/ Language: Русский / Genre:detective,

Обет Молчания Тайные Люди 2

Андрей Ильин


Ильин Андрей

Обет молчния (Тйные люди - 2)

Андрей Ильин

Обет молчния (Тйные люди -2)

Нет для профессионл более нежелнной, более унизительной службы, чем ревизорскя. Вдруг, без предупреждения, дже без нмек н него, вс под блговидным предлогом вызывют в Центр и отпрвляют к чертям н кулички с зднием словить з хвост подобного вм же. И вся вш дльнейшя крьер, возможно, и см жизнь звисят единственно от результтов, которые вы нкопете, смое печльное - никогд до конц нельзя быть уверенным: ты проверяешь гент или с помощью этой проверки ревизуют тебя смого? Контор большя охотниц до подобных пкостей. Взыгрй не к месту гордыня - мол, не хочу перетрясть грязное белье коллеги по службе, не желю подствлять его голову под крющий меч ревизорской службы, - это не коллег, гент-перевертыш той смой службы. И ты не гончя собк, взявшя след, вовсе дже ноборот - трвимый сворой опытных псов зверь, и не нд чужой шеей висит бритвенно зточенный ревизорский меч, нд твоей.

Вот и поигрй здесь в блгородство, когд чуть не кждя крт в колоде крпленя, з столом что ни игрок, то профессионльный шулер. Нет, шлишь, своя шея ближе к телу. Скзно - езжй, скзно ревизовть - будь добр исполняй службу, ккой бы душок от нее ни шел. Рзведчик - человек Подневольный, прикзы не обсуждет. И хоть отдются они не н полковом плцу в полную комндирскую глотку, тихим кбинетным шепотком, и не требуется в соблюдение субординции тянуться во фрунт, кушть нчльство глзми и щелкть кблукми спог, суть от того не меняется. Прикз - зкон для подчиненного, исполнение - доблесть, неисполнение - преступление. Только в нормльной рмейской жизни з этим мячит рзжловние и дисциплинрный бтльон, в ншем официльно не существующем зведении - нежднный кирпич с крниз или смосвл из-з угл. Короче - очень несчстный случй. Тковы условия игры. Не может советский суд судить не живущего н свете человек, совершившего проступок в не существующем в природе учреждении. Нет ткого суд. Кирпич - д, есть, суд - нет! Тк что смирись, спец, и тщи службу свою, кк голгофский крест. Авось кто-нибудь когд-нибудь оценит твою жертвенность. Н том и минь!

И десять чсов н сборы! Время пошло!

Получить под роспись конверт с зднием и необходимой инструкцией, пройти в специльную комнту, вскрыть пломбы, прочесть, изучить, зпомнить, уничтожить, ссыпть пепел в специльную корзинку и н выходе позволить обыскть себя с ног до головы, чтобы, не дй бог, ни одн бумжк не пропл, ни одно лишнее слово з стены не просочилось!

Когд-то, в бытность мою курснтом, ткя конспирция внушл увжение. Сейчс рздржет. Кк будто я, если бы приспичило, не вынес бы весь пкет документции с корзиной для пепл в придчу. Д хоть бегемот, если мелкими чстями! Сейчс для меня это не здч! Осточертели детские игрушки - все эти пропуск, опознвтели, шторки и где-нибудь сбоку непременный "глзок" видеокмеры. И теперь, голову дю н отсечение, бдят, отсмтривют н мониторх кждое мое движение. Лдно, смотрите, коли времени не жлко. Вот я, вот стол, вот лмп, вот документы.

Теперь все звисит от моей пмяти. Рньше, чем я зпомню кждое слово, кждую букву, кждую зпятую, мне отсюд не выйти, дже если н это уйдет неделя. Мне будут приносить еду, водить н опрвку, но документы из этих стен не выйдут. Тковы првил. Принял кбинет ознкомления дв объект - ппку документов с пронумеровнными, подшитыми и зверенными листми и гент ревизорской службы. Отпустит одного - либо гент с перепчкнными пеплом пльцми, либо опечтнную, зкрытую в бронировнный кейс ппку, если, к примеру, во время прочтения с гентом случится инфркт. И никк инче.

Приступим. Учетня крточк... Дело No... Допуск по форме... Вторя стрниц, третья. Фотопортрет. Вот с этим человеком мне предстоит игрть в кошки-мышки в ближйшие три-четыре недели. Профиль. Анфс. Обычное лицо, кких в ншей стрне нберется несколько миллионов. Фото в рост. Сбоку. Со спины. Особые приметы. Привычки. Обрзовние. Н этот пункт можно дже не смотреть. У всех у нс одно обрзовние - средняя школ и пять лет безлюдных коридоров учебки. Влдение оружием, специльные нвыки... Смя общя информция, позволяющя при необходимости опознть человек или его труп, противостоять физическому пдению. А вот узнть, что скрывется з этой безлико-кнцелярской мской, н что способен ревизуемый, можно лишь в деле или, кк говорят в рмии, в условиях рельного боя. Однко очень хочется ндеяться, что до ткого не дойдет. Обычно ревизии проходят тихо, кк пересчет денег в бухглтерии. Приход - рсход. Счет - пересчет. Дебет - кредит. Голые цифры, только и всего. О чем они говорят - поди дознйся. Но лучше не пробуй, если жизнь дорог. Нше дело костяшкми счет щелкть. Делть выводы, тем более вершить приговор будут другие.

При этом см проверяемый догдывться ни о чем не может. Уведомлений ему, понятное дело, не шлют, ревизоры не предствляются, комндировочные удостоверения не зверяют. Что явилось первопричиной проверки - сбой в рботе, число в клендрном грфике плновых ревизий, перерсход средств по сттье 73 дробь Ж или интриги нчльств, делящего высокие кресл, догдться невозможно и, знчит, невозможно предугдть ее нчло. Просто однжды нчльник ревизорской службы, зчстую не ствя в известность дже непосредственного нчльник проверяемого, доводит до сведения Резидент ккое-нибудь хитрое, с двойным, то и с тройным дном здние, следом зсылет ревизорскую бригду, которя собирет строго определенную информцию, нпример, чсы и минуты уход и приход объект из дом, или продолжительность его телефонных рзговоров в среду с 17 до 18 чсов, или количество людей, посетивших его в третье воскресенье месяц после обед. В общем, любую чушь. "С ум, нверное, съехло нчльство, посыля в ткую дль людей из-з ткого пустячного пустяк!"

Но это взгляд рядового сыскря - пустяк. А для человек, сплнироввшего оперцию, этот "пустячок", может быть, и есть ниглвнейшя детль тщтельно рзрботнного, зщищенного и утвержденного высшим нчльством мехнизм проверки. И именно этот плток, торчщий именно в это время из крмн именно этого пиджк, и докзывет лояльность и добросовестность рботы Резидент или, нпротив, выкзывет его некомпетентность и дже двойную игру. Непосвященному человеку трудно уловить в хитросплетениях отдельных детлей интриги ясную кртину всеобъемлющего целого. Им сучок зкрывет дерево, то дерево - лес. Тут ндо особый тлнт иметь! А их, тлнтов, Контор рстить умеет. Куд тм Шекспиру с его примитивными сюжетми. Эти ткого нворочют, что Яго в кошмрных снх не привиделось бы! Только вот у Шекспир Джульетты и мвры стрдют, мучются и умирют понрошку, у нс по-нстоящему!

К примеру, едет бригд ревизоров исполнять дело, цели которого им понять не дно. Вслед едет бригд проверки проверяющих. И ткое случется. И ствится здч ревизуемому Резиденту проверить рботу ревизоров, ревизующих рботу тех смых ревизоров. Уф, зпутться можно. Но, похоже, и ткое было! Все ловят друг друг, окзывется, смих себя, что тот змей, зглотивший собственный хвост. В этом вся Контор. Никто никому не верит, дже доверяя бсолютно.

Но смое удивительное, что все эти ревизоры и ревизоры ревизоров дже предствить не могут, что существуют ккя-то Контор и Резиденты, цель которых - рзведк н территории собственной стрны, и ревизорскя служб, призвння их контролировть! Они свято верят, что исполняют милицейский зкз по обезвреживнию очередной преступной группировки или, если есть вообржение, не без гордости подозревют, что помогют рзоблчить глубоко зконспирировнного импортного шпион во имя блгоденствия собственной стрны. То есть и дело делется, и Контор остется невидимкой. И лишь один-дв непосредственных нчльник д Контролер знют истину. Д и то не знют - догдывются. Полные мсштбы оперции, ее причины и требуемый итог известны лишь кому-то тм, в зпредельных высотх влсти. Сегодня Контролером буду я. Судя по рзмху, охот будет не шуточня. В бой брошен, подумть стршно, техбригд полного соств, в которой одного специльного оборудовния - рзных тм "жучков"-пучков центнер три нберется, д плюс к ним еще две светлые, о которых Акдемия нук мечтть не смеет, бшки д две пры рук, которые при желнии могут сломнную кофемолку превртить в бллистическую ркету среднего рдиус действия, д еще охрнник, призвнный эти головы и руки зщищть.

Они оплетут подходы к объекту путиной электронно-оптической слежки ткой плотности, что куд тм пуку с его примитивной журной сеткой-воськой, которую может легко миновть мелкя мошк или прострелить нвылет крылтое нсекомое крупнее мухи. Здесь нук ушл куд дльше природы. Ее не видимя глзом путинк покрепче будет - обнимет, облепит, опутет, достнет в любом укромном месте - не то что мухе, медведю несдобровть! Непонятно только, чем могу быть полезен тут я со своими примитивными прой глз и ушей. Рзве только вложить по инстнции недобросовестных технрей, буде они ндумют зпить горькую вместо несения службы. Тк вложу - сердце не дрогнет, тк кк не исключю "хвост" з собой и не исключю ткже, что именно это здние - мхнуть дюжину дефицитных трнзисторов н пол-ящик водки и нпиться до чертиков - и будет им дно. Может, их не Резидент интересует, я.

Лдно, не будем ломть голову нд нерзрешимыми вопросми, лучше прожуем грфик.

Я выезжю послезвтр, леглизуюсь, обживюсь н месте. Необходимые документы - пспорт, комндировочное удостоверение, прв, фотогрфии семьи, зполненный блокнот с дресми, связк ключей от несуществующей квртиры - вот они. Через неделю объявляются технри. Они, конечно, обо мне не знют - не положено, но знют почтовый ящик, который мне еще предстоит подобрть и через который в случе необходимости они могут получить дополнительную информцию.

21-22-го ревизоры леглизуются. 23-25-го отрбтывют подходы, 26-28-го зпускют технику. Вплоть до 15-го нового месяц - рботют, 16-го сворчивются. 18-го эвкуция. Еще неделю я подчищю хвосты.

Все! В иделе мои подопечные меня не увидят и не узнют о моем существовнии. Мы просто рзойдемся в рзные стороны и никогд больше не встретимся. Это если все блгополучно.

Плюс к тому все это время, придерживясь легенды, должен буду тлнтливо изобржть измученного неудчми комндировнного, то есть обивть многочисленные пороги, кнючить, дрить шоколдки секретршм, торчть в очередях, говорить по междугородному телефону, снимть комнты, пить пиво в случйных лрькх.

И еще - стрховть ревизоров, вести контрслежку, готовить подробный отчет. И еще... И еще... И еще...

10-го я был н вокзле.

* * *

Опять стучт колес, позвнивет сткн в кзенном подсткннике, поспывет сосед н верхней полке. Сколько у меня их было, этих соседей, полок, поездов. Сотни? Тысячи? В чем, в чем, в отсутствии впечтлений мою профессию не обвинишь. Нмотнных мною километров с избытком хвтит н десять жизней. Д нет, вру, поболее чем н десять. Одних биогрфий я изжил, одних пспортов сменил уже штук сорок. Кто я сегодня? Лев Георгиевич Серов, инженер, брошенный в прорыв теребить недобросовестных смежников, не поствивших в срок изделие No 27946Т/С.

Интересно, что это з Т/С? А ндо бы знть! Кжется, я нчл позволять себе поблжки! Рзнежился, стл делить дел н сложные и простые. Поверил в собственную непогрешимость. Здесь нужно особое внимние, здесь можно схлтурить? Тк? Знчит, пор зкзывть ритульные приндлежности! С подобными нстроениями рзведчики более месяц не живут. В учебке з столь элементрную ошибку мне бы безжлостно и спрведливо вктили кол!

Ну-к по новой, пок время есть вспомнить, повторить легенду до мелочи, до пустяк, до пуговицы н школьном пиджке, который я износил в пятом клссе. Кстти. Кк звли мою учительницу по немецкому языку? Серфим Петровн?

Хорошо, что чсть легенды я содрл с предыдущей, прочно зученной, многокртно повторенной, зкрепленной прктикой. Иногд, во второстепенных делх, это допускется.

Ккой цвет глз у моего млдшенького? Когд он переболел свинкой? Интересно было бы подсчитть, сколько у меня было детей, если от первой курснтской биогрфии. Ну-к вспомним, помссируем пмять. Профессионл должен помнить все без скидок н срок двности. Первый плюс еще дв, плюс... еще один, плюс... Б, д я уже чуть не трижды ппш-герой. Впору плнку медлей н грудь вывешивть и зслуженную пенсию просить.

А н смом деле все горздо печльнее: детей нет, кол нет, двор нет. Родители и родственники отобрны, д и см я зхоронен 15 лет нзд н городском клдбище. Присыпн землей и вычеркнут из жизни, той нормльной жизни, которой живут миллионы не ведющих своего счстья соотечественников. Нет у меня ничего и не будет. Женщин имел, но лишь в подтверждение кнвы легенды, если по любви, то с рзрешения нчльств и не долее чем н десять-пятндцть ночей, н шестндцтую ночь, будь добр, ищи новую. А уж коль случится релизовть природное преднзнчение, то последует неотвртимый борт. Хоть н девятом месяце. Рзведчику постояння женщин опсн, уж дети и подвно. Некуд ему их девть.

"Профессионл должен быть чист, кк сткн лкоголик после попойки. Зубня щетк, пистолет и мпул с ядом - вот все, что нм положено иметь", любил шутить один из первых моих нствников. То, что невозможно унести н себе, должно быть безжлостно отброшено. Нести н себе семью сложно, д и опсно, в первую очередь для семьи. Рсслбишься, скжешь что-нибудь не то н супружеском ложе или з обеденным столом - и пожлуйст: взорвлся в доме гз, или съехл под откос мшин по дороге н уик-энд, или приключилось ккое-нибудь другое несчстье. Зкон конспирции исключений не приемлет. А профессионльня тйн - ктегория бсолютня.

Лдно, будем утешться тем, что з последние годы я родил и воспитл, если верить официльным документм, средней руки детский сдик, д и в последнем пспорте у меня проствлено дв нследник. Очень я люблю своих Митю и Вовочку. Чтоб их черти взяли вместе с несуществующей ммшей, рзрешившей отпрвиться любящему отцу и мужу в ткую скверную комндировку в дльние северные кря. Другя бы поперек порог легл, эт слов не скзл... Приеду - всех выпорю!

Стнция. Выскочить, соглсуясь с легендой, купить в буфете дюжину пив, рсплстть н столе колбску. Я - семьянин, слегк уствший от брчных уз и в то же время еще не успевший утомиться от комндировочной свободы. Мне хорошо, у меня легкя дорожня эйфория. Рсскзть некдот, смому первому посмеяться, сбить пробку с очередной бутылки о крй стол. Обязтельно об стол - это вжно! Зботливо припсенный консервный нож не очень вписывется в рзыгрывемый мною обрз. Помнить, контролировть мелочи.

Один мой коллег прокололся н том, что, собирясь сбегть в кусты, спросил у приятелей тулетную бумгу вместо того, чтобы привычно скомкть случйную гзету. У него были свои привычки. Он был чистюля. Приятели дружно посмеялись нд его бсурдной просьбой, недруги зфиксировли несоответствие поведения. Остльное было делом техники. В конечном итоге т бумжк стоил ему жизни.

Вскрыть еще бутылку, рсскзть еще некдот, не очень интеллектульный и не очень смешной, соответствующий моему нынешнему обрзу. Не зметить недоуменные быстрые взгляды попутчиков. Предложить еще бутылочку, припрвить еще некдотом. Рссмеяться. Хлопнуть сосед по плечу. Мне хорошо, мне беззботно.

Лечь бы сейчс, звернуться с головой в одеяло, отключиться, збыть обо всем хотя бы н день, хотя бы н чс. Попутчиков - в шею. И пиво, противное, теплое, - в унитз. Обязтельно - в унитз!

Еще некдотец н посошок... Что, противно слушть? А уж кк мне противно рсскзывть...

Прибытие н стнцию нзнчения я воспринял кк избвление. Я устл от поездного рзудлого отдых больше, чем от смой трудной рботы. В городе все пошло-поехло по нктнной колее, не оствляя лишней минуты н прздные рздумья.

Устроиться. Отследить возможные "хвосты". Перепроверить еще рз. Рссчитть вринты уход для себя, для тех-бригды. Зпомнить, не зписть, именно зпомнить рсписние движения всех поездов, втобусов, смолетов со всех (!) железнодорожных, вто- и эровокзлов. Зпись я могу оствить только одну: с движением трнспорт в сторону город, где я проживю соглсно легенде. Все прочее только в пмяти! Зсечь время движения до кждого вокзл н всех видх городского трнспорт и ткси, ткже пешком и бегом с точностью до минуты. Предствить город. Я должен знть, ккя улиц н ккую выходит, с кким переулком соединяется, где ведется ремонт трссы и перекрыто движение. Я должен отыскть проходные дворы и подъезды в десяти-двдцти ключевых точкх город н случй отрыв от "хвост". Я должен ориентировться в городе лучше смого въедливого горожнин-строжил. Много лучше. Я должен знть то, чем интересовться им дже в голову не придет. Нпример, куд выходят колодцы центрльного кнлизционного коллектор. Это потруднее будет, чем скзть, сколько домов стоит н четной стороне ккого-нибудь Конюшенного переулк. Одн эт топогрфическя проверк способн довести любого несведущего человек до грни нервного срыв.

Мыслимо ли осилить ткое дже з месяц, дже бригде из шести человек, рботющих без перерыв круглые сутки. А я один, и времени у меня - неделя. И глвное - это длеко не смя основня чсть моих служебных обязнностей. Есть еще обеспечение легенды-прикрытия, нрботк фктического мтерил для дублирующей легенды, которую, буде меня стнут бить по почкм, я скрепя сердце выдм противнику, но он, противник, если профессионл, моим рсскзм без подтверждющего мтерил не поверит. Его-то, этот мтерил для будущей проверки, мне и предстоит подготовить. И еще мне ндо отыскть и приготовить почтовые ящики и тйники. Довольно? Или продолжть? Знть бы мне подробности своей будущей рботы, я бы лучше куд полегче пошел - в космонвты или летчики-испыттели. Видел бы меня учебк! Кк же! Но ндо помнить, что вся эт измтывющя сует еще дже не рбот, лишь черновые нброски  к ней. Прелюдия. См рбот - впереди. Успокивет лишь то, что львиную ее чсть возьмут н себя технри. Мое дело - в пустой породе шхту рубить. Лву ковырять, уголек н-гор подымть - им.

Техбригд прибыл в срок. А рзве может быть инче? Опоздние, дже н минуты - это ЧП, втомтически отменяющее всю оперцию.

Я не знл способы и формы их трнспортировки, но догдывлся, что просчивлись они поодиночке. Груз чстью тщили н себе в специльных контейнерх, внешним обликом не отличимых от ккого-нибудь телевизор, стирльной мшинки или другой сложной бытовой техники, или получили через посредничество местной мфии кк контрбндный товр. Контор любил использовть подобные кнлы, тк кк преступники, получившие щедрую мзду, обычно чстью того же перевезенного ими товр, и зинтересовнные получть ее и в дльнейшем, грнтировли сохрнность крепче вооруженных бнковских инкссторов; излишнего любопытств, предупрежденные о последствиях, не проявляли, если бы дже и влезли в посылку - все рвно ничего бы не поняли. Вмештельств в процесс трнспортировки местной милиции Контор не опслсь, тк кк использовл ндежные, неоднокртно проверенные кнлы. А уж н смый крйний случй кждую упковку зряжл мощным смоликвидтором, и если кто-нибудь, вскрыв коробку и не удовлетворившись внешним обликом товр, пытлся продолжить исследовние, рздвлся легкий хлопок, и кждя неделимя чсть посылки горел нтурльным плменем, то, что не могло гореть, плвилось, преврщясь в груду искореженного метлл, нпоминющую внешним видом пропущенный через пресс многокнльный бытовой рдиоприемник. Все. Метллолом - н свлку, дело - в рхив местной пожрной комнды, ответственного з противопожрную безопсность клдовщик - под суд.

В нужной точке, в нужное время бгж и люди сходились, обрзуя единый рзведывтельный оргнизм. Причем в исходную точку кждый доствлял ту чсть оборудовния, без которой вся прочя ппртур, кк и зключення в их головх информция, был бесполезн, кк прошлогодняя зрплт, и непосвященному человеку ровным счетом ничего прояснить не могл.

В точке сбор и монтж, где утечк информции был ниболее вероятн и опсн, в игру включлся охрнник, выступющий не только в кчестве зщитник интеллектульной собственности Конторы, но, если обстоятельств того требовли, и чистильщик, который в последний момент гробил и уродовл до неузнвемости не только ппртуру, но и обслуживющих ее оперторов, те по нивности предствляют его исключительно нгелом-хрнителем. Сделв же дело, охрнник шел себе под суд под видом психически ненормльного в период обострения болезни пциент, не отвечющего по зкону з свои безумные поступки, что подтверждлось соответственно специльными документми и умелой, рзрботнной светилми отечественной психитрии симуляцией.

Но если честно, то под суд не шел, просто скоропостижно умирл в кмере предврительного зключения от сердечного приступ, удушья или еще ккой болезни. Конечно, охрнник, исполняющий свой долг, об этом тоже не догдывлся, кк и охрняемые им технри о своей зпрогрммировнной Конторой печльной учсти. В свою очередь, случйня смерть в тюрьме нежелтельного свидетеля возлглсь н опертивную спецбригду (пять чсов н сборы и доствку в любую точку стрны или ближнего зрубежья). И меня кк Контролер и куртор оперции. Вот ткя премиля схемочк.

Интересно, ккя при этом судьб уготовн Контролеру? Знть бы. Или лучше не знть, чтобы сон спокойнее был?

Но это все - крйний случй, до которого в моей прктике, слв богу, не доходило. И, будем ндеяться, не дойдет.

И вот для того, чтобы ндежды мои опрвдлись, я тружусь кк проклятый с утр до вечер без перекур и перерыв н обед, обеспечивя ндежный прием, стрховку, возможные пути эвкуции и отвлекющие внимние преследовтелей шумовые и звуковые эффекты. Специльня техник и приствленные к ней мозги штук очень дорогя, поэтому швыряться ими Контор не любит, и, пок есть хоть мля возможность спсти и эвкуировть в безопсное место людские и мтерильные ресурсы, чистильщик своей метлой не метет.

Отсюд, кк ни крути, огромные финнсовые средств, жизнь по меньшей мере трех человек, д и нверняк моя тоже, звисят исключительно от моей добросовестности в порученном деле. Вы бы стли в ткой ситуции филонить? Лично я - нет. Не о лишении триндцтой зрплты, не о тридцть третьей сттье в трудовой книжке идет речь в случе неудчи!

Лдно, если что-то непредвиденное случится до ншей контрольной встречи тм не моя зон ответственности, не моя голов в злоге, и, знчит, не ее в случе чего свинтят с плеч. Это утешет. Но вот после встречи ситуция меняется с точностью до ноборот. Прежнюю голову возврщют влдельцу, мою несут в ломбрд н освободившееся место, и ' пок оперция идет, я з ее сохрнность поручиться не могу. Тк что, если вдруг встреч сорвется, я нпрягусь, но не рсстроюсь. Но встреч не срывется.

В пятницу в 19.30 я сижу в местном цирке, с увлечением нблюдя з проделкми дрессировнных обезьян. Люблю я цирк. З что? Нет, не угдли - з круглую рену, где хорошо видно сидящих нпротив зрителей, з обилие нрод и не очень глубокую темноту. Я смотрю это порядком ндоевшее мне предствление уже в третий рз. Я хохочу, словно услышвший голос кормилицы млденец, восторженно колочу лдонью о лдонь и дже о колено ближнего сосед. Но вообще-то смотрю не н обезьян, пусть хоть передохнут все рзом, н противоположные ряды кресел. Ровно через семндцть минут после нчл предствления по третьему проходу вниз должен пройти известный мне человек. Пройдет он - конткт состоялся, мехнизм действия зпущен, мосты сожжены. Нет оперция зморживется.

- Ну во-още. Ну эт с бнтом... ну дет... - зхлебывясь, ору я, рзбрызгивя по ближним рядм слюну, изрядно сдобренную дешевым лкоголем. Время - шестндцть с половиной минут.

Я зливюсь счстливым смехом, одновременно нстороженно змиря внутри.

Семндцть тридцть, сорок, пятьдесят. Идет! Слв. богу! Пятьдесят секунд опоздния я в отчете отмечу - щдить не буду, пусть его потом нчльство и в хвост, и в гриву з допущенную непунктульность. В ншем деле пятьдесят секунд - немлый срок. З него можно и инфркт схлопотть, и пулю в лоб. Рзгильдяи!

Обезьяны звершют выступление. Их сменяют не нмного отличные по ловкости гимнсты. Периферия. Н слонх я "скисю" и, громко икя и отрыгивя, покидю кресло. Соглсуясь с првилми, я должен был досидеть до конц предствления и покинуть цирк, смешвшись с бодрой толпой зрителей, но, честное слово, сил нет смотреть эту муру в третий рз. Кк бы по-нстоящему дурно не стло.

Двдцть первое, двдцть второе. Я отслеживю оперцию. Дело рскручивется н удивление глдко. Ревизоры снимют квртиру нпротив объект, то есть дом, где живет местный Резидент. Редкое везение - стрый жилец получил новую квртиру, новый еще не въехл и, чтобы иметь дополнительные средств н ремонт, сдл жилплощдь н крткий срок.

Положение идельное - окн в окн. Дв дня бригд вживлсь в обстновку, ргументируя свое вселение именно в это время, .именно в эту квртиру: кких-нибудь отпускников-геологов перед окружющими корчили или спирнтов, снявших жилье в склдчину, может быть, что-нибудь более экзотическое придумли или просто - один снял, другие незметно через щели просочились. Их легенд-прикрытие - не моя збот. Моя - внешняя стрховк и контроль.

Еще день коллеги вели контрслежку. Вели профессионльно, не подкопешься. Прислли явно не новичков. Если бы я не знл, кого нблюдть и в ккое время, вовек бы не догдлся, что з дурк вляют эти молодцы. Было дже стрнно, что н ткое рядовое дело снрядили тких профессионлов.

Не огрничивясь типовой контрслежкой, они рзвернули электронную: прощупли окрестности н предмет слуховой и рдиопеленгции и контрпеленгции. Отсмотрели в приборы ночного нблюдения.

Двдцть третьего приступили непосредственно к рботе. Знчит, все чисто, ничего не обнружили. Мои нблюдения ткже подтвердили бсолютную стерильность объект и окружющей местности. Сигнл к отмене оперции, рзрешенный к применению Контролером, в дело не пошел.

Вечером то ли сильный ветер, то ли случйный злоумышленник повлил коллективную нтенну. Я не знл методов рботы технрей, кто же меня допустит в чужие секреты, и кк, если я узню то, что знть не должен, они смогут проверить мою рботу, когд до меня дойдет очередь, но в случйность не поверил. Трудясь в Конторе, я рзучился доверять случйностям. С чего бы это вдруг кпитльня нтенн обрушилсь именно в день нчл оперции, не рньше и не позже?

Когд н крыше в толпе жильцов, коллективными усилиями поднимющих нтенну, увидел своих подопечных, мои подозрения окрепли до состояния убежденности. Понятно, нвтыкют сейчс под смым носом у жильцов-ротозеев полную крышу своих приборов д зодно еще и нтенну попрвят. Жильцы еще будут удивляться, что их телевизоры лучше прежнего покзывют. А кк им не покзывть, если подключення к ним нтенн теперь больше эродромный рдр повышенной рзрешемости нпоминет. Нсторживет скорее то, что они дополнительно к прогрмме местного вещния не трнслируют передчи нционльного телевидения Боливии и Пргвя, в перерывх не трнслируют секретные переговоры президент США с фортом Небрск. Ловкие ребят, ничего не скжешь! Нет, я не испытывю эйфории, что тк быстро рскрыл их коврный змысел. Не ткой уж я ловкч. Я знл, что искть и где. К тому же, когд будут нлживть слежку з мной, я уверен, они придумют что-нибудь свеженькое. В Конторе повторов не бывет, кждя оперция уникльн и неповторим, кк скульптур, вышедшя из-под резц генильного скульптор. Тк что стрый опыт не пригодится. Интересно другое: не нсторожил ли сует н крыше подследственных?

Нет. Тишин! Снов и снов я проверял свои нблюдения. Чисто. Удивительня беспечность! Хотя, с другой стороны, не будешь же регировть облвой н кждое происшествие, случившееся в ближних квртлх. Тк и см рехнешься, и гентов до смерти згонишь. Лдно, н пике оперции, тм кждый пустячок истолковывется в сторону подозрения, подозрение - в сторону провл. Но в текущей рботе? Что бы в подобном случе сделл я, если не н экзмене по конспирции, в рельной жизни? Нпряг бы внимние? Нверное. Послл бы ккого-нибудь гент поплоше д посвободнее отследить происшествие? Пожлуй. Свернул бы текущую рботу? Точно нет. Мобилизовл все имеющиеся силы н контрслежку? Ерунд! Мне бы те дел, что есть, рзгрести. Тк почему местный Резидент должен поступть инче, чем я?

Првд, эти не пожертвовли временем дже одного гент. Неужели они нстолько уверены в своей непогрешимости? Или проще - нстолько зпутлись в делх, что нет 'ни единой свободной руки, ни единого свободного глз? Может быть, в этом и сокрыт причин ревизии? С рботой не упрвляются, отчеты ндо подвть в срок, вот и пишут всякую отсебятину, высоснную из пльц. Выдумывют несуществующие зговоры, которые путем собственных хитроумных плнов и героических усилий рскрывют и ликвидируют. Рздувют списки з счет несуществующих осведомителей. Короче, обычные приписки. И мы не безгрешны привирем в той или иной мере в отчетх. А кк без этого, если Родин требует удрных темпов, в том числе в сферх, где количество совеем не рвнознчно кчеству, скорее дже ноборот - вредит ему. Привирем. Но не врем! З этим Контор следит строго. А этот, похоже, утртил чувство меры.

А может, и впрвду нстолько чист, что плевл н проверку, о которой, возможно, догдывется и не унижется до мелкой, демонстрирующей собственную сверхбдительность суеты. В конце концов, дльше фронт не пошлют... Куд уж хуже этих богом збытых северных мест? Некуд! Рзве н Северный полюс белыми медведями комндовть.

Лдно, кк говорится, не стнем гнть лошдей. Будет день - будет пищ. Для ум.

Двдцть четвертое.

Ничего не изменилось. Аппрты, шурш в своих безобидных, бсолютно бытовых, н поверхностный взгляд, мскировочных кофрх, писли информцию. Технри по очереди дежурили у свето- и волновой оптики. Охрнник слонялся по улицм, выявляя слежку. Я нблюдл з охрнником, объектом и окнми техбригды, пытясь выявить змечния. Отчет не вытнцовывлся. Бригд рботл безукоризненно - не к чему было придрться, нечего поствить н вид. Я дже рсстривлся - докзывй потом, демонстрируя этот хилый рпорт, что не просидел, не пропьянствовл все это время в ближнем кбчке. Лдно, не последний день, нскребем еще змечний. Не может дже смый опытный профессионл не нследить. Подождем.

Двдцть пятое, двдцть шестое. Без изменений. Дже скучно. Кпнуть, что ли, Резиденту для рзнообрзия жизни, то подохнешь со скуки во цвете лет. Иногд я н полдня покидл поле боя, чтобы меня, чсом, не рскусил, не рспознл охрнник. Дело это не нкзуемое, но очень позорное. Позволить выглядеть себя слежке чуть не н десять пунктов ниже по положению - куд уж дльше! Вообще-то, честно говоря, я нчл подсчковывть: трудно сохрнять бдительность при полном отсутствии событий. Утомительно пялить глз в пустоту, где ничего не происходит. Все чще, ведя нблюдения, я ловил себя н том, что перебирю в уме "домшние", оствленные рди ревизорской комндировки дел или дже просто скучю. Уж лучше бы я см вел слежку, тм хотя бы можно держть пльцы н пульсе событий. Тук-тук, тук-тук - все-тки информция.

Зфиксировл несколько мелких, но очень мелких, дже микроскопических змечний. Придирюсь? Придирюсь. Не без этого, но должен же я кк-то опрвдть свое присутствие. Охрнник, кжется, почувствовл нчльственный пригляд. Опытный, зрз. Ощущет больше, чем видит. Теперь игрем в кошки-мышки: он пытется вычислить меня, я - зпутть следы. Рзвлекемся. Хотя, нверное, мог бы и не скрывться. Не дурки же они, не думют, что Контор оствит их без присмотр. Но не принято. В конце концов, отчего бы лишний рз не потренировться, коли предствилсь ткя возможность.

Двдцть девятое, тридцтое.

Все то же.

Несколько рз видел ревизируемого коллегу. Ходит беспечный, довольный жизнью, кк прогуливющий урок пятиклссник. У него что, кждый чс - день рождения?

Первое, второе. Мленькое ЧП. Сегодня я дв рз видел одно и то же лицо! Ошибиться я не мог, дже если бы в первом случе это лицо было женщиной, во втором - мужчиной. Не тк учили! Конечно, это может быть случйностью, может и очень серьезным предупреждением. Один человек двжды з день - рельня зявк н слежку. Третья встреч почти нверняк ознчет провл. Полдня вел контрслежку. Нет, не похож он н шпик, тк, случйный прохожий.

Третье. Четвертое. Пятое. Шестое. Седьмое... Десятое.

Все то же смое: рутин стрховки, контрслежки и ежедневных отчетов. Черт возьми, кк повезло технрям! Живут точно помидоры в теплице: никких проблем, никких беспокойств. Мшины пишут сми. Причем они дже не знют, что. Отдыхй, ешь д спи! Время и хрч кзенные - прямо отпуск, з который в дльнейшем положен еще и... отпуск.

Есть ли у меня н пмяти подобные глдкие оперции? Пожлуй что нет. Это прямо хрестомтийный обрзец опертивно-следственной рботы, взятый из учебник по специльным дисциплинм. Есть противник, есть сыскри, есть технические вспомогтельные средств. А окружения кк бы и нет - никто не мешет, никто не лезет в рботу. Хоть бы рз для смех ккой-нибудь ротозей ошибся дверью, или к охрннику привязлся случйный подвыпивший прохожий, или неожиднно отключили электричество. Нет, все глденько и спокойненько.

Мне бы рдовться - еще мля чуточк, и по домм. Рбот сделн, отчет в журе. Нши, кк и положено, победили. Ур! Получй оклд, премию и десять дней зслуженного отдых.

Но почему-то не рдостно. Дже тревожно. Говорят, точно ткую же тревогу испытывли фронтовики, когд вдруг внезпно змолкли орудия. Им бы вздохнуть облегченно: осколки, пули не свистят, штыком в грудь никто не тычет. Живи - не хочу. А они нсторживлись, ппетит теряли, сон. Хоть бы уж скорее зкончилсь эт стрння тишин...

Вот и меня терзют ккие-то дурные предчувствия. И хочется, чтобы скорее прошли эти последние дни, и боязно, что в смом конце что-то непременно случится. Ну не может не случиться. Не верю я в тишь д глдь. Мне еще в детстве в приключенческих книгх внушили, что после штиля непременно следует буря. Нет, не случилось! Ровным счетом ни-че-го не случилось! Тишин.

С трудом скрывя рдость, сворчивются технри, похоже, их тоже чертовски измотло это провинцильное спокойствие. Не привыкли они вот тк: пусть без небольших, но происшествий. Не в учебном же клссе, не н стенде три недели вертели они свою ппртуру. Дже охрнник, чуя скорую свободу, рсслбился, стл допускть мелкие промшки.

Но я их не фиксирую. Мне не до них.

Я, словно лев в клетке, мечусь противоречивыми мыслями в змкнутом прострнстве собственной черепной коробки. Я хочу домой, но не могу освободиться от вязкого присутствия во мне этого чертов подозрения. Я зню, что оперция звершен. Но одновременно сомневюсь в ее успехе.

З все время нблюдения не нкопл ни единого смого млого фкт, который можно было бы истолковывть кк опсность. И именно поэтому он кжется мне рельной.

Я опсюсь отсутствия опсности! Идиотский прдокс? Нет, скорее неписное првило, подтвержденное печльным опытом предыдущих поколений рзведчиков. З тихой жизнью нередко скрывлись смые грндиозные провлы. Нверное, в этом есть своя логик. Когд тебя нчинют псти серьезно, з тобой не ходят мелкие шпики, это уже без ндобности. И, рдуясь тому, что жизнь вдруг тк полегчл, ты не догдывешься, что тебя просто стли зщищть и опекть всемогущие, но врждебные тебе силы. Не могут они допустить, чтобы их контригр сорвлсь из-з случйной встречи опекемого резидент с уличным грбителем или вором-домушником, злезшим в форточку. И обрзуется блгополучный вкуум, который стршнее грохот боя. Не верю я в тишину!

С другой стороны, что я могу сделть? Оперция успешно, просто чрезвычйно успешно звершен. Кждый выполнил свою рботу кк нельзя профессионльно. Прикопться не к чему. Не было происшествий? Тем лучше. Или вы мечтли о провле? Не было вообще никких происшествий? Стечение обстоятельств. Повезло вм, ребят! А тмосферу, ощущения, интуицию к делу не подошьешь. Отсутствие событий трудно истолковывть кк событие угрозы.

Конечно, я своими полномочиями могу продлить оперцию еще н сутки-двое. Но будет мне это стоить груды объяснительных и опрвдтельных. Для подобного шг требуются очень серьезные ргументы. Есть они у меня? Нет. Только интуиция! Только беспокойство. Рискнуть? Взять ответственность н себя? Тк н меня ее в случе неудчи и свлят. А кроме ответственности - еще неизбежный перерсход финнсовых средств. Плюнуть, рстереть, оствить все кк есть? Ведь я не нрушю ни единый пункт внутреннего уств?

Но кк же интуиция?!

Шли последние чсы пребывния ревизоров в городе. Уже был эвкуировн ппртур, зкуплены билеты. Остлось убрть квртиру и сдть ключи.

Что же делть?! Что? Ну-к еще рз.

Я чувствую, более того, я почти уверен в нечистой игре ревизуемых. Почему уверен? Потому что не зметил ничего подозрительного? Абсурдня и не без смодовольств, но и не без доли истины мысль.

Не было никких ЧП. Не было дже мелких недорзумений. Не было дже микроскопических нестыковок. Все шло кк по мслу. Резидент вел совершенно зконопослушный кк с точки зрения окружющих обывтелей, тк и с точки зрения Конторы обрз жизни. Слишком зконопослушный! Жил, кк н прде, зстегнутый н все пуговицы под смый подбородок.

Ткое возможно? Вполне! Но сомнительно. Слишком жрко, слишком тесно в кзенном обмундировнии. Он что, не человек? У него нет своих слбостей? Пороков? У него бытовой портрет бсолютно совпдет с официльным, зфиксировнным в нкетх спецотдел? Нет грешков? Нет неузконенной любовницы, не утвержденных нчльством приятелей, он не игрет в крты, не пьет водку, не ходит н ипподром? Не позволяет себе чуть превышющие официльные соглсно легенде прикрытия трты? Он ткой првильный?

Д чушь собчья! Рельня жизнь сильно отличется от официльной. Чтобы периферийный Резидент, много лет изо дня в день выполняющий привычную рутинную рботу, д не рсслбился, не ншел вполне зконный способ обходить зпретительные пргрфы уствов и нствлений? Д не поверю ни в жизнь! Я см Резидент, я см живу и кручусь в точно тких же рмочкх. Чтобы з столько лет не нучиться мневрировть в зднных прметрх? Не дть себе послбления? Ой, не верится!

Вот он, глвный вывод моих трехнедельных нблюдений. Проверяемый не был естествен! И знчит, он знл о проверке. Он отследил ее, оствясь невидимым! Только в этом случе ему не ндо было вести контрслежку! Его нблюдли не врги - коллеги, тк чего суетиться, вертеть дырочку н стуле. Довольно лишь изобржть приятную Конторе кртинку, которую честно зфиксируют и доведут до сведения нчльств ревизоры. Но кк он рскрыл нс? Где случилсь промшк? Я вновь и вновь чуть не по минутм перебирл события оперции и не видел прокол. Может, все-тки это домыслы впвшего в прнойю профессионл и достточно выпить сткн влерьянки, чтобы избвиться от чувств беспокойств?

Нет и еще рз нет!

Тогд что делть? Оствить все кк есть или продлить н дв дня оперцию, рискуя собственной крьерой? И что это дет?

И хотя я продолжл думть, взвешивть "з" и "против", я понимл: решение принято, и откзться от него я не смогу. Верх взяли профессионльное любопытство и смолюбие. Я хотел убедиться, что я был прв. Использовв предоствленное мне прво, я соглсно пункту 7/3 уств единоличным решением продлил срок оперции н двое суток!

Инструкцию технрям я отпрвил через резервный почтовый ящик, предврительно вывесив сигнл вызов. Я предствляю, что подумли и скзли ревизоры, когд, сорвв с доски объявлений третий спрв отрывной квиток с телефоном (объявление было ткого содержния, что никого постороннего зинтересовть не могло) и обрботв его в специльном рстворе, прочли:

"Рбот продлевется н двое суток. Необходимо:

1. Знять рнее используемое помещение.

2. Возврт оборудовния и монтж не проводить.

3. Технику безопсности соблюдть в полном объеме.

4. Оборудовние укрыть в склде No 2.

5. Ждть дльнейших рспоряжений по рнее оговоренной схеме.

6. Подтвердить получение".

Для ревизоров эт писульк нверняк предствилсь полной хинеей. Зчем высиживть в доме двое суток, если ничего не делть? Зчем продолжть охрну и контрслежку в полном объеме, если зщищть нечего - помещение-то пусто? Может, Контролер повредился рссудком? Что ему дют эти дв дня бездействия? Но прикзы, рвно кк и психическое состояние нчльств, не обсуждются. Вообще-то, конечно, в узком кругу обсуждются, д еще кк витиевто обсуждются, но тем не менее исполняются с точностью до последней зпятой!

Дже не пытясь скрыть нстроение ( кто обрдуется перспективе взмен зслуженного отдых получить дв-три лишних дня рботы?), технри снов зползли в свое логово. Чуть не зевя, приступил к выполнению своих непосредственных обязнностей охрнник. Делл он все кк положено - не придрться. Д он инче и не сумел бы: рефлексы Контор нрбтывет крепче, чем Пвлов у подопытных собк, но морду кривил, словно лимон пережевывл. Это он мне демонстрировл - догдывлся, что я его нблюдю.

Но я смотрел не н него - я смотрел мимо. Охрнник псли! И кк псли! Это был не примитивня, н уровне двух-трех висящих н хвосте шпиков, слежк. Это был облв! Улиц кишел нблюдтелями, кк гостиничня койк клопми! Именно мсштбы оперции позволяли ей оствться невидимой. Охрнник выискивл в толпе двух, трех, четырех следующих определенной логике людей, их были чуть ли не десятки. Крутилсь гигнтскя крусель, центром которой был мой подопечный. Никто не топл сзди охрнник более трех-четырех минут. Но едв один шпик сворчивл, н смену ему появлялся другой, идущий сзди, прллельно или дже нвстречу, или просто стоящий н остновке в ожиднии втобус. Лиц, фигуры, номер мшин не повторялись! Все они вблизи воспринимлись отдельными случйными прохожими, подобно молекулм Броун толкющимися в змкнутом прострнстве улицы, но при нблюдении издлек в хотичном кврдке тректории проглядывл железня логик слежки. Десять человек делли тысячу рзнонпрвленных, кзлось, не связнных друг с другом шгов, десять мшин проезжли, остнвливлись и съезжли в переулок, но все они почему-то в сумме выстривли строго сориентировнную, подобно стрелке мгнитного компс, линию, острием упирющуюся в моего гент охрны.

Ни н одно мгновение он не оствлся вне поля зрения. Он был профессионл, но он не был подготовлен к тким мсштбм. Он не мог вообрзить, что чуть ли не кждый десятый уличный прохожий - шпик. Он искл людей, не явление. Слежк обнимл его со всех сторон, словно воздух, словно см жизнь, и поэтому оствлсь невидимой. Он был бессилен тк же, кк был бы бессилен я. "Лицом к лицу лиц не увидть - большое видится н рсстояньи".

Этим рсстоянием облдл я. Очень издлек, очень отстрненно, словно биолог в окуляр электронного микроскоп, я нблюдл движение улицы. Но дже не через него - это было бы слишком близко, - через вторичное действие, через круги н воде я вычислял слежку. Я подмечл логич-г ность действий прохожих, вдруг через пять минут после прохождения объект сломвших линию поведения. Я видел бессмысленную крутежку мшин по прллельным улицм. Я фиксировл неожиднную рсслбленность в фигурх недвно нпряженных людей. По крупинкм нходя кждой фигуре свою ячейку, я соствлял мозику облвы. Будь я в центре событий, я был бы тк же слеп и зметен, кк мой гент-охрнник.

Но откуд вечно стесненный в возможностях Резидент мог взять столько людей? Регионльный предствитель не рсполгл шттными кдрми, рзве только двумя-тремя секретными гентми, не знющими, н кого и для чего они рботют. А здесь рмия! Допустим, он привлек левые силы, но из кких средств он их оплчивет? Кк зкрывет перерсход?

Ккие опсные вопросы!

И вообще кто здесь кого и зчем ловит? Неужели столь грндиозня рбот проворчивется рди второстепенного гент-охрнник? Не много ли чести? Или они пытются вычислить логово? Д трех чсов ткой слежки довольно, чтобы, вычертив тректорию движения гент и подвергнув ее мтемтической обрботке, узнть местоположение объект его зщиты с точностью до метров! И вообще о чем я говорю? Вся оперция нчт в момент возврщения ревизоров. Дурку ясно, что логово двно просчитно и нходится под колпком. Что же они ищут? Д меня же!

Их интересует ниточк связи, ведущя к человеку, отдвшему прикз н возврщение! Ко мне! Они хотят узнть, что произошло, это возможно лишь тогд, когд рспутешь весь клубок от нчл до конц. Не охрнник их интересует - формы оповещения, почтовые ящики, тйники. Именно из-з них зкрутилсь вся эт крусель! Именно поэтому они вынуждены не просто следить, фиксировть кждый взгляд, кждое движение моего гент. Н что он смотрел, где остнвливлся, до чего дотргивлся, с кем перекинулся словом. Именно для этого оргнизовн ткя плотня, мухе незметно не пролететь, слежк.

И это знчит, что если я и имею возможность передть ккую-либо информцию, то только легльно, под ндзором противоборствующей стороны, рз и нвсегд рскрыв кнл связи. То есть я могу передть сообщение лишь двжды через основной и зпсной ящики. А потом - полня глухот и немот. Ну рзве только пройтись по улице и вручить письмо лично в руки дресту. Они лишили меня глвного - возможности передвть и принимть информцию. Я прлизовн кк руководитель. Я лишился рук.

Знчит, сидеть тихо? Сколько? Еще около полутор суток протянется эт волынк. Едв ли они снимут облву рньше. Не дождвшись от меня дополнительных укзний, ревизоры, следуя инструкции, рзнесут по кускм стоящую многие миллионы рублей ппртуру и эвкуируются по зпсной схеме. Когд вернусь в центр я, меня будет ожидть куч смого скндльного свойств рпортов, неизвестно н кого отнесенные финнсовые убытки и фктически провлення оперция. Что я смогу ответить н неизбежно возникшие вопросы, кк смогу опрвдться? Зчем продлил оперцию н двое суток? Почему не вышел в устновленное время н связь и тем допустил уничтожение мтерильных ресурсов?

Обнружил слежку? Но ни охрнник, ни электроник ее не выявили. И где докзтельств? И почему не соглсовл действия, выходящие з рмки укзнных двух суток, с нчльством? И вообще не прнойя ли это н почве нездорового служебного рвения - эткие мсштбы в уездном городишке?! По зубм ли ткя оперция дже средней руки нционльной рзведывтельной службе? Десятки людей, десятки мшин, миллионы здействовнных средств! Не круто ли?

Я бы, нверное, тоже зсомневлся в психическом состоянии человек, рсскзывющего мне ткие похожие н скзку истории! Не прочитнный ли ночью ромн Ян Флеминг явился сему причиной? Любой нормльный человек предпочтет простые объяснения фнтстическим. А простое решение здесь нпршивется одно-единственное. И будет итогом всех этих приключений рзборк персонльного дел Контролер No... Не допустил ли он понятной человеческой слбости, не згулял, не нпился ли и, згубив тем здние, не придумл ли в опрвдние злихвтский, достойный детективного боевик, сюжет? Кк-то это больше похоже н првду! Но дже, допустим, я кого-то смогу убедить в своей првоте. Пошлют комиссию, которя ровным счетом ничего не нйдет. К тому времени все концы будут ндежно упрятны, мостовые, по которым шгли рмии шпиков, тщтельно подметены и вымыты стирльным порошком. Тишь д глдь.

...Это если что-то было, не пригрезилось! Единственное, что мне дет хоть ккой-то шнс н внимние нчльств, - его докзтельств! Но где их взять?

Средств технической слежки у меня нет. Я Контролер, не ищейк. Купить простой фотоппрт, приствить к нему: бинокль, нщелкть кучу любительских снимков? Но что они покжут, кроме нбор неповторяющихся лиц? Поймть в подворотне, долбнуть по зтылку и допросить одного из шпиков? И что он рсскжет? И кк я докжу, что эти покзния не сфльсифицировны или просто не нписны под мою диктовку левой рукой моей же любовницей?

Тщить живого шпик через всю стрну кк приложение к бумге? А если он, очухвшись, все отвергнет? Д и кк умудриться хоть н полчс выкрсть спец, чтобы не поднять н уши всю рботющую с ним комнду? Мне тогд и докзтельств не потребуются - лишь бы ноги унести. Безндег со всех сторон!

Лучше бы я ничего не зметил, не добвил эти дв дня, з которые теперь придется тк или инче рсплчивться. Итк, резюме. Единственное, что меня может спсти, - это докзтельств. Единственные, кто может помочь их добыть, технри.

Сформулируем здчу. Кк выйти с ними н связь, не зсветив себя? Ну, думй, думй, Контролер. Ломй голову, вось сломешь и тем избвишь себя от проблемы. Тоже выход. С безголового ккой спрос? Почтовые ящики дют одностороннюю, я - им, и строго огрниченную двумя послниями связь, мне необходим "живя" бесед. Любые подходы к моим гентм блокировны нмертво. Всякий вступивший с ними в конткт человек нверняк фотогрфируется, отслеживется и идентифицируется. Был бы я рзмером с клоп, может быть, еще и проскочил.

Кк же мне с ними встретиться? Прикинуться ббушкой-побирушкой и поклянчить у охрнник милостыню? Проверят и обнружт под лохмотьями докзтельств приндлежности к сильному рзведполу. Угнть тнк и рзутюжить по тротурм всех шпиков? Хорошо бы. Вползти в квртиру через кнлизцию? Влететь через открытую форточку? Пробиться, кк когд-то, в бытность курснтом, через стену? Нет, все это громко и, знчит, бессмысленно. Мне нельзя спугнуть противник, мне нужны докзтельств его нличия, не отсутствия.

Вот рзве только кнлизция? И еще рз. К охрннику не подобрться. К квртире не пройти. Знчит, выход нет? Нет!

А вот в это я поверить не могу! Не тк учили! Не может не быть выход, дже когд не может быть в принципе! Только тк! Вопрос лишь в крепости мозгов и нестндртности мышления.

А ну еще рз. И еще рз... И еще... И я ншел выход! И инче быть не могло! В очередную проходку охрнник снял с доски объявлений свежую нчльственную писульку, шпики, кк я и предполгл, дуркми не были и здерживть его не стли. Их вся цепочк интересовл, не отдельные ее звенья.

В сообщении были укзны обстоятельств, время и место встречи. До секунды! До метр! Теперь все звисело от пунктульности моих подопечных. Опоздй они хоть н мгновение, збеги хоть н дециметр, и рзрботнный плн мог рссыпться, кк доминошня пирмидк.

Я нчл готовиться к встрече згодя. Достл з пру бутылок у строителей струю телогрейку, змызгнный орнжевый жилет, кску и стоптнные резиновые споги. Купил объемный рюкзк, полиэтиленовые мешки, рсклдную лестницу-стремянку и нбор инструментов. Инструменты, лестницу и рюкзк я, конечно, вывлял в грязи, обил и поцрпл, тк кк они были слишком новыми н вид. После ткой рботы они выглядели змечтельно - грязно и гнусно. Следующие двдцть чсов мне предстояло провести не в смом приятном месте. И отчего я пошел не во внешнюю рзведку, где можно выслеживть добычу з коктейлем н очередном великосветском руте? Плохо у нс поствлен подростковя профориентция. Из рук вон! Вечером, шркя резиновыми подошвми спог об сфльт, громыхя инструментльным ящиком и проклиня бригдир, послвшего меня н ночь глядя н врию вместе с куд-то зпропстившимся нпрником, я брел по улице. Н зрнее облюбовнном перекрестке я устновил посреди проезжей чсти треногу с привязнной к ней грязной тряпицей, подцепил монтировкой крышку н кбельном колодце и спустился в люк. Чс дв я изобржл рботу: стучл молотком о железо, рспутывл прихвченные с собой провод, мтерился вслед неккуртно проезжющим втомобилям.

В итоге я, конечно, врии н линии не устрнил, но зто успел выложить горловину люк тонкой круговой проклдкой из пористой резины. Ближе к ночи, убедившись, что з мной никто не нблюдет, я убрл треногу и здвинул крышку люк. Здесь, в темноте бетонного склеп, мне предстояло высиживть семндцть чсов тридцть две минуты. До времени "икс" я уже не мог влиять н события, происходящие снружи, - я мог только ждть.

* * *

Технри не были пй-мльчикми, обожющими дисциплину, кк клубничное вренье, но и не имели дурной привычки обсуждть нчльственные прикзы. Они не имели привычки обсуждть прикзы, но не откзывли себе в удовольствии обсуждть смо нчльство, их отдвшее.

- Это полный бред, - скзл один из них. - Он просто сошел с ум.

Второй пожл плечми.

- Это выходит з рмки его компетенции.

- Мы не знем его компетенции.

- Он угробит и себя, и нс.

- Он нчльник.

- Хотел бы я увидеть его живьем.

Второй только улыбнулся.

Об змолчли. У них не было льтернтивы: они могли не соглситься с прикзом, но не могли его не исполнить. Они могли усомниться в лояльности нчльник, но не могли не подчиниться его воле. Они могли догдывться, что последующие шги будут угрожть их жизни, но ничего не могли предпринять для ее сохрнения.

- Будем ндеяться, что он знет, что делет.

- Будем.

Ндежд - единственное, что не зпрещл им уств.

* * *

В 16.15 охрнник, в точности следуя изложенным в прикзе укзниям, звершив шестой от центрльной улицы поворот, вышел н пересечение улиц Мгистрльной и Рбочей. Он никогд здесь не был, но шел уверенно, тк кк знл, сколько и в кком нпрвлении ему еще предстоит сделть шгов. Его вели мои ноги, отмерившие этот путь с точностью до миллиметр.

Еще один поворот. Небольшой пустырь со сквером, зхлмленный смостроем и импровизировнной стоянкой чстного и госудрственного втотрнспорт. Сто двдцть шгов н юго-зпд. Поворот! Нлево.

Охрнник шел, не глядя под ноги, поигрывя брелоком от связки ключей и нсвистывя ккую-то легкую мелодию. Ему не ндо было смотреть под ноги, он был здесь дом, знл кждый кмень и чуть ли не кждого встречного прохожего. По крйней мере тк должны были думть случйно увидевшие его люди.

Он остновился возле фургончик "УАЗ", по-хозяйски носком ботинк пнул скт, одновременно окинув взглядом змок дверцы, выбрл из связки требуемую отмычку, открыл дверцу, зпустил мотор и неторопливо выехл со стоянки. Если бы эт мшин по кким-либо причинм сорвлсь, он прошел бы еще пятьсот метров до другой стоянки и тм открыл бы другой отмеченный мной рнее однотипный фургончик. Осечк был исключен.

С 16.50 до 17.20 охрнник, вырбтывя резервное время, отстивлся, предврительно злив полные бки, н стоянке возле бензозпрвки.

В 17.35 он подхвтил н улице в условленном месте покинувших логово ревизоров.

В 18.05 в мшину згрузили вытщенное из тйник оборудовние.

Конечно, все это время з ними следили чужие глз, но это было уже невжно: игр пошл в открытую.

С 18.20 до 23.00 мшин безостновочно болтлсь по городу, невжно куд, лишь бы крутились колес и гудел двигтель. И все это время, утиря пот со лбов, технри вертели ручные дрели и постукивли деревянными (чтобы звук был глуше) молоткми по остро зточенным зубилм.

В 23.05 мшин встл в исходную точку. В 23.07 сдвинулсь с мест со строго зпрогрммировнной скоростью - пятьдесят пять километров в чс. Если бы он опоздл или поторопилсь хоть н минуту, оперция был бы провлен.

В 23.17 и 23.25 мшин миновл точки контрольного времени. Н последней опоздние не превышло трех секунд при допустимом отклонении в шесть.

23.36.15. "Узик" приблизился к условленному месту. Не хвтило буквльно секунды, чтобы проскочить под угсющий свет желтого глз светофор. Теперь ндо было ждть 30 секунд. От них, этих млых 30 мгновений, звисело все: успех или провл оперции, крьер, возможно, двдцть-тридцть оствшихся лет жизни кждого из нс. Тридцть секунд, рзделявших крсный и зеленый свет светофор, против тридцти долгих лет жизни.

23.27. Я не слушл поверхность земли - я смотрел н чсы. Дополнительные сигнлы условлены не были.

Ровно в 23.36.15 я должен был открыть люк. Другой попытки мне отпущено не было. Если бы мшин н месте не окзлсь, я просто бы свернул оперцию.

23.36.13...14...15...16! Две секунды резерв. 17... Я ндвливю головой и рукми, приподнимю чугунную крышку люк, слышу урчние рботющего мотор, чую зпх выхлопных гзов, вижу тени колес по бокм - мшин ндо мной, своя ли, чужя. Рзбирться нет времени. Я сдвигю крышку, тянусь рукми к дну втомобиля и срзу вижу чуть -более светлый, чем окружение, прямоугольник выпиленного, высверленного, выдолбленного з эти несколько чсов с помощью подручного инструмент "деснтного" окн. И еще я вижу две пры устремленных в мою сторону рук. Я вытягивю лдони вперед, и меня мгновенно втягивют внутрь, обдиря о неровные кря ткнь телогрейки. Еще пять секунд - зкрыть колодец. Люк тихо пдет н резиновую проклдку.

23.36.43...44...45. Зжигется зеленый свет светофор. Мшин трогется с мест. Для посторонних глз вся эт хитроумня оперция выглядел вынужденной тридцтисекундной остновкой перед зкрытым светофором.

Все. Я вошел в конткт с подведомственными мне ревизорми. Они не увидят моего лиц: н мне глубоко ндетый колпк с прорезями для глз. Они не услышт моего естественного голос - я изменяю тембр. Но узнют, что отпускющий им прикз з прикзом нчльник не миф, вполне конкретный, среднего возрст и среднего же телосложения, мужчин.

Это грубое нрушение уств. Неснкционировнный конткт Контролер с подчиненными! Куд уж дльше! Но мне некуд девться, мне необходим их помощь. Их змечтельно устроенные электронные мозги, их опыт, их руки. Они мне помогут. Не могут не помочь!

- Поворот нлево и сто километров по Северному шоссе. Без остновок, комндую я водителю. Продолжть крутить бессмысленные вензеля по городу знчит, вызывть дополнительные подозрения. Охрнник пожимет плечми и делет левый поворот. Н все про все у меня не более трех чсов.

- Ревизия леглизовн. Вы вторые сутки под облвой. Результты проверки скорее всего не соответствуют истине, - кртко излгю я суть дел. - Считю необходимым продублировть результт. - Технри переглядывются. Они не хотят рисковть, у них семьи, дети, зрплт. Им не тк долго остлось до льготной пенсии.

- Вы не можете продлить оперцию. Вы превышете свои полномочия.

- Ответственность моя.

- Вы не можете отвечть з то, отвечть з что не уполномочены. Вши 48 чсов истекли. - Они првы, их будет взгревть нчльство. А то, что з ткую смодеятельность мое может згнть меня под трибунл, их судьбы не облегчит. В Конторе кждый отвечет з себя. Это првило рспрострняется и н прикомндировнных.

- И тем не менее - нет.

Ну что ж, я был готов к откзу. Почему они должны мне доверять? Ни рзу не виденный ими нчльник отдет один прикз безумнее другого, зствляет угонять втомобиль, вылезет н зпретную встречу чуть не из кнлизционного люк и плюс к тому требует помощи в кком-то совершенно непонятном, смхивющем н безумие деле. Кто здесь соглсится?

- Лдно, мужики, - оствляю я нчльственный тон. - Я понимю, что перепрыгнул свои полномочия десятикртно, но четыре недели мы были под колпком! Четыре недели мы писли туфту! У меня не мния преследовния. Я зню это точно. Я это проверил. Последние дв дня я нблюдл облву! В этом ошибиться невозможно.

Охрнник мотнул головой и невнятно хмыкнул.

- Я не зню, кк вс убедить. У меня нет времени вс убеждть. Мне нужны докзтельств. Мне нужн вш помощь.

- Принятие подобных решений вне вшей компетенции.

- Послушйте, ведь я подствляюсь больше вс. Вы рискуете премией, ну, может быть, квртирой. Я - свободой. Д чего тм - смой жизнью. Если здесь туфт, он все рвно вылезет, рно или поздно. И тогд с вс спросят. Неужели поствлення н кон моя жизнь не убеждет вс в серьезности происходящего? - Н этот рз они молчли дольше. Они считли. И все же здрвый смысл взял верх.

- Вы должны обртиться по инстнции. Вы не уполномочены.

- Вы дундуки, - скзл я. - Четыре недели вм, профессионлм, терли уши, словно школярм первой ступени. Вы ничего не зметили и теперь боитесь признть это. Вы готовы подыгрть чужой игре, всучив зпрогрммировнную дезу нчльству, лишь бы не потерять свой вонючий кусок к обеду и свои вонючие полторст рублей прибвки к пенсии. Вы не технри - вы собчье дерьмо с зконченным высшим обрзовнием!

- А может... - нчл один, похоже, млдший из ревизоров.

- Нет! - резко прервл его другой. - Мы исполнили свою рботу.

- Тогд извиняйте, - рзочровнно рзвел я руки, вытягивя из подруквной кобуры пистолет. - Я желл сговориться по-доброму, но, кжется, вм нгдить н нше общее дело. Извиняйте, - я покзл глзми н высунувшееся из рукв дуло, - у меня нет другого выход, мне нужны докзтельств.

А тебе, - обртился я к водителю, - одну руку звернуть з голову и зсунуть под воротник, другую держть н брнке. И очень попрошу, без птриотизм. Ндеюсь, кк профессионл, ты понимешь, что пльб нм ни к чему.

Водитель чуть скосил глз и соглсно кивнул головой. Они не испуглись они были профессионлми. Они понимли: стрелять с бухты-брхты я не буду: не пцн-деснтник, у которого плец опережет сознние.

- Я же говорил - сумсшедший, - произнес один.

- Сумсшедший тот, кто боится рскрыть глз н очевидное, когд оно мешет его блгополучию! Помочь мне вы не желете. Прошу хотя бы снбдить ппртурой.

- Просит, - кивнул н пистолет один из технрей.

- Хорошо, требую.

- Аппртур имеет определенную цену...

- Жизнь тоже.

- Будешь стрелять?

- Буду! - твердо скзл я.

- Не будет, - вступил в рзговор охрнник, - хотя бы потому, что он, кжется, прв. Все нсторожились.

- З нми "хвост", - пояснил водитель. - А его, - кивнув н меня, - в мшине нет. Он миф. Пустот. Любой выстрел для него все рвно что публичное предъявление визитной крточки. Кк только он потеряет инкогнито, вся зтея утртит смысл. Я не прв?

Он был бсолютно прв.

- Можно опустить руку?

Я молчл. Молчли технри. Водитель крутил брнку. Кжется, я проигрл по всем сттьям. Особенно позорно выглядел эпизод с пистолетом. Стыдно, не нйдя других ргументов, тыкть железом в лиц своим же коллегм. Но вдвойне глупо, вытщив оружие, не пустить его в ход. Это чистой воды дилетнтизм. Если ствол оголен, он должен стрелять!

Со вздохом я потянул ствший бесполезным пистолет в потйной крмн.

- Ббхлку-то не убирй, - с укоризной скзл стрший технрь, - без нее мы ппртуру не выддим. Водитель громко хмыкнул.

- В общем, будем считть, мы уступили силе. Три дня обещем потянуть. Н четвертый, не обессудь, нктем рпорт о вооруженном изъятии чсти ппртуры. Если желешь, можем кцентировть внимние н твоем недеквтном психическом состоянии. Может, войдут в положение - скостят по болезни. Больше, извини, ничем помочь не можем.

Второй ревизор, не ожидя рзрешения, вскрывл змки кофров.

- Что требуется?

- А вы, мужики, ничего! - блгодрно скзл я.

- Д нет, это просто у тебя пушк здоровя, - хохотнул водитель.

Три последующих чс меня в смом убыстренном темпе учили обрщению с передовой сыскной техникой.

- Тк включть, тк устнвливть. Очень ккуртно с этим и с этим блокми. Здесь подстройк, здесь зпуск смоликвидтор, здесь... Лдно, этого тебе не понять. В том блоке информция сортируется: лишнее отбрсывется, суть сцеживется сюд. Здесь шифруется. Здесь уплотняется и сбрсывется вот в эту секрет-дискетку. Проль ликвидтор секрет-дискетки выдумешь см. Все?

Я посмотрел н чсы: 03.15. Сворчивемся. Еще 15 минут покрутив по городу, мшин змерл у перекрестк. Нет, не того, другого.

- Счстливого пути! - искренне пожелл я, соскльзывя в люк и через него в очередной колодец.

- Нм счстья хвтит - ты лучше о себе побеспокойся, - ответили ревизоры, брося мне н руки под звязку зполненный рюкзк и в последний момент покзывя три пльц,

- Помни - три дня. Три!

Я быстро сдвинул крышку, услышв, кк проктились поверх колес моего "узик". Сделно. Теперь ждть по крйней мере чс. Я удобнее устроился н метллических скобх, торчщих из стены колодц.

Черт, нехорошо получилось. Но в конечном итоге все-тки хорошо. Будем ндеяться, преследовтели ничего не зподозрили. Покрутилсь мшин по городу, остновилсь у случйного перекрестк, рвнулсь, отмхл по шоссе сотню километров от город и сотню обртно, опять покрутилсь, опять остновилсь - в результте полегчл н один очень вжный рюкзк; Тот, кто его зполучил, тк и остлся невидимкой.

А все-тки я провернул дело, которое провернуть было прктически невозможно! Все-тки я молодец! Теперь, когд я отвечю только з себя, можно и н рожон лезть. Теперь мне терять нечего. Кроме жизни. Соглсно всем првилм конспирции д и здрвого смысл, мне требовлось выдержть неделю крнтин, чтобы муть, поднятя последней двухдневной суетой, осел, противник поуспокоился, притупил бдительность. Но этой недели у меня не было. У меня н все было отведено три дня. И знчит, мне ндлежло действовть немедленно, не отклдывя ни н секунду, пок внимние шпиков было приковно к совершющей стрнные мневры мшине. Черт его знет, может, повезет, может, проскочу, пок облв гоняется по городу з пустышкой.

* * *

Рз, дв, три и еще десять рз проверившись, я приблизился к объекту. В первую очередь меня интересовли окн. К сожлению, устновленные рнее микрофоны вырботли свой ресурс и смоликвидировлись. Мне приходилось нчинть все снчл. Здч усложнялсь тем, что использовть специльную, преднзнченную для отстрел микрофонов винтовку я не мог по причине ее громоздкости. Я рсполгл лишь небольшой, рзмером с вторучку, трубкой с приднным ей бллончиком вроде тех, что используются в сифонх с гзировнной водой. Дльность стрельбы подобным приспособлением не превышл 15 метров.

Пройти н рсстоянии пятндцти метров от охрнного объект и не быть незмеченным невозможно. А ведь мне предстоит появляться здесь не однжды. Дв рз подряд мелькнет перед скрытыми телекмерми или глзми охрны моя физиономия - и я н подозрении, три - я рскрыт. Знчит, должно быть не одно, дв, три, четыре или сколько тм ндо лиц. Лиц, которые никто не сможет узнть. Здч был бы не из смых сложных, если бы не отсутствие времени и средств.

Изменение пол отпдло: это только в кино герои легко влезют в женскую одежду и стновятся неузнвемыми. В жизни это несрвнимо сложнее. Кроме нпяленных поверх мужской плоти плтья, туфель и прик, есть еще и походк, это минимум дв дня вживния в конкретные кблуки, движения рук, пльцев, посдк головы, десятки "мшинльных" чисто женских жестов попрвить прическу, подтянуть колготки, придержть рзвевющуюся юбку, облизть губы и прочее. И еще, что, пожлуй, смое трудное, постоянный нстрой н женскую психологию обртить внимние не н стройные ножки, н фсон плтья идущей нвстречу девушки, оценить, стрельнуть глзкми прохожему мужчине, чуточку притормозить у телье мод. Д не у пивного лрьк или рыболовного мгзин, у телье мод! И не совться по инерции в мужской тулет. Кждое мгновение помнить, что ты женщин, женщин, женщин!

Здесь, чтобы не проколоться, не нсторожить опытный взгляд, ндо быть семи ктерских пядей во лбу и у зеркл, кк у стнк, неделю отрботть. И то не рз и не дв ошибешься. Сигрету из пчки по-мужицки вытщишь, или н юбке ширинку пльцми искть нчнешь, или в трмве женщинм место уступть. Именно поэтому женский обрз рзыгрывют в исключительных случях, когд есть время н подготовку. Мне он не по зубм, жль: ткя мскировк обеспечил бы нибольшую неузнвемость. Придется довольствовться чем попроще. В первом же мгзине глнтереи я приобрел требуемый нбор инструментов и прфюмерно-косметических изделий. Кое-что прикупил в птеке, кое-что в отделе бытовой химии хозяйственного мгзин. Зперевшись в кбинке млопосещемого общественного тулет, я, прилепив плстырем к стене небольшое зеркльце, приступил к созднию обрз. В однорзовом кртонном сткнчике я смешивл пудры и змзки, губные помды, рстворители и рзмокшую тулетную бумгу. Рецептуру я, по понятным сообржениям, приводить здесь не буду. Трудясь, кк вдохновенный скульптор, я изменял себе цвет лиц и прикус, нрщивл щеки и рсплющивл нос, вытягивл брови и оттопыривл уши. В итоге из кбинки тулет вышел совершенно не тот человек, который туд зшел. Обновленный грдероб довершил кртинку перевоплощения. Теперь подвигться, походить, поприседть, поподтягивться, погримсничть. Вроде ничего. Приемочня комиссия в моем, точнее уже не в моем лице претензий не вырзил. Новоиспеченный внешний облик готов к эксплутции.

Дело з млым - з оружием. В булочной я купил мксимльно длинный бтон, рзрезл вдоль, выкрошил середину, уложил в обрзоввшуюся пустоту гзовую трубку, предврительно нкрутив н зтворный конец бллончик. Теперь довольно было нжть н спуск, чтобы прозвучл выстрел.

В толпе спешщих н рботу людей я шел по изученной мною до последнего кмешк улице. Едв ли охрн смогл бы выделить меня в потоке двигющихся мимо лиц. Ткие же уши, нос, глз. Рзве только бтон, зжтый в левой руке. Двдцть метров, семндцть, четырндцть. Нпротив объект я, чуть зпнувшись, сдвинулся влево. Встречный прохожий, не успев срегировть, здел меня корпусом. Кчнувшись, я взмхнул рукми, стрясь сохрнить рвновесие. Прохожий извинился, и мы рзошлись в рзные стороны. Вот что зметили все. Н смом деле, когд левя рук вскинулсь вверх, я нжл курок. Гз, сжтый под огромным двлением в бллончике, вырвлся в трубку, выстрелил из нее кпсулу с микрофоном. Пролетев четырндцть метров, кпсул удрилсь в окно, рзмзлсь, рсплылсь по стеклу прозрчной дождевой кплей. Внутри ее темной мушкой звяз микрофон. Тким обрзом окно превртилось в гигнтскую сверхчувствительную мембрну. Достточно было кому-нибудь в комнте произнести хотя бы слово, произвести шорох, кк звуковые колебния достигли окн и, усиленные стеклом, приводили в действие микрофон. Питлся "жучок" от тепл, поступющего с поверхности стекл.

Смым уязвимым звеном звукового шпионж был предврительный усилитель. Из-з млых рзмеров и мощности его могло хвтить не длее чем до соседнего здния. Технрям было проще: их логово рсполглось в доме нпротив, который для меня был зкрыт. Я не был достточно безумен, чтобы, пытясь повторить мневр ревизоров, снимть квртиру в зсвеченном доме. Поэтому, чтобы хоть что-то услышть, мне ндлежло устновить н нем промежуточный усилитель, и поствить мне его следовло в пределх прямой видимости от интересующего меня окн.

Более всего для этого подходил чердк, но именно н подходх к нему меня было проще всего перехвтить. Не тк чсто жильцы, тем более гости крбкются по чердчным лестницм. По тем же причинм отпдл подвл. Оствлись окн, но з ними жили живые люди, и неизвестно, кк они отнесутся к человеку, пришедшему монтировть н их подоконникх ккой-то хитроумный прибор.

Все это чертов экономия. Есть же, зню, есть усиливющие стнции величиной с грецкий орех, которые можно нлепить н стенку дом с помощью обыкновенного быстросхвтывющегося клея. Есть-то они есть, д не про ншу честь. А про ншу эти устревшие, вечно ломющиеся "портсигры" - их бы не в дело, в помойное ведро. Лдно! Если не подходят нелегльные методы, применим легльные, если не скзть - нглые. В пять я нпрвился в мгзин и купил переносной рдиоприемник. По-быстрому выдернув из него несколько лишних, но тк, чтобы он рботл, детлей, я зпковл внутрь усилитель.

Вновь изменив облик, я объявился в одном из подъездов. Плнировку квртир я изучил еще рнее, что облегчло решение здчи. Я позвонил в квртиру.

- Здрвствуйте, тут вшему соседу посылк, его дом нет. Передйте, пожлуйст, - и, всунув пкет в руки, стл спускться с лестницы.

Нет, меня интересовл не эт квртир, где глухя стен съедл сигнл, соседняя, с окнми, выходящими н улицу. Но двть посылку дресту нпрямую я не мог: откжется, тк, от соседей, примет. Убедившись, что пкет преднзнчен не ему, н что имелсь стрння поздрвительня открытк н имя ккого-то Вовочки, он будет вынужден до выяснения оствить ее у себя. Не стнет же он в смом деле выкидывть новый и к тому же чужой приемник в мусорный бк. Тк и остнется он стоять где-нибудь в уголке, незметно для хозяин квртиры принимя, усиливя и трнслируя дльше тихий голос прилепленного к чужому окну "клоп". Приемную ппртуру я устновил н чердке другого, стоящего в трех квртлх дльше, дом. Рзве смогут противоборствующие мне сыскри обшрить снизу доверху целый городской рйон? Едв ли, просто сил не хвтит.

Вечером приемник зговорил - посылк дошл до дрест.

Но это был не единственный "жучок", который мне пришлось устновить. Другой я "выстрелил" в мшину Резидент. Еще один ндел н него смого! Утром следующего дня я, точнее, не я, третий мой обрз, ожидл Резидент у булочной. Резидент - это он для сведущих большой человек, для окружющих смый что ни н есть обычный: з молоком ходит, з хлебом, в прикмхерскую. Нельзя ему отличться от соседей - ткя рбот. В момент, когд уже знкомя фигур подходил к двери, я, спеш, протиснулся з ним. следом и, чуть здев з руку, мгновенно нцепил "клоп" н рукв. Мое дело сделно, теперь слово з техникой. Уже к исходу первых суток, прослушивя очередную кссету, я услышл то, что желл. Из бесконечной шелухи скзнных слов я вытянул три ключевые фрзы:

"Ревизоров проследить до мест..."

"Поиск Контролер прекртить..."

"Блгодря человеку в Центре..."

Остльное не суть вжно. Моя, безумня н первый взгляд, догдк подтвердилсь: Резидент зрнее знл о готовящейся ревизии. З-р-не-е!! А это было возможно в одном-единственном случе. Его предупредил тот, кто знл о готовящейся оперции, кто-то, нходящийся в смом сердце Конторы, которя всего-то состоял из нескольких человек.

У Резидент был информтор!

Предположить ткое было тк же нелепо, кк и ожидть восход солнц н зпде, кк кипятить чйник, поствив его н глыбу льд, кк пытться рзжлобить проводник общего вгон ккого-нибудь пссжирского 500-веселого поезд. Это было не-воз-мож-но!

Но добытые мною фкты утверждли противоположное!

И диск солнц выктывлся н зпдном горизонте, и кипел чйник, согретый теплом горящего льд, и рыдл сочувствующий безбилетному пссжиру проводник! Мир перевернулся!

Я не знл, что могло зствить человек Конторы подыгрывть длекому неизвестному Резиденту. Я не знл, что убедило Резидент, рискуя головой, вести двойную игру. Я дже не хотел об этом думть, чтобы не свихнуться рньше времени. Я хотел одного: кк можно быстрее доствить информцию в Центр. Я стл стрелой, которя искл смый быстрый и короткий путь к цели. Я не мог ждть: тетив лук был нтянут до предел. Все сколько-нибудь вжные сведения, полученные з последние сутки, я вогнл в секрет-дискетку, которую зпер выдумнным тут же, н месте, шифром. Теперь любой посторонний человек, вознмерившийся просмотреть дискетку и не знющий проля, мгновенно и необртимо уничтожил бы всю зключенную в ней информцию. Дискетку, которя рзмером был чуть больше человеческого ногтя, я уложил в презентовнный мне технрями метллический нерзбивемый и несгоремый контейнер.

И был он, этот контейнер, выполнен, в голову не придет, в форме обыкновенного метллического рубля. Смое интересное, что он был изобретен не Конторой, теми же технрями, когд-то н спор рспилившими монету вдоль! Чтобы рботе, которой мог бы гордиться и Левш, не пропдть зря, они выфрезеровли в одной половинке углубление, которое злили ртутью. Тким обрзом получилсь хитря денежк, которя, будучи подброшенной соответствующим обрзом, пдл н "орел". Не один литр спирт выпили вдруг возлюбившие глупые споры технри блгодря своей сметке и умению.

- Бросим монетку. Если "орел" - ствите вы, если "решк" - мы. Все по-честному! Доверимся судьбе...

И вот эту монетку перед выходом, точнее - выползем из мшины они презентовли мне.

- Н счстье. Только после вернуть не збудь! Зклеення монет ничем не отличлсь от прочих обыкновенных рублей, но номинл ее блгодря зключенной внутри дискетке вырос в сотню тысяч рз. По крйней мере, Резидент отдл бы з нее все, в том числе и мою голову.

Всю прочую ппртуру я, чтобы лишний рз не подводить технрей, собрл в кофр. Остлось лишь изъять усилитель. Технически это было несложно: "Здрвствуйте, я тот смый именинник Вовочк. Друзья ошиблись домом... Уж простите..." Время у меня оствлось: контрольня встреч с технрями должн был состояться в одном небольшом, рсположенном в трехстх километрх южнее городке только звтр вечером. Суетиться не стоило - утром изыму приемник, днем сяду в поезд.

Но утро все изменило.

Н подходх к дому я почувствовл нелдное. Нет, явной слежки не было было ощущение угрозы, которому я привык доверять. Я прошел мимо. Если это снов облв, то обнружить ее сейчс, не имея живц, кким был охрнник, было невозможно. Я не рсполгл двумя-тремя днями, необходимыми для контрнблюдения. Может быть, я пугю см себя? С чего бы они вдруг возобновили оперцию? Что-то случилось? Вряд ли. Единственным человеком, который мог бы подвигнуть их н этот подвиг, был я. А' у меня все прошло глдко. Знчит, все-тки ошибк, перестрховк воспленного суетой последних дней вообржения?

Но интуиция?!

Нет, рисковть сейчс, когд н рукх у меня был дискетк, я не мог. Но и уйти не мог. Дело дже не в усилителе, уж з один приборчик технри кк-нибудь бы отбрехлись. Дело в слежке. Есть он или нет? От этого должны строиться все мои дльнейшие действия. Тк есть или нет?

Эх, был бы у меня лишний гент, которым не жлко пожертвовть, непременно послл бы его в пекло. Но единственный гент, которым я рсполгл, это я см, и в пекло он не хочет, хочет целым и невредимым приехть домой. Лдно, если у меня нет своих гентов, привлечем сторонних. Кк вы, сыскри-ребят, нсчет целой вооруженной бригды? Не сробеете? Не зсуетитесь, если вы, конечно, рельность, не фнтсмгория моего переконспирировнного вообржения?

Ну, тогд приготовьтесь!

Я подошел к ближйшему телефонному втомту и, рзыгрывя ужсное волнение, позвонил н 02.

- Поножовщин! Д, пять человек! Одного зрезли! - И для верности добвил еще один звонок "от соседей".

- Ой, убивют! Ой, скорее! Ой, крул!

Милиция приехл через 20 минут. З это время можно было, будучи дже очень вялым хулигном, успеть вырезть полдом. Птрульный "узик" остновился н улице. Три милиционер, попрвляя кобуру, зшли во двор. Я зсек время. Минут н подход, две н подъезд, три н выяснение, пять н лень и утомление от службы. Итого одинндцть.

Милиционеры вышли через двдцть пять, противно кривя физиономии. Мне все стло ясно.

Еще до этого я зметил, кк вслед им во двор протиснулось пяток случйных прохожих. Все-тки они испуглись, зподозрили, что под видом птруля приехли спецы изымть ппртуру. Шутк ли, три вооруженных гент! Тут зсуетишься! Вот они и зсуетились. Вот они и погорели. Лдно, хоть битвы не случилось. Нверное, повязли доблестных стржей порядк тк, что они и охнуть не успели. То-то удивились блюстители: ехли брть хулигнов, сми в треть секунды окзлись обезоруженными, уложенными и упковнными по всем првилм спецбоя. Дже жлко их немножко. Ну д лдно, в добром деле поучствовли. А мне пор. Тихо выйдя из нблюдтельного убежищ, я, смешвшись с ничего не зметившей толпой, отбыл - нет, не н вокзл: стрый путь в связи с изменившимися обстоятельствми отпдл. Ткже отпдл большой эропорт. Если облв нчлсь, знчит, основные трнспортные точки уже псут. Конечно, они меня не знют в лицо (инче двно бы взяли), но рисковть не стоит.

Я воспользовлся резервным вринтом эвкуции. Отпрвился н местный втовокзл, сел н небольшой втобус, уехл з сотню километров в рйонный центр. Тм снов сел в втобус и отпрвился в соседнюю облсть, где купил н небольшом, местного знчения эровокзле билет н смолет до еще одной соседней облсти, рсположенной еще севернее. А уж оттуд я полечу в Москву. Едв ли они догдются ловить меня по северным городкм, зня, что путь мой лежит н юг. Но дже, если ндумют, где они возьмут ткую прорву сил, чтобы зблокировть трнспортный узел кждого, дже не очень удленного от них городк. Это ндо рмию поднимть, и еще кк минимум им ндо знть меня в лицо. Дожидясь открытия ксс, не столько по необходимости, сколько следуя вбитому мне в голову еще в учебке рефлексу, я сменил внешний облик. Инерция в нс зчстую бывет сильнее рзум. Внчле сделть кк выдрессировли, уж потом кк считешь нужным. Н то и првил, чтобы их исполнять. Нучили после звершения кждого этп оперции скидывть, словно змея, струю кожу - действуй, потом вопросы здвй. Что это мне вдруг зхотелось грдероб сменить? То и зхотелось, что нчльству зхотелось!

Пкет со строй одеждой, обувью, носкми и дже бельем я выбросил в мусорный бк и, привыкя к новому обличью и освежя в голове новую легенду ведь и фмилия и пспорт у меня изменились, - отпрвился в эропорт.

Теперь до звершения смостийно здумнной оперции мне оствлось дв перелет, пять остновок втобус и звонок по контктному телефону. А тм я погляжу, кк зсуетится Контор, если, конечно, увижу. Едв ли меня включт в соств трибунл. Д и трибунл кк ткового не будет. Просто пр человек, сидя з кзенным столом, почешут зтылки, повздыхют, попьют кофейку д и пойдут домой отдыхть в кругу семьи после нудной службы. А где-то в длеком городе скоропостижной, очень естественной смертью умрут три, или десять, или тридцть человек. И в смой Конторе, может случиться, у кого-то вдруг оторвется тромб от стенки сосуд и зткнет клпн устлого, изношенного з десять лет непорочной службы сердц профессионл. Сгорют н рботе люди жрким плменем.

И всем этим смертям будет цен - рубль. Один рубль, лежщий у меня в потйном месте. А остлось ему тм лежть - сутки.

Поздно вы, ребятки, спохвтились, поздно облву нчли! Нет у вс теперь шнс, ни единого. Не существует в мире спецов, которые могут выловить не известного им ни лицом, ни фигурой, не вступющего ни в ккие конткты с другими людьми, не сидящего н одном месте человек н , площди в несколько сотен тысяч квдртных километров. Это дже не иголку в стоге сен искть. Это скорее искть тот стог в топке врящего стль мртен, чтобы зсунуть в него мгновенно тющую в огне иголку!

Проигрли вы игру. Вчистую проигрли. Единственное, что может отсрочить вшу печльную учсть, - это моя случйня (нет, действительно случйня, не по прихоти нчльств, по воле Всевышнего) смерть в дорожно-трнспортном происшествии. Но я обещю пострться этого не допустить. Очень пострюсь: и улицы я буду переходить только н зеленый свет светофор, и нпрво глядеть, и нлево, и трмвй обходить спереди, и вообще в ближйшие чсы более зконопослушного гржднин нйти будет просто невозможно. Дже есть несвежие консервы и ввязывться в чужие дрки я не стну. Не дождетесь! А вот вм безопсности не грнтирую, дже если вы будете еще более зконопослушны, чем я. Дже если из дом выходить перестнете и будете день и ночь прятться под одеялом в своей спльне н девятом этже - вс и тм ккой-нибудь шльной "КрАЗ" переедет, потому что упрвлять им будет не божье провидение, чужя беспощдня воля. Тк что я выезжю. Ждите.

Но выехть срзу мне не удлось. Рейс отложили н чс, потом еще н три, потом н десять. Это только в ншем деле все измеряется секундми, в Аэрофлоте... А кк инче: если у нс случется - з полминутное опоздние голову снимют, в воздушном ведомстве - только премию.

Пссжиры внчле рсстривлись, потом возмущлись меж собой, потом в голос руглись с дминистрцией вокзл, потом успокоились, стли игрть в крты, пить водку и спть, сдвинув вместе скмьи в зле ожидния. Все верно, чего нервничть: линия местня, смолет один - ори не ори, другого не будет.

Через пятндцть чсов зспнный дежурный объявил, что можно собирться. Змызгнный "нчик" подрулил к взлетной полосе.

- Они чего, левк, что ли, летли, что тк припозднились? - рздрженно возмущлись пссжиры.

- Аг, левк, - бб н полярную стнцию возили. - Все рсселись, зхлопнули дверь. Взлетели. "н" болтло нещдно, и перепивших во время долгого ожидния пссжиров пробрло.

- Вы только слон не пчкйте, - попросил высунувшийся из кбины пилот.

- А вы езжйте потише, - огрызнулись стрждущие, - что вы мотетесь из стороны в сторону? У вс дорог, поди, прямя и без колдобин.

Через сорок минут "н" сел. Снов взлетел. Снов сел.

- Ребят, с поросем можно? - поинтересовлсь ккя-то струшк.

- А жрким угостишь?

- Мужики, без билет возьмете?

- Тк мест нет.

- Ну очень ндо. Жен рожет.

- Лдно, сдись.

Ну чисто деревенский втобус. Провинция, одним словом.

Снов посдк.

- Сейчс деньги грузить будут, - скзл кто-то из пссжиров. - Они здесь всегд зрплту для гзовиков згружют. Тк что двигйтесь.

- Они что, с ум съехли? Мы и тк с перегрузом летим! - Д лдно, я видел, в ткие коробки и по 20 человек нтлкивли. И ничего, не пдли, и дже куд ндо прилетли. В слон зглянул милиционер.

- Грждне, освободите хвостовой отсек для спецгруз.

Побыстрей.

Снружи збросили брезентовые мешки, влезли несколько мужиков в гржднском.

- Ну, я пошел, - то ли спросил, то ли поствил в известность милиционер.

- Двй, - кивнули инкссторы.

- Мешки тм бросьте, - укзл второй пилот. - Сколько килогрммов?

- Мы считли, не взвешивли.

- Чего рньше-то не привезли? - возмутился кто-то из пссжиров. - Н четыре дня зрплту здержли. Товр звезли, денег - шиш!

Инкссторы сгрудили мешки, сели с крю. Смолет пошел н взлет.

Ткя сумм, и тк бнльно перевозится. Интересно, сколько тм, если пересчитть объемы н сумму? Перебрвших пссжиров опять зтошнило.

- Попросите водителя остновиться, я вылезу, - вяло пошутил один из них.

Инкссторы вытщили бутерброды и нчли лениво жевть.

- Ой, мужики, у меня живот схвтило, - вдруг сообщил сидевший до этого тихо прень. - Ой, терпежу нет. Ой, ммочки! Ой!

- Но-но, только не здесь, дуй в хвост, - возмутились мучимые тошнотой соседи.

Пссжир, мотя головой, держсь з живот, встл и поплелся в хвост. Его мло зботило, что он нрушет центровку смолет, ему ндо было освободиться.

- Эй, пря, сядь н место, - зкричли люди. - Не в втобусе!

Но мужчин, ни н кого не обрщя внимния, икя и хныкя, шел нзд. Инкссторы перестли жевть.

- Ну-к шгй н место! - прикзли они.

- Д н хрен ему вши деньги: ему скорее вши мешки нужны!

Пссжиры зхихикли.

- Пусть идет, рз приспичило, не помирть же. Бедный пцн, сгибясь в три погибели, постнывя и хлюпя носом, стл рсстегивть штны. Пссжиры, кто брезгливо, кто стыдливо, отвернулись.

- Тьфу, гдость!

И поэтому они не увидели глвного. Согнувшийся, стонущий, опускющий штны прень вдруг мгновенно рспрямился и быстрыми, точными движениями выхвченной из-под одежды монтировки удрил одного инксстор сверху по голове, другого острием в шею. Инкссторы упли, дже не успев сменить выржение лиц. Я втомтически подобрлся и тут же рсслбился. Я не имел прв рскрывть свои нвыки, ввязывясь в постороннюю дрку. Я был обычным гржднином.

- Ты чего, прень? Ты чего? - внчле недоуменно, потом с нрстющей угрозой спросил рбочий-грузчик, тк и не получивший зрплты. - Ты чего?! - И, поднявшись, шгнул в хвост. - Ну-к брось железку!

Еще несколько мужчин встли с кресел. Кзлось, прень совершенно не испуглся. Скинув недвижимых инксстор ров н пол, он лез к их крмнм, не обрщя никкого внимния н приближющуюся угрозу. Он зря ндеялся н оружие. Он все рвно не успевл вытщить, взвести пистолеты, дже если бы срзу нщупл их. Спрведливый гнев нстиг бы его горздо рньше. Рзвязк должн был нступить через секунду.

- А теперь все сядут, - рздлся из кбины уверенный голос.

Мужики обернулись. Им в глз смотрели дв вороненых ствол.

Перепившие, стрдвшие от тошноты эровокзльные лкши смотрели вперед бсолютно трезвыми глзми, водя от человек к человеку дулми пистолетов.

- Этот готов, - сообщил из хвост прень.

- А--! - истошно зкричл женщин.

Ее не прерывли: ее крик был н руку преступникм.

Из кбины, привлеченный шумом, высунулся пилот.

-Что тут?

В подбородок ему уперся холодный ствол пистолет, другя рук сорвл нушники и микрофон.

- Быстро в кбину!

- Послушйте, мужики, это бесполезное дело, - нчл выдвигться пришедший в себя лидер спстелей. Но довершить фрзу не успел, получив удр пистолетом в лицо.

- Всем сесть по местм!

Люди повиновлись.

Вот это влип! Нверное, дже нверняк я бы мог спрвиться с этими подготовленными, но все-тки недостточно опытными для меня бндитми. Но тогд я неизбежно выкжу свое инкогнито. Внизу нс встретит усиленный нряд милиции. Нчнутся допросы, информция о кком-то спеце, голыми рукми обезвредившем трех вооруженных бндитов, мгновенно рзнесется по округе, и я, еще не успев получить орден з проявленное мужество, получу пулю в слишком много узнвшую голову. Все рсценят это кк месть со стороны сообщников, оствшихся н свободе.

Я бы еще мог рискнуть, если бы это был, нпример, втобус. Обезвредить преступников и тихо сойти н остновке, рстворившись в ближйшем лесном мссиве. Првд, з этим стоит по крйней мере тысячекилометровый мрш-бросок. Ну д это осилил бы, в крйнем случе Позимствовл у пссжиров дополнительную одежду и обувь.

Но смолет? А ну кк и у них среди пссжиров есть еще сообщники? Нверняк есть, если не дурки. Нчнется стрельб, которя в воздухе может звершиться чем угодно. Смолет не человек - от выстрелов уворчивться не умеет. В результте и я, и дискетк, и пссжиры можем окзться в одной общей, рзброснной н площди в несколько десятков гектров, могиле.

Нет, сидеть, не дергться. Чтить уств, который рзрешет действия только в случе непосредственной угрозы для жизни и лишь если это не вредит делу. Непосредствення угроз для меня есть? Пок нет. Знчит, сидеть и изобржть рстерянного и испугнного обывтеля, первый рз в жизни увидевшего нстоящий пистолет и нстоящего преступник. Из кбины, судя по повдкм, глврь вытолкнул пилот, посдил его н пол и зствил держть руки з головой.

- Знчит, тк. Смолет меняет курс. Если будете вести себя тихо, отпустим н четыре стороны. Нет - пеняйте н себя. Вствть, говорить зпрещется. Смотреть в пол. Женщинм держть руки н коленях. Мужчинм - вытянув перед собой.

Люди повиновлись. Молодой бндит прошел по рядм, связывя одной нерзрывной бечевой выствленные руки мужчин.

Мудрые ребятки - связли не кждого по отдельности, всех вместе, лишя тем некоторых рисковых героев мневр. Кк в песне - "связны одной цепью...". Ах кк не повезло! Уйти от суперпрофессионлов, чтобы нпороться н воинствующих дилетнтов. Теперь посдят смолет где-нибудь в чистом поле у черт н рогх, вытщт мешки и если, не дй бог, не постреляют всех кк лишних свидетелей, то бросят н произвол судьбы. Другим лдно, им сиди и жди помощи, мне эт помощь что остря кость в горле! Нчнутся неизбежные выяснения личности, осмотр документов, зпросы н место жительств. А меня в том месте нет. Мои документы - лип. Протянется эт волынк, пок не вмешются либо Контор, либо люди Резидент.

А кто первый успеет - поди угдй. Нет, ткие перспективы меня не рдуют. Ндо линять при первой возможности. А будет ткя не рньше, чем смолет коснется земли. Поэтому ждть. Ждть и по возможности отдыхть. Силы мне еще пригодятся. Пройдя второй рз, у пссжиров вытряхнули бгж и вывернули крмны. Ждные ребят. Миллионы взяли, мелочью не гнушются. Лдно хоть мой рубль, ндежно припрятнный, им не достлся, и еще хорошо, что я вовремя освободился от опсного груз, оствив спсенную ппртуру в импровизировнном тйнике. Смолет сделл еще один глубокий вирж и лег н курс. "Северо-северо-восток", - определил я нпрвление. "Глубоко збирются достнется мне оттуд пешком топть!"

Еще минут сорок "н" нходился в воздухе. Судя по болтнке, он шел нд смой землей. Чего они хотят? Уйти от гржднских и военных рдров? Или тянут, грешным делом, к грнице? Тогд совсем плохо.

Бндиты зметно нервничли: чсто переглядывлись, посмтривли в иллюминторы, ходили в кбину. Пошли н снижение. Сели, причем с ткой тряской, что стло срзу ясно - н колхозное поле в лучшем случе. Смолет змер, но дверь не открыли и еще почти чс держли всех внутри. Нконец стрший объявил:

- Обстоятельств изменились. Милиция зхвтил нших... - н секунду он зпнулся, не зня, ккое подобрть слово, - коллег. Вы все будете зложникми. Если их не отпустят в три дня, мы вс порешим. Всех! Кончим до последнего! Всех!

Ну вот, нчл тк интеллигентно. Нехорошо! Истерики - они смые опсные противники, с ними не рсслбишься. Не по првилм они игрют. По желниям. Всех вывели нружу. Женщин отдельно, мужчин, не рзвязывя им руки, отдельно,

Посдочня полос окзлсь дже не полем, поляной, обжтой со всех сторон лесом. К уже знкомым добвились еще несколько преступников. Д это целое бндформировние. Првд, и куш не мленький - н всех хвтит.

Подробнее оглядеться не дли - крикми и пинкми згнли всех в крытую брезентом мшину.

- Что-то будет? - причитли в темноте женщины. - Вдруг убьют всех?

- Эй, без глдеж! А то спущусь -- глдеть нечем будет! - орл с крыши охрнник.

Мужчины нпряженно молчли.

Ехли долго, до темноты.

Хорошо они все продумли: зхвтить в воздухе, где уж точно никто посторонний не вмешется, смолет посдить в известной им точке, перегрузиться н мшины, зтеряться в кутерьме лесных дорог, выскочить где-нибудь в совсем неожиднном месте и рствориться среди жителей. А может быть, злечь месяц н дв, пок идет ктивный поиск, в ккой-нибудь дльней зимке... Жль, милиция, проявив не свойственную ей опертивность, вмешлсь. Тк бы, глядишь, уже свободны были.

Остновк. Опять крики. Тычки. Угрозы. Нервничют бндиты. Психуют, что все вкривь пошло, что их почти идельный плн прямиком отпрвился коту под хвост. Построили: женщины - отдельно, мужчины - отдельно. Повели по тропе, которя зкончилсь у реки узкими сходнями, пере-' брошенными н змызгнное, покчивющееся н воде судно.

- Быстрее! Быстрее! Ну же!

Згнли в трюм. Зхлопнули, здрили люк. Тишин, непереносимо спертый воздух, нсыщенный сотнями оттенков перевозимого здесь рнее груз. Абсолютня темнот и неизвестность. Одн рдость - руки рзвязли.

- А куд в тулет ходить? - глупо спросил одн из женщин.

Зрботл двигтель, здрожл от встречной волны корпус, зкчло с борт н борт. Плывем. Куд вот только?

- Ну-к, мужики, двйте в кучку! - рздлся чей-то голос.

Вспыхнул спичк, осветив лицо с зпекшейся н щеке кровью. Это был все тот же получивший по голове пистолетом гзовик-рбочий. Экий неугомонный! Мужчины потянулись н свет, женщины остлись н месте. Произошл естествення для времен войны и ктстроф рстсовк людей. Слбый пол - в ближний тыл, сильный - н передовые позиции. Тк было и тк должно быть всегд.

- Мы тк и будем покорно по морде сносить? - произнес для зтрвки кто-то.

- Перестреляют!

- Всех не перестреляют!

- А если всех?

- Знчит, будем телкми н бойне стоять?

- Лдно, хвтит горячку пороть, двйте перекурим.

Пошл по кругу, высвечивя угрюмые серые лиц горящей точкой, сигрет.

- Предлгю нверх не выходить, когд они спустятся, нвлиться всем скопом, отобрть пру стволов и дть бой.

- А они бой двть не будут - бросят пру горящих телогреек и здрят люк. Через десяток минут мы спеклись! И оружие не пригодится, рзве только к виску приствить!

- Знчит, ндо прорывться нружу!

- По одному, по узкому трпу? Здесь дже пистолет не ндо - стой и лупцуй по объявившимся нружу пльцм и головм. Безндег.

- Что ж, молч сидеть, смерти ждть?

- А может быть, действительно выкупят? Змолчли. Ничего здрвого н ум не приходило.

- А корпус проковырять можно?

- Ну д, кк в "Монте-Кристо". Пилкой для ногтей.

Я слушл их любительские, словно вычитнные в приключенческих книгх прожекты, понимя, что если дойдет до дел - все они покойники. Не имея специльной подготовки, не имея опыт, переть с энтузизмом нперевес н стволы? Безумие!

- Может, соберем что у кого есть? - прозвучло первое здрвое предложение.

Все згремели крмнной мелочевкой. Их обыскивли, но збрли длеко не все - лишь то, что покзлось бндитм ценным. Снов вспыхнул спичк.

Мленький крмнный нож, две зжиглки, связк ключей, денежня мелочь, ручки, блокноты, булвки...

- Короче, ничего у нс нет. Пусто! Тут они не првы: много чего есть. Для ткой ситуции чрезвычйно много! Любой из перечисленных предметов я бы мог легко превртить в смертельно опсное оружие, нчиня от меттельных дротиков, кончя небольшой, но очень эффективной в ближнем бою бензиновой грнтой, изготовленной из двух зжиглок и спичечных головок. А еще есть ремни, подтяжки, подковки и гвозди в кблукх обуви. А еще есть руки и ноги. А еще есть голов! Вот этот последний пункт перечня, пожлуй, и будет смым рзрушительным, смым смертоносным оружием, которым облдет всякий живущий н свете человек. И дело дже не в телесных повреждениях, которые можно ннести с помощью собственной бшки противнику. Д существует по меньшей мере дюжин головных удров, обрекющих нпдющего н верную смерть. И это не считя зубов, смой природой нзнченных для зщиты. Но это смое прямолинейное и непродуктивное использовние, с точки зрения боя, торчщих н нших плечх голов. Голов дн человеку не для дрки, для того, чтобы думть. Именно эт ее основня функция смертельно опсн для любого противник. Мои товрищи по несчстью об этом збыли. Они искли готовое оружие вместо того, чтобы с помощью фнтзии изготовить его из подручного мтерил. В их рукх был целый рсенл пригодных для боя предметов, они отбрсывли их кк ненужный хлм. Будь моя воля, я з три-четыре чс, используя тот же нбор, вооружил бы их не хуже солдт срочной службы. Но это бы знчило рскрыть себя и провлить всю оперцию.

- Ну хоть бы кто-нибудь догдлся из дом нож поприличнее прихвтить, сокрушлся рботяг, взявший н себя функции оргнизтор обороны.

"Аг, еще лучше "узи", безотктное орудие или ПТУРС, - кипел я про себя. - Снять с вешлки, прихвтить, рссовть по крмнм, выходя из прихожей!"

Что ж вы ткие слепые?! Д рзлепите же глзки, пошевелите извилинми! Что, трудно в трех соединенных друг с другом под углом в 120 грдусов и зточенных по крям нглийских ключх узнть меттельную звездочку? Вы что, никогд в жизни боевиков не смотрели? Ну же!

Но снов отброшены ключи, булвки и зжиглки.

- Может, что у женщин есть? - попытлся подскзть я.

- Д что может быть у бб? Хлм всякий!

Что ж вы делете, бойцы?! Д женщины - это же склд оружия! Это же боезпс для целого стрелкового бтльон. Одних зколок, булвок, зстежек десятки. Прислушйтесь - з-ко-лок. Вм что, слов уже ничего не могут подскзть? А ведь есть еще косметички с целым нбором смертельно опсных пилочек, ножничек, щипчиков. Безумцы, обрекющие себя н смерть!

- Лдно, рз ничего нет, здвим рукми. Кк клопов, - подвел итог новоявленный комндир.

Эффектное предложение, но бесполезное, кк пустя гильз отстрелянного птрон. Рукми двить - это уметь ндо. Плохой комндир - желет взять нхрпом. Не думет, не учитывет ни топогрфии местности, ни степени боеспособности своих войск. Вместо того чтобы... Внезпно я поймл себя н мысли, что обдумывю вринты спсения.

Общими усилиями обследовть помещение, исползть его н коленях, ощупть до снтиметр пол и стены, нйти любые посторонние, могущие служить оружием предметы. Продумть возможность сооружения тйников-зсд. Дже првильно сгруппировння толп людей может исполнить ткую роль, укрыв, спрятв до поры з собой удрную группу боевиков. Проверить возможность проникновения в соседнее помещение.

Зтем люди. Это глвный мтерил победы. Нучить их ориентировться в змкнутом прострнстве трюм, действовть в темноте. Рссортировть по степени трудоспособности. Тогд одни, ниболее бесполезные, стнут пушечным мясом, смертникми, призвнными отвлекть противник н себя, другие изобрзят буфер для тех немногих, которые и будут решть исход боя. Им - лучшее вооружение. Им - лучшие куски.

Нйдется дело и женщинм. И в их телх зстревют пули, преднзнченные бойцм. Что, грубо? Но инче нельзя. Кждый должен принести своей жизнью и дже своим уже мертвым телом ккую-то зрнее определенную комндиром пользу. Только тк можно достичь результт. Тогд погибнут многие, но остнется жить хоть кто-то. В противном случе сгинут все.

И еще женщины незменимы кк фктор психологической тки. Вовремя, по сигнлу поднятый ими визг может н секунду и дже н две оглушить, повергнуть в змештельство нпдющую сторону. Две секунды! Это срок, который может превртить поржение в победу! Итк, пушечное мясо, буфер, отвлечение, бойцы. Есть у них шнс победить в знкомом им и незнкомом противнику прострнстве трюм? Пожлуй, д, если действовть слженно и по зрнее выстроенному плну! Знчит, трюм нш, плюс пр трофейных стволов!

Но если после победы в течение трех-пяти секунд не зхвтить люк, то все будет нпрсно! Его просто здрят, и побед обернется гибелью. Для того чтобы уложиться в ткие жесткие временные нормтивы, ндо тренировться, ндо уметь взлетть по трпу из любого положения, не мешя и не зтптывя друг друг. Ндо уметь строить пирмиды из собственных тел, по которым бойцы могут быстро, кк по лестницм, добрться до верх.

Будут они тренировться? Нет. Они будут спорить, строить фнтстические плны спсения, вместо того чтобы нбивть мозоли н рукх и ногх. Потому что они не профессионлы, они хотят жить, но не хотят спсться! С любителями проще воевть в чистом поле, используя их количественное преимущество. Дже из втомт невозможно мгновенно уложить всех нпдющих. Дже суперпрофессионл не сможет отбиться от десятков одновременно тянущихся к нему рук. Кто-нибудь д достнет.

Знчит, вжно выбрться н плубу. Силой это, конечно, не удстся. А хитростью? Нверное, можно, учитывя, что противостоят им точно ткие же, только вооруженные огнестрельным оружием любители.

Подумем.

Вринт первый. Индивидульный.

Зкрепиться с помощью веревочных вязок возле люк, с противоположной от трп стороны. Поднять шум, нпример, изобрзить дрку в дльнем конце трюм. Зглянувшего, нклонившегося нд люком охрнник убить быстрым удром пльцев в лицо, выброситься ногми вперед во входное отверстие, выбить оружие у его нпрников, если они есть. Путь свободен.

Но вот долгий и шумный выход всех зложников? Вринт второй, более ндежный, тк кк позволяет собрть охрнников вместе и срзу всех уничтожить. Изобрзить эпидемию: вляться трупми н дне трюм, пок они не всполоштся. В конце концов, им нужны зложники, не мертвецы. Собрть их всех в трюм и нпсть. Нет, лучше позволить вынести почти бездыхнные тел н воздух и тм рзом нброситься. Внезпный переход от пссивности к действию может обещть успех. Конечно, бндиты проверят, не дурят ли их пленники. Покричт, попинют ногми змершие тел (до проверки пульс в тких случях обычно не опускются). Это смый узкий момент. З подобных мне профессионлов я спокоен: не срегируют. Тренировли тк, что хоть кблукми зубы кроши, хоть штыкми тыкй, хоть в живот стреляй - стерпят, не могут они вздрогнуть или зкричть, зня, что от их рекции звисит жизнь товрищей, но глвное - успех оперции. Если спецу ндо прикидывться трупом, он будет трупом нтурльнее нстоящего. Тщи н нтомический стол, н куски режь - не пикнет. И лишь когд прозвучит комнд, он оживет, встнет и выполнит поствленную здчу. Или, если тк сложтся обстоятельств, умрет, ни жестом, ни стоном не выдв себя. Вряд ли способн н это публик, которя стрдет дже от того, что ей некуд сходить в тулет. Не смолчт они, когд их ребр будет крушить чужой ботинок. Для этого ндо уметь здвливть болевой стрх. Тогд возможен третий вринт...

В конечном итоге я отрботл с десяток вполне релистичных плнов спсения. А чем еще знимться в змкнутом прострнстве зпертого трюм, кк не думть? Любой из моих плнов обещл 65-90 процентов успех при возможной гибели 10-40 процентов пленников. Не смые плохие покзтели. Нверное, ими были бы довольны смые въедливые преподвтели учебки. Нверное?

Нет, честно признлся я см себе, ткие результты не принял бы смый последний конторский инструктор. Д, я победил тктически - я звоевл свободу. Но я проигрл стртегически - я рзвлил легенду, я нрушил основополгющее првило Конторы, я пытлся сохрнить жизнь в ущерб днному мне зднию, в ущерб конспирции! Моя жизнь, рвно кк жизнь всех пленников, не может служить опрвднием провл! Провл - бсолютный покзтель. Провл - это всегд рскрытие мленького кусочк большой Тйны.

Если сохрнение жизни не вредит делу - можешь позволить себе жить, если вредит - будь добр умирй, хоть один, хоть з компнию с тремя десяткми сослуживцев: число здесь роли не игрет. Когд для сохрнения Тйны существовния Конторы ндо будет уничтожить всю Контору, это будет сделно безотлгтельно, и последний, отдвший прикз о ликвидции нчльник, убедившись в четком исполнении укзния о повльной гибели подчиненных, недрогнувшей рукой сделет себе хркири.

Ткя дисциплинировнность поддерживется не сознтельностью (сознние не может поствить чужое здние выше собственной жизни) - безндежностью. Кждый рботник Конторы знет: если ты поколеблся, звлил оперцию из-з естественного желния сохрнить жизнь, у тебя ее все рвно отнимут. Во имя сохрнения Тйны. Рди прецедент неотвртимости нкзния. Чтобы другим было неповдно. Чтобы не возникл соблзн ствить свою жизнь выше общей цели. Жизнь не может быть знчимей Тйны! именно поэтому Контор прктически не знет провлов. Стрх неотвртимости нкзния удерживет людей от предтельств. Бессмысленно убегть от случйной смерти, чтобы попсть в лпы зпрогрммировнной.

Я выигрл в единоборстве с бндитми и тем проигрл - вчистую. Я допустил смый крмольный из всех возможных для спец проступков - возжелл жить любой ценой. Я думл о жизни, не о сохрнении Тйны. Если Контор об этом узнет, я буду строго нкзн, дже з мысленный допуск ткого.

Я рсслбился. Я унесся в фнтзиях непозволительно длеко. Стоп. Теперь без ошибок. Збыть о жизни, збыть о придумнных плнх спсения! Теперь только в рмкх рзыгрывемой роли. Я туп, нерзвит, до безумия опсюсь з свою жизнь и в то же время совершенно не умею ее зщищть. Я обреченный н умирние обывтель. При приближении смерти, кк бы мне это ни было противно, я буду плкть, молить о пощде, лизть споги плчей, если они ндумют меня избить, нпрягу всю волю, чтобы не ответить инстинктивно н удр встречной смертельной ткой. Я позволю себя колотить, кк только они пожелют: выбивть зубы, ломть ребр, отбивть внутренности. Я позволю с живого сдирть с себя кожу и в конечном итоге убить, но дже в последнее мгновение жизни не рзрешу себе отступить от утвержденного мною обрз. Только в одном случе я могу позволить себе выкзть свои нвыки - если впоследствии о них некому будет рсскзывть!

Теперь только тк! Шг впрво, шг влево - считть предтельством!

Весь следующий день мужики продолжли, но уже более вяло, строить плны спсения. Они изошли н пустопорожнюю болтовню, не оствив сил н дело. Они проигрли, не нчв борьбу. Вместе с ними фнтзировл н зднную тему и я, понимя лучше, чем кто-либо, ккую несусветную чушь несу.

К вечеру люк рспхнулся.

- Эй, в трюме, живы еще? - рздлся рдостный голос сверху. - Хотите о себе рдио послушть?

Просунули внутрь приемник: "...зхвченных в кчестве зложников. Милиция ведет рсследовние. Всех, кто может сообщить о местонхождении похищенных людей или дть любую другую информцию относительно днного дел, просим звонить по телефону 02..."

- Ну что, слышли? Вы теперь знменитые! Рдости от свлившейся вдруг н их головы слвы никто не ощутил.

- Лучше бы жрть дли, - рздлся голос.

- А жрть зложникм не положено!

- Эй, ты, "шестерк", - прервл пустую болтовню комндир, - передй своим нчльникм, чтобы они дли еды, воды и отвели женщин н опрвку. Инче...

А что инче? Что, кроме угроз, могли обещть нглухо зпертые в трюме люди?

- А пулю в лоб не желешь? - психнул н "шестерку" охрнник. - Ну-к подойди к свету!

- Я скзл - воды! - не испуглся комндир. Он не был профессионлом, но в трусости его обвинить было нельзя.

- Н дне трюм лужи есть. Вм хвтит! - Люк зхлопнулся.

Но через несколько чсов в пожрном ведре в трюм спустили что-то нпоминющее похлебку. Знчит, кк-то н бндитов воздействовть можно! Знчит, все-тки зложники им зчем-то нужны! Будем иметь это в виду.

Следующий день принес сюрприз.

- Три человек ко мне! - скомндовл бндит, стоя нд срезом люк.

- Пок вы не удовлетворите нши требовния, нверх никто не поднимется! ктегорически зявил комндир.

- Что? Дю три минуты!

- Может, зря? Может, лучше их Не злить? - зробел кто-то.

По трюму згрохотли чужие подошвы. "Пять человек, три пистолет, втомт, обрез, еще пистолет в подмышечной кобуре, нож..." - втомтически подсчитл я. Мужики выдвинулись вперед. Бндиты действовли н удивление бездрно: спустившись, сгрудились толпой, оружие уперли в одно место, вместо того чтобы рвномерно рссредоточить по людям. Автомтчик, способного держть под угрозой весь трюм, выпустили вперед, в нименее выгодную позицию, где до него можно было дотянуться одним прыжком. Они дже не оствили охрнник-нблюдтеля у люк! Они бсолютно уверовли в свое всесилие и не думли о безопсности. Я, чудк, рзрбтывл хитроумные плны, мозги нпрягл, здесь, кжется, довольно одних кулков! Резко шгнуть, здрть вверх ствол втомт, удрить его влдельц ногой в пх, пльцми другой руки достть глз левого сосед (он, судя по повдкм, ниболее опсен, с него и нчинть), согнувшегося от боли втомтчик толкнуть н сзди стоящего бндит, приклдом и ногой одновременно выключить двух оствшихся преступников. Не тртя времени н добивние, вскрбкться с втомтом н плубу, знять оборону. Полминуты н все про все. Дже стрелять не требуется! Но события рзвивлись инче, не в профессионльном русле. Когд любители противостоят любителям, неизбежн бнльня дрк.

- Мы требуем, - нстивл комндир.

- Три человек, - угрожюще сипел глврь бндитов.

- Мы откзывемся подчиниться...

- Последний рз...

Бндиты, толкясь рукояткми пистолетов, полезли в толпу. Ну не безумцы ли?! Для чего преднзнчено огнестрельное оружие, кк не удерживть противник н рсстоянии? А они в рукопшную прут, урвновешивя тем возможности пистолет с бнльным столовым ножом. Похоже, их обучли тктике ведения боя в ближних, з тнцплощдкой городского сд, кустх. Отсюд и тяг к бестолковой, стенк н стенку, потсовке. Подводит их хулигнское детство...

Истошно зкричли женщины.

Ближние к бндитм мужчины, пытясь окзть сопротивление, неумело змхли кулкми и тут же упли н колени, зжимя рзбитые в кровь лиц. Среди них был и я. Скучня мне достлсь роль - жертвы и не умеющего з себя постоять пцифист.

Что-то рельное успел сделть только комндир. Вырввшись вперед, он, увернувшись от тычк обрез в живот, хорошим прямым удром в челюсть сшиб с ног смого крупного бндит. Рссвирепевший глврь удрил его пистолетом по зтылку. Черту под дркой подвел выбрвшийся из свлки втомтчик - длиння очередь, громоподобно прозвучвшя в змкнутом прострнстве метллического трюм, оглушил и нпдвших, и зщищющихся. Зложники испугнно отхлынули к одной из стен.

- Пдлы! Гниды вонючие! - руглся глврь бндитов, утиря кровь с рзбитой губы. - Перестреляю гдов! - Рядом с ним недвижимо лежл комндир.

- Ты и ты, поднимите его нверх, - прикзл бндит, угрожюще поводя стволом пистолет. - Ну! - щелкнул курком.

Зложники, один из пилотов и выживший инксстор, повиновлись. Когд дело было сделно, вниз никто не спустился. Хлопнул люк. Узников стло меньше н три человек.

Вечером нм снов дли послушть рдио. Переднное сообщение повергло всех в ужс.

"...тел убитых зложников были обнружены около городской свлки после нонимного звонк в городской отдел милиции. Преступники продолжют нстивть н своих требовниях, угрожя новыми убийствми. Еще рз обрщемся к помощи нселения..." Дикторш бесстрстным голосом передвл текст, от которого у всех сидящих в трюме волосы н голове поднимлись по стойке "смирно".

То есть дже тк! То есть трупов они не боятся! Игр идет н полном серьезе, и нши вчершние собртья по несчстью взяты не для уборки гльюн или допрос, кк мы предполгли рнее, лишь в кчестве дополнительного ргумент в зтянувшемся между влстями и преступникми противостоянии? Их отвели подльше и хлднокровно пристрелили лишь для того, чтобы подтвердить серьезность деклрировнных рнее угроз.

Мол, скзли убьем - получйте три труп! Однжды произнесенное слово "зложник" обрело совершенно рельное для узников знчение. Их взяли в злог под чужие жизни И могут зтребовть в любой следующий момент. Всякя фрз в словесной переплке вроде "Мы подтверждем серьезность своих требовний" или "Мы вынуждены поторопить события" может обернуться очередными выстрелми из пистолет в зтылок. В мой в том числе!

- Послухли? - поинтересовлся глврь бндитов. - Все поняли? Тогд черкните зписки своим родственникм. Мы перешлем в случе чего. А еще письмецо в милицию, чтобы пошевелились. Пожлобней пишите, то они тм твердолобые, нормльного язык не понимют. Склдно нпишете - еды ддим. Кк зкончите шумните.

Теперь стло понятно, почему они тк зботились о ншей информировнности. Им недоствло весомого психологического фктор - коллективной мольбы о помощи.

И пленники писли, молили пойти н все требуемые бндитми уступки. Они проигрли, потому что хотели сохрнить жизнь любой ценой, пусть дже ценой унижения. Их рзделили и теперь влствовли нд их душми и телми. Они были готовы н все, лишь бы сохрнить свои жизни.

К исходу следующего дня из мссы пленников бндиты выдернули еще одного обреченного человек. Н этот рз обошлось без дрки - силы сопротивления зложников были сломлены изъятием из их среды ниболее боеспособных и здиристых мужчин. Зложники не пытлись сопротивляться. Они безропотно подчинялись, ндеясь лишь н одно - что до них очередь дойдет не сегодня. И дже выбрнный в кчестве очередной жертвы мужчин не протестовл - шел, потупив глз, н зклние, кк бессильный, ничего не желющий понимть гнец. Но униження смиренность его не зщитил - через несколько минут рздлся одиночный выстрел.

Дело принимло все более скверный оборот. Тк, по одному, они могли перестрелять всех зложников. Я имел все шнсы сохрнить Тйну, зпечтв ее, словно джинн в кувшин, в оболочку собственного тел, уж труд бросить этот дорогой для меня сосуд н дно смого глубокого моря возьмут н себя бндиты. Что ж, будем безропотно ждть своей учсти, зботясь только и исключительно об интересх Конторы.

Но неожиднно события изменили свое плвно-тргическое течение. Непонятно ккими сообржениями руководствуясь, бндиты отделили мужчин от женщин, рсселив их по отдельным кютм. Что их зствило это сделть? Боязнь нового бунт? Опсение, что эмоционльность женщин рно или поздно облечется в слов, рздрзнит сильный пол, устыдит их смолюбие? Но зчем тогд рзделять мужчин, рзводить их по кмерм-одиночкм? Чтобы они не сговорились, не передли друг другу информцию?

Бндиты явно не влдели ситуцией. Я, нблюдя происходящее изнутри, прекрсно понимл, что новый бунт невозможен, что з призрчную возможность окзться в живых в дльнейшем кждый готов пожертвовть жизнью сосед. Об общем сопротивлении не могло быть и речи. Кждый ншел десятки ргументов в пользу пссивного ожидния, убедил себя в их бсолютности: бндиты вооружены и готовы стрелять в любой момент, пленники, ноборот, ослблены долгим полуголодным зключением. Идти в бой - знчит, провоцировть их н резню. А тк остется шнс дождться помощи извне. Нконец, смодеятельня борьб может нрушить плны милиции, помешть их действиям, нпрвленным н освобождение зложников... Слов, ргументы, умозключения, з которыми стоит исключительно стрх. Стрх умереть н день, н чс рньше уготовнного судьбой срок. Н сегодняшний день пленники охрняли себя лучше смих бндитов. Любой зродыш сопротивления двился рньше, чем обретл форму действия. "Не смейте об этом дже думть! Вы рзвяжете им руки! Они стнут стрелять! Если вм не дорог своя жизнь - пожлейте чужие..." Неужели преступники слепы? Неужели до сих пор не поняли, с кем имеют дело, не считли с лиц рбскую покорность? Или они преследуют ккие-то свои хитрые цели?

Кк бы тм ни было, изменение режим содержния под стржей предоствило мне шнс н спсение. Вернее, дже не шнс, призрчную ндежду н него. Я остлся один без круглосуточного пригляд пусть сочувствующих, но все рвно чужих глз. Один н один с вргом, который в случе неудчи уже не сможет рсскзть об удивительных способностях, вдруг выкзнных пленником. Фктически я получил прво н попытку индивидульного спсения! И я не хотел ее упускть.

Освободиться от нручников, которыми меня приковли к койке, было не тк уж и сложно. Открыть дверь кюты - тем более. Обезвредить, не поднимя лишнего шум, одного-двух встреченных в коридоре охрнников - по силм. Горздо сложнее было выжить без снряжения, без нормльной одежды, обуви, спичек в окружющей тйге. Топть сотни километров в легких полуботинкх и рубхе с короткими руквми, потому что пиджк у меня предусмотрительные бндиты збрли еще несколько дней нзд. Не могу же я выйти в ближйший нселенный пункт, где неизбежно привлеку к себе внимние. Я имею прво вынырнуть не ближе, чем в соседней облсти. Волки меня в тком виде, нверное, не сожрут - испугются, но комры, но гнус - точно! Смое печльное, что у меня нет дже примерного предствления, где я нхожусь, в ккую сторону идти, чтобы не збрться в безндежный тупик. Риск много выше среднего. И все же лучше он, чем ожидние стук и приглшения н плубу. Человек должен иметь прво н выбор. Я предпочитю мучительную и долгую смерть в дебрях тйги легкой и мгновенной, но нвязнной мне чужой волей. Я хочу умереть тк, кк хочу умереть я! Я нчл действовть. Обшрив по миллиметрм все оствленное мне нручникми свободное прострнство кюты, я ншел случйно звлившуюся под мтрц скрепку. То, что ндо! Припомнив знятия по "взломке", я, словно увидев н клссной доске чертеж змк нручников, стл с помощью пльцев и зубов фигурно изгибть скрепку в рзные стороны. Первя попытк не удлсь, и мне пришлось трудиться еще три чс, чтобы познть секрет змк. Секрет окзлся до смешного простым: мехнизм зпор износился до ткой степени, что нормльня отмычк к нему не подходил. Он был слишком "првильня".

Я рзболтл изогнутые н скрепке углы и выступы и этой, теперь уже ненормльной, отмычкой вскрыл змок. Снов зкрыл и снов открыл. И тк тридцть рз подряд, чтобы убедиться в бесперебойной рботе "ключ". Уходить я решил ближйшей ночью. Оствлось лишь прихвтить в последний момент кое-ккие могущие пригодиться мне в тйге предметы.

Но бндиты перерешили мое решение. Я опоздл. Нет, они не ндели н меня еще три или пять дополнительных н ручников; с ними я, нверное, смог бы спрвиться. Они не поселили ко мне в кюту дюжину нблюдтелей, здесь бы тоже я что-нибудь придумл. Они поступили мудро и элегнтно - зпустили моторы и отогнли судно от берег, бросив якорь н мелководной бнке.

Теперь они могли отстегнуть нручники и открыть кюты - ходи, броди, дыши морским воздухом. Бежть все рвно некуд. Можно одолеть десять вооруженных противников, можно победить в рукопшной схвтке свирепого медведя-штун, можно попробовть спрвиться с идущим н тебя тнком, но с морем?! Я не стрдю мнией величия и не претендую н полномочия господ бог. Я лишь обычный, во плоти и крови человек, который умеет чуть больше, чем остльные. Но не до Ткой степени, чтобы согреть собственным телом тысячу кубов морской воды до комнтной темпертуры!

В этой, не нмного выше нуля грдусов, водичке я, используя свои способности и преподнные мне н спецдисциплинх нвыки, прожил бы много дольше обыкновенного человек. Возможно, н целых... пять минут. З это время я успел бы проплыть лишние сто метров, нхлебться морской горечи, промерзнуть до смых костей и сто рз покяться, что выбрл ткую ужсную смерть вместо более легкой, от пули в голову. Увы, зконы физиологии обойти невозможно, и тысячи змерзших в Арктике моряков и летчиков это доподлинно знют, но рсскзть об этом уже не могут.

Шлюпку я один не смогу спустить тк, чтобы не поднять всех н ноги. Сброшенный спсплот привлечет внимние гулом срботвшего гзового бллон, к тому же он плывет не куд ндо, куд ветер дует. А ветер дует в море! Нет, это природное препятствие мне было не одолеть. Лучше выбросить з нендобностью кндльную скрепку-отмычку и не мучить себя ндеждми н спсение. "Готовься к достойной смерти", - убеждл я см себя. Но рз допущення в голову мечт о лучшем не желл тк зпросто ее покидть. Неужели ничего нельзя сделть? Ну придумй же что-нибудь!

А что? Уничтожить всех бндитов, зхвтить корбль и, подняв н нем гордое знмя свободы, отбыть н Большую землю? Тк? И чтобы тм спсенные зложники восторженно живописли подвиги своего товрищ? Д я с митинговой, по случю успешной оперции, трибуны сойти не успею! Тк и скончюсь н глзх восторженной публики от чрезмерно удрившей в голову с рсстояния двести пятьдесят метров рдости! Те мои противники этих хулигнов-ндомников не нпоминют. Они оружием в физиономию не тычут - они его используют по нзнчению.

Есть, конечно, способ, рзом решющий все проблемы. Н экзмене по конспирции меня з него дже, нверное, похвлили бы. Уж больно он хорош! Зхвтить судно, но никого не спсть, , ноборот, открыть кингстоны и зтопить его со всем экипжем, бндитми и зложникми, чтобы никто никому ничего не мог рсскзть. И спсжилеты, чтобы случйно кто не всплыл, зрнее попротыкть. Один оствить и еще один спстельный плот для себя. Очередня тргедия н море, рзгул стихии, ошибк экипж, и... никкой утечки информции! Идельный плн! Но уж больно зтртный с точки зрения человеческих жизней.

Вот если бы судно подошло поближе к берегу н ночевку. Тогд бы я кк-нибудь просочился, протек сквозь щели в обороне. И оно, конечно, рно или поздно подойдет, не болтться же ему н рейде до льд. Но стнут ли ждть тк долго бндиты? Не придут ли они звтр-послезвтр по мою зложенную душу? Лотерея! Поторопить бы их кким-нибудь обрзом. Но кким? Сделть опсную для судн пробоину? Для этого ндо кк минимум иметь толовую шшку. Слить пресную воду? Подвезут ктером. А если и подойдут для зкчки, то днем. Зполнят бки и уйдут.

Что еще может вынудить преступников обртиться к помощи берег?

Болезнь член экипж? Довольно ктер. Эпидемия?

Кк ее вызвть? А вызвв, смому остться н ногх? Рскрытие местоположения зложников? Зхвтить рдиорубку, передть сообщение через судовую рдиостнцию?.. Опять зсветк меня кк спец. Змкнутый круг! Если ничего не делть, неизбежно шлепнут, что лишит меня жизни, но сохрнит Тйну. Если ввязться в бой, обязтельно придется продемонстрировть свои способности, что позволит выжить, но рскроет Тйну. Вот положение! Может, лучше вены вскрыть: все не тк унизительно, кк пссивно ожидть чужого приговор. И все-тки что может зствить экипж подойти к берегу?

Погод? Я ею не упрвляю. Лжеприкз шеф? Я не зню ни его смого, ни формы их связи. Огни святого Эльм? Морское чудовище, вылезшее из пучины н плубу? Черт рогтый? Призрк министр внутренних дел н бке? Стоп!

Я, кжется, нчл нервничть! Ндо успокоиться. Ндо помнить, что я ничего не проигрывю, не нйдя решения. Только жизнь. А к ее утрте в кждое следующее мгновение меня подготовили еще н первом курсе учебки. Жизнь гент не учитывется при решении опертивной здчи...

Итк, н чем я прервл свои рссуждения? Н морском чудовище? Н чудище, несущем смерть экипжу? Ну, двй, двй, рскручивй дльше. Фнтзируй! Если чудовище поможет решить здчу, я стну чудовищем! Может ли быть для бндитов что-нибудь стршнее собственной смерти? Д ничего! Легко отбирющий чужую жизнь обычно пнически боится потерять свою. Слишком хорошо он знет, кк легко можно зствить душу рсстться с телом. Смерти они боятся! Но если я нчну убивть их, они быстро вычислят меня и, зщищя свои жизни, уничтожт. Пусть не вычислят, но кк минимум удвоят бдительность. Нчнут нести службу кк положено и в конце концов ухвтят меня з хвост. К тому же чем более выдющихся я достигну в этом деле успехов, тем рньше прибудет подмог. Кк в скзке: больше срубил дркону голов - больше их выросло! Тупик.

А ну-к вернемся к контрольному слову, с которого я нчл. Чудище. Чудовище. Жуть морскя. Почему его из поколения в поколение боялись моряки? Потому что оно убивет? Д. Но это лишь чсть првды. Моряк в море всегд под смертью ходит - шторм, эпидемии, корсры. Отчего же стршнее всего чудище морское? Д оттого, что они от него зщититься не умеют. Оттого, что эт смерть необычн и згдочн в отличие от ккого-нибудь тм дизентерийного понос или кинжл джентльмен удчи. Вот они, дв искомых кит, н которые я буду ствить твердь своей теории спсения, - згдк и невозможность зщититься.

Д, бндиты боятся смерти, но, встречя ее нос к носу, отбивются рукми, ногми и зубми. Пок у них есть хоть мля возможность спстись, они будут дрться! А если смерть будет незметн и непонятн? Если от нее нельзя отбиться с помощью пистолет или нож? Если он будет неотвртим, кк восход солнц?

Тогд он стнет ужсной! Вот во что мы будем игрть в ближйшее время. Они взяли в зложники людей, и я см н своей шкуре убедился, кк это стршно, когд чья-то чужя воля рспоряжется твоей жизнью, когд кждя следующя минут может обернуться твоей смертью. Они взяли в зложники нс - я возьму в зложники их. Всех! Мы поменяемся ролями, и я посмотрю, кк им это понрвится. Кждую ночь их будет нстигть тихя, невидимя смерть. Кждый день они будут гдть, кто следующий. Я не доствлю им удовольствия обртиться к сообщникм н земле. Их смерти будут естественны и тихи, кк в лзрете дом престрелых, и никто не сможет зподозрить в них злой умысел. Просто люди будут умирть: один, второй, третий. Они не смогут предъявить ни одного труп со следми нсилия и, знчит, не смогут попросить подмоги. Их никто не убивет, зчем же дополнительные стволы и охрнники? Более того, дже друг перед другом боясь прослыть трусми, они не стнут открывть потенные подозрения. Они будут молчть и молч умирть.

И тогд их нстигнет ужс, ибо нет ничего стршнее смерти, которую ты не видишь, но которя неотвртимо приближется. Я создм ужсную легенду о корбле смерти. Я многокртно подтвержу эту легенду, чтобы ни один сторонний человек дже под дулом пистолет не зхотел ступить н его плубу, те немногие оствшиеся в живых сми, по собственной воле, покинут корбль. Одним метким выстрелом я звлю не одного и дже не двух зйцев. Я не дм преступникм возможности отыгрться по принципу зуб з зуб н зложникх, тк кк они будут совершенно невиновны. Я не спровоцирую усиление охрны, потому что для этого не будет явных причин. Я ослблю боеспособность боевиков, лишив их полноценного отдых. Кроме постоянных, лишющих сн, измтывющих рзмышлений н тему "Кто следующий?", они будут вынуждены выполнять рбочие и охрнные функции умерших сообщников. Нконец, и это смое глвное, я остнусь рядовым зложником, спрятвшимся в тени стршной эпидемии смертей. Я не выкжу публично ни одной своей способности, отличющей меня от обычных людей. Невидимк остнется невидимкой. Я сохрню Тйну, если повезет, и жизнь!

Двое суток я готовил оперцию. Для нчл я "сдвинулся умом". Игря отчяние, я чсми лежл н койке, збрвшись под мтрц. Мне было очень вжно, чтобы мои охрнники привыкли к новому моему обрзу и к новому местоположению. Внчле они пробовли снять мтрц для острстки, врезли пру рз по челюсти, потом и вовсе его збрли, но я поднял ткой крик, что они вернули его н место, предврительно хорошенько избив меня.

- Дьявол с ним, с придурком. Нрвится мтрц тискть - пусть тискет.

Зглядывющие иногд в кюту охрнники привыкли видеть вместо меня полостый чехол и торчщую из-под него цепочку нручников, пристегнутую вторым концом к огрждению койки. Конечно, когд-нибудь в будущем в смый неподходящий момент они могли здрть мтрц, но я сильно ндеялся н их лень и инерцию. Люди - рбы привычек. Нблюдя десять рз одну и ту же кртинку - мтрц и цепочк - они втомтически домысливют под мтрцем меня. Прием срботл. Открыв кюту и увидев уже ствшую привычной кртину, они почти срзу же уходили. Чтобы еще более уменьшить их бдительность и зодно зинтересовнность в ворошении мтрц, я "опустил" свой обрз, извините, пру рз сходив под себя. В кюте зкрепился устойчивый отвртительный зпх, вид перекршенного под мскировочную нкидку мтрц отбивл охоту з него хвтться. Теперь меня почти не тревожили. Ну чем может угрожть совершенно свихнувшийся, опустившийся, утртивший человеческий облик узник? Лучше нблюдть з другими, крепкими, не потерявшими внутренней злобы мужикми. Мло ли что они выкинут? Я думю, подобный нечистоплотный прием сберег меня не только от чрезмерной опеки, но и повысил шнсы н жизнь. В первую очередь избвляются от предствляющих угрозу противников. К тому же, кому интересно возиться, то есть снимть голыми рукми с койки, волочить по коридору и потом в мертвом состоянии везти в известное место ткого зсрнц? Зхочется потом этими рукми з хлеб брться во время обед или пот со лб утирть? Н эту чисто человеческую брезгливость я и рссчитывл. Д я бы с ног до головы в дерьме извлялся, если бы это хоть немного помогло делу! Брезгливость ведет к гибели. Брезгливость из нс выбили еще в учебке н знятиях по психологической подготовке, когд в нтомическом тетре зствляли голыми рукми копться во внутренностях трупов. Кк будто я тм чужое дерьмо пльцми не месил! А тут свое, единоутробное, уж кк-нибудь переживу. От релизции следующего этп плн звисел весь ход оперции. Мне нужно было нйти способ незметно покидть кюту. Дверь отпл почти срзу: коридор всегд тил опсность. Больше подходил иллюминтор.

Н вид он был тким мленьким, что, кзлось, в него не пролезет и голов. Но я знл, что это не тк. Во время учебы, н предмете "зтивние", мне приходилось протискивться в ткие щели, что восьмилетнему ребенку не под силу. Н это существовл своя техник. Внчле мы нблюдли поведение кошек. Мы зствляли их пробирться во все более узкие отверстия, змечя, кк они это делют, что пропихивют внчле, что следом, кк изгибются, кк дышт. Потом мы ползли сми. Стимул при выполнении упржнения был смый прямой - пок не пролез, ни н обед, ни н отбой не отпустят.

- Мы никогд не сможем пролезть в ткую млюсенькую дырочку, - кнючили мы.

- Ерунд, отверстия подобрны индивидульно, строго в соответствии со строением вших тел. Мы знем, что говорим. Но если вы не хотите есть... - Мы очень хотели есть и продирлись сквозь невозможно узкие дыры, не жлея ни сил, ни кожи. Инструкторы нс не жлели и, нблюдя лохмотья содрнной кожи, то и мяс, флегмтично зявляли:

- Знчит, они были лишние! - Хорошо, что тогд они нс не жлели, и еще хорошо, что у меня был отменный ппетит, то кк же пролез бы я в эту дыру!

Прежде чем лезть, я рзделся, чуть смзл кря иллюминтор слюной и примерился. Голов прошл в отверстие довольно свободно, знчит, можно было протиснуть и все остльное. По крям иллюминтор я, чтобы иметь упор для ног, привязл свернутую толстым жгутом знвеску, точно ткую же быстросъемную лямку выпустил нружу. Можно пробовть.

Выпустив вперед левую руку, прижв плечо к щеке и одновременно "сдув" по методикм великого фокусник Гудини мышцы, я нырнул в круглое отверстие. Првой рукой отжимясь от веревочной петли, совершя корпусом круговые движения, я ввинчивлся в иллюминтор, словно шуруп в стену. 0-хо-хо-хо! В курснтские времен я это упржнение проделывл легче. Нрос з последние годы жирок! Спсибо преступникм, согнвшим з минувшую неделю с меня жировой излишек. З это блгодеяние им теперь и рсплчивться. Выбрвшись нполовину нружу, я вернулся н исходные. Тренировк был звершен. Можно было переходить к делу.

Первым умер рдист.

В ту ночь он здержлся в рдиорубке, и это решило его судьбу. Ковыряясь в рзобрнном передтчике, он не подозревл, что двумя плубми ниже из узкого иллюминтор, крутясь, обдиря кожу и чертыхясь про себя, ползет, словно червяк из яблок, его смерть. Упершись ногой в нружную веревочную петлю, я дотянулся пльцми до срез плубы и, подтянувшись, осмотрелся. Горело только одно окно рдиорубки. Переступя голыми ступнями по холодному метллу плубы, я приблизился к объекту своего сегодняшнего вожделения - к живому человеку. Я был зряжен смертью, кк снряд порохом. Я был чудовищем, выползшим из пучины моря. Я был смой смертью, и я не собирлся никого щдить! Рдист сидел, склонившись нд столом, и, перебиря детли, нпевл что-то себе под нос. Он был в хорошем нстроении. Тем печльнее для него.

Когд негромко скрипнул дверь, рдист обернулся. Он увидел стрнную кртину - совершенно голого, посиневшего от холод человек, дружелюбно улыбющегося и тянущего ему приветственно руку. Он был уморителен, этот голый человек, и рдист широко зулыблся в ответ.

Поди, мужики корки мочт! Известные хохмчи. Притились где-нибудь и предвкушют потеху. Рдист не узнл свою смерть. Нверное, он думл, что это будет струх с косой или зтившийся в подворотне человек с кистенем.

- С легким пром, что ли? - спросил он, поддерживя неизвестную ему игру, и встл.

Я отключил его несильным удром в солнечное сплетение, зтем посдил обртно н стул, воткнул в розетку дв провод и, рзведя их, поднес к его ушм. Я не испытывл угрызений совести. Я не был человеком, убиввшим другого человек. Я был зложником, он - одним из тех, кто взял меня в зклд. Я не хотел его убивть, я только пытлся вернуть приндлежщую мне собственную жизнь. Я соединил провод через его голову, он зтрясся в крупном электрическом ознобе. Он трясся до тех пор, пок из него не выскочил душ.

Я убрл провод, воткнул в розетку сетевой провод рзобрнного передтчик, зсунул внутрь его чужие пльцы и уронил мертвое лицо н открытую плту. Всякий, ншедший его утром, подумет, что рдист в нрушение првил техники безопсности рботл с включенным рдиоприемником, сунул пльцы куд не следует, попл под удр током, н мгновение потерял сознние и упл лицом в хитросплетение оголенных проводов. Это его и добило. См виновт - не рботй с необесточенным прибором! Хотя, конечно, жлко прня. Едв ли рдист потщт з тридевять земель н вскрытие. Для этого придется обнродовть множество секретов: где случилось несчстье, н кком корбле, при кких обстоятельствх? Не могут ткого допустить преступники. И, знчит, истинные причины смерти уйдут н дно или в землю вместе с телом. Некому здесь зглядывть ему в уши, чтобы обнружить следы микроожогов, тем более когд причин смерти вот он, перед глзми. Ндев висевший н спинке стул черный спортивный костюм (все рвно не рсскжет другим, был он здесь или нет), я покинул рдиорубку.

Стоя н импровизировнном иллюминторном трпе, я рзделся, проскользнул в свою кюту, ндежно припрятл костюм и хорошо послужившие мне знвески, зстегнулся нручникми и лег спть. Кошмры, меня не мучили. С чего бы? Рзве плохо спит собрвший урожй хлебопшец или збивший последний гвоздь в рму столяр? Я должным обрзом сделл свое дело. Чего же переживть? Когд решение принято, ндо действовть, не угрызениями совести мучиться. Если позволить себе сомнения, провл неизбежен.

- Идя н оперцию, зтвори дверь, - учил когд-то инструктор по боевой подготовке. - Рзмышления по поводу - смертельня роскошь. Или остньтесь дом, или хлопните дверью!

Я своей двери в ближйшие недели отпирть не собирюсь!

Проснулся я от более оживленных, чем обычно, хождений по коридору.

- Это ж ндо, кк не повезло.

- Ночми спть ндо, не в приемникх ковыряться. Энтузист, тоже мне...

Слышл я обрывки рзговоров. Весь день ко мне никто не зходил. Похоже, знимлись покойником. Ничего, скоро мертвец н корбле перестнет быть для них событием. Привыкнут. Я приложу к этому все усилия. Вечером я вновь стл собирться н дело. Я не хотел допускть перерывов. Это рсслбляет жертвы, позволяет им ндеяться н то, что все происходящее - случйность.

Постоянство смертей - вжнейший психологический фктор. Ночь - труп, ночь - труп. Стршны не мертвецы - Стршн их еженощня прибыль.

Пор. Уже привычным путем я выскользнул в иллюминтор, поднялся н плубу. Сегодня блгодря зимствовнному у покойного рдист костюму я был почти невидим. По понятным причинм экипж корбля не злоупотреблял освещением. Ни к чему им был лишняя, привлекющя внимние иллюминция. Д и мне ни к чему. Черное дело не рсположено к свету. Плуб был пуст. Только где-то возле трюм выхживл одинокий охрнник. Помехой он мне не был.

В первую очередь я прошел вдоль бортов, змечя иллюминторы, в которых горел огонь. Пленники, естественно, сидели в темноте, свет был привилегией комнды и охрнников. Зцепляя з леер згрждения обрывок подобрнного н плубе кнт и вствляя ноги в специльно звязнные петли, я спусклся к светящимся стеклм, зглядывл внутрь. Более всего мне подходил одн кют, где н койке, громко. хрпя, спл не однжды видимый мной в трюме охрнник. Рядом с ним н полу стоял почтя бутылк водки. Судя по всему, его кют был крйняя в коридоре. Поэтому долго слоняться по внутренним помещениям не придется.

Я спустился по трпу вниз. Тускло освещенный коридор. Ориентировться во внутренних кткомбх судн мне было еще трудно, но, слв богу, сильный хрп, доносившийся из-з одной двери, помог мне определиться. Дверь был открыт. Я быстро протиснулся внутрь. Теперь можно было не спешить. Я встл в изголовье койки, взглянул в лицо обреченному. Кжется, это он удрил меня тогд, во время бунт, в трюме. Время возврщть долги. Нет, мстить я не хотел. Двным-двно я был отучен от человеческих слбостей. Нельзя убивть, подчиняясь чувствм, это всегд приводит к ошибкм и, кк следствие, - к поржениям. Убивть ндо, следуя не желнию, лишь необходимости. Производственной необходимости. В днный момент необходимость был смя прямя. То, что он не противоречил чувствм (я косвенно спсл своих товрищей по трюму, мстил хлднокровным убийцм), роли не игрло. Точно тк же, если бы был необходимость, я убил бы и зложников, ну, пусть бы с меньшим чувством удовлетворения, но убил бы!

Тк меня учили.

Пьяный охрнник зворочлся, перевернулся н спину.

Зкинул нзд голову. Он что, специльно подствляется, чтобы мне удобнее было его прикончить? Дже не по себе кк-то. Аккуртно, укзтельным пльцем я зжл ему сонную ртерию. Он проснулся, но ровно нстолько, чтобы увидеть ккого-то человек перед собой и почувствовть точечное двление пльцев н шее. Он попытлся что-то скзть, может, дже зкричть, но глз его поплыли и зкрылись. Мозг, лишенный приток крови, не поступющей через пережтые ртерии, отключился. Ему достлсь легкя смерть - в блженном сне. Ему повезло. Он ткую не зслужил.

Н всякий случй, подвернув его руки под тело и придерживя его голову левой рукой, я првой с силой ндвил н его желудок. Недвно съедення пищ вместе с водкой и желудочным соком хлынул по пищеводу в ротовую полость. Бндит судорожно здерглся, збулькл. Я держл его три положенные минуты и еще одну н всякий случй. Он тк и не открыл глз.

Это был вторя смерть.

Уходя, я еще рз бросил взгляд н лежщий н столике пистолет "ТТ". Был велик соблзн прихвтить его с собой, но это бы нрушило првил принятой мной игры. Пропж оружия обязтельно нвел бы преступников н опсные мысли. Лдно, будем обходиться тем, что имеем. Я легко покинул кюту и по уже нктнному пути добрлся до своей койки.

Днем в воду плюхнулось еще одно зшитое в мешковину тело. Преступники ходили мрчные и ккие-то пришибленные: двое похорон з дв дня было уже слишком!

- Допились, мерзвцы! - слышлся мне через перегородки незнкомый голос неизвестного бндитского нчльств. - Допрздновлись! Допоминлись! Если у кого сегодня увижу в рукх бутылку - пристрелю н месте! Все! Хвтит блдеть! Будете службу тщить! К вечеру проверить всех пленников, привести в порядок судно. И еще это... почистить оружие. Рзвели брдк!..

Я его з язык не тянул. Он см это придумл. Он см выбрл третью смерть.

Следующя ночь был переломной. Дв предыдущих происшествия нверняк родили в душх людей смутные подозрения. Хотели они того или нет, они искли объяснения происшедшему. Ужс еще не было. Был згдк. З двумя последоввшими друг з другом тргическими случйностями они пытлись рзглядеть облик врг. Если они его нйдут, они успокоятся. Явный противник, кк бы силен он ни был, дет возможность сопротивляться или хотя бы создет ткую иллюзию. Люди, увидевшие опсность, нчинют действовть. Любое действие ослбляет стрх и рождет ндежду. Вдруг одолеем, вдруг выкрутимся.

Ужс внушет только невидимя опсность, опсность, лишення облик. Если звтр, пережив еще одну смерть, они не нйдут живого, с рукми с ногми врг, они нчнут искть объяснения з пределми рельности. Непонимние рождет мистику. Они будут искть все более фнтстические объяснения обрушившейся н них эпидемии смертей и, конечно, нйдут их. Следующий несчстный случй лишь утвердит их домыслы. Отсюд следует, что сегодняшнее происшествие должно быть ниболее "чистым". Я бы дже скзл, демонстртивно "чистым". Бндиты должны нглядно, собственными глзми убедиться в его случйности. Дже шльной мысли не должно мелькнуть в их головх относительно чьего-то учстия в будущей тргедии. Кртинк должн быть очевидн, нглядн и однознчн, кк школьный букврь. Никких истолковний! И я зню, кк ее нрисовть.

Н этот рз я покинул кюту под утро, догдывясь, что после стольких треволнений бндиты уснут не срзу. Нужный мне иллюминтор я ншел срзу. З столом, уронив голову н лежщие руки, спл моя очередня жертв. Рядом лежл пистолет, он-то меня и интересовл. Просунувшись в иллюминтор по пояс, я, опирясь рукми н стол, плвно втянул внутрь ноги, стек н пол. Все движения я проделл очень медленно и потому бесшумно. Плвно выпрямившись, я встл у безмятежно спящего бндит з спиной.

- Эгей! Просыпться пор, - скзл я ему в смое ухо. Спящий встрепенулся, приподнял голову, одновременно потянувшись к пистолету. Все-тки здорово они нпугны, если дже во сне об оружии думют.

Схвтить ствол я ему не позволил, быстро обвил првой рукой горло и сжл ее в локте. Корпусом нвлившись н его согнутую спину, я нейтрлизовл попытку встть. Левой свободной рукой придержл кисть, приближющуюся к рукоятке пистолет. Противник обмяк и спокойно улегся н стол.

Теперь н звершение оперции мне требовлось не больше минуты. Взяв пистолет, я зтолкнул в его дуло уголок нйденного в крмне жертвы носового плтк, крутнул пру рз, рстер смзку по ткни. Чтобы рзнообрзить колер, смзл грязь еще в нескольких местх.

Неккуртно они содержт личное оружие, неккуртно. Меня в молодости з ткую грязь н неделю бросили н уборку унитзов - не умеешь поддерживть чистоту в млых объемх, потренируйся н больших, тм все проще, тм дже ничего рзбирть не ндо: везде рукой достть можно. Нучили! Всю остльную жизнь мое оружие блестело, кк выствочный финский фянс.

Передернув зтвор, я згнл в ствол птрон, прочие вместе с обоймой вытщил и положил н стол. Теперь остлось вложить пистолет в руку лежщему без сознния бндиту, нпрвить дуло ему в лицо и нжть спусковой крючок. Вбежвшие в кюту через пру минут рзбуженные соседи увидят гонизирующее тело, дымящийся в руке пистолет, н столе обойму и испчкнный смзкой плток.

При всей нерзвитости бндитов, они, я думю, смогут н основнии увиденного соствить логическую цепочку причин и следствий. Для этого не ндо облдть способностями Шерлок Холмс. Слишком все нглядно. Днем нчльник рспорядился привести в порядок оружие, вечером дисциплинировнный подчиненный рзобрл, почистил (конечно, формльно, но тут уж кто кк может) свой пистолет. Но уж тк вышло, что по собственному ротозейству збыл вытщить из ствол згннный туд рнее птрон. Ндумв проверить действие спускового мехнизм, он взвел курок, думя, что пистолет пуст, зглянул в дуло, одновременно нжв спуск, - оружие, конечно, выстрелило. Тргедия. Что же, не он первый, не он последний. Ткое и в рмии случется. Недром твердят из год в год стршины новобрнцм:

"Прежде чем приступить к чистке оружия, проверь, сколько птронов в обойме! Не поленись!" А этот поленился!

Примерно тк будут рссуждть звтр добровольные следовтели. А что они еще могут предположить? Что темной ночью из иллюминтор, куд голову-то, не обрезв уши, не пропихнуть, вылезет голый злоумышленник, чуть не через весь корбль никем не змеченный пробирется в чужую кюту, шутя спрвляется со здоровенным вооруженным мужиком, который дже пикнуть не успевет... Нет, это слишком сложня, слишком длиння гипотез, чтобы прийти в . голову простым прням-боевикм. Они привыкли верить своим глзм и делть выводы н основнии того, что видят.

О присутствии ккой посторонней силы может идти речь, если выстрел еще не дозвучл, они уже были в кюте? И куд бы мог спрятться этот неизвестный злоумышленник? В шкф? Тк они не дурки - перероют всю кюту снизу доверху. В коридоре? Но он мгновенно зполнится людьми. В окно? Не смешите. В ткую дыру ребенок не протиснется. К тому же тм море. И, глвное, откуд здесь взяться злодею? Зложники зперты по кмерм д еще для верности приковны к койкм нручникми. Свои? Но зчем и кому это ндо? Вот именно этот почти мгновенный доступ к умирющему телу должен был бсолютно убедить сотоврищей жертвы в случйности тргедии. В стопроцентной случйности и в то же время в стршной, мистической зкономерности: третья ночь - третий труп!

Именно это мгновенное проникновение посторонних н место происшествия требовло от меня точности более чем ювелирной. Ювелиру что, зпорол укршение - рсплвил золото и снов ковыряй его резцом. А я чуть просчитлся, чуть зпоздл - и получй пулю в торчщую из иллюминтор здницу. А он у меня одн-единствення, и не из золот, и в переплвку не пустишь. В своей кюте я тридцть рз отрепетировл быстрый уход. Прыжок н стол, нырок ногми вперед в дыру иллюминтор, звис н срезе плубы. Десять секунд - идельный результт, двдцть - допустимый.

Соседям убитого, чтобы услышть выстрел, проснуться, протереть глз, выскочить из кюты в коридор и открыть дверь, потребуется кк минимум вдвое больше времени. А может быть, они еще зстыдятся объявляться н нроде в неглиже. Может, зхотят н всякий случй прихвтить оружие, его еще взять ндо, взвести. Тк что резерв времени у меня имеется, но рссчитывть н него опсно. Двдцть секунд, и ни мгновением больше! А тм пусть хоть вовсе в кюту не являются. Мое дело петушиное - я прокукрекл...

Рскрыв лдонь все еще нходящегося в бессознтельном состоянии бндит, я впихнул туд рукоять пистолет, зтянул укзтельный плец н курок, поднял голову жертвы з волосы. Дуло пистолет взглянуло в зкрытый глз человек. Мне оствлось лишь нжть чужим пльцем н курок.

Но произошло то, что случется рно или поздно во время любой оперции. В мою тонко и витиевто сплетенную интригу вломился неуклюжий, непредвиденный, все рзрушющий случй! Случй, который девяносто девять рз подряд может положить подброшенную в воздух монетку, обыкновенную, не ту, которя нходится у меня в потйном месте, н "орел"!

В дверь стукнули и почти срзу, не ожидя приглшения, открыли. Я мгновенно сдвинулся влево. Что увидел входящий? Своего сидящего н стуле другн и склонившегося нд ним незнкомц в черном, чем-то очень знкомом спортивном костюме. Положение было более чем критическое. Впервые з многие годы я рстерялся. Что предпринять? Достть визитер в проеме двери я не мог. Стрелять - знчило нчисто рзрушить всю зтеянную игру, перейти к открытым боевым действиям, в которых я, тк или инче, проигрл бы. Перевести рукопшную в коридор - нверняк рзбудить всю комнду.

Н поиски и принятие решения мне был отпущен дже не секунд - ее мля чсть. Неожиднный визитер еще не сумел до конц осмыслить увиденное, я провертел в голове уже дюжину вринтов действий. Не подходил ни один.

Ситуция был птовя. Пок гость нполовину торчл в коридоре, все мои ходы вели к обоюдному рзмену фигур. Я, конечно, убивл его, но неизбежно зсвечивл себя. Ничья, рвня моему поржению. Увы, н их поле фигур горздо больше, чем н моем. У меня вообще, похоже, один король, смовольно возложивший н себя функции ферзя и нгло скчущий через клетки, пок противник вышел до ветру. Нет, рзменивться мне никк невозможно. Лдно в шхмтх, тм короля увжют - не рубят, только мтом пугют, в моей пртии еще кк рубнут просто в лпшу рсшинкуют. Есть один-единственный шнс звершить нчтую пртию - зтщить противник н свою территорию и уже здесь с ним покончить. Только вот кк его приглсить, чтобы он не откзлся? Еще мгновение - и он, переврив увиденное, отскочит в коридор, предврительно громко хлопнув дверью.

Ндо рисковть!

Рсплывшись в смой, н ккую только был способен, подкупющей улыбке, я зговорщицким тоном рыкнул:

- Быстро зйди! Ты нс зсветишь, - и н треть высунул из-з своего плеч голову бессознтельного бндит, кк будто бы он зинтересовлся, кто тм пришел.

Змечено: уверенный, комндный тон в первое мгновение зствляет человек подчиниться. Он действует инстинктивно, еще не зня, что з этим последует. Альпинистов ткие инстинкты, когд н голову пдет булыжник, спсют (услышл крик - не рздумывя, прилип к стенке) - моего незвного визитер погубили. И еще его подвел высунувшяся из-з моего корпус знкомя голов. Не мог же он догдться, что бшкой этой, словно кукловод куклой, упрвляю я. Он зшел внутрь.

- Зкрой дверь! - гркнул я.

И он зкрыл дверь.

Я уже знл, что буду делть дльше.

Гость был достточно хорошо тренировн. Он нчл приходить в себя уже н второй секунде. Он отметил неестественную неподвижность головы своего товрищ, увидел .зкрытый глз, оценил мой стрнный вид. Н третьей секунде он готов был действовть. Но этой секунды у него уже не было. Я отпрянул нпрво, отклонил з волосы голову. Визитер зметил второй зкрытый глз и безвольно отвисшую челюсть. И еще он увидел зрчок пистолетного дул. Больше он не увидел ничего. Я нжл курок! Пуля рзбил ему голову - он тк и не успел вернуться в спсительный коридор.

Теперь отпущенного мне после выстрел времени явно не хвтло. Смое млое, его нужно было умножить н дв. Я собирлся воевть с одним противником, их неожиднно окзлось двое. Отсюд и двойной временной нормтив. Моя голов рботл, кк зпущення н полную мощность вычислительня мшин. Мне ндо было решить урвнение с тремя неизвестными. Причем мгновенно. Зрнее приготовленное домшнее здние окзлось решенным непрвильно. Мне ндо было устрнить второго бндит, успеть незметно выскочить нружу (это все нетрудно) и, смое глвное, придть двойному убийству облик несчстного случя. З сорок секунд! Рзыгрть между приятелями дошедшую до стрельбы ссору, отыскть второй пистолет и выстрелить в еще живого бндит? Мол, произошл киношня, в духе вестерн дуэль?

Нет, не успею!

Я уже чувствовл, кк ворочются в койкх рзбуженные выстрелом соседи. Нет, ничего крдинльно нового я придумть не смогу. Будем действовть в рмкх первончльного,. но чуть более широко трктуемого плн. Я згнл вытщенную обойму обртно в пистолет. Знчит, тк, мой подопечный чистил пистолет, к нему в гости зшел приятель. То ли блуясь, то ли случйно чистильщик нжл спусковую собчку по недорзумению зряженного пистолет. Пуля - х ккое стечение обстоятельств! - попл не в стену, не в дверь, прямехонько в лоб товрищ. Стрелок рсстроился и, следуя секундному порыву, змешнному н рскянии и стрхе неизбежного нкзния... д, д, д, именно тк, кончил жизнь смоубийством! Довольно првдоподобно. Я вложил дуло пистолет в рот жертве невнимтельности, только что угробившей друг, и нжл курок. Убитый упл, но сделвший дело пистолет остлся в его руке.

Все! Секунды для эвкуции. Я уже слышл стук дверей и шги в коридоре. Зпрыгнув н стол, я уже не ногми, кк плнировл, рыбкой нырнул в иллюминтор. Треснул ткнь костюм, хрустнул рздиремя в кровь кож. Нверное, лишь полсекунды не хвтило входящим, чтобы увидеть в иллюминторе мои устремившиеся в ночь пятки. Н лету срывя импровизировнный трп, я свлился в море. В воду я вошел по всем првилм большого спорт, кк прыгнул с вышки в олимпийском бссейне. Почти без всплеск.

Опсясь, что кто-нибудь случйно мог зметить мой прыжок, я поднырнул под днище судн и всплыл с другой его стороны. Береженого бог бережет. Дже если кто-нибудь что-нибудь и видел, подумет, что ему покзлось, потом з общим шумом-гмом он и вовсе збудет о стрнном происшествии.

Доплыв до якорной цепи, я поднялся до срез плубы, повис н пльцх и тк, перебиря рукми, дополз до своей кюты. Идти по плубе я не рискнул из-з поднявшейся н судне тревоги. Спустя еще несколько секунд я "спл" н родной коечке, нкрывшись очень мне пригодившимся н этот рз мтрцем.

Следующую ночь я решил пропустить. И тк перекрыл нормтив чуть не вдвое. Пор отдых дть и себе, и бндитм. Мне нужно не рсслбляться - мой счет еще не кончен!

Весь последующий день корбль ходил ходуном. Беспрерывно бегли, руглись, кричли люди. О зложникх збыли нпрочь. Не до них. Третьи сутки - и еще дв покойник!

Теперь, я думю, среди членов комнды и боевиков неизбежно обрзуется оппозиция, требующя немедленно покинуть судно. Комндиры, конечно, бунт не допустят - пригрозят стршными крми, рявкнут. А дльше что? Рзрстющийся стрх прикзом не унять, ночные кошмры не уменьшить, тихие рзговоры по углм не зпретить, сомнений не рзрешить. Можно призвть к бдительности, нобещть, что подобное больше не повторится, нчть искть скрытого, збирющего кждую ночь по одной, то и по две жизни врг. Только кого искть - ехидного с рогми и копытми черт или тетушку Фортуну, повернувшуюся к корблю исключительно здом. Врг нет. Есть злой рок. Никто никого не убивл - все умерли сми! Один влез пльцми под нпряжение, другой, перепив, зхлебнулся в собственной рвоте, третий дурк пристрелил случйного визитер и зстрелился см. Все обычно. Все вполне объяснимо.

По отдельности!

Но вместе! Но с ткой леденящей душу последовтельностью! Видно, см дьявол збвляется здесь игрой в кегли. Только вместо фигурок использует тел людей: попдет шром - и нет человек. Не зря, видно, кляли их почем зря зложники, не дром посылли н их головы изуверские кры. Видно, дошел до небес их- голос. Ой, нехорошо будет! Проклятое это место. Проклятое! Попомните мое слово, будут еще покойники! А это я обещю. Будут!

Продумывя следующую вылзку, я прикидывл в уме, сколько их тм, живых бндитов, еще остлось и успею ли я свести их н нет в ближйшие недели, если продолжть ткими темпми. А пожлуй что и спрвлюсь, если не лениться...

Ночью судно не спло. По плубм, по трпу, по коридорм бухли чужие подошвы. В приоткрытый иллюминтор густо тянуло тбчным дымом. Встревоженные люди не желли рсходиться по кютм, собирлись кучкми, курили и говорили до смого утр. Психологический ндлом был близок - ндо было лишь дожть. Совсем чуть-чуть. Млую кпельку. Нужен был еще труп - не через неделю, не через три дня, когд люди подуспокоятся, - немедленно. И снов в результте вполне понятного, если рссмтривть в отдельности, несчстного случя. Только случя! Нсилия они сейчс ожидют кк спсения! Вид погибшего от пули или нож товрищ для них будет рдостью, рвной выигрышу н один лотерейный билет трех втомобилей. Нет, только несчстный случй! Четвертый в ряду предыдущих! Вот тогд они взорвутся, вот тогд они збузят! И, если не ринутся дружным гуртом в монстырь змливть всю оствшуюся жизнь грехи, то судно к берегу нпрвят точно.

Я вообще удивляюсь их долготерпению. Что же это з нчльник, который умудряется удерживть их н месте ткое количество времени? Это ндо тлнт иметь или плубы судн медом мзть, чтобы ноги прочь не шли. Увидеть бы этого человек, дознться, где он прячется. Дотянуться бы пльцми до его шеи. Ну ничего, я терпеливый, я подожду...

Пятый труп я вынужден был добывть н плубе. Спускться в кюты после того, что тм произошло, было опсно. В одиночестве, хотя сми не могли бы объяснить почему, бндиты стрлись не оствться. Ночевть тем более. Кжется, они нчинли звидовть зложникм, нглухо зпертым в похожий н сейф трюм. Тм-то уж точно ничего случиться не может!

Протискивться сквозь свой иллюминтор мне пришлось очень ккуртно, чтобы не содрть зтянувшиеся рны. Я здорово ободрл бок во время последней оперции, но считю, это был не смя высокя плт з четырех поверженных вргов. Можно было и головы лишиться, не только десятков миллиметров кожи. Пробрвшись по левому борту вдоль бк, я зтился в тени плубных мехнизмов и стл поджидть очередную жертву. Я нервничл, я не мог долго нходиться н плубе. В любой момент в мою кюту мог зйти ккой-нибудь стрдющий бессонницей охрнник и обнружить взмен узник подложенную под мтрц тбу--ретку. Прошло тридцть минут. Я уже собирлся сворчивться, когд нконец объявился обреченный. Не очень твердой походкой он брел вдоль борт, иногд поглядывя через леер огрждения. Что его сюд привело, я не догдывлся, но нверняк знл, чем для него зкончится неосторожня ночня вылзк.

Дождвшись, когд незнкомец прошел мимо моей зсды, я бесшумно поднялся и, пристроившись к нему сзди, прошел несколько шгов. Он остновился, почувствовв мое дыхние, обернулся.

- Ты кто?

- Боцмн, - ответил я первую пришедшую в голову глупость. - Смотри, - и быстро ткнул пльцем вверх.

Бндит не успел подумть о том, что делет. Он, следуя инстинкту рядового исполнителя, услышвшего комнду, здрл голову вверх. Несильным удром ребром лдони в горло я свлил его н плубу. Не спеш, но и не зтягивя дел, я подтщил обездвиженное тело к фльшборту в том месте, где нружу свисл обрывок сети, используемый кк дополнительня импровизировння трп-лестниц. Вытянув ее угол, я зсунул в одну из ее ячеек и зклинил ботинок жертвы.

Перед тем кк сбросить тело з борт, я снял с его руки роскошные, с позолоченным циферблтом чсы, оторвл одну сторону ремешк и ккуртно зцепил их з случйный выступ н корпусе н рсстоянии, создвшем иллюзию, что до них можно дотянуться рукой, перегнувшись через фльшборт. Любой, потеряв ткие роскошные чсы, зхотел бы, пок они не свлились дльше, достть их. Вот и пятя жертв несчстного случя попытлсь... Бедолг лег животом н прпет, потянулся, д не рссчитл, потерял рвновесие, перевесился корпусом и упл в воду. И все бы могло кончиться блгополучно, если бы ног по воле рок не зпутлсь в сетке. Тк он и повис вниз головой, нполовину погрузившись в воду. Утоп, конечно. А чсики вот они, лежт, тикют уже не приндлежщее хозяину время. Печльно.

Это некрсиво висящее, рскчивемое водой тело, по моему мнению, должно бы переполнить чшу терпения оствшихся в живых. Слишком жуткя получилсь кртинк. И, похоже, я достиг результт. Днем с плуб были слышны громкие речи, беспорядочный топот. Кжется, дже пытлись выбрть якорную цепь, но потом все стихло. Или они все ушли? Но я не слышл ни удров шлюпки о борт, ни гул моторов ктер. Или смирились с судьбой, или произошло что-то еще.

Ночью я решил произвести рзведку и, если предствится случй, добрть очередного покойник. У меня в редкционном портфеле было зготовлено еще три сценрия роскошных - пльчики оближешь - несчстных случев: в мшинном отделении, н кмбузе и н плубе, в рйоне грузовых крн-блок и стрел. Дело было только з исполнителем глвной роли, его-то я и предполгл отыскть в ближйшую ночь. Но, кк говорится, глдко было н бумге...

Поднявшись после полуночи н борт, я удивился црящему тм покою. Я был уверен, что после последнего ЧП они приберут плубы или хотя бы нвесят дополнительное освещение. Но все было, кк и всегд, беспорядочно и темно. Стрнно, конечно, но я не в претензии. Мне чистот и лишний свет не в подмогу. Мое дело темное. Оздчивет только их терпеливость. Ккие-то они непробивемо толстокожие. Ну ничего, сегодня я пострюсь их удивить. Сегодня я буду действовть в лучших трдициях фильмов ужсов: крови, мяс, жути не пожлею. Ну, держитесь!

Во мне бунтовл творец. Я ткие эффектные сценрии пишу, ткие режиссерские ходы нхожу, зритель остется рвнодушным. Но я их рстревожу, низннку вывернусь, но з живое здену! Мстер я, в конце концов, или нет?!

Мне бы здумться о той тишине, нсторожиться, я творческого признния возжелл, удил по-глупому зкусил. Не понрвилось мне, что зритель действовл не по моему, режиссерскому, по своему усмотрению. Обиделся.

Меньше чем з чс облзив судно, я убедился, что экипж его не покинул. Тем хуже для них. Сегодня я ствил целью рзведку и лишь попутно, если повезет, оперцию, но теперь в лепешку рсшибусь, но шестого покойник добуду.

Изрядно повозившись с грузовыми стрелми и лебедкми, я подготовил предпосылки для несчстного, с производственным уклоном случя. Полгться н везение, ждть очередной жертвы, которя могл прийти, могл и здержться, я не стл - отпрвился н охоту. Подкрулю где-нибудь глвного героя, пристукну слегк, оттщу н сценическую площдку и тм рзыгрю тргическое, в одной кртине (н большее просто времени нет) действо. Н судне, кк и в любом другом общественном месте, легче всего зстть человек в буфете или в тулете. Эти дв помещения в силу понятных физиологических потребностей не может миновть ни один человек. Столовя ночью н судне не функционировл, вот гльюн действовл испрвно. Возле него я, и оргнизовл очередную зсду.

Ждть пришлось недолго - по коридору зтопли кблуки, покзлся долговязый, зевющий, протирющий кулкми глз мтрос. Или бндит? Или совмещющий обязнности в одном лице мтрос-бндит? Невжно. Все они здесь одной крской мзны. Крсной.

Он шел, покчивясь, спотыкясь, нтыкясь н стены, н ходу рсстегивя штны. Он все еще никк не мог проснуться. С тким проблем не будет.

Я впустил его в гльюн, подождл, пок он сделет свои дел (ншим легче, меньше н несколько сот грммов н плечх вдоль лебедки тщить), и, услышв звук текущей воды, встл з дверью. Н выходе я удрил его костяшкми пльцев в висок и, присев, подствил под бесчувственно пдющее тело плечо. Дже поднимть, взгромождть н себя не пришлось. См куд ндо лег и ккую нужно позу принял. Торопливо, чтобы случйно еще кого в коридоре не встретить, но тем не менее совершенно бесшумно, я выбежл н плубу.

Нпрямую до мест было шгов пятьдесят, но я шел по зтененным млопосещемым местм и нмотл втрое больше. Возле лебедок я снял с плеч ношу и потянулся к тросм. Н звершение рботы мне требовлось не более трех минут.

"Звтр сделю выходной, - думл я, освобождя мссивный крновый крюк, вот послезвтр..." А вот послезвтр я уже ничего не сделл. В смые глз мне удрил мощный прожектор. Подчиняясь уже не рзуму - он тк быстро регировть не умеет, - но нрботнному в ходе многочисленных тренировок рефлексу, я отпрянул впрво и нткнулся н упертое в лицо дуло втомт.

Поднырнуть, вырвть оружие, убить противник удром кулк в кдык, отктиться, взвести зтвор... втомтически выстривл я действия. Но не успел продумть и половины, когд мне в спину, чуть повыше лоптки, уперся еще один ствол.

- Только не ндо подныривть, выбивть, убегть, - предостерег голос сзди, - без шевелений! - Знчит, это не случйность, и, знчит, кроме этих двух, кк минимум есть еще один человек, который нходится возле прожектор.

Я попробовл чуть сместиться в сторону, чтобы проверить плотность конткт. Но дуло сзди словно приросло к телу.

Хвтко действуют ребятки. Миллиметр ндежды не оствляют.

- Но-но, не блуй!

Ствол втомт спереди больно вдвился в мой живот. Хорошо вдвился, чуть не н дециметр. Теперь, дергйся - не дергйся, ничего не выйдет. Зжтый двумя стволми, словно букшк в гербрии иголкми, я не мог дже шевельнуться. Если бы нпор был не тким сильным, я бы мог попытться неожиднным рывком ускользнуть в сторону, предоствляя противникм возможность пристрелить друг друг. Но в тком положении я непременно потщил бы зцепившиеся з одежду и тело дул з собой и получил бы две пули: одну сзди, другую спереди. По той же причине я не мог выбить оружие. Мне некуд было отпрыгнуть. Чужие руки обшрили мне крмны, подмышки, пх.

- Пусто!

Еще бы не пусто! Я не мродер - трофеев с трупов не брл. И, кжется, зря. По крйней мере сейчс мог бы изобрзить происшествие кк попытку случйно вырввшегося зложник звлдеть оружием.

Но зчем я тогд тщил оглушенного бндит чуть не через все судно н грузовую площдку? Я испуглся оствться в освещенном коридоре, боялся, что он придет в себя, поднимет шум.

Чего ж не пристукнул сильнее?

Стршно. Я никогд человек пльцем не трогл, тут вдруг убить! Я и в первый-то рз еле сил нбрлся его удрить...

Вот это хорошо! Потому-то он и жив остлся. Это похоже н првду, это подтверждется действием. Мне глвное, чтобы они не связли предыдущие пять случев с этой неудвшейся попыткой. Те мертвецы не мои, о них я дже не зню! Я лежл себе н койке, ковырялся в змке нручников, пок он вдруг, бц, не открылся, кк он открылся, я нчл о побеге мечтть, хотел пистолет добыть, потом шлюпку спустить и до берег добрться... Теперь продумть детли: кк выбрлся, кк н плубу поднялся. Глвное, чтобы з всеми моими действиями стоял не плн, случйность. Случйно нручники рсстегнулись, непонятно кк в иллюминтор пролез. См не пойму, кк умудрился н плубу подняться. Не инче без сознния был! Не упомню, с ккой веревки спортивный костюм снял...

- Шгй, - скомндовл все тот же голос. Это пожлуйст. Это я с удовольствием. Только кк вы меня поведете? Тк же: одно дуло в спину, другое в живот? Пятиться будете? Или с боков в клещи возьмете? Тогд у меня появляется ндежд.

Чихнуть для ргументции движения (н чих они, ндеюсь, стрелять не будут), резко упсть н спину и удрить по рукм, удерживющим оружие, ногми... Нверное, все же пристрелят, но могут и не успеть. Ах д, еще тот, з прожектором. Похоже, придется сигть в воду. Ну что, попробуем?

- Ой, мужики, секунду. А---... - нчл я свой смертельно опсный чих.

- Кончй гримсничть!

- Сейчс, мужики, сейчс. Что-то в нос попло. А--! Чихнуть я не успел. А успел увидеть мелькнувший в свете прожектор чужой, летящий мне в висок, кулк. "Левш", - успел отметить я и отключился.

В той темноте мне было блженно. Не ндо было никого убивть, не ндо было ни от кого спсться. В той темноте я был свободен. Глз я открыл уже в кюте, вернее, не в кюте, в кком-то подсобном, вроде склд, помещении. В нем не было иллюминтор, не было ничего, нпоминющего мебель, - только несколько стеллжей-полок и зрешечення лмп под потолком. Руки и ноги у меня были связны, см я лежл н метллическом полу.

- Очухлся, - скзл уже знкомый мне голос.

Я догдывлся, что нхожусь в клдовой не один. Вряд ли меня до приход в сознние оствили бы без присмотр. Демонстртивно зстонв и одновременно шевельнувшись, я, не до конц открывя глз, скосился в сторону. Три человек. Один с втомтом нперевес. Другой возле двери. Третий стоит ко мне спиной. Что-то нехорошее, что-то зловещее почудилось мне в этой третьей фигуре, словно потусторонним холодком дохнуло н лицо. Но вдвться в подробности я не стл. Не до лирики. Дже если это окжется см Джек Потрошитель, что с того? Изменить что-либо я не могу. Если Потрошитель, знчит, выпотрошит, если Фрнкенштейн, знчит, оживит. Это не суть вжно. Жизнь я уже проигрл. Глвное, кк вместе с этой жизнью унести в тртрры Тйну.

Все-тки меня поймли з руку, и, кк бы ни были тупы бндиты, они могут нчть сопоствлять фкты. Отсюд моя здч - зпутть их, поствить кк можно более глухую, скрывющую првду дымовую звесу лжи. Зсыпть безудержным словоизвержением проклюнувшуюся ненроком истину. Ткой будет моя тктик. Рскисть, плкть, кяться, врть нпроплую, снов кяться и снов врть. До бесконечности. Я им ткую словесную дизентерию устрою, что см черт не рсхлебет.

Теперь повторить новую легенду. Подтвердить кждый ее пункт фктическим мтерилом. Это я смогу. Любой фкт - плк о двух концх: кким хочешь, тким и поворчивй.

Нчнем с смого нчл...

Продолжя лежть неподвижно, я н смом деле рботл н пределе своих возможностей. В считнные минуты я выстривл кркс легенды и н него, кк н скелет, нлеплял события последних дней. В нормльных условиях ткя рбот потребовл бы недели. Мне нельзя было упустить ни единой мелочи. Я должен был быть очень убедительным.

Кют...

Нручники...

Иллюминтор...

Я не догдывлся, что вся моя титническя рбот - лишь пустое времяпрепровождение игрющего в мудрец идиот. Что ровно через минуту столь тщтельно собрння легенд рссыплется н микроскопические кусочки, словно сброшенный с крыши небоскреб глиняный горшок.

Я суетился, не в силх понять всю глубину постигшей меня ктстрофы. Мои слов были никому не нужны. Меня никто не собирлся слушть. Смое мудрое, что я мог сделть, - это отдохнуть перед последним броском в ледяную воду рельности. Рсслбиться, подумть о вечном. А я изводил себя нпрсными ндеждми. Строил плны!

Остновись, чудк! Тебе уже ничто не поможет. Твоя игр сделн. Время подбивть ббки! И то, что должно было случиться, - случилось.

Тот, стоящий между бндитми человек, обернулся. Кто бы мог з тким простейшим физическим действием предполгть ткие рзрушительные для меня последствия. Кзлось, я н полном скку ткнулся головой в бетонную стенку. Только что видел горизонт, дорожки, скчущих рядом соперников, препятствия, которые мне предстояло брть перспективы - и вдруг, хлоп, не вижу ничего, кроме издохшей кобылы, собственной вдребезги рзбитой бшки и неодолимой безндежности монолитного бетон. Н мгновение я дже утртил контроль нд мышцми лиц. Моя челюсть приотвлилсь, и глз вылезли из орбит. Хорош был, нверное, моя физиономия в этот момент! Недвно упорядоченные, кк птроны в пулеметной ленте, мысли мгновенно рзбежлись врссыпную подобно неожиднно освещенным яркой лмпой тркнм. Генильные нрботки, соствлявшие костяк легенды, превртились в прх. Все рнее происшедшее предствилось глупым, бессмысленным и нивным. Кк детскя боязнь купния в внной новобрнцу, призвнному служить три год н подводной лодке.

Окзывется, ничего не было нужно. Вообще ничего! Ни в трюме, безропотно подствлять другую щеку, когд бндиты съездили по одной. Ни под себя ходить (вот ведь до чего доктился по глупости). Ни об иллюминтор шкуру обдирть. Ни бндитов, беря лишний грех н душу, по одному двить. Ни-че-го! Я проигрл изнчльно! Сев з пртию, я умудрился не сделть ни одного првильного ход. Я мечтл о победе, думл, что в кпусту крошу противник, н смом деле игрл в поддвки. То есть я-то в поддвки, он по нормльным првилм и в полную силу. Тк выигрть невозможно: я подствляюсь - он рубит, я снов подствлюсь - он опять рубит. Уже и фигур н доске нет, я все считю, что до триумф остлось всего дв ход!

Короче, слепец, но еще и дурк безндежный. Ничего не вижу, если вижу - не понимю, если понимю, то непрвильно истолковывю.

Я посмотрел н человек, лишившего меня не только будущего, но и прошлого! Это был он!

- Д. Это я, - очень просто скзл человек.

Это был местный Резидент! Это не мог быть Резидент! Это невозможно! Это противоречило смой логике и здрвому смыслу.

Но это был он!

Он!!

Но кк, кким обрзом они умудрились меня нйти? Кк вычислили мое местоположение? Кк договорились с бндитми, угнвшими смолет, о доступе н корбль? Зплтили? Пообещли помощь? Выступили в кчестве прлментеров-посредников? Я нчинл приходить в себя, нчинл мыслить. Вылмывя мозги, я искл ответы н вопросы, которые рньше мне дже не приходило в голову здвть.

Где я допустил прокол? Возле смолет "хвост" не было! Голову н отсечение дю. Д и если бы они вычислили меня до посдки, то до нее бы и повязли! Может быть, ншли список зложников, соствленный милицией? Ерунд! По фмилии меня опознть невозможно: у меня новя фмилия, новое имя и новые, ни рзу не использовнные до этого, документы.

По фотопортрету? Но бндиты нс не фотогрфировли. К тому же лицо у меня иное, более похожее н фото в пспорте, чем н прежний облик. Нет, не сходится. Никк не сходится!

Может, среди угонщиков случйно зтеслся их человек, который меня кким-то обрзом узнл?

И тут меня, уже нповл убитого, убили еще рз.

- А никкого угон и не было, - ответил Резидент н незднный вопрос. - И зложников не было. Это нш смолет.

* * *

О готовящейся ревизии Резидент знл зрнее. Человек из Центр предупредил его з шестндцть дней. Ревизоры еще только пковли чемодны и получли комндировочные, он уже знл, кк нейтрлизовть их деятельность. При этом облик спецбригды ему был безынтересен. Он не рссмтривл их фотогрфий, не читл ориентировок с укзнием рост, вес, цвет, особых примет. Он не интересовлся дже их численным соством.

Человек сообщил цель и сроки выезд. Этого было довольно. Ревизоров не ндо было вычислять, не ндо было опознвть в толпе прибывющих в город комндировнных, достточно было знть о их прибытии. Они сми, по собственной воле, выйдут н ловц, выкжут себя своим поведением и повышенным интересом к определенного род объектм.

Ревизия, о которой известно, теряет свой смысл. Резидент хорошо подготовился к проверке. В убыстренном темпе он звершил все, ккие могли его хоть кк-то скомпрометировть, оперции, притормозил нчло других. Он создл искусственный вкуум в делх, не уклдывющихся в должностные обязнности. Все лишние люди были отпрвлены во внеочередные отпуск до особого рспоряжения. Н мест его обычного пребывния было нложено вето - никто ни под кким видом не мог в них покзться в объявленный период. Н крйний случй были отрботны врийные кнлы связи.

В облегчение рботы себе, зодно и ревизорм в доме нпротив его штб-квртиры был освобожден жилплощдь. Н одного ответственного квртиросъемщик вдруг свлилсь неожидння рдость - ншелся чудк, который соглсился его двухкомнтную поменять н свою двухкомнтную же, но полнометржную в более близком от центр рйоне. То есть внчле, конечно, было объявление, рсклеенное н ближйших подъездх, но потом из всех предложенных квртир он почему-то выбрл именно его. Плнировк ему, видите ли, понрвилсь. Ну не чудк ли? Для убыстрения рзъезд он дже мшину умудрился нйти. Просто скзочно повезло...

Однко торопившийся с обменом новый хозяин в квртиру срзу не въехл, , предполгя кпитльный ремонт, до времени сдл ее случйным жильцм. Был он привередлив - одним, предлгвшим хорошую цену, откзл, откзл другим, вот третьих пустил.

Очень уж они походили н ревизоров. Зчем же откзывть тем, рди кого и был зтеян вся эт возня с рзменми. Ревизоры зступили н пост. Резидент стл вести обрзцовый обрз жизни.

Игр нчлсь.

Въедливый "топтун"-охрнник, честно с утр до вечер обивющий тротуры определенных улиц и просиживющий штны в случйных кфешкх и скверх, ничего подозрительного не зметил, потому что ничего подозрительного и не было. З ревизорми никто не следил. А зчем? Ревизоры делли угодное прежде всего ревизуемым дело: фиксировли полезную, выствляющую их в смом выгодном свете информцию. Стоило ли им мешть? Хитрые мшинки писли рзговоры исключительно н бытовые и официльно-производственные темы. Сверхдорогя зписывющя пленк тртилсь впустую. Хронометрж ежедневных мршрутов Резидент тоже ничего не мог дть.

Он ходил строго туд, куд и нсколько нужно. От случйных дурков и непредвиденных происшествий ревизоров охрнял бригд из трех человек, неделю нзд по случю ннятых жэком для ремонт изношенной бойлерной. Жэку тоже очень повезло - полня бригд со своим инструментом и з ткую божескую цену! Вообще в последнее время вокруг этого дом многим везло. Резидент перестрховывлся, он не мог допустить прокол из-з ккой-нибудь досдной, вроде нхльного квртирного грбителя, случйности. Сорвння ревизия втомтически влекл з собой другую, контрольную. А в том, что его предупредят второй рз, Резидент уверен не был. Мло беспокоил Резидент и фигур Контролер. Что он мог выявить? Добросовестную рботу ревизоров и охрнник? Дело идет глдко, слежк не обнружен, происшествий нет. Все о'кей. О чем и доложено по инстнции. Проверяемым дже не ндо было знть его в лицо. Зчем? Если он хочет оствться невидимым, пусть будет! Вжен не он - вжны возложенные н него функции. Приехл, подтвердил чистоплотность рботы бригды и уехл к себе обртно строчить отчет. Для этого-то, для отчет, он и был нужен. Без его официльного подтверждения результты проверки могут подвергнуть сомнению. Чем добросовестнее он будет рботть, тем ндежнее подтвердит подсунутую ревизорм легенду, тем в большей степени н руку сыгрет проверяемым. Тк и крутилсь эт крусель - ревизоры писли дезу, охрнник охрнял их от несуществующей слежки, Контролер собственноручно нписнным отчетом зверял результт их рбот.

Все было прекрсно до тех пор, пок вдруг, после успешного звершения всех рбот, ревизоры не вернулись в уже покинутую квртиру. Это было вопреки всем првилм подобных оперций. Это было ЧП! С этого мгновения весь тщтельно продумнный и многокртно обсчитнный плн зговорщиков стл рссыпться н отдельные, плохо стыкующиеся друг с другом чсти.

Не лежл к тому у Резидент душ, но пришлось объявлять спешную мобилизцию и все нличные силы вплоть до последнего гентик-курьер брость в бой. Кждую минуту, кждый шг ревизорской бригды псли несколько пр глз.

Нверное, это был смый серьезный просчет подследственных. Они выкзли свое присутствие. Но что было делть? Им ни в коем случе нельзя было допустить конткт ревизоров с Контролером. Он единственный мог дть прикз о продлении оперции, но лишь в случе чрезвычйных обстоятельств. Прикз он дл. Знчит, он выцепил ккую-то тревожную информцию. Соединение его подозрений с техническими возможностями ревизоров могло дть очень взрывоопсную смесь. Догдки не должны были получить объективных подтверждений! Любой ценой! Тогд кто поверит Контролеру? Домыслы без докзтельств - пшик, пустое сотрясение воздух. Пок он бьется с конторскими бюрокртми, докзывя свою првоту, пок, нстивя н проверке, пишет рпорты, можно свернуть рботу и рссыпть по звеньям не одну, десятки тких цепочек. Ни одн смя проництельня комиссия, дже если он ее добьется, не подтвердит его подозрений. Это если он будет, что сомнительно. Мксимум, чего он сможет добиться, не влдея дополнительной информцией, - списния перерсход, вызвнного продлением ревизии н двое суток, по сттье "непредвиденные трты". Тоже хлеб, все-тки не из своего крмн плтить. Нет встречи - нет докзтельств - нет комиссии. Но встреч состоялсь, и, кк подозревл Резидент, не без посредств угннного охрнником "узик". Не зря же он чуть не полсуток выписывл кренделя по городским улицм.

Слежк ничего не зметил, но это лишь докзывло успех противной стороны.

Резидент, несмотря н протесты измученных двухсуточной облвой сыскрей, нстоял н повльной проверке всего мршрут следовния ревизорского "УАЗ". Осмотреть все: тротуры, окн, подворотни, откуд можно выстрелить сообщение, кнлизционные и кбельные колодцы, не пропускя ни метр. Несколько бригд, змскироввшись под дорожные, врийные, гзовые службы, прочесли город. Через четырндцть чсов н одном из люков ншли ободок из уп-лотнительной резины. Резидент вызвл инженеров, обычно помогвших решть вопросы технического обеспечения. Они провели электронную контрслежку, ощупв своими чувствительными приборми кждый квдртный дециметр укзнных им территорий. Когд они обнружили микрофоны н окне и в мшине, было уже поздно. Восстновив в пмяти ( пмять у него был профессионльня) все, до последнего слов и вдох, рзговоры, проведенные во всех прослушивемых помещениях з последние двдцть чсов, Резидент понял, что Контролер дознлся до глвного - до человек в Центре.

Ситуция достигл критического уровня. Упущенный человек, о котором не было известно решительно ничего, облдл, кроме личных подозрений, смертельно опсными для дел докзтельствми. З несколько чсов он превртился из' досдной помехи в угрожющее ктстрофой явление. Не взять его в ближйшие чсы знчило проигрть все.

Здч был ховя: словить человек, не зня ни его фмилии, ни имени, ни внешнего облик, ни его местонхождения, ни дже пол и возрст. Абсолютня згдк. Н основнии полного "ничего" искть того, кого не знешь! Кк в скзке: "пойди туд, не зню куд, принеси то, не зню, что". Но это скзочное "не зню что" хоть не убегло, Контролер, если не дурк ( ккой он дурк, когд провернул ткую контригру), должен был улепетывть из этого милого городишки во все ноги, еще и рукми помогл, потому что более опсного мест н земле для него быть не могло. В жерле просыпющегося вулкн безопснее.

Снов и снов Резидент ломл голову нд нерзрешимой здчей - кк вычислить в полумиллионном городе человек, не влдея ни единым прметром, необходимым для его опознния? Можно нйти ответ в мтемтическом урвнении

с двумя неизвестными, с тремя, но со всеми? Неизвестн его легенд, неизвестен его облик, непонятно, кким обрзом он проник в город и кк собирется уходить. Нет ни одного человек, с которым он в ближйшем обозримом будущем должен иметь встречу. Пустот внутри безвоздушного прострнств! Безндег. Нельзя проверить биогрфии всех жителей и гостей город! Открыть трист тысяч, если не считть кормящих мтерей, детей и лежщих при смерти стриков, опертивных дел? По три дня н кждое, сколько это получется? Две с половиной тысячи лет? Многовто! Конечно, можно было попытться рсспросить ревизоров, но что бы они скзли? Резидент прекрсно понимл, что, зтевя ткую игру, Контролер не стнет демонстрировть свою физиономию по любому поводу. Ну выяснится, что он не женщин, мужчин неопределенного, от двдцти до пятидесяти лет, возрст. Что среднего рост, не одноногий, не однорукий. Прекрсно. Количество дел снизится в три рз, и тогд н повльную проверку потребуется всего восемьсот лет вместо двух с половиной тысяч нчльных. Серьезный выигрыш!

Резидент попытлся объяснить сообщникм свои выводы. Докзть бессмысленность действий, нпрвленных против ревизоров. Зчем поднимть лишний шум? Зчем Привлекть внимние, нрывться н новую, более серьезную проверку? Его не послушли. Не одн его голов свлится н плху, не по одной его шее должен будет хряпнуть крющий топор в случе утечки компрометирующей информции. Когд в доме пожр - пригодны любые способы его тушения. Бригду догнли, но, кк и предполгл Резидент, ничего путного из этого не вышло. Ревизоры окзлись прни не промх. В прямом смысле слов. При попытке зхвт они положили чуть не полвзвод боевиков-любителей.

Они не вылезли из "узик" при виде милицейской мшины и гишник, мшущего им жезлом, кк предполгл нспех рзрботнный плн. Они умели видеть больше, чем обыкновенные водители. Они умели делть выводы.

- Приготовьтесь. Это не милиция, - предупредил охрнник, изобрзив н лице виновто-покорное выржение.

- Вши документы, - зорл издлек липовый птрульный, подбегя нвстречу "узику". Зчем ему суетиться, зчем орть, если он предствитель влсти? Стой себе спокойно и жди, когд к тебе н цирлх попрыгет очередной нрушитель. И почему у гишник мшин ПМГ? Это рзные ведомств. Неувязочк. Сзди притормозили, остновились три, одн з другой, легковушки.

Стрнно: им никто этого не прикзывл. Жезлом не мхл. Или здесь ткие дисциплинировнные водители, что сми нпршивются н проверку документов и еще слезно просят пробить дырку з позвчершнее нрушение. Из втомобиля, стоящего рядом с птрульным, вылез второй милиционер, потщил из крмн пистолет. Это уже вовсе знятно. Интересно, почему из крмн, не из кобуры? И почему "ТТ"? Этот пистолет двным-двно снят с вооружения. Или это не милиционеры, летчики-истребители времен Второй мировой войны, совершившие вынужденную посдку? Но тогд при чем здесь бляхи н груди?

- Зсд, - спокойно скзл охрнник-водитель одними губми и вытщил оружие.

- Комндир, ты чего? У нс все в порядке! - рдостно зкричл он, открывя нвстречу идущему дверцу.

Одновременно он переключил скорость н зднюю. Милиционер подошел и рстерянно змер - он не знл, что делть дльше. Он должен был только остновить мшину и вымнить пссжиров нружу.

- Вот путевочк, вот прв, - дружелюбно нчл трторить водитель, высунувшись из кбины.

Он предствлял идельную, кк н стене в тире, мишень.

Слепцу не промхнуться! И второй милиционер не выдержл.

- Вот техпспорт. Вот. Смотри, - почти к смым глзм гишник поднес листки бумги охрнник.

У вствшей сзди мшины щелкнули змки дверей.

- Все в порядке? Комндир? - и, увидев нпрвленный пистолет, неожиднным удром в плечо толкнул гишник в сторону, под удривший выстрел. Пуля вошл милиционеру в позвоночник, чуть ниже лопток. Он тк и умер, ничего не поняв. Другой рукой, не здиря пистолет, от живот, охрнник сделл дв выстрел - в неудчливого стрелк и сидящего н своем месте водителя.

Боевики из сзди стоящей мшины поствили н сфльт ноги.

- А ты говорил, не в порядке. А ты не верил! - злобно скзл охрнник, вжимясь в сиденье и одновременно вдвливя в пол педль гз.

"Узик", стремительно нбиря скорость, осживл нзд. Боевики тк и остлись стоять нполовину н улице, когд бмпер "УАЗ" врезлся в передок "Волги", столкнув мшину н несколько метров в сторону, откуд он приехл.

Не успевшие сделть ни одного выстрел боевики ктлись по сфльту, хвтя рукми сломнные ребр и ноги. А ведь их предупреждли! Сколько рз в детстве говорили в трнспорте: "Вы или выходите, или оствйтесь! Зстревть в дверях опсно - можно рсшибиться!"

Рзвернувшись и проезжя мимо, охрнник двумя контрольными выстрелми нейтрлизовл приходящих в себя и пытющихся вытщить оружие рненых бндитов. Он спешил достть вторую мшину, пок нходящиеся тм не очухлись.

Его плн удлся нполовину: троих стремящихся вылезти из втомобиля противников он уничтожил, истртив ровно три птрон. "Одн пуля - один труп, учили его н курсх специльной подготовки. - У вс не тк много птронов, чтобы рзбрсывть их понпрсну". Он был хорошим учеником и хорошо усвивл уроки. Дв других пссжир мшины успели выскочить и открыли беспорядочную, но очень интенсивную стрельбу. Н этих ушло четыре птрон, но и они успели рзнести передок "УАЗ" чуть не в клочья. Теперь это был не мшин метллолом.

- Н выход! - скомндовл охрнник. - К лесу. Я последний!

Он оберегл, не позволяя ввязывться в бой, вверенных ему ревизоров. Он не был героем - он соблюдл должностные инструкции.

Технри не спешили выбрться - у них тоже был инструкция. Своя. Они спешно зпускли смоликвидторы. В эти мгновения они думли не о смерти, о все тех же пенсиях, ндбвкх, квртирх. Они знли, что, если случится утечк информции, никких из перечисленных блг их семьи не получт. О смерти они не думли. Они понимли, что все кончено. Они знли првил игры. В третьей мшине окзлись профессионлы. Н две принятые в грудь и в голову пули они ответили одной, возврщенной в цель. Бегущий впереди технрь, вскрикнув, упл н землю и уже не поднялся. Второй, пытясь ему помочь, был рнен в бедро и руку. От втомобиля длинными очередями стучл втомт. Охрнник, оглядевшись, оценил обстновку и потянул из крмн грнту. Он твердо знл свои обязнности.

Он успел звлить еще одного противник, прежде чем, увидев новую подъехвшую мшину, выдернул из грнты чеку. Ревизорскя бригд смоликвидировлсь в полном объеме: снчл ппртур, потом обслуживющие ее люди. И все же охрннику не повезло. Он допустил серьезный брк. Он не хотел стрелять в знкомые лиц. Он доверился грнте, не пистолету, позволявшему проконтролировть свою рботу, и один из обреченных остлся жив. Тяжелорненого технря попытлись вернуть с того свет с помощью спешно вызвнной ренимционной бригды. Но он, понимя, чем это будет чревто, только плевл кровью в лиц врчей и. рвл из вен трубки. Он умер и лишнего слов, кроме Мтерных проклятий, не скзл. Дурцкя оперция не принесл ничего, кроме трупов, позор и шум. Дело с немлым трудом змяли: изобрзили дорожную врию, столкнув "узик" с идущим н полной .скорости "КрАЗом"-бензовозом. Ткой фейерверк устроили, что, кроме горстки пепл, ничего нйти было нельзя. Еще дв дня силми бесполезных в деле легкорненых собирли отстрелянные птроны и гильзы.

"Узик" рсктли, дело змяли, но к решению проблемы не приблизились ни н йоту. Контролер тк и остлся н свободе, тк и остлся невидимкой. Единственный результт всего этого тррм рботл н него - силы, н которые мог опирться Резидент, з счет убитых и рненых уменьшились чуть не н пятндцть человек. И это когд кждый человек н счету, когд предстояло перекрывть все въезды-выезды из город!

Резидент, не желя никого видеть и выслушивть столь же идиотские, кк и зхвт ревизоров, плны, зперся в своем кбинете. Он понимл, что был единственным человеком, способным противостоять Контролеру. Среди всей этой мелко- и крупномфиозной швли он один был профессионлом. Один. Другим Контролер. У них был одн школ, одни учителя, одинковый стиль мышления, они игрли по единым, известным только им првилм. Они были похожи, кк близнецы, только жизнь рзвел их по противоположным знкм: одного - в плюс, другого - в минус. Только он мог понять ходы противник, попытться отыскть в его обороне уязвимое место. Помощников у него не было и быть не могло. В принципе все прочие люди мыслили инче, не обязтельно хуже, но инче. Они никогд не смогли бы понять логики поступков людей, подобных Резиденту и Контролеру.

Тк же, кк не смогли понять поступок подорввших себя грнтой ревизоров. Зчем, если можно было еще бороться, отстреливться, нконец, торговться? Они искли в звисимости от своего интеллект и воспитния корыстные или героические мотивы и тем згоняли себя в тупик. Ни выгод, ни ромнтизм не могли двигть ими. Ими руководил зтверженный, усвоенный н уровне рефлексов уств и рсчетливый, н грни цинизм, релизм. Если прямой, ниболее рционльный способ решения проблемы требовл лишить ккого-либо человек жизни - он умирл. Если требовл смоубийств смого гент - тот, не здумывясь, кончл с собой, кк это сделли ревизоры. Это не было ни ужсно, ни печлено это было выгодно Делу. Это было смое простое и действенное и потому предпочтительное из всех прочих решение. Тк мыслил Резидент, тк мыслил Контролер. В этом особом стиле мышления и следовло искть точки соприкосновения. Искть выход.

Резидент поствил себя н место Контролер. Что бы сделл в его положении он? Вернее, что бы он не мог не сделть? Он бы не мог покинуть поле боя, не подобрв хвосты! Он должен мксимльно чисто убрть после себя территорию. Куд тм лондонскому дворнику, с него з пропущенную соринку не спросят, со спецов, случись ткое, голову снимут вместе с погонми. Это знчит, что хотя бы один рз Контролер объявится возле объект. Он попробует изъять приемники, промежуточные передтчики, снять микрофоны. Дже после смоликвидции они предствляют улику. В крйнем случе он попытется узнть, стоят они еще н месте или нет, понять, нсколько близко к нему подобрлись преследовтели. Конечно, он их не изымет и не снимет. Он очень осторожен и нверняк учует слежку з версту. Но придет. В этом Резидент был уверен.

Это рефлекс. Это не объяснимя логикой тяг, ведущя преступник н место совершенного им преступления. Кк лис, уходящя от погони, метет свой путь хвостом, тк и он будет стрться уничтожить ведущие к нему следы-улики. Не сегодня, тк звтр он пройдет здесь. Его не ндо искть, его ндо просто ждть.

Но кк среди многих прошедших по улице прохожих нйти одного-единственного неизвестного человек? Кк узнть среди тысяч текущих мимо лиц одно, которое к тому же совершенно неизвестно?

Безндежное, бессмысленное знятие. Отловить и допросить все эти тысячи? Утопия. Потянуть з кждым "хвост" слежки? Тысячи "хвостов"? Дже если з одним человеком пустить одного шпик - тких сил не нберешь.

Но должен же быть выход! Не бесплотный же дух Контролер. Не невидимк же в смом деле. Должен же он, пройдя здесь, оствить хоть ккой-то смый млый след.

След!

Оствить след...

Следы...

Резидент снов и снов проговривл зцепившее его слово, вертел его и тк и эдк, пробовл н вкус. След. Что-то было в нем очень тревожное, приближющее к решению проблемы. След в жизни. След з горизонт. След, оствленный н земле.

Ну, конечно, следы! Человек ходит по почве, по земле ногми! Он не птиц, он не умеет летть, ему нужн опор, в нее впечтывет он кблуки. "Топ-топ, топет млыш". Кк в песне. Идущий человек всегд оствляет следы! Это неизбежность, которую не нучились избегть дже спецы...

Ноги.

Вот оно, решение!

Резидент вызвл физик. Физик использовлся редко. Он двл ткие советы, ккие никто, кроме него, дть не мог. Резидент ценил узких специлистов. Иногд они были незменимы. Иногд они были ценнее целой роты боевиков. Он ценил их и потому прикрмливл. Не очень жирно, но методически. Физик рботл зведующим кфедрой в местном техническом университете. Когд-то ему срочно пондобились деньги, и он попл н крючок. С тех пор он время от времени подрбтывл в неизвестной ему оргнизции, выполняя не всегд понятную ему рботу. Он подозревл, что рботет "н безопсность". Ему тк было удобнее.

- Что произойдет, если улицу полить рствором рдиоктивной жидкости? спросил Резидент.

- Полгород схвтит дозы.

- Это второстепенно. А можно ли будет читть следы ушедшего человек?

- Если концентрция будет достточной.

- Посчитйте нсыщенность рствор и подготовьте двдцть приборов, способных принимть сигнлы с рсстояния до двух метров. Сколько н это потребуется времени?

- Неделя, - ответил физик.

- Пять чсов! - объявил Резидент. - З кждую сэкономленную минуту вы получите один процент от общей суммы, з кждую просроченную минуту мы снимем полтор процент.

- Это невозможно!

- Это возможно. Н этом листе нпишите все, что вм нужно...

Приборы были готовы через четыре с половиной чс. Это стоило Резиденту трети резервного фонд. Но это стоило того!

Поперек всех улиц и переулков, по всем мостовым и тротурм, где мог пройти Контролер, был рзбрызгн рдиоктивный рствор. Ширин фонящих полос был выбрн тким обрзом, чтобы дже очень широко шгющий человек ступил н нее двжды. То есть чтобы зпчкнными окзлись обе подошвы обуви.

Рдиция не имел ни цвет, ни зпх, он не был рзличим для человек, не имеющего специльного прибор. Он никого не могл нсторожить или нпугть. Рдиция не нпоминл клей, грязь или липучку вроде репейник, но он нмертво прилипл к обуви. И, ступив н нее рз, человек тщил ее дльше, куд бы ни шел. Тысячи невидимых всем, невидимых Резиденту следов рсползлись по городу во все стороны. Где-то н остновкх и перекресткх они кучковлись, обрзуя пищщие рдиоктивные лужи, где-то рсходились по одному. Кждый человек, в тот день ступивший н меченый сфльт, нес легко читемую информцию об избрнном им мршруте. Их были тысячи, меченных невидимой меткой прохожих. Много, но уже не первончльные трист тысяч! Это был уже совсем другя цифр. С ней можно было рботть. Можно было ндеяться н ккой-то результт. Конечно, внешние шпики, охрнявшие Зону, его не узнли. Они не могли его узнть, потому что не предствляли, кого искть, но это было уже невжно. Хотел того Контролер или нет, он, переступив невидимую контрольно-следовую полосу, дл нчло следу, который неизбежно должен был вывести к нему. Он см, своими собственными ногми вырисовывл стрелку, укзыввшую его путь! Невидимк лишился своего глвного преимуществ - невидимости!

Дльнейшее было делом техники.

Н подходх к вокзлм, эропортм, н перекресткх мгистрльных дорог, н остновкх встли "слухчи". Молодые симптичные прни тщили в рукх нд смой землей спортивные сумки и "дипломты", н поясх у них болтлись плейеры, в ушх торчли нушники. Они не привлекли ничьего внимния. Нормльные прни. Ходят или стоят н месте, кого-то поджидя, блдеют, слушя только им известную музыку. Ничего необычного. Необычное было в "дипломтх" и сумкх чувствительные, нстроенные н нужную волну счетчики Гейгер. К ним через нерботющие плейеры тянулись провод нушников. И слушли прни не очередную модную попсу, хотя и притнцовывли ногми в ткт незвучвшей мелодии, слушли чужие следы. И кк только в нушникх рздвлись щелчки при приближении ккого-нибудь прохожего, они двли условный знк, и вдогонку тому прохожему, отделившись от недлекой веселой компнии или выйдя из ближйшего мгзин, шел опытный "топтун".

Тк из огромного высеивлось млое. Множество людей, испчкв рдицией подошвы, рзошлись по делм. Тысячи - по рботм и мгзинм, сотни - по домм, десятки отбыли з пределы город. Всего-то десятки.

Если быть совершенно точным - девяносто шесть Человек!

И среди них был Контролер. Резидент рссчитл првильно. Контролер не мог здерживться, ему нужно было кк можно быстрее покинуть смертельно опсный город, и, знчит, он не мог миновть контролируемых "слухчми" трнспортных рзвязок. Резидент ждл результтов. Вся информция через телефонную, рдио- и курьерскую связь стягивлсь в его кбинет. Пять диспетчеров, не отводя от столов взглядов, не отрывя от ушей рсклившихся трубок, вели черновую выбрковку поступющих сообщений, отбрсывли явную шелуху, уточняли подробности, в конспективной форме переносили услышнное н бумгу, ствили в звисимости от степени интерес возле кждого пункт один, дв или три восклицтельных знк. А если сомневлись - вопрос. Зм. Резидент нлизировл уже предврительно просеянную информцию, сводил листы воедино и подвл н стол шефу. Решение должен был принимть он. И все рвно, несмотря н предврительное высеивние и обрботку, выходящие объемы были огромными. Уследить з динмикой событий было почти невозможно.

- Номер семь. Блондин. Выше среднего, тридцти-сорок лет. Глз крие. Шрм. Фмилия выясняется. Купил билет до Москвы. Возврщется в город...

- Номер восемьдесят четыре. Штен. По пспорту Степнов Семен Ивнович...

- Номер пятьдесят три и номер одинндцть. Встретились с группой людей...

- Номер... номер... номер...

Из девяност шести нпрвленных из город следов треть в силу возрст, комплекции и внешнего облик их хозяев и тому подобных объективных обстоятельств отпл срзу. Еще треть подозревемых удлось проверить н месте, идентифицируя их через родственников, место рботы и другие внушющие доверие кнлы. Остлось около тридцти попдющих под подозрение объектов.

И все же Резидент допустил ошибку - опсясь, рспорядился в первую очередь проверить эропорт, поезд дльнего следовния, межоблстные втобусы и мгистрльные дороги. Он пытлся зхлопнуть кнлы, по которым беглец мог уйти рзом и длеко. Но, словно что-то почуявший, Контролер не воспользовлся быстрым трнспортом, предпочтя медленную, но верную скорость черепхи мгновенному, но опсному скчку гзели. Кто мог предположить, что, стремясь возможно поспешнее покинуть подконтрольную Резиденту зону, он стнет збирться в нее еще глубже?

До местного здрипнного и згженного втовокзл "слухчи" добрлись в последнюю очередь. Не столько в ндежде н результт, сколько для очистки совести туд послли снятого с основного нпрвления человек.

- Быстро смотйся туд и обртно. Н все - чс! В это время все прочие лихордочно рзрбтывли двендцть ниболее перспективных, кк им тогд предствлялось, следов.

Но подозревемые отпдли один з другим. Сыскри тянули пустышки. Именно тогд тот, послнный нудчу дозиметрист, доложил о следе, обнруженном н плтформе местного знчения. Мло ли ккя приехвшя из деревни ббуля обежл мгзины, не поленилсь, добрлсь чуть не через весь город до подконтрольного рйон, испчкл подошвы стоптнных бот и, зтоврившись, отбыл обртно до своей любимой деревни. Были более перспективные учстки. Но по мере отбрковки следов Резидент все чще возврщлся мыслями к втовокзлу. Он зтребовл узнть рсписние движения всех втобусов и мест их стоянок возле плтформ. Сопоствив точки и время нхождения н плтформе грязных следов, он вычислил искомый втобус и конечный пункт его движения.

Туд, повинуясь ккому-то безотчетному подозрению, он послл человек с плейером. Тот должен был выходить и слушть кждую остновку. Скорое сообщение сыскря рвнуло бомбой - в той деревне, куд шел втобус, следы не повели ни к одному дому. Они долго топтлись по бзрной площди, зшли в мгзин, дощтый тулет и снов вернулись н остновку.

Пссжир местного втобус ехл в никуд! Длее следы обрывлись. Резидент обложился спрвочникми, кртми, рсписниями и быстро устновил, что через десять чсов после приезд в деревню искомого втобус с той же остновки уходил другой втобус, нпрвляющийся в соседнюю облсть.

Резидент спешно нпрвил несколько поисковых групп в неподведомственный ему облстной центр. Он был почти уверен, что нпл н след, но тем не менее рзрботку прочих нпрвлений не исключил: мло ли ккие бывют совпдения. Может быть, этот стрнный пссжир предпочел ткой окольный и долгий путь из сообржений экономии. Может, у него водитель втобус деверь, который н этом основнии взял его без билет. Может быть, он кревед, или психбольной, или эт деревня дорог ему кк пмять детств. К чему гдть? Ндо ждть сообщений. И сообщение поступило.

Поисковики, проверяя счетчикми вокзлы и эропорты, нткнулись н стукющий в уши след. Это был один-единственный след н целый город. Всего лишь один, тк нужный Резиденту след. Один, не несколько тысяч, кк было в нчле оперции.

"Слухчи" шли по нему, кк собки-ищейки по хорошо нтоптнной волчьей тропе. Они должны были нстигнуть Контролер через чс, через полчс, через минуту. Но они опять опоздли. Контролер успел переодеться. Счетчик Гейгер привел к мусорному бку. Сыскри ншли ккуртно зпковнную в бумгу фонящую обувь и одежду. След прервлся, но сомнений не оствлось: не нйдется ни одного здрвомыслящего человек, способного вдруг по ккой-то непонятной прихоти выбросить в мусор полный комплект еще вполне приличной одежды. Это мог быть только Контролер. Он был рядом, в нескольких метрх. Но он был все еще неизвестен.

Нверное, "дом", где все было схвчено. Резидент решился бы н облву: зкупорил входы и выходы эровокзл, отсеял подозрительных и тем или иным способом дознлся До првды. Но здесь был не его территория, и кк бы отнеслись оргны к зхвту среди бел дня целого вокзл, можно было только гдть. К тому же Контролер, почуяв нелдное, мог сбросить интересующую Резидент посылку или придумть еще ккую-нибудь гдость, до которых он, кк покзл опыт, был большой выдумщик. Нет, Контролер нужен был в комплекте с товром, желтельно зстигнутым врсплох и очень желтельно не в городе, где трудно контролировть ситуцию в целом и его действия в чстности.

Он нужен был н "необитемом острове", где, кричи не кричи, ему не смогли бы помочь ни случйно подвернувшиеся предствители оргнов првопорядк, ни доброхоты-прохожие, бросившиеся н призыв о помощи. Он нужен был тм, где подведомственные Резиденту люди могли контролировть ситуцию.

Резидент знл ткие мест, но он все еще не знл Контролер! И, знчит, чтобы не потерять единственного интересного хозяину гостя, тот должен был ззвть н вечеринку всю его компнию. Зхочет ли эт компния - вопрос второй.

Резидент определил следующую здчу - вычислить рейс, н котором может отбыть Контролер, и изолировть его до устновления личности вместе со всеми пссжирми, исключя детей и уж совсем немощных стриков. Первое было нетрудно: из не очень-то бойкого рсписния зшттного, оттертого н второй плн новым эровокзлом-гигнтом эропорт было ясно, что в ближйшие чсы ожидется только один рейс "кукурузник" местной викомпнии. Резидент догдывлся, что Контролер не зхочет лишнее время мячить н вокзле, что, следуя строй конспиртивной привычке, он пострется приехть ближе к отлету, в иделе чуть не к трпу. И еще он понял, что Контролер купит билет именно н этот, местный, совсем не совпдющий с истинным нпрвлением его движения рейс. Резидент нучился понимть преследуемую жертву, уловил логику его поступков он всегд выбирл очень дльнюю, окольную, но н смом деле очень прямую дорогу. Н его месте Резидент поступл бы точно тк же. В деле, которым они знимлись, прямо не всегд ознчло быстро.

Второй пункт прогрммы - изоляция нескольких десятков собирющихся лететь этим рейсом пссжиров - был много сложнее. Кк их изъять из нормльной жизни и при этом избежть протестов, скндлов, опсного сопротивления, вмештельств влстей? Кк нейтрлизовть родственников пропвших? Кк убрть случйных свидетелей? Кк трнспортировть их н тот смый остров?

Выход был простой и элегнтный - позволить пссжирм сесть в смолет, в который они сесть хотят! Тогд не ндо их зпугивть, тщить, отстреливться от встрянувшей милиции, отмзывться от свидетелей. Они придут туд, куд ндо, по собственной воле, собственными ногми. Они предъявят билеты, рссядутся по местм и в это мгновение будут изъяты вместе с смолетом. Товр принят соглсно описи, ндежно упковн и в полной целости и сохрнности едет, точнее летит, в пункт нзнчения. Дело з млым - з смолетом.

Резидент прикзл доствить ему пилот, подвизвшегося у местной мфии н левых полетх н левом же смолете в дльние стойбищ для обмен водки н мясо, шкуры и песцовый мех.

Пилот притщили через двдцть минут в состоянии жесточйшего лкогольного похмелья. Он еле двигл рукми, ногми и совсем не двигл языком. Он был в переходном от живого человек к трупу состоянии.

- Я дю чс н его попрвку, - прикзл Резидент, - делйте что хотите, хоть перелейте ему всю кровь, хоть жрьте н огне. Его дльнейшее здоровье меня не интересует. Мне он нужен только н один день. Через чс доложите результт. Если он умрет в процессе лечения, я с вс не спрошу. Если , он будет жив, но не сможет держть штурвл смолет, полетите вы. Все!

Через чс пилот, бледный кк смерть, слегк покчивясь н ногх, но в здрвом уме и пмяти стоял перед Резидентом.

- Этому - кофе и рюмку коньяк. Н сбор - четыре минуты.

В это время неизвестный, проникший н взлетное поле злоумышленник свинтил несколько очень вжных гек с мотор уже готового к полету "Ан". Диспетчер срочно вызвл бригду ремонтников. Рейс был отложен н десять чсов.

В это же время несколько мужчин з бешеные деньги перекупили у многодетной ммши, древней струшки и стрик посдочные билеты, проведя их кк положено: одни сдли - другие приобрели, через кссу. Свободных мест в смолете не оствлось.

З пять минут до отпрвки был проведен подмен пилотов. Вел переговоры, принимл мшину, зпршивл взлет один экипж, взлетл уже другой. Резидент хотел быть уверенным, что смолет полетит туд, куд нужно. Ему ндоели непредвиденные случйности.

Внешне все выглядело досдным недорзумением н летном поле: в нрушение инструкции, чего только не может случиться во второстепенном эропорту, возле уже згруженного пссжирми "Ан" проезжл бензозпрвщик. И бывет же ткое, зглох возле смой кбины, зслонив ее от диспетчерской. Пок водитель демонстртивно крутил ручку, пытясь зпустить зглохший мотор, дв притившихся в ближйшей лесопосдке снйпер двумя одновременными выстрелми сняли сидевших н своих местх пилотов. Никто ничего не зметил, только н стеклх кбины объявились две ккуртные, с недлеко рзбежвшимися в стороны трещинми, дырки. Под прикрытием бензовоз по специльным склдным приствным лестницм в кбину, предврительно продвив стекл, влезли дублеры. Тк они и летели дльше усиленным - двое живых, двое мертвых пилотов - экипжем. И все дльнейшие действия летчиков, их сопротивление и рзговоры с угонщикми были не более чем инсценировкой, зрнее выстроенной ктерской игрой. Их никто никуд не угонял!

Они летели сми.

Силы милиции, диспетчеров и вспомогтельного технического персонл эропорт, способные помешть релизции здумнного плн, в этот момент были отвлечены жестокой дркой, неожиднно возникшей в зднии вокзл.

Чуть не десяток человек с ножми и дже одним (впоследствии окзвшимся стртовым) пистолетом гонялись друг з другом по злм ожидния и служебным "Посторонним вход зпрещен!" - помещениям, грозя вргм и случйным зщитникм смыми стршными смертями. Кое-кк усмиренные, они рскисли, долго извинялись, вдвое зплтили з причиненный мтерильный ущерб и, в зключение, не без учстия персонл, рспили мировую, откзвшись писть друг н друг ккие-либо зявления. В общем-то, они окзлись неплохими ребятми.

З подробностями ужсной погони, з подсчетом изломнной мебели, выбитых стекол и ннесенных синяков никто не зметил другого, менее шумного события: похищения рейсового, бортовой номер 2119, смолет. См рзыгрнный перед и для пссжиров, до того многокртно отрепетировнный угон смолет прошел без сучк и здоринки. Згрузкой в условленном эропорту лжеинкссторов, у которых мешки были плотно нбиты не деньгми, стрыми гзетми, ргументировлсь причин угон. В просто зхвт Контролер вряд ли поверил бы. А здесь преступникм было во имя чего рисковть. Куш был солидный.

Обезвредив инкссторов, бндиты вынужденно вступили в единоборство с отчянными, не испугвшимися огнестрельного оружия пссжирми, впрочем, чуть не н треть ткими же зговорщикми, кк и они сми. Конечно, все можно было сделть тише, без "убийств" и кроввых дрк, но кто бы поверил в бескровный угон. Пок кровь не зструится, пок перед глзми случйных свидетелей не выскочит чужя жизнь из рзбитого тел, все происходящее будет кзться игрой понрошку. По-нстоящему впечтляет только смерть. Это слишком серьезно, чтобы быть мистификцией.

Кроме здч првдоподобия, Резидент, рсписывя сценрий угон, преследовл еще одну стртегическую цель - ему было вжно лишить людей воли к сопротивлению. Он не мог допустить импровизировнной, которя могл кончиться неизвестно чем, дрки и потому оргнизовл зпрогрммировнную. Он шел впереди событий. Он выпустил пр, который еще дже не угрожл котлу взрывом, но который в потенциле мог его вызвть.

Тот тк понрвившийся своим героическим поведением нефтяник отлично сыгрл свою роль. Неудивительно, ведь был он не нефтяник, профессионльный и вовсе не бездрный, но спившийся, постепенно опустившийся и впоследствии посженный н иглу ктер. Его привлекли, когд рзыгрывемя роль требовл ведения длительных дилогов и монологов, когд ндо было верить тому, что говоришь. Простые боевики н тких проклывлись уже после десятой минуты. Они довольно убедительно умели молчть, умели брость отдельные, вроде "Господ, обед подн", реплики, но терялись, когд монолог требовл импровизции или превышл две стрницы мшинописного текст. Для этого требовлся тлнт и опыт. И тем, и другим ктер облдл.

Роль ведущего з собой людей, окзывющего сопротивление похитителям нродных ценностей лидер он игрл с удовольствием. В этом было что-то эпическое, шекспировское: вместо сцены - прящий в небе смолет, мссовк вооруженные бндиты и испугнные Пссжиры, нтурж - деньги, нбитые в мешки, и плюс к тому его, почти премьерня, героическя роль.

Актер не здумывлся, кому был нужн его роль и в кком спекткле Он призвн игрть. Он уже очень двно не здумывлся ни нд чем. Он жил мгновением: внчле мгновением игры и потом другим, еще более слдким, мгновением получения очередной зрботнной дозы. Он не был опустившимся нркомном: ткой никому был бы не нужен. Его стрлись держть в форме и дже периодически лечили. Но он был звисим и тем совершенно подчинен своим хозяевм.

Сегодня он игрл зглвную, может быть, более вжную по срвнению со всеми предыдущими роль. Роль Иуды. Пок он убедителен, пок ему внимют люди - они обречены, они не способны окзть сколько-нибудь действенного сопротивления, потому что вдохновляющий их лидер - провоктор, доводящий до сведения зхвтчиков любой нпрвленный н спсение плн действия и тем сводящий его н нет. Двно известно, если хочешь привести людей в тупик, не плетись сзди, выбивйся в лидеры, перехвтывй знмя, пусть все остльные воодушевленно топют з тобой, сми не зня куд.

Лидер для нынешних лжезложников избрл Резидент. Теперь Резидент не опслся ничего. Он был уверен, что Контролер н борту. Дже если ктер переигрет, дже если "убитые" инкссторы не выдержт полуторчсовой неподвижности, дже если Контролер поймет, что его дурят, изменить он уже ничего не сможет. Зпдня зхлопнут и для ндежности поднят в воздух.

В жизни нет супергентов, способных прыгнуть с летящего смолет без пршют и остться в живых. Но он и не успеет прыгнуть. Ему просто не позволят. Его перехвтят рньше. Несколько пр ндежных глз и среди них одн пр профессионльного психолог внимтельно нблюдют действия и рекции пссжиров. Для того и продолжет ктер рзыгрывть этот фрс, чтобы по мельчйшим признкм, по мимике лиц, по выржению глз из толпы, сидящей в слоне, вычислить одного-единственного интересующего Резидент зрителя.

Возможно, Резидент не узнет, до чего докоплся, ккие выводы сделл Контролер, но тогд об этом не узнет и никто другой. До выяснения истины живым из этого смолет не выйдет ни один человек. Тковы релии игры.

Резидент не спешил: время рботло н него. Контролер не мог убежть, он мог только рскрыть свое инкогнито в попытке побег. Что и требовлось. Теперь нужно было только ждть результт.

Менее всего оргнизтор столь грндиозной оперции опслся вмештельств внешних сил. Он учел и это. В нчле, когд плн только оформлялся, эт проблем признвлсь одним из смых узких и спорных мест. Что предпримет дминистрция, узнв о тинственном угоне вместе с экипжем и пссжирми рейсового, местного сообщения, смолет? Не поднимет ли см, испугвшись ткого ЧП, "в ружье" все нличные силы МВД, безопсности, ГО, спстелей? Не обртится ли з содействием к войскм местного грнизон? Не зпросит ли помощи Центр? И не докопются ли они совместными усилиями до истины?

Нет, не поднимет, не обртится, не зпросит. Потому что угон не будет! Будет смолет, прилетевший с требуемым грузом в нужное время, в нужное место. А для всех прочих? Для всех прочих случится виционня ктстроф. Тргедия в небе. Ткое, увы, бывет. Смолеты, они тяжелее воздух и поэтому имеют дурную привычку пдть вниз. Вот он и упдет.

Нет "Ан". Рзвлился по кускм нд морем. Все погибли. Только рсплывшееся по воде мсляное пятно и кое-ккие плвющие чсти корпус и смогут нйти спстели. Когд зрнее знешь о предстоящей ктстрофе, можно очень хорошо к ней подготовиться.

Техническую сторону легенды врии обосновли специлисты. Они пострлись учесть все: конструктивные особенности смолет, степень изношенности его мехнизмов и узлов, погодные условия, посещемость предполгемого мест врии судми и смолетми и пр. Пилоту ндо было лишь в точности исполнить рекомендции: знять требуемый эшелон высоты, попсть в поле зрения нужных локторов, привлечь внимние случйных нземных нблюдтелей в зрнее определенных местх, чуть сбиться с мршрут при полете нд морем и, нконец, сыгрть голосом тревогу, передвя несколько зрнее соствленных и преднзнченных для ушей диспетчеров фрз, прежде чем спикировть к поверхности воды. И уже после "врии", изменив курс н 110 грдусов, нд смыми волнми тянуться в условленное место н берегу. И сколько бы потом ни искли водолзы смолет и остнки людей, они ничего не отыщут, потому что ничего нет - люди спрятны н небольшом, стоящем н мелководье судне, смолет рзобрн и зрыт в укромном месте в землю.

Поиски продлятся еще день или неделю, потом, в связи с чрезмерными для имеющегося водолзного снряжения глубинми ( кк же инче, именно ткя глубин для мест врии и подыскивлсь) или из-з неблгоприятных погодных условий, поисково-спстельные оперции будут прекрщены. Членм семей экипж и пссжиров будет выплчен единовремення мтерильня помощь и выдн символический, преднзнченный для зхоронения прх. Нет людей, нет розысков, нет проблем. Пссжиры, и среди них Контролер, окжутся в полной влсти Резидент. Он сможет держть их день, дв, неделю, месяц, их никто не хвтится, потому что н земле их уже не будет. О том, отпустить людей впоследствии, когд будет вычислен Контролер, или нйти ккой другой выход из двусмысленного положения, Резидент не думл. Это было не его ум дело. Он решл чистые, кк в учебнике по рифметике, здчи. Релизовывть их, подчищть хвосты преднзнчлось другим.

В смом деле, не может же отвечть з судьбу человек, вышедшего из пункт А в пункт Б и протопвшего соглсно условиям здчи пятьдесят километров, ее втор. Может, у того гржднин от тких рсстояний ноги до мяс потрутся, может, его мшин собьет или хулигны до полусмерти изобьют, что же, втор учебник, зслуженного педгог, любимц детей, под суд отдвть? Ккой же тогд приговор его ожидет з другую здчу, где десять кменщиков з десять дней чуть не целое здние возвели? Ясно, что от тких перегрузок они н одинндцтый день все в стршных мукх перемерли, оствив чуть не по три сироты кждый. Тк что - считть это особо тяжким, преднмеренным, с особо отягчющими обстоятельствми убийством или крсивым теоретическим изыском неглупого мтемтик?

Тким тлнтливым теоретиком и был Резидент. Он выдумывл здчки и нходил оригинльные способы их решения. Его интересовло, чтобы сошелся ответ, ккой ценой - не суть вжно. Его тк учили его учителя. Он ничего не выдумывл см.

Однко прктик рождл обстоятельств, не позволявшие ему рстягивть оперцию н недели. Нпример, ее зтртность. Боевики хотели з свою рботу получть деньги, кждый день хотели есть. Для этого рз в три дня в дльний поселок ходил мшин, которя съедл мссу горючего и комндировочных для водителя и экспедитор-грузчик. А еще простивло ( комнде плти, дизтопливо доствляй) целое судно. Плюс упущення выгод от бесполезного просиживния трех десятков здействовнных в оперции людей? Плюс...

- Кончй с Контролером! Сколько можно тянуть? - торопили Резидент сподвижники. - Эт волынк рзорит нс вчистую.

Они были простые, кк сттьи Уголовного кодекс, эти мфиозники, и не понимли, что чрезмерня бережливость может быть убыточнее рзумного мотовств. Сэкономленный сегодня червонец зпросто может обернуться в будущем тоже червонцем, но другим, соствленным не из рублей, лет. Цифр одн - десять, "сумм" рзня! Но боевики, и корбль, и мшины не приндлежли Резиденту, и он вынужден был прислушться к мнению сотоврищей. Он вынужден был торопить события, рискуя звлить всю оперцию. Предложение о пытке - никуд не денется, см все рсскжет - он отбросил срзу. Во-первых, Резидент понимл, что человек, прошедший учебку, язык лучше проглотит, чем рзвяжет его. А уж сопротивляться физической боли он нучен. Во-вторых, под костедробильными пльцми плчей-любителей кждый зпертый в трюме пссжир мгновенно признется во всех смертных грехх, вплоть до собственноручного рзрушения Трои в кком-то тм веке до ншей эры. Тким обрзом вместо одного рзом объявится толп Контролеров. Столько Резиденту не ндо. Он гоняется не з количеством, з истиной.

Откзвшись от пыток (чему бндиты нескзнно удивились - у них и не ткие молчуны болтли взхлеб), пришлось, идя н компромисс, соглситься н провокцию.

Это было интересно, это понрвилось. Однко, кк и подозревл Резидент, соблзну интеллектульного или физического учстия в сопротивлении творящим нсилие угонщикм Контролер не поддлся, предпочтя слиться с общей серой, бестолковой для боя мссой пленников. Нкинул не волчью личину, кудрявую шкуру безобидного ягненк и зтеслся в общее стдо. Один серый брн среди мссы серых брнов. Поди еще отыщи! Актер, нчинющего подозревть, что его действительно пленили, и нходящегося по этому поводу н грни нервного срыв, из трюм изъяли вместе с двумя игрющими роли пилот и инксстор подручными сттистми. Взмен, в кчестве ктлизтор, усиливющего в головх бродильные процессы, зложникм дли прослушть тлнтливо сымитировнную рдиопередчу. Передч прошл с успехом, вызвв живой отклик у слуштелей, исключительно для которых и был преднзнчен.

Дльше плны Резидент опять зшли в тупик. Зключенные в трюме могли сидеть и год. Возможные голодные бунты охрн подвит: еще бы им, здоровым, вооруженным мужикм не спрвиться с истощенной толпой подслеповтых от постоянной трюмной темноты зключенных. А дльше что?

Резидент не узнет истины. Контор, встревоження пропжей целой ревизорской бригды, пришлет новую; пепел после того случившегося в результте столкновения "УАЗ" и бензовоз пожр просеют, взвесят, переберут и черт его знет чего еще не сделют и, обнружив недостчу кое-ккого оборудовния, нчнут искть Контролер. Весь рйон перетряхнут, кждого жителя перещупют, землю н метр вглубь перекопют, не успокоятся. Им грнтия сохрнения Тйны вжнее трудозтрт и финнсовых потерь. Нет, нужен Контролер, позрез! Черт с ним и с Тйной его, хоть бы тело зполучить. Пок Контор живого или мертвого его не отыщет, покоя не будет! А тк изобрзили бы несчстный случй или, еще лучше, подсыпли его пепел в общую ревизорскую кучку. Контор бы его опознл, он бы смогл: он и по соству последнего вздох может усопшего идентифицировть, здесь пепел. Глядишь, дело бы зкрыли и продолжилсь бы негромкя, но сытя периферийня жизнь.

Нет, год у Резидент не было и полгод не было. Можно потянуть с розыском ревизоров недели две-три: пок сформируют другую бригду, пок пройдут по цепочке событий, пок проведут эксгумцию... Две точно. Но больше?

Кк же зствить Контролер выкзть себя? Кк вымнить из ндежного убежищ обезлички - ломл мозги Резидент. Чем он отличется от других? Внешностью? Едв ли. Контор не держит выдющихся в смысле рост, вес, комплекции, крсоты и тому подобных отличий рботников. Ей интересны серенькие, с усредненным обликом мышки, которых не рзличить невооруженным глзом, не зпомнить, не опознть н очной ствке. Еще при нборе в учебку "шкфов" и смзливых крсвцев безжлостно отсеивли. Личных меток вроде подмышечной ттуировки, укзывющей группу крови, кк был у рботников гестпо, или особых шрмов Контор тоже не ствит. Дже ребр лдоней и костяшки пльцев не нбивет. Длеко смотрит нчльство. Тк бы сейчс выстроил пленников в ряд и, кк н снпроверке в школе, зствил покзть руки. Вот они, специфические мозольки. Зчем колотил ручкой о стенку? Признвйся!

Но у Контролер нверняк ручк обыкновення. В меру рбочя, в меру интеллигентня, средняя, кк и он см. Подходящя под любую легенду. Чем еще он может отличться? Мышлением? Это уж точно. Но в голову к нему не влезешь, мысли не прочитешь. А было бы интересно. Очень интересно!

Что еще? Думть! Думть!

Нвыки?

Умеет он, бесспорно, много, но если до сих пор сдержлся, их не использовл, то, знчит, и впредь поостережется. А почему? Интересный, кстти, вопрос. Что ему мешет во имя спсения своей жизни применить пру-тройку спецметодов?

Сохрнение Тйны. Это понятно: Тйн - дело святое. Тут не поспоришь.

А почему Тйну трудно сохрнить? Потому что вокруг свидетели, потому что кждое мгновение его нблюдют чьи-то глз. Кк же он может спсти себя и зодно всех пленников, если впоследствии они же первые из чувств блгодрности его зложт.

Вот это уже ближе! Пытясь рспознть его по действиям, згнли в ниболее невыгодные для этого условия! Не глупость ли? Контролер никогд не стнет оберегть свою жизнь, если это угрожет рзглшением Тйны. Он предпочтет умереть в полной безвестности, чем быть скомпрометировнным популярностью.

Отсюд есть ндежд. Убрть всех подозрительных из трюм, это, кроме нескольких мужчин, еще одн очень знятня женщин. Агент, это он только в првописнии мужского род, в жизни случется и ноборот. Рсселить по отдельности, предоствить свободу действий. Зхочет же он рсширить круг известной ему информции, вызнть, где нходится, сколько человек н судне, есть ли в нличии шлюпки и другие длеко не второстепенные мелочи. Проведет рзведку, для этого попытется покинуть кюту-кмеру. Тут его можно и схвтить.

Хотя нет. Спешить не стоит. Явную слежку он непременно учует, судно - не улиц, в змкнутом прострнстве трудно вести скрытое нблюдение без особой техники и специльно обученных людей. Нет, пусть порезвится, войдет во вкус, поверит в собственные силы. Один случй - это может быть только случй, везение освободившегося от оков пленник-любителя. Тк можно и ошибиться. Несколько случев - зкономерность. Почерк профессионл. А чтобы он в первую же попытку не сбежл, ндо отвести судно подльше от берег и еще снять с ндувных плотов бллоны втомтического гзозполнения и зклинить спусковые мехнизмы шлюпок. Тогд девться ему будет некуд. Тм, возле шлюпок, плотов и еще н всякий случй возле трюм, где содержтся пленники, и следует его ждть. Туд особое внимние.

Рно или поздно он объявится.

И Контролер объявился, но совсем не тк, кк предполгл Резидент. Тут ход их мыслей не совпл. Контролер не стл рзрбтывть версию побег, не попытлся тихо уйти с судн. Он пошел в тку. Один против целой бнды головорезов. Ткого от него никто ожидть не мог. Он решился н отчянную, кзлось бы, смоубийственную борьбу. Он не продирлся к спсительным шлюпкм, он прорывлся к телм противник! Он пришел туд, где его не ждли.

Первый труп воспринял досдным недорзумением дже Резидент. Он не ожидл ни смой тки, ни столь опертивных, уже во вторую ночь, действий Контролер. Во второй труп он не поверил, хотя все было очень нтурльно: перепил человек, отрыгнул неловко и утонул в собственных нечистотх. Не ткя уж редкя смерть для пьющих.

Происшествие со случйным убийством и последующим смострелом лишило его иллюзий. Он не мог поверить в три подряд случйности, когд рядом нходился человек Конторы. Контор и случй - трудносопоствимые понятия. Тм, где появляются ее люди, рок сдет свои позиции.

К сожлению, боевики осознть этого не могли. Комндиры честили почем зря покойных нрушителей дисциплины, проверяли условия содержния оружия, гоняли зслуженных боевиков, кк сопливых новобрнцев. Резидент только усмехлся про себя. Нивные дурлеи. Понпихли полные крмны пистолетов и думют, стли суперменми. Д им хоть по губице вручи, тк и остнутся фрерми, игрющими в кзки-рзбойники. Кк будто бой выигрывется рукми и зсунутыми в них стреляющими железкми. Первый рз столкнулись с нстоящим противником и дже не смогли узнть его в лицо! Протрите глзки! Он передвит их поодиночке, кк котят, они будут продолжть ожидть нчл битвы. А битв двно нчт и уже вчистую проигрн.

Резидент собрл комндиров и попытлся еще рз в доступной для них форме объяснить ситуцию. Комндиры, выслушивя, кк им кзлось, незслуженную, с привкусом брств нотцию, морщились и всем своим видом демонстрировли, что сми с усми, не первый год з рукоятки пистолетов держтся. Последоввшие после беседы вопросы - "А кк же нручники?", "Можно ли три рз выбрться из кюты и не быть змеченным?" и т. п. - убедили Резидент в их непробивемой тупости.

Продемонстрировть бы им, н их же безмозглых бшкх, пру боевых, н поржение, приемов, рсскзть про Контору - по-другому бы оценили его слов. Но нельзя, не положено им знть то, что не положено.

- Не убедил я вс, - подвел итог Резидент. - Жль.

- Д лдно вм. Если есть кто, поймем мы его. Если, конечно, есть!

- Ндеюсь, звтршний труп прояснит вши мозги! Оствшись один, Резидент успокоился. Нет худ без добр. По крйней мере теперь был стопроцентня уверенность, что объект н судне. Погибли боевики? Бог с ними! Ткого добр не жль. Жизни всех их, вместе взятых, не перевешивют одной, Контролер. Если для рскрытия инкогнито беглец пондобится еще десять смертей, Резидент соглсится н двдцть. Не удстся в ближйшие недели дезинформировть Контору - все это пушечное мясо ни его смого, ни себя не зщитит, хоть в тнки их посжй. Не жизней бндитов жлко - упущенного времени.

Резидент еще рз в пмяти перебрл всех сидящих по кютм пленников. Оценил их внешний вид, линию поведения, потенцильные возможности. Ниболее подозрительными были двое. Ночью он поствил в зсды ниболее дисциплинировнных и здрвомыслящих бойцов. Но смерть пришл из других кют.

Бндиты, нблюдя кчющийся, бьющийся о борт головой труп, впли в истерику: пять смертей подряд при отсутствии видимого противник были не для их нервов! Комндиры згнли нстиввших н немедленной эвкуции бойцов в кют-компнию и ншли Резидент.

- Что делть? - спросили они.

Резидент рзложил н столе схему плуб и внутренних помещений.

Ночью судно не спло. Н мчтх, н крн-блкх были посжены и змскировны нблюдтели. Н плубе устновили три нкнуне привезенные видеокмеры. В коридорх, возле специльно пробитых из кют "глзков", притились боевики. В пяти кбельтовых от судн поствили н якорь шлюпку, тм было дв человек с приборми ночного видения, которые должны были отслеживть борт. Резидент сел в зшторенной рубке, возле телевизионных мониторов. Теперь оствлось лишь ждть, когд Контролер выйдет н охоту. Лишь бы он не сделл перерыв.

Контролер не сделл перерыв. Контролер вышел. Со шлюпки доложили: "Из иллюминтор по првому борту вылез человек".

Резидент взглянул н схему. Вот уж чего он не ожидл! Обиттель семндцтой кюты - Контролер? Этот сломвшийся, ходящий под себя зсрнец? Контролер? Ничем себя не проявивший, принимющий издевтельств кк неизбежность? Зжмуривющий при удре глз? Контролер? Зжмуривющий глз... Ничем себя не проявивший... Принимющий издевтельств... Середнячок.

Тюфяк.

Мямля. Вот именно! Серя мышк н сером фоне. Идельный портрет невидимки. Идельный портрет Контролер. Он, профессионл, должен был понять это рньше! З рзмзнным по мтрцу дерьмом противник не рзглядел! Резидент с досды чуть не грохнул по столу переносной рдиостнцией. Но не грохнул. Рз и нвсегд его отучили выржть эмоции публично. Единственное, что он позволил себе сделть, - это жирным крестом перечеркнуть н схеме кюту No 17. Рбот был зкончен. Контролер был известен.

Контролер еще успел пройти по плубе, успел обездвижить облюбовнного им для шестого убийств боевик, успел вытщить его н плубу. Он не подозревл, что кждый его шг отслеживется. Он крлся, зтивлся, не зня, кк комично это выглядит н экрне монитор. Он унижл себя соблюдением уже ненужной конспирции.

- Свет, - рспорядился Резидент. - К зхвту.

Шестой смерти не состоялось!

* * *

Резидент говорил чс. Это был стрння бесед, где один, свободно двигясь по кмере, беспрестнно болтл, другой, вляясь, спеленутый по рукм и ногм, н холодном полу, молчл, ни единого рз не рскрыв рт. Это был нормльня, бесед победителя и побежденного. Он не здвл вопросов, он спокойно излгл суть дел, и это спокойное перечисление событий было безндежней отчянной перестрелки одинокого лучник с превосходящими силми вооруженного втомтическим оружием противник.

Он говорил не для меня. Я ему, исключя некоторые мелочи, был уже неинтересен. Он говорил с рвным себе, грнтирующим сохрнение Тйны зрителем. Кто еще мог понять степень его профессионльного триумф, кк не подобный ему? Боевики? Но они не догдывлись о сотой доли того, что доподлинно знли мы. С ними было неинтересно. Только игроки рвного клсс могут по достоинству оценить перипетии сыгрнной пртии. Шхмтист поймет только шхмтист, не любитель игры в подкидного дурчк. Он вел беседу тк, кк хотел он. Он звоевл ткое прво, решив бсолютно нерзрешимую здчу. Он тки пошел туд, не зню куд, и ншел то, о внешнем облике чего не догдывлся. Прямо былинный богтырь ккой-то! Алеш Попович! Жль, что мне достлсь роль снятого с дерев Соловья-Рзбойник.

- Может, ты подозревешь, что я блефую? - спршивл Резидент. - Тогд это стрнно. Ккие еще нужны ргументы? Я вот он. Ты вот он. Ты знешь, что я Резидент, я зню, что ты Контролер. Оперция провлен, ее учстники, включя руководителя, рскрыты. Чего еще ндо? Игр в кошки-мышки звершен. Кошк съел мышь? - Тут он бил в точку. Если судить не по приключениям, по итогу, то поручення мне рбот звлен вчистую. Он знет меня в лицо, говорит со мной - вот лучшее тому докзтельство. Все прочее - детли оперции, других ее учстников он вычислил еще рньше. Единственной оствшейся згдкой был я см. И он ее рзрешил. Неизвестных ему событий и тйн не остлось. Вот только дискетк...

- Может, поговорим по-свойски? - предложил Резидент.

Мне чертовски ндоело изобржть молчливого, безрзличного ко всему дундук. Терять мне, похоже, нечего. Проигрть больше, чем я проигрл, невозможно. Ккой кодекс я нрушу, решившись н дилог со своим вргом? Чести? У Конторы нет чести и нет кодекс, кроме обязтельного к исполнению прикз вышестоящего нчльств. Нчльство же отсюд з тридевять земель. Вряд ли мне придется писть объяснительные по поводу неснкционировнного рскрытия своего инкогнито. Выпустить меня отсюд живым они уже не смогут. Это ясно. С этим ндо смириться. Это нужно принять кк должное. Я не зню случя, когд в подобных обстоятельствх рскрытого противник оствляли бы в живых. Стоит ли в тком случе нпрягться, изобржть ничего не понимющего, ничего не признющего слепоглухонемого олигофрен? Унижть свое человеческое и профессионльное достоинство?

Пожлуй, нет. Хоть нпоследок побыть тем, кто я есть н смом деле. Без легенд, без чужих фмилий и биогрфий, без несвойственной мне мимики и привычек, без кждоминутного контроля з собственными языком и движениями. Естественным, тким, кков есть. Великий соблзн для человек, вечно зжтого в тесных рмкх ккой-либо зднной обстоятельствми роли.

Нверное, я соглшусь. Ведь я уже прктически покойник, покойнику все рвно. Он уже не приндлежит Конторе, только господу богу. Это последние мои дни или чсы. Могу я их прожить, соглсуясь не с уством, со своими желниями, тем более что своей откровенностью я уже никого не подведу? Я уже и тк всех, кого возможно, подвел предыдущими действиями. Куд уж дльше?

- Ремни вы, конечно, не рзвяжете? - н всякий случй спросил я, зрнее догдывясь об ответе.

- Конечно, нет. См понимешь, нм тебе свободу действий двть нельзя. Мы еще не ншли то, что нс интересует. Нм тебя еще перетряхивть до смых кишок. Тк что потерпи, если можешь.

- Хоть мтрц подстелите.

- Подстелим.

Я догдывлся, что произойдет дльше. Я понимл, для чего нужн был вся эт болтовня. Пок шеф треплся, н смом деле зорко нблюдя з пленником (чужим глзм это дело не доверил, только своим), подчиненные в спешном порядке оборудовли "рзделочную". Все, что я мог предпринять, я мог предпринять только немедленно. Потом будет поздно.

Я пошевелил кистями. Связли профессионльно, без изъянов. Ногу примотли к ноге и, согнув, привязли через спину к шее. Руки, сведя з спиной локти, приторочили к телу. Сопротивление было исключено. Ни пнуть, ни толкнуть противник было невозможно. Мумия. Мух, зкручення в кокон пучьей путины! Единственное, н что я был способен в этом положении, это жлобно жужжть, ожидя, когд пук вонзит свое жло в мое сердце.

- Дискетку, конечно, не отдшь? - н всякий случй спросил Резидент.

- Тк нету. Двеч в море потерял, - с легким сердцем соврл я.

Дискетки действительно не было. Еще до первого выход н дело я ндежно припрятл ее в своей кюте.

- А если стнем искть? - не рди угрозы, просто предупреждя о скорых действиях, скзл Резидент. Я пожл плечми. Мол, что будет, то будет - готов отвечть з свою безлберность, приведшую к утрте ценного имуществ.

Кк они будут искть, я знл. Внчле по нитке рспустят одежду, потом ощупют, зглянут во все естественного происхождения тйники, потом потщт н рентгеновский ппрт. Хотя нет, не потщт. Откуд ему здесь, н судне, взяться? А потщт меня, сердечного, прямиком в нтомичку, положт н обитый оцинковнным железом стол и нчнут резть н тонюсенькие кусочки, кждый ткой кусочек протиря, словно тесто, между пльцев. Вдруг я вшил посылку под кожу? Ткие приемы известны. Но я этого уже не увижу и, честно говоря, от того не рсстроюсь. Погное зрелище, особенно когд это ксется не чужого, собственного горячо любимого и дорогого оргнизм.

Может, мне лучше смому отыскть вожделенную посылку? К чему людей утруждть? У меня одних кишок, которые тоже придется перебирть-перещупывть, чуть не восемь метров! Змешься! И, глвное, все рвно ничего не нйдут. Может, облегчить жизнь им и себе? Или только себе? Тогд...

Я еще рз пошевелил пльцми. Пожлуй, шнс есть. Хорошо, что плчи не требовли от своих пленников соблюдения снитрно-гигиенических норм: чистить зубы перед сном, мыть уши и руки, подстригть ногти и тому подобное. В пионерском лгере, с его жестокими првилми, я был бы обречен, здесь, где порядки более либерльные, возможно, потеряно не все. Я попробовл подушечкми пльцев ногти. З это время они порядком подросли и превртились в не смый слбый инструмент. Не ножницы, конечно, но выбирть не приходится.

Выворчивя кисти, я нщупл веревку, удерживющую мои ноги в зкинутом нзд положении. Это был сплетення из отдельных волокон сизльк. Отлично! Выщипывя отдельные нити, я стл не столько подрезть, сколько истирть их встречным движением ногтей. Все рвно что пилить чугунную гирю мникюрной пилкой. Скоро я почувствовл, кк мои ногти от чрезмерных нгрузок отсливются от пльцев. Лишь бы кровь не пошл. Ее кпли можно легко зметить н полу. А боль - это дело привычное, ее я перетерплю.

И все это время, пок ногти мои незметными для постороннего глз движениями пилили веревку, я вынужденно поддерживл "легкую" беседу с Резидентом. Молчть мне было нельзя. Молчние - признк зговор или по меньшей мере нпряженности. Рзговривй о чем угодно: о подробностях провленной оперции, о несбывшихся плнх, о погоде, о женщинх, о достоинствх "Спртк" или "Торпедо"... Только не зкрывй рот. Говори!

- А если бы я не появился в тот день н меченых улицх? - здвл вопрос я.

- Тогд бы мы... - предполгл Резидент.

Тогд я...

-А мы...

Великосветский треп, чушь собчья. Но этот рзговор нужен был обеим болтющим сторонм.

Резидент поддерживл беседу, потому что знл: неодолимо только молчние. Говорящий человек неизбежно увязет в водопде собственных слов, утрчивет бдительность и может, см не желя того, нтолкнуть собеседник н опсную догдку. Кроме того, говорящий человек труднее рсстется с жизнью. Молчун встет под дул взведенных винтовок легче. Совершенно понятня цепочк. Говорю - знчит, мыслю, мыслю - знчит, существую, существую - знчит, ндеюсь. Говорю - знчит, ндеюсь? Нверное, тк. Когд жертв перестет общться с плчом, это ознчет, что выбор состоялся, что больше ни н что ндеяться нельзя. Ткого человек можно только убить. Кк информтор он бесполезен.

И оттого Резидент говорил.

И говорил я. Потому что ндеялся. Потому что ногти мои пилили, истирли, рвли волокн лишвшего меня свободы кнт. Я сделл уже треть рботы и знл, что осилю и оствшуюся. Чего бы мне это ни стоило! У меня был очень серьезный стимул.

Нет, я не думл о спсении. Я мечтл о большем. О смерти! Об избвлении от предстоящих мне мук. Что жизнь? Бывют ситуции, когд он стновится смым стршным, непереносимым нкзнием, когд счстье ссоциируется не с ее продолжением, с ее немедленным звершением. Я это доподлинно зню. Я сидел н пыточных креслх. Случлось. Приглшли! И дже я, подготовленный морльно, знющий, кк сопротивляться боли, молил судьбу о вечном збытьи кк о великой рдости. Очень мне хотелось облобызться со струшкой с косой. Желнн он был мне в эти моменты больше, чем прыщвому юнкеру великосветскя шлюшк. Повторять ткие опыты мне не хочется. Боже упси! Между просто смертью и смертью от мук я избирю первое. З то и борюсь!

Когд кнт поддлся, бесед иссякл.

- Лдно, - скзл я, - тебя интересует дискетк? Резидент кивнул.

- Если я буду молчть, последует "рзделочня"? Со всеми вытекющими и выползющими последствиями? Резидент снов соглсно кивнул.

- И искть дискетку вы будете, естественно, без нркоз?

- Конечно, - подтвердил Резидент. - Ты же см все знешь. Я понимю - боль не зствит тебя рспустить язык, но мои молодцы в это никогд не поверят.

- Если дискетк нходится, н что я могу рссчитывть? - попробовл торговться я.

Если бы я был не из Конторы, Резидент нобещл бы мне золотые горы, н тех горх золотую же дчу-избушку с золотой женой в придчу. Но я был Контролер, и он ответил честно:

- Н приятную смерть.

Это было много. Это было чертовски много! Хорошя ед, горячя внн, приличня одежд и легкий укол в вену. Брство н грнице с вечной чернотой.

- Есть другие вринты. Но см понимешь... Я отрицтельно мотнул головой. Другие вринты меня не устривли. Мне было довольно блженной смерти.

- Дискетк н плубе в рйоне кормы. Могу покзть. Резидент внимтельно смотрел н меня. Он рздумывл. Он не спешил верить. Почему я тк быстро соглсился? Чего добивюсь? Он перебирл версии, выискивя скрытую опсность.

Опсности не было. Сделть я ничего не мог. С другой стороны, у него не было выход: сомневйся не сомневйся, он вынужден был принять мои условия. Без передчи. Покзывю см.

- Смотри, то позбуду, - зло подшучивя, торопил его я.

Резидент вызвл охрну.

Пять комндиров вошли в помещение и рзвернули кусок брезент. Это еще зчем? Я не змерз. Брезент рсстелили, меня, словно чурбк, уложили в центр и, подняв з крй, понесли. Ясно. Резидент стрхуется, боится, что я сброшу ценный груз по дороге. А тк, что бы из меня ни выпло, все окжется в брезенте. Предусмотрительно!

- Эгей, ровней несите. Без тряски. А то у меня морскя болезнь сделется, - злобил я своих носильщиков. Они отвечли мне ненвидящими взглядми. Понятно, будь их воля, они бы меня н куски рзорвли з погибших товрищей, з свои пережитые в эти дни и ночи стрхи. Жль, но ничего не выйдет. Н куски меня будут рвть другие, специльно обученные люди. Не достнусь я вм, ребят.

- Вы что, в ногу шгть не умеете? В рмии не служили. По слбоумию?

Для успех здумнного плн мне нужн был их ненвисть.

Вышли н удивительно пустынную плубу. Похоже, для мнипуляций со мной Резидент привлекл только комндиров. Рядовой соств зботливо оберегли от излишней информции. Стрнно было увидеть судно при дневном свете. Ночью все выглядело по-другому. Не тк безндежно.

-Куд?

- Н корму.

Возле фльшборт я велел остновиться.

- Тпру, пристяжные! Клдите меня н спину, - скомндовл я.

- Ты лучше говори, где? - взвились носильщики.

- Что-то у меня с головой. Ккя-то збывчивость, когд кричт, пожловлся я нблюдющему з происходящим Резиденту. - Когд молчт - помню, когд кричт... Может, меня в медпункт?

Я юродствовл, мксимльно используя возможности момент. Я издевлся, пок они не могли позволить себе зткнуть мне рот короткой зуботычиной.

- Положите его, - рспорядился Резидент. Меня уронили спиной н плубу.

- Вот спсибо, ребятки, что поктли. А овс вм вон тот дядя здст. Зслужили...

Ближний боевик незметно, но очень болезненно ткнул меня в бок носком ботинк. Рзогрелись ребятки, кипят кк смовры н углях.

- Пусть этот, - покзл я головой, - злезет вон под тот рундук.

Резидент прикзывюще кивнул.

Один из бндитов встл н колени и полез рукми под привренный стойкми к плубе ккой-то вроде пожрного ящик.

- Где?

- Глубже. Глубже.

Ему мешл выпирющий из ящик крюк рмтуры.

- Еще дльше.

Плвным рывком я оборвл последнюю сохрнившуюся нить кнт. Мои ноги были свободны. Секунду я помедлил, приготовляя мышцы к действию. Я сжимл себя, словно гигнтскую пружину.

- Еще глубже. Еще. Сейчс помогу!..

Совершенно неожиднно для всех окружющих я, рывком рспрямив ноги, мощнейшим удром толкнул стоявшего н крчкх боевик в торчщий зд. Он ничего не мог сделть. У него не было опоры, его руки были вытянуты вдоль плубы, его колени проскльзывли по глдкому метллу. Он упл вперед, и в голову ему с хрустом вошел рмтурный крюк. Он тк и остлся стоять н коленях с рукми, зсунутыми под рундук.

Все вздрогнули. Все смотрели н дергющееся н пруте тело. Облик ткой мгновенной и неестественной смерти был ужсен.

Именно н эту секунду я и рссчитывл. Именно эт секунд был мне нужн. Не оглядывя результты своей рботы - пусть другие, кому он нзнчен, любуются, - я прыжком со спины вперед встл н ноги, попутно сильным удром головы в челюсть послв в нокут еще одного стоящего н моей дороге боевик. Крем глз я увидел, кк нпрягся, приготовился к обороне Резидент. Зря, его жизнь мне был не нужн. Мне был нужн моя смерть. Одним быстрым прыжком я достиг фльшборт, другим рыбкой перепрыгнул через него. Ледяня вод удрил в лицо, но это меня не волновло. Я не купться собирлся. Если я првильно рссчитл и верно сыгрл свою роль, обозленные боевики з мной не прыгнут. Не зхотят они бултыхться в холодной воде, спся ткую первосттейную сволочь. Прикз Резидент нрушить рискнут, не полезут. Достл я их!

Что и требовлось.

Я погружлся все глубже, стрясь згребть связнными ногми под корпус судн, где нйти меня было сложнее. И еще угсющим созннием я очень сожлел, что не зпущен мотор. Рботющий винт, если под него удчно подст-виться, в мгновение ок изрубил бы меня в лпшу. Н достточной, кк мне предствилось, глубине я рзом выдохнул, выдвил из себя весь воздух. Сотни пузырьков збурлили вокруг меня. Это уплывл мой последний вздох. Это, весело искрясь и переливясь, уходил моя жизнь.

И еще в этот последний момент своего существовния я успел удивиться, что этих пузырьков тк много. Н троих бы хвтило!

Больше я ни о чем не думл. Я умер.

* * *

Пришел я в себя в судовом медпункте.

- Кк чувствует себя покойник? - спросил "доктор". Судя по внешнему виду, это был не рхнгел Гвриил. С ткими рожми в рю не держт. Знчит, умереть мне не удлось. Кк же они умудрились меня спсти? По всем прикидкм, им не должно было хвтить времени.

Рстерянность, препиртельство, поиск, подъем тел - минимум десять минут.

Зшел Резидент.

- Очухлся? - спросил он.

Я отвернулся. Думл нгельские лики узреть, вижу все тех же персонжей.

- Очень жль, что ты держишь меня з дурк. Обидно! Ты что, думл, что я позволю тебе утонуть? Позволю покинуть нш блгословенный корбль по-нглийски? Ошибешься. Здесь жизнью и смертью зведую я. У нс дисциплин.

Теперь юродствовл он. Я слушл.

- Ты думл, я не подстрховлся н всякий случй? Нивно...

Пузырьки! - вспомнил я. Он зрнее послл квлнгист. Он был готов к моей выходке. Нверное, я теряю квлификцию, если мои ходы стло тк легко просчитть.

- Д, квлнгист и еще утоплення н дне сетк. Нм достточно было включить крн-блку. Дже шлюпку опускть не пришлось.

Рсстрою тебя еще больше - нтомического тетр не будет. Я выкупил твою посылку. З рубль!

Знчит, ншли! И тут я тоже проигрл.

- Признюсь, порботть пришлось порядком. Свою кюту ты не признешь остлось голое железо. Ни коек, ни шкфов, ни отделки. Вот к чему приводит упрямство. Испогнили помещение.

Я терпел. Теперь прздник громыхл по его улице.

- Вообще дело зкончено и подшито в ппку. Информция уйти не успел. Контролер в нличии. Остльное - дело техники. Остлось утрясти мленькую проблемку. Последний честный ответ н честно зднный вопрос. И н этом все. Проль дискетки?

Я ктегорически мотнул головой.

- Это последнее слово?

Я молчл.

- Тогд все. Считй, отмучился.

Он был нормльным прнем, Резидент. Он не желл доствлять мне лишних стрдний. Он избвлял меня от нтомички.

Резидент вызвл подручных.

- В рсход, - коротко скзл он. - И не зтягивйте. Охрну, нручники не снимть до смого конц. Выполняйте.

Прощй, Контролер. Извини з доствленное неудобство. Я бы звершил все лично, но не могу, нрод требует жертв. Обидел ты их очень. Не имею возможности откзть. Не поймут. Тк что потерпи. Немного остлось. Ведите.

Меня вывели н плубу. Судно стояло возле берег. Похоже, чтобы не отвлекть лишних сил н мою персонльную охрну, мне, откчв, вктили дозу нркотиков. Интересно, сколько времени я влялся в отключке? Хотя ккое знчение имеет время для человек, у которого оно прктически зкончилось. Прошлое не в счет, когд отсутствует будущее.

- Двй шгй, - толкнули меня в спину охрнники. Несмотря н мои зстегнутые з спиной нручникми руки, пльцы они держли н куркх. Зпугл я их. Жль, не до смерти.

Непонятно, зчем они ведут меня н берег. Отчего не шлепнули н судне? Не хотят тщиться с тяжелым телом по штким сходням? Предпочитют, чтобы жертв ходил см, своими ножкми?

- Нпрво, - скомндовли провожтые. Мы звернули з небольшой выступ берег. Теперь понятно. С десяток боевиков, лениво покуривя и переговривясь, ожидли меня. Решили отыгрться, потешиться нпоследок. Не отпускют детские хулигнские привычки бить всем скопом одного беззщитного человек?

- Все, сук, готовься. З ребят нших... - угрожюще прошипел один, проверив, однко, н всякий случй зпоры н моих рукх.

Рыцри печльного обрз. Блгородные мстители. Мть их!

- Только, мужики, не срзу в полную силу, чтобы всем достлось, - крикнул кто-то из толпы. Били меня долго и с удовольствием. Кждый желл достть меня ногой или кулком лично. Тк скзть, присоединиться к обряду мести. Все это создвло ужсную сутолоку. Дрчуны мешли друг другу, нступли н ноги, толклись локтями и оттого злобились еще пуще.

- А ну - дй я! А ну - рсступись! - орли они. Будь их меньше, эффективность удров был бы куд выше. Я, словно мячик, летл от кулк к кулку, но по-нстоящему трвмирующих удров получил не больше десятк. Мне своротили скулу, рссекли бровь, рзодрли плечо и спину, кжется, сломли ребро. Со стороны я, нверное, предствлял ужсное зрелище - весь в крови и лохмотьях рзорвнной одежды. Случись мне иметь дело с профессионлом, он убил бы меня одним удром. Не пришлось бы тк мучиться...

Все, устл. Пор отключться.

Я упл, поджл ноги к животу и "потерял сознние".

Не без удовольствия они попинли меня еще минут пять.

- Эй, мужики, кончйте. Мне его еще рсстреливть, - кричл кто-то, оттлкивя вошедших в рж дрчунов. Все-тки Резидент требовл контрольного выстрел. Ему нужны были грнтии.

Меня октили водой, поствили н ноги.

- Все, мб! Шгй!

Зплетясь ногми, прихрмывя, я поплелся к месту кзни. Недлеко - шгов двести.

Вволю нтешившиеся боевики рсходились, потиря ушибленные о мои кости пльцы. Они уже не видели во мне угрозы. Рсшибленный, еле удерживющийся н ногх кусок мяс, н что он еще годен, кроме кк быть положенным н сковородку. Отбивня, одним словом. Охрнять и довершть дело со мной остлись трое.

- Быстрее, быстрее, - торопили они. Я взошел н небольшое возвышение. Впереди был довольно крутой склон оврг, сзди море. Прямо кинемтогрфический для ткого дел пейзж. Сцен рсстрел глвного героя. Дубль первый, и единственный.

- Остновись тм.

Я встл.

Может, отпрыгнуть, побежть, мгновенно подумл я, но тут же откзлся от этой мысли. Мучить себя нпоследок, бежть изрненными ногми, сотрясть отбитые внутренности? Бессмысленно! Они достнут меня из трех стволов через десяток метров, до кустов добрых пятьдесят.

Боевики тянули, о чем-то препирясь.

- Ну вс к дьяволу! Я не полезу. Н черт ндо!

- Нручники не мои. Они все в мозгх будут, мне с ними возиться, возмущлся смый молодой, - или сейчс снимйте, или пусть пропдют.

Знчит, стрелять будут в зтылок - понял я. Чистоплюи! Нручники оттереть им противно. Бшку пулей рзнести не противно, тряпкой повозить... Мозги мои им не нрвятся. Тк оствьте их хозяину. Мне они в отличие от вс вовсе дже не противны!

- Д лдно, черт с ним, отстегните ему нручники. Куд ему бежть? Он н ногх еле стоит, - соглсился стрший. - Чего спорить. Тут делов-то н две минуты.

Я нпрягся. Обстоятельств резко изменились - мне освобождли руки! Мои пок еще остющиеся н месте мозги быстро просчитли рсстояния. До кустов было сорок пять, не пятьдесят метров. Существення попрвк. Четыре - до боевик с крбином (тоже оплошность, н рсстрел лучше втомт брть). Пять - до другого. Что у него? "Мкров"? Эт хлопушк меня не пугет. Прицельность у него, кк у слепого глзомер.

Молодой подошел ко мне, рсстегнул нручники. Игря н рсслбление противник, я, поштнувшись, упл н колени, с трудом поднялся. Я слб, для меня кждый шг - мучение, у меня переломны все кости. Я безопсен. Меня можно дже не стрелять, я и тк умру через пяток минут. Ткое я должен был производить впечтление.

- Сдвинься, - прикзл молодой, взводя "ТТ".

Это с готовностью. Ткие перестновки мне только н руку.

Холодный ствол уперся в зтылок. Через секунду должен был рздться выстрел, уносящий мою жизнь. Всего через секунду... Нет, через целую секунду! Для тких, кк я, это много. Чертовски много в ситуциях, где поствлен н кон жизнь. Он еще должен собрться, должен нпрячь руку, нжть (это тоже действие, требующее дополнительных мгновений) курок. Глвное - не опоздть.

Когд флнг его укзтельного пльц вдвил спусковую собчку, моего зтылк под дулом уже не было. Пуля и горящий порох выбили мне дорожку н мкушке, но не больше. Волосы не бшк - отрстут новые. Мгновенным удром локтя в солнечное сплетение я вывел боевик из строя. Он охнул, мешком осел мне н подствленные плечи. Именно этот прием двл мне шнс н сохрнение жизни. Во всех других случях я был бы покойником уже через секунду. Я получил ндежную зщиту, бесплтный, из чужой плоти и крови, бронежилет. Длинными прыжкми я побежл вниз по склону. От перегрузки стршной болью отозвлись внутренности, ноги и все тело. Но когд дело идет о спсении жизни, н ткие мелочи внимния не обрщют.

Быстрей, еще быстрей!

Бндиты н секунду рстерялись. Но именно н ту, которя решл исход побег. Им ндо было броситься мне вслед. Они были нлегке - я с ношей н спине, и они, конечно, догнли бы меня. Но у них в рукх было оружие. Они не были психологически готовы к рукопшной. Они предполгли стрелять, не сккть по склону словно зйцы. И в мгновение моего прыжк они втомтически вскинули стволы. Но они не могли стрелять. Им было некуд стрелять. Я отсутствовл. Перед дулми был спин их товрищ.

Пок они сообржли, пок выискивли мишень для своих пуль, я в спринтерском рывке успел одолеть рсстояние, двшее мне приличную фору. Теперь тк легко, кк внчле, они догнть меня не могли. У меня в зпсе было несколько метров.

Следующим их чувством после рстерянности был испуг.

Они вдруг поняли, что смертник может уйти, что рсстрел не состоится, что они ответят з его потерю своими головми. И они стли стрелять. Внчле по ногм. Но попсть по мелькющим пяткм из невтомтического оружия очень Сложно, до кустов уже оствлось не более десяти метров. Они испуглись еще больше. "Уйдет!" И, нплевв н своего нпрник, стли стрелять в корпус. Они были неплохими стрелкми, я услышл, кк несколько пуль ткнулись в спину моего в прямом смысле слов телохрнителя. Я с трудом устоял н ногх. Один из боевиков, не выдержв, бросился з мной вдогонку. Еще одно зпоздлое, рвное глупости действие. Теперь он, болтясь туд-сюд в рмке прицел, мешл третьему вооруженному крбином охрннику. А ведь тот, удчно попв, мог достть меня через тело убитого. Убойной силы крбин достточно, чтобы с близкого рсстояния прострелить нсквозь двух человек. Возле кустов я сбросил мертвый, уже мешющий мне "бронежилет" и, свлившись н бок, отктился в сторону, н ходу сгребя в охпку ккой-то лесной сор: сучки, шишки, мелкие кмни.

Сейчс мне было вжно обмнуть, сбить со след преследовтелей. Они ожидют, что я кк можно быстрее и, знчит, кк можно прямее буду убегть от них. Тк диктует инстинкт смосохрнения: смя быстря тректория спсения есть прямя линия. Но я не поступлю тк, я никогд, не поступю соглсно диктту инстинктов, мои инстинкты подчинены и подконтрольны созннию. Кк и любому человеку, з которым бегут и в которого стреляют, мне стршно, но не нстолько, чтобы из-з этого стрх терять жизнь.

Брося по ходу первончльного движения шишки и кмни, я, согнувшись, стрясь не производить излишнего шум, уходил все более в сторону. Слыш шум, видя вздргивющие ветки кустов, бндиты плили туд, где меня уже не было. И чем больше они стреляли, тем больше дерглись ветки, тем больше им кзлось, что они видят беглец. К пистолетным и крбинным добвились рзнобойные выстрелы других подоспевших н помощь боевиков. Пльб шл, кк будто нступл стрелковя дивизия. Но меня под теми пулями не было. Я, выпрямляясь и нрщивя ход, бежл совсем в другую сторону. Мне выпл удч. Мне подрили жизнь!

Это хорошо, что боевики ткими брезгливыми ребятми окзлись. Првд, одного из них чистоплотность уже не Волнует, з нежелние мыть грязные нручники он зплтил очень дорогой ценой - жизнью. Хорошо, что его тк воспитл мм, то лежть бы мне сейчс в трве с простреленной нвылет головой. Првильно воспитл. Спсибо ей!

Я шел ровным быстрым шгом, поочередно огибя деревья то с првой, то с левой стороны, чтобы не сбиться с юго-зпдного нпрвления. Выстрелов я уже не слышл, но зто чувствовл все усиливющуюся боль во всем теле. Это знчит, действие дренлин, впрыснутого в момент побег в мою кровь, зкнчивлось. Я отходил от кртковременной нестезии.

Првя ног - колення чшечк, левя - сухожилие голени, сильно кровит рн н плече, ребро, почк с левой стороны, левя же скул, шишки, синяки, кровоподтеки - не в счет, - проводил я н ходу экспресс-дигностику. Близкое знкомство с фсонми полутор десятков пр мужской обуви дром не прошло. Но все же это лучше, чем если бы мне не удлся побег и уже ничего бы не болело.

Темп движения стремительно пдл. Мне дже пришлось остновиться. Я отдышлся и прокшлялся, сплевывя н трву кровь. Открытые рны я злепил свежесорвнными листьями подорожник. Лишь бы кровь не шл - лечить будем потом.

Я шел чс, дв, пять. Я не догдывлся, что в это время Резидент, свернув стихийную погоню, сел з крту...

Ночь мне длсь чрезвычйно тяжело. Я не мог отдохнуть по причине почти полного отсутствия н мне одежды. Пропитнные кровью лохмотья не в счет. Они не грели. Я не мог идти, где и кк хотел. Я слишком ослб, чтобы рзумно выбирть дорогу. Я плелся не столько для того, чтобы куд-то идти, сколько для того, чтобы не змерзнуть. Я провливлся. в невидимые в темноте ямы, нтыклся н торчщие н дороге сучки.

К утру я обликом и сутью нпоминл измочленную половую тряпку, желющую одного - чтобы ее перестли возить по полу и оствили в покое, повесив сушиться н ккой-нибудь ближний сосновый сук.

Я уже не мог идти. Я уже не мог осмыслить свои действия, но был вынужден нходить ниболее безопсную дорогу. "Лучше бы меня пристрелили, - порой думл я, - милосерднее было бы".

Морльно я сломлся. Вместо того чтобы избирть труднопроходимые, скрывющие меня от посторонних глз буреломы, я все чще сворчивл н более легкую и более открытую местность. Нконец, презрев всякую опсность, я спустился к руслу ручья. Тм вод вымыл, вычистил в трудно проходимом лесу столбовую дорогу, идти по которой после чщобы было одно удовольствие. Я брел прямо по воде, иногд отдыхя и согревя ноги н прибрежных кмнях. По моим прикидкм, я отмхл в общей сложности пятьдесят километров. А предстояло пройти рз в десять больше. В ближйшие поселки бндиты нверняк рзослли своих нблюдтелей. Я не был уверен, что осилю ткой путь. Но твердо знл, что лучше очень некрсиво умру в дороге, чем эффектно н кинемтогрфическом холме возле моря. Вперед, пок есть силы. Следующую ночь я переждл в неглубокой яме, доверху зсыпнной прошлогодней сухой листвой. Я дже умудрился уснуть н несколько чсов.

Днем, подкрепляя свои истощенные силы, я поел, нловив в устье ручья улиток и лягушек. Конечно, я предпочел бы обильно рстущую вокруг ягоду, но ее энергетическя ценность был рвн нулю. Ягод дже не покрывет клорий, зтрченных н ее сбор. Мне нужно было мясо, лягуштиной оно будет или говядиной - не суть вжно. Меня интересовли клории, не внешний облик и вкус еды.

Постепенно я приходил в себя. Рны зтягивлись, боль притуплялсь. Я обживлся в лесу. С помощью сухого мх и кмыш я утеплил одежду. Из рздвоенной зостренной ветки я сделл примитивное, вроде рогтины, оружие. Я не без оптимизм смотрел в будущее. Меж тем мое несчстье поджидло меня в нескольких километрх впереди.

Резидент не стл, уподобляясь гончей собке, бегть з мной вслед. Он привык опережть события. Изучив крту, он определил шесть ниболее вероятных точек, которые я не смогу миновть. Он првильно учел топогрфию и мое физическое и морльное состояние. Вряд ли, избитый и устлый, я пошел бы по пути нибольшего сопротивления. Штурмовть отвесные скльные стенки, болот и чщобы мне было не по силм. Мой путь ниболее вероятно мог пролегть по долинм рек и седловинм сопок. Тм он и поствил зсды, соединив их свободно перемещющимися рзъездми.

Это я, ндрывя жилы, пер нпролом сквозь лесные дебри, боевики, с комфортом доствленные втомобилями к месту зсд, вели почти курортную жизнь спли, ели д по сторонм смотрели, ожидя, когд непутевый беглец см выйдет под светлы очи поджидющих его ловцов.

Я и вышел.

По здумке Резидент, жертв дже не должн был узнть, что попл в зрнее рсствленные сети. Никких "Стой! Кто идет?" или "Руки вверх!" не предусмтривлось. Он был нучен горьким опытом, чтобы желть меня зполучить живым. Ткого прикз не было. Был другой - всякий, кто меня первым увидит, должен без рздумья и ни в коем случе не приближясь более чем н десять метров всдить мне в голову пулю. И весь скз. Все остльное: попытки пленения, рукопшные рзборки и тому подобня смодеятельность - рсценивлось кк неисполнение прикз, дже в случе последующего успех. Ротозей, упустивший возможность вогнть пулю в лоб беглецу, рисковл получить пулю в собственную недльновидную бшку. Только тк!

Я был обречен и, топя по глечному дну ручья, не догдывлся, что от смерти, рссмтривющей мой висок в перекрестье прицел, меня отделяют лишь восемьдесят метров. Боевики честно выполнили прикз. Они не окрикивли меня, не пытлись брть в полон. Они меня убивли.

Выстрел!

И пуля отпрвилсь в недолгое путешествие от дул винтовки к моей глупой голове. Спсибо случйной ветке, вствшей в нчле тректории выстрел. Он отклонил смертельный свинец н доли миллиметр, но именно эти доли сохрнили мою жизнь. Пуля, отбросив меня нзд, прошил мягкие ткни плеч.

Боевики, выскочив из зсды, бросились нвстречу убитой жертве. Снов все тот же любительский подход - торопятся рссмотреть результт своей рботы, прут н рожон. Будь у меня пистолет, все бы они легли здесь н тихом бережку безымянного ручья. Спец еще н дльних подходх сделл бы н всякий случй три-четыре контрольных выстрел, ншпиговв поверженного противник дополнительными грммми свинц. А то, бывет, покойники оживют в смый неподходящий момент.

Првд, эти выгднные у смерти мгновения меня не спсли. Сейчс они убедятся, что я жив, и доделют свою рботу дополнительными выстрелми в упор. Используя единственный призрчный шнс, отсрочивющий роковые выстрелы, я притворился мертвым. В пдении специльно перевернулся н живот, чтобы лицо мое окзлось погруженным в воду. Это убеждет, это докзывет, что человек умер. Вдыхл я смым крешком рт в момент, когд лицо мое приподнимл мелкя речня волн.

Изобржя труп, я ждл точки контрольного выстрел. Я был уверен, что он прозвучит. Вот сейчс! В эту или следующую секунду! Тяжелое это дело - ждть зтылком выстрел и не пытться спстись бегством, не позволить себе дже млое шевеление.

Но они не выстрелили. С птронми у них, что ли, нпряженк?

Подойдя, бндиты з шиворот потщили меня к берегу. Мой труп им зчем-то был нужен. Вот здесь, н сухой трвке, когд они стнут меня переворчивть, я дм бой. Бой я, конечно, не выигрю, но одного из них з собой прихвчу. Скучно мне путешествовть по реке збвения в одиночку.

- Тяжелый, гд, - возмущлись боевики, выволкивя меня н землю.

- Мертвяки, они всегд ткие... Я приготовился к действию, но опоздл! Случйный сук, воткнувшийся мне в зкрытое веко, зствил меня вздрогнуть. Увы! Н неожиднную боль, нпример, н впившуюся в зд иголку регирует дже спящий н гвоздях йог.

- Д он жив! - вскрикнули бндиты, отскочили н несколько метров, щелкнули зтворми и куркми оружия. Сейчс они и выстрелят.

- Эй, ребятки, вы чего? - услышли все спокойный голос.

Н другой стороне ручья, н полянке, по-портновски сложив ноги, сидел, просыпя сквозь пльцы тбк в сложенную углом бумжку, стрик. Н коленях у него лежл потрепння "тозовк"-мелкшк, в ногх влялся вещевой мешок.

- Ты откуд, дед?

- От ппы с ммой. А вы чего мужик мучите?

- Это, дедуля, преступник. Бндит. Он жену свою зрезл. Ступй, двй, отсюд.

- А, тогд понятно. Тогд конечно, - соглсился стрик. - А почему милиции нет?

- Мы и есть милиция. Уйди, дед, от грех.

- А чего ж вы это тк не по-божески? Без суд, без этих, кк их, двоктов?

Боевики переглянулись. Въедливый дед поплся, тк просто не отстнет. Видно, ндоело ему бирюком в тйге сидеть. По живому слову истосковлся. Общения жждет. Стрший боевик незметно кивнул глзми. Другой, отойдя в сторону, отпрвился к ручью, ненроком зводя н дед дуло крбин.

- Тут, дедуля, понимешь, дело ткое секретное. Я сейчс подойду, рсскжу.

- Ты бы, пря, не шел, оттуд рсскзывл. У меня с ушми в порядке.

- Ах ты, сук! - выруглся боевик, вскидывя крбин.

Выстрелить он не успел. Кким-то неуловимым движением дед поднял винтовку. По срвнению с крбином "тозовк" хлопнул глухо, еле слышно, кк-то по-игрушечному.

Боевик выронил оружие, схвтился рукми з лицо. Мленькя пятимиллиметровя пуля вошл ему точно в глз.

Дед-то, видть, был охотником. Привык белок в зрчок бить, чтобы шкуру не попортить. И этому не попортил - целехонький боевик. Только мертвый.

Оствшиеся бндиты мгновенно вскинули оружие. Одного - удром ноги в пх и другой в подбородок - обезвредил я. Второй смог по достоинству оценить меткость случйно встреченного охотник. Он сыпнул очередью из втомт под ноги стрику. Чуток промхнулся, видно, поторопился. В свою очередь тот, дже не шелохнувшись под удрми кмешков, выбитых из земли, послл одну пулю, но куд ндо. Боевик увидел вспышку выстрел и больше не увидел ничего, потому что глз не может видеть пули, прошедшей сквозь него.

Все. Дв выстрел. Три труп.

- Ну, ты дешь, дед, - восхитился я, потянувшись рукой к выроненному убитым боевиком втомту. Прозвучл выстрел. Автомт, отброшенный удром пули, отлетел н полметр.

- Не блуй! - предупредил дед.

- Ты чего? Ты ж меня только что спс! - удивился я.

- А это ничего не знчит. Сегодня спс, звтр не спс. Кто ты ткой, я не зню. Может, ты и впрямь жинку порешил. Мне что ты, что они - все едины. Ты вон кк лихо того прня вздул. Он и охнуть не успел. Ты вот что, пря, отойди, з рди Христ, шгов н десять.

Я повиновлся. Кк стреляет дедок, я видел. Изобржть мишень для его очередных спортивно-приклдных упржнений мне не хотелось.

- Вот тк. А теперич видишь ту березку? Вот и подойди к ней, не поленись. Ближе, еще ближе. Теперь прикоснись. Чй, не грязня.

"Что он здумл?" - недоумевл я. Если пристрелить, зчем гоняет по поляне? Если отпустить, зчем угрожет дулом винтовки? Неоднознчный дед ккой-то... -дльше-то что?

- А дльше, мил человек, обхвти березу вокруг рукми и ногми. Сделл? Теперич руки зсунь под коленки. Не пдешь, нет? Вот и лдно. И ползи теперь по стволу вниз, скоко можешь. Понял?

Ай д дедок! Это ж ндо, что учудил! Тким приемом японцы еще во время третьего год войны пленных рссживли. Веревки экономили. Зствят обхвтить ствол, нвлятся сверху, тк, чтобы человек, сползя вниз, ногой ногу зклинил, руки под ремень зпустят или свяжут - и вся недолг. Век будешь сидеть, не поднимешься. Не могут ноги из ткого положения без помощи рук рспрямиться, не могут тело поднять. И глвное, чем больше тк сидишь, тем больше они зтекют. Смури тким обрзом целые рощи обсживли. Стволов не видно - одни фигуры солдт плененной стороны. Ни зборов не ндо, ни колючей проволоки.

Првд, в моем случе есть один мленький изъян -- присживюсь я см, н плечи мне никто не двит. Можно попытться приостновиться н половине, тогд остется возможность выдернуть ноги вбок.

- Ниже. Ниже двй! - комндовл стрик, зорко нблюдя з моими действиями.

- Не могу. Некуд, - отвечл я, изобржя чуть не до кряхтения усердие.

- А ты пострйся, мил человек. Нпрягись.

- Все, - ктегорически зявил я.

- Все? - не поверил дед.

- Д некуд дльше! Хочешь - проверь.

- Это лдно. Это проверим, - соглсился дед. Но подходить ко мне не стл. Тк проверил. Вскинул свой винтрь, д и б-бх по стволу нд смой моей головой. Пуля, сдиря волосы и кожу, влепилсь в дерево. Дже не в миллиметре (не было того миллиметр) выше моей мкушки! Я инстинктивно осел.

- А говорил некуд, - довольно сообщил дед и дослл в птронник новый птрон.

- Я все понял, дед. Все понял! - зкричл я, пригибясь под следующим выстрелом.

Трудно иметь дело с любителем. Ведь снесет бшку ненроком!

- Вот теперь лдно, - зключил стрик. Перейдя через ручей, обогнул березку и еще рз н всякий случй нжл мне н плечи сверху. Кисти моих рук он связл шнурком, выдернутым из ботинк убитого. - Я тким мкром япошек еще н Хсне н столбы рссживл. Они и нучили, - хвстлся дед. - Ты пок посиди. А потом мы поблкем.

Дед сходил з хворостом, рзвел костерок, вскипятил н нем воду в пол-литровой зсженной кружке и, зврив, стл гонять чи, поглядывя н меня д подсушивя промоченные в ручье портянки.

- Ты чей будешь-то?

Подумл я соврть, рсскзть очередную бйку-легенду, д плюнул: с двойным дном дедок, не понрвится ему выдумння нспех история - остнусь здесь до окончния век, пок меня либо подручные Резидент не обнружт, либо мурвьи зживо не съедят. Лучше ближе к првде.

Рсскзл я деду всю свою историю, кроме, конечно, конторских тйн. А что поделть, если этот знюхнный тежный охотник покрепче других спецов окзлся. Ткой все по глзм читет... через мушку прицел.

* * *

С дедом мы полдили. Похоронив убитых - "не по-божески тк-то зверью н рстерзние оствлять", - мы ушли н его зимку. Трофейное оружие нес я, снряжение и мгзины - дед.

"Доверять доверяй, но приглядывть не збывй", - тк определил дед свое отношение к окружющему миру. Жил он, судя по внешнему облику зимки и црящему тм порядку, основтельно. Кждя вещь был под рукой, кждя знл свое место.

Его тежня эпопея нчлсь еще в пятидесятом. Отвоевв н млой дльневосточной и потом еще дв полных год н большой войне, он, не боящийся ни бог, ни черт, по недоумству перенес фронтовые привычки в гржднскую жизнь. Он думл, стршнее мссировнного минометного обстрел стрхов быть не может. Мирня эйфория быстро подвел его под кзенный монстырь. Внчле н него рз дв-три кпнуло нчльство, потом он в бог, в мтушку и в министр внутренних дел вложил молоденького - сопли н пуговицх блестят лейтеннтик-особист. Н многочисленные орден и медли не посмотрели - кого тогд можно , было удивить этим железом, - и молодому кпитну впяли срок. В зоне кпитну не понрвилось. В первые же недели своего лгерного летосчисления кпитн повел с местными бугрми долгий схолстический спор н тему высокой моды. Он утверждл, что добротня, генерльского сукн шинельк в чем-то элегнтнее рвной зсленной телогрейки. Урки нстивли н обртном. Местные оппоненты выствили в кчестве дополнительного ргумент дв сломнных кпитнских ребр. Он - россыпь их передних зубов.

Бугры приговорили неуемного кпитн к досрочному избвлению от лгерных мук.

Тк н одном мленьком кпитне сошлось дв, один другого строже, приговор. Ему оствлось только бежть. Н очередном молевом сплве бревен он очень удчно упл в воду и "утонул" н глзх многочисленных зключенных и охрны, рздвленный тяжелыми сосновыми стволми. Отдышв под бревнми через специльно зготовленную трубочку почти чс, утопленник всплыл. Его, конечно, искли. Но искли вниз по течению, он ушел вверх. Он учел ошибку своих предшественников, стремившихся к югу, туд, где теплее, где стучит колесми железня дорог и где всех и ловили.

Кпитн пошел н север. Тм он случйно встретил живущего отшельником охотник-промысловик. Тот не только не передл его в руки ближйшему милицейскому птрулю, что смо по себе удивительно, но и принял кк рвного. Совместными усилиями под избушкой они вырыли схрон, куд беглец прятлся, если к охотнику нведывлись влсти. Рз дв зхживли рзыскивющие беглецов-зеков гэпэушники, но нйти они ничего не могли, потому что их нтскнные н человечину собки откзывлись подходить к избе, пропхшей медвежьим духом. Н этот случй охотник держл ручного медведя. Тк они жили, совместными усилиями добывя прокорм, шесть лет. Охотник окзлся тоже не охотником, беглым, но лет н десять рньше, зключенным, в прошлом жндрмским унтером. Откуд он рздобыл документы, бывший жндрм не рспрострнялся. Когд он умер, документы по нследству достлись беглому кпитну, который собрл пожитки и отъехл еще н тысячу верст дльше. Тогд-то он и "подрос" чуть не н двдцть лет. Но сильно это в глз не брослось. Тежня жизнь не молодил, отпущення по грудь бород и усы способны сострить и подростк.

Пропустив все мнистии, новоиспеченный охотник к людям не вышел и тк и жил своим уством, нведывясь изредк в ближние поселки сдвть шкуры и прикупть птронов и соли. Его, кроме дней выборов, не беспокоили. Вплоть до сегодняшнего дня.

Тк единым узелком судьб связл рботник госудрственной системы безопсности и беглого, живущего по чужому, доствшемуся ему от црского жндрм, пспорту, зек. Чего только н этом свете не случется. Диву дться можно!

Дв дня дед, не отходя, отпивл, обмзывл меня трвяными нстоями. Н третий я решил возврщться. Я не мог поступить инче. Тм был Резидент, тм был дискет. Мне не с чем было являться пред светлы очи нчльств. Что бы я рсскзл, особенно после гибели ревизоров? Резидент не Дурк, нйдет способ нвешть н меня всех возможных и невозможных собк, хоть н мертвого, хоть н живого. Н мертвого предпочтительнее.

Ребилитировть меня могл только дискет. Я мог либо ее добыть, либо погибнуть. Без середины. Другого выход из этого лес для меня не было.

Выбросив кроввые лохмотья, я экипировлся в снятую с убитых боевиков одежду и обувь. Морльня сторон трупного мродерств меня волновл мло. Что мне зботиться о душе, когд ндо сохрнить в целости ноги. Н хромых ногх и душ спотыкется. Мне бы живым выбрться, грехи я кк-нибудь змолю после. Тем более это не смый тяжелый из всех, что я совершил з свою жизнь. Было бы кому змливть, тм рзберемся.

Дед подозрительно нблюдл з моими сборми.

- Чудк человек, днями еле ноги унес и опять бшку в кпкн суешь. А кк зхлопнется? Чего не живется спокойно?

- Дел, дед. Дел, - односложно отвечл я.

- Вжнее жизни дел нет.

Ну дедок, прямо форизмми чешет! Нконец я решился подобрться к глвному, двно терзвшему меня вопросу.

- Дело, поди, горячее будет... - зкинул я хитрую удочку. Но ткого мтерого окуня, кким был стрик, моя дохля нживк не зинтересовл. Возрст не тот, н что попло клевть. Ткого и бреднем не ухвтишь, я удочкми рзмхлся.

- Говорю, кулчкми дело не обойдется.

- Ну? - спросил дед.

- Оружие дешь? - плюнул я н соблюдение дипломтического этикет.

- Чего не дть, бери. Вон они з зимкой в оврге вляются, подозрительно легко соглсился дед.

- А птроны?

- А птроны не дм. Мло ли ты в кого ими пулять удумешь. Чужя душ потемки.

- Ну, ты дешь, дед! Ты же см видел - в кого. См двух убил! - возмутился я.

- Те, кого я убил, меня первого стрельнуть хотели. А тех, что ты рсскзывешь, я не видл. Ты сегодня их постреляешь, звтр скжешь: "Погорячился".

Вредный дедок, возрзить бы ему в три этж н ткие слов, д нельзя, спситель все-тки.

Обогнув зимку, я спустился в оврг, вытщил из морской трвы крбин. Он хоть и без зрядов, но увжение внушет. А птроны - дело нживное.

- Ну, все, дедок. Не поминй лихом, - нчл прощться я.

- Погодь-к, - прервл меня стрик и, ворч себе что-то под нос, полез з печь.

Неужто з птронми? Не выдержл все-тки. Не взял н себя грех отпрвлять безоружного человек н втомты. Двно бы тк. А то изобржет из себя пцифист-ндомник. Слышл я его проповеди, зню, кк он противник от оружия отврщет. Не откжешь, если ближе чем н семьсот метров стоишь.

Дед нгреб три полные горсти птронов. Я, блгодрно зглядывя ему в лицо, подлся вперед, но он, не обрщя н меня внимния, рссовл птроны в крмны.

- С тобой пойду. См гляну. А то вы молодые, горячие, сперв н курок жмете, потом фмилию спршивете.

- А птроны-то?

- Тм дм, - отрезл стрик.

Вышли мы чс н три позже, чем я плнировл. Дед спешки не терпел собирлся основтельно, кк будто жить в другое место переезжл.

- Ты хоть втомт возьми, - попробовл убедить его я.

- Н что он мне? Я к своей винтовке глз пристрелямши.

Тоже верно, оружие привычку любит. Новое оно, может, потехничнее, поэффективнее будет, но с зковыркой, о которой можно узнть слишком поздно.

"Пок пятьдесят обойм не отстрелял, ствол в дело не бери", - рекомендовли в учебке инструкторы по огневой подготовке.

Спецы оружие к руке годми притирют. С женщиной столько не милуются, кк с этими железякми. Еще бы, от них впрямую жизнь звисит. Кждя стрелковя единиц имеет свои хрктеристики, особенности, свой, если хотите, отличющийся от прочих хрктер, свой норов. У этого пистолет спуск плвный, долгий, у этого - тугой и быстрый, здесь отдч влево збирет, здесь - вверх дергет. Не учел ткую мелочь - и летит пуля в молоко вместо угрожющего тебе смертью противник. Тк что не тк уж и не прв дед, предпочитя свою древнюю, проверенную в деле "тозовку" новейшей системы втомту. Тот свой десяток пуль отмолотит з секунду - и хоть не рссветй, куд они попдут - еще большущий вопрос. А мелкшк успеет один выстрел сделть, но куд ндо.

Я и см бы с удовольствием этот ширпотреб не брл, если бы мог из чего другого выбирть. Дорог нзд предствилсь н удивление легкой и короткой. Мы не плутли, не шрхлись по бурелому, не продирлись сквозь ветки, не провливлись в оврги и болот, шли по хорошо нтоптнным тропм прямо к искомой цели. Воскресня прковя прогулк в срвнении с моим недвним тежным походом.

При приближении к морскому побережью я стл рздумывть о том, кк нейтрлизовть энтузизм своего лесного спсителя. Он был профессионльным охотником, но не рзведчиком. Он знл повдки смых свирепых тежных хищников, но дже не догдывлся, н что способен человек. ' Любя его ошибк могл стоить головы нм обоим. Он сделл свое дело: сохрнил мне жизнь, подлечил, смой короткой дорогой привел к объекту. Оствлось лишь выцыгнить у него горсть-другую птронов. Больше помочь мне он не мог, потому что не должен был знть моих дльнейших плнов. Он и тк з эти дни услышл более чем достточно. Еще смя млость - и мсс опсных сведений могл превысить критическую точку, после которой опекемый Конторой больной обычно не выздорвливет. Я был признтелен своему нгелу-хрнителю и не хотел отвечть н добро пргрфом служебной инструкции.

Смое сложное, что я не мог объяснить дедушке всю опсность его нстырности. Это тоже было бы рзглшением большой Тйны. Не всей, но вполне достточной для печльного исход.

- Послушй, дедуля, - пытлся выбрться я из щекотливого положения. Подмог скоро подоспеет. Нверняк подоспеет. Моя здч - удерживть силы противник в поле зрения до подход основных сил. Если ты хочешь помочь в добром деле - отследи тылы. Я не умею смотреть одновременно вперед и нзд. Перекрой подходящие дороги и тропы. Если по ним кто-нибудь пройдет, сообщи мне. Это спсет меня и хорошее дело. - Господи, ккую пионерскую хинею мне приходится иногд нести! Словно в игре "Зрниц" учствую. Кк перекрыть одному человеку несколько троп срзу? Кк сообщить? Возле меня телефон нет. Хорошо, если бы дедок внял моим увещевниям, поторчл в зсде пру дней и, естественно, ничего не обнружив, отбыл обртно в свою зимку. Ну есть же у него здрвый смысл. Не прибегть же мне в смом деле к крйним мерм.

Не зню, слов, интонции или выржение моих глз убедили строго охотник, но он соглсно кивнул и, збросив мелкшку з спину, отпрвился к ближним кустм.

- Эй, птроны-то? - недоуменно воскликнул я. Дедок вернулся и отсчитл мне пять зрядов. Вот знуд!

- Стрик, мне не хвтит этого дже н три минуты боя! - возмутился я.

- А зчем тебе стрелять? Тебе нблюдть ндо, подмогу ждть, - спрведливо возрзил дедуля. - Тк что пять штук дже лишку.

- А если что случится?

- А если что случится, стрельни, я услышу. Приду, остльные дм.

Прибил бы дед н месте, кбы не должок в виде безвозмездно подренной мне жизни.

- Будь, дед!

- Буду, сынок!

НП я оборудовл прямо н берегу под повленной вершиной к воде елью. Ее ствол и ветки создвли ндежную тень, скрывющую меня от посторонних взглядов и в то же время не препятствующую нблюдению. Лицо и руки, чтобы они не отсвечивли в солнечных бликх и еще чтобы их не жрл гнус, я густо нмзл землей. Хлестть себя по щекм, отмхивясь от докучливых кровососов, я не мог. Любое движение н фоне неподвижности привлекет внимние. Н несколько ближйших чсов мне предстояло змереть, слившись с близким неживым окружением - вот ствол, вот кмень-влун, вот и измзнный землей и вдвившийся в землю я. Все одинково неподвижные и молчливые. Одним словом, неодушевлення природ. Лндшфт.

Уже в первые чсы нблюдения я зподозрил нелдное: людей н судне и возле него явно поубвилось, но, глвное, не было признков, укзывющих н нличие Резидент. Никто не бегл получть дополнительные укзния, никто не носил нчльству обеды. Мелкие комндиры прибвили в суете и в голосе - верный признк, что более высокое нчльство отбыло. И вообще жизнь текл кк-то вяло и неинтересно.

Неужели Резидент вместе с боевикми рыщет по тйге в поискх сбежвшего пленник? Вряд ли, скорее всего он отбыл в город, готовить встречу неизбежной, кк ночь, конторской проверке. Центр действия сейчс смещется туд. Здесь подбирются уже ничего не могущие изменить осттки. Знчит, тм ему и быть. Резидент не плетется в хвосте событий, он имеет привычку збегть вперед. Но если он тм, зчем я здесь?

Дождться ночи и уходить в город - принял я единственно возможное решение. Бог знет, сколько суток мне придется топть ножкми по тйге в обход бндитских кордонов. Тупо сидеть в зсде тм, где уже никого не может быть. Мелюзг, вроде нблюдемых мною брвых боевиков, не в счет. Эти могут быть интересны только рйонному отделу милиции. Не дело шрхть из пушки по воробьям, тртя зряды, преднзнченные людоеду-медведю. Но срзу уйти мне не удлось. К вечеру к смым сходням, рзбрызгивя гльку, подктил мшин. Из нее выскочили несколько вооруженных и чрезвычйно возбужденных боевиков, поднялись н судно. Им нвстречу вышл охрн. Н плубе возник импровизировнный митинг. Боевики кричли, прерывя друг друг, мхли оружием, укзывя в сторону берег.

Похоже, они отыскли свежие могилки своих собртьев по штыку и кстету. Тогд их возмущение можно понять. Митинговых стрстей я не опслся: чем больше шум, угроз, публично произнесенных клятв, тем меньше дел. Покричт, посуетятся - глядишь, н действие сил не остнется. Подустнут, спть пойдут. Эмоции кк свисток в провозе: чем громче свист, тем меньше пр остется н то, чтобы колес крутить.

Однко н этот рз я ошибся. Рзговорми дело не огрничилось. Комндиры митингующих боевиков, неожиднно прекртив суету, ушли с плубы. Отсутствовли недолго, минут тридцть, но, кк выяснилось, вполне достточно для того, чтобы в корне изменить ситуцию. Им потребовлось примерно двдцть шгов по плубе, чтобы подняться в рдиорубку, открыть дверь и включить передтчик. Остльное сделл Резидент. Он умел в секунды из ст неизвестных извлекть одно единственно верное решение. Ткой ход мог придумть только человек Конторы, который хорошо знл условия игры, который был бсолютно уверен, что чудом избежвший смерти пленник не побежит сломя голову по тйге прочь от мест своего зточения, , ноборот, презрев опсность, пойдет нвстречу своим преследовтелям, чтобы в мутной воде стихийной погони словить свою золотую рыбку счстья. Он был уверен, потому что этот пленник был не просто пленник, но Контролер. И он думл кк Контролер и действовл кк Контролер, и инче быть не могло. Человек Конторы не может уйти, не подчистив хвостов!

Мне бы понять это чуточку рньше, мне бы упредить события, но я блгоденствовл в тиши своего прибрежного убежищ. Я ожидл вечер, чтобы под прикрытием темноты тихо и неблгодрно покинуть своих недвних негостеприимных хозяев.

Я опоздл.

Комндиры вытщили мегфон. Еще до того, кк они открыли рот, я понял, что сейчс произойдет.

- Эй, ты! Мы знем, ты прячешься где-то близко! Ты слышишь нс? Если ты не объявишься, мы кждые пять чсов будем убивть по одному человеку. Ты понял? Пять чсов - один человек! Их жизнь звисит от тебя!

Боевики тщили по плубе плчущую женщину.

- Ее мы убьем первой. Время пошло, - крикнул бндит с мегфоном и приствил ко лбу зложницы дуло пистолет.

- Минут.

- Две.

- Три!

А это уже придумл не Резидент. Этого он сделть не мог. Не оттого, что он ткой нрвственный и сердобольный человек, жлеющий бездомных кошек и не переносящий вид крови. Вовсе нет. И кошек он, рвно кк и существ покрупнее, может не моргнув глзом отпрвить н живодерню. И вид крови его не смутит, хоть дже нлитой через крй внны. Он не мог ткого совершить, потому что подчинялся определенной логике поведения. Он никогд не допускл крови, если это не диктовлось необходимостью, если ее можно было избежть. Он мог убить, когд ндо было убить, но не мог, когд этого не требовлось. Он делл не более того, что необходимо. Не стнет же слесрь, ссылясь н усердие, нкручивть н болт лишнюю гйку или дворник добровольно выметть соседний, не зкрепленный з ним учсток. К чему им лишняя рбот? Дй бог со своей упрвиться.

Резидент мог бы убить зложников, если бы это позволило ему вычислить меня. Он не здумывясь отпрвил бы н тот свет вдесятеро больше людей, если бы был уверен в результте. Но в днной ситуции?.. Он прекрсно понимет, что рди спсения чужих, все рвно обреченных, жизней я не пожертвую единственной своей. Не оттого, что я ее ценю, оттого, что в днный момент он превртилсь в инструмент следствия и потому уже не приндлежит мне. Ее собственниц следствення служб Конторы. И только он может ею рспоряжться.

- Пять!

- Шесть!

Ну встну я, крикну, кк очень положительный герой широкоформтного ромнтического фильм: "Вот он я! Мрзь! Отпусти женщину!" И дльше что? Меня срзу пристрелят. Женщину следом, кк и прочих зложников. Кк же их могут не убить, если их уже нет? Все они две недели нзд сгинули в холодной морской пучине в результте тргической ктстрофы, случившейся с рейсовым смолетом, и похоронены родственникми. Кк же это может быть, чтобы покойники вернулись с того свет, объявившись живыми, здоровыми перед округлившимися глзми своих близких? И что те у них спросят? И что они рсскжут? Нет, не пережить им той ктстрофы. Умрут они, тк или инче. Зчем мне доствлять убийцм дополнительную рдость, приплюсовывя к списку жертв очередную свою фмилию. Поддться эмоциям, сыгрть им н руку, сделть то, чего они и добивются? Нет, если я хочу сыгрть против врг, я должен, не регируя н угрозы, удлиться восвояси и исполнить зплнировнную рботу. А они исполнят свою.

И я бы ушел, я не сторонник крсивой, но бесполезной и дже вредной для дел смерти. Я бы ушел, если бы не одно не звисящее от меня обстоятельство... Готовясь переждть смое трудное, я отвел глз в сторону.

- Восемь!

- Девять!

- Десять!

"Одинндцть!" бндит скзть не успел, он скзл: "О..." - и упл н плубу, схвтившись рукми з лицо. Из-под его пльцев густо ползл кровь. Никто ничего не понял. Кроме меня. Я услышл слбый хлопок и увидел то, что увидел. Тк мог стрелять только один известный мне человек, и этим человеком был мой знкомый дедок.

Похоже, тылы мои уже никто не охрнял. Бндиты попдли н плубу и открыли ургнную пльбу нугд. Они не столько пытлись порзить невидимого ими противник, сколько унять свой испуг. Пули хлестли по берегу, выбивя кменную крошку из влунов. Плотно сдят! Тк можно и н неприятность нрвться!

Окменевшя в первое мгновение женщин пришл в себя и, пытясь спстись, побежл к сходням. Спрятвшийся з кнехтом боевик повел стволом в ее сторону. Вряд ли кто при ткой интенсивной стрельбе сможет выделить еще один выстрел. Мой выстрел. Я вскинул крбин и поймл чужое лицо в рмку прицел. Теперь я не смогу нвредить ни себе, ни делу. Теперь я волен в своих эмоциях. Добрые поступки, если они не мешют основной рботе, у нс не возбрняются. Это личное дело кждого.

Я, конечно, стреляю похуже, чем дедок, и не смогу с ткого рсстояния взять зверя, не попортив шкуру, но этого и не требуется. Мне этого хищник в зготконтору не сдвть. Мне его только убить требуется.

Выстрел.

Бндит откинулся головой з кнехт. Но женщину это не спсло. По меньшей мере несколько пуль удрили ее в спину, опрокидывя через фльшборт в море. Вновь стрельб пошл по нрстющей. Сейчс они перегруппируются и пойдут в тку или, того хуже, отгонят судно подльше, высдятся где-нибудь н берегу и прочешут местность. А с другой стороны подктит вызвння по рции подмог, которя охвтит побережье подковой, вытеснит опсных стрелков к воде и тм спокойно, словно мишени в тире, рсстреляет из полусотни стволов. И н весь этот предполгемый бой у меня в нличии всего четыре птрон!

Похоже, ндо рисковть.

- Стрик! - крикнул я, повернувшись лицом к берегу, чтобы рссеять звук, не дть возможность противнику просчитть по нему мое местоположение. - Ты меня слышишь, стрик?

Пули зколотили метрх в тридцти от меня. Черт, еще пр фрз, и они нщупют место моего убежищ. Неторопливой беседы у нс явно не получится. Но если я не скжу то, что должен скзть, з мою жизнь все рвно никто не дст грош ломного. Только стрик, если услышит меня и поймет, может спсти ситуцию. Только он с его выдющимися способностями. Мне ткое не под силу.

- Стрик! Антенну, нтенну! Антенну!!!

Мне вжно было отсечь сухопутную подмогу. С оствшимися мы кк-нибудь совместными усилиями спрвимся. Фонтнчики пуль поползли влево, пытясь нщупть мое тело. Стрик молчл.

Я еще рз прикинул рсстояние, отделившее срез дул от нтенны, технические возможности крбин и свои. Нет, кк минимум три птрон н пристрелку, в осттке один. Не осилю. Это будет нпрсня трт зрядов. Мне бы их хотя бы штук двдцть, тогд может быть. Ну, дед, ну, скряг! Предупреждл же я его!

Единственное, что я мог предпринять, - это попытться не допустить боевиков с плубы во внутренние помещения. Чтобы не выдть себя выстрелом, сместился дльше з ствол и в месте, где ветви были ниболее густы, отыскл узкую щель-мбрзуру. Теперь мне было сложно отсмтривть все прострнство плубы, но зто я отлично нблюдл ее учсток, прилегющий к дверям. Будь я не огрничен в зрядх, довольно было бы вести психологическую, неприцельную пльбу по двери и ближним стенм, чтобы отбить охоту у кого бы то ни было приблизиться к простреливемой зоне. Но весь мой боезпс состоял из четырех птронов - мне ндлежло пугть редко, но метко.

Удобно устроив крбин, я стл поджидть жертву. Скоро тковя, переползя по плубе от укрытия к укрытию, приблизилсь к зоне досягемости выстрел. Я тщтельно выверил рсстояние и в мгновение, когд он рвнулся в дверь, нжл курок. Ветки съели плмя выстрел, тк что я остлся невидимым. Боевик всплеснул рукми и осел н пороге, кк я и рссчитывл, згородив проход своим телом и тем усложнив здчу следующего хрбрец. Я не испытывл иллюзий: рно или поздно боевики перестнут лезть н рожон и нйдут обходной путь в рдиорубку.

Следующий зряд я потртил н бндит, пытвшегося пробежть опсную полосу вдоль дльнего фльшборт. Его я в последний момент зцепил з бедро. Он упл и, опирясь н руки, быстро отполз нзд.

Н этот рз ответного шквльного огня не последовло. Похоже, у бндитов поистощились "пороховые погреб", для того, чтобы пополнить боезпс, им ндо было кк минимум прорвться в кюты. Не экономил птроны только стрелок, рспушвший очередь з очередью из иллюминтор кормовой кюты. Похоже, рядом с ним стоял ящик со снряженными мгзинми. Будем ндеяться, что он не умеет обрщться с передтчиком, если умеет, не догдется бросить втомт рди телегрфного ключ. Но, конечно, лучше было бы подстрховться. Я прикинул, кк можно выцепить его из иллюминторной мбрзуры. Нет, двумя пулями здесь не обойтись. Д и десятью едв ли.

- Эй, пря, ты живой? - услышл я сверху, от корней упвшего дерев, знкомый голос. - Я птроны принес.

Нет, тки скзну я стрику пру лсковых, несмотря н его седины, когд все это зкончится. То жмет птроны, кк Гобсек золотой дублон, то, когд не спршивют, предлгет. Пор было выбирться из убежищ, которое в любое следующее мгновение могло превртиться в смертельно опсную ловушку. Прояви дедок хоть млую неловкость - и зметившие его боевики рзнесут в щепу прикрывющие меня ствол и ветки.

- Стрик, втомтчик видишь? - негромко спросил я.

-Ну?

- Я сейчс к тебе буду перебирться, ты его пугни.

Автомтчик, д у которого еще обойм немерено, был мне ниболее опсен. Остльным меня еще выцеливть ндо, этому достточно стволом в сторону повести. С богом!

Одну з другой я выпустил последние пули в прятвшихся н плубе бндитов, зствив их н мгновение притихнуть, и, быстро выскочив из убежищ, пробежл четыре шг вперед. Пятый шг я сделл нелогичным. Я не продолжил тректорию бег, отпрыгнул нзд. Несколько пуль ткнулись в землю впереди меня. Еще шг нзд и рывок вверх по склону. Смое приятное, что втомт молчл. Или стрелок меняет рожок, или дед отогнл его от иллюминтор. Снов прыжок в сторону, упсть, отктиться, вскочить н ноги - остлось совсем немного...

Дедок спокойно лежл з стволом сосны, выцеливя кого-то н плубе судн.

- Тм еще один рядом был в кюте, - скзл стрик, не отрывя глз от мушки винтовки. Знчит, был? Похоже, что втомтчик дед испугл до смерти. Кк он умудрился отыскть его в темноте иллюминтор? Но стрелки меня уже не волновли.

- Антенн? Кк нтенн? - с ходу спросил я.

- Тм много железок. Ккя нтенн-то? - спросил дед.

- Мчту видишь? Теперь левее, еще, еще. Понял?

- Аг, - скзл стрик и прилег щекой к ложе винтовки. - Теперь вижу.

Он выстрелил пять рз, пок перебитя нтенн не упл н плубу.

- Теперь лдно?

Дело было сделно. Еще с полчс мы, переползя с мест н место, постреляли по судну. И дже зцепили одного боевик. Вот и весь итог. Бой принимл зтяжной, позиционно-оборонительный хрктер, впору было копть блинджи, окопы полного профиля и протягивть по фронту колючую проволоку. Лимит ншего превосходств, зключвшийся во внезпности нпдения, был исчерпн. Кждый боевик ншел себе ндежное убежище, з которым сможет пересидеть и не ткой грд пуль.

Вечером, под прикрытием темноты, они перегруппируются, тем или иным способом перепрвятся н берег и с помощью подошедшей подмоги с двух сторон, взяв в клещи, рздвят нс, кк собк докучливую блоху зубми.

Если мы хотим спсти свою жизнь, то делть это нужно незмедлительно. Кждя упущення минут лишет нс нескольких десятков метров, отделяющих от опсного побережья. Кждя минут зкрывет еще одну свободную тропу.

- Не пор ли нм, стрик, прощться? - внес я, кк мне кзлось, ниболее рзумное в днной ситуции предложение. - Пок не поздно.

Ответ стрик меня нсторожил.

- А кк же остльные?

Но еще более меня нсторожило плвное движение ствол "тозовки" от судн в мою сторону.

- Мы можем для них что-нибудь сделть? - ответил я вопросом н вопрос.

Рельно мы могли сделть очень немного. Отсидеть в кустх еще чс или десять, подстрелить еще одного или двух бндитов, дождться тки и схлопотть по десятку пуль в жизненно вжные оргны. Все. Хотя нет. Еще мы могли нчть фронтльное, в полную ширину моих и дедовских плеч; нступление н превосходящего числом и зкрепившегося н своих позициях противник при мссировнной поддержке ж двух стволов стрелкового вооружения. Ткого врг, конечно, не выдержит, со смеху полопется.

- Дед, можно вдвоем в нступтельном бою одолеть дв десятк вооруженных головорезов и остться живым хотя бы в течение одной минуты? Что об этом говорит нук тктик? Или ты японцев один к десяти ложил?

Стрик молчл.

- А что делть, когд нступит ночь и мы не сможем контролировть их перемещение?

Стрик молчл.

- Пошли, дед. Зложникм мы не поможем, только бндитов озлобим. Тк они людей просто пристрелят, по злобе измывться будут. Пошли? А?

Я сделл движение в сторону. Стрик проследил меня дулом "тозовки". Ну не стрелять же упрямц! Я сел.

- Чего ты добивешься? Ншей смерти? Ну, пошли, постоим минутку н берегу, доствим ребяткм удовольствие.

Стрик опустил винтовку.

Конечно, стрик был прв. Негоже оствлять н убой живых людей. Что они, нзнченный н колбсу мясо-молочный скот? Д и ситуция не был столь безндежной, кк я желл, чтобы он выглядел. Способы освободить зложников существовли, но уж очень дохлые, кк оттявший по весне комр. А уж возможность выжить в них и вовсе приближлсь к минус единице.

Я бы рискнул, поствил свою жизнь н кон, тем более что цен ей - две строки в рпорте, но в голове моей был зключен не приндлежщя мне информция. Я вообще не был человеком, я был сейфом н двух ножкх. Сейф может принять смостоятельные решения? Нет! Он должен ждть, когд его откроют.

Соглсно пунктм уств, попрвкм к пунктм и дополнениям к попрвкм, ткже должностным инструкциям и, нконец, здрвому смыслу, мне следовло избежть опсного, не влезющего в рмки здния приключения. Мешющее тому обстоятельство - устрнить любым известным способом. Сейчс этим обстоятельством был стрик-охотник, несколько дней тому нзд спсший мне жизнь. При всей эмоционльной отвртности этот предписнный мне првилми Конторы поступок был очень логичен и в чем-то дже милосерден. Я лично могу устрнить трех-четырех бндитов, Контор, если я до нее доберусь, вычистит всех. Достточно будет слегк соврть, звысить уровень их проникновения в Тйну, чтобы неотвртимя кр нстигл беглецов хоть н острове Псхи. Здесь осечки не будет - голову н отсечение дм. С другой стороны, скольких людей я еще спсу, если моя информция достигнет цели. Судя по всему, нынешние мои противники в бирюльки не игрют: ревизоров прикончили, зложников не пожлели. А я узнл лишь млую чсть их деятельности! Ккое количество "мокроты" тянется з ними еще, можно только догдывться. А сколько плнируется в будущем... Лдно, допустим, влезу я в дрку, прихвчу вместе с собой н тот свет полдюжины бндитской мелкоты. А глврей упущу! Подрежу у гидры несколько коготков, через неделю новые отрстут. Любители пострелять всегд нйдутся. И потянется кроввый след дльше. Тк что логичнее сделть? Покрыть своей смертью преступную оргнизцию или, пусть ценой жизни не понимющего, что творит, стрик, прервть кроввое действо? Пойти н одно вынужденное убийство, чтобы не допустить сотни? Что в этом морльного, противоречщего нормм человеческого общежития? Вы спросите будущие жертвы, что они об этом думют и соглсны ли положить свои сто голов против одной, пожившего н этом свете стрик. Не однознчно? То-то. А см стрик соглсится н ткой обмен, или сердце екнет?

Другое дело, что я не могу рсскзть деду всю подоплеку дел, объяснить, что, отпустив бндитов восвояси, мы вернее достигнем отмщения, чем если будем отстреливть их по одному. Погибнуть мне сегодня - то же смое что объявить им полную мнистию.

Вот и выбирй между должностными предписниями, долгом, логикой и эмоциями. Поступить блгородно сегодня, рискуя обрести звтр бесчестье, или поступиться сиюминутными принципми рди скорого триумф спрведливости? Лично я предпочитю последнее. Но дед? Но его пятимиллиметровя "тозовк"! Никк они не хотят соглшться! Тк что делть?

Я сомневлся еще несколько секунд, пок не принял решение. Поиздевлся дедок ндо мной вволю, теперь моя очередь. Он хочет скндл? Он его получит! См нпросился.

Я сбросил предохрнитель, рзвернул крбин н стрик. Он встречно вскинул "тозовку". Теперь мы нпоминли дуэлянтов-гуср, сильно повздоривших во время пирушки и мгновенно протрезвевших, когд дело дошло до пистолетов. Ни тот, ни другой не решлся стрелять. Ни тот, ни другой не опускл оружия. Мы урвняли свои возможности.

А ты, дедок, думл, один можешь пугть людей?

- Теперь слушй! - скзл я. - Только плец с курк сними, то со злости ненроком ббхнешь.

- А ты з мой плец не болей. Ты з себя болей, - отвечл стрик.

- Тогд тк. Не хочу тебя рсстривть, но ты влип, крепко влип! Спс ты, дед, не бедного стрнник, вполне конкретного рботник службы безопсности, и все, что ты мне рсскзл, ты рсскзл должностному лицу при исполнении служебных обязнностей. Я тебе, конечно, блгодрен, но покрывть не стну. Откровенничл ты зря. Десятой доли содеянных тобой преступных эпизодов хвтит н то, чтобы зпереть тебя в лгере до конц дней. Побег, подмен документов, последнее двойное убийство. Ах д, еще плюсуем дв труп н корбле. Или три? Это, если въедливый прокурор попдется, вышк. Грустно, дедок. Грустно?

Я увидел, что у стрик зтрясся н курке плец. Не переборщить бы. Возьмет д пльнет с рсстройств. Нелегко ткое рзочровние перенести спс, обогрел, рсскзл все кк человеку, он возьми и поствь под крющий меч. Свинство! Это если цензурно выржться. А лучше не выржться, двнуть н собчку - и поминй обидчик кк звли.

- Эй, дед, ты не волнуйся, я еще не все скзл. И пльчиком не грози. Он у тебя, между прочим, н курке лежит.

Дед поморщился, но ничего не ответил. И плец не убрл. Все-тки приятно иметь дело с профессионлом. Другой бы двно пльнул с перепугу, этот не спешит, уверен в своих силх, уверен, что успеет упредить мои действия. Нивный, не знет он всех нших уловок.

- Короче, сидишь ты, дед, в дерьме по смые уши. Не позвидуешь. И выход у тебя всего дв: н гшетку жть и пулю мою встречную в лоб получть или в точности выполнить то, что я тебе сейчс скжу. - Рзозлился дед, зигрл желвкми. Не любил он ткой тон, еще с тех двних времен, когд выбивли у него покзния в следственных кбинетх. Пхнуло ему в ноздри знкомым духом. Но и выход у него не было - или слушй, или обменивйся встречными пулями. Н то и рсчет. Злобность дедов мне в деле не помешет, вот неверие в Мои угрозы - может.

- Корблик ты возьмешь один. Не без моей помощи, но один! По крйней мере все должны считть именно тк. И зложников, если они живы, освободишь один, и бндитов покрешь, если они доброго язык не поймут, тоже в одиночку. Это мое единственное и глвное условие. И не дй бог, хоть одной живой душе рсскжешь обо мне и моих действиях. Считй тогд себя коренным жителем тундры. Лишнее слово - лишний год рудников. Я не шучу. Если будут спршивть о втором стрелявшем стволе, изобржй ничего не понимющего лесного идиот: д, кто-то бегл, кто-то стрелял, но кто, ты не знешь, и куд он делся, не ведешь. Н том и стой. Твоя свобод з твоими зубми хоронится: рскроешь лишку, выпорхнет - не поймешь. Подтверждение требуется? Документы, ордер, постновления?

Дед помотл головой. Для узнвния ему было довольно моего чекистско-следственного тон.

- Вот и лдно, будем считть, ты подписл рсписку о нерзглшении. А теперь к делу.

Я демонстртивно убрл крбин. Мгновение посомневвшись, стрик сделл то же.

- Сук ты, - скзл он.

А это сколько угодно. Это в мою хрктеристику не впишут.

Н том и порешили. Суть дел в отличие от прембулы я изложил быстро.

- Глвное, не допускй их в рубку и к якорям, - в зключение повторил я, если они уведут судно, нш крт бит.

См я, спустившись к небольшой, впдвшей в море речке, нчл собирть бутылки. Нет, я не хотел богтеть з счет сдчи дрмовой посуды, я хотел рзжиться дополнительным оружием.

Кк я и рссчитывл, бндиты трезвенникми не были - бутылок я ншел в изобилии.

Не стло дело и з бензином. Прокрвшись з кустми к бочкм с горючим, преднзнченным для зпрвки втомобилей, я пробил одну из них сбоку ножом и зполнил пять бутылок. Горлышки я зткнул обстругнными по рзмерм сучкми. К ним привязл обрывки случйной тряпки. Фугсные грнты системы "молотовский коктейль" были готовы. До Ф-1 они, конечно, не дотягивли, но в деле сгодиться могли.

Следующий этп оперции, стопятидесятиметровый зплыв, обещл мне крепкий нсморк или пулю в голову. Вообще-то я предпочитл нсморк, но меня могли и не спросить.

Ближе к темноте я не без удовольствия срубл конфисковнный у стрик шмт копченого сл, чтобы обеспечить оргнизм тепловыми клориями. И без удовольствия шгнул в воду. Одежду я, конечно, не снимл. Это только в кино герои-крсвчики прыгют в холодную воду голяком. Понятно, им не выжить ндо, свои мужские достоинств восторженным зрительницм продемонстрировть. Более того, кроме своей одежды, я поддел снятую со стрик меховую безруквку. Лишние пять минут жизни мне не в тягость, без крсоты я обойдусь. Чем больше н мне будет ндето, чем плотнее будет одежд, тем позже до моего тел доберется холодня вод. Чтобы не булькнуть кмнем ко дну, я зтолкл под куртку н живот пук сухого кмыш, чтобы не всплыть н поверхность, кк ндутый воздушный шрик, нбил крмны мелкими кмнями. Тким обрзом, я стл похож н мленькую подводную лодку. Хочешь всплыть - сбрось чсть кмней из крмнов. Потянул вниз нмокшя одежд - опять-тки избвься от чсти бллст. Ндумл погрузиться глубже - вытяни пру плочек кмыш. Прямо подводный томоход. Жль, с очень огрниченным рйоном плвния и еще более огрниченным зпсом воздух. Ну, ничего, тут мы применим стринный, придумнный еще первобытными рзведчикми способ подводного дыхния через толстую соломинку. Глвное подобрть оптимльную глубину. Слишком близко к поверхности - можно ненроком бултыхнуть коленом, слишком глубоко - легким не хвтит силы преодолеть двление окружющей воды. Тктику плвния я отрботл з кмышми н реке. Недурно, ндо бы добвить лишних кмней, тк кк морскя вод более "тяжеля" и сильнее вытлкивет человек. Кк только солнце село з горизонт, я отпрвился в недлекое, но очень неприятное путешествие.

- По местм стоять, со швртовых снимться! - скомндовл я см себе. Принять бллст в првые цистерны! Срочное погружение!

Нырнул. Поверхность вечернего моря почернел, и увидеть меня было прктически невозможно. Плыл я очень медленно не от того, что не спешил, от того, что хотел мксимльно долго сохрнить тепло. Чем быстрее человек плывет, тем сильнее его тело омывется холодными водми. Я кое-кк согрел протиснувшуюся к телу влгу и не желл ее менять н новую, более холодную. Все море я все рвно не обогрею. Я один, его вон сколько! Мне бы под одеждой и между слоями темпертуру удержть. Вот и судно. Тень от него я зметил срзу, тк кк плыл н спине, животом вверх. Тк было нмного удобнее удерживть дыхтельную соломинку и контролировть глубину погружения. Обогнув корму, я приблизился к иллюминтору жилых кют и под смым бортом поднял из воды руку.

Теперь все звисело от добросовестности стрик. Если он зпоздет, я скоро змерзну до состояния бесчувственной сосульки и тихо опущусь ко дну морскому н рдость местной трупопитющейся живности и смого дедк, счстливого, избежвшего лгерных лесозготовок.

Но дед окзлся н высоте. Ровно через секунду после моего знк пуля, пущення из крбин, вышибл стекло иллюминтор. Я сбросил из крмнов кменный бллст, вытщил из-з пзухи снряженную бутылку, сорвл с пропитнного бензином зпл полиэтилен и чиркнул вытщенной из герметичной упковки (плотно зкрытой и обмзнной сосновой смолой стеклянной пол-литровой бнки) зжиглку. Вспыхнувшую бутылку я со всей силы бросил в рзбитый иллюминтор кюты. Рздлся звон, хнул яркя вспышк плмени. Теперь счет пошел н секунды. Держ в вытянутой вверх руке, чтобы, не дй бог, не змочить, зжиглку, я подплыл к следующей кюте. Новый выстрел, звон стекл, вспышк зпл, новый бросок, взрыв бензин.

Я игрл в очень опсную, непозволительно опсную игру. Любя случйность могл погубить меня в любое следующее мгновение: прицельный выстрел боевик с плубы, упвший сверху осколок иллюминторного стекл и - нверное, смое стршное - взрыв не попвшей в дыру иллюминтор боевой бутылки. В последнем случе я бы просто сгорел, облитый пылющим бензином. Нырнуть в толщу воды срзу я не смог бы из-з нбитого з пзуху кмыш.

Третья бутылк.

Топот, крики н плубе. Сейчс я увижу высунувшийся из-з фльшборт ствол. И это будет последнее, что я увижу.

- Он здесь! Здесь!

Выстрел. Звон рзлетевшегося стекл и почти тут же еще один, горздо более тихий, вскрики, пдение мертвого тел н плубу.

Дед что, с двух рук плит? Крбином - в иллюминтор, "тозовкой" - в боевик? Ведь выстрелы рзделяло не более четырех секунд! Кк з ткое время можно успеть переменить оружие, прицелиться и, судя по проклятиям, доносящимся сверху, попсть в цель? Гений! Ему бы инструктором в учебку, не по лесм, зрывя тлнт в землю, шстть.

Четвертый иллюминтор. Четвертя бутылк. Все! Пор уходить. Пятую бутылку я использовть не успею. Для пущей убедительности, чтобы побольше стрху нгнть, я решил збросить последнюю бутылку н плубу. Не пропдть же посуде впустую. Сильно згребя ногми, я мксимльно высоко высунулся из воды и, зплив тряпку, швырнул "грнту" вверх. Эффект получился потрясющий - бутылк рвнул в воздухе, нд плубой, нд злегшими н ней боевикми, рзбрызгивя во все стороны осколки стекл и горящий бензин. Кк же это вышло? Это же просто бутылк и просто горящя тряпк. Нет в ней взрывтеля! Кк же бензин мог взорвться в целой, не рзбившейся бутылке? Что з мистик?

Лишь спустя секунду я осознл, что з мгновение до взрыв я услышл выстрел. Они почти слились - хлопок и вспышк плмени. Стрик? Стрик! Неужели он умудрился подловить летящую в воздухе бутылку? Неужели смог попсть в нее пулей? Не дробью, кк при стрельбе по летющим трелочкм, - пулей! Это уже что-то из репертур цирк. В жизни, в рельном бою ткого не бывет!

Эту мысль я додумывл уже под водой. Рсстегнув одежду, я выпустил кмышовый нполнитель, глубоко нырнул и что есть силы погреб к берегу. Вынырнул, услышл выстрел с берег - не дет дедок высунуться боевикм, снов знырнул, снов всплыл, снов нырнул. Рек, кмыши.

Судно рзгорлось, кк добротный пионерский костер, освещя все вокруг ярким светом. Из иллюминторов выплескивлись языки плмени. Ткой фейерверк им не остновить. Нет у них больше судн. То есть пок есть, но минут через сорок не будет. Куд же вы денетесь, брвые ребят? К нм н берег зпроситесь? А мы еще и не пустим. Мы злопмятные!

Пробирясь сквозь кусты, я добежл до стрик.

- Все нормльно? - крикнул я. Стрик молч кивнул. По плубе в огне пожр носились испугнные фигуры.

- Спрв возле пожрного щит, - скомндовл я.

- Вижу, - ответил дед.

Выстрел!

Минус один.

- У нос. Плывет к берегу, - скзл я. Выстрел! Минус дв.

Двое боевиков, презрев опсность, бросились к сходням. Нхрпом решили проскочить.

Минус три и четыре.

- У мостик.

- А зчем его? Он в стороне!

Кк мне было объяснить стрику, что теперь меня интересовли комндиры. Комндиры, которые видели меня возле Резидент, которые знли пусть не много, но горздо больше других бндитов. Именно они могли поведть будущему следствию о некоторых стрнностях в моем поведении, именно они могли быть косвенной причиной утечки информции.

- Зчем?

- Не здвйте вопросов! - отрезл я.

Выстрел.

Следующего комндир я выцелил см.

Минус шесть.

Семь...

Восемь. Последний опсный мне комндир. Ничего. Они зслужили эту учсть. Они комндовли бойцми, творившими зло. Они ответственны двжды. Кк исполнители и кк Вдохновители, отдввшие прикз. Виновны двжды, умирют только один рз. Они еще легко отделлись. Не по зслугм!

Девять. Зтих пытвшийся отстреливться боевик, спрятвшийся возле грузовых стрел.

Кжется, пор прекрщть вкхнлию смертей.

- Эй, н плубе! - крикнул я. - Оружие бросить н сходни! Всем собрться н носу. Стреляю без предупреждения!

Пожр, рздувемый ветром, нбирл грдусы. Судно Не сулило ничего, кроме смерти.

Еще один боевик попытлся спстись вплвь.

Минус десять.

- Собрться н бке!

Н сходни полетели крбины и пистолеты. Бндиты потянулись к носу судн.

- Открыть зложников! - прикзл я. Трюм отдрили. Н плубу, суетясь и толкя друг друг, полезли зложники.

- Зложникм - к сходням! Мужчинм подобрть оружие. Один из бндитов метнулся к пленникм, схвтил, потщил женщину, зкричл: "Я убью ее! Выпустите нс н берег!" Ну не терпелось ему открыть счет второму десятку. Стрик ткнул в него пльцем. Я соглсно кивнул.

Минус одинндцть. И опять без порчи шкуры. Зложники, истерично рыдя, что-то выкрикивя, сбежли по сходням, собрлись, сгрудились в кучу н берегу. У трех оствшихся среди них мужчин в рукх поблескивло оружие.

Деморлизовнные, испугнные, потерявшие весь свой свирепый вид боевики, прикрывясь от близкого плмени, теснились к сходням.

- Спускться по одному, - крикнул я. - При попытке к бегству - стреляю.

И для пущей убедительности сделл выстрел нд смыми головми. Боевики инстинктивно пригнулись.

Спсенным зложникм-мужчинм я прикзл встть с двух сторон поодль от сходней. Двое - один с повдкми отствного офицер, другой - охотник - с оружием обрщться умели. Им нести охрну. Третьему и женщинм обыскивть и вязть преступников.

- Ну что, дедок? Я тебе больше не нужен? См спрвишься? - спросил я не без озорств в голосе. - Вон ты ккой, в одиночку целый корбль зхвтил!

Стрик, не отрывясь от прицел "тозовки", поморщился, сплюнул досдливо в сторону.

- Лдно, не держи зл! Но помни, в тундре погод холодня, печк в брке одн н всех. Это я кроме шуток! Я свои слов держу и щдить, если что, не буду.

- Это я видел, - проворчл дед. - Тогд все?

- Все.

- Будь. А где пленных рзместишь? - уже уходя, н всякий случй спросил я.

- Не твоя збот, - огрызнулся дед, но вдруг рзмягчел: - Лес большой, стволов н всех хвтит.

Я предствил, кк будут высиживть, обвив ногми березки, бндиты, и рсхохотлся. После тких сидений им скмья подсудимых будуром предствится, прокурор в срвнении с дедом - отцом родным.

- Я пошел.

- Ступй. Только в лесу не зблудись, - буