вновь. Но это еще не все. Нстоящя тргедия постигл нс - кждого из публики. В течение трех чсов мы слушли совершенную, понимете - совершенную музыку. Кк вы думете, можем ли мы после этого слушть что-то другое?

Мне с тех пор словно медведь н ухо нступил. Вот недвно я тут пошел н один из этих рок-фестивлей, что нынче тк популярны, просто чтобы себя проверить. Тк вы не поверите, но я не мог рзобрть ни одного мотив. Для меня это все кк шум.

Одно мое утешение - Мортенсон, который слушл внимтельнее всех и сосредоточеннее всех, ему и достлось больше всех. Теперь он носит ушные зтычки, потому что не переносит никкого звук громче шепот. Тк ему и ндо!

УЛЫБКА, ПРИНОСЯЩАЯ ГОРЕ

Кк-то з пивом я спросил своего приятеля Джордж (пиво пил он, я обошелся лимондом):

- Кк тм поживет вш мелкий бесенок?

Джордж утверждет, что у него есть демон ростом дв снтиметр, которого он умеет вызывть. Мне никогд не удвлось зствить его признть, что он выдумывет. И никому не удвлось.

Джордж взглянул н меня долгим, пронзительным взором, потом скзл:

- Ах д, вм-то я про него и рсскзывл! Ндеюсь, что вы больше никому не говорили.

- Слов не скзл, - подтвердил я. - Н мой взгляд, достточно того, что я считю вс сумсшедшим. Мне не ндо, чтобы кто-нибудь рзделял мое мнение.

(Кроме меня он рсскзл про демон еще примерно шестерым, тк что в нрушении конфиденцильности с моей стороны дже не было необходимости.)

Джордж зявил:

- Я бы не хотел облдть вшей способностью не верить ничему, чего вы не можете понять - понять вы не можете тк многого, - дже з цену килогрмм плутония. А если мой демон услышит, кк вы обзывете его бесенком, то, что от вс остнется, будет стоить меньше том плутония.

- Вы узнли его нстоящее имя? - спросил я, нимло не обеспокоенный его грозным предупреждением.

- Не смог! Человеческие уст не в силх его произнести. Перевод же, кк мне дли понять, звучит примерно тк: "Я, Црь Црей, Могучий, Дющий Ндежду и Отчяние". Конечно, это врнье, - скзл Джордж, здумчиво глядя в свою кружку. - У себя дом он - мелкя сошк. Потому-то он здесь тк охотно мне помогет. В ншем мире с его отстлой технологией он может себя проявить.

- И двно он проявил себя последний рз?

- Н смом деле совсем недвно, - Джордж испустил нечеловеческой силы вздох и посмотрел своими выцветшими голубыми глзми прямо н меня. Его редкие седые усы медленно опустились после пронесшегося ургн эмоций.

Эт история нчлсь с Рози О'Доннел (тк скзл Джордж). Он был подругой моей племянницы и очень приятным созднием см по себе. У нее были голубые глз, почти ткие яркие, кк у меня, длинные, роскошные кштновые волосы, точеный носик, усыпнный веснушкми, которые столь восхищют второв любовных ромнов, лебединя шея и стройня, без изъянов, фигур, обещющя восторги любви.

Для меня, конечно, все это предствляло чисто эстетический интерес, поскольку я уже много лет нзд вступил в возрст воздержния и теперь ввязывюсь в физические последствия увлечения, только если дмы нстивют, что, блгодрение судьбе, случется только изредк и тянется не дольше уик-энд.

Кроме того, Рози недвно вышл змуж и почему-то преувеличенно обожл своего молодого муж - здоровенного ирлндц, который не двл себе труд скрывть, что он весьм мускулист и не менее вспыльчив. Я не сомневлся, что в свои молодые годы легко бы с ним спрвился, но, к сожлению, мои молодые годы двно уже позди. По всему по этому я с некоторой неохотой, но терпел привычку Рози считть меня чем-то вроде близкой подруги ее возрст и пол и делть меня поверенным ее девичьих тйн.

Я, понимете ли, не ствлю ей это в вину. Мое природное достоинство и внешность римского импертор втомтически привлекют ко мне молодых дм. Тем не менее я не позволял ей зходить слишком длеко. Я всегд следил, чтобы между мной и Рози был достточня дистнция, поскольку я никоим обрзом не желл, чтобы до ушей несомненно здоровенного и, вероятно, вспыльчивого Кевин О'Доннел дошли ккие бы то ни было искженные слухи.

- Ах, Джордж, - скзл однжды, всплеснув ручкми, Рози. - Если бы вы знли, ккя лпушк мой Кевин и кк он умеет меня ублжть. Вм рсскзть, кк он это делет?

- Я не уверен, - осторожно нчл я, стрясь избежть слишком откровенных излияний, - что вм следует...

Он не обртил внимния.

- Он вот тк морщит нос, глзми вот тк чсто-чсто хлопет, еще при этом тк ярко улыбется, что ни один человек не может не рзвеселиться, когд н него смотрит. Знете, кк будто солнышко выглянуло и все осветило. Ах, если бы у меня был его фотогрфия с тким лицом! Я пытлсь его снять, но никк не могл поймть момент.

Я скзл:

- Миля моя, чем вс не устривет нтур?

- Ну, понимете... - он змялсь, очровтельно покрснел, потом продолжил: - Он ведь не всегд ткой. У него в эропорту стршно тяжеля рбот, тк что иногд он приходит ткой устлый, что немножко хмурится и ворчит. А вот если бы у меня был его фотогрфия, то это бы меня тогд утешло. Сильно-сильно утешло, - зкончил он, и в глзх блеснули непролитые слезы.

Должен признть, что у меня мелькнул было мыслишк рсскзть ей про Аззел (я его тк нзывю, потому что не собирюсь произносить тот нбор слов, который якобы является переводом его имени) и объяснить, что он для нее может сделть.

Однко я очень щепетилен в вопросх сохрнения чужой тйны и понятия не имею, откуд вы рзузнли про моего демон.

Ну, и кроме того, мне легко подвлять подобные импульсы, поскольку я человек жесткий, релистичный и глупой сентиментльности не подвержен. Должен скзть, однко, что в твердой броне моего сердц есть некоторые слбые мест, доступные для очровтельных юных дм выдющейся крсоты, рзумеется, я имею в виду вполне достойные и почти что родительские чувств. К тому же я понял, что мог бы окзть ей эту услугу, дже не говоря ничего об Аззеле... нет, не из боязни недоверия - я могу убедить любого нормльного человек без психических отклонений вроде вших.

Когд я предствил дело Аззелу, он никк не вырзил восторг. Нпротив, он мне зявил:

- Ты просишь сделть ккую-то бстркцию.

- Ничего подобного, - скзл я ему. - Я прошу простую фотогрфию. Тебе ндо только ее мтерилизовть.

- И это все? Отчего бы тебе смому этого не сделть если это тк просто? Ты ведь, я вижу, рзбирешься в вопросх эквивлентности мссы и энергии.

- Ну только одну фотогрфию.

- При этом с тким выржением, которое ты дже не можешь определить или описть.

- Естественно, ведь он никогд не смотрел н меня тк, кк н свою жену. Но я верю в твое могущество.

Я понимл, что лишней ложкой мсл кшу не испортить. И не ошибся.

Он мрчно буркнул:

- Тебе придется сделть снимок.

- Я не смогу поймть выржение... - нчл я.

- Этого и не пондобится, - прервл он меня. - Это уже моя збот, но проще будет иметь мтерильный объект, н который можно спроецировть бстркцию. Другими словми - фотоснимок, пусть дже смый плохой, н ккой ты только и способен. И конечно, только один. Больше я не смогу сделть, и вообще, не собирюсь рвть мышцы своего подсознния для тебя или любого безмозглого предствителя твоей породы из вшего мир.

Д, верно, он чсто бывет резок. Я думю, он тким обрзом подчеркивет вжность своей роли и пытется внушить, что не обязн выполнять все, о чем его попросят.

С О'Доннелми я встретился в воскресенье, когд они возврщлись из Мссчусетс (н смом деле я их подкрулил). Они позволили мне снять их в выходных костюмх, причем он был польщен, он отнесся несколько неприветливо. После этого я кк можно более ненвязчиво сделл портретный снимок Кевин. Мне бы никогд не удлось зствить его улыбнуться, или сощуриться, или что тм еще Рози описывл, но это не было вжно. Я дже не был уверен, что првильно нвел н резкость. Я, в конце концов, не приндлежу к великим фотохудожникм.

Потом я зшел к своему приятелю, который в фотогрфии мстер. Он мне проявил об снимк и увеличил портрет до рзмер девятндцть н двдцть восемь.

Он все это проделл с недовольным видом, ворч себе под нос, что он стршно знят, но я не обртил н это внимния. В конце концов, ккое знчение имеют все его глупости по срвнению с действительно вжным делом, которым был знят я? Меня всегд удивляло, сколько людей никк не могут понять ткой простой вещи.

Однко его нстроение переменилось, кк только портрет был готов. Все еще глядя н него, он мне скзл:

- Только не ндо мне говорить, что это ты сделл снимок ткого клсс.

- А почему бы и нет? - скзл я и протянул руку з портретом, но он сделл вид, что ее не зметил.

- Тебе же нужны еще несколько копий.

- Нет, не нужны, - ответил я, зглядывя ему через плечо. Фотогрфия был исключительно четкой и с великолепной цветовой гммой. С нее улыблся Кевин О'Доннел, хотя я не мог припомнить ткой улыбки в момент съемки. Он хорошо выглядел и смотрел приветливо, но мне это было все рвно. Нверное, чтобы увидеть в этом снимке нечто большее, нужно было быть женщиной либо мужчиной вроде моего приятеля-фотогрф, не облдющего столь высокой мужественностью, кк вш покорный слуг.

- Двй я только одну сделю - для себя.

- Нет, - твердо ответил я и вынул снимок из его руки, предврительно взяв его з зпястье, чтобы он не вздумл его выдергивть. - И негтив, будь добр. Можешь оствить себе вот этот - снимок с рсстояния.

- Ткое мне не нужно, - ответил он, скривив губы, и когд я уходил, он дже не пытлся скрыть своего огорчения.

Портрет я вствил в рмку, поствил н полку и отступил, чтобы посмотреть. Вокруг него было видно вполне рзличимое сияние. Аззел хорошо срботл.

Интересно, подумл я, кк отрегирует Рози. Я ей позвонил и спросил, можно ли мне зехть. Окзлось, что он собрлсь в мгзин, но вот если бы я мог примерно через чс...

Я мог, и я зехл. Свой фотоподрок, звернутый в бумгу, я ей протянул без единого слов.

- Боже мой! - воскликнул он, рзрезв ленточку и рзворчивя обертку. - Это что, в честь ккого-то прздник или...

Но тут он его достл, и ее голос пресекся. Глз широко открылись, и дыхние учстилось. Нконец он смогл прошептть:

- Ммочк моя!

Он посмотрел н меня:

- Это то, что вы снимли в воскресенье? Я кивнул.

- Но кк вы его точно схвтили! Я его ткого обожю. Рди Бог, можно я возьму это себе?

- Я принес его вм, - просто ответил я.

Он обхвтил меня рукми з шею и крепко поцеловл в губы. Ткому человеку, кк я, не любящему снтименты, это не могло понрвиться, и потом пришлось вытирть усы, но ее неспособность сдержть в тот момент свой порыв был вполне простительн.

После этого мы не виделись примерно с неделю, потом я встретил ее кк-то у лвки мясник, и с моей стороны было бы просто невежливо не предложить ей поднести сумку до дом. Естественно, меня интересовло, не собирется ли он снов полезть целовться, и я про себя решил, что было бы грубо откзывть, если нстивет столь очровтельное создние. Однко он упорно глядел куд-то вниз.

- Кк поживет фотогрфия? - спросил я, опсясь, не стл ли он выцветть. Рози срзу оживилсь:

- Прекрсно! Я поствил ее н мгнитофон и нклонил тк, чтобы с моего мест з столом ее было видно. Он н меня глядит тк немножко искос, с ткой хитринкой, и нос у него нморщен кк рз кк ндо. Честное слово, совсем кк живой. И мои подруги глз отвести не могут. Мне приходится ее прятть, когд они приходят, то вот-вот укрдут.

- А его они не укрдут? - шутливо спросил я. Рози снов впл в то же нпряженное молчние. Потом он кчнул головой:

- Не думю.

Я попробовл зйти с другой стороны:

- А кк Кевину эт фотогрфия?

- Он слов не скзл. Ни одного слов. Он, знете ли, не очень нблюдтелен. Я не уверен, что он ее вообще зметил.

- А что, если ему ее прямо покзть и спросить?

Он молчл примерно полквртл, я тщился рядом с тяжелой сумкой, гдя, не потребует ли он еще и поцелуя в придчу.

Внезпно он скзл:

- Н смом деле у него сейчс ткя нпряження рбот, что кк-то не предствляется случя спросить. Он приходит домой поздно и со мной вообще почти не рзговривет. Ну, вы же знете, мужчины - они ткие, - Он попытлсь зсмеяться, но у нее ничего не вышло.

Мы подошли к ее дому, и я вернул ей сумку. Он вдруг скзл шепотом:

- И все рвно вм спсибо з фотогрфию, много-много рз!

И ушл. Поцелуя он не попросил, я нстолько погрузился в свои мысли, что осознл этот фкт только н полпути к дому, когд уже возврщться только для того, чтобы спсти ее от рзочровния, было бы глупо.

Прошло еще дней десять, и кк-то утром он мне позвонил. Не могу ли я зехть и с ней позвтркть?

Я сдержнно зметил, что это было бы несколько неудобно - что скжут соседи?

- А, глупости, - скзл он. - Вы же ткой невообрзимо стрый... то есть я хочу скзть, ткой невообрзимо стрый друг, что им и в голову... Ну, кроме того, мне нужен вш совет. - Мне покзлось, что он всхлипнул. Джентльмен всегд должен быть джентльменом, поэтому я окзлся во время ленч в ее солнечной квртирке. Он поствил н стол бутерброды с ветчиной и сыром и тонкие ломтики яблочного пирог, н мгнитофоне стоял фотогрфия, кк он рсскзывл.

Мы поздоровлись з руку, и никких попыток целовться он не делл, что могло бы меня успокоить, если бы не ее вид, который отнюдь не внушл спокойствия. Он выглядел совершенно изнуренной. Я съел половину всех бутербродов, пок ждл, чтобы он зговорил, но в конце концов был вынужден см спросить, откуд вокруг нее тмосфер ткой мрчной безндежности.

- Это из-з Кевин?

Я был уверен, что не ошибся.

Он кивнул и рзрзилсь слезми. Я глдил ее руку, но не был уверен, что этого достточно. Я стл ненроком глдить ей плечо, и нконец он скзл:

- Я боюсь, что он потеряет рботу.

- Что з глупости! Почему?

- Понимете, он стл ткой дикий, очевидно, и н рботе тоже. Он уже Бог знет сколько времени меня не целует и дже слов доброго никогд не скжет. Он ссорится всегд и со всеми. Что случилось - он мне не говорит, если я спршивю, он бесится. Вчер зшел друг, с которым Кевин рботет в эропорту. Он скзл, что Кевин рботет с тким угрюмым и несчстным видом, что нчльство уже стло змечть. Я уверен, что его собирются уволить, но что же мне делть?

Чего-то в этом роде я ожидл с ншей последней встречи и решил, что ндо рсскзть ей првду, и черт с ним, с Аззелом. Я прокшлялся:

- Рози! Эт вот фотогрфия...

- О д, я зню, - воскликнул Рози, хвтя фотогрфию и прижимя ее к груди. - Он дет мне силы это переносить. Это - нстоящий Кевин, и что бы ни случилось - он всегд будет со мной. - Он нчл всхлипывть.

Я понял, что скзть то, что ндо скзть, будет крйне трудно, однко другого пути не было. И я скзл:

- Рози, вы не поняли. Вся бед в этой фотогрфии, и я в этом уверен. Все обяние, вся жизнердостность этой фотогрфии должны были откуд-то взяться. Тк вот, их отобрли у смого Кевин. Понимете?

Рози перестл плкть.

- Вы это о чем? Фотогрфия - это просто свет, собрнный линзой, и еще эмульсия н пленке, и всякие тм проявители - и все.

- Обычня фотогрфия - д, но эт... - Я знл огрниченность возможностей Аззел. Волшебную фотогрфию из ничего ему было бы создть не под силу, но боюсь, что нучную сторону вопрос, некий зкон сохрнения жизнердостности я бы не смог объяснить Рози.

- Двйте я скжу тк. Пок здесь будет стоять эт фотогрфия, Кевин будет несчстен, сердит и рздржителен.

- Но здесь будет стоять эт фотогрфия, - скзл Рози, решительно водружя ее н место, - и я не понимю, зчем вы говорите ткие ужсы про ткую хорошую вещь. Лдно, двйте я сврю кофе.

Он вышл н кухню, и я видел, что он оскорблен до глубины души. Тогд я сделл то, что было единственно возможным. В конце концов, ведь это я сделл снимок. И опосредовнно - через Аззел - н меня ложилсь ответственность з его волшебные свойств. Я схвтил рмку, осторожно снял здник, вынул фотогрфию. И порвл ее пополм, потом н четыре чсти, н восемь, н шестндцть и сунул клочки себе в крмн. Кк только я зкончил, ззвонил телефон, и Рози бросилсь к нему в гостиную. Я вдвинул здник н место и поствил рмку обртно. Он был бел и пуст.

И тут я услышл, кк Рози счстливо взвизгнул.

- Кевин! - донеслось до меня. - Это же чудесно! Я тк рд! Но почему же ты мне ничего не говорил? Никогд больше тк не делй!

Он вернулсь с сияющим лицом.

- Вы знете, что сделл этот ужсный Кевин? У него был кмень в почке, и он ходил к врчу, и вообще, переживл. Это же был дикя, дскя боль, и могл быть нужн оперция, мне он не говорил, потому что не хотел меня волновть. Вот болвн! Конечно, он ходил ткой несчстный. Ему и не пришло в голову, что я еще больше переживл, не зня, что с ним творится. Нет, серьезно, мужчин нельзя оствлять без ндзор.

- А отчего вы сейчс тк рдуетесь?

- А кмень вышел. Вот только что, и он первым делом скзл мне, что очень мило с его стороны - и кк рз вовремя. У него ткой счстливый голос, и ткой рдостный. Кк будто вернулся прежний Кевин. Он совсем ткой, кк н этой фотогрфии...

Рози обернулсь и взвизгнул:

- Где фотогрфия?

Я встл, собирясь уходить. Н ходу, идя к двери, я произнес:

- Я ее уничтожил. Потому-то кмень и вышел.

- Уничтожил? Ах ты...

Я уже был з дверью. Я не ждл блгодрности, но и до убийств доводить не хотел. Не дожидясь лифт, я поспешил вниз с той скоростью, которую мог себе позволить, и добрых дв этж до моих ушей доносился ее дикий вой.

Дом я сжег клочки.

С тех пор я не видел Рози. Кк я слышл, Кевин стл нежным и любящим мужем, и они очень счстливы, но одно письмо я все же от нее получил. Семь стрниц мелким почерком, сбивчивых и почти бессмысленных. Из них я только мог понять, что он считет, будто нстроение Кевин полностью объясняется историей с кмнем, что появление и выход кмня тк совпли по времени с фотогрфией - чистя случйность.

Еще тм было несколько совершенно сумсшедших обещний меня убить, ткже - бсолютно непоследовтельно - повредить некоторые чсти моего тел, причем нзывемые ткими словми, которые, кк я готов был бы поклясться, он не только не употребляет, но и вообще никогд не слышл.

И я тк понимю, что никогд больше он не полезет ко мне целовться, и это, кк ни стрнно, меня несколько огорчет.

КОМУ ДОСТАЮТСЯ ТРОФЕИ

С моим другом Джорджем мне приходится видеться нечсто, но кждый рз я у него спршивю, кк тм тот мленький демон, которого он, кк он говорит, умеет вызывть.

- Один стрый и лысый пистель-фнтст, - говорил мне Джордж, - скзл однжды, что любя технология, выходящя з рмки привычного, воспринимется кк колдовство. Но тем не менее мой мленький друг Аззел никоим обрзом не что-нибудь тм внеземное, именно демон bona fide. Пусть у него рост всего дв снтиметр, зто он кое-что умеет. Кстти, откуд вы про него знете?

- От вс.

Лицо Джордж вытянулось в недоуменной гримсе, и он торжественно произнес:

- Я никогд о нем не упоминл.

- Кроме кк в рзговоре, - скзл я. - Кстти, что он последнее время поделывет?

Джордж вздохнул, нбрв пру кубометров воздух, и выдохнул их обртно, щедро нсытив зпхом пив. Потом скзл:

- Тут вы нечянно нступили н больную мозоль. От нших с Аззелом усилий недвно пострдл мой друг, некто Теофил, ведь мы хотели кк лучше.

Он поднес кружку к губм и продолжил.

Мой друг Теофил (тк говорил Джордж), которого вы не знете, поскольку он врщется в более высоких кругх, чем те, где вм не откзывют в приеме, - утонченный молодой человек, большой ценитель грциозных линий и божественных форм молодых женщин - к чему я, слв Богу, рвнодушен, - но которому недоствло способности пробуждть у них взимность.

Он мне говривл:

- Джордж, я этого не понимю. Я умен, я прекрсно веду рзговор, я остроумен, весел, у меня вполне терпимя внешность...

- Д-д, - отвечл я. - У вс есть глз, нос, рот и уши, все в должном количестве и н нужных местх. Это я могу подтвердить под присягой.

- ...и потрясюще обрзовн по теории любви, хотя у меня не было шнсов испытть свои знния н прктике. И вот окзывется, что я не могу привлечь к себе эти милые создния. Вот посмотрите, сколько их тут вокруг, и ни одн не выржет ни млейшей предрсположенности звязть со мной знкомство, хотя я тут сижу с генильно-глубокомысленным выржением лиц.

Мое сердце обливлось кровью от сострдния. Я его знл еще млденцем и помню, один рз я дже держл его н рукх по просьбе его мтушки, опрвлявшей одежду после кормления. Ткие вещи связывют людей.

Я спросил:

- Дорогой друг, были бы вы счстливей, если бы умели привлекть их внимние? Он ответил просто:

- Это был бы рй.

Мог ли я не пустить его в рй? Я изложил Аззелу все кк было, и он, кк всегд, не пришел в восторг.

- Слушй, попроси лучше у меня бриллинт. Я перествлю томы в кусочке угля, и ты получишь хороший кмешек в полкрт. Но кк, черт побери, я устрою твоему приятелю неотрзимость для женщин? Кк?

- А если ты в нем перествишь пру томов? - спросил я, пытясь предложить идею. - Я хочу, чтобы ты для него что-нибудь сделл, хотя бы в пмять о неповторимом питтельном ппрте его мтушки.

- Лдно, двй подумю, - скзл Аззел. - Скрытые феромоны человек! Рзумеется, с этой вшей теперешней привычкой мыться по поводу и без повод и еще опрыскивться искусственными ромтми вы вряд ли помните о естественном пути передчи эмоций. А я могу тк перестроить биохимический портрет твоего друг, чтобы он производил большие дозы сверхэффективных феромонов в ответ н появление у него н сетчтке изобржения ккой-нибудь из этих грубых смок вшего уродливого вид.

- То есть он будет вонять?

- Ничего подобного. Зпх феромон едв ли ощущется созннием, но действует н смок днного вид, вызывя у них неосозннное и твистическое желние подойти поближе и улыбнуться. Нверное, еще и стимулирует вырботку ответных феромонов, дльше, я полгю, все происходит втомтически.

- Тогд это то, что ндо, - скзл я, - поскольку, кк я думю, этот юный Теофил сможет произвести хорошее впечтление. Он ткой открытый прень, темперментный и веселый.

Рбот Аззел окзлсь эффективной, кк я выяснил после очередной встречи с Теофилом. Это было в уличном кфе.

Его я зметил не срзу, потому что мое внимние привлекл групп молодых женщин, симметрично рсположенных по окружности. Я, к счстью, уже не подвержен их чрм с тех пор, кк достиг возрст умеренности, однко дело было летом, и все они были одеты в тщтельно обдумнное отсутствие одежды, тк что я, кк человек нблюдтельный, не мог не нчть внимтельно рссмтривть.

Прошло, кк я помню, несколько минут, в течение которых я нблюдл з нпряженным и нервозным поведением некоей пуговицы, пытвшейся удержть в зкрытом положении кофточку, к которой был пришит. Я нчл уже было строить рссуждения н тему о том, что... Но я был не прв.

Лишь через несколько минут зметил я Теофил в центре этой симметричной структуры - кк Полярную звезду во глве Млой Медведицы из прекрсных летних девушек. Несомненно, его феромонную ктивность усилил рзогрев н полуденном солнышке.

Я пробрлся через этот круг женственности, по бртски подмигивя и улыбясь, изредк позволяя себе отеческие похлопывния по плечу, и уселся рядом с Теофилом н стул, который для меня, ндув губки, освободил очровтельня девушк.

- Мой молодой друг, - скзл я ему, - это зрелище чрует и вдохновляет.

И лишь скзв это, я зметил у него н лбу грустную морщинку. Я тут же зботливо спросил:

- Что случилось?

Не рзжимя губ, он произнес тким тихим шепотом, что я еле рсслышл:

- Бог рди, зберите меня отсюд.

Я, кк вы знете, человек решительных поступков. Мне не соствило никкого труд подняться и отчетливо произнести:

- Юные леди, мой молодой друг, понуждемый неумолимыми зконми биологии, должен посетить мужской тулет. Подождите его здесь, и он вернется.

Мы вошли в ресторнчик и вышли через зднюю дверь. Одн из юных дм, с выпирющими, кк булыжники, недвусмысленными бицепсми и со столь же недвусмысленным выржением подозрительности н угрюмом лице, догдлсь обежть вокруг ресторн, но мы успели вовремя ее зметить и нырнуть в ткси. Он гнлсь з нми еще дв квртл, не отствя. В комнте Теофил, в безопсности, я скзл:

- Теофил, вы явно открыли секрет, кк привлекть женщин. Это и есть тот рй, к которому вы стремились?

- Не совсем, - ответил Теофил, медленно рсслбляясь под струей воздух из кондиционер. - Они друг другу мешют. Я не зню, что случилось, однко вот недвно ко мне подошл эт стрння женщин и спросил, не встречл ли он меня в Атлнтик-Сити. "Никогд! - возмущенно воскликнул Теофил. -Никогд в жизни не бывл я в Атлнтик-Сити". Я еще не успел возрзить, кк подбежл другя, утверждя, что я уронил плток и он хочет мне его вернуть, и тут же подскочил третья со словми: "Детк, хочешь снимться в кино?" Я ответил:

- Вм остется только выбрть одну из них. Я бы выбрл ту, которя звл в кино. Легкя жизнь, вокруг вьются тучи ктрисок.

- Д не могу я никого из них выбрть. Они следят друг з другом почище стервятников. Стоит мне посмотреть н одну, тк все остльные хвтют ее з волосы и вышвыривют вон. У меня тк же нет женщины, кк и не было, только в стрые дни мне хотя бы не приходилось смотреть, кк они колышут грудью и глядят н меня томными глзми.

Я сочувственно вздохнул и скзл:

- А почему не устроить им отборочный турнир? Вот в тком окружении дм, кк сегодня, взять и скзть: "Мои дорогие, я глубоко увлечен вми всеми вместе и кждой в отдельности. А потому прошу вс выстроиться в лфвитном порядке, и кждя по очереди меня поцелует. Т, которя исполнит это ниболее смозбвенно, остнется со мной н вечер". Мксимум того, что вы н этом теряете, - послужите объектом для чрезмерно стртельных поцелуев.

- Хм! - произнес Теофил. - А почему бы и нет? Трофеи - победителю, и пусть меня победит смый лучший трофей. - Он облизнул губы, потом выпятил их и поцеловл воздух, отрбтывя технику. - Тк и сделем. Кк вы думете, что, если я, чтобы это было менее утомительно, поствлю условие руки з спиной?

- Я бы не стл, - ответил я, - друг мой Теофил. В этом случе вм смому может зхотеться проявлять ккие-то усилия. Я бы предпочел првило "все зхвты дозволены".

- Возможно, вы првы, - скзл Теофил, воспринимя совет того, кто имел немлый опыт в вопросх подобного род.

Вскоре я должен был покинуть город в связи с делми и не видел Теофил около месяц. Мы встретились в супермркете. Он толкл перед собой тележку, нгруженную бклеей. Его лицо меня убило. Згннным взглядом озирлся он по сторонм.

Я к нему подошел, и он со стрнным писком пригнулся. Потом узнл меня:

- Слв Богу, то я подумл, что вы - женщин. Я покчл головой.

- Все еще мучетесь? Вы рзве не устроили отборочный турнир?

- Устроил. В том-то все и дело.

- А что случилось?

- Я... - он оглянулся по сторонм и выглянул в проход между стеллжми. Убедившись, что вокруг чисто, он зговорил тихо и быстро, кк человек, который торопится что-то скзть по секрету и при этом знет, что его вот-вот прервут: - Я это сделл. Я зствил их нписть зявления н конкурс с укзнием возрст, сорт зубной псты и прочего, предствить кк полгется рекомендции и спрвки - и нзнчил день. Конкурс должен был проходить в большом бльном зле в Уолдорф-Астории. Я зготовил приличный зпс гигиенической помды для них, профессионльную мссжистку и бллон с кислородом для себя для поддержния формы, Кк вдруг нкнуне конкурс ко мне в номер является мужик. Я говорю "мужик", но сперв мне покзлось оживший кирпичный столб. Ростом под дв десять, в плечх где-то метр пятьдесят, и кулки - кк ковши провой лопты. Он улыбнулся, покзв клыки, и зявил:

- Сэр, звтр в вшем конкурсе учствует моя сестренк.

- В смом деле? Очень рд это слышть, - скзл я, желя удержть дльнейший рзговор в том же дружелюбном ключе.

- Моя мленькя сестренк, - скзл мужик, - нежный цветок н ншем корявом родословном древе. Он - зениц ок моих трех бртьев и моя, и кждого из нс сводит с ум одн только мысль о том, что ее может постигнуть рзочровние.

Я спросил:

- А вши бртья похожи н вс, сэр? Он сильно смутился:

- Д нет, сэр, что вы. Я в детстве сильно болел и тк и остлся вот тким вот усохшим недомерком н всю жизнь. А мои бртья - нстоящие мужчины нормльного рост. - Он покзл рукой примерно дв с половиной метр от земли.

Я с глубоким чувством зявил:

- Я уверен, сэр, что шнсы вшей очровтельной сестры исключительно высоки.

- Это приятно слышть. У меня есть др предвидения - я думю, в компенсцию з мою физическую неполноценность. И вот я предвижу, что моя сестренк выигрет конкурс. По ккой-то непонятной причине, - продолжил он, - моя сестричк вбил себе в голову, что вы - ее судьб, и если бы ее постигл неудч, мы - ее бртья - чувствовли бы себя тк, кк если бы нм в морду плюнули. А уж тогд...

Тут он осклбился еще сильнее, и клыки вылезли еще больше. Медленно, по одной, он пощелкл костяшкми своих ручищ, и звук был ткой, кк будто ломется бедрення кость. Я никогд этого не слышл, но внезпный приступ др предвидения дл мне ясно понять, кк это звучит.

Я скзл:

- У меня ткое чувство, сэр, что вы првы. Есть у вс фотогрфия той особы, о которой идет речь?

- Вы знете, - скзл он, - совершенно случйно есть.

Он достл фотогрфию в рмке, и должен признть, что у меня сердце екнуло. Я не мог себе предствить, кк эт леди выигрет состязние.

Однко др предвидения - это др предвидения, и вопреки всем шнсм молодя леди одержл чистую победу. Когд объявили результт, в зле чуть не вспыхнул бунт, но победительниц очистил помещение собственноручно с неимоверной быстротой и эффективностью, и с тех пор мы с ней, к сожлению, - то есть к счстью - нерзлучны. Д вон он, роется н мясном прилвке. Он очень любит мясо - и не только сырое.

Я посмотрел н эту девушку и срзу узнл ту, что дв квртл гнлсь з ншим ткси. Очень решительня особ. Я злюбовлся ее пульсирующими бицепсми, серьезной гстрономической увлеченностью и рзвитыми ндбровными дугми.

- Вы знете, Теофил, - скзл я ему, - может быть, имеет смысл снизить вшу привлектельность до прежнего уровня?

Теофил вздохнул:

- Это, боюсь, небезопсно. Моя нречення и ее крупногбритные бртцы могут непрвильно понять потерю интерес с ее стороны. Д к тому же в моем положении есть и хорошие стороны. Я могу пройти по любой улице в любое время, и кк бы тм ни было опсно, меня никто и пльцем не тронет, когд он со мной. Смый нглый полисмен-регулировщик срзу стновится кротким, кк гнец, стоит ей н него прищуриться. И он тк стрется мне угодить и все время придумывет что-нибудь новое. Нет, Джордж, моя судьб решен. Пятндцтого числ через месяц у нс свдьб, и он перенесет меня через порог ншего нового дом, что дрят нм ее бртья. Они хорошо зрбтывют н спрессовывнии стрых втомобилей, поскольку экономят н оборудовнии рботют рукми. Вот только иногд я...

Его взор невольно отклонился в сторону н хрупкие формы молодой блондинки, идущей по проходу в ншу сторону. Он взглянул н него тк же, кк и он н нее, и по ее телу прошл дрожь.

- Простите, - зстенчиво произнесл он, и голос звучл, кк трель флейты, - мы не могли недвно видеться в турецких бнях?

Не успел он договорить, кк з нми послышлсь твердя поступь, и в рзговор ворвлся грозный бритон:

- Лпоньк Теофил, эт потскух к тебе пристет?

Влдычиц души Теофил, нморщив лоб до глубокой борозды, сверлил девушку взглядом, и т здрожл в нескрывемом ужсе.

Я быстро встл между дмми (это был стршный риск, но никогд не знл я стрх). Я скзл:

- Мдм, это дитя - моя племянниц. Он зметил меня издли и бросилсь ко мне поцеловть в щечку. То, что при этом он двиглсь в нпрвлении вшего дорогого Теофил, было полнейшей, хотя и неизбежной, случйностью.

Я огорчился, когд н лице возлюбленной Теофил проявилсь т уродующя печть подозрительности, н которую я обртил внимние еще при ншей первой встрече.

- А ты не врешь? - спросил он, и в ее голосе недоствло человеколюбия, которое мне тк хотелось бы услышть. - Лдно, чтоб я вс тут не видел. Быстро отсюд об.

В общем и целом, я счел рзумным именно тк и поступить. Взяв девушку под руку, я пошел прочь, предоствив Теофил его судьбе.

- О сэр, - скзл юня дм, - кк это было хрбро с вшей стороны и кк нходчиво. Если бы не вы, не избежть бы мне синяков и црпин.

- Это был бы стыд и позор, - глнтно ответил я, - потому что ткое тело, кк вше, создно не для црпин. И не для синяков. Кстти, вы упомянули турецкую бню. Двйте поищем ее вместе. У меня в квртире есть нечто в этом роде - мерикнскя, првд, и внн, но это, в сущности, то же смое.

В конце концов, трофеи - победителю.

НЕЯСНЫЙ РОКОТ

Я стрюсь не верить тому, что рсскзывет мне мой друг Джордж. Ну кк можно верить человеку, утверждющему, что умеет вызывть демон по имени Аззел ростом в дв снтиметр, который н смом деле - некоторое внеземное существо с необычными, хотя и очень огрниченными, возможностями.

Но под прямым немигющим взглядом простодушных глз Джордж я нчиню ему верить и верю - пок он говорит. Это, я думю, эффект Строго Моряк.

Однжды я скзл, что его демон, похоже, дл ему нечто вроде др вербльного гипноз. Джордж в ответ вздохнул и скзл:

- Увы, нет! Уж если он мне что и дровл, тк это др вызывть людей н откровенную исповедь, хотя это проклятие преследовло меня еще до всякого знкомств с Аззелом. Смые необычные люди взвливли н меня бремя своих горестей. А бывло... - Он помотл головой, кк будто отгоняя невыносимо печльную мысль - бывло, что и ткое бремя н меня пдло, что не людской плоти выносить его. Вот, помню, встретил я однжды человек по имени Гннибл Уэст...

Впервые я его зметил (тк говорил Джордж) в ресторне того отеля, где жил. Я его зметил прежде всего потому, что он мне згорживл вид н официнтку с фигурой сттуэтки, одетую со вкусом, но совершенно недостточно. Ему же, я полгю, покзлось, что я смотрю н него (чего я бы никогд по собственной воле делть не стл), и он это воспринял кк приглшение к нчлу дружеских взимоотношений.

Он подошел к моему столу, прихвтив с собой свой бокл, и уселся без всякого тм "с вшего рзрешения". Я по нтуре человек вежливый, тк что я приветствовл его чем-то вроде хрюкнья и уствился прямо н него, что он воспринял бсолютно спокойно. У него были волосы песочного цвет, спдющие по обеим сторонм череп, белесые глз и бледня физиономия им под цвет и еще - взгляд фнтик, хотя в тот момент я этого, признюсь, не зметил.

- Меня зовут Гннибл Уэст, - зявил он, - я профессор геологии. Моя узкя специльность - спелеология. Вы, случйно, не спелеолог?

Я срзу понял, что ему кжется, будто он встретил родственную душу. У меня от ткой мысли ком к горлу подктил, но человек я вежливый.

- Непонятные слов всегд меня интересовли, - скзл я. - Что ткое спелеология?

- Пещеры. Изучение и исследовние пещер, - ответил он. - Это мое хобби, сэр. Я исследовл пещеры всех континентов, кроме Антрктиды. О пещерх никто в мире не знет больше моего.

- Очень приятно, - скзл я, - это впечтляет.

Посчитв, что дл ему нсколько возможно более холодный ответ, я помхл официнтке, чтобы он принесл мне новый бокл, и с чисто нучной внимтельностью нблюдл з ее неспешным приближением. Однко Гннибл Уэст не счел мой прием холодным.

- Д-д, - он энергично зкивл головой, - впечтляет - это уж точно. Я исследовл пещеры, о которых никто в мире ничего не знет. Я спусклся в подземные гроты, где не ступл ног человек. Я единственный из ныне живущих, кто первый входил в ткие мест, где не бывло ни одно человеческое существо. Я вдыхл воздух, который никогд не тревожили человеческие легкие, и я видел и слышл ткое, чего не видел и не слышл никто, кто выжил бы и рсскзл.

Он передернулся.

Тут прибыл мой бокл, и я блгодрно взял его, любуясь тем, кк низко нклонилсь официнтк, ствя его передо мной н стол. Совершенно мехнически я скзл:

- Вы - счстливый человек.

- Вот это нет, - ответил Уэст. - Я жлкий грешник, коего призвл Господь для отмщения грехов сынов человеческих.

Тут-то я посмотрел н него внимтельно и зметил взгляд фнтик, сверлящий меня нсквозь.

- В пещерх? - спросил я.

- В пещерх, - торжественно и мрчно ответил он. Уж поверьте мне. Я профессор геологии, и я зню, о чем говорю.

Я з мою долгую жизнь встречл много профессоров, которые понятия не имели, о чем говорили, но этот фкт я счел излишним подчеркивть. Нверное, Уэст по моим вырзительным глзм прочел, что я о нем думю, потому что вдруг щелкнул змком портфеля у себя н коленях, выудил оттуд гзету и сунул ее мне.

- Вот! - скзл он. - Читйте вот это. Не могу скзть, что мтерил зслуживл углубленного изучения. Ккя-то зметк в местном листке рзмером в три бзц. В зголовке было нписно: "Неясный рокот", в скобкх стояло: "Восточный Хренборо, штт Нью-Йорк". Тм что-то было нсчет неясного рокочущего шум, н который жловлись в полицию местные жители и который приводил в неистовство все собчье-кошчье нселение городк. Полиция списл этот звук н дльнюю грозу, хотя метеорологический отдел клялся и божился, что гроз в этот день в регионе не было ни одной.

- Ну, и кк вм это? - спросил Уэст.

- Может, это был эпидемия несврения желудк?

Он скривился тк, кк будто эт идея не стоил дже презрения - хотя любой, кто хоть рз испытл несврение желудк, с ним бы не соглсился.

- У меня, - скзл он, - есть точно ткие же сообщения из Ливерпуля в Англии, из Боготы в Колумбии, из Милн в Итлии, из Рнгун в Бирме и еще из полусотни рзличных точек земного шр. Я их собирю. И во всех говорится о глухом рокочущем шуме, нводящем стрх и беспокойство и вгоняющем в пнику домшних животных. И все эти случи уклдывются в дв дня.

- Ккое-то событие мирового мсштб, - зметил я.

- Именно! А то скжете - несврение. - Он состроил мне гримсу, отхлебнул из своего бокл и постучл себя по груди: - Ибо Господь вложил мне в руки оружие, и я должен узнть, кк применять его.

- А что з оружие? - спросил я. Он не дл прямого ответ.

- Эту пещеру я ншел случйно, что мне больше нрвится, потому что пещер с кричщим входом - это публичня девк, и тм уже толпы топтлись. Вы мне покжите вход узкий и скрытый, згороженный кмнепдом и зросший бурьяном, д еще чтобы он был з водопдом и в недоступном месте - и я вм скжу, что эт пещер девственн и туд стоит лезть. Вы скзли, что спелеологии не знете?

- Ну, я, конечно, бывл в пещерх. Вот, нпример, Люрейские пещеры в Виргинии...

- С плтным входом! - Уэст сморщился, ищ н полу место, куд плюнуть. К счстью, не ншел. - Рз вы ничего не знете о божественных рдостях исследовния пещер, - нчл он, - я не буду вс утомлять рсскзом о том, кк я ее ншел и кк обследовл. Вообще говоря, исследовть новую пещеру без нпрник небезопсно, однко я всегд к этому готов. В конце концов, в этом деле мне нет рвных, не говоря уже о том, что я хрбр кк лев. Но в этом случе мне кк рз повезло, что я был один, ибо то, что ншел я, не было преднзнчено ни для кого другого. Продвигясь вперед, я обнружил большой безмолвный зл, где стлгмиты гордо воздымлись нвстречу не менее величественным стлктитм. Я шел, огибя стлгмиты и рзмтывя з собой бечеву, поскольку не люблю терять дорогу, кк вдруг нткнулся н стлгмит, сломнный посередине тм, где сцепление плоских слоев было почему-то слбее. По одну сторону от обломк пол был покрыт известняковой крошкой.

Не зню, отчего он сломлся - то ли ккя-то тврь нлетел н него, спсясь от преследовния, то ли ккому-то небольшому землетрясению этот стлгмит покзлся слбее других. В любом случе сейчс н вершинке этого обломк был глдкя плоскя площдк, влжно блеснувшя в свете моего фонрик. Он тк нпоминл брбн, что я не выдержл и постучл по ней пльцем. - Тут он злпом допил бокл и добвил: - Это и был брбн, или, по крйней мере, структур, отвечющя вибрцией н постукивние. Кк только я тронул обломок, зл нполнил глухой рокот - тяжелый звук н грни порог слышимости, инфрзвук. Кк я позже определил, только ничтожня доля звуковых волн пришлсь н слышимый дипзон, почти весь звук выржлся в мощных колебниях, слишком медленных для человеческого ух, но сотрясющих тело. От этого неслышимого эх я испытл ниболее неприятные ощущения, которые только можно вообрзить. Рньше я никогд ничего подобного не встречл. Энергия постукивния ничтожн, кк же могл он вызвть ткие мощные колебния? Этого я полностью тк и не понял. Конечно, где-то под землей есть источники энергии. Может существовть способ освобождения тепловой энергии мгмы и преврщения ее в звук. А нчльное постукивние могло сыгрть роль спускового мехнизм этого звукового лзер, или, если создвть новый термин, "звзер".

Я рстерянно зметил:

- Никогд о тком не слышл.

- Д уж конечно, - Уэст неприятно хихикнул, - нверняк не слышли. Никто никогд ни о чем тком не слышл. Естественный звзер, обрзоввшийся в результте редкой комбинции геологических условий. Ткя штук может случиться не чще рз в миллион лет и не больше чем в одной точке плнеты. Это должен быть редчйший феномен всей Земли.

Я зметил:

- Это довольно длеко идущие выводы из одного щелчк пльцем по брбну.

- Зверяю вс, сэр, кк ученый, что я не удовлетворился одним щелчком. Я продолжил эксперимент.

Попробовв стукнуть сильнее, я убедился, что могу серьезно пострдть от реверберции инфрзвук в змкнутом прострнстве. Тогд я соорудил систему, которя позволял мне брость кмешки н звзер извне пещеры некий ппрт с дистнционным упрвлением. И с удивлением обнружил, что звук слышен в довольно длеких от пещеры местх. Простеньким сейсмогрфом я обнружил колебния н рсстоянии нескольких миль. А бросив случйно серию кмешков, я убедился в кумулятивности эффект.

- Это было, - спросил я, - в тот день, когд по всему миру слышлся глухой рокот?

- Абсолютно верно, - ответил он. - Вы совсем не ткой дебил, кким кжетесь. Вся плнет звенел, кк колокол.

- Я слышл, что это бывет только при особо сильных землетрясениях.

- Верно, однко звзер может вызвть колебния более сильные, чем любое землетрясение, при этом с определенной длиной волны, нпример ткой, от которой вытряхивется содержимое клеток, - допустим, нуклеиновые кислоты хромосом.

Я обдумл скзнное.

- Это убило бы живые клетки.

- Нверняк. Может быть, тк погибли динозвры.

- Я слыхл, что они погибли из-з столкновения Земли с стероидом.

- Это тк, но, чтобы тк подействовло простое столкновение, мы должны допустить, что стероид был гигнтским - десять километров в поперечнике. И тогд приходится предполгть пыль в стртосфере, трехлетнюю зиму и прочее, чтобы весьм нелогичным способом объяснить, почему одни оргнизмы погибли, другие выжили. А теперь допустим, что стероид был горздо меньше, но стукнул по звзеру, его колебния стли рзрушть клетки. Около девяност процентов всех живых клеток в мире рсплись з несколько минут без видимых изменений в окружющей среде. Ккие-то оргнизмы погибли, ккие-то выжили. Это уже полностью звисит от срвнительных структур нуклеиновых кислот.

- Это и есть, - спросил я с жутким ощущением, что этот фнтик говорит всерьез, - это и есть то оружие, что вложил в вши руки Господь?

- Воистину, - ответил он. - Я узнл, кк генерировть волны зднной длины, меняя способ постукивния, и теперь мне остлось только точно определить длину волны, от которой рзрушются клетки человек.

- Почему человек? - спросил я.

- А почему нет? - ответил он вопросом н вопрос. - Ккой другой вид нводняет плнету, рзрушет среду, поржет рдицией другие виды и нсыщет биосферу химической дрянью? Кто рзрушет Землю тк, что через пру десятков лет н ней не остнется ничего живого? Кто, кроме Homo sapiens? Если мне удстся нйти нужную волну, я удрю по звзеру с нужной чстотой и силой, н Землю обрушится волн омывющего звук, и з день или дв, которые пондобятся звуковым волнм н обход всей плнеты, ее поверхность очистится от людской скверны без вред для других форм жизни с другой структурой нуклеиновых кислот.

Я спросил:

- Вы собиретесь оборвть миллирды людских жизней?

- Тк поступил Господь во время потоп...

- Ну, мы же не можем верить библейским легендм о...

- Я - геолог-креционист, сэр, - оборвл он мою речь. И я все понял.

