/ Language: Русский / Genre:sci_popular

Загадки старинных кладов

Александр Косарев

В новой книге профессионального кладоискателя А.Г. Косарева собраны истории о поистине экстремальных ситуациях, в которые попадали люди, по сути, творившие историю. Подчас только находка материальных свидетельств этих ситуаций может подтвердить или опровергнуть то, что всем казалось историческим фактом (либо, напротив, беспочвенной легендой). И когда говорят о «Батыевом серебре», о кресте Евфросинии Полоцкой, об эшелонах Колчака, о тайниках Лаврентия Берия, понятно, что речь идет уже не о кладе, а об «историческом захоронении»…

Знак информационной продукции 16+


От автора

В этой книге я продолжаю разговор с читателями о потрясающих воображение тайнах российской истории, об экстремальных ситуациях, в которые попадали те или иные исторические личности, и конечно же о несметных сокровищах, с которыми они вынуждены были при этом расстаться. И я, и мои немногочисленные коллеги, которые расследуют подобные истории, интересуются, в первую очередь, материальными следами, которые оставили минувшие события. Часто только обнаружение давно сокрытых материальных свидетельств может подтвердить достоверность тех или иных легенд или на первый взгляд совершенно неоспоримых историй. Надо сказать, что предметами подобных розысков являются вполне реальные исторические клады. Причем клады эти, или, как их еще называют, — исторические захоронения, бывают самых разнообразных видов, массы и номинальной стоимости. И хотя не всегда удается их отыскать (ведь конкуренты не дремлют), тем не менее напряженные и целенаправленные поиски подобных объектов не прекращаются никогда. Как показывает практика, время от времени приводят к успеху самых настойчивых.

Возможно, что среди читателей найдутся любители приключений, готовые взяться за отыскание скрытых в пучинах истории истин или просто материально помочь нам в этом хотя и трудном, но крайне интересном деле.

Амурское чудо

Дальний Восток нашей страны не так богат кладами, как европейская часть России, но и там есть над чем поработать азартному кладоискателю. Встречаются здесь и совершенно запредельные по своей исторической ценности захоронения. Одно из них так и называется — «Клад на Амуре». Связан он с китайской династией Сун.

Правители династии Сун очень гордились своей непобедимой армией. Но, почивая на лаврах, китайские военачальники не заметили ловкий ход небольшой, но весьма мобильной армии северян. Этот набег на Великий Китай произвели воинственные чжурчжэни. Воины страны, раскинувшейся в верховьях Амура, в нескольких сражениях разбили китайские войска и захватили северную часть империи.

Вездесущие кочевники захватили не только часть империи, но и самого императора! Само собой, они опустошили все императорские дворцы и сокровищницы. Не пощадили никого. Одних монет чжурчжэни захватили такое количество, что для их отправки на родину пришлось снаряжать целый караван повозок.

Где же осело все это богатство? Так просто эту задачу решить вряд ли возможно. Ни одного свидетеля событий XI в. отыскать не удастся. Но известно, что нанайцы не раз находили на скалистых амурских берегах и базальтовых кручах бронзовые и серебряные изображения неведомых зверей и фантастических крылатых змеев. Попадались им и позеленевшие от времени старинные бронзовые монеты, явно вывезенные из древнего Китая.

Так что тому, кто захочет раскрыть тайну удивительнейшего захоронения раритетов почти тысячелетней давности, придется непосредственно выехать в нанайское селение Сакачи-Алян и с помощью опроса немногочисленного местного населения попытаться составить карту распространения старинных находок. Несомненно, постепенно ему удастся выявить и территорию своеобразного «сгущения» китайского антиквариата. Вот именно там и придется производить поиски с помощью электронного оборудования. Вероятно, на всю эту работу может уйти много времени и сил, но и отдача может быть просто фантастичной.

Разбежавшиеся кони Батыя

Бережно хранятся в кладоискательском сообществе многочисленные легенды про старинные клады. И в этом, поверьте, есть глубокий смысл. Крайне скупо и медленно, но все же открывают они перед пытливыми поисковиками свои истинные сюжеты, И вот поэтому, раз за разом, сведущие люди выдергивают очередную сверкающую золотом легенду на поверхность и постоянно стараются обратить на нее внимание следующих поколений.

Легенда о двух золотых конях, некогда стоявших у главных ворот столицы Золотой Орды — Сарай Бату (Сарай Берке), как раз из их числа. Рассказывается в данном предании о том, что изготовить статуи животных, на которых, собственно, и держалась вся военная сила монголов, приказал сам хан Батый. И стояли сияющие полноразмерные изваяния безо всякой охраны, ибо далеко обходили враги столицу кочевников.

Разумеется, стоящие у ворот города статуи не были целиком отлиты из золота. Поднять и установить столь массивные сооружения на постаменты было бы просто не под силу. Но даже если они были отчеканены из листового золота, захваченного в завоевательных походах европейскими мастерами, то все равно современная стоимость каждого такого изваяния не может опуститься ниже 50 000 000 долларов за штуку. Но стояли они на своих местах не так долго, только до Куликовской битвы.

А вот далее коней разлучили. Один из них был будто бы похоронен в могиле скончавшегося от ран хана Мамая. По преданию, могила потерпевшего поражение полководца была устроена рядом с защитной стеной. В нее кроме прочих ценностей и убитых рабов опустили и одного золотого коня, чтобы Мамай скакал на нем по заоблачным далям…

Здесь мы сразу столкнулись с очень весомыми несоответствиями легенды и реальных исторических событий. Дело в том, что Мамай — человек незнатного происхождения — стал правителем Золотой Орды после смерти хана Бердибека, на дочери которого он был женат. Сыновей у Бердибека не было, а своих братьев, тоже имеющих право на престол, хан уничтожил с помощью зятя Мамая еще при своей жизни.

Восстания ханской знати против коварного и неудачливого Мамая следовали одно за другим. Трижды его изгоняли из Сарай Берке. Ему приходилось править в основном западной частью Золотой Орды, в которую входили: Нижнее Поволжье, устья Дона и Днепра, а главное — Крым. Когда хан Тохтамыш в четвертый раз не пустил Мамая в столицу, тому пришлось продолжить свое бегство до центральных районов Крыма. И именно там его убили посланцы нового владыки Золотой Орды.

Отсюда можем сделать однозначный вывод — если и положили золотую статую в могилу какого-то хана, то им был вовсе не Мамай. Может быть, такой великой чести удостоился сам хан Тохтамыш?

Но так или иначе, а золотые статуи с этого момента разлучаются. Одна остается на месте, у стен столицы Золотой Орды, а вторая пускается в поход. Следы ее, как ни странно, отыскались далеко от Нижней Волги, на юге Красноярского края. Слышал я эту легенду еще в 1979 г., когда работал в окрестностях Абакана. В один из дней нас повезли на небольшую экскурсию на юг от города, в предгорья к довольно значительной по размеру пещере. И именно там наш сопровождающий рассказал, что существует поверье о том, что в этой пещере некогда был спрятан золотой конь, которого доставили сюда представители какого-то народа, с севера теснимого захватчиком.

Над легендой я тогда в душе посмеялся (хотя размеры пещеры вполне позволяли затащить в нее и настоящую лошадь), но запомнил ее. И вот теперь вполне допускаю мысль о том, что именно туда была привезена вторая скульптурная композиция из листового золота. Ведь с севера Золотой Орде могли грозить не только русские «захватчики». И с севера и с запада на ослабевшее, потерявшее былое величие ханство, вполне могли нападать самые разнообразные степные народы. И вполне естественно, что было принято решение спрятать стоящие на самом видном месте ценности и символы былого величия. Так что версия о том, что оба золотых скакуна все еще ждут своего первооткрывателя, не лишена смысла. Кстати, вся местность в окрестностях той большой пещеры изобилует могилами кочевников — невысокими холмами, обнесенными частоколом из вертикально поставленных камней.

Но есть и еще одно сказание на эту тему. Будто бы на столицу Золотой Орды был совершен грабительский набег большого отряда казаков из причерноморских степей, которые смогли отбить и захватить одну золотую конскую статую и даже увезти ее не некоторое расстояние. Но все же она была слишком тяжела, сковывала бегство, и поэтому ее пришлось закопать на одном из островов в дельте Волги. Весьма вероятно, что нержавеющая статуя все еще лежит где-то в речных наносах, давно поросших диким камышом.

Отсвет «батыева серебра»

Поиски мифического многотонного клада, который якобы оставил хан Батый в 1237 г. в одном из Селигерских озер, ведутся очень давно. Однако до сих пор, судя по поступающей информации, безрезультатно. Ставить вопрос о том, почему столь крупный клад до сих пор не обнаружен, видимо, не нужно — достаточно просто взглянуть на карту верхневолжских озер, которых в данном районе столь много, что как-либо продуктивно исследовать их даже с помощью наилучшей специальной техники практически невозможно. Однако и в данной кладоискательской истории и по сей день происходят очень интересные сюжетные повороты. Лично для меня такой поворот произошел в тот момент, когда в мои руки попал весьма любопытный материал в модном журнале «Подводный мир» с многообещающим названием — «Серебро Батыя». Поскольку здесь, при внимательном прочтении, мною было обнаружено много явной дезинформации и неслучайных неточностей (а выяснить истинное положение вещей хотелось непременно), я решил при случае выйти на непосредственных участников описанных событий. Чтобы ввести читателей в курс дела, я вкратце перескажу содержание статьи.

Итак, в начале публикации, как обычно, дается небольшой экскурс в историю вопроса. Сообщается, что войска Батыя, разорив Рязань, Москву, Владимир и массу прочих населенных пунктов Древней Руси, двинулись на Новгород. Но планам кочевников помешала распутица и начавшийся голод. (Насчет распутицы автор явно покривил душой, поскольку тот год был отмечен именно небывалыми морозами, от которых погибли до 70 000 пленных. А голод мог касаться только лошадей, которые в тех глухих местах не могли найти себе достаточного количества фуража для прокорма.) Тогда хан приказал избавиться от громадного и слишком обременительного обоза, в том числе и от награбленного серебра.

(Историки считают, что татары дошли в том походе до Игнач креста (современная Игнашовка) и только оттуда по тем или иным причинам повернули обратно.) Тогда, действительно, на их пути лежало множество больших и малых озер, в которых легко можно было многократно утопить не только несколько возов с добычей, но и все Батыево войско.

Далее автор статьи писал о том, что он по летописям восстановил маршрут, проделанный Батыем, после чего пришел к однозначному выводу о том, что искать затопленные сокровища следует в районе городка Селижарово. Очень кстати рядом с ним появилась и ясновидящая Марина Сугробова, которая утверждала, что в своих снах видит, как сильно закопченные татары топят многочисленные мешки с сокровищами в замерзшем озере. Единственное, чего она не знала точно, так это того, где же это озеро находится. Но поскольку примерный район уже вычислил сам автор, то всей честной компании самодеятельных кладоискателей оставалось лишь посетить все озера в районе Селижарово и отыскать то единственное с деньгами на дне. Что, собственно, они и осуществили. Собрались большой бригадой и на трех машинах с соответствующим оборудованием двинулись в поход.

Госпожа Сугробова после осмотра нескольких попавшихся на пути экспедиции озер уверенно заявила, что одно из них и есть то — искомое. Далее в дело вступил опытный водолаз-аквалангист. Он спустился под воду и даже обнаружил некий, весьма подозрительный бугор в центре озера. Да, забыл упомянуть о том, что, по утверждению автора, данное озеро лежало на 14 м выше уровня основного Селигера и было расположено в 400 м от него. Участников экспедиции этот факт воодушевил, поскольку они тут же поняли план коварного Батыя. Тому, если бы он вернулся за безвременно утерянной добычей, следовало лишь прокопать канал и вода из озера с условным названием «Серебряное» ушла бы сама собой, обнажив хитро спрятанный клад.

Побултыхавшись немного в придонном иле, водолаз всплыл на поверхность и доложил, что озеро глубокое, ила много и не видно ничего. Почему-то на основании этого доклада все дружно уверились в том, что сокровища находятся буквально под ногами и порадовались сами за себя. После этого все участники поисков быстренько свернули лагерь и очень довольные (как написано — с сознанием выполненного долга) поехали обратно в Москву.

Еще раз повторюсь, что с точки зрения профессионального поисковика данная статья была просто скопищем злонамеренной дезинформации и необъяснимых противоречий. Все в ней отдавило хитро закрученной приключенческой интригой. Взять хотя бы тезис о славном городе Селижарово, вокруг которого якобы разворачивались основные действия этой поисковой комедии. Развернем карту и посмотрим, где Игнашовка, откуда татары повернули в Нижневолжье, и где Селижарово. Да между ними расстояние километров семьдесят! Пока татары добрались от первого населенного пункта до второго, они имели возможность его раз затопить все, что хотели. В районе же Селижарово весьма трудно найти что-либо подобное для утопа, там озер нет вообще.

Или вот еще неподражаемый случай с 14 м превышения уровня поверхности «Серебряного» озера над поверхностью Селигера. Да это же ахинея чистой воды! Крайне трудно найти среди всех Верхневолжских озер превышение даже на 1 м по отношению к ординару основного Селигера, не то, что на 14! Но больше всего в этой истории меня интересовало следующее. Что же сталось впоследствии с якобы найденной ими серебряной горой? В статье об этом не было даже намека. То есть нашли люди гору ценностей, поплясали вокруг нее и… отправились восвояси? Так не бывает. Если клад Батыя был действительно ими найден, то просто невозможно себе представить, что не было сделано даже попытки его вытащить! Короче говоря, следовало разобраться в данной истории повнимательнее, чтобы отделить «овнов» от «козлищ».

Основной моей задачей на первом этапе расследования было выяснить, что называется, из первых уст, почему все же не был извлечен столь удобно (с точки зрения профессионального кладоискателя) залегающий клад. И в самом деле, согласитесь уважаемые читатели, что получить информацию (откуда бы она ни исходила) о том, почему не была извлечена многотонная куча серебряных изделий 750-летней давности, крайне интересно. Любопытно выяснить, что же в действительности могло явиться препятствием для извлечения драгоценного подарка, дарованного буквально свыше? Правда, в статье прозрачно намекалось на возможное противодействие местных властей, но по своему опыту я знаю, что после соответствующих договоренностей и финансовых вливаний местные власти становятся достаточно лояльными и зачастую сами могут оказать содействие в извлечении клада, к тому же и расположенного в столь удобном месте! А поработать в лесной глуши, в спокойном, стоячем озерке, пусть даже с его дна бьют холодные ключи, это ли не мечта всякого уважающего себя поисковика?

Но из статьи однозначно следовало, что клад из озера извлечен почему-то не был, и это удивительное обстоятельство долго не давало мне покоя. К тому же, будучи не только активно действующим поисковиком, но и писателем, специализирующимся именно на приключенческой и поисковой литературе, я почувствовал, что за рамками статьи в «Подводном мире» осталось что-то самое интересное и загадочное. И как человек, с удовольствием описывающий все загадочное и непонятное, я просто должен был выяснить истину. Пора собираться в путь за дополнительными сведениями и истиной в первой инстанции.

Самыми важными действующими лицами в этой истории были, по моему мнению, всего два человека. Ясновидящая госпожа Сугробова, как основной источник первичной информации о месте захоронения клада, и водолаз, который непосредственно погружался в воды «Серебряного» озера. И тут мне совершенно неожиданно повезло. Едва я набрал номер своего единственного знакомого, ранее связанного с профессиональной работой под водой, как он, нимало не смущаясь, рассказал мне о том, что он прекрасно осведомлен об этом случае, поскольку сам в это озеро и погружался!

— Как? — завопил я не своим голосом, — и ты столько времени молчал!

— Да собственно-то и рассказывать было не о чем, — ответствовал мой собеседник. Да, действительно, приехали мы на какое-то лесное озеро, привезли водолазное оборудование, лодку резиновую. Пару раз погрузились. Вода там действительно чрезвычайно прозрачная, и водоросли очень красивые, длинные такие. Глубина? Да, верно, местами она была весьма приличная.

— А холм ты там видел? — довольно нетактично перебил его я.

— Ну, не совсем холм, — заюлил он, — скорее там была некая гряда, которая как бы делила озеро на две неравные части. В центральной части озера глубина действительно достигает 13 м, а на грядке этой, она поменьше метра на 3–4.

— Так там действительно была найдена какая-то магнитная аномалия? — не отставал я от него.

— Нет, — напрочь отмел он довольно уверенно поданную в статье информацию, — ничего подобного не было и в помине.

— Но ведь написано черным по белому, что у вашей команды были все необходимые приборы! — настаивал я.

— Верно, какие-то приборы с нами были, — подтвердил водолаз, — но почему-то ими так и не воспользовались.

— Почему же?

— Наверное, потому, что к нам вскоре явились представители расположенной неподалеку базы отдыха от какого-то института и заявили, что не потерпят каких-то подозрительных исследователей на подведомственной им территории.

Ситуация определенно начала понемногу проясняться. Получалось так, что и подозрительный холм, и магнитная аномалия, якобы совпадающая с указанной Сугробовой точкой на карге озера, не более чем завлекательный ход автора статьи!

— Так что же у нас осталось в сухом остатке? — задумался я после окончания нашего весьма сумбурного разговора. Озеро имеется, это несомненный факт, водолаз врать не будет. А что еще? Кроме завлекательной легенды и уверений М. Сугробовой, что клад Батыя существует на самом деле, никаких точных и бесспорных фактов в моем распоряжении не было. Кроме того, мой знакомый водолаз никак не мог помочь мне попасть на это самое озеро, поскольку не знал ни его настоящего названия, ни верной дороги, которая привела бы меня к нему. Единственное, что он запомнил точно, так это то, что от города Осташкова они ехали еще часа полтора, и в конце пути дорога и вовсе превратилась в малопроезжую лесную тропу. К несчастью, мой знакомый не имел понятия и о названии расположенной неподалеку базы отдыха. Единственное, что он помнил хорошо, было то, что озеро не имело стока и, кроме того, располагалось совсем недалеко от Селигера, буквально в двухстах метрах. Однако, еще раз изучив географическую карту, я довольно быстро уяснил, что подобных озер в тех местах имелось предостаточно. Установив сей безрадостный факт, я вновь оказался в тупике. Понятно, что искать озеро, которое находилось неизвестно где и называлось неизвестно как, было равносильно поиску иголки в стогу сена.

Оставалось лишь одно верное средство прояснить окончательно запутавшуюся ситуацию — поскорее добраться до главного первоисточника всей этой кутерьмы — самой госпожи Сугробовой. Договорившись с ней о встрече, я в течение недели дважды посетил ее замечательный салон и попутно постарался выяснить, откуда проистекает ее привязанность именно к этому эпизоду российской истории и где находится столь замечательное озеро? К моему величайшему сожалению, конкретно удалось выяснить лишь то, что она с мужем действительно была пару лет назад на лесном озере, которое, по ее мнению, называлось Троянским. И действительно, неподалеку от их лагеря, с южной оконечности озера располагалось несколько убогих домиков, которые принадлежали одному из институтов Российской академии наук. Это было все, что она вспомнила.

Но дополнительные сведения следовало срочно осмыслить и, едва возвратившись домой со встречи, я спешно раскатал уже слегка затертую на сгибах карту Селигера. Направил на нее лупу и принялся за срочные поиски Троянского озера. Неприятное открытие ожидало меня примерно через 20 мин. Ровно столько мне понадобилось времени, чтобы однозначно выяснить, что озера Троянского ни вблизи, ни вдали от Селигера не существует. Сюрприз, что и говорить, был довольно неприятный, но истинный поисковик всегда копает до самого дна. Теперь у меня оставался всего один крошечный шанс выйти к неуловимому озеру — через пресловутую «базу отдыха». К счастью, мне пришлось некогда поработать стажером в том самом институте, на балансе которого висела озерная «база», и я наивно полагал, что выяснить ее местонахождение мне удастся без особых проблем.

Но и здесь я несколько промахнулся. В результате проведенной акции, слегка отдающей дешевым шпионажем, мне удалось выяснить только то, что искомая база располагается примерно в пяти километрах от пристани с поэтичным названием Залучье. Заодно, уже другими путями ко мне пришла информация о том, что неподалеку от заветного озера находятся и несколько других небольших озер, отличающихся от нужного нам водоема только своими размерами и качеством воды.

Вновь настала пора плотно поработать с картой. Довольно скоро выяснилось, что только местность с запада от Залучья отвечает всем собранным к тому моменту сведениям. Только там на некоем полуострове пространном имелось несколько разновеликих озер, три из которых действительно располагались рядом с основным зеркалом Селигера. Вот к ним-то я и присмотрелся повнимательнее. После недолгих размышлений я отсеял одно из них, поскольку оно имело слив в Селигер, а ведь искомое озеро слива не имело. Оставались еще два. Но оба они были совершенно равноценны, и разобраться в том, какое из них есть то самое «Серебряное» озеро из статьи, можно было только на месте. План мой был, в общем и целом, весьма незамысловат — добраться на машине до Осташкова, и уже оттуда произвести непосредственный осмотр и промер подозрительных озер прямо со льда. Но нам нужно было поторапливаться, поскольку на европейскую часть страны стремительно приближалась весенняя распутица. Поскольку времени на раздумье практически не оставалось, то я предложил своим коллегам готовиться к походу основательно, но быстро. Наш маршрут должен был пролегать по заснеженным лесам и значительным ледовым пространствам. Поэтому пришлось взять с собой даже канадский вездеход «Арго» на специально изготовленном для нет прицепе.

Сутки на сборы, и наша небольшая поисковая команда выеха-ла в направлении древнего Селигера. Переночевав в одноименной гостинице, в которой по случаю нашего прибытия отключили сразу и горячую воду, и отопление, мы с первыми лучами солнца направились в селение под названием Новые Ельцы, откуда нам предстояло двигаться уже на вездеходе. Остановившись на пустынном пляже, мы первым делом выгрузили «Арго».

Здесь мне хочется на время остановить свое почти детективное повествование и сказать несколько хороших слов в адрес этого удивительного механизма, сделанного в далекой Канаде. Поскольку в окружающих нас лесах снега еще было вполне достаточно, мы решили сразу же надеть на его колеса широкие пластиковые гусеницы. Именно они должны были облегчить нам передвижение по густым лесным массивам, раскинувшимся на противоположном от нас берегу крупнейшего озера европейской части России. Поскольку опыта в управлении машинами такого рода у нас почти не было, а ехать на вездеходике предстояло вчетвером, да еще и с вещами, мы тронулись с места с определенной опаской. «Арго» машина с виду крохотная, но всем хватает места для вполне комфортного размещения. Водитель запускает двигатель. Берег Селигера в этом месте довольно круг, но наш «малыш» легко спускается на лед. Прибавляем газ, и он, слегка погромыхивая гусеницами, быстро и легко понес нас вперед. Берег все ближе, и вскоре мой взгляд различил приткнувшиеся на берегу дощатые домики, выкрашенные в зеленый цвет. Притормозили рядом с рыбаком, энергично сверлящим лед.

— Здорово, отец, — громко приветствовал его я. Как нынче клев?

Тот презрительно махнул рукой.

— Что это там за строения такие? — как бы между делом указал я на заинтересовавшие меня домики.

— База отдыха какого-то московского института, — ответил тот.

— А вы случайно не знаете, другие базы здесь есть? — продолжил интересоваться я.

— Нет, — отрицательно покачал он головой, — эта единственная.

Ситуация мгновенно и радикально прояснилась. Раз база отдыха расположилась именно в этом месте, между двух полуостровов с примечательными названиями — мыс «Бык» и мыс «Телка», то единственным озером, которое располагается вблизи его, является только одно озеро, а именно озеро Тряское. Да и действительно, если перенести ударение в названии с первого слога на последний и произнести его побыстрее, то действительно получается звучанием нечто похожее на «Троянское». И, следовательно, нам остается только скорее отыскать само озеро и произвести его электронную разведку. Задача, казалось бы, несложная, но для людей, впервые оказавшихся в незнакомой местности, сложности обычно находятся легко.

Для начала мы около часа плутали по лесу и только благодаря «Арго» выбрались обратно к Селигеру без особых потерь. Еще раз сверились с картой и, удачно перевалив через довольно крутой водораздел, выкатились, наконец-то, на берег очень живописного озера.

— Да, — восхищенно выдохнули все участники похода, — какая красота!

Озеро и в самом деле великолепно. Почти круглое, с уходящим влево мощным аппендиксом, оно плотно окружено густым девственным лесом и довольно крутыми прибрежными буграми. Невольно поймал себя на мысли о том, что прятать в нем — одно удовольствие. Вокруг полная глушь и безлюдье, а 750 лет назад здесь, скорее всего, и вообще не ступала нога человека. Пока остальные развертывали скромный лагерь, я обвесился аппаратурой и, не теряя ни минуты, вышел на лед. Впереди у меня несколько часов непрерывной и довольно нудной работы. Привычными движениями наметил опорные ориентиры, расчертил рабочий блокнот и включил электропитание. Время идет, а до выполнения намеченной программы еще очень далеко. Озеро на первый взгляд совсем немаленькое и, по самым оптимистичным прикидкам, для получения полной информации о его недрах, мне понадобится пройти пешком не менее 30 км. Тем временем мои спутники, наскоро накормив меня гадким и переперченным «Дошираком», уехали на разведку дороги, идущей к озеру от Березовского Рядка, к сожалению, не оставив мне в наследство и глотка воды.

Пекло мартовское солнце, дул резкий северный ветер. Через час, не выдержав пытку жаждой, я достал кинжал и, кое-как опустившись на колени, раздолбил рыбацкую лунку. Очистив пробоину от льдинок, собрал ладонь ковшиком и вычерпал из пробоины несколько глотков поистине живительной влаги. Вода и в самом деле очень хорошая, кристально чистая и вкусная. Кажется, она и в самом деле имеет большую насыщенность серебром, но мои приборы пока не зарегистрировали никаких металлических аномалий. Напившись и слегка переведя дух, возвратился к своим трудам. Хорошо, что на ледяной крошке, покрывающей акваторию озера, прекрасно заметны мои следы, не нужно делать предварительной разметки веревками, что, как правило, приходилось делать в тех случаях, когда ориентировка на больших пространствах затруднена. Вот и теперь, при ширине озера в 300–350 м, было бы весьма затруднительно выдерживать нужное направление без четко обозначенных ориентиров или протянутых через ледяную гладь опорных шнуров. Так что запомните уважаемые последователи, что следы на снегу — это сущее благо для каждого поисковика. При действиях на больших и, по большей части, безликих пространствах, таких как редколесье, пахотные поля, замерзшие озерные или речные глади, цепочки собственных следов являются отличным ориентиром.

К 16.00 основная часть озера Тряского уже отработана, но к этому времени сам я еле держусь на ногах, поскольку на льду присесть просто негде. Но усталость столь сильна, что отдохнуть просто необходимо. Иду к берегу, нахожу в лесу сломанное дерево и, не снимая с себя прибора, укладываюсь на него в позе полудохлого крокодила. Ни согнуться, ни повернуться. Но все же немного полегче, поскольку не на ногах. 15 мин передышки, и, к сожалению, надо вставать. Озеро ведь большое, по площади чуть меньше половины квадратного километра, а я осилил всего 2/3. Остается отработать только извилистый и малоперспективный аппендикс, но поскольку в нем одном можно утопить целый эшелон тяжелых танков, то пренебрегать им я не имею права. Правда, здесь я уже слегка подхалтуриваю — не дохожу до берега метров по 20, поскольку так видно, что там слишком мелководно и ни один уважающий себя Батый что-либо прятать там не будет.

Прошло еще два часа. Эхо неожиданно донесло до моих ушей старческое шарканье армейских бахил, и я с усилием поднял отяжелевшую голову. Самый дальний от Селигера край Тряского озера совсем близко. Еще 2–3 прохода, и наступил конец моим мучениям. Погода давно поменялась. Вместо приятного весеннего солнца с холмов яростными порывами скатывается холодный воздух, заставляя поторапливаться. Но вместо этого я присел на пенек и еще раз просмотрел сделанные за день замеры. Но, увы, никаких видимых и хорошо заметных аномалий мною не выявлено. Однако надежды я не терял, поскольку еще предстояло нанести полученные данные на крупномасштабный планшет. Иногда это помогало, особенно в тех случаях, когда искомый объект представлял собой достаточно мелкую россыпь, находящуюся к тому же на приличном расстоянии от головки прибора.

К настоящему времени эта работа уже проделана и я прямо сейчас демонстрирую читателям окончательный результат всех наших многотрудных усилий. Из представленной схемы ясно видно, что магнитуды пересекали поверхность озера очень плавно, почти не отклоняясь на открытых пространствах и лишь слегка изгибаясь вблизи берегов. Обыкновенно подобная картина наблюдалась лишь там, где напрочь отсутствовали какие-либо залежи металла. Отсюда можно сделать однозначный и единственный вывод: озеро Тряское — девственно чисто и не содержит в своих глубинах никакого клада.

Наш поиск, увы, окончился безрезультатно. Но что же теперь получается с красивой легендой? Неужели постоянные видения госпожи Сугробовой являлись лишь пустой игрой ее воображения? Но может быть, она в своих поисках нужного озера просто несколько промахнулась. Ведь повторюсь еще раз, небольших озер вблизи Селигера много, и все они похожи одно на другое. Так что вполне возможно, что мне еще придется возвращаться к данной теме.

Волжская круговерть

Река Волга, как одна из важнейших транспортных магистралей Руси, не могла не привлечь к себе внимания кладоискателей. Вдоль привлекательной для перевозчиков грузов артерии двигались и большие материальные ценности. А за ценностями торговцев, купцов и лиц государственных охотились многочисленные грабители, некоторые из которых промышляли там многие годы. Так какого же рода клады можно отыскать, двигаясь вдоль бесконечных волжских берегов?

Вот что пишет на эту тему Леонид Серебряков — большой знаток данных мест, любитель старины и профессиональный кладоискатель.

«На протяжении не одного десятка лет, основываясь на краеведческой литературе и крупицах случайных находок, я разрабатывал собственную концепцию кладов Среднего Поволжья и условно разделил все захоронения на историко-культурные, бытовые, военные и разбойничьи. Поговорим вначале о том, как и почему возникают клады.

Кладом обычно принято считать набор различных предметов, объединенных единым признаком — местам захоронения. Это могут быть ювелирные украшения, предметы быта, оружие, деньги и произведения искусства. Волжский регион — просто урожайный на клады, так как пережил достаточно смутных времен, способствовавших кладообразованию.

Как и почему возникли клады? Оказывается, русский народ, какой бы национальности он ни был (сие не игра слов, а утверждение), всегда расселялся там, где ему привольнее. Нередко в гуще народа зарождалось инородное тело — человек, стремившийся своими притязаниями подчинить народ себе. Люди, естественно, противились и — наступали смутные времена. Едва люди понимали, что скоро их будут бить и грабить, они прятали часть нажитого, представляющую какую-либо ценность. Вначале мелкой разменной монетой считался скот — прятали его. Позже монеты, слитки серебра, произведения искусства. Подальше положишь — поближе возьмешь! Куда прятали, кому доверяли? Отдавали на сохранение самому святому в сознании древних людей — кормилице матери сырой земле.

В пограничных и „свободных“ районах прошлого, каким являлся район Среднего Поволжья, люди вообще испокон веков жили „на чемоданах". Здесь клады имели несколько необычный вид. Назывались они забавно — "банки". Строились последние многоярусными — до десяти уровней.

Как правило, в самом нижнем из них хранились наибольшие ценности, считавшиеся запасами на черный день, или состоянием детей, внуков, родственников. Остальные ярусы, чем ближе к поверхности, содержали меньшие ценности. Самые верхние выполняли роль отвлекающих, маскирующих и "разменных". В верхний ярус частенько запускал руку и владелец — за мелочевкой. Подобные "банки " позволяли их создателям с минимальными потерями пережить смутные времена. Представьте, нагрянули лихие людишки, и… "банкир " открыл один или два яруса "банка". В зависимости от того, как измордуют, основные ценности, как и жизнь банкосоздателя, оставаясь сохраненными.

При создании подобных "банков" организаторы оставляли различные метки, помогающие найти спрятанное и ни о чем не говорящие посторонним людям. Вспомните известных пиратов, за несколько мгновений до казни бросавших в толпу зевак карту, исписанную таинственными знаками, и слова: "Если вы сумели меня поймать, сумейте отыскать и мои сокровища! " Что это, красивые легенды? Как известно, любая сказка имеет под собой реальную основу…

Теперь посмотрим, какие клады находят в Среднем Поволжье? На Средней Волге клады находили неоднократно. В Ульяновске в середине 70-х гг. XX в. мальчишки, перебирая на чердаке старые вещи, наткнулись на шкатулку, набитую старинными орденами, золотыми монетами, бриллиантами и дорогими ювелирными украшениями. Кому принадлежали и кто хранил среди старых вещей на чердаке столь большие ценности, осталось навсегда загадкой. Найденное растворилось в бездонных "закромах Родины ", дам снесли, а на освободившейся площадке выстроили здание больницы МВД.

Примерно в то же время нашли клад при строительстве "Школы летной подготовки ". В данном случае рабочий попробовал подровнять лопатой край траншеи: стукнул…, и к его ногам вытекли ручейком золотые монеты. Еще один клад в городской черте нашли в районе садика Карамзина — это крупные находки. Мелкие, как правило, находят во время полевых работ, на рыбалке или пикнике, в основном на территориях, освободившихся от воды. В Старомайнском заливе, в начале 70-х, прямо на берегу, рыбаки нашли большую глиняную крынку с царскими червонцами и серебряными монетами.

Наиболее кладоносным местом недалеко от города признаны Головинские отмели, там клады находили не один раз. Замечу, в упомянутых случаях в данных захоронениях преобладали медные "екатерининские пятаки ".

В Самарской области "сокровищницей " признана Самарская Лука, где клады находили неоднократно. Последний найден во время раскопок древнего городища в окрестностях села Брусяны в августе 1996 г. археологической экспедицией регионального фонда социальных и культурологических программ.

За 40 дней работы археологи раскопали 5 раннебулгарских курганов VII–VIII вв. н. э., обследовали 13 погребений. К сожалению, как выяснилось, все они оказались ограблены сотни лет назад, но…

Помимо кувшинов, горшков, стремян, железных наконечников для стрел и пик найдены и ювелирные украшения, бронзовые браслеты, перстни, серебряные пряжки. Изделия из золота: пуговицы, три "розеточки" и фольга, скорее всего оброненные или брошенные грабителями, как не имеющими особой ценности. Если судить по забытым золотым изделиям, грабителям повезло гораздо больше, нежели археологам. Подобного на территории Самарской области раньше не находили.

Прошедшим летом в Саратовской области работники местного ФСБ задержали двух граждан США и одного россиянина, которые при помощи специального прибора искали клады. Как выяснили бдительные стражи, кладоискатели-интернационалисты нашли и раскопали несколько захоронений, относящихся к древне-булгарской культуре. Найденное изъяли, и, по оценкам экспертов, находки представляли только историческую ценность. Неужели стоило лететь через океан и страны, добираться на Волгу, тащить дорогущий прибор ради нескольких медных и серебряных монеток?

Предположительно, иностранцев охватил кладоискательский азарт, по примеру некоторых россиян. Но те чаще заболевают кладоискательством в тех регионах, где люди по нескольку лет не получали зарплату. Предпочтение в поисках сокровищ обычно отдается берегам рек, ручьев и прудов, обладающих привязкой к историческим и фольклорным событиям старины, либо какие-то исторические вещицы.

Какие же клады все еще можно найти в Среднем Поволжье?

Вопрос закономерный, и вот вам направления для дальнейших изысканий. 31 мая 1223 г. неподалеку от побережья Азовского моря, разбив русские войска на реке Калке, монгольские тумены повернули на северо-восток и вторглись в пределы Волжской Булгарии. Ослабленное понесенными потерями в прошлых битвах войско монголов сумело разрушить только древний город Сувари и, получив поражение в битве при Биляре, отступило. Однако осенью 1236 г. огромное войско Батыя буквально обрушилось на древнее государство Средней Волги. Монголы разорили и сожгли многие города и селения древней Булгарии, истребив массу мирных жителей. По найденным к настоящему времени захоронениям и руинам населенных пунктов древней Булгарии можно судить о высоком уровне культуры погибшего государства и его богатстве. Ведь располагалось оно на пересечении древнейших торговых путей. Остатки булгарских поселений находят практически в любом средневолжском регионе: Татарстане, Самарской, Саратовской или Ульяновской областях.

В Ульяновской области, как утверждают исторические хроники, в Сенгилеевском районе, можно заметить остатки булгарского поселения городского типа, предположительно "ранней" столицы древнего ханства. Кто знает, что хранит земля некогда могучего и богатого государства?

Поговорим о "бытовых " кладах. Созданием последних, как ни странно, занимались чаще представители прекрасной половины населения — женщины. Ювелирное искусство, одна из разновидностей художественного ремесла, уходит корнями в глубокую древность. До начала XI в. оно считалось приоритетом представительниц слабого пола. Вероятно, пока мужчины пахали землю и воевали, слабые женщины занимались созданием ювелирных изысков.

Долгими зимними вечерами женщины плели из провощенных шнуров и нитей модели будущих брошек, перстней, диадем, монист, колтов, лобных колец. Потом модели покрывались глиной Когда форма высыхала, воск выжигали и на его место заливали расплавленный металл. Ювелирная работа не ограничивалась литьем. По аналогичной технологии изготавливались красивейшие украшения, как бы сплетенные из тончайших проволочек, и стоимость их в то время являлась значительной. Достигнув исключительного расцвета, в конце XI в. литье из бронзы и серебра перешло к мужчинам, которые отливали украшения в специальные каменные формы и украшали отлитые изделия чеканными и гравировальными узорами.

Именно благодаря найденным каменным формам теперь возможно выделить изделия из близко расположенных курганных групп, отлитые в одной и той же форме, то есть вышедшие из рук одних и тех же мастеров. Нанесение на карту мест находок и мест, где встречались вещи, сделанные одним мастером-ювелиром, выявило район сбыта. Район очень невелик, и самые отдаленные пункты стояли от места производства не далее 10 км.

В древних поселениях следовали правилу большинства средневековых стран: рынок и мастерская должны находиться на расстоянии от обслуживаемых деревень, не превышающем времени двойного дневного переезда: чтобы человек успел съездить за покупками и вернуться домой до захода солнца.

В Среднем Поволжье, как выяснилось, работало множество подобных мастерских. Изготавливаемые в них украшения отнюдь не были однородными и отражали, прежде всего, теменные различия. Как и где мастерицы прятали свои поделки и на что походили их клады? Захоронения имели необычный вид: маленькие девочки имеют склонность организовывать в земле "секретики" — небольшие ямки с разноцветными бумажными фантиками и прочими блестящими предметами, прикрытые кусочками стекла. Смотрится такой "секрет " необычно и красиво.

Древние мастерицы поступали аналогично, но… захоронения отличались особой скрытностью — для защиты основного клада вокруг создавались "ложные", отвлекающие внимание и уводящие от основного захоронения. В находчивости дамам не откажешь, как в производстве ювелирных изделий, так и при сокрытии последних.

Византийское серебро VI в., обнаруженное на притоках Волги в Предуралье, и храмовая утварь вряд ли служили предметами торговли. Надо полагать, туда она попала как боевая добыча славянских дружин. Вот и в Эрмитаже хранится одна из лучших коллекций памятников византийской культуры, признанная во всем мире. Блюда, ковши, чаши, богато украшенные кресты. В том числе и истинный шедевр — блюдо IV в. с прекрасно вписанной в круг фигурой пастуха, задумчиво сидящего на уступе скалы. Древний мастер сумел гармонично увязать идеал античной красоты с новыми мотивами. А ведь это блюдо было найдено вблизи города Соликамска в Пермской области в одном из кладов.

Порой обладатель древней находки не может вспомнить, как она попала к нему и какую ценность представляет… В одном из сел Средней Волги у древней старушки мне посчастливилось обнаружить серебряный византийский ковш, служивший… кормушкой для кур. Женщина так и не вспомнила, откуда он у нее — порой ареал распространения вещей, являвшихся в далеком прошлом элементами добычи боевых дружин, очень широк.

Теперь пришла пора рассказать о разбойничьих кладах. Почему? Потому что в незапамятные времена через Среднюю Волгу пролегало несколько торговых путей — Восток связывался с Западом. Первое упоминание о торговом пути по Вате относится к концу VIII — началу IX вв. По Нижней Волге проходил Восточный торговый путь, осью которого служили Вата и Дон, — мимо столицы Хазарии, города Итиль, находившегося в устье Волги на Каспии и в страны Востока. К северу от Волжско-Донского пути пролегали дороги из государства Булгар, располагавшегося на Средней Волге, через воронежские леса на Киев и вверх по Волге.

А также через Северную Русь в районы Прибалтики. Отсюда на юг, к Дону и Азовскому морю вела Муравская дорога, названная так позднее. По ней гили торговцы с севера, с вятических лесов, и те, кто двигался на север из стран Востока.

Можно предположить, что в прежние времена на Волге промышляло достаточно шаек и банд. Наверное, в погоне за добычей случались "разборки " и среди разбойников, служившие причиной утайки награбленного от коллег-конкурентов. Доживший до наших дней фольклор хранит предания о "героях", покушавшихся даже на ордынских данников.

В стародавние времена на пути следования караванов строились поселения, предназначавшиеся для отдыха караванщиков. Вероятно, одни являлись центрами своза дани, другие обеспечивали безопасность караванов. Допускаю существование в подобных населенных пунктах подпольной сети наводчиков грабителей, отслеживающих купеческие караваны и определявших время и место нападений. Помимо наводчиков, наверняка были и те, кто прятал награбленное добро и отправлял дальше к местам реализации. О кладах "гулящих людишек", гражданах и вожаках Волжской вольницы и героях русской истории: Ермаке, Усе, Степане Разине и Емельяне Пугачеве, говорить не будем, поскольку это отдельная, довольно большая тема.

Как же искать клады?

Земля — словно живое существо. Вспомните, если вам в палец попала заноза, будьте уверены, со временем она выйдет сама. Похожее происходит и с кладами. Случается, что захоронения раскапывают свиньи или при полевых работах находили колхозники. Кладоискателю следует помнить главное правило: полевой сезон начинается после таяния снегов и заканчивается с первыми морозами. Искать клады лучше всего на берегах ручьев, рек, крутых склонах и оврагах. Перед экспедицией следует изучить архивные документы, ознакомиться с местным фольклором и… найти клад в собственной голове — другими словами, "вычислить". Приведу пример данного положения. Основываясь на легендах и мифах Древней Греции, крупнейший немецкий бизнесмен и археолог второй половины XIX в. Генрих Шлиман отыскал Трою!

Задействуйте интуицию и подсознание: многие величайшие научные открытия происходили сначала в подсознании — русский ученый Дмитрий Менделеев придумал "Периодическую таблицу химических элементов " во сне. Со мной однажды произошло следующее: предположив близ одного из сел Ульяновской области крупный клад, я, копаясь в архивных документах, "вычислял " и постоянно думал о кладе. Поэтому я не удивился, когда однажды ночью мне приснилась яма, на дне которойисчезающие угли. Через несколько дней, с группой друзей, приехав на место предположительного захоронения и раскопав, мы нашли… сгоревшее зерно — сон оказался "в руку". В годы коллективизации крестьяне спрятачи мешки с зернам от отрядов продразверстки, закопали хлебушек в землю, а выкопать не смогли…

Когда ты находишь клад, вместе с победной экзальтацией появляется ощущение скорых перемен в жизни: словно тебя должны чего-то лишить, что-то отобрать. Возможно, пропадет удача в жизни, у иного из-за клада — здоровье или сама жизнь. Правда, о подобном не принято говорить или писать. Помните непреложное правило: клад нельзя ставить целью своей жизни! За годы кладоискательских изысканий вывел другое непреложное правило: чтобы пришла удача, необходимо… невезение. Данное открытие я сделал, когда нашел свои первые сокровища на развалинах древней столицы булгарского царства, но не буду забегать вперед.

В недалеком прошлом люди, найдя клад… перезахоранивали его из страха репрессий со стороны "родного " государства. (Ознакомьтесь с Уголовным кодексом и статистикой задержанных кладоискателей прошлого.) Расскажу случай, произошедший несколько лет назад. Мужчина нашел коробку со старыми советскими монетами и в шутку обмолвился, что нашел большой клад. Через некоторое время его вызвали в "органы" и потребовали вернуть присвоенное. Когда же "кладоискатель" покаялся, что нашел советские деньги, ему не поверили. Наверное, поэтому все относятся к находкам такого рода очень настороженно.

Правда, сейчас времена изменились, теперь нашедший клад и сумевший доказать "ничейность " получает его в собственность. Может быть, в среде кладоискателей произошло некоторое оживление. Вновь обследуются места, где некогда находили клады, и чем незначительнее были предыдущие находки, тем выше вероятность нахождения "настоящих " сокровищ.

Другой мой знакомый, Василий Н., прочитав в одном из журналов о зарубежных кладоискательских фирмах, решил подойти "профессионально " и поставить поиск сокровищ на поток. Для быстрых и успешных поисков приобрел за астрономическую сумму "зеленых" прибор для поиска сокровищ. Назывался тот "Фишером " и представлял гибрид миноискателя с компьютером. Прибор показывал на крохотном экранчике не только обнаружен-нов в земле, но и "оценивал " находку и определял стоимость в курсах различных дензнаков.

Опробовав прибор в саду и найдя несколько скрюченных гвоздей и проржавевший подшипник, Василий предложил мне поехать вместе с ним за настоящими сокровищами. Местом изысканий определили волжский островок, где неоднократно находили медные "екатерининские " пятаки. Чтобы не отвлекаться от главного, нанял на подмогу местных "копателей " — трех крепких мужиков.

К исходу первого часа поисков прибор сообщил громким "лаем " о находке и показал на экране дисплея стопку золотых монет на глубине около метра. В мгновение ока раскидав песок, "копатели " нашли в неглубокой ямке стопку пробок от пивных бутылок местного производства. Ржавую железку от лодочного мотора, будто издеваясь, назвал… слиткам платины! В конце концов, Василию пришлось расстаться с дорогим иностранным "помощникам".

Несколько лет подряд я посещаю развалины столицы некогда могучего Булгарского царства, использую для поисков древних сокровищ не дорогие приборы, а особые методы, которые ни разу меня не подвели и помогли найти достаточно редких вещей. Убежден: клады лучше всего искать на заре после ненастного дня. Мистика здесь ни при чем: дождь размывает землю, и та отдает инородное, чаще старинные монеты из кладов.

XIII в. принес народам Средней Волги неисчислимые бедствия. Под копытами монгольских коней гибли цивилизации, одна из них — древнейшее государство — Волжская Булгария.

Купив из любопытства изданный в Казани мизерным тиражом справочник "Очерки по истории и культуре Булгарского ханства", я в начале 90-х гг. заинтересовался местечком, где в XIII в. располагалась столица древнего государства. Прежде чем ехать, досконально изучил справочники и ознакомился с современной реконструкцией города. Приехал на место и узнал, что каждый год с приходом тепла начинается полевой археологический сезон. Длится недолго — месяц, полтора. Виноваты финансы, вернее — отсутствие оных.

Побродив по раскопкам и пообщавшись с археологами, выяснил: овраг, расположенный за местом раскопок, существовал и в XIII в. Вплотную к нему прилегал городской рынок При штурме города, осенью 1236 г., войсками Батыя рынок работал — торговцы распродавали свой товар до последнего — не оставлять же захватчикам! За семь веков овраг разросся и поглотил часть рыночных рядов. Выторгованные деньги и прочие ценности торговцы спрятали в овраге. Последующие наезды подтвердили гипотезу, но нашел я в овраге не только монеты…

Однажды, вооружившись лопатой, решил покопать в овраге — проверить культурный слой. Вывернул ком тили, пота" второй, третий и… поразился: попадаются горелые человеческие кости. Причем вместе с костями взрослых и маленькие — детские! Похоже, жителей города от мала до велика согнали в овраг, обложили дровами и подожгли. Ужасно, население целого города уничтожили столь варварским способам! На дне оврага нашел я и странный сосуд, который мог являться зажигательным метательным снарядом Средневековья, послужившим причиной гибели несчастных людей. В овраге попадались не только монеты древней Булгарии, но и других стран. Иранские драхмы, монеты парванского царства, среднеазиатские таньги… Как показывают мои находки, жили здесь и русичи. Потому что среди костей было множество нательных медных и серебряных крестиков и иконок… Здесь же нашел и первую монету.

Из первой поездки привез 12 грязных монет. Полистав нумизматические каталоги, выяснил, каждая "тянет" на 200 долларов США! 2 из них и того дороже! Всего за несколько часов работы. Стоило ездить и копаться в грязи!

Чтобы быстрее находить монеты, не прибегая к раскопкам, разработал специальные упражнения для тренировки зрения. Результат подготовки не замедлил сказаться: поспорив с одним товарищем, за 15 минут нашел 18 монет! На раскопках в Булгарах археологи относились ко мне как к коллеге. Ученые отметили: со своими уникальными способностями я за одну поездку старинных монет находил больше, чем они все вместе за весь полевой сезон.

Для того чтобы находить монеты, нужно не только тренированное зрение, но и удача. Чтобы фортуна обратила на тебя внимание, следует "принести жертвы "сначала долго должно не везти. Исхожу из концепции: удача одна, а неудач много.

Следующую крупную находку я сделал в одном из маленьких, ничем не примечательных городков Поволжья, осенью 1993 г. Не рискну называть подлинные имена героев случившегося, из опасения привлечь пристальное внимание налоговых органов либо деятелей криминальных структур. А случилось вот что. Хороший мой знакомый, сельский учитель, назову его Ивановым, зная о моей страсти к старине, рассказал, что одна бабушка, вскапывая весной свой огород, нашла глиняную кринку с медными монетами конца XVIII в. Клад весил около 17 кг. Мешали дела, и поехать на место я смог лишь по прошествии нескольких месяцев. Да и подумаешь, великое дело — кринка медных монет! Но Иванов настаивал и, в конце концов, убедил меня поехать. Приехав в городок, прошли в частный сектор. Во дворе одного из домов нас встретила разбитая старческим артритам сгорбленная старушка лет 75. Создавалось впечатление, ударь гром или обрушься ливень с градом, согбенная бабка отдаст Богу душу прямо на глазах.

Иванов представил меня старушке и попросил показать находку. Та провела нас в дом и продемонстрировала черепки и 411 монет чеканки с 1757 по 1802 г. Убедившись, что монеты представляют лишь антикварную ценность, я договорился с ней о цене и расплатился. Потом начал расспрашивать, как и где она нашла свой клад. Старушка повела нас на край огорода и показала углубление в земле. Странно, но у меня тут же появились определенные подозрения. Осмотревшись, я спросил, когда построен ее дом и кто в нем жил раньше.

Старушка рассказала, что раньше здесь стоял дам церковного служки; но тот сгорел и на его фундаменте колхоз выстроил дом для нее. Меня заинтересовало сообщение о древнем фундаменте. Ведь в нем могло что-то храниться! Принялся размышлять.

…Доверить земле деньги людей заставляли неумолимые обстоятельства. Всегда те, кто зарывал клад, рассчитывали позже вернуться и достать спрятанное. Для большей безопасности ценности разделяли на несколько частей и прятали в разных местах — словно лабиринт выстраивали. Менее ценное, поближе к поверхности, поценнее — поглубже. Первые — отвлекающие клады можно найти случайно, при вскапывании земли. Выходило, что бабуля могла найти только охранный клад! Значит, поблизости мог скрываться "главный ". Примерив так и этак, я задумался, а где он мог быть спрятан?

Самая приземленная школьная дисциплина — геометрия. Главными элементами этой науки являются фигуры: треугольник, круг, квадрат. Думают люди чаще всего одинаково, "прямолинейно ", потому что изучали в школе простую геометрию, Эвклида, а не Лобачевского. Начал с треугольника. Старый фундамент — одна фигура, место, где была кринка, — вторая, а где же третья? Третья уперлась в край огорода. Указав пальцем на "вычисленное " место, я поинтересовался, что там было раньше.

— Рос куст бузины, — ответила хозяйка дома, — только его давно вырубили.

Я, для проверки моей гипотезы, попросил принести вилы и со всего маху воткнул их в землю. И оттуда раздался звон, будто колокольный! Случилось невероятное. Скрюченная болезнью бабуля выпрямилась в одно мгновение и принялась копать землю прямо руками, не хуже землеройной машины! Вскоре из земли показался большой керамический котел, накрытый чугунной сковородкой. В нем тоже оказались медные монеты, но гораздо большим числом и массой (до 75 кг).

Дома я отмыл монеты и выяснил их стоимость. Оказалось, что даже медные монеты стоили от 100 до 470 долларов. И общая сумма старинного клада оказалась очень даже недурная. Но возможно, что самый дорогой клад мы и не нашли. Старушка вскоре умерла, а новые жильцы, скорее всего, даже и не подозревают о том, что у них под ногами, может быть, до сих пор лежит настоящее сокровище.

Кладоискательские истории иной раз полны не столько тайн и драматизма, сколько юмора. Как-то один мой знакомый поехал на "шабашку ". Дело понятное. Если не платят по основному месту работы, то приходится искать заработок самостоятельно. Николай в составе бригады работал в деревне Ледяшкино Старомайнского района: руководству хозяйства потребовалось перенести дом на новое место. Досталось моему знакомому копать яму под фундамент. В какой-то момент его лопата ударилась обо что-то массивное. Когда находку выкопали и начали очищать от земли, то из-под слоя глины тускло сверкнуло что-то желтое.

— Золото! — заволновались землекопы. Вот теперь заживем!

Но когда показались зеленоватые пятна окисла, стаю понятно, что нашли слиток обычной латуни. Отнесли в магазин и взвесили на весах. Слиток потянул на 12,5 кг. Народ, привлеченный необычным происшествием, потянулся к прилавку. Каждому было интересно узнать, не золото ли отыскали заезжие работяги? А когда одна из старушек припомнила, что на там месте, где копали яму, жил местный богатей, то вообще начался ажиотаж. Известие о находке дошло и до местной власти. Власть всполошилась и даже приказала отослать считок на экспертизу. Эксперты подтвердили, что это и в самом деле латунь, но страсти не утихали. Пришлось срочно завершать работу и уезжать со своей несчастливой находкой.

— Так что же ты его держишь? — удивился я. — И охота тебе была таскать за собой такую "чушку ". Выбросил бы ее где-нибудь.

— Почему не выбрасываю слиток? — переспросил Николай. — Хорошо, скажу, только об этом никому, ни одной живой душе! Понимаешь, латунь поступает в производство стандартными прутками и слитками. Найденный слиток явно нестандартный, его кто-то специально отливал. Спрашивается, для чего? Для чего кому-то понадобилось отливать из брусков кругляш? Чем дольше размышлял, тем больше росла уверенность — слиток что-то скрывает внутри. Долго я мучился, пока где-то не прочитал: в древности в металлические слитки прятали большие ценности. Их закладывали в железный или глиняный пенал и заливали металлом. Температура плавления железа выше, чем у латуни, и ценностям ничего не делалось. С виду такой "пирог" не представлял особой ценности, а по сути — сейф! "Открыть " его можно, лишь распилив верхнюю оболочку, либо расплавив ее.

Безусловно, доля правды в словах владельца слитка есть. В давние времена существовал не совсем обычный способ хранения ценностей в кладах. Причем визуальный осмотр не приводил к положительным результатам. Вот что делали разбойники древности…

Ценности, предназначенные к сокрытию, замешивали в глину. Делали "куклу". Ее после высыхания заливали медью, бронзой или свинцом. Получался слиток, вскрыть который, можно было, лишь распилив его ножовкой. Но и это еще не все. Снаружи слиток опять обмазывали толстым слоем глины и обжигали на огне. Данное произведение "разбойничьего" искусства можно было смело бросать на дороге или закапывать в землю — самодельный "сейф" практически не отличался от простого булыжника".

Что можно добавить в заключение? Приблизительно три года назад двое ульяновцев на берегу одного из волжских плесов нашли глиняную кринку с медными монетами — предположительно Екатерининских времен. Переложили они наеденное добро в рыбацкое ведерко и привезли в гараж одного из них. Потом монеты раздавались всем желающим. Когда слухи дошли до меня, я приехал и попросил показать находку, хозяин гаража сказал:

— Эх, все разобрали, теперь ни одной монеты не осталось.

Так у нас порой относятся к кладам. Знали бы эти рыбачки, что каждая такая монетка оценивается по каталогу от 100 до 570 долларов, удар бы обоих хватил. Описанный случай еще раз подтверждает: клады в земле Средней Волги есть — их надо просто искать.

Вот таковы советы и пожелания следующим поколениям известного "верхушечника" Леонида Серебрякова.

Кто такие "верхушечники"? Кладоискатели, как и представители иных профессий, тоже делятся на несколько профессиональных "каст". Среди них нет каст высшего или низшего порядка, как в Индии, но есть очень четкие различия по направленности объектов, которые их интересуют. Сейчас я об этом расскажу максимально подробно и наглядно.

1. "Верхушечники". Самая массовая часть поисковиков, самая узнаваемая. Это они бродят по полям и огородам с металлодетекторами и миноискателями. Основные интересы их сосредоточены в верхних 20 см почвы. И, строго говоря, они ищут вовсе не клады, а случайно обороненные предметы. Да, среди них иногда встречаются и ценные вещички, но все же надо отдавать себе отчет в том, что из ста обнаруженных в земле предметов какой-то реальной стоимостью будет обладать лишь один из них. Но только один предмет из тысячи позволит вам хоть что-то заработать. Все остальные будут предметами не столь романтичными. Пробки от водочных и пивных бутылок, осколки снарядов, гильзы, гвозди, взрыватели от гранат, ржавые гайки и прочий техногенный мусор будет сопровождать вас в поисках буквально повсюду. Но зато "верхушечник" всегда бодр, энергичен и подвижен. Он массу времени проводит на свежем воздухе и не имеет отвисшего живота, поскольку только и делает, что нагибается и приседает за очередной находкой.

2. "Чердачники". Их вы увидите не так часто, как "верхушечников". Вернее, вы их никогда не увидите. "Чердачник" действует в основном в крупных городах. Ему интересно, что спрятано на чердаках старых или сносимых жилых зданий. Но не только пыльные чердаки интересуют этих истинных кладоискателей. Они с не меньшим энтузиазмом простукивают стены, взламывают полы и деревянные рамы, а также проверяют подвалы на предмет обнаружения там всевозможных городских захоронений. Технику и оснащение они имеют соответствующую, никак не выделяющую "чердачника" из толпы горожан.

3. "Бугровщик". Данная категория искателей приключений наиболее близка древнему понятию "грабитель могил". Их бизнес связан с раскопкой курганов и прочих древних захоронений.

4. "Оружейник". "Черный следопыт" — второе название данной малопочтенной профессии. Работа у них специфическая я, надо честно сказать, крайне опасная. Ищут они по местам боев уцелевшее оружие и боеприпасы. Сами понимаете, куда потом идет ими найденное "добро". Поэтому именно "оружейников" особенно не любят правоохранительные органы, именно поэтому они за ними гоняются каждый поисковый сезон. Но их действия очень напоминают ловлю тараканов. Только одних переловили, как с другой стороны еще сотня вылезает. И нет им числа. Есть более продвинутая часть "оружейников", которая промышляет поиском и извлечением старых (времен Второй мировой войны) образцов военной и гражданской автотехники. У них работа, конечно, интереснее и более полезная для общества. Но и здесь, поскольку деятельность такого рода вызывает у многих властных структур либо опасение, либо элементарную зависть, они имеют массу проблем юридического и правового порядка.

5. "Труполовы". Задачи они себе ставят конкретные и прозаические. Одни отыскивают наших погибших солдат и захоранивают их за "бесплатно". А другие ищут исключительно останки погибших немцев и продают их родственникам в Германии.

6. Историки. Эта категория поисковиков более всего интересуется розыском кладов и материальных остатков от всевозможных широко известных исторических событий. Именно эта славная когорта установила, что на так называемом Куликовом поле никогда не происходила Куликовская битва. Где случилось это славное историческое событие, сказать пока не можем, но только не там, где выстроен памятник. И вообще работа (хобби) у "историков" наиболее интересная и многогранная. Вот только надо иметь в виду, что стоимость таких увлечений очень и очень высока. Наиболее дешевая часть связана с работами в архивах и библиотеках. И зачастую в поисках объединяются несколько человек, желающих осуществить какой-либо поисковый проект. Одни дают деньги, другие — транспорт, третьи помогают аппаратурой, а четвертые отыскивают необходимую информацию.

Вот, пожалуй, краткая характеристика основных категорий наших граждан, обожающих поискать что-нибудь этакое… необычное и интересное.

"Грозная" библиотека

Уже 400 лет не дает покоя кладоискателям и всевозможным авантюристам легендарная "Либерия" — библиотека Ивана Грозного. Кажется, еще один спуск под землю, еще одна экспедиция — и сокровища наверняка найдут. Но спуск следует за спуском, одна экспедиция сменяет другую, но и по сей день вопросов здесь больше, чем ответов. А легенда, связанная с "Либерией", такова. Знаменитая библиотека (вернее, ее основная часть) была тайно вывезена из Рима (по другим сведениям — из Византии) в Москву в качестве подарка и приданого племянницей последнего византийского императора Софьей Палеолог, которая вышла замуж за великого князя Московского Ивана III.

Несколько возов книг и рукописей, среди которых были рукописные книги и Ветхого и Нового Заветов, древнеарийские и древнееврейские рукописи, книги Цицерона и Аристотеля, прибыли в пока еще не очень образованную столицу Руси. Как всякая попавшая в Кремль ценность, она была, как водится, тут же спрятана в надежное подземелье и пребывала там до восшествия на престол Ивана Грозного.

Вспомним, ведь русского книгопечатания в то время еще не существовало. Первая книга, как известно, была напечатана Иваном Федоровым только в 1564 г. Вот почему доставленные в Москву духовные и конечно же материальные сокровища были по тем временам необходимым подспорьем для царской учености и кругозора. Надо отметить, что Иван Грозный любил почитывать древние тексты, думал над ними, заставлял дьяков отмечать особо важные постулаты, чтобы применить их в управлении государством. Известно и другое: мало кто кроме него пользовался "Либерией". Поэтому слухи о ее "несуществовании" не беспочвенны. Правда, сохранился в летописях эпизод, когда один иностранец, гостивший у Грозного, краем глаза якобы видел подземные отсеки и чуланы с книгами.

Короче говоря, библиотека исчезла из поля зрения с момента переезда царя в Александровскую слободу. С той поры в истории России не так часто происходили такие мистическо-детективные события, как с "Либерией". Версий о ее исчезновении существует великое множество. По одной из них, ее не существовало вовсе. Иначе сохранилась бы хоть одна книга, тем более что на многих из них якобы были отметины печатью фамильной принадлежности. Другая версия — библиотека была разворована и покнижно разошлась по Руси. Но снова тот же вопрос: почему никто не видел в глаза ни единой книги, ни одной странички? Множество иных, более трагических версий тоже имелось в изобилии: говорили, что библиотека сгорела при пожаре, ее съели крысы, она сгнила в подземных водах, ее замуровали в глубоких подвалах множества городов, и все книги из вредности сожгли поляки в 1611 г. Но это только малая часть имеющихся гипотез.

Масло в огонь подливало невразумительное свидетельство дьяка Федора Макарьева, который в 1682 г. по поручению царевны Софьи посещал кремлевские подземелья. Я уже писал о том, что он обнаружил там тщательно запертое помещение с окованными сундуками. Старшая сестра Петра I по непонятной причине не стала разбираться с сундуками, наказав дьяку больше в подземелья не ходить. Была заранее уверена в том, что содержимое сундуков ей никак не пригодится? Знала, что там не было никаких ценностей? А если там лежала бесценная библиотека, то продать ее было практически невозможно. И не царское это было дело! Вопросов, как всегда, больше, чем ответов.

К тому же у нас нет никакой уверенности в том, что дьяк видел именно спрятанную библиотеку Грозного. Даже если это была и она, то почему ее хранили в относительно легкодоступном проходе, изначально предназначенном для организации тайного водоснабжения и переброски резервов в период неприятельской осады?

Как ни бесследно исчезла прославленная библиотека, а искали ее регулярно, причем на самом высоком уровне. Во времена Анны Иоанновны тоже была предпринята очередная попытка выяснить, что же лежит в кремлевских подземельях, но Сенат наложил на эту идею запрет, и поиски прекратились. Разыскивал ее князь Щербатов. Сиятельная персона возглавила поиски в 1894 г. Ничего не нашли. Думаете, это кого-либо остановило? Ничего подобного. Искали и в начале XX в.

Вначале это были… немцы. Памятуя о том, что именно их предкам и соотечественникам Иван Грозный намеревался доверить перевод античных рукописей, немецкие ученые решили, что они-то библиотеку точно найдут. И если не в кремлевских подземельях, то в каких-нибудь старых архивах. Профессор Маттеи получил от властей добро на исследование фондов провинциальных библиотек и столичных культурологических ведомств. Искал он долго и упорно, даже стащил из них кое-что в свое личное пользование. Вслед за ним приехал профессор Эдуард Тремер и указал русским на наиболее вероятное местонахождение царской библиотеки — Теремной дворец. Именно там, по его мнению, вот уже много веков пылятся бесценные рукописи.

Далее эстафету поисков подхватил ученый-востоковед Игнатий Яковлевич Стеллецкий. В 1914 г. он получил от царского правительства разрешение на археологический осмотр двух кремлевских башен, но приступить к работам не успел, началась Первая мировая война. Но, несмотря на это, в 1933 г. он пишет письмо самому Сталину:

"По долгу совести советского ученого и гражданина довожу в лице Вашем до сведения советского правительства о нижеследующем. Советская наука, в частности — история материальной культуры, не отстающая от действующих темпов социалистического строительства, не является, однако, свободной от всяческих "белых пятен". Например, вопросы:

1. О библиотеке Ивана Грозного.

2. Об исторических кладах.

3…"

И Сталин ему ответил, причем положительно. В 1934 г. Стеллецкому разрешили начать раскопки в Арсенальной башне. Случай просто небывалый. Но полностью выполнить задуманную программу ему так и не удалось. Начались репрессии, затем война, и раскопки были запрещены. Профессор надеялся дождаться окончания войны и продолжить изыскания, но его подвело здоровье. В 1949 г. он умер, оставив после себя три тома рукописи "Мертвые книги в московском тайнике". Название, что называется, говорит само за себя.

По наследству от Сталина интерес к поискам библиотеки перешел к Никите Хрущеву. При нем была создана комиссия, которую возглавил академик Тихомиров, а от партийных органов курировал Аджубей (зять первого лица в СССР). Комиссия провела несколько заседаний и наметила план поисков библиотеки на территории Кремля. Характерно, что при начале раскопок предполагалось зайти именно с территории Теремного дворца. Самые осведомленные в стране люди собирались ехать, понимали, что это бесполезно и никому не нужно. Они собирались извлекать книги оттуда, где они лежали всегда. Уже были наточены лопаты и завезены носилки для грунта, но тучи сгустились над головой самого Никиты Сергеевича Хрущева. Его "подсидел" Брежнев и отправил на принудительную пенсию. Заодно потерял пост главного редактора главной партийной газеты "Правда" и Аджубей.

Наши порядки известны всем. Раз рухнули высокие покровители, то и все поисковое дело, которому они покровительствовали, тоже. Никаких реальных раскопок так и не было проведено. Но возможно, что наши размышления и догадки не имеют под собой реального обоснования? Может быть, все было вовсе не так? Есть предположения о том, что в этом и без того слишком залутанном и политизированном деле не обошлось без "руки" НКВД. Молва твердит: чекисты все же нашли сокровища и продали их, а заодно и библиотеку Грозного за рубеж. Валюта на вооружение и переоснащение промышленности была важнее старых книг. В то время продавали все и вся. Вся страна была на продажу. Одному Хаммеру продали за бесценок целую коллекцию живописных полотен из Эрмитажа. Хотя существует и другое предположение. Спецслужбы давно знают, что хранится в Кремле. За многие десятилетия безраздельного "хозяйствования" они смогли доподлинно выяснить, что и где спрятано. Но открывать общественности свои знания не торопятся по вполне понятным причинам.

И тут, как в дешевых романах, внезапно появляется некий единственный свидетель, который дает ключик к разгадке старинной тайны. Житель Москвы Апполос Иванов, когда-то работавший в управлении строительства Дворца Советов, который мечтали возвести на месте взорванного храма Христа Спасителя, утверждает, что однажды через тайную дверь проник в некое подземелье, где обнаружились какие-то кладовые. Разумеется, у него мгновенно возникла мысль о том, что в кладовых лежит не менее как библиотека Ивана Грозного. И, естественно, у него рождается мысль открыть страшную тайну лично мэру Москвы.

После приватной беседы Юрий Михайлович срочно создает комиссию по поискам "Либерии" и даже выделяет из бюджета Москвы необходимые деньги. (Правда, не очень понятно, на какие, собственно, цели выделили деньги. Если на то, чтобы добраться до уже выявленного подвала — кладовой, то для этого много не надо.) Еще большее удивление и подозрение вызвало то, что руководить процессом "поисков" взялся известный в прошлом коммерсант Герман Стерлигов, якобы поклявшийся чуть ли не на Библии, что непременно найдет исчезнувшую библиотеку. Теперь было бы очень интересно почитать отчеты той комиссии "по поискам" и выяснить, куда же пошли щедро выделенные денежки?

Но может быть, коммерсантом двигали самые благие намерения? Перед нами один из выпусков "Коммерсанта" за 1997 г. с броским заголовком — "Герман Стерлигов решил перехитрить Ивана Грозного". Решить-то он решил, но что из этого вышло? Что эта "акула" раннего российского бизнеса в реалии перехитрила Ивана Грозного, известий не поступало. Но то, что Стерлигов сумел обхитрить и членов "Дворянского собрания", вручивших ему полмиллиона долларов наличными, и московского мэра, "отстегнувшего" еще несколько миллионов в рублях, это точно. Но поскольку на кладоискательской "ниве" на протяжении всей истории человечества процветало немало всяческих аферистов, то мы с чистой совестью перевернем и эту позорную страницу.

Но все же где следует искать бесследно исчезнувшее сокровище? Ведь то, что это именно сокровище, надеюсь, объяснять никому не надо. Ведь книги те начали собирать еще задолго до Ивана IV, именем которого названа библиотека. Да Софья Палеолог привезла с собой еще порядка 800 книг, а обложки некоторых из них были целиком сделаны из золота. Самая "дешевая" книга из такого собрания сейчас стоит не менее 1 000 000 долларов! Так что прав был Стерлигов лишь в том, что как-то заявил: "что невозможно назвать даже приблизительную стоимость редчайшего собрания". Хотя стоимость того или иного клада для серьезного поисковика обычно сразу отходит на второй план, а на первый выдвигается вопрос о том, можно ли найти этот клад в принципе. Вот давайте сейчас и подумаем над этим, самым важным вопросом.

Загадка исчезновения личной библиотеки царя Ивана Грозного много лет волнует умы ученых и археологов. В последнее время библиотекой стали интересоваться и кладоискатели. Создан штаб по ее поиску, который намерен искать библиотеку в городе Вологде, на Соборной горе. Много лет искали пропавшее сокровище и в самом Кремле, но поиски ровным счетом ничего не дали. Искали и в Александровской слободе современного г. Александрова, но тоже безрезультатно.

Кстати, с поисками в Александрове связана одна загадочная история, ныне почти забытая. В начале 90-х гг. прошлого века по каналу ОРТ прошло сообщение о том, что библиотека Грозного найдена именно там. Вечерний выпуск программы "Время" сообщил об этом на всю страну. И в утреннем выпуске сообщение было повторено слово в слово. И далее наступила непонятная тишина. Если нашли, то покажите, что нашли. А если не нашли, то дайте опровержение. Но так, разумеется, поступают только в культурных сообществах, а не в нашей "чисто воровской" державе. Очень даже возможно, что часть той библиотеки была действительно найдена.

Вас удивило, что была найдена только часть знаменитой библиотеки? Вы считали, что она является чем-то целым и неделимым? Напрасно. Библиотека претерпела столько метаморфоз и приключений, что остаться как Россия — "единой и неделимой" она просто не могла. Но об этом чуть позже.

Всего существует около… 60 вариантов тайного местонахождения библиотеки в разных регионах России. И не только личной библиотеки Ивана IV, но и его личных драгоценностей. На протяжении всей жизни великого царя ему дарили многочисленные дорогие подарки: императоры, короли, ханы, герцоги, именитые купцы и прочие известные общественные деятели того времени. Царь был большим знатоком бриллиантов, драгоценных камней, яхонтов. За три дня до смерти приказывал носить себя в кресле в комнату, где они хранились, и рассматривал дивные камни и показывал их англичанину Горсею.

Иностранцы, особенно те, кто часто бывал в Кремле и видел груды жемчуга, горы серебра и золота, обоснованно удивлялись богатству русского царя. Современник Грозного господин Кобенцель писал австрийским министрам из Москвы:

"И всякий дворец имел особую кладовую, наполненную золотыми и серебряными чашами и блюдами, а Кремлевский дворец превосходил богатствам все иные. Одним словом, я видел сокровища его Императорского Величества, королей испанского, французского, венгерского, богемского герцога и тосканского, но не видел подобных Иоанновым".

Про библиотеку царя современники писали так:

— "Книги царя хранились в железных сундуках запиравшихся на замки, а сами сундуки находились в трех подземных залах, частые пожары не позволяли держать книги в жилых комнатах".

То, что личная библиотека царя исчезла незадолго до его смерти, — это исторический факт. Железные сундуки с книгами исчезли. Но исчезли не только они! Те драгоценные вещи, что современники видели при жизни Грозного, тоже исчезли! А ведь их было громадное количество. Видимо, думая о смерти, царь задумывался и о судьбе накопленных им богатств. И он придумал, как с ними поступить…

Из свидетельств пастора Ватермана известно, что было некое "приметное место", где были вскрыты глухие каменные подвалы, в которых хранились древние книги. Подвалы находились "около покоя царского". В XVI и XVII вв. "покоевые", т. е. спальные, хоромы царя находились рядом с церковью Святого Лазаря, а еще точнее, прямо напротив алтаря церкви Спаса на Бору. Личные покои князя Иоанна Васильевича 1462–1505 гг. состояли из 5–7 комнат первого этажа. Второй этаж — терема и светелки. Из летописи известно, что драгоценные вещи князя Ивана III и его казна, согласно древнему обычаю, хранились в так называемых "спокоях", т. е. в подвалах и подклетях каменных церквей. Местом, где хранилась казна предшественника Грозного, летописи указывают именно каменную церковь Святош Лазаря. Драгоценные же вещи его супруги Софьи Фоминичны Палеолог хранились под каменной церковью Иоанна Предтечи на Бору у Боровицких ворот.

Значит, под сводами старинных каменных церквей Святого Лазаря и Спаса на Бору были изначально устроены глухие каменные подвалы (склепы) из белого камня. В них было удобно хранить драгоценные вещи, так как частые и опустошительные пожары действительно были большой опасностью.

Такие же мощные подвалы были и под церковью Иоанна Предтечи на Бору. Эта церковь была снесена до основания в 1847 г. При расчистке фундамента было найдено древнее кладбище. Подвалы же были много глубже кладбища, и теперь они могут находиться в 8—10 м от поверхности земли. В настоящее время на месте снесенной церкви находится проезжая дорога и площадь.

Восстановим хронологию событий, связанных с библиотекой московских князей и Ивана Грозного. Известно, что в 1472 г. в Москву, в Кремль, прибыл обоз невесты Ивана III. С собой она привезла 70 возов приданого. В этом обозе были и книги, числом до 800 штук. (Согласно весьма подозрительному списку проф. Дабелова.) По прибытии в Кремль Софья поселилась во дворце-тереме рядом с церковью Иоанна Предтечи. Здесь она была выстроена совсем недавно — в 1461 г., на месте старой, деревянной. Жилые покои князя находились совсем недалеко, около церкви Спаса на Бору. Рядом стояла и церковь Рождества Богородицы. Эта церковь служила домовым храмом княгинь и царевен. Как бы под ней, т. е. уже почти погрузившись в землю, стояла церковь Святого Лазаря. Этот небольшой храм был выстроен еще во времена Ивана Калиты из каменных блоков, которые добывали в Дорогомилове. Камень был настолько тверд и плотен, что через него не просачивалась вода.

Церковь Рождества Богородицы была выстроена в 1396 г. А в 1480 г. эта церковь, надстроенная над храмом Святого Лазаря, внезапно обрушилась и находилась в таком положении до 1514 г.

Сам Иван III умер в 1505 г., и на престол встал его сын — князь Василий III. Если он и знал про библиотеку своего отца, то не предпринял для ее спасения ничего, так как был не в ладах с отцом и жил со своей семьей отдельно. Те же, кто был более осведомлен об этом вопросе: сама Софья, ее брат Андрей и прочие, уже умерли и не могли ничего сообщить о ее местонахождении.

В 1514 г. князь Василий решил восстановить церковь Рождества Богородицы. Началось строительство под руководством архитектора Алевиза Фрязина. Во время восстановительных работ были обследованы и подвалы церкви Святого Лазаря, засыпанной обломками. Тогда же были обнаружены и глухие сводчатые подвалы, где находились сложенные в лари древние книги, лежавшие там без всякой надобности. Книги были в страшной пыли, они ведь хранились не в сундуках, а открыто. Но они были целы, так как в подвале было сухо, и лишь с потолка сыпалась сероватая каменная пыль. Книг было очень много, поскольку там они собирались со времен Дмитрия Донского.

Когда библиотеку показали князю, то он приказал найти ученого человека, способного перевести несколько богослужебных латинских и греческих книг на русский язык. В том же году были посланы в Европу грамоты с просьбой: найти и прислать такого ученого человека. Им оказался Максим Грек. Он прибыл в Москву в 1518 г. Когда его препроводили в подвалы и показали книги, он воскликнул: "Государь! Вся Греция не имеет ныне такого богатства!"

Естественно, что Василий III поручил ему работу по восстановлению порядка в книжном хозяйстве и переводу избранных трудов. То есть он стал первым на Руси библиотекарем. Трудился Максим Грек в княжеской библиотеке 8 лет. За это время он, кроме всего, составил и каталог находившихся в библиотеке книг. Каталог тот до сих пор не найден, поскольку, скорее всего, он хранился в архиве Ивана Грозного. Переводами он тоже занимался. За полтора года он перевел "Толковый Псалтырь", причем работал не один, а с тремя помощниками. Затем он перевел "Триоди".

Князя Василия, прежде всего, интересовали церковные и богослужебные книги. Большинство прочих книг, привезенных Софьей, его просто либо не интересовали, либо языки, на которых они были написаны, Греку не были известны. Так продолжалось до 1526 г. Неизвестно, за какие прегрешения, но библиотекарь попал в опалу и был сослан в Псковский монастырь и заключен в келью. Поскольку заниматься книгами стало некому, а своих грамотеев не хватало, то князь приказал вновь замуровать подвал с совершенно бесполезными книгами, что и было незамедлительно сделано. Со временем про подвалы все позабыли и не вспоминали аж до 1553 г.

В том году, незадолго до своей смерти, Максим Грек рассказал о хранившихся в подвале книгах Ивану Грозному и уточнил, где и какие книги там лежат. Встреча их происходила в Троице-Сергиевой лавре, где в то время жил опальный переводчик. Но царь не слишком-то спешил открывать заветный тайник. И только в 1565 г. (через 12 лет), когда ему порекомендовали немецкого пастора Ватермана, он приказал вскрыть заветные подвалы. Находились эти подвалы (напомним еще раз) прямо под церковью Святого Лазаря, рядом с царскими покоями.

Подвалы были вскрыты сверху, и Ватерман, который смотрел на все это варварство выпучив глаза, так же, как некогда и Грек, увидел несчастные книги в страшной ныли. Он даже предположил, что эти подвалы не вскрывались 100 лет. Но ученый немец немного ошибался, поскольку пребывали они в закрытом состоянии всего 39 лет. С понятным интересом рассматривал находку Иван Грозный, конечно же заинтересовавшийся книгами, некогда привезенными в Москву его родной бабкой Софьей Палеолог. Их-то он и повелел Ватерману перевести в первую очередь. Но немец деликатно отказался (видимо вспомнил об участи своего предшественника), мотивируя свой отказ незнанием языка, на котором те написаны.

Поняв, что почитать новоявленные "новинки" не удастся, царь приказал опять замуровать многострадальные подвалы. Он рассчитывал вернуться к этому хранилищу позже. Но времена тогда были лихими и к спокойной жизни вовсе не располагали. В 1571 г. крымские татары полностью сожгли Москву и все деревни на 30 верст вокруг. Целым сохранился лишь Кремль. Но вот именно с этого времени о библиотеке ничего и неизвестно. Но сгореть она явно не могла, каменное подземелье не сгорает ни при каких обстоятельствах.

Москва медленно восстанавливалась из пепла, но слухи о том, что татары могут напасть вновь, подвигли Ивана Грозного на поиски более спокойного убежища. Он послал в Новгород 450 подвод с казной. Взял туда юную супругу, обоих сыновей, царевича Михаила, братьев царицы, Григория и Александра Котловских, немного бояр, всех своих любимцев, лучших дьяков и войско отборное. Некоторые историки полагают, что и книги царь увез с собой, но при этом называют множество различных городов. Среди них и Вологда, и Александровская слобода, и Новгород, и другие. Но вот именно в этом-то пункте и существуют самые обоснованные сомнения. Вопрос не так прост, как кажется на первый взгляд.

Не очень понятно, зачем именно теперь ему потребовалось везти за собой книги, которые никто не в состоянии прочесть? Нет, он, конечно, мог возить с собой книги, и наверняка возил, но лишь те, которые мог прочитать сам. Но эти книги были в его обиходе, что называется — под рукой. За ними не нужно было лезть в глубокие замурованные подвалы, грузить их на десятки повод, тащить далеко и долго, подвергая в пути многочисленным опасностям. Зачем? Они прекрасно лежали себе под землей и были в абсолютной безопасности. Вы скажете — это же величайшая ценность! Как их можно было оставить? А запросто. Во-первых, они в Кремле были в самой что ни на есть безопасности, наивысшей во всем государстве. Далее. О книгах никто не знал, а если бы кто о них узнал и даже похитил, то совершенно ничего не мог бы на них заработать. В Кремле хранились столь уникальные раритеты, что их нельзя было ни быстро достать, ни где-либо продать. Точно так же, как сейчас, невозможно продать на Арбатской толкучке подлинник "Моны Лизы", написанный Леонардо да Винчи. Эти книги не имели тогда товарной стоимости. Их не могли ни продать, ни купить. Ими мог владеть только один человек во всей стране — сам царь. Для всех прочих этих книг будто не было вовсе.

Кроме того, библиотека Ивана Грозного была крайне значительна по числу и весу. Она состояла из трех частей.

1. Книги, собранные князьями: Иваном Калитой, Дмитрием Донским, Василием Темным, Иваном III и Василием III.

2. Книги, привезенные Софьей Палеолог.

3. Книги, которые дарили самому Ивану Васильевичу и которые изготавливались для него лично и покупались для его нужд в других странах.

Книги, собранные в 1396–1527 гг., были в основном церковными трудами и богослужебными рукописями, написанными на латинском и греческом языках. Книги, привезенные Софьей Палеолог, являли собой рукописные манускрипты на тонком пергаменте и зачастую имели роскошные, драгоценные переплеты. Авторы этих рукописей — люди весьма известные в древней истории: полководец Юлий Цезарь, знаменитейший римский оратор Цицерон, историк Тацит, первый византийский император Юстиниан, поэт Вергилий, знаменитейший римский юрист Папиниан, римский император Феодосий Великий… Список можно продолжать очень долго. Ценность их так громадна, что представить невозможно. Так, например, греческий историк Полибин написал 40 томов "Всеобщей истории". Они не сохранились нигде. Возможно, что они все еще лежат в тайнике под церковью Святого Лазаря.

Остальные тома были либо куплены специально для царя, либо подарены ему. Например, папа римский прислал в дар в 1576 г. роскошную книгу о Флорентийском соборе. Стефан Баторий подарил Ивану IV книгу, изданную в Германии, "История князей русских". Книги тогда считались истинно королевским подарком, ибо по большей части были уникальны. Многие из этих произведений имели оклады, украшенные золотом и дразненными камнями, весили до 60 кг и переносились на индивидуальных носилках. И эти драгоценные книги Иван Грозный поволок бы за согни километров, подвергая их опасности? Нет, ни за что! Они остались там, где и лежали до этого в течение многих лет.

Что же нам теперь известно доподлинно? То, что в подвалах церквей Спаса на Бору и Святого Лазаря имелись глубокие, качественно сделанные подвалы, сложенные из белого дорогомиловского камня. Подвалы эти размуровывались трижды, в 1472, 1518 и 1565 гг. Тайник был расположен рядом с царскими покоями, т. е. всего два места подходили под такое определение. Это все те же два старинных храма.

Церковь Рождества Богородицы находится на втором этаже Теремного дворца. Под этой церковью находилась другая — церковь Святого Лазаря. Иными словами верхняя церковь была построена в 1514 г. над старой, нижней, которая во времена Дмитрия Донского называлась храмом Рождества Богородицы. Он был домашней церковью цариц и царевен. Именно в ней погребались умершие великие князья и хранилась великокняжеская казна. С постройкой верхней церкви нижнюю упразднили и затем долгое время, т. е. с 1584 по 1837 г., эта церковь как бы и не существовала. В 1837 г. при постройке нового Кремлевского дворца рабочие случайно пробили отверстие в полу и нашли там некое темное помещение. Это и были остатки церкви Святого Лазаря. Показательно, что древнюю церковь восстановили, а вход в нее сделали со двора церкви Спаса на Бору.

Естественно, что никто и никогда в этой церкви тайников не искал. Церковь Спаса на Бору отстроил князь Иван Калита в 1330 г.! Каменные блоки везли из Дорогомилова. При Иване III началось строительство каменного дворца, он как раз находился напротив алтаря церкви Спаса на Бору. Рядом с церковью был выстроен Спасский монастырь. Этот монастырь выполнял роль церковноприходской школы. Там учили грамоте, рисованию икон и переписывали книги. Максим Грек переписывал "Триоди" и другие книги в этом монастыре. Где-то рядом находилось хранилище этих самых книг. Ведь не таскали же их с другого конца города! Все было рядом. Как в современных библиотеках. И абонемент, и читальный зал всегда расположены рядом, это вполне нормально и естественно.

Так же было и тогда. Очень разумно, безопасно и удобно. Так, как и должно было быть. Специально выписанный из-за границы переводчик, особа, находящаяся под покровительством самого царя, он конечно же был допущен в "святая святых"! Он был допущен не только в домашнюю церковь (куда вообще доступ имели единицы), но и в тайное хранилище под ней.

В 1527 г., при Василии Иоанновиче, собор Спаса на Бору был заново перестроен. По своей архитектуре он был прост — невысокий, прямоугольный в плане и свод его опирался на четыре столпа. Несмотря на многочисленные переделки и ремонты, надо признать, что теперешний храм остается на том же месте, и на том же фундаменте, и в тех же стенах, которые были воздвигнуты в 1527 г. В 1836 г. под полом была найдена каменная гробница с остатками тела и одежды, которую датировали XIV–XV вв. А двойные сводчатые подвалы, о которых говорит пастор Ватерман, должны располагаться много глубже гробниц.

В физике есть хороший принцип лезвия Оккама. Он гласит (в переводе на общедоступный язык) — "Не ищите новых объяснений там, где можно обойтись старыми".

Вот и мы, подводя итог нашим рассуждениям, можем уверенно констатировать следующее.

Во-первых, так называемая "библиотека Ивана Грозного" имеет к самому Ивану IV самое опосредованное отношение.

Во-вторых, как всякая совершенно ненужная вещь, "Либерия" (во всяком случае, очень значительная ее часть) была просто-напросто забыта в древнем подвале, никоем образом не связанном с более поздней системой подземных внутрикремлевских коммуникаций.

И в-третьих, вкладывать безумные деньги в ее поиски не нужно. Отыскать ее электронным образом можно всего за день и за гораздо более скромные деньги. Ведь дело здесь вовсе не в поисках как таковых и даже не в их финансировании.

— Ну и заливает этот автор! — может подумать критически мыслящий читатель. И все-то он, хитрец, знает. И где лежит "Либерия", которую не видели уже 400 лет, тоже знает! Наверное, заливает!

Нет, дорогие мои, на 100 %, где лежит сокровище, я не знаю. Но вот вам пример, который убедит вас в моей правоте. Долгое время считалось, что Луна образовалась где-то далеко от Земли и только впоследствии каким-то образом была захвачена нашей планетой. Почему так считалось? Да потому, что вся Луна буквально усыпана кратерами, а Земля нет. Но потом, когда средства наблюдения за поверхностью нашей планеты были вынесены в космос, вдруг выяснилось, что шрамов от метеоритов и больших кратеров на Земле не меньше. Только по большей части они надежно скрыты под осадочными породами и океанами и поэтому вблизи от поверхности просто не просматривались.

Так же и мы, как бы поднялись над проблемой, взглянули на нее из своеобразного "космоса". Ведь все люди (не исключая и царей) в своей обычной жизни действуют инстинктивно, исходя все из того же принципа Оккама. А по нему следует, что совершенно незачем куда-либо перевозить неподъемную библиотеку, если она и так хорошо лежит. И, следовательно, если библиотеки не окажется в указанном нами месте, то далее искать совершенно бесполезно — значит, ее уже нет на этом свете. Значит, одна из многочисленных гипотез, предполагающая, что "Либерия" все-таки погибла, оказалась верной.

Впрочем, поскольку радикально продвинуть поисковое дело "исчезнувшего" собрания книжных уникумов могут только высшие лица нашего государства, то у нас почти нет надежды на то, что они когда-нибудь обратят внимание на эту маленькую проблему. Так что вопрос о принципиальном наличии и состоянии книг в церковном подвале так и останется в подвешенном состоянии. Но, может быть, это и к лучшему.

Клад на речке Шуршме

В данной главе мы постараемся дать вам наглядное представление о том, как та или иная кладовая запись либо какой иной легендарный материал могут быть привязаны к реально существующей местности. В газете "Клады и сокровища" № 7–8 за 2000 г. была напечатана статья Андрея Рязанцева — "Тайны старинных рукописей". Речь в ней идет о кладовых записях, которые во множестве ходили по рукам в далекие дореволюционные времена. И одна из таких записей вывела нас на местность, расположенную вблизи слияния рек Шуршма и Шомахта в Костромской области. Анализ такой кладовой записи говорит, что, возможно, она подлинная. Для поисковика это означает только одно — данное событие вполне могло иметь место в прошлом. Точное место разбойничьего логова в записи не указано, а так как местность между указанными реками лесная, вернее сказать, таежная, без дорог и селений, то отыскать что-либо кладоискателям прошлого века там было весьма непросто. И в самом деле. Без мощных вездеходов, средств жизнеобеспечения, современных карт и приборов электронной разведки соваться в такие дебри не имело ни какого смысла даже при наличии самой замечательной кладовой записи. Единственное, на что они могли случайно наткнуться в лесных дебрях, был тот самый "пильтов" камень на одном из высоких холмов.

Согласно кладовой записи, жилище разбойников было окружено "каменной закладью" (каменным забором), находилось где-то в истоках реки Шуршмы, а точнее там, где находилась "верхотина", или холм, недалеко от которого располагался большой овраг, где начинался Баев ручей. (Источник воды является непременным условием при строительстве "воровского" становища!)

Как должен теперь поступать современный кладоискатель? Он должен немедленно снять с полки атлас Костромской области в масштабе 2: 1 и, вооружившись лупой, внимательно осмотреть истоки реки Шуршмы. И там необходимо отметить все видимые местные высоты. Всего их пять. Центральный холм (высота 134 м), все остальные явно меньше, да и отстоят от него на небольшое расстояние.

На карте европейской части России, изданной в 1865 г. (10 верст в дюйме), все пространство между реками Шуршмой и Шомахтой было занято лесом, за исключением тех мест, где находились высокие холмы. Там лес почему-то не обозначен. Потому что вершины холмов состояли из обнажившихся каменистых пород! Вот именно оттуда разбойники и таскали себе камни на заборы, фундаменты и прочие поделки! Больше неоткуда было. Вы попробуйте для интереса пройтись по обычному подмосковному лесу. Много вы там найдете камней? Боюсь, что ни одного. Брошенных шин, пустых бутылок из-под водки и пива отыщете горы, а вот камней, из которых можно было бы выстроить хоть маленький заборчик, боюсь, не отыщете вовсе.

Рассмотрим карту с несколько иных позиций. Выяснится, что ни крупных селений, ни деревень между реками не существовало. На карте 1865 г. вблизи от этих мест отмечена единственная проселочная дорога, шедшая из деревни Потахино в Юрово. Дорога шла на недалеком расстоянии от этих холмов, с северной стороны большого оврага. На карте 1999 г. эта же дорога идет уже по другой стороне оврага и ведет из деревни Сафоново в Юрово.

Отсюда мы вполне обоснованно можем сделать предположение о том, что разбойники использовали для грабежа именно згу дорогу, ибо других путей сообщения в этом лесном районе просто не было. Что характерно, от их предполагаемого жилища до проселка было не так и далеко, максимум полкилометра. Скорее всего, жилище разбойников находилось на правой стороне самого высокого холма. И именно здесь, если идти в ночную сторону (т. е. на северо-запад) и стоит превысокий холм "в недалеком расстоянии", где и росли четыре вековые сосны. Те самые сосны, между которыми находился легендарный "пильтов" камень и деревянные идолы с человеческими лицами.

Что же мы можем найти теперь на месте бывшего разбойничьего поселения? Конечно, ни деревянных строений, ни стародавних идолов мы с вами не отыщем, поскольку они давно сгнили. А вот остатки забора, фундамента и сам закладной камень мы найдем непременно. Места там приметные, каменистая почва не дает разрастаться буйной растительности, да и нет такого количества вандалов, как в городах. Все эти каменные приметы должны находиться на своих местах.

Теперь о соснах. Вряд ли они уцелели. Они и в те времена были достаточно стары, а теперь от них, разумеется, не осталось и следа. Но в те времена их использовали очень даже остроумно. Помните, в двух стволах были проделаны сверлом отверстия? Для чего? Ответ прост. "Пильтов" камень был столь тяжел, что поднять его вручную было просто невозможно, и изобретательные разбойнички придумали систему с примитивным подъемным механизмом. В отверстия вставлялся железный "ворот" (как на современных колодцах), и камень поднимался усилиями всего двух человек. Разумеется, что именно там, под столь внушительной заслонкой и было расположено их главное хранилище — мини-сокровищница. Задумка была просто замечательная. Если не знать секрета, то в жизни не догадаешься, что именно под плоским валуном скрывается нечто ценное. Наверняка даже и сам "ворот" они прятали, отправляясь на очередной налет (дабы лишний раз обезопасить свое хранилище).

Сам "пильтов" камень тоже имеет свои тайны. Если он ранее был окружен идолами, то вполне возможно, что до пришествия разбойничьей шайки он долгое время использовался древними народами как своеобразный алтарь, на котором приносили жертвы богу охоты.

В наше время через высоту "134" идет просека, и добраться до жертвенника можно без особых проблем, воспользовавшись вездеходным автотранспортом для того, чтобы подъехать вплотную к Баеву оврагу. Оттуда же совсем недалеко до нужного места. Отметив на самодельной карте жертвенник и остатки каменного забора, можно будет попробовать отыскать и "потаенную келью" бандитской братии, и часовню-скит. Для этого надо от холма взять на восток и прочесать верховья Шуршмы. Может быть, удастся отыскать наверняка сохранившиеся "саженые пихты".

Выводы из данной статьи можно сделать следующие:

1. Вероятность находки разбойничьего клада весьма велика.

2. Отыскать основные ориентиры сокровищницы нетрудно, если отыскать просеку, идущую через высоту "134".

3. С помощью магнитометра будет совсем нетрудно установить наличие в яме каких-либо ценностей, даже не сдвигая тяжелый "пильтов" камень в сторону.

Тайна озера Кабан

"Со дня покорения города Казани войсками Ивана Грозного с 1552 г. существует предание или легенда о ханских сокровищах, спрятанных на дне озера "Кабан ". Это предание передается в некоторых семьях из поколения в поколение. Казна Казанского ханства общим весом в сотню батманов была спрятана на дне озера "Кабан " с северной стороны озера".

"Комсомольская правда" от 24.01.88.

В этой главе мне хочется рассказать вам об осаде города Казани войсками Ивана IV, во время которой был спрятан едва ли не самый крупный клад в истории нашего государства. Но для начала хочу процитировать вам статью "Казанские клады — на дне озера", где данная проблема обозначена общепринятым образом.

"Среди жителей Казани до сих пор бытует предание о несметных сокровищах, якобы сокрытых в водах местного озера. Были попытки отыскать эти богатства, но безрезультатно.

Мы обратились к специалисту по поиску и добыче кладов, драгоценных металлов и прочих антикварных ценностей — Сергею Ивановичу Голдобину, проживающему в городе Екатеринбурге и все свое свободное время уделяющему сбору информации о всяческих утерянных и забытых сокровищах в землях России и бывшего СССР.

Специалист ознакомил нас со своим архивом, показал коллекцию золотых сосудов и чаш из древних скифских Курганов, древние монеты, коллекцию рублей и прочие ценности. Восхищенно рассказывал о музейных экспонатах Екатеринбурга, настоятельно рекомендовал нам посетить Уральскую кунсткамеру и осмотреть часть египетской мумии и кусочек саркофага фараона из всемирно известных пирамид, где изображен сам повелитель Египта с опускающимся на его голову солнечным богом Ра в виде золотистого шара.

Относительно казанских сокровищ господин Голдобин рассказал следующее:

— Во времена русского царя Ивана Грозного его царедворцы, воеводы неоднократно совершали военные вторжения в пределы других земель. Нападали на польские земли, и на литовские тоже нападали. Но был в истории царствования безумно жестокого царя и поход на Восток, во время которого 100-тысячное войско при поддержке 50-тысячного разноликого сброда атаковало Казанское ханство и осадило его столицу город Казань. После кровавой битвы с жителями, город был взят и разграблен. Но поживиться казной царским стервятникам не удалось.

Казна по тем законам была в распоряжении священников — мирз, и трата серебра и злата была привилегией служителей религии, как самых мудрых и разумно поступающих. Золото хранилось в главном храме города — мечети. И когда увидели проповедники ислама, что город взят в кольцо большим войском, предчувствуя беду, взяли они две большие лодки и под покровом ночи вывезли из крепости 6 смоляных бочонков с золотом и серебряной утварью и бросили бочонки в глубины озера, что было в те времена за городом, а не в городе, как ныне.

Когда бочонки опускали в воду, горел на мечети сигнальный огонь и огонь в малом храме, что был посредине озера на острове.

Но будущего не стало для этих людей. Все они были убиты в стенах мечети при утреннем штурме города. Спастись удалось только единицам горожан, среди которых был самый молодой из священников, бежавший через городскую стену при начавшейся суматохе грабежа. От него и дошли до нашего времени эти сведения и, как поговаривают, существует даже карта-схема с планом города и озером. Он прожил долгую жизнь и только перед кончиной поведал старшему из сыновей сию страшную тайну.

Попытки поднять сокровища предпринимались в 1968 г., в 1975 г., а в 1980 г. озеро обследовали любители-аквалангисты, но безрезультатно. На дне озера находится двухметровый слой ила, и что-нибудь там разглядеть нет никакой возможности. Но, по слухам, в 1968 г. один человек, как полагают из рода спасшегося мирзы, поднял все же один бочонок из пучины при помощи обычной "кошки" (железных вил, с остриями, загнутыми наподобие рыболовных крючков) но… как только бочонок достиг поверхности воды, крюки разогнулись, и бочонок вновь канул в бездну. Все дальнейшие попытки подцепить что-либо в том же месте не привели к успеху.

Старожилы города искренне полагают, что несметные сокровища русским никак не взять, ибо на этом золоте кровь святых людей ислама. И их души оберегают сей клад и не дают в руки иноверцев. Поднять золото и серебряные реликвии мечети сможет только любимец Аллаха, будущий царь и повелитель этих земель".

Вот такова история казанских сокровищ и связанная с ними легенда (в изложении великого специалиста по общей истории Древней Руси и несметным сокровищам в частности). На вопрос, собирается ли господин Голдобин предпринять экспедицию в Казань и тщательно обследовать дно озера с помощью электронной аппаратуры при столь детальной имеющейся в его распоряжении информации, Сергей Иванович ответил отрицательно.

— Видите ли, — сказал он, — я человек верующий и великий мистик и всегда прислушиваюсь к устным преданиям местных жителей, так как у меня имеется богатый жизненный опыт, связанный с археологическими находками. И я не хочу повторить судьбу европейских археологов, вскрывших гробницы фараонов в долине царей и трагически погибших впоследствии. (Для персон, особо интересующихся данной историей, могу уверенно заявить, что ничего подобного в реальности не происходило.)

Ведь слышали их не только "большие специалисты по утерянным сокровищам", но и вообще все, кому не лень. Вот только одна незадача портила всем настроение. Проклятые бочонки каждый раз бесследно исчезали, будто заговоренные! То разгибались крючья "кошки", то проламывалось днище лодки, то бочонок рассыпался прямо в руках достающих его граждан, то он просто исчезал как утренний туман сразу же после "обмыва" столь замечательной находки. Надо думать, есть еще много вариантов одной и той же истории. Видимо, под влиянием таких замечательных баек коммунальщики Казани за советское время 5(!) раз чистили вышеупомянутое озеро с такой тщательностью, словно это был унитаз в собственной квартире. Таким вниманием к себе вряд ли может похвастаться какое-либо иное озеро в мире. И все из-за той замечательной легенды. Но давайте все же рассмотрим данную легендарную ситуацию без всякой мистики, исламской крови и будущих царей. Вместо этого обратим свой взор к вполне реальным царям и прочим действующим лицам этой исторической драмы.

В середине 60-х гг., когда я работал редактором журнала "Огни Казани", ко мне на прием пришел старик из древнего рода Азимовых и стал рассказывать сохранившееся в их семье предание о ханских сокровищах и даже показывал какие-то древние бумаги, где говорилось об этом. (Пожилой человек был не так прост, каким казался с первого взгляда. Он происходил из древнего рода казанских князей Азимовых. В Казани даже существует Азимовская мечеть, памятник архитектуры 1887–1890 гг.). Старик уверял, что клад должен находиться в северной стороне озера, примерно в том месте, где расположен обувной комбинат "Спартак". Еще он говорил о каком-то секрете, зная который можно найти сокровища. Точного места он не знал и указать не мог, но какая-то правда в его словах чувствовалась. (Об этом мы тоже расскажем в нашем исследовании, но несколько позже.) Старик рассказывал, что спрятана целая ханская казна, общий вес которой измерялся десятками, а может быть сотнями батманов.

Теперь пришло самое время рассказать нашим читателям, что это за "батман" такой, и как его можно сопоставить с современными мерами весов.

Батман — мера веса в Казанском ханстве. В разные исторические периоды один батман приравнивался к 4, 8 или 12 пудам.

Наш престарелый свидетель уверял редактора, что ханская казна состояла из трех частей.

1. Золотые и серебряные слитки, бруски драгоценного металла.

2. Денежная (монетарная) часть самого разнообразного происхождения. Турецкие, персидские, арабские дирхемы и очень много русских серебряных гривен.

3. Самая важная часть, самая ценная — военные трофеи, подарки и подношения ханам, изделия иноземных и собственных ювелиров.

В древней Казани существовали ювелирные мастерские, где изготавливались различные женские и мужские украшения. Хранилось все это богатство, разумеется, не в мечети, а в большом ханском дворце, вероятнее всего в его глубоких каменных подвалах. Знать, где именно и в каком количестве складировано богатство ханства, доверялось немногим государственным служащим. Но один из них о состоянии государственной казны должен был знать непременно. Назывался такой чиновник — аталык, что примерно соответствует званию Высшего государственного чиновника Казанского царства. В 1552 г. эту должность занимал некий Чапкун Отучев.

20 августа 1552 г. войско Ивана Грозного встало в шести верстах от Казани на так называемом Царевом лугу. Позади него была Волга, а впереди, на высоком холме, виднелась крепость с каменными мечетями, красивым дворцом, высокими башнями и дубовыми стенами. 21 и 22 августа экспедиционные войска выгружали пушки, порох, ядра и прочие припасы с судов, стоящих у берега. А 23-го с рассветом, войска двинулись к городу и окружили его плотным кольцом. По наведенному мосту передовые части перешли тинный Булак, текущий к городу из озера Кабан, и, видя перед собой на расстоянии не более как в 200 саженях (426 м) царские палаты, мечети и стены, повернули в сторону, чтобы выйти на Ар-ское поле. Но тут отворились крепостные ворота, и 15 000 татар, конных и пеших, высыпали из крепости. Началась, как выражались в те времена, "великая сеча". Сомкнув ряды, русские войска отступили назад. Казанцы искренне посчитав, что результат достигнут, тоже вернулись за крепостные стены. Это было первое серьезное столкновение, приведшее к крупным потерям с обеих сторон. Ночь прошла относительно спокойно, и Иван Грозный без помех расставил свои полки вокруг осажденной крепости.

На другой день, как гласят хроники, сделалась необыкновенно сильная буря: сорвала царский и другие шатры, много было потоплено судов на Волге, и была некоторая растерянность в стане русского царя. Царь Иван Грозный послал грамоты в Москву и Свияжск за съестными припасами, за теплой одеждой для воинов, за серебром и готовился зимовать под Казанью.

Осада столицы Казанского ханства продолжалась до 2 октября 1552 г. 2 октября город был захвачен полностью. 3-го хоронили погибших при штурме. 4-го в 9.30 утра царь Иван IV въехал в покоренный город и осмотрел ханский дворец. Грабить казну у него не было ни малейшего намерения. Не за этим ехали. Летописец написал по этому поводу две очень точно характеризующие сложившуюся обстановку фразы.

"Иван Грозный велел переписать казну цареву и печатию своею запечатати, да не згинет от нее ничто же". "На себя же Государь не велел имати ни единые медницы, ни полону, токмо единого царя Едигер Магмета и знамена царские, да пушки градские…"

Все вроде ясно из приведенных отрывков и без перевода. К хранилищам были приставлены стрельцы с ружьями под командованием воеводы — охранять от расхищения народное добро. Есть даже воспоминания современников, в которых говорится, что когда "Грозный" осмотрел несколько мешков с медной монетой, то, презрительно попинав один из них сапогом, строжайше наказал сопровождающим его лицам использовать остатки денег исключительно на поддержание порядка в городе и снабжения пищей насущной его неимущих жителей. Вот вам и грабители, вот вам и завоеватели. Беспокоятся о снабжении припасами жителей почти 1,5 месяца сопротивлявшегося города.

У вас не создается впечатления о том, что брать-то в хранилищах было просто нечего. Как говорят в таких случаях — "Господа! Все украли до нас". После такой фразы кладоискатели обычно начинают ломать голову над двумя основополагающими вопросами. Вопрос первый: "Кто украл сокровища?" И вопрос второй: "Куда он потом все это дел?"

Ответ на первый вопрос для нас пока неясен, а вот ответ на второй начинает вырисовываться буквально сразу. Вряд ли казанцы могли спрятать свои ценности в ином месте, кроме как в самой крепости. Вначале им и самим было неясно, что замышляет царь Иван и что следует делать в первую очередь. Как это всегда бывает при внезапном нападении, прежде всего думают об обороне, а уж потом о сохранности ценностей. Возможно, вскоре они и спохватились, особенно когда поняли, что города им не удержать. Да только время было безвозвратно упущено — крепость была окружена плотным кольцом царских войск. Сто пятьдесят тысяч вооруженных воинов так зажали город в кольце осады, что покинуть его не мог даже один, не то, что целая экспедиция на неповоротливых челнах и с увесистым грузом в трюмах. Пробиться по узенькой протоке к Нижнему Кабану было равносильно самоубийству. Факелы и сигнальные костры горели все ночи, и проскочить незамеченным сквозь многочисленные кордоны было невозможно.

К тому же топить ценности в озере осажденным татарам не было никакой необходимости. Зачем устраивать самим себе крайне сложные в техническом отношении поиски по извлечению их обратно? Ну, допустим, утопили мы что-то в озере без примет и ориентиров, а доставать-то потом как будем? К тому же кто знал, что нашествие закончится именно так, как оно закончилось? Правильно, никто ничего заранее не знал и даже и предвидеть не мог.

Поэтому в условиях тотальной блокады и полной неизвестности самым разумным представляется схоронить ценности там, откуда их в последствии будет относительно легко достать.

Если прятать с умом, чтобы не было посторонних свидетелей, то захватчики, в случае их победы, обязательно останутся с "носом". А в случае отступления супостата от стен Казани достать сокровища будет предельно легко. Теперь нам с вами надо очень точно установить то официальное лицо, которое и организовало захоронение ханской казны. Ведь обычно легенды на пустом месте не рождаются. Какая-то, скорее всего самая значительная и ценная, часть сокровищ Казанского ханства была кем-то очень умно и довольно быстро спрятана.

Кто же отдал приказ на сокрытие ценностей? Сам царь Едигер Магомед? Высшее духовное лицо — Куль Шериф Молна да Кади? Или тот человек, в прямом ведении которого и находились драгоценные авуары казанского царства, — князь Чапкун Отучев? Из истории известно, что сам князь Отучев был убит самими же татарами в конце последней, решительной битвы. При этом убит как изменник, но в чем состояла его измена, в истории и летописях не сказано ни слова. Известно только, что особо яростное и последнее сражение произошло у мечети, где ранее хоронили усопших казанских царей. Здесь был убит Куль Шериф Молна (сын Сеида Мансура, который являлся главой духовенства Казанского царства) и множество других жителей города. После того как мечеть была занята, оставшиеся в живых татары побежали на царев двор. Там их скопилось до 6000, и они отказались сдаться. Законы войны суровы — кто не сдается, того уничтожают. Сопротивляющиеся, по приказу Ивана Грозного, были убиты все до единого. Таким образом, все, кто хоть что-то знал о месте захоронения ханских сокровищ, погибли в бою. Потомкам осталась только неясная легенда, передающаяся из поколения в поколение.

Несомненно, что искать спрятанное нужно на территории древнего Казанского кремля. Но внутри него было не так уж много места, для надежного захоронения больших масс и объемов самых разнообразных ценностей, вынутых из хранилищ. Да и сам Кремль был не так велик в своих размерах. Он имел в длину 253,5 сажени, а поперек — 106,5 сажени. И длина его стен составляла 830 саженей и 9 вершков. Остальные относились к гражданскому населению.

С высокой крепостной стены и сторожевых башен оба озера — Нижний Кабан и Верхний Кабан — хорошо просматривались, так как находились на расстоянии в пределах 5 верст. При таких исходных условиях как-то тайно и совершенно незаметно вывезти громоздкую казну из крепости, дотащить и затопить ее в одном из вышеназванных озер было весьма и весьма проблематично. VI, прежде всего, существовала реальная угроза того, что все будет захвачено царскими войсками еще до того, как тяжести удастся дотащить до приличных глубин. Конечно, можно было затопить ценности еще до полхода войск Ивана Грозного. Но это тоже не решало проблемы. Шатающееся вокруг города многочисленное местное население, военные патрули, постоянно передвигающиеся селяне со своими стадами…

Нет, тоже не годится, слишком много глаз, слишком много ушей — никакой секретности. А топить ночью — вообще полный абсурд! На воде даже днем нормально не сориентируешься, а ночью, в кромешной тьме, — и подавно. Как потом доставать утопленное — вообще непонятно. Где же еще можно было спрятать многотонные ценности? В колодцах? Вполне возможно. Казанский кремль ведь стоял на высоком холме, и даже средней глубины колодец должен был быть глубиной в 12–16 саженей.

Но вся странность заключалась в том, что на территории Казанского кремля колодцев не было вовсе. Во всяком случае, о них не упоминается ни в одном документе. Известно лишь о Тайницком ключе. Устроен он был весьма оригинально. На месте нынешней Тайницкой башни Казанского кремля были ворота Нур-али, или еще их называли Муравлевы. Внутри большой башни, стоявшей над воротами, начиналась каменная лестница, которая вела в подземный тайник с источником пресной воды. Во время осады жители Казани использовали его для водоснабжения гарнизона крепости. Но это так, для общего сведения.

Казну захоронили именно на территории Кремля. Теперь интересно было бы выяснить, какого она была состава, размера, веса и стоимости. Вся казна состояла из нескольких составных частей. Собственно "царская казна", которая состояла из контрибуции, военной добычи, налогов, и пр. Общая ее часть не принадлежала никому лично, т. е. была общим достоянием. Другая часть казны принадлежала на правах личной собственности отдельным ханам, князьям и царевичам. Ведь они пользовались большими привилегиями и получали от подданных большие доходы, которые хранили в государственных хранилищах под надежной охраной.

В 1551 г. самым богатым в городе был крымский князь Кощак. Он прибыл в город еще при жизни царя Сафа-Гирея, то есть до 1549 г. С собой он привез большие ценности. А уже в 1551 г. он бежал из города, был пойман и обезглавлен, но ценности его остались в неприкосновенности. Точного веса хранившейся в подвалах дворца казны не знал никто, но можно его прикинуть. Пусть приблизительно, пусть ориентировочно, но все же. Сто батманов умножим на двенадцать пудов и получим… 19,2 т. А если бы там было хотя бы 10 сотен батманов? Считайте 192 т, или менее. Неслабо, и где-то похоже на правду.

Вероятно, ориентировочную массу ханской казны нам нужно будет искать в этом весьма широком промежутке от 40 до 200 т. И тут же давайте вновь вернемся к легенде о затоплении пресловутых шести бочонков. В каждом таком мини-хранилище могло быть помещено не более 50 кг монет либо каких иных изделий. В противном случае управляться с сыпучим грузом, да еще в неустойчивой лодке, было бы крайне трудно. Такой неустойчивый и округлый предмет, не имеющий к тому же четко ориентированного центра тяжести, все время крутится и норовит выскользнуть из рук. Следовательно, даже в самом лучшем варианте, за один прием татары могли затопить только 300 кг ценностей не больше. Выходит, чтобы затопить хотя бы 100 т, они должны были плавать на озеро Кабан многократно, уж как минимум целый месяц, без перерыва, словно по расписанию, и топить, топить, топить…

Нет, все же не топили они казну! Точно не топили! Но и не закапывали, а именно прятали. Но почему же Азимову запомнилось направление, ведущее в сторону именно озера Кабан? Чтобы как-то прояснить этот вопрос, давайте вновь вернемся к рассказу старика Азимова. Он искренне уверял, что клад должен находиться в северной части озера. А может быть, здесь имелось в виду просто направление на север? Тогда где же была отправная точка, откуда следовало двигаться на север? Может быть, именно от северной части озера и нужно было следовать далее на север? или на юг? Здесь, как видите, имеется много всяких вариаций, и за прошедшие столетия одно понятие, один смысл, мог быть легко заменен другим. И если мы отвергли версию затопления, то попробуем разработать другое направление для поисков. Рискнем предположить, что не на северную часть озера нужно обратить внимание, а, наоборот, от северной части озера, глядя дальше на север, мы увидим… И что же мы там увидим примечательного?

Крымские ворота старой казанской крепости. И что из того? — спросите вы. Там, наверное, этих ворот было немало. Согласен, немало. Но вот что интересно. Помните казненного самими татарами аталыка Чапкуна Отучева. Он отвечал за сохранность и наполнение ханской казны, он, скорее всего, организовывал и ее захоронение, ведь именно его дом стоял, что характерно… прямо около Крымских ворот…

А не за то ли казнили важного сановника, что он хотел бежать из осажденной крепости? Ведь бежать в той обстановке означало неизбежно попасть в руки русских войск и столь же неизбежно навести их на место, где он сам и спрятал только что золотой запас Ханского царства? Тут есть над чем поразмыслить, есть что обмозговать.

Да и, кроме того, именно со стоящей рядом мечети (выстроенной отцом Чапкуна Отучева) было прекрасно видно озеро Кабан и именно северная его часть. Всего-то 620 м по прямой линии. Место ровное, открытое, луговое. Видно превосходно. До революции 1917 г. на том месте, где стоял дом сановника, находился дом с названием "Шамиль". А в старой Казани существовало предание о том, что под этим домом якобы находится старинный подземный ход, или подземелье. Это предание может служить еще одним косвенным подтверждением того, что вблизи Крымских ворот существовал некий тайник. Причем тайник не простой, а напрямую связанный с именем как-то уж очень поспешно казненного чиновника Отучева. Если это так, то и общеизвестная легенда и новое предположение могут в определенной степени сливаться. И в ней будут использоваться практически те же самые слова, вот только смысл их будет несколько иной. Да, были бочонки, да их спускали вниз, да только не в само озеро, а в некий тайник, расположенный неподалеку от озера.

Старик Азимов жарко уверял редактора журнала, что клад хранится в северной части озера. Не в северной части озера, — поправим мы его теперь, — а около северной стороны озера! И определенное подтверждение своим словам мы имеем. Известно, что именно в окрестностях Крымских ворот имелись тайные ходы, с помощью которых защитники крепости могли из-за городских стен проникать в ров, опоясывавший Кремль по периметру Ров тот был вырыт на 14 м в глубину, и, соответственно, тайный ход мог идти на такую же глубину, а может быть и глубже. Но и это еще не все. В наше время под историческим центром Казани выявлено несколько конкреций подземных карстовых полостей. И одна из них располагается в непосредственной близости от Крымских ворот. Возможно, их ранее использовали для того, чтобы осажденные могли тайно выбираться в ров, собираться в группы, а затем производить внезапные нападения?

Такие прецеденты в мировой истории общеизвестны. Но когда стало ясно, что Иван Грозный отступать не собирается и город может пасть, именно такой подземный лабиринт, привязанный на современном плане города к Проломной улице, вполне могли использовать, как идеально подходящий для складирования ханской казны подземный склад. Все необходимые для такого рода дел параметры у него имелись. Большая заглубленность в естественные карстовые полости. Давно проделанный и наверняка достаточно хорошо замаскированный тайный ход в природное подземелье. А главное, поскольку он начинался во владениях не последнего лица в государственной иерархии, о точном его местонахождении знали буквально единицы. И эти "единицы" по вполне понятным причинам не имели ни малейшего желания раскрывать данный секрет кому бы то ни было.

К тому же обстановка сложилась так, что данный тайник был задействован только в самом конце военной кампании. Общеизвестно, что Иван IV ходил на Казань трижды. Первый поход состоялся в 1548 г. Второй раз царь атаковал город в 1550 г. и стоял под стенами крепости с 25 декабря по 25 марта. А третий и последний поход был им предпринят, как вы теперь уже знаете, в 1552 г. Получается так, что у казанских властителей до последнего штурма было два успешных опыта по отражению нападения! А опыта полного поражения и тотального разгрома не было ни одного! И это очень существенно. Значит, у них была обоснованная уверенность в том, что "пронесет" и в этот раз. Что им совершенно незачем спешно ворошить царские подземелья и перетаскивать многотонные сокровища куда-то еще. То есть русский "авось" оказался и татарским. И это многое меняет в нашем расследовании.

Целую неделю Иван ждет ответа на свое послание. Да, он угрожает Казани, но никаких военных действий все еще не начинает (и скорее всего даже не планирует). А что же в это время делают верховные владыки в самом городе? Они заседают на совете всех князей и мурз. Заседают четыре дня и наконец выносят "приговор":

"Царь Едигер Магомед советом злым с Казанцы утвердился, а государю бить челом не хотят, а единомышленников его Куль Шериф Молна да Кади, да Заинет Князь Нагайский, да изменников государевых Чапкун Князь, тот Аталык у него, да Ислам Князь, Аликей Нарыков, Кебек князь Тюменский, Дербыш Князь, те всю землю на лихо наводят, а запасы в городе многие: совет их послал на Арскую засеку, твоих же государевых изменников, Япанчу Князя, да Чапкунова племянника Шунак Мурзу, да Аральского Князя Явуша: а велел к засеке своих людей собирати, которые не в городе, и приходите на Государевы люби, и на засеку бы воинских людей на поле Арское не пустить…"

Смысл ответа предельно ясен. Князья всех татарских земель дружно отвергают предложения Грозного и объявляют всеобщую мобилизацию. Запасов в крепости довольно, и кто кого одолеет, еще неизвестно. Им есть на что рассчитывать. Регулярных войск не менее 15 000 человек. Да мужское население города, вполне способное держать оружие, числом примерно в 30 000. Да 6-метровой толщины и двенадцатиметровой высоты крепостные стены… Вот они шансы-то и уравниваются. К тому же русский царь к серьезной войне явно не готов (рассчитывает в душе на мирный исход переговоров). Вспомним, что, как только татары предприняли первую мощную контратаку, Грозный тут же начинает писать запросы в свои тыловые инстанции. Войско раздето, а на дворе уже осень, кушать нечего, палатки разметал ураган и боеприпасов на долгую осаду явно не хватит. Короче говоря, он оказался точно в такой же ситуации, как и немецкие войска, застрявшие в 1941 г. под Москвой, без теплых порток, в летних тужурках и бумажных шинельках.

Да неужели же татары стали бы в такой ситуации вывозить к озеру и топить свои, с таким трудом нажитые сокровища? Совершить такой акт — означало одно: всенародно признать, что все потеряно, разгром неминуем и спасения нет. Но в конце августа все обстоит с точностью до наоборот. Войска у татар сильны, стены крепки, запасов — просто море. А уж насчет бегства из города не могло быть и речи. Вот если бы они бежали, то могла возникнуть идея насчет того, чтобы освободиться от сковывающих движение тяжестей. Только тогда и могли бы свалить мешки и бочки в озеро, поскольку оно оказалось бы как раз на пригодной к отступлению дороге. Но нет, никто о бегстве и не помышлял. Решительная оборона и внезапные вылазки — вот какая оборонительная тактика была избрана на Высшем совете.

Но вскоре случилось одно событие, резко ускорившее ход событий. 4 сентября русские войска устроили подкоп под стену у Тайницкой башни и произвели подрыв стены рядом с Ханским дворцом. Вслед за этим они попытались ворваться в Кремль, но были отбиты. Поскольку возникла прямая угроза сохранности ценностей, то, видимо, только тогда о них вспомнили и решили на всякий случай перепрятать получше. До окончательного падения города оставалось менее месяца и потенциально у его защитников было вполне достаточно времени для осуществления своего намерения. Несомненно, это важное дело было поручено именно Чапкуну Отучеву. Во-первых, он и по должности отвечал за казну. Во-вторых, наверняка уверенно заявил о том, что точно знает, где можно хорошо и незаметно спрятать такое большое количество ценностей.

Надо полагать, что для выполнения столь важной и секретной миссии наш герой использовал самый минимум наемного персонала. И, скорее всего, весь он был набран из его же собственных слуг. Они и так знали про подземелье (тайна не уходила на сторону), и, кроме того, были лично преданы своему хозяину. Но таких людей не могло быть больше 6–8 человек. Вот почему процесс захоронения растянулся на такой длительный срок. А старик Азимов утверждал, что казну спрятали накануне последнего штурма. Ее раньше просто не успели спрятать. Слишком велики были запасы ценностей, и мало было тех, кто был допущен к их поспешному припрятыванию.

Да и кто сказал, что они успели спрятать все? Значительная часть серебряных монет и практически все медные деньги остались на своем законном месте, в подвалах ханского дворца. Уже не было ни сил, ни времени, чтобы спрятать абсолютно все. Вероятно, сам тайник торопливо маскировали уже во время уличных боев. И именно в этот момент князь Отучев и решил сбежать. Он рассчитывал, что в суматохе уличных боев его не скоро хватятся, но ошибся. Именно тогда был схвачен "при попытке скрыться" и тут же обезглавлен. Вряд ли здесь имело место стечение обстоятельств. Скорее всего, за недальновидным сановником пристально следили с самого начала. Ведь нельзя же полностью доверять человеку, которому поручили столь щекотливое дело! Если бы он остался жив, то вполне мог бы потихоньку присвоить большую часть сокровищ или проболтался бы на первом же допросе. Ясно, что и слуги не долго пережили своего господина. В таких вещах мудрые правители ошибок обычно не делают.

Давайте теперь посмотрим, кто же составлял правящую верхушку Казанского царства? Кто отдавал приказы на захоронение казны и уничтожение ненужных свидетелей? Известно, что государственный переворот в Казани, так огорчивший Ивана Грозного, произошел 9 марта 1552 г. Главными действующими лицами в нем были: князь Чапкун Отучев, князь Ислам, князь Кебек и мурза Алике Нарыков. Прежний царь казанский Шагалей в апреле 1552 г. бежал в город Свияжск, а в мае того же года прибыл в Москву Вместе с ним выехали 84 знатных жителя и 500 стрельцов. И тем же летом в Казань на царство из Ногайского княжества был приглашен хан Ядыгар Мухаммед, выходец из рода хана Темира Кутлу из Астраханской династии. Вскоре было образовано правительство во главе с новоприбывшим ханом Ядыгаром. В государственный совет правительства входили следующие лица: Куль Шериф (высшее духовное лицо), Кади (министр юстиции), Чапкун Отучев, Алике Нарыков, князь Зениет., сибирский князь Кебек и князь Дервиш. Отметим, что все они были либо главарями заговорщиков, либо являлись приближенными нового царя. Из всего состава совета главными были два человека: глава духовенства Куль Шериф (он считался после хана первым лицом в государстве) и буквально вездесущий Чапкун Отучев. И если первый был яростным противником русского духа в Казанском царстве, то второй был себе на уме и преследовал собственные цели.

Вот что было написано про этих государственных деятелей сразу после последнего штурма:

"Когда русские воины приблизились к мечети у Тезицкого оврага, тут Куль Шериф со многими мусульманами объединился и яростно сражался. Куль Шериф пал мертвый на свое медресе, пораженный копием. Многие мусульмане были убиты, а остальные побежали на царев двор".

Про второго участника этой драмы сказано в несколько ином ракурсе: "…нашли труп и того буйного изменника и предателя князя Чапкуна, лежащего обнаженного и по частям рассеченного и так быстро сгнивша в один день и червями кипящее и издающее смрад, на показание всем изменникам с лестию и неправдою стужащим господам своим".

Не правда ли, удивительно точно и метко сказано, и высказывание не потеряло смысла, несмотря на то, что все это происходило 500 лет назад.

Из всего состава правительства уцелело лишь 2 человека: ногайский князь Зениет и Ядыгар Мухаммед, переданный в руки победителей самими казанцами. Могли ли они знать о тайнике с казной? Вряд ли, и вот почему. Нажитые за столетия, собранные по монетке, по слиточку сокровища никогда не доверяют людям со стороны. Они не были коренными казанскими ханами и поэтому в роковую минуту самую главную тайну им вряд ли сообщили бы. Те, кто знал местонахождение тайника, были в последний момент убиты теми, кто был обижен на то, что им не доверили столь важную тайну. Парадокс? Да, но такова была вся восточная политика и таков был менталитет тогдашних властителей.

А что же было потом, после штурма? Ясно, что в живых осталось довольно много местных жителей. И даже весьма знатного рода, особенно из тех, кто работал на духовном, а не военном поприще. Вот и дальние родственники Азимова вполне могли уцелеть и передать по цепочке последующих поколений примерно следующее послание.

"Перед падением Казани из царского дворца какие-то люди таскали осмоленные бочонки. И носили их в направлении северной оконечности озера Кабан. Наверное, для того, чтобы утопить. Ищите сокровища в озере. Мы лично видели, как перенесли шесть тяжелых бочонков".

Шесть бочонков вполне могли переносить шесть человек, что вполне согласуется с нашими предположениями о том, что транспортировкой ценностей занималось очень ограниченное число людей. Согласуется это и с первоначальной гипотезой о затоплении. Несли же ценные тяжести именно к озеру, а не куда-либо в другую сторону!

Но перед тем как дотащить ценности до озера, их должны были пронести через всю крепость, протащить через осаждаемые снаружи Крымские ворота и так далее — в точности по легендарному тексту. Но те, кто видел, что бочонки вытаскивали из дворцовых хранилищ, и те, кто провожал их глазами на улицах осажденной крепости, не могли знать о том, что вовсе не к озеру несут свою поклажу молчаливые и крепкие в плечах ребята. Многие в те дни что-то несли, многие что-то прятали. К тому же в крепости на площади в одну квадратную версту толпились до 30 000 человек с тысячами лошадей, баранов и прочей живности. В такой толчее следить за каждым что-либо перетаскивающим человеком было не слишком удобно. Воспользовавшись этим обстоятельством, подручные Чапкуна Отучева и таскали регулярно и втихомолку драгоценную поклажу через всю крепость к дому своего господина. В самом хранилище ценный груз им выдавал подчиненный сановнику кладовщик, а уже за собственными воротами его принимал сам Отучев.

Кстати, есть и несколько свидетельств того, что жители Казани в лихую годину именно зарывали свои ценности. Летом 1854 г. неподалеку от Казани был найден клад русских серебряных денег. Он был весьма значителен и заключал в себе монеты великого князя Василия Васильевича Темного и современных ему русских князей. Там содержались также новгородские и псковские монеты, а также деньги Ивана III, во времена которого клад и был закопан. Летом же 1861 г. в самой крепости при работах по строительству Казанского кафедрального собора был найден клад серебряных копеек времен Ивана III. 24 февраля выкопали клад серебряных дирхемов хана Тохтамыш а, хранившихся в бронзовом котле недалеко от станции Коратун. Ясно, что при угрозе городу состоятельные граждане закапывали свои ценности и вынимали их, если беда отступала. Так же поступили и очень состоятельные граждане при угрозе со стороны Ивана Грозного. Вот только в их распоряжении был не котелок и не кучка, а громадная куча всякого добра. Мы можем даже еще раз прикинуть общую массу того, что надлежало спрятать. Раньше мы пытались определить массу сокровищ в закромах царского дворца одним способом, теперь попробуем сделать это несколько иным способом.

Итак, имеем шесть человек из свиты Чапкуна Отучева, которые зараз могут перенести 300 кг груза (пресловутые 6 бочонков). Вот они пришли в подвалы дворца. Пока получили груз, пока вытащили его наружу, пока дотащили до Крымских ворот. Затем надо дотащить все это до входа в тайник, разместить в хранилище, подняться назад, отдохнуть немного и снова двигаться назад, ко дворцу.

Полагаем, что на один транспортный цикл у них уходило часа 2, не меньше. За рабочий день они вполне могли осилить пять таких циклов. Итого: полторы тонны за день. Они носили примерно 25 дней. Умножаем и получаем результат, прекрасно согласующийся с нашими более грубыми прикидками, — 37,5 т. Короче говоря, до падения города они вполне смогли спрятать около 40 т всяческого добра. Рыть для такого количества эвакуированных ценностей отдельный ров? Нет, вряд ли стали бы заниматься такой ерундой, да и места подходящего не было.

Однозначно, у Отучева уже имелся весьма вместительный, хорошо ему известный тайник, в который могли влезть и гораздо большие объемы. Он ведь наверняка и все свое имущество туда упрятал! Бережливый был человек. Если бы ему повезло, он запросто мог бы впоследствии вытащить золотишко и втихомолку бежать с ним в Крым, либо другое милое сердцу местечко. Остановить его было бы некому. Но не сложилось…

В заключение хотелось бы сразу же предостеречь самодеятельных кладоискателей от необдуманных поисковых действий в современном городе. Вопрос не так прост и ясен, как вам может представиться после прочтения данной статьи. Да, нам известно, где именно были захоронены ханские ценности, но предпринимать какие-либо действия по их отысканию можно будет лишь после того, как будут проведены весьма дорогостоящие предварительные работы. И конечно же поиски могут быть проведены только при самом широком содействии и материальной помощи со стороны городских властей Казани.

Старинный клад хана Кучума

На пути от Ивановского к Абалацкому монастырю на 19-й версте от города Тобольска на крутом берегу Иртыша, при впадении в него речки Сибирки находится так называемое Кучумово городище. Глубоким речным оврагом оно разделено на две половины. Одна представляет собой остатки старого татарского кладбища, другая — руины самого старинного укрепления, которое носило название Искер. Городок Искер занимал крутой прибрежный обрыв и возвышался над речной долиной не менее чем на 75 м. С одной стороны проходу посторонних к городищу мешали воды Иртыша, с другой — быстрые воды Сибирки.

Существует легенда о том, что именно здесь, несколько ниже городища, в овраге, имелся старинный колодец, на дне которого татарами был зарыт клад. Данная легенда, скорее всего, берет свое начало из XVI в. Ведь именно в ночь на 26 октября 1581 г. князь Кучум покинул свою столицу и бежал с остатками своего воинства вверх по течению Иртыша. А утром следующего дня Ермак захватил и укрепленный городок, и саму столицу Сибирского ханства.

Казаками было захвачено мною брошенного имущества, и не исключено, что в ночной панике в колодец действительно было сброшено значительное количество золота, серебра и драгоценной посуды. Посудите сами, глубокий колодец представлял собой идеальное место для быстрого и, главное, бесследного захоронения значительного количества ценного имущества. К тому же достать его (в случае перемены военного счастья), в принципе, было не так уж и сложно.

Где же следует искать легендарный колодец? Несомненно одно, он располагался на левом берегу реки Сибирка, где-то между руслом Иртыша и Старым иркутским трактом. Скорее ближе к дороге, а не к реке. Местность в тех местах осталась точно такой же, как и 400 лет назад, и поэтому поиски в устье Сибирки могут дать очень неожиданные результаты. Ведь даже давно засыпанный землей колодец можно обнаружить с помощью специальной поисковой аппаратуры.

Серебро Биармии

— Биармия! Названия такой страны нет ни на одной карте мира — не только на современной, но и самой что ни на есть древней. Кажется, что Биармия вообще не географическое, а только мифическое понятие, что страны с таким названием никогда и не было. И несмотря на это, существование Биармии оказывается все же менее проблематичным, нежели загадочной Атлантиды, — писал о Биармии историк и искусствовед В.В. Косточкин.

Да, Биармия действительно существовала. Викинги называли ее Бьярмланд. На Руси ее называли Пермь Великая — настолько обширны были ее пространства. Земля Биармии простирались от Камы до Северного Ледовитого океана и от Северной Двины до Печоры. Биармию покрывали громадные леса и обширные болота, недоступные горные кряжи. Пути через земли Великой Перми лежали по рекам, по волокам из одной в другую и именно такими путями в эту загадочную страну пробирались предприимчивые арабские купцы, скандинавские викинги и новгородские ушкуйники. Их упорно манили несметные сокровища Биармии, известные более как "Закамское серебро".

"Плыли они летом, чаще всего так, как позволяли их корабли, — повествует Снорри CmypiycoH. И когда они приплыли в Бьярмланд, то остановились в торговом месте. Началась торговля. Все те люди, у которых было для этого имущество, приобрели огромное богатство, так что и он купил много мехов. А когда там закончилась торговля, тогда они поплыли прочь по реке Вине (Двине). Было тогда объявлено, что мир с местными жителями закончился. Викинги решили напасть на бьярмов, но Торир предлагает воспользоваться обычаем бьярмов — выносить в лес и засыпать землей часть наследства богатого человека. Торир приводит отряд к капищу бьярмов. Они вышли на большую поляну, и на той поляне был высокий деревянный забор с воротами, которые были заперты. Шесть человек местных жителей должны были охранять каждую ночь этот забор. На дворе капища был насыпан курган, в нем перемешаны золото, серебро и земля. А еще внутри ограды стоит бог бьярмов, который зовется Йомали… В руках статуи Йомали была серебряная чаша, полная серебряных монет, а на шее — драгоценное ожерелье. Торир и его спутники заметили, что стража ушла, а новая смена еще не пришла. Тогда викинги бросились к кургану из золота, серебра и земли и собрали "сколько можно больше денег, сложив их в свое платье". Трогать идола Торир воинам запретил и отправил их на корабли, но когда те ушли, он вернулся к Йомалю, похитил серебряную чашу с монетами, срубил ожерелье и бросился к кораблям, преследуемый разбуженной стражей…"

Долгое время этот рассказ средневекового автора считался вымыслом. Но в XVII–XVIII вв. одно за другим стали появляться сообщения русских путешественников о святилищах угро-финских племен в бассейнах Верхней Камы, Северной Двины и Печоры. Подобно тому святилищу, которое ограбил Торир, они были обнесены высокими заборами с воротами, охраняемыми стражей, а внутри стояли деревянные идолы, державшие чаши и блюда, наполненные серебряными монетами. А несколько десятилетий спустя несметные сокровища Биармии, казавшиеся легендарными, неожиданно стали обретать плоть и кровь.

В середине 1853 г. крестьянин Егор Зубов пахал свое поле на низком пойменном берегу реки Иновы. Ему помогали двое ребят-племянников. Один из них шел за бороной и вдруг возбужденно закричал: борона зацепила какое-то колечко, приделанное к крышке из светлого металла, и волочила ее по пробороненной земле. Идя по следу, Зубов нашел место, откуда борона выворотила эту странную штуку, и разгреб землю руками. На свет появилось серебряное ведро средних размеров. В нем лежало несколько серебряных сосудов. Сверху — узкогорлый граненый кувшин, под ним — 8 серебряных кружек, на дне — большой серебряный ковш с длинной ручкой. Пространство между ведром и сосудами заполняли 7 серебряных шейных гривен.

Скупкой древнего серебра в Прикамье занимались тогда люди именитых торговых воротил Строгановых, негласно контролировавших местных кладоискателей. Узнав о находке очередного клада, они вынудили Зубова продать его фактически за бесценок. Впервые же Строгановы — некоронованные короли Великой Перми — заинтересовались древним серебром в середине XVIII в. Как-то весной 1750 г. некий крепостной Строгановых пахал ноле близ деревни Слудки. Неожиданно соха вывернула из земли большой кувшин. На кувшине было вычеканено изображение молодой женщины в полный рост, в прозрачной одежде. У ее ног были изображены фигурки детей. Эта находка вызвала большой интерес, если не сказать — ажиотаж. Между тем на протяжении нескольких последующих лет сведения о находках старинных серебряных предметов в Пермской губернии начали всплывать то тут, то там. В 1780 г. на берегу Камы во время половодья близ все той же деревни Слудки деревенские ребята нашли на размытом берегу большое серебряное блюдо. Вскоре в том же районе нашли еще 5 серебряных сосудов.

С тех пор Строгановы и начали скупку древнего серебра у крестьян. Была создана целая сеть скупщиков, охватившая всю Пермскую губернию. Скупщики разъезжали по дворам под видом мелких торговцев. Собранное серебро переправлялось на Нижегородскую ярмарку. Отсюда драгоценные древние сосуды поступали либо в коллекции богатых любителей старины, либо продавались ювелирам как серебряный лом.

С середины XIX в. клады "закамского серебра" стали почти ежегодно находить в Прикамье и Приуралье. Чердынский купец В.Н. Алин сделал на покупке и переливке древних вещей целое состояние. От него не отставали другие скупщики, превращавшие бесценные предметы антиквариата в примитивные серебряные слитки. Летом 1896 г. к земскому начальнику в Кудымкаре А.И. Вронскому явилась женщина с жалобой на торговку, которая отказалась заплатить часть условленной суммы за большой клад золотых и серебряных предметов. По ее словам, весь клад весил чуть менее пуда (примерно 15 кг) и торговка обещала заплатить за него 270 руб. серебром. Назначенное властями следствие ни к чему не привело: клад разыскать не удалось. На запрос археологической комиссии об исчезнувшем кладе пермский губернатор сообщил, что слух о находке клада на 9-м участке Соликамского уезда не подтвердился.

В результате столь массовых действий скупщиков большая часть произведений древнего искусства погибла, но все же многие предметы появились в столичных музеях и попали в руки специалистов. В основном это были блюда восточного происхождения с великолепной художественной чеканкой; кувшины с изображениями диковинных зверей, правителей с клиновидными бородами, чаши с чеканными сценами охоты на львов и пантер и мифологическими сюжетами; кубки, покрытые затейливыми узорами и сказочными цветами. Большинство этих изделий, как установили исследователи, были изготовлены в Иране в эпоху могущественной династии Сасанидов (220–651) и частично в Византии, Бактрии и Хорезме.

На одном из блюд, хранящихся в Государственном Эрмитаже (это блюдо вместе с двумя другими было найдено в 1936 г. у деревни Больше-Лашковская), изображен шахиншах Ирана — Пероз, правивший с 457 по 484 г. Диаметр блюда — около 30 см. На другом блюде, найденном около деревни Аниковской, изображен шахиншах Хосров I — в пышном одеянии, с короной на голове и преследующий медведя…

Сасанидское серебро в глухих пермских лесах! Это стало сенсацией. Как, каким образом и зачем из роскошных дворцов персидских вельмож эти великолепные блюда и кувшины попали в стойбища лесных охотников, да еще в таком количестве? Можно предположить, что после падения Сасанидской империи под ударами арабов (около 650 г.) несметные богатства шахиншахов, накопленные за 500 лет, перешли в руки завоевателей. Огромное количество серебряных изделий наводнило восточные рынки. Арабские и среднеазиатские купцы были частыми гостями на Волге. Поток серебра на протяжении многих столетий шел через Хазарский каганат и Волжскую Булгарию в Верхнее Прикамье, в Биармию. А обратно из северных лесов везли добытые охотниками меха — соболя, бобра, куницы, горностая, белки и лисицы.

Летом 1967 г. в Прикамье было найдено серебряное блюдо, изготовленное в Константинополе при императоре Константине II (651–668) На этом блюде, среди выгравированных греческих надписей имеется надпись сделанная арамейским письмом в Хорезме. Выходит, это блюдо, прежде чем попасть в пермские леса, проделало путь из Византии в Хорезм, а уж оттуда попало по Волге на Каму. Эта наглядная география как нельзя лучше показывает, какие связи связывали Византию, Восток и Биармию.

Основной приток серебра в Верхнее Прикамье имел место в VII–X вв. С начала XI в. в торговых связях начался определенный спад, но импорт серебра в Биармию продолжался еще два века, хотя уже в значительно меньших количествах и было оно худшего качества. А приблизительно с X в. начался и отток серебряных изделий в направлении Скандинавии, Новгорода, а затем и Московской Руси.

Сведения о Бьярмланде начали поступать в Скандинавию со второй половины IX в. В конце этого столетня о походе в эту сказочную страну рассказывал английскому королю Альфреду Великому норвежец Отар. В древней истории Швеции Олафа Долина говорится, что Биармия управляется собственными князьями. Бьярмы, как утверждают саги, владели огромным количеством серебра и драгоценных украшений. Корабли викингов ходили в Бьярмланд северным морским путем через Гандвик (Белое море) и Финнмарк (Финляндию).

"Закамское серебро" было главной целью походов новгородских ушкуйников в XI–XV вв. на Каму и в Югру, "за камень", — в Приуралье. В 1193 г., когда новгородская рать подступила (с целью осады) к небольшому пермскому городку — "югра", чувствуя, что не устоят против такой серьезной силы, предложили новгородцам откуп: серебро, соболей и "иное узорчатое". Князь Московский Иван Калита, завидуя богатым новгородцам, страстно желал отхватить свою долю сокровищ Биармии, именем золотоордынского хана требуя от Новгорода "закамского" серебра. Стараниями Калиты на р. Мологе (приток Волги) было устроено обширное торжище, где обращалось "закамское серебро" — Холопий городок. С начала XIV в. здесь ежегодно собиралось обширное торжище, на которое приезжали московские, новгородские торговые гости, шведы, ливонцы, жители Великого Булгара, литовцы, поляки и даже греки и итальянцы. Из Великой Перми на торжище Холопьего городка на протяжении 300 лет текла река древнего Сасанидского серебра: блюда, кувшины, сосуды, монеты… Одних только торговых пошлин здесь собиралось до 180 пудов серебра ежегодно!

Сокровища Биармии казались неисчерпаемыми. Между тем вполне резонным будет вопрос: а зачем лесным охотникам Биармии требовалось такое огромное количество серебра? Исследователи нового времени обратили внимание на то, что в бортиках по крайней мере 40 серебряных блюд, найденных в Верхнем Прикамье, пробиты небольшие отверстия, с помощью которых блюда подвешивались для совершения обрядов. Каких? На этот вопрос дали ответ этнографы. Оказывается, западносибирские угры использовали серебряную иранскую и византийскую посуду при совершении обрядов, посвященных духу Мир Сусне Хум — буквальный перевод "Смотрящий за людьми человек". Этот дух, по верованиям угров, самый младший, седьмой сын верховного божества Нуми Торума, покровитель охотников, посылающий им дичь. Его отождествляли с солнцем, поэтому во время совершения обрядов, сверкающие диски серебряных блюд символизировали небесное светило. Во время молитв о ниспослании богатой добычи лесные охотники поклонялись сверкающим тарелкам, изготовленным в далеких и никогда не виданных ими Иране и Византии…

Считается, что богатые клады серебряной посуды принадлежали шаманам, которые по "совместительству" являлись и племенными вождями (в родовом обществе эти функции обычно совмещаются). При этом они зарывали клады, скорее всего в расчете воспользоваться ими в загробном мире, в будущей жизни. Такие взгляды на драгоценные металлы и вообще на сокровища были широко распространены среди народов Севера, в том числе у скандинавов эпохи викингов. Считалось, что в золоте и серебре материализуется счастье и благополучие человека, его рода и семьи.

Клады восточного серебра в прикамских лесах продолжают находить до сих пор. И как знать, может быть главные сокровища Биармии еще не найдены.

Короткий комментарий дать просто необходимо, несмотря на то, что в приведенном материале все подробно и просто замечательно расписано. Однако создается впечатление, что, несмотря на громадные поставки серебряных изделий в верховья Камы, отыскать их поисковыми методами практически невозможно. Причин тому несколько. Громадные, совершенно дикие пространства. Отсутствие хоть каких-нибудь ориентиров для целенаправленных поисков. И самое главное — просто мизерные вероятности того, что серебро Сасанидов все еще в достаточных количествах прячется на территории полумифической Биармии. Единственное, где можно преуспеть поисковику, это по мере сил выяснить, возле каких населенных пунктов ранее находили значительные серебряные клады. И только после сбора и соответствующего анализа полученных данных можно будет разработать соответствующую тактику по организации поисков оставшихся в земле музейных раритетов.

Приднестровские копилки

Есть на нашей Земле удивительные места, самой природой будто бы нарочно созданные для массового захоронения всевозможных кладов. Одним из таких кладоносных районов является значительное пространство вдоль левого берега Днестра. Глубокие, заросшие дикой растительностью овраги, тянущиеся от Могилева-Подольского до Тирасполя, издавна пользовались сомнительной славой глухих, безлюдных и "воровских" мест. Сюда, в приднестровские яры, стекались "сорвиголовы", которым уже не оставалось места в цивилизованном сообществе. Но прятались там эти люди, разумеется, вовсе не случайно. Большинство отсиживалось в пещерах и убогих хижинах после удачных налетов на купеческие караваны либо иных подобных деяний. Соответственно, и добычу свою приднестровские душегубы прятали вблизи своих тайных укрытий.

Есть ли реальные подтверждения высказанной выше гипотезы? Есть, и немало. Вешние воды не раз выносили на поверхность россыпи золотых и серебряных монет. Так, однажды в полуверсте от села Чобручи воды ручья вымыли большой клад серебряных монет, а в окрестностях деревни Широкой другой ручей обнажил около сотни серебряных турецких лир.

В селе Снее крестьянин Сильвестр Винтя откопал горшок, в котором лежало 14 серебряных пуговиц, 3 золотые монеты и 90 серебряных. В основном они были отчеканены в период с 1576 по 1684 г. Самая минимальная стоимость такого клада составляет 20 000 долл.

А по заверениям жителей Акмечетки (от турецкого слова Ак-Мечеть "Белая церковь") бывшего Ананьевского уезда, все окрестности села прямо-таки переполнены в основном "турецкими сокровищами" и кладами гайдамака Дубровы.

Легендарный Дуброва жил в конце XVIII в. и прославился своими постоянными набегами на турок, поляков и татар. Во время Русско-турецкой войны его шайка попробовала совершить налет на обоз русской армии, окончившийся полным разгромом нападавших. Сам Дуброва едва спасся бегством. Опасаясь за свое добро, он якобы собрал все свои ценности в лодку и затопил ее в Днестре. Так или иначе, но необходимо "прозванивать" не только территории оврагов и русла ручейков, но и бухточки самого Днестра.

Кроме кладоискательских легенд местное население будоражат и рассказы о сокровищах, якобы укрытых в обширных подземных сооружениях. В большинстве своем это обычные карстовые пещеры, но некоторые из них явно использовались людьми и очень вероятно наличие в них малоразмерных бытовых кладов.

В трех верстах от села Сырова, вблизи реки Кодыма, располагается группа из десяти курганов. Часть из них была раскопана еще в 1889 г., и было найдено много ценных находок. Но поскольку техника тех лет была весьма примитивна (не было даже электрических фонарей), то, надо полагать, большая часть ценностей не была найдена.

Недалеко от Сорокской крепости, в урочище Бакиров яр, находится еще одно загадочное сооружение — пещера гайдука Бакира. Высеченная в отвесной скале пещера, по преданию, тоже таит в своих недрах разбойничий клад. А в селе Буша высятся остатки старинного замка, построенного на рубеже XVI–XVII вв. В 1654 г. этот замок, защищаемый казаками, после упорного сопротивления был взят польскими войсками. В кульминационный момент схватки последовал взрыв порохового склада, и часть замка обратилась в развалины, похоронив под обломками и нападающих, и защищавшихся. Что скрывалось в замковых подземельях, осталось загадкой, поскольку желающих исследовать их не нашлось.

Подземные сооружения есть и в других местах Приднестровья. У села Бронницы, укрытого в глубокой долине между 200-метровыми кручами, тоже сохранились остатки старинных укреплений и подземные сооружения. А около села Лядовы среди густых зарослей сохраняются остатки пещерного Лядовского монастыря. По легенде, в 1648 г. местные монахи, незадолго до налета казаков Максима Кривоноса, закопали монастырскую казну…

Короче говоря, приграничные области Украины и Молдовы скрывают в своих недрах очень много старинных и привлекательных загадок.

Дела давно минувших дней

В народном фольклоре и во всевозможных литературных источниках имеется множество упоминаний о различных по составу и номинальной стоимости кладах, большинство из которых можно отнести к кладам не историческим, а бытовым. Но поскольку они имеют вполне определенные привязки к конкретной местности, то необходимо рассказать и о тайниках такого рода.

Московская область

"В Бронницком уезде существует предание об Устиновской роще в имении Шереметевых, находящейся от деревни Яковлевская на расстоянии 1,5 версты. Оно гласит, что роща получила название от Устиньи-разбойницы, что тут проживала лет двесmu тому назад. В роще предполагаются зарытые клады, которые лет сто назад пытались отыскать, но без всякого результата".

Рассматривать легенду, основное действующее лицо которой отошло от дел 300 лет назад, можно лишь в том случае, если местность, где происходили те или иные исторические события, осталась неизменной. Такое в принципе возможно, но рассчитывать на то, что за столь долгий срок вблизи столицы остался неперепаханный и незастроенный островок, было бы по меньшей мере наивно. Но к нашему бесконечному удивлению, Устиньина роща за прошедшие столетия почти не изменилась. Разумеется, данный уголок Подмосковья не избежал значительных географических изменений. Исчезли деревня Киселева и усадьба помещика Аганошина, располагавшиеся в двух верстах к востоку от Яковлевского. Но остались неизменными водные артерии, игравшие в те времена большую роль, нежели сегодня. Сама деревня Яковлевское окружена как справа, так и слева речками Мураниха и Жданка, а с севера еще и ручьем Шадра. Так вот, та самая Устиньина роща и располагается вокруг этого ручья. Она делится им на две неравные части. Одна занимает площадь примерно 500x500 м. Вторая часть по площади раза в три больше первой.

На первый взгляд, место для организации разбойничьего логова просто идеальное. Густой лесной массив, источник свежей воды, да и две реки рядом, позволяющие быстро выдвинуться на реку Пахру и далее в Москву-реку. Напомню, что обе эти реки активно использовались для коммерческого судоходства. И весьма вероятно, что именно там, в так счастливо сохранившейся роще, и располагалось тайное убежище доморощенных разбойников. К тому же нужно учитывать и тот факт, что в ней проводились поиски. Разумеется, отыскать что-либо без соответствующего оборудования древние кладоискатели не могли, и обнаружить сокровища Устиньи можно только, вооружившись электронными помощниками.

В заключение можно добавить, что до деревни Ждановское, стоящей с юго-востока от заветной рощи, можно доехать на велосипеде от железнодорожной станции Космос.

Смоленская область

Смоленская область богата на старинные клады, чрезвычайно богата. О многих из них вы уже прочитали в предыдущих главах, но хочу привлечь ваше внимание еще к одному чрезвычайно перспективному району поисков, который расположен в том месте, где речка Могиленка впадает в реку Воря. Здесь, по имеющейся с давних пор информации, находится целый ряд ценных захоронений, привязанных к неизменным местным ориентирам. Когда и кем были спрятаны эти клады, доселе неизвестно, но такой способ привязки мест захоронения весьма характерен для XVI–XVII вв.

Теперь немного поговорим о самих кладах и приметах тех мест, где их следует искать.

"В Гжатском уезде близ деревни Соколова, стоящей на правам берегу реки Могиленки. В двух верстах от впадения в Ворю речка Могиленка образует прямой угол. По преданию, на берегу в этом саман углу был зарыт гроб с золотом…"

"Гроб с золотом" вовсе не обязательно обозначает то, что подразумевается под этими словами. Возможно, произошла обычная перестановка слов, но перестановка эта дает нам новое понимание захороненного объекта — Золотой гроб. Откуда же мог взяться "золотой гроб" в Смоленской губернии? Обычаев хоронить покойников в столь экстравагантных гробах в Российской империи вроде бы не наблюдалось. Возможно, здесь имеется в виду массивная позолоченная церковная рака, в которых обычно содержатся мощи святых. Если наши догадки верны, то в таком случае захоронение можно приписать отступавшим из Москвы французам. Известно, что из московских храмов и монастырей было действительно похищено несколько таких рак. Отыскать же их впоследствии не удалось. Возможно, что одна из них действительно была спрятана у Могиленки. Поскольку вес таких изделий иной раз достигал сотен килограммов, то вполне понятно, почему от них поспешили освободиться, как только распутица и падеж строевых лошадей заставил начать сокращение обозов.

"Там, где речка Могиленка впадает в реку Воря, на другом берегу Вори находится деревня Дубовище, рядом находилась плотина на реке. В этой плотине зарыт котел с деньгами…"

Котлы с деньгами это, скорее, взято из фольклора XV и более поздних веков. Тогда была мода на крупные захоронения, в котлах. Мода, кстати неожиданно подтвержденная наличием именно в этом месте государева винокуренного заводика. У того, кто мечтал зарыть именно в данном месте монеты, не было трудностей в добывании тары под них. А манера прятать ценности в речных и прудовых плотинах, тоже пошла из XV в. Связано это с тем, что плотина — сооружение весьма устойчивое к природным катаклизмам. А следовательно, весьма пригодна в качестве долговременной приметы. Снести ее тоже довольно трудно. Даже если такую преграду в какой-то части прорвет вода, то основная масса все равно останется на месте, являя собой практически вечный местный ориентир. Как бы то ни было, поискать там следует, а вдруг что…

"А при слиянии двух речек Бори и Могиленки на берегу зарыт бочонок с золотом, а на горе недалеко от церкви, там, где были поповские огороды, под большим камнем зарыт котел с монетами…"

Что за удивительно ценные клады упомянуты в данной главе, определить трудно. Возможно, что перед нами "творческая" переработка ранних легенд, а может быть вблизи Вори действительно скрываются несколько самостоятельных захоронений, которые могли оставить после себя многочисленные завоеватели, не раз ходившие на Русь по старинной дороге, вблизи Вори. Нельзя сказать, что по ним не велось никакой работы. Кое-что делалось, но поиски проводились как бы эпизодически. Результаты столь скоропалительных наездов, сами понимаете, были соответствующими.

В один из августовских дней 2004 г. небольшая экспедиция сделала попытку приподнять полог тайны, окутывающей данный район. К сожалению, только попытку, поскольку раньше данные поисковики были заняты на других работах и в окрестности деревни Дубровище завернули лишь на несколько часов. Планы у них, как всегда, были "наполеоновские". Хотелось посетить и резкий изгиб Могиленки, и точку слияния рек, и отыскать знаменитую плотину, в которой, по преданию, был зарыт котел с "деньгами".

Однако география, как всегда, внесла свои коррективы. Некоторое, мягко говоря, несоответствие между реальным течением речки Могиленки и отсутствие в районе действия достаточного количества даже проселочных дорог заставили нас резко сузить круг наших интересов. И после недолгих обсуждений было решено остановиться только на слиянии Могиленки и Вори. Что, казалось бы, может быть проще — отыскать место слияния двух рек? Тут ведь вариантов практически нет. Либо реки сливаются, либо нет, третьего не дано. Но поскольку район предстоящих работ сильно зарос непроходимым лесом, то было принято решение двигаться прямо от Дубровищ вниз по течению реки.

Решение-то мы приняли, но оказалось, что исполнить его не так-то просто. Воря хотя и не столь глубока, как многие российские реки, но тоже имела весьма малопроходимые участки. Пришлось выбираться наверх по совершенно заваленному буреломом косогору и далее двигаться вдоль берега. Подобных почти непроходимых чащ в Подмосковье я не встречал давно. А поскольку передвигаться приходилось с довольно деликатной и увесистой аппаратурой, то марш этот вскоре превратился в подлинную пытку. Прошел почти час, а место слияния, которое, согласно карте, лежало всего в одном километре от Дубровищ, все не показывалось. Силы наши были уже на исходе, и пришлось все же выйти на относительно чистую опушку. Но и там легче практически не стало. Высоченные луговые травы, вымахавшие по причине дождливого лета почти по грудь взрослого мужчины, вязали наши ноги словно путами, делая каждый шаг труднее в несколько раз.

Вскоре, перебравшись через неширокий водораздел, мы спустились в очередную речную долину и в конце концов уткнулись в малоподвижную речную заводь. Отломана и брошена в воду ветка, и несколько пар глаз напряженно следят за тем, куда та поплывет. Ветка некоторое время колеблется и неожиданно направляется на запад. Значит, мы стоим вовсе не на Воре, а уже на Могиленке! Эта весть придала нам немного сил, и мы устало двинулись вдоль течения этой речки, надеясь вскоре выйти на желанное слияние. Да, разумеется, этот славный момент все же случился, хотя полазить в буреломах нам пришлось еще изрядно.

Но вот, наконец, мы выползли на открытое пространство. Бесконечные, намертво перепутанные кустарники и обширные поля двухметровой крапивы нехотя расступились в стороны, и перед нашими взорами предстала относительно проходимая речная коса, словно специально засаженная громадными, не менее чем 100-летними ветлами и ивами.

Ноги и руки наши в буквальном смысле дрожали от усталости мелкой дрожью, но светлое время дня уже на исходе и нужно срочно готовить оборудование к работе. Но вскоре выяснилось, что торопились мы в это малодоступное место напрасно. Обещанный легендой бочонок с золотом никак себя не проявил, хотя был обследован значительный кусок ивовой рощи. Подойдя к самому краю косы, я поднял фотоаппарат, чтобы запечатлеть дикую красоту этого места, и только в видоискателе увидел на противоположном берегу Могиленки весьма живописную (на первый взгляд), аккуратную и поднятую над водой площадку.

— Стоп, — пораженный внезапной догадкой, опустил я камеру, — а кто сказал, что что-то должны были закопать именно там, где мы искали? Ведь при перпендикулярном слиянии двух рек неизбежно образуются две треугольные косы, казалось бы, самой природой предназначенные для захоронения драгоценных кладов.

Сообщив о своей догадке остальным членам команды, я получил от них решительный отказ на передислокацию. И в самом деле, вновь ломиться по девственной каше из густейшей крапивы, дикого вьюна и принесенных вешними водами деревьев было мучительно тяжело. Но не отступать же от цели, тем более в тот момент, когда до нее буквально рукой подать! Пришлось идти одному, поскольку жаль было покидать столь легендарное место, не обследовав его полностью. К счастью, мне удалось отыскать два древесных ствола, по которым я перебрался на другую сторону реки. Казалось бы, все трудности остались позади, но это только казалось. Не успел я выйти на простирающееся за оврагом поле, как угодил в неширокое, но крайне коварное болотце. Почувствовав, что стремительно погружаюсь в трясину, я спасся только тем, что отчаянным рывком сумел зацепиться за ветку растущей поблизости старой ольхи. Собственно, ничего страшного со мной случиться не могло, но потеря сапог, которые едва не похитило болото, была вполне реальна. А вторая крайне неудобная преграда встретила меня уже на самой площадке, занимающей (с точки зрения кладоискателя) самое выигрышное положение вблизи соединения обеих речек. Все пространство второй косы заросло такой плотной щеткой неизвестного мне кустарника, что я едва не отказался от своей затеи.

— Да все золото мира не стоит тех мучений, думал я, которые мне предстоит здесь испытать. Может, лучше перебраться через болотце обратно и уйти, пока не поздно?

Впрочем, я вовремя вспомнил те мучения, которые претерпел, добираясь в эту точку, и одумался. Поправил снаряжение, подтянул ремни и смело вломился в стоящую сплошной стеной растительность. На обследование крохотного пятачка площадью не более чем в 1 000 м2 мне пришлось убить не менее получаса. Но и здесь искомого бочонка обнаружить так и не удалось. Возможно, его никогда здесь и не было, а возможно, ценности унес тот, кто их некогда закопал. Варианты, как говорится, возможны. Но одно можно сказать определенно: эпизод с бочонком, якобы зарытым при слиянии рек Вори и Могиленки, можно считать окончательно отработанным и однозначно закрытым. Прочие же вопросы и легенды, касающиеся подозрительных мест, расположенных вблизи деревни Дубровище, на данный момент остаются открытыми. Надеюсь, что в таком положении им пребывать недолго.

Тамбовская область

Елатомский уезд. Возле села Кошебеево, на берегу реки Старая Цна, стоял городок "разбойников" — характерное по топографии и расположению строений древнее городище. С трех сторон оно было прикрыто оврагами, с четвертой возвышался защитный вал. По легендам, в нем жили разбойники, регулярно грабившие суда на реках Цна и Мокша. Молва гласит, что они после себя оставили несколько кладов.

Сведения эти были подтверждены тем, что в 1891 г. в тех местах был найден один их этих кладов — глиняный горшок с мелкими золотыми бусинами. Вероятно, удастся отыскать и прочие клады, поскольку площадь, занимаемая "городищем", невелика и его можно отыскать даже сейчас.

Темниковский уезд. Село Нароватово. Аналогичная картина. "Городок" и найденный в нем в 1896 г. клад — 300 серебряных монет.

Село Старый Темников. Молва говорит о том, что здесь ранее жил разбойник Темьян со своей шайкой. Якобы зарыл клад. В 1900 г. в обрушившемся в овраг валу "городища" найден большой клад старинных монет.

Река Пушта. В Темниковском уезде у озера были видны остатки "городища", в котором подозревали наличие разбойничьего клада.

Елатомскийуезд. У села Ардабьево, в обрыве реки Унжи, нашли вымытый водой огромный в 5 пудов весом клад монет времен Екатерины II.

Моршанский уезд. Село Давыдово и древний "городок" около него дал целых три клада: 1879 г. — 30 фунтов медных пятаков; 1888 г. — кувшин с 500 серебряными монетами; 1901 г. — 50 руб. старинной медной монетой.

Данные находки только подтверждают одно железное правило — древние разбойники, будь даже они самыми последними идиотами, никогда не клали все свои накопления в одно место. Захоронения обязательно разносились в пространстве и привязывались к местным ориентирам, таким как: углы защитного вала или рва, отдельно лежащие валуны, приметные места на реках, или, в конце концов, характерный изгиб ручья в заросшем кустарником овраге.

"В трех верстах от города Шацка известно Паньковское городище, около которого на реке Шача якобы затоплена лодка с серебряной монетой".

На территории "городища" действительно было найдено несколько серебряных монет, а что касается целой лодки с монетами, то это, скорее, относится к области фантастики. Хотя… кто знает?

Еще до революции в тридцати верстах от города Лебедянь (прежде Тамбовская губерния), на кругом берегу Дона краеведы обнаружили большую подземную галерею в пять этажей. Кто, когда и зачем соорудил ее? Местные знатоки убеждены, что данная галерея — дело рук знаменитого разбойника XVI в., носившего прозвище "Тяпка". Устные легенды о нем сохранились лучше, чем исторические сведения об основателях самой Лебедяни. Более того, никто из лебедянцев толком и не знает, когда на правом берегу Дона появился их славный городок. Но про разбойника Тяпку легенды не забываются.

Какую бы банду он ни возглавлял, всегда оставлял за собой право припрятывать положенную ему часть добычи. Дружки его, у которых богатства текли сквозь пальцы как песок, постоянно завидовали ему, зарились на атамановы сокровища. И однажды они сговорились, подло напали на спящего Тяпку и скрутили ему руки.

— Говори по-хорошему, где ты прячешь свой клад? Или нам придется пытать тебя каленым железом.

Тяпка, несмотря на пытки, молчал и ничего не сказал своим коварным подельникам…

Стоит ли искать наследство стойкого атамана? И где его искать? Кроме вышеупомянутого подземелья, у современных поисковиков, пожалуй, и нет никакого другого ориентира, прочно связанного с именем знаменитого разбойника. Но стоит ли рисковать жизнью, протискиваясь в столь древние сооружения?

Калужская область

Боровский район. Неопознанный клад, по преданию, находится вблизи города Боровска, в бору, на месте бывшей земляной беседки генерала Михеля, под огромным камнем, сверху как бы распиленным.

Саратовская область

В 4-х верстах от села Воскресенского по дороге к деревне Кадомцево, недалеко от большого оврага, обнаружен подземный ход длиной в пять саженей (11 м). Он узкий, местами имеет каменные своды и стены высотой 1,5 аршина (1,06 м). Его пересекает другой тайный ход. Близ этого места дважды находили клады татарских монет.

Узкие подземные ходы мне приходилось встречать не раз. Точь в точь, как здесь описано. И моим коллегам тоже везло в этом плане. Должен сказать честно, никакого отношения к истинно подземным средствам коммуникаций они не имеют. В прошлые века именно так делали водоотводные системы, защищающие фундаменты зданий. Зачастую сами здания уже отсутствовали по причине какого либо катаклизма, а дренажная система, хотя и в заиленном состоянии, но продолжала существовать еще очень долго. Так что найденные клады были, скорее всего, спрятаны жильцами исчезнувшего дома и к остаткам дренажа не имеют никакого отношения.

Вологодская губерния

Сольвычегодский район. По преданию, в районе (тогда еще уезде) хозяйничала разбойничья шайка, закопавшая награбленное в лесу, под двумя соснами, что стоят при впадении Подовинского ручья в Вычегду, где ныне проходит почтовый тракт в деревню Рябово. Крестьяне неоднократно пытались выкопать клад. Но для этого надо было срубить сосны. А на это никто не решался: все знали про заклятие — срубившего сосну постигнет неминуемая смерть.

