/ / Language: Русский / Genre:prose_history,

Мужские Рассказы

Александр Константинович Белов

В эту книгу вошли работы, повествующие о настоящем мужском характере, о мужском поведении в критических ситуациях. Автор настойчиво и убедительно демонстрирует те качества героев, которые составляют портрет настоящего мужчины. Повествование несёт в себе и поучительные мотивы в разрешении тех проблем, которые постигаются только на собственном жизненном опыте.

Мужские рассказы

Александр Константинович Белов. Мужские рассказы.

Дым

Никто так не умеет справлять гороховую бабу, как Матюша Н.Дубинец. Он сводит гречушное масло с гороховой смоквой, отчего та смягчается и очень потребна вкусу. Потом, когда её хлебные телеса разопрёт в земляной печи и они начнут вздьасать горячим сдобным пахлом с добавками аниса, душицы, чабреца, мяты и ещё бог весть чего, Матюша берёт бабу на рушники и подаёт её с мочёными яблоками и квасом.

Нет, что ни говори, а по гороховой бабе Матюша превосходит любого кухаря. Всегда перед ратным сбором он угощает нас бабой. Так уж повелось. Не помню, когда этому был положен почин, но дорога в Матюшино село нами хорошо изучена. Потом мы едем в Суздаль. А пока мы гостюем на Матюшиных хлебах. День — другой, не больше. Поедошники мы славные, уговаривать нас не надо. Но хозяин сам не ест, так, только для вида крохи трогает. Кто поесть любит, а кто и краюхой поделиться.

Добро, славный вечер! Солнце полощется в Клязьме, рассыпаясь по ней скатным жемчугом. Где-то в затоне, под ивами, плеснёт рыбёха, хватая сонную мушигу, и смолкнет вода, и на душе спокойно и уладисто. Усидев хозяйский пирог, мы идём на реку. Данило затягивает песню:

Как сбиралася да слеталася
рать хлевучая с четырёх сторон…

Песня берётся разливисто, голосиво. Уходит за тот берег, на долину. Фёдор Куница подтягивает:

С четырёх сторон, да в недобрый час…

Ветлы окунулись в реку длинными спутанными рукавами. Терёша негромко бранится с конюшими. Это его любимое дело. Бранится без причины, просто так. Конца нет песне. Будто уже и лес подпевает на той стороне, и ещё кто-то. А душу берёт покой. Кажется, вот так бы вдохнул в себя всю эту ширь неоглядную, разлётную, от края до края. С её ходкими травами, с дальними лесными притайками, с холмами, что вознеслись над рекой… Последний вечер. Как он на душу-то ложится!

В траве маялся ветерок. Был первый час по восходу. Кони шли лугом, вороша ногами траву. На лугу трава поёт. Тихо, но различимо. Можно долго слушать, ничем себя не тревожа. За этим лугом разворачивался другой. Потом ещё один. И ещё. И дальше. Только где-то далеко-далеко тянутся крадью кучеватые лесочки. И небо встало стеной в снежном сиянии застывших облаков. Прямо перед нами.

Я отдал коню поводья, и мой ходун-непоимок заволновался. У каждого коня свой норов. Этот очень несладистый. Потому и зовётся непоимком. И терпеть он не может, когда его обходят другие. Бес в него вселяется. Потому, когда все идут в шаг, он начинает рысить и рваться вперёд. Чтобы вести за собой всю эту чалую, пегую да каурую конную братию.

На траве мы коней не торопим. Шаг у них спутан и посажен. Кони идут в силу. А трава к тому же ещё и полегла.

Луговина медленно затягивает всадников. Уводит в самую глубину зелёного разлива. Вот траву с шумом раскидывает ветер. Он несётся вперёд, отворачивает в сторону, задевая подолом белые головки цветов, возвращается к нам, — и всё зелёное половодье начинает ходить и шумотно волноваться. Мне кажется, что я вижу его прозрачный хвост. Никогда не думал, что можно увидеть ветер. Нет, не его творения в небе и на земле, а его самого. Вот он провисает, теряя силу, и падает на траву. В том месте трава придавлена и подмята. Ветер притаился, забравшись под мурашистый травяной бок. Должно быть, нас ждёт. Сейчас мы доедем до него и он освежит наши сонные головы.

И тут вдруг на луговине появляется странный образ. Он встаёт в том месте, где только что распластался ветер. Сперва я не понимаю, что это. Но дальше мои глаза отчётливо видят воздушного всадника. Такого лепного, живого, только что — бестелесного.

Дымник — обманец! Они часто бродят по лугам, мороча косарей и ходоков. Особенно, когда солнце на утреннем пригреве начинает подсушивать траву. Издали его вполне можно принять за человека.

— Эй, смотри! — кричу нашим, указывая рукой вперёд.

— Чего? — не понимает Данило Хвощ.

— Ну смотри, смотри!

— Да чего смотреть-то?

— Что, правда не видишь?

— Чего вы там углядели? — любопытствует издали Матюша Дубинец. — Ничего там нет.

— Дымник!

Голос у меня почему-то сел.

Фёдор Куница, прикрываясь от солнца ла,цонью, смотрит на моё видение.

— Давай, гляди лучше, — воркует Терёша, — да нам сказывай, кого углядишь.

— Никого нет! — уверенно заявляет Фёдор Куница.

— Ладно, — отмахиваюсь я, — смотрельники, тоже мне.

— Чего он там углядел?

— Да говорит — дымник. — Толкуют между собой братцы.

Терёша хмыкает и разглаживает свои висячие усы.

А плывунец, между тем, тоже разглядывает нас, будто выбирая кого-то. Тут мой чубатый потянул вперёд, прибавив шагу, и дымник определился на мне. Он не сводит с меня глаз. Что ему надо?

— Ну будет, будет, ишь выставился!

Дымник трогает с места коня, поворачивает его боком, тянется к налучи. При этом он не сводит с меня глаз. Каждое это движение знакомо мне до изнанки. Вот стрела ложится на кибит, встаёт в рукоять. Вот уже свербит глаз цепкое её жало. Если бы он не был из воздуха, из травяного угара, много бы я дал за то, чтобы сейчас прикрыться щитом. Я забываю обо всём и не свожу взгляда с удивительного видения. Совершенная его правдоподобность приводит меня в смятение. Едва успеваю сжаться, и стрелой высквозило мозги из моей разбитой головы.

Трава шелестит над ухом. Ударом вышибло меня из седла. Везде трава, и я лежу уткнувшись в ней лицом. Медленно поднимаю плечи, мотаю головой. Выходит, жив? Ну, конечно, жив! Дух перехватило, дышать трудно. Почему-то саднит лоб. И тут доходит до меня смех друзей.

— Во как засмотрелся!

Это — Терёша. Здесь все — и кони кивают слюнявыми мордами, и ветер ходит над травой, как ни в чём не бывало. Нет никакого дымника.

Я прихожу в себя, беру чубатого под узды и добираюсь до седла. Вот оно, значит, как. На отстреле-то. Пока в самого не метнут, и не поймёшь. Прямо в глаза ударило. Неужели я увидел свою… Ч-ш-ш! Говорят, кто её часто поминает, тому она и без повода отслуживает. Тьфу, блажь!

Но всё увиденное прочно держало меня и своей власти. Будучи сам стрельником, я знал, что летящий посвист стрелы, хотя и завораживает, но пугает впустую. Раз свистит, значит, идёт мимо. Сколько раз в меня стреляли, и всегда я слышал, как она режет воздух. А сегодня — без звука… Рядом ткнулся боком игреневый комонёк Фёдора Куницы. Я повернул голову к товарищу и заговорил:

— А что, скажи мне, Фёдор, почему так — одни кровь проливают, бойцуют, изводят себя, а другим и горя нет? Почему? У нас каждый день как последний, а эти откормыши жируют по палатам, да с каждой нашей жизни свою гривну имеют?

Фёдор разглаживает бороду, вздыхает:

— Да я о них и не думаю, пёс с ними. Я вообще воюю не за кого-то а потому, что мне Богом дано воевать. Кто-то, может и говорит красивые слова, почему воевать надо, почему у нас тот враг или этот. Только ведь слова — явление плутовское. Они тебе могут так голову заморочить, что ты и мать родную за тётку примешь. Нет, не верю я разговорам. Себя слушать надо — за кого тебе воевать и почему. Душа не обманет. А людишки, ты прав, все продажные. Только одного можно словом купить, с него и этого хватит, а другого — шапкой соболиной.

Нет, видно, не понял меня Фёдор. О другом я толкую. Почему люди стольные себя над другими держат? Почему, кроме как мошну набить, нет у них никакой заботы? Можно, конечно, верить в высший суд, в то, что всем воздастся по делам их. Только, по — моему, вера эта от безысходности. А может быть они вообще его сами придумали, высший суд, чтобы при земной своей жизни их в покое оставили?

Мы добрали луг, прошли другой. Путь наш распахнулся равниной, завлекая нас всё дальше и дальше.

После трёхдневного перехода дать ногам послабления не удалось. Отряд, в котором мы значились, отошёл летучей сотне, сопровождавшей князя по его нынешним сущим потребностям.

В Суздале только и было разговоров, что о новой большой войне. К суздальскому постою сходилась дружина. Увидев знакомые лица, мы пускались брататься, раздавая друг другу такие обласкания, что гудели плечи. От тёплого угла, от бабьей ласки завернуло сюда грубодяжное мужское сердце.

Как и повелось, с полудня, загудели суздальские столы. Великое пиршество свело дружину и княжеских тиунов — посадников. Рядком умостились «куничыл» и «соболыл» шапки, против них, а где и вперемешку — вои. Памятуя о нашем разговоре, Фёдор Куница косо посматривал на меня. На мой недружелюбный лад к тому краю стола, где шапошники сопели, чавкали и глотали гусятину.

Князь отъезжал под вечер. Говорили про его нерасчётливость, про предстоящую ночную растряску в седле, про вятича, что стоп постреливать суздальских да владимирских людей на дорогах. Ещё про тиуна княжеского Степана Кучку и его молодую жену, давно завладевшую княжеским сердцем. Стихло застолье, разбрёлся люд по суздальским заулкам. Но дружину не разводили. И вот уже заседлали коней сноровистые князевы прилежники и тысяцкий оголосил двор:

— Вы-во-ди-и ! ! !

Кони ворочали глазами на всю эту беспокойную толкотню. Князь Юрий, или Гург, как величали его киевские летописцы, был уже в седле. Около него крутился тысяцкий. Сотня строилась у сенной избы, в самой глубине конюшего двора. Рядом с пустовавшими сейчас протопными зимнмками.

— Верхами есьм! — разнесло по двору команду сотенного старшины. Мы поднялись в сёдла. Справа и слева от Гурга восседали верхом его ладные гриди, стремяные, кологривные, чашники, хлебники, постельничие, меченоши и прочие ближние люди, что вечно сопутствовали князю во всех его разъездах.

— Смотри-ка, — кивнул Данило Хвощ, — опять широкие пояса надели. С шумниками. И когда они только поспевают творить платяной почин! Видно, другой заботы у них нет.

— Выходит, снова мы в обносках остались, — отозвался Матюша. — А ты с князевыми не тягайся. Эта песня не про нас.

— На сапоги посмотрите, — встрял в разговор Фёдор Куница, — они их златовицей простегали. Все как один. Во!

— Князь беднее смотрится, чем его «двор».

— Так он и должен в первую голову о дружине заботиться, о людях своих, а уж потом о себе, — говорю я.

Тут тысяцкий кинулся к кобыле, навалился со всходу на седло, втянул в него тело, осел, приладившись к кобыле телом и подал знак рукой к воротам. Сотня зашевелилась, но наше крыло какое-то время ещё топталось на месте. Мы стояли прямо против Гурга и разглядывали его неподвижное лицо. Князь был погружён в себя. Он сидел широко и осадисто, подбоченясь в седле и откинув голову назад. Его орлиный нос добавлял пронзительности взгляду, и какой-то особой остроты глазам, от прищура которых веяло холодом. Над головой Гурга носились дворовые ласточки. Князь очнулся, впустив дружину в глубину своего неспокойного взгляда, и тронул коня. Но мы уже выступили вперёд, и Гург остался за нашими спинами. Дорога всем предстояла не то чтобы дальняя, но и в один прискок её было не взять. Особенно в ночь.

Гург ехал на самый край своей Белой Руси в пограничный замок Москов, где его уже ждал Святослав Ольгович. Встреча эта должна была повернуть Гурга к большой войне против Киева. В Москове она проходила не случайно. Говорили, что князь вообще в последнее время мимо Москова не ездит.

От суздальских ворот пошли на рыси. Бодро взялась дорога. Уже часом позже близости города и дух простыл. Немереная, дикая, лесная Русь впустила нас в свои объятия.

Сотня разошлась по двум сторонам затерянной в лесу дороги. Выбирались на неё только в непроходной теснине леса. Князь ещё какое-то время держался за нами, но, видно, устав от соблюдения предосторожности, вдруг вырвался вперёд. Его мы больше не видели. Со своим «двором» Гург унёсся так далеко, что сотня и думать не могла о догоне. «Двор» прошёл по дороге широким накатом, разметав всю разгульную поросль. Скоро ночь сбавила и без того осторожную рысь нашего конвоя. То и дело обходя строй торопливым галопом, из темноты возникал приставной старшина.

— На шаг не переходить! А ну, давай-давай, возьми… — слышали мы его голос. Все знали, что коней подгонять нельзя, загоним. Держали ровной, строевой рысью. Но кобылы просились в шаг. Чтобы избежать драк между кобылами и жеребцами, коней в сотне ставили всегда вперёд. Однако в походе лошади уставали быстрее и потому сотня растягивалась. Жеребцов, идущих впереди, приходилось осаждать, отчего они понапрасну теряли силы. Особенно угнетался мой непоимок. Шагом шли долго. До тех пор, пока комоныл бока не начинали остывать. От них валил пар, а нас всех просадило крепким конским потом.

Между тем стояла удивительная ночь. Огромная луна купалась в лёгких, дымчатых облаках, и по залесью плыл и растекался её мерный свет. Тёмной стеной стоял лес, освещённый только сверху, по своим мохнатым шапкам. Ветер трогал деревья, наполняя тишину своим ходким шумом. Внезапно передние сбили шаг и затоптались на месте. Мы сходу было ткнулись в них и тоже осадили коней. Сзади идущие придержали кобыл. Что-то произошло. Я понял это по напряжённой заминке, охватившей передних. И вдруг все разом потянулись за топорами. Видно, нашлось для нас дело. Старшина выехал вперёд. Строй стал рассыпаться. Кони заволновались, перенимая боевую готовность своих седоков.

Пытаясь распознать угрозу, я мучил глаза бесполезным рыском по тёмному кустовнику, что стоял между лесом и луговиной. Так и есть, дело было в нём. Старшина подъехал к кустам, но осадил кобылу на том расстоянии, когда ещё можно уйти от расстрела. Но здесь была наша власть, и потому его голос зазвучал спокойно и повелительно:

— Эй, а ну не таись! Выставляйтесь-ка наружу.

Доверившись больше чутью, чем здравому смыслу, я расчехляю лук. Стрелять в такой темноте — дело пустое. Да и стрел потом не сыщешь. А каждая боевая стрела немалого стоит. Но разумению вопреки, пальцы мои, прощупав пустую прорезь, уже насаживают петлю тетивы. Дальше, как принято, выгибаю лук через высокую переднюю луку седла, подперев ногой уже прихваченную оконечность, что у нас, стрельников, зовётся «рогом». Вторая петля не так любезна, и её приходится тянуть, приложив силу. Но в умелых руках это сдобляется быстро. Готовый к бою лук бросаю за седельную переднюю луку. Дальше — дело за стрелой. Наконечник беру на ощупь. Вот подкольчужный, игольчатый, вот подрезкой. С этим стрела входит не так глубоко, не садко. Но зато телесную плоть она не протыкает, а рвёт, раскалывает. Вот самый тяжёлый, мы его зовём «гусёк». С ним удар тяжелее, но он особой поправки требует. Если стрелу вести полёгло, вровень с плоскостью земли, «гусёк» обязательно её «зароет», вниз уведёт. С ним мы бьём накладом, в навес. «Гусёк», конечно, голову любит. Если попасть, то редкий шлем под ним не проломится… Но тут нужна лёгкая стрела. Обычно к стрельбе я готовлюсь долго. Стрельба не любит поспешности. Особенно седошная, конная. Коню ведь не скажешь: «Замри!» Ногами его хоть и держишь, но под самый надел, когда уже словил ветер и приложил к нему глаз, когда принял глазом шаговую дальность и взял цель в упреждение к её ходу, когда думаешь, как бы не дать ни в чём помеху, когда всё внутри тебя уже сошлось и сверкающий впереди наконечник стал продолжением и твоего глаза и твоего броска вперёд, конёк вдруг перемнётся под тобой с ноги на ногу, и стрела идёт мимо.

Из кустов нехотя выезжают верховые. Кони у них добрые, невозженные. И отсюда видно, что из отбора. Такие землю сохой не ковыряют. Я не торопясь выцеливаю.

— Кто такие? Чего хоронитесь? — спрашивает старшина.

Те отвечают едва различимо. Вроде говорят, что вольные люди. Вятича боятся, вот и прячутся в ночи.

— А чего не расседлались?

Их будет человек пять. Рука держит стрелу в натяжении, хотя о набое можно и не помышлять. В темноте, без пристреливания. То есть, наугад. Кого отсюда подобьёшь?

В этот момент старшина припадает кобыле на холку. Пошло дело! Стреляют ли в него, или мечут что с руки, отсюда не видно, но я отпускаю стрелу и угадываю цель точно. Почти точно, ударило в коня. Он шарахнулся в сторону, подкосил ноги и завалился на бок. Без звука. Конвой вздрагивает и, повинуясь моему примеру, как по команде, все обращаются к налучам. Старшина толкает кобылу вперёд, и спешенный мною разбойник попадает ему под топор. Далеко слышен удар. Такой ни с чем не спутаешь. Только железо так гуляет по костям и телесной мякоти. Умеет бить старшина.

А я думаю, что захватное это дело — стрелять ночью. Вот так, шагов со ста. Оно чутьё развивает. Цели не видно совсем. Особенно если цель оттенена кустами. Но что-то ведёт стрелу, точно ты соединён со своей целью общей тягой. Совсем иной здесь настрел. Обычно всё строится от цели, а тут наоборот — всё от тебя самого. Вот говорят, чем цель активнее, тем легче н неё попасть. И вовсе не так. Такое могут говорить только те, кто лука в руках не держал. Активная цель будто не пускает стрелу, давит на неё каким-то невидимым и невообразимым способом. Силой своего сопротивления. А тихая, мирная, стоячая цель сама стрелу тянет. Потому я и не верю этим разговорам, что, мол, насилие порождает насилие. Тут совсем другое. Скорее уж, бессилие порождает насилие. Стоячую воду человек переходит, а в бурный поток не суётся…

Ночные лиходеи, между тем, рассыпаются кто куда. Полусотня трогает коней, и вот уже всех нас разметало по лугу. Пустились догонять. Ну, в этом деле нам с чубатым равных нет. Он точно ждал своего часа. Один из удирающих у меня перед носом. Под разбойником тоже добрый конёк, не кляча водовозная! Непоимок мой даёт такого трёпа ногам, что я уже и сам не рад этой скачке. Ночь всё-таки, земли не видно… Ещё немного и дело только за топором. Но тут мы оба влетели в овраг. Луг словно разломило пополам. Треснула земля, проглотив бешеных ночных скакунов. От удара трещит голова. Замерло всё разом, только слышно, как возятся кони, пытаясь встать на ноги. Не чувствую ни рук ни ног. Травой залепило лицо. Пробую пошевелиться. Вроде цел. Встаю и тут прямо на меня из кустов вываливается мой противник. Ему тоже досталось. Мы стоим и смотрим друг на друга.

— Ну? — спрашивает он.

— Кто таков? — я стараюсь выглядеть в этой ситуации хозяином.

— Тебе на что?

— Знать желаю.

Он ухмыляется, а я тем временем ищу глазами свой топор.

— Ладно, бывай здоров!

Он поворачивается и пошатываясь идёт прочь.

— Погоди, ну-ка…

Вытащив засапожник, я бросаюсь за ним. Он разворачивается и моё лицо рассекает страшный удар. Это только ветка, но удар такой силы, что меня отшвырнуло на землю. Огнём разрывает щёку, больно до крика. Как ещё мимо глаза-то прошло? Я вскакиваю на ноги, он снова сечёт, но теперь уже мимо. Не такой я лапоть, чтобы дважды под один удар встать. Зато сам я успеваю сунуть нож ему прямо под руку. Нож ткнулся, сошёл с удара, и в бочину не сел. Противник отринул и мы замерли друг против друга. Его лицо перекошено злобой. Он чем-то похож на Гурга. Или это мне только кажется? Похож — похож. Разве что, телом суше будет. На нём тугая, кожаная телуха. Такие носят под кольчугу. Да они и сами не протыкаемы и удар хорошо держат. Вот что его спасло. Надо мне было в шею метить. Задним умом — каждый герой. Теперь глаза в глаза придётся. Я с новой силой сжимаю нож, подаюсь вперёд, но тут из темноты выступил конь и встал между нами. Ещё миг, — и мой противник был уже в седле. Я только и успел, что поворотиться. Конь вскарабкался на земляной разлом, разбрасывая землю из-под копыт, и замер на самом гребне. Его седок не спешит давать дёру. Это обстоятельство не предвещает для меня ничего доброго. Луна светила всаднику в спину, и оттого он казался чернее собственной тени. Только теперь я обнаружил причину его заминки.

Эти разбойники возят налучи и мулы привязанными к сёдлам. Спрятал коня в лесу, а при тебе и нет ничего. Теперь вот настало его время пострелять. Кого-то очень напоминала мне эта фигура с вытянутым в руке луком. Где ж мой чубатый? Здесь, в овраге, освещённый луной я был перед противником как на ладони. Чахлые кусточки едва доставали мне до пояса. Ноги сами собой потащили меня назад. Цепляя коряги и вороша кусты, пытался я хоть как-то уйти от этой руки. Может и он сейчас думает о всех свойствах ночной стрельбы? В голове само собой застучало, заклокотало, ходуном заходило это слово — насилие. Что ж мне теперь, на колени встать, что ли? Как бы не так! Откинувшись на спину, я видел, как он начинает выцеливать. И вдруг что-то заставило его действовать решительнее. Должно быть, подходили наши. У меня под самой рукой оказался ком земли. Метнул первым я. Тут же ответила мне стрела. Но что-то её спугнуло, отвело. Комок землицы! Он меня спас. Стрела прошла над плечом, обласкав ухо своей близостью.

Застрельника моего и след уже простыл. Я лежал, задрав глаза к небу. На душе было легко и полётно. Она точно сбросила с себя гнёт.

— Эй, жив, что ли?

Это Матюша. Я всё ещё смотрю в ночное небо и ничего не отвечаю. — Мы тут твоего коня поймали… Да жив ты или нет?

— Жив, — отвечаю и поднимаюсь с земли.

Стрела, которой одарил меня этот разбойник и которая легла в полвершка от моего уха, была замечательна с виду. Её коротко подрезанное оперение подкрасили охрой. Должно быть, для отличия. А древко имело аккуратные прорези. Никогда не видел я таких прорезей. Должно быть, они служили кровостоком, сокращая телесную сопротивляемость удару. Зная толк в каждой стрелешной мелочи, я внимательно разглядел наконечник этой стрелы. Настолько внимательно, насколько позволял мерный свет стоящей в небе луны. Наконечник этот был ухожен и тщательно подготовлен к бою точильным камнем. Такого способа заточки видеть мне ещё не приходилось. На скос. И каждая грань убиралась в остроту только с одной стороны.

Данило Хвощ повертел наконечник в руках и вернул его мне, утвердительно кивнув:

— Как же, знакомая работа. Киевская рука. Есть там коваль один, Васюта Гордеевич, так вот это его вещица.

— Стрелу и подобрать недолго, мало ли их валяется.

— Не скажи. Эти вряд ли станут стрелы с земли подбирать. У того, которого старшина зарубил, серебряные браслеты на руках, а под телухой — оплечье боярское. Во дело какое! Думается мне, Гурга они поджидали.

Я засомневался:

— Нет. Куда там впятером с дружиной тягаться!

— Зачем же тягаться, — сказал Данило, — приглядеть только. А такое дело Изяслав кому попало не поручит. Оттого и стрела, что по тебе ходила лучшего киевского мастера. Верно говорю. Ты её, вот что, Гурту отдай, когда в Москов придём. Пусть знает, что по его людям киянские стрелы гуляют. Да ещё какие стрелы! Васюта Гордеевич — цареградского двора коваль.

Снова смотрю на стрелу:

— Зачем он её так точит?

— А чтоб вращалась на лету, — говорит Данило. — Твоя делает пол-оборота до цели, а эта — целый оборот. Стало быть, садится лучше.

— Э-э, что ты врёшь, оперением правится вращение.

— Оперение её только подкручивает. Если его гнуть больше надобности, хвосток будет сильно швырять, как при тяжёлом насаде. Как если на лёгкое древко «гусёк» поставить. Так что придумка верная.

— А вот говорят, что кияне перед боем наконечники слюнявят? — влез в разговор Терёша.

— Слыхал про то. Говорят, чтоб лучше воздух брали, — невозмутимо ответил Данило. Он такой человек, у которого всегда на всё есть свой ответ. И как ему самому кажется, — единственно верный. Впрочем, может, он и правда слышал об этом.

Терёша хлопнул меня по плечу:

— Ну вот, ты уже щипаный тетерев! От такой руки уберёгся.

Лето запахнулось густым раскатышем зелени. Росы стояли жгучие, травами угнетённые. Пролились дожди. Разворошили листвяные засыпи дубрав, дремотные хвойники, подперевшие небо по всей Белой Руси. В Москове мы уже прижились. Особой нужды в нас князь не испытывал, и потому целыми днями пропадали мы на вольных разъездах, забираясь так далеко, что едва хватало времени вернуться к вечернему огласу старшины. Гурт сотню не распускал, но и делом не тревожил.

— Осенью — по домам, вот увидишь, — шепнул мне как-то Матюша Дубинец. Но в небе ещё держался летний раскатный громник, еще не отзеленели леса, и осень было не углядеть глазами.

Однажды, пустившись поймой реки до нижних затонов, где рыбачили финны, мы с Матюшей наткнулись на конный разъезд гридей. Княжьи тельники проводили нас взглядом и неторопливо подались к лесу.

— Эти просто так кататься не станут. Значит, Гург где-то рядом, — заговорил Матюша.

— Чего ему здесь делать?

— Должно быть есть нужда.

Луговина стала топкой, и мы повернули коней к березняку.

— А скажи мне, боишься ли ты смерти? — почему-то вдруг спросил я Матюшу. Он поднял брови, вдумался и сказал:

— А чего её бояться? Всё равно когда-нибудь помрёшь. Днём раньше, днём позже. Я так себе думаю: боится тот, кто до жизни жаден, кто живёт и никак нажиться не может. Так вот, представь себе, их в первую очередь и убивают. А я как-то спокоен к жизни. Всегда могу её отдать, но и от лишнего часа не отхожусь. А почему ты спросил?

— Да так, вспомнил про мою стрелу.

— Эх, хорошо бы ноги размять, — перевёл на другое разговор Матюша.

Я кивнул, и, добравшись до низкой травы, мы спешились. Тянуло в лес. Он пах сырой берёзой и мховой прелью. И ещё точно какая-то тайна, притаившаяся в нём, звала меня. Матюша возился с ремнями, отпуская конское брюхо от ездового запруга, и я не стал его ждать. Берёзы шумели, трепеща всей своей листвяной россыпью, а где-то далеко за этим шумотным царством одиноко растревожилась кукушка. Я пошёл на её голос, и вдруг прямо передо мной оказалась низкая земляная изба, какую везде встретишь по реке Московице. В так избах живут белоголовые финны, что рыбачат здесь с незапамятных времён. Но в стороне от этой избы к длинной жердине были привязаны нерассёдланные кони. Их была пара, и один, соловый, завитой кудлач, принадлежал Гургу. Поблизости никого не оказалось. Должно быть, Гург отослал своих тельников в лес, чтобы не мешали. Я решил подойти поближе. Из-за приоткрытой двери слышался негромкий разговор.

— Буду я Киев воевать, буду! Зря, что ли, такой бурун идёт от Голяди смолечанской до Новоторжища. Зашевелилась Русь, властолюбца просит.

— На Руси всяк властолюбец, — ответил Гургу женский голос.

— Нет, не про тех я. Такого ждёт она, который бы шапкой её перемахнул, рукой своей прикрыл… Но не потому на Киев пойду, голубица моя, что клятвой со Святославом повязан, не потому. — Гург шумно вздохнул. — Не потому… А памятью отца моего Владимира Мономаха. Не Святославу в Киеве сидеть, а мне.

— Значит не миновать тебе Дикого Поля, — снова послышался женский голос. — Недаром люди говорят — погибель нам через Дикое Поле.

Гург надолго замолчал, и я вдруг услышал, как его широкий шаг подступил к двери. Отпрянув к широкотелой берёзе, я замер, боясь даже вздохом выдать своё присутствие. Скрипнула дверь. Гург протяжно вдышался в сладовый воздух берёзового леса и заговорил снова:

— Да, Дикое Поле плетью не перестегнёшь… Дикое Поле — это больше, чем хворь наша. Кто из нас кого к себе присоединит? А нужно присоединять ли? Народ этот — черняк, не в присоединении к нам стоять должен, а в подчинении. И подчинять его нужно не мечом, а его же собственной выгодой. Нуждой, долговой зависимостью, верой! Вот уж слово великое: вера! Заставь их верить в нашу силу против их немощи, и плётки не нужно будет прикладывать. А того верней, если у них в самих себе покоя нет. Значит, не до нас им. Да главное, чтоб не на нас они своё единство укрепляли. Вот и теперь половец трудам моим в подмогу… Что ж ты закручинилась? Замучил я тебя разговором-то?

— Пойдёшь на Киев и дорогу к Москову забудешь.

— Не забуду, голубица моя, не забуду. А хочешь я тебе город подарю? Прямо здесь и поставлю, на реке Московице. Твоим он будет. И назову его по-женски. Вот хоть бы и Московицей. Или Московой.

Их голоса стали тише, а я быстро пошёл к нашей остановке. Матюта сидел на траве и копошил веткой пучковатый кусток гольяна.

— Едем, — сказал я ему, — пора уже. А осенью, знаешь ли, по домам не придётся.

В ту ночь спалось плохо. Душно. Слышно было, как где-то скребутся мыши, и нос принюхался к их запаху, как тоскливо скрипует сверчок. Я долго мял под собой лежак, пока не понял, что же мне всё-таки мешало. Снизу, из подкладки, саднил бока наконечник стрелы. А я уж думал, что потерял её. Я повертел в руках киевскую вещицу, и забросил её подальше, в пустой угол.

Найти её больше не удалось. Осмотрев потом каждую пядь сенника, я понял, что напрасно трачу время. Стрела не иголка. Не то, чтобы я очень дорожил ею. Хотя она и прибавила мне жизни, но своей тайной власти надо мной не имела. Как некий символ судьбы. Но теперь мне казалось, что стрела эта только приоткрыла завесу моей будущности. И найти её я должен, чтобы заглянуть в эту будущность с её помощью. Может быть, грето в душе я ещё надеялся встретиться со своим противником по той ночной схватке. Тем более, что Гург собирался воевать Киев, а значит, все мы скоро встанем друг против друга. Вот тогда бы я очень постарался вернуть эту стрелу хозяину. Твёрдой рукой и с хорошим наделом. А может быть, мой душевный покой подтачивала противная мысль, что стрелы своих врагов вообще лучше не терять. Плохая это примета. Так или иначе её потеря не доставила мне удовольствия.

Из Москова съехали разом. Всё произошло так, будто князь минуты считал. По боровицким окоулкам пробиралось утро. Дубовые стенцы, запахнувшие всю внутреннюю застройку крепости, обласкало солнце.

— Не жалкуй, Матюня! — слышался Терёшин голос. — Киевские постели будут помятнее московских сенников.

В разговор не тянуло. Подставляя недоспавшие глаза свету, я думал о стреле, о том дымнике, что, как бедун, навёл на меня киевского стрелка, потом задумалось о чистой постели из холстины, о румяных бабах и о малине с молоком. Под молоко лучше пирог с кашей, а можно и запечной ягодник. Ещё бы открыть дверь и пустить в горницу мягкий весняк, только-только прогретый солнцем. Он пахнет проталиной и первыми медоносами…

Стук копыт рассыпался по гулким мосткам над Неглинкой. Дорога повернула к сторожевой башне, одиноко стоящей на пригорке. Вокруг неё шёл остроконечный палисад из гладкотёсанных брёвен. Такие башни называются дымными. На них зажигают смолу для оповещения в случае надобности. Оттуда, сверху, провожав нас взглядом косматый страж московского покоя. Вот и замок остался позади. А дорога шла на перемёт полевых московских выпасов. Ночью пролился дождь, и земля сейчас отходила паром. Копыта ступали мягко, утопчиво. Долго шли полем. Потом лесом. И снова полем… Земля поднималась холмами, такими великими, что их мохнатые плечи подпирали небо. На хлебном поле мы догнали ночную тучу и подставились под её мельковой дождичек. Туча уходила за Рязань, на порубежье. А оттуда, должно быть, на Дикое Поле.

Следующим днём и после из залесской стороны подходили полки. На ветру трещали полотнища стягов, красные и золотые язьпси змеились над вздёрнутыми копьями. Копейщиков было много. Издали каждый полк походил на разыгольчатого ежа. Гурт знал, что противник его, Изяслав, укрепился лучшей во всём христианском мире венгерской конницей. Потому копейщиков было много как никогда.

Наш полевой лагерь, «кош», поднялся над луговиной белыми шатрами. День — другой тишины, — и вот всё пришло в движение. Повозки, кони, нерасторопные обозные мужики и войсковые без счёта.

Холмистыми изгибами по Залесью скрутило реку Трубеж. На том её берегу, что уходит в топкую луговину, — великий князь Изяслав. Он далеко; и мы не видим его шатров. Но по всему изгибу реки наездывают киевские стрельники. Наш берег выше, и потому противник охватнее.

Гурт чего-то ждёт. Говорят, он отправил своего сына в Киев. Для мира, что ли. А сегодня Фёдор Куница принёс известие, что Гург вообще собрался уходить. Так говорят его гриди, что дневалят возле пустого княжеского шатра. Что-то, верно, не заладилось. Странная война. Дурно не то, что не воюем, а то, что напрасно выставились полным сбором, полной своей силой, да ещё вместе с Ольговичем, с его дружиной и с черняками-половцами. Получается как в плохой драке, когда воспалив себя злостью, замахнёшься на обидчика, а ударить и воли нет. И это всё, на что ты способен. Только глазами сверкать и сквернословить. Тот, кто своих старых врагов не изводит, родит себе новых. Враг что болезнь. Пока ты молод и силён духом, всегда сломить её горазд. А как состарился да зачах, — смирился и живёшь с ней рука об руку.

Кияне ездят по берегу реки и злословят:

— Эй, людишки ростовские, вы пошто сюда пришли, разве вас мамки отпущали? Эй, страмцы, а где ж ваш князь, утёк что ли?

Ишь как развеселились. Должно быть, чувствуют, что никакой беды им отсюда ждать не придётся. Гурт так, только замахнулся.

Мы прикрываемся лёгкими щитами. На всякий случай. Бывает, что прилетит оттуда задиристая стрела. Расколоть щит долотяной стрелой с такого расстояния — труда не составит. И всё-таки надёжа. А сегодня поутру склёпывали шеломы с личинами. В походной кузнице. Верное дело — будет атака. Неужели Гург решился? Но вот день прошёл, мы стоим и слушаем насмешки киян. На полянах жгут костры, шатры не убраны и кони на коновязях стоят рассёдланные. Никакой войны.

У Матюши личина суровая, с литыми бровями из бронзы и двухслойным носом. Только глаза юркуют из-под бровей. На личине — рубец от сабельного удара. Шлифуя личину, Матюша ёго не трогает, не затирает. Это — его гордость… Приехал посыльный. Ага, пошло дело. Вот уже и костерки тушат. Поднимается народ с травяных залёжек.

Вторую сотню мы прикрываем собой. Пока они расчехляют луки. Оттуда, из-за реки, их не видно. Когда они изготовятся к стрельбе, мы разом повернём коней и отступим. Вторая сотня встанет сюда и начнёт пристрел. Я смотрю на киян. Стоят кучно, дурачатся, руками размахивают. Почему-то становится их жалко. Тоже ведь люди. Кто-то жизнь свою уже не дожил, но пока об этом и не догадывается. Вот тот рыжий и тот, что рядом, и эти двое. Им уйти уже некуда, свои же к воде прижали. Прямо под стрелы. Сейчас начнётся. Затолкаются, распихивая, наседая друг на друга, стегая коней и бросаясь кто куда. Ну, давай.

Сотник забирает грудью воздух и подаёт команду. Мы делаем оборот. Торопим коней, разъезжаемся со стрелками, пропуская их на своё место. Бьют луки. Сотня ударов, как весенняя капель, стучащая по деревянным уличным мосткам. Бьют гулко, с протяжкой. Когда слышу этот звук, сердце замирает. Никак к нему привыкнуть не могу. То ли от того, что звук этот я слышу не ухом, а душой, как слышит лисица свист крыльев падающего ей на спину коршуна. То ли оттого, что каждая минута, звенящая в тетиве лука — это время, прожитое вдвойне, втройне. Время, натянутое как тетива, готовая лопнуть твоей жизнью прямо в твоих судорогой сведённых пальцах… Теперь и мы расчехляем. К бою я беру два лука. Из одного стрелять легче, но он бьёт не так сильно и даёт разлёт. Второй покрепче будет. Долго не раздумываю — здесь стрельба навскид, на испуг, так что к руке пойдёт тот, что посладистей.

Щиты у нашей сотни, как и положено, обращены к противнику. То есть перекинуты за спину. Пешие стрелки даже тетиву натягивают спиной к врагу. Стоять так трудно, спина холодеет при каждом ударе стрелы по щиту. Разворот — выстрел, разворот — подбор стрелы. И каждый выстрел — это шаг на сближение с противником. И потому, стрелять ещё труднее. Выстрелил — шаг, повернулся, выстрелил — другой. Помню, когда я впервые встал под стрелы, ещё до коня, до конной сотни, ноги отказывались этот шаг делать, не шли и всё тут. Отставал я от своих товарищей, которые шли и шли вперёд как одержимые, и гнали врага…

Мысли мои перебила стрела. Перелётная, пришла мне по щиту. Первый подарочек. Любопытно посмотреть на неё. Завожу руку за спину и пытаюсь извлечь стрелу из досок. Сидит глубоко, но щит не пробила. Должно быть, издалека пришла. Рядом в землю садятся и другие посылы с того берега. Наконец достаю стелу, и глаза мои отказываются верить. Она! Вернее, точь-в-точь как та, первая. Вот уж действительно небывальщина. Или, может быть, Васюта Гордеевич всё киевское войско своими стрелами одарил? Однако и нам черёд. По команде мы разворачиваем коней и идём на пристрел. Вторая сотня отходит через наш строй. Мимо нас. Через одного. На глаза медленно наползает видение боя. Хороший набой! Кони лежат прямо в воде, и вода от крови красная. Тела киян навалены по всему берегу. Каждый по пучку стрел получил.

Стреле ведь всё равно, чьё мясо пробовать, — от моей руки это зависит. Но я не стреляю, ищу взглядом своего знакомого. Может быть, напрасно ищу. Нет, не напрасно. Вот он! Он похож на Гурта, только телом суше. Шлем у него без личины, и потому я нахожу его среди киевских стрелков. Далековато стоит, но попасть можно. Попасть можно в каждого, если знать как. К тому же у меня преимущество — наш берег выше. Пошла моя первая стрела. Не добрал на подтяге. Кладу ещё одну. Теперь вижу разнос, — поворотить нужно кибит на полпальца. Нет, и эту уводит. Он меня пока не приметил, хотя опытный глаз должен поймать, что по тебе бьют с одного места. Сейчас разглядит. На мне шлем с личиной, узнать — не узнает, а хорошо, если 6 узнал! И стрелы у меня ничем не приметные, без подкраски. Стрела как стрела. Из ивового. Древки сам тянул. Прут сперва варят в соли, потом сыромятят для упругости и вывешивают под груз нарастяг в сухих и тёплых закутах. Непросушенная стрела к бою не подходит. Ведь когда тетивой её вытянешь и пустишь с пальцев, давая ей ход, тетива ей так бросает вперёд, что непросушенный ивняк непременно прогнётся. А прогнётся — значит пристрельно ходить стрела уже не сможет.

Наконец тяпнуло его, зацепило. В плечо, вроде. Надо поменять лук. расчехляю. Руки этот лук не любят, он их заставляет силу прикладывать. Зато удар у него! Снова стреляю, и без пристрела прямо в грудки. Глубоко, садко, вон как руки вскинул. Ну вот, теперь можно и глаза не мучить, и от рук ярость отпустить. Так, постреляю на рассев. Отведя свой азарт, я готов уже уступить место кому-нибудь из второй сотни. Застоялись, должно быть. И тут только замечаю, странную перемену в себе. Тело не послушно воле, будто не моё. И лука у меня в руках вовсе нет. Когда же я его обронил? А в груди моей топко и наворотно. Торчит в ней стрела с красным оперением. Хочу рукой её тронуть, но рука не идёт, не слушается. И едва только я шевельнулся, повело меня вверх, затянуло, размазало ветром. И не люди внизу рассыпались, а травы луговые. Полегли, гнутся, стонут на ветру. Лечу я куда-то, точно возвращаюсь назад. Против солнца, против времени, и вдруг вижу, как едут по лугу пятеро всадников. Прямо на меня едут, и коней не отводят. Я один, а их пятеро. Но сила уходит. Чувствую, что сейчас совсем разнесёт меня ветром. На одну стрелу только и осталось. Воин — везде воин. Даже там, где уже нет ничего. Там, где другой падёт перед неизвестностью, там где и жизни нет. Жизни нет, но есть воин. Как это Фёдор Куница говорил? — «Я воюю не за кого-то, а потому, что мне Богом дано воевать. На том и на этом свете. Ведь и там кто-то должен это делать и уж, конечно, делать умело, грамотно, достойно.» Впрочем, может быть, он так и не говорил. Прицеливаюсь, стреляю. Попал. Одним меньше. И тут как пелена сошла с глаз. Я вижу их лица. Ну конечно, — Матюша Дубинец, Данило Хвощ, Фёдор Куница, Терёша… Четверо без одного. А я лежу посреди травы и превращаюсь в дым, и он разносит меня над травой, наплывами в разные стороны.

Рукомол

Вечером над пасекой солнце замирает. Оно ластится и не слезит глаза, оплывая по сияющему небу. Где-то на ветках говоркуют пичуги или печалит лес кукушка. Вечером тихо. Нет обычной лесной разноголосицы. От леса пахнет прелым деревом, травяной кислиной, болотной застойной и сырым грибом. Хорошо вечером на пасеке.

Никита Смолич налил две корчаги молодого меда, но княжий человек грузиться не спешил.

Вот, значит, дело какое…, — заговорил он подбирая слова. — А верно сказывают, будто у тебя руки особо хватистые? Никита неторопливо посмотрел на гостя:

Может и так.

