/ Language: Русский / Genre:romance_sf, / Series: Мастера фантастики

Фантастическое Путешествие

Айзек Азимов

Куда только не забрасывает судьба суперагента Гранта! Рискуя жизнью, он доставляет на Землю гениального ученого, профессора Бениса, который совершил выдающееся открытие, способное помочь землянам одержать верх над коварными врагами, живущими по Ту Сторону Черты. Наконец-то Грант может отправиться в долгожданный отпуск... Но не тут-то было! По дороге с космодрома происходит покушение на жизнь Бениса. Он тяжело ранен и впал в кому. Чтобы профессор возвратился к жизни и смог поведать свои секреты, Гранту приходится отложить отпуск и, пройдя через процедуру миниатюризации, уменьшиться до размеров молекулы и отправиться вместе с четырьмя учеными на мини-подводной лодке в опасное путешествие по артериям, венам и капиллярам человеческого тела, чтобы разрушить тромб в мозгу Бениса. И на все у них только шестьдесят минут...

2004-09-23 ru en Е. А. Шестков Алексндр Виногрдов mc_leod mc_leod@mail.ru FB Tools 2004-09-23 www.lib.ru F398791C-A3C4-49E6-8C50-369C456995E7 1.0 Фнтстическое путешествие. Сми Боги Эксмо Москв 2003 5-699-02948-6

Айзек Азимов.

Фнтстическое путешествие

По киносценрию Хрри Клейнер, нписнному по рсскзу Отто Клемент и Джей Левис Биксби

О «Фнтстическом путешествии»

Это произведение имеет нескольких второв, кждый из которых рзличными путями способствовл его появлению в нынешней форме. Для всех нс это было не только большой и трудной здчей и в определенной степени вызовом, но ткже и источником глубокого удовлетворения и, можно скзть, нслждения.

Когд Биксби и я нписли нш рсскз, мы не имели ничего, кроме идеи и изобилия любопытств. Мы плохо предствляли себе, куд приведет нс эт история и чем он могл бы стть в рукх людей с богтым вообржением и блестящими художественными способностями, тких, кк Сул Девид, продюсер фильм, Ричрд Флейшер, режиссер и вдохновенный волшебник фнтстики, Хрри Клейнер, нписвший сценрий, Дэйл Хенесси, художник-постновщик не только по должности, но и по призвнию, медики и ученые, бескорыстно отдвшие тк много своего времени и знний, и, нконец, Айзек Азимов, который предоствил свое перо и большой тлнт, чтобы придть этой фнтсмгории из фктов и фнтзии соответствующую форму и рельность.

О. Клемент.

1. САМОЛЕТ

Это был стрый смолет с четырьмя плзменно-рективными двигтелями, двно снятый с полетов. Он выполнял рейс, который не был ни экономичным, ни по-нстоящему безопсным. Он осторожно пробирлся через гряды облков по мршруту, который знимл 12 чсов, в то время кк сверхзвуковой смолет с ркетными двигтелями мог преодолеть это рсстояние з 5 чсов.

И еще добрый чс нужно было лететь.

Нходившийся н борту смолет гент знл, что его рбот не будет считться зконченной до тех пор, пок смолет не приземлится, и что последний чс будет, вероятно, смым длинным.

Он бросил взгляд н единственного человек, сидевшего в большом пссжирском слоне. Тот здремл н минуту, уткнувшись подбородком в грудь.

В облике пссжир не было ничего особо впечтляющего или необычного, но в этот момент он был смым вжным человеком в мире.

* * *

Когд полковник вошел, у генерл Алн Кртер был довольно мрчный вид.

Под глзми у генерл были мешки, углы губ обвисли. Он пытлся согнуть вытщенную откуд-то кнцелярскую скрепку, что бы предть ей прежнюю форму, но он выскользнул у него из рук.

– Вы почти оздчили меня н этот рз, – скзл полковник Донльд Рейд тихо.

Его рыжевтые волосы были тщтельно зчесны нзд, но короткие седые усы торчли дыбом.

Он носил свою военную форму с той же неуловимой неестественностью, что и его собеседник. Об они были специлистми, призвнными в рмию для рботы в особо секретной облсти и получившими для удобств военные звния, в которых, в общем, принимя во внимние поле их деятельности, не было необходимости.

Об носили эмблемы ОМСС. Кждя букв рсполглсь в мленьком шестиугольнике, которых было всего 5 – 2 вверху, 3 внизу. В среднем шестиугольнике нижнего ряд помещлся символ для обознчения род войск. У Рейд это был кдуцей x/, ознчвший, что он был медиком.

– Угдйте, что я делю, – скзл генерл.

– Щелкете пльцем по кнцелярской скрепке.

– Точно. И еще считю чсы. Кк дурк.

Он повысил голос, но стрлся сдержть себя.

– Я сижу здесь с влжными рукми и слипшимися волосми, мое сердце стучит, кк молоток, я считю чсы. Только сейчс это уже минуты. Семьдесят две минуты, и они приземлятся н эродроме.

– Очень хорошо. Зчем же тогд нервничть? Рзве что-нибудь идет не тк?

– Нет. Ничего. Его перехвтили очень осторожно. Его вытщили прямо из их рук и, нсколько нм известно, без всяких помех. Он был бережно доствлен н смолет, стрый смолет…

– Д. Я зню.

Кртер кивнул головой. Он не собирлся сообщть ккие-то новости, он просто хотел выговориться.

– Мы посчитли, что они могут подумть, что для нс время – смый вжный фктор в этом деле, поэтому мы погрузим его в X-52 и перебросим через ближний космос. Д, мы решили, что они подумют именно тк и, имея мксимльно плотную нтиркетную сеть…

– Прнойя, тк нзывем это мы, медики. Я имею в виду кждого, который верит, что они сделют это. Они бы рисковли войной и уничтожением.

– Они могли бы рискнуть, чтобы только остновить то, что происходит. Я почти уверен, что мы бы н их месте рискнули. Поэтому мы нняли гржднский смолет, плзменно-рективный, с четырьмя двигтелями. Я беспокоился, сумеет ли он взлететь, ткой он был стрый.

– И он взлетел?

– Кто «он»?

Н мгновение у генерл мелькнул неприятня мысль.

– Смолет.

– Д. И он движется прекрсно. Я получю сообщения от Грнт.

– Кто это?

– Агент для специльных поручений. Я его зню. Когд дело поручют ему, я чувствую себя нстолько уверенным в блгополучном исходе, нсколько вообще можно быть уверенным – что смо по себе не тк уж мло. Он вытщил Бенеш из их рук, кк семечко из рбуз.

– Ну, тк в чем же дело?

– Но я все же тревожусь. Я говорю вм, Рейд, что есть только один ндежный способ вести дел в этом проклятом месте. Вы должны твердо усвоить, что они ткие же ловкие, кк и вы, что н любой вш трюк у них есть контр-трюк, что н кждого человек, которого вы внедрили н их стороне, приходится ткой же человек, которого они внедрили н ншей. Тк ведется уже больше 50 лет. Мы всегд должны быть готовы к рвному противостоянию, или со всем было бы уже двно покончено.

– Относитесь к этому спокойнее, Ал.

– Кк же я могу? Эт штук существует, эту штуку Бенеш приносит с собой – новое звние, которое может покончить с этим птовым положением рз и нвсегд. И победителями будем мы.

– Я ндеюсь, что те не думют тк. Если они тк думют… Вы знете, Ал, нсколько длеко простирются првил этой игры. Одн сторон не должн делть ничего ткого, что может згнть другую сторону в угол слишком плотно, инче у нее может возникнуть мысль нжть н рективную кнопку. И мы должны оствить им достточное прострнство, чтобы они могли отступить. Жмите крепко, но не слишком крепко. Когд Бенеш прибудет сюд, они должны почувствовть, что н них нжли не слишком крепко.

– У нс нет другого выбор, кроме риск.

Зтем, словно ккя-то здняя мысль мучил его, он добвил:

– Если он прибудет сюд…

– Конечно, прибудет. Рзве нет?

Кртер вскочил н ноги, кк будто собрлся выбежть неизвестно куд. Он внимтельно посмотрел н своего собеседник, потом резко сел.

– Все хорошо, к чему же волновться? У вс в глзх ткой успокоительный блеск, доктор. Не нужно никких успокивющих тблеток. Но предположим, что он будет здесь через 72… нет, через 66 минут. Предположим, что он блгополучно приземлиться н эродроме. Его еще нужно привезти сюд и охрнять здесь, охрнять ндежно. И многое может случиться…

– Между чшкой и губми пролиться, – пропел Рейд. – Послушйте, генерл, двйте будем блгорзумными и поговорим о последствиях. Я имею в виду – что произойдет после того, кк он прибудет сюд.

– Обсудим это, Дон, только двйте повременим, пок он не прибудет сюд.

– Обсудим это, Ал, – передрзнил полковник его слов. – Это не может ждть до тех пор, пок он прибудет сюд. Будет слишком поздно, когд он прибудет сюд. Вы будете слишком зняты тогд, и все эти мленькие штбные мурвьи нчнут свою сумсшедшую возню, тк что ничего не будет сделно из того, что, кк я считю, нужно сделть.

– Я обещю…

Жест генерл был рссеянным и отстрняющим.

Рейд не регировл н него…

– Нет. Вы не сможете выполнить ни одного обещния, относящегося к будущему. Поговорить с шефом нужно сейчс же, рзве не тк? Немедленно! Вы можете пойти к нему сейчс. Вы – единственный, кто может пойти к нему. Дйте ему понять, что ОМСС – не только служнк обороны. Или, если вы этого не можете, войдите в конткт с комиссром Фурнльдом. Он н ншей стороне. Скжите ему, что я хочу получить хотя бы несколько крох н биохимические исследовния. Подчеркните, что это поддерживется многими. Послушйте, Ал, мы должны говорить достточно громко, чтобы нс услышли. Мы должны использовть свой шнс в борьбе. Кк только Бенеш прибудет сюд и будет зхвчен нстоящими генерлми, черт их побери, мы нвсегд попдем в зпс

– Я не могу, Дон, я и не хочу. Если хотите нпрямик, я не буду знимться этим проклятым делом до тех пор, пок Бенеш не будет здесь, у меня. И я длеко не доброжелтельно воспринимю вшу попытку двить н меня в ткой момент.

У Рейд побелели губы.

– Что же вы предлгете мне делть, генерл?

– Ждть, кк жду я. Считть минуты.

Рейд повернулся, чтобы уйти. Его гнев не излился нружу, нглухо подвленный смооблднием.

– Будь я н вшем месте, я бы пересмотрел вше успокивющее средство, генерл.

Ктер молч смотрел, кк он уходит.

Он взглянул н чсы.

– Шестьдесят одн минут, – пробормотл он и ощупью отыскл скрепку.

* * *

С чувством облегчения вошел Рейд в кбинет доктор Мичелз, гржднского глвы медицинского подрзделения. Выржение широкого лиц Мичелз никогд не поднимлось выше спокойной веселости, сопровождемой, смое большее, сухой усмешкой, но, с другой стороны, никогд не опусклось ниже изредк появляющейся серьезности, которую он см, кзлось, никогд не воспринимл слишком серьезно.

В рукх у него был непремення крт или что-то подобное. Для полковник Рейд эти крты были одинковы – кждя предствлял собой безндежно зпутнный лбиринт, собрнные вместе, они увеличивли эту безндежность во много рз.

Время от времени Мичелз пытлся объяснять эти крты ему или любому другому – Мичелз был полон стрстного желния объяснять это всем.

Окзывется, поток крови метился с помощью введения в него слбо рдиоктивного веществ, и оргнизм (это мог быть кк человек, тк и мышь) после этого содержл в себе, тк скзть, собственного фотогрф, рботющего н лзерном принципе, дющем объемное изобржение.

– Ну, невжно, кк, – говорил Мичелз в этом месте. – Вы получете кртину всей кровеносной системы в трех измерениях, которя потом может быть зписн в виде большого количеств сечений и проекций, сколько потребуется для рботы. Если изобржение соответственно увеличить, вы сможете проникнуть в мельчйшие кпилляры. Вм это, вероятно, понятно. И это делет из меня нстоящего геогрф, – добвлял Мичелз. – Геогрф человеческого тел, нносящего н крту его реки и зливы, его фиорды и ручьи. Многие из них более зпутны, чем любые другие н земле, уверяю вс.

Рейд взглянул н крту через плечо Мичелз и спросил:

– А это чья, Мкс?

– Не того, о ком бы стоило говорить.

Мичелз отложил ее в сторону.

– Я жду вот и все. Другие во время ожидния читют книгу. Я читю кровеносную систему.

– Вы тоже ждете, ? Тк же, кк и он?

Рейд кивнул головой в нпрвлении кбинет Кртер.

– Ждете того же смого?

– Жду, когд Бенеш будет здесь. Конечно. И еще, знете ли, я не совсем верю в это.

– Не верите во что?

– Я не уверен, что у этого человек есть то, о чем он говорит. Я физиолог, конечно, не физик.

Мичелз пожл плечми, словно подтрунивя нд смим собой.

– Но я предпочитю верить специлистм. Они утверждют, что это не тот путь. Я слышл, они говорят, что принцип неопределенности не дет возможности осуществить это дльше, чем н определенное время. А можете ли вы поспорить с принципом неопределенности?

– Я тоже не специлист, Мкс, но те же смые специлисты говорят нм, что Бенеш – смый большой специлист в этой облсти. Другя сторон, у которой он был, сохрнял рвенство с нми только блгодря ему. У них нет больше никого из перворзрядных специлистов, в то время кк у нс есть Злецкий, Крмер, Ритчхейм, Линдсей и все остльные. И нши смые знчительные лиц верят, что если он говорит, что у него что-то есть, то это действительно тк.

– Верят? Или просто считют, что мы не можем себе позволить не использовть этот шнс?

В конце концов, дже если окжется, что у него ничего нет, мы будем победителями и в этом случе. Другя сторон больше не сможет воспользовться его услугми.

– Зчем ему лгть?

– Почему бы и нет? – скзл Мичелз. – Блгодря этому его вытскивют оттуд и привозят сюд, где, кк я полгю, ему хочется быть. Если окжется, что у него ничего нет, мы же не отпрвим его обртно, не првд ли? Кроме того, он может и не лгть, он может просто ошибться.

– Уф-ф…

Рейд нклонил свое кресло нзд и положил ноги н письменный стол, совсем не по-полковничьи.

– В этом есть резон. И если он ндувет нс, это будет н руку Кртеру. Н руку всем им, дуркми.

– Вы ничего не получили от Кртер?

– Ничего. Он не хочет знимться делми, пок не прибудет Бенеш. Он считет минуты тк же, кк это теперь делю я. Остлось 42 минуты.

– До чего?

– До того момент, когд смолет, н котором летит Бенеш, приземлится в эропорту. А биологическя нук ничего не получит. Если Бенеш зключил сделку только для того, чтобы сбежть с другой стороны, мы ничего не получим. И если это првд, мы тоже ничего не получим. Оборон зберет все, кждый ломтик, кждую крошку, дже зпх. Будет слишком змнчиво поигрть с этим, и они никогд не упустят этой возможности.

– Чепух. Рзве что в смом нчле. Они уцепятся, но у нс тоже есть возможность ндвить. Мы свободно можем нпустить н них Дьювол, ревностного богобоязненного Петр.

Гримс отврщения пересекл лицо Рейд.

– Я бы с удовольствием пустил его н военных. А учитывя то, что я чувствую сейчс, я бы с удовольствием бросил его и н Кртер тоже. Если бы Дьювл зрядить отрицтельным зрядом, Кртер – положительным и столкнуть их вместе, чтобы они испепелили друг друг…

– Не будьте тким кровождным, Дон. Вы воспринимете Дьювл слишком серьезно. Хирург – это ртист, скульптор живой ткни. Великий хирург – великий ртист и имеет соответствующий темпермент.

– Ну, у меня тоже есть темпермент, но я не пользуюсь им, чтобы быть тким въедливым. Кто дет Дьювлу исключительное прво быть грессивным и высокомерным?

– Если бы у него было это исключительное прво, мой полковник, я был бы счстлив. Я бы оствил его з ним со всеми возможными блгодрностями, пусть это будет только его прво. Несчстье в том, что в мире есть очень много других грессивных и высокомерных хрктеров.

– Полгю, что тк, – пробормотл Рейд, но не успокоился. – 37 минут.

* * *

Если бы кто-нибудь повторил днную Рейдом оценку хрктер Дьювл смому доктору Питеру Лоуренсу Дьювлу, то услышл бы в ответ ткое же короткое фыркнье, кк и в случе объяснения в любви. И не потому, что Дьювл был нечувствителен кк к оскорблению, тк и к обожнию, потому, что он регировл н это только тогд, когд имел время, имел он его очень редко.

Обычное выржение его лиц вовсе не ознчло, что он сердит. Это было скорее результтом сокрщения мускулов, которое возникло, когд его мысли блуждли неизвестно где. Видимо, все мужчины по-своему убегют от мир. У Дьювл это выржлось в сосредоточении н своей рботе.

Этот путь привел его в середине сороковых лет жизни к междунродной известности в кчестве нейрохирург и к положению холостяк, с трудом осознвемому им.

Не успел он поднять глз от тщтельных измерений, которые производил по лежщему перед ним рентгеновскому объемному снимку, кк дверь открылсь. Вошл его ссистентк, ступя, кк всегд, бесшумно.

– В чем дело, мисс Петерсон? – спросил он.

Он с сожлением скосил глз н снимок.

Восприятие глубины было достточно очевидным для глз, но определение его действительной величины требовло искусного измерения углов плюс предврительные знния того, что предствляет собой это изобржение н смом деле.

Кор Петерсон ждл момент, когд пройдет эт сосредоточенность. Ей было 25 лет, почти н 20 лет меньше, чем Дьювлу, и свое профессионльное мстерство, которому был всего год от роду, он блгоговейно сложил к ногм хирург.

В письмх, которые он писл домой, он почти кждый рз сообщл, что один день рботы с Дьювлом соответствовл курсу колледж, что нблюдение з его методми, з его техникой дигностировния, з его обрщением с инструментми было невероятно поучительно. Что же ксется его преднности своей рботе и делу исцеления больных, то он всегд обознчлсь ею кк вдохновение.

Он облдл совершенными познниями, почти рвными познниям профессионльного физиолог, хотя, может быть, и не в столь отшлифовнной форме. Ее сердце учщло свой бег, когд он улвливл знчение всех меняющихся черт лиц Дьювл, поглощенного своей рботой, и нблюдл з быстрыми, уверенными движениями его пльцев.

Ее лицо оствлось бесстрстным, тк кк он не одобрял действий своей нерзумной сердечной мышцы.

Зеркло говорило ей достточно откровенно, что он не тк уж зурядн. Совсем дже ноборот. Ее темные глз были искусно удлинены, губы влжно блестели, когд он позволял им делть это, что было нечсто, ее фигур вызывл у нее досду из – з явной склонности мешть должному понимнию ее профессионльной компетентности.

Он хотел бы, чтобы волокит (или их интеллектульные эквивленты) привлекли ее способности, не плвные изгибы фигуры, но помешть этому не могл.

Дьювл, в конце концов, высоко ценил ее з умение и рботоспособность и, кзлось, не регировл н ее внешность, з что он обожл его еще больше.

Нконец, он произнесл:

– Бенеш приземлится меньше, чем через 30 минут, доктор.

– Хм.

Он поднял глз.

– Почему вы здесь? Вш рбочий день зкончен.

Кр могл бы возрзить, что и его рбочий день зкончен, но он хорошо знл, что его рбочий день зкнчивется только тогд, когд зкнчивется рбот.

Он довольно чсто рботл с ним по 16 чсов подряд, но при этом полгл, что он может утверждть с полной убежденностью, что в отношении ее твердо соблюдется восьмичсовой рбочий день.

– Я жду, чтобы увидеть его, – скзл он.

– Кого?

– Бенеш. Вс это не волнует, доктор?

– Нет. А почему это волнует вс?

– Он великий ученый, и говорят, что он облдет очень вжной информцией, которя вызовет переворот в ншей рботе.

– Вызовет, првд?

Дьювл положил снимок поверх стопки, лежщей сбоку от него, и взял следующий.

– И кк же это поможет вм в вшей рботе с лзером?

– Может быть, это облегчит попдние в цель.

– Это уже достигнуто. Из того, что добвит к этому Бенеш, смогут извлечь пользу только те, кто знят подготовкой войны. Все, что сделет Бенеш, будет служить увеличению вероятности уничтожения ншего мир.

– Но, доктор Дьювл, вы же говорили, что совершенствовние технических методов имеет исключительно вжное знчение для нейрофизиолог.

– Я говорил? Ну д, првильно, говорил. Но все тки я предпочел бы, чтобы вы использовли положенные вм чсы отдых, мисс Петерсон.

Он снов поднял глз. Голос его несколько смягчился, или это ей покзлось?

– У вс устлый вид.

Рук Коры инстинктивно вскинулсь к волосм, тк кк в переводе н женский язык слово «устля» ознчет «рстрепння».

Он скзл:

– Кк только появится Бенеш, я пойду отдыхть, обещю вм. Кстти…

– Д?

– Вы собиретесь звтр рботть с лзером?

– Это кк рз сейчс я и пытюсь выяснить. Если, конечно, вы мне это позволите, мисс Петерсон…

– Моделью 6951 нельзя пользовться.

Дьювл опустил снимок и откинулся нзд.

– Почему нельзя?

– Не совсем ясно. Я не могу его кк следует сфокусировть. Полгю, что вышел из строя один из туннельных диодов, но я не могу определить, ккой именно.

– Хорошо. Устновите лзер, н который можно положиться в случе необходимости, и сделйте это, прежде чем уйдете. А звтр…

– Звтр я выясню, что случилось с моделью 6951.

– Д.

Он повернулсь, чтобы уйти, быстро взглянул н чсы и скзл:

– 21 минут. Говорят, что смолет прибудет вовремя.

Он издл неясный звук, и он понял, что он не рсслышл. Он вышл, медленно и совершенно бесшумно зкрыв з собой дверь.

* * *

– Кпитн Вильямс Оуэнс откинулся н мягкие подушки сиденья лимузин. Он устло потер нос и стиснул широкие челюсти. Он ощутил, кк втомобиль приподнялся н мощных струях сжтого воздух, зтем двинулся вперед совершенно плвно.

Он не слышл дже шорох от рботвших турбин двигтеля, хотя 500 лошдей грызли удил позди него.

Через пуленепробивемые стекл спрв и слев он мог видеть эскорт мотоциклистов.

Другие втомшины двиглись впереди и сзди него, мерця в ночи яркими точкми притушенных фр.

Это выглядело тк, кк будто он был вжной персоной – эт полувоення охрн – но это было, конечно, не рди него.

Это было дже не рди того человек, которого они ехли встречть – не рди того человек кк ткового. Только рди содержимого его и его великого мозг.

Глв секретной службы сидел слев от Оуэнс. Символом этой службы был нонимность, тк что оуэнс не был твердо уверен в том, кк зовут этого человек неопределенного вид, который выглядел от очков без опрвы до стромодных туфель, кк профессор колледж или продвец глнтерейного мгзин.

– Полковник Гндер? – неуверенно произнес Оуэнс, обменивясь с ним рукопожтием.

– Гондер, – последовл быстрый ответ. – Добрый вечер, кпитн Оуэнс.

Они нходились уже н подъезде к эродрому. Где – то впереди и вверху, нверное, н рсстоянии не больше нескольких миль стринный смолет готовился к посдке.

– Великий день, д? – скзл Гондер тихо.

Все в этом человеке, кзлось, тинственно шептло, дже скромный покрой его гржднского костюм.

– Д, – ответил Оуэнс.

Он стрлся не проявить нпряженности в этом односложном ответе. И не потому, что он действительно чувствовл нпряжение, потому, что в тоне его голос, кзлось всегд ощущлсь эт нпряженность, вернее, т тмосфер нпряженности, которя кк бы соответствовл его тонкому сдвленному носу, его узким глзм и резко выступющим скулм.

Это иногд мешло его крьере. Некоторые считли его нервничющим тогд, когд он был совершенно спокоен. Во всяком случе, не меньше, чем другие. С другой стороны, некоторые иногд уступли ему дорогу только по этой причине, хотя он дже не шевелил рукой. Тк что положительные и отрицтельные результты урвнивлись.

– Просто удч – доствить его сюд, – скзл Оуэнс. – Службу можно поздрвить.

– Похвлы следует отнести к ншему генту. Это смый лучший из нших людей. Я думю, его секрет состоит в том, что он выглядит в точном соответствии с ромнтическим стереотипом гент.

– Кк же он выглядит?

– Высокий. В колледже игрл в футбол. Крсивя внешность. Внушющий почтение, резко очерченный профиль. Один взгляд н него – и врг может скзть: «Вот именно тк мог бы выглядеть один из секретных гентов, тк что, конечно, это не может быть гент». И они не принимют его в рсчет, и слишком поздно выясняется, что это именно он.

Оуэнс нхмурился. Говорит ли этот человек серьезно или, может быть, он шутит, думя, что этим поможет снять нпряжение?

– Вы понимете, конечно, что вше учстие в этом деле – это нее то, что можно выполнить экспромтом, без подготовки, – скзл Гондер. – Вы ведь знете его не првд ли?

– Я зню его, – ответил Оуэнс с коротким нервным смешком. – Я встречлся с ним несколько рз н нучных конференциях н той стороне. Однжды вечером мы с ним нпились – ну, не по-нстоящему нпились, тк, были нвеселе.

– Он рзговорился?

– Я не спивл его для того, чтобы он рзговорился. Но, кк бы то ни было, он не рзговорился. С ним был еще один. Их ученые ходили все время по двое.

– А вы рзговорились?

Вопрос был ясным, цель, которую он преследовл, совсем нет.

Оуэнс снов рссмеялся.

– Поверьте мне, полковник, нет ничего ткого из того, что я зню, что не было бы известно ему. Тк что я мог говорить с ним хоть целый день без всякого вред.

– Я желл бы узнть кое-что об этом. Я восхищюсь вми, кпитн. Существует техническое чудо, способное преобрзовть весь мир, и есть только горстк людей, способных его осознть. Понимние его ускользет от человек.

– Ну, в действительности дел не тк уж плохи, – скзл Оуэнс. – Нс достточно много. Конечно, есть только один Бенеш, и я отстю н целую милю от ученых его клсс. Действительно, я зню не более, чем нужно, чтобы применить эту технику для моей рботы по проектировнию корблей. Вот и все.

– Но вы бы узнли Бенеш?

Глв секретной службы, кзлось, нуждлся в большом количестве зверений.

– Дже если бы у него был брт-близнец, которого, я уверен, у него нет, то я бы все рвно узнл его.

– Это не просто кдемический вопрос, кпитн. Нш гент Грнт превосходен, кк я вм уже говорил, но, дже, учитывя это, я немного удивлен кк он ухитрился это сделть. Я спршивю себя – не применили ли здесь двойную хитрость? Не ожидли ли они, что мы попытемся перехвтить Бенеш, и не приготовили ли они псевдо-Бенеш?

– Я смогу зметить рзницу, – с уверенностью скзл Оуэнс.

– Вы не знете, что в нше время можно сделть с помощью плстической хирургии и нркогипноз.

– Это не имеет знчения. Лицо может обмнуть меня, но рзговор – нет. Или он знком с техникой…

Оуэнс н мгновение понизил голос до шепот, явственно подчеркивя, что это слово должно писться с большой буквы.

– Или он знком с техникой лучше, чем я, или он не Бенеш, кк бы он похоже не выглядел. Они могут подделть тело Бенеш, но не его мозг.

Они были уже н летном поле. Полковник Гондер посмотрел н чсы.

– Я слышу его. Смолет должен приземлиться через несколько секунд – и вовремя.

Вооруженные солдты и бронемшины рзвернулись, чтобы присоединиться к тем, кто окружил эродром и превртил его в территорию, недоступную для всех, кроме предствителей влсти.

Последние городские огни поблекли, обрзуя только мелкую рябь слев н горизонте.

Оуэнс испустил вздох бесконечного облегчения. Бенеш будет, нконец, здесь через несколько минут.

Счстливый конец?

Он был недоволен интонцией, промелькнувшей в его мозгу, и знком вопрос после этих слов.

«Счстливый конец! – подумл он непреклонно, но интонция снов вышл из-под контроля и снов получилось: – Счстливый конец?»

2. АВТОМОБИЛЬ

Когд смолет нчл свое долгое снижение, Грнт стл следить з приближющимися огнями город с чувством знчительного облегчения. Никто никогд не сообщл ему никких детлей, ксющихся вжности доктор Бенеш, з исключением того очевидного фкт, что он является ученым-перебежчиком, облдющим жизненно вжной информцией. Говорили, что он смый вжный человек в мире, и пренебрегли объяснениями, почему.

– Не нжимй, – говорили ему, – не подстегивй лошдь. Но все это жизненно вжно, невероятно вжно. Делй его без нпряжений; но помни, что от этого звисит все: твоя стрн, твой мир, человечество.

И вот дело сделно. Он никогд не смог бы сделть его, если бы они не боялись убить Бенеш. В тот момент, когд они поняли, что убийство Бенеш единственный путь, который позволит свести пртию хотя бы вничью, было уже поздно, и он был тков.

Пуля, скользнувшя по ребрм-все, чем зплтил з это Грнт. Об этом позботилсь длиння тугя повязк.

Он смертельно устл, устл физически, конечно, но тк же и от всей этой безумной глупости. В колледже десять лет тому нзд его нзывли Грнитный Грнт, и он, кк дурк, стрлся соответствовть н футбольном поле этому своему прозвищу.

Результтом был сломння рук, но, в конце концов, он был достточно удчлив и сохрнил в неприкосновенности нос и зубы, блгодря чему не утртил своей мужественной крсоты. Н его губх промелькнул легкя улыбк.

И с того времени его не нзывли по имени. Только односложное ворчние: Грнт. Очень мужественный. Очень сильный.

Ну и черт с ним. Все, что это ему двло – устлость и возможные перспективы укоротить жизнь. Ему только что перевлило з 30, и кк рз нстл момент вернуться к имени. Чрльз Грнт, может быть, дже Чрли Грнт. Стрин Чрли Грнт!

Он поморщился, но потом снов сурово нсупился. Это обязтельно будет. Стрин Чрли. Вот кк это было бы. Добрый, нежный стрик Чрли, который любит посидеть в кресле-кчлке. Х, Чрли, хороший денек. Эй, Чрли, похоже, будет дождь.

Возьмись з легкую рботу, стрин Чрли, и лодырничй до смой пенсии.

Грнт посмотрел в сторону Ян Бенеш.

Он почувствовл что-то родное в этой копне седых волос, в этом лице с сильным мясистым носом нд рстрепнными пушистыми усми, тоже седыми. Криктурист довольствовлся бы только этим носом и усми, но были еще глз, спрятнные в четких линиях морщин, и горизонтльные линии, никогд не сходившие с его лб. Костюм Бенеш был довольно плохого покроя, но они уходили слишком поспешно, у них не было времени выбрть хороший фсон. Грнт знл, что ученому было меньше 50, но он выглядел стрше.

Бенеш нклонился вперед, нблюдя з огнями приближющегося город.

– Вы бывли когд-нибудь прежде в этой чсти стрны, профессор? – спросил Грнт.

– Я никогд не был ни в ккой чсти вшей стрны, – ответил Бенеш. – Или этот вопрос был здн в кчестве ловушки?

В его речи можно было уловить слбый, но отчетливо слышимый кцент.

– Нет. Просто чтобы звязть рзговор. Тм внизу, впереди, нш второй по величине город. Вы могли слышть о нем. Я – с другого конц стрны.

– Для меня это не имеет никкого знчения. Один конец, другой конец. То время, что я здесь… Это будет…

Он не зкончил фрзу, но в глзх его был печль.

«Оторвться нелегко, – подумл Грнт, – дже если ты чувствуешь, что должен это сделть.»

Он скзл:

– У вс не будет времени для печльных рзмышлений, профессор. Мы окунем вс в рботу.

Бенеш оствлся печльным.

– Я в этом не сомневюсь. Я ждл этого. Это ведь цен, которую я плчу, не тк ли?

– Боюсь, что именно тк. Знете, вы будете для нс знчительной поддержкой.

Бенеш положил руку н рукв Грнт.

– Вы рисковли жизнью. Я это ценю. Вс могли убить.

– Я смотрю н возможность быть убитым, кк н обычное дело. Профессионльный риск. Мне з это плтят. Не тк много кк з игру н гитре или бейсбол, кк вы понимете, но около того, что, по их мнению, стоит моя жизнь.

– Вы не можете тк легко относиться к этому.

– Могу. Мой оргнизм может. Когд я вернусь, то получу только энергичное рукопожтие и одобрительное: «Хорошя рбот!» Вы знете, мужскя сдержнность и тому подобное. А зтем: «Теперь получите новое нзнчение, мы должны вычесть стоимость повязки, которя имеется н вшем боку. Мы должны следить з рсходми».

– Вш игр в цинизм не обмнет меня, молодой человек.

– Он должн обмнывть меня, профессор, или я должен уйти с рботы.

Грнт был удивлен неожиднной горечью, прозвучвшей в его голосе.

– Пристегнитесь, профессор. Эт летющя груд метллического хлм плохо приземляется.

* * *

Смолет, вопреки предскзнию Грнт, приземлился очень плвно и, рзвернувшись, подрулил к стоянке.

Отряды секретной службы сомкнулись.

Солдты спрыгнули с грузовиков и обрзовли вокруг смолет зслон, оствив коридор для моторизировнной лестницы, нпрвлявшейся к двери смолет.

Кортеж из трех лимузинов подктил почти к смому подножию лестницы.

– Вы переборщили с обеспечением безопсности, полковник, – скзл Оуэнс.

– Лучше слишком много, чем слишком мло.

Его губы беззвучно зшевелились, и изумленный Оуэнс рзличил в их движении что-то похожее н короткую молитву.

– Я рд, что он уже здесь, – скзл Оуэнс.

– Не в ткой степени, кк я. Вы знете, смолет мог взорвться во время полет.

Дверь смолет открылсь, и в проеме тут же появился Грнт. Он посмотрел вокруг, зтем мхнул рукой.

– Он выглядит в полном порядке, – зметил полковник Гондер. – Где же Бенеш?

Кк бы в ответ н этот вопрос Грнт прижлся к одной стороне двери, двя возможность Бенешу протиснуться через нее. Н мгновение н лице Бенеш появилсь улыбк. Неся в руке один потрепнный плоский чемоднчик, он осторожно сбежл вниз по ступенькм.

Грнт последовл з ним. З Грнтом спусклись комндир корбля и второй пилот.

Полковник Гондер стоял у подножия лестницы.

– Профессор Бенеш, рд видеть вс здесь! Меня зовут Гондер. С этого момент я отвечю з вшу безопсность. Это кпитн Оуэнс. Я думю, вы знете его.

Глз Бенеш вспыхнули, он вскинул руки вверх, выронив при этом чемодн. Полковник Гондер незметно подхвтил его.

– Оуэнс! Д, конечно. Однжды вечером мы с ним вместе нпились. Я хорошо это помню. Длинное, скучное, изнурительное зседние в полдень, где все, что было интересным, нельзя было говорить, тк что все это безндежно оседло н меня, словно серое одеяло. З ужином я и Оуэнс познкомились. С ним вместе было пятеро его коллег, но остльных я помню довольно смутно. Я и Оуэнс после всего этого пошли в небольшой клуб с днсингом и джзом, и мы пили водку, и Оуэнс подружился с одной девушкой. Вы помните Ярослвик, Оуэнс?

– Того прня, что был с нми? – позволил себе произнести Оуэнс.

– Точно. Он любил водку неизъяснимой любовью, но ему было зпрещено пить. Он должен был оствться трезвым. Суровый прикз.

– Чтобы следить з вми?

Бенеш вырзил соглсие одним движением головы и сдержнным выпячивнием нижней губы.

– Я предлгл ему ликер. Я говорил, что здесь, в Милне, сухя глотк не приличествует мужчине, он вынужден был откзться, но с болью в сердце. Он был зол н меня.

Оуэнс улыбнулся и кивнул.

– Но двйте сядем в втомобиль и отпрвимся в штб-квртиру. Мы ддим вм возможность осмотреться и покжем всем, что вы здесь. После этого я предлгю вм, если хотите, поспть 24 чс, прежде чем мы зддим вм некоторые вопросы.

– 16 будет достточно. Но снчл…

Он с беспокойством поглядел вокруг.

– А где Грнт? Ах, вот он.

Он нпрвился к молодому генту.

– Грнт!

Он протянул ему руку.

– До свидния. Большое спсибо. Я еще увижу вс, не тк ли?

– Может быть, – ответил Грнт. – Я человек, которого легко увидеть. Только отыщите ккую-нибудь грязную рботу, и я окжусь кк рз в смой гуще.

– Я рд, что вы выполнили именно эту грязную рботу.

Грнт покрснел.

– Эт грязня рбот имел вжное знчение, профессор. Рд был помочь. Я тк считю.

– Я зню. До свидния!

Бенеш мхнул рукой и пошел нзд к втомобилю.

Грнт повернулся к полковнику.

– Должен ли я ослбить бдительность, если моя рбот окончен, шеф?

– Идите. И, между прочим, Грнт…

– Д, Сэр?

– Хорошя рбот.

– Ндо было вырзиться, Сэр: «Очень хороший спекткль». Я считю, это единственно првильное определение.

Он язвительным жестом коснулся виск укзтельным пльцем и нпрвился прочь.

Уходя он подумл: «Итк, добро пожловть, стрин Чрли?»

Полковник повернулся к Оуэнсу.

– Отпрвляйтесь с Бенешем и поговорите с ним. Я буду в головной мшине. Когд мы приедем в штб-квртиру, я хотел бы, что бы вы были готовы решительно подтвердить, что это Бенеш, если будете уверены в этом, или решительно опровергнуть это, если придете к ткому решению. Ничего другого мне не нужно.

– Он вспомнил этот эпизод с выпивкой, – скзл Оуэнс.

– Совершенно верно, – подтвердил полковник недовольным тоном, – он вспомнил его слишком быстро и слишком хорошо. Поговорите с ним.

Все рсселись по мшинм, и квлькд тронулсь в путь, нбиря скорость.

Грнт смотрел н них издли, зтем мхнул вслед рукой, не обрщясь к кому-либо конкретно, и снов зшгл прочь.

Для него нступет время отдых, и он точно знл, кк проведет его, посвятив одну ночь сну. Он улыбнулся в рдостном предвкушении.

* * *

Квлькд двиглсь по тщтельно выбрнному мршруту. Соотношение городского шум и тишины, изменяющееся от рйон к рйону и от чс к чсу, было хорошо известно для днного рйон и для днного чс.

Автомобили, урч, спешили вдоль пустынных улиц, пролегвших через зхудлый рйон темных пкгузов. Мотоциклы тряслись где-то впереди, и полковник, сидевший в первой мшине, снов попытлся оценить, кк другя сторон стнет регировть н этот успешный ход.

Следовло всегд считться с возможностью сботж в штб-квртире. Он не мог предствить себе, ккие еще меры предосторожности можно было предпринять, но в их деле считлось ксиомой, что никкие меры предосторожности не являются бсолютно эффективными.

Свет?

Н мгновение ему покзлось, что н одном из стрых судов, мимо которых они проезжли, вспыхнул и погс луч свет, и его рук метнулсь к втомобильному телефону, чтобы предупредить мотоциклетный эскорт.

Он говорил быстро и свирепо. Мотоцикл, шедший позди, двинулся вперед.

И в то же смое мгновение впереди и сбоку зревел в полную мощность втомобильный мотор, зглушенный и почти потонувший в грохоте приближющейся квлькды, и см втомобиль с шумом вылетел из переулк.

Его фры были потушены, неожиднное появление нстолько ошеломляющее, что никто ничего не успел зметить. Потом ни один человек не мог дть ясную кртину происшествия.

Автомобиль-снряд, нцеленный прямо в середину лимузин, в котором ехл Бенеш, столкнулся с нпрвляющимся в голову колонны мотоциклом. В результте столкновения мотоцикл был рзбит, его водителя отбросило н много метров в сторону, где он остлся лежть, мертвый и изуродовнный. См втомобиль отклонился от выбрнного нпрвления и врезлся в зд лимузин.

Произошло еще несколько столкновений.

Лимузин, потерявший упрвление, врезлся в телефонный столб и, подскочив, остновился.

Автомобиль-смертник, ткже потерявший упрвление, врезлся в кирпичную стену и вспыхнул.

Лимузин полковник остновился.

Мотоциклы, рзворчивясь, пронзительно зскрежетли.

Гондер выскочил из своей мшины, подбежл к потерпевшему врию втомобилю и дернул дверь.

Потрясенный Оуэнс с крсновтой ссдиной н скуле спросил:

– Что случилось?

– Об этом потом. Кк Бенеш?

– Он рнен.

– Он жив?

– Д. Помогите мне.

Вместе они нполовину вытянули, нполовину вытолкнули Бенеш из втомобиля.

Глз у Бенеш были открытыми и остекленевшими, он издвл только бессвязные негромкие звуки.

– Кк вы себя чувствуете, профессор?

Оуэнс быстро и тихо скзл:

– Он сильно удрился головой о ручку двери. Сотрясение мозг, вероятно. Но он действительно Бенеш, это точно.

Гондер зкричл:

– Теперь мы знем это, вы…

Он с трудом проглотил последнее слово.

Дверь первой мшины был открыт. Вдвоем они втщили Бенеш в внутрь. В это время откуд-то щелкнул винтовочный выстрел. Гондер бросился в мшину и нкрыл своим телом Бенеш.

– Двйте перенесем спекткль подльше отсюд! – звопил он.

Автомобиль и колонн мотоциклетного эскорт двинулись вперед. Остльные остлись н месте. Полицейские побежли в здние, из которого рздлся винтовочный выстрел. Угсвшее плмя втомобиля-смертник отбрсывло дский отблеск н эту сцену.

Издлек доносился шум собирвшейся толпы.

Гондер укчивл голову Бенеш, кк млденц, у себя н коленях. Ученый уже полностью потерял сознние, его дыхние стло тяжелым, пульс еле прослушивлся. Гондер не сводил глз с человек, который вполне мог умереть, прежде чем мшин дойдет до своей конечной остновки, и с отчянием бормотл про себя:

– Он был почти н месте! Почти н месте!

3. ШТАБ-КВАРТИРА

Грнт не совсем ясно осознл, что кто-то стучит в дверь. Нтыкясь н мебель, он вышел из спльни, шлепя босыми ногми по холодному полу и зевя во весь рот.

– Идите вы…

Он чувствовл себя еще одурмненным сном, и ему не хотелось лишться этого чувств. Когд он знимлся делом, он был нтренировн приходить в себя от любого постороннего звук, мгновенно нсторживться. Отрубется кусок сн, добвляется толик хорошего тумн, и тут же получется эткий цветущий живчик.

Но сейчс кк рз у него было личное время, и он был готов послть все к черту.

– Что вм нужно?

– От полковник, Сэр, – донеслось из-з двери. – откройте немедленно!

Помимо своей воли Грнт встряхнулся и окончтельно проснулся. Он шгнул к одной из половинок двери и прислонился к стене. Зтем он открыл дверь нстолько, нсколько позволял цепочк, и скзл:

– Просуньте свою идентификционную крточку.

Ему протолкнули крточку, и он отнес ее в спльню. Здесь он взял свой бумжник и вытщил из него идентификтор.

Он вернулся с крточкой и отсоединил цепочку, готовый, несмотря ни н что, к появлению ружейного дул или к чему-нибудь подобному.

Но вошедший молодой человек выглядел совершенно безобидно.

– Вм следует отпрвиться вместе со мной в штб – квртиру.

– Который чс?

– Примерно шесть сорок пять, Сэр.

– Утр?

– Д, Сэр.

– Зчем я им пондобился в это время?

– Не могу скзть, Сэр. Я выполняю прикз. Я должен сообщить вм, что вы должны пойти со мною. Весьм сожлею.

Он пытлся говорить в шутливом тоне.

– Мне смому не хотелось поднимться, но вот я здесь…

– Я могу побриться и принять душ?

– Ну…

– Лдно, тогд, по крйней мере, могу я одеться?

– Д, Сэр. Но быстро!

Грнт поскреб большим пльцем щетину н щекх и подумл, кк хорошо, что он принял душ вчер вечером.

– Дйте мне 5 минут н то, чтобы одеться и н все прочие нужды.

Из внной он крикнул:

– А что случилось?

– Я не зню, Сэр.

– А в ккую штб-квртиру мы нпрвимся?

– Я не думю…

– Невжно.

Шум спускемой воды сделл н ккое-то время рзговор невозможным.

Грнт появился с мрчным ощущением себя нполовину цивилизовнным человеком.

– Итк, мы отпрвляемся в штб-квртиру. Вы тк скзли, верно?

– Д, Сэр.

– Очень хорошо, сынок, – произнес Грнт любезно, – но если посчитю, что вы собиретесь стть мне поперек дороги, я рзорву вс пополм.

– Д, Сэр.

* * *

Когд втомобиль остновился, Грнт нхмурился. Рссвет был серым и сырым, по всем признкм собирлся дождь. Местность предствлял собой жлкую мешнину из товрных склдов, четвертью мили рньше они проехли учсток, огороженный кнтми.

– Что здесь случилось? – спросил тогд Грнт.

Но его спутник, кк обычно, ничего не знл.

Теперь они остновились, и Грнт нежно опустил руку н рукоятку своего торчвшего из кобуры пистолет.

– Вы мне лучше рсскжите, что произойдет дльше.

– Мы н месте. Здесь рсположено секретное првительственное учреждение. С первого взгляд н это не похоже, но это тк.

Молодой человек вышел из мшины, тк же поступил и водитель.

– Пожлуйст, оствйтесь в мшине, мистер Грнт.

Пок Грнт нстороженно осмтривлся, эти двое отступили от мшины н сотню фунтов.

Неожиднно он ощутил резкий толчок и н ккую-о долю секунды потерял рвновесие. Поднявшись, он собирлся рспхнуть дверцу втомобиля, но зколеблся, обнружив с изумлением, что вокруг него со всех сторон выросл сплошня стен.

Пондобилось некоторое время, прежде чем он осознл, что опускется вместе с втомобилем и что втомобиль стоит н плтформе лифтового подъемник. Пок он упивлся этим зрелищем, стло уже поздно покидть втомобиль.

Нверху крышк встл н место, и н время Грнт окзлся в полной темноте.

Он включил фры, но их свет бесполезно отржлся от округлой поверхности окружвших его стен. Ничего не оствлось делть, кк ждть эти бесконечные 3 минуты, пок подъемник не остновился.

Две большие половинки двери открылись, и нпрягшиеся мышцы Грнт пришли в состояние полной боевой готовности. Но он тут же рсслбил их. Двухместный мотороллер с военными полицейскими в нем – нстоящими полицейскими в полной военной форме – ожидл его.

Н кскх полицейских были буквы ОМСС. Ткие же буквы были и н мотороллере.

Автомтически Грнт попытлся рсшифровть ббревитуру.

«Отдельные Морские Стртегические Силы, – подумл он. Объединенный Междунродный Союз Судовлдельцев?»

Зтем он спросил вслух, не рсслышв, что скзл полицейский:

– Что?

– Сдитесь, пожлуйст – проговорил полицейский с нтянутой любезностью, укзывя н свободное сидение.

– Конечно. Тихое местечко тут у вс..

– Д, Сэр.

– И большое оно?

Они ехли по свободному прострнству пещеры, вдоль стены которой выстроились грузовики и втомобили, все со знкми ОМСС.

– Достточно большое, – ответил полицейский.

– Это кк рз то, что мне нрвится здесь в кждом, – скзл Грнт. – Ответы, полные бесценных россыпей точных днных.

Мотороллер блгополучно поднялся вверх по пндусу н более высокий уровень, который был довольно многолюдным. Одетые в форму лиц мужского и женского пол двиглись вокруг с озбоченным видом. В воздухе, несомненно, ощущлось неуловимое волнение.

Грнт обнружил, что следит з поспешными шгми девушки в чем-то, нпоминющем форму сестры милосердия (буквы ОМСС были ккуртно отпечтны нд округлостью груди) и вспомнил о плнх, которые нчл обдумывть вчер вечером.

Если это было еще одно здние…

Мотороллер сделл крутой поворот и остновился у стол. Полицейский выбрлся из сидения.

– Чрльз Грнт, Сэр.

Офицер, сидевший з столом, не отрегировл н это сообщение.

– Имя? – спросил он.

– Чрльз Грнт, – ответил Грнт, – кк скзл этот добрый млый.

– Идентификционную крточку, пожлуйст.

Грнт протянул ее. Н крточке был выбит только номер, н который офицер бросил быстрый взгляд. Он вствил крточку в идентификтор, стоявший у него н столе.

Грнт нблюдл з ним без особого интерес. Идентификтор выглядел точно тким же, кк и его крмнный, только увеличенный до гигнтских рзмеров. Н сером бесцветном экрне высветилось его собственное изобржение в нфс и профиль, выглядевшее – кк всегд кзлось Грнту – мрчным и угрожюще бндитским.

Куд девлся открытый искренний взгляд? Где очровтельня улыбк? Где ямочки н щекх, которые сводили девушек с ум?

Остлись только черные, низко опущенные брови, которые придвли ему сердитый вид. Было бы удивительно, если бы кто-нибудь узнл его по этой фотогрфии.

Но офицер узнл и, очевидно, без особых зтруднений – один взгляд н фотогрфию, один н Грнт. Он вынул идентификционную крточку, протянул ее Грнту и жестом рзрешил продолжть путь.

Мотороллер повернул нпрво, проехл под ркой и зтем спустился ниже, в длинный коридор, рзмеченный для дорожного движения по дв ряд с кждой стороны. Движение было достточно интенсивным, и только один Грнт был не в военной форме.

Двери появлялись с кждой стороны – прямо тки с гипнотической периодичностью, к стенм примыкли пешеходные тротуры. Людей н них почти не было.

Мотороллер добрлся до второй рки, н которой был ндпись: «Медицинский отдел».

Военный полицейский, дежуривший в возвышющейся нд ркой будке – точно ткой, кк будк дорожного полисмен – нжл кнопку. Тяжеля стльня дверь открылсь, мотороллер проскользнул в нее и подъехл к стоянке.

Грнт пытлся угдть, под ккой чстью город они сейчс нходятся.

Быстро подошедший к нему человек в генерльской форме покзлся ему знкомым. Грнт узнл его, кк только он подошел н рсстояние, достточное для рукопожтия.

– Кртер, не тк ли? Мы встречлись в Трнсконтинентле пру лет тому нзд. Вы тогд, кжется, не носили форму?

– Здрвствуйте, Грнт. О, к черту форму. Я ношу ее только для рботы в этом месте. Это единственный способ проникнуть сюд. Пройдемте со мной. Грнитный Грнт, не тк ли?

– Совершенно верно.

Они прошли через дверь в помещение, которое, очевидно, было оперционной. Сквозь большие обзорные окн Грнт увидел знкомую кртину: мужчины и женщины суетились в почти осяземой стерильной чистоте вокруг тускло сверкющих метллических инструментов, острых и холодных. Все они выглядели жлкими и ничтожными рядом с изобилием электронных приборов, которые превртили медицину в отрсль индустрии. В комнту вктывли оперционный стол, копн седых волос свисл из-под белого покрывл.

Грнт чуть не хвтил удр от изумления.

– Бенеш? – прошептл он.

– Бенеш, – ответил Кртер мрчно.

– Что с ним случилось?

– Они в конце концов добрлись до него. Это нш ошибк. Мы живем в век электроники, Грнт. Все, что мы делем, мы делем с помощью нших электронных слуг. От нпдения любого из нших вргов мы зщищемся, мнипулируя потоком электронов. Мы рзрботли мршрут, оборудовнный всевозможными сигнлизционными устройствми, которые действовли только против электронных вргов. Мы не рссчитывли н втомобиль, упрвляемый человеком, и н винтовки с человеческими пльцми н куркх.

– Я думю, вы не зполучите никого из них живыми?

– Никого. Человек в мшине умер тут же, н месте. Остльные были убиты ншими пулями. Мы тоже потеряли несколько человек.

Грнт снов посмотрел вниз. Н лице Бенеш было выржение бсолютной пустоты, которое ссоциировлось с полным умиротворением.

– Я полгю, он жив, тк что есть ндежд.

– Он жив. Но ндежд не очень велик.

– Кто-нибудь имел возможность поговорить с ним? – спросил Грнт.

– Кпитн Вильямс Оуэнс. Вы его знете?

Грнт покчл головой.

– Видел мельком в эропорту, когд Гондер предствлял его, нзвв по имени.

– Оуэнс говорил с Бенешем, но не получил никкой вжной информции. Гондер тоже рзговривл с ним. Вы говорили с ним больше, чем кто-либо другой. Он скзл вм что-нибудь?

– Нет, Сэр. Я бы ничего не понял, дже если бы он и скзл. Моя миссия зключлсь только в том, чтобы доствить его в ншу стрну, и ничего больше.

– Конечно. Но вы рзговривли с ним, и он мог скзть больше, чем хотел бы.

– Если он дже и скзл, это прошло мимо меня. Но я думю, чтобы он скзл что-то лишнее. Живя н той стороне, вы получете хорошую прктику по держнию язык з зубми.

Кртер нхмурился.

– Не стрйтесь без особой необходимости подчеркивть свое превосходство, Грнт. Вы получете ткую же прктику и н этой стороне. Если вы этого не знете… Простите, это все лишнее.

– Все в порядке, генерл, – рвнодушно скзл Грнт.

Он пожл плечми.

– Суть дел в том, что он никому ничего не скзл. Он был выведен из строя прежде, чем мы сумели получить от него то, что хотели получить. Он мог бы никогд и не покидть ту сторону.

– Когд я ехл сюд, я проезжл огороженное место…

– Это то смое место. Еще пять квртлов, и он был бы в безопсности.

– Что с ним?

– Повреждение мозг. Его нужно оперировть – и для этого вы нм и нужны.

– Я? – спросил Грнт. – Послушйте, генерл, в мозговой хирургии я ребенок. И я звлил нтомию мозг в университете.

Кртер не отрегировл н слов Грнт, и тот почувствовл их несерьезность.

– Пойдемте со мной, – скзл Кртер.

Грнт последовл з ним через дверь вниз по крутому коридору в другую комнту.

– Центрльный пульт упрвления, – коротко пояснил Кртер.

Стены были усеяны телевизионными экрнми. Кресло в центре было нполовину окружено полукруглой консолью с переключтелями, рсположенными н нклонном пульте.

Кртер сел, в то время кк Грнт остлся стоять.

– Рзрешите мне обрисовть вм суть дел. Вы знете, что между нми и ими существует птовое положение.

– И длительное время. Конечно.

– Птовое положение, в конце концов, не ткя уж плохя вещь. Мы состяземся, мы все время пугем друг друг, и мы достточно много сделли н этом пути. И мы, и они. Но если это птовое положение должно быть нрушено, оно должно нрушиться в ншу пользу. Я ндеюсь, вы понимете это.

– Я думю, что понимю, генерл, – сухо скзл Грнт.

– Бенеш олицетворяет собою возможность ткого нрушения. Если бы он мог рсскзть нм то, что знет…

– Могу я здть вопрос, Сэр?

– Двйте.

– Что он знет? Что это ткое?

– Еще нет. Подождите немного. Сущность информции в днный момент не смое глвное. Позвольте мне продолжить… Если бы он мог рсскзть нм то, что он знет, рвновесие было бы нрушено в ншу пользу. Если он умрет или если дже он выкрбкется, он не сможет дть нм нужную информцию из-з повреждения мозг, то птовое состояние будет продолжться.

– Не считя общечеловеческой скорби о потере великого ум, мы можем скзть, что сохрнение птового положения не тк уж плохо.

– Д, если ситуция тков, кк я вм ее описл. Но он может быть и иной.

– Что вы имеете в виду?

– Поговорим о Бенеше. Он известен умеренными взглядми, но у нс не было никких укзний н то, что у него существовли трения с првительством. Он проявлял все признки лояльности почти 25 лет, и его высоко ценили.

А теперь он вдруг дезертирует.

– Потому что он хочет нрушить рвновесие в ншу пользу.

– Хочет ли? Или, может быть, он уже сообщил о своей рботе, прежде чем уяснил всю ее знчительность, достточно много для того, что бы дть другой стороне ключ к продвижению вперед. Он тоже мог тогд понять, что вложил, совсем не сознвя этого, влсть нд миром в руки своей стороны, и, вероятно, он не был достточно уверен в добродетелях своей стороны, чтобы этим удовлетвориться. Поэтому теперь он приходит к нм не столько для того, что-бы не дть нм превосходство, скорее для того, чтобы не дть превосходств никому. Он приходит к нм, чтобы удержть рвновесие.

– Есть ли ккие-нибудь докзтельств этому, Сэр?

– Никких, – скзл Кртер. – Но рссмотрите эту возможность, и вы уясните, что нет ткже и никких докзтельств противного.

– Дльше.

– Если вопрос жизни или смерти Бенеш предлгет выбор между полной ншей победой или продолжением птового положения – лдно, мы могли бы с этим примириться. Упустить шнс одержть полную победу – позор, но звтр мы можем получить еще один шнс. Однко мы можем столкнуться с необходимостью выбор между рвновесием и полным уничтожением, и одн из льтернтив полностью неприемлем. Вы соглсны?

– Конечно.

– Кк видите, следовтельно, если существует дже млейшя возможность того, что смерть Бенеш приведет нс к полному уничтожению, эту смерть необходимо предотвртить любыми силми, любой ценой, з счет любого риск.

– Я тк понял, что вы сделли это сообщение для меня, генерл, тк кк собиретесь попросить меня что-то сделть. Случлось, что я рисковл жизнью, чтобы предотвртить возможность полного уничтожения. Я никогд не получл от этого удовольствия, если желете знть првду, но я делл это. Однко, что я могу сделть в оперционной? Когд мне вчер потребовлось нложить повязку н бедро, это сделл Бенеш. И это единственное доступное мне средство из всего рсенл медицинской техники.

Но Кртер не регировл и н это змечние.

– Гондер рекомендовл вс для этого дел. Из общих сообржений, в первую очередь. Он считет вс человеком выдющихся способностей. И я тоже.

– Генерл, я не нуждюсь в лести. Меня это рздржет.

– Черт побери, я вм не льщу. Я кое-что объясняю. Гондер считет, что он вообще способный человек, но, кроме того, он полгет, что вш миссия остлсь незвершенной. Вы должны были доствить к нм Бенеш в целости и сохрнности, и это не было сделно.

– Он был в целости и сохрнности, когд меня освободил от моих обязнностей см Гондер.

– Тем не менее сейчс это не тк.

– Вы обрщетесь к моей профессионльной гордости, генерл?

– Если вм угодно.

– Хорошо. Я буду держть скльпель, я буду вытирть пот со лб хирург, я дже буду подмигивть сестрм. Я думю, что полный перечень моих компетентных действий в оперционной.

– Вы будете не один. Вы будете входить в комнду.

– Я кк-то рссчитывл н это, – скзл Грнт. – Кто-о еще должен будет нцеливться скльпелем и нжимть н него. Я буду только держть их в стерилизторе.

Уверенными движениями Кртер нжл несколько кнопок. Н одном из телевизионных экрнов немедленно появились в поле зрения две фигуры в темных очкх. Они с пристльным внимнием следили з лучом лзер, его крсный свет суживлся до толщины нити. Свет погс, и они сняли очки.

– Это Петер Дьювл, – скзл Кртер. – Вы когд-нибудь слышли о нем?

– Сожлею, но никогд.

– Он смый лучший нейрохирург в стрне.

– А кто эт девушк?

– Его ссистентк.

– Ого!

– У вс все мысли сосредоточены только в одном нпрвлении. Он исключительно компетентный специлист.

Грнт слегк увял.

– Я в этом не сомневюсь, Сэр.

– Вы говорите, что видели Оуэнс только в эропорту?

– Очень мло, Сэр.

– Он тоже будет с вми. Кк и нш нчльник медицинского отдел. Он проинструктирует вс.

Он снов нжл несколько кнопок, и н этот рз одновременно с включением телевизионного экрн послышлось низкое гудение, что ознчло двустороннюю звуковую связь.

Симптичня лыся голов зслонял зпутнную сеть системы кровообрщения, рзвернутую н стене позди нее.

– Мкс! – позвл Кртер.

Мичелз нсторожился. Его глз сузились. Он выглядел утомленным.

– Д, Эл.

– Грнт готов выслушть вс. Скорее введите его в курс дел. У нс мло времени.

– Действительно, мло. Я зйду з ним.

Н мгновение Мичелз встретился взглядом с Грнтом. Он медленно произнес:

– Я ндеюсь, мистер Грнт, что вы готовы к смому необычному эксперименту в вшей жизни и вообще в чьей бы то ни было жизни.

4. ИНСТРУКТАЖ

В кбинете Мичелз Грнт с изумлением рссмтривл крту системы кровообрщения.

– Эт дьявольскя мешнин не что иное, кк крт некоей территории. Кждя линия н ней – дорог, кждый перекресток – пересекющяся дорог. Эт крт не менее сложн, чем крт дорог Соединенных Шттов. Кроме того, он еще и объемня.

– Господи боже!

– Сто тысяч миль кровеносных сосудов. Сейчс вы видите немногие из них. Большинство совсем микроскопические, и их нельзя увидеть без знчительного увеличения, но сложите их вместе в одну линию, и они смогут четыре рз обернуться вокруг земного шр, или, если вы предпочитете другой пример, соствят почти половину рсстояния до Луны. Вы хоть немного поспли, Грнт?

– Примерно 6 чсов. Я еще подремл в смолете. Я в хорошей форме.

– Лдно, вы будете иметь возможность побриться и сделть другие подобные дел, если необходимо. Я бы желл поспть.

Скзв это он выствил вперед руку.

– Не то, что бы я был в плохой форме. Я не жлуюсь. Вы принимли когд-нибудь морфоген?

– Я никогд не слышл о нем. Это ккой-то нркотик?

– Д. Относительно новый. Знете, нм нужен совсем не сон. Один отдыхет во сне ничуть не больше, чем другой, комфортбельно рсположившийся с открытыми глзми. Дже, может быть, и меньше. Мы нуждемся в сновидениях. Нм обязтельно нужно время н сны, в противном случе нрушется мозговя координция, и у вс нчинются гллюцинции. Возможен дже смертельный исход.

– Морфоген дет нм сновидения? Не тк ли?

– Точно. Он бросет нс н полчс в крепкий сон, и после этого, вы зряжены н целый день. Тем не менее послушйтесь моего совет и держитесь подльше от этой дряни, если нет крйней необходимости.

– Почему? Он утомляет?

– Нет. Не особенно утомляет. Только что сны плохие. Морфоген истощет мозг, он очищет мусорные ямы психики, зполняемые в течение дня, и все это познл н собственном опыте. Не делйте этого. Но у меня не было выбор. Нужно было сделть эту крту, и я прорботл нд ней всю ночь.

– Нд этой кртой?

– Это кровеносня систем Бенеш, до последнего кпилляр, и я должен был изучить ее всю, чтобы уметь в ней рзобрться. Здесь, вверху, почти в центре мозг около гипофиз, нходится тромб.

– И в этом зключется проблем?

– Именно в этом. Со всем остльным можно спрвиться. И с обширными кровоподтекми, и с контузией, и с шоком, и с сотрясением мозг. Но с тромбом нельзя спрвиться без хирургического вмештельств. И кк можно более быстрого.

– Сколько же н это отпущено времени, доктор Мичелз?

– Трудно скзть. Мы ндеемся, что некоторое время это не будет фтльным, но повреждение мозг нступет здолго до смерти. А для этой оргнизции повреждение мозг тк же плохо, кк и смерть. Люди здесь ожидют чуд от ншего Бенеш, и сейчс они очень рздржены. Кртер получил особенно чувствительный удр и поэтому требует вс.

– Вы думете, он ожидет, что другя сторон снов сделет попытку?

– Он тк не говорит, но я полгю, что именно этого он боится и именно поэтому требует вшего присутствия в комнде.

Грнт посмотрел вокруг.

– Нет никких основний думть, что сюд можно проникнуть. Рзве они могли внедрить сюд своих гентов?

– Нет, нсколько я зню, но Кртер очень подозрительный человек. Я думю, что он предполгет возможность медицинского убийств.

– Дьювл?

Мичелз пожл плечми.

– У него мло симптичный хрктер, приборы, с которыми он рботет, могут вызвть смерть, стоит только ошибиться н волосок.

– Кк его можно остновить?

– Никк.

– Тогд привлеките кого-нибудь, кому вы можете доверять.

– Никто другой не облдет тким мстерством. И Дьювл уже здесь, с нми. И, в конце концов, нет докзтельств его недостточной лояльности.

– Но если я встну рядом с Дьювлом в кчестве медсестры и если я получу здние тщтельно следить з ним, ничего хорошего из этого не выйдет. Я не буду знть, чего он делет, и делет ли он это честно и првильно. Кроме того, я должен вм скзть, что, когд он вскроет череп, я, вероятно, упду в обморок.

– Он не вскроет череп, – скзл Мичелз. – До тромб нельзя добрться с внешней стороны. Он в этом твердо убежден.

– Но тогд…

– Мы доберемся до него изнутри.

Грнт нхмурился и медленно покчл головой.

– Послушйте, я не понимю, о чем вы говорите.

– Мистер Грнт, все учстники этого проект знют всю пртитуру, им точно известно, что он или он должны делть. Но вы чужк, и обучить вс – очень трудня здч. И все же, если я должен, то приходится это делть. Я собирюсь познкомить вс с некоторыми теоретическими рботми, выполненными в этом учреждении.

Губы Грнт дрогнули в язвительной улыбке.

– Простите, доктор, но вы только что произнесли нечто стрнное. В колледже я первенствовл в футболе и еще по девушкм, хотя и со знчительно меньшим успехом. Не мучйте меня теорией.

– Я видел вш послужной список, мистер Грнт. И он не совсем тков, кким вы его пытетесь предствить. Однко я не хочу лишть вс вшей мужественности, обвиняя в очевидной интеллектульности и обрзовнности, дже если учесть, что мы недине. Я не буду мучить вс теорией, передм вм суть проблемы. Я думю, вы видели ншу эмблему? ОМСС?

– Конечно, видел.

– И кк вы рсшифровли ее?

– О, у меня есть несколько предположений – что-то вроде Объединения Мрсинских Свихнувшихся Служщих. У меня было еще нечто получше, но это непечтно.

– Он ознчет: Объединенные Минитюрные Силы Сдерживния.

– В этом еще меньше смысл, чем в моем предположении.

– Я объясню. Слыхли ли вы когд-нибудь о полемике по поводу минитюризции?

– Грнт немного подумл.

– Я тогд учился в колледже. Мы знимлись этим вопросом пру семестров н курсе физики.

– Между футбольными мтчми?

– Д, это действительно было в межсезонье. Нсколько мне помнится, групп физиков выступил с зявлением, что они могут уменьшить рзмеры объектов в любом соотношении, и это выглядело кк мистификция. Ну, может быть, не кк мистификция, но, во всяком случе, кк ошибк. Я помню, что нш групп выскзл целый ряд ргументов, покзывющих, что невозможно уменьшить человек до рзмеров, ну, скжем, мыши, и чтобы он при этом оствлся человеком.

– Я уверен, что ткое происходило во всех колледжх стрны. Вы помните ккие-либо из этих возржений?

– Я рссуждю тк. Если вы собиретесь уменьшить рзмеры, то это можно сделть двумя способми. Вы можете сдвинуть все отдельные томы объект н более близкие рсстояния или уменьшить все пропорции том в целом. Сдвинуть томы н более близкие рсстояния, преодолевя внутритомные оттлкивющие силы, можно только с помощью сверхвысоких двлений. Двление в центре Юпитер Было бы недостточно, чтобы сжть человек до рзмеров мыши. Я првильно рссуждл до сих пор?

– Вы ослепительны, кк день.

– И дже если удстся получить ткое двление, оно убьет все живое. Кроме того, объект, уменьшенный в рзмерх – путем сближения томов, будет иметь свою прежнюю мссу, и объекту рзмером с мышь и с мссой человек невозможно было бы существовть.

– Изумительно, мистер Грнт. Вы, должно быть, могли рзвлекть своих приятельниц в течение многих чсов. А другой метод?

– Другой метод состоит в том, чтобы удлить томы в точной пропорции, чтобы мсс и рзмеры уменьшлись, в то время кк соотношение между его отдельными чстями остлось бы неизменным. Но только, если вы уменьшите человек до рзмеров мыши, то сумеете сохрнить всего один том из почти 70 тысяч. Если вы сделете это с мозгом, то получившийся мозг будет вряд ли сложнее, чем мозг мыши. Кроме того, кк вы вновь увеличите объект, что, кк зявляли эти физики, возможно сделть? Кк вы вствите томы в него и устновите их н првильные мест?

– Совершенно верно, мистер Грнт. Но кк же тогд несколько солидных физиков пришли к выводу, что минитюризция возможн прктически?

– Я не зню, доктор, но больше я ничего об этом не слышл.

– В чстности, потому, что из коллеги знялись этой тонкой рботой – по прикзу – и легко обошли их. Технология ушл под землю, кк здесь, под землей.

Мичелз почти со злостью постучл по своему письменному столу.

– Мы вынуждены учреждть специльные курсы по технике минитюризции для повышения квлификции физиков, которые не могут нучиться этому нигде в другом месте, з исключением нлогичных учреждений н той стороне. Минитюризция действительно возможн, но ни одним из перечисленных вми методов. Видели ли вы когд-нибудь, кк увеличивют фотогрфию, мистер Грнт? Или уменьшют до рзмеров микрофильм?

– Конечно.

– Тогд, вдвясь в теорию, я скжу вм, что этот процесс может быть применен к трехмерным объектм, дже к человеку. Мы можем быть минитюризировны не просто кк объекты, кк одушевленные существ, подверженные внешнему воздействию Вселенной, прострнств-времени.

Грнт улыбнулся.

– Д, учитель, но это только слов.

– Но ведь вы не хотите теории, не првд ли? З последние 10 лет физики открыли возможность использовть гиперпрострнств, то есть прострнств, имеющего более 3 прострнственных координт. Предствить это невозможно, и мтемтик этого дел тоже почти непредствляем, но смое смешное, что это действительно можно сделть. Объекты можно минитюризировть. Мы не избвляемся от томов и не сближем их. Мы уменьшем рзмеры смих томов, мы уменьшем все, и втомтически уменьшется мсс. Когд мы пожелем, мы можем восстновить прежние рзмеры.

– Это звучит серьезно, – скзл Грнт. – Знчит ли это, что вы действительно можете уменьшить человек до рзмеров мыши?

– В принципе мы можем уменьшить человек до рзмеров бктерии, или вирус, или том. Не существует теоретического предел минитюризции. Мы можем сжть рмию со всеми солдтми и вооружением до ткого рзмер, что ее можно будет уложить в спичечный коробок. В идельном случе мы могли бы трнспортировть этот коробок в нужное место и ввести рмию в дело после увеличения ее до прежних рзмеров. Вы улвливете вжность этого дел?

– Я тк понял, что и другя сторон умеет делть это, – скзл Грнт.

– Мы не сомневемся, что умеет. Но идемте, Грнт, дел рзворчивются н полной скорости, и время у нс огрничено. Пойдемте со мной.

* * *

Здесь было «пойдемте со мной» и тм было «пойдемте со мной». С тех пор кк он проснулся сегодня утром, ему не позволяли оствться н одном месте больше 15 минут. Это рздржло его, и к тому же он, очевидно, ничего не мог с этим сделть.

Был ли это невольня попытк не дть ему достточно времени н обдумывние?

Куд они собирлись его кинуть?

Теперь он и Мичелз сидели н мотороллере, Мичелз вел его, кк опытный водитель.

– Если это есть и у нс, и у них, мы нейтрлизуем друг друг, – скзл Грнт.

– Д, но с небольшим добвлением, – ответил Мичелз. – И у нс, и у них эти дел идут не совсем хорошо. В этом згвоздк.

– Ого!

– В течение 10 лет мы рботли нд вопросом рсширения дипзонов соотношения рзмеров, нд достижением большей степени минитюризции, ткже и увеличения – просто путем реверсировния гиперполя. К сожлению, в этом нпрвлении мы достигли теоретического предел.

– Что это з предел?

– Не очень приятный. Вмешивется принцип неопределенности. Степень минитюризции, умноження н продолжительность минитюризции – конечно, в соответствующих единицх – рвн выржению, содержщему постоянную Плнк. Если человек уменьшить нполовину, он может нходиться в тком состоянии столетия. Если его уменьшить до рзмеров мыши, он может оствться тким дни. Если его уменьшить до рзмеров бктерии, он может оствться тким только в течение чсов. После этого он снов увеличивется.

– Но его можно снов минитюризировть.

– Только спустя довольно знчительное время. Желете ли получить мтемтическое обосновние?

– Нет. Я во всем вм верю.

Они подъехли к подножию эсклтор, Мичелз слез с мотороллер, устло ворч. Грнт перепрыгнул через борт.

Он стоял, прислонившись к перилм, пок лестниц торжественно поднимлсь вверх.

– И что же есть у Бенеш?

– Мне скзли, что он зявляет, будто может обойти принцип неопределенности. Предполгется, что он знет, кк сохрнить минитюризцию неопределенно долго.

– Вы говорите тк, словно не верите в это.

Мичелз пожл плечми.

– Я скептик. Если мы увеличивем кк степень минитюризции, тк и ее время, то это может быть достигнуто только з счет чего-то еще, но я не могу себе предствить, что это ткое. Вероятно, это это ознчет только, что я не Бенеш. Тк или инче, но он говорит, что может это сделть, мы не можем себе позволить не верить ему. Тк же, кк и другя сторон, поэтому они и пытлись убить его.

Они поднялись н верхнюю площдку эсклтор, и Мичелз должен был остновиться тм н короткое время, чтобы зкончить свою речь. Зтем он нпрвился к эсклтору, чтобы подняться н следующий этж.

– Теперь, Грнт, вы должны понимть, что нм нужно сделть – спсти Бенеш. И почему мы должны это сделть – рди той информции, которя у него есть. И кк мы должны это сделть – с помощью минитюризции.

– Почему с помощью минитюризции?

– Потому что до мозгового тромб невозможно добрться снружи. Я говорил вм об этом. Поэтому мы минитюризируем подводную лодку, введем ее в ртерию и с кпитном Оуэнсом з пультом упрвления и со мной в кчестве штурмн поплывем к тромбу. Тм Дьювл и его ссистентк мисс Петерсон будут проводить оперцию.

Глз Грнт широко рскрылись.

– А я?

– Вы будете с нми в кчестве член комнды. Очевидно, вы будете осуществлять общее руководство.

– Ну уж нет, – резко скзл Грнт. – Я не соглшусь учствовть в тком деле. Ни одной минуты.

Он повернулся и стл спускться по поднимющемуся эсклтору, что имело небольшой успех. Мичелз следовл з ним.

– Ведь рисковть – вш рбот, не тк ли?

– Риск по моему собственному выбору. Риск, к которому я привык. Дйте мне н рзмышление о минитюризции столько же времени, сколько было у вс, и я рискну.

– Мой дорогой Грнт, вшего соглсия никто не спршивет. Я считю, что вы годитесь для этого дел. И теперь я объяснил вм его вжность. В конце концов, я тоже отпрвляюсь в это путешествие, я не тк молод, кк вы, и никогд не игрл в футбол. Думю, что тут все првильно. Я нуждлся бы в вс, чтобы поддержть бодрость дух во время рботы, тк кк хрбрость – вш рбот.

– Если это тк, то я знимюсь грязным делом, – пробормотл Грнт.

Зтем не к месту, почти рздрженно, он добвил:

– Я хочу кофе.

Он продолжл стоять и позволил эсклтору снов поднять его нверх. У верхней площдки эсклтор был дверь с ндписью «Комнт зседний». Они вошли.

* * *

Грнт воспринимл содержимое этой комнты по чстям. Первое, что он увидел, это крй знимющего центр комнты длинного стол, н котором стоял многоячеечный кофейный втомт и поднос с сэндвичми.

Он срзу же нпрвился туд. И только после того, кк он осушил нполовину черное и горячее содержимое чшки, зкусив его сорзмерным себе куском сэндвич, его внимние привлек пункт второй.

Это был ссистентк Дьювл, очень хорошенькя мисс Петерсон – тк, кжется, ее зовут? Он смотрел ему прямо в рот и стоял слишком близко к нему. Грнт почувствовл, что ему будет трудно полюбить хирург, и только после этого он стл воспринимть остльное содержимое комнты.

Н одном конце стол сидел с рздрженным видом человек в форме полковник. Одной рукой он медленно вертел пепельницу, в то время кк пепел от его сигреты пдл н пол. Он с нжимом скзл Дьювлу:

– Я изложил свою позицию совершенно ясно.

Грнт узнл кпитн Оуэнс, стоявшего у портрет президент. Энергичность и улыбк, которые он видел в эропорту, исчезли, н одной щеке виднелся кровоподтек. Он выглядел устлым и рсстроенным, и Грнт испытл к нему сочувствие.

– Кто этот полковник? – тихо спросил Грнт Мичелз.

– Донльд Рейд, знимющий ткую же должность кк и я, только в рмейской иеррхии.

– Я вижу, что Дьювл его рздржет.

– Постоянно. Он может оздчить любое общество. Тких, кк он, немного нйдется.

«И тких, кк он, тоже» – импульсивно хотел скзть Грнт, но слов эти покзлись ему жлкими, и он отбросил их. Господи, что з девчонк – пльчики оближешь!

И что он ншл в этом вжничющем потрошителе людей?

Рейд говорил тихим, тщтельно сдерживемым голосом:

– И, кроме того, доктор, что он здесь делет?

– Мисс Кор Петерсон, – холодно скзл Дьювл, – моя ссистентк. Везде, где нужны мои профессионльные знния, он сопровождет меня.

– Это опсное дело…

– Мисс Петерсон соглсилсь, полностью осознвя его опсность.

– Но достточное количество мужчин, специльно обученных для ссистировния, ткже соглсились. Дело было бы знчительно менее сложным, если бы один из этих мужчин отпрвился с вми. Я нзнчу к вм одного из них.

– Вы не нзнчите мне никого, полковник, потому что, если вы это сделете, я не возьмусь з это дело, и не существует силы, которя могл бы меня зствить. Мисс Петерсон для меня третья и четвертя рук. Он знет мои требовния нстолько хорошо, что может действовть без укзний, может быть н месте, прежде чем я позову, может подть мне то, что нужно, до того, кк я потребую. Я не приму чужк, которого нужно будет знть. Я не могу отвечть з успех миссии, если потеряю одну секунду из-з того, что между мною и моим техником нет взимопонимния, и я не приму никкого нзнчения, если у меня не будут рзвязны руки для того, что-бы вести дел именно тким обрзом, который грнтирует нибольшие шнсы н успех.

Взгляд Грнт вновь обртился в сторону Коры Петерсон. Он кзлсь сильно смущенной, но продолжл смотреть н Дьювл с тким выржением, которое Грнт однжды видел в глзх гончей, когд мленький сынишк хозяин вернулся из школы. Грнт обнружил, что очень рздржен этим.

Голос Мичелз прервл спор, в то время кк Рейд вскочил в бешенстве со стул.

– Я полгю, Дон, поскольку ключевя роль в смой оперции возлгется н руки и глз доктор Дьювл и тк кк мы действительно не можем прикзть ему, мы уступим ему в этом вопросе – без ущерб для необходимых последствий действий, ? Я готов взять н себя ответственность з это.

Грнт сообрзил, что он предлгет Рейду достойный путь к отступлению, и Рейд, кипя от злости, будет вынужден принять его.

Рейд удрил лдонью по столу перед собой.

– Лдно. Пусть будет зписно, что я был против этого.

Он сел, губы его дрожли.

Дьювл тоже сел с невозмутимым видом.

Грнт шгнул вперед, чтобы придвинуть стул для Коры, но он сделл это см и сел, прежде чем он подошел к ней.

– Доктор Дьювл, это Грнт, – скзл Мичелз. – Молодой человек, который будет сопровождть нс.

– В кчестве сильного мужчины, доктор, – скзл Грнт. – Это моя единствення специльность.

Дьювл бросил н него беглый взгляд. Подтверждением того, что он слышл его слов, был слбый кивок в нпрвлении Грнт.

– И мисс Петерсон…

Грнт ослепительно улыбнулся. Он вообще не улыбнулсь и скзл:

– Хелло.

– Привет, – скзл Грнт.

Он рзглядывл свысок осттки своего второго сэндвич. Он осознл, что никто еще вообще не ест, и положил кусок н место.

В этот момент вошел Кртер, быстро шгя и кивя нпрво и нлево. Он уселся и скзл:

– Вы просто присоединяетесь к нм, кпитн Оуэнс? Грнт?

Оуэнс неохотно двинулся к столу и знял место нпротив Дьювл. Грнт сел через несколько стульев от него и обнружил, что может, глядя н Кртер, созерцть профиль Коры.

Могл ли рбот быть плохой, если он принимл в ней учстие!

Мичелз, который сел рядом с Грнтом, нклонился чтобы прошептть ему н ухо:

– Это действительно неплохя идея – взять с собой женщину. Мужчины, нверное, будут стрться проявить себя кк можно лучше, и это меня рдует.

– Поэтому вы и произнесли речь в ее зщиту?

– Конечно, нет. Дьювл говорил всерьез. Он не пошел бы без нее.

– Он тк звисит от нее?

– Вероятно, нет. Но он склонен все делть по-своему. Особенно в противовес Рейду. Он не любит упускть случя.

– К делу, – скзл Кртер. – Вы можете пить и есть, если хотите, пок мы будем рботть. Есть ли у кого-нибудь из вс неотложные змечния?

Неожиднно Грнт скзл:

– Я не соглсен, генерл. Я отклоняю сделнное мне предложение и полгю, что вы нйдете змену.

– А вы вовсе не доброволец, Грнт, и вш откз отклоняется. Джентльмены и мисс Петерсон, мистер Грнт был выбрн для учстия в экспедиции исходя из рзличных причин. С одной стороны именно он доствил Бенеш в ншу стрну, выполнив это здние с большим искусством.

Все повернулись в сторону Грнт, который вздрогнул от мгновенного ожидния вежливой волны плодисментов. Но никто не зплодировл, и он рсслбился.

Кртер продолжл:

– Он специлист по рдиосвязи и опытный квлнгист. Он исключительно ловок и гибок и способен мгновенно принимть квлифицировнные решения. По этой причине я хочу сосредоточить всю влсть в принятии стртегических решений в его рукх н момент путешествия. Это понятно?

Все было определенно ясно, и Грнт, рздрженно рссмтривя свои ногти, скзл:

– Очевидно, все остльные будут выполнять соответствующую их квлификции рботу, в то время кк я буду зботиться о непредвиденных обстоятельствх. Мне очень жль, но я хотел бы знести в протокол, что не считю себя подходящим для этого пост.

– Зявление зпротоколировно, – скзл Кртер невозмутимо. – Двйте двинемся дльше. Кпитн Оуэнс спроектировл экспериментльную подводную лодку для океногрфических исследовний. Он отнюдь не идельно соответствует здче, но он уже есть, и не существует другого судн, которое было бы приспособлено лучше. Оуэнс, конечно, хочет см упрвлять своим корблем «Протерусом». Доктор Мичелз будет штурмном. Он подготовил и изучил крту кровообрщения Бенеш, которую мы вскоре рссмотрим. Доктор Дьювл и его ссистентк будут отвечть непосредственно з оперцию, з удление тромб. Вы все сознете вжность этой миссии. Мы ндеемся н успешную оперцию и вше блгополучное возврщение. Есть вероятность того, что Бенеш умрет во время оперции, но это произойдет несомненно, если не будет предпринят попытк спсти его. Есть вероятность того, что мы погубим корбль, но я боюсь что в существующих обстоятельствх корбль и комнду вообще невозможно спсти в случе врии. Возможно цен велик, но выигрыш, который мы ожидем – я имею в виду не только ОМСС, но и все человечество – еще больше.

Грнт пробормотл еле слышно:

– Ур ншей комнде!

Кор Петерсон уловил его слов и бросил н него короткий проництельный взгляд из-под темных ресниц. Грнт вспыхнул.

– Покжите им крту, Мичелз, – скзл Кртер.

Мичелз нжл кнопку н лежвшем перед ним пульте, и н стене появилось изобржение объемной крты системы кровообрщения Бенеш, которую Грнт видел недвно в кбинете Мичелз. Когд Мичелз повернул ручку, покзлось, что крт ндвинулсь н них и увеличилсь в рзмерх. То, что остлось от системы кровообрщения, предствляло собой четкие очертния головы и шеи.

Кровеносные сосуды высветились почти флюоресцирующим блеском, поперек них появились линии сетки. Тонкя черня стрелк метнулсь в поле зрения, упрвляемя световой укзкой в рукх Мичелз, который остлся сидеть н своем стуле, положив свою руку н его спинку.

– Тромб, – скзл он, – здесь.

Грнт не видел тромб, по крйней мере, до тех пор, пок н него не обртили внимния, но теперь, когд черня стрелк четко обознчил его грницы, Грнт увидел его – мленький твердый узелочек, зкупоривший ртерию.

– Он не предствляет непосредственной угрозы для жизни, но эт чсть мозг стрдет от сдвливния нервных волокон и, может быть, уже поврежден.

Стрелк зтнцевл вокруг тромб.

– Доктор Дьювл скзл мне, что явления могут стть необртимыми через 12 чсов, или дже меньше. Попытк оперировть обычным путем вызовет необходимость пробивться сквозь череп здесь, или здесь, или здесь. Во всех трех случях мы не сможем предотвртить обширных повреждений, результты сомнительны. С другой стороны, мы можем попытться достичь тромб, двигясь по потоку крови. Если мы сможем войти в сонную ртерию здесь у шеи, мы окжемся н достточно прямом пути к месту нзнчения.

Стрелк последовл вдоль крсной линии ртерии, которя проклдывл свой путь сквозь голубизну вен, что делло ее легко рзличимой.

Мичелз продолжл:

– Если, следовтельно, «Протерус» и его комнд будут минитюризировны и введены…

Неожиднно Оуэнс скзл:

– Погодите минутку.

Его голос был метллически резок.

– Нсколько мы будем уменьшены?

– Мы должны быть нстолько млыми, чтобы избежть воздействия силы биологической зщиты. Общя длин корбля будет рвн 3 микронм.

– Сколько это в дюймх? – прервл его Оуэнс, – когд мы войдем в ртерию, мы подвергнемся полному воздействию силы ртерильного течения.

– Не быстрее мили в чс, – скзл Кртер.

– Бросьте вы эту милю в чс. Мы будем передвигться со скоростью, соответствующей ст тысячм длин корбля в секунду. Это соответствует при обычных мсштбх движению со скоростью двести миль в секунду или что-то около того. В ншем минитюризировнном мире мы будем двигться со скоростью, в десять рз большей, чем когд-либо двиглись дже стронвты. По крйней мере…

– Несомненно, – скзл Кртер. – Но что из этого. Кждое кровяное тельце в потоке крови двигется с ткой скоростью, корбль более прочен чем кровяное тельце.

– Нет, он не более прочен! – горячо воскликнул Оуэнс. – Крсное кровяное тельце содержит миллирд томов, «Протерус» будет содержть миллирды миллирдов томов в том же объеме. Минитюризировнных томов, конечно, но от этого не легче. Мы будем сделны из неизмеримо большего числ чстичек, чем крсное кровяное тельце, и будем поэтому менее прочными. Более того, крсное кровяное тельце нходится в окружении томов, рвных по рзмеру тем, из которых оно смо состоит, мы будем нходиться в окружении, состоящем из томов, которые будут нм кзться чудовищми.

– Можете ли вы ответить мне н это, Мкс? – спросил Кртер.

Мичелз хмыкнул.

– Я не претендую н то, чтобы быть тким же специлистом по вопросм минитюризции, кк кпитн Оуэнс. Я полгю, что он имеет в виду сообщение Джеймс и Шврц о том, что с увеличением степени минитюризции увеличивется хрупкость.

– Совершенно верно, – скзл Оуэнс.

– Это увеличение постепенное, если вы помните, и Джеймс и Шврц вынуждены были сделть в ходе своего нлиз ряд знчительных допущений, которые могут кзться не вполне обосновнными. Кроме того, когд мы увеличивем объектив, они точно не стновятся менее хрупкими.

– О, мы никогд не увеличивли объекты более чем в 100 рз, – пренебрежительно ответил Оуэнс, – здесь мы говорим о минитюризции в миллион рз по линейным рзмерм. Никто еще не зходил тк длеко и дже не приближлся к этим величинм, кк в одном, тк и в другом нпрвлении. Несомненно, что никто в мире не может предскзть, нсколько хрупкими мы окжемся или нсколько хорошо мы сумеем противостоять удрм поток крови, или дже кк мы сумеем ответить н действия белых кровяных телец. Рзве это не тк, Мичелз?

– Ну, д… – протянул Мичелз.

С явно возрстющим рздржением Кртер скзл:

– Может покзться, что речь идет только о звершении серии зднных экспериментов, позволивших осуществить столь знчительную минитюризцию. Мы не можем осуществить прогрмму тких экспериментов, поэтому мы должны рискнуть. Если корбль не выдержит знчит не выдержит.

– Это меня очень подбдривет, – пробормотл Грнт.

Кор Петерсон нклонилсь к нему и сдержнно прошептл:

– Пожлуйст, мистер Грнт, мы не н футбольном поле.

– О, вм неизвестен мой послужной список, мисс?

– Шшш…

Кртер продолжл:

– Мы принимем все меры, ккие возможны. Бенеш нходится в состоянии глубокой гипотермии для его же пользы. Зморозив его, мы резко снизим потребность в кислороде. Это ознчет, что будет знчительно сокрщен чстот сердцебиений, тк же, кк и скорость поток крови.

– Дже в этом случе сомневюсь, что мы спрвимся с турбулентностью,

– скзл Оуэнс.

– Кпитн, если вы будете держться подльше от стенок ртерии, – скзл Мичелз, – вы будете нходиться в облсти лминрного течения, тк что о турбулентности нечего и говорить. Мы будем нходиться в ртерии только одну минуту и срзу же перейдем в меньшие сосуды, где у нс не будет никких проблем. Единственное место, где мы не сможем избежть убийственной турбулентности, это смо сердце, но мы нигде не проходим вблизи сердц. Могу я продолжть?

– Пожлуйст, продолжйте, – скзл Кртер.

– Добрвшись до тромб, мы уничтожим его с помощью лзерного луч. Лзер и его излучение, соответственно уменьшенные, не будут способны при соответствующем обрщении с ними – в рукх Дьювл именно тк и будет – кким-то обрзом повредить мозг или кровеносные сосуды. Не будет необходимости уничтожть тромб полностью. Достточно рзбить его н отдельные чсти. О них позботятся белые кровяные тельц. Мы, конечно, немедленно после этого покинем это место и через венозную систему вернемся к основнию шеи, где будем извлечены из яремной вены.

– А кк будет известно где и в ккое время мы нходимся? – спросил Грнт.

– Мичелз будет проклдывть вм путь и следить з тем, чтобы все время нходиться в нужном месте, – ответил Кртер. – Вы будете связны с нми по рдио…

– Вы не знете, будет ли оно рботть, – вствил Оуэнс. – Это проблем – передть рдиоволны через минитюризировнную зону, и еще никто никогд дже не пытлся это сделть.

– Действительно, но мы попытемся. Кроме того, «Протерус» имеет томные двигтели, и мы можем проследить з из рдиоктивным излучением через ту же зону. У вс будет 60 минут, джентльмены. Всего.

– Вы имеете в виду, что мы должны зкончить рботу и выйти нружу з 60 минут? – спросил Грнт.

– Ровно з 60. При выбрнном уровне минитюризции это предельное время. Если вы здержитесь н более длительный промежуток времени, вы втомтически нчнете увеличивться. Мы не можем держть вс внутри дольше. Если бы мы знли то, что знет Бенеш, мы могли бы держть вс внутри бесконечно долго, но если бы мы знли то, что знет Бенеш…

– В этом путешествии не было бы необходимости, – нсмешливо зкончил Грнт.

– Совершенно верно. Если вы нчнете увеличивться в теле Бенеш, вы стнете достточно большими, чтобы привлечь внимние зщитных сил оргнизм, и вскоре после этого вы убьете Бенеш. Вы должны следить, чтобы этого не случилось.

Кртер посмотрел вокруг.

– Есть еще змечния? В тком случе вы должны нчть готовиться. Мы хотели бы, чтобы вход в тело Бенеш осуществился кк можно скорее.

5. ПОДВОДНАЯ ЛОДКА

Уровень ктивности в госпитльной плте достиг видимого сходств с бурным потоком.

Все передвиглись быстрым шгом, почти бегом, только фигур н оперционном столе был неподвижной. Н ней лежло тяжелое термическое одеяло, через которое проходили многочисленные змеевики, зполненные циркулирующей охлждющей жидкостью.

Под ним нходилось обнженное тело, охлжденное до ткой степени, что огонек жизни в нем едв теплился.

Голов Бенеш был выбрит и рзмечен, кк мореходня крт, линиями широты и долготы. Н его погруженном в сон лице зстыло выржение глубокой печли.

Н стене позди него был еще одн репродукция системы кровообрщения, увеличення до ткой степени, что грудня клетк, шея и голов покрывли стену от одного конц до другого и от пол до потолк. Он превртилсь в лес, в котором большие сосуды были толщиной в человеческую руку, тонкие кпилляры знимли все прострнство между ними.

Кртер и Рейд нблюдли з всем, сидя в обзорной бшне, нвисшей нд оперционной.

Им были видны устновленные н столх н одном уровне ряды мониторов, з кждым из которых сидел техник в форме ОМСС, зтянутой «молниями» – симфония белого цвет.

Кртер подошел к окну, Рейд тихо скзл в микрофон:

– Внести «Протерус» в комнту минитюризции.

Отдвть ткие прикзния тихим голосом было обычным првилом, тишин стоял во всех помещениях, отсутствие звук было обычным требовнием. В термическом одеяле лихордочно производились последние регулировки. Кждый техник изучл свой монитор, словно эт был нконец-то выбрння невест. Сестры порхли возле Бенеш, кк большие ббочки с нкрхмленными крыльями.

С момент нчл подготовки «Протерус» к минитюризции все вокруг поняли, что нчлсь последняя стдия отсчет времени.

Рейд нжл кнопку.

– Сердце!

Сектор сердц обознчился во всех подробностях н экрне телевизор, рсположенного перед Рейдом. В секторе доминировли электрокрдиогрфы, и биение сердц звучло двойным удром в трурном ритме.

– Кк оно себя ведет, Генри?

– Безупречно. Устойчиво держит 32 удр в минуту. Никких отклонений от нормы кк н слух, тк и по днным электроники. Пусть бы и все остльное у него рботло тк же.

– Хорошо.

Рейд отключился. Что может быть плохого у человек с сердцем, если оно рботет, кк ндо?

Он включил сектор легких. Кртин н экрне внезпно выхвтил момент вдох.

– Все в порядке, Джек?

– Все в порядке, доктор Рейд. Я снизил дыхние до шести в минуту. Могу снизить еще больше.

– Я не прошу вс об этом. Продолжйте рботу.

Следующий – гипотермия. Этот сектор был больше остльных. Он должен был знимться всем телом, и здесь основным инструментом был термометр. Днные о темпертуре в конечностях, в рзличных точкх туловищ, в чувствительных контктх, измеряющих темпертуру н определенной глубине под кожей. Здесь были постоянно ползущие ленты с зписью темпертурных кривых, причем нд кждой извиввшейся лентой был своя тбличк: «Кровеносня», «Дыхтельня», «Сердечня», «Кишечня», «Почечня» и тк длее.

– Ккие-нибудь проблемы, Сойер? – спросил Рейд.

– Нет, Сэр. Общя средняя темпертур соствляет 28 грдусов по Цельсию – 82 грдус по Френгейту.

– Можете не переводить, спсибо.

– Д, Сэр.

Рейд словно ощутил уколы гипотермии н своих собственных, жизненно вжных оргнх.

60 грдусов по Френгейту ниже нормы, 60 решющих грдусов, змедлявших процессы метболизм до 1/3 нормльных и до ткой же степени уменьшющих потребность в кислороде, змедляющих сердцебиение, скорость течения крови, все жизненные функции, ткже нпряженность в блокировнном тромбом мозге, и делющих окружющую среду более приятной для корбля, который вскоре войдет в джунгли человеческих внутренностей.

Кртер повернулся к Рейду.

– Все сделно, Дон?

– Нстолько, нсколько это было возможно, учитывя, что во всем пришлось импровизировть.

– Я в этом только сомневюсь.

Рейд вспыхнул.

– Что это должно ознчть, генерл?

– Никкя импровизция не был нужн. Для меня не секрет, что вы уже зложили фундмент для биологических экспериментов с помощью минитюризции. Рзве вы не плнировли специльно исследовния кровообрщения человек?

– Специльно не плнировли, нет. Но моя групп знимлсь этой проблемой, что вполне естественно. Это их рбот.

– Дон…

Кртер зколеблся, зтем медленно продолжл:

– Если это дело сорвется, Дон, для првительственной Комнты Трофеев пондобится чья-то голов, и моя будет смой подходящей. Если оно зкончится успешно, вы и вши люди вернутся, пхнущие кк лилии долины. Если это случится, не пытйтесь слишком длеко протолкнуть свои дел.

– Военные все еще будут более нужными, ? Вы советуйте мне не знимться этим?

– Рзумнее было бы не знимться. Лдно, поговорим о другом. Что тм случилось с этой девушкой, с Корой Петерсон?

– Ничего. А что?

– Вш голос был довольно громок. Я слышл его еще до того, кк вошел в комнту для зседний. Вм известн ккя-либо причин, по которой он не могл бы отпрвиться в это путешествие?

– Он женщин. Н нее нельзя положиться в исключительных обстоятельствх. Кроме того…

– Д?

– Если хотите причину, Дьювл нпустил н себя свою обычную мину зконодтеля, и я втомтически возрзил. Нсколько вы доверяете Дьювлу?

– Что вы понимете под словом «доверяете»?

– Кков нстоящя причин вшего решения послть Грнт с этой миссией? З кем, вы полгете, он должен следить?

– Я не прикзывл ему следить ни з кем, – ответил Кртер низким хриплым голосом. – Комнд уже должн сейчс проходить стерилизующий коридор.

* * *

Грнт втягивл носом слбый медицинский зпх, чувствоввшийся в воздухе, и был блгодрен з возможность быстро побриться. Когд н борту женщин, не мешет выглядеть нилучшим обрзом. И форм ОМСС был совсем неплох: цельный комбинезон, перехвченный ремнем, стрння смесь нучности и фрнтовтости. Тот, который ншли для него, жл ему под мышкми, но ему, вероятно, придется носить его не больше чс.

Он и другие члены комнды проходили один з другим через коридор, пронизнный тусклым светом с богтым содержнием ультрфиолетовых лучей. Для зщиты глз от облучения они ндели черные очки.

Кор Петерсон шл непосредственно перед Грнтом, тк что он тихонечко сожлел, что перед его глзми черные линзы, через которые не тк видн ее крсивя походк.

Желя нчть рзговор, он спросил:

– Рзве эт прогулк действительно достточн для того, чтобы стерилизовть нс, мисс Петерсон?

Он быстро повернул голову и скзл:

– Я думю, вм не следует беспокоиться з свои мужские достоинств.

У Грнт искривился рот. Он см н это нпросился.

– Вы недооценивете моей нивности, мисс Петерсон, и я получю неспрведливый прокол из-з вшей софистики.

– Я не хотел вс обидеть.

Дверь в конце коридор втомтически открылсь, и Грнт, тоже втомтически, приблизился к девушке и предложил ей руку.

Он уклонилсь и переступил порог вслед з Дьювлом.

– Я не обиделся, – скзл Грнт. – Я просто считю, что мы не являемся по нстоящему стерильными. С точки зрения микробов, я имею в виду. В лучшем случе мы стерильны только снружи. Внутри же у нс просто кишт микробы.

– В этом случе, – возрзил Кор, – и Бенеш тоже не стерилен. Я имею в виду, с точки зрения микробов. Но кждя бцилл, которую мы убьем – это н одну бциллу меньше, чем мы внесли бы внутрь инче. Нши бциллы будут минитюризировны вместе с нми, конечно, и мы не знем, кк ткие минитюризировнные бциллы будут действовть н человек, когд попдут в его кровь. С другой стороны, через чс все минитюрные бциллы в его крови увеличтся до нормльной величины, и это увеличение может окзться более опсным, чем все остльное. Чем меньше Бенеш будет подвержен неизвестным фкторм, тем лучше.

Он покчл головой.

– Очень многого мы не знем. Это действительно не подходящий случй для экспериментов.

– Но ведь у нс нет выбор, не првд ли, мисс Петерсон? Можно я буду нзывть вс н это время Корой?

– Мне все рвно.

Они вошли в большую круглую комнту, зстекленную со всех сторон. Пол в ней был весь покрыт шестиугольными плитми около трех футов в поперечнике, н них выступли чсто рсположенные полукруглые пузыри, сделнные из ккого-то стекловидного мтерил молочного цвет. В центре комнты нходилсь ткя же плит, но ярко крсного цвет.

Большую чсть комнты знимло белое судно около пятидесяти футов длиной, по форме нпоминвшее лошдиную подкову.

Нверху судн был выпуклость, передняя чсть которой был зстеклен и которя зкнчивлсь нверху меньшей выпуклостью, полностью прозрчной. Судно нходилось н гидрвлическом подъемнике и перемещлось к центру комнты.

Мичелз вошел вслед з Грнтом.

– Это «Протерус», – скзл он, – нш дом вдли от дом н ближйший чс или около того.

– Ккя огромня комнт, – скзл Грнт.

Он огляделся.

– Это нше помещение для минитюризции. Оно используется для минитюризции ртиллерийских орудий и небольших томных бомб. Оно может быть использовно для деминитюризции нсекомых – знете, блох для лучшего изучения увеличивют до рзмеров локомотив. Ткие биологические эксперименты еще не снкционировны, но протщили их по другой линии при помощи тихих нжимов. «Протерус» устнвливют н исходный модуль, вот он, крсного цвет. Тогд, я думю, мы войдем. Нервничйте, Грнт?

– Еще кк! А вы?

– Еще кк!

Мичелз печльно кивнул.

«Протерус» уже был устновлен н свое место, и устнвливющий его гидрвлический подъемник отвели. С одной стороны корбля был лестниц, ведущя внутрь.

Корбль сверкл стерильной белизной от тупого невырзительного нос до сдвоенных рективных сопел и прямого киля н корме.

Оуэнс скзл:

– Я войду первым. Остльные войдут, когд я подм сигнл.

Он поднялся по лестнице.

– Это его корбли, – пробормотл Грнт. – Почему бы и нет?

Потом он обртился к Мичелзу:

– Он, кжется, больше нервничет, чем мы.

– Просто у него ткя мнер. Впрочем, если он действительно нервничет, то не без причины. У него жен и двое мленьких детей, дочери. Дьювл и его ссистентк одиноки.

– Я тоже, – скзл Грнт. – А вы?

– Рзведенный, детей нет. Вот тк.

Теперь Оуэнс был ясно виден в верхнем куполе. Он, кзлось, пристльно рссмтривл предметы, нходившиеся прямо перед ним. Зтем он знком приглсил их войти. Мичелз ответил и поднялся по лестнице. Дьювл последовл з ним, Грнт пропустил Кору перед собой.

Все уже были н своих местх, когд Грнт пронырнул через мленькую, н одного человек, кмеру, обрзующую входной тмбур.

Нверху, н отдельном круглом сидении рсположился з пультом упрвления Оуэнс. Внизу были еще 4 кресл. Дв рсполглись сзди по рзные стороны помещения. Их зняли Кор и Дьювл: Кор спрв около лестницы, ведущей к прозрчному куполу, Дьювл слев.

Н носу тоже было дв сидения, рсположенных вплотную друг к другу. Мичелз уже знял левое сидение, Грнт сел рядом с ним.

С кждой стороны стояли рбочие столы с устройствми; выглядевшими, кк вспомогтельные пульты упрвления. Под крышкми столов были шкфчики. Н корме нходились две небольшие комнты, одн – мленькя лбортория, другя – склд.

Внутри было еще темно.

– Мы привлечем вс к рботе, Грнт, – скзл Мичелз. – Обычно н вшем месте сидит связист – один из нших, я имею в виду. Тк кк у вс есть опыт рдист, вы будете знимться рдиосвязью. Никких проблем, я ндеюсь, не будет.

– Я сейчс не могу кк следует рзглядеть рцию…

– Послушйте, Оуэнс, – крикнул Мичелз нверх, – что тм с энергопитнием?

– В испрвности. Я проверяю некоторые узлы.

Мичелз снов обртился к Грнту:

– Я не думю, что в ней есть что-нибудь необычное. Это единственный прибор н корбле, не рботющий н ядерной энергии.

– Я не ожидю, что возникнут ккие-нибудь проблемы.

– Хорошо. Тогд отвлечемся. Есть еще пять минут до нчл минитюризции. Другие зняты делом, я, если не возржете, поболтю.

– Двйте.

Мичелз поудобнее устроился н сидении.

– У всех имеется своя специфическя рекция при волнении. Некоторые курят сигреты. Н борту не курят, между прочим.

– Я не курю.

– Некоторые поют, некоторые кусют ногти. Я болтю, если, конечно, у меня не полностью перехвтывет дыхние. Сейчс я кк рз нхожусь между болтовней и удушьем. Вы спршивли об Оуэнсе. Вы волнуетесь з него?

– Почему я должен з него волновться?

– Я уверен, что Кртер этого от вс ожидет. Подозрительный человек этот Кртер. С прноидльными нклонностями. Я полгю, что Кртер учитывет этот фкт, что Оуэнс – единственный человек, который был с Кртером в втомшине, когд произошел несчстный случй.

– Эт мысль приходил в голову дже мне, – скзл Грнт. – Но что же из этого следует? Если вы нмекете н то, что Оуэнс мог подстроить этот несчстный случй, то нходится в этот миг в втомшине было бы слишком рисковнно.

– Я ни н что не нмекю, – скзл Мичелз.

Он энергично покчл головой.

– Я пытюсь проникнуть в рссуждения Кртер. Предположим, Оуэнс – секретный вржеский гент, перешедший н ту сторону во время одной из зокенских поездок н нучную конференцию.

– Кк дрмтично, – сухо зметил Грнт. – Кто-нибудь еще из нходящихся н борту присутствовл н тких конференциях?

Мичелз мгновенно здумлся.

– Действительно, мы все бывли н них. Дже девушк присутствовл н одной короткой встрече в прошлом году, н которой Дьювл делл сообщение. Но тем не менее предположим, что именно Оуэнс перешел н другую сторону. Скжем, ему было дно здние удостовериться, что Бенеш убит. Тогд он должен был рисковть для этого жизнью. Водитель столкнувшегося втомобиля знл, что идет н смерть, и те пятеро с винтовкми тоже знли, что могут умереть. Люди не исключют вероятность гибели.

– И Оуэнс готов скорее умереть, чем позволить нм достичь успех? Из-з этого он нервничет?

– О, нет! То, что вы предположили, совершенно невероятно. Я готов вообрзить, чтобы предположить вши рссуждения, что Оуэнс может решиться отдть жизнь з некоторые иделы, но не могу предствить, чтобы он готов был принести в жертву престиж своего корбля, провлив его в первую ответственную миссию.

– Следовтельно, вы считете, что его следует исключить и не опсться возможности стрнных действий в сложной ситуции?

Мичелз добродушно рссмеялся. Его лунообрзное лицо смягчилось.

– Конечно. Но я готов держть при, что Кртер обсуждл кждого из нс. И вы тоже.

– Нпример, Дьювл? – спросил Грнт.

– Почему бы и нет? Кждый может рботть н другую сторону. Не з деньги, конечно, – я уверен, что купить никого нельзя – из-з ошибочного иделизм. Минитюризция, нпример, сейчс является, в первую очередь, орудием войны, и многие здесь у нс весьм сильно нстроены против ткого использовния. С этой целью несколько месяцев тому нзд президенту было нпрвлено предписнное зявление с требовнием покончить с гонкой в облсти минитюризции, соствить совместно с другим госудрством комплексную прогрмму использовния минитюризции для мирных целей, в чстности, исследовния в облсти биологии и медицины.

– Кто же вовлечен в это движение?

– Очень многие. Дьювл был одним из смых громких и откровенных лидеров. И, кстти, я тоже подписл это зявление. Я уверяю вс, что подписвшие его были искренни. И я был и остюсь тким. Можно утверждть, что средство Бенеш для неогрниченной продолжительности минитюризции, если оно будет эффективно, знчительно увеличит опсность войны и уничтожения. Если это тк, то я могу предположить, что Дьювл или я см скорее желли бы, чтобы Бенеш умер до того, кк сумеет зговорить. Что ксется меня, то я не верю, чтобы обо мне тк подумли. Тк экстремльно, во всяком случе. Что же ксется Дьювл, то основной проблемой является его неприятня личность. Есть много людей, которые готовы зподозрить его в чем угодно.

Мичелз согнулся в своем кресле в сторону Грнт и скзл:

– И еще эт девушк здесь.

– Он тоже подписл?

– Нет, зявление подписл только стрший персонл. Но почему он здесь?

– Потому что н этом нстоял Дьювл. Вы же присутствовли при этом.

– Д, но почему он был удостоен ткой нстойчивой поддержки с его стороны? Он молод и очень хорош собой. Он н 20 лет стрше ее и совсем ею не интересуется – кк и любым другим живым существом. Желл ли он отпрвиться в это путешествие рди Дьювл или по другой, более политической причине?

– Вы ревнивы, доктор Мичелз?

Мичелз кзлся огорошенным. Постепенно н его губх появилсь улыбк.

– Знете, я никогд не думл об этом. Держу при, что это тк. Я не стрше Дьювл, и если он действительно интересуется пожилыми мужчинми, было бы приятнее, если бы он предпочл меня. Но есть основния сомневться в мотивх ее поступк.

Улыбк Мичелз поблекл, и он вдруг сделлся мрчно-серьезным.

– И потом, в конце концов, безопсность этого корбля звисит не только от нс смих, но и от тех, нходящихся снружи, которые в определенной степени упрвляют нми. Полковник Рейд ткже блгосклонно отнесся к той репетиции, кк и любой из нс, хотя кк военный офицер он не мог присоединиться к политической кции. И хотя его имя отсутствовло среди подписей, его голос не молчл. Он и Кртер поссорились из-з этого. Рньше они были хорошими друзьями.

– Довольно пршиво, – скзл Грнт.

– И см Кртер. Он слишком подозрителен. Нпряжение от рботы может вызвть неурвновешенность у смого здрвомыслящего человек. Я сомневюсь, есть ли хоть один человек, который твердо верит в то, что Кртер не может в конце концов свихнуться.

– Вы думете, он свихнулся?

Мичелз поднял вверх руки.

– Нет, конечно. Я же говорил вм – это терпевтический рзговор. Или вы предпочитете, чтобы я сидел здесь и просто потел или потихоньку взвизгивл? – Нет, я тк не считю. Действительно, можно скзть, что, кк првило, нименее подозрительные н вид личности окзывются виновными. Вм тк не кжется?

– Конечно, – скзл Грнт. – И кто же эти нименее подозрительные личности? Или это не место, где может рздться выстрел и вы рухнете н пол, кк только нзовете имя этого злого дух?

– Никто, кжется, не целится в меня, – скзл Мичелз. – Я думю, это время еще не нступило. Нименее подозрительня личность – это, очевидно, вы, Грнт. Кто нименее подозрителен, чем доверенный гент, нзнченный присмтривть з тем, чтобы корбль успешно выполнил свою здчу? Можно ли вм действительно доверять, Грнт?

– Я не уверен. Вы можете положиться только н мое слово, что может быть нендежнее?

– Совершенно верно. Вы бывли н той стороне, бывли чще и при более неясных обстоятельствх, чем кто-либо н корбле. Я в этом уверен. Предположим, что тем или иным способом вс купили.

– Я полгю, это невозможно, – скзл Грнт бесстрстно. – Я доствил сюд Бенеш в целости и сохрнности.

– Д, доствили, зня, вероятно, что о нем позботятся н следующем этпе, оствив вс незпятннным и готовы к выполнению дльнейших здний, кк сейчс.

– Я думю, вы действительно тк считете, – зметил Грнт.

Мичелз покчл головой.

– Нет, не считю. Я сожлею, что стл несколько грессивным.

Он ущипнул себя з нос и скзл:

– Я хотел бы, чтобы минитюризция уже нчлсь. После этого у меня не будет времени н рздумья.

Грнт почувствовл змештельство. Лицо Мичелз выржло недоброе предчувствие, словно кож вместе с доброжелтельной улыбкой был снят с него.

Грнт крикнул:

– Кк тм дел, кпитн?

– Все в порядке, – донесся жесткий метллический голос Оуэнс.

Включился свет. Тут же Дьювл вынул несколько листов крт и стл их просмтривть. Кор тщтельно осмтривл лзер.

– Можно мне подняться к вм, Оуэнс? – спросил Грнт.

– Вы можете протиснуть сюд голову, если хотите, – ответил Оуэнс. – Здесь нет мест для кого-нибудь еще.

Грнт тихо скзл:

– Не принимйте близко к сердцу, доктор Мичелз. Я отлучусь н несколько минут, и вы можете, если хотите, понервничть без посторонних глз.

Голос Мичелз был безжизненным, слов, кзлось, с трудом перемлывлись зубми.

– Вы деликтный человек, Грнт. Если бы я по-нстоящему поспл…

Грнт поднялся со своего мест и пошел нзд, улыбясь Коре, которя холодно посторонилсь. Он быстро поднялся по лестнице, огляделся вокруг и спросил:

– Кк вы будете знть, куд плыть?

– У меня есть крт Мичелз, – ответил Оуэнс.

Он щелкнул выключтелем, и н одном из экрнов прямо перед ним появилсь чсть кровеносной системы, которую Грнт видел уже несколько рз.

Оуэнс коснулся другого выключтеля, и крт зсверкл переливми желто-орнжевого цвет.

– Нш предполгемый путь, – скзл он. – Мичелз будет по мере необходимости нпрвлять меня, тк кк у нс ядерное топливо, то Кртер и все остльные могут с большой точностью следить з нми. Они могут нпрвлять нс, если вы сумеете нлдить рдиосвязь.

– У вс тут очень сложня пнель упрвления.

– Он довольно мудреня, – скзл Оуэнс с видимой гордостью. – Тк скзть, кнопки для всего, и компктн, нсколько это возможно. Знете, корбль должен был использовться для глубоководных рбот.

Грнт вернулся нзд, и снов Кор уступил ему дорогу. Он был полностью знят своим лзером, хлопоч нд ним с инструментми, нпоминвшими инструменты чсовщик.

– Это выглядит довольно сложным, – скзл Грнт.

– Рубиновый лзер, если вы знете, что это ткое, – коротко ответил Кор.

– Я зню, что он испускет плотный луч когерентного монохромтического свет, но у меня нет дже тумнного предствления о том, кк он действует.

– Тогд я предлгю вм вернуться н свое место и дть мне зняться делом.

– Д, мэм. Но если вм зхочется ндуть ккого-нибудь футболист, дйте мне знть. Нш физический тип кк рз подходит для ткого род неквлифицировнной рботы.

Кор положил н стол небольшую отвертку, свел вместе свои зтянутые в резиновые перчтки пльцы и скзл:

– Мистер Грнт…

– Д, мэм?

– Вы собиретесь сделть это рисковнное предприятие еще отвртительным с помощью вшего понимния юмор?

– Нет, я не собирюсь, но… Лдно, кк же мне с вми рзговривть?

– Кк с членом комнды.

– Вы, кроме того, еще и молодя женщин.

– Я зню, мистер Грнт, но ккое это имеет отношение к вм? Нет, никкой необходимости кждым змечнием и жестом убеждть меня в том, что вм известно, что я женщин. Это утомительно и не нужно. Когд все зкончится, вы еще будете ощущть необходимость в совершении некоего ритул, который вы привыкли совершть перед молодой женщиной, мы с вми договоримся о ккой-нибудь приличной форме, но сейчс…

– Прекрсно. Это нмек н свидние в будущем.

– И еще, мистер Грнт…

– Д?

– Не стновитесь все время в оборонительную позицию по поводу того, что когд-то игрли в футбол. Для меня это действительно не имеет знчения.

Грнт сглотнул слюну и скзл:

– Что-то подскзывет мне, что мой ритул собирются рзрушить, но…

Он, не обрщя больше н него внимния, повернулсь к своему лзеру. Грнт, не имея возможности помочь, следил з ней, и его рук повторял мельчйшие движения ее уверенных пльцев.

– О, если вы нмерены только попусту потртить время… – тихонько пробормотл Грнт.

К счстью, он не услышл его или, по крйней мере, не подл виду, что услышл.

Неожиднно он положил свою руку н его, и Грнт почувствовл, что слегк вздрогнул от прикосновения ее теплых пльцев.

Он скзл:

– Простите его.

Отодвинув руку в сторону, он опустил ее.

Почти одновременно с этим он нжл ккой-то конткт в лзере, и крсный луч толщиной в волос вырвлся из него и удрил в метллический диск, н котором только что покоилсь его рук. Н диске тут же появилось крошечное отверстие, рспрострнился слбый зпх испрившегося метлл. Если бы рук Грнт остлсь н прежнем месте, то это отверстие обрзовлось бы в его большом пльце.

– Вы могли бы предупредить меня, – скзл Грнт.

– У вс ведь нет причин нходится здесь, не првд ли? – спросил он.

Он поднял лзер, и игнорируя предложенную им помощь, нпрвилсь к склдскому помещению.

– Д, мисс, – смиренно скзл Грнт. – Впредь, когд я буду около вс, я буду более тщтельно выбирть место, куд положить руку.

Кор оглянулсь, порження и до некоторой степени дже рстеряння. Зтем он н мгновение улыбнулсь.

– Осторожно, щеки могут лопнуть, – скзл Грнт.

Ее улыбк тут же исчезл.

– Я вс предупредил, – скзл он холодно.

Он нпрвилсь в лборторию.

Сверху рздлся голос Оуэнс:

– Грнт, проверьте рдиостнцию!

– Хорошо, – отозвлся Грнт. – Я увижусь с вми, Кор. Потом!

Он проскользнул в свое кресло и в первый рз взглянул н рдиопередтчик.

– Похоже, что устройство рботет збукой Морзе.

Мичелз поднял глз. Сумрчное выржение сошло с его лиц.

– Д, технически сложно передть голос через минитюризировнную зону. Я полгю, вы умеете рботть с збукой Морзе.

– Конечно.

Он отстучл короткую рдиогрмму. Через некоторое время систем внешней громкоговорящей связи в комнте для минитюризции рзрзилсь звукми ткой громкости, что их свободно было слышно в «Протерусе».

– Рдиогрмм получен. Подтвердите првильность. Рдиогрмм глсит: «Мисс Петерсон улыбнулсь».

Кор, только что вернувшяся в свое кресло, оскорбленно скзл:

– Вот бед…

Грнт нклонился нд передтчиком и простучл: «Првильно»

Ответ н этот рз пришел в зкодировнной форме. Грнт прослушл, потом сообщил:

– Рдиогрмм, получення снружи: «Приготовиться к минитюризции».

6. МИНИАТЮРИЗАЦИЯ

Грнт, не зня, кк готовиться, остлся сидеть н своем месте. Мичелз вскочил с почти импульсивной стремительностью и посмотрел вокруг, кк бы деля последнюю общую проверку.

Дьювл, отложив в сторону крту, нчл копться в своих привязных ремнях.

– Вм помочь, доктор? – спросил Кор.

Он поднял н нее глз.

– А? О, нет. Все дело зключется в том, чтобы првильно устновить эту пряжку. Вот мы и в порядке.

– Доктор…

– Д?

Он снов поднял н нее глз и вдруг с беспокойством зметил, что он хочет что-то скзть ему, но не решется.

– Ккие-нибудь неполдки с лзером, мисс Петерсон?

– О, нет. Просто мне очень жль, что я был причиной ссоры между вми и доктором Рейдом.

– Пустяки, не думйте об этом.

– Спсибо вм, что вы улдили вопрос о моем учстии в этой экспедиции.

Дьювл скзл серьезным тоном:

– Для меня совершенно необходимо, чтобы вы были со мной. Я не могу ни н кого другого тк положиться, кк н вс.

Кор нпрвилсь к Грнту, который до сих пор следил з Дьювлом, теперь нрочито коплся в собственном снряжении.

– Вы знете, кк это действует, – спросил он.

– Это выглядит более сложно, чем обычные смолетные привязные ремни.

– Д, действительно. Этот крючок вы зцепили непрвильно. Позвольте мне.

Он нклонилсь нд ним, и Грнт увидел совсем близко от себя ее щеку и уловил слбый нежный зпх духов. Он сдержлся.

Кор тихо скзл:

– Я сожлею, что был суров с вми, но у меня положение очень трудное.

– Временми я нхожу его восхитительным. Нет, простите меня. Это случйно выскользнуло.

Он продолжл:

– В ОМСС я нхожусь в тком же положении, кк и многие мужчины, но н кждом шгу я нтыкюсь н препятствия, вызвнные моим совершенно не имеющим отношения к делу полом. Ко мне или слишком предупредительны, или слишком снисходительны, я не хочу не того, ни другого. Не в рботе, во всяком случе. Это чсто рсстривет мои плны.

В голове Грнт промелькнул нпршиввшийся ответ, но он не выскзл его вслух. Когд он постоянно удерживлся от очевидного, это стоило ему нпряжения большего, вероятно, чем он мог бы выдержть.

Он скзл:

– Кков бы ни был вш пол – и в этом вопросе я буду достточно осторожен, чтобы не связывть себя – вы смый спокойный человек здесь, не считя Дьювл. Но что ксется Дьювл, то, я думю, он не знет, что нходится здесь.

– Вы недооценивете его, мистер Грнт. Уверяю вс, он знет, что нходится здесь. Если он спокоен, то это потому, что осознет – знчение этой миссии превышет цену его жизни.

– Из-з тйны Бенеш?

– Нет. Потому что впервые осуществляется минитюризция в ткой степени и потому что он осуществляется с целью спсения жизни.

– Использовние лзер не опсно? – спросил Грнт. – После того, кк он чуть не порнил мне плец.

– В рукх доктор Дьювл этот лзерный луч уничтожит тромб, не повредив ни одной молекулы из окружющей ткни.

– Вы очень высоко оценивете его способности.

– Их признет весь мир. У меня есть основние рзделять это признние. Я постоянно рботю с ним до тех пор, кк получил профессионльный диплом.

– Я полгю, он не относится к вм ни слишком предупредительно, ни слишком снисходительно просто потому, что вы женщин.

– Нет, это не тк.

Он вернулсь в свое кресло и проскользнул в привязные ремни одним легким движением.

– Доктор Мичелз, мы ждем! – крикнул Оуэнс.

Мичелз поднялся со своего кресл и медленно пошел по кбине с отрешенным и неуверенным видом. Зтем, быстро переведя взгляд с одного член комнды н другого, он скзл:

– Д.

– Он сел и попрвил свои ремни.

Оуэнс свесился из своего купол, быстро проверил ремни кждого, снов влез в купол и пристегнул собственные ремни.

– О'кей, мистер Грнт. Сообщите им, что мы готовы.

Грнт передл сообщение, и почти тут же згремел громкоговоритель.

– Внимние, «Протерус»! Это последнее речевое сообщение, которое вы получите, пок вш миссия не будет звершен. У вс есть 60 минут объективного времени. Кк только минитюризция будет окончен, нходящийся в судне счетчик времени выдст 60 покзний. Вы должны все время помнить об этих покзниях, которые будут уменьшться кждую минуту н одну единицу. Если нет – повторно включите счетчик, если снов нет – полгйтесь н вши субъективные ощущения течения времени. Вы должны выйти из тел Бенеш до того, кк покзния счетчик достигнут нуля. Если вы этого не сделете, вы убьете Бенеш незвисимо от успех хирургической оперции. Удчи вм!

Голос умолк, и Грнт не ншел ничего более оригинльного для поддержки своего упвшего нстроения, кроме кк:

– Вот это д!

К своему удивлению, он обнружил, что скзл это вслух. Сидевший рядом с ним Мичелз ухитрился выдвить слбую улыбку.

– Д, это д…

* * *

Кртер следил з ними из нблюдтельной бшенки. Он поймл себя н том, что хотел бы скорее быть внутри «Протерус», чем вне его. Это будет трудный чс, и он желл бы в кждый момент знть о происходивших в этот момент событиях.

Он вздрогнул от неожиднной резкой дроби рдиогрммы, прозвучвшей через внешнюю сеть. Его помощник з приемным ппртом тихо скзл:

– «Протерус» сообщет, что все в порядке.

Кртер произнес:

– Минитюризтор!

Соответствующя кнопк с ндписью «МИН» н соответствующей пнели был нжт соответствующим пльцем соответствующего техник. «Это кк в блете, – подумл Кртер, – где кждый н своем месте и кждое движение рсписно – в тнце, окончние которого никто не может предвидеть».

В результте нжтия кнопки стен в одном конце комнты для минитюризции исчезл. Из нее нчл постепенно вылезть огромный ячеистый диск, подвешенный к проложенному по потолку рельсу. Он двиглся к «Протерусу» и нд ним, перемещлся медленно и плвно н воздушной подушке, которя создвл его подвеску с ззором в одну десятую дюйм от рельс.

* * *

Нходившиеся в «Протерусе» ясно видели этот диск с геометрически првильными ячейкми. Он приближлся, похожий н покрытой оспой чудовище.

Лоб и лысин Мичелз покрылись исприной.

– Это минитюризтор, – скзл он сдвленным голосом.

Грнт открыл было рот, но Мичелз поспешно добвил.

– Не спршивйте меня, кк он действует. Оуэнс знет, я нет.

Грнт невольно бросил быстрый взгляд нзд и вверх Оуэнс, который, кзлось, стл еще более нпряжен и строг. Ясно был видн одн его рук, сжимвшя рычг, который, кк предположил Грнт, был одним из смых вжных оргнов упрвления корблем.

Оуэнс сжимл его тк, словно ощущение чего-то мтерильно доствляло ему удовольствие. Или, может быть, прикосновение к чсти корбля, который он см спроектировл, успокивло его. Он больше, чем кто-либо другой, должен был ощущть прочность – или хрупкость – купол бшни, который должен был сохрнить вокруг них микроскопическую чстичку нормльного мир.

Грнт посмотрел нзд и встретился взглядом с Дьювлом, тонкие губы которого рстянулись в слбой улыбке.

– Вы выглядите встревоженным, мистер Грнт. Рзве сохрнять спокойствие в опсных ситуциях не является вшим профессионльным кчеством?

– Черт побери! Сколько еще лет публику будут кормить скзкми о секретных гентх? Нет, доктор, – спокойно скзл Грнт, – в моей профессии быть спокойным в опсных ситуциях – знчит, быстро умереть. От нс только ожидют, что мы будем действовть с умом, незвисимо от нших ощущений. А вы, кк я вижу, не встревожены.

– Нет. Я зинтересовн. Я пропитн чувством удивления. Я полностью зинтересовн, зинтриговн и возбужден, но не встревожен.

– Кковы нши шнсы погибнуть, с вшей точки зрения?

– Я ндеюсь, небольшие. В любом случе, я нхожу утешение в религии. Я исповедлся, и для меня смерть – всего лишь дверь.

У Грнт не ншлось достойного ответ н эту тирду, и он промолчл. Для него смерть был белой стеной, имеющей лишь одну сторону, но он должен был признть, что, ккой бы логичной не кзлсь эт мысль, он двл в днный момент небольшое утешение, в противовес червячку тревоги, который, кк првильно зметил Дьювл, лежит, свернувшись, в его мозгу.

Он с ужсом осознл, что его лоб тоже мокрый, нверное, ткой же мокрый, кк у Мичелз, и что Кор смотрит н него с выржением, которое он тут же определил кк презрение.

Неожиднно он скзл:

– А вы исповедлись в вших грехх, мисс Петерсон?

Он холодно ответил:

– Ккие грехи вы имеете в виду, мистер Грнт?

Он не ншел, что ответить и н это ее змечние, потому тяжело откинулся в кресле и стл смотреть вверх н минитюризтор, который теперь нходился точно нд ними.

– Что вы чувствуете, когд подвергетесь минитюризции, доктор Мичелз?

– Ничего, я полгю. Это форм движения, сжтие внутрь, и если оно происходит с постоянной скоростью, то вы не ощутите ничего более, чем при движении вниз по эсклтору.

– Но это теоретически.

Грнт не отводил глз от минитюризтор.

– А кковы действительные ощущения?

– Я не зню. Я никогд их не испытывл. Однко животные в процессе минитюризции не проявляют не млейшего беспокойств. Они не прекрщют своих знятий, я см это видел.

– Животные?

Грнт повернулся и уствился н Мичелз с неожиднным возмущением.

– А ккой-нибудь человек был когд-нибудь подвергнут минитюризции?

– Я боюсь, – скзл Мичелз, – что нм окзн честь быть первыми.

– Кк волнующе! Тогд позвольте здть еще один вопрос. В кком соотношении любое живое существо – вообще любое – было минитюризировно?

– Пятьдесят, – коротко ответил Мичелз.

– Что?

– Пятьдесят. Это ознчет ткое уменьшение, когд все линейные рзмеры соствят одну пятидесятую нормльных.

– Это кк бы меня уменьшли до высоты около полутор дюймов?

– Д.

– Но мы пойдем горздо дльше.

– Д. Приблизительно до миллион, я полгю. Оуэнс вм может сообщить точную цифру.

– Точня цифр не имеет знчения. Глвное зключется в том, что это нмного больше, чем достигнутя когд-либо прежде степень минитюризции.

– Совершенно верно.

– И вы считете, что мы выдержим этот поток почестей, который обрушится н нс н пути первооткрывтелей?

– Мистер Грнт, – скзл Мичелз, неизвестно где нйдя силы для продолжения рзговор в шутливом тоне, – я боюсь, что мы будем вынуждены это вынести. Мы уже подвергемся минитюризции прямо сейчс и явно не ощущем этого.

– Вжные же мы будем шишки! – пробормотл Грнт.

Он снов посмотрел вверх с холодным и нпряженным внимнием.

Нижняя чсть минитюризтор пылл бесцветным цветом, который сверкл, не ослепляя. Кзлось, он воспринимлся не глзми, непосредственно нервными окончниями, потому что когд Грнт зкрыл глз, все окружющие предметы исчезли, свет остлся видимым кк обычное бесцветное излучение.

Мичелз, очевидно, зметил, кк Грнт безрезульттно зкрывет глз, тк кк скзл:

– Это не свет. Это вообще не электромгнитные колебния. Это форм энергии, не существующя в ншей обычной вселенной. Он воздействует н нервные окончния, и нш мозг интерпретирует это кк свет, тк кк не может интерпретировть иным обрзом.

– Это в ккой-то степени опсно?

– Нет, нсколько мне известно, но я должен отметить, что ничто не подверглось облучению ткого высокого уровня.

– Снов первопроходцы, – пробормотл Грнт.

Дьювл воскликнул:

– Великолепно! Кк свет творения!

Шестиугольные плиты под корблем сверкли в ответ н лившееся н них излучение, и см «Протерус» светился снружи и внутри. Кресло, в котором сидел Грнт, кзлось сделнным из огня, но оствлось твердым и холодным. Дже воздух вокруг светился, и он вдыхл его холодное сияние.

Его товрищи по комнде и его собственные руки пылли холодным огнем.

Светящяся рук Дьювл совершил крестное знмение, вызвв искреннее при своем движении, его сияющие губы зшевелились.

– Вы испугны, доктор Дьювл? – спросил Грнт.

Дьювл коротко ответил:

– Одн молитв, не столько стрх, сколько из блгодрности з возможность узреть великие чудес божьи.

Грнт признлся про себя, что был в этом обмене любезностями проигрвшей стороной. Не все хорошо делл бог.

Оуэнс зкричл:

– Посмотрите н стены!

Стены удлялись во всех нпрвлениях с видимой скоростью, потолок двиглся вверх. Все концы огромной комнты были окутны плотной непроницемой пеленой, все густевшей, нсколько было видно через сверкющий воздух. Минитюризтор превртился теперь во что-то невероятное, его грницы были не видны. В кждом углублении его ячейки нходилсь чстиц неземного свет – упорядоченные ряды многочисленных сверкющих звезд в голубом небе.

Грнт обнружил, что он от удивления перестл нервничть. С усилием он оторвлся от этого зрелищ и бросил быстрый взгляд н остльных. Все смотрели нружу, згипнотизировнные светом, огромными рсстояниями, возникшими ниоткуд, комнтой, рздвшейся до рзмеров вселенной, и вселенной, чьи рзмеры ускользли от понимния.

Неожиднно свет померк до тускло-крсного и отрывисто прозвучл сигнл рдиостнции, словно резкий, отржющийся эхом звон. Грнт вскочил

– Белинский и Рокфеллер говорили, что субъективные ощущения должны меняться при минитюризции, – скзл Мичелз. – Мы не верили, но этот сигнл определенно звучит не тк, кк рньше.

– Но вш голос не изменился, – зметил Грнт.

– Это потому, что и вы, и я минитюризировны. Я говорю от ощущениях, которые приходят из внешнего мир через минитюризировнную зону.

Грнт рсшифровл и прочел вслух пришедшую рдиогрмму:

– Минитюризция временно приостновлен. Все в порядке? Отвечйте немедленно!

Зтем он язвительно спросил:

– Все в порядке?

Ответ не последовло, и он скзл:

– Молчние ознчет соглсие.

Зтем он отстучл:» Все в порядке».

* * *

Кртер облизл сухие губы. Он с болезненной сосредоточенностью следил з тем, кк минитюризтор нчл светиться, и знл, что все в комнте внизу, до смого мелкого техник, делли то же смое.

Живые человеческие существ еще никогд не минитюризировлись. И ничто тких рзмеров, кк «Протерус», не минитюризировлось. И ничто, ни человек, ни живое, ни мертвое, ни большое, ни млое не минитюризировлось до ткой степени.

– З все отвечл он. Вся ответственность в этом бесконечном ночном кошмре был н нем.

– Минитюризция идет! – донесся почти ликующий шепот техник, сидевшего з кнопкой «МИН».

Фрз отчетливо прозвучли через систему связи, и тут Кртер зметил, что «Протерус» нчл сжимться.

Внчле это происходило тк медленно, что о сжтии можно было судить только по изменению в очертнии зкрытых им шестиугольных плиток пол. Те из них, которые чстично выступли из под корпус корбля, выползли нружу, и, в конце концов, стли проявляться рнее полностью скрытые плитки.

Все окружвшие «Протерус» шестиугольники вылезли нружу, и минитюризция ускорилсь до ткой степени, что корбль нчл тять, кк кусок льд н теплой поверхности.

Кртер нблюдл минитюризцию сто рз, но никогд не чувствовл того, что испытывл теперь. Это выглядело тк, словно корбль бросили в глубокую дыру, и он пдл в бсолютной тишине, делясь все меньше и меньше, словно рсстояние увеличивлось до миль, до десятков миль, до сотен…

Корбль теперь превртился в бедного жук, отдыхвшего н центрльном шестиугольнике прямо перед минитюризтором – н крсном шестиугольнике среди моря белых, н исходном модуле.

«Протерус» все еще пдл, все еще сжимлся, и Кртер с усилием поднял руку.

Свет минитюризтор поблек до тускло-крсного, и минитюризция прекртилсь.

– Выясните, кк они тм, прежде чем мы продолжим. Они, возможно, мертвы или, что еще хуже, не способны выполнить свою здчу хотя бы в минимльной степени. В этом случе. В этом случе они могут тоже считться погибшими, и было бы лучше знть об этом сейчс.

Техник-связист произнес:

– Получен ответ «Все в порядке».

Кртер подумл:» Если они не способны осмысленно действовть, то могут не предствлять себе своего беспомощного положения»

Но проверить это не было возможности.

Если комнд «Протерус» сообщет, что все хорошо, нужно считть, что все хорошо.

– Поднимйте корбль, – скзл Кртер.

7. ПОГРУЖЕНИЕ

Исходный модуль нчл медленно приподнимться нд полом – глдкя шестигрння колонн с крсным верхом и белыми стенми – неся н себе «Протерус» рзмерми в дюйм. Когд его вершин окзлсь н высоте четырех футов нд полом, подъем прекртился.

– Готовы ко второй фзе, Сэр, – сообщил один из техников.

Кртер быстро взглянул н Рейд. Тот кивнул.

– Вторя фз, – скзл Кртер.

Отошл пнель, и н бесшумных воздушных опорх выдвинулся держтель – гигнтский «вльдо», нзвнный тк прежними техникми-ядерщикми по описнию из нучно-фнтстического рсскз сороковых годов, об этом кк-то рсскзли Кртеру. Держтель был четырндцти футов в высоту и состоял из блоков н трехногом основнии. Блоки упрвляли перемещениями првой руки, свисвшей вниз из горизонтльного удлинителя.

См рук был коленчтой, кждое колено короче и меньше предыдущего. В днном случе были три ступени, и к смой меньшей, двух дюймов в длину, были прикреплены стльные проволочки толщиной в четверть дюйм, изогнутые тким обрзом, что могли сцепляться друг с другом.

Н основнии держтеля были буквы ОМСС, под ними ндпись: «Прецизионный держтель для минитюризции».

Вместе с держтелем появились 3 техник; з ними нблюдл с видным нетерпением сестр в белом хлте. Рыжие волосы под шпочкой сестры выглядели причеснными нспех, кк будто в этот день ее мысли были зняты совсем другим.

Двое техников устновили ручку «вльдо» прямо нд «Протерусом». Для точной нивелировки из основния руки н поверхность исходного модуля были выпущены три луч свет толщиной в волос. Рсстояние от кждого луч до центр модуля преобрзовывлось н небольшом круглом экрне рзделенном н 3 соприксющиеся в центре сегмент, в яркость свечения.

Когд третий техник стл врщть рукоятку, яркость свечения, явно неодинковя в кждом сегменте, стл понемногу меняться. Будучи хорошо нтренировн н этой оперции, он добился одинковой яркости во всех трех сегментх з несколько секунд. При этом грницы между сегментми стли невидимы. После этого техник щелкнул тумблером и зжл держтель в требуемом положении.

Вспыхнул лмп в центре руки, и более широкий луч осветителя злил «Протерус» отрженным светом.

Был нжт другя кнопк упрвления, и рук нчл опускться к «Протерусу». Медленно и мягко приближлсь он. Техник зтил дыхние. Он, вероятно, обслужил больше минитюризировнных объектов, чем кто-либо в стрне, возможно, чем кто-либо мире (хотя никто не знл всех подробностей того, что происходило н другой стороне), но этот случй был беспрецедентным.

Он собирлся поднять нечто, имеющее в нормльном состоянии мссу, во много рз большую, чем объекты, которые ему приходилось поднимть прежде, и в этом «нечто» нходилось 5 живых человеческих существ.

Дже небольшой, едв ощутимой дрожи было достточно, чтобы убить их.

Зубцы рскрылись и медленно зскользили вниз, к «Протерусу». Техник остновил их и попытлся визульно убедиться, что нстройк точн. Зубцы были отцентрировны првильно. Медленно, понемногу они смыклись, пок не встретились под корблем и не обрзовли плотно соединенную рму.

После этого исходный модуль опустился и остновил «Протерус» подвешенным в зхвтх рмы.

Исходный модуль не остновился н уровне пол, опустился ниже. Под подвешенным корблем в течение нескольких минут не было ничего, кроме отверстия в полу.

Зтем из прострнств, обрзовнного спустившимся исходным модулем, стли поднимться вверх сплошные стеклянные стенки. Когд эти прозрчные цилиндрические стенки поднялись н полтор фут, покзлся мениск прозрчной жидкости. Исходный модуль снов поднялся до уровня пол, и н нем окзлся цилиндр диметром в один фут и высотой в четыре фут, н две трети зполненный жидкостью. Цилиндр стоял н круглом пробковом основнии, н котором был ндпись «Соляной рствор».

Рук «вльдо», которя во время этих мнипуляций оствлсь неподвижной, теперь окзлсь висящей нд рствором.

Корбль был подвешен в верхней чсти цилиндр, в футе нд уровнем рствор.

Теперь рук стл опускться, медленно и еще медленнее. Когд «Протерус» был почти н уровне рствор, рук остновилсь и зтем стл опускться со скоростью, в десять тысяч рз меньшей.

Передчи, упрвляемые непосредственно техником, двиглись быстро, в то время кк корбль опусклся со скоростью, не рзличимой глзом.

Конткт! Корбль опусклся все ниже и ниже, пок не окзлся нполовину погруженным. Техник остновил его н некоторое время в тком положении, зтем медленнее, чем когд бы то ни было, рзъединил зхвты и, убедившись, что все проволочки вышли из под корбля, поднял их из рствор.

С приглушенным возглсом «у-у-фф!» он отвел руку и выключил «Вльдо».

– О'кей, мы можем убрть это отсюд, – скзл он двум другим техникм, стоявшим рядом.

Зтем, вспомнив, он рявкнул изменившимся, официльным тоном:

– Корбль в мпуле, Сэр!

– Хорошо, – скзл Кртер. – Проверьте, что с комндой.

* * *

Переход из модуля в мпулу с точки зрения условий обычного мир был выполнен достточно изящно, но совсем инче он выглядел со стороны «Протерус».

Грнт передл в ответ сигнл «Все в порядке», зтем, преодолев первончльный приступ тошноты от неожиднного рывк вверх, когд исходный модуль нчл поднимться, спросил:

– А что теперь? Дльнейшя минитюризция? Кто знет?

– Мы должны перед следующей ступенью минитюризции погрузиться, – ответил Оуэнс.

– Погрузиться куд? – спросил Грнт.

Он не получил ответ н свой вопрос.

Он снов посмотрел нружу, н тусклую вселенную минитюризционной комнты, и впервые увидел гигнтов.

Это были мужчины, двигющиеся по нпрвлению к ним в тусклом внешнем свете, мужчины-бшни, видимые в искженном ркурсе кк вверх, тк и вниз, словно отрженные в гигнтском искженном зеркле. Пряжк ремня выглядел квдртным куском метлл со стороной в один фут, ботинок тм, длеко внизу, должен был быть рзмером с железнодорожный вгон, голов длеко вверху кзлсь увенчнной горой нос с двойным туннелем ноздрей. Мужчины двиглись со стрнной медлительностью.

– Ощущение времени, – пробормотл Мичелз.

Он скосил глз вверх, зтем посмотрел н свои чсы.

– Что? – спросил Грнт.

– Еще одно предположение Белински, ощущение времени изменяется при минитюризции. Обычное время кжется удлинившимся и рстянутым, тк что, вот кк теперь, 5 минут кжутся длящимися, нсколько я могу судить, целых десять минут. Этот эффект возрстет с увеличением степени минитюризции, но кково точное соотношение, я скзть не могу. Белински был необходим экспериментльный мтерил, и теперь мы можем дть его ему. Взгляните.

Он поднес к глзм Грнт ручные чсы.

Грнт посмотрел н них, потом н свои собственные. Кзлось, что секундня стрелк в них еле ползл. Он приложил чсы к уху. Было слышно только слбое урчние их крошечного моторчик, но это урчние кзлось более низкого тон.

– Это хорошо, – скзл Мичелз. – У нс есть всего чс, но он может окзться для нс несколькими. Довольно много чсов, вероятно.

– Вы считете, что мы будем двигться быстрее?

– Для нс мы будем двигться кк обычно. Но для нблюдтеля из внешнего мир, я полгю, мы будем кзться двигющимися быстро – вмещение большого количеств действий в одно и то же время. Что должно быть, конечно, хорошо, учитывя огрниченность имеющегося у нс времени.

– Но…

Мичелз покчл головой.

– Пожлуйст! Я не могу объяснить лучше. Биофизику Белински я, мне кжется, понимю, но его мтемтик не для меня. Может быть, Оуэнс сумеет объяснить вм.

– Я спрошу его потом, – скзл Грнт, – если будет это «потом».

Неожиднно корбль снов осветился, но обычным белым светом. Крем глз Грнт уловил ккое-то движение и посмотрел вверх. Что-то спусклось. Пр гигнтских зубцов двиглсь вниз с кждой стороны корбля.

Рздлся голос Оуэнс:

– Кждому проверить свои привязные ремни.

Грнт не успел зняться этим. Он ощутил рывок сзди и втомтически повернулся, нсколько ему позволяли ремни.

– Я проверял, хорошо ли вы привязны, – скзл Кор.

– Только ремнями, – ответил Грнт, – но спсибо.

– Не стоит блгодрности.

Зтем, повернувшись нпрво, он скзл:

– Доктор Дьювл, вши ремни?

– Все в порядке. Вши?

Кор освободил ремни, чтобы дотянуться до Грнт. Он зтянул их, и кк рз вовремя. Зубцы теперь опустились ниже уровня окон и смыклись, словно гигнтские рзлмывющие челюсти. Грнт невольно нпрягся. Зубцы постояли, зтем снов двинулись и соединились.

«Протерус» ощутил удр и здребезжл, все нходившиеся н борту были брошены снчл впрво, потом, менее сильно, влево. Неприятный вибрирующий звон нполнил корбль.

Зтем нступил тишин и отчетливое ощущение звисния нд пустотой. Корбль мягко рскчивлся и еще более мягко подргивл. Грнт посмотрел вниз и увидел опускющуюся крсную поверхность и нрстющую темноту – и все исчезло.

У него не было возможности узнть, кково было действительное рсстояние до пол, но ощущение было тким же, кк если бы он высунулся с двдцтого этж жилого дом.

Если бы что-то, ткое же млое, кк корбль сейчс, упло с ткой высоты, то оно не получило бы серьезных повреждений. Сопротивление воздух змедлило бы пдение до безопсной скорости. Конечно если бы млые рзмеры были его единственным свойством.

Но у Грнт было живо воспоминние о змечнии Оуэнс, сделнным им во время инструктж. Он см сейчс состоял из ткого же количеств томов, что и человек нормльного рзмер, не из ткого количеств, которое должен иметь объект, имеющий его нынешние рзмеры. Он был соответственно более хрупким, кк и корбль. Пдение с ткой высоты рзбило бы корбль вдребезги и убило бы его комнду.

Он взглянул н рму, поддерживющую корбль. Он продолжл попытки предствить себе, кк он должн выглядеть с точки зрения нормльного человек. Для него это были стльные колонны десяти футов в диметре, искусно сплетенные в сплошную метллическую рму. Н мгновение он почувствовл себя в безопсности.

Оуэнс произнес дрогнувшим от волнения голосом:

– Он приближется к нм!

Грнт быстро огляделся и увидел, что знчило «он».

Свет зсверкл н глдкой прозрчной поверхности стеклянной трубы, достточно большой, чтобы вместить в себя дом. Он поднимлсь рвномерно и быстро, длеко внизу – прямо внизу – появилось неожиднное рдужное мерцние отржения от воды.

«Протерус» висел нд озером. Стеклянные стенки цилиндр теперь со всех сторон вздымлись нд корблем, поверхность озер был не более чем в пятидесяти фунтх под ними.

Грнт откинулся н спинку сидения. Он не сомневлся в том, что произойдет дльше. Он приготовился и теперь не почувствовл тошноты, когд его кресло словно выпло из под него. Ощущение было очень похожее н то, которое он однжды испытл во время военных учений нд океном. Смолет, учствующий в мневрх, кк ему и было положено, вышел из пике, но «протерус», неожиднно окзвшяся в воздухе подводня лодк, не собирлся этого делть.

Грнт нпряг мускулы, зтем попытлся рсслбить их, чтобы смягчить нтяжение ремней в момент удр.

Они удрились, и от толчк его зубы кк будто здребезжли в деснх.

Грнт ожидл увидеть через окно брызги, высоко взметнувшуюся стену воды, но вместо этого он увидел, большую толстую выпуклость, очерченную точно по окружности, вязко удлявшуюся от них.

Они продолжли опускться, и он увидел еще и еще ткие же выпуклости.

Зхвты рмы рсцепились, и корбль, резко встряхнувшись остлся н плву, медленно рзворчивясь.

Грнт испустил долгий вздох. Д, они нходились н поверхности озер, но эт поверхность отличлсь от всех, когд-либо виденных им.

Мичелз спросил:

– Вы ожидли волн, мистер Грнт?

– Д, конечно.

– Должен сознться, что и я тоже. Человеческое сознние, мистер Грнт, смешня штук. Оно всегд ожидет увидеть то, что уже видело однжды. Мы минитюризировны и опущены в небольшой контейнер с водой. Для нс он выглядит кк озеро, поэтому мы ожидем волны, пену, буруны и тк длее. Но хоть оно и кжется нм озером, н смом деле оно тковым не является. Это просто небольшой контейнер с водой, и в нем есть только рябь, не волны. И невжно, во сколько рз вы увеличите рябь, он все рвно никогд не будет похож н волну.

– Довольно интересно, однко, – скзл Грнт.

Толстые влы жидкости, которые по обычной шкле измерений предствляли собой крошечную рябь, продолжли двигться снружи. Отрженные от длекой стены, они возврщлись и создвли интерференцию, которя рзбивл влы н отдельные возвышенности, н которых «Протерус» резко поднимлся и опусклся.

– Интересно? – возмущенно скзл Кор. – И это все, что вы можете скзть? Это просто изумительно!

– Дело его рук, – добвил Дьювл, – величественно при любом увеличении.

– Прекрсно, – скзл Грнт. – Я это покупю. Изумительно и величественно. Вот чек. Только еще немного тошноты, знете ли.

– О, мистер Грнт, – скзл Кор, – вы облдете способностью все опошлять.

– Простите, – скзл Грнт.

Ззвучло рдио, и Грнт снов послл в ответ «Все в порядке». Он подвил в себе желние сообщить: «У всех морскя болезнь».

Все же дже Кор стл выглядеть несколько стесненно. Вероятно, все это не уклдывлось в ее голове.

– Мы должны упрвлять погружением вручную, – скзл Оуэнс. – Грнт, освободитесь от своих ремней и откройте клпны номер один и дв.

Грнт нетвердо встл н ноги, нслждясь ощущением дже огрниченной свободы перемещения, и нпрвился к дроссельному клпну, обознченному н переборке номером один.

– Я позбочусь о втором, – скзл Дьювл.

Их глз встретились, и Дьювл, словно смущенный неожиднным близким ощущением другой человеческой личности, неуверенно улыбнулся. Грнт улыбнулся в ответ и подумл возмущенно: «Кк он может быть сентиментльной с этой бесчувственной глыбой?»

Когд клпны были открыты, окружющя их жидкость хлынул в соответствующие отсеки корбля, и ее уровень вокруг стл поднимться все выше и выше. Грнт поднялся н несколько ступенек по лестнице, ведущей к верхнему куполу, и скзл:

– Кк это выглядит, кпитн Оуэнс?

Оуэнс покчл головой.

– Трудно скзть. Покзния н шклх приборов недостточно отчетливы. Они были сконструировны в рсчете н нстоящий окен. Черт побери, я никогд не преднзнчл «Протерус» для этого!

– Моя мть тоже никогд не преднзнчл меня для этого, если уж н то пошло, – скзл Грнт.

Теперь они погрузились полностью.

Дьювл зкрыл об клпн, и Грнт вернулся н свое место.

Он ндел ремни и почувствовл себя почти роскошно. Срзу же под поверхностью жидкости беспорядочные взлеты и пдения н крошечной ряби прекртились и нступил блгодтня неподвижность.

* * *

Кртер попробовл рзжть кулки. До сих пор все шло хорошо. И «все хорошо» сообщли из корбля, который теперь превртился в мленькую кпельку, мерцвшую в соляном рстворе.

– Третья фз, – произнес он.

Минитюризтор, чей блеск оствлся приглушенным во время второй фзы, снов вспыхнул белым сиянием, но только в центрльной чсти ячеек.

Кртер сосредоточенно нблюдл з ним.

Внчле трудно было скзть, являлось ли то, что он видел, объективной рельностью или следствием нпряжения его мозг. Нет, корбль действительно снов стл сжимться.

Жук шириной в дюйм уменьшлся в рзмерх, и то же смое, вероятно, происходило с водой в непосредственной близости от него. Минитюризирующий луч был сфокусировн точно и тщтельно. Кртер испустил еще один долгий вздох. Н кждой стдии был своя специфическя опсность.

Мельком Кртер предствил себе, что может произойти, если луч будет немного менее точен, если половин «Протерус» минитюризировлсь бы быстро, в то время кк другя половин, попвшя н грницу луч, минитюризировлсь медленно или совсем не минитюризировлсь. Но этого не произошло, и но пострлся выкинуть эту мысль из головы.

«Протерус» походил теперь н сжимющуюся точку, все меньше и меньше, до смой грницы видимости. Теперь зсверкл весь минитюризтор. Не стоило пытться сфокусировть луч н том, что было трудно рзличить.

«Првильно, – подумл Кртер. – Все идет кк нужно.»

Теперь стл сжимться весь цилиндр с жидкостью, все быстрее и быстрее, и нконец, превртился просто в мпулу, дв дюйм в высоту и полдюйм в диметре, с ультрминитюризировнным «Протерусом» рзмером с большую бктерию где-то в минитюризировнной жидкой среде. Минитюризтор снов потускнел.

– Соединитесь с ними, – с дрожью в голосе произнес Кртер. – Получите от них несколько слов.

От волнения у него перехвтило горло, и он судорожно вздыхл и выдыхл воздух, пок еще не положили, что «все хорошо». Четверо мужчин и женщин, которые еще не тк двно стояли перед ним в нтурльную величину и полные жизни, превртились в крошечные кусочки мтерии в корбле рзмером в бктерию и были все еще живы.

Он вытянул руки пльцми вниз.

– Верните минитюризтор н место.

Сверкнул последний тусклый луч минитюризтор, и он быстро отошел нзд. Н белом круглом тбло, висевшем н стене нд головой Кртер, вспыхнул темня цифр 60.

Кртер кивнул Реду.

– Принимйте вхту. У нс есть 60 минут, нчиня с этого момент.

8. ВХОД

После погружения минитюризтор вновь вспыхнул ярким светом, и жидкость вокруг превртилсь в непрозрчное сверкющее молоко, но з этим не последовло ничего больше, что можно было бы зметить из «Протерус». Если корбль и продолжл сжимться, то из-з непрозрчности жидкости определить это было невозможно.

Ни Грнт, ни кто-либо другой не рзговривли. Кзлось это будет длиться вечно. Потом свет минитюризтор погс, и Оуэнс крикнул:

– Все в порядке?

Дьювл ответил:

– Я себя прекрсно чувствую.

Кор кивнул. Грнт уверенно поднял руку. Мичелз слегк вздрогнул и скзл:

– Со мной все в порядке.

– Хорошо! Я думю, мы теперь полностью минитюризировны, – скзл Оуэнс.

Он нжл н тумблер, и н экрне высветилсь темня и четкя цифр 60.

Н другом тком же экрне, рсположенном ниже в корбле и видимом остльным четырем членм комнды, появилось ткое же изобржение.

Резко ззвучл рдиотелегрф, и Грнт отозвлся в ответ: «Все хорошо». Было похоже, что дело дошло до кульминционной точки.

– Снружи нм сообщют, что мы полностью минитюризировны, – скзл Грнт. – Вше предположение было првильным, кпитн Оуэнс.

– Ай д мы! – скзл Оуэнс, громко вздохнув.

Грнт подумл: «Минитюризция звершен, но нш миссия – нет. Он только нчинется. Шестьдесят минут.»

Вслух он скзл:

– Кпитн Оуэнс, почему корбль вибрирует? Что-нибудь не в порядке?

– Я ощущю ее, – подтвердил Мичелз. – Вибрция нервномерня.

– Я тоже чувствую ее, – скзл Кор.

Оуэнс спустился вниз со своего купол, вытиря лоб большим плтком.

– Мы ничем не можем помочь. Это Броуновское движение.

Мичелз поднял руки с возглсом «О, Господи!», Выржющим беспомощность и покорное понимние.

– Чье движение? – спросил Грнт.

– Броуновское. Вм должно быть это известно. Нзвно по имени Броун, шотлндского ботник восемндцтого столетия, который впервые нблюдл его. Видите ли, нс со всех сторон бомбрдирует молекулы воды. Если бы мы имели нормльные рзмеры, то молекулы были бы нстолько млыми по срвнению с нми, что столкновения не были бы зметны. Однко тот фкт, что мы очень сильно уменьшены, дет те же результты, которые имели бы место, если бы мы остлись неизменными, все вокруг нс знчительны увеличилось бы в рзмерх.

– Кк вод вокруг нс.

– Совершенно верно. Пок что еще не тк плохо. Вод вокруг нс чстично минитюризировлсь вместе с нми. Но когд мы войдем в поток крови, кждя молекул воды по ншим нынешним меркм будет весить миллигрмм или около того. Они все еще будут слишком млыми, что бы воздействовть н нс по отдельности, но тысячи их будут удрять по нм во всех нпрвлениях, и эти удры не будут одинковы. С првой стороны может удрить н несколько тысяч больше, чем с левой, причем в любой момент времени, и суммрное усилие этих лишних нескольких тысяч толкнет нс влево. В следующее мгновение мы можем получить толчок вниз, и тк длее. Вибрция, которую мы сейчс ощущем, и является результтом тких случйных удров молекул. В дльнейшем он усилится.

– Прекрсно, – проворчл Грнт. – Меня от этого мутит.

– Это будет продолжться смое большое чс, – скзл Кор рздрженно. – Хотелось бы, что бы вы вели себя, кк взрослый человек.

– Может ли корбль выдержть ткую бомбрдировку, Оуэнс? – спросил Мичелз с видимым беспокойством.

– Я думю, д, – ответил Оуэнс. – Я пытлся зрнее произвести некоторые рсчеты, ксющиеся этого вопрос. Исходя из моих нынешних ощущений, я думю, что мои оценки не тк длеки от истины. Это можно выдержть.

– Дже если корбль будет рзбит и сломн, он все же выстоит перед этой бомбрдировкой некоторое время, – скзл Кор. – Если все будет идти хорошо, мы сможем добрться до тромб и ликвидировть его з 15 минут или дже меньше, потом это уже не будет иметь знчения.

Мичелз уперся кулкми в подлокотники своего кресл.

– Вы говорите чепуху, мисс Петерсон. Что, по вшему, произойдет, если мы сумеем добрться до тромб, уничтожить его, восстновить здоровье Бенеш, потом срзу же получить рзбитый н куски «Протерус»? Я имею в виду, кроме ншей гибели, которя, я готов допустить, не имеет никкого знчения по срвнению с другими ргументми. Бенеш тоже умрет!

– Мы понимем это, – прервл его Дьювл.

– Но вш ссистентк, очевидно, нет. Если этот корбль будет рзбит н куски, то после того, кк пройдет шестьдесят – нет, пятьдесят девять – минут, кждый кусок, кким бы млым он ни был, увеличится до нормльной величины. Дже если корбль будет рзложен н томы, кждый том увеличится, и Бенеш повсюду будет нчинен веществом, состоящим из нс смих и ншего корбля.

Мичелз издл глубокий вздох, прозвучвший почти кк хрип. Он продолжл:

– Нс несложно извлечь из тел Бенеш, когд мы нходимся в целости и сохрнности. Если же корбль окжется рзбитым н куски, не будет никкой возможности вынуть кждый кусок из тел. Что бы ни было сделно, остнется еще достточно для того, чтобы убить его во время деминитюризции. Вы это понимете?

Кор, кзлось, съежилсь под грузом этих ргументов.

– Я не думл об этом.

– Ну, тк подумйте об этом, – скзл Мичелз. – И вы тоже, Оуэнс. Теперь я снов хочу узнть, выдержит ли «Протерус» Броуновское движение. Я имею в виду, не только до тех пор, пок мы доберемся до тромб, до тех пор, пок мы, покончив с ним, не вернемся. Подумйте нд тем, что вы скжите, Оуэнс. Если вы решите, что корбль не выдержит, то мы не имеем прв входить внутрь.

– Но тогд, – прервл его Грнт, – прекртите грозить и дйте возможность выскзться кпитну Оуэнсу.

– Я пришел к окончтельному мнению, – нстойчиво зявил Оуэнс, – когд почувствовл чстичное действие Броуновского движения, которое мы сейчс испытывем. Я думю, исходя из нынешнего состояния, что мы сумеем выстоять все шестьдесят минут в условиях полной нгрузки.

– Тогд есть вопрос: можем ли мы пойти н риск, основывясь только н ощущения кпитн Оуэнс?

– Вовсе нет, – скзл Грнт. – Вопрос стоит тк: принимю ли я оценку ситуции, днную кпитном Оуэнсом. Вспомните, пожлуйст, слов генерл Кртер, что стртегическое решение должен принимть я. Я принимю зявление Оуэнс просто потому, что у нс нет никого более вторитетного и лучше знющего корбль.

– Ну, кково же решение? – спросил Мичелз.

– Я принимю оценку Оуэнс. Мы продолжем ншу миссию.

– Я соглсен с вми, Грнт, – скзл Дьювл.

Мичелз, слегк вспыхнув, кивнул головой.

– Хорошо, Грнт. Я просто выскзл то, что считл првильным с моей точки зрения.

Он сел н свое место.

– Это был исключительно првильня точк зрения, – скзл Грнт, – и я рд, что вы обнродовли ее.

Он остлся стоять у окн.

Кор подошл к нему и тихо скзл:

– Вы не выглядите испугнным, Грнт.

Он весело улыбнулся.

– О, это просто потому, что я хороший ктер, Кор. Если бы кто-нибудь еще, несущий ответственность з принятое решение, я произнес бы потрясющую речь в поддержку любого этого мнения. Видите ли, я могу струсить, но я стрюсь не принимть трусливых решений.

Кор некоторое время рзглядывл его.

– Я должн зметить, мистер Грнт, что вы иногд зтрчивете ужсно много сил, что бы выглядеть хуже, чем вы действительно есть.

– О, я не думю. Просто у меня…

В этот момент «Протерус» конвульсивно дернулся снчл в одну сторону, потом в другую с большей мплитудой.

«Господи, – подумл Грнт, – нс бьют.»

Он схвтил Кору з локоть и толкнул ее к сидению, зтем с трудом добрлся до собственного, в то время кк Оуэнс, рскчивясь и спотыкясь, пытлся взобрться по лестнице, крич:

– Черт побери, они могли бы предупредить нс!

Грнт привязлся ремнями к своему креслу и отметил, что н счетчике стоял цифр 59. «Длиння минут», – подумл он.

Мичелз говорил, что ощущение времени змедляется при минитюризции, и он был прв.

У них будет больше времени н рзмышления и действия.

Но тк же больше времени н сомнения и пнику.

«Протерус» дерглся все более резко.

Неужели корбль будет рзбит еще до того, кк нчнется выполнение непосредственного здния?

* * *

Рейд знял место Кртер у окн. Ампул с несколькими кубическими миллиметрми чстично минитюризировнной воды, в которую был погружен полностью минитюризировнный и совершенно невидимый «Протерус», мерцл н исходном модуле, кк стриння дргоценность н брхтной подушке.

Рзмышляя нд метфорой, Рейд в любом случе не утешлся ею. Рсчеты были точными, техник минитюризции могл выполнять оперции, полностью отвечющие по точности вычислениям. Но эти рсчеты, однко, были выполнены в течение нескольких зполненных спешкой и нпряжением чсов с помощью системы вычислительных прогрмм, которые не были проконтролировны.

Несомненно, если рзмеры слегк отличлись от рсчетных, их можно было скорректировть, но н это потребовлось бы времени больше, чем 60 минут, уже оствлось 59 минут и 50 секунд.

– Четвертя фз, – скзл он.

«Вльдо» был уже устновлен нд мпулой, зхвты отрегулировны для поддержния ее в вертикльном положении. Снов держтель был отцентрировн, снов рук опустилсь и зхвты сомкнулись с мксимльно возможной деликтностью.

Ампул удерживлсь с жесткой нежностью, с которой лев лпой придерживет своих детенышей.

Теперь был очередь медсестры. Он поспешно выступил вперед, вынул из крмн небольшой футляр и открыл его. Из футляр он извлекл мленький стеклянный стержень и, осторожно придерживя его, устновил плоской головкой в слегк сужющийся вход в мпулу. Держ его вертикльно нд мпулой, он позволил ему скользнуть внутрь. Он вошел в мпулу небольшой своей чстью, около дюйм, пок двление внутри не остновило его.

Он осторожно поврщл стержень и скзл:

Плунжер устновлен.

Нблюдя з всем сверху, Рейд сдержнно улыбнулся с облегчением, Кртер кивком вырзил свое одобрение.

Сестр следил, кк «вльдо» медленно поднимл свою руку. Ампул с плунжером поднимлсь очень плвно. В трех дюймх нд исходным модулем он остновилсь.

Действуя кк можно осторожнее, сестр снял с низ мпулы пробковое основние, под которым обнружился мленький ниппель, рсположенный в центре плоского донышк. Крошечное отверстие в ниппеле было покрыто тонкой плстиковой мембрной, которя не могл бы выдержть дже умеренное двление, но не двл вытечь жидкости до тех пор, пок н нее не ндвили.

Быстрым движением сестр вытщил из крмн иглу из нержвеющей стли и прилдил ее к ниппелю.

– Игл устновлен, – скзл он.

То, что было мпулой, превртилось в шприц для подкожного впрыскивния.

Второй комплекс зхвтов выдвинулся из «вльдо» и, зхвтив головку плунжер, зжл ее. См «вльдо», неся шприц в двух зхвтх, нчл плвно двигться к большой двустворчтой двери, которя открылсь при его приближении.

Ни один человек не мог бы невооруженным глзом обнружить ккое-либо колебние жидкости, столь рвномерно и нечеловечески плвно двиглсь устновк. Но и Кртер, и Рейд очень хорошо понимли, что дже микроскопический толчок для комнды «Протерус» является штормовым вихрем.

Когд устновк въехл в оперционную и остновилсь у стол, Кртер отметил это событие прикзом:

– Свяжитесь с «Протерусом!»

Ответ глсил: «Все в порядке, небольшой толчок». Кртер вымученно улыбнулся в ответ.

Н оперционном столе лежл Бенеш, другой центр внимния в оперционной.

Термическое одеяло зкрывло его до ключиц. Резиновые трубы шли от одеял к центрльному термическому устройству под оперционным столом.

Обрзуя полусферу з бритой, рзрисовнной линиями сетки головы Бенеш, рсполглсь групп чувствительных дтчиков, преднзнченных для обнружения рдиоктивного излучения.

Несколько хирургов в мрлевых повязкх со своими ссистентми суетились около Бенеш, их глз, не отрывясь, следили з приближющейся устновкой. Н одной из стен висел счетчик времени, н котором в этот момент цифр 59 сменилсь н 58.

«Вльдо» остновился около оперционного стол.

Дв мнипулятор с дтчикми сорвлись со своего мест, кк будто в них неожиднно вдохнули жизнь. Следуя з движениями упрвляющего ими техник, они склонились с обеих сторон к шприцу, один рядом с мпулой, второй рядом с иглой.

Ожил зеленым светом экрн н столе техник, н нем появилсь вспышк, зтем он поблекл, опять вспыхнул, поблекл и тк длее.

Техник скзл:

– Принято рдиоктивное излучение «Протерус».

Кртер крепко сжл руки и отрегировл н это сообщение удовлетворенной улыбкой.

Еще одно препятствие, о котором он дже не решлся подумть, было преодолено. Это был не просто рдиоктивность, которую можно было обнружить, рдиоктивность минитюризировнных чстиц, которые из-з своих исключительно млых, инфр-томных рзмеров могли пройти через любой обычный дтчик, не подействовв н него. Чстицы, следовтельно, нужно было пропустить через деминитюризтор, необходимое сочетние деминитюризтор и чувствительного дтчик было создно з несколько сумсшедших чсов рно утром.

«Вльдо», до сих пор удерживющий плунжер, теперь нжл н него с плвно возрстющим двлением. Хрупкий плстиковый брьер между мпулой и иглой был прорвн, и через мгновение н кончике иглы нчл появляться крошечный пузырек жидкости. Кпля упл в небольшой контейнер, устновленный под шприцем, з ней последовли вторя и третья кпли.

Плунжер поднялся, и вместе с ним поднялся уровень жидкости в мпуле. В этот момент мерцющя вспышк н экрне перед техником изменил свое положение.

– «Протерус» в игле! – зкричл он.

Плунжер остновился.

Кртер посмотрел н Рейд.

– О'кей?

Рейд кивнул.

– Мы можем вводить, – скзл он.

Игл шприц с помощью двух зхвтов был нклонен под острым углом и «вльдо» снов нчл двигться, н этот рз по нпрвлению к точке н шее Бенеш, которую сестр поспешно смзл спиртом.

Н шее был нрисовн небольшой кружочек, в кружке – небольшой крестик, и к центру этого крестик приближлся кончик иглы шприц. Дтчики следовли з ним.

«Вльдо» н мгновение остновился, когд кончик иглы коснулся шеи. Зтем игл проткнул кожу и вошл н зднную глубину, плунжер слегк продвинулся вперед, и техник, следивший з дтчикми, объявил;

– «Протерус» введен!

«Вльдо» поспешно отъехл. Туч дтчиков, словно протянутые щупльц, усыпли прострнство нд головой и шеей Бенеш.

– Слежение, – объявил техник.

Он нжл кнопку. Вспыхнуло полдюжины экрнов н кждом из которых был своя мерцющя точк. Где-то информция с этих экрнов вводилсь в компьютер с зложенной в его пмять огромной кртой кровеносной системы Бенеш.

Яркя точк вспыхнул н этой крте в рйоне сонной ртерии. В эту ртерию был введен «Протерус».

Кртер ощущл непреодолимую потребность помолиться, но он не умел этого.

Н крте кзлось, что между яркой точкой и кровяным тромбом в мозгу очень мленькое рсстояние.

Кртер посмотрел, кк отметчик времени покзл цифру 57, зтем проследил з безошибочным и довольно быстрым перемещением точки вдоль ртерии по нпрвлению к голове и тромбу.

Н мгновение он зкрыл глз и подумл: «Пожлуйст! Если тм где-нибудь кто-то есть, пожлуйст!»

* * *

Грнт объявил слегк здыхющимся голосом:

– Мы приближемся к Бенешу. Они говорят, что введут нс в иглу, потом в шею. А я скзл им, что мы почувствовли небольшой толчок. Уф-ф! – небольшой толчок!

– Хорошо, – скзл Оуэнс.

Он сржлся с ручкми упрвления, пытясь предугдть нпрвление толчков и нейтрлизовть их действие. Это ему не очень удвлось.

– Послушйте, почему мы должны быть введены в иглу? – спросил Грнт.

– Мы будем тм сильнее сжты со всех сторон. При движении иглы воздействие н нс будет едв ощутимым. Во-вторых, чтобы кк можно меньше минитюризировнной воды попло в Бенеш.

– О, господи! – воскликнул Кор.

Ее волосы рзметлись в беспорядке, и когд он тщетно пытлсь отбросить их нзд, чтобы не лезли в глз, он чуть не вывлилсь из кресл. Грнт попытлся подхвтить ее, но Дьювл успел схвтить ее крепко з руку.

Беспорядочные скчки прекртились тк же неожиднно, кк и нчлись.

– Мы в игле, – скзл Оуэнс с облегчением.

Он включил внешнее освещение корбля.

Грнт внимтельно посмотрел перед собой.

Мло что можно было увидеть. Соляной рствор впереди, кзлось, искрился, словно в нем плвл тускля пыль из огненных мух.

Длеко вверху и длеко внизу виднелись изгибющиеся формы чего-то, что светилось еще ярче. Стенки иглы?

Он почувствовл тревогу и повернулся к Мичелзу.

– Доктор…

Глз Мичелз были зкрыты. Он неохотно открыл их и повернул голову н голос Грнт.

– Д, мистер Грнт?

– Что вы видели?

Мичелз посмотрел вперед, слегк рзвел руки и скзл:

– Искорки.

– Вы что-нибудь ясно рзличете? Не кжется ли вм все тнцующим?

– Д, кжется. Все тнцует.

– Ознчет ли это, что нши глз окзлись подвергнутыми воздействию минитюризции?

– Нет, мистер Грнт.

Мичелз утомленно вздохнул.

– Если вы беспокоитесь нсчет слепоты, збудьте об этом. Посмотрите вокруг здесь, в «Протерусе». Посмотрите н меня. Рзве здесь что-нибудь выглядит не тк, кк всегд?

– Нет.

– Очень хорошо. Здесь, внутри, вы воспринимете минитюризировнные световые волны с помощью в ткой же степени минитюризировнной сетчтки, и все хорошо. Но когд минитюризировнные световые волны проходят туд, в менее минитюризировнный или совсем не минитюризировнный мир, они отржются с большим трудом. Действительно, они почти полностью отржются тм. Мы видим только то тм, то сям перемещющиеся отржения. Поэтому все, что нходится снружи, кжется нм мерцющим.

– Я понимю. Спсибо, док, – скзл Грнт.

Мичелз снов вздохнул.

– Я ндеюсь, что скоро привыкну к кчке. Этот мерцющий свет и Броуновское движение вместе вызывют у меня головную боль.

– Мы движемся! – внезпно крикнул Оуэнс.

Они теперь скользили вперед, ощущение было безошибочным. Длекие криволинейные стены иглы шприц кзлись еще более мощными, когд неровное отржение минитюризировнного свет от них тумнилось и тяло.

Это было похоже н серебряный поднос, ктящийся по бесконечной нклонной плоскости.

Прямо впереди мощь стен прервлсь крошечным мерцющим отверстием. Отверстие увеличивлось снчл медленно, зтем быстрее, зтем превртилось в невероятную бездну. И в ней все искрилось!

Оуэнс скзл:

– Мы нходимся в сонной ртерии.

Н укзтеле времени был цифр 56.

9. АРТЕРИЯ

Дьювл взволновнно смотрел по сторонм.

– Только предствьте себе это! – скзл он. – Внутри человеческого тел, внутри ртерии! Оуэнс, выключите внутреннее освещение. Двйте посмотрим н творение господ бог.

Внутреннее освещение было выключено, но ккой-то призрчный свет продолжл струиться внутрь – нервномерное отржение минитюризировнных световых лучей корбельных огней н корме и н носу.

Оуэнс привел «Протерус» в неподвижное относительно ртерильного поток крови положение, дв ему возможность плыть вместе с этой движимой сердцем рекой. Он скзл:

– Я думю, вы можете снять привязные ремни.

Дьювл освободился от ремней одним рывком, Кор тут же последовл з ним. Они кинулись к окну в экстзе и изумлении.

Мичелз поднялся более неохотно, бросил н них взгляд, зтем повернулся к своей крте и стл тщтельно изучть ее.

– Абсолютно точно, – сдержнно зметил он.

– Вы думете, мы могли не попсть в ртерию? – спросил Грнт.

Ккое-то время Мичелз смотрел н Грнт отсутствующим взглядом, потом скзл:

– Гмм… Нет. Это мловероятно. Но мы могли войти после точки поворот в мозг и, не имея возможности противиться ртерильному течению, потеряли бы время н соствление другого, более трудного мршрут. Но корбль нходится именно в том месте, где должен быть.

Его голос дрогнул.

– Мне кжется, до сих пор все идет кк ндо, – бодро скзл Грнт.

– Д.

Последовл пуз, зтем поспешное:

– В этом месте сочетются легкость введения, небольшя скорость поток и удобство мршрут, тк что мы сможем достичь ншей цели с бсолютно минимльными препятствиями.

– Отлично.

Грнт кивнул и повернулся к окну. Он почти тут же потерялся от изумления при виде этого чуд.

Дльняя стенк кзлсь нходившейся в полумиле от корбля и светилсь янтрным блеском, который то вспыхивл, то угсл, тк кк стенк чсто зслонялсь громдными пестрыми объектми, которые проплывли мимо корбля.

Это был огромный экзотический квриум, в котором все поле зрения зполняли не рыбы, весьм стрнные предметы. Большие резиновые шины с вдвленной, но не провленной нсквозь сердцевиной были ниболее многочисленными объектми. Кждя был вдвое больше корбля по диметру, орнжево-соломенного цвет, кждя искрилсь и вспыхивл, словно был усеян лмзными осколкми.

– Цвет не вполне соответствует действительности, – скзл Дьювл. – Если бы мы могли деминитюризировть световые волны, когд они покидют корбль, и минитюризировть возврщющееся отржение, то получили бы нмного более верные ощущения. Вжно получить првильное отржение.

– Вы совершенно првы, доктор, – зметил Оуэнс. – И рбот, выполнення Джонсоном и Антониони, покзывет, что это действительно возможно. К сожлению, оборудовние для этого еще не получило прктического рспрострнения, и если бы дже оно у нс было, мы не смогли бы з одну ночь переоборудовть под него корбль.

– Я думю, вы првы, – скзл Дьювл.

– Но дже если это не совсем точное отржение, – произнесл Кор блгоговейным тоном, – несомненно, и его истинный цвет не менее прекрсен. Они похожи н мягкие сдвленные шры, зхвтившие внутрь себя миллионы звезд.

– В действительности это крсные кровяные тельц, – пояснил Мичелз Грнту. – Крсные в своей мссе, но кждое в отдельности соломенного цвет. Те, что вы видите, движутся прямо из сердц, неся груз кислород в мозг.

Грнт продолжл с изумлением осмтривться вокруг. Кроме кровяных телец, были еще и другие мелкие объекты, нпример, чще всего встречлись плоские плстинообрзные предметы. Грнт подумл, что это тромбоциты, тк кк форм этих предметов вызвл у него яркие воспоминния о курсе физиологии в колледже.

Один из тромбоцитов медленно двиглся нвстречу корблю, тк близко, что Грнту зхотелось высунуть руку и коснуться его.

Он медленно рсплстлся, прилепившись н некоторое время к окну, зтем двинулся прочь, оствив н стекле прилипшие чстицы себя – медленно смывющееся пятно.

– Он не повредился? – спросил Грнт.

– Нет, – ответил Мичелз. – Если бы он повредился, вокруг нс мог бы обрзовться небольшой тромб. Я ндеюсь, не ткой, чтобы причинить ккой-либо вред. Если бы мы были больших рзмеров, мы могли бы попсть в беду. Взгляните н это.

Грнт посмотрел в нпрвлении, куд укзывл плец Мичелз. Он увидел небольшие стержнеобрзные предметы, бесформенные фргменты и осколки, и нд всем этим крсные тельц. Тут он отыскл объект, н который укзывл Мичелз.

Он был огромный, молочного цвет, и пульсировл. Он был зернистым, и внутри его молочности мелькло что-то черное – сверкющие кусочки, нстолько черные, что словно светились бесцветным черным светом.

Внутри мссы был темня облсть, тумнно просвечивющя через окружющую молочность и сохрняющя постоянную, непульсирующую форму. Невозможно было четко определить ее грницы. Молочный выступ неожиднно вытянулся в сторону стенки ртерии, и вся мсс, кзлось, выливлось через него. Он побледнел, зслонился другими объектми, зтерялся в водовороте.

– Что это было? – спросил Грнт.

– Белое кровяное тельце. Здесь их немного, по крйней мере, в срвнении с крсными кровяными тельцми. Н одно белое приходится около шестьсот пятидесяти крсных. Но белые знчительно больше и могут двигться смостоятельно. Некоторые их них могут вообще проклдывть себе путь вне кровяных сосудов. В ншей шкле рзмеров это просто пугющие объекты. Хотелось бы и мне быть столь же внушительным.

– Они мусорщики человеческого тел, не тк ли?

– Д. Мы рзмером в бктерию, но у нс метллическя шкур, не слизистя полисхридня оболочк. Я уверен, что белые тельц могут улвливть эту рзницу, и до тех пор, пок мы не повредим окружющие ткни, они не будут регировть н нс.

Грнт попытлся не обрщть слишком пристльного внимния н отдельные объекты и охвтить всю пнорму в целом. Он отступил нзд и прищурил глз.

Это был тнец! Кждый объект трепетл н своем месте. Чем меньше был объект, тем более резко вырженным был его трепет. Это был колоссльный, буйный блет, в котором хореогрф сошел с ум, тнцоры не могут вырвться из объятий вечной безумной трнтеллы.

Грнт зкрыл глз.

– Вы ощущете его? Я думю, это Броуновское движение.

– Д, я это чувствую, – ответил Оуэнс. – Это не тк плохо, кк я предполгл. Поток крови вязкий, знчительно более вязкий, чем соляной рствор, в котором мы были, большя вязкость гсит колебния.

Грнт чувствовл, кк корбль дергется у него под ногми то в одну, то в другую сторону, но вяло, не резко, кк тогд, когд они нходились в шприце. Протеин, входивший в соств жидкой чсти крови, «протеиновя плзм» (эти слов всплыли в голове Грнт откуд-то из подсознния) успокивл корбль.

Совсем неплохо. Он почувствовл прилив бодрости. Нверное, и все остльное будет хорошо.

– Теперь я советую вм всем возвртится н свои мест. Мы по ртерии скоро достигнем мозг. Я собирюсь приблизиться к одной из стенок.

Все, кроме Оуэнс, уселись в свои кресл, продолжя ждно впитывть все, что они нблюдли вокруг.

– Я думю, просто стыдно, что у нс будет всего несколько минут н все это, – скзл Кор. – Доктор Дьювл, вот это кто ткие?

Групп совсем крошечных структур, слипшихся вместе и обрзоввших компктную трубчтую спирль, проплывл мимо них. З ней следовло несколько других, рсширявшихся и сжимвшихся при движении.

– О, – скзл Дьювл, – я не могу определить, что это ткое.

– Вирус, вероятно, – предположил Кор.

– Я думю, они немного велики для вирус, и определенно я еще не видел тких. Оуэнс, у нс есть оборудовние для взятия проб?

– Мы можем выйти из корбля, если зхотим, доктор, – ответил Оуэнс, – но мы не можем остновиться для взятия пробы.

– Тк пойдемте сейчс же. Ткой случй нм может больше не предствится.

Дьювл вскочил в возбуждении.

– Возьмем кусочек этого в корбль. Мисс Петерсон, вы…

– У корбля есть здние, доктор, – скзл Оуэнс.

– Это не имеет знчения для… – нчл Дьювл. И змолчл, ощутив крепкую руку Грнт н своем плече.

– Если вы не возржете, доктор, – скзл Грнт, – двйте не будем спорить по этому поводу. У нс есть дело, которое мы должны сделть, и мы не остновимся, что бы что-то схвтить, и не повернем нзд, что бы что-то схвтить, тк же не спустимся вниз, что бы что-то схвтить. Я считю, что вы это поняли и не будете снов поднимть этот вопрос.

В неверном мерцющем свете, отржющемся от внешнего мир, было ясно видно, что Дьювл нхмурился.

– Ну, конечно, – нелюбезно скзл Он, – они тем временем исчезнут.

– Кк только мы зкончим рботу, доктор Дьювл, – скзл Кор, – появятся усовершенствовнные методы минитюризции н неогрниченное время. Мы сможем тогд принять учстие в нстоящей исследовтельской экспедиции.

– Д, я полгю, что вы првы.

– Стенк ртерии спрв, – скзл Оуэнс.

«Протерус» описл длинную широкую дугу, и стенк теперь окзлсь примерно в ст футх от него. Немного волнистя янтрня полос эпителильного слоя, обрзующя внутреннюю поверхность ртерии, был ясно видн видн во всех подробностях.

– Х, – скзл Дьювл, – ккой способ нблюдть з теросклерозом! Можно сосчитть бляшки.

– Их можно тк же и соскрести, не првд ли? – спросил Грнт.

– Конечно. Зглянем в будущее. В зсоренную ртерильную систему можно отпрвить корбль, рзрыхляющий и отделяющий склеротические облсти, рзрушющий их, просверливющий и рсширяющий сосуды. Весьм дорогое лечение, однко.

– Может быть, это можно будет в конечном итоге втомтизировть, – скзл Грнт. – Нверное, можно послть мленьких домшних роботов для очистки этой кутерьмы. Или кждому человеку в рннем детстве можно ввести постоянный источник тких корблей-чистильщиков. Взгляните н ее длину.

Теперь они нходились еще ближе к стенке, и движение из-з турбулентности вблизи нее стло более неровным. Перед ними простирлсь, нсколько хвтло глз, стен, несчитнные мили, до очередного поворот.

– Кровеносня систем, – скзл Мичелз, – считя все сосуды, вплоть до смых мленьких, соствляет, кк я уже говорил вм рньше, сто тысяч миль в длину, если их вытянуть в одну линию.

– Неплохо, – скзл Грнт.

– Сто тысяч миль в нормльной шкле. А в ншей теперешней это соствит…

Он сделл пузу, чтобы прикинуть, потом продолжл:

– Это соствит более трех триллионов миль – половину светового год. Проехть по кждому из кровеносных сосудов Бенеш в нынешнем ншем состоянии почти эквивлентно путешествию к звездм.

Он выглядел измученным. Ни блгополучное до сих пор путешествие, ни окружющя их крсот, кзлось не утешли его.

Грнт стрлся выглядеть бодрым.

– В конце концов, Броуновское движение окзлось не тким уж опсным,

– скзл он.

– Действительно, – соглсился Мичелз. – Не очень хорошо у меня получилось, когд мы впервые обсуждли этот вопрос.

– Тк же, кк и у Дьювл только что в вопросе о взятии пробы. Я не думю, чтобы у кого-нибудь из вс все по-нстоящему хорошо получлось.

Мичелз сдержл себя.

– Желние остновиться из-з обрзцов типично для целеустремленности Дьювл.

Он покчл головой и повернулся к крте н зкругленном столике против стены.

Эт крт с двигющейся световой точкой был дубликтом большей по рзмеру крты в нблюдтельной бшне и меньшей крте в рубке Оуэнс.

– Кков нш скорость, Оуэнс? – спросил он.

– 15 узлов в ншей шкле.

– Конечно, в ншей шкле, – скзл Мичелз рздрженно.

Он вынул из крмн счетную линейку и произвел быстрые вычисления.

– Мы будем у рзвилки через две минуты. Когд повернете, держитесь от стенки н тком же рсстоянии. Тк вы блгополучно доберетесь до середины рзвилки и сможете потом спокойно двигться в кпиллярную сеть, не попдя больше н рзвилки. Это понятно?

– Все понятно.

Грнт ждл, нблюдя через окно. В ккой-то момент он уловил отржение профиля Коры в стекле и стл его рссмтривть, но вид, открывшийся из окн, пересилил дже возможность изучения линии ее подбородк.

Две минуты. Ккими они могут быть длинными! Две минуты в их минитюризировнном восприятии времени или две минуты по их отметчику времени? Он повернул голову, чтобы посмотреть н него. Отметчик покзывл 56. в то время, кк он смотрел н него, цифры н нем исчезли, и зтем очень неохотно появились темные и тусклые цифры 55.

Вдруг последовл сильный рывок, и Грнт чуть не вылетел из своего кресл.

– Оуэнс! – зкричл он. – что случилось?

– Мы н что-то нткнулись? – спросил Дьювл.

Грнт с трудом добрлся до лестницы и ухитрился взобрться н нее.

– Что-нибудь не в порядке? – спросил он.

– Я не зню.

Лицо Оуэнс было искжено от нпряжения.

– Корбль не слушется упрвления.

Снизу донесся голос Мичелз:

– Кпитн Оуэнс, испрвьте курс. Мы приближемся к стенке.

– Я не зню это, – здыхясь, произнес Оуэнс. – Мы попли в ккое-то течение…

– Пострйтесь, – скзл Грнт. – Сделйте все возможное.

Он спустился вниз и, прижимясь спиной к лестнице, что бы быть устойчивее при кчке, скзл:

– Откуд здесь может быть поперечное течение? Рзве мы не движемся с ртерильным потоком?

– Д, – с нжимом произнес Мичелз. Его лицо было восковым. – Здесь не может быть ничего, что прижимло бы нс подобным обрзом к стенке.

Он укзл н ртерильную стенку, теперь нмного более близкую и продолжющую приближться.

– Должно быть, что-то случилось с упрвлением. Если мы удримся об стенку и повредим ее, з нми может обрзовться тромб и зкупорить нс здесь, или нчнут регировть белые кровяные тельц.

– Но это невозможно в змкнутой системе, – скзл Дьювл. – Зконы гидродинмики…

– В змкнутой системе?

Брови Мичелз взлетели вверх. С трудом, рскчивясь, он добрлся до своей крты и простонл:

– Это бесполезно, мне нужно большее увеличение, я не могу получить его здесь. Будьте нчеку, Оуэнс, держитесь дльше от стенки.

– Я пытюсь! – зкричл в ответ Оуэнс. – Я вм говорил, здесь течение, которое я не могу преодолеть.

– Тогд не пытйтесь преодолеть его в лоб. Здйте курс корблю, сми стрйтесь держть его прллельно стенке, – прокричл Грнт.

Они теперь были достточно близко к стенке, чтобы рссмотреть ее во всех подробностях. Пряди соединительной ткни, служившие ее основой, были похожи н мостовые фермы, дже н готические рки желтого цвет и мерцющие тонки слоем чего-то, что выглядело жировым веществом.

Соединительные фермы рздвиглись и нклонялись в стороны, словно вся структур рсширялсь, зстывл н мгновение в нерешительности, зтем снов двиглсь, и прострнство между фермми покрывлось склдкми. Грнту не ндо было спршивть, что бы понять, что он видит пульсцию ртерильной стенки в ткт с биением сердц.

Удры по корблю стновились все сильнее. Стенк еще больше приблизилсь и стл выглядеть неровной. В соединительных фермх появились учстки, где нити рсплелись, кк будто они противостояли яростному потоку знчительно дольше, чем «Протерус», и нчли гнуться от нпряжения.

Рскчивясь, словно тросы гигнтского мост, они приближлись к окну и скользили прочь, рзбрсывя желтые искры в прыгющих лучх носовых огней корбля.

То, что появилось дльше, зствило Кору взвизгнуть от ужс.

– Берегитесь, Оуэнс! – вскричл Мичелз.

– Артерия поврежден, – пробормотл Дьювл.

Поток смел н своем пути живые опоры и потщил з собой корбль, швырнув его в болезненный крен, зствивший всех беспомощно прижться к левой стороне.

Грнт почувствовл боль в левой руке, но другой рукой схвтил Кору и ухитрился сдвинуть ее впрво. Глядя прямо перед собой, он пытлся понять, что ознчет этот мерцющий свет.

– Водоворот! – зкричл он. – Все добирйтесь до своих мест и прицепитесь ремнями!

Осколки крсных кровяных телец н мгновение неподвижно зстыли н внешней стороне окн, зтем были зхвчены тем же вихревым потоком, в то время кк стенк рсплылсь в желтовтом мреве.

Дьювл и Мичелз с трудом добрлись до своих кресел и плюхнулись в привязные ремни.

– Впереди ккое-то голубое отверстие! – зкричл Оуэнс.

– Пошли, – нстойчиво скзл Грнт Коре. – Сдитесь н свое место.

– Я пытюсь, – тяжело дыш ответил он.

Отчянно стрясь противостоять резкому рскчивнию корбля, Грнт толкнул ее вниз и добрлся до привязных ремней.

Но было слишком поздно. «Протерус» попл в водоворот и теперь вертелся и дерглся, словно подхлестывемый цирковым бичом.

Рефлекторно схвтившись з кресло, Грнт приобрел опору и потянулся з Корой. Ее швырнуло н пол. Он обхвтил пльцми ручку кресл и безрезульттно пытлсь подняться, нпрягя все силы.

Грнт подумл, что ей не удержться, отчянно потянулся к ней, но ему не хвтило доброго фут. Что бы дотянуться до нее, ему пришлось отпустить ручку.

Дьювл безуспешно пытлся подняться со своего кресл, но центробежня сил пригвоздил его к сидению.

– Держитесь, мисс Петерсон, я попробую вм помочь!

С усилием он дотянулся до привязных ремней, в то время кк Мичелз нблюдл з ними в беспомощности, Оуэнс, прижтый в своей рубке, оствлся полностью выключенным из игры.

Под действием центробежной силы ноги Коры оторвлись от пол.

– Я не могу…

Грнт, не видя никкого другого выход, отпустил свою опору. Он пополз по полу, зцепившись ногой з основние кресл и удрившись при этом тк, что ног знемел. Он ухитрился подвести туд свою левую ногу, првой схвтил Кору з тлию в тот момент, когд оно отпустил свою руку.

«Протерус» теперь врщлся еще быстрее и, похоже, нклонился вниз. Грнт не мог больше удерживть тело в прежнем состоянии, и его ног выскользнул из-под кресл.

Левя рук, болевшя от предыдущего удр о стену, получив дополнительную нгрузку, зболел тк, словно был сломн. Кор схвтил его з плечи и отчянно пытлсь уцепиться пльцми з склдки его костюм.

Грнт ухитрился прохрипеть:

– Кто-нибудь знет, что случилось?

Дьювл, еще тщетно сржвшийся со своими ремнями, ответил:

– Это фистул… ртерильно-венозня фистул…

С усилием Грнт приподнял голову и взглянул в окно – повреждення стенк ртерии впереди кончлсь. Желтое мерцние исчезло, и был видн черня рвня рн. Он простирлсь кк вверх, тк и вниз, нсколько он мог рзглядеть ее в своем огрниченном поле зрения, и в ней исчезли крсные кровяные тельц и другие объекты. Дже появляющиеся время от времени ужсющие комки белых кровяных телец быстро вссывлись в отверстие.

– Только несколько секунд… – скзл Грнт, здыхясь. – Кор…

Он говорил это смому себе, своей болевшей, поврежденной руке.

Корбль сотрясл сильня вибрция, которя почти оглушил Грнт невыносимой болью. Войдя в отверстие и постепенно змедляя движение, корбль неожиднно успокоился.

Грнт отпустил зхвт и лежл, тяжело дыш. Кор медленно подтянул под себя ноги и встл.

Дьювл уже освободился от ремней.

– Кк вы, мистер Грнт?

Он опустился н колени рядом с ним.

Кор тоже встл н колени, прикоснулсь к руке Грнт и попытлсь мссировть ее. Грнт скривился от боли.

– Не трогйте!

– Он сломн? – спросил Дьювл.

– Не зню.

Он медленно и осторожно попытлся согнуть руку, потом обхвтил левый бицепс првой лдонью и крепко сжл.

– Кжется нет. Но если дже и нет, пройдет немло времени, прежде чем я смогу снов действовть ею.

Мичелз встл тоже. Его лицо почти до неузнвемости изменилось выржением облегчения.

– Мы прошли через это в целости и сохрнности. Кк дел, Оуэнс?

– В полном порядке, я думю, – скзл Оуэнс. Ни одной крсной лмпочки н пнели. «Протерус» получил больше, чем это предусмотрено его конструкцией, и выдержл.

В голосе его звучл нескрывемя гордость з себя и з свой корбль.

Кор все еще рстерянно склонялсь нд Грнтом.

– Вы в крови! – воскликнул он с ужсом.

– Я? Где?

– Вш бок. Н костюме кровь.

– А, это! У меня были небольшие неприятности н той стороне. Это просто из-з того, что сдвинулсь повязк. Првд, это пустяки. Просто кровь.

Кор озбоченно посмотрел н него, зтем рсстегнул молнию н костюме.

– Сядьте, – скзл он. – Попытйтесь сесть, пожлуйст.

Он подвел руку под его плечи и с усилием посдил его, зтем с нтренировнной ловкостью спустил форму с его плеч.

– Я позбочусь об этом, – скзл он. – И спсибо вм. Это кжется глупым и несоответствующим моменту, но спсибо.

– Лдно, можете иногд говорить мне это. Перевяжите меня в кресле, хорошо?

Он с трудом встл н ноги. Кор поддерживл его с одной стороны, Мичелз – с другой.

Дьювл, бросив н них взгляд, похромл к окну.

– А теперь скжите, что случилось?

– Артерильно-вен… – нчл Мичелз. – Лдно, оствим это. Между ртерией и млой веной появилось ненормльное соединение. Это случется иногд, обычно в результте физической трвмы. Я полгю, что у Бенеш это произошло, когд он получил повреждение в втомобиле. Это определенный недостток, снижющий эффективность кровообрщения, но в днном случе ничего серьезного. Оно микроскопическое – крошечное звихрение.

– Крошечное звихрение! Это!

– В ншем минитюризировнном мире это, конечно, гигнтский водоворот.

– Он не обознчен н вших кртх циркулярной системы, Мичелз? – спросил Грнт.

– Он должен быть. Я мог бы, вероятно, отыскть его здесь, н крте корбля, если бы имел достточное увеличение. Н беду, свой нчльный нлиз я сделл з три чс и упустил это. Я виновт.

– Все в порядке, это просто некоторя здержк, – скзл Грнт. – Отыщите другой путь и дйте Оуэнсу комнду двигться. Кк со временем, Оуэнс?

Одновременно с вопросом он втомтически посмотрел н отметчик времени и прочитл:

– 52.

Оуэнс тоже скзл:

– 52.

– Времени достточно, – зявил Грнт.

Мичелз уствился н него, подняв вверх брови.

– Дело не во времени, Грнт, – скзл он. – Вы не понимете, что случилось. Нше путешествие зкончилось. Миссия провлилсь. Мы не можем добрться до тромб, кк вы не понимете! Мы должны требовть, чтобы нс извлекли из тел.

– Но ведь корбль может быть снов минитюризировн только через несколько дней! – в ужсе произнес Грнт. – Бенеш умрет!

– Ничего нельзя сделть. Мы теперь нпрвляемся в яремную вену. Мы не можем вернуться через фистулу, тк кк не в состоянии преодолеть этого течения, дже когд сердце нходится в фзе дистолы, между удрми. Любой другой путь, которым мы можем следовть по венозному потоку, ведет через сердце, что является явным смоубийством.

– Вы уверены? – оцепенело произнес Грнт.

– Он прв, Грнт, – скзл Оуэнс ндломленным, глухим голосом. – Миссия провлилсь.

10. СЕРДЦЕ

В контрольной бшне воцрилось некое подобие д. Светящяся точк н обзорном экрне покзывл, что корбль почти не изменил своего положения, но н координтной модели были совершенно иные днные.

Кртер и Рейд обернулись н сигнл монитор.

– Сэр, «Протерус» сбился с курс. Сигнл получен из квдрт 23, уровень В.

Лицо н экрне было очень взволновнным.

Рейд бросился к окну, что бы посмотреть н крту. С ткого рсстояния, конечно, ничего не было видно, з исключением голов, склонившихся нд кртми.

Обстновк был явно нэлектризовн.

Кртер побгровел.

– Не подсовывйте мне эту дрянь, эти квдрты! Где они нходятся?

– В яремной вене, Сэр, ведущей к верхней полой вене.

– В вене!

Н мгновение вены смого Кртер от возбуждения выступили нружу.

– Что они вообще делют в вене? Рейд! – згремел он.

Рейд поспешил к нему.

– Д, я слушю.

– Кк они попли в вену?

– Я дл людям рспоряжение попытться отыскть н крте ртерильно-венозную фистулу. Они очень редки и их нелегко нйти.

– А что…

– Прямое соединение между млой ртерией и млой веной, кровь просчивется из ртерии в вену и…

– Они не знли, что он тм есть?

– Очевидно, нет. И знете, Кртер…

– Что?

– Для их мсштбов это может быть очень опсным инцидентом. Они могли не выдержть.

Кртер повернулся к ряду телевизионных экрнов и нжл соответствующую кнопку.

– Ккое-нибудь новое сообщение от «Протерус»?

– Нет, Сэр, – последовл быстрый ответ.

– Ну, тк свяжитесь с ним вы! Получите что-нибудь от них! И немедленно передйте мне!

Это было ужсное ожидние. Кртер зтил дыхние н несколько секунд. Нконец, пришло сообщение.

– «Протерус» сообщет, Сэр.

– Господи, блгодрю, – прошептл Кртер. – Изложите сообщение.

– Они прошли через ртерильно-венозную фистулу, Сэр. Они не могут двигться дльше. Они просят рзрешения н извлечение, Сэр.

Кртер уперся обеими рукми в стол.

– Нет! Гром и молния, нет!

– Но, генерл, они првы, – скзл Рейд.

Кртер посмотрел н отметчик времени. Он покзывл 51. Кртер пошептл дрожщими губми:

– У них есть 51 минут, и они остнутся тм 51 минуту. Код эт штук будет стоять н нуле, мы зберем их оттуд. Ни минутой рньше, если только миссия не будет звершен.

– Но это безндежно, черт побери. Одному богу известно нсколько пострдл их корбль. Мы убьем 5 человек.

– Может быть. Они рискуют, и мы рискуем. Но пусть будет ясно зписно, что мы не отступили, пок оствлся хотя бы ничтожный шнс н успех.

Глз Рейд стли холодными, дже усы ощетинились.

– Генерл, вы думйте о зписи в вшем послужном списке. Если они умрут, Сэр, я зсвидетельствую, что вы оствили их в безндежном положении.

– Я все-тки рискну, – скзл Кртер. – А теперь скжите мне – вы ведь отвечете з медицинский отдел – почему они не могут двигться.

– Они не могут вернуться нзд через фистулу против течения. Это физически невозможно, сколько бы прикзов вы не отдвли. Величин двления крови не нходится под контролем рмии.

– Почему они не могут нйти другой путь?

– Все пути из их нынешнего положения к тромбу ведут через сердце. Турбулентность течения в сердечном кнле в момент рзнесет их н куски. Мы не можем тк рисковть.

– Мы…

– Мы не можем не только из-з человеческих жизней, хотя и этой причины достточно. Если корбль будет рзбит, мы никогд не сумеем извлечь его полностью из тел, и его фргменты после деминитюризции, несомненно, добьют Бенеш. Если же мы извлечем оттуд людей сейчс, мы можем попытться оперировть Бенеш снружи.

– Это безндежно.

– Но не тк, кк нш нынешняя ситуция.

Ккое-то время Кртер рзмышлял. Зтем он тихо скзл:

– Полковник Рейд, скжите мне, н ккое время – не убивя Бенеш – мы можем остновить его сердце?

Рейд внимтельно посмотрел н него.

– Нендолго.

– Я это зню. Я спршивю вс точную цифру.

– Ну, учитывя его комтозное состояние, гипотермическое охлждение и допускя неустойчивое состояние мозг, я мог бы скзть – не более 60 секунд. В ншем мсштбе времени.

– «Протерус» может пройти через сердце меньше, чем з 60 секунд, не првд ли? – спросил Кртер.

– Я не зню.

– Тогд им нужно попытться. Когд мы выбрли из всех невозможных вринтов нименее невозможный, мы попытемся релизовть его, кким бы рисковнным, кким бы млондежным он ни был. Есть ли ккие-нибудь проблемы по остновке сердц?

– Никких. Это можно сделть, просто обнжив кинжл, кк скзл Гмлет. Проблем в том, чтобы снов зпустить его.

– Это, мой дорогой полковник, вш проблем и вш ответственность.

Он посмотрел н отметчик времени, который покзывл 50.

– Мы теряем время. Двйте нчинть. Здействуйте вшу группу, знимющуюся сердцем, я проинструктирую людей н «Протерусе».

* * *

Внутри «Протерус» освещение было выключено, Мичелз, Дьювл и Кор, возбужденные, сгрудились вокруг Грнт.

– Вот тк, – скзл Грнт. – Они остновят с помощью электрошок сердце Бенеш в момент ншего вход в него и зпустят его снов, когд мы пройдем через него.

– Зпустят его снов! – взорвлся Мичелз. – Они что, сошли с ум? Бенеш не может перенести этого в его состоянии!

– Я полгю, – скзл Грнт, – они решили, что это единствення возможность успешно выполнить ншу миссию.

– Если эт возможность единствення, то нш миссия провлилсь.

– У меня есть опыт оперций н открытом сердце, Мичелз, – скзл Дьювл. – Это возможно. Сердце крепче, чем мы думем. Оуэнс, сколько времени нм пондобится, чтобы пройти через сердце?

Оуэнс выглянул из рубки.

– Я кк рз подсчитл это, Дьювл. Если у нс не будет здержек, нм пондобится от 55 до 57 секунд.

Дьювл пожл плечми.

– У нс будет еще 3 секунды в зпсе.

– Тогд двйте скорее приступим к выполнению здчи, – предложил Грнт.

– Мы уже сейчс дрейфуем вместе с течением по нпрвлению к сердцу, – ответил Оуэнс. – я включу двигтели н полную мощность. Но мне нужно снчл проверить их. Они получили довольно серьезную порцию удров.

Н килевую кчку нложилсь бесшумня пульсция, и ощущение движения вперед пересилило монотонную, беспорядочную дрожь Броуновского движения.

– Выключите освещение, – скзл Оуэнс. – Вм лучше отдохнуть, пок я буду нянчиться с этой штукой.

Освещение выключили, и все снов нпрвились к окну, дже Мичелз.

Окружющий мир полностью изменился.

Это был т же кровь. Он содержл все те же чстицы и молекулярные соединения, все кусочки и фргменты, тромбоциты и крсные кровяные тельц, но отличие…

Теперь это был верхняя поля вен, идущя от головы и шеи, кислород в ней был уже изрсходовн.

Крсные кровяные тельц были лишены кислород и теперь содержли только гемоглобин, не оксигемоглобин, это ярко-крсное соединение гемоглобин и кислород.

Собственно гемоглобин был голубовто фиолетовым, и в прыгющем отржении минитюризировнных световых волн корбля кждое тельце сверкло вспышкми голубого и зеленого, чсто перемешивющимся с фиолетовым. И все вокруг несло н себе оттенок этих лишенных кислород чстиц.

Проплывли в тени тромбоциты, и двжды корбль прошел мимо – н довольно приличном рсстоянии – огромных тяжеловесных белых кровяных телец, окршенных теперь в зеленовтый оттенок.

Грнт взглянул еще рз н профиль Коры, поднятый вверх в почти религиозном экстзе, и стл смотреть н бесконечно тинственную темную голубизну.

«Он похож н снежную королеву некоей полярной облсти, злитую светом зелено-голубовтого рссвет», – выспренно подумл он.

Неожиднно он почувствовл себя опустошенно и тоскливо.

– Великолепно! – пробормотл Дьювл, но смотрел он вовсе не н Кору.

– Вы готовы, Оуэнс? – спросил Мичелз. Я собирюсь вести вс через сердце.

Он пошел к своим кртм и включил небольшой верхний светильник, который тут же потускнел в сумрчной голубизне, нполнявшей «Протерус» стрнной тинственностью.

– Оуэнс! – позвл он. – Крт сердц А-2, подход. Првое предсердие. Вы ншли ее?

– Д, есть.

– Рзве мы уже в сердце? – спросил Грнт.

– Прислушйтесь! – скзл Мичелз рздрженно. – Не смотрите. Слушйте.

Полня тишин воцрилсь после этих слов н «Протерусе».

Они услышли это – словно отдленный гул ртиллерийской кнонды. Это был всего лишь ритмичня вибрция пол корбля, медлення и рзмерення, но стновившяся все громче. Неясный глухой звук, з ним еще более неясный, пуз, зтем повторение, громче, все громче.

– Сердце! – воскликнул Кор. – Это оно!

– Совершенно верно, – скзл Мичелз, – сердцебиение немного змедленно.

– И мы слышим его не совсем верно, – с неудовольствием зметил Дьювл. – Звуковые волны слишком огромны сми по себе, чтобы воздействовть н нше ухо. Они вызывют вторичную вибрцию корбля, но это не то же смое. При нстоящих исследовниях тел…

– В некоем отдленном будущем, доктор, – скзл Мичелз.

– Оно звучит, кк пушк, – зметил Грнт.

– Д, но это згрдительный огонь, дв миллирд удров з 70 лет, – скзл Мичелз. – Дже больше.

– И кждый удр, – добвил Дьювл, – это тонкий брьер, отделяющий нс от вечности, дющий нм время примириться с…

– Эти удры, в чстности, – зметил Мичелз, – посылют нс прямо к вечности и не дют нм вообще никкого времени. Змолчите вы все. Вы готовы, Оуэнс?

– Я готов. Я з рычгми упрвления, и крт передо мной. Но кк я отыщу путь через все это?

– Мы не можем зблудиться, дже если бы хотели. Сейчс мы нходимся в верхней полой вене в точке соединения с нижней. Ншли ее?

– Д.

– Хорошо. Через несколько секунд мы войдем в првое предсердие, первую сердечную кмеру, и им следует остновить сердце. Грнт, рдируйте нши координты.

Грнт н ккое-то время отключился от всего, очровнный открывшимся перед ним видом. Поля вен был смой большой веной, собирвшей н своем протяжении всю кровь из тел, з исключением легких. Когд он входил в предсердие, то преврщлсь в обширную резонирующую кмеру, стены которой терялись из виду, тк что кзлось, что «Протерус» попл в темный безбрежный окен. Сердце теперь билось медленно и устршюще, с кждым его рвномерным глухим удром корбль, кзлось, приподнимлся и вздргивл.

Н вторичный призыв Мичелз Грнт вернулся к действительности и повернулся к своему рдиопередтчику.

– Впереди трехстворчтый клпн, – объявил Оуэнс.

Все смотрели вперед. В конце длинного коридор они увидели его. Три искрящиеся крсные створки, рзделяющиеся и вздымющиеся волной при движении корбля. Появлялся и увеличивлся зияющий проем, острые кря створок и клпн трепетли. Тм, з ними, был првый желудочек, одн из двух глвных сердечных кмер.

Поток крови вливлся в полость, кк будто движимый мощным вссывющим нсосом.

«Протерус» двиглся к ним с ткой скоростью, что проем приближлся и увеличивлся с устршющей быстротой. Течение, однко, было ровным, и корбль двиглся в нем почти без вибрции.

Зтем до них донесся звук громовых удров желудочков, глвных мускульных кмер сердц, когд они сокрщлись в систоле. Створки трехстворчтого клпн выпучились в противоположную сторону, медленно сомкнулись с влжным чмокющим звуком, зкрыв стенку длинной вертикльной бороздкой, рзделившейся вверху н две чсти.

По другую сторону теперь зкрытого клпн нходился првый желудочек. Когд этот желудочек сокрщлся, кровь не могл извергться через предсердие и вместо этого вытлкивлсь в легочную ртерию.

Грнт сообщил нружу о грохочущих удрх.

– Они говорят, еще одно сердцебиение будет последним. Еще они говорят, что нм нужно подготовиться к нему лучше, или оно будет и ншим последним сердцебиением. Кк только клпн снов откроется, Оуэнс, пострйтесь проскочить его н предельной скорости.

Н лице кпитн было выржение полной решимости, кк рссеянно отметил Грнт, никкого стрх.

* * *

Рдиоктивные дтчики, рнее роившиеся вокруг головы и шеи Бенеш, теперь сгрудились нд его грудной клеткой, нд облстью, с которой было снято термическое одеяло.

Крт кровеносной системы н стене был теперь увеличен в облсти сердц и покзывл только чсть сердц – првое предсердие. Светящяся точк, обознчвшя положение «Протерус», плвно продвиглсь по полой вене в предсердие, которое рсширилось, когд они вошли в него, зтем сокртилось.

Корбль одним толчком был пронесен почти через всю длину предсердия к трехстворчтому клпну, который тут же зкрылся, кк только они прошли его. Н экрне осциллогрф кждый удр сердц преобрзовывлся в волнообрзный электронны всплеск, з которым тщтельно следили.

Аппрт для электрошок стоял в полной готовности, его электроды висели нд грудью Бенеш.

Нчлось последнее сердцебиение. Электронный луч н осциллогрфе нчл двигться вверх. Левый желудочек рсслбился для очередного впуск крови, при этом трехстворчтый клпн должен был открыться.

– Пошел! – зкричл техник, сидевший з экрном осциллогрф.

Дв электрод опустились н грудную клетку, стрелк укзтеля н одном из лимбов пульт тут же уперлсь в крсную зону, и рздлось ндоедливое жужжние зуммер.

Оно оборвлось и нступил тишин.

Линия н экрне осциллогрф превртилсь в прямую.

Сообщение, переднное нверх, в нблюдтельную бшенку, было лконичным: «Сердце остновлено».

Кртер свирепо нжл кнопку секундомер, который был у него в рукх, и секунды нчли свой бег с невыносимой скоростью.

* * *

Пять пр глз смотрели вперед, н трехстворчтый клпн. Рук Оуэнс лежл н рукоятке кселертор. Желудочек рсслбился, и полулунный клпн где-то тм, в конце легочной ртерии, должен был со скрипом зкрыться. Кровь не могл вернуться из ртерии в желудочек, об этом позботился клпн. Звук его зкрытия нполнил воздух непереносимой дрожью.

Пок желудочек продолжл рсслбляться, кровь должн был поступть из другого нпрвления – из првого предсердия. Трехстворчтый клпн, рсположенный лицевой стороной к противоположному нпрвлению, нчл трепетть перед открытием.

Мощня волнистя щель впереди нчл рсширяться, обрзуя коридор, широкий обширный проход.

– Пошел! – зкричл Мичелз.

Его слов были зглушены звуком удр сердц и ревом двигтелей. «Протерус» рвнулся через пролом в желудочек.

Через несколько секунд желудочек мог сокртиться, и в неистовом вихре, который последовл бы з этим, их корбль мог бы рзломиться, кк спичечный коробок, они бы погибли – еще через три четверти чс умер бы Бенеш.

Грнт зтил дыхние. В тишине рздлся удр дистолы – и ничего.

Нступил мертвя тишин.

– Дйте мне посмотреть! – зкричл Дьювл.

Он поднялся по лестнице и всунул голову в купол – единственное место н корбле, из которого можно было свободно смотреть нзд.

– Сердце остновилось! – крикнул он. – Идите и смотрите!

Снчл Кор последовл его примеру, зтем и Грнт.

Трехстворчтый клпн висел, нполовину открытый и вялый. Н его внутренней поверхности были огромные соединительный волокн, которые прикрепляли его к внутренней поверхности желудочк, волокн, которые оттягивли лепестки клпн нзд при рсслблении желудочк и прочно удерживли в этом положении, когд сокрщение желудочк зствляло их сблизиться, предотврщя их выпучивние внутрь и обрзовние обртного проход.

– Архитектур удивительня, – скзл Дьювл. – Должно быть, восхитительно нблюдть зкрытие этого клпн с этой стороны, когд он удерживется живыми опорми, сконструировнный для выполнения своей рботы столь тонко и одновременно столь прочно, что человек, при всей его учености, еще не может это повторить.

– Если бы мы увидели это зрелище сейчс, оно было бы для нс последним, – скзл Мичелз. – Увеличьте скорость, Оуэнс, и держитесь левой стороны ближе к полулунному клпну. У нс есть 30 секунд, чтобы миновть эту смертельную ловушку.

Если это дже и был смертельня ловушк, , несомненно, тк оно и было, то он был мрчно-прекрсной ловушкой.

Стенки поддерживлись мощными колоннми, рзветвляющимися словно корни, которыми они прикреплялись к дльним стенкм.

Это выглядело тк, кк если бы они видели гигнтский лес сучковтых, лишенных листьев деревьев, скорчившихся и обрзоввших сложную конструкцию, усиливвшую и поддерживвшую ниболее жизненно вжный мускул человеческого тел.

Этот мускул, сердце, предствлял собой сдвоенный нсос, который должен стучть с момент, нмного предшествующего рождению, и до последнего момент перед смертью и делть это с постоянным ритмом и неизменной силой при любых обстоятельствх. Это сердце было смым большим сердцем в мире животных. Ни у одного из млекопитющих сердце не делет более миллирд или около того удров с момент рождения до смерти, дже в случе смого позднего ее приход, сердце человек после миллирд удров нходится всего лишь в нчле среднего возрст, в рсцвете сил и могуществ. А продолжительность жизни мужчин и женщин тков, что их сердце успевет сделть более трех миллирдов удров.

Голос Оуэнс нрушил тишину.

– Остлось только 12 секунд, доктор Мичелз, я не вижу еще никкого признк клпн.

– Тк продолжйте смотреть, черт побери! И было бы лучше, если бы он был открыт.

– Вот он! – нпряженно произнес Грнт. – Или это не он? Эт черня точк?

Мичелз оторвлся от своей крты, чтобы бросить туд, куд укзывл Грнт, беглый взгляд.

– Д, это он. И он к тому же чстично открыт, вполне достточно для нс. Сердце нходилось в смом нчле систолы, когд было остновлено. Теперь все пусть тщтельно пристегнутся ремнями. Мы вылетим через это отверстие, но удр сердц последует тут же, и когд оно нчнет биться…

– Если оно нчнет, – зметил Оуэнс тихо.

– Когд оно нчнет биться, – повторил Мичелз, – поднимется стршня волн крови. Нм нужно в этот момент нходиться кк можно дльше.

Решительно и отчянно Оуэнс бросил корбль вперед, к крошечному отверстию в центре серповидной щели (поэтому клпн и нзвли «полулунным»), хрктерной для зкрытого клпн.

* * *

В оперционной нступил нпряження тишин. Хирурги, столпившиеся вокруг Бенеш, были тк же неподвижны, кк и он.

Холодное тело Бенеш и остновленное сердце словно принесли дыхние смерти в эту комнту. Только непрерывно гудевшие дтчики оствлись единственными знкми жизни.

В нблюдтельной бшне Рейд говорил:

– Очевидно, пок все в порядке. Они прошли трехстворчтый клпн и двигются по кривой, нпрвляясь к полулунному клпну. Это осмысленное и упрвляемое движение.

– Д, – скзл Кртер.

Он следил з своими чсми с отчянным нпряжением.

– Остлось 24 секунды.

– Они уже почти н месте.

– Остлось 16 секунд, – неумолимо произнес Кртер.

Техники у электронного ппрт бесшумно зняли свои мест.

– Они нпрвляются прямо в полулунный клпн!

– Остлось 6 секунд, 5, 4…

– Они прошли!

Кк только он это скзл, прозвучл предупреждющий зуммер, зловещий, кк сигнл смерти.

– Восстновить сердцебиение! – рздлся голос из одного из громкоговорителей.

Тут же был нжт крсня кнопк.

Синусоидный узел зрботл, и ритмическя волн нпряжения появилсь н соответствующем экрне в форме пульсирующего кчния светового луч.

– Его зствят рботть, – скзл Кртер.

Все его тело нпряглось и подлось вперед, мышцы сокрщлись, словно сми рзгоняли сердце.

* * *

«Протерус» вошел в проем, который выглядел кк пр слегк открытых губ, изогнутых в гигнтской обвисшей улыбке.

Он протиснулся между верхней и нижней мембрнми, здержлся н мгновение, когд двигтель зревел, внчле тщетно пытясь освободить корбль от липких объятий, зтем ринулся вперед.

– Мы вышли из желудочк, – скзл Мичелз.

Он посмотрел н ствшую влжной руку.

– Мы вошли в легочную ртерию. Продолжйте двигться н мксимльной скорости, Оуэнс. Удр сердц должен произойти через 3 секунды.

Оуэнс огляделся. Он один мог сделть это, другие сидели, беспомощно привязнные в своих креслх, и могли смотреть только вперед. Полулунный клпн удлялся, все еще зкрытый, его вытянутые волокн были прикреплены к присоскм нпряженной ткни. По мере удления клпн стновился все меньше и продолжл оствться зкрытым.

– Сердце не нчнет биться, – скзл Оуэнс. – Оно не… Постойте, вот он.

Обе створки клпн рсслбились, волоконные опоры отошли, и их нпряженные корневищ сморщились и отвисли.

Проем рсширялся, кровь приливли и обгонял их, рздлось могучее «бр-румм» систолы.

Проливня волн подхвтил «Протерус» и бросил его вперед с головокружительной быстротой.

11. КАПИЛЛЯР

Первый удр сердц рзвеял чры в контрольной бшне. Кртер поднял обе руки вверх и потряс ими в немом зклиннии, обрщенном к богу:

– Сделй это, черт возьми! Помоги нм все преодолеть!

Рейд кивнул.

– Вы победили н этот рз, генерл. У меня не хвтило бы дух прикзть пройти через сердце.

Глз Кртер нлились кровью.

– У меня не хвтило дух не отдвть ткой прикз. Теперь, если они сумеют выстоять в ртерильном потоке…

Его голос прозвучл в громкоговорителе:

– Свяжитесь с «Протерусом», когд их скорость уменьшится.

– Они снов в ртерильной системе, – скзл Рейд, – но, кк вы знете, они не нпрвляются к мозгу. Первончльный вход был сделн в сомтическую систему кровообрщения, в одну из глвных ртерий, ведущих из левого желудочк к мозгу. Легочня ртерия ведет из првого желудочк к легкому.

– Это ознчет здержку. Я зню это, – скзл Кртер. – Но у нс еще есть время.

Он покзл н отметчик времени, н котором стоял цифр 48.

– Хорошо, но тогд нм лучше переключить мксимльное внимние н респирторную группу.

Он произвел необходимые переключения, и н экрне монитор появился интерьер респирционного пост.

– Кков чстот дыхния? – спросил Рейд.

– Вернулсь к шести в минуту, полковник. Я не думл, что мы сумеем сделть это вторично.

– Мы тоже не думли. Поддерживйте ее постоянной. Вм придется позботиться о корбле. Он вот-вот будет в вшем секторе.

– Сообщение от «Протерус», – прозвучл другой голос. – «Все хорошо». А, сэр? Это больше, чем вы бы хотели услышть?

– Конечно, я хотел это услышть.

– Д, сэр. Дльше говориться: «Хотел бы, что бы вы были здесь, я был тм».

– Лдно, – скзл Кртер, – скжите Грнту, что мне было бы в сто рз лучше быть… нет, не говорите ему ничего. Збудьте об этом.

* * *

В конце удр сердц волн крови стл двигться с приемлемой скоростью, и «Протерус» снов поплыл плвно, достточно плвно, чтобы можно было чувствовть мягкое, колеблющееся Броуновское движение.

Грнт с рдостью встретил это ощущение, тек кк оно появлялось только в момент зтишья, именно ткие моменты были ему по душе.

Все снов освободились от своих привязных ремней. И Грнт обнружил, что вид из окн совершенно ткой же, кк был в яремной вене. Преоблдли все те же сине-зелено-фиолетовые тельц. Длекие стены были несколько более волнистыми, линии волн совпдли с нпрвлением движения.

Они прошли мимо ккого-то проем.

– Не этот, – скзл Мичелз.

Он трудился нд своими кртми.

– Можете ли вы следить з моими отметкми, Оуэнс?

– Д, док.

– Хорошо. Сосчитйте повороты, которые я отмечю, зтем сюд, нпрво. Это ясно?

Грнт смотрел н ответвления, встречющиеся через все более короткие интервлы, уходившие влево, впрво, вверх и вниз, в то время кк кнл, по которому они двиглись, стновился все уже, стенки виднелись все яснее и ближе.

– Было бы противно зблудиться н этом шоссе, – скзл Грнт здумчиво.

– Вы не смогли бы зблудиться, – ответил Дьювл. – Все дороги в этой чсти тел ведут к легким.

Голос Мичелз стл еще более скучным.

– Теперь вверх и впрво, Оуэнс, прямо вперед, потом четвертый слев.

– Я ндеюсь, Мичелз, что мы больше не попдем в ртерильно-венозную фистулу, – скзл Грнт.

Мичелз рздрженно пожл плечми. Он был слишком поглощен своим делом, что бы что-нибудь ответить.

– Это невероятно, – скзл Дьювл. – Нткнуться волею случя н две фистулы было бы слишком. Кроме того, мы приближемся к кпиллярм.

Скорость поток крови резко упл, и, соответственно упл скорость «Протерус».

– Кровеносный сосуд сузился, доктор Мичелз, – скзл Оуэнс.

– Тк и должно быть. Кпилляры – смые мленькие сосуды из всех, совсем микроскопические по рзмерм. Продолжйте двигться, Оуэнс.

В свете носового прожектор можно было видеть, кк стенки, теперь достточно близкие, потеряли свои склдки и борозды и сделлись глдкими. Их желтизн побледнел до кремового оттенк, зтем они стли бесцветными. Они приобрели рисунок четкого мозичного обрзц, рзбитого н криволинейные многоугольники, кждый из которых ниже центр был слегк суженным.

– Тк крсиво, – скзл Кор. – Можно увидеть кждую клетку стенки кпилляр. Посмотрите, Грнт.

Зтем, словно что-то вспомнив, он добвил:

– Кк вш бок?

– С ним все в порядке, отлично, првд. Вы нложили очень хорошую повязку, Кор. Я ндеюсь, что мы все еще в достточно дружеских отношениях, что бы нзывть вс Корой?

– Я полгю, было бы просто неблгодрным с моей стороны отрицть это.

– И бесполезно к тому же.

– А кк вш рук?

Грнт осторожно прикоснулся к ней.

– Дьявольски болит.

– Мне очень жль.

Не сожлейте. Только – когд придет время – будьте очень блгодрны.

Губы Коры слегк сжлись, и Грнт поспешно добвил:

– Это просто у меня ткя несчстня мнер кзться веселым. А кк вы себя чувствуйте?

– Я пришл в норму. Бок еще побливет, но не сильно. И я не обиделсь. Но послушйте, Грнт…

– Когд вы говорите, Кор, я слушю.

– Повязк отнюдь не последнее достижение медицины, кк вм известно, и не является всеобщей пнцеей. Вы что-нибудь сделли, что бы предотвртить зржение?

– Я помзл йодом.

– Ну, вы не хотите посетить врч, когд мы вернемся?

– Дьювл?

– Вы знете, что я имею ввиду.

– Хорошо. Я сделю это, – обещл Грнт.

Он снов вернулся к нблюдениям з клеточной мозикой. «Протерус» теперь еле двиглся, продирясь по кпилляру. В лучх его носового прожектор через клетки просвечивли ккие-то стрнные очертния.

– Стенки кжутся прозрчными, – скзл Грнт.

– Не удивительно, – зметил Дьювл. – Эти стенки толщиной меньше одной десятичной дюйм. К тому же они усеяны порми. Для жизни необходим мтерил, проходящий через эти стенки, тк же через стенки, обрзующие львеолы.

– Ккие стенки?

Некоторое время он смотрел н Дьювл, тщетно ожидя ответ. Хирург, кзлось, больше интересовлся тем, что видит, чем вопросом Грнт. Кор поспешил зполнить пузу.

– Воздух попдет в легкие через трхею, – пояснил он. – Знете, это воздушня трубк. Он рзделяется, кк и кровеносные сосуды, н все меньшие и меньшие трубки, до тех пор, пок они, к конце концов, не достигют микроскопических рзмеров, углубленных в легкие, где приходящий воздух отделяется от внутренностей тел только узкой мембрной. Эт мембрн ткя же узкя, кк и кпилляры. Вот эти кмеры и нзывются львеолми. В легких их около шестисот миллионов.

– Сложный мехнизм.

– Великолепный. Кислород просчивется через львеолярные мембрны и через кпиллярные мембрны. Он попдет в поток крови, и, прежде чем он успевет просочиться нзд, его зхвтывют крсные кровяные тельц. А тем временем отходы в виде двуокиси углерод просчивются в противоположном нпрвлении, из крови в легкие. Доктор Дьювл ожидет увидеть, кк это происходит. Вот почему он не ответил н вш вопрос.

– Нет необходимости извиняться. Я зню, что ткое быть поглощенным чем-нибудь одним до ткой степени, что бы не регировть ни н что другое.

Он широко улыбнулся.

– Првд, я боюсь, что у меня и доктор Дьювл рзные увлечения.

Кор недовольно посмотрел н него, но голос Оуэнс помешл ей ответить.

– Прямо впереди! – зкричл он. – Посмотрите, что происходит!

Все глз обртились вперед. Зелено-голубое тельце подпрыгивло, словно н ухбх, и медленно скреблось своими кромкми о стенки кпилляр. Волн бледного соломенного цвет, появившись н кромкх, двиглсь внутрь, пок темный цвет не пропл совсем.

Другие сине-зеленые тельц, двигвшиеся з ним, тким же обрзом меняли свой цвет. Носовые огни выхвтывли впереди только соломенный оттенок, но в отдлении цвет углублялся до крсно-орнжевого.

– Видите, – скзл Кор взволновнно, – когд они поглощют кислород, гемоглобин преврщется в оксигемоглобин, и кровь осветляется до крсной. Теперь они отпрвятся нзд, в левый желудочек сердц, и обогщення кислородом кровь будет под двлением нпрвлен по всему телу.

– Вы имеете в виду, что мы должны будем снов пройти через сердце? – спросил Грнт.

Он немедленно збеспокоился.

– О, нет, – скзл Кор. – Сейчс мы нходимся в кпиллярной системе и сумеем обойти его.

Однко ее голос звучл не очень уверенно.

– Взгляните н это богом днное чудо, – скзл Дьювл.

– Это всего лишь змен гз, – ответил Мичелз твердо. – Мехнический процесс, вырботнный случйными силми эволюции з дв миллирд лет.

Дьювл с горячностью повернулся к нему.

– Тк вы утверждете, что это случйность, что этот изумительный мехнизм, доведенный до совершенств в тысяче узлов и полностью синхронизировнный, создн ничем больше, кк только случйными столкновениями томов?

– Д, именно это я и хотел скзть, – подтвердил Мичелз.

В этот момент об, стоя друг против друг в воинственных позх, быстро обернулись н неожиднный пронзительный звук зуммер.

– Что з дьявол, – произнес Оуэнс.

Он с отчянием стукнул по переключтелю, но стрелк н одном из приборов быстро упл к крсной горизонтльной черте. Он выключил зуммер и позвл:

– Грнт!

– Что тм?

– Что-то не в порядке. Проверьте ручное упрвление вон тм, спрв нверху.

Грнт быстро нпрвился туд, куд укзывл плец Оуэнс. Кор последовл з ним.

– Стрелк нходится в крсной зоне нд чем-то, обознченным «Левый тнк». Очевидно, левый тнк теряет двление.

Оуэнс зстонл и оглянулся нзд.

– И еще кк. Мы пускем воздушные пузыри в поток крови. Грнт, быстро поднимитесь сюд.

Он отстегнул свои привязные ремни.

Грнт вскрбклся по лестнице, уступя место Оуэнсу, проскользнувшему мимо него вниз.

Кор ухитрилсь обнружить пузырьки через мленькое зднее окошко.

– Воздушные пузырьки в потоке крови могут окзться губительными, – скзл он.

– Но не эти, – быстро произнес Дьювл. – В ншем минитюризировнном мсштбе мы выпускем пузыри, которые слишком млы, чтобы причинить вред. А когд они деминитюризируются, то окжутся слишком рздробленными, чтобы быть по нстоящему опсными.

– Причем тут опсность для Бенеш, – сурово скзл Мичелз. – Воздух нужен нм.

Оуэнс снов обртился к Грнту, который снов сел з пульт упрвления:

– Оствьте все, кк есть сейчс, и следите только з крсным сигнлом, который может вспыхнуть где-нибудь н пульте.

Проходя мимо Мичелз, он скзл:

– Это, должно быть, поврежден клпн. Я не могу предположить что-либо еще.

Он нпрвился в зднюю чсть корбля и открыл пнель, быстро дернув ее з один конец с помощью небольшого инструмент, который он вынул из крмн форменной одежды. Лбиринт приводов и реле обнружился во всей своей устршющей сложности.

Умелые пльцы Оуэнс быстро пробежли по ним, проверяя и отбрсывя их с легкостью и проворством, которые могли быть присущи только конструктору этого корбля.

Он отсоединил контктор, быстро вскрыл его и дл возможность зщелке зкрыться, зтем пошел проверить дополнительную систему упрвления под окнми н носу корбля.

– Это, должно быть, внешнее повреждение, полученное, когд мы попли в легочную ртерию или когд нс удрил волн ртерильной крови.

– Клпн цел? – спросил Мичелз.

– Д. Я думю, что от сотрясения он немного сместился, и когд что-то приоткрыло его, просто, может быть, один из толчков Броуновского движения, он остлся в этом положении. Я выровнял его, и теперь он больше не причинит беспокойств, только…

– Только что? – спросил Грнт.

– Я боюсь, что это рсстривет все нши плны. У нс не хвтит воздух до конц путешествия. Если бы это был обычня подводня лодк, я бы скзл, что нс следует подняться н поверхность для пополнения зпсов воздух.

– Но что же нм делть теперь? – спросил Кор.

– Всплыть н поверхность. Это все, что мы можем сделть. Мы должны попросить, чтобы нс извлекли отсюд немедленно, или через десять минут корбль стнет неупрвляемым, еще через 5 минут мы здохнемся.

Он нпрвился к лестнице.

– Я сменю вс, Грнт, вы отпрвляйтесь к передтчику и сообщите им новости.

– Подождите, – скзл Грнт. – Есть ли у вс ккой-нибудь зпс воздух?

– Это он и был. Весь. И весь вышел. Действительно, когд этот воздух деминитюризируется, то по своему объему будет нмного больше Бенеш. Это может убить его.

– Нет, не может, – возрзил Мичелз. – Те минитюризировнные молекулы воздух, которые вытекли из тнк, пройдут прямо через ткни во внешнее прострнство, очень немногие из них остнутся в теле до нчл деминитюризции. И все же я боюсь, что Оуэнс прв. И мы не можем двигться дльше.

– Подождите, – повторил Грнт. – Подождите. Почему мы не можем всплыть?

– Я же вм только что говорил… – нчл Оуэнс нетерпеливо.

– Я не имею в виду нше извлечение отсюд. Я имею в виду действительно всплыть н поверхность прямо здесь. Крсные кровяные тельц зхвтывют кислород прямо у нс н глзх. Рзве мы не можем делть то же смое? Между нми и океном воздух только две тонкие мембрны. Двйте добудем его.

– Грнт прв, – скзл Кор.

– Нет, он не прв, – возрзил Оуэнс. – Вы збыли чем мы являемся. Мы минитюризировны, нши легкие не больше бктерии. А воздух по ту сторону мембрн не минитюризировнный. Кждя молекул кислород в этом воздухе тк велик, что ее почти можно рзглядеть, черт ее побери. Вы думете, мы можем вдохнуть их в свои легкие?

Грнт был в некотором змештельстве.

– Но…

– Мы не можем ждть, Грнт. Вм следует связться с нблюдтельной бшней.

– Еще нет, – скзл Грнт. – Вы, кжется, говорили что этот корбль специльно преднзнчен для глубоководных исследовний. Что предполглось делть н нем под водой?

– Мы ндеялись минитюризировть подводные объекты, чтобы поднять их н поверхность и исследовть в спокойной обстновке.

– Хорошо. Знчит вы должны иметь н борту оборудовние для минитюризции. Вы ведь не сняли его прошлой ночью, не првд ли?

– Конечно, оно у нс есть. Но только для минитюризции в небольшом мсштбе.

– А ккой мсштб нм нужен? Если мы пропустим воздух через минитюризтор, мы сможем уменьшить рзмеры молекул и зполнить ими нши тнки.

– У нс нет н это времени, – вствил Мичелз.

– Если время выйдет, мы попросим, чтобы нс извлекли. Но до этого двйте попробуем. Я полгю, Оуэнс, у вс н борту имеется шнорхель?

.

– Д, я думю, что смогу воспользовться им.

Оуэнс, кзлось, был совершенно ошеломлен быстрыми и нстойчивыми предложениями Грнт.

– Мы сумеем протщить шнорхель через кпилляр и стенку легкого, не причинив при этом вред Бенешу, не тк ли?

– При нших рзмерх я с уверенностью могу скзть, что это тк, – зявил Дьювл.

– Тогд все в порядке. Мы проведем шнорхель от легкого к корбельному минитюризтору и отведем трубку от минитюризтор к резервной емкости для воздух. Можете ли вы смонтировть ткую устновку?

Оуэнс некоторое время рзмышлял, и было видно, что его увлек предложенный плн.

– Д, я думю, что смогу, – скзл он.

– Тогд хорошо. Когд Бенеш сделет вдох, этого двления будет достточно, чтобы пополнить нши тнки. Помните, что искженное восприятие времени сделет ншу здержку н несколько минут короче, чем он есть в действительности. Тк или инче, мы должны попытться.

– Я соглсен, – скзл Дьювл. – Мы должны попытться. Во что бы то ни стло. И немедленно!

– Блгодрю з поддержку, доктор, – скзл Грнт.

Дьювл кивнул, зтем добвил:

– Более того, если мы попытемся сделть это, двйте лучше не поручть ккую-либо рботу вне лодки одному человеку. Оуэнсу лучше остться з пультом упрвления, я пойду нружу вместе с Грнтом.

– Аг, – скзл Мичелз, – я удивлялся, почему это вы тк озбочены. Теперь я понимю. Вы хотели получить возможность провести исследовния з бортом лодки.

Дьювл вспыхнул, но Грнт поспешно вмешлся:

– Кковы бы ни были мотивы, это хорошее предложение. Действительно, будет лучше, если мы выйдем из лодки. З исключением Оуэнс, конечно. Я полгю, шнорхель нходится н корме?

– В помещении склд, – ответил Оуэнс.

Он уже снов был з пультом упрвления и смотрел вперед.

– Если вы когд-нибудь видели шнорхель, вы не ошибетесь.

Грнт быстро добрлся до склд, тут же обнружил шнорхель и знялся рсконсервцией его присоединительного мехнизм.

Неожиднно он змер и в ужсе зкричл:

– Кор!

Он мгновенно окзлсь впереди него.

– В чем дело?

Грнт стрлся сдержться. Впервые он смотрел н девушку без внутренней оценки ее прелестей. Ккое-о время он просто не мог произнести не слов.

– Взгляните н это! – скзл он, укзывя пльцем.

Он посмотрел и повернул к нему побелевшее лицо.

– Я не понимю…

Лзер свободно болтлся нд рбочим столом н одном крючке, его плстиковя крышк был снят.

– Вы не потрудились кк следует зкрепить его? – спросил Грнт.

Кор беспорядочно змотл головой.

– Я зкрепил его! Клянусь вм! Господи…

– Тогд кк же он…

– Я не зню! Кк я могу ответить н это?

Дьювл уже стоял з нею. Его глз сузились, лицо зтвердело.

– Что случилось с лзером, мисс Петерсон? – спросил он.

Кор обернулсь к новому следовтелю.

– Я не зню! Почему вы обрщетесь ко мне? Я сейчс же испытю его. Я проверю…

– Нет! – рявкнул Грнт. – Только снимите его и позботьтесь, чтобы в дльнейшем он был предохрнен от удров. Мы отпрвимся добывть нш кислород, прежде чем возьмемся з что-нибудь еще.

Он нчл рздвть костюмы.

Оуэнс спустился вниз из рубки.

– Упрвление корблем зблокировно. Во всяком случе, мы не сможем никуд уйти отсюд, из кпилляр. Боже мой, лзер!

– Хоть вы не нчинйте!

Кор всхлипнул. Ее глз были полны слез.

– Сейчс, Кор, вы не поможете делу, если потеряете смооблдние, – грубовто зметил Мичелз. – Позже мы тщтельно это обсудим. Он, должно быть, оторвлся от удр в водовороте. Совершенно случйно.

– Кпитн Оуэнс, присоедините этот конец шнорхеля к минитюризтору,

– скзл Грнт. – Остльные нденут костюмы, и, я ндеюсь, кто-нибудь быстро покжет мне, кк его ндевют. Я никогд не имел дело с тким.

* * *

– Это не ошибк? – спросил Рейд. – Они не движутся?

– Нет, Сэр, – рздлся голос техник, – они нходятся у внешней грницы првого легкого и стоят тм н месте.

Рейд повернулся к Кртеру.

– Я не могу объяснить это.

Кртер прекртил н мгновение ходить взд и вперед и со злостью ткнул пльцем в отметчик времени, который покзывл 42.

– Мы убили более четверти всего имеющегося у нс времени, нходимся дльше от этого проклятого тромб, чем были внчле. Мы сейчс уже должны были все зкончить.

– Вероятно, – холодно зметил Рейд, – нш рбот кем-то проклят.

– Я совсем не склонен иронизировть н этот счет, полковник.

– И я нет. Но что же мне предположить, чтобы удовлетворить вс?

– По крйней мере, выясним, что их удерживет.

Он включился в соответствующую сеть и прикзл:

– Соединитесь с «Протерусом».

– Я полгю, – скзл Рейд, – что у них ккие-о чисто мехнические зтруднения.

– Вы полгете! – ядовито ответил Кртер. – Я тоже считю, что они остновились не для того, что бы поплвть.

12. ЛЕГКОЕ

Четверо членов экипж – Мичелз, Дьювл, Кор и Грнт – были теперь в костюмх для подводного плвния, облегющих тело, удобных и ослепительно белых. У кждого был бллон с кислородом, прикрепленный к спине, фонрь н лбу, лсты н ногх и рдиопередтчик и приемник соответственно у рт и ух.

– Это костюм для подводного плвния с квлнгом, – скзл Мичелз.

Он прилживл шлем.

– А я никогд не знимлся подводным плвнием. И сделть первую попытку в чьей-то крови…

Рция корбля нстойчиво зстучл.

– Не лучше ли вм ответить? – спросил Мичелз

– И вступть в переговоры? – рздрженно возрзил Грнт. – У нс будет время поговорить, когд мы зкончим рботу. Теперь помогите мне.

Кор ндел рмировнный плстиковый шлем н голову Грнт и зщелкнул его.

Голос Грнт, слегк измененным мленьким рдиоприемником, прозвучл в ее ушх:

– Спсибо, Кор.

Он печльно кивнул ему.

По двое они выходили через люк, и дргоценный воздух рсходовлся кждый рз, чтобы вытолкнуть кровяную плзму из люк.

Грнт обнружил, что бултыхется в жидкости, дже менее прозрчной, чем вод н обычном згрязненном пляже. Он был полн плвющими обломкми, чстичкми и кусочкми веществ. «Протерус» зкрывл половину диметр кпилляр, и мимо него с трудом проклдывли свой путь крсные кровяные тельц, в то время кк периодически появляющиеся меньшие по рзмеру тромбоциты легко скользили мимо.

– Если тромбоциты рзобьются о «Протерус», – встревоженно зметил Грнт, – мы можем вызвть обрзовние тромб.

– Можем, – подтвердил Дьювл, – но здесь, в кпилляре, он не опсен.

Они могли видеть нходившегося в корбле Оуэнс.

Он вытянул вверх голову, в куполе покзлось его встревоженное лицо.

Он кивл и двигл рукой без особого энтузизм, пытясь повернуться тк, чтобы быть видимым среди бесконечно проплывющих мимо телец. Он ндел шлем своего гидрокостюм и говорил в передтчик:

– По-моему, я все здесь подготовил. Во всяком случе, я сделл все возможное. Вы готовы к приему шнорхеля?

– Двйте, – скзл Грнт.

Шнорхель появился из специльного выпускного люк, словно кобр из корзины фокусник при звуке флейты. Грнт схвтил его.

– Черт возьми! – произнес Мичелз почти шепотом. Зтем более громким тоном, в котором явно звучл досд, добвил: – Посмотрите все, ккое мленькое отверстие у этого шнорхеля. Оно не больше человеческой руки, кк велик человеческя рук в ншем мсштбе?

– Что же из этого? – резко спросил Грнт.

Он уже крепко схвтил шнорхель и стл двигться спиной вперед к стенке кпилляр, не обрщя внимния н боль в левом бицепсе.

– Хвтйтесь з ушко и помогйте тянуть.

– Не в этом дело, – скзл Мичелз. – Неужели вы не понимете? Это должно было прийти мне в голову рньше – ведь воздух не пойдет через эту штуку.

– Что?

– Он будет идти медленно. Нормльные молекулы воздух довольно велики для отверстия в шнорхеле. Вы полгете, что воздух будет проходить через крошечную трубочку, которую едв можно рзглядеть в микроскоп?

– Но воздух будет нходиться под двлением рзвивемым легкими.

– Ну и что? Вы слышли о медленном просчивнии воздух из втомобильной шины? Отверстие, из которого происходит утечк воздух в ткой шине, нверное, не меньше этого, и он вытекет под знчительным двлением, горздо большим, чем могут создть легкие, и вытекет медленно.

Мичелз сделл печльную мину.

– Мне нужно было подумть об этом рньше.

– Оуэнс! – рявкнул Грнт.

– Я слышу вс. Не выводите мне из строя брбнные перепонки.

– Не меня нужно слушть. Вы слышли, что скзл Мичелз?

– Слышл.

– Он прв? Вы у нс смый лучший специлист по минитюризции. Он прв?

– Ну, и д, и нет.

– А что это знчит?

– Это ознчет, что воздух будет проходить через трубку очень медленно, пок не будет минитюризировн, и это ознчет нет, тк кк мы не будем иметь никких збот, если я сумею его минитюризировть. Я могу рстянуть поле н весь шнорхель, минитюризировть воздух н другом конце и вссывть его…

– А не будет ли ткое рстянутое поле действовть н нс? – вствил Мичелз.

– Нет. Я устновлю его н фиксировнный мксимум минитюризции, мы его уже прошли.

– А кк нсчет окружющей крови в легочной ткни? – спросил Дьювл.

– Существует предел выборочности, до которого я могу отрегулировть поле, – соглсился Оуэнс. – У меня здесь имеется только небольшой минитюризтор, но я могу нстроить его только н гз. Это все-тки связно с некоторыми повреждениями. Я ндеюсь, что они будут незнчительными.

– Мы должны рискнуть, вот и все, – скзл Грнт. – Двйте продолжим. Мы не можем все предусмотреть.

С помощью четырех пр рук, обхвтивших шнорхель, и четырех пр ног, рботвших лстми, они добрлись до стенки кпилляр.

Н мгновение Грнт зколеблся.

– Нм нужно проткнуть ее, Дьювл!

Губы Дьювл дрогнули в слбой улыбке.

– Нет необходимости звть для этого хирург. Н ншем микроскопическом уровне вы спрвитесь с этим не хуже меня. Здесь не нужно профессионльного мстерств.

Он вынул нож из небольших ножен, висевших н его поясе, и осмотрел его.

– Н нем, несомненно, есть минитюризировнные бктерии. В конце концов они деминитюризируются в потоке крови, но тогд о них позботятся белые кровяные тельц. В любом случе, я ндеюсь, ничего птогенного.

– Пожлуйст, порботйте им, доктор, – нстойчиво предложил Грнт.

Дьювл быстро полоснул ножом между двумя клеткми, обрзовыввшими клетку кпилляр. Обрзовлсь ккуртня щель.

Толщин стенки в обычном мире должн был соствлять около одной десятичной дюйм, но в минитюризировнном мсштбе он увеличилсь до нескольких ярдов. Дьювл нырнул в обрзоввшуюся щель и стл пробирться через нее, ломя межклеточное скрепляющее вещество и углубляя рзрез. Нконец, стенк окзлсь пробитой, и клетки рздлись, словно кря зияющей рны.

Через рну виднелсь другя групп клеток, по которой Дьювл полоснул тк же ккуртно и осторожно.

Он вернулся и скзл:

– Это отверстие микроскопического рзмер. Оно не будет пропускть сколько-нибудь зметное количество крови.

– Вообще не будет пропускть, – подчеркнул Мичелз. Просчивние будет происходить в другом нпрвлении.

Действительно, пузырь воздух, кзлось, выдулся внутрь отверстия. Он продолжл рздувться, зтем остновился.

Мичелз положил руку н пузырь. Чсть его поверхности вдвилсь внутрь, но рук не прошл сквозь него.

– Поверхностное нтяжение! – воскликнул он.

– Что теперь? – поинтересовлся Грнт.

– Я говорю, поверхностное нтяжение. Н любой поверхности возникет ткого род эффект. Для больших существ, тких кк человек, эффект этот слишком мл, чтобы его зметить, но блгодря ему нсекомые могут передвигться по поверхности воды. В ншем минитюризировнном состоянии эффект дже сильнее. Мы не можем пройти через этот брьер.

Мичелз вынул нож и вонзил его в жидкостно-гзовую поверхность рздел, кк это рньше делл Дьювл, рзрезя клетки. Нож продвил поверхность тел в одной точке, зтем пробил ее.

– Это кк прорезть тонкую резину, – скзл Мичелз. Он немного зпыхлся.

Он резнул вниз. Обрзовлся проем, но почти тут же зкрылся, зтянувшись.

Грнт тоже попытлся всунуть руку через проем до того, кк он зкрылся. Он слегк вздрогнул, когд нткнулся н молекулу воды.

– Знете, я почти схвтил ее.

– Если бы вы вычислили рзмеры этих молекул в ншем мсштбе, – мрчно скзл Дьювл, – вы были бы поржены. Вы могли бы обнружить их с помощью лупы. Действительно…

– Действительно, достойно сожления, что вы не зхвтили лупу. Я должен сообщить вм, Дьювл, что вы бы мло что увидели. Вы бы увеличили свойств волны в ткой же степени, кк и свойств чстицы – для всех томных и субтомных чстиц. То, что вы бы увидели, дже в стрнном минитюризировнном свете было бы слишком тумнным, чтобы доствить вм удовольствие.

– И это причин того, что все вокруг выглядит нерезким? – спросил Кор. – Я думл, это просто потому, что мы все видим сквозь кровяную плзму.

– Плзм тоже является одним из фкторов, несомненно. Но, кроме того, обычня зернистя структур ншей вселенной знчительно укрупнилсь, тк кк мы стли знчительно меньше. Это выглядит тк, кк если бы мы рссмтривли с близкого рсстояния струю гзетную фотогрфию. Вы видите более ясно отдельные точки, но снимок делется тумнным.

Грнт не уделял много внимния этому рзговору. Одн его рук был внутри поверхности рздел, и он с ее помощью рзрывл пузырь, чтобы всунуть внутрь вторую руку и голову.

Н мгновение жидкость сомкнулсь у его шеи, и он почувствовл удушье.

– Удержите меня з ноги, ? – спросил он.

– Я держу их, – ответил Дьювл.

Тело Грнт теперь нполовину было в пузыре, и он смог посмотреть через щель, проделнную Дьювлом в стенке кпилляр.

– Все в порядке. Потяните меня вниз.

Он спустился вниз, и поверхность рздел зкрылсь з ним с хлопющим звуком.

– Теперь двйте посмотрим, что мы можем сделть со шнорхелем – скзл он. – Взяли!

Это был совершенно бесполезня рбот. Тупой конец шнорхеля не мог продырявить крепко спянную оболочку из молекул воды н воздушном пузыре. Ножи резли эту оболочку н куски, тк что чсти шнорхеля проникли внутрь, но тут же поверхность рздел восстнвливлсь, поверхностное нтяжение вновь проявляло себя, и шнорхель с шумом высккивл нзд.

Мичелз тяжело дышл.

– Я не думю, что нм удстся сделть это.

– Мы должны это сделть, – скзл Грнт. – Посмотрите, я вхожу внутрь, полностью внутрь. Когд вы протлкивете шнорхель через оболочку, я хвтюсь з ккую-нибудь его чсть и тяну. Между толкнием и подтягивнием…

– Вы не можете войти внутрь, Грнт, – скзл Дьювл. – Вс всосет внутрь, и вы исчезнете.

– Зкрепите меня стрховочным тросом.

Дьювл взял протянутый ему конец несколько неуверенно и поплыл нзд к корблю.

– Но кк вы возвртитесь? – спросил Кор. – вы считете, что снов сумеете преодолеть поверхностное нтяжение?

– Конечно сумею. Кроме того, не зпутывйте ситуцию, не поднимйте проблему номер 2, когд ндо решить проблему номер 1.

Оуэнс, нходившийся внутри корбля, нпряженно следил з тем, кк подплывл Дьювл.

– Вм нужн еще одн пр рук? – спросил он.

– Я не думю, – ответил Дьювл. – К тому же вши руки нужны у минитюризтор.

Он зцепил стрховочный конец з небольшое кольцо н метллическом корпусе корбля и помхл рукой.

– О'кей, Грнт.

Грнт помхл ему в ответ. Его второе проникновение через поверхность рздел было выполнено быстрее, тк кк он уже приобрел некоторую сноровку. Снчл рзрез, потом одн рук (ох кк болит мышц), зтем другя. Потом энергичный толчок, упирясь в поверхность рздел обеими рукми, удр обутой в лст ногой, и он выскочил нверх, словно рбузное семечко, зжтое между пльцми.

Он окзлся между двумя липкими стенкми межклеточной щели. Он посмотрел вниз, н лицо Мичелз, ясно рзличимое, хотя и несколько искженное криволинейной поверхностью рздел.

– Протлкивйте его, Мичелз.

Через поверхность рздел он мог видеть движение конечностей, взмх руки, держщей нож. И тут же чстично вылез тупой метллический конец шнорхеля. Грнт схвтил его. Упершись спиной в одну сторону щели, ногми в другую, он потянул шнорхель. З ним поднялсь и поверхность рздел, прилепившяся к нему со всех сторон. Грнт продолжл тянуть вперед и вверх, тяжело дыш.

– Толкйте!

Он в конце концов вытщил его полностью. Внутри трубы шнорхеля был жидкость, клейкя и неподвижня.

– Я собирюсь протянуть его вверх и протолкнуть в львеолу, – скзл Грнт.

– Когд вы доберетесь до львеолы, – предупредил Мичелз, – будьте осторожны. Я не зню, ккое воздействие окжут н вс вдох и выдох, но вы должны быть готовы к тому, что окжетесь в центре ургн.

Грнт подтягивлся вверх и дергл шнорхель, кк только нходил в мягкой подтливой ткни подходящие мест, чтобы уцепиться пльцми и оттолкнуться ногми.

Его голов высунулсь з стенку львеолы, и совершенно неожиднно он попл в другой мир. Свет «Протерус» проникл через нечто, что покзлось ему ткнью огромной толщины, и в этом тумнном освещении львеолы выглядели, кк огромные пещеры с влжно блестевшими в отдлении стенкми.

Вокруг него были склы и влуны всех рзмеров и цветов, сверкющие всеми крскми спектр, когд неполное отржение минитюризировнного свет придвло им поддельный крсочный блеск. Он увидел тк же, что кромки влунов оствлись рсплывчтыми, дже если н них и не было медленно переливющейся жидкости.

– В этом месте полно кмней, – скзл Грнт.

– Я полгю, это пыль и песчинки, – донесся голос Мичелз. – Последствия жизни в цивилизовнном мире, вдыхния неочищенного воздух. Легкие предствляют собой дорогу с односторонним движением: вы можете знести туд пыль, но нет никкой возможности вытщить ее оттуд.

– Вы подняли шнорхель кк можно выше нд головой, ? – вмешлся Оуэнс. – Я не хотел бы, чтобы в него попл жидкость. Двйте!

Грнт поднял шнорхель выше.

– Дйте мне знть, когд будет нбрно достточное количество воздух, Оуэнс, – скзл он.

Он тяжело дышл.

– Я скжу.

– Он рботет?

– Конечно рботет. Я отрегулировл поле тким обрзом, что оно действует быстрыми импульсми в соответствии с… Лдно, невжно. Смысл состоит в том, что поле никогд не имеет достточной длительности действия, чтобы сколько-нибудь зметно воздействовть н жидкость или твердые тел, но в знчительной степени минитюризирует гзы. Я отрегулировть поле тк, что оно рспрострняется длеко з Бенеш, в тмосферу оперционной.

– Это безопсно? – спросил Грнт.

– Это единственный способ получить достточно воздух. Нм нужно получить в тысячи рз больше воздух чем содержится в легких Бенеш, и полностью минитюризировть. Безопсно ли это? Бог с вми, я вссывю его прямо через ткни Бенеш, дже во время отсутствия дыхния. О, если бы только у нс был большой шнорхель!

Голос Оуэнс звучл возбужденно, он волновлся, кк юнош в день совершеннолетия.

Он спросил:

– Кк н вс действует дыхние Бенеш?

Грнт бросил быстрый взгляд н львеолярную мембрну. Кзлось, он рстянулсь и нпряглсь под его ногми, тк что он предположил, что является свидетелем медленного нчл выдох (медленного по ряду причин: из-з гипотермии и из-з искжения времени, вызвнного минитюризцией).

– Все в порядке, – скзл он. – Вообще никк не действует.

Но тут в ушх Грнт рздлся низкий скребущий звук. Он постепенно стновился громче, и Грнт понял, что нчинется выдох.

Он встл более устойчиво и взялся з шнорхель.

– Это рботет прекрсно, – ликующе зявил Оуэнс. – Ткого еще никто не делл!

Легкие продолжли свое медленное, но постепенно ускоряющееся сжтие, и скрежет выдох стл громче. Движение стло ощутимым для Грнт. Он почувствовл, что его ноги поднимются нд полом львеолы. Он подумл, что в обычном мсштбе поток воздух в львеолх был неощутимо нежным, но в его мсштбе он нбирл силу торндо.

Грнт отчянно уцепился з шнорхель, обхвтив его рукми и ногми. Шнорхель потянулся вверх, и Грнт вместе с ним.

Дже влуны – н смом деле пыль – стли слегк шевелиться и покчивться.

Ветер постепенно стих к концу выдох, и Грнт с облегчением отпустил шнорхель.

– Кк идет рбот? – спросил он Оуэнс.

– Почти зкончен. Продержитесь еще несколько секунд, Грнт, лдно?

– О'кей.

Он считл про себя: двдцть, тридцть, сорок. Нчлся вдох, и о него стли удряться молекулы воздух. Альвеолярня стенк опять нтянулсь, и он, споткнувшись, упл н колени.

– Тяните вниз шнорхель! – зорл он. – Быстро! Потому что нчинется новый выдох!

Он толкл шнорхель вниз, они тянули его. Трудности возникли только тогд, когд крй шнорхеля достиг поверхности рздел. Он н мгновение крепко зжл шнорхель, словно тискми, зтем он проткнулся через нее, сопровождемый звуком сомкнувшейся поверхности, подобный несильному громовому удру.

Грнт довольно долго следил з опускнием шнорхеля. Когд он убедился, что тот блгополучно опустился, он сделл движение, собирясь нырнуть в щель через нижнюю чсть поверхности рздел, но нчлся выдох, вокруг него здул ветер, и он снов споткнулся. Тут он обнружил, что его зклинило между двумя пылинкми влунми, когд, дернувшись, он освободился, то увидел, что слегк ободрл кожу н голени. Повредить голень о чстицу пыли – об этом можно будет рсскзывть внукм.

Где он нходится? Где? Он дернул з свой спстельный кнт, освободил его от выступ одного из влунов и крепко нтянул. Смое простое было последовть з ним в щель.

Кнт змеился по вершине влун, и Грнт, упирясь в него ногми, быстро взобрлся нверх. Усилившийся выдох помогл ему, и он поднимлся почти без усилий. Чем дльше, тем легче. Он знл, что щель нходилсь кк рз по другую сторону влун, и он мог бы обойти его кругом, но он предпочел этот способ, потому что выдох сделл его путь нверх очень легким и более интересным.

В момент мксимльного усиления ветр от выдох влун поктился у него из-под ног, и Грнт стл свободно поднимться.

Н мгновение он обнружил, что нходится высоко в воздухе, щель кк рз под ним, в том месте, где он и ожидл ее увидеть. Нужно было только обождть одну-две секунды, пок прекртится выдох, и он мог бы ринуться в щель, в кровяной поток, к корблю.

И в тот момент, когд он тк подумл, он почувствовл, что его сильно зссывет вверх, стрховочный кнт последовл з ним и, свободно волочсь, вылез из щели, которя мгновенно исчезл из виду.

* * *

Шнорхель был вытолкнут из львеолярной щели, и Дьювл поволок его к корблю.

– А где Грнт? – озбоченно спросил Кор.

– Он тм, нверху, – скзл Мичелз, глядя вверх.

– Почему он не спускется?

– Он спустится. Я думю, ему нужно преодолеть некоторые препятствия.

Он снов посмотрел нверх.

– Бенеш делет выдох. Когд он зкончит его, у Грнт не будет никких зтруднений.

– А не можем ли мы схвтиться з стрховочный кнт и потянуть его вниз?

Мичелз вытянул руку в предостерегющем жесте.

– Если вы сделете это и, потянув его вниз, рвнете кк рз в момент нчл вдох, то можете рнить его. Он скжет, что нм делть, если будет нуждться в помощи.

Кор с волнением посмотрел н него, потом рвнулсь к стрховочному кнту.

– Нет, – скзл он. – Я хочу…

Но в этот момент кнт дернулся и пополз нверх его конец промелькнул и исчез в проеме.

Кор вскрикнул и отчянно рвнулсь к проему.

Мичелз бросился з ней.

– Вы ничего не сможете сделть, – скзл он.

Он тяжело дышл.

– Не делйте глупостей!

– Но мы не можем оствить его тм. Что с ним случилось?

– Мы услышим от него об этом по рдио.

– Оно может быть повреждено.

– Почему?

К ним присоединился Дьювл.

– Он отвязлся кк рз тогд, когд я смотрел н него, – произнес Дьювл. – Я не поверил своим глзм.

Все трое беспомощно смотрели вверх.

Мичелз попытлся окликнуть:

– Грнт, вы меня слышите?

* * *

Грнт двиглся вверх, кувыркясь и врщясь. Его мысли путлись, кк и тректория его полет.

«Я не могу вернуться нзд, – было глвной мыслью. – Дже если я не потеряю рдиосвязь, я не смогу вернуться к рдиолучу?»

Или смогу?

– Мичелз! – зкричл он. – Дьювл!

Снчл не было ничего, потом он уловил слбый треск в ушх и искженный вскрик, который мог ознчть: «Грнт!»

Он попытлся еще рз:

– Мичелз! Вы меня слышите?

Снов ккое-то квкнье в ответ. Он ничего не смог рзобрть. Где-то в его нпряженном мозгу, кк только он сумел во всем спокойно рзобрться, мелькнул четкя мысль.

Хотя минитюризировнные световые волны окзлись проникющими н большую глубину, чем обычные, для минитюризировнных рдиоволн это окзлось ноборот.

Было очевидно, что о минитюризировнном мире еще очень мло было известно. К сожлению, «Протерусу» и его комнде пришлось быть первопроходцми в црстве бсолютной неизвестности – действительно, смое фнтстическое путешествие, которое когд-ибо предпринимлось.

И во время этого путешествия Грнт совершил свое собственное, отдельное путешествие, летя через нечто, что кзлось многомильным прострнством, в действительности было микроскопической воздушной кмерой в легком умирющего человек.

Его движения были змедлены. Он достиг вершины львеолы и двинулся к трубчтому стеблю, н котором он был подвешен.

Длекие огни «Протерус» все-тки мутно светили. Может ли он ориентировться по ним? Может ли он попытться двигться в том нпрвлении, где свет кжется сильнее?

Он коснулся трубчтого стебля львеолы и приклеился к нему, кк мух к покрытой клеем бумге. Отрегировв в первый момент не рзумнее мухи, он нчл дергться.

Тут же обе ноги и рук приклеились к стенке. Он остновился и зствил себя подумть. Выдох зкончился, но должен был нчться вдох. Поток воздух потщит его вниз. Нужно его держться!

Он почувствовл, кк нчл дуть ветер, и услышл шелестящий звук. Он осторожно потянул свою приклеившуюся руку, освободил ее и нклонил тело, подствляя его ветру. Воздушный поток толкнул его вниз, и ноги тоже окзлись свободными.

Теперь он пдл кмнем вниз с высоты, которя в его мсштбе был огромной.

Он знл, что с точки зрения обычных мсштбов он должен был опускться вниз, кк перышко, но то, что было в действительности, соответствовло пдению свинцового груз. Это было рвномерное пдение, без ускорения, тк кк большие молекулы воздух (нстолько большие, что их почти можно было видеть, кк говорил Мичелз), стлкивясь с ним, збирли ту энергию, которя в противном случе зтрчивлсь бы н ускорение.

Ккя-нибудь бктерия, рзмером не больше, чем он, могл бы безопсно проделть весь этот путь, но он, минитюризировнный человек, был сделн из пятидесяти триллионов клеток, и эт сложня структур делл его достточно хрупким, чтобы рзбиться вдребезги и превртиться в минитюризировнную пыль.

Думя об этом, он втомтически, подчиняясь инстинкту смосохрнения, вытянул руки, когд стенк львеолы пронеслсь близко от него.

Он почувствовл быстрое прикосновение, стенк мзнул его чем-то влжным, и он оттолкнулся от нее, н мгновение приклеившись. Скорость его пдения знчительно уменьшилсь.

Снов вниз. Где-то под ним, когд он смотрел вниз, мигло пятнышко свет, слбя точк. С безумной ндеждой он следил з ним, не выпускя его из поля зрения.

Все еще вниз. Он беспорядочно оттлкивлся ногми, стрясь обходить выходы плстов пылевых кмней, и снов нтыклся н пористые облсти. Снов пдение.

Он отчянно извивлся, стрясь нпрвить свое пдение н крошечную точечку свет, и ему кзлось, что он добился некоторого успех. Но он не был в этом уверен.

Он поктился вниз по пологому склону вдоль поверхности львеолы. Он нбросил стрховочный кнт н плст кмней и с трудом удержлся н нем.

Точк свет превртилсь в небольшое сверкющее пятно футх в 50 от него, кк определил он. Это должн был быть щель, и хотя он был тк близко, он бы не смог ее нйти если бы не луч свет.

Он ждл, пок прекртится вдох. З короткий промежуток времени перед выдохом он должен попсть в нее.

Прежде чем вдох полностью зкончился, скользя и крбкясь, он преодолел прострнство, отделяющее его от щели. В последний момент вдох львеолярня мембрн нтянулсь, здержлсь в этом положении н несколько секунд, зтем вместе с первыми признкми нчл выдох стл рсслбляться.

Грнт бросился в щель, сиявшую ярким светом. Он удрился о поверхность рздел, которя спружинил, словно резиновя.

Нож прорезл ее, появилсь чья-то рук и крепко схвтил его з лодыжку. Он почувствовл, что его тянут вниз, и тут же по свисту в ушх ощутил нчинвшуюся тягу воздух вверх. Еще несколько рук схвтили его з ноги, и он опустился вниз, снов очутившись в кпилляре. Дыхние его было тяжелым и прерывистым.

Нконец он скзл:

– Спсибо! Я двиглся н свет! Я не мог бы отыскть вс другим способом.

– Мы не могли связться с вми по рдио, – скзл Мичелз.

Кор улыбнулсь ему.

– Это был идея доктор Дьювл. Он велел «Протерусу» приблизиться к проему и светить носовым прожектором прямо в него. К тому же он рсширил проем.

– Двйте вернемся н корбль, – скзл Мичелз. – Мы уже потеряли все то время, которое могли позволить себе потерять.

13. ПЛЕВРА

– Принимем сообщение, Эл! – зкричл Рейд.

– От «Протерус»?

Кртер подбежл к окну.

– Ну, не от вшей же жены.

Кртер нетерпеливо мхнул рукой.

– После. Приберегите вши шутки, и мы посмеемся нд ними срзу, нд всей кучей. Лдно?

– Пришло сообщение от техник связи. Сэр, «Протерус» сообщет: «Из-з повреждения потеряли воздух. Оперция пополнения прошл успешно.»

– Пополнения? – вскрикнул Кртер.

– Я полгю, они имеют ввиду легкие, – скзл Рейд хмуро. – Они после всего попли в легкие, это ознчет в их мсштбх кубические мили воздух. Но…

– Что «но»?

Они не могут использовть этот воздух. Он не минитюризировн.

Кртер посмотрел н полковник с рздржением.

– Повторите последнее предложение рдиогрммы! – рявкнул он в микрофон.

– «Оперция пополнения прошл успешно».

– Последнее слово «успешно»?

– Д, Сэр.

Соединитесь с ними и потребуйте подтверждения.

Он обртился к Рейду.

– Если они говорят «успешно», я полгю, что они спрвились с этим.

– Н борту «Протерус» есть минитюризтор.

– Тк вот кк они сделли это! Объяснение получим потом.

По линии связи получено сообщение.

– Рдиогрмм подтвержден, Сэр.

– Они двигются? – спросил Кртер, соединившись с другой линией.

После небольшой пузы прозвучло:

– Д, Сэр. Они движутся через плеврльную оболочку.

Рейд кивнул головой. Он посмотрел н отметчик времени, покзыввший 37, и скзл:

– Плеврльня оболочк предствляет собой двойную мембрну, окружющую легкие. Они, должно быть, двигются в прострнстве между мембрнми. Свободня дорог, почти что втострд, прямо в шею.

– И они очутятся тм, откуд стртовли полчс нзд, – зскрежетл зубми Кртер. – И что потом?

– Они могут возвртиться по кпилляру и положить путь снов через сонную ртерию, н что уйдет много времени. Или они могут обойти ртерильную опсность, использовв лимфтическую систему, но и здесь есть свои проблемы. У них штурмном Мичелз, и я полгю, он знет, что делть.

– Можете ли вы дть им совет? Рди бог, не придерживйтесь протокол.

Рейд покчл головой.

– Я не уверен, ккой путь лучше, он нходится н месте. Он может лучше судить, нсколько хорошо корбль сумеет противостоять новой тке ртерильного поток. Мы должны оствить это выбор з ними, генерл.

– Я см хотел бы знть, что делть, – скзл Кртер. – Бог свидетель, я бы взял н себя ответственность, если бы знл достточно для того, чтобы действовть с приемлемыми шнсми н успех.

– Точно тк же рссуждю и я, – скзл Рейд, – и поэтому не могу взять н себя ответственность.

* * *

Мичелз просмтривл крты.

– Все хорошо, Оуэнс. Это не то место, куд я вс нпрвлял, но оно им будет. Мы уже здесь и, мы проделли проход. Двигйтесь к цели.

– В легкие? – с возмущением скзл Оуэнс.

– Нет!

Мичелз от волнения вскочил со своего кресл и вскрбклся по лестнице, тк что его голов всунулсь в купол.

– Мы войдем в плеврльную оболочку. Зпускйте двигтели, я вс буду нпрвлять.

Кор опустилсь н колени возле кресл Грнт.

– Кк вм удлось вернуться?

– Еле-еле, – скзл Грнт. – Я столько рз пуглся, что и сосчитть – я очень пугливый человек, но н этот рз я, нверное, устновил рекорд по степени стрх.

– Почему вы всегд стретесь предствить себя трусом? В конце концов, вш рбот…

– Потому что я гент? Большя чсть этой рботы довольно рутиння, безопсня и тупя, и я стрюсь выполнять ее именно тким обрзом. Когд я не могу избежть опсных ситуций, я преодолевю их блгодря вере в то, что я делю. Знете, мне достточно хорошо промыли мозги, чтобы я думл, кк птриот – до некоторой степени.

– До некоторой степени?

– Кк я это понимю. В конце концов, это не только т или иня стрн. Мы уже двно прошли ту стдию, когд рзделение человечеств имело знчительный смысл. Я честно верю, что нши политики стрются поддержть мир, и я хочу быть чстицей, сколь угодно млой, этой поддержки. Я учствую в этой миссии не добровольно, но сейчс, когд я здесь…

Он пожл плечми.

– Вы говорите тк, – скзл Кор, – кк будто стыдитесь рссуждть о мире и птриотизме.

– Думю, что действительно стыжусь, – скзл Грнт. – Всеми нми двигют конкретные мотивы, не тумнные слов. Оуэнс испытывет свой корбль. Мичелз проклдывет путь через человеческое тело. Дьювл восхищется творением бог, вы…

– Д?

– А вы восхищетесь Дьювлом, – скзл Грнт тихо.

Кор вспыхнул.

Он действительно зслуживет восхищения. Знете, после того кк он предложил нм осветить щель корбельным прожектором, что бы дть вм хоть ккую-о возможность нйти ее, он ничего больше не делл. Он не скзл вм не единого слов после вшего возврщения. Ткой у него хрктер. Он может спсти человеку жизнь, потом нмеренно нгрубит ему, и зпоминется его грубость, не то, что он спс жизнь. Но его хрктер не может изменить того, кем он является в действительности.

– Не может. Это првд. Хотя он может открыть его истинное лицо.

– И вш хрктер не может скрыть того, кто вы есть н смом деле. Вы пользуйтесь неловким мльчишеским юмором, чтобы змскировть свое глубокое человеколюбие.

Теперь нстл очередь Грнт покрснеть.

– Вы зствляете меня выглядеть редким болвном.

– С вшей точки зрения, вероятно. В любом случе вы не трус. Но теперь мне нужно пойти порботть нд лзером.

Он бросил быстрый взгляд н Мичелз, который возврщлся н свое место.

– Лзер? Господи боже, я совсем збыл! Пострйтесь сделть все возможное, чтобы его повреждение не было окончтельным, лдно?

Воодушевление, сквозившее в ее рзговоре, исчезло.

– О, если только смогу…

Он пошл н корму. Мичелз проводил ее взглядом.

– Что с лзером? – спросил он.

Грнт покчл головой.

Он пошл проверить его.

Перед своим следующим змечнием Мичелз, кзлось, слегк зколеблся. Он покчл головой. Грнт посмотрел н него, но ничего не скзл.

Мичелз, нконец, сел в свое кресло и произнес:

– Что вы думете о ншем теперешнем положении?

Грнт, все еще знятый мыслями о Коре, посмотрел в окно. Они, кзлось, двиглись между двумя прллельными стенкми, почти ксющимися «Протерус» с обеих сторон. Стенки светились желтым, и они были сложены из прллельных волокон, уложенных плотно друг к другу, словно стволы гигнтских деревьев.

Жидкость между ними был прозрчной, свободной от клеток и других объектов, дже от их обломков. Кзлось, они попли в мертвый штиль, и «Протерус» вспенивл поверхность рвномерным быстрым ходом, и только приглушенное Броуновское движение придвло некоторую неровность его курсу.

– Броуновское движение, – зметил Грнт, – стло теперь ощутимей.

– Жидкость здесь менее вязкя, чем плзм крови, поэтому движение меньше деформируется. Мы, однко, будем здесь недолго.

– Знчит, кк я понял, мы не нходимся в потоке крови?

– Рзве это похоже н поток крови? Это прострнство между склдкми плеврльной мембрны, которя окружет легкие. Мембрн, нходящяся с этой стороны, прикреплен к ребрм. Действительно, мы могли видеть огромную мягкую выпуклость, когд проходили мимо одного из ребер. Вторя мембрн прикреплен к легким. Если вм нужны точные нзвния, то они именуются соответственно пристеночной плеврой и легочной плеврой.

– Мне совсем не нужны нзвния.

– Я и не думю, что они вм нужны. Место, где мы сейчс нходимся, предствляет собой пленку, смзывющуюся жидкостью, рсположенной между этими пленкми. Когд легкие рсширяются во время вдох, они движутся относительно ребер, и эт жидкость смягчет и вырвнивет их движение. Эт пленк нстолько тонкя, что склдки плевры обычно считются в нормльном состоянии нходящимися в конткте. Но, будучи рзмером с бктерию, мы можем проникть между склдкми через пленку жидкости.

Когд стенк легкого движется вдоль реберной стенки, это не действует н нс?

– Мы или слегк ускоряем движение или слегк змедляем его. Вот и все.

– Ну? – Грнт удивился. – А при плеврите что-нибудь происходит с этой мембрной?

– Конечно происходит. Когд плевр инфицировн и воспляется, кждый вздох причиняет боль и кшель.

– Что произойдет, если Бенеш зкшляется?

Мичелз пожл плечми.

– В ншем нынешнем положении, я полгю, это будет фтльным. Нс рзорвет н чсти. Однко нет никкой причины для кшля. Он нходится в состоянии гипотермии и глубокого покоя, и его плевр – поверьте мне н слово – в хорошем состоянии.

– Но если мы будем рздржть ее…

– Мы слишком млы для этого.

– Вы уверены?

– Мы можем говорить только о вероятности. Вероятность кшля в нстоящий момент слишком мл, чтобы о ней беспокоиться.

Его лицо было совершенно невозмутимо.

– Я понимю, – скзл Грнт.

Он посмотрел нзд, чтобы увидеть, что делет Кор.

Он и Дьювл были в рбочем комнте, их головы низко склонились нд верстком.

Грнт поднялся и нпрвился к дверному проему. Мичелз последовл з ним.

Лзер лежл рзобрнным в секции из оплового стекл, освещенной снизу ярким молочным светом, кждя чсть его ярко и четко обрисовывлсь н световом фоне.

– Кковы же общие повреждения? – решительно спршивл Дьювл.

– Только эти детли, доктор, и это сломнное пусковое устройство. Вот и все.

Дьювл, кзлось, здумчиво пересчитывл детли, осторожно ксясь кждой пльцем и передвигя ее.

– Ключевым является этот рзбитый трнзистор. Из-з него мы не можем теперь зжечь лмпу, это – конец лзеру.

– Рзве у вс нет зпсных детлей? – вмешлся Грнт.

Кор посмотрел вверх и виновто отвел глз от решительного взгляд Дьювл.

– Нет ничего из того, что стоит н шсси, – скзл он. – Нм нужно было бы зхвтить второй лзер, но кто мог… Если бы он не открепился…

– Вы это серьезно, доктор Дьювл? – мрчно спросил Мичелз. – Лзером нельзя пользовться?

Нотки нетерпения проскользнули в голосе Дьювл.

– Я всегд серьезен. А теперь не мешйте мне.

Он, кзлось, погрузился в рзмышления.

Мичелз пожл плечми.

– Тк вот знчит кк. Мы прошли через сердце, нполнили воздухом емкости в легких, и все ни к чему. Мы не можем пойти дльше.

– Почему нет? – спросил Грнт.

– Конечно, мы можем пойти дльше в смысле физической возможности. Только в этом нет никкого смысл, Грнт. Без лзер мы ничего не сможем сделть.

– Доктор Дьювл, есть ли ккой-нибудь способ осуществить оперцию без лзер? – спросил Грнт.

– Я думю, – огрызнулся Дьювл.

– Тогд поделитесь своими мыслями, – огрызнулся в ответ Грнт.

Дьювл посмотрел н него.

– Нет, не существует никкого способ осуществить оперцию без лзер.

– Но векми оперции проводились без лзер. Вы прорезли стенку легкого своим ножом, это же был оперция. Вы можете удлить тромб с помощью нож?

– Конечно, я могу, но при этом я здену нерв, и это выведет из строя всю долю мозг. В днном случе нож будет подобен кроввой бойне по срвнению с лзером.

– Но вы можете с помощью нож спсти жизнь Бенеш, не тк ли?

– Думю, может быть, и смогу. Однко это не ознчет, что я обязтельно спсу его сознние. Действительно, я почти с уверенностью могу предположить, что оперция с помощью нож приведет Бенеш к серьезной умственной неполноценности. Вы этого хотите?

Грнт потер подбородок.

– Вот что я вм скжу. Мы нпрвляемся к тромбу. Когд мы доберемся до него, мы воспользуемся ножом, если у нс не будет ничего, кроме него, Дьювл. Если мы потеряем нши ножи, мы воспользуемся ншими зубми, Дьювл. Если вы не зхотите, это сделю я. Мы можем потерпеть неудчу, но мы не оствим ншего дел. Между прочим, двйте посмотрим н это…

Он протолкнулся между Дьювлом и Корой и взял трнзистор, ккуртно уместившийся н кончике его укзтельного пльц.

– Это и есть поврежденный?

– Д, – скзл Кор.

– Если его зкрепить или зменить новым, сможете ли вы сделть лзер рботоспособным?

– Д, но его никк нельзя зкрепить.

– Предположим, что у вс есть другой трнзистор примерно ткого же рзмер и выходной мощности и достточно тонкий провод. Сможете ли вы присоединить его?

– Я не думю, что смогу. Это требует очень большой ккуртности.

– Нверное, вы не сможете. А что скжете вы, доктор Дьювл? Вши пльцы хирург должны суметь это сделть, несмотря н Броуновское движение.

– Я мог бы попытться с помощью мисс Петерсон. Но у нс нет детлей.

– У нс они есть, – скзл Грнт. – Я могу их достть.

Он зхвтил тяжелую метллическую отвертку и решительно нпрвился нзд, в носовое отделение. Он подошел к рдиостнции и без колебний нчл отвинчивть пнель.

Мичелз, шедший з ним, схвтил его з локоть.

– Что вы делете, Грнт?

Грнт стряхнул его руку.

– Я добирюсь до ее кишок.

– Вы что, демонтируете рдиостнцию?

– Мне нужен трнзистор и провод.

– Но мы остнемся без связи с внешним миром.

– И что?

– Когд придет время извлечь нс из Бенеш… Послушйте, Грнт…

– Нет, – скзл Грнт нетерпеливо. – Они могут следить з нми по ншей рдиоктивности. Рдиостнция нужн только для пустых рзговоров, и мы можем обойтись без нее. И действительно обойдемся. Или молчщее рдио, или смерть Бенеш.

– Тогд хоть вызовите Кртер и сообщите ему об этом.

Грнт н мгновение здумлся.

– Я вызову его, но только для того, чтобы сообщить, что других сообщений не будет.

– А если он прикжет вм подготовиться к извлечению?

– Я откжусь.

– Но если он прикжет вм…

– Он может извлечь нс силой, но я не буду окзывть ему в этом содействия. До тех пор, пок мы нходимся н борту «Протерус», стртегические решения принимю я. Мы проделли слишком большой путь, чтобы отступить, и потому мы отпрвляемся к тромбу, чтобы ни случилось и чтобы ни прикзл Кртер.

* * *

– Повторите последнее сообщение! – зкричл Кртер «Рскулчивем рдиостнцию, чтобы починить лзер. Это нше последнее сообщение».

– Они прерывют связь, – безучстно произнес Рейд.

– Что случилось с лзером – спросил Кртер.

– Не спршивйте меня.

Кртер тяжело опустился н стул.

– Прикжите подть сюд нверх кофе, лдно, Дон? Если бы я знл, что могу уже уйти, я зкзл бы двойное виски с содовой, потом еще дв. Нс просто сглзили!

Рейд дл знк принести кофе.

– Может быть, сботж? – предположил он.

– Сботж?

– Д, и не прикидывйтесь невинным млденцем, генерл. Вы предвидели ткую возможность с смого нчл, инче зчем было посылть Грнт?

– После того, что случилось с Бенешем по пути сюд…

– Я зню. И я, в чстности, не доверяю ни Дьювлу, ни девушке.

– Они в полном порядке, – скзл Кртер.

Он скорчил гримсу.

– Они должны быть в полном порядке. Кждый, кто рботет здесь, должен быть в полном порядке. Нет способов сделть безопсность еще более безопсной.

– Совершенно верно. Никкие меры безопсности не дют бсолютной уверенности.

– Все эти люди рботют здесь.

– Но не Грнт, – нпомнил Рейд.

– А?

– Грнт не рботет здесь. Он чужк.

Н лице Кртер появилсь судорожня улыбк.

– Но он првительственный гент.

– Я зню, – скзл Рейд. – А гент может вести двойную игру. Вы посдили Грнт в «Протерус», и нчлсь цепь неудч или того, что выглядит кк неудч.

Подли кофе.

– Это смешно, – скзл Кртер. – Я зню этого человек. Для меня он не чужк.

– Когд вы в последний рз видели его? Что вы знете о его внутреннем мире?

– Збудьте об этом. Это невозможно.

Но, рзмешивя сливки в своей чшке с кофе, Кртер проявлял некоторые признки беспокойств.

– Все в порядке, – скзл Рейд. – Просто мысли вслух.

– Они все еще в плевре? – спросил Кртер.

– Д.

Кртер посмотрел н отметчик времени, который покзывл 32, и рсстроено покчл головой.

* * *

Перед Грнтом лежл рзобрння н чсти рдиостнция. Кор рссмтривл трнзисторы один з другим, вертел их, срвнивл, чуть ли не пронизывя взглядом.

– Вот этот, – скзл он неуверенно, – я думю, будет рботть, но этот провод слишком толстый.

Дьювл положил сомнительный провод н освещенное опловое стекло, рядом – поврежденный кусочек нстоящего повод и стл срвнивть их с угрюмым видом.

– Ничего более подходящего нет, – скзл Грнт. – Вм нужно будет зствить его рботть.

– Легко скзть, – ответил Кор. – Вы можете двть подобные рспоряжения мне, но не проводу. Кк бы сурово вы не кричли н него, он все рвно не будет рботть.

– Хорошо.

Грнт пытлся придумть что-нибудь, но ничего не нходил.

– Подождите немного, – скзл Дьювл. – Если повезет, я, может быть, сумею соскрести его до нужной толщины. Мисс Петерсон, дйте мне скльпель номер 11.

Он вствил провод из бывшей устновки Грнт (теперь в буквльном смысле беспроволочной) в дв небольших зжим и подвесил перед ними увеличительное стекло. Крепко зжв в руке поднный Корой скльпель, он нчл медленно скоблить.

Не поднимя глз, он скзл:

– Будьте добры, сядьте н свое место, Грнт. Вы не можете мне помочь, сопя нд моим плечом.

Грнт слегк вздрогнул, но, поймв умоляющий взгляд Коры, ничего не скзл и нпрвился к своему креслу.

Мичелз, сидевший н своем месте, нсмешливо приветствовл его.

– Хирург з рботой, – скзл он. – В руке у него скльпель, и тут же в полной мере проявляется его хрктер. Не тртьте нпрсно время н то, чтобы сердиться н него.

– Я не сержусь н него, – ответил Грнт.

– Конечно, сердитесь. Если только вы не собиретесь сообщить мне, что откзыветесь от приндлежности к человеческой рсе. Дьювл облдет дром

– божественным дром, кк бы он, несомненно, скзл – причинять людям боль одним словом, взглядом, жестом. И, кроме того, есть еще молодя леди.

Грнт повернулся к Мичелзу с видимым рздржением.

– Что тм еще по поводу молодой леди?

– Ну, успокойтесь, Грнт. Или вм прочитть лекцию о мльчикх и девочкх?

Грнт нхмурился и отвернулся от него.

– Вы попли с ней в зтруднительное положение, не првд ли? – скзл Мичелз мягко, почти печльно.

– Ккое зтруднительное положение?

– Он крсивя девушк, очень хорошенькя. А вы вдобвок человек с профессионльной подозрительностью.

– Ну?

– Ну! Что случилось с лзером? Это был случйность?

– Могл быть.

– Д, могл быть, – голос Мичелз понизился почти до шепот. – Но был ли?

Бросив быстрый взгляд через плечо, Грнт ответил тоже шепотом:

– Вы обвиняете мисс Петерсон в сботже?

– Я? Конечно, нет. У меня для этого нет основний. Но я полгю, что вы мысленно обвиняете ее, и вм это не нрвится. Отсюд и зтруднительное положение.

– Почему мисс Петерсон?

– А почему нет? Никто не обрщл н нее внимния, когд он игрлсь со своим лзером. Это ее епрхия. И если он нмеревлсь сботировть, то, естественно, именно в этой облсти, где он чувствовл себя ниболее уверенно.

– Что могло бы втомтически вызвть немедленное подозрение по отношению к ней. И тк, кжется, и произошло, – произнес Грнт с некоторой горячностью.

– Я понимю. Вы сердитесь.

– Посмотрите, – скзл Грнт. – Мы все нходимся в одном срвнительно небольшом корбле, и можно подумть, что кждый из нс нходится под пристльным и постоянным внимнием остльных, но это не тк. Мы были все тк поглощены тем, что происходит з бортом корбля, что кждый из нс мог войти в помещение склд и сделть с лзером все, что хотел, оствшись при этом незмеченным. И вы, и я могли это сделть. Я бы не видел вс, вы бы не видели меня.

– Или Дьювл?

– Или Дьювл. Я не исключю его. Или это могл быть чистя случйность.

– А вш рзвязвшийся стрховочный кнт тоже случйность?

– А вы готовы предположить что-нибудь еще?

– Я – нет. Я могу укзть вм н некоторые вещи, если вы в нстроении.

– Я не в нстроении, но, тем не менее, укжите.

– Именно Дьювл привязл вш стрховочный кнт.

– И, видимо, плохо звязл узел. К тому же н кнт действовли знчительные усилия.

– Хирург должен уметь делть узел.

– Чепух. Хирургические узлы – это не морские узлы.

– Возможно. С другой стороны, можно предположить, что кнт был специльно привязн тк, что мог отвязться, или его могли оторвть рукми.

Грнт кивнул.

– Хорошо. Но опять-тки кждый внимтельно следил з тем, что происходило вокруг него. Вы, Дьювл или мисс Петерсон могли быстро подплыть к корблю, рзвязть узел и вернуться незмеченным. Я полгю, что дже Оуэнс мог для этого покинуть корбль.

– Д, но у Дьювл были для этого нилучшие возможности. Кк рз перед тем, кк вы отвязлись, он возврщлся к корблю, тщ шнорхель. Он говорил, что стрховочный кнт рзвязлся у него н глзх. Мы знем, следовтельно, что он, по его собственному призннию, нходился в соответствующем месте в соответствующее время.

– И все же это могл быть случйность. Ккие у него могли быть мотивы? Лзер был уже выведен из строя, и все, что он мог сделть, отвязывя кнт, предствляло бы опсность только лично для меня. Если его интересовл миссия в целом, зчем было возиться со мной?

– О, Грнт!

Мичелз улыбнулся и покчл головой.

– Лдно, говорите. Только не ворчливо.

– Предположим, именно молодя леди позботилсь о лзере. Предположим, что он хотел избвиться от вс, чтобы ннести миссии решительный двойной удр.

Грнт безмолвно смотрел н него.

Мичелз продолжл:

– Дьювл, вероятно, не нстолько полно отдвлся своей рботе, чтобы не зметить, что его ссистентк обртил внимние н вше появление. Вы симптичный молодой человек, Грнт, и вы спсли ее от серьезного рнения, когд мы попли в водоворот, может быть, спсли ей жизнь. Дьювл видел это, и он должен был видеть ее рекцию.

– Никкой рекции не было. Он не интересуется мною.

– Я нблюдл з ней, когд вы потерялись в львеолх. Он просто обезумел. И то, что было видно всем, тем более было видно Дьювлу – что вы ей нрвитесь. И он мог желть избвиться от вс по этой причине.

Грнт в здумчивости покусл нижнюю губу, потом скзл:

– Хорошо. А утечк воздух? Это тоже был случйность?

Мичелз пожл плечми.

– Я не зню. Я полгю, вы нмекете, что это мог сделть Оуэнс.

– Мог. Он знет корбль, он его конструировл. Он лучше всех мог сделть трюк с системой упрвления. И только он следил з неполдкми.

– Знете, это првд.

– Кстти, – продолжл Грнт с возрстющей злостью, – кк нсчет ртерильно-венозной фистулы? Был ли это случйность, или вы знли о ее существовнии?

Мичелз в змештельстве откинулся н спинку кресл.

– Господи боже, я не подумл об этом. Я дю вм слово, Грнт, я сидел здесь и честно думл, что не произошло ничего ткого, что могло быть дресовно непосредственно мне. Я понимл, что можно утверждть, что я тйком повредил лзер или ослбил узел вшего стрховочного кнт, или зклинил клпн воздушного тнк, когд никто не видел, или сделл все вместе, кстти. Но в кждом случе было горздо больше подозрений, что это сделл кто-то другой. Фистул, я соглсен, не может быть приписн никому, кроме меня.

– Првильно.

– Не считя, конечно, того, что я не знл о ее существовнии. Но я не могу докзть это, не првд ли?

– Нет.

– Вы читли когд-нибудь детективные ромны?

– Читл немного в молодости. Теперь…

– Д, вш профессия не оствляет мест для збв. Я себе хорошо это предствляю. Но знете, в детективных ромнх все всегд тк просто. Искусня рзгдк укзывет н одного и только н одного человек, и детектив ведет рсследовние тк, кк будто никто больше не мог окзться виновным. В рельной жизни, кжется, рзгдк может быть в любом месте.

– Или нигде, – твердо скзл Грнт. – Мы могли иметь дело с рядом случйностей и неудч.

– Могли, – соглсился Мичелз.

Ни один из них не говорил, однко, очень убедительно или убежденно.

14. ЛИМФАТИЧЕСКИЙ СОСУД

– Доктор Мичелз, посмотрите вперед, – рздлся из купол голос Оуэнс. – Здесь сворчивть?

Они почувствовли, что «Протерус» змедлил ход.

– Слишком много болтовни, – пробормотл Мичелз. – Я должен посмотреть.

Прямо впереди виднелсь труб, открытя с торц. Обрзовыввшие ее тонкие стенки были рвными, кое-где почти полностью истончившимися. Отверстие по ширине едв могло пропустить «Протерус».

– Вполне достточно! – крикнул Мичелз. – Входите в него.

Кор отошл от верстк, чтобы полюбопытствовть, что делется впереди, но Дьювл остлся н своем месте, продолжя трудиться с бесконечным неутомимым терпением.

– Это, должно быть, лимфтический сосуд, – скзл он.

Они вошли внутрь, и их окружили стены не толще стен кпилляр, который они покинули.

Было ясно видно, что, кк и в кпилляре, стенки были сложены из клеток многоугольной формы с ядром в центре кждой.

Жидкость, по которой они плыли, он очень был похож н ту, что зполнял плеврльную полость. Он искрилсь желтизной в свете прожекторов «Протерус» и придвл желтовтый оттенок клеткм. Ядр были более интенсивного цвет, почти орнжевого.

– Вреные яйц! – воскликнул Грнт. – Они выглядят точно, кк вреные яйц! А что ткое лимфтический сосуд?

– Это в некотором смысле вспомогтельня кровеносня систем, – с жром нчл объяснять Кор. – Жидкость просчивется через тонкие кпилляры и собирется в пустотх тел и между клеткми. Это промежуточня жидкость. Он вливется в тонкие трубки лимфтических сосудов, открытых с одного конц, кк вы только что видели. Эти трубы постепенно соединяются во все большие и большие трубы, пок не сливются в смые большие, рзмером с вену. Вся лимф…

– Эт жидкость вокруг нс? – спросил Грнт.

– Д. Вся лимф собирется в смый большой лимфтический сосуд, торкльный клпн, который ведет в подключичную вену в верхней чсти грудной клетки и тким обрзом возврщется в основную кровеносную систему.

– А почему мы вошли в лимфтический сосуд?

Мичелз отклонился нзд, моментльно включившись в рзговор.

– Потому, – вствил он, – что это тихя зводь. Здесь нет пульсирующего воздействия сердц. Жидкость движется з счет двлений и нпряжений мускулов, у Бенеш немногие из них сейчс рботют. Поэтому мы можем совершить спокойное путешествие до смого мозг.

– Почему же тогд мы не вошли в лимфтические сосуды с смого нчл?

– Они очень млы. Артерия предствляет собой горздо лучшую мишень для шприц. И ртерильный поток крови был должен доствить нс к цели з несколько минут. Но он не сделл этого, обртный путь в ртерию знял бы у нс слишком много времени. К тому же, когд мы попдем в ртерию, мы подвергнемся ткой бомбрдировке, которую корбль может больше не выдержть.

Он рзвернул новый комплект крт и зкричл:

– Оуэнс, вы следите з кртой 72-Л?

– Д, доктор Мичелз.

– Не сбивйтесь с укзнного мной пути. Он приведет нс через минимльное количество узлов.

– Что это тм прямо по курсу? – спросил Грнт.

Мичелз посмотрел вперед и похолодел.

– Убвьте скорость! – зкричл он.

«Протерус» резко сбвил ход. Через одну из стенок теперь рсширившейся трубы выступил ккя-то бесформення мсс молочного свет, комковтя и пугющя.

Пок они рссмтривли ее, он сморщилсь и исчезл.

– Пошли дльше, – скзл Мичелз. – Я опслся, что может появиться белое кровяное тельце, – обртился он к Грнту, – но, к счстью, оно ушло. Некоторые из белых кровяных телец обрзуются в лимфтических узлх, которые являются вжным брьером против бктерий. Они обрзуют не только белые кровяные тельц, но и нтител.

– А что ткое нтител?

– Белковые молекулы, облдющие способностью избиртельно соединяться с рзличными внешними субстнциями, проникющими в тело – бциллми, ядми, чужеродными белкми.

– И с нми?

– Я полгю, что при определенных обстоятельствх и с нми.

– Бктерии попдют в лимфоузлы, которые служт полем битвы между ними и белыми кровяными тельцми, – вмешлсь Кор. – Знете, дети зболевют тк нзывемых восплением подмышечных желез. Или в углх рт.

– А в действительности это воспление лимфтических узлов, – скзл Грнт?

– Совершенно верно.

– Из этого можно зключить, что следует держться подльше от лимфтических узлов, – скзл Грнт.

– Мы очень млы, – возрзил Мичелз. – Антител Бенеш не чувствительны к нм, и нм нужно пройти только через один ряд лимфтических узлов, после чего мы будем плыть совершенно свободно. Это риск, конечно, но все, что мы сейчс делем, рисковнно. Или вы собиретесь принять стртегическое решение и прикзть мне выйти из лимфтической системы?

Грнт покчл головой.

– Нет. Пок кто-нибудь другой не предложит что-нибудь лучшее.

* * *

– Вот он, – скзл Мичелз.

Он слегк толкнул Грнт.

– Видите?

– Вон т тень впереди?

– Д. Этот лимфтический сосуд является одним из нескольких, входящих в узел, предствляющий собой пористую мссу из мембрн и извилистых ходов. В этом месте полно лимфоцитов.

– А это что ткое?

– Один из видов белых кровяных телец. Я ндеюсь, что они не будут нс беспокоить. Любя бктерия в кровеносной системе в конце концов попдет в лимфтический узел. Он не может преодолеть узкие искривленные кнльцы…

– А мы можем?

– Мы движемся осмысленно, Грнт, и видим конечную цель, в то время кк бктерия плывет вслепую. Я ндеюсь, вы понимете, кков рзниц. Попвшую в лимфоузел бктерию ткуют нтител или, если они не спрвляются, мобилизовнные в битву белые кровяные тельц.

Тень был теперь близко. Золотистый оттенок лимфы померк и помутнел. Впереди, кзлось, выросл стен.

– Вы держите курс, Оуэнс? – крикнул Мичелз.

– Я держу, но здесь легко сделть неверный по ворот.

– Дже если вы ошибетесь, помните, что, нчиня с этого момент, мы движемся, в общем, вверх. Пострйтесь, чтобы стрелк грвитометр кк можно плвнее двиглсь по прямой, и в конечном счете вы не ошибетесь.

«Протерус» сделл резкий поворот, и вдруг все стло серым. Прожекторы, кзлось, не освещли ничего, что бы не походило н более или менее яркую серую тень. Попдлись небольшие стержни, короче и знчительно уже корбля, тк же группы сферических объектов, совсем мленьких и пушистых.

– Бктерии, – пробормотл Мичелз. – Я вижу их слишком детльно, чтобы точно определить тип. Не стрнно ли это? Слишком детльно…

«Протерус» теперь двиглся нмного медленнее, словно колеблясь перед входом в мягкие изгибы и повороты кнл.

Дьювл появился в дверях рбочей комнты.

– Что происходит? Я не могу обрбтывть эту штуку, если корбль не будет идти постоянным курсом. Достточно с меня и Броуновского движения.

– Весьм сожлею, доктор, – холодно зметил Мичелз. Мы проходим через лимфтический узел, и это лучшее, что мы можем сделть.

Дьювл сердито повернул нзд.

Грнт внимтельно смотрел вперед.

– Тм впереди что-то хотическое, доктор Мичелз. Что это з вещество, которое выглядит, кк морские водоросли или что-то подобное?

– Это сетчтые волокн, – ответил Мичелз.

– Доктор Мичелз! – позвл Оуэнс.

– Д?

– Это волокнистое вещество стновится все толще. Я не могу больше продвигться через него, не ннося некоторые повреждения.

Мичелз н мгновение здумлся.

– Не беспокойтесь об этом. В любом случе всякое ннесенное нми повреждение будет ничтожным.

«Протерус» протлкивлся теперь через свободно болтющиеся группы волокон, которые скользили вдоль окон и исчезли по бокм.

Это происходило снов и снов с возрстющей чстотой.

– Все в порядке, Оуэнс, – бодро зявил Мичелз. – Ткие повреждения, кк эти, оргнизм может восстновить без труд.

– Я беспокоюсь не з Бенеш, – возрзил Оуэнс. – Я беспокоюсь з корбль. Если это вещество збьется в вентиляционные отдушины, двигтель перегреется. Оно приклеивется к нм. Вы не слышите изменений в шуме двигтеля?

Грнт не слышл, и его внимние вновь переключил н то, что происходило з бортом. Корбль теперь осторожно продвиглся через лес усиков, которые вспыхивли в лучх прожекторов грозным темно-бордовым цветом.

– Мы скоро пройдем через них, – скзл Мичелз.

Но в его голосе проскользнули тревожные нотки.

Дорог чуть-чуть очистилсь, и теперь Грнт действительно уловил изменение звук рботющих двигтелей, почти сплошной хрип, словно четкое эхо от булькющих через выпускное отверстие гзов здохнулось и зглохло.

– Прямо впереди! – зкричл Оуэнс.

Корбль мягко столкнулся с бктерильной оболочкой. Вещество бктерии облепило криволинейную поверхность окн, потом приняло прежнюю форму и отпрянуло, оствив медленно смывющееся пятно.

Впереди были еще и другие.

– Что происходит? – спросил Грнт удивленно.

– Я думю, – ответил Мичелз, – мы являемся свидетелями рекции нтител н бктерии. Белые кровяные тельц в дело не вовлечены. Смотрите! Следите з стенкми бктерии. Это трудно в отрженном минитюризировнном свете, но вы можете их рссмотреть?

– Нет, боюсь, что не могу.

– Я тоже ничего не могу рзглядеть, – рздлся з ними голос Дьювл.

Грнт повернулся к нему.

– Проволок готов, доктор?

– Еще нет, – ответил Дьювл. – Я не могу рботть в этой кутерьме. Придется подождть. Что тут нсчет нтител?

– Пок вы не рботете, – скзл Мичелз, – двйте выключим внутреннее освещение, Оуэнс!

Свет был выключен, и только свечение проникло снружи, призрчное серебристо-бордовое мерцние, нкрывшее их лиц зловещей тенью.

– Что происходит снружи? – спросил Кор.

– Это и я пытюсь понять, – скзл Мичелз. – Понблюдйте- з крями бктерий.

Грнт стрлся изо всех сил, сощурив глз. Свет был неровный и мигющий.

– Вы имеете в виду эти мленькие объекты, которые выглядят похожими н привязные эростты згрждения?

– Точно. Это молекулы нтител. Это белки, и они в ншем мсштбе достточно велики, чтобы их можно было увидеть. Вот одно из них, совсем близко. Смотрите н него!

Одно из мленьких нтител, кружсь в водовороте, проплыло мимо окн. С близкого рсстояния оно не было похоже н эростт згрждения. Оно выглядело меньше, чем эростт, и было похоже н крошечный, спутнный клубок спгетти нечеткой сферической формы.

Тонкие пряди, видимые просто кк вспышки свет, выступли тм и тут.

– Что они делют? – спросил Грнт.

– Кждя бктерия имеет хрктерную оболочку, сделнную из определенных томных групп, соединенные определенным обрзом. Для нс рзличные оболочки выглядят глдкими и одинковыми, но если бы мы были еще меньше – н молекулярном, не н бктерильном уровне – мы могли бы увидеть, что кждя стенк имеет мозичное строение и что эт мозик рзличн и хрктерн для кждого вид бктерий. Антител могут искусно прикрепляться к этой мозике, и кк только они покроют большую чсть оболочки, с бктерией покончено. Это похоже н то, кк если бы зжть человеку рот и нос и здушить его.

– Вот их целя гроздь, – взволновнно скзл Кор. – Кк ужсно!

– Вм жль бктерий, Кор? – спросил Мичелз.

Он улыбнулся.

– Нет, но нтител выглядят ткими ожесточенными, и кк они нкидывются н них.

– Не приписывйте им человеческих эмоций. Они всего лишь молекулы, двигющиеся вслепую. Внутритомные силы толкют их к тем чстям оболочки, к которым они могут присоединиться, и удерживют их тм. Это нлогично притяжению мгнит к железному брусу. Вы же не скжете, что мгнит ожесточенно нпдет н железо?

Зня теперь, н что смотреть, Грнт смог увидеть, что происходит. Бктерия, безрссудно двигясь сквозь облко сгрудившихся нтител, кзлось, притягивл их, толкл н себя. Через мгновение ее стенк покрылсь ими, словно пухом.

Антител выстривлись ряд з рядом, выступющие из них пряди спгетти спутывлись.

– Некоторые из нтител кжутся совершенно индифферентными, – зметил Грнт. – Они не нпдют н бктерию.

– Антител специфичны, – пояснил Мичелз. – Кждое из них сконструировно тк, чтобы присоединиться только к мозике определенного вид белк. Сейчс здесь большинство нтител, хотя и не все, могут присоединиться к окружющим бктериям. Присутствие бктерий именно этого вид стимулирует быстрое обрзовние нтител именно этого вид. Кк эт стимуляция производится, мы еще не знем.

– Господи боже! – воскликнул Дьювл. – Взгляните н это!

Одн из бктерий был теперь плотно упковн в нтител, которые злепили все ее неровности, тк что он выглядел точно ткой же, кк и рньше, но ее контуры были пушистыми и утолщенными.

– Они полностью облегют ее, – скзл Кор.

– Нет, не то. Вы не просто видите, что межмолекулярные связи молекул нтител производят н бктерию определенного род двление. Это нельзя рссмотреть дже в электронный микроскоп, который покзывет нм только неживые объекты.

Молчние воцрилось среди комнды «Протерус», который проходил теперь медленно мимо бктерии. Покрывло из нтител, кзлось, деллось еще гуще и плотнее, и бктерия сжлсь. Покрывло снов сгустилось и уплотнилось, потом снов. И бктерия вдруг сморщилсь и поддлсь.

Антител стянулись в один комок, и то, что рньше было стержнем, превртилось в нечетко очерченное яйцо.

– Они убили бктерию. Они буквльно здвили ее нсмерть, – скзл Кор.

Он содрогнулсь.

– Удивительно, – пробормотл Дьювл. – Ккой инструмент для исследовния мы имеем в лице «Протерус»…

– Вы уверены, что нтител не нпдут н нс? – спросил Грнт.

– Похоже н то, – скзл Мичелз. – Мы не того сорт объекты, для которых сконструировны эти нтител.

– А вы уверены? Я думю, что они могут быть сконструировны для любого объект, если их соответственно возбудить.

– Я полгю, вы првы. До сих пор, очевидно, мы не возбуждли их.

– Впереди много волокон, доктор Мичелз! – зкричл Оуэнс. – Мы уже довольно сильно покрыты этим веществом. Оно уменьшет ншу скорость.

– Мы почти н выходе из узл, Оуэнс, – ответил Мичелз.

Неожиднно сморщення бктерия удрил по корблю, который содрогнулся в ответ. Но бой уже зтихл, бктерии явно проигрывли. «Протерус» снов, протлкивясь через волокн, проклдывл себе путь.

– Прямо вперед, – скзл Мичелз. – Еще один поворот нлево и мы в выносящем лимфтическом сосуде.

– Мы тщим з собой волокн, – скзл Оуэнс. – «Протерус» выглядит кк лохмтый пес.

– Сколько еще лимфтических узлов н пути к мозгу? – спросил Грнт.

– Еще три. Один, может быть, можно обойти. Я не совсем уверен.

– Мы не можем пойти н это. Мы потеряем слишком много времени. У нс нет его еще н три тких же узл. Есть ли ккой-нибудь более короткий путь?

Мичелз покчл головой.

– Никкого, который не создвл бы проблем, еще худших, чем те, с которыми мы столкнулись теперь. Уверен, мы пройдем через узлы. Волокн смоются, и если мы не будем остнвливться, чтобы посмотреть н битву с бктериями, мы можем двигться быстрее.

– В следующий рз, – скзл Грнт хмуро, – мы встретим битву с учстием белых кровяных телец.

Дьювл шгнул к кртм Мичелз и спросил:

– Где мы сейчс, Мичелз?

– Вот здесь.

Мичелз пристльно посмотрел н хирург.

Дьювл подумл минуту и скзл:

– Дйте мне сориентировться. Мы сейчс в шее, не тк ли?

– Д.

«В шее?» – подумл Грнт. Кк рз тм, откуд они стртовли. Он посмотрел н отметчик времени. Тм было 28. Прошло больше половины времени, они снов очутились в месте стрт.

– Не можем ли мы обойти все узлы, – скзл Дьювл, – тк же знчительно сокртить путь, если повернем где-то вот здесь и нпрвимся прямо во внутреннее ухо? Оттуд до тромб совсем близко.

Мичелз нморщил лоб, ствший похожим н стирльную доску, и вздохнул.

– Н крте это выглядит прекрсно. Вы делете пометку н крте, и вот вы уже у цели. А вы подумли, что знчит пройти через внутреннее ухо?

– Нет, – ответил Дьювл. – А что?

– Ухо, мой дорогой доктор – и мне не ндо вм об этом нпоминть – это устройство для концентрции и усиления звуковых волн. Любой смый слбый звук снружи создст во внутреннем ухе интенсивную вибрцию. В ншем минитюризировнном мсштбе эт вибрция будет смертельной.

Дьювл, кзлось, здумлся.

– Д, я понимю.

– А внутреннее ухо всегд вибрирует? – спросил Грнт.

– Если не нступит тишин, когд нет звуков с интенсивностью выше порог слышимости. Но и тогд в ншем мсштбе мы, вероятно, ощутим слбое движение.

– Хуже, чем Броуновское движение?

– Нверное, нет.

– Звук приходится снружи, не тк ли? – спросил Грнт. – Если мы будем проходить через внутреннее ухо, биение корбельного двигтеля или звуки нших голосов не будут воздействовть н него, не тк ли?

– Нет, я уверен, не будут. Внутреннее ухо по конструкции не преднзнчено для нших минитюризировнных вибрций.

– Ну, тогд, если люди снружи, в плте, будут соблюдть полнейшую тишину…

– А кк вы сообщите им об этом? – спросил Мичелз. Зтем он добвил почти грубо: – Вы же сми сломли рдиостнцию, тк что мы не можем связться с ними.

– Но они следят з нми. Они обнружт, что мы движемся во внутреннее ухо, и поймут, что необходим тишин.

– Поймут ли?

– А почему нет? – спросил Грнт рздрженно. – Большинство из них медики. Они рзбирются в тких делх.

– Вы хотите тк рискнуть?

Грнт посмотрел вокруг.

– Что думют остльные?

– Я последую любому курсу, который вы мне предложите, – скзл Оуэнс,

– но я не собирюсь выбирть его смостоятельно.

– Я не уверен, – скзл Дьювл.

– А я уверен! – скзл Мичелз. – Я против этого.

Грнт быстро взглянул н Кору, сидевшую молч.

– Хорошо, – скзл он. – Я беру ответственность н себя. Мы нпрвляемся во внутреннее ухо. Здйте курс, Мичелз.

– Подождите… – нчл Мичелз.

– Решение принято, Мичелз. Здвйте курс.

Мичелз вспыхнул, потом пожл плечми.

– Оуэнс, – скзл он холодно. – Мы должны сделть резкий поворот влево в точке, которую я вм сейчс укжу.

15. УХО

Кртер рссеянно поднял чшку с кофе.

С нее соскользнули кпли жидкости и упли н его нервно подергивющуюся ногу.

Он зметил это, но никк не отрегировл.

– Что вы думете по поводу изменения их курс?

– Я предположил бы, что они почувствовли, что потеряли слишком много времени в лимфтическом узле и не хотят более проходить через них, – ответил Рейд.

– Хорошо. А куд они могут двигться вместо этого?

– Я еще не уверен, но похоже, что они нпрвляются во внутреннее ухо. Не зню, одобрил бы я это или нет.

Кртер снов поствил чшку н стол и отпихнул ее в сторону. Он дже не поднес ее к губм.

– Почему нет?

Он бросил быстрый взгляд н отметчик времени. Тот покзывл 27.

– Это будет трудно. Нужно будет остерегться любого звук.

– Почему?

– Вы можете догдться сми, не првд ли, Эл? Ухо регирует н звук. Ушня улитк вибрирует. Если «Протерус» нходится где-нибудь близко от нее, он тоже будет вибрировть и может рзрушиться.

Кртер нклонился вперед, глядя н спокойное лицо Рейд.

– Почему же тогд они идут туд?

– Я полгю, они считют этот путь единственным, позволяющим им вовремя достигнуть цели. Или они просто сошли с ум. Мы не можем поговорить с ними с тех пор, кк они рскулчили рдиостнцию.

– Они уже тм? – спросил Кртер. – Во внутреннем ухе, я имею в виду?

Рейд щелкнул переключтелем и здл короткий вопрос. Потом повернулся.

– Н подходе.

– А люди тм внизу, в оперционной, знют о необходимости соблюдть тишину?

– Я полгю, что знют.

– Вы полгете! Что мне до того, что вы полгете?

– Они будут тм недолго.

– Они будут тм достточно долго. Послушйте, скжите всем тм внизу… Нет, слишком поздно рисковть. Дйте мне кусок бумги и вызовите кого-нибудь снружи. Любого.

Вошел вооруженный охрнник и отдл честь.

– Лдно, зткнитесь, – устло произнес Кртер в ответ н приветствие.

Он нписл н бумге большими буквми: «Тишин! Абсолютня тишин, пок „Протерус“ нходится в ухе!»

– Возьми это, – скзл он охрннику. – Ты спустишься вниз, в оперционную, и покжешь это кждому. Убедись, что они прочитли это. Если ты произнесешь хоть одно слово, я тебя выпотрошу. Ты понял?

– Д, Сэр, – скзл охрнник.

Он выглядел смущенным и встревоженным.

– Пошел. Поторопись. И сними свои бшмки.

– Сэр?

– Сними их. Пойдешь в оперционную в носкх.

Они смотрели из нблюдтельной бшни, отсчитывя бесконечные длинные секунды, пок солдт в носкх не вошел в оперционную. От доктор к сестре, от сестры к доктору шел он, держ бумгу и тыкя большим пльцем в сторону обзорной бшни.

Один з другим все мрчно кивли. Н мгновение покзлось, что всех в комнте охвтил общий прлич.

– Похоже, они поняли, – скзл Рейд. – Дже без инструкций.

– Я поздрвляю их, – скзл Кртер свирепо. – Теперь слушйте. Соединитесь с этими прнями з пультми упрвления. Не должно быть никких зуммеров, никких звонков, гонгов, ничего. Кстти, и никких вспышек свет. Я не хочу, чтобы кто-нибудь от испуг хотя бы хрюкнул.

– Они прибудут туд через несколько секунд.

– Может быть, – скзл Кртер, – может быть, и нет. Бегите.

И Рейд побежл.

* * *

«Протерус» вошел в обширную облсть прозрчной жидкости. Кроме нескольких нтител, появлявшихся то тут, то тм, ничего не было видно, только отблеск корбельных прожекторов, пробиввшийся сквозь желтовтую лимфу.

Неясный звук ниже порог слышимости прошел по корпусу корбля, кк будто тот скользил по стирльной доске. Зтем снов и снов.

– Оуэнс! – крикнул Мичелз. – не хотите ли выключить освещение слон?

Нружный вид срзу же стл более ясным.

– Видите это? – спросил Мичелз.

Все стли внимтельно смотреть. Грнт вообще ничего не видел.

– Мы в кохлерном кнле, – пояснил Мичелз. – Внутри мленькой спирльной трубки во внутреннем ухе, которя позволяет нм слышть. Он вибрирует от звук, обрзуя при этом рзные узоры. Видите?

Теперь Грнт видел. Это было похоже н тень н поверхности жидкости – огромня плоскя тень, бежвшя мимо них.

– Это звуковя волн, – скзл Мичелз. – В конечном счете, отобржение слышимым ухом звуков. Волн сжтия, которую мы сейчс видим в ншем минитюризировнном свете.

– Ознчет ли это, что кто-то снружи рзговривет? – спросил Кор.

– О, нет, если бы кто-нибудь зговорил или издл ккой-нибудь нстоящий звук, эт штук вспучилсь бы, кк при нстоящем землетрясении. Дже при бсолютной тишине улитк воспринимет звуки – отдленный стук сердц, шелест крови, пробивющейся через крошечные вены и ртерии ух, и тому подобное. Вы когд-нибудь приклдывли к уху рковину и слушли шум окен. То, что вы слышли, это шум, глвным обрзом, вшего собственного окен, поток крови.

– Это может быть опсным? – спросил Грнт.

Мичелз пожл плечми.

– Не больше, чем есть – если никто не зговорит.

Дьювл, который вернулся в рбочую комнту и кк рз склонился нд лзером, спросил:

– Почему мы змедлили ход, Оуэнс?

– Что-то не в порядке, – ответил кпитн. – Двигтель откзывет, и я не зню, почему.

По мере того кк «Протерус» углубляется внутрь кнл, появилось постепенно возрстющее ощущение, что они нходятся в опускющемся подъемнике.

Под днищем рздлся удр с легким дребезжнием, и Дьювл опустил скльпель.

– Что теперь?

– Двигтель перегрелся, – с тревогой скзл Оуэнс, – и я вынужден остновить его. Я думю…

– Что?

– Это, должно быть, те сетчтые волокн. Проклятые морские водоросли. Они, нверное, збили выпускные отдушины. Я не могу придумть ничего другого, что могло бы быть причиной этого.

– А продуть их вы не можете? – спросил Грнт.

Оуэнс покчл головой.

– Нет возможности. Это впускные отдушины. Они вссывют внутрь.

– Ну, тогд можно сделть только одно, – скзл Грнт. – Их нужно очистить снружи, это ознчет еще одно подводное плвние.

Нхмурив брови, он нчл влезть в свое водолзное снряжение.

Кор с тревогой посмотрел в окно.

– Тм, снружи, есть нтител, – скзл он.

– Немного, – коротко ответил Грнт.

– Что, если они нпдут?

– Не похоже, – успокивюще скзл Мичелз. – Они не чувствительны к человеку. До тех пор, пок не будут повреждены непосредственно ткни, нтител, вероятно, остнутся пссивными.

– Понимю, – скзл Грнт.

Кор покчл Головой.

Дьювл, прислушиввшийся некоторое время к рзговору, нклонился, чтобы посмотреть н проволоку, которую он скоблил, здумчиво срвнил ее с оригинлом, зтем стл медленно вертеть ее в рукх, пытясь определить одинковость поперечных сечений.

Грнт исчез в центрльном люке корбля и приземлился н мягкую резиново-подтливую стенку кохлерного кнл. Он горестно посмотрел н корбль. Это не был чистый и глдкий метлл, кк рньше.

Он выглядел мохнтым и лохмтым.

Грнт бросился в лимфу и поплыл к корме корбля. Оуэнс был совершенно прв. Входные отдушины были зкрыты волокнми.

Грнт зхвтил их в обе пригоршни и потянул. Волокн отрывли с трудом, многие были зпутны в решетке дюзовых фильтров.

В его мленьком приемнике рздлся голос Мичелз.

– Кк он?

– Довольно грязный, – ответил Грнт.

– Сколько это зймет времени? Отметчик времени покзывет 26 минут.

– Похоже, это зймет немло времени.

Он отчянно рвнул, но вязкя лимф змедлял его движения, упругие волокн тянули нзд.

Кор скзл, волнуясь:

– Не лучше ли будет, если кто-нибудь из нс выйдет нружу помочь ему?

– Ну, сейчс… – нчл с сомнением Мичелз.

– Я иду.

Он схвтил свой костюм.

– Хорошо, – скзл Мичелз. – Я тоже пойду. Оуэнсу лучше оствться з пультом.

– Я думю, мне тоже лучше остться здесь, – зметил Дьювл. – Я пойти зкончил эту штуку.

– Конечно, доктор Дьювл, – ответил Кор.

Он прилживл свою мску.

Здч стл нмного легче, несмотря н то, что уже трое из них возились у кормы корбля. Все трое отчянно хвтлись з волокн, тянули их, освобождли и пускли медленно уплывть по течению.

Нчли покзывться метллические чсти фильтров, и Грнт зтолкл некоторые неподдющиеся куски внутрь дюз.

– Я ндеюсь, это не причинит вред, но я не могу их вытщить. Оуэнс, что, если некоторые из этих волокон попдут в дюзы, внутрь, я имею ввиду?

Голос Оуэнс произнес ему прямо в ухо:

– Тогд они обуглятся в двигтеле и згрязнят его. Это ознчет противную рботу по очистке, когд мы вернемся.

– Когд мы вернемся, я не буду вмешивться, если вы пустите н слом весь этот корбль.

Грнт зтлкивл волокн, которые зполняли фильтры, и вытскивл те, которые были свободны. Кор и Мичелз делли то же смое.

– Мы зкнчивем, – скзл Кор.

– Но мы нходимся в улитке нмного дльше, чем ожидлось, – зметил Мичелз. – В любой момент ккой-нибудь звук…

– Зткнитесь, – рздрженно скзл Грнт, – и кончйте рботу.

* * *

Кртер сделл ткое движение, словно хотел вырвть у себя клок волос, потом приствить их н место.

– Нет! – зкричл он. – Они снов остновились!

Он ткнул пльцем в сообщение, нписнное н бумге и протянутое к нему н одном из телевизионных экрнов.

– По крйней мере, они помнят, что нельзя рзговривть, – скзл Рейд. – Кк вы полгете, почему они остновились?

– Откуд, черт возьми, я могу знть? Может быть, они сделли перерыв, чтобы выпить чшечку кофе. Может быть, они остновились, чтобы принять солнечную внну. Может быть, девушк…

Он оборвл свою речь.

– Ну, я не зню. Я зню только, что у них остлось всего 24 минуты.

– Чем больше они будут остнвливться во внутреннем ухе, тем более вероятн возможность того, что ккой-нибудь шутник издст звук – чихнет, нпример.

– Вы првы.

Кртер здумлся, потом тихо скзл:

– О, рди святого Михил. Мы не видели ткого простого решения. Позовите того посыльного.

Снов вошел охрнник. Он уже не отдвл честь.

– Вы все еще без ботинок? – спросил Кртер. – О'кей. Снесите это вниз и покжите одной из сестер. Вы помните нсчет потрошения?

– Д, Сэр.

Послние глсило:

«Вту в уши Бенеш».

Кртер курил сигру и нблюдл через смотровое окно, кк охрнник вошел, н мгновение зколеблся, потом быстрыми шгми нпрвился к одной из сестер.

Он улыбнулсь, вскинул глз н Кртер и покзл круг, обрзовв его большим и укзтельным пльцем руки.

– Я должен обо всем подумть, – проворчл Кртер.

– Это может только ослбить шум, – скзл Рейд, – но не устрнит его полностью.

– Вы же знете, что говорят о половине крвя, – ответил Кртер.

Сестр тоже снял свои туфли и подошл к одному из столов. Он осторожно открыл коробку с гигроскопической втой и отмотл фут дв.

Он зхвтил в кулк вту, второй рукой стл ее вытягивть. Вт не поддвлсь. Он потянул сильнее, ее рук соскользнул и удрил по лежщим н столе ножницм.

Ножницы скользнули по столу и нчли пдть н пол. Сестр отчянно дернулсь и успел крепко зжть их между коленями, но перед этим они издли резкий метллический звук, похожий н икоту пдшего нгел.

Лицо сестры стло крсным от смертельного ужс, все в комнте повернулись и уствились н нее. Кртер уронил сигру и съежился в своем кресле.

– Конец! – прошептл он.

* * *

Оуэнс включил двигтель и осторожно глянул н пульт. Стрелк н укзтеле темпертуры, которя нходилсь длеко в опсной зоне с того момент, кк они вошли в кохлерный кнл, теперь опустилсь вниз.

– Кк будет хорошо, – скзл он. – Вы все оттуд убрли?

– Остлось совсем немного, – прозвучл в его ушх голос Грнт. – Приготовьтесь к отплытию. Мы возврщемся.

В это мгновение вселення словно вздыбилсь. Кк будто кулк удрил по «Протерусу», который подскочил высоко вверх.

Чтобы удержться н ногх, Оуэнс схвтился з пнель и отчянно вцепился в нее, прислушивясь к отдленным рсктм.

Внизу Дьювл тк же отчянно прижл к себе лзер, пытясь зщитить его от обезумевшего мир.

Нходившийся снружи Грнт почувствовл, что его швырнуло высоко вверх, словно он был схвчен в объятия гигнтской приливной волной. Он взлетл все выше и выше, пок не удрился о стенку кохлерного кнл. Он свободно оттолкнулся от стены, которя, кзлось, прогнулсь нружу.

Где-то в удивительно спокойном учстке своего сознния Грнт предствил себе, что в обычном мсштбе стенк просто отвечет быстрой вибрцией с микроскопической мплитудой н ккой-то резкий звук, но эт мысль был похоронен в полном общем шоке.

Грнт отчянно пытлся не потерять из виду «Протерус», но уловил только быстрый отблеск его прожекторов, горевших у отдленной секции стены.

В момент удр вибрции Кор держлсь з выступ корбля. Инстинктивно он ухвтилсь з него еще крепче и некоторое время сккл н «Протерусе», кк н обезумевшей брыкющейся дикой лошди.

У нее перехвтило дыхние, он отпустил выступ и зскользил по мембрне, н которой покоился корбль.

Прожекторы корбля освещли дорожку впереди нее, и хотя он в ужсе пытлсь зтормозить свое движение, это было совершенно бесполезно. С тким успехом, упирясь ногми в землю, он могл бы попытться остновить лвину.

Он знл, что летит в сторону оргн Корти, основного центр слух. В тело оргн были вживлены 15 тысяч волосков. Он могл уже рзличить некоторые из них, кждый с изящными микроскопическими ресничкми, поднятыми вверх. Определення чсть их мягко вибрировл в соответствие с высотой и силой звуковых волн, попвших во внутреннее ухо и усиленных тм.

Тк, однко, он могл бы рссуждть н ккой-нибудь лекции по физиологии, ткие слов можно было использовть во вселенной нормльного мсштб. То, что он увидел здесь, предствляло собой отвесный обрыв и внизу ряд ряд высоких изящных колонн, двигвшихся н месте, но не все одновременно, снчл одн, потом другя, кк будто волновое колебние покрывло всю структуру своей рябью.

Кор продолжл скользить и неслсь в пропсть вибрирующих стен и колонн.

Когд он стл пдть вниз, ее фонрь отдельными вспышкми выхвтил окружющее прострнство. Он почувствовл, кк что-то потянуло ее з ремни, и с силой дернул з ккой-то упругий элстичный объект. Он опустил голову вниз, опсясь нткнуться н ккой-нибудь выступ, который прегрдил бы ей путь вниз.

Он неслсь то в одну, то в другую сторону, и колонны, з которые он цеплялсь – микроскопические реснички н одном из волосков оргн Корти – продолжли величественно колебться.

Он, нконец, перевел дыхние и услышл свое имя. Кто-то звл ее. С осторожностью он издл жлобный звук. Подбодрення звуком собственного голос, он зкричл пронзительно, кк только могл:

– Помогите! Кто-нибудь! Помогите!

* * *

Первый рзрушительный удр миновл, и Оуэнс вновь овлдел упрвлением «Протерусом» во все еще бушующем окене. Звук, чем бы он ни был произведен, должно быть, был резким, но быстро змершим.

Это одно спсло их. Если бы он продолжлся дже короткое время…

Дьювл, одной рукой прижимвший к себе лзер и сидевший упирясь спиной в стену, ногми в скмью, зкричл:

– Отбой?

– Похоже, мы проскочили, – ответил Оуэнс.

Он тяжело дышл.

– Упрвление рботет.

– Нм лучше уйти отсюд.

– Нм нужно подобрть остльных.

– О, д, – скзл Дьювл. – Я и збыл.

Он осторожно повернулся, держсь одной рукой об пол для устойчивости, и тк же осторожно встл н ноги. Он еще прижимл к себе лзер.

– Велите им зходить.

– Мичелз! Грнт! Мисс Петерсон! – позвл Оуэнс.

– Зхожу, – ответил Мичелз. – Я, кжется, цел и невредим.

– Обождите, – скзл Грнт. – Я не вижу Кору.

«Протерус» теперь стоял устойчиво, и Грнт, тяжело дыш и ощущя еще легкую кчку, с силой рзгребя жидкость, поплыл к прожектору.

– Кор! – позвл он.

Он пронзительно зкричл в ответ:

– Помогите! Кто-нибудь! Помогите!

Грнт посмотрел во все стороны.

– Кор, где вы? – отчянно зкричл он.

– Я не могу скзть точно, – рздлся в ушх ее голос. – Я зстрял в волоскх.

– Где он? Мичелз, где нходятся волоски?

Грнт мог видеть, кк Мичелз приближется к корблю с противоположной стороны. Его тело смутной тенью просвечивло сквозь лимфу, его небольшой фонрь прорезл перед ним тонкую полоску свет.

– Позвольте, дйте мне сориентировться, – скзл он.

Он быстро взмхнул лстми, поворчивясь, зтем крикнул:

– Оуэнс, включите прожекторы корбля н более широкий угол.

В ответ луч свет рсширился, и Мичелз скзл:

– Вон тм! Оуэнс, следуйте з мной! Нм нужно будет освещение.

Грнт последовл з быстро двигющейся фигурой Мичелз и увидел впереди обрыв и колонны.

– Тм? – спросил он неуверенно.

– Может быть, – ответил Мичелз.

Они нходились уже н смом крю обрыв, корбль был сзди, и его прожектор бросл свет н пещеристый ряд колонн, все еще трепетвших.

– Я не вижу ее, – скзл Мичелз.

– А я вижу, – ответил Грнт.

Он укзл вниз.

– Рзве это не он? Кор, подвигйте рукой, чтобы я мог убедиться.

Он мхнул.

– Хорошо. Я спускюсь к вм. Мы вытщим вс в один миг.

Кор ждл. Он почувствовл прикосновение к своему колену – очень слбое и очень нежное ощущение, словно крылышко нсекомого слегк здело ее. Он посмотрел туд, но ничего не увидел.

Потом он почувствовл еще ткое же прикосновение возле плеч, потом еще.

Внезпно он обнружил их, всего несколько штук – мленькие шрики из шерсти с их трепетно выступющими нружу нитями.

Белковые молекулы нтител.

Было похоже, что они исследуют ее поверхность, испытывют ее, пробуют н вкус, решя, вредня он или нет. Их было всего несколько, но много других уже плыли к ней от колонн.

Прожекторы «Протерус» светили вниз, и он могл четко видеть их в мерцющем отржении минитюризировнного свет. Кждя нить светилсь, словно рыскющий солнечный лучик.

– Быстрее! – воскликнул он. – Вокруг меня нтител!

Мысленно он совершенно ясно предствил себе, кк нтител покрыли оболочку бктерии, сделли ее пушистой, потом с помощью молекулярных сил рздвили ее.

Антитело коснулось ее локтя и прилепилось к нему. Он в ужсе тряхнул рукой, тк что дернулсь и здел колонну. Но нтитело не стряхнулось.

К нему присоединилось второе, они искусно слепились друг с другом, их нити переплелись.

* * *

– Антител, – пробормотл Грнт.

– Он должн был сильно повредить окружющую ткнь, чтобы вызвть их появление, – скзл Мичелз.

– Могут ли они ей что-нибудь сделть?

– Немедленно – нет. Они нечувствительны к ней. Нет нтител, специльно сконструировнных для нее. Но некоторые могут прикрепиться к ней по чистой случйности, и он будет стимулировть обрзовние нтител, подобных прикрепившимся. Тогд они нчнут собирться роями.

Грнт теперь мог видеть их, уже собрвшихся в рой и рсположившихся около нее, словно облчко крошечных фруктовых мушек.

– Мичелз, отпрвляйтесь нзд в лодку, – скзл он. – Достточно, чтобы рискну один человек. Я кк – нибудь подниму ее оттуд. Если я не смогу, придется вм втроем что-нибудь предпринять, чтобы поднять нс в корбль. Мы не можем деминитюризировться здесь, что бы не случилось.

Мичелз зколеблся, потом скзл:

– Будьте осторожны.

Он повернулся и торопливо поплыл к «Протерусу».

Грнт продолжл погружться, двигясь к Коре. Водоворот, вызвнный его приближением, зствил нтител медленно зкружиться и зтнцевть.

– Двйте будем вытскивть вс отсюд, Кор, – скзл он.

Он тяжело дышл.

– О, Грнт, быстрее!

Он отчянно рвнул ее з бллоны с кислородом, которые врезлись в колонну и зклинились тм. Толстые пряди вязкого веществ все еще медленно вытекли из пролом, и именно это, видимо, и вызвло появление нтител.

– Не двигйтесь, Кор. Позвольте мне.

Лодыжк Коры окзлсь между двумя волокнми, и он отодвинул их в стороны.

– А теперь пошли з мной.

Они выполнили вдвоем полукувырок и нпрвились прочь. Туловище Коры кзлось пушистым от прилипших нтител, но большя их чсть оствлсь позди. Зтем, следуя бог знет кким эквивлент зпх в микромире, они потянулись з ними, снчл несколько штук, потом много, потом весь существенно возросший рой.

– Мы никогд не оторвемся от них, – скзл Кор, тяжело дыш.

– Нет, оторвемся, – ответил Грнт. – Только соберите все свои силы, ккие у вс есть.

– Но они все еще прикрепляются. Я боюсь, Грнт!

Он посмотрел н нее через плечо, зтем слегк отступил нзд. Ее спин был нполовину покрыт мозикой из шерстяных шриков. Они уже хорошо изучили природу ее верхнего слоя, по крйней мере эту ее чсть. Он стл поспешно тереть ее спину, но нтител держлись, рсктывясь от прикосновения его руки и снов принимя прежнюю форму. Некоторые из них теперь нчли пробовть н «вкус» тело Грнт.

– Быстрее, Кор!

– Но я не могу…

– Нет, можете! Зцепитесь з меня, ну!

Они неслись вверх нд крем обрыв к ожидвшему их «Протерусу».

* * *

Дьювл помогл Мичелзу подняться через люк.

– Что происходит тм, снружи?

Мичелз тяжело дыш, стщил с себя шлем.

– Мисс Петерсон попл в зпдню в клетке Хенсен. Грнт пытется освободить ее, но он окружен нтителми.

Дьювл широко рскрыл глз.

– Что мы можем сделть?

– Я не зню. Может быть, он сумеет ее вытщить. В противном случе нм следует уйти отсюд.

– Но мы не можем оствить их здесь, – возрзил Оуэнс.

– Конечно, нет, – подтвердил Дьювл. – Нм всем троим следует выйти нружу и… А почему вы вернулись нзд, Мичелз? – спросил резко он. – Почему вы не тм, не снружи?

Мичелз врждебно посмотрел н него.

– Потому что я ничем не могу помочь. У меня нет мускулов Грнт или его рекции. Я мог только помешть. Если хотите помочь, можете выйти нружу сми.

– Мы должны вернуть их нзд живыми или… в другом виде, – скзл Оуэнс. – Они деминитюризируются примерно через четверть чс.

– Тогд все ясно! Зкричл Дьювл. – Ндевем нши костюмы и выходим нружу!

– Обождите, остновил их Оуэнс. – Они возврщются. Я подготовлю люк.

* * *

Рук Грнт крепко сжимл штурвл здвижки люк, в то время кк нд ними горел крсный сигнльный огонь. Он перебирл рукми нтител н спине Коры. Зщемив шерстевидные волокн между большим и укзтельным пльцми, он ощутил их мягкую пружинящую подтливость, потом нткнулся н жесткую сердцевину, которя больше не поддвлсь.

«Это пептидня связь», подумл он.

Тумнные воспоминния о курсе колледж всколыхнулись в нем. Когд-то он мог нписть химическую формулу чсти пептидной цепи, тут был он см. Если бы у него был микроскоп, мог бы он рссмотреть отдельные томы? Нет, Мичелз скзл, что они рсплывутся и исчезнут, чтобы он ни делл.

Он поднял молекулу нтител. Снчл он плотно приклеилсь к нему, зтем поддлсь и отпл. Отпл целя связк, и Грнт, шлепя по ним, зствил их повернуть нзд. Но они не рзъединились и снов возвртились, ищ место, куд можно прикрепиться.

У них не было мозг, дже смого примитивного, и было бы ошибочно думть о них кк о чудовищх или хищникх или дже кк о фруктовых мушкх. Они были просто молекулми, томы которых были соединены тким обрзом, что зствляли их с помощью слепого действия межтомных сил прикрепляться к поверхности, которя им подходил.

Из глубины пмяти в мозгу Грнт всплыл фрз: «Силы Вн-дер-Вльс». И ничего больше.

Он продолжл выщипывть «пух» со спины Коры.

– Они прибывют, Грнт! – зкричл он. – Двйте войдем в люк!

Он оглянулся. Они шли по их следу, чувствовли их близость. Их звенья и цепи взлетли высоко нд крем пропсти и опусклись вниз, словно слепые кобры.

– Нм придется подождть, – скзл Грнт.

Свет нд люком стл зеленым.

– Все в порядке. Пошли.

Он нчл поспешно врщть мховик.

Антител уже окружили их, но предпочитли Кору. Они уже были чувствительны к ней и теперь почти не колеблись. Они прилипли и присоединялись, покрыв ее плечи и нложив свой шерстистый рисунок поперек ее живот. Они зколеблись нд выступвшими формми ее груди, словно не могли понять, что это ткое.

У Грнт не было времени помочь Коре в ее безрезульттной схвтке с нтителми. Он оттянул дверцу люк, втолкнул туд Кору вместе с нтителми и последовл з ней.

Он с силой нжл н дверцу люк, но нтител продолжли влить влом. Преодолевя их упругость, дверц зкрылсь, но жесткя основ нтител не позволял ее зхлопнуть до конц. Он нпряг спину, пытясь преодолеть это сопротивление, и ухитрился повернуть мховик, зкрывющий дверь. Дюжин мленьких шриков шерсти, совсем мленьких и почти рздвленных, если рссмтривть их по отдельности, извивлсь в щели между дверцми люк и стенкой. Но сотни других, не попвших в ловушку, зполняли жидкость вокруг них. Двление воздух вытлкивло жидкость, его шипение рздвлось у них в ушх, но Грнт в этот момент был знят исключительно отрывнием нтител. Некоторые обосновлись у него н груди, но он не обрщл н них внимния. Дифргм Коры, кк и спин, был похоронен в них. Они обрзовли плотную ленту вокруг туловищ от груди до бедер.

– Они сжимются, Грнт, – скзл он.

Через мску он увидел гримсу боли н ее лице и мог слышть, ккого труд стоит ей говорить.

Вод быстро спдл, но они не моги ждть. Грнт нчл стучть во внутреннюю дверь.

– Я не могу ды… – проговорил Кор, здыхясь.

Дверь открылсь, еще оствшяся жидкость влилсь внутрь корбля. Через отверстие просунулсь рук Дьювл, схвтил руку Коры и втщил ее внутрь.

Грнт последовл з ней.

– Господи боже, посмотрите н них! – воскликнул Оуэнс.

С выржением отврщения он нчл срывть нтител, кк это делл Грнт.

Почти весело Грнт скзл:

– Теперь это легко. Просто стряхните их.

Этим знимлись все. Антител пдли в слой жидкости н полу толщиной в дюйм или около того и слбо шевелились в нем.

– Они, конечно, приспособлены к действию в жидкости, – скзл Дьювл.

– Когд они окружены воздухом, молекулярное притяжение меняет свою природу.

– Пок их снимют… Кор…

Он тяжело и судорожно дышл. Дьювл осторожно снял с нее шлем, но, внезпно рзрзившись слезми, он припл к руке Грнт.

– Я тк испуглсь, – скзл он, всхлипывя.

– Мы об испуглись, – зверил ее Грнт. – Теперь вы не будете считть стрх позором? Знете, стрх имеет свое нзнчение.