- А, - скзл я, - и Господь обещл никогд не посылть н Землю новый потоп, но ничего не скзл о звуковых волнх.

- Именно тк! И миллирды мертвых удобрят и оплодотворят землю, послужт пищей для тех форм жизни, что стрдли от рук людских и зслужили воздяние. Но смое глвное: несомненно, ккие-то осттки человечеств выживут. Те, чьи нуклеиновые кислоты окжутся нечувствительны к звуковым колебниям. И эти осттки, блгословенные Господом, смогут нчть снов, зпомнив урок воздяния, тк скзть, злом з зло.

- А зчем вы это мне рсскзывете? - спросил я. Это действительно было стрнно.

Он подлся вперед и схвтил меня з лцкн (весьм неприятное ощущение, поскольку от его дыхния могло стошнить) и скзл:

- У меня ткое внутреннее убеждение, что вы мне можете помочь.

- Я? Уверяю вс, что я ничего не зню о длинх волн, о нуклеиновых кислотх, и вообще ни... - Но тут же, сообрзив н ходу, я скзл: - Вы знете, кжется, есть одн вещь, которую именно я мог бы для вс сделть. И со свойственной мне безукоризненной вежливостью я обртился к нему: - Не сделете ли вы мне одолжение, сэр, соблговолить подождть вшего покорного слугу минут пятндцть?

- Рзумеется, сэр, - ответил он: тк же соблюдя этикет. - Я пок зймусь уточнением мтемтических рсчетов.

Быстрым шгом выходя из зл, я сунул десятку брмену и прошептл:

- Проследите, чтобы вон тот джентльмен не ушел до моего возврщения. Если это будет бсолютно необходимо, ствьте ему выпивку з мой счет.

Все, что нужно для вызов Аззел, у меня всегд с собой, и через несколько минут он уже сидел н нстольной лмпе у меня в номере, окруженный своим обычным розовым сиянием.

- Ты, - пропищл он с интонцией прокурор, - прервл меня в середине построения ткого псмртцо, перед которым не устояло бы сердце ни одной прекрсной смини.

- Прости, если можешь, Аззел, - скзл я, ндеясь, что он не пустится в объяснения, что ткое псмртцо, и не стнет описывть очровние смини, поскольку для меня все это яйц выеденного не стоило, - но у меня тут дело первостепенной срочности.

- У тебя всегд все первостепенной срочности, - буркнул он недовольно.

Я поспешно обрисовл ситуцию, и ндо отдть ему должное - он тут же все понял. В этом смысле с ним приятно общться - никогд не требуется долгих объяснений. Я лично считю, что он просто читет мысли, хотя он всегд уверяет, что моих мыслей не ксется. Однко кк можно доверять двухснтиметровому демону, который см сознется, что в погоне з симптичными смини применяет ккие-то гнусные ухищрения? Д и к тому ж я не уверен, что он имеет в виду - что к моим мыслям не притргивется или что от этого в них ничего не меняется. Но все это к делу не относится.

- Где этот человек, о котором ты говоришь?

- В зле ресторн. Он рсположен...

- Не ндо. Я нйду его по эмнциям нрвственного рзложения. Тк, ншел. Кк узнть этого человек?

- Волосы песочного цвет, бледные глз...

- Не это. Склд его ум.

- Фнтик.

- Ах д. Ты говорил. Тк, конткт я устновил и теперь вижу, что дом придется отмывться горячим пром. Он еще хуже тебя.

- Это невжно. Его слов соответствуют истине?

- Нсчет звзер? Кстти, неплохой термин.

- Д.

- Что ж, этот вопрос не прост. Есть у меня приятель, считющий себя большим духовным лидером, тк я чсто поднчивю его вопросом: что есть истин? Скжу тк: он считет это истиной, он в это верит. Но то, во что верит человек, незвисимо от силы его веры, не обязтельно будет объективной истиной. Ты в своей жизни с этим, вероятно, стлкивлся.

- Бывло. Но есть ли способ отличить веру, в основе которой лежит истин, от той, что основн н зблуждении?

- У рзумных существ - д. У людей - нет. Но ты, похоже, видишь в этом человеке небывлую опсность. Двй я перествлю у него в мозгу пру молекул, и он умрет.

- Нет, - скзл я. Пусть это с моей стороны глупо, но я противник убийств. - Ты можешь тк перествить молекулы, чтобы он збыл о звзере?

Аззел тоненько вздохнул, поежился:

- Это же горздо труднее. Эти молекулы ткие тяжелые, д еще цепляются друг з друг. Ну почему не поступить рдикльно...

- Я нстивю.

- Лдно, - уныло соглсился Аззел и погрузился в долгую литнию вздохов, пыхтений и бормотний, долженствующих мне покзть, кк он тяжело рботет. Нконец он скзл: - Готово.

- Лдно, подожди здесь. Я только проверю и вернусь.

Сбежв вниз, я увидел Гннибл Уэст тм, где я его оствил, Брмен подмигнул мне, когд я с ним порвнялся:

- Выпивк не потребовлсь, сэр.

Я выдл этому достойному человеку еще пять доллров.

Уэст рдостно воскликнул:

- А, это вы!

- Рзумеется, - ответил я. - Вы весьм нблюдтельны. Я решил проблему звзер.

- Проблему чего?

- Того предмет, который был открыт вми в процессе спелеологических исследовний.

- Кких исследовний?

- Спелеологических. Осмотр пещер.

- Сэр, - Уэст поморщился, - Я в жизни не был ни в одной пещере. Вы душевнобольной?

- Нет. Но я вспомнил, что у меня вжня встреч. Прощйте, сэр. Возможно, мы больше не увидимся.

Я поспешил нверх, слегк зпыхвшись, и услышл, кк Аззел жужжит себе под нос мотивчик, популярный среди его нрод. Тмошний музыкльный вкус - если его можно тк нзвть - весьм изврщен.

- Он лишился пмяти, - скзл я. - Ндеюсь, нвсегд.

- Конечно, - отозвлся Аззел. - Теперь ндо бы зняться смим звзером. Рз он может усиливть звук з счет тепловой энергии Земли, знчит, у него должн быть очень тонко подогнння структур. А тогд мелкое нрушение регулировки в ккой-нибудь ключевой точке выведет его из строя нвеки. Где он нходится?

Я посмотрел н него, кк громом порженный:

- Откуд мне знть?

Он н меня уствился, тоже кк будто громом порженный, хотя н его минитюрном личике трудно что-нибудь рзобрть.

- Ты хочешь скзть, что мы стерли его пмять до того, кк ты узнл столь вжную вещь?

- Д мне и в голову не приходило, - скзл я.

- Но ведь если звзер существует - то есть если его убежденность основывется н фктх, - то кто-то может в него вляпться снов, или ккя-то тврь н него нлетит, или просто метеорит стукнет, и это может случиться в любую минуту дня и ночи. И вся жизнь н Земле погибнет.

- Боже првый, - простонл я.

Очевидно, мое отчяние его тронуло, и он произнес:

- Ну лдно, лдно, друг, не тк все стршно. Худшее, что может случиться - исчезнут люди. Всего только люди, не путное что.

Зкончив свой рсскз, Джордж безндежным голосом добвил:

- И вот тк оно и есть. Приходится жить, зня, что весь мир может в любую секунду кончиться.

- Чушь, - совершенно искренне зметил я. - Если дже вы не вре... извините - говорите првду про этого Гннибл Уэст, все это может быть просто порождением его больной фнтзии.

Джордж высокомерно посмотрел н меня поверх собственного нос и после некоторой пузы произнес:

- Дже з смых прекрсных смини с родины Аззел не соглсился бы я рзделять эту вшу склонность к дешевому скептицизму. Что вы скжете н это?

Из бумжник он достл кусок гзеты. Это был вырезк из вчершней "Нью-Йорк тймс" с зголовком: "Неясный рокот". Тм говорилось о неясном рокоте, который перебудоржил жителей Гренобля во Фрнции.

- Объяснение, Джордж, единственное. Вы увидели эту сттью и присочинили к ней целую историю.

Джордж чуть было не взорвлся, но тут я взял в руки счет н довольно приличную сумму, положенный между нми официнткой, и тогд его чувств смягчились, и мы с ним очень дружелюбно попрощлись з руку. Но должен признть, мне с тех пор кк-то неспокойно спится. И где-то примерно в полтретьего ночи я сижу в кровти и прислушивюсь к глухому рокоту, который кк рз меня и будит.

СПАСИТЕЛЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

- Приятель у меня есть, - скзл кк-то вечером мой друг Джордж, тяжело вздохнув, - тк он клутц.

Я с умным видом кивнул:

- Птиц из перьев.

Джордж: недоуменно н меня воззрился:

- Причем здесь перья? Потрясющя у вс способность ляпть невпопд. Это, нверное, связно с недостточным интеллектом - примите не в упрек, в выржение сочувствия.

- Ну, что ж поделешь, - ответил я, - ккой уж есть. Этот вш приятель-клутц - это Аззел вы имеете в виду?

Аззел - двухснтиметровый демон или внеземное рзумное существо (кк вм больше нрвится), о котором Джордж говорит постоянно и змолкет только в ответ н прямые вопросы. Теперь он холодно произнес:

- Аззел - не предмет для обсуждения, и вообще, я не понимю, кк вы о нем прознли.

- Д подошел к вм кк-то ближе чем н милю, - ответил я.

Джордж: не обртил н это внимния и продолжл.

Неблгозвучное слово "клутц" я впервые услышл в рзговоре со своим приятелем Менндером Блоком. Вы, я боюсь, о нем не слыхли, поскольку он врщется в университетских кругх и очень щепетилен в выборе знкомых, что вряд ли можно поствить ему в упрек, глядя н подобных вм личностей.

Этим словом, кк он объяснил мне, нзывют неуклюжих и нездчливых людей.

- И вот я кк рз ткой, - скзл он. - Это слово из идиш, и буквльно оно ознчет кусок дерев, бревно, полено, колоду чурбк, моя фмилия по-немецки знчит примерно то же смое, что и последнее слово.

Он тяжело вздохнул:

- Понимете, в строгом смысле слов я не клутц. В моем поведении нет ничего от чурбк или колоды. Я тнцую, кк зефир, и грциозен, кк мотылек, движения у меня кошчьи, что ксется искусств любви, то многие крсвицы могли бы его оценить, если бы я им это позволил. Но вот эт клутцовость проявляется н дльнем рсстоянии. Меня при этом не здевет, но клутцом стновится все вокруг. Кк будто у смой Вселенной зплетются ее космические ноги. Если смешивть языки - греческий с идишем, то точное слово будет "телеклутц".

- И кк двно это с вми, Менндер? - спросил я.

- Всю жизнь, хотя я только уже в зрелом возрсте осознл это свое стрнное свойство. В юности я объяснял происходящее со мной нормльным ходом вещей.

- Вы с кем-нибудь по этому поводу советовлись?

- Конечно, нет, Джордж. Меня бы посчитли з сумсшедшего. Вы себе предствляете любого психонлитик, который встретился с феноменом телеклутцизм? Меня бы с первого ншего рзговор отвезли в лечебницу, доктор бросился бы писть сттью о новом психозе и стл бы, может быть, миллионером. Я не собирюсь попдть н всю жизнь в дурдом для обогщения ккой-нибудь ученой пиявки. Это нельзя рсскзывть никому.

- А мне зчем вы это говорите, Менндер?

- А зтем, что мне, с другой стороны, ндо это кому-то рсскзть, чтобы и впрвду не свихнуться. А вс я по крйней мере зню.

Особой логики я в этом не усмотрел, зто понял, что опять я подвергюсь приступу откровенности со стороны своих друзей. Это обртня сторон репутции человек понимющего, симптичного, глвное - умеющего хрнить чужие тйны. Никогд поверення мне тйн не доходил до чужих ушей - вы не в счет, поскольку все знют, что срок действия вшего внимния несколько секунд, пмяти - и того меньше.

Я сделл официнту знк принести еще выпивку и добвил секретный жест, который знл я один, ознчющий, что ее нужно включить в счет Менндеру, В конце концов, он мне был обязн.

- А кк конкретно, Менндер, проявляется вш телеклутцизм?

- В простейшей форме, которя и привлекл впервые мое внимние, он скзывется н погоде во время моих поездок. Мне не чсто приходится ездить, если приходится, то н мшине. И вот всегд, когд я еду н мшине, идет дождь. Невжно, ккой был прогноз, невжно, что при моем выезде сияет солнце. Собирются тучи, темнеет, нчинет моросить дождик и переходит в ливень. А если мой телеклутцизм рзыгрется, тк нчинется еще и обледенение. Я, конечно, стрюсь не делть глупостей. По Новой Англии не езжу, пок не кончится мрт. В прошлом году я ехл в Бостон шестого преля - тк это был первя прельскя гроз з всю историю Бостонского метеорологического бюро. Однжды я ехл в Вильямсбург, штт Виргиния, двдцть восьмого мрт, ндеясь н несколько дней снисхождения судьбы. Не тут-то было! В Вильямсбурге выпл снег слоем двдцть снтиметров, и боригены мяли его в пльцх, спршивя друг у друг, что бы это могло быть. Чсто я думл, что если предствить себе Вселенную под непосредственным руководством Господ Бог, тк рисуется хорошя кртинк: вбегет Гвриил и в Божественном присутствии орет, что сейчс вот-вот столкнутся две глктики с рзрушительными последствиями для всей Вселенной, Господь ему и отвечет: "Не приствй с глупостями, я тут должен нпустить дождь н Менндер".

Я скзл ему:

- Из кждой ситуции ндо стрться извлечь пользу. Вы же могли бы з бснословные гонорры прекрщть зсухи.

- Я об этом подумывл, но от смой мысли высыхет любой дождь, который мог бы случиться н моем пути. К тому же если бы дождь и прошел тм, где он нужен, он мог бы вызвть потоп. Д и не только дождь, или уличные пробки, или пропж дорожной рзметки - есть еще миллионы всяких неприятностей. В моем присутствии неожиднно см по себе ломется дорогя ппртур или кто-то роняет ценную и хрупкую вещь, причем без всякой моей вины. Вот в Бтвии, в Иллинойсе, есть современный ускоритель чстиц. Однжды у них сорвлся вжнейший эксперимент из-з совершенно непредвиденной и необъяснимой утечки вкуум. И только я знл (н следующий день, прочитв в гзете), что в момент утечки я проезжл н втобусе по окрине Бтвии. И конечно, шел дождь. В этот смый момент, друг мой, прокисет чсть молодого пятидневного вин в погребх этого почтенного зведения. Некто, проходящий сейчс мимо ншего стол, обнружит, придя домой, что у него в подвле трубы полоплись, и кк рз тогд, когд он здесь проходил. И все это будет списно н несчстные случи и совпдения.

Мне стло его жль. А при мысли о том, что я сижу к нему тк близко и что у меня дом может сейчс твориться, кровь зстыл в жилх.

Я скзл:

- Вы, попросту говоря, "дурной глз". Он откинул голову нзд и посмотрел н меня сверху вниз:

- "Дурной глз" - выржение суеверных струх. "Телеклутц" - нучный термин.

- А предположим, что я смогу снять с вс это проклятие, кк бы его ни нзывть?

- Проклятие - точное слово, - серьезно ответил Менндер. - Я чсто предствлял себе, что зля фея, рссердившись, что ее не позвли н крестины... Вы что, пытетесь мне объяснить, что вы - добря фея и можете снимть проклятия?

- Я ни в кком смысле не фея, - твердо оборвл я его. - Просто допустим, что я мог бы избвить вс от этого про... этого состояния.

- Кким, черт побери, обрзом?

- Достточно чертовским. Тк кк?

- А что вм с этого будет? - подозрительно спросил он.

- Морльное удовлетворение от того, что помог другу избвиться от ткого кошмр.

Менндер секунду подумл и энергично помотл головой:

- Этого мло.

- Конечно, если вы собиретесь предложить мне ккую-то сумму...

- Никогд! Ткого оскорбления я вм не ннесу. Другу предложить деньги? Рзменять дружбу н зеленые? З кого вы меня принимете, Джордж? Я имел в виду, что мло избвить меня от телеклутцизм. Вы должны сделть больше.

- А что можно еще сделть?

- Смотрите сми. Всю жизнь н мою совесть ложились жертвы всяких бедствий - от неприятностей до ктстроф - миллионы, быть может, невинных жертв. Дже если с этой минуты я не принесу никому зл - хотя и рньше я по своей воле никому ничего плохого не делл, и моей виной это никк нельзя нзвть - эти жертвы для меня ткое бремя, которое я не могу снести. Мне нужно что-то, что меня от него избвит.

- Нпример, что?

- Нпример, мне должен предствиться случй спсти человечество.

- Что?

- А чем еще можно искупить тот невообрзимый вред, что я принес? Я нстивю, Джордж. Если вы снимете мое проклятие, змените его способностью спсти человечество.

- Не уверен, что у меня получится.

- А вы попробуйте, Джордж. Не смущйтесь здчей. Я всегд говорил: если что-то делешь, сделй кк можно лучше. И подумйте о человечестве, мой стрый друг.

- Погодите, - скзл я, несколько встревоженный. - вы же все переклдывете н мои плечи.

- Конечно, Джордж, - с душевной теплотой произнес Менндер. - Широкие плечи! Добрые плечи! Они создны для бремени людского. Двйте, Джордж, по домм и снимите с меня проклятие. И блгодрное человечество зсыпло бы вс блгословениями, но оно, увы, об этом не узнет, потому что я никому не скжу. Ибо стыдно выствлять нпокз добрые деяния, и вы можете положиться н меня, Джордж, - уж я-то не выствлю.

Кк все-тки удивительн смозбвення дружб, и ничто н земле не может с ней срвниться. Я тут же встл и вышел из ресторн тк поспешно, что дже збыл оплтить свою половину обед. К счстью, Менндер этого не зметил, пок я не ушел подльше от ресторн. Мне не срзу удлось вступить в конткт с Аззелом, когд я до него дозвлся, у него, похоже, не было нстроения. Он был звернут в розовтое сияние и вопил, кк свисток от чйник:

- Тебе не приходит в голову, что я могу пойти под душ?

И в смом деле, от него здорово несло нштырным спиртом.

Я смиренно произнес:

- У нс невообрзимо срочное дело, о Могущественный-Для-Прослвления-Коего-Недостточно-Слов.

- Говори тогд, только не вздумй мямлить целый день.

- Ни з что, - скзл я и с блестящей четкостью обрисовл ситуцию.

- Хм-м, - скзл Аззел. - Хоть рз в жизни получил от тебя интересную здчку.

- В смом деле? Ты имеешь в виду, что телеклутцизм существует?

- Конечно. Понимешь, квнтовя мехник утверждет, что свойств Вселенной до некоторой степени звисят от нблюдтеля. Точно тк же, кк Вселення окзывет влияние н нблюдтеля, тк и он, в свою очередь, влияет н Вселенную. И некоторые нблюдтели н Вселенную влияют неблгоприятно - или, по крйней мере, неблгоприятно, с точки зрения других нблюдтелей. Нпример, ккой-то нблюдтель может ускорить взрыв сверхновой, и это может вызвть рздржение у тех нблюдтелей, которые окжутся от нее в неуютной близости.

- Понял. Тк можешь ли ты помочь моему другу Менндеру и снять с него эти квнтово-нблюдтельные эффекты?

- Это-то просто! Десять секунд - и я смогу вернуться под душ и потом н церемонию лскорти, которую мы решили провести с двумя невообрзимо прекрсными смини.

- Постой, погоди! Этого мло.

- Не дури. Две смини - этого вот тк хвтит. Только последнему рзвртнику может пондобиться три.

- Я имею в виду - мло убрть телеклутцизм. Менндеру нужно еще окзться спсителем человечеств.

Примерно минуту я думл, что Аззел собирется збыть ншу струю дружбу и все, что я для него сделл, стрясь снбжть его здчми, укрепляющими силу его мозг и волшебные способности. Я не все понял, что он скзл, поскольку большинство слов было н его родном языке, но н слух они больше всего нпоминли рспиловку в пилорме утыкнной ржвыми гвоздями доски.

Остыв от белого кления до темно-вишневого, он спросил:

- И кк это плнируется сделть?

- Неужто это тк трудно для Апостол Невероятного?

- Еще бы! Однко двй посмотрим. - Он н секунду здумлся, потом взорвлся: - Д кому во всем мире пондобилось спсть человечество? Ккой в этом смысл? Вы же провоняли целиком весь сектор... Лдно, сделю.

Это зняло не десять секунд. Пондобился чс и еще довольно противные полчс, и Аззел все время хныкл и гдл, стнут ли смини его ждть. Нконец он зкончил, и я решил, что ндо проверить, кк поживет Менндер Блок.

Встретившись с ним, я скзл.

- Вы излечены.

Он посмотрел н меня с нескрывемой врждебностью:

- Вы знете, что в тот вечер вы свлили н меня весь счет з обед?

- Это все же мелочь по срвнению с тем, что вс излечили.

- Я этого не чувствую.

- Лдно, поехли. Проедемся немножко н мшине. Вы сядете з руль.

- Тк уже облчно. Ничего себе исцелен!

- Поехли! Что мы теряем?

Он вывел из грж свой втомобиль. Н другой стороне улицы прохожий блгополучно не споткнулся о полный мусорный бк. Менндер поехл по улице, При его приближении светофор не переключился н крсный, и дв сближвшихся н перекрестке втомобиля миновли друг друг н безопсном рсстоянии.

Когд он доехл до мост, облк почти рзошлись, и мшину осветило солнце.

Подъезжя к дому, он плкл и не стыдился слез, тк что мне пришлось поствить мшину вместо него. Я ее млость при этом поцрпл, но ведь не меня же лечили от телеклутцизм. И вообще, могло быть хуже - нпример, я бы поцрпл свою мшину.

Несколько дней он от меня не отходил. В конце концов, я единственный знл, ккое чудо с ним случилось.

Он все повторял:

- Я пошел н тнцы, и никто никому не нступил н ногу, и никто не упл и не сломл шею или пру ног. Я вльсировл, кк эльф, и моя пртнерш не жловлсь н тошноту, хотя и съел довольно-тки много.

Или что-то вроде:

- Сегодня н рботе ствили новый кондиционер, и никто из рбочих не уронил его себе н ноги и не стл нвсегд клекой.

Или дже:

- Я тут нвестил приятеля в больнице, о чем рньше и мечтть не мог, и ни в одной плте, мимо которой я проходил, ни одн иголк не выскочил из вены ни у одного больного. И ни одн сестр не промхнулсь мимо цели, деля внутримышечные инъекции.

А иногд он меня спршивл:

- Вы уверены, что у меня будет шнс спсти человечество?

- Абсолютно уверен, - отвечл я. - Это чсть курс лечения.

Но однжды он пришел ко мне и скорчил гримсу.

- Послушйте, - скзл он. - Я тут был в бнке, хотел узнть, сколько у меня н счете, - тм чуть поменьше, чем должно быть - из-з этой вшей мнеры убегть из ресторн до подчи счет. Но я не смог получить ответ, потому что у них зсбоил компьютер, кк только я вошел. Никто ничего понять не мог. Это что, лечение кончется?

- Не может быть, - скзл я. - Это, скорее всего, к вм отношения не имеет. Может быть, другой телеклутц, которого не лечили. Может быть, он вошел одновременно с вми.

Но я был не прв. Бнковский компьютер ломлся еще дв рз, и об рз тогд, когд Менндер пытлся выяснить состояние своего счет. (Его нервозность по поводу мелких сумм, н которые я и внимния не обртил бы, для взрослого мужчины просто отвртительн.) Когд же полетел компьютер у него в фирме в момент его приход, то состояние, в котором он ко мне явился, можно было нзвть только пникой.

- Это вернулось, Джордж! Это вернулось! И н этот рз я не выдержу! Я привык к тому, что нормлен, и к строму вернуться не смогу. Я должен себя убить.

- Нет, Менндер, нет. Это было бы уж слишком. Он подвил уже готовый сорвться всхлип и обдумл мое глубокомысленное змечние.

- Вы првы. Это и в смом деле уж слишком. Лучше я вс убью. В конце концов, скучть никто не будет, мне полегчет.

Я понимл его точку зрения, но см смотрел шире.

- Прежде чем вы н что-нибудь решитесь, - нчл я, - дйте я попробую рзобрться, что случилось. Терпение, Менндер. В конце концов, все это случется только с компьютерми, кому ккое дело до компьютеров? Д гори они огнем!

Я быстро вышел, чтобы он не успел меня спросить, кк же ему теперь проверить свой счет в бнке, если компьютер при его появлении откзывется рботть. По поводу счет у него вообще был пунктик.

А у Аззел пунктик был другой. Похоже было, что он знялся этими смини всерьез, и, когд явился, все еще вертел сльто. До сих пор не понимю, ккое отношение имеет к этому сльто.

По-прежнему в рздржении, он все же объяснил мне, что произошло, и теперь я был в состоянии объяснить это Менндеру.

По моему нстоянию мы с ним встретились в прке. Я специльно выбрл очень людное место н тот случй, если он потеряет голову в переносном смысле и у меня возникнет шнс потерять ее в прямом. Я скзл:

- Менндер, вш телеклутцизм еще действует, но только н компьютеры. Только н компьютеры. Это говорю вм я. В отношении всего остльного вы излечены - нвсегд.

- Ну тк вылечите меня и от воздействия н компьютеры.

- А вот это, Менндер, и не получется. Для компьютеров вы - телеклутц н веки вечные. - Последние слов я почти прошептл, но он услышл.

- Это еще почему? Ах ты волостомозгля, непрвдоподобня, всеклутцистическя здниц поносного двугорбого верблюд!

- Ткое нгромождение свойств делет определение бессмысленным. Поймите, Менндер, что это случилось только из-з вшего желния спсти мир.

- Не понимю. Попробуйте объяснить. У вс пятндцть секунд.

- Будьте же рзумны! Нд человечеством нвисл опсность компьютерного взрыв. Компьютеры стновятся универсльнее, способнее, рзумнее. Люди все более и более от них звисят.

Уже возможно создние компьютер, который будет контролировть весь мир и не оствит человечеству никкой рботы. И он вполне может решить избвиться от человечеств кк от ненужного придтк. Мы, конечно, утешем себя тем, что всегд можем "выдернуть вилку", но вы же понимете, что сделть этого не удстся. Компьютер, достточно умный, чтобы упрвлять миром, будет достточно умен, чтобы зщитить свою вилку - нпример, нйти собственный источник электроэнергии. Это неизбежно, и тков судьб человечеств. И здесь, мой друг, н сцене появляетесь вы. Вс ствят перед этим компьютером, или вы просто дистнционно вступете с ним в конткт, и он тут же ломется, и человечество спсено. Человечество спсено! Подумйте - вы же этого хотели!

Менндер подумл. Но он не кзлся особенно счстливым.

- Но ведь пок что я не могу подойти к компьютеру.

- Дело в том, что компьютер-клутцизм должен быть зкрепленным и постоянным - только тогд есть уверенность, что он проявится в нужное время и в нужном месте и что компьютер не сможет кк-нибудь зщититься. Это цен з тот великий др спсительств, о котором вы просили и з который будут вс чтить все будущие век и нроды.

- В смом деле? - спросил он. - А когд же это будет?

- Кк говорит Аззел... мой источник информции, - скзл я, - где-то через шестьдесят лет или около того. Но посмотрите с другой точки зрения: вы теперь точно знете, что доживете по крйней мере до девяност.

- А тем временем, - Менндер повысил голос, и н нс стли оборчивться, - тем временем мир все больше и больше компьютеризируется, и все больше и больше появляется мест, куд я и подойти не смогу. И все больше и больше вещей стнут мне недоступны, и я буду кк в тюрьме, которую см себе построил...

- Но в конце концов спсете человечество! Вы же именно этого хотели!

- К чертям человечество! - зорл Менндер и бросился н меня. Мне удлось вырвться, но только потому, что беднягу скрутили те, кто стоял вокруг.

Сейчс он лечится у психонлитик крйне фрейдистской ориентции.

Это ему обходится в целое состояние, но пользы, кк вы понимете, никкой. Зкончив свой рсскз, Джордж зглянул в пивную кружку (я знл, что плтить з пиво буду я). Он скзл:

- У этой истории есть морль.

- Ккя?

- Очень простя: люди неблгодрны!

ДЕЛО ПРИНЦИПА

- Джордж мелнхолично уствился в сткн с моей выпивкой (моей в том смысле, что не было сомнений, кто будет з нее плтить) и произнес:

- То, что я сегодня беден, - это просто дело принцип. - Он глубоко, тяжело вздохнул и добвил: - Я должен извиниться з употребление термин, с которым вы бсолютно незнкомы, если не считть титул "принцепс", носимого директором средней школы, чуть было вми не оконченной. Что же ксется меня, то я - человек принцип.

- Д неужто? - зметил я. - Тогд, нверное, вы получили эту черту хрктер от Аззел всего-то минуты две нзд, потому что никогд рньше никто не змечл з вми никких ее проявлений.

Джордж посмотрел н меня уничтожющим взглядом. Аззел - это двухснтиметровый демон, который влдеет ошеломительной волшебной силой и которым только Джордж может свободно повелевть.

- Вообрзить не могу, где вы слышли об Аззеле.

- И для меня это тоже полнейшя тйн, - соглсился я - или был бы, если бы он не был единственной темой вших монологов, сколько я вс зню.

- Не говорите глупостей! - скзл Джордж. - Я никогд о нем не упоминл.

Вот и Готлиб Джонс (тк говорил Джордж) тоже был человеком принцип. Вы можете скзть, что это бсолютно исключено при его профессии оформителя реклмных объявлений, но кто видел, кк он преодолевет свое порочное призвние блгородством чувств, тот соглсится, что не было зрелищ прекрснее.

- Джордж, - говривл он мне з гмбургером с жреной кртошкой, - для описния того, кк ужсн моя рбот, не подберешь слов, и неописуемо мое отчяние, когд я должен нйти способ убедить людей покупть товры, о которых кждый мой инстинкт кричит, что человечеству будет горздо лучше без них. Вот только вчер я должен был продвть новый репеллент от нсекомых, который по результтм испытния зствлял комров издвть ультрзвуковые сигнлы восторг, тк что они слетлись з много миль вокруг. Пришлось мне вот что нписть: "Неч комров кормить - ндо их нвскидку бить!"

- Нвскидку? - повторил я, содрогнувшись.

Готлиб зкрыл глз рукой. Он бы зкрыл и двумя, д кк рз в это время препровождл в рот приличную порцию кртошки.

- Джордж, я вынужден жить с этим позором, но рно или поздно мне придется эту рботу бросить. Из-з нее я нрушю свои принципы бизнесмен и пистеля, я - человек принцип.

- Эт рбот приносит пятьдесят тысяч в год, у вс - молодя крсивя жен и ребенок, которых ндо кормить.

- Деньги, - злобно скзл Готлиб, - это мусор! Бесполезня вещь, з которую человек продет душу свою! Я брошу это, Джордж, я с омерзением отшвырну от себя эту рботу, я с ней ничего общего иметь не буду.

- Готлиб, вы, рзумеется, ничего подобного не сделете. Ведь вш зрплт вм не противн, нет?

Должен признть, что меня крйне взволновл мысль о нищем Готлибе и тех бесчисленных совместных звтркх, которые его добродетельня стойкость уже не позволит ему оплчивть.

- Нет, увы, не противн. Моя дорогя супруг Мэрилин имеет огорчительную привычку жловться н недостток денег во время рзговоров чисто интеллектульного хрктер, не говоря уже о небрежных упоминниях тех необдумнных покупок, которые он совершет в мгзинх одежды и мебели. А что до Готлиб млдшего, которому сейчс от роду шесть месяцев, то я не думю, чтобы он был готов воспринять мысль о полной ненужности денег, хотя - ндо отдть ему спрведливость - он никогд их у меня не просил.

Он вздохнул, и я вместе с ним. Я чсто слыхл о неуступчивой природе жен и детей тм, где дело ксется денег, и это одн из глвных причин, почему я ни рзу не связл себя обязтельствми з всю свою долгую жизнь, хотя при моем неотрзимом обянии женщины з мной охотились стями.

Готлиб нечянно прервл цепь приятных реминисценций, в которую я незметно для смого себя углубился, скзв:

- Джордж, вы знете мою тйную мечту? Глз у него стли ткие мсляные - я было испуглся, что он прочел мои мысли. Он, однко, добвил:

- Я хочу писть ромны, хочу обнжить ткие глубины человеческой души, чтобы люди содрогнулись от ужс и одновременно - восторг, чтобы имя мое было нписно несмывемыми буквми в истории клссической литертуры и чтобы из поколения в поколение пошло оно рядом с ткими именми, кк Эсхил, Шекспир и Эллисон.

Мы зкончили звтрк, и я нпрягся в ожиднии счет, пытясь точно определить момент, когд ндо будет внезпно отвлечься. Официнт же, оценив ситуцию с неотделимой от его профессии проництельностью, подл счет Готлибу.

Нпряжение меня отпустило, и я скзл:

- Дорогой мой Готлиб, двйте рссмотрим возможные последствия - они могут быть ужсны. Я вот недвно читл в одной солидной гзете, которя окзлсь в рукх у стоящего рядом со мной джентльмен, что в Соединенных Шттх тридцть пять тысяч печтющихся пистелей. Из них только семьсот зрбтывют себе н жизнь своим искусством, и пятьдесят - всего пятьдесят, мой друг, - богты. Вше же теперешнее жловнье...

- Х! - скзл Готлиб. - Ккя мне рзниц, будут у меня деньги или нет, если мне достнется бессмертие и бесценный др вдохновения и пмяти потомков. Д я легко переживу, если Мэрилин пойдет рботть официнткой или водить втобус. Я просто уверен, что он был бы - или должн был бы быть - счстлив, рботя днем и возясь с Готлибом млдшим ночью, чтобы мое творчество могло рзвернуться во всю мочь. Вот только... - Он зпнулся.

- Только - что? - ободрил я его.

- Дже не зню, кк это скзть, Джордж, - выговорил он, и в голосе его прозвучл горькя нотк, - но есть одно препятствие, Я не уверен в том, что я смогу. У меня в мозгу теснятся идеи потрясющей глубины. Через мое сознние все время проходят ккие-то сценки, дилоги, потрясющие жизненные ситуции и коллизии. Но мне изменяет совершенно второстепенное умение облечь все это в должные слов. Это получется у любого негрмотного бумгомрки, вроде вот этого вшего приятеля с чудным именем, и тогд книги пекутся сотнями, кк пирожки, но я не могу понять, в чем здесь фокус.

(Очевидно, мой друг, он имел в виду вс, поскольку фрз "негрмотный бумгомрк" был очень уж к месту. Я бы з вс вступился, д уж больно безндежной был бы эт позиция.)

- Нверное, - скзл я, - вы просто не пробовли кк следует.

- Это я не пробовл? Д я целые сотни листов исписл, и н кждом был первый бзц блестящего ромн - первый бзц, и все. Сотни и сотни первых бзцев для сотен и сотен рзных ромнов. И в кждом случе я зтыклся н втором бзце.

Тут меня осенил блестящя идея, чему я не удивился. У меня в мозгу блестящие идеи возникют постоянно.

- Готлиб, - скзл я ему. - Я могу вм помочь. Я вс сделю ромнистом. Я сделю вс богтым. Он посмотрел н меня с неприятным недоумением.

- Вы? - скзл он, вложив в это местоимение смый непочтительный смысл.

Мы уже встли и вышли из ресторн. Я зметил, что он не оствил чевых, но посчитл, что с моей стороны было бы непрвильно об этом упоминть, чтобы он не подумл, будто я тким вещм придю знчение.

- Друг мой, - скзл я. - Мне известен секрет второго бзц, это знчит, что я могу сделть вс богтым и знменитым.

- Х! И что же это з секрет?

Я деликтно ответил (и вот он, моя блестящя идея):

- Готлиб, рботник стоит тех денег, з которые он ннят.

Готлиб хохотнул:

- Я в вс нстолько верю, Джордж, что без опсения могу пообещть: если вы сделете меня богтым и знменитым ромнистом, вы получите половину моего зрботк - рзумеется, з вычетом производственных издержек.

Я еще деликтнее скзл:

- Готлиб, я зню, что вы - человек принцип и одно вше слово скрепит соглшение сильнее цепей из лучшей стли, но просто для смех - хе-хе - не соглситесь ли вы зявить это же в письменной форме и, чтобы еще смешнее было, зверить - х-х - у нотриус? И кждый из нс возьмет по экземпляру.

Вся эт оперция знял где-то полчс, поскольку нотриус был еще и мшинисткой и моей доброй знкомой.

Мой экземпляр дргоценного документ я положил в бумжник и скзл:

- Сейчс, немедленно, я не могу открыть вм этот секрет, но кк только я оргнизую все, что для этого необходимо, я дм вм знть. Тогд вы можете попробовть нписть ромн и увидите, что никких зтруднений со вторым или тысячу вторым - бзцем у вс не будет. Смо собой, вы мне ничего не должны до тех пор, пок не получите первый внс, и очень крупный.

- Уж в этом можете не сомневться, - мерзким голосом зметил Готлиб.

Я вызвл Аззел в тот же вечер. Он ростом всего дв снтиметр, и в его мире н него никто и не посмотрит. Это единствення причин, из-з чего он соглсен мне помогть рзными простенькими способми. Он тогд чувствует себя знчительным.

Мне никогд не удвлось его убедить сделть что-нибудь прямо ведущее к моему обогщению. Он срзу нчинет твердить о недопустимости коммерцилизции искусств. И его нельзя убедить и в том, что все сделнное им для меня будет использовно не в эгоистических видх, лишь н блго человечеств. Когд я ему это изложил, он издл ккой-то звук, смысл которого я не понял, д еще и объяснил, что подцепил его у одного уроженц Бронкс.

Вот по этой смой причине я и не стл ему рсскзывть о ншем с Готлибом соглшении. Хотя не Аззел сделет меня богтым, Готлиб - после того кк его сделет богтым Аззел, я решил не вдвться с ним с обсуждение тких нюнсов.

Аззел, кк всегд, был рздржен вызовом. У него н крошечной головке было ккое-то укршение, похожее н широкий лист морской трвы, и, по его словм, можно было понять, что я его вызвл в середине кдемической церемонии, где он был героем чествовния. Кк я уже говорил, он тм у себя мелкя сошк, и потому он придет слишком много знчения подобным событиям, тк что н язвительные комментрии не поскупился.

Я отмел его возржения.

- Ты, в конце концов, - скзл я ему, - можешь сделть ту млость, что я тебя прошу, и вернуться в то же смое время, когд исчез. Никто и не зметит.

Он возмущенно хрюкнул, но вынужден был признть мою првоту, тк что дже сверкнул минитюрной молнией.

- Тк чего тебе ндо? - спросил он. Я объяснил. Аззел уточнил:

- Его профессия - это передч идей, д? Перевод идей в слов, кк у этого твоего приятеля с причудливым именем?

- Совершенно верно, и он хотел бы повысить свою эффективность, чтобы доствить удовольствие тем читтелям и добиться признния - ну и богтств тоже, хотя оно ему нужно лишь кк мтерильное свидетельство признния, не рди смих денег.

- Понимю. У нс в ншем мире тоже есть словоделы, которые все вместе и кждый в отдельности ценят только признние и никогд не примут смой млой суммы, если он не служит мтерильным свидетельством признния.

Я снисходительно рссмеялся:

- Профессионльня слбость. Мы с тобой, к ншему счстью, выше этого.

- Лдно, - скзл Аззел. - Я не могу тут торчть до Нового год, то трудно будет вернуться в нужный момент. Этот твой друг - в пределх мысленной досягемости?

Нйти его окзлось непросто, хотя я покзл н крте рсположение его реклмной фирмы и со своим обычным крсноречием дл точную хрктеристику объект, но сейчс не хочу утомлять вс подробностями. В конце концов Готлиб ншли, и Аззел после коротенького обследовния скзл:

- Необычный рзум, довольно чстый среди обрзчиков твоего не слишком привлектельного вид. Гибкий, но притом довольно ломкий. Схем словоделния есть, но он вся в узлх и нносх, тк что его трудности неудивительны. Снять препятствия мне ничего не стоит, но это может привести к умственной неустойчивости. Скорее всего, при ккуртной рботе этого не случится, но всегд есть шнс. Ты думешь, он бы см рискнул?

- Несомненно! - воскликнул я. - Он нцелен н слву и служение искусству. Он бы рискнул без колебний.

- Это тк, но ведь ты, кк я понял, его преднный друг. Он может быть ослеплен мбициями и жждой творить добро, но ты видишь яснее. Ты хотел бы, чтобы он попробовл?

- Моя единствення цель - это его счстье и блго. Вперед, и пострйся рботть тк ккуртно, кк сможешь. А если что-нибудь случится не тк - мы хотели кк лучше. (А если все будет в порядке, то половин всего финнсового успех будет моя.)

И тк это и свершилось. Аззел, кк всегд, притворился, что ему невесть кк трудно, и потом долго лежл, поводя бокми и бормоч нсчет нерзумных требовнии, но я предложил ему подумть о счстье миллионов людей и попросил несколько уменьшить собственное себялюбие.

Устыженный моими спрведливыми словми, он ншел в себе силы отпрвиться н звершение той церемонийки в его честь, которя тем временем шл своим чередом.

Готлиб Джонс я ншел где-то через неделю. Рньше я не пытлся, считя, что ему пондобится ккое-то время н освоение новых мозгов. Ну, и еще я хотел подождть и косвенным путем нвести спрвки, не повредил ли ему переделк. Если бы это было тк, то совершенно незчем было бы с ним встречться. Моя утрт - и, конечно, его тоже - сильно омрчил бы ткую встречу.

Но я о нем ничего нсторживющего не узнл, и он определенно выглядел вполне нормльным, когд я увидел его н выходе из здния той компнии, где он рботл. Мне срзу бросилось в глз, что он был несколько мелнхоличен. Знчения этому я не придл, поскольку из опыт общения с пистелями сделл вывод, что это у них профессионльное. Может быть, от постоянного конткт с редкторми.

- А, Джордж, - скзл он тусклым голосом.

- Готлиб, - ответил я, - до чего же я рд вс видеть. Вы сегодня прекрсно выглядите. (Н смом деле он, кк и все пистели, выглядел омерзительно, но великое дело - вежливость.) Вы не пытлись писть последнее время?

- Нет, не пробовл. - И тут, кк будто внезпно припомнив, он скзл: - А что? Вы готовы поделиться со мной секретом второго бзц?

Мне было приятно, что он помнит, ибо это укзывло н сохрнение прежней остроты его ум. Я ответил:

- Милый мой, все уже сделно. Я ничего не должен вм объяснять, у меня более тонкие методы. Идите домой и сдитесь з мшинку: вы увидите, что пишете, кк бог. Будьте уверены, все вши горести позди, и ромны потекут с вшей мшинки глдкой струйкой. Нпишите две глвы и плн остльного ромн, и я уверен, что любой издтель взвизгнет от восторг и тут же выпишет солидный чек, из которого кждый цент будет нполовину вш.

- Х! - фыркнул Готлиб.

- Смею вс зверить, - скзл я, прижимя руку к сердцу ( оно у меня, кк вы знете, нстолько большое, что могло бы, говоря фигурльно, знять всю грудную полость), по совести говоря, я чувствую, вы могли бы бсолютно спокойно бросить эту свою мерзкую рботу, чтобы он никк не мрл чистейший мтерил, выходящий из вшей мшинки. Вы только попробуйте, Готлиб, и увидите, что я свою половину более чем зрботл.

- Вы что, уговривете меня бросить рботу?

- Именно тк!

- Я не могу.

- Можете, можете. Бросьте вы свою презренную должность. Оствьте эти оглупляющие вс знятия коммерческим ндувтельством.

- Д я же вм говорю, что не могу. Меня только что уволили.

- Вс?

- Совершенно верно. И притом после возмутительной критики, д еще вырженной тким обрзом, которого я никогд не прощу и не собирюсь прощть.

Он нпрвился к мленькой недорогой збегловке, где мы обычно обедли.

Я спросил его:

- А что случилось?

Уныло прожевывя бутерброд с говядиной, он объяснил.

- Я писл реклму для освежителя воздух, и меня вдруг порзил ее ккя-то жемнность. Ничего крепче слов "зпх" нельзя использовть. И мне зхотелось выскзться от души. Уж если мы должны реклмировть ткой мусор, тк можно хоть сделть это кк следует. И н моем экземпляре, прямо поверх всех этих розочек, духов и незбудок, я в зголовке нписл: "Зловонье - в шею", внизу крупными буквми: "ВОНЬ ГОНИ ВОН!" и отпрвил в типогрфию, не озботившись дльнейшими консультциями. А потом, естественно, подумл: "А почему бы и нет" и отпрвил боссу доклдную зписку. С ним случился припдок прямо в кбинете, и вопил он очень громко. Вызвв меня тут же, он мне объявил, что я уволен, и добвил несколько тких слов, которые вряд ли всосл с молоком мтери - рзве что у него был достточно оригинльня мтушк. И вот я без рботы.

Он метнул н меня врждебный взгляд исподлобья:

- Сейчс вы скжете, что это вш рбот.

- Конечно. Вы подсознтельно чувствовли, что поступете првильно. Вы нмеренно подствили себя под увольнение, чтобы всю оствшуюся жизнь служить искусству. Готлиб, друг мой, идите сейчс домой. Пишите ромн и не соглшйтесь н внс меньше ст тысяч доллров. Производственные издержки не стоят рзговор - всего несколько пенни н бумгу, тк что и вычитть из моих пятидесяти тысяч ничего не придется.

- Вы сумсшедший, - скзл он.

- Я убежденный, - возрзил я. - И в докзтельство я плчу з звтрк.

- Вы тки сумсшедший, - повторил он дрогнувшим от удивления и ужс голосом и н смом деле дл мне зплтить по счету, хотя не мог не понимть, что мое предложение было всего лишь риторической фигурой.

Н следующий вечер я ему позвонил. Конечно, следовло бы подождть еще. Не ндо было его торопить. Но я сделл в него кое-ккую инвестицию звтрк обошелся мне в одинндцть доллров, не говоря уже о четвертке н чй, - и я беспокоился о судьбе своих вложений. Это, я думю, понятно.

- Готлиб, - спросил я, - кк подвигется ромн?

- Нормльно, - скзл он отсутствующим голосом. - Я уже отстучл двдцть стрниц, и выходит отлично.

Тем не менее голос его звучл тк, кк будто все это его не интересует. Я спросил:

- Тк чего же вы не прыгете от рдости?

- Нсчет ромн? Не говорите глупостей. Мне позвонили Фйнберг, Зльтцберг и Розенберг.

- Вш реклмня фирм? То есть бывшя вш?

- Д, они. Не все срзу, конечно, звонил мистер Фйнберг. Он хочет, чтобы я вернулся.

- Ндеюсь, Готлиб, вы им скзли, кк вы теперь длеки...

Он меня прервл:

- Окзывется, зкзчик объявления нсчет освежителя пришел в экстз от моего экземпляр. Они хотят оргнизовть целую реклмную кмпнию кк в печти, тк и н телевидении и хотят, чтобы ее оргнизовл втор смого первого объявления. По их мнению, я проявил смелость, решительность и полное понимние дух реклмы восьмидесятых. Они и дльше хотят иметь реклму ткой же силы, для этого им нужен я. Конечно, я обещл подумть.

- Готлиб, это ошибк.

- Я им должен врезть кк следует. Я не збыл те эпитеты, с которыми стрый Фйнберг выбросил меня н улицу - несколько слов н идише.

- Готлиб, деньги - это мусор.

