/ / Language: Русский / Genre:sf,

Магистр Тайного Ордена

Александр Алейников


Александр Игоревич Алейников

Магистр тайного ордена

Когда те, кто что-то могут, поймут, а те, кто не знают, узнают, тогда "я" отойдет на второй план и во всех действиях, возможно, появится Разум…

Мы всегда обвиняем других в том, в чем виноваты сами.

Роман проснулся от звука визжащего мобильника.

Он открыл глаза, и некоторое время пролежал в кровати, тупо смотря на светящийся экран мобильного телефона. Роман нехотя поднялся с кровати и, взяв в руки телефон, отключил будильник.

Сегодня, несмотря на то, что он вновь не выспался, хотя вчера лег пораньше, у него было приподнятое настроение. Он на две недели уезжал отдыхать в Тунис.

Роман взял пульт и, включив музыкальный центр, пошел в ванну, под звуки "Мановара".

Умывшись, Роман вышел из ванны и направился на кухню. Открыв холодильник, он достал колбасу и сделав себе бутерброды, он поставил их в микроволновую печь.

Во время еды Роман вновь вспоминал последние месяцы своей жизни, развод с женой, дележ квартиры, обмен, покупка однокомнатной ему. Уход с работы, где ее отец был директором, а он заместителем начальника службы безопасности.

Наконец, в ожидании новой работы, на которую его должны были взять благодаря знакомству отца, он решил уехать на время из этого дурдома и отдохнуть.

Фирма была серьезная, а поскольку он владел тремя языками, имел опыт работы в охранной службе, начальник службы безопасности был хорошим другом его отца, Роману обещали перспективную работу с высоким заработком. Филиалы фирмы находились и в Европе, поэтому вскоре он мог поехать в командировку и туда.

Роман запил свой завтрак соком и поднялся со стола.

В зале зазвонил телефон, Роман направился к трубке и посмотрел на экран, звонили его родители.

–Алло?

–Привет,- услышал он голос матери.

–Привет мама.

–Ты уже выходишь?

–Только встал.

–Роман, ты в своем репертуаре, у тебя же через час самолет, ты опять не успеешь…

–Мама,- перебил Роман,- самолет через три часа, к тому же я успею.

–Ты всегда такой был, все время споришь…

–Мама!

–Ты вечно споришь со мной!

–Ты позвонила, чтобы испортить мне настроение?

В трубке повисла пауза.

– Роман, я видела страшный сон, может…может ты лучше поедешь к нам на дачу, там…

–Мама, хватит нести бред про свои вещие сны, гадалок, гороскопы…

–Я не хотела, но сон был таким страшным…

–Все мама, пока, - перебил ее Роман,- встретимся через две недели.

–Береги себя, может давай мы приедем, тебя проведем?

–Мама,- взорвался, Роман,- мне не десять лет, через две недели, можете меня встретить в аэропорту, а сейчас, я побежал, мне надо собираться.

–Счастливого пути…

–Пока.

Роман набрал телефон такси и заказал себе машину в аэропорт, после чего отключил трубку и начал одеваться.

Он положил несколько вещей и мобильный телефон в набитую еще с вечера спортивную сумку и, подняв ее, направился к двери.

–Присяду на дорожку,- сказал он, зашнуровывая кроссовки.

Родители сразу начали отговаривать его от этого путешествия, предлагая ему потратить деньги иначе. Съезди, мол, к ним на дачу, возьми своих друзей. Но Роман не хотел никого слушать, он желал только одного, уехать отсюда подальше, забыться, хотя бы на время, от всей суеты большого города, с его шумом, бешеным темпом жизни и окунуться в иной мир.

Роман открыл дверь и вышел на площадку.

Повернув ключ в замке, он нажал на кнопку, и электронный замок, дополнительно зафиксировал его дверь.

Роман вызвал лифт, обычно он спускался с третьего этажа пешком, но сегодня он не хотел тащить вниз тяжелую сумку.

Роман вышел из подъезда, ожидая такси.

На лавочке сидел мальчик, лет шести, он вопросительно посмотрел на Романа и спросил:

–А ты куда?

–Отдыхать,- ответил ему Роман, осматривая его с головы до ног.

–Ты устал?

–Наверное, а ты что здесь делаешь?

–Жду маму, мы идем сегодня в зоопарк.

–Классно.

–А ты куда?

–Тоже в зоопарк.

–Поехали с нами.

–Мне в другой зоопарк.

Мальчик смотрел на Романа, и он уловил его взгляд, у него создалось впечатление, что это глаза взрослого человека, а не шестилетнего ребенка.

–Твой зоопарк злой,- неожиданно произнес мальчик,- тебе было бы лучше в нашем.

–Почему? - попытался улыбнуться Роман, но было что-то гнетущее в словах мальчика, тот просто сидел и махал своими тонкими ножками, но его глаза…

–Не знаю,- пожал плечами мальчик, - мне так кажется.

Роман увидел подъезжающую машину такси.

–Я поехал,- сказал он, - встретимся после зоопарка.

Водитель такси вышел из машины и открыл багажник.

Роман бросил сумку и в последний раз глянул на мальчика, он хотел ему улыбнуться, но улыбка не получилась, лицо мальчика выражало грусть.

–Пока, еще увидимся,- сказал ему Роман, он не понимал, зачем он разговаривает с этим ребенком. Что именно он хотел от него услышать.

–Мы не увидимся больше, - тихо произнес он.

Роман молча сел на переднее место такси.

"Тупой какой-то мальчик",- подумал он.

До аэропорта оставалось несколько километров, когда в машине пробило колесо. Водитель вышел посмотреть, что случилось и, открыв дверь, сообщил:

–Колесо пробито, у нас есть минут двадцать, пока я поменяю запаску?

Роман бросил взгляд на часы, до его самолета было два с половиной часа.

–В течение получаса доставишь?

–Ты уже будешь в зале ожидания через полчаса,- пообещал водитель.

Роман начал задумываться над смыслом происходящего.

Он вспоминал события этого утра, звонок матери, потом странный мальчик, теперь пробитое колесо. Словно некая сила предупреждала его, не отправляйся в это путешествие. Причем он вспоминал, что это началось не только сегодня. У него возникли проблемы с загранпаспортом, он подключил связи своего отца, чтобы его сделали быстрее, потом вышла задержка с туристической группой…

Проанализировав последний месяц, Роман и сам удивился странному стечению обстоятельств, но создавалось впечатление, что нечто, не пускает его в этот путь.

Водитель сел в машину.

–У меня еще пятнадцать минут,- сообщил он.

Роман ему ничего не ответил.

–Вообще-то хреново день начался,- продолжал водитель,- я в приметы не верю, это жена моя, пока гороскоп не послушает, из дома не выходит. Я в хрень не верю, гороскопы, гадалки, но эта примета, уже проверена, если у меня утро начинается плохо, я снимаюсь, беру себе отдых.

–Что значит плохо?

–Колесо пробило, или менты дважды оштрафуют. Сегодня уже штрафанули, падлы, колесо пробил, не, тебя отвезу, и буду сниматься.

–Если так жить, можно и с голоду умереть,- усмехнулся Роман.

Таксист остановился около входа в аэропорт.

–Таких дней в году случается с десяток. Всех денег я не заработаю, так чего ж боженьку гневить?

–Сколько с меня? - спросил Роман, продолжать разговор на эту тему он не хотел, все равно обсуждать было нечего.

"Если бы я жил как ты,- подумал Роман, отдавая таксисту деньги,- уже бы сдох давно"

Присев в зале ожидания, Роман рассматривал пассажиров своего рейса, он с нескрываемым желанием смотрел на симпатичных девушек, предполагая, что если они окажутся в одной гостинице, то он бы не прочь с одной из них познакомиться.

Когда объявили его рейс, он не торопясь поднялся, и направился вслед за другими пассажирами.

Вручив стюардессе билеты, он присел на свое место, с сожалением отмечая, что сиденья рядом заняты за пожилой парой.

"Ничего, - подумал, присаживаясь, Роман, - надо будет чуть позже осмотреться, не может быть, чтобы здесь, не было одинокой девушки, которая не прочь провести весело время в Тунисе"

Самолет быстро набирал высоту, и уже через час, Роман полностью расслабился, с полуулыбкой вспоминая причитания своей мамы, бред тупого мальчика у подъезда, не говоря уже за философию водителя такси.

Роман прочитал две бульварные газеты, описывающие жизнь нескольких известных деятелей шоу-бизнеса и засунул их в сиденье.

Вызвав стюардессу, он заказал пиво.

Стройная, красивая стюардесса несла ему на подносе банку с пивом, он смотрел за ее походкой, видел ее стройные ножки, упругое тело.

Неожиданно самолет резко бросило вниз, стюардесса не удержавшись, опрокинулась на сидевшую в кресле женщину, поднос перевернулся, банка пива полетела на пол.

Роман, в отличие от многих пассажиров, пристегнутый ремнями удержался в сиденье, когда остальные просто вылетели из своих кресел.

Роман почувствовал резкий рывок, и в следующую секунду он оказался над самолетом.

Время словно остановилось, он видел, как лайнер пикирует вниз, до земли оставалось несколько километров.

Яркая вспышка ослепила его, погружая Романа в небытие.

Роман проснулся от настойчивого воя сирен.

Он открыл глаза, оглядывая новую обстановку.

Он лежал на жесткой кровати, сделанной из странного материала, стоило ему приподняться, как он принял свою прежнюю прямоугольную форму.

–Поднимайте свои ленивые жопы!- орал по-русски высокий мужчина в военной форме.

Роман мгновенно оглядел огромный зал, где находилось сорок таких кроватей, на которых лежали, или поднимались голые люди. Здесь были женщины и мужчины.

Он остановил свой взгляд на военном, который кричал так, как будто в одно место ему засунули накаленную кочергу.

Это был двух метровый гигант, с бычьей шеей, мощными бицепсами, массивной грудью. Его лицо больше походило на гиббона, чем на человека, подбородок сильно выпирал, маленький нос был приплюснут.

–Строиться! - орал гиббон,- Вам здесь не дом отдыха!

Роман покосился на женщину, сидевшую рядом, она, с красным от стыда лицом пыталась прикрыть руками свои груди, губы ее дрожали, казалось еще немного и она заплачет.

Роман поднялся с кровати, отмечая про себя, что женщина была красива.

–Поживее кретины! - кричал гиббон.

Люди не реагировали, они с ужасом смотрели на происходящее.

–Если вы здесь,- продолжал гиббон, проходя мимо стоящих в ряд кроватей,- значит тупее вас на Земле никого нет. Вы все тупые кретины, привыкшие выполнять приказы других, можете считать, что начальство теперь у вас другое. Это мы!

–Свяжитесь с моим мужем,- пролепетала женщина лет 45, - он выплатит вам деньги, это…

–Заткнись шлюха!!! - заорал гиббон,- Это ты там считала, что можешь все купить, а здесь, нам решать, куда тебя отправить! Это всем понятно?!

Женщина вся затряслась, ее била нервная дрожь.

–Ты, кусок дерьма!!! - гиббон отошел от дрожащей женщины и заорал так, как будто решил оглушить всех находящихся в зале.

"Гиббон тупой,- подумал Роман, - это же надо так рвать глотку?!"

–Вы все наши рабы, потенциал каждого из вас примерно лет пятнадцать!!! Это значит, что только от вас зависит, как вы здесь проведете свои последние годы!!! Вам это понятно?!!

Гиббон пошел обратно.

–Кретины!!! - орал громила,- Вам это понятно?!!!

Возникшая тишина, нарушалась всхлипыванием женщины.

–Понятно,- послышался голос.

Все повернули головы в сторону стоявшего около кровати мужчины, худощавого телосложения.

–Что может быть понятно кретину?!!! - заорал гиббон, подходя к нему, - Кретин может только жрать, работать и спать!!!

По мере того как он приближался к мужчине, тот отходил назад. Он уперся в кровать и сел в нее. Казалось, если бы он мог, то растворился в ней.

Роман ущипнул себя за руку, очень надеясь, что это просто страшный сон, и он тут же проснется.

Боль, он к своему сожалению почувствовал, это был явно не сон.

–Я правильно говорю?!!! - орал гиббон, склонившись над мужчиной.

Тот что-то пролепетал.

–Что?!!! Громче!!! Ты хотел полизать мне жопу, своим высказыванием?! Я не нуждаюсь в жополизах. Ты кретин, который грустит, если ему не дают выпить пивка, или трахнуть очередную телку!!! Ты решил выслужиться здесь?!!

Мужчина еле шевелил губами.

–Я не слышу!!! Громче!!!

Мужчина неожиданно отключился.

–Кретин от страха упал в обморок!!! - орал гиббон, отходя от лежащего мужчины и направляясь к Роману.

Тот внутренне напрягся.

–Что ты уставился?!- орал гиббон,- Кретин должен смотреть вниз, когда я с ним разговариваю!!!

Роман набрал в грудь больше воздуха.

–Ты так и будешь орать, как бешеная свинья?! - заревел ему в ответ Роман во все горло, перебивая его, - Или объяснишь, для чего нас здесь собрали?!!

Гиббон даже опешил, он остановился, и в течение нескольких секунд осматривал Романа с головы до ног.

Он сверлил его взглядом, а Роман молча стоял перед ним.

За то время что гиббон орал, Роман для себя решил. Если его, и часть пассажиров, каким-то образом вытащили из самолета и спасли от верной смерти, то явно не для того, чтобы этот громила в военной форме их всех убил. Значит, он мог себе позволить некий элемент дерзости.

–Кретин посмел мне дерзить?!

Роман молчал, любой его ответ мог быть истолкован по всякому, поэтому он решил ждать, что же будет дальше.

Громила, стоявший около Романа, резко вскинул руку, пытаясь схватить его за горло.

Роман ловко ушел в сторону, произведя удар ногой по коленному суставу громилы. Тот круто развернулся и ударил ногой в ответ.

Роман нырнул всем телом в сторону громилы, делая кувырок. Он вскочил около стоявшего мужчины и, перепрыгнув через его кровать, развернулся.

–Этот кретин мне нравится,- томно проговорил громила.

Роман увидел, как лицо того расплылось в улыбке, казалось, что бегемот решил хлебнуть водички.

– Здесь есть еще, такие как он?!

–Есть! - раздалось несколько голосов.

–Всем сесть!!! - заорал громила.

Все, кроме Романа и громилы сели на свои кровати.

–Кто еще смелый?! Встать!!!

Роман думал, что от этого крика у него треснут барабанные перепонки, он не совсем понимал смысл повышенных тонов, здесь итак стояла идеальная тишина.

Пятеро мужчин и одна женщина встали со своих кроватей.

Глядя на хорошо сложенную женщину, лет тридцати пяти с коротко остриженными волосами и милым лицом, Роман подумал:

"Ты куда лезешь?"

Он обратил внимание на мужчину, попытавшегося ее усадить на кровать, видимо это был ее муж. Он был старше, выглядел лет на сорок пять, на затылке проступала лысина, лицо было в морщинах, у него сильно выпирал живот, ростом он был пониже стоявшей жены.

"А он куда лезет? - продолжал думать Роман, боковым зрением фиксируя громилу, тот не спеша, рассматривал поднявшихся мужчин и, наконец, обратил внимание на женщину,- Одна дура лезет в жопу, хотя итак в ней, а второй дурак делает себе еще хуже, чем могло бы быть…"

–Ты что делаешь, тюфяк?!!!- раздался голос громилы, он направился к женщине.

Мужчина встал около нее.

Громила остановился рядом.

–Тюфяк!!! - заорал он, - Тебя спросили, что ты делаешь?!!

–Она моя жена,- тихо проговорил мужчина.

–Была твоей!!!

Мужчина задрожал.

–Здесь все кретины, а ты еще и тюфяк!!! Тебе нравилось с ним в постели, детка?!

–Иногда, - сказала женщина, - когда он делал это языком.

Ее муж стоял рядом и, прикрыв лицо руками, тихо всхлипывал.

У Романа эта пара не вызывала ничего, кроме отвращения.

–Постройтесь!! - закричал громила.

Семь человек построились в шеренгу, Роман, к своему явному неудовольствию оказался рядом с женщиной.

Громила остановился в метрах 30 от них и обратился к Роману.

–Ты командир этой группы, выбери себе тех, кого считаешь нужными.

Роман вышел из строя, повернувшись к своей группе.

Вот чего он не хотел, так это быть чьим-то командиром.

Он оглядел группу.

Первый мужчина был лет тридцати, спортивного телосложения, волосы были коротко острижены. Вторым стоял парень лет двадцати восьми, он был худощав, мышцы его были дрябленькими. Третьим стоял мужчина невысокого роста, лысый, лет сорока пяти, лицо его было словно вытесано из камня, массивный подбородок, сильные руки. Четвертый был высок ростом, сильно худ, у него выпирали кости. Пятый был муж стервы, шестая сама стерва.

–Выбрал,- повернулся к громиле Роман.

–Сколько?

–Четверо.

–Убрать отсюда можешь только одного,- заявил громила.

Роман понял намек, "стерву" он в любом случае должен был оставить.

Он посмотрел на ее мужа, тот стоял с понурым взглядом. У Романа создалось впечатление, что он другого его выбора и не ожидал. Роману было с одной стороны его жалко, а с другой противно, что мужчины могут быть такими.

–Ты должен вернуться,- приказал Роман.

Мужчина молча кивнул.

Роман ожидал криков, причитаний, проклятий в свой адрес, но тот как-то поник и, сгорбив плечи, направился к своей кровати.

–Отличный выбор,- похвалил громила.

Он подошел к Роману и махнул рукой в сторону двери.

–Вы идите на выход, а с остальными я еще поговорю.

Роман пошел к выходу первым.

Дверь плавно открылась, и он вышел из зала, оказавшись в большом коридоре, стены которого были покрыты разноцветной мозаикой. Здесь было темнее, чем в зале, свет имел красноватый оттенок.

Когда они вышли, дверь за ними закрылась.

Они стояли, оглядывая пустой коридор, со всех сторон их окружали стены.

Роман был уверен, что громила орет в том же духе, но здесь, они не слышали ничего, кроме собственного дыхания.

–Ты меня хотел выкинуть из группы? - неожиданно обратилась женщина к Роману.

–Да,- прямо ответил ей он.

–Я рада, что не ты это решал.

–Вот и радуйся, молча.

–Не затыкай мне рот,- пригрозила женщина.

–А то что?

–Пожалеешь.

Роман захотел ей влепить пощечину.

–Ударить хочешь? - поняла его желание женщина,- так бей, не в первый раз, как-нибудь отвечу, уже научена.

–Ударил бы,- признался Роман,- если бы толк был, а так…

–Вы все на его стороне? - обратилась женщина к остальным, - Или здесь есть еще настоящие мужики, а не холопы?!

–Если он даже и командир, - ухмыльнулся высокий, худой мужчина,- то это не распространяется на личную жизнь, я тебя не прочь нагнуть. Ты как в постели?

–Понравится, лишь бы сил хватило.

–Трахну так, что язык вывалится.

–Сперва трахни, а потом утверждай, у меня сил на вас всех хватит.

Ответить ей не успели, дверь открылась, и к ним вышел громила.

–Следуйте за мной,- приказал он.

По мере их движения раздвигались двери, они прошли целый ряд коридоров, наконец, остановились в небольшой комнате, где стояло десять кроватей.

На каждой кровати лежал рюкзак.

–Рюкзаки ваши,- сказал громила,- оденьтесь, поешьте консервы и отдыхайте. Когда нужно будет, вам скажут что делать дальше.

–Один момент,- заметила женщина.

Громила посмотрел на Романа.

–Один раз ошибку прощаю, второй раз накажу. Все вопросы имеешь право задавать только ты, они обращаются к тебе, а ты ко мне. Приказ понятен?

–Да.

–Да, так отвечают кретины. Так точно!

–Так точно, - отчеканил Роман, бросив взгляд на женщину.

–Здесь нет ванной комнаты,- проговорила она.

–Если нам понадобится душ, или туалет, куда нам идти? - обратился Роман к громиле.

Громила подошел к стене, указав рукой на верх. Там был нарисован красный треугольник с черным кругом посередине.

–Жми сюда, - он нажал рукой на кнопку, двери открылись.

Роман быстро последовал за громилой.

–Обойдетесь без душа,- сказал громила,- раковина тут, это туалет, как пользоваться знаешь.

–Так точно.

–Знакомься со своей группой, чуть позже тебя укомплектуют еще пятью людьми…

Они вышли из туалета, дверь за ними закрылась.

–А как…,- начал Роман, но его перебил громила.

–Не задавай лишних вопросов, не порть о себе впечатление.

–Я хотел уточнить ваше звание, или имя.

–Лейтенант Ове.

–Я…

–Мне насрать на тебя, и твою группу, - перебил его лейтенант,- Таких групп, как твоя, у нас тысячи, проявите себя в деле, тогда и получите имя, а сейчас вы ноль, тюфяки и кретины. Всем это понятно?!

Группа молчала.

–Я не слышу?!! - заорал Ове.

–Так точно,- ответил Роман.

"Не боится же себя так вести,- подумал Роман,- нас, не считая этой суки, четверо, замочим в миг"

Ове внимательно посмотрел на Романа, потом на понуренные головы людей из его группы.

–Один, ты со мной не справишься,- неожиданно сказал лейтенант,- а твои тюфяки слишком напуганы, чтобы причинить мне вред. Я уже изучил вас, раньше ходил с охраной, теперь сам. У вас все меньше рождается воинов, да и тех вы быстро ломаете…

Ове хотел добавить что-то еще, но словно спохватившись, сделал паузу.

–Разговорился я с тобой, тебе все равно этого не понять.

Он резко повернулся и последовал к двери, когда он вышел, в комнате еще некоторое время все стояли не шелохнувшись.

Роман только теперь осознал, почему Ове направился в его сторону, когда он стоял в зале, лейтенант читал его мысли. А Роман мысленно обозвал лейтенанта гиббоном.

Роман повернул голову и направился к одной из кроватей.

Он сел на мягкую кровать сделанную из податливого материала. Когда он садился, материал принимал его форму, стоило ему встать, место разглаживалось и принимало прежние размеры.

Роман открыл рюкзак и начал доставать из него одежду.

Его группа последовала примеру своего командира.

Он вынул военную форму, рассчитанную на мужчину более мелкой комплекции, ботинки тоже были малы.

В рюкзаке лежали консервы в тюбиках, на них было нарисовано то, что, по всей видимости, было внутри. Корова, курица, сыр.

–Давайте знакомиться, что ли? - нарушил паузу Роман.

–Давай, - ответили ему хором голоса.

–Начнем так, имя и краткая автобиография…

–Нет, командир,- не согласился коренастый мужчина,- весь этот цирк, похож на ментовский спектакль. Из лохов выбирают одного фраера, нас переводят в другую камеру и он предлагает нам сыграть в откровуху.

–Не говори, если не хочешь,- сказал Роман.

–Ты для себя должен уяснить, что мы живем по понятиям.

–Какие здесь понятия?! - зло сказал Роман,- Ты что, в цирк попал?!

–Ты не фраерись, а то я тебе шлем на голову натяну и парашника из тебя сделаю…

–Слышь ты, блатной крендель, ботающий по фене,- перебил его Роман,- Не хочешь ничего говорить, никто и не просит, только оставь свой жаргон, для другого случая. Здесь он совсем не уместен…

Коренастый резко встал.

–Я не понял, ты че здесь расфуфырился, решил, что если выбрали тебя, то все можно? - коренастый подошел к Роману, - Я тебе сейчас закапаю гудок, падла…

Коренастый произвел боковой удар в печень вскочившему с кровати Роману. Тот ударил его в ответ правой рукой поражая внутреннюю часть бицепса, левой рукой он рубанул коренастого в кадык.

Коренастый упал на пол, держась руками за горло.

Роман перешагнул через него и обратился к остальным.

–Здесь есть еще кто-то кому не нравиться, что выбрали меня?

–Я,- ответила женщина.

–Когда придет Ове, я попрошу, чтобы он перевел тебя в другую группу.

–Буду премного благодарна.

–Не надо мне твоих благодарностей.

Роман посмотрел на поднимающегося с пола коренастого.

–Тебя тоже надо перевести в другую группу? - спросил Роман.

Коренастый молча лег на свою кровать и повернулся ко всем спиной.

– Меня зовут Артем,- нарушил тишину мужчина спортивного телосложения.

–Меня Василий, - представился высокий, худой мужчина.

–Я Игнат.

–Илона.

–Роман.

Роман направился к своей кровати, когда услышал голос Игната.

–Слушай Илона, не свети ты так свою дырку, ты ведь в комнате с мужиками.

–Что, хочется?

–Нормальный мужик всегда хочет, - вмешался Василий.

Илона натянула на себя брюки.

–Заслужишь, получишь.

–Вообще-то я первый,- заметил Игнат.

–Так приступай,- предложил Василий, - или я пойду.

Игнат поднялся с кровати.

–Э, ты чего? - не поняла Илона.

–Ну, так.

–Я же сказала, подожди.

–Давай сейчас.

–Игнат, - обратился к нему Роман,- вы хоть в соседнюю комнату выйдите.

–А че, тебе завидно? - ухмыльнулась Илона,- В туалете мы не хотим это делать.

–Тогда подожди, когда мы выйдем отсюда, - неожиданно вмешался Артем, - и обслуживай хоть целую роту.

–А ты что ль не хочешь?

–Таких как ты нет, мне еще здесь гонорею подцепить не хватало.

–Сам ты спидозный.

"Ну и бригадка у меня,- думал Роман,- один косит под блатного, двое других могут сдохнуть в следующий момент, а они не знают, кому бы пистон всунуть, наконец шлюха, баламутящая воду. С такими архаровцами не то, что в бой, за арбузами пойти опасно"

Одевшись Роман сел на кровать, облокотившись о стену.

Василий бросил все свои вещи на кровать, посмотрел на дверь туалета, где скрылась Илона.

–Ты командир че, - обратился он к Роману, - не хочешь расслабиться?

–С кем? С той стервой?

–Да мне хоть с кем, еще и на халяву.

–Подхватить ничего не боишься?

–Сколько той жизни, - махнул рукой Василий,- а телка ничего сохранилась, все при ней вроде…

–Да, уж, - сказал Игнат.

–Кроме мозгов, - добавил Роман.

–Их у баб вообще нет…,- кивнул Василий.

–Не могу понять,- признался Роман, - как у тебя может быть желание, после того, что с нами случилось?

–Что случилось, то? Я вообще в рубашке родился, пришел домой после ночной смены, пошел на кухню, потом взрыв, очнулся здесь. Хорошо жена с дочкой к теще поехали отдыхать, а то бы все вместе здесь оказались.

–Так ты не в самолете летел?

–Да какой самолет, я механиком на заводе работаю, гаечки кручу, винтики, всякую дрянь.

–Зачем ты вставал тогда сегодня?

–Я за Илоной пошел,- честно сказал Василий,- мне она понравилась, готов с тобой поспорить, что через неделю она будет только со мной.

–Так у тебя же жена, дочка…

–Ты сам женат?

–Был.

–Сколько лет в браке?

–И года не прожили.

–Развелся?

–Да.

–Я тринадцать лет, вот когда проживешь столько со своей женой, тогда и будешь задавать вопросы. Маленький флирт не помешает семейным отношениям, раз уж мы здесь, надо брать от жизни все, понимаешь?

–Нет.

–Молод ты еще, многое не знаешь.

–Говорят, годы ума не добавляют.

–Смотря кому.

–Из всех нас, меня поставили командиром.

–Я не забыл, но ты не сильно напирай на это, будешь человеком, будем дружить, нет, найдем случай с тобой разобраться.

–Ты так говоришь, как будто уверен, что проживешь здесь долго.

–Уверен,- кивнул Василий,- я в разные передряги попадал, и даже если меня в этот раз бог спас, значит, проживу еще долго.

–Удачи.

–Ты себе ее пожелай.

Роман посмотрел на самодовольное выражение лица Василия, что-то ему в нем не нравилось, он, словно был весь на шарнирах. Разговаривая с ним, он чувствовал внутреннее напряжение.

–А ты че лежишь? - обратился Василий к коренастому мужчине, - Одевайся, здесь некому на твою жопу смотреть.

–Заткнись,- услышал он в ответ.

–Сам заткнись.

Василий встал и прошелся по комнате.

–Ну и халупу нам выделили, слышь Роман, а ты вообще, чем занимаешься?

–Охрана.

–Телохранитель?

–Нет, просто охранник,- соврал Роман.

–Приемы, где учил?

–Занимался в детстве.

–Это я понял, чем занимался?

–Бокс, джиу-джитсу, айкидо, всем понемногу.

–Если всем понемногу, значит не изучил ничего.

Роман призадумался.

–Получается так, а ты?

–Боксом до семнадцати лет, сдал на КМС, потом по дурости подрался, чуть не сел, пришлось уйти в армию. Ну а после, как у всех, женитьба, работа, ребенок…

Дверь открылась и в комнату вошла Илона, она шла быстрой походкой к своей кровати. Василий оборвал свою речь на полуслове и осмотрел ее с головы до ног.

–Подмарафетилась? - спросил он Илону.

–Тебе, какое дело?

–Чего ты злая такая? - продолжал Василий,- Все проблемы женщины от неудовлетворенности.

–Ты великий знаток наших проблем?

–Да.

–Кретин.

–Я знаю, что тебе нравлюсь.

–Ты?!

–Я.

–Ошибаешься.

–Завтра ты будешь со мной.

–Это мне решать.

–Все слышали?

–Слышали, что она тебя не хочет,- вмешался Игнат,- значит я тоже в игре, детка.

–Пошли вы все,- зло проговорила Илона роясь в рюкзаке.

Роман молча наблюдал за этой сценой, он не знал, на какое именно задание их направят, но если за двадцать минут, здесь все умудрились друг с другом поругаться из-за одной женщины и собственных амбиций, то, что будет дальше?

Роман смотрел за всеми, из пяти человек, ему импонировал только Артем, на него он и думал положиться чуть позже. Роман не торопился, он решил выждать, узнать получше обстановку, услышать, что от них хотят, какие поставят условия. Уже после всей полученной информации решать окончательно, как поступить.

Пока же он подмечал все минусы и плюсы своей команды, слушая их разговоры, запоминая детали.

–Командир наш, охранник,- говорил Василий, - а ты Игнат кто?

–Водитель.

–Тут как оказался?

–Узнаешь, легче станет?

–Конечно.

–Ты не следователь, а я не на допросе, вот когда хлебнем с тобой пуд соли, вот и расскажу.

–Тоже правильно.

–А ты Илона, кем будешь?

–Никем,- прошипела Илона, вытрушивая свой рюкзак на кровать.

–А ты Артем?

–Клерк в банке.

–Ну и группа собралась, - изрек Василий,- один превратился в медведя, сосущего свою лапу, потому что оказалось он не такой крутой, как думал, второму хочется соль есть пудами, третья вообще никто, четвертый конторская крыса, командир простой охранник.

–Себя добавить не забудь,- напомнил Игнат.

–А что я? Да если бы не я, вы бы сидели как статуи, так хоть расшевелил вас немного, может анекдоты потравим, или истории веселые?

Все делали вид, что занимаются своими делами, игнорируя Василия.

–Не хотите, как хотите, - решил Василий, ложась на свою кровать,- если вы мне нужны, то зачем я вам нужен…

Роман, спавший чутко, открыл глаза, в этот момент он увидел открывающуюся дверь.

К ним вошел лейтенант Ове с двумя солдатами, те были на голову меньше его ростом и фигурами помельче.

Роман резко вскочил с кровати.

–Всем встать! - заорал Ове,- Берите пример со своего командира, кретины!!!

От такого рыка, группа Романа вскочила со своих кроватей.

–Твоя группа входит в подчинение сержанту,- обратился лейтенант к Роману,- выход через две минуты.

–Разрешите обратиться.

–Разрешаю.

–Можно перевести двух человек из моей группы…

–Нет.

–Они не хотят быть в моей группе.

–Всего двадцать человек будет послано в тренировочный лагерь, там из вас выберут десять, после получения задания вернется пять. Вы должны держаться вместе, пока я так хочу, переход в другую группу, это возврат к тюфякам.

Лейтенант повернулся к Илоне.

–Это тебя вернуть надо?!

–Нет, - пролепетала она.

–Не слышу, кому не нравиться быть в этой группе?

–Всем нравиться,- за всех ответил Игнат.

Лейтенант направился к выходу, напоследок прокричав:

–У вас осталась одна минута!

Когда они вышли в коридор и последовали за сержантом, лейтенанта уже не было.

Они прошли несколько коридоров и остановились в просторном зале. В большом помещении ничего, кроме большого экрана не было.

–Сейчас подойдет вторая группа,- сказал сержант.

–Разрешите обратиться? - спросил Роман.

–Обращайся.

–Где мы находимся?

–Вопрос не по существу.

–Кто вы?

–Кем бы ни были, вам от этого лучше не станет.

–Может тебе женщину надо? - спросила Илона сержанта, - тогда сговорчивей станешь.

Сержант даже не отреагировал и отошел от стоявшей группы.

Роман снял со спины рюкзак и облокотился на него.

–Интересно, чем занимаются те, кто остался в зале? - спросил Василий.

–Легче станет? - спросил Игнат.

–Да что тебе все легче и легче, сам от ветра шатается, а все заладил тебе легче станет, легче…

–Послушай, ну заткнись ты хоть на минуту! - взорвалась Илона.

–О, наша дорогая Илона слово молвила. Ты как думаешь, твой муженек подцепит себе бабу? Ты ему такую рекламу сделала.

–Пошел ты…

Роман повернул голову в сторону шума, в помещение входила вторая группа, лейтенант шел впереди. Следом за лейтенантом шло четырнадцать мужчин, Роман сразу отметил человек пять спортивного телосложения, остальные не произвели на него особого впечатления.

"Кто вообще научил их так подбирать себе солдат? - думал Роман,- Сами кричат, что мы кретины, а похоже, не так далеко от нас ушли. Как говориться: в другом человеке больше всего ненавижу то, что есть у меня самого"

Сержант подошел к лейтенанту и махнул рукой в сторону Илоны, рассказывая что-то Ове.

–Кретин! - заорал лейтенант, поскольку он смотрел на Романа, тот понял, что обращаются именно к нему.

Роман молча стоял около своей группы.

–Кретин!!! - закричал еще громче лейтенант,- Ко мне!!!

Роман сделал несколько шагов вперед, оказавшись в метре от лейтенанта, как он жалел, что у него не было ножа. Уж с этим орудием он бы точно вышел победителем из схватки.

–Что у тебя за самодуры в группе?! - заорал лейтенант.

–Надеюсь, исправимся.

–Ты не надейся!!! - закричал лейтенант,- Если после выполнения задания такое повториться, всех отправлю на остров Лудорф. Все понятно?!

–Да.

–Это что за ответ?

–Так точно.

–Ты, - неожиданно обратился лейтенант к коренастому мужчине из группы Романа.

Тот приблизился к ним.

–Тебя, я назначаю начальником группы, ты будешь умнее, чем этот кретин, не так ли?

–Так точно,- плотоядно улыбнулся коренастый, бросив мельком взгляд на Романа.

Роман уловил его жест, понимая, что ничего хорошего для него это новое назначение не несло.

–Он, - указал глазами лейтенант на высокого мужчину из второй группы, - твой командир.

–Слушаюсь.

–Ты кретин,- обратился лейтенант к Роману,- не оправдал моих доверий, очень надеюсь, что вижу тебя здесь в последний раз.

–Я на это тоже надеюсь.

–Отправляйся в строй, кретин!!! Все твои надежды, как и ты, уже умерли…

"Пошел ты нахрен, сука тупая!" - мысленно пожелал ему Роман.

–ЧТО!!! - завопил Ове, приближаясь к Роману.

Роман внутренне сжался, готовый к атаке.

Лейтенант стоял в пятидесяти сантиметрах от Романа, стоял и смотрел.

–Что ждешь? - спросил Роман, - Что испугаюсь? Не боюсь я тебя.

–Встать в строй! - закричал Ове и повернулся к нему спиной.

Лейтенант шел и чему-то улыбался, понимали его в этот момент только сержанты.

Коренастый заметив улыбку на устах лейтенанта, подумал про себя: "допрыгался каратистик, видно тебе там такое устроят, что мало не покажется, тебя здесь даже не стали мочить"

Когда Роман возвращался к своей группе, он постарался заметить лица Василия, Игната и Илоны. Но те не смотрели вообще в его сторону, их лица были безучастны.

Когда он уже стал в строй, Илона полушепотом его спросила:

–Ну что покомандовал, импотентик.

–Пошла и ты нахрен, - прошептал Роман.

Сержант стал около огромного экрана и обратился к группе:

–Вы все направляетесь в тренировочный лагерь, там вы проведете три дня, после ознакомления с базовым курсом все сдадут экзамен. Каждый второй его не сдаст, эти люди отправятся по своему прямому назначению, остальным мы присвоим номер, и группа получит первое боевое задание. Дальнейшее будет зависеть от вас.

Сержант сделал шаг назад, лейтенант Ове выступил вперед и медленно обвел взглядом стоявших людей.

–Те из вас кто увидит меня в следующий раз, будут счастливчиками.

Ове повернулся к ним спиной и направился к дверям, они плавно открылись, и он исчез за ними.

–Все за мной! - скомандовал сержант.

Они перешли в другую комнату, пересекли ряд коридоров, после чего все подошли к длинным капсулам.

–Положить свои вещи в этот отсек, - приказал сержант, показывая небольшой выступ в капсуле, куда можно было положить рюкзак.

–Теперь лезьте в капсулы.

Они сели в капсулы, к ним спустились шлемы.

–Одеть их на голову! - приказал сержант.

Роман надел его себе на голову, из шлема раздавалось легкое шипение, он почувствовал, как капсула закрывается. Стекло на шлеме засветилось, и он начал вдыхать приятный аромат газа.

Роман вдруг ощутил сильную перегрузку, словно его резко оторвали от пола.

Ему показалось, что они летели около часа, после чего им приказали выйти из капсул.

–Построиться! - закричал сержант.

Роман мельком огляделся, в ушах еще стоял шум от полета, тело было ватным. Они находились в темноватой комнате с обшарпанными стенами, пол был покрыт грязью, на нем виднелись остатки каких то масел, обертки бумаги.

–Обучение ваше начнется прямо сейчас,- говорил сержант,- базовый курс бойца третьего уровня состоит из четырех уроков. Первый, обучение стрельбе из тех видов оружия, с которыми вы столкнетесь, второй, техника рукопашного боя, третий, мимикрия и ориентирование на местности, четвертый, психофизические техники.

Обучение проходит по жесткому графику, времени для перерыва нет, нет повторения сказанного. После трех дней непрерывных занятий вы отправляетесь на экзамен. Вопросы?

–Мы можем, есть, спать? - спросил Игнат.

–В ущерб себе и обучению.

–Три дня без сна? - удивился Василий.

–Я даю вам пятнадцать минут, туалет вон там, поесть можете здесь, после чего начинается тренировка.

Роман резко открыл свой рюкзак и достал два тюбика с едой, раскрутив колпачки, он поочередно заглотнул содержимое. На вкус еда походила на жидкое пюре с измельченной тушенкой, самое удивительное, что он не съел и половины, когда почувствовал, что уже сыт.

Сходив в туалет, он сел на рюкзак, раздумывая как же ему правильно провести эти три дня, чтобы потом сдать экзамен.

В следующей комнате их ждало десять сержантов, прямо перед ними был расположен огромный полигон.

Роман, вместе с Артемом, стали перед одним из сержантов. Он тут же начал показывать различные виды оружия, лежащие на столе. Первоначально он разбирал оружие, после чего собирал, на ходу рассказывая о дальности стрельбы, скорости пули, различных нюансах конкретного ствола, как он ведет себя при мокроте, если его упустить в песок, при длительном использовании…

После этого их обучали стрельбе, одно из условий состояло в том, чтобы сделать 500 выстрелов правой рукой и столько же левой.

Уже через четыре часа Роман почувствовал, как голова его начинает кипеть, в глазах появилась резь. Выстрелы, мишени, информация, выстрелы, мишени, информация…все это начало на него давить.

Он покосился на Артема, тот похоже находился в еще худшем положении.

Роман положил ствол и отошел от сержанта с Артемом, он открыл рюкзак и принял в себя еще одну дозу еды, опорожнив в этот раз тюбик полностью, он вернулся на свое место. После еды он ощутил себя намного лучше.

Тренировка продолжалась, за огнестрельным оружием, пошло лазерное, одно сменялось другим, пистолеты, автоматы, после еще пяти часов, он с трудом понимал куда нажимает, что он делает, о каком именно оружии идет речь. Роман вновь отлучился, чтобы перекусить.

Роману сильно хотелось спать, он смотрел за Артемом, но тот еще ни разу не отлучался, хотя после одиннадцати часов непрерывного обучения, он уже еле держался на ногах.

Роман поел и вернулся в строй, после еще трех часов они перешли к холодному оружию, ножи, мечи, кинжалы, ядовитые иглы, дротики, различные бомбочки, луки, арбалеты.

Через четыре часа, Роман почувствовал, как пол уходит у него из под ног. Роман воткнул в землю копье и сел на свой рюкзак, только наблюдая за действиями сержанта. Артем уже с час валялся на земле, его организм не выдержал и он потерял сознание.

Роман наблюдал за действиями сержанта, а тот, как ни в чем не бывало, продолжал ему показывать и рассказывать, как действовать тем, или иным оружием.

После шестнадцати часов, Роман поел в четвертый раз, глаза его уже слипались, он смотрел за сержантом, временами пропуская отдельные слова и движения. Артем уже вошел в строй и повторял за учителем необходимые упражнения.

Роман сидел перед рюкзаком, он уже был близок к тому, чтобы потерять сознание.

Неожиданно ему в голову пришла мысль: "сержант не может выдержать такие нагрузки без транквилизаторов, но если они создали такое обучение, значит и у нас есть эти транквилизаторы"

Роман вновь открыл рюкзак и вытащил шесть тюбиков с едой. Он начал пробовать содержимое каждого тюбика, не обращая внимание на инструктора и Артема.

Когда он проглотил содержимое пятого тюбика, в него словно залили энергию, он ощутил огромный прилив сил. Роман даже захотел вскочить, он сделал еще один глоток из тюбика и положил его обратно.

Он ощутил такой прилив сил, словно он проспал часов двенадцать. К энергии у него добавилось и настроение.

Роман огляделся, смотря за другими членами группы. Но все находились в разных местах, полигон казался просто необъятным, до ближайшего сержанта было метров пятьсот, к тому же здесь было освещение, не позволявшее видеть далеко.

Семь часов пролетели для него незаметно, он выполнял упражнения, слушал сержанта, даже задавал дополнительные вопросы, Артем к тому времени спал, он вновь отключился.

–У тебя есть десять минут, - наконец произнес сержант, - до того, как перейдешь на другой курс обучения. Вопросы еще есть?

–На сколько хватает действия транквилизаторов?

Весь промокший сержант улыбнулся.

–Это зависит от дозы и самого транквилизатора.

–Те, которые у нас?

Сержант покосился в сторону лежавшего Артема.

–За семь лет обучения, ты первый кто задал такой вопрос. Два дня еще протянешь, потом будет зависеть от твоего организма.

–Сколько длиться экзамен?

–Зависит от вас.

–Из чего он состоит?

–Вопрос не по существу, у тебя осталось две минуты.

Сержант разбудил Артема, тот встал с непонимающим видом, пытаясь вспомнить, где он.

–Через минуту вам надо быть перед инструктором, поэтому за мной.

Они бегом помчались за сержантом.

Второй инструктор сходу начал им показывать различные рукопашные техники, причем основной уклон делался на коктейль, то есть совмещение нескольких связок, с чередованием ударов руками, заломами, бросками.

Они нападали на сержанта по одному, вдвоем, с холодным оружием, огнестрельным. Техника кручения маятника заняла более восьми часов, Артем к тому времени уже спал, а Роман смотрел воочию на движения при стрельбе из луков, арбалетов, при метании ножей, дротиков, различных предметов, наконец шло огнестрельное, а потом лазерное оружие.

Тренировка шла полным ходом, когда Роман сделал перерыв, решив перекусить. Он достал тюбик с едой и поел немного жидкой пищи.

Пока он трапезничал, инструктор продолжал обучение, обращаясь в пустоту. Артем снова спал, пока Роман ел. Но казалось сержанту одинаково по барабану, слушают его, или нет.

После еще девяти часов непрерывной тренировки Роман устал и захотел спать, он приблизился к рюкзаку и стоя спиной к Артему достал тюбик с транквилизатором, он сделал два глотка и закрутил его, ложа на место.

Роман вновь ощутил прилив энергии, он сравнил себя с машиной, когда в нее заливают бензин.

Артем уже тоже успел съесть транквилизатор. Он спросил Романа, как тому удается сохранять столько сил, и тот не стал скрывать, что ест транквилизатор.

–Почему не сказал раньше? - спросил Артем возмущенно.

–Ты не спрашивал,- спокойно ответил Роман.

Наконец сержант произнес заветную фразу:

–Обучение второму курсу закончено, у вас есть десять минут. Вопросы?

–На экзамене против нас будут использовать боевое оружие? - спросил Роман.

–Да.

–Ты давно тренируешь? - спросил Артем.

–Да.

–Как быстро люди находят транквилизаторы? - продолжил Роман.

–Смотря кто, большая часть о них даже не догадывается, или случайно находит когда остальные тюбики съедены.

–А…

–Вопросы закончились,- перебил сержант Артема, - взять свои вещи и следовать за мной.

Они также бегом направились за сержантом.

Третий курс пролетел для Романа как час, он дважды поел, один раз пригубил транквилизатор, когда уже чувствовал, что отключается сознание.

Роман бы съел еще, но он экономил, впереди был третий курс, а за ним экзамен, поэтому он большую часть жидкости оставлял на потом.

В этот раз они мчались по лесам, их учили лазить по горам, уметь скрываться в тайге, пустыне, оживленном городе. Роман просто поражался тому, как много могут объяснить, за столь короткое время, причем информация давалась кратко, сжато и без повторений. Когда они услышали что и этот курс пройден и у них есть пятнадцать минут, то даже удивились, сутки пролетели мгновенно.

Роман сел около своего рюкзака, он не хотел задавать вопросов, несмотря на пульсирующую в нем силу, он ощущал, что с организмом твориться что-то не то, сердце бешено билось, кисти рук немного дрожали, в глазах иногда возникала белая пелена.

Он понимал, что транквилизатор ничего положительного ему лично не несет, за бешеной энергией, которую он дает, расплачивается НЗ организма.

"Потерпи мозг,- мысленно обратился Роман к самому себе,- когда все это закончиться, тогда отдохнешь, а сейчас мне надо держаться, хоть как, но держаться"

Последний курс состоял из шести часов, им показали базовые психофизические техники, различные тренинги по увеличению внутренней силы, выносливости. Противостояние против гипноза, телекинеза, различных магических техник, дали краткую базу психофизической науки.

Когда у них осталось пятнадцать минут, Роман сел на свой рюкзак и выпустил в себя всю оставшуюся дозу транквилизатора. Артем последовал его примеру.

–На экзамене нам надо держаться вместе,- сказал Артем.

–Смотри, я не в милости у нашего начальства.

–Если он дойдет до экзамена.

–Должен.

–Чхал я на его приказы, если бы не ты, не знаю, прошел бы это все, я и половины не запомнил из того, что нам сказали.

–На это и расчет.

–Да, у нас оно отложилось в мозгах, когда надо будет, мы все сделаем правильно, этого даже не осознавая.

–Ты не клерк в банке.

–А ты не охранник.

–Охранник.

–А я клерк.

–За мной! - услышали они окрик инструктора и побежали за ним.

Они выбежали на огромную поляну, сразу ощутив дуновение холодного ветра. Там уже находилось шесть человек из их отряда. Роман оглядев всех, отметил, что только двое мужчин стояли, четверо остальных сидели у своих рюкзаков, глаза их слипались.

Сразу перед ними находились столы с наваленным на них оружием.

–Ты был прав,- проговорил тихо Артем, обращаясь к Роману.

Роман повернул голову в сторону бежавших к ним людей, коренастый следовал за инструктором, вид у него был не потрепанный.

"Похоже, ты тоже сидишь на транквилизаторах" - подумал Роман.

К их группе присоединились еще двое, Илона и Игнат, что вызвало небольшое удивление у Романа.

Сержант, с которым они сюда прибыли, приказал всем построиться.

"Из двадцати осталось одиннадцать, почти как они и говорили" - вспомнил Роман слова инструктора.

–Вы прослушали трехдневный курс общефизической подготовки,- начал сержант, - Если сказать честно, то мне вообще все равно сколько из вас я сегодня увижу вновь. Для меня лучше командовать двумя солдатами, чем пятью дегенератами, выводы делайте сами.

Итак, ваша боевая задача, пройти через лес и выйти из него. Против вас будут действовать такие же, как и вы, наемники. Сейчас, только на обратной стороне леса, сержант объясняет им их боевую задачу.

Тех кто останется в лесу, мы, после экзамена выловим и отправим по назначению. Вашего командира вы знаете, но во время экзамена каждый из вас поступает так, как ему вздумается.

Сержант нахмурил лоб.

–Победят из вас самые умные, быстрые и ловкие, люди, которые умеют все схватывать на лету, или имели непосредственный боевой опыт на своей земле. Удачи желать не буду, ее желают неудачникам. У вас пол часа времени на выбор оружия.

Все бросились к столам с оружием.

Роман взял себе маленький нож и прикрепил его на запястье руки. Большой армейский нож пристегнул на пояс, из пистолетов взял Стечкина, с пятью обоймами, автомат Калашникова калибром 7,62 мм., шесть обойм к нему, пять гранат РГД-5, одну Ф-1.

Артем взял один армейский нож, пистолет Токарева и семь обойм, автомат Калашникова калибром 5,45 мм., и девять обойм к нему, из гранат он выбрал РГД-5 прихватив 7 штук, наконец, взял Фаустпатрон и подошел к Роману.

–Я с нашим командиром не пойду,- заявил Роман.

–Идем вместе? - спросил Артем.

–Если хочешь?

–Я уже говорил, вдвоем легче, чем одному.

–Договорились.

–Как Илона прошла? - задумчиво спросил Артем.

–Везучая, умная, или подставная.

–Возможно,- согласился Артем.

"Если ты тоже не сиксот,- подумал Роман,- то с тобой мы должны сработаться"

–У меня есть одна задумка,- признался Роман.

–Какая?

–Ты ничего не уловил в словах сержанта?

–Победят самые ловкие.

–Да,- кивнул Роман, больше ничего не добавив.

Он думал о своем, вновь и вновь возвращаясь к неожиданно возникшей у него мысли.

–Встать в строй! - услышали они окрик сержанта.

Одиннадцать человек построились.

–Всем ясна боевая задача?! - спросил сержант.

–Так точно!

–Тогда вперед, тюфяки, настало время стать солдатами!

Все сорвались с места, Роман крем глаза заметил бегущего рядом коренастого.

–Ну что каратистик,- выдохнул он,- теперь я тебя там и оставлю.

–Попробуй, - ответил ему Роман.

–Или другие оставят.

Они все забежали в лес и вдруг Роман начал хромать, а потом перецепившись через сук свалился на землю.

Артем схватил Романа за плечи, поднимая.

–Давай, что ты сдох раньше времени, - начал он.

Роман как-то обмяк, что-то мямля себе под нос.

Артем с грустью смотрел на убегающую группу.

–Роман надо двигаться, у нас же нет времени.

Роман посмотрел на скрывшуюся в листве группу.

–Так ты со мной, или нет?

–Ты что не видишь?!

–Тогда двигайся!

Роман резко развернулся и побежал обратно.

–Ты с ума сошел?! - прошептал Артем.

Роман бежал изо всех сил обратно, если он ошибся, то у них еще будет время нагнать группу и двигаться в их темпе. Но если он понял все правильно, то его ждал большой сюрприз.

Роман выскочил из леса, направляясь к стоявшим сержантам.

Они его заметили не сразу, один из инструкторов что-то сказал, и те повернули к нему головы. Сержант, с которым они прибыли, сделал несколько шагов вперед.

Роман подбежал к нему.

–Что-то забыл? - поинтересовался сержант.

–Первый солдат прибыл в ваше подчинение! - громко сказал Роман, - Боевая задача выполнена, я прошел через лес и вышел из него…

Сержант сделал недовольное лицо.

–Почему ты не в строю?

–Я первым выполнил боевое задание, - повторил Роман.

Сержант стоял, раздумывая, он колебался, лейтенант Ове приготовил для этого солдата сюрприз в лесу, но не здесь. С другой стороны, он не мог его отправить обратно, здесь семь инструкторов, камеры слежения, гнев лейтенанта Ове это одно, а майор Люкз это другое.

–Я поздравляю вас солдат! - выговорил сержант, - к вашим услугам комната отдыха, где вы можете отдохнуть в течение пяти часов, раньше здесь никого не будет, кроме того, по возвращении остальных солдат, вы получите еще двенадцать часов сна.

Роман чуть не умер от восторга, значит, мысль его была правильная.

Роман повернулся к лесу, из него выбежал Артем.

–Он, похоже, знает с кого брать пример,- заметил сержант, покосившись на Романа.

–Мой последователь, - улыбнулся Роман, он был искренне рад, что Артем тоже прошел этот экзамен.

Роман с Артемом с удовольствием приняли душ, поели нормальной еды.

–Ты мой талисман,- сказал Артем, - я в шоке, до чего все просто, не понимаю, почему я не допер?

–Ты слушал слова сержанта, а я постарался заглянуть в их суть, - Роман после еды вдруг ощутил огромную усталость.

–Пошел спать,- проговорил он и направился к кровати.

Он заснул мгновенно.

Обычно чуткий, Роман не просыпался и когда вошло четыре человека из другой группы.

Проснулся он только через 16 часов, Роман ощутил сильную ломоту в суставах, мышцы болели, он с трудом поднялся.

Артем еще спал.

Роман посмотрел на солдат из другой группы, двое из них явно были участниками боевых действий, на теле виднелись осколочные ранения, третий не производил особого впечатления, он был маленького роста, плечистый, немного выпирал живот, четвертый был вообще полноватый. Поразило Романа то, что только двое из них были перевязаны зеленым жгутом, один на руке, другой в районе предплечья, больше ни у кого из них ранений не было.

"Значит, или парни слишком хороши,- подумал Роман,- что в них не смогли попасть, или все-таки заряды были не боевые"

Роман прошел в душ и, включив струю ощутил приятное тепло, он поочередно сменял то очень теплую воду, то ледяную, быстро приходя в себя.

–Здорово,- сказал Артем, входя в душевую.

–Привет.

–Ты как?

–Прихожу в себя.

–Мне кажется, меня уже убили, все тело ломит.

Роман выключил свой душ и направился на выход.

–Ты попробуй горячую, а потом холодную воду и так пару раз.

–Так и делаю.

Роман вышел из душевой и прошел к своей кровати, боковым зрением он заметил открывающуюся дверь, в комнату вошел сержант.

–Всем встать! - закричал он.

Четверо мужчин нехотя поднялись с кроватей.

–Даю вам десять минут на сборы, - приказал сержант, сзади него возникло два солдата, они положили на стол одежду и вышли.

–Оденьте чистую одежду, и на выход. С собой больше ничего не брать. Время пошло!

Роман приблизился к столу и заметил надписи на форме, он выбрал 185/90/45, его рост составлял 184 см., вес 90 кг, размер ботинок 45.

Он надел на себя форму и сел на кровать.

Когда сержант вошел в комнату, все были уже готовы к выходу.

–За мной, солдаты! - сказал он.

Роман отметил, что он недооценил отбор солдат у этих гиббонов, они похоже свое дело знали, даже если у них из 40 человек получалось за четыре дня выбрать 10 готовых к боевым действиям солдат, то это было очень хорошо. Ни одна спецслужба мира не могла бы похвалиться такой оперативностью.

Они прошли ряд коридоров и остановились в светлой комнате, там стояли уже знакомые Роману капсулы.

–Всем занять свои места!

Шесть человек легли в капсулы, одели шлемы.

Крышки закрылись.

Роман вдохнул приятный запах мяты и погрузился в небытие.

Когда он открыл глаза, крышка шлема отъехала в сторону, капсула открылась.

Роман медленно встал из капсулы, он заметил, что несколько человек уже стояли. Роман увидел Илону и Игната.

Роман поднял ногу, чтобы выпрыгнуть из капсулы и на секунду замер, шнурки его ботинок были завязаны не так, как он их завязывал в последний раз. Они были завязаны так, как тогда, когда они только отправлялись на задание.

Роман выпрыгнул из капсулы, считая сколько их здесь. Он насчитал шесть капсул, хотя когда они улетали в первый раз, было двадцать.

К тому из четырех мужчин, которых он видел в комнате после прохождения экзамена, осталось двое.

"Неужели мы никуда не летали?! - мысленно удивился он,- а курс обучения и экзамен проводился с помощью нашего мозга, посредством этого шлема?!"

Они все стали в строй.

В комнату вошел лейтенант Ове.

–Смирно! - скомандовал сержант.

Ове приблизился к строю солдат.

–Сегодня у нас появилось шесть новых солдат,- сказал он,- но не обольщайтесь, для меня вы по-прежнему тюфяки, хотя уже не кретины. После боевого крещения вы получите свои личные номера, с этих пор вы будете приняты в наше братство. Ваш бывший командир не прошел экзамен, поэтому будет назначен новый.

Ове стал осматривать стоявших, взгляд его остановился на Игнате.

–Ты назначаешься командиром этой группы,- приказал Ове.

–Есть! - отчеканил Игнат.

–Сержант! - позвал Ове.

Сержант сделал шаг вперед.

–Объявить боевую задачу! Подготовить группу к ее выполнению!

–Есть!

Ове повернулся ко всем спиной и пошел на выход.

–Командир группы ко мне! - приказал сержант.

Игнат сделал несколько шагов вперед.

–Следуй за мной!

Игнат с сержантом скрылись за той же дверью, что и лейтенант.

Вернулся Игнат с улыбающейся физиономией.

–Хорошая новость для всех нас,- сказал Игнат,- если справимся с заданием, получим два дня выходных, немного деньжат для девочек и выпивки.

Все безучастно отреагировали на эту новость.

–Итак, наша боевая задача уничтожить одного человека. Ликвидация назначена на завтра, - Игнат сделал паузу, - теперь главное, пересчитайтесь, начиная со второго!

Роман был четвертым, Артем пятым.

–Вольно, следовать за мной.

Они вышли из комнаты и пройдя по коридору, зашли в просторное помещение, посередине стояли столы со стульями.

Игнат указал всем на стулья.

–Садитесь.

Сержант нажал на кнопку пульта, экран засветился.

Перед ними возникло лицо человека, на вид лет пятидесяти, лицо покрывала сетка морщин, он носил очки, которые его только старили, редкие, начинающие седеть волосы он зачесывал на верх.

–Ваша задача убить его и уничтожить все бумаги, которые вы найдете в его кабинете. После этого откроете газ в его доме и поставите выданную вам бомбу. Задача упрощается еще и тем, что сделать это необходимо в его квартире, а живет он сам. Орудием убийства будет веревка, чтобы все выглядело как самоубийство с последующим взрывом дома. Вопросы?

–Как мы проникнем во внутрь? - спросил невысокий мужчина.

–Твой номер?

–Второй!

–Впредь, задавая вопрос, говори свой номер.

–Слушаюсь.

–Второй, проникновение в квартиру будет вашей задачей, ключи-отмычки мы вам подберем.

–Кто будет уничтожать объект? - обратился сержант к Игнату.

–Второй, четвертый и пятый, они же и установят бомбу. Третий и шестой будут страховать, я координировать их действия.

–Еще вопросы? - спросил сержант.

–Номер пятый, оружие будет? - спросил Артем.

–Нет, для этой операции оно вам не нужно.

Все молчали.

"Ну и сука же ты Игнат, - подумал Роман,- меня и Артема направил засунуть этого мужичка в петлю, да еще полдома разнести взрывом от газовой трубы, а сам будешь спокойненько сидеть себе"

–Тогда все свободны, у вас есть шесть часов, утром, в четыре часа подъем.

Роман поднялся, глядя на Артема.

–Ждет нас работка завтра.

–Да.

–Пошел я спать, - сказал Роман.

–Ты что медведем стал? Все спишь и спишь.

–Не знаю, что еще здесь делать.

Их усадили в два джипа с затемненными окнами и они поехали по дороге.

Им выдали два метра веревки, номеру второму вручили миниатюрную бомбу.

У всех были мини-микрофоны, вставляемые в уши.

Когда джип остановился, Роман, Артем и второй номер вышли на улицу.

–Выйти на исходную позицию,- услышал голос Игната Роман,- следуйте за номером третьим.

Илона шла уверенной походкой по тротуару, на ней были надеты черные чулки, короткая юбка, сверху облегающая блузка.

–Если не знать что за телка,- тихо сказал Артем, наблюдая за походкой Илоны, - то и желание может возникнуть.

–Оно и возникает, - улыбаясь, сказал номер второй.

Роман смотрел на дома мимо которых они проходили, пытаясь понять, где они находятся.

Они приблизились к пятиэтажному двух подъездному дому.

Когда они заходили, их опередила мать с двумя маленькими детьми. Дети шли громко крича, а она нервно дергала их за руки, призывая замолкнуть. Женщина поднялась на второй этаж, и подозрительно глядя на прошедшую мимо нее женщину, и трех мужчин достала ключи из сумки.

Роман наблюдал за ее действиями.

Женщина всунула ключ в замочную скважину, повернула его и отворила дверь, проталкивая первого малыша, потом резко развернула смотревшего на Романа мальчика.

–Проходи, что ты стал.

В коридоре, куда она завела мальчиков, было темно, за ними закрылась дверь.

Группа без остановок шла к своей цели.

Они остановились этажом выше, комната мужчины которого надо было ликвидировать, как раз была над комнатой матери с детьми.

–При взрыве они пострадают,- тихо проговорил Артем.

Роман кивнул.

–Не только они.

–Зачем вообще взрывать дом? - спросил второй номер.

–Откуда нам знать,- ответил Роман,- открывай дверь лучше.

Второй номер достал связку ключей и начал поочередно вставлять их в замок. Не прошло и пяти минут как он начал поворачивать ключ.

–Медвежатник прямо,- тихо сказал Артем.

–С такими отмычками грех не открыть,- радовался второй номер.

Но дальше его ждало разочарование, следом за первой дверью, сразу шла вторая, причем видимого замка в ней вообще не было видно.

Второй номер удивленно посмотрел на Романа и Артема.

–Здесь электронный замок, наверное.

–Или засов с той стороны, - добавил Роман.

–Что делать? - спросил второй.

–Не знаю.

–Что вы там копаетесь?! - услышали они раздраженный голос Игната,- Второй номер!

–На связи,- тихо сказал второй.

–Дверь открыли?

–Нет, у нас проблема.

–Какая проблема?!

В этот момент они услышали голос мужчины из-за двери.

–Кто там?

Роман бросил взгляд на глазок в деревянной двери, которую они уже приоткрыли, и только сейчас до него дошло, что это был видеоглазок.

–Он нас видит, - произнес Роман, показывая на видеоглазок.

–Номер второй, выламывайте дверь! - услышали они команду Игната.

–Мы разбудим весь дом,- не согласился второй.

–Выполнять приказ!

Второй с силой ударил по двери, первая дверь вонзилась во вторую, послышался треск, доска лопнула. Он ударил еще раз, дверь немного отошла.

Второй номер уже занес ногу для очередного удара, и в этот момент они услышали выстрел.

Второго резко отбросило назад, он пролетел лестничную площадку и плашмя опрокинулся на ступеньки, медленно катясь вниз.

В дверях Роман увидел зияющую дыру, сантиметров 20 в диаметре.

–Что у вас там?! - послышался голос Игната.

–По нам стреляют,- просто ответил Артем.

–Третий и шестой номер, приступить к запасной части задания! - услышали они голос Игната.

Илона перепрыгивая через ступеньки, оказалась рядом с Романом с пистолетом в руке.

Когда мужчина выстрелил еще раз, она ответила трижды, из-за двери послышался стон.

–Теперь ваша работа! - крикнула Илона.

Роман резко выхватил у Илоны пистолет, он засунул его в проем и выстрелил четыре раза.

–Забери бомбу у Второго,- приказал Роман Артему, сам бросившись к дверям.

Роман окончательно выбил дверь с третьего удара.

Из боковых дверей им кричали, что они вызвали полицию.

Роман зашел в освещенный коридор квартиры, мужчина лежал на полу весь в крови.

Роман последовал на кухню и включил свет, он сходу вывернул все газовые камфорки, включая и духовку.

К нему забежал Артем, в коридоре уже слышны были выстрелы.

–Что там? - спросил Роман.

–Один мужик открыл дверь, Шестой его прикончил.

–Бомбу установим здесь,- сказал Роман,- в спальне, как они хотели, не получиться.

–Газ улетучиться,- согласился Артем, имея в виду пробитую дверь, даже если они закроют окна.

Артем активизировал бомбу.

–Уходим,- сказал Артем.

Роман закрыл за собой кухонную дверь и выбежал в коридор, он быстро пересек лестничные пролеты и выскочил на улицу. Дверь джипа уже была открыта, он запрыгнул в салон, и машина сорвалась с места.

–Вы провалили операцию! - накинулся на него Игнат.

–Заткнись болван! - зло сказал ему Роман,- Если ты никудышный командир, так не надо вымещать свою злость на нас. Не улыбайся ты вчера сержанту, как педик на выданье, поинтересовался бы у него о нашем задании!

Почему никто не сказал что у него двойная дверь?! Что есть видеоглазок?! Что у него дробовик! Спит он чутко! Ты командир, или бык осеменитель?! У тебя солдата убили, ты задание провалил, а говоришь, что мы виноваты?!

Роман резко выхватил пистолет, направив его на Игната.

–Роман, - Артем постарался вклиниться.

–Сиди,- оборвал его Роман.

–Мы задание провалили, говоришь?! - прошептал Роман.

–Нет, нет,- проговорил Игнат.

–А может пора тебе сдохнуть?!

В этот момент Роман проснулся, он лежал на мягкой кровати.

Роман приподнялся, в комнате где они находились было пять кроватей, он увидел спящего Артема, Игната, Илону, номера шестого.

Второго номера не было.

"Сон, или проверка? - мелькнула у Романа мысль,- Проверка! Мать с детьми, возвращающаяся в три часа ночи домой. Дети должны были нас остановить, человеческий фактор, значит их интересовали наши реакции в этом случае, потом неадекватная ситуация с ликвидируемым объектом. Они тоже хотели посмотреть, как мы среагируем, поддадимся ли панике? Заодно хотели проверить нас, не играем ли мы, и не поняли ли их замысел? То как я повел себя с Игнатом, должно было показать им, что я не играю, а если надо, то уложу и весь город без всяких колебаний"

–Все как по графику,- тихо прошептал Роман, - было двадцать, стало пятеро, и теперь мы можем считаться боевой группой.

День начался у них отлично, лейтенант Ове поздравил всех с зачислением в боевое братство, им давали три дня выходных, после чего вновь вызывали на задание.

Теперь их предупредили, необходимым условием нахождения в войсках была тренировка. Каждому ввели в кисть руки чип, с помощью которого можно было открывать двери их отсеков. Чип фиксировал сколько было проведено тренировок за день, курсов повышения квалификации. Кроме того, чип следил за общим состоянием организма.

Роман от себя мысленно добавил, что чип и следит за их местонахождением, а может даже иметь некую интересную функцию, например, умертвить того, за кем он следит.

Артем сразу направился в бар.

Он, похоже, так и не понял, что все, включая экзамены, взрыв дома, были сугубо внутри капсул, куда их перед этим садили.

Роман пошел в спортивный зал, потом на стрельбище, он для себя еще ничего не решил. Но заметил, что Игнат на него смотрит с чувством страха, да и Илона прекратила в отношении него свои шуточки.

Видно поняла, что от него можно всего ожидать. Женщины же подобные Илоне, уважали только тех мужчин, которые вели себя с ними как последние отморозки, а поскольку она Романа таковым и считала, то теперь была от него без ума.

Роман вернулся только вечером в свою комнату, он покосился на кровать Артема. На полу у него лежала пустая бутылка из-под вина, сам он спал мертвецким сном на кровати, даже не раздевшись.

Роман снял с себя одежду и, накинув полотенце, направился в душ.

После душа он переоделся и прошел на кухню. Открыв холодильник, он достал одну пиццу, и подогрев ее в микроволновой печи, съел.

В комнату вошла Илона с Игнатом.

–О-о! - воскликнула Илона, - Номер пять уже дрыхнет.

–А где наш герой? - спросил Игнат.

–Развлекается, наверное.

Роман вышел из кухни, держа в руках баночку пива.

–Кто у нас герой? - спросил он.

–Ты,- ответил Игнат.

–С кем тут развлекаться?

–Девочек полно,- махнул рукой на дверь Игнат, - подымаешься на третий этаж, выбираешь.

–Устал я после тренировок, заданий, надо привыкнуть, а потом и развлечься.

–Жаль, что устал,- сказала Илона.

Она улыбнулась и приблизившись к Роману, коснулась рукой его члена.

–А то знаешь, я забыла бы о твоих словах.

Роман почувствовал, как от нее шло возбуждение, он прямо ощутил его в своем теле, причем, сам захотел.

Он повернулся и направился к своей кровати.

–В другой раз.

Илона сверкнула глазами.

–В другой раз, ловлю на слове.

–У тебя появилась надежда? - спросил Игнат, уходя на кухню.

–Ты красавчик не пожалеешь что окажешься в моей постели, - томно проговорила Илона следуя за Игнатом, - я такие вещи творю, что мужчины с ума сходят…

"А мне нужна светлая голова" - подумал Роман, отпивая пиво.

Несмотря на то, что им дали три дня выходных, уже на следующий день Игнат перед завтраком, сообщил новость:

–Завтра мы все выходим на задание, сегодня запрещается развлекаться.

–У нас же еще было два дня,- возмутился номер шестой, переименованный в номер второй.

–Не мне и не тебе номер второй это решать, мы наемники, наша задача зарабатывать, а не отдыхать.

–С такими ценами,- заметил Артем, - я вчера все свои кредиты пропил, не хватило даже на телку.

–Заработай, потом иди до телок.

–Что за задание? - спросил Роман.

–Мы на подстраховке, вечером я все расскажу подробнее, сейчас пожрем и на полигон, всем нужно сдать тесты по стрельбе.

После еды они зашли в огромный тир, там в течение двух часов они стреляли из пистолетов, инструктора сами выбирали марку ствола.

–Ты не должен стрелять хорошо из всех пистолетов, - сказал ему инструктор,- ты обязан стрелять отлично из одного, причем лучшим в нашей работе является револьвер.

–Не оставляет гильз?

–Именно, кроме того, безотказное оружие…

После сдачи зачета они снова поели и им дали три часа на отдых.

Затем их направили в спортивный зал, где в течении часа шел спарринг по рукопашному бою, причем у каждого был свой инструктор.

Потом они побежали на стрельбище, стрелять из автоматов, наконец опять пробежка.

Под конец дня, Роман хотел только одного, поскорее лечь спать.

Он был уверен, это опять не реальная обстановка, а голографическая, созданная сугубо в их мозге.

Перед сном Игнат ввел в их в курс дела.

–Наша задача прикрыть основные силы, завтра будет покушение на этого человека, назову его объект А - на экране возникло лицо мужчины лет тридцати пяти, - у него пять телохранителей, две машины сопровождения, ездит он сам в бронированном джипе армейского образца. Атака состоится при выходе его из этого здания.

На экране возник высокий небоскреб в центре города, рядом ходили люди.

–Здесь обычно очень оживленное движение, поэтому наши бойцы смогут подойти близко, не привлекая к себе внимание охраны. Когда он выйдет из здания, первый отряд начнет действовать, в его задачу входит уничтожение объекта и ликвидация его охраны. Вторая группа прикрывает отход, на случай непредвиденных обстоятельств. Мы вообще не вмешиваемся, пока я не дам команду. Все понятно?

–Как планируется осуществить отход? - спросил Артем.

–На машинах, они поедут обратно, пока их не заберет вертолет.

–Сколько бойцов в первом отряде? - спросил Роман.

–Также как и нас.

–В какое время планируется атака?

–Мы будем ждать с десяти часов утра, перед тем как объект будет выходить, к зданию подгонят его джип, тогда они и начнут.

–На скольких машинах будет осуществлен отход?

–На трех.

–Ты узнал, что это за район?

–Что ты имеешь в виду? - раздраженно спросил Игнат.

–В какое время там час пик, не попадем ли мы пробку во время отхода?

–Не попадем, мы вообще можем не вмешаться, там для этого действуют две основные группы, а мы уже на подстраховке…

–В случае если первый отряд не сможет уничтожить объект и его охрану, второй попадет тоже, как нам действовать?

–Они уничтожат его.

–Ты их в деле видел?

–Хватит вопросов! - повысил голос Игнат,- все будет идти по плану, уверен, что нам вообще не придется вмешаться, десять бойцов сделают свое дело. Мы спокойно уйдем оттуда и на этом все…

Роман покосился на Артема, тот сдержал улыбку.

–Не надо умничать, номер четвертый и пятый,- зло сказал Игнат,- в нашем руководстве сидят аналитики не хуже вас. Всем спать, завтра подъем в шесть часов.

–Есть спать! - ответил номер второй.

Наконец-то Роман ощутил приятную прохладу подушки, в нос ударил запах чистого белья.

"Когда вы уже прекратите играть с нашими мозгами,- промелькнула мысль у Романа, и он сразу погрузился в сон.

–Просыпайтесь! - услышал он голос Игната, Роман открыл глаза.

Игнат ходил по комнате, повторяя одно и тоже.

–Просыпайтесь!

–Да проснулись уже,- раздраженно сказал Артем, поднимаясь.

–Все встали?

–Да.

–У вас полчаса на сборы.

Роман надел на себя серый костюм, накинул сверху плащ, из оружия ему выдали револьвер, с шестью патронами, он попросил себе нож.

–Почему мне дали только шесть патронов? - спросил Роман.

–Этого достаточно,- ответил Игнат.

Они прошли в небольшую светящуюся люминесцентным огнем комнату, сели в мягкие кресла. Дверь за ними закрылась.

Роман ощутил, как они взмыли с огромной скоростью вверх. Полет длился минут сорок, хотя сколько на самом деле он сказать не мог. Роман уже убедился, что здесь понятие времени было непостоянное, иногда ему казалось что оно идет быстрее, иногда медленнее, тем более, что часы в их группе имел только Игнат.

–Последнее,- сказал Игнат, когда дверь из комнаты открылась, - ни с кем не разговаривать, не отвечать ни на какие вопросы, не удаляться из того квадрата, где мы все будем находиться.

–Дай мне еще патроны, - попросил Артем.

–У вас их достаточно.

Вышли они в лесу.

При выходе их ждала одна легковая машина, Роман обратил внимание на значок на капоте, но не мог вспомнить, чтобы видел такой фирменный знак на известных ему марках автомобилей.

Роман, Артем и номер второй сели на заднее сиденье, Илона за место водителя, Игнат на сиденье рядом.

Илона завела автомобиль и резко сорвалась с места, поехав по лесной дороге.

–Всем взять рацию, - приказал Игнат, выдавая мини-наушники,- номер второй, четвертый и пятый.

–Слушаем, - ответил за всех Артем.

–Вы находитесь в близи входа в здание, держаться обособленно, можете ходить вокруг, смотреть товар в магазинах, главное не мелькать перед самим входом. По моей команде: "Приготовиться!". Занять позицию около выхода таким образом, чтобы фиксировать все происходящее, если я дам приказ: "Вмешаться!". Значит, примете огонь на себя. В случае приказа: "Отход" немедленно к нашей машине, мы уходим. Все понятно?

–Так точно.

–Если придется вмешаться,- добавил Роман,- шесть моих патронов погоду не сделают.

–И моих шесть тоже,- заметил Артем.

–Патроны вам вообще не понадобятся, мы не вмешаемся.

Они выехали на трассу, Илона направила машину к городу, Роман заметил высоченные небоскребы впереди.

–Номер три, координирует ваши действия, - продолжил Игнат, - всем быть в поле ее зрения, или не исчезать надолго.

Когда машина стала на стоянке, Роман, Артем и номер второй вышли, расходясь в разные стороны.

Роман вдохнул незнакомый воздух, ему он показался еще более спертым, чем в их городе.

Несмотря на раннее утро, люди быстро шли по деловому центру города, спеша к себе на работу.

Роман смотрел на сосредоточенные лица, некоторые держали мобилки у уха и о чем-то оживленно спорили.

Он молча прошел по дороге и свернул в ближайший магазинчик, там были представлены напитки, дальше шли овощи, потом готовые для разогрева бутерброды, запакованные в кульки продукты. Надписи были абсолютно непонятны, алфавит имел примесь арабских и китайских иероглифов.

К нему обратился мужчина, что-то спросив, Роман молча пожал плечами и покачав головой, вышел из магазина.

Он заметил Илону, она шла легкой походкой. На ней был надет строгий зеленый костюм, чуть ниже колен, сверху светлый плащ, в руках она держала кейс.

Она заметила Романа, но даже не подала вида и спокойно прошла дальше, только чуть больше начав вертеть бедрами.

Роман обошел здание, вход был огромен, поток людей входящих в него казался нескончаемым, причем он заметил, что здесь три выхода, с разных сторон. Им, как и в прошлый раз, об этом не сказали.

Роман заметил вход в метро, он стал спускаться по лестнице, большая часть людей направлялась вверх. Он очутился внизу и прошел до кабинки охранника, который уныло смотрел, как люди бросая жетоны, проходят туда-сюда в течение дня.

Роман вышел из метро, в случае чего он непременно воспользуется этим вариантом для отхода. Поток машин нарастал и уже через час после того, как они приехали, движение автомобилей стало непроходимым, они двигались с минимальной скоростью.

Роман дважды обошел, не спеша, огромный участок, прежде чем одна из легковых машин, которую он заприметил, ушла с видимой им дистанции на 200 метров вперед. При таком движении, они застрянут в пробке, и уйти незамеченными им не удастся.

–Ты зачем ходил в метро? - услышал он голос Илоны.

Роман обернулся, сделав вид, что ее только заметил, она нагнала его как раз на повороте пятнадцатиэтажного дома.

–Ты видела, что твориться на дороге?

–Что я видела, тебя не касается, отвечай на вопрос.

–Пошла ты, девочка, у нас командир номер первый.

–Я координатор,- вскипела Илона, - отвечай на мой вопрос.

Роман молча шел вперед, он посмотрел на стоящие баки для мусора, находящиеся перед черным входом в здание.

Он направился к ним, Илона не отставала.

–Ты будешь отвечать?!

–Отвечу, - согласился Роман,- ты только не кричи, а то люди смотрят.

Илона покосилась на Романа.

–Ты куда идешь?

–Я хотел спросить тебя, - повернулся к ней лицом Роман,- твой муженек давно разыгрует с тобой тот спектакль?

–Какой?

–Что он тебе сделал, что ты его так ненавидишь, что заставляешь играть в клоунаде?

–Умный сильно?! - воскликнула Илона,- Да мне плевать на тебя, еще пару заданий и я от вас отваливаю, чтобы начать играть с другими дураками, вроде тебя. А мой муж тебя вообще не касается, все вы уроды одинаковы…

–А лейтенанта ты трахнула хоть, или антиквариат ему не нравиться.

–Заткнись,- прошипела Илона,- иначе я сделаю жизнь твою невыносимой!

Роман резко ударил ее по горлу и схватил за талию. Илона вскрикнула от удара, и поникла на Романе. Он удержал выпавший из ее рук чемоданчик и поставил его на землю.

Он присел с Илоной у стены, она чуть слышно дышала. Роман открыл ее кейс, там находился автомат "Ингрем" и три обоймы.

Роман сделал рывок и бросил тело Илоны в мусорный бак.

–Покайфуй немного,- прошептал он.

Роман закрыл чемоданчик и побежал по направлению к метро.

В этот момент он услышал по рации, как Игнат им приказал: "Приготовиться!"

"Ты и готовься" - подумал Роман, он замедлил шаг и вышел на оживленную улицу.

Он хотел рвануть в метро.

Но вдруг в голове его пронеслась мысль: "они хотят убить того мужичка, ты можешь не просто убежать, спасая свой зад, но еще помочь и ему, спасти его"

Он прошел несколько метров, смотря за входом в небоскреб.

"Вали отсюда,- промелькнула у него мысль,- что ты медлишь?"

Высокий джип стоял у входа в здание сияя под лучами солнца, впереди и сзади него находились длинные машины типа "вольво" представительского класса. Перед джипом находился охранник, он смотрел на вход, ожидая появления своего принципала, чтобы открыть дверь.

Роман, у которого каждая минута была на счету, не мог сдвинуться с места.

Объект А появился в сопровождении двух телохранителей, они были одеты в черные плащи, один шел впереди, второй сзади. Как только объект А вышел, охранник сразу открыл дверь в его машине и побежал на место водителя.

Наемников Роман заметил сразу, хотя они и были рассредоточены.

Роман резко выхватил револьвер и произвел выстрел по одному из бойцов, которые подходили к объекту А, для атаки.

Пуля пролетела 40 метров за доли секунды и вонзившись солдату в левую ключицу, резко его развернула. Боец потерял всего секунду, после чего выхватил автомат.

Предупрежденная охрана объекта А начала действовать мгновенно, телохранитель, идущий сзади своего принципала выхватил пистолет.

Раненый в ключицу боец тут же получил несколько пуль в голову и туловище, наемника отбросило на каменный пол, в падении он сделал очередь из автомата, ранив двух людей, которые оказались рядом.

Роман уже ничего не видел, он что было сил мчался по лестнице, миновав ряд ступенек, он перепрыгнул через защитный парапет для входа в метро и, несмотря на окрик охранника, кинулся вниз по эскалатору.

"Только бы это снова не было проверкой,- вертелось у него в голове, - только бы не попасть в их лапы снова"

Роман на ходу запрыгнул в первое же метро, и когда двери за ним закрылись, оглянулся.

На вокзале он никого не заметил, похоже ему удалось уйти незамеченным.

"Вмешаться!" - услышал он голос Игната по рации,- Всем, немедленно вмешаться!

Роман улыбнулся, про себя подумав: "как и на учебном задании, их руководство этого представить не могло"

"Номер третий и четвертый! - продолжал кричать Игнат, - Где вы находитесь?!"

В этот момент Роман услышал слабый голос Илоны.

"Номер три атакован номером четвертым! Повторяю, четвертый сбежал!"

"Как сбежал?!"

"Через метро!"

"Номер три, отход!"

"Есть отход!"

"Четвертый! Вызываю номер четыре!"

Роман слышал его тяжелое дыхание.

"Ты никуда от нас не уйдешь! - крикнул Игнат,- Тебе некуда идти, болван! Немедленно ответь мне!"

Двери вагона открылись на следующей станции, и Роман отошел в сторону, пропуская людей.

"Номер два и номер пять, отход! Немедленно отход! Куда вы претесь, идиоты!"

Дверь закрылась.

Роман хотел проехать хотя бы шесть, семь остановок, прежде чем выйти.

Когда Роман вышел на остановке он вытащил из уха рацию и бросил ее в урну.

Оставался еще датчик, который им вживили в кисть. Роман хотел попробовать вырезать его ножом, но для этого ему необходимо было спокойное место.

Он зашел в туалет и закрыл за собой кабинку.

Роман вытащил нож и нащупал рукой датчик, который был вживлен прямо под кожу, между фалангами большого и указательного пальцев. Роман сделал надрез и поддернул лезвием датчик ощутив такую боль, что у него аж потемнело в глазах. Роман захватил угол прямоугольного датчика пальцами и резко выдернул его.

Он ощутил сильнейший укол в сердце, датчик упал в унитаз.

Кровь залила ему всю ладонь, Роман облокотился о стенку туалета, чувствуя, как кружиться голова, и он близок к потере сознания.

Роман схватил моток туалетной бумаги и начал наматывать его на ладонь, бумага мгновенно промокала кровью, меняя ее цвет. Роман потратил весь рулон, но добился главного, ему стало легче и главное, кровь стала течь медленнее.

Он выкинул всю бумагу в унитаз и нажал на рычаг.

Надо бежать,- говорил себе Роман.

Он вышел из кабинки и направился к рукомойнику, включил кран и начал мыть от крови руки.

Мужчина подошел к раковине рядом и начал мыть свои руки, когда обратил внимание на Романа. Он что-то спросил у Романа, но тот отрицательно покачал головой.

Мужчина оглядев Романа, вытер руки о салфетку и выкинув ее в урну спокойно пошел на выход.

Роман отпил ледяной воды из крана и почувствовал, как ему стало намного легче.

Он вышел из туалета и в толпе людей направился на выход.

Очутившись снаружи метро, Роман побрел по дороге, следуя за потоком людей.

Роман заметил идущего впереди мужчину, он ел на ходу большой бутерброд. При виде еды, Роман ощутил как он голоден, ведь уже не ел более пяти часов.

Он неожиданно вспомнил слова инструктора о том, как надо использовать гипноз в другой стране, где люди не понимают твои слова.

Фраза: дай мне бутерброд, будет мужчиной пропущена мимо ушей, он постарается дать, но ему неизвестно что от него хотят. Поэтому действовать нужно посредством мыслеформ. Представляя, что именно он хочет, и мысленно вводя человеку это, через точку расположенную между бровями.

До мужчины оставалось несколько метров, когда он представил как тот, подходя к Роману, протягивает ему руку и, улыбнувшись, отдает бутерброд. Роман тут же всадил ему эту мысль между глаз.

Мужчина напрягся, он растерянно посмотрел вокруг себя, продолжая двигаться в направлении Романа. Подходя ближе, он заметил его и оказавшись рядом что-то спросил. Роман пожал плечами, мужчина посмотрел на свой бутерброд, потом на людей проходивших мимо.

Неожиданно он протянул бутерброд Роману, тот отрицательно покачал головой.

Мужчина бросил бутерброд на пол, что-то зло сказал и направился дальше.

"Получается! - радостно подумал Роман,- Вот тебе и тренировки при колоссальных нагрузках!"

Теперь Роман заметно повеселел, если он мог такое делать, то ему необходимо срочно найти подходящее жилище, где бы он отсиделся пару дней. За это время он решит, как ему поступить дальше, может удастся все-таки выяснить, где он.

Роман свернул с оживленной дороги и пошел по небольшой улочке, с маленькими магазинчиками, он решил еще раз провести эксперимент.

Ему необходимы были деньги, без них, в любом, даже самом захудалом городе, выжить не удастся, а в таком и подавно.

Впереди остановилась спортивная машина, из нее выскочил мужчина лет сорока. Он мигом оббежал машину и открыл дверцу, подавая руку.

Из машины вылезла красивая девушка, лет двадцати. Вдвоем они пошагали в магазин, мужчина нажал на кнопку брелка и Роман услышал, как щелкнула сигнализация.

Роман зашел за ними, это был ювелирный магазин, он прошелся около прилавков. Мужчина выбирал колье женщине, а та смотрела на себя в зеркало, которое принес продавец.

К Роману приблизился другой продавец и что-то спросил.

Роман покачал головой, улыбнувшись, но подошел к прилавку.

Он мысленно приказал продавцу подойти к кассе и взяв часть денег, выдать их ему. Роман "пустил" ему между глаз эту мыслеформу.

Продавец, который вроде потерял на время интерес к Роману, вдруг словно очнулся, он вновь у него что-то спросил. Роман молча кивнул.

Продавец улыбнулся и направился к кассе, он открыл ее и вытащив с десяток бумажных банкнот, подошел к Роману. Дав их ему, он вновь что-то спросил.

Роман промямлил себе под нос нечленораздельную речь.

Продавец обошел прилавок и пошел с Романом к выходу, что-то любезно ему рассказывая.

Роман улыбнулся напоследок, когда они оказались снаружи магазина, и пошел по улице. Продавец помахал ему рукой и зашел в магазин.

Роман оглянулся и быстро сорвался с места.

Пробежав квартал, он уменьшил темп и вышел на оживленную улицу.

Роман сел в автобус и поехал по городу, когда к нему подошел контролер, он вручил ему одну из банкнот с цифрой 500, что получил от ювелира.

Контролер что-то спросил, Роман понял, что он просит деньги поменьше.

В ответ Роман покачал головой.

Контролер вновь что-то спросил.

Роман покачал головой и пожал плечами.

Контролер достал пачку денег и, подсчитав их, вручил Роману, вместе с билетом.

Роман бегло просчитал деньги, билет стоил две единицы, сдача была 498.

Роман с удовольствием положил себе пресс денег в карман.

"Хороший у меня был улов в ювелирке,- подумал Роман, хотя неприятный осадок от этого остался.

Он в своей жизни украл лишь раз, это было в детстве. Отец, узнав об этом спустя пару дней, его не бил, но он прослушал такую лекцию, что после этого не брал чужого вообще, принципиально, даже когда и была такая возможность.

С тех пор, за двадцать три года, это был первый раз.

Роман рассматривал город, это был какой-то промышленный центр, здесь одни небоскребы сменяли другие. Кругом были фабрики, заводы, все постройки носили какие-то космические элементы. Огромные магазины с круглыми, дутыми камнями, вздымающиеся в высоту метров на сорок, феерические дома с плавными зигзагами, стеклянные купола-крыши.

Роман вышел на конечной остановке, он остановился у стенда с туристическими картами, на разных языках. Здесь Романа ждало разочарование, из десяти представленных карт, он не нашел знакомого алфавита, хотя владел двумя языками свободно, а одним со словарем.

Роман подошел к открытому ларьку с едой и показал на бутерброд с салатом и бутылкой воды. Продавец у него что-то спросил, Роман помахал рукой и показал на бутерброд.

Продавец не задавая больше вопросов начал делать бутерброд, он положил его в одноразовую посуду, рядом посыпал салат. Вытащив из холодильника бутылку с зеленой жидкостью и взяв вилку, завернутую салфеткой, он положил все в пакет, и что-то проговорил Роману.

Роман примерно прикинул по ценам, которые висели у каждого наименования продуктов, и вытащил купюру, на десять единиц.

Продавец взял ее и полез в карман за сдачей.

Роман покачал ему головой и направился к ближайшей лавочке, чтобы поесть.

Он зашел в парк.

Роман выбрал себе место на небольшом холмике таким образом, чтобы видеть вход в парк, и при этом, наблюдать за территорией вокруг него.

На вкус ему еда очень даже понравилась, а жидкость была ничем не хуже того, к чему он привык. При этом Роману совсем не хотелось повторить, несмотря на небольшой обед, он чувствовал, что полностью утолил свое чувство голода.

"Жизнь хороша,- подумал Роман, - и жить хорошо, даже если не говоришь ни слова в чужой стране, но в кармане у тебя шелестят денежки"

Роман вышел с другой стороны парка и направился в огромный магазин. Он решил полностью сменить одежду.

Роман ходил по просторному магазину, выбирая себе одежду, плащ он сменил на пальто, купил две рубашки, брюки, купил кроссовки, приобрел кожаный дипломат. Зайдя в туалет, он закрыл кабинку и переоделся, свою старую одежду он положил в кулек. Вытащив из сумки автомат и три к нему обоймы, Роман переложил его в дипломат. Повертев нож в руках, он пристегнул ремешок на запястье левой руки и откинул рукав рубашки.

Роман вышел из кабинки и сразу положил пакет с одеждой перед мусорным ведром, рядом он бросил чемоданчик Илоны.

Роман приблизился к зеркалу и посмотрел на свое отражение, одежда немного изменила его облик, хотя он бы еще поэкспериментировал с прической.

Он вышел из туалета и направился на выход.

Теперь ему предстояло найти жилье.

Роман немного прошелся по дороге, после чего сел в автобус.

Прошло примерно часа три, после его удачного побега, Роман вспоминал только Артема, стоило брать его с собой, или он правильно сделал, что бежал один? Он не мог ответить на этот вопрос, хотя он постоянно вертелся у него в голове.

В первоначальные планы Романа вообще не входило бежать так рано, почему он решил сделать это именно сегодня, он даже не мог сказать. Словно воспользовался неким стечением обстоятельств.

Обычно Роман не любил рисковать. В этом плане он больше напоминал осторожного ленивца, он любил все взвесить, просчитать свои возможности, получить больше информации, а уж потом что-то делать. Хотя время шло, а просчеты редко были полностью продуманные, в результате, если он даже и брался за что-то, то когда момент был безвозвратно упущен. Он себя утешал тем, что из нескольких знакомых, предложивших ему выгодные сделки, только двое действительно в своем деле преуспели. Остальные больше потеряли, чем приобрели. Он старался не вспоминать, что предложения именно этих двоих ему тогда понравились. Но принять окончательное решение он долго не мог, а потом, когда они все сделали с другими, то поздно понял, что это был один из тех шансов, которые в жизни даются один раз, счастливчикам два раза. Он оба раза слишком долго думал.

Потом он прочитал много литературы по этим вопросам и пришел к выводу что это была не его дорога. Телохранитель это работа достойная именно его, а раз она ему нравилась и приносила доход, то, следовательно, именно этим он и должен был заниматься.

Роман почувствовал себя заключенным, который из пожизненного срока сбежал только затем, чтобы в последний раз насладиться воздухом свободы, пусть бы его при этом ждал и расстрел.

Роман вышел на одной из остановок автобуса и побрел по уже темнеющему городу.

Люди возвращались домой, но на их лицах виднелась печаль прожитого дня. Работа закончилась, но они все еще были на ней, мысленно возвращаясь в прошлое, анализируя и даже мечтая, о том, что, по их мнению, должно было бы быть, или как они поступили бы в той, или иной выдуманной ситуации.

Роман вдруг осознал, что для всех своих родственников он умер. Он вспомнил слова лейтенанта Ове, что они все мертвы. После падения, или взрыва самолета, для Романа прошла неделя. Сколько на самом деле, он не мог себе даже представить.

Роман набрел на улицу отелей, небольшие трехэтажные здания шли друг за другом. Роман остановился у одного из них и зашел.

Он приблизился к портье.

Тот оторвал голову от маленького телевизора и посмотрел на Романа, что-то спросив.

Роман показал один палец.

Портье кивнул головой, и что-то сказал, взяв со стола чек, он начал писать в нем. Он вновь обратился к Роману, тот покачал головой. Мужчина вопросительно посмотрел на него, опять что-то спросив.

Роман хотел уже было послать ему нужную мыслеформу, как вдруг глаза портье немного расширились, он сделал вымученную улыбку и закивал головой.

Он начал быстро писать в чеке, после чего выдал ему номерок.

Роман достал пятьдесят единиц и протянул их портье, тот начал что-то быстро говорить и также вымученно улыбаться.

"Придурок, что ли? - подумал Роман, поворачиваясь к нему спиной и идя к лестнице, он начал подниматься на второй этаж.

Неожиданно с ним произошло что-то странное, он словно вылетел из своего тела и оказался рядом с портье, при этом другая часть его продолжала подниматься на верх, в свой номер.

Портье набрал двухзначный номер телефона, Роман ощутил гудки в трубке.

Вдруг, его словно понесло на другой конец линии, он ощутил, как подняли трубку, и женский голос что-то спросил.

В этот момент уже третья его часть вошла в голову портье, Роман "стал" его глазами. По телевизору показывали две фотографии, Илоны и его.

Но весь уклон делался на его фото, внизу были цифры телефонов, куда следовало позвонить, если кто-либо знает, где находится этот человек. Репортаж был у того здания, где они должны были страховать группы, прибывшие для уничтожения объекта А.

"Камеры слежения! - дошло до Романа, - расположенные вокруг всего здания, они засняли меня и Илону, когда я отрубил ее.

Портье положил трубку и продолжил смотреть телевизор, изредка отвлекаясь на подходивших к нему клиентов.

Роман приблизился к своему номеру и остановился.

Все его "раздробленные" части вернулись в него также неожиданно, как и вышли.

Роман посмотрел на свою руку, он держал ключ, готовый уже открыть свой номер.

Он с минуту стоял на месте, приходя в себя.

"Не медли! - вдруг сказал он сам себе, - За тобой уже едет полиция! Действуй!"

Роман резко открыл дверь и, зайдя в номер, выхватил автомат, ударяя по ключу. От сильного удара ключ сломался, часть его осталась в замочной скважине.

Роман захлопнул дверь.

Он подошел к окну и посмотрел вниз.

Окна его номера выходили на противоположную улицу.

Роман положил автомат в кулек, и открыл окно.

Роман прыгнул со второго этажа.

Когда он приземлился на асфальт, то ошарашил проходивших мимо людей, Роман услышал окрик, он повернул голову.

К нему бежали двое полицейских.

–Быстро работаете,- произнес Роман, отметив, что не прошло и пяти минут, как они уже были здесь.

Роман резко сорвался с места, помчавшись по улице.

Полицейские побежали за ним.

Роман прокладывал себе дорогу по улице, но двое полицейских не отставали.

Роман заметил как женщина зашла в подъезд своего дома. Роман резко свернул в ее сторону и, забежав в подъезд, закрыл за собой железную дверь на замок.

Он побежал на второй этаж и позвонил в дверь, ему никто не ответил. Он позвонил в две другие. Из одной раздался вопросительный женский голос.

Роман подумал, что он почтальон и принес посылку женщине, он мысленно ввел ей эту мыслеформу в представленную точку между бровей.

Женщина открыла дверь.

Выглядела она лет на пятьдесят, растрепанные волосы торчали в разные стороны, на ней был небрежно накинут засаленный халат. Она удивленно посмотрела на Романа, который забежал в ее квартиру.

Женщина что-то крикнула.

Роман оказался на кухне, на него смотрел мужчина лет тридцати, сидевший за столом и женщина, лет 25 готовившая пищу у газовой плиты.

Роман повернулся назад, выбегая в залу, он открыл дверь на балкон, когда увидел мужчину, стоявшего на пороге зала, в руках у него был нож.

–Даже не думай! - предупредил Роман, показывая автомат.

Русскую речь Романа мужчина не понял, но автомат его остановил, он не стал мешать продвижению оказавшегося в их доме бандита.

Роман выбежал на балкон и, не заметив внизу полицейских, прыгнул на дорогу.

Роман вновь почувствовал раздвоение.

Одна часть "его" оказалась у входа, где двоим полицейским открыла дверь жительница дома с первого этажа. Вторая его часть "видела", как в сторону Романа уже мчаться четверо других полицейских.

По дороге впереди него ехала полицейская машина, кроме того, Роман знал, что к этому месту уже летит вертолет.

Роман бежал по дороге.

И вдруг еще одна часть его заметила их.

Синий фургон остановился на дороге, из него вышли пятеро мужчин и двинулись к нему навстречу.

"Живым я вам не дамся,- решил Роман, видя в метрах сорока от него пятерых мужчин, - Да никто и предлагать не будет"

По дороге шла парочка лет двадцати, перед ними мужчина лет сорока и женщина под тридцать с двумя дочерьми.

Роман не обратил внимание на окрик полицейских, появившихся сзади.

Когда мать с дочками прошла мимо, Роман резко бросился в сторону, и, не вынимая автомат из кулька, произвел очередь по наемникам лейтенанта Ове.

Очередь полоснула одного из солдат, второй мгновенно ушел от атаки, и пули не причинили ему вреда. Трое других выхватили свое оружие.

Солдата отбросило пулями назад, он опрокинулся на асфальт с пробитой грудной клеткой и ранением в руку. Наемник хотел было подняться, чтобы продолжить бой, но стоило ему попытаться встать, как он ощутил сильную боль в теле. У него помутнелось в глазах и он отключился.

Роман пару раз перекувыркнулся, прячась за лавочку с бетонными ступеньками и упав на асфальт, вынул обойму из автомата, перезаряжая его.

Двое наемников открыли огонь по бегущим позади Романа полицейским, те стали отвечать на их залпы.

Один боевик развернулся, и выпустил очередь из автомата по приближающейся полицейской машине. Пули попали в бронированное лобовое стекло, не причинив сидевшим в салоне полицейским вреда.

Водитель машины нажал на газ и помчал на боевика.

Наемник сделал очередь по шинам и резко бросился в сторону, избегая корпуса машины.

Машина проехала в нескольких сантиметрах от него и с ходу врезалась в дерево.

Четвертый наемник побежал к Роману, воспользовавшись тем, что тот перезаряжал автомат.

Он выскочил к Роману как раз в тот момент, когда он перезарядил автомат. Роман кувыркнулся в сторону, пытаясь уйти от дула автомата направленного на него.

Наемника резко отбросило назад, из его затылка вылетел кровавый гейзер, окрашивая серый асфальт красновато-серой массой. Боевик, получивший заряд в голову опрокинулся на асфальт.

Роман произвел очередь по двум наемникам, ранив одного. Второй выстрелил в него из автомата. Роман нырнул в сторону, но одна из пуль задела его, пробив плечо на вылет. Он ощутил жгучую боль, но продолжал стрелять по наемникам.

Неожиданно еще один из наемников упал на асфальт с простреленной головой, второй принялся палить в обе стороны сразу, пока третий перезаряжал свой автомат.

В этот момент в наемника попала одна из сотен пуль, которые направили в них полицейские, ему пробило грудную клетку. Солдата откинуло на метра три назад, пуля, пробив насквозь бронежилет, вылетела со спины и вонзилась в стену дома. Боевик очутился на асфальте, около него начала быстро образовываться лужа крови.

Последний боец выпустил очередь из автомата в сторону полицейских. После этого сменил место нахождение и, бросив гранату в сторону Романа, начал палить по другой стороне улицы, где укрылись закупорившие их в этой части улицы полицейские.

Граната упала в нескольких метрах от Романа, он сделал кувырок, и оказавшись рядом с врезавшейся в дерево полицейской машиной, перепрыгнул через нее, пытаясь скрыться за ее корпусом. Он бедром коснулся капота машины и уже летел на асфальт, когда раздался взрыв.

Роман прямо ощутил, как невероятная сила его подбросила, и он несколько раз перевернувшись в воздухе, сходу налетел на лавочку, ударившись головой.

Романа охватил полный мрак.

Роман услышал голос, говорили по-русски:

–Роман, вы меня слышите? - Роман открыл глаза.

Перед ним стоял мужчина лет сорока, прямо над ним висел какой-то зонд, протянувшийся над всей кроватью, на которой он лежал.

Рядом находились еще двое людей в белой форме.

Сам Роман лежал голый на мягкой кровати, без всяких простыней.

Роман хотел ему ответить, что он его слышит, но не смог.

–Слышите это отлично,- ответил ему мужчина, - можете говорить мысленно, я вас пойму.

"Хорошо" - ответил Роман.

–Вы пробудете здесь некоторое время, пока ваше тело приведут в порядок.

"О чем вы?"

–Давайте пройдемся,- предложил мужчина,- я ваш агент, который курирует вас. Зовите меня Алвен.

Роман поднялся, не ощутив в плече боль. Он вообще не ощутил боль, да и само его тело было немного другой формы, он казался меньше, при ходьбе ощущалась невероятная легкость.

–Мы вытащили вас из их лап, - начал Алвен, когда они пошли по просторной светлой комнате, - времени у нас с вами не так уж много, но, понимая ваше любопытство, начну с начала.

"Это правильно" - кивнул Роман, - "Я уже абсолютно ничего не понимаю. Кстати, просьба, давайте общаться на ты"

–Договорились. Тебя захватили одни из тех десятков паразитов, которые крутятся вокруг таких планет как ваша. Чтобы не сильно пудрить тебе мозги, назовем их всех пиратами. Так будет тебе понятнее и мне проще. Мы, одни из тех, кто следит за тем, чтобы процессы на Земле не приобрели ликвидационный характер. К чему собственно вы и идете. Мы боремся против тех, кто стремиться к обратному. Хотя боремся, это неправильное слово. Скорее стараемся помогать тем, кто пытается это предотвратить. Вообщем пираты получают вас и используют.

"Что значит, получают нас?"

–На Земле ты должен прожить 54 года, а тебе сейчас 32, это значит, что если тебя изъять, то в потенциале ты еще проживешь лет двадцать. Причем, если сделать так, как они, то твое изъятие для Земли проходит незаметно. Ты еще живешь по земным рамкам, хотя на самом деле действуешь по другим.

"Вы знаете, как они меня изъяли?"

–Конечно.

Роман остановился.

"Как?"

–Самолет, крушение.

"Откуда вы знаете?"

–У них есть наши агенты, частично мы можем контролировать их и не сильно им мешать, в некоторых случаях.

"Но ведь это неправильно!"

–Правильно что-то или нет, позволь решать нам, - сказал агент,- Большую часть пиратов мы можем контролировать, и дальше чем мы им позволяем, они не лезут. Кроме того, они контролируют этот рынок и не пускают сюда отдельных…, назовем их отморозками, которые действуют без всяких правил, просто похищая людей.

"Не проще ли вам их всех перебить?"

–Какие вы люди жестокие, только в самом вашем вопросе уже звучит подвох. То, что просто, может быть неразумно. Мы можем их перебить, как ты предлагаешь, но тогда на вас обрушаться тысячи кораблей отморозков, и загадочное исчезновение целых племен в древности, станет для вас более понятным. Только это будет касаться многих ваших стран.

Роман шел вперед несколько обескураженный.

–Мы бы на тебя даже не обратили внимание, - продолжал Алвен,- Но ты привлек нас своими результатами на тренинге. За последние пятьдесят лет, ты первый, кто не стал проходить через лес, а вернулся сразу назад. Потом твой поступок с объектом А, этим ты уже нас серьезно заинтересовал.

"И что?"

–Ты вполне подходишь к нам на работу.

"Почему я должен соглашаться?"

–Никто тебя не заставляет, - спокойно ответил агент,- нет, так нет, тогда мы забудем о нашем разговоре и на этом все.

"Я знаю, что не все" - возразил Роман, - "ваши методы мне известны, вы будете давить на меня"

–Давления проводят спецслужбы ваших стран, ставя вам интересные условия, где вам, конечно же, лучше принять их сторону. У нас все намного проще, если ты не хочешь, тогда прощай.

"Что будет со мной?"

–Ничего, некоторое время ты еще поживешь, ведь ты спас объект А, и он постарается помочь тебе.

"Я могу вернуться к своей семье?"

–Это исключено,- отрицательно покачал головой агент,- для всех своих родных ты уже мертв, хочешь ты этого, или нет.

"Это неправильно"

–Я уже много лет на этой работе и то, не стал бы твердо на чем-то настаивать, а от тебя я уже дважды слышу о том, что мы все делаем неправильно.

"Я не хочу опять быть чьим-то наемником, все чего я желаю, это сейчас заснуть и вновь проснуться в своей кровати, перед тем рейсом"

–Поздно жалеть о содеянном, - резко перебил его агент, поворачиваясь к нему лицом, - тебе сколько давали намеков, чтобы ты не сел в тот самолет?! Даже в день вылета они сделали невозможное, и у тебя был шанс отказаться от полета! Звонок твоей матери, мальчик у подъезда, спущенное колесо такси. Каким нужно быть идиотом, чтобы проигнорировать столько знаков?! Теперь ты хочешь обратно!!! Вы не привыкли отвечать за свои поступки молодой человек!! У вас всегда виноваты другие! Государство, плохие учителя, политики! Все, но только не вы сами!

Роман хотел грубо ответить, но не стал, он, словно через некую призму взглянул на свою жизнь. В том, что сказал агент, не было ничего удивительного, хуже всего, он его понял, он осознал, что тот имел в виду.

"Это так,- промелькнула у Романа мысль.

Они молча шли дальше.

"Получается, все погибшие в несчастных случаях люди сперва отправляются к пиратам? - неожиданно спросил Роман.

–Нет, как ты мог такое подумать? В разбивающемся самолете немало тех, чей жизненный путь на земле уже закончен. Пираты могут далеко не все, и изъять любого им не удастся. Знание некоторых особенностей, специальные приборы позволяющие видеть износ, или поломку некоторых механизмов, особая техника, использование человеческого фактора, долго объяснять, да и нет смысла. На многое у тебя начнут раскрываться глаза со временем. Не потому, что с возрастом понимаешь больше, это не так, становишься осторожнее, но это еще не признак разума. Когда ты вникнешь в нашу работу, твой разум начнет действовать, и тогда…,- агент замолчал.

"И тогда?"

–Никто не может сказать, что произойдет с тобой после этого.

"В чем будет заключаться моя работа?"

–Охрана.

"Кого?"

–Мы сообщим.

Роман прошелся некоторое время молча, он пытался обдумать услышанное.

–Мы спасли тебя,- вдруг сказал агент.

"Спасли от чего?"

–От пятерых наемников, которых прислали убить тебя.

"Да нет, - не согласился Роман,- меня спасла полиция"

–Давай посмотрим,- улыбнулся агент.

Роман неожиданно оказался над тем местом, где шла перестрелка между ним, полицией и наемниками. Он вновь ощутил расчленение своего сознания на многие, фрагментарные части.

Пилот вертолета летел к месту, куда его вызвали.

Рядом с пилотом сидел снайпер, безучастно смотревший перед собой. Он ждал когда его смена закончиться, чтобы поскорее оказаться дома. У его дочки сегодня был день рождения, а он должен торчать на этой гребаной работе. Еще и время сегодня текло так медленно…

В этот момент Роман словно "стал" пилотом вертолета.

"Надо проверить, что там твориться,- пришла ему в голову мысль.

–Луи,- приказал он снайперу, - проверь, что там твориться, нашим парням может понадобиться помощь.

–Слушаюсь,- ответил снайпер и поднял свою винтовку.

–Вижу вооруженного боевика,- проговорил снайпер,- он направляется к мужчине, перезаряжающему автомат.

"Его нужно срочно убрать,- промелькнула мысль у пилота.

–Стреляй!

–Есть стрелять!

Луи произвел выстрел, уложив боевика наповал.

Роман вдруг оказался в полицейской машине, он был "глазами" водителя, тот ехал прямо на стрелявшего боевика.

"Нельзя останавливаться,- появилась у полицейского мысль,- давить нужно этого урода!"

Машина на скорости врезалась в дерево, не причинив вреда наемнику, однако заставила его отскочить, при этом оба полицейских с силой ударились о торпеду, отключившись.

Молодой полицейский с пистолетом в руках присел за стволом дерева и хотел оказаться где угодно, но не среди перестрелки в этой части города. Он был сильно напуган, это было его первое боевое крещение, он еще никогда не находился под обстрелом.

"Там твой раненый напарник,- неожиданно возникла у него мысль, - а ты здесь жмешься к дереву, как последний трус. За тобой наблюдают твои товарищи, как ты потом сможешь смотреть им в глаза?"

Полицейский видел своих напарников, они периодически выскакивали из укрытий и, делая несколько выстрелов, медленно передвигались вперед.

Парень резко выскочил из-за дерева и, прыгнув, произвел три выстрела подряд.

Две пули прошли мимо, не причинив вреда наемникам.

Третья, словно по заказу, вонзилась наемнику в лоб, отбросив его на асфальт.

Полицейский перекатился к лавочке и спрятался за бетонный выступ.

На дороге осталось двое наемников.

Один из них начал перезаряжать автомат, когда с вертолета был произведен еще один выстрел, боевик с пробитой насквозь грудной клеткой опрокинулся на асфальт.

В этот момент последний боевик метнул в сторону Романа гранату, продолжая стрелять по полицейским.

Взрывом боевика отбросило в сторону, он пролетел несколько метров и, очутившись на земле, попытался подняться.

Снайпер с вертолета произвел еще один выстрел, пуля вошла в левое плечо наемника, заряд пройдя навылет, разворотил часть его ключицы.

Боевик сделал невероятное усилие, и вскочил на ноги.

К нему бежали полицейские.

–Не двигаться!- кричали они,- Бросай оружие!

Наемник попытался поднять автомат.

Сразу несколько выстрелов пригвоздили его к земле.

К Роману бросились полицейские с другой стороны.

Три кареты скорой помощи остановились на месте перестрелки.

Романа, в числе остальных, внесли на носилках в машину и они поехали в больницу.

Роман также неожиданно оказался в светлой комнате, рядом с агентом.

–Убедился? - спросил агент.

"В том, что меня спасли полицейские?"

Агент покосился на Романа.

–Ты действительно так считаешь?

"Да"

–Я уже начинаю подумывать, а не ошиблись ли наши аналитики по поводу тебя.

"Это еще чего?"

–Надо думать Роман, и мгновенно схватывать суть, а это возможно, только если смотреть на жизнь не предвзято, без блокирующих позиций и твердых выводов. Нет ситуаций повторяющихся, каждое мгновение жизни всегда ново. А теперь объясни мне, почему тебя спасли мы, а не полицейские, на решение этой задачи я даю минуту. Время пошло.

"Полицейские не могли бы помешать наемникам убить меня, поскольку они не способны противодействовать диверсионным формированиям. Диверсанта могут остановить лишь специально подготовленные группы"

–Уже лучше,- похвалил агент.

"Кроме того, у меня создалось впечатление, что полицейскими словно кто-то управлял извне. Хотя вряд ли они это поняли "

–Правильное впечатление, но здесь нужно помнить, что решение принимают они, хотя мысли могут возникать всякие…

"Вопрос только в том, почему наемники не пришли за мной раньше, а все произошло именно в момент встречи с полицейскими"

–Отвечая на твой вопрос, скажем так, операция по ликвидации объекта А была провалена, для них это было намного существенней, чем ловить тебя. Ты, в отличие от объекта А, был на виду, и они бы тебя нашли в любой момент. Поэтому о тебе забыли на пять часов. Как они нашли тебя, ты догадываешься?

"Во мне есть еще какой-то чип?"

–Да, тот, что ты из себя вынул обычная бижутерия. От него вообще мало толку, только кровь засоряет, они всадили в тебя блуждающий чип. Вот по нему тебя и вычислили.

"Он все еще во мне?"

–Уже нет.

"Ясно, а мое ранение не помешает мне охранять объект?"

–Характер ранения не тяжелый, пуля прошла навылет и, учитывая нашу незримую помощь, ты уже через пару дней сможешь выполнять свою работу в полном объеме.

Они прошли некоторое время молча, и тут Роман спросил:

"Учитывая все остальное, что я от тебя услышал, все было не случайно, а целый ряд закономерностей, за которыми стояли вы"

–Именно.

"Я имею в виду даже то, что момент нападения боевиков и погоня за мной полицейских совпала"

–Конечно.

"Исходя из этого, мой случайный поступок по спасению Ролиньера был не таким уж и случайным".

–Тоже может быть.

"Хотя решение было действительно именно моим"

–Да.

"Эта комната хоть когда-нибудь кончается?" - спросил Роман, видя что стена словно отодвигается назад, по мере их движения.

–Это иллюзия, а не комната, - ответил агент.

Неожиданно они очутились на океанском пляже, с одной стороны были волны, с другой горы, они двигались по чистому песку.

"В чем будет заключаться моя работа? - спросил Роман.

–Охрана объекта А, это Артуа Ролиньер, твоя задача сделать так, чтобы он прожил ровно девять дней. После этого твоя миссия будет закончена.

"Навсегда?"

–Нет, с ним.

"Я могу хотя бы издалека увидеть своих родных?"

–Тебе позволят встретиться с матерью и отцом, но только во сне.

"Хотя бы так"- обрадовался Роман.

–Теперь о деле, у нас с тобой мало времени. Ты сейчас в бессознательном состоянии, оно продлиться еще сутки, за это время мы поработаем с тобой. Твоя задача выучить один из языков, на котором говорит Ролиньер. Я введу тебя в курс дела по основным направлениям. Кроме того, предстоит освоить ряд техник, без которых ты не способен будешь в полной мере осуществить свое задание.

"Когда мы приступим?"

–Немедленно, чем больше ты сможешь в себя впитать, тем легче будет впоследствии.

"Я уже привык к сумасшедшим нагрузкам"

–Ты еще не знаешь, что такое сумасшедшая нагрузка,- сказал агент, и Роман вскоре понял, что он его не обманывал.

Они прошли некоторое время, не говоря ни слова.

–Теперь последнее,- заключил агент,- скажу это лишь раз, но хочу, чтобы ты все понял правильно. Говоря обычной земной жизнью, ты мертв, все, что у тебя было до этого, исчезло, и никогда не вернется. Любая попытка возвратиться обратно, будет для тебя последней, а главное не выполнимой. Смирись с этим, постарайся принять новое рождение, и раз уж ты здесь оказался то провести это время с максимальной для себя пользой. После того, что с тобой случилось, мы это твой джек-пот, который вытянуть просто невозможно…

"А мне значит повезло" - кивнул Роман.

–Именно

Роману неожиданно стало очень грустно и одиноко, посреди этого иллюзорного океана.

Говорили, но Роман не мог понять что именно. Он попытался открыть глаза, но ему показалось, что на веки положили пудовые гири.

Он пошевелил правой рукой, потом попробовал левой и, ощутив боль в плече, застонал.

Судя по всему, его движения руками, привели стоящих в бурный восторг, Роман услышал сразу несколько голосов и в этот момент он открыл глаза.

Роман лежал на просторной койке, около него находилось пятеро мужчин в белых халатах, позади них он заметил медсестру, девушке было лет двадцать пять, она растерянно стояла позади врачей, о чем-то рассуждающих.

"Она красива,- подумал Роман, - интересно, какая у нее фигура?"

Один из врачей что-то спрашивал у Романа, тот отрицательно покачал головой и произнес по-каритски.

–Я не говорю на ирди.

–Как вы себя чувствуете? - спросил второй врач по-каритски.

–Нормально,- ответил Роман.

–Агенты службы безопасности хотят задать вам несколько вопросов, вы сможете отвечать?

–Конечно.

–Тогда мы их пригласим.

Доктор, который первым обратился к Роману, судя по его тону, попытался было протестовать. Но его перебил другой врач, говоривший по-каритски. Он что-то сказал, врач развел руками и быстрым шагом пошел к выходу, бубня себе под нос.

Агентов вошло двое, они были в штатском и одевались однотипно. Черные плащи, такого же цвета костюм и туфли, рубашка у молодого была красного цвета, у пожилого серого.

–Я инспектор службы безопасности Монтеск,- произнес по-каритски пожилой мужчина, - это мой напарник, инспектор Маротто.

–Я Альен Оруансэ.

–Откуда вы прибыли?

–Из Карита.

Молодой инспектор делал записи в своем блокноте.

–Откуда именно?

–С Софроса.

–Когда?

–Больше месяца назад.

–Где ваши документы?

–Были со мной, а вы что не нашли мой паспорт?

–Нет, его при вас не было.

–Странно.

–Где вы проживали все это время?

–Я периодически менял адреса.

–Почему на вас покушались?

–Хотел бы и я это знать.

–Откуда у вас оружие?

–Купил на рынке.

–На каком?

–В центре.

–Кто вам его продал?

–Этот человек пострадает?

–Вы думайте о своей безопасности.

–Там есть небольшой оружейный магазинчик, вот там я все это и купил.

– Что вы делали два дня назад, около десяти часов дня?

–Гулял по городу.

–Зачем?

–Бесцельно тратил время.

–Вы знаете этого человека? - спросил инспектор, вытащив из внутреннего кармана плаща фотографию.

Роман протянул руку, беря фото, на ней был изображен Артуа Ролиньер.

–Нет,- покачал головой Роман,- первый раз вижу.

Инспектор медленно положил фотографию в карман, потом вытащил пачку сигарет и протянул Роману, тот отказался. Инспектор достал зажигалку и, прикурив, затянулся.

–Мы все о тебе знаем,- неожиданно сказал он, выпуская дым в лицо Роману, - ты спас Ролиньера, совершив тем самым большую глупость. Мы прямо сегодня заберем тебя к нам, даже если вся эта больница станет у нас на дороге. А когда ты окажешься в наших стенах, с тобой мы поговорим по-другому. И вопрос о том, кто именно тебя нанял охранять Ролиньера, помимо основных телохранителей, отпадет сам собой.

–Если ты такой умный, тогда зачем мне это говоришь?

–Чтобы ты подготовился к тому, что тебя ждет, и для себя решил, как лучше поступить в этой ситуации.

–Если вы против того, что я помог Ролиньеру, почему вы не дали наемникам убить меня?

Инспектор вновь выпустил в него струю дыма.

–Еще раз сделаешь так,- зло сказал Роман,- вырву челюсть.

Инспектор улыбнулся.

–Паясничай щенок, допрашивать тебя буду я.

Они встали.

–Не мои ребята тебя вытаскивали оттуда, - сказал ему напоследок инспектор,- иначе бы ты не разговаривал уже со мной.

–Я рад, что в полиции не все такие, как вы.

–А меня это огорчает,- добавил второй инспектор, - очень хочу побеседовать с тобой вновь, в другом месте.

–Если я выйду отсюда,- произнес Роман,- я к вашим услугам, только советую вам господа застраховать свои жопы. А то я могу заставить вас трахнуть друг друга…

Маротто резко бросился к Роману, в этот момент открылась дверь и в комнату вошла медсестра.

Инспектор ударил Романа, целясь в подбородок.

Роман немного развернул корпус и ушел чуть влево, пропуская руку Маротто мимо себя, сам ткнул инспектора указательным и средним пальцем в кадык. При этом почувствовав легкую боль в плече.

Маротто сходу опрокинулся на спину, ударяясь затылком о бетонный пол, он замер.

Монтеск выхватил пистолет и направил его на Романа.

–Стреляй!- произнес Роман,- Здесь столько свидетелей.

В этот момент инспектор услышал окрик, он заметил, что у порога стояло двое врачей, не считая медсестру, которая уже зашла в палату.

Монтеск что-то сказал им, продолжая держать на прицеле Романа.

Он приблизился к лежащему напарнику.

–Если он умер, я тебя пристрелю, как бешеную собаку.

–Хочешь убить бешеную собаку, начни со своего друга.

Монтеск положил пальцы на сонную артерию Маротто и что-то крикнул докторам на ирди.

–Через час я тебя вытащу отсюда,- тихо сказал Монтеск,- теперь, тебя ничто не спасет.

К удивлению Романа все произошло именно так, как сказал Монтеск, пришедший доктор сообщил ему, что теперь его переводят в клинику службы безопасности, и он поступает в их распоряжение.

Он приказал медсестре помочь ему одеться и, не прощаясь, удалился.

Медсестра помогла Роману надеть рубашку, костюм, накинула на него плащ. Роман попытался с ней заговорить, но она не понимала по-каритски, а он не говорил на ирди.

В комнату вошло двое суровых мужчин в штатском.

–Следуйте за нами,- сказал ему один из них, второй приблизившись, защелкнул у него на запястье наручник, второй браслет был у него на руке.

Они вышли из палаты, их взяли в плотное кольцо шесть агентов.

Когда они подошли к лифту, Роман заметил еще двоих. Они стояли у дверей, и стоило им подойти, как они отошли в сторону, пропуская их.

"Какая честь к моей особе,- промелькнула мысль у Романа.

На первом этаже их ждал инспектор Монтекс.

–Как ваш напарник? - спросил Роман, - Надеюсь, вы пристрелили его?

Монтекс даже не отреагировал, он что-то сказал агентам.

Роман понял, что он приказал им выходить не через центральный вход.

Роман в этот момент думал о том, как там представляют его задание, если на ближайшие несколько дней, ему заказан прием в клинике службы безопасности. Причем судя по всему инспектор Монтекс вплотную займется его допросом, применяя пытки и другие методы столь эффективные при развязывании языка.

Они вышли на улицу, и Роман вдохнул свежий воздух, в этот раз он ему показался намного лучше, чем когда он стоял около здания торгового центра.

Двери микроавтобуса были открыты, стоило им выйти на улицу, как охрана открыла над головой Романа бронированные зонты.

Роман влез в салон микроавтобуса, и сел на ближайшее сиденье.

Двери закрылись, и стоило инспектору Монтексу запрыгнуть в салон, как они тут же тронулись.

–Хорошо работаете,- кивнул Роман.

–Ты жопу мне не лижи, - зло проговорил Монтекс,- теперь это все равно не поможет.

–Так ты не педик, тогда зачем пытался приставать ко мне?

–Что?! - инспектор бросился к Роману.

Агент, сидевший рядом с Романом, который приковал его к себе наручниками, выставил вперед руку и что-то сказал Монтексу. Тот закричал на него, другой агент вступился за своего напарника и Монтекс сел на место.

–Ребятам надо довести меня в целости и сохранности,- сказал Роман,- вот уж лишили тебя удовольствия. Рад, что в службе безопасности есть приличные агенты.

Монтекс смотрел на Романа, и в его взгляде читалось все. Он словно говорил, только окажись в моих руках и я тебя научу как себя нужно вести со мной.

–Вы парни, кстати, тоже разделяете мнение инспектора Монтекса о том, что я зря спас жизнь мистеру Ролиньеру?

–Что ты прешь, дуралей?!

–Не злись ты так, видно они не знают, что ты бы и полицейским приказал не мешать боевикам убить меня.

–Заткнись!

–На кого работаешь, агент Монтекс?

Инспектор рассмеялся.

–Больной заключенный, не будь в наручниках, уже бы бросился на одного из нас.

–Расскажи им, что произошло в больнице, почему пострадал твой напарничек? Расскажи им, как он бросился на меня, а я остался жить только благодаря вошедшим докторам. Тебе ведь свидетели твоей деятельности ни к чему.

–Заткнись?!

–Спросите у врачей,- обратился Роман к агентам, - они правду скажут.

Роман видел, что хотя трое агентов и сидели равнодушно, но внимание их было к этому приковано.

–Поэтому парни, если через пару дней вам сообщат, что я умер от сердечного приступа, или повесился, не верьте. Вот у кого можете спросить о причинах моей смерти.

–Хватит, - перебил его агент, который сидел около Монтекса,- спектакль окончен, больше рта не открывай.

–Одна шайка,- пожал плечами Роман.

Двери микроавтобуса открыли с той стороны.

–Выходи, - приказали Роману, потащив его на выход.

Роман оказался в центре большой автостоянки.

Его вновь взяли в плотное кольцо, и они пошли к еще одному лифту. Там их встретили четверо агентов, которые направили их на второй этаж.

Когда двери лифта открылись, его повели по длинному коридору, заканчивающемуся стеклянной дверью, за которой виднелся охранник в военной форме. Он сидел на стуле, но когда они появились на горизонте, он поднялся и, нажав на кнопку, открыл дверь.

Миновав охранника, они свернули по коридору, и попали в регистратуру.

Их встретил другой агент, лет пятидесяти, его конвоиры передали бумаги, мужчина внимательно прочитал их, оглядел Романа с ног до головы.

–Как ваше самочувствие? - спросил он по-каритски.

–Нормальное, когда вблизи нет инспектора Монтекса.

Агент скорчил гримасу и приказал своей охране заняться Романом.

Передача заключенного прошла без всяких недоразумений, агент расписался в приеме и что-то сказал своим людям.

Конвоиры Романа, которые вывели его из больницы, повернулись и пошли на выход.

–Ты теперь мой! Разрешите немедленно приступить к допросу, майор? - радостно улыбнулся Монтекс.

–Приступишь еще, - проговорил майор, смотря за спину Роману.

Роман обернулся, он заметил трех мужчин, вышедших из-за угла, они направлялись в его сторону.

–Служба разведки,- представился один из них, показывая удостоверение майору, принявшему Романа.

–Чем могу быть полезен, майор? - спросил агент, внимательно прочитав надпись на пластиковом удостоверении.

–Мы забираем этого заключенного.

–Как?! - воскликнул Монтекс.

–Без личного приказа моего начальника, полковника Пилетти, я вам его не выдам.

–Нас не интересует приказ вашего начальника, - сказал второй агент службы разведки, вынимая из папки плотный листок и протягивая его майору, - эта бумага подписана начальником службы безопасности. Вы должны немедленно выдать нам этого человека.

Майор прочитал приказ.

–Но у меня тоже есть приказ,- растерялся майор,- без личного…

–Майор, мы это слышали, - перебил его агент,- у нас тоже есть приказ и подписан он непосредственным начальником вашего начальника. Поэтому вы обязаны подчиниться, кроме того, хотелось бы вам напомнить, что ваша структура находиться в прямом нашем подчинении.

–Это я знаю и без вас, - резко сказал майор,- сожалею, но я должен позвонить полковнику Пилетти.

–Звоните, - равнодушно бросил агент из разведки, - дам вам десять минут, после этого я свяжусь со своим начальством и сообщу, что какой-то там майор, оспаривает приказы начальника службы безопасности.

Майор молча отошел к телефону.

Он вернулся через минуту.

–Сожалею, но полковник Пилетти приказал мне не выдавать заключенного, пока он мне не перезвонит, он сейчас на связи с начальником службы безопасности. Прошу вас подождать.

За эти несколько минут, пока они все стояли, никто не произнес ни слова, Роман посмотрел на инспектора Монтекса, тот платком вытирал испарину со лба. Он, похоже, даже представить себе не мог, что у него могут забрать Романа.

Когда майор отошел к телефону, Монтекс наблюдал за ним всем своим телом, если бы он смог, то растворился бы, и оказался в телефонной трубке, чтобы услышать, что именно говорит полковник Пилетти.

Майор вернулся к троим сотрудникам из разведки, и сообщил:

–Прошу прощения господа офицеры за задержку, заключенный к вашим услугам.

–Что?! - воскликнул Монтекс.

–Какая жалось инспектор,- улыбнулся Роман.

–Вы только поосторожнее с этим субъектом,- предупредил майор.

–Насчет нас не беспокойтесь,- сказал майор и приблизился к Роману.

Роман посмотрел в его глаза.

Стоило ему только взглянуть…

"Майор сидел в большом кабинете, напротив него находился мужчина лет сорока пяти, в военной форме. Он восседал за массивным столом, на котором находилось четыре телефона, позади него было еще штук восемь.

–Вы заберете его,- говорил мужчина,- мешать вам никто не станет, наши уже предупреждены. Во время поездки на вас будет покушение. Не нужно дергаться и быть героем, в этом случае вы должны отдать его.

–Покушение будет серьезным?

–Да, чтобы со стороны, а следствие будет иметь место, все выглядело правдоподобно.

–Потери с нашей стороны будут?

–Не должны быть. Вопросы?

–Без работы я не останусь? - улыбнулся майор.

–Вопросы по делу! - повысил голос мужчина.

Улыбка мгновенно исчезла с лица майора.

–Прощу прощения, вопросов нет.

–Тогда выполняй, парней возьми таких, чтобы не провалили операцию, о ней должен знать только ты, дело под высшим контролем.

–Я справлюсь, и людей возьму соответственных"

Роман почувствовал, как у него на руках защелкнулись наручники.

После того, что он "увидел" ему резко расхотелось ехать вместе с ними.

Они спустились вниз.

Романа посадили в большой фургон, он сел в углу.

Его наручники защелкнули посередине и приковали цепью к решетке.

Дверь закрылась, и они поехали.

В салоне с Романом осталось двое, майор и его напарник.

–Если не будешь дергаться,- предупредил майор,- доедем до нашей конторы спокойно.

–Я понял.

–Вот это правильно.

–А нам долго ехать?

–Часа два.

–Можно я посплю, а то устал сильно?

–Спи.

–С наручниками неудобно, рана болит, снимете?

–Терпи боец,- отрезал майор, - рана болит, нечего было лезть, куда не надо.

Роман закрыл глаза, он оставил одну часть себя следить за происходящим в салоне, а другая "вылезла" из грузовика, наблюдая за тем, куда они направляются.

Они миновали гараж и поехали по дороге.

Роман заметил две машины сопровождения, одна ехала впереди, другая сзади.

Они ехали по оживленной городской дороге, движение здесь было довольно интенсивным. Поэтому агенты из разведки не обратили особого внимания на малолитражную машину, которая пошла на обгон кортежа.

Также как и на мотоциклиста, пристроившегося позади кортежа.

Неожиданно малолитражка резко свернула вбок, подрезая первую машину кортежа. Машину повело в сторону, она врезалась в стоящий на обочине почтовый ящик. Мотоциклист прямо на ходу выстрелил в последнюю машину кортежа из подствольного гранатомета.

Заряд взорвался около машины.

Взрывной волной ее подкинуло и перевернуло воздухе, машина врезалась в фургон, который остановился, будучи зажат между двумя своими же автомобилями.

Из малолитражки выскочило двое боевиков, они сходу выпустили по обеим машинам кортежа и фургону, где находился Роман с агентами, газовые бомбы.

Раздался взрыв, дым мгновенно окутал автомобили Службы Разведки, из фургона выскочили двое агентов, кашляя от вдыхаемого газа.

Боевики в противогазах подбежали к фургону и, установив взрывчатку, отошли в сторону. Когда раздался взрыв, фургон немного откинуло, один раз перевернув. Роман перекувыркнулся, держась руками за решетку и благополучно приземляясь.

Агенты перевернувшись в воздухе, упав на свои скамейки.

Следом за взрывом, боевики бросили в салон газовую бомбу, используя брешь в салоне. Взрыв мгновенно охватил все пространство.

Роман вдохнул немного газа, и у него спазмами сдавило горло.

Боевики распахнули дверцу лежащего на боку фургона.

Они запрыгнули в салон.

Боевики вытащили бьющихся в конвульсиях агентов. Найдя у майора ключи от наручников, они вернулись в салон и освободили Романа, потащив его к выходу.

Когда Роман оказался снаружи, ему казалось, что сейчас он умрет.

Дышать было тяжело, из глаз лились слезы, газ казалось, был во всем его теле.

К ним спустился вертолет, сильно рассеивая газ в том месте, куда он приземлился.

Боевики закинули Романа в салон, после чего последовали за ним.

Вертолет мгновенно взмыл вверх.

Унося их все дальше…

–Давай не будем терять время,- начал высокий лысый мужчина лет пятидесяти, - и ты расскажешь нам кто ты, откуда прибыл и какова твоя цель?

Роман сидел в мягком кресле, перед ним стояла бутылка с соком, но он даже не притронулся к ней.

Они пролетели несколько часов, после чего приземлились на огромной усадьбе, его провели в одну из комнат просторного дома, где Романа встретил этот мужчина, представившийся просто: Друг.

–У меня уже спрашивали об этом агенты службы безопасности.

–Я в курсе.

–Зачем мне рассказывать то, что вам итак известно.

–Известно нам не все, - мужчина наклонил голову и посмотрел на Романа поверх очков, в золотой оправе, - и перед тем как тебя допустить к Ролиньеру, мне бы хотелось лично удостовериться, кто передо мной сидит.

–Я агент службы безопасности, конкретно его отдела по борьбе с терроризмом. Моя группа получила приказ уничтожить Ролиньера, я им помешал.

–Сходиться частично, ты предупредил его охрану, ранив телохранителя.

–Это немало, учитывая то, что если бы я этого не сделал, то и Ролиньера бы уже не было в живых.

–Спорный вопрос…

–Нет, Друг, или Враг! - резко перебил его Роман,- Из троих телохранителей, находившихся на улице, один сел в машину, открыв дверцу, двое других находились в своих лимузинах. Если бы на них напали десять агентов, не считая нашей группы прикрытия, то Ролиньера и двух его горилл превратили бы в решето. У них бы не было ни одного шанса защитить своего шефа.

–Допустим, но зачем это тебе?

–Я уважаю Ролиньера за то, что он сделал.

–Что он сделал?

–Выступил с обличением своей ложи в прямом эфире. Мне жаль только, что ему позволили говорить всего двадцать минут.

–Я не верю этому, какое тебе дело до Ролиньера с его бредом об орденах?

–Это не бред.

–Откуда ты знаешь, убеди меня.

–Убедить тебя?! Да пошел ты! Сымитировал мое покушение, притащил меня сюда и теперь колись дружок, рассказывай. Плевал я на твое недоверие, не веришь, выведи меня за дом, или прямо здесь пришей.

Роман потрогал рукой раненое плечо, рана начала зудеть.

–Смерть еще заслужить нужно.

–Будете пытать? - усмехнулся Роман.

–Как получиться,- улыбнулся Друг.

Роман ничего не ответил.

Друг молча смотрел на Романа, а тот не отводил взгляда.

–Говорят все,- нарушил молчание Друг,- это лишь вопрос времени и умения тех, кто спрашивает. Ты конечно будешь утверждать обратное, ведь тебя учили определенным тренингам, которые позволяют выдерживать пытки.

–Жаль, если ты действительно в это веришь,- не согласился Роман, - когда человека систематически подвергают пыткам, он говорит, но при этом часто то, что хотят от него услышать сами следователи.

–Сколько лет ты прослужил?

–Пять лет охрана, три года в диверсионном отряде.

–Кого охранял?

–Уже не важно.

–Нам надо это проверить.

–Ничего вам проверять не надо, - не согласился Роман,- я подставил себя, моя жизнь ничего не стоит. Я ходячий труп, если меня не пристрелите вы, значит усложните работу тем, кто уже итак получил этот приказ. Наша служба не прощает предателей, меня будут искать до конца моих дней.

Друг чему-то улыбнулся, потер свой подбородок.

–Тебя захотел увидеть Ролиньер. Нам пришлось при этом задействовать много наших каналов. Скажу прямо, я не верю тебе, не верю что ты тот, за кого себя выдаешь. Мы просмотрели все камеры слежения вокруг территории торгового центра, ваши фото были у нас на руках. Используя наши связи, мы проверили вас по картотеке диверсионного отдела службы безопасности Ирдистана. Там ни ты, ни твоя подруга, которую ты бросил в мусорный бак, не числится. Наконец главное, начальник службы безопасности Ирдистана, не получал приказа ликвидировать Ролиньера.

Мужчина откинулся на спинку кресла.

–Тела нападавших, которых пристрелила охрана Ролиньера, так и не нашли, их всех прибрали ваши, как ты их называешь. Из них всех нашли только тебя. Но и здесь происходит много странных вещей. Ты провел два дня в больнице, обычной городской больнице. Хотя тебя сразу же должны были забрать в госпиталь службы безопасности, чтобы никто, не дай бог, с тобой не поговорил раньше твоих хозяев. Да и зачем им с тобой разговаривать? Отравить и дело с концом. Видишь, как странно получается, служба безопасности о тебе вообще ничего не знала. Они ждали, что с тобой свяжутся и попытаются убрать.

–Не связались и не убрали.

–Почему?

–Не знаю.

–Знаешь.

Роман молчал.

–Поэтому я не верю тебе, ты не из службы безопасности, а если не из нее, то откуда?

–Это не важно.

–Важно!

–Для кого?

–Для нас!

–Я человек ордена. Захотел уйти еще год назад, но это невозможно, выход из ордена карается смертью. Некоторые уходили и продолжали жить, но не те, кто знал слишком много. Для меня дорога была заказана, я долго колебался, все думал, как поступить, а здесь…, - Роман сделал паузу,- вообщем теперь у меня точно дороги обратной нет.

–Вот теперь как, ты говоришь, что прибыл из ордена. Тогда скажи, из какого? Кому ты подчиняешься? Кто отдал приказ убить Ролиньера?

–Ничего говорить не буду.

Мужчина откинулся в кресле.

–Я тебе не верю.

–Да мне все равно, чему ты веришь, служба провела отличную операцию, считайте, что вы меня раскололи. Где музыка и довольная морда инспектора Монтекса? Меня уже пора вести в камеру.

–Уведем еще,- сказал Друг, он снял очки и немного поиграл с дужками.

–Я тебе не верю, - повторил друг в который раз,- если даже вообразить невероятное, и ты действительно представляешь некий орден, я считаю, что кто предал один раз, способен на предательство и второй раз.

Мужчина резко встал.

–Несмотря на это, я организую твою встречу с Ролиньером, но и ты должен помнить о том, что мы для тебя сделали, не так ли?

–Конечно.

–Ты понимаешь, о чем я?

–Не совсем.

–Поговори с Ролиньером, узнай что он хочет от тебя, и тогда продолжим нашу милую беседу.

Роман поднялся.

–Иди, приведи себя в порядок, прими душ, поешь, переоденься. Сегодня тебе надо отдохнуть, а завтра утром ты встретишься с Ролиньером.

Романа провели в просторную комнату.

Посередине стояла двуспальная кровать, прямо напротив нее находился жидкокристаллический телевизор, вмонтированный в стену. Около стены был мини бар, холодильник находился в другом углу комнаты, рядом с небольшим столиком, из стекла. В соседнем помещении была ванная комната.

–Располагайся,- сказал охранник,- если что нужно, нажми на эту кнопку. Если решишь прогуляться, предупреди нас, во дворе натасканные на людей собаки, попадешь в их лапы, мы уже не поможем.

–Понял.

Роман расслабился в джакузи, попивая один из ликеров, которые ему понравились после дегустаций.

В холодильнике он нашел несколько мясных блюд и салат, Роман разогрел себе еду в микроволновой печи и принялся есть. Еда была очень вкусная, он с удовольствием поел, запил все томатным соком и включил телевизор.

Роман минут двадцать пытался найти какой-нибудь приглянувшийся ему канал, но ничего не выбрав, он выключил телевизор.

Роман приблизился к окну и открыл штору, ему открывался вид на ухоженные поля в этой части дома. Уже смеркалось, свет постепенно уходил вслед за солнцем, оставляя место для ночи.

Несмотря на усталость и боль в плече, Роман не хотел спать, перенапряжение последних дней, целый ряд обучений, заставили его мозг работать в непривычном для него режиме. Теперь это сказывалось, ему необходима была деятельность.

"Сколько видеокамер в комнате? - неожиданно спросил Роман.

"Четыре здесь и две в ванной,- тут же получил ответ он.

"Сколько охранников в доме?"

Через несколько секунд мозг выдал: "19 в доме"

"Как моя рана в плече?"

"Завтра еще будет болеть, к вечеру ты придешь в полную норму"

Роман сел в кресло.

После обучения у него появилось много новых возможностей, о которых он раньше даже не подозревал. Теперь он старался их развивать.

Так, когда он разговаривал с Другом, Роман попытался взять его с помощью мыслеформ, но это не прошло. Более того, Роман заметил, что именно вторая часть разговора была наиболее агрессивной, со стороны друга. То есть, тот как бы почувствовал на интуитивном уровне, что Роман в него внедряется, и его мозг автоматически закрылся, воспринимая допрашиваемого как врага.

Тем не менее, он узнал о нем кое-что. Друг работал в охранной фирме, был одним из директоров, а раньше занимал пост в министерстве внутренних дел.

Утром Роман должен был встретиться Ролиньером, эта встреча решала многое, как в его личной судьбе, так и самого магистра. Ролиньер будет присматриваться к нему, ведь он был очень высокой фигурой в ордене. Его степень посвящения означала не только получение огромной информации, которую рядовые члены и более высокие не могут знать вообще. Степень еще означала духовные знания, Ролиньер был сильный экстрасенс, владел гипнозом, обладал различными психическими техниками, которые позволяли ему быть на голову выше обычного среднего человека.

Он постарается мысленно прощупать Романа, и это не сравниться с тем допросом, который ему учинил Друг. Здесь все будет решать то умение и навыки, которые Роман приобрел за последнюю неделю.

"Неделю,- подумал Роман,- кажется, прошла целая вечность"

Роман направился к бару и налил себе томатного сока.

"Ролиньер должен прожить еще семь дней, семь дней…Кстати, почему именно семь, не два, не месяц, а именно семь?"

Встал Роман на следующее утро очень поздно, солнце уже светило на полную мощь. Он умылся, принял душ и, переодевшись, нажал на кнопку, вызывая охрану.

Дверь открылась, и в комнату вошел охранник лет тридцати в спортивном костюме.

–Доброе утро,- сказал он.

–Здравствуй, - ответил Роман, - можно мне пройтись по вашей территории?

–Нет, побудьте еще некоторое время в своей комнате. Я чуть позже зайду.

–Заходи.

Дверь за ним закрылась.

Часа через два о Романе вспомнили, охранник вошел в его комнату и сказал:

–Собирайтесь.

–На долго?

–Не могу знать, сказали вы в курсе.

–В курсе, - кивнул Роман.

Он пошел следом за охранником, они спустились вниз, в холле их ждал Друг.

–Как отдохнул? - спросил Друг.

–Отлично.

–Тогда пошли.

Роман направился за Другом, они вышли на улицу.

–Я не хотел тебя оставлять с ним наедине,- признался Друг,- но Ролиньер настоял на своем, он хочет поговорить с тобой без посторонних лиц.

–Здесь трудно сохранить секреты,- заметил Роман, оглядываясь вокруг.

–Ты о чем?

–Например посадить в тех кустах человека с радаром и весь наш разговор будет записан.

–Мы доверяем Ролиньеру,- не согласился Друг.

–Конечно, ты любишь играть честно, вернее делать вид, что играешь честно. Я тебе кое-что скажу, такая крыса как ты, верит только себе, да и то часто сомневается, вдруг кто-то предложит за твою жопу больше, а ты не успеешь продаться?

Друг остановился и резко повернулся, глядя на Романа.

–Может еще что-нибудь добавишь?

–Перевари это.

–Тебе со мной лучше дружить, а не бросать гадости. Люди намного более высокие, чем ты, предпочитали не ссориться со мной, а о таких как ты, я вообще не говорю.

–Мне не очень то везло на начальство раньше, всегда были с ними конфликты. А теперь мне вообще начхать, что, такие как ты, подумают обо мне. А вся твоя спесь, только из-за занимаемого положения, выкинут тебя на помойку завтра, и все, даже твои холуи с тобой здороваться перестанут. Если еще человек нормальный, то к нему уважение остается, а ты, судя по всему, хреновый типчик…

Друг побагровел.

–Ах, ты щенок…

Роман молча пошел вперед.

–Веди меня лучше к Ролиньеру, - говорил Роман, - он не любит ждать.

Оставляя свою спину не прикрытую, он не боялся. Такой тип людей как Друг может быть с ним и разобрался бы, но не сейчас, пока в нем сильно нуждалось вышестоящее начальство. Вот когда такая нужда в Романе отпадет, вот тогда ему действительно стоило бы подумать о своей безопасности.

–Ты еще об этом пожалеешь,- тихо прошептал Друг и направился за Романом.

Артуа Ролиньер выглядел уставшим, под глазами виднелись синяки от недосыпания. Он ходил взад-вперед около летней беседки.

Когда они подходили к нему, Роман заметил двух его телохранителей, находящихся рядом. Одного он узнал, это был телохранитель, который шел у него за спиной, когда Ролиньера атаковали около здания торгового центра.

Ролиньер заметив Романа, направился к нему навстречу, улыбнувшись.

–Ну, здравствуйте,- сказал он,- уже три дня я жду этой встречи.

–Здравствуйте,- ответил Роман.

Ролиньер демонстративно посмотрел на Друга, словно говоря, на этом твоя миссия закончена.

–Я все же хотел бы вас предупредить,- начал было он.

–Успокойтесь, - перебил его Ролиньер.

–Я вас предупреждал,- сказал Друг и, повернувшись, пошел обратно в дом.

–Как вас звать? - спросил Ролиньер.

–Альен.

–Меня зовите Артуа.

–Вы хотели поговорить со мной наедине?

–Да.

–Вы должны быть в курсе, что в этих условиях это нереально.

–Совсем нет, - не согласился Ролиньер, - пройдем в беседку.

Они зашли в летнюю беседку.

Ролиньер дал знак охране, и те закрыли деревянные створки, на стол поставили небольшой предмет и, включив его, удалились. Снаружи Роман услышал, как телохранители громко включили музыку.

–Теперь можно говорить спокойно,- сказал Ролиньер, наклоняясь ближе к Роману, из-за сильного шума его трудно было расслышать.

Роман улыбнулся.

–Вы не доверяете тем, кто вас приютил?

–Доверяю, но не хочу чтобы они слышали, о чем я буду говорить с вами.

–Почему?

–У меня было четверо верных телохранителей, после покушения осталось двое, одного убили, второй в больнице и состояние его крайне тяжелое. Из двух телохранителей, которые со мной, один ранен в руку, он каждый день ходит на перевязки, рана еще не зажила, поэтому полноценно выполнять свою работу он не может.

Ролиньер сделал паузу, смотря в глаза Роману.

–Кстати, как ваше ранение?

–Еще есть.

–Покажите?

Роман расстегнул рубашку и показал плечо.

–Вы получили его два дня назад?

–Да.

Ролиньер внимательно осмотрел рану, сказав:

–Быстро на вас раны заживают.

–Как могут.

После некоторого раздумья, Ролиньер добавил:

–Это было не последнее покушение, хотя их и стараются предотвращать, за ними будут и другие, но рассчитывать я могу только на верных мне людей. Таковых сейчас лишь двое, один из них ранен. В случае нападения, он не сможет мне помочь так, как он мог бы.

–Я понимаю.

–Я предлагаю вам стать моим телохранителем.

Роман даже рот открыл от удивления.

–Но вы меня совершенно не знаете! Друг вам первый скажет, что я скорее всего засланный агент ордена…

–Мне все равно, что скажет Друг, или кто-то там еще.

–Но мне…

–Ну, так что? - перебил его Ролиньер, - Если дело в цене, то я могу быть щедрым…

–Дело не в цене, - ответил Роман,- я согласен.

Ролиньер улыбнулся.

–Вы даже не спросите меня, зачем я выстрелил тогда, около здания торгового центра?

–Не спрошу, я знаю зачем вы это сделали.

Роман постарался проникнуть в его мозг, чтобы узнать, что там сейчас твориться.

Но он словно попал в черный темный ящик, в котором не улавливалась ни одна мысль, он почувствовал, как из него начали высасывать энергию. Роман мгновенно вернулся в свое прежнее состояние.

Ролиньер смотрел на Романа.

–Я ведь все правильно понял? - спросил он тихо.

–О чем вы?

–Мы оба знаем о чем, - ответил Ролиньер и поднялся.

Он подошел к предмету на столе, и выключил его.

–Я прикажу, чтобы вас перевели в мои апартаменты. Оружие и форму вам выдадут. Советую провести консультацию с моими телохранителями. Старшего зовут Люсьен, он начальник моей охраны, Влад, мой второй телохранитель, это тот, что ранен в руку.

–Обращайтесь ко мне на ты,- попросил Роман.

–Ладно.

–Люсьен, скорее всего, захочет провести с тобой пару общих тренировок.

–Это правильно, учитывая, что мы будем работать в паре.

–Думаю, вы сработаетесь.

–Постараемся…

Из головы Романа не выходил целый ряд вопросов:

"Что именно он правильно понял? Он взял его охранником, даже не спросив ничего, абсолютно ничего. Притом, что все окружение Ролиньера говорило: это неправильно. Что Ролиньер понял? Что он знает?"

"Скорее находи ответы на эти вопросы! - сказал сам себе Роман,- Что-то с этим Ролиньером не то, все здесь совсем другое, а не то, что хотят показать…"

Что думал Друг по поводу решения Ролиньера, Роман не знал, он мог только догадываться. Но поскольку он больше его в этот день не видел, то решил, что радости ему эта новость не принесла.

Романа перевезли в другое место.

Ролиньер жил в шикарном особняке, посреди густого леса, с выходом на маленький прудик, в котором плавали белые лебеди.

Романа провели в апартаменты охраны, там ему выделили просторную комнату, с отдельной ванной.

Роман сразу постарался связаться с начальником охраны Ролиньера, Люсьеном. Он вышел в коридор и постучался в соседнюю дверь, там ему никто не ответил. Роман прошел по коридору дальше и спросил у охранника, сидевшего на первом этаже.

–Где Ролиньер? - спросил Роман.

–Посмотри на втором этаже.

Он прошел большой холл и поднялся по другой лестнице, оттуда раздавались голоса, он узнал голос Ролиньера.

Роман зашел в просторную комнату, там сидело четыре человека. Два телохранителя Ролиньера сидели в противоположных сторонах. Люсьен находился около камина, лицом к дверям, Влад сидел в кресле.

Когда Роман появился, Люсьен чуть заметно кивнул.

Ролиньер, наблюдавший за ударом кия мужчины, краем глаза увидел Романа и повернулся к нему лицом.

–Познакомься Юань, - сказал Ролиньер, направляясь к Роману, - это Альен, мой новый телохранитель.

Юань, забивший в луну шар, поднял голову, оглядывая Романа с ног, до головы.

Сам Юань выглядел лет на тридцать семь, высокий, подтянутый, на лбу у него только начали проявляться мелкие морщины.

–Юань отвечает за мою безопасность здесь, - сказал Ролиньер.

–Очень приятно,- сказал Роман, глядя на Юаня, он в нем не вызвал никаких отрицательных чувств.

–Находи себе место,- сказал Ролиньер, - ты случайно не играешь в бильярд?

–Нет.

–Жаль, здесь никто кроме Юаня хорошо в бильярд не играет, а у него не всегда есть время для этого.

Роман сел на кресло, расположенное по другую сторону камина.

–Если хочешь, бери выпивку,- предложил Люсьен, - ты ведь еще сегодня не на работе.

–Я как раз хотел с тобой об этом поговорить.

Люсьен кивнул.

–Давай выйдем, чтобы никому не мешать.

–Охрана периметра парни надежные,- начал Люсьен, как только они вышли, - работу свою знают, насчет этого я не беспокоюсь, тем не менее, мы не должны расслабляться. С Ролиньером всегда находится хотя бы один телохранитель. Оставлять его одного не допустимо, кто бы тебе это не приказал.

–Даже ты?

–Я этого не прикажу, только если мы встречаемся с президентами.

–Понял.

–Влад ранен, он нуждается в лечении, но он попросил дежурить хотя бы ночью, у его комнаты.

–Не в ней?

–Здесь мы можем себе это позволить, если Ролиньер заходит в спальню, мы его оставляем одного.

–Он там уязвим.

–Альен, если я тебе говорю, что здесь мы это можем себе позволить, то прими это как должное.

–Исправлюсь.

–Я пытался уговорить Влада отдохнуть, но он настоял на своем.

Роман покосился на Люсьена, когда они вышли из дома.

–Уговорить?

–Когда в моем подчинении было четверо телохранителей, я не уговаривал, - ответил Люсьен,- но сейчас нас только двое. Поэтому я могу понять Влада.

–Ясно.

–С другой стороны, если он будет ночью его охранять, у нас есть возможность отдохнуть.

Они прошли метров двести от дома и остановились около небольшого бетонного выступа.

–Сегодня заходить не будем,- сказал Люсьен,- но завтра с утра начнем отсюда. Под землей хороший полигон, электронные мишени, выбор оружия. Ролиньер запретил мне задавать тебе вопросы, за десять лет службы у него, такое впервые. Он никогда не влезал в мою работу, а я старался ее делать так, чтобы он не испытывал никаких трудностей. Но поскольку нам с тобой работать в паре, мне надо знать, на что я могу рассчитывать.

–У меня небольшой опыт работы телохранителем.

–Работа в паре?

–Давай попробуем.

–Сегодня уже нет,- повторил Люсьен,- а завтра выходи в шесть утра, после небольшой пробежки, мы поработаем немного. Мой обычный день с утра, это пробежка, часа два стрельба на полигоне. Если есть время и возможность, рукопашный бой. Дальше все зависит от нагрузки в течение дня.

–В шесть выйду,- сказал Роман.

–Доверять ты можешь только мне и Владу, подчиняешься только мне. Когда мы идем, я нахожусь за спиной Ролиньера, ты впереди. Когда мы выезжаем куда-то, от Ролиньера нельзя никому отлучаться ни на минуту. Надо в туалет, делай в себя, памперсы для лежачих больных ты получишь, а еще лучше ешь утром мало, пей еще меньше. Я утром съедаю пять ложек детской смеси, запиваю молоком, и мне хватает часов на шесть.

–Ты десять лет ешь детскую смесь?

–Да, но не только детскую смесь, различные витаминные и пищевые добавки. Так на протяжении четырнадцати лет.

–Чудесно,- заметил Роман.

–Вопросы?

–Пока все понятно, дальше по ходу дела.

Они направились обратно в дом.

–Долго мы будем здесь находиться? - спросил Роман.

–Здесь, это где?

–В этом месте.

–Еще завтра, потом у Ролиньера будет несколько встреч.

–Не боится?

–Покушения?

–Да.

–Для этого у него есть охрана. Но соглашусь с тобой, это будет огромный риск. Вот почему мне крайне важно, в течение завтрашнего дня понять, насколько я могу на тебя рассчитывать.

Когда они зашли в дом, Люсьен направился в свою комнату, там он выдал Роману пачку памперсов.

–С одеждой для тебя возникнут трудности,- предупредил Люсьен,- костюм за день пошить они не успеют, а потом нам будет не до него. Пока оденешь костюм Влада, он немного тебя шире в плечах, но это поправимо, а за неделю-две, мы вопрос с твоей одеждой решим.

–Как скажешь.

–Вот твоя рация,- протянул Люсьен Роману портативный наушник и микрофон, - это вставляется в ухо, это…

–Цепляется на грудь, или рукав.

–Да.

–Сегодня у меня будет работа?

–Нет, отдыхай.

–А здесь есть, где отдохнуть?

–Ты в плане развлечься, или выпивки?

–В плане развлечься.

–Эта услуга только для Ролиньера, нам приходиться ждать выходных.

–Ну ты сам сказал, что на ближайшую неделю график загруженный.

–Дня три будет тяжковато, а потом…

–Потом выделишь день выходных?

–Выделю, а ты что так любишь развлекаться?

–Нет, давно просто не было,- признался Роман.

–Береги энергию,- посоветовал Люсьен, - мне это часто Ролиньер повторяет.

–Все понял, я могу пользоваться спортзалом?

–Да, считай что этот дом наш.

Роман попробовал час позаниматься в зале, колотя по груше и качая пресс, потом попарился в баньке, которая находилась на первом этаже. Затем он поплавал в бассейне, и, выпив немного отличного коньяка, который стоял в баре в его комнате, спустился в столовую, где разогрел в микроволновой печи пиццу и съел ее.

Роман остался довольный тренировкой, хотя он старался давать не сильную нагрузку на раненую руку, однако боль уже почти не чувствовалась. Похоже те кто его сюда направил свое дело знали, если учитывать, что у него было сквозное ранение, а он уже на третий день бил рукой по груше и почти не испытывал боли, это был прогресс.

После еды Роман вернулся в свою комнату и лег на кровать, он включил телевизор, листая каналы, а сам раздумывал.

Прошло уже два полных дня и сегодняшний клонился к концу.

"Ровно семь дней,- подумал Роман, - начиная с завтрашнего. Днем мы с тобой рядом, ночью Влад. Ровно семь дней, почему именно семь? Что ты должен совершить за эти семь дней, после которых, ты становишься им не нужен? Интересно Ролиньер, а ты сам сколько лет жизни себе определил?"

Роман выключил телевизор и разделся, ложась в кровать.

"Как там мои родители? - подумал он,- Считают что я мертв, а я здесь"

Роман вспомнил свой последний день перед уездом.

"Сколько мне давали намеков, чтобы я не сел в этот самолет,- грустно подумал он,- чтобы отказался от этого путешествия. Я никого не слушал. Меня приучили к тому, что за все нужно бороться, если не идет что-то, надо рвать зубами землю, но сделать это"

Трусы бояться трудностей! - вспомнил Роман свою любимую фразу.

В свете новых знаний, которые он получил от своего последнего инструктора, трудности, это были намеки человеку, на пересмотр своего отношения к жизни. Он должен был задуматься над тем, почему они с ним произошли, может он выбрал не ту дорогу? Может ему стоит по-другому посмотреть на эту ситуацию, и избрать иной путь?

Если все происходит легко и без трудностей, - вспомнил Роман слова агента, - значит вы идете по гармоничному пути, но, следуя по нему, не занимайтесь самовосхвалением. Путь гармонии, это не только повышенная сенситивность, с осознанием всех процессов мысли, без объекта, который их контролирует, но и понимание тех знаков, которые на этой дороге появляются.

"Знай, я это раньше,- подумал Роман,- мне бы хватило одного, ну двух знаков, я бы просто отпустил ситуацию"

Если что-то должно принадлежать тебе,- вспомнил Роман еще одни слова агента,- или ты должен где-то оказаться, то это будет принадлежать тебе, и ты там окажешься. Возможно, это произойдет чуть позже, но окажешься. Если же это не твое, и оно не должно принадлежать тебе, то сколько бы ты усилий ни приложил, оно все равно уйдет от тебя, а может никогда тобой достигнуто и не будет.

Роман еще раз ощутил истину этих слов, он столько сил и времени потратил, чтобы жениться на своей бывшей жене. Он поджидал ее после работы, придумывал всякие хитрости, чтобы оказаться рядом с ней, наконец, сбылась его мечта. Она бросила своего дружка и оказалась с ним, но и тогда все шло с какими-то трудностями, он вновь и вновь завоевывал ее. Ведь трусы бояться трудностей! А он не трус, он не боится!

Вскоре они поженились, брак, это правильное название для большинства пар. Те, кто так назвал супружество, явно сказали это про себя. Их брак продержался месяцев шесть, потом в течение трех было мягкое дрейфование, наконец, бурный и полный разрыв с обвинениями, криками, битьем посуды и всего, что попадалось под руку.

Роман тогда понял окончательно, что ошибся, она это поняла намного раньше. Как она сама потом призналась в приступе гнева - когда у них произошел последний и окончательный скандал - она рассчитывала, что после свадьбы он останется таким же лохом, каким он был, а она спокойно будет вести тот образ жизни, к которому привыкла.

Тяжелее всего для Романа были даже не эти откровенные слова, которым он верил - ведь они были произнесены в момент, когда ей терять уже было нечего - а то, что она переспала почти со всеми его значимыми знакомыми, еще тогда, когда они встречались.

"каждый десятый мужчина бесплоден, хотя он, не зная об этом, воспитывает "своих" детей - ему начали приходить в голову обрывки из разных книг, которые он прочитал на эту тему,- Мужчина, изменяя с другой женой, упорно верит, что его ему верна. Сколько его собственных детей, не знает ни один мужчина, от кого именно появился ее ребенок, не знает каждая пятая женщина"

Роман долго отходил от шока, несколько месяцев он находился в состоянии фрустрации. Но время шло, и Роман постепенно приходил в норму.

После путешествия он собирался начать новую жизнь.

Новая жизнь у него и получилась, только ином мире.

Нет твердых правил,- вспомнил Роман еще одни слова агента, перед тем, как погрузиться во тьму,- нет точных истин, все постоянно меняется. Жизнь дает нам уроки, чтобы мы извлекали из них выводы и, не фиксируя в памяти ошибки и неудачи, следовали дальше. Прося совет у другого, ты должен помнить, что он смотрит на мир, со своих жизненных позиций, и если он будет в прошлом, не раз обманут, то и тебе станет говорить, чтобы ты ни с кем не вел дела. Хотя может быть именно в этот момент, к тебе пришел тот человек, который поможет тебе, а ты ему откажешь. Учись думать сам, учись слушать себя и свой разум. Если ты начнешь слушать свой разум, а не мысли о нем, то ты сможешь мгновенно принимать вызовы жизни и адекватно отвечать на них…

Половину следующего дня Роман провел вместе с Люсьеном, стрельба по одиночке, потом в паре, рукопашный бой друг с другом, пробежки. Люсьен тестировал Романа, задавал свой темп.

Под конец, Люсьен спросил:

–Как чувствительность?

–Не знаю,- соврал Роман.

Люсьен надел повязку на глаза, вложил в кобуру пистолет.

–Стань у пульта,- попросил Люсьен.

Роман приблизился к пульту управления мишенями.

–Когда я буду в коридоре,- сказал Люсьен,- включай любые мишени.

Люсьен сделал несколько шагов и оказался в коридоре полигона, отсюда можно было запустить три мишени с одной стороны, и две с другой.

Роман нажал на три кнопки сразу.

Две мишени появились со спины Люсьена и одна впереди него.

Люсьен резко ушел в сторону и, выхватив пистолет, выстрелил по двум мишеням, тут же развернулся, меняя свое положение, и поразил ту, что была сзади.

Когда Роман "выпустил" на него еще две мишени, в руках Люсьена был уже второй пистолет, и он смог поразить обе мишени.

–Хватит, - сказал Роман, глядя на электронное табло. Все пять мишеней, которые он послал в Люсьена, были поражены меньше чем за десять секунд, и это, учитывая, что он был с завязанными глазами.

Люсьен вышел из коридора, держа повязку в руках.

–Превосходно,- заметил Роман,- зачем тебе глаза?

–Что бы лучше видеть.

–Если не секрет, как ты в них стрелял?

–На слух,- ответил Люсьен.

"Не ври дружок,- подумал Роман,- это специальная техника по развитию экстрасенсорных способностей. В случае если у тебя временно будут поражены глаза, или ты окажешься в темном месте, чтобы ты мгновенно мог сориентироваться. Не считая других преимуществ, которые появляются, если углубиться в эту технику еще больше"

–Попробуй ты,- попросил Люсьен.

Роман завязал себе глаза и зашел в коридор.

Люсьен запустил в него мишени двенадцать раз, Роман попал всего два раза, да и то, один раз в живот, другой задел плечо. Но при этом он выпустил две обоймы за двадцать секунд.

–Хватит! - приказал Люсьен.

Роман снял повязку и вышел из коридора.

–Совсем плохо? - спросил он, делая вид, что не знает.

На самом деле он не только "видел" все мишени еще до того, как они успевали появиться. Он "фиксировал" мысли Люсьена и когда рука того только нажимала на кнопку, Роман знал, какая мишень сейчас появиться перед ним. Кроме того, один раз Роман даже "остановил" мишень еще раньше, чем она направилась в его сторону.

Он узнал какая мишень должна к нему двигаться, он представил механизм, который приводил ее в движение, и мысленно заставил его остановиться.

–Для первого раза нормально,- сказал Люсьен, задумчиво глядя на Романа,- только сомневаюсь, что это у тебя первый раз.

–Не первый,- согласился Роман,- но это не мой конек.

Люсьен выключил пульт.

–На сегодня тренировка закончена,- заявил Люсьен,- прими душ, поешь, и через час заступай на место Влада, он итак уже тринадцать часов на посту. Он сменит тебя в девять часов вечера, а утром ты сменишь Влада в восемь часов, в двенадцать приду я. В пять жду тебя у себя, проведу краткий инструктаж перед выездом, к которому полностью быть готовым.

–Понял.

–Вопросы есть?

–Можно поинтересоваться результатами теста? - спросил Роман.

Люсьен впервые за 5 часов немного улыбнулся.

–Не видел тебя в настоящем деле, но пока претензий нет.

–Это похвала,- улыбнулся Роман.

–Главное, не зазнавайся.

–Зазнаваться нечему.

После душа и еды Роман направился на смену Влада, Ролиньер находился в деревянном домике на улице, он сидел перед компьютером.

–На смену? - спросил Влад.

–Да.

–До вечера,- сказал он и пошел к дому.

Роман обошел дом в котором находился Ролиньер, представляя, где бы мог сесть снайпер для более удачной стрельбы. Он приметил два места вдали на деревьях, откуда открывался отличный обзор.

Роман сел на стул, около входа в домик и начал "расширяться". Он мысленно увеличивался в размерах, никуда не торопясь и делая это медленно. По мере его расширения, он замечал тех телохранителей, которые их окружали вокруг.

Роман мысленно очертил себе радиус в километр и высотой двести метров.

Он спокойно сидел, но в этот момент его мозг фиксировал все, что происходило на этом пространстве.

Роман заметил трех молодых парней, лет по двадцать пять, которые с громким смехом направлялись в их сторону.

–Ох уж эти болваны! - услышал Роман недовольный голос Ролиньера.

Роман повернул к нему голову, мысленно спрашивая: их не пускать?

Ролиньер уловил его взгляд и покачал головой.

–Это сын хозяина дома, со своими друзьями, уже три дня напрашиваются на встречу, сегодня я им разрешил.

Роман ничего не ответил, его вообще удивило, что Ролиньер ему это объяснил. В принципе, это было не Романа дело, с кем встречаться Ролиньеру.

–Где Артуа? - спросил один из парней, с длинными светлыми волосами.

–В доме, - ответил Роман.

–Это для тебя дом,- заявил парень,- а для меня беседка.

Двое его напарников громко засмеялись.

Роман смотрел на них, не испытывая к ним злости, ему еще не хватало сорваться из-за трех кретинов.

–Кто там? - громко спросил Ролиньер.

–Винс,- сказал парень, наклоняя туловище,- Артуа, ты обещал встретиться со мной.

–С тобой, а те двое кто?

–Это мои друзья, не возражаешь?

–Против чего?

–Мы хотели бы с тобой поговорить,- Винс и двое его друзей вошли в беседку и сели на плетеные кресла.

–О чем поговорить?

–Это очень личный вопрос, твой охранник может уйти отсюда?

–Моя охрана никогда не оставляет меня одного, им я доверяю, придется довериться и тебе.

–Вообщем Ли и я хотим вступить в орден, - начал Винсент,- нас туда представляет Чан…

–Вас обоих? - уточнил Ролиньер.

–Да, а что?

–Что же это за орден?

–Мы не можем его назвать,- ответил Винс.

–Почему?

–Чан нам запретил, это страшная тайна.

–Почему вас двоих?

–Мы это заслужили,- вмешался Ли.

–Чем?

–Чан сказал, что он посоветовался с братьями ордена, и те разрешили ему ввести нас в их братство.

–Ты говоришь, что Чан вас уважает? - улыбнулся Ролиньер.

–Да, иначе бы он не сделал нам этого предложения.

–Вы парни пришли сюда повеселиться?! - резко спросил Ролиньер.

–Какое веселье, здесь серьезный вопрос,- раздался голос Чана,- я вообще был против того, чтобы приходить сюда. Ты отщепенец, я презираю тебя и твой поступок, как можно было предать свой орден?! Это пожизненное братство, кто предал его, тот должен умереть!

–Малолетний придурок! - перебил его Ролиньер,- Ты с кем разговариваешь в таком тоне?!

–В каком?!

–Тебя тоже ввели в братство совместно с тремя знакомыми?

–Откуда ты знаешь?! - воскликнул Чан, покраснев.

–Дойдешь до моих ступеней, не только это узнаешь. Специально для такого болвана как ты, сообщу. Групповое принятие в орден осуществляется над быдлом, которое и в грош не оценят. Для них предусмотрено групповое вступление, с должными ритуалами.

–Это не так!

–Конечно! - воскликнул Ролиньер,- Первая ступень будет учить тридцатую. Избранные, принимаются в орден только по одному, к тому же, огромную роль в этом играет тот, кто приводит нового избранника. Чем выше его степень, тем больше у нового кандидата возможностей продвигаться, тем лучше к нему относятся.

–Это…,- начал было Чан, но Ролиньер посмотрел ему в глаза, и тот осекся на полуслове, он судорожно схватился руками за рот.

–Он помолчит,- сказал Ролиньер, - терпеть не могу людей, которые не умеют себя вести.

Винс и Ли с вытаращенными глазами смотрели на Чана, он пытался что-то выдавить из себя, но у него выходило только шипение, при этом он был словно прикован к стулу.

–Еще есть вопросы? - обратился к ним Ролиньер.

Винс нервно затряс головой.

–Пошутить и весело провести время, вы можете и в другом месте,- спокойно проговорил Ролиньер.

–Я же говорил, не шутите с ним,- прошептал Ли, руки его дрожали, - господин Ролиньер, мистер, не трогайте нас, пожалуйста!

–Я к вам и пальцем не прикоснулся,- улыбнулся Ролиньер.

–Я буду жаловаться отцу! - закричал Винс,- Отпустите Чана!

–Пошли отсюда вон! - громко сказал Ролиньер.

Парни подскочили как ошпаренные и выбежали из беседки, помчавшись с огромной скоростью. Их смех и отличное настроение сменилось страхом и состоянием неподдельного ужаса.

"Ролиньер только кажется ягненком,- подумал Роман,- когда надо, он превращается в опасного человека"

Ролиньер вышел из беседки, глядя, как убегают парни.

–Погибающие, - сказал им вслед Ролиньер.

–А вы не хотели бы их спасти? - неожиданно спросил Роман.

Ролиньер словно очнулся, только теперь заметив Романа.

–Спасти их? - переспросил он и покачал головой,- Это невозможно, ведь они сами этого не хотят, они не считают, что они погибают.

Ролиньер вернулся к своему компьютеру, он до вечера просидел за ним, что-то печатая. Часов около восьми Ролиньер пошел в дом, там он встретил начальника охраны и сразу ему заявил:

–Винс и его друзья приходили ко мне, я их прогнал. Давай условимся, отныне, если я не желаю кого-то видеть, пусть он вообще не приближается ко мне.

–Больше такого не повториться,- кивнул Юань, - Что касается парней, то, учитывая, что они завтра должны уехать, мы переселим вас в другое место.

–Давай сменим место,- согласился Ролиньер, - мне здесь не очень нравиться.

"Ролиньер одним ударом,- подумал Роман,- убил сразу трех зайцев, послал парней подальше, да еще сделал их виноватыми. Опередил хозяина дома и фактически сам выступил инициатором смены места пребывания. К тому же, облегчил нашу работу"

Об инциденте Роман собирался сообщить Люсьену, парни могли начать болтать языками, а им это совсем ни к чему. Местонахождение Ролиньера хранилось в секрете, и им только не хватало, чтобы оно стало известно, кому бы то ни было.

Роман итак поразился беспечности хозяина особняка, зачем вообще было сына втягивать в это дело? Сын вообще не должен был ничего знать о Ролиньере, не говоря уже о его друзьях.

Ролиньер поел в одиночестве и потом пошел в свою комнату.

Влад пришел ровно в девять часов.

–Вовремя,- сказал Роман.

–Стараюсь,- ответил ему Влад и, пресекая дальнейший разговор пожелал,- спокойной ночи.

–И тебе того же.

Проснувшись на следующее утро, Роман сорок минут провел тренируясь, после чего принял душ.

Роман спустился на первый этаж и разогрел себе пиццу в микроволновой печи. Порезав два больших помидора, он съел их с пиццей, обильно приправляя все майонезом. После еды он оделся соответственно и сменил Влада на его посту.

Ролиньер позавтракал и, зайдя к себе в комнату, больше не выходил.

Когда в двенадцать часов его сменил Люсьен, Роман был этому несказанно рад, время сегодня тянулось слишком медленно.

Вернувшись к себе, Роман пошел на кухню, перекусив, он направился в свою комнату, решив немного поспать.

Он поставил будильник на 16-30 и лег спать.

Проснувшись от звука будильника Роман быстро размялся и начал одевать свою амуницию.

Пистолет он засунул в кобуру под пиджак, поверх бронежилета. Специально по просьбе Люсьена пристегнул мини-гранатомет, располагающийся на предплечье и позволяющий выстрелить двумя зарядами, не перезаряжая его. На левую руку Роман прикрепил небольшой ножик.

Выйдя из своей комнаты Роман постучал к Люсьену.

–Входи,- услышал он голос.

Роман открыл дверь.

–Привет,- коротко бросил Люсьен, - присаживайся.

–Привет,- ответил Роман, садясь на стул.

–Сегодня у шефа интервью,- начал Люсьен сев на кровать, напротив Романа,- я был против него, я вообще против каких-либо выездов в ближайшее время. Но Ролиньер меня не спрашивает, те, кто нас здесь охраняет тоже. Поэтому интервью состоится.

–Это будет в закрытом помещении?

–Нет, в том то и дело, это центр города, тысячи корреспондентов, здание в пятьдесят этажей. Зал, в котором будет происходить интервью, имеет три входа. Его общая площадь триста квадратных метров. Мне удалось убедить его не собирать дополнительно зрителей на местах и не впускать другие телекомпании, на этом все. Хотя думаю, что Ролиньер так и планировал провести это интервью, иначе бы он не соглашался со мной.

–Ну все равно человек пять там будет.

–Больше. Парней из охраны я попросил смотреть за входами, чтобы не было сюрпризов. Юань верит своим парням, поэтому ничего не сообщает, я не знаю этого здания.

–Сколько стоит это интервью?

Люсьен улыбнулся.

–Миллионов четыреста, сотни телекомпаний расшибутся, чтобы купить право на его показ. Реклама будет стоить сумасшедших денег. Как я понял, журналист, или как там его, который собирается брать это интервью, сын одного из учредителей этой телекомпании, у него налаженные связи с правительством, крутая семейка вообщем.

–Деньги решают все?

–Нет, все уверены что на Ролиньера покушения в этой стране не будет.

–Ясно, мы должны сделать так, чтобы для Ролиньера это не стало последним интервью.

–Задачу понимаешь правильно. Ты идешь впереди, парни из охраны толковые, они не мешают нам, свою работу знают. Смотри за происходящим, в случае чего дай знак. Рацию одел?

–Нет.

–Одень, проверим связь.

Роман вставил в ухо рацию, и микрофон всунул в рукав.

–Как слышимость? - спросил Люсьен.

–Отличная.

–Ну,- Люсьен остановился на полуслове, - ты дело свое знаешь, я говорил, в случае чего только предупреди меня.

–Я понял.

Люсьен поднялся, Роман тоже встал.

Они подошли к двери, Роман взялся за дверную ручку, когда Люсьен неожиданно спросил:

–Ты ничего не чувствуешь?

–Нет, а что?

–Да у меня чувство странное.

–Что за чувство?

–Не знаю, смотри сегодня в оба, перед тем покушением, у меня тоже было чувство.

–Чувствам надо доверять.

–Что я и делаю.

Они вышли в коридор.

"Странное чувство есть и у меня,- думал Роман, направляясь к комнате Ролиньера, - если оно возникло у нас обоих независимо друг от друга, значит сегодня у Артуа будет крайне опасный денек. Если для него, то и для нас"

Доставка Ролиньера к зданию была осуществлена на вертолете.

Артуа, Люсьен, Роман и Юань с двумя охранниками сели в один вертолет. Двенадцать остальных телохранителей разместились в двух вертолетах.

Поездка к зданию телекомпании заняла минут сорок.

Когда вертолет Ролиньера сел на крышу небоскреба, его тут же окружила охрана.

Телохранители открыли дверь и первыми вышли из вертолета.

Следом за ними появился Роман.

Вокруг них стояло несколько небоскребов, но только один был выше на двадцать этажей.

Роман мгновенно просканировал всю окружающую территорию. Это было странное чувство, словно он увеличился на несколько сот метров.

Роман сразу "увидел" их.

Двух снайперов на небоскребе. Один находился на пятьдесят восьмом этаже, второй на шестьдесят пятом.

Они были скрыты под темным стеклом, два дула снайперских винтовок нацелились на выход из вертолета. Они должны были действовать одновременно, сразу два выстрела в одну цель. После уничтожения Ролиньера отход…

Роман не только видел их, он знал как они должны будут отходить, кто будет их прикрывать…

Пока он спускался по трапу вертолета, в его голове прошла целая жизнь.

Он видел, как оба снайпера получают новое задание по уничтожению Ролиньера от своего руководства. Военный офицер в звании полковника, был крайне лаконичен, вручая им файл с заданием. Пожимая им руки, он нисколько не сомневался в том, что его подчиненные выполнят поставленную задачу.

"Охрана вам не помешает,- сказал полковник напоследок,- он будет у вас как на ладони. Вы не должны упустить его"

Роман спустился на крышу, делая паузу. Пока он не скажет, что Ролиньера нужно выводить, Люсьен этого не сделает.

Роман взглянул на стоявшего парня, лет тридцати пяти, он был одет в строгий черный костюм, его галстук в горошек колыхался на ветру. Он мимолетно посмотрел на Романа и вновь поднял голову.

Он казалось был готов сам запрыгнуть в салон и вывести из него Ролиньера.

Роман почувствовал, как дуло одной из винтовок нацелилось на него, снайпер помедлил мгновение, переводя прицел ближе к трапу.

Роман поднял руку и произнес:

–Чисто!

–Мы выходим! - ответил ему Люсьен.

Ролиньер вышел из вертолета и спустился по трапу.

–Здравствуйте, господин Ролиньер! - воскликнул парень, кидаясь к Артуа и протягивая руку, улыбался не только он сам, казалось и его костюм излучал положительные флюиды, - я Адам…

Ролиньер пожал ему руку, улыбнувшись одними губами.

–Зови меня Артуа.

–Если позволите.

Они направились к входу.

–Честно сказать, я немного взволнован,- говорил Адам, - мой отец вообще был против, чтобы интервью брал именно я…

Оба снайпера нацелили дула своих винтовок на Ролиньера и нажали на курок.

–Почему? - спросил Ролиньер.

Роман "оказался" внутри обеих винтовок, еще до того момента, когда снайперы спустили курок.

Он "заставил" весь механизм замереть так, как будто он превратился в камень.

Снайпера с силой жали на курок, но он не двигался.

–Отец сказал, что после этой беседы, я могу сильно измениться.

–С чего бы это?

–Вот и я хочу узнать, - улыбался Адам, - думаю, мой старик преувеличивает, нельзя ведь измениться, если сам того не хочешь?

–Нельзя,- согласился Ролиньер, заходя в здание,- только иногда человек и сам не знает, что он созрел к изменению.

Роман спустился по ступенькам и стал около шахты лифта.

–Нам, на какой этаж? - спросил он у охранника стоявшего рядом.

–На двадцать шестой.

Роман ждал лифта, мысленно отключаясь от снайперов.

Свое дело он сделал, пока их руководство что-либо поймет, Ролиньер выступит в этой телекомпании.

Дверь лифта открылась, и они зашли в него. Остальная часть охраны поехала на втором лифте.

Роман покосился на Люсьена.

"Ты даже себе не представляешь,- подумал Роман,- что если бы не я, то твоего хозяина бы уже не было в живых"

–Мне все на студии завидуют,- продолжал свою речь Адам,- говорят, что я беру интервью у человека, который за неделю стал легендой. Покинуть орден на одной из самых высоких ступеней, да еще выступить по этому поводу перед людьми. Это даже не сенсация, это переворот сознания. Все удивлены, что такое вообще возможно, что это можно снять, и вы до сих пор живы. Это равнозначно тому, что нам бы всем сказали, эй ребята, вы знаете, что мы связались с пришельцами, а один из них даст нам интервью…

Ролиньер, казалось, его даже не слушал, он был поглощен своими мыслями.

Лифт остановился и они вышли.

Роман двигался вперед, следуя за охраной, за ним шел Ролиньер с Адамом, замыкал их Люсьен, с остальными телохранителями.

Студия была огромна, Ролиньеру предложили место за столом, напротив сел Адам.

–Вы не против, если вам немного нанесут грима? - спросил Адам.

–Не против.

К Ролиньеру подошла красивая девушка лет под тридцать с тонкой фигуркой и коротко остриженными рыжими волосами и начала его приводить в надлежащий для камеры вид.

Роман смотрел, как охрана стала у двух входов, он "видел" что они заняли все коридоры, ведущие к лифтам и к пожарной лестнице. К тому же они поддерживали связь с теми охранниками, которые находились внизу, и на крыше, возле вертолетов.

Начальник охраны подошел к Люсьену, и что-то спросил, тот молча кивнул.

Роман хотел подойти к Люсьену, но передумал, он взял себе стул и сел так, чтобы держать под обзором Ролиньера и видеть один из входов в эту студию. Одновременно он проводил рентген по всему зданию, и еще прилегающей территории, насколько позволяла ему его энергетика.

Роман был рад тому факту, что нападавшие на крыше снайпера не предусмотрели запасного варианта, на случай, если их подчиненные не справятся с заданием.

"Похоже, - подумал он,- руководство даже представить себе не могло, что двое их снайпера не смогут справиться с элементарным заданием"

–Начали! - услышал Роман голос оператора.

Лицо Адама расплылось в улыбке.

–Здравствуйте дамы и господа! - начал Адам,- Сегодня в нашей студии человек легенда! Тот, кто не побоялся выступить со скандальным заявлением, и сообщить всему миру то, о чем знали лишь посвященные. Сегодня мы станем участниками самого громкого скандала, не побоюсь этого слова, столетия! У нас в студии Артуа Ролиньер! Бывший магистр ордена!

–Здравствуйте,- сказал Ролиньер.

–Артуа,- продолжал Адам, - я думаю, всех наших зрителей интересует вопрос, а действительно ли вы один из членов некоего ордена, который, как вы утверждали неделю назад, по сути, правит миром. После вашего короткого заявления, многие телекомпании объявили вас сумасшедшим и больше не упоминали об этом в эфире, другие наоборот, ждали вашего нового появления. Но независимо от комментариев, одно несомненно, ваше заявление потрясло всех, а некоторых, даже заставило о чем-то задуматься.

–Если хоть кто-то задумался, значит мой поступок имел смысл.

–Но вы можете как-то доказать свою причастность к ордену?

–Нет.

–То есть мы должны верить вам на слово?

–Моя причастность к ордену доказана бумагами быть не может.

–Но вы можете предоставить хоть какое-то доказательство?

–Нет.

Адам мило улыбнулся.

–Люди сейчас не верят даже документам, а вы не хотите и их предоставить.

–Не хочу.

–Артуа, но у нас выходит странная ситуация, многие зрители сидя перед экранами сейчас скажут: значит тот телеканал был прав, вы сумасшедший.

–Пусть говорят.

–Но ведь это не так!

–Что ты хочешь услышать? - подался вперед на своем кресле Ролиньер,- Документы? Фотографии? Может еще досье на каждого гроссмейстера? Что твоим зрителям надо? Они хотят очередного шоу перед сном, только перед ними не тот, кто это шоу организует.

–Они не ожидают сегодня шоу, - сконфуженно проговорил Адам, он понял, что его неправильная манера беседы, завела в тупик все интервью.

–Те, кто еще не разучился думать,- неожиданно сказал Ролиньер,- итак будут смотреть это интервью, им документы предъявлять не надо, их можно состряпать в любой студии.

–Наш канал смотрят люди разного класса,- тихо сказал Адам, - а сегодня по нашим экспертным оценкам у нас ожидается аудитория в двести миллионов человек.

–Если ты и дальше так будешь вести интервью,- заметил Ролиньер,- толпа быстро рассосется.

Адам покраснел даже через грим.

–Что у тебя на экране? - спросил Ролиньер, показывая на открытый ноутбук Адама.

–Э-э, здесь вопросы интервью.

–Дай мне посмотреть.

Адам повернул компьютер к Ролиньеру, тот полистал немного вопросы и резко закрыл экран.

–Ты писал их?

–Да.

–Почему врешь? - зло спросил Ролиньер.

–Я не…

–Это твой редактор такой лопух?

–Э-э, он не лопух.

–Полный, причем! Он специально хочет завалить это интервью?

Адам побледнел, он машинально взглянул на закрытый ноутбук, у него все перемешалось.

"Я все провалил!- подумал он, и его охватила паника,- Я провалил одно из лучших интервью в моей жизни!"

–Реклама! - услышали они голос оператора, в этот момент на съемочную площадку ворвался мужчина лет шестидесяти.

–Что тут происходит?! - закричал он, обращаясь как к Адаму, так и к Ролиньеру,- Кто так берет интервью?!

Адам сжался в кресло, в эту минуту он хотел оказаться где угодно, но только не здесь.

–А ты?! - обратился мужчина к Ролиньеру, делая шаг ему навстречу. В этот момент сзади Артуа вырос Люсьен, мужчина вовремя остановился, но свою тираду продолжил,- Что ты здесь устроил за безобразие?! Обозвал меня лопухом, а я президент этой компании, ее учредитель! Наших зрителей толпой!

–А я не прав? - спокойно спросил Ролиньер.

–Нет, - президент компании повернулся к Адаму,- открывай вопросы и задавай их ему, и если еще раз подобное повториться, после следующего блока рекламы здесь будет сидеть другой человек. Ты все понял?

–Да,- ответил Адам.

–Подготовьте его,- приказал президент компании,- весь грим размазал.

–Ты все сказал? - вдруг вмешался Ролиньер.

–Я!

–Ты!

–Все.

–Тогда пошел отсюда вон, и чтобы я тебя сегодня здесь больше не видел. Если еще хоть рот откроешь, я вообще уйду, интервью у меня возьмет другая телекомпания. А тебе придется подыскивать новую работу.

Президент телекомпании весь надулся, его голова казалось сейчас лопнет. Он набрал в легкие воздух, но выпустил только некий стон и пулей выскочил из зала.

Вновь загримированный Адам открыл ноутбук, когда Ролиньер положил на экран руку и вновь закрыл его.

–Начало интервью у тебя не пошло по одной причине, ты делал не то, что хотел, а то, что тебе навязали другие.

–Эфир! - услышали они голос оператора.

–Артуа,- начал Адам, быстро соображая,- думаю, всех интересует вопрос, почему вы решили предать орден?

–Хочу у тебя спросить о твоей жене, она старше тебя, или младше?

–Моя жена одного со мной года, но Артуа, мы говорим о вас, моя биография не интересует нашу аудиторию.

–Понимаю, обычно когда сюда приходит так называемая звезда, или известный политик, они до такой степени гордятся своей особой, что готовы о ней говорить часами и вне эфирного времени. Но я к этим звездам не отношусь, меня не интересует что надо вашей публике, у нас идет общение.

–Но оно ограничено эфирным временем.

–Все наши встречи Адам не проходят напрасно, но встречи с некоторыми людьми могут полностью изменить всю твою дальнейшую жизнь, в этом я полностью согласен с твоим отцом. Ты спрашиваешь меня, почему я предал орден, но разве можно понять этот вопрос, если не знать ничего о самом ордене. Кроме того, что измениться от моих слов? Ты правильно сказал, мы ограничены эфирным временем, но только тебе решать чем оно в течение двух-трех ближайших часов будет заполнено. В первой части я хотел показать тебе, чем для талантливого человека заканчивается слепое подчинение глупому, но богатому авторитету.

–Спасибо,- тихо произнес Адам, услышав в свою сторону лесть и добавил,- честно сказать, ваша манера разговора немного необычна, мой первый вопрос должен был звучать так: почему вы вступили в орден?

–Отличный вопрос, если хочешь понять причину, найди, где было ее начало. Как и все юноши в отрочестве, я был полон поиска себя, своего места в этом мире, искал какую-то цель в жизни. Я был не похож на своих сверстников, моя семья была довольно обеспеченной, отец часто разъезжал по миру, беря меня с собой, друзей, в общепринятом понимании у меня тогда не было. Деньги всегда создают барьер в общении, если ты знакомишься с теми, у кого их не много. Мои школьные знакомые предпочитали гонять в футбол, когда я проводил целые ночи за книгами. Я не читал, я поглощал знания, которые впитывал в себя мой мозг.

В один из дней у меня наступил кризис. Он у всех наступает, когда задаешь себе вопрос: а ради чего все это? Религия бы помогла, если не замечать того, что происходит внутри ее стен, да не углубляться в те книги, которые принимаются паствой только на веру.

Конечно поиски продолжались, только теперь они назывались сексом и наркотиками. В итоге, меньше чем за год я превратился в циника, мне казалось, что я познал жизнь во всей ее глубине. За той чертой, где я стоял, дальше была только смерть. В этой жизни меня уже ничего не привлекало, удивить ничего не могло, удовольствий я уже не испытывал. Часто начал задавать вопрос, а для чего тогда жить?

Вот тогда я и пришел в орден. Меня туда привел мой отец, долго он меня не уговаривал. Он лишь сказал: возможно это то, что на сто восемьдесят градусов изменит твою жизнь, но решить ты должен сам. Долго я не думал, в конце концов, что мне было терять?

В итоге меня приняли.

–Значит, вы вступили в орден после того, как разочаровались в жизни?

–Да.

–Это вам помогло?

–Это всем помогает, одним больше, другим меньше. Каждый, вступая в какую-то организацию, всегда ждет чего-то.

–Но вы в конце концов разочаровались?

–Разочарование, это не то слово, которое сюда можно применить. Разочарование наступает у того, кто создал себе иллюзию, которую он хотел бы иметь. В моем случае этого быть не могло, поскольку я иллюзий не питаю.

–Давайте я перефразирую, орден несет в себе зло?

–Это одна из форм защиты, вот что ищет большинство в ордене, другие хотят власти, третьи специфичного удовольствия, кому-то нравится секретность и таинственность. Орден сам по себе нейтрален, как скажем океан, но его населяют люди, а вот они уже формируют его.

–В некоторых книгах пишут, что все правительства входят в те, или иные ложи и именно там, а не в кабинетах власти принимаются решения, вы согласны с этим?

–Частично.

–Что вы имеете в виду?

–Король, премьер-министр, или президент может за день принять кучу постановлений, подписать сотни приказов. Если взять гроссмейстеров большой ложи, они управляют десятком стран. Вы представляете себе, сколько они должны читать, что бы указывать власть имущим, что они должны подписывать, а что посылать на нужную гроссмейстерам доработку?

–Тяжелая работа, но для этого у них могут быть заместители.

–Тогда получается что правят не они, а целая когорта.

–Но чем больше иерархия, тем более она нуждается в промежуточных звеньях.

–Так и есть, только руководителям указывают на основные моменты, а второстепенные они вправе решать сами. Для этого есть лоббисты, представляющие интересы крупных компаний, вот они и формируют многие законопроекты.

–Боюсь, что власть имущие не признают этого факта.

–Хоть один бюрократ поднялся со своего места и сказал: я бесполезен, увольте меня! Ни один, ему проще уволить вас. Если поставить под сомнение привычный институт власти, то резонен вопрос: а кого выбирает народ? А чем тогда занимаются десятки тысяч политиков в кабинетах власти, кроме как защищая интересы своих богатых хозяев?

–Большая часть зрителей не поверит вам. Они не согласятся с тем, что есть некие люди, стоящие за теми, кого они выбирают на выборах.

–Труднее всего признать, что немалую часть жизни ты следовал не по тому пути, читал не ту литературу, а то, что слышал по телевизору было обычным враньем, проплаченным теми, кому это выгодно. Мужество, это когда ты можешь честно смотреть в себя, без вранья и придумывания новых иллюзий. Если зрители, сидящие перед экраном телевизора, хоть на миг задумаются о том, что я сказал, тогда поймут, почему выбранный ими кандидат так разочаровал их после вступления во власть.

–В этом плане хотелось бы вам задать вопрос по выборам. Например, на выборах баллотируются три кандидата, от различных партий. Возможно ли, что все трое, члены одного и того же ордена?

Ролиньер улыбнулся.

–Будьте уверены, что те кандидаты, которые пройдут первые туры голосования, члены одного ордена, ну может быть двух, и они смогут между собой договориться.

–Иными словами, хотя мы выбираем разных с виду и политических программ кандидатов, все они управляемы из одного центра?

–Конечно.

–Но позвольте с вами не согласиться, разные партии имеют свои политические лозунги.

–Это так,- кивнул Ролиньер,- только все они, когда оказываются у власти, об этих лозунгах забывают. Каждый политик кричит о коррупции власти, но придя туда лишь наводят маскарад и все остается по старому. Новый кандидат утверждает, что выметет метлой всех бюрократов и лентяев. Только кроме перетасовки колоды ничего не делает. Все твердят, что станут заботиться о своем народе, только барыши, как и прежде, получают определенные финансовые воротила. Вот и выходит, что ордена то может быть и разные, да поступки одинаковы, методы идентичны, а раз так, выводы делайте сами…

–Я читал в одной из книг, что любой руководитель которого ставят из ордена проходит жесткий отбор, и случайных людей там нет. То есть тех, кто мог бы повести себя неадекватно и, скажем послать своих фактических хозяев.

– Даже если это и происходит, в чем я сомневаюсь, они все равно получат выгоду. Можно даже утверждать, что они намерено его туда всунули, чтобы он все развалил. В ордене подчиненность лучше даже чем в армии.

–По-вашему, случайности для гроссмейстеров не случаются?

–Обычно нет, как управлять марионетками они знают еще с младенчества, когда получают генетическую память своих предков.

–А ваш случай?

–Это одна из случайностей,- улыбнулся Ролиньер.

–Реклама! - услышали они голос оператора.

–В этот раз у тебя получается лучше,- заметил Ролиньер.

–Спасибо, - кивнул Адам, - Артуа, есть ли какой-нибудь вопрос, который бы вы хотели, чтобы я задал?

–Задай тот, который интересует тебя.

Адам потупил взгляд, немного помолчал.

–Он слишком личный,- признался Адам,- я право не знаю.

–Тогда жди следующего случая.

–А он наступит?

Ролиньер покосился на смотревшего на него Романа, и тихо сказал.

–Может быть.

–Эфир! - услышали они голос оператора.

–Артуа, - продолжил Адам,- касаясь власть имущих, правда ли, что любой человек в правительстве обязан вступить в какой-нибудь орден, иначе он не сможет там работать? То есть, действительно ли есть такая обязанность?

–Обязанность, это насилие, во вступлении в орден насилия нет. Поверьте, люди которым предлагают вступить в орден, очень этим гордятся. От самого ордена, от того, кто это предлагает, зависит и ваша карьера. К тому же, я уже говорил, что это в первую очередь безопасность, это связи, сохраняющиеся на всю жизнь, это секта неприкасаемых, тронуть которых, без санкции самого гроссмейстера никто не может. Люди очень гордятся этим. Поэтому обязанность не то слово, скорее это необходимость.

–Необходимость?

–Конечно.

–Но почему? Кого боится бизнесмен, если он ведет честный бизнес, или политик, не связанный с криминалом?

–А такие политики есть?

–Я не знаю.

–Я таких политиков тоже встречал всего пару раз. Разберем бизнес транснациональных компаний. Между ними идет настоящая война, за рынки сбыта, за дешевую продукцию, за лоббирование именно своих интересов посредством покупаемых ими политиков. На сегодняшний день ТНК и ТНБ способны противостоять любому правительству, они сами себе правительство. Понятие честность их директорам и не снилась, им нужны прибыли, а ради них они готовы на все. Финансовые выгоды, основа любого принимаемого правительствами решения, будь то помощь бедным странам, или санкции против непослушных.

–Вы и против этих компаний.

–Разве я это сказал? Нет, я отлично понимаю, что движет всеми этими господами. Миром правит чей-то интерес, только у домохозяйки он один, у банкира другой, а у директора фирмы третий.

–Но тогда получается несуразица, перед этим вы сказали, что все управляемы из одного центра, а теперь вы утверждаете, что между ТНК и ТНБ идут настоящие войны. Если они все сделаны из одного теста, зачем им воевать?

–Не из одного, и вам это известно. Я только знаю с пол сотни орденов, причем цели у гроссмейстеров этих орденов различны. Но есть костяк, скажем десять-пятнадцать гроссмейстеров, вот они и решают все вопросы. Причем, каждый из них представляет свою ветвь, свои интересы. Директора ТНК и ТНБ делают огромную работу. Сражаются с конкурентами, отстаивают свои интересы, а сверху за ними наблюдают.

–Значит наш мир однополярный?

–Нет, я бы назвал его четырех-пяти полярным, но отнюдь не однополярным. Если бы он был однополярным, я бы здесь не сидел и не давал такое интервью, а уже давно исчез бы с лица земли.

–То есть пять сил…

–Адам, - перебил Ролиньер,- зачем тебе эти ответы, трех-четырех, десяти полярный. Людям все равно кто правит миром, зачем оно им надо?

–Мы не понимаем, почему вашим гроссмейстерам прятаться, почему им самим не выйти из тени?

–А зачем?

–Чтобы мы узнали их, а не политиков, чтобы мы с них спросили за то, что твориться в нашем мире.

–Вот ты куда хватил,- усмехнулся Ролиньер.

–А что?

–Они стараются думать на много лет вперед. Обычное проклятие посылаемое в адрес кого-то, легко достигнет цели, если человек очень зол в этот момент. Теперь представь тысячи проклятий, которые посылаются людьми по конкретному адресу, это же серьезнейшая психофизическая травма. Она оседает в генетической памяти этого человека и остается в генах его потомков.

Когда политик радуется своему избранию, он даже не догадывается об этом. Он принимает нужные решения и, конечно же, ущемляет немалую часть своего электората, те злятся. Они посылают проклятия на его голову. Проклятия копятся, а потом все равно дают о себе знать. В виде смерти близких, болезней самого человека, неприятностей, которые сопровождают всю его жизнь, и дальнейших его отпрысков, но, а цветочки ожидают его уже после смерти.

–Неужели они этого не знают?

–Некоторые нет, другие верят что боги их спасут, третьи слишком любят саму власть, чтобы думать о таких мелочах…

–Получается, что ваши гроссмейстеры это ужасные люди.

–Кто ужаснее, ты, режиссер, который отснял серьезный материал, или твой редактор, запретивший тебе с этим материалом выходить в эфир, и ты с этим согласившийся?

–Это разные вещи!

–Ой, ли! Ни один гроссмейстер не смог бы существовать без поддержки тех, кто рядом.

–Они выбирают, подобных себе.

–Они вообще в этом не участвуют, десятки тысяч человек приходят в орден благодаря своим знакомым. Орден для них это тот дом, который они в реальной жизни не имеют.

–Если бы они хотели, они бы создали этот дом во всем мире, а не только в узком кругу. Тем более, я сомневаюсь что всем бы подошла та модель мира, которую бы они нам представили. Мы все привыкли к тому, что если что-то скрыто, то в нем есть что скрывать.

–Ах, нам есть что скрывать! - взорвался Ролиньер,- А вам?! Кто бездарно воспитывает собственных детей, будто бы лелеет их и вкладывает душу, а потом отдает их на войну, при этом рассказывая соседям, что их сын пошел защищать страну, в нем будет польза для государства. Кому польза?! Политику, который получил за эту бойню очередной транш?! Компаниям, которые заработают на этом миллиарды?! Военным генералам, которые подымаются на крови уничтоженных ими людей?! Кто питает эту войну?! Не вы ли, своим попустительским отношением?!

Когда вы снимаете проститутку, или платите за порнофильм, вы ли не вносите лепту в проституцию в вашей стране? Когда вы изменяете с женой своего друга, а потом мило ему улыбаетесь при встрече, не вы ли плодите ложь в окружающее вас пространство? Когда начальник унижает подчиненного, только из-за того, что статус последнего меньше, а озлобленный подчиненный, вернувшись домой отыгрывается на детях, не они ли все вливают зло в этот мир? Если рассмотреть весь процесс в целом, то каждый человек на земле вносит свою лепту, а в итоге это приводит к тому, что мы видим. Или думаете, что вы не несете за это ответственность, не отвечаете за это?

Вы все, режиссеры, журналисты, писатели, формируете это общество. Которое больно, аморально, находится в крайней степени разложения. Вы все виновны в том, что имея внутренний хаос у себя в душе, не ищите выхода из него, а дарите иллюзии толпе, а та, привыкшая все брать на веру, вторит вам и повторяет вашу глупость.

–Мы не признаем это! - заявил Адам,- В чем наша вина? Если человек не хочет смотреть телевизор, пусть выключит его, не нравится ему эта книга, пусть купит другую.

–Совершенно верно Адам. Ты сам подошел к тому, что я говорил о гроссмейстерах. Они могут создать условия, но выбор твой. Каждый политик мог бы сделать жизнь его сограждан лучше, но часто экономически в ущерб себе и тех компаний, которые его представляют, поэтому он этого не желает. Каждый человек утверждает, что он хорош и окажись на месте власть имущего, был бы справедливее, но часто, если это происходит, он оказывается еще хуже, чем был тот, кого он критиковал. Все окружены ненавистью и завистью. Мы все питаем те отрицательные эгрегоры, которые окружают нашу планету, мы взращиваем их, чтобы они потом обрушивались на нас.

Если бы каждый человек задумался над своей жизнью, проанализировал, сколько злости он выплеснул наружу, и только представил это, ему бы стало жутко, скольких чудовищ он породил. Потому что злость эта находит своих приверженцев, в виде гипнабельных людей, творящих страшные вещи.

–Если даже представить, что это так, сейчас появилось море литературы, благодаря которой человек может избавиться от своих негативных эмоций. Многие сейчас посещают различные курсы, где нас обучают контролировать свой гнев, самостоятельно лечить свое здоровье…

–Эти курсы несут в себе больше вреда, чем пользы. Здоровье, это когда ты ежедневно занимаешься спортом, правильно питаешься, голодаешь. Это работа над собой, что предлагают тебе методики?

–По здоровью все очень просто, не нужны усилия. Перед сном, я мысленно вхожу в астральный город, посещаю там несколько залов, спортивный, оздоровительный, после чего выхожу помолодевшим. Самый простой вариант, это представлять себя в возрасте на десять лет моложе, и каждый день мысленно надевать на себя этот образ. Еще есть эфирный скелет здоровья, там много техник, они несут большую пользу. У нас нет времени посещать спортзалы и правильно питаться, голодание же слишком сложно, не представляю себя не съевшим ничего в течение дня.

–Эфирные города это миф, вы создаете себе иллюзию, поскольку вам ее нарисовал ваш учитель и ждет вас там то, что он вам сказал. Но ваши методики не дают вам главного, понимания себя.

–Я с вами вновь не соглашусь, если эти методики действуют, почему бы нам их не использовать?

–Ты носишь очки, почему с помощью своих методик ты не восстановишь зрение?

–Я пробовал представлять, что у меня становится лучше зрение, но оно улучшалось не намного. Что касается других методик, то они есть, мой приятель, например, снял очки за месяц, занимаясь по программе. Но на его программу занятий у меня лично нет времени.

–Конечно, когда дело касается карьеры, человек идет на любые жертвы, будь то его личная жизнь, и жизнь его близких. А когда нужно заняться собой, своим организмом, вы говорите: нет, нам это не надо, слишком много времени. Дайте мне магическую методику, или таблетку, чтобы я тратил на свое здоровье минут пять в неделю, и оставьте меня в покое. Вы находите время для просмотра телепередач, дебильных сериалов, на любой цвет и вкус, но у вас нет времени для собственных детей, хотя это основа того, что вы называете смыслом жизни.

–Артуа, вы говорите о каких-то других мирах. Зачем рабочему, или финансисту заниматься собой после работы. Темп жизни таков, что у тебя совсем нет времени на все это. Ведь не секрет, что и секс сейчас у людей занимает меньше времени, чем раньше, а сказки о предварительных ласках и тому подобном отошли на задний план. Сегодня все спешат, как мужчины, так и женщины, тратить время попусту, никто не хочет.

–Вопрос состоит в том, во что ты превратишься к пятидесяти-шестидесяти годам. В развалину, которая проживет последние годы жизни, находясь под капельницей врачей, или полноценным человеком, который еще способен на все.

–В шестьдесят лет способен на все? - улыбнулся Адам, - Только недавно я читал, что к шестидесяти годам у человека наступают необратимые процессы в организме, и хотя их можно частично остановить, но это все равно не панацея. Старость, это приговор, или вы с этим не согласны?

–Магистр моего ордена умер в девяносто лет, не своей смертью, его рабочий день составлял 12 часов, он тренировался три раза в день, тратя на это полтора часа, он был полноценным мужчиной.

–От чего он умер?

–Видишь, тебя интересует не суть вопроса, я сказал, что не своей смертью, это значит, что в противном случае он бы прожил еще долго. Вскрытие показало, что его биологический возраст составлял 30 лет. Исходя из этого, могу заявить, что врачи правы, говоря о старости, но они берут вас всех, ленивых, среднестатистичных людей. Те, кто занимаются собой, под эту категорию не подпадают, поскольку они сами омолаживают себя, и их организм действует по иным законам.

–Реклама! - услышали они голос оператора.

–Артуа, у нас осталось не много времени сегодня,- сказал Адам,- может я покажусь вам навязчивым, но могли бы мы встретиться еще раз?

–Здесь, в студии?

–Да.

–Когда?

–В нашей компании график расписан уже до конца года, но, как и сегодня, я постараюсь выбить для нас окно.

–После этого интервью, в эфире я больше выступать не буду,- улыбнулся Ролиньер.

–Надеюсь, к нам придут миллионы писем…

–Какая разница.

–Каждая передача для меня, это как книга для писателя, если маленький тираж, значит она не удалась.

–Совсем не так,- покачал головой Ролиньер, - если ты хочешь быть шоуменом, раскрученным определенными людьми, тогда тиражи твой конек, но если ты создаешь нечто серьезное, то здесь не важно количество.

–Да, а важны люди, которые бы поняли, что именно ты имел в виду.

–Я вообще считаю, что пока ты не ограничен какими-то рамками, ты можешь создавать шедевры. Как только тебя сделали великим, заставили подписать контракт, ты попал, на тебя уже могут влиять.

–Господин Ролиньер, 100 процентов правды, влияние идет, но согласитесь, если вы только пишете, это одно, а если еще занимаетесь другими делами, это другое…

–Несомненно, тогда ты пишешь в свободное время, а его может быть мало.

–Именно об этом я и хотел сказать.

–Эфир!

Адам сделал паузу, потом спросил:

–Артуа, до рекламы мы говорили о здоровье, но та работа, на которой мы тратим большую часть своей жизни, приносит вред организму. Всем известно, что каждая профессия имеет свой перечень болезней приходящих со временем…

–Одну минутку,- перебил Ролиньер, - почему ты говоришь об этом с такой уверенностью? Вот типичный пример зомбирования, некий авторитет, с высокой трибуны что-то заявляет, все кто его слушает, это повторяют и начинают в это верить. Естественно в дальнейшем все будет происходить, как и предсказано авторитетом, в кавычках. Нет профессиональных болезней, если вы не даете им развиваться.

В своей юности, я запомнил один случай, когда я на пару лет уехал из дома жить на собственные деньги. Мои сбережения быстро растаяли и я сменил несколько рабочих мест. Так вот, работая, я встретил парня тридцати лет, он вкалывал в этом месте три года, и когда мы разговаривали, я его спросил: тебе нравится твоя работа? Он мне ответил: это работа, она не может нравиться. Понимаешь? Он ненавидел свою работу, он ждал выходных, чтобы напиться с друзьями, а в понедельник выйти снова туда, куда он совсем не хотел идти.

Вот для таких как он и создаются профессиональные болезни, им они нужны, чтобы потом подтвердить свою теорию о том, что работа это зло, и ее нужно ненавидеть. Для тех же, кто идет на свою работу с радостью, находит время заниматься собой, а значит и своим здоровьем, им профессиональные болезни не страшны.

–Не соглашусь с вами, если взять спорт…

–Мы не говорим о спорте и о категориях людей, которые могут подвергаться опасному воздействию извне, по независящим от них причинах, мы говорим о профессиях повседневных.

–Предположим вы и правы, но я лично предпочту новое лекарство, или магическую методику, как вы сказали, а уж затем сам решу как распорядиться тем временем, которое у меня останется. На сегодня, я бы желал чтобы в сутках было 36 часов, а не 24. Немалая часть наших зрителей с этим согласиться.

–Зачем тебе 36 часов, а не 24, чтобы и дальше заниматься тем, чем ты занимаешься?

–Допустим, что в этом плохого, если взять каналы нашей компании то они сильно отличаются от компаний конкурентов, мы стараемся более полно освещать те, или иные события.

–Я не беру ваш канал в общности, это отдельная тема и не этой передачи, причем моя характеристика, конечно, не совпадет с тем, что ты привык слышать. Давай начнем с тебя, молодого режиссера, с искрой в душе, которая гаснет от того, во что ты превращаешь свою жизнь. Когда ты пришел в эту телекомпанию, у тебя были большие планы, но, наткнувшись на малейшие препятствия, ты изменил себе, стал делать не то, что хотел твой разум, а то, что тебе навязывали твои шефы.

–Реклама! - предупредил оператор, но Ролиньер не останавливался.

–Эти вечеринки, в твое свободное время, с толпой обкуренных богатых идиотов и идиоток, которые уже не знают куда бы всунуть себе пистон, поскольку эрогенные зоны атрофировались от вечного поиска кайфа. Окружающие тебя бездарности, которые ничего из себя не представляют, но мнят себя великими знатоками всего, привносят в тебя смуту. Ты скоро совсем исчезнешь под их влиянием…

Адам молча смотрел на Ролиньера.

–Темы которые я хотел освещать, были не актуальны, я стал перед выбором, или снимать о том, на что обществом наложено табу и ждать что возможно этот фильм кто-то решит взять, или идти по проторенной дорожке, подобно сотням других до меня.

Адам вытащил платок и вытер мокрые ладони.

–Но, если сказать честно, я уже и не хочу идти по другой дороге, я слишком привык к этой, она проще…

–Полгода назад мне приснился сон, я умер и моя душа, разум, называй, как хочешь, полетела вверх. Там я предстал перед двумя существами, одно из них светилось ярким белым светом, второе держало свиток. Когда оно развернуло свиток, передо мной пролетела вся моя жизнь, начиная от рождения, до того момента, когда я оказался перед ними.

Я увидел свою жизнь и они показали мне результаты некоторых моих поступков. Адам, я был поражен, особенно неприятно было смотреть на то, что происходило тогда, когда я делал некоторые вещи, которым даже не придавал значения, но они имели колоссальные последствия для других людей. Когда я дошел до последнего момента, светящееся существо у меня спросило:

"Мы дали тебе большое богатство, когда ты пришел в этот мир, с чем ты вернулся к нам?" Я был шокирован этим вопросом, я понял, что они имели ввиду. Мне дали возможность прожить эту жизнь так, чтобы я пришел в другой мир, имея не приумноженное материальное богатство, которое для них вообще не имеет никакой цены, а духовное. Мне дали большие деньги, предоставили огромные возможности, а я пришел к ним нищим…Потому что выбрал наилегчайшую дорогу.

Ролиньер чуть подался вперед.

–После этого сна, Адам, я перестал верить в тех богов, в которые верил, находясь в ордене, я понял, что они меня не спасут, как-то обещают гроссмейстеры. Поэтому, в следующий раз, когда ты скажешь, что мне так легче и поэтому я плыву по течению, ты вспомни о моем сне и знай, все наши поступки известны, мы сами их фиксируем в себе. Можно обмануть весь мир, но мы никогда не сможем обмануть Разум, какими бы мы не были умными и хитрыми. Потом же, когда ты предстанешь перед ним, смотри, чтобы тебе не было страшно и стыдно, также как мне.

–У вас еще пятнадцать минут, - сказал оператор, - Эфир!

Бледный как полотно Адам не слышал этих слов, он лишь прошептал:

–Я хожу в церковь раз в месяц, я исповедую свои грехи…

– Я сделал много зла, но я никогда не дарил никому надежду. Они же дарят ее вам и в этом весь ужас происходящего. Сколько бы миллионов людей не делали то, что они делают, если бы они знали, что прощение любого святого не имеют никакого смысла для Вселенной.

–Откуда вам об этом знать?

–Есть уверенность. Только если человек меняется сам, не надевает маску, не идет на сделку с богом, постоянно обманывая его, как кощунственно это ни звучит, тогда у него появляется шанс.

–Что же нужно делать?

–Каждый должен решить сам, здесь не может быть никакой техники, или системы. Если это будет идти от разума, ответ придет сам собой, если же это очередные игры мыслей, тогда человек попадет в новую ловушку. Я помню одну свою близкую знакомую, которая была жената, но очень любила секс и меняла любовников и любовниц чаще, чем я блюда за столом, мы как-то заговорили о боге, и она была сильно поражена, что я не ходил в церковь, не исповедовался. Она мне сказала: я хожу каждую неделю, священник исповедует мои грехи, и я живу спокойно до следующей исповеди.

Адам потупил взгляд.

–Наверное, многие в этом ее поступке узнают себя, - тихо произнес Адам, - боже, как же это ужасно.

–Вот именно, Адам. Мы любим показывать на других пальцами, хотя сами не являемся эталоном порядочности. Мы изменяем своим близким, а сами подсматриваем за действиями соседских половин, и потом вдвоем обсуждаем это за вечерней трапезой.

–Реклама! - закричал оператор, - Адам, после рекламы у вас еще будет пять минут.

–Ладно,- бросил Адам.

Ролиньер отпил немного сока из стакана.

–Можем мы встретиться с вами завтра? - спросил Адам.

–Нет, завтра у меня важная встреча.

–А после завтра?

–Тебе лучше созвониться со мной.

–Время так быстро пролетело, я хотел о многом у вас спросить, но…

–Эфир!

–Господин Ролиньер, время нашей встречи подходит к концу. Мне хотелось спросить, так почему вы вышли из ордена, тем более понимая, что вас не оставят в покое и заставят замолчать.

–Мы все, начиная жить, видим перед собой прекрасный мир, который нас окружает. Со временем, столкнувшись с реальностью, мы понимаем, что это не совсем так. Орден, до определенного момента, подарил мне новую реальность, не вступи я в него, возможно, что меня бы уже и не было в живых. Я долго верил в его идеалы, пока не осознал, что это тоже одна из форм иллюзий. Когда речь идет о физической безопасности, орден необходим, в мире экономики и политики это одна из важнейших форм выживания. Но если орден вмешивается в вашу психологическую свободу, это уже ловушка. До моего сна, умер один из гроссмейстеров, которого я хорошо знал и долгое время был под его началом. Перед самой своей смертью, он сказал: мне страшно, когда я думаю о смерти, страшно оттого, что я мог ошибаться. Тогда я его не понял, так как был убежден, что мы не можем ошибаться. Теперь я уверен, что мы сильно ошибались во многом, что мы делали…

–Хотелось бы верить, что к вашим словам прислушаются…

–Если хотя бы один человек из ордена поймет, что я говорил, мне стоило прийти сюда. Людям всегда хочется иметь кого-то, кто бы им помог, на кого они смогли бы опереться. У одних это муж, или жена, у других дети, работа, или положение в обществе. Но чувство внутренней неудовлетворенности есть у всех, и оно периодически дает о себе знать. Многих такое положение вещей вполне устраивает, а некоторые, в глубине понимают, что не все так однозначно, но стараются уйти от этого с помощью различных техник, молитв, или медитаций. Я не говорю что это плохо, но это очередная форма бегства, бегства от самого себя. Весь наш трагизм заключается в том, что мы слишком привыкли доверять книгам, телевизору, привыкли получать ответы на все свои психологические вопросы, забывая, что ответы эти нам дают люди, которые тоже могли ошибаться, а то, что их называли великими, еще ровным счетом ничего не означает.

Не слушайте никого, не верьте тому, чему вас учат. Когда вам дарят надежду, вам дарят иллюзию, только она не является истиной и не приведет вас ни к чему. Вам не нужно мысленно бежать куда-то, или искать учителей, все в вас, вы можете это наблюдать в самом себе, когда слышите голос своего Разума.

–Реклама! - закричал оператор, - Сняли!

Адам повернулся к Ролиньеру.

–Спасибо вам за интервью, это было нечто, словно я беседовал с человеком из другого измерения…

–Пожалуйста,- ответил Ролиньер, подымаясь с кресла.

Роман направился к двери, обгоняя Ролиньера, который быстро пошел на выход.

–Мы выходим,- произнес Юань в рацию,- проверка всех постов.

Пройдя по коридору, они направились к дверям лифта, дверцы уже были открыты и двое охранников внутри ждали, когда Ролиньер зайдет во внутрь.

Роман "видел" что на крыше шахты находилась бомба на дистанционном управлении.

Юань остановился около лифта, не входя в него, он развернулся, глядя как Ролиньер приближается.

До лифта оставалось несколько шагов, внутри Романа пронеслись десятки мыслей.

"Если мы сядем, я могу не уловить импульс, и тогда нас уничтожат. Но если я остановлю Ролиньера, они узнают за бомбу и тогда тот же Люсьен может у меня спросить: откуда ты мог знать об этом? Может все же попытаться остановить импульс?"

–Стойте,- приказал Юань.

Роман резко остановился и произнес в микрофон:

"Люсьен, задержи Ролиньера"

Юань стоял в некотором замешательстве, двое агентов, которые находились вверху, возле шахт лифтов, не отвечали.

Роман сделал шаг назад, на лице Адама отразилось недоумение, Ролиньер стоял посреди коридора, охрана вопросительно смотрела на Юаня.

Романа резко выбросило вперед, он "увидел" шесть человек, которые вышли из комнаты располагавшейся на верхних этажах. Мужчины были одеты в черные костюмы охраны и у них были пропуска, которые имели телохранители Ролиньера. В ухе каждого из них располагался микрофон.

Они направились к лестнице, перекрывая сразу два этажа.

Тут же Роман "очутился" внизу, в холе он "заметил" двух мужчин в форме охранников телекомпании, они поджидали Ролиньера. На выходе из здания их ждало еще две группы. Наконец, в противоположном здании сидело уже пять снайперов контролировавших вход, трое из них были вооружены фаустпатронами, двое противотанковыми ружьями.

За несколько часов интервью, они подготовились основательно.

"Взлететь не удастся! - сказал ему внутренний голос,- Всех ты остановить не сможешь" Роман понял, что помимо тех, кого он увидел, были еще агенты вне зоны его видимости.

Роман подошел ближе к Люсьену и тихо сказал:

–На верхнем этаже нас ждут, в лифте тоже.

–Откуда ты знаешь? - спросил Люсьен.

–Чувствую.

–Этого мало.

–Хочешь спасти Ролиньера, следуй за мной! - Роман резко выхватил свой ствол и перезарядил его.

Телохранители недоуменно смотрели за действиями охраны Ролиньера.

Роман побежал к лестнице и стал спускаться вниз, за ним последовали Ролиньер с Люсьеном.

Юань по рации предупредил телохранителей, фиксирующих лестницу, и тех, что стояли внизу, что они спускаются.

Роман пробежал два этажа, когда увидел двух охранников, стоящих у лестницы.

"…исчезни гнида, - появилась в его голове чужеродная мысль,- мельтешишь здесь…"

Ролиньер спрыгнул со ступенек и оказался на лестничной площадке.

В этот момент двое телохранителей резко выхватили автоматы, направляя их на Ролиньера.

Люсьен мгновенно оказался впереди, одной рукой убирая Ролиньера назад, второй выхватывая свой ствол.

Нападавшие успели выхватить стволы на доли секунд раньше, чем Люсьен, они почти одновременно спустили курок…

Роман, не останавливаясь, бежал вниз.

Часть "его" оказалась внутри автоматов нацеленных на Ролиньера, когда пули выйдя из обоймы, направились в ствол, он усилием воли заклинил оба заряда.

Нападавшие выстрелили в Ролиньера, но курок не поддался, его заклинило. Люсьен мгновенно выпалил из пистолета, прострелив одному горло, второму пробивая лоб.

Нападавших отбросило к стене.

Юань и 12 его парней выхватили стволы, но добивать уже было не кого, двое агентов опрокинувшись к стене, и завалившись на пол, уже не подавали признаков жизни.

Люсьен собирался следовать дальше, но его остановил окрик Юаня:

–Стоять!

Люсьен повернулся к Юаню.

–Стойте!- закричал Юань, - мы остановимся здесь, до прибытия дополнительных сил нельзя двигаться дальше.

Люсьен махнул рукой Ролиньеру.

–Артуа, прошу вас.

Они побежали вниз.

Юань выругался, продолжая спускаться за Ролиньером.

Они были на семнадцатом этаже, и Юань чувствовал себя не очень хорошо. Он просчитал лишь один путь, наверх. В коридоре Ролиньера встречала охрана и вела его до лифта, у входа в шахту с утра дежурили его люди, поэтому он не рассчитывал, что с лифтом могут быть проблемы. На крыше пятнадцать человек держали под контролем вертолеты и всю прилегающую их взору территорию.

Но только десять охранников были внизу, причем ни одного он не поставил на лестницах, для этого у него просто не хватило бы людей. Двое его телохранителей фиксировали здание по мониторам. Они сидели в центральной комнате охраны, где находилось с десяток мониторов. Но эти парни на его команды не отзывались, также как и агенты у входа в шахту лифта.

На пятнадцатом этаже Роман остановился, ожидая подхода Ролиньера и Люсьена. Внизу по лестнице он явственно слышал поднимающихся людей. Роман даже знал сколько человек к ним направляются, 8 обученных киллеров одной из правительственных структур.

Роман открыл дверь и побежал по коридору, Ролиньер и Люсьен за ним.

Юань бежал за Люсьеном, когда неожиданно повернулся и приказал:

–Чен и Хань, прикрывайте дверь!

Двое телохранителей выхватили свое оружие и перезарядили его.

По коридору шли люди, из кабинетов выходили работники и спешили по своим делам. Двери лифтов периодически открывались, выпуская из себя новые порции сотрудников, у которых продолжался обычный рабочий день.

Двери возле лестницы резко открылись, один из агентов выскочил в коридор, держа наготове два пистолета.

Чен стоявший в нескольких метрах от двери, мгновенно выстрелил в агента. Пуля вылетела из ствола, пробивая агенту голову, того отбросило назад.

В коридор вылетела граната.

Чен и Хань заскочили в кабинет, в котором сидело несколько операторов за компьютерами. Начальник, сидевший за столом и читавший что-то на экране в ноутбуке повернул к ним голову, на его лице отразилось недоумение. Он хотел было что-то спросить, но в этот момент раздался взрыв.

Огненный смерч пронесся по коридору и не найдя для себя выхода, вонзился с полной силой в стеклянные окна, разнося их на мелкие кусочки.

В коридоре раздались крики раненых людей, все было в дыму.

Чен и Хань открыли двери и выскочили в коридор.

Группа из 7 агентов продолжала свой путь вперед. Сразу после взрыва двое выскочили из коридора, занимая ближнюю и дальнюю стену, следом за ними выскочили еще двое.

Чен и Хань появились в плотном дыму, открывая огонь на поражение.

Чен сходу пробил шею одному из агентов, второму пронзил коленную чашечку. Хань попал одному агенту в голову, второго ранил в плечо и пробил кисть. После чего охрана Юаня попала под плотный огонь киллеров.

Они стреляли в ответ, перемещались, скрывались в кабинетах.

Агенты бросили по ним еще две гранаты, поливали их свинцом, делали все, чтобы они могли двигаться вперед. Телохранители Юаня отступали, получали ранения, но все равно оказывали сопротивление, не давая уже двум оставшимся агентам преследовать ушедшего Ролиньера.

Чен и Хань заняв кабинет, как раз напротив входа, фиксировали подступавших к ним агентов. Они бы и дальше могли сопротивляться, несмотря на многочисленные ранения, но у них заканчивались боеприпасы. Автоматы они уже выбросили, в пистолете осталось по паре патронов. При этом они уже воспользовались атакой и захватили часть оружия противника.

Чен увидел вылетевшую в их сторону гранату.

Очередной взрыв вынес все стекла в их кабинете, огненная струя вошла в помещение, поджигая все на своем пути.

Чен перевернувшись несколько раз, ощутил лишь небольшую боль в плече.

Его сильно удивляло его состояние, он был ранен в плечо, осколок гранаты пробил ему легкое, руку, одна из пуль пронзила ему бедро и чуть задела бок. Несмотря на это он чувствовал себя вполне дееспособным, даже боль не так сильно ощущалась, как должна была бы.

Они ожидали продолжения атаки, но агенты не выходили. Телохранители прождали несколько минут, но на них больше никто не нападал.

В этот момент Чен и Хань ощутили, что сильнейшая боль сковала их тело в тех местах, где они получили ранения. От многочисленной потери крови и сильной боли они потеряли сознание.

Роман, помогавший им дистанционно, их отпустил.

Телохранители выполнили свою главную задачу, они на время задержали часть агентов, которые после неудачной атаки решили не идти через этот проход, а двинуться по другому этажу.

Роман с охранниками и Ролиньером бежали вперед, миновали коридор, потом огромный выставочный зал.

Роман хотел выскочить на лестницу, когда "увидел" что по лестнице к ним уже направляется группа из десяти агентов.

Роман резко остановился.

–Хватит командовать! - закричал Юань, выходя вперед и переводя дыхание,- теперь вы будете слушать меня.

–Слушаюсь,- сказал Роман, делая шаг к Люсьену.

Он не был против того, что дальше решил предпринять Юань, он приказал шести своим телохранителям двинуться к лестнице, а все остальные направились в один из кабинетов телекомпании.

Роман посмотрел на Ролиньера, который спокойно сидел в кресле и смотрел перед собой. На его лице ничего не отражалось, словно это был обычный день в его жизни.

Но Роман был уверен, что внутри него сейчас клокотало…

Неожиданно Роман расслабился, к нему пришло чувство, что все завершилось.

К зданию подлетело сразу семь вертолетов, из них выскочили бойцы и бросились вниз. Нападавшие получили приказ и отступили, шестеро охранников Юаня, никого не обнаружив на лестнице, заняли вход на этаж, ожидая дальнейших указаний.

Через двадцать минут Ролиньер покинул здание, его вывезли через подземный гараж на бронированном армейском джипе. При этом охрана провела все так, как будто он вылетел на вертолете.

Вернувшись на виллу Ролиньер прошел к себе в комнату, Люсьен и Роман остались около входа в его спальню.

–Отлично сработал,- сказал тихо Люсьен, - некоторые моменты мне не совсем понятны, но, как приказал мне Артуа, я не задаю тебе лишних вопросов.

–Просто почувствовал что-то.

–Бывает,- кивнул Люсьен.

–Сегодня еще куда-нибудь выходим?

–Уже ночь, куда нам еще выходить? Через час сменишь меня, Влад сегодня придет часов в десять.

–Понятно.

Роман направился в свою комнату и сразу принял душ. После он спустился на кухню и плотно перекусил, после чего поднялся к себе и, надев бронежилет, со своей амуницией пошел сменять Люсьена.

Роман сел на стул и в этот момент увидел бегущего Юаня, тот подбежал к двери, за которой находился Ролиньер.

–Ролиньер там? - спросил он.

–Да.

–Нужно срочно его увидеть.

Роман поднялся и постучал в дверь.

–Войдите,- услышал он голос Артуа.

Роман открыл дверь и, зайдя в комнату, сказал сидевшему около своего ноутбука Ролиньеру:

–Здесь Юань, желает срочно вас увидеть.

–Пусть войдет.

Он оставил открытую дверь, пропуская во внутрь Юаня, когда начальник охраны зашел Роман стал за его спиной.

–Что то хотел? - спросил Ролиньер, поворачиваясь к нему.

–С вами хотел увидеться наш президент,- негромко сказал Юань.

–Я всегда к услугам господина Чжоу.

–Завтра вечером господин Чжоу приглашает вас на ужин.

–Непременно будем, предупредите только меня за полчаса до выезда.

–Предупрежу,- кивнул головой Юань.

Начальник охраны быстро скрылся за дверями, Роман повернулся спиной к Ролиньеру и тоже пошел к выходу, когда его остановил Артуа.

–Альен,- позвал он.

Роман обернулся всем туловищем.

–Спасибо.

–Это моя работа,- склонил голову Роман.

–Приятно, когда ее так выполняют.

Роман вышел из комнаты в приподнятом настроении, он был искренне рад похвале Ролиньера.

Когда Люсьен узнал о вечернем путешествии на следующий день. Он направился в комнату Артуа, но спустя минут десять вышел ни с чем, Ролиньер даже слушать ничего не хотел о том, чтобы сидеть на этой вилле.

–Придется ехать,- сказал Люсьен.

–Придется,- согласился Роман.

–У меня опять это чувство, оно не покидает меня весь день, - тихо признался Люсьен.

Роман покосился на него, в отличие от своего номинального шефа у него никаких чувств не было.

–А у тебя? - спросил Люсьен.

–Ничего нет.

–У тебя и в прошлый раз не было, чем это закончилось, я помню.

Роман проспал в тот день до восьми часов утра, потом провел два часа в тренировках и на стрельбище. После чего попарился в сауне.

Роман поел и поднялся на верх, ровно в 12-00 часов он оказался около дверей спальни Ролиньера.

–Привет,- бросил он Люсьену.

–Привет,- кивнул Люсьен и пошел к себе.

Выезд был назначен на 16-00, охрану Ролиньера и в этот раз предупредили в самый последний момент. Юань не сказал, куда они отправляются и каким транспортом.

Президент Кассора Чжоу мог принимать их где угодно, в своей столице, на одной из загородных вилл, в случае особого расположения на многочисленных островах.

Люсьен задал вопрос Юаню, каким видом транспорта они отправятся в путь? Еще ничего не решено, - соврал Юань,- потом я вам все скажу.

В 15-55 Ролиньер с Романом и Люсьеном вышли из дома и сели в армейский бронированный джип, Юань сел рядом с водителем и двери за ними закрылись.

С территории виллы выехало пять одинаковых армейских джипа, одной расцветки и номерными знаками.

Несмотря на раннее время, поток машин был довольно оживленный, тем не менее, водители проворно ехали вперед держась высокой скорости и при этом периодически лавируя друг перед другом. Если даже было известно, в какую машину сел Ролиньер, уже трудно было бы определить в каком именно джипе он сидит.

После получасовой езды по трассе, они свернули с дороги и еще минут десять ехали по односторонней лесной дороге.

Роман старался фиксировать всю эту территорию, если покушение на трассе было маловероятным, то здесь, в глухом лесу, лучшего места для засады было не найти.

Они остановились перед шлагбаумом, человек в камуфляже вышел из бетонной будки и приблизился к водителю первого джипа. Он что-то сказал ему.

–Хорошо, - сказал Юань в микрофон, - вы ждите нас здесь.

Водитель первого джипа отъехал в сторону, пропуская машину с Ролиньером.

–Они подождут нас здесь,- повернулся к Ролиньеру Юань,- на обратном пути они к нам присоединяться.

Ролиньер молча кивнул.

Шлагбаум открылся и они проехали с километр по лесной местности, затем остановились перед огромной площадкой. Здесь был небольшой армейских аэродром, когда они вышли Роман заметил подземные бетонные ангары, покрытые камуфляжной сеткой.

На площадке стоял реактивный самолет.

–Мы полетим на нем,- сказал Юань Ролиньеру, - уже через час будем на месте. Это личный самолет президента Чжоу, он сконструирован по его заказу.

Они приблизились к трапу самолета, их встретил пилот и две стюардессы.

–Добрый вечер господин Ролиньер,- сказал пилот, протягивая руку, - рады вас приветствовать…

–Добрый вечер,- ответил Ролиньер, пожимая руку пилоту.

–Меня зовут Фэн, это ваши стюарды, Чжу и Мэй.

–Фэн,- произнес Юань, - побыстрее, пожалуйста.

–Пройдемте в салон,- пригласил Фэн.

Они поднялись в салон шикарного реактивного самолета и сели в мягкие кожаные кресла, в этом зале доминирующими были зеленые цвета.

–Здесь есть ванная комната,- сообщила Чжу,- отдельный кабинет для работы, комната отдыха, две спальные комнаты. Если господин Ролиньер желает, может отдохнуть, время полета составит один час двадцать минут.

–Принесите мне, пожалуйста, апельсинового сока, - попросил Ролиньер.

Их попросили пристегнуть ремни.

Роман не сильно любил летать самолетами, он всегда нервничал перед взлетом и посадкой, тем более учитывая, что с ним произошло. Но командир знал свое дело, все прошло довольно мягко. Когда они поднялись повыше, Мэй сообщила:

–Можете расстегнуть ремни безопасности.

–Не желаете сыграть в бильярд господин Ролиньер? - спросил Юань.

–Желаю.

Они направились в другое помещение, Люсьен пошел за ними, а Роман решил остаться. По крайней мере здесь, он никакой опасности не чувствовал, а ходить табором за Ролиньером на этих ста квадратах он не хотел.

Чжу прошла мимо Романа и, крутя бедрами, направилась в соседние апартаменты, неся перед собой поднос с напитками.

Роман прямо ощутил, как из нее выходит сексуальная энергия.

"Такая конфетка, - пришла ему в голову мысль, - а внутри ее сжигает сексуальный голод"

Вернулась Чжу довольно быстро и, оглядев Романа, спросила:

–А ты ничего не хочешь выпить?

–Выпить нет,- улыбнулся Роман.

Чжу остановилась на пол пути.

–Чему улыбаешься?

–Всегда интересовало, почему у таких красивых девушек проблемы с мужчинами?

Стюардесса покраснела.

–У меня нет проблем с мужчинами.

–Тогда почему ты их хочешь?

–А ты не хочешь женщин?

–Хочу, но не всех.

–Вот и ответ на твой вопрос, умник.

Чжу повернулась к нему спиной и пошла в комнату стюардов.

–Уйти, еще не означает одержать в беседе верх.

Чжу развернулась.

–Я не собираюсь разговаривать с тобой.

–Почему?

–Нет времени.

–Нам лететь больше часа, беседа со мной тебя ни к чему не обяжет, к тому же мы можем интересно провести время.

–Беседуя с тобой?

–Да.

Чжу присела на край кресла, стоящего у самого выхода.

–Допустим, развлеки меня.

–Э нет,- запротестовал Роман,- развлекать я не умею.

–Тогда незачем терять время.

–Ты не замужем?

–Нет.

–Была?

–Да.

–Развелась?

–Именно,- Чжу поднялась,- скучный ты, знаю я таких как ты, задаешь вопросы, вроде тебя интересует моя биография, а сам под юбку заглядываешь.

–А я знаю таких как ты,- ответил ей Роман,- ты не хочешь общаться со мной не потому что я тебе скучен, а потому что привыкла прятаться в кокон. Я понравился тебе с самого начала, но сейчас, когда я хочу побеседовать с тобой, ты уходишь, хотя очень хочешь остаться. Ты сама отвергаешь тех, кто мог бы быть с тобой, а называешь это тем, что мужчины вокруг тебя никудышные.

–Все мужчины очень высокого мнения о себе, если вам не даешь, то дура, не хочешь разговаривать, значит тупица. Причина может быть совсем в другом.

Роман смотрел вслед Чжу.

Когда она ушла его охватила ярость, ему захотелось кого-нибудь ударить.

"Все вы одинаковы,- думал он,- наподобие моей бывшей женушки, тоже до свадьбы строила из себя интеллигентку. А когда узнал все, так и метку негде было поставить, а все недотрогу из себя корчила…"

Роман увидел Мэй, она сама села в кресло напротив.

–Тебя как зовут?

–Альен.

–Я Мэй, давай разговаривать,- заявила она.

–О чем? - опешил Роман.

–Чжу сказала мне, что ты хочешь поговорить, а у нее нет желания. У меня есть, или тебе понравилась она?

Роман улыбнулся.

–Вы обе красивы.

–Только ничего лишнего,- предупредила Мэй.

–Женщина на работе меня совратить не может,- заявил Роман.

–Ой-ой-ой.

–К тому же я люблю длительный секс, а у нас осталось около часа полета.

–Длительный, это сколько?

–Зависит от партнерши,- улыбнулся Роман,- время здесь не измеряется минутами.

Мэй улыбнулась.

–По виду о тебе такого не скажешь, хотя мой опыт показывает, что не всегда по внешнему виду можно определить, на что способен мужчина. Но здесь есть несколько моментов.

–Назовешь?

–Тебе они зачем? Уж не мужчины ли тебя интересуют?

–Нет, но интересно мнение женщины.

–Секс с богачами скучен и ужасен.

–Это еще почему?

–Они слишком привыкли к доминированию над другими, поэтому им нравиться, когда их унижаешь и стегаешь плеткой. Среди них мало тех, кто знает толк в сексе, их животы им мешают двигаться, да и на длительность они не претендуют, разве что нажрутся таблеток.

–Аналогично в отношении богатеньких женщин, они с большой радостью занимаются сексом со своими подругами, чем с мужиками.

–Ну нет, дамы в возрасте любят мускулистых мужчин.

–Они не прочь посовращать и молоденьких мальчиков.

–Сейчас дети рано взрослеют, и лучше пусть он попадет в постель с опытной женщиной, которая научит его всем премудростям постели, чем это будет венерическая проститутка.

–Ты смотришь на это со своей колокольни, но она может научить его и всяким извращениям, а это уж ребенку точно ни к чему.

–Ты бы не хотел в свою постель девочку лет пятнадцати?

–Нет.

–С тобой нельзя откровенно разговаривать,- призналась Мэй, закуривая сигарету,- ты не говоришь правду.

–Но я действительно не хочу пятнадцатилетнюю девочку, мне нужна зрелая женщина, с которой бы я нормально занимался любовью, понимаешь? Совращая пятнадцатилетнюю девочку, я, возможно, сломаю всю ее жизнь. У нас был великий писатель, его имя тебе ничего не скажет, так вот он написал целую книгу об этом. В доме, где он гостил, он совратил одну девушку, после чего уехал и даже забыл об этом, в результате она ушла из дома, где прожила всю свою юность, стала на плохой путь. Потом, они встретились, в суде, где ее судили за преступление, косвенным виновником этого был он.

–Я смотрю на эти вещи проще, мы не в ответе за тех, кого приручили. Это был ее выбор, насильно тот граф ее не заставлял?

–Нет.

–Она поверила в свою сказку, она ее создала. Разве он должен отвечать за это? Она могла сказать нет, и тогда бы ее жизнь пошла по-другому, она сделала свой выбор, - повторила Мэй,- она виновна в том, как прошла ее дальнейшая жизнь…А таких богатых я встречала, накураселят по жизни, а потом строят из себя святых, искупая грехи.

–Возможно, ты и права, - согласился Роман, призадумавшись,- но я считаю, что если плод еще зелен, его лучше не срывать, если виноград не вызрел, из него не получиться отменное вино, даже если ты его нальешь в дубовую бочку. Я не желаю секса с молодухой, потому что она в любом случае не сравниться со зрелой женщиной. Зачем учить кого-то сексу, если ты сам учишься ему, в процессе. Секс со зрелым партнером подобен танцу двух стихий, вы учитесь друг у друга, вы сливаетесь в одном движении, а когда наступает оргазм, вы умираете. Это не сможет сравниться ни с какими наркотиками, этот оргазм не получишь ни в какой групповой оргии, он или есть, и тогда сама вселенная внутри вас, или его нет, и тогда бесполезны всякие ухищрения в виде молоденьких девочек, мальчиков, или десятка партнеров. Они принесут удовлетворение, но это будет совсем не то.

Мэй затушила сигарету.

–Если ты и твоя женщина, делаете так, как ты сказал,- проговорила она, - я завидую ей. Вот только стоит ли что-то за твоими словами? - Мэй пристально смотрела на Романа.

–А ничего не стоит,- неожиданно сказал Роман, - я участвовал пару раз в оргиях и попробовал секс с кокаином. Ничего сногсшибательного. Много партнерш, или она одна, конечная точка это оргазм и если даже ты его делаешь с двумя, все равно оргазм, в один момент времени, может быть только один. Поэтому количество партнерш играет не существенную роль, все зависит от того, с кем это делаешь.

А вот здесь возникает коллапс, женщины привыкли лезть в постель, чтобы решить там свои проблемы. Для них секс становится отдушиной, им надо чтобы их классно трахнули, да они еще за это получили какие-то дивиденды.

Когда мне было лет тринадцать, мы с пацанами обсуждали тему женщин, молодые парни говорили, что бабы в постели творят такие вещи. И знаешь, когда я стал старше, сам пожил с женщинами, видел что твориться у моих знакомых, я себе говорю: в постели, большинство из них, ничего не представляют. Они ведут себя там, как и в жизни, играя какие-то роли, и ища от забвения в сексе решение своих проблем, но это, как и брак, не решает ни одну проблему, может отодвинуть на второй план, но ничего не решает.

–Возможно,- согласилась Мэй,- но это же касается и мужчин, я вообще редко встречала женщин, которые были бы полностью удовлетворены своим партнером. Все зависит от конкретного человека. А насчет секса с другим партнером, я скажу так, когда вокруг тебя все однотипно, в сексе можно на миг оторваться от этого, уйти от реальности.

–Но ты не решаешь свои проблемы.

–Говоря о сексе, ты говорил о своей жене?

–С ней я развелся еще пять лет назад,- сказал Роман свою легенду, - поэтому я говорю и о тех, с кем мне приходилось иметь дело за это время.

–Я смотрела интервью Ролиньера, Адам тогда сказал, что секс сейчас стал быстрее, люди торопятся и им надо бежать. Я не люблю быстрый секс, я не хочу торопиться, а мой муж напирает, давай, я не хочу делать это медленно. В результате все происходит быстро.

–Понимаю, - кивнул Роман,- в результате ты не всегда кончаешь, становишься раздражительной по пустякам, приходится…молчу.

Мэй покраснела и отвела глаза, она достала сигареты, рука немного дрожала.

–Когда я разводилась с моим первым мужем, думала что найду себе другого, получше, он будет чудесен в постели. Но этого не произошло, другой был превосходен в постели, но в жизни мне приходилось все решать самой, он был так горд собой, а я для него была просто…дыркой, что от него мне вскоре тошнило еще больше, чем от моего первого мужа. Уже сейчас я понимаю, найти мужа, который бы удовлетворял все запросы, невозможно, по крайней мере на мою память такого еще не было.

–Также как и женщину.

–Я вообще-то разоткровенничалась с тобой,- призналась она, закуривая,- мы с тобой так легко разговариваем о сексе. Обычно мужчины не слишком любят эту тему обсуждать с женщинами. Даже мой третий муж не говорит об этом.

–Я не собираюсь наш разговор афишировать.

Мэй улыбнулась и выпустила вверх струю дыма.

–Если даже ты и будешь писать мемуары, меня ты в них явно не включишь. Редакторам нужны политики, известные люди, а я кто?

–Я не буду писать мемуары.

Мэй курила, думая о своем Роман не мешал ей.

В этот момент Роман почувствовал, как часть его словно вырвалась наружу, перед ним начала разворачиваться картина.

Мэй выходит замуж, она довольна, ее муж улыбается. Первые дни после свадьбы, они живут в снимаемой квартире, оба работают. Мелкие конфликты на психологической почве вскоре перешли в область постели. Муж все чаще отказывается от секса, он устает на работе, как он говорит, и ему достаточно раза в неделю, а Мэй хочет три раза. Через год после совместной жизни, конфликты стали еще более серьезными, они уже не сглаживали углы, а говорили друг другу все, что "накипело". Мэй находилась в подвешенном состоянии, она чувствовала, что между ней и мужем происходит разрыв, который отдаляет их друг от друга. Они уже не занимались сексом около месяца, но он и не хотел этого, объявив, что на время поста надо воздержаться. До этого он тоже придерживался всяких постов, хотя никогда не отличался особым религиозным рвением. "Просто ему надо сделать паузу, а здесь появляется причина,- решила для себя она. В этот момент у нее и произошел первый роман. Они собрались на вечеринку, гуляло все их управление, они заказали ресторан на сто пятьдесят человек. Муж отпустил Мэй не сразу, первоначально он хотел пойти с ней, но одно из условий того, что для всех это будет бесплатно, заключалось в том, чтобы прийти без своей второй половины, как это принято называть.

Мэй договорилась со своим знакомым по школе, который таксовал, что когда он закончит работу, а это предполагалось часов в одиннадцать ночи, он наберет ее по мобильному и они вместе поедут домой.

Мэй выпила довольно много, повеселилась в танцах, и ей хотелось только одного, секса, с кем, ей уже было все равно. Тем более что на вечеринке на нее смотрело немало мужчин. Когда она танцевала медленные танцы, то явно ощущала, что ее хотят. Но она не хотела это делать на работе, хмель пройдет, а шум, который возникнет после этого на ее счет, вряд ли.

Ее знакомый предложил ей сам, Мэй не отказалась, но поставила условие, в машине не буду. Мужчина только закончил смену, деньги были, места он знал, сам отвозил туда клиентов. Он повез ее на квартиру, которую тут же снял на час.

Произошедшее Мэй сильно расстроило, не потому что она изменила мужу, она ошиблась в выборе любовника. Школьный знакомый просто залез, и не успела она даже разогреться, как он после семи толчков кончил. Он сообщил, что сможет это сделать второй раз, но его надо поднять ртом.

Мэй сказала, что ей и так хорошо и попросила отвезти ее домой. Знакомый довольно улыбнулся и повез ее домой, по дороге рассказывая всякий бред, который она даже не слушала.

Потом были другие, она поменяла несколько любовников за те полгода, что они еще прожили с мужем. Из них воспоминания остались только об одном, мужчине за сорок. Он был женат, имел двух детей, секс с ним был чудом, он любил ласкать Мэй языком, своим орудием он помогал редко, да оно и не всякий раз было готово. Но Мэй это нравилось, она до этого считала что мужчина вообще не может делать это хорошо, с ним она поняла, что ошибалась.

Развод наступил резко, хотя он никого из них не удивил. Они разошлись без скандала, по инициативе Мэй, муж тогда ей сказал, что она конченная, и лучше чем он не найдет. Он в это искренне верил, она нет.

–Стоп! - сказал себе Роман, когда перед ним пошли новые картинки, он смотрел на Мэй, она докуривала сигарету.

Все произошло за какие-то секунды. Он мог и дальше смотреть то, что происходило с Мэй после этого, но Роман не стал. Это было даже больше чем читать чужое письмо, в этом случае он читал человеческую жизнь.

–Ну что голубки? - спросила появившееся Чжу и, не дожидаясь ответа, направилась в комнату, где Ролиньер играл в бильярд с Юанем

–Спасибо за разговор,- сказала Мэй, провожая взглядом Чжу.

–Давай продолжим на обратном пути.

Мэй заколебалась.

"От этого разговора, - уловил Роман ее мысль,- я вся горю от возбуждения"

–В тебе есть что-то,- тихо сказала она,- я вижу тебя в первый раз, но рассказываю такое, что не знает даже моя лучшая подруга.

Мэй поднялась и пошла в комнату стюардов.

"Помимо всего прочего,- подумал он, когда шасси коснулось бетона,- у меня появился особый дар. Я свободно разговариваю с женщиной на такие темы, которые бы раньше вообще никогда не затронул. К тому же, я могу видеть человека, чувствовать его, знать о нем больше, чем кто бы то ни было. Это нечто, надо будет с этим еще поработать…"

Их встретил высокий пожилой мужчина, при виде его Ролиньер широко улыбнулся, однако мужчина на его улыбку не ответил.

–Садись в машину,- резко сказал он.

На выходе их ждало три кадиллака. Люсьен собрался, было сесть вместе с Ролиньером, но Артуа его остановил:

–Садись рядом с водителем.

Люсьен кивнул Роману на соседнюю машину:

–Езжай с Юанем.

–Понял, - Роман направился в первую машину, куда сел Юань.

Кортеж тронулся, водители быстро начали набирать скорость.

Роман, который не мог не узнать, что твориться в салоне куда сел Ролиньер и мужчина, выпустил туда своего двойника.

Эфирная сущность, отделившись от Романа, мгновенно оказалась внутри закрытого салона, где сидел Ролиньер и мужчина.

–…что это такое? - продолжал мужчина, - что это было за интервью? Ты…

–Дядя, уже поздно жалеть об этом.

–Ничего не поздно, зачем ты сказал этому болвану про свой сон? Мы попытались запретить выход всего интервью на другие телевизионные станции, так знаешь что вычудил этот кретин?

–Адам?

–Да, твой репортеришко, которого ты решил опекать, он послал все ваше интервью по компьютерным сетям, мы не успели ничего сделать, как он умудрился разослать сотни копий. Артуа, что ты наделал? Мы для этого тебя послали?

–Дядя, кто-нибудь должен был это сказать, это лишь вопрос времени.

–Артуа, - вздохнул мужчина,- я давал твоему отцу слово, что буду заботиться о тебе как о собственном сыне.

–Я знаю.

–В субботу все соберутся. Что ты говорил в интервью?

–Дядя, я никогда не шел против ордена, но мы идем в тупик.

–Мы идем хоть куда-то, твой путь вообще никуда.

–Ты тоже считаешь, что я не выполнил ваш приказ?

–Да.

Артуа посмотрел в окно.

–Знаешь дядя, я никогда этого не говорил раньше, я вообще многого не говорил, слишком долго привык молчать, находясь в нашем кругу. Но сейчас, мне совсем не страшно, не страшно умереть, не страшно жить. На самом деле я всегда боялся, боялся того, что не буду нравиться моему отцу, матери, потом вам, боялся того, что я делаю, но делал как все, боясь, что вы меня не поймете. А теперь этого страха нет, дядя, впервые в жизни у меня его нет. Я живу без страха, на меня вчера было покушение, а я спокойно еду с тобой в машине и разговариваю, как будто ничего не произошло.

–Артуа, что ты несешь?

–А ты дядя не боишься? - Ролиньер развернулся и посмотрел в глаза сидевшему мужчине.

Тот не выдержал взгляд и повернул голову в окно.

–Ты знаешь, что есть мы и они, так было всегда.

–Уверен ли ты дядя в их защите?

–Уверен, и хватит об этом.

–Зачем меня позвал президент?

–Он смотрел твое интервью, хочет поговорить с тобой об этом.

–Ты меня встретил, чтобы дать кое-какие указания?

–Да.

–Вы встречались с ними?

–Еще нет, они должны этого захотеть, а не мы. Нам нужно прикрытие, а им поддержка, на нас идет колоссальное давление остальных. Поговори с Чжоу, подготовь его, а потом в дело вступим мы. Только не говори ему лишнего.

–Дядя, я все сделаю правильно.

–Ты делай лишь то, что тебе говорят, если ты не хочешь слушать меня, то тебе лучше вообще не встречаться с президентом.

–Но он же этого хочет?

–Да какое нам дело до того, что он хочет?! Если в субботу я еще смогу вытащить тебя из той ямы, куда ты нас засунул, то…

–Дядя,- перебил его Ролиньер,- извини, что я тебя перебиваю, но, пожалуйста, не останавливай меня.

–Что ты еще задумал?

–Ничего.

–Артуа, я знал тебя еще ребенком, ты всегда следовал тому, что тебе было предначертано. Твой путь был безупречен, ты шел к своей цели, ты добился всего, о чем может только мечтать человек нашего круга. Тебе осталось сделать всего несколько простых шагов и мы у конечной цели, но что делаешь ты?!

–Я говорил тебе дядя, а ты не слушал.

–Слушал.

–На меня уже дважды было совершено покушение, об этом ты не говоришь ни слова, зато вы очень возмущены интервью.

–Тебя оба раза вытащили из него.

–Не многовато покушений за пять дней? Сколько человек в совете против нашей игры?

–Сколько бы не было, мы решаем этот вопрос. Кстати, пару слов о твоем новом телохранителе…

–Я не просил.

–Хватит меня перебивать,- повысил голос мужчина.

– Извини, дядя,- опустил голову Ролиньер, покраснев.

–Альен Оруансе действительно был членом ордена, участвовал в спецоперациях, из последнего задания, которое было девять лет назад, он не вернулся. Из его группы никто не вернулся. Мы попытались связаться с людьми, которые бы помнили его, но пока не нашли. Поиски продолжаем.

–Зачем?

–Если он выжил, и больше никогда не появлялся в ордене, то почему? Как такое могло случиться?

–Я верю ему.

–А мы нет.

–Пока он меня устраивает.

–Мы доверяем только проверенным людям, он вне нашего круга.

–Дядя, ты лучше скажи, что происходит в ордене.

–Некоторые не в восторге от твоего назначения, не рады тому, что мы сейчас делаем, они на нас сильно давят.

–Ты хочешь сказать, что у вас раскол?

–Я ничего тебе не говорю, но покушения на тебя мы не одобряли.

–Однако и не противились.

–Ты болен Артуа, если бы мы решили тебя убрать, ты исчез бы с лица земли в течение указанного времени, и тебе не помогла бы вся охрана земли вместе взятая. Я сказал тебе, мы работаем над этим.

Ролиньер повернул голову, смотря в окно.

–Артуа, ты сбился с пути.

Они ехали молча в течение минут пяти, оба смотрели в окна.

–Артуа, вернись на тот путь, по которому мы тебя направили.

–Дядя, я иду по другому пути, но он правильный. Не мешай мне, если я ошибусь, то…

Мужчина погладил Ролиньера по руке.

–Артуа, в субботу будет эпохальный день для нас всех, наша семья всегда занимала в совете важную роль. Я буду помогать тебе, но не сделай так, чтобы из-за твоей ошибки, нас могли в чем-то обвинить. Понимаешь Артуа, мир, в котором мы живем, напоминает минное поле, если делать все правильно, то ты никогда не подорвешься на мине, если же хоть раз ступить не туда, весь твой предыдущий путь учитываться не будет, ты подорвешься, и о тебе все забудут.

–Я делаю это для всех нас.

–Смотри, не ошибись, - и после недолгой паузы мужчина добавил,- я с тобой…

–Спасибо дядя.

Машины въехали в высокие ворота.

–Я все сделаю правильно, дядя.

–Я в этом не сомневаюсь, - заметил мужчина.

Они вышли около дверей огромного дома.

Ролиньер зашел в дом вместе со своей охраной.

Их встретил невысокий мужчина лет сорока пяти в черном фраке.

–Добро пожаловать господин Ролиньер,- произнес он.

–Здравствуйте.

–Господин президент ждет вас.

–Веди, - просто сказал Ролиньер.

Роман обратил внимание на то, что после разговора с дядей настроение у Ролиньера было сильно испорчено.

Они поднялись на второй этаж, и подошли к одной из дверей. Там их встретил высокий мужчина в черном костюме.

–Здравствуйте господин Ролиньер,- сказал он,- господин президент ждет вас. Ваша охрана может отдохнуть, здесь мы полностью гарантируем вашу безопасность.

–Останьтесь,- приказал Ролиньер своей охране.

"И не подумаю,- мысленно решил Роман, пуская вслед за Ролиньером своего двойника.

Чжоу сидел за столом и читал отчет, когда дверь открылась, он поднялся со своего места и направился к вошедшему Ролиньеру.

Одет президент был в светлые брюки и синюю рубашку.

–Здравствуйте господин Ролиньер,- протянул руку Чжоу.

–Здравствуйте господин президент, - ответил Ролиньер, пожимая руку.

Они сели за столик, на котором стояли фрукты, два стакана и графин с соком.

–Пока нам приготовят ужин, хотелось с вами побеседовать.

–К вашим услугам.

–Я видел все интервью,- сказал президент.

Ролиньер сразу понял что все, означает и то, что он говорил Адаму, когда была рекламная пауза.

–Есть некоторые вещи, заинтересовавшие меня. Например, ваш сон, это метафора, или он действительно имел место?

–Имел место.

–И вы поверили тому, что это вещий сон, и он может иметь место в реальности?

–Да.

Чжоу откинулся в кресле, улыбаясь.

–Как на это посмотрели ваши коллеги из ордена?

–Они недовольны услышанным.

Чжоу кивнул.

–Очень интересно, значит это была ваша инициатива?

–Да, мое интервью было слишком откровенным, наверное, на это они совсем не рассчитывали.

–Трудно поверить, что вы их можете чем-то удивить.

–Не верьте, они и сами не могут в это поверить.

–Вы становитесь популярным.

–Состояния на этом не сделаю,- усмехнулся Ролиньер.

–Зависит от того, что вы задумали.

Они помолчали, наконец президент нарушил паузу.

–В нашу первую встречу у нас не вышло нормального общения, я решил подождать, таких встреч у меня проходило сотни, таким образом, легко формировать человека. После встречи с ним, когда он говорит то, что нужно, у вас как бы само собой появляются решения, а тут еще советники говорят, да, вот так сделать будет правильно, ну вы понимаете?

–Конечно, скрытое влияние.

–Но сегодня, когда мне доставили все ваше интервью, первый раз я смотрел его по телевизору, у меня что-то перевернулось. Я захотел встретиться с вами.

–Вы вдруг осознали, что сказано было много, поэтому со мной нужно поскорее встретиться, иначе другой такой возможности может не произойти. После интервью вы были немного шокированы, вы задали себе вопрос, а может он прав, этот Ролиньер, вдруг, после моей смерти, боги, о которых принято всем говорить, мне не помогут? Ведь я не всегда был честен и, хотя периодически советовался со святыми, они меня убеждали, что моя дорога правильная.

–Хватит! - резко перебил Чжоу.

–Что случилось господин президент?! Вас задело за живое?

–Вы не сносны!

Чжоу яростно сверил глазами Ролиньера, тот, не отводя взгляда, смотрел на президента.

–Те святые, у которых я советовался, были чистыми людьми, поэтому для меня их мнение поважнее, чем ваше.

–В чем их чистота? Вам об этом сказали такие же, как они, или у вас есть ревизоры, которые могут проверить духовную чистоту?! Господин президент, для того, что бы оценить святость другого, нужно самому быть святым.

–Как же вы можете говорить о святости, если сами далеки от нее…

–Я не называл себя святым.

–Во тьме есть свет, и в свете тьма, это всем известно, где заканчивается святость, а начинается зло, никто не может сказать. Добро и зло помещено на одной монете и одна сторона является злом, другая добром. Отделить одно от другого невозможно.

–Как жаль, господин президент, что вы верите в это. В свете не может быть тьмы, а во тьме света, есть или одно, или другое. Зло, никогда не сравниться с добром, и утверждать, что отделить одно от другого невозможно, значит повторять чужую глупость.

–Это слишком.

–Посмотрите вокруг! - повысил голос Ролиньер,- Эта комната освещена, где вы видите здесь тьму?! Почему вы повторяете слова, в смысле которых никогда не задумывались?! Какое вам дело до того, что сказали другие, даже если их и называли великими людьми?

Чжоу оглянулся, осматривая комнату.

–Вот! - воскликнул он, показывая рукой на кресло, - под ним тьма.

–Потому что под ним нет света, а где здесь, в видимом пространстве, тьма?

На лице Чжоу ничего не отражалось, он с минуту просидел молча.

–В свете нет тьмы, а во тьме нет света, - произнес он, - боже, как просто?

–Ваш личный опыт, стоит дороже всех книг и истин, которые вы услышали.

Чжоу впервые искренне улыбнулся.

–Вам повезло господин Ролиньер, а то уж я чуть было не решил отужинать без вас. А у меня такой повар…

Люсьен и Роман остались в комнате отдыха.

–Пойдем вниз,- предложил Люсьен Роману,- здесь их вотчина.

–Тогда в тире, когда мы с тобой работали в паре, мишень не вылетела к тебе, потому что ты ее остановил? - неожиданно спросил Люсьен, когда они спускались по лестнице.

–Как бы я ее смог остановить? - улыбнулся Роман.

–Вот и я думаю, почему те двое, которые выхватили вчера автоматы на лестнице, не смогли произвести выстрелы по Ролиньеру?

"Глупо выделываться, - отметил про себя Роман,- не будь мишени, Люсьен бы еще мог поверить в свою быстроту, а здесь два показателя. Из них можно вполне составить какой-то вывод"

–Наверное, ты их опередил.

–Вряд ли.

–Почему мы не сели в лифт? - решил перевести тему Роман.

–Юань сказал, что в шахте была заложена взрывчатка, им потом пришлось эвакуировать все здание, взорвись бомба, последствия были бы ужасающими. Действуют так не профессионалы, а отморозки, которые готовы на все, ради выполнения задания.

Они вышли из дома на улицу.

–Этим сейчас занимается служба безопасности,- сказал Люсьен,- кстати, должен тебе заметить, что Ролиньер лично приказал не задавать тебе ни одного вопроса, хотя тебя очень хотели допросить.

–Почему меня?

–Всех опросили, кроме меня и тебя.

Роман с удовольствием вдохнул свежего ночного воздуха.

–Пусть думают, что хотят, - сказал Роман,- пока Ролиньер меня прикрывает, я не хочу об этом говорить.

–Не хочу тебя пугать, но Ролиньер для меня очень много сделал, если с ним что-то случиться по твоей вине…

–Если тебе не нравлюсь я как работник, - перебил его Роман,- обратись с просьбой замены к Ролиньеру.

–Я не буду этого делать.

–Тогда Люсьен, не пудри мне мозги, мы вместе работаем, и хочешь ты этого или нет, но на какое-то время мы еще должны потерпеть друг друга.

–На какое?

–Пока Ролиньер не скажет мне, чтобы я проваливал.

Они прошли немного по лужайке, в воздухе пахло цветами, в ночи раздавались звуки сверчков.

–Не становись только у меня дороге,- предупредил Люсьен.

Роман усмехнулся.

–Не ревнуй Люсьен, нам нечего делить.

–Я не ревную,- повысил голос Люсьен, - и хватит ухмыляться.

–А тебе хватит распускать нюни! - Роман резко остановился и повернулся к Люсьену, - Ты начальник охраны и должен думать только об этом, а не о том, что на твое место могут назначить меня. На твое место я не претендую, к тому же Ролиньер не так глуп, чтобы из-за двух случаев меня ставить во главе. Он так же, как и вы, все, понимает, что это могло быть сделано специально, с целью моего внедрения к вам в клан. Работай спокойно и смотри по сторонам, мы одна команда, считаешь по-другому, иди к Ролиньеру. Он все поймет, и я уже завтра окажусь где надо, а ты будешь спокойно его охранять и дальше. Ты этого хочешь?

Люсьен казалось, прикидывал все то, что сказал Роман.

–Но при этом тебе не надо забывать, что когда мои люди, как ты их называешь, придут за ним, а это думаю скоро случиться, тогда вас будет ждать что-то намного покруче, чем первое и второе покушение. Они уже промазали, если второй раз были они же, третьей ошибки не допустят.

–А ты один их сможешь остановить?!

–Я почувствую их раньше, чем любой из вас, а значит, в этом случае у нас появится шанс вытащить Ролиньера.

–Если ты играешь против нас, - тихо сказал Люсьен, не сводя с Романа глаз,- обещаю, уйти живым ты не сможешь. Можешь доложить о нашем разговоре Артуа.

–Твоя работа долаживать, а моя работать.

–Я работаю!

Люсьен повернулся к Роману спиной и пошел по направлению к дому.

"Ты не знаешь главное, - подумал Роман,- что не успеешь ты еще вытащить свой ствол, с целью убить меня, как окажешься на земле с простреленной головой. А когда на Ролиньера нападут пиратские отборные отряды, то единственный человек, который еще сможет попытаться его вытащить оттуда, буду я, а не все ваши системы безопасности и толпы телохранителей…"

Роман прошел еще немного по саду и присел у дерева.

"Что там делает Ролиньер? - спросил Роман, спохватившись,- С этим Люсьеном потерял столько времени"

Роман выпустил из себя двойника и направил его в дом, чтобы он оказался там, где находились президент и Ролиньер. Чем больше он узнавал, тем больше ему хотелось слушать. Он даже представить себе не мог, что сможет вознестись так высоко.

Охранять человека, который беседует с президентом огромной страны и при этом ведет себя не как подчиненный, а скорее, как равный. К тому же, Роман слушал интересные вещи о свойстве мира, о том, какой он в действительности, а не с подачи средств массовой идиотизации, как мудро заметил кто-то.

После ужина президент предложил выйти на улицу, подышать воздухом, пройтись перед сном.

Охрана выбежала из дома перед их выходом и рассеялась по округе, прячась таким образом, чтобы их не было видно проходящим.

Роман увидел двух телохранителей бегущих в его сторону, заметь они его, возможно бы потребовали, чтобы он вернулся в дом, не находясь здесь. Роман представил себя колючим кустом, который рос около ветвистого дерева и впустил эту мыслеформу в бегущих. Телохранители пробежали в метре от него, занимая свои позиции дальше.

Чжоу заметно повеселел после ужина, он шел не торопливым шагом и смотрел вокруг.

–Вы не верите в бога? - неожиданно нарушил паузу Чжоу.

–В какого?

–Он один, разве нет?

–Спросите об этом верующих нескольких конфессий, и они скажут, что у каждого он свой.

–Мы оба идем по этой дороге, но она одна и какая разница, если вы считаете, что движетесь по ней более грациозно, чем я, в конце пути нас обоих ожидает одно и тоже.

–А если изначально дорога выбрана не правильно, тогда мы оба окажемся не у той цели, к которой стремились.

–Значит, вы верите в своего бога, а наш бог неправильный?

–Если человек поставит в угол тряпку, украсит ее чудесным орнаментом, и решит каждый день молиться ей, советоваться с ней, просить у нее помощи, наконец верить, что благодаря этому, он разговаривает с самим богом. Можете поверить, через нескольких дней тряпка ему ответит, она будет давать советы, даже помогать по жизни, хоть и не так часто, как ему хотелось бы, но помощь эта придет. При этом человек даже не задумается, что он бы итак получил некие выгоды от своей деятельности, что этим он обязан простому успеху, а не разговору с тряпкой.

А если миллионы людей поверили, что эта тряпка священна, потом сотни миллионов, в течение десятков, сотен, тысяч лет. Это же колоссальная энергетика. Теперь эта энергетическая субстанция живая, она питается этой массой, и верующие питаются ей. Сами того не осознавая, они формируют друг друга, просящему иногда дается, разве это трудно? Если человек работает на вас, причем усердно, почему бы не дать ему иногда премиальные?

–Господин Ролиньер, - поморщился Чжоу,- здесь не уместен юмор.

–Этот миф формировал миллиарды людей, святые, писали о нем книги, учили свою паству жить по божьим законам, чтобы умилостивить бога и прийти на тот свет с чистой душой. Но ни один бог, созданный нами, не смог решить ни одну человеческую проблему, а только усугубил их, потому что религия скорее разделяет людей, чем объединяет.

Бог созданный человеком, это миф, потому что создан нашим я, мыслью, а мысль может создать только то, что она знает. Но поскольку мысль ограниченна, она и описывает бога, согласно своей интерпретации. А это уже не бог, а мечтания о нем, бога может познать только разум, но когда он есть, он не нуждается в словах, они не смогут описать того, что есть бог на самом деле. Слова в этом случае бессильны.

–Вы откуда знаете?

–Один раз я присутствовал на встрече с уникальным человеком…

–Он тоже говорил о боге?

–Нет, на той встрече мы больше коснулись мысли и разума, в нашей повседневной жизни. Это был огромный опыт, вы не представляете, какая от него исходила энергетика…

–С этим гуру можно встретиться?

–Уже нет, мне повезло что я успел, он умер десять лет назад. Хотелось бы добавить, что гуру он себя не считал, был против того, чтобы его называли авторитетом, и не имел учеников.

–Десять лет назад и вы помните об этом?

–Встречи с некоторыми людьми остаются в нашей памяти на всю жизнь, к тому же в действительности, я начал понимать его больше и то, о чем он говорил спустя лет, наверное, пять.

–Долго до вас доходит, - улыбнулся президент.

–До большинства вообще не доходит.

–Вы меня имеете ввиду?

–Нет, вы быстро схватываете суть.

–Я не совсем согласен с вашими словами, - сказал президент, подходя к деревянной беседке, стоявшей возле небольшого пруда, они сели на скамейку,- священные книги писали святые люди, которые были в контакте с богом, как это называют. Не считаю, что их мысль могла выдумать то, что там написано. Читая эти книги, люди находят ответы на все свои вопросы, возникающие в процессе жизни.

–Или они идут к психоаналитику, и тот лечит их на протяжении многих лет, а человек как был болен, так и остается им, может он становиться спокойнее, а может станет агрессивнее, но это ничего не решает. Если бы у вас не было ответов, и вы не искали их у других, тогда бы ваш разум нашел ответ самостоятельно. А значит, вы окончательно покончили с этой проблемой.

В этом и заключается ловушка, что в этих книгах все очень завуалировано, они писались и редактировались в течении тысяч лет. Найти в этих книгах можно что угодно, на любой случай, но это ни на йоту, не приблизит вас к Разуму.

–Предположим, - сказал Чжоу, после некоторой паузы,- вы забираете моего бога, а что даете взамен?

–Ничего, я оставляю вас с тем, от кого вы, да и я тоже, бежали всю свою жизнь, от своего Разума.

–Что такое разум?

–Это будет мой ответ, не утверждаю, что он будет правильным.

–Так что?

–Это то, что существует в паузе между двух мыслей, это то единственное, что мысль еще захватить не в силах.

Чжоу замолк, глядя на спокойную гладь озера.

–В паузе между мыслями пустота, - заключил он, после некоторого раздумья, - но разве может быть разум пустотой?

–Не знаю.

–Вашу философию трудно воспринять,- признался Чжоу,- вы против поклонения нашему богу, но люди знают, что им надо делать и как себя с ним вести. В обмен вы предлагаете от всего этого отказаться и остаться ни с чем. Грубо говоря, дворец принца, вы меняете на пустыню. Разве с этим хоть кто-нибудь согласиться?

–Заметьте, дворец принца это мираж, а пустыня может привести человека в настоящий дворец. Многие понимают, что их обманывают, но не все находят мужество себе в этом признаться, не все способны начать задавать вопросы, но если вы их задали, то вы уже близки к тому, о чем я говорил.

–Я понимаю вас, - кивнул Чжоу,- тем более зная больше о религиозных лидерах. Но вы все-таки верите в бога, просто вы его называете Разумом.

–Если человек верит в бога, это его личное дело, но ему следовало бы задуматься, а почему он верит? Если чтобы продолжать вести свою прежнюю деятельность, надеясь после смерти получить рай, это значит, что он лицемерит. Он составляет сам для себя некий контракт и считает, что и другая сторона его будет соблюдать. Не будет, как бы ему в это не хотелось верить.

Некоторое время они просидели молча, наблюдая за тем, что открывалось их взору.

–Давно не сидел вот так, - признался Чжоу,- эти дела, вечная погоня куда-то, слишком маленький день. Не успеваешь оглянуться, как проходят целые недели. Люди думают, что президенты только и красуются перед видеокамерами, да ездят по разным странам, а это большая и трудная работа, тем более в такой стране как наша.

–Не считаю, что в вашей стране, это труднее чем в другой. У всех есть проблемы господин Чжоу, у одних они больше, у других меньше.

–Согласен, но странам с развитой экономикой проще, у них уже налажен механизм, а мы его только налаживаем. Есть же разница в том, купили вы новую машину, и ездите на ней, или приобрели старую, которую нужно постоянно ремонтировать, да еще выплачивать за нее долги.

–Проблема еще в механиках господин Чжоу, хорошие могут ее починить быстро, а плохие будут ссылаться на различные трудности.

–Опять намек?

–Конечно,- улыбнулся Ролиньер.

–Мы сделали немало за время моего правления, больше, чем предыдущие лидеры…

–В сравнении с теми, кто все разваливал, вы действительно частично затормозили этот процесс, но по сравнению с тем, что могли бы, вы не сделали ничего.

–Это слишком! - повысил голос Чжоу,- Посмотрите на макроэкономические показатели, посмотрите на нашу статистику. Мы уверенно движемся вперед.

–Правда? Вам об этом докладывают ваши министры, или вы сами в этом уверены?

–Господин Ролиньер,- недовольно произнес Чжоу,- вы не в курсе тех процессов, которые происходят в нашей стране, вы далеки от тех цифр, которыми владею я, поэтому вы не можете дать адекватную оценку тому, что у нас происходит.

–Нет, господин президент,- покачал головой Ролиньер,- мне не нужны ваши цифры, мне достаточно той информации, которую я получаю, из того, что я видел лично.

–Что же вы могли слышать и видеть?

–Вымирающую страну, в которой имеется катастрофическая нехватка квалифицированной рабочей силы даже для той части промышленности, которая начала развивать свои мощности. Вы уже сталкиваетесь с проблемой отсутствия должных кадров в органах полиции, службы безопасности, не говоря уже об армии. При этом я не упоминаю о том, как вы их набираете и каким образом. У вас целые регионы находятся на грани вымирания, смертность во много раз превышает рождаемость. Алкоголизм и наркомания обычное дело. У вас миллионы бездомных детей, которые предоставлены сами себе, а значит, используются, сами знаете кем и для чего.

Ваши чиновники на местах и силовые ведомства ведут себя так, как бояться вести оккупанты на завоеванных территориях. Главное господин президент в любой стране, это люди, а вы их теряете в искусственно созданной гражданской бойне.

–Ох какие фразы о людях, вы что решили посмешить меня перед сном?! Это ваши политики заботятся о народе? Это ваши силовые ведомства любят народ?! Кто из них считает главным в стране простых людей? Вам самому не смешно мне это говорить?

–У нас людей предостаточно, даже если мы лишимся несколько миллионов, это не сильно скажется на нас, а вот для вас это будет катастрофа. Учитывая все то, что я сказал, вы страна без будущего, потому что, то будущее которое вы планируете, это период постепенной деградации до уровня нуля. При создавшейся ситуации, уже через двадцать лет, ваше население сократиться как минимум на 40 процентов.

Вы пытаетесь решить проблему с помощью миграционной реформы, подавая ее как благо для жителей других стран желающих жить в вашей стране, но всем понятно, что с помощью этого вы пытаетесь залатать те демографические дыры, которые у вас возникли. Только не мне вам говорить, вы не решите проблему отсутствия рабов, для ваших предприятий, этим вы создадите себе проблему территории, которая в конечном итоге будет просто отчуждена новыми жителями.

–Слишком мрачный диагноз, в корне с ним не соглашусь.

–А зачем вам соглашаться, к тому времени вам будет все равно.

–Не все же так однозначно, господин Ролиньер. Многие вопросы из тех, что вы перечислили, мы решаем.

–Да ничего вы не решаете, вы разводите руками по небу и считаете, что никто ничего не понимает. Все идет от вас и вашего окружения, если они только имитируют видимость деятельности, значит вам так выгодно. Вам нагло врут ваши подчиненные, а вы делаете вид что этого не знаете, но если вы не запрещаете, значит вы это одобряете, и вас устраивает все то, что я перечислил. Сиди передо мной идиот, я бы даже не стал распыляться, я бы вообще сюда не приехал.

Вы мне напоминаете капитана корабля, который слепо идет на рифы и должен разбиться о них. Вся команда, кроме офицеров, это видит и понимает, что если они не поменяют курс, то все обречены. Но капитан упрямо движется вперед, поскольку все его помощники докладывают, что все в порядке, а испуганная матросня, это быдло, на которое не нужно обращать внимание.

Я говорю вам, господин президент, вы идете на рифы.

–Странно, что вы говорите мне об этом.

–Вы о тех программах, которые исполняете?

–Да.

–Это лишь слова, ничего не значащие слова, но если вас это положение вещей устраивает, и вы подчиняетесь, это ваше дело. Если бы вы хотели, ничего бы этого не было. Заткнуть рот, вы сможете кому угодно. Без других вы прожить сможете, а они без вас нет.

–Сидеть здесь и утверждать, что я не прав, вы можете. Но хотелось бы мне взглянуть, что бы вы смогли сделать со страной, окажись на моем месте? Вы сказали, я виноват во всем этом, но разве это я заливаю водку в горло мужику, чтобы он упился со своими друзьями? Это я говорю ему, пей тормозную жидкость, чтобы стать тормозом? Это я говорю наркоману купить дозу, чтобы уколоться? Вы знаете, что происходит в их семьях? Знаете, что делают с их малолетними детьми?!

Это я говорю народу, за какого лидера голосовать, чтобы он потом в течение своего срока творил то, что он творит? А знаете что самое интересное во всем этом? Это когда идут следующие выборы и на них побеждает он же, пообещав людям очередной вздор! За что конкретно, я, несу ответственность?! За то, что не оправдал их надежды, а что они сделали для того, чтобы изменить свою жизнь?! Ничего! Они все ждут доброго дядю, который придет к ним и выполнит все их пожелания.

– Я не на вашем месте, насильно вас сюда никто не ставил. Но если уж вы оказались здесь, сделайте так, чтобы потом, когда вы находясь на пенсии, и описывая свою жизнь в мемуарах, не жалели о тех возможностях которые упустили, и о тех приказах, которые испугались отдать. Потому что сейчас, для вас лучше не сделать ничего, чем рискуя, потерять многое.

Я наверное не открою для вас секрета если скажу, что многие бывшие лидеры, хотя и не говорят на людях, а только иногда, это проскальзывает в их ближнем кругу, опасаются смерти. Не только из-за обычного страха человека перед смертью, но еще зная, что их душа, не совсем чиста. Многие из них, перебирают в памяти моменты, когда они могли поступить иначе, чем они поступили. Только время не вернуть, момент упущен, ради выгоды, какие бы деньги за этим не стояли, для своей души они сделали непоправимый вред.

Вот в чем суть моих слов, господин Чжоу. Хотя вы и говорите в камеру, что вы за народ, вы против него, хотя вы говорите, что вы понимаете народ, вы далеки от него. Вы уже давно не знаете свой народ, не знаете, чем он живет и чего он в действительности хочет. Вы знаете миф о вашем народе, который вам внушило ваше окружение. Если бы вы любили свой народ, любило ваше окружение, вы бы горы своротили с ним, темпы вашего экономического роста исчислялись бы в разы, а не в жалких процентах. Вы лжете им и они это чувствуют, поэтому вам не верят и у вас ничего не происходит.

–Вы решили меня обвинить в чем-то?

–Нет, это ваша страна, ваше дело. Я только высказываю свою точку зрения.

–А вы значит довольны тем, что вы сделали у себя? Вы считаете в вашей стране есть будущее?

–Нет, не довольны, и поэтому мы все это начали. У вас очень шаткий фундамент, в отличие от нас, мы то свою толпу кормим, а процент голодных и недовольных у нас минимален. Мы себя не обманываем, а реально смотрим на вещи, поскольку всегда думаем о своем будущем. А оно нынче под большим вопросом, если смотреть вперед…

Чжоу ничего не ответил, он долго просидел молча, пока наконец не нарушил молчание.

–Мудрые слова, - сказал он,- как ни горько их слышать. Сейчас много появилось литературы и фильмов о нашем прошлом. Там, знаете ли, описывают революцию. Так вот, нынешняя интеллигенция показывает нам, как были высококультурны люди в верхах, так сказать элита общества, и как сера и тупа народная масса. Всех подводят под то, что мы потеряли великую страну из-за того, что тупая толпа позволила себя одурачить, и повести каким-то революционерам. А я думаю, что народ наш слишком долго терпел, а потом, доведенный до крайней точки, выплеснул всю ту злость, которая в нем копилась из поколения в поколение.

–Да,- кивнул Ролиньер, - и с тех пор ничего изменилось. Ваши богачи так рады тому, что свалилось на их голову, что им нет нужды думать о народе. Они живут в замках, отстроенных дворцах, для них открыты специальные клубы, где их развлекают, они считают себя светским обществом. Их дети учатся в престижных иностранных вузах и когда они приедут обратно, они будут еще дальше от простых людей, чем были те, кого раньше называли сливками общества. У нас ситуация аналогичная, и хотя в целом мы стараемся фиксировать процент бедных, по сравнению с теми кто относится к среднему классу, тем не менее противоречия становятся все сильнее.

–Да, процент недовольных и начинающих понимать что к чему увеличивается…

–Именно понимающих, контролировать аутсайдеров говорящих правду все сложнее с увеличением компьютерных сетей и учитывая те противоречивые силы, которые за всем этим стоят…

–Да.

–Хотя как у вас, так и у нас процент богатых растет, опять-таки в ущерб остальным…

–Безусловно. Вы встречались с нашими миллиардерами, как они вам?

–Есть разные, но большинство это люди которые себе цены не сложат, аж тошно становится.

–А вы рассчитывали что при виде вас мы бросимся на колени? Мне сообщили, что ваши магнаты ведут себя по отношению к нам так, как будто мы дикари, перед которыми выступают великие пастыри, обращающие нас в свою веру. Это неправильная позиция.

–Господин президент, любой ваш миллиардер это пух для нас. Весь совокупный доход моей семьи составит пять ваших бюджетов вместе взятых.

–Ну не прибедняйтесь вы так, понятно что намного больше, но таких семей как ваша не так и много, по пальцам можно пересчитать, остальные же не далеко ушли от наших, а многие даже отстают…

–Однако за ними предприятия и банки, новейшие технологии, ресурсы всех стран, а за вашими всего лишь ресурсы…

–Всего лишь? Да это все.

–Сегодня да, а завтра? Семьдесят лет назад уголь это было все, основной источник энергии, а сейчас он составляет всего два процента от потребляемой мировой энергии. Сегодня два основных источника энергии, это нефть и электричество. У нас целые институты заняты поиском альтернативных источников, обещаю вам, что семь-десять лет и мы создадим новый вид энергии, который будет в десятки раз экономичней чем электроэнергия.

"Вновь не прибедняйтесь,- промелькнула мысль у Чжоу,- вы уже на грани открытия, по нашим данным в ближайшие пять лет вы сможете воспользоваться новым источником энергии в полном объеме"

–Зато вы не сможете сразу перейти с нефти на другое топливо.

–Признаюсь что сможем, и для ваших спецслужб, а значит и для вас я не сказал новость. Наши корпорации не допускают законы направленные на уменьшение выпуска машин на бензиновом и дизельном топливе, но это пока. Если завтра десятки стран экспортирующих нефть вдруг заявят, что они не продадут больше ни одного барреля нефти, то мы потерпим огромный убыток. Но не катастрофический, запасы мы имеем, сразу это не произойдет, а за год мы сможем перевооружить все наше производство на новейшие технологические разработки аэро и автомобильных концернов, у которых есть аппараты работающие не на бензине и дизтопливе, а на других альтернативных источниках, они пока скрыты от общественности…

–Вы слишком уверены в себе.

–Нет, я лишь сравнил наши системы, ваши сидят на халяве, которая им не принадлежит по праву, они просто оказались в нужное время в нужном месте, знали нужных людей, которые их туда поставили. Они не сильно смотрят в будущее, их будущее это надежда на вечное упоение вашими ресурсами. А наше будущее это надежда на новейшие технологии, с помощью которых можно обойтись без того, на чем вы сидите. И это произойдет, это лишь вопрос времени. Повторюсь, магнаты, которые сидели на угле, тоже утверждали, что их время будет вечным, оно так и было сто пятьдесят лет, а сейчас из них выжили только те, кто смог заранее предвидеть эту ситуацию и продав свой бизнес вложить деньги в другие более эффективные отрасли.

–Согласен.

–А возвращаясь к вашим богачам скажу, они не понимают одного, их не признают в другом месте. Мы можем их принять в наши клубы, с удовольствием попользуемся их ресурсами, но они всегда будут чужими для нас. Мы их не будем считать равными. Это ваш дом, вы должны построить его для себя и научиться жить не только самим, но и давать еще жить вашему народу, потому что это почва, на которой вы стоите. Если ваша элита это не поймет, вскоре найдется кучка специально отобранных шарлатанов, и народ пойдет за ними, как бы вы не пытались этому помешать. Тем более что проекты этого уже прорабатываются в деле, настанет час икс и все пойдет в нужном направлении…

–Этого уж мы точно не допустим.

–Насколько мне известно, все будет зависеть от тех, кто будет за всем этим стоять.

–Кто бы ни стоял, мы работаем над этим.

–Они тоже работают.

–Мне ли вам объяснять, господин Ролиньер, что не все так просто в управлении государством. Вам ли не знать, как все происходит?

–Но разве не в ваших интересах начать строить города, создавать заводы и фабрики, консолидируя их под мощную транснациональную компанию. Создавать наукоемкие производства, ориентированные не на одну отрасль, а на несколько, чтобы гибко и своевременно реагировать на изменяющуюся структуру рынка. Разве именно вашей группе не выгодно укрупнение капитала? У вас что мало талантливых людей, которые имеют колоссальные по своему значению технологические разработки? Все что вам надо, это запустить эту машину. Для вас созданы идеальные условия. А вы занимаетесь биржевыми сделками…

–А вы нет?

–Занимаемся, это приносит огромные деньги, но помимо виртуальных денег, у нас есть колоссальные вложения в действующих предприятиях и банках. Говоря стратегически, мы имеем страны-крепости, которые всегда примут наши усталые в битвах войска. Эти страны смогут сами по себе отразить любой удар по нам из вне. А у вас много найдется именно ваших крепостей-городов, которые смогли бы отбить неприятеля?

–Красивые слова, только где нам взять людей для этого? Где взять кадры, которые бы смогли это потянуть?

–Вы спрашиваете у меня?! Мы гоняемся за кадрами по всем странам, мы ловим их в университетах, создаем под них целые программы, мы лелеем их. Потому что кадры, это основа всего.

Я могу вам предложить наши кадры, но у вас есть свои, только вы не хотите их взрастить. Зачем? Все так отлично складывается, у вас такой подъем экономики! Это ваш миф, который вы трезвоните по всем каналам. Шанс начать экономический рост не дается дважды, пока ваши соседи слишком заняты своими проблемами, вы можете действовать. Произвести прорыв, сделать невозможное, а значит выжить. Это как битва, если вы упустили момент, пока ваш противник замешкался, и не ударили по его слабому крылу, вы упускаете победу, упускаете возможность выиграть этот бой. Потом может быть слишком поздно.

Моим словам вы верить можете, мне лично от вас ничего не надо, более того, геополитически, мои слова могут пойти во вред моему ордену.

–Вот об этом я и хотел вас спросить, зачем вы мне это говорите? Вы наоборот должны мне говорить ложь.

–А я этого делать не хочу.

–Давайте на чистоту, мы не решаем сами все вопросы, если вы здесь и мне это говорите, значит вам так сказали говорить. Следовательно вам все-таки что-то нужно.

–У нас есть избыток того, в чем у вас недостаток, и хотя у нас много совместных проектов, этот вам покажется не менее интересным, если вы заинтересованы.

–Возможно.

–Тогда стоит этот вопрос обсудить.

–Это ваше предложение?

–Скорее ваше.

Чжоу улыбнулся.

–Создать ситуацию, вовлечь в нее определенные силы, навязать нам игру, а потом еще нас склонить к тому, чтобы мы приняли ваше предложение, вроде как свое, да и сами вас упрашивали его принять. Тактика превосходная.

–Отработанная столетиями, знаете, в мире теневых игр ничего не меняется.

–Мы подумаем над этим, посмотрим что вы нам предложите. Не считайте что нам неизвестны ваши мотивы, мы внимательно следим за всем. Господин Ролиньер, вашу позицию к нам мы приветствуем, не знаю что вас ожидает дальше, но в данный момент не побоюсь этого слова, я считаю что вы нам друг.

–Это правильная позиция,- кивнул Ролиньер,- только не нужно ее афишировать, многим у нас она не понравится.

–Что ж, господин Ролиньер, сказал Чжоу,- пусть все идет, как и шло, а там будет видно.

–Оно уже не пойдет, как шло,- улыбнулся Ролиньер,- вы будете мыслями возвращаться к нашему разговору, вы уже не сможете работать как раньше. Вы повлияете на события, и результат не заставит себя долго ждать.

–Вы очень оптимистичны.

–Нет, очень реалистичен. Если вы захотите выжить, вам нужно будет срочно менять многие вещи.

–Вы рады своему положению, - сказал Ролиньер после небольшой паузы,- ведь это высшая точка, огромная власть, вы попали в историю, вас показывают по телеканалам. Даже знаю, какой в этом минус для вас.

–Какой?

–Скоро наступит конец, вам придется потесниться, а вы к почету привыкли, так трудно себя представлять не на пьедестале.

–Ваше положение в этом плане намного лучше, когда вы уходите на пенсию этого не замечают люди, и если вы допустите ошибку, все будут говорить что это другой ее допустил. Никто не укажет пальцем на вас, вас ни в чем не обвинят.

–Зато я, за свои ошибки, и ошибки моих подчиненных, отвечаю не так, как вы, поэтому сравнивать нас нельзя.

–Однако вы не станете отрицать, что позиция таких как вы беспроигрышна.

–До тех пор, пока вы не сорветесь с крючка, или произойдет форс-мажорное обстоятельство, которое мгновенно испортит идеальный план. На самом деле даже в нашей позиции не все так гладко.

–Мне это известно, особенно в последнее время.

–Чем больше людей понимают, что на самом деле происходит, тем сложнее управлять ситуацией. Структура становится все массивнее, в нее входит все большее число членов. Давление внутри ее, и снаружи, становится все интенсивнее.

–А чем сложнее и больше структура, тем менее она управляема. Но это не касается ее ядра.

–Однако ядро не может всегда быть изолировано, если оно не прислушивается к тем, кто снизу, в один из дней это может привести к страшным последствиям. Всех держит жажда наживы и страх, который скрывают под чувством мнимой безопасности, но все это исчезает, когда появляется еще большая опасность, чем та, которую ты боишься.

–Вы хотите создать новую фазу развития?

–Скорее замедлить то, к чему мы идем.

–Зачем вы говорите это мне?

–Раньше были жрецы, которые убивали на алтарях жертвы, чтобы умилостивить своих богов, теперь жрецы поумнели и ушли со сцены. Этим ныне заняты политики, на виртуальный алтарь идут миллионы человек, погибающих от создаваемых войн, спровоцированного голода и попустительства тех, кто на этом делает деньги. Они хотят есть, они даже стали прожорливее за последнее время.

–Всем говорят, что главное в любом деле деньги, раздел сфер влияния, контроль над ресурсами, но дело ведь не только в них…

–Вот именно.

–Очень опасный разговор, господин Ролиньер, даже очень опасный…Вы проверяете, насколько я могу зайти в откровенности, с вами?

–Нет.

–Тогда зачем?

–Хотел узнать, известно ли вам это?

–Известно.

–Недавно я сидел перед телеэкраном и смотрел новости, события происходили в стране, на которую обрушился ураган, там погибли тысячи людей и показали группу туристов, которые срочно уезжали из страны и садились в микроавтобус, возле полуразрушенного отеля. Но камера остановилась на одном мужчине, и его спросили, вы тоже уезжаете? Он улыбнулся, ведь его снимало телевидение, и ответил: нет, за поездку я заплатил, и у меня есть еще неделя, думаю, будет интересно, и он рассмеялся, как будто речь шла о вечеринке, на которой его будут развлекать голые девочки. Простите, что я повторяюсь, но вы поняли к чему я это рассказал, не так ли?

Эта пауза длилась дольше остальных, президент сидел, глядя на пруд, в отблесках Луны на его лице ничего не отражалось.

–Вам не придется отвечать за этот разговор? - спросил, наконец, Чжоу.

–С этим я разберусь, главное, что вы вынесли из него, иначе вообще не имело смысла начинать.

–Время покажет. Я захотел спать, пойдемте в дом?

–Я почти не сплю по ночам,- ответил Ролиньер,- мой сон за день составляет четыре-пять часов, ложусь я не раньше трех часов ночи.

–Тогда я удаляюсь.

Президент поднялся со скамейки.

–Спасибо за разговор, господин Ролиньер.

Ролиньер молча кивнул.

–Спокойной ночи,- пожелал Чжоу и направился к выходу.

–Господин президент,- неожиданно окликнул Ролиньер.

–Да?

–Если бы к вам пришел ангел, или посланник, назовите как хотите, и спросил: ты скоро умрешь, но я могу дать тебе шанс еще пожить на этом свете, только надо ли это тебе? Чтобы вы ему ответили?

Президент явно растерялся, Ролиньер увидел даже при свете Луны, что лицо Чжоу стало бледным.

После небольшой паузы он ответил.

–Я хотел бы еще пожить, честно, не знаю что бы я делал, и как, но думаю, даже уверен, что все было бы по-другому. Вы правильно сказали, насильно меня на это место никто не ставил, но раз уж я здесь оказался, то должен сделать так, чтобы потом, мне не было горько за те возможности, которые я не реализовал, за те приказы, которые побоялся отдать.

–Проверьтесь в клинике господин президент,- посоветовал Ролиньер.

–Меня еженедельно осматривают наши врачи.

–А вы проверьтесь в клинике доктора Мейнферма, когда поедите на переговоры в Рундорф. Пусть они вас осмотрят, для вас это не займет много времени, не отнимет средств.

–Вы что-то знаете?

–Время покажет, - ответил Ролиньер, - спокойной ночи господин президент и прогнозируемой удачи вам.

–Спасибо, - сказал Чжоу.

Возвращаясь в дом, Чжоу решил побеседовать с Ролиньером завтра утром, до того, как он вылетит в столицу. Он бы продолжил разговор сегодня, но у него уже слипались глаза.

Президент устал и хотел спать, хотя мысль о клинике доктора Мейнферма не выходила из его головы. Что имел в виду Ролиньер? У нас врачи не хуже их, аппаратура современнейшая. Что это вообще за клиника?

Ролиньер просидел один около часа, наблюдая за спокойной гладью озера. Наконец он поднялся и пошел по направлению к дому.

Роман вышел из-за дерева, идя в метрах десяти от Артуа.

–Не спите, Альен? - спросил Ролиньер, не оборачиваясь.

–Выполняю свою работу.

Ролиньер повернулся к нему, и Роман подошел ближе.

–На меня сильно давят из-за тебя,- тихо сказал Ролиньер,- они считают, что тебя послали, чтобы ты вошел в мое доверие, а покушения были специально спровоцированы для этого.

–А вы что думаете?

–Я не даю им к тебе приблизиться, и так будет и дальше, продолжай делать свою работу.

–Они бояться не того, что я войду к вам в доверие, - ответил Роман,- а того, что я не человек вашего ордена, как вся ваша ближняя охрана. Они не имеют на меня влияния, понимая, что любые их приказы для меня ничего не значат.

–Ты не доверяешь Люсьену?

–Пока орден не отдаст ему иного приказа, преданней человека вы не найдете.

Ролиньер улыбнулся.

–А мои приказы для тебя значат что-нибудь?

–Сейчас значат все.

–А ты со мной сколько времени пробудешь? - вдруг спросил Ролиньер.

Роман ответил мгновенно, даже не секунду ни колеблясь.

–До тех пор, пока вы не прикажете мне уйти.

Он врал, но Роман помнил приказ своего агента, Ролиньер не должен знать ничего о дате его последнего дня.

Ролиньер улыбнулся.

–Пойдем в дом, вечером здесь прохладно.

–Зато безопасно.

–Конечно, я не президент и у меня нет столько охраны.

–Зато ваш статус пожизненный, а президент человек временный.

–Мой статус надо заслужить,- усмехнулся Ролиньер, - а потом суметь удержаться…

Они подошли к дому, их встретил Люсьен, который недовольно покосился на Романа, словно спрашивая: ну что, сдал меня шефу?

Роман зашел в комнату, которую ему, вместе с Люсьеном определили для ночлега. Он наскоро скинул с себя всю одежду и лег спать.

Роман двигался по поляне, вокруг был виден лишь свет. Он заметил силуэт и приблизился к нему. Ему никто этого не говорил, но Роман знал, что перед ним его мама.

–Привет мама!- сказал Роман, приближаясь, он хотел броситься к ней, обнять ее, но что-то заставило его остановиться, словно от силуэта шло отчуждение.

–Здравствуй сынок,- ответила она,- как у тебя дела?

–У меня все отлично, как у вас?

–Отца уже выписали из больницы.

–А что с ним?

–Когда мы узнали, что случилось, то…вообщем он лег с сердцем, был инфаркт.

–Теперь все в порядке?

–В порядке уже не будет никогда, хотя батюшка сказал, что на все воля божья, это нужно принять, как одно из испытаний.

–Я не послушал вас тогда, не надо было лететь в Тунис, все складывалось не лучшим образом…

–Мы думали ты вырастешь и пойдешь работать на фирму юристом, а все так резко оборвалось. Ты сам виноват в том, что не слушал меня, я говорила тебе, что надо быть юристом.

–Мама, я не хотел им быть.

–А надо было.

–Кому надо?

–Нам, и тебе.

–Я пришел к тебе мама, чтобы сказать, что у меня все в порядке, чтобы вы не волновались, а ты меня, как и прежде, не можешь послушать…

–На все воля божья, сынок, нужно только принять ее. Мы с отцом ее приняли, я рада, что уговорила отца ходить со мной в церковь, мы молимся за тебя. Прихожане говорят, что это тебе пойдет на пользу, мне так жаль тебя, сынок…

–Мама, - вдруг сказал Роман, пораженный тому, что раньше он об этом никогда не задумывался,- мне это не пойдет на пользу, потому, что ты никогда не любила меня, я, был связующим мостом между тобой и отцом, кроме меня, у вас ничего общего не было. Тебе жалко не меня, а себя, ты горюешь не по мне, а по себе, по своим несбывшимся надеждам, по своим нереализованным планам. Ты всегда выбирала не то, что желал я, а то, что хотела ты, а у меня не хватало мужества, ответить тебе отказом.

–Ты не прав сынок! - воскликнул силуэт, - Как ты мог подумать об этом?!

Но Роман знал что это правда, осознала и его мать…

–Я никогда не думала об этом, - произнесла она, наконец,- прости меня, сынок…

–Не за что прощать мама, ты дала мне жизнь, а я ей бездарно распорядился, это тоже нужно признать. Ты не виновата в том, что я не смог сказать тебе нет, когда должен был. Ты считала, что для меня так будет лучше, но это мой путь и я должен был выбирать его сам. Мы любим винить всех в своих ошибках, а делаем их только мы, как бы нас к ним не подводили другие.

–Тяжело мне сынок, ничего не осталось, только память, жизнь не повернешь назад, начать сначала ее не хочется. Мы только и говорим о тебе, у нас действительно больше ничего не осталось, зачем жить дальше? Для кого?

–Для себя, жили же вы раньше, когда я был с вами.

–Раньше был ты, а сейчас нет.

–У тебя еще есть мой отец.

–Есть,- глухо сказала она.

–Ты главное знай, что мне здесь хорошо, я по возможности буду приходить…

–Приходи.

Силуэт начал исчезать, Роман прошел дальше и заметил своего отца. Он сидел на кресле и курил сигару.

–Привет Роман! - воскликнул он, вскакивая с кресла.

Роман приблизился к силуэту, пожимая протянутую руку.

–Привет отец, как поживаешь?

–Плохо, как же так вышло?

–Меня предупреждали, что уж теперь жалеть о том, чего не вернуть.

–Да-да, - силуэт повернулся и сел на кресло, продолжая держать сигару.

–Ты начал курить? - спросил Роман.

–Нет, мне понравилась эта сигара, вот и держу ее. Как у тебя дела?

–Отлично.

–Правда?

–Да, меня здесь хорошо принимают.

–Меня хотят уверить, что на все воля божья, что он дал, он взял. Только я не верю! Это равносильно тому, что директор завода, на котором работает сто тысяч человек, виноват в том, что уволили рабочего, директор причем? Нам так легче? Но ведь это ложь!

–Правильно, отец.

–Вот и я о том, же, - силуэт сделал жест рукой, хватая сигару и выкидывая ее, - больно мне сынок, здесь больно.

Силуэт показал на грудь, в районе сердца.

–Столько хотелось сказать тебе, столько дать, да все откладывал, думал потом, сейчас рано. А видишь как, страшное слово, не успел. Никогда не думал, что придется хоронить тебя, не помню, даже, как выдержал.

–Все в порядке, отец.

–Ничего не в порядке, мне одно приятно, даже боль на сердце отлегла, что у тебя все отлично.

–Это действительно так.

–Ты попрощаться пришел, сынок? - вдруг спросил отец, после небольшой паузы.

–Как получиться,- признался Роман,- что будет дальше, я не знаю.

–Прости меня за все, что я мог и не сделал, за то, что хотел, но не стал. Все оттягивал, понимаешь, мы думаем что жить будем вечно, поэтому многое упускаем, в надежде на потом, а потом, или не наступает вовсе, или идет не так, как нам хотелось бы.

–Мне не за что тебя прощать, ты дал мне пытливый ум, который заставлял меня во всем сомневаться. Это я тогда не мог должным образом им воспользоваться.

–Ты, правда, так думаешь?

–Да.

–Все же я мог быть по отношению к тебе другим. Я вот с матерью вспоминал ваши отношения с Мариной, не правы мы тогда были что вмешались. Послушал я, дурак старый, мать, а не нужно было нам вмешиваться. Все бы у тебя Ромка было по-другому. Она была хорошая девушка, пусть из небогатой семьи, но она любила тебя. А мы тогда полезли со своими советами, денег нет, зачем она нужна, она и такая, и сякая. Вот и сошелся ты, потом, с этой стервой богатой и что это дало тебе? Ничего. Вот и результат. Деньги Роман, это не главное, у нас с матерью тоже их не было, потом пришли, а главное пропало, любовь. Хотя, была ли и любовь? Не знаю…

–Не живи прошлым, оно должно умереть, каким бы оно не было. Главное, чтобы ты сейчас продолжал жить так, как и прежде.

–Как и прежде не получиться.

–Ты попробуй.

–Постараюсь, а ты приходи, если сможешь.

–Приду, если пообещаешь, что все будет в порядке.

–Будет,- проговорил силуэт,- теперь будет, у меня Ромка, словно камень с души свалился, спасибо что пришел…

Неожиданно Роман почувствовал, как его резко выбросило из светящейся поляны, он ощутил себя лежащим на кровати.

Роман услышал, как открылась дверь, он открыл глаза и увидел входившего Люсьена.

–Заспался ты,- недовольно сказал он,- через полчаса выезжаем.

–Понял,- Роман нехотя поднялся с кровати и, положив на пол часы, упал на пальцы рук, начав отжиматься на время. Сделав сто пятьдесят отжиманий, за сорок пять секунд, он развернулся и начал качать пресс, поднимая синхронно туловище и ноги.

После короткой разминки, Роман побежал в душ.

Президент Чжоу срочно вылетел по неотложному делу, утром ему не удалось встретиться с Ролиньером, как он планировал. Но Чжоу особенно и не расстраивался, он рассчитывал, что эта встреча может произойти и немного позже, было бы обоюдное желание.

Роман приблизился к дверям, за которыми находился Ролиньер с Люсьеном. Он был полностью подготовлен к выходу.

Насколько знал Роман, Чжоу позволил Ролиньеру находиться на вилле столько, сколько он пожелает, но Артуа решил ехать.

"Остались бы здесь на пару дней,- подумал Роман, - как раз бы закончилось мое задание, здесь бы на нас точно никто нападать не стал"

Люсьен вышел из комнаты и стал около дверей.

–Когда выезжаем? - спросил его Роман.

–Скоро.

–Обратно?

–Увидишь.

Роман направил своего двойника в комнату к Ролиньеру, он решил больше вообще не разговаривать с Люсьеном, если бы им пришлось работать долго, он бы нашел способ уладить возникшую проблему. Но учитывая, что ему осталось всего два дня до "увольнения" Роман решил на Люсьена не реагировать вовсе.

Ролиньер улыбался в трубку мобильного телефона.

–…слышал,- говорил он,- сегодня обязательно, я скажу чтобы охрана тебя пропустила. Рассчитывай часа на три…С кем? Писатель, что он пишет? Эзотерика, экстрасенсорика…Общий тираж триста тысяч экземпляров? Что ты ему пообещал? Ничего, это правильно. Не хочу…Ладно, сбрось мне на компьютер его книги, есть они у тебя? Все, в три жду.

Ролиньер выключил трубку, отпил стоящий на столе сок и, взяв свой ноутбук, направился к выходу.

Они сели в джип и выехали за территорию, там к ним присоединились еще две машины. Они поехали в сторону военного аэродрома, там Ролиньера пересадили в армейский вертолет созданный специально для командных генералов.

Помимо того, что вертолет был напичкан электроникой, выполняющей функцию передвижного штаба, он был еще повышенной комфортности.

В сопровождении двух дополнительных вертолетов прикрытия они долетели до виллы Ролиньера.

Уже когда Ролиньер входил в дом он повернулся к Юаню и сказал:

–В три часа ко мне приедет Адам, тот репортер, что брал у меня интервью, пожалуйста, пропустите его ко мне.

–Он будет один?

–Ах да, с ним будет писатель, его тоже.

–Сделаем,- кивнул Юань.

Ролиньер поднялся к себе в комнату.

Люсьен стал около его двери и процедил Роману сквозь зубы.

–Свободен на два часа, потом сменишь меня.

Роман молча пошел к себе в комнату, он не успел поесть с утра и поэтому скинув с себя амуницию, направился на кухню.

Повар, готовивший обед покосился на него.

–Есть пришел?

–Да.

–Час не подождешь?

–Только если съем что-нибудь.

–Дать яблоко?

–Нет, мясо хочу.

Повар ушел в холодильные отсеки и принес закрытый в вакуумную емкость шашлык.

–Если ждать не хочешь,- сказал он, открывая емкость и положив шашлык на тарелку, - тогда будешь есть вчерашнюю еду.

Он положил тарелку в микроволновую печь и, нажимая на кнопку пуска, добавил:

–Еду нужно есть, когда она приготовлена.

–Знаю.

–Чем дольше она храниться, тем меньше в ней питательных веществ, тем менее она пригодна для организма.

–Тоже знаю.

–Знал бы, перекусил фруктами, а потом поел нормальную пищу.

Микроволновая печь зазвенела, сообщая, что еда разогрета.

–Бери,- сказал повар, подавая ему тарелку, - может это и не мое дело, господин телохранитель. Но ваш шеф, в отличие от вас, толк в еде знает, и он мне говорил, что старается есть только ту пищу, которую сразу приготовили. Если же еда хранилась в холодильнике, или ее нужно разогревать, после хранения, то он от такой пищи отказывается.