Сюжет с заклятием, наложенным на определенные приметные деревья, довольно-таки распространен в истории кладоискательства. На удивление, часто удается находить именно вблизи таких мест небольшие, бытовые клады, по большей части не имеющие особой ценности. Но поскольку здесь речь идет еще об одном приметном месте — впадении крупного ручья в реку, ценность данного сообщения резко возрастает. Ведь места слияния рек и ручьев также издавна использовались для сокрытия более солидных кладов, поскольку являли собой чрезвычайно удобный и устойчивый географический ориентир. Так что именно в этом месте есть все признаки заложения клада до востребования. Место однозначно перспективное.

* * *

На той же Вычегде, при впадении в нее реки Чакулки, у самого берега затонул некогда разбойничий корабль, груженный награбленным у купцов товаром. Говорят, что над потонувшим кораблем по приказу атамана разбойники насыпали холм до пяти саженей высотой (примерно 11 м). Местные жители называют этот холм "Корабликом". Рядом с ним находится глубокое озеро.

Крайне маловероятно, чтобы разбойники, кем бы они себя ни мнили, принялись создавать столь значительную по массе примету для своего погибшего корабля. Ведь чтобы создать такой холмик, им бы пришлось переместить не менее 1100 м3 земли! Труд, вложенный в столь проблематичное строительство, был просто колоссальный, особенно если учесть, что весит такая масса земли примерно 2750 т! Даже если в бандитской шайке было 20 человек и каждый умудрялся за день выкопать и перетащить на себе тонну земли, то им потребовалось бы не менее 130 дней для возведения столь приметного холмика. Но представить себе, чтобы разбойничья ватага более 4 месяцев на виду у всех занималась землекопными работами, довольно трудно.

Нет, скорее всего, сам холм не имеет к разбойникам ни малейшего отношения. Вероятно, что это просто старинный курган.

Но, кстати сказать, как одиночные курганы, так и их группы неоднократно использовались теми, кто желал что-то спрятать. Особенно часто такая практика применялась там, где отсутствовали ярко выраженные природные ориентиры (степи, пустыни, однообразные речные долины). Так что вполне может быть, что холм "Кораблик" или его окрестности были и в самом деле использованы кем-то для сокрытия каких-то ценностей.

Яренский уезд. Турьинская волость. Лет сто назад (читай все двести) в деревне Конской жил на своих землях генерал Жеребовский. Задумал он основать городок в урочище Кар-Ям, в пяти верстах по реке Выми на высоком холме, для чего собрал два бочонка золота. Во время бунта Жеребовского убили крестьяне, дом его разграбили, но золота не нашли. Ходили слухи, что бочонки хранились в тайнике. Крестьянин Секерин, купивший усадьбу Жеребовского, превратил подземелья старого дома в ледник. А колодец в подземелье, из которого был вход в тайник, он от греха подальше засыпал землей.

Пензенская область

В июне 1774 г. потерпевшая поражение армия Пугачева отступала на юго-запад. Скорости его передвижения сильно мешали обозы, в которых везли немалое количество серебра и меди (увесистые екатерининские монеты). После переправы на правый берег Волги решено было избавиться от наименее ценной части трофеев.

По свидетельству очевидцев, Пугачев приказал все обозное серебро свалить в одну большую лодку и зарыть ее на берегу реки Мокша, вблизи города Мокшан (ныне Пензенская область).

Лодка эта была длиной 6 м. Объем металла, который в нее поместится, равен соответственно 5 м3. Предположим далее, что лодка была заполнена серебром. С учетом коэффициента заполнения полностью нагруженное данное транспортное средство могло нести на борту никак не менее 50 т металла! Как же его заполняли? На плаву? Лодка неизбежно затонула бы, приняв лишь десятую долю такого груза. Неужели ее действительно вначале вытащили на берег, вкопали в землю и лишь потом засыпали драгоценной поклажей? Но тогда неизбежно осталось бы хорошо видимое место, где производились раскопки! А хорошо замаскировать его в условиях спешного отступления было нереально.

Представляется, что пугачевцы поступили несколько иначе. Ведь зачем им нужна была лодка? Правильно, для того, чтобы складируемое серебро и, возможно, медь "не разбежались". То есть они однозначно хотели создать клад до востребования. А раз так, то почему же они просто не вырыли яму и не сложили все в одну кучу? А вот потому, что боялись того, что их тайник быстро найдут. А гае же тогда они его устроили? На мелководье. Но простая яма не смогла бы предохранить ценности от размыва и растаскивания по речной долине. Для того чтобы этого не произошло, им и понадобилась лодка (как некая емкость). Ее поместили в заранее выкопанную продолговатую яму (в речном грунте, при помощи даже небольшого течения такая канава роется быстро). Лодку подвели к канаве, пробили днище и затопили заранее. И только потом начали забрасывать в образовавшееся деревянное хранилище мешки и лари с монетами, серебряной посудой, украшениями и прочими ценностями.

Хранилище получилось идеальное. Никаких следов. Набросанная сверху земля идеально и, главное, очень быстро замаскировала тайник. Не зря ведь сказано: "И дождь скрывает все следы". Сами понимаете, что река скрывает все следы еще лучше. Конечно, данный клад пугачевцы устроили не в первом попавшемся месте. На берегу, напротив захоронения наверняка был какой-нибудь приметный знак — своеобразный маяк, указывающий посвященным место заложения сокровищ. Нам, разумеется, неизвестно, что это был за знак, но он должен был быть наверняка.

Теперь ясно, что искать многотонный клад пугачевского серебра следует вовсе не на земле, а в воде. И поскольку длина акватории реки Мокши (вблизи города Мокшана) совсем невелика, то такую разведку можно осуществить буквально за один день. Как минимум 20 т цветного металла дают такой мощный электронный "отклик", что спутать его с чем-то другим будет прости) невозможно.

Забайкальская область

Селенгинский уезд. Троицкая волость. У сел Ильинского и Троицкого, в горах у реки Пьяной, некогда обитала шайка разбойников во главе с каторжанином-черкесом. Последний по дружбе доверил земляку Асану тайну о разбойничьем кладе и написал записку, как отыскать зарытые в горах два бочонка золота. Асан подговорил местного охотника Клекунова отправиться в совместные поиски клада. Они отыскали, согласно документу, источник Жаркий. Подле находилась, вдаваясь в реку, скала, в ней — пещера до 4 саженей глубиной. Она оказалась пустой. Поднявшись саженей на 40–50 вверх по ручью, кладоискатели набрели на развалины зимовья. От него шла в гору высеченная на глубину 5 вершков тропа. Никто не решился первым пройти по ней, и оба вернулись домой. О кладе этом известно давно, и в поиски за ним ходили и до Асана. Находили в горах старинные ружья, седла, но золота так и не отыскали.

Боюсь, что и в настоящее время заниматься этой легендой бесполезно. Несмотря на значительно выросшую техническую оснащенность, современный кладоискатель не может тратить свои силы и время. Наверняка с тех далеких времен названия местных ориентиров переменились и неоднократно. Поэтому маловероятно отыскать и ручей Жаркий, и ту заветную пещеру…

Киевская губерния

Бердичевский уезд. В слободе Белиловка, в усадьбе Коссинского, недавно был провал на месте ходов, идущих в разные стороны. В этой же слободе один костел, при нем старинная башня, где некогда также был провал над тайным ходом. По преданию, все ходы связаны между собой, а один из них ведет в соседний лес под курган, где в особом погребе скрыты сокровища и оружие графов Потоцких.

Ксаверовская волость. Близ села Великая Мотовиловка, при ручье Стучне, в яру протекает река. В одном из устоев моста был прикреплен и опущен в воду бочонок с золотом.

Сюжет стар как жизнь и варьируется во множестве вариантов. Шансов на отыскание мифического бочонка практически нет, поскольку сюжет явно сказочный.

Таращанский уезд. Село Скибенцы основано в 1795 г. на месте разрушенного татарами и гайдамаками замка Ново-Брацлово. Возле него в глубоком овраге, поросшем кустарником, есть низкая и узкая пещера, ведущая под гору. Клад, спрятанный казаками от татар, начинали искать тут не однажды, но быстро прекращали. Всем кладоискателям слышалось… хрюканье свиньи. После чего прошел слух — клад охраняется нечистой силой.

Там, где заводится "нечистая сила", проводить какие-либо поиски совершенно бесполезно. И вовсе не потому, что эта "сила" существует на самом деле. Просто такие легенды сочиняются тогда, когда неоднократно раскопанные "перспективные" места не дают никакой отдачи. Но, казалось бы, теперь, когда есть особо чувствительная аппаратура, легко проверить практически любую подобную гипотезу. Ну, разумеется, в принципе, на месте старых развалин вполне могут остаться какие-либо захоронения. Проблема только в том, что обычно они не столь массивны и, как правило, располагаются в глубоких и также засыпанных подвалах. И такое их залегание сводит на нет возможности даже специализированной аппаратуры.

Технические характеристики рядовой поисковой аппаратуры таковы, что она достаточно хорошо работает всего в двух режимах. Либо приборы обнаруживают малоразмерные предметы в поверхностном слое почвы на глубине не свыше 30 см, либо определяют достаточно массивные предметы на большей глубине. Но и здесь есть определенный предел. Если масса клада менее 50 кг, то отыскать его на глубине свыше 3 м маловероятно. Глубина же замковых подвалов гораздо больше. Поэтому отыскать там монетные россыпи из старых горшков и котелков практически нереально. Ведь не закапывали же там тяжелые танки, отыскать которые возможно на глубинах и в 10 м.

Кировоградская область

Село Глодосы — удивительное место, в котором, чуть ли не каждый овраг и приметный камень связаны со всевозможными легендами о старинных кладах.

На правом берегу реки, что протекает через это местечко, есть балка, поблизости от которой (по словам некоторых стариков) гайдамаки прятали свое добро. В самом конце села, в низине, что образовалась от соединения двух широких балок, на скале есть широкая выемка. Легенда утверждает, что от выемки надо отмерить 20 саженей на вечернее летнее солнце; в конце двадцатой сажени находятся двери погреба; в нем спрятаны деньги, серебряная и золотая посуда. Денег мало, а посуды хватит; чтобы нагрузить 10 возов.

Данную легенду можно трактовать следующим образом: В месте слияния двух больших оврагов следует искать большой валун. С выемкой он или уже без оной — значения особого не имеет. От валуна на запад нужно отмерить не менее 30 м, после чего установить опорную метку. После этого необходимо произвести магнитометрическое обследование территории примерно в 500 м2, удаляясь от метки в сторону запада. Сетку для проведения замеров лучше избрать метр на метр, поскольку территория обследования невелика, а обещанных легендой десяти возов там может не оказаться. Но с такой точностью съемки мы отыщем даже и один единственный чугунок с монетами. Обследовав этот участок и убедившись в правдивости первого предания, идем дальше.

На северо-восточном конце Глодосы, в скалистом овраге, который называется Катросы, на одной скале выдолблено продолговатое кольцо, а посередине его — утолщение размером с лошадиное копыто. Эти знаки и указывают на гайдамакский погреб с добычей. Ниже этих знаков на дне яра должен быть забросанный камнями колодец. Однако поскольку клад этот "заклятый", то для того, чтобы его добыть, надо наперед продать душу дьяволу.

О продаже души ничего неизвестно, но если на тех или иных валунах действительно имеются рукотворные метки, то ухо нужно держать востро. Тщательнейшему "прозвону" должна подвергнуться вся местность в радиусе 100 м от таких "указателей". Шансы велики, и находки делались неоднократно — именно вблизи от "меченых" валунов.

Много кладов зарыто вокруг так называемых "Куриных могил" (имеется в виду группа курганов), что расположены в 3 верстах на северо-восток от села. На самой высокой, по преданию, стояли 4 дуба, наклоненных друг к другу. С этих дубов, рассказывают, гайдамаки высматривали добычу, а землянка их находилась на северо-восток от кургана. В этой землянке будто бы зарыто много денег.

Шансов отыскать эту землянку, разумеется, немного. Однако она вряд ли была устроена слишком далеко от наблюдательной вышки, устроенной на кроне дуба. Следовательно, можно сделать попытку отыскать и ее. Если некогда спрятанное грабителями металлическое имущество собрано компактно и масса его, не менее 30 кг, то вполне возможно отыскать его "прозванивая" полосу шириной не менее 60–80 м. При этом начинать работу следует от сохранившихся курганов и удаляться от них на северо-восток. Я полагаю, что, обработав полигон на протяжении 200–250 м, можно будет однозначно решить вопрос о мифическом кладе, спрятанном в мифической землянке.

9 июня 1961 г. ученик Глодосской средней школы Григорий Чухрий, возвращаясь домой по берегу речки Сухой Ташлык, решил метнуть камень в присевшего неподалеку орла. Но из-под камня, который он в запальчивости выхватил из глины, посыпались всевозможные металлические предметы. И не просто какие-то железки, а золотые цепочки, браслеты, серьги, обломки оружия и прочее. Всего было найдено около ста предметов из золота и примерно семьдесят из серебра.

Так что по сегодняшнему золотому курсу юный камнеметатель мог бы обогатиться не менее чем на 100–200 тыс. долларов. И эта, во многом случайная, находка одного клада в окрестностях Глодосы только демонстрирует нам, что ценные захоронения там есть и их надо только хорошенько поискать.

Фастовская волость. Фастов — местечко на реке Унаве, — одно время был резиденцией хана Мамая. На четвертой версте вправо по берегу реки стоит дом Юровских. Возле него около 100 лет назад (считай, 200 лет прошло) образовался глубокий провал над глубоким погребом, вернее подземным ходом. Рассказывают, что местные жители закопали в том тайнике свои ценности.

Легенда, конечно, замечательная, вот только сдается мне, что никакой это был не подвал и не подземный ход, а обычный карстовый провал, коих немало появляется именно в данной местности.

В действительности, пещеры такого рода вполне могли быть некогда использованы местными жителями для укрытия какого-либо имущества. Вот только маловероятно, чтобы вещи, спрятанные более 600 лет назад, сохранились. К тому же, что уж такого ценного могли спрятать жители захолустного городишки? Так что вряд ли поиски на карстовых полях могут принести ощутимые дивиденды.

Васильковский уезд. В местечке Васильково (ныне город Васильков) на земле помещика Левандовского в 1907 г. случайно обнаружили тайный ход, в который провалилась лошадь. Крестьяне, вытащив животное, спустили в провал на веревках хлопца. По слухам, тот нашел подземелье, где находились 4 бочонка с монетами, серебряное блюдо с какими-то желтыми слитками, два бочонка вина, меда, старые ружья, документы, написанные на непонятном языке, и истлевшая одежда.

О своей находке крестьяне никому не сказали, ночью на телегах все добро развезли по домам, а провал засыпали. По словам старожилов Василькова, из усадьбы Левандовского ходы идут к селам Матвеевка, Розалиевка, и Перегоновка, Устройство тайников относят к 1863 г., т. е. ко времени польского восстания. Ходят упорные слухи, что в 1907 г. была найдена только часть сокровищ, спрятанных восставшими.

Связь данного клада с польскими восстаниями 1830 или 1863 гг. может быть вполне реальна. Действительно, в те годы создавались тайники, в них прятали оружие, продовольствие и денежные средства, которые могли пригодиться в ответственный момент всеобщего выступления. Но вот разговоры о том, что нашли не все сокровища, скорее всего, совершенно беспочвенны. Такие слухи распускаются обычно теми, кто втайне позавидовал счастливчикам, которым удалось наткнуться на реальную и полезную находку. И данное захоронение также наверняка было сделано в карстовой полости, поскольку Васильков расположен в той же самой геологической провинции, что и Фастов. Разумеется, никаких подземных ходов до никому не ведомых деревень с совершенно потрясающими названиями — Розалиевка и Перегоновка (где, надо понимать, разливали и перегоняли местный самогон) — местные помещики не прокладывали. Что до использования восставшими поляками подземных промоин, то такое было вполне возможно.

Быстрицкая волость. Сохранились предания о кладах, которые в XVII–XVIII вв. казаки и гайдамаки прятали друг от друга. Если верить им, то к сокровищам приводят 3 тайных хода. Первый берет начало в 4 верстах от села Быстрик, что на речке Гнилопят, от развалин дворца, окруженного остатками рва и вала, и ведет в направлении города Бердичева. Другой — в селе Житницы, в имении помещика Киселя. Третий — лет 15 назад был обнаружен в местечке Белая церковь, в конце Комиссаровской улицы, напротив костела.

Здесь возможны и естественные провалы грунта, и искусственные сооружения небольшой протяженности. Но искать в них что-либо совершенно бессмысленно. С тем же успехом можно прочесывать близлежащие овраги, в них обычно бывает больше находок, нежели в опасных карстовых промоинах и затянутых глиной и илом подземных ходах.

Город Снетин (ныне Снятый)

На высоком крутом склоне горы приютилась небольшая старинная церковь, а близ нее — вход в пещерный город. Другой вход туда же имелся в овраге. Местный житель Квашунин сообщал: "Когда-то снетинцы хранили в пещерах золотую шапку (вернее сказать, шлем), которую выносили раз в год для освящения. Говорили, что, пока цела шапка, Снетин будет в безопасности. Сто лет назад оба хода обвалились, и шапка осталась в пещере. Недавно приезжали археологи и пытались раскопать первый вход в пещеру. Но у них ничего не получилось. Еще раньше один из местных жителей расчистил вход в пещеру из оврага, но, будучи человеком суеверным, археологам этот путь не указал…"

Скорее всего, этот "самый суеверный" усмотрел в археологах обычных конкурентов и именно поэтому молчал как партизан. Сама же история про древний шлем довольно правдоподобна и сейчас он точно стоил бы солидных денег. Боюсь только, его давно простыл и след. Надо думать, не один поисковик живет в небогатом городе Снятыне и каждый сделал все от него зависящее, чтобы овладеть заветным трофеем. Иными словами, нам там делать нечего.

Киев

У каждого нового поколения кладоискателей неподдельный интерес вызывает так называемый "Варяжский клад", лежащий ныне в самом центре украинской столицы. Один из Печерских иноков по имени Федор копал себе подземную келью в укромном уголке так называемых Дальних пещер. Вскоре он наткнулся на груду сосудов с серебром и золотом. Предположительно, это были сокровища, награбленные варягами-викингами и спрятанные ими в неолитической пещере, принадлежащей к системе дальних пещер Киевско-Печерской лавры. Следуя благочестивым внушениям живущей в тех же пещерах братии, Федор (во избежание дьявольского соблазна) вырыл глубокую яму и перепрятал клад. Для самого монаха клад этот был явно ликвидационным, поэтому он спрятал его так тщательно, как только мог. Чтобы отыскать его, последующим кладоискателям пришлось бы перекопать все пещеры. Данные пещеры упоминаются в "Повести временных лет" в 1051 г. А первый подробный план подземелий был составлен в 1638 г. Пещеры эти разделяются на несколько ярусов: "Ближние" (длина 370 м), "Дальние" (длина 280 м) и "Варяжские" (длина 175 м). Выкопаны ходы в песчанике, который не слишком прочен и легко разбивается даже примитивным инструментом. В "Варяжских" пещерах захоронения не производились. Они имели выходы в глубокий овраг и использовались в основном грабителями, которые нападали на купцов, везущих товары по Днепру.

"Дальние" же и "Ближние" пещеры широко использовались как места захоронений. Низкая влажность и постоянная температура способствуют мумификации трупов.

Спрятать-то богатый клад инок Федор спрятал, но власти все же узнали о находке, за что наш герой в конце концов и поплатился. Киевскому князю Мстиславу очень хотелось прибрать сокровище к рукам. Монаха он замучил до смерти, но тот тайну (якобы) не открыл.

Есть еще одна легенда, связанная с киевскими пещерами. В одной из летописей говорится о том, что тысяцкий из города Суздаль "Георгий, сын Симонов, внук Африканов" в начале XII в. прислал в Киев 500 гривен серебра и 50 гривен золота. Из этого металла киевские мастеровые изготовили кованую серебряную с позолотой раку для гроба Феодосия Печерского.

Если считать, что гривна весила не менее 220 г, то общая масса раки может составить более 120 кг! В 1240 г. драгоценный ковчег, до того дня стоявший в Успенском соборе, был спрятан в "Дальних" пещерах, вблизи подземной церкви Св. Феодосия.

После революции в 1921 г. пещеры обшаривали местные кладоискатели, но что-то не слышно было ни об одной замечательной находке. По заверениям ученого, производившего обмеры и описания указанной пещеры, она вовсе не так велика. К тому же место, где был зарыт тот клад, достаточно точно описано в летописи. Оно находится в "дальнем углу "Варяжской" пещеры. Если посмотреть на план пещеры, то видно, что таких углов всего восемь. Обследовать их в принципе несложно, но вряд ли церковные власти будут способствовать подобным поискам.

Эта история довольно часто всплывает на страницах популярной и кладоискательской литературы. Весьма вероятно (на 0.1 %); что монах действительно откопал там нечто, что принял за клад. И если приложить буквально минимальные организационные усилия, то сей клад может быть обнаружен буквально за одни сутки. И вот тут-то у меня и появляются самые большие сомнения. Я еще понимаю, что трудно отыскать клад, когда его местоположение неточно и легенда допускает множественные толкования в этом вопросе. Но тут-то все иначе! Ведь 100 % за то, что клад заведомо находится в пещере, которая не слишком велика и запутанна. Куца же тогда смотрел князь Мстислав? Он что, не мог послать людей с факелами и пиками, которые могли довольно скоро отыскать свежевскопанную землю. Непонятно! Тут ведь не требуется никакого особого умения, да и монаха совершенно напрасно замучили.

Так или иначе, но с этим кладом не все ясно и не все чисто. В одних исследованиях данный клад меряют вообще "на возы", в других же говорится, то монах откопал только серебряную раку с ценными вещами. Один гроб, согласитесь, пусть даже и серебряный, явно никак не тянет "на несколько возов" поклажи. Да и потом, зачем это варягам понадобилось так высоко забираться в гору с такими тяжестями, чтобы спрятать свою добычу? Масса вопросов, на которые нет разумных ответов.

Но есть один безотказный прием, заставляющий людей почаще приезжать и приходить в какое-то определенное место — распустить слух о несметных сокровищах, там таящихся. Совершенно неубиенная выдумка, заставляющая обывателей непроизвольно тянуться к столь лакомому предмету. Вероятно, и здесь устроили нечто подобное. Может быть, древние монахи придумали легенду, чтобы показать простому народу, что им чуждо всякое стяжательство и за свои духовные идеалы они готовы идти даже против всесильных князей. Этакая PR-акция 900-летней давности. Возможно, я и ошибаюсь, но если в ограниченном пространстве клад не был найден за столько лет, то вероятность его реального там нахождения мизерно мала.

Полтавская губерния

Кажется, самый обычный городок, коих на Украине сотни. Но нет, есть в нем одна тайна, которая вот уже много лет не дает спокойно спать многочисленным кладоискателям. Все дело в том, что раньше этот заурядный городишко был столицей целого края, которым правил Иеремия Вишневецкий. Этот польский магнат владел землями в Волынском, Русском и Киевском воеводствах. В 1590 г. сейм Речи Посполитой утвердил за Александром Вишневецким право на земли Посулья. Здесь на реке Суле в 1589 г. он основал город, надо полагать, названный в свою честь. Но поскольку город свой он основал на месте старого городища, где с 1107 г. стоял городок Лубно, то старое название постепенно вытеснило название новое.

В городе, который постепенно вырос до 2,5 тыс. домов, был костел, ратуша, православная церковь, а самое главное — замок, в котором за многие десятилетия скопились несметные сокровища. Здесь хранились не только доходы, приносимые земледельцами, но и военная добыча, а также всевозможные дорогостоящие подарки. Все это благоденствие рассыпалось в 1648 г. Началось всеукраинское восстание. Армия Богдана Хмельницкого разбила правительственные войска под Желтыми водами и Корсунем и вышла к Умани, Белой церкви и Киеву. Фактически, восстание захватило все правобережье. И на левом берегу начали появляться казацкие отряды. Обстановка складывалась взрывоопасная. Местные жители пока вели себя тихо, но в любой момент следовало ожидать взрыва.

На совете, созванном Вишневецким, было решено не ждать нападения и окружения, а попытаться временно отойти. Двухсоттысячная армия Хмельницкого могла в любой момент наглухо отрезать и Лубны, и небольшую 6000-ю армию Вишневецкого от Польши. Было принято решение срочно уходить на Волынь по длинному и сложному маршруту. Вначале предполагалось достигнуть Чернигова, оттуда свернуть к Любечу и там, переправившись через Днепр, идти через припятские болота к Ровно. Путь был тяжел и опасен, ведь пришлось бы преодолевать многочисленные реки, густые леса и топкие болота. Но двигаться с князем должны были не только войска охраны, но и двор, беженцы, обозы с продовольствием и даже артиллерией. Поэтому решили взять только самое необходимое, оставив на месте часть гарнизона и княжеское имущество. Надежда была на то, что королевские войска разобьют повстанцев, и на то, что казаки не отважатся штурмовать хорошо укрепленный замок. Вишневецкий рассчитывал вскоре вернуться и зажить по-прежнему.

Вернуться домой ему, однако, не пришлось. Левобережье Днепра в результате народно-освободительного движения навсегда вышло из-под власти польского короля и "Заднепровское царство" Вишневецких прекратило свое существование. К Лубнам в 1648 г. подступило 15-тысячное войско крестьян, поддержанных казаками. Кровопролитное сражение закончилось победой восставших. Лубны были захвачены, замок разграблен и взорван. Так хорошо взорван, что громадные груды обломков еще десятки лет служили местным жителям источником бесплатных стройматериалов. Добыча в городе была захвачена грандиозная, но главный приз, спрятанный в глубоких подвалах самого замка, так никому и не достался. Надежно укрытые обломками подвалы остались недоступными. Правда, о них вспомнили, но только тогда, когда обветшалые городские укрепления начали проваливаться, подмытые весенней водой. У разрушенных стен начали появляться пустоты и уходящие во мрак таинственные подземелья.

В 1850 г. крупный обвал открыл глубокий подземный коридор, уходящий в недра замковой горы. Несколько человек спустились вниз и вскоре наткнулись на железную дверь, запертую на висячий замок. Но вскрыть ее не успели, поскольку новый обвал завалил подземелье. Такое случалось почти каждую весну, и вешние воды довольно регулярно обнажали подземные пустоты и части фундаментов. К тому же вода вымывала человеческие кости, обломки изразцов и монеты времен польских королей Сигизмунда III и Владислава IV.

Летом 1916 г. поиски клада Вишневецкого начал вести профессионал — небезызвестный Игнатий Стеллецкий. Раскапывая замок, он обнаружил плиточный пол и обгоревший подземный ход с множеством скелетов солдат гарнизона, погибших во время штурма. И тут против дальнейших раскопок выступили местные власти. Осенью 1923 г. (уже в советское время) Стеллецкий вернулся в Москву, и раскопки были прекращены.

Велика ли вероятность того, что подвалы лубенского замка все еще хранят неисчислимые ценности? Да, как ни странно, такая вероятность весьма велика. Разумеется, Иеремия Вишневецкий взял с собой в последний поход достаточно большую часть своей сокровищницы, но вряд ли эта часть превышала пятую часть ее объема. Все же в глубоких подвалах под охраной сильного гарнизона золото сохранялось лучше, нежели в чистом поле, без мощных стен и крепких запоров. Да и тащить излишние тяжести на дистанции в 600 км было несподручно. Так что весьма вероятно, что ценности на многие миллионы долларов все еще ждут своего первооткрывателя.

Но поскольку сей клад расположен в населенном пункте, да еще на территории недружественного, хотя и русскоязычного государства, то поиски его могут обойтись очень и очень недешево. Ведь прежде всего необходимо "договориться" с местной администрацией и получить от них разрешение на землеройные работы. Затем необходимо расчистить территорию и провести сканирование внутрифундаментного пространства с помощью георадара "Грот-1", что тоже является делом непростым, длительным и дорогим. И только после этого, установив расположение всех подземных помещений замка, можно будет приступать к выемке земли и прочистке уцелевших подземелий.

Итак, подводя своеобразный итог, можно определенно заявить, что работы по поиску "клада графа Вишневецкого" могут обойтись не менее чем в 250–300 тыс. долларов. К тому же нужно всегда иметь в виду, что при малейшем успехе украинская администрация постарается отодвинуть вас от ценных находок, не брезгуя никакими "трюками". Надеяться на добропорядочность и верность слову "незалежных" чиновников не приходится ни при каких условиях. Поэтому рекомендую сто раз подумать, прежде чем браться за этот крайне затратный и рискованный проект.

Черниговская губерния

На землях дачи села Курени, в урочище Губарева Могила, имеется большой курган, в котором после полтавского боя Карл XII зарыл все свои драгоценности. В урочище Ракиты в то же время было зарыто два бочонка золота, но точного места никем не установлено.

Показательные свидетельства. Действительно, как я и описывал в главе "Полтавские сокровища", отступающие войска шведского короля увозили с собой кроме собственного вооружения огрмное количество ценностей. Весьма вероятно и то, что на пути их отхода было устроено еще несколько малоразмерных (по 50— 100 кг) тайников, которые закладывали небольшие группы и даже отдельные лица. В условиях поспешного бегства тяготит каждый килограмм, не то, что более значительные тяжести. Но, разумеется, и об этом говорится прямо, клады эти создавались методом "до востребования". То есть их прятали там, где существовали устойчивые природные образования, позволяющие впоследствии отыскать спрятанное.

В первом случае это большой и заметный издалека курган, а во втором — урочище.

Под словом "урочище" в степной части Украины могли иметь в виду и густую рощу или старинный заповедный лес, который мог быть связан с глубоким оврагом или родником. Такие местные приметы весьма почитаемы теми, кто по стечению обстоятельств был вынужден расстаться с перевозимыми ценностями.

Поэтому в данном случае было бы весьма полезно обследовать приметные участки местности, расположенные вдоль маршрутов отступления шведов из-под Полтавы. Вероятно, что на вершинах курганов, вблизи водных источников или в глубоких оврагах удачливый кладоискатель сможет наткнуться на остатки "шведского наследства".

Киевская губерния

В местечке Жорнище, в церковной усадьбе… спрятана монастырская казна, золотые и серебряные вещи. Священник рассказывал, что он видел металлическую дощечку, на которой написано, что в 1796 г. 21 ксендз закопали польскую и монастырскую казну — шесть пудов золотой монеты.

С чем можно связать столь крупное захоронение? На память приходит только польское восстание 1794 г.

Исходя из этих предпосылок, можно сказать, что захоронение в Жорницком монастыре вполне могло иметь место. И спровоцировать его могли гонения на поляков, которые прокатились после восстания по всей Европе, и Россия здесь не была исключением. Вероятно, монастырские ценности монахи закопали с целью уберечь их от возможной конфискации. Но рассчитывать на то, что они все еще лежат где-то на территории богоугодного заведения, было бы наивно. Слишком многие знали о нем, слишком мала территория самого монастыря, а следовательно, и крайне ограниченный и суженный район поисков. Да и время… С тех пор ведь прошло более 200 лет, и ценности, скорее всего, были извлечены и использованы по прямому назначению.

Екатеринославская губерния

Бахмутский уезд. У села Ясиноватского есть Западная балка, в которой с востока шел подземный ход. Сооружен он был разбойниками, впоследствии ушедшими на Кубань. Спасаясь от полиции, они все сокровища зарыли в балке. Искали этот клад в 1890 г. наследники разбойников. Но их раскопки были поверхностны и не дали результатов.

Вот здесь сигнал из прошлого очень интересен. Раз что-то искали потомки, раз проводили раскопки, значит, имели достоверные указания на действительное наличие неких ценностей. Однако без соответствующей поисковой техники нащупать что-либо им вряд ли удалось. При случае можно провести там повторные поиски, которые, возможно, дадут весьма ощутимый результат.

А в поселке Михайловка имеются старинные погреба и подземный ход, идущий по направлению к "Гостым могилам". По одной из легенд, курган над могилами был насыпан разбойниками, скрывшими в них клады в виде драгоценных камней, жемчуга и пр. По другой — клад закопан запорожцами, наложившими на него заклятье, потому-то и исчезали бесследно те, кто пытался раскопать "Гостые могилы".

"Гостые могилы" — те же самые курганы, оставленные кочевниками на территории нынешней Украины. И действительно, их неоднократно использовали как местные ориентиры, для захоронения неправедно нажитого имущества. Курганы, равно как и старинные плотины, естественные пещеры и слияние рек, неоднократно использовались для заложения кладов "до востребования". Так что и курганы у Михайловки тоже могут быть обследованы на предмет заложения таких кладов.

Ярославская губерния

Рыбинский уезд. Здесь удалось записать предание о кладе, которое существует в этих местах аж с XIII в. Поведал ее житель деревни Бутакино Лев Иванович Караваев. Данную легенду ему рассказал сосед в 1947 г., а тому рассказал его дед.

Между деревнями Афремово и Городишкой есть займище, а там ручей Рассадный и высокий подъем. Жил в тех местах богатый князь Русанин и захоронил он в том ручье сокровища, когда монголо-татары наступали, чтобы не достались они нехристям. Не раз принимались местные жители за поиск клада. И в нашем веке, в начале 30-х гг., собрались как-то мужики из Афремова клад искать. Дело как раз на Троицу было, в престольный праздник села Афремова. Копали, копали подвыпившие мужички и только дошли до плиты, как бежит парень из Афремова, кричит: "Деревня горит!" Смотрят мужики — и в самом деле горит! Побросали лопаты, побежали в деревню, а она целехонька. Потом вернулись к ручью, а ямы уже засыпались.

Кроме того, Лев Иванович узнал у других старожилов о том, что была якобы и золотая цепь, идущая от клада в ручей в деревню Олехово. По поверью, откроется тот клад только тогда, когда соберутся около него 12 девушек и споют одинаковыми голосами 12 песен. Вот тогда стоит только дернуть за кольцо в плите, так клад тут же и откроется.

Хоть и много сказочных выдумок, но, судя по тому, как долго пытаются люди отыскать данный клад, что-то в этой истории есть. Тем более что неоднократно было подтверждено захоронение многочисленных кладов именно в момент приближения кочевников. К тому же некая каменная плита… Видимо, местная достопримечательность или просто природный феномен. Но известно несколько случаев, когда именно крупные каменные плиты прикрывали места реальных захоронений. Следовательно, место у ручья близ деревни Афремово может быть достаточно перспективным, несмотря на то, что к некоему князю Русанину данный объект может не иметь никакого отношения.

Воронежская губерния

Брючанский уезд. По легенде, клад из золотых и серебряных монет зарыт в Поповом лесу. В 1870 г. в овраге, тянущемся к реке Оскол на протяжении 4 верст, паводком вымыло человеческие кости. По указу княгини Чеботаревой, которой принадлежало это владение, крестьяне обыскали овраг и нашли захоронение воина: на черепе шлем; подле скелета — кольчуга и меч; на груди и поясе — 8 золотых и 15 серебряных украшений. Княгиня переслала вещи в императорскую археологическую комиссию. Крестьянам она настрого запретила рыть землю, надеясь, что раскопками займутся археологи, но те так и не приехали.

Непонятный клад в непонятном лесу, в каком-то овраге… Ну и подумаешь, нашли размытую водой старую могилу… Ну и что, что на доспехах погибшего было найдено несколько украшений? Такова в те времена была военная мода. Откуда взялась легенда о кладе — непонятно. Скорее всего, мы имеем дело с обычным военным захоронением, к которому (уже потом) досужие обыватели додумали всю остальную небывальщину.

Богучаровский уезд. Близ села Воробьева в каменоломнях на горе ребятишки через провал проникли в подземелье, где нашли серебряные стремена, пуговицы и старинную саблю. По рассказам стариков, в каменоломнях был разбойничий стан и зарыт клад.

Нет, скорее всего, тоже одинокая могила. Клады в каменоломнях обычно не прячут, поскольку там обычно либо ведутся работы по добыче камня, либо они обваливаются и навсегда отрезают возможность добраться до спрятанного.

Подгоренская волость. Предание указывает на клад в кургане на Сапожниковой горе. Кладоискатели разрыли курган, нашли подземелья, выложенные кирпичом, уголь и множество серебряных монет. Работы были прерваны из-за войны с немцами (1914).

Здесь как бы уже все случилось. Пусть работы и были прерваны, но наверняка все самое ценное кладоискатели успели захватить.

Коротоякский уезд. Жители села Платове рассказывают о колодце разбойника Кудеяра, куда был опущен казан с золотом и серебром. Колодец находится где-то в урочище Хороший дуб.

Объект с виду несомненно весьма привлекательный. Кому же не захочется откопать котелок со 100 кг монет, пусть даже в основном не золотых, а серебряных. Но крайне скудна информация о даже примерном его местонахождении. Село, допустим, отыскать можно без проблем. А урочище? Если под этим названием имели в виду лес, то с тех пор его могли много раз спилить или переименовать. К тому же в легенде упоминается про колодец. Следовательно, глубина заложения пресловутого казана приличная, метров семь будет. Отыскать не привязанный к местным приметам колодец практически невозможно, даже при том условии, что масса металла в нем достаточно большая.

Бобровский уезд. Мечетская область. Кудеяров дом — так называются в народе два кургана, стоящие на втором мечетском поле на расстоянии 60 саженей друг от друга. От одного из них на глубине пять аршин расходятся четыре подземные галереи, частью обвалившиеся. В засыпанных ходах рылись кладоискатели, пока их не прогнали местные власти. В той же земле, близ села Мечетка, находится городок, где жил Кудеяр. В его саду была береза, на черте полуденной тени которой была погребена его дочь с ключами от подземной кладовой, находящейся где-то здесь, в саду.

Как тут все запутано! Но вот идея по прочесыванию территории старинных "городков" не так уж и плоха. Городков этих довольно много по России, и иногда они очень неплохо сохранились. Заметны остатки примитивных укреплений в виде валов или рвов. К тому же занимаемая такими "строениями" территория обычно невелика.

Всего за один день можно прочесать подобный "городок" вдоль и поперек. При этом весьма часто находятся остатки старинного оружия (даже небольшие пушки), а также компактные клады монет, обычно восточного, либо крымского происхождения. Так что, в принципе, неважно, с кем связывает молва тот или иной холм, овраг, либо "городок". Если он именной, если с ним связана хотя бы какая-то, пусть и самая неправдоподобная легенда, его необходимо прочесать вдоль и поперек самым тщательным образом. Именные объекты примерно в 10—100 раз более плодовиты на находки, нежели прочие безликие пространства.

Саратовская губерния

Легендарный разбойник Кудеяр был популярен не только на Дону, но и в окрестностях Саратова. Только был он татарином "необыкновенного роста, силы и зверовидной наружности". Этот Кудеяр жил в пещере горы, носящей его имя. Та гора стояла неподалеку от села Лоха. Напротив этой горы, через Майорову долину, стояла Караульная гора. Поблизости находилось урочище Пушка, где кузнецы ковали оружие для ватаги разбойного атамана.

Отбитые ими сокровища хранились в пещере самого Кудея-ра. И запиралась та пещера железной дверью с многопудовыми замками. А когда пришла смерть за атаманом, бросил он золотые ключи от нее в неиссякаемый Симов родник…

Замечательная сказка, но все же интересно поискать в окрестностях Саратова село Лоха…

Старотойденская волость

Близ села Старая Тойда, в лесной даче мещанина Ларина, крестьянином села Анны ведется подкоп в целях отыскания клада. Начинается подкоп изо рва Городища разбойника Кудеяра. Об этом кладе Ларину стало известно из старинной рукописи, что хранилась в церкви села Старая Тишанка.

Вот и здесь тот же самый сюжет. Городок, как положено — Кудеяров. Известное дело, кто еще мог такое соорудить. Будь тот Кудеяр даже в ста лицах, он все равно не осилил бы тот масштаб строительства, который ему приписывают. Но еще раз повторяюсь: имеем городок либо другое непонятное сооружение — проводим проверку. Там, где жили люди, там, где они либо прятались, либо от кого-то загораживались рвами и заборами, они неизбежно и что-то прятали. Такова уж человеческая природа, и не учитывать такой фактор мы не можем.

Докторовская волость

У сел Яблонево и Русиново на правом берегу Дона, на каменном урочище Тайник заметно оседание почвы на протяжении 30 саженей. По преданию, здесь был ход, приводивший в подземелье в лесном урочище Плюшан. Частично подземелье сохранилось. Туда спускались охотники, но не до конца — из-за завала, встретившегося на пути, — не доходили. Ходит слух, что за завалом — останки разбойников, которые были погребены со всеми своими сокровищами под рухнувшим сводом подземелья.

Надежда найти сокровища за завалом конечно же привлекательна для каждого кладоискателя, но только вероятность такого развития событий уж крайне мала. Прежде чем земля пещерного свода начинает рушиться, обычно случается несколько мини-обвалов, слышен характерный шум, часто осыпается песок и прочее. Так что, скорее всего, разбойники (если они там были) ушли из опасного убежища задолго до того, как оно обрушилось.

Сенновская волость

На земле удельного ведомства, в шести верстах от Бестужевского тракта, есть майдан. В нем крестьянином хутора Кривоборье Д.И. Бобряшовым был вырыт клад — медно-красный котел с медными монетами. В полуверсте от этого майдана — курган 10x15 саженей, который, по народному поверью, хранит заколдованный клад. Не раз ночные попытки кладоискателей кончались сумасшествием смельчаков. Близ майдана и кургана проходят дороги, скрещивающиеся вблизи Кривоборьевского леса. На этом перекрестке, по преданию, есть подвал, где хранится церковная утварь, награбленная какой-то шайкой, а также множество червонцев. Местные — старшина и писарь — пытались копать, но натолкнулись на "независящие от них обстоятельства".

Прямо-таки средоточие ценностей практически в одном месте, вот только никак не удается выяснить, где же проходит такой Бестужевский тракт и стоит ли еще на земле хутор Кривоборье.

Семейская волость. Близ слободы Семейская, на вершине прибрежной кручи Дона, есть курган, в котором, по рассказам, зарыт разбойничий клад. Были попытки его отыскать. В 1910 г. местный псаломщик Ракитин нашел человеческий череп и кость от руки. Раскопка не была закончена ввиду протеста полицейского десятника.

Практически каждый могильный курган, стоящий вблизи Дона, рано или поздно объявлялся вместилищем разбойничьего достояния, и такие несчастные холмы раскапывались по нескольку раз. Как правило, случается это с периодичностью в 25–30 лет, когда старый, так и не добившийся никакого результата кладоискатель, озаботившись продолжением семейной традиции, начинает передавать свой опыт сыновьям или племянникам. И, разумеется, в первую голову он излагает услышанную им в юношестве легенду, переиначивая ее на свой лад. Вопрос с курганными ценностями не так прост, как кажется. Надо понимать, что вовсе не каждый курган изначально содержит в своей подземной части какие-то реальные ценности. Может быть, всего один из сотни или даже из тысячи курганов изначально насыпался над богатой скифской могилой. Узнать — раскапывался тот или иной курган ранее, зачастую совершенно невозможно (во всяком случае, визуально), поскольку следы от грабительских раскопок быстро затягиваются. Поэтому, чтобы не тратить зря силы, необходимо предварительно изучать подозрительный курган методами геофизической разведки. Есть два метода, которые могут довольно быстро просветить вас относительно изначального состояния подозрительного бугра.

Первоначально следует проверить и сам холм, и прилегающее к нему пространство магнитометром. При благоприятном стечении обстоятельств вы получите информацию о наличии металла на глубине до 3 м. Если металла нет, но подозрения остаются, то необходимо прозвонить курган георадаром типа "Грот-1". Он позволит не только выяснить наличие на достаточной глубине погребальной камеры, но и выявить следы старых раскопок. Если таковые найдутся, то понятно, что раскапывать дальше нет никакого смысла.

Острожский уезд. В лесу слободы Белогорье, на берегу Дона, в урочище Городище, обнесенном небольшим валом, находился разбойничий притон. Атаманом была некая Ольга, отсюда и название леса — Ольгино. Рядом в урочище, названном "Связь", располагался сторожевой пост разбойников, грабивших проходившие мимо суда и убивавших купцов.

Одна из жертв была обнаружена в ближайшем овраге крестьянином Черниковым. Он нашел в балке, размытой дождевой водой, скелет с переломанными ребрами и торчащим из них заржавленным кинжалом. Здесь же, по преданию, зарыто все награбленное добро.

На надельной земле крестьянина Кирьячкова много лет назад была видна котловина, от которой шел подземный ход. Впоследствии он обвалился, образовав новое отверстие, в которое лазили мальчишки, из боязни далеко не заходящие. Кое-кто считал, что именно этот ход приведет к Ольгинскому кладу.

Упорная легенда о подземном ходе и кладе меловой горы Лысая у села Белогорье побудила крестьянина Пащенко в течение трех лет искать клад. И хотя ход он нашел, но поиски бросил, так как наткнулся на обвал в виде меловых глыб, а больше избегал насмешек односельчан.

Классический вариант местности, на которой легко образуются карстовые подземелья и промоины. Многих добропорядочных крестьян сбили с толку такие внезапно возникающие на нолях и в лесополосах провалы. Каждый из них тут же "соображал", что именно ему, за большие заслуги перед Богом, открылся тайный подземный ход. А куда же такой ход мог вести, и главное, к чему? Разумеется, он мог вести только в логово разбойников, слухами о которых всегда полнились придонские станицы. Вот и росли как грибы истории и легенды о неисчислимых мифических кладах.

Иное дело некое Городище, упомянутое в начале заметки. Такой объект никогда не должен пройти мимо настоящего кладоискателя. Причем исследовать необходимо не только территорию самого "городища". В радиусе 500 м от него должны быть обследованы все природные объекты, такие как: родники, слияния рек, одиноко лежащие крупные валуны, овраги и прочие природные феномены. Советую предварительно нанести их на план местности и попытаться предварительно выяснить, каким образом происходили бытовые передвижения жителей. Очень часто они любили прятать свое имущество на пути от ворот "городища" до колодца, кладбища или естественной возвышенности, где мог располагаться наблюдательный пункт.

Таким образом, работа по исследованию древней постройки, выполненной в виде "городища", не сводится к обследованию занимаемой ею территории.

Астраханская губерния

По упорным слухам, Пугачев, преследуемый генералом Михельсоном, затопил в озере, находящемся у села Солодовники, экипаж с награбленными у помещиков сокровищами.

Действительно стоит недалеко от реки Волги село Солодовники, где могли быть отступающие пугачевцы. Вблизи населенного пункта есть озерцо. Прозвонить его, разумеется, можно, но сразу же еще до отправки в экспедицию надо бы прояснить некоторые непонятные моменты.

Известно, что Пугачев был пленен в сентябре, причем произошло это на юге страны и, разумеется, в тот момент не могло быть и речи о том, чтобы легендарный экипаж с ценностями был сброшен через прорубь во льду. Тогда не очень ясно, как он вообще попал в озеро. Просто так скатить телегу в озеро с берега и затолкать ее поглубже, что называется, на руках, весьма ненадежно для создания качественного затопления. У равнинных озер дно обычно очень топкое и телега наверняка завязла бы, даже не погрузившись.

Есть еще два общеупотребительных способа затопления. Перегрузить ценности в лодку и отвезти их к центру озера вплавь, или же можно было затопить их так называемым методом попредметного разбрасывания (поштучно и в разные стороны). Если отступавшими повстанцами был избран первый способ, то у нас есть некоторые шансы отыскать и вытащить сокровища Пугачева. Все же в нашем арсенале есть опробованная методика поисков сконцентрированных масс металла под поверхностью воды. Ведь в повозке наверняка было не менее 300 кг монет либо иных металлических предметов. С лодки их далеко не бросишь, сил хватит только за борт вывалить. Вносимые такой массой искажения в магнитное поле земли весьма значительны, и с обычной надувной лодки их удастся отыскать.

Но если был избран второй вариант затопления, то весьма маловероятно, что найдутся потерянные ценности. Разбрасываемые на большой площади предметы, будь то монеты, ювелирные украшения или церковные сосуды из серебра, не создают плотно уложенных масс металла. А раз так, то и обнаружить такую пространную россыпь намного труднее. Даже если подобная аномалия все же выявлена, то поисковики поневоле сталкиваются с необходимостью вынимать из водоема громадные массы придонного ила, а это не всегда возможно по техническим причинам.

С многочисленными кладами, приписываемыми Пугачеву, тоже не все ясно. При их поисках случались и вовсе анекдотические случаи. Виной тому были все те же многочисленные кладовые записи. В селе Злобовка Самарской губернии найдена одна такая запись, выпавшая из-за иконы. В ней была подробная роспись местности с пещерой, в которой якобы хранились котлы с золотыми, серебряными и медными монетами. Самое удивительное, что та пещера была таки найдена, но, кроме котелка с медными, совершенно бесполезными монетами, там ничего найдено не было.

Встречались и ловкие подделки, которые по сходной цене продавались заезжим богатеям. Один такой мифический клад искали вблизи города Остер, на Черниговщине. Искали долго и настойчиво. Наконец, перерыв громадный, явно искусственный холм, купивший "запись" купец отыскал только полусгнивший гроб, в котором лежали ржавые доспехи.

Краснодарский край

"Залитые водой рисовые поля, лежащие недалеко от Славянска на Кубани, более всего похожи на совершенно необжитые болота. Но и там в 1989 г. отыскался богатейший клад. Он состоял из византийских и арабских монет VIII в. н. э. Перекапывая поле перед весенним посевом, крестьяне наткнулись на черный глинянный кувшин, который раскололся, и из него посыпались золотые монеты. Сознательные труженики передали 207 монет в Краснодарский краевой музей-заповедник. Правда, государство не спешило отблагодарить отыскавших столь фантастические древности людей. Но когда деньги совершенно обесценились, им все же выплатили… аж по 40 рублей за монету!!! И это при том, что минимальная стоимость данного кувшина равнялась 250 000 долл.

Поняв, как их жестоко обманули (а чего они еще ожидали от властей воровской страны?), крестьяне принялись раскапывать найденное место дальше, уже не выпуская из рук находки. На глубине всего полутора метров они находили множество старинных предметов: наконечники стрел, керамику, пояса с орнаментом, перстни, металлические бляшки…

Изучив находки, специалисты определили, что на распаханных болотах некогда находилось большое поселение времен Хазарского каганата".

Монеты и прочие предметы из Славянска на Кубани являются столь уникальными и редкими, что любая находка из данного поселения является если не уникальной, то очень редкой и, следовательно, очень дорогой. Данное место вообще интересно тем, что вести на нем поиски очень легко, так как местность ровная и ограничена по размерам. Всего за неделю можно выявить все крупные залежи металла под землей. И там наверняка есть еще много всего. В 1994 г. были найдены золотые монеты времен Константина VI, являющиеся большой редкостью.

Кубанская область

В станице Урупской на горе возле сада урядника Данилы Ермолаева росли три дуба, между которыми пленник горского князя зарыл клад.

История любопытная, но все же непонятно, что уж такого ценного мог зарыть какой-то пленник? Вряд ли в плену ему позволили обладать большими ценностями, наверняка обобрали сразу до нитки. К тому же с тех далеких времен станица сильно разрослась, и отыскать небольшое захоронение среди разбросанного бытового металла практически не представляется возможным.

В станице Ивановской сохранились старинные предания о следующем:

1) где-то в войсковом Красном лесу имеется разбойничий клад золота в двух бочонках, прикованный железными цепями к вековому дереву. Цепи эти некоторые даже видели в листве — пугались, а когда, набравшись смелости, возвращались, то не могли найти это дерево;

2) стоят курганы — один в самой станице, на берегу большого лимана, под названием Кендрикова могила, другой — в юрте станицы у реки Кубань, под названием Бурносова могила — получили название от живших в них разбойников, и в этих курганах зарыты клады.

Первый сюжет из станицы Ивановской мы смело отбрасываем, поскольку он относится к области выдумок. А вот ко второму, привязанному к реальным курганам, которые действительно не раз становились местными ориентирами для заложения кладов, можно отнестись со всей серьезностью.

Кутаисская губерния

Житель села Усахело обронил в трещину на своем дворе 10-копеечную монету, раскопав которую, вынул… богатый клад — четыре иконы древнего письма, громадный в 2,5 аршина меч, женские украшения и прочее. Частично этот клад не миновал рук ученых и был ими изучен. Среди вещей оказался медальон императора Нерона.

Это была круглая золотая бляшка с загнутым над хрусталиком краем, с вырезанной на одной его стороне лучезарной головой Гелиоса, очень похожей на голову Александра Македонского.

Фергана

В Фергане издавна существовало предание о пещере с несметными богатствами, находящейся в горах. В 1925 г. эту пещеру разыскала и обследовала экспедиция Ферганского отделения АН СССР. Вход на высоте 1500 м. Лабиринты пещеры и связанные друг с другом туристы. Шесть скелетов в тупике. Преграда — провал в 20 саженей. На дне провала скелеты, ножи и горелки 300-летней давности. Тучи летучих мышей. Длина пещеры более 2 км. Сокровищ, разумеется, никаких не нашли, но выяснили, что в древности данная пещера служила рудником, так как в ней обнаружены серебряные и железные руды, что в древности было истинным сокровищем.

Волгоград

В 1914 г. в Царицыне (нынешний Волгоград) около церкви Троицы провалилась гора на 4 м в глубину. На дне провала оказались гробы и скелеты. Вскоре обнаружилось, что это провал над тайником Степана Разина, идущий от названной церкви до самой пристани на Волге, куда приплывали груженные добычей челны знаменитого налетчика.

Кстати сказать, подобные находки случались и много позже, во время Второй мировой войны. Выли случаи, когда солдаты, прибывающие на подкрепление войск генерала Родимцева, при строительстве землянок на крутом правом берегу Волги натыкались на подземные сооружения, набитые старинными сундуками, ворохами полуистлевшей одежды, и даже на склады старинного оружия. Заниматься всяким старьем им было некогда, и все найденное обычно так и оставалось на месте. Бои были столь кровавы, что всего за день от новоприбывшего полка в строю не оставалось и роты. Вполне возможно, что часть кладов Разина так и лежит в тех местах, где в 1942 г. шли бои за Сталинград.

Но, разумеется, найдена была только часть разинского наследства. В 1904 г. один отставной офицер случайно обнаружил подлинную кладовую запись, сделанную на клад, спрятанный Разиным у приметного утеса, ныне носящего его имя. Он произвел раскопки и отыскал подземный проход, укрепленный дубовыми подпорками, что свидетельствовало о предусмотрительности его создателей. Но тут началась Русско-японская война, и офицера призвали в армию. С войны он не вернулся.

В 1910 г. появился новый претендент на этот клад. На этот раз это был 62-летний есаул из войска Донского. Скорее всего, к нему в руки попала та самая кладовая запись, взятая кем-то у убитого в Манчжурии офицера. Как проходили дальнейшие поиски и каковы были их результаты, доподлинно неизвестно, но шумихи в прессе было много.

Кстати, кроме утеса Разина есть и курган его имени. Мало того, есть и пещера Разина, выложенная татарским кирпичом, в одноименном овраге, начинающемся около речки Увековки. В 60-х гг. позапрошлого века ее посещал В. Крестовский.

Разыскивали клады Разина и в Лукояновском уезде Нижегородской губернии. Поиски в основном велись вдоль реки Алатырь. Были собраны материалы о некоем мощном подземелье, вход в который был из оврага, начинавшегося за околицей села Печи. Оно было обнаружено тогда, когда в вентиляционное отверстие провалилась лошадь. Не целиком, разумеется, только задними ногами, но это привлекло внимание местных жителей. Двое смогли спуститься по веревке вниз, но кроме сбивчивых рассказов о мрачном подземелье и деревянных дверях, преграждающих дальнейший путь, ничего путного о них добиться не удалось.

Конечно, рассказ этих двоих смельчаков вызывает большие сомнения, ведь спуститься им пришлось на немаленькую глубину — 20 м. Могли ли разинские налетчики длительное время и в полной тайне строить столь трудоемкие сооружения? Маловероятно, чтобы обычные грабители с "большой дороги" озаботились строительством подземных хором. Одно дело — приспособить для тайного убежища естественную пещерку, а другое — работать кайлом и лопатой несколько месяцев, не разгибая спины. А грабить-то когда? Скорее всего, дубовые двери и блеск сокровищ просто пригрезился нашим кладоискателям.

К сожалению, многочисленные и богатые клады как Степана Разина, так и Емельяна Пугачева были спрятаны на многочисленных волжских островах, которые при строительстве грандиозного каскада волжских электростанций ушли под воду. А захоронения, оказавшиеся под водой, отыскать тяжело. А уж извлечь на поверхность — тем более. Оправдать связанные с поисками таких кладов расходы можно, только если имеешь очень точную информацию о действительно ценном захоронении. В противном случае "овчинка" обычно не стоит трудоемкой "выделки".

Мерцающее золото короля Вила

Немного найдется среди кладоискательских легенд таких, о которых хочется рассказать. Ко всему прочему, она связана с легендарными российскими сокровищами, буквально канувшими в Лету примерно 400 лет назад! Такие невероятно живучие в веках и потрясающие воображение все новых и новых поколений легенды можно легко пересчитать по пальцам одной руки. И если прибавить к сказанному многотонную массу захороненного на западе от Москвы имущества, то вы понимаете, что оставить без внимания столь завлекательную легенду о золоте иноземного короля ни один российский кладоискатель просто не в состоянии.

— Что же это за легенда такая? — наверняка спросят меня читатели, заинтересовавшись столь необычным вступлением. Разве на российских просторах может встретиться что-то грандиознее 8 бочонков червонцев солдата Иоахима или, на худой конец, Железного обоза Наполеона Бонапарта?

Скажу честно и без каких-либо оговорок. Клад короля Вида, именуемый еще и как "Клад у Николы Лапотного", действительно настолько грандиозен, что считать его нужно не на бочонки и даже не на возы, а прямо на КамАЗы!

— Что же это за король такой, — вскричит особенно нетерпеливый любитель исторических загадок, — и почему я о нем ничего и никогда не слышал? Да и откуда же взялось у него столь грандиозное богатство и почему его потребовалось прятать именно в России? И имя у этого короля какое-то явно не русское. К тому же совершенно непонятно, кто такой этот Никола Лапотный и какое, собственно говоря, отношение он имеет к данной удивительной истории?

Вопрос далеко не праздный, поскольку столь много разных событий сплелось в этом почти мифическом эпизоде нашей истории, что и целой книги для его описания будет недостаточно. И для сокращения времени начать мне придется почти что с самого конца сей головоломной истории, хотя бы скупо осветив события, происходившие незадолго до ее завершения.

Завершалось мучительно долгое Смутное время, отягощенное разорительным польским нашествием. И еще в Ярославле самопровозглашенное земское правительство, возглавляемое князем Дмитрием Пожарским и Кузьмой Мининым, приняло решение об избрании нового царя, "природного государя". Его надо было избирать всенародно, всем "собором" с представителями "от всей земли". Но в московской казне не оказалось не то что денег, но и царских регалий, торжественная коронация без которых была просто невозможна. Сокровища разграбили захватчики, и следы многих ценностей затерялись навсегда…

С начала XVII в. царская казна испытала на себе все перипетии Смутного времени. Немецкий наемник Конрад Буссов, служивший не только царям, но и "воровскому" атаману Болотникову, говорил, что истощение казны началось еще во время Бориса Годунова. В годы повального голода царь вынужден был раздавать до 500 000 копеек в день. Самозванец, сменивший Годунова на троне, тоже особо не скупился и щедро оплачивал услуги и польского наемного воинства, и донского казачества. И Исаак Масса, и Конрад Буссов, и другие очевидцы позднее представляли целые реестры ценных вещей и драгоценностей, отправленных Лжедмитрием в Польшу в качестве подарков своей невесте и будущему тестю. Только эта часть сокровищ, оказавшихся за пределами страны, обошлась казне в 200 000 гульденов. Самому себе самозванец повелел сделать трон из серебра с позолотой, опирающийся на серебряных же львов.

С приходом Лжедмитрия к власти в царской казне насчитывалось примерно 500 000 рублей. Когда же его свергли, там обнаружили всего лишь 200 000. Бояре, не зная, как отчитаться, в недоумении разводили руками: "Черт его знает, куда он раскидал деньги за один год".

Еще большую тягость испытала казна в годы правления Василия Шуйского. Все соплеменники в один голос сообщали в своих записках о немыслимых тратах этого царя на формирование, снаряжение и содержание войск, направляемых сначала против восставших под предводительством Болотникова, а потом и против Лжедмитрия II (Тушинского вора). Василий Шуйский, как, впрочем, и его предшественники, постоянно просил помощи у монастырей и не только деньгами, но и золотыми и серебряными сосудами. Правда, денег на войну все равно не хватало.

Однако тот факт, что Василий обращался к царским закромам, не подтверждается ни одним приказным документом той поры. Похоже, полякам и явным недоброжелателям царя Василия Шуйского было выгодно приписать растраты именно ему К последним свидетелям относились дьяк Иван Тимофеев и келарь Троице-Сергиева монастыря Авраамий Палицын. Каждый из них имел к царю свои претензии. Первого по царскому указу перевели из столицы в Новгород, понизив статус и тем самым уязвив его самолюбие. Второй был недоволен тем, что царь слишком много взял из монастырской казны. Иное дело, если в разграблении кремлевских богатств принимали участие польско-литовские интервенты. От этих всего можно было ожидать.

Уже позднее, после освобождения Москвы, дьяками московских приказов был составлен своеобразный "отчет" о расходах царской казны на содержание польских и немецких наемников в период 1611–1612 гг. По нему значилось, что жалованье иноземным войскам выплачивалось не только деньгами, но и золотыми сосудами, ювелирными украшениями и ценностями московских монастырей.

Как только поляки обосновались в Кремле и повели себя как хозяева, они тут же попытались наложить руку на "государеву казну". Сам пан Гонсовский предлагал Сигизмунду III выгодное дело: прислать в Москву мастеров монетного дела и перечеканить имеющееся в Кремле серебро и золото в польские деньги. Вырученная от этого сумма могла бы покрыть не только многочисленные задолженности наемному воинству, но и принести немалый доход польскому королю.

По каким-то причинам королевские монетчики в Россию не прибыли, и поэтому жалованье наемникам решили выплачивать "натурой" — захваченными золотыми и серебряными изделиями. Некий Николай Мархоцкий вспоминал впоследствии: "Наши, обуреваемые жадностью, не пощадили и Господа Иисуса (золотая статуя, весом, наверное, в 30 000 червонных зачатых), хотя некоторые предлагали отослать его в целости в Краковский замковый костел — в дар на вечные времена. Но получив "Иисуса" из московской казны, наши разрубили его на куски и поделили между собой. Такая практика получила название "залога в уплату жалованья".

Воинским частям Гонсовского, покидавшим Москву в конце 1611 г., вместо денег выдали: "корону, подаренную императором Максимилианом московскому великому князю Ивану, и ту, что приказал изготовить Лжедмитрий" (обе короны в дорогих каменьях), посох "из единорога, концы которого были украшены каменьями", "царское седло, тоже с каменьями". Столь же ценным был и залог, полученный солдатами Сапеги: "две крытые золотом и украшенные каменьями шапки, которыми москвитяне обычно коронуют своих царей, скипетр и державу, тоже золотые и в каменьях".

Таким образом, мы видим, что из казны и царских покоев были вывезены даже основные царские регалии. О том, что поляки вывозили с собой коронационные регалии, сообщал тот же Конрад Буссов. Он писал, что содержимым сокровищницы были оплачены услуги польского королевского воинства до 1612 г. На это ушло семь царских корон, три скипетра, из них один — из цельного рога единорога и очень богато украшенный рубинами и алмазами, и множество редких драгоценностей.

Картина опустошения поляками казны и царской сокровищницы постепенно вырисовывалась: вывезено и украдено было немало. Но, несмотря на алчность, разграбить до конца накопленные веками сокровища захватчики так и не смогли. На это у них не хватило ни времени, ни сил. И все же значительная часть царских сокровищ оказалась утраченной, и это в скором времени подтвердилось.

Вот в такой обстановке и был спрятан один из крупнейших и ценных кладов. Начну рассказ о нем, пожалуй, с того момента весны 1610 г., когда польские завоеватели заняли Московский Кремль и ряд других ключевых районов столицы Российского государства. Помимо политических и военных преимуществ, они получили и чисто материальные выгоды. Мало того, что ими были ограблены сотни богатых домов весьма состоятельных горожан, польские оккупанты получили прямой доступ к набитым закромам, как кремлевской сокровищницы, так и к не менее солидным ценностям многочисленных московских храмов! И, надо сказать, незваные гости не подвели, пограбили на славу. Обоз численностью в 973 повозки, доверху нагруженный добычей, двинулся на запад вместе с отступающими из Москвы поляками…

Приведу наглядный пример из так называемой 2-й кладовой записи, дошедшей до наших дней благодаря стараниям краеведа и историка А.Н. Величкова. Текст записи взят из его книги — "Предания о кладах Гжатского уезда", изданной в 1880 г.

"Я отправил из Москвы с разным добром 973 подводы, в Калужские ворота на Можайск. Из Можайска пошел я старой дорогой, на Смоленск становился не дошедши медынских и вяземских округ. Остановился на Куньем бору; речка течет из ночи на зимний восход, а имя этой речки Маршевка. И потом я велел русским людям на Куньем бору сделать на суходоле каменную плотину, плотину глиною велел смазать, а в ней положил доску аспибную и на ней написано, где что положено шедши из Москвы до Можайска".

Остановимся на этом месте и немного осмыслим, что именно написано в этом небольшом отрывке. Во-первых, обратим внимание на сам тон записки. Чувствуете, как написано? "Я отправил", "Я велел", "Я положил". Писал явно не простой солдат или даже старший офицер. Писал человек, облеченный верховной властью над перевозимыми ценностями, и уж как минимум начальник верховного ранга в польской армии. Кто бы это мог быть? Молва приписывает эти строки польскому королю Сигизмунду III. По другой версии, они были написаны Григорием Отрепьевым (Лжедмитрием I). Но так ли это? В то время король Сигизмунд был занят осадой Смоленска.

В те времена государи самолично возглавляли военные походы, и покинуть лагерь своих войск могли только при непосредственной опасности для своей жизни. Григорию Отрепьеву тоже было не с руки заниматься меркантильными вопросами, поскольку вся его призрачная власть висела в тот момент буквально на волоске. Ему следовало не ценности куда-то тащить, а себя оберегать. Тогда кто же оставил нам сии записи?

Легенда повествует о том, что они якобы были скопированы с медной доски, хранящейся в каком-то Варшавском соборе. Хранить подобного рода записи, да еще и в местах массового скопления народа, — дело весьма безрассудное, если не сказать глупое. Даже если и была такая памятная надпись сделана для потомков некоего знатного шляхтича, то ее должны были хранить пуще глаза в самом тайном подвале фамильного замка и за самыми прочными запорами. Вспомним в связи с этим, когда подобные сведения появились в открытой печати. Вот появились они только в 1880 г.! Собраны же они были еще раньше в 1835-м! А какие события происходили перед этим в Гжатском уезде, в которых, так или иначе, засветились поляки? Нашествие Наполеона! А в составе Наполеоновской Антанты на Россию двигался и польский корпус! Потомки тех шляхтичей, что 200 лет назад прятали на Куньем Бору украденные их прадедами сокровища, вернулись в составе этого корпуса в Россию и предприняли попытку их отыскать. И этот поворот сюжета кажется весьма вероятным.

Не могли крестьяне без бумаги и карандашей так долго хранить в памяти легенды о том, как некогда поляки зарывали многотонные клады. Нет, это совершенно исключено. А вот вспомнить прокламации, которые всего 24 года назад зачитывали в деревнях и селах потомки тех, кто данные клады зарывал, могли вполне. Память на подобные события у нашего народа была просто отменная. Событий в деревнях было мало, ни радио, ни газет, ни телевидения тогда не было и в помине. То, что о существовании многочисленных кладов было официально объявлено новоявленными оккупантами на деревенском сходе, было тогда сродни вселенскому потрясению.

— В нашей-то глуши, — перешептывались они, — такие безумные сокровища, да почти под нашими ногами!!!

Да, это производило сильное впечатление, и эти вопросы повторялись ими впоследствии множество раз, и запоминалось до конца жизни. Ведь прибывшие на поиски поляки наверняка имели только очень скудные сведения о том, где следует искать спрятанное. Скорее всего, им был известен только примерный район захоронения, да еще несколько местных ориентиров. Но названия рек и ручьев давно поменялись, стоявшие ранее деревни несколько раз сгорали, а население мигрировало в другие села. Прочие приметы тоже могли сильно преобразиться. За 200 лет (1610–1812) могло произойти все что угодно. Вырубались леса, по рекам строились новые плотины, запахивались старые курганы. И поэтому имевшие на руках только местные географические приметы поляки были вынуждены вести свои поиски только так, методом народного опроса. Других вариантов у них просто не было. Наверняка при этом они и награду сулили немалую, и поэтому, расходясь по домам, потрясенные услышанным, крестьяне без устали повторяли про себя примерно такие строки: "Снято семь венцов с колокольни в землю погребом и тут 8 бочек Королевского положения, всякой бочки по 7 миллионов злата, между церковью и колокольней, полотнами заметано в 1,5 аршина".

Возвратимся теперь несколько назад и вновь зададим уже прозвучавший ранее вопрос. Кто же закопал столь грандиозные ценности и по какой причине? Подозрения пали прежде всего на польского князя Льва Сапегу, в ту далекую пору занимавшего обширные пространства у реки Угры.

Только он, по нашему мнению, мог осмелиться оставить без вожделенной добычи законного польского государя и его сына Владислава, считавшегося номинальным правителем московского государства. Кстати, последний и в Москве, то ни разу не был, но подпись свою и печать на документах тех лет ставил исправно. Поступить подобным образом Сапега мог только по одной причине: если он сам тайно метил на царский престол в Кремле и ни под каким видом не желал делиться драгоценной добычей с кем-либо еще, втайне рассчитывая с ее помощью осуществить свою крайне дерзкую идею. Им же была даже придумана оправдательная легенда о том, что лошадей, перевозивших драгоценную поклажу, отравили в лесной глуши неведомые лиходеи. Ведь эти злоумышленники своим актом злодейского саботажа просто вынудили его, несчастного, срочно спрятать награбленное в самом неподходящем для этого месте. Алиби за счет злодеев Сапега получил просто железное. Кстати, ведь имелся и другой вариант кладовой записи, в котором этот эпизод отражен очень даже достоверно. Приведу достаточно емкий ее отрывок.

"В Москве, когда был король Вида (Владислав), его зять — Радзивилл в Москве, в то время (март 1610 г.) была Москва заполонена (оккупирована). И насыпал из Государева погреба денег 77 повозок, отправил вперед на город Можай и тогда приехал Михаил Скопин (Шуйский) в Москву (13 марта 1610 г.), то, устрашившись, король Вида уехал из Москвы на Можай и сколько людей захватил, во обедни всех их порубил и угодника Николая полонил и паникадилу, что была перед Николаем царская, старинная, полонил (пограбил церкви), стал над ним много ругаться и отсек правое ухо и сказал, чтобы тебе караулить наших коней. И усмотрел угодник Божий Николай такое его надругательство и за оное их, поляков, переслепил и многих переморил, оставив только двух коней королевских. То, видя король такую против Угодника предерзость и за то он дает нам (полякам) такое наказание, про-etui Угодника Николая дабы опять дал нам (полякам) прозрение проитить на свою сторону в Польшу…"

Конечно, написано несколько косноязычно, но понятно, что речь идет о массовом отравлении и людей, и, самое главное, тягловых животных. А ведь найти в тех местах новых лошадей было весьма проблематично. Население было перебито и ограблено теми же поляками задолго до марта 1610 г. От творимого захватчиками беспредела запустели и обезлюдели громадные пространства московской и смоленской областей, или, как тогда выражались, округов.

И данная гипотеза вполне могла иметь место, но, возможно, это был просто слух, своеобразный отвлекающий маневр. Ведь политическая обстановка тех лет менялась так быстро, что коварный план Сапеги вполне мог сработать. Сигизмунд был уже стар и плоховат здоровьем, его сын слишком молод и неавторитетен. Случись что-нибудь неожиданное, шальной снаряд, или несвежая пища на царском столе, и в его руках окажутся и войска, и ценности, и готовое царство в придачу. Сапега наверняка рассчитывал усадить малолетнего Владислава на весьма неустойчивый польский трон, а самому уже без помех, по-свойски разобраться с погрязшей в пучине очередных междоусобиц Московией. Достаточно было слегка подтолкнуть ход истории в нужном направлении, и сейчас на карте мира присутствовала бы совсем иная Польша, с совсем иными географическими размерами и политическими амбициями.

План свой коварный хитрый граф наверняка задумал, как только принялся готовить обоз с добычей к отправке. Недаром, прибыв на место заложения кладов, он прежде всего соорудил целую плотину, в которой схоронил одну-единственную, но совершенно бесценную для него вещь — памятную доску с указаниями того, где и как была спрятана большая часть вывезенной из Москвы добычи. Тут же напрашивается вопрос о том, какова же была эта часть? Та, что была заботливо попрятана им на пути между столицей и заштатным Можайском. Думаю, что по массе она составляла не менее 2/3 от вывезенного поляками добра. И в самом деле, зачем далеко увозить то, что потом опять придется возвращать обратно на место. Но все же основные денежные, или, как теперь говорят, золотовалютные, ценности он волок с собой до конца, пока не нашел подходящее место для их сокрытия.

Поскольку клад планировалось сделать "до востребования", (кто же мог подумать, что поляки вернутся в эти места только через 200 лет), им было выбрано место с очень высокой насыщенностью местных географических привязок. Каковы же были первостепенные приоритеты для кладоустроителей прошлых лет? Их несколько, и о них подробнейшим образом написано в кладовых записях, собранных к 1880 г. Записей-то действительно было несколько, но некоторые моменты в них оставались совершенно неизменными. Во всех документах и устных изложениях обязательно присутствовал некий центр, возле которого и разыгрывалась исследуемая нами кладоискательская драма. Этим центром был некий погост "Николы Лапотного", около которого и зарывал свои многочисленные клады "польский король"!

Вот как об этом было написано в одной из записей:

"Есть погост Николая Чудотворца, яже зовомый Никола Лапотный, и от него еще погост Святого мученика Георгия, в трех верстах один от другого. У погоста Николая Чудотворца имеется речка Хворостянка (она же Маршевка), а другая Гремячка. В устье оного погоста третья речка, Чернитинка из болота из черных местов".

Но речки, это еще не все, о чем упоминается в стародавних свидетельствах. Тут же имеются и следующие опорные привязки: курганы, искусственные валы и плотины, межевая грива, колодец с источником, крупное скопище меченых валунов, особым образом проложенная дорога из Москвы в Смоленск. Но они вернулись туда только через двести лет! А все вышеназванные топонимические названия были давно и прочно либо позабыты, либо уже исчезли с лица земли. Сгорели деревянные храмы, были переименованы многочисленные речки, а приметные валуны новые поселенцы растащили на фундаменты. И, несмотря на то, что зарыто было несколько десятков тонн ценностей, об их существовании никто и не догадывался. О кладах ведь знали только ушедшие на запад поляки. Местные жители, вернувшиеся в разоренные места через много лет, не имели о них ни малейшего представления.

Теперь настала самая пора вкратце перечислить общее количество самих захоронений, упомянутых в книге Величкова, и показать заодно, из чего они состояли. Поскольку масса запрятываемого была безмерно велика, ее, разумеется, разделили на несколько частей:

1. Медные деньги несколько тысяч.

2. 8 бочек королевского злата.

3. 25 винных котлов серебра.

4. Котел бражный с серебряной посудой.

5. 10-ведерная бочка золотых червонцев.

6. 8 бочек церковной утвари.

7. 6 винных котлов серебра.

8.2 котла серебра.

9. 3 котла битых золотых талеров (разрезанных на кусочки).

10. 4 котла битых талеров и другие деньги.

11. Бочонок золотых в кипучем колодце.

12. Сундук с прибором стола Государева.

13. Котельчик серебра солдатский.

14. Поклажа солдатская.

Подобных размеров захоронений на своей практике почти и не припоминается. Разве только хитро запрятанная перед штурмом Казани сокровищница казанского царства? Впрочем, о ней разговор пойдет у нас особый, а сейчас вернемся под славный Можайск. Заметим, что каждый из указанных кладов имел чрезвычайно тщательно описанную привязку к конкретной местности. Вот; например, очень характерная запись все из той же кладовой записи № 2:

"По конец каменной плотины в ямии, на три сажени отступил к востоку, воротясь против солнечного течения, с казной наполненные рядам поставили под одну доску. А крышки чугунными доскачи, взятыми от трубы в чанах, вдвое ряда кирпичами за-клали, землей засыпали, дерном затоптали".

Смотрите, как все четко и доходчиво описано. В 6 м от края плотины вырыта большая яма, и чтобы ее отыскать, требовалось отступить от конца плотины не куда-нибудь в иную сторону, а именно к востоку.

Или вот еще одна запись:

"Место пруда была ситка Государева, а пониже плотины зарыто 25 кубов, снято с винной ситки, и насыпаны серебром".

Не только храмом и погостом (постоялым двором) была известна выбранная им местность. Кроме всего прочего, там еще стоял и государственный винокуренный завод! Именно там, у многократно упомянутой в записи каменной плотины, вдалеке от жилых строений могло размещаться подобное производство. И Сапега был этому факту чрезвычайно рад. Имея огромное количество рассыпных и малоразмерных ценностей, он совершенно не имел подходящей для их захоронения тары. А тут такое счастье — целый винокуренный завод! Там ведь стояли и перегонные кубы, и бродильные чаны, и крышки к ним имелись чугунные. Или вы думаете, что он все это железное добро с собой из Москвы тащил? Он только ценности с собой волок, и только их.

Вот он тут и встал поблизости от заводика самогонного и начал из непрочных мешков, кулей и коробов все свое добро пересыпать в очень удобную, а самое главное — долговечную тару. Расчет у него был самый элементарный. Если ссыпать серебро и золото просто в земляные ямы, то потеряешь при раскопках весьма значительную их часть. А из железных кубов и чугунных чанов ни одна монетка на сторону не укатится. Так они все и похоронили. Причем точно отмечая не только место каждого конкретного захоронения, но и его содержимое, а также технологию заложения каждого из них!

"Еще велел сделать, перешедши речку на выезде, пониже каменной плотины, венец врыт, в нем поставлено б котлов винных, насыпал серебра, накидал плитами и сверху угольями засыпал, да к той дороге из Можайска в Смоленск через ту речку Маршевку, той берега круты, то на выезде перестрел: на запад в сторону стоит курган, в том кургане поставлен сосуд церковный в восьми бочках зарыт…"

Из данной немудреной фразы опытный поисковик выудит просто массу полезнейшей информации. "Перешедши реку на выезде". Три слова, а как много в них смысла! Стало быть, в те далекие времена речку, на которой стояла плотина, почему-то преодолевали вовсе не по ней. Где-то чуть ниже по течению был сделан специальный транспортный переезд, и именно там за рекой был вкопан венец, в который и поставили чаны. (Это основная обвязка русской избы, собираемая, как правило, из 4 рубленых в "лапу" толстенных бревен.) Размеры венцов и до сих пор делают не маленькие. 4x6 или 5x6 м — обычное дело. Ощущаете, какие внутри них были поставлены чаны, если в такой венец их влезло только 6 штук! Теперь о кургане. Как только мы преодолеем Маршевку по "перестрелу" (искусственное сужение русла реки), то с западной стороны увидим курган, под которым (или рядом с ним) зарыты бочонки с серебряной посудой.

Теперь, когда вы наверняка прониклись грандиозностью данного кладоискательского проекта, поставим перед собой самый главный для поисковика вопрос:

— Где же находится эта клятая речка Маршевка, на которой до сих пор стоит каменная плотина, где раньше возвышалась церковь Николы Лапотного, где рассыпаны большие валуны, стоят невысокие курганы и сделаны искусственные насыпи на мокрых лугах? И где же лежат все эти безумные, как по массе, так и стоимости ценности?

Чтобы в течение всего одного дня найти такие многотонные массы цветного металла, нам требовалось всего-то ничего — точно соотнести название мифической Маршевки с названием хоть какой-нибудь реки на современной карте. Но вот как раз с этим-то вопросом у нас и начались основные проблемы. Впрочем, все проблемы были легко разрешимы, если бы только удалось выяснить, где именно 400 лет назад располагался Куний Бор. Но как нам искать его теперь? Ни на одной, даже самой старой карте такой объект не значился. А рек, речек и ручьев на Гжатских землях и теперь видимо-невидимо. Как же выбрать из них одну, единственную? Ту самую, заветную речку Маршевку? А ведь если прочитать чуть-чуть повнимательнее славную кладовую запись № 2, то путеводная ниточка возникает в наших руках, словно по волшебству.

Читаем вместе с вами и двигаемся к разгадке тайны так же, как некогда и сам Шлиман двигался за сокровищами Приама, то есть не отступая ни на шаг от исторического текста.

"Велел на конце каменной плотины из одной стороны ископать яму, сделать ее глубокую и в яме поставить обруб дубовый и в той плотине, в яме поставил б котлов винных серебра и покрыл их плитами и велел засыпать угольями, а сверху землей и каменьем мелким…"

Получается, что обоз с ценностями двигался как до Можайска, так и после него очень и очень медленно. По нашим расчетам получалось, что, когда первые подводы уже становились на постой, последние только-только начинали движение! Таким образом, средняя скорость движения всей этой неспешной кавалькады равнялась примерно 10–11 верстам в сутки.

Перед нами оказался прекрасный ориентир для уточнения и дальнейшего продвижения наших многотрудных поисков! Ведь одну поисковую координату мы уже как бы знали — Старая Смоленская дорога. А пересчет дней на пройденные обозом от Можайска километры вполне мог дать вторую! Конечно, нужно иметь в виду и то, что по мере продвижения обоз сокращался в размерах (часть поклажи прятали по ходу дела), да и выучка возниц несколько повышалась. Но все равно больше 14 верст в сутки обоз одолеть не мог, и этот факт значительно продвинул нас вперед. Ведь нам было известно, что после Можайска транспорт с сокровищами двигался до пресловутого винокуренного завода ровно три дня. Оставалось только найти карту с нанесенной на ней Старой смоленской дорогой, и дело можно было считать наполовину сделанным. Но едва мы начали поиски заветной карты, как довольно быстро выяснилось, что Старая смоленская дорога № 1 — это совсем не та Старая смоленская дорога № 2, по которой в свое время двигался Наполеон. Пришлось разыскивать еще более старые географические карты, примерно соответствовавшие началу XVII в. После длительных изысканий оказалось, что некогда действительно существовал хитро петлявший по России тракт, который проходил гораздо южнее современной Минской автострады. Вот по нему-то нам и предстояло курвиметром отложить три раза приблизительно по 12–14 верст, чтобы хотя бы ориентировочно попасть пальцем в заветное место на карте.

Такой замер был, естественно, незамедлительно сделан, и наши возбужденно дышащие носы, вкупе с дрожащими от волнения пальцами, заскользили по пожелтевшей бумаге. Первую остановку после Можайска обоз, несомненно, сделал в Ельне. Вторую — в Преснецово. А где же третью-то, самую для нас важную? Очень быстро наши указательные пальцы уткнулись в деревню под названием Ивакино! А рядом с ней располагалась и другая деревенька, называемая как-то уж очень и очень знакомо, а именно Лопатино!!! А еще чуть в стороне виднелся и жирный типографский крест" обозначающий церковь. Сомневаться не приходилось. Данное Лопатино наверняка было как-то связано с древним храмом Николы Лапотного, на месте сожжения которого была впоследствии воздвигнута современная, каменная церковь.

Чтобы выяснить ее родословную, мы бросились к компьютеру. Слава Интернету! Через несколько минут удалось выяснить, что церковь, названная в честь святого Дмитрия Солунского, была построена в 1814 г. Да к тому же это место подозрительно близко находится и от Медынского, и от Вяземского районов. То есть прямо в буквальном смысле по писаному тексту, взятому из кладовой записи, не допуская ни малейшего отклонения от ее сути и буквы!

Прошло еще некоторое время, и более подробная карта района будущих поисков легла на стол перед нами. И тут совершенно неожиданно открылись такие детали, о которых мы до гой поры даже не догадывались. В одной из строк кладовой записи мы уже несколько раз подряд читали следующую малопонятную фразу, относящуюся к церкви Николы Лапотного: "Въезд и выезд в одни ворота, и Судоносинные прудки челночкам".

— Что еще за прудки, — недоумевали мы, — какой еще выезд? Но, всмотревшись в более подробную карту, мы быстро поняли, о чем идет речь. Оказалось, что современный храм стоит недалеко от речки, а вдоль нее явственно просматриваются два небольших прудика, расположенных один за другим. Да и еще, эта речка с прудиками текла строго с запада на северо-восток. Казалось, удача идет нам прямо в руки, и горсти "битых талеров" уже оттягивают наши изрядно потощавшие карманы.

Оставалось сделать самое малое — приехать на теоретически вычисленное место и с помощью хотя и старых, но все еще надежных приборов установить достоверность сокрытой в кладовой записи истины. Так мы впоследствии и поступили. Добравшись до Ивакино, мы первым делом принялись производить рекогносцировку местности. Да-а-а, очень многое удивительнейшим образом соответствовало заученным почти наизусть строкам просто идеально. Но были и непонятные провалы и нестыковки. Самое замечательное наше достижение состояло в том, что мы почти сразу установили, почему раньше никто не ездил по каменной плотине. Правда, теперь по ней был проезд, но сама-то старинная плотина едва-едва выглядывала из-под мощной современной громадной плотинищи, которая возвысилась над старой, не раз чиненной дамбой, метров этак на пять. А раньше старая плотина просто была столь низка и при этом так неудачно упиралась в восточный очень высокий и крутой берег, что взобраться по нему на телеге, запряженной одной лошадью, было просто немыслимо! Нашли мы, разумеется, и кусочек Старой Смоленской дороги, которая действительно проходила в 200 м ниже старой плотины. Правда, ни курганов, ни гривы с 10-ведерной бочкой червонцев, ни вала на мокром лугу нам отыскать так не удалось, но мы утешали себя тем, что за 400 лет здесь могли много чего поперекопать, да и вообще снести с лица земли.

И вот, думая, что место захоронения как минимум дюжины грандиозных кладов наконец-то найдено, я приступил к своему привычному и даже рутинному делу — отысканию самих несметных сокровищ. Час шел за часом, одно за другим обследовались так изумительно четко описанные в записи золотоносные места, но, кроме большого количества техногенного лома советских времен, нам не попадалось абсолютно ничего. В конце концов, почти потеряв надежду на хоть какие-то находки, мы, понуро повесив головы, двинулись к полуразрушенному храму, сиротливо возвышающемуся на краю деревни. Уж там-то мы твердо рассчитывали на успех. В привязке к церкви мы имели в запасе целых два могучих, многосоткилограммовых захоронения. Это были пресловутые "восемь бочек королевского злата" и "многие тысячи медной монеты". Не сказать, чтобы нам были уж очень нужны эти медные "тысячи", но хотелось хоть как-то подтвердить выдвинутую и, казалось бы, так четко обоснованную поисковую гипотезу.

Но, увы! Прочесывание местности, прилегающей к храму, да и самих развалин церковных не дало нам ровным счетом ничего, за исключением обломков дореволюционной конной косилки да приличной грудки непонятного назначения железных обломков. Ни злата, ни серебра, ни даже меди. Полный крах всех надежд! Но самое обидное состояло даже не в том, что мы не обнаружили ничего ценного. Мы ведь приехали вовсе не за этим. Самое обидное было в том, что мы не обнаружили никаких ям, которые непременно должны были бы остаться в тех местах, откуда более удачливые наши коллеги вытащили безумное количество "кубов", "чанов" и "бочек" с драгоценным содержимым. А они на местах раскопок должны были остаться непременно. Вот я, например, не раз находил куда как более скромные ямки от столь же скромных и многочисленных наполеоновских кладов. Но заметьте, с тех пор тоже ведь почти 200 лет минуло, а они все еще сохранились.

А здесь мы должны были наткнуться на громадные котлованы, а отыскали только старые немецкие окопы, да блиндажи времен Второй мировой. Тут ведь как в любом поиске — каждый раз встречаешься с неизвестностью лицом к лицу, и каждый раз до последнего мгновения непонятно, за кем будет победа в очередной схватке со старыми тайнами нашей потаенной истории.

Что же помешало нам отыскать клад "Николы Лапотного"? Возможно, мы изначально слишком сильно понадеялись на имевшиеся в нашем распоряжении тексты и бросились на скоропалительные поиски, соблазненные некоторыми совпадениями естественных географических ориентиров с ориентирами легендарными. Возможно и другое. Король Влад, князь Радзивилл, князь Сапега, или кто там еще, оказались несколько умнее, чем мы считали, и укрыли вывезенные из Москвы сокровища куда как более хитро и тщательно. Возможен также и вариант того, что крестьяне, поведавшие старозаветные предания краеведу Величкову, не мудрствуя лукаво, просто связали старинную кладовую легенду со знакомыми им с детства привычными русскими пейзажами. Вариантов, как говорится, множество.

Но давайте еще раз вернемся к загадке "Николы Лапотного". Никто не спорит с тем, что отыскать даже такой массивный клад неимоверно трудно. Однако кто сказал, что мы менее настойчивы в поиске, чем люди, некогда скрывавшие сокровища со всем искусством маскировки заветных тайников? Раз нами не выявлено ни положительного, ни отрицательного результата в районе деревни Ивакино, то, стало быть, поиски надо продолжать в других районах и все же надеяться на успех в будущем. Ведь вероятность захоронения вывезенных поляками ценностей именно в данном районе весьма велика!

Любаньские сокровища

Времена Гражданской войны, как и другие смутные времена в истории нашего Отечества немало поспособствовали как захоронению большого количества кладов, так и созданию еще большего количества легенд о них.

Вот одна из них. В 1918 г. из Петрограда в г. Любань по приказу Петроградского ревкома были вывезены несколько семей весьма известных княжеских фамилий. Их тогда выселили под предлогом освобождения жилплощади для победившего пролетариата и даже помогли им с переездом и перевозом имущества. Некоторое время переселенцы жили в двух домах, стоявших недалеко от церкви, что ближе к речке Тигоде, недалеко от железнодорожного моста на Москву. На некоторое время их оставили в покое, хотя и приглядывали за ними.

Однако, как всем известно, довольно быстро в стране началась кампания по экспроприации имущества и валютных ценностей у бывших господских классов. Конечно, и обитатели обоих любаньских домов не избежали этой участи. Их жилища многократно обыскивались, а сами они подвергались многочисленным допросам и побоям. В конце концов, все были расстреляны. Но, как гласит народная молва, ничего ценного комиссарам найти не удалось. Соответственно, среди местных жителей родилась легенда о том, что успели запрятать страдальцы свои фамильные ценности где-то в лесных оврагах у реки. Еще и после Второй мировой войны местные мальчишки копались на лесных полянках и откосах вдоль реки, пытаясь поймать удачу, но тщетно. Если и закопаны где-то под Любанью фамильные драгоценности, то они, скорее всего, и по сей день никем не найдены.

Не рискну утверждать, что и теперь сокрытые под Любанью ценности не найдены. Со времени опубликования данной заметки кто-нибудь да провел там разведку и, вероятно, набрал там много бриллиантов. Ведь "стоит только захотеть и немного попотеть", как пелось в одной популярной в 80-х гг. песенке. Насчет того, чтобы захотеть, я не совсем уверен, а вот насчет того, чтобы попотеть, — гарантия 100 %. Работать в оврагах весьма непросто. Они неудобны для работы из-за своей конфигурации, напоминающей громадное корыто. Ходить вдоль их русла очень неудобно потому, что удержаться на крутых откосах при таком движении крайне трудно. Двигаться же поперек оврага тоже не выход, поскольку устаешь очень быстро. Кроме того, овраги часто заболочены, покрыты множеством кочек и имеют очень плотную и неприятную растительность.

Хотя, ради справедливости, нужно сказать, что многие овраги имеют удивительно облагороженный внешний вид. И работать там — одно удовольствие. Вот только почему-то ничего в них стоящего не попадается. Отсюда делаем сразу несколько практических выводов.

Вывод первый. Поскольку общая масса кладов обычно невелика, то ходить по оврагам в их поисках нам придется именно поперек, а не вдоль. Когда разрыв между двумя поисковыми проходами не превышает 2 м, то лучше ходить именно поперек. Так лучше держать в поле зрения местные ориентиры и не нужно постоянно проводить предварительную разметку "прозваниваемого" полигона.

Вывод второй. Особое внимание в поиске надо уделять тем местам в овраге, где есть какие-либо неоднородности. Резкие изгибы русла оврага, крупные старые деревья, растущие либо внутри него, либо на краях, раздвоения основного русла, выступающие наружу массивные валуны. Опыт показывает, что чаще всего находки встречаются именно в таких местах. При этом они на 80 % привязаны именно к стенкам оврага, а не к его руслу.

Это в общем и целом понятно каждому. Ведь прячущий тоже невольно ищет глазами хоть какой-нибудь ориентир, стараясь зрительно привязать свое "захоронение" к приметному месту. То, что малоразмерные клады часто встречаются именно в боковых стенках, тоже понятно. Там встречается много лисьих и барсучьих нор, глубоких промоин и прочих мест, куда без особого труда можно быстро упрятать милую сердцу вещицу или увесистый котелок с монетами. И конечно же при каждом удобном случае необходимо проводить опрос местного населения, стараясь ненароком выявить, нет ли в окрестностях их села, деревни или городка какого-либо известного (именного) овражка. Пастухи, грибники, рыболовы и трактористы — основные ваши информаторы. Они лучше других знакомы с этим деликатным вопросом. Идите к ним и не пожалеете.

Как-то дела занесли меня в Коломенский район, а если быть точнее, то в село Белые Колодези. Меня там интересовала сама церковь, а копаться в каких-либо оврагах я не собирался. И тем не менее после непродолжительной беседы с местным старожилом, скучающим на покосившейся завалинке, я резко изменил свои намерения.

— А что, отец, — предложил я ему в качестве угощения столичную сигаретину, — что в ваших местах есть интересненького, кроме сего храма?

Я кивнул в сторону ободранной церкви и дал прикурить моему шапочному знакомому.

— Гусев овраг есть, — не раздумывая и секунды, отозвался тот. Знатный овраг, глубокий. В давние годы, сказывают, там разбойники атамана Гуся жили. Землянки у них там были подземные, и даже, говорят, они там добычу свою закапывали.

— Да ну? — незамедлительно поддержал я его откровения.

— Как пить дать, — резанул себя ладонью по горлу ветеран. — В прошлом году Ванька Хлудов там три серебряные монеты нашел. Да мой племяш давеча тоже во-от такой полтинище притащил. Спрашиваю: "Где взял?" Плечами пожимает дуралей: "В ручейке лежал". Малец еще совсем, никакого соображения в голове.

— Так он небось далеко, овраг-то ваш, — притворно зевнул я, — не дойти и до вечера…

— Какой там далеко, — возмущенно подскочил старичок, — на молодых-то ногах за 20 минут доскачешь.

Я был там за десять. Овраг как овраг. Во всяком случае, именно таким он мне представился с современного шоссе. По правую руку от дороги уходила мелкая и явно молодая часть овражной системы. А по левую к Оке спускалась более мощная, старая и, я бы сказал, матерая его часть. Но все же он никак не производил впечатления места, где некогда прятались разбойники. Посчитав, что вначале будет нелишним пройти по всему оврагу и ознакомиться с обстановкой, я медленно двинулся вдоль русла пересохшего ручейка. Овраг мне показался громадным и не столько по ширине, сколько по глубине. Два или три небольших ответвления отходили от него вправо и влево, но и то лишь вблизи шоссе. А дальше он превратился в некое узкое и резко прорубленное русло. Отметив про себя, что тратить время на "прозвонку" этого естественного коридора не стоит, я продолжил движение вперед. Вскоре стало ясно, что Гусев овраг — место довольно посещаемое. Выбравшись на гребень, я тут же увидел грибника, неспешно прогуливавшегося по опушке, а неподалеку просматривалась свалка строительного мусора.

Нужно было решаться и, сняв рюкзак, я принялся собирать поисковый прибор. До того момента мне почти не приходилось работать в оврагах, и опытом такого рода у меня был едва ли не единственный поиск, который я как-то проводил в Белоруссии. Но тот овраг на северной окраине села Староборисово был намного короче, удобнее для работы и гораздо компактнее. Поэтому основной размер измерительной сетки я взял не 1х1 м, как там, а 2x2. Таким образом, за одно и то же время я надеялся "прозвонить" в 4 раза большую площадь.

Но здесь работа сразу не заладилась. Откосы оврага столь стремительно падали вниз, что работать на крутых поверхностях было просто невозможно. Пришлось ограничиться прочесыванием лишь тех мест, где не было опасности свалиться в промытый водой каньон. Приблизившись через несколько часов работы к его устью, я неожиданно услышал довольно громкое журчание воды. Поспешив вперед, я увидел, что из подножия левого склона в нескольких местах выбивается родник. Подняв голову, я к тому же заметил, что и общий вид оврага кардинально изменился. Несколько характерных примет местности подсказали мне, что здесь некогда действительно жили люди.

Какие это были приметы?

Во-первых, проточная вода. Круглогодично действующий источник — важнейшая примета. Без близкорасположенного источника длительное проживание невозможно.

Во-вторых, наличие горизонтальных площадок (ведь по косогору целый день бегать не будешь). Площадки в этом месте имелись в наличии, и их было даже несколько.

В-третьих, произрастание нехарактерных для дикого леса деревьев и кустарников. Росли даже одичавшие яблони и ежевика.

Удалось даже отыскать места, где ранее (может быть и 200 лет назад) были устроены разбойничьи землянки. Местность в Гусевом овраге довольно каменистая, и контуры старых построек прослеживались там даже сквозь буйную растительность. Кроме вышеперечисленных примет еще одно соображение заставляло думать, что именно здесь прятались лихие люди. Совсем недалеко от устья оврага протекала Ока, и при малейшей опасности можно было добежать до спрятанных в прибрежных кустах лодок и отплыть на ближайший к оврагу остров.

Теперь, когда самое перспективное место для поисков было выявлено, я принялся работать более интенсивно. К тому же меня подгонял вполне понятный азарт.

"Чем я хуже какого-то там Ваньки?" — думал я, рьяно продираясь сквозь заросли и буреломы. — "Он отыскал монеты просто так, "на дурака", без ничего! А мне-то с такой техникой сам Бог велел найти здесь абсолютно все!" Наивный, я ожидал найти все! Я нашел даже больше!

Подчеркну, что я только производил замеры, выявляя подземные аномалии, а вовсе не раскапывал их. Но уже вечером, возвращаясь на электричке в Москву, я наконец-то подсчитал их общее количество. 16 штук! Идеальный случай — это когда в проверяемом районе обнаружится всего одна аномалия. В таком случае вероятность того, что ты наткнулся именно на то, что искал, достаточно велика. Тогда можно смело рыть в найденном месте и более или менее обоснованно надеяться на успех. В данном же случае было предельно ясно, что овраг наглухо замусорен бытовым мусором. Пришлось весь следующий день просидеть над полученными результатами, пытаясь из сонмища потенциальных целей выбрать те, которые хотя бы приблизительно походили на "разбойничьи клады". Правда, загвоздка была в том, что до тех пор мне не приходилось находить ни одного подобного клада, и по каким параметрам следовало ориентироваться, было совершенно непонятно. По массе спрятанного металла? Но из всех обнаруженных ранее захоронений слишком массивными были только два. Их-то я и отбросил с легким сердцем, поставив на разрисованном кружочками чертеже Гусева оврага два красных креста.

Осталось 14 объектов. Дальше-то что? Подумав, отбросил еще девять аномалий, заведомо содержащих лишь черный металл. Для раскопок наметил пять оставшихся аномалий преимущественно цветного металла. Такое положение дел несколько меня обнадежило. Хотя и это был явный перебор. Когда находишь такое изобилие металла в глухой, практически не обжитой местности, не жди ничего хорошего. Каждый раз одно и то же: либо погребенная под тонким слоем почвы бытовая свалка, либо эхо минувшей войны. Но поскольку надежда всегда умирает последней, то я выбрал время и еще раз посетил гостеприимный, а самое главное — столь щедрый на обещания овраг.

И во второй раз я был конечно же оснащен всем необходимым: саперная лопатка, титановый совок для более мелкой работы и садовые грабельки для самой мелкой. Начал я с небольшой аномалии, расположенной ближе всего к Оке. Мне хотелось понять сразу, с чем придется иметь дело впоследствии. Почему-то казалось, что первый же извлеченный объект сразу и покажет, чем богат Гусев овраг. Выкопав довольно глубокую яму, я, к сожалению, не сразу догадался, что делаю что-то не то. И только примерно через час, набив пару приличных мозолей, я решил проверить, далеко ли еще до цели. Несколько замеров показали мне однозначно, что моя аномалия несколько сместилась. Причем сместилась именно туда, куда я отбрасывал плотные комья земли. Только тут до меня дошло, что найденная аномалия представляла собой не один предмет типа утюга или куска трубы, а перемешанное с глиной скопище каких-то гораздо более мелких предметов. Настала пора совка и грабель. Я работал как одержимый, рыл как заправская землеройка. И вскоре был вознагражден. Зеленоватый екатерининский пятак выкатился к моим коленям с такой радостью, словно всю жизнь ждал моего появления. За ним еще… и еще… и более мелкие кругляши, мелькнуло и тусклое серебро.

Отбросив бесполезные грабельки, я засунул руки едва ли не по локоть в перекопанную каменистую землю и греб, греб и греб ее пальцами, азартно перелопачивая и дробя комья лесного фунта. Когда каждый комочек земли был мелко перетерт между ладонями и отброшен в сторону, я оглядел собранную в кучку "добычу". Грязные, невзрачные, сильно окислившиеся кружочки. Полустертые изображения малознакомых и совсем незнакомых государей, орлов, неразборчивые надписи, царапины от лезвия лопаты. Мне стало даже немного стыдно. Зачем я с таким азартом охотился? Самого меня сроду не интересовала нумизматика. Нет, конечно, меня в детстве занимали разнообразные монетки, которые мой отец понавез со всего мира. Я частенько высыпал их на пол, разбирал, сортировал, раскладывал кружочки и многоугольнички по странам и номинальным достоинствам… Но в один прекрасный день жизнь взяла свое. Оказавшись без денег на жизнь, я взял да и продал всю эту разнокалиберную мелочь приятелю всего за 12 советских рублей, поскольку кушать было нечего. В тот момент и кончилась моя нумизматика.

Вот и теперь собрав найденные старинные денежные знаки, я взвесил их увесистую кучку в ладонях и решил раздать знакомым, убедив их таким образом, что мое (по их мнению) дурацкое занятие все же способно приносить некоторые плоды. Но это было не все, впереди меня ждали еще четыре аномалии, и следовало поторапливаться. Но следующие две находки принесли одни разочарования. Блок цилиндров от "Жигулей", разбитый аккумулятор (не от них ли?) и куча старинной медной посуды. Явно самодельные миски и грубо клепанные кружки (несколько похожие на пивные) совершенно не задели моего воображения. Теперь-то я думаю, что это и было то самое ценное, что дал мне в тот день Гусев овраг. Возможно, именно из этих грубых "приборов" ели и пили те самые легендарные разбойники, за сокровищами которых я с таким азартом гонялся. Именно эти невзрачные с виду вещицы и были тем сокровищем, которое только следовало немного почистить и отреставрировать. Но… в тот момент я просто пнул найденное "барахло" носком ботинка и резво побежал к следующему сигнальному затесу на дереве.

И вот там мне повезло по-настоящему. Поскольку аномалия была локализована на небольшой площадке левого склона, мне пришлось очень много поработать лопатой, ибо вычислить, где точно располагалось захоронение, я тогда не умел. (Это вообще особое искусство, и умение приходит лишь с годами.) Но вот под лезвием моей лопаты что-то резко звякнуло и заскрежетало.

"Металл! — молнией пронеслась в голове мысль. — Что-то нашел!"

Еще несколько торопливых ударов, и из распоротой земли буквально потекло серебро! Не то тусклое и жалкое, что у ручья, а молодое, сверкающее и весело позвякивающее! Я с восторгом запустил в него руки и только тогда впервые ощутил ту волну беспредельного блаженства, которое испытывает человек, отыскавший-таки вожделенные сокровища. Этой секундной радости оказалось достаточно, чтобы навсегда запомнить тот трепет в груди и дрожь в пальцах, погружающихся в сверкающее нечто! С тех пор я не пропускаю фильмы о пиратах, поскольку в каждом их них, как правило, встречаются подобные сцены. И сердце мое бьется в такт с сердцами главных героев, добравшихся наконец-то до вожделенного богатства.

Но после того как первый восторг прошел, я более внимательно рассмотрел найденное. Оказалось, что серебро сверкало так сильно потому, что было выпущено совсем недавно, ибо моя находка по большей части состояла из серебряных рублей, полтинников и монет более мелкого достоинства, выпущенных в 1924 г. Но такие мелочи уже не могли меня разочаровать.

"Пускай серебро и наше, а не разбойничье, — думал я, торопливо укладывая добычу в мешочек, — зато вон, сколько его много".

Находка и впрямь была приличная по весу, и когда я встал на ноги, рюкзак ощутимо надавил на мои плечи. Пора было поворачивать к дому. Болели руки, ноги и все, что могло болеть. Время поджимало, и, не рискуя остаться ночевать в угрюмых, тревожно шумящих зарослях, я потащился к шоссе.

Должен сказать, что это был не единственный мой успешный опыт "овражных" поисков. Случались и другие удачи. И снова они были привязаны к именным оврагам. В связи с этим можно рассказать интересную историю, случившуюся не так давно. Общаясь с одной журналисткой из газеты "Совершенно секретно", я узнал, что она раскопала в архиве кое-какие интересные сведения, вернее легенду, связанную с оврагами. Сообщу и вам, какую информацию я тогда получил:

"Не доезжая подмосковного Клина, в районе деревни Давыдково, имеются якобы два интересных оврага. Оба они привязаны к долине реки Сестры, и оба имели имена собственные. Один зовется Саблиным оврагом, и расположен он вблизи села Голенищево, в бывшем имении помещика Иегова. 4 второй назван Котельниковым оврагом и лежит он как раз между селениями Акатьево и Залесье. С обоими оврагами связана старинная легенда о братьях-разбойниках, которые составит шайку безжалостных налетчиков, двигавшихся из Москвы к нашим северным провинциям".

А что, подумал я, вполне реальная ситуация. Дорога действительно богатая. Из столицы все ехали с деньгами, довольные и наверняка подвыпившие. И нападения случались как раз на "горой день пути, когда день клонился к вечеру, а до спасительного Клина, где купцы надеялись отдохнуть и расслабиться, было еще далеко. Сгущались сумерки, лошади неторопливо брели, устало опустив головы и медленно переставляя ноги и тут…

Да к тому же и названия оврагов были очень характерные. Ясное дело — разбойники в те времена были вооружены саблями. А Котельников чем хуже? В чем же еще можно было прятать добытое ночным разбоем? Только в объемистом котелке! К тому же овраг этот тянулся, судя по карге, на добрых 5 км и в его утробе "черта лысого" можно было спрятать! Да и чисто географически овраги расположены буквально рядом друг с другом, что тоже довольно необычно, но для налетчиков чрезвычайно удобно. В Саблином овраге они быстренько потрошили обозы, рубили возницам головы, а потом переезжали на захваченных телегах через реку Сестру по мосту, и скрывались в Котельниковом овраге…

Решено, надо срочно ехать и разбираться на месте! И я поехал, благо подвернулась оказия. Доехав до Давыдково, я попросил водителя остановиться на автобусной остановке и прошел немного вперед и вправо от шоссе. С вершины водораздела было прекрасно видно долину реки Сестры и стеной вздымающийся за ней дремучий лес, точно не вырубавшийся со времен лютовавших здесь разбойников. И сколько не вглядывался я в его темные пущи, разглядеть контуры Котельникового оврага, даже с помощью мощного бинокля, мне так и не удалось.

— Не беда, — решил я. — Вначале разберусь с Саблиным оврагом, благо он мне по дороге.

И я двинулся по шоссе, ведущему в сторону Акатьево, то и дело посматривая по сторонам. Долго искать овраг мне не пришлось. Резко проваливающаяся местность справа показала, что искомый объект рядом. Отыскав ведущую вниз хорошо утоптанную тропинку, я спустился вниз. Там меня ожидал сюрприз, вернее даже два. Первый заключался в том, что строение дна оврага было таково, что загнать в него даже одну телегу было делом весьма проблематичным, не говоря уже о целом обозе. Второй сюрприз был серьезнее, ибо он был чисто географического свойства. А к географическим подробностям каждый поисковик привык относиться очень трепетно. Дело в том, что из прилагавшегося к легенде графического материала ясно было видно, что Саблин овраг отходил от идущей на север дороги строго перпендикулярно, а вовсе не параллельно ей. Пришлось вновь выбираться на дорогу и продолжить путь.

И только когда я переправился через реку и прошел еще не менее километра, то увидел справа от себя громадный и широченный овраг, будто разрезанный вдоль плоского русла блестящей полоской ручья. Он во всех мелочах и пропорциях соответствовал тому Саблину оврагу, который я и ожидал встретить. Раньше дорога наверняка шла поперек его русла. Русла столь широкого, плоского и свободного от крупной растительности, что и вправо и влево вполне можно было загнать по десятку телег с лошадьми. Он полностью (и размерами, и расположением) соответствовал той роли, которую мы ему отводили в своих теоретических изысканиях. Но поскольку основные шансы на отыскание чего бы то ни было я все же связывал с Котельниковым оврагом, то здесь я задерживаться не стал, а двинулся далее, насчитывая через час добраться до Акатьево. Разумеется, можно было бы идти и вдоль реки Сестры, но гарантированное бездорожье и топкая, густо поросшая кустарником пойма отбивали всякое желание спускаться с шоссе.

До намеченного промежуточного пункта я добрался лишь через час. Неоднократно было замечено, что люди, желающие что-то спрятать, действуют весьма однотипно и предсказуемо. Если дело происходит на открытой местности, то захоронения, как правило, устраиваются в местных углублениях, либо там, где есть хоть какая-то растительность. Если надо что-то бросить с плотины, то инстинктивно это делается именно в ее середине. Что же касается конкретного места, то мне казалось, что самое интересное меня ждет именно в верховьях Котельникова оврага. Ведь по предварительно разработанной исторической реконструкции налетчики с добычей двигались от устья оврага в глубь его. Представлялось, что они чисто инстинктивно должны удаляться вглубь как можно дальше, стремясь сбежать к самым верховьям оврага. Вот потому я и выбрал Акатьево. Именно потому, что эта деревня была ближе всего к оконечности оврага. Переведя дух на скамеечке автобусной остановки, я свернул в лес и, считая шаги, двинулся строго на запад.

Считал я шаги по той причине, что лучшего способа измерения расстояния при передвижении по лесу просто не знаю. Давно рассчитано, что длина шага мужчины моего роста при неторопливой ходьбе составляет примерно 70 см. Пройти мне предстояло около 2 км, и значит, мне следовало отсчитать 300 шагов. Иду, считаю. Но иду не просто так — смотрю по сторонам, а еще больше прямо под ноги. Вот лежит ржавая консервная банка, вот стеклянная бутылка из-под кетчупа. Кто ее принес сюда? И зачем? Почему бросил именно здесь?

Разумеется, экология здесь ни при чем, и "Гринпис" тоже отдыхает. Моя основная задача на подходе к объекту — выявить степень загрязненности и захламленности бытовыми отходами местной фауны. Вон пластиковая ружейная гильза — отмечал я про себя. 12-й калибр, старая уже вся, грязная, а вон, кажется, пластиковая бутылка… из-под "пепси"… Но разбросанного бытового металла, к счастью, встречалось мало. Видимо, сказывалась удаленность от человеческого жилья. И это меня радовало. Я знал, что такое положение вещей сильно облегчит мне весь дальнейший процесс поисков.

Здесь как бы просматриваются два положительных момента. Первый касается общего исследуемого фона того или иного полигона. Согласитесь, что если на экране постоянно выскакивают однообразные цифры, то малейшее отклонение в ту или иную сторону сразу вызывает определенную реакцию оператора. И еще. Если грунт чистый, то появляется возможность несколько увеличить чувствительность магнитометра. Для этого мы просто переворачиваем штангу считывающей головки и таким несложным маневром приближаем датчик к возможной находке. Приближаем почта на метр, а это в полевых условиях многого стоит. Грубо говоря, если при верхнем положении датчика "кубышку" в 3 кг на метровой глубине можно безошибочно обнаружить в 3 м от нее. А при нижнем положении датчика ее же можно уловить уже в 4.5 м.

Казалось бы, какая тут особая разница? Метр, полтора — ерунда какая-то. Нет, не ерунда. Выигрыш набегает очень солидный. Если при расположении датчика у головы оператора, он вынужден нарезать участки шириной всего в 2–3 м, то при нижнем положении датчика можно полосы смело резать в 4–5 м. Одним простейшим маневром мы значительно увеличиваем "прозваниваемую" площадь. В целых четыре раза! А отсюда вытекают и все остальные преимущества. На обработку одного и того же полигона оператору требуется в четыре раза меньше времени и сил.

А то вспоминаю, как неоднократно приходилось работать в братской Белоруссии. До полигона 5—10 км пешком отшагаешь. Там 20–25 км натопаешь, а потом еще обратно идти надо. Ноги после таких "упражнений" просто отваливались.

Но вернемся в Подмосковье, к родному Котельникову оврагу. Разумеется, пока ничего такого не заметно, лишь только ноги как-то веселее идти стали, сразу видно, что местность под уклон пошла. Вот и первый более существенный признак — слева ясно просматривается отходящий от основного русла неглубокий, но резко выраженный отрог. Чтобы быстрее оказаться в центральном русле, я свернул и сами ноги привели меня куда надо. Да-a, Котельников овраг был очень не слаб. Даже здесь примерно в 3 км от устья он поражал своей глубиной и мощью.

На сканирование 4 км овражного массива у меня ушло 3 дня от рассвета до заката. Благо удалось найти поблизости от места работы дешевый ночлег. 2 дня были совершенно пустые. А последний день принес сразу 2 находки, причем обе они были найдены на относительно небольшом участке, не далее 100 м друг от друга. Но ни та, ни другая (как выяснилось) не имели к легендарным грабителям ни малейшего отношения. Первый раскоп подарил мне разобранный на части станковый пулемет "Максим", к сожалению напрочь проржавевший. Было видно, что зарывавший его предпринял некоторые меры к его сохранению. Во всяком случае, внутренний канал ствола и боевой механизм сохранили остатки смазки. Сохранилась и часть грубой ткани, в которую оружие было некогда завернуто. Но все же повреждения от коррозии были слишком велики. Пришлось отнести части некогда грозного оружия подальше в лес.

Другая находка была куда как более странная. Сигнал прибора указывал на то, что под землей лежит цветной металл, и поэтому копал я с особой старательностью. Но вскоре выяснилось, что находка моя, скорее всего, имеет отношение к минувшей войне. Видимо, в овраг упал сбитый самолет, и я наткнулся на изуродованные остатки его двигателя. Поняв, что ничего интересного меня не ожидает, я бросил раскопки и принялся за обследование широкого устья Котельникова оврага. К сожалению, он был обжит людьми гораздо более основательно, нежели его верховья. Показались строения то ли пионерского лагеря, то ли дома отдыха, и я свернул аппаратуру. Исходя из предыдущего опыта, было ясно, что кроме ржавых банок из-под краски, дырявых кастрюль, дисков от "Жигулей" и прочего мусора меня не ждет абсолютно ничего.

Вполне возможно, что в Саблином овраге меня ждали более увлекательные и полезные находки, но я так вымотался, что счел за счастье как можно скорее вернуться в Москву. А еще раз попасть в тот район так не довелось. И теперь вряд ли когда удастся.

Полтавские утраты

Почти всем в нашей стране, да и вообще на всем пространстве бывшего СССР не сыскать человека, хотя бы краем уха не слышавшего о предателе всех времен и народов — И.С. Мазепе.

Имея все блага, которые только можно было себе представить, пользуясь всемерной поддержкой российского государя, этот гнусный обманщик и клятвопреступник не только всячески обирал порученных его заботам подданных, но и в трудный для государства момент выступил на стороне врагов России, примкнув к войскам Карла XII во время Полтавского сражения.

Но, естественно, мы не будем в этой главе рассматривать военные и политические аспекты данного сражения. Наша задача совсем иная. Мы должны проследить судьбу немалых ценностей, которые транспортировали как шведские войска, так и обозы Мазепы.

27 июня 1709 г. в первом часу пополудни раненый король шведов добрался до своей главной квартиры в Великих Будицах. Спустя несколько часов, сюда же стали подходить остатки разбитых возле Полтавы шведских войск. Русские войска висели буквально на плечах отступавшей армии, и после короткого совещания решено было бросить все тяжести, артиллерию, раздать лошадей пехотинцам и отступать к Днепру. С непобедимой армией фактически было покончено, но походную казну еще можно было попытаться спасти. По приказу короля несколько подвод, сопровождаемых надежными людьми, оторвавшись от отступавших к Переволочне шведов, двинулись окружным путем на северо-запад, к литовской границе.

Шведы отступали по кратчайшему пути, который мог привести их на берег Балтийского моря. На дворе был XVIII в., и географические карты во всех европейских армиях имелись вполне достоверные. Кто не верит, может прямо сейчас взять линейку и приложить к любой географической карте Европы. И вот на этой-то прямой как раз и лежало селение Варва.

Добравшись через несколько дней до села Варвы, что стоит близ города Прилуки, шведы убедились в безнадежности дальнейшего пути. Русские отряды перекрыли дороги и заняли все сколько-нибудь крупные населенные пункты. Рассчитывать же на помощь украинского населения после бегства гетмана Мазепы не приходилось. Тогда на горе около Варвы шведы выкопали глубокий погреб, перенесли в него содержимое подвод и завалили тайник камнями.

Вот как описывает данный эпизод Михаил Руденко, некогда имевший смелость предложить заняться поиском данного клада министру культуры СССР, члену ЦК КПСС Е.А. Фурцевой. Его рассказ я даю расширенно, большими абзацами, чтобы вы могли оценить ту обстановку, в которой рождаются подобные легенды.

"…Еще в Первую мировую войну, незадолго до Брусиловского прорыва, в нашем гарнизоне под Перемышлем состоялся смотр войск, на котором я в своем пехотном полку оказался правофланговым. Когда толстый генерал, сопровождаемый свитой, дошел до нашего строя, он, удивленный, видимо, моим богатырским телосложением, остановился, затем приблизился ко мне и спросил:

— Скажи, служивый, где же на Руси плодятся такие богатыри?

— Родом я из села Варвы Полтавской губернии, ваше превосходительство! — заученно отрапортовал я.

Генерал надолго задумался, как будто колебался — стоит ли продолжать разговор. И, наконец, снова спросил:

— А нет ли там у вас горы Холодной?

— Так точно, есть! — ответил я, пораженный осведомленностью генерала.

А он вдруг приблизился ко мне вплотную и очень тихо, почти шепотом спросил:

— А известно ли тебе, что шведский король Карл XIII после поражения при Полтаве именно там, на этой горе, захоронил сокровища, награбленные им в русском походе?

— Никак нет, ничего не ведаю! — ему в тон тихо ответствовал я.

Генерал сразу потерял интерес к Василию Васильевичу (дальнего родственника автора заметки) и последовал далее.

…В июле 1917 года он, наконец вернулся домой, где для него самого и всех односельчан начались новые мытарства, связанные с нашествиями на Варву то белых, то зеленых, а чаще всего красных, воевавших со всеми остальными. Когда, наконец, все вроде бы успокоилось, начались вокруг горы Холодной странные события: несколько лет подряд по ночам жители села видели издалека на горе какие-то огни. По местному базару поползли слухи об орудующих на горе конокрадах и беглых каторжниках. Василий Васильевич же, памятуя о словах генерала, смекал про себя: это, скорее всего, недобитые комиссарами белые, хоронясь среди местного населения или же пробираясь на советскую территорию из-за границы, пытались-таки докопаться до королевских сокровищ.

…После того как Карла побили под Полтавой, отряд шведов, спасаясь бегством, на короткое время останавливался на Холодной горе — самом высоком месте во всей округе, опасаясь нападения со стороны преследователей либо местного населения. Тогда часть жителей была согнана шведами на гору на какие-то земляные работы, после чего никто назад не вернулся. Что именно было закопано на горе, осталось тайной, и люди долгое время обходили ее стороной.

С годами интерес к кладу на горе не только не исчез, а, наоборот, усилился: до революции были неоднократные попытки проведения там раскопок. По словам моего отца, Якова Тимофеевича, "колодцы" копачи как одиночки, так и целые бригады местных жителей и даже приезжих. Отец подчеркивал, что попытки докопаться до захоронения кончались неудачами, так как искатели упирались всякий раз в завалы из камней, преодолеть которые они не сумели.

…Возникает другой важный вопрос. Почему же отряд шведов решил захоронить сокровища именно в горе Холодной? Да потому, что, начиная с этого места (а Варва стоит на берегу реки Удай, впадающей в Днепр) и далее на северо-запад, то есть в сторону Швеции, на десятки километров тянутся непроходимые топи. Именно потому, столкнувшись с непреодолимым препятствием, командир шведского отряда и решил захоронить сокровища там, на вершине горы Холодной, у самой кромки начинающихся за рекой Удай непроходимых Пинских болот…"

Впрочем, нам ведь совершенно неважно, кто именно и как закопал. Давайте лучше для начала попробуем оценить массу и стоимость спрятанного шведами имущества. Оценим ее, естественно, сугубо приблизительно, исходя из самых общеметодических соображений. Итак, несколько телег… это сколько же будет на вес? Поскольку слово "несколько" обычно обозначает некое количество больше трех, то будем считать, что шведами на горе был спрятан минимальный груз, всего-то с четырех подвод. И, соответственно, общая масса спрятанного вряд ли сильно превышает 1200 кг. Реально ли представить такое захоронение для тех далеких от нашего времени лет? Вполне. Вспомним, что у Карла под ружьем было более 35 000 солдат. Каждому нужно было в месяц заплатить, допустим, хотя бы по 10 монет жалованья. А каждая серебряная крона в те времена весила не менее 20 г.

Множим, делим и получаем удивительный результат. Выползают целых 7 т презренного металла, которые полководцу всегда нужно было иметь под рукой. Причем ежемесячно! Да ценности самого короля, да дорогое сердцу коллекционное оружие, да всевозможные военные регалии, да трофеи… Так что упомянутые мною выше 1200 кг являются самой минимальной оценочной массой захороненного шведами имущества. И даже если в некоем тайном "подвале" лежит всего 1,5–2 т серебра, то все равно стоимость его на нынешний момент может достигать 250 000 долларов. И это самая минимальная оценка стоимости спрятанных в 1709 г. ценностей шведского полководца. Максимальная — свыше 2 000 000.

Каковы же перспективы его отыскания теперь, через столько лет после знаменитого сражения? Ведь попытки отыскать клад Карла XII предпринимались постоянно и все безрезультатно. Но с точки зрения современного поисковика, данная проблема имеет вполне определенное положительное решение. Если пресловутая гора не застроена хибарками садоводов и там не возведен какой-нибудь завод по производству тяпок, то поиски вышеупомянутого клада отнимут не больше недели и обойдутся в скромную сумму, эквивалентную 155-2000 долларов. Так что особых проблем здесь нет. Только вот руки у меня все никак не дойдут…

Совсем иное дело — выяснить, куда делись сокровища, принадлежавшие соратнику Карла XII — украинскому гетману Мазепе. В отличие от вполне конкретного и логически правильно локализованного клада на горе Варва, бесследно исчезнувшие личные ценности Ивана Степановича Мазепы не имеют даже такой географической привязки. Но кое-какие указания на то, где следует искать гетманские ценности, сохранились в народной памяти. Вначале рассмотрим вопрос об источниках гетманского богатства.

И.С. Мазепа был избран гетманом Левобережной Украины в 1687 г. Всеми правдами и неправдами скопив огромные богатства, он постепенно стал одним из богатейших людей на Украине. Значительную часть его состояния составляли многочисленные царские пожалования. Мазепа сумел втереться в доверие Петру I и неизменно пользовался его щедротами. Другую часть ему удалось получить от своих подданных за 20 лет гетманства.

В доносе на Мазепу, который в начале 1798 г. подали царю Петру недруги алчного гетмана, говорилось так:

"Гетман распоряжается самовольно войсковою казною, берет сколько хочет… С десяти городов гадяцкого полка идут ему все доходы, кроме того, у него во власти есть волости и села значительные, а он берет себе доходы с порукавчиных и арендовых с большим умножением… За полковничьи места берет взятки… После смерти генерального обозного Борковского Мазепа отнял у жены его и у малолетних детей имение и присвоил себе".

Именно на финансовой стезе и произошло сближение вечно нуждающегося в средствах Карла XII и заевшегося предателя Мазепы. Они нашли друг друга по блеску золота. Отчаянный вояка манил гетмана "незалежностью" от царя, а тот манил своего западного партнера крадеными наличными. Есть легенда, будто, собираясь встать на сторону врагов России — шведов, Мазепа послал королю Карлу XII 30 возов с серебряными и золотыми монетами. Может быть, молва несколько и приукрасила размер подношений, но не в этом суть. Ясно, что такая финансовая подпитка вполне могла иметь место — средства, как говорится, позволяли.

Впрочем, оставим на время политику и обратимся к исчезнувшему богатству гетмана. Судьба самого Мазепы известна и описана достаточно хорошо, а вот судьба его капиталов — весьма слабо. Известно, что до Северной войны основную часть своих богатств гетман Мазепа хранил в городке Батурин, бывшем с 1669 г. столицей малороссийских гетманов.

В октябре 1708 г. Мазепа, сказавшись царю больным, уехал в Борзну, откуда отправил тайное "посольство" шведскому королю.

21 октября его доверенный, Быстрицкий, сообщил о том, что шведская армия подходит к р. Десна. Впору было радоваться, но одновременно гетмана уведомили о том, что в Борзну от Петра едет "правая рука императора" — А.Д. Меншиков. Встревоженный Мазепа помчался "как вихрь" в Батурин. Всю ночь гетман отдавал приказы и распоряжения, а утром на другой день отправился из Батурина в Короб. 24 октября он переправился через Десну и прибыл на встречу к королю Карлу во главе полуторатысячного отряда.

А где же в это время находилась его казна? Мнения исследователей расходятся. Одни настаивают на том, что Мазепа возил ее с собой в походном обозе. Другие же настаивают на том, что большая часть накопленных богатств ждала гетмана в Батуринских подвалах. Первоначально обоз с казной нашел убежище в Прилуках. В конце января 1709 г. обоз с казной был отправлен в Лоховицу, а в феврале — в Хорол. Здесь часть телег с "пожитками" Мазепы отбили русские войска, преследуя отступавшего из Лоховицы шведского генерала Крейца. В марте обоз перебрался в Великие Будищи, где тогда располагалась главная квартира Карла XII. Именно здесь казна оставалась до самого Полтавского сражения.

В этой битве, как известно, объединенные шведско-леводнепровские силы потерпели сокрушительное поражение. Достоверно известно, что он, переправляясь через Днепр в районе Переволочны, захватил с собой два бочонка с золотыми монетами.

Перегруженная лошадь быстро бежать не может. Свободных лошадей, видимо, было очень мало. Вот отсюда два бочонка (на запасную лошадь гетмана) и вырисовываются. Примерно 100–110 кг. Сравнимо с весом солидного, хорошо откормленного всадника с обычным кавалерийским вооружением. Раз шведы после сражения смогли спасти только часть из ранее присланных Мазепой средств, то, следовательно, другую их часть вынуждены были спасать "мазепинцы". А как же поступили с остальными ценностями? Вполне возможно, что они (после ускоренного марша к Днепру) утопили несколько тонн монет и прочих ценностей с лодок и плотов при переправе. Именно так поступали в подобной ситуации многие беглецы, в том числе и бегущие из Москвы французы. Это случилось через 100 лет после Полтавы.

Доподлинно известно, что, находясь в изгнании, он дал "в долг" Карлу еще 240 000 талеров. К тому же после смерти Мазепы в его казне оставалось еще 160 000 червонцев.

Вначале гетман взял с собой только часть своих запасов. А во время второго посещения, случившегося после штурма города, он наверняка мог забрать все остальное. Его имения и ценности разыскивались и конфисковывались специальными представителями царя Петра по всей Украине. Значит, нужно было уносить и увозить с собой все, что было можно.

Ведь хитрый и расчетливый Мазепа вполне мог устроить свои тайники и в других местах. Так, в полуверсте от города находится еще один "адрес", по которому могли быть сделаны ценные захоронения — Гончаровка. В последние годы своей жизни Мазепа особенно заботился об укреплении и обустройстве этого селения, избрав его своей загородной резиденцией.

Всем известно, что у опального гетмана была и еще одна резиденция — на хуторе Поросючка под городком Бахмач. Именно в Поросючке в ноябре 1798 г. все старейшины, полковники, сотники и знатные войсковые товарищи принесли присягу на верность Мазепе. Остатки этого строения находятся неподалеку от современной железнодорожной станции Бахмач, на искусственном острове, образованном широкими копаными рвами, соединенными с протекающей вблизи речкой Бахмач.

Выходит, что у нас имеется несколько подходящих мест; в которых могут быть укрыты ценности, оставшиеся со времен далекой и почти забытой Северной войны:

1. Клад на горе у села Варвы.

2. Ценности, утопленные в Днепре у села Переволочны.

3. Тайник в развалинах Батуринского замка.

4. Захоронение вблизи замка в Гончаровке.

5. Захоронение вблизи замка в Поросючке.

6. Клад в Киеве около Кирилловской церкви.

7. В Чернигове, под зданием полковой канцелярии.

Именно в первом, третьем и последнем пятом случае возможные захоронения локализованы наиболее компактно, и поиски в этих местах могут быть наиболее результативны.

Хотя развалины Батуринского замка тоже представляют определенный интерес. Тем более что под ними не раз обнаруживались провалы грунта, указывающие на наличие рукотворных полостей и транспортных ходов под землей. В 1914 г. был даже составлен перечень этих провалов. Но надо иметь в виду, что трудности исследования подземелий в Батурине весьма велики. Кроме общеизвестных трудностей, которые могут возникнуть при достижении соответствующих договоренностей с местной администрацией, следует иметь в виду, что простейшими приборами в данном поиске не обойтись. Придется буквально шаг за шагом воссоздавать схему подземных сооружений старинной части города, используя современный георадар. Данное мероприятие дорогое и обычно занимает весьма длительное время.

К тому же составление карты подземелий — только первая фаза поисковых работ. В последующем необходимо будет расчищать данные подземелья, что по трудоемкости многократно превосходит даже самую тщательную разведку. Вот и выходит так, что заниматься разработкой подземелий Батурина может только хорошо оснащенная и, что греха таить, достаточно обеспеченная поисковая группа. Но может ли на территории Украины действовать столь большая экспедиция? Ответ на него, скорее всего, будет отрицательным. Все же производить столь масштабные работы на территории соседнего государства могут лишь собственные археологические структуры.

Сундуки Конана Осипова

В этой небольшой, но полной драматизма главе мне хочется рассказать о том, где могут храниться сундуки, которые в 1682 г. видел дьяк Большой казны (министр финансов) Василий Макаров.

Эта запутанная история началась осенью 1718 г. У дверей Преображенского приказа пономарь церкви Иоанна Предтечи, что на Пресне, Конан Осипов прилюдно крикнул "Государево Слово и Дело". Такой клич означал только одно: человек хочет сообщить сведения величайшей важности, и все государственные служащие обязаны обеспечить беспроблемное осуществление его намерения. Ведь по законам того времени за ложное провозглашение "Слова и Дела" человека могли запросто вздернуть на дыбу и подвергнуть нешуточным испытаниям, а тому, кто не помог такому человеку, могли запросто вырвать язык. И, видимо, Конан Осипов имел веские доказательства того, что его сообщение заслуживает самого пристального внимания властей.

Что же такого узнал и поспешил сообщить наш шустрый пономарь? Главе сыскного приказа И.Ф. Ромодановскому он донес, что в 1682 г. царевна Софья (старшая сестра Петра I) посылала с проверкой в подземелья Кремля дьяка Большой казны Василия Макарова (которого к 1718 г. уже не было в живых). Зачем же Софья, в то время фактически управляющая страной после стрелецкого бунта, послала дьяка на подземную инспекцию? Ответа на этот вопрос Конан не знал, но заявил, что В. Макаров прошел подземным ходом от Тайницкой башни до Собакиной через весь Кремль. По пути, то есть на расстоянии 633 м, видел дьяк две палаты каменные, заставленные сундуками до самых сводов. Двери железные, поперек цепи железные проемные, на них замки висячие, превеликие, печати на проволоках свинцовые. У тех палат по одному окошку, а в них решетки без затворок. Эти решетки "без ставень" были нужны для того, чтобы, не открывая дверей посмотреть сквозь них и убедиться, что сундуки в целости и сохранности. Что, собственно, и проделал Макаров.

Для Софьи же было крайне важно доподлинно выяснить — существует ли этот ход на самом деле? Можно ли пройти по нему? И удастся ли через него покинуть Кремль в случае чрезвычайных обстоятельств? Ведь воспитывалась она в Кремле и поэтому о существовании и сохранности спасительного хода могла знать лишь понаслышке. Когда Макаров доложил о том, что ход вполне исправен, а сундуки все еще заперты на замки и цепи, она успокоилась и приказала тому более без особого распоряжения в тайник не ходить. Правила же Софья Алексеевна с 1682 по 1689 г.

Князь Ромодановский внял доносу Осипова и велел вскрыть подвал и осмотреть тайник. Осмотр же поручил самому Конану, дав ему в помощь подьячего Петра Чичерина с командой из 10 солдат, ведомых капитаном.

"И оный подьячий тот вход осмотрел и донес им, дьякам, что такой выход есть, токмо завален землею. И дали ему капитана и 10 солдат, и оный тайник обрыли и две лестницы обчистили и стала земля валиться сверху, и оный капитан видит, что пошел ход прямой, и послал записку, чтоб подвесть под тою землю доски, чтобы тое земля людей не засыпало. И дьяки людей не дали и далее идти не велели, по сию пору не исследовано".

Для самого Конана Осипова на этом все и кончилось, вроде бы благополучно. Взглянем теперь на любую картину или гравюру Кремля, где хорошо видна Тайницкая башня. Башня, построенная итальянцем Антоном Фрязиным в 1485 г., имела громадный подвал. В том подвале был устроен сухой колодец, который при необходимости можно было заполнить через подземный источник, отделенный от реки стальной заслонкой. Во второй половине подвала был устроен тайный вход в некое сухое подземелье. Из отчетной описи известно, что к 1647 г. ступени, ведущие туда, были поломаны, а из стен и со свода осыпалось не менее полусотни камней. Сами же двери были закрыты и замусорены.

Будем предварительно считать, что тайник имелся на самом деле и от него шел некий прямой ход в сторону крутого холма, на котором находились Успенский, Архангельский и Благовещенский соборы. Ход этот представляется очень древним, построенным, вероятно, в те же времена, что и сама башня. Но самое начало подземного хода постоянно разрушалось, так как сверху проходила проезжая дорога вдоль кремлевской стены с внутренней стороны и там же, в Танницкой башне, были ворота, через которые ездили тяжелые повозки и телеги. От вибрации колес проезжавших экипажей кладка расшатывалась, и из нее постоянно выпадали камни и кирпичи. Это было самое опасное место, и сохранилось ли оно в нормальном виде, неизвестно. Зато далее все было просто замечательно. Туннель уходил под холм, превращаясь в глубокий проход. Грунтовые воды были далеко, никакой вибрации и шума там не наблюдалось. В районе соборной площади ход был уже как минимум в 25 м под поверхностью земли. Прямая подземная магистраль длиной 160 м вела от подвалов Успенского собора прямо к колодцу, который мог быть легко наполнен водой из Москвы-реки. Оттуда ее могли легко и безопасно подавать осажденному гарнизону, что, согласитесь, было гораздо удобнее, нежели таскать ее на крутой холм ведрами под обстрелом. К тому же если в глубине холма были устроены и два капитальных хранилища, то поручить сооружение столь дорогостоящего объекта мог только сам московский государь.

Теперь давайте прикинем, кто конкретно из царей владел подземными сокровищами? Начнем же мы вот с чего. Вспомним, что конкретно видел дьяк Василий Макаров? Железные двери, тяжелые замки как на сундуках, так и на цепях… Раз столько замков, то должно было быть и столько же ключей! Поскольку Тайницкая башня, а вместе с ней сухой колодец и туннель были построены в 1485 г., о существовании подземного тайника могли знать всего три царя:

а) Иоанн Васильевич (1462–1505);

б) Василий Иоаннович (1505–1533);

в) Иоанн Васильевич "Грозный" 1533–1584).

Через 62 года после смерти Ивана IV дозорщики доносят, что двери засорены, ступени повыломаны и все засыпано камнем. Это однозначно свидетельствует о том, что, начиная с Федора Иоанновича и далее вплоть до первого Романова, этим ходом никто не пользовался, и он медленно разрушался со временем. Но в семье царя Алексея Михайловича (1645–1676) об этом ходе знали, и когда царевна Софья Алексеевна взяла бразды правления в свои руки, то тут же послала доверенного человека посмотреть, что с подземным ходом, и заодно узнать, куда тот, собственно говоря, ведет. И, скорее всего, когда этот доверенный человек, вернувшись из разведки, доложил об обнаруженных хранилищах, та запретила там появляться кому бы то ни было еще, во избежание распространения информации. Знали только двое: сама Софья и Василий Макаров. В случае утечки информации было предельно ясно, кому следует рубить голову.

Теперь чуть-чуть о кремлевской географии и тригонометрии. От Тайницкой башни подземный ход шел по прямой линии, точно под обрыв у Архангельского собора. Расстояние составляло 20 саженей, или 43 м. Во времена Ивана Грозного южная стена Архангельского собора находилась почти у обрыва. Но затем в конце XVII в. была присыпана проездная дорога, а за нею тротуар и площадка с двумя спусками к Тайницким воротам. Материковая земля находится с южной стороны собора на высоте 3,5 м от современной поверхности. Ивановская (Соборная) площадь была также засыпана, и материковый грунт лежит теперь на глубине 5–9 м ниже современного уровня земли.

В полу Успенского собора в 1853 г. была вырыта яма глубиной 5 м, но ни подвала, ни материкового грунта обнаружено не было! Но был обнаружен выложенный из кирпича пол, построенный еще в 1326 г. при Иване Калите. Этот пол засыпали впоследствии мусором при постройке нового храма в 1505–1509 гг. И тогда же постлали полы из белого камня. Но и их засыпали на 1,5 м при Алексее Михайловиче, и при нем был устроен третий пол из чугунных плиток. В то же время было твердо установлено, что ни под Успенским, ни под Архангельским собором подвалов нет. Подвалы были обнаружены при южной стене Архангельского собора. Как раз в 1835 г. Подвалы кирпичные, глухие, высотой 3,5 м, длиной 12 м, а шириной 6.4 м. Подвалы разделялись стеной с двумя проходами, и была устроена лестница против ризницы Благовещенского собора с выходом на поверхность. Вот как раз из этого подвала шел коридор в другие подземелья, и в конце его была сооружена железная дверь, мерою ниже роста среднего человека, с огромным висячим замком. Сама дверь была полузасыпана мусором от провалившегося свода. Попробовали ее открыть, но дверь была так перекошена и зажата, что открыть ее не удалось.

Куда дальше вел ход от двери, так и осталось невыясненным. Предполагают, что она вела в подвалы Казенного двора. Кладовые, подвалы и ледники были устроены практически под всеми зданиями старой постройки. Подземелья Чудова монастыря были оборудованы двойными подвалами, нижний из которых был на глубине 8 м. Многие подземелья известны: подвалы Судной палаты, Казенного двора, Посольского, Поместного и Разбойного приказов. Ледники Сытного двора и другие находились близко к поверхности и были многим известны по долгу службы.

Эти подвалы вовсе не были тайными, и прятать в них сокровища никто бы не стал. Более глубокие тайны требовали и более глубоких захоронений и, несомненно, могли быть связаны именно с глубоко залегающими туннелями. Эти туннели были для всех тайной за семью печатями, так как именно они были одним из основных военных объектов Кремля, наряду со стенами, дальнобойными пушками и арсеналом. И самое главное, только по ним первые лица государства могли покинуть осажденную крепость в случае смертельной опасности. Вот потому-то все ведущие в туннели двери были столь прочны и столь тщательно заперты на несокрушимые замки.

Потерянный туннель был размером 3х3 м, и по нему свободно могла проехать лошадь с телегой. Он вел от одного колодца к другому, что с военной точки зрения вполне оправданно. Согласитесь, что два жизненно важных водных источника для такой мощной крепости, как Кремль, всегда лучше, чем только один. Предположим, что в первую очередь по этим туннелям вода должна была доставляться в царские покои. А царские покои и Василия III, и Ивана Грозного находились на месте древних дворцов, где в 1635–1636 гг. был выстроен Теремной дворец. Нижние этажи его были сохранены, но подверглись многочисленным переделкам. Именно там реставраторы размуровали вход в какую-то подземную галерею, но смогли пройти по ней всего 47 м, после чего уперлись в завал. Рядом с Теремным дворцом находится древнее здание Грановитой палаты, а она была построена в 1487–1491 гг. практически одновременно с постройкой Тайницкой и Собакиной башнями, законченными в 1492 г. И все это строил один архитектор — Петро Антонио Солярио. И похоже, что именно эти башни соединялись широким удобным туннелем. На плане Кремля 1739 г. даже присутствуют неизвестно кем проведенные прямые линии, идущие от Тайницкой башни к трем другим башням: Собакиной, Средней Арсенальной и Троицкой. Все они, так или иначе, проходят под Соборной площадью, а линия, идущая к Троицкой башне, проходит непосредственно под Теремным дворцом. Догадка, что так был обозначен один из подземных ходов, блестяще подтвердилась в 1913 г.

У Красного входа Грановитой палаты в 1913 г. нашли подземный ход, ведущий в сторону Спасской башни. Но и там оказался завал.

Археолог И.Я. Стеллецкий, занимавшийся в 1934 г. раскопками в Собакиной башне, пришел к выводу, что подземный ход, которым прошел Василий Макаров, идет от Арсенальной башни, вдоль кремлевской стены, предположительно до Троицкой башни, а от нее поворачивает влево и далее продолжается до Тайницкой башни.

Надо признать, что, скорее всего, участок, который соединял на плане Тайницкую башню с Благовещенским собором, скорее всего, полностью завален. Засыпан оседающим грунтом именно по той причине, что в 1770 г. прямо над ним проводились большие земляные работы, связанные со строительством дворца. Работы были прекращены, когда внезапно треснула южная стена Архангельского собора, которая находится ближе всего к Тайницкой башне, и, следовательно, к тому месту, откуда брали начало как минимум два подземных хода. Участок хода от Теремного дворца до Троицкой башни тоже, скорее всего, полностью обрушен. Именно над ним был построен Государственный Кремлевский дворец. Но вот участок подземелья под Благовещенским собором, Грановитой палатой и самим Теремным дворцом, идущий на глубине примерно 16–26 м, имеет все шансы уцелеть, так как никакие строительные работы над этим участком не велись в течение почти 500 лет. Так что именно поэтому и был найден вполне исправный отрезок хода, протянувшийся и под дворцом, и под Грановитой палатой.

Представим себе теперь, как же именно проходило то незабываемое подземное путешествие дьяка Василия Макарьева.

Он спустился в подвал Тайницкой башни, приблизился к мощной двери и отбросил ногой мешающие открыть ее камни (рухнувшие со свода). Затем спустился по ступенькам каменной лестницы и увидел уходящий во мрак широкий ход. Зажег огнивом толстую свечу и, несколько раз произнеся: "Господи спаси и помилуй", — двинулся в глубь пахнущего стылой сыростью подземелья. Пройдя 50 саженей, он оказался как раз под Благовещенским собором, а продвинувшись еще немного — под Грановитой палатой. Вскоре, справа от себя он увидел две черные полукруглые двери и не преминул осмотреть их. Каждая из них была заперта на два висячих замка и, кроме того, опутана мощными, почти в руку толщиной, цепями. В крохотное окошко, забранное железными прутьями, было плохо видно, но, просунув в него свечу, дьяк так и замер от неожиданности. Плотные ряды поставленных друг на друга сундуков, громоздящихся под самые своды странного хранилища, поразили его воображение. Сундуки были покрыты вековой пылью и вполне могли лежать нетронутыми со времен самого Ивана Грозного.

А что же находилось в тех сундуках? Вопрос не так прост, как кажется. Так Игнатий Стеллецкий полагал, что в тех сундуках хранились книги громадной библиотеки, которую начали собирать еще задолго до воцарения Иоанна Васильевича. Что ж, версия вполне жизнеспособная, поскольку книг было действительно много, они были большими, а потому и объем занимали соответствующий. Другие ученые мужи полагают, что в хранилищах лежали архивные книги, коих за столетия набралось немало. Возможно, и это правда. Но так же вполне вероятно, что там хранились вышедшие из моды одежды, устаревшие украшения и прочий хлам, который вроде и не нужен, а выбросить жалко. И, разумеется, весьма вероятно, что именно там Иван Грозный (а может быть кто-то из его предшественников) хранил личные вещи, такие как подарки иностранных послов и государей.

Тогда было принято делать такие ценные подарки, которые своей стоимостью и редкостью способны были напрочь сразить одариваемого субъекта. Российская коррупция, оказывается, имеет мощные корни, не то что наша хилая демократия. Вспомним в связи с этим, что именно Иван IV более всех прочих любил (или был вынужден) подолгу путешествовать. Таскать за собой все накопленные за долгие годы книги, одежды и ценности было крайне неудобно, и поэтому вполне логично было спрятать их в тайном подвале за семью замками. Доступа туда никому не было. Но время шло, подземелье потихоньку разрушалось, и даже при наличии всех ключей и разрешающих допусков попасть в него становилось все труднее и труднее.

Взять того же Конана Осипова. Каким-то неведомым образом прознавший про путешествие Василия Макарова дьяк трижды пытался пробиться в заветное подземелье со стороны Тайницкой башни, но каждый раз терпел неудачу то по причине завалов, то из-за прямых запретов сверху. Пытались зайти со стороны Арсенальной башни, но и там потерпели фиаско из-за того, что ход был поврежден постройками комплекса. Последняя попытка тоже не удалась, хотя копали рвы аж в четырех местах! Но теперь-то мы с вами знаем, что кремлевские подземные ходы были проложены столь глубоко, что добраться до них какими-то рвами просто невозможно.

Прошло еще много лет, и за старое дело взялись новые люди. И.Я. Стеллецкий попытался проникнуть в легендарный подземный ход со стороны Арсенальной башни. Он обнаружил его и даже начал расчищать, но в связи с убийством С.М. Кирова в 1934 г. все работы были прекращены и более не возобновлялись. Но ведь в Кремле вполне могла работать небольшая по численности поисковая группа, состоящая из двух-трех специалистов и обычных солдат "срочников", использовавшихся в качестве бесплатной рабочей силы. Весь вопрос в том, кто руководил и направлял эту группу? Только этот человек или группа людей, имеющих возможность делать в Кремле все что угодно, вполне могли расчистить и восстановить все старинные подземелья.

Поэтому мы не будем так сильно переживать об утраченных в веках сокровищах. Если когда-нибудь в прошлом кремлевские власти поставили перед собой задачу любой ценой отыскать "сундуки Канона Осипова", то, будьте уверены, задача давно выполнена. А что же случилось с найденными сокровищами? — спросите вы. Отвечу так. Если сокровища Ивана Грозного найдены, то, разумеется, они были тут же использованы по прямому назначению. Иными словами, они теперь украшают чей-то скромный, но почти царский быт.

Злато Микиты Злюка

Исследование так называемых кладовых записей составляет неотъемлемую часть в деятельности современного кладоискателя. Только внимательно анализируя старинные тексты, можно выйти на те районы, в которых раньше происходило интенсивное захоронение кладов. Рассмотрим лишь один пример того, как именно происходит данная работа. В качестве образца сего весьма специфического раздела народного творчества мы возьмем кладовую запись запорожского казака Микиты Злюка, якобы написанную им во время нахождения в турецком плену. Для тех, кто никогда не читал данный текст, приведу самую важную его часть. Итак, вот что написано в "Завещании бурлака, запорожца Микиты Злюка".

"Писана ця опись для памяти, чи качу достанется, той буде счастливий, только молись Богу. Вот Вам, добрые люди — что будите мати. Ця опись писана 1811 г. 12 апреля; писав дьяк Ми-кита Злюк. Знаки ци паказують, где лежит добро.

Человече добрий. Пойдешь ти до Кочук лимана, коло Одессы на заход солнца — там есть лиман Кочук, на горе — могила; от могилы на низ долина на Кочуков поворот. Зараз на повороте за Загребом до лимана есть маленький терничок, дальний завал, за ним тічи, а вниз — криница коло дороги, наверху — човбик; от човбика 12 великих ступеней; 4 великих до дороги ступени; а дальше — зное терничок, а выше у гору 2 дичка груш. Зараз от течения 2 великих ступени до грушок, а дальше 5 ступеней в половину гори. Там копай за 4 локтя глубини, найдешь плиту камену, на ней найдешь крест, как на бумазі, под плитою копай 3 локтів, там будут двери каменни, отвали, там лежит 4 чушки: 3 с серебром и 1 с золотом; буде и moбi и твоим детям, внукам и правнукам, и они не проживут. Тилько молись Богу та не забувай братьев: Ми-киту, Василия, Петра и Федора, которые клали ци гроши и добро. А вниз от погреба в терничой стоит 3 камня, наризано так, як на бумазі, в середине копай, там закопан човник, в ему лежат… дорогой казацкий сбруей и 2 золотой турецкі сабли А дальше от погреба на заход солнца по nід гору, а в тим обвалі копай за 8 локтів глубини, найдешь мідну доску, так як есть на бумазі; на ней слова таки: вис. гос. 2. ш. и. п. Y. J. Unt. Так под доской копай 2 локтя — маленькая хатка, там буде разни золоти вещи. Цей клад положен на счастливую долю. Клали его 4 товарища, которы написаны на цей описи Микита, Василий, Петр и Федор. Цей клад покладен 1769 г. 3 мая ранком, а ця опись писана 12 апреля 1811 г. в Туретчине за Дунаем перед смертью, боя уже умираю и уже последний. 2 товарища поховани под могилою там же Петро и Федор; то найдешь и цих клади в клад, то прошу отслужить панихиду за ycix 4-х товарищей за упокой: Микиту, Василия, Петра и Федора. Помоги Боже, добрим людям найти наш цей клад да не забувайте нас грешних бурлаков запорожцев…"

Остановимся на некоторое время и осмыслим прочитанное. Несомненно, что перед нами самое обычное завещание, написанное человеком, трезво понимающим, что как-либо воспользоваться оставленным под Одессой сокровищем ему уже не суждено. Весьма подробно описаны многочисленные местные приметы, которые должны показать точное местоположение клада.

1. Главная примета — резкий поворот крупной общеизвестной дороги.

2. Дорога идет по долине на заход солнца (юго-запад).

3. Перед спуском в долину на горе стоит "могила" (возможно, имеется в виду приметный курган на ближайшей высоте).

4. Поворот дороги начинается на Загребе (обрыве).

5. Рядом с дорогой, в овраге, имеется небольшой водный источник (криница).

6. Несколько далее располагается другой овраг, по дну которого течет небольшой ручей.

7. На местности, прилегающей к данному оврагу, растут дикие груши.

8. В одном из двух упомянутых оврагов расположены стоящие вертикально камни и как минимум два крупных валуна. На одном из валунов выбиты буквы "X" и "Ч". Подозреваем, что тут имелись в виду пресловутые "Хатка" и "Човник", т. е. заглубленные вместилища для спрятанных ценностей.

9. Оба оврага лежат вблизи лимана. Тот из них, в котором лежат большие валуны, имеет обрыв в западной части.

— Так зачем же было вообще столь подробно описывать место захоронения клада? — наверняка спросите вы. — Зачем, скажите на милость, эти подробности нужно расписывать древнему старику, который вряд ли сможет воспользоваться и малой частью ценностей, даже в том случае, если ему удастся добраться до клада.

— А как же душа человеческая? — отвечу я вам. — Забота о душе была в те времена вовсе не на последнем месте. И когда наступала старость и отступали страсти материальные, люди тут же вспоминали о страстях духовных и божественных. Недаром дьяк Микита в своем послании трижды перечисляет всех тех, с кем он спрятал клад, прося помолиться об них. Видимо, он всерьез рассчитывал на то, что тот, кому посчастливится отрыть спрятанные ими богатства, непременно закажет молебен по душам сгинувших на чужбине запорожцев. И тут надо со всей очевидностью подчеркнуть, что старый запорожец делает все возможное для того, чтобы облегчить совершенно незнакомому человеку поиски ценного захоронения. В дальнейшем вы увидите, что он предпринимает для этого большие усилия.

Но давайте на время абстрагируемся от очевидных намерений хранителя тайны старинного клада и обратим свой взор на даты, географические ориентиры и прочие факты, которые можно проверить, изучить, а главное — установить их подлинность. Ведь ясно, что если в тексте завещания удастся отыскать хотя бы одну пропущенную составителем записки нелепость или противоречие, то ее можно смело сдавать в архив. Прежде всего, нас, разумеется, интересуют даты, ибо в них содержатся ответы на многие вопросы. Из текста следует, что запорожцы зарыли свой клад в мае 1769 г. вблизи некоего Кочук-лимана, того, что расположен на юго-западе от Одессы.

Теперь мы должны ответить на два основополагающих вопроса:

— Почему клад был закопан именно в то время? Почему ценности спрятали именно в том месте?

Чтобы ответить на столь непростые вопросы, давайте вспомним, когда возник город Одесса.

По свидетельству запорожского казака Семена Галицкого, весной 1769 г. запорожцы крупными силами напали на турецкую крепость Хаджибей. Они разграбили не только ее, но и все окрестные поселения. Сохранились даже свидетельства по поводу захваченного ими скота. Было уведено более 20 000 лошадей, 4000 овец, 180 верблюдов и до 1000 голов крупного рогатого скота. Теперь понятно, откуда взялось у четырех казаков столь значительное богатство. Его они награбили у разбитых турок. В тот же список идеально вписываются и перечисленные в кладовой записи захороненные запорожцами предметы. Три "чушки" с серебром и одна с золотом. Здесь, видимо, имеются в виду емкости, наполненные золотыми и серебряными монетами разного достоинства, ходившие в Османской империи.

Несколько слов необходимо сказать и о малопонятном в наше время термине "чушка". Тут, разумеется, могут быть разные толкования столь экзотического слова, но издревле словом "чушка" на Украине называли специальные деревянные сосуды, предназначенные… для взбивания масла. Размеры данных приспособлений бывают всякие, в зависимости от вкусов мастера, но в среднем диаметр "чушек" достигает 30–40 см, а длина — 1 м. Перед нами предстает вполне объемная тара, в которую можно насыпать до 100 кг монет.

Соотношение между монетарным серебром и золотом в большом кладе (3: 1) вполне характерно для платежных средств той поры и никаких подозрений не вызывает. Оружие и сбруя — тоже вполне законная добыча, особенно во время боевых действий. А те предметы, что были спрятаны в "малой хатке", являют собой пестрое собрание ювелирных изделий, драгоценной посуды и прочих предметов роскоши, захваченных во время разграбления крепости и окружающих ее поселений.

Уточним, что крепость Хаджибей находилась в центральной части современной Одессы. Но еще раньше эта местность была известна под названием Качибей. Согласитесь, немного созвучно названию лимана — Кочуков. Если двигаться из городского центра на заход солнца, то мы довольно скоро упремся именно в лиман, ныне носящий название "Сухой лиман". Спрятать нежданно-негаданно перепавшую добычу нашим налетчикам наиболее выгодно было именно вблизи этого лимана. И тяжеленный клад, массу которого скромно оценивают в 200–500 кг, был весьма разумно укрыт именно вблизи далеко вдающегося в сушу лимана. Возможно, запорожцы планировали вывезти серебро и золото сразу же после налета, да только в тот момент выход из лимана оказался, к несчастью, перекрыт турецкими кораблями.

Впрочем, ничего особо страшного в этом не было. Ведь впоследствии, когда обстановка стала бы более благоприятной, за сокровищами можно было бы вернуться. Удачливый квартет мог снарядить одинокую "Чайку" и под покровом ночи проскользнуть из Днепра вдоль северного побережья Черного моря и незаметно войти в длинное русло лимана. Согласитесь, для них это было бы и удобно, и привычно. К тому же и перетаскивать тяжелую добычу нужно было относительно недалеко, и уходить морем с попутным ветром сподручно.

Но почему же казаки так и не вывезли захваченное у турков добро? Это уже следующий и не менее интересный вопрос. И ответ на него тоже должен быть однозначным и не противоречивым. Ведь, казалось бы, они все сделали для того, чтобы успешно и тайно вывезти на Днепр драгоценности и оружие. И тем не менее… Заметьте, что клад, вернее сказать клады, были будто бы намеренно спрятаны ими очень глубоко. Вспомним строки из завещания. 4 "чушки" с серебром и золотом были упрятаны казаками на общую глубину 17 локтей.

Для удобства примем длину "локтя" (ориентировочно) за 40 см. Следовательно, от поверхности земли до каменных "ворот" некоего подвала был прорыт ход длиной почти в 7 м. Второпях такой колодец, да еще в каменистом одесском фунте, не выкопаешь. И второй клад (тот, что расположился в "малой хатке" и где были свалены прочие золотые вещи) тоже был укрыт совсем не поверхностно. Десять локтей в глубину! Получается штольня как минимум 1 м шириной и в 4 м глубиной. Да и третий самый скромный клади к, в котором была сложена дорогая упряжь и оружие, был вовсе не скромен. Яма и под него должна была быть сделана ко-нечио же не маленькая. Пусть даже и вчетвером, но, согласитесь, такую работу сделать в одночасье просто невозможно. Наши казаки трудились над созданием этих трех укрытий не менее недели.

Косвенным образом об этом сказано и в рукописи. Обратите внимание на то, что клад был закопан 3 мая, а использовали палку для определения местоположения первого подвала по длине тени почему-то только 12-го (только через 9 дней после того, как они якобы уже все закопали). Почему же сразу-то палку не примерили? Да, видимо, потому, что на самом деле 3 мая они только приступили к созданию первого тайника, и только к 12 мая все работы были завершены. Значит, учитывая все обстоятельства, можно сделать обоснованный вывод: казаки изначально знали, что вернутся за спрятанным имуществом не скоро. И прятали свои сокровища тщательно, со знанием дела, глубоко и в разных местах, удаленных друг от друга на небольшое расстояние.

Ответ на этот вопрос тоже можно найти в нашей истории. Очевидно, все дело было в том, что именно в это время была развязана вторая Русско-турецкая война, и главные боевые действия начались в том самом районе, где в будущем была отстроена современная Одесса. Обстановка в те дни была столь серьезна, что казаки не решились подвергать опасности случайно доставшиеся им сокровища. А поскольку они трезво понимали, что и им придется принять участие в боевых действиях, то их решение о захоронении добычи выглядит весьма разумно.

Как можно понять из текста завещания, Микита Злюк принимал самое активное участие в боевых действиях и оказался в плену, и даже заключенный в 1774 г. Кучук-Кайнарджийский мир не освободил его из турецкого заточения. Завещание запорожца было написано в 1811 г., и значит, со времен создания тайника с ценностями прошло уже 42 года! Вы только представьте себе столь громадный срок. Ведь 42 года не каждый выдержит, особенно в плену. И Злюк честно пишет, что из всех в живых остался он один. Ему исполнилось где-то 67 лет, возраст для рядового запорожца практически недостижимый. Он явно не надеялся когда-нибудь вернуться в родные края. Помогло только то, что в ноябре 1811 г. произошла Рушупская операция русских войск. 7 ноября корпус М.И. Кутузова разбил турецкие войска у Слободзее (ныне г. Слобозия) на Дунае. Только после этой победы произошло освобождение части пленных и завещание дьяка попало, наконец, к соплеменникам.

А как же данная кладовая запись стала достоянием общественности? В 1898 г. житель слободки Романовка, некто Гончаренко, выкопал в поле недалеко от Хаджибеевского лимана чугунную коробочку, в которой обнаружил потемневшую от времени бумагу с полустертыми письменами. Шкатулку за ненадобностью он продал на городской толкучке, а бумагу отнес местному краеведу А.И. Маркевичу. Тот с большим интересом и тщательно исследовал записку. Сама бумага и почерк, которым был написан текст, вполне могли относиться к 1860 г. Язык был использован мало-российский, текст содержал множество грамматических ошибок, а знаки препинания отсутствовали. Сама бумага имела крайне ветхий вид, пожелтела и даже почернела от времени. На сгибах была сильно потерта и порвана. Краевед предположил, что попавшая к нему запись была переписана с другого документа, и ею впоследствии интенсивно пользовались.

Маркевич снял с сильно поврежденного документа копию, как мог, исправил ошибки, отредактировал явные несуразности и опубликовал исправленный текст в 22-м томе Записок Одесского общества истории и древности в 1900 г. Правда, осталось неясным, кто и когда закопал железную шкатулку. Установить это оказалось невозможно. Но доподлинно известно, что после ликвидации Запорожской Сечи в 1775 г. князем Потемкиным-Таврическим многие бывшие запорожцы стали селиться по балкам Хаджибеевского лимана. Не исключено, что среди этих переселенцев был и тот человек, кому некогда досталась первичная записка Микиты Злюка.

Использовали ли кладовую запись по прямому назначению, то есть для поисков ценностей? Да, несомненно. Ведь найденная в шкатулке записка имела столь плачевный вид, что, можно уверенно сказать, ею многократно пользовались. А о чем говорит данный факт, уважаемые читатели и коллеги? Да, пожалуй, только об одном. Новый владелец кладовой записи долго и упорно с ней работал в полевых условиях. Следовательно, он верил в существование заветного клада. А удалось ему отыскать запорожский клад — неизвестно. Хотя… есть тут одно здравое соображение. Тот факт, что Кладовая запись была спрятана в очень надежной таре, указывает на то, что тот, кто ее прятал, надеялся воспользоваться ею впоследствии. Но зачем же было прятать старую истрепанную бумажку? Ведь если бы клад был найден, то зачем кому-то нужно было столь тщательно хранить старую записку? Ясно, что в том случае, если золотце из захоронения уже перекочевало в чей-то карман, смысла в хранении столь ветхого документа не было бы. Но нет, документ заботливо упаковали и сохранили. Стало быть, велик шанс того, что сделанные у Сухого лимана захоронения, скорее всего, не были обнаружены ранее. С момента заложения ценностей прошло более 100 лет, и описываемая в кладовой записи местность в отдельных своих частях могла значительно перемениться. Ручей мог пересохнуть, дички груш рухнуть и сгинуть бесследно, а овраги — расшириться и даже изменить направление.

Такой поворот событий, кажется, предвидел и сам автор исходной кладовой записи.

"…Шукай (слушай, смотри), то я ще (еще) покажу лучшу дорогу. От поворота по niд гору от дороги прямо міряй на заход солнця по niд гору 50 великих ступеней, где другой завал; там великій круглый камень с заметкою X. Ч. От камня до тичи 9 великих ступеней за… 2-х дички груш, а выше тоже есть камень, то треба встать рано до восхода солнця 12 мая и прямо от верхнего камня идти на конец и стать на низ у грушек за 7 великих ступеней и взять пачку 3-и локтями длиною, поставить в землю, где будет конец тени, там копай первый погреб и от погреба найдешь все…"

То есть мы с вами имеем второе подробное указание, по которому, как кажется автору, отыскать спрятанные сокровища будет легче. Думаете, он этим и ограничился? А вот и нет. Он щедро выдает будущему поисковику и третью указующую нить.

"…Або (или) міряй у половину гори (горы, склона) от заворота 90 великих ступеней на заход солнца; можно из низу от первого терничка на полудень в половину гори 7 великих ступеней на полу день, тильки рой (только копай). Дай тебе, Боже, найти наш клад.

Писав Микита Злюк. Амінь".

Как мы с вами видим, автор трижды (!!!) указывает путь к одному и тому же месту, что, поверьте, бывает крайне редко. Пожалуй, второго случая такой заботливой добросовестности нам просто не отыскать. С одной стороны, это как бы должно было поспособствовать более точному определению дислокации клада. Но, с другой стороны, имея три столь подробные путеводные рекомендации, можно попробовать реконструировать все три предлагаемых им маршрута к кладу. Цель — отыскать хотя бы одно противоречие или нестыковку в предлагаемых Злюком маршрутах. Для этого сделаем так называемый ситуационный планшет, на котором изобразим описанную дьяком местность. Затем, принимая за точку отсчета основную местную примет — крутой поворот дороги, проложим все три поисковых маршрута, скрупулезно соблюдая все указания, данные автором кладовой записи.

К нашему искреннему удивлению, на планшете все три кривые привели примерно в одну точку. Даже там, где в качестве метки предлагалось использовать тень от палки длиной в три локтя, маршрут привел туда же, куда и остальные два. Этому немало поспособствовало то обстоятельство, что анализ кладовой записи проводился нами как раз в начале мая и была возможность опытным путем измерить длину тени, отбрасываемой палкой, длиной в 20 см.

Полученные результаты заставили нас еще раз оценить ответы на все поставленные вопросы. Получалось, что во всех своих частях и разделах кладовая запись запорожца не содержала ни одной нестыковки или даже неточности. А это в очередной раз указывало на достоверность изложенных в ней фактов. Казалось, стоит только приехать на окраину Одессы и подойти к Сухому лиману, как клад сам свалится в руки. Но вся трудность состояла в том, что нам было неизвестно самое главное — где же в XVIII в. находился Кочуков поворот дороги, ведущей из Одессы на одноименный лиман. И именно этот пункт стал следующим в нашем историческом расследовании.

Известно, что в 1769 г. из города-крепости Хаджибей простирались четыре основные дороги. На запад шла почтовая дорога на Бендеры. На юго-запад вел чумацкий шлях в направлении Овидеополя. И еще две дороги шли мимо Хаджибеевского лимана на северо-запад. Но нужно учитывать и то, что, вероятно, существовали и местные проселочные дороги, проложенные в направлении обоих пригородных лиманов. Но поскольку нас интересует только западное или юго-западное направление, то задача несколько упрощается. Если проанализировать современную карту окрестностей Одессы, то можно выявить как минимум 7 резких изгибов на дорогах, ведущих к Сухому лиману. Скорее всего, старая дорога неизбежно проходила вблизи одного из этих поворотов (ведь положение ни лимана, ни города не изменилось). Оставалось только рассмотреть все семь поворотов со всей тщательностью и выявить (хотя бы приблизительно) тот (или те) из них, который в наибольшей степени соответствовал бы изображению на ситуационном планшете.

Вот тут-то и началось самое интересное. Оказалось, что всего два поворота из семи имели определенное сходство с примерной картой, созданной по указаниям Злюка. И, что характерно, около каждого поворота имелись очень интересные природные объекты, такие как отроги оврагов или провалы в грунте, которые вполне можно отождествить со словами "обвал" и "завал", несколько раз упомянутые дьяком. Но при выезде на место было установлено, что одно из этих мест не содержит ряд упоминавшихся в описи признаков, и поэтому было решительно отвергнуто. И напротив, другое подходило под описание по всем статьям. Теперь подведем некоторый итог нашим изысканиям.

Таким образом, поисковику, который захочет попытать счастья в поисках тройного составного клада запорожцев, нужно будет проверить всего один небольшой по площади полигон, расположенный вблизи населенного пункта. Весьма возможно, что богатый составной клад, захваченный запорожцами в старинной крепости Хаджибей, все еще ждет своего первооткрывателя.

Золотое дно Балтики

Если хорошенько проштудировать историю мореплавания, то выяснится, что испанскими галеонами, буквально набитыми серебром и золотом, усеяно не только дно Карибского моря и побережье Испании. В наших более северных широтах тоже есть интересные для поисковиков акватории. Одним из таких мест является Финский залив.

Вспомним, что именно здесь проходил один из завершающих этапов знаменитого торгового пути "из варяг в греки". А статистика в те годы была к мореплавателям крайне немилостива. В среднем 5 кораблей из 100 неминуемо тонули. Среди погибших были и утлые суденышки рыбаков, и огромные многопушечные фрегаты.

К примеру, совсем недалеко от Выборга на дне лежит линейный 64-пушечный корабль. Неплохая добыча в 190 т цветного металла. Только они, эти пушки, способны дать кладоискателям 200 000 долларов дохода. Кроме того, серебряная посуда, корабельная казна и прочие древние раритеты… Но этот корабль — один из многих. В том же районе обнаружено целое кладбище кораблей XVIII в. В 1790 г. здесь произошло решающее сражение между русским и шведским флотами. Более 80 шведских кораблей было потоплено в этом сражении!

Из истории известен тот факт, что в 1633 г. герцогом Шлезинг-Голштинским Фридрихом III в Московию был направлен корабль с великими дарами российскому царю Михаилу Федоровичу и шаху персидскому в связи с установлением восточного торгового пути из Персии в Голштинию через Россию. Вез корабль серебро, золото, драгоценные камни и всевозможные редкости. Но не смог сей корабль благополучно миновать Балтийское море. У острова Готланд жестокий шторм потопил его вместе со всем экипажем и сокровищами.

Всего в каталоге кораблей, погибших в русском секторе залива, числятся сотни судов, представляющих как научный, так и коммерческий интерес для подводных кладоискателей.

Граф-поджигатель

О подземных ходах и загадочных подземельях подмосковной усадьбы Вороново, некогда принадлежавшей графу Федору Васильевичу Ростопчину, есть немало интересных свидетельств. Когда-то постройки усадьбы — сам дворец, "голландский домик", конюшня, оранжерея — были соединены глубокими туннелями. По дошедшей до нас легенде, именно в этих лабиринтах Ростопчин в дни нашествия французов в 1812 г. спрятал свои сокровища.

В конце XVIII в. граф Ф.В. Ростопчин приобрел усадьбу у А.И. Воронцова.

С 1800 г. Вороново становится любимым местом пребывания графской семьи. Из Италии сюда доставляют мраморные статуи для парка. Из Парижа, Рима, Лондона привозят изящную мебель, античные вазы, бронзу, картины, серебряные сервизы, гобелены. Снаружи дворец украсили огромные статуи людей и лошадей; залы напоминали музеи, а библиотека, насчитывающая тысячи томов, приводила в изумление даже искушенных библиоманов. Современники, восхищавшиеся красотой усадьбы и пышностью дворцового убранства, называли великолепное Вороново маленьким Версалем.

Многие историки полагают, что подземный лабиринт в Вороново был построен по приказу самого Ростопчина. Известно, что граф всегда боялся бунта и измены, всюду ему чудились заговоры. Тайные же ходы позволяли скрытно покидать дворец. Но была и другая версия. В XVIII в. у вельможной знати вообще была мода на так называемые "гроты" — обширные подземелья или просто подземные помещения в виде искусственных пещер, которые возводились для "увеселения и от жары сокрытия". Не исключено, что Ф.В. Ростопчин, обнаружив при реставрационных и землеустроительных работах старое подземелье, задумал приспособить его для этой новомодной забавы. Но настали тяжелые времена, к столице неумолимо приближался иноземный враг. Утром 2 сентября 1812 г. граф покинул Москву и помчался в свое великолепное имение. Где-то в районе Москвы-реки он догнал главный штаб русской армии. А 4 сентября с высоты ее известкового берега он мог видеть пылающий город, подожженный (как полагали многие его современники) по его приказу.

5 сентября армия Кутузова пошла правым берегом Пахры мимо Никитска и Фролова Яма в сторону Подольска. 7 сентября ставка Кутузова остановилась в селе Красная Пахра. Присутствие 85-тысячной армии в 15 верстах от Воронова беспокоило Ростопчина. Солдаты терпели нужду в провианте и фураже и собирали по округе необходимые для прокорма припасы. Поэтому заботливый граф принял меры, чтобы любимую усадьбу не разграбили свои же.

За 14 дней, пока армия топталась буквально у ворот усадьбы, никому из военных чинов не удалось в ней побывать. Мало того, Ф.В. Ростопчин который славился своим гостеприимством и хлебосольством, никого из офицеров и генералов не позвал даже отобедать. Исключение составили лишь два англичанина, находившиеся при главной квартире Кутузова, — Роберт Вильсон и лорд Терконель, которых граф пригласил квартировать в Вороново. В течение последующей недели граф ежедневно выезжал к фельдмаршалу, пытаясь узнать, будут ли войска отступать в дальнейшем или нет. Но ответа он, естественно, не получил. Видимо, из-за этой неопределенности, им было упущено время для эвакуации имущества. И домовладельцу Ростопчину не оставалось ничего другого, как с помощью доверенных слуг и в полной тайне от всех посторонних спрятать самое ценное в подземных тайниках.

Еще 13 сентября за ужином граф уверял своих заморских гостей, что "если русская армия отступит отсюда, то он, скорее, сам истребит дом свой и всю деревню, нежели будет свидетелем занятия оной французами". А уже 17 сентября по распоряжению графа 1720 человек дворовых и крестьян села Вороново были отправлены в Липецкую губернию, в поместье его отца. Их провожали сам граф и Роберт Вильсон. Ни одной вещи, ни одного сундука из дворца в этом обозе не было.

(Вот это утверждение вовсе не бесспорно. Что, англичанам демонстрировали каждый сундук, загружаемый на походные телеги? Да если представить себе, что на каждой из них сидело хотя бы по 5 человек со своим скарбом, то потребовалось бы не менее 350 телег для перевозки такой массы людей!)

19 сентября русская армия отступает к Спас-Купле. Ростопчин деятельно готовится поджечь свой дворец. Предварительно он даже прибивает на дверях церкви записку на французском языке: "Восемь лет я украшал мое село и жил в нам счастливо. При вашем приближении крестьяне… оставляют свои жилища, а я зажигаю мой дом: да не осквернится он вашим присутствием. Французы! В Москве оставил я вам два моих дама и движимости на полмиллиона рублей, здесь же вы найдете один пепел".

Как сказано? С чувством, с толком, с искренней ненавистью к проклятым захватчикам, буквально вынуждающих домовладельца собственными руками разрушить домашнее гнездо. При поджоге дворца присутствовали: сам граф, его доверенные слуги и оба англичанина.

"Граф Ростопчин, полагая, что нынешнее… движение неприятеля подаст ему случай занять Вороново, привел в действие свое намерение, — писал Роберт Вильсон. — Граф, входя в комнату супруги своей, казалось, хотел остановиться, но твердость его взяла верх — он собственною своей рукой зажег горючее вещество, прежде того приготовленное. Пламя два часа простирало свое опустошение, как мы получили известие, что неприятель отступил, но граф не показал ни малейшего сожаления, а напротив того, разговаривал со мной весьма равнодушно, смотря, как падали колоссальные статуи, представляющие людей и лошадей. Без сомнения, разоренного теперь нельзя опять построить и за 100 000 фунтов стерлингов".

Ему вторил и лорд Терконель: "Я находился вместе с ним (Ростопчиным), когда он помогал служителям таскать всякие зажигательные вещества в комнаты, и в короткое время весь дом (один из великолепнейших виденных когда-либо мною) сожжен был до основания. Граф стоял и смотрел как посторонний зритель, и казалось, был менее тронут, нежели все присутствующие".

Странное происшествие, если не сказать неестественное. Так что же кажется странным в вышеописанных действиях графа Ростопчина?

Первое. Казалось бы, граф, собираясь уничтожить свой дворец, должен был обязательно продемонстрировать своим штабным офицерам все великолепие уничтожаемого дворца, всю его роскошь. Тогда "высший свет" точно бы по достоинству оценил патриотический поступок графа. Вместо этого он всячески отгораживается от них и поселяет у себя только не говорящих по-русски англичан.

Второе. Если крестьяне, эвакуированные в Липецкую губернию, не увезли с собой графское имущество, то куца в таком случае подевались мраморные скульптуры в парке и бронзовые из дворца, а также ценности из "голландского домика", который не был сожжен?

Если предположить, что сокровища не исчезли в пламени пожара, а были спрятаны им в неких подземельях, то возникает вопрос: почему граф не открыл свой тайник сразу после окончания войны? Что ему помешало?

Допустим, что в первые годы ему было просто не до того. В 1812–1814 гг. он безвыездно жил в Москве и занимался исключительно восстановлением города. До Вороново у него просто не доходили руки, к тому же на пепелище просто некуда было ставить сохраненное имущество. К тому же все уже знали, что граф собственноручно сжег свою усадьбу и один из московских особняков (другой почему-то уцелел). Поэтому в глазах многих обывателей генерал-губернатор представал героем и патриотом. Но и в то же время у него вдруг появилось множество врагов, которые, потеряв в пожаре (якобы инициированном Ростопчиным) свои жилища и имущество, объявляли его ответственным за свои потери.

14 декабря 1812 г. буквально затравленный граф писал Александру I: "…что его обвиняют за то, что Москва была оставлена войсками, и что я отказываюсь платить им (московским дворянам и купцам) миллионы, которых от меня требуют со всех сторон". Узнай кто-нибудь из этих (требующих со всех сторон) людей о припрятанных сокровищах, разразился бы жуткий скандал. Весь род Ростопчиных был бы навсегда покрыт позором. В 1815 г. здоровье графа резко ухудшилось (совершенно бездарное сожжение собственного дома явно не пошло ему на пользу), и он вышел в отставку. Вначале он уехал на лечение в Германию, затем жил на курортах Франции и Англии. В сентябре 1823 г. Ростопчины вернулись в Москву, где намеревались устроить судьбу своей любимой дочери Елизаветы. Однако ее внезапная смерть разрушила все планы. Коварный удар судьбы окончательно подкосил здоровье Федора Васильевича. Граф тяжело заболел. 27 декабря 1825 г. с ним случился апоплексический удар, повлекший за собой паралич. 18 января 1826 г. он скончался. После смерти графа и возникла легенда о некоем таинственном подземелье в усадьбе Вороново, где якобы были запрятаны графские сокровища.

Таковы доступные большинству из нас исторические факты и легендарные пересказы. Остается только вычислить предполагаемое местоположение подземных лабиринтов. При капитальном ремонте усадьбы Вороново около самого дворца в 1978–1983 гг. строители наткнулись на остатки подземного хода. Стены его были выложены из кирпича, свод из белого камня; ширина равнялась 2,2 м, высота — 2,3 м. Пробовали пройти по ходу, но продвинулись лишь на несколько метров — своды обветшали и грозили обрушиться в любой момент. На всякий случай руководители работ приказали засыпать вход, исключив, таким образом, возможность несчастного случая.

Но сведения об этой находке просочились в печать и стали достоянием общественности. Краеведы, спелеологи и прочие любители старинных секретов всполошились и принялись действовать каждый на свой лад. В 1983 г. киевлянин В.А. Малеев исследовал территорию усадьбы методом биолокации. Он нанес на карту схему подземных лабиринтов. По его мнению, обнаруженные туннели — искусственного происхождения. Предположительно, ходы шли из-под дворца к "голландскому домику", оттуда к пруду, к конюшне, а последний приводил в парк. Наиболее вероятным местом нахождения сокровищ Ростопчина может быть ход, ведущий от дворца к "голландскому домику". Можно предположить, что в одном из дворцовых подземелий имелся люк в подземный ход, закрытый чугунной крышкой. Точно такой же люк находился и под "домиком". Скрыть их не представлялось сложным делом. Достаточно было присыпать тонким слоем земли, а сверху заложить кирпичной кладкой.

Но это, так сказать, косвенные улики, на уровне догадок и интуиции. Но может быть, данный ход вел в обычный хозяйственный подвал или заглубленный склад цокольного этажа? Усадьба старинная, за столетия там чего только не строили. Но есть и данные, полученные путем радиолокационных замеров георадаром "Грот-1". Данные столь же неоспоримые, как и фотографии на паспорте. Хотя всю территорию усадьбы проверить не удалось (по ряду организационных причин), но зато установили однозначно — подземные ходы в Вороново существуют на самом деле. Но столь же однозначно можно сказать и то, что от этих самых ходов мало что осталось. И даже если в этих подземельях и было некогда что-то такое спрятано, то сохранность его в течение 200 лет вызывает большое сомнение.

Дело о "гребешках"

В конце ноября 2009-го г. на мой почтовый адрес пришло письмо из Санкт-Петербурга. Совершенно незнакомый мне господин П. предлагал осуществить совместные действия по розыску весьма крупного и довольно-таки ценного захоронения, о котором я среди прочих историй написал в одной из своих книг. Я, разумеется, ответил в том духе, что ближе к лету будет виднее, и отправил ответ в тот же день, в общем-то не особо рассчитывая еще раз увидеть перед собой адрес незнакомца.

Но он написал вновь, видимо всерьез намереваясь укрепить заочное знакомство. И вскоре мне стало понятно, что его волнуют не столько будущие совместные походы, сколько другое, более старое дело, которому он ранее явно посвятил довольно-таки значительное время. Вот как он написал о нем:

"Несколько лет назад я работал в архивах Минска, Смоленска, Москвы. В СПб. (Санкт-Петербургском) архиве нашел дело о двух бочонках монет у г. Красного. Известно ли оно Вам? Несколько поездок туда не дали результата, хотя на старых картах я нашел это место и определил его на месте точно. Тем более что остаюсь дорога, речка, где была мельница, все точно…"

Никакой такой "бочечной" истории, произошедшей именно вблизи г. Красный, я не знал, но, прекрасно понимая, что человек деликатно обращается ко мне за помощью, или как минимум за консультацией, осторожно выразился, что причин, по которым он не отыскал вожделенные бочонки, могло быть всего две.

— Первая причина, — утверждал я в следующем письме, — может заключаться в том, что Ваш поисковый прибор просто не может вытянуть электронный сигнал от слишком глубоко зарытых монет.

Но, написав данную фразу, я одновременно с этим незамедлительно провел анализ исторической обстановки, и особенно температурного фона, который в значительной мере диктовал поведение людей то время. Для этого я использовал небольшой отрывок из дневника бравого адъютанта Кастеллана, бывшего во время русской кампании Первой мировой войны в подчинении у генерала Нарбона. Написаны эти строки как раз в то время, которое соответствует примерной дате сокрытия двух бочонков.

"12 ноября. Обоз с казной готовится к выступлению на следующее утро. Всю ночь идет ковка лошадей. Коленкур, отвечавший за обоз лошадей, приказал сжечь много экипажей и повозок в соответствии с числам наших лошадей, такую предосторожность он предпринял уже один раз, 10 дней назад.

700 человек вестфальцев под командой Жюно, большой артиллерийский парк и 500 человек безлошадных кавалеристов выступили по дороге на Красный. Отправлен обоз маршала Нея и генерала Маршана под охраной 40 человек".

"Холодно (-17 градусов) и северный ветер. У кассира по провиантской части мне удалось выменять мешок муки для наших людей. Я отлично сплю на моей медвежьей шкуре, которая пока еще у меня".

"Четвертый день пребывания в Смоленске. Hatuu лошади без пищи, и служители (имеются в виду конюхи) отправились в фуражировку за одну милю отсюда; преследуемые казаками, они ничего не принесли. Из Дорогобужа 4-й корпус свернул на витебскую дорогу; он прибыл в Смоленск, бросив всю артиллерию. Все время после полудня слышна пугиечная пальба. Вечером дерутся около Смоленска. Холодно, но сухо. Мороз так силен, что, говорят, он достигает 28 градусов Цельсия".

Последняя фраза меня сразу же насторожила. Не понаслышке зная о свойствах земли даже при —17 °C, я написал в своем ответе, что, не подготовив землю длительным разогревом, нельзя зарыть 2 бочонка на такую глубину, чтобы их не смог бы обнаружить прибор господина П.

— Скорее всего, — сделал я обоснованное предположение, — бочки с червонцами французы зарывали на очередном привале, когда бивуачные костры хорошенько разогрели землю. Но кто же ночует прямо на дороге, тем более вблизи какой-то мельницы?! Отступающие французы устраивали свои стоянки, как правило, на опушках лесов (там, где было топливо) или в деревнях. Непосредственно около воды не ночевал никто. Так выявилось первое противоречие, которое вызвало во мне определенную профессиональную настороженность. Я мог лишь предположить, что там, где зарыли монеты, никакой ночевки не было. А раз ее не было, то костры там не жгли. Если же не было костров, то закопать что-то значительное по размерам можно было лишь очень неглубоко. К тому же для того, чтобы ответственные лица решились спрятать столь значительные ценности, нужна была очень веская причина. И такая причина действительно могла возникнуть, поскольку именно на подъездах к г. Красному в те дни творился подлинный хаос. Вот как описывает события, происходившие вечером 15 ноября 1812 г. в лосминском овраге генерал Булар.

"…немного далее этого места находился овраг, через который мы должны были пройти по перекинутому через него мосту, упиравшийся на противоположном берегу в целый ряд возвышенностей, которые нам надо было преодолеть. Благодаря этому узкому переходу, здесь произошло страшное скопление всякого рода экипажей. Прибыв сюда вечером, я тотчас увидел полную невозможность перейти через овраг сейчас же и поэтому отдал приказ остановиться и покормить людей и лошадей. Генерал Киржине (гвардейского инженерного корпуса), командовал моим конвоем. После трехчасового отдыха мне донесли, что движение экипажей приостановлено, и движение через мост прекращено, т. к. невозможно проникнуть через скопившиеся здесь экипажи. Зная критическое положение, в котором я находился благодаря близости казаков к моему левому флангу, и зная, что они уже опередили меня, я решился двинуться вперед и проложить себе силой дорогу сквозь эту беспорядочную кучу экипажей. Я отдал приказ, чтобы все мои повозки следовали бы друг за другом на самом близком расстоянии без перерыва, чтобы не быть разъединенными, и сам встал во главе колонны. Мои люди силой убирали с дороги экипажи, мешавшие нашему проходу, и опрокидывали их; мои собственные повозки тронулись, расширяя путь, проложенный нами, и продвигались вперед, давя и разбивая все, что попадаюсь на их пути, и ни крики, ни вопли, ни плач, ни стоны, ничто не замедлило хотя бы на миг их движения. Наконец, после тысячи приключений голова колонны достигла моста, который пришлось так же очистить, и пробились сквозь бывшее здесь загромождение. Правда теперь путь был свободен, но здесь дорога круто шла вверх, и земля вся обледенела! Я велел колоть лед, взять землю с придорожных боковых рвов и набросать ее на середину дороги. Подавая сам пример, я приказал тащить повозки за колеса, чтобы хоть каким-нибудь образом втащить экипажи один за другим на вершину. Двадцать раз я падал, то взбираясь, то спускаясь с холма, но благодаря сильному желанию достичь цели меня это не останавливало. За час до рассвета вся моя артиллерия была уже на вершине; конвоя со мной уже не было (он достиг Красного)".

Вторая же причина неудачи П. (и, на мой взгляд, самая вероятная) заключалась в том, что он взялся искать нечто там, где ничего подобного не было изначально. Однако поскольку я по-прежнему не знал об этой истории абсолютно ничего, то откровенно высказал предположение, что мой корреспондент просто неправильно выбрал точку для поисков.

Видимо, мои доводы были достаточно убедительны и ленинградец наконец решился несколько приподнять полог тайны и в очередное послание вложил два листка ксерокопий, на одном из которых была описана часть того самого дела о таинственном захоронении двух бочонков. Вот что там было написано: "От Смоленского Гражданского Губернатора получено мной донесение, объ открытии, по дошедшим до него слухамъ у Города Красного, у моста на дороге к Смоленску близь Гребли, места въ которамъ зарыты будто бы вовремя бегства французовъ два бочонка золотой монеты, не менее трехсот тысячъ червонныхь.

Открытие сие последовало по объявлению о семь дворянина Царства Польского Ковалевского польскому же дворянину Петрашкевичу. Золото сие, по объявлению Ковалевского, везено было въ Октябрь (по старому стилю) 1812 г. из дивизии французского Генерала Гяберта за границу, и по служению тогда Ковалевского во Французской Армии, лично при нем было на том месте положено".

На документе в положенном месте была наложена следующая резолюция, подтверждающая, что власти отнеслись к неожиданному известию о солидном кладе со всей серьезностью.

"Вновь поведено сообщить нашему (неразборчиво), чтоб он представил надежному чиновнику произвести осмотр наличности и стараться открыть сумму сокрытого, будь подлинно от существующей. Ноября 23. 1819 г."

Ниже имелась еще одна резолюция чиновника (рангом, видимо, помельче): "Сообщить Губер (натору), что М. Ф. предоставлено (неразборчиво) исполнить надлежащее наблюдение за мостам (или местом), где находиться могут бочонки с червонцами. Но губернатор (неразборчиво) с предостережением говорит, что зимою нельзя отрыть клад (неразборчиво), просит снарядить караул: летам караул нужен для того, чтобы деньги не (неразборчиво). Есть возможность и казенной земли схор".

Обстановка несколько прояснилась, хотя по-прежнему было совершенно неясно о каком, собственно говоря, месте идет речь. Просто стала более понятна общая атмосфера, в которой в 1819 г. в окрестностях Красного начинались поиски утраченных во время воины ценностей.

— Видимо, — додумывал я на ходу, — некий господин Ковалевский, который совсем недавно служил при польской дивизии, уже через семь лет после выдворения французов за пределы России озаботился отысканием спрятанного на его глазах очень богатого клада. Несомненно, клад был четко привязан к неким местным (а может быть, даже и рукотворным) ориентирам, и бочки прятались с тем расчетом, чтобы их можно было впоследствии отыскать без особых проблем.

— Однако, — подумал я тут же, — в таком случае у последующих кладоискателей нет ни малейшего шанса отыскать данное захоронение. По идее, совершенно ничто не мешало смоленскому гражданскому губернатору Казимиру Ивановичу Ашу или его преемнику успешно отыскать обе бочки и прославиться тем деянием на всю громадную Российскую империю. Ведь в его распоряжении было главное — непосредственный свидетель, который собственными глазами видел, как, что и где именно зарывалось, и к тому же целая армия землекопов в придачу. Пусть тот поляк запомнил данное место с той или иной погрешностью. Пусть прошедшие годы несколько смазали точность его воспоминаний. Но ведь столь значимые и памятные для него события происходили всего семь лет назад, и сильно ошибиться в определении хотя бы примерного места захоронения господин Ковалевский не мог.

Пусть в некотором месте в окрестностях какого-то города было спрятано не 300 000 червонцев, а хотя бы только 50 кг золота. Даже за такой неслабый куш можно было элементарно перекопать указанную поляком площадку вдоль и поперек. Ведь недаром же было дано указание выставить караул, который не столько охранял некий мост (или место), сколько бдительно следил затем, чтобы посторонние за зиму не попытались вытащить и расхитить принадлежащее государству золотишко.

Кстати, ради большей информированности читателей не помешало бы мне прямо сейчас прояснить вопрос о том, сколько же весили спрятанные бочонки.

"Червонец, — прочитал я в энциклопедическом словаре, — в обиходе XIX в. — 3-рублевая золотая монета весом до 3,9 г."

Следовательно, если 300 000 рублей разделить на номинал монеты (3 рубля) и умножить на вес одной монеты, которая даже и в потертом виде весила не менее 3,5 г, то можно легко сосчитать, что вес лишь одного бочонка был не менее 180 кг.

— Ого, вот это чушки! — искренне поразился я. — Как же кассир Ковалевский с ними управлялся в одиночку? Вопрос был, как говорится, на засыпку. Предельно ясно, что без нескольких дюжих помощников он не смог бы даже сгрузить их с телега. И значит, при сокрытии клада наверняка присутствовало еще несколько человек, которые помогали ему. Это обстоятельство резко меняло дело, и не в лучшую сторону.

Следующее письмо из Санкт-Петербурга пришло как-то совершенно неожиданно. Большой и увесистый почтовый конверт ясно указывал на то, что в нем содержится нечто совершенно необычное, во всяком случае не простое письмо, в обычном случае легко укладывающееся в единственный листок бумаги. В конверте, к моему удивлению, находилось не только все собранное в архиве "Дело № 1637 о двух бочонках зарытых у г. Красного", но и копии современной карты, а также довольно точный рисунок конкретной обстановки в том месте где господином П. производились поиски. Кроме того, были приложены и панорамные фотографии некой унылой речной долины. Что и говорить, работа коллегой из Санкт-Петербурга была проделана просто колоссальная. Оставалось лишь взглянуть на результаты его трудов и… вынести свой вердикт.

Но чем больше я изучал присланные документы, тем больше сомнений закрадывалось в мою душу. Буквально все указывало на то, что мой корреспондент ошибался, пытаясь что-то такое отыскать вблизи деревеньки с названием… Гребени! Я перечитал все присланные им документы еще по 2 раза кряду. Начну описание ее с адаптированного на современный язык старинного официального документа:

"Господину Управляющему Министерством Полиции

С получением вероятного сведения, что у города Красного близь Гребли во время бегства французских воинов зарыты в землю два бочонка золотой монеты, заключающих не менее трехсот тысяч червонных, одолжаюсь донести об этом Вашему Сиятельству и распоряжений моих, сопровождающих данное открытие.

Писарь Мерлинской волости, польский дворянин Петрашкевич, который по секрету 4-го сего ноября сообщил Правителю (начальнику) Канцелярии моей, известному оному как близкий ему помещик в г. Красном и его Петрашкевича местопребывания его Польского Царства Дворянин Ковалевский, служивший при этих французах и находившийся при зарытии означенных бочонков, может указать место, содержащее оные. Сей час тот довел до моего сведения сие открытие. По распоряжению моему немедленно и Петрашкевич и Ковалевский при Губернском Чиновнике, Уездном Судье, Городничем и Стряпчем были допущены к поиску. Но расширение и возвышение плотины, которое получила она по очищению Губернии от неприятеля, затруднило точно указать место сокрытия бочонков, к тому положение сильно замерзшей и покрытой снегом земли затруднили поиск. (Неразборчиво) он нашел приметы и ручается с появлением весны найти сокровища двух бочонков.

Для охранения того места от всякого прикосновения я предписал командиру здешнего гарнизонного батальона учредить при нем надежный караул из Инвалидной стражи и строжайше предписать Городничему и указанному Стряпчему тщательно и неупустительно блюсти (неразборчиво) известного уже им места и в неприкосновенности к оному удостоверять меня ежемесячно. В этом случае побуждаюсь всепокорнейше просить содействия Вашего Сиятельства, дабы требуемый мною Военный Караул был устроен надежно и исправно выполнял свою обязанность.

В заключение не лишним считаю поднести в список отзыв Дворянина Ковалевского.

Губернатор (подпись неразборчива)".

Далее следовал и сам "список", иными словами, докладная господина Ковалевского, который явно в несчастливый час и, видимо, во время дружеской пирушки проболтался о кладе нескромному на язык Петрашкевичу.

"Список с объявлением дворянина

Польского Царства Ивана Ковалевского.

На сих днях объявил я дворянину Игнатию Петрашкевичу, что в городе Красном близ самого моста на дороге к городу Смоленску устроенному, положено золотой монетою два бочонка, из дивизии французского генерала Габерта за границу везенного, в последних числах Октября месяца 1812 г., почему Петрашкевич с дозволения Начальства и отыскивая деньги сип; но по неимуществу его и неудобству времени, от продолжения поисков отказывается, а потому прошу покорнейше Вашего Высокоблагородия, исходатайствовать у главного Начальства позволения, чтобы поиски сего золота, начатые в неудобное время Петрашкевичем, оставить до апреля месяца будущего года, и до того времени предписать Краснинской Градской и Земской полициям иметь строгий надзор, дабы никто из сторонниях немочь отыскать того золота в объявленном месте, помимо меня или его Петрашкевича, и притом прошу покорнейше заверить Главное Начальство, что истину моего объявления о сокрытии сих денег я утверждаю тем, что сам был при поклаже оных, ибо служил в то время во французской армии при оной кассе: и не имею слухов ни в городе Красном, ни в другом каком-либо месте, чтобы сей день они были уже вынуты и что все приметы мною кладенные сысканы по обликам их, я непременно надеюсь, что положенное при мне золото, и казна получит значительную часть денег сих. Подлинное подписано тако: к сему объявлению Дворянин Иван Матвеевич сын Ковапевский, а вместо его по личному прошению за неумением Российской Грамоты Губернский секретарь Федор Барадавкин руку приложил.

Подпись неразборчива".

Иван Матвеевич, сын Ковалевский, служил обычным войсковым кассиром в дивизии генерала Габерта. Скорее всего, он сам лично и руководил захоронением подведомственной ему кассы. Поэтому-то он довольно подробно помнил конкретное место, в котором были закопаны бочонки, и все последующие годы не терял надежды когда-нибудь извлечь их обратно. Получив в 1819 г. паспорт, позволяющий передвигаться по России, он приехал в тот самый город, вблизи которого были спрятаны бочонки. Но, приехав в Красный, он столкнулся с большими техническими трудностями. В те дни, когда ценности зарывались, и сам город Красный, и значительная часть прилегающих к нему земель была полностью оккупирована коалиционной армией Наполеона. Неприятельские колонны длительное время контролировали дорогу (Смоленск — Орша), идущую через город, а, следовательно, и мосты, выстроенные на них. Иными словами, даже в самый лютый мороз можно было отыскать возле одного из этих мостов разогретое бивуачным костром место и под покровом ночи зарыть оба бочонка с монетами. Сейчас же обстановка была совсем иная. Союзных французов не было и в помине, а по всем дорогам оживленно сновали одни россияне.

Почему же бочонки были зарыты в столь неподходящем месте? Ведь золото, в отличие от серебра и прочих трофеев, французы берегли и защищали до последнего. По весьма достоверным сведениям, полученным мною ранее, действительно серьезные потери золотой монеты и слитков начались у французов только на территории современной Белоруссии, да и то ближе к границе с Литвой. Впрочем, достаточно веских причин для экстренного захоронения данных бочонков могло быть множество. Пали от холода или картечи лошади кассового фургона, а новых взять было негде — вот вам самая распространенная причина неизбежной потери ценного груза в те безумные дни. Кроме того, тягловую силу могли запросто реквизировать из обозов в артиллерию или кавалерию, которые были жизненно необходимы французскому командованию для удержания города хотя бы в течение нескольких дней. Ведь нашими войсками делались самые решительные попытки устроить войскам Наполеона западню именно в данном районе.

А силы коалиционной армии были слишком сильно растянуты и двигались по заснеженной русской равнине, подвергаясь непрерывным атакам казачьих частей и отрядов партизан. Кстати, какую-то часть французов именно у Красного нашему командованию удалось-таки отсечь от основных сил. Так 3-й корпус маршала Нея был вынужден свернуть с основной трассы и выбираться из окружения обходными дорогами через Маньково, Мироедово, Нитяжи, Воришки и Гусиное.

Но продолжу рассказ о кассире Ковалевском. Приехав в город, он (наверняка памятуя о тех, с кем прятал золото) прежде всего занялся сбором городских слухов о случайно найденных местными жителями сокровищах. Но ни в трактире, ни на городском рынке ни о чем подобном не было и речи. Это был хороший признак, но кое-что было и плохо. Довольно быстро бывший кассир понял, что втихомолку достать золотишко ему вряд ли удастся. Место, где были спрятаны бочонки, к несчастью, было открытым со всех сторон, а следы, оставшиеся от лопат кассиров и солдат охраны, давным-давно замыты вешними водами и заросли луговой травой. Значит, ему необходимо было проводить довольно масштабные земляные работы у всех на виду, причем наверняка на общегородских или сельских общественных землях, чего какому-то приезжему поляку конечно же никто бы делать не позволил. К тому же он не знал грамоты и, скорее всего, по-русски разговаривал с большим трудом. Значит, чтобы достичь споен цели, ему нужно было найти в Красном или его окрестностях как минимум одного сообщника, причем желательно поляка и дворянина. С простыми крестьянами Ковалевский дел иметь наверняка не хотел, опасаясь, что при виде груды золота те разберутся с ним по-простому, с помощью лопаты или дубинки.

Такого сообщника судьба как раз и послала нашему кладоискателю в начале ноября 1819 г. И поляк, и дворянин. Живет неподалеку и знает все местные правила и порядки. Войдя в доверие к Игнатию Петрашевскому и хорошо угостив земляка в трактире, бывший кассир завел с ним разговор о тайной цели своего нахождения в городе. Но едва Игнатий услышал, на что намекает и что просит сделать его новый знакомец, то если и был пьян, то мигом протрезвел. Он тут же сообразил, что если он сейчас поддастся соблазну втихомолку организовать несанкционированные властями раскопки, то они оба рискуют запросто лишиться не только мифических монет, но и вообще всего своего имущества, а жизнь окончить где-нибудь на Нерчинской каторге. Времена при царском режиме были суровые, кругом царил жесткий порядок и нерушимая субординация. Предпринимать же столь рискованное дело, не испросив заранее разрешения как минимум у Смоленского губернатора, было смерти подобно, и поэтому он на следующий же день настрочил на Ковалевского приличествующий такому случаю… донос в полицию.

Реакция властей была мгновенной. Жандармы не только взяли под стражу Ковалевского, но и в присутствии самых важных городских чиновников служащие местного околотка повели его к указанной им во время допросов реке, чтобы тот непосредственно и точно показал им, где конкретно лежат утаенные денежки. Он явно никак не ожидал такого развития событий. Не успел он заикнуться своему же соплеменнику о богатейшем кладе, который при благоприятных обстоятельствах обогатил бы их обоих несказанно, как тут же оказался под арестом. Что теперь делать, как доверять людям? Единственно, что Ковалевский мог предпринять при столь неблагоприятном положении дел, так это нарочно указать совершенно не на то заветное место, а на иное, наверняка довольно далеко отстоящее от истинного тайника. Возможно, что на первом же допросе он поведал жандармам, что сокровища действительно были спрятаны им вблизи от города, но озвучил при этом название совершенно иной речки, нежели на самом деле. При этом он руководствовался элементарным желанием любой ценой уберечь ценности от разграбления посторонними. Он спешно выбрал в качестве дублирующего ориентира одно знакомое местечко, мимо которого он часто проходил во время прогулок по городу.

Этому скоропалительному обману неожиданно помогло то обстоятельство, что уже началась суровая русская зима. Земля успела основательно промерзнуть, что радикально и объективно осложнило двум польским землекопам их многотрудную работу. Поковырявшись для вида часочек-другой вблизи какого-то городского моста, Ковалевский заявил наблюдавшим за ним чиновникам, что пробиться через мерзлую почву нет никакой возможности. Его поддержал и взмыленный от интенсивной работы кайлом Петрашкевич, который был явно уверен в том, что они копают в нужном месте. Ведь в предварительном разговоре с ним Ковалевский наверняка не сообщил тому точного места залегания клада, а дал лишь общее словесное описание заветного места.

Что было делать российским чиновникам? Разглашать тайну и подвергать опасности хищения государственные деньги им не хотелось, и поэтому они поставили на мосту через реку часового и стали с нетерпением ожидать весны. Почва должна была отогреться и позволить добраться до бочонков. Поляк, уже мысленно перебиравший сверкающие червонцы в своих карманах, не мог допустить и мысли о том, что золото захватят враги, с которыми он воевал всего несколько лет назад. Однако, понуждаемый перепуганным Петрашкевичем (который, надо думать, поручился за него перед губернским руководством), он написал покаянную бумагу, в которой клятвенно уверял, что это то самое место и есть, и как только придет весеннее тепло…

Злейший враг России — Ковалевский только для отвода глаз прикидывался покорной "овечкой" и готов был подписать какие угодно докладные и протоколы, лишь бы сбить с толку незваных компаньонов из департамента полиции. К тому же и писал-то не он, а приставленный к нему городским стряпчим писец. Мне даже кажется, что именно Ковалевский, притворно заботясь о сохранности клада, как бы между прочим посоветовал городскому приставу выставить на мосту часовых. А потом со злорадством смотрел, как те всю зиму ежатся на ледяном ветру, охраняя совершенно пустое место. Это нам только кажется, что два века назад люди были иные, простые, доверчивые и наивные. Нет, и тогда в людских сердцах бушевали настоящие шекспировские страсти, заставляя их совершать поистине головокружительные поступки и затевать совершенно невообразимые авантюры. Но давайте продолжим наше исследование и посмотрим, куда приведет нас архивное дело № 1637. Вот что написано в последней, официальной бумаге, окончательно ставящей все точки над "i" в данном непростом деле:

"Вашему Императорскому величеству имел я счастье докладывать по донесению Смоленского Гражданского Губернатора о сокрытых якобы французами у города Смоленска двух бочонков золотой монеты.

Он доносит ныне, что к открытию оной сделаны были поиски при назначенном от Министра Финансов Чиновнике, при Краснинском Предводителе Дворянства, уездном Судье и других Чиновниках, но обозначенных бочонков не найдено.

Объявивший о сем Польский Дворянин Ковалевский, решительно утверждавший о непременном отыскании сокрытых сумм, потерял в том надежду и в новом взятом с него допросам показал, что из четырех человек, участвовавших в зарытии, двое при нем убиты, а остальные два взяты были вместе с ним в плен и где находятся, не знает".

А что еще мог сказать Ковалевский в свое оправдание? Разумеется, он теперь и подавно не мог сознаться в том, что заведомо указал неверное место доя поисков и раскопок. Он отчетливо понимал, что ему точно не сносить головы за столь наглый обман. И понятно, что во время последующих за неудачей допросов поляк стал валить вину на бывших соратников, которые вместе с ним зарывали тяжеленные бочонки. Сколько их было в действительности? Он утверждал, что два человека из этой бригады были якобы взяты в плен. Проверить же такое утверждение на тот момент было совершенно невозможно. Следовательно, можно уверенно утверждать, что Ковалевский до конца предпринимал все доступные ему способы защиты. С одной стороны, он продолжал утверждать, что золото было зарыто именно в указанном им месте, а с другой — прозрачно намекал на то, что его могли опередить возможные конкуренты.

Ни при каких условиях Ковалевский не мог сказать правду. Ведь эта правда была из разряда тех простых истин, за которые убивают. И где бы в последующее время ни оказался этот Польского царства дворянин, он наверняка не смог бы впоследствии осуществить свой коварный план, поскольку, засветившись на са-мом высоком уровне, весь остаток жизни был вынужден ощущать на своей спине недремлющее "око государево".

Жаль, что российские чиновники в то время были не столь сведущи в кладоискательском промысле, как об этом известно теперь мне. Уличить Ковалевского во лжи было совсем несложно и тогда. Достаточно было внимательно изучить предложенную им для раскопок площадку. Если там ранее покопались конкуренты, то неизбежно этот факт можно было установить по следам, которые обязательно оставляют все копатели без исключения. Но если земля была не тронута на всю глубину шурфа, то там явно никто и никогда не рылся. А это значит, что бочонки в данном месте никогда не закапывали.

— А что же золото? — наверняка спросите вы. — С ним-то что стало?

— Ничего с ним не стало, — отвечу я. — Скорее всего, оно так и лежит где-то в окрестностях города Красного, ничем не выдавая своего присутствия.

— Но при чем же здесь какая-то деревня Гребени? — продолжите вы свои вопросы. Почему поисковик П. из северной столицы вдруг решил, что искать данные бочонки следует именно в окрестностях именно этой деревни?

Давайте вернемся несколько ближе к началу разговора и осветим этот темный момент кладоискательской деятельности, до сего момента скрытый от широкой общественности. Собственно, П. посчитал прозвучавшее в одном из документов слово "Гребли" за название некоего населенного пункта, расположенного вблизи г. Красный.

Заметьте, эти строки пишет вовсе не сам Ковалевский (или с его слов — писарь Барадавкин). В его докладной записке нет ни слова о каких-то там "Греблях". Откуда же о данном населенном пункте узнал некий столичный чиновник, которому поступил доклад от смоленского губернатора? Вопрос, конечно, интересный. Представляется, что данное слово появилось уже после того, как представительная чиновничья комиссия из г. Красного осмотрела место будущих поисковых работ. Смотрите, в данном документе написано просто слово "Гребли", без указания на то, что это именно населенный пункт. А наш поисковик недолго думая сделал в общем-то резонный вывод о том, что упомянутые "Гребли" это именно деревня, которая расположена рядом с тем местом, где в 1812 г. были спрятаны бочонки. Убедив самого себя в этом мнении, "П" разыскал справочник по переписи 1865 г. и принялся выискивать в нем такую деревню Гребли, которая находилась бы вблизи Красного.

Деревня почти с таким названием отыскалась всего в 15 верстах западнее города Красного. Правда, данная деревенька называлась Гребени, но это мелкое несоответствие было им немедленно отвергнуто как несущественное. К тому же в описи говорилось о том, что в данной деревне есть мельница. Значит, там имелась плотина (насыпь), а уж мост через реку и само собой подразумевался! Достаточно было после такого открытия бросить взгляд на современную карту Смоленской области, и в голове нашего поисковика мгновенно сложилась стройная схема произошедших некогда событий. Вот как он пишет об этом в своем письме:

"В деле сообщается о д. (якобы деревне, но такого слова в документе нет) Гребли, это сейчас д. Гребени. У самой плотины, значит, была и мельница. В библиотеке (список населенных мест Смол, губ.) я нашел деревню, записана мельница. На карте также мельница. Если закопали у моста, то мельница и мост были разрушены, иначе какой смысл вообще закапывать? Фразу "но расширение и возвышение плотины… затруднило точно указать место…" следует понимать так. После войны разрушенный мост восстанавливали, делали новую насыпь. Думаю, что закопали в нескольких шагах от плотины, иначе ее изменение и расширение не повлияло бы на определение точного места, будь оно за 50 или за 100 м".

В известной логике санкт-петербургскому кладоискателю не откажешь. Единственно, что свело на нет всю его многолетнюю работу по поиску данного захоронения, так это то, что он, крепко вцепившись в одно единственное слово, совершенно позабыл о прочих словах, неоднократно повторенных в текстах добытых им документов. Только полный анализ всех событий той или иной ситуации, приведшей к захоронению исторического клада, может, в конечном счете, привести кладоискателя к победе. Раз уж подвернулся такой случай, то покажу вам на конкретном примере, как именно следует разбирать все без исключения кладоискательские легенды подобного рода. Может быть, это как-то поможет последователям радикально улучшить свои поисковые показатели. И по башней части небольшая лекция будет подана в эпистолярном жанре, то есть я попросту приведу отрывки из писем, посланных мною в ответ на уверения корреспондента в том, что искомый клад покоится в месте слияния далеких от города Красного р. Лупа и Еленка:

"…Благодаря подвернувшейся оказии высылаю Вам весточку. Правда, не совсем уверен в том, что сообщенные в ней сведения будут Вам по душе, но огласить их я обязан. Проведенный экспресс-анализ присланных Вами документов окончательно убедил нас, что Ваши поиски вблизи деревни Гребени совершенно бесперспективны.

Ведь, кроме некоторого созвучия слова из документа и названия данной деревни, абсолютно ничто не указывает, что описываемое захоронение произошло именно здесь. Начну цепь своих доказательств с того, что повторю свой тезис: данное событие однозначно должно было происходить на дороге Красный — Смоленск, а не Красный — Орша. Деревня Гребени, столь Вам понравившаяся, лежит в пяти километрах от дороги, по которой продвигались французские войска. Прошу также заметить, что в то время, когда кассиром Ковалевским закладывался клад на данном участке пути, абсолютно все параллельные дороги, и особенно на юг от основной трассы, плотно контролировали "партизаны" Д. Давыдова. Для французских фуражиров отойти от своей воинской колонны более чем на километр означало почти неминуемую смерть от пик и шашек казаков, которые буквально толпами сопровождали каждый французский корпус в ожидании вожделенной добычи. <…> На присланных Вами фотографиях и рисунке и в помине не видно никакой мельницы. Откуда Вы взяли, что она была в Гребенях? И насыпь, возле которой, как Вы предполагаете что-то такое зарыто, сделана была исключительно для того, чтобы приподнять полотно дороги повыше над болотистой местностью речной равнины. Мельницы в том месте, где Вы делали снимки, не было и быть не могло! К тому же в присланных документах нет и слова о мельнице!

В данном месте закопать что-либо в середине ноября 1812 г. было совершенно невозможно. Сфотографированная Вами местность крайне сырая, это очевидно. В тех условиях, когда по ночам столбик термометра опускался до —28 °C, выкопать достаточно глубокую яму в окаменевшем болоте было просто нереально. Земля промерзла не менее чем на 0,5 м, а снег лежал по колено. Ее (землю) нужно было очищать от снега, а затем отогревать жаром большого костра часа 2–3. Но ведь в данном месте никогда не останавливались французские либо польские части и бивуачных костров они там тоже не разводили. К тому же у реки и жечь-mo нечего. Вы вспомните собственные поездки, разве в этой зачуханной речной долине есть хоть одно приличное дерево?

Я там никогда не был, но и то твердо скажу — нет там деревьев! И тогда не было. Чем они тогда свой костер топит?

Допустим, поляки три часа греют землю, потам закапывают бочки с золотом, и вся деревня, разумеется, смотрит во все глаза на это безобразие. Телевизоров тогда не было и смотреть, кроме как на незваных гостей, им было не на что. Но вот враги уезжают, и что, неужели деревенские тут же не разроют свежую землю? Такого не было нигде и никогда!!! И быть не могло!

Можете, конечно, на меня обижаться, но, по моему глубокому убеждению, если такое событие и происходило в действительности, то оно, скорее всего, могло случиться только в непосредственной близости от города, причем, скорее всего, к востоку от Красного, а не к западу Только там французы царили безраздельно, и уж, во всяком случае, могли не опасаться чужих глаз, зарывая что бы там ни было. К тому же с той стороны в непосредственной близости от города имеются и две речки с мостами: Мерейка и Лосмина. Кстати, французы достаточно долго занимали данную местность и костры, разумеется, жгли непрерывно. И дрова там есть в избытке, я сам там был и видел целый лес.

Не готов пока подсказать, где же следует искать данные бочки, для меня, как и для Вас, это пока загадка. Но искать их следует где угодно, но уж точно не в Гребенях. К тому же слово "гребень" из южнорусского диалекта (а следовательно и украинского и польского) и означает оно "гать, или земляной вал от воды", а никак не населенный пункт. Так что, как я и предполагал с самого начала, Вы искали там, где ничего не было и в помине. Вот потому-то ничего и не нашли. Но ничего, не расстраивайтесь, это не страшно и не обидно. Я и сам сто раз ошибался.

Но вот что меня беспокоит по-настоящему. Ведь у Гражданского Губернатора города Смоленска в руках был живой свидетель — кассир Ковалевский. Если он собственными глазами видел, пусть и издалека, где закапывались бочки, то совершенно непонятно, почему их не нашли впоследствии? Это очень подозрительно. Я понимаю, за несколько лет вполне можно позабыть точное место раскопа. Но регион же не изменился. Ради двух бочек золота можно было перекопать и площадку размером 150х150 м. Расходы на рытье оправдались бы сполна. Но почему-то этого сделано не было. Тайник должны были обнаружить по любому и непременно! Если, конечно, его не очистили ранее те, кто, в отличие от Ковалевского, не смотрел, а непосредственно закапывал. Вполне возможно, что кто-то из них действительно выжил и вернулся в Россию раньше бывшего кассира.

К тому же сами показания этого странного поляка вызывают у меня массу вопросов. Ясно только одно — этот тип врал всем и каждому, стараясь ненароком не выболтать свою тайну. Он ведь наверняка планировал все выкопать по-тихому, и то, что его замела полиция, заставило его сочинять на ходу "отводную" версию и всячески изворачиваться. У меня большие подозрения в таи, что он попросту водил за нос всех краснинских и смоленских чиновников. Вот потому-то монеты и не нашли. Здраво порассуждав, я просто не нахожу иного объяснения постигшей наших старорежимных копателей неудачи…"

Таким образом, в расследовании "Дела о гребешках" мы пока продвинулись недалеко. Единственное, в чем удалось преуспеть, так это в том, что мы выяснили однозначно, что пресловутая деревня Гребени не имеет к двум бочкам золота никакого отношения. И данная гипотеза возникла у коллеги из Санкт-Петербурга точно так же, как в свое время из-под пера писателя Юрия Тынянова возник виртуальный поручик "Киже".

Но, уважаемый читатель, настоящий охотник за старинными тайнами, разумеется, не может удовлетвориться ответом отрицательным. Его основная задача — довести всякое дело или легенду до логического конца, имея на руках даже такие сомнительные исходные предпосылки. И по статусу своему, и по роду деятельности он непременно обязан выяснить правду и установить скрытую в пучине веков истину. А поиск истины в данном случае заключался в том, чтобы вначале теоретически вычислить одно или несколько мест, где могли быть закопаны бочонки, а затем с помощью приборов электронной разведки установить наличие под землей солидной массы цветного металла. Это как программа максимум. Для начала нужно было пройти те же районы пешком без какого-либо оборудования и удостовериться в том, что клад вблизи Красного если и был спрятан Ковалевским, то, возможно, уже вынут кем-то ранее.

С чего же следовало начать разгадывать данную головоломку? А начать следовало с повторного изучения докладной записки Ковалевского. Хотя мы с моим научным консультантом прекрасно понимали, что поляк во время допросов лгал налево и направо, но тем не менее при изучении документов создавалось такое ощущение, что масштаб его лжи был ограничен изначально. На каком-то этапе, в каком-то крохотном эпизоде он все же говорил правду. Но весь ужас заключался в том, что крохотный кусочек правды он огласил только Петрашкевичу, причем на том этапе, когда их доверительные отношения только-только завязывались и о полной откровенности не могло быть и речи. Иными словами, Ковалевский мог сообщить своему новоявленному компаньону только самые общие сведения о месте будущих раскопок. Он, как человек довольно осторожный, мог сообщить тому только самые туманные сведения касательно их совместных работ. Его речь могла звучать примерно так:

"Пойдем (поедем) мы с тобой вскоре на одну речку и таи, вблизи от моста есть земляной нал. Вот недалеко от него и зарыто золото".

Такая постановка вопроса вполне имеет право на жизнь. Ведь именно эти предварительные приметы Игнатий Петрашкевич и сообщил в полицию. И все дальнейшие поиски и так называемые раскопки 1820 г. тоже велись на какой-то речке, вблизи какого-то моста. Присутствовала там и насыпь. То ли она вела к мосту, то ли действительно была частью некого защитного сооружения, было неясно. Но зато было предельно ясно, что бочонки были спрятаны именно около какой-то реки. От этой, уже озвученной Петрашкевичу версии наш основной свидетель, скорее всего, отойти уже не мог. Поведи он чиновничью комиссию в чистое поле или ближайший лес, как тут же его недавний "компаньон" мгновенно уличил бы его во лжи. Ковалевский просто обязан был играть свою рискованную тру таким образом, чтобы не вызвать у сопровождающих его лиц ни малейшего подозрения в преднамеренной неискренности.

По трезвому разумению только его данные о том, что клад был действительно зарыт недалеко от переправы через какую-то реку, и можно было считать единственно надежной путеводной ниточкой в нашем расследовании. А дальше следовало расстелить на столе каргу Смоленской области 1812 г. и, начиная от самого г. Красного, медленно двигаться по направлению к Смоленску. При этом движении не следовало упускать ни малейшей речки, ни ручейка, мимо которого проходил, отступая из Москвы, конный польский корпус князя Понятовского.

Первой на этом пути нам встречается речка (нет, скорее ручеек) Мерейка, которая течет буквально в ста метрах от ближайшей городской улицы. Далее, в 2,5 км восточнее городских окраин несет к Днепру свои быстрые воды речка Лосвинка (бывшая Лосмина). Далее река Всшесна и, наконец, Дубрава, текущая у селения Старая Жорновка. Дальше мы не двинемся ни на шаг Потому, что польский корпус (в одной из дивизии которого и служил Ковалевский) вышел на тракт Смоленск — Красный именно там, около Старой Жорновки!

Я бодро выписал все четыре речки в столбик, и именно в этот момент меня неожиданно охватили жестокие сомнения.

— Хитрый полячина, — подумалось мне, — вполне мог повести комиссию в совершенно неверном направлении от города. Да, да! А почему бы и нет? Он вполне мог притворно направиться на восток, на ту же самую Мерейку (чтобы долго не бить ноги), когда на самом деле ему бы следовало идти, а то и ехать на запад!

Посомневавшись не более пяти минут, я вновь пододвинул к себе карту и уверенной рукой внес в список еще четыре реки. Вписал реки Свиную и Добрую, притоки реки Лупы: у деревни Синяки и, для верности, второй — Комаровку. Затем вновь перечитал весь список. Не было ни единой существенной зацепки, которая помогла бы выделить из всех этих речек ту одну, единственную, заветную. Практически возле каждого моста неоднократно происходили крупные заторы французских обозов. Почти в любом подобном месте налетали на них казачьи отряды, поливая возниц свинцом и утаскивая их в плен арканами. К тому же вблизи многих переправ были устроены либо подъездные насыпи, либо мельницы, либо защитные земляные валы, позволяющие избежать наводнений во время весеннего половодья. Чтобы выбрать для подробного электронного обследования один или два наиболее подходящих места, мне следовало безотлагательно выехать в район г. Красного и произвести тщательнейший осмотр всех намеченных целей и полигонов.

Я встал из-за стола, подошел к окну и долго смотрел на заваленную сугробами улицу. С одной стороны, ехать нужно было прямо сейчас. В таком случае я как бы оказывался на месте господина Ковалевского, который зарывал свои бочонки именно в такую преотвратную погоду. Но, с другой стороны, места старых раскопов можно будет увидеть, только когда сойдет снег, но еще не вырастет трава. Последнее соображение перевесило все прочие доводы, и выезд на полевые работы я наметил на конец апреля. К этому времени (я знал об этом ранее) в Смоленской области уже сходит снег, но маскирующий все подробности травяной покров не успевает вырасти выше 10–12 см.

До выезда в "поля" времени было много, но какой-либо уверенности в правильности выбора направления в поисках у меня не было совершенно. Оставалось какое-то тягостное ощущение незавершенности и слабости выявленных поисковых ориентиров. Гребли, Грабли, Гребешки, — крутилось у меня в голове, — вот тоже мне загадка. Возможно, истинное значение этого слова и не далеко подвинет нас в расследовании, но, во всяком случае, укажет на то место, где проводились поиски в 1820 г. Во всяком случае, можно будет понять, на какой же именно реке производились первоначальные раскопки. Что же оно означало в оригинале? Никаких озарений по этому поводу не приходило, и оставалось только ждать.

Впрочем, ожидание надолго не затянулось. Неожиданный телефонный звонок, прозвучавший поздним вечером 17 марта, разом вывел меня из состояния пассивности.

— Александр Григорьевич, — срывался в трубке голос моего соратника по поисковым вопросам, — свершилось! Теперь я точно знаю, что такое Гребли и какое они имеют отношение к двум бочонкам! Когда встретимся, я Вам все расскажу!

Неделя ожидания встречи пролетела мгновенно. Наконец, раздался долгожданный звонок в дверь. Через несколько минут, когда гость разделся и уселся за стол, я ловко подсунул ему заранее раскрытый на нужной странице атлас Смоленской области.

— Ну, и где же Ваши "гребли-грабли"? — спросил я, едва сдерживая волнение.

— А вот они, — ткнул он пальцем в речку Всшесна, протекающую как раз восточнее Красного. — Но, разумеется, на современной карте ничего такого мы не увидим, а в доказательство моей теории я привез тебе карту 1817 г. Вот видишь? — протянул мне гость небольшой листок старинной карты, изображающей ход одной из битв кампании 1812 г. — Если ехать от Смоленска к Красному, то именно вблизи узенького мостика через Всшесну французские колонны ожидал неприятный сюрприз. В некотором отдалении за переправой их уже ожидала засада генерала Милорадовича, который решил отличиться перед государем столь дерзкой выходкой. На каком-то этапе его план удался. У тесного мостика через совсем неширокую речку скопилось громадное количество войск и экипажей, которые быстро запрудили огромную площадь. Но, на счастье французов, вверх по течению данной реки была устроена плотина, за которой разливался приличных размеров пруд. Обнаружив плотину, солдаты коалиционной армии и транспортные колонны повалили туда, благо от моста данная "гребля" была на расстоянии всего в 250 м. Милорадович был отброшен от дороги, и движение по трассе возобновилось. Считаю, что речь идет именно об этой плотине. Ведь всякая "гребля" — это то, что нагребли, т. е. насыпали. Большое скопление повозок — это раз, — принялся загибать пальцы мой собеседник. — Кровавая стычка с нашими войсками, в которой могли быть убиты лошади кассового фургона, — два. Далее мост через реку, близкая к нему насыпь, да и сама плотина как удачно подвернувшийся ориентир. Ведь именно об этом месте мог говорить Ковалевский на допросе. К тому же Всшесна не так далеко от самого г. Красного, всего в десяти верстах. Так что эта местность относилась именно к этому городу, а не к Смоленску. И самое-то замечательное, — предупреждающе поднял гость указательный палец, — припомни-ка быстренько, откуда был родом поляк Петрашкевич?

— Откуда… родом? — недоуменно переспросил я, совершенно не понимая, какое это может иметь отношение к нашему делу. Кажется, он был не из Красного. Откуда-то из провинции…

— Он был писарем Мерлинской волости! — перебил меня собеседник. — А где у нас то самое Мерлино? Да вот же оно, — вновь постучал он пальцем по тому же месту на карте, — стоит всего в километре от этого моста и от этой насыпи. Ты понимаешь теперь, почему Ковалевский отыскал именно его, этого Петрашкевич а? Да потому что он, этот писарь, жил как раз вблизи того места, где были зарыты бочонки, и мог, как местный житель, что-то там такое делать вблизи прудовой плотины, не опасаясь разоблачения.

— Гениально, — только и смог произнести я в ответ, — просто потрясающе! Теперь все кажется более или менее ясным. Нападение Милорадовнча на головную часть обозной колонны, кассиры, свернувшие к плотине, в ужасе прячут бочонки вблизи насыпи. Сами они частично гибнут при обстреле, а частично попадают в плен. Живых кассиров утаскивают с собой казаки, а уж затем французы делают прорыв и пробивают себе дорогу. Но они ничего не знают о золоте и скорее торопятся попасть в Красный. Обретя свободу через несколько лет, Ковалевский ради конспирации поселяется в городе, но то и дело появляется вблизи Мерлино. Проверяет, целы ли его бочки, а заодно ищет напарника из местных поляков… просто гениально. Решено, как только земля подсохнет — поеду в Мерлино, пощупаю, что лежит в этой плотине.

Поиски удалось начать только 30 июня. И первым был изучен полигон вблизи Мерлино. От той плотины, что некогда образовывала на Всшесне красивый пруд, к нашему времени не осталось и следа. Пришлось отмерять расстояние для полигона прямо от автомобильного моста, причем брать его с изрядным запасом. После этого было просканировано все немаленькое пространство от украшенной старинными березами дороги до речного берега.

Результат меня не порадовал совершенно. Да, было найдено два увесистых пушечных ядра, но никаких следов золота (равно как и старых ям) обнаружено не было. Пришлось усаживаться в машину и выдвигаться ближе к Красному. Впереди были речки Лосвинка и Мерейка. Но первая речка, с которой я был знаком ранее, вряд ли могла представлять интерес для искателей "гребней". Никаких насыпей на подходе к тому месту, где ранее через нее был некогда перекинут мост, не наблюдалось. Но делать было нечего, и пришлось три часа бродить по речной долине, пытаясь уловить хоть какой-то отзвук металла из-под земли. Тщетно, здесь было абсолютно пусто. К тому же испещренная мелкими ямками почва недвусмысленно показывала мне, что совсем недавно здесь уже работали неизвестные мне поисковики.

Значит, на дороге Красный — Смоленск оставалась последняя надежда — Мерейка. Данная речушка была украшена на диво длинной и достаточно широкой насыпью, протянувшейся не менее чем на 80 м. Тщательно и неторопливо я прочесал все доступное мне для работы пространство, но и здесь ничего, кроме двух крышек от канализационных колодцев, отыскать не удалось. Требовалось остановиться и как-то осмыслить полученные отрицательные результаты.

Перетряхнув в памяти все военные эпизоды, связанные с боями вокруг Красного, я припомнил один очень любопытный момент. Вот как в действительности могли происходить события, вылившиеся впоследствии в "Дело о гребешках". Польская дивизия Зайончика 30 октября ночевала в селе Червонном, а 31 октября на рысях двинулась в Красный, до которого было около 30 верст Там же находился небольшой польский гарнизон, который охранял город с августа 1812 г. Вслед за ней выдвинулась артиллерия и обозы. Ранним утром 2 ноября повозка кассира Ковалевского (перевозившая не менее 350 кг золота) остановилась на "гребле", земляном валу, насыпанном при въезде в Красный (на восточном берегу ручья Мерейка). Проехать далее было невозможно. Узенькая дорожка в город так сильно обледенела и была столь крута, что лошади не могли одолеть подъема и понуро мотали головами, несмотря на угрожающие возгласы возниц и щелканье кнутов.

Нужно было ждать того момента, когда запрудившие дорогу экипажи продвинутся хоть немного вперед…

Неожиданно со стороны уже близкого города послышались орудийные залпы и оживленная стрельба из ружей. Застрявшим в овраге возницам не было видно, что там происходит, но столь интенсивная перестрелка явно не предвещала ничего хорошего. На самом деле это на штурм города пошел отряд графа Ожеровского, имевший в своем составе пехоту, отряд конницы и батарею из шести пушек. Не ожидавшие нападения с тыла, да еще в столь ранний час, французы дрогнули и начали отступать. Но отступать они могли только в сторону мостика через Мерейку, в сторону Смоленска. Другой дороги из города просто не было! И когда бегущие начали бросаться с крутого берега в забитый экипажами овраг, Ковалевский принял решение срочно зарыть оба бочонка. Куда-либо уехать они просто не могли, поскольку спереди и сзади них стояли десятки телег и фургонов, а справа и слева расстилалась засыпанная снегом и абсолютно непроходимая речная долина.

Какие же приметы мог использовать кассир, чтобы запомнить место захоронения? В его распоряжении их было совсем немного: сама насыпь и примерные отрезки дороги до самого моста и до восточного съезда к реке. Может быть, он успел прикатить какой-то валун и навалить его на свежераскопанную землю? Возможно, но маловероятно, времени у него было немного. Едва они засыпали яму, как на противоположном склоне замелькали высокие казацкие папахи, и бой разгорелся непосредственно у реки. Не зря же Ковалевский говорил на допросе о том, что двое его товарищей были убиты. Они как раз и были убиты в том утреннем бою, в котором он, видимо, постарался уцелеть, спрятавшись под свой опустевший фургон. Казаки спешно повязали захваченных пленных и незамедлительно погнали их в центр города для допроса и последующей отправки в тыл.

А в это время со стороны Смоленска к Красному вплотную придвинулась гвардейская дивизия генерала Клапареда, который конвоировал московские трофеи, казну и обоз главной квартиры императора. Отряд казаков и несколько малокалиберных пушек не были для него серьезной преградой, и он вскоре расчистил себе дорогу в город. Отряд Ожеровского отступил с главной дороги и остановился на ночлег в деревне Кутьково. А неожиданно попавший в плен кассир Ковалевский так ничего и не смог сообщить о только что спрятанном кладе своим товарищам, бережно храня в памяти события того дня в течение нескольких последующих лет.

Казалось, все было предельно ясно. Золото давно отыскали либо потомки самого Ковалевского, либо потомки тех солдат, с которыми тот и прятал бочонки. Данная история была благополучно списана мною в архив, и вскоре, увлеченный новыми, не менее захватывающими расследованиями, я забыл о пресловутых "греблях". Но, к моему величайшему удивлению, легенда о двух бочонках всплыла вновь.

Как раз была суббота, я был дома, и в тот момент, когда я жарил картошку для скромного обеда, в дверь позвонили. Оказалось, что пришел почтальон и принес присланные мне заказным письмом ксерокопии некоторых редких документов и целого ряда старинных карт. Торопливо рассыпав их по столу, я почти сразу же наткнулся взглядом на изображение Красного, увидев его таким, каким он был в начале XIX в. Не раз виденный мною план города почему-то вдруг показался чем-то отличным от привычного исторического макета. И это странное отличие заинтересовало меня необычайно. Минут пять я сидел неподвижно, вглядываясь в блеклое изображение, как вдруг меня словно осенило…

— Так вот что Ковалевский имел в виду, когда говорил о Гребле, воскликнул я, стукнув кулаком по бумажному листу, — вот почему впоследствии никому из поисковиков не удалось отыскать спрятанные им бочки!!!

Однако на этом месте я хотел бы прервать свой рассказ и дать читателям редкую возможность самим разгадать тайну клада кассира Ковалевского. Уверяю вас, что для этого вам понадобятся всего две вещи. Всего две карты окрестностей Красного приведут вас к заветной цели: одна современная, а другая — издания 1817 г. Приведут, разумеется, только в том случае, если проявите чуточку терпения и наблюдательности.

Сибирские россыпи

Эту главу мне хочется начать с отрывка из книги известного в Приамурье геолога — Вячеслава Ивановича Богдановича, которую он любезно прислал мне, желая помочь в деле составления данной антологии.

"Летом 1919 г. вдоль Транссиба двигалась группа партизан из отряда Сергея Лазо, который под давлением частей японцев и белых отступал в Якутию. В коротком, но ожесточенном бою под поселком Стрелка (до 1930 г. — п. Новоивановский) партизаны нанесли поражение отряду казаков, охранявшему прииск Ларинский. В качестве трофея победителям досталось около 1,5 пудов золота, которое было конфисковано в пользу победы над врагом внутренним и внешним.

Преследуемые превосходящими силами противника, партизаны двигались по горной тропе в сторону поселка Тындинский. Несколько домишек, склады и трактир — вот и весь поселок того времени. Владелец трактира Шкаруба, один из самых первых жителей поселка, отвел партизан на свое зимовье, где они получили возможность отдохнуть и переждать опасность. Отдыхать, впрочем, долго не пришлось. Дальревком активизировал борьбу с интервентами и потребовал напрячь все силы против японцев. Командование отряда решило идти на соединение с основными силами в Приморье. Путь дальний, трудный. Было решено спрятать тайнее оружие, боеприпасы и золото в пещере, находящейся в 2,5 версты от зимовья Шкарубы, и завалить вход.

Через полвека один из немногих уцелевших партизан упомянутой группы побывал в тех местах, где когда-то пришлось укрываться. Много лет прошло, память ослабла, да и тайга несколько изменилась. Не смог ветеран найти захоронку…"

Типичная ситуация, не раз повторявшаяся на извилистых дорогах войны. Сколько раз за последние 200 лет встречалась такая драматическая ситуация, когда и рад был бы некий персонаж воспользоваться своими трофеями, только возможности для этого отсутствовали. Вот и приходилось "счастливым" трофейщикам с крепя сердце расставаться со своей добычей, без сожаления сваливая ее в наскоро выкопанные ямы или пещеры. Особенно часто такие истории происходили во время Отечественной войны 1812 г. Подобные явления происходили и во время Гражданской войны. Но вовсе не такие курьезные клады были характерны для богатого природным золотом российского Приамурья. Для данной местности было характерно массовое сокрытие именно старательского золота, владеть которым на определенном этапе нашей истории стало смертельно опасно.

Вот что сообщает по этому поводу геолог Богданович:

"Самые перспективные поиски могут быть связаны именно с розыском кладов промышленного золота в Амурской области. Клад — короткое волшебное слово. Произнесите в компании слово "клад", и все глаза загорятся огненным блеском. Кто из нас не мечтает отыскать спрятанные сокровища? Во все времена находились люди, готовые идти на риск и лишения ради обладания спрятанными кладами. Кладоискатель весь предан поиску, в нем живет дух познания и авантюризма. Для кладоискателя жить — значит идти навстречу приключениям, тайнам, радости открытий. В жизни стоит безумствовать, в ней есть место и для расчетливых скептиков, и для оптимистов-романтиков.

Рассыпное золото и самородки, спрятанные в виде кладов, иногда находят в золотоносных районах и, предположительно, их может быть много. Перед гражданской войной Сибирь давала в год несколько десятков тонн золота. В дни, когда государство исчезло, перестала существовать и казна. Куда же уходили тонны золота, которое продолжали добывать? Советская власть до мест золотых приисков дотянулась через 7 лет. То есть 7 лет золотопромышленник работал сам на себя. И если даже учесть, что добыча золота упала в десятки раз, все равно тонна золота в год уходила, пряталась чьими-то руками под условную сибирскую сосну. Если не пряталась, тогда на русском мужике нужно ставить огромный исторический крест! Эти рассуждения подтверждались и обычной психологией — вечным недоверием русского человека к меняющейся власти. В данном же случае, когда экспроприировалось все и у всех, сделать золотой запас под сосной сам Бог велел. Золото — при любой власти золото!

Оптимизма прибавил случай, который произошел в окрестностях одного из самых богатых золотых рудников "Богом дарованный". В 30-е гг. сюда приезжал бывший хозяин одного из приисков. Из-за границы, где ему жилось не очень сыто, он вел переписку с НКВД о том, что покажет свой клад в четыре мешка золота при условии, что ему будет отдано 50 %. Разумеется, в НКВД дали согласие. Человек приехал, его повели в тайгу, где он был расстрелян и закопан таи же, где нашли четыре мешка золота. Вряд ли кто-то еще из обладателей кладов был столь же наивен, как этот неудачник".

С таким мнением можно согласиться. Стоит добавить, что случаи хищении золота были всегда — и до и после революции, не меньше их стало и в наше время. Это отмечает и Ю.А. Билибин: "… крупные частицы металла и самородки, бывают хорошо видимы простым глазом в забое при выемке песков; во многих случаях это ведет к значительному хищению металла. В прежнее время россыпи с крупным золотом всегда отдавались под старательские работы, так как при хозяйских работах хищения металла были настолько велики, что россыпи даже с очень богатым содержанием приносили лишь убыток".

Часть похищенного золота, несомненно, пряталась, и не все потом смогли воспользоваться своим кладом. Возможно, не в одном старом доме под половицей или в подвале есть тряпица с завернутыми в нее самородками. Вот какой случай произошел не так давно в одной из старательских артелей.

Начальник участка приехал в поселок и купил на мясо бычка у местных жителей. Пока сделку обмывали, бычок был временно помещен в заброшенный дом под замок. Поскольку накормить его не догадались, он сам о себе позаботился и стал жевать тряпку, затыкавшую щель между бревнами. Когда за бычком пришли, на губах у него остался золотой песок. Промыв содержимое желудка бычка, из лотка достали около 300 г. золота. Покупка оказалась очень удачной.

Самородки золота до революции, да и в советское время, часто приравнивались к "нетрудовым доходам". Вот как говорил об этом в 1875 г. Немирович-Данченко: "Старатели сдают промытое ими золото на центральные прииски, получая от казны от 75 коп. до 1,5 руб. за золотник. Если же попадались самородки, то за них правительство платило часто только по 15 коп. за золотник. Да еще походить за этим приходилось вволю". Получается, что самородки золота было выгоднее припрятать, а затем сбыть перекупщикам за границу.

Если оценивать масштабы нелегальной добычи золота в Амурской области, то вот что об этом пишут Владимир Пешков и Валерий Авлов:

"С 1867 по 1922 г. в Амурской области официально зарегистрированными промыслами было добыто 281,5 т золота. Сюда не входит достаточно большое количество металла, нелегально добытого из россыпей Приамурья старателями-хищниками. Э. Э. Анерт оценивал общее количество золота, добытого в Приамурском крае за период с начала золотопромышленного промысла и по 1922 г., в объеме не менее 940 т". В таком случае среднегодовая добыча золота за 1867–1922 гг. составит 17,1 т, что значительно превосходит современный уровень (9—13 т в год)".

Для нас интересен, прежде всего, тот факт, что до 1922 г. 2/3 золота в амурской тайге добывалось нелегально старателями-хищниками, которые хранили добытое золою в тайниках и потом не всегда сумели воспользоваться добытым богатством. В годы Гражданской войны и японской оккупации добытое золото на ириисках конфисковывалось бандами хунхузов, отрядами амурских партизан, белогвардейцев и японцев, что также принуждало прятать золото в тайниках.

Таким образом, в Амурской области выделяется три основных фактора, по которым можно назвать перспективные для кладоискательства площади:

а) высокая крупность золота;

б) нелегальная добыча золота до революции;

в) продолжение старательских работ в годы Гражданской войны.

"Оценивая с этих позиций известные золотоносные районы, чисто теоретически можно выделить только один район с широким развитием кладов — Дамбукинский, а в его пределах — территорию бывшей "Гилюйской республики" старателей-хищников. Все сказанное не означает, что в других золотоносных районах кладов нет. Целью настоящей статьи являлось обоснование выделения наиболее интересного района для кладоискательства.

В бассейне среднего течения р. Гилюй находили самые большие в области самородки — до 10 кг. Здесь красивейшая природа, заброшенные поселки, удачная рыбалка, незанятое население. Если сюда еще добавить умело поданные легенды, подобные приведенным в данной статье, и небольшую рекламную кампанию, то район может стать объектом туризма, в том числе иностранного. Туризм в наше время является одним из самых прибыльных видов бизнеса.

Если мы хотим определить хотя бы приблизительно количество промышленного золота и самородков, спрятанных в амурской земле, можно высказать следующие соображения. Преобладающая часть нелегально добытого золота до 1922 г. проходила стадию "спрятанного клада". Если предположить, что около 1 % от нелегально добытого золота осталось невостребованным, что вполне реально, то прогнозные ресурсы промышленного золота в амурских кладах составят около 6 т. Принимая эту цифру за основу, можно сделать следующий вывод: проблема существует, есть смысл заниматься поиском кладов, если и не на профессиональной основе, то хотя бы в период летних отпусков".

Боюсь, господин Богданович сильно приуменьшил общую массу попрятанного вблизи приисков золота. Всего 1 % потерь… в те излишне бурные и жестокие годы… Счет шел не на тонны утаенных и невостребованных самородков и золотого песка, а на многие десятки тонн. Вот что он пишет далее, касаясь рудной добычи вблизи города Зея.

"Здесь необходимо отметить, что основное рудное золото (около 2 т) на Золотой Горе было взято в 1917–1921 гг., в смутное время смены власти. Работать мешали то японцы, то партизаны, то отряды Земской администрации, требовавшие за свое покровительство оплаты золотом. Ежедневная добыча на приисках Золотой горы достигала 32 кг, однако все золото тут же пряталось в тайниках, поэтому добыча хунхузов — 1668 г. на 150 человек — выглядит просто жалкой.

По приблизительным подсчетам, в период гражданской войны 1917–1922 гг. в Дамбукинском золотоносном районе было добыто около 5 т золота, которое в то время являлось самым надежным платежным средствам и не обменивалось на деньги быстро меняющихся властей. Куда пошло это золото, остается неясным".

Золото, попавшее в нечистые руки, неудержимо тянется обратно к земле — это непреложный закон, известный любому профессиональному кладоискателю. Вот почему в их среде так много всевозможных табу, колдовских заговоров, суеверий и ограничений. Но простые спекулянты, лихие душегубы и революционные деятели такими мелочами обычно не интересуются. Их задача иная — набить карманы поскорее, а там жизнь и повеселеет. Золото, добытое нечестно, незаметно для новых владельцев заставит вновь упрятать его в землю. Почитаем вновь строки из книги Богдановича.

"Наиболее удачливые золотопромышленники Зейского района до революции строили себе дома в Москве и Санкт-Петербурге, много путешествовали за границей. Однако немало золотопромышленников жило в Зее, которую местные жители любовно называли "маленьким Парижем". Вероятно, не все накопленные ценности удалось вывезти из города в период бурных революционных событий. В зейской районной газете неоднократно появлялись заметки о найденных кладах шлихового золота и оружия.

12 января 1918 г. ВСНХ своим постановлением обязал население сдать все драгоценные металлы по твердой цене (фактически за бесценок). При этом подлежали сдаче (под страхом конфискации) все изделия из золота весам свыше 16 золотников (68,3 г). Годы революции, японской интервенции и Гражданской войны являются временем закладки в Зейском районе кладов золотых изделий и промышленного золота, которые могут быть сейчас найдены с помощью металлодетекторов".

В заключение этой главы, просто в качестве реальных примеров, подтверждающих уже озвученный материал, хочется рассказать о двух примерах успешного поиска спрятанных в прошлом веке приамурских кладов.

Одно из мест, где произошло данное событие, называется Партизанская сопка. Между заливами Зейского водохранилища Большой Гармакан и Малый Гармакан находится сопка с крутыми скалистыми склонами, где в годы Гражданской войны и японской оккупации располагался партизанский пост. С вершины сопки открывается великолепный обзор на Зейское море. По слухам, на этой сопке нашли бутылку с золотым песком, не исключены другие подобные находки.

Некогда на данной сопке между г. Зея и заливом Малый Гармакан, там, где теперь сгоит телевышка, располагался и японский наблюдательный пост. Японцы быстро оценили удобство данного места и расположили на ней небольшой гарнизон. В 1986 г. восемь зейских школьников из поселка Светлый на южной стороне сопки, ближе к плотине, решили выкопать штабную землянку, для игры в "Зарницу". Рядом с выбранным местом на дереве виднелся старый затес, на котором были вырезаны какие-то иероглифы. Однако раскопки продолжались недолго. На небольшой глубине была найдена металлическая фляжка с золотым песком. Находку решили разделить по-честному, без обид — спичечным коробком. Разумеется, эта история вскоре дошла до правоохранительных органов. Золото отобрали, школьников слегка пожурили. Землянку проверили армейским миноискателем, который показал отсутствие в земле металла.

Когда страсти немного улеглись, ребята продолжили копать землянку и через полметра нашли большой слиток золота. На этот раз они поступили умнее — сдали свою находку в милицию, а на положенные по закону 25 % от стоимости клада купили себе по машине.

Вторая история связана куда как с более кровавыми событиями, которые происходили задолго до Гражданской войны. Называется она — "Наследство Юдихи".

"Недавно в г. Зее был найден клад знаменитой леди Макбет Зейского горного округа. Юдиха — в простонародье, или госпожа Анастасия Исааковна Юдина, сколотила шайку, которая несколько лет занималась разбоем (грабила золотопромышленников). Анастасия Юдина отличалась особой жестокостью, редко кто уходил живым из рук ее банды.

Последним страшным преступлением Юдихи было убийство семьи бывшего мужа — золотопромышленника Константина Давыдовича Юдина. И хотя до 1900 г. в списках амурских приисковладельцев ни Анастасия, ни ее муж не обнаружены, в начале XX в. у Юдиных в Благовещенске было уже три дома с роскошной обстановкой, а в конюшнях стояли дорогие рысаки. О том, как был добыт капитал этой семьи, остается только догадываться. Но фортуна отвернулась от некогда процветающей пары. Брак Юдиных распался, а бывшие супруги обосновались в Зее.

Поспешное бегство Юдихи в Китай, после совершенного зверского преступления, не позволило ей вывезти награбленные сокровища. Часть она предположительно спрятала на одной из богатых заимок своего бывшего мужа, в районе села Пионер, а часть была зарыта около дома № 251 по улице Мухиной. Когда-то этим домом владела сама госпожа Юдина. Тайник обнаружил рабочий С. во время ремонта телефонного кабеля. Вместе с сокровищем была найдена зашифрованная схема, указывающая место захоронения еще одной части сокровищ. Предположительно, это участок между озером Исток и старым кладбищем".

Забытая история

Поисковику всегда интересно работать в архивах, да и вообще чаще копаться в старых газетных и журнальных подшивках. Глядишь, и попадется что-нибудь хоть и забытое, но не потерявшее привлекательности до настоящего момента. Вот и мне однажды попалась такая увлекательная история. Впервые этот рассказ был услышан от инженера-геолога Владимира Д. Головокружительные приключения, изложенные им, начались примерно 130 лет назад.

В ту темную и глухую ночь из Иркутской тюрьмы, известной в то время как Александровский централ, бежало несколько заключенных. Только одному из них, Дмитрию Демину, удалось выжить, остальные погибли в непроходимых ущельях Восточных Саян. Так вот, Дмитрию Демину повезло дважды. В своих головоломных скитаниях он не только выжил, но и сказочно разбогател.

В долине одного из притоков р. Китой наш беглец случайно наткнулся на обширное месторождение рудного золота. Набив совершенно пустые карманы небольшими по размерам самородками, он принялся выбираться к человеческому жилью. Выйдя из горного распадка к селению Тунка, вчерашний каторжник за несколько килограммов драгоценного металла купил у местных властей и свободу, и право на жительство, да и вообще все возможные в тех диких условиях блага. По мере необходимости он уходил на месяц в тайгу, в свой каменный "банк", чтобы пополнить наличный золотой запас. Как ни пытались местные прохиндеи вызнать, где же пополняет свои запасы неожиданный нувориш, сделать это никому не удалось. Со смертью Демина от неумеренного потребления горячительных напитков адрес золотого источника потерялся.

Слух о богатом месторождении со временем дошел и до Иркутска. Местный предприниматель Кузнецов — владелец небольшого прииска Нюрун-Дукану на Северном Байкале — решил лично приняться за поиски "деминского золота". Человек с большим практическим опытом, он шаг за шагом проследил все засечки, копанки и затеей покойного Демина. В результате больших трудов и трат он все же нашел золото, о чем свидетельствует его докладная записка в Горное управление. Но Кузнецов внезапно погиб в результате несчастного случая, а с ним ушел в неизвестность и адрес его находки: никаких записок и планов золотодобытчик не оставил. Карту своей находки он держал в голове, а по тогдашним правилам точные координаты месторождения сообщать в Горное управление было не обязательно.

Кое-что о золоте слышал и приближенный помощник Кузнецова, немец Шнелль (Быстрый). Быстрый, едва похоронив товарища, тоже решил организовать свою поисковую экспедицию и пригласил в "дело" горного техника Новикова. Три года упорных поисков не дали результатов, и Шнелль от них отказался, а Новиков, работая на разных приисках, продолжал упорно собирать сведения о Демине. Вскоре он посчитал, что обладает достаточным запасом знаний для организации новой экспедиции, но в это время произошла Октябрьская революция. Шнелль в ужасе бежал, а своих средств у техника для дальнего похода не было.

На Дальнем Востоке со временем началась Гражданская война, и Новиков оказался в стане Колчака. Воевал он, разумеется, в тех местах, которые хорошо знал, то есть в окрестностях Иркутска. В одном из боев красные партизаны наголову разбили отряд Новикова, и он в компании с двумя белыми офицерами едва успел унести ноги. Спасаясь от красноармейцев, они все дальше уходили в горы. И здесь через несколько дней скитаний они тоже наткнулись на золото. Было ли это деминское месторождение — неизвестно, но вся их группа настолько ослабела от усталости и голода, что они почти ничего с собой не смогли унести. Впрочем, и хорошо, что не смогли. Когда Новиков со спутниками вышли к какому-то населенному пункту, то наткнулись на отряд недавних противников и были арестованы.

Судьба офицеров неизвестна, а бывший техник отбыл наказание и в 1926 г. приехал в селение Тунка и поступил на работу в местное отделение Центросоюза. О своем прошлом он никому не рассказывает и живет мечтой все о том же "деминском золоте". Через год, скопив немного денег на лошадей и продовольствие, он решается вновь двинуться на поиски ускользающего драгоценного металла. Однако, не надеясь на здоровье, собрал небольшую поисковую группу. В нее вошли коммунисты Шведов и Дорожный, а в качестве рабочих он нанял братьев Леоновых. Партийные товарищи согласились на все условия Новикова, поскольку хотели осчастливить родное государство и передать новое месторождение местной администрации, у других же участников похода были несколько иные мысли.

В начале августа 1927 г. в Тунку возвратились братья Леоновы и заявили, что все их спутники скоропостижно погибли при переправе через Китой. Но зимой того же года проводник экспедиции "Союззолота" некий А. Краснов в низовьях речки Шумак у лесной избушки нашел неопровержимые доказательства произошедшего в ней группового убийства. На следующий год по докладу проводника на место преступления выехала специальная комиссия, состоящая из следователя и сопровождающих его лиц. После недолгого разбирательства братья Леоновы были арестованы и получили по 10 лет тюрьмы каждый. Один из братьев, в надежде скостить срок, во время допросов описал маршрут, которым двигалась их группа, но очень и очень приблизительно. Это описание А. Краснов передал официальным органам в Иркутске.

Вот что в нем говорилось: "Нужно подняться вверх по Шумаку примерно 10 км и здесь от соответствующей затеей повернуть направо, перевалив через водораздельный хребет между Шумаком и Кито ем. Пройдя 10 км в этом направлении, нужно спуститься с гольца, местами отвесного, в верховье одного из правых притоков Китоя в крутой замкнутый ледниковый цирк, называемый "Чашей Новикова", где под водопадам и находится месторождение золота".

По этому приблизительному описанию, как и по прочим многочисленным кладовым записям, а также по рассказам местных жителей вели поиск многие, в том числе и известный геолог П. Митрофанов. В 1952 г. в этих местах обнаружили небольшое, но исключительно богатое месторождение рудного золота…

Казалось бы все в порядке, легенда о "деминском золоте" успешно подтвердилась, но… Но если сопоставить точное местоположение находки с легендарными данными о золоте Демина — Новикова, то сразу станет ясно, что найдена совсем другая жила, так как район, указываемый в рассказах, должен находиться на 100–150 км восточнее.

Так найдено ли легендарное золото каторжника или нет, вопрос не праздный. Имеются косвенные данные о том, что в описываемом районе находятся несколько точечных выходов фантастически богатой жилы рудного золота, на отдельные выходы которой и натыкались в разное время участники описываемых событий. Причем золото в жиле содержится в виде довольно крупных самородков, так как ни один из наших золотоискателей не пользовался никаким специальным золотоискательским оборудованием. И очень даже возможно, что эти месторождения и по сей день с нетерпением ждут своих открывателей.

Пропавшие ценности императора

Семья Николая II (последнего русского императора) увезла в 1918 г. все свои ценности в сибирское изгнание, в Тобольск, где большая часть их и осталась после того, как семью самодержца большевики этапировали в Екатеринбург. И остались они не просто так, а были очень изобретательно похищены не у владельцев, естественно, а у тех, кто сам мечтал их "реквизировать".

"Тов. Юргенс. (Начальник оперативного сектора ОГПУ в г. Перми.) Сообщаю тебе историю с ожерельем. В 1922–1924 гг. в бытность мою в Тобольске велась разработка бывшего Ивановского монастыря (он от Тобольска, кажется, 7–8 км). Там было обнаруженомного имущества, принадлежащего царской семье (белье, посуда, переписка Романова и т. п.). Разработка затяну-лась, я ее передал с уходом в ГПУ (Главное политическое управление) в 1925 г. Желательно, чтобы это проверили и восстановили разработку 27.12. 31 г. Малецкий".

Данный запрос относился к делу, связанному с поисками сокровищ, принадлежавших царской семье. Это почти 500-страничное дело никак непохоже на законченную следственную разработку: сброшюрованные в беспорядке постановления об аресте, обрывки донесений, служебная переписка, масса протоколов, написанные в основном от руки и зачастую карандашом. Вот и по этому делу видно, что расследование двигалось с большими трудностями. И тем не менее в сентябре 1933 г. были проведены первые допросы подозреваемых, а 20 ноября часть сокровищ была уже найдена. Надо полагать, в предыдущие годы агентура чекистов времени даром не теряла, и тома данного дела — итог их тайной деятельности.

Так, например, женщина-осведомитель по кличке Литва выявила в Тобольске камеристку знаменитой фрейлины Насти Гендриковой — Паулину Межанс, которая сообщила, что "у царской семьи было очень много бриллиантов и других ценностей, вывезенных из Петрограда". Межанс "хорошо видела корону Александры Федоровны, она была вся бриллиантовая… шпагу в золотой оправе, ручка которой из червонного золота". Сообщила, что и через кого выносилось. Хотя заметила не все, что хотелось, но на благочинную Марфу Ужинцеву указала абсолютно точно.

Шестидесятилетняя нищенка Марфа (по допросной книге "Неимущая") попыталась навести чекистов на ложный след: сверток, мол, передал ей царский камердинер Чемодуров, он самолично и зарывал. Содержимым Марфа не интересовалась, хотя понимала, что "какую-нибудь ерунду" Романовы не носили. Только вот камердинер давно помер… Марфа привела следователей на "приметное место", оказавшееся, конечно, пустым. Не сама ведь прятала, запамятовала… Не себя она спасала, а человека, который по ее вине мог пострадать от "супостатов".

Видя несговорчивость главного свидетеля, чекисты посадили "благочинную" в камеру и надавили сильнее. Через несколько дней Марфа дала дополнительные показания. Рассказала, что носила семье государя яйца, молоко, перезнакомилась с челядью, потому и доверил ей Чемодуров сверток, велел передать его игуменье перед тем, как увезли царя с царицей на погибель в Екатеринбург. Незадолго до собственного ареста и смерти та вновь отдала сверток Марфе, наказав хранить, пока не вернется "настоящая власть". Прятала она его в могилке на монастырском кладбище и 7 лет дрожала, как бы не украли. От постоянного страха она потеряла сон, аппетит и даже почти решила все "хранимое имущество" в 1925 г. бросить в Иртыш.

Но все же решила обсудить этот решительный поступок с неким Корниловым, ранее богатым рыбопромышленником (она некоторое время тому назад жила у того в доме). Тот только замахал на нее руками: "Не смей и думать! Установится законный порядок, с тебя спросят отчет!"

Сам он долго отказывался взять сверток к себе на хранение, прежде чем спрятал его в подполе. В 1928 г. Корнилов покинул город навсегда, а Марфа продолжала похаживать в дом, занятый властями под Горсовет. Сверток, по ее мнению, оставался в доме, где-то под крыльцом, но точного места захоронения она не знала. Едва чекисты узнали о том, что в деле замешаны третьи лица, как тут же отыскали и привезли из Казани чету Корниловых и заставили бывшего хозяина дома нарисовать точный план тайника. Тот согласился, но попросил занести в протокол, что сама Марфа точного места захоронения не знала, ибо перед отъездом из Тобольска он указал ей "неточное" место.

Получив нужные сведения, чекисты полезли в подпол. В тайнике было 197 драгоценностей на сумму 3 270 693 золотых рубля. Впрочем, кто и как оценивал находку, непонятно, ибо в описи вместо подписей стоят крестики. А ведь вещи там были уникальные. Известна брошь с алмазами на 100 карат, шпильки с бриллиантами в 44 и 36 карат; подаренный турецким султаном полумесяц — 70 карат. В спецзаписке заместителю председателя ОГПУ Генриху Ягоде весьма примечательна концовка:

"Помимо этого в порядке данного Вами плана (500 тыс. нами изъято 488 тыс. рублей. Операцию по изъятию ценностей продолжаем".

Следствие продолжалось. Народу было взято и допрошено много, и у уральских чекистов появилась информация еще о двух подобных кладах. Но здесь версии были не столь однозначны и просты. По одной из них писец Кирпичников вынес с грязным бельем шпагу наследника, жемчужные ожерелья, надетые великими княжнами ему на шею, и еще какой-то пакет. Шпагу тот передал царскому духовнику — местному священнику Васильеву, которую тот то ли увез в тайгу, на далекую заимку (охотничий домик с печкой), то ли отдал колчаковцам. Остальное Кирпичников отдал одной из фрейлин, которая успела уехать за границу.

Появились и упоминания о некоей шкатулке, которую начальник царской охраны полковник Кобылицын переправил пароходовладельцу, поляку Печекосу.

По данным ОГПУ, основные распоряжения по выносу и захоронению ценностей давала сама императрица, а отбирал и упаковывал вещи гувернер наследника Жильяр. Но к 1933 г. француз успел уехать в Швейцарию, а Кобылицын и священник умерли. Живые же свидетели хоть не молчали, но никак не могли поспособствовать успешным поискам.

Чекисты старались изо всех сил. Они применяли все меры воздействия, доступные в ту пору: вели агентурную работу и внутрикамерную разработку подозреваемых, воздействовали на несознательных буржуев и морально, и физически. Принцип был один — ловить всех подряд. Стоило кому-нибудь упомянуть при допросе того или иного человека, как за ним тут же отправлялась конвойная команда. Со всех концов России: из Тюмени, Омска, Бийска, Москвы, Ленинграда… Везли не только участников дела, но даже их родственников и знакомых. С одной стороны, это вроде бы было оправдано, а с другой — приводило к еще большей путанице, поскольку каждый, стараясь уйти из-под удара "карающей руки революции", вольно или невольно подставлял других людей, зачастую даже не слышавших об исчезнувших ценностях.

Сын священника Васильева доносил на своих братьев, их жен и даже на мать: "Допускаю, что и моя мать была участницей… в Омске она сбывала в Торгсине (государственная скупка изделий из драгметаллов) золотые изделия".

Монашка Елшина писала:

"В 1923 г. псаломщица Паршукова ночью уносила из монастыря корзину… там были мешочки, чем-то наполненные. Она до 1932 г. жила в Тобольске".

Бывшая монашка могла знать многое, поскольку после смерти игуменьи заняла ее место в монастыре.

"Примерное 1927–1928 гг. на имя Паршуковой пришло письмо из Эстонии. Я письмо то вскрыла. В нем Волков (бывший камердинер) извещал ее… Я это письмо, через знакомую коммунистку, передала в ГПУ с условием, чтобы после прочтения вернулось ко мне… Я здесь имела цель завязать с Волковым связь… а ГПУ бы за этим следило".

Кирпичников, который по его словам, "при живности Николая Романова в Тобольске был в близких отношениях с ними, пилил с ними дрова во время прогулок", оказался мелким жуликом — в Екатеринбурге успел присвоить 15 мельхиоровых ложек, часть посуды с гербами и салфеток. Топил на допросах горничных, лакеев и фрейлин, среди которых чекисты при всем старании укрывателей шпаги и "ожерельев" не установили.

От семейства Васильевых проку тоже было немного, батюшка предусмотрел, что попадья болтлива, поэтому ввел в курс событий приблизительно. А вот сокровища, вверенные полковнику Кобылицы ну, были почти найдены, но и здесь случилась осечка. Здесь произошли поистине драматические события. Вот выписка из его дела.

"Гвардейский полковник Кобылицын, дворянин, фронтовик, был человек чести и долга. После февральской революции был назначен начальником гарнизона Царского Села… принимал активное участие в сокрытии интимностей в семье Романовых… прятании концов при обнаружении трупа Распутина… продолжал служить государю и императору верой и правдой, терпя грубости и нахальство охраны, он сделал для царской семьи все, что мог, и не его вина в там, что недальновидные монархисты не обратились к нему, единственному человеку; который имел возможность организовать освобождение царской семьи…"

В 1919 г. Кобылицыным предлагали уехать за границу. Он отказался и был расстрелян в 1927 г. В 1934 г. вместо полковника пришлось отвечать его жене. О чем она могла свидетельствовать через столько лет?

От нее добивались выдачи списка драгоценностей. Отпускали из следственного изолятора и вновь забирали, стараясь выгрести из нее хоть какие-то сведения, пригодные для продвижения поисков. Ведь от действительных держателей тайны уже трудно было что-то вытянуть. Константин Иванович Печкос лежал в больнице после попытки самоубийства, его жена покончила с собой более "успешно". Поляка откачали и, дав время очухаться, вновь повели на допрос. Тот не стал запираться и вскоре признался в том, что действи тельно получил от полковника пакет, шпагу и кинжалы. Сказал, что замуровал все в стене дома собственного брата на шестом этаже. Мол, там и царское, и братово имущество спрятано. Четыре дня следователи ломали стены дома на Надеждинской улице. Печкос же, присутствовавший при этом действе в качестве свидетеля, улучил момент и выпрыгнул в окно. Разбился, но остался жив. После всех мытарств его все же выпустили под подписку о невыезде. Следили за ним до конца 60-х гг. Ведь должен же был бывший предприниматель сделать попытку баснословно обогатиться! Не обогатился, не нарушил слова, так и унес тайну в могилу!

Всех прочих фигурантов по делу также освободили, но свободу передвижения ограничили. Само дело о поисках царских сокровищ сдали в архив, поскольку "представляет оперативную ценность", но "в настоящее время использовано быть не может". Фактически, кроме части ценностей, отобранных у Корнилова, ничего больше не было найдено.

Может быть, кто-то из тех, кто уехал в эмиграцию, и знает что-то о личных вещах царской семьи, но сообщать об этом не торопится.

Список изъятых у императора ценностей просмотрел директор Алмазного фонда Роскомдрагмета В.В. Никитин. Он, прежде всего, усомнился в квалификации оценщиков, назвав цены куда более высокие.

Реквизированные вещи и драгоценности свозились в Гохран. Там их сортировали по "счетам" — золото без драгоценностей, с драгоценностями, платина, серебро… Очень много золота переплавлялось, бриллианты отправили на нужды промышленности. Плюс голод, индустриализация, содержание братских компартий, Коминтерна, прочие темные государственные дела. 1933 г. — пик всей этой безудержной вакханалии. На Запад, на аукционы текла, в буквальном смысле слова, "золотая река". Предложение настолько превышало спрос, что даже низкие первоначально цены вскоре превращались просто в бросовые.

Но то, что реквизировали чекисты в Тобольске, было только малой толикой того, чем владела царская семья. Пусть часть ценностей так и не была ими найдена, зато они поживились тогда, когда расстреляли всех Романовых в доме Ипатьева в Екатеринбурге. Но впоследствии выяснилось, что весьма значительная часть ценностей, принадлежащих расстрелянному царю, исчезла неизвестно куда. И ценности те были немалыми. Порядка 1400 кг золота в монетах и слитках, а также ящичек с бриллиантами.

Везли ящики с золотом в Екатеринбург по железной дороге, соблюдая определенные меры предосторожности. Наверняка ценности предназначались для бывшего императора, у которого в стране еще было немало искренних сторонников. Ведь в то время речь шла о высылке царской семьи через Владивосток с отправкой последних в Великобританию, к родственникам. Вот и везли монархисты заранее припрятанное золото своему кумиру "на дорожку". И почти совсем было довезли. И тут распространилась страшная весть — царь убит.

Что было делать с "ничейным" золотом? Везти обратно в Москву? Куда, к кому? Сопровождающих было всего двое, а золота, напомню, было более тонны. Таскаться с ним по охваченной волнениями стране было небезопасно. Ладно бы можно было потерять ценности, это не так страшно. Гораздо страшнее было отвечать за неизвестно откуда взявшееся золото, ведь в те времена особо не церемонились — чуть что, и к "стенке". Сопровождающие поступили просто. Пока поезд стоял на подъездах к Екатеринбургу, они сгрузили ящики и затем переправили их… на ближайшее стихийно возникшее кладбище.

А что вы хотите? Как и под каким видом можно спрятать такое количество ящиков? Сопровождающие купили лошадь с санями, а гробы, прекрасно маскирующие их непростой груз, позаимствовали прямо на станции. Грозные надписи на крышках гробов — "ТИФ" — прекрасно отпугивали досужих зевак, и вывезти ценности удалось без особых проблем. Перевозили их в три приема, ибо больше 400 кг одна лошадь осилить не могла. И захоронили ящики тоже в трех разных местах, но довольно далеко друг от друга. Предполагается, что их спрятали совсем недалеко от деревни Курганово.

В начале 90-х гг. была предпринята попытка отыскать спрятанное, но всевозможные почти мистические события не дали осуществить желаемое. Скажу больше, методом электронной разведки одно из захоронений было найдено. Но извлечь его так и не удалось. Почему? Вопрос не простой. Я бы и сам был бы рад, если бы мне объяснили. Ситуация была просто анекдотическая. До раскопок сигнал был, а после того как выкопали приличную яму, исчез. И присутствие металла более не обнаруживалось ни в яме, ни в выброшенном грунте. Хочется думать, что здесь имела место какая-то электромагнитная аномалия, непонятным образом действующая на поисковый прибор. Но так или иначе, а первая часть захоронки осталась недоступной.

Так что же насчет двух оставшихся захоронений? Здесь имеются некоторые трудности. Одно оказалось на частной территории и доступ к нему ныне закрыт. А второе ушло под воду. На этом месте теперь пруд.

Следовательно, вопрос о том, куда делись сокровища последнего императора, все еще весьма актуален.

Основные правила исторического розыска

"Как заметил Марк Твен, "в жизни каждого человека бывает период, когда он хочет найти клад ". В наш прагматический век, когда жизнь стала однообразной и напряженной, когда дни сливаются в бесконечную, однообразную череду от обеда до ужина, от работы до выходного, от сериала до сериала, когда вкус притупляется от одних и тех же блюд, а чувства подменяются модным словечком "стресс", вдруг однажды так захочется чего-нибудь необычного. И начинают сниться человеку неведомые страны, чужие города. А потом захочется найти клад. Не выиграть в лотерею кучу денег или получить большое наследство — именно найти клад".

Эти строки, весьма подходящие для эпиграфа к данной статье, принадлежат очень одаренному человеку и талантливому журналисту, по материалам которого я (как один из непосредственных участников событий) и написал совершенно необычную статью об удивительнейших событиях нашего недавнего прошлого.

* * *

Наш взаимный интерес и знакомство возникло не на пустом месте. Таинственное исчезновение драгоценной коллекции одной из богатейших наследниц дореволюционной России объединила нас в желании пролить свет на романтичную и крайне запутанную историю жизни и смерти графини Перси-Френч. К сожалению, на данном этапе я могу лишь слегка приподнять полог тайны. И вовсе не потому, что я собираюсь что-то скрыть. Просто расследование данного дела все еще продолжается и представляется, что до его окончания довольно далеко.

А в статье, освещающей ход исторического расследования, мне хочется в некоторой степени ознакомить читателей с самим ходом поискового процесса. И хотя бы в малой доле показать, каким образом иной раз разматываются сложнейшие кладоискательские легенды. Заметьте, прежде чем отправиться в некое до поры до времени потаенное место, поисковику просто необходимо узнать все о том человеке, с чьим именем связана очередная кладоискательская история. Кроме того, ему совершенно необходимо ответить еще на целый ряд довольно специфических вопросов:

— Мог ли данный человек (или группа людей) обладать в определенный момент времени теми сокровищами, о которых говорится в легенде? Почему захоронение было сделано именно в таком-то месте и именно в определенный отрезок времени? Были ли при этом посторонние свидетели? Предпринимались ли кем-нибудь попытки впоследствии отыскать спрятанное имущество? И так далее.

Для того чтобы точно ответить на подобные вопросы, следует приложить немало усилий. Так как же в кратчайшее время отыскать ту единственно верную информационную ниточку, которая поможет ответить на все вопросы? Ответить на этот, пожалуй, самый важный вопрос, очень непросто. И поможет мне в этом благородном деле истинный автор данной истории — известный сызранский журналист С. Зацаринный. Сразу хочется сказать, что только благодаря любознательности и настойчивости этого истинного знатока и любителя старины мы с вами имеем возможность читать эти строки.

Итак, раскрывая основную тему, я буду публиковать отрывки из писем истинного автора данной статьи, давая к ним лишь небольшие комментарии.

"…Прочитал вашу книгу "Самые знаменитые клады России ", где Вы приглашаете к сотрудничеству, и решил воспользоваться Вашим предложением. История эта началась (для меня, во всяком случае) лет 12 назад. Ко мне обратился корреспондент местной газеты и предложил встретиться с одним интересным старичком, утверждавшим, что знает место, где спрятаны сокровища одной барской усадьбы. Дедушка оказался милым цветоводам, увлекающимся фотографией и краеведением. Он довольно энергично описывал спрятанные якобы ценности, просил сохранить разговор в тайне и предлагал заняться поисками вместе. От нас требовалось лишь найти в архиве план усадьбы. На вопрос, откуда ему самому стала известна столь "интимная " информация, отвечал туманно. Читал-де в некоей деревне лекцию о цветоводстве, ну и один из расчувствовавшихся аборигенов взял, да и раскрыл ему сию тайну В общем, впечатления на меня дедуля не произвел…

Навел я справки и о самом обладателе тайны. Он меньше всего походил на наивного гимназиста, затуманившего себе голову историями о кладах. Бывший военный разведчик, фронтовик, человек очень серьезный, прагматичный и осторожный…"

Вот перед нами самая обычная ситуация, прямо указывающая на утаенный клад. Некоему человеку поступает информация о спрятанных некогда сокровищах. Какие же действия он предпринимает? А в общем-то почти никаких. Узнает только то, что план усадьбы может находиться в архиве Ульяновска (областном центре) и что личность сообщившего ему некоторые закрытые для посторонних сведения не так проста. Но посмотрим, как развивались события далее.

"…Вспомнил я об этой встрече только несколько лет спустя, когда наткнулся на информацию о самой владелице этой усадьбы. Колоритнейшая личность, скажу я вам. И сказочно богатая. Имущества, конфискованного трудящимися массами только в ее Симбирском даме, хватило, чтобы наполовину укомплектовать фонды Ульяновского художественного музея, да еще краеведческому немного обломилось…"

Теперь наш корреспондент получил вполне определенный ответ на вопрос о том, кем была обладательница богатства, и заодно узнал, откуда, собственно, у нее оказались спрятанные впоследствии сокровища. Вот что он сообщал по этому поводу.

"Кэтлин Эмилия Александра Перси-Френч родилась 20 июня 1864 г. в Лондоне. Ее отец Роберт Максимилиан принадлежал к старинному ирландскому роду, известному еще с XVI в. Он владел замком Монивей в графстве Галуэй и, как истинный аристократ, избрал сферой своей деятельности дипломатическое поприще. Служил в Бельгии, Швейцарии, Испании. А еще он являлся членом Мальтийского ордена — закрытой аристократической корпорации Европы, вход в которую был доступен лишь избранным. А вот матерью девочки была Софья Александровна Киндякова, представительница симбирского дворянского рода, ничуть не менее старинного и почтенного. Ее предки владели здесь землями почти с самого основания города и играли заметную роль в жизни нашего края.

Прадед Софьи Александровны, Василий Афанасьевич, не раз избирался предводителем дворянства. Все симбирские Киндяковы были людьми очень образованными и культурными и даже оставили след в русской литературе. Тетка Софьи Александровны, Аделаида, стала прототипам лермонтовской княжны Мэри, а действие гончаровского романа "Обрыв" и вовсе происходит в их родовом имении — Винновке.

Такие вот два причудливых генеалогических древа сплелись в 1863 г. в Свято-Троицкой церкви в Париже, где состоялось венчание Роберта Максимилиана и Софьи Александровны. Дочь свою они окрестили по католическому обряду. Но вся жизнь ее оказалась связанной с (православной) Россией.

Матерью самой Софьи Александровны была Эмилия Скребицкая, дочь тайного советника. Род этот имел совсем иную славу, чем просвещенные и гуманные Киндяковы, и, кстати, тоже вошел в литературу. Кто-то из писателей вывел их в своих произведениях под фамилией Скверницких. Факт, говорящий сам за себя. Славились Скребицкие очень дурным обращением со своими крепостными. Зато были богаты. Им принадлежало громадное имение с центром в селе Тереньга, по площади не уступающее иному захудалому европейскому княжеству, где помимо пашен и крепостных были суконные фабрики, мельницы и много всякого другого добра.

А теперь давайте вернемся к Софье Александровне Киндяковой, которая в 1863 г. сменила фамилию на Перси-Френч. Видимо, от своих предков Скребицких она унаследовала непростой нрав, потому что всю жизнь с кем-то не ладила. С отцам, мужем, дочерью. Видимо, пытаясь спасти семью, Роберт Максимилиан в 1872 г. перевелся на службу в Россию советником посольства, но это не помогло. Супруги расстались. Разводиться не стали, просто разъехались. Софья с дочерью, которую теперь все звали Катей, поселилась у отца в Симбирской губернии, ее муж, выйдя в отставку, стал проводить большую часть времени на курортах Франции и Италии, вращаясь в кругах европейской знати.

Между тем отмена крепостного права медленно, но верно разоряла российское дворянство. Тем более что само оно и не думало отказываться от прежних привычек. Поездки за границу, роскошь уничтожали последние остатки благосостояния, все больше погружая привыкших жить чужим трудом господ в пучину долгов. Юную Катю эти проблемы до поры до времени не тревожили.

Она получала хорошее домашнее образование, училась играть на рояле, ездила в гости к отцу за границу. У нее было множество знакомых среди европейских аристократов, в этом чопорном мире традиций и амбиций Екатерина стала своей, даже была принята при дворе королевы Виктории. Это не понравилось матери. Под разными предлогами та перестала отпускать дочь к отцу. Когда Екатерине исполнилось 18 лет, она с матерью поселилась в Сызранском уезде в селе Головино. Глушь, что по нынешним временам, что по тогдашним. Вряд ли это понравилось молодой девушке. Два года спустя она попыталась сбежать к отцу: По телеграмме матери ее задержали жандармы уже недалеко от границы, за права дочери вступились английские дипломаты. Разразился скандал. Задерганный материальными и семейными неурядицами, дедушка Александр Киндяков слег и умер.

Юная девушка все же добилась своего — уехала к отцу Вернуться она согласилась лишь, если мать уступит ей родовое дедово имение Киндяковку. Ей пошли навстречу. Так 20-летняя девушка стала симбирской помещицей. Именно тогда она твердо решила связать свою судьбу с Россией. Хлопочет о подданстве, упорно занимается хозяйством.

Волевая и энергичная Екатерина Максимилиановна быстро осваиваю науку ведения сельского хозяйства. Дела ее идут все лучше и лучше. А в 1899 г. умирает барон Стремфельдт. Внучатой племяннице он оставил имение в деревне Вельяминовка, ни много ни мало 2813 десятин земли (Трубетчина, Новая Демидовка, Русская Темрязань), мельницы, стекловаренный завод, а кроме того, как сказано в завещании: золото, серебро, бриллианты, драгоценные камни и другие фамильные вещи, библиотеки и тому подобное. А через три года после смерти матери Екатерина становится полновластной владелицей всех бывших владений Киндяковых и Скребицких. Теперь она была одной из крупнейших землевладелиц Симбирской губернии.

В ее имениях широко применялись самые передовые достижения тогда