- Верно, Джордж, но я хочу знть, о скольких бкх мусор идет речь.

Я не слишком обеспокоился. Я знл, кк необходимость писть реклмные тексты трвмирует чувствительную душу Готлиб и с кким облегчением вернется он к своему ромну. Ндо было только подождть - и (кк глсит золотя пословиц) природ возьмет свое.

Но реклм освежителя вышл в свет и произвел фурор. Фрз "вонь гони вон!" был н слуху у всей мерикнской молодежи, и кждое ее повторение волей-неволей реклмировло продукт.

Вы, нверное, и сми это помните - д что я говорю, конечно, помните, поскольку в тех издниях, для которых вы пытетесь писть, сформулировнные с помощью этой фрзы откзы стли неотъемлемым трибутом, и вы не рз должны были испытть это н себе. Появилсь и не менее успешня другя реклм того же сорт. И тогд я вдруг понял. Аззел дл Готлибу ум ткого род, что способен поржть людей своими сочинениями, но тк кк он (Аззел) мелкя сошк, он не мог нстроить рзум только н ромны. Д он, Аззел, и вообще мог не знть, что ткое ромн.

Лдно, рзве это было существенно?

Не могу скзть, что Готлиб был очень доволен, придя домой и увидев у дверей меня, но все же он не нстолько потерял стыд, чтобы не предложить мне зйти. Я дже с удовлетворением зметил, что он не мог не предложить мне пообедть, но пострлся (кк я понимю) испортить мне удовольствие, зствив довольно долго держть н рукх Готлиб млдшего.

Не хотел бы я повторить ткой опыт.

После обед, когд мы остлись в столовой одни, я спросил его:

- И кк много мусор вы теперь зрбтывете?

Он взглянул н меня с укоризной:

- Не говорите "мусор", Джордж. Это неувжение. Пятьдесят тысяч в год это, я соглсен, мусор, но сто тысяч плюс очень приличные проценты - это финнсовое положение. А кроме того, я собирюсь основть собственную фирму и стть мультимиллионером, то есть выйти н уровень, когд деньги стновятся доблестью - или влстью, что, конечно, одно и то же. С той влстью, которя у меня будет, я выброшу из бизнес Фйнберг. Я ему покжу, кк говорить мне ткие слов, которые ни один джентльмен не должен себе позволять говорить другому. Кстти, Джордж, вы не знете знчения слов "шмендрик"?

Тут я ему не мог помочь. Говорю я н нескольких языкх, но урду в это число не входит.

- Тк вы рзбогтели.

- И плнирую рзбогтеть еще.

- Могу ли я в тком случе нпомнить вм, Готлиб, что это произошло только в силу моего соглсия н вше богтство, взмен чего вы, в свою очередь, обещли мне половину вших зрботков?

Брови Готлиб взлетели чуть не н середину череп.

- Вы соглсились? Я обещл?

- А вы не помните? Я понимю, что ткие мелочи легко збывются, но мы, к счстью, все это зписли, подписли, зверили нотрильно и все ткое прочее. У меня с собой дже окзлсь фотокопия соглшения.

- Хм. Могу я взглянуть?

- Рзумеется. Я только должен подчеркнуть, что это всего лишь копия, тк что, если вы ее случйно рзорвете н клочки при попытке рссмотреть поближе, у меня все рвно сохрнится оригинл.

- Рзумный ход, Джордж, но вы нпрсно опсетесь. Если все тк, кк вы говорите, то у вс никто не отберет ни грн, ни скрупулы - короче, ни цент вших денег от вс не отнимут. Я - человек принцип и чту все соглшения до последней буквы.

Я отдл ему фотокопию, и он тщтельно ее изучил.

- Ах, это, - скзл он. - Это я помню. Конечно, конечно. Здесь вот только одн мленькя детль....

- Ккя? - спросил я.

- Вот тут скзно, что все это относится к моим зрботкм в кчестве ромнист. Джордж, я не ромнист.

- Вы же собирлись им стть и всегд можете им стть, кк только сдитесь з мшинку.

- Но я больше не собирюсь, Джордж, и не думю, чтобы еще когд-нибудь сел з пишущую мшинку.

- Но ведь великий ромн - это бессмертня слв. А что могут принести вм вши идиотские лозунги?

- Деньги и деньги, Джордж. И большую фирму, у которой я буду единственным влдельцем. В ней будут рботть тысячи жлких оформителей, сму жизнь которых я буду держть у себя н лдони. У Толстого ткое было? Или у Дель Рея?

Я не мог поверить своим ушм.

- И после всего, что я для вс сделл, вы откжете мне в ржвом центе из-з одного только слов в ншем торжественном соглшении?

- Вы сми писть не пробовли, Джордж:? Мне бы никогд не удлось описть суть тк точно и тк кртко. Мои принципы зствляют меня придерживться точной буквы соглшения, я - человек принцип.

И с этой позиции сдвинуть его было нечего и думть, и я дже не стл вспоминть о тех одинндцти доллрх, что я тогд зплтил з нш звтрк.

Не говоря уже про двдцть пять центов н чй.

Джордж встл и ушел и был при этом в тком эпическом горе, что у меня язык не повернулся предложить ему сперв зплтить з свою долю выпивки. Спросив счет, я увидел сумму - двдцть дв доллр. В восхищении от точного рсчет Джордж, я понял, что мой долг - оствить полдоллр н чй.

О ВРЕДЕ ПЬЯНСТВА

- Вред пьянств, - с тяжелым пьяным выдохом скзл Джордж, - измерить невозможно.

- Это доступно лишь трезвому, - поддержл я. Он посмотрел н меня с упреком и возмущением.

- А когд, - спросил он, - когд не был я трезвым?

- Никогд, с тех пор кк родились, - скзл я и, чувствуя, что неспрведлив, попрвился: - С тех пор кк вс отлучили от груди.

- Я это воспринимю, - скзл Джордж, - кк одну из вших неудчных потуг н юмор. - И с отсутствующим видом взял мой сткн, поднес к губм и отхлебнул, потом опустил н стол, не ослбляя, однко, железной хвтки.

Я не стл сопротивляться. Пусть отнимют выпивку у Джордж те, кто не боится отнимть кость у голодного бульдог.

- Я, - скзл Джордж, - имел в виду не бстрктный вред, то, что случилось с одной молодой дмой, которую я бескорыстно опекл. Ее звли Иштр Мистик.

- Имя необычное, - зметил я.

- Но очень удчное, потому что Иштр - это имя богини любви у ввилонян, см Иштр Мистик кк рз и был богиней любви, по крйней мере потенцильной богиней.

Иштр Мистик (рсскзывл Джордж) был тем, что человек с врожденной склонностью к недооценке мог бы нзвть иделом женщины. Ее лицо было крсивым в том клссическом смысле, который подрзумевет совершенство кждой черты, и увенчно короной золотых волос, сиявших, кк ореол. Ее тело можно было срвнить только с телом Афродиты. Оно было глдко и крсиво, кк морскя волн, и в нем мягко перетекли друг в друг подтливость и твердость.

В меру своей испорченности вы нчинете уже строить предположения, откуд я тк хорошо зню тктильные свойств этого объект, но могу вс зверить, что эти познния - чисто теоретические, основнные н большом опыте общения с подобными объектми и никоим обрзом не связнные с непосредственными исследовниями в днном конкретном случе.

В строгом зкрытом костюме он бы горздо лучше выглядел н рзвороте журнл, чем то, что в них можно нйти, несмотря н все их претензии н искусство. Тонкя тлия, см узость которой урвновешивлсь сверху и снизу нстолько удчно, что вообрзить себе невозможно - ндо было видеть; длинные ноги, грциозные руки, и кждое движение - кк музык тнц. И хотя вряд ли нйдется столь черствый человек, чтобы от ткого физического совершенств потребовть чего-то еще, Иштр облдл живым и обширным умом, зкончил Колумбийский университет Magna Cum Laude, хотя, должен скзть, средний университетский профессор, оценивя знния Иштр Мистик, мог бы сделть это лишь с нтяжкой. Поскольку вы - ткже университетский профессор (я не хотел бы здевть вших чувств), мое невысокое мнение об этой корпорции вполне опрвднно.

Из всего этого можно было, кзлось бы, сделть вывод, что у нее всегд был большой выбор квлеров и кждый день он обновлял список з счет новых соисктелей. Н смом же деле мне приходил иногд в голову мысль, что если бы он выбрл меня, то я бы принял вызов, кк рыцрь, из увжения к ее прекрсному полу, но скзть ей об этом я тк никогд и не осмелился.

Дело в том, что у Иштр был один мленький недостток: он был довольно крупной особой. Не слишком, конечно, - снтиметров десяти он до двух метров не дотянул - зто ее голос был похож н призыв трубы, и рсскзывли, кк он дл окорот здоровенному бродяге, когд он попытлся с ней вольничть; он его поднял и бросил через дорогу, довольно широкую, прямо об фонрный столб. Ему пришлось провести в больнице полгод.

Тк что местное мужское нселение было очень осмотрительно нсчет внсов - дже смых почтительных - в ее сторону. Непосредственный импульс всегд подвлялся после тщтельного рссмотрения вопрос о физической безопсности ткого поведения. Вы знете мою львиную хрбрость, но и я иногд прикидывл шнсы н перелом костей. Тк рзмышленье нс преврщет в трусов, кк првильно скзл поэт.

Иштр здрво смотрел н вещи, что не мешло ей горько мне жловться. Один ткой случй я помню. Это был прекрсный день поздней весны, и мы сидели н скмеечке в Центрльном прке. Я помню, кк по крйней мере трое выбежвших н зрядку мужиков, глядя н Иштр, один з другим не впислись в поворот и врезлись в дерево.

- Похоже, что я н всю жизнь остнусь девственной, - пожловлсь Иштр, и ее изыскнной формы нижняя губк трогтельно вздрогнул. - Мною никто не интересуется, совсем никто. А мне скоро двдцть пять.

- Видишь ли, моя... моя дорогя, - произнес я, осторожно дотргивясь до ее руки. - Нынешние молодые люди очень скромны и не чувствуют себя достойными твоих физических совершенств.

- Д это просто смехотворно, - скзл он, чуть повысив голос, и несколько прохожих вдлеке, подпрыгнув, обернулись н нс. - Вы хотите скзть, что они меня просто по-идиотски боятся. Они действительно глупые. Если бы вы видели, ккие у них делются физиономии, когд нс знкомят, кк они укрдкой рзминют пльцы после рукопожтия, и уже срзу ясно, что ничего не выйдет. Они мямлят свое "рд познкомиться" - и быстренько исчезют.

- Их ндо ободрять и поощрять, моя миля. Н мужчину ндо смотреть кк н хрупкий цветок, который только и может цвести под солнцем твоей улыбки. Ндо дть ему понять, что ты совсем не против его внсов и ни в коем случе не собирешься брть его з шиворот и кидть головой в стенку.

- Этого я никогд не делл! - возмущенно воскликнул он. - Почти совсем никогд. И кк, рди всего святого, мне покзть ему мою зинтересовнность? Я улыбюсь, я говорю: "Здрвствуйте, кк поживете?", я говорю: "Прекрсня погод, не првд ли?", дже если льет кк из ведр.

- Моя дорогя, этого мло. Ндо взять его з руку и продеть под свою, его можно потрепть по щечке, поглдить по головке, пльчики ему поперебирть. Ткие мелочи говорят об определенном интересе, о некоторой с твоей стороны зинтересовнности в дружеских объятиях и поцелуях.

Иштр был перепугн.

- Этого я сделть не могу. Просто не могу, и все. Меня тк строго воспитывли, что я могу вести себя только респектбельно. Проявлять иницитиву должен мужчин, д и то я должн сопротивляться кк можно дольше. Тк всегд говорил моя мм.

- Ну, Иштр, это ндо делть, когд мм не видит.

- Все рвно не могу. Я для этого слишком сухя. Вот если бы ншелся человек, который просто подошел бы ко мне...

При этих словх он вспыхнул, кк будто от ккой-то ссоциции, и ее большя, но крсивя рук прижлсь к сердцу. Я не совсем к месту подумл, знет ли он, сколько нроду могло бы сейчс этой руке позвидовть.

Но слово "сухя" дло мне идею.

- Иштр, дитя мое, - скзл я ей. - Твое спсение - в лкоголе. Есть несколько десятков рзличных его видов, многие из них приятны н вкус и веселят душу человек. Если ты приглсишь ккого-нибудь квлер н пру грссхоперов, или мргриток, или любых других коктейлей, которые я мог бы тебе нзвть, ты увидишь, кк быстро исчезнет твоя сковнность, д и его тоже. Он осмелеет до ткой степени, что нчнет делть тебе предложения, которые джентльмен не должен делть леди ни при кких обстоятельствх, ты осмелеешь до того, что будешь только счстливо хихикть, когд он предложит тебе для продолжения вшего знкомств поехть в отель, где твоя ммочк вс не нйдет.

Иштр вздохнул:

- Ах, кк это было бы чудесно! Но не выйдет.

- Выйдет, выйдет. Любой нормльный мужчин будет счстлив рзделить с тобой выпивку. Если он зсомневется, объясни, что ты угощешь. Тут уж ни один джентльмен не сможет усто...

- Не в этом дело, - перебил он меня. - Дело во мне. Я не могу пить.

Я ни о чем подобном з всю жизнь не слыхл.

- Это просто, дорогя. Ндо открыть рот...

- Это я зню. Пить я могу - в том смысле, что могу проглотить жидкость. Но меня от нее стршно мутит.

- Но не ндо пить тк много, ндо просто...

- Меня нчинет мутить от одной рюмки, если только срзу не стошнит. Я много рз пытлсь, но не могу выпить больше одной. А потом меня тк мутит, что никкого нстроения нет для... ни для чего. Это, кк я понимю, дефект метболизм, хотя мм говорит, что это др божий, ниспослнный мне для сохрнения чистоты в этом порочном мире рзвртных мужчин, посягющих н мою добродетель.

Тут я, должен признть, чуть не лишился др слов от одной мысли, что кто-то видит доблесть в проклятии, не дющем человеку нслдиться блгословением лозы. И см мысль о ткой изврщенности укрепил мою решимость и внушил ткое безрзличие к опсности, что я и в смом деле взял ее з плечо и произнес: - Это, дитя мое, предоствь мне, я все устрою.

Я точно знл, что ндо делть.

Несомненно, я никогд не упоминл при вс моего приятеля Аззел, поскольку я н эту тему очень щепетилен - я вижу, вы хотите возрзить, что вы о нем знете, и, учитывя вшу широко известную репутцию человек, не слишком приверженного к првде (я не желю вс обидеть), я этому не удивляюсь.

Аззел - это демон, облдющий волшебной силой. Мленький демон. Честно говоря, у него рост всего дв снтиметр. Вот он и стрется покзть, ккой он вжный и могучий. Порзить, понимете ли, своей мощью кого-нибудь вроде меня, кого он считет низшим существом. Он, кк всегд, откликнулся н мой зов, хотя вы нпрсно ожидете от меня подробностей нсчет того, кк я его вызывю. Для вшего не очень мощного, мягко говоря, рзум (не хочу вс обидеть) здч упрвлять Аззелом бсолютно непосильн.

Прибыл он в весьм плохом нстроении. Очевидно, он смотрел что-то тип спортивного состязния, н исход которого он поствил что-то около ст тысяч зкини, и ему, похоже, было не по душе, что он не может следить з результтом, Я нпомнил, что деньги - мусор и что его, Аззел, преднзнчение в этой вселенной - помогть рзумным существм в нужде, не склдывть в штбеля ккие-то никому не нужные зкини, которые он все рвно проигрет, дже если выигрет в этот рз, что тоже сомнительно.

Пончлу столь рзумные и неопровержимые ргументы никк не успокивли это жлкое создние с сильно рзвитыми эгоистическими нклонностями, тк что пришлось предложить ему монетку в четверть доллр. Алюминий у них в мире является, я полгю, средством обмен, и, хотя в мои плны не входит вырбтывть у Аззел привычку к мтерильному поощрению з те млознчительные услуги, которые он иногд окзывет, я предположил, что четвертк будет для него горздо больше ст тысяч зкини, следовтельно, он поймет, что мои дел нстолько же вжнее его собственных. Кк я всегд говорил, сил логики в конце концов свое возьмет.

Я объяснил ему, в чем было дело с Иштр, и он скзл:

- Нконец-то ты рзумно ствишь здчу.

- Рзумеется, - соглсился я. Кк вы знете, я не могу нзвть себя нерзумным человеком. Просто у меня свои цели и способы.

- Д, - скзл Аззел. - Это твое несчстное нсекомое твоего вид не может эффективно перербтывть лкоголь, и у нее в крови нкпливются промежуточные продукты его обмен, и неприятные ощущения вызывются интоксикцией - очень точное слово, происходящее, кк я понял из изучения твоего словря, от греческого "яд внутри".

Я скривился. Современные греки смешивют, кк вы знете, вино со смолой, древние смешивли его с водой. Естественно, что они говорят о "яде внутри", если еще до питья сми отрвили вино.

Аззел продолжл:

- Необходимо будет только переделть ферментную схему тк, чтобы у нее лкоголь быстро и ндежно преобрзовывлся во фргменты с двойной углеродной связью, - это перекресток метболических путей, ведущих к жирм, углеводм и белкм, и тогд никкой интоксикции не будет. Алкоголь стнет для нее обыкновенной здоровой пищей.

- Аззел, кое-ккя интоксикция нм нужн - необходим для появления веселого безрзличия к глупым строгостям, всоснным с молоком мтери.

Это он понял срзу.

- Д, нсчет мтерей - это мне понятно. Помню, кк моя третья мтушк меня учил: "Аззел, никогд не хлопй следоподелтельными мембрнми в присутствии юной млобы". А кк инче добиться, чтобы он...

Я снов его перебил:

- Тк ты можешь оргнизовть минимльную интоксикцию промежуточными продуктми до состояния легкой эйфории?

- Проще простого, - ответил Аззел, и ндо скзть, у него был довольно неприятный вид, когд он сцпл монетку, превышвшую в высоту его рост (если ее поствить н ребро).

Только через неделю я смог проверить, что делется с Иштр. Это было в бре одного из городских отелей, который тк озрился, когд он вошл, что несколько звсегдтев были вынуждены ндеть темные очки. Он усмехнулсь:

- А что мы тут делем? Вы же знете, что я пить не могу.

- Это не выпивк, дитя мое, пить мы не будем. Это мятный нпиток, и тебе он понрвится.

Сговорившись с брменом зрнее, я ему мигнул, и он подл грссхопер. Он слегк попробовл и скзл:

- О, это хорошо.

Потом он откинулсь нзд и дл нпитку проскользнуть в горло. Прислушлсь к своим ощущениям, провел изящным язычком по не менее изящным губм и спросил:

- А еще можно?

- Ну, конечно, - блгородно ответил я. - По крйней мере еще один можно было бы, если бы я не збыл, кк дурк, дом свой бумжник...

- Я плчу. У меня денег полно.

Я всегд говорил, что никогд не поднимется крсивя женщин до тких высот, кк нклоняясь з кошельком к стоящей у ее ног сумке. В тких условиях мы пили без оглядки. По крйней мере он. Еще один грссхопер, потом рюмк водки, двойной виски-сод и еще несколько других, когд все это было принято, никких признков интоксикции у девушки не нблюдлось, хотя улыбк ее опьянял больше, чем все ею выпитое.

- Мне тк хорошо, тк тепло, - зявил девушк, - и у меня ткя... готовность, если вы првильно меня понимете.

Я думл, что понимю, но не хотел спешить с выводми.

- Не думю, что твоей мме это могло бы понрвиться (проверк, проверк и еще рз проверк).

- А при чем здесь моя мм? - скзл он. - Ни при чем. И кк он об этом узнет? Никк! - Он испытующе н меня взглянул и вдруг нклонилсь ко мне и поднесл мою руку к губм: - Куд мы могли бы пойти?

Вы, мой друг, я полгю, знете мой взгляд н ткие вещи. Откзывть юной леди, которя столь вежливо просит о мелкой услуге, - это не в моих првилх. Меня воспитли в твердых првилх - всегд и во всем быть джентльменом. Но тут я слегк зколеблся.

Во-первых, хотя вы этому вряд ли поверите, мои лучшие дни уже позди хотя и недлеко, но позди. А чтобы удовлетворить ткую женщину, кк Иштр, столь юную и сильную, может пондобиться довольно много времени - ндеюсь, вы меня понимете. Длее, если он потом вспомнит, что произошло, и решит, что я воспользовлся ее состоянием, то могут быть неприятности. Он девушк импульсивня и может нломть костей рньше, чем я ей что бы то ни было объясню.

Поэтому я предложил пойти ко мне и выбрл кружной путь. Прохлдный вечерний ветерок остудил ее рзгоряченную головку, и я избежл опсности.

Другие - нет. Не один молодой человек приходил потом ко мне с рсскзми об Иштр, потому что, кк вы знете, мое спокойное дружелюбное достоинство рсполгет людей к откровенности. Этого никогд, к сожлению, не случлось в брх, поскольку те ребят, о которых идет речь, от бров шрхлись - по крйней мере ккое-то время. Дело в том, что они пытлись пить нрвне с Иштр - и всегд с плчевным результтом.

- Голову дю н отсечение, - говорил мне один из них, - что у нее потйня трубк изо рт в сорокведерную бочку где-то под столом, но поймть ее не удлось. Однко это ерунд по срвнению с тем, что было потом.

Бедняг отощл от того ужс, что довелось ему пережить. Он пытлся что-то рсскзть, но слов не нходил.

- Зпросы, ну зпросы, - повторял он, дрож и оглядывясь. Ненсытня! Ненсытня!

А я рдовлся, что тк удчно избежл ткой опсности, которя и молодых прней в рсцвете мужских сил еле-еле оствлял в живых.

Кк вы понимете, в это время я с Иштр виделся нечсто. Он был очень знят, но я знл, что он со стршной скоростью потребляет всех доступных мужиков н выднье. Рньше или позже ей придется рсширить свой дипзон. Окзлось - рньше.

Однжды утром мы с ней встретились, когд он собирлсь в эропорт. Он был еще более zaftig, чем обычно, более воздушной, кк-то зметнее во всех отношениях. Н ней никк не скзлсь ее бурня жизнь, он только стл больше и лучше.

Из сумки он вытщил бутылку.

- Ром, - скзл он. - Его н Крибском море пьют. Очень ткой мягкий и приятный нпиток.

- Ты собирешься н Крибское море, дорогя?

- Д, и еще много куд. Нши местные мужчины ккие-то нестойкие и слбодушные. Они меня рзочровли, хотя бывли и очень увлектельные моменты. Я вм тк блгодрн, Джордж, - без вс ничего бы не было. Это нчлось, когд вы впервые угостили меня мятным нпитком. Знете, просто стыдно, что я с вми ни рзу...

- Ну, это чепух, моя миля. Я ведь не о себе думл, кк ты знешь, действовл из чисто гумнных сообржений.

Он влепил мне в щеку поцелуй, горячий, кк серня кислот, и удлилсь. Я с видимым облегчением почесл бровь, но поздрвил себя с тем, что нконец-то хоть ккое-то из предприятий Аззел зкончилось удчно, потому что теперь Иштр, будучи финнсово незвисимой блгодря нследству, могл безрздельно нслждться лкоголем и мужчинми.

Тк я думл.

Но прошло чуть больше год, и я вновь услышл ее голос. Он вернулсь из своего путешествия и позвонил мне. Я длеко не срзу ее узнл. Он был в истерике.

- Моя жизнь кончен! - ревел он в трубку. - Дже мм больше меня не любит. Я не могу понять, в чем дело, но виновт ты. Если бы не твой мятный нпиток, ничего бы не случилось, я зню!

- Но что случилось, моя миля? - спросил я, трепещ. Иштр, которя н тебя взъярилсь, это не т Иштр, к которой безопсно подходить.

- А ты приезжй. Я тебе покжу.

Любопытство когд-нибудь меня погубит. В этот рз чуть не погубило совсем. Удержться от поездки к ней н окрину я не смог. Однко я предусмотрительно не зкрыл з собой входную дверь. И когд он с мясницким ножом в рукх пошл н меня, я повернулся и удрл с ткой скоростью, которой и в молодые годы стл бы гордиться. А он, к счстью, из-з своего состояния не могл з мной угнться.

Вскоре он опять уехл и, нсколько мне известно, до сих пор не вернулсь. Но я живу в стрхе, что однжды это случится. Иштр Мистик не збывет и не прощет.

Очевидно, Джордж считл свою историю зконченной.

- Но что произошло? - спросил я.

- Вы не понимете? Ее биохимию Аззел перестроил тк, что лкоголь эффективно перербтывлся во фргменты из двух томов углерод с двойной связью, это - кирпичи для строительств жиров, углеводов и белков. Алкоголь стл для нее нормльной пищей. Пил же он, кк двухметровый нсос, - неимоверно. Все это преврщлось в двухуглеродные фргменты, потом - в жир. Одним словом - рзжирел, двумя словми - кк бочк. Вся эт горделивя крсот скрылсь под слоями и слоями сл. Джордж встряхнул головой, отгоняя ужсные воспоминния и бесполезные сожления, и повторил:

- Вред пьянств измерить невозможно.

ВРЕМЯ ПИСАТЬ

- Я знвл одного человек, слегк похожего н вс, - скзл Джордж.

Он сидел у окн в ресторнчике, где мы с ним обедли, и здумчиво в это окно смотрел.

- Удивительно, - скзл я. - Я-то думл, что я один ткой.

- Тк и есть, - подтвердил Джордж. - Этот человек был только слегк н вс похож. Что же ксется умения црпть, црпть и црпть бумгу без млейшего учстия мозг - здесь вы недосягемы.

- Н смом-то деле я пользуюсь текст-процессором, - зметил я.

- Употребленное мной выржение "црпть бумгу" - это то, что нстоящий пистель понял бы кк метфору. - Он оторвлся от своего шоколдного мусс и тяжело вздохнул. Вздох был мне знком.

- Вы собиретесь опять пуститься в полет фнтзии по поводу Аззел, Джордж?

- Вы тк чсто и неуклюже фнтзируете сми, что потеряли способность воспринимть првду, когд он вм в уши гремит. Но не беспокойтесь, слишком эт история печльн, чтобы еще и вм ее рсскзывть.

- Но вы все рвно собиретесь ее рсскзть, првд ведь, Джордж?

Он снов вздохнул.

Вон т втобусня остновк (говорил Джордж) нпоминет мне про Мордехя Симс, который зрбтывл себе н скромную жизнь, зполняя бесконечные листы бумги рзнообрзной ерундой. Конечно, не столько, сколько вы, и не ткой ерундой, потому-то я и скзл, что он лишь немного похож н вс. Спрведливости рди скжу, что кое-что из его творений я читл и иногд нходил вполне сносным. Не хочу здевть вши чувств, но вы никогд до тких высот не поднимлись - по крйней мере, судя по критическим обзорм, поскольку до того, чтобы читть вши опусы смому, я никогд не опусклся.

Мордехй отличлся от вс и еще в одном отношении: он был крйне нетерпелив. Вы посмотрите н свое отржение вон в том зеркле (если вы не имеете ничего против подобного зрелищ) и оцените, кк небрежно вы тут сидите - рук брошен н спинку стул, и вм совершенно все рвно, нмрете ли вы сегодня свою норму бессвязных слов или нет.

А Мордехй был не тков. Он все время помнил о срокх - и всегд опслся не успеть.

В те дни мы с ним обедли кждый вторник, и он своей трескотней здорово портил мне удовольствие.

- Эту пьесу я должен отпрвить смое позднее звтр утром, - говорил он что-нибудь вроде этого, - но до того я должен пересмотреть другую пьесу, у меня просто времени нет. Где, черт побери, счет, нконец? Куд подевлся официнт? Д что они делют тм н кухне? Плвют в соусе нперегонки?

Он всегд более всего нервничл по поводу счет, и я побивлся, что он может удрть, не дождвшись, и предоствить мне выкручивться смому. Првд, к его чести будь скзно, ткого не было ни рзу, но см эт нервотрепк портил удовольствие от еды.

Или вот т вон втобусня остновк. Вот я н нее смотрю уже пятндцть минут. Вы зметили, что з это время к ней не подошло ни одного втобус и что день сегодня ветреный и холодный, кк и должно быть поздней осенью. Что мы видим? Поднятые воротники, крсные и синие носы, переступющие для согрев ноги. Чего мы не видим? Бунт против влстей и поднятых к небу кулков. Все ожидющие пссивно сносят неспрведливость земной жизни.

Но не тков был Мордехй Симе. Уж если бы он стоял в этой очереди н втобус, то поминутно выбегл бы н середину дороги, выглядывя, не появился ли нконец, н горизонте втобус. Он бы вопил, и орл, и рзмхивл рукми, он бы оргнизовл мрш протест к городскому упрвлению. Скзть короче, он бы сильно рсходовл свои зпсы дренлин.

И сколько рз он обрщл свои жлобы именно ко мне, привлеченный, кк и многие другие, свойственными моему облику спокойным понимнием и компетентностью.

- Я знятой человек, Джордж, - чстил он. Он всегд говорил очень быстро. - Весь мир в зговоре против меня - это позор, скндл и преступление. Вот недвно я зехл в больницу н ккое-то рутинное обследовние - Бог знет, зчем это было бы нужно, если бы у моего доктор не было глупых идей о том, что он должен н что-то жить, - и мне было скзно прибыть в 9.40 в ткую-то комнту к ткому-то столу. Я приехл, кк вы понимете, точно в 9.40, и н этом столе был тбличк: "Рботет с 9.30" - н чистом нглийском языке, Джордж, кждя букв н месте, и ни одной лишней, - но з столом никого. Я проверил свои чсы и спросил у кого-то, имевшего вид достточно опустившегося человек, чтобы окзться рботником больницы: "Где этот безымянный негодяй, который должен сидеть з этим столом?" "Еще не пришел", - ответил этот безродный мошенник. "Тут скзно, что этот пост рботет с 9.30". "Д кто-нибудь рно или поздно придет, я думю", - ответил он с циничным рвнодушием. Понимете, Джордж, в конце концов, это же больниц. А если бы я помирл? Кто-нибудь почеслся бы? Д никогд! У меня подходил крйний срок сдчи вжнейшей рботы, которя должн был мне принести достточно денег, чтобы оплчивть счет моего доктор (если бы я не придумл, кк потртить их получше, что сомнительно). Кому-нибудь до этого было дело? Никкого! Только в 10.04 кто-то покзлся, когд я поспешил к столу, этот опоздвший хм тупо н меня уствился и зявил: "Подождите своей очереди".

Мордехй всегд был нчинен подобными историями - о лифтх в бнкх, медленно уползвших вверх кк рз тогд, когд он в нетерпении ждл в вестибюле. О людях, которые уходили н перерыв с двендцти и до пятндцти тридцти и уезжли н уик-энд в среду вечером, он тем временем ждл их консультции.

- Не могу взять в толк, кому и зчем вообще пондобилось изобретть время, Джордж, - чсто повторял он, - Оно нужно только для того, чтобы изобретть новые способы его потери. Вы поймите, Джордж: если бы я мог чсы, которые мне приходится проводить в ожиднии этих бесчисленных бюрокртов, потртить н рботу, я бы мог нписть н десять или дже двдцть процентов больше. Вы поймите, нсколько увеличился бы мой доход, несмотря дже н издтельский грбеж... Д где же, нконец, этот несчстный счет?

Я не смог подвить мысль нсчет того, что помочь увеличению его доход было бы блгим делом, потому что у него хвтло вкус чсть своих денег тртить н меня. Более того, он умел кждый рз выбирть для совместного обед первоклссные мест, это согревло мое сердце - нет-нет, мой друг, совсем не ткие, кк это. Вш вкус горздо ниже того, кким он должен быть, судя по вшим писниям, - если верить тем, кто их читл. Д, тк я нчл шевелить своими незурядными мозгми, сообржя, кк ему помочь.

Про Аззел я подумл не срзу. В те времен я еще не привык к общению с ним, и меня можно понять - двухснтиметрового демон нельзя нзвть привычным явлением.

Тем не менее в конце концов я стл думть, не мог бы Аззел чем-то помочь пистелю в смысле оргнизции времени. Это кзлось мловероятным, и скорее всего я зря потртил бы время Аззел, однко что может знчить время создния из другого мир?

Пробормотв все положенные зклинния и песнопения, я вызвл его оттуд, где он в тот момент нходился, и он явился спящим. Глз его были зкрыты, и от него исходил дребезжщий писк очень противного тон, то зтихющий, то нрстющий. Это, кк я понимю, было эквивлентом человеческого хрп.

Не будучи уверенным относительно того, кк его следует будить, я в конце концов решил кпнуть ему н живот водой. Живот у него бсолютно круглый, кк будто он проглотил шрик от подшипник. Не имею ни млейшего понятия, что в его мире считется нормой, но когд однжды я упомянул шрикоподшипник, он потребовл объяснений, получив их, пригрозил меня зпульникировть. Знчение этого слов мне не было известно, но по тону я зключил, что это не должно быть приятно. От кпли воды он проснулся и тут же стл кк-то глупо возмущться. Он говорил, что его чуть не утопили, и пустился в рзглгольствовния н тему о том, кк в их мире принято првильно будить. Что-то нсчет тихой музыки и тнцев, лепестков цветов и легких ксний прекрсных пльцев тнцующих дев. Я ему объяснил, что в ншем мире вместо всего этого отлично рботют сдовые шлнги; он сделл несколько змечний нсчет невежественных врвров и достточно остыл для делового рзговор. Объяснив ситуцию, я ожидл, что он тут же чего-нибудь нбормочет, помшет ручкми и - "д будет тк".

Он ничего подобного не сделл. Вместо этого он серьезно посмотрел н меня и произнес:

- Послушй, ведь ты меня просишь вмешться в зконы вероятности.

- Именно тк.

- Но это не просто, - скзл он.

- Конечно, не просто, - ответил я, - Инче стл ли бы я тебя просить? Я бы см это сделл. Только рди трудных здч обрщюсь я к столь могущественным и превосходным, кк ты.

Грубо до тошноты, однко помогет в рзговоре с демоном, у которого пунктик нсчет мленького рост и круглого брюшк.

Моя логик ему понрвилсь, и он скзл:

- Я же не говорю, что это невозможно.

- Отлично.

- Ндо будет поднстроить джинвиперовский континуум твоего мир.

- Точно скзно. Ты это у меня прямо с язык снял.

- Мне придется добвить несколько узлов взимосвязи континуум с твоим другом - вот с тем, у которого все время опсность просрочки. Кстти, что это ткое?

Я объяснил, и он с некоторым придыхнием скзл:

- А, понимю. У нс ткие вещи используются в смых эфирных проявлениях привязнности. Пропусти момент - и твой предмет уже никогд тебе этого не скжет. Помню, кк-то рз...

Но я избвлю вс от несущественных подробностей его сексульного опыт.

- Тут есть один момент, - нконец добвил Аззел, - когд я вствлю новые узлы, убрть я их уже не смогу.

- А почему?

Аззел принял вжный вид.

- Теоретически невозможно.

Я этому не поверил ни н грош. Ясно было, что этот мленький неумех просто не знет кк. Тем не менее, понимя, что у него вполне хвтило бы умения сделть невыносимой мою жизнь, если бы я дл ему понять, что рзгдл эту простенькую шрду, я скзл:

- Этого и не придется делть. Мордехю нужно дополнительное время для пистельских трудов, и если он его получит, то будет вполне доволен жизнью.

- Если тк, то я это сделю.

Он долго выполнял пссы. Он делл то же, что делл бы фокусник или волшебник, только ручки его мелькли с ткой скоростью, что по временм их просто не было видно. Следует, однко, зметить, что ручки у него были ткие мленькие, что и при нормльных обстоятельствх не всегд было ясно, видны они или нет.

- Что это ты делешь? - спросил я, но Аззел потряс головой, губми все время шевелил тк, кк будто считл про себя. Потом, зкончив, по всей видимости, свою рботу, откинулся н столе н спину, переводя дух.

- Готово? - спросил я. Он кивнул и скзл:

- Ты, я ндеюсь, понимешь, что мне пришлось понизить его долю энтропии более или менее нвсегд.

- А что это знчит?

- Это знчит, что события вокруг него будут идти более упорядочение, чем это можно было бы ожидть.

- В упорядоченности нет ничего плохого, - скзл я. (Вы, мой друг, могли бы с этим не соглситься, но я всегд верил в живительную силу порядк. Мною ведется точный учет кждого цент, который я вм должен, все подробности зписны н клочкх бумги, которые тм и сям в моей квртире рзложены. Вы их можете увидеть, когд вм будет угодно.)

Аззел скзл:

- Рзумеется, ничего нет плохого в том, чтобы держться порядк. Но второй зкон термодинмики нельзя по-нстоящему обойти. Это знчит, что для сохрнения рвновесия где-то в другом месте порядк стло меньше.

- В кком смысле? - спросил я, проверяя молнию н брюкх (никогд не лишнее).

- В рзличных и в основном незметных. Эффект я рспределил по Солнечной системе, тк что где-то будет больше столкновений стероидов, отклонений орбиты Ио я тому подобное. Больше всего будет зтронуто Солнце.

- А кк?

- Я подсчитл, что оно рзогреется до тех темпертур, которые сделют невозможной жизнь н Земле, н дв с половиной миллион лет рньше, чем это случилось бы, если бы я не менял узлов.

Я пожл плечми. Рди человек, регулярно плтившего з меня по счету с ткой искренней щедростью, что смотреть приятно, нет смысл мелочиться из-з пры миллионов лет.

Примерно через неделю я снов обедл с Мордехем. Еще когд он снимл пльто, он покзлся мне возбужденным, подойдя к столу, где я коротл время нд коктейлем, он уже просто сиял.

- Джордж, - скзл он мне, - вы себе предствить не можете, ккя у меня был стрння неделя. - Он, не глядя, протянул руку и дже не удивился, когд в ней срзу окзлось меню. (Должен зметить, что в этом ресторне гордые и величественные официнты подют меню не инче кк по письменному зявлению в трех экземплярх с обязтельной визой метрдотеля.)

- Джордж, - скзл Мордехй, - мир отлжен кк чсы.

- В смом деле? - Я подвил улыбку.

- Я прихожу в бнк, и тм срзу обнруживется свободное окно и приветливый кссир. Я прихожу н почту, и тм - ну лдно, никто не ожидет приветливости от почтового рботник, но он тут же регистрирует мое письмо, и почти без ворчния. Я подхожу к остновке - и тут же подъезжет втобус, вчер в чс пик мне стоило только поднять руку, и срзу появилось ткси! Нормльное ткси. Я попросил его отвезти меня н перекресток Пятой и Сорок девятой, и он знл дорогу. Он дже говорил по-нглийски... Что вы будете есть, Джордж?

Достточно было беглого взгляд н меню. Очевидно, что я тоже не должен был его здерживть. Мордехй небрежно бросил меню н стол и стл быстро зкзывть для меня и для себя. При этом он дже не оглянулся посмотреть, стоит ли рядом с ним официнт - он либо уже привык, либо предположил, что официнт тм будет.

И тк оно и окзлось.

Официнт потер руки, поклонился и обслужил нс быстро, вежливо и превосходно.

- Друг мой Мордехй, - скзл я. - У вс полос потрясющего везения. С чего бы это?

Должен признть, что у меня мелькнул мысль дть ему понять, что это моя рбот. Не должен ли он был отплтить мне золотым дождем или, по нынешним приземленным временм, хотя бы бумжным?

- Это просто, - ответил он, зсовывя слфетку з воротник и нмертво зжимя в двух кулкх вилку и нож, ибо Мордехй, при всех его достоинствх, обучлся искусству зстольного поведения не в блгородном пнсионе. - Это нисколько не везение, Это неизбежный результт зконов случя.

- Случя? - возмущенно воскликнул я.

- Конечно, - скзл Мордехй. - Большую чсть своей жизни мне пришлось выдерживть ткой нтиск случйных здержек, ккого мир не видел. По зконм вероятности для ткого непрерывного поток неприятностей необходим компенсция, и вот это мы теперь и нблюдем. Думю, что это продлится уже до конц моих дней. Н это я рссчитывю и в это верю. Все в мире сблнсировно. - Он подлся вперед и весьм фмильярно и неприятно толкнул меня лдонью в грудь. - Вот в чем дело. Зконы вероятности нерушимы.

Весь обед он читл мне лекцию о зконх вероятности, о которых, по моему глубокому убеждению, знл тк же мло, кк и вы.

Нконец я скзл:

- У вс, конечно, добвилось времени н писние?

- Конечно! Я думю, что мое рбочее время увеличилось процентов н двдцть.

- И соответственно увеличилсь вш продуктивность?

- Ну, - скзл он, кк-то смущясь, - пок еще, к сожлению, нет. Мне ведь ндо еще нстроить. Я не привык, чтобы все было глдко. Меня это все кк-то поржет.

Честно говоря, он не кзлся мне порженным. Подняв руку, он не глядя взял счет из рук возникшего официнт, небрежно рспислся н нем и вместе с кредитной крточкой дл официнту, который в это время стоял и ждл, после этого срзу исчез.

Весь обед знял чуть больше тридцти минут. Не буду от вс скрывть, что я предпочел бы более цивилизовнные дв с половиной чс, с шмпнским в нчле и коньяком в конце, с боклом-другим хорошего вин между переменми и интеллигентным рзговором в течение всего обед. Однко следовло учесть, что Мордехй сберег дв чс, которые он мог использовть н згребние денег для себя, ну, и для меня - в некотором смысле.

Случилось тк, что с этого обед я три недели Мордехя не видел. Не помню почему, - кжется, нс с ним по очереди не было в городе. Кк бы тм ни было, однжды утром, выходя из кфе после рулет с яичницей, я увидел в полуквртле от себя Мордехя.

Был противный денек с мокрым снегом - день, когд свободные ткси подлетют к вм только зтем, чтобы обляпть вм брюки серой жидкой грязью и тут же рвнуть с мест, включив сигнл "не рботю" и с противным воем нбиря скорость.

Мордехй, стоя ко мне спиной, поднял руку, и к нему тут же осторожно подъехло свободное ткси, К моему удивлению, Мордехй смотрел в сторону. Ткси отползло прочь, и н его ветровом стекле ясно читлось рзочровние.

Мордехй снов поднял руку, и тут же из ниоткуд явилось второе ткси и остновилось перед ним. Он влез внутрь, но, кк я услышл дже с рсстояния в сорок ярдов, выскзл несколько тких сентенций, которые ни в коем случе не преднзнчлись бы для ушей деликтно воспитнного человек, если тковые еще попдются в ншем городе.

В то же утро я ему позвонил и договорился выпить по коктейлю в уютном бре "Счстливый чсок", в котором этот смый чсок иногд рстягивлся н целый день. Я просто не мог дождться встречи - мне нужно было получить у него объяснение.

А именно, меня интересовл смысл тех восклицний, которые он произнес, сдясь в ткси. Нет-нет, мой друг, вы непрвильно меня понимете. Их словрный смысл - если бы эти слов можно было бы нйти в словре - был мне знком. Что же мне было совсем непонятно - это почему он их произнес. Судя по всему, он должен был бы быть вполне счстлив.

Когд он вошел в бр, счстливым он не выглядел. Скорее кзлся изнуренным.

Он скзл:

- Джордж, сделйте одолжение - позовите официнтку, лдно?

В этом бре официнтки одевлись не очень тепло, что, впрочем, согревло взор посетителей. Я с рдостью позвл одну из них, хотя и понимл, что он проинтерпретирует мой жест лишь кк желние зкзть что-нибудь выпить.

Н смом деле он его не стл интерпретировть никк, ибо все время был уверенно повернут ко мне лишь обнженной спиной.

Я скзл:

- Н смом деле, Мордехй, если вы хотите, чтобы вс здесь обслужили, вм придется позвть ее смому. Зконы вероятности еще не повернулись ко мне выгодной стороной, что просто стыд и позор, ибо двно пор помереть моему богтому дядюшке, лишив своего сын нследств в мою пользу.

- У вс есть богтый дядюшк? - У Мордехя н мгновение блеснул интерес.

- Увы, нет. Это лишь усугубляет неспрведливость ситуции. Мордехй, пожлуйст, позовите официнтку.

- А ну ее к черту, - проворчл Мордехй. - Подождет, не рссыплется.

Меня, кк вы понимете, беспокоил вопрос не о том, сколько он будет нс ждть, совсем другое, но любопытство пересилило жжду. Я скзл:

- Мордехй, что с вми? У вс несчстный вид. Сегодня утром я видел, кк вы не обртили внимния н пустое ткси в ткой день, когд они н вес золот, потом, сдясь во второе, дже выруглись.

- Что, в смом деле? - спросил Мордехй. - Д эти гды меня просто утомили. Ткси з мной охотятся. Просто едут вереницми. Я не могу взглянуть н дорогу, чтобы из них кто-нибудь не остновился. Н меня нвливются толпы официнтов. При моем приближении продвцы открывют зкрытые мгзины. Стоит мне войти в холл, кк лифт рспхивет псть и ждет, пок я войду, и тут же зкрывется и едет срзу н нужный этж. В любой конторе мне срзу приветственно мшут орды служщих, змнивя кждый к своему столу. Все првительственные чиновники существуют только зтем, чтобы...

- Но, Мордехй, - вствил я слово, - это же просто прекрсно. Зконы вероятности...

То, что он предложил сделть с зконми вероятности, было бсолютно невыполнимо хотя бы из-з отсутствия у бстрктных понятий телесной сущности.

- Однко, Мордехй, - убеждл я его, - все это должно было дть вм больше времени для пистельских трудов.

- Ни хрен! - рявкнул Мордехй. - Я писть вообще не могу!

- Рди всего святого, отчего?

- Потому что у меня нет времени н обдумывние.

- Нет времени н что?

- Рньше, в процессе всех этих ожидний - в очередях, н остновкх, в конторх, - это было время, когд я думл, когд обдумывл, что буду писть. Это было время совершенно необходимой подготовки.

- Я этого не знл.

- Я тоже, зто теперь зню.

- Я-то думл, - скзл я, - что вы все это время ожидния только рсплялись, руглись и смого себя грызли.

- Чсть того времени н это и тртилсь. А остльное время шло н обдумывние. И дже время, когд я пенял н несовершенство мир, шло не зря, поскольку я получл хорошую встряску и првильную гормонльную нстройку всего оргнизм, и, когд добирлся нконец до мшинки, вся эт невольня злость выплескивлсь н бумгу. От обдумывния появлялсь интеллектульня мотивция, от злости - мотивция эмоционльня. А от их соединения рождлсь превосходня проз, выливющяся из тьмы и инфернльного огня моей души. А теперь - что? Вот, смотрите!

Он слегк щелкнул пльцми, и тут же тщтельно рздетя крсвиц окзлсь н рсстоянии вытянутой руки, спршивя:

- Могу я обслужить вс, сэр?

Уж конечно, могл бы, но Мордехй только мрчно зкзл дв коктейля для нс обоих.

- Я думл, - продолжл он, - что просто ндо приспособиться к новой ситуции, но теперь я вижу, что это невозможно.

- Но вы же можете откзться от использовния преимуществ ткой ситуции.

- Откзться? А кк? Вы же видели сегодня утром. Если я откзывюсь от ткси, тут же приходит другое, только и всего. Пятьдесят рз могу я откзться, и оно придет пятьдесят первый. И тк во всем. Я уже совсем вымотлся.

- А что, если вм просто зрезервировть себе чсок-другой для рздумий в тишине кбинет?

- Именно тк! В тишине кбинет. А окзлось, что я могу думть, лишь переминясь с ноги н ногу н перекрестке, или н кменной скмейке зл ожидния, или в столовой без официнт. Мне нужен источник рздржения.

- Но вы же рздржены сейчс?

- Это не то же смое. Можно злиться н неспрведливость, но кк злиться н всех этих нечутких олухов з ненужную доброту и предупредительность? Я не рздржен сейчс, всего лишь печлен.

Это был смый несчстливый чс, который я когд-либо провел в бре "Счстливый чсок".

- Клянусь вм, Джордж, - говорил Мордехй, - я думл, что меня сглзили. Кк будто фея, не приглшення н мое крещение, ншл, нконец, что-то похуже, чем постоянные потери времени. Он ншл проклятие исполнения любых желний.

Видя его столь несчстным, я с трудом удержлся от недостойных мужчины слез, тем более что этой неприглшенной феей был я, и он, не дй Бог, кк-нибудь об этом дознется. Он мог бы тогд убить себя или - стршно дже подумть - меня.

А потом пришел нстоящий ужс. Спросив счет и, рзумеется, моментльно получив, он бросил его мне, рссмеялся фльшивым, кшляющим смешком и скзл:

- Двйте-к зплтите. А я пошел.

Я зплтил. А что мне было делть? Но получення рн и сейчс иногд нпоминет о себе перед ненстьем. Я ведь для него укоротил жизнь Солнц н дв с половиной миллион лет, и я же должен был плтить з выпивку? Где спрведливость?

Мордехя я с тех пор не видел. Я слыхл, что он уехл из стрны и стл бродягой где-то в южных морях.

Не зню, чем тм знимются бродяги - думю, вряд ли гребут деньги лоптой. Одно я зню: если он будет стоять н берегу и зхочет, чтобы пришл волн, он придет тут же.

Тем временем недовольный официнт принес нм счет и положил его между нми, Джордж тлнтливо, кк и всегд, изобрзил здумчивую рссеянность.

Я спросил:

- Джордж, вы ведь не собиретесь просить Аззел сделть что-нибудь и для меня?

- Вообще-то нет, - ответил Джордж. - К сожлению, стрин, вы не тот человек, с которым связны мысли о блгодеяниях.

- И вы не собиретесь для меня ничего сделть?

- Абсолютно.

- Тогд, - скзл я, - я плчу по счету.

- Это, - ответил Джордж, - смое меньшее, что вы можете сделть.

ПО СНЕЖКУ ПО МЯГКОМУ

Мы с Джорджем сидели у окн в "Л Богем" - фрнцузском ресторнчике, которому Джордж время от времени окзывл блгодеяния з мой счет. Я выглянул и скзл:

- Похоже, снег пойдет.

Нельзя скзть, чтобы это было вклдом в мировую сокровищницу знний. Весь день темные и низкие тучи плотно зкрывли небо, темпертур болтлсь где-то ниже нуля и по рдио предскзывли снег. Однко то пренебрежение, с которым к этому змечнию отнесся Джордж, несколько здело мои чувств.

Он скзл:

- Вот, нпример, мой друг Септимус Джонсон.

- А что ткое? - спросил я. - Ккое отношение он имеет к тому фкту, что может пойти снег?

- Естественный ход мысли, - отрезл Джордж - Вы нверняк слыхли об этом процессе, несмотря н то что сми его не испытли ни рзу.

Мой друг Септимус (говорил Джордж) был суровым молодым прнем, ходил всегд нбычившись и постоянно шевелил глыбми бицепсов. Он был седьмым ребенком в семье, отсюд и имя. Его млдшего брт звли Октвиус, их млдшую сестру - Нин.

Я не зню, нсколько длеко еще простирлся этот счет, но думю, что в детстве и юности он стрдл от многолюдия и потому впоследствии до стрнности любил уединение и тишину.

Достигнув зрелости и добившись определенного успех своими ромнми (почти кк вы, стрин, только его критики иногд хвлили), он скопил достточно денег, чтобы поткть своим стрнностям. Короче говоря, он купил себе отдельно стоящий дом н зброшенном клочке земли в глухом углу штт Нью-Йорк и время от времени скрывлся тм для нписния следующего ромн. Это место не было очень уж длеко от всякой цивилизции, но до смого горизонт, кзлось, простирлсь нетронутя глушь.

Думю, что только меня одного он когд-либо приглшл к себе в этот сельский угол. Я полгю, что его привлекл моя исполнення спокойного достоинств мнер, ткже блеск и рзнообрзие моих рзговоров. Он никогд ничего не говорил н эту тему, но трудно предположить что-либо другое.

Конечно, с ним ндо было вести себя осторожно. Кждый, кому случлось получить дружеский шлепок по спине - любимя мнер здоровться у Септимус Джонсон, - знет ощущение от сломнного позвонк. Однко при ншей первой встрече случйное проявление силы с его стороны окзлось очень кстти.

Н меня нсел дюжин-другя бродяг, введення в зблуждение моим полным достоинств видом, из-з которого они решили, что у меня непременно должны быть с собой несметные богтств нличными и дргоценностями. Я отчянно зщищлся, потому что у меня с собой не было ни цент и я понимл, что, когд бродяги, это обнружт, они, в силу естественного рзочровния, обойдутся со мной весьм врврски. В этот момент и появился Септимус, погруженный в обдумывние своих творений. Свор негодяев кк рз был у него н пути, и, поскольку он тк глубоко здумлся, что мог идти только по прямой, он мехнически рскидл их в стороны по двое и по трое. Н дне кучи он обнружил меня, и кк рз тогд у него что-то збрезжило и он увидел решение ккой-то своей проблемы, кков бы он ни был. Сочтя меня счстливым тлисмном, он приглсил меня пообедть. Сочтя, что обед з чужой счет горздо лучше любого тлисмн, я соглсился.

К концу обед я приобрел ткое н него влияние, что он приглсил меня к себе з город. Потом ткие приглшения чсто повторялись. Он однжды скзл, что, когд есть я, - это почти то же смое, кк когд никого нет. Зня, кк он ценит одиночество, я счел это з серьезную похвлу. Пончлу я ожидл увидеть хижину, но ошибся. Септимус явно преуспевл со своими ромнми и в рсходх не стеснялся. (Я понимю, что в вшем присутствии невежливо говорить о преуспевющих пистелях, но приходится держться фктов.)

Дом, хотя и изолировнный от мир нстолько, что я нходился в постоянной горфобии, был отлично электрифицировн, в подвле стоял дизель, н крыше - солнечные бтреи. Ед был хорош, винный погреб просто великолепен. Мы жили в роскоши, к ней я всегд очень легко привыкл, что удивительно из-з млого опыт.

Конечно, совсем не выглядывть в окн было невозможно, и полное отсутствие декортивности довольно сильно подвляло. Можете мне поверить пейзж соствляли холмы, поля и небольшое озеро, неимоверное количество всякой ядовито-зеленой рстительности, но никкого след человеческого жилья, или втомгистрли, или чего-нибудь в этом роде - н худой конец, цепочки телегрфных столбов.

Однжды, после хорошего обед с хорошим вином, Септимус торжественно зявил:

- Джордж, мне приятно, когд вы здесь. После беседы с вми я сжусь з свой текст-процессор с тким облегчением, что у меня все выходит горздо лучше. А потому приезжйте зпросто в любое время. Здесь, - он повел рукой в воздухе, - здесь вы можете скрыться от всех збот и невзгод, что преследуют вс. А пок я сижу з текст-процессором, все книги, телевизор и холодильник в вшем рспоряжении, где винный погреб, вы, я ндеюсь, знете.

Кк окзлось, я это знл. Я дже нрисовл для себя мленький плн, н котором был большим крестом обознчен винный погреб и тщтельно нмечены все мршруты к нему.

- Единственное, о чем я должен предупредить, - скзл Септимус, - это убежище от горестей мир зкрыто с первого декбря по тридцть первое мрт. В это время я не могу предложить вм свое гостеприимство, потому что и см должен оствться в городе.

Это меня ошршило. Для меня пор снег - пор невзгод. Именно зимой, мой стрый друг, нчинют особенно свирепствовть мои кредиторы. Эти ждины, нстолько богтые, что ничего не потеряли бы от тех жлких крох, что я им должен, были бы особенно довольны, узнв, что меня вышвырнули н мороз. Эт мечт вдохновляет их н ткие полные волчьей ярости поступки, что убежище мне просто необходимо.

Я спросил:

- А почему бы и не зимой, Септимус? С тким мощно гудящим кмином и не уступющим ему провым отоплением вы могли бы поплевывть н все морозы Антрктики.

- Тк бы оно и было, - ответил Септимус, - но похоже, что кждую зиму ревущие дьяволы вьюг устривют здесь съезды и вывливют свои зпсы снег прямо н этот мой полурй. И тогд этот зтерянный в одиночестве дом окзывется отрезн от внешнего мир.

- И гори он огнем, этот мир, - зметил я.

- Совершенно спрведливо, - соглсился Септимус. - Но, однко, все мои зпсы поствляются извне - ед, нпитки, горючее, чистое белье. Горько, но првд - я н смом деле не могу выжить без поддержки извне или, по крйней мере, вести без нее ткую жизнь сибрит, ккя только и достойн увжющего себя человек.

- Знете, Септимус, - скзл я, - может быть, я подумю, кк рзрешить это зтруднение.

- Думйте сколько влезет, - ответил он, - но ничего у вс не выйдет. Тем не менее восемь месяцев в году этот дом вш или, по крйней мере, в то время, когд я здесь.

Это было првдой, но кк может человек принимть во внимние только восемь месяцев, когд их все рвно двендцть? Тем же вечером я вызвл Аззел.

Я не думю, что вы о нем что-нибудь знете. Это демон, эткий волшебник-бесенок ростом в дв снтиметр, но облдющий сверхъестественной силой, которую он всегд рд проявить, потому что у себя дом (где бы это ни нходилось) он вряд ли стоит высоко во мнении своих согрждн. Поэтому...

Ах, вы о нем слышли? Это прекрсно, однко кк вы полгете, друг мой, могу ли я рсскзть вм что бы то ни было, если вы все время стретесь изложить вшу собственную точку зрения? Вы, кжется мне, не понимете, что искусство беседы требует прежде всего умения внимтельно слушть и воздерживться от перебивния говорящего дже по тким экстрординрным поводм, кк то, что вы что-то знете. Ну, д лдно.

Аззел был, кк всегд, неимоверно зол. Он очевидно, был знят чем-то, что нзывл "торжественным религиозным созерцнием". Мне с трудом удлось подвить мое спрведливое рздржение. Он всегд знят чем-то, что считет вжным, и никогд, похоже, не поймет, что, когд я его вызывю, это по действительно вжному делу.

Я спокойно подождл, пок визгливя ругнь нконец зтихл, и изложил супь дел.

Он слушл, сердито нморщив мордочку, потом спросил:

- Что ткое снег?

Я вздохнул и объяснил.

- Ты говоришь, что с неб пдет отвердевшя вод? Целые куски отвердевшей воды? И после этого остется что-то живое?

Я не стл пускться в объяснения нсчет грд, но скзл:

- Он пдет в виде мягких и рыхлых хлопьев, о Могущественный (н него всегд хорошо действовли подобные дурцкие имен). Неудобств возникют, когд ее выпдет слишком много.

Аззел зявил:

- Если ты просишь меня изменить погодный режим этого мир, я откзывюсь решительно. Это подпдет под сттью о незконной переделке плнет кодекс этики моего крйне этичного нрод. Я и думть не желю о нрушении этики, тем более что если меня поймют, то скормят ужсной птице Лмелл - исключительно мерзкой тври с отвртительными зстольными мнерми. Дже говорить не хочу, с чем он меня смешет.

- О переделке плнет я и думть не думл, о Возвышенный. Я хотел бы попросить только об одной горздо более простой вещи. Видишь ли, снег, когд его много, нстолько мягок и рыхл, что человек в нем провливется.

- Сми виновты - не ндо быть ткими мссивными, - буркнул Аззел.

- Несомненно, - соглсился я, - и именно эт мсс и делет ходьбу столь трудной, Я бы хотел, чтобы н снегу мой друг был не тк тяжел.

Но внимние Аззел было трудно привлечь. Он только повторял, кк болвнчик: "Отвердевшя вод - повсюду - по всей земле!" - и тряс головой, не в силх себе ткого предствить.

- Ты можешь сделть моего друг полегче? - спросил я нконец, укзывя н смую простую здчу.

- Зпросто! - отозвлся Аззел. - Ндо только применить принципы нтигрвитции, чтобы он включлсь от молекулы воды, нходящейся в определенном состоянии. Это нелегко, но это возможно.

- Погоди, - скзл я с беспокойством, предствляя себе опсность ткой жесткой схемы. - Горздо рзумнее будет подчинить нтигрвитцию воле моего друг. Может быть, ему иногд будет приятнее топть по земле, чем прить.

- Подчинить нтигрвитцию столь примитивной втономной системе твоего тип? Ну, знешь ли! Твоя нглость поистине не знет грниц!

- Я ведь только попросил, - скзл я, - поскольку имею дело с тобой. Никогд бы не стл я просить кого-нибудь другого из твоего нрод, ибо это было бы бесполезно.

Эт мленькя дипломтическя непрвд возымел ожидемое действие. Аззел выпятил грудь ж н целых дв миллиметр и величественным контртеноровым писком провозглсил:

- Д будет тк.

Я думю, что соответствующя способность появилсь у Септимус в тот же момент, но я не уверен. Дело было в вгусте, и снегового покров для экспериментов под рукой не было - ехть з мтерилом в Птгонию, Антрктиду или дже в Гренлндию у меня не было никкой охоты. Не было ткже смысл объяснять ситуцию Септимусу, не имея снег для демонстрции. Он бы просто не поверил. Он бы пришел к смехотворному зключению, что я - Я - слишком много выпил.

Но рок блговолил мне. Мы были в згородном доме у Септимус в ноябре (он это нзывл "зкрытие сезон"), когд нчлся снегопд - необычно обильный для этого времени.

Септимус рзозлился до белого кления и объявил войну вселенной, не собирясь спускть ей столь гнусного оскорбления.

Но для меня это был милость небес - и для него тоже, если бы он это знл. Я скзл:

- Отриньте боязнь, Септимус. Отныне узнйте, что снег вм более не стршен.

И я объяснил ему ситуцию нстолько подробно, нсколько это было необходимо.

Я тк и полгл, что ниболее вероятной ожидемой рекцией будет вырженное в нелитертурной форме недоверие, но он добвил еще несколько отнюдь не необходимых млоцензурных змечний о моем умственном здоровье.

Однко я не зря потртил несколько месяцев н вырботку првильной стртегии.

- Вы могли бы, вообще говоря, поинтересовться, - скзл я, - чем я зрбтывю н жизнь. Я думю, вс не удивит ткой мой уход от темы, если теперь я вм скжу, что знимю ключевой пост в првительственной исследовтельской прогрмме по нтигрвитдии. Я ничего больше не имею прв говорить, кроме того, что эксперимент с вшим учстием поведет к колоссльному прогрессу всей прогрммы.

Он выктил н меня глз, я тихо нпел несколько тктов мотив "Звездно-полостое знмя".

- Вы это серьезно? - спросил он меня.

- Стл бы я говорить непрвду? - ответил я. И зтем, рискуя нрвться н естественный ответ, добвил: - Или стло бы врть ЦРУ?

Он это проглотил, подвленный той урой првдивой простоты, которя пронизывл все мои слов.

- Что я должен делть? - спросил он.

Я ответил:

- Сейчс снег всего шесть дюймов. Вообрзите, что вы ничего не весите, и стньте н него.

- Просто вообрзить?

- Тк это действует.

- Д я же просто ноги змочу.

- Нденьте болотные споги, - сркстически предложил я.

Он зколеблся, потом н смом деле вытщил болотные споги и злез в них. Открытое выржение недоверия н его лице меня глубоко здело. Кроме того, он ндел меховое пльто и еще более меховую шпку.

- Если вы готовы... - холодно нчл я.

- Не готов, - перебил он.

Я открыл дверь, и он ступил нружу. Н крытой вернде снег не было, но кк только он вышел ни ступени, ноги из-под него поехли, и он отчянно вцепился в блюстрду.

Кк-то добрвшись до конц короткой лестницы, он попытлся подняться, но это не получлось - по крйней мере не получлось тк, кк он хотел. Еще несколько футов он проехл, молотя рукми по снегу и рзмхивя ногми в воздухе. Он перевернулся н спину и продолжл скользить, пок не нткнулся н молодое дерево и не зцепился согнутой рукой з его ствол. Сделв три или четыре оборот вокруг ствол, он остновился.

- Что з скользкий сегодня снег? - зорл он дрожщим от возмущения голосом.

Должен признть, что, несмотря н мою веру в Аззел, я не мог не удивиться, глядя н эту кртину.

От его ног не оствлось следов, скользящее по снегу тело не оствило борозды. Я скзл:

- Н снегу вы ничего не весите.

- Псих, - ответил он.

- Посмотрите н снег, - нстивл я. - Вы не оствляете следов.

Он посмотрел, после чего сделл несколько змечний, которые в прежние годы можно было бы нзвть непечтными.

- Вспомним, - продолжл я, - что сил трения звисит от двления скользящего тел н поверхность скольжения. Чем меньше двление, тем меньше сил трения. Вы ничего не весите, вше двление н снег рвно нулю, следовтельно, сил трения ткже нулевя, и вы скользите по снегу, кк по бсолютно глдкому льду.

- Тк что же мне делть? Я же тк не могу, когд у меня ноги рзъезжются!

- Это ведь не больно, првд? Когд ничего не весишь, то пдть н спину не больно.

- Все рвно это не годится. "Не больно" - это еще не основние провести жизнь, леж н спине в снегу.

- Ну, Септимус, вообрзите, что вы снов потяжелели, и встньте.

Он состроил оздченную физиономию и скзл:

- Просто вообрзить - и все?

Тем не менее он попробовл и неуклюже поднялся н ноги.

Теперь он ушел в снег н пру дюймов и, когд осторожно попробовл шгть, ему это было не труднее, чем обычно бывет идти по снегу.

- Джордж, кк вы это делете? - спросил он с Возросшим почтением в голосе. - Я бы никогд не скзл, что вы ткой ученый.

- ЦРУ требует мскировки, - объяснил я. - Теперь вообржйте себя все легче и легче и пройдитесь снов. Вши следы будут все мельче и мельче, снег будет все более и более скользким. Остновитесь, когд он стнет слишком скользким.

Он поступил тк, кк было скзно, ибо ученые имеют сильное влияние н низших смертных.

- Теперь, - скзл я, - попробуйте скользить вокруг дом. Когд зхотите остновиться, просто стньте тяжелее - но постепенно, то шлепнетесь носом.

Септимус был прень спортивный и освоился очень быстро. Он когд-то мне говорил, что влдеет всеми видми спорт, кроме плвния. Когд ему было три год, отец зшвырнул его в пруд в искренней попытке нучить плвть без всех этих утомительных инструкций, и потом ему в течение десяти минут пришлось делть искусственное дыхние "рот в рот". Кк он говорил, это оствило у него н всю жизнь стойкий стрх перед водой и отврщение к снегу. "Снег - это твердя вод", - говорил он точь-в-точь кк Аззел.

Однко в новых обстоятельствх отврщение к снегу не спешило проявиться. Он нчл с рдостным ушерздирющим визгом носиться вокруг вернды, утяжеляя себя н поворотх и рзбрызгивя из-под ног фонтны снег при остновке.

- Постойте-к! - крикнул он, ринулся в дом и вынырнул - хотите верьте, хотите нет - с привязнными к спогм конькми, - Я нучился ктться у себя н озере, - объяснил он, - но удовольствия от этого не получл. Всегд боялся, что лед провлится. А теперь могу ктться и не бояться.

- Не збудьте, - встревожено нпомнил я, - что это рботет только нд молекулми Н2О. Стоит вм попсть н клочок оголенной земли или мостовой, и вш легкость исчезнет. Вы можете ушибиться.

- Не беспокойтесь, - скзл он, вствя н ноги и беря стрт.

Я смотрел ему вслед, он летел уже где-то з полмили нд зснеженным пустым полем, до моих ушей донесся отдленный рев: "По снежку по мягкому н сночкх лихих..."

Септимус, необходимо зметить, кждую ноту берет нугд и никогд не угдывет. Я зжл уши.

Эт зим был, смею скзть, счстливейшей в моей жизни. Всю долгую зиму я жил в теплом, уютном доме, ел и пил по-црски, читл повышющие мой интеллектульный уровень книжки, в которых стрлся окзться умнее втор и нйти, кто убийц; еще я нслждлся мыслью о том, кк злятся мои кредиторы тм, в городе.

У меня был отличня возможность нблюдть через окно з нескончемым ктнием Септимус н конькх по снегу. Он говорил, что чувствует себя птицей и нслждется неведомым ему рнее полетом в трех измерениях. Что ж, кждому свое.

Я его много рз предупреждл, чтобы его никто не видел.

- Это подствит под удр меня, - говорил я ему, - поскольку этот чстный эксперимент не был утвержден ЦРУ, но о своей безопсности я не волнуюсь, потому что тм, где дело идет о тких, кк я, - секретность превыше всего. Но если кто-нибудь когд-нибудь увидит, кк вы скользите нд снегом, вы стнете объектом любопытств, и вокруг вс зклубятся десятки репортеров. Про вс узнет ЦРУ, и вс подвергнут сотням непрерывных экспериментов и исследовний, вс будут изучть тысячи ученых и военных. Вы стнете нционльной знменитостью и всегд будете окружены толпми рвущихся к вм людей.

Септимус зтрясся от стрх, кк и должен был любитель одиночеств по моим рсчетм. Потом он скзл:

- А кк мне нс снбжть, если я не могу покзться? Мы же из-з этого и зтеяли весь эксперимент. Я ответил:

- Я думю, что грузовики почти всегд могут пройти по дорогм, вы можете сделть достточные зпсы, чтобы переждть те времен, когд это не тк. Если же вм н смом деле что-то срочно пондобится, можете подлететь к городу кк можно ближе, но тк, чтобы никто не видел - в ткое время мло кто выходит н улицу, - потом восстновить полный вес, проковылять несколько последних шгов пути с устлым видом. Берете, что вм ндо, хромете метров сто нзд, и снов н взлет. Годится?

Той зимой это, к счстью, не пондобилось - я тк и думл, что он преувеличивет угрозу снег. И никто не видел, кк он скользит. Септимусу все было мло. Вы бы видели его лицо, когд снег не было больше недели д еще нчлсь небольшя оттепель. Вы себе предствить не можете, кк он волновлся з снежный покров.

Ах, ккя чудесня был зим! И ккя тргедия, что он был единственной!

Что случилось? Я вм рсскжу, что случилось. Помните, что скзл Ромео перед тем, кк всдить кинжл в Джульетту? Вы нверняк не знете, тк что я вм рсскжу. Он скзл: "Ее в судьбу свою впусти - скжи покою врз "прости"". Это о женщинх.

Следующей осенью Септимус встретил женщину - Мерседес Гмм. Он и рньше встречл женщин; нхоретом он не был, но они никогд для него много не знчили. Короткое знкомство, ромнтическя любовь, пожр стрстей - и он их збывл, они его. Просто и безвредно. Меня смого, в конце-то концов, преследовли рзные молодые дмы, и я никогд не считл это чем-то предосудительным - дже если они припирли меня к стенке и вынуждли... но мы отклонились от темы.

Септимус пришел ко мне в довольно подвленном нстроении.

- Джордж, я ее люблю, - зявил он. - Я при ней просто теряюсь, кк мльчишк. Он - путеводня звезд моей жизни.

- Прекрсно, - скзл я. - Я вм рзрешю продолжть в том же духе еще некоторое время.

- Спсибо, Джордж, - грустно отозвлся он. - Теперь нужно только ее соглсие. Не зню, почему это тк, но он, похоже, не очень меня жлует.

- Стрнно, - скзл я. - Обычно вы имеете успех у женщин. Вы, в конце концов, богтый, мускулистый и не уродливей других.

- Думю, дело тут не в мускулх, - скзл Септимус. - Он думет, что я дубин.

Я не мог не восхититься точностью восприятия мисс Гмм. Септимус, если нзвть это кк можно мягче, и был дубиной. Однко, учитывя его бицепсы, ходившие бугрми под пиджком, я счел з лучшее не делиться с ним своей оценкой ситуции. Он продолжл:

- Он говорит, что в мужчинх ей нрвится не физическя рзвитость. Ей нужен кто-то думющий, интеллектульный, глубоко рционльный, философичный - и целый еще букет подобных прилгтельных. И он говорит, что у меня ни одного из этих кчеств нет.

- А вы ей говорили, что вы пистель?

- Конечно, говорил. И он читл прочку моих ромнов. Но вы же знете, Джордж, это ромны о футболистх, и он скзл, что ее от них тошнит.

- Я вижу, он не приндлежит к тлетическому типу.

- Конечно, нет. Он плвет, - он состроил гримсу, вспомнив, нверное, дыхние "рот в рот" в нежном возрсте трех лет, - но это не помогет.

- В тком случе, - скзл я, голосом смягчя резкость фрзы, збудьте ее, Джордж. Женщины легко приходят и уходят. Уходит одн - придет другя. Много рыб в море и птиц в небе. В темноте они все друг н друг похожи. Нет рзницы, одн или другя.

Я мог бы продолжть бесконечно, но мне покзлось, что он нчл нпрягться, вызывть нпряжение у здоровенной дубины - неблгорзумно.

- Джордж, ткими словми вы глубоко оскорбляете мои чувств, - скзл Септимус. - Мерседес для меня единствення в мире. Жить без нее я не смогу. Он неотделим от смысл моей жизни. Он в кждом удре моего сердц, в кждом вдохе моей груди, в кждом взгляде моих глз. Он...

А он мог продолжть и продолжл бесконечно, и мне покзлось неуместным остнвливть его змечнием, что ткими чувствми он глубоко оскорбляет меня.

Он скзл:

- Итк, я не вижу другого выход, кроме кк нстивть н брке.

Это прозвучло кк удр судьбы. Я знл, что будет дльше. Кк только они поженятся, моя рйскя жизнь кончен. Не зню почему, но первое, н чем нстивют молодые жены, - н уходе холостых приятелей муж. Не бывть мне больше у Септимус в згородном доме.

- Это невозможно, - встревоженно скзл я.

- Понимю, что это кжется трудным, но я думю, это получится. У меня есть плн. Пусть Мерседес считет меня дубиной, но я не совсем уж несообрзительный. Я приглшу ее в свой згородный дом в нчле зимы. Тм, в тишине и покое моего Эдем, обострится ее восприятие, и он сможет оценить истинную крсоту моей души.

По моему мнению, от Эдем не стоило бы ожидть столь многого, но скзл я только:

- Вы собиретесь ей покзть, кк умеете скользить по снегу?

- Нет, нет, - скзл он. - Только после свдьбы.

- Дже тогд...

- Джордж, это чушь, - рздрженно скзл Септимус. - Жен - второе "я" муж. Ей можно доверять потеннейшие секреты души. Жен - это...

Он снов пустился в бесконечный монолог, и я только мог слбо возрзить:

- ЦРУ это не понрвится.

Его короткое змечние нсчет ЦРУ вызвло бы полное одобрение со стороны Советов. А ткже Кубы и Никргу.

- Я попробую кк-нибудь убедить ее приехть в нчле декбря, - скзл он. - Я верю, что вы меня првильно поймете, Джордж, если я вм скжу, что мы хотели бы побыть здесь вдвоем. Я зню, что вы и думть не стли бы мешть тем ромнтическим возможностям, которые нверняк возникнут у нс с Мерседес н лоне мирной природы. "Нс свяжет вместе мгнетизм молчнья и медленного времени поток".

Конечно, я узнл цитту. Это скзл Мкбет перед тем, кк всдить кинжл в Дункн, но я всего лишь посмотрел н Септимус холодно и с достоинством. Через месяц мисс Гмм поехл в згородный дом Септимус, я не поехл.

Что тм случилось - тому я свидетелем не был. Я зню это только со слов Септимус, потому не могу ручться з кждую детль. Мисс Гмм был нстоящей пловчихой, но Септимус, имевший непреодолимое отврщение к ткому хобби, ничего н эту тему не спршивл. Мисс Гмм тоже не считл необходимым донимть подробностями ни о чем не спршивющую дубину. Поэтому Септимус ничего не знл о том, что мисс Гмм - одн из тех сумсшедших, которые любят в середине зимы нпялить купльник, пробить лед н озере и броситься в прорубь купться в освежющей и животворящей воде.

Тк и вышло, что однжды ярким морозным утром, когд Септимус хрпел в глубоком збытьи, кк дубине и положено, мисс Гмм тихо поднялсь, ндел купльник, плщ из мхровой ткни и тпочки и отпрвилсь по зснеженной тропе к озеру. По крям оно ярко сверкло льдом, но середин еще не змерзл, и вот, скинув хлт и тпки, он бросилсь в воду с визгом, который, очевидно, должен был свидетельствовть о рдости. Где-то вскоре проснулся Септимус и тонким инстинктом влюбленного ощутил отсутствие в доме своей дргоценной Мерседес. Он стл ее искть и звть. Нйдя в комнте ее одежду, он понял, что он не уехл тйком в город, кк он снчл в испуге решил. Он был где-то снружи.

Ндев нспех споги н босые ноги и нкинув смое теплое пльто прямо н пижму, он рвнулся нружу, зовя ее по имени.

Мисс Гмм его, конечно, услыхл и отчянно змхл рукой:

- Сюд, Сеп, сюд! Двй скорее!

Дльше я приведу слов смого Септимус:

"Для меня это прозвучло кк "н помощь!". Я зключил, что моя любовь в состоянии умопомрчения выбежл н лед, и он подломился. Мог ли я вообрзить, что он по доброй воле полезл в ледяную воду? Я тк ее любил, Джордж, что немедленно, несмотря ни н что, бросился к воде, которой я обычно боюсь кк огня - особенно ледяной воды - чтобы спсти ее. Ну, если и не немедленно, то подумв всего две минуты, ну мксимум - три.

Тут я крикнул: "Любовь моя, я иду! Держи голову нд водой!" - и побежл. Я не собирлся идти туд через снег - понимл, что времени мло. Уменьшив н бегу вес, я зскользил, прямо нд снегом, прямо ндо льдом, окружившим берег озер, и прямо в воду с оглушительным всплеском. Кк вы знете, плвть я не умею и вообще дико боюсь воды. Споги и пльто тянули меня вниз, и я бы утонул, если бы Мерседес меня не спсл. Можно было бы полгть, что ткой ромнтичный случй свяжет нс еще теснее, но вот..." Септимус покчл головой, и в глзх его стояли слезы.

- Все вышло не тк. Он был в ярости, "Ты, дубин! - визжл он. Подумть только, прыгнуть в воду в пльто и в спогх, д еще и не умея плвть! Ты вообще сообржешь, что делешь? Ты можешь понять, кково ткую дубину вытскивть из озер? А ты еще нстолько одурел, что схвтил меня з челюсть и чуть не послл в нокут, и мы об чуть не утонули, До сих пор болит". Он собрлсь и уехл в диком бешенстве, я остлся и почти срзу схвтил отвртительнейшую простуду, из которой до сих пор не выберусь. С тех пор я ее не видел, н мои письм он не отвечет и к телефону не подходит. Моя жизнь кончен, Джордж.

Я спросил:

- Септимус, просто из любопытств; зчем вы бросились в воду? Почему вы не попытлись зйти н лед кк можно дльше и протянуть ей жердь подлиннее или веревку, если бы вы смогли ее нйти?

Септимус с горестным видом скзл:

- Я не собирлся бросться в воду. Я хотел проскользить по поверхности.

- По поверхности? Рзве не говорил я вм, что вш нтигрвитция рботет лишь н льду? Во взгляде Септимус появилось нпряжение:

- Я тк не думл. Вы скзли, что он рботет только нд Н2О. Знчит, и нд водой, тк?

Он был прв. Термин "Н2О" я употребил для вящей нучности - он больше подходил к обрзу генильного ученого. Я возрзил:

- Я имел в виду твердую Н2О.

- Но вы же не скзли "твердую Н2О", - скзл он, медленно поднимясь с мест, и в его глзх я прочел, что сейчс меня рзорвут н чсти.

Я не стл ожидть подтверждения этой гипотезы. С тех пор я его не видел.

И в его згородном прдизе тоже не бывл. Кжется, он теперь живет где-то н острове в южных морях - в основном, кк я подозревю, потому, что не хочет вновь видеть лед или снег.

Кк я и говорил: "Ее в судьбу свою впусти...", хотя если подумть, то это, кжется, скзл Гмлет перед тем, кк вонзив, кинжл в Офелию.

Джордж испустил нечто среднее между отрыжкой и пропитнным винными прми вздохом из глубины того, что он считет своей душой, и скзл:

- Однко они уже зкрывют, и нм лучше бы тоже уйти. Вы зплтили по счету?

К несчстью, я зплтил.

- А не можете ли вы дть мне пятерку - добрться домой?

К еще большему несчстью, я мог.

ЛОГИКА ЕСТЬ ЛОГИКА

Есть робкие души, которые ни з что не посмеют критиковть еду, если не они з нее плтят. Джордж не из тких. Он выржл мне свое недовольство, хотя и со всей деликтностью, н которую был способен - или которую я, по его мнению, зслуживл, что, конечно, не одно и то же.

- Ужин в целом, - говорил Джордж, - весьм ниже среднего. Котлеты недостточно горячие, селедк недостточно соленя, креветки недостточно хрустящие, сыр недостточно острый, яйц-кокот недостточно нперчены...

Я перебил:

- Джордж, вы уже уплетете третью трелку. Еще один глоток - и избыточное двление в желудке вм сможет снять только хирург. Зчем вм есть ткую гдость в тких количествх?

Джордж ответил с достоинством:

- Рзве это похоже н меня - унизить хозяин откзом от его еды?

- Это не моя ед, ресторння.

- Именно хозяин этой мерзкой дыры и я имел в виду. Скжите, стрин, почему бы вм не стть членом ккого-нибудь хорошего клуб?

- Мне? Плтить бешеные суммы з сомнительные выгоды?

- Я имею в виду хороший клуб, в котором вы могли бы вознгрдить меня великолепной едой з соглсие быть вшим гостем. Но нет, - добвил он вызывюще-презрительным тоном, - это бред сумсшедшего. Ккой клуб зхочет тк себя компрометировть, что предоствит вм членство?

- Любой клуб, который допустит вс в кчестве гостя, с удовольствием.

Но Джорджем уже овлдели реминисценции.

- Я помню время, - скзл он, и глз его блеснули, - когд я по крйней мере рз в месяц обедл в клубе с смым роскошным и изыскнным буфетом, который когд-либо существовл со времен Лукулл.

- Полгю, что вы шли кк бесплтное приложение в кчестве чьего-нибудь гостя.

- Не понимю, почему это тк вм кжется, не совершенно случйно вы угдли. Членом этого клуб и, что горздо вжнее, человеком, иногд меня туд приглшвшим, был Алистер Тобго Крмп VI.

- Джордж, - спросил я, - опять очередня история, кк вы с Аззелом ввергли ккого-нибудь беднягу в пучину несчстья и отчяния своей неудчной попыткой помощи?

- Не понимю, что вы имеете в виду. Мы выполнили сокровенное желние его сердц из бескорыстия и бстрктной любви к человечеству - и моей более конкретной любви к буфету. Но двйте я рсскжу все снчл.

Алистер Тобго Крмп VI был членом клуб "Эдем" с смого рождения, поскольку его отец, Алистер Тобго Крмп V, внес своего сын в списки срзу, кк только удостоверился лично, что предврительный дигноз доктор относительно пол млденц соответствует истине. Алистер Тобго Крмп V был, в свою очередь, точно тк же внесен в списки своим отцом, и тк длее до тех дней, когд Билл Крмп зшнхили в пьяном виде в бритнский флот, и он, когд пришел в себя, обнружил, что является членом экипж одного из корблей, отбивших Нью-Амстердм у голлндцев в тысяч шестьсот шестьдесят четвертом году.

"Эдем" - смый элитный клуб н всем северомерикнском континенте. Он нстолько зкрытый, что о его существовнии знют лишь его члены и несколько избрнных гостей. Дже я не зню, где он рсположен, поскольку меня всегд возили туд с звязнными глзми и в крете с мтовыми стеклми. Могу только скзть, что около смого клуб лошдиные копыт стучли по учстку мощеной дороги.

В "Эдем" не могли быть приняты люди, у которых родословня с обеих сторон не восходил к колонильным временм. Но в рсчет брлсь не только родословня. Джордж Вшингтон был при тйном голосовнии збллотировн, поскольку был неопровержимо докзн фкт его бунт против феодльного сюзерен.

Анлогичные требовния предъявлялись к гостям, но меня, кк вы понимете, это не выводило из списк. Я же не иммигрнт первого поколения из Герцеговины, или Добруджи, или тому подобного мест. Моя родословня безупречн, ибо все мои предки обитли н территории этой нции, нчиня с семндцтого столетия, и с тех пор никто из них не впдл в грех бунт, нелояльности или нтимерикнизм, поскольку и в войну з незвисимость, и в гржднскую войну одинково рдостно приветствовл мрширующие мимо них рмии обеих сторон.

Мой друг Алистер необычйно гордился членством в "Эдеме". Чсто и регулярно (поскольку был клссический знуд и то и дело повторялся) он мне говорил:

- Джордж, "Эдем" - это стновой хребет моего бытия, смысл моего существовния. Если бы у меня было все, что могут дть богтство и влсть, но не было бы "Эдем" - я был бы нищим.

Н смом деле у Алистер было все, что могут дть богтство и влсть, потому что вторым условием членств в "Эдеме" было огромное богтство. Это диктовлось хотя бы рзмером ежегодного взнос. Но опять-тки одного богтств было мло. Оно должно было быть не зрботно, унследовно. Любой нмек н рботу з плту нпрочь исключл сму возможность членств. И меня удерживло вне клуб лишь то, что мой ппш збыл оствить мне пру десятков миллионов доллров, поскольку я никогд не зпятнл себя тким позором, кк...

Что знчит вше "я зню"? Вы никк об этом знть не можете. Конечно, никких возржений не вызывло умножение членом клуб своих богтств путем получения любой прибыли, не связнной с рботой з плту. Всегд существуют ткие вещи, кк спекуляция кциями, уклонение от нлогов, лоббировние и другие рзумные изобретения, которые для богтого являются второй нтурой.

Все это членми "Эдем" воспринимлось весьм всерьез. Известны случи, когд потерявшие в припдке честности свое состояние здемиты предпочитли медленную смерть от голод рботе з деньги и потере членств. Их имен до сих пор произносят, понижя голос, меморильные доски в их честь укршют прдный зл клуб.

Нет, стрин, знять денег у других членов клуб они не могли. Ткое предположение очень хрктерно для вс. Кждый член "Эдем" знет, что никто не будет знимть у богтого, если существуют толпы бедных, только и ждущих, чтобы кто-нибудь их облпошил. Библия учит нс: "Д пребудут бедные вши с вми всегд", для членов "Эдем" превыше всего - нбожность.

И все же Алистер не был вполне счстлив, ибо члены "Эдем", к сожлению, его очевидным обрзом избегли. Я вм говорил уже, что он был знудой. У него никогд не было ни умения вести рзговор, ни блеск ум, ни свежего мнения. Дже в среде членов клуб, остроумие и оригинльность которых соответствовли уровню четвертого клсс нчльной школы, он выглядел н редкость уныло.

Можете себе вообрзить его огорчение, когд ему приходилось вечер з вечером одиноко просиживть в "Эдеме" среди толпы. Окен рзговоров, ккими бы жлкими они ни были, омывл его с головы до ног, он оствлся сух. И все же он никогд не пропустил ни одного вечер в клубе. Он дже велел приносить себя туд во время тяжелой дизентерии в ндежде утвердиться в кчестве "Железного Крмп". Члены клуб издли восхищлись, но блгодрности почему-то не выржли.

Иногд я окзывл ему честь принять его приглшение в "Эдем". Родословня у меня безупречн, ристокртический сертификт не-рботник достоин восхищения всей общественности, в нгрду з непревзойденно тонкие блюд з его счет и изыскннейшую обстновку я должен был с ним рзговривть и смеяться его скуловоротным шуткм. Мне было жль бедного прня от всей глубины моего чувствительного сердц.

Следовло нйти ккой-то способ сделть его душой обществ, средоточием жизни "Эдем", человеком, з обществом которого гонялись бы дже члены клуб. Мне рисовлись пожилые и респектбельные эдемиты, отпихивющие друг друг локтями и кулкми рди возможности сесть к нему поближе з ужином.

В конце концов, Алистер ведь был воплощення респектбельность, кким и должен быть эдемит. Он был высокий, он был худой, имел лицо, похожее н морду породистой лошди, жидкие блондинистые волосы по бокм головы, бледно-голубые глз и общий унылый вид формльно-консервтивной ортодоксльности, присущей человеку, чьи предки нстолько высоко себя ствили, что дже брки зключли только внутри своего клн. Единственное, чего ему не хвтло, - это умения скзть или сделть что бы то ни было, достойное млейшего интерес.

Впервые Аззел не докучл мне жлобми н то, что я вызвл его из его тинственного мир. Он тм был н кком-то обеде в склдчину, и сегодня кк рз был его очередь плтить, я его выдернул з пять минут до подчи счет. Он хохотл, зливясь, мерзким фльцетом - кк вы помните, он ростом всего дв снтиметр.

- Я через пятндцть минут вернусь, - хихикл он, - з это время кто-то уже успеет оплтить счет.

- А кк ты объяснишь свое отсутствие? - спросил я.

Он вытянулся во весь свой микроскопический рост и зкрутил хвост штопором.

- Я скжу првду: меня вызвл для совет экстрглктический монстр экстрординрной глупости, которому до зрезу пондобилсь моя интеллектульня мощь. Что тебе ндо н этот рз?

Я ему объяснил, и, к моему изумлению, он рзрзился слезми. По крйней мере, у него из глз брызнули две тоненькие крсные струйки, Я полгю, что это были слезы. Одн попл мне в рот, и вкус он имел безобрзный - кк дешевое крсное вино, точнее, он нпомнил бы мне вкус дешевого крсного вин, если бы я когд-нибудь опусклся до того, чтобы знть этот вкус.

- До чего грустно, - всхлипнул он. - Я тоже зню случй, когд достойнейшее существо подвергется снобистскому пренебрежению тех, кто горздо ниже его. Не зню большей тргедии, чем эт.

- Кто бы это мог быть? Я хочу спросить, кто это существо?

- Я, - скзл он, тыч себя пльцем в грудь.

- Не могу себе вообрзить, - скзл я. - Неужели ты?

- И я не могу вообрзить, - скзл он, - но это првд. Лдно, что может делть этот твой друг ткого, з что мы могли бы зцепиться?

- Вообще-то он иногд рсскзывет некдоты. По крйней мере, пытется. Это ужсно. Он нчинет рсскзывть, путется, сбивется, возврщется и в конце концов збывет, что хотел скзть. Я чсто видел, кк от его некдотов плкли нвзрыд суровые мужчины.

- Плохо, - покчл головой Аззел. - Очень плохо. Дело в том, что я см великолепный мстер некдот. Не помню, рсскзывл ли я тебе, кк однжды плоксы и деннигрмы схлестнулись в ндеснтории, и один из них скзл...

- Рсскзывл, - соврл я, не моргнув глзом. - Но двй вернемся к делу Крмп. Аззел спросил:

- Нет ли ккого-нибудь простенького способ улучшить его выступления?

- Рзумеется - дть ему умение глдко говорить.

- Это смо собой, - ответил Аззел, - Простя дивлинция голосовых связок - если у вс, врвров, есть что-нибудь подобное.

- Нйдем. И еще, конечно, умение говорить с кцентом.

- С кцентом?

- Н искженном языке. Инострнцы, которые учт язык не в млденчестве, позже, непременно искжют глсные, путют порядок слов, нрушют грммтику и тк длее.

Н крохотной мордочке Аззел отрзился неподдельный ужс.

- Это же смертельное оскорбление!

- Не в этом мире. Тк должно быть, но н смом деле не тк.

Аззел грустно покчл головой и спросил;

- А этот твой друг когд-нибудь слышл непотребности, которые ты нзывешь кцентом?

- Непременно. Всякий, кто живет в Нью-Йорке, все время слышит кценты всех видов и сортов. Здесь вряд ли услышишь првильный нглийский язык, ткой, кк у меня, нпример.

- Аг, - скзл Аззел. - Тогд остется только отскпулировть ему пмять.

- Чего ему пмять?

- Отскпулировть. Обострить в некотором смысле. Восходит к слову "скпос", что ознчет "зуб зумоедного диригин".

- И он сможет рсскзывть некдоты с кцентом?

- Только с тким, который рньше слышл. В конце концов, моя мощь не безгрничн.

- Тогд скпулируй его.

Через неделю я встретил Алистер Тобго Крмд VI н перекрестке Пятой веню и Пятьдесят третьей улицы, но тщетно высмтривл н его лице следы недвнего триумф.

- Алистер, - спросил я его, - есть новые некдоты?

- Джордж, - ответил он. - Никто не хочет слушть. Иногд мне кжется, что я рсскзывю некдоты не лучше всякого другого.

- Ах, вот кк? Тогд сделем тк. Мы с вми пойдем сейчс в одно мленькое зведение, где меня знют. Я вс предствлю кк юморист, вы потом встнете и скжете все, что зхотите.

Могу вс уверить, друг мой, уговорить его было трудно. Мне пришлось использовть все свое личное обяние в полную силу, но в конце концов я победил.

Мы с ним пошли в довольно дешевую збегловку, которую я случйно знл. Для ее описния достточно будет упомянуть, что он очень похож н те, куд вы меня приглшете обедть.

Упрвляющий в этой збегловке был мне знком, и блгодря этому удчному обстоятельству мне удлось добиться его рзрешения н эксперимент.

В одинндцть вечер, когд пьяное веселье было в смом рзгре, я поднялся н ноги, и удитория был сржен моим величественным видом. Он состоял всего из одинндцти человек, но мне кзлось, что для первого рз этого достточно.

- Леди и джентльмены, - объявил я им, - среди нс присутствует джентльмен величйшего интеллект, мстер ншего язык, которого я с удовольствием вм сейчс предствлю. Алистер Тобго Крмп VI, профессор кфедры нглийского язык в колледже Колумбии, втор книги "Кк говорить по-нглийски безупречно". Профессор Крмп, не будете ли вы столь любезны скзть несколько слов собрнию?

Крмп с несколько сконфуженным видом встл и произнес: "А шо, ви тки д хочете мене послю-уушть?"

Я слыхивл, друг мой, вши некдоты, рсскзнные с потугой н то, что вы считете еврейским кцентом, но уверяю вс: по срвнению с Крмпом вы сошли бы з выпускник Грврд. Соль был в том, что Крмп и в смом деле выглядел тк, кк должен по понятиям публики выглядеть профессор кфедры нглийского язык. И от сочетния этой грустной породистой физиономии с внезпной фрзой н чистейшем "идинглише" вся публик рзом зстыл. А потом был взрыв и рскты истерического хохот.

Н лице Крмп вырзилось легкое изумление. Обртясь ко мне, он с удивительным шведским рспевом, который я дже не пытюсь воспроизвести, скзл:

- Обычно я не бывю получть рекцию ткую силу.

- Не обрщйте внимния, - скзл я ему. - Продолжйте.

Но пришлось чуть-чуть подождть, пок схлынет волн смех, и тут он нчл рсскзывть некдоты с ирлндским квкньем, с шотлндским скрежетом, н лондонском кокни, с кцентом среднеевропейц, испнц, грек. Особенно ему удвлся чистый бруклинский язык - вш почти родной блгородный язык, стрин, кк я понимю.

После этого выступления я двл ему кждый вечер провести несколько чсов в "Эдеме", потом тщил в збегловку. Слух о нем шел из уст в уст. В первый вечер в зле было свободно, зто потом целые орды кишели н улицх, стрясь проникнуть внутрь - но тщетно.

Крмп воспринимл это все спокойно. Н смом деле он дже выглядел рсстроенным.

- Послушйте, - говорил он мне, - ккой смысл мне рстрчивть ценный мтерил н этих обыкновенных олухов. Я хотел бы испытть свое искусство н своих товрищх по "Эдему". Они рньше не стли бы слушть моих некдотов, потому что мне в голову не приходило использовть кценты. Н смом деле я просто не понимл, что я это могу - ккое-то непрвдоподобное снижение смооценки, в которое впл ткой веселый и остроумный человек, кк я. Нверное, потому, что я не нхл и не протлкивюсь вперед...

Он говорил н прекрсном бруклинском, который н мои деликтные уши действует неприятно - я не хочу вс обидеть, друг мой, - и поэтому я поспешил его зверить, что я все устрою.

Упрвляющему зведения я рсскзл о богтстве членов "Эдем", ни слов не говоря об их фнтстической скредности, не уступющей их богтству. Упрвляющий, несколько остолбенев, рзослл им контрмрки, чтобы змнить к себе. Это было сделно по моему совету, поскольку я знл, что ни один эдемит не в силх устоять против бесплтного приглшения н спекткль, тем более что я исподволь рспустил слух, будто тм покжут фильмы только для мужчин.

Члены клубы прибыли в полном состве, и Крмп вырос просто н глзх. Он зявил:

- Теперь они мои. У меня есть ткой корейский выговор, что они просто лягут.

У него еще было ткое южное рстягивние глсных и ткой носовой кцент штт Мэн, что, не услышв, не поверишь.

Несколько первых минут члены "Эдем" сидели в кменном молчнии, и я дже испуглся, что юмор Крмп до них не доходит, но это они просто окменели от изумления, кк только чуть опрвились, нчли просто ржть.

Тряслись жирные пуз, спдли с носов пенсне, ветер поднимлся от бкенбрдов. Отвртительные звуки всех оттенков и дипзонов - от хихикющих фльцетов одних и до бсового блеяния других, оскорбляющие смо понятие "смех", оскорбляли его вовсю.

Крмп выступл в своей обычной мнере, и хозяин зведения, ощущя себя н верной дороге к неисчислимому богтству, в перерыве подбежл к Крмпу и произнес:

- Слушйте, дружище, зню, что вы лишь просили меня дть вм возможность покзть свое искусство и что вы нмного выше той грязи, что люди зовут деньгми, но тк больше продолжться не может. Считйте меня сумсшедшим, дружище, но вот вш чек. Вы это зрботли, кждый цент, тк что берите и ни в чем себе не откзывйте.

И тут, с щедростью истинного нтрепренер, ожидющего миллионные прибыли, он сунул Крмпу чек н двдцть пять доллров.

Это, кк я понимл, было нчлом. Крмп добился слвы и удовлетворения, стл кумиром звсегдтев ночного клуб, предметом обожния зрителей. Деньги лились н него потоком, но он, будучи блгодря своим обирвшим сирот предкм богт, кк не снилось Крезу, в деньгх не нуждлся и передвл их своему бизнес-менеджеру - мне, короче говоря. З год я стл миллионером, и вот чего стоит вш идиотскя теория, что мы с Аззелом приносим только несчстье.

Я срдонически взглянул н Джордж:

- Поскольку до миллионер вм не хвтет только нескольких миллионов доллров, я полгю, Джордж, вы собиретесь сейчс скзть мне, что это был всего лишь сон.

- Ничего подобного, - с достоинством ответил Джордж. - История бсолютно истинн, кк и любое произнесенное мною слово. Окончние же, обрисовнное мной сейчс, было бы бсолютно верным, кбы Алистер Тобго Крмп не был бы дурком.

- А он был?

- Несомненно. Судите сми. Обуянный гордыней из-з того чек в двдцть пять доллров, он вствил этот чек в рмку, принес в "Эдем" и всем покзывл. Что оствлось делть членм клуб? Он зрботл деньги. Он получил деньги з труд. Они обязны были его исключить. А исключение из клуб тк н него подействовло, что с ним случился сердечный приступ, окзвшийся роковым. Рзве это моя вин или вин Аззел?

- Но ведь если он вствил чек в рмку, знчит, денег он не получил?

Джордж величественным жестом мгистр поднял првую руку, левой в то же смое время перебрсывя счет з ужин в мою сторону.

- Здесь дело в принципе. Я вм говорил, что здемиты очень нбожны. Когд Адм изгнли из Эдем, Господь велел ему трудиться, чтобы жить. Мне кжется, дословно было скзно: "В поте лиц своего будешь есть хлеб свой". Отсюд следует и обртное: кждый, кто трудом зрбтывет себе н хлеб, должен быть изгнн из "Эдем". Логик есть логик.

КТО БЫСТРЕЕ СВОЙ ПУТЬ ПРОЙДЕТ

Кк рз тогд я только что вернулся из Вильямсбург в Кролине, и мое чувство облегчения от возможности вернуться к любимой пишущей мшинке и текстовому процессору смешивлось с остткми легкого возмущения от того, что, вообще пришлось туд ехть.

Джордж не рссмтривл тот фкт, что он только что прошелся кк звоевтель по меню шикрного ресторн з счет моих потом зрботнных денег, кк достточную причину для выржения мне сочувствия.

Выковыривя зстрявшее меж зубов волокно бифштекс, Джордж произнес:

- Н смом деле я не понимю, стрин, что вы нходите непрвильного в том, что оргнизция, во всех остльных отношениях вполне респектбельня, соглсн без видимого принуждения плтить вм несколько тысяч доллров з чсовое выступление. Мне случлось вс время от времени слушть, и я полгю, что вм горздо лучше было бы говорить совершенно бесплтно и не соглшться прекртить, пок вм не зплтят этих тысяч. Это нверняк был бы более верный способ выжимть деньги из удитории. Я отнюдь не хочу оскорблять вши чувств, буде у вс тковые вдруг обнружтся.

Я спросил:

- А где и когд вы, интересно, слышли мои выступления? В вши монологи мне никогд не удвлось вствить и двух десятков слов подряд. (Я, рзумеется, пострлся уложить это змечние в двдцть слов.) Джордж не обртил н это внимния, кк я и предполгл.

- Здесь кк рз вш душ и поворчивется весьм несимптичной стороной, - продолжл" он, - ибо в своей неуемной тяге к тому мусору, что зовется "деньги", вы тк легко и чсто подвергете себя неприятностям путешествия, которые вы, по вшим же словм, не выносите. Это немножко нпоминет мне историю Софокл Московитц, который ткже не выносил дже мысли о том, чтобы встть с кресл, кроме тех случев, когд видел возможность увеличить свой и без того пухлый бнковский счет. Он тоже выбрл для обознчения своей лени эвфемизм "нелюбовь к путешествиям". Чтобы его излечить, потребовлось обрщение к моему другу Аззелу.

- Вы только н меня не нпускйте это свое двухснтиметровое несчстье, -- встревожился я - встревожился тк првдоподобно, кк если бы я и в смом деле верил в это порождение больной фнтзии Джордж.

Он снов не обртил н меня внимния.

Это был один из первых случев (говорил Джордж), когд я обртился з помощью к Аззелу. Было это почти тридцть лет тому нзд. Я только-только нучился вызывть этого чертенк из его прострнств и еще не очень рзбирлся в его возможностях.

Он, конечно, ими хвстлся, но ккое живое существо, кроме меня, не переоценивет свои силы и возможности?

В те времен я был более чем знком с одной прекрсной юной дмой по имени Фифи, решившей з год до того, что лично Софокл Московитц не очень отличется от идельного обрз богтого муж, припсенного для нее судьбой.

Дже после их свдьбы мы сохрнили нши не фишируемые, хотя почему-то вполне добродетельные отношения. Несмотря н эту добродетельность, я всегд был рд ее видеть, и вы сможете это понять, если я вм скжу, что превзойти ее фигуру было просто невозможно. Ее присутствие вызывло у меня приятнейшие воспоминния о тех милых нескромностях, которые мы с ней когд-то прктиковли.

- Бобошк, - скзл я ей однжды, поскольку никк не мог отвыкнуть от ее сценического имени, днного ей публикой, с глубоким внимнием нблюдвшей з ее рздевнием, - Бобошк, ты прекрсно выглядишь. - Это я скзл без колебний, поскольку в те времен я тоже выглядел ничего себе.

- Че, првд? - скзл он с той неистребимой мнерой, что всегд нпоминет улицы Нью-Йорк с их медным великолепием. - А чувствую я себя хреновто.

Я сперв не мог этому поверить, потому что с тех пор кк он выросл, я полгю, кто бы ее ни чувствовл, не мог не чувствовть хорошо. Тем не менее я спросил:

- А в чем дело, дорогя моя пружинк?

- В Софокле, в этом жирном клопе.

- Бобошк, не мог же тебе ндоесть твой муж. Столь богтый человек просто не может быть утомительным.

- Много ты понимешь! Жулик! Помнишь, ты мне говорил, что он богт, кк тот мужик по фмилии Крез, про которого я не слыхл? Тк чего ж ты мне не скзл, что этот прень Крез должен был быть чемпионом скряг?

- Софокл - скряг?

- Фнтстический! Можешь поверить? Ккой смысл выходить з богч, если он скряг?

- Бобошк, но ты же нверняк могл бы выдоить из него немножко денег мнящими обещниями ночного элизиум.

Фифи нморщил лобик:

- Не понимю, что ты говоришь, но я тебя зню, тк что перестнь говорить гдости. А кроме того, я ему обещл, что он этого не получит ну, того, о чем ты говоришь, - если не рзвяжет кошелек, но он предпочитет обнимть свой бумжник, не меня, и это, если подумть, оскорбительно. Бедняжк слегк всхлипнул.

Я потрепл ее по ручке нстолько не по-бртски, нсколько позволяли обстоятельств.

Он взорвлсь:

- Когд я выходил з этого дубря, я себе думл: "Ну, Фифи, теперь, нконец, попдешь в Приж, и н Ривейру, и н Кнльские остров, и в Кпблнку, и всякое ткое". Х! Хрен тебе.

- Не говори мне только, что этот сукин сын не возил тебя в Приж.

- Он не ездит никуд. Он говорит, что ему и н Мнхэттене хорошо. Говорит, ему нигде не нрвится. Говорит, что не любит рстения, животных, деревья, трву, грязь, инострнцев и никких здний, кроме нью-йоркских. Я ему говорю: "А кк нсчет згрничных мгзинов?" - тк он говорит, ему они тоже не нрвятся.

- А если поехть без него, Бобошк?

- Это ты прв, это было бы веселее. Только с чем ехть? Этот хмырь держит крмны н змке, все кредитные крточки тм. Мне- приходится покупть у Мэйси. - Ее голос поднялся почти до визг: - Не для того я выходил змуж: з этого шут горохового, чтобы у Мэйси покупть!

Я окинул взглядом рзличные учстки этой дмы и пожлел, что мои финнсы не дют возможности позволить себе ткую роскошь. До змужеств он иногд допускл знятия искусством для искусств, но я чувствовл, что теперешнее положение блгородной змужней дмы зствит ее тверже соблюдть профессионльный кодекс в подобных вопросх. Вы должны понять, что в те дни я был в лучшей форме, чем дже сейчс, в зрелые годы жизни, но и тогд, кк сейчс, был незнком с презренным метллом мир сего.

Я спросил:

- А что, если я его уговорю полюбить путешествия?

- О Боже, если бы кто-нибудь смог!

- Допустим, я смогу. Могу я тогд рссчитывть н блгодрность?

Он н меня взглянул, вспоминя.

- Джордж, - скзл он, - в тот день, когд он мне скжет, что мы едем в Приж, мы с тобой едем в номер Осбюри-прк. Помнишь?

Помнил ли я этот прибрежный кемпинг в Нью-Джерси? Мог ли я збыть эту слдостную боль в мышцх потом? Д у меня во всем теле (почти) не проходило окменение еще и дв дня спустя.

Мы с Аззелом обсудили этот вопрос з пивом (мне - кружк, ему кпля). Он считл, что оно приятно стимулирует. Я осторожно скзл:

- Аззел, твоя мгическя сил - он годится н то, чтобы сделть что-нибудь для моего удовольствия?

Он н меня глянул с пьяной добротой:

- Д ты мне только скжи, чего ты хочешь. Скжи мне, чего ты хочешь. И я тебе покжу, првд ли у меня "руки пучком рстут". Всем покжу!

Когд-то он, поднбрвшись политуры, нстоянной н лимонных корочкх (по его словм, экстркт из лимонных корок рсширяет возможности рзум), признлся мне, что однжды получил ткое оскорбление в своем мире.

Я кпнул ему еще кпельку пив и небрежно скзл:

- Есть у меня один друг, который не любит путешествовть. Я думю, что для твоего искусств нет ничего трудного в том, чтобы изменить его неприязнь н горячую тягу к путешествиям.

Должен зметить, что удли в его голосе резко поубвилось.

- Я имел в виду, - скзл он своим писклявым голосом со стрнным кцентом, - что ты попросишь чего-нибудь рзумного - нпример, выпрямить эту уродливую кртину н стене чистым усилием воли.

Пок он говорил, кртин см по себе здвиглсь и перекосилсь н другую сторону.

- А зчем это ндо? - спросил я. Мне столько пришлось потртить сил, чтобы повесить мои кртины с првильными отклонениями от этой кзрменной прямолинейности. - Мне ндо, чтобы ты создл дромомнию у Софокл Московитц, ткую, которя зствит его путешествовть, и при необходимости - дже без жены.

Последнее я добвил, сообрзив, что присутствие Фифи в городе без Московитц создет дополнительные удобств.

- Это не просто, - скзл Аззел. - Укоренившяся нелюбовь к путешествиям может звисеть от кких-то пережитых в детстве событий. Для коррекции тких случев приходится использовть смые тонкие методы мозговой инженерии. Я не говорю, что это невозможно, поскольку грубый рзум твоей рсы не тк-то легко повредить, но ндо, чтобы этого человек мне покзли. Я должен идентифицировть его рзум и изучить.

Это было просто. Я попросил Фифи приглсить меня н обед и предствить кк одноклссник по колледжу. (Несколько лет нзд он провел ккое-то время в кмпусе одного колледж, но вряд ли ходил н знятия - он очень тяготел именно к внеклссной рботе.)

Аззел я принес с собой в крмне пиджк, и мне было слышно, кк он тм бормочет себе под нос что-то мтемтическое. Я предположил, что он нлизирует рзум Софокл Московитц, и если тк, то по моей блестящей догдке, для проверки которой хвтило недлинного рзговор, не тк уж тм много было рзум, чтобы тк долго нлизировть.

Дом я его спросил:

- Ну и кк?

Он небрежно мхнул крохотной ручкой и скзл:

- Это я могу. У тебя здесь есть под рукой мультифзный ментодинмический синптометр?

- Не под рукой, - ответил я. - Свой я вчер одолжил приятелю для поездки в Австрлию.

- Ну и глупо сделл, - буркнул Аззел. - Теперь мне придется все считть по тблицм.

Он тк и продолжл злиться, дже когд зкончил рботу.

- Было почти невозможно, - проворчл он. - Только тому, кто, кк я, облдет непревзойденной мгической силой, это было по плечу, и то мне пришлось зкреплять его отрегулировнный рзум здоровенными шипми.

Я понял, что он говорит в переносном смысле, и тк и скзл. Н что Аззел ответил:

- Нет, это тк и есть. Никто никогд не сможет ничего в этом рзуме изменить. У него появится ткя жжд стрнствий, что он для ее утоления готов будет перевернуть вселенную. Теперь они увидят, эти...

Он рзрзился длинной тирдой, состоящей из кких-то слов его родного язык. Я, конечно, не понял, что он говорил, но, судя по тому, что в соседней комнте в холодильнике рстяли кубики льд, это были не комплименты. Подозревю, что это были некоторые зявления в дрес тех, кто упрекл его в нестндртном рсположении рук.

Не прошло и трех дней, кк мне позвонил Фифи. По телефону он не производит особенного впечтления по причинм, вполне очевидным для всякого, хотя, возможно, не для вс с вшей врожденной способностью не понимть вообще никких тонкостей. Видите ли, некоторя резкость ее голос стновится зметнее, когд не видно урвновешивющих эту резкость мягких мест.

- Джордж, - визгливо зкудхтл Фифи, - ты волшебник. Я не зню, что ты тм придумл з обедом, но это помогло. Софокл берет меня с собой в Приж. Это его идея, и он стршно згорелся. Здорово, првд?

- Более чем здорово, - отозвлся я с неподдельным энтузизмом. - Это потрясюще. Теперь мы можем выполнить то мленькое обещние, которое дли друг другу. Поедем в Осбюри-прк и устроим землетрясение.

Женщинм, кк можно иногд зметить, недостет понимния, что уговор дело святое. Они в этом очень отличются от мужчин. У них нет ни понятия о необходимости держть слово, ни чувств чести.

Он скзл:

- Джордж, мы уезжем звтр, и у меня просто нет времени. Я тебе позвоню, когд вернусь.

И он повесил трубку. У нее было двдцть четыре чс, мне с зпсом хвтило бы половины, но увы.

И он в смом деле позвонил мне, когд вернулсь, но это было через полгод.

Он позвонил, но я не узнл голос. В нем было что-то постревшее, что-то устлое.

- С кем я говорю? - спросил я с моим обычным достоинством.

Он устло нзвлсь:

- Говорит Фифи Лверния Московитц.

- Бобошк! - звопил я. - Ты вернулсь! Это чудесно! Бросй все и езжй прямо...

- Джордж, - отозвлсь он, - перестнь. Если это твое волшебство, то ты смый мерзкий болтун, и я с тобой ни в ккой Осбюри-прк не поеду, хоть ты об стенку головой бейся.

Я удивился:

- Рзве Софокл не взял тебя в Приж?

- Взял, взял. Ты меня спроси, что я тм купил. Я спросил:

- Тк кк тебе прижские мгзины?

- Это смешно! Я дже нчть не успел. Софокл не остнвливлся!

Устлость исчезл из ее голос под нпором эмоций, и он сорвлсь н визг:

- Мы приехли в Приж и срзу пошли по городу. Он что-нибудь покзывл и тут же бежл дльше. "Вот это - Эйфелев бшня, - тыкл он пльцем в нпрвлении ккого-то глупого нгромождения стли. - А это - Нотр Дм". Он дже не знл, о чем говорит. Однжды меня дв футболист протщили в Нотр Дм, и это ни в кком не в Приже. Это в Сутбенде, в Индине, Но кому ккое дело? Мы поехли дльше, во Фрнкфурт, Берн и Вену, которую эти глупые инострнцы зовут Вин. И еще - есть ткое место, которое нзывется "Трест"?

- Есть, - скзл я. - Триест.

- И тм мы тоже были. И никогд не остнвливлись в отелях, только н кких-то фермх. Софокл говорил, что именно тк и ндо путешествовть. Что он хочет видеть людей и природу. Д кому это ндо - видеть людей и природу? Лучше бы мы увидели хотя бы душ. И водопровод. Тут просто нчинешь пхнуть. И в волосх звелись - нсекомые. Я вот сейчс уже пятый рз моюсь под душем, и все никк не отмоюсь.

- Вымойся еще пять рз у меня, - внес я смое рзумное предложение, и устроим здесь Осбюри-прк.

Он, похоже, не слышл. Збвно, нсколько может женщин не слышть смых простых доводов. Он скзл:

- Н следующей неделе он нчинет снов. Он скзл, что хочет пересечь Тихий окен и поехть в Гонконг. И едет н тнкере. Это, говорит, лучший способ увидеть окен. Я ему скзл: "Слушй, ты, псих ползучий, если ты думешь взять меня с собой н этом плвучем ктфлке в Китй, то плыви, дикий гусь, один".

- Кк поэтично, - зметил я.

- И ты знешь, что он скзл? Он скзл: "Отлично, моя миля. Поеду без тебя". А дльше вообще был ккой-то бред. Он зявил: "От зоблчных Трон высот до мрчных Геенны глубин тот быстрее свой путь пройдет, кто идет по нему один". Что это знчит? Где это - Гиен? И кк туд попл трон? Он что, думет, что он - королев Англии?

- Это из Киплинг, - скзл я.

- Не сходи с ум. Причем тут Киплинг? Я тм не был, он тем более. Я ему скзл, что подм н рзвод и оберу его до нитки. А он и говорит: "Делй кк хочешь, недорзвитя, но основний у тебя нет, и ты ничего не получишь. А мне вжнее всего дорог". Кк тебе понрвится? Особенно вот это - "недорзвитя". Все еще зигрывет, прзит.

Видите ли, стрин, это был одн из первых рбот, что Аззел для меня делл, и он еще не нучился кк следует упрвлять своими действиями. А к тому же я его просил, чтобы Софокл иногд путешествовл без жены. Тем не менее у этой ситуции были свои преимуществ, которые я предвидел с смого нчл.

- Бобошк, - скзл я, - двй поговорим нсчет твоего рзвод между Осбюри...

- А что до тебя, рздолбй несчстный, тк что ты тм нпустил, ккую мгию, мне плевть, только держись от меня подльше, то я скжу одному прню, который из тебя котлет нделет, стоит мне попросить, и ты от него дже в Киплинге не скроешься, понял?

Стрстня женщин был Бобошк, хотя ее стрсть проявилсь не тк, кк мне хотелось бы.

Я позвл Аззел, но он, кк ни стрлся, ничего поделть с тем, что уже было сделно, не смог. А попробовть сделть что-нибудь с Бобошкой, чтобы он более рзумно н все это смотрел, он просто откзлся. Это, он скзл, никому не под силу. Я не зню почему.

Он, првд, помог мне проследить з Софоклом, Мния этого человек росл. Он преодолел н рукх Пнмский перешеек. Поднялся вверх по Нилу до озер Виктория н водных лыжх. Пересек Антрктиду в экипже н воздушной подушке.

Когд президент Кеннеди объявил в шестьдесят первом году, что мы достигнем Луны еще до конц десятилетия, Аззел скзл:

- Моя рбот действует.

Я спросил:

- Ты считешь, что то, что ты проделл с его мозгом, дло ему возможность повлиять н решение президент и н космическую прогрмму?

- Неосозннно, - ответил Аззел. - Я ведь тебе говорил, что изменения были достточно сильны, чтоб потрясти Вселенную.

И в конце концов, стрин, он попл н Луну. Помните "Аполлон-13", который предположительно потерпел врию в космосе, и экипж еле-еле добрлся до Земли?

Н смом деле н нем удрл Софокл и прихвтил чсть корбля н Луну, предоствив нстоящему экипжу добирться до Земли н оствшемся кк сумеют.

С тех пор он н Луне, бродит по ее поверхности. У него тм нет ни воздух, ни воды, ни еды, но нцеленность н путешествие, которую он получил, кк-то это компенсирует. Может быть, сейчс где-то кем-то ведется рбот, которя дст ему возможность рвнуть н Мрс или дльше.

Джордж с грустью покчл головой:

- Это нсмешк. Просто нсмешк судьбы.

- Ккя нсмешк? - спросил я.

- А вы не понимете? Бедняг Софокл Московитц! Он ведь просто новый и улучшенный вринт Вечного Жид, вся ирония судьбы в том, что он дже не првоверный еврей.

Джордж поднял левую руку утереть глз, првой потянулся з слфеткой. При этом он кк-то случйно прихвтил десятидоллровую бумжку которую я положил н крй стол кк чевые для официнт. Слфеткой он протер глз, бумжк - что с ней случилось, я не углядел. Джордж вышел, всхлипывя, стол был пуст.

Я вздохнул и достл другую бумжку в десять доллров.

ГЛАЗ НАБЛЮДАТЕЛЯ

Мы с Джорджем сидели н бульврной скмейке; глядя н широкий пляж и сверкющее вдли море. Я предвлся невинному удовольствию рзглядывния молодых дм в бикини и прздным мыслям о том, чем тким могл бы вознгрдить их жизнь, что было бы хоть вполовину достойно той крсоты, которую они ей придют.

Зня Джордж уже не первый день, я не без основний подозревл, что его мысли не огрничивлись столь блгородными этическими рссмотрениями. Я был уверен, что они относятся к горздо более утилитрным спектм существовния юных дм.

Поэтому я с удивлением отрегировл н первые произнесенные им слов:

- Смотрите, стрин, мы здесь сидим и упивемся божественными крсотми природы, принявшими всех прекрсных юных жен, - хорошя, кстти, получилсь фрз, - в то же время истиння крсот не очевидн, д и не может ею быть. Истиння крсот нстолько дргоценн, что должн быть скрыт от глз ординрного нблюдтеля. Вм это не приходило н ум?

- Нет, - ответил я. - Я никогд тк не думл, теперь, когд вы это скзли, тем более не думю. Более того, я считю, что и вы тк не думете.

Джордж вздохнул:

- Рзговор с вми, милый друг, нпоминет плвние в птоке - млый результт ценой больших усилий. Я видел, кк вы смотрели н эту высокую богиню, чьи дв клочк текстиля только подчеркивли смысл тех нескольких квдртных дюймов, кои им положено скрывть. Но ведь вы не можете не понимть, что он выствляет лишь сугубо внешние трибуты крсоты.

- Я никогд не просил от жизни многого, - скзл я. - Сугубо внешние трибуты ткого род меня вполне устривют.

- Но вы подумйте, нсколько крсивее был бы любя молодя женщин, дже для глз человек некомпетентного, кк вы, облдй он вечными достоинствми доброты, любви к ближнему, жизнердостности, неунывющего оптимизм - короче, всеми добродетелями, укршющими женщину, подобно золоту и мирре.

- А я думю, Джордж, что вы пьяны. Что, рди всего святого, можете вы знть об этих или вообще о кких бы то ни было добродетелях?

- Я их зню досконльно, - внушительно ответил Джордж, - ибо совершенствуюсь в них усердно и во многом преуспел.

- Нверняк, - соглсился я, - только в своей комнте и в полной темноте.

Игнорируя вше грубое змечние (продолжл Джордж), я тем не менее считю долгом объяснить, что, если бы дже я лично не имел тких добродетелей, я бы узнл о них из-з знкомств с молодой женщиной по отмени Мелиснд Отт, урожденной Мелисндой Ренн, которя своему любящему мужу был известн кк Мэгги. Я ее тоже знл под этим именем, потому что он был дочерью моего друг, ныне, увы, покойного, и всегд нзывл меня "дядя Джордж".

Должен сознться, что во мне, кк и в вс, есть некоторое пристрстие к тому, что вы нзвли "сугубо внешними трибутми"... Я зню, что я первый скзл эти слов, но мы ни к чему не придем, если вы будете постоянно перебивть меня из-з кждой мелочи.

В силу этой моей мленькой слбости я должен ткже признть, что, когд он, увидв меня, брослсь мне н шею с рдостным визгом, испытывемое мною удовольствие от ткого события было бы несколько больше, если бы он был сложен более пропорционльно. Он был очень худ, и выступющие кости пребольно кололись. Большой нос, слбо вырженный подбородок, волосы жидкие и прямые, мышиного цвет, глз - ккие-то неопределенно серо-зеленые. Со своими широкими скулми он больше всего нпоминл шимпнзе, который только что нпихл з щеки приличный зпс орехов. Короче, он не приндлежл к тем молодым женщинм, от одного появления которых молодые люди нчинют учщенно дышть и стрются пододвинуться поближе.

Но у нее было, доброе сердце. Он легко, с улыбкой, переносил, когд ккой-нибудь впервые предствленный ей без предупреждения молодой человек отштывлся и бледнел. С той же грустной улыбкой он перебывл подружкой н свдьбе у всех своих подруг. Многим детям он был крестной, еще большему числу - нянькой, уж в искусстве кормить из бутылочки он могл бы зткнуть з пояс любую профессионльную сестру.

Он носил суп достойным беднякм и недостойным тоже, хотя многие говорили, что недостойные достойны этого горздо больше. Он выполнял рзные рботы в местной церкви - з себя и з своих подруг, которые предпочитли смозбвенной службе греховные рзвлечения в виде кинотетров. Он вел уроки в воскресной школе, и дети очень эти уроки любили из-з тех збвных гримс, которые он им строил (тк они думли). Чсто он нствлял их в изучении девяти зповедей (т, в которой говорилось о прелюбодействе, пропусклсь, тк кк опыт покзл, что он вызывет неудобные вопросы). Еще он служил добровольцем в местной публичной библиотеке.

Естественно, он потерял всякую ндежду выйти змуж еще в четыре год. Когд ей исполнилось десять, дже случйные встречи с предствителем противоположного пол воспринимлись кк несбыточня мечт.

Он много рз мне говорил:

- Не думйте, что я несчстн, дядя Джордж. Пусть мир мужчин для меня зкрыт - з исключением вшей дорогой особы и пмяти о бедном бтюшке - но нмного больше счстья в том, чтобы творить добро.

Он посещл зключенных в окружной тюрьме, дбы побудить их к рскянию и обртить к добру. Только двое из всех зключенных окзлись нстолько глупы, что потребовли в дни ее посещений перевод в одиночку.

Но однжды он познкомилсь с Октвиусом Оттом, новоприбывшим молодым, но уже знимвшим ответственный пост инженером местной электрической компнии. Это был змечтельный молодой человек основтельный, предприимчивый, осмотрительный, смелый, честный и достойный, но при смом большом желнии его нельзя было нзвть крсивым.

Под выпдющими - точнее, выпвшими - волосми был рсположен бульбообрзный лоб, под ним - бесформенный нос, тонкие губы, по бокм головы - неимоверно оттопыренные уши, н тощей шее - выступющий кдык, никогд не пребыввший в покое. То, что еще оствлось от волос, было ржвого цвет, н рукх и лице беспорядочно толпились веснушки. Я присутствовл при первой случйной встрече Октвиус и Мэгги н улице. Об они не ожидли ничего подобного, и об регировли кк пр норовистых лошдей, перед которыми вдруг выскочил дюжин клоунов в дюжине приков и дунул в дюжину свистков. Н секунду мне покзлось, что Мэгги и Октвиус сейчс рзвернутся и удерут.

Но эт секунд прошл, и кждый из них успешно подвил приступ пнического ужс. Мэгги только прижл руку к сердцу, кк будто боясь, что сейчс оно выпрыгнет из грудной клетки в поискх более безопсного убежищ, он потер лоб рукой, словно отгоняя кошмрное воспоминние. Я уже был несколько дней знком с Октвиусом и предствил их друг другу. Кждый нерешительно протянул руку, кк будто боясь подкрепить ощущением зрительный обрз.

Позже в тот же вечер Мэгги после долгого молчния скзл мне:

- Ккой стрнный вид у этого молодого человек - мистер Отт.

Я ответил с той свойственной мне свежестью метфоры, что всегд тк восхищет моих друзей:

- Не следует, дорогя, судить о книге по обложке.

- Но ведь обложк тоже существует, дядя Джордж, - серьезно возрзил он, - и с этим приходится считться. Позволю себе скзть, что обычня молодя женщин, легкомыслення и не слишком чувствительня, не стл бы общться с мистером Оттом. Поэтому было бы добрым делом покзть ему, что не все молодые женщины столь поверхностны, но по крйней мере одн из них не отвернется от человек н том только основнии, что он похож н... н... - он здумлсь, но тк кк не могл вспомнить ничего похожего из животного црств, зкончил: - ... н то, н что он похож. Мне следует проявить к нему внимние.

Мне неизвестно, был ли у Октвиус конфидент, которому он мог бы сделть подобное зявление. Скорее всего нет, потому что очень мло кто из нс, если вообще кто-нибудь, имеет счстье числить среди своих близких дядю Джордж. Тем не менее, учитывя последующие события, я уверен, что ему пришли в голову те же мысли - конечно, с соответствующей зменой действующих лиц.

Тк или инче, кждый из них пострлся отнестись к другому с теплотой и добротой, снчл осторожно и робко, потом увлеченно и, нконец стрстно. Редкие встречи в библиотеке перешли в походы в зоопрк, потом в кино по вечерм, зтем н тнцы, которые вскоре сменились - извините мой язык - свидниями.

Люди уже нчинли, видя одного из них, тут же искть взглядом другого, поскольку привыкли к тому, что эт пр нерзлучн. Чсть соседей ктивно жловлсь, что двойня доз Октвиус и Мэгги - это больше, чем можно требовть от выносливости обычного человеческого глз, и среднемесячные рсходы н солнечные очки резко возросли.

Не скжу, чтобы я совсем не сочувствовл этим крйним взглядм, но были и другие - более терпимые, может быть, и более рзумные, которые утверждли, что по ккому-то стрнному стечению обстоятельств специфические черты кждого из них противоположны друг другу и взимно компенсируются, тк что их легче выносить, когд они вместе. По крйней мере тк считлось.

Нконец нступил день, когд Мэгги вбежл ко мне домой и зявил:

- Дядя Джордж, Октвиус - смысл и свет моей жизни. Он сильный, стойкий, строгий, серьезный и стбильный. Он прекрсен.

- Внутренне - д, моя миля. В этом я уверен. Что же ксется его внешности, то он...

- Превосходен, - скзл Мэгги сильно, стойко, строго, серьезно и стбильно. - Дядя Джордж, он испытывет ко мне те же чувств, что и я к нему, и мы решили пожениться.

- Вы с Оттом? - спросил я слбеющим голосом. Перед моим мысленным взором невольно мелькнул обрз возможных последствий ткого брк, и мой голос предтельски пресекся.

- Д, - ответил он. - Он мне говорит, что я - солнце его жизни и лун его рдости. А еще он добвил, что я - все звезды его счстья. Он очень поэтичен, дядя Джордж.

- Д, похоже, - скзл я, пытясь не выдть голосом сомнения. - И когд вы плнируете свдьбу?

- Кк можно скорее, - зявил Мэгги.

Мне оствлось только скрипнуть зубми. Прошло оглшение, были выполнены все формльности, и, нконец, состоялсь свдьб, н которой я был посженым отцом невесты. Явилсь вся округ, которя до конц в это не верил. Дже священнику иногд не удвлось скрыть удивление. Нельзя скзть, что хоть кто-нибудь приветствовл молодую чету счстливым взглядом. Во все время церемонии публик с интересом изучл собственные ботинки. Все, кроме священник. Его твердый взгляд не отрывлся от потолк.

Вскоре после этого я должен был переехть в другую чсть город и потерял конткт с Мэгги. Но где-то, лет через одинндцть я вернулся в связи с инвестициями в рботу некоего моего друг по изучению скковых лошдей. Я выкроил возможность нвестить Мэгги, которя облдл, кроме прекрсно спрятнной крсоты, тлнтми великолепной поврихи. Я угдл к ленчу. Октвиус уже ушел н рботу, но я, кк человек льтруистичный, доел з него его порцию.

Однко я не мог не зметить, что н лице у Мэгги лежл ккя-то тень печли. Когд мы уже пили кофе, я спросил:

- Мэгги, что-нибудь не тк? Вш брк не окзлся счстливым?

- Ну, что вы, дядя Джордж, - энергично возрзил он, - нш брк зключен н небесх. Хотя мы и бездетны, мы тк зняты друг другом, что почти и не чувствуем этого лишения. Мы просто купемся в вечной любви, и больше нм просить у жизни нечего.

- Понимю, - скзл я, с трудом удержвшись от комментриев. - Но почему тогд у тебя н лице ккя-то грустня тень?

Он зколеблсь, но потом ее прорвло:

- Вы ткой чуткий, дядя Джордж, от вс ничего не скроешь. Д, есть одн вещь, которя подсыпет песок в колес счстья.

- И это?

- И это - моя внешность.

- Твоя внешность? А что тебя не устривет... Окончние фрзы я проглотил, не будучи в силх его подобрть.

- Я некрсив, - скзл Мэгги тким тоном, кким сообщют очень глубокую тйну.

- А! - скзл я.

- А я хотел бы быть крсивой - рди Октвиус. Я хочу быть симптичной только для него.

- А он когд-нибудь делл змечния нсчет твоей внешности? осторожно спросил я.

- Октвиус? Конечно, нет. Он гордо стрдет молч.

- Откуд же ты тогд знешь, что он стрдет?

- Тк мне подскзывет женскя интуиция.

- Но, Мэгги, ведь Октвиус и см - ну, не очень крсив.

- Кк вы можете? - возмутилсь Мэгги. - Октвиус прекрсен!

- А он, нверное, думет, что ты прекрсн.

- Ну, что вы, - скзл Мэгги. - Кк он мог бы ткое предположить?

- Лдно. Он интересуется другими женщинми?

- Дядя Джордж! - Мэгги был шокировн. - Что з низкя мысль! Вы меня удивляете. Октвиус ни н кого, кроме меня, не смотрит.

- Тк ккя тогд рзниц, крсив ты или нет?

- Но ведь для него же. Дядя Джордж, я хочу быть крсивой для него.

И вдруг, уткнувшись мне в плечо смым неожиднным и неприятным обрзом, он стл поливть слезми мой пиджк. Когд он зкончил, его можно было выжимть.

Я тогд уже был знком с Аззелом - демоном ростом в дв снтиметр. Может быть, я вм о нем случйно... Послушйте, вот ткое демонстртивное бормотние: "Тошнит уже" - это просто неприлично. Те, кто пишет тк, кк вы, вообще не должны бы упоминть ничего, что связно с тошнотой читтеля или слуштеля.

Лдно, кк бы тм ни было, я вызвл Аззел.

Аззел явился спящим. У него н крохотной головке был ндет сумк из ккого-то зеленого мтерил, и только сопрнный писк откуд-то из нее укзывл н то, что он жив. И еще жилистый хвост время от времени выпрямлялся и дрожл с легким жужжнием.

Я несколько минут подождл, когд он не проснулся, я ккуртно снял пинцетом сумку у него с головы. Он медленно открыл глз и посмотрел н меня. Он скзл:

- Я снчл подумл, что это просто кошмр. А окзывется, еще противнее.

Игнорируя эти детские обиды, я перешел к делу:

- Есть рбот, которую я хочу, чтобы ты для меня сделл.

- Естественно, - скзл Аззел. - Ты же не предполгешь, что я ожидю, что ты предложишь, что ты сделешь для меня рботу.

- Я бы сделл немедленно, - скзл я прочувствовнным голосом, - если бы ншлсь ткя рбот, которую человек с моими млыми возможностями мог бы сделть для столь могущественного существ.

- Что верно, то верно, - буркнул Аззел, смягчясь.

Омерзительно видеть, хотел бы добвить я, кк любой рзум доступен лести. Вот, нпример, я видел, кк вы сходите с ум от животной рдости, когд у вс просят втогрф. Но вернемся к моему рсскзу.

- В чем дело? - спросил Аззел.

- Я хотел бы сделть женщину крсивой.

Аззел пожл плечми:

- Я не уверен, что это у меня получится. Стндрты крсоты вшего примитивного и водянисто-рзбухшего вид довольно отвртительны.

- Уж ккие есть. Я тебе рсскжу, что делть.

- Ты мне рсскжешь?! - звопил он, дрож от ярости. - Ты рсскжешь мне, кк стимулировть и преобрзовывть волосяные луковицы, кк укреплять мышцы, кк нрщивть и рсссывть кости? И все это ты будешь рсскзывть мне?

- Отнюдь, - смиренно ответил я. - Детльное упрвление мехнизмми, которыми будет выполнено это действие, может быть осуществлено лишь существом с твоими сверхъестественными способностями. Я лишь прошу позволения описть те сугубо внешние эффекты, которых ндлежит достигнуть.

Аззел снов смягчился, и мы стли говорить о деле.

- Не збудь, - попросил я, - чтобы эффект проявился постепенно - дней этк з шестьдесят. Слишком быстря перемен может вызвть пересуды.

- Не хочешь ли ты скзть, - спросил Аззел, - что мне придется провести шестьдесят дней з ндзором, регулировкой и коррекцией? По-твоему, мое время ничего не стоит?

- Но ведь ты сможешь описть эту рботу в биологических журнлх твоего мир. Для выполнения ткой рботы мло у кого из твоих соплеменников хвтило бы умения или терпения.

Аззел здумчиво кивнул:

- З дешевой популярностью - я, рзумеется, не гонюсь, - скзл он, но я думю, что должен подть пример меньшей бртии ншего мир. - Он вздохнул, хотя вздох получился больше похож н тонкий свист. - Хлопотня и нудня рбот, но это мой долг.

А у меня был свой долг. Я считл необходимым оствться поблизости в течение всего времени изменения. Мой игрвший н скчкх приятель дл мне приют в обмен н мои советы и экспертизу прошедших зездов и блгодря этому проигрл очень мло.

Кждый день я под тем или иным предлогом встречлся с Мэгги и змечл все более и более явные перемены. Волосы стли пушистее и легли волной, обещя звиться в золотые кудри.

Постепенно стл выступть подбородок, скулы стновились тоньше и выше. Цвет глз сместился к синему и с кждым днем стновился все сочнее и сочнее, почти переходя в филковый, У век появился тонкий восточный рзрез. Уши стли обретть изящную форму, и н них появились мочки. Фигур мло-помлу округлялсь, тлия стновилсь тоньше. Знкомые были оздчены. Я см слышл, кк ее спршивли:

- Мэгги, что ты с собой сделл? У тебя чудесные волосы, и ты вообще стл н десять лет моложе.

- Я ничего с собой не делл, - отвечл Мэгги. Он был оздчен, кк и все остльные - кроме меня, рзумеется.

Меня он спршивл:

- Дядя Джордж, вы не нходите, что я изменилсь?

- Ты прекрсно выглядишь, Мэгги, - отвечл я, - но для меня ты всегд прекрсно выглядел.

- Может быть, - говорил Мэгги, - но для себя я никогд до последнего времени не выглядел хорошо. И я этого не понимю. Вчер н меня уствился ккой-то нглый молодой человек. Рньше они всегд стрлись проскочить мимо и прятли глз, этот - подмигнул. Меня это тк порзило, дядя Джордж, что я дже ему улыбнулсь.

Две-три недели спустя я встретил около ресторн ее муж Октвиус. Я стоял и изучл выствленное в окне меню. Поскольку он собирлся зйти внутрь и зкзть обед, у него не зняло много времени приглсить меня к нему присоединиться, у меня зняло еще меньше времени это приглшение принять.

- У вс не слишком счстливый вид, Октвиус, - скзл я.

- Я действительно не слишком счстлив, - ответил он. - Я не зню, что случилось с Мэгги в последнее время. Он тк рссеянн, что почти меня не змечет. Он всегд хочет быть н людях. А вот вчер...

- Вчер? - переспросил я, - Что вчер?

- Вчер он попросил нзывть ее Мелисндой. Я же не могу нзывть Мэгги тким смешным именем - Мелиснд.

- А почему? Это имя ей дли при крещении.

- Но ведь он - моя Мэгги. А Мелиснд - это кто-то другой.

- Д, он слегк переменилсь, - зметил я. -Вы не зметили, что он стл горздо крсивей?

- Д, - скзл Октвиус. Кк будто зубми лязгнул.

- Ведь это хорошо?

- Нет! - отрубил он еще резче. - Мне нужн моя простя Мэгги с ее смешным личиком. А эт новя Мелиснд все время возится со своими волосми, мжется тенями то ткими, то эткими, меряет ккие-то плтья и лифчики, со мной почти и не говорит.

До конц обед он не скзл больше ни слов.

Я подумл, что мне стоит увидеться с Мэгги и поговорить с ней кк следует.

- Мэгги, - скзл я.

- Мелиснд, если вм не трудно, - попрвил он меня.

- Мелиснд, - повторил я, - похоже, что Октвиус несчстлив.

- И я тоже, - ответил он довольно едко. - Октвиус стновится тким нудным. Он не хочет выходить из дому. Не хочет рзвлекться. Ему не нрвятся мои новые вещи, моя косметик. Что он, в конце концов, из себя строит?

- Ты см его считл королем среди мужчин.

- Ну и дур был. Он просто мленький уродец, н которого смотреть противно.

- Ты же хотел стть крсивой только для него.

- Что вы имеете в виду - "стть крсивой"? Я и тк крсивя. И всегд был крсивя. Мне просто ндо было сменить прическу и нучиться првильно нклдывть косметику. И я не дм Октвиусу стть мне поперек дороги.

Тк он и сделл. Через полгод они с Октвиусом рзвелись, еще через полгод Мэгги - теперь Мелиснд - вышл змуж з порзительно внешне крсивого человек с мерзким хрктером. Однжды я с ним обедл, и он тк долго мялся, принимя счет, - я дже испуглся, что мне придется принять его смому.

Октвиус я увидел примерно через год после их рзвод. Он по-прежнему был нежент, поскольку вид у него был все тот же, и по-прежнему от его присутствия молоко скисло. Мы сидели у него дом, где всюду были рзвешены фото Мэгги, прежней Мэгги, одно другого уродливей.

- Вы все еще тоскуете по ней, Октвиус, - скзл я.

- Ужсно, - ответил он. - Могу только ндеяться, что он счстлив.

- Нсколько я зню, это не тк. Он могл бы к вм вернуться.

Октвиус грустно покчл головой:

- Мэгги уже никогд ко мне не вернется. Может быть, ко мне хотел бы вернуться женщин по имени Мелиснд, но я бы ее не принял. Он не Мэгги моей любимой Мэгги нет.

- Мелиснд, - зметил я, - крсивей, чем Мэгги.

Он посмотрел н меня долгим взглядом.

- А в чьих глзх? - спросил он. И см ответил: - Только не в моих.

Больше я никого из них не видел.

Минуту мы сидели в молчнии, потом я скзл: - Зхвтывющя история, Джордж. Вы меня тронули.

Более неудчный выбор слов в этой ситуции трудно было вообрзить. Джордж скзл:

- Это мне нпомнило об одной вещи, стрин, - не мог бы я одолжить у вс пять доллров этк н недельку? Мксимум десять дней.

Я достл бумжку в пять доллров, поколеблся и скзл:

- Джордж, вш история того стоит. Возьмите нсовсем. Это вши деньги (в конце концов, любя ссуд Джорджу оборчивется подрком де-фкто).

Джордж принял бнкнот без комментриев и вложил его в изрядно потрепнный бумжник. (Он, нверное, был потрепн, еще когд Джордж его купил, потому что с тех пор не использовлся.) А Джордж скзл:

- Возврщясь к теме: могу я одолжить у вс пять доллров н недельку? Мксимум десять дней. Я опешил:

- Но ведь у вс есть пять доллров!

- Это мои деньги, - скзл Джордж, - и вм до них дел нет. Когд вы у меня знимете, рзве я комментирую состояние вших финнсов?

- Д я же никогд...

Я осекся, вздохнул и дл Джорджу еще пять доллров.

ЕСТЬ МНОГОЕ НА НЕБЕ И ЗЕМЛЕ...

Во время обед Джордж был непривычно тих. Он дже не стл меня остнвливть, когд я решился просветить его, рсскзв несколько из многочисленных придумнных мной з последние дни острот. Он лишь слегк фыркнул н лучшую из них.

З десертом (горячий пирог с черникой) он тяжело вздыхл из смой глубины своего чрев, обдвя меня не слишком приятным нпоминнием о съеденных з обедом омрх.

- В чем дело, Джордж? - спросил я нконец. - Вы чем-то озбочены.

- Меня иногд збвляет, - ответил Джордж, - вш вот ткя спонтння чуткость. Обычно вы слишком глубоко уходите в свои пистельские мыслишки, чтобы змечть стрдния других.

- Но уж если мне удлось ткое зметить, - нстивл я, - то пусть те усилия, которых это мне стоило, не пропдут зря.

- Я просто вспомнил своего строго приятеля. Бедняг. Виссрион Джонсон его звли. Полгю, вы о нем ничего не слышли.

- И в смом деле не слышл, - скзл я.

- Увы, тков слв мирскя, хотя, я думю, нельзя пенять человеку з то, что его не знет личность с вшим огрниченным кругозором. Виссрион же был великим экономистом.

- Это вы нрочно, - скзл я, - Дже вы не позволите себе ткой нерзборчивости в знкомствх.

- Нерзборчивости? Виссрион Джонсон был весьм почтенным и обрзовнным человеком.

- Нисколько в этом не сомневюсь. Я имею в виду всю профессию в целом кк тковую. Мне рсскзывли некдот, кк президент Рейгн, рботя нд федерльным бюджетом, встретился с мтемтическими трудностями и обртился к физику: "Сколько будет двжды дв?" Физик немедленно ответил: "Четыре, мистер президент". Рейгн немножко посчитл н пльцх, сбился и спросил у сттистик: "Сколько будет двжды дв?" Сттистик подумл и дл следующий ответ: "Мистер президент, последние опросы среди учеников четвертых клссов дют выборку ответов со средним знчением, рзумно близким к четырем". Но поскольку дело кслось бюджет, президент решил проконсультировться у специлистов смого высокого клсс. И поэтому он обртился к экономисту: "Сколько будет двжды дв?" Экономист сдвинул темные очки н нос, быстро глянул по сторонм и спросил: "А сколько вм нужно, мистер президент?"

Если Джордж и позбвил эт история, то он не покзл этого ни словом, ни жестом. Вместо этого он скзл:

- Вы, мой друг, ничего не понимете в экономике.

- Экономисты тоже, Джордж, - скзл я.

- Двйте я вм рсскжу историю моего друг, экономист Виссрион Джонсон. Это случилось несколько лет нзд.

Виссрион Джонсон, кк я вм уже скзл, был экономистом, достигшим почти что вершин своей профессии. Он кончл Мссчусетокий технологический институт и нучился тм писть зубодробительные урвнения недрогнувшим мелом.

Получив обрзовние, он срзу вступил н стезю прктической рботы и блгодря тем фондм, которые были ему предоствлены многочисленными клиентми, глубоко изучил вжность случйных колебний в процессе дневных изменений н рынке ценных бумг. Его искусство поднялось тк высоко, что последующие его клиенты почти ничего не проигрывли.

Иногд он нбирлся смелости предскзывть, что н следующий день кции поднимутся или упдут в звисимости от того, будет ли обстновк блгоприятной или неблгоприятной, и кждый рз ткое предскзние попдло в точку.

Рзумеется, в результте подобных триумфов он прослвился кк Шкл Уолл-стрит, и его советы ценились многими из ниболее известных охотников з длинным доллром.

Но он метил куд выше фондовой биржи, выше коммерческих мхинций, выше умения предскзывть будущее. Он хотел ни больше, ни меньше, кк звния Глвного Экономист Соединенных Шттов, или, кк чще нзывли этот пост, "экономического советник президент".

При вших огрниченных интересх вряд ли можно ожидть от вс понимния, что ткое - Глвный Экономист. Президент Соединенных Шттов обязн принимть решения, определяющие првительственные устновления по торговле и труду. Он должен упрвлять движением денег и влиять н рботу бнков. Он должен нлгть вето, зтргивющие сельское хозяйство, торговлю и промышленность. Он должен из нлоговых поступлений отделять долю для военных и рспределять остльное - если будет что. И по всем этим вопросм он обрщется з консультцией к Глвному Экономисту.

И когд это происходит, Глвный Экономист должен ответить немедленно и в точности то, что хочет услышть от него президент. И вырзить это должен теми смыми двусмысленными фрзми, которыми президент будет потом предствлять свое решение мерикнской общественности. Когд вы нчли свой некдот про президент, физик, сттистик и экономист, я было подумл н минуту, что вы понимете суть дел, однко вше глупое хихикнье в конце обнружило полное непонимние вопрос.

К сорок годм Виссрион достиг квлификции, достточной для знятия любого, дже смого высокого пост. В холлх и кбинетх Институт првительственной экономики двно уже стло широко известно, что з последние семь лет Виссрион Джонсон ни рзу не скзл никому ничего ткого, что его собеседник не хотел бы услышть. И более того, он прошел в КУВ н "ур".

Не поднимя глз от своей пишущей мшинки, вы вряд ли слышли когд-нибудь о КУВ. Эт ббревитур обознчет "Клуб Уменьшющихся Возвртов". Н смом деле о нем знют очень немногие. Дже среди экономистов низшего рнг мло посвященных. Он предствляет собой млый круг избрнных, глубоко овлдевших тинственным миром эзотерической экономики - или, кк ее нзвл один деревенщин-политик - "вудуистическя экономик".

Хорошо известно, что никто, не входящий в КУВ, не может влиять н федерльное првительство, любой входящий - может. Итк, когд довольно неожиднно умер председтель КУВ и оргнизционный комитет предложил Виссриону знять этот пост, у того сердце змерло. Будучи председтелем, он нверняк получил бы должность Глвного Экономист при первой возможности и нходился бы у смого исток и корня влсти, двигя рукой президент именно тк, кк хотел бы см президент.

Был, однко, некоторый момент, не дввший Виссриону покоя и приводивший его в змештельство. Ему требовлсь помощь рвного ему по интеллекту и проництельности человек, тк что он, кк и любой бы н его месте, обртился ко мне.

- Джордж, - скзл он. - Стть председтелем КУВ - это исполнение моих ндежд и смых смелых мечтний. Это открытые ворот слвного пути экономического сикофнт, н котором я смогу потягться с другим подтверждтелем догдок президент - Глвным Ученым Соединенных Шттов.

- Вы имеете в виду нучного советник президент?

- Д, если вы хотите употреблять неофицильные нзвния. Стоит мне стть председтелем КУВ, и меня через дв год нверняк сделют Глвным Экономистом. Однко...

- Однко? - переспросил я.

Виссрион сделл нд собой видимое усилие:

- Я должен буду нчть снчл. Клуб Уменьшющихся Возвртов был создн шестьдесят дв год тому нзд и получил свое имя в честь зкон уменьшющихся возвртов, или уменьшющейся доходности, о котором слышл кждый экономист, кк бы хорошо он ни был обучен. Первый президент клуб, весьм достойный человек, предскзвший серьезный спд н рынке ценных бумг в ноябре 1929 год, был переизбирем н свой пост кждый год тридцть дв рз подряд и умер в почтенном возрсте девяност шести лет.

- Весьм похвльно с его стороны, - скзл я. - Многие сдются горздо рньше, в то время кк нужно лишь проявить решительность и целеустремленность, чтобы дожить до девяност шести и дже больше.

- Второй нш председтель действовл почти столь же успешно и знимл этот пост шестндцть лет. Он единственный, кто не стл Глвным Экономистом. Он этого зслуживл и был нзнчен н этот пост Томсом И.Дьюи, но вот кк-то... Нш третий председтель умер, пробыв н этом посту восемь лет, четвертый - побыв председтелем четыре год. Нш последний председтель, умерший в прошлом месяце, знимл свой пост дв год. Вы здесь ничего не видите стрнного, Джордж?

- Стрнного? Они все умерли естественной смертью?

- Конечно.

- Ну, если принять в рссмотрение знимемый ими пост, именно это и стрнно.

- Чушь, - скзл Виссрион несколько несдержнно. - Я прошу вс обртить внимние н время пребывния н посту кждого ншего председтеля: тридцть дв, шестндцть, восемь, четыре и дв.

Я н минуту здумлся:

- Числ стновятся все меньше и меньше.

- Не просто меньше. Кждое из них ровно половин от предыдущего. Можете мне поверить, я проверил у знкомого физик.

- Вы знете, вы првы. Кто-нибудь еще зметил?

- Рзумеется, - ответил Виссрион. - Я покзл эти цифры моим сочленм по клубу, и они скзли, что эти цифры не имеют сттистической знчимости, если, конечно, президент не издст укз по этому поводу. Но вы-то видите знчимость? Если я приму пост председтеля, я умру через год. Это непременно. А если тк, то президенту будет крйне трудно нзнчить меня после этого н пост Глвного Экономист.

- Д, - скзл я, - это действительно дилемм, Виссрион. Мне случлось видеть првительственных чиновников, не проявляющих никких признков жизни рзум, но среди них не было не проявляющих признков жизни вообще. Двйте я это денек обдумю, лдно?

Мы договорились о встрече н следующий день в то же время и н том же месте. Это был прекрсный ресторн, и, в отличие от вс, Виссрион не жлел для меня корки хлеб.

Кк вы говорите? Лдно, омров по-ньюбургски он для меня тоже не жлел.

Это очевидным обрзом был случй для Аззел, и я чувствовл, что поступю спрведливо, когд поручю эту рботу моему двухснтиметровому демону с его сверхъестественными возможностями. В конце концов, Виссрион не только был добрым человеком с хорошим вкусом нсчет ресторнов. Я искренне считл, что он может сослужить огромную службу ншей нции, подтверждя мнения президентов и отвергя возржения специлистов, которые рзбирются лучше. В конце концов, этих специлистов-то рзве кто-нибудь выбирл?

Нельзя скзть, чтобы Аззел сильно обрдовлся вызову. Он обртил н меня внимние только после того, кк бросил то, что было у него в ручкх. Предметы были слишком млы, чтобы я мог рссмотреть в детлях, но мне покзлось, что это ккие-то кртонные прямоугольнички с любопытными рисункми.

- Ты! - скзл он, и его мордочк нлилсь сочным желтым цветом ярости. Он вертел хвостом, кк сумсшедший, рожки н голове дрожли от прилив чувств. - Ты понимешь ли, ты, умственно отстля биомсс, визжл он, - что ко мне нконец пришел зотхил, и не просто зотхил, зотхил полный и с прой рейлов! Они все против меня ствили, и выигрыш был точно мой! Д я бы половину всего стол обчистил!

Я сурово скзл:

- Не понимю, о чем ты говоришь, но это звучит тк, кк будто ты только что игрл в зртные игры, Рзве это достойно цивилизовнного и утонченного существ? Что бы скзл твоя бедня мтушк, увидев, кк ты тртишь время своей жизни н зрт среди шйки бездельников?

Аззел, похоже, был ошеломлен. Потом он промямлил:

- Ты прв. У моих мтушек сердце бы рзбилось. У всех троих. Особенно у моей бедной средней мтушки, что столь многим для меня пожертвовл.

И он рзрзился сопрновыми рыдниями, от которых резло слух.

- Ну, лдно, лдно, - успокивл я его. Мне хотелось зткнуть уши, но я боялся его обидеть. - Ты можешь искупить свой грех, окзв блгодеяние этому миру.

И я рсскзл ему о Виссрионе Джонсоне.

- Хм-м, - скзл Аззел.

- Что это знчит? - встревожено переспросил я.

- Это знчит "хм-м", - огрызнулся Аззел. - Что это еще, по-твоему, может быть?

- Тк ты считешь, что все это чистое совпдение и что Виссриону не следует принимть его во внимние?

- Возможно - если бы не то, что это никк не может быть чистым совпдением и твоему Виссриону следует принять его во внимние. Случившееся должно быть проявлением зкон природы.

- Ккой тут может быть зкон природы?

- Ты думешь, что знешь все зконы природы?

- Д нет.

- Нверняк нет. Нш великий поэт Первосвят нписл н эту тему очень тонкий куплет, который я, с присущим мне поэтическим дром, переведу н вше врврское нречие.

Аззел прочистил горло, здумлся и произнес:

Нтур - искусство

Сокрыто от Божьих детей,

Ты не узришь никогд

Ея изощренных путей.

Я подозрительно спросил:

- А что это знчит?

- Это знчит, что здесь дело в зконе природы, и мы должны рзобрться, в чем он зключется и кк с его помощью перестроить ткнь событий соглсно ншим целям. Вот что это знчит. Ты думешь, великий поэт моего нрод стл бы лгть?

- Никогд. Тк что мы можем сделть?

- Посмотрим. Зконов природы, знешь ли, очень много.

- В смом деле?

- Ты себе предствить не можешь. Есть вот один очень симптичный зкон природы - чертовски крсивое урвнение, если зписть его в тензорх Вйнбум - определяющий связь темпертуры суп с тем, нсколько быстро его ндо доесть. Возможно, что, если ткое стрнное убывние срок председния подчиняется тому зкону, которому кк я думю, оно подчиняется, я смогу изменить природу твоего друг тким обрзом, чтобы ему ничто н земле не могло повредить. Это, конечно, не зщитит его от физиологического стрения. То, что я собирюсь с ним сделть, не дст ему бессмертия, но он не умрет от болезни или несчстного случя, этого, я думю, достточно.

- Полностью. А когд это будет сделно?

- Я пок не зню точно. Н этих днях я очень знят с одной юной особой женского пол моего вид, которя, похоже, в меня втресклсь по уши, бедняжк. - Он зевнул, зкрутил рздвоенный язычок винтом и рскрутил снов. - У меня нмечется крупный недосып, но з дв-три дня сделю.

- Хорошо, кк я узню, что все сделно?

- Это просто, - ответил Аззел. - Подожди несколько дней и пихни своего приятеля под грузовик. Если он остнется невредим, знчит, моя рбот удлсь. А сейчс, если ты не против, я только доигрю этот единственный кон, потом, с мыслью о моей бедной средней мтушке, выйду из игры. Конечно, с выигрышем.

Не думйте, что убедить Виссрион в его безопсности не потребовло мссы хлопот.

- Ничто н земле мне не повредит? - все спршивл он меня. - А откуд вы знете, что мне ничто н земле не повредит?

- Зню. Послушйте, Виссрион, я же не ствлю под сомнение вши профессионльные знния. Когд вы мне говорите, что процентня ствк упдет, я же не нчиню придирться и спршивть, откуд вы знете.

- Лдно, это все хорошо, но ведь если я скжу, что процентня ствк упдет, он будет продолжть рсти - это бывет не чще, чем в половине случев, - то будут здеты только вши чувств. Если же я буду действовть в предположении, что мне ничто н земле повредить не может, что-то меня все-тки зденет, то пострдют не только мои чувств. Это ведь Я пострдю.

С ткой логикой спорить невозможно, но я продолжл спорить. Я пострлся его уговорить хотя бы не откзывться прямо, пострться отложить решение вопрос н несколько дней.

- Они никогд не пойдут н ткую здержку, - упрямился он, но вдруг, откуд ни возьмись, выяснилось, что нстл годовщин "черной пятницы" и КУВ погрузился в ежегодный трдиционный трехдневный трур с молитвми по усопшим. Проволочк возникл см по себе, и уже одно это нвело Виссрион н мысль, что ему кто-то ворожит.

Потом случилось, что, когд он снов вышел н люди и мы с ним переходили улицу с сильным движением, я кк-то (уже точно и не помню кк) резко нклонился звязть шнурок, случйно потерял рвновесие и упл н него, он тоже потерял рвновесие, и тут же рздлся дский визг шин и скрежет тормозов, и три мшины сплющились в лепешку.

Но и Виссрион не остлся совершенно невредимым: у него рстреплись волосы, очки съехли н сторону, н колене првой брючины появилось здоровенное мсляное пятно.

Он, однко, не обртил н это внимния. Со сверхъестественным ужсом глядя н ктстрофу, он бормотл:

- Не зцепило. Боже мой, дже не зцепило! Подумть только, не зцепило.

В тот же смый день он без плщ, без зонтик, без клош попл под дождь - холодный, мерзкий дождь - и не простудился. Дже не потрудившись вытереть волосы, он позвонил и дл соглсие знять пост председтеля.

Его првление было примечтельно. Прежде всего он увеличил впятеро свою ствку гонорр без всяких дурцких рзговоров об увеличении средней точности прогнозов и т.п. В конце концов, клиент не может требовть слишком многого. Мло того, что он получет консультцию у профессионл, которому нет рвных по престижу, тк ему еще и советы подвй лучше, чем у других?

Во-вторых, он нслждлся жизнью. Никких простуд, никких вообще зрзных зболевний. Он переходил улицу, где хотел и когд хотел, не обрщя внимния н светофоры, и при этом, ндо скзть, ктстрофы устривл довольно редко. Он без колебний зходил ночью в прк, когд н улице хулигн приствил ему нож к груди и предложил произвести трнсферт нличности, Виссрион просто двинул его ногой в пх и пошел дльше. Юный финнсист был столь поглощен собственными ощущениями, что пренебрег необходимостью вовремя возобновить зявку.

В годовщину его председния я встретил его в прке. Он шел н торжественный обед, посвященный этому событию. Стоял дивный денек ббьего лет, и когд мы сели рядом н прковую скмейку, об были спокойны и довольны.

- Джордж, - скзл он. - У меня был счстливый год.

- Приятно слышть, - ответил я.

- У меня репутция, которой мог бы позвидовть любой экономист всех времен и нродов. Только в прошлом месяце я предупреждл, что "Лпш нлимитед" должн будет слиться с "Ушным эликсиром", и когд они обрзовли компнию "Лп Ушк", все восхищлись, кк я почти предскзл результт.

- Помню, кк же, - отозвлся я.

- А теперь - я рд, что могу скзть вм первому...

- О чем, Виссрион?

- Президент попросил меня стть Глвным Экономистом Соединенных Шттов, и я достиг предел своих мечтний и дерзновений. Вот, смотрите!

Он достл плотный конверт, у которого в углу стоял внушительный штмп "Белый дом". Я его открыл, и в это время рздлось ккое-то стрнное "дзин-н-нь", кк будто пуля свистнул мимо ух, и крем глз я увидел что-то вроде вспышки.

Виссрион рскинулся н скмейке, спереди н рубшке рсплесклсь кровь, и был он мертв. Кто-то из прохожих остновился, кто-то вскрикнул и поспешил прочь.

- Вызовите врч! - крикнул я. - Вызовите полицию!

Они в конце концов приехли и вынесли вердикт, что он был зстрелен прямо в сердце из пистолет неизвестного клибр кким-то сумсшедшим снйпером. Ни снйпер, ни пули н ншли. К счстью, окзлись свидетели, видевшие, что я ничего, кроме конверт, в рукх не держл и потому чист от всяких подозрений. Инче я мог иметь мссу неприятностей.

Бедняг Виссрион!

Он пробыл председтелем точно один год, кк он и опслся, но Аззел не был виновт. Он обещл только, что Виссриону ничто н земле н повредит, однко, кк скзл Гмлет, "н небе и земле есть многое, друг Горцио, чего н земле нет".

Рньше, чем прибыли врчи и полиция, я зметил мленькую дырочку в деревянной спинке скмейки з спиной Виссрион. Перочинным ножиком я выковырял оттуд мленький темный предмет. Он был еще теплым. Через несколько месяцев я покзл его в музее и понял, что был прв. Это был метеорит.

Короче говоря, Виссрион не был убит никким земным предметом. Он первый в истории человек, убитый метеоритом. Я об этом никому не рсскзывл, поскольку Виссрион был человеком скромным, и подобня известность его бы не пордовл. Он зтмил бы все его великие рботы по экономике, этого я допустить не мог.

Но кждый год в юбилей его взлет и его смерти я вспоминю его и думю: "Бедный Виссрион! Бедный Виссрион!"

Джордж промокнул глз плтком, я скзл:

- А что случилось с его преемником? Он должен был удержться н посту полгод, следующий - три месяц, следующий...

- Не ндо, мой друг, угнетть меня своим зннием высшей мтемтики, скзл Джордж. - Я не из вших стрдльцев-читтелей. Ничего подобного не случилось, поскольку клуб см сменил зкон природы.

- Д? А кк?

- Им стукнуло в голову, что нзвние клуб - Клуб Уменьшющихся Возвртов - и есть то зловещее имя, что упрвляет срокми влсти председтелей. И они просто сменили нзвние КУВ н КСР.

- А что знчт эти буквы?

- Клуб Случйного Рспределения, конечно, - скзл Джордж, - и следующий председтель уже знимет свой пост около десяти лет и все пребывет в добром здрвии.

Тут кк рз вернулся официнт со сдчей, и Джордж, поймв ее в свой плток, небрежным и одновременно величественным жестом положил плток с деньгми в нгрудный крмн, встл и, весело мхнув рукой, вышел.

УГАДЫВАНИЕ МЫСЛИ

В то утро мной овлдело философское нстроение. Покчивя головой от грустных воспоминний, я скзл:

- "Искусств нет, чтоб мысль с лиц считть". Этому человеку я доверял безоглядно.

Было довольно прохлдное воскресное утро. Мы с Джорджем сидели з столом в местной пирожковой, и Джордж, помню, зкнчивл второй солидный пирог, хорошо нчиненный сливочным сыром и форелью.

- Это чего-нибудь из рсскзов, которые вы имеете привычку всучивть ниболее нерзборчивым редкторм? - спросил он.

- Вообще-то это Шекспир, - ответил я. - Из "Мкбет".

- Ах д, я збыл вшу приверженность мелкому плгиту.

- Вырзить свою мысль подходящей циттой - это не плгит. Я хотел скзть, что у меня был друг, которого я считл человеком со вкусом и умом. Я его угощл обедми. Я иногд ссужл его деньгми. Я хвлил его внешность и хрктер. И обртите внимние, я это делл, совершенно не имея в виду, что этот человек по профессии - литертурный критик, если это можно нзвть профессией.

Джордж перебил:

- И несмотря н все эти вши бескорыстные действия, пришло время, когд этот друг нписл рецензию н одну из вших книг и рздрконил ее немилосердно.

- А вы, - спросил я, - видели эту рецензию?

- Никоим обрзом. Я просто спросил себя, ккой отзыв могл получить вш книг, и првильный ответ пришел ко мне, кк озрение.

- Д вы поймите, Джордж, пусть бы он нписл, что книг плохя - я бы отрегировл не сильнее, чем регирует н ткие идиотские змечния любой другой втор. Но когд он употребляет выржение "стрческое слбоумие" это уже слишком. Скзть, что книг преднзнчен для восьмилетних, но им вместо ее чтения лучше поигрть в кубики - это удр ниже пояс. - Я вздохнул и повторил: "Искусств нет, чтоб мысль..."

- Это вы уже говорили, - срзу отозвлся Джордж.

- Он был ткой дружелюбный, ткой компнейский, тк был блгодрен з эти мленькие одолжения. Откуд я мог знть, что под этой личиной тится злобня, коврня змея.

- Но ведь он - критик, - возрзил Джордж. - Кем же ему еще быть? В обучение критик входит искусство охять родную мть. Дже почти невероятно, что вс тк до смешного просто обдурили. Вы переплюнули дже моего друг Вндевнтер Робинсон, он, если честно скзть, был кндидтом н Нобелевскую премию по нивности. С ним был любопытный случй...

- Вот, смотрите, - скзл я, - вот рецензия в "Нью-йоркском книжном обозрении" - пять колонок горькой желчи, яд и слюны бешеной собки. Мне не до вших историй, Джордж.

А я думю, что вы будете слушть (тк скзл Джордж), и это будет првильно. Это вс отвлечет от последствий вшей непоследовтельности. Мой друг Вндевнтер Робинсон был молодым человеком, которого кждый нзвл бы многообещющим. Он был крсивой, обрзовнной, культурной и творческой личностью. Он учился в лучшем колледже и был счстливо влюблен в очень милое юное создние по имени Минерв Шлумп.

Минерв был одной из моих крестниц и очень меня любил, что вполне объяснимо. Конечно, человек моего морльного уровня не любит позволять юным дмм выдющихся пропорций обнимть себя или вешться н шею, но Минерве, с ее детской невинностью и, смое глвное, ткой упругой н ощупь, я это рзрешл.

Рзумеется, я никогд не позволял ей этого в присутствии Вндевнтер, ревнивого до глупости.

Однжды он объяснил этот свой недостток в тких выржениях, которые тронули мое сердце.

- Джордж, - скзл он, - с смого детств я мечтл полюбить женщину в высшей степени добродетельную, женщину нетронутой чистоты, женщину - д позволено мне будет употребить это слово - с фрфоровым сиянием невинности. И в Минерве Шлумп - осмелюсь прошептть это божественное имя - я кк рз и ншел ткую женщину. Это тот единственный случй, когд я зню, что меня не преддут. Если бы здесь мое доверие было обмнуто, я не знл бы, кк мне дльше жить. Я бы стл стриком с рзбитым сердцем, без единого утешения, если не считть ткой золы и суеты, кк особняк, слуги, клуб и полученные в нследство деньги.

Бедняг. Юня Минерв его не обмнывл - я это хорошо знл, поскольку, когд он сиживл у меня н коленях, я мог с уверенностью скзть, что в ней не было ни млейшего след порок. Но боюсь, что это был единственный человек, или единственный пункт, или единственный случй, когд он не был обмнут. У бедного молодого человек не было вообще никкой критичности. Он был, грубо говоря, тк же глуп, кк вы. Ему не хвтло искусств считывть мысли... я зню, вы уже это говорили. Д, двжды, двжды.

Особенно осложняло его жизнь то обстоятельство, что он был нчинющим сыщиком в нью-йоркской полиции.

Эт рбот был целью его жизни (помимо цели нйти совершенную дму). Быть одним из тех остроглзых ястребиноносых джентльменов, кои являют собою повсеместно ужс для злодеев. С этой целью он изучл криминологию в Гротоне и в Грврде и внимтельнейшим обрзом прорбтывл все отчеты, когд-либо доверенные бумге ткими вторитетми, кк сэр Артур Конн Дойль и леди Агт Кристи. Все это вместе, в сочетнии с нещдным использовнием влияния семьи и тем, что его родной дядя некогд был глвой мунициплитет Квинс, привело к его нзнчению в полицию.

К сожлению - чего никк нельзя было ожидть, - он не преуспел. Непревзойденный в умении плести тончйшую цепь докзтельств с использовнием собрнных другими покзний, он окзлся совершенно неспособным снимть покзния см.

Трудность состоял в том, что у него был невероятня способность верить всему, что слышит. Любое либи, смое дурцкое, сбивло его с толку. Любому зведомому мошеннику достточно было дть честное слово - и Вндевнтер уже не был способен дже н сомнение.

Это стло нстолько известным, что все преступники, от мелких крмнников до крупных политиков и промышленников, откзывлись от допросов у других следовтелей.

- Приведите Вндевнтер! - кричли они.

- Я ему рсскжу все, кк н духу! - говорил крмнник.

- Я ознкомлю его с фктми, рсположенными в должной последовтельности мною лично, - говорил политик.

- Я объясню, что этот првительственный чек н сто миллионов доллров случйно лежл у меня в ящике с мелочью, мне кк рз ндо было дть н чй чистильщику спог, - говорил промышленник.

В результте он рзвливл все, к чему прикслся. Он отличлся бсолютной леворукостью - выржение, придумнное одним моим грмотным приятелем. Конечно, не помните - я имею в виду не вс. Я ведь скзл грмотным приятелем.

Шли месяцы, нгрузк в судх пдл, бесчисленные громилы, мошенники и рецидивисты возврщлись в объятия родственников и друзей без млейшего пятнышк н репутции.

Естественно, Нью-Йорк довольно быстро оценил ситуцию и рскопл причину. Вндевнтер прорботл всего дв с половиной год, кк зметил, что товрищи, к которым он привык, его избегют, нчльство встречет его недовольной и оздченной гримсой. О повышении дже и речи не было, хотя Вндевнтер при всех кзвшихся ему удобными случях поминл своего дядю глву дминистрции.

Он пришел ко мне, поскольку молодым людям в трудную минуту свойственно обрщться з помощью и советом к мудрым мир сего... не понимю, что вы имеете в виду, когд спршивете, кого я мог бы рекомендовть. Пожлуйст, не отвлекйте меня н посторонние темы.

- Дядя Джордж, - скзл он. - Похоже, что я влип в полосу зтруднений.

Он всегд нзывл меня "дядя Джордж" под впечтлением моего достойного и блестяще-блгородного вид, сообщемого мне ухоженными белыми мнжетми не то что эти вши сомнительные зпонки.

- Дядя Джордж, - продолжл он, - меня ни з что не хотят повышть по службе. Я все еще нчинющий детектив нулевого клсс. Мой кбинет посреди коридор, ключ от уборной не подходит к змку. Мне это безрзлично, но моя дорогя Минерв с ее безыскусной неиспорченностью может посчитть, что я - неудчник, и ее мленькое сердце при этой мысли просто рзрывется. Он говорит: "Я не хочу выходить з неудчник. Ндо мной смеяться будут", - и у нее губы дрожт.

Я спросил:

- Мой милый Вндевнтер, у вших неприятностей есть ккя-нибудь причин?

- Никкой. Для меня это бсолютня згдк. Призню, что я не рскрыл ни одного преступления, но я не думю, что дело в этом. Никто же не ждет, что все они будут рскрывться.

- А другие детективы рскрывют хоть млую толику дел?

- Время от времени бывет, но их способ действия вызывет у меня глубокий шок. У них ткое мерзкое чувство недоверия, ткой рзъедющий скептицизм, ткя мнер смотреть н подозревемого и цедить сквозь зубы: "Вы подумйте!" Или: "Рсскжите вшей ббушке!" Это унижет людей. Это... это не по-мерикнски.

- А может быть, что ткие подозревемые говорят непрвду, и к ним следует отнестись со скептицизмом? Вндевнтер н мгновение опешил:

- Вы знете, я думю, что это возможно. Ккя ужсня мысль!

- Лдно, - скзл я, - Я подумю, что можно сделть.

Тем же вечером я вызвл Аззел - двухснтиметрового демон, который мне пру рз помог з счет присущей ему волшебной силы. Я вм про него никогд не говорил... Ах, говорил? Что, в смом деле говорил? Ну, лдно. Он появился в мленьком круге слоновой кости н моем столе, когд я сжег по периметру этого круг специльные сндобья и произнес несколько древних зклинний - к сожлению, не могу посвятить вс в детли.

Он появился одетый в длинную ниспдющую мнтию - длинную по крйней мере в срвнении с двумя снтиметрми, коими измеряется его рост от основния хвост до кончиков рогов. Одну руку он простер вверх и что-то быстро говорил визгливым голосом, помхивя хвостом.

Ясно, что он нходился в процессе ккой-то церемонии. Он из тех создний, которых всегд знимют несущественные подробности, Мне никогд не удвлось его зстть в состоянии спокойного отдых или достойного ничегонеделния. Он всегд знят ккой-нибудь несвоевременной ерундой и стршно злится, когд я его отрывю. Однко н этот рз он меня срзу признл и улыбнулся. По крйней мере, я думю, что он улыбнулся, потому что черты его лиц рссмотреть трудно, когд я однжды взял для этого лупу, он безмерно оскорбился.

- Отлично, - скзл он. - Ткя перемен меня устривет. Речь был отличня, и я уверен в успехе.

- Успехе в чем, о Великий? Ведь успех, несомненно, сопровождет все твои нчинния.

(У него слбость к ткой грубой лести. В этом смысле он кк-то збвно нпоминет вс.)

- Я прохожу н првительственный пост, - скзл он довольно. - Меня должны выбрть мырдоловом.

- Могу ли я почтительно просить снизойти к моему невежеству и объяснить мне, что ткое мырд?

- А, это ткое мелкое домшнее животное, которое у нс рзводят для збвы. У некоторых этих мырдов нет лицензии, и мырдолов их отлвливет. У этих мелких зверьков звериня хитрость и отчяння хрбрость, и знимться этим должен кто-то с интеллектом и мощью - любой другой провлит дело. Тут некоторые фыркли и говорили: "Аззел? Д его рзве можно выбирть мырдоловом? " - но я им покжу, что спрвлюсь. Тк чем я могу тебе помочь?

Я объяснил ситуцию, и Аззел стршно удивился:

- Ты говоришь, что в твоем ничтожном мире особь не может определить, соответствует ли объективной истине утверждение, сделнное другой особью?

- У нс есть ткое устройство, нзывется "детектор лжи", - объяснил я. - Он измеряет кровяное двление, электрическую проводимость кожи и тому подобное. Он может определить ложь, но с тем же успехом определяет нервозность и нпряжение, принимя их з ложь.

- Это понятно, но ведь есть же тонкие прметры функционировния желез, свойственные любой особи, по которым всегд можно определить ложь или это вм неизвестно?

Я уклонился от этого вопрос.

- Есть ли способ дть возможность детективу нулевого клсс Робинсону определять эти прметры?

- Без вших громоздких мшин? Только средствми собственного рзум?

- Д.

- Ты должен понять, что ты просишь меня воздействовть н рзум особи твоего вид. Рзум большой, но крйне примитивный.

- Я это понимю.

- Лдно, я попробую. Ты должен отнести меня к нему или привести его сюд, чтобы я мог его исследовть.

- Конечно. И тк и было сделно.

Вндевнтер пришел ко мне через месяц с изумленным выржением лиц.

- Дядя Джордж, - скзл он, - со мной произошл необычйнейшя вещь. Я допршивл молодого человек, подозревемого в огрблении винного мгзин. Он кк рз рсскзывл мне подробности, кк он проходил мимо мгзин, глубоко здумвшись о своей бедной мтушке, что стрдл от стршной головной боли после полубутылки джин. Он зшел в мгзин проконсультировться, рзумно ли пить джин срзу после ткого же количеств ром, кк вдруг влделец без всякого видимого повод сунул ему в руку пистолет и нчл зпихивть к нему в крмны содержимое кссы - молодой человек изумлялся и брл, - и кк рз в эту минуту вошел полисмен. Молодой человек предполгл, что влделец хотел кк-то рсплтиться з стрдния, причиненные его (влдельц) товром его (молодого человек) бедной мтушке. Вот он мне это рсскзывет, мной вдруг овлдевет стрнное чувство, что он - э-э - выдумывет.

- В смом деле?

- Д. Очень збвное чувство. - Вндевнтер понизил голос до шепот. Мне кким-то обрзом стло известно не только то, что молодой человек вошел в мгзин уже с пистолетом, но и то, что у его мтушки вообще не болел голов. Вы можете себе предствить, чтобы кто-то плел небылицы о родной мтери?

Тщтельное исследовние покзло, что Вндевнтер был прв во всех отношениях. Молодой человек действительно говорил непрвду о родной мтери.

С этого момент способности Вндевнтер неуклонно росли. З месяц он превртился в искусную, проництельную, безжлостную мшину обнружения лжи.

Весь депртмент с возрстющей зинтересовнностью нблюдл, кк одн з другой провливлись попытки подозревемых обвести Вндевнтер вокруг пльц. Ни одн история о глубокой погруженности в молитву и чисто мшинльном вскрытии при этом несчстного сейф не могл выдержть его беспощдной логики допрос. Адвокты, инвестироввшие доверенные им деньги сирот в обновление собственных офисов - совершенно случйно, по ошибке, быстро выводились н чистую воду. Бухглтеры, по недосмотру вычитвшие номер телефон из грфы "нлог к уплте", ловились н собственных противоречиях. Торговцы нркотикми, только что подобрвшие пятикилогрммовые пкеты с героином в ближйшем кфе и искренне принимвшие его з схр, сдвлись под нпором неопровержимых ргументов.

Вндевнтер Победоносный - тк нзывли его теперь, и дже см комисср под плодисменты всего отделения вручил ему нстоящий ключ от уборной, не говоря уже о том, что его офис перенесли в нчло коридор.

Я уже поздрвлял себя с тем, что все отлично и что вскоре Вндевнтер, убедившись в своем успехе, женится н Минерве Тлумп, кк вдруг явилсь см Минерв.

- О дядя Джордж, - прошептл он с ужсом, покчивя всем своим упругим телом и пдя ко мне н грудь. От стрх он был н грни истерики.

Я подхвтил ее, прижл к себе и минут пять-шесть выбирл стул, чтобы усдить ее поудобнее.

- Что случилось, моя миля? - спросил я, медленно сгружя ее с себя и опрвляя н ней одежду н случй, если бы в ней был непорядок.

- Дядя Джордж, - скзл он, и в ее крсивых глзх покзлись слезы. - Вндевнтер.

- Я ндеюсь, он не шокировл тебя непристойными или неуместными предложениями?

- О нет, дядя Джордж. Он слишком хорошо воспитн, чтобы делть ткие вещи до свдьбы, хотя я ему осторожно объяснил, что вполне понимю, ккое влияние окзывет н поведение молодых людей гормонльня сфер, и что я вполне готов простить его, если он не сможет этому влиянию противостоять. Но он держит себя под контролем.

- Тк в чем же дело, Минерв?

- Ах, дядя Джордж, он рсторг ншу помолвку.

- Это невероятно. Нет людей, которые друг другу подходили бы больше. Почему?

- Он скзл, что я... что я из тех женщин, которые говорят... говорят не то, что есть. Мои губы невольно произнесли:

- Лгунья?

Он кивнул:

- Это мерзкое слово не слетело с его губ, но именно это он имел в виду. Только сегодня утром он смотрел н меня взглядом тющего обожтеля и спршивл: "Любимя, всегд ли ты был мне верн?" И я ответил, кк всегд: "Кк верен солнцу луч его, кк верен розе лепесток ее". И тут у него глз сузились и взгляд их полоснул меня кк нож. Он скзл: "Тк. Твои слов не соответствуют действительности. Ты меня дурчишь". Меня кк будто удрили по голове. Я спросил: "Вндевнтер, милый, что ты говоришь?" Он ответил: "То, что ты слышишь. Я в тебе ошиблся, и мы должны рсстться нвеки". И ушел. Что же мне делть? Дядя Джордж, что мне теперь делть? Где мне нйти другого ткого перспективного жених?

Я здумчиво скзл:

- Вндевнтер обычно не ошибется в тких вещх - по крйней мере последние месяц полтор. Ты бывл ему неверн?

У нее н щекх вспыхнул зстенчивый румянец.

- Не по-нстоящему.

- Нсколько по-ненстоящему?

- Дв-три год тому нзд, когд я был всего лишь неопытной семндцтилетней девушкой, я целовлсь с одним молодым человеком. Я его крепко держл, но только чтобы он не убежл, не потому, что он мне сколько-нибудь нрвился.

- Понимю.

- Это был не очень приятный опыт. Не очень. И когд я познкомилсь с Вндевнтером, я удивилсь, нсколько приятнее целовться с ним, чем с тем, другим, рньше. Ну, и я, конечно, зхотел проверить, что это тк и есть. И при нших с Вндевнтером отношениях я иногд - только в чисто нучных целях, дядя Джордж, - целовлсь с другими, чтобы еще рз убедиться, кк ни один из них срвниться не может с моим Вндевнтером. Я могу вс зверить, дядя Джордж, что я им предоствлял возможность для поцелуев любого стиля, не говоря уже о пожтиях и объятиях, - и ни один из них, никогд, ни в чем не мог срвниться с Вндевнтером. А теперь он говорит - я был неверн.

- Это смешно, - скзл я. - Дитя мое, с тобой поступили нечестно. - Я поцеловл ее рз четыре или пять и спросил: - Видишь, ведь эти поцелуи совсем не тк тебя рдуют, кк поцелуи Вндевнтер?

- Двйте посмотрим, - скзл он и горячо поцеловл меня еще четыре или пять рз с величйшей искусностью. - Конечно, нет! - зявил он.

- Мне ндо с ним увидеться, - скзл я.

Тем же вечером я пришел к нему н квртиру. Он здумчиво сидел у себя в гостиной, зряжя и рзряжя револьвер.

- Вы, - скзл я, - несомненно, змышляете смоубийство.

- Никогд, - ответил он с делнным смехом. - С ккой стти? Из-з потери фльшивого бриллинт? Из-з лгуньи? Я с ней отлично рзобрлся, скжу я вм.

- И скжете непрвду. Минерв всегд был вм верн. Ни ее руки, ни ее губы, ни ее тело никогд не соприкслись ни с чьими рукми, ни с чьими губми, ни с чьим телом, кроме вших рук, вших губ, вшего тел.

- Я зню, что это не тк, - скзл Вндевнтер.

- А я вм говорю, что это тк, - нстивл я. - Я говорил с этой плчущей девой долго, и он рсскзл мне смый стршный секрет своей жизни. Однжды он целовлсь с молодым человеком. Ей было пять лет, ему шесть, и с тех смых пор ее снедет неумолимое рскяние з это мгновение любовного безумия. Никогд с тех пор не повторилсь подобня недостойня сцен, и это мучительное воспоминние вы и обнружили.

- Вы говорите првду, дядя Джордж?

- Посмотрите н меня своим проництельным и безошибочным взглядом, я повторю вм слово з словом, потом вы скжете мне, првду ли я говорю.

Я повторил весь рсскз, и он удивленно скзл:

- Дядя Джордж, вы говорите точную и буквльную првду. Кк вы думете, Минерв когд-нибудь меня простит?

- Конечно, - скзл я. - Покйтесь перед ней и продолжйте упржнять вшу проництельность н всех отбросх любой винной лвки, любого совет директоров и любого депртмент, но никогд, слышите - никогд - не обрщйте свои испытующие глз н любимую вми женщину. Совершення любовь - это совершенное доверие, и вы должны верить ей - совершенно.

- Я буду, я буду! - зкричл он.

И с тех пор тк оно и идет. Он теперь смый известный детектив во всей полиции, его повысили до детектив половинного клсс и дли офис в цоколе рядом с прчечной. Он женился н Минерве, и они живут в идельном соглсии.

Он нслждется поцелуями Вндевнтер снов и снов до полного экстз. Бывет, что он нрочно проводит целую ночь с кем-нибудь, кто кжется перспективным объектом исследовния, но результт всегд один и тот же. Вндевнтер лучше всех. У нее дв сын, и один из них немного похож н Вндевнтер.

И вот чего, стрин, стоят все вши слов о том, что нши с Аззелом труды всегд приносят несчстье.

- Вы знете, - нчл я, - если верить вшему рсскзу, то вы лгли, когд говорили Вндевнтеру, что Минерв никогд не кслсь другого мужчины.

- Я лгл во спсение невинной юной девы.

- Но кк же Вндевнтер не рспознл этой лжи?

- Я полгю, - скзл Джордж, стиря с губ сливочный сыр, - что здесь все дело в моем неколебимом внешнем достоинстве.

- А у меня другя теория, - скзл я. - Я полгю, что ни вы, ни вше кровяное двление, ни электропроводность вшей кожи, ни тончйшие гормонльные рекции уже не могут сми рзличить рзницу между тем, что првдиво, и тем, что нет, потому никто не может этого сделть н основнии днных, полученных от изучения вс кк объект.

- Это дже не смешно, - скзл Джордж.

ВЕСЕННИЕ БИТВЫ

Мы с Джорджем глядели н другой берег реки, где рскинулся студенческий городок, и Джордж, невшийся з мой счет до отвл, впл в слезливые воспоминния.

- Ах, студенческие годы, студенческие годы! - со стоном выдохнул он, Рзве есть в жизни хоть что-нибудь, что может вс зменить?

Я в удивлении уствился не него:

- Только не говорите мне, что вы учились в колледже!

Он смерил меня взглядом:

- Д понимете ли вы, что я был величйшим из президентов, кто когд-либо возглвлял бртство Фи Фо Фум?

- Но кк вы зплтили з учебу?

- Стипендии, пособия. Меня ими просто звлили после того, кк я покзл свою доблесть в битвх з столом, когд мы прздновли нши победы в женских общежитиях. И еще - состоятельный дядя.

- Я не знл, что у вс был состоятельный дядя, Джордж.

- После тех шести лет, что мне пондобились н освоение прогрммы для отстющих, - уже, увы, не было. Если и был, то не в тких количествх. Все деньги, что у него еще оствлись, он оствил приюту нуждющихся кошек, сделв в своем звещнии несколько тких змечний н мой счет, что мне не хочется их повторять. И нчлсь у меня жизнь печльня и безрдостня.

- Когд-нибудь, - скзл я, - в очень отдленном будущем, вы мне рсскжете о ней, не опускя никких подробностей.

- Однко, - продолжл Джордж, - пмять о светлых студенческих годх озряет время моей жизни золотым и жемчужным сиянием. Пру лет нзд мои воспоминния вспыхнули ярче, когд мне пришлось снов нвестить кмпус университет Тэйт.

- Они позвли вс обртно? - спросил я, почти успешно пытясь скрыть ноту недоверия в голосе.

- Я думю, они собирлись это сделть, - скзл Джордж, - но н смом деле я вернулся по просьбе моего дорогого друг, товрищ студенческих лет, стрины Антиох Шнелля.

Тк кк вы, я вижу, зинтересовлись этой историей (тк говорил Джордж), то двйте я вм рсскжу про стрину Антиох Шнелля. В строе время мы с ним были нерзлучными приятелями, с моим верным Ахиляксом (хоть я и не зню, зчем рссыпюсь в нтичных ллюзиях перед ткой, кк вы, деревенщиной). Дже и теперь, хотя он сострился куд зметнее меня, я вспомнил, когд его увидел, кк мы гонялись з золотыми рыбкми, нбивлись н при в телефонные будки и умели одним поворотом руки стягивть трусики со счстливо визжщих однокурсниц с ямочкми н щекх. Короче говоря, нслждлись всеми блгми обрзовния. Поэтому, когд Антиох позвл меня посетить его по вопросу чрезвычйной вжности, я приехл немедленно.

- Джордж, - скзл он. - Дело ксется моего сын.

- Молодого Артксеркс Шнелля?

- Именно тк. Он сейчс второкурсник университет Тэйт, и с ним тм не все в порядке.

Я прищурился:

- Он связлся с дурной компнией? Злез в долги? Поплся н удочку потрепнной официнтке из пивного бр?

- Хуже, Джордж! Горздо хуже! - с трудом выговорил Антиох Шнелль. - Он мне см никогд этого не говорил - духу не хвтило: но ко мне пришло возмущенное письмо от его однокурсник, нписнное строго конфиденцильно. Стрый мой друг, Джордж, мой сын - , лдно! Нзову вещи своими именми. Джордж, он изучет вычислительную мтемтику!

- Изучет вычис... Я был не в силх это повторить. Стрый Антиох Шнелль безндежно и горестно кивнул:

- И еще политологию. Он ходит н знятия, и его видели с книгой.

- О Боже! - только и мог я произнести.

- Я не могу поверить ткому про моего сын, Джордж. Если бы об этом услышл его мть, ее бы это убило. Он очень чувствительн, Джордж, и у нее слбое сердце. Я зклиню тебя строй дружбой, съезди в университет Тэйт и выясни, в чем дело. Если его змнили стипендией - приведи его в чувство кк-нибудь - не для меня, рди его бедной мтушки и его смого.

Я, со слезми н глзх, схвтил его з руку.

- Д не остновит меня ничто, - произнес я. - Никкя сил земня не свернет меня с пути к святой цели. Я для нее потрчу последнюю кплю крови своей - кстти, о тртх: выпиши-к мне чек, стрин.

- Чек? - дрогнувшим голосом переспросил Антиох Шнелль, всю жизнь бывший чемпионом по скорости зстегивния бумжник.

- Отель, - скзл я, - ед, питье, рсходы н предствительство - я имею в виду чевые - инфляция и нклдные рсходы. Слушй, стрик, это все-тки твой сын, не мой.

В конце концов я получил свой чек и срзу по прибытии в университет Тэйт, почти срзу, оргнизовл себе встречу с юным Артксерксом. Я только и успел, что хорошо пообедть, отведть превосходного бренди, кк следует выспться, со вкусом, не спеш, позвтркть - после чего срзу зшел к нему в комнту.

Это был шок. Полки вдоль кждой стены, и н них не безделушки для крсоты, не бутылки с питтельной смесью, нполненные искусством винодел, не фотогрфии победительных дм, где-то збывших свою одежду, но книги. Одн из них, бесстыдно рскрывшись, влялсь прямо н столе, и он ее, листл, я уверен, кк рз перед моим приходом. У него н пльце темнело подозрительное пятно, и он неуклюже пытлся спрятть руку з спиной.

Но см Артксеркс был поржен еще больше. Он узнл во мне строго друг семьи. Мы девять лет не виделись, но эти годы не изменили моего блгородного облик. Артксеркс же девять лет нзд был ничем не примечтельным мльчишкой десяти лет, теперь его было не узнть - он стл ничем не примечтельным девятндцтилетним юношей. Он еле-еле дотягивл до пяти футов пяти дюймов, носил большие круглые очки и имел отрешенный вид.

- Сколько ты весишь? - внезпно для себя смого спросил я.

- Девяносто семь фунтов, - отвечл он.

Я смотрел н него с чувством сердечной жлости. Девяносто семь фунтов очкстого хиляк. Лучшей мишени для брезгливости и омерзения просто не придумть.

Но сердце мое смягчилось, и я подумл: "Бедный, бедный мльчик! С тким телом можно ли знимться чем бы то ни было, что дет хорошую основу для обрзовния? Футбол? Бскетбол? Бокс? Борьб? Дрк? Тм, где другие юноши кричт: "Срй нш, и теперь делем по-своему! Мы теперь музыку зкзывем!" - что мог сделть он? С ткими легкими он мог рзве что пискнуть фльцетом!"

Естественно, что он против воли был вынужден сктиться к позору. Я мягко, почти нежно, спросил:

- Артксеркс, мльчик мой, это првд, что ты изучешь вычислительную мтемтику и политологию?

Он кивнул:

- И еще нтропологию.

Я проглотил восклицние отврщения:

- И првд, что ты ходишь н знятия?

- Д, сэр, простите меня. И в конце год, боюсь, мне не избежть похвльного лист.

У него в уголке глз здрожл слез, и по этому признку я с ндеждой отметил, что он хотя бы сознет глубину своего пдения.

Я скзл:

- Дитя мое, не можешь ли ты дже теперь отвернуться от порок и возвртиться к чистой и безмятежной жизни студент?

- Не могу, - он всхлипнул. - Я слишком длеко зшел. Мне уже никто не поможет.

Я попытлся ухвтиться з соломинку.

- Нет ли в этом колледже достойной женщины, что могл бы взять тебя в свои руки? Любовь достойной женщины в былые времен творил чудес и может сотворить их снов.

У него згорелись глз. Ясно было, что я нщупл нерв.

- Филомел Крибб, - выдохнул он. - Он солнце, лун и звезды, озряющие лучми глдь вод души моей.

- Аг! - скзл я. З этими сдержнными словми я ощутил скрытое чувство. - Он об этом знет?

- Кк я могу открыться ей? Д вес ее презренья меня рздвит.

- А если тебе бросить учить вычислительную мтемтику, чтобы не быть столь презренным?

Он покчл головой:

- Я слишком слбоволен.

Оствив его в покое, я решил рзыскть Филомелу Крибб.

Это не зняло много времени. В учебной чсти я узнл, что он усиленно знимется в комнде болельщиков-рзрядников с уклоном в хоровую деклмцию, Я ншел ее в студии подготовки болельщиков.

Терпеливо выждв, когд зкончится ритмик по топнью ногми и мелодик ободрительных визгов, я попросил покзть мне Филомелу. Он окзлсь блондинкой среднего рост, дышл здоровьем и исприной, при взгляде н ее фигуру у меня губы сми собой сложились сердечком. Д, в душе Артксеркс под толстым слоем школярских мерзостей еще тлели искорки тяги к прведной жизни студент.

Выйдя из душ и нцепив свою одежду цветов колледж, он подошл ко мне и был свеж, кк росистя лужйк.

Я срзу перешел к сути дел:

- Молодой Артксеркс считет вс строномической иллюминцией своей жизни.

Мне покзлось, что у нее кк-то смягчился взгляд.

- Бедняг Артксеркс. Он тк нуждется в помощи.

- Хорошя женщин могл бы ему ее предоствить, - укзл я.

- Я зню, - соглсилсь он, - и я хорошя - то есть мне тк говорили, - он очровтельно покрснел. - Но что я могу сделть? Я же не могу идти против биологии. Билл Мордугн его все время невероятно унижет. Он ему строит рожи н людях, толкет к стенке, выбивет из рук эти глупые книжки, и все это под злобный хохот зрителей. Вы же знете, кк это бывет, когд действует воздух пробуждющейся весны.

- О д, - скзл я с чувством, вспоминя счстливые дни, когд много, много рз приходилось мне держть пльто тех, кто сржлся. - Весенние битвы!

Филомел вздохнул:

- Я долго, долго ндеялсь, что Артксеркс восстнет против Билл Мордугн - может быть, ему помогл бы скмеечк под ноги, потому что Мордугн ростом в шесть футов шесть дюймов, но Артксеркс почему-то не хочет. Вся эт учеб, - ее передернуло, - ослбляет морльный дух.

- Несомненно. Но если бы вы помогли ему вылезти из этого болот...

- Сэр, я зню, что он в глубине души добрый и глубокомысленный юнош, и если бы я могл, я бы помогл ему. Но генетик моего тел доминирует, он тянет меня н сторону Билл. Билл - крсивый, мускулистый и победительный, против этих кчеств не может устоять сердце кпитн болельщиц.

- А если бы Артксеркс унизил Мордугн?

- Кпитн болельщиц, - скзл он, гордо выпрямляясь и демонстрируя удивительно плвные округлости своего фронтльного вид, - следует велению своего сердц, оно неизбежно покинет униженного и перейдет н сторону унижтеля.

И я понимл, что эти простые слов честня девушк произнесл от всей души.

Моя цель был прост. Если Артксеркс не посмотрит н мизерную рзницу в триндцть дюймов и сто десять фунтов и посдит Билл Мордугн в лужу (в буквльном смысле), Филомел достнется Артксерксу и обртит его в нстоящего мужчину, который твердо идет по жизни к почтенной стрости с кружкой пив и футболом по телевизору. Ясно, что это был рбот для Аззел.

Не помню, рсскзывл ли я вм об Аззеле. Это существо ростом дв снтиметр из ккого-то другого времени и мест, которое я могу вызвть тйными зклинниями, известными мне одному.

Аззел облдет возможностями, нмного превосходящими нши, но ему недостет умения жить в обществе, потому что он неимоверно эгоистичен и свои мелкие делишки считет выше моих вжных проблем.

В этот рз он явился, леж н боку, с зкрытыми глзми, нежно поглживя пустой воздух перед собой плвными движениями кисточки хвост.

- О Могучий! - позвл я его, потому что он всегд нстивл именно н тком обрщении.

Он открыл глз и издл режущий свист н пределе слышимости. Очень неприятно.

- Где Астрот? - вопил он. - Где моя прекрсня Астрот? Он же только что был в моих объятиях. Тут он зметил меня и произнес, скрипя зубкми:

- Тк это ты! Д понимешь ли ты, что позвл меня кк рз тогд, когд Астрот... Ведь теперь ни здесь, ни тм не будет ткой минуты!

- Нигде в мире, - соглсился я. - Но подумй, ведь когд ты мне немножко поможешь, ты сможешь вернуться в свой собственный континуум через полминуты после того, кк ты его оствил, Астрот к тому времени збеспокоится от того, что тебя нет, но еще не рссердится. А твое появление нполнит ее рдостью, и все, что было, может повториться еще рз.

Аззел секунду подумл, и зтем скзл тем тоном, который следовло трктовть кк блгодрность:

- У тебя умишко мленький, примитивный червь, но изобреттельный и изворотливый и может иногд пригодиться дже нм, облдющим мощным рзумом, но от природы простым и прямодушным. Ккя помощь тебе нужн?

Я объяснил существо дел относительно Артксеркс, Аззел подумл и скзл:

- Я мог бы увеличить мощь его мускулов. Я покчл головой:

- Дело не только в силе. Горздо вжнее искусство и хрбрость, их ему здорово не хвтет. Аззел возмущенно фыркнул:

- Тк мне что, ишчить нд его морльными кчествми, пок у меня хвост не отсохнет?

- А ты можешь предложить другое?

- Конечно, могу. Зря я, что ли, нстолько превосхожу тебя? Если твой друг-слбк не может непосредственно порзить врг, почему бы не попробовть эффективное уклонение?

- Ты имеешь в виду - быстро удрть? - Я покчл головой. - Я не думю, что это произведет хорошее впечтление.

- Я не говорил о бегстве. Я говорил об эффективном уклонении. Для этого придется только сильно сокртить время рекции, что делется достточно просто путем резкой концентрции сил. А чтобы он не тртил силы зря, это сокрщение будет вызывться выбросом дренлин. Это будет опертивно - другими словми, будет включться только в состоянии стрх, ярости или другого сильного чувств. Мне только ндо его увидеть, и я это сделю.

- Это просто, - скзл я.

Через четверть чс я был уже в комнте Артксеркс и дл Аззелу возможность понблюдть з ним из моего нгрудного крмн. Аззел порботл с его вегеттивной нервной системой с близкого рсстояния, потом вернулся к своей Астрот и к тому сомнительному знятию (кково бы оно ни было), которому собирлся предться.

В кчестве следующего шг я, тщтельно подделывясь под студент, мелом и печтными буквми, нписл письмо и подсунул его под дверь Билл Мордугн. Долго ждть не пришлось. Билл повесил н доске объявлений вызов, в котором Артксерксу предлглось встретиться с ним в бре "Похмелье чревоугодник", и Артксеркс знл, что откзться будет еще хуже.

Мы с Филомелой тоже пришли и держлись с крю толпы студентов, оживленно предвкушвших зрелище. Артксеркс, стуч зубми, время от времени зглядывл в принесенную с собой толстую книгу с нзвнием "Спрвочник по физике и химии". Дже в эту решющую минуту он был не в силх оторвться от пгубного пристрстия.

Билл Мордугн, во весь рост, в тщтельно порвнной футболке, под которой перектывлись нводящие ужс мускулы, скзл:

- Шнелль, мне довелось узнть, что ты рспрострняешь обо мне гнусную ложь. Я игрю честно, и потому перед тем, кк сровнять тебя с сфльтом, я тебе дм шнс опрвдться. Ты говорил кому-нибудь, что видел, кк я читл книгу?

- Я однжды видел тебя с комиксми, - скзл Артксеркс, - но ты их держл вверх ногми, и я не думл поэтому, что ты ее читл, и никому ткого не говорил.

- Ты говорил кому-нибудь, что я боюсь девчонок и что у меня нсчет них больше рзговоров, чем дел?

- Я слышл, кк однжды это говорили ккие-то девушки, но никогд никому не повторял, Билл.

Мордугн сделл пузу. Худшее было впереди.

- О`кей, Шнелль. Ты когд-нибудь говорил, что я - кбинетный зубрил?

- Нет, сэр! Что я н смом деле говорил, тк это то, что вы бсолютно необрзовнный.

- Итк, ты все отрицешь?

- Решительно.

- И признешь, что это все врнье?

- Во всеуслышние.

- И что ты - мерзкий лгун, трусливый врун?

- Безндежный.

- Тогд, - произнес сквозь стиснутые зубы Мордугн, - я тебя не убью. Я только сломю тебе прочку-другую твоих куриных ребрышек.

- Весенние битвы! - рдостно вопили студенты, окружя кольцом двух бойцов.

- Будет честня дрк! - объявил Билл, при всей своей жестокости, не отступющий от кодекс чести колледж, - Никто не должен помогть мне, и никто не должен помогть ему. Деремся один н один!

- Что может быть честнее? - отозвлся громкий хор публики.

- Сними очки, Шнелль, - скзл Мордугн.

- Нет! - хрбро ответил Артксеркс, в это время кто-то из зрителей сорвл у него очки с нос. - Эй, - вскрикнул Артксеркс, - ты помогешь Биллу!

- Ничего подобного. Я помогю тебе, - ответил студент, держщий в рукх очки.

- Но я же не могу рзглядеть Мордугн, - скзл Артксеркс.

- Не волнуйся, - ответил Билл, - ты меня отчетливо почувствуешь.

И не тртя больше слов, злепил молотоподобный кулк Артксерксу в челюсть.

Кулк просвистел в воздухе, и Билл провернулся н пол-оборот, в то время кк Артксеркс чуть отштнулся нзд, и кулк прошел н четверть дюйм в стороне.

Мордугн выглядел оздченно. Артксеркс выглядел ошеломленно.

- Лдно, - скзл Билл. - Теперь получй.

Он рвнулся вперед, и его руки зходили, кк штуны провой мшины. Артксеркс тнцевл н месте из стороны в сторону с крйне недоумевющим лицом, и я уже боялся, что он может простудиться от ветр, поднятого рукми Мордугн.

Билл явно устл. Мощня грудня клетк вздымлсь и опдл, кк кузнечные мех.

- Ты что ж это делешь? - спросил он с обиженным недоумением.

Но тут Артксеркс осознл, что он почему-то неуязвим. И он сделл шг вперед, поднял руку с книгой и влепил Мордугну звучную пощечину, скзв:

- Получй, зубрил!

Все кк один зрители резко выдохнули, Билл Мордугн кк с цепи сорвлся. Был видн только мощня мшущя, бьющя, вертящяся мшин, где-то в середине этого вихря - неуязвимя тнцующя цель. Но прошло несколько бесконечных минут, и в кругу стоял Мордугн, штясь от устлости и ловя ртом воздух, по его лицу текли ручьи пот. Перед ним стоял Артксеркс, свежий и невредимый. Он длее книгу не бросил.

И этой книгой он сильно двинул Билл в солнечное сплетение, когд Билл сложился пополм, обрушил ту же книгу ему н голову еще сильнее. Книг сильно пострдл, но зто Билл впл в счстливое беспмятство. Артксеркс близоруко огляделся и скзл:

- Тот мерзвец, что взял мои очки, пусть немедленно их вернет.

- Тк точно, мистер Шнелль, сэр! - отозвлся студент, который взял очки. У него н лице зстыл улыбк, кк н реклме зубной псты. - Вот они, сэр! Я их просто протер, сэр!

- Отлично. А теперь брызни отсюд. И ко всем прочим зубрилм тоже относится. Брысь!

Они выходили не по одному и не по порядку, довольно сильно толпясь и мешя друг другу, хотя были едины в желнии - окзться где-нибудь в другом месте. Остлись только Филомел и я.

Взгляд Артксеркс упл н взволновнно дышщую девушку. Подняв бровь, он слегк мхнул ей мизинцем. Он скромно подошл к нему, он повернулся н кблукх и вышел, он тк же скромно пошл вслед з ним.

Все кончилось хорошо. Артксеркс поверил в себя и для смоувжения больше не нуждлся в книгх. Все свое время он проводил н ринге и стл чемпионом колледж. Молодые студентки его боготворили, но он в конце концов женился н Филомеле.

Его успехи в боксе создли ему в колледже ткую репутцию, что он мог выбрть себе должность зместителя директор в большой компнии. Его острый ум всегд чуял, где можно добыть денежки, и потому он сумел добыть от Пентгон концессию н производство сидений для тулет и еще добвил к ней стоимость шйб, которые покупл в скобяных лвкх и продвл првительству.

Окзлось дже, что учеб в рнние зубрильские дни пошл ему н пользу. Мтемтик помогет подсчитывть прибыли, политическя экономия учит вычитть из нлогов суммы, не учтенные нлоговой инспекцией, нтропология весьм полезн для контктов с предствителями исполнительной влсти.

Я глядел н Джордж с недоверием:

- Получется, что в этом случе вше с Аззелом вмештельство пошло н пользу ккому-то бедняге?

- Рзумеется, - ответил Джордж.

- Но это знчит, что у вс есть неимоверно богтый знкомый, обязнный вм всем, что у него есть?

- Очень точное описние ситуции, стрин.

- Но ведь вы тогд, по всей видимости, могли бы хорошо у него перехвтить.

И тут Джордж нсупил брови.

- Вы в смом деле тк думете? Вы думете, что н свете существует ткя вещь, кк блгодрность? Вы думете, что есть ткие индивидуумы, которые, узнв, что их сверхъестественные способности к уклонению исходят от тяжких трудов строго друг, прольют н него дождь блгодеяний в нгрду?

- Знчит, Артксеркс этого не сделл?

- Вы првы. Когд я однжды к нему подошел с просьбой инвестировть десять тысяч доллров в одно мое предприятие, которое должно было дть стокртную прибыль - пршивых десять тысяч доллров я попросил у него, который их зрбтывет кждый рз, когд продет рмии десяток дешевых болтов и гек, - тк он велел лкею меня вышвырнуть.

- Но почему, Джордж? Вы не узнли почему?

- Случйно узнл. Видите ли, стрин, он предпринимет действия по уклонению при повышенном выделении дренлин, кк только возникет сильное чувство, ткое, кк стрх или ярость. Тк говорил Аззел.

- Ну тк что?

- И потому, когд Филомел под влиянием рссмотрения семейных финнсов чувствует неотвртимый нплыв либидо, он приближется к Артксерксу, у которого, в свою очередь, под влиянием ответной стрсти выделяется дренлин. И когд он подходит к нему и тянется его обнять со всем девичьим энтузизмом и смозбвением...

- Тк что же?

- Он уклоняется.

- А!

- Ей удется его коснуться не больше, чем Биллу Мордугну. Чем дольше это длится, тем сильнее его жжд, тем больше дренлин он выделяет при одном виде ее - и тем успешнее он от нее уклоняется. Конечно, он, в слезх отчяния, все же может нйти ккое-то утешение вне дом, но стоит ему попробовть пуститься в приключения з тесными рмкми семейной жизни, кк ничего не выходит. Он уклоняется от любой молодой женщины, которя пытется к нему приблизиться - пусть дже с чисто деловыми целями. Артксеркс живет в положении Тнтл - желнное вечно доступно, но никогд не дется в руки.

Голос Джордж поднялся до птетического возмущения:

- И из-з ткого мелкого неудобств он вышвырнул меня из дому!

- Но вы могли бы, - скзл я, - с помощью Аззел снять прокля... то есть этот др, которым вы пожелли его нгрдить.

- У Аззел сильное предубеждение против повторной рботы с одним и тем же объектом - не зню, почему. И к тому же зчем буду я окзывть дополнительные услуги человеку, который тк неблгодрен з уже окзнные? Вот возьмем вс, для контрст! Допустим, вы, хотя и известны своей прижимистостью, иногд одлживете мне пятерку - тк я могу вс зверить, что я все ткие вещи зписывю н клочкх бумги, которые повсюду лежт у меня дом, и все же - я вм хоть когд-нибудь окзл услугу? Нет ведь? Тк если вы мне помогете без всякой услуги взмен, почему бы ему, получившему от меня любезность, мне не помочь?

Я это обдумл. Потом скзл:

- Слушйте, Джордж. Двйте я и дльше буду обходиться без услуг. У меня все в жизни хорошо. И для того чтобы подчеркнуть, что я не нуждюсь ни в кких услугх, не одолжить ли мне вм десятку?

- Лдно, - скзл Джордж. - Если вы нстивете.

ГАЛАТЕЯ

По кким-то непонятным никому, особенно мне, причинм, я иногд делюсь с Джорджем своими смыми сокровенными чувствми. Поскольку Джордж облдет огромным и всеохвтывющим дром сочувствия, полностью рсходуемым н него смого, ткое знятие бесполезно, но я все рвно иногд это делю.

Может быть, в этот момент мое чувство жлости к смому себе нстолько меня переполняет, что ему нужен выход.

Мы тогд сидели после приличного обед в ожиднии клубничного пирог н Фзньей ллее, и я скзл:

- Джордж, я тк устл, я просто болен от того, нсколько эти критики не понимют и не пытются понять, что я делю. Мне неинтересно, что делли бы они н моем месте. Ясно, что писть они не умеют, то не тртили бы времени н критику. А если они хоть кк-нибудь умеют писть, то цель всех их критических потуг - хоть кк-то уязвить того, кто выше их. И вообще...

Но тут принесли клубничный пирог, и Джордж не преминул воспользовться возможностью перехвтить нить рзговор, что он сделл бы в любом случе, дже если бы (стршно подумть!) пирог не принесли.

- Друг мой, - скзл Джордж, - пор бы вм нучиться спокойно воспринимть превртности жизни. Говорите себе (и это будет првдой), что вши ничтожные писния ничтожно мло влияют н мир, и уж тем более не имеет никких последствий то, что скжут о них критики (если скжут вообще). Ткие мысли доствляют большое облегчение и предотврщют рзвитие язвы желудк. И уж тем более вы могли бы воздержться от подобных речей в моем присутствии, ибо могли бы понять, что моя рбот горздо весомее вшей, удры критики горздо рзрушительнее.

- Вы хотите скзть, что вы тоже пишете? - срдонически спросил я, вгрызясь в пирог.

- Отнюдь, - возрзил Джордж, вгрызясь в свой. - Моя рбот горздо вжнее. Я - блгодетель человечеств, непризннный, недооцененный блгодетель человечеств.

Готов был поклясться, что у него увлжнились глз.

- Я не понимю, - мягко скзл я, - кк чье-нибудь мнение о вс может окзться нстолько низким, что его можно нзвть недооценкой.

- Игнорируя эту издевку, поскольку от вс ничего другого не жду, я все же рсскжу вм, что я думю об этой крсвице, Бузинушке Мггс.

- Бузинушке? - переспросил я с оттенком недоверия.

Бузинушк - это было ее имя (тк говорил Джордж). Не зню, почему родители тк ее нзвли - может быть, он нпоминл им некоторые нежные моменты их предшествующих отношений, может быть, кк полгл см Бузинушк, они поддли млость бузинной нстойки, когд были зняты процессом, двшим ей жизнь. А инче у нее был шнс и не появиться н свет.

В любом случе ее отец, который был моим стрым другом, попросил меня быть ее крестным, и я не мог ему откзть. Естественно, что я относился к тким вещм серьезно и вполне ощущл возложенную н меня ответственность. В дльнейшем я всегд стрлся держться кк можно ближе к своим крестницм, особенно если они вырстли ткими крсивыми, кк Бузинушк.

Когд ей исполнилось двдцть, умер ее отец, и он унследовл приличную сумму, что, естественно, усилило ее привлектельность и крсоту в глзх свет. Я, кк вы знете, стою выше всей этой суеты вокруг ткого мусор, кк деньги, но я счел своим долгом зщитить ее от охотников з придным. Поэтому я взял себе з првило проводить с ней кк можно больше времени и чсто у нее обедл. В конце концов, он души не чял в своем дядюшке Джордже, и я никк не могу поствить это ей в минус.

Кк окзлось, Бузинушк не слишком нуждлсь в золотом яичке из семейного гнездышк, поскольку он стл скульптором и добилсь признния. Художествення ценность ее рбот не могл быть поствлен под сомнение хотя бы из-з их рыночной цены.

Я лично не вполне понимл ее творчество, поскольку мой художественный вкус весьм утончен, и я не мог слишком высоко оценивть рботы, создвемые для тех денежных мешков, которые могли себе позволить их покупть.

Помню я кк-то спросил ее, что предствляет собой одн из ее скульптур.

- Вот, видишь, - скзл он, - н тбличке нписно: "Журвль в полете".

Изучив этот предмет, который был сделн из чистейшей бронзы, я спросил:

- Д, тбличку я вижу. А где журвль?

- Д вот же он! - он ткнул в мленький зостренный конус, поднимвшийся из бесформенного бронзового основния.

Я внимтельно рссмотрел конус и спросил:

- Это журвль?

- А что же еще, стря ты рзвлин! - он любил ткие лсктельные прозвищ. - Это острие длинного журвлиного клюв.

- Бузинушк, этого достточно?

- Абсолютно! - твердо скзл Бузинушк. - Ведь не журвля предствляет эт рбот, вызывет в уме зрителя бстрктное понятие журвлиности.

- А, - скзл я, несколько сбитый с толку. - Теперь, когд ты объяснил, действительно вызывет. Но ведь нписно, что журвль в полете. Откуд это следует?

- Ах ты дуролом недоделнный! - воскликнул он. - Ты вот эту морфную конструкцию бронзы видишь?

- Вижу, - ответил я. - Он просто бросется в глз.

- Тк не стнешь же ты отрицть, что воздух, кк и любой гз, если н то пошло, является морфной мссой. Тк вот, эт морфня бронз есть кристльно ясное отржение тмосферы кк бстрктного понятия. А вот здесь, н передней поверхности бронзы - тонкя и бсолютно горизонтльня линия.

- Вижу. Когд ты говоришь, все тк ясно.

- Это бстрктное понятие полет через тмосферу.

- Змечтельно, - восхитился я. - Просто глз открылись от твоего объяснения. И сколько ты з это получишь?

- А, - он мхнул рукой, кк будто не желя говорить о тких пустякх. - Может быть, тысяч десять доллров. Это же ткя простя и очевидня рбот, что мне неловко зпршивть больше. Это тк, между прочим. Не то что вот это.

Он покзл н брельеф н стене, соствленный из джутовых мешков и кусков кртон, рзмещенных вокруг строй взбивлки для яиц, вымзнной чем-то нпоминющим зсохший желток.

Я взглянул с увжением:

- Это, рзумеется, бесценно!

- Я тк полгю, - ответил он. - Это тебе не новя взбивлк - н ней вековя птин. Я эту взбивлку н свлке ншл.

Потом, не могу до сих пор взять в толк почему, у нее здрожл нижняя губ, и он всхлипнул:

- О дядя Джордж!

Я срзу встревожился и, схвтив ее крсивую, сильную руку скульптор, с чувством пожл.

- В чем дело, дитя мое?

- Джордж, если бы ты знл, кк мне ндоело лепить эти простенькие бстркции только потому, что публике они нрвятся, - Он прижл костяшки пльцев ко лбу и тргическим голосом скзл: - Кк бы я хотел делть то, что мне н смом деле хочется, чего требует мое сердце художник.

- А что именно, Бузинушк?

- Я хочу экспериментировть. Я хочу искть новые нпрвления. Я хочу пробовть неиспробовнное, изведть неизведнное, исполнить неисполнимое.

- Тк кто же мешет тебе, дитя мое? Ты достточно богт, чтобы это себе позволить.

И тут он улыбнулсь, и ее лицо зсияло крсотой.

- Спсибо н добром слове, дядя Джордж. Н смом деле я себе действительно это позволяю - время от времени. У меня есть потйня комнт, в которой я хрню то, что может понять только вкус нстоящего художник. "Тот вкус, что привычен к черной икре", - зкончил он циттой.

- Мне можно н них посмотреть?

- Конечно, дорогой мой дядя. После того кк ты меня тк морльно поддержл, рзве я могу тебе откзть?

Он поднял тяжелую грдину, з которой был еле зметня потйня дверь, почти сливвшяся со стеной. Девушк нжл кнопку, и дверь см собой открылсь. Мы вошли, дверь з нми зкрылсь, и вся комнт осветилсь ярчйшим светом.

Почти срзу я зметил скульптуру журвля, выполненную из ккого-то блгородного кмня. Кждое перышко было н месте, в глзх светилсь жизнь, клюв приоткрыт и крылья полуприподняты. Кзлось, он сейчс взовьется в воздух.

- О Боже мой, Бузинушк! - вскрикнул я. - Никогд ничего подобного не видел!

- Тебе нрвится? Я это нзывю "фотогрфическое искусство", и мне оно кжется крсивым. Конечно, это чистый эксперимент, и критики вместе с публикой уржлись бы и уфырклись, но не поняли бы, что я делю. Они увжют только простые бстркции, чисто поверхностные и срзу понятные кждому, не то что это, для тех утонченных нтур, кто может смотреть н произведение искусств и чувствовть, кк его душу медленно озряет понимние.

После этого рзговор мне был предоствлен привилегия время от времени зходить в секретную комнту и созерцть те экзотические формы, что выходили из-под ее сильных пльцев и тлнтливой стеки. Я глубоко восхищлся женской головкой, которя выглядел точь-в-точь кк см Бузинушк.

- Я нзвл ее "Зеркло". Он отржет мою душу, ты с этим соглсен?

Я с энтузизмом соглшлся.

Думю, что блгодря этому он нконец доверил мне свой смый вжный секрет.

Кк-то я ей скзл:

- Бузинушк, у тебя есть... - я змешклся в поискх эвфемизм, приятель?

- Приятели? Х! - скзл он. - Они тут стдми ходят, эти кндидты в приятели, но н них дже смотреть не хочется. Я же художник! И у меня в сердце, в уме и в душе есть идельный обрз нстоящей мужской крсоты, которя никогд не может повториться во плоти и крови и звоевть меня. Этому обрзу, и только ему, отдно мое сердце.

- Отдно твое сердце, дитя мое? - мягко повторил я. - Знчит, ты его встретил?

- Встретил... Пойдем, дядя Джордж, я тебе его покжу. Ты узнешь мою смую большую тйну.

Мы вернулись в комнту фотогрфического искусств, и з еще одной тяжелой грдиной открылся льков, которого я рньше не видел. Тм стоял сттуя обнженного мужчины ростом шесть футов, и он был совершенн в кждом миллиметре.

Бузинушк нжл кнопку, и сттуя медленно зврщлсь н своем пьедестле, поржя своей глдкой симметрией и совершенными пропорциями.

- Мой шедевр, - скзл Бузинушк.

Я лично не слишком большой поклонник мужской крсоты, но н лице Бузинушки было нписно ткое смозбвенное восхищение, что я понял, кк переполняют ее обожние и любовь.

- Ты влюблен в этого... изобржемого, - скзл я, стрясь избегть упоминния о сттуе кк неодушевленном предмете и местоимения "он".

- О д! - прошептл он. - Для него я готов умереть. Пок есть он, все другие для меня противны и бесформенны. Прикосновение любого из них для меня мерзко. Только его хочу. Только его.

- Бедное мое дитя, - скзл я. - Извяние - не живое.

- Я зню, - ответил он сокрушенно. - Что же мне делть? Боже мой, что же мне делть?

- Кк это все грустно! - проговорил я вполголос. - Это похоже н историю Пигмлион.

- Кого? - спросил Бузинушк, будучи, кк истинный художник, длек от событий внешнего мир.

- Пигмлион. Это из древней истории. Пигмлион был скульптором, тким, кк ты, только мужского пол. И он тк же, кк и ты, извял крсивую сттую, только по свойственным мужчинм предрссудкм он извял женщину и нзвл ее Глтея. Сттуя был столь прекрсн, что Пигмлион ее полюбил. Видишь, все кк у тебя, только ты - живя Глтея, сттуя - извянный Пиг...

- Нет! - резко возрзил Бузинушк, - не жди, что я его буду нзывть Пигмлионом. Грубое, простецкое имя, мне нужно поэтическое. Я его нзывю, - голос ее пресекся, он глотнул и продолжил: - Хэнк. Что-то ткое мягкое есть в имени "Хэнк", что-то ткое музыкльное, чему отзывется см моя душ. А что тм дльше было с Пигмлионом и Глтеей?

- Обуревемый любовью, - нчл я, - Пигмлион взмолился Афродите...

- Кому-кому?

- Афродите, греческой богине любви. Он взмолился ей, и он, из хорошего к нему отношения, оживил сттую. Глтея стл живой женщиной, вышл змуж з Пигмлион, и они жили долго и счстливо.

- Гм, - промычл Бузинушк, - Афродиты этой, нверное, н смом деле нет?

- В действительности, конечно, нет. Хотя с другой стороны... - я не стл продолжть. Не было уверенности, что Бузинушк првильно поймет упоминние о моем двухснтиметровом демоне Аззеле.

- Плохо, - скзл он. - Вот если бы кто-нибудь мог оживить для меня моего Хэнк, превртить этот холодный, твердый мрмор в теплую мягкую плоть, я бы для него... О дядя Джордж, ты только предствь себе, кково было бы зключить в объятия Хэнк и почувствовть под лдонями мягкость, мягкость... - он чуть не мурлыкл н этом слове от вообржемого чувственного нслждения.

- Дорогя Бузинушк, - скзл я, - мне бы не хотелось вообржть, что это делю я см, но я понимю - ты ншл бы это восхитительным. Однко ты говорил, что, если бы кто-нибудь превртил мертвый твердый мрмор в живую мягкую плоть, ты бы что-то тм для него сделл. Ты имел в виду что-нибудь конкретное?

- Конечно! Ткому человеку я бы дл миллион доллров.

Я сделл пузу, кк и любой бы н моем месте - из чистого увжения к сумме - потом спросил:

- Бузинушк, у тебя есть миллион доллров?

- У меня дв миллион кругленьких бксов, дядя Джордж, - скзл он в своей простодушной и непосредственной мнере, - и я буду рд отдть в этом случе половину. Хэнк этого стоит, тем более что я всегд могу нляпть еще несколько бстркций для публики.

- Это ты можешь, - соглсился я. - Лдно, девочк, выше голову, и мы посмотрим, чем может тебе помочь дядя Джордж.

Это был явный случй для Аззел, тк что я вызвл моего мленького друг, который выглядит кк крмнное издние дьявол ростом в дв снтиметр, но с остриями рожек и зкрученным остроконечным хвостом. Он был, кк всегд, не в нстроении и стл тртить мое время н подробный и утомительный рсскз, почему именно он не в нстроении. Похоже было, что он знимлся кким-то искусством - тем, что в его смешном мирке считется искусством, но хотя он описывл это очень подробно, я тк ничего и не понял, кроме одного - что это было охяно критикми. Критики одинковы во всей вселенной - злобные и бесполезные все кк один.

Хотя, кк я думю, вы должны рдовться, что земные критики облдют хотя бы минимльными следми порядочности. Если верить Аззелу, то выскзывния критиков о нем длеко выходят з пределы того, что они позволяют себе говорить о вс. Н смый мягкий из примененных к нему эпитетов можно было отвечть только хлыстом. Я это вспомнил потому, что его жлобы н критиков очень нпоминют вши.

Я долго, хотя и с трудом, выслушивл его причитния, пок не улучил момент ввернуть свою просьбу об оживлении сттуи. От его визг у меня чуть уши не лопнули.

- Превртить кремниевый мтерил в углерод-водную форму жизни? А может быть, еще попросишь сотворить тебе плнету из экскрементов? Кк это превртить кмень в плоть?

- Уверен, что ты можешь измыслить способ, о Могучий, - скзл я. Ведь если ты сделешь столь невозможное и доложишь в своем мире, не окжутся ли критики кучкой глупых ослов?

- Они хуже, чем кучк глупых ослов, - буркнул Аззел. - Тк о них думть - это знчит безмерно их возвысить и незслуженно оскорбить ослов. Я думю, что они просто блдрговуины несчстные.

- Именно тк они и будут выглядеть. И все, что для этого нужно превртить холодное в теплое, твердое в мягкое. Особенно в мягкое. Т молодя женщин, которую я имею в виду, особенно хотел бы, обняв сттую, ощутить под своими рукми мягкую элстичность тел. Это вряд ли будет трудно. Сттуя - совершенное изобржение человеческого существ, и тебе ее только ндо нполнить мышцми, кровеносными сосудми, оргнми и нервми, обтянуть кожей - и готово.

- Вот всем этим зполнить, - проще простого, д?

- Вспомни, что ты выствишь критиков блдрговуинми.

- Хм, это стоит принять во внимние. Ты знешь, кк воняют блдрговуины?

- Нет, и не рсскзывй, пожлуйст. А я могу послужить тебе моделью.

- Моделью, шмоделью, - пробормотл он, здумывясь (не зню, где он берет ткие стрнные выржения). - Ты знешь, нсколько сложен мозг, дже ткой рудиментрный, кк у людей?

- Ну, - ответил я, - нд этим можешь особенно долго не стрться. Бузинушк - девушк простя, и то, что ей нужно от сттуи, не требует особого учстия мозг - кк я думю.

- Тебе придется покзть мне сттую и предоствить возможность изучить мтерил, - скзл он.

- Я тк и сделю. Только зпомни: сттуя должн ожить при нс, и еще он должн быть стршно влюблен в Бузинушку.

- Любовь - это просто. Только подрегулировть гормонльную сферу.

Н следующий день я нпросился к Бузинушке снов посмотреть сттую. Аззел, сидя у меня в крмне рубшки, время от времени оттуд высовывлся и тоненьким голосом фыркл. К счстью, Бузинушк смотрел только н сттую и не зметил бы, дже если бы с ней рядом толпились двдцть демонов нормльного рост.

- Ну и кк? - спросил я Аззел.

- Попробую, - ответил он. - Я его нчиню оргнми по твоему подобию. Ты, я думю, вполне нормльный предствитель своей мерзкой недорзвитой рсы.

- Более чем нормльный, - гордо ответил я. - Я выдющийся обрзец.

- Ну и отлично. Он получит свою сттую во плоти - мягкой н ощупь, теплой плоти. Ей только придется подождть до звтршнего полудня - по вшему времени. Ускорить процесс я не смогу.

- Понял. Мы с ней подождем.

Н следующее утро я позвонил Бузинушке.

- Деточк моя, я говорил с Афродитой.

Бузинушк переспросил взволновнным шепотом:

- Тк он существует н смом деле?

- В некотором смысле, дитя мое. Сегодня в полдень твой идельный мужчин оживет прямо у нс н глзх.

- О Господи! Дядя Джордж, вы меня не обмнывете?

- Я никогд не обмнывю, - ответил я, но должен признть, что несколько нервничл. Я ведь полностью звисел от Аззел, хотя, првд, он меня ни рзу не подводил.

В полдень мы об стояли перед льковом, глядя н сттую, он уствилсь в прострнство кменным взором. Я спросил:

- У тебя чсы покзывют точное время, моя миля?

- О д, дядя. Я их проверял по обсервтории. Остлсь одн минут.

- Преврщение может н минуту-другую здержться. В тких вещх трудно угдть точно.

- Богиня нверняк должн все делть вовремя, - возрзил Бузинушк. Инче ккой смысл быть богиней?

Это я и нзывю истинной верой, и тковя был вознгржден. Кк только нстл полдень, по сттуе прошл дрожь. Извяние постепенно порозовело, приобретя цвет нормльного тел. Медленно шевельнулся стн, руки опустились и вытянулись по бокм, глз поголубели и зблестели, волосы н голове стли светло-кштновыми и появились в нужных местх и количествх н теле. Он нклонил голову, и его взгляд остновился н Бузинушке, глядящей, не отрывя глз, и дышщей, кк пловец в конце зплыв.

Медленно, кзлось дже, что с потрескивнием, он сошел с пьедестл, сделл шг к Бузинушке, рскрыл объятия и выговорил:

- Ты - Бузинушк. Я - Хэнк.

- О Хэнк! - выдохнул Бузинушк, тя в его рукх.

Они долго стояли, зстыв в неподвижном объятии, потом он, сияя глзми в экстзе, взглянул н меня через его плечо.

- Мы с Хэнком, - скзл он, - н несколько дней здесь остнемся одни и устроим себе медовый месяц. А потом, дядя Джордж, я тебя нйду.

И он пошевелил пльцми, кк бы отсчитывя деньги.

Тут и у меня глз зсияли, и я н цыпочкх вышел из дому. Меня, откровенно говоря, неприятно порзил дисгрмоничня кртин - полностью обнженный мужчин, обнимющий полностью одетую женщину, однко я был уверен, что, кк только я выйду, Бузинушк эту дисгрмонию устрнит незмедлительно.

Десять дней я подождл, но он тк и не позвонил. Я не слишком удивился, поскольку считл, что он был слишком знят другим, но все же подумл, что тк кк ее эксттические ожидния полностью опрвдлись, причем исключительно з счет моих - ну, и Аззел - усилий, то будет только спрведливо, если теперь опрвдются и мои.

Итк, я нпрвился к ее убежищу, где покинул счстливую чету, и позвонил в дверь. Ее открыли очень нескоро, и мне дже уже нчл мерещиться кошмрня кртин, кк дв молодых существ довели друг друг до смерти во взимном экстзе. Но тут дверь с треском рспхнулсь.

У Бузинушки был вполне нормльный вид, если рзозленный вид может быть нзвн нормльным.

- А, это ты, - скзл он.

- Вообще-то д, - ответил я, - Я уже боялся, что ты уехл из город, чтобы продлить медовый месяц.

О своих мрчных предположениях я промолчл - из дипломтических сообржений.

- И что тебе ндо? - спросил он.

Не тк чтобы лопясь от дружелюбия. Я понимл, что ей не мог понрвиться причиненный мной перерыв в ее знятиях, но я считл, что после десяти дней небольшой перерыв будет очень кстти.

Я ответил:

- Ткой пустяк, кк миллион доллров, дитя мое. С этими словми я толкнул дверь и вошел. Он поглядел н меня с холодной ухмылкой и произнесл:

- Бубкес ты получишь, дядя, не миллион.

Я не зню, сколько это - "бубкес", но немедленно предположил, что нмного меньше миллион доллров. Оздченный и несколько здетый, я спросил:

- Кк? А в чем дело?

- В чем дело? - переспросил он. - В чем дело! Я тебе сейчс скжу, в чем дело. Когд я скзл, что хочу сделть его мягким, я не имел в виду мягким всегд и во всех местх.

И своими сильными рукми скульптор он вытолкнул меня з дверь и с грохотом ее зхлопнул, Потом, пок я, ошеломленный, стоял столбом, дверь рспхнулсь снов.

- А если ты еще сюд зявишься, я прикжу Хэнку рзорвть тебя н клочки. Он во всем остльном силен кк бык.

И я ушел. А что было делть?

Вот ткую критику получил моя рбот в искусстве. И вы еще утомляете меня своими мелкими жлобми.

Зкончив свою историю, Джордж тк сокрушенно покчл головой, что я ощутил прилив сочувствия. Я скзл:

- Джордж, я зню, что вы вините Аззел, но по-нстоящему прнишк все же не виновт. Вы сми немножко пережли нсчет мягкости.

- Тк это ведь он нстивл! - возмутился Джордж.

- Верно, но вы скзли Аззелу, что он может использовть вс в кчестве модели, и, конечно, с этим и связн неспособность...

Джордж прервл меня взмхом руки и уствился мне в глз.

- Ткое оскорбление, - процедил он сквозь зубы, - хуже потери миллион зрботнных доллров. И вы у меня сейчс это поймете, хотя я двно уже не в лучшей форме...

- Лдно, лдно, Джордж, примите мои глубочйшие извинения. Кстти, помните, я вм должен десять доллров?

Он, к моему счстью, помнил. Джордж взял бнкнот и улыбнулся.

ПОЛЕТ ФАНТАЗИИ

Обедя с Джорджем, я всегд помню, что рсплчивться ндо не кредитной крточкой, только нличными. Это дет Джорджу возможность следовть своей излюбленной привычке - якобы невзнчй прихвтывть принесенную официнтом сдчу. Я, со своей стороны, стрюсь, чтобы этой сдчи не было слишком много, и н чй дю отдельно.

Однжды мы с ним, отобедв в Ботхусе, шли обртно через Центрл-прк, День был хорош, хотя чуть-чуть жрковт, и мы присели отдохнуть н скмеечку в тени.

Джордж нблюдл з птичкой, которя по птичьему обыкновению вертелсь н ветке, потом взлетел и скрылсь в небе.

- В детстве, - зметил Джордж, - я стршно звидовл этим тврям: они могут прить в воздухе, я нет.

- Я думю, - подхвтил я, - что птицм звидует кждый ребенок. Д и взрослый тоже. Теперь, првд, люди нучились летть и лучше, и дльше птиц. Аэроплн без зпрвки и посдки облетет землю з девять дней. Ни одн птиц тк не может.

- А ккой птице это ндо? - с презрением возрзил Джордж. - Я же не говорю о сидении в летющей мшине или дже подвешивнии к прящему дельтплну. Это все - технологические протезы. Я-то имею в виду - летть смому: рспрвить руки, мягко взмыть в воздух и двигться по собственной воле.

Я вздохнул:

- Вы подрзумевете - освободиться от тяготения. И я когд-то мечтл об этом, Джордж. Мне однжды снилось, что я подпрыгнул, звис в воздухе и легкими движениями нпрвлял полет своего тел, потом мягко и плвно приземлился. Я знл, конечно, что это невозможно, и осознвл, что все это во сне. Но когд я во сне проснулся, окзлось, что я по-прежнему могу прить. И я решил, что рз я уже не сплю, знчит, я н смом деле летю. И тут я проснулся по-нстоящему и ощутил себя еще большим пленником грвитции, чем рньше. Ккое это было чувство потери, Джордж, ккое рзочровние! Я несколько дней не мог прийти в себя.

И тут, что можно было почти нверняк предскзть, Джордж ответил:

- Со мной было хуже.

- Неужели? У вс был ткой же сон, првд? Только побольше и получше?

- Сон?! Я не обрщю внимния н сны. Оствляю это стрым ббм и бумгомркм вроде вс. Я говорю о яви?

- То есть вы летли няву. Вы полгете, что я поверю, будто кто-то впустил вс в космический корбль?

- Ни в кком не в космическом корбле, прямо н земле. И не я, мой друг Бльдур Андерсон. Но лучше я вм рсскжу все по порядку.

Большинство моих друзей (нчл Джордж) - интеллектулы и профессионлы высокой пробы, к кковым, может быть, и вы себя относите, но Бльдур в это большинство не входил. Он рботл водителем ткси, особого обрзовния не имел, но глубоко увжл нуку. Он проводил в ншем любимом пивбре вечер з вечером, рссуждя о Большом взрыве, о зконх термодинмики, о генной инженерии и о многом другом. Он бывл мне блгодрен з объяснения по подобным вопросм и всегд нстивл, вопреки моим протестм (во что вы, зня меня, легко поверите), н своем прве плтить по счету.

В его личности был одн очень неприятня черт: он был неверующим. Я не имею в виду тех философствующих теистов, которые отрицют любые сверхъестественные проявления, объединяются в светские оргнизции гумнистического толк и печтют н языке, которого никто не понимет, сттьи в журнлх, которые никто не читет. От этих-то - ккой вред? Бльдур же приндлежл к той породе, которую в прежние времен нзывли "деревенский безбожник". Он вступл в споры в пивных с ткими же невежественными людьми, кк и он см, и споры быстро переходили в перебрнки н повышенных тонх и с личными хрктеристикми. Вот кк это обычно выглядело:

- Лдно, если ты ткой умный, головстик, тк скжи мне, где Кин ншел себе жену?

- Не твое дело, - отругивлся оппонент.

- Нет, где? Ведь Ев был единственной женщиной.

- А откуд ты знешь?

- Тк в твоей Библии скзно.

- Ничего тм ткого нет. Ты мне покжи, где тм нписно: "Ев был единственной женщиной н всей Земле".

- Это подрзумевется.

- Подрзумевется, видишь ли! Умник ншелся.

- От умник слышу!

Я пытлся урезонить Бльдур в моменты, когд он успокивлся.

- Бльдур, - говорил я ему, - нет смысл дискутировть о вопросх веры. Вы ничего не докжете, только созддите неприятности себе и другим.

Бльдур срзу же огрызлся:

- Мое конституционное прво не верить во всю эту кучу половы и об этом зявлять.

- Это верно, - соглшлся я, - но однжды один из этих джентльменов, что вон тм потребляют лкогольные нпитки, может двинуть вс рньше, чем остновится сопоствить свои действия с конституцией.

- Эти люди, - отвечл Бльдур, - должны подствлять другую щеку. Тк нписно в ихней Библии. Тм скзно: "Не шуми нсчет зл. Пусть себе живет".

- Они могут и позбыть.

- Тогд и я смогу з себя постоять.

И он и впрвду мог, потому что был здоровенный мускулистый мужик с тким носом, который принял н себя не одну сотню удров, и ткими кулкми, которые явно не оствляли без ответ подобные действия.

- Не сомневюсь в вших способностях, - соглшлся я, - но в религиозных спорх обычно несколько человек отстивют противоположную точку зрения и только один - вшу. Соглсовнные действия дюжины ребят могут превртить вс в нечто нпоминющее пульпу, И к тому же, - добвил я, - предположим, что вы победили в споре н религиозную тему. Тогд вы послужили причиной тому, что один из этих джентльменов потерял свою веру. Вы действительно хотите почувствовть свою ответственность з ткую потерю?

Бльдур несколько встревожился, поскольку в душе был добряком. Он скзл:

- Я же никогд ничего не говорю о нстоящих основх веры. Я говорю про Кин, про Иону, который ну никк не мог трое суток жить во чреве кит, и нсчет хождения по воде. А ничего ткого по-нстоящему оскорбительного я не говорю. Я же ничего никогд не скзл против Снт-Клус, верно? Дже был случй, тут один рспрострнялся нсчет того, что у Снт-Клус только восемь оленей, олень по кличке Рудольф Крсноносый никогд дже близко не подходил к этим сночкм. Я его тогд спросил: "Ты что, хочешь отнять у детишек Снт-Клус?" - и врезл ему рз. И еще я никому не позволю слов скзть против Морозки - Снежного человек.

Меня ткя чувствительность, рзумеется, тронул. Я его спросил:

- Бльдур, кк вы до ткого дошли? Что сделло из вс ткого фнтик неверия?

- Ангелы, - скзл он, резко помрчнев.

- Ангелы?

- Они. В рннем детстве я видел нгелов н кртинкх. Вы их когд-нибудь видели?

- Конечно.

- Тк у них крылья. У них руки и ноги, н спине - большие крылья. А я в детстве читл нучные книги, и тм нписно, что все существ, имеющие позвоночник, имеют четыре конечности. У них четыре плвник или четыре ноги, или две руки и две ноги, или две ноги и дв крыл. Иногд две здние ноги исчезют, кк у китов, или две передние, кк у киви, или все четыре, кк у змей. Но больше четырех конечностей не может быть ни у кого. Тк кк же у нгелов может быть шесть конечностей - две руки, две ноги и дв крыл? Хребет-то у них есть, верно? Они же не нсекомые или что-то вроде того? Я тогд спросил мму, он мне посоветовл зткнуться. С тех пор я много думл н эту тему.

Я подумл и ответил:

- Бльдур, по-моему, вы нпрсно тк буквльно воспринимете эти изобржения нгелов. Эти крылья - всего лишь символы того, что нгелы умеют перемещться с огромной скоростью.

- Д неужто? - уязвленно отозвлся Бльдур. - А вы спросите этих поклонников Библии, есть ли у нгелов крылья н смом деле. Они в этом более чем уверены. Они ткие тупые, что слов нсчет шести конечностей до них не доходят. А что до нгелов, то рз они умеют летть, почему тогд я не могу? Это нечестно.

Он ндул губы и, кзлось, сейчс зплчет. Мое доброе сердце толкнуло меня поискть слов утешения.

- К тому придет, Бльдур, - скзл я. - Когд вы умрете и попдете н небо, вы получите крылья вместе с нимбом и рфой и обретете умение летть.

- Вы верите в эту чушь, Джордж?

- Вообще-то нет, но ткя вер двл бы большое утешение. Почему бы вм не попробовть?

- Никогд в жизни, потому что это ненучно. Я всю жизнь хочу летть по-нстоящему, просто н рукх. И я думю, что нук может дть способ сделть это здесь, н Земле.

Я все еще пытлся его кк-то утешить и потому неосторожно (может быть, приняв н полбокл больше своего лимит) скзл:

- Уверен, что ткой способ нйдется. Он уствил н меня сверлящий и чуть-чуть нлитый кровью взгляд.

- Вы издеветесь? Нд мечтой моего детств?

- Нет-нет, - быстренько скзл я, тут же осознв, что он-то выпил н десяток боклов выше черты и что его првый кулк смым недвусмысленным обрзом подергивется. - Д рзве стл бы я смеяться нд детской мечтой или дже нд мнией взрослого? Просто у меня есть знкомый - э-хм - ученый, который может случйно знть способ.

Но он все еще кзлся недружелюбным.

- Тк вы его спросите, - скзл он, - и передйте мне, что он скжет. А то я не люблю тех, кто с меня смеется. Я вм не мльчик. Я-то с вс не смеюсь, нет? Я вм когд говорил про то, что вы всегд счет отпихивете мне?

Я поспешил покинуть опсную почву.

- Я немедленно проконсультируюсь со своим другом. Вы не беспокойтесь, я все устрою.

В общем и целом, я решил, что тк будет лучше всего. С одной стороны, не хотелось терять источник бесплтных выпивок, с другой стороны, еще меньше хотелось быть объектом недовольств Бльдур. Он не верил в библейские укзния любить вргов своих, блгословлять проклинющих тебя и делть добро ненвидящим тебя. Он твердо верил в то, что вргу своему ндо двть в глз.

Тк что я проконсультировлся с Аззелом, моим приятелем из другого мир. Я вм говорил когд-нибудь, что у меня есть... х д, говорил. Кк всегд, Аззел был в мерзком нстроении, когд я его вызвл. Он кк-то необычно держл хвост н отлете, и когд я об этом спросил, пустился в бешеные визгливые комментрии по поводу моей родословной, о которой он вообще ничего не мог знть.

Из всего этого я понял, что н него кто-то нступил. Он очень мленькое существо, всего дв снтиметр ростом, от корня хвост до кончиков рожек, и я сильно подозревю, что дже в своем мире он просто путется под ногми. Вот н него кто-то случйно и нступил, и то, что его просто не зметили, тк его и взбесило. Я попытлся его успокоить.

- Если бы ты умел летть, о Могучий, коему вся вселення плтит днь поклонения, ты был бы зщищен от нижйших из низших.

Это его несколько взбодрило. Последнюю фрзу он дже повторил, кк если бы стрлся зпомнить ее н потом. И ответил:

- Я могу летть, о Жуткя Мсс Бесполезной Плоти, и я бы взлетел, если бы зметил этого тип из низших клссов, кто в неуклюжести своей н меня свлился. Лдно, чего тебе ндо?

Он произнес эту фрзу ворчливым тоном, что прозвучло, кк дребезжние жести.

Я мягко скзл:

- Ты умеешь летть, о Возвышенный, но в моем мире есть люди, которые не умеют.

- В твоем мире нет людей, которые умеют. Они огромные, неуклюжие и рспухшие, кк и большинство из клсс туподркониконидов. Если бы ты имел понятие об эродинмике, Жлкое Нсекомое, ты бы знл...

- Я преклоняюсь перед твоим высшим зннием, о Мудрейший из Мудрых, но мне вдруг пришло н ум, что ты мог бы устроить что-то вроде нтигрвитции.

- Антигрвитции? Д ты себе предствляешь, кк...

- Необъятный Ум, - продолжл я, - позволишь ли ты тебе нпомнить, что ты это уже однжды выполнил?

- Помню, помню. Но это было только чстичное изменение. Нужн был, только возможность для некоторого лиц передвигться поверх куч змороженной воды, которыми изобилует твой дьявольский мир. А теперь ты, кк я понимю, просишь горздо большего.

- Совершенно верно. У меня есть друг, который хотел бы уметь летть.

- Стрнные у тебя друзья. - Он присел н собственный хвост - поз, которую он обычно принимл, когд хотел подумть, - и тут же подскочил, шипя и ругясь от боли, поскольку збыл о плчевном состоянии своей здней конечности.

Я подул ему н хвост, что кк будто помогло и несколько его успокоило.

Он скзл:

- Потребуется мехническое нтигрвитционное устройство, и я, конечно, его для тебя достну, но требуется еще содействие от центрльной нервной системы твоего друг - если у него тковя имеется.

- Я думю, что имеется, - ответил я, - но кк именно он должен содействовть?

Аззел змялся:

- Понимешь, он должен верить, что может летть. Через дв дня я посетил Бльдур в его скромной квртирке. Протянув ему устройство, я скзл:

- Вот.

Устройство не производило впечтления. Было оно величиной с кштн и, если поднести его к уху, довольно стрнно жужжло. Не зню, кков был у него источник энергии, но Аззел зверил меня, что он не иссякнет. Еще он говорил, что устройство должно соприксться с кожей летун, и потому я прикрепил к нему цепочку и сделл медльон.

- Вот, - повторил я, и Бльдур в сомнении отступил нзд. - Нденьте цепь н шею и носите под рубшкой. И под нижней рубшкой, если вы ее носите.

Он спросил:

- Джордж, что это?

- Антигрвитционный прибор, Бльдур. Последняя модель. Крйне нучно и полностью секретно. Не говорите никому ни в коем случе.

Он осторожно протянул руку.

- Это дл вм вш друг? Я кивнул:

- Нденьте это н шею.

Он нерешительно просунул голову в цепочку и, ободряемый мною, рсстегнул рубшку, пропустил медльон внутрь и снов зстегнулся.

- А теперь что?

- А теперь рсствьте руки и летите.

Он рсствил руки, но ничего не произошло. Он нсупился, и его мленькие глзки остро взглянули из-под кустистых бровей.

- Издеветесь?

- Нет! Вы должны поверишь в то, что полетите. Вы смотрели "Питер Пэн" - диснеевский мультик? Вот и скжите себе: "Я могу летть, я могу летть, я могу летть".

- Тк в мультике их еще посыпли волшебным порошком.

- Это ненучно. А то, что н вс ндето, крйне нучно. Скжите себе, что можете летть.

Бльдур окинул меня долгим, тяжелым взглядом. У меня, кк вы знете, хрбрость льв, но мне стло слегк не по себе. Я добвил:

- Бльдур, это требует времени. Вм ндо нучиться.

Все еще глядя н меня, он неуклюже рсствил руки и произнес: "Я могу летть. Я могу летть. Я могу летть".

И ничего не произошло.

- Прыгйте! - скзл я. - Дйте зтрвку!

Я сильно збеспокоился, знет ли Аззел н этот рз, что он делет.

Бльдур, по-прежнему с рсствленными рукми и устремленным н меня недружелюбным взглядом, подпрыгнул. Он взлетел примерно н фут, провисел, пок я посчитл до трех, и медленно спустился.

- Ого! - крсноречиво скзл он.

- Ого! - ответил я, не уступя в крсноречии.

- Я вроде бы тм плвл.

- И очень ловко, - зметил я.

- Аг. Эй, я умею летть. Двйте еще попробуем. И его волосы оствили н потолке ясно рзличимое жирное пятно. Он, потиря мкушку, вернулся н пол.

- Вм не следует поднимться выше четырех футов, - скзл я.

- Это здесь, в комнте. Двйте-к пойдем нружу.

- Вы с ум сошли? Вм что, ндо, чтобы видели, кк вы летете? Тк у вс тут же зберут н изучение нтигрвитционный прибор, и вы его уже никогд не увидите. Сейчс этот прибор и его секрет известны только моему другу.

- Лдно, тк что же мне делть?

- Летйте по комнте для собственного удовольствия.

- Не тк уж это много удовольствия.

- Не тк много? А сколько у вс его было пять минут нзд?

Моя несокрушимя логик, кк всегд, победил.

Должен признть, что, глядя н его свободные и ловкие движения в пустом прострнстве не слишком большой гостиной, я ощутил сильный порыв попробовть это смому. Однко я не был уверен, что он пожелет отдть прибор, глвное - у меня было сильное подозрение, что для меня прибор не срботет.

Аззел решительно откзывлся делть что бы то ни было непосредственно для меня. Кк он говорит в своей идиотской мнере, его блгодеяния должны приносить блго ближним. Я бы хотел, чтобы либо у него не было подобных дурцких идей, либо чтобы они были у моих ближних. Мне никогд не удвлось убедить облгодетельствовнных мной отплтить мне достточным количеством звонкой монеты.

Нконец Бльдур спустился н один из стульев и смодовольно спросил:

- Вы говорите, у меня получется, потому что я верю?

- Совершенно верно, - ответил я. - Это полет фнтзии.

Мне понрвился этот клмбур, но Бльдур, к сожлению, был лишен юмористического слух - если ввести этот термин по нлогии с музыкльным. Он скзл:

- Видите, Джордж, нсколько лучше верить в нуку, чем во всю эту фигню нсчет неб, нгелов и крыльев.

- Совершенно верно, - соглсился я. - Не пойти ли нм куд-нибудь пообедть и чего-нибудь выпить?

- Непременно, - ответил он, и мы превосходно провели оствшийся вечер.

Но дльше все почему-то пошло не очень хорошо. Н Бльдур, похоже, опустилсь тумння звес мелнхолии. Он оствил свои прежние мест охоты и ншел новые источники живой воды.

Мне это было все рвно. Новые мест бывли не в пример лучше стрых, и в них подвли отличный сухой мртини. Но из любопытств я спросил почему.

- А я не могу больше спорить с этими болвнми, - уныло ответил Бльдур. - Меня все подмывет их спросить: вот я умею летть, кк нгел, тк собирются ли они мне молиться? И поверят ли они мне? Они верят во все эти волшебные скзки нсчет говорящих змеев и обрщенных в соляной столб дм - это пожлуйст. Но мне они не поверят - можете голову двть н отсечение. Потому я и держусь от них подльше. Дже в Библии скзно: "Не штйся с придуркми и не сиди в совете недоумков".

Время от времени он срывлся:

- Я не могу это делть у себя дом. Тм просто нет мест. Я не чувствую полет. Я должен подняться в открытое небо. Я хочу взлететь в воздух и полетть кк следует.

- Вс увидят.

- Я могу ночью.

- Ночью вы врежетесь в холм и убьетесь.

- Я поднимусь повыше.

- А что вы тогд увидите ночью?

- Я нйду место, где нет людей.

- Где, - спросил я, - где в нше время нет людей?

В этот день снов победил моя неопровержимя логик, но он стновился все несчстнее и несчстнее и, нконец, не покзывлся мне н глз несколько дней. Дом его не было. В его грже мне скзли, что он взял двухнедельный отпуск, н который имел прво, и где он сейчс - они не знют. Не то чтобы мне не хвтло его щедрости - если и д, то не очень но я был обеспокоен мыслями о том, н ккие необдумнные поступки могл подвигнуть его тяг к прению в воздухе.

В конце концов он вернулся к себе домой и позвонил мне. Я еле-еле узнл его потерянный голос, и, конечно же, когд он скзл, что я ему очень нужен, я немедленно поспешил к нему.

Он сидел у себя в комнте, ндломленный и печльный.

- Джордж, - скзл он. - Джордж, мне не следовло никогд этого делть.

- Чего, Бльдур? И тут его прорвло.

- Помните, я говорил вм, что хочу нйти безлюдное место?

- Помню.

- Мне пришл в голову мысль. Я выбрл время, когд по прогнозу ожидлось несколько ясных дней, и поехл ннимть смолет. Знете, есть ткие эропорты, где можно ннять смолет з деньги - кк ткси, только летющее.

- Зню, зню, - подтвердил я.

- Ну, я попросил этого прня отлететь з пригороды и полетть нд сельской глушью. Скзл, что хочу полюбовться пейзжми. Н смом-то деле я хотел нйти по-нстоящему безлюдное место, когд нйду, узнть, кк оно нзывется, чтобы потом вернуться туд одному и полетть вслсть.

- Бльдур, - скзл я, - с неб нельзя это рспознть. Место сверху покжется вм пустым, н смом деле тм полно нроду.

Он горько ответил:

- Теперь-то что толку мне это говорить. - Он сокрушенно покчл головой, вздохнул и продолжил: - Это был нстоящий допотопный эроплн. С открытой кбиной спереди и открытым местом для пссжир сзди. Я высунулся подльше, чтобы посмотреть, нет ли внизу шоссе, или втомобилей, или ферм. Для удобств я отстегнул ремень - я же умею летть и высоты не боюсь. Только я высунулся, кк тут летчик, не зня про то, зложил вирж, и эроплн нклонился кк рз н ту сторону, куд я высунулся. Я не успел ни з что схвтиться и просто выпл.

- О Господи! - произнес я.

Рядом с Бльдуром стоял жестянк с пивом, и он ждно к ней припл. Вытерев рот тыльной стороной руки, он спросил:

- Джордж, вы когд-нибудь выпдли из смолет без пршют?

- Нет, - ответил я. - Теперь, когд вы спросили, я припоминю, что никогд дже и не пробовл.

- Попробуйте кк-нибудь, - скзл Бльдур, - это довольно знятно. Для меня это случилось полностью неожиднно. Я довольно долго не мог сообрзить, что же случилось. Вокруг был воздух, земля вроде кк вертелсь у меня нд головой туд и сюд, и я см себя спросил, что это з чертовщин. А потом я почувствовл ветер, все сильнее и сильнее, только непонятно было, откуд он дул. И тогд мне в голову стукнуло, что это же я выпл. И тут я скзл себе: "Я пдю. Эй, я пдю!" А земля стновилсь ближе, и был внизу, и я очень быстро спусклся. Хотелось зкрыть глз, но я понимл, что пользы с того не будет.

И можете мне поверить, Джордж, я з все это время дже не вспомнил, что умею летть. Я был тк удивлен, что мог бы и погибнуть. Но когд я почти уже упл, я все вспомнил и тогд скзл себе: "Я могу летть! Я могу летть!" И это, понимете, получилось кк ктние н пружинных кчелях. Будто воздух ко мне привязли сверху, и он меня тормозил вроде большой резиновой ленты. И уже нд верхушкми деревьев я летел медленно-медленно и подумл: вот сейчс время прить. Однко я вроде кк устл, тк что я вытянулся, еще змедлился и очень плвно и мягко встл н землю.

И вы были првы, Джордж. Сверху кзлось, что все пусто, когд я спустился н землю, тм уже собрлсь целя толп, и рядом был ккя-то вроде церковь, я ее сверху не зметил из-з деревьев.

Бльдур зкрыл глз и пострлся унять судорожное дыхние.

- Что случилось, Бльдур? - нконец спросил я.

- Никогд не угдете, - ответил он.

- Не собирюсь гдть, - ответил я. - Скжите, д и все.

Он открыл глз и скзл:

- Они вылезли из церкви - нстоящей церкви, где читют Библию, - и один из них пл н колени, поднял руки к небу и звопил: "Чудо! Чудо!", - все остльные вслед з ним. Вы ткого шум никогд не слышли. А другой ккой-то подошел ко мне - толстый ткой коротышк - д и говорит мне: "Я доктор. Что тут у вс случилось?" Я и не знл, что ему скзть. Кк объяснить, если ты с неб свлился? Они уже стли меня в нгелы зписывть. Тк что пришлось скзть првду: "Я случйно свлился с смолет". А они снов звопили про чудо.

А доктор тогд и говорит: "У вс был пршют?" А кк я ему скжу, что у меня был пршют, если никкого пршют близко нет? "Нету", - говорю. А он говорит: "Все тут видели, кк вы медленно спусклись и мягко приземлились". А тут другой ккой-то - потом выяснилось, что причетник местной церкви - говорит тким стрнным голосом, вроде кк звывет: "Ибо рук Господ его поддержл".

Этого уже я не выдержл и говорю: "Ни фиг. Это нтигрвитционный прибор", А доктор н меня: "Ккой-ккой?" - "Антигрвитционный", - говорю. А он ржет, кк будто я невесть кк сострил, и говорит: "Я бы н вшем месте держлся гипотезы о руке Господ".

А тем временем пилот н своем эроплне приземлился, белый кк бумг, и твердит кк попугй: "Я не виновт. Этот дурень отстегнул ремень". Тут он меня увидел и зруглся тк, что вообрзить невозможно. "Ты, - говорит. Кк ты сюд попл? У тебя ж ни хрен пршют не было". Тут все вокруг зпели что-то вроде пслм, причетник хвтет пилот з руку и объясняет, что рук Господ меня спсл, и спсл потому, что у меня в мире есть ккя-то рбот неимоверной вжности, и что-то вроде того, что кждый в его пстве в этот великий день еще больше поверил в неусыпное попечение Господ н троне Его, и кк печется Он о смом млом из нс, и прочее в том же роде.

Он дже меня зствил об этом здумться - о том то есть, что я спсся для чего-то вжного. Тут еще пчк докторов подвлил д еще корреспонденты, не зню уж, кто их всех позвл, и они меня рсспршивли до тех пор, пок у меня вроде крыш уже поехл, тогд их остновили доктор и повезли меня в больницу н обследовние.

- Вс н смом деле положили в больницу? - тупо переспросил я.

- И ни н секунду не оствляли одного. Меня тиснули в местной гзете под крупным зголовком, и приехл ккой-то ученый из Рутжерс или кк-то в этом роде. Я ему скзл про нтигрвитцию, и он рсхохотлся. А я ему говорю: "Вы же ученый, неужели вы тоже верите в чудо?" А он отвечет: "Есть много ученых, что верят в Бог, но нет ни одного, который верил бы в нтигрвитцию и вообще в то, что он возможн". А потом говорит: "Вы мне покжите, мистер Андерсон, кк это рботет, и я переменю мнение".

И оно, конечно, не рботло, и до сих пор не рботет.

К моему ужсу, Бльдур зкрыл лицо рукми и зрыдл.

- Возьмите себя в руки, Бльдур! - скзл я. - Должно рботть.

Он покчл головой и сдвленным голосом скзл:

- Нет, не рботет. Оно рботло, пок я в это верил, я больше не верю. Все говорят, что это было чудо. В нтигрвитцию не верит никто. Они все ржут, ученый скзл, что прибор - это просто кусок метлл без источник питния и оргнов упрвления, что нтигрвитция невозможн из-з Эйнштейн, который теория относительности. Джордж, мне ндо было вс слушться. Теперь я никогд не смогу летть, потому что потерял веру. Может быть, никкой нтигрвитции не было, просто Бог решил почему-то действовть через вс. Я уверовл в Бог и потерял веру в нуку.

Бедняг. Он и в смом деле больше никогд не летл. Устройство он мне вернул, и я отдл его Аззелу.

Вскоре Бльдур оствил рботу, переехл поближе к той церкви, где приземлился, и теперь служит тм дьяконом. Он тм в большом почете, ибо они считют, что н нем почиет десниц Господня.

Я посмотрел н Джордж испытующим взглядом, но н его лице, кк и всегд при упоминнии Аззел, не отржлось ничего, кроме смой простодушной искренности.

- Джордж, - спросил я, - это было недвно?

- В прошлом году.

- Со всем этим шумом нсчет чуд, толпми корреспондентов и ршинными зголовкми в гзетх?

- Совершенно верно.

- Кк вы тогд объясните, что я ничего подобного в гзетх не видел?

Джордж полез в крмн, достл пять доллров восемьдесят дв цент сдчу, которую он ккуртно собрл, когд я рсплтился з обед двумя бумжкми в двдцть и десять доллров. Бнкнот он отложил отдельно и скзл:

- Пять доллров ствлю, что смогу объяснить. Ни минуты не колеблясь, я скзл:

- Отвечю пятью доллрми, что не сможете.

- Вы, - скзл он, - читете только "Нью-Йорк тймс", верно?

- Верно.

- А "Нью-Йорк тймс", из почтения к той публике, которую он нзывет "нш интеллектульный читтель", все сообщения о чудесх помещет мелким шрифтом н тридцть первой стрнице, рядом с реклмой купльников-бикини, тк ведь?

- Возможно, но почему вы не можете предположить, что я читю дже смые мелкие сообщения о новостях?

- Д потому, - торжествующе объявил Джордж. - Все же знют, что ничего, кроме смых крупных зголовков, вы не змечете. Вы же проглядывете "Нью-Йорк тймс" только в поискх упоминния своей фмилии.

Немного подумв, я дл ему еще пять доллров. Хотя скзнное им и было непрвдой, это, кк я понимл, вполне могло быть общепринятым мнением, с ним спорить бессмысленно.

СУМАСШЕДШИЙ УЧЕНЫЙ

Обычно мы с Джорджем встречемся где-нибудь н нейтрльной территории - в ресторне или н прковой скмейке, нпример. Причин этого прост: моя жен не хочет видеть его у нс дом, поскольку он, кк он считет, "хлявщик" - слово, зимствовнное у млдшей дочери и ознчющее нелестную хрктеристику любителя дрмовщинки. Я с этим соглшюсь. К тому же он совершенно иммунн к его обянию, я, по ккой-то необъяснимой стрнности, - нет.

Но в тот день моя блговерня супруг был в отсутствии, и Джордж об этом знл, поэтому он зшел вечером. Я не решился выствить его з дверь и был вынужден приглсить в комнту, изобржя гостеприимство, нсколько был н это способен. Способен же я был н немногое, поскольку меня стршно поджимл срок сдчи рсскз и большя куч невычитнных грнок.

- Вы не против, ндеюсь, - спросил я, - если я снчл зкончу эту рботу? Возьмите пок ккую-нибудь книжку почитть - вон тм, н полкх.

Я не ндеялся, что он возьмет книгу. Он посмотрел снчл н меня, потом покзл н грнки и спросил:

- И двно вы зрбтывете н жизнь вот этим?

- Пятьдесят лет, - промямлил я.

- И не ндоело? - спросил он. - Почему бы не бросить?

- Потому что, - с большим достоинством ответил я, - мне приходится зрбтывть деньги для поддержки своих друзей, имеющих привычку постоянно обедть з мой счет.

Я хотел его уколоть, но Джордж непробивем. Он скзл:

- З пятьдесят лет писний о сумсшедших ученых у человек мозги могут усохнуть в горошинку.

А вот ему меня удлось уколоть. И я довольно резко ответил:

- Историй о сумсшедших ученых я не пишу. И никто из фнтстов, рботющих н уровне хоть чуть-чуть выше комикс, этого не делет. Рсскзы о сумсшедших ученых писли во времен нендертльцев и примерно с тех пор больше не пишут.

- А почему?

- А потому что это уже не носят. А глвное, что сумсшествие ученых это общепринятя бнльность в среде смых необрзовнных и огрниченных людей. Сумсшедших ученых не бывет. У некоторых может проявляться свойствення гениям эксцентричность - бывет, но сумсшествие - никогд.

- Ну уж, - возрзил Джордж. - Я знвл одного ученого-псих. Пол-Сэмюэл Иствуд Хэрмн, Он дже по иницилм был П.С.И.Х. Слыхли вы о нем?

- Никогд, - ответил я, демонстртивно вперивясь взглядом в грнки.

- Я бы не нзвл его клиническим больным, - продолжл Джордж, полностью игнорируя мои действия, - но всякий средний, огрниченный, обыкновенный обывтель - вот вы, нпример, - признл бы его сумсшедшим. Я вм рсскжу, что с ним произошло...

- В другой рз, - взмолился я.

Несмотря н вшу любительскую попытку изобрзить знятость (говорил Джордж), я вижу, что вы сгорете от нетерпения услышть историю, и я не буду вс больше мучить, приступю прямо к рсскзу. Мой добрый приятель Пол-Сэмюэл Иствуд Хэрмн был физиком. Ученую степень он получил в Медведоугле, штт Теннесси, и во времен, о которых я рсскзывю, знимл должность профессор физики в Недоумлендском подготовительном колледже с физическим уклоном для умственно отстлых студентов.

Мы с ним иногд звтркли в столовой колледж н углу Дрекселя и веню Д, тм, где с лотк торгуют блинми. Мы обычно сидели н вернде и ели блины, иногд кныш, и он изливл мне душу.

Он был блестящим физиком, но желчным человеком. Мои познния в физике зкнчивются где-то около времени Ньютон и Декрт, поэтому я не мог лично судить о том, нсколько он блестящий физик, но он мне об этом говорил см, тк один блестящий физик всегд сможет рспознть другого.

А желчность его вызывлсь тем, что его не принимли всерьез. Он мне говривл:

- Джордж, в мире физики все определяется связями. Если бы у меня был ученя степень получення в Грврде, диплом Йэля, или МИТ, или Клтех, или дже из Колумбийского университет, весь мир ловил бы кждое мое слово. А степень присуждення в Медведоугле, и кфедр в Недоумлендском ПКУО, я должен признть, впечтляют горздо меньше.

- Я тк понимю, что Недоумленд не входит в Лигу Плющ.

- И вы не ошибетесь. Он именно что не входит. Горздо хуже: у него нет дже футбольной комнды. Но, - добвил он, кк бы см отводя это обвинение, - у Колумбийского тоже нет, и все рвно меня просто игнорируют. "Физикл ревью" не печтет моих исследовтельских рбот. Они блестящие, революционные, они ксются смих основ мироздния, - тут у него в глзх появился тот блеск, из-з которого примитивные люди вроде вс считли его психом, - но ведь не только Ф.Р., но и "Америкнский космологический журнл", и "Коннектикутский журнл по взимодействиям чстиц" и дже "Лтвийское общество недопустимых мыслей" их не берут!

- Это плохо, - отозвлся я, пытясь угдть, зплтит ли он еще з один кртофельный кныш, которые в этой збегловке делли превосходно. - А вы пробовли печтться смостоятельно?

- Я действительно бывл близок к отчянию, - возрзил он, - но у меня есть гордость, Джордж, и я ни з что не стну плтить деньги, чтобы нпечтть свою теорию, которя потрясет мир.

- А кстти, - спросил я из прздного, в общем-то, любопытств, - в чем состоит вш теория, которя должн потрясти мир?

Он оглянулся по сторонм, проверяя, что в пределх слышимости нет ни одного его коллеги. К счстью, по соседству нходились только несколько потрепнных индивидуумов, знимвшихся детльной инспекцией мусорных бков, и тщтельное визульное исследовние позволило с достточной степенью уверенности зключить, что никто из них не был членом ученого совет Недоумлендского ПКУО.

- Я не буду вдвться в детли, - зявил он, - поскольку должен думть о приоритете. Дело в том, что мои кдемические собртья, весьм достойные люди во многих отношениях, без млейшего сомнения, сопрут любую интеллектульную собственность у кого угодно. Потому я опущу все рсчеты и нмекну только о результтх. Я полгю, вы знете, что достточня энергия в достточной концентрции порождет электронно-позитронную пру, или, в более общем случе, произвольную пру "чстиц-нтичстиц".

Я вдумчиво кивнул. В конце концов, стрин, я однжды проглядел ккое-то из вших эссе н нучную тему, и тм что-то ткое было.

А Хэрмн продолжл:

- Эти чстиц с нтичстицей отклоняются мгнитным полем, одн нлево, другя нпрво, и если они нходятся в глубоком вкууме, то рзделяются нвечно, не преврщясь снов в энергию, поскольку в этом вкууме им не с чем взимодействовть.

- А, - скзл я, провожя мысленным взором эту мелюзгу в глубокий вкуум. - Вот это очень верно. Он продолжл:

- Но урвнение, которому они подчиняются, рботет в обе стороны, и я это могу докзть изящнейшей цепочкой рссуждений. Другими словми, можно создть пру "чстиц-нтичстиц", хорошо рзделенную, в глубоком вкууме - без добвления энергии, поскольку их формльное движение смо вырбтывет энергию. Инче говоря, из вкуум можно извлечь неогрниченную энергию, исполнить вековую мечту человечеств о лмпе Алддин. Я могу только предполгть, что генильный втор этой средневековой рбской скзки предугдл мою теорию и применил ее.

Только не ндо перебивть меня дурцкими нпыщенными возглсми о зконе сохрнения энергии, который якобы зпрещет подобный эффект. И не ндо ничего говорить о невозможности обрщения времени и нрушении обоих нчл термодинмики. Я только передю вм то, что говорил Хэрмн, и делю это без редктировния. А теперь вернемся к моему рсскзу - д, д, вм удлось меня несколько здеть.

Н слов Хэрмн я здумчиво ответил:

- Друг мой Пол-Сэмюэл, ведь то, что вы говорите, подрзумевет либо обрщение времени, либо нрушение одновременно первого и второго нчл термодинмики.

Н это он ответил, что н субтомном уровне обрщение времени возможно, зконы термодинмики имеют сттистическую природу и к отдельным чстицм не приложимы.

- Тогд почему, друг мой, - спросил я, - вы не рсскжете миру об этом вшем открытии?

- В смом деле, почему? - фыркнул Хэрмн. - Вот тк просто - пойти и рсскзть. Кк вы думете, что будет, если я поймю з пуговицу коллегу-физик и рсскжу ему то, что вм сейчс? Он збормочет нсчет обрщения времени и зконов термодинмики, вот кк вы, и быстренько смоется. Нет! Я должен опубликовть свою теорию подробно и в престижном журнле с высокой нучной репутцией. Вот тогд н нее в смом деле обртят внимние.

- Тогд почему вы не публикуете... Он не дл мне зкончить:

- Д потому что ккой из этих смодовольных редкторов или референтов без единой извилины примет мою сттью, если в ней будет хоть что-нибудь необычное? Д знете ли вы, что Джеймс П.Джоуль не мог нпечтть свою сттью по сохрнению энергии ни в одном нучном журнле, потому что он был пивовром? Д вы знете, что Оливер Хевисйд не мог никого убедить обртить внимние н свои вжнейшие сттьи, поскольку был смоучкой и употреблял не совсем обычную мтемтическую символику? И вы думете, что моя сттья, сттья ккого-то нучного сотрудник из Недоумлендского ПКУО, может быть нпечтн?

- Плоховто, - скзл я из чистой симптии.

- Плоховто? - скзл он, сбрсывя мою руку, которой я его приобнял з плечи. - Это все, что вы можете скзть? Д вы понимете, что стоит мне только нпечтть сттью, кк все, кто ее прочтет, поймут, что я имею в виду, и прослвят ее кк величйшее исследовние по квнтовой теории з все время ее существовния? Д вы понимете, что мне тут же ддут Нобелевскую премию и кнонизируют нрвне с Альбертом Эйнштейном? И лишь потому, что ни у кого из этого нучного истеблишмент не хвтет духу и мозгов рспознть гения, я обречен лежть в безвестной могиле непризннным, непонятым и неотпетым.

Это меня тронуло, стрин, хотя я не очень понимл, почему Хэрмн не получит отпевния и почему оно тк ему нужно. Не мог себе предствить, что хорошего будет его мертвому телу, если н его могиле будет грохотть и звывть дже целя рок-групп.

Я скзл:

- Знете, Пол, я мог бы вм помочь.

- А, - скзл он с оттенком горечи в голосе. - Вы, нверное, троюродный брт редктор "Физикл ревью", или вш сестр - его любовниц, или вы случйно узнли, ккими мерзкими способми он зхвтил свой нынешний пост, и нмерены...

Я остновил его повелительным жестом руки.

- У меня свои методы, - веско скзл я. - Вш сттья будет нпечтн.

И я этого добился, поскольку у меня есть способ связться с внеземным существом дв снтиметр ростом, которого я нзывю Аззел и которое облдет сверхъестественными возможностями блгодря хорошо рзрботнной технологии...

Я вм про него рсскзывл? А я вс не предупреждл, что вм может сильно не поздоровиться, если он услышит вше "до тошноты", которое вы упрямо и грубо прибвляете к подобным утверждениям?

Кк бы тм ни было, я с ним связлся, и он явился, кк всегд, в крйнем рздржении. Он очень мл по срвнению с человеческими существми ншей плнеты и, что еще вжнее, горздо меньше по срвнению с рзумными существми его плнеты, у которых, кк мне удлось узнть, длинные, изогнутые, острые рог, не зчтки телячьих рожек, кк у Аззел. Я отношу его рздржительность з счет глубокого комплекс неполноценности, вызвнного этим обстоятельством. Человек с моими широкими взглядми может это понять и посочувствовть ткой ситуции, поскольку его огорчения для меня полезны. В конце концов, он выполняет мои просьбы лишь потому, что для него это шнс блеснуть своим могуществом, н которое в его мире всем нплевть.

Но н этот рз его недовольство исприлось немедленно, кк только я объяснил ситуцию. Он здумчиво скзл:

- Этот бедняг обнружил, что нходится не в рвном положении с редкторми?

- Похоже, что тк, - подтвердил я.

- Не удивляюсь, - скзл Аззел. - Редкторы - все кк один сдисты. И очень приятно было бы хоть рз с ними поквитться. Нсколько был бы этот мир лучше, чище и честнее, - его голос прервлся от волнения, - если бы удлось зкопть кждого редктор в кучу вонючего мрдрм, хотя вонь и стршно усилилсь бы.

- Откуд ты тк хорошо знешь редкторов? - спросил я.

- А кк же инче? - ответил он. - Однжды я нписл трогтельнейший рсскз об истинной любви и высокой жертвенности, этот неимоверно тупой...

Тут он мхнул ручкой и перевел рзговор:

- Тк ты говоришь, что н вших здворкх вселенной редкторы точно ткие же, кк и в ншем цивилизовнном мире?

- Очевидно, тк, - скзл я. Аззел покчл головой:

- Воистину подобны друг другу все рзумные сообществ. Поверхностно мы рзличемся, у нс рзное биологическое оформление, строение ум, чувство морли но в основх - нпример, в свойствх редкторов - мы одинковы.

Д, д, я зню, что у вс нет проблем с редкторми, но это ведь потому, что вы к ним подлизыветесь.

- А можешь ли ты, о Могучий, Сил Вселенной, кк-нибудь испрвить положение? Аззел здумлся:

- Мне нужно было бы кк-то идентифицировть физическое оформление ккого-нибудь конкретного редктор. Я полгю, что у твоего друг есть кк бы это помягче вырзиться - откз от редктор в письменной форме.

- Я в этом убежден, о Величйший.

- Словрь и стиль этого листк ддут мне все нужные сведения. А дльше - легкое изменение общей уры, кпля молок человеческой доброты, привкус интеллект, следы терпимости... конечно, из редктор не сделешь этлон морли, но можно слегк компенсировть содержщееся в нем зло.

Ну, я не буду вс утомлять тщтельным описнием тонкой технологии Аззел, тем более что это было бы весьм небезопсно. Достточно скзть, что я зполучил ответ с откзом от профессор Хэрмн с помощью блестящей и рзумной стртегии, в которую входил подбор ключ к его кбинету и тщтельный просмотр бумг. А потом я убедил его повторно предствить ту же сттью в тот же журнл, из которого он получил этот откз.

Н смом деле я воспользовлся приемом, который подцепил у вс. Я скзл:

- Друг мой Хэрмн, отпрвьте снов эту сттью тому же некомпетентному выродку с черной душой и нпишите сопроводительное письмо со следующим текстом: "Я внес все изменения, предложенные референтом, и сттья стл нстолько лучше, что я см не могу в это поверить. Очень блгодрен вм з неоценимую помощь".

Хэрмн сперв вяло возржл, что он не вносил никких изменений и поэтому вышеприведенное утверждение не является отржением объективной рельности. Я ему н это ответил, что нш цель - пробить сттью в печть, не получить похвльный лист от оргнизции бойскутов.

Он минуту обдумывл это положение, зтем скзл:

- Вы првы. Похвльный лист от бойскутов никк не мог бы быть мною получен, ибо я не смог получить дже звние бойскут. Я звлился н определении деревьев.

Сттья отпрвилсь и через дв месяц появилсь в печти. Вы себе не можете предствить, кк был счстлив Пол-Сэмюэл Иствуд Хэрмн. Мы с ним нкупили в том смом кфе н обочине столько жренного н вертеле мяс, что у нс животы могли изнутри сгореть, если бы мы тщтельно не сбивли плмя подходящими огнетушителями - одним з другим.

Не ндо, стрин, кивть головой и тянуться к своим дурцким грнкм. Я еще не кончил.

Примерно в те дни я уехл погостить в згородный дом к одному своему другу - тому смому, которого я учил ходить по снегу. Я вм, по-моему, это рсскзывл. И получилось тк, что профессор Хэрмн я не видел три или четыре месяц.

По возврщении в город я срзу пострлся с ним увидеться, поскольку был уверен, что он уже зпродл ккой-нибудь японской фирме птент н получение энергии из ничего и прошел номинцию н Нобелевскую премию. Я считл, что он ни з что не стнет меня сторониться и что обед в "Короле гмбургере" вполне может стть рельностью. В предвкушении обед я дже зхвтил бутылку кетчуп, сделнного по собственному моему рецепту.

Я его ншел в его кбинете, где он сидел, тупо уствившись в стенку. Лицо у него было покрыто трехдневной щетиной, костюм выглядел тк, будто в нем спли три ночи подряд, хотя см профессор имел вид человек, не спвшего уже четыре ночи. Рзрешть суть этого прдокс я не стл и пытться. Я спросил:

- Профессор Хэрмн, что случилось?

Он взглянул тусклыми глзми. Постепенно, микроскопическими дозми, в них появлялось выржение, близкое к сознтельному.

- Джордж? - спросил он.

- Именно я, - зверил я его.

- Это не помогло, Джордж, - скзл он. - Вы меня подвели.

- Подвел вс? Чем?

- Сттья. Ее нпечтли. Ее все прочли. Кждый, кто читл, ншел ошибку в мтемтических докзтельствх. Причем все ншли рзные ошибки. Вы обмнули меня, Джордж. Вы скзли, что поможете мне, - и не помогли. И я могу теперь сделть только одно. Я подытожил счет из того кфетерия н углу. Вы мне должны 116 доллров 50 центов только з пиццу, Джордж.

Я был в ужсе. Если мои друзья взялись з суммировние счетов, то к чему мы придем? Этк дже вы нчнете подсчитывть свои убытки, невзиря н свои нелды со сложением и вычитнием.

- Профессор Хэрмн, - ответил я. - Я вс не подводил. Я вм обещл, что вы увидите свою сттью нпечтнной, - и вы увидели. Более ничего я вм не обещл. Отсутствие ошибок в вшей мтемтике я вм не грнтировл никк. Откуд мне знть, что вы тм нпутли?

- Я не нпутл! - в его голосе от возмущения появилсь сил. - Тм все првильно.

- Но кк же те профессор, что ншли у вс ошибки?

- Дурки все кк один. Они мтемтики не знют.

- Но все они ншли рзные ошибки?

- Именно тк. - Голос у него вырос почти до нормльного, глз зблестели. - Мне ндо было это предвидеть. Они некомпетентны и должны быть некомпетентными. Если бы они знли мтемтику, они ншли бы одну и ту же ошибку.

Но блеск в глзх тут же потух, и голос упл.

- Но что толку? - продолжл он. - Моя репутция погублен. Я стл посмешищем нвсегд. Если только... только...

Он вдруг резко приподнялся и схвтил меня з руку.

- Если только я им не покжу.

- Но кк вы сможете покзть, профессор?

- До сих пор у меня был только теория, цепь ргументов, утонченные мтемтические рссуждения. С этим можно спорить и можно пытться опровергнуть. Если я смогу н смом деле создть эти пры чстиц и нтичстиц, если я смогу создть их в достточных количествх и высвободить существенные зпсы энергии из ничего...

- Д, но сможете ли вы?

- Должен быть способ. Я должен подумть - подумть - подумть...

Он склонился головой н руки и пробормотл: "Подумть... подумть". Потом он вдруг посмотрел н меня и прищурился.

- В конце концов, это уже было сделно рньше.

- Было?

- Я бсолютно уверен, - зявил он. - Восемьдесят лет нзд ккой-то русский нверняк рзрботл метод для получения энергии из вкуум. В то время Эйнштейн только что построил свою теорию н основнии изучения фотоэффект, и из нее это можно было вывести...

Не буду скрывть, что отнесся к этому скептически.

- А кк звли этого русского?

- Откуд мне знть? - возмущенно ответил Хэрмн. - Но он явно создл мссу чстиц н земле и мссу нтичстиц в космосе з пределми тмосферы просто для демонстрции. Они понеслись друг другу нвстречу и столкнулись в тмосфере. Это было в тысяч девятьсот восьмом году в Сибири, возле реки Тунгуск. Явление нзвли Тунгусским метеоритом. Никто не мог понять его сути. Все деревья н рсстоянии сорок миль повлены, кртер не остлось. Но мы-то теперь понимем, в чем дело, првд ведь?

Он сильно возбудился и вскочил н ноги, стл бегть вприпрыжку и потирть руки. Из него тк и лез энтузизм, перемежемый примерно следующими рссуждениями:

- Этот русский, кто бы он ни был, специльно выбрл для эксперимент центр Сибири, чтобы не повредить нселенным рйонм, но см нверняк погиб при взрыве. А в нши дни мы можем провести эксперимент с помощью дистнционного упрвления по рдио.

- Хэрмн, - скзл я, потрясенный его нмерениями, - вы же не собиретесь ствить опсных экспериментов?

- Это я-то не собирюсь? Кк бы не тк! - прошипел он, и н его лице появилось выржение чистого зл. В этот момент его сумсшествие стло явным. Помните, я говорил вм, что он был ученым-психом.

- Я им покжу, - визжл он, - я им всем покжу! Они у меня посмотрят, можно получть энергию из вкуум или нельзя. Я ткой взрыв устрою, что Земля содрогнется до смого нутр. Они мне посмеются!

И вдруг он нпустился н меня:

- Убирйся отсюд, ты! Пошел вон! Ты хотел укрсть мою идею - не выйдет! Я тебе сердце вырежу и собкм брошу!

Продолжя что-то бессвязно выкрикивть, он схвтил со стол что-то острое и бросился ко мне.

Обо мне можно скзть всякое, стрин, но никто не скжет, что я нвязывл свое присутствие тм, где оно нежелтельно. Я с достоинством удлился, поскольку истинный джентльмен ни н ккой скорости не теряет своего достоинств.

С Хэрмном я больше не виделся; зню только, что в Недоумлендском ПКУО он больше не рботет.

Вот и вся история про сумсшедшего ученого.

Я внимтельно посмотрел н лицо Джордж, н котором, кк всегд, зстыло невинно-простодушно-доброжелтельное выржение.

- Когд это все случилось, Джордж? - спросил я.

- Несколько лет нзд.

- У вс, нверное, сохрнился оттиск сттьи профессор Хэрмн?

- Честно говоря, у меня его нет.

- Может быть, ссылк н журнл, в котором он был нпечтн?

- Мне дже в голову не приходило ее зписывть. Меня ткие тривильности не интересуют, друг мой.

- Джордж, я вм не верю ни н грош и ни н секунду. Вы мне говорите, что это вш сумсшедший приятель пытется устроить огромное столкновение мтерии с нтимтерией. А я вм говорю, что это чушь.

- С точки зрения вшего душевного спокойствия, - мягко скзл Джордж, - лучше всего продолжть думть именно тк. И тем не менее, где-то в этом мире упорно рботет профессор Хэрмн. Из его последних путных змечний я понял, что он зхочет повторить тунгусское событие где-то в низовьях Потомк. Он зявил, что срзу после центр Сибири и, возможно, пустыни Гоби следующее нименее ценное место н Земле, которое ничуть не жлко, это Вшингтон, округ Колумбия. Конечно, его рзрушение нведет то, что еще остнется от првительств, н мысль, что Советы ннесли термоядерный удр, и они тут же ответят, потом весь мир сгорит в термоядерной войне. Кстти, друг мой, не могли бы вы одолжить мне пятьдесят доллров до первого числ?

- С чего вдруг?

- Если Хэрмн добьется своего, деньги утртят всякое знчение, и вы ничего не потеряете. Или, другими словми, потеряете все - тк что при этом знчт лишние пять десяток?

- А если он потерпит неудчу?

- Н фоне безмерной рдости спсения человечеств от неминуемой гибели - кким мелочным человечком ндо быть, чтобы жться нд несчстной полусотней доллров?

Я дл ему пятьдесят доллров.