/ Language: Русский / Genre:love_fantasy, humor_fantasy / Series: Счастливый брак по-драконьи

Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту

Александра Черчень

Казалось бы, все проблемы в семейной жизни Ирьяны улажены, а приключения ведь только начинаются… После столкновения с неведомой угрозой в голове у юной драконицы поселяется… нет, не рассудок. И даже не внутренний голос. Мужчина. Да не просто абы какой, а предводитель древней расы, а так же менталист, архитектор и вообще примечательная личность. Только беда у него – спит наш красавец за тридевять земель вместе с оставшимися сородичами… или спит он один? Что это за раса и почему ее так «гуманно» устранили? И нужно ли тогда Ирке им помогать? Какие еще тайны пылятся на полках истории, думая, что про них все забыли?

Литагент «Альфа-книга»c8ed49d1-8e0b-102d-9ca8-0899e9c51d44 Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту: Фантастический роман Альфа-книга Москва 2014 978-5-9922-1678-3

Александра Черчень

Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

* * *

Пролог

В стену полетела большая изящная ваза, и спустя секунду картину фееричного бардака завершили красиво разлетевшиеся осколки.

Ринвейл цай Тирлин коротко рыкнул и, стянув со стены все еще тупые ножички, которые некогда хотела использовать по назначению его супруга, попытался повторить ее подвиг.

– Не получится, – флегматично прокомментировал полет стали Фрик лен Риот, который сидел в единственном уцелевшем кресле.

Среди царящего вокруг хаоса этот мужчина казался образцом аккуратности и спокойствия. В общем, являлся полной противоположностью что разгромленной комнате, что помятому, небрежно одетому и крайне злому приятелю.

– Загрызу!

– Хоть себе не ври, Вейл, – фыркнул дворецкий. – Разве что нежно покусаешь.

– Вот ты бы вообще молчал, Фрик! – бросил на друга злой взгляд рыжий дракон. – Ты ее упустил! Как вообще мог?! Я же приказал контролировать.

– Попробуй поконтролируй ее, – покивал ледяной. – Если тебе что-то с размаху ломится в мозги, а потом сутки без сознания лежишь. Ты же сам нас нашел…

– Вот только откуда у Ирьяны такие способности? – Вейл подошел к наименее пострадавшему креслу и с сомнением его оглядел. – Она же вообще в этом плане почти бездарная.

– Как оказалось, нет, – пожал плечами Фрик. – И… это не она, Вейл.

Цай Тирлин взялся за спинку и немного покачал предмет мебели. Явная шаткость оптимизма не внушила. Потому мужчина немного подумал и опустился прямо на ковер.

– Не понял.

– Я не маг, но суть чую хорошо, – медленно начал блондин. – Так вот, за тот миг, когда это нечто в мою голову лезло… Не Ирьяна, Вейл. Вот гарантирую.

– Замечательно! – прошипел тот. – Где только она успела подцепить эту гадость? И главное, куда моя дурочка рванула?!

– По мне, если сумеешь понять, что за «гадость», то определишься и с направлением, – улыбнулся дворецкий. – Она, кажется, записку оставила?

– Оставила, – со вздохом провел по волосам покинутый супруг. – Ясности сие послание не внесло.

– Что там? – полюбопытствовал Фрик.

– Там воззвание к моему пониманию, – уныло поведал Ринвейл. – Ничего конкретного. Если кратко: «Я ушла набираться опыта. Не скучай».

– Вот скажи мне, неужели тебе было так сложно брать ее с собой хоть иногда? Не постоянно же. Засадил за учебу – и мозги заняты, и нервы бы нам не мотала.

– В Мерцающий? – скептически поинтересовался рыжеволосый. – Там сейчас в одной половине замка – полный паноптикум политической сферы, а в другой – сборище ученых. И еще неизвестно, что хуже.

– Так и скажи, что красивую юную огненную женушку оставлять в мужском обществе не хотел, – прищурился блондин. – Нашлись бы желающие составить ей компанию и помочь с учебой.

– Отчасти ты прав, – поморщился Вейл. – Если даже Олли попался…

– Златогривый меня удивил, – рассмеялся дворецкий.

– А вот меня нет, – вздохнул рыжеволосый. – Если даже меня, невзирая на первоначальные намерения, так…

– Что «так»? – живо заинтересовался его собеседник.

– Ничего, – досадливо отмахнулся мужчина.

– Как скажешь, – скрыл улыбку блондин. – Так что делать будем?

– Искать, – поднялся с пола Ринвейл цай Тирлин. – Искать, а потом пороть.

– А как же задания наследника?

– А не пойти ли Дориану?!

– Не пойдет, – покачал головой Фрик.

– И правда, не пойду, – раздался холодный голос.

Рыжий и блондин повернулись и увидели застывшего в дверях наследника.

– Здравствуйте, господа, – чуть заметно склонил голову Дориан.

– Поясной поклон обязателен или можно обойтись? – поинтересовался Ринвейл, поднимаясь с пола.

– Обойдусь, – улыбнулся вновь прибывший. – Как понимаю, у тебя та же проблема, что и у меня.

– Да что ты?! – изумился Вейл. – Невестушка сбежала?!

В ответ принц поморщился, а Фрик совершенно беспардонным образом рассмеялся. Заливисто и весело.

– Ничего смешного! – позволил себе немного повысить голос наследник, а потом тихо рыкнул: – Вы бы прощальную записку видели… Там подробно рассказывается, в каком именно гробу она видит меня и государственные интересы!

– Какая несознательная девушка, – успокоился Фрик.

– Ты представляешь, какие это повлечет последствия?! – Дориан зло хлопнул ладонью по столу, который до этого с трудом, но перенес ярость Вейла. Видимо, эмоции наследника стали последней каплей. Столик секунду постоял, а потом с грохотом рухнул.

– Думаешь, девочки вместе сделали ноги? – вынес предположение рыжеволосый.

– Возможно, но не факт, – проговорил Дориан и задумчиво накрутил на палец выбившуюся из белоснежной косы синюю прядку.

– В любом случае надо перекрыть перевалы. А вернее, усилить кордон. Чтобы наши мышки не прошмыгнули.

– Перевала три, – задумчиво протянул дворецкий. – Может, стоит разделиться?

– Верно, – кивнул Вейл. – Мы с Фриком полетим к Западному, а ты проверь Восточный.

– А Северный? – спросил наследник.

– Там уже есть тот, кому можно это поручить.

– Отлично, – кивнул Дориан. – Но в ближайшие часов двенадцать никуда полететь не получится. Как и построить портал.

– Почему это? – изумился рыжеволосый.

– Потому что Криона активировала камень искажения перед тем как сбежала!

– Ничего себе! – присвистнул цай Тирлин. – Тогда и правда ждем. Пока энергетическое поле не успокоится, летать можно только недалеко, и то нужно, чтобы из точки «а» была видна точка «б».

– Вот-вот, – скривился наследник. – Я пошел, надо оставить советника за главного и собраться.

– И нам не помешает, – переглянулись цай Тирлин и лен Риот.

Глава 1

Я осмотрела живописный пейзаж еще раз, но ничего оптимистичного так и не увидела. Все тот же перевал, тот же пропускной пункт, куча народу и никакой возможности просочиться незамеченной!

Сползла обратно за большой камень и зло шлепнула по нему ладонью.

Что ж так не везет-то?! А я, наивная, думала, что самое сложное – это сбежать из Летящего. Оказалось, нет. Хотя и там я бы не справилась без Арвиля. Как тот умудрился вырубить Фрика, до сих пор загадка.

«Ну почему же загадка?» – тихо рассмеялся в голове знакомый голос моей персональной неприятности.

«Так просвети!» – недовольно подумала в ответ.

«Да легко, – согласился Спящий. – Мы ведь связали сознания и теперь можем общаться не только в снах. Стало быть, и воздействовать на окружающих я тоже через тебя могу».

«Зачем я вообще в это ввязалась?» – грустно вздохнула я, уныло размышляя о «радужных» перспективах.

«Хочешь обратно? – вкрадчиво спросил Тейнмир. – Представь только, как муж будет рад тебя увидеть… А уж дворецкий, которого мы так невежливо уронили на пол…»

«Не хочу, – зло прошипела я. – Но проблема в том, что если не выберемся из Предела, то поймают нас очень быстро. И тогда – привет, счастливые семейные отношения – для меня, и прощай, возможность проснуться – для тебя».

«Ирьяна, я не всесилен, – устало сказал ветер моих грез. – Чтобы усыпить, нужен зрительный контакт. И как минимум десять секунд. Ты правда думаешь, что стражи не заинтересуются таким феноменом, как «девушка идет – мужики падают»? Ты, конечно, очаровательная драконица, но боюсь, что не настолько!»

Ответить наглому «нечто» не успела, так как в десятке метров от меня заискрился огненный портал, и спустя пару секунд оттуда как ошпаренная вылетела рыжая девушка. Она развернулась и быстро схлопнула переход, потом опустилась прямо на землю и устало сгорбилась. Судя по всему, телепорт был дальний, а магичка она не особо сильная. Или уже успела наколдоваться и это не первый ее «прыжок».

Рыженькая откинулась спиной на светлую скалу, покопалась в карманах, вытащила платок и вытерла взмокший лоб. Я же наконец разглядела ее лицо и изумленно выдохнула:

– Криона?!

Та подскочила, швырнула в мою сторону синим шариком и отпрыгнула за ближайший камень.

Ошеломленно проводила взглядом оглушающее заклинание, которое разминулось с моей головой только потому, что я машинально отшатнулась в сторону.

– Кри, ты что?!

Рыжая нерешительно выглянула из укрытия, разглядела наконец меня и удивленно округлила голубые очи.

– Ирьяна?! Но как?!

– Как-то так, – максимально честно ответила я.

Девушка восторженно воскликнула, быстро подскочила с земли и кинулась обниматься. Я тепло улыбнулась и обняла ее в ответ. В Огненной долине у меня, пожалуй, самые хорошие отношения были как раз с Крионой. Но потом… годы шли, мы постепенно отдалялись. Тем более отец тогда получил должность советника по иностранным связям и, соответственно, много ездил по соседним странам и меня брал с собой, за что я до сих пор ему очень благодарна.

– Что ты тут делаешь? – наконец отстранилась драконица.

– У меня к тебе такой же встречный вопрос, – внимательно посмотрела я на нее. – Ты в таком состоянии, как будто за тобой весь молодняк в период гона несется.

– А я от Дориана сбежала, – беспечно отмахнулась девушка.

– Как это? – обалдела я.

– Обычно! – сверкнула глазами Криона.

– За тобой гонятся?

– А сама-то как думаешь? – вздохнула рыжая. – Но я напоследок сделала большую гадость, и теперь так просто им меня не поймать!

«Какую же?» – заинтересовался Арвиль.

Я послушно озвучила вопрос.

– А я камешек один нашла у них в специальном зале, – злорадно улыбнулась огненная. – Если ему сбить настройки, то порталы на некоторое время становятся нестабильны, а у крылатых в небе теряется чувство направления.

«Молодец, девочка, – скептично бросил Спящий. – Сделала не просто большую гадость, а максимальную из возможных».

– Что ты натворила? – не поверила я. – Криона, ты совсем, что ли? Сейчас полувоенное положение, по Пределу скачут непонятные твари, а ты парализовала все движение в долине!

– Это ненадолго, – потупилась Кри, а потом с отчаянием воззрилась на меня. – Но мне очень нужно было оттуда удрать! Я так больше не могу, Ири!

– Почему ты полезла в нестабильный портал, который еще и непонятно куда ведет?

– Камень начинает действовать через пятнадцать секунд после активации, – пояснила девушка. – Вот я и уложилась.

– Понятно, – покачала головой я. – И сколько это продержится?

– В книге написано, что сутки, – ответила огненная.

– Значит, двадцать четыре часа форы у нас есть…

– Для начала надо из Предела выбраться, – вздохнула Криона и с не меньшей тоской, чем я ранее, осмотрела пропускной пункт.

Мы находились метрах в пятидесяти от него и, слава богу, маленькую вспышку заклинания младшей принцессы никто не заметил. Надо что-то придумать. Документы у нас, конечно, есть, но светиться в высшей степени не рекомендуется. Так как Криона – невеста наследника и ее, скорее всего, вообще не пропустят без высочайшего разрешения. Ну а я – жена одного из лордов, которой тоже по идее нечего находиться здесь без сопровождения.

Кстати, о младшей принцессе.

– Кри, милая, – заслышав такое обращение, рыженькая уставилась на меня с опаской. – А почему я ничего не знала о твоем статусе?

– А что о нем знать? – недовольно фыркнула она. – Что у матушки был в свое время стр-р-растный роман на одну ночь с государем? Тем более то, что я бастард правителя, мы предпочитали не афишировать. И вообще, давай потом тебе все расскажу? – взмолилась Криона. – Про все, что захочешь!

– Даже про женишка?

– А про него я вообще очень многое могу тебе поведать, – мстительно прищурилась огненная. – Правда, в основном нецензурного, но все же.

– Видно, весело вы жили, – покачала головой, с сочувствием глядя на Криону.

– Еще как, – неожиданно горько улыбнулась девушка. – Еще как. – Она резко встряхнула головой, отгоняя дурные мысли. – Ладно! Пусть у этого гада перемороженного крылья над вулканом откажут!

В немом изумлении уставилась на кровожадную подругу. Это как же она ненавидеть должна… Кри всегда была легкой и доброй девочкой. Что же он с ней сделал?

Я уже открыла было рот, чтобы спросить, но в голове раздался резкий голос Спящего:

«Не лучшая идея, Ири».

«Почему?» – удивилась я.

«Потому что не у всех в браке и в постели все в порядке и на приключения тянет только потому, что захотелось».

«Вот бессовестный! – возмутилась я. – Сам сманил, а теперь еще и такое говоришь».

«Я правду говорю. Если бы не хотела, то не сманилась бы».

На этом сиятельный закончил аудиенцию и больше не отвечал. Ушел, наверное. Слава всему, у меня в голове этот тип не на постоянной основе обитал!

Но вот над тем, что он сказал, надо задуматься. Как я поняла, ледяная кровь – это вовсе не показатель холодности натуры. А Криона всегда предпочитала нежных мужчин. Да и спала только с теми, кому могла доверять. С друзьями то есть.

Если Дориан повел себя не очень красиво, то это любую обидит. А если еще и не один раз «не очень красиво»…

– Что делать будем? – отвлекла меня от невеселых мыслей рыженькая.

– Не знаю, – вздохнула я, провожая взглядом очередную пару, которая приземлилась, обернулась и скрылась в туннеле, ведущем через хребет.

Тут над головой раздался шум крыльев и на площадку сел еще один дракон.

Белоснежный обернулся в высокого подтянутого мужчину, в котором я с огромным удивлением опознала Олли, и направился к КПП.

Ему навстречу вышли двое мужчин, но после новостей, которые, по всей видимости, принес ледяной, они превратились и взмыли в небо.

– Куда это? – проводила я их озадаченным взглядом. – У них же сейчас «внутренний компас» сбит.

– Видимо, недалеко куда-то, – пожала плечами Криона. – О, а этот, похоже, остался временно вместо стражей.

– Что? – навострила ушки я.

И правда.

На таких пунктах всегда было четверо проверяющих, но, вероятно, случилось что-то важное, так как сейчас здесь остался всего один, а Олли, видимо, попросили заменить тех, кто отлучился.

Та-а-ак! И что это нам дает? Нам это вообще что-нибудь дает?

Не знаю. Значит, действуем по обстоятельствам! Импровизация еще никогда не подводила. Ну… сильно не подводила.

Потому невзирая на недоуменный взгляд Крионы, я быстро выбежала на площадку и направилась к Златогривому.

Я подошла почти вплотную к мужчине, задумчиво изучила широкую спину, обтянутую темной курткой, белую косу с привычной золотой прядью в ней и недолго думая за эту самую косу и дернула.

– Олли, здравствуй!

Оллисэйн медленно обернулся, и недоброе выражение на хищном лице мужчины сменилось на удивленное. Он взмахом руки отпустил своего собеседника, схватил меня за локоть и оттащил подальше. Как раз в сторону наших камушков! Как удачно!

– Ири, что ты тут делаешь?!

– Эмм… – всерьез задумалась я.

«О-о-о! – вновь явился Арвиль. – Я смотрю, ты не скучаешь!»

– Без «эмм», – передразнил меня желтоглазый. – Отвечай!

Так… Похоже, о том, что я сбежала, Сэйн еще не знает. Замечательно! Импровизация, значит? Да пожалуйста!

«Лучше не надо», – честно предупредил меня Спящий.

«Надо, Арик, надо!»

«Кто-о-о!!!» – возмущенно воскликнул Тейнмир.

Отвечать не стала.

– Олли, – очаровательно улыбнулась я. – Как хорошо, что ты тут!

Дракон стоял к камням спиной и не видел выглянувшую из-за них беглую невестушку наследника, чем рыжая и воспользовалась, жестами объяснив, что она думает о моем интеллекте.

– Я тоже рад данному факту, – скрестил руки на груди блондин.

– Цветочки, – хлопнула ресницами я.

– Что? – опешил он.

– Ну… – потеребила воротник куртки и честно посмотрела на него. – Подарить?

– Мне? – иронично вскинул белую бровь дракон, который, похоже, постепенно начинал получать удовольствие от этого странного диалога.

Криона покрутила пальцем у виска и сползла обратно за камушек.

– Нет, – вернулась к лапше на уши Олли я. – Мне.

– Прямо сейчас? – ухмыльнулся собеседник.

Я скрипнула зубами.

– Я и сама насобираю, только на ту сторону надо, – ласково улыбнулась и просительно посмотрела на него.

– И не хлопай зелеными глазками! – рассмеялся Оллисэйн. – Рассказывай, что тебе нужно, но минуя весь этот цирк! Забавно, не спорю, но «дурочка» со мной не сработает, льета Ирьяна.

– Ладно, – недовольно скривилась я. – Но, Олли, просьба не изменится.

– На ту сторону… – задумчиво протянул Златогривый. – А разрешение супруга у вас есть?

Ах так?!

– С каких это пор ты стал таким законопослушным? – язвительно поинтересовалась я. – Помнится, никогда этим недугом не страдал. Так же, как и излишками совести!

– О как! – вскинул бровь этот неблагонадежный индивид.

– Олли. – Кажется, порывы души – это хорошо, но не в данном случае. Я ласково улыбнулась и продолжила: – Мне нужно на ту сторону. Ну и не только мне…

– Ты еще и не одна?! – изумленно выдохнул блондин. – Только не говори, что сбежала с любовником!

От такого предположения у меня буквально пропал дар речи. Да еще и в голове вовсю радовался жизни Арвиль, что тоже не приносило спокойствия.

«С любо-о-овником! – хохотал Спящий. – Слушай, а ведь он не так уж далек от истины!»

«С чего это?!» – возмутилась я в ответ.

«Нет, я, конечно, не любовник, но если рассматривать ситуацию объективно, то ты сбежала от мужа с другим мужчиной!»

На подобное я ничего не ответила, решив разобраться с этим весельчаком позже. Как именно с ним разбираться, впрочем, тоже загадка. Так как он сидит у меня в голове и я ничего не могу с этим сделать. Если только найти и задушить гада его собственным хвостом!

«Он не такой длинный! – радостно известил меня Арвиль. – Не получится».

– Ирьяна, – окликнул меня подозрительно сузивший глаза Златогривый.

– Ты совсем, что ли?! – пришла в себя я. – Какой, к ледяным, любовник?! – Сообразила, что сказанула, и ошеломленно ойкнула.

Олли рассмеялся.

Ну да! Огненные ругаются своими ледяными сородичами.

– Понял-понял. – Златогривый поднял ладони в примирительном жесте. – Так с кем ты?

Криона, когда осознала, к чему дело идет, опять выглянула из-за камушка и жестами объяснила, что если мне так хочется в лапы к мужу, то ей к жениху – не очень. И что она сделает с подружкой, если та сдаст ее ищейке.

– Давай я, наверное, сначала расскажу, что будет, если ты мне не поможешь, – просительно посмотрела на блондина.

– Излагай, – кивнул Оллисэйн и заинтересованно сверкнул глазами.

– Если не поможешь и Вейл нас поймает, то я скажу, что любовник – это ты, – безмятежно улыбнулась я.

– Как это? – опешил блондин.

«А действительно – как?» – полюбопытствовал Спящий.

– А вот так! – решительно ответила я, схватила блондина за куртку и рывком притянула к себе.

Олли изумленно округлил глаза, но начать сопротивляться не успел. Я его уже целовала. А потом глаза дракона вспыхнули золотым огнем, и меня сжали в стальных объятиях, жадно отвечая на поцелуй.

Я как-то на такой эффект не рассчитывала.

Потом, когда Олли решил пообнимать меня не только за талию, но и пониже, я наконец отмерла и застучала ладонями по груди чрезмерно разошедшегося Златогривого. Не отреагировал.

Кинула отчаянный взгляд на подругу, которая удивленно за всем этим наблюдала. Криона понятливо кивнула и щелкнула пальцами. Нас с Олли откинуло друг от друга.

– А понежнее никак?! – рыкнула я, ощущая, как ноет тело от энергетического удара.

– Исправлюсь, – пообещал мужчина.

– Ты-то тут при чем?! – взвилась я. – Вернее, очень даже при чем. Скотина озабоченная!

– С чего это? – уже относительно спокойно спросил ледяной. – Ты сама первая начала.

– Я ради дела!

– Ну а я – ради удовольствия, – прищурился оппонент. – Кстати, а какое у тебя дело?

Криона, видимо поняв, что я затеяла, наконец тоже решила появиться на сцене. Красивой походкой от бедра девушка прошла по площадке, остановилась около меня, прикрыла глаза и глубоко вдохнула. Довольно улыбнулась.

– Запах как минимум три дня продержится!

– Да-а-а! – согласно кивнула я, потом посмотрела на сверлящего нас недобрым взглядом дракона. Видимо, он уже понял, к чему дело идет! – Значит, так. Даю тебе примерный прогноз на развитие событий в том случае, если Вейл за этот период меня найдет.

– Не утруждайся! – коротко рыкнул Оллисэйн и нервно заметался по площадке.

– Все же озвучу, – не согласилась я и отошла поближе к Крионе. Из нас двоих только она успеет хоть что-то сделать с разъяренным мужчиной. – Во-первых, я скажу, что ты меня украл.

– Что-о-о?! – Дракон от изумления даже остановился и недоверчиво уставился на меня. – Ирка, он не поверит.

– Поверит. Запах, – любезно напомнила я. – Во-вторых, я конечно же сопротивлялась.

– Ну ты и… – Похоже, только хорошее воспитание не дало ему закончить фразу.

– Нет, – обиженно посмотрела на него я. – Мне просто хочется цветочков. А ты не пускаешь.

– Издеваешься!

– Есть немного, – не стала я отрицать очевидное. – Дальше.

– Тихо! – рыкнул Олли, зло глядя на меня. – Я все понял. А теперь я дам тебе раскладку ситуации. Даже при том исходе, который ты обрисовала, максимум, что случится, – это испортятся отношения с Вейлом. Неприятно, но переживу. Но, дорогая моя глупая девочка. – Я поджала губы, но на такую характеристику не возразила. Так как сильно умной меня ввиду поступков и правда не назовешь… Олли же продолжал: – Ты еще и льету Криону с собой притащила. А если я помогу сбежать ей, то это уже государственная измена.

– Вы опальный лорд, – вдруг вступила в разговор Кри. – И судя по тому, что я слышала, ничего вам за такое не будет.

– Да, мы в ссоре с вашим женихом, – легко согласился Оллисэйн. – Но, милые девушки, я мог ввиду былых заслуг публично отправить Дориана к какой-то там матери, и мне ничего за это не было бы, кроме показательного отлучения от Холодного Престола. А измена – это уже совершенно другое дело.

– И что теперь? – тихо спросила я упавшим голосом.

«Если бы ты взяла на себя труд подумать перед тем как действовать, то ничего бы не было, – добил остатки моего самомнения Арвиль. – Ну или спросила бы хоть. У подружки своей, к примеру! Она и то умнее! Вернее, старше, похоже».

Ничего не ответила. Ибо импульсивность снова сыграла со мной злую шутку. Теперь нужно думать, как вытаскивать ситуацию из той ямы, куда я нас упрятала.

– Я не вернусь к нему, – тихо сказала рыжая, и ее ладони стали наливаться холодным белым светом. – Учти, нечистокровный. Придется закопать меня тут, но живой не дамся. Лучше смерть, чем такая жизнь.

Мужчина пристально на нее посмотрел. Я вжала голову в плечи и укоризненно глянула на подругу. Все понимаю, но оскорблять-то зачем? Это она Олли в гневе не видела. И что-то мне подсказывает, что если он захочет скрутить драконочку и, перетянув ленточкой, отправить к наследнику, то ничего мы с ним не сможем сделать. Я так вообще… Ничего не умею! Цветочек домашний!

Чувство беспомощности. Как отвратительно…

Вышла вперед и встала между Крионой и блондином, которые все еще не прервали поединок взглядов.

– Олли, – тихо сказала я. – Не отдам.

– А что ты сможешь мне противопоставить? – ехидно ухмыльнулся дракон.

– Не знаю, – честно ответила я. – Например, торжественно покончу жизнь самоубийством и в последнем, священном для моего мужа и клана желании укажу тебя виновным и завещаю прибить обидчика.

За спиной, услыхав такое, нервно закашлялась Кри. У мужчины напротив округлились глаза.

– Не сделаешь!

– Нет, – легко согласилась я. – Но ты проникся.

– Значит, так, красавицы, – устало потер виски льер Ниорт. – Рассказывайте, куда и зачем вам нужно.

– Но… – начали было мы.

– В первую очередь это тебя касается, Ирьяна, – перебил Олли. – Если ее высочество просто сбежала очертя голову, то ты у нас – особа идейная. У тебя была точка «б».

«Поймал, – прокомментировал Арв. – Что делать будем? Про меня рассказывать нельзя».

– Олли, – серьезно посмотрела я в его внимательные желтые глаза. – Мне нужно. Более того, обратно мне нельзя.

Блондин задумчиво улыбнулся, протянул вперед руку и поймал трепещущий на ветру завиток моих волос, что выбился из зажима невидимки. Ласково пропустил его сквозь пальцы и заправил за ухо, попутно нежно дотронувшись до чувствительной кожи. Я вздрогнула и отстранилась.

Мужчина подался вперед, обнял меня за плечи и чувственно выдохнул:

– Маленькая эгоистичная девочка. Играешь на незнакомом поле в запретные игры и рассчитываешь уйти не только целой, но и в выигрыше?

– Не понимаю, о чем ты.

Спустя несколько секунд и приложив некоторые усилия, я все же вырвалась из его рук и отошла на шаг. Взглядом попросила Криону нас оставить. Разговор будет… личный.

– Я про опрометчивые поцелуи. – Златогривый по-птичьи склонил голову набок. – И вообще… детка, ты знаешь, что дразниться нехорошо? Более того, жестоко дать тому, кто жизни не мыслит без сладкого, разок лизнуть то, чего давно хочется… а потом отобрать.

Эмм… так понимаю, что конфета – это я.

– Олли, вокруг немало других… блюд, – с намеком произнесла я, взглядом предупреждая, что ледяного заносит в запретные степи. – И вообще, от перебора развивается диатез и есть риск потерять большую часть внешней привлекательности от… силовых воздействий со стороны другого индивидуума.

«Меня восхищает объяснение азов биологии и физики в твоем исполнении!» – с издевкой протянула хвостатая пакость по имени Арвиль.

«Замолкни и не мешай выкручиваться».

Да, сейчас я не была образцом вежливости.

– Ири, – Сэйн рассеянно коснулся большим пальцем тусклой татуировки-снежинки на щеке. – Этот риск весьма мал.

М-да… Пойдем с другой стороны.

– Но ведь я жена твоего друга, – вкрадчиво продолжила, стараясь не краснеть под откровенным взглядом янтарных глаз. – С твоей стороны это подло.

– Почему же? – вскинул белоснежную бровь дракон. – Милая, ты забываешь про то, что во мне сильна кровь фейри. А стало быть, собственные желания на первом месте.

– Восхитительно, – процедила я, неодобрительно глядя на белокосого.

– Несомненно. – Олли плавно шагнул вперед и начал медленно обходить меня по кругу. Чего мне стоило не вздрагивать, ощущая его присутствие за спиной, наверное, знал только сам создатель. – Я ведь тебе нравился… О моем отношении сама знаешь. Что, если я помогу вам выбраться из Предела в обмен на некоторые… – Тут его руки скользнули на талию, притягивая меня к сильному телу, и, склонившись к моему виску, он хриплым шепотом закончил: – Некоторые уступки с твоей стороны.

– Ну ты и мерзавец, – с некоторым восхищением протянула я и решительно высвободилась, а потом прямо посмотрела в горящие желанием золотые глаза. – Драгоценный мой, вынуждена тебя разочаровать… я хоть и огненная, но по меркам своего рода несколько… холодновата. Так что прости, но твоя неземная красота не нашла ни в душе, ни в теле никакого отклика.

– Честно и лаконично, – кивнул блондин. – Ну что ж, я не мог не попытаться! Идем дальше?

Я потрясенно смотрела на Златогривого, на лице и во взгляде которого не было ни тени эмоций, царивших еще несколько секунд назад. Когда же я перестану ему удивляться?

И еще… это лучше всяких слов показало то, насколько он меня старше, сильнее и… разумнее. Оллисэйн все умеет использовать себе во благо. Даже чувства.

А ведь Вейл мало чем от него отличается. Более того, Ринвейл в отличие от своего приятеля – политик. То есть лицемерие у него в крови. Как и умение играть на струнах души окружающих.

Что в наших отношениях было настоящим?

Он никогда не говорил о любви, но я тешила себя надеждой, что то, как он ко мне относится, не может не иметь под собой оснований. Наивная Ирка.

– Ирьяна? – окликнул меня мужчина.

– Прости, задумалась. – Я подняла на него глаза и решительно произнесла: – Олли, предлагаю оставить эти пляски и перейти наконец к сути. Да, я сбежала от Вейла.

– Это очевидно.

– Не перебивай, – недовольно поморщилась я. – По вполне понятной причине. Твой приятель определил жене то место, которое меня не устраивает. Притом он ограничивает мое развитие. А теперь скажи мне честно, как скоро Вейл заинтересуется другой, если я останусь на прежнем уровне? Как долго сильному магу, изворотливому дельцу и просто умному мужику будет интересно с девочкой много его младше?

– Долго, милая, – вдруг расхохотался Олли. – Очень долго. В противном случае тебя бы тут не было. Сидела бы на прежнем месте.

– А теперь представь, что будет, если он меня сейчас вернет.

– Ограничит, – признал блондин.

– Меня радует общий ход мыслей, – иронично согласилась я. – А теперь, дорогой мой… ты ведь немного фейри. Кому как не тебе понять…

– Верно. – Уголки губ собеседника тронула улыбка. – Угаснешь. И тогда рыжий кретин пойдет по бабам еще быстрее, так и не осознав, что именно загубил.

Наверное, можно не говорить, что после этого по сердцу как плетью стеганули. Одно дело – догадываться самой. И совсем другое – слышать от других. Да еще и так… откровенно.

– Гад ты, – слабо улыбнулась, откидывая прядь волнистых светлых волос. – До боли честный.

– Намеренно, – признался Олли. – Но, Ири… Я просто стряхиваю шелуху лишних слов и говорю то, что ты и так знаешь.

– И за это, наверное, спасибо, – с некоторым сомнением протянула я. – Так что? Ты переведешь нас?

– Да, – медленно кивнул Златогривый. – Но… ты так и не сказала, куда идешь.

– Город искать, – честно ответила и поморщилась от сжавшей голову боли.

«Спящ-щ-щий, еще раз – и я пошлю всю эту эпопею и придумаю, как от тебя избавиться», – зашипела, стараясь подавить злость.

«Ты думаешь, что говоришь?!»

«Я все знаю! – огрызнулась. – И все продумала. Потому не мешай, а то боюсь, что перекошенная физиономия не способствует непринужденной беседе».

Он не ответил, но боль отступила. Вот гад хвостатый!

– Не понимаю, – развел руками Олли.

– Все просто, – вздохнула. – Во-первых, я хочу попутешествовать. Сама. Во-вторых, у меня есть определенные обязательства. И даже не в единственном числе.

– Очень интересно, – признал ледяной, как-то по-новому на меня глядя.

«И правда, – вторил ему Тейнмир. – Одно – это я. А что еще?»

«Меня всегда умилял мужской максимализм, – открыто ухмыльнулась. – Драгоценный, ты не поверишь, но до тебя в моей жизни тоже что-то было!»

– Ирьяна, я пойду с тобой, – улыбнулся Оллисэйн. – Возражения не принимаются. И без меня ты на ту сторону не попадешь. Твою подружку нагонит Дориан, тебя утащит домой Вейл, и не сказать, что это хорошо для вас закончится.

– А тебе-то зачем? – устало спросила я, понимая, что он уже решил и переубедить не получится. А еще Златогривый прав. Полностью.

– Я буду уверен, что с тобой все в порядке, – загнул указательный палец, подумал и добавил средний. – Смогу вас контролировать. – Тут на лице белокосого появилось лукавое выражение. – Если ты вдруг решишь набраться опыта… во всех сторонах жизни, то имею шанс еще раз предложить свою кандидатуру.

– И получить по физиономии, – сладко пропела в ответ, с трудом удерживаясь от того, чтобы не сделать этого прямо сейчас.

– Нет, – после секундной заминки сказал Олли. – Это чересчур.

Мы минуту смотрели друг на друга, а потом дружно рассмеялись.

– Как ты нас проведешь? – полюбопытствовала я, еще раз взглянув на пропускной пункт.

– Мои проблемы. – Дракон привлек меня к себе и покровительственно улыбнулся. Я недовольно поморщилась, но вырываться не стала. Пусть сначала выведет отсюда.

– Льета Криона, соблаговолите к нам подойти, – вежливо обратился к рыжей Олли.

– Как понимаю, вы договорились? – поинтересовалась Кри, осторожно приблизившись.

– Верно, – кивнул ледяной, с интересом разглядывая невесту наследника. – Леди, мне надо вас обнять.

Глаза Крионы стали бо-о-ольшие-бо-о-ольшие!

У меня, впрочем, ненамного меньше.

– Олли, а ты не… – Я задумалась, подбирая термин. – Не оборзел?

– Девушки, – тихо рассмеялся янтарноглазый. – Просто сейчас из Предела телепортом не уйти, горы тоже не перелететь. Через КПП нас не пропустят. Потому остается только один способ – воспользоваться магией фейри. А для этого мне нужен с вами физический контакт.

Кри кивнула и нехотя позволила приобнять себя за талию.

«И полапать заодно, – мрачно поддакнул Арвиль. – Ирка, советую делать ноги как можно скорее. Это пронырливый до невозможности летучий гад».

«Ты читаешь мои мысли», – вынуждена была признать я, глядя на сгущающееся вокруг нас золотистое сияние.

Когда оно рассеялось, то я увидела впереди равнину с темнеющим на горизонте лесом и радостно рассмеялась. Не обманул!

Солнце освещало величественные горы, играя на ледяных вершинах и отражаясь от крыльев парящих в небе драконов. Это прекрасное зрелище заставило бы любого замереть от восхищения и впустить в сердце прелесть природы.

Птицы пели на ветвях редких деревьев, звенели сбегающие с гор ручьи. Все дышало близкой весной. Только три мрачные фигуры на снежном плато никак не желали вписываться в общую упоительную картину. На лицах супруга беглой Ирьяны и наследника Предела было поистине кошмарное выражение. Третий же, вопреки обыкновению, не поражал всех флегматичностью физиономии. Наоборот, ему явно было весело.

Фрик еще раз оглядел пасторальную картинку, потом перевел взгляд на приятелей и доверительно поинтересовался:

– Мне одному кажется, что он нас снова оставил с носом?

Глава 2

Было жарко. И совсем не из-за погоды. Просто, как сообщил нам Олли, летать тут все же нежелательно, а потому до ближайшей деревни, которая находится во-о-от за тем леском, нам надлежит добраться пешком.

За тем леском деревни не оказалось. Впрочем, как и за следующим. Надо отметить, она вообще не спешила показываться.

Царила та самая чудесная погода, когда в рубашке еще холодно, а в куртке уже жарко. Я одевалась с расчетом на наш климат и уж никак не думала сразу очутиться в южных границах Изначальной империи! Тут весна наступала стремительно. Снег уже почти растаял, солнце припекало, и, стало быть, к долгим пешим прогулкам в меховых куртках погода не располагала.

– Что-то я немного не рассчитал, – признал Оллисэйн, глядя на нас с Крионой.

В отличие от бодрого, свежего и совсем не вспотевшего мужчины мы за эти четыре часа почти что взмокли.

– Совсем капельку. – Рыжая достала платок и теперь вытирала лицо, многообещающе глядя на ледяного.

– В крылатом виде это как-то казалось быстрее, – «смущенно» признал блондин, нагло на нас глядя.

«Издевается», – озвучил очевидное Арвиль.

«Факт», – вынуждена была согласиться.

– Девочки, не злитесь, – примирительно улыбнулся белокосый. – Да, люди на нас обычно не нападают, но сейчас сложная ситуация из-за этих тварей, а потому крылатую ипостась без нужды лучше не использовать. И вообще, в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Вы захотели вырваться из драконьей страны – пожалуйста. Но извольте не навязывать свои порядки и не шокировать местное население.

«Верно, – иронично согласился Спящий. – Если напугать человеческую корову, то у нее резко понизится удой и соответственно производительность. Люди довольны не будут, а разгневанная толпа во главе с магом без проблем завалит даже дракона».

Коровы и Спящий?

«А ты откуда знаешь?» – удивилась я настолько специфическим знаниям Арвиля.

«Да так… – нехотя продолжил он. – Изучал в свое время, насколько удобно для нас было бы наладить собственное натуральное хозяйство».

Уточнять я не стала. Эти «мы» у нас были не то чтобы под запретом… Просто смысл настаивать, если он все равно не скажет?

«Ты всегда была сообразительной девочкой», – тихо рассмеялся Арвиль.

«Кстати, про коров, – внезапно озадачилась я. – Ты сказал: «человеческая». А что, есть еще и «драконья»? Или другая какая…»

«Не знаю, – серьезно ответил Ар. – Но вопрос интересный».

Некоторое время мы молчали. Первым не выдержал Арвиль и стал тихо смеяться, я вторила, не в силах ничего ответить недоуменно глядящим на меня спутникам.

За такими занятными размышлениями пролетело еще немного времени. И вот мы вышли из очередного леска и увидели впереди довольно большую деревню. Не знаю, как остальные, но я встряхнулась и с новыми силами рванула вперед! Ванна и еда! Ну или наоборот…

Мы вошли в человеческую деревню, и я с интересом крутила головой по сторонам, отмечая разницу в уровне жизни. Впрочем, если учесть, насколько стремительно и скачкообразно развивается империя, то подобное расслоение общества неудивительно. Часть людей словно застряли на уровне прошлого века. Живут в скромных домах, ездят на лошадях и думать не думают о загадочном слове «прогресс». Половина деревни была именно такой. И тем ярче выделялись на этом фоне большие каменные дома с черепичными крышами и коваными оградами. А в одном дворе на площадке стояла даже механическая повозка. Видимо, дом мага. Многие волшебники, когда обзаводятся семьями, предпочитают сельскую жизнь.

Мы подошли к постоялому двору и с некоторым удивлением обозрели вывеску с гордым названием: «Гостиница «У Шмырика».

Видимо, мои выводы оказались несколько поспешными и местные жители таки начали осваивать достижения цивилизации. А еще расширять словарный запас. Вернее, искренне стараться это делать. Наверное, ранее сие место называлось постоялым двором. Откуда взялся «Шмырик», я, если честно, ума не приложу, но новатор, решивший привнести в свое дело лоск и дать ему пинок к успеху, похоже, не осознавал, что если «корчма» и «Шмырик» хоть как-то сочетаются, то «гостиница» такого соседства не терпит.

Во всем же другом, что не касалось вывески, это заведение как было постоялым двором, так им и осталось.

В меру обшарпанное место, сейчас почти пустое – у коновязи стояло всего две лошади. Когда мы прошли в полутемный зал, то окунулись в приятную, по сравнению с весенним пеклом, прохладу и вдохнули терпкий запах диких трав. Это меня не на шутку порадовало, так как в заведениях подобного толка обычно пахнет пищей. И не всегда аппетитно.

«Вопреки первому впечатлению, похоже, довольно приятное местечко, – озвучил мои мысли Спящий. – Кажется, тут хозяйка – женщина».

«Да, – улыбнулась я в ответ. – Если верить моему опыту, прекрасные деревенские барышни вполне удачно ведут дела сами, прикрываясь мужем-трактирщиком только как вывеской. Ведь в Изначальной хоть и признали за женщинами равные права, но отчетливо это видно только в крупных городах».

«Периферия – это периферия, – согласился Арвиль. – Пока новые веяния докатятся… Пока приживутся…»

«Арвиль, где-нибудь может встречаться упоминание про Анли-Гиссар? – вспомнила о насущном я. – Или хоть задай мне примерное направление. И надо думать, что врать дальше…»

«Мне нужна карта, – после минутного раздумья наконец ответил Спящий. – Иначе, спустя столько времени, боюсь, не сориентируюсь».

«Значит, мог так серьезно поменяться ландшафт, – выцепила интересную деталь, но потом на ум пришло другое, и я не замедлила возмутиться: – Драгоценный, а в Пределе ты этим озадачиться не мог?! В поместье все было, а вот отыщется ли нормальная карта в этом захолустье – неизвестно! И, Ар, тебе не кажется, что стоит немного раскрыть карты? Надо отметить, что мне не нравится ощущать себя «слепой пешкой».

«Я бы тебя так не назвал, – усмехнулся ветер моих грез. – Но в чем-то ты права. Только… Ири, не обижайся, но знать все тебе не просто вредно, но еще и опасно. Потому дай мне время, я должен понять, что именно могу тебе рассказать».

«Ты толком ничего не можешь рассказать, не касаясь при этом своих загадочных «мы», – проворчала я. – Но попробуй. В любом случае времени у тебя не так много».

«Хорошо», – скупо ответил Арвиль и замолчал.

Тем временем Олли и Криона договорились о съеме комнат, огненная взяла ключи и подошла ко мне.

Я вопросительно посмотрела в сторону ледяного, Кри поняла все верно, поморщилась и ответила:

– Пытается выжать из этого сквалыги лошадей для нас.

– Думаешь, безуспешно?

– Ну почему, – ухмыльнулась рыжая. – Пару кляч за астрономические деньги – вполне. Но вот что-то нормальное – вряд ли.

– Верно, – подтвердил незаметно подобравшийся блондин. – К моему сожалению, в этой части страны я никогда не путешествовал и потому маршрут не намечен.

– Чудесно, – прищурила голубые очи подруга. – А как же ты сюда, милый друг, телепортироваться умудрился?! Наугад, что ли?!

Последнюю фразу она почти прорычала.

Злость девушки вполне можно было понять. Кому, как не волшебнице, знать, что телепорт без точных координат имеет все шансы размазать и мага, и его сопровождающих ровным слоем по заказанной местности.

Олли никак не отреагировал, разве что янтарные глаза нехорошо блеснули, но ледяной больше ничем не выдал своего недовольства.

– Ирьяна, где ты предпочитаешь ужинать? – невозмутимо спросил мужчина.

– Думаю, в общей зале, – пожала плечами. – Обстановка тут приятная, и почти никого нет, поэтому лучше так.

– Как скажешь, – с улыбкой качнул головой Олли и развернулся, видимо собираясь вернуться к трактирщику и сделать заказ.

И тут Кри сделала глупость. Просто феноменальную. Она вспылила и дала себе волю.

– Ты меня вообще слышал?! – повысила голос рыжеволосая.

Олли остановился, очень медленно развернулся, смерил девушку тяжелым взглядом и тихо сказал:

– Леди, если вам не привили манер, то это может принести проблемы. В первую очередь вам. Я хамства не терплю в любых его проявлениях. Вы же хамите. – Криона побледнела и подавилась готовыми вот-вот вырваться словами. – Продолжу. Ответ на ваш предыдущий вопрос есть в моих прошлых словах и поступках. И вам не делает чести то, что вы предпочли не задуматься, а устроить скандал. Но все же озвучу. Первое, путешествовать и просто пролетать над землей – это разные вещи. Второе, я не маг, я отчасти фейри. И я не телепортировался. Учитесь думать, барышня. Это очень полезное свойство.

– Но, – попыталась было что-то возразить его оппонентка. Олли ее перебил:

– Льета Криона, вы тут только потому, что она захотела, – и кивнул на меня. – Не заставляйте меня пожалеть об этом решении. Иначе вы вернетесь к жениху гораздо быстрее, чем это случится при данном раскладе.

На этом белокосый изящно поклонился и быстро ушел.

– В смысле «при данном раскладе»? – тихо пробормотала ошеломленная таким напором девушка. – Я вообще не собираюсь к нему возвращаться!

«Дурочка, что ли? – снисходительно фыркнул Арвиль. – Он все равно ее найдет. Вопрос только в том, когда и что беглая невеста к тому времени сможет ему противопоставить».

«Как страшно жить», – откровенно призналась я и потянула заторможенную Кри в сторону присмотренного стола.

Мы сели, и я тихо сказала драконице:

– Кри, хватит рефлексировать, ты сама знаешь, что позволила себе лишнего.

– Да, – несчастно кивнула она. – Стоит извиниться.

– Здравая мысль, – поддержала я сие благое начинание и вернулась к рассматриванию интерьера.

Тут оказалось много картин. Деревенские пейзажи очень мило смотрелись среди пучков сушеных полевых трав, развешанных по стенкам. Также тут были изображения… драконов. Только каких-то странных. С хвостом и гривой. Очень похожих на того, с кем я дралась в небе Предела.

«Подойди ближе», – резко скомандовал Спящий.

Даже так?

Он был так взволнован, что я не стала пенять на тон, а послушно встала и приблизилась к полотнам. Они были разные… Общее только одно. Поклонение. Звери лежали на камнях, и люди несли к ним цветы и какие-то корзины.

«Ничего не понимаю», – ошарашенно пробормотал Ар.

«Это твои?» – все же решилась спросить, впрочем, не особо рассчитывая на ответ.

«Да, – почти неслышно откликнулся он. – Остальное потом».

– Леди нравятся крылатые? – раздался позади низкий голос.

Я развернулась и поймала карий взгляд дородной женщины средних лет. Видимо, хозяйка.

– Здравствуйте, – доброжелательно улыбнулась я. – Да… они меня всегда зачаровывали. А откуда у вас такие дивные работы? Да еще и таких необычных ящеров.

– Это мой сын нарисовал, – улыбнулась трактирщица.

– Понятно, – медленно кивнула.

«А нельзя ли побеседовать с этим талантливым молодым человеком?» – вкрадчиво спросил Арвиль, но я пока просьбу проигнорировала. Сейчас она выглядела бы странно.

– У вас красивый и заботливый жених. Откуда вы пришли? Такое горе, сразу всех лошадей съели волки, – покачала головой женщина. – Кстати, меня зовут Лада Ромье и меня послали спросить, что вы будете на десерт. Я могу приготовить почти все, что угодно. Училась в столице.

Сколько неожиданностей! У меня теперь помимо мужа и жених есть! Какая прелесть!

«А что ты хотела? – флегматично поинтересовался Спящий. – Я предупреждал, что с этим Олли мы неприятностей отгребем по самое не могу. Твои уже начались. Кстати, поинтересуйся по поводу того, где ты спишь. Так, на всякий случай».

– Мне, пожалуйста, что-нибудь на ваш вкус, – рассеянно отозвалась я, накручивая прядку на палец и размышляя, как бы покорректнее устроить ледяному скандал. Чтобы наедине не оставаться. Что-то Оллисэйн себя ведет очень… целеустремленно.

– Ну, так не пойдет, – скрестила руки на роскошной груди женщина. – Пойдемте, я хоть покажу вам меню. И буду знать, от чего отталкиваться.

– Конечно.

Спустя пять минут мы наконец определились, и Лада, которая почти без умолку разговаривала все это время, склонилась к моему уху и тихо добавила:

– И все же, какой у вас жених! – Последовал длинный вздох, изображающий, как сильно мне повезло. – Но надо отдать вам должное, что в отличие от многих пар вы не представляетесь уже женатыми и не селитесь в одну комнату. Это хорошо! А то кругом такое падение нравов…

– Ну что вы, – покачала я головой в ответ. – Мой не такой. Он меня бережет.

– Только за компаньонкой бы своей внимательнее смотрели, – вздохнула «сердобольная» и жаждущая поделиться житейской мудростью повариха. – Такая краля, того и гляди – уведет! Ну или просто на сеновал затащит. Мужики если от невесты не получают своего, то имеют свойства налево не только смотреть, но и ходить!

– Спасибо за совет, – нейтрально улыбнулась я.

– Да всегда пожалуйста.

К сожалению, на этом говорливость трактирщицы не иссякла, и она еще минут десять старательно «скрашивала мое одиночество». Но потом со второго этажа спустилась рыжая, которая относила наши сумки, и я ушла под предлогом того, что нужно переодеться с дороги.

Вопреки подозрениям Арвиля, комнату я делила с Крионой. Ну уже хорошо.

Не торопясь умылась и переоделась, медленно спустилась вниз. По дороге на одной из стен обнаружила подарок для нас с Аром. Он был потрепанный, старый, но все еще мог нам помочь. Гобелен, изображающий Изначальную империю и сопредельные государства. Надеюсь, что Анли-Гиссар не строили на краю света.

«Так-так-так, – оживленно пробормотал Спящий. – Льета, позвольте вашу ручку».

«Бери уже и показывай», – со вздохом разрешила.

Моя рука поднялась и коснулась гор на севере империи. Тех самых, за которыми лежал Ледяной Предел.

«Нет, ну ты издеваешься?!» – возмутилась я.

«Хотел бы, но нет», – возразил Тейнмир.

Чудес-с-сно! Стоило ли переноситься почти на другой конец страны, чтобы потом возвращаться?!

Надеюсь, что закон подлости, вместе с озлобленными Вейлом и Дорианом, обойдет нас стороной. К мужу я, конечно, вернусь. Но после того как пройду Анли-Гиссар, а не до.

В этом есть и хорошие моменты. Как раз в предгорьях Северных и находится то, купленное мной, поместье. Не помешает его проведать.

Частью горной территории владели дроу, другая принадлежала Серебряному клану. А еще там имелась аномальная зона. Почему аномальная? Все очень просто. До нее просто было невозможно дойти. Ноги сами постепенно забирали чуть правее и постепенно, по широкому кругу выводили путешественника к истокам. Причин этого явления в свое время выяснить не удалось.

Хотя желающих раскрыть тайну Северных гор, конечно, было немало. Тайна веков… Сколько было гипотез! И магнитные поля, и метеориты, и древняя могущественная магия, которая охраняла великий клад. И правда сокровище. Анли-Гиссар. Да, я молода и не очень много видела, но я дракон и дочь политика высшего эшелона. Отец часто брал меня с собой. Но ничего, что могло бы сравниться по красоте с городом Арвиля, я никогда не видела. И у меня не хватает воображения представить, что могут хранить эти великолепные чертоги. Кроме Спящих…

«Все, можно идти», – раздался мягкий голос в моей голове, мне «вернули ручку» и я спустилась в зал.

Кри сидела за столом и уныло гоняла по нему какой-то шарик. Я села рядом и осторожно коснулась ее руки.

– Не грусти.

– Я и не грущу, – искоса посмотрела на меня огненная. – Я думаю о том, что он сказал.

– А что тебя удивляет? – философски пожала я плечами. – Возможно, я ограниченна и не вижу ничего более, но, по-моему, есть два варианта. Первый – у тебя появляется достаточно сильная и наглая замена жениху, которая посмеет бросить ему вызов. Ну и второй – когда Дориан тебя поймает, вы договариваетесь и приходите к компромиссу. А он поймает… Вопрос времени.

– Но… а как же ты? – растерянно посмотрела на меня рыженькая.

– Мы так толком и не поговорили… – мягко улыбнулась я в ответ. – У меня все проще и сложнее… Видишь ли, я мужа люблю и хочу, чтобы он меня догнал. Тут главный вопрос – когда. Нужна фора. Я должна кое-что успеть.

– Понятно, – покачала головой она. – Но я рада за тебя. И за него…

– Спасибо.

На этом разговор как-то незаметно заглох, подруга сидела с остановившимся взглядом и даже не пыталась прогнать с губ горькую усмешку, а я думала. О ней и о Дориане. Там все еще сложнее, чем у нас с Вейлом.

Но я сама озвучила… Если у нее появится другой мужчина… Мы путешествуем с Сэйном, может, он решит оставить несговорчивую меня и переключится на яркую, красивую Криону? Хотелось бы. Он как раз сумеет отстоять то, что считает своим.

Спустя две минуты к нам подсел Олли, положил рядом на скамью какой-то сверток и тихо сказал:

– Не нравится мне здесь.

– Не новость, – фыркнула я и кивнула на занятные полотна на стенах. – Полюбуйся. Знакомые персонажи?

Мужчина вскинулся, прищурился и скользнул внимательным взглядом по картинам.

– Любопытно. – Олли откинулся на спинку лавки.

– А что такое? – недоуменно посмотрела на нас Криона.

– Потом, – покачал головой блондин, и в топазовой серьге мужчины на миг сверкнуло пламя.

– Как скажешь, – медленно кивнула Кри и спустя миг нехотя сказала: – Я… прошу прощения. Не имела права так себя вести.

– Извинения принимаются, – нейтрально улыбнулся Оллисэйн и обратился ко мне: – Ири, милая, кушай и можешь идти отдыхать. А у меня еще дела.

– Хорошо… дорогой, – медленно процедила, взглядом обещая наглому дракону все муки бездны в самое ближайшее время.

– Тогда не скучай. – Ледяной грациозно поднялся, потом неуловимо быстро оказался около меня, скользнул горячей ладонью по талии, коснулся губами нежной кожи возле уха и тягуче проговорил: – Или наоборот. Скучай, может, более ласковая станешь. А я обяза-а-ательно вернусь.

Ах так?! Ну держись, несчастный!

Я немного повернулась и, положив ладонь на его грудь, медленно скользнула к шее, погладила гладкую кожу, со злорадным удовольствием прислушиваясь к тому, как сбилось его дыхание, потом запустила пальцы в роскошные белоснежные волосы. Чуть коснулась когтями кожи головы, накрутила на пальчик прядь волос и потянула, заставляя его откинуть голову. Конечно, он подчинился. А второй рукой повторила путь и остановилась когтем на артерии.

– Ты становишься невнимательным, сокровище мое, – затем сильно дернула за плененную прядку и тихо сказала ему на ухо: – Крайне невнимательным. Я же волнуюсь…

Высвободила руку из его волос и вложила в широкую ладонь обрезанную белую прядь.

Он медленно отстранился, и я с вызовом посмотрела в хищные янтарные глаза. Но в них не было того, что я ожидала. Там был азарт. Да твою же!.. Пора учить мужскую психологию.

– Хорошая моя, – прищурился дракон. – Ты становишься еще интереснее…

«Овцой ты мне нравилась больше, – угрюмо согласился Арвиль. – Неприятностей было меньше».

Кажется, сейчас я еще более овца, чем когда-либо…

Подтвердив этот вывод, бессовестный Олли воспользовался моим замешательством и стремительно коснулся губ легким поцелуем. Быстро выпрямился, одарил сияющей улыбкой и направился к дверям.

– Какая страсть, какая романтика, – раздался возглас трактирщицы, ей вторили немногочисленные мужики. Олли помахал всем и вышел, а мне немедленно захотелось кого-нибудь убить.

– Ири, Ири, – иронично протянула Криона. – И что это было?

– Это было то, за что я его стану потом убивать, – угрюмо поведала я. – Медленно и с удовольствием.

– Маленькая смерть? – невинно поинтересовалась подружка. – И правда, с удовольствием!

– Сейчас у тебя будет маленькая смерть, – прошипела, разворачиваясь к рыжей лисе. – И исключительно в прямом смысле!

– Не злись, – примирительно подняла руки девушка. – Просто это все так выглядело… Что у тебя с ним?

– Это не у меня с ним, – со вздохом поведала и запустила руку в волосы. – Это у него со мной. Я против.

– Что-то было не очень заметно по тому, как ты его сейчас ласкала, – покачала головой Криона.

– Это внешне ласкала, – вздохнула, – на деле – угрожала. Успехом не обернулось.

– А что ты так… специфично подошла к вопросу?

«Вот и мне интересно», – недовольно признал Спящий.

– А мне что, надо было его демонстративно убивать при всех? – фыркнула я в ответ. – Нет. А оставаться наедине – чревато. Вот и… решила осадить. А он выкрутился!

– М-да, – протянула голубоглазая и медленно отпила из своей кружки. – Где ты вообще откопала этот потрясающий экземпляр?

– Раз потрясает – забирай! – щедро отдала я кота в мешке.

– В былое время – с удовольствием, – закатила глазки огненная. – Он та-а-акой интересный. Просто муррр! – Спустя миг она снова была серьезна и сказала: – Но сейчас мне такое и даром не надо. С ледяными драконами я до конца дней наобщалась и больше ничего общего с ними иметь не хочу.

Я вздохнула и печально посмотрела на девушку, которая снова нахмурилась и невидящим взглядом уставилась на столешницу. С Дорианом срочно захотелось что-нибудь сделать. Как можно более неприятное.

Но расспрашивать сейчас не буду. Место не то. О таком нужно говорить вдвоем, сидя на шкуре в просторной комнате с горящим камином, прихватив игристое вино, носовые платки, портреты неугодных и дротики. И тогда, когда она захочет про это рассказывать…

На этом этапе нам принесли десерт, и трактирщица воскресила в моей душе жажду убийства. Она так вдохновенно щебетала о том, какая мы с Олли красивая пара и как мне с ним повезло! М-да… Впрочем, через две минуты она сделала очень хорошее дело. Она ушла.

Я с достоинством проигнорировала смеющийся взгляд рыжей драконицы.

Сладкое оказалось просто изумительным. Мороженое трех видов, с кремом и взбитыми сливками, посыпанное шоколадной крошкой и цельными орехами. Венчала этот шедевр кондитерского искусства крупная вишенка.

Тотчас забыв про нахальную бабу, я предвкушающе улыбнулась и запустила чайную ложку в это чудо. Оно оказалось таким потрясающе вкусным, что я стремительно съела больше половины и только потом опомнилась и попыталась растянуть удовольствие. Но оно все равно кончилось прискорбно быстро…

Облизала ложку и задумчиво посмотрела на третью, все еще полную подтаявшего мороженого вазочку, которую принесли для моего «жениха». Мне кажется, что я имею право на небольшую моральную компенсацию. Однозначно имею!

С этой мыслью потянула вкуснятинку поближе к себе.

Спустя десять минут, героически отправляя в рот последнюю ложку, я поняла, что две порции – это таки многовато…

– Что-то мне захотелось отдохнуть, – будто прочитала мои мысли Кри.

– Но сначала искупаться, – внесла коррективы в нашу программу я.

– Да, потом и спать уже ложиться можно. – Подруга кивнула на окна, за которыми темнели густые сумерки.

– Верно, – улыбнулась в ответ. – Я устала, а завтра день тяжелый.

– И следующие будут не легче, – согласилась рыжая, поднимаясь из-за стола.

– Но ведь это хорошо, – почти неслышно закончила я, поднимаясь по ступеням.

В комнате я быстро шмыгнула в ванную, показав недовольно скривившейся Крионе язык. Задвижки тут не оказалось, что вызвало у меня мимолетное удивление. Водопровода здесь конечно же не было, но за время нашего отсутствия слуги успели наполнить большую деревянную бадью. Я ощутила благодарность к противному блондину, который подумал о том, что нам будет нужно искупаться. Раньше я бы не обратила внимание на такое, но замужество научило меня еще и этому. То, что мужчина о тебе думает и заботится, надо ценить.

Так что я оценила, быстро разделась и, тихо простонав от удовольствия, медленно опустилась в горячую воду, которая сначала была почти обжигающей, но потом просто окутала тело мягким теплом.

Откинула голову и теперь скользила по комнате ленивым взглядом. Типично. Но чистенько и аккуратно.

Потянулась к бутылочке с жидким мылом, открыла, понюхала и улыбнулась, ощутив аромат зеленых яблок. Странно… Мне никогда раньше особо не нравился свежий, кисловато-сладкий аромат этого фрукта. А сейчас – да. Более того, мелькнула мысль – поискать туалетную воду с такими же нотками. Верно говорят: меняется женщина – меняется тот запах, который она предпочитает носить.

Сонно мурлыкая, помыла голову и откинула влажные кудри за спину. Теперь они свешивались через край бадьи, и, невзирая на то что я их отжала, с волос на пол мелодично срывались капли воды. Я прикрыла глаза, прислушиваясь к этому мерному звуку, и незаметно уплыла в сон. Кап-кап-кап.

Глава 3

Уже сквозь сон я ощущала, как безвольное тело все глубже сползало в воду, которая уже холодила кожу. Вяло удивлялась тому, что не могу проснуться и что Криону не обеспокоила тишина в ванной.

На эти мысли ушли остатки сил, и сознание снова стала затягивать вязкая пелена сна. Не вырваться, не порвать.

«Ирка!» – раздался встревоженный вскрик Арвиля.

Вода плескалась на уровне подбородка и поднималась все выше, уже касаясь губ.

«Ирьяна, драконы тебя побери, не смей!» – В голосе Спящего слышалась паника.

Тут двери распахнулись, и раздались легкие шаги, а потом тихий женский голос:

– Вытаскивай ее.

«Лада», – отстраненно поняла я.

– И хватит пялиться! – коротко рыкнула трактирщица. – Вынимай, пока не утонула, и идем. Нужно ее одеть и отнести на место жертвы.

– Да я что, я ничего, – узнала голос мужа «гостеприимной» хозяйки, потом меня кто-то вытащил из воды и куда-то понес.

– Так, клади на кровать, дальше я сама, – деловито скомандовала Лада.

– А почему именно эту? – поинтересовался мужик. – Рыжая покрасивше вроде.

– Рыжая – блудница, а эта – блондинка и девственница.

«О как… – протянул Ар. – Как они мало про тебя знают!»

«А ты бы молчал, извращенец, – слабо ответила я. – Я сейчас ка-а-ак проснусь и такое им устрою!»

«Предлагаю немного погодить, – возразил Ар. – И посмотреть, куда нас понесут. Есть у меня одно предположение…»

«Вот потом сам сюда вернешься, обернешься прекрасной девственницей и смотри, сколько хочешь!» – более бодро ответила я и сделал попытку открыть глаза.

«А подумай, скольких они уже так опоили и непонятно куда уволокли, – резко проговорил Спящий. – И ведь они пешки. Неужели не жалко тех, кто будет тут после?»

«Предложения?»

«Сейчас спи, силы понадобятся, а я тебя разбужу, как будет надо», – предложил Арик.

«Хорошо», – секунду подумав, согласилась я.

Спящий не ответил, просто разум вновь померк, на сей раз уже совсем.

А дальше было как в старых сказках. Долго ли, коротко ли, но проснулась драконица Ирьяна от дикого вопля в голове.

«По-о-одъем, жертва невинная!»

«А?!» – вскинулась я и распахнула глаза. Тотчас зажмурившись от яркого света последних лучей закатного солнца.

«Отлично, – довольно протянул ненормальный Ар. – Ири, у меня много плохих новостей и одна хорошая!»

«Давай с плохих», – обреченно выбрала я, попутно оглядываясь.

Оригиналами жертвоприносители не были. Привязали меня на берегу небольшой речки, обложили цветами и удрали обратно в деревню. А я осталась стоять, вся такая прекрасная, в легком белом платье, с распущенными волосами и, судя по всему, с венком на голове.

«Так вот, – преувеличенно радостно начал бессовестный хвостатый, который совершенно не мучился угрызениями совести оттого, что втравил меня в неприятности. – Первое. Ты и правда жертва. Притом – оцени юмор ситуации – дракону!»

«Как это? – озадачилась я, потом вспомнила картины и пробормотала: – Неужели…»

«Верно, – нервно рассмеялся Арвиль. – Они называют их драконами. Идем дальше. В человеческой ипостаси ты вырваться из пут не сможешь».

«Ну это вообще не проблема, – попыталась пожать плечами. – Обернусь – и все».

«И окажешься со связанными крыльями, – хмыкнул он. – Хорошо, если не сломаешь».

«Олли?»

«Твой «верный жених» сейчас на сеновале с первой деревенской красоткой, – с ироничным смешком поведал хозяин Анли-Гиссара. – Так что в ближайший час он занят, а потом ему будет не до тебя, так как с ядовитой иглой в шее даже такие живучие гады, как этот, не живут».

«А хорошие новости?» – Я оглядела пустынное поле на горизонте, залитое красноватым светом бескрайнее пространство и реку, бликовавшую всеми оттенками крови.

«Я с тобой», – преувеличенно оптимистично порадовал меня хвостатый эгоист.

«Арвиль, если я тебя и найду, только для того, чтобы лично прибить, – спокойно пообещала, начиная дергаться в веревках и с бессильной злостью понимая, что Тейнмир был прав. Действительно не выбраться. – Что с Крионой?»

«О ней они не говорили. Но у таких продуманных ребят она не могла остаться непристроенной…»

«Тебе не жить».

«Я не думал, что все так получится!»

«Ты только о себе думаешь!» – коротко рыкнула я.

«Не только! – яростно ответил он. – Я должен! Они в приоритете!»

«Кто – они?! Непонятные монстры с жаждой крови в глазах?»

«Они не виноваты!»

«Так. – Я выдохнула. – Надо выбираться».

«Нужно его дождаться», – резко возразил Спящий.

«Ты с ума сошел?!» – зарычала, царапая деревянный столб когтями в бессильной злобе.

«Это наш единственный шанс, – устало сказал Ар. – Тебя отвяжут в любом случае, ты сможешь обернуться и показать, где раки зимуют. Но сначала дай мне попробовать вернуть его».

«Ты такой оптимист, – спокойно ответила. – Ар, я тогда с трудом ушла от такого. И это притом, что мы столкнулись в воздухе! Он меня убьет. Единственный шанс – это Олли».

«Оллисэйн его убьет, – угрюмо ответил Ар. – И хорошо, если это не самка будет… – Спящий вздохнул. – Их всего полтора десятка осталось, и получается, как минимум двух уже нет».

«Так, драгоценный. – Любопытство, конечно, штука хорошая, но если я не потороплюсь, то моих друзей уже, возможно, будет не спасти. – Ты мне потом все расскажешь, а сейчас нужно думать, как выпутываться. И как можно скорее!»

«Покричи», – невозмутимо посоветовал хвостатый змей.

«Что?!» – поразилась такой методике я.

«А варианты?» – фыркнул Арвиль.

У меня на миг потемнело в глазах, и перед взором мелькнуло резкое мужское лицо с яркими фиолетовыми глазами и встрепанными черными волосами разной длины. Впрочем, наваждение скоро прошло, я выдохнула и продолжила прислушиваться к ироничному голосу.

– Он наверняка недалеко, неспроста тебя сюда притащили.

Да пожалуйста!

– А-а-а! – пронзительно завизжала я. – Спаси-и-ите! Помоги-и-ите! Грабят, убивают, чести лишают!

Видимо, нервы сдают, вот и глупости пожаловали. Впрочем, чем громче и бессмысленнее орет жертва, тем больше хочется ее наконец съесть. Дабы заткнулась.

«Ты что?» – ошарашенно поинтересовался удивленный Спящий.

«А что? – истерически хихикнула я. – Кажется, это и надо кричать. А! Вот еще! На это точно все прибегают обычно!»

– Пожа-а-ар!

«С ума сошла», – уверенно заключил Ар.

«Пока нет», – с веселой злостью ответила я, уверенно выкручивая руку, пытаясь добраться до веревок, чтобы перерезать их отросшими когтями, и не обращая внимания на то, что от безуспешных попыток царапаю себе кожу. Впрочем, оно же лучше! Мокрые от крови веревки лучше скользят.

Вдруг раздался еле слышный шелест, и я услышала, как за спиной приземлилось что-то тяжелое. Потом тихий шорох складываемых крыльев, и негромкий, рокочущий голос с шипящими нотками:

– И что вопим-с-с-с? Я и так все прекрасно слыш-ш-шу…

«А он быстро, – немного флегматично прокомментировал Тейнмир, но я ощущала, как ментальная дымка лавандового цвета, ассоциирующаяся у меня с присутствием Ара, сжалась до размеров нестерпимо яркой горошины. Он явно к чему-то готовился. – Ири, мне нужно смотреть ему в глаза. И с близкого расстояния. Думай».

«Ну и задачки», – зло прошипела я. Ответа не последовало, но он, впрочем, и не требовался.

– Уважаемый крылатый, – называть это драконом я даже в мыслях не хотела. – А вы не могли бы… отпустить меня?

– А заш-ш-шем? – резонно спросил он.

«Чудесно, – зло фыркнул Арвиль. – Он еще и разумен».

«Я как-то и раньше в этом не сомневалась», – едко ответила и вернулась к диалогу с чешуйчатым, трудно классифицируемым созданием.

– Ну… я тут не совсем на добровольных основах, – решила воззвать к теоретически наличествующему у любого здравомыслящего существа сочувствию.

– А тут все на добровольно-принудительных, – философски донеслось в ответ, и я услышала шелест травы и почти неслышную поступь монстра. Наконец он показался в поле зрения, сел напротив меня, обернулся хвостом с пушистой кисточкой на конце и зловеще закончил: – И жалуются все. Правда, недолго…

– Исключение? – нерешительно предположила я, рассматривая красивого зверя и холодея с каждой секундой.

– Вряд ли, – решительно помотал мордой ящер, щуря яркие глаза.

Я его узнала. И эти голубые очи, в которых, как и в первые секунды нашей первой встречи, была только ясная лазурь, и великолепную серебряную шкуру, и гриву с кисточкой оттенка черненого серебра. Рандеву в небесах над Ледяным Пределом было недолгим, но очень плодотворным. И для меня, и для него.

Я неделю отлеживалась и обзавелась чудесным знакомцем, а потом и постояльцем в виде загадочного Спящего, который втравил меня во все эти неприятности.

«Надо же! – В голосе Арвиля звенел гнев. – Это Шеридан. Десятник. Кто смог его подчинить?!»

«Что такое?»

«Десятники должны спать! – рыкнул Тейнмир. – Он был одним из Спящих! Почему тут?!»

«Вообще-то ко мне ты попал именно после встречи с ним».

«Да? – пробормотал Ар. – Просто я не могу фиксировать каждого. Когда переместился в тот разум, то увидел, что он дерется с молодой огненной, с очень хорошими, но латентными ментальными способностями. Потому не думал, а сразу сбил ему ориентацию в пространстве, чтобы дать тебе шанс отбиться… Но это не снимает вопроса! Как?!»

«А ты уверен, что… они не сами, – нерешительно предположила я. – А ты… Они не были согласны с твоей политикой?»

Ответить Арвиль не успел, так как Шеридан текуче поднялся и шагнул ближе.

– А ты красивая. – Зверь наклонил голову, и в голубых глазах появилось что-то похожее на удивление. – Даже очень. Где тебя эти скоты откопали?

Ну еще бы я красивой не была! Дракон как-никак!

– Какое у вас плохое к поклоняющимся отношение! – не сдержалась я.

– И наглая, – наклонил голову набок крылатый. – Это вообще редкость. Меня, конечно, сюда послали впервые, но кажется, что это странно.

– Уникумов надо беречь и охранять, – решила побыть смелой я. – А еще мы в неволе не размножаемся. Отпусти, а?

– Нет. – В голубой лазури мелькнуло сожаление. – Нельзя. Прости, малышка, но приказ есть приказ. Игнорировать не могу.

«Замеш-ш-шательно! – бесился Спящий. – Кому этот идиот умудрился принести клятву, которую «не может игнорировать»?»

– Я руки поранила, – жалобно посмотрела на него. – Запястья. Судя по обилию крови – сильно.

– Аргумент, – спустя десять секунд признал ящер, потом принюхался и добавил: – И правда, сильно.

– Тогда, может?..

– Хор-р-рошо, – недовольно рыкнул Шеридан, одним прыжком оказался в трех метрах от меня и пригнулся, закутываясь в крылья. Потом он выпрямился, хлопнул крыльями, и глаза ослепила яркая вспышка. Когда я смогла снова на него посмотреть, то почти потеряла дар речи.

«Да кто же вы такие, Арвиль?!»

«Хейлары мы, – со вздохом поведал Спящий. – Остальное потом. Теперь никуда не денешься – придется рассказывать. Но потом».

А я все еще смотрела на перевоплотившегося крылатого.

Он был… необычный. Высокий, гибкий, тонкокостный мужчина с узким лицом, резкой линией подбородка, яркими голубыми глазами и короткими волосами цвета почерневшего от времени серебра. Светлая кожа в последних лучах заходящего солнца еле заметно искрилась.

Одет он был в белоснежный длинный камзол, из-под которого выглядывали черная рубашка и брюки. Короче, вид вполне официальный. Мужчина явно не походил на того, чьей рядовой обязанностью является таскать жертвенных девиц.

Хейлар не торопясь двинулся ко мне, и я уставилась на него с самым искренним интересом. Почти как на седьмое чудо света! Ну что поделаешь, если хвостатых мужчин я никогда раньше не видела?!

Я с любопытством и восторгом следила за лениво извивающимся хвостом, покрытым короткой шерсткой, и с кисточкой на конце. Цвет шерсти был как и на голове. Черненое серебро. Красиво!

«У меня красивее, – ревниво напомнил о себе Арвиль. – И кисточка пышнее!»

«Ты у нас вообще вне конкуренции, – льстиво успокоила я Спящего. – Хотя бы потому, что я тебе эту гордость по волоску повыщипываю!»

«Потом, – напряженно ответил Ар. – Сейчас он подойдет, и посмотри ему в глаза».

К сожалению, хейлар не спешил любоваться моим дивным ликом, а сразу перешел к сути. То есть освобождению прекрасной девы из пут жестоких!

Когда упали веревки и я начала осторожно растирать руки, он внезапно подался вперед и ухватил меня за ладонь, переворачивая ее. И увидел, как резко перестает идти кровь и ранки сразу подсыхают. Судя по тому, как полыхнули багровые искры на дне голубой радужки глаз мужчины, в плане Арвиля уже не было никакого смысла. Потому я рванула к себе раненую руку, одновременно отращивая когти на второй и нанося удар по тому месту, где только что была его голова. Отшатнулся он настолько быстро, что я успела уловить только смазанное движение.

– Др-р-ракон, – рыкнул Шеридан, который, пригнувшись, стоял уже в трех метрах от меня.

«Ирка, оборачивайся и улетай», – скомандовал Спящий.

Спорить я и не подумала, но была одна проблема. Которая стояла напротив и внимательно на меня смотрела. Ой, мама… Он еще и клыкастый.

«А то как же, – недовольно согласился Ар. – Все «лучшие» качества от создателей достались».

«Какой-то ты ненормально болтливый, – поделилась подозрениями я. – Или что, решил напоследок информацией поделиться? Чтобы мне помирать не так обидно было?»

Дожидаться ответа я не стала, а просто бросилась в сторону и быстро обернулась. Когда открыла глаза, то успела уловить гаснущее сияние оборота хейлара, и теперь мы снова стояли друг напротив друга. Но уже крылатые. Звери.

– Ты-ы-ы! – яростно сузил он глаза, в которых становилось все больше алой дымки.

– Я, – обреченно согласилась. – Но живой не возьмешь.

Но тут я заметила на горизонте какую-то светлую точку, которая стремительно приближалась.

– На земле я сильнее, – с чувством прошипел он. – У тебя никаких шансов, огненная.

– Не факт, – радостно оскалилась, слыша свист воздушных потоков под кожистыми крыльями.

«А если не он?» – вернул меня с небес на землю Ар.

Но… и правда. Я с отчаянной надеждой вглядывалась в горизонт. Хейлар тоже обернулся, прищурился, яростно рыкнул, одним прыжком взвился в воздух и рванул в противоположную сторону.

Через минуту на берег, поднимая облако пыли и песка, неаккуратно приземлился Олли. Белоснежный стремительно развернулся ко мне и коротко спросил:

– Все в порядке?

– Да, – немного судорожно кивнула я.

– Тогда жди тут, постараюсь его догнать. – И он вновь стремительно взвился в воздух.

«А теперь – крылья в лапы и бегом в деревню», – поступило противоположное распоряжение от Арвиля.

«С чего это?» – решила сразу не бросаться исполнять я.

«С того, что при всей бесшабашности твоего приятеля он верен стране и Холодному Престолу. А значит, не может просто так оставить столь интересное местечко, как эта деревенька. Стало быть, у тебя просто шикарная возможность сбежать и иметь при этом как минимум сутки форы. Или ты что, до Анли-Гиссара собралась его тащить?!»

Я вспомнила все то, что сотворил Олли за неполные полдня совместного путешествия, содрогнулась и судорожно помотала головой.

«Вот и отлично, – довольно протянул Спящий. – Так что лети в деревню, ну ее, эту маскировку. Там хватай лошадей, еду и подружку свою, если отыщешь».

«Криона-то тебе зачем?» – полюбопытствовала, короткими взмахами разминая крылья.

«Не бросать же ее тут?» – настолько искренне возмутился Тейнмир, что я отчетливо поняла – дело нечисто.

«Так и сказал бы – «за надом», – вздохнула в ответ. – Я бы скорее поверила».

«Если сама все знаешь, то зачем настаиваешь?»

Отвечать я не сочла нужным, потому просто поднялась в небо и полетела в деревню. Там приземлилась около трактира, приказала притащить трактирщицу и стала ждать. Тащили ее долго, потому я показательно плюнула в сарай, который немедленно занялся пламенем.

После этого Лада оказалось передо мной через две минуты.

– Ну ш-ш-што?! – с чувством прошипела, склонившись к самому ее лицу и обдавая горячим дыханием из приоткрытой пасти. – Узнала?

– Нет, – вскрикнула она и зажмурилась.

– Хорош-ш-шо, – великодушно кивнула я в ответ. – Где рыжая деву-ш-шка?

– В подвале спит.

Ага. Я перевоплотилась и холодно посмотрела на хозяйку и дворню.

– Проводи, – направилась вслед за заметно дрожащей Ладой, которая со страхом смотрела на меня. И, проходя мимо ее мужа, бросила: – Чтобы через полчаса тут были две лошади, с запасом еды и теплой одеждой.

– Да, госпожа, – подобострастно поклонился мужик.

Я остановилась и, не оборачиваясь, тихо добавила:

– И только попробуй подсунуть то, что мне может не понравиться…

Криона и правда спала в подвале за двумя стальными дверьми. Я потрясла подругу, но она никак не реагировала. Пристально уставилась на трактирщицу. Выдержала она минуту, потом полушепотом предложила воспользоваться зельем. Я ей тихо рассказала, что сделаю с ней и этим домом в случае, если с рыжей что-то случится, но Лада настаивала, что это именно антидот. Ладно, поверим.

Кри очнулась спустя пять минут. Я с трудом удержала ее от того, чтобы она не исполнила все то, что я не так давно обещала, и вывела на улицу. Там мы увидели, что другой конец деревни дымит, запрыгнули на лошадей и галопом погнали их по дороге, которая вела в лес. Попадаться Олли сейчас было нельзя.

Ветер хлестал в лицо, в душе поднималась какая-то совершенно шальная радость. Может быть, оттого, что я наконец и правда одна? Конвой Олли не способствовал ощущению свободы. Я полной грудью вдыхала стылый вечерний воздух, глядя, как солнце, опускаясь за горизонт, забирает с небосклона последние отблески розового и пурпура, а землю окутывает туманная дымка.

Мне было плевать, что сбежали мы в ночь, в незнакомую местность, о которой ничего не знаем. Вернее, я-то знаю, что тут есть как минимум одна неприятность. Хейлар, который жаждет моей крови.

«Это в общем-то и неудивительно, – подал голос Арвиль. – То, что десятника потрепала молодая огненная драконица, и даже не воительница, буквально наотмашь хлестнуло по самолюбию и гордости Шеридана. Потому можешь гордиться… в его личном списке ты занимаешь лидирующую позицию на выбывание в мир иной».

«Э-э-э, – польщенно протянула, пытаясь осознать размер проблемы. – Я же девушка».

«Ты дракон, – отрезал Спящий таким тоном, как будто моя расовая принадлежность все объясняла. – А еще… нам из-за некоторых генетических особенностей абсолютно все равно, с кем драться. И кого убивать».

«Ты меня пугаешь», – совершенно серьезно ответила я, раздумывая над тем, кого именно собираюсь выпустить в мир.

«Солнышко, – снисходительно протянул Арвиль. – Не хочу тебя расстраивать и развеивать твои иллюзии по поводу интеллектуальных способностей… Но если ты не заметила, то большую часть моего отряда уже кто-то выпустил. И это явно не ты. И не я. А они в плохих руках. И творят очень плохие вещи».

«Да кто вы такие-то?!» – не выдержала я наконец.

«Отголоски древности, – снова замкнулся хозяин Анли-Гиссара. – То, что не должно существовать. Но мы есть. И я никому не позволю это исправить!»

«Ты не находишь, что так поступать некрасиво?!» – возмутилась я оттого, что Спящий снова ответил так, что ничего не понятно. Ветер моих грез продолжать не спешил и на окрики не реагировал. Потому я тоже решила молчать и обиделась.

Нет, ну а что такое?! Я иду невесть куда только потому, что захотела ему помочь, бросила мужа, имение, упорядоченную жизнь, и все ради альтруизма! А он…

«Нет, ты все же настоящая женщина! – Арвиль не выдержал спустя всего пару минут злобных дум о его подлючести. – Ты пошла потому, что хотела! Хотела свободы. Хотела что-то доказать, хотела нового! Так что хватит все валить на меня!»

«Да! – вскинулась я. – Все так! Но это не меняет того, что я тут в том числе и из-за тебя. Так что, я не заслуживаю и капли откровенности?!»

«Все сложно, – неожиданно устало после такой эмоциональной вспышки ответил Спящий. – Ирка, я никогда и никому не рассказывал об этом. Дай мне время… Осознать, подумать, собраться с мыслями».

«Хорошо, – со вздохом согласилась. – И ты прости. Я не должна была давить».

Он не ответил, да это и не требовалось. А я решила больше не поднимать эту тему. Вообще. Захочет – расскажет. А мне, как верно говорила мама, нужно учиться думать. Анализировать. Складывать пазл понимания ситуации из обрывочных кусочков. А то я опять желаю всего на блюдечке с голубой каемочкой.

– Ты такая задумчивая, – из странного состояния оцепенения вывел меня голос Крионы.

Я вздрогнула, посмотрела на рыжую и в ответ на внимательный взгляд голубых глаз только улыбнулась и покачала головой.

– Кри, все хорошо.

– Весело мы с тобой, конечно, выехали, – хихикнула беглая невестушка наследника.

– О да! – поддержала ее я и напомнила: – Ты еще и в Пределе на прощанье свистопляску устроила.

– Малая часть, малая месть, – помрачнела девушка. – Это сотая доля того, что они заслуживают. Он заслуживает!

– Все так плохо? – осторожно спросила я.

– Не знаю, – спустя минуту раздумий пожала плечами она. – Ири, ты дочь лорда и отчасти была к этому готова. А я… даже при дворе не была ни разу. Готовилась стать магичкой, охранять границы долины. Быть воином! – Она замолчала, усмирив гнев, и продолжила уже более спокойным тоном: – Потому то, как встретили меня при Холодном Престоле, явилось полной неожиданностью.

– Я понимаю, о чем ты, – грустно кивнула в ответ.

– Да… – медленно качнула кажущейся золотистой в последних солнечных лучах головой Кри, рассеянно теребя темный меховой ворот куртки. – Холод, ледяная вежливость, завуалированные намеки и нескрываемое презрение во взглядах. И Дориан… – От имени наследника она буквально передернулась. – Отвр-р-ратительный!

Она замолчала, глядя перед собой отсутствующим взглядом, а я сочла нетактичным настаивать. Как будет готова – расскажет.

Потому, когда рыжая воительница пустила лошадь в галоп, я последовала ее примеру.

А потом была скачка через поле и холодный воздух с густым ароматом трав и росы. Воздух свободы. Наверное, это слово теперь навечно у меня будет ассоциироваться с ночью и дорогой, укутанной туманом и степными запахами.

Когда въехали в лес, перешли на рысь, но, не сговариваясь, решили не останавливаться. К рассвету нам нужно быть как можно дальше от деревни.

На привал встали, когда уже светало. Натаскали лапника, укрылись попонами и одеялами, наскоро поели и в обнимку завалились спать.

Рассвет окутывал холмы, разгоняя утренний туман, играл первыми солнечными лучами на росе, превращая ее в алмазы. Пели птицы, вызывая желание закрыть глаза и упасть в мягкую траву, вдыхая чудесные ароматы.

Но к этому дивному запаху примешивался еще один, вовсе не такой благостный. Гари и дыма. А кроме птичьих трелей были слышны звуки пилы, топора и молотков, сопровождавшиеся речью местных жителей в матерном диапазоне.

Хозяин приснопамятной таверны крыл всех крылатых, которых только видел в жизни. От некоего господина, который втравил его во все это, до двух драконьих девок и одного блондинистого, но неправильного кобеля. Он, сволочь, на красотку Дальку не польстился и не изволил сдохнуть в отведенном месте! А потом еще полдеревни разнес в поисках господина!

Но особенно душевно хозяин поминал еще трех драконов, которые ни свет ни заря приземлились на оставшемся от сарая пепелище и нечаянно разрушили амбар. Потом узнали, что случилось, и ненормальный сине-золотой доделал все то, что не успел его белоснежный друг! А затем они перевоплотились и потребовали оставшихся трех лошадей! И ведь пришлось отдать…

Трое мужчин стояли за холмом, держа под уздцы коней, и слушали эту художественную брань. Потом Фрик еще раз обвел взглядом на четверть разрушенную деревню с несколькими догорающими сараями и со вздохом прокомментировал:

– Почерк нашего друга на редкость заметен.

– Ну да. – Ринвейл проводил взглядом столб черного дыма. – «Тут был Олли».

Дориан промолчал, но сделал это о-о-очень выразительно.

Глава 4

Проснулись мы уже днем, от того, что солнце так сильно припекало, что стало жарко. Впрочем, невзирая на это вставали мы со стонами и жалобами на боли в теле. Все же к ночевкам на стылой земле мы непривычные. Драконы не драконы, а мышцы болят!

Ехали мы не то чтобы наугад… но почти. Дело в том, что от деревеньки вела дорога, которая потом раздваивалась, и я не помню, куда мы в спешке свернули.

«Направо», – подсказал умница Ар.

«Значит, все правильно», – облегченно улыбнулась я, потому что семь верст не крюк только для бешеной собаки.

Если верить старой карте на гобелене, то к завтрашнему вечеру мы должны подъехать к городу Вирин.

День прошел настолько спокойно, что к вечеру мы сбавили ход и теперь просто неторопливо ехали шагом, любуясь пейзажем и вообще пребывая в на диво умиротворенном настроении.

Потому стрела, свистнувшая перед самым моим носом, явилась о-о-очень большой неожиданностью.

– Стоять! – Из зарослей показалась голова в шлеме и грозно продолжила: – Именем императрицы Изначальной империи вы арестованы!

– Стоим, – послушно придержала кобылу Кри и с благожелательным любопытством посмотрела на шлем в кустах. – А собственно, за что?

– Сейчас, – пообещал вояка и вышел. Ну или выкатился… Как называют процесс движения человека с комплекцией колобка?

– Драконы? – важно разгладил усы, приосанился и спросил он.

– Допустим, – благожелательно согласись мы.

Но тут я уловила еле слышный шорох на соседнем дереве и резко вскинула голову. Увидела едва заметный блеск кольчуги, потом арбалет и резко скомандовала:

– Кри, на дереве.

– Уже, – понятливо кивнула драконица.

«Ирка! Уходите! – неожиданно крикнул Арвиль. – Быстро!!!»

«Но что?..» – растерянно начала я, не понимая, какая может быть опасность от чересчур наглых разбойников.

Кри неожиданно швырнула розоватые шары в еще одно дерево и заросли напротив нас. Раздалось два коротких вскрика, но пришпорить лошадей и сбежать мы не успели.

На разум упала какая-то давящая сила, в глазах потемнело, и стоило больших усилий не потерять сознание.

«Как бы не так!» – зло рыкнул Спящий, и тяжесть исчезла. Судя по тому, как облегченно вздохнула Криона, не только у меня.

Мы посмотрели вперед и увидели на дороге высокую изящную фигуру с пронзительно-голубыми глазами и волосами цвета старого серебра. Хвоста из-за длинного плаща видно не было.

Да твою же!..

Судя по оборотам речи Арвиля, он разделял мое мнение, хоть и выражал свое отношение к ситуации несколько более экспрессивно.

– Драконы, – зло ухмыльнулся стоящий напротив хейлар. – Все верно.

– И как ты их чуешь?! – поразился другой вояка.

Я незаметно оглянулась и поняла, что дела плохи. Так как, судя по всему, это и правда была имперская стража. Полная боевая десятка. То есть как минимум три мага.

– По какому праву нас задержали? – надменно вскинула голову рыжеволосая.

– Совсем распустились, сволочи, – фыркнул тот первый, что нас отвлек. – Ничего, найдем на вас управу!

– Я озвучу, – тихо рассмеялся Шеридан. – За поджог деревни и нападение на мирного отдыхающего в моем лице.

– Все с вас спросится, – угрюмо пообещал какой-то маг в темной одежде, поигрывая ножом, по которому пробегали алые искры, и многообещающе поглядывая на нас. – Совсем распустились, крылатые. Убиваете средь бела дня. Неделю назад разорение замка местного лорда – тоже ваших рук дело?! Всех вырезали, с-с-сволочи! Кого сразу не убили – сожгли!

Я похолодела от описываемых ужасов, а потом задохнулась от возмущения. Ах он гад! Натравливает на нас людей! Но… Вейл говорил, что маги должны понимать, что это не драконы! Мы по-другому выглядим!

– Это не мы, – покачала головой побледневшая Кри. – Вы не правы, драконы – разумная и мирная раса. Мы не воюем и не убиваем без причины.

– Да чего их слушать, – сплюнул на землю круглый коротышка. – Кончаем и пошли. Задание выполнили.

– Нет, их нужно привести к начальству, – медленно покачал головой хейлар.

– Но, Шер! – возмутился маг в черном.

– Нет, Вир, – возразил десятник. – У нас приказ: найти и пленить крылатых. Если не сопротивляются – пленить.

– А может, начнут? – с надеждой взглянул на нас этот Вир. Мы потворствовать его кровожадным планам не торопились. – Очевидно же, что это они сделали! Драконы!

Тут над головой раздался шум крыльев. А потом между нами и воинами приземлился белый ящер и коротко рыкнул:

– Дра-раконы, да! Но деревню поджег я!

Дальше все сорвалось стремительно, как будто кто-то отпустил доселе сдерживаемые порывы. Голубые глаза Шеридана налились багровым безумием, и он швырнул чем-то в Олли, который пригнулся, пропуская непонятную пакость над собой, и дохнул на хейлара пламенем. Но Вир что-то бросил ему в пасть, и дракон поперхнулся и закашлялся дымом.

«Уходим!» – резко скомандовал Арвиль.

«Олли!» – возразила я.

«Ты ничего не можешь сделать, – рыкнул в ответ Спящий. – Только станешь ему мешать!»

«Знаешь, Ар, мне плевать, что ты думаешь, но бросать его я не стану!»

«Дура!» – нелестно охарактеризовал меня Спящий.

«Да нет, – спрыгнула с лошади и сильно хлопнула ладонью по крупу. Кобыла всхрапнула и рванула вперед. Надеюсь, с дороги умная лошадка не свернет. – Просто видишь ли… Если у тебя есть обязательство «должен», то у меня есть «хочу». А я хочу хоть в чем-то оставаться неизменной. Например, в том, что предавать не буду».

«Тогда у меня маленький вопрос, – обманчиво ласково начал мой персональный кошмар и неожиданно яростно рыкнул: – Что ты сможешь сделать?!»

«Ничего особенного», – спокойно ответила и перевоплотилась.

С ходу Олли вскользь задел меня хвостом и яростно взревел:

– Убир-р-райтесь!

«А я что говорил, – флегматично прокомментировал Спящий. – Твоего порыва не оценили, цыпленок».

«Я, собственно, ничего и не сделаю». – Подпрыгнула, несколькими взмахами поднялась выше, мысленно попросила у леса прощения и прицельно плюнула в груду веток и листьев за спиной основной группы нападавших. Так что теперь воинам приходилось думать не только о том, как угробить белого дракона, но и о том, чтобы самим не сгореть. Потом взлетела еще выше, спикировала и пронеслась совсем низко над дорогой, отчего лошади двух всадников, перекрывавших отход Крионе, шарахнулись в сторону. Подруга не растерялась, бросила под ноги мужчинам какие-то склянки, которые разбились, и воины без сознания попадали на землю. Рыжая стеганула лошадь, скрываясь в дыму и пыли. Я, окинув прощальным взглядом поле боя и отметив отсутствие Шеридана, решила, что теперь ледяной точно сам справится. Развернулась и полетела в сторону дальнего поля, куда усвистела моя кобыла, чьи умственные способности я, как выяснилось, изрядно переоценила.

Приземлилась рядом с ней, напугав бедное животное, и еще пять минут бегала по полю за трусящей лошадью. За это время подъехала Криона, которая первым делом высказала свое честное мнение на мой счет.

– Ты вообще соображаешь, что делаешь?! – Рыжая гневно сверкала глазами и удерживала гарцующую лошадь, что жаждала сорваться в галоп. – Ирка, если бы я не прикрыла тебя щитами, то эти архаровцы нашпиговали тебя стрелами в первые полминуты после оборота!

Ответить было нечего.

«Ирка, вот когда ты научишься думать?» – не преминул покапать на мозги Арвиль. Он вообще такой занудный брюзга оказался!

«Примерно тогда же, когда ты станешь говорить правду и отвечать на вопросы», – отрезала я, ощущая себя просто редкостной идиоткой. И не сказать чтобы мне это нравилось.

Все же как много ошибок…

«Да немного, – неожиданно ласково произнес Спящий, и меня окутало странное тепло, от которого дышать стало легче, а злые слезы обиды отступили. – Ирка, все мы взрослеем и учимся. И… извини, я виноват. Не должен был так говорить сейчас. И без меня хватит тех, кто укажет на промахи и зло их прокомментирует».

Как обычно, от сочувствия я еще больше прониклась состраданием к себе любимой, такой замечательной, никем не понятой.

«Та такая забавная, – тихо фыркнул хейлар. – Наверное, поэтому я и не жалею, что связан с тобой. Ты… настоящая».

«В смысле?» – сразу забыла о горестях под влиянием любопытства.

«Ну… – задумался Спящий. – Это сложно объяснить. Ты как молодая лисица. Вроде и понимает, что нельзя и опасно, но все равно всюду сует свой нос. И так… по-детски. Все же ты и правда еще ребенок».

«Ну и что мне на это ответить, чтобы не подтвердить? – риторически вопросила я, следом за Крионой поворачивая лошадь к ближайшей деревне. Судя по всему, огненная что-то задумала. – Если скажу, что нет, то это и будет самым весомым подтверждением».

«Скажи да!»

«Я промолчу, – с достоинством выкрутилась я. – И буду как взрослая».

Арвиль весело рассмеялся, да и с моих губ не сходила улыбка.

Кто бы что ни говорил, но мне нравится быть такой. И я не собираюсь сама себя менять в угоду чьему-либо мнению. Даже любимого мужа.

Жизнь очень действенно умеет выбивать из нас детство. Потому я постараюсь не расставаться с ним как можно дольше. Ведь это не только наивность и доверчивость. Это яркость. Любое событие, любое ощущение, любой вкус – это тысячи разнообразных оттенков. И это счастье. Ведь жить и получать от этого удовольствие прекрасно! Наверное, именно поэтому фейри такие… Вечные дети.

«Хорошие мысли, – согласился ветер моих грез. – Знаешь, мне очень интересно и приятно за тобой наблюдать. Ты все то, чего в моей жизни никогда не было. В нашей. Я смотрю и осознаю всю ущербность…»

Ответить не успела, так как раздался свист воздуха и перед нами немного грузно опустился белый дракон. Криона выругалась и остановила лошадь, мне пришлось последовать ее примеру. Да и варианты?

Спустя секунду на месте огромной рептилии стоял высокий мужчина с белоснежными растрепанными волосами и яркими желтыми глазами.

– А ну слезли, – многообещающе оскалился Сэйн и стремительно пошел к нам.

Рыжая быстро соскочила с лошади. Я, повинуясь просительному взгляду, последовала ее примеру.

Криона подалась вперед и резко хлопнула по крупам кобыл, судя по всему приложив какой-то магичекий импульс, так как они нервно заржали и рванулись вперед.

Огненная стремительно развернулась и стала открывать портал. Олли подпрыгнул, пропуская под собой животных, которые и выиграли нам необходимые для побега секунды. Но недостаточно…

Мужчина приземлился на корточки, исподлобья сверкнул янтарными глазами, резко выпрямился, рассыпая по спине шелковистые пряди, в которых серебро с каждой секундой уступало место золоту. Тот, кого звали Златогривым, рыкнул:

– Стоять!

Я даже рот открыть не успела, как Кри схватила меня за шиворот и затянула в искрящийся портал.

И даже в этом случае мы не смогли бы уйти, потому что дракон был слишком близко к еще не закрывшемуся телепорту. Но уже в вихре искр я увидела, как в отдалении приземлился странный ящер цвета темного серебра, с гривой и хвостом. Оллисэйн резко обернулся и мгновенно перекинулся.

Верно. Интересы Предела – в приоритете.

Огненная отпустила меня и обессиленно рухнула на колени, тяжело дыша.

– Далеко переносила? – полуутвердительно спросила я.

Девушка только кивнула в ответ и слабо прошептала:

– Тут должна быть деревня, а часах в двух пути крупный город. Затеряемся.

– Пошли, краса моя, – помогла я подруге подняться, и мы, шатаясь, направились к виднеющимся вдали огонькам.

«Надеюсь, не так далеко от места назначения, как кажется, – вздохнул Спящий и чуть слышно закончил: – И вдвойне надеюсь, что сюда еще не добрались мои сородичи и тот, кто ими управляет».

«Ты мне сегодня все расскажешь», – мрачно пообещала своей личной шизофрении.

«А разве у меня есть варианты?!»

«Куда ты теперь от меня, – философски согласилась я. – Кстати, за что Шеридан так жаждет меня прибить?!»

«Я же объяснял. Но кроме этого, похоже, у него стоит установка вообще на всех драконов. Глаза видела? Это боевой режим моей расы. Срабатывает только по приказу господина».

«Разве кто-то может приказывать разумным, не считаясь с их мнением? Управлять целой расой…»

«А нас не так много, – печально поведал Спящий. – И мы… такими созданы. У нас и должны были быть хозяева. Но цепные псы получились умнее, чем рассчитывали творцы. И сильнее».

«Запутал еще больше».

«Ты спрашиваешь – я отвечаю. Разве не об этом мечтала?»

«Наши желания не всегда исполняются так, как нам хочется. Чем больше данных, тем больше вопросов».

«Это естественное состояние», – снова увидела перед внутренним взором незнакомого брюнета, но на этот раз не только лицо, а картинку-вспышку. Мужчина, балансируя руками и хвостом, осторожно ступал по тонкой самоцветной ленте над темной пропастью. Бездна. Неба не видно. По черному камню стен пробегают едва заметные синие искры, вокруг разливается сияние от порхающих лазурных бабочек. Он порывисто обернулся, словно почувствовав взгляд, и я удивленно уставилась в яркие фиолетовые глаза. «Ирка?!»

Споткнулась от неожиданности и едва не упала вместе с обессилевшей Кри.

– Ири, все хорошо? – Она обеспокоенно взглянула на меня и легонько потрясла за плечо, возвращая в реальность.

– Да, – слабо улыбнулась я. – Просто столько всего было.

Рыженькая лишь кивнула в ответ, и мы продолжили идти.

«Мне показалось… или?» – нерешительно спросил Ар через некоторое время.

«Наверное, нет. В противном случае у нас коллективные галлюцинации…»

«Забавно. – Я как воочию увидела, что бездна вокруг хейлара сжалась до размеров небольшого зала и зависший в воздухе Спящий мягко опустился на сверкающий пол. – Сейчас тоже?»

«Да», – коротко ответила я, стараясь не концентрироваться на Анли-Гиссаре. Так как в реальности под ногами была дорога, а на ней – камни.

Ответа не последовало. Просто Арвиль закрыл глаза, и зал стал погружаться во тьму, постепенно исчезая из моего разума и уступая место действительности.

Забавно… Что же это было?

И… Я впервые увидела Арвиля. Странный и чуждый. И не только из-за хвостатости. Просто иной. Вытянутое лицо, невероятные, яркие, раскосые глаза, изящный, гибкий, стремительный. Опасный.

«Ты права, – как эхом донеслось до меня. – Мы – оружие. Самое совершенное в этом мире».

И попавшее в очень плохие руки.

Глава 5

В деревне мы оказались спустя полчаса, сняли комнату в трактире, заказали ужин в номер и обессиленно свалились спать. Вернее, если Криона, судя по дыханию, уснула уже через пять минут, то я все никак не могла улететь в мир сновидений. И причину прекрасно знала.

Арвиль. Любопытство всегда было моей слабостью. Как и любой огненной.

Но не только это.

Ринвейл. Я сбежала чуть больше суток назад, а уже скучаю. Потускнели обиды, помнится только нежность рук, тепло сильного тела, мягкость рыжих волос под руками.

«Проще говоря, огненной драконице сложно без интима больше трех дней», – разрушил всю романтику размышлений нежданно явившийся Арвиль.

«Тебе не кажется, что это немного не твое дело?! Это мой любимый и мои отношения!»

«А с чего ты вообще взяла, что любишь своего полукровку, девочка? – вкрадчиво поинтересовался Спящий. – Сама подумай… ты просто никогда не знала иного. А твой муж прекрасно осведомлен, как нужно обращаться с женщиной. Вот ты и сдалась».

«Прекрати», – предупредила зарывающегося Тейнмира.

«И вообще… Тебя ведь влечет к Оллисэйну. Это уже показатель».

«Умный мой, – «ласково» начала я. – Да, Олли мне нравится. Но иначе».

«Ври кому угодно, – неприятно усмехнулся он. – У драконов любая симпатия завязана на интимном интересе».

«А не заткнуться ли тебе»? – риторически вопросила я, от души сожалея, что не могу проредить этой сволочи роскошную черную шевелюру по причине ее недоступности.

«А может, и вовсе ее отсутствия, – ошарашил Ар. – Ты меня видишь таким, каким я себя помню. А в каком состоянии тело после стольких лет, понятия не имею».

«Кстати, про тело, – мысленно предвкушающе потерла лапки. – Солнце мое загадочное. А ты мне кое-что должен!»

«Да неужели?» – издевательски изумился хейлар.

«Да, – решила не реагировать на это я. – Правду, милый. Только правду и ничего, кроме правды!»

«Да пожалуйста! – легко согласился он. – Но тогда спать».

Возмутиться не успела по техническим причинам. Свет в глазах померк, и я уснула.

Открыла глаза в знакомом зале. Кроме сияния и бабочек тут был еще и хвостатый брюнет, зависший напротив.

– Ну здравствуй, Ирьяна, – усмехнулся Арвиль.

– Здравствуй, – настороженно отозвалась, внимательно рассматривая мужчину. – Не ожидала…

– Я тоже, – улыбнулся он в ответ. – Видимо, сознания переплелись очень сильно, вот и получается так.

– У меня и правда есть дар? – решила сразу уточнить я.

– Есть. – Спящий разлегся в воздухе, потянулся и скосил на меня хитрый фиолетовый глаз. – И сильный.

– А ты меня научишь?

– Не знаю. – Он улыбнулся и взъерошил густые темные волосы, описал в воздухе полукруг хвостом, на который я старалась не таращиться, неопределенно взмахнул кисточкой и закончил: – Посмотрим на твое поведение.

– Ну ты и гад, – искренне изумилась я такой подлючести. – Я, рискуя жизнью, через всю Изначальную империю доблестно несусь тебя спасать, а ты?!

– А я тебя дразню. – Ар порывисто сел, усмехнулся, провел указательным пальцем по своему носу, а потом на миг прикусил костяшку. – Ты так чудно реагируешь.

– А еще ты мне должен рассказ про свою расу, – радостно напомнила Спящему весь список его обязательств.

– Помню, – кивнул хейлар, передернул хвостом и спросил: – Куда пойдем?

– В смысле? – недоуменно моргнула я.

– Ну… – Спящий задумался, видимо пытаясь мысленно выстроить объяснение. – Мы с тобой уже на немного другом… уровне, что ли. Раньше соприкасались только некоторыми участками разума, потому даже те залы, что ты видела, показывать было сложно. Ведь их проекция у меня в голове. Но теперь возможности гораздо шире и без таких кошмарных энергетических затрат.

– То есть ты можешь показать мне Анли-Гиссар? – нетерпеливо подалась вперед, ожидая ответа.

– Не весь, но гораздо больше, чем раньше, – тепло улыбнулся Арвиль.

– Это уже невероятно много, – попыталась вскочить, но из-за переполнявших эмоций забыла про особенности невесомости и привычно перевернулась, мысленно похвалив себя за то, что спала в рубашке и штанишках. Впрочем, рубашка тут же попыталась подло оголить тело, но я очень вовремя ее поймала, потому хейлара побаловала только видом обнаженного живота.

– Интригующе, – мурлыкнули где-то рядом, и по щеке мимолетно скользнула черная прядь повисшего рядом вниз головой Ара. Он подмигнул и сказал: – Нет, я не спорю, в такой позе есть свои прелести. Для меня в первую очередь. – Перед глазами появилась кисточка, которая игриво коснулась кончика моего носа, потом исчезла из вида, а по все еще открытому животу невесомо что-то скользнуло. Я ошеломленно округлила глаза. – Ты уверена, что хочешь осматривать город именно так?

– Слушай, – перевернулась, одернула материю и серьезно посмотрела на все еще висящего Спящего. – Арвиль, прекрати. Мне неприятно.

– Разве? – и не подумал перевернуться он.

– Как же вы меня достали, – обессиленно прикрыла глаза я. – Ар, прекращай так себя вести, иначе я на все плюну и вернусь к Вейлу.

– Ну извини, – вздохнул мужчина.

По залу пронесся поток прохладного лавандового ветра, который шутливо растрепал мне волосы.

– Просто я устала, – угрюмо ответила я, и не подумав улыбнуться в ответ. – Устала от стереотипов. Да, я огненная, но мы все разные. И еще, что бы ты ни говорил, мужа я люблю. Потому ухаживания Олли и твои хоть и льстят женскому самолюбию, но со временем, если флирт становится слишком навязчивым, меня это начинает тяготить.

– Я тебя понял, – прищурился хейлар, чей хвост, выдавая внутреннее волнение хозяина, то нервно бил кисточкой по сапогу, то обвивался вокруг голени.

– Вот и хорошо, – облегченно вздохнула и предложила: – Так мы идем?

– Идем, – кивнул Спящий, щелкнул пальцами, невесомость исчезла, и мы медленно опустились на пол.

На стене напротив был изящный узор, изображавший арочную дверь. Я невольно залюбовалась красивыми изгибами растительного орнамента и вязью незнакомых символов. Но как пройти? Ведь это лишь рисунок.

Спящий двигался вдоль стены, кончиками пальцев касаясь камня, и за ним шлейфом тянулись серебристые огоньки, что вспыхивали от его прикосновения. Когда он остановился у «двери», то начертил замысловатую руну, она налилась холодным голубым светом, а потом медленно погрузилась в толщу гранита. Его расчертили морозные узоры, растаявшие вместе с камнем. На той стороне начинался белоснежный коридор, уходящий в бесконечную даль. Он был очень высокий и узкий, но из-за ослепительной белизны алебастра уже через пятьдесят метров границы смазывались и получалась иллюзия свободного пространства.

– Прошу, – с полупоклоном пропустил меня вперед хозяин затерянного в веках города. Самого прекрасного из тех, где я когда-либо бывала.

Анли-Гиссар. Чудо, которое много лет не видел никто, кроме его ненормального господина. Да и он – только в своих сновидениях.

Я медленно прошла под аркой, подсознательно опасаясь, что сейчас неведомая сила, которая позволила превратить рисунок в двери, исчезнет и я окажусь заточенной в толще сверкающего камня, как муха в янтаре. Красиво и на века, но совсем не хочется остаться «украшением» одного из ведущих в никуда залов города.

– Чего ты боишься? – совсем рядом раздался голос Арвиля, и я вздрогнула от неожиданности.

– Ничего, – покачала головой в ответ, слабо улыбаясь.

Брюнет с сомнением меня оглядел, но настаивать не стал.

– Это бесконечность, – тихо сказал он, оглядывая белоснежное великолепие, которое полностью соответствовало своему названию.

– И, конечно, не без сюрпризов? – улыбнулась, вспоминая, что, по рассказам самого Спящего, хейлары были те еще параноики и просто для эстетики ничего не строили.

– Разумеется, – ухмыльнулся Ар. – Бесконечностью зал назван не только из-за оптического обмана. Не зная пути, а вернее ориентиров, тут можно блуждать очень долго. И он не такой узкий, как кажется вначале. Впрочем, тебе еще придется побывать в Анли-Гиссаре как врагу, а не гостьей в воспоминаниях…

– Как врагу?

– Да. – Арвиль медленно пошел вперед, и я на миг поразилась контрасту его темной фигуры и окружающего цвета. Он словно раскалывал снежный зал. Трещина на совершенстве.

– Ирьяна… – Тейнмир резко обернулся, и длинные легкие пряди на миг взлетели, описывая полукруг, а потом плетьми упали на черную рубашку. – Что бы ты хотела увидеть?

– Не знаю, – осторожно подошла к нему ближе. – Но, наверное, что-нибудь красивое и… светлое. И не в плане цвета. Это помещение ослепительно, но все равно производит очень тягостное впечатление.

– Так и задумано, – улыбнулся Арвиль, потом прикрыл глаза и опустился на колени. – Будет тебе замечательное место. Ты любишь воду и солнце?

– Конечно, – кивнула в ответ.

– А я почти не помню, что значит ощущать ласку его лучей на коже, – едва слышно отозвался Спящий. – Подойди, пожалуйста.

Я послушно встала рядом с ним, и спустя секунду стены бесконечности начали стремительно темнеть, а потом и вовсе пошли волнами, и я слабовольно зажмурилась, потому что душу сковал подсознательный страх обвала этой иллюзорной породы, которая выглядела слишком материальной.

– Не бойся, – послышался чуть слышный шорох одежды за спиной, и мои плечи сжали жесткие руки. – Умение манипулировать собственным разумом – это самое начало. А бояться себя – последнее дело.

– Но это не я, – тихо ответила я, крепко сжимая пальцы. – Здесь твоя территория.

– Да, – раздался смешок над ухом. – Но это же мысль. А их бояться – никуда не ходить. Даже в фантазии. Потому открывай глаза. Преобразование – зрелище не менее интересное, чем его результат.

И я открыла. И замерла, потому что он оказался прав.

Пространство вокруг текло, менялось, сжималось, почти касаясь нас острыми гранями, которые уже через миг превращались в мягкие волны. И цвета! Создатель, я в жизни столько оттенков не видела! Казалось, камень никак не может определиться с формой, фактурой и гаммой. То в нем виделся крап гранита, то мрамор, то прозрачность янтаря, которая заставила меня вспомнить недавние фантазии на его тему. Янтарь, заключающий нас в сферу миг назад, стремительно светлел, расширялся, и вот высокие своды уже искрились золотом полупрозрачных, хрупких пластин слюды.

– Это переход, – тихо сказал Спящий. – Анли-Гиссар можно долго обходить по кругу, а можно сжимать пространство и задавать ему новые характеристики. В итоге ты оказываешься там, где нужно.

Я не ответила, все так же зачарованно наблюдая за метаморфозами.

Никогда не слышала о таких технологиях или приемах магии при строительстве. Сколько всего скрыто в этом чудном городе, в чьем сердце спят последние свободные хейлары?

– Мы знали очень много, – грустно ответил Арвиль. – Все то, чем уже не владеет крылатый народ и дивные.

– Фейри? – удивилась я, следя за тем, как зал постепенно останавливается на какой-то одной форме. Впрочем, «форма» – это сильно сказано.

– Да, – процедил Спящий. – Ты хотела правду… Пожалуйста.

Мы с ветром моих грез стояли на тонком, ажурном мостике, который был перекинут через узкое ущелье. Сверху лился яркий солнечный свет, который заставлял сталактиты и оплавленные столбы вулканической породы сверкать. Откуда-то сверху, с двух сторон, падал пронизанный солнцем хрустально-прозрачной поток, который то на миг скрывал великолепие стен в пенном покрове, то менял направление течения. Я подошла к краю и протянула руку, ловя падающие на ладонь радужные капли воды.

– Однажды, очень давно, – нараспев начал Арвиль, – у дивного народа случилась война. Вернее, целенаправленное уничтожение одного высокого рода другим. А так как месть была кровная, остальные фейри не вмешивались. Умирать никому не хочется. И когда у Светозарных осталась только одна дальняя роща, они поняли, что нужно что-то делать. Они не были воинами, они были учеными. – Лицо мужчины сейчас представляло собой почти каменную маску, но на последней фразе дрогнуло такой неистовой ненавистью, что у меня даже дыхание перехватило. – На нашу беду. Хотя, может, и на счастье, кто знает… Ведь именно им мы обязаны своим существованием.

Он замолчал, плотно сжав губы и невидящими глазами смотря в сверкающие потоки.

В воздухе царил шум воды, на лицо время от времени падали ледяные брызги, заставляя поражаться реальности иллюзии.

– Они вас… создали? – нерешительно предположила я, когда пауза слишком затянулась.

– Да, – скупо ответил он, отбрасывая назад отяжелевшие от влаги темные волосы. – Но не в одиночку. Вместе с драконами…

– Нашего мира?

– Верно, – зло рассмеялся Спящий. – Потому что именно эта раса Изначального так склонна к экспериментам. Что огненные, что ледяные.

– Никогда о таком не слышала… Да и вообще о том, что они работали вместе, – тихо призналась я.

– Это не афишировалось, – пожал плечами хейлар. – Неудачи никогда не афишируются.

– А разве вы были неудачей? – Я оглядела великолепную панораму вокруг.

– Ну как тебе сказать… – неопределенно махнул рукой рассказчик. – Смотря для чего. Дело в том, что создать-то нас создали, а вот использовать не случилось. Другие фейри все же вмешались, остановили войну, и нужда в оружии отпала.

– Сколько вас было?

– Мало, – улыбнулся собеседник. – Сто. Девять десятников, один сотник-командир. Остальные рядовые.

– Сотник – это ты? – Я рисовала узоры на перилах, покрытых бисером капель, и внимательно смотрела на него.

– Так точно, – иронично поклонился Арвиль, насмешливо сверкнув фиолетовым взором. – Самый сильный менталист. Потому и повелитель. В прямом смысле…

– И что было дальше? Они прекратили стычки, вы были не нужны, и?..

– Нас щедро подарили товарищам по эксперименту, – ухмыльнулся Спящий. – Драконам. Естественно, не просто так, а в комплекте с ошейниками подчинения. Это была вынужденная мера, так как мы изначально бракованные вышли. Уж не знаю, почему, но рабское поклонение фейри и крылатым в нас не развилось. А значит, мы были строптивыми. Слушаться не хотели. И вообще, безобразно себя вели! В связи с этим было принято решение об утилизации неудачного проекта.

– Как это?! – потрясенно спросила я. – Вы же живые! Разумные! Народ, полноценная раса! Это геноцид.

– Вот и некоторые тоже так решили, – кивнул он. – Но отпускать боялись. Мы ведь сильнее вас, Ирьяна. А что, если размножимся да мести возжелаем? Потому путем долгих споров они все же удлинили поводок. Позволили уйти из долин и построить Анли-Гиссар. Попытаться жить. И у нас бы все получилось…

Теперь понятно, почему они таким сделали свой город. С такой жизнью и правда станешь параноиком.

– Но что-то произошло?

– Они в очередной раз сцепились. Огненные и ледяные. Но не воевать же самим, когда есть такие удобные мы? Вот разделили, подчинили и попытались пустить авангардом. – Ар жутко рассмеялся. – Но представляешь, мы, такие нехорошие, взяли, развернулись и накинулись на создателей.

– Почему они вас не перебили? – логически размышляла я, пытаясь отрешиться от той безнадеги, что пробивалась сквозь ярость в голосе Арвиля. Даже спустя столько лет он не забыл и не простил. Хотя это для меня преданья старины глубокой, а для него почти вчерашний день.

– Не успели. Да и не было нужды. Я не смог долго сдерживать воздействие кристалла, и мы снова попали под власть своих хозяев. Но перед этим смогли хорошенько потрепать всесильных заносчивых ублюдков!

– Но и потом вас не убили.

– Да, – кивнул хейлар. – Все тот же гуманизм. Нас всего лишь усыпили. Всего лишь… На тысячелетия, без права проснуться. Без права жить.

– Не гуманизм, – грустно вздохнула я в ответ. – А вдруг пригодитесь? Не раскидываться же таким ценным ресурсом…

– Да, – чуть слышно согласился Ар. – И с тех пор Анли-Гиссар – это город-призрак, затерянный в горах, а мы страшное эхо, которое отголосками гуляет по ущельям.

– Так было до недавнего времени. Что случилось? Кто вас разбудил? И почему не всех?

– Не знаю… Но, судя по действиям остальных хейларов, ответ очевиден. Хотят уничтожить драконов. Мы ведь сильнее, чем вы.

– Разве? – Я вспомнила рассказы мужа и Олли. – Но ведь сейчас вас убивают драконы.

– А вот это совсем весело, – помрачнел Арвиль. – Потому как, Ири… Разбудили в лучшем случае девяносто одного. Я проверил. Остальные десятники спят. Только Шеридан свободен. Но такого количества очень мало, и уж тем более оно не перекликается с тем, сколько «тварей» носится по обеим долинам, в Подгорном королевстве дроу и в Изначальной империи.

– Тогда ничего не понимаю. Хотя… Арвиль, они же разные!

– Да, – улыбнулся Спящий. – Высшие и те, кого вы назвали низшими.

– Получается, высшие – это хейлары, – рассуждала я. – Потому что они и правда сильнее драконов, Олли говорил, что одолеть вас очень трудно.

– Если бы они не были полностью порабощены, то у него бы это вообще не получилось, – ухмыльнулся хозяин Анли-Гиссара. – А вот низшие… Существа крайне загадочные. Хотя бы потому, что они выглядят как мы в первой ипостаси, но вот ни разума, ни магии, ни возможности оборота не имеют. Звери… Которых контролируют мои ребята! Почему?! Кто заставил?!

Он до хруста камня сжал перила и часто задышал, пытаясь успокоиться.

– А почему разбудили только одного десятника?

– Видимо, не справлялись с рядовыми, – спустя несколько секунд уже спокойно ответил Тейнмир. – А вот на чем они поймали Шеридана – это загадка. Меня же не трогали по понятной причине.

Ага. Если встанет Арвиль, то он скинет чужой контроль со своих бойцов, и они снова развернутся против новых хозяев.

– Как все оказалось… сложно.

– Теперь ты все знаешь, – покосился на меня Спящий.

– Да, – грустно кивнула я, пытаясь вообразить страшную судьбу этого народа. – И я дойду до тебя. Чего бы это ни стоило.

– Спасибо, – просто и серьезно ответил он. – Я в тебе не сомневался. – Арвиль внезапно вскинулся, прикрыл глаза и тихо сказал: – Тебе пора. Кто-то пытается разбудить.

– Ты станешь меня учить? – спросила у тускнеющего мужчины, который растворялся вместе с невероятной панорамой ущелья Анли-Гиссара.

– Конечно, – на прощанье взмахнул хвостом Ар. – Куда я от тебя денусь?

Глава 6

Вопреки ожиданиям, я не проснулась. Просто Арвиль и его город померкли, оставив меня в полной темноте. Сижу. Или вишу? Без понятия. Опять какое-то подобие невесомости.

Поболтала ногами в воздухе, огляделась, но конечно же ничего не заметила.

Так-с… Если рассуждать логически, из разума Спящего мы вроде как вышли, верно? Стало быть, чисто теоретически – это мой? А что так темно? Или это намек, что светом тут и не пахнет?

Но как отсюда выйти в реальный мир?!

Попыталась позвать Арвиля, но ничего не получилось. Вообще его не ощущала. Одна, как и раньше.

Спустя еще минут десять поняла, что выбраться отсюда никак не получается. Как и зажечь элементарный огонек.

Ох, почему же я такая бестолковая?!

И главное, уже начинаю паниковать.

Муж бы только в восторг пришел, если бы обнаружил что-то новое… Все же насколько мы с ним разные.

Ринвейл. Вейл. Я уже скучаю. Хотя мы недавно расстались. Причем отвратительно расстались, надо признать. Накануне этого был скандал, в процессе которого мы очень много наговорили друг другу. А затем приехала моя матушка, которая быстро и доходчиво обрисовала, какое место я в данный момент занимаю в жизни своего рыжего ученого. И на каких задворках окажусь, если продолжу вести себя в том же ключе…

А потом меня очень красиво «добил» Арвиль Тейнмир.

Все же манипулятор он замечательный. Или дело в том, что мои мысли для него – открытая книга? Мечты, желания, стремления… Он так грамотно сыграл на том, чего я некогда хотела…

И в результате этого мое несчастное и малость побитое тело сейчас неизвестно где в Изначальной империи. Направляюсь же в загадочный Анли-Гиссар. Никому про это не рассказав, а соответственно, искать меня тоже некому. Захотелось Ирке приключений…

Получила!

Теперь главное, чтобы нас с Крионой мужики не догнали. Все… Ведь от Олли мы тоже сбежали. И, судя по его озверевшей роже, которую имели удовольствие наблюдать в последнюю встречу, месть ледяного будет очень изощренной.

Красота! Мало мне мужа…

Хотя с чего я взяла, что он рванул меня искать? У него же дела! У него один день промедления – и все! Проблемы мирового масштаба. С чего это такому занятому мужчине идти искать свою сбежавшую женушку, к которой он ничего не чувствует!

От обиды на супруга у меня к глазам подступили слезы, и я шмыгнула носом.

Ну, конечно, а чего я хотела? Чтобы все в жизни на блюдечке с голубой каемочкой?! Мне и так повезло гораздо больше, чем той же Крионе. Не на что жаловаться…

И у меня есть цель. Может, и глупая, но своя. Я сама выбрала этот путь и ступила на него. И в Летящий замок я вернусь тогда, когда сама этого захочу! Вот так!

– Ирка… – внезапно донесся какой-то смутный отголосок. Даже не звук, а эхо.

Я вскинулась, отбрасывая ненужные сейчас мысли и прислушиваясь. Может, Ар решил меня вытащить?

– Ири, милая, иди ко мне, – ласково продолжил голос, приобретая до боли знакомые интонации того мужчины, о котором я только что думала. Любимого мужчины.

– Ринвейл? – нерешительно позвала в ответ, быстро поднимаясь на ноги и краем сознания отмечая, что тут появился пол.

– Иди ко мне, – снова донеслось из темноты, которая постепенно начинала рассеиваться, являя вдалеке высокую мужскую фигуру. – Солнышко, подойди.

– Какой-то ты подозрительно ласковый, – честно ответила, делая несколько осторожных шагов навстречу мужу, к которому до сих пор не кинулась на шею только из-за того, что не была уверена, что это не какая-нибудь ловушка.

– А ты не останавливайся, – несколько зловеще прозвучало в ответ.

Как ни странно, как раз это и уверило меня в относительной реальности происходящего.

– Что ты вообще тут делаешь? – спросила, вглядываясь в непроницаемое лицо рыжеволосого, который стоял всего в десяти шагах от меня.

– Ты обо мне думала, – просто ответил муж, зло щуря яркие голубые глаза. – Да и не зря, я кое-что делал перед тем, как ты сбежала. Та совместная неделя перед балом была нужна не только для того, чтобы на зимнем уверились в том, что и так бы случилось.

– Что? – округлила глаза я. – Но что еще?! И что значит: «И так бы случилось»?!

Вейл выдохнул, гнев с породистого лица пропал, и он снова нежно проговорил:

– Подойди, зайка.

– Зачем? – наклонила голову.

– Хочу узнать, где ты, – честно ответил муженек. – Гоняться за тобой по всей Изначальной мне не улыбается. А еще хочу кое-что проверить…

– Знаешь, а пожалуй, воздержусь, – отступила я от цай Тирлина, окончательно растеряв желание падать к нему в объятия.

– Ирьяна. – Голос Вейла стал низким, и в нем появилась та самая возбуждающая хрипотца, которая всегда предшествовала тому, как он тащил меня в постель. И непослушное тело заводилось теперь только от интонаций. – Хорошая моя, я так скучал.

– Меня не оставляют сомнения в том, что ты сейчас всего лишь жаждешь обнять беглую жену после «долгой» разлуки, – ехидно ответила я, скрещивая руки на груди и давая пинка разбушевавшимся гормонам.

– Как ты плохо обо мне думаешь, – покачал головой голубоглазый супруг, делая мягкий шаг мне навстречу.

Я зеркально повторила его движение, отступая.

– А я смотрю у вас тут весело! – раздался радостный голос над головой, последовала сиреневая вспышка, и между нами что-то свалилось. Оно при ближайшем рассмотрении оказалось Арвилем. Спящий пригладил едва ли не дыбом стоящие волосы, подмигнул мне фиолетовым глазом и повернулся к цай Тирлину.

Только сейчас, глядя на этих мужчин вместе, я понимала, насколько Ар молод. А странная стрижка так вообще придавала ему едва ли не подростковый вид.

Я же смотрела на хвостатого интригана и понимала, что если его не пришибет мой муж, то я сделаю это сама!

Вот какого… он явился в таком виде?! Что мой драгоценный теперь подумает?!

– А это что еще за…. петух? – грубо спросил рыжий Спящего.

Судя по всему, сравнению с пернатым Арвиль обязан своей прическе.

– А я постоянный спутник твоей жены, – не более вежливо ответил Ар, так многозначительно ухмыляясь, что прибить его захотелось немедленно. – Рядом почти круглосуточно.

– Объяснишь? – взглянул на меня рыжий. – Заодно и то, куда ты Златогривого уже деть успела. Удивляешь, дорогая… – Потом муж очень неприятно усмехнулся и продолжил: – Неужели Олли настолько не удовлетворял в качестве круглосуточного спутника?

Двойственность слова «удовлетворял» даже сомнению не подвергалась!

– Знаешь… – задумчиво проговорила, стараясь потушить ярость от предположения мужа и не закатить глупый скандал, который все равно не принесет никакой практической пользы. – А ты меня сейчас обидел.

– А как ты меня обидела? – резко ответил Ринвейл. – Тем, что убежала, тем, что приняла помощь Оллисэйна, тем, что в твоих снах, как у себя дома, расхаживает какой-то тип, с которым у вас непонятные отношения!

– Ну почему же непонятные? – Арвиль откинул с глаз упавшую длинноватую прядь и развратно улыбнулся. – Сам знаешь, что ментальная связь так просто не формируется. Нужны кре-э-эпкие узы! Так что успокойся!

– Мне будет очень спокойно, если она будет сидеть в Летящем! – рыкнул муж, сверкнув глазами. – Подальше от таких, как ты!

– Замечательная политика, – пару раз хлопнул в ладоши Спящий. – Драгоценность не должна пылиться в замке-сундуке. Женщинам это, знаешь ли, вредит. Полукровка, готов открыть тебе важную истину, поблагодаришь при встрече, если она тебе потом с кем другим пригодится. Красивой девушке, как и камню, нужен хороший огранщик. Судя по всему, твоя квалификация оставляет желать лучшего! Или ты рассчитывал удержать ее своей флегматичностью?!

Арвиль громко, искренне и потому очень обидно расхохотался.

– Замолкни, – спокойно посоветовал Вейл, но, несмотря на внешнюю невозмутимость, в глазах его начали загораться синие искры гнева недавно проснувшегося дракона, которые выдавали его с головой.

– Вот! – обрадовался Ар. – Наглядная иллюстрация. Все, что ты можешь сказать тому, из-за кого у тебя сбежала жена, это «замолкни»?!

– Хватит так себя вести! – топнула ногой я. – Мне это не нравится. Бредовые обвинения, некрасивые угрозы!

– Ири, подойди, – приказал рыжий супруг.

Меня покоробило. Очень.

– Не надо так со мной разговаривать, – нахмурилась я и отступила на шаг. – Ты правда думаешь, что мне хочется к тебе, если я знаю, что меня ждет? А ждет меня практически плен в собственном замке и муж, который приходит удовлетворять только свои потребности! – От воспоминаний и обиды у меня начало щипать глаза, и я прикусила губу, чтобы привести себя в чувство. – Спасибо, я это уже проходила! Не понравилось!

– Ирьяна, мне сейчас надоест этот спор! – рыкнул Ринвейл, и не подумав даже посмотреть на меня.

– Ничему тебя жизнь не учит! – сокрушенно покачал головой Спящий. – А мне казалось, что идиотизм – это проявление глупости, и в умных головах не проживает. Ошибался!

– А идите-ка вы оба! – зло выкрикнула я, желая оказаться как можно дальше от этого абсурда. – Видеть вас не желаю!

Мужики удивленно повернулись, видимо успев забыть о такой немаловажной вещи, как причина конфликта. То есть обо мне!

– Ирка? – вскинул бровь Арвиль.

Ринвейл ничего сказать не успел.

Так отчаянно хотелось все это закончить, что в глазах потемнело и я вдруг стала ощущать свое тело, которое в данный момент кто-то активно тряс.

– Ирка! – окончательно вырвал меня из объятий «сна» встревоженный голос подруги.

– Что такое? – хрипловато пробормотала, садясь на постели и потирая глаза кулаками.

– Ты очень крепко спала, – ответила Кри, пересаживаясь с кровати на стул. – На шум трактира никакой реакции да и на мои попытки тебя разбудить – тоже.

– Очень устала, – безмятежно улыбнулась. – Бывает такое, что поделаешь. – И чтобы перевести все в шутку, не позволить подозрительности девушки укрепиться, я весело проговорила: – Меня в таком состоянии муж разбудить не мог, а, по словам благоверного, он старался…

Рыжая хихикнула и с любопытством спросила:

– Ири, а почему ты от него сбежала? Я видела вас на балу… Вы производили впечатление любящей и счастливой пары.

Я вспомнила эту любящую скотину и то, что он о чем-то намекал не так давно, и задавила гнев в зародыше.

– Давай потом? – попросила девушку. – Я сейчас… не хочу о нем говорить.

– Конечно, – согласилась Кри и пошла к своим вещам.

Я же спросила:

– Как мы, кстати, выбираться отсюда будем?

Кри внимательно на меня посмотрела, но тему благоразумно развивать не стала и переключилась на предложенный мною вопрос:

– Думаю, стоит снова купить лошадей.

– Да? – неуверенно посмотрела на нее, поднимаясь и вынимая из сумки мятую, но чистую рубашку. – Тут, на мой взгляд, есть пара сложностей. Тебе не кажется, что с нашими приключениями ехать так – это не лучший вариант?

– Иного не вижу, – пожала плечами рыжая. – Механическую повозку мы купить можем только в городе, но, надо признаться, я никогда не интересовалась этим чудом техники настолько, чтобы научиться водить. Ты, как я знаю, тоже. Верно?

Я поморщилась и кивнула, а Криона продолжила:

– Тем более эта техника разве что для города, большинство имперских дорог для нее не подходят.

– А воспользоваться телепортацией мы не можем?

– Нежелательно, – вздохнула волшебница.

– Тогда и покупаем коников. – Я быстро умылась и сейчас вытиралась жестким полотенцем. – Надеюсь, что в этот раз мы не поднимем благосостояние какой-нибудь деревни дармовыми лошадками. Кстати, нужно бы заехать в крупный город. У меня заканчиваются деньги, надо обменять драгоценности.

– Согласна, – поддержала идею драконица, подхватила сумку, прошла к двери и, опираясь на косяк, теперь ждала меня. – Мне тоже не помешает. Тогда ищем в деревеньке приличных лошадей, а потом поедем в город, – предложила девушка. – Но не в ближайший, а тот, что подальше. Все же есть вероятность, что телепорт могли отследить. Или маги, или драконы. Ни то ни другое меня не вдохновляет.

– Да уж… – поежилась я. – Что-то очень неладное творится.

К сожалению, пока говорить ей про то, что я знаю немного больше, было нежелательно. Впрочем, дурочкой рыжая никогда не была, потому пристально на меня взглянула и спросила:

– Ирка, а что произошло в той деревне?

– Не знаю, – пожала плечами, прямо глядя на подругу и стараясь не допустить во взгляд никаких эмоций, кроме недоумения. – Я очнулась, привязанная к столбу на берегу реки, затем прилетел монстр, но его спугнул Олли. Он меня освободил, и я полетела к тебе.

Какая же я стала… фальшивая. Ни слова о том, что с хейларом мы уже встречались. Не говоря уже о том, какой интересный внутренний голос теперь постоянно рядом со мной.

«Не фальшивая, – тихо сказал Спящий. – Просто осторожная. И это вполне оправданно. Так что, видимо, взрослеешь, девочка. И тебе это не нравится. Взрослеть – это всегда неприятно».

Отвечать я не стала, отчасти из-за того, что все еще была зла на него за то явление, а отчасти потому, что сказать сейчас было попросту нечего.

– Хорошо, – медленно кивнула Кри, принимая эту версию развития событий.

– Пойдем разговаривать с трактирщиком?

Мы спустились вниз, позавтракали и уже после подошли к дородному мужчине средних лет за стойкой. Он отвлекся от полусонной полировки и так чистого дерева и с интересом на нас взглянул, спросив, чем может помочь. Криона катала между пальцев мелкую серебряную монетку, что, видимо, играло немалую роль в благодушном настрое хозяина.

– Есть лошадки, как не быть, – улыбнулся он, оглаживая бороду и заправляя пальцы за подтяжки, туго сидящие на выпирающем пузике.

Я внутренне поморщилась. Драконы совсем иного типажа. Щетина, конечно, растет, но очень медленно, и до такой степени наши мужчины себя не запускали. Не говоря уже о полноте. Это вообще был бы нонсенс! Что огненные, что ледяные – подтянутые и худощавые. Оттого смотреть на этого упитанного человека мне было немного… странно.

Все же я отвыкла от людей за это время. Вернее настолько привыкла к практически совершенной внешности сородичей, что сейчас облик местных немного резал глаз. Но ничего, притерплюсь. Тем более люди тоже очень разные. Есть и красивые. Притом настолько, что даже среди крылатых они были бы очень привлекательными. Впрочем, драконы ценят не совершенство, а изъяны. Совершенство скучно. А вот изъян – это всегда изюминка. Такое вот извращенное у нас чувство прекрасного.

Пока я размышляла о том, что, по утверждениям писателей, должно бы спасать мир, Криона закончила говорить с трактирщиком и выпустила из пальцев серебрушку. Монетка проделала короткий путь по столешнице, и ее перехватили проворные пальцы хозяина.

Мы вышли из дома, и я прищурилась от ударивших в глаза лучей утреннего солнца и глубоко вдохнула свежий воздух, который не портили даже все прелести близкого жилья. Все же деревня – это деревня, такого смрада, как в некоторых городах, тут нет. Но я грешу на Изначальную империю. Хорошая страна, с интересным политическим укладом, образованным населением и развитой инфраструктурой.

– Лошадей можно купить у него, – начала рыжая. – Но хозяин сказал, что лошадки не особенно резвые.

– Причины?

– Возраст, – коротко пояснила Кри. – Не старые еще, но и не горячие трехлетки. По дороге посмотрю, что с ними, может, удастся подлечить немного.

– Выбора, как понимаю, у нас нет?

– Верно, – вздохнула Кри. – Бегать по деревне не хочется. Да и еще, скоро весна, а стало быть, пора вспахивать поля и сеять. А потом лето и сенокосы. Так что лошадей в это время не продают.

– Но нам же скаковые нужны, – озадачилась я. – При чем тут те, что для сельхознужд?

– Ирка, это же деревня, – фыркнула девушка, обходя таверну и направляясь к конюшне. – Тут используется совершенно все. Тем более ты что, и правда рассчитываешь обнаружить тут чистопородных рысаков?

– Не сообразила, – смущенно призналась я, внутренне досадуя на отсутствие опыта.

– Все будет, – поняла, куда ушли мои мысли, подруга. – Просто ты, даже путешествуя по Изначальной, всегда была под крылышком у отца.

Тем временем из задней двери показался трактирщик, и следующие десять минут были посвящены осмотру лошадок и покупке.

Перед дорогой затарились едой, запасной одеждой взамен частично утерянной и выехали из деревни.

Погода на этот раз не баловала нас солнцем, и мы с рыжей с тревогой смотрели на небо, опасаясь, что дождь все же будет.

– Вынуждена признать свою рассеянность, – грустно сказала Криона, растирая в пальцах упавшую с неба каплю. – О дождевиках я как-то не подумала.

– Ну мы же драконы, – неуверенно ответила я, глядя на свинцовое небо и прислушиваясь к отголоскам грома.

– Если переохладимся, то заболеем как миленькие, сама же знаешь, – вздохнула Кри. – Не на неделю или больше, конечно, как люди, но один день как минимум будем практически никакие. У быстрой регенерации есть своя цена…

– Тогда давай надеяться и верить, – с наигранным оптимизмом предложила я, натягивая капюшон на голову, – что гроза обойдет нас стороной.

– А давай, – легко согласилась подруга, даря мне светлую улыбку. – Хуже не будет.

Хуже и правда не стало. Небо по-прежнему хмурилось, но водой не проливалось. Только изредка моросило, но ливня так и не случилось.

«Привет, солнце мое огненное, – весело проговорил явившийся Спящий. – Готова ли ты к новым свершениям и тайным знаниям, которыми я согласен тебя одарить? Очищены ли полочки разума для новых данных?»

«И я рада тебя слышать, сокровище моего мозга, – едко ответствовала я, сжимая поводья. – Я ко всему готова».

«А что такая злобненькая? – удивился Арвиль. – Я тут, понимаешь ли, все для нее, а она!»

«Паясничать хватит, – сухо попросила я, ерзая в седле, пытаясь устроиться поудобнее. Что, в общем, с успехом получилось, так как оно было не новое. – Ты что там с Вейлом устроил?!»

«А что нужно было делать? – флегматично спросил мужчина. – Тем более такая линия поведения была выбрана, исходя из ситуации. Я посчитал это правильным».

«И что же тебя привело к выбору именно этой модели?! Какого ледяного ты дал понять, что у нас с тобой личные отношения?!»

«А они у нас какие-то другие? – удивился Спящий. – Ирка, по-моему, именно личные. И я бы сказал, довольно близкие».

«Драгоценный, ответь, почему у нас с тобой такие разные понятия личного? – спокойно поинтересовалась я у хвостатого поганца, который опять пытался водить меня за нос. – Ар, я что, не заслужила откровенности хоть в этом?»

«Какая же ты доставучая, – с тоской в голосе начал Спящий. – Ладно. Твоего благоверного нужно было вывести из равновесия и немного отвлечь, чтобы ты смогла уйти».

«И поэтому ты так себя вел?!»

«Он ревнивый сейчас до жути. – Перед глазами снова мелькнуло видение, в котором я увидела зал бесконечности и бродящего по нему Спящего. Арвиль был задумчив и серьезен, весь налет юности, что я видела не так давно, испарился в никуда. – Потому я и намекнул. Вдобавок ты и так сбежала с тем, у кого на тебя вполне определенные планы. Так что я сказал правду. И он это почувствовал».

«А почему ты там выглядел…» – Я замялась.

«Ну это опять подсознательное воздействие, – пожал плечами Спящий, останавливаясь у идеально белой стены и легко касаясь ее пальцами. Камень засветился, и спустя несколько секунд на ладонь хейлара приземлилась серебряная бабочка. – Ринвейл старше тебя. И опасается, что если рядом будет парень твоего возраста, то ты точно уйдешь. Сам себе в этом никогда не признается, но я-то понимаю. Элементарная психология».

«Арвиль, не вмешивайся больше, – серьезно попросила я. – Мне надо с ним разговаривать. А ты все портишь».

«Без проблем, – пожал плечами он. – Но нужно повесить на тебя защиту, чтобы не нашел. Я именно потому и вмешался. Ведь сейчас ее нет».

«Психология и прочее… Откуда ты столько знаешь? – недоуменно спросила я, пытаясь удержаться сразу в двух реальностях. – Ты ведь был воином…»

«Ири, – снисходительно улыбнулся Ар, отпустил бабочку, снова коснулся стены и закрыл глаза. – Да, мы были тем самым пушечным мясом. Расходный материал… И ты не представляешь, чего мне стоило удержать от сумасшествия сотню подростков, которые вынуждены были учиться убивать. Перебарывать себя… Ведь фейри просчитались еще в одном. Их кровь внушила нам отвращение к кровопролитию. Потому нас ломали».

«Подростки?!»

«Видимо, посчитали, что в еще не до конца сформировавшуюся личность проще всего заложить нужные качества и почти сразу получить бойцов», – нейтрально ответил Ар.

«Ты ведь сам был не старше остальных…»

«Да, – горько усмехнулся Спящий, и на белоснежной стене стали проступать кроваво-красные узоры. Они разрастались, сначала просто оплетая распятую на камне ладонь, потом ручейками бежали дальше. Все быстрее и быстрее и вот уже весь зал оказался окутан невесомым узором. Красиво. Но страшно. – Ири, у меня был долг. Я оказался сотником. А значит, я в ответе».

«Как вам потом удалось приспособиться к мирной жизни? Ведь вас учили только бою».

«А мы хотели, Ирьяна. – Спящий, не открывая глаз, повернулся и теперь опирался о стену спиной, откинув голову. – Мы очень хотели. И мы учились. Многому. Мы построили этот город. Знала бы ты, сколько в него вложено. Любви, боли, ошибок, страха. Но за нас опять решили».

«Ты стал очень хорошим архитектором, – грустно вздохнула, осматривая изменившуюся бесконечность. – Это ведь тоже твой зал?»

«Верно, – согласился Ар, встряхнулся, посмотрел «на меня» и сказал: – Ири, давай перенесем занятия на пару часов».

«Конечно».

«На этот раз уходи сама. – Бледные губы Арвиля дрогнули в слабой улыбке. – Закрепим материал, так сказать. Как именно – решать тебе».

Я пожала плечами и согласилась.

Надо просто сосредоточиться на своем теле и реальности. Постепенно удаляться от города и его господина. Чтобы зал тускнел, Арвиль сливался с окружающим фоном, а пение птиц, цокот копыт по утоптанной дороге и едва слышные раскаты грома становились все ближе.

Все получилось. Анли-Гиссар окончательно исчез из внутреннего взора.

Криона молчала все это время и даже, кажется, не заметила моего «отсутствия». Или решила, что я задремала.

Арвиль… Один из архитекторов Анли-Гиссара. Я видела только несколько его работ, но все они… странные. И кажется, оборонительного значения. Зал безумия, бесконечность, Путь Воды, искристый. И он постоянно ходит именно по ним.

Неужели там нет нормальных помещений?

Творения часто характеризуют создателя. Мне страшно представить, что из себя на самом деле представляет Спящий. И вообще хейлары. Искалеченный народ. Сломанный. И не один раз.

Арвиль так и не появился.

Глава 7

К вечеру мы подъехали к городу. Как только на горизонте показались стены, Криона придержала лошадей и проговорила:

– Ирка, я думаю, что коней стоит оставить в таверне вне города.

– Почему? – недоуменно спросила я.

– Потому что выбираться отсюда самим – это одно, а вот с копытными на буксире – совершенно другое, – пояснила рыжая.

– Ты права, – вздохнула я, пошевелилась и поморщилась от боли в пояснице. – Судя по всему, драконов ловят по Изначальной империи. Там, на лесной дороге, однозначно не была одноразовая акция.

– Я, конечно, попытаюсь нас замаскировать, но как маг я неопытна и стихия Грез – это не мое призвание, – поморщилась Криона, одной рукой убирая обратно под заколку выбившуюся прядь волос, которая огненной лентой трепетала на ветру.

– Ты справишься, – поддержала драконицу я.

– Тогда давай объедем городок и оставим коней с той стороны, – предложила Кри и, не дожидаясь ответа, тронула лошадь каблуками.

Конюшня там и правда была, потому мы оплатили на всякий случай двое суток постоя и направились к воротам. Стражу миновали без каких-либо проблем. Впрочем, мне кажется, это из-за того, что к магу, который был проверяющим и цепко осматривал всех, кто проходил, прибежала девушка. По тому, как засветился парень от поцелуя в щеку, я поняла, что любовь этих людей стороной не обошла. Маг напоказ сурово выговорил девчонке за несвоевременный визит и попросил немного подождать. Но стал гораздо более рассеянным.

– Банки уже закрыты, – вздохнула Криона, целенаправленно двигаясь вверх по улице. – Можно зайти в ювелирный.

– Банк – это государственное учреждение, – покачала я головой. – И там могут заинтересоваться, откуда у двух простых девушек такие дорогие украшения.

– Верно, – почесала нос рыжая. – Частники в этом плане менее глазастые.

– Тогда зайдем вот в тот магазин, – предложила я, указывая на простую черную с золотом вывеску. – Судя по всему, это лавка дроу, что нам на руку.

Мои догадки оказались верны. Лавка и правда принадлежала темному эльфу, который любезно нас встретил и учтиво спросил, чем может быть полезен. Оставив Криону договариваться, но не забывая краем уха прислушиваться к беседе, я решила осмотреть лавку. И оказалась немного разочарована. Нет, отнюдь не качеством товара – насколько я могла судить, оно было великолепным. Дроу обычно старались все делать с изюминкой, в том числе оформлять помещения, в которых проводили много времени. К нему они тоже подходили со всей фантазией. А тут… обычно. Более того, складывалось впечатление, что убрано немало безделушек, которые как раз и придавали индивидуальность.

Два варианта. Или эльф нетипичный, или он… в ожидании перемен. И, стало быть, все, что дорого, уже давно собрано. И это отнюдь не драгоценности. Дроу относятся к материальным ценностям довольно легко. Деньги к ним приходят быстро, но и уходят не менее стремительно.

Пока я размышляла, подруга договорилась с продавцом и жестом подозвала меня. Я вытащила заранее приготовленный браслет из голубого жемчуга, оплетенного тончайшей серебряной паутинкой, и осторожно положила вещицу на поднос, протянутый эльфом. Спустя миг к жемчугу добавилась изумрудная подвеска на платиновой цепочке, отданная Кри. Дроу и бровью не повел, только попросил немного подождать, и ушел в подсобное помещение. Ждали мы совершенно спокойно. Темные не тот народ, за которым в этом плане нужно следить. Кстати, человеческие ювелиры таким доверием похвастаться не могут.

Спустя несколько минут владелец лавки вернулся и без слов передал нам два листочка с указанием суммы, которую он готов был отдать за украшения. Торговаться с этой расой было не принято, тем более я сочла, что он не пожадничал, а потому согласно кивнула. Криона тоже не стала артачиться. Мужчина улыбнулся и опять скрылся в подсобке.

Обычай не озвучивать крупные суммы взялся не просто так. Откровенно говоря, в свое время налоговая инспекция установила во многих лавках одно интересное заклинание, которое реагировало на цифры. Как итог, об истинном доходе теперь налоговики знали. А это не устраивало ни продавцов, ни некоторых покупателей. Сначала такие вот листочки были просто хитростью, но со временем это стало своеобразным ритуалом.

Спустя пять минут мы получили деньги, попрощались с хозяином лавки и вышли на улицу. Уже темнело, и я зевнула, как никогда ощущая, что очень устала за этот бесконечно долгий день.

– Мы не успеваем за стену, – проговорила подруга, задумчиво глядя на темное небо.

– Но, может, оно и к лучшему? Мне показалось, что достойные условия там только для лошадей.

– Справедливо подмечено, – тихо рассмеялась рыженькая.

– Тогда давай сегодня переночуем в городе. А то мы с тобой как загнанные звери…

– Ладно, – вздохнула огненная. – Тем более один день ничего не решает.

«Вам действительно не помешает немного перевести дух, – присоединился к доводам «за» Арвиль. – А то совсем нервные».

«Да, ты прав. Ар… все хорошо?»

«Ири, извини, мне нужно было подумать, – виновато вздохнул Спящий. – Да еще и дела есть, так что сегодня я вне зоны доступа, наверное».

«Ничего страшного».

На этом беседа была закончена, и хозяин Анли-Гиссара опять исчез из моего разума. Интересно, что у него случилось?

Долго бродить мы не стали, зашли в первый же приличный трактир. К сожалению, он оказался забит, и был свободен только один дорогой номер для молодоженов. Мы с Кри так устали, что идти куда-то еще и искать, что поскромнее, не было никакого желания, а потому сняли то, что есть, рассудив, что и на одной кровати прекрасно выспимся.

Пока шли через зал и поднимались наверх, удивлялись большому количеству разномастной публики. Это было очень нетипично. Любопытство взяло верх, я отловила пробегавшую мимо служанку и выяснила, что сегодня вечером тут выступает самый настоящий бард-фейри.

Да… Теперь все ясно. Дивный – это дивный. Я и сама не откажусь послушать. Судя по загоревшимся глазам Крионы, мое желание она разделяла. Так что мы выяснили время выступления и пошли к себе. Купаться, есть и отдыхать. До концерта оставалось еще несколько часов.

Номер оказался роскошный. Правда, состоящий из одной спальни и ванной… Но ничего!

Мы с Кри первым делом пошли в душ, а к тому времени, как помылись, как раз принесли ужин, который нас тоже не разочаровал.

Так как до выступления фейри еще было немало времени, мы дружно завалились спать.

Сон не был обычным… Но и Арвиля я в нем не увидела.

Сначала была знакомая тьма, в которой я висела, после под ногами появилась опора, я присела, касаясь ее, и поняла, что больше всего она напоминает ковер. Тьма же продолжала наполняться красками, объемом, звуками. Из ничего проявлялась очень знакомая комната. Наша комната. Наша спальня.

По стенам и мебели плясали отблески пламени камина, слышалось тиканье часов и потрескивание дров, ветер шумел за окном.

Но мне было не до этого. Потому что на шкуре возле каминной решетки лежал полуобнаженный рыжий мужчина и спокойно смотрел на огонь, не поворачиваясь ко мне.

– Здравствуй, Ири.

– Здравствуй, – эхом откликнулась я, настороженно глядя на дракона, который по-прежнему смотрел на меня. – А что… мы тут делаем?

– Я звал – ты пришла, – скупо ответил Ринвейл.

– А почему мы… дома?

– Задал такие параметры. – Муж сел, откинул за спину косу и взглянул на меня спокойными голубыми глазами.

– Ты же не менталист. – Я не двинулась с места, настороженно наблюдая за рыжим.

– Да, – кивнул он, текуче поднимаясь со шкуры. – Но я ученый. И у меня была задача, которую я очень хотел решить.

О-о-ой! Мама родимая.

Под пристальным взглядом мужчины у меня мигом похолодело в животе, и я сразу вспомнила, что сбежать отсюда самой не получится. Хотя…

В прошлый раз же смогла.

Я закрыла глаза, пытаясь ощутить свое тело и снова вынырнуть в реальность.

Но не успела. Меня отвлекли мои иллюзии. Слишком реальный сон.

Мужские руки, крепко прижавшие к горячей обнаженной груди, и хриплый голос, выдохнувший в висок:

– Не уходи.

– Но… – Ни на что более конструктивное меня не хватило, потому что… он был рядом. Так близко, что мои губы касались теплой кожи ключиц, я ощущала запах мяты и лимона, который, как всегда, вызывал желание вдохнуть его еще глубже, прижаться еще крепче. Совсем неправильные желания вызывал, проще говоря!

– Я очень по тебе скучаю, – тихо сказал он.

Сказал и обезоружил. Испарилось намерение твердо высвободиться из рук, решительно рассказать, что я не собираюсь пока к нему возвращаться и что именно меня не устраивало в наших отношениях. В его отношении ко мне!

Но… одна фраза. И все. Хочется только обнять в ответ, потереться щекой о горячее плечо, поцеловать в шею и шепнуть, что я тоже безумно по нему скучаю.

– Ну зачем ты убежала? – Он скользнул губами по ключице, нежно поцеловал в лоб, попутно заправляя за ухо прядку волос.

Ах, зачем?

Глупый мужчина.

Ведь я сразу вспомнила, почему именно убежала!

Гр-р-р!

– А ну отпусти меня, – решительно потребовала я, упираясь в него ладонями и стараясь не думать о бархатистой коже под пальцами.

– Нет, – тихо фыркнул муж, еще крепче сжимая руки. – Ты опять испаришься – и все. А я даже ничего не сказал.

– Говори, – милостиво разрешила, но попыток высвободиться не оставила.

– Я так сразу не могу, – признался супруг. – И не знаю, что делать.

– Вот делать как раз ничего и не надо! – на всякий случай предупредила я, понимая, что если он еще и касаться меня начнет, то я сдамся, даже не начав сопротивляться.

Он меня не послушался. Подхватил на руки и куда-то понес. Про себя решила, что если к постели, то всю шевелюру повыдергиваю! И не замедлила это озвучить!

– Ирка! – Мы дошли до камина. И все так же, со мной на руках, Ринвейл сел. – Хватит так плохо обо мне думать. Я прекрасно понимаю, что не все семейные проблемы решаются посредством интима.

– Особенно если они с него и начинались, – ехидно ответила я, стараясь не ерзать на коленях. Все же кое-что я за время брака уяснила!

– Как это – с него? – вскинул медную бровь дракон, улыбнулся, подался вперед и нежно шепнул на ухо: – Мне казалось, что как раз там у нас все было в порядке, не так ли?

Вниз по спине скользнула горячая ладонь, и я мигом выгнулась, чтобы избежать опасной сейчас ласки, но в итоге только прижалась к рыжему грудью. Судя по потемневшим глазам немного отстранившегося мужа, он явно истолковал это неправильно.

– Ири, – выдохнул Вейл, склоняясь к моим губам. – Маленькая, я…

– Даже не думай! – Я змеей выползла из кольца немного ослабевших рук, но далеко сбежать мне не дали, ухватив за лодыжку.

– Я хочу с тобой поговорить, – снова начал цай Тирлин.

Дернула ногу. Не отпустил.

Возмущенно посмотрела на мужа. Не проникся.

– Говори, – вновь разрешила я, приняла максимально достойную в этой ситуации позу и напустила на себя неприступный вид.

– Мне надо собраться с мыслями, – продолжил рыжий прохвост, начиная осторожно поглаживать ножку.

– У тебя было на это время, – немного подумала я и перешла к угрозам. – Сейчас проснусь.

– Уже нет, – довольно сощурился он.

– В смысле? – опешила я.

– Я тебя держу, – опустил глаза на наглядную демонстрацию беспредела супружник, теперь ухватив несчастную лодыжку уже двумя руками. – Так что могу смело думать.

– Гад. – Без каких-либо причин глаза опять защипало. – Ведь знала, что все это не просто так! «Я скучал», «зачем ты ушла», – передразнила благоверного, который ошарашенно наблюдал за начинающейся истерикой, явно не зная, что с этим делать. А я продолжала: – Все подчинено цели! Поздравляю, милый, ты в очередной раз меня обыграл! – Я все же всхлипнула. – Опять на какой-то миг тебе поверила!

– Да что я сделал-то?! – начал злиться рыжий. – Я всего лишь хотел нормально с тобой пообщаться, не боясь, что ты распсихуешься, как сейчас, и сбежишь!

– А я спокойна, – вытерла слезинку, прочертившую влажный след по коже, и вздернула подбородок. – И поторопись, пожалуйста, мне пора.

– К нему?! – зло рыкнул Вейл, резко подаваясь вперед.

И тут… Мне захотелось сделать ему больно.

Да, это глупо, ребячество и так неправильно. Но захотелось. Подсознательное желание мышки, чтобы коту все же аукнулись ее слезки!

– Он для меня очень важен!

И ни словом не соврала!

– Ирьяна, если я доберусь до тебя и почувствую хоть отголоски чужого запаха, то я его убью!

– И меня за компанию?! – язвительно поинтересовалась я, стараясь потушить злость. – Как настоящий ревнивый собственник и неверную жену тоже должен.

– Дура ты, – спокойно констатировал Ринвейл. – Я тебя люблю.

От такого поворота событий я нервно икнула и изумленно уставилась на него.

Сказать мне ничего не дали, он молниеносно оказался рядом и коротко поцеловал. Я отшатнулась, охнула от неожиданности и того, что не удержала равновесия и упала на спину. Муж, разумеется, немедленно этим воспользовался.

Не успела я опомниться, как по шее скользнули горячие губы, а под рубашкой оказались ловкие пальцы, которые, не теряя времени, прошлись по вздрогнувшему от прикосновения животу вверх, миг помедлили и скользнули на поясницу. Он заставил меня перевернуться на бок, обнимая, прижимая все ближе.

Но не успела смутиться или покраснеть, как он склонился и снова поймал мои губы. Жадно целуя, скользя ладонью по нежной коже, заставляя вздрагивать от каждого прикосновения его тела.

– Вредная девочка, – хмыкнул супруг, когда наконец оставил мои губы, но не успела я возмутиться его поведением, как он прикусил мне мочку уха и с хриплым смешком продолжил: – Ты заставляешь за собой по всей стране гоняться. И я из-за тебя впервые поставил личные интересы выше государственных.

Невзирая на ровную речь и то, о чем он говорил, руки мужа продолжали путешествовать по моему телу. Не спеша. Как будто заново изучая… Задерживаясь на чувствительных местах, словно проверяя, не почудилась ли ему такая отзывчивость.

У меня же темнело в глазах от желания, и я, как ни пыталась сдержать короткий стон, все же подтвердила, что да… ему совсем не почудилось.

Кто же знал, что замужество так меняет женщину?! Если сначала я относилась к ласкам почти спокойно и было только приятно, то теперь приходилось прилагать огромные усилия, чтобы следить за тем, что он говорит, не растворяться в той жаркой волне, которую приносили его руки.

– Знаешь… – Незаметно пуговички рубашки оказались наполовину расстегнуты, и горячие губы мужчины начали медленно ласкать нежную кожу. Все ниже и ниже… Обжигая каждым прикосновением, заставляя тихо всхлипывать и судорожно цепляться за его плечи. – Меня никто так не сводил с ума одним видом. – Застежка нижнего белья быстро проиграла ловким пальцам, и обнаженную грудь обдало легким теплом, а потом он невесомо провел по телу от ключиц до живота, что заставило меня закусить губу и неосознанно выгнуться в попытке продлить ласку.

– Не надо, – уже почти задыхаясь, сказала я, но даже не попыталась не то что высвободиться, а приоткрыть крепко зажмуренные глаза.

Ринвейл же, казалось, не услышал. Грудь согрелась его дыханием, я подавилась слабым подобием протеста и запустила пальцы в густые медные волосы, пытаясь прижать мужа ближе.

– Никогда не думал, что смотреть на охваченную страстью женщину так приятно. – Супруг переместился выше, скользнув по моему телу своим, что вызвало сладкую судорогу внизу живота. – Но… ты всегда закрываешь глаза, – хрипло продолжал вгонять меня в краску цай Тирлин, спускаясь ладонью все ниже, обхватывая ягодицы. – Даже когда меня ласкаешь…

– Хватит, – прерывисто выдохнула я, вопреки словам обнимая его, не пытаясь сбросить смелые руки.

– Ну почему же, – мурлыкнул он и медленно лизнул шею, оставляя влажный след. – Мы пр-р-родолжим.

В подтверждение этого перестал выписывать узоры под коленом, стремительно переместил ладонь выше, нырнув под край штанишек, не торопясь поглаживая, вынуждая согнуть ногу, и теперь медленно, но неуклонно приближаясь к сокровенному.

Еще миг – и я прикусила губу, коротко простонала и распахнула невидящие глаза.

– Вот так, умница… – раздался мягкий смех. Вейл не прекращал нежных поглаживаний, от которых я металась по ковру, прерывисто дыша. Когда он наконец прикоснулся к чувствительной точке, то я выгнулась дугой от неожиданно острого удовольствия.

– Ири, посмотри на меня, – вновь попросил муж и неожиданно сжал чувствительную плоть, от чего я длинно простонала и закрыла глаза. – Ну милая, так дело не пойдет, – усмехнулся муж и убрал руки из-под белья.

Я разочарованно вздохнула.

– Ирьяна, Ирка, Ирочка, – с тихим смехом, который дрожью отозвался во всем теле, сказал рыжий. – Ты маленькая эгоистка. Ну как так можно? Сама получаешь удовольствие, а на меня даже взглянуть не желаешь!

– Я не могу, – отчаянно зажмурив глаза, выдохнула, и правда, не в силах сейчас посмотреть на него. Так он меня ласкал только однажды, и после этого я еще несколько дней краснела и не давалась в руки. Потому сейчас это было выше моих сил!

– Ты сначала всегда не можешь, – со смешком вспомнил муж. – Зато потом как зачарованная.

Я сразу же вспомнила его волшебные глаза, в которых в моменты страсти плескалось завораживающее пламя.

– Прекрати, – попыталась прийти в себя. Небольшая передышка вроде бы позволила начать снова соображать.

И так как прикосновения Вейла сейчас сводились только к поглаживаниям поясницы, да еще и через рубашку, то я посчитала возможным открыть глаза.

Он потянул меня на себя, помогая сесть, но все равно держал руки, не позволяя прикрыться, потому я старалась не думать, что грудь обнажена.

– Отпусти меня немедленно, – дернулась и прямо взглянула на этого развратника.

Муж тяжело дышал и в отличие от меня про то, что я полуголая, забывать даже не думал.

– Ни за что, – покачал головой, поднимая на меня яркий взгляд, в котором искрами переливалось пламя. – Я же сказал, что соскучился. Неужели думаешь, что сейчас, когда я дорвался до желаемого, ты сможешь куда-либо уйти?!

– Ах ты сволочь озабоченная, – злобно прищурилась я. – Опять мысли только об одном?!

– Нет. – Он наклонился, целуя мою шею, оттягивая волосы назад, вынуждая предоставить ему простор для действий. – Мысли о том, что сон поистине чудесный! Полный эффект присутствия.

В подтверждение горячие руки обхватили попу, приподнимая, прижимая к себе и… пытаясь стащить шортики.

– Ты что делаешь?!

– Ну я же говорю, что все очень реалистично, – лихорадочно облизнул губы супруг, а потом завладел моими в страстном поцелуе, который едва не испепелил всю решимость отказать. В чувство привела пятерня на уже обнаженной ягодице и стон: – Я хочу тебя. Сейчас.

– Гад, – ударила его по плечу, пытаясь вывернуться из крепких рук, но пальцы мужа опять добрались до волшебной точки и я замерла, часто дыша. – Остановись. – Это уже было почти жалобным стоном.

– Скажи мне, где ты, – мурлыкнул бессовестный рыжий, плавно переходя к проникновению. – Тогда я подумаю… И перенесу это до личной встречи.

– Нет, – почти прошептала, бессильно выгибаясь на ковре.

– Ну что же. – Казалось, что муж не особо расстроился, потом опять вернулся к поцелуям, которые заставляли забыть все, что я хотела сделать. – Тогда я не буду останавливаться.

– Ты ничего не понял, – тихо всхлипнула я. – Нельзя так!

Ринвейл отстранился, прекратив сводить с ума, и недоуменно взглянул на меня.

– Но в чем дело? – растерянно спросил он.

– Это одна из причин!

– И я правда не понима… – договорить он не успел. Исчез. Просто испарился, как будто никогда и не было.

Я села, стягивая рубашку на груди, непонимающе оглядываясь.

Да что же это такое?!

Задерживаться тут смысла не было, и я сосредоточилась на своем теле. Спустя пару минут удалось вернуться в реальность.

Спать дальше не хотелось, потому я встала и пошла в ванную, чтобы хоть как-то привести себя в порядок.

Тишина властвовала над землей, звезды подмигивали с небосклона. Изредка одна из них срывалась в свой последний полет, чтобы, вспыхнув в конце, навсегда погаснуть. В чаще слышалось редкое пение птиц и стрекот цикад, а чуткий драконий слух мог бы уловить где-то вдалеке шум воды.

Но улавливать было некому. Трое мужчин, вымотавшиеся за дневной переход, крепко спали рядком.

Посередине лежал рыжий дракон, чей сон явно был очень беспокойным. Он метался, откинув плащ и шерстяное одеяло, но, судя по выражению лица, эти сновидения никак нельзя было назвать кошмарными.

Наконец рыжий затих, потом повернулся на бок и с шепотом: «Ирка. Ирочка», – попытался облапить спавшего рядом дворецкого.

В себя Фрик пришел не сразу и еще пару секунд осознавал ситуацию. Потом ледяной досадливо скривился и дернул локтем назад, впечатывая его в живот разошедшемуся Вейлу, и с шипением: «Убери от меня руки, извращенец!» – отодвинулся в сторону.

Ученый судорожно сел, непонимающе оглядываясь и потирая пострадавший пресс… Потом понял, что его разбудило и, судя по лицу, захотел удушить слугу.

– Ты потерпеть не мог?!

– Я на такое не подписывался! – возмутился в ответ ледяной.

– Чего вы орете, – раздался недовольный голос Дориана.

Ему обрисовали. В красках.

Невозмутимый наследник, гордость и опора Холодного Престола, недолго изображал бесстрастность. Через неполные десять секунд он уже громко смеялся и никак не мог успокоиться: любой взгляд на злющих друзей вызывал новую вспышку хохота.

А над лесом все так же ехидно подмигивали звезды.

Глава 8

В ванной я пришла в себя морально и физически, потому обратно вышла уже бодрой и даже в неплохом расположении духа.

Криона как раз пила чай с печеньем, увидела меня и жестом предложила присоединиться.

Чай был вкусным, сладкое – свежим, обстановка – располагающей к беседе, потому мы незаметно разговорились.

– Ты любишь мужа? – неожиданно спросила подруга, серьезно глядя на меня.

– Люблю, – грустно призналась я, откинувшись на спинку стула и наблюдая, как подруга потянулась к белому заварочному чайнику. – Он же… Наверное, тоже дорожит мной, но очень уж по-своему. У Вейла есть четкое мнение насчет места женщины в его жизни, и оно даже не в первой тройке интересов, к сожалению.

– А что сначала? – полюбопытствовала Кри, подвигая вторую кружку и наполняя ее ароматным напитком.

– Свое «я», – ответила не сразу, но взвешенно. – Конечно, это неудивительно, ведь все мы эгоисты. Но я у него иду после лабораторных увлечений и работы. Да, он заботится обо мне, но только в собственном понимании. Более того, не утруждает себя размышлениями на тему «А может, ей что-то другое нужно?».

– Связывает крылья, – вздохнула рыжая. – Как знакомо…

– Расскажешь? – осторожно спросила подругу, аккуратно взяла протянутую чашку и отпила. – Ты никогда не таила обид. И я ни разу не видела с твоей стороны такой злобы по отношению к кому-то… Что он сделал?

Она помрачнела и нервно потеребила прядь волос.

– Унижал, – скупо ответила наконец. – Своим поведением, отношением, равнодушием. Спокойно наблюдал, как меня пытались опустить его зимние лорды, хамили в лицо слуги, и только улыбался. После того как я на тренировке завалила одного из его гвардейцев, запретил заниматься. На день рождения прислал коробку с пяльцами, вышиванием и пожеланием хоть в этом соответствовать женскому образу. Про постель я вообще молчу.

– Надеюсь, что он обошел тебя вниманием в этой сфере.

– Скорее наоборот. – Рыженькая сильно прикусила губу, опустила глаза, и случилось невероятное! Она покраснела! Затем мотнула головой, вскинулась и гневно продолжила: – А я вообще не хотела с ним спать! Но разве от наследника скроешься в его замке?

– Вот сволочь! – выдохнула я, гневно сжимая кулаки, вообразив худшее. – Он еще и там скотина и о тебе не думает! Как ты, наверное, радовалась, когда у него новые фаворитки появлялись, – смирив гнев, более спокойно продолжала я.

– Ну как тебе сказать, – неуверенно протянула она, чем несказанно меня удивила. – Он там нормально себя вел. Ну почти. За исключением того, что после уходил, даже не сказав ничего, и места выбирал… разные. И особо не спрашивал. Правда, протестовала я не сказать чтобы очень долго, – опять потупилась огненная.

– В любом случае во всем остальном он полный мерзавец! – решительно заявила я.

– Я не хочу с ним встречаться. Уж лучше крылья над пиками сложу.

– Ты что?! – перепугалась я. – Кри, нельзя.

– А что можно?! – взвилась огненная, бросила недогрызенное печенье на блюдце и, вскочив, нервно забегала по комнате. – Ему вот все можно!

– Ты как-то уж слишком нервно и импульсивно реагируешь…

Девушка резко остановилась, прикрыла глаза и несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула.

– Верно, – уже спокойно ответила рыжая. – Это несколько утрированно. Но возвращаться я не собираюсь.

– Я думаю, мы что-нибудь придумаем, – с сомнением проговорила я, не веря, что девушку реально спрятать от наследника Холодного Престола.

«Ну почему же, – проявился Арвиль. – Я могу помочь. Анли-Гиссар большой, да и найти его непросто, а уж вытащить оттуда кого-то так и вообще почти нереально. Особенно если я проснусь».

«Ты ей поможешь?» – недоверчиво спросила, параллельно поднялась, взяла сменную одежду и, сказав рыжей, что пойду переодеваться, удалилась в ванную.

Все же я как обычно. Вот не могла это сделать тогда, когда только встала?

«А почему нет?!» – Спящий так искренне негодовал, что я сразу поняла – дело нечисто.

«Потому что это ты, – лаконично ответила я, осматривая ванную на предмет места, с которого не будет видно зеркала и соответственно моего отражения. – Арвиль, ты очень хитрый и изворотливый тип. И ничего просто так не делаешь. Стало быть, тебе от нее что-то нужно».

«Какая-то ты не в меру умная временами, – саркастично заметил хейлар. – Ири, милая, с такой жизнью, как у нас, кем только не станешь».

«Я вообще-то за подругу опасаюсь», – пожала я плечами, скидывая простыню и натягивая рубашку.

«Да что я ей сделаю?!»

«А кто тебя знает», – с сомнением протянула я, оглядела себя в зеркале и заправила за ухо выбившуюся прядь.

«Зачем? – засмеялся Спящий. – Как это говорится у людей, солдат ребенка не обидит».

«Кстати… – нахмурилась я. – Ты сказал, вас сотня. Полтора десятка самок. Значит, все остальные – это?..»

«Самцы! – радостно подтвердил хвостатый мои смелые логические выводы. – Красивые, сильные, интересные!»

«Сватаешь?» – игриво осведомилась я, наливая в стакан воду из большого кувшина.

«Ну надо же как-то пристраивать, – уже фыркал от смеха Спящий. – Умножать наши ряды, так сказать! Да и вообще, большая часть даже никакого опыта отношений не имеет».

«Девственники?» – поперхнулась водичкой я.

«Да», – спокойной отозвался Спящий.

«И ты тоже?» – все же не сдержала чрезмерно длинный язык.

«И я тоже, – торжественно поведал хейлар, а потом тембр его голоса сменился на более мягкий и проникновенный. – А что, есть желание расширить мой кругозор?»

«У меня – нет, – весело хихикнула в ответ. – Но мне кажется, что если все будет хорошо, то вас всем скопом стоит вывести в Огненную долину. Вот гарантирую, что тем же вечером наши дамы сделают попытку существенно углубить твои познания».

«А оно мне надо? – фыркнул Спящий. – Ирка, я существо брезгливое и малость принципиальное. Соответственно просто физической связи только для потери статуса «девственник» я не хочу. В конце концов, неужели ты думаешь, что в то время, когда мы были в услужении у драконов, нами, экзотичными, твои озабоченные «сестры» не интересовались?»

«Эм… – озадаченно протянула я. – И что, так сильно настаивали?»

«Они не были настолько беспринципны, чтобы использовать для этого контролирующие ошейники, – зло рассмеялся Ар. – А совращаться мы не желали категорически. Правда, девушкам приходилось сложно. Красивые они у нас».

«Лучше, чем фейри или драконы?» – удивилась я, твердо убежденная, что это самые красивые расы Изначального.

«Ирка, мы их творения, – иронично протянул Арвиль. – Конечно, они вкладывали лучшее. Но вот если мужчины у нас разные, то все женщины неизменно очень привлекательные. И притягательные. Мало их, вот организм и вырабатывает определенные ферменты. Как итог детей все защищают вообще без колебаний и до смерти. К девушкам слабее это притяжение, но и ориентир там уже совершенно иной».

«Сексуальный, – вздохнула я. – Почему все в этом мире завязано на банальном половом влечении?»

«Потому что это высшая телесная связь мужчины и женщины, – задумчиво ответил Ар. – Это проявление любви, а любовь – самая сильная сила в мироздании. Любовь к жизни позволяет совершать невероятное, чтобы уцелеть, любовь к знаниям сносит на своем пути даже самые крепкие физические преграды. Любовь к ребенку настолько безгранична, что на ее фоне теряется все остальное. Все ценности. Нет того, что мать не сделает для своего дитя. Если мужчина любит женщину, то он перевернет мир, чтобы ее добиться. Все взаимосвязано».

«Согласна, – кивнула я. – Но все же любите вы как-то… криво».

«Это думаем мы в женском понимании криво, – хихикнул хейлар. – А любим просто иначе. Например, твой драгоценный в тебя явно влюблен. Но вот любит ли – это вопрос. Лично я разделяю эти два понятия».

«Как ты их понимаешь?» – решила я поинтересоваться мужским взглядом на проблему.

«Влюбленность – это первичный коктейль, – спустя полминуты медленно начал Спящий. – Гремучая смесь желания и интереса. То, что я испытываю к тебе, например, тоже можно отнести к этому разделу. Любовь же – чувство гораздо более высокого порядка. И приходит со временем».

«Верно, – горько усмехнулась я. – Влюбленность проходит. Но если к ней добавляется взаимоуважение, поддержка и уверенность в своей половинке, то она превращается в любовь. Потому я и сбежала от Вейла. Желание угаснет, интерес пройдет. И не останется ничего».

«Так ты его тоже пока не любишь, – в этот момент мне почему-то представилась небольшая комната без окон, в которой горел лишь камин, а в кресле сидел знакомый брюнет с фиолетовыми глазами. Он посмотрел на меня и покачал головой. – Брысь, лисица любопытная!»

«Ой, – поморщилась я и потерла лоб, по которому как будто ладонью шлепнули. – Что же так грубо?! И я же не специально!»

«Учись контролировать свои порывы. – В голосе Ара явственно слышалась улыбка. – И скользить разумом как минимум по двух граням, не теряя контроля над телом».

«Ты когда меня учить начнешь? На болтовню, я смотрю, у тебя время есть!»

«Скоро, – пообещал Спящий. – Просто говорить – это одно, а работать – совершенно другое. А что учить, что учиться – это именно работа».

«Как скажешь. Кстати, а с чего ты взял, что я не люблю мужа? Притом утверждаешь это уже не в первый раз…»

«А с того, что это так».

В голове опять возникла картинка, и я увидела, как хейлар хвостом потянулся к стоящему на столике рядом с ним бокалу вина. Вдруг он резко поднял на меня неестественно яркие глаза, и я вывалилась из видения уже абсолютно самостоятельно. Голос Арвиля все так же невозмутимо продолжал:

«Он тебе нравится, вызывает желание, ты восхищаешься его умом. А еще он для тебя нечто еще не твое, да и то, что имеешь, можешь потерять. Вот отсюда такая болезненная привязанность. Собственница ты, Ирьяна. Это доказывают и ваши отношения с Олли».

«А теперь я вообще не понимаю… И при чем тут ледяной? У нас нет никаких отношений, кроме легкого флирта».

«Ирка, – рассмеялся хозяин Анли-Гиссара. – Ты еще и самообманщица. Ну ладно… Хотела мнения – пожалуйста. Ты, можно сказать, типичная юная женщина».

«Звучит как оскорбление», – поморщилась в ответ.

«Вовсе нет, – заверил в обратном собеседник. – Просто дело в том, что Олли тебе нравится. Но в голове стоит установка, что ты любишь своего рыжего».

«Бред», – решительно отрезала я, рывками затягивая шнуровку на рубашке.

«Никакой не бред, – возразил Арвиль. – Сама подумай, Ири. Тебе же нравится его внимание, верно? Вот гарантирую, если бы тебя выдали замуж за Златогривого, то чувства к нему были бы не слабее, чем к цай Тирлину. И не переживай так, огненным моногамность не свойственна».

«А по мне так ты весьма грамотно мне капаешь на мозги на тему «Вейл – это несерьезно», – едко ответила я, берясь за расческу и пытаясь привести в порядок спутанные после сна волосы. – В надежде на то, что где Олли, там и до тебя недалеко. Вернее, до расширения твоего кругозора!»

«Вот, и опять ты во всем обвиняешь меня, – укоризненно проговорил бессовестный манипулятор. – Ну признаю, идея такая была…»

«Вот гад! – негодовала я. – Слушай, почему ты такой, а?! Я плохое что-то сделала?! Почему так себя ведешь?»

«Влюбленность толкает нас на поистине идиотские поступки, – издевательски пропел Спящий. – Кто-то из дома сбегает в попытке что-то доказать, другие себе во вред составляют им компанию, потому что беспокоятся, а третьи пытаются совратить свою же спасительницу, которая до них и не добралась еще. У каждого свои крайности, Ирка».

«Иди ты со своими крайностями!»

Я завязала ленту на косе, взяла старые вещи и вышла из ванной, с грохотом захлопнув дверь.

Криона, которая в этот момент перебирала сумку, вскинулась и удивленно на меня посмотрела.

– Что тебя успело так разозлить за неполные десять минут? – изогнув бровь, поинтересовалась рыжая.

– Ничего, – покачала я головой и прошла к своим вещам.

– Ири… – раздался неуверенный голос подруги.

– Да? – повернулась к рыжей.

– У меня вопрос. – Девушка нервно сцепила пальцы. – Я тебе точно не мешаю? Потому что я просто следую за тобой по той простой причине, что все равно куда идти… Но если что – можем разбежаться.

Я прикусила губу, напряженно размышляя. Сама не была против компании подруги, но если учесть то, зачем я иду…

«Бери ее с собой, – прервал мои раздумья голос Ара. – Пригодится».

«Кому?» – подозрительно осведомилась я.

«Тебе, разумеется, – невинно отозвался Спящий. – Анли-Гиссар – опасное место, и если рядом с тобой будет маг, то вероятность того, что ты до меня дойдешь, существенно возрастает».

Отлично. Значит, сейчас она мизерная. Создатель, во что я ввязалась?!

«В приключения, милая, – мурлыкнул в ответ ветер моих грез. – Что хотела, то и получаешь. Но подружке своей пока ничего не говори. Скажешь в своем поместье. А пока обозначь конечной целью именно его. Ведь если я верно помню карту, Анли-Гиссар где-то неподалеку».

«Темнишь ты, драгоценный», – вынесла я вердикт, прикусывая губу и размышляя, не будет ли для огненной лучше, если мы и правда расстанемся поскорее. Потому что Арвиль – это только моя ноша. Кара мирового масштаба!

«Злая ты. – В голосе Спящего льдинками переливалась ирония. – Я хороший, заботливый и дальновидный. Со всех сторон положительный! Или ты забыла, что ждет твою подружку, если она не найдет покровителя? И поверь, я не в силах придумать, кто бы сумел защитить ее от наследника Холодного Престола. А я могу. Я вообще очень многое могу, если хочу».

Ладно… В любом случае вместе пока и правда безопаснее. Для меня же, кстати. Из нас двоих только Криона может самостоятельно защитить и себя, и домашнюю подружку в моем лице.

«Я не сомневался в твоем интеллекте», – похвалил Арвиль.

И почему мне кажется, что он издевается?!

– Во время стажировки в Изначальной я купила маленькое поместье в предгорьях, – неуверенно начала я. – Так, на всякий случай. Вот он и выпал, этот случай. Так что для начала я туда. И… в тех краях у меня дело.

«В тех краях у тебя такой великолепный я, – самодовольно протянул Тейнмир. – Которого ты просто жаждешь… разбудить. Приятно!»

«Хвоста ты все же лишишься», – пообещала я весельчаку и продолжила диалог с подругой.

– А где оно находится? – вернула меня в реальность рыжая.

– В предгорьях Севера, – вздохнула, уже понимая, какая сейчас будет реакция.

– Что-о-о?! – округлила голубые глаза собеседница. – Это же совсем рядом с Пределом и дроу!

– И что? – пожала я плечами и стала перечислять все плюсы этого местоположения в нашей непростой ситуации. – Во-первых, там нас точно искать не станут. Во-вторых, дроу – создания не болтливые, а уж тем более по отношению к драконам.

– Ну хорошо, – неуверенно протянула девушка. – В общем-то и правда все равно, куда идти, а как говорится, хочешь спрятать дерево – спрячь его в лесу.

– Да, – рассмеялась я, с нежностью глядя на повеселевшую подругу. Все же видеть Кри грустной – это даже немного… дико. Она никогда не унывала. – В «лес» мы, конечно, не пойдем, но вот на «опушке» можно и затаиться.

– Под носом у Дориана, – передернулась рыжая. – Боюсь, что поймает.

– Все будет хорошо, – с уверенностью, которой не ощущала, заверила я драконицу.

– Все же мы с тобой молодцы, – внезапно хихикнула собеседница, со свойственной огненным легкостью меняя настроение. – Прошло уже два дня, а говорить о том, кто и куда, мы начали только сейчас.

– В общем-то это и неудивительно, – пожала плечами я. – Только сегодня смогли остановиться и немного отдохнуть. И задуматься.

– А ведь особо продвинутые индивиды ухитряются делать все параллельно, – уныло скривилась Кри.

– Мы с тобой к таковым пока, по всей видимости, не относимся, – развела руками я.

– Ну и ладно! – тряхнула она солнечными волосами. – Нам, наверное, уже можно спускаться. Скоро концерт!

– Да! – возбужденно подпрыгнула я и закатила глаза. – Настоящий фейри! И поющий!

«Ты бы поосторожнее, – не разделял моего оптимизма Арвиль. – Они ничего и никогда просто так не делают. А уж петь для людей…»

«Все зависит от фейри, – возразила я. – Может, ему забавно, вот и развлекается».

«Единственное объяснение».

Во время моего короткого диалога со Спящим подруга успела собраться и теперь вопросительно смотрела на меня. Я кивнула в ответ, мы вышли из нашего номера для новобрачных и направились вниз.

Глава 9

Людей было очень много. И не только людей. Несколько дроу и переселенцев, которые, судя по небольшим нюансам, к человеческой расе не относились. Всех присутствующих объединяло одно. Достаток явно выше среднего. Впрочем, это неудивительно, учитывая, кто сегодня будет на сцене. Наверняка владелец этого заведения сегодня заработает очень много. Фейри же платы за такие спонтанные выступления не берут. Видимо, просто был проездом, и достаточно смелый хозяин, угадав увлечение дивного, попросил его спеть.

Спускаясь по лестнице, я была так увлечена разглядыванием зала, что отстала от Крионы и хоть и заметила мужчину в плаще, поднимающегося навстречу, но не отодвинулась ближе к перилам, потому он задел меня, когда проходил мимо. С головы незнакомца сполз капюшон, открывая золотистые волосы. Он развернулся, и я встретилась взглядом с невероятными глазами цвета солнечного янтаря. В первый миг я так перепугалась, что чуть не рванула вниз на всех парах, но поняла, что это не Златогривый. Волосы только до плеч, из-под них выглядывают кончики острых ушей, да и лицо не то. Хоть и очень похожее. Но это фейри.

– Льета меня простит? – мелодично поинтересовался мужчина, склоняясь в изящном поклоне. – Я вас задел.

– Да, конечно, – нервно кивнула я, а затем испуганно расширила глаза, осознав, как он ко мне обратился. Понял, что я дракон.

– Не паникуйте, – серьезно сказал он. – Не выдам. Знаю, как к вам сейчас относятся в империи. Где ваши спутники, леди? Такой юной девушке нежелательно путешествовать одной, когда настолько неспокойно.

– Не волнуйтесь, я под охраной, – улыбнулась я в ответ, отступая вниз.

– Как скажете, – медленно кивнул музыкант.

Это ведь тот самый? Вряд ли в этом трактире есть два фейри.

– Вы куда-то спешите? – Он скользнул по мне оценивающим взглядом, улыбнулся и спустился на одну ступеньку ниже. – Позволите представиться?

Ага. Замечательно, мне предлагают познакомиться. Обычай Дворов дивного народа. Если я не возражаю против того, чтобы перевести его в более близкий круг, то соглашаюсь. Но вот оно мне надо? Судя по его взгляду, к концу вечера мне предложат называть его просто по имени. У фейри весьма своеобразное сближение и весьма короткое.

– Простите, но я занята, – доброжелательно улыбнулась я в ответ и отступила еще на шаг.

– Льета так в этом уверена? – вскинул бровь остроухий.

За спиной раздались шаги, и я поняла, что это дело надо закруглять.

Впрочем, мое участие не потребовалось. Я почувствовала на талии жесткие руки, и знакомый голос произнес:

– Князь Тайлин из ветви Литого Золота, моя невеста вам ясно намекнула, что знакомиться не хочет.

– Олли, – пискнула я, мигом осознав размах проблем.

– Я тоже соскучился, милая, – ласково сказал Златогривый, целуя меня в висок, и несколько зловеще закончил: – О-о-очень соскучился. И устал.

Ну еще бы он не устал…

– Здравствуй, мальчик мой, – спокойно отозвался фейри, таким обращением вызвав у меня нешуточный шок. – Ты собрался жениться? Это хорошо, а то я уж думал, что правнуков не дождусь! Правда, немного не то солнце ты себе выбрал.

– Не твое дело, – невежливо откликнулся Сэйн, прямо глядя в такие же, как и у него, золотые глаза.

– Да не скажи, – улыбнулся фейри.

– Я не понимаю, – растерянно призналась я, прекратив попытки вырваться из рук дракона.

– Все просто, милая, – посмотрел на меня Тайлин. – Я дедушка этого охламона. Очень приятно с вами познакомиться.

Э-э-э? Дедушка? Я удивленно разглядывала красивого, подтянутого мужчину, который выглядел ровесником «внучка». Хотя да… фейри же.

Тайлин… Кажется, имена князей не склоняются. Надо это помнить при общении, чтобы ненароком не оскорбить, исковеркав его имя.

– Предлагаю спуститься вниз, скоро начнется мое выступление, – мягко улыбнулся Тайлин, а потом ловко подхватил меня под руку, выдернул из объятий растерявшегося потомка и повел вниз.

– Вы же на второй этаж шли, – тихо прошипела я, пока еще не вырываясь, но всерьез планируя начать это в ближайшее время.

– А я передумал, – рассмеялся «дедушка». – Кстати, солнышко, а почему вы от мужа сбежали и зачем моего мальчика за нос водите?

Ой… Откуда?!

– Не ваше дело, – отрезала я, пытаясь вырвать локоть из хоть и бережной, но очень крепкой хватки. – И Олли мне не нужен, он обманул вас, у нас ничего нет!

– У вас – может быть, – спокойно подтвердил фейри. – А вот у него есть. И моя задача – устроить личное счастье мальчика!

И чем мне это грозит?..

Впереди показалась Криона, и я не на шутку обрадовалась и махнула ей свободной рукой. Она оглядела нашу пару и удивленно на меня посмотрела. В голубых глазах явно читалось: «Как?!»

– Здравствуйте, – с ходу поздоровался фейри, ухватил мою подругу за локоток и теперь тащил дальше уже нас двоих.

– Что вы делаете?! – возмутилась Криона.

– Не искрись, огонек, – рассмеялся бард. – Все будет хорошо. Всего лишь хочу проводить вас за столик. Такие прелестные дамы должны сидеть недалеко от сцены и одним своим видом вселять в меня вдохновение!

Я когда-то считала, что Олли наглый? Да вы что, ошибалась! До дедушки ему еще расти и расти!

И главное, откуда этот предок столько знает?!

Нас дотащили до столика и прицельно приземлили на стулья. Потом ненормальный фейри порывисто развернулся к угрюмому Олли, указал на третий стул и приказным тоном сказал:

– Садись.

Ледяной оглядел столешницу, смахнул пальцем невидимую соринку и спросил:

– Тай, а ты не много на себя берешь?

– Нет, милый мой. – «Дедуля» уселся за стол и радостно нас всех оглядел. Я же чем дальше, тем больше понимала, почему крайне не рекомендуется общаться с дивными. Слишком уж они… все слишком. Порывистые, несдержанные и сильные.

Подтверждая дурную славу, фейри сильно дернул внука за рукав, вынуждая опуститься рядом с ним.

– Значит, так, хорошие мои. – Он откинулся на спинку стула и внимательно нас оглядел. – Олли, скажу сразу, что твой выбор неверен. Я знаю, что сейчас ты влюблен, но я тебе не раз говорил, что твое солнце черное. Хотя она с ней и связана. – Бард с прищуром взглянул на меня. – Вернее, будет.

Поймав мой ошарашенный взгляд, Златогривый почти неслышно пояснил:

– Он прорицатель. И ведун.

Да твою же!.. Нарвались! Какой восхитительный набор качеств!

Ведун – видящий. И немолчащий! Фейри этого в принципе не умеют.

– Раз мы встретились, да еще и в такой ситуации… – Дедушка кинул на меня взгляд и продолжил, обращаясь к Оллисэйну: – Я давно хотел тебя увидеть и отдать предсказание, оно как раз на эту тему.

– Не надо мне ничего отдавать! – категорично заявил Олли. – Знать не хочу!

– Поздно, – холодно улыбнулся Тайлин. – Если бы ты не начал делать глупости, то я бы подумал. Но ты, мой мальчик, оправдываешь свое наследие.

Как понимаю, это он про себя.

– А я сейчас встану, заберу девочек и уйду, – сложил руки на груди его нерадивый потомок.

– Не успеешь, – ласково улыбнулся фейри. – Я могу в два счета их перенести куда-нибудь. И опять искать станешь. Ты ведь и сейчас случайно на них наткнулся.

– Ладно, – коротко рыкнул блондин, злобно сверкая янтарными глазами.

– Отлично, – просиял Тайлин, на лице которого снова не было и следа серьезности.

«Да вашу же! – внезапно взвыли у меня в голове. – Ирка, ты где эту гадину нашла?! Почему тебя на час нельзя оставить, потом обязательно неприятностей не оберешься!»

«Не виновата я, он сам пришел», – вздохнула я, тоже не испытывая ни малейшего восторга от общения с надоедливым дивным.

– А теперь о вас, милые девушки, – вспомнили и про нас. – Надеюсь, вы доставите мне удовольствие и посидите на концерте именно тут?

– А у нас есть варианты? – угрюмо спросила рыжая.

– Не знаю, – честно признался Тайлин. – Без понятия, как я себя поведу, если вы не сделаете так, как мне хочется…

М-да, уж лучше бы сразу угрожал. Просто фейри – это уже страшно, но вот импровизирующий фейри – это жутко.

– Мы пойдем вам навстречу, – нейтрально ответила я, взглянув на лица ледяного и огненной. Судя по выражениям, ничего приличного они сейчас сказать не могли.

– Чу-у-удненько, – расцвел дивный. – Внучек, ты не принесешь нам выпить?

«Внучек» отчетливо скрипнул зубами, но послушно встал и направился к стойке.

– Ну а теперь можно и поговорить. – Мужчина напротив снова был предельно собран и так пристально смотрел, что хотелось поежиться под этим взглядом. Таким… – Значит, так, юная леди, вам нужно добраться до цели. Иначе будет очень плохо. А потом вернуться к мужу. Что бы ни говорил ветер ваших грез, супруг вас любит.

– Откуда вы столько знаете?

– Как вы верно подумали, прорицатель и видящий – это восхитительное сочетание, – спокойно ответил фейри.

Кошмар… Он и мысли читает?!

– Нет, – покачал головой Тай. – Спонтанно улавливаю иногда. Вы сейчас в очень сильном эмоциональном напряжении, а я так вообще вас очень нервирую. В связи с этим и не закрываетесь.

«Его я убью первым», – спокойно отозвался Ар.

«За что?»

«Он очень старый, Ирьяна, – сухо ответил Спящий. – Безумно старый по вашим меркам».

«Достаточно для того, чтобы?..» – Я не закончила фразу, но все и так было понятно.

«Да, – отрывисто выдохнул хозяин Анли-Гиссара. – Он один из создателей».

«Ученый, значит? – оценивающе осмотрела дедулю. – А теперь музыкант».

«Одно другому не мешает, – иронично хмыкнул Ар. – Кстати, именно ему мы обязаны этим убогим подобием жизни».

– Теперь к вам. – Тайлин повернулся к рыжей девушке. – Могу порадовать. Ваша судьба не решена и зависит только от вас. Ну насколько это вообще возможно.

– Премного благодарна. – В голосе подруги не было и следа издевки.

«Арвиль, если он усыпил, то мог и разбудить?»

«Милая, думаешь, я еще не понял, что за всем этим стоит кто-то, кто нас создал?! Но проект глобальный, и задействовано было немало сил. Я не знаю, кто именно».

– Мне пора, – легко поднялся фейри.

– Удачного выступления, – нестройным хором пожелали мы с Крионой.

– Спасибо, дамы.

Он быстро ушел, но скучали мы не более минуты, потому как вернулся Оллисэйн.

Поговорить не успели, так как на зал внезапно упала полутьма, и мы поняли, что концерт начинается. А из уважения к выступающему с момента, как гаснет свет, все внимание должно отдаваться ему.

Сэйн подал нам с рыжей бокалы с соком, снял с головы какой-то странный обруч и положил его на стол.

Над небольшим помостом вспыхнул яркий шарик, освещая сидящего на высоком стуле фейри и три фигуры за ним, которые были в тени и рассмотреть их не представлялось никакой возможности. Они стояли за какими-то странными установками. В одной я с трудом опознала барабанную, инструмент второго очень походил на фортепиано, но был какой-то очень уж маленький. Третий настраивал виолончель. Единственную узнаваемую, кроме классической гитары в руках у Тайлин.

– Здравствуйте, господа. – По помещению прокатился мягкий голос мужчины. – Раз мы сегодня здесь, то представим вам экспериментальные вещи. Недавно я наткнулся на весьма своеобразную музыку. Она произвела на меня такое впечатление, что решил позаимствовать стиль. Надеюсь, вам понравится.

Судя по непривычным инструментам, музыка иномирная. Князья ходят по граням миров как по лесным тропкам. Ну посмотрим…

После двух песен я поняла, что стиль мне нравится тоже. И даже очень. Немного отрывистый, но несущий странное очарование.

И голос. Голос у дивного был замечательный. То бархатный, ласкающий слух, то резкий и даже неприятный.

Не всем пришлось по вкусу, некоторые выходили и не возвращались. Но я бы не ушла, даже если бы меня просили. Фейри зачаровывал. И каждая песня была историей. В которой переживаешь и волнуешься. Живешь.

Песни были разные. Кроме непривычных, еще и вполне классического звучания. Но все равно очень красивые.

– Олли, – внезапно окликнул внука фейри и, дождавшись, пока Златогривый посмотрит на него, продолжил: – Я обещал.

Дракон удивленно расширил глаза, потом, видимо, понял, что Тай имел в виду, и поднялся, собираясь уйти. Но фигура ледяного на миг засветилась, и он тяжело опустился обратно, со злостью глядя на барда, пальцы которого едва заметно искрились. Кажется, вариантов «дедуля» не оставил.

Зазвучал мягкий перебор струн, и я откинулась на спинку стула, внимательно наблюдая то за певцом, то за тем, для кого он пел.

Песня была очень красивая, и голос златовласого бархатом обволакивал, касался, заставлял улыбаться от ощущения волшебства.

Но потом я посмотрела на Оллисэйна. На лице дракона было такое похоронное выражение, как будто ему не любовь всей жизни напророчили, а как минимум смерть в жутких муках.

Как красиво… И очень завидно. Той, кого когда-нибудь будут так любить. То ли голос исполнителя, то ли то, что я сама как раз не была любима, сыграло свою роль, но эта песня затронула что-то глубоко внутри.

Вновь посмотрела на Олли, заметила настоящий ужас в желтых глазах и едва удержалась от того, чтобы не хихикнуть. Судя по всему, такое и правда было для него худшим из возможного. Называется: «Плаха замаячила в непосредственной близости».

Олли нашарил рукой бокал с соком и залпом его выпил.

Все. Инфаркт близко. Встретилась взглядом с Крионой, которая тоже смотрела на Златогривого, и мы понимающе улыбнулись друг другу. Не знаю как подруге, но мне было очень приятно, что этот поганец когда-нибудь влюбится по-настоящему. И от души надеюсь, что его черное солнце и не подумает сразу упасть в объятия прекрасного блондина!

Песня закончилась, фейри спустился в зал и присел за наш столик. К нему тотчас подбежала служанка с подносом, на котором стояли два графина и бокал. Девушка восхищенно взирала на дивного. Видимо, на эту юную девочку он произвел впечатление своими песнями. Да и красивый, что скрывать. Очень красивый.

Тайлин прогулялся по ее фигурке придирчивым взглядом, оглядел симпатичное личико и, видимо, признал все это годным к употреблению, так как улыбнулся, встал и забрал у девушки поднос со словами:

– Он наверняка тяжелый. – Опустив ношу на стол, фейри стремительно развернулся обратно и схватил за запястье не успевшую уйти официантку. – У вас чудесные руки… Стоит относиться к ним бережнее.

Если честно, я ожидала, что девушка мигом растает и раскраснеется. Все же обаяние фейри замечательно действует на слабый пол, а Тайлин и так очень привлекательный.

Первый миг она отреагировала так, как и ожидалось. Удивленно распахнула глаза и нервно выдернула руку из музыкальных пальцев мужчины, прижав ладонь к пышной груди.

По всей видимости, типичная реакция вдохновила мужчину на дальнейшие действия, так как фейри с ходу попытался приобнять красотку за талию и пригласил посидеть с ним после концерта за бокальчиком вина.

Но вот тут и начались «странности». С мужской точки зрения.

Девушка нахмурилась, скинула с пояса наглую руку, которая уже легонько поглаживала ее поясницу, отступила и резко сказала:

– Уважаемый, мне кажется, вина вам на сегодня точно хватит, так как действие алкоголя уже оказало на ваш разум явственно видимый разрушающий эффект, – гордо вскинула подбородок, откинула упавшую на глаза кудрявую прядь, что выбилась из тугого пучка на затылке. – А теперь, если у вас не будет иных пожеланий, то я должна идти.

Она порывисто переставила содержимое подноса на стол.

Фейри опирался бедром о спинку стула и с огромным интересом рассматривал блондинистый феномен под названием: «Девушка отказала князю фейри». Он склонил голову, лукаво блеснул золотыми глазами и тихо спросил:

– А если будут?

– Я с радостью выполню все ваши желания гастрономического характера. – Кареглазая служанка прикрылась подносом как щитом и теперь испуганно, но твердо смотрела на барда.

– Хорошо, – медленно кивнул активный дедушка. – Вы свободны.

Она поклонилась и быстро ушла. Почти убежала.

– Ну что, Тай, вот и ты узнал всю сладкую горечь поражения? – издевательски осведомился его «добрый» внучек.

– Это только начало, – покачал головой князь.

– Что вы к девчонке прицепились? – не сдержалась Кри. – По речи же понятно, что не простая. Может, вообще магичка начинающая, подрабатывает. А вы с ходу так себя повели. Это обычных девок одним голосом и каплей магии можно покорить, а с магичками сложнее.

– Не подумал, – кивнул фейри, все так же не сводя взгляда с девушки, которая в этот миг расставляла тарелки на другом конце зала. – Учту. Сменю линию поведения.

– Тайлин, ты что? – осторожно спросил Олли, который уже не был столь весел, а с опасением смотрел на фейри. – Не первый раз девушки сразу отказывают. Тем более начал ты и правда очень уж нагло.

– А я не знаю, – пожал плечами дивный, с усилием переводя взгляд на нас. – Просто что-то… не важно.

Мы с интересом смотрели на музыканта.

– Кстати, – начал Златогривый. – Раз уж ты начал, то позволь полюбопытствовать, с какой стороны мне горя ждать… «Черное солнце»… Дроу, что ли?

– Не знаю, – безмятежно ответил он. – Все, что знал, я тебе спел.

– Ну ты и…

– Не оскорбляй. – В голосе фейри было не только веселье, но и предупреждающие нотки.

Судя по тому, что Сэйн замолк, их услышала не только я.

– А теперь мне пора. – Дедушка махнул рукой и вернулся на сцену, где его ждали музыканты.

Концерт продолжился.

– Я рад, что вы еще с нами, – тихо сказал солист примерно через час. – Сейчас я вам хочу рассказать одну историю… Возможно, даже сказку, ибо за давностью лет ее былью считать, наверное, и нельзя… – Он встал, отложил классическую гитару и взял немного иную. Нетипичную, чуждую. Сел обратно и минуту невидяще смотрел поверх голов, перебирая струны, которые отзывались тихим звоном. – Страшная сказка. Непростительно страшная.

А потом… Потом было погружение. Мелодия с первых аккордов затронула что-то внутри. Стихи же отозвались почти физической болью. И не моей. Совсем не моей. Да и погружалась не я.

А я уже не видела зал. Не видела музыкантов на сцене. Передо мной был Анли-Гиссар и его господин. Зал безумия, который сейчас сводил с ума одним своим видом. И Спящий… С каменным лицом и пустыми фиолетовыми глазами зависший в воздухе. Пространство вокруг него трепетало и искривлялось, становясь глянцевым зеркалом. В нем мелькали неясные тени, которые застилались потоком сверкающих искр, и зал на миг становился таким, каким я его помнила. Но потом своды снова становились прозрачными, и я видела.

Лаборатория с учеными в белых масках, капсула с обнаженным черноволосым юношей. Потом вспышка, и таких капсул – длинная шеренга. Что-то подсказывало, что их там сотня. Не больше и не меньше.

Следующая картинка – это строй. Солдаты. В одинаковой серой форме, без каких-либо знаков отличия, с одинаковым отсутствующим выражением лица. Мельком заметила Арвиля и Шеридана, которые стояли рядом.

Сквозь видения и эмоции, что сейчас захлестывали с головой, отголосками слышала слова.

И видения, видения, видения. Плачущая хвостатая девушка с кинжалом в руках, стоящая на коленях возле испуганного черноволосого фейри. Горящий нестерпимо ярким светом ошейник на ее шее. И команда: «Убей». Выскользнувшая из дрожащих пальцев сталь.

Девушка скрючивается на полу, тихо воя от боли, которую причиняет сияющий ошейник. Приступ заканчивается, нож опять в руках, опять бесстрастная команда. Но рядом с ней оказывается оскалившийся Арвиль. Он выхватывает из рук хейлары оружие и быстро перерезает горло жертве. Разворачивается с рыком: «Довольны?»

Но вводят нового пленника, девочке возвращают окровавленный нож, и команда повторяется. «Убей».

Ошейник Ара наливается алым светом, и он оседает на колени, скривившись от боли под безликий голос: «Команды не было».

И я плакала. Плакала уже я. На лице Спящего не было ни тени эмоций.

Хотя тогда, когда их учили убивать детей, у Ара была почти истерика. После первого раза.

Потом была бойня. Когда обезумевший хейлар, не реагируя на ошейник, хотя он светился почти ослепительно, перебил весь рабочий состав «учителей».

В результате сотника заковали еще и в браслеты. Этого хватило.

Но не убили… «Ценный ресурс».

Я видела, как держали совсем молодого Тайлин, который кричал, что так нельзя и на такое он не подряжался.

Как говорили, что зря оставили в живых молодого видящего. Они оказались правы… Он потом освободил всех пленников. За ним отправили хейларов, но они его не нашли.

И эксперименты. На что они способны. Что будет, если отравить, как долго может держаться в воздухе с перебитым крылом. Или что готовы сделать ради жизней немногочисленных детей их расы.

А ради своих детей они были готовы на все. Убивать, пытать и ненавидеть себя после этого.

Потом просто бои. Воздушные и наземные. Но совсем недолго. Ведь они так и не дошли до войны… Подготовка оказалась напрасна.

И их отпустили… По настоянию нескольких фейри, которые за эти века добились положения, даровали им иллюзию свободы.

Был построен город. Была надежда на жизнь. Нормальную жизнь. Они так хотели этому научиться.

Но драконы снова сцепились. И ошейники вновь засветились, призывая рабов на бойню.

И вот, осознавая, что так и закончится недолгая история его несчастного народа, Арвиль порвал браслеты. Добрался до кристалла, и на какое-то время с них пали узы контроля. Но ненависть оказалась слишком сильна. Вместо того чтобы уйти, хейлары накинулись на тех, кто их ломал в свое время. А потом кровавое безумие застилало глаза, и уже не разбирали где чужие, а где свои.

К тому времени, когда драконы все же наладили связи в кристалле, тот, которого потом назовут Спящим, был этому почти рад.

В тускнеющем отражении я видела, как на окровавленной пустоши, где сейчас даже скалы были багровыми, на землю оседают хейлары.

И чередой последних картинок – несколько залов со спящими в нишах воинами, которые постепенно погружались в камень. Идущий по Пути Воды Арвиль в окружении своих десятников и следом группа фейри и драконов, которые должны проследить за тем, чтобы оружие уснуло.

Небольшой зал, где остаются десятники, и отдельная камера для самого опасного. Сотника.

Последнее, что видела, – это то, как закрываются фиолетовые глаза, а тело мужчины погружается в камень, как в воду.

Музыка стихла. Я «проснулась».

Арвиль исчез практически сразу. В голове не было даже намека на присутствие Спящего. Впрочем, я его понимаю. Я опять неожиданно прошла в его разум. Притом тогда, когда это было… запретно. Увидела то, что было слишком личным. То, что никто и никогда не должен был узнать.

Эта песня была последней. Затем последовали овации. Поначалу едва слышные, потому что даже когда включили свет, люди сидели с застывшим взглядом. Когда оцепенение прошло, аплодисменты стали почти оглушительными.

Я снова мельком заметила ту самую неприступную девушку, которая со смесью досады, грусти и восхищения смотрела на фейри.

Пока я думала о превратностях судьбы, человеческих магичках, наглых фейри и последствиях их общения, про меня вспомнили.

Мимолетно погладив шею, на плечо легла большая ладонь, которая заставила меня откинуться на теплую стенку за спиной. Кроме того, что «стенка» была рукастая, она была еще и волосатая, так как мне на плечо упала белоснежная прядь.

– Ир-р-ри… – мягко протянул знакомый баритон, а вторая рука «живой» стены, обвила мою талию, притягивая ближе.

– Олли, – недовольно ответила я, пытаясь отцепить нахальную конечность, которая осторожно начала поглаживать мой живот. – Не наглей. У тебя есть свое черное солнце, вот и жди ее.

– Не верю, – просто сказал Златогривый, все же подчиняясь и убирая руки, правда, ненадолго и только для того, чтобы пересадить меня к себе на колени. Сказать, что я удивилась, – это ничего не сказать!

– Внучек… – раздался издевательский голос «дедушки». – Ты дальтоник?

– В связи с чем такие ошибочные выводы? – спокойно спросил Сэйн, никак не реагируя на мои пока еще не драчливые попытки слезть. Просто сильно сжал руки, зафиксировав так, что я почти не могла брыкаться. Разве что начать кусаться. Но что-то мне подсказывает, что при таком раскладе наглый дракон найдет, как заткнуть мне рот…

– Я тебе сказал, что она не твоя, – немного устало в который раз поведал фейри. – Не твое солнце.

– Тай, мне плевать на твои предсказания, – пожал плечами блондин, начиная медленно поглаживать мою ногу в опасной близости от бедра. – Есть та, что я желаю сейчас. В кого я влюблен. Твоей «черной дыры» на горизонте пока нет и вроде не предвидится. Сравнивать не с чем, понимаешь? А к этой девушке… – Он задумчиво посмотрел на меня, и я впервые увидела нежность в золотых глазах. – К ней я чувствую то, что могу назвать любовью.

– Это влюбленность, – отрезал Тайлин. – Просто влюбленность. Потому что она имеет схожие черты характера. Вот и вся разгадка.

– Я же сказал, – подался вперед Златогривый. – Не вмешивайся. Это моя жизнь и мои чувства.

– Кстати, а почему «черная дыра»? – Князь так кардинально сменил тему, что я даже несколько опешила.

– Черное солнце – черная звезда, а это значит черная дыра, – расшифровал Оллисэйн. – Не любишь ты меня, напророчил редкостную гадость.

– А как же быть с тем, что она замужем? – подала голос Криона, пристально разглядывая ледяного. – Притом замужем за вашим же другом.

– А тут все просто, огонек, – вместо внука ответил фейри. – Он поступает согласно своей крови. Моей крови. Свои интересы важнее. Тем более искренне считает, что с ним Ирьяне будет лучше. Он же ее понимает…

– Скажешь, что нет? – вскинул бровь Олли. – Вейл поступил в корне неверно. Да и в свое время я опрометчиво посмеялся над предложением жениться. А заставить меня, в отличие от цай Тирлина, не могли.

– То есть? – Я удивленно уставилась в янтарные глаза.

– Да, – просто улыбнулся Олли, заправив мне за ухо прядь волос. – Изначально считалось, что огненной драконице будет проще ужиться с тем, в ком есть кровь фейри. Ты же была, можно сказать, «первой ласточкой». Эксперимент.

Обалдеть… Это получается, если бы Златогривый тогда не посмеялся над амбициями политиков, которые решили его женить, то замужем бы я была за ним.

Этим немного объясняется его поведение на зимнем балу.

Получается, он отказался, меня отдали Вейлу, а в итоге, когда мы встретились, Олли внезапно проникся прелестью несостоявшейся супруги.

– Как весело, – хмыкнула Криона. – Ты поэтому с нами и пошел? На что-то еще рассчитываешь?

– И небезосновательно, – кивнул белокосый. – Она сбежала, – по моей спине почти невесомо прогулялась теплая ладонь. – И еще… – Тут он наклонился к моему уху и тихо сказал: – Ирка, ты ведь ко мне неравнодушна.

– Убери лапы, – мрачно буркнула я в ответ, стараясь не краснеть от того, что он вообще-то был прав. Олли мне и правда нравится. Но люблю я мужа!

«Повтори это еще десяток раз, глядишь, и поверишь», – иронично посоветовал проснувшийся Арвиль.

«Уйди в туман», – неласково послала я Спящего.

«Это обратно в твой разум, что ли?» – не преминул догадаться Ар.

Отвечать я не стала. Была занята другими мыслями.

В душе медленно, но верно просыпалась злость. Чудесная ситуация!

Захотели его женить, наш великолепный дракон, самый лучший боец Предела, отверженный высокий лорд посмеялся и отказался, благо заставить они его не могли. Зато заставили его лучшего друга.

А потом все та же восхитительно наглая личность увидела меня, пообщалась, и Олли понял, что я его как бы и устраиваю! А еще он меня хочет, что играет очень большую роль.

Но отбивать жену у друга вроде как и не совсем этично. А тот, какая досада, передумал от супружницы избавляться. И теперь понятно, почему Ринвейл так бесился, когда нашел нас у Звездного озера. Ведь в отличие от меня муж прекрасно все знал!

Звездное… А ведь Златогривый неспроста меня туда повел. А что?! Романтика! С мужем у меня на тот момент еще почти ничего не было, но дракона я уже пробудила. То есть самое время, чтобы аккуратно совратить наивную маленькую огненную.

Ненавижу! И того и другого!

«Чудненько! – издевательски проворковал Арвиль. – Теперь между нами нет преград!»

«И не мечтай! – практически прорычала я. – Еще один озабоченный!»

«Ири, ты к нам несправедлива! Мы влюбленные, а не озабоченные! Правда, это почти синонимы…»

«Если бы хоть один был любящим…» – горько вздохнула, растеряв всю браваду.

– Отпусти меня, – холодно сказала я, настойчиво пытаясь слезть.

– С чего это я буду свою невесту отпускать? – вскинул бровь Олли, прибирая меня еще ближе.

– С того, что если ты ее не отпустишь, то я основательно поджарю тебе… хвост, – раздался ласковый голос Кри.

Ледяной как окаменел. Потом, не разворачиваясь, тихо спросил:

– Льете так надоела прогулка, что она жаждет вернуться в Ледяной Предел?

– Хватит угрожать, – не повышая голоса, ответила Криона. – Я уже накушалась этим по уши. И, Оллисэйн, по силе я равна гвардейцам Холодного Престола. Без проблем меня на обе лопатки укладывал только «драгоценный» жених. Вы не сможете сладить.

Златогривый меня отпустил, осторожно пересадив обратно на стул, плавно вернулся на свое место, а потом одним броском кинулся к рыжей. Замер всего в пяти сантиметрах от ее лица и почти неслышно сказал:

– А я равен Дориану, глупая огненная.

Девушка не дрогнула, ее волнение выдал только легкий трепет пальцев и плотно сжатые губы.

– Вы недооцениваете смертников, самоуверенный ледяной.

Олли текучим движением вернулся на свой стул и теперь внимательно рассматривал беглую невесту наследника.

– Даже так?

– Терять нечего, – пожала плечами подруга. – А жить так, как предлагают, я не хочу. Да и не смогу. Потому не желаю агонии. Схватка с вами будет наиболее безболезненным самоубийством. И не буду грешна перед создателем.

На этом этапе вмешался доселе молчавший фейри:

– Так! – Тай хлопнул ладонями по столу. – Прекратили немедленно.

– А то что? – флегматично осведомился Олли.

– Выдеру, – мрачно пообещал дедушка. – Всех.

– Испугались, – едва ли не хором и спокойно-спокойно проговорили противники.

– Ну вот что. – Тайлин потер тонкий нос, задумчиво оглядел наше трио и сказал: – Утро вечера мудренее. Потому советую всем сейчас отправиться отдыхать, а завтра на свежую голову обсудить имеющиеся проблемы.

– Согласна, – сразу одобрила такую программу я.

– И я согласен, – кивнул Олли, но потом задумчиво изучил зал, все еще заполненный народом, и протянул: – Кстати, милая моя невеста, угадай, где будет спать твой любимый при условии отсутствия других комнат?

– С дедушкой, – отрезала я, поднимаясь и взглядом указывая подруге, что нам желательно поскорее уйти.

– Не-э-эт. – Фейри потянулся, выхватил взглядом из толпы служаночку и протянул: – У дедушки на эту ночь совсе-э-эм иные планы.

– Вот, – кивнул Златогривый, невинно на меня глядя. – Потому я сплю с тобой.

От дерзости мужчины у меня дар речи пропал!

– Оллисэйн, а вас не смущает, что мы с Иркой вообще-то и так вдвоем ночуем? – спросила рыжая.

– Насколько я знаю, в номерах для молодоженов кровати большие, – многозначительно ухмыльнулся блондин. – Все поместимся!

Мы с Крионой дружно уставились на наглючего дракона. Судя по янтарному взору, в котором не было и капли стыда, он и не подумал смутиться.

– Внук, – не выдержал даже фейри. – Ты меня пугаешь.

Сэйн посмотрел на дедушку, потом на нас, скривил губы в усмешке, заправил за ухо выбившуюся из косы белую прядь и сказал:

– Меня радует ваш взгляд на жизнь и огорчает то, на какой уровень вы опустили мою нравственность. Но разочарую вас. Ночевать вместе мы будем по одной простой причине. Я не хочу, чтобы дамы куда-нибудь удрали. А проконтролировать двух юных огненных, находясь как минимум в квартале от них, я не смогу.

– А вариантов точно нет? – уныло спросила я.

– Точно, – кивнул Олли, с интересом наблюдая за мной.

– Пошли в нашу комнату, – угрюмо сказала Кри. – Он все равно не отвяжется.

– А вы, оказывается, умная девушка! – восхищенно хлопнул в ладони ледяной, а потом добавил: – Иногда. Редко.

Кри едва слышно рыкнула, развернулась и, схватив меня за руку, потащила за собой.

– Проще уступить, – прокомментировала свой поступок подруга. – А потом подумаем, что можно сделать.

Я только пожала плечами, послушно идя следом.

Глава 10

Уже через пару минут мы стояли в нашей комнате. Кри захлопнула дверь, отрезая звуки зала внизу, подумала и обессиленно опустилась в кресло. Я притулилась на подлокотнике второго.

– Мы попались, – прокомментировала очевидное девушка.

– Чем дальше в лес, тем злее Олли, – переиначила пословицу я.

– Наглее, – не согласилась Кри. – Слушай, вот бессовестный тип! На что он рассчитывает, интересно знать?!

– На ночь, приятную во всех отношениях! – мурлыкнул мне на ухо мужской голос, а мочку нежно прикусили.

Я с перепугу дернула головой, завизжала и шарахнулась в сторону.

– Я же говорю, что наглый, – вставила свои пять копеек Кри, даже и не подумав приподняться с кресла.

– Ну и за что ты так?! – недовольно покосился Олли, держась за переносицу, куда я, похоже, угодила затылком.

– Златогр-р-ривый! – рыкнула я, отпрыгивая за кресло подруги и злобно разглядывая довольного блондина. – Хватит так себя вести! А то утром ты не проснешься!

Олли только улыбнулся, перекинул вперед косу, стянул с нее черную резинку, которую затем бросил на стол, и начал медленно расплетать волосы.

– Продолжай! – царственно кивнул блондин. – Я тебя внимательно слушаю.

– Я тоже, – подняла на меня голубые глаза Кри. – Даже интересно, что ты ему сделать можешь.

«Как мы все сегодня солидарны!» – жизнерадостно заявил Арвиль.

От такого единодушия у меня аж руки опустились! И хоть бы кто поддержал! Вся бравада мигом испарилась, а глаза так и вовсе защипало.

«Ирка, ты что? – всполошился Ар, который первым уловил неспрогнозированные изменения. – Мы же пошутили, не принимай ты все так близко».

– Уйди вон, – устало попросила я вслух, обращаясь ко всем.

– Куда? – вскинул бровь дракон, но в золотых глазах появилась тень беспокойства.

– Для начала – мыться. – Я отошла к окну, немного подумала и, ощущая полнейшее равнодушие, пошла к постели. Спать хочу. Ну их всех. Глаза закрыть, отрешиться – и все.

Судя по тихим шагам, Олли счел за лучшее подчиниться.

Я порылась в сумке, вытащила рубашку мужа, в которой спала, и свои шорты. Быстро переоделась, мимолетно позлорадствовав тому, что блондин будет ощущать на одежде запах Вейла, и забралась под одеяло.

– Ири, – нерешительно окликнула меня рыжая, присаживаясь рядом.

Я подавила в себе детское желание натянуть одеяло до носа, а то и вовсе отвернуться.

– Все хорошо, – приоткрыла глаза и нейтрально улыбнулась. – Кри, я устала. Спокойной ночи.

Огненная не стала настаивать и тоже легла. А я… мне хотелось, чтобы настаивали. Поговорили, дали поругаться, вслед за этим утешили и сказали, что все будет хорошо. Что не хотели обидеть.

Но так себя ведут с детьми. А я взрослая… Взрослые переживают свои проблемы одни. Наверное, зря? Или я просто не хочу взрослеть? Ведь девочки плачут на руках у кого-то, кто их подбадривает, а девушки рыдают в подушку.

Арвиль тоже молчал. Возможно, просто не знал, что сказать.

Дверь тихо отворилась, и по полу еле слышно прошлись босые ноги. Свет был уже выключен, но дракону это ни капли не мешало. Он нерешительно замер возле постели, потом сел на край, оперся спиной о столбик и долго сидел, глядя на серебряную полоску лунного света, что прочертила линию на бездне темного пола.

Время шло… Криона давно уснула. Еще до того, как он пришел.

Я не знаю, о чем думал Златогривый. Я же просто смотрела на него, ведь мне, так же, как и мужчине, хватало той малости, что дарила луна.

Смуглое лицо казалось особенно резким в полутьме, не спасало даже то, что волосы дракона сейчас были распущены и светлым покрывалом разметались по плечам и груди. И вдруг я поняла, что никогда его таким не видела. Он всегда был… застегнут на все пуговицы. И в прямом, и в переносном смысле. При всех своих словах Олли никогда не позволял себе большей вольности, чем легкий флирт. И то, что было сегодня, являлось вершиной его смелости. Если же судить по морали драконов и фейри, то блондин вообще ухаживал на редкость целомудренно.

– Прости меня, солнце, – почти неслышно произнес он, не поворачиваясь ко мне. – Что не смог отпустить. Прекрасно понимаю, как это все выглядит со стороны. Но вот не могу, веришь?

Я не отвечала, но Олли этого и не ждал. Запрокинул голову, подставляя лицо лучам ночной странницы. Блеснули золотые глаза, а мягкий голос продолжил:

– Видишь ли, я знал не только что жена – огненная. Я знал и твое имя. Возраст, увлечения и прочее. Мне в отличие от Вейла, на котором потом элементарно отыгрались, предоставили все, что могли. И… я решил, что ты не можешь быть мне интересна. Юная, неопытная, капризная папина дочка. Что в тебе могло быть особенного?

Он снова замолчал. Вот так и было. Не знаю, осознавал ли он, что я могу спать и не слышать. Или просто нужно было выговориться? Рассказать. И не важно кому. Мне или пустой темной комнате.

– А затем узнал, что женили цай Тирлина. Посочувствовал. Но… стал замечать, что он улыбается, когда говорит о тебе. Говорит о том, что ты громишь его замок, губишь очередное зелье, доводишь Фрика до белого каления и достаешь самого Вейла. Но… он был почти рад. Тогда мне стало любопытно. Что же в девчонке такого, что она умудрилась вызвать интерес у давно повенчанного с наукой рыжего?

И снова пауза. Он собирался с мыслями, а я крепко зажмурила глаза и пыталась дышать ровнее. И не думать. Не слышать. Это вредно, такое слушать. Особенно от него.

– И вот наконец я впервые тебя увидел, – усмехнулся Оллисэйн. – Надо отметить, то синее нечто, что вывалилось из-за камня, имело мало общего с прекрасной юной блондиночкой на портрете. Тогда и родился интерес. От разрушения стереотипа.

Ну да. Еще бы. Мы не ожидали, а вот она какая, оказывается. Мужчины! Как же с вами… сложно, невыносимо. Зачем ты мне это рассказываешь?!

– А потом встретил на скале… Ты была такая потерянная. Расстроенная. Даже меня не заметила, начала рисовать. Кстати, ты чудесно рисуешь… – Мужчина вздохнул и продолжил: – Не знаю, когда влюбился. Может, позже, во время одного из молчаливых диалогов ни о чем… Когда смотрел на светлую драконочку, что весело кувыркалась в небе, а потом с размаху падала в воды озера. Или когда танцевал с тобой на балу, позволяя себе гораздо больше, чем должен был, согласно своему же плану. Или в ту ночь, летая по Пределу на огромной скорости, вытворяя дикие трюки, делая все, чтобы в голове не осталось ни одной мысли о том, где ты сейчас. С кем…

Раздался шорох, постель прогнулась, и я замерла, как мышь, внезапно осознав, что Криона на другом краю, и, стало быть, Олли ляжет между нами. Конечно, одеяла были разными, но… А я лежала лицом к середине кровати. Вернее, уже к Олли, который быстро лег.

Дергаться и поворачиваться к нему спиной я почему-то не стала… да и не было причин, казалось бы. Он не делал попыток привлечь меня ближе или придвинуться самому. Только рассказывал. И я не могла не слушать. И оборвать его тоже почему-то не могла.

– Но я пытался видеть в тебе только его жену. Не сказать, что особо хорошо получалось, но я старался. А потом… потом ты стала гаснуть. Кому как не мне заметить первые признаки? Я же отчасти фейри… И тогда я, наверное, поступил не очень красиво. Я ничего не сказал Ринвейлу, Ири.

Мое «почему» так и не прозвучало. Но он все равно ответил:

– Эгоист. Как и любой, в ком есть кровь дивных. Тогда ты была так рада меня видеть. А я был счастлив смотреть в твои загорающиеся глаза, в которых опять был свет. Для меня, понимаешь? Опять иллюзии… пустые. И вот ты сбежала. Это моя последняя возможность что-то сделать. И что бы ни говорил Тай про «черное солнце», я живу здесь и сейчас. И люблю я тоже сейчас. Тебя…

Себя ты любишь… Только себя, Олли.

«Верно все, – вздохнул Ар. – Все мы любим себя, Ири. А тебя за то, что ты нам даешь. Свет, тепло, улыбку, легкость и радость. За то, что ты вроде бы чистый лист, на котором можно записать удобные для нас исходные данные, которым ты должна будешь соответствовать. Вот только чернила бывают разные… И на белой бумаге можно писать такой же краской».

«Подслушиваешь», – спокойно прокомментировала я.

«Нет, – возразил Спящий. – Просто не отказываюсь».

«А тебя что так во мне привлекло?» – с усмешкой спросила я.

Тут Олли решил, что откровений хватит, повернулся на бок, неожиданно обнял меня за плечи и притянул поближе к себе. Я потрясенно вздохнула и решительно попыталась отодвинуться.

– Не сбегай, – выдохнул блондин в волосы. – Я же ничего не прошу. Просто… побудь рядом.

Я замерла. С одной стороны, ничего неприличного не было. Мы так еще во время обучения, если в походы ходили, спали. Вот только сама личность «соседа»… но одеяла у нас разные, и он даже на спину рук не передвигает. Останусь… Пока останусь.

Да и… если закрыть глаза, уткнуться носом в ворот рубашки мужа, то можно представить, что меня обнимают руки Вейла. А я так по нему скучаю…

Мы будем сегодня иллюзией, Олли. Я для тебя, а ты для меня… И это печально.

«А я… – вернулся Спящий. – А я влюбился почти в то же самое. В твой свет. И за то, что ты едва ли не единственная девушка, которую я воспринимаю именно как девушку. Все, кто был ранее, – это или подопечные, или противники. Те, кого хочется убить. Только дайте добраться до горла…»

«Жуть, – поежилась я. – Ар, это не любовь и даже не влюбленность. Это просто межличностное притяжение».

«Если к нему примешивается влечение, то это уже влюбленность, – несогласно фыркнул хейлар. – Я тебе уже объяснял свой взгляд на вещи».

«Упрямый…»

«Какой есть, такой тебе и дорог», – рассмеялся Спящий.

«Но я самообманом не занимаюсь. Как мужчина ты меня не интересуешь», – твердо ответила я, не испытывая ни малейших угрызений совести из-за излишней прямоты. Арвиль считает свое мнение последней инстанцией и не приемлет других точек зрения на интересующий его вопрос. Меня это не устраивает.

«Про это рано говорить, – в очередной раз подтвердил мое мнение о твердолобости Спящий. – Мы даже не встречались пока».

«Но я тебя видела, – резонно возразила в ответ. – Потому, кажется, продолжать дискуссию бессмысленно».

«Да, видела, – спокойно согласился хейлар. – Но, Ири, притяжение мужчины и женщины основывается не на зрительном восприятии. Ты сейчас… как на картину на меня смотришь. А при личном общении присовокупляется воздействие феромонов, запахи, тактильные ощущения. Так что, по моему мнению, у нас с тобой все впереди!»

«Драгоценный, – рыкнула я. – Но как ты в таком случае объяснишь свою влюбленность?! Я ведь для тебя такой же портрет!»

«Да, – подтвердил Арвиль, усмехнулся и продолжил: – Но ты забываешь о том, что восприятие мира мужчиной и женщиной очень отличается. Я вполне могу влюбиться по «портрету».

«Не поняла», – признала свое бессилие перед железной мужской логикой. Давненько заржавевшей, судя по ее качеству!

«Эмм… – задумался Спящий. – Я вместе с тобой заплутал в этих вывертах красноречия».

«Тогда я спать», – решительно оборвала беседу, понимая, что этот разговор нас никуда не приведет. Да и не надо.

Арвиль ничего не ответил, приняв мое решение.

Утро началось буднично. Спала я одна, ни Олли, ни Крионы в комнате не было. Правда, из ванной слышался шум воды, и я решила, что кто-нибудь из ребят плещется там. Если не вдвоем… А что? Вполне вероятно. Как ни странно, но при этой мысли мне стало неприятно. Женщины! Противоречивые создания! Люблю мужа, никто другой мне не нужен, но отголоски ревности все равно умудряюсь испытывать.

«Типичная девушка. Вроде и даром не надо, но вот если из лапок уплывает, то все равно не по себе становится, – фыркнул Арвиль. – Доброе утро, кстати. Ты уже придумала, как будешь делать ноги от поклонничка?»

«От тебя, что ли? – съязвила я, поднялась с постели, скинула рубашку и быстро переоделась.

«Милая, у нас с тобой обратная ситуация…» – Голос Спящего был тягучим, как мед, и, видимо, должен был будить во мне самые низменные инстинкты. Не будил. Увы и ах!

«Ар, помолчи, а? – попросила я. – А то настолько привыкну к постоянному собеседнику, что потом будет неуютно. А это неестественное состояние».

«Хорошо, – сухо ответил хозяин Анли-Гиссара. – Но советую как следует подумать над тем, куда деть дракона».

Я не ответила, ибо пока нечего было.

Раздался еле слышный скрип двери, и из ванной комнаты показался Олли, на ходу оборачивающий полотенце вокруг бедер.

Тут из ниоткуда выползло чувство прекрасного, окинуло Златогривого восхищенным взглядом и вынесло вердикт: «Нравится!»

Я еще вчера думала, что раньше видела Олли только в официальных нарядах, и его вид в домашней рубашке был нов и непривычен. Облик полуобнаженного Сэйна оказался будоражащим…

Надо определенно что-то делать. Да, он мне симпатичен, но только внешне. Я люблю своего мужа, и так и останется. А симпатия… Я же огненная. Наследие не могло не проявиться.

– Доброе утро, Ири, – спокойно поприветствовал меня дракон, проходя мимо и обдавая запахом свежести с терпкой цитрусовой ноткой. – Как спалось?

– Замечательно, – ответила, настороженно наблюдая за мужчиной.

Он откинул на спину белые спутанные влажные волосы и бросил на меня смеющийся взгляд.

– Это хорошо. – Он нагнулся за своей сумкой, отпустив полотенце и, как итог, оно едва не повторило судьбу приснопамятной шкуры. Но на этот раз Оллисэйн успел его удержать, хоть ткань и прилично сползла, обнажив завлекательные ямочки на пояснице.

Я наклонила голову, рассматривая широкую смуглую спину, на которой контрастом смотрелись потемневшие от воды, но все равно слишком светлые волосы. Красив, мерзавец. И прекрасно это осознает.

Более того – использует, поняла я, наблюдая за тем, как полотенце полетело в сторону, обнажая мужчину полностью. И, судя по янтарному взгляду, который хитрый дракон кинул на меня, он ожидал реакции. А ее не было! Я отвернулась!

Открылась дверь, послышались стремительные шаги. Вернулась Криона. В отличие от меня огненная придирчиво оглядела Олли, кивнула, и громко заявила:

– Хорош! Жаль, что не встретились раньше!

Больше не уделяя внимания удивленно повернувшемуся Златогривому, она села на кровать, облокотилась на спинку, закинула ногу на ногу и сказала:

– Ирка, нам по лавкам нужно.

– Пойдем, – согласилась с этим ультимативным предложением я, с любопытством наблюдая за тем, как Олли быстро застегивает штаны и натягивает рубашку. Что, Златогривый, немного иного ожидал?!

– Никуда вы без меня не пойдете, – уже пришел в себя Оллисэйн. Теперь на лице ледяного лорда царило невозмутимое выражение. – Но сначала расскажите о том, куда вообще шли. Ирка, даже не думай, что удастся отделаться от меня, как в прошлый раз!

– Как это – куда? – наигранно удивилась я. – Олли, я же тебе сказала!

– Когда это?

Кри испуганно взглянула на меня, видимо опасаясь, что я уже успела ему все сдать.

– Ты не помнишь? – взмахнула ресницами и лукаво улыбнулась. – Драгоценный, у тебя короткая память.

– Изволь напомнить, – подчеркнуто вежливо продолжил блондин, перекидывая вперед длинные спутанные волосы, которые уже почти высохли. Магия?

– Цветочки, – развела руками я.

– Что?! – округлил янтарные глаза Сэйн и продолжил, но в голосе дракона начали прорываться рычащие нотки: – Ты издеваешься?!

– Ничуть, – покачала головой, смотря на него все тем же кристально честным взглядом последней дурочки. – Хочется цветочков… Редких. В тех предгорьях, куда ты меня приволок, их не оказалось. Вот теперь ищу повсюду…

– Ири, ты начинаешь меня злить, – тихо отозвался мужчина. – Это нехорошо, поверь.

Да ты что?! Чем злить?! Что сразу не изволила во всем признаться или не кинулась на шею, стоило его милости признаться мне в своих чувствах?! Сомнительных причем!

– Чем злить? – чуть слышно спрашиваю и опускаю к полу глаза, которые, по моим расчетам, сейчас были несчастными-несчастными. – Я же ничего не сделала…

Надо же, даже эта гримаса, которой я выпрашивала у папы разрешение куда-нибудь сходить или что-либо купить, и то пригодилась. Я, правда, пользовалась ей очень редко. Потому как матушка предупреждала, что если слезки использовать очень часто, то у мужчин на них вырабатывается иммунитет!

Потому до этого мы пока дело доводить не станем.

А вообще, нужно думать, как от него удрать. Не хочу я вести Златогривого в Анли-Гиссар. Очень не хочу.

Или это не я? Таких сильных моих эмоций не должно быть. Да и то, как я восприняла вчера песню… Неужели наше слияние с Арвилем продолжается? Это плохо. Но стану думать потом. Когда выкручусь из данной ситуации.

– Ирка! – резко окрикнула меня «данная ситуация», заставляя вернуться к себе мыслями. Я подняла глаза на прекрасного, но, вот досада, злобного блондина и недоуменно хлопнула ресницами. Олли перекосило еще сильнее, и он рявкнул: – Хватит вести себя как дурочка, я прекрасно знаю, что в твоей очаровательной белокурой головке отнюдь не пусто!

«Это он зря! – заявился Ар, который тут же радостно прокомментировал нашу беседу. – Я, как непосредственное содержимое этой самой головки, могу заверить всех желающих, что, кроме меня, тут почти ничего путного и нет!»

«Так, содержимое, – резко одернула его я. – Помолчи и не мешай. И, Арвиль, не знаю, на каком этапе затормозилось твое психическое развитие, но ты мне все больше и больше напоминаешь подростка, который дергает за косички понравившуюся девочку».

Спящий озадаченно замолчал, видимо обдумывая подкинутую версию. Я же продолжила «выворачиваться из рук» Олли, который, похоже, во чтобы то ни стало решил выяснить нашу точку «Б». А вот и не скажу! Или я не дочь своей матери!

– Оллисэйн, опальный лорд Ледяного Предела! – Я вскочила, выпрямилась и вскинула подбородок. – Мне все равно, о чем вы думаете. Я не обязана отчитываться перед вами.

– Милая, а я знаю того, перед кем ты это делать обязана, – ласково начал Златогривый. – Что будет, если я прямо сейчас свяжусь с Дорианом и расскажу, где находится не только беглая супруга его подчиненного, которую рыжий сейчас ищет вместо того, чтобы заниматься работой, но и его собственная невеста?! Ты так желаешь подставить подруженьку?

– А ты хочешь лишиться даже призрачных шансов на что-либо, кроме звания «друг»? – пошла ва-банк я. Да, это некрасиво и по больному, но он только что поступил не лучше! – А то и эту малость потеряешь. А ведь тебе и так хочется гораздо большего!

Он прищурился, пристально глядя, и я почти чувствовала, что сейчас он что-то для себя решает.

– Хорошо, – вдруг успокоился мужчина, и я поняла – надуманное «что-то» мне не понравится!

Он окинул меня неожиданно жарким, голодным взглядом, от которого кожа покрылась мурашками.

– Ири, я больше не буду поднимать эту тему, но… ты мне будешь кое-что должна.

– Что? – настороженно осведомилась, отступая за кресло, так как в пылу ссоры я не заметила, что он подобрался слишком близко и сейчас стоял буквально в полуметре от меня.

– Я вас прикрою, – начал перечислять позитив от собственного присутствия дракон. – Стану помогать, а не просто «не мешать», как было ранее. Не буду спрашивать о цели путешествия…

– А что взамен? – угрюмо спросила я.

– Всего лишь поцелуй, – выдохнул Олли, склоняясь ко мне, обдавая теплым дыханием висок и скулу. – Настоящий. Взаимный… Такая малость, огненная. И я весь твой…

– Ты меня и так уже целовал, – осторожно оттолкнула уже нависающего надо мной дракона и продолжила: – Не раз и не спрашивая. И я тебя тоже по глупости уже поцеловала. Еще в Пределе. Так что можно считать, что мы в расчете.

– Нет, милая, – покачал головой Олли, послушно отступая на шаг. – Ты позволяла. Не отвечала. А про тот чмок, которым ты меня наградила еще дома, можно даже не вспоминать.

– А что ты хочешь-то?!

– Уже озвучил. – Он улыбнулся, подмигнул и отошел к двери. Прислонился к косяку и как ни в чем не бывало спросил: – Ну так что, мы идем по лавкам?

– Да, – спокойно согласилась Кри, которая до этого внимательно наблюдала за шантажом и не вмешивалась. Она поднялась и первая вышла в любезно распахнутую перед ней дверь.

Глава 11

Мне ничего не осталось, кроме как последовать за подругой. Но когда я проходила мимо Златогривого, он стремительно подался вперед, положил руку мне на талию, прижал к себе и стал невозмутимо закрывать дверь на ключ.

Я в немом изумлении от такой наглости смотрела на него. На дракона это впечатления не произвело, он лишь склонился ближе, мимолетно поцеловал меня в висок и шепнул:

– Ты моя невеста, разве забыла?

– Я тебе ничего не обещала!

– Ты подумай лучше, сокровище, – покровительственно улыбнулся он. – О плюсах подумай. Их немало. И я не тороплю с отдачей…. долга. Главное, согласись.

– А не накапают ли из-за отсрочки нехилые проценты?! – съязвила я, пытаясь отстраниться от него, но Сэйн только прижал крепче, для надежности еще и за косу схватил. Вот поганец!

– Мне нравится ход твоих мыслей, – пожал плечами блондин. – Но пока даже не мечтай!

– Это я-то мечтаю?!

– А кто тебя знает? – хмыкнул он, блеснув на меня золотыми глазами, в которых плескалась ирония. – Вдруг это все напоказ и только для того, чтобы меня спровоцировать? А я, такой порядочный, держусь! Не поддаюсь! Цени, родная.

– Прекрати так говорить, – нахмурилась я, сжав пальцы. – Смеяться хватит. И я тебе не «родная», Олли. У тебя нет права так меня называть.

– Есть, – не согласился ледяной. – Просто процесс пока односторонний, вот тебя и коробит.

– Если ты это знаешь, то почему позволяешь себе такое?

– Я говорю то, что думаю. Чувствую, – кратко ответил Олли, и, судя по холодно-невозмутимому лицу, я его умудрилась чем-то обидеть.

Сначала хотела что-то сказать, но быстро себя одернула.

Сейчас вообще не время об этом думать. Но в ближайшем будущем придется однозначно.

Такое нельзя оставлять без внимания. Да он мне и не позволит о нем забыть.

А сейчас по лавкам! И все же, если получится, то нужно от Златогривого сделать ноги.

Нельзя его подпускать к Спящему. По моему ощущению, даже если Арвиль к моменту их встречи встанет, то они подерутся.

Внизу нас ждала Криона. Когда мы ступили на слишком узкую для двоих лестницу, то я попыталась отстраниться и пройти вперед. Не дали. Олли просто подхватил меня на руки и легко сбежал по ступенькам. «Молодожены», – послышался шепоток в зале, и я зло посмотрела на дракона, который, даже оказавшись внизу, не спешил опускать меня на пол.

– Олли, – с намеком протянула я.

– Внук! – рявкнули откуда-то сверху.

Мы дружно подняли голову и увидели Тайлина, который прижимал к себе вчерашнюю подавальщицу. Девушка от такого была явно не в восторге, потому что старательно, но пока молча вырывалась.

– Сам-то, – лишь мельком окинул деда взглядом его бессовестный потомок. – У нас все, между прочим, на почти добровольных основах!

От такого я опешила, а затем сильно ущипнула наглого вруна за плечо. Он меня отпустил, но ничего сказать я не успела, так как сверху раздался вскрик:

– Да отпустите вы меня, ненормальный!

– Не могу, – фиксируя девушке руки, обаятельно улыбнулся князь. – Я в вас влюбился!

– Как это? – даже перестала вырываться «счастливица».

– Предположительно надолго, – честно ответил ей музыкант.

– Девушки, – жалобно посмотрела она на нас. – Помогите, а? Я не знаю, что делать с этим неуравновешенным типом с навязчивыми идеями!

– Тай?! – требовательно взглянул на предка янтарноглазый.

– Поздно, – пожал плечами фейри. – Влюбился я. Бывает… Вот у тебя сейчас, например! Ты же не торопишься ставить на этих чувствах крест. А у меня, в отличие от тебя, никаких преград нет!

– У меня есть жених! – возмущенно воскликнула его предполагаемая возлюбленная.

Тай не ответил. Он ее поцеловал. Вернее, попытался. В следующую же секунду отшатнулся, удивленно посмотрел на независимо вздернувшую курносый нос девушку. Коснулся пальцами губ, задумчиво взглянул на покрасневшие от крови подушечки. Укусила! Умница!

– Это что? – спросил фейри у избранницы.

– Кровь, – ехидно поведала ему она.

– Еще раз так сделаешь, пожалеешь, – тихо и жутко сказал Тай.

Мы с Кри удивленно смотрели на преобразившегося князя.

«А что удивительного? – спросил молчавший доселе Арвиль. – Он древний. Очень древний. И то, как себя ведет, является отражением его самоощущения. Но иногда наносная шелуха падает, и открывается истинное лицо».

Если фейри влюбляются, то от них отвязаться чрезвычайно сложно. Дивные ловят любые эмоции и проживают их до последнего мига. А уж такое сильное чувство, как любовь… Тай не откажется.

Девочке и правда не повезло. Потому что он влюбился, а не полюбил. Или у меня уже навязчивая идея о разделении этих двух понятий?

«Нет, Ири… Он все сказал правильно».

– Отпустите меня немедленно, – холодно ответила ему подавальщица.

– Дарья, вы еще не поняли? – вскинул темно-золотую бровь фейри. – Я вас просто не могу отпустить. Я хочу быть с вами рядом. Вдалеке буду тосковать. А я не желаю в своей жизни отрицательных эмоций.

Нет, ну это уже ни в какие рамки!

Видимо, Криона считала так же, потому что резко произнесла:

– Князь Тайлин из ветви Литого Золота, вы не имеете права удерживать девушку. Что скажут ее родные?

– У меня нет родных, – тихо прошептала Даша. – Я переселенка.

– Тогда все еще лучше, – улыбнулась я. – Вы под защитой короны.

– А я князь фейри, – ответил Тай, прижимая к себе девушку, которая смотрела на нас перепуганными глазами. Видимо, только начинала понимать, во что вляпалась. – Я вне закона. Я могу уйти в любой мир, милая. И вас забрать.

Она вскинулась, с надеждой глядя на него.

– Вы меня вернете домой?

– Нет, – ласково провел пальцем по скуле Тайлин. – Я же сказал. Пока ты будешь со мной.

– Господи, – прошептала Даша, с ужасом глядя на него.

– Не обязательно, – покровительственно улыбнулся он. – Можно по имени, малышка. Тайлин. Или Тай…

– Да пошел ты! – взъярилась она, рывком освобождаясь из его цепких объятий и быстро спускаясь к нам. Так торопилась, что едва не упала. Криона скрестила руки на груди и решительно взглянула на дивного. Ну да… Наверное, эта картинка ей о чем-то напомнила. Неприятном. О таком же властном мужчине, который не считался с ее мнением.

И подавлял, стоило попытаться поднять голову.

– Значит, так. – Огненная выразительно размяла пальцы. – Полезешь – получишь в морду чем-нибудь неприятным. И станешь значительно менее прекрасным.

– Девушка, вы еще не доросли до того, чтобы со мной тягаться, – неприятно ухмыльнулся он. – Я из Неблагого Двора, и ваши попытки остановить меня могут вызвать разве что смех.

– Он Неблагой?! – повернулась я к Олли, который спокойно за всем этим наблюдал.

– Да, – пожал плечами Златогривый. – А что?

– Но волосы… – в растерянности показала я на золотую шевелюру этого дивного козла!

– И что? – так же флегматично спросил дракон. – Мама у него из Зимнего Двора, а с кем нагуляла такого занятного сына – дело десятое.

– И ты ничего с этим не сделаешь?! – показала на отошедшую в сторону Дашу и Криону, которая непреклонно стояла на пути у фейри.

– Не могу, – тихо сказал Олли, беря меня за запястье и притягивая ближе к себе, подальше от Тая. – Это его право.

– И ее бесправие?! – зло рыкнула я, пытаясь высвободить руку.

Но он не только не позволил этого, он еще и дернул на себя, заставляя уткнуться носом в рубашку, быстро обнял, создавая иллюзию нежной близости романтичных молодых людей. И пока я не успела устроить скандал, тихо начал говорить:

– Ирка, никто не вмешается. Он древний. Это его право на жизнь и разум. И поверь, меньшее из зол для зимнего фейри. Князю никто не станет препятствовать. Даже Хранители. Потому что безумный или пресытившийся жизнью и ищущий острых ощущений Тай им аукнется гораздо более серьезными последствиями.

– Но разве власти… – беспомощно пролепетала я.

– Как только узнают, то перевяжут подарочной ленточкой и вручат Тайлину, – безжалостно разрушил остатки моих иллюзий Олли.

– Но неужели нельзя совсем ничего сделать?! – отчаянно уставилась в янтарные глаза.

Он улыбнулся, ласково погладил меня по щеке, наклонился и, почти касаясь моих губ своими, сказал:

– Это сложно…

– Но ведь возможно?! Ты сможешь?! – требовательно смотрела в такие близкие глаза.

– У меня нет мотивации, – выдохнул он, зарываясь пальцами в мои волосы, и теперь я не смогла бы отстраниться, даже если бы хотела.

– А если… будет? – робко начала я, понимая, что делаю большую глупость. Но оставить эту совсем незнакомую девочку я не могла. Вот почему-то не могла.

Да, сейчас я поступлю очень некрасиво. По отношению и к Вейлу, и к Олли. Потому что придется сыграть на его слабости. Но оставить девочку и даже не попытаться хоть что-то сделать, я не могу. А нужно такую малость… Всего лишь наступить на горло своим принципам.

– Ну я даже не зна… – договорить он не успел.

Поцелуй на зимнем балу был почти целомудренным. Касание.

В Пределе, когда мы сбегали, я и правда только успела прикоснуться губами к нему, и Олли тут же перехватил инициативу. Воспользовался вдохом, тем, что я не ожидала вторжения, но ответа так и не дождался.

Уже в таверне – тоже лишь прикосновение к губам. И всегда он. Я оставалась безответной. Но сейчас… сейчас было иначе.

Ведь уже он не торопился отвечать.

Да, я его целовала. Потому что было нужно.

Целовала, вкладывая весь свой не очень большой опыт, нежность, что чувствовала к мужу, которого нет рядом. И отрешаясь, не думая о том мужчине, которого целую. О том, что сильные пальцы сжимают мои волосы, о том, что он отвечал так, что тело невольно просыпалось. О том, что ласковые руки осторожно поглаживают мою спину сквозь рубашку.

Понимая, что порода начинает брать свое под этим чувственным натиском, я отстранилась, прерывисто выдохнула и прижалась лбом к его плечу. Златогривый сжал меня в объятиях, почти тотчас выпустив, приподнял за подбородок, осторожно коснулся губами лба и отодвинул.

Я прислонилась к перилам, кривя губы в горькой усмешке. Вот и доказала ты, Ирьяна, что ничем не лучше любой огненной.

– Тай, – окликнул он деда, который уже стоял перед хоть и перепуганной, но не дрогнувшей рыжей.

– И не думай, – не оборачиваясь, бросил фейри, все так же хищно оглядывая Дашу. Переселенка пятилась, пока не уткнулась спиной в стенку.

Я же смотрела на князя и удивлялась. Как я еще вчера вечером могла думать, что он… милый?!

Да это такой кошмар, что внучку до его уровня расти и расти!

Древний…

Одним словом все сказано.

Фейри Неблагого Двора.

Но дракон стремительно подошел к предку, наклонился и что-то коротко шепнул на чуть заостренное ухо. Судя по тому, что с лица Тайлин стало медленно пропадать злобно-агрессивное выражение и появилось любопытство, – сказал Олли что-то несомненно интересное.

– Хорошо, – наконец кивнул фейри, быстро поднялся по лестнице, уже на площадке развернулся и обаятельно улыбнулся. – Но сам и объяснишь. Времени у вас до вечера.

– А что вечером? – спросила Даша, которая уже перестала трястись и, судя по решительному взгляду, планировала, как сбежать от нежданно-негаданно привалившего ей «счастья».

– Ну, девушка, не ждите от меня многого, – развел руками Олли. – Все, что я мог дать, – отсрочка. Чтобы вы могли подумать, смириться и определить манеру поведения.

– Отлично, – фыркнула переселенка, поклонилась нам с Крионой и сказала: – Спасибо, девушки, но мне пора.

– Он найдет, – покачал головой Златогривый.

– А пусть попробует! – передернула плечами Дарья и решительно развернулась к двери. – В любом случае я не собираюсь сидеть сложа руки!

– Наш человек, – одобрительно хмыкнула Кри и вопросительно взглянула на меня. – Может?..

Как понимаю, это она про то, нельзя ли нам взять ее с собой…

С одной стороны, почему бы и нет. А с другой, я не развлекаться еду. И балласта подруге хватает и в моем лице.

– Нет, – вздохнула я.

Ведь как ни прискорбно, но не могу. Я и так уже дала ей возможность хоть что-то сделать. Надеюсь, Тайлин и правда не станет срываться с места до вечера и у девочки будет фора.

Пока я размышляла, подавальщица уже успела отнести на кухню передник, забрать сумку и выйти из таверны.

– Куда мы идем? – приобнял меня за плечи совсем оборзевший Оллисэйн.

– Так. – Я решительно стряхнула его руку. – Хватит меня трогать. Долг я отдала – прекращай так себя вести.

– Какой долг? – наигранно удивился блондин. – Ири, милая, сейчас была добровольная акция во славу спасения девы невинной!

– Ну ты и гад, – покачала головой Криона, подцепила меня под локоть и повела на улицу.

– В любви все средства хороши, – философски донеслось до нас.

Меня полоснуло острое чувство вины.

Он же хороший. И правда хороший. А я пользуюсь, играю на слабостях, привязываю еще больше.

Некрасиво.

Но и бездействовать я не могла!

До сих пор не могу забыть бесчувственный взгляд Крионы на зимнем балу. И ее слова. О том, что так жить она не хочет и не будет. Для подруги я ничего сделать не могла. Ни тогда, ни сейчас. Просто не в моих силах. Но помочь другой девочке я сегодня могла. И помогла. А моральные терзания… Это даже не цена.

На улице, как и ожидалось, было очень оживленно. Все же середина дня. Из-за того что последние дни были напряженными, а легли мы поздно, встала я отнюдь не ранним утром. Ближе к вечеру, если быть честной.

Спустя несколько минут нас догнал Златогривый и пошел рядом, уже не претендуя на ручки, плечики или талии. И хорошо. А то, чувствую, я бы не удержалась и наговорила ему много чего неприятного.

Пытаясь отвлечься от этих мыслей, я решила переключиться на сам город.

Он жил, дышал, заражая прохожих своим суетливым сердечным ритмом, заставляя их звучать в унисон и нестись все быстрее вперед.

Кто бы что ни говорил, но там, где есть разумные, есть и другая жизнь. Эмоции не исчезают бесследно. Они впитываются в пыль под ногами, в камни мостовой, сливаются с водой прудов, растворяются и уносятся вдаль торопливыми реками, которые протекают через города.

Но большая часть остается. И возникает… эгрегор. Кажется, именно так высоконаучно называется это коллективное бессознательное.

Потому и любим мы то место, где живем. И оно отвечает, возвращает, и часто гораздо больше, чем ты отдавал. Взаимный обмен. И в итоге город живет…

Ничто в мире не исчезает бесследно. Не хочет исчезать. Цепляется за любую возможность остаться. Ветром в кронах, первым летним дождем, привидением в старых катакомбах.

Недаром во все времена о старых зданиях ходят легенды.

А вот и живой пример.

Я окинула задумчивым взглядом большой полузаброшенный мрачный дом, сам казавшийся призраком ушедшей эпохи. Как и старик, сидевший в кресле-качалке на балконе второго этажа. Он кутался в плед, несмотря на весеннюю жару, и попыхивал трубкой, неодобрительно глядя на прохожих из-под кустистых бровей.

Солнечный день да и шумный город мало вязались с этим «ветераном времен». А он выстоял. Выиграл. И теперь обречен рассыпаться от старости. Как и хозяин.

Был и другой. Совсем молодой, построенный недавно, покрытый свежей штукатуркой. Светлый, радостный и… девичий. Стойкое ощущение, что если у домов и бывает пол, то это именно женский. И никак иначе.

Молоденькая кокетка, убранная цветами, подведенными глазами окон смотрела на мир радостно и выжидающе. Девчонка лет двенадцати сидела на широком подоконнике, подобрав под себя юбки, и что-то мастерила. При этом она кидала такие хищные взгляды на драную кошку, шастающую по участку ее соседа, что я мигом поняла: пакость готовится именно для нее. Дом же смотрел на шалости своей подопечной и веселился вместе с ней.

Да… Такие разные жители. Дома, люди. А есть еще и парки. Они тоже очень разные… со своим характером.

Про статуи и монументы, наверное, можно и не упоминать.

Они тоже часто… с характером.

Кстати, именно у этого городка весьма своеобразная история.

Кажется, тут недавно установили памятник его основателю, который я в данный момент имею честь лицезреть на главной площади.

Мы сидели в приятном открытом кафе, я смотрела на заполненную народом площадь и на скульптуру основателя Виртана, залитую лучами заходящего солнца.

Уж не знаю, кому пришла в голову «гениальная» идея, но они решили воина изобразить в том виде, в котором он занимался своим увлечением. Поваром он был в свое время. А спустя некоторое время началась война, и юноше пришлось учиться держать в руках не только поварешку. Хотя его военная карьера началась именно с этого инструмента. Врагам перепало тем, чем ученик повара владел лучше всего.

Это уже с годами в его арсенал добавилось что-то посерьезнее. С чем он, собственно, и прошел в числе элитного отряда по Изначальной империи. И даже город основал. Ну как город… Крепость, рядом с которой со временем весьма удачно пролег торговый тракт, что в общем-то и дало Виртану толчок к развитию.

Я подняла взгляд на скульптуру улыбчивого юноши, вырезанную из разного камня, что создавало потрясающий эффект реальности. Впрочем, тут скорее талант скульптора сыграл свою роль.

Голова была высечена из двуцветного мрамора, притом художник по камню так мастерски обработал материал, что лицо получилось светлым, а короткие волосы, которые едва ли не дыбом стояли, – темными.

Оттенки для остальной части скульптуры тоже были подобраны крайне удачно. Рубашка, полураспахнутый камзол, штаны, сапоги. Казалось, что основатель города сейчас сойдет со своего постамента.

Юноша опирался бедром о высокую тумбу, склонил голову набок и с иронией наблюдал за вечерней суетой. В руках он держал приснопамятную поварешку, которая, казалось, вот-вот выпадет из пальцев.

Рядом с самой статуей, а уж тем более под самим «оружием» никого не было. Потому что хозяин Виртана этого не любил. После пары падений поварешки молодежь перестала рассматривать постамент как место для встреч.

– Ирка! – гаркнула мне на ухо подруга, выдернув из созерцательных размышлений.

– Что? – вздрогнув, повернулась к ней я.

– В каких облаках ты уже больше двух часов витаешь? – дружелюбно улыбнувшись, спросил Олли.

– Я сказала, что ты в интересных городах всегда такая, – отправила в рот ложку мороженого огненная. – И до тех пор, покуда не «прочувствуешь», без толку требовать внимания.

– Простите, – виновато улыбнулась я. – Художница, что поделаешь. А сейчас была возможность немного расслабиться.

– Мы достопримечательности осматривали, – хихикнула Кри.

– Всего на пару часов «выпасть из реальности» не могу? – демонстративно обиделась я.

Криона весело рассмеялась, запрокинув голову и расплескав по белой рубашке огненные кудри.

Олли же просто задумчиво на меня смотрел, медленно обводя мизинцем край кофейной чашки. Чуть заметно улыбнулся и отвел взгляд.

– Пойдем на ярмарку? – возбужденно сверкала глазами подруга, сминая салфетку от нетерпения. – Я никогда не была, только слышала!

– Если она не ромийская, то ничего интересного не будет, – покачала головой я.

– Судя по кибиткам, что я видел, именно ромийская, – подал голос Златогривый.

– Тогда стоит сходить! – Теперь и я загорелась.

Мы встали, Олли расплатился по принесенному счету и предложил нам с Кри взять его под руки. Мы переглянулись, подумали и пошли ему навстречу.

– Мне сегодня все завидуют, – спустя пять минут довольно протянул Олли.

– Почему? – наивно поинтересовалась я, крутя головой по сторонам. Мы сейчас шли по торговым кварталам города, где высились в основном типичные дома образца «первый этаж – магазин; второй (третий) – жилой».

– Ну сама посуди, – начал рассуждать дракон. – Я весь из себя настоящий мужчина, веду куда-то аж двух очаровательных девушек! Притом самого востребованного, так сказать, окраса. Блондинка и рыжая! – Он оглядел вытянувшиеся лица «блондинки и рыжей», высвободил руки, приобнял нас за талии и, пакостно улыбаясь, выдал: – И все это – мое!

– Я тебе сейчас устрою… – мрачно пообещала невестушка наследника. – Та-а-ак устрою!

– Не надо, – широко улыбнулся мужчина, быстро нас отпустил и переместился на пару метров в сторону.

– Надо, Олли, надо, – «ласково» посмотрела на него я.

– Точно?! – в комическом испуге округлил золотые очи дракон.

– Ирка, – вдруг успокоилась подруга. – А помнишь, что я рассказывала тебе о своей несбыточной мечте? Стать парикмахером!

– Помню, тебе еще на растерзание никто не отдавался, – радостно кивнула я.

– Посмотри. – Подружка широким жестом указала на Златогривого, который, уже не таясь, смеялся. – Какое поле для экспериментов!

– Все, – поднял вверх ладони блондин. – Я больше не буду так шутить, о суровые девы. Только волосы не трогайте. Это для фейри почти священно.

– А в честь чего тогда у Тайлин короткие? – полюбопытствовала я.

– Потому что ненормальный, – кратко, но совершенно непонятно пояснил ледяной. – Он старый. И проходил все грани этого. Снова ощущать себя молодым смог далеко не сразу, когда я видел Тай в последний раз, то он выглядел гораздо старше.

– Странно это, странно это… – протянула я на манер одной старой песенки.

– Да уж, быть в беде – это очень странно, – со вздохом перефразировал Златогривый. – А в беде тут твоя переселенка. Если, конечно, то, куда она угодила, можно так назвать.

– С какой радости он так к ней прицепился? – недоумевала Криона, которая не слышала нашего короткого диалога и пояснений Олли в таверне.

Ледяной вздохнул, но повторил:

– Он древний фейри. Дивные выглядят так, как себя ощущают. Все зависит от того, насколько он хочет жить. Чтобы чувствовать себя молодым, нужны эмоции, краски, взлеты и падения… – Олли задумчиво поднял глаза к небу, поймал выбившуюся из косы золотую прядку и заправил за ухо. – Самые сильные чувства – это любовь или влюбленность. Потому если он почувствовал что-то большее, чем банальный сексуальный интерес, то вцепится в девушку мертвой хваткой и не отпустит, пока не исчерпает эти эмоции.

– Вот сволочь, – угрюмо сказала Кри. – Ему, понимаешь ли, в голову ударило, а девочке жизнь походя сломает и не оглянется!

– Не утрируйте, – усмехнулся Сэйн. – Провести некоторое время рядом с князем, который готов почти на все ради новой пассии, – что может быть лучше?

– Юные девушки имеют свойство влюбляться в красивых, обаятельных мужчин, – задумчиво проговорила я. – И потом, когда дивный решит, что у него все прошло, дева может только начать «гореть». В итоге мы имеем молодого душой, довольного фейри и переселенку, которой будет очень плохо. И долго. Агония чувств мучительна.

– Предлагаю сменить тему, – покачал головой мужчина. – Эта – бессмысленна и бесперспективна. И она вас расстраивает.

Он вернулся к нам, подхватил под локотки, и мы пошли вниз по улице.

Глава 12

Олли был прав. Помочь Даше мы ничем не можем. Вот совсем. Противостоять древнему дивному чревато. Особенно нам с Крионой.

И потому самое лучшее – это выкинуть данный эпизод из головы.

В конце концов, от страстных романов еще никто не умирал. А Тай девушке изначально понравился, и если он не будет идиотом, то вполне сможет обернуть ситуацию в свою пользу. Ну я на это надеюсь.

Пока я размышляла, мы добрались до площади, на которой и проводилась ярмарка.

У меня загорелись глаза, и захотелось бежать сразу на все стороны света разом. Тут было столько всего интересного!

Так как ярмарка была ромийская, то не обошлось и без лошадей, так как это основной товар кочевого народа.

Но копытными дело не ограничивалось. Продавали традиционные сладости, платки и шали, кожаную обувь, сделанную по особой технологии, и которой, как убеждал продавец, век сносу не будет. Не сказать, чтобы я особо поверила, но мокасины купила. Оказались очень удобными. Мне еще Анли-Гиссар искать. И по нему скакать… Так что пригодятся! Тем более в список достоинств обувки входили также морозостойкие качества. Проверим, протестируем.

Хороший праздник. Яркий, заразительный, невозможно не улыбаться. Уличные представления, сладкие орешки, которые пихнул мне в руки Олли… И я уже не обращала внимания на то, что ушлый дракон, воспользовавшись тем, что я постоянно на что-то отвлекаюсь, уже давно обнимал меня за талию.

Криона хоть и вела себя менее восторженно, но все равно с интересом крутила головой по сторонам.

Это я… как ребенок. Ну что поделаешь, если интересно?!

– Смотри. – Олли привлек меня ближе к себе, скользнул пальцами по подбородку, осторожно заставляя повернуть голову вправо.

– Зачем ты так делаешь?! – недовольно зашипела я, рывком высвобождаясь.

– Мне нравится тебя касаться, – спокойно пояснил Оллисэйн, послушно отходя на пару шагов. – Ты лучше смотри!

– Куд… – начала я и осеклась.

На мостовой танцевала босая девушка. Смуглая, гибкая, красивая, своими движениями она походила на мотылька. Плавными и размеренными и в то же время резкими и стремительными. Яркие юбки то обвивали стройные бедра красавицы, то колоколом развевались, когда она кружилась. Весело звенели браслеты на стройных щиколотках, с едва слышным стуком сталкивались крупные костяные бусины, вплетенные в косички, которые терялись в буйной гриве волнистых волос.

Она была прекрасна… «Фейри, – внезапно поняла я. – Дивная». Хоть внешность похожа на ромийскую и одета девушка в традиционное платье, но она не человек.

Везет нам на этот народ в путешествии.

Музыка становилась все быстрее, движения все резче, на смуглой коже начали проступать бисеринки пота. Но танцовщица только вытерла взмокший лоб, запрокинула голову, рассыпая волнистые черные волосы по спине, и улыбнулась небесам. Вскоре барабаны замолчали, и она медленно осела на землю.

Но это оказалось не все.

Девушка не поднималась, а рыжий молодой человек со странной прической, который подыгрывал ей на гитаре, что-то сказал барабанщику, тот кивнул в ответ, и полилась томная, неторопливая мелодия.

Фейри повела плечами и плавно выпрямилась. Откинула назад густые локоны и изогнулась в такт музыке. Согнула ногу в колене и медленно встала. Текучее движение, разворот, изгиб тела, позволяющий оценить красоту высокой груди и тонкость талии.

Кто-то из молодых ромийцев попытался выйти в круг, станцевать с прекрасной дивной этот тур. Но ему не дали. Неподалеку открылся туманный портал, оттуда как ошпаренный вылетел высокий худощавый мужчина в очках. Злой. Очень злой. За ним следом выскочила какая-то невысокая русая девушка, которая ухватила мужчину за рукав и попыталась что-то втолковать. Сквозь музыку я услышала только: «Кейран, так нельзя… ее право. Ее доля». Он ничего не ответил. Оглядел картину: красивый, в чем-то откровенный танец, мужчина, который хочет составить девушке пару, и побледнел еще больше. Стащил с острого носа очки, вручил своей спутнице с инструкцией: «Не потеряй, Аля», – затем закатал рукава белой рубашки и решительно направился в круг.

Танцовщица его заметила. Бросила взгляд на своего рыжего спутника, и ромиец покачал головой, показывая, что спасать девушку не будет точно.

Фейри пожала плечами, развернулась, подобрала юбки и стремительно задала стрекача.

Кейран попытался было ее отловить, но она так быстро растворилась в разноцветной толпе, что найти ее там было очень проблематично. Ведь юбки на всех девушках цветастые, шали – яркие, а волосы – черные и кудрявые.

– Не повезло советничку, – прокомментировал увиденное Олли, который опять ухитрился очутиться совсем рядом и даже взять меня за руку.

Я выдернула лапку, поджала губы и недовольно погрозила ему пальцем. На блондина это впечатления не произвело, он подмигнул, поймал ладонь, быстро поцеловал пальчики и отпустил прежде, чем я успела слишком громко возмутиться.

– О чем ты? – решила отвлечь ненормального разговором.

– Только что ты имела счастье лицезреть Кейрана Мерцающего, первого советника ее величества императрицы, – хмыкнул Златогривый. – Танцовщица – садовница императорского сада. И судя по тому, что Кейран теперь имеет моральное право ее догонять, своего он все же добился и отношения сдвинулись с мертвой точки.

– Э-э-э… – не разобралась я в хитросплетениях взаимоотношений верхушки аристократии Изначальной империи. Интересно, и что эти высокородные особы делают в захолустном городке?

– Да-да, всем известный факт, – широко улыбнулся Златогривый. – За этой фейри он уже лет семь точно бегает. Когда я в последний раз был при дворе, результатов не наблюдалось.

– А когда ты там был? – полюбопытствовала Криона.

– Несколько лет назад. Еще при прежнем правителе.

– Понятно. – Я проследила за тем, как спутница советника возвращает ему очки, что-то спрашивает у рыжего гитариста, тот качает головой, она пожимает плечами и создает портал, в котором скрывается сначала Мерцающий, а за ним и сама странная девушка.

– Идемте дальше, – потянул нас ледяной. – Тут представление уже закончилось.

Ну, мы и пошли. После того что увидела, я была задумчивой, но скоро карнавал ярмарки опять вовлек меня в свой круг и о странной сценке уже не вспоминалось.

Вернее, не вспоминалось до тех пор, пока я не наткнулась взглядом на садовницу, сидевшую на облучке кибитки. Она цепко, внимательно оглядывала нашу троицу и хмурилась, теребя странный медальон на шее, поглаживая крупный камень в центре, как будто раздумывала, нажимать или нет.

Поняла… Что мы крылатые.

Я с испугом смотрела на тонкие пальцы, ласкающие металл, подняла взгляд на ее лицо и с мольбой посмотрела в темные глаза. Она несколько секунд все так же морозила меня взглядом, но затем выражение ее лица смягчилось, а рука легла на обтянутые цветастой юбкой колени.

– Ребята, мне надо отлучиться, – подала голос Кри и, не дожидаясь ответа, скрылась в толпе. Я озадаченно проводила взглядом рыжую шевелюру и не обратила внимания на то, что Олли задумчиво оглянулся и, отступив в проход между кибитками, рывком затянул меня туда же.

– Ты что делае… – Закончить я не успела, Златогривый окинул меня жадным взглядом и недолго думая впился в губы поцелуем.

Я попыталась вырваться, уклониться, но мужчина одной рукой держал меня за талию, прижимая к себе, а второй – за затылок, не позволяя мне это сделать. Я попыталась сказать что-то протестующее, но стоило приоткрыть рот, как наглый дракон тут же этим воспользовался, углубив поцелуй. Целуя, лаская, пытаясь добиться ответа. Чувствуя, как от прикосновений загорается тело, я похолодела от ужаса на такую реакцию и теперь пыталась вырваться с удвоенным энтузиазмом. Он же гладил спину, мимолетно прошелся по ягодицам, добрался до груди, сжав нежный холмик, проведя большим пальцем по тут же напрягшемуся соску.

Так дело не пойдет! От отчаяния сделала последнее, что все еще могла. Укусила его за губу, но на мужчину это не произвело особого впечатления. Отстранился он только через несколько минут, когда понял, что я не отвечаю на его поцелуи и прикосновения. Хотя один создатель знает, чего мне это стоило!

– Милая, – мурлыкнула бессовестная сволочь, все так же прижимаясь ко мне бедрами, позволяя ощутить силу его желания. – А ты знаешь, что кровь фейри обладает возбуждающим эффектом? Так что твой поступок был немного неосмотрительным, – скользнул он губами по моей шее, заставив кожу покрыться мурашками, и хрипло выдохнул. – Сама теперь ночью придешь.

– Я лучше женщину-дроу отыщу, – зло пообещала, отталкивая блондина. – Они все равно бисексуальны!

Отталкиваться он не желал категорически, как голодный, добравшийся до желаемого. Он прижимал к себе, гладил, перебирал волосы, пытался вытащить рубашку из штанов. Почувствовав горячую ладонь на уже обнаженной пояснице, я решила, что теперь можно паниковать!

Силой с ним ничего не сделаешь и до разума пытаться достучаться бесполезно, так как в золотых глазах есть только желание. Когда он снова начал меня целовать, я поняла – дело дрянь. Значит, остается одно. Сыграть на самолюбии.

Эта скотина уже наполовину расстегнула рубашку и теперь гладила живот, неторопливо подбираясь к груди. Вопреки убеждениям, я стала дрожать, и отнюдь не от страха! Да чтоб ее, эту огненную натуру!

Закрыть глаза.

Так… прогнуться в пояснице, обнять его за шею, смирить порыв дать по морде при виде довольного выражения на оной. Поцеловать чувствительное местечко за ухом, податься грудью навстречу легшей на нее руке. Уже с моих губ сорвался удивленный возглас, когда Оли сжал чувствительную вершинку.

А теперь приникаем ближе, целуем, все еще не открывая глаз. Затем утыкаемся в шею и томно выдыхаем:

– Вейл… – И стараясь не допустить в голос злорадство и предвкушение добавила: – Любимый.

Олли замер, и я было возрадовалась, что тактика сработала. Но вдруг мужчина затрясся, и я всерьез обеспокоилась его душевным здоровьем. Раздавший следом смех вызвал недоумение.

– Ира, ты чудо! – отстранился блондин, отошел на шаг, убрав от меня руки, оглядел с ног до головы и весело закончил: – Птичка-наивняк, вымирающий вид!

– Что?! – зло спросила я, поспешно застегивая и заправляя рубашку. По ходу заметила на земле пару с корнем выдранных пуговиц. Вот грубиян!

– Ты правда думаешь, что такой банальный прием способен что-то изменить? – вскинул белую бровь дракон.

– Ну…. – всерьез задумалась я и радостно ответила: – Сработало же!

– Пра-а-авда? – протянул ледяной и сделал мягкий шаг в сторону, перекрывая выход из того закутка, где мы находились.

Я нервно оглянулась и осознала, что это тупик. Во всех смыслах.

– А разве нет? – Почему-то вместо грозного вопроса получился жалобный писк.

– Нет, – ласково взглянул на меня Златогривый, опираясь на стенку одной из повозок и снисходительно разглядывая загнанную в угол «дичь». – Ири, ты стонала минутой ранее отнюдь не от ласк своего мужа. И прекрасно осознавала, где ты и с кем. Так что не надо лицемерить. Ты этого не умеешь.

– Значит, так! – Я зло поджала губы. – Говорю в последний раз! Да, ты мне нравишься, ты меня привлекаешь, но это все, что я к тебе чувствую. Олли, я предпочитаю заниматься любовью, а не сексом или еще чем-то из менее благозвучных синонимов. А любовью можно заниматься только с любимым. – Теперь в желтых глазах напротив тлело раздражение, а лицо лорда Ледяного Предела медленно каменело. – Да, я огненная, и ты, как красивый мужчина, меня возбуждаешь. Вдобавок прекрасно знаешь, как следует вести себя с женщиной. Да и в вашем с Вейлом возрасте этого могут не знать только полные дегенераты. Так что, милый мой друг, не вижу ничего удивительного в том, что ты смог произвести впечатление на юную драконочку, только миновавшую первое совершеннолетие.

– Ай-ай-ай, – язвительно прошептал приятель. – Маленькая драконочка с удовольствием топчется по моему самолюбию. Может, еще вспомнишь, что мы с твоим мужем друзья? Для полного комплекта обвинений.

– Смысл? – пожала плечами я. – То, что к дружеским чувствам взывать бессмысленно, я поняла уже давно. Странно, кстати, что они атрофировались.

– Я уже объяснял, – зло рыкнул он, и я поняла, что эта тема для Златогривого слишком болезненная. – Я – фейри, Ирьяна. Магии в моей крови очень много. А с ней – и свойств этого чокнутого народа. И уж если я влюбляюсь, то все остальное отключается напрочь. Со мной такое в первый раз… Раньше я думал, что это проклятие меня стороной обойдет. Почти четыреста лет нормально прожил. А тут вот так приложило.

– И поэтому тебе плевать на любую мораль, принципы и мое мнение по данному вопросу? – едко поинтересовалась я.

– Я ничего не могу с этим сделать, – передернул широкими плечами блондин. – Это как стихия… Поглощает, понимаешь? И нет ничего важнее, чем быть рядом с той, кто эти чувства вызвала. Иначе утонешь…

– Да ты что?! – раздосадованно вскрикнула я. – Бедный, несчастный, во всем виновато коварное наследие предков, а у тебя самого нет никакой воли. Так, что ли?

– С тобой бесполезно объясняться, – холодно ответил Сэйн, надменно вздернув подбородок. – Я все уже сказал. Выводы за тобой.

– Ты еще и бессовестный шантажист, – решила припомнить Златогривому все, что могла. – Прекрасно знаешь, что я не хочу, чтобы ты ехал с нами, но все равно навязываешься! Да еще и требуешь!

– Милая, если бы я был тем мерзавцем, которого ты сейчас рисуешь, то сегодня вечером потребовал бы этот самый долг и спокойно уложил тебя в постель, – неприятно улыбнулся мужчина. – И ты бы и слова против не сказала.

Смирив вспышку гнева, я спросила:

– Я могу надеяться на остатки твоей щепетильности?

– Ири, мне очень обидно, что ты так плохо думаешь обо мне, – неожиданно горько сказал Олли.

Где-то над головой раздался шорох, я подняла глаза и заметила кудрявую макушку, скрывшуюся за крышей кибитки.

Хм…

– Давай наконец покинем это место, – холодно ответила мужчине. – Криона, наверное, уже давно нас ищет.

– Прошу. – Он отошел от прохода и склонился в безупречном полупоклоне, который в этом месте, в человеческой империи, в самом центре ромийской ярмарки выглядел дико.

– Благодарю.

Не глядя на него, прошла мимо, вновь с головой окунаясь в шум и веселье праздничной толпы.

Криону мы не увидели. Что было вполне ожидаемо, ведь блондинистый прохвост и не подумал поставить девушку в известность о своих планах!

Пятиминутные поиски тоже ничего не дали.

– Рыжая вас искала, – вдруг услышали мы красивый мелодичный голос.

Развернувшись, мы увидели стоящую в двух шагах от нас садовницу. Все еще босая фейри, склонив голову набок, с любопытством нас разглядывала. По губам девушки скользила лукавая улыбка, она переводила взгляд с меня на Олли и обратно, как будто над чем-то раздумывая.

– Здравствуйте, лорд Оллисэйн, – наконец произнесла она. – Странно вас здесь видеть.

– Могу ответить тем же, леди Ровена. – Олли поклонился и поцеловал протянутую ему руку.

– Крылатым сейчас не место в Изначальной, – мелодично пропела Ровена. – Более того, до темноты вам нужно отсюда уйти. В городе твари.

– Но тогда… – растерялся Златогривый, который, как и я, видимо, не понимал, почему не известили население.

– Они не нападают, – покачала головой фейри. – Они что-то ищут. Или кого-то…

– Хорошо, мы уедем сегодня. Спасибо за совет, дивная.

– Ваша подруга у конных рядов. – Садовница кивнула вправо.

– Еще раз спасибо. – Сэйн послал ей одну из своих очаровательных улыбок, и мы направились в указанном направлении.

Какая… странная.

Криону мы нашли довольно быстро. Она и правда рассматривала лошадей, причем, судя по ее восхищенному взгляду, явно положила глаз на гнедого жеребчика. Но сейчас мы были не в том финансовом положении, потому девушке ничего не оставалось, как, разочарованно повздыхав, пойти с нами.

Ярмарку мы уже обошли вдоль и поперек, и ввиду того, что говорила садовница, было принято решение возвращаться в трактир и уезжать из города.

Невеста наследника заметно нервничала и время от времени оглядывалась, словно чего-то ждала.

Я послала ей вопросительный взгляд, но Кри в ответ только покачала головой, а затем переместилась ближе ко мне. Так, мне кажется или что-то назревает?!

Предположения подтвердись спустя минуту.

Перед нами выскочила молодая, красивая, злющая ромийка, ткнула пальцем в опешившего Олли и завопила на всю площадь:

– Да вы полюбуйтеся на этого злыдня! – Девушка откинула с лица прядь волос и, не позволяя обруганному дракону и рта раскрыть, снова закричала: – Я его жду-жду! Днем не сплю, ночами недоедаю, похудела, отощала, а он тут с какими-то девками милуется?! Да что же это творится, люди добрые?!

Собравшиеся вокруг «люди добрые», на мой взгляд, как раз этим качеством не отличались…

– Девушка, вы вообще кто? – осторожно спросил Златогривый.

– Как это – кто?! – на ультразвуке завизжала красотка. – Ах ты, сволочь, мать своих четырех детей не узнаешь?! – Она на миг замолчала, а после чего раздалось оглушительное: – Па-а-апа-а-а!

– Что, доча? – пробасили откуда-то сверху.

Я подняла голову и обомлела. Таких здоровенных мужчин я никогда не видела.

– Отходим, – вдруг шепнула Криона и дернула меня за руку, увлекая за собой.

Уже в отдалении я слышала завывания:

– Да вы посмотрите, как он вырядился! Я и наши пять детей голодаем, а он фасонит!

– Только что было четыре, – попробовал сказать кто-то.

– Так я беременная же! – мигом нашлась скандалистка.

Большего я не слышала, так как мы уже удрали с площади.

– Твоих рук дело? – спросила у подруги, которая по-прежнему неслась вперед. Она только молча кивнула. – Они же его убьют!

– Не-а, – хихикнула рыжая. – Я им за это не платила!

– Ну ты и лиса, – восхищенно покачала головой я.

Дальше мы бежали молча – берегли дыхание.

На землю уже опустились сумерки. Я давно запуталась с направлением, но огненная уверенно вела меня за собой, и я привычно доверилась ей.

Глава 13

Мы спешно возвращались в трактир, собираясь забрать вещи. Но, видимо, так просто в этой жизни ничего не делается!

Воздух перед нами дрогнул, пропуская высокую долговязую фигуру. Стоило мне углядеть знакомые лазурные глаза на вытянутом лице и зубастый оскал Шеридана, как, схватив подругу за руку, я без слов затащила ее в ближайший переулок. Коротко крикнув: «Бежим», – я рванула вперед, показывая поистине заразительный пример. Уже через пять секунд Криона обогнала меня и спросила:

– А от кого?

– Де-э-эвушки. – Над головой раздался знакомый тягучий голос, и перед носом появился чешуйчатый хвост с кисточкой цвета черненого серебра. – А куда вы так спешите?!

Мы с Кри дружно подняли глаза и наткнулись на потрясающую улыбку на морде не менее потрясающего монстра, вальяжно разлегшегося на крыше.

– Сюда, – мигом сориентировалась невеста наследника, вышибая ногой дверь ближайшего дома и толкая меня в темный коридор. Сама напоследок кинула в Шеридана какую-то пакость и побежала за мной.

Мы прошли дом насквозь, вылетели с противоположного края и неожиданно наткнулись на дымящегося десятника, злобно смотревшего на нас блестящими от гнева голубыми глазами. Испачканное сажей лицо, безумная улыбка. Теперь его невозможно было спутать с человеком. Кожа заметно искрилась серебром, а хвост нервно бил по ногам мужчины.

Увидав его, так сказать, во всей красе, принцесса Огненной долины даже затормозила от неожиданности.

– Это что?! – ткнула пальцем… в хвост.

Внезапно хейлар запрокинул голову и рассмеялся.

– Фора, девушки! – Он посмотрел на нас, и я подавилась вздохом, так как веселья в глазах подданного Арвиля не было. Ни на грамм. Только злая ирония и отчаяние. – Это все, что я могу вам дать.

А мы не могли бежать. Стояли, словно примороженные этим взглядом.

– Быстро! – по-звериному оскалившись, рыкнул Шеридан, и это придало нам прыти.

И снова гонка по темным улицам, отголоски чьих-то криков, вспышки заклинаний и осознание, что в городе облава.

Внезапно Криона схватила меня за рукав и дернула на себя, прижимая к стене.

– Маги, – шепнула драконица в ответ на мой невысказанный вопрос.

– Шикарно! – почти неслышно ответила я, сжимая руку в кулак.

«Мы попали так попали, – коротко прошипел Арвиль. – Ири, я чувствую хейларов. Как высших, так и зверушек».

– Кри, тут недалеко монстры, – быстро шепнула рыжей, которая сосредоточенно что-то выплетала, укутывая нас слабо светящейся паутиной. – Как минимум несколько.

– Откуда? – спросила волшебница, не прерывая заклинания.

– Просто поверь.

«Ирьяна, они где-то справа. Конкретнее сказать не могу, но недалеко».

Замечательно!

У нас имеется развеселый расклад в виде хейларов, которые ловят нас, магов, гоняющихся за монстрами и за нами заодно. Сверху всю эту прелесть пикантной вишенкой венчает Оллисэйн, который тоже наверняка не сидит, сложа руки. Что же все не слава богу?!

– Значит, так, – начала Криона, обессиленно прислоняясь рядом. – У нас есть примерно пятнадцать минут, а потом заклинание рассеется.

– Вещи? – пытаясь выровнять дыхание, спросила я.

– Нет, – покачала головой рыжая. – Не успеем.

– Обернуться и улететь тоже не получится. Маги поранят крылья, а хейлары в небе ненамного слабее нас.

– Кто такие хейлары, потом расскажешь, – многообещающе посмотрела на меня подруга и, схватив за руку, потащила вперед.

– Ты знаешь, как выбраться?

– Река, – так, как будто это все объясняло, бросила Кри, не оборачиваясь.

– И все же, как хорошо, что мы оставили лошадей за городом!

Ответить она не успела, мы выбежали из переулка на главную улицу и немедленно шарахнулись обратно, так как там был Шеридан в окружении еще двух ящеров.

– Ну куда же вы? – проворковал десятник, появляясь из воздуха прямо перед нами. – Ни здравствуйте, ни до свидания, даже спасибо не сказали!

Отвечать Криона не стала, а просто ударила кулаком ему в челюсть и побежала в противоположную сторону, увлекая меня за собой. Поддавшись порыву и оглянувшись, я заметила, как он поднялся с колена, потер челюсть, ухмыльнулся и неторопливо пошел за нами.

«Количество переходов ограничено, – пояснил Арвиль. – Магии фейри в нас не так много и накапливается она медленно. Удивляет, что Шер не прибил вас сразу».

«Значит, у твоего приятеля есть свои мотивы».

В это время мы влетели в темный переулок и угодили в «ласковые объятия» каких-то мужиков. При ближайшем рассмотрении оказалось, что мужики в форме службы безопасности Изначальной империи, а значит, мы изволили нарваться на засаду. Засада, благодаря магии подруги, драконов в нас пока не признала, и в данный момент просто недоумевала, что такие красивые девушки делают одни так поздно и в таких трущобах.

– Там монстры, – умирающе сообщила я, оседая на руки ближайшему безопаснику и обессиленно закатывая глаза. – Они хотели нас…

– Съесть! – рявкнула Криона, стряхивая с талии руки заботливо поддерживающего ее офицера.

– Где? – мигом растеряли всю фривольность маги.

– Тут, – кокетливо рыкнули сверху.

Мы вскинулись и успели заметить только ослепительно-белоснежную морду хейлары, которая, подмигнув зеленым глазом, оскалилась и смылась куда-то вправо.

– За ней! – воодушевленно взвыли почуявшие дичь охотники и понеслись почему-то налево. Мы озадаченно проводили взглядом странных магов и посмотрели друг на друга.

– И люди еще говорят, что это мы ненормальные! – прокомментировала увиденное Криона.

Но порадоваться передышке нам было опять не суждено. Пространство заискрилось ровным золотым светом, и злой голос сказал:

– А вы и есть ненормальные! Идиотки малолетние!

Ухо обожгло болью из-за схватившихся за него жестких пальцев, затем его сильно дернули, и я уткнулась носом в кожаную куртку. Подняла глаза, поймала гневный янтарный взгляд и смущенно потупилась.

– Олли… ты не поверишь!

– Не поверю!

– Мы так рады тебя видеть, – всхлипывала, обнимая дракона покрепче и знаками намекая застывшей неподалеку подруге, чтобы она меня отсюда вытаскивала. – Они нас обижали! Ловили!

«Ну ты и артистка! – прокомментировал происходящее Спящий. – Я бы на месте твоего мужа пять раз подумал о том, нужно ли мне такое счастье».

«А тебе никто и не предлагает, – обиделась я за нелестный отзыв о моей импровизации. – Так что не бухти!»

«Знаешь, чем дольше я за тобой наблюдаю, тем больше сомневаюсь, что мне оно вообще нужно…»

– Ири… – неуверенно позвал блондин, отпуская многострадальное ушко и ласково проводя рукой по волосам. – Ты что… Не надо так.

Похоже, как истинный мужчина, Златогривый понятия не имел, что делать с плачущими женщинами.

Но помощь пришла оттуда, откуда не ждали!

– Такая трогательная сцена, – с издевкой донеслось до нас. – Вы не переживайте, я подожду.

Мы дружно повернулись, и Шеридан отвесил шутовской поклон.

– Белокурая леди, не имею чести знать имени, вы вызываете искреннее восхищение своим поистине женским вероломством!

От такого «комплимента» у меня отвисла челюсть.

«Как он хорошо озвучил мои мысли!» – восхитился смелостью полета мышления своего товарища Арвиль.

– Девочки. – Олли аккуратно толкнул меня к подруге. – Отойдите-ка. А лучше убегайте.

– Убегайте, – великодушно разрешил Шер, повелительно махнув рукой. – Я вас минут через десять догоню, и продолжим.

– Я тебе хвост повыщипываю, – мрачно пообещала самоуверенному мужчине Кри.

– Если достанешь. – Но все же десятник обернул предмет спора вокруг ноги, а кисточку вообще спрятал за голенище сапога.

Я прямо умилилась этому зрелищу!

«У вас такие неоригинальные угрозы… – хмыкнул Ар где-то в глубине сознания. – Что ты, что твоя подружка. И чем вам так хвосты приглянулись?»

«Необычно и интересно, – честно призналась я, не забывая все так же виснуть на Златогривом, всячески отвлекая мужчину от рыжей, которая понятливо выплетала что-то странное. – Мы такого никогда не видели, у нас нет, вот и тянет и вас лишить такого ненужного атрибута».

«Атрибут очень нужный, – тихо фыркнул Спящий. – Потом расскажу, если все еще будет мучить любопытство. А сейчас предлагаю тебе приготовиться бежать, потому что твой озабоченный приятель явно что-то задумал».

«Сам ты озабоченный! – попыталась было заступиться за Оллисэйна, но продолжить тираду не успела, ледяной стремительно оттолкнул меня в сторону, мало думая о сохранности тела, и меня чувствительно впечатало в стенку.

Я сдавленно охнула от резкой боли в спине, но за локоть меня тут же ухватила Криона, которая не более ласково дернула, увлекая за собой, и параллельно бросая в Шеридана какую то паутину грязно-серого цвета, плотно его облепившую и сковывавшую движения. Одновременно с этим Олли раскрутил откуда-то появившуюся в его руках гизору, и сверкающая нить смертоносных бусин змеей полетела в противника.

Этот сумасшедший вечер когда-нибудь закончится?! В более глупых ситуациях я еще никогда не бывала! Хейлары явно играли в кошки-мышки, маги тоже выглядели не серьезными, а какими-то… азартными. Впрочем, всех, кто работает с силой, нельзя назвать нормальными в полном смысле этого слова. Про Златогривого я вообще молчу.

– Как ты хочешь выбраться? – задыхаясь, спросила я Криону.

– Два варианта, – коротко ответила огненная, прибавляя ходу, когда мы уловили еле слышный скрежет когтей по черепице крыш. – Попробуем перебраться через дальнюю стену. Если не получится, то придется водным путем идти.

– Там же решетки, – напомнила я подруге, а потом увидела в конце темного переулка знакомые голубые глаза и резко затормозила.

Криона выругалась, кинула в монстра огненный шар, и мы, развернувшись, побежали в противоположную сторону.

– Кри, они нас загоняют, – озвучила я очевидное. – Если бы только Шеридан хотел, то уже раз пять нас прибил. Про остальных я молчу.

«У них глаза не багровые, – вздохнул Арвиль. – А значит, в своем уме. Исполняют приказ, но максимально бескровно. Да и… играют».

«Ничего себе игра!» – возмутилась, уже держась за бок, в котором кололо от долгого бега.

«Как учили, – замкнулся Спящий. – Другого не знаем».

«Какие вы…» – вздохнула я, не в силах подобрать слова.

«Ущербные, – скупо закончил хозяин Анли-Гиссара. – Знаю. Но мы, так сказать, плод третьих рук. Не создатель сотворил, а ученые. Мы – эксперимент».

«На голову ты ущербный! – фыркнула я. – Все можно исправить! Было бы желание!»

Мы свернули в ближайший переулок и столкнулись с вылетевшей из соседнего дома девушкой. Она уронила сумку, и я автоматически подняла отлетевшую ко мне вещь.

– Возьмите, – протянула я.

– Спасибо, – от резкого движения с головы девушки упал капюшон, явив густую массу мелких светлых кудряшек и усталые карие глаза. – Ой… здравствуйте.

– Здравствуй, Даша, – тепло улыбнулась в ответ.

– Ирка, нам пора! – встревоженно дернула меня за рукав Криона.

Но мы не успели…

Послышался шелест чешуи, скрежет когтей о камни, и в конце переулка с крыши на мостовую спрыгнул хейлар.

Зверь был серо-стального цвета, с черной кисточкой и гривой и пронзительными желтыми глазами.

Он оглядел нас, немного подумал и разлегся на дороге, не думая пока нападать, но путь перекрыл. Мы развернулись в другую сторону, но там уже стояла знакомая белоснежная зеленоглазая хейлара, которая села, как кошка, обернувшись хвостом, и кокетливо прошипела:

– Спеш-ш-им-с-с-с?

– Ага, – слабым голосом ответила я.

– А зря спешим, – с крыши соскользнула тень и приземлилась всего в паре метров от нас. – Я же сказал, что догоню.

«Тень» при ближайшем рассмотрении оказалась изрядно потрепанным Шериданом. Щеку десятника пересекала глубокая, но уже начавшая затягиваться царапина, одежда была порвана и окровавлена. И судя по тому, что опирался мужчина больше на одну ногу, ему неплохо досталось. Но он тут… а Олли… нет, не может быть!

– Что ты с ним сделал?! – зарычала я, обнажая отросшие клыки и с трудом удерживаясь от оборота. Остатками разума я понимала, что с тремя хейларами нам не справиться.

– Живой, – досадливо скривился десятник. – Как только понял, что не сможет так просто совладать, – удрал, трус паршивый. Еще бы, я десятник, это вам не рядовые!

– То-то я тебя так потрепала в нашу первую встречу, – немного истерически рассмеялась я в ответ. – Как, наверное, по самолюбию ударило, а?! Мелкая огненная, которая даже не боец. Приложила я тебя тогда хорошо, и не один раз!

– Да и Златогривый не идиот, – спокойно ответила подруга, рывком отодвигая меня назад и поигрывая маленькой искрой в ладони. Невзирая на размер и неяркость, хвостатые косились на огонек с явной опаской. – Смысл самоотверженно дохнуть в подворотне, если можно потом взять реванш?

«Так-так-так, – глухо бормотал в глубине сознания Спящий. – Минуточку, потяни время, сейчас мы их всех вырубим, и деру, Ирка, деру!»

– Мне надоела эта болтовня, – оскалился Шер, рывком сдергивая порванную куртку и отбрасывая ее к стене. – Я дал вам время, а вы даже сбежать не сумели! – Глаза мужчины опять стали наливаться злым багровым пламенем.

«Арвиль, а поскорее никак?! Нас сейчас, кажется, убивать станут…»

«Ирка, мы же хотим, чтобы они отрубились, а не пару секунд покорчились и еще более озверевшие на вас кинулись, – отрезал Ар. – Так что жди. Непросто работать через чужой разум, да еще и чужой силой».

Разбираться в сказанном я решила потом.

Миг, и вместо хвостатого десятника напротив стоял зверь цвета старого серебра с горящими глазами, в которых почти не осталось голубого.

Услышала скрежет когтей по мостовой и поняла, что его подчиненные тоже подбираются ближе. Посчитала монстров, насчитала пять штук. Когда еще двое успели прискакать?! Впрочем… они другие. Мельче и с совершенно красными глазами, в которых не было и проблеска разума.

Переселенка, которая до этого жалась к стенке и молча тряслась от ужаса, тихо вскрикнула и прижала к груди ладонь. Я почувствовала запах крови и выругалась. Где она ухитрилась порезаться?!

Звери тоже уловили это и, радостно взвыв, бросились вперед.

– Ха-ша-шар-р-р! – зарычала белоснежная и ударила лапой по камням. На шеях монстров засветились ошейники, они взвыли от боли, после чего, скуля, отошли обратно. – Де-с-сятник, ты в своем пр-р-раве.

«Лей, – грустно сказал Спящий. – Во что превратилась… – Когда он окончательно пришел в себя, сказал: – Почти готово, еще полминуты».

Ну что ж, надеюсь, что за это время нас не съедят.

В стороне вспыхнуло золотое сияние, и оттуда вывалилось что-то в темной одежде и с золотистыми волосами, которые едва дыбом не стояли. «Что-то» оказалось дедом Олли. Дашка, разглядев, кого к нам принесло, быстро натянула капюшон на голову.

Тайлин поднялся, отряхнулся, обвел собравшуюся высокую компанию внимательным взглядом и воскликнул:

– Да неужели?! Ребята, я смотрю, вы не скучаете!

– Ты-ы-ы!!! – хором зашипели хейлары, дружно подаваясь вперед.

– Я, – скромно потупившись, признал Тай. – Давно не виделись. Рад, рад.

– Мы тебя убьем! – все так же проявляли чудеса единодушия хвостатые.

– А вот это не факт, – не согласился Тайлин, не забывая во время разговора создавать новый портал. Кинул на нас предостерегающий взгляд и сказал: – Сейчас будете убегать.

– Да кто же их пустит?! – искренне изумился Шеридан, пригибаясь к земле перед прыжком. – Если и сбегут, все равно отследим и найдем.

– Не найдете, – пожал плечами дивный. – Это случайный портал, задано только направление. Даже я не смогу отследить точку выхода. Хотя я создатель.

«Ирка, он их убьет, – тоскливо вздохнул Ар. – Играючи. – Спокойствие иссякло, и Спящий бешеным зверем зарычал: – И я опять ничего не могу сделать!»

За спиной переселенки наливался светом телепорт фейри, и девушка, которая, видимо, опиралась на стенку, с тихим вскриком упала в пространственную воронку. Только ботинки мелькнули на прощанье. Криона недолго думая подхватила забытую Дарьей сумку, закинула в переход и прыгнула следом.

– Не убивай их, – отчаянно попросила я, стоя в шаге от спасения. – Ты ведь все знаешь!

Лицо фейри было собранным, жестким и таким… взрослым. Я впервые осознала, что он и правда древний, с тысячелетним опытом за плечами.

– Знаю, – с тяжелым вздохом произнес Тай. – Скажи ему, чтобы не переживал. Я только отключу и из города вынесу. Запереть не в силах. Дальше зависит от них. Но сегодня они выживут.

– Спасибо, – благодарно выдохнула я.

Тайлин же прищурился и тихо спросил:

– Та, первая – это кто?

– Не понимаю, о чем ты… – И я сбежала в золотое сияние.

Глава 14

Когда я вышла из портала, то ничего не увидела. Ибо наступил поздний вечер, а в лесу было темно. Да еще и пасмурная погода, а тучи не пропускают тусклый свет звезд и ночной странницы.

– Это что было?! – первой подала голос тяжело дышащая Дарья.

– Надо спрашивать у нашей прелестной блондинки, – мрачно ответила Криона. – Которая с успехом лично меня уже почти неделю за нос водила!

– Я говорила правду, – тихо, но твердо ответила я, застегивая куртку. На природе было более холодно и ветрено, чем за городскими стенами.

– Но не всю. – Рыжая помогла переселенке подняться с земли, отряхнула свою одежду и спросила: – Что будем делать?

– Не знаю, – вздохнула я. – Мы даже не знаем, где оказались.

– То есть, можем быть, и в тысяче километров от жилья? – обеспокоенно, с нотками зарождающейся паники спросила Дашка. – Я смотрела карты, Изначальная империя очень большая, и неосвоенных земель тут весьма много! – Видимо, паника начала брать свое, так как новая попутчица закусила губу и трагически выдала: – Мы одичаем. И умрем.

– Одичать не успеем! – утешила я ее.

– Вы вообще кто? – осторожно спросила девушка, перевязывая растрепавшиеся волосы вытащенной из сумки резинкой.

– Да так… – неопределенно махнула рукой волшебница. – Мимо проходили.

– Мимо, говорите? И как же вам сильно нужно было отдавить кисточки этим хвостатым, чтобы они за вами с таким энтузиазмом гонялись?! – поразилась Даша.

– Ну… само получилось, – промямлила я.

Судя по взгляду Крионы, она очень хотела вытрясти из меня все подробности, но наличие переселенки останавливало ее.

– Что будем делать? – прямо взглянув на меня, спросила подруга.

– Вы пока пообщайтесь, – вздохнула понятливая Дарья. – А мне… в кусты надо.

Мы дружно оглядели тьму вокруг.

– А ты там не заблудишься? – осторожно поинтересовалась Кри.

– Нет, – улыбнулась в ответ переселенка, вытащила из сумки странный продолговатый цилиндр, нажала на какую-то кнопку, и один его конец ярко засветился. – У меня фонарик есть.

Не дожидаясь ответа, она развернулась и, освещая себе путь, пошла к заветным кустам. Впрочем, судя по тому, что она успела два раза споткнуться, свет ей не особо помог.

– Ну красавица моя, – ласково начала огненная, – рассказывай! Все рассказывай!

Все… Как?!

– Кри… – развела руками. – Я не могу. Это не моя тайна, понимаешь?!

– Случаем, не из-за этой тайны ты так резво унеслась из Ледяного Предела? – вскинула бровь драконица.

– Не совсем, – тихо ответила. – Но благодаря ему мне было куда и зачем идти. Цель появилась, понимаешь?

– Понимаю, – медленно кивнула подруга. – Очень хорошо. Я вот сейчас между небом и землей болтаюсь. Вроде и вырвала себе кусок свободы, но вот что с ним делать, не знаю.

– Давай так… Ты спрашиваешь, я по возможности отвечаю?

– Хорошо. – Она пожала плечами, задумалась и спросила: – Хейлары – это те звери, на которых сейчас дружно охотятся все сопредельные страны?

– Да.

– Но названия расы они не знают… – задумчиво оглядела меня подружка. – А ты знаешь. Любопытненько.

– Дальше, – предложила я, намекая, что эту тему лучше пока обойти.

– Этот… Шеридан, – вспомнила рыжая. – Ты когда у него на хвосте джигу отплясать успела? Задушить в объятиях он тебя желает страстно.

– Мы с ним в первый раз еще в Пределе столкнулись, – поморщилась я, невольно потирая грудь, хотя раны давно уже зажили. – Результативно, скажем так. Для обеих сторон.

– Понятно, – ухмыльнулась она. – На ненависть ко всему живому наложилась неприязнь к одной мелкой драконочке, которая ему, неподражаемому, бока намяла.

– Примерно так, – улыбнулась я про себя, досадуя на отсутствие Спящего, когда он так нужен. Пока все было нормально, он постоянно у меня в голове находился и не заткнуть поганца было! А сейчас нет!

Но Шеридан… В городе он давал нам возможность уйти. И не убил, хотя раз пять мог это сделать, пока «играл». Почему?

– Поместье, скорее всего, – этап промежуточный, – пристально смотрела на меня рыжеволосая. – О месте назначения не стоит спрашивать? А если вспомнить оговорку в первом разговоре с Оллисэйном… Про затерянный город. Чей город, Ирьяна?

Я побледнела и лихорадочно пыталась придумать ответ. Она оказалась слишком догадливой! Но… даже Арвиль говорил, что имеет смысл взять волшебницу с собой. Что без нее пройти будет сложно.

Как же я не хочу тащить рыжую в эту западню!

От необходимости отвечать меня избавил громкий, полный ужаса визг. А вслед за этим громкий вопль: «Помоги-и-ите!»

Не сговариваясь, мы с подругой рванули в ту сторону, куда не так давно ушла переселенка.

Бежали недолго, я почти сразу увидела валяющийся на земле фонарик, а затем мы услышали крик:

– Хондрии! Бегите!

– Но откуда… – растерялась подруга, но я так и не поняла, чем вызвано ее изумление. Тем, что переселенка узнала тварей, или тем, что они тут вообще оказались!

А их было много…

Из тьмы, которую лишь немного разгонял свет пульсара, горящего в ладонях огненной, слышался шелест и еле слышное стрекотание.

– Ирка, их тут много, – слишком спокойным голосом сказала невеста наследника. – Очень много. И молодь. Мы нашли гнездовье.

Цензурных слов, характеризующих ситуацию, у меня не обнаружилось.

– Идиотки! – Это опять Дарья. – Бегите отсюда! Все равно ничего не сделаете! Криона, они магов жрут очень долго и с большим удовольствием!

– Зато драконы им не по зубам, – еле слышно сказала огненная и закрыла глаза, затем испуганно распахнула и прошептала. – Я не могу. Не могу обернуться!

– Именно поэтому их и истребляют всеми способами. – Я была на удивление спокойна, отрастила когти на руках и попыталась хоть как-то уплотнить кожу. Она медленно и неохотно, но все же начала покрываться золотистыми чешуйками. – Подавляющее поле действует на всех двуипостасных. Так что очень даже мы им по зубам…

– Неполный оборот, – быстро сообразила драконица, ухмыльнулась отросшими клыками, взглянула на медленно зеленеющую от чешуи кожу и рыкнула: – Посмотрим, кто кого!

– Так вы драконы?! – завизжала Дашка с дерева, куда ее, видимо, затащили хондрии. – Мотайте отсюда! У вас жизненный резерв почти безграничен! Если самка вас сожрет, то сможет многократно увеличить колонию!

– Так догонят же, – спокойно возразила я, принимая из рук подруги протянутый небольшой кинжал. – Предлагаешь зарезаться? На них же обычное оружие не действует. И магия тоже. Надо как минимум две стихии, чтобы прибить гадов.

Как ни странно, хоть я и осознавала, что шансы выжить стремятся к нулю, но страха не было. Спокойная как удав.

«Это все, что я могу сейчас для тебя сделать», – прошелестело на границе сознания.

«Ты вовремя, – все так же невозмутимо поприветствовала Спящего. – Нас тут как раз убивать собираются. Будешь участвовать?»

«Нет, убивать тебя сейчас нельзя, – хмыкнул господин затерянного города. – Ирка, тебе нужно найти матку. И отобрать у нее яйцо».

«Что?! – Тут выдержка мне изменила. – Арвиль, ты с ума сошел?!»

«Нет, – отрезал Спящий. – Здесь несколько самок, найди королеву этой колонии. Судя по тому, что кругом молодняк, сейчас сезон вылупления. Новая королева появляется на свет последней. Хондрии полуразумные, но для них нет ничего ценнее этого яйца. Только так ты сможешь спастись».

«Как я это должна провернуть?! Я даже не вижу их! Только очертания!»

«А жить ты хочешь? – резко спросил он. – И чтобы твои спутницы выжили? Кстати, ваша переселенка – достойная девочка. Она говорила вам уходить, прекрасно осознавая, что ждет ее! Но не молила о спасении, как многие поступили бы на ее месте! Она была готова умереть, мучительно умереть, но не потянуть за собой невинных! – Перед внутренним взором мелькнуло резкое злое лицо брюнета, который презрительно щурил фиолетовые глаза и продолжал бить словами. – А ты даже ради своего спасения пошевелиться не желаешь!»

Я не ответила. Было нечего сказать. Просто перекинула нож в другую руку и шепнула подруге:

– Отвлечь сможешь?

– Да. Но зачем? – деловито спросила она, выплетая что-то странное и окутывая себя и меня невесомой сетью, которая на миг вспыхнула синим, а потом пропала, впитываясь в одежду и кожу.

– Яичко хочется, – весело ответила я, бросаясь к ближайшему дереву, тому самому, на которое затащили нашу самоотверженную переселенку.

– Ты совсем с ума сошла?! – возмущенно заорала рыжая, кидая на землю сгусток огня, который разошелся, как круги на воде, окружая драконицу. Зеленая, рыжеволосая, зубастая и когтистая приятельница смотрелась в нем откровенно жутковато, но то, что копошилось в полутьме за контуром, было еще страшнее. Девушка хлопнула в ладоши, и возле нее появилось два двойника. Она порезала обе свои ладони и, что-то шепча, соединила руки с иллюзиями. Через полминуты они стремительно бросились в разные стороны, увлекая за собой часть тварей. Мелких тварей. Детки, так сказать… А где же их родители?

«Где может быть королева?»

«В принципе движешься ты в верном направлении, – немного подумав, ответил Ар. – Тут такая добыча, как маги, бегает крайне редко, так что по идее твою попутчицу потащили на торжественный обед именно к матерям паутинника».

Восхитительно. Значит, там, куда я лезу, их еще и много?!

«Разумеется, – хмыкнул Спящий. – Говорю же, знатная трапеза».

Карабкаться по веткам оказалось сложнее, чем я думала, они были высоко, а у меня в руках нож, который мешался настолько, что пришлось взять его в зубы, так как когти были более удобным «альпинистским снаряжением». Почему не бросила эту дурацкую железку, я не знаю.

«Только попробуй бросить! – всполошился Ар. – Чем ты яйцу угрожать будешь?»

«Это в смысле?» – опешила я, сползая с ветки и всерьез подумывая о том, чтобы уцепиться за нее еще и зубами. Вот хейлары счастливые! У них хвост есть!

«В прямом, – спокойно ответил он. – Скорлупа очень крепкая, падение может и не сильно повредить. А вот если сталь воткнуть, то она пропорет и зародыш. У них хитиновый покров в этом возрасте мягкий».

Я решила поверить Спящему на слово и не тратить драгоценное время на выяснение того, как нож может повредить то, что нельзя разбить.

Наконец наверху замаячило что-то светлое, и я возрадовалась. Скорее всего, это паутина, а где паутина, там хондрии и Дашка! Какая замечательная компания!

Надо полагать, радость от грядущей встречи с этим достойнейшим контингентом затмила все. Потому что как я могла не заметить здоровенную паучиху до того момента, пока не уперлась в нее носом, не понимаю.

– З-з-здравствуйте, – немного заикаясь от избытка чувств, но о-о-очень вежливо выдала я.

– Еда! – не осталась она в долгу.

Продолжать содержательный диалог я не стала, а развернувшись, пнула ее, в надежде скинуть с ветки. Получилось. Но на этом везение закончилось, поскольку паучиха и не думала уважить меня своим красочным падением на землю, а уцепилась за ближайшую ветку, недовольно застрекотала и полезла наверх.

– Ирьяна, – окликнул меня слабый голос Даши. – Ты дура.

Я оглянулась и заметила, что по другую сторону дерева на переплетенных ветках лежит большой светлый клубок. Видимо, девчонка в нем.

Встала и, не оглядываясь на хондрия, бросилась туда. Уже возле самого шара остановилась в нерешительности. А вдруг там есть еще твари? В замкнутом пространстве я ничего не смогу с ними сделать.

– Ее нет, – еле слышно ответила переселенка.

Выдохнула и полезла в небольшую дыру в паутине. Вопреки ожиданиям, она не была противной и липкой, а мягкой и очень приятной на ощупь. Все же недаром хондрии и арахны – родственные виды. Паутина у них одинаковая. И уникальная. Потому и гасит магические воздействия.

Внутри было темно, но я почти сразу наткнулась на застонавшую от моего прикосновения девушку.

– Что с тобой?

– Ну не думаешь же ты, что она меня тут просто рассматривала? – истерически рассмеялась она. – Голодная тварь была!

От осознания, что Дарья имела в виду, у меня пальцы похолодели. Надо вытаскивать!

«Яйцо, – напомнил Ар. – Без него тебя сейчас положат рядышком. В качестве утешения могу обещать только то, что ты возродишься в их потомках! Твоя сила, вернее».

Рассказывать Ару, кем он является, я не стала.

– Сейчас, Дашенька, – бормотала я, лихорадочно разрезая паутину, опутавшую девушку. – Сейчас все будет хорошо. Возьмем яйцо и покажем им всем!

– Оно в другом углу, – задыхаясь, сказала переселенка. – Напротив. Я видела, когда она вставала.

Я метнулась туда, нащупала что-то небольшое, округлое, прижала к себе и вернулась к девушке, уже понимая, что не знаю, как буду ее спускать. Она же ранена! И я не представляю, насколько серьезно!

«Судя по звукам, к вам почти приползла мамочка этого чуда», – любезно просветил Арвиль.

– Встать можешь? – обратилась к Дарье.

– Да, – кивнула она и приподнялась, потихонечку выпрямляясь. Я вылезла из гнезда и замерла, увидев в двух шагах паучиху. Она не двигалась, только внимательно и жадно наблюдала за мной.

– От-дай, – проскрежетала тварь.

– Дай нам уйти, – решительно потребовала я.

– Ты, – покачала уродливой головой она. – Остальные нам. Мы голодны.

– Тогда я вам тоже не целое яичко отдам, – усмехнулась я, выразительно проводя острием кинжала по скорлупе. – А лучше не целого хондрика. Скажем, мне две передние лапки и пару глазиков, а вам остальное? – щедро предложила я, стараясь не позволить подсознательному ужасу взять над собой верх. Я боялась ее до дрожи в коленях и потных ладоней, но показывать свой страх было нельзя.

– Хцц, – яростно застрекотала тварь. – Ух-хайдите!

«Арвиль, а как ей отдавать яйцо, если сразу после этого она опять на нас накинется?»

Ответить Спящий не успел, да и я не обратила бы на это внимания, так как в самку врезался какой-то темный комок, который спихнул ее с насеста и полетел вместе с ней на землю. Там он резво отпрыгнул в сторону, и на хондрию опустилась сверкающая силой «клетка», которую пробили разноцветные «копья» из нитей стихий. Паучиха отчаянно завизжала и заскребла лапами.

Я отскочила назад, все так же прижимая к себе яйцо, и схватила за локоть ослабевшую Дашу, которая, судя по взгляду, уже мало что осознавала.

Криона внизу стояла на коленях, прижимая ладони к земле, и отдавая все – магию, кровь, жизненную силу, заставляя огонь вокруг себя пылать нестерпимо ярко. В этом свете мелькали странные тени. Человеческие и… другие. Паучьи.

Именно они стаскивали хондрий с веток, вытравливали из ям, выгоняли на открытое место, а там убивали. Маги.

Облава.

Тут яйцо в моих руках треснуло и в миг рассыпалось осколками. По телу вниз, от груди полилась какая-то жидкость, а к горлу что-то поползло. Я отчаянно завизжала, пытаясь стряхнуть с себя новорожденную тварь.

Дашка не упала, наверное, только благодаря моему воплю. Он ненадолго привел ее в чувство, и девушка смогла уцепиться за стенку гнезда. А по мне все еще полз хондрий! Наконец он добрался до кожи на шее, и меня сразу обожгла невыносимая боль. Я опустилась на колени, потому что ноги не держали, и из последних сил схватилась за древесную кору.

Вдох-выдох. Вдох-выдох. Дерево под судорожно вцепившимися в него руками, боль в шее, маленькое трепещущее существо, которое отчаянно сжимало челюсти и не думало меня отпускать.

Онемение, разливающееся по телу. И я даже не в силах понять, что сейчас упаду.

Не упала. Рядом послышались легкие шаги, и мягкий вкрадчивый голос спросил:

– Вас укусили?

– Меня ели, – хрипло рассмеялась Даша. – Я слабенькая целительница. А в нее вцепилась новорожденная королева.

– Очень плохо, – спокойно подытожил неизвестный. – Нурр, забери целительницу. А я сниму это… неопознанное.

– Она драконица, – решила приоткрыть завесу тайны над моим расовым происхождением Дарья.

– В этом еще надо убедиться, – все так же невозмутимо ответил ей мужчина.

Раздался шорох одежды, и на мои скрюченные в судороге пальцы легла сухая, теплая ладонь. Маг заставил меня разжать их и легко поднял на руки. Осторожно перепрыгивая с ветки на ветку, спустился вниз.

– Командир, что случилось? – спросил кто-то.

– Сначала вылечим, если удастся – узнаем, – ответил тот, кто тащил меня на руках.

– Мы же хотели сегодня вернуться, – резко раздалось в ответ. – И не обязаны тащить их с собой!

– Это драконы, – мягко ответил командир. – Тебе сказать, что с нами сделают, если узнают, что не привели их к видящим? Вдруг они неправильные? Вторую ипостась мы сейчас не наблюдаем. Девушки в состоянии частичного оборота.

– А еще человечка ранена, – мелодично протянул кто-то. – Вон еле стоит, на мне висит почти.

Это, видимо тот, кого назвали Нурром.

– Зеленая вообще без сознания валяется, – добавил кто-то. – Поднять?

– Я смотрю, тебе, Тишшан, совсем отказывает чувство инициативы и галантности, если на то, чтобы поднять с холодной земли обессилевшую девушку, требуется разрешение, – иронично усмехнулся все тот же щедрый тип, который по-прежнему держал меня на руках. – А золотистая еще и с мелкой королевой на шее, которая сейчас ею питается, потому отодрать не можем. Так что остаемся тут, пока не будем уверены, что они не помрут.

– Да, господин, – раздался нестройный хор голосов.

– Отлично, – довольно сказал командир. – Пятеро – устройте зачистку гнезда. Еще боевая пятерка – отлавливать по лесу сбежавших, ведь, не дай создатель, там окажется самка! Нурр, Тишшан, вы со мной.

Потом меня куда-то понесли. И на этом разум окончательно утратил связь с действительностью, но не отключился.

Я чувствовала еле заметное, но такое частое сердцебиение юной королевы. Дрожь ее тела. Как ни странно, ощущать ее на коже было приятно. Покрытая шерсткой, горячая. Если бы не боль от ее укуса, я бы смогла это оценить. Наверное. Но тело цепенело, даже дышать становилось все труднее. Мысли короткие. Усталые. Как будто и для них нужны титанические усилия.

Глава 15

Туман в голове. Парализует. Все сковывает. Возможность открыть глаза кажется недостижимой мечтой. Когда меня положили на какую-то подстилку и рука упала с нее на землю, усыпанную колючей хвоей, я ощутила вялое удивление. Казалось, что я вся заледенела. А тут… так.

«Мама», – вдруг донесся до меня чей-то тоненький голосок.

«Что?» – растерялась я, оглядываясь в этом тумане.

«Мама, не прогоняй, – снова всхлипнули где-то вдали. – Умру без тебя. Убьют, мама».

«Ты кто?»

«Я рядом, – ответил тот же голосок. – Ты теплая. Вкусная. Пахнешь хорошо. Лучше, чем та, что была рядом раньше».

Полминуты у меня ушло на то, чтобы догадаться, кто же может меня так характеризовать.

– Ты королева! Хондрий!

– Ты моя мать, – и не подумала сбиться с пути тварюшка. – Я вылупилась у тебя на руках. Значит, ты – глава рода.

Туман расступился, и я увидела сидящую на «полу» хондрию. Она смотрела на меня маленькими умными глазами. Там была… привязанность и опаска.

– Говоришь хорошо. И думаешь, как взрослая.

– Потому что вылупляюсь позже всех остальных, – охотно поведала она мне. – Последние несколько недель я уже все осознавала.

– Я ничего не понимаю…

Несмотря на бредовость ситуации, в груди начинал теплиться огонек, от которого разливалась щемящая нежность. Почему?

– Укус, – пояснила королева, робко подходя ко мне ближе. – Так налаживается связь. И передаются знания, мораль, образ жизни. Арахны появились именно так в свое время. Какая-то новорожденная королева хондрий цапнула сильного духом человека и изменилась сама. Так же, как сейчас укусила тебя я. Потом она основала новую колонию. Родился иной разум.

Понятно, что ничего не понятно. Но мне не хочется, чтобы с ней что-то случилось. Отчаянно и до дрожи. А так и подмывает взять ее на руки, провести ладонью по теплому тельцу, чтобы удостовериться, так ли мягка шерстка, покрывающая тело, и такая ли она горячая. И никакого отвращения к тому, что это довольно-таки крупный паук.

– Ты меня уже любишь, – ласково прострекотала королева. – А я тебя люблю. Это и есть узы.

– Тебя же убьют, – поддавшись порыву, я присела на корточки и осторожно взяла ее на руки. Она потянулась совершенно невообразимым образом, почти неслышно прострекотала: «Мамочка», – и обняла передними лапками за шею.

Мне же было так… хорошо. Шерстка моей девочки была мягкой и шелковистой, тельце и правда таким горячим, как я помнила. Моя девочка. Именно так.

И я никому не позволю ее даже пальцем тронуть!

– Почему такая сильная привязка? – недоуменно спросила, не прекращая перебирать нежные волоски.

Она подняла на меня фасеточные глаза и ответила:

– Обычная. Как между матерью и ребенком. Как итог, пока новая королева не подрастет, старая будет защищать ее до последнего вздоха. А потом новая сделает все, чтобы ее народу, и маме в первую очередь, было хорошо.

– Умно. – Я неохотно разжала руки и осторожно отпустила ее обратно. – Как тебя зовут?

– Это твое право – дать мне имя, – лукаво сверкнула глазами паучишка.

– Лилада, – немного подумав, решила я.

– Черная Звезда? – немного удивленно спросила она.

– Да, с языка фейри, – кивнула я в предвкушении знакомства Олли с моей «доченькой». – Но буду звать Ладой.

– Хорошо, – кивнула она.

– Но вопрос, что делать с нашими спасителями, остается открытым, – вздохнула я, села и погладила тотчас же заползшую ко мне на колени Ладушку.

Та перевернулась, подставляя для ласки темно-бордовое пузико, и блаженно закрыла глаза. От вида паучка размером с мою ладонь мне стало немного не по себе, но потом откуда-то из глубины поднялась такая нежность, которая волной смыла дискомфорт.

– Ну можно им сказать, что в тебе яд медленного действия, – приоткрыла она глазик. – И периодически демонстрировать жуткие мучения. Достоверность могу обеспечить.

– В смысле? – насторожилась я.

– Так я же ядовитая! – обрадовала меня «доченька».

– Как это? – умирающим голосом спросила я, машинально прикасаясь к шее, где сейчас раны не было.

– Мамочка, – осуждающе покосились на меня уже четыре глаза. – Это был просто обмен. Яд не впрыскивала. Просто если хочешь, то могу.

– Нет, спасибо, – открестилась от щедрого предложения. – А ты говоришь хорошо только тут или в физическом теле тоже будешь?

– Ну психологически мне сейчас лет двенадцать, – начала рассказывать она. – Знаю я почти все, что знаешь ты, и в моем распоряжении память. Стало быть, говорить могу тоже, но не сразу, нужно время на перестройку. Бывшие сородичи были способны произносить слова потому, что питались людьми. И то только матери паутинника. Рядовые кушали гораздо более скромно. Но кусали они в первый раз тоже хондрий, а не людей или драконов, потому и речевой аппарат не был развит.

– И что из тебя получится…

– Не знаю, – честно ответила она. – Хондрии никогда не кусали драконов. Вернее, жрать-то случалось, а вот как я – так еще не было.

– Просыпаемся, что ли? – предложила я. – Попробую отбить тебя. Только давай так: отцепляйся и сразу прячься под одежду.

– Не лучшая идея, – не согласилась Лада. – Не погнушаются содрать и отловить меня. Потому я пока на шее повишу. Они хоть будут думать, что я все так же угрожаю твоей жизни, и не станут сразу убивать. А вообще, в ловчем отряде были арахны. Так что скажи, чтобы вспомнили, как именно произошел их вид.

Отвечать я не стала, просто закрыла глаза, пытаясь ощутить свое тело. Вернуться.

Нащупать-то себя нащупала. Но по телу прошла судорога, скручивая меня в клубок, и с губ сорвался мучительный стон. Почему так больно?!

Разумеется, мне никто не ответил, но хватка Лады на шее заметно ослабла, а потом по ране прошлось что-то теплое и мокрое, от чего она стала неметь. Боль тоже ушла. Спасибо, маленькая.

– Ирка, – встревоженно окликнул меня голос подруги. – Ты очнулась?!

– Еще не уверена, – простонала я, щурясь от яркого света костра и с усилием переворачиваясь на бок.

– Мыслите – следовательно, существуете, – иронично прозвучало над головой. – С пробуждением, льета Ирьяна.

– Здравствуйте, – осторожно ответила, пытаясь разглядеть мужчину, но видела какую-то странную тень-силуэт. Он шагнул на освещенное место, и я поняла, что это не тень. Дроу. И этим все сказано. – Позволено ли мне поинтересоваться именем темнейшего лорда.

Тут справа от меня раздался взрыв веселого хохота.

– Темнейший! Ой не могу!

Я повернулась и с немалым изумлением уставилась на смеющуюся Дашку, которая и не думала успокаиваться, так как любой взгляд на темных эльфов способствовал продолжению истерики.

– Это от цвета кожи такое обращение, что ли? – не успокаивалась переселенка. – Темнейшие лорды! Теперь понятно, почему обычные эльфы – светлейшие!

– Мое имя – Тринвир дель Меридит, – поклонился темный лорд.

Ва-а-ай! Что же мне на посольскую братию так везет?! Данный индивид – это теневая власть. Ширмами, которые принимали на себя первый удар, всегда были другие, но решения неизменно принимал этот лорд – племянник Подгорной королевы.

Пока я думала, он повернулся к нашей новой спутнице, которая все еще хихикала.

– Леди, – высокомерно оглядел он Дарью. – Эльфы – это одно из названий расы фейри, к побочной ветви которых относится и мой народ. И, пожалуйста, я все понимаю, но попытайтесь себя контролировать! – Потом темный повернулся к одному из подчиненных и рявкнул: – Почему ты не дал успокаивающую настойку?!

– Она не пьет, – перепуганно ответил дроу.

– Так влей! – не посчитал это оправданием Тринвир.

– Я вам сейчас волью! – взбеленилась Дашка. – Я вам всем сейчас такую чистку организма устрою!

– Даша! – рявкнула Криона. – Тебе же все объяснили. Из-за токсина в слюне хондрий твоя нервная система сейчас не в порядке. Да и стресс от пережитого сказывается.

– Я спокойна, – покачала головой переселенка. Несколько секунд посидела спокойно, а потом встала на коленки и резво подползла к ближайшему темному, который что-то смешивал в плошке, откинула от его лица белые волосы и громко спросила: – Нурр, а вы везде черненькие?

Бедное чувствительное ухо от крика девчонки вздрогнуло.

– В смысле? – Дроу оказался далек от смелости фантазии девушки.

– В прямом! – радостно уточнила она. – А вы отмываетесь?!

Видимо, чтобы удостовериться в этом, она схватила его за руку и попыталась поскрести. Судя по тому, как взвыл несчастный, скреблась больно.

– Девушка, – стремительно развернулся парень, – еще одна двусмысленная шуточка, и я вам все на практике продемонстрирую!

– Что? – проявляла чудеса тупоумия переселенка.

– Уберите от меня эту ненормальную, – попросил Нурр, решительно вставая.

– Нет, – с оттенком злорадства ответил Тринвир. – Ты же так желал на боевые вылазки! Помнишь, что говорил? «Не страшны любые испытания!» И так далее. Но тоже красиво.

– Я и справился!

– Братец, ты сейчас с человечкой справиться не можешь, – снисходительно усмехнулся командир.

– Так я ее убить не могу! – возмутился Нурр.

– Учись взаимодействовать с разумными не только с помощью убийства.

Потом он стремительно развернулся ко мне, рассыпая традиционные для высокого лорда косички по темно-зеленой одежде, и спросил:

– Ирьяна, нам нужно как-то снять с вас хондрию.

– Она сама снимется, – осторожно ответила я, медленно садясь и придерживая Ладу, чтобы она не вцеплялась в меня сильнее. – Среди вас были арахны. Можно ли поговорить с ними?

– Я тут, драконица, – проскрежетало за спиной. Очень-очень близко.

– А нельзя ли вам встать передо мной? – спокойно, подавляя дрожь, спросила я.

– Мои извинения. – Миг, и впереди, рядом с дель Меридитом, приземлился очень большой паук.

Да, кажется, эволюция повлияла не только на разум арахнов, но и на размер. Если хондрии в среднем были чуть выше колена, то это чудовище было бы мне по пояс.

– Расскажите, пожалуйста, как образовался ваш вид, – устало попросила я.

– Эта информация не подлежит разглашению, – прищурился он.

Я вздохнула, отогнула ворот и указала на обхватившую мою шею королеву.

– Знакомая картинка? Вернее, наверняка вы не видели лично, но ведь знаете, что это обозначает.

– Не знаю, – не моргнув ни одним глазом, соврал паук. Почему соврал? Да потому что генетическую память еще никто не отменял!

– И как не стыдно? – ласково спросила я. – Обманывать меня, юную, слабую девушку.

– Я все равно не понимаю, о чем вы говорите, – упорствовал арахн.

– Лорд Тринвир, – обратилась я к дроу, который с искренним любопытством наблюдал за сценкой. – Вы официальный командир отряда?

– Верно, – подтвердил правильность выводов он.

– То есть у вас есть клятва подчиненных, – развивала мысль я. – Не могли бы вы спросить у достопочтенного арахна, как произошел их вид?

– Хорошо, – чуть заметно улыбнулся он и повторил мой вопрос, обращаясь к арахну.

Тот яростно зашипел, застрекотал, но ответил:

– Некогда новорожденная королева хондрий укусила не свою мать-паучиху, а человека. Произошли неизбежные генетические изменения, и так родились мы.

– То есть вы признаете, что теперь эта хондрия опасности не представляет? – вкрадчиво спросила я.

– Отвечай, – приказал командир.

– Не знаю, – проскрежетал паучара. – Она укусила драконицу. Такого еще не случалось. Потому я требую, чтобы хондрию и ее «мать» доставили в Веер Паутины.

От такого у меня немного отвисла челюсть. Никуда мы с Ладой не поедем!

«Милая, позволь тебя поздравить, – со злым сарказмом в голосе начал Спящий, который только что появился. – Ты подставила и себя, и новоиспеченную королеву. И молись, чтобы на своей шкурке не пришлось прочувствовать интерес ученых!»

«Но…» – недоуменно начала я. Объяснить, что иного способа спасти ее не вижу, не успела.

«Ты попалась по полной программе! – продолжал злиться Арвиль. – Дроу ведь точно не захотят выпустить из рук такой интересный феномен! Цели арахнов так вообще загадка. Возможно, захотят улучшить собственный генофонд, а может, просто убить. Ведь и правда неизвестно, что из твоей новой зверушки получится!»

– Я никуда с вами не пойду, – невозмутимо ответила я.

– Мне вот интересно… – мягко начал Тринвир. – А что такая маленькая, даже не миновавшая совершеннолетия огненная драконочка делает так далеко от владений своего народа. Да еще и в компании с подругой и переселенкой.

– Меня зовут Ирьяна цай Тирлин, – гордо вскинула подбородок. – И я нахожусь тут по поручению своего супруга.

– О-о-очень интересно, – практически расцвел дроу. – А рыженькая, случаем, не невеста наследника Холодного Престола, которая красиво смоталась накануне собственной свадьбы?

– Вам показалось, – с каменным спокойствием ответила Криона.

– Пра-а-авда? – Крайне довольный мужчина весело нас оглядел. – Но, девушки, вы ведь не откажетесь немного погостить в моем доме? Поверьте, там очень красиво!

– Зачем? – обалдела от такого поворота событий я.

– Я в вас влюбился, – невозмутимо ответил эльф.

– Что?! – хором воскликнули мы с Крионой и Дашкой. – Во всех, что ли?

– Нет. – Мужчина обвел нас взглядом, как будто выбирая, и ткнул пальцем в Дашку. – Например, в вас.

Мне кажется, или я это уже где-то слышала? Судя по выражению лица предмета любви, она тоже так подумала.

– Э-э-э… – Обалдевшая от такого поворота событий девушка робко спросила: – А если я уже замужем?

– У дроу в ходу тройственные союзы, – покровительственно улыбнулся ей пронырливый остроухий.

– Вы слишком черный.

– Могу попробовать отмыться, – стряхнул пылинку с рукава дроу, сражая нас белоснежной улыбкой.

– Вы не в моем вкусе, – продолжала отбрыкиваться от «счастья» Дарья.

– Вы же… не пробовали. – Тут он так развратно улыбнулся, что даже мне стало неудобно. Дашка так вообще покраснела как маков цвет.

– И еще… – все же не отступилась девушка. – Видите ли… Как я слышала, дроу бисексуальны.

– Допустим, – покровительственно улыбнулся Тринвир.

– Дело в том, что мы, переселенки, женщины страстные, – с наигранным сочувствием начала она.

– Так это же хорошо, – предвкушающее мурлыкнул темный.

– Вы не дослушали! – опять покраснела Дарья. – И так как я темпераментная, то мне, разумеется, понадобится любовник. Так вот… Картина «Мой муж с моим же любовником в моей же постели» меня не устраивает!

– Это все? – игриво спросил дель Меридит.

– Да! – рявкнула краснеющая блондинка.

– Знаете… Наверное, повторю одну мной же сказанную фразу. – Он внезапно сел на покрывало возле кудрявой, склонился и полушепотом сказал: – Я старый, дряхлый, исключительно традиционно ориентированный мужчина!

– Вот и ориентируйтесь куда-нибудь в другую сторону, – посоветовала Дашка, отползая от находящегося слишком близко темнокожего фейри.

Дроу тоже фейри… Я, конечно, слышала, что они – один из оседлых родов, но как-то не придавала этому внимания…

– Уважаемые, – окинул нас серьезным взглядом фейри. – Вариантов у вас нет. Хотя бы потому, что вы драконы. И неизвестно, насколько… правильные. И потом – хондрия. Никуда вас таких красивых просто так не пустят.

– А какой ваш интерес? – с показным спокойствием спросила я, машинально поглаживая чуть заметно дрожащее тельце Лады.

– Такой же, как и у всех, – спокойно ответил дроу. – Тут я не оригинален, леди.

– Не оптимистично, – ответила я, поджав губы и глядя прямо в светлые глаза мужчины напротив. Надо отметить, что расположился он стратегически верно. Мог в два счета дотянуться или до Даши, или до Крионы, которая сейчас была обессилевшая и даже саму себя защитить не могла.

И то, что в руках у Тринвира не было оружия, не являлось гарантом нашей безопасности. Отец рассказывал, что один из любимых способов убийства у этого народа – яд, почти мгновенно парализующий, а если вовремя не принять противоядие, то и убивающий. Притом он наносится на кончики ногтей. Скосила взгляд на руки темнокожего, отметила, что коготочки там о-го-го. И белые. Да, так красятся представители аристократии, но вот едва заметный розоватый отлив говорит о том, что без обожаемой подлянки тут не обошлось.

Судя по усмешке на губах «посла всея времен», он осознал, что я все поняла.

Почему «всея времен»? Не знаю, ровесник ли он Тайлин, но нервы государям союзных стран этот тип портит уже не одно столетие!

Попала наша Дашка. Очень надеюсь, что он шутил.

– Как я уже сказал, вариантов у вас нет, – пожал плечами темный фейри.

– Извините, – внезапно подала голос Дарья. – А во время принадлежности к дивным к какому Двору ваш народ относился?

– Зимнему, – улыбнулся в ответ он.

Мы дружно оценили заостренные зубы и поняли, что если они с тех времен и подобрели, то ненамного.

– Надо же, как интересно, – нервно хихикнула блондинка, осторожно отодвигаясь подальше. Ну да. Она в этом плане запугана другим Неблагим фейри и, судя по разуму в карих глазах девушки, уже поняла, чем ей может грозить новая встреча. Рука дернулась к рассыпанным по плечам пушистым волосам, видимо, чтобы собрать в неброский хвостик, но, так и не коснувшись кудрей, опустилась обратно на колени. Правильно. Этим жестом она только привлекла бы сейчас внимание. А нельзя. Потому что просто так эти гады ничего не делают! Стало быть, «ткнул пальцем» темный тоже отнюдь не наугад!

Я когда-то думала, что ледяные – это худшая напасть. Ошибалась! Фейри – вот это кошмар!

– Можете отцеплять королеву, – взглянул на меня дроу. – Клянусь, что ничего ей не сделаю.

«Врет и не краснеет, – прокомментировал Ар. – Требуй у него клятву рода».

– Тринвир дель Меридит, – тихо начала я. – А не могу ли я просить у вас более весомые гарантии безопасности для меня, моих спутниц и дочери?

При слове «дочь» на меня вытаращились все присутствующие, кроме самого старого интригана.

– Например? – ухмыльнулся темный, явно не собираясь понимать меня с полуслова.

– Клятву рода, – смело потребовала я.

– А если нет? – с искренним любопытством взглянул на меня темный эльф.

– Я обернусь и устрою вам хоть и недолгую, но крайне веселую жизнь, – невозмутимо продолжила я, сжимая влажные от волнения ладони. – Вы слишком близко от меня сидите. Смогу задавить до того, как ваши подчиненные меня прибьют.

– Зачем же так радикально? – прищурился мужчина, задумчиво крутя в пальцах тонкую белую косичку, выпавшую из традиционной прически.

– Как вы верно сказали, вариантов нет, а быть препарируемой зверушкой не желаю. Ведь даже если отберете Ладу, то меня так просто тоже не отпустите. Она ведь смешала ДНК. И девочек тоже не отпустите. Так как незачем знать, по какой причине сгинула глупая огненная, верно?

«Молодец, – напряженно сказал Спящий. – Ирка, если он не примет, то я отпускаю ментальную волну и у тебя есть пять минут, чтобы обернуться, ухватить бесчувственных подружек и очень быстро сматываться».

«Спасибо, Ар», – облегченно выдохнула я, так как умирать, вопреки озвученному, мне совсем не хотелось.

Дроу минуту молча смотрел на меня. Внимательно. Изучающе.

Потом тряхнул ладонью, ухватил за кончик рукояти показавшийся из рукава кинжал и вытащил его.

– Вообще, это полагается делать без стали, руками. – Он выразительно перебрал в воздухе пальцами с острыми когтями и продолжил: – Но, по понятным вам причинам, я так поступить не могу.

– У вас должно быть противоядие, – спокойно возразила я. – Потому очищайте ногти от этой… гадости и делайте традиционно.

На лицо мужчины набежала тень, он еле заметно поморщился, текуче поднялся и быстро пошел к своей сумке. Принес аптечку, открыл, доставая вату, вынул из-за пазухи маленький пузырек, накапал на ватку и вытер яд.

– Теперь устраивает?

– Да, – кивнула я. – Приступайте.

Он сел рядом, закатал свой рукав, обнажая запястье правой руки, с сомнением оглядел когти и, решившись, полоснул по темной коже, отворяя вены и проливая алую жидкость на землю.

– Кровью моей, именем рода моего, честью клянясь, долгу повинуясь, – певуче начал он. – Я, Тринвир дель Меридит, обязуюсь не вредить словом или делом Ирьяне цай Тирлин, ее спутникам и дочери. Слово даю, что покинут они Подгорное королевство тем же составом, в каком и прибыли. Теперь вы, льета, – требовательно взглянул он.

Я поежилась, но отрастила когти и решительно полоснула по руке.

– Пламенем в крови, воздухом, что держит, крыльями, дарящими полет, – старательно проговаривала ритуальную фразу, пытаясь не морщиться от боли. – Я, Ирьяна цай Тирлин, обязуюсь придерживаться обязательств гостя.

Нам подали какую-то жестяную кружку, которая никак не походила на ритуальный кубок, но практическое назначение выполнила успешно.

Мы смешали в ней нашу кровь и выпили по паре глотков.

– Ну что? – мрачно спросил мужчина. – Довольны?

– Нет, – угрюмо покачала головой. – Я бы вообще предпочла с вами не встречаться.

– И остались бы в гнездовье хондрий, – с готовностью закивал дроу и зловеще закончил: – Навечно!

Я гордо промолчала.

– Раз у нас с вами теперь такие взаимоотношения, то титулы в обращении можете опустить, – сказал эльф, вставая и зажимая рану, которая и не думала прекращать кровоточить. А моя подсыхать стала. Видимо, часть яда на когтях фейри все же осталась… Он покосился на Дарью, поморщился и продолжил: – А у человечек так и вообще… всегда память на длинные имена была отвратительная.

– Предлагаете сократить имя? – вскинула бровь я. – Извините, но мы вынуждены отказаться.

– Что ж вы такая не в меру умная? – как ни странно, но разочарования в светлом взгляде не было ни на грамм!

– Не волнуйтесь, это нечасто, – успокоила я темного.

– Отцепляйте свою… доченьку. Больно же, наверное.

Я настороженно оглядела этих… эльфов и потянулась руками к Ладе.

Погладила по спинке и шепнула, что можно уже слезать с шеи. Хватка ослабла, и спустя миг она соскользнула на колени, а потом стремительно юркнула мне за пазуху. Боится…

– Обработайте укус, – кинул мне аптечку дроу. – Инфекции только не хватало.

Я просительно посмотрела на Криону, и она, понятливо кивнув, подошла ко мне.

– Ну ты даешь, – тихо сказала рыжая, рассматривая небогатый ассортимент. Выбрала заживляющее зелье и налила на сложенный тампон.

– Сама не ожидала, – пожала плечами.

Причины внезапной смелости я знала отлично. Арвиль. Вернее, судьба его народа. Те видения, что я нечаянно подсмотрела во время песни Тай. Это было… страшно. Очень.

И мне не хотелось повторить эту дорогу. Даже обочиной пройти не дай создатель!

Оттого и вспомнила все то, что отец упоминал. Спасибо, что у меня такой папа. А то… даже думать не хочется.

– Дамы, на соседней поляне уже готов ужин, – подал голос Тринвир. – Вы желаете кушать тут или доставите нам удовольствие и разбавите мужскую компанию своим присутствием?

Мы переглянулись, и невеста наследника озвучила общее решение:

– Нет, спасибо, мы устали, предпочтем поесть тут.

Нам принесли вкусную мясную кашу и пожелали приятного аппетита.

После этого девочки разбрелись кто куда. Криона почти сразу рухнула на свой лежак и забылась сном. Впрочем, оно и понятно, сегодня девушка отдала все, что было возможно, и даже немного больше. Дашка с немалой опаской оглядела темные кусты, но все же решилась их посетить.

Я же лежала и смотрела в темную бездну неба. Звезд не было видно из-за света костра.

Думала же я вовсе не о романтичности момента. И даже не о том, что сегодня произошло, хотя стоило бы.

Меня беспокоили реакции тела. Дыхание постепенно учащалось, по телу прокатывалась странная дрожь наподобие озноба, но… жаркая. Внизу живота как будто растекалось странное тепло. Хотелось… прикосновений. Объятий.

Так… Я склеротик.

Вечером цапнула Оллисэйна, в котором магия крови очень сильна, а не далее чем час назад хорошо так хлебнула крови дроу. Которые тоже фейри.

Теперь понятно. И что мне с этим пониманием делать?!

Раздались легкие шаги, и мягкий голос окликнул:

– Льета, можно вас на пару слов?

Я села, освобождая место, и кивком пригласила Тринвира присесть рядом. Он воспользовался предложением, расположился вполоборота ко мне и начал цепко, внимательно меня разглядывать.

Я же постаралась пинком выгнать из головы подлую мысль, что он вообще-то тоже мужик!

Дроу скользил по мне взглядом, задерживаясь на часто вздымающейся груди, влажных губах и глазах, которые наверняка сейчас были предательски темные!

– Подействовало, – наконец с неохотой констатировал он. – Ирьяна, вы знаете, как влияет кровь фейри на иные расы?

– Возбуждающе, – обреченно кивнула я.

– Уже легче, – криво усмехнулся он. – Вам может быть очень… нелегко.

– И? – осторожно спросила, надеясь, что первое, положительное в общем-то впечатление сейчас не рассыплется прахом от непристойного предложения.

– Я не знаю, насколько к вам конкретно относятся моральные нормы огненного народа, но хочу поставить вас в известность, что боевая составляющая моего отряда готова оказать любую посильную помощь, – не моргнув глазом выдал мне темный.

У меня отвисла челюсть. Натурально. Хотя всегда считала, что это исключительно фигуральное выражение.

– Это как? – ошеломленно пролепетала я.

– Ну… это на ваше усмотрение, – всерьез задумался этот… дипломат! – По-разному можно. И это смотря сколько нужно… хм… бойцов.

Что?!

– И с каких пор у вас появился отряд особого назначения? Бойцы интимного фронта, – немного истерически рассмеялась я.

– Это факультативно и только для вас! – обворожительно улыбнулся мне этот…

– Уважаемый. – Я нервно перебрала пальцами. – А вы у нас тоже входите в… силовую часть команды?

– Разумеется, – благожелательно улыбнулся мне белокосый.

Я задохнулась от возмущения. Ответила за меня невесть как бесшумно выползшая из кустов Дашка, которая, судя по всему, слышала только концовку нашего диалога.

– Ах вы, козлы озабоченные, – раздался возмущенный шепот переселенки, которая, видимо, в порыве все той же неадекватности от токсичного укуса подскочила к нам, схватила эльфа за длинное ухо и рывком дернула вверх. – Совсем оборзели, сволочи! Значит, за спасение вам подавай весь комплекс услуг?!

Она скривилась, ухватившись за живот, но быстро пришла в себя.

– Девушка, отпустите меня, – прошептал дроу, который неведомым образом побледнел и полуприкрыл глаза, начиная часто дышать.

– Да я тебе сейчас все лопухи оборву! – взвилась Дашка, показательно дергая несчастное ухо.

– Ох, – выдохнул посол, уже и не думая вырываться.

Похоже, нашу отважную воительницу это навело на какие-то мысли, потому что она быстро отпустила мужчину и скомандовала:

– Сопроводите себя к костру с вашей «силовой» братией, лорд Тринвир дель Меридит!

– Да, – как-то растерянно согласился он, изумленно оглядел девчонку и ушел.

Она недоуменно смотрела на ладонь, в которой осталась маленькая золотая серьга-кольцо, и дернулась было вслед, чтобы вернуть расстегнувшееся во время воспитания украшение.

– Не сейчас, – тихо сказала я, потом задумчиво посмотрела вслед дроу и тихо спросила у Дарьи: – А ты знаешь, что уши у фейри – это эрогенная зона? Именно кончики, которые ты сейчас с таким энтузиазмом дергала… Но реагирует это место не на всех. Собственно, именно так этот народ и подбирает себе партнеров. Если при прикосновении к ушам реакция есть…

Судя по полуобморочному виду девушки, договаривать было не нужно.

– Мамочка, – прошептала она, обессиленно опускаясь на свой лежак. – За что мне все это?!

– К тому же если касания нежные, то это ласка, – решила все же выдать всю имеющуюся информацию я. – А то, что ты сейчас устроила, в каменный век называлось «дубинкой по голове – и в пещеру». Женщины у дроу властные. Так что сейчас ты заявила на него права. Вполне официально. Судя по его… виду.

– Мама, – повторилась переселенка, нервно комкая одеяло. – Я же машинально! У нас так всех хулиганов воспитывают. Я так братца таскала. Не подумала!

– Молись, – кратко посоветовала я. – Чтобы он не принял твои посягательства на него. Будем надеяться, что завтра тактично откажет и попросит обратно сережку.

– Ой, тогда все хорошо, – облегченно выдохнула Дашка, слабо улыбаясь. – Я ведь человек, переселенка и вообще по ошибке. Так что все хорошо.

– Не гарант, – решила не вселять в девчонку ложного оптимизма. – Это зависит от силы ощущений. И от того, как у него сейчас с личной жизнью. Ушки далеко не на всех реагируют. Фейри найти любовь непросто. Это влюбляются они направо и налево, а вот с любовью все заметно сложнее.

– Господи, спаси и сохрани! – искренне взмолилась переселенка.

На этом ночное приключение было закончено. Я засыпала с веселыми мыслями и даже с улыбкой. Да, Дашке стоит только посочувствовать, но как весело это все получается со стороны наблюдать! Чем-то эта девочка самих фейри напоминает. Порывистостью. Может, мужики и чувствуют родственную душу?

Правда, когда мысли о незадачливой блондиночке отошли на второй план, на первый снова вышли желания тела.

Но кое-чему Спящий меня все же успел научить. Уснуть я смогла.

Глава 16

Я открыла глаза там, где хотела очутиться. Рядом с тем, кого сейчас хотела видеть. Да и просто хотела.

Муж спокойно спал и не подозревал о моих грязных планах.

В нашей спальне было темно, только приоткрытые шторы впускали немного лунного света, позволяя разглядеть красивое бледное лицо Вейла. На муже совсем некстати была надета какая-то майка. Не дело. Непорядок. Я хочу его касаться… Всего.

Наклоняюсь, дотрагиваюсь до ключицы, следующий легкий поцелуй приходился в шею. Не удерживаюсь, прижимаюсь к нему, жадно вдыхая знакомый запах мяты с чуть заметной ноткой лимона. Даже этот запах уже заставляет закрывать глаза от удовольствия. Удерживаюсь от искушения попробовать на вкус его кожу. Но сопротивляюсь этому желанию я недолго.

Он вздрагивает, тянется ко мне и, не открывая глаз, завладевает губами. Прерывисто выдыхаю, прогибаюсь в пояснице, стремясь прижаться ближе, почувствовать тепло его тела, к которому так привыкла и которого отчаянно не хватало. Вейл опрокинул меня на спину, продолжал целовать, становясь все настойчивее, скользя руками по телу, задирая рубашку, чтобы коснуться обнаженной кожи, заставив меня всхлипнуть от невероятно обостренных сейчас ощущений. Грудь болезненно ныла, и когда на нее наконец легла ладонь мужа, то я только простонала, выгибаясь навстречу.

Но тут он прекратил ласкать и раздался озадаченный голос:

– Ирка? Но что… – Закончить муж не успел.

Я посчитала, что болтать сейчас не время, потому обхватила его за шею и страстно поцеловала, одновременно обхватывая ногами.

Судя по сверкающим голубым глазам, он и думать забыл о своих вопросах.

Он коротко рыкнул и прижался ко мне бедрами, от чего по телу прокатилась сладкая дрожь предвкушения. На миг отстранился, но только для того, чтобы снова задрать на мне рубашку. Я оттолкнула мужа и быстро стянула рубашку через голову. Во взгляде Вейла было только жадное синее пламя. Потянулся к своей майке, но я перехватила его руки, и он послушно остановился, с любопытством наблюдая за мной из-под медных ресниц.

– Какая-то ты… – Я быстро прижала палец к его губам, и Ринвейл замолк.

Подцепила кончиками пальцев край майки, запустила ладони под тонкую ткань, с удовольствием ощущая, как вздрогнули мышцы живота. Когда легко провела под резинкой штанов, то Вейл прерывисто выдохнул:

– Доиграешься.

– Ну… – протянула рядом с ухом рыжего, прижимаясь к нему грудью. – Не одному же тебе так себя вести?

– Ты в непривычном амплуа, – уже почти задыхался рыжий дракон, запрокинув голову. Как выяснилось, у крылатых уши тоже чрезвычайно чувствительные! Или не уши, а то, к чему я ненавязчиво прижимаюсь бедром?

– Да, – мурлычуще согласилась я, не отрываясь от его шеи, на которой кончиком языка выводила замысловатые узоры. Руки постепенно поднимали майку Вейла, вот я уже касаюсь пальцами его груди. Выше уже не было ничего интересного, потому сняла с него одежду, кинув куда-то на пол, и прижалась к нему, жадно целуя губы.

– Кому стоит сказать за это спасибо? – осведомился цай Тирлин, спускаясь руками к ягодицам, сжимая их и притягивая меня ближе. Одна ладонь скользнула ниже, с нажимом проводя по бедру, потом проворно отодвинула в сторону белье, и уже через секунду я невидяще распахнула глаза и судорожно вцепилась в сильные плечи.

В последнем сне, когда он меня так ласкал, я уже теряла разум, но все же какие-то остатки самоконтроля были. Сейчас же… даже близко нет. Как только он коснулся той самой точки, мир померк, сосредоточив меня на ощущениях, и все, что я могла, – обессиленно прижиматься к нему, постанывать, подаваться навстречу пальцам.

Незаметно я снова оказалась на спине, трусики были сдернуты в момент, я даже возмутиться не успела. Да и не захотела бы, потому что спустя миг меня целовали так, что мыслей в голове не оставалось совсем. Да и накрывшее горячее тело не способствовало сообразительности.

– Бесстыдница, – хрипло рассмеялся муж, прокладывая дорожку поцелуев по вздрагивающему от каждого прикосновения животу все ниже и ниже. И сейчас я даже не думала его останавливать, хотя знала, чем все кончится.

– Нет, – все же нашла в себе силы возразить и в каком-то запоздалом порыве стеснительности крепко сжала колени, не позволяя их раздвинуть.

Он не ответил, только тихо фыркнул. Настаивать тоже не стал. Просто лег рядом, и стал осторожно, на пороге чувствительности поглаживать ноги. Оставляя ощущение тепла, которое покалывающей волной прокатывалось по телу, оседая где-то между бедер.

Хватило меня ненадолго. Уже через несколько минут рука мужа как-то незаметно оказалась на внутренней стороне лодыжки и без малейшего сопротивлении с моей стороны заскользила все выше. Пока не достигла… ох! Что же я такая чувствительная?!

Мир окончательно сузился до маленькой точки, которой сейчас искусно касались, то нежно и едва ощутимо, то нажимая, заставляя звезды вспыхивать перед глазами. Я уже не осознавала, что звучавшие в ушах стоны – это мои собственные. Стискивала простыню до боли в пальцах, впиваясь ногтями то себе в ладони, то в волосы рыжего развратника. Он же только смеялся и быстро выпутывал мои пальчики, говоря, что, если я стану мешать, продолжать он не будет. А я уже была в таком состоянии, что это было равноценно концу света!

Я дрожала и металась, закусывала костяшку указательного пальца, чтобы удержать стоны, которые все равно прорывались. Очень странное, невыносимое ощущение. Казалось, что я не выдержу ни секунды больше, хотелось, чтобы он прекратил, но одновременно с этим я понимала, что если желание исполнится, то разочарование будет огромным.

Пожар в теле нарастал, но чего-то не хватало. Мужа не хватало.

– Обними меня, – тихо всхлипнула я, ощущая, как по скулам скатывается непонятно откуда взявшаяся слезинка.

Уже в следующую секунду супруг лежал рядом, обхватив меня руками, нежно скользил ладонями по телу. Заставил посмотреть на него, погладил подбородок и поцеловал бесконечно нежным поцелуем.

– Мы опять неправильно начали, – вздохнул Ринвейл спустя долгую минуту, когда оставил мои губы, потому что нам обоим начало не хватать дыхания. – Хотя я обещал самому себе, что наша вторая встреча начнется совсем по-другому. Не удержался.

– Я сама виновата, – шептала я, прижимаясь лицом к его плечу, скользя ладонью по спине, лаская поясницу и удерживаясь от того, чтобы не переместить руку еще ниже по шелковистой коже. Так как штанов на нем уже неведомым образом не наблюдалось, искушение было огромным. Но пока распускать руки нельзя, так как на этом наша только что начатая беседа скорее всего и закончится.

– Ну я вообще-то взрослый мужчина, должен хотя бы пытаться себя контролировать.

– Ты даже проснуться не успел, – тихо хихикнула я и вздрогнула, ощущая, как горячие ладони обхватывают ягодицы, прижимая ближе.

– Ох, прости, – выдохнул мне на ухо рыжий, но, не прекращая поглаживать бедра, другой рукой скользнул к груди. – Ты так близко. А я так скучал. Не могу не касаться.

Вейл замер, тяжело дыша, обнимая так крепко, что было сложно, но так сладко дышать, и почти неслышно простонал:

– Оттолкни. Сам не могу.

– Не хочу, – честно ответила, обнимая его за плечи, целуя светлые скулы, тонкий нос.

– Ирка, я уже с трудом сдерживаюсь. Не получится диалога. Я и сейчас непонятно почему все еще ничего не сделал.

– Поговорим… потом, – лукаво улыбнулась я, повторяя его извечную, так бесившую меня фразу и не давая изумленному Ринвейлу ничего ответить, сама поцеловала его.

Разумеется, мужчина не стал меня останавливать или взывать к рассудку, а решил воспользоваться ситуацией по полной программе!

Уже через миг я сидела на Вейле, но никак отреагировать на такое перемещение не успела, так как супруг добрался до моей шеи. Вернее, до местечка за ухом. Несколько секунд – и все, что я могла, – это держаться за сильные плечи, часто дышать и ощущать, как просыпается вроде бы уснувшее тело. Одна ладонь цай Тирлина обхватила грудь, нежно сжимая, проводя большим пальцем по чувствительному соску, от чего я подавилась вздохом и запрокинула голову, рассыпая волосы по спине. Вторая рука Вейла предсказуемо оказалась между бедрами.

Я всхлипнула от острой реакции, которую совсем не ожидала от казалось бы успокоившегося во время диалога тела.

– Что же ты постоянно меня там трогаешь?! – попыталась было возмутиться, ерзая, чтобы совсем обнаглевшие пальцы оставили меня в покое. Но тут он задел какую-то чувствительную точку внутри, и я вцепилась ногтями в мужа.

– Потому что тебе это очень нравится, – хрипловато рассмеялся рыжий, от чего тело покрылась мурашками.

– Нет, – непонятно почему возразила я. Хотя действительно нравилось. Вернее… с ума сводило.

– Пра-а-авда? – коварно спросил он, снова нажимая на ту самую точку.

– Ой, – вскрикнула от прокатившейся по телу волне жара. – Хватит!

– Да неужели?!

Я фыркнула и, пытаясь форсировать события, опустила руки вниз, нащупывая… ну, это самое. Нащупать супруг дал, а вот что-то большее – нет.

– Давай уже к делу! – потребовала я.

Вейл запрокинул голову и часто дышал, видимо немного ошалев от моей внезапной смелости.

Но потом приоткрыл голубые глаза, окинул хитрым взглядом и коварно улыбнулся, снова легко касаясь меня внизу.

Все смешалось. Частое дыхание, где уже не различить, мое или его. Ласки, звезды под веками, огненная волна по телу, пришедшая в тот миг, когда я думала, что еще одно прикосновение – и я умру. И правда умерла. В темной бездне, которая за миг воспламенилась и вновь погасла.

Он сжал одну руку на ягодице, я охнула, вцепляясь в плечи, наверняка оставляя там красные полосы, но сейчас не в силах думать о чем-либо.

Надо признать, что я не ожидала после уже случившегося оргазма хоть чего-то. Вернее, мне всегда было просто приятно после этого. Ничего большего. Но тут… С каждым толчком охватывало странное нетерпение, заставляющее подаваться ему навстречу, целовать, лихорадочно скользить по коже, наслаждаясь каждым мигом происходящего.

И меня завораживала власть над мужчиной. Над тем, как менялось его лицо, как он кусал губы в попытке удержать стон, как сжимал ладони на моем теле, оставляя следы от пальцев на нежной коже.

И тут я заметила, что глаза милого закрыты. Решив пошалить и припомнить прошлое соблазнение, приникла к нему, потерлась грудью и сказала:

– Смотри на меня.

Муж, увлеченный своими ощущениями, меня не услышал. А если так?

Я замерла, никак не реагируя ни на недовольное рычание супружника, ни на легкий шлепок по попе, который я тоже решила ему припомнить.

– Смотри на меня, – повторила, медленно приподнимаясь.

– Ири, – простонал муж.

– Смотри, – снова замерла я.

Медные ресницы приподнялись, позволяя насладиться синим пламенем в глазах Вейла. Но долго наслаждаться было не судьба, потому что он ухмыльнулся, и мир встал с ног на голову.

Проще говоря, я теперь была под Вейлом.

– Смотреть, говоришь?

– Мм? – уже мало что соображала я.

– Ирка, не закрывай глаза, – снова безжалостно остановился этот гад.

– Да? – томно отозвалась, закидывая ноги на бедра мужа и чуть прогибаясь в пояснице, с удовольствием наблюдая, как темнеют глаза.

– Ничего, – рыкнул Вейл. Я закрыла глаза, и уже никто не требовал от меня их открыть.

Если первый раз был пожаром, который рассыпал жалящие искры удовольствия по всему телу, то второй походил на океан. Он то качал на невысоких волнах, рождающих томление, которое патокой растекалось по коже, то поднимал на девятый вал, чтобы сбросить с гребня в знакомую сверкающую бездну, после которой остается только сладкая усталость и блаженное опустошение.

После Ринвейл сграбастал меня в охапку и крепко обнял.

– Как жаль, что ты все равно сбежишь, – вдруг горько сказал он, касаясь губами виска. – Держи не держи.

– Держать и не надо. – Я лежала на широкой груди и тихонько рисовала на ней спиралевидный узорчик. Муж взял мою ладонь, поднес к губам и поцеловал каждый пальчик.

– Льета Ирьяна, – со смехом в голосе начал он. – А ведь вы меня нагло совратили!

– Скажешь тоже, – поморщилась я, ворочаясь в крепких объятиях.

– А что еще? – пожал плечами Вейл. – Кстати, не хочешь объяснить, откуда такой энтузиазм?

Откуда-откуда… От фейри! Но если я скажу, при каких обстоятельствах цапнула Олли, то блондина прибьют. А про то, что я угодила в лапы к дроу, Вейлу, наверное, знать сейчас не желательно. Пока у меня есть шанс выбраться самостоятельно.

Да и рассказывать про «доченьку» я пока морально не готова.

– Не хочу, – скупо ответила я, думая, как бы перевести разговор на что-то более нейтральное.

Тему муж сменил, но более безопасной я бы ее не назвала.

– Моя дорогая идейная девочка. – Рыжий слегка повернулся, чтобы смотреть на меня. – Куда ты рвешься?

– А почему сразу куда-то рвусь? – невинно хлопнула ресницами я.

– Потому что ты не дурочка у меня, – ласково коснулся губами моих волос цай Тирлин. – Ты бы не побежала в никуда. Бесцельно.

– Почему это бесцельно? – вскинула я бровь. – Тебе напомнить, что случилось накануне?

– Я глупо поступил, – со вздохом признал муженек. – Но ты и шанса не дала как-то все исправить!

– Я тебе его больше месяца давала, – недовольно буркнула я, опуская голову и осторожно высвобождаясь из объятий, которые перестали быть такими уютными.

– Ирка, – попросил супруг, сжимая руки, не отпуская. – Я не хочу ссориться. Я хочу побыть рядом. Хоть сейчас. Не убегай…

Вздохнула, обняла руками за шею, чмокнула в губы и сказала:

– Вот что нам с тобой делать? Накоплено столько обид и непониманий…

– Главное – это желание во всем разобраться. Я тебя люблю.

– Нет. Ты влюблен. Разные вещи.

– Мне лучше знать, не находишь? – возмутился рыжий. – Я большую часть жизни общался с желтоглазым недоразумением, который мне еще в юности все уши прожужжал взглядами фейри на чувства. Потому я знаком с этим концептом, милая. Меньше слушай Олли. Он что угодно тебе расскажет ради хоть призрачного шанса на что-то большее.

– Да не только Олли… – протянула я.

– Кстати, что за ментальную сущность ты успела подцепить в Пределе? Это тот самый ненормальный, который явился, когда я тебя в первый раз дозвался?

– Какие у тебя вопросы правильные, – поморщилась я. – Вейл, я не могу рассказать. Понимаешь?

– Не идиот, – буркнул цай Тирлин. – Это он полог повесил? Чтобы я найти тебя не мог.

– Хватит, – устало попросила я. – Милый, я не могу о нем рассказывать. Честно.

– И что делать? – немного едко осведомился муж. – Я за тебя, между прочим, волнуюсь! Ты одна, в незнакомой стране и куда-то идешь с непонятной целью.

– Ринвейл. – Я резко села, даже не пытаясь прикрыться, гордо вскинула голову и проговорила: – Я, может, и домашняя, но не такая уж и хрупкая. Много где была с отцом. И я дракон! И не одна же в конце концов!

Посмотрела на рыжего и поняла, что его мысли ушли совсем в другую сторону, судя по взгляду, которым он медленно скользил по моему обнаженному телу. Заметив мой осуждающий взор, дракон встряхнул головой и вернулся к диалогу.

– Не одна – это с кем? С Олли и Крионой? Фейри и огненная! Да они тебя потеряют и не заметят!

– Вейл, – серьезно посмотрела на него я. – Все хорошо. Я не кошка, чтобы меня можно было так легко потерять. И… – Я вспомнила, кто у нашей компании путеводная звезда, и усмехнулась. – Они меня из виду не выпустят. Не волнуйся.

– Я, может, поэтому и волнуюсь, – язвительно заметил муж, недовольно сверкая на меня голубыми глазами. – Потому что Олли сейчас с тобой рядом. Добился-таки своего, мерзавец!

– Не волнуйся. – Я свесилась с кровати, чтобы поднять рубашку, но стоило ее схватить, как почувствовала на попе горячие руки.

– Прости, – мурлыкнул на ухо муж, накрывая меня своим телом. – Ты так завлекательно выглядишь.

– Мы вообще-то разговариваем, – недовольно напомнила я, пытаясь не обращать внимания на то, что прижималось к бедру.

– А можно тебя пособлазнять? – хрипло спросил Вейл, начиная медленно целовать мою шею. – Сейчас моя очередь.

Я прислушалась к ощущениям, к тому, как постепенно в теле снова разгорается пожар от ласковых прикосновений. Почему бы и нет? Сейчас мы вместе, все хорошо, да и темп этой ночи был задан вполне однозначный. Почему бы не придерживаться его и дальше?

Тем более супруг меня не на шутку радует своей сознательностью. Хоть и целует и гладит, но вполне невинно, не прибегая к тем запретным приемам, после которых я уже готова на все и даже немного больше. Стало быть, оставляет выбор за мной, а не «Я хочу, а значит, и ты захочешь, никуда не денешься».

Прогнулась, потершись ягодицами об него, перевернулась на спину и, зовуще улыбаясь, начала накручивать на палец локон.

– Ну даже не зна-а-аю, – надула губки. – Ты такой со всех сторон провинившийся!

– Я буду извиняться, – хмыкнул рыжий, и не подумав отвлечься от поцелуев, а затем кинул на меня хитрый взгляд. – Очень… тщательно.

– И старательно?

– А то как же! – Муж рывком сдвинулся выше и выдохнул мне в губы: – Ты же знаешь мой ко всему подход.

– О да, – выгнулась, прижимаясь к нему грудью. – Ты у меня очень ответственный.

– И не устану тебе это доказывать, – быстро, но страстно поцеловал супруг.

Осмелевшие ладони медленно ласкали грудь, и я уже начинала закрывать глаза от удовольствия.

Ночь продолжилась просто замечательно.

Извинялся супруг и правда очень… обстоятельно. Еще раза три.

Я тоже в долгу не осталась.

Глава 17

Утро началось отлично. С запаха кофе и мелодичного напевания где-то неподалеку.

Голос подруги я узнала сразу и минуту просто лежала, прислушиваясь к высокому, красивому голосу.

Я знала эту песню. В свое время Криона часто ее пела. Потом мы выросли, и отважная воительница посчитала пение занятием, недостойным воина. Вернее, такое пение. А я была очень рада снова слышать нежные переливы хрустального голоса. Рыжая и правда великолепно им владела. Шикарный диапазон.

Я приоткрыла глаза и теперь смотрела на огненную, которая размеренно расчесывала медные волосы, негромко напевая. Но выражение голубых глаз было… грустным. Как будто теперь она вкладывала в эту композицию уже совсем другой смысл. Свой.

А все ли было в истории с Дорианом именно так, как она рассказала сначала?

Она замолкла, продолжая все так же размеренно водить щеткой по густым прядям.

– А ведь все не так просто, как ты мне говорила, – тихо начала я, внимательно наблюдая за голубоглазкой.

– Да, – коротко ответила Криона, стараясь на меня не смотреть. Потом минуту помолчала и, вздохнув, стала рассказывать: – Дориан… Я видела его раньше. И не раз. Наш дом, как ты знаешь, находится в среднем звене города, но внутренние границы общие с участками аристократии. Когда он приезжал в долину, то останавливался в доме рядом с нашим. И я… не специально, но видела. Как тренировался, как читал, пил по утрам кофе на террасе. Даже как ласкал своих женщин… Наследник занимается любовью не только в уединенных местах, он предпочитает это делать на воздухе.

Огненная прерывисто вздохнула, скривила губы в горькой усмешке.

– Я, наверное, извращенка, раз на это смотрела. Не могу сказать, что я была влюблена в Дориана, но тогда я часто о нем думала. Оправдывая это восхищением перед воином, который гораздо сильнее меня. Что стремлюсь именно к воинским вершинам, а не к чему-то иному…

Я молчала, уже понимая, что услышу потом. Вот оно все как, оказывается… Она была совсем юной тогда. И как бы сейчас ни пыталась осторожно обойти прямое признание, но Кри была влюблена в надменного наследника. Это называется именно так.

– Потом меня признали и сказали, что я выхожу за него замуж, – нервно сцепила пальцы рыжая. – Не знаю, чего ожидала. Но… я не была расстроена. Переезд в Предел не казался катастрофой. Да и он, тот, кем я восхищалась с юных лет, был бы рядом. Это окупало в моих глазах очень многое. Но… все оказалось совсем не так.

Да. Все оказалось прозаично до отвращения. Великолепный воин, искусный политик, о котором ты слышала, на деле был совсем не так совершенен, как в девичьих грезах. Мечта не выдержала столкновения с реальностью.

– Так что эта песня… – Рыжая усмехнулась и взмахнула рукой. – Она, можно сказать, олицетворяет мое тогдашнее к нему отношение. Дориан казался тем самым соколом, до высот которого мне никогда не подняться.

– Сокол! – скривившись, повторила я. – Стервятник, вот он кто!

Рыжая только пожала плечами, методично заплетая волосы в тугую косу.

– А Дашка где? – спросила я, пытаясь вырвать Кри из состояния легкой прострации.

– Не поверишь, – улыбнулась подруга. – В кустах. Правда, перед тем как уйти, поделилась соображениями, что живая природа ее не любит. Потому что в первый раз нарвалась на хондрий, во второй раз глупостей натворила сама. Кстати, что сделать-то успела? А то я только и поняла, что это как-то с дроу связано.

– Едва ухо вместе с брачной серьгой не оторвала, – хихикнула я.

– Надеюсь, сережка на месте осталась? – обеспокоилась Кри.

– Нет, – вздохнула в ответ я. – И судя по тому, с какой прибалдевшей физиономией уходил Тринвир, реакция на прикосновение у него точно была.

– Дарья попала, – ошарашенно пробормотала рыжая. – На этот раз даже не фигурально выражаясь. Что ж ей так везет на фейри во всех их проявлениях?!

– А что, есть кто-то еще? – раздался негромкий баритон за спиной.

Мы с Кри вздрогнули и обернулись.

Тринвир стоял, опираясь на ствол дерева, и серьезно смотрел на нас. Видя, что мы и не думаем отвечать, он нетерпеливо повторил:

– Ну так что?!

– Князь Тайлин, – осторожно сказала я. – Древний.

– Я знаю возраст этого старого извращенца, можете не утруждаться, – сухо ответил дроу. – Но в любом случае ему ничего не све…

Завершить фразу мужчина не успел. Как я уже успела заметить, из своих загадочных кустов Дарья всегда появлялась на редкость бесшумно.

– Доброе утро, – пряча глаза, пробормотала переселенка. – Господин Тринвир, я бы хотела извиниться за свое вчерашнее поведение. В оправдание могу сказать только то, что была под воздействием токсина от укуса. Надеюсь, вы меня простите.

Последовало молчание. Дарья, все так же не поднимая головы, ждала, что скажет дроу. А темный… Тринвир скользил по девушке задумчивым, изучающим взглядом. Как будто впервые видел. Вернее… только сейчас заметил, что она стоит внимания. По губам эльфа блуждала загадочная улыбка.

– Ничего страшного, Даша, – наконец мягко ответил он. – Не переживайте. Все будет хорошо.

На месте блондинки я бы насторожилась после этого.

Но она только облегченно выдохнула, подняла на него карие глаза и искренне улыбнулась.

Улыбка всегда красит, и я в очередной раз в этом убедилась. Даша не была красивой, но, когда улыбалась, первое, что приходило в голову, это – «прелесть».

– Тогда позвольте я помогу вам надеть сережку обратно, – тут же предложила наша дурочка, делая шаг к темному. Встала на цыпочки, потянула его за косичку, принуждая опустить голову, и потянулась к уху. Мы с Крионой сдавленно охнули, но ничего не успели сделать. Дашка на миг замерла, видимо вспомнив про занятные свойства эльфийских ушей, но в следующий миг тряхнула головой, отгоняя правильные мысли, еще раз обезоруживающе улыбнулась и проговорила: – Вам, наверное, очень больно вчера было. Простите, и правда же, строение другое, это человека таскать спокойно можно, а у вас же нервных окончаний там больше. Позвольте-ка…

«Посол всея времен» и не думал сопротивляться. Впрочем, если судить по затуманившимся глазам, он сейчас вообще мало что осознавал и чувствовал кроме ласковых пальцев девчонки на ухе. А она и правда была очень осторожна и нежна. Видимо, из-за чрезвычайно чувствительных нервных окончаний… Дарья, ты вчера чем слушала?!

– Все! – радостно воскликнула наша дурочка, довольно оглядывая темного. – Теперь все хорошо.

А ведь Дашка и правда как-то незаметно стала именно «нашей». За такое короткое время… Почему?

«Потому что одаренная, – хмыкнул Арвиль. – Располагает к себе людей. И… меняется. Непроизвольно, но подстраивается. Потому симпатия и неудивительна».

«Я рада тебя слышать, – мысленно улыбнулась. – Ты так редко появляться стал».

«Просто… – замер Ар. – Ты очень верно сказала тогда. Мы очень тесно переплелись сознаниями. И это