Никита свои руки носит как-то по-особому. Точно они у него главнее и достойнее всего остального тела. И руки эти, надо сказать, по-своему замечательны. С виду они тяжелые и затружены, со вздутыми натяжками кровяных токов. Их точно распирает какая-то скрытая сила, которую Никита Смолич едва сдерживает от посторонних глаз.

Княжий человек ждал представления. Уже заволновался, боясь не расшевелить бортника. Никита вздохнул. Поднял глаза. Над его плечами снова две-три изворотливые мушки. Вот он окрестил их взглядом, и вдруг его цапы прытко передернули воздух. Да так, что гость сперва ничего и не понял. Однако, Никита уже сжимал у груди кулаки, и в них жужжало мушиное племя. Пасечник приложил ухо к кулакам:

Гудят! Он разжал пальцы, и пленницы обратились в бегство.

Ловко. Но что за прок мух ловить? Какая от этого польза? Польза есть от всего, — сказал Никита. Нет, руки надо к другому прикладывать.

Уже чувствуя неприятную для себя изнанку этого разговора, пасечник потянул плечами. Была у него такая привычка.

Говорят, на «кулачки» ты был мастер ходить? Кто говорит? Люди говорят. Ну раз говорят, значит ведают про то.

Да вот то-то и оно, что никто этого не ведает. Говорить — говорят, а видать — не видывали. Что за притча такая! — усмехнулся княжий человек. Так что тебе надо? — сурово спросил бортник. Знать надо, так ли это? Голос приезжего выдавал твердую волю дознавателя.

— Притча, говоришь? — переспросил Никита. — Ну так послушай притчу. Был у черниговского боярина Малка Сердюча отрок. Определил его Малк в псаревы помощники. А псарь был у боярина того ох и крут нравом. Сам, что пес цепной. И на руку тяжел. Но отрок попался не робкий и нрава крепкого. Так и не заладилось у них. И вот раз псарю вздумалось посчитаться со своим несговорчивым подручным. Прихватил он парня вдали от людских глаз и взялся бить смертным боем. Что делать было? Вот отрок и постарался изо всех сил. Да так, что боярского псаря поутру мертвым нашли. Все тут и вскрылось. Но когда Малк Сердюч дознался, как дело было, решил поберечь он своего отрока от судного разбора, и сам заплатил виру родичам псаря. А вира немалая. Так и стал отрок подневольным у боярина. Зажилось отроку лучше прежнего, разве что боярин стал к нему особый интерес испытывать. А интерес был в том, как отрок этот свои кулаки прикладывал к чужому гонору и зазнайству. Что ни день, то свора. И все боярин покрывал. Даже подначивал своего невольника проучить то того, то другого. Скоро, однако, ясно стало, что за интерес держал Малк Сердюч на своего молодого драчуна. Говорит как-то Малк: «Вот и пришло тебе время отслужить виру — завтра выйдешь на закладной бой. Заклад я на тебя ставлю. Великий заклад». У боярина этого давняя нелюбовь была с кем-то из родовитых черниговцев. А тут — Масленица, Случай подходящий. У нелюбимца — сынок на «кулачки» хаживал, а боец-то он похлипче был, чем отрок этот. Вот и заручились до первой крови. Малк потом науськивал драчуна своего: «Не ломись ты в голову, чтобы кровь высечь, а все нутро ему перебей. Чтоб ни одного ребра не осталось!» Но нелюбимец Малков видно почуял что-то, угадал думки Сердючьи. И вот на поле вывел он не сынка своего младшего, а великого телом бойца. На того и смотреть было страшно, не то что лезть ему под кулак. И говорит Малков ненавистник: «Ты сына моего ждал? Вот тебе мой сын. Все знают, что он мой пасынок». Так и было…

Никита замолчал, остыв интересом к собственному рассказу.

А дальше что? — поинтересовался заезжий.

Дальше? Того отрока по кускам собирали. А все, что от него осталось, приказал Малк скормить псам. И скормили бы, да собаки парня не тронули. Так и пролежал он на псарне, пока в себя не пришел. А уж когда пришел, то понял, что изведет его Малк. Уходить надо, пока боярин к нему интерес свой потерял. Княжий посыльный вздохнул:

Вот, значит, как.

Да, такая вот притча. И кабы не знал я, кто ты и зачем здесь, не стал бы перед тобой распинаться. Приезжий посмотрел Никите в глаза, проговорил повелительно:

А если так, то ответь мне еще на один вопрос. Отрок этот совсем кулачное дело позабыл? Кроме как мух ловить, что-нибудь еще может?

Бортник не спешил отвечать. Потянул плечами, перевел взгляд на соловую кобылку гостя:

Скажи-ка, лошадка твоя лягучая? Лошадка? Если подставишься — только держись! Да? Ну, посмотрим. Никита взял ветку и, встав под самый бой, начал щекотать кобыле ляжки.

Гляди, лягнет!

Лошадь подернула тугим крупом и лягнула. Кто знает, как лягаются норовистые перелетки, не станет плясать под их копытами. Однако пасечник так перебрал этот удар, что бедной лошадке досталось еще больше. Сам же он при этом и глазком не повел. Гость ничего не сказал. Вовлек медовые корчаги в дорожные кузова, отвязал кобылу, взгромоздился в седло и поехал прочь.

Над пасекой стоял вечер. Светел и тягуч, как молодой мед. Никита Смолич сидел на земляном бугорке и провожал взглядом топкое солнышко к лесу взапазух. Думалось о том, что сам Кирилла Заславич пожаловал к нему на пасеку. Разыскал, проведал. Известный он человек на Путивле. Из тех бояр он, что любого мужика костью крепче. Хоть и с виду неказист. И приехал один, без народа своего! Но не во всем был прав Никита. Сболтнул, что знает, зачем боярин пожаловал. Но знать про то, конечно, бортник не мог. А боярин-то назвался стольничим черниговского князя. Далеко от Путивля Чернигов!

Боярин этот был известен тем, что на своем путивльском дворе проводил состязания рыцарей-кметов. началось все с потешных боев при киевском князе Изяславле, когда венгерские рыцари провели в Киеве свой турнир1. Кияне подивились, похмыкали и сказали: «Мы тоже так можем». Отсюда и появились кметские состязания. Кирилла Заславич и его люди много усердия к тому делу приложили. Но Никита не был кметом. Никогда не сидел в высоком рыцарском седле с дуговой прилукой. И потому визит путивльского воителя оставался для него загадкой.

Может и не нужно было показушничать перед боярином, но какой заручник откажется от показа себя людскому удивлению? К тому же после стольких лет лесного затворничества. Да и ради чего усердствовать, изводить себя кулачным трудолюбием, если все равно никому оно не явлено? Это только байки, что кулачник живет не ради славы. Придумать такое мог какой-нибудь неудачник. А хороший боец со славой не разлучен. Она ему как мамка родная. Так думал Никита, сидя на пригорке возле пасеки.

Очень скоро боярин дал о себе знать. Был самый обычный день. Никита вернулся из лесных странствий к той неизбежной работе, которая уже столько лет делала из него заручного бойца. С дерева, что стояло перед избухой, спадала пеньковая веревка. Сколько ж узлов на ней перевязал бортник! Делается это так: хватаешь веревку одной рукой, вымахиваешь петлю и быстро, рывком простегиваешь узел. Годок — другой, и рук своих не узнаешь. Клешни, а не руки. Потом и ветки станешь вязать узлами. А узел — это первейший помощник руке кулачника!

Но в этот день его рукам долго веревки мять не пришлось. Боярин прислал на пасеку своих людей. Они объяснили бортнику, что по случаю крестин своей дочери путивльский воевода устраивает кметское состязание — турнир. Кирилла Заславич желал бы, чтобы Никита взглянул на этот турнир, ибо будет там дело и по его интересу. Какое такое дело, боярин умолчал. У него не было нужды неволить кулачного бойца. Никита чувствовал здесь тайный умысел. Но умысел этот, по разумению заручника, был бескорыстным, и потому Никита согласился.

Вечером того же дня отъехали. Коней вели легкой рысью. Конские ноги теребили дорогу, тревожа белый пыльник. Промельки теней, рассеянных по лесу, щекотали глаза ездоков.

На постоялый двор, где собирались переночевать, приехали уже глубокой ночью. Дворовые распрягали коней, а боярские люди перетрясали поклажу. Никита помялся во дворе без дела и пошел в избу.

Здесь, в полумраке горящих лучин, творилось действие припоздалого застолья. Никита нашел себе лавку и смирно сел вдали от посторонних глаз. Трапеза уже перешла через тот предел, когда еда не вызывает желания. Постояльцы распрягли свои души и шумно переговаривались. Один из них упомянул путивльские крестины. Ему ответили разноголосиво, возбужденно. Никита слышал, как ударили кубки. Предстоящие события, вероятно, отозвались оживлением и на дальних подъездах к Путивлю. В этот момент кто-то встал из-за стола и, проходя мимо Никиты, пнул его по ногам:

Подвинься ты, свинья!

Заручника словно обожгло. Он подбил идущего ногой под колено. Другой ногой коротко, но сильно ударил его в живот. Громко, всеуслышно свалился обидчик на спину. В избе воцарилась гробовая тишина. Онемели шумливые гуляки. Не дожидаясь, когда их замешательство перейдет в ярость, Никита вскочил с лавки и рывком поднял лежачего на ноги. Развернул его и завязал за спиной ему руки узлом. Тот заорал от боли. Очнулись его товарищи, повскакивали с лавок. Получив хорошего пинка, никитин обидчик полетел им в объятья. Глаза кулачника быстро смерили горницу, распознавая возможность своего гуляния по ней. Но в этот момент скрипнула дверь, и в избу вошли люди боярина Кириллы Заславича. Получилось так, что они сразу оказались между заручником и негодующими постояльцами столовой избы. Застольщики попытались их раздвинуть, но путивльские взялись за мечи. Тогда, сдерживая своих людей, вперед вышел крупнолицый, могучий мужик и грозно спросил:

Кто вы такие, что выставляетесь против черниговских мечников?

Мы — путивльские кметы, — спокойно отвечали вошедшие. Видя их гордую решимость, и кое-как совладав со своими чувствами, мужик этот унял рвущихся в драку черниговцев.

Мы могли бы перерезать вас здесь как свиней, — сказал он напуская на себя равнодушие, — но такой исход дела позволил бы вам избежать позора. Позор хуже смерти, и потому перенесем наше преткновение на завтра.

Что он хотел этим сказать, никто из путивльцев не понял. Когда черниговцы ушли, старший из данилиных сопроводителей негромко изрек:

Этот человек мне знаком. Его имя — Кочмарь, и слов своих он на ветер не бросает. Потому оставаться мы здесь не можем. Придется отсыпаться в седле. Кто знает, что задумал этот душегуб.

Путивльские рыцари, смирившись с необходимостью отступать, двинулись седлать коней.

Кирилла Заславич принял Никиту полюбчиво. Интересовался о дороге, о разных надобностях и, наконец, перешел к делу.

Перед состязанием, — сказал он, — будет потешка на кулачках. «Сам на сам». Есть у меня подозрение, что черниговцы себя покажут именно здесь. Всем на удивление, а нам на посрамление. Может так случиться, что и твой кулак будет к чему приложить. Если будет к чему, то приложим, — спокойно ответил Никита Смолич.

Разговор, однако, на этом не закончился. Боярина подкусывало какое-то сомнение. Он начал осторожно:

Человек ты крепкий, успехов добился в своем деле. Шел, верно, напролом. Себя не щадил. Так ведь? Никита попытался уразуметь, о чем толковал Кирилла Заславич.

Только не все дела делаются с тарана, — продолжал боярин, — попробуй понять, может и пригодится. На сильный кулак всегда найдется самый сильный, а на самый сильный — еще сильнее. Никогда не будет положен этому предел. Всю жизнь ты ломаешь самого себя, рвешь себе жилы ради одного дня превосходства над другими. Почему дня? Ну, пусть недели, месяца, даже года! А потом? Не пойму я что-то, — замялся кулачник.

Ты рвешься к победе той дорогой по которой к ней идут все. Можно растолкать всех и придти первым, но это только случай. Сегодня ты первый, завтра — другой. А вот ты разыщи свою тропинку, да никого на нее не пускай, и потому, когда ты придешь к своей победе, никто не узнает как ты это сделал. Ведь никто не шел с тобой рядом.

Кирилла Заславич взял подвернувшийся под руку плотный пеньковый обрывок, подергал его руками. Крепкая веревка, смоленая.

Перерви! — предложил он Никите. — Любым способом. А потом я это сделаю.

Никита попробовал веревку нарастяг. Потом наскрут. Попробовал даже перекусить ее зубами, разодрать ногтями и перетереть в ладонях. Ничего не получилось.

Ну? — поинтересовался боярин. Никита покачал головой.

Вот оно что, если противник тебя посильнее, то ты и не знаешь, как за него взяться.

Боярин принял веревку, равномерно намотал ее на каждый кулак, сделал петлю, вдохнул воздуху и… посмотрел в глаза бойцу. Там застыло ожидание чуда. Простого и грубого.

Нет, — сказал Кирилла Заславич, — в этом деле она нас сильней.

Он размотал кулаки и, взяв веревку за один конец, распустил ее вдоль, по волокну. После чего разорвал каждую ниточку в отдельности.

У нас так не принято. — Возразил Никита. — У нас не принято в обход. Мы деремся глаза в глаза. Ну и чего же тогда ты не победил ее? Нельзя победить сильнейшего.

Ерунда! Победить можно каждого, пойми, нужно только знать как. Все в жизни сильны лишь с одной стороны. Просто ты сам отказываешься искать другую. Меня засрамят. Ты же не пользуешься никакой помощью. Только ты и он. Все честно.

Кулачник задумался. Он вообще рос в себе самом долго. Потом, после его побега от Малка Сердюча, в нем словно надломилось что-то. Когда вышло время себя показать, Никита все больше на других смотрел. Смотрел и не спешил. Дальше — война. Отступал с обозами на Киев, ходил с туровским воеводой на Дон, на старые хозарские затоки, где конные сотни прошли бурей, разнеся чахлые куреня бродников.

Однажды, под Рождество, вытянули заводилы Никиту Смолича из дому на потешные бои. Противник ему попался слабый. В кулачном деле своего значения не имевший. И так уж получилось, что берег-берег его Никита да и вдарил. Один только раз. Человек этот качнулся, упал и умер. Вот тебе и потеха. А рядом стояли его малые дети, и, ничего не понимая, смеялись над своим тятькой, повалившимся в грязный снег. Замерли все вокруг, точно ожидая, что все еще образуется. У Никиты ком в горле застрял. Потом он поднял на руки своего противника и отнес тело к тому в дом, стараясь ни с кем не встречаться взглядом. Скоро ушел Никита в лес. Подальше от людей, поближе к самому себе. Думал на год — на два, но привык и остался навсегда.

На воеводином дворе все было готово. Прямо на теремных ступенях восседал путивльский воевода. Он был седоус и гладок лицом. Его ровно стриженную голову как золой посыпала седина. Рядом стояли бояре. Первым среди них был Кирилла Заславич. Воевода иногда указывал ему рукой на кого-то из толпы, и боярин равнодушно смотрел в ту сторону. Ниже расположился всякий близкий к воеводе народ, а еще ниже виднелась одна замечательная фигура, которую Никита признал сразу. Это был Кочмарь. Он привалился к дубовой подпоре крыльца и разглядывал толпу. На дворе, между тем, шутовали скоморохи. Их потешки дразнили всеобщее ожидание. Вот-вот должно было начаться действие, собравшее столько охотчих до драки людей.

Вышел вперед заводила. Приплясывая и размахивая шапкой, пошел вдоль толпы:

Нут-ка, где тут наши удальцы? И не сыскать будто. Видно к бабьим сарафанам призарились. Кому ж теперь в «кулачки» идти?

Возьми меня — выскочил щуплый, махонький старичина, усмехаясь беззубым ртом и хорохорясь всем на посмешище. Заводила пуганул его и, приметив кого-то в толпе, закличил: А вот мой голубчик, сизый вяхирь-воркотун! Выходи, Андрейша, не бойсь!

Тяжеловатый от буйного здоровья молодчик, чем-то напоминающий дубовую косячину, неторопливо вышел вперед. На крыльце оживились. Зашевелился и Кочмарь.

Андрейша поклонился воеводе и боярам и, заломив на груди руки, стал посреди двора. Противник ему сыскался из своих. Никита не разобрал его имени, но народ, по его огласке, одобрительно зашумел, заволновался. Противник этот был не так богат телом, но руки имел отменные. Как два молодых дубка, что приросли к плечам кулачника.

Заводила ударил каждого из бойцов шапкой в грудь и начал определять правила:

В «душу» принимаешь? — спрашивал заводила у каждого поочередно. Принимаю, — поочередно говорили бойцы. А по виску принимаешь? Это уж как ведется, — буркнул Андрейша. Принимаю, — подтвердил его противник. А по «микиткам»? Принимаю. И я беру. В грудки держишь? Сам держу и тебе снаряжу. И я держу.

Толпа одобрительно гудела. Когда обо всем договорились, народ разом смолк, приворожив взглядом бойцов. Началось. Андрейша показательно выдерживал удары противника. Молодчик шел вперед и широко улыбался всем его стараниям. Но вот Андрейша поймал торопливую руку, и его противник забился точно птица в силках. Увернулся сперва от тяжелого кулака Андрейши, но все равно получил тюлю. Здоровила, выказывая свое благородство, не стал его дожимать, а отпустив позорную «соломенную» оплеуху, какой обычно просвещают недотеп, вернул народу.

Еще одного из своих разделал Андрейша и, совсем ублажась собой, повернулся к воеводе:

Давай черниговских!

Воевода взгляну на Кочмаря. Того, видно, не здорово испугал грозный вызов путивльского молодчика. Одобрительно кивнув, черниговский управила подмахнул рукой кому-то своему. Тотчас Андрейше нашелся новый противник.

Ну, сейчас будет! — проговорил кто-то рядом с Никитой. — Не зря дядька Кочмарь и глазом не повел. Этот кому угодно головень отшибет. Что, такой умелец? — спросил Никита Смолич у говорившего. Никем не битый. За всю жизнь. А сколько нашего народа переломал! А кто он родом? — почему-то поинтересовался заручник. Говорят, боярина Михайлы Кручи сын. Младший? Нет, не родной, тот что пасынок.

Вот оно что! Вот где солома искру нашла. Не потому ли Кирилла Заславич так позаботился о никитином приезде? Притча-то как попала путивльскому наводиле. Никита с особым интересом посмотрел на Кочмаря. Вчера, на постоялом дворе, заручник и думать не мог, что этот черниговский назидатель — его давнишний обидчик. Постарел. Хотя нет, скорее жизненную спелость взял. Ведь десять годков минуло.

Между тем, Андрейше нашелся новый противник. Кто-то из черниговцев. Он словно ждал, когда молодчик утвердится на слабых своих побойщиках, увязнет в дешевизне малых побед. И тут же Андрейша получил под глаз черниговскую отметину. Ему бы подсобраться, навостриться, но вместо этого молодчик бросился на черниговца в открытую. Черниговец легко уплясал в сторону, соскользнул с руки Андрейши и очень складно пробил ему живот. Едва Андрейша сбил шаг, как получил тот же удар и с другой руки. А потом еще и еще один. Все разом. Теперь здоровила обмяк и остыл. Но его противник и не думал о пощаде. Он спокойно и расчетливо принялся за голову. Обычно таким здоровякам издали в мордень кулаки не пихают. Таких сперва остудят, подломят, промнут, а потом уже и режут с подлета в самую ломкую часть. В голову. Удары идут тяписто, садко. Тут главное — собственной руки не жалеть. Бить до боли в пальцах, до ломоты…

Андрейша уложился на песок, безвольно раздав в стороны руки. Кочмарь смотрел грозно и назидательно. Но это было еще не все. Не дожидаясь огласа, из толпы выступил ладный с виду мужик и притопнул сапожком. Что-то залепетал заводила, оживился боярин Кирилла Заславич, перемолвился словом с воеводой. Кочмарь равнодушно оглядел нового противоборца своему драчуну. Черниговский боец с готовностью поднял кулаки. Заводила вспомнил о правилах, сунулся было к путивлянину. Тот отодвинул разводчика рукой и шагнул навстречу противнику. Бой начался. Толпа загудела, зашевелилась. Черниговский попытался достать ударом издали. Не дотянулся. У путивлянина руки завелись, заплясали на месте. Он подскочил к кочмареву бойцу, но тот резво переметнулся в сторону. В толпе засвистели. Черниговец держался на отделении, присматривался к своему противнику. Осторожничал и путивлянин. Но вот он повернулся к черниговцу спиной и, как ни в чем не бывало, вскинул руки для приветствия толпы. Народ завопил. Никита знал этот прием, но черниговец на него попался. Он сперва опешил, а потом, собравшись с духом, бросился сзади на легкомысленного противника. Однако, путивлянину это и нужно было. Он легко скрутился, присев к земле, и, уйдя от удара, оказался уже за спиной легковерного черниговца. В спину бить не договаривались. Но этого удара никто и не увидел. Никто, кроме двух человек в разных концах двора. Никита Смолич и дядька Кочмарь. Каждый увидел по-своему. У Никиты вдруг дернуло спину, точно этот удар пришел ему. Кочмарь почувствовал удар своей рукой, будто это она укусила противника стальными зубами пальцев. В какое-то мгновение все четверо оцепенели. Каждый из них шкурой испытывал не потешную суть этого боя. Не ради простого интереса — кто кого — метали сегодня здесь кулачные каменья. Здесь творилось действие побивания правды правдой. У каждого она была своя, и каждый считал только свою правду верной. Верной — значит непобедимой. Правда не может быть немощной, сирой и убогой, как душевное покаяние. Правда кулакаста и убойна, как само воплощение неоспоримости и очевидности. Истинное правдоборство всегда будет противоположно заповедальному слову смиренцев, чья душа пребывает в миролюбии, ибо она не способна выдержать хорошую встряску боем и непокорностью. Именно в противоборстве и нашла себя подлинная правда жизни, гласящая на каждом ее повороте: «Человек имеет по силе его!» Не было и нет другой правды, и не будет другой, каким бы сладким обманом не поили наши души.

Судьба кулачника — как судьба народа, выдержавшего войну или сломленного ею. Разбитая или несгибаемая. Нет большего порока, чем само поражение. Это понимали Кочмарь и Никита Смолич. Потому и не осуждали бьющего.

Черниговец чуть отпустил руки. Его пробило. Через спину. Он мог бы вести бой, но теперь ему предстояло побеждать еще и собственную немощь. Черниговец развернулся, и тут же руки его оказались скрученными. Путивлянин отпускал их и снова прихватывал таким мощным затугом, что его противник раздул глаза от боли. Ударов, как и следовало в хорошем заручном бое, никто не видел. О них знал только сам черниговец. Их впитывало его измученное тело. Путивлянин делал все то же самое, что на его месте сделал бы Никита. Он смотрел из толпы на происходящее и ловил себя на мысли, что Кирилла Заславич дважды ступает в один след, призывая его, Никиту, драться. Но мог ли этот умник поступить так нерасчетливо? Зачем ему два едино подобных бойца?

Путивлянин, наконец, отпустил свою жертву. Черниговец, будто потеряв рассудок, поплелся куда-то через толпу. Его руки были вывернуты всеми суставами наружу. Народ ликовал. В воздух летели шапки, и все наперебой славили своего героя. И только Кочмарь немо взирал на победителя. И вот Кочмарь оторвал спину от резкого подпора и ничего не говоря шагнул вперед. Его чуб, нависший над густыми бровями, вздыбился в подобии знамени. Толпа сразу поубавила восторга. Никита посмотрел на лица людей. Они переменились. Они стали похожи на лица провинившихся смердов перед заслуженной поркой. Что такого удивительного таила в себе эта фигура?

Увидев своего нового противника, путивлянин поначалу растерялся. Кочмарь не дал ему опомниться. С резвостью, необычайной для своего телесного объема, он переместился к руковерту. Он возник у путивлянина под носом внезапно. Кочмарь как-то вздрогнул, дав своему чубу легкую встряску, и заручник припал на колени. Это было сделано славно. Так, словно они сговорились заранее. Но путивлянин поднялся. Они застыли друг против друга, и напряженный миг ожидания решительного выпада сковал их движения. Наконец путивлянин сорвался вперед. Он двигался неплохо, легко и проворно, но он двигался заметно, что в кулачном деле недопустимо. Кочмарь и бровью не повел. Черниговец дал всем полюбоваться атакой своего противника. Кочмарь специально подпустил к себе кулак так близко, чтобы все поверили в удар, которого не было. Многие сейчас побожились бы, что черниговский дядька принял своим мясистым носом тюлю. Заручник же притопнул ногой и начал снова. Тресни глаз, если кто успел разобрать и пары петель, что проделали его руки. Точно так перебирает кухарка на реповой шинковке, когда думаешь — вот сейчас останется она без пальца.

Кочмарь не получил ничего. Он расплел эту удивительную косицу крученых ударов, и все старания заручника оказались пригодными только для заглазевшей толпы. И в самый последний удар, что должен был ужалить черниговца вопреки его замечательной увертливости, Кочмарь врезался коротким ответом. И заручник, словно воздухом подавился. Тут же Кочмарь ударил вполную. Добрал. С подрывом, с подломом. Никита сжался. Ему показалось, что пробили его. Что порвали его разнобойные куделя… Путивлянин качнулся, мотнул головой и врезался лицом в землю. Все. Воцарилась тишина.

Никак, помер? — робко предположил заводила. Он наклонился над сраженным бойцом, перевернул его на спину и разорвал на груди рубаху. Потом, когда он поднялся с колен, все поняли какую цену взял Кочмарь за посрамление своего драчуна.

Лицо воеводы окаменело. Должно быть, старый путивльский воитель не находил оправдания происшедшему, но и не мог обрушить на Кочмаря свою словесную кару. Все было по правилам. И тут Никита вдруг внял то, что он тоже заручник. Его будто бы что-то за душу укусило. Раздвигая толпу перед собой, Смолич вышел вперед, Кочмарь еще не разобрал, кого теперь ему предстояло пересиливать. И потому он добродушно крикнул Никите:

Эй, стой где стоишь и считай, что тебе повезло. Или ты не видел, какие тюли раздают черниговские кулаки?! Брось, паря! — услышал сзади Никита. — Не щипай судьбу за нос.

Да что это за тюли, — всеслышно заявил Смолич. — Вот мы сейчас испытаем, каких они стоят дураков! Последнее восклицание Кочмарю пришлось явно не по душе.

Набычившись, он двинулся вперед. Было в этой тверди что-то завораживающее. Только теперь глаза черниговского дядьки признали того, кто бросил ему вызов. Сразу вспомнилась ночная потасовка на постоялом дворе. Умел Кочмарь смотреть на своих противников. Никита почувствовал себя разоренным, раздавленным. Но разве в этом уже была обреченность? Разве только так, тяжелым укатышем, следует проламывать себе дорогу к победе? Вот она, веревка-то боярская. Не разорвать, не растянуть. А распустить можно. Но из каких волокон сплетен Кочмарь?

Прямо против заручника стоял великостатный черниговский поединщик. Дело ждало своего разрешения.

Две судьбы, две меры, две правды. И каждая поперек другой.

Нет, соваться напролом Никита не стал. Кочмарь только и ждал этого. А уж как он умеет разделывать напористых ходунов, видели все. Дядька сейчас смотрелся наставником, которого принуждали выпороть очередного ослушника. Что-то в лице Никиты ему показалось знакомым. Шевельнулось в памяти и погасло. Нет, не узнал Кочмарь отрока боярина Малка Сердюча в этом статном муже. Да и мог ли он его узнать после стольких лет. И стольких боев!

Никита толкнулся было вперед. Цапнул взглядом спокойные глаза противника, тронул воздух кулаком. Ну, расплетать, так расплетать!

Чего напрягся, живот подвело? — спросил Смолич. Давай, болтай пока, — невозмутимо ответил Кочмарь.

А чего это ты вчера милостивился перед нами? Они — то у тебя не больно сноровистые. Кочмарь подобрал губы. Никита продолжал:

А мы на тебя заклад поставили. Свинью. Если твоя возьмет, значит освинишься. Да ты не обижайся, большего на тебя никто ставить не захотел.

Кочмарь сцепил зубы. Никита вдруг дотянулся до него, схватил за рукав. Черниговец дернул рукой, и рукав треснул.

Ай! — вскрикнул Никита. — Беда-то какая! Как же теперь, драться-то будешь? Кочмарь взъярился и выпустил свои кулаки. Эти удары идут на испуг, на угрозу. Но Никите очень нужны были мясистые руки Кочмаря. Нет, не для того, чтобы хватать их узлами. Дядька перебил бы заручницу. Никита решил попинать его руки, укатать их заживо. Два — три удара взял Кочмарь в плечо. Не сразу понял, в чем дело. Никита подплыл к черниговцу сбоку, но не ударил, а юркнул в сторону. И верно угадал — дядька хватанул по воздуху встречным приемышем. Но удар уже не достал заручника.

— Не-е, так ты свинью не выиграешь, — досадовал Никита у Кочмаря из-за плеча. — Подсоберись малек.

Кочмаря прожгло. Он метнулся на говоруна и получил побоину в плечо. Теперь дядьке заломило руку.

Никита отскочил подальше. Кочмарь стал двигаться. Размашисто, открыто. Дядька пытался подловить ход своего противника, но Никита перемещался путано и даже как-то нескладно. Кочмарь берег плечо, больше не подставлялся. Никита еще раз шагнул в сторону и вдруг сорвался обратно, навстречу Кочмарю. Удар, который вывел заручник, сложил бы пополам и стену. А Смолич бил уже с другого захода и с другой руки. Все произошло так быстро, что Кочмарь опешил. Оба удара пришлись в одно место. Только первый — в дышло, в грудь, а второй — между лопаток. Дядька попытался улыбнуться, забыл о плече и, непонятно откуда, принял в него удар. Теперь уже руку ему отбило совсем. Растянул все-таки Никита Кочмаря по жилам. Дядька схоронил плечо, но выставил спину. И снова между лопаток достал его заручник. Кочмарь двинулся напролом, но что-то произошло с заручником. Никита вломился в тяжелую поступь своего противника так, будто это он, Никита Смолич, разбивал о грудь тяжелые колеса. Будто это он обламывал об себя молодую спесь кулачных задир. Они столкнулись, и Кочмарь не прошел. Набой беспощадных ударов заручника совсем подавил Кочмаря. Дядька размяк, отяжелел и обессилел. А Никита вспорхнул, как птица с ветки, развернулся и вбил свой кулак Кочмарю между лопаток. Потом поправил левым кулаком черниговцу разбитое плечо и снова дал в спину. Расплеталась веревочка. Кочмарь стоял и вылавливал глазами свой момент. Вот сейчас он перехватит заручника своей единственной действующей рукой. Но тут Никита ударил и по ней. Кочмарь повел плечом, и оно сразу же предупредило бойца, что и на эту руку он может больше не надеяться. Смолич, на всякий случай, похлопотал над ней еще несколькими ударами. Теперь черниговец неуклюже пятился спиной к терему.

Нет, дядька, телом ты велик, да умом мал, — напутствовал его Никита, раздавая свои подарки. Таки принял Кочмарь дюжину раз в грудь, в одно и тоже место, и столько же тюль взял он в спину. И тут пережало дыхание Кочмарю, и, закатив глаза, стал он оседать на подмятые ноги. Ух, как мог бы сейчас распалить Никита с махача этот тугой лоб! Так, что и глаза бы лопнули. Но воевода поднял руку, и Смолич замер, как вкопанный. Помиловал воевода черниговского дядьку, вернул ему жизнью отмеренные годки.

Ревела толпа, забрасывая небо шапками. Никита пробирался через отупевших от радости путивлян туда, где мог он отпустить от души все напряжение пережитого боя. Он присел на траву возле бревенчатой стены и закрыл глаза. Рядом кто-то вздохнул. Никита поднял голову. Неприметный с виду мужичонка мялся перед сидящим заручником, пытаясь что-то сказать.

Чего тебе? — спросил Никита. Я, понимаешь ли спутал, опамятовал, — заговорил мужик. Смолич потянул плечами, грудно вздохнул:

Чего спутал-то?

Ты меня давеча спросил, кто таков этот Кочмарь. А я по памятке его сынком Михайло Кручи назвал. Ну и что? Ознался я, как вышло. А ты его побил сильно… Никита улыбнулся, подмигнул мужичишке:

Это, отец, не имеет никакого значения.

Венец обреченных

Замок Ульриха фон Поллена Гильдебора Шлосского напоминал разорённую мусорную кучу. Под стать замку был и сам хозяин. Высохший, как осенний тополь в переполье, с лицом, разбитым морщинами и потерявшими цвет волосами. Следует добавить, что нездоровое нутро барона исторгало наружу через его чахлое дыхание совершенно непотребный запах, мешающий какому бы то ни было благородному общению с ним. Впрочем, внешность хозяина Шлосского замка, в действительности, совершенно не соответствовала его натуре. Чуть только дело доходило до благородного искусства владения мечом, равных Ульриху Поллену не было во всём Ордене. А замок? Его внутреннее убранство также не сочеталось с битым камнем стен и башен. Здесь, под сенью рыцарского герба, обитал дух не упадничества, а праведного бунтарства и тщеславия. Здесь каменные изваяния древних франков давили поверженные тела аллеманских ратников. Здесь поплинвые гобелены прославляли род Гильдеборов, а собственное достоинство хозяина составляли две дюжины разбитых им рыцарских щитов.

Да, барон Ульрих фон Полен Гильдебор Шлосский мог показать молодым послушникам, как надо владеть мечом. Когда барон брал своей кованой руковицей клинок, когда втягивал тело в суконную камизу с тевтонским крестом на груди, его чахлые конечности вдруг обретали упругую силу молодого льва. Не просто бой ожидал монахов на холодных ступенях алтаря. Это было магическое таинство ритуала. Шлосский приор тушил факел в лохани с водой, и в зале воцарялась кромешная темнота. Рыцари замирали в напряжении. Их руки терзали рукояти мечей. Преодолевая оцепенение, тевтонцы наступали в темноту. Крадучись, как ночные звери. И тут барон раздавал каждому своё. Были только слышны беспощадные удары. Однако ни разу ещё никто из братьев не получил сверх того, с чем справилось бы его здоровье. Рыцари в этих боях особого усердия не проявили, ибо это было опасно для них самих же.

Замок Шлосс омывала не только тевтонская кровь. Замок стоял на крови и на костях пруссов, на отвоеванной у них земле. Пруссы сопротивлялись яростно. Безумно. Но ярость одного, ста или даже тысяч человек не идёт ни в какое сравнение с яростью целого государства. Ярость этих язычников была естественна, проста и наивна, как оскал зубов волчицы, у которой из-под бока перерезали всех волчат. Но тевтонцы показали им немецкую ярость. Ярость как свойство своей натуры. Ульрих фон Поллен очень хорошо запомнил слова своего отца, которые касались судьбы всех прусеев: «У них есть одно право на этой земле — умирать. Если ты об этом забудешь хоть на минуту, ты не сможешь быть немцем. Мы существуем до тех пор, пока у нас есть противник. Мы существуем до тех пор, пока наша воля подавляет всех, в ком нет немецкой крови.» И Ульрих никогда не забывал и никогда не переставал быть немцем. Должно быть, оттого замок Шлосс не обходила стороной ни одна буря. Но все осады варваров разбивались о его стены, как разбиваются волны о скалистую твердь Фальцштайна.

Барон фон Поллен младший обошёл своего отца не твёрдостью духа, а верой и усердием в клире, отчего и усвоил другую истину: «Господь благословляет только твёрдую руку.» Так было всегда, и Шлосский приор не искал этому опровержения. Барон обладал одной из самых твёрдых рук в Ордене. Возможно именно это обстоятельство и послужило причиной неожиданного визита в Шлосс Великого Магистра Тевтонского Ордена — Вернера фон Орзельна.

Над топями висело солнце. В дымно загустье болотного чада. Болота окружали замок со всех сторон, и только узкая полоса земли, поросшая бересклетом, уходила на каменистую равнину. Гроссмейстер Ордена оторвал взгляд от болотных далей:

— Сдаётся мне, что и здесь не всё спокойно.

— И здесь, на порубежье, и по той стороне сейчас нет такой силы, что может встать против Ордена, — возразил ему Ульрих фон Поллен.

— По той стороне…, — задумчиво произнёс Магистр. Он посмотрел в холодные глаза Шлосского приора и направился к домнице. Тяжело повернулась дубовая дверь в кованых петлях и Гроссмейстера поглотил каменный мрак башни. По гулким ступеням спускались в нижний покой два высокостатных тевтонца. Ульрих фон Поллен хорошо понимал Великого Магистра. После двухлетней войны, которая закончилась разгромом Орденского войска на Чудском озере, гибелью Великого маршала и Великого канцлера, многих приоров и многих братьев-рыцарей, а также потерей всего захваченного на Востоке, Орден и в Пруссии не мог оставаться в безопасности. Над столицей Тевтонского Ордена — Мариенбургом сгущались тучи. Польский король сразу вспомнил о потере своей Хельминской волости и всего Восточного Поморья, присоединённого рукой Германа фон Зальца к Тевтонскому Ордену. Зашевелиась Литва, Жмудь, Чёрная Русь, — вся эта свора битых собак, рычащих на могучего, но раненого Зверя.

Так думал Ульрих фон Поллен Гильдебор Шлосский, но он и предположить не мог, что у Гроссмейстера Тевтонского Ордена появился куда более могущественный враг. И только сам Вернер фон Орзельн знал, где все его потери отзовутся наперёд всего. В Ватикане!

Папа Григорий IX, в истовом своём молении, дал обет Господу короновать князей варварских, обратить их в истинную веру. Смыть с этого отребья бесовскую схизму. И даже жирная десятина с варваров, на которой утвердился папский посол, привезший в Мариенбург благословение Святого Престола, и не полученная теперь Ватиканом, не так удручала Папу, как его пустословие перед Богом. А виной всему был Великий Магистр Ордена.

В Ватикане всерьёз думали, что его оставила господняя милость. Земные неудачи — только следствие небесного отваждения. А если так, то Папа и должен был стать носителем воли Всевышнего в отношении Великого Магистра.

Из открытых дверей костёла доносились холодные звуки клавикорда. Братство готовилось к мессе.

Великий Магистр вышел во двор замка. Его величественная стать была облачена в груботканный кугель-капюшон, закрывавший верхнюю половину лица, массивной пелериной свисая по плечам до самого пояса. Барон фон Поллен неотступно следовал за гроссмейстером.

Каменный двор Шлосса обступали нехитрые замковые постройки. Он был оголён только со стороны Восточной стены — тяжёлой каменной ограды с зубцами и нависающей тяжестью деревянных чердаков. Посреди двора осел колодец, на покосившейся крыше которого высилась деревянная фигура святого Антония. От перекоса стены и наклона черепичной кровли фигура обрела повелительно-назидательную позу, а во взгляде святого скользило скрытое лукавство.

Колодец был знаменит тем, что в нём когда-то утопился капеллан. Но ещё до этого случая за колодцем числились разные таинственные явления. От его стен начиналось любое церемониальное шествие Шлосского приоритета. И почему так повелось, уже никто не смог бы объяснить.

Сейчас здесь уже выстроились капелланы со священными хоругвями в руках, братья-рыцари и их сержанты-оруженосцы. Последними стояли молодые послушники, недавно принявшие трехклятвенный обет рыцаря-тевтонца. Ждали только Великого Магистра и приора. Вернер фон Орзельн и барон фон Поллен заняли свои места. Процессия, которую они возглавляли, под пение псалмов направилась в костёл.

Во время службы Гроссмейстер повернулся к Ульриху фон Поллену и доверительно сказал ему:

— Святому Престолу нужны покорённые души. Не наша вера — земной оплот Матери Церкви, а покаяние схизматиков и прусинов. Мы есть не ради веры самой, но велением обращать в неё! А потому и живы мы до тех пор, пока есть кого обращать.

Он уронил голову на грудь, а Ульрих фон Поллен вспомнил, какие недобрые споры имел этот человек с мариенбургским архиепископом — воленосителем Святого Престола и лично Папы Григория IX.

Тяжёлые мысли Великого Магистра нашли в нём ещё большее угнетение, чему поспособствовал непотребный дух, исходивший ото рта Шлосского приора. Фон Орзельн отвернулся и отступил на шаг в сторону.

Перед вечерней трапезой к барону подошёл оруженосец Гроссмейстера и немногословно пригласил Ульриха фон Поллена в покои, отведённые в замке для его хозяина.

Потолок верхнего зала был перекрыт сводами. Вечерний отблеск солнца пачкал светом их закопчённые накаты. Вернер фон Орзельн стоял на коленях перед ореховой статуэткой святой Марии Тевтонской, и тихо читал канон Богородицы. Появление Шлосского приора заставило его прервать своё занятие. Великий Магистр поднялся с колен и сел в дубовое седалище с резными подлокотниками, предложив приору место возле себя на скамье. Сделал он это без большой охоты, брезгливо памятуя о нездоровом дыхании барона. Но предстоящая беседа того требовала.

— Литва и жмудь, подстрекаемые полячьем, зашевелились по всему Восточному порубежью. Не сегодня-завтра начнут… Прусины только и ждут этого. Даже епископа Данцигского оставили в покое. То всё к Папе взывали. Кляли его тевтоносных слуг. Искали поддержки у епископа, искали заступничества во Христе! — он усмехнулся. — …заступничества во Христе. Вот как! Эти грязные выродки! Давно ли идолов своих охаживали, а тут святым мученичеством прикрылись. Они, значит, святые, а мы… Так вот смолкли разом, ждут чего-то. Ясно чего. Но мы должны ударить первыми. А для этого сейчас важно знать — поддержит ли их Русь? Если нет, — то у нас руки развязаны. Если да, — нужно идти на договор с Новгородом. Тебе про то узнать. Тайно. Чтоб ни одного креста не вспорхнуло к их глазам.

Гроссмейстер стиснул взглядом Ульриха фон Поллена. Но приор встретил взгляд магистра твёрдой, несгибаемой покорностью. Эта покорность граничила с сопротивлением, и волчьим глазам фон Орзельна не пришлось рыскать в подвластной душе. Приор поклонился не пророня ни слова.

Фон Орзельн долго ходил из угла в угол, не скрывая беспокойства души. Ночевать в Шлоссе он не остался. Едва спустились сумерки, Великий Магистр со своей рыцарской свитой отбыл в Мариенбург. Дорога, ночь, возможность встретиться с врагом лицом к лицу, — всё это разряжало сейчас угнетение его сердца.

Над Свечанами в небесном молоке купались летние зори. Поместье притаилось в нехожей затени лесов, среди дремотных сосновников и звериных троп. Высокий, рубленый палисад огораживал его от леса. Привратная часовня, вся увитая диким плющом и загнездённая пугливыми горлицами, возвышалась над дорогой, привязавшей Свечаны к далёкому и чужому миру, что разнёсся где-то за лесными перекатами. По ту сторону от ворот часовни лежал широкий двор, почти не тронутый ногами и колёсами повозок. Крепкие хоромы из бревенчатого остенца, с высокой крышей и вздёрнутым к небу охлупнем, с резными колоньками и зубчатыми причелинами радовали всякий глаз, кто бы ни переступил свечанский порог. Двор перед теремом был царством покоя. Сюда редко пробирались суета и тревога. Каждый прорыв новизны или бунтарства мог здесь потеряться в неспешности, рассудительности и долготерпении. Здесь хозяйничали тухлые мамки-стряпухи, с толстыми и сильными руками, здесь каждый угол продушило варильней, ревеневыми щами и выпечными каравайцами. Здесь свечанский петух, разукрашенный таким цветом перьев, что подобная краска нормальному глазу могла бы разве что померещиться, часами стоял на одном месте, поджав под себя ногу и вонзившись своим единственным глазом в никому не ведомую цель.

Свечанский двор был погружён в самого себя. Молодыми летними ночами над ним пели соловьи, на изломе лета золотистые пчёлы над ним носили свой мёд к дупляным ульям, над ним наливались водой осенние тучи, и будто сама старуха-вечность стерегла его покой, растя паутину на засовах его ворот.

Но сегодня дворовый люд поместья мог наблюдать редкую картин для свечанского быта. Сонные физиономии расписало любопытство, испуг, удивление и прочее живое перо человеческих чувств. В Свечанах творилось то, что немыслимо было здесь ни по каким порядкам, и потому вызывало такой интерес у окружающих. По двору расхаживал доброго вида стати бородач, какие обычно держат себя везде хозяевами, и потрясал старобытным мечом. Против него восстал кмет, что был не так спел годами как зрел на руку и тем выявлял своё достоинство.

— Что же ты стороной забираешь? А-ну, покажи мне свою руку! — так оговаривал старый Евтюх, желая испытать боевую сноровку своего гостя. Владко Клыч подбирался к противнику. А противник ему достался знатный. Это он держал в страхе ятвягов по всей верхней Волыни до самого Немана. Правда, тогда звали его не Евтюхом, а Евтеем Стипулой. Кто видел его в те годы мог бы вспомнить, как все пять часов, без заминки, орудовал Евтюх тяжёлым мечом, лишь перебрасывая его из руки в руку. Как наносил он три-четыре удара противнику сразу, при этом вовсе не замахиваясь. Да так, что каждый удар стоил бы вам какой-нибудь перебитой кости. Иногда на своём дворе Евтюх завязывал глаза платком и, не примеряясь, разбивал с полдюжины глиняных горшков, распиханных на значительном расстоянии друг от Друга по плетню. Ни одного лишнего шага, ни одного лишнего удара! А то бывало, что он вдруг заставлял четырёх своих мужиков нападать на него с палками, а сам только увёртывался от этих ударов не прибегая к оружию. Редко какой палке удавалось достать до его лба.

Теперь же Евтюх состарился и брал меч в руки только в память о своём громком имени. Сегодня его имя наставляло молодому гродненскому боярину Владко Клычу, что приходился Евтюху зятем. Старые глаза не замечали ненужности этого урока, не замечали и близкой расправы. Однако, Владко не стал святотатствовать над именем Евтея Стипулы, и мечи, ударившись друг о друга, разошлись по ножнам.

— А скажи мне, боишься ли ты старого Евтюха? — спросил свечанский воитель своего родовитого зятя.

— Кто не боится этого рубилы!

Евтюх хмыкнул от удовольствия. Хлопнув рукой по мечу, заклеймённому странной надписью «Господи помози ворогу моему», старый воин обнял гродненского кмета.

За всей этой разволокой с особым трепетом наблюдала одна пара глаз, которой такой исход боя принёс особую радость и упокоение. Дочь Евтюха, Аненка, боялась, что Владко, хоть и без умысла, в забаве, уронит честь её отца на виду у всего свечанского двора. И ещё Аненка боялась, что усердие Евтюха может показаться смешным для всех этих людей, которые вовсе не должны смешиться своим хозяином. И то и другое теперь отошло к напрасным страхам.

Над Свечанским поместьем догорал день. Владко посмотрел на жену и сказал:

— Ехать надо.

— Да-да… — вспомнил Евтюх. Его глаза вдруг вспыхнули новой выдумкой. — Я вот что, сам вас провожу. И не дожидаясь ответного слова, крикнул своему конюху. — Данько, седлаться! И моего поставь под седло. Возьми новое, сапуновое, с венчиками. Да чтоб потник был парчовый.

Евтюх заспешил. Его шаг уже потерял былую твёрдость. Спина, плечи и ноги теперь отдыхали, забыв о крепком кряже мужского тела. Он долго не выходил из терема. И тогда, когда засёдланных коней подвели к самому крыльцу, Евтюх появился в полном парадном облачении. На нём была соболья шапка с накладными ушами, широкий котт из гладкой серебряницы, рукава и подол которого расходились мелкими фестонами, а плечи Евтюха облегала меховая мантия. Он взгромоздился в седло, и теперь уже всё было готово к отъезду.

Аненка залюбовалась отцом. В этой особой стати вельможного домодержца таилась своя, неподдельная красота и гордыня. Владелец Свечанского поместья и мог быть только таким, не знающим телесной и душевной чахлости.

Все трое выехали за ворота. Дорога перед Свечанами затянулась травой. Редкая земляная проплешина побеждала этот натиск травы. Всадники ехали дружным шагом и беспечно разговаривали. Вряд ли они могли предположить, что от самой привратной часовни их не отпускал чужой взгляд. Запахнувшись ветками, заслонившись широкими стволами деревьев, встречали эти глаза приближающихся всадников.

— Их всего трое, — сказали одни глаза, — да к тому же среди них женщина.

— Это то, что нам нужно, — сказали другие глаза.

— Да, — подтвердили третьи, — потому, что это знатные русы, а не простолюдины.

— Другого такого случая не будет, — ответили четвёртые глаза.

Евтюх рассказывал об охоте. О том как он подсиживал на ягодниках глухарей и их куриц — копылух. Евтюх щурил глаз прицеливаясь и бросал пальцами воображаемую стрелу. Он так увлёкся собственным рассказом, что не заметил, как качнулась над дорогой и сухо заскрипела падающая ольха. Дерево медленно ползло к земле. Евтюха чуть не придавило. Аненка, испугавшись, закричала отцу об опасности. В этот же момент на дорогу высыпала добрая дюжина странных людей в холщовых робах и нательном рванье.

— Ушкуйники! — крикнул Владко Клыч и, развернув коня, загородил Аненку. — Скачи обратно. Быстрей!

Женщина пыталась совладать с перепуганной кобылой. Владко потянулся было за мечом, но, видя беспомощность своей жены, подхватил под уздцы лошадь и увлёк прочь от завала. Он успел охлестать плёткой неповоротливый лошадиный круп, и лошадь понесла Аненку к Свечанам. Тяжёлая жердина ударила Владко сзади по голове. Ему перехватило дыхание. Кмет повалился на холку коню.

Евтюх без особого труда разделал мечом одного и другого насевших на него разбойников. Кровь так обильно плеснула из рассечин, что весь платяной рукав у Евтюха оказался мокрым. И снова две пары рук перехватили поводья у его коня. Сзади и с боков на старого воина наседали. Он только успевал поворачиваться. Но вот один из ударов добрался и до него. С тычка. Потом другой. Евтюх вдруг отяжелел. Он ещё крепко держал меч, но удача уже изменила его руке. Теперь могучую шею Евтея Стипулы попробовал такой удар, что голова свечанского воителя зарылась в конскую гриву. Дубьём, с подмаха. Дело было сделано.

Женщина была ещё недалеко, когда Родингер поднял свой арбалет. Что-то влекло его руку, что-то в нём уже пустилось вдогон уносившейся прочь всадницы. Родингер впился пальцами в спусковую раму, догнал взглядом цель и выстрелил. Женщина ещё какое-то время держалась в седле. Казалось, что ей повезло, что безжалостный дрот, почему-то, разминулся с её спиной. Но вот она наклонилась притягиваемая землёй и упала под ноги своей кобыле.

Всё закончилось. Нападавшие переводили дух.

— Этот готов! — сказал кто-то склонившись над хозяином Свечан.

— До последнего дрался, — отозвался Тидмар, разглядывая дорого ставшего врага.

— Тела нужно предать земле. По христианскому обычаю, — вмешался Родингер.

— И этого потащим? — кивнул на свечанина Гуттельбер.

— Его пусть ведьмы отпевают.

Родингер сплюнул. Братья-рыцари вывели коней из лесу. Перетащили тела убитых, побросали их в дорожную повозку. Сверху взгромоздили бесчувственного пленника.

— Да жив ли он? — Родингер поднял ему голову. Рус застонал не поднимая век.

— Жив! Приятного путешествия. — Родингер спрыгнул на землю, и повозка, раскачиваясь валкими боками, выехала на дорогу. Вслед за ней поспешили и всадники. Путь им предстоял не близкий. К тому же, опасный. В этих сосновниках Нижнего Немана за жизнь человека с чёрным тевтонским тестом на оплечьях никто и гроша ломаного не дал бы.

Ещё не остыла кровь на избитом теле Евтея Стипулы, когда склонился над ним скорбный лик. Нет, эти глаза не знали жалости, не унижали себя душеспасительной печалью и слёзным омовением. Их скорбь взывала к мщению. Каким-то неведомым образом набрёл скорбный взгляд на малоприметную вещицу, оброненную в траву. Рука подняла небольшой нательный образок. Панагия. Святая Мария Тевтонская. Сорванная с рыцарской груди иконка теперь равнодушно взирала на неведомого соглядатая свечанского промысла братьев-рыцарей.

Большая белая луна висела над болотами. Её холодный свет заливал тяжёлые стены Шлосского замка и главную башню, похожую на обрубок дерева. Здесь, на верхней площадке, в ночное небо крестом вонзилась виселица. Сегодня её оживили. Сегодня из её петли вытряхнули заклёванное воронами тело прусского вождя Рибулака и вздёрнули руса. За ноги. Он ещё жил, хотя, должно быть, уже перестал понимать это. Луна висела прямо у него над ногами. Он поднял голову, и луна обожгла ему глаза.

Осень пришла неожиданно. Как всегда. Багровыми пятнами тут и там запылали по болотам кусты тёрна. На каменистых усыпях подвял бересклет, и воздух уже всё меньше мучила гнилушная испарина болот. Он остывал.

Родингер смотрел в узкое оконце своей коморы. Рыцарь думал о том, что подходило время завешивать оконце промасленной холстиной. По обыкновению. К зиме. Неожиданно его взгляд привлекла необычная фигура. Там, на болотах. Он пригляделся и обомлел. По самому краю болотного наплыва шла склонив голову… Святая Дева Мария! Родингер припал к массивному подоконцу. Может, ему померещилось? Нет. Там была женщина с золотым венком на голове! Облачённая в тёмно-пурпуровое покрывало и белую далматику. Женщина подняла голову, и Родингер встретился взглядом с её глазами. Рыцарь сам не свой выбежал из коморы, спустился по лестнице во двор и поспешил за ворота замка. Стражники посмотрели на него без особого интереса.

Вернулся Родингер только вечером. Весь заляпанный грязью, с одуревшими глазами и с венком из болотной травы на голове. Он шёл по двору и пел псалмы, никого при этом не замечая.

— Что это с ним? — спросил Тидмар у братьев-рыцарей. Те только пожали плечами.

— Что с тобой? — крикнул Тидмар вдогон не помнящему себя монаху.

Родингер обернулся и, глядя в никуда, прикоснулся пальцем к губам.

— Рукой светоносной она запечатала мне уста!

— Не слишком ли ты стал усерден в посте и молитве?

Родингер улыбнулся, наклонил голову, и вдруг глаза его наполнились светлыми слезами.

Вторая стража, час которой пришёл после восхода луны, была взбудоражена шумом у ворот. Когда прибежали факельщики и узкий ход между наведённых простенков был освещён, все увидели Родингера, неистово колотившего кулаками в закрытые ворота. Он рвался вон из замка. Решили разбудить приора. Родингер же, заметив вокруг себя людей, присмирел и поплёлся было прочь. Однако что-то снова взбрело ему в голову, и ополоумевший рыцарь бросился на стенную лестницу. Факельщики тут же последовали за ним. Все хотели знать, что он затеял. Родингер взобрался на наводной каменный уступ и посмотрел вниз. Там, за пределами Шлосса, таилось что-то лишившее его покоя и рассудка. Родингер запел канон Богородицы, сложил на груди руки и прыгнул вниз.

Ночью ворота замка не открывают. Ульрих фон Поллен приказал дожидаться утра. Он был мрачен и неразговорчив. Когда же утром тевтонцы выступили за ворота, они увидели на насыпи мертвого Родингера. Его тело переломало от удара.

Это происшествие вряд ли могло повлиять на привычный уклад Шлосской жизни. Всё также среда отдавалась всенощной молитве, а пятница — турниру. Если не считать последних усердий осени к Шлосским закромам, в замке и вокруг него ничего не происходило.

Через неделю после того, как отпели Родингера, братья-рыцари шли с сенным обозом от дальних скирдовниц. Сено с последнего покоса на корма не пускали. Его везли на подстилы, в набив зимних, протопных спальников. Сено было жёстким и горьким на дух. Тидмар заседлался позже других и потому отстал от обоза. Он ехал не спеша, посматривая по сторонам и разговаривая со своим жеребцом. На каменистой дороге, что огибала равнину, удаляясь от болот, клочьями мелькало рассыпанное сено. Тидмар перевёл взгляд на болота и онемел. В сотне шагов от дороги, между каменных уступов, стояла… Святая Дева Мария. Она склонила голову к соединённым у груди ладоням. Золотой венец на её голове сиял в луче осеннего солнца.

Тидмар наложил на себя крестное знамение. Дева Мария подняла голову и посмотрела на рыцаря. Она протянула к нему ладони, тевтонец слез с коня. Но видение растаяло. Когда Тидмар снова обратил свой взор к болотам, там, у сыпучей гряды, уже никого не было. Рыцарь ещё раз перекрестился, взял коня под уздцы и пошёл к тому месту. Он думал, что нужно будет поставить там каменный молильный крест. Если, конечно, приор поверит в схождение Святой Девы Марии с небес. Бедный Родингер! Его душа не выдержала такого потрясения. Он тоже видел богородицу. Конечно! Теперь Тидмар понимал, что стало причиной помешательства Родингера.

Рыцарь шёл по сухому, каменистому настилу равнины, разгребая щебень запылёнными ногавицами. Его сердце стучало ровно и сдержанно. Вот за краем каменистой гряды показалось болото. Бурая, маслистая вывороть земляной утробы. До самого горизонта. И вдруг он снова увидел святой образ. Там, на болоте. Дева Мария звала его за собой. Тидмару стало трудно дышать. Он бросил повод, и конь вяло поплёлся в сторону. Тевтонец шагнул в гнилую воду. Под ногами хлюпала болотная зыбь. Шаги то расползались, то проваливались в пахучую грязь болота. Но Тидмар ничего не замечал. Он шёл одержимый и неистовый. Шёл до тех пор, пока не выбился из сил. Кожаные ногавицы отсырели, и вся его одежда вымокла. Рыцарь остановился, чтобы перевести дух. Воды под ногами прибавилось. Теперь она поднялась до пояса. Тевтонец шагнул вперёд, но шага не получилось. Он увяз. Тидмар силился выбраться, раскачиваясь из стороны в сторону, но болотная зыбь заглатывала его всё глубже. Рыцарь в спасительной надежде обратил взор к богоматери. Она исчезла. Болота были пусты.

Конь Тидмара вернулся в Шлосс один. Без своего хозяина. Ульрих фон Поллен сщурил глаза. Его распирала злость.

— К оружию! — прохрипел Шлосский приор.

Торопливые руки сержантов стягивали шнуры дублета. Нагрудник плотно облегал сухое тело барона. Он поднял руки и, найдя в своём одеянии достаточное удобство, кивнул в сторону кольчуги. Кольчатый обер, склёпанный терпеливой рукой саксонского мастера, рассыпался тысячами колец по телу рыцаря. Кольчуга переливчато отыграла вечернему свету. Ульрих фон Поллен сразу обрёл твёрдость в ногах и телесную крепь. А сержанты уже облачали приора в великолепный шёлковый плащ с нашитым чёрным крестом.

Прежде чем возложить на себя ременную перевязь ножен, приор освободил клинок от их опеки и перекрестил фухтель своего меча двумя пальцами. Вдоль и поперёк полосы. Теперь всё было готово. Теперь беспокойное сердце барона стремилось к седлу.

Рыцари выехали парадом. Под черно-белым стягом с алой обшивкой. Парад, похожий на длинную, пятнистую скарпею, ощетинился иголками копий.

Тидмара искали и на следующий день, но никаких следов рыцаря обнаружить не удалось.

Нет, не верил Шлосский приор, что здесь обошлось без прусинов. Без их скрадного промысла. Но ведь рыцарь — не девица, не визгом обороняется. И хотя тевтонцы никогда не расстаются с мечом, есть у них ещё и подпазух-кинжал, квилон, к которому подобраться чужая рука не может. Значит, должен был Тидмар вспотрошить прусячее брюхо. Может быть, подманили, завлекли? Но почему тогда коня выпустили? Не скоро остыли тревожные мысли барона фон Поллена.

Был обычный день, и братство собиралось к обедне. Рыцари в холстинах, подвязанные верёвками и с монашескими чётками в руках, толпились у соборных дверей. Тревожно звучал клавикорд, поглощая холодными звуками несдержанность молодых тевтонских душ. И тут все увидели её. От Шлосских ворот вглубь двора шла мадонна с золотым венком на голове. Братья окаменели. И только их приор, чувствуя на себе великую ответственность за происходящее, шагнул навстречу Деве Марии. Когда мадонна подошла к барону вплотную, он упал перед ней на колени и наклонил голову.

— Ты никогда не думал, что жизни, которые ты забираешь у других, могут быть достойнее и чище твоей? — вдруг спросила мадонна. — Тебе нужна святая цель. Но она тебе нужна лишь для того, чтобы убивать, жечь, вешать. Главное, чтобы она давала тебе это право. Ты называешь себя воином во Христе. Знаешь, чем ты отличаешься от простого воина? Простой воин призван сохранять людям жизнь, а ты призван убивать, жечь, вешать… Ты носишь свой чёрный крест на плече. Носи же отныне его и на сердце! — В руке Аненки блеснул кинжал. Двумя ударами, крест накрест, она распорола грудь Ульриха фон Поллена. Тевтонцы замерев смотрели на происходящее. Женщина сняла с головы венец и бросила его на землю. Рядом лёг кинжал, перемазанный в крови Шлосского приора. Аненка повернулась и пошла прочь.

Ворон

В лесных затайках ещё сидела осень. Лес оглох от тишины. Его уже обожгло первым морозом, но отпустило. Теперь он отходил испариной. По суходолам легли туманы. Далеко, сколько хватало глаз. Должно быть, до самой стольной Твери.

В это время года редко кого встретишь на окольной дороге вдали от насиженных жилищ. Разве что угрюмого пустынника, что давно прижился к немереному русскому перепутью. И куда отсюда можно спешить? Всё равно ночевать придётся в поле, подмяв под худые бока травяного перестоя. До полуночи ещё как-нибудь, а уж после земля такого холоду даст — душа стынет. Какой там сон. Холодно так, что хоть кричи. Хуже нет ночь в поле пересиживать. И огня не разжечь — приметить могут. В лесу, если забраться подальше да в овражек, да лапнику нагромоздить, можно и до утра доспать. А в поле — нет. Холодно. Добро ещё, что дождь не взялся. А то вообще хоть умирай. Вымокнешь, и холод, и сил нет как сон забирает. Совсем худо.

Первую ночь пересиживали в разговорах. Без натуги. Говорили в полголоса, но без умолку и кто о чём. Вторую ночь спали стоя, привалившись к деревьям. Просыпались об землю. Сил не было подняться, но мы превозмогали немощь и вставали к своим подпорам. Вот третья ночь. Должно быть, всё скоро кончится. Ведь они идут. Который день идут. Через леса, всеми хожими путями, что сюда ведут. Может, утром и кончится. Как-то не верилось в это. Зналось, но не верилось. Ещё не ладилось в уме, что владимирские подступят именно здесь. Через нас, стало быть. Почему здесь? Что, лесов им мало или хожней других нет? Посмотри, какие вокруг дали, глазом не перемахнёшь. Но десятник вывел нас сюда. Без расчётов и колебаний. Значит, здесь.

Должно быть, на войне хуже всего сторожам. Те-то, полковые, поди, спят сейчас вповалку. Мягко спят, и тепло и сыто. Дружина ведь. А мы?

Из лесу пришёл Мелетич. В его медном поварнике дымилось пойло. Где-то там, за деревьями, тлел костерок. Михалко Мелетич с ног до головы пропах дымом. Шишки жёг. Шишечный прогар пахнет совсем не так, как ветвяжный. Кора всегда кислит, а шишка горчит и духло подсаживает. Вот если сейчас поменяется ветер! Он снесёт этот запах прямо в поле. Хороший сторожевой нос возьмёт его шагов за сто. Правда и в ста шагах от нас никого не было. Пока. Я вычерпнул берестяным попойником отвар. Славный попойничек. Каждый сторож его крутит. Вот если дружину взять, У них такого нет. У них — кубки-ритоны из рога, с серебренной очеканкой. А у кого-нибудь и камень дорогой ввёрнут. И не один. Недаром, что с мёртвого тела вражья рука непременно подберёт гривну да ритон. То, что подороже. Помимо оружия, разумеется. У нас этого нет. С нас взять нечего. Мы, как босята необласканные. Всё только впрок. Оттого сторожа никем и не облюбованы. Будто рать мужицкая. Не каждому это по чести придётся. Не каждому. А ведь мужик сторожу не ровня. Наши-то из детей боярских будут.

Впервые увидел я сторожевых на Чёрном дворе. Было это тем летом. Княжий человек, востроглазый и юркий, точно лунь, что-то втолковывал десятнику. Говорил напористо, но с оглядкой на своего собеседника. Десятник отвечал коротко, сдержанно. Задев меня взглядом, востроглазый, без особой охоты, кивнул в мою сторону. Десятник равнодушно приценился взглядом. К моим ладным присмальцованным сапожкам, вытянутым под струну гладильным камнем, к шароварам с шёлковым обшивом, к подкольчужнику, стёганному кошенильным шнуром, и потерял ко мне всякий интерес. Я понял, что привыкать будет трудно.

Когда все разговоры закончились и пришла пора дела, я неловко напомнил о своём присутствии. Десятник посмотрел на меня, и в глазах у него такая натуга стояла, будто я виноват перед ним в чём-то. Он ничего мне не сказал.

В дозор особо-то и не снаряжаются. И чего снаряжаться, если всё и так при себе. Вместо доспеха — кожаные двуполки. Кожа мягкая, присмальцованная, чтобы не скрипела. Из оружия берут только луки и ножи. Ножи, правда, не как у всех, а потяжелее будут. И пристроены они по-особому — за спиной на поясе. Так, вроде, руку под мышку пихнешь, ладонь как раз встаёт вприхват. Удобно.

Десятник осматривал своих. На Михалко Мелетиче он точно споткнулся. Так и повис взглядом на подстрельнике.

— Что, плечико не тянет?

Мелетич мнётся, отвязывает тул, снимает крышку. Там с десяток стрел. По общему настрою видно — пристыжен парень. Почему, мне невдомёк.

Мелетич оставляет себе три стрелы, остальные передаёт мне. На сохранение. Я тихо спрашиваю:

— А отбиваться как? Мелетич сопит:

— Это не про нас. Мы не отбиваемся.

— А если придётся?

— Сторожа не отбиваются.

— Как так?

Десятник слышит наше перешёптывание, подходит и вступает в разговор точно опознав мои сомнения.

— Запомни, — говорит он мне, — один раз толкую и больше повторять не стану. Нам не отбиваться нужно, а противника насиживать. Сторож не оружием силён, а рыском, утайкой, звериным нюхом, цепким глазом. Когда ты пуст, врага по-другому маешь. Тут уж тебя ничто не спасёт. Хоть в землю заройся! И зароешься, если надо будет. А в бой полез — значит выявил себя и дело своё сгубил, и врагу навострил очи. А эти три стрелы, он кивнул на перетянутый берестяной колчан, — так, где для сигнала, где чтоб отвлечь, где чтоб пугануть.

Десятник посмотрел на Мелетича и прибавил к сказанному:

— Жаден ты, Мелетич, до бесполезностей! До мелочей бесполезных, я говорю. Гляди, так по бесполезной надобности и жизнь свою распустишь.

Мой товарищ хотел было возразить, но у него не получилось. Потом сторожа ушли, а я остался отсыпаться в жилом покое Чёрного двора.

На утро всё пошло ходуном. По теремам и избам поднялась дружина. Как многопёрая птица, что перед взлётом широко разбросает крылья по земле и встряхнёт, заклокотит остроклювой головой.

Строились у мостовых ворот. Строились шумно, широко. Отовсюду шёл ратный люд. Посошные мужики с топорами и вилами, нечёсанные, широкогрудые, как медведи на строжище, заполнили улицу. Какой-то конный сунулся было через них. Куда там! Не спасло и то, что боярин. Свалили, спешили. Знай свою дорогу. Сегодня все равняются по заведённому порядку. Сегодня нет мужика и нет боярина, а есть люди «ближние» и люди «дальние». Война. Вот она стоит, у самого порога. Всех сравняла. И каждый обрёл свою честь. Нет, пока ещё только кураж, задор, горячечный нетерпёж. Пока ещё. Пока она не обернула всё это в мешанину из мёрзлой грязи, крови, рванья и поковерканных тел. Ух, и будет нынче дело на Ключевском погосте! Жаль мне не к кому подстать.

Я брёл вдоль земляного вала, стараясь не попадаться людям на глаза. И вдруг увидел наших. На речной прилуке за мостом. Среди уложенного обоза. Они первые попробовались войной.

Возы зашевелились.

— Посторонись! — крикнул сторожам какой-то обозник со своей повозки, едва не спихнув колесом Мелетича с дороги. А где ж десятник? Где Куляба, Горюнец, где Мелентий Суличанин? Мне стало не по себе. Первый счёт войны. Он начинается со сторожей.

Потом вспоминали, как десятник прополз в траве через конские ноги суздальских ездоков. Да так тихо, что никто его и не приметил. Как увёл разъезд далеко за гору, чтоб сторожа смогли пройти. Они почти выбрались. Почти. Кто-то из суздальцев нечаянно обернулся. Последних увидели. Били со скока. Стрелами. От наших рыскачей тогда остались только Рад Плескович, Тологуб, что помер потом на Егорьев день, Михалко Мелетич, ещё двое и… я. Потому, что я тоже был сторожем.

Под телуху подбирался холод. Я отхлебнул клюквенного варева. Оно пахло дымом. Сегодня или завтра мы тоже откроем счёт. Уже в другой войне. Интересно, с кого из нас начнёт она?

Попойник мой нагрелся и подмяк. Лесное варево всегда ближе вкусу, чем домашнее. Опять ночь не спать. До полуночи ещё далеко, а ноги уже слабеют. Появился Плескович. Теперь он у нас десятник. Хочет мне что-то сказать.

— Нечего сластиться. Давай-ка сходи вон на ту горку. Возьми трут, костерок запалишь. А мы посмотрим, кого он с поля подманит.

— Может и подманит кого, — говорю я и прощаюсь с пойлом.

Холод уже цапал за руки, за шею и за плечи, подбираясь к самому укромному телесному нагреву. Пойло слегка подогрело меня изнутри. Если б сейчас на костровой прогар навалить сушняка, если б зарыться в него, подставляя бока нагретой земле — как бы славно спалось! Но это только мечты. Скорей бы уже зима. Такой холод всегда перед снегом. А как выпадет первый снег, сразу становится легче. Зима начинается только со снега, цаже если по всем приметам давно идёт её время. Зима — это великое таинство. Великое непостижимое, которое мы просто не замечаем рядом с собой. А ведь зима связывает смерть с нарождением. Подзимок убивает всякую жизнь, замораживает её. Всё спит в себе самом или в тлене, а потом появляется солнце, оно даёт весеннюю топь, и всё рождается заново. Разве с человеком не так? Именно так. Правда, зима мирская и зима, обращённая в человеческую натуру, в её жизненный трепет, — разные вещи. Потому как появление твоё на свет — это и будет твоя весна, когда бы ты ни родился, зимой или летом. И каждый год твоя собственная весна повторяется по времени твоего рождения. А значит, каждый год у тебя есть и время твоей смерти, то есть того, что равно удалено по противоположности от рождения. Ты не умираешь, живя год за годом, но когда-нибудь именно в это время смерть придёт за тобой. Если, конечно, тебе придётся дожить до своего изначально предусмотренного конца.

Весна — яра привела меня на свет, и так совпало, что именно теперь мне следовало бы умереть. В подзимок, в эту последнюю неделю перестоялые осенин. Я пробирался через ломкие ветки оцепеневшего леса. Мой дозор был единственным, что создавало здесь беспокойство. Всё замерло в ожидании неотвратимого и беспощадного момента. И вот ударил мороз. Ударил и убил последние силы сопротивления чахлой жизни. А снег ещё не выпадал, и значит зима не началась. Не развенчала нас со смертью, не погрузила в спасительное небытие… И что за дурные мысли. Ещё накличу чего доброго.

Студёный воздух на шаге мучил грудину. Ложился камнем. А Плескович-то меня под приманку поставил. Под приманку. Значит, если что поминай как звали. Эк, Плескович! А я-то думаю, чего он нас здесь выставил, может рассчитал, проведал? Всё куда проще. Костёр ночью в поле отовсюду виден. Кто ж мимо него проедет? Владимирский разъезд непременно сунется. Они, может, и в другом месте пошли бы, но на огонёк завернут. На всякий случай. У дозорных одна задача — войско провести. Тихо, незаметно, без потерь. А тут кто-то в ночном поле гостюет. Увидеть же может. Расчёт у нашего десятника прост. Я, значит, суздальских да владимирских на себя соберу, а он посмотрит…

На полевом пригорке костерок брался трудно. Его задувало. Сушняк тлел и задыхался. Много пришлось повозиться. И всё это время меня не покидало чувство, что с поля кто-то глядит мне в спину. Так всегда бывает, когда сам этого ждёшь. Костерок дымил. Я давно заметил, что дым постоянно лезет именно мне в глаза, куда бы я ни сел. Точно он нарочно за мной охотится.

Огонь было взялся, пошёл по сушняку, покусывая веточки, и снова разнесло его ветром, разворошило. Что ты будешь делать! И подпал у меня весь вышел. Ни щепья, ни бересты не сталось. Пришлось идти к лесу, собирать. Трава полевая на холоде загрубела, окостенела. Скоро, должно быть, и ледяной коркой возьмётся. А небо-то какое мутное, задымлённое. Ни звёзд, ни полумесяца. Оттого и на земле всё непроглядно и хмуро, и душа, в ожидании чего-то неведомого и неотвратимого, птицей мечется в груди. Я иду и спиной чувствую, как тянет меня назад что-то, туда, на пригорок, к чахлому моему костерку.

Добрался до леса, подсобрал сушняка. Прислушался. Тихо. Да тишина такая, что на уши давит. Говорят, умирающий попадает вот в такую тишину. Всё замолкает разом. Это значит — смерть пришла. Тьфу, опять про это. Вот напасть! Бесовское наваждение. Не даёт человеку о жизни думать.

Постоял, послушал и обратно в поле пошёл. Туман полз на пригорок, околдовывая землю, обволакивая её неразличимостью и тайной и тут, у самой горки, из тумана выставились два всадника. Владимирские! Вот оно. На меня едут. Сразу ноги ослабели. Я один в чистом поле. Из всего оружия только нож. Вон ещё один владимирский стороной заходит путь мне к лесу отрезает. Но мне и так деваться некуда. Пешему от конников в поле не улизнуть. Бросаю на землю сушняк, а сам руку в подмышку просовываю, к ножу. Здесь он, да и где ему ещё быть. Ну теперь, дай бог чтобы избранник мой без кольчуги оказался. Вот какой-то совсем близко даже лицо различимо. Поди ж ты, собака владимирская, сейчас я тебя обласкаю. Э, да что это я, костерок ведь не горит совсем. Увидят наши или как? Надо шумнуть.

— Ой, батюшки, — ору во всё горло, — и кого это среди ночи принесло? Должны услышать. А владимирские — то заволновались:

— Э-э, да ты чё? Чё орёшь-то?

— И что за люди такие, по добру али как?

— Ну чё орёшь? Эй, Василько, заткни ему глотку. Тут я бросаю нож. Как и положено сторожу. Хорошо бросаю, хватко, с оттяжкой. Вот если б он ещё и воткнулся. Но… раз на раз не приходится. Как не складно-то получилось. И отбиваться мне больше нечем. Самое время сейчас было бы утечь в лес. Да, видно, не судьба. Не нужно было смерть кликать. Всё, поняли что почём. Объезжают, в кольцо берут. Вот она нежить-то! Совсем рядом. Накликал. И деваться некуда, попался. Раньше видел, как это с другими было, всё казалось, что меня ещё не скоро. К жизни ведь привыкаешь, и не думается, что всё может в один момент оборваться… Худо, что никого из них достать не могу. Значит, за так придётся сгинуть, совсем задарма. Эх, не смерть страшна, а беспомощность! Ничем моя жизнюшка не окупится. Ну хоть бы одного пальцами задушить! Всё, прижали. Вижу, как один из них примеряет копьё, как покусывает воздух колкий наконечник, как рука набирает силу, чуть дрожит в натуге, и копьё разгоняется, готовясь к своему смертоносному прыжку. Вот пошло, теперь уже не уйти…

Меня будто разорвали пополам. Я это или не я? Может быть, это первый снег, который разнесло по земле? Меня больше нет… Но ведь я мыслю, и мой рассудок слышит мои мысли. Значит, живу? Почему так навалилось на глаза небо? Оно что, упало на землю. Я вижу его на своём лице. Дышать… не могу дышать. Воздух стоит в груди. Это так просто — дышать. Как я делал это раньше? Живой я или нет? Почему-то совсем не дышится. Боль вонзилась мне в грудь. Должно быть, я закричал, потому что услышал голос, и он прорвался откуда-то со стороны, и это был мой голос. Я снова потерял себя… Кто-то трогал мою щёку. Это кусток травы дрожал на ветру. Небо уже стояло высоко надо мной, и вдруг мне показалось, что оно снова поползло вниз. Я закрыл глаза. Белый туман начал таять, уступая место холодной и беспощадной ясности. Она сжимала меня в камень. Ещё немного — и я надломлюсь под этим натиском. Но ничего не произошло. Вдруг стало теплее. Тепло вернуло боль. Я закричал, но на этот раз крика не получилось, только воздух хрипло вышел из груди. Поднимаю голову — копьё торчит выше сердца, у плеча. Древко окаменело во мне. Правда теперь я твердо знал, что жив. И тут моим глазам предстал какой-то человек. Он сидел перед костром совсем рядом и ворошил угли.

— Э-э!

Он обернулся.

— Живой?

— Да. — Невыносимо трудно говорить. Язык присох.

— Не повезло тебе, — тихо говорит этот человек. Я вижу только его спину. Он сидит на корточках и пихает палкой в костёр.

— Что, болит?

— Болит, — отвечаю, — а ты… ты кто?

— Должно быть твой друг. Во всяком случае — избавитель.

— Какой такой друг? — не понимаю я. Но боль снова пронзила мне грудь, и я заронил голову.

— Ишь, как тебя прихватило.

Он всё время сидит ко мне спиной и не оборачивается. Переведя дух я заговорил снова:

— Помоги, коли друг.

— Так я для того и здесь, чтобы тебе помочь. Да вот только этой ли помощи ты ожидаешь?

Смысл его слов мне не совсем понятен. Должно быть, от того, что рассудок мой помутился от боли. Глотаю воздух и говорю снова:

— Мне нужно в лес. Помоги…

— Тебе нужно выжить. Сперва выжить, или умереть. Ты как эта зима — застыл на полушаге. Ни туда, ни сюда.

— Мне нужно в лес, — твержу я, теряя силу, — а ты сам-то владимирский? Он усмехнулся и отбросил палку в сторону.

— Возможно, тебе будет трудно понять то, что я сейчас скажу, но это только жизнь обрекает вас к одному месту, к одной судьбе. Владимирской или не владимирской. А у смерти нет разделения ни по принадлежности, ни по достоинству. Она не знает ни времени, ни расстояния, которые вы метите мирскими своими пометками. Смерть всех равняет: владимирских с вами, с тверскими. Будущее равняет с прошлым. У смерти нет ни настоящего, ни прошлого, ни будущего. Она совершенна в своей простоте. Это — великое равенство небытия. Я пришёл тебе помочь обрести его.

Странный смысл этих слов внезапно прояснил мне голову. Я даже забыл с боли. Он медленно повернул ко мне голову и я увидел под низко надвинутым его капюшоном глубокую пустоту вместо лица. Холод снова мою душу.

— Придётся тебе смириться с тем, что это неизбежно, и твой час настал.

Эти слова отозвались во мне полной ясностью происходящего. Я закрыл глаза. Даже боль утихла. Отступила сама собой. Вот он миг моей смерти. Ещё одно усилие… Я осознаю его так легко, будто происходящее ничего не меняет вокруг меня и во мне самом. Но мне что-то мешало. Что-то мешало принять это и следовать предрешённому. Что же? Понял, — боль отступила. Нет боли. А если боли нет, может, мне всё-таки не помирать так сразу, сберечься? Пусть себе думает, что я умер, а я полежу-полежу и к лесу подамся.

— Упрямство — достоинство дураков! — его голос вломился в покой моих мыслей. — Ты, видно, ничего не понял.

Он склонился надо мной и душа моя сжалась.

— Смерть не обманешь. Это жизнь можно обмануть, напичкав безнадёжного и полумёртвого снадобьями и лекарствами. Если бы ты мог жить, я бы сейчас не стоял здесь над тобой.

— Ну так убей меня.

Он усмехнулся.

— Смерь никого не убивает. Пусть это будет для тебя откровением. Убиваете вы себя сами. Смерть только разрешает те противоречия, в которые вы попадаете безнадёжно и безысходно. Жизнь убивает вас, а не смерть. Жизнь вас изнашивает на всех своих буйных всплесках и поворотах, растлевает вас и расплачивается вами за все свои порывы. Вы — износки жизни. А смерть только освобождает от обязанностей перед жизнью. Смерть — это свобода… Но я не могу тебя убить.

— Не можешь? Почему?

— Почему? — переспросил он. — Потому, что смерть не секира, как ты её себе представляешь. Ей нечем убивать. У неё ничего нет. Умерщвление или навь, как вы его называете, — элемент жизни. Ты всё должен сделать сам.

— Как?

— Прими решение.

Я приоткрыл глаза и посмотрел на своего надсмотрщика.

— Значит ты и есть…?

— Я только её символ, её воля и её гонец.

Он шелохнул на себе шелковистые одежды и меня обдало ветром. Не знаю почему, но мне стало легче. Значит, вот оно как. Стоит передо мной моя смерть и уговаривает меня. Я заговорил снова:

— Представлял тебя совсем по-другому.

— Я могу быть любым. Чем больше страха — тем я ужаснее.

— Да, пожалуй.

— Чем ночь темнее, тем страшнее пугало, — он усмехнулся. — Ну, решайся.

Я собрался с духом, посмотрел в пустое, тронутое мутным светом небо… и сказал:

— Мне в лес нужно, к своим.

— Нет, может, ты, конечно, и прав, насчёт жизни, я не спорю, но там в лесу наши. Видели они владимирцев или нет, кто знает. Понимаешь, у нас есть такая штука, называется совестью. Она иногда идёт против рассудка. И ведь вот какое дело, против рассудка бывает, что можно пойти, а против совести — нельзя.

— Хорошо, а как ты собираешься отсюда уползти с копьём в груди? — спросил меня ангел смерти.

— С копьём? С копьём, конечно, не уползу. Ясное дело. Кто же с копьём уползёт?

Вдохнув побольше воздуха, я перехватил дрожащими руками копейное ратовище и что было силы рванул его вон из себя. Боль пронзила меня своими яростными клыками. Что-то порвалось внутри. Свет уходил из глаз…

В горнице было тихо. За оконцем оплывал день, и в полосе его света кружилась пыль. Белая, как хлебный дым на помоле. Я могу долго смотреть на её кружение. Пока она совсем не осядет на половики.

Я сидел за нашим большим столом, широко обхватив его руками и уронив голову на гладкую дощину. Я был ребёнком. Должно быть, я вернулся туда, откуда начал свой путь по жизни. Вернулся к своему истоку. К своему роднику, который соединился с образом этого тёплого и доброго дома. А может ничего и не было? Может мне всё только показалось? Ведь часто детские глаза тревожат внезапные картины чужой, непонятной жизни. Они возникают как отблески чего-то неотвратимого, вовсе не твоего. но, почему-то, хорошо тобой узнаваемого.

У оконца сидела мать и что-то неторопливо творила руками.

— Ну что же ты, сынок, что с тобой?

— Мне больно мама, я больше не могу.

— Это потому, что ты себя жалеешь. А ты себя не жалей. Я тебя пожалею, а ты не жалей. Знаю, как тебе больно, но что ж поделаешь. Ведь нужно идти дальше. Ты только с силушкой соберись и иди себе тихонечко.

— Нет, мама, я не могу идти, ведь я уже умер. Разве ты не видишь?

— А мы твою смертушку отведём, в сторону заманим, словом тайным закличем.

— Да разве мы сможем?

— Вдвоём сможем, сыночек. Человек жить должен, а не со смертью ладить.

— Мне больно, мама.

— Знаю, сынок, знаю.

— Вся грудь у меня рассажена.

— А мы и эту беду осилим. Все слезиночки твои в моё сердце льются. Я бы и сама залечила твою ранку, сынок, да вот притронуться к тебе не могу.

— Почему же?

— Не могу, цветочек мой. Постарайся сам. Ты сам должен.

— Почему не можешь, мама?

Она наклоняет голову и тут только начинаю я с ясностью различать её полупрозрачное лицо. Мать говорит тихо, едва уловимо:

— Потому что нет меня. Я далеко уже и не воротиться мне назад.

— Как же нет, мама, ведь ты здесь, рядом.

— Нет, сынок. Это только детство твоё, память твоя.

— Вернись, мама, ну пожалуйста!

Она качает головой, и глаза у неё полны слез.

— Ты должен сам себе помочь. А я рядышком буду. Вот только притронуться к тебе не могу. Разделимы теперь мы с тобой. Моё времечко против твоего течёт. Совсем в другую сторону.

Моё детское упрямство подсказывает мне самый простой и верный путь. Я вскакиваю с лавки и подбегаю к матери. Она не успевает и слова молвить, как я хватаю её за руку. Могильный холод пронизывает мою руку, втекает в грудь, перехватывая боль. Миг ослепительной ясности вспыхивает в моих глазах. Мать что есть силы отталкивает меня прочь.

— Нельзя, сынок! Это — погибель.

С ней что-то происходит. Я вижу, как дрожат её плечи. Она тянется к окну, и её долгополый саян превращается в полосу белого света.

— Не отрекайся от жизни, сынок…

— Подожди, мама! — кричу я ей. — Что с тобой?!

— Тепло твоей руки прогоняет меня… Помни, что я тебе говорила. Она исчезает. Уже совсем другой голос добирается до моего слуха:

— Как бы далеко ты ни уходил, всё равно вернешься ко мне. Это снова он. Нет больше горницы, нет моего детства, а есть только раскидистое небо над головой и холодное осеннее поле. Высоко стоит день, и в дневном прогреве киснут почерневшие травы. Как пересохло в горле. Хоть бы глоток воды. Упираясь ногами в землю, начинаю ползти. Получается плохо. И боль всё злее и беспощаднее.

— Ну что, ждал избавления, а обрёл новую муку?

Не отвечаю ему, берегу силы. Ползу спиной, отталкивая землю ногами и вытягивая плечи. Он снова говорит:

— По правде сказать, я люблю таких как ты. Сильных, жадных до жизни. Вот на иного смотришь, и понять нельзя, за что ж его так судьба наказала. Ладно, если б только телом не вышел. Но ведь и душа мертвяцкая.

— Тебе этому, вроде бы, радоваться нужно, — вступаю я в разговор, — когда душа мертвяцкая.

— Почему же радоваться?

— К тебе, выходит, ближе.

— Вовсе нет. Жить со смертью в душе — значит обманывать сразу двоих. Эти поклоняются мертвецу распятому, наделяя его вечной жизнью. Говорят о жизни, а поклоняются мёртвому. Ждут, что он придёт их судить. Ждут живого, а он их уже судит. Мёртвый. Ведь его закон — для мёртвых. Сам посмотри: покаяние, непротивление, угнетение плоти, отрешенность от жизненных благ. А где стоят их алтари? Среди погостов, среди мёртвых. А кто им даёт заступничество? Святые мощи, то есть остатки трупов. А когда у них рождество? В корочун, в праздник смерти. А кто их святые? Убиенные, замученые и растерзанные. Ни одного живого и здравствующего. Так в чём же тут живое?

Я не отвечаю ему, не пытаюсь постичь его правду. Я ползу. Упрямо и зло. Мне больно, но боль теперь вызывает какую-то звериную ярость и придаёт новые силы. Протест, кипящий во мне с этими силами, гонит меня прочь от подавленного созерцания собственной беспомощности и нужды. Подумаешь, боль. Раз больно, — значит живу. Болеть может только живое. Сильно болит потому, что сильно хочет жить моя распоротая грудь. Буду ползти дальше. Выскребом себя возьму, изведу себя, но здесь не останусь! Злость во мне кипит и я говорю ему:

— Что же ты меня за подол держишь, если любишь таких, как я? Отпусти. Уйди себе прочь.

— Да я бы ушёл, — отвечает нежить, — но не верю я в твою силу. У тебя порыв. Красивый порыв. Потому ты и совесть вспомнил. Но он пройдёт… Если бы ты мог сейчас представлять себе всё так, как оно есть, как оно есть против тебя, то вряд ли бы воодушевлялся. У тебя рана кровоточит. А до леса так далеко. Скоро ты совсем обессилешь. Так что я не уйду. Да, он прав. За день мне поле не переползти. Собираюсь с силой, переворачиваюсь на бок, подаюсь на ноги. Пошло. Держу тело-то! Шатко, но стою. Вот только голове совсем плохо. Делаю шаг, другой, и голова меня уводит в дым, и тело обвисает и проваливается к земле…

Где это я? Лес стоит чёрный, стоит вороном, не шелохнется. Не по себе как-то. Но вот дымком потянуло из-за деревьев. Шаг проваливается в прелый валежник. Разгребаю ветки, а лес не пускает, упирается ветвистым гольём. Ветки хрустят и ломаются, выдают меня лесной затайке. Вот и костерок в завале. Наши в повалочку. Михалко Мелетич угли разгребает.

— Эй, братцы, — кричу им, — вы что тут осели? А ну айда за мной!

— Ты, что ли?

— Ну а кто ж ещё. Давайте, шевелитесь.

— Погоди. Садись вот с нами. Мелетич, налей-ка ему клюковины.

— Какой клюковины, владимирские в поле!

— И владимирским клюковины нальём, — невозмутимо отвечает мне Рад Плескович, и все тихо смеются.

— Да вы что, с ума посходили?!

— Погоди, будет кричать-то.

Рад Плескович вытягивает губами настой из попойника. Говорит:

— А что, скажи-ка, много там владимирских?

— На мою душу хватило.

— Вот и на наши тоже пришлось.

— Э, да хватит языком травить. Ты, Плескович, хоть и десятник, но совсем, видно, про дело забыл. Пошли-ка.

Плескович смотрит на меня равнодушным взглядом, тихо отвечает:

— Куда ж нам идти теперь, мы своё уже отходили. Это ты ходок.

— Как так?

Смотрю и понять не могу. Плескович стряхнул с попойника последние капли в траву.

— Ведь мы ж убитые все. В один час с тобою. Каждый своё взял. И так уж нас обошли, точно знали наверняка, где наш брат в землю зарылся. Плохой из меня десятник вышел — людей загубил, и владимирцев подсидеть не смог.

— Как убитые? И я, значит, с вами? Я-то как, скажи. Ну посмотри на меня, Плескович.

Он вздыхает:

— Не пойму, то ли тут, то ли там.

Будто глаза обмакнуло слезой. Поплыли рыскачи, с дымом перемешались. А дым отошёл в чёрное-чёрное небо. Нет, это не небо. Это лес склонился надо мной. Вороным крылом запахнул меня. Слышу — ветки хрустят. Идёт кто-то. Я за дерево. Таюсь. Может, владимирские? Идёт прямо на меня. Нет, здесь я открыт, надо в траве затаиться, — вон, что берёзу заворостила со всех сторон. Наклоняться больно, но делать нечего. Трава-то горькая какая. Язвит кожу, точно пожёгой мазана. Всё, теперь затаись!.. И как это ни один сторож не уберёгся. Понять не могу. Высмотрели нас, что ли. Но чтоб всех сразу! Какая-то в этом тайна есть. Не просто так вышло.

— Ну, что неразлучны мы с тобой? — слышу знакомый голос. Опять он. Цепляюсь руками за берёзу, встаю на ноги.

— Выходит, что неразлучны. Твоею волей. И что ты ко мне прицепился?

— Не во мне дело. Смерть ты за собой водишь. Вот и давеча в поле так хватился об землю, я уж думал — всё.

Теперь только до меня доходит, что лес этот вовсе не плод моего воображения.

— Так как же я сюда попал? — спрашиваю.

— Приполз. Без чувств был, но полз. Землю ковырял, как червь.

Я вдруг вспоминаю разговор с Плесковичем. Осторожно спрашиваю своего пастыря:

— А что, скажи, ты товарищей моих забрал?

— Забрал, было дело. Один и охнуть не успел. Другого уговаривать пришлось, вот как тебя. Но он посговорчивее оказался.

— Вот, значит, как. А по какому такому случаю им выпало умереть?

— Да пошто тебе знать? Мёртвые живым своих секретов не выдают.

— Какие у мертвых могут быть секреты?

— Не скажи. Это в миру секретов нет, всё лежит как на ладони. А смерть такое обнажает, благо вы потом вспомнить ничего не можете.

— Вся жизнь человеческая, — возражаю я, — это поиск пути. Пути праведного над праведными или подлого над подлыми. А ты говоришь — в миру всё глазам открыто. Да кабы так было, народ горя не знал. Беда не в том, что человек ни во что не верит, а в том беда, что верит ни во что!

— Ерунда! — противится он. — Для того, чтобы понять мир, не нужно ходить дальше собственного огорода. Истина для вас — приговор или оправдание своих заблуждений. Вы можете убеждать, вы можете верить сами, но это ни на шаг не приближает вас к ней. А почему? Не то ищете. Вы ищете понимаемое вами. Для вас истина понимаема. Это изначальное условие вашего поиска. А если нет? Ведь каждый понимает всё так, как ему свойственно понимать. Ты считаешь это бедой человека, говоря, что он верит ни во что, а я считаю это его свойством. Тогда, когда человек станет верить не в это , может быть он чего-то и уразумеет.

— Вера есть венец человеческого познания, — прерываю его я.

— Абсолютное заблуждение. Верят как раз в то, что не познаваемо.

— Но ведь верят и познают.

— Ты имеешь в виду Бога? Познание Бога — только плод вашего воображения. Эта вера — пример вашей потребности в верховном господине. Назидательном, одновременно жестоком в каре и добром по облику. Ты же не оставил Богу решать свою судьбу. Сам стараешься. Так в чём тогда твоя вера?

Мы идём по лесу. Тишина кругом, даже ветер ветки не забеспокоит. А лес стоит прозрачный, будто в воде отражённый.

— Куда ты путь держишь? — спрашивает мой соглядатай.

— Воды надо сыскать. Родник здесь есть, мы из него воду брали. Вода в нём сладкая, как на земляном меду настоянная. Хоть жар в груди перехвачу.

Ближе к роднику лес загустел. Не пускает. Пробираемся с трудом. Где с подлаза, где с навала. Вижу родник. В овражке, в прелой ольховой пади, вымывает он ручейком скат-дорожку. Ноги разъезжаются, и я лечу вниз, в земляную кашу гнилового листовала и сучья. Какая-то коряга врезается мне в грудь, да так, что от боли свет меркнет в глазах и всё проваливается куда-то.

Тошнотная горечь во рту. Темно, непродышливо. Передо мной женщина. Босоногая, гладкощёкая. Размешивает какое-то варево.

— Ты кто? — спрашиваю.

— Лежи, не вставай. Меня бабушка послала снадобье тебе изготовить.

— Какая бабушка?

— Моя бабушка.

Никак в толк не возьму, что за бабушка такая. Ну да ладно. Бабушка так бабушка. Вижу перед собой молодые, белые руки. Вот они гребут в кузовке пух лебяжий, вот окунают пух в плошку со снятым варевом. И голос оживляет слова заговора:

— Огнь-батюшка! Травка-матюшка! Дух-тух-передух, огнепёровый петух! Перья распущу, язвы полощу. Немочь — поклевом, нежить — поедом. Дух-тух-передух, огнепёровый петух! Снадобье она творит без спеха, с разбором, с ожиданием.

— Давай же!

— Стоять оно должно, томиться.

— Некогда мне. Идти пора.

— Толку не будет, ещё не подошло.

Я откидываюсь на лежанку, вздыхаю.

— А кто ты будешь?

— Малашей меня зовут.

— Прямо как дочку мою.

Что-то удивительно знакомое проступает в лике моей берегини.

— Кабы она не была моложе тебя годков на пятнадцать, я бы вас не различил.

Малаша улыбается моим словам, и её улыбка ещё больше напоминает мне о дочери.

— Кто старше, кто моложе — поди разбери, — говорит молодая знахарка и снова берётся нашёптывать заговор. Я тороплю её:

— Давай, прикладывай, будет толк.

Её нежные пальцы подносят жгучую мякину к моей груди. Порезь заязвила, заскреблась болью. Ничего, терпимо. Давай, жги, пробирай до косточек.

— Затянет?

Малаша не слышит, толчёт губами заговор, головой покачивает. Грудину мне стянуло. Во все кровотоки осаживается снадобье. Подпекает, покусывает.

— Теперь упокоить нужно рану, — говорит знахарка. — Да чтоб ветерком не засквозило. А как немножко займётся, можно и солнышком припечь.

— Где ж нынче солнца взять. Солнце теперь упочило, — говорю, а у самого веки слипаются, тяжелеют. Хорошо мне, и боль отступила.

— Только ты не спи, — затревожилась Малаша. Толкает меня в бок.

— Почему ж не спать? Без сна уж почитай три ночи…

— Не спи, нельзя тебе.

— Да как же не спать?

— Он тебя утянет спящего.

— Кто утянет? — не понимаю я.

— Ясно дело кто.

— А, смертный сторож.

Малаша молчит, тихо кивает.

— Откуда ты про него знаешь?

— Бабушка сказывала.

Я вздыхаю. — Не утянет.

Тусклый свет коптильника жёлтым пятном плывёт перед глазами. Стены поползли, затуманились…

— Проснись! — слышу я сквозь сон. Малаша кричит. Превозмогая немощь, открываю глаза. Прямо передо мной две страшные, когтистые лапы. Сразу прихожу в себя.

— Эх, одного мига не хватило, — слышится его голос. Я лежу ни жив, ни мёртв. Чуть в лапы ему не сорвался. Столько времени держался и вот. Переведя дух, поднимаюсь на ноги. В лесу потемнело. Должно быть, смеркается. Удивительно, но грудь не болит, и жара нет. Видно, подействовало Малашино снадобье.

Мы шли по древяным заломам, мимо посохших стволов, лежащих на растопыренных ветках, через чахлую поросль и непролазное куставьё. Шли и молчали. Он заговрил первым:

— Ты на меня не злобься. Я своё дело делаю.

— И что это за дело?

— Чистить белый свет от нежити.

— Делай, мне то что.

Под ногами — ягодная засыпь. Ещё не разорённая птицами и зверьём. Он издали смотрит на мои голодные старания.

— Смотри, живот вздует.

— Ничего, кусток оскверню, — отвечаю ему полным ртом ягод.

Сквозь поросль блеснуло закатное солнце. Я уронил лицо в ягодник. Солнце! Только теперь я понял, что живу. Всему вопреки. Вижу этот мир, дышу его воздухом… А в лесу стояли осенины. Поздние, запоздавшие. Холод совсем отошёл, распечатав пахучие застойны. Воздух — хоть ложкой черпай. Десной медовар! Так пахнет только в наших лесах. С горчинкой, с подпалом.

Медленно догорало закатное золото. Ползло по веткам. Уже в сумерках мы вышли на тропинку. Я и не знал, что здесь есть жильё. Лесной кордон. Сырые ёлки расступились и невдалеке показался двор. Он был неказист и едва приметен среди обступивших его еловых громадин. У меня защемило в груди. Случайно посмотрел я на своего пастыря. Его трепещущие одежды развевались точно полотнища знамён.

— Ну вот мы и пришли, — торжественно сказал Ангел Смерти. — Здесь тебя ждёт интересная встреча.

Я перевёл взгляд на безмятежный закуток жизни, к которому вела лесная тропинка. Не верилось, что там, в покое и отрешённости меня ждёт роковое испытание. Что ещё могли означать его слова? Ладно, будь что будет. Я пошёл вперёд. Потянуло дымком. Берёзой топят. Только её дрова дают такой сладкий припашок. Вот уже видно, как из дымового оконца тянется к небу дымок. Кто-то хозяйничает во дворе. Чушки берёзовые рубит. Схоронившись за могучей, разлапистой ёлкой, ухватив рукой ветку, я присматривался к происходящему на лесном подворье. Вот показался человек с берёзовыми околками в руках. Он подошёл к низенькой двери, подцепил её ногой, удерживая свою ношу и повернулся ко мне лицом. Дверь скрипнула, и человек пропал за порогом. Я перевёл взгляд на демона. Тот, видимо, получал удовольствие от того, какое впечатление на меня произвело увиденное.

— А скажи-ка, — начал я, — ты, вроде бы, сказывал, что товарищей моих забрал?

— Забрал, ну и что?

— А скольких ты забрал? Помнится мне, что упомянул ты только двоих?

Если б у него было лицо, должно быть, в этот момент, он улыбнулся. Я это чувствую. Значит, я прав. Он качнул головой. Мы поняли друг друга.

Снова скрипнула дверь. Человек вышел во двор. Остановился и, заломив руки за голову, широко потянул плечами. Умаялся, видно. Я отпустил ветку. Она прыгнула вверх, и он посмотрел в мою сторону. Проклятая ветка! Вот он поднимает с земли топор и настороженно ступает в мою сторону. Это — Мелетич. Он жив. И не в городе сейчас воюет, а хоронится в пустом и тихом лесу. Вот почему сторожей обложили кольцом и тихо вырезали. А он, значит, здесь. Ах, Мелетич! И всё-таки в это не верилось. Я знал Михалко Мелетича почти два года. Он был и при прошлом наезде владимирцев и воевал с ними. Ведь воевал! Да, Мелетич, жаден ты до многого. И жить любишь не малым. А тот, кто жить любит не малым, всегда найдёт кому, когда и за сколько совесть свою продать. Теперь Мелетич шёл мне навстречу, ещё не зная, кого ему послала судьба. Нас разделяли десятка два шагов, не больше. Ну, теперь не ошибиться. Я выхожу вперёд, и оттягиваю на себя единственную разделяющую нас ветку.

— Ты? — чуть не вскрикивает Мелетич.

Какое-то время он смотрит на меня немигающим взглядом, потом украдкой оглядывается по сторонам. Боится чужих глаз? Даже здесь, в этом пустом лесу? Вот и выдаёт себя. Одним только вороватым оглядом. Теперь у него горят щёки. Должно быть, решился. Он весь напружинен. Вцепился в топор и напористо идёт на меня. Я считаю разделяющие нас шаги. Восемь, семь, шесть, пять… И тут я говорю с надломом в голосе:

— Знаешь, а ведь это я вас выдал!

Попало! Он оцепенел. Сделал ещё шаг, ещё, и остановился, обалдело глядит на меня. Пытается осознать вероятность услышанного. Сейчас поймёт, что его дурачат. Между нами только ветка, которую я натягиваю всеми силами. Если мне и не жить, то этого я утащу с собой. И я бью. Мелетича ногой в живот. Из-под ветки. Так бьют только тогда, когда хотят кого-то утащить с собой. Мелетич скрючивается, и я отпускаю натянутую ветку ему в лицо. Хороший удар! И прикрыться противник мой не смог — слишком крепко топор держал. От удара Мелетича сбило с ног. Я поднял оброненный им топор и встал над лежащим. Тяжёлый топор у Мелетича. И слабыми своими руками держу я его над головой предателя. Держу, а ударить и силы нет. Но тут Мелетич приходит в себя и вскакивает точно ошпаренный. Тяжёлый топор у Мелетича…

Я сажусь на траву перед лежащим. Нелепо всё получилось. И тут я замечаю на ветке, что мне жизнь спасла, могучего ворона. Такого матёрого, смального. А демона-то и нет нигде. Оглядываюсь. Нет! хотел я было ворона спугнуть, но что-то рука на него не поднялась. А он вдруг вспорхнул с ветки, да прямо к Мелетичу. Я аж зажмурился. Сел ворон Мелетичу на грудь и крыльями его прикрыл. Ух, когтищи-то какие! Видел я их уже над собой. Приходилось. Мелетич дрогнул, застонал и дух испустил. Ворон сверкнул на меня глазами и поднялся над лесом, тяжело и осадисто полоща сильными крыльями. Покружил над поляной, посмотрел на меня сверху и подался прочь. Получил своё.

Дом у дороги

Река шумит. Выкатывает и разбивает волну по песчаной отмели. Гулко, с подвоем и тревогой. Со стороны залива поднимается ветер. Пристань и окаменевшие мостки протягивает брызгами. Их разносит далеко, до самого пригорка, где чернеет пустая и заколоченная будка со ржавой вывеской «МЕЗЕНЬ».

Парома не будет. Волна бьёт в пристань, и на полвзгляда вперёд уже ничего не разобрать. Сырое месиво реки и ветра. Понятно, что парома не будет. Да и кого везти? Одного меня, больше некого. Сердце скулит побитым псом. Надо было ехать до города, а оттуда на электричке. И что меня сюда потянуло? Необъяснимо. Просто провал рассудка.

Начинается дождь, а парома не будет. Маленькая, умирающая пристань на широкой, как дорога, реке. Просто остановка, никому не нужная на этой дороге. Совершенно обречённая бесполезность. Похожая на трагедию. Единственный, кто оправдывает её существование — это я. Сейчас, здесь, среди дождя и ветра. А может быть, наоборот? Может, это она оправдывает моё существование, обречённая и бесполезная пристань?

Я ухожу. По скользкому настилу окаменевших досок. По сходням, переброшенным через гнилую воду отстойной канавы. По мосткам, вбитым в песок. Я ухожу, но идти мне некуда. Но лучше идти никуда, чем верить и ждать чего-то, что никогда не произойдёт.

Дождём располоскало дорогу. Я ступил на травяной прокос, что привалился к дороге, и двинулся навстречу неизвестности. Где-то должна быть деревня. Не могла же пристань находиться далеко от деревни. Однако странная логика нашей сельщины скоро доказала мне противоположное, — деревни не было, а дорогу мало-помалу забило травой. Нехожень. Куда ни посмотри, нехожень. И тут я заметил едва приметную тропинку. Даже не тропинку, а так, след на недокосе, протоп. Человек шёл торопливо, широко. И траву он подбил только носочком. Точно не шел, летел. Вдали от жилья так не ходят. Значит всё-таки есть деревня. И когда за пригорком открылась луговая низина, я увидел огонёк. Ясный и теплый, как осколочек солнца. А если не пустят? Народ-то разный. Или просто побоятся. Что-то очень тихо. И собаки не дёргают слух своей хриплоголосой, дежурной злостью.

Сквозь завись дождя проступило неясное, размокшее очертание жида. Его прожигала горящая на крыльце лампочка. Однако в доме было темно. В деревнях ложатся рано. Хлюпая сапогами по затопленой траве, я дрался до крыльца. Крепкие ступеньки отзвучили мой шаг. Я замер у двери. Вдохнул сырого воздуха и постучал. В сонную тишину дома обрывисто и тревожно ворвался мой натиск. Рука в ожидании сдержала кулак. Интересно, что там сейчас происходит. Какая-нибудь беззубая старуха, едва шевеля полуживыми, выцветшими глазами, обратила своё удивление к запертой двери. Должно быть, решила, что это стучит её одиночество рукою обмана в забитые тишиной уши. Я постучал громче и настойчивей. И снова мне ответила тишина. Нет, это стучит моё одиночество по запорам этой затерянной в дожде пристани человеческого тепла. Стучит зло и настойчиво. А что там? Старуха, должно быть, свесила с палатей свои разопревшие лодыжки и, чертеня незваных гостей, слезает на лавку. Давай-давай, пошевеливайся! Выждав какое-то время, я нетерпеливо дернул за дверную ручку и, к моему полному удивлению, дверь открылась. Она была не заперта! Да, деревня честнее города и достойнее.

Оттуда, из-за порога, пахнуло незнакомым духом. Я, почему-то, особо восприимчив к человеческому запаху. Точно зверь. Для меня запах кожи человека, его волос и дыхания указуют на человеческую персону лучшим образом, чем любые характеристики и рекомендации. Это жильё, во-первых, пахло женщиной, и, во-вторых, пахло совсем не по-деревенски. Такой дух, хотя и не выдаёт никакой особой благообразности, всё-таки не соединим с бесчисленными формами человеческой порочности. Уже радует. Чисто пахнет, значит чисто живут. А чисто живут, значит чисто мыслят. Я вошёл и закрыл за собой дверь.

— Хозяева!

Удивительны эти деревенские дома. Они так дорожат тишиной. Вот и мой голос будто провалился куда-то.

— Есть кто дома ?!

Тишина. Невозмутимая и всеохватная. Говорят, кто умеет слышать через тишину, способен понимать вкус простой воды и видеть, как растут деревья, — по-настоящему счастливый человек. Непонятно только, в чём же тут счастье.

Сев на лавку, я попробовал осмотреться. Тяжёлые сумерки вползали в дом сквозь вымытые дождём окна. Непроглядный мрак уводил всё дальше и дальше от глаз едва различимое житейское добро. Его было немного. Только стол, два стула, какие-то полки на стене и массивный постамент углу. Должно быть шкаф, какие называются шифоньерами. Они визгяво скрипят и с годами начинают скашиваться на один бок. Да, ещё был диван. Вполне приличный, если судить по очертаниям. Я вдруг подумал, что это нехорошо, забравшись в чужой дом, притаиться в темноте. Неприятный сюрприз для хозяев. И кто знает, что вообще они могут подумать.

После недолгих, но вполне драматических поисков выключателя, после нескольких сбитых со стены висячих безделушек и моего крушения на пол через подвернувшееся под ноги ведро, электричество оказалось в моей власти. Комнату обласкал ровный, неяркий свет.

Глаза любят спокойную сдержанность воспитанных чувств. Здесь все было именно так. Так, как любят глаза. Без этого жуткого разгула хрусталя и сельмаговского фарфора, без россыпи картонных иконок по стенам вперемешку с чеканками писающих мальчиков и длиннокосых красавиц, с обязательным портретом Высоцкого с гитарой и Есенина без гитары, с полдюжиной тупых фотографических морд в портретном исполнении и горшково-цветочной ботаникой на подоконниках. То есть, всего того хлама, что так дорог душе простого человека. Здесь ничего этого не было. Я рассматривал комнату и находил в ней всё большее внутреннее согласие со своими привычками и манерами. Впрочем, это были только мимолетные наблюдения. Обращаемость мыслей и чувств. Какое мне дело до этого дома и его хозяев.

Откинувшись на спинку дивана, я придался блаженной дрёме. И тут по мне ударил чей-то взгляд. Из темноты. Из застывшего сумрака дальнего угла комнаты. «Приятная» неожиданность, нечего сказать!

Поднявшись с дивана, я не очень уверенно шагнул навстречу этому взгляду. Дальняя часть комнаты была почти не освещена. Там находился кто-то совершенно нераспознаваемый. Казалось, что его скрывает не только темнота, но и тайна.

Всё оказалось куда проще. На книжной полке стояла большая фотография. С неё на меня смотрела молодая женщина. Этот живой и проницательный взгляд странно притягивал моё внимание. Я повертел фотографию в руках, поставил было на место, но почему-то снова взял и вернулся с ней к жёлтому пятну электрического света. Поставил фотографию на стол и сел напротив. Передо мной была женщина с глазами цвета августа. Она молчала, но мне вдруг показалось, что я слышу через эту тишину. Она молчала так открыто, словно допускала к душе того, кто умеет слушать ее молчание. Магическая красота её вовсе не рисовалась типичностью женского общеподобия. Она была такая одна.

Я смотрел, постепенно забывая обо всём том, что со мной произошло. Внезапно я окликнул самого себя. Там, в глубине этого безудержного провала. Омут её глаз похолодел. Я вскочил со стула. Ну да, конечно, как же это я сразу не распознал! Ведь дом, в который я попал, был женским. Женским! Мужчина здесь не жил. Эти стены, эти обои, занавески на окнах и подушки на диване не знали крепкого мужского духа. Не несли мужского следа.

Ну и что? Что это меняло? Вздохнув, я снова сел напротив фотографии. Пододвинулся к ней вплотную. Мне показалось, что она едва заметно улыбнулась. Должно быть, в ответ на моё прозрение.

Почему эта женщина живёт здесь? Так далеко от того мира, который пришёлся бы ей впору. Что вообще можно здесь делать?

Интересно, что она читает? Стенные полки с небрежной россыпью книг уже давно привлекали мой интерес. Хранимые книги так же много могут сказать о человеке, как и его запахи.

В неразличимой темноте я взял наугад какой-то том и поднёс его к глазам. Н.А.Дмитриева «Краткая история искусств». Ого! Вот почему здесь царит такое согласие простоты и гармонии. Но что же может делать в лесной избе женщина, просвещённая в сути прекрасного? Понял, она — сельская учительница. Единственный, в своём роде, носитель культуры в здешнем захолустье. Недавно закончила институт и здесь оказалась после распределения. В деревне избы не нашлось, поселили сюда. Далеко, зато независимо.

Чувствуя новый прилив духовных сил и вдохновленный собственной прозорливостью, я вернулся на прежнее место.

Фотография смотрела на меня спокойным, тёплым взглядом. Возможно, в нём появилась интонация познавания, может быть изучения моей персоны. Впрочем, что за чушь!

Наверно, задержалась на родительском собрании. Может быть, даже останется ночевать в деревне. Жаль, очень романтичный мог бы получиться вечер. Правда, я выгляжу, как леший, и для полного равновесия душевных сил мне не хватает душа, куска мыла, свежей футболки и рюмки коньяка. Но и эту нехватку можно пережить. Жаль, что она так затянула Родительское собрание. Людям завтра в поле, душа моя! Двойки — это не показатель успеваемости, это символ деревенской полноценности. Оставь детей в покое. Они всё равно, кроме разбитых тракторов, водки и худых коровников ничего в жизни не увидят. Деревня — это приговор!

Фотография смотрит на меня твердо, холодно. Вдумчивость её взгляда сменилась непроницаемостью. Ладно, буду ложиться спать, а то уже мерещится всякое.

Освободившись от сапог, я распластался на диване. Где-то в глубине его паралоновой души держался простенький аромат не слишком дорогого женского парфюма. Тишина постепенно заслонила все мои мысли. В голове стало темно и тихо. Поволокло куда-то вниз. Отпустив прочь свою волю, я засыпал…

Она стояла передо мной и распушала рукой волосы. Дождь не успел испортить их буйной свободы. Было в этом видении что-то необъяснимо беспокоящее, тревожное для души. Всегда, когда женщина трогает свои волосы, поднимая при этом руки, её жесты выдают большее, чем только заботу о волосах.

— Вы бы сапоги оставили на крыльце.

— Извините. — Чувствую хозяйскую власть. Упрёк чисто женский. Пол для них — религия.

Она прошла по комнате, разнося босыми ногами дождевую свежесть.

— Извините за вторжение, — промямлил я, — дверь была не заперта. Я скоро уйду.

— Скоро?

— Могу уйти и сейчас.

За окном ночь, и мерно постукивают по крыше капли дождя. Хозяйка словно испытывает мою готовность выметаться вон. Беру сапоги и слышу её голос:

— Да ладно уж, оставайтесь… Только ужина нет. На ночь есть вредно.

— Не так вредно есть на ночь, как вредно не есть вообще. Вы, в принципе-то, ели сегодня? Хотите, расскажу, чем потчевал вас прошедший день? Утром чашка чаю, днём принесли молока с фермы, и вам хватило полкружки. Обедов в школе, конечно, нет. А вечером есть вредно. Так?

— Почти так. Только про школу я не поняла.

— Разве вы не учительница?

— Нет.

— Значит, мои догадки были неверны. А кто вы?

— …

— Давайте, я с трёх попыток определю. Председатель колхоза!

—Нет.

— Дочь председателя колхоза!

— Нет.

— Что, внучка?

— Какое буйство фантазии.

— Вы не боитесь одна здесь жить?

— Это у нас уже идёт рубрика «Традиционный вопрос».

— И всё-таки?

— Не боюсь.

— Почему?

— Потому, что здесь никого не бывает.

— Но я-то проник.

— И это удивительно. Если не секрет, как вас сюда занесло?

— Ждал парома, потом пошёл искать деревню. А вас?

— Паром уже год как не ходит.

— Значит, меня обманули на станции. А с виду был такой приличный старичок. И не подумаешь! В фетровой шляпе.

— Он мог просто не знать.

— То-то водитель не хотел сюда ехать… У меня сын на том берегу. В детском оздоровительном лагере. Бывшем пионерском. А всё-таки, что здесь делаете вы?

— Летняя практика на пленере. Знаете, что это такое?

— Слышал. Значит, вы художница?

— В какой-то мере.

— А почему вы одна здесь?

— Возвращаемся к теме традиционных вопросов.

— Нет, моё любопытство не имеет скрытого смысла. Просто такое одиночество чисто по-человечески неудобно, хлопотно и не безопасно.

— А если я специально его себе создаю? Если оно мне необходимо.

— Тогда понятно.

— Что вам понятно? — она суетливо разбирает в шкафу бельё. Бросает мне сложенную простыню.

— На кухне. Там есть раскладушка.

Немногословно, но ясно. Разумеется, на кухне, где ж ещё? Всё так типично. Я встаю с дивана, но прежде чем сделать первый шаг, говорю:

— Провалиться мне на этом месте, если это не вы — лучший в мире варитель кофе! Бразильские фаны приезжают к вашей плите подышать его ароматом, а марокканцы рыдают, слизав густоту его пенки.

Она не улыбается. Глаза смотрят сдержанно и устало. И всё-таки идея горячей чашки с одуряющей горечью кофейного провара подавляет решительность моей властительницы. Уговорил. Какой художник не усугубит своего отрешения кофейным ядом! Сработало. Кричу ей вслед:

— Простите за нескромный вопрос, а как вас зовут? Надо же знать, кому во здравие свечу поставить.

— Ставьте Татьяне.

— Татьяне, стало быть, разбойнице.

— Что?

— Ваше имя, если читать его по-старославянски, означает разбойница.

— А что означает ваше имя?

— Защитник людей. Кажется. По-гречески.

— Значит, Александр. Ну и кого же вы защищаете?

— Разбойниц.

— Я так и думала.

— Это шутка.

На кухне кипит работа. Над электрической плиткой творится таинство приворотного пития. Я смотрю на Татьяну, на её лёгкую спину и свободные плечи и держу в себе желание взять их крепкими руками. Сейчас бы это выглядело по-скотски. Конфликтно и грубо. Как странно, может, уже через пять минут этот порыв откроет ей совсем другие чувства. Ещё немножко слов вперемешку с молчанием и душевной заботой в глазах. Всё-таки любовь растёт у человека из головы, а не из сердца.

— Чашки в шкафу, вода в рукомойнике.

— Вы всегда так лаконичны?

— Я не люблю красноречия. Оно исходит от душевного лукавства.

— Просто у вас другой способ выражения чувств.

— Чувств? Искусство далеко от чувственности. Оно, скорее, напоминает точную науку с собственной системой расчёта и даже с формулой успеха.

— Вот уж о чём не догадывался.

Чашки у моей хозяйки были крепенькие, коренастые, совсем не похожие на кухонную типичность посуды.

— Хороший фарфор, старый.

— Фарфор должен быть хорошим, — говорит она.

Татьяна взяла из моих рук обмытые чашки, и наш вечер начался. Кофе был баночным и никаких особых флюидов не источал. На маленьком столе, накрытом потёртой клеёнкой, царствовала конфетница. Небольшая, но щедрая.

— Ты любишь сладкое? Совсем не подходит к твоему характеру.

Татьяна посмотрела с удивлением:

— Почему?

— Твёрдая воля, решительный характер, способность подчинить себе поступки других. А сладкое — это компромисс, чувственность, которую, как ты говоришь, тебе заменяет система расчёта, добродушие и податливость характера.

Она улыбнулась. Впервые за вечер. У неё, оказывается, очаровательная улыбка. Татьяна пьёт кофе, нежно трогая чашку губами. На меня старается не смотреть. Уже хорошо. Прячет взгляд. Это признак женского интереса. Самый робкий. Когда смотрят мимо, значит не воспринимают. Теперь она будет внимательно слушать и решать. Решать долго, накапливая в себе теплоту нашей сращиваемости. В ней ещё нет той душевной смуты, что подрывает собственную однозначность человеческого «Я», разделяя его на двоих. И всё-таки, что-то в ней уже происходит. Вот только времени у нас совсем мало. Конечно, я не стану пользоваться ситуацией. Хотя бы потому, чтобы доказать своё отличие от самцового общеподобия. Это доказательство нужно мне самому. Я выше оцениваю себя по жизни, чем других и имею на то основания.

А она отличается от своей фотографии. Нет, не внешне. Фотография подбила меня к душевной смуте. Сама же Татьяна скорее сдерживает эти чувства. Она не разрешает себя обожествить.

Кофе иссяк. Поднимаю себя с табуретки, решительно и устремлено направляюсь вон из дома.

— Ты куда?

— Хотя бы дров тебе нарублю.

— Завтра нарубишь. Лучше воды принеси. Родник возле старой берёзы.

Она даёт мне ведро и фонарь, и я, босоногий и растелешённый пускаюсь в дождевую купель. Льёт ровно, густо. Воды по щиколотку. Старая берёза маячит на изломе оврага. Смотрю в небо, и дождь заливает мне лицо. Тучи, как рваные крылья неба, распахнулись над самой головой. Родник выложен кирпичами. Вода в нём студёная и тяжёлая. Зубы ломит. А вкус у неё глубокий, совсем не земляной, скорее, похож на сладковатый настой камня и берёзовых корней. Ну вот, я уже и вкус простой воды различаю. Что же там осталось до счастья? Может быть, эта женщина в своём одиночестве? А одиночество у неё не своё, не собственное. И глаза у неё слишком тёплые для родниковой воды.

Возвращаюсь. Слышу с крыльца её голос:

— Я тебя убью, ты растоптал мой любимый цветок.

— Не разглядел, прости. Не убивай, только рань.

— Куда ж тебя ранить?

— В сердце, куда же ещё.

— В сердце пусть тебя ранят другие.

— Ну вот, как браниться, так ты, а как про сердце, так другие.

Она улыбается. В темноте я не вижу её улыбки, но чувствую, что она улыбается. Я тихо продолжаю:

— Другие-то не в сердце бьют, всё больше ниже пояса.

Татьяна берёт у меня ведро, говорит почти распевно:

— И почему мужчины так любят жаловаться? Так ждут понимания и поддержки?

— Это можно расценить как возвращение к традиционным вопросам? Если хочешь, могу рассказать тебе про мужчин. Тема более интересная, чем ты её себе представляешь. Извини, если я покажусь тебе бестактным, но женское одиночество не может быть одним лишь результатом любви к речным пейзажам. Что, не так? Кто-то жалоблив, кто-то бегуч, от себя и от других. Да и потом, разве в этом дело?

— А в чём дело?

— В совпадении людей. Бегут ведь не друг от друга, а от невостребованности. Или от равнодушия.

— Ещё от тупости и упрямства, — говорит она тихо, и глаза её смотрят куда-то сквозь меня.

— Поэтому, если ты мне скажешь, что есть что-то выше по смыслу, чем отношения между мужчиной и женщиной, я беру свои мокрые бахилы иухожу от тебя от бессердечной.

Она смотрит нежно.

— Нет, не скажу.

— Значит, ты ещё лучше, чем я тебя себе представлял.

— ?

— Пока тебя не было, я общался с твоей фотографией.

— Вот, значит, почему она стоит на столе.

—Да.

— Ну и о чём же вы говорили?

Мы стоим на крыльце и незримо приближаемся друг к другу. Наши руки ещё сковывает покой, но это уже тот тревожный покой, что предвещает бурю. Только я об этом знаю, а она нет.

— Может быть, войдём в дом? Там и расскажу.

Татьяна открывает дверь, и я легонько касаюсь её спины. Даже не ладонью, а плечом. Она мне доверяет. Женщина никогда не повернётся спиной в таком телесном соприкосновении к мужчине, вызывающему у неё антипатию. Мы входим. Комната полна светокружения. Всё кажется неправдоподобным, будто нарисованным на листе белой бумаги. Стол и два стула. Татьяна напротив меня. Она кладёт фотографию и закрывает её ладонью.

— Ну?

— Она спросила: «Кто ты, — и что тебе нужно?» Я ответил: «Зовут меня Защитник людей, и мне ничего не нужно.» Тогда она спросила: «Ты самого-то себя можешь защитить, „защитник“?» И я ответил: «Не знаю, не приходилось.» Фотография снова спрашивает: «Как же ты оказался здесь?» Я ей отвечаю: «Пошёл туда — не знаю куда, в поисках того — не знаю чего.»

— И тогда она тебе говорит, — вмешивается Татьяна: «Нельзя найти, когда не знаешь, что ищешь!»

— А я с ней не соглашаюсь. Я спорю. Ибо никто ещё не смог доказать, что расчёт надёжнее, чем случай.

— А может, ты внушил себе свой «случай»? Может, его и не было, просто тебе нельзя возвращаться с пустыми руками?

— Сомнения — худший враг надёжности. Но и это не главное. А главное в том, скажешь ли ты сразу самому себе, не задумываясь, «да». Только первый момент должен на это ответить. Потом мы можем заговорить друг друга, принравиться, и всё пойдёт от совпадаемости расчётов. Сперва они совпадут, потому что люди сами этого хотят, но скоро начнётся отторжение.

— Много раз ты говорил себе «да»?

— Много. И всегда ошибался.

— Так чего же стоит твоя теория?

— Должно быть, это я ничего не стою, а теория верна.

— А сейчас… ты говоришь себе «да»?

— Сейчас я говорю себе: «Стоп. Я не хочу, чтобы эта женщина стала моей очередной ошибкой. Чтобы именно она потом не совпала со мной. И поэтому я говорю себе: стоп.»

Проходит ночь. И хотя до рассвета ещё далеко, неумолимое его приближение тревожит душу. Скоро пробьёт колокольчик «пора»! И не будет уже этой женщины, её затерянного дома на перепутье времени. Последние минуты. Татьяна молчит, опустив глаза. Я мог и не поместиться в её мире. Он велик, но для меня там мало места. А я не смогу ехать на подножке её трамвая.

— Интересно, кого мы любим в своей любви? Я хочу спросить, кого мы любим, когда соединяемся друг с другом? Что нам дороже и ценнее? Она молчит. Я почти не слышу собственного голоса. Она молчит, а я продолжаю:

— Но ведь любовь — это совместное творчество двоих. Совершенно непонятно, почему одинокую муку неразделённости или несовпадаемости тоже называют любовью. Это — болезнь. И всегда есть возможность предотвратить её, сказав себе «нет» в тот момент, когда ты говоришь себе «да». Но я говорю себе «да»! Слышишь!? Вопреки логике. И я сейчас уйду, чтобы доказать тебе это.

— Этот порыв похож на протест, только я не понимаю, против чего. Люди чаще не совпадают, и это куда более естественно по жизни, ведь гармония в ней — явление нетипичное… Я тоже говорю себе: стоп, но делаю это по другой причине. Как бы это объяснить… Доступная женщина теряет главное, — она ничего не стоит мужчине. Но ведь смысл отношений заключён не в обладании друг другом, а в достижении, в завоевании своего избранника. Я понимаю, что здесь столкнулись разные психологии, и победит та, которая будет нет, не настойчивее, а упорнее в своём.

Татьяна смотрит из-под бровей. В этом взгляде и любопытство лукавство, и назидательность. Ищу пальцами её ладонь. Скорее нервно, чем осознанно. Она позволяет прикоснуться к своей руке. Прикосновения — особый этап сближения. Они открывают путь к тому телесном слиянию, которое является главным смыслом отношений с женщиной для любого мужчины. Это вовсе не похоть. Так устроен мужчина. Да, мужская природа ставит в зависимость от достижения женской плоти сам интерес женщине. Если цель недостижима — восприятие женщины меркнет. Сама она превращается в пресное существо под названием «товарищ», и мужчина никогда не признает человеческую полноценность этого существа.

Ладонь у Татьяны влажная и холодная. Для женщины, пожалуй, достаточно твёрдая. Особенно если учесть, что женщина эта шпалы не таскает. Значит, ещё одно подтверждение воли, чистоты и самостоятельности. Пожалуй, я неправильно себя веду. Этой женщине следует внушать не то, чем она и так обладает, а напротив, то, чего она не имеет. Мягкосердечие, податливость…

Неожиданно пальцы Татьяны начинают волноваться. По ним словно проходит электрический ток. Они вторгаются в мою ладонь, подавляя её тепло своим холодом. С Татьяной что-то происходит. Неужели я победил? Проникаюсь её тревогой, отчего меня уже почти трясёт. Она больше ничего не говорит, но смысл её молчания вдруг становится мне понятен, как услышанная фраза. В нём содержится только одно — священная тайна нашего разделения упоительнее для неё, чем пылающая чувственность нашей близости. И всё-таки…

— Подожди, я выключу свет, — говорит Татьяна и встаёт со стула. Где-то стучит её сердце. Совсем рядом. Стараюсь услышать его биение. Нет, тишина и только тишина окружает меня со всех сторон. И непроницаемый мрак комнаты.

Как жаль, что ничего этого не было. Не было… Только одна реальность связала нас одним узлом: ночь, фотография на столе и я, бессонный и зачарованный ею. Нет никакой Татьяны, да и наверно не могло быть вообще.

Река шумит, полоща своим подолом по песчаной отмели. К маленькой пристани «Мезень» подошёл утренний паром. Откуда он взялся? Может за эту ночь что-то поменялось и в жизни реки? Уже скинут трап, и только один пассажир покидает утлый мосток переправы — молодая женщина с этюдником на плече. Я смотрю на неё и вдруг понимаю, что фотография что-то от меня скрыла. Я смотрю ей вслед, а паром увозит меня на другой берег. У реки всегда два берега: тот, на котором тебя уже нет, и тот, с которого за тобой приходит дымный пароходик с облупившейся по бортам краской и трескучим беспокойством замасленного трюма. Два берега. Несовпадаемость…

Стальное сердце

На товарной станции сигналили локомотивы. Дымный простор распахнулся над фабричной Москвой. Над ее трубами и цехами из бурого кирпича, разбуженными переулками и над разлетом железнодорожных путей. Утро начиналось на городских окраинах. Оттуда оно вступало во владение этим беспокойным городом.

Игорь открыл глаза. Над ним висела холодная белизна больничной палаты. Все было белым. И круглый плафон под потолком, и стены, и кровати, и двери, и даже закрашенные в полстекла окна. Все было белым. Сейчас придет медсестра. Как обычно. Со взведенным, как карабин, шприцем. С его обнаженной иглой. Двадцать кубиков пенициллина. Через четыре часа еще двадцать кубиков пенициллина, потом еще заряд через четыре часа. Колют почему-то в ноги. Может, потому, что при отбитых почках в задницу колоть нельзя? Врачебные тонкости. В задницу или рядом. Очень тонкая наука — медицина. Здесь то и дело нашептывают это словечко — «оперироваться». Тоже, как взведенный карабин. «Оперироваться»! Значит, все: одну почку оттяпают. Правую, ту, по которой били ногами. Какого черта он полез драться! теперь вот лежи и слушай, когда подстрелят тебя этим словом — «оперироваться».

Игорь лежал в «1-ой Хирургии». Поговаривали, что если переведут в «Урологию» — верный признак — дело на поправку. Пока не переводили, но и под нож не кликали. А шла уже третья неделя.

Стену лизнул первый солнечный луч. Палата спала. Ее мучили больничные сны. Спали не очень везучие люди, убежавшие в короткое забытье от уколов, анализов, просвечиваний и врачебного приговора — «оперироваться».

Осенью Игорь переехал в большую профессорскую квартиру на Пироговке. Повезло. Квартира пустовала, профессор давно умер, а его наследники жили на даче. Сталинские дачи не хуже профессорских квартир. Близкая родоплеменная связь с хозяевами осиротевших паркетных просторов позволила Игорю вступить во владение квартирой. Разумеется, временное. Благородные старухи, попечительницы этого временного счастья, и думать не могли о сдаче жилья кому-то внаем. В их кругу это было не принято. Кроме того, квартира изобиловала ценностями. Какую-то картинку подарил профессору великий Кончаловский. Оставили здесь о себе память и еще полдюжины знаменитостей. Профессорская гостиная, именуемая здесь не иначе как холлом, вместила в себя столько китайского фарфора, что с его количеством мог бы тягаться разве что сам Китай.

В общем, бессемейный, бездетный, бездомный и, к тому же, совершенно безвредный, с житейской точки зрения аспирант Игорь Плавский оказался как нельзя кстати.

Старухи знали его с детства. В этом доме для него всегда был установлен свой особый этикет — сперва мальчика долго пытали разговорами о плохом и хорошем, а потом обязательно давали несколько конфет из громадной, хрустальной вазы на длиной ноге. Эти разговоры Игорь расценивал как тест на светскую благонадежность. Пригодилось. Теперь он расхаживал по комнатам в тапочках и в ратиновом халате, курил неприкосновенную профессорскую трубку и внимал тому, как старый тополь тихо просится веткой в окно четвертого этажа.

В этом сказочном приобретении была только одна неприятность. Внешняя. С ней Игорь столкнулся в первый же вечер. Его буквально вышибла из дверей подъезда выходившая на улицу шумная компания. Выпихнули, и все. Игорь налетел взглядом на одного из молодцов. Другие просто не обратили на него внимания. А этот обратил… Стальной взгляд. Удивительно волевой. Так мог смотреть только хозяин. Игорь никогда не умел так расправляться взглядом с людьми. Его самого буквально сложило пополам. Это могло бы остаться всего лишь мелким, досадным происшествием, какими напичкана наша повседневность, и не более того, если бы чутье не подсказало новому хозяину профессорской квартиры, что его заметили. Заметили безжалостно и вовсе не равнодушно.

Во дворе бренчала гитара. Она пыталась изобразить душевную тоску при неразделенной любви. Тоска получалась визглявой и грамматически не совпадающей с русским языком. «Уголовно не наказуемо!» — почему-то подумал Игорь. И тут закричала девчонка. Игорь подошел к окну. Внизу двое парней тянули ее за руки.

Подонки! — кричала девушка. — Отпустите меня!

Должно быть, это была просто прохожая. Она вырвалась и под дружный смех дворовой компании заспешила прочь.

У подъезда остановилась «Волга». Из машины вышел какой-то пижон. Сложив пальцы рогаткой, он свистнул разгулявшейся молоди. Гитара тут же успокоилась.

Едем в парк Горького. Давай, живо!

Весь разгуляй набился в машину. Последней пропихнули гитару. Пижон стоял облокотясь на капот и докуривал папиросу. Вот он метнул окурок, поднял голову, и Игорь узнал его. Да, это был тот, «хозяин». С набриолиненным пробором и баками под Элвиса Престли. Хлопнула водительская дверца, и «Волга» откатила от подъезда.

«Черный Ритвер», — сказал сам себе Игорь. Где он слышал это имя? Не важно. Тот, внизу — Черный Ритвер…

Пришла медсестра. Сперва — утренний градусник. Порцию пенициллина потом. Градусники по утрам здесь ставят всем. Это как контрольный замер. Или показания приборов, которые снимают ежедневно, в одно и то же время.

Игорь вспомнил своего школьного физика. Слово «градусник» вызывало у того устойчивую, аллергическую реакцию.

«Термометр»! — шипел он языком удава, вперивая немигающий взгляд в бестолковую жертву. Именно это обстоятельство, то есть сама реакция и служила поводом для постоянных «перепутываний» термометров с градусниками, отверстий с дырками, двигателей с моторами, вращающихся с крутящимися… Неловкое движение руки, — и соседский градусник летит на пол. Медсестра вздрагивает, но сегодня ртуть не рассыпится по полу зеркальными шариками. Что-то переметнулось над полом, и градусник исчез. Игорь держал его хваткой, какой сжимают гранату с вырванной чекой.

Вот это реакция! — только и молвил сосед.

Да… У меня такое бывает, — будто оправдываясь, произнес Игорь, — должно быть нервы не в порядке. Хотя… Однажды в детстве перемахнул через двухметровый забор. От собаки. Она внезапно появилась, я испугаться то и не успел. Так и перепрыгнул.

Сосед внимательно посмотрел на Игоря. В этом взгляде угадывалась какая-то внутренняя, торжественная мысль.

Потом, после врачебного обхода, он повернулся к Игорю и заговорил:

Мы перестали бороться за существование. Мы успокоились, а значит — погибли… Ты вот даже не понимаешь, о чем я говорю.

Николай Егорович был еще не стар, но порядком надломлен жизнью, что прибавляло ему непрожитых лет. С чем он лежал в больнице, Игорь не знал. С чем-то серьезным. Еще ни один обход не миновал его своим беспощадным приговором. Николай Егорович продолжил:

Жить — значит выживать. Выживать, понимаешь? Что это такое, мужчина стал заложником обстоятельств! Их мишенью!

Если вы про меня, — вмешался Игорь, — то мишенью я стал потому, что тех было пятеро. Сосед усмехнулся.

Да если б там был только один, и то мишенью оказался бы ты. Почему?

Потому, что они планомерно, старательно и осторожно осваивают эту науку — как разрушать общество. Сперва нарушают общественный покой. Утверждаются на малом опыте. Смелеют. Потом посягают на людскую неприкосновенность. Делают это как бы шутя, не всерьез. Играют. Точно волчата перед первой охотой. А дальше — человек становится для них мишенью. Любой человек. Всегда. Они вырабатывают состояние готовности и еще опыт ситуаций. Но мы-то не готовы! Мы пытаемся их сдержать, уговорить, но ведь это и есть реакция неготовых… Нельзя успешно защищаться тогда, когда твоя защитная реакция составляет основу поведения нападающего. Это же совершенно очевидно! Нужно упреждать. Нападать первым, передавая противнику ту роль, которую он уготовил нам.

Николай Егорович встал с койки и пошел в коридор, а Игорь еще долго молча смотрел в потолок…

«Хозяина» звали Эдиком. Он жил на втором этаже. По утрам ездил в институт на папиной «Волге», вечерами крутил на «Радиоле» заграничные пластинки. В общем, парень как парень. Такими была полна Москва 1968-го года.

Дворовая компания, состоящая в основном из школьников и ребят из ремонтных мастерских, почитала его как бога. У него было все, на что опирается любая власть: физическая сила, деньги, идеи. У дворни не было ни денег, ни идей. А физическую силу они делили с плохой наследственностью, водкой, куревом и бессонным шалопутством по чердакам и подъездам. «Хозяин» же вписывался в то явление, которое Игорь Плавский терминовал как «благородный подлец». Черный Ритвер.

Утро одарило профессорскую квартиру солнцем. За окном ворковали голуби. Игорь выпил навар кофейного порошка из картонной коробки и отправился в институт. Выходя из высокой арки, соединяющей двор с улицей, Игорь попал под дотошный натиск какого-то малолетнего попрошайки:

Эй, дай двадцать копеек!.. Ну дай, слышь! Обойдешься. Дай, не жмись. А то больше возьму.

Чего?! — Игорь отвесил шпаненку добрый подзатыльник. Мальчишка огрызнулся.

Шипя резиной по мокрому асфальту, к остановке подошел автобус. Игорь вскочил на заднюю подножку и тут же забыл о случившемся. Ему напомнили. Вечером того же дня. Он возвращался домой с Юлькой.

Игорь впервые решился нарушить запрет на постороннюю посещаемость квартиры. Если бы старухи узнали, профессорская квартира снова бы осталась без хозяина. Риск. Но Юлька стоила этого риска.

По улице шагали вечерние прохожие. Отливала последнюю пену разливщица у квасной бочки на углу. Кто-то безнадежно опоздавший гремел пустым бидоном. А во дворе было тихо. Игорь не сразу заметил кучку подростков, картежничивших под грибком детской площадки. Они с Юлькой молчали. Это был их привычный способ общения. Он говорил ей про себя, что она самая красивая. Она про себя соглашалась.

Внезапно, прямо перед ними, оказался парень, перемахнувший через невысокую ограду. Он был настроен по-боевому:

Эй, ты! Еще раз тронешь ребенка — прибьем! Тут же возник и утренний попрошайка с гадливой ухмылкой на детском лице.

Юлька взяла Игоря за руку. Он было заупрямился, не зная точно, что нужно говорить, но и не подчиняясь этой угрозе. Из кустов вывалилась мордами вся компания.

А баба-то у него ничего. Смотри, и титьки есть. Надо Эдику вякнуть, баба как раз по нему. Юлька потянула Игоря к подъезду. Он уже не стал сопротивляться.

Гадостное чувство навешенной на него грязи не отпускало Игоря весь вечер. Иногда он подходил к кухонному окну и смотрел во двор. Что это было, трусость? Может быть, осторожность, нежелание подвергать Юльку и самого себя никому не нужному испытанию? Через час-другой им предстояло идти вниз. Игорь поедет провожать девушку домой, в Сокольники. Возвращаться будет ночью. Нет, за себя он не боялся. Игорь боялся выглядеть беспомощным и неумелым перед Юлькой. Это было хуже всего. Хуже их ножей и бутылочных обломов, которые у шпаны называются «розочками».

Все обошлось. Они шли по Русаковке и молчали. Пахло сырым асфальтом и тополиной горечью. Только теперь Игорь не говорил про себя Юльке, что она красивая, теперь Игорь про себя молчал.

Возвращался он как в песне: «От Сокольников до Парка на метро…», с последним поездом. А уж от Парка Культуры шел домой пешком. По скверам и переулкам Девичьего Поля плыло благоухание летней ночи. Не громкими голосами перекликались гитары. Слышался смех, и белые пятна нейлоновых рубашек тревожили мягкий московский сумрак. Ничего не произошло. Двор спал, накрытый тополиными крыльями. В пустом подъезде, позвякивая распахнутыми где-то наверху окнами, тосковал сквознячок.

Игорь поднялся на четвертый этаж, достал из кармана ключи и торопливо расправился с дверными замками. Ничего не произошло. А что должно было произойти? Какой-то подонок осквернил его покой своей наглостью. Ну и что? Это его способ выражения своих примитивных мыслей и чувств. Они живут стадом, следуют его законам. Должно быть, тот действовал по своему положению в их стадной иерархии.

Все, о чем бы сейчас ни думал Игорь, создавалось наветом его благообразного сознания. Но далекое, едва уловимое чувство его жизненного достоинства, его человеческой природы, говорило другое. Оно говорило: «Ты проиграл уже потому, что позволил на себя огрызнуться. Не оправдывай себя тем, что ты не из их стаи. В человеческом обществе не существует их или не их стай. Мы все — это одна социальная стая. И Хозяин — везде хозяин, а не только у себя дома за дубовой дверью. Так же, как и трусливый щенок, — везде и всегда трус"…

Двадцать кубиков пенициллина. У медсестры заклинило шприц, гнется игла.

Не напрягайте мышцу! Вы сломали иглу!

Я и не напрягаю, — оправдывается Игорь, — ткните пальцем, мышца расслаблена.

Медсестра уходит за новой иглой. Николай Егорович провожает ее веселым взглядом. Он ест ложкой компот из банки.

Что, брат, судороги начались? Да ты не переживай, это волевая контрактура, все нормально. Откуда вы все это знаете? — спрашивает Игорь. Что знаю? Ну, про волевую контрактуру, например? Николай Егорович ставит банку на тумбочку.

Интересовался в свое время. Была нужда… Я вот что, я тут для тебя одну статейку жене заказал. Принесет вместе с передачей. Любопытная статейка. Старая, правда. Мне она случайно на глаза попалась, но дело свое сделала. Какое дело? — не понимает Игорь. Прочти сперва, потом узнаешь.

Дверь в палату вздрагивает. Так входят только медсестры. Решительно и независимо. Двадцать кубиков пенициллина.

Был дождь. Москва оделась в серое. Водяные змеи гнались за кем-то по асфальту. В уличных подъездах отмокали редкие прохожие. Юлька теребила рукой мокрые волосы. Игорь никогда не видел ее такой завораживающе красивой. Такой спелой в своей молодой, но уже женской красоте. Он обнял Юльку, приблизился к ее оцепеневшим губам. Юлька ждала этого, и они слились в одном дыхании.

Во дворе протекали тополя. Было тихо и сумрачно. Перепрыгивая через потоки воды, влюбленные добежали до подъезда. Пропуская Юльку вперед, Игорь стряхнул с себя воду. Он уже думал о теплом ратиновом халате, о кофейном вареве из порошка в картоновой коробке… Они стояли на лестнице, привалившись к стенам и перилам. Встреча оказалась неожиданной для обеих сторон.

Не-е, ты глянь, кто идет! — пропел мелкий по стати зацепляла.

Предъявите входные билеты! — хрипло отозвался кто-то из голосов поддержки.

Юлька решительно шагнула вперед. Она собралась идти напролом. И тут один из подростков схватил ее за руку.

Не трогай ее, подонок! — крикнул Игорь и бросился наперехват. Кто подонок? Я подонок?

Игорь сразу же оказался в кольце. Один из парней тащил Юльку вверх по лестнице. А там, на верхней площадке, равнодушно смотрел на это Черный Ритвер…

Жена Николая Егоровича выгружала съестные припасы.

Теперь продержимся, — шутил Игорев сосед, подмигивая палатному братству. — Папиросы принесла? Вечная история — купит, а курить не дает.

Он отобрал у жены коробку «Дуката», и сунул ее в карман больничной пижамы.

А, вот и статейка.

Николай Егорович извлек из распаковки пожелтевшую газетную вырезку, передал ее Игорю.

Прочти.

Любопытство побитого аспиранта не удовлетворилось ничем. Так, частный случай практической небывальщины. Что-то из области бесполезных сенсаций. Заметка несла в себе следующее: «Неожиданный случай произошел в детско-юношеской спортивной школе ДСО „Урожай“ города Первоуральска. Заслуженный мастер спорта по боксу Виктор Амельченко был нокаутирован в учебно-тренировочном бою тринадцатилетним подростком. Еще большую невероятность ситуации составляет тот факт, что подросток впервые надел боксерские перчатки.

Этот случай мог бы войти в разряд спортивных курьезов, если бы ни то обстоятельство, что по мнению спортивного врача Л.Бурского, подросток легко управляет состоянием аффекта, применяя его для увеличения своих физических возможностей.

Вероятно, мы скоро узнаем имя нового олимпийского чемпиона».

Не понимаю, какая тут связь с вашими высказываниями. — Игорь отложил газетную вырезку.

А ты не спеши понимать. Просто думай и все. Странный он человек, этот Николай Егорович. И говорит загадками.

Однако Игорь чувствовал, что здесь сокрыто нечто большее, чем просто чудачество или пустая назидательность, И, вероятно, он знает, о чем говорит.

Когда молчаливая жена Николая Егоровича ушла, разговор возобновился.

Ты не про бокс читай. Здесь дело в существе этого явления. ? Мальчишка-то, о котором написано, — берсерк. Слыхал про такое? Игорь недоверчиво посмотрел на соседа.

Да, что-то слышал. Это были воины-одиночки в древности у германцев. Причем же тут мальчишка из Первоуральска?

Обычное заблуждение. Берсерки действительно германцы. Но так называется целое явление. У него просто нет другого названия. Берсерк — значит бешеный. А то, что я имею в виду касается не размахивания секирой, пожирания сердца противника или чего-то подобного. Все это интересно, только причем здесь я?

Николай Егорович замолчал. Задумался. Глаза его сузились, и взгляд вдруг сдавил Игоря тисками.

Да, действительно, причем? А вот что, давай-ка посмотрим, кто кому сильнее руку пожмет, и тогда я отвечу на твой вопрос.

«Ну да», — подумал Игорь, — как же, знаю я эти штучки! Есть такая категория ломовых мужиков, которые всем руки ужимают до закатывания глаз. Некая форма физической избыточности при умственной недостаточности.

Ну так что, будем тягаться? Только по моим правилам. Предупреждаю — может быть у тебя и не получиться. Чему ж тут не получиться — жми до одури! Э, нет. Говори, будешь тягаться? Ладно, давайте. Игорь сел на койку, протянул соседу руку.

Подожди, подожди, ты сперва правила мои послушай, — Николай Егорович заволновался. — Во-первых, ты должен полностью отключиться от чувствительности кожи. Как это?!

Внуши себе. До тех пор, пока ладонь что-либо чувствует — ты к бою не готов. Закрой глаза и запрети себе чувствовать ладонью… Во-вторых, это не должна быть концентрация силы. Напротив. Нельзя сжиматься. Тебя должно распереть. Ну словно бы у тебя внутри разорвалась граната. И вот эту энергию взрыва ты направляешь в рукопожатие. Понятно? И, в-третьих, никаких мыслей о моей руке. Будто бы ее и нет. Выходи на предел своих взрывных возможностей. Больно мне не будет, не думай. Ну, все понял? Игорь кивнул. Непонятно почему, но он волновался.

Давай попробуем твою готовность. Только не открывай глаза! — Николай Егорович что-то положил Игорю в ладонь. — Говори, что это? Не знаю, не чувствую. Правда не знаешь или прикидываешься? Не знаю.

Ну ладно, поверю. Значит, готов. Не открывай глаза! Сейчас я досчитаю до трех и положу в твою ладонь свою руку. У тебя есть только три секунды, чтобы ее сжать. Потом все, уже не считается. Приготовься… Раз…два…три!

Игорю показалось, что у него перед глазами взорвалась электрическая лампочка. В какой-то миг голова потеряла устойчивость на плечах, и он провалился в невесомость. Но вот чувства начали обретать свое былое пристанище. И только тогда он осознал, что у него по руке что-то течет. Игорь шевельнул пальцами. Крошево раздавленного стекла. Почему-то вместе с водой. Это была бутылка «Боржоми».

Ну и шутки у вас!

Какие тут шутки, — обиделся Николай Егорович, — часто тебе приходится бутылки руками давить? А ты говоришь — шутки. Это, брат, не шутки. Я — то ведь не умею так бутылки хряпать, а рука у меня будет посильнее твоей — всю жизнь слесарем проработал. Они принялись собирать с пола осколки стекла.

Тряпка нужна, — сказал Игорь.

Тряпка у санитарки. Не даст. Ты вот что, ты про бутылку не говори. Лучше скажи, что описался. Это вы сами скажите. Значит, не скажешь? Нет. Видно, мне придется врать. Ладно.

Николай Егорович удобно уселся на койку. Он был похож на обветшалого скрипача, полуглухого и полусумасшедшего в своей неразделенной любви к музыке, открывающего на склоне своих лет миру молодое дарование. Да, примерно так он и выглядел.

Так вот, теперь я скажу какое отношение к тебе имеют разговоры о берсерках. Самое прямое. Ибо ты и есть берсерк.

Игоря потянуло на улыбку. Однако отставной слесарь вовсе и не думал шутить. Он продолжил свою мысль:

В тебе есть задатки. Необыкновенные задатки.

Что ж мне теперь идти боксом заниматься? Да ведь уже поздно — двадцать семь лет. Не возьмут.

Зачем боксом? Что в этом проку? А ты думаешь, те берсерки, что в одиночку бросали на толпы врагов, все были боксерами? Но ведь кем-то они были.

Нет, я не думаю. Этот вопрос меня давно интересует, и что-то удалось узнать. Я даже саги читал в одной научной библиотеке, куда меня не хотели записывать. Игорь посмотрел на соседа с нескрываемым удивлением:

А зачем это все вам нужно?

Здоровье, понимаешь ли. Но ведь хочется еще пожить. Когда мне попалась на глаза та статейка, я на нее даже внимания не обратил. Но потом услышал историю еще более удивительную. Знакомый рассказал. У них на стройке одного бедолагу, по-пьяни, замуровали кирпичной стеной. Ну вот представь себе, выпили и то ли из озорства, то ли правда его не заметили — сложили кладку в два кирпича. Он проспался, встает и приходит в ужас — кругом стены. Воскресенье, тишина, никого нет. А он понять не может, где находится. Перепугался и с испугу как дал, и всю стену развалил. Сам щуплый, дохленький и пить не может. Так вот, на нем ни единой ссадины, ни синяка. Я и подумал, если человек может такую силу на разрушение направлять, почему бы ее не подарить здоровью? Какой из меня берсерк? А здоровью польза.

Все это очень интересно, но как мне кажется, явление давно изучено психологами. Здесь речь скорее идет об уникальных явлениях. Ведь этому не обучаются, просто явление, а вы пытаетесь преподать мне какие-то уроки. Для чего? Чтобы развалить стену в подъезде?

Для чего? Хороший вопрос! Может, для того чтобы ты стал берсерком? Настоящим. А будешь ли ты разваливать стены или взрывать взглядом сердца, — так это уж дело твоей совести или твоей нужды.

«Взрывать взглядом сердца!» — неплохое образное мышление для слесаря, « — подумал Игорь. „Взрывать взглядом…“ Это именно то, что не давало ему покоя долгое время. У людей, как в стае, — взгляд не отводит тот, в ком есть покоя долгое время. У людей, как в стае, — взгляд не отводит тот, в ком есть самцовая воля, особое мужское достоинство. А если ты прячешь взгляд, не смотришь твердо в глаза других, значит, ты — мелочь, подкладка под чью-то волю.

Николай Егорович продолжил:

Подумай. Если бы ты был берсерком, то не попал бы в больницу и, возможно, у тебя не отбили бы почки. Как это так?

А вот так. Расскажу тебе еще один случай. Есть такая передача, по телевизору идет, «Подвиг» называется. Смотрел, нет? Ее ведет писатель Сергей Смирнов. Передача эта о ветеранах войны. Так вот там один полковник вспомнил, как его фронтовой товарищ вернулся из разведки в свой блиндаж с немецким штык-ножом в спине. Причем он этого даже не заметил. Они вели рукопашный бой. Вчетвером против взвода эсэсовцев. Дрались так, что всех немцев перебили. Но уцелели только вдвоем. Полковник этот…, ну тогда он, понятно, еще не был полковником, так вот он говорит другу, что у того нож в спине торчит. Говорит и глазам своим не верит. И что ж ты думаешь? Разведчик вытащил этот нож и как ни в чем не бывало пошел в санбат забинтоваться. Это называется болевой порог, — прокомментировал Игорь. Что? Повышен болевой порог, то есть, низкая чувствительность к боли.

Вот-вот, низкая чувствительность, — согласился Николай Егорович. — Так что ты подумай, парень.

Подумать Игорю не удалось. Его стали готовить к просвечиванию. Процедуры эти не прибавляют вам достоинства, хотя и заботятся, некоторым образом, о вашей фотогеничности. Изнутри.

«Интересно, — рассуждал Игорь лежа на кушетке, — засчитываются ли санитарам поставленные клизмы? Ну, как у парашютистов прыжки, к примеру. И достигая профессиональных высот, говорят ли санитары: „Всему, чего я достиг в жизни, я обязан… этой части человеческого тела?“

Какое-то специальное вещество Игорю должны были ввести внутривенно. Капельница соединялась с иглой длинным резиновым хоботком. Медсестры из процедурных кабинетов — это существа, по своей человеческой сути стоящие где-то между охотниками на динозавров и духовными пастырями. Любовь и забота в их глазах уживается с такой жестокой беспощадностью рук и сердец, какой мог бы позавидовать любой берсерк.

Улыбчивая девушка в накрахмаленной косынке, кокетливо пристроенной поверх рыжей челки, проткнула Игорю вену. Он лежал под белой простыней, как покойник, и скучно наблюдал за происходящим. Почему-то стала гореть голова. Будто ее натерли ревматической мазью. Все вокруг стало сжиматься в одну белую точку. Игорь услышал торопливый голос медсестры:

Это аллергическая реакция… Дышите глубже. Сейчас я позову врача. Он не мог дышать глубже, он отключался. Игорь уходил в кому.

С визгом рассек небо падающий сокол. Он ударил перелетыша по бойкой спине и отвернул в сторону. Заиграл, валясь в небе то на один, то на другой бок. Взял атакованную птицу беспощадными когтями и потянул ее вниз, к скалистым утесам. Рассыпался по небу пух. Не ходи под соколом, перелетыш!

Его сердце отозвалось смертоносному, пронзительному крику атакующей птицы. Он не замечал хлеста веток, тяжелого подъема сыпучей тропы и собственной усталости. Он бежал туда, где разбивались хрустальные струи водограя. Холодом повеяло от приближающегося Источника. Поток размывал гору, перемешивался с землей и уходил в долину. Там это была уже топкая грязь. Любой источник, смешиваясь с разноземами, забивается грязью. Но здесь, у Небесного порога, струи были чисты.

Он встал против обжигающего холода водяной стены.

Кто я? — спросил человек. Стальное Сердце, — ответил водопад. Где мне искать себя?

Ты себя уже нашел. Теперь только не потеряй. Помни — то что ты держишь твердой рукой, у тебя никто и никогда не отнимет. Как мне жить, во что мне верить?

Вера нужна слабому. Как и удача. Вера полагается на чью-то помощь, на чью-то поддержку и благоволение. Сильный не столько верит в кого-то или во что-то, сколько знает, что все это находится у него под рукой. Знай, что твоя воля и твой рассудок — самая крепкая смесь на земле. Это будет складываться из тебя самого. И не нужно думать о том, как жить. Об этом позаботятся твои инстинкты. Но как мне оценивать свои силы?

Никак. Не нужно давать себе оценку. Это за тебя всегда сделают другие. И последнее — если ты будешь жить так, как тебе предписано законами стаи, всегда проиграешь. Создавай законы сам! Пусть они живут по твоим законам.

Источник замолчал, а человек понял, что настало время пройти через эту холодную, почти непроницаемую стену отчуждения одного мира от другого. Он сделал шаг. Струя воды обожгла ему лицо. Он вошел внутрь. Все тело сдавило непереносимым стеснением. Он шел дальше. На ту сторону…

Он приходит в себя! — услышал Игорь. Его глазам медленно вернулось зрение. Игорь разглядывал больничную палату и незнакомых ему людей. Больница…, конечно больница. Только палата была чужая. Врач присел на край кровати.

Как вы себя чувствуете? вы понимаете, о чем я говорю? Игорь кивнул.

Назовите мне свое имя. Игорь разжал губы:

Сталь — но — е Сер — д — це.

У-у, проблемы с речью, — сказал кому-то врач. — Остаточная дизартрия. Будем наблюдать. Дайте-ка мне еще раз его историю болезни.

Он взял у медсестры несколько бумажных листов, стиснутых картонным переплетом. Ушел в них взглядом. Задумчиво произнес:

Плавский Игорь Дмитриевич, сорок первого года рождения… Переведен из Первой Хирургии… Так-так… Предварительный диагноз… Значит, наблюдался по поводу ушиба почки… Подтвержденный диагноз — «сопор"… Что? — спросил Игорь. — У меня что-то стало с головой на просвечивании.

Это хорошо, что к вам вернулась память. И речь у вас, похоже, восстанавливается.

Вечером, когда мягкий сумрак приглушил остроту неразгаданных дневных тайн, Игорь попытался встать с койки. К его полному удивлению, он не смог это сделать.

Ходить его учили несколько дней. Только в конце недели, как-то ночью, когда вся больница уже погрузилась в сон, Игорь встал с кровати и осторожно проник за дверь палаты. Там был длинный коридор и высокие стены, по которым разливался ровный свет из потолочных плафонов. Ярко горела лампа на столе дежурной медсестры. Игорь осторожно подошел к окну. А за окном стояла зима. Снежная, дымная, настоящая…

Игорь вернулся в палату и рухнул на кровать. Он зарылся лицом в подушку и больше не отвечал своим мыслям.

Иногда Игорь уходил в конец коридора и смотрел там в окно. Внизу, на улице, раскачивалась ветром железная чашка фонаря. Бросаемый ею свет плыл то в одну, то в другую сторону. Желтый, как лимон. Оконное стекло было холодным. Оно запотевало на пути дыхания, и тогда свет от уличного фонаря расплывался по стеклу желты пятном.

Санитарки развозили бульон. В больничной посуде из нержавейки. В громкоговорителе мурлыкала песенка про строителей. Кто-то в палате шелестел газетой, насыщаясь событиями недельной давности. Писали про то, как американский разведывательный корабль вторгся в территориальные воды Северной Кореи. Корабль назывался «Пуэбло». Игорь знал это уже наизусть. Тянулась жизнь. Тянулась, как выдохнувшаяся кляча. Игорь вдруг подумал, что все не так. Все совершенно не так. Почему эта безысходность делает его беспомощным и ничтожным? Почему вообще она влияет на его настроение, сознание, чувства? Почему не он влияет на нее? Даже здесь, в этих стенах, он мог растрясти сомнамбулический покой человеческого смирения. Ведь есть же где-то по ту сторону его духа и плоти человек под именем Стальное Сердце. Человек, который утверждает, что смирение — это способ душевной проституции, а покаяние — путь к вырождению.

Игорь поймал себя на мысли, что ищет повода для своего бунтарства. Он ходил по коридору и маялся бездействием. Казалось, подвернись ему сейчас случай, и он покажет, «кто в доме хозяин». Хозяин! Возможно, так поступают трусы. Распохабившись ничтожным своим триумфом, уходят прозябать в тихую отстоину своего трезвого смирения. Нет, Игорь бунтовал по-иному. Он бунтовал прорывающейся в нем силой. Какой-то новой силой, имеющей большое желание перевернуть мир.

На плечо Игорю легла чья-то рука. Он обернулся. Врач позвал его взглядом за собой.

Ну что, «душа свободою горит»?

Игорь не ответил. Врач, между тем, настраивался на разговорный лад. Он вдруг спросил:

Как вы полагаете, реальность — вещь объективная? Возможно.

Сугубо объективная, голубчик. А значит, подчинена и объективным законам. Я, знаете ли, интересуюсь мечтаниями человечества. Мне по профессии положено. Не так ли? У нас в Отечестве должно мечтать иначе. За рубежом — извольте. Там и магнетизм и переселение душ. Одна беда — все эти мечты есть только способ борьбы с реальностью. Понимаете, голубчик? Нет.

Понимаете. Вижу. Кем вы там у нас оказались, Стальным сердцем? Не заблуждайтесь в себе, опасно. Реальность называет эти мечты болезнью. Онероидное состояние. Не приходилось слышать? Значит, всякий мечтающий — психопат?

Ну, зачем же так. Не всякий, а только тот, кто не осознает реальность. Реальность — это место, где строится личность. Не в мечтаниях, заметьте. Так что насчет Стального сердца? Игорь улыбнулся:

Никаких мечтаний, заверяю вас, одна только реальность. Ну вот и славненько. Значит, завтра на выписку. Да, голубчик.

…Юлька пыталась вырваться. Она упиралась, до боли терзая прихваченную наглецом руку. Юльку волокли по лестнице.

Эдик, вот она! — крикнул кому-то уцепивший ее молодчик.

Там, наверху, на подоконнике лестничного пролета, сидел парень и, будто ничего не замечая, смотрел в окно. Услышав оклик он спрыгнул с подоконника и вдруг резко ударил в лицо Юлькиного мучителя.

За что?! — только и вскрикнул тот. Не распускай руки! Чего пристал к девчонке? Эдик заглянул Юльке в глаза.

Не бойся, эти подонки тебе ничего не сделают.

А внизу били Игоря. С лету ногой. И нацельно, с оттяжкой, ужатым до каменной твердости кулаком, куда-то в месиво разбитого носа и разорванных губ. Игорь упал. Под сыпучий град беспощадного забоя ногами.

Помоги ему, помоги! — закричала Юлька. Эдик нехотя повернулся к разыгравшейся шпане.

Ну же! — Юлька плакала. В своей беспомощности, в своем детском страхе и безысходной, подавленной злости.

Эдик легко и проворно перенес себя через десять ступенек. Один за другим повылетали из подъезда молодые буяны. Юлька слышала, как хлопают двери, принимая натиск разбрасываемых тел. Потом стало тихо. Только постанывал Игорь.

Если бы он был мужчиной, то не устроил бы при тебе драку, — сказал Эдик, и, подняв Игоря с пола поволок его на себе по лестнице.

Игорь находился в шоке. Он вложил Эдику ключи от профессорской квартиры. Игорь еще не мог прийти в себя. Рядом была Юлька и еще какой-то парень. Игорь знал этого парня, но кто он такой, сейчас не мог вспомнить.

А Юлька совсем растерялась. Она не могла подавить в себе страх. Она никогда еще не видела прямо перед собой растерзанного человека. Он вызывал у Юльки чувство брезгливого оцепенения. Она понимала, что это Игорь, но ничего не могла с собой сделать. И только Эдик действовал спокойно и уверенно. Надежный парень. Он влил в Юльку и в побитого Друга по рюмке найденного коньяка, освободил Игоря от разорванной рубашки и впихнул его под душ, он распотрошил профессорскую аптечку в поисках заживляющих средств и уложил Игоря на кушетку в холле, позвонил в «скорую» и укутал мокрую от дождя и замученную Юльку в теплый, ратиновый халат. Он даже спас паркет в прихожей от дождевой воды и кровяных подтеков. Большой половой тряпкой.

Все уже позади, — сказал Эдик. — Правда скоро тебя ждет еще одна малоприятная процедура — придется давать показания участковому. Со «скорой» обязательно сообщат в милицию. У них такой порядок. Если хочешь, я все расскажу сам. Чтоб тебя не таскали потом по повесткам.

Юлька кивнула. Эдик знал, что рассказать участковому.

Когда «скорая» уехала, забрав Игоря в больницу, Эдик и Юлька остались одни в большой профессорской квартире. Девушку не покидало чувство вины перед Игорем. Но в чем была эта вина? Она не знала.

В распахнутые окна дышала ночь. После всего того, что случилось, после этого страшного вечера и ожидания «скорой», после хлопот с Игорем и долгого-долгого приведения себя в чувство, Юлька вдруг вспомнила про часы. Про время, которое давно уже звало ее домой. Но было два часа ночи. И еще был страх перед ночной улицей, где Юльку никто уже не мог защитить. Даже такой ценой. И она осталась в профессорской квартире. Вместе с Эдиком, прогнать которого у нее не поворачивался язык.

Эдик говорил о том, что благородство должно иметь железные кулаки, иначе оно превращается в блеф, в иллюзию человеческого достоинства. Эдик говорил, что способность защитить у мужчины равнозначна его половой зрелости, и если мужчина не обладает этой способностью, он не имеет морального права сближаться с женщиной. Он неосознанно обманывает ее, ибо такова природа женщины: она должна быть за мужчиной, должна быть им прикрыта, и не только в постели, но в самой жизни.

Должно быть, Эдик был прав. Юлька устала и не вдумывалась в смысл его слов. Потом Эдик нашел в холодильнике остатки коньяка и долго говорил о его достоинствах. О французских виноградниках и о том, что нормандский кальвадос ничем не уступает по популярности самому коньяку. Просто мы ничего не знаем о яблочной французской водке — кальвадосе. Еще Эдик говорил, что коньяк следует пить в широких рюмках, а рюмку следует предварительно нагреть ладонью. И нужно подышать коньячным духом, чтобы оценить обонянием весь крепкий букет этого сильного напитка. У обоняния и у вкуса разный подход к восприятию. Эдик объяснял Юльке, что считать коньяк мужским напитком — расхожее заблуждение. Независимые и самостоятельные женщины всегда пьют коньяк. И вообще это глупость заедать коньяк лимоном или шоколадом.

Нужно лимонную дольку запить глотком коньяка…

Юлька запила. А еще нужно расслабиться и пропустить этот глоток внутрь. Человека коробит от спиртовой крепости напитка. Но спирт — носитель коньячного букета, и спирт лучше не воспринимать на вкус. Ведь мы пьем не спирт в коньяке, а коньяк на спиртовой его основе. Юлька расслабилась и пропустила в себя еще одну рюмку.

Ей давно хотелось спать, она устала и механически делала то, что казалось ей убедительным.

Потом она уже не слышала Эдика, а только чувствовала совсем близко его дыхание. Происходило что-то запретное, но оно происходило будто бы не с ней. С кем-то другим. Внутри себя самой Юлька давно уже пережила и эту ночь и все то, что с ней случилось и еще только могло случиться…

Вьюга захлестывала Москву. Город сидел по самые крыши в снежном разбое. Порой среди снега и выхлеста вдруг загоралось теплое, праздничное окно. Люди ублажались близостью Нового года. Сейчас там полным ходом шло почти сценическое действие с варевом, жаревом, запечью и прочими атрибутами человеческого счастья.

К остановке подкатил троллейбус. Запоздалые пассажиры нашли в нем свое спасение. Игорь не ехал. Он смотрел на торопливые лица пассажиров и не ехал. Троллейбус хлопнул складными дверями и заворошил колесами по снеговому намету. Игорь поднял воротник и пошел к дому. Юлька не приедет. Она вообще стала како-то чужой. Что-то в ней изменилось. В нем тоже многое изменилось, но она этого не знала. И уже не узнает…

Внезапно кто-то сзади хлопнул его по плечу. Игорь обернулся. Это была Юлька. Румяная, улыбчивая, такая как всегда.

Не дождался? — бросила она ему с налета. Игорь не ответил. Он молча сказал ей: «Здравствуй!».

В профессорской квартире они были вдвоем. Холодным бархатом ложилось на душу шампанское. По телевизору шел «Голубой Огонек». Игорь убрал звук, и потому новогоднее застолье по ту сторону экрана онемело. По эту сторону оно тоже было не озвучено. Юлька прикладывала все усилия к тому, чтобы держать дистанцию. Игорь это чувствовал. Она подошла к окну, подышала на холодное стекло и вдруг сказала:

Знаешь, а я и не думала, что еще раз смогу прийти в эту квартиру. Слишком много воспоминаний. Ненужных воспоминаний. Потом она сказала:

Ну вот! — и посмотрела на часы. Была половина первого ночи. Только что начался Новый год. Ее возглас прозвучал как «наконец!» Что «Ну вот!»? — спросил Игорь. Мне пора. Я встретила с тобой Новый год, как и обещала. Ты очень великодушна.

Юлька поставила на стол свой бокал и повернулась к прихожей: Проводи меня до такси.

Игорь вдруг подумал, что это хорошая традиция — выносить из дому в Новый год старые, ненужные, бесполезные вещи. Со сложившимися привязанностями следует расправляться легко. И вообще это полезно — иногда перетрясать свою жизнь. В ней оказывается слишком много того, что не имеет никакой ценности и только занимает место.

Они шли по лестнице и Юлька прислушивалась к гулкому отзвуку шагов.

Скажи, у тебя не вызывает страха этот подъезд? Я хочу спросить — после того, что произошло тогда, летом, ты не испытываешь опасения, что все может повториться? Опасения? Пусть боится тот, кому бояться положено.

Игорь распахнул дверь, и они вышли во двор. Юлька ничего ему не ответила. Она подумала, что это бравада.

По Пироговке гуляла метель. Белые хвосты носились по пустой улице, цепляя за ноги двух слишком ранних для этой ночи прохожих. Они молчали. Каждый о своем. Ни люди, ни машины не тревожили их одиночества. А где-то совсем рядом гуляла застольная Москва. Она жгла электричество в шелковых оранжевых абажурах, отчего ее ночное небо насыщалось каким-то неправдоподобно конфетным счастьем.

Шумная компания всполошила ночную тишину. Не очень трезвые люди выбирались из подъезда, распахивая друг друга и выкрикивая популярные песенные строки. Кто-то из разнузданных весельчаков заметил Юльку.

— О, ты погляди какая снегурочка!

— И Дед Мороз! — прибавил другой гуляка. Это добавление Игорь отнес на свой счет.

— Эй, снегурочка, пойдем вокруг елки побегаем!

— Пойдем, побегаем! — подхватили пьяные голоса.

— Нет, я должен привести вам снегурочку.

— Оставь ты их в покое. Пусть себе идут.

— Нет, я должен. Понимаешь, должен, — не унимался первый. Он вдруг решительно двинулся наперехват молодой пары. Этот порыв отозвался в Игоре набатом.

— Девушка не танцует! — сказал он чужим голосом и вылетел навстречу. В одно мгновение Игорь понял, что не умеет бить. Его быстрые руки споткнулись было на теплом лице противника, но тут же нашли другое решение. Все получилось само собой. Пьянчугу отбросило на несколько шагов.

Прежде чем кто-либо из гуляк понял, что произошло, Игорь ворвался в их пьяное стойло. Один неосторожно поднял руку. Игорь не умел бить. Он рвал врага свирепыми пальцами. Компания с криком бросилась на наглеца. Игорь переметнулся вниз, под ноги. Наткнувшись на порывистый шаг бегущих, он раскатал несколько человек пластом.

Он сейчас яростно осознавал только одно — нельзя потерять атакующий натиск. Нельзя переходить к обороне. И главное было не попасть под удар. Не дать себя подавить, стиснуть… Кто-то подвернулся под удар. Игорь не упустил своего шанса. Удар получился неловкий, неумелый. И тут же руки его перехватили тяжелый наворот ответного удара. Взорвались, передавая противнику почти автомобильную скорость, и отнесли его в сторону. Драчун вломился в дверь подъезда, пробив ее головой.

Игорь преодолевал сопротивление своей неуклюжести. Как же так, тот подросток нокаутировал известного боксера. Не умея драться. В тринадцать лет!

Кулак не шел в удар. Ему мешала рука. Неопытная, зажатая каким-то внутренним сопротивлением. И все-таки Игорь должен преодолеть эту болезнь. Он отпустил плечо, расслабил пальцы, дав руке абсолютную легкость движения, нашел мишень, тупо идущую навстречу своей подстрелине и, подбирая кулак по ходу удара, передал ему всю свою злость. Нападавшего снесло в сугроб. С таким сочным тяпом, будто кто-то шарахнул по водосточной трубе.

Все. Игорь застыл над упокоенным полем брани. Юлька в оцепенении не сводила с него глаз. Наконец она заговорила:

— Ты так утверждаешься передо мной?! Что на тебя нашло?

— Не знаю, — почему-то завиноватился Игорь.

Юлька отвернулась и быстро пошла прочь. Игорь догнал ее, попытался взять за руку. Юлька отдернула руку, заговорила:

— Это дикость. Таким образом ты решил реабилитироваться за прошлое?

— Причем здесь «реабилитироваться». Разве в этом дело?

— А в чем дело?

— Наверно в том, что весь мир делится на тех, кто нападает, и на тех, на кого нападают. И я больше никому не позволю делать из меня мишень.

— В тебе говорит больное самолюбие. Ты просто мстишь ни в чем не повинным людям.

— Они виноваты уже в том, что вознесли себя над нами, над нашим покоем. В том, что диктуют нам свою волю, втаптывая нас в грязь. Глаза Юльки сжались.

— Это какая-то чудовищная демагогия. Только что ты бил людей, вина которых заключалась только в том, что они неудачно пошутили.

— Их вина заключалась в желании не признавать над собой никакой власти. В данном случае, власти порядка. Порядок — это не уговор. Это внушение теми способами, которые наиболее понимаемы людьми. В данном случае — силой. Просто я не допустил того, что могло бы произойти. Неудачная шутка открывала этому дорогу.

— Но ведь они ничего тебе не сделали.

— Потому, что я этого не допустил. Но желание зла — не меньшее зло!

— Почему ты так уверен в том, что только могло бы случиться?

— Потому, что я знаю этот мир. Знаю повадки и инстинкты тех, кто его населяет. Если с горы катится камень, его не остановить уговорами. Мне не надо лишний раз убеждаться в этом ценой собственного унижения и здоровья. А также давая повод этим зверькам чувствовать свою безнаказанность.

— Для того чтобы их наказать, существует закон.

— Закон — это не нрав. Нрав ближе к человеку. Доступней и понятнее. Обществом управляют нравы. А наши нравы таковы, что они попустительствуют пороку, пытаясь пристроить его под действие закона.

— Пойми же, это опасно судить людей за то, чего они не сделали, а лишь только могут сделать.

— Нет, Юля, опасно жить в иллюзии формальной нравственности. А судить как раз и нужно за злонамерение. Тогда не будет зла совершенного. Воплощенного действием. Ну что такого страшного там произошло? Кто-то получил по морде, кем-то забили дверь. Молодым, здоровым мужикам это не принесло физического вреда. Другое дело, что обломали их пьяную наглость. И теперь, прежде чем зацепить на улице прохожего, они подумают, а не тот ли это сумасшедший, что бросается один на четверых, защищая свое достоинство. Юлька отвернулась.

— Достоинство не в том, чтобы бросаться на них, а в том, чтобы не быть таким, как они сказала она тихо.

— Чтобы не быть таким, как они, — повторил Игорь, — нужно их устранить как явление.

— Мы не понимаем друг друга.

— Жаль.

В наснеженной мгле вспыхнул зеленый глазок такси. Игорь вышел на дорогу, вытянул руку. Машина плавно подкатила к двум ранним прохожим.

— В Сокольники.

— Праздничный тариф, старик. Сам пойми. Игорь порылся в карманах:

— «Пятерка» и «трешка». Пойдет?

— Садитесь! Водитель поднял стекло.

Игорь посмотрел на Юльку. Дотронулся до ее плеча. Все. С прошлым нужно расставаться легко. Он сунул ей в варежку деньги и распахнул дверцу машины:

— Пока!

«Волга» поплыла в снежную закипь, увозя с собой какую-то безвозвратную и невосполнимую часть его души.

Был обычный зимний вечер. Тяжелое небо над Москвой осыпалось снежным пухом. На остановке троллейбуса топтался народ. Хлопали двери магазинов, и домашние хозяйки спешили к своим плитам и кухонным столам.

С улицы, к угловому дому на Пироговке, свернула многочисленная компания подростков.

Курева забыли купить, — вдумчиво сказал один из них.

— У Эдика возьмем.

— Он свои не дает. У него дорогие.

— Да, он «Север» курить не будет. Внезапно, у самых ушей говоривших, возникло чье-то лицо и сказало:

— Маленьким курить вредно!

— Что?! — возмутился один из подростков. Они обернулись, но рядом никого не оказалось.

— Кто это?

— Не знаю.

— Нет, ты слышал?

— Слышал. Подростки пошли дальше.

Уже во дворе с обвислой ветки прямо им на головы навалило снегу.

— Ха-ха, — снова сказал кто-то. Было темно, и они никого не смогли разглядеть.

—Эй! — крикнул тот, кого при дневном свете за версту обходили все жильцы дома. — Кто там так хочет получить?! Двор ответил тишиной.

Компания вломилась в подъезд. И тут вдруг все увидели человека, привалившегося к перилам. Его узнали не сразу.

Игорь не спеша поднял голову:

— Здравствуйте, дети! Мы начинаем передачу «Спокойной ночи, малыши». Откройте пошире ваши бесстыжие глазки…

— Эдик еще не договорил по телефону, когда в прихожей завершался звонок.

— Погоди, котенок, банда моя собралась. Потом тебе перезвоню. Заметано, Юлёк?

Он положил телефонную трубку и подошел к зеркалу. «Все в порядке!» — сказал он сам себе, вдохновясь увиденным, и тут снова заволновался звонок над дверью.

— Кому там руки обломать? — крикнул Эдик из прихожей.

Открыв дверь, он увидел перед своим порогом того парня с четвертого этажа. Парень улыбнулся и тихо сказал:

— Ты, вроде бы, знаком с медициной? Тут кое-кому нужна твоя помощь.

Он стал поднимать с пола одного за другим всех ребят. Он побросал их Эдику в прихожую. Потом снова улыбнулся и сказал:

— Это не все, остальные убежали. Эдик почувствовал, как у него закипает кровь:

— Э-э, ты кто такой?!

Договорить ему не дали. Сосед прижал его к стене. Эдик еще никогда не попадал в такие руки. Ему показалось, что его придавило.

— Послушай, — сказал сосед Эдику в лицо, — если я тебя еще раз услышу… нет я тебя бить не буду, я просто тебя по-дружески обниму. Вот как сейчас, и ты подавишься своими кишками.

Эдик попытался оттолкнуть нападавшего, но тот легко надломил его сопротивление, и Эдик потерял сознание.

Игорь отпустил свою жертву, и уже выходя из чужой квартиры, сказал лежащему на полу телу:

— Никакой ты не Хозяин!

Все дороги ведут в никуда

Ничто так не трогает душу, как ночная прохлада после отшумевшего ливня, когда городские камни дышат водой, а измученные деревья ещё не в силах поднять свои промокшие листья.

Сырой воздух висел над Риволи, размазывая огни автомобильных фонарей и силуэты прохожих. Цветными пятнами расплывались по нему окна больших магазинов на той стороне улицы. Иногда эти пятна развозило по крышам плывущих мимо автомобилей.

Дымов сидел в кафе «Массена» на углу Риволи и Перруль. Его знобило. Его давно уже знобило, и поднятый воротник рубашки не спасал шею от сквозняка. Дымов встал, взял свою рюмку и пошёл на террасу. Он плюхнулся на протёртый кожаный диван и выдохнул из себя суховатый и душный настой бордо. Ему бы сейчас не помешал бокал кальвадоса. Густого, жгучего, пропечённого яблочным спиртом. Но рюмка кальвадоса стоила шестьдесят франков. Платить такие деньги за выпивку Дымов не мог. Он пил бордо и думал о кальвадосе. Официанты подают к кальвадосу маленькие кусочки сахара. Два или три в белой бумажной упаковке. Должно быть, французы сдабривают горячую крепость яблочной водки сладкой каплей сахарного сиропа, разлитого по языку только что укушенному кальвадосом.

Уличные огни неровно освещали дюжину мокрых столиков под вымокшими колпаками зонтов.

На террасу вошёл старый негр с седым, похожим на плесень заростом щетины. Официант, протиравший стаканы, посмотрел на него прозрачным взглядом.

Дымов наклонил голову над своей рюмкой. Он решил, что пришло время заказать кусок пирога. И тут вниз, на Перруль, свернул «Опель» Лорана Готье. Дымов поднял голову когда, услышал, как где-то рядом хлопнула дверца машины.

Лоран зашёл под красный козырёк кафе «Массена». Лоран был живой иллюстрацией того человеческого типа, который никакие жизненные обстоятельства не могут застать врасплох. Даже если бы вселенская тьма друг сожрала Париж, Лоран встретил бы её уже выбритым в дорогу и со сложенным кейсом.

Лоран напоминал Дымову кусок пирога с выставочной внешностью, но безнадёжно сырой начинкой. Почему-то.

— Я всё устроил, — начал Лоран. — Завтра у тебя первый бой.

Он сомкнулся с диваном, бережливо расправив складки на брюках. Дымов прикончил бордо.

— Я уже внёс за тебя деньги, — серьёзно сказал Лоран. Подошёл официант. Лоран натянуто улыбнулся и покачал головой.

— Кто будет неизвестно? — спросил Дымов.

— Голландец Рите Хаас. Или Нортон. Нортон хочет легко начать, поэтому он может сразу выбрать тебя. У тебя же нет титулов?

— Нет, — подтвердил Дымов.

— Ну вот. Нортону нужен хороший старт. Хотя, может быть, он отдаст тебя Бурбаки, чтобы посмотреть, зажила ли у него рука.

Дымов чувствовал, как бордо пошло под кожу. Стало отходить испариной. Он поёжился. Его пробил озноб.

— Что с тобой?

Как будет по-французски «простуда», Дымов не знал.

— Болезнь, — сказал он. Потом вспомнил международное слово «инфлюэнца» и добавил его к сказанному.

Лоран сразу потяжелел килограммов на пятьдесят.

— Как инфлюэнца? А контракт?

— Да всё нормально, успокойся.

— Как нормально?! Ты считаешь, что это нормально?

— Да, я так считаю.

Лоран молчал не меньше минуты. Успокаивал себя. Спросил:

— Что я могу для тебя сделать?

— Закажи двойной кальвадос. Деньги я потом тебе отдам.

Лоран молчал ещё минуту. Наконец его глаза потеплели. В них появилась надежда.

По Фобур Сен-Дени разнесло дневные отходы. Заполоскало водой. По всей улице. Вдоль всех этих индийских лавок, упакованных на ночь в свои дряблые жалюзи. На углу, на автобусной остановке шестьдесят пятого маршрута, скрючило какого-то доходягу. Белого. Должно быть, поляка.

Дымов осмотрел его повнимательней и удостоверился, что тот всё-таки не русский. Нет, не русский. Слишком холёный, гладкий.

А улица как вымерла. Где-то на изгибе её течения разложился светом, фонарями и перронами Северный вокзал. Его белое, ослепительное свечение ионизировало воздух десятого округа. Рядом, перевалив через Лафайет тянул рельсы его Восточный собрат. Но это было уже в стороне от грязного бульвара Чапель, на котором сходились улицы индийского квартала.

Дымов толкнул перед собой стеклянную дверь отеля. Сонный нет портье, с широким и скользким лицом, оторвал взгляд от телевизора.

Номер четыреста четырнадцать. Бывшая квартира, разделённая злой рукой проектировщика на гостиничные номера. Мелкие и несуразные Прижатые друг к другу и к винтовой лестнице. Мелкие гостиницы, мелкий доход, мелкие людишки…

Дымов плёлся по лестнице, держась рукой за ковролиновую стену.

Мелкая жизнь в большом и сияющем, как Северный вокзал, мире. Мелкие страны, порезанные на куски железной дорогой. В мелких странах вероятно, не может быть великих людей. Не случайно этот мелкий ростом но великий по натуре корсиканец построил французам империю. Он хотел, чтобы Северный вокзал сиял не только над десятым округом.

— Вивль император!

Франция — это больше чем четыреста четырнадцатый номер в чахлом отеле на Фобур Сен-Дени! Долой мелкие страны и ковролиновые стены! Да здравствуют Северные вокзалы!

Дымов ввалился в свой номер. Ага, перестелили кровать. И вещи сложили. Чувствуется рука цивилизованного человека. Дымов скинул туфли и распластался по широкой и плотной, как ледовая глыба, кровати. Он больше ни о чём не думал. Только прямо против его глаз, на столе, замерла базальтовая статуэтка пляшущего воина. И теперь она всем своим видом прижимала Дымову мозги. Он возил эту статуэтку с собой как талисман. Даже не внимая тем неудобствам, которые возникали при её перевозе. Статуэтка была тяжёлая, увесистая и занимала много места в дорожной сумке. Кроме того, она могла бы навлечь на Дымова таможенные неприятности, ибо представляла какую-то ценность. Какую именно, Дымов не знал. Статуэтку сделали уральские мастера. Она шла как антиквариат. Но главное её достоинство состояло в другом. Этот простенький пляшущий мужичок с круглыми кулачками выделывал в дымовской голове нечто совершенно невообразимое. Он пробирался к уставшему и почти проваленному в сон дымовскому сознанию и начинал там плясать. Базальтовая ножка била о землю, и в такт ей базальтовую ручку заламывало мужичку за голову. Базальтовое тельце поводило плечами, освобождая себя от оцепенения.

Это смотрелось бы забавно, если бы не таило в себе нечто жутковатое. Мужичок расходился. Его пляску сопровождал очень тихий, почти размытый говор. Возможно, это был напев или некая музыка. Едва различимая, она обретала странную власть над сознанием Дымова. Он был подавлен, смят, прижат к своему углу в кресле или к кровати. Потом он начинал испытывать удушье. Растущее. Выдавливающее из него хрипоту и отчаяние. А мужичок плясал и улыбался Дымову своей каменной улыбкой.

Дымов искал спасения и находил его воображая себе какого-нибудь противника. Реального или выдуманного. Не важно. Он всё забирал на себя. Музыка обрывалась, нервно вздрагивая обнажёнными аккордами, точно рвались струны. Мужичок замирал, подняв базальтовую ножку. А Дымова пробирало такое телесное наслаждение, будто он только что выполнил половую функцию, убив ею любовное бешенство самой желаемой из женщин.

Да, всё это было странным. Необъяснимым. Дымов даже подумывал, что он шизофреник. Но никаких других проявлений подозреваемого недомогания Дымов за собой не замечал. Кроме того, частое наблюдение за пляшущим воином стало мало-помалу истощать силу воздействия статуэтки, а вместе с тем и эффект завершающего действия. Ощущения притуплялись, меркли. Поэтому Дымов не злоупотреблял базальтовой магией.

Однако сегодня он получил каменной пляски сполна. Должно быть, в том оказалась повинной его простуда, задушенная знойным духом кальвадоса.

Когда Дымова совсем распирало накатившее на него безумие, а от каменного плясуна уже начали содрогаться стены отеля, жильцу четыреста четырнадцатого номера неожиданно вспомнилось имя — Рите Хаас. Такое необычное для нашего уха. Вспомнилось и всё тут. Дымов сказал самому себе:

— Рите Хаас!

Он сказал и почувствовал, как подушка под его плечами рассыпалась по всему телу колкой дрожью…

Хаас выходил из отеля «Бальзак». Он уже вдохнул уличной свежести и лениво перевёл взгляд на сырую смоль парижского неба. И тут Хаас ткнулся во что-то очень твёрдое. В первый момент он опешил. Шарахнулся в сторону. Прямо перед ним был огромный базальтовый глаз. Должно быть, скульптура. По типу того зверского пальца, что высился в пригородном районе небоскрёбов Де Фанс. Но почему он не заметил этой скульптуры днём? Хаас разглядывал громадный каменный овал, удивляя пристрастию французов к отдельным частям человеческого тела.

Утром, когда солнце метнуло по светлому городу свои первые стрел», голландец был уже на ногах. Его утренний моцион нёс в себе боевую мощь профессиональной боксёрской разминки. Должно быть, Хаас уже слишком увлёкся потому, что его вовсе не тронуло отсутствие каких-либо скульптур вблизи отеля.

В отеле «Крильён» на площади Обелиска в этот ранний час тоже не все досыпали остаток парижской ночи. В том переломлении времени, когда меркнут призрачные огни ночного цветослияния, когда обилие выпи того и явленного глазам перерастает в стеснение чувств и угнетение души.

Нортон двигал свою тяжёлую телесную конструкцию по бесконечному ковровому полю гостиничного номера. За ним благоговейно и подавленно наблюдал массажист. Нортон относился к той породе людей, что сотворены по образу и подобию крепких деревьев. Всё в нём было угнетающе великим, тяжёлым. Однако едва он приводил себя в движение, как вся эта оболочка воплощалась в неоспоримую по своему совершенству машину человеческого подавления.

Утро священно. Когда его влажное дыхание ещё тронуто розмарином, и весь Париж перекрашен в дымчатый меланж, словно бы ветряным опахалом по нему разнесло пудру, какая-то особая одержимость ведёт тебя навстречу дню.

И в отеле «Хилтон» на авеню де Сафрен, рядом со стадионом, утро растревожило одного не совсем обычного туриста. Каждый, кто знал Бурбаки, не стал бы сейчас попадаться ему на глаза. Утром он был особенно свиреп и раздражителен. Бурбаки бил себя по щекам и скалился белыми зубами на своего терпеливого тренера.

Ещё с десяток претендентов на турнирное счастье тревожило собой парижские бульвары. Спал только Дымов. Он всегда спал по утрам.

Портье понял, что в четыреста четырнадцатом снята телефонная трубка. Телефон там висел на стене, и русский, должно быть, с пьяну, ее просто не смог приложить к рычагу.

— Нет, месье, он спит. Я это точно знаю. Завтрак у нас с семи часов, но он ещё не проходил. Нет, месье, я не могу покидать свой пост. Да, месье, я пошлю посыльного на четвёртый этаж, едва мальчишка появится в вестибюле. — Портье положил телефонную трубку и не спеша выбрался из-за стойки администрационного бюро. Посыльный подметал тротуар перед входом в гостиницу. Улица ещё пустовала. Только по противоположной её вороне величественно прошла какая-то старая парижанка. Подломленное достоинство её шага отыгрывало гордо поднятой головой. Портье привалился к дверной опоре и, проводив старуху взглядом, сказал будто невзначай:

— Сегодня приезжают немцы. Всё правое крыло займут…

Он хотел ещё что-то к этому добавить, но решил, что первыми всегда заговаривают слабаки или попрошайки. Портье посмотрел на тощую спину посыльного и восстановил себя в правах уже другой интонацией голоса:

— Давай, поднимись в четыреста четырнадцатый. Там крепко спят. Телефон не слышат. Достучись обязательно.

Дымов спал. Где-то про себя он знал, что наступило утро. Он всегда чувствовал сквозь сон, как ночь сменяется утром. Ночью спится глубже, но утром — легче. Утром он мог разговаривать с самим собой во сне. Правда, все эти разговоры проходили мимо его внимания, ибо слушать самого себя во сне он ещё не научился.

Дымову виделся лес, укрытый тяжёлыми, синими листьями. Это был июньский лес, и потому листья окрашивались в цвет ночного неба. В лесу творилось всякое, но Дымов чувствовал себя здесь хозяином. Он везде чувствовал себя хозяином, но из Синего леса он был родом.

Дымов чувствовал руками, что его лес стал очень хрупким. Раньше деревья не ломались от неверного шага или от разгула неловких рук. Должно быть, лесу чего-то не хватало. Может быть, под ним иссякла почва? Сейчас стало трудно всем. Но этот лес должен был жить. В нём Дымов был самим собой. В нём Дымов говорил самому себе, что он варвар, а это значит — непобедимый. Нет, вероятно, само слово «варвар» кто-то истолковывал и по-иному, но для Дымова оно означало именно это. В крайнем случае — всегда живой. Раньше Дымов думал, что варвар значит «вечный странник». Его мозги так работали. Теперь он понял, что ошибался.

Дымов говорил, что если бы у нас не было Великой Истории, мы придумали бы её себе. Если бы у нас не было будущего, — мы отняли бы его у других народов. Но главное наше достоинство нужно искать в настоящем, в том, кто мы есть. Есть реально, как жизненная данность. Не кивать на других, не пристраиваться к ним. Лучше быть голодным волком, чем жирным кроликом.

Если бы Дымов родился французом, он происходил бы не из Синего леса, а из Северного вокзала. Может быть, для тех, кто происходит из Северного вокзала, слово варвар означает «капитан победы». Или «несущий бурю». Вокзал, конечно, предусматривает наличие дороги. Но ведь все дороги ведут в никуда. Дальше самого себя всё равно не уедешь. И поэтому дорога ничего не решает. Это раньше Дымов думал, что варвар переводится как «вечный странник», но теперь он думал по-иному.

В дверь стучали. Так настойчиво, как это может делать только гостиничная администрация. Дымов спросил, чего им надо. Потом проснулся пришёл в себя и задал тот же вопрос по-французски.

— Проснитесь, месье! Вас просили разбудить.

«Ах, да!» — подумал Дымов. — «Сегодня же бои.»

Он откинулся на подушку и долго смотрел в потолок. До приезда Лорана следовало ещё принять душ. Того обилия воды, которым омывался Дымов могло бы хватить на небольшой и очень грязный город. Чтобы тот вздохнул обновлённым. Дымов мог часами стоять под освежающим потоком, навалясь на кафельную стену душевой кабины и ни о чём не думая.

Лоран приехал не вовремя. Дымов долго не подходил к телефону. Слышал звонок через шум падающей воды, но не подходил. Потом всё-таки выбрался из душевой и, шлёпая босыми ногами по полу, добрался до телефона. Лоран звонил снизу, от портье. У них оставалось очень мало времени.

Они шли бесконечными коридорами, своды которых отвисали пластиковыми трубами, похожими на растянутые человеческие вены. Они шли, и их гулкие шаги то попадали в единый ритм, то разбивали его перестукиванием вразброд. Лоран нервничал. Дымову было всё равно.

Наконец коридоры привели их к лестнице, по которой оживлённо сновал народ. Каждый здесь был занят своим делом, но все они просто тянули время перед основным действием сегодняшнего дня. Дымов знал эту суматоху. Она вносила нервозность и даже какую-то обречённость в ожидание начала главных событий.

Лоран то пропадал, то появлялся. Вместе с ним подходили разные люди, чей интерес к русскому не выходил за пределы каких-то профессиональных обязанностей.

Дымов прошёл через лабораторию антидопингового контроля. Потом долго заполнял юридические бумаги. Ему внушали его права. Очень обстоятельно. До скучноты. То, в чём ему мешало разобраться знание французского языка, растолковывал Лоран. После этого Дымова провели в тренинг-бокс, откуда он выйти уже не мог. Лорана туда не пустили. Дымов слонялся по широкому тренировочному залу, к которому примыкало несколько раздевалок с душевыми и даже был пристроен маленький бассейн. Здесь никому и ни до кого не было дела. Кто-то разминался, кто-то оговаривал с людьми из службы информации.

Стареющий француз, с плоским носом боксёра и порванным лицом, собранным старыми швами, представился Дымову его секундантом.

Когда в зале появился Бурбаки, все вокруг оживились. Бурбаки никого не замечал. Он ходил из угла в угол, растирал руки и отрешённо смотря в потолок.

Нортон вообще не показывался из раздевалки, вход в которую караулили его секунданты.

Ритса Хааса опекун Дымова в лицо не знал. Среди этих парней, вяло растягивающих себе ноги или разминающих спины, сейчас был и голландец Хаас. А впрочем, какая разница в том, где он был и был ли он вообще!

Про Дымова вдруг вспомнили информаторы. У них, видно, что-то не заладилось по списку участников. Очень приветливый человек с биркой организационного комитета принялся расспрашивать Дымова о его подготовке:

— Как называется ваш стиль боя?

— Славяно-горицкая борьба.

— Как?

— Гориц файтинг.

— А, да, слышал. Сколько лет вы занимаетесь? Сколько у вас побед? Каковы ваши лучшие достижения?

Приветливый человек очень спешил, вот-вот должна была начаться жеребьёвка.

— Лучшие достижения? — переспросил Дымов. — Я прошёл по Парку Победы от Насосного завода до площади, девятого мая в двенадцать часов ночи. Вышел живым. Участвовал в четырёх боях. Количество противников не выявлено. От пятнадцати до двадцати. Не больше, врать не буду.

Эта информация вызвала у приветливого человека внутреннее напряжение.

— Ещё участвовал в драке у Второго хлебозавода…

— Что? — переспросил представитель оргкомитета.

— Второй хлебный завод. — Медленно, по-французски повторил Дымов. —Большая драка. Не такая, конечно, как у Насосного завода, но тоже будь здоров! Вот, видите, два зуба выбили. Обломком трубы. Нет, не пластиковой трубой, железной.

Приветливый человек из оргкомитета понял, что ему самому придётся выдумывать и присваивать титулы в послужной список этого русского зверя. Когда он ушёл, старый боксёр, теперешний дымовский секундант спросил:

— Ты что, вообще не дрался на ринге?

— Почему, дрался. Только не на ринге. У нас другая площадка для боя. Да ты не думай, у меня много боёв и много побед.

— Чего же ты ему голову морочил? — поинтересовался бывший боксёр.

Дымов на минуту задумался:

— Понимаешь, в настоящем бое, в том, чем занимаюсь я, ринг ничего не значит. Ринг — это только символ. Главное действие всегда происходит на улице. — Дымов посмотрел в бесцветные глаза своего секунданта и понял, что старался впустую. Он не мог похвастаться хорошим знанием французского языка, а смысл его жизненной позиции таился за оттенкам слова. Дымов попробовал истолковать всё по-другому:

— Я всегда нападаю первым. Я должен это делать, чтобы выжить. Так учит меня закон моей жизни. Этот закон называется «славяно-горицкая борьба». У нас на каждой улице и в каждом дворе есть свои банды. Я нападаю на эти банды тогда, когда уверен, что они могут напасть на меня. Банда — это маленькая, организованная группа людей. Получается, что маленькая, но организованная группа сильнее, чем большое неорганизованное общество. Но я один, и я меньше, чем банда. Кроме того, я лучше организован. Значит, я сильнее!

— Ладно, начинай разминаться, — прервал Дымова секундант.

— Я никогда не разминаюсь. Мне это не нужно. Я и так готов к бою всегда и в любой ситуации.

Бывший боксёр посмотрел на своего подопечного с недоверием. Дымов продолжил:

— То, через что мне пришлось пройти, освободило меня от разминки и, даже от большей части тренировок.

Он хотел ещё что-то сказать, но в этот момент всё началось. Два часа дня. Организаторы следовали своему графику.

В этот день у Дымова было два боя. Оба прошли легко. Заметил, что для него всегда самым трудным противником на соревнования оказывается первый. В этот раз было то же самое. Таких как сегодняшний первый противник Дымова называют «неудобными». Он был несуразен и угловат, но великолепно держал удар. С ним пришлось повозиться. Зато второго Дымов срезал на шестнадцатой секунде.

Заканчивался день. Заметно поубавилось народу в тренировочном зале. Правда, сюда уже пускали всех. Возможно, охрана забыла об изоляции поединщиков в тренинг-боксе. Несколько раз приходил Лоран. По его лицу было заметно, что он доволен.

Лоран сообщил, что завтра поменяются правила. Придётся драться не по олимпийской системе, на выбывание, а с каждым. Даже если он проиграет один бой. Осталось-то всего четверо. Хаас, Бурбаки, Нортон и Дымов.

Нортон уехал сразу после своей второй победы. В машине, что мерно плыла по мосту Александра Третьего в сторону Елисейских Полей, он вдумчиво оценивал сегодняшний день:

— Бурбаки уже не тот. Пошёл на убыль. Помнишь, как пять лет назад, разорвав в Америке своего первого противника, он сказал, что ему для победы ничего не нужно кроме турецкой борьбы?

Собеседник Нортона услужливо кивнул.

— Бурбаки врал, — продолжил Нортон. — Ему понадобился ещё кёку-син, хотя он ему так и не научился. Японцы напрасно теряли время… Послушай, а кто этот русский?

Услужливый человек очень быстро сориентировался в существе вопроса и показал свою профессиональную память:

—Русский, Дымов, Ды-мов, стиль — гориц-файтинг, двадцать девять лет, чемпион России. Нигде в мире не дрался, кроме России, поэтому его никто не знает.

— И всё?

— Да, — робко сказал услужливый человек, уже чувствуя за собой какую-то вину.

Нортон побагровел:

— Нет, подожди, как это всё!? Сюда приезжает какой-то русский, который хочет нас «обуть», побеждает без особого напряжения, и я должен завтра ему подставляться.

— Чего тебе бояться, ты его сильней!

Последняя фраза пришлась Нортону как обухом по голове. Он медленно повернулся к своему собеседнику и посмотрел на него так, что у того сразу вспотели лопатки.

— Спасибо за доверие! — саркастически произнёс Нортон. — Дело не в том, что я сильней, а в том, чего мне завтра ожидать от русского. Понимаешь? Машина выехала на площадь Клемансо, повернула на укрытую каштанами улицу Габриэль.

— Я тебе не нюхрик из службы доверия, чтобы вытаскивать кого-то на свет на своём хребте.

У отеля «Крильён» собирались журналисты. Ждали появления популярной топ-модели. Нортон протолкался ко входу. Ещё раз грозно взглянул на своего человека и растворился за тяжёлыми дверями.

Вечером, когда лимонный свет фонарей с площади Обелиска, заливал окна гостиничного номера, Нортон снова увидел своего директора. Тот был возбуждён и говорлив:

— Русский никакой не чемпион! Это наврали, чтобы поднять его рейтинг. Его притащил Лоран Готье, исполнительный директор одной из фирм, участвующих в финансировании чемпионата. Русский дерётся, главным образом, на улице. Я говорил с его секундантом. Секунданта тоже нанял Готье. Русский живёт в дешёвой гостинице, ездит на городском транспорте и вообще не тренируется.

— Что? — спросил Нортон.

— Не тренируется, — повторил услужливый человек.

— Почему не тренируется?

Услужливый человек снова почувствовал недомогание. Он пожал плечами и промолчал.

Нортон поднялся из кресла и подошёл к окну. Его тяжёлое лицо окунулось в лимонный свет.

— Ты понимаешь, что здесь что-то не так?

— Понимаю, — согласился директор.

— Кто он такой, чтобы не тренироваться?! Вот что, пусть один из наших парней «прилипнет» к нему и не отпускает его ни на шаг.

— Но мы не знаем, где он остановился, — попробовал возразить услужливый человек.

— Разыщи того француза, который пригласил его на турнир.

— Готье?

— Да! Уж он-то знает… Думается мне, что этот парень дёргает какой-то алкалоид, из тех, что не осаждаются в крови. Понял теперь? Действуй.

Утром, когда «Опель» Лорана забрал Дымова на Фобур Сен-Дени, никто не заметил, как из-за спины туристического автобуса, набивавшего в себя ранних туристов из отеля, вынырнул похожий на лягушку лупоглазый «Рено-Твинго». Машины, одна за одной, проехали под чёрными сводами метромоста и повернули на бульвар в сторону Монмартра. Лоран был в хорошем настроении. Он надеялся ещё на одну победу своего подопечного. Хотя бы на одну. А если русский проиграет? Ну и чёрт с ним! Теперь уже все знают, каких парней вытаскивает Лоран. Следующий раз нужно будет поискать в Бразилии. Или в Колумбии. Там тоже дерутся на улицах.

Машина плыла к Порту-де-Севрез по пустым бульварам едва пробуждённого солнцем Парижа.

Первым для Дымова стал Хаас. Ринг распекало от горящих софитов. Голландец выглядел уверенно. Дымов слышал, как его противник, давая кому-то интервью перед боем, сказал, что русский — неплохой боец, но совсем другого класса. Он из тех, кто дрался вчера. Совсем другой класс. Сегодня мастера так уже не дерутся. Это примитивно. Да, русский — лучший среди обычных бойцов. Но Хаас не обычный боец, он уже мастер. Другой класс…

У Дымова эти слова не выходили из головы.

Ритс Хаас стоял в своём углу ринга и спокойно пережидал церемонию начала их поединка с русским. Ритс знал себе цену. Он был абсолютно спокоен.

Вот вышел вперёд рефери. Позвал жестом бойцов. Хаас решительно шагнул вперед и… наткнулся на что-то твёрдое. Прямо перед ним лежал огромный базальтовый глаз. Хаас отринул в сторону. Этого не могло быть! Он замотал головой, судорожно сжимая и разжимая веки.

— Что с вами? Вы можете вести бой?

Кто-то об этом спрашивал Хааса. Голландец напряг всю свою волю, распахнул глаза и увидел лицо рефери. Хаас отдышался.

— Да! — сказал он. — Могу!

Рефери отошёл в сторону и перед голландцем оказался предмет, не менее удивительный, чем тот глаз. Сейчас это была статуя пляшущего человека. С бородой. В тяжёлых сапогах. Хаас понял, что кик-боксинг сделал своё дело. Нужно было уходить в тренеры.

— Пожмите друг другу руки, — предложил рефери.

Голландец покосился на статую. Базальтовую фигуру скорёжило, и она превратилась в человека по фамилии Дымов.

Для Дымова первый противник всегда самый трудный. Нет, он не внушал себе это, так уж складывалось. Но сегодня правило не сработало.

Хаас пробивал снизу по ноге, с маху, голенью, и попал в ловушку. Очень простую. До того простую, что Дымов иногда стыдился её ставить. Может быть он был бойцом другого класса, но некоторые вещи он не выполнял, считая их доступными для всех.

Хасс свалился на пол, и Дымов достал его ногой куда-то ниже затылка. Бой закончился.

Вторым оказался Бурбаки. Он был тяжеловат на руки, имел хорошо развитые хватательные инстинкты и, как любой борец, не убирал голову от ударов. И как с любым борцом, с ним следовало вести себя осторожно. Бурбаки вообще, по мнению Дымова, ничем не выделялся среди других борцов. Разве что только зверским видом да излишками веса.

Дымов оттягивал Бурбаки на себя, водил его по рингу, легко перемещаясь и мучая противника своей необычайной подвижностью.

Потом Бурбаки пошёл в атаку. Тут же потерял русского, и получил сильный удар в позвоночник. Дымов не стал добивать. Ушёл на дистанцию. Он ждал основной атаки противника. Сейчас тот поймёт, что на своих попытках попросту теряет силы. Нужен натиск. Бурбаки уже почувствовал себя зверем. Он знал, что всё-равно возьмёт противника в захват, чего бы это ему ни стоило. Бурбаки ринулся в атаку. Дымов «провалил» его снова ударил из-за спины. В пах. Так вратари бьют по мячу, когда посылают его на центр поля.

Едва бой закончился, к Дымову подбежал перевозбуждённый Лоран:

— Это даже лучше, чем я предполагал! У тебя уже третья или даже вторая позиция!

— Ну и что? — спросил Дымов.

— Хорошо-хорошо, — радовался Лоран, — я вернул себе свои деньги. Дымов проводил Лорана равнодушным взглядом и направился в раздевалку.

Нортон сегодня тоже только побеждал, и побеждал тех же. Правда, его настроение было подорвано триумфальным прорывом русского. Нехорошо получалось. Слишком красиво. Поэтому сразу после массажиста Нортон решил действовать. Нужно было найти зацепку. А она была. Она была, Нортон это чувствовал. Он послал своего директора отслеживать русского по Парижу. Какое-то время они бродили по городу, и вот теперь, вроде бы, осели за выпивкой. Разумеется, каждый отдельно друг от друга. Зазвонил мобильный телефон.

— Ну что? — рявкнул Нортон.

— Он пьёт шартрез в кафе «Вольтер» на набережной букинистов.

— Отлично! Если захочет скоро уйти, угости его выпивкой. Поговори с ним.

— О чём?

— О чём хочешь! О бабах, о выпивке…

Нортон закончил разговор и не мешкая направился к машине.

Они поехали в десятый округ. Двумя машинами. Впереди ехал «Рено» с выпученными по-лягушечьи фарами.

Размарённый город медленно погружался в вечерние разливы света. Угасал один свет, и зажигался другой. По круглым площадям Парижа вертело автомобильные потоки. В белых и красных огнях.

Нортон решительно распахнул дверь отеля. Портье взглянул на входящих и сразу понял, что его ждут неприятности.

— Интерпол! — рявкнул Нортон и сунул под нос портье служебную карточку питсбургского судебного исполнителя. Портье не умел читать по-английски и потому поверил на слово. Он посмотрел в глаза решительному человеку и тот ответил на его немой вопрос:

— Пособничество в распространении наркотиков.

— Но я никому ни в чём… — заспорил было портье.

— Это будет трудно доказать, — очень убеждённо спарировал решительный человек.

— Что я должен делать? — обречённо спросил портье.

— Ключи от четыреста четырнадцатого! Можете подняться с нами.

Нортон брезгливо осмотрел маленькую комнату неправильной формы, со стенами из ковролина. Распахнутая постель, стол, шкаф, портьера ни с чем не сочетаемого цвета, окно, упёртое в угол стены, и необычная статуэтка на подоконнике. Она сразу бросилась в глаза. Нортон вдруг вспомнил про Интерпол и для правдивости покрутил статуэтку в руках. Простучал её в поисках потайной полости. Поставил на прежнее место. Всё в этой комнате внушало Нортону отвращение. Эти разные плафоны на одном светильнике, мебель, сколоченная в гостиничном подвале… Нортон не мог себе признаться в том, что он почти панически боится всех этих признаков нищеты и убожества. Что человеку, вырвавшемуся из их плена и вкусившему другой жизни, где счёт деньгам ведётся от сотенных купюр и выше, сюда возвращаться убийственно. Нортон вдруг почувствовал свою обреченность. Ему показалось, что рано или поздно он снова окажется в маленькой комнате неправильной формы с единственным окном, распахнутым на угловую стену дома.

Портье заметил, что одержимая самоуверенность решительного человека сменилась подавленностью и растерянностью. Он трогал какие-то вещи, так, безо всякого интереса. Вошёл в ванную комнату, вяло посмотрел на содержимое стеклянной полки под зеркалом, вышел и вдруг бросился к письменному столу. Рывком выдвинул ящик. Внезапная горячность решительного человека сменилась полным разочарованием.

Нортон заглянул в дорожную сумку русского. Нет. Ничего нет. Вообще ничего. Ну хотя бы эластичные бинты, мази от ушибов, какие-нибудь медальоны, майки с символикой… Ничего нет. Ничего такого, что выдавало бы в постояльце четыреста четырнадцатого номера единоборца. Нортон посмотрел на равнодушные лица своих подручных.

— Ладно, — сказал он.

Портье хотел было спросить про наркотики, но решил не подставляться под горячую руку решительного человека. Он был очень раздражён.

Все уже выходили из номера, когда рука Нортона инстинктивно потянулась к статуэтке. Подтолкнула её к краю подоконника. Базальтовый плясун качнулся и полетел вниз.

Дымов шёл по набережной Вольтера. На той стороне реки в мелованной подсветке окаменело сказочное видение дворца. Лувр растянулся на целый квартал. Вдруг прямо перед Дымовым возникла витрина антикварной лавки. Он невольно перевёл взгляд на пёстрый вал дорого старья. Как-то само собой увиделась россыпь латунных значков. Вещички были явно не массового производства. Дымову понравился сжатый кулачок. Маленький, плоский с выразительной прорисовкой стиснутых пальцев. Он хорошо бы смотрелся на вороте куртки. «Нет, — подумал Дымов, — чем больше снаружи, тем меньше внутри. Принцип сообщающихся сосудов». И он пошёл дальше.

Он уже почти спал, когда ослабевшее сознание взбудоражила одна пронзительная мысль: «Статуэтка!»

Её нигде не было. Дымов вскочил с кровати и обалдело метал свои по иски по полкам и углам. Пропала!

Он вдруг вспомнил про окно и, свесившись, посмотрел вниз. Там, на освещённом окнами асфальтовом дворике валялись куски разбитого базальта.

— Проклятая горничная, — простонал Дымов. Он доплёлся до кровати и рухнул как подстреленный. Хорошая была вещь! Жаль. Он бы сейчас посмотрел на неё и подумал о Нортоне. Впрочем, Дымов врал себе про статуэтку. В ней было не больше магического, чем в любой столовой ложке. «Фетишизм, — сказал себе Дымов, — принцип сообщающихся сосудов.» Он уходил в Синий лес за новыми силами.

Финальный бой обставили шикарно. Дымов смотрел на всю эту светоэлектрическую феерию и вспоминал Новый год в ДК Прожекторного завода. Году, кажется, в семьдесят шестом. Так же красиво было. Девочки-снежинки в белых чулках и тонких платьицах бегали по фойе и трясли руками. Мальчик Вова Дымов прижимал к груди, чтобы не потерять коробочку-подарок с конфетами. В коридоре, напротив раздевалки, он увидел фотографию отца. На доске передовиков. Вова долго смотрел на неё и гордился…

Все праздники когда-то заканчиваются. Вот и сегодняшний подходил к концу. Нортон вяло сопротивлялся. Несколько раз он выделывал сложные штуки в полдюжины затейливых ударов. Но Дымов понимал их заранее. Нортон, видно, не любил спешить. Расстановка его действий превратилась в вялый и безвкусный спектакль. Однако, Дымов не рвался в атаку. Противник был ещё вполне пригож для хорошей встречи под обе руки Дымова. Незаметно для самого себя, Владимир оторвался от Нортона и выпорхнул у второй проходной завода. Кончилась смена, народ валил по домам. Вова ждал отца, привалившись к разбитой телефонной будке. Внезапно прямо перед ним возник Стасик. Он не давал Дымову прохода. Год уже, как Стасик поменял школу на завод. Эта встреча не сулила Дымову ничего хорошего. Можно было бы откупиться, но это означало попасть в постоянную повинность к Стасику. Вова напряжённо ожидал худшего. Не говоря ни слова, Стасик ударил Дымова поддых. Вова согнулся, и вдруг дикий, бешеный протест вырвался из него наружу. Нет, тебя бьют до тех пор, пока ты позволяешь это делать. Лучше один раз достоять до конца. «Пусть он подавится мной», — решил Дымов, и пошёл в атаку, ломая об себя удары противника. Володя добрался до этой скользкой, рыжей физиономии. Его маленькие и слабые руки вдруг превратились в стенобойный механизм. Противник ещё отбивался, но эти удары выдавали его полную беспомощность. Дымов пришёл в себя. Вместо завода перед ним возник зал спортивного лицея. Нортон лежал на полу и скрёб ногтями ринг. Дымов успокоился. Он вдруг понял, что все люди по-разному ведут себя в критический момент своего сокрушения. Беспомощность всех делает ручными, но не все переносят её по-мужски красиво. Нортон боролся с беспомощностью до конца. Он и в нокауте не признавал поражения. Тусклый боец, но красивый противник.

Лоран был счастлив, как невеста. Эмоции, видимо, подавили его красноречие, и потому он только без конца пожимал Дымову руки.

Немного придя в себя, Лоран ещё раз поинтересовался у Дымова о наличии собственного представителя за рубежом. Ещё раз узнал, что такового не имеется и тогда стал предполагать себя в возможном будущем сегодняшнего чемпиона. Потом уже какое-то обстоятельство слегка смутило его фантазию. Лоран сдержанно улыбнулся и сказал:

— Ты не забыл, сто двадцать франков за выпивку? Ты мне должен был, помнишь?

Дымов помнил.

Горо

Кэб, похожий на лакированного чёрного жука, выбрался из тесноты террасовых аллей Ноттинг Хилла. Лондоном замышлялся вечер. Уже притух небесный огненный светильник, успокоив блики золота на каменном холодном величии города. Кэб повернул налево. Мы затерялись в потоке таких же чёрных лакированных жуков. Мелодично пели клаксоны. Автомобильный поток сносило в глубину каменного жерла Оксфорд стрит, далеко вперёд, мимо Садов Кенсингтона и Гайд Парка, мимо невеликой Мабл Ач, прославляющей какую-то победу фигурным сводом из кремового камня.

Я стукнул в стекло водительского отсека, и таксист остановил машину. Да, выйти, пожалуй, следовало здесь. До нужного мне места было ещё далеко, но времени вполне хватало на прогулку. Я шёл и думал, что предстоящее интервью, должно быть, не станет моим репортёрским шедевром. У меня не было идеи. Она сразу не заладилась с заданием редакции. Все подходы к этому человеку перекрывала казёнщина журналистского мышления. Стандартизация интереса, позиции, жанровой разработки темы. Я представляю обывательский интерес, настроение, среднее между скукой и удовольствием, потребность обратить уставшие мозги в расслабляющее опустошение газетных строк, в жатву сплетен и удивительных событий, не доживающих в памяти и до следующей сигареты.

Я представляю обывателя и его газету, которую он вяло поглощает в метро, за столом, в ожидании ужина, или сидя на толчке унитаза.

Мой герой же представляет очередное явление, которым пичкают обывателя. Это таких, как он, помещают под рубрикой «удивительное рядом», приговорив этим, как диагнозом. Нетипичность — вот его жизненная суть. Это такие, как он, не дают покоя жалким подражателям с цыплячьими шеями и больным самолюбием, что рыскают в поисках очередного источника вдохновения и самообмана. Находят, прочитав в утренней газете, и в очередной раз начинают жить по-новому.

Но мой герой был нетипичен даже для «нетипичных». И это мне мешало. Он обладал тем, что само по себе не зависело от популярности и потому в ней не нуждалось. Более того, по каким-то собственным соображениям мой герой вовсе не расточал направо и налево своей нетипичности, предпочитая быть в том не узнанным. Но он стоил интереса. Ещё как стоял! Стоил этих полугодичных переговоров о встрече, поездки в Англию и хорошей журналистской руки. А я не знал, как к нему подступиться.

Вечер зажигал фонари. Белые фасады отелей, прикрытые растительной оградой, погружались в парадное сияние. Белое в освещении жёлтыми фонарями, под мягкий наплыв сумрака, всегда смотрится с особым изыском и достоинством.

Зелёная изгородь оборвалась переулком, и я оказался у «Лебедя». Этот паб под старым клёном, напротив спящих Садов Кенсингтона, и был местом нашей встречи. И, может быть, местом моего профессионального позора.

Я вошёл внутрь. Народ уже собирался к вечерней кружке пива. Гремели тарелками буфетчики, поднося к стойке бара подоспевшие блюда с печёными потрохами и маринованными луковицами. От пивных кранов расходились золотые разливы «Фостерса» и игристого «Стронгбоу».

Горо ещё не было. Впрочем, я знал его только по описанию и потому мог ошибаться. Возможно, он уже сидел за одним из этих потемневших от времени столов и пил свой портер или светлое.

Потоптавшись возле витрин, я пристроился за ближайший стол. Меня никто не испытывал взглядом, различением среди всей этой беззаботной публики, никто не ответил на мой испытующий интерес, и потому я предался ожиданию.

За толстым гранёным стеклом дверей то и дело проступали лица входящих. Завсегдатаи приветливо кивали барменам и неторопливо вливались в общую говорливую беспечность. Я изучал паб. Его матерчатые стены оттенка спелых роз изобиловали картинами и картинками морских баталий времён викторианской эпохи. В углу у входа стояли массивные, бронзовые часы с фарфоровым циферблатом. Рядом висела тёмная доска с изображением лебедя и описанием истории заведения. Выложенный кирпичом камин в стене был заставлен столами. Должно быть, его топили только зимой. Настенные светильники изливали густой, рубиновый свет, похожий на молодое красное вино. Да, традиция — душа консерватизма. Кажется, Ален де Бенуа сказал, что традиция — это не прошлое, так же как и не настоящее и не будущее, она есть то, что в нас самих и вечно позади нас.

В этот момент кто-то тронул меня за плечо. Я обернулся и увидел Горо. Это был он. Похожий на старый клён, что стоял перед пабом. Горо поздоровался и сел напротив. Какое-то время мы примерялись друг к другу взглядом. Горо спросил о моих лондонских впечатлениях. Я ответил ему что Лондон мне напоминает большой корабль, плывущий в прошлое. А пабы — каюты этого корабля. Горо улыбнулся. Мысленно я пытался пристроить своего собеседника к той или иной ячейке его типического соответствия. Какие-то примерные схемы характера и нрава уже обозначились в моём представлении.

Горо поместил меня в глубину своего взгляда. Там было холодно, как в осеннем штормовом море. Он спросил:

— Вы, должно быть сравниваете меня сейчас с образчиками вашего жизненного опыта? Ищете сходство.

Его проницательность не обратила меня в панику. Напротив. Она подтвердила возможность более ёмкого общения с этим человеком. Он мог отвечать не только на мои слова, но и на мои мысли.

— Конечно, сравниваю, ведь мне нужно придать внешнюю форму вашей индивидуальности, найти ей внешнее воплощение.

— Журналистика всегда мне напоминала труд обувщика, обставленного деревянными болванками, которые он обтягивает кожей в размер той или иной ноги.

Я попытался обнаружить в его словах интонации враждебности. Нет, это было скорее безразличие. Такое же, как если бы его сейчас донимал плотник рассуждениями о строительстве садовых чуланов. Горо выпустил меня из своего взгляда и продолжил:

— Моё пренебрежение вашей пишущей братией — вовсе не поза в угоду популярности. Это необходимость. Может быть даже обязанность.

— Обязанность? — поймал я. — Перед кем?

Горо улыбнулся:

— Обязанность молчать.

Я мечтательно отжестикулировал его мысль:

— Сейчас все пытаются говорить. Сейчас принято знать абсолютно всё и говорить, а не молчать.

— Это было принято всегда. Если под словом «знать» вы подразумеваете популярные образцы человеческой глупости.

— Безусловно.

— В том-то и дело, — продолжил Горо, — что я вряд ли смогу быть вам полезен, поскольку не распространяю эти знания. То есть то, к чему вы привыкли и то, чего вы ждёте от меня.

— Вовсе нет. Мой интерес к вам… интерес нашей газеты, — уточнил я, — вызван именно вашей оригинальностью.

Должно быть, «оригинальность» было не лучшим определением Горо. Я это понял, но было уже поздно. Он замкнулся, совершенно остыв к нашей беседе. Возможно, если бы я был корреспондентом какой-нибудь местной газеты, Горо сейчас поставил бы точку в этом диалоге. Его сдерживало то, что я специально для встречи с ним приехал из России и он сам согласился на это интервью. Нужно было исправлять положение. Я робко начал:

— Ваша точка зрения нетипична. Я только это имел в виду. Она отличается от других, и я вовсе не причисляю вас к астрологам, прорицателям или новоявленным пророкам.

— А к кому вы меня причисляете? Просто интересно. Не ваша вина в том, что такое явление, как я, ни к чему нельзя причислить. В той системе измерения, которой пользуетесь вы, для меня просто нет места. Ведь я не новоявленный пророк, не астролог и не прорицатель. Он словно бы читал мои мысли. Его действительно было трудно пристроить под формат обычной нетипичности. Той, которую ищет обыватель в нашей газете и к которой он уже привык. У меня не было идей в отношении Горо, но поездку в Лондон следовало оправдать. Я не мог привезти набор вопросов и ответов, кое-как сляпанных под светлое впечатление от поездки в самый красивый город Европы, и творчески опустошённый скукой общения с Горо.

— У вас ведь нет идей в отношении меня? — предположил мой собеседник. Я вздохнул. Его прозорливость начала мне докучать.

— Вот видите, — приговорил нашу беседу Горо.

— Идеи могут прийти в процессе общения. Дело не в том, хочу я вас понять или нет, дело не в том, подходите вы под интерес читателей или нет, дело даже не в том, что здесь затронута моя профессиональная, репортёрская честь и я обязан привезти хорошо сваренный материал. А всё дело в том, что в своей несхожести с обществом вы сами подозреваете свою неполноценность. Вы слишком сильны душой, чтобы страдать по этому поводу, но в душе у вас творится возмущение внутреннего равновесия. И потому раздражены вы не банальностью журналистских оценок, а тем, что я не могу вытащить вас из вашего отчуждения, предложив достойное место на рынке общественной популярности.

Горо окаменел. Такого поворота он не ожидал. Но мне больше ничего не оставалось. Его тщеславие должно было отреагировать, и я замер в предвкушении удачной жатвы.

— Ладно, — заговорил Горо, — объясню своё согласие на встречу с вами. Вы меня совершенно не интересуете как представитель того вида деятельности, который называется «журналистика». Для меня цель этой встречи лежит далеко за пределами вашей профессии.

— ?!

Горо выдержал эффектную паузу, словно наслаждаясь произведённым действием своих слов, и продолжил:

— Да, речь идёт о другом. Наш последний телефонный разговор позволил мне сделать о вас определённые выводы. Не скрою, я подверг вас тестированию, и результаты этого тестирования оказались для меня неожиданными. Я бы даже сказал, более чем неожиданными.

— Что это значит?

— А это значит то, что вам предоставляется возможность не только наблюдать за явлением, но и принять в нём участие. Для журналиста это просто редкая удача. Вы сможете стать участником необычайных событий… Пожалуй, я должен объяснить всё по порядку. Горо встал и, поймав взгляд бармена, отжестикулировал тому пальцами свою потребность в напитках. Осведомившись, пью ли я портер, Горо прибавил к заказу ещё один палец.

Когда высокие стаканы с магическим пивным наваром цвета подпечённого пурпура вздохнули в нас свежестью только что снятых глотков, мой собеседник вернулся к разговору. Слизнув с губ прикосновение пивной прохлады, Горо мечтательно изрёк, что портер напоминает ему орлиную ночь над вересковыми долинами Сусекса. Должно быть, где-то в душе этого прагматика однажды пересохла романтическая жила. Мы вернулись к прежней теме.

— Все люди типичны. Они так созданы Природой. Правда, типичность эта — вовсе не то, что вам известно под видом гороскопа или знаков зодиака. Гороскопы созданы для наивных дураков. Их частичная совпадаемость с нашими судьбами демонстрирует только намёк на человеческое общеподобие. Они рисуют предельно упрощённую систему координат, в которой всё зависит не от того, кем рождён человек, а только от того, когда он рождён. В действительности же наша индивидуальность— это набор биологических интегралов, относящих нас к различным типам, группам, наконец, собственному положению в этой системе. Всего насчитывается несколько сотен моделей человеческой индивидуальности. Представьте себе, несколько сотен! Точное число я называть не буду. В чём проявляются человеческие различия? Нам они очевидны как характеры, наклонности, привычки людей, но ведь это только воплощение биофизики в поведение человека.

Он прервал свой монолог и занялся пивом. Я постарался угадать то грядущее преломление его мысли, за которым откроется моя роль. И что это за роль. Сейчас, пока он ведёт меня за руку по самым азам своих представлений, вопросы лучше было не задавать. Горо, должно быть, предполагал, что я буду спрашивать и, может быть, даже не соглашаться с ним, но та концентрация убеждений находилась ещё где-то впереди. Не стоило сейчас растрачивать её силу.

Горо поставил стакан и продолжил:

— Любые явления и события вокруг нас обладают свойствами электромагнитных полей. Так вот, человеческие различия проявляются в первую очередь в том, как нам дано реагировать на это. Разные формы чувствительности, проводимости, отторжимости и тому подобного. Я называю эту сферу биоэтикой. Представьте себе, что кто-то упоминает термин «фашизм». У вас срабатывает внутреннее отношение к данному понятию. Если отбросить эмоциональный строй этого отношения, из чего оно складывается? Из контакта с предельно жесткой системой человеческих отношений, системой особых ценностей и тому подобного. Понимаете? На это накладывается пример исторического опыта, который вы ассоциируете, главным образом, с концентрационными лагерями и Второй Мировой войной. Таким образом, получилось явление биоэтической совмещаемости. Вы можете сказать, что к фашизму у всех одинаковое отношение. Но ведь это в действительности не так. Он создавался людьми, усиливался людьми и не только теми, кто хоть что-то смыслит в политике. Так вот, среди людей есть не только проводники биоэтики, но и настоящие её трансформаторы, способные усиливать сигнал какого-то явления в десятки, а то и в сотни раз.

Горо посмотрел на свой стакан, но прерываться не стал:

— Теперь о вас. Вы относитесь к редкой группе. Я дал ей наименование «Солнечные Стражники». Но ваша позиция в этой группе просто уникальна. Вы являетесь Хранителем Воического креста. Не будем сосредотачивать внимание на экзотике, а перейдём сразу к делу. Я не стал бы с вами встречаться, особенно учитывая вашу профессию, если бы не то обстоятельство, что именно сейчас нам (это слово он произнёс как-то не очень уверенно) жизненно необходим Хранитель. Из двадцати лет моей практики мне известны только три человека этой позиции: одному уже девяносто, и он пребывает в старческом маразме, другому всего восемь, и природа его индивидуальности ещё не расцвела, третий— вы…

— Всё это весьма любопытно, однако в чём заключается моя роль?

— Ваша роль? Вы должны убить дракона.

Он сказал это так спокойно и равнодушно, словно бы речь шла о покупке сельдерея на рынке на Саус Бэнк. Я прикрыл своё смущение хорошим глотком пива. Нужно было как-то не обидеть Горо, не показать ему возникших у меня сомнений по поводу его умственной нормальности.

— Нет, я не сумасшедший, — тихо прокомментировал Горо моё замешательство. Вы слишком стандартно мыслите.

— А почему бы вам самому не убить этого дракона?

Горо усмехнулся:

— Разумеется, я бы так и сделал, не посвящая никого в теорию биоэтики. Однако я, увы, не рыцарь. До ваших возможностей в этом вопросе мне далеко. Впрочем, я был уверен, что вы откажитесь.

— Почему?

— Потому, что вашим оружием является ручка, а не копьё. Рыцарей сейчас уже нет.

— Значит, вы себе противоречите, — возразил я.

— Нисколько. Если у человека есть задатки музыканта, прекрасный слух, чувство ритма, музыкальной гармонии и прочее, это не означает, что он непременно должен играть на рояле.

Взгляд у Горо остыл. Было видно, что мой собеседник теряет интерес к раз говору. Он равнодушно изрёк:

— Я возвращаюсь к тому, с чего начал — к сомнению по поводу нашей взаимонадобности.

— Ну хорошо, а если я соглашусь? Горо посмотрел мне в глаза:

— Вы ещё не всё знаете.

— Прежде, чем я узнаю всё, могу ли я поинтересоваться, сколько лет тюрьмы мне положено по английскому законодательству за убийство дракона?

Мой вопрос Горо воспринял абсолютно серьёзно.

— Это не входит в компетенцию уголовного права.

— В Англии действует право прецедента, не так ли? Горо кивнул.

— Неужели в истории не было ни одного подобного случая?

— …Поверьте, я не шучу. Разговор идёт не об охоте на ископаемых птеродактилей. Надеюсь, вы не воспринимаете меня в качестве сумасшедшего палеонтолога? — спросил Горо.

«В качестве палеонтолога нет. Насчёт сумасшедшего — не знаю.» — подумал я, но ничего не сказал.

— Так вот, — продолжил мой собеседник, — исход этого боя не известен никому.

— Что, дело обстоит так серьёзно?

— Должен предупредить вас, что всё остальное относится к области самых обыденных и типичных несчастных случаев, внезапных инфарктов или апоплексических ударов. И в данном случае можно почти не сомневаться, что одна из сторон не избежит этой участи.

Горо замолчал, спокойный и уверенный в себе самом, уверенный до полного равнодушия к существу этих непонятных проблем. Нет, он не был сумасшедшим. Я чувствовал ясность его ума и видел прозорливость его глаз. Горо относился к числу неординарных духотворцев. Мы узнали о нём из нескольких публикаций и по ролику Си-Эн-Эн. Он был не религиозен и не мистифицирован, а когда редактор узнал, что Горо физик и даже какой-то там лауреат, отношение к этому интервью пошло по руслу — «во что бы то ни стало».

Мы молчали. Горо с чувством выполненного долга, а я с двойственным желанием войти в самую суть придуманной им игры и не влипнуть при этом в неприятную историю. По правде сказать, разговоры о катастрофах и несчастных случаях меня мало пугали. Возможно, потому, что я был фаталистом или по сложившемуся убеждению, что люди, подобные Горо, всегда выдают желаемое за действительное. Во всяком случае, я решился на этот шаг и твердо сказал:

— Говорите!

Горо не поверил! Его взглядом прошли интонации насмешливого пренебрежения.

— Неужели? — спросил меня этот взгляд. — Вам нужна сенсация любой ценой?

— Мне не нужна сенсация любой ценой, — ответил я Горо.

— Вы стали читать мои мысли, — удивился духотворец.

— Это символично.

— Ладно, слушайте дальше. В основной своей массе люди типичны. Природа не очень-то утруждает себя созданием сложных биомодуляторов. Потому любое достижение требует от людей стольких физических усилий. Легко всё даётся только гениям. Но ведь и гении бывают разные. Представьте себе, что я встретил одного такого гения. Он создан как Чёрный Дракон. Явление это очень редкое.

— Какой-нибудь новоявленный фашист? Горо замялся.

— Нет. Гуманист, либерал.

— Что?

— Вы думаете, что сюда примешалась проблема политики? Нет, это проблема биологии. Великий Чёрный Дракон. Тихий гений сокрушения человеческой цивилизации. Неплохо, а? Жуткая смесь биоэтических составляющих произвела его как продукт искажения и поглощения всего нормального. Он впитывает в себя пагубное, но не изменяется сам, а выбрасывает на поверхность своего сознания новые догмы гуманизма, то есть свободы нравственного выбора, позволяющей человеку жить наперекор его биологической программы. Требующей этого от человека, находящей к тому основание и тотальную зависимость. Он поглощает всё живое: культуру, человеческие чувства и отношения, рассудок и мысль, отравляя всё вокруг ядовитым дыханием собственной природы. Едва достигнув полового созревания он стал гомосексуалистом, но это произошло не по вине случая или в угаре замутнённого рассудка. Здесь властвовала его направленная воля. Противоестественное было для него нравственной основой. Это она внушает, что человек живёт только для самого себя, что у человека ни перед кем нет никаких обязательств. Что человек должен служить только собственным чувствам и ощущениям. Чёрный Дракон стал идейным вдохновителем нескольких молодёжных движений. Но это была только репетиция. Теперь он стоит на пороге невообразимого социального прорыва.

—Да…

Я вздохнул:

— А что если ни во что не вмешиваться? Ведь Природа же обладает мудростью, так неужели она сама не найдёт решения этой проблемы? И кроме того, ведь она зачем-то создала этого Чёрного Дракона?

— Всё верно. Беда только в том, что Природа поставила себя в зависимость от собственных законов, — тихо сказал Горо. — Она, видимо, считает, что ни один рыцарь никогда не проедет в поле мимо своего дракона. Что этим и обусловлено равновесие силы. Только рождаются сейчас всё больше драконы, а не рыцари. А те, что и рождаются рыцарями, давно живут по змеиным законам… И ещё, — Горо произнёс это переходя на шёпот, — я ввёл Знак этого человека в систему координат времени и пространства. Чтобы узнать о его предполагаемом будущем…

— И что? — почему-то занервничал я.

Горо насладился паузой.

— Через двадцать лет эта выдающаяся персона обретёт такое положение в обществе!

Горо снова подразнил моё любопытство.

— Он станет президентом Объединённой Европы… Я присвистнул.

— А вы не могли ошибиться в расчётах?

— Я — нет. Сама система может дать погрешность. Всё-таки двадцать лет! Ничтожная доля расхождения в линейном измерении здесь способна «промазать» мимо ситуации. Однако даже с учётом всех погрешностей вероятность очень высока. Она составляет более пятидесяти процентов. Поверьте, это не гороскоп, это математические измерения.

— Значит, я должен…?

— Вы можете изменить ситуацию, — уточнил Горо.

— Хочу, могу и должен в сознании Стражников Солнца сливаются воедино. Горо посмотрел на меня с удивлением:

— Это древний девиз Дарвера!

— Это мой собственный девиз, я его сам придумал через месяц репортёрского труда. Мы встали и направились к выходу.

На улице расплескался лондонский вечер. Под его сенью ходили наплывы застывшего города. Густела каменная тяжесть особняков, переводя цвет упылённой скалы в свинец, перемешивая терракотовый кирпич с дымной зеленью зачарованных акаций и внезапным кроваво-красным пятном проезжающего мимо автобуса. Мы шли по Бэйзвотэ роуд, должно быть, в сторону дома Горо. Потом повернули на аллеи, застроенные домами в стиле Ридженси, и наконец оказались возле трёхэтажного особнячка с окнами в белых рамах и с горшками ярких цикламенов на подоконниках.

Горо вспомнил пословицу: «An hour in the morning is worth two in the evening». По-русски она звучала бы как «утро вечера мудренее». Этим он завершил все возможные обсуждения предстоящего поединка. — У вас есть ночь, — добавил Горо, — ещё не известно, в какую сторону она повернёт ваши чувства. Если вы будете к этому готовы завтра, мы встретимся ровно в семь на мосту Тауэра. Он попрощался и вошёл в дом.

Вернувшись к себе в гостиницу, я долго без дела шатался по первому этажу, в который раз изучая содержимое киосков и рекламных витрин. Портье спутал меня с датчанином, что жил напротив. Я подумал, что нужно позвонить в Москву. Почему-то это нужно было сделать именно сегодня. Почему? Разница во времени помешала осуществлению этих планов. Но почему-то нужно было звонить именно сегодня. Время в Москве уже перевалило за полночь. И только поднявшись в номер, я понял, что именно заставляло меня подумать о звонке домой. Завтра я буду драться с Драконом! С Черным Драконом из горовского воображения. Чушь какая-то. Сейчас уже, когда его не было рядом, всё стало обретать совершенно иной смысл. Я словно прозрел. Должно быть, Горо обладал даром внушения. И ведь подумать только, в какую чушь можно самозабвенно влезть всеми своими мозгами! Сказать кому — ведь на смех поднимут. Вот ещё тоже Георгий-Победоносец! А материал славный может получиться. Эх, хотя бы одним глазом посмотреть на этого «дракона».

Я прыгнул на кровать в размышлениях о газетной строке. Нужно будет попросить у Горо фотографию. Или самому сфотографировать. Нет, лучше попросить. Так, в колонтитул поставим: «Мастерская судьбы». Годится. Заглавие: «Укротитель драконов"… А? Вроде ничего. Редактор, конечно, переделает. Старая школа. Только для того, чтобы получить свои редакторские за заглавие. Сейчас за это не начисляют… Я представил себе сочный отпечаток „УКРОТИТЕЛЬ…“ на второй полосе. Буквы ложились широко и напористо. Дальше шли плотно набитые колонки. Иногда мне кажется, что я могу прочитать с воображаемого газетного листа ещё не написанный материал. Чем больше я вглядывался в эти строки, тем слабее становились мои глаза, пока, наконец, они совсем не погрузились в слепоту…

Утро развернулось широким разливом света над полем некошеного ячменя. Там, впереди, прорастая ветками в самую ослепь солнечного разлива, стоял тяжёлый дуб. Я повернул коня и поехал к нему, щурясь и ослезясь обоими глазами. Воздух, сухой от нагретого ячменя, дразнил голову воспоминанием о ночном покое, о стёганом подкладе, душно пахнущем соломой. Хорошо спалось, вольно. Теперь же меня ожидал Мерлин.

Дуб вырос во весь небесный охват. Я поехал вокруг, и едва конь переступил через вздыбленное над моховиной корневище, увидел ноги сидящего на земле Мерлина. Ноги были белые, как известняк. Мерлин сидел наклонив голову и что-то разглядывал на своих ладонях.

— Света твоим глазам, Мерлин! Он поднял голову.

— А, это ты, Передор. Долго спишь!

— Почему ж не спать, если глаза просятся переплыть бездну?

— Послушай меня, ещё немного, и Священный источник пересохнет. Дракон не даёт ему дышать. Ты должен успеть до захода солнца. Пока оно светит у тебя за спиной, Дракон не сможет тебя различить. Свет будет жечь ему глаза.

— Я успею.

Мерлин повернул ко мне лицо, и я узнал в нём Горо.

Мы уже пересекли поле, ступив на каменистую дорогу Дикого края, а я всё ещё оборачивался, ища объяснения своему видению. Скоро, однако, коню пришлось совсем трудно ступать, чтобы не оббивать себе копыта. Дорога превратилась в тропу, процарапанную через камневалы. Мне почему-то стало не по себе. Может быть, из-за этих каменных засыпей, приговоривших нас к нашей тропе, с которой ни отвернуть, ни соступить было уже нельзя. Я извлёк Дарвер из самшитовых ножен, и его холодный покой прибавил стали моему сердцу. И тут я понял, что он близко. Кожей почувствовал его приближение. Я смотрел и смотрел вперёд, до рези в глазах, но ничего не видел, кроме камней. Мы катились ему навстречу по камням, на стянутых жилами, упирающихся ногах коня, и пот мелким речным бисером окропил мне лицо. Я вдышался. Нет, это был не пот. Он пах мышиным подшёрстком. Это отошло испариной его дыхание. Вздрогнула земля, зашевелив камни на нашем пути, и показался дракон. Он неуклюже тёрся боком об острый выступ скалы. Конь занервничал, упираясь ещё больше и отказался идти дальше. В этот момент дракон нас заметил, и испуганно шарахнулся в сторону, подняв из-под себя клубы пыли. Дракон смотрел на всадника безобидным, настороженным взглядом.

Я что-то должен был исполнить. Об этом говорил Мерлин. Ах, да, солнце. Его нужно было держать за спиной. Где же солнце? Я вертел головой, пытаясь понять, откуда оно источает свет. Солнце вошло в мои глаза… я вздохнул и проснулся. Свет, ослепительный, как застывший взрыв побелил утренний Лондон.

Я потянулся рукой к часам. Было самое начало седьмого. Что-то пробивалось из памяти. Начало седьмого! Вскочив, я вторгся на ходу в разбросанную одежду. Налетая на стулья и теряя поочерёдно все, без чего и шагу не ступишь, я поздравил себя с тем, что утро начиналось по своему обыкновению. То есть вполне прилично.

Река, посеребрённая солнцем, дышала утренним отливом. В её солнечном крошеве застыл пятнистый, как судак на нересте, крейсер «Белфаст».

Горо моё появление на мосту нисколько не удивило. Значит, он верил, что я приду.

— Что я должен делать? — выпалил я, едва мы поздоровались. Горо с удивлением посмотрел на меня:

— Разве я не сказал?

— Нет.

— Слушайте. Вам нужно вызвать его на общение. И больше ничего. Ваши знаки прямо противоположны. Но не в этом дело, — Горо говорив торопливо и обрывисто. — Дело в том, что они несопоставимы. Они терпеть друг друга не могут. Создаётся биомагнитный конфликт. Результаты его непредсказуемы для обоих. Я вас предупреждал!

— Да-да! — кивнул я.

— На эмоциональном уровне это просто антипатия, — продолжил Горо. — Вы журналист, общительный человек, прекрасно владеете английским. У вас типичный валлийский акцент, с небольшой примесью русской школы…

— Университета, — уточнил я, но Горо не выражал желания шутить.

— Так что всё получится, — подвёл итог мой новоявленный Мерлин. — Он сейчас идёт завтракать. Пробудет в кафе двадцать минут. Действуйте!

— Где это кафе?

— Сразу за поворотом.

— Как я должен с ним общаться?

Горо приблизился к моему уху:

— Такое общение я называю диалогом с погружением. Запомните, вам нужно быть самим собой! Иногда, контактируя с разными людьми, мы невольно копируем их манеру говорить и даже думать, перестраиваем своё внутреннее поведение, особенно если наш собеседник уважаемый нами человек. Или женщина, которой мы хотим понравиться. В данном случае это делать нельзя. Старайтесь при общении ничего не есть — процесс пищеварения поглощает большое количество энергии. Возьмите себе чашку кофе. И последнее, постарайтесь повлиять на него. То есть найти такую мысль и так её направить, чтобы он не смог её парировать. Это сделать будет трудно, поскольку вы информационно несовместимы. Вам вероятно приходилось обращать внимание на то, что даже умные мысли в иных устах ни с того ни с сего хочется опровергать. У нас тот же случай.

А сейчас я водружу на вас амулет. Это и есть Знак Воического креста — Дарвер.

Я только хмыкнул. Горо опустил руку в карман, потом в другой…

— Сам по себе амулет ничего не значит, он всего лишь символ информационной ячейки… Похоже, что этот символ я оставил дома.

— Ничего, мы его возьмём голыми руками!

В кафе было тихо и сумрачно. Широкий платан загораживал уличные разливы солнца. Четверо посетителей творили ритуал утренней чашки кофе. Дракона я увидел сразу. Он сидел ко мне спиной, сутуло нависнув над своей трапезой. Дракон был в длинном, кожаном плаще, распахнутые полы которого таили пару крепких, каблукастых лап. Его чёрные, влажно лоснящиеся волосы сбегали за поднятый ворот плаща. Дракон внезапно обернулся и наши глаза встретились… Интересно, что он почувствовал в этот момент? Прожгло ли его совесть предвестие судного дня? А почему, собственно, он должен был увидеть во мне своего сокрушителя, если он не осознаёт, что является драконом? Может быть, в его сознании драконы совмещены с образами тех людей, что призывают человечество к порядку. Порядок — значит насилие. Так мыслит его голова. И вполне возможно, что у этого человека тоже есть своя система биоэтики, по расчётам которой не он, а Горо — воплощение вселенского зла. Так кто из них прав?

Я плюхнулся на стул рядом со своим противником и устало посмотрел ему в глаза. Дракон вперил взгляд куда-то в угол. Он видел меня, чувствовал этот порыв, испытывающий нас обоих, но нарочито разглядывал что-то запредельное. Наконец он повернул голову и укусил меня взглядом.

— Не плохой денёк, не так ли? — начал я. — Всегда трудно умирать при ясном солнце.

— Кому это вы пророчите смерть?

— Может быть себе, а может быть и вам. Судьба — штука непредсказуемая. Ведь сегодня, говорят, судный день.

—Да?

Должно быть, в этот момент он пытался понять, в своём ли я уме. Сделав короткую паузу, я продолжил:

— День-то судный, только неизвестно кто кого судит. Он усмехнулся:

— Ну, судить-то, положим будем мы.

— Кто это «мы»?

— Тот, кто придумал этот спектакль.

Дракон приложился к чашке. Неужели я вызвал его на откровенность? Он ещё раз посмотрел на меня и продолжил:

— Да, не удивляйтесь, мы существовали всегда. Это мы приходили пророками в землю Галлилейскую, а потом прибивали этих пророков гвоздями на кресты, потому что мёртвые они нам были уже нужнее, чем живые. Мы вкладывали Идею в их уста. Они получали славу, а мы — власть. Я не мигая смотрел на Дракона. Сейчас его откровение иссякнет, он заткнётся, и боя не получится. Дракон снова принялся за кофе. Странно, что он вообще пошёл на контакт. Может быть, для него эта короткая утренняя дискуссия выполняет роль зарядки, необходимой встряски ума? Во вся ком случае, я попытался удержать его у темы откровений:

— Значит, по-вашему, всякая святость есть лицемерие?

— Святость отдельного лица — только способ его самовыражения, но святость как явление — направленная политика. Впрочем, как и греховность. Мы управляем и тем и другим.

— Опять «мы». Складывается впечатление, что это просто некая размытая форма беспринципности, — раздражённо парировал я.

— Вовсе нет. Явление, о котором я говорю, вполне конкретно и вполне принципиально. Это — гуманизм. Что, удивлены? Гуманизм, друг мой. Великое искусство доброты со стальными нервами и драконовской совестью. Да-да, не смотрите так! Именно гуманизм. Это он изваял Робеспьера с гильотиной и Миттерана с его социальной реформой. И в том и в другом случае гуманизм ударил по головам несчастных французов.

— Для чего же он нужен?

— Как для чего? — удивился Дракон. — Разумеется, для того, чтобы вырвать человека из оков морали.

— Это что-то новое. Гуманизм и есть мораль.

— Мораль — только политика гуманизма, селекция добра и зла. Но мы никого не пустим «по ту» их сторону.

Этим он, видимо, намекал на известный труд Фридриха Ницше. Меня прожгло. Но я был бессилен перед Драконом. Получалось, что я только спрашивал, а он, как профессиональный демагог, пробовал на мне в качестве утренней зарядки свою истину.

— Так что судный день сегодня не состоится, — продолжил Дракон, допивая свой кофе.

— А вы исключаете возможность попасть под приговор другого суда? Подготовленного специально для вас?

Я стиснул его взглядом. Дракон попытался улыбнуться, но улыбка не пошла:

— Да, нас можно победить, но только временно.

Он всё-таки улыбнулся, закурил сигарету и сжимая её зубами договорил:

— Временно. Дракона нельзя уничтожить. Можно убить. Можно разметать его кости, но они прорастут новыми Робеспьерами.

— Вы забыли, что каждый Робеспьер попадает под гильотину, которую он приносит с собой. Так что Дракон обречён…

Он хмыкнул и ничего не ответил. Может быть, ему надоела эта маленькая комедия масок. Человек в кожаном плаще встал и направился к выходу. Звонко стукнула стеклянная дверь, едва не прищемив длинный чёрный хвост развевающейся мантии Дракона. Что теперь? Если верить Горо… На улице мягко взял мотор. Его машина сейчас, вероятно, выползала из тени платана на освещённую солнцем дорогу. И тут заскрипела резина, и характерный удар с россыпью битого стекла, который всегда приводит в содрогание души автомобилистов, вернул меня к ощущению реальности. Что это? Я бросился вон из кафе. Могучий грузовик перегородил дорогу, навалившись всей своей массой на искорёженный «Форд». Его лобовое стекло просто вышибло вверх. Кто был там, за рулём? Крышу «Форда» свезло на капот и она скрывала несчастного. Всё замерло. Дымились руины автомобилей. И тут я заметил полу чёрного кожаного плаща, свисавшую до земли из-под вздыбленной дверцы «Форда». Боже мой, минуты не прошло с момента, когда мы пили кофе и трепались о гуманизме. Только теперь полная ясность происходящего осветила мой рассудок. Что же, выходит, всё это — реальность. Внезапная и беспощадная мысль донесла мне, что я… победил. Закричал шофёр в грузовике. Пришли в себя люди, покинувшие, как и я, из кафе. Кто-то побежал звонить в полицию. Была та минута, когда не хотелось верить в реальность, ища спасение от происходящего в своём негодующем внутреннем мире.

Я шёл по улице и думал о своём драконе. О своём первом драконе.

Проклятая жизнь

Хозяин квартиры щурился от ослепительного света. Его гость раздвинул шторы, и в комнату ворвалась весна. Преодолевая неприязнь к своему гостю, хозяин квартиры спросил:

— Ну, как вы живёте, как Маша?

— Живём помаленьку, если это вообще можно назвать жизнью. Если можно жить, когда нет работы и нет денег ни на что, когда всё время болеют дети, и в доме нет горячей воды, а электричество дают только вечером, когда не на что купить даже уголь для печки, и по ночам плачет жена.

— Но мы себе судьбу не выбираем, — попробовал возразить хозяин квартиры.

— Может быть, и так. Однако, мы вправе её изменить.

Гость недобрым взглядом посмотрел на своего собеседника:

— Я давно хотел тебя спросить, справедливо ли по-твоему, когда молодая женщина с двумя детьми на руках получает в наследство какой-то разбитый «Москвич», а её брату-инвалиду, у которого и семьи-то нет, при этом достаются трёхкомнатная квартира с мебелью, садовый участок и гараж?

— Вот ты о чём, — кривя от злобы рот заговорил инвалид. — Вам моя квартира всё никак покоя не даёт. Он вдруг преобразился:

— Шиш вам! Так Машке и передай. Ничего вам не достанется. Женюсь я, понял?

—Что?!

— Да, женюсь и перепишу квартиру на жену.

Он засмеялся, обнажив кривые, прокуренные зубы. Его гость покачал головой, вздохнул и собрался было уйти, но неожиданно увидел на книжной полке необычный серебряный браслет. Вещь зацепила взгляд этого постороннего человека, будто внушая ему свою магическую силу. Что-то происходило в уме навязчивого посетителя трехкомнатной квартиры, он снова посмотрел на её хозяина. Холодно и жестоко. И ушёл не прощаясь.

Гостиница «Центральная», соотносимая с некогда наиболее благообразным районом города, на отель походила мало. Её осыпавшиеся карнизы, известковые подтёки голубиных отметин по треснувшим стенам и прочая неприглядность говорили о недавней поре всеобщего пролетарского пренебрежения к житейскому изыску. А, в общем, гостиница была как гостиница. Типичность происходившего в ней впечатывалась в мирскую круговерть не более чем россыпи дождя в броню асфальта. Её мир составляли командировочные, купчишки что побогаче, да всякий беспричинно шатающийся люд. Пристроенный к какому-то неопределённому делу. Какие всегда трутся возле банкетов, встреч и проводов, открытий и закрытий, организационной неразберихи, а также при исполкомовских обедах по талонам.

Редким исключением становились заезжие эстрадные гастролёры. Однако сезон ещё не начался, афиши по городу никто не развешивал, и в гостинице всё было спокойно. Постояльцев дежурные администраторы знали в лицо, а тех, что жили в двухместном номере на втором этаже, примечали особо. Да, люди эти были нетипичны для гостиницы «Центральная» в досезонное время. Они оказались связанными друг с другом только по воле поселившего их администратора.

Один из них сейчас лежал на заправленной кровати, заломив руки под голову, глядел в потолок и рассуждал:

— Вы знаете жизнь в практике, а я изучаю её в теории. И поверьте, преимущество на моей стороне. Не случайно великий Ницше называл практику умом дураков.

Его собеседник, усталого вида человек, из тех, кто давно уже платит по несдержанности и неразборчивости молодых привычек, слушал скорее ради приличия. Раз уж собеседник обращался к нему. Молодой человек на кровати потянулся и продолжил рассуждать в своё удовольствие.

— Практики строят свою оценку на типичности осознаваемых ими явлений. Но это и есть главное заблуждение! Два схожих явления для них — уже признак закономерности, а три — незыблемое правило. Оттого ум практика просто теряется перед любым отличием. И не допускает возможности его существования. Практика — только отражатель явлений, тогда как теория — их организатор.

— Как скучно, а главное надуманно, — вмешался сосед по номеру.

— Ничего подобного!

Молодой человек вскочил с кровати и подошёл к окну.

— Ничего подобного, — повторил он глядя сквозь застиранный штапель занавесок. — Я только хочу сказать, что теория изначальна. С того момента, когда человек научился понимать жизнь.

— Мне будет трудно оценить все эти старания вашего ума. Я всегда был человеком действия, — заключил невольный собеседник.

— Однако с полной очевидностью могу сказать, что с этими фантазиями вы и шагу не ступите в реальной жизни.

— Представьте, я тоже всегда был человеком действия. И долгие годы человеком сугубо практического действия. Но обстоятельства заставили меня перейти от физических стараний к работе головой.

— Какие обстоятельства? — поинтересовался человек в возрасте.

Теоретик обернулся. Его глаза впитали некоторый интерес к его персоне, появившийся вдруг у соседа по номеру.

— Трюк был моей профессией. Цирковой трюк, сопряжённый с риском. Кино, эстрада… Я ловил стрелы, выпущенные в меня из лука, прыгал с тумбы на расставленные кинжалы, прыгал с трапеции на трапецию с повязкой на глазах. Азарт затягивал меня всё дальше и дальше. К черте невозможного.

— О, значит, вы артист?

— Нет, не артист. Я всегда был воином. Всё это, в моём понимании, исходило не от показушности и публичного признания, а от борьбы с самим собой. Я жил и работал где-то между жизнью и смертью. На моих плакатах никогда не было этой подводки «артист эстрады». Просто Радомир. Красивое славянское имя.

— Что же произошло? — спросил человек в возрасте.

— То, что, вероятно, рано или поздно должно было произойти. Я разбился. На тренировке. Потом полгода лежал без движения и ещё полгода ходил на костылях. У меня появилась уйма свободного времени. Вот тогда я и понял, что даже без рук и без ног всё равно могу быть в жизни только воином. Но у меня перегорело желание добиваться совершенства путём скачков и кульбитов. Я понял, что и тело иногда может являться сопроводителем мысли, а не только её угнетателем. Единственное целое и невредимое из того, что у меня осталось была голова. И я сделал из неё оружие. Вернее, сделал оружие из своих умственных способностей.

— И с кем вы теперь воюете?

— С обстоятельствами. Представьте себе. Человек попадает в критическую ситуацию, и я его вытаскиваю.

— Как же, позвольте вас спросить? — увлёкся разговором сосед по номеру. Бывший трюкач с экзотическим именем Радомир выдержал паузу и произнёс:

— Я — аналитик, и консультирую людей по вопросам, которые не входя компетенцию правовых норм. Человек, к примеру, находит возле своего автомобиля чужой паспорт, а в него вложен пакет с деньгами. Как поступить?

— Это, пожалуй, дело человеческой совести, а не аналитики.

— Да?! Он тоже так подумал. По своей наивности и порядочности. Поехал по адресу прописки, позвонил в дверь. Встретили его, как и следовало ожидать, очень радушно. Напоили чаем, а потом и говорят: «Через десять минут здесь будет милиция, они ждут нашего сигнала и мы вас из квартиры не выпустим. А обвинят вас в получении взятки. Конверт из бумаги особого состава, там ваши отпечатки пальцев, и приехали вы сюда за взяткой. А если примете наши условия, то обойдёмся без милиции. Сигнала подавать не будем, они решат, что мы с вами не договорились. Так что подпишите кое-какие бумаги, и разойдёмся.

— Ну и ну! Неужели такое бывает? И что же здесь мог бы сделать аналитик?

— Конечно, это блеф. Никакой милиции нет. Но ведь вымогатели — искусные актёры, убеждать умеют. Аналитик же, в этой ситуации, во-первых соединит причину и следствие. Паспорт можно потерять в том месте, где вы его доставали или убирали. Например, в сберкассе или в домоуправлении, но никак не перед чужой машиной. Более того, это место, где любой человек, хозяин машины, действует не чисто механически, а с привлечением ситуационного внимания. Ведь ему нужно определить, всё ли в порядке с машиной, подготовить её к отъезду и тому подобное. Значит, любой неординарный предмет будет им замечен. Таким образом, можно почти с уверенностью сказать, что присутствие здесь лежащего паспорта есть следствие чьего-то сознательного поступка. То есть существует большая вероятность того, что его подбросили. Но с какой целью? И, во-вторых, аналитик соединит целое, сам поступок, с конструктивными деталями его построения. В частности, с бумагой, из которой сделан конверт, или с суммой вложенных в него денег. Ведь незначительная сумма в мелких купюрах вряд ли могла бы сделать последующий криминальный ход.

— Да, любопытно, — многозначительно произнёс собеседник в возрасте. Он поднялся из кресла и снова спросил своего соседа по номеру:

— Вы кого-нибудь ждёте?

— Жду. Собственно говоря, ради этого визита я сюда и приехал.

— В таком случае не стану мешать. Консультируйте своих недотеп.

Человека в возрасте звали Аркадием Семеновичем Горбовским. Он раздавил в пепельнице окурок и стал собираться. В этот момент из коридора тихо постучали в дверь.

— Костя!

— Это меня, — уточнил аналитик.

— Сейчас я вас оставлю, — буркнул Горбовский, снимая с вешалки свою шляпу. В узкой прихожей гостиничного номера он притёр к стене вошедшего, поздоровался и вышел в коридор.

Горбовский пил недоваренный кофе в гостиничном буфете и заедал его бутербродами. В открытую форточку дышала весна, и над столиками бродили её пьянящие флюиды. Горбовский чувствовал себя первооткрывателем. В его жизни настало время перемен. Весна и время перемен. Горбовский входил в новую жизнь, которая подкараулила его и разом перевернула всё, что по крупицам собиралось два десятка лет. Кому вообще нужны перемены после пятидесяти? Нужны! Ещё как нужны. Горбовский придумал истину: «Начинать никогда не поздно! Поздно бывает…» Закончить мысль он не смог, поставил чашку и пошёл на улицу.

На город наползали сумерки. Переполненный автобус, рыча двигателем взбирался в гору. В домах зажигались окна. Где-то у локомотивного депо ревели электровозы.

Горбовский пошёл на почту, купил дешёвую открытку и послал её домой. Ему хотелось вместить в двух строках своё первооткрывательство жизни и торжество весны. Получилось обыкновенно и скучно. Он ещё помучился над эпистолярной строкой и послал открытку такой, насколько её смогла осилить его рука.

Когда Аркадий Семёнович снова вернулся в номер, аналитик снова лежал на кровати.

— Как же мне вас называть? — спросил Горбовский. — Неужели Костя?

— Зовите Радомиром, раз уж вы оказались вовлечённым в мою историю. Молодой человек перевернулся с боку на бок.

— Радомиром язык не повернётся. Буду называть Константином… Ну что, проконсультировали своего клиента? — снова спросил Аркадий Семёнович.

— Как вам сказать… Мне самому здесь не всё ясно. Загадка похоже с криминальным уклоном.

— Да? Любопытно. Может быть, посвятите, если, конечно, в этом нет тайны?

Константин принял сидячее положение, прислонился к стене и заговорил:

— Тайны, пожалуй, нет. Тот, кто приходил, является обладателем одной любопытной вещи. По-видимому, для коллекционеров она представляет определённый интерес. Это — браслет. Ножной браслет индийской танцовщицы. Вещь изумительная. Инкрустированное серебро с большими турмалинами. Браслет шириной будет с ладонь, не меньше двухсот граммов серебра. Почти фамильная ценность. Представьте себе, в восемнадцатом году он был на базаре обменён на мыло и на свечной воск. А пять лет спустя невесть как найден и возвращён прежнему хозяину.

— Что же дальше?

— Полгода назад этот браслет был заложен в ломбард. Вскоре хозяину позвонили по телефону с предложением купить у него эту вещь. Он заволновался, к телефонному звонку отнёсся с большим подозрениям. Ему позвонили ещё раз. И вот, постепенно, он даёт себя уговорить. Договаривается о встрече. Выкупает браслет из ломбарда. Показывает его покупателю. Тот очень долго изучает вещь. Не меньше часа. Не выпускает её из рук. Но в хозяине неожиданно взыграли собственнические инстинкты. Ответственность перед потомками за растраты фамильных ценностей и буквально магическое притяжение к браслету. В общем, он покупателю отказал. А едва тот ушёл, хозяин сразу пожалел о своём решении. Всё-таки деньги предлагают немалые. Что делать? И вот, к радости моего подопечного, неделю назад покупатель снова прорезался. Он вторично приезжает посмотреть вещь. Всё повторяется. Разглядывает браслет не более пяти минут и вдруг заявляет, что разочарован. Возвращает вещь хозяину и уходит! Хозяин пребывает в смятении. Он мысленно уже распределил ожидаемые деньги, уверил себя в совершенной бесполезности браслета, и тут всё сорвалось! Смутные сомнения начинают одолевать собственника реликвии. Всё подстроено! Его одурачили! Но браслет-то на месте. Тогда хозяин заподозрил подмену. Ему кажется, что металл изменил цветность, что поубавилось царапин, что потемнели камни и всякое такое. Он идёт к ювелиру. Историческая подлинность вещи подтверждена. Но хозяин вспоминает поведение покупателя при их последней встрече. Уверенность, что это был мнимый покупатель, что он приезжал за другим, не покидает человека. Пара бессонных ночей, — и обладатель браслета вызывает меня.

— Ясно, — подытожил Горбовский. — А вообще вы с ним давно знакомы?

— По телефону — неделю, воочию познакомились два часа назад. Практически при вас. Меня ему рекомендовали. В прошлом году в этом городе я проводил семинар по метаанализу. Горбовский задумался. После непродолжительной паузы снова спросил:

— Ну и что об этом говорит ваша теория?

— То, что помимо логической очевидности здесь может существовать обоснованная непредсказуемость. Аркадий Семёнович даже крякнул от вспыхнувшего в нём сарказма.

— Бросьте вы. Для того чтобы соваться в сферу правопоступка, нужно иметь хотя бы малейшее представление об этом виде деятельности. Это вам не рассуждения о теоретичности чего попало!

Молодой человек ожил. В его глазах вспыхнули черти.

— Можно подумать, что вы сами провели не одну сотню дел!

— И провёл, будьте уверены, — с ущемлённым самолюбием сказал Горбовский. — Правда, не в качестве дознавателя или следователя. Я — судья. В прошлом, конечно.

— Да?

— Так-то вот.

Константин подавил в себе наступательный порыв, благообразно улыбнулся и спросил:

— Какой же вердикт по этому делу мог бы вынести судья?

— Непонятно, есть ли здесь вообще состав преступления. Браслет ведь не подменён. На чём основываются доводы вашего подопечного? Сплошные фантазии. Результат неудовлетворённости — может быть, даже обиды. Всё-таки большие деньги уплыли. Его сознанию нужно как-то реабилитироваться, вот он и усматривает изначальный подвох.

— Вполне с вами согласен.

— Что он инкриминирует своему посетителю? Проникновение в жилище? Но с какой целью? Просто погреться? Есть ли основания предполагать, что это было проникновение с целью подготовки к последующей краже? Разве посетитель изучал расположение комнат, окон, интересовался ключами?

— Достоверно известно, что он около часа разглядывал браслет в присутствии хозяина, а потом сразу ушёл.

— Вот видите, — назидательно изрёк Горбовский, — нет никаких оснований подозревать человека в злонамерении.

— И всё-таки? — не унимался аналитик.

— Да ничего и не было!

— Я так и знал, — обречёно произнёс Константин. — Я так и знал, что вы не сумеете оторваться от типичности своих выводов. Конечно, у вас большой профессиональный опыт…

— Что вы этим хотите сказать?

— Только то, что по типическим параметрам здесь нет никакого происшествия. Но ведь человек чем-то мотивирует свои поступки. Когда он досконально изучает вещь, настойчиво хочет её приобрести, уговаривает хозяина, приезжает и сразу же теряет к вещи интерес. Может быть, здесь и нет состава преступления, но здесь есть состав умысла. И вот в нём-то и следует искать всё последующее развитие событий.

Горбовский вздохнул.

— Я реалист и практик, — сказал он, — могу судить только о том, что фактически очевидно. Сомнение должно быть обоснованно. А вы, как мне сдаётся, сомневаетесь лишь ради того, чтобы отвергнуть сложившийся опыт.

— Напротив, я хочу обогатить его более точной теорией.

— И что же вы всё-таки ответите своему клиенту?

Аналитик слез с кровати, впихнув ноги в тапочки и прошаркал в прихожую. Там он недолго рылся в карманах куртки, после чего извлёк на свет сложенную пополам бумажку.

— Это его адрес, а вот и ключ от его квартиры. Мы договорились встретиться сегодня вечером. Хочу посмотреть на браслет.

— Он дал вам свой ключ?

— Да. И попросил подождать его, поскольку может задержаться на своём садовом участке. Ему там что-то срочно понадобилось.

— Странно, — задумчиво произнёс Горбовский. — Человек вас совсем не знает, и судя по той характеристике, которую вы ему даёте, он недоверчив и осторожен, и при этом так легко доверяет вам ключ от своего дома.

— Ну, положим, это решение он принял не сразу.

Горбовский продолжил высказывать свои сомнения:

— И где это вы видели, чтобы дверь запиралась только на один замок, да к тому же в квартире с такими ценными вещами? Неужели пойдёте? Аналитик подумал и сказал решительно:

— Пойду!

— А как же насчёт того, чтобы не попасть в неприятную историю? По принципу подкинутого паспорта?

Константин покачал головой и повторил:

— Пойду.

Когда он ушёл, Горбовский распахнул настежь окно и уселся в кресло напротив. Весенние сумерки пахли липкой, молодой зеленью. Было тепло, и судья неожиданно для себя уснул. Он спал довольно долго. Ему что-то снилось, но судья не понимал своего сна. Разбудило Аркадия Семёновича ворочание ключа в замочной скважине. Наконец дверь открылась, и вошедший включил свет. Аркадий Семёнович потянулся, расправил плечи и нехотя покинул своё пригретое место.

— Ну что, ваш поход оказался удачным? — спросил Горбовский.

Аналитик не ответил. Он, как зачарованный стоял, перед вешалкой.

— Что-нибудь произошло? — поинтересовался Аркадий Семёнович.

— А? Не знаю даже, как и сказать. Одно верно, я был прав. Ситуацию готовили… Пожалуй, я опоздал. Он мёртв. Лежит там весь заляпанный кровью.

— Что?!

Молодой человек, с трудом преодолевая потрясение, стянул с себя куртку и машинально накинул её на крючок.

— Идиотская ситуация. Я ведь даже не сразу его нашёл. Можно сказать, чисто случайно, в дальней комнате. Решил посмотреть на браслет…

— Вы уверены, что это был труп?

— Теперь уже не уверен. Такая неожиданность. Я представил себе, в какое идиотское положение попал. Понимаете?

Горбовский думал. Его умственное напряжение, казалось, достигло предела. Наконец его прорвало.

— Не нужно было туда соваться, что я вам говорил!… Но если поразмыслить, то с человеком ведь мог произойти и несчастный случай.

— А если всё-таки убийство? — непонятно кого спросил аналитик.

— Тогда у нас могут возникнуть некоторые проблемы. Убитого видели сегодня в гостинице. Легко установить, к кому он приходил. Вспомните, вы что-нибудь трогали в квартире? Константин задумался, потом утвердительно кивнул:

Стакан на кухне. Пил воду. Дверные ручки, книжная полка…

— Всё, это срок! — с пониманием сказал судья. — Поверьте моему опыту.

— Что же делать? Ехать туда и для начала уничтожить все ваши следы.

— Туда, опять? — воскликнул молодой человек.

— А чем мы рискуем? Он ведь, насколько я понимаю, одинокий человек? Значит, мы ни с кем не столкнёмся. Скоро ночь, никто нас не увидит.

— Да, пожалуй, — согласился Константин.

— Вы ключ не потеряли?

Обречённый аналитик принялся ощупывать карманы куртки. После недолгих поисков ключ был предъявлен Горбовскому.

— Серьёзная улика, — задумчиво сказал судья. — Правда, косвенная… Опишите-ка мне поподробнее то место, где он живёт. Дом, двор, подъезд.

— Дом как дом. Только старый, должно быть, довоенной постройки. В три этажа. Покрыт розовой штукатуркой. С одного бока — гаражи, с другого — железные ворота. Во дворе сушится бельё.

— Двор открытый?

— Кажется, нет… Нет. Над бельём — старые тополя, такие раскидистые, тяжёлые, кучные. Двор довольно тёмный.

— Дальше.

— Подъезд один, в середине дома. Первый этаж высокий, окна открыты.

— Вас видели?

Константин задумался, покачал головой:

— Нет.

— Хорошо, дальше, — поторопил его судья.

— В подъезде темно. Ступени на лестнице выщерблены и потёрты. Что ещё?

— Сколько квартир на этаже?

— По три.

— На каком этаже живёт ваш подопечный?

— На последнем.

— Не обратили внимание, есть ли «глазки» в соседских дверях?

— Нет не обратил.

— Ладно.

Горбовский ходил по комнате взад и вперёд, спросил:

— На улице много народу?

— Никого нет. Это — переулок. Весь укрыт тополями.

— Всё, нужно ехать! — решительно сказал судья.

Аналитик, возможно по причине своего сегодняшнего просчёта, безоговорочно подчинился воле старшего товарища.

Они оставили свет в номере и по одному вышли на улицу. Вечер мягкой кистью водил по улицам и переулкам города. Уже совсем стемнело. В сумерках терялись очертания домов. Почему-то не горели фонари. Было тепло и тихо. Свет автомобильных фар выхватывал из мрака разбитый городской асфальт. Внизу, на сложении двух улиц, горел светофор. Ярко и бесполезно. Машин было мало, и они не мешали друг другу.

Углом в перекрёсток врезался дом с освещённой витриной. Привезли вечерний хлеб. Одинокая старуха, в ожидании удачной минуты, пристроилась возле рабочих, разгружавших хлебный грузовичок.

Проходя мимо, Константин втянул носом хлебное пахло. Этот запах странно подействовал на теоретика. Он успокоился. Окончательно. Конечно, рассуждения рассуждениями, но когда тебя самого припрёт, тут уж обо всём забудешь. Но теперь Константин был готов с полным хладнокровием принять этот удар судьбы. Тем более что главная битва была ещё впереди. Он знал наверняка.

Дальше их путь лежал вдоль улицы Красной Зари, мимо грязного заводика, складов, котельной, химчистки, Дома культуры с разбитой вывеской «Октябрь», мимо кирпичных заборов с плакатами «Перестройка» и дальше, на улицу без названия ввиду сорванных с её домов табличек.

Горбовский задыхался.

— Скоро? — спросил он своего товарища, едва переводя дух.

— Уже пришли, — ответил Константин и кивнул в сторону появившегося справа переулка. В этот момент сзади послышался треск мотоцикла. Судья ухватил молодого человека за рукав и увлёк за собой в непроницаемую тень старого тополя. Когда мотоцикл проехал, они неторопливо вышли из своего укрытия.

— Осторожность, прежде всего! — тихо сказал Горбовский.

Они свернули во двор. Там было безлюдно. Тревожно шумели тополя. Призрачно белело развешенное бельё, и по двору бродил кислый дух домашней стирки.

В подъезде, на лестничном пролёте второго этажа, Горбовский остановил молодого человека, и они какое-то время стояли и только вслушивались в рокот вечерней жизни за тяжёлыми дверями квартир. Когда глаза судьи и аналитика привыкли к абсолютной темноте неосвещённого лестничного пространства, Аркадий Семёнович решительно устремился вперёд.

Молодой человек долго искал ключ. Потом никак не мог попасть в замочную скважину.

— Ну что вы возитесь! — не выдержал судья.

— Сейчас, сейчас,… — тихо отговаривался Константин. Наконец замок упруго щёлкнул, и дверь оказалась во власти пришедших. Застоялый запах ветхого барахла, высохших стен и вековой пыли ударил в нос. Горбовский зажёг спичку. Во всём здесь чувствовалось отсутствие хозяйки.

— Туда! — указал молодой человек.

Стопки старых журналов громоздились по углам комнат. Совершенно истлевшие занавески безжизненно свисали с антресолей. В глубину коридора впечатался плакатный лик популярной певицы.

Осторожно ступая по сухим половицам, ночные посетители пробрались к дальней комнате. Горбовский снова зажёг спичку. Её короткое свечение выхватило из темноты ничком лежащего человека. И одного взгляда было достаточно, чтобы понять: здесь всё кончено. Это был труп.

— Я пойду на кухню, уберу стакан.

— Что? — не понял судья.

— Стакан с моими отпечатками пальцев.

— Ах, да…

Натыкаясь на стены, Константин побрёл в противоположную часть квартиры. Всё, что могло падать и грохотать, попадалось ему сейчас под ноги. Горбовский выругался про себя. Теоретик начал его раздражать. А коридор перед молодым человеком провалился вправо, и он попал на кухню. Константин управился довольно быстро и когда вернулся в комнату, где оставил судью наедине с убитым, ему показалось, что Горбовский что-то ищет на полу.

— Ну что вы скажете?

— Что? — растерялся судья. — А-а, насильственная смерть. Ну, это ясно было бы и ребёнку. Видно, что рука сломана, проникающая рана головы. Насколько я понимаю, так счёты с жизнью не сводят.

— Его, должно быть, били, — предположил Аркадий Семёнович. — Чем-то вроде обломка водопроводной трубы.

— Может быть тростью?

— Мы не в девятнадцатом веке, господин теоретик. Где это в наше время вы видели трости?

— Представьте себе видел. Сегодня. Он сам приносил мне в гостиницу трость с тяжёлым бронзовым набалдашником. А браслет забыл дома растяпа. Потому и пришлось договариваться о визите.

— Значит, браслет — это не единственная ценность, которую он хранил у себя, — проговорил Горбовский. — А эту трость вы держали в руках?

— Держал, конечно… Но почему вы об этом спросили? — насторожился молодой человек.

— Просто так.

Константину вопрос не понравился. Он вдруг вспомнил, что набалдашник трости был перепачкан краской. Да краской ли? Аналитик стал действовать решительно.

— Что вы делаете? — почти закричал Горбовский.

— Хочу перевернуть труп на спину.

— Не нужно это делать, не нужно вообще ничего здесь трогать!

Возмущение судьи было бесполезным. Молодой человек, приложив некоторые усилия, добился своего.

— Зажгите спичку! — он.

Судья подчинился. У него дрожали руки, и спички ломались одна за другой.

— Да, так и есть! — констатировал молодой человек.

— Что есть? — не понял Горбовский.

В этот момент где-то на улице рявкнула милицейская сирена.

— У меня почему-то плохое предчувствие, — пробубнил Аркадий Семёнович поёживаясь. Константин склонился над убитым, пристально изучая его внешность.

— Ноги уносить надо, — заволновался судья.

— Давайте вернём его в прежнюю позу. Помогите же.

Во дворе дома хлопнула дверца машины.

— Всё, поздно. Что теперь? — заметался в мыслях Горбовский.

— Балкон.

— А дальше?

— Это всего лишь третий этаж. Правда, он равен по высоте четвёртому.

— Успокоили, нечего сказать, — вздохнул судья. — Мне, пожалуй, и с табуретки не спрыгнуть.

— Тогда антресоль на кухне. Они ведь не станут сейчас делать обыск.

— А если там полно барахла? — засомневался Аркадий Семёнович.

— Выбора нет!

И тут тишину разорвал звонок в прихожей. Горбовскому показалось, что у него лопнули барабанные перепонки. Оба искателя приключений ринулись на кухню. Молодой человек подсаживал судью на полати, напрягаясь всем телом, а судья тяжело и медленно втискивал себя в небольшое подсобное пространство под кухонным потолком.

— Здесь двоим не поместиться. Что делать?

— Она и не выдержит двоих. Ладно, дальше вы сами, — сказал Константин и устремился к окну.

В дверь ударили, да с такой силой, что задрожали стены. Константин освобождал шпингалеты от сцепления с оконной рамой. Они сидели крепко. Окно, видимо, не открывалось уже много лет. Ещё один удар в дверь заставил молодого человека поторопиться. Наконец он разорвал склейку оконных створов и шагнул на подоконник. Впереди, метрах в трёх, протянулась тяжёлая ветвь старого тополя. Константин на мгновение застыл, превращаясь в Радомира и вытянувшись на носках. В его глазах вдруг промелькнула качающаяся трапеция. Прыжок… и он летит вниз, в тяжёлые объятия каменного пола. Это было. Это осталось в нём навсегда.

Дверь слетела с замочного языка. В прихожей включили свет… Константин прыгнул. Руки уверенно встали в обхват ветки. Она качнулась, напрягаясь каждым волокном своей старой тополиной плоти, и удержала висящего. Бывший трюкач сполз по стволу дерева, огляделся и, прижимаясь к стене дома, устремился в ночь.

Горбовский не дышал. Внизу, под ним, ходили. Щёлкнул выключатель, и в узкую щель дверцы ударил кухонный свет. Минуту спустя он услышал голос:

— Нет, отсюда не допрыгнешь! Возможно использовали верёвку. Утром приедет эксперт — разберётся. Шаги переместились вглубь квартиры. Через какое-то время судья услышал, как всё тот же голос сказал:

— Пойди, сообщи дежурному, что сигнал подтвердился.

Константин потушил в себе пожар эмоций. Он не мог отказаться от удовольствия понаблюдать со стороны на захлопнувшуюся мышеловку. Жёлто-синий милицейский «УАЗ» прожигал фарами ночную пустоту двора. «А ведь как было задумано!» — оценил теоретик происшествие, невольным свидетелем которого сделала его судьба. Да, ему чуть-чуть не прищемило хвост в этой мышеловке. Подумать только! И всё-таки как верно сказано: «Прежде чем защищать других, научись сперва защищать самого себя!» Какой же ты, к чёрту, воин. Константин хорошо усвоил одну истину: «Воин — не тот, кто стреляет, а тот, кто сознательно идёт под пули.» Правда, загнать его под пули сегодня входило в чей-то расчётливый план. Константин не хотел признаваться себе в том, что его спасла случайность. Что всё могло закончиться совершенно по другому. Так или иначе, ему ещё предстояло нанести ответный удар, и до тех пор он не мог чувствовать себя победителем.

Константин опустил руку в карман и вдруг обнаружил, что потерял ключ от номера.

— Ну что ж, это только подтверждает мои предположения, — сказал сам себе аналитик. — Нужно действовать быстро.

Он вернулся в гостиницу, разбудил прикорнувшую на кушетке администраторшу и, проговорив с ней минут пять о том, о сём, поинтересовался, кем было забронировано его гостиничное место. Усталая женщина нехотя достала регистрационную книгу. Константин выяснил и другое важнейшее для себя обстоятельство. Он узнал номер комнаты, в которой, по его мнению, мог остановиться человек, сыгравший определённую роль в этом деле. Этот номер был этажом выше.

Молодой человек пожелал администраторше спокойной ночи и пошёл к себе в комнату. Ему предстояла непростая задача войти без ключа в закрытую дверь. Второй этаж, не так страшно. Путь лежал через балкон. Благо ещё, что судья оставил балкон открытым. Второй раз за ночь Константин превращался в Радомира. Второй, и не последний раз.

Горбовский появился только к утру. Удивительная тишина висела над холодным и чистым, как родник, утром. Судья всем своим видом напоминал человека только что обыгравшего судьбу в лотерею.

Не снимая плаща, он плюхнулся в кресло, достал из кармана свёрток и извлёк из него пару свежих розовых сосисок.

— Очень есть хочется, — пробубнил он, набивая себе рот. — Пришлось завернуть на вокзал, в буфет. Вы уже завтракали?

— Куда там.

— Да, вам, пожалуй, сейчас и кусок в рот не полезет, — самодовольно заявил судья. — А меня, знаете ли, еда всегда успокаивала. Он жевал и наслаждался процессом поглощения пищи. Наконец освободив рот, Горбовский спросил:

— Ну что, подвели вас ваши теории?

— Напротив.

— Так ведь вас же подставили, голубчик!

Аналитик, предвидя интересный разговор, поудобнее уселся на кровати.

— Меня хотели подставить, но желание только предпосылка к действию, а никак не его результат. Да вы не нервничайте, Аркадий Семёнович, преступник будет наказан, справедливость восторжествует.

— Для этого преступника нужно, как минимум, поймать.

— Верно. Но, представьте себе, он фактически пойман! Лицо Горбовского преобразилось.

— Да?! И где же он?

Аналитик мягко улыбнулся.

— Сидит сейчас передо мной и успокаивает себя сосисками!

— Что?! — Горбовский побагровел. — Да как вы смеете так шутить!

— А я и не шучу, Аркадий Семёнович. В конце концов каждый имеет право на теорию.

Судья нервно заёрзал в кресле.

— Хотите послушать или вам всё равно? — спросил Константин.

— Из чистого любопытства.

— Ну, так слушайте. Да, вы правы, меня собирались подставить. Именно это и послужило мотивом моего вызова сюда. Разумеется, браслет и вся его история — только наживка, умело изобретённая преступником. Я клюнул, приехал, — и преступный план начал действовать. Тот человек в квартире был убит не вчера. Он лежит там не меньше двух дней. Это стало вполне очевидным при осмотре трупа. Кровь уже высохла настолько, что стала похожа на краску. Ну и, конечно же, убитый — вовсе не мой мнимый вчерашний клиент. Вы меня вчера спросили, брал ли я в руки трость при изучении её антикварных достоинств? Как вы хотели убедиться, что всё идёт по плану! Услышать это прямо от меня, не дожидаясь, когда ваш сообщник доложит вам об этом сам. Именно трость, орудие убийства и главная улика, подсказала мне, что если преступники обогатились моими отпечатками пальцев, значит, они это используют в своих целях. Нетрудно догадаться в каких. Стоит только подбросить такой предмет подозреваемому, спрятать в его вещах, — и всё, дело сделано. Итак, человека убили в тот день, когда я приехал. Очень предусмотрительно, а вдруг бы моя поездка сорвалась. По какой-либо причине. Все планы преступников полетели бы к чёрту.

Теперь, после того как человек был убит, следовало заметать следы. Кто-то следы заметал, а кто-то их оставлял. Повод для посещения места преступления сработал. Милиция могла бы взять меня в квартире, но мы, должно быть, не совпали. Вы не стали сообщать об убийстве и давать наводку на подозреваемого. Возможно, был инсценирован звонок от соседей. Например, по подозрению того, что кто-то залез в квартиру несчастного. Если бы вы сообщили об убийстве, то это обязательно фигурировало бы в деле. Но в ваши планы не входило вскрывать наличие осведомлённых лиц. Почему? Потому что вы, вероятно, связаны с убитым родственными узами. Может открыться ваша сопричастность. А это — мотив! Итак, трость уже находилась у нас в номере, в моих вещах, и вы спокойно ждали обыска. Но вместо милиции пришёл я. Всё сорвалось. Ещё немного, и я найду подброшенную трость. Тогда вы решаетесь на отчаянный поступок. Нужно во что бы то ни стало, не раскрывая себя, навести милицию на мой след. Что может быть проще, достаточно подбросить ключ от гостиничного номера! Вы утащили у меня из кармана ключ, когда мы прятались от мотоциклиста. Теперь можно было не сомневаться, что ключ приведёт милицию в нашу гостиницу, а здесь, естественно, ко мне.

Помните, когда я вошёл в комнату с убитым, вы что-то искали на полу? Вы так бросили ключ, что он, вероятно, улетел под диван. Его следовало положить аккуратно. Чтобы и я не увидел, и милиция нашла.

К сожалению, для себя, вы становились свидетелем. Как сосед по номеру. И тут нас накрыла милиция. Они приехали ещё раз. Действовали грубо, вломились в квартиру. Вы ждали, когда всё закончится. Ждали до самого утра. Потом слезли с антресоли и благополучно выбрались из квартиры. Меня, по вашему расчёту, должны были уже повязать.

Да, надо сказать, я не сразу вас раскрыл. Хотя сделать это не составляло особого труда. Достаточно было просто узнать, кто забронировал на меня номер в гостинице. Вы приехали на день раньше, и вместе с вами в эту гостиницу приехал в тот день только один человек, наш сосед сверху.

Горбовский за всё это время не проронил ни звука. Он сидел наклонив голову и потирал пальцами лоб. Наконец он спросил:

— А куда вы потом дели трость?

Константин понял, что теория победила окончательно.

— Вы, должно быть, забыли, я бывший трюкач. Так что подняться на балкон третьего этажа для меня не оказалось сложным делом. Тем более, что до этого, по вашей милости, мне пришлось таким же манером залезать и в наш номер. Я не такой дурак, чтобы сообщать о потере своего ключа дежурной по этажу. А мой вчерашний клиент мирно спал, вдыхая свежесть майской ночи. Он, как и вы, предпочитает спать с открытым балконом… Трость вместе с вашим товарищем уже полтора часа как в милиции. По телефону звонить я тоже умею. Они взяли его тёпленьким. Прямо из постели. Теперь будем ждать, когда наш артист «расколется»…

— Проклятая жизнь! — вдруг сказал Горбовский. — Если это вообще можно назвать жизнью. Если можно жить, когда нет денег даже на то, чтобы купить уголь для печки, когда всё время болеют дети и по ночам в подушку плачет жена… А у того гада — трёхкомнатная квартира.

— Это ещё не повод для того, чтобы убивать человека. Как видите, отсутствие совести обходится нам дороже всего. Отсутствие собственности не идёт ни в какое сравнение с тем, во что нам может стать нравственная нищета.

Воспитание чувств

И почему это, когда у меня появляется редкая возможность выспаться, я обязательно кому-то нужен? Звонили в дверь. Я сполз с дивана и, подобрав сброшенный вчера на пол халат, поплёлся в прихожую. Что за напасть такая! Одно утро в неделю, когда можно не вставать по будильнику и вот… Звонок снова резанул по тишине квартиры.

— Иду! Чёрт бы вас побрал…

А-а, знаю кто это. Знаю кто это может быть. Домработница. У меня завелась лишняя десятка, и я решил освежить своё бытие уверенной женской рукой. Иногда полезно посмотреть, как эту жуткую работу выполняют другие.

На пороге квартиры стояла женщина, какие в изобилии рассеяны по улицам, магазинам, автобусам, прачечным и дешёвым распродажам. Какие носят простые имена, не пьют «Шато Дюваль» и не пользуются по утрам услугами косметических салонов.

— Заходите.

С каким-то внутренним усилием она переступила через мой порог и облаком чужого и постороннего тепла тронула мою прихожую.

— Значит так, делайте здесь всё, что сочтёте нужным, из расчёта одной десятки за работу, а я пошёл умываться.

Женщина попыталась что-то сказать, но я отнёс это на счёт её несообразительности.

— Ну что, — крикнул я из ванной, погружая своё лицо в пузырчатую мыльную пену, — справитесь?

— С чем? — переспросила она из прихожей.

О, боже мой. Это такие голубушки, которым всё нужно растолковать, вдолбить, ткнуть пальцем. Которые долго не понимают, чего от них хотят, зато потом запоминают один раз и на всю жизнь. Знаю я эту породу.

— Хотя бы посуду помойте!

В тусклом зеркале напротив отпечатался бреющийся мужчина, весьма сред ней наружности, с облезающим фасадом и болезненно опухшими глазами. Недосыпание всегда делает меня похожим на какого-то лесного зверька. Я утёр полотенцем возбуждённые щёки и дал лицу остыть в сандаловом масле. Пришла пора вступать во владение этим пыльным и зачарованным миром. Миром моих прихотей и привычек, моей совести и моего душеприкаяния. В общем, всем тем, что осаждало на себе мгновения, часы и годы жизни. Десять шагов по коридору от одной двери до другой. Ещё три шага в сторону, к двери на кухню. И эта пара дверей, используемая обычно по утрам и вечерам, по случаю надобности.

Это был мир мышиных шорохов и мутной домашней живописи в рамах фальшивого модерна, литературных журналов с никому не нужными творениями прозаиков и облупившимся лаком на старом пианино, мир протёртых на мальчишеском ринге боксёрских перчаток и моего потускневшего офицерского мундира с давно увядшими звёздами на погонах. Мир фамильной интеллигентской неприкаянности и наследственной социальной чахлости.

Иногда во мне поднимался бунт крови, вой духовного голода и приступ совестливости. И тогда в этом мире звенели трубы перемен. Я запалил фитиль духовного пожара, но пожар не занимался и мало-помалу истлевал. Мир стоял на месте. Я оставался в нём, он оставался во мне. По воскресеньем, если не ставили в наряд или не дёргали проверками, можно было не вставать по будильнику. По воскресеньям мы слетались стаей помятых коршунов на грибные жюльены в кабак Дома журналистов. На хорошее вино. И потом колесили от кабака к кабаку, пока не наедались вдоволь мелкостатейных проблем каждого из нас поодиночке и окончательно не задували свечу своего хмельного вдохновения.

Пора было вступать во владение этим миром… Женщина гремела на кухне посудой. Дело, видимо, пошло.

За окном мягкими лапами осторожности ступала весна. Раскисли снеговые навалы, поплыли талым подтёком. Дышалось свободою, бунтом желаний и обострённостью чувств. Я закрыл форточку, оделся в воскресные обноски и пошёл на кухню. Женщина воевала с тарелками. Её легкое тело, подёрнутое призраком какой-то платяной нарядности, сразу нашло во мне отклик. Надо же, что порой скрывается на улицах под демисезонно-шерстяной неприглядностью.

Она обернулась:

— Я поняла, что вам нужно помочь с посудой?

— Правильно поняли, — подтвердил я, усаживаясь на табуретку.

Она с лёгким смущением обратила своё внимание к работе. Я равнодушно потупил взгляд. Край её взгляда задел движение моих глаз и отразился в них своей выразительной трогательностью.

— Хотите вина? — почему-то спросил я.

— Вы алкоголик?

Я удивился:

— Почему обязательно алкоголик? Хорошее, дорогое вино — символ человеческой культуры. Алкоголизм же — крах этой культуры, её распад и приговор.

— Как всё фальшиво!

— Почему?

— Потому что это не ваши мысли и не ваши чувства и не ваши традиции. Вы итальянец? Или, может быть, француз?

— Я русский, но…

— Но мыслящий по-итальянски. Она ещё раз обернулась.

— Значит, по-вашему, вино способны оценить только французы с итальянцами? А для нас — это безоговорочный порок, и ничего кроме пагубы?

Она ответила не задумываясь:

— Любую вещь оценить может только тот, кто понимает её ценность. Но чтобы понимать ценность вина, мы должны были бы выращивать виноградники и столетиями подбирать единственно верное сочетание сортов винограда для его выжимки. Разве не так? Для нас же вино — это либо элемент праздничности и особого священного таинства, либо — символ человеческой ничтожности и алкоголизма.

— До чего категорично. Давайте представим, что у нас праздник.

— Праздники нельзя представлять. Их смысл в том, что они реальны, редки и потому долгожданны.

— С вас можно писать учебники. Хрестоматийная праведность. Не знаю, как у вас, а у меня сегодня праздник, — сказал я обречено.

— Сегодня праздник у вашей посуды!

— Да, я подозреваю, о чём вы думаете. О чём вы можете думать. Вы думаете, что груда немытой посуды характеризует её хозяина.

— Конечно, характеризует.

— У меня сегодня день бунта, бытового протеста. Просто я решил посмотреть, как с этой работой справляются другие. Она покачала головой:

— Нет, дело не в посуде.

— А в чём?

— Хотите о себе послушать?

В её взгляде промелькнуло саркастическое лукавство.

— Это звучит как приговор.

— А это и есть приговор. Разве вы не выносите себе приговор каждое утро, поднимаясь с постели?

— Представьте себе, нет.

— Какой же вы тогда мужчина?

— Боже мой, какие слова! Неужели всё так серьёзно? Я снова встретил её взгляд. Снова наткнулся на глаза Синего льда. В почти неправдоподобной красоте этих глаз таилось удивительное, идеальное совершенство не понятной мне женской натуры. Взгляд собрал с меня черты индивидуальности и изрёк: “Вот — мужик, типичный слепок самодовольства, блажи, лени и ещё невесть чего”.

— Не слишком ли вы прямолинейно судите мужчин?

— Не слишком, — сказала она, понимая о чём идёт речь. — Вы ведь себя вообще не подвергаете суду, как выяснилось.

— Я считаю самобичевание проявлением комплекса неполноценности.

— Комплекс неполноценности проявляется в другом, — не согласилась она.

— Интересно, в чём же?

Она улыбнулась широко и открыто:

— Ну, например, в выборе для себя дела по плечу. Мужчина никогда не должен устанавливать для себя рубеж своих возможностей. Да мало, ли в чём ещё. Вот пример, — она подняла глаза на стену, — мужчина, держащий дома свои фотографические портреты, — явный страдалец комплексом неполноценности.

— Это мой отец, мы с ним просто очень похожи. А почему вы не говорите о женской неполноценности? Или в сознании женщины такого понятия не существует?

— В сознании женщины существует потребность реабилитировать себя в своих собственных глазах. Сознание женщины — более чуткий механизм измерения всего совершенного и несовершенного. Мужчина видит мир красками цветов, а женщина — оттенков. Женская неполноценность — это оттенок, а мужская — сочный окрас.

— О, как необъективно.

Она закончила свою работу и села за стол напротив меня.

— Чаем напоите?

— Конечно, простите, что сам не догадался предложить. Я распотрошил в шкафу дымно-стеклянный чайный сервиз. Мне казалось, что она там, из-за моей спины, пристально следит за каждым моим жестом.

Пока закипал чайник, я попытался определить её ситуацию. Украдкой, чтобы не смущать её своим вниманием. Должно быть, муж — инженеришко, зарабатывает мало. Умён, но к жизни не приспособлен, как любой интеллигент. Да, вряд ли она станет рядом с собой терпеть малосодержательного и полуобразованного мужика. Хозяином в доме, конечно, она. Муж и рад бы, но натурой не вышел. Подрабатывать приходится ей. По воскресеньям, когда есть с кем оставить ребёнка.

В моих мыслях всё резче проявлялось впечатление от её какой-то необыкновенной красоты. Красота эта словно бы скрывалась за первым взглядом, но потом просто примагничивала к себе глаза.

Чтобы прервать затянувшееся молчание, я сказал:

— Мужчина и женщина в своих взаимных оценках несоединимы. Я также могу расписать вас по достоинствам, но эти достоинства в моём представлении скорее напоминают недостатки.

— Да? И что же во мне вдруг обнаружила ваша мужская экспертиза? Она улыбнулась глазами навстречу моей проникновенности.

— Самоутверждение. Вы — натура сильная, с собственным мнением и с волей его выставлять напоказ. Но женская слабость вам не по силам. Точнее — не по возможностям. А ведь женская слабость более натуральна, чем женская сила. Она и дороже, как все подлинное и натуральное. Что, не так? Женская сила борется с мужской слабостью, а женская слабость при этом безоговорочно побеждает. Чувствуете разницу? Побеждает, причём всё подряд — и мужское совершенство, и мужское несовершенство. Мужское вообще. Ибо любое мужское просто сдаётся женской слабости. Такова природа. А знаете почему? Потому что женская красота выражается только элементами женской слабости. А ведь побеждает красота, и, значит — слабость.

Мне показалось, что я перестал слышать собственный голос. Выговорив то, что висело у меня на языке, я вдруг потерял связь своего голоса и своих мыслей. Ясные и холодные глаза пронзили моё сознание. Они наполняли его оттенками пожара.

— Женская сила… Да что вы знаете о женской силе? По-вашему, она воплощена в образе распухшей от вздыбленных мышц спортсменки? Или в образе той, которую чахлый поэт идиотически восхищённо воспевал словами: «Коня на лету остановит, в горящую избу войдёт!» В этом женская сила?

— Вы знаете другие примеры?

— Да, знаю, — сказала она твердо. — Есть такое проявление силы, при котором женщина являет не столько жизненную мощь, сколько величие своей натуры. Величие и есть красота. А считать красотой слабость — безнравственно.

Не понимаю, почему я позволяю ей вторгаться в область наставничества. А главное — навязывать себе её мнение. Мнение домработницы! Она продолжила свою нравственную атаку:

— Другое дело, как мужчины используют женскую красоту. Как элемент женской слабости, а значит и как способ утвердиться на ней своим ничтожным превосходством или как явление женского величия, и в этом случае обрекая себя на порывы самосовершенства.

Я смотрел на неё и думал, что если бы Бог лишил её этого удивительного внешнего совершенства, всё воплощённое в этом характере, должно быть стало бы смешным и нелепым.

— Мужчина — собственник, — возразил я, — ему необходимо владеть и осознавать, что он владелец.

— Владеть можно по-разному. Для одного женщина цель, которую надо достичь и успокоиться, для другого — средство самовоспитания, способ постоянной тренировки своего превосходства перед другими.

— Что-то я никогда не встречал таких.

— Они виднее женщинам, чем мужчинам.

Кипяток дымным, шелушистым потоком ворвался в фарфоровое пространство чайного храма. Вздрогнула под ним рассыпчатая и духовитая сушина. Размякла, поплыла в пузырчатом клокотании кипятка. Творилось таинство чайного перевоплощения.

Когда духосмесительное волнение улеглось и чайные соки взяли всё от соития воды и травяной тайны, я разлил чай по чашкам.

В моём мире что-то творилось. В нём, как в этом чайнике, расцветала багровая заря. Куда подевались мышиные шорохи? Я перестал их слышать. И разве это мой мундир отдыхал на спинке стула? Нет, это был мундир капитана гренадеров. Сияющий золотом по обшлагам и эполетам, с выпушкой огненного цвета по воротнику, с фалдами в чёрных обкладках и с золотым литьем пуговиц.

От этого мундира пахло сражением. Аустерлицем, Кульмом… А где вся эта комнатная рухлядь? Я будто очнулся среди стен замка, опалённых языками факельного пламени. Неужели мой пожар всё-таки спалил чахлую жизнь обывателя? И спалил так сразу. Всего то и нужно было одной домработницы. Нет, здесь что-то другое… Я мог бы ринуться навстречу этой странной перемене, но мужская нравственность пропечатывалась во мне сознанием того, что даже самые прекрасные перемены в жизни — только иллюзия, если они зависят от присутствия женщины. Нет. Совершенство и качество мира есть результат не душеспасительных порывов, а надёжного и упорного трудолюбия. Женщина должна возбуждать не только чувства и революционные порывы души, но и зажигать волю. Я знаю такое женское существо. Оно реет над полем битвы, выбирая лучших из нас…

Посмотрев на свою собеседницу, я понял, что не ошибся. Вся тонкая огранка её лика отсвечивала сиянием этого пламени. Солнечный луч ударил в стальные глаза валькирии и рассыпался в них искрами холодного света. Вот о храме какой красоты она говорила! Этой красотой нельзя владеть, к ней можно только тянуться. Эта красота имеет за своей спиной пару крыльев в алмазном оперении, чтобы не ходить по земле и не становиться владением какого-нибудь сытого и самодовольного бездаря.

— Что же ты не споришь со мной? — спросила валькирия. — Не отстаиваешь честь своей мужской команды.

— Мы все разные и честь у нас разная. Не хотелось бы мне быть причисленным к среднестатистическому её типу.

— Хорошо, что ты это понимаешь. Потому и валькирия по достоинству будет только герою, а мужчине попроще хватит обычной красивой дуры, чтобы её обладанием он мог самоутвердиться, прибавить себе достоинства.

Валькирия вошла в тёплую топь мартовского полноденствия. И только пьяный нагульный ветряк успел прихватить полы её одежд.

Я мыл посуду, приговорив себя к её взгляду. К памяти этих глаз. Зазвонили в дверь. Кто бы это мог быть? Для друзей ещё рано. А, знаю. У меня завелась лишняя десятка, и я решил облагообразить свой быт руками домработницы. Я посмотрел на стены замка, на их гордый покой и понял всю ненужность чужих рук в этом мире. Может быть ему не хватало пары крыльев, чтобы навести движение стихий, но вот с руками здесь, пожалуй, было всё в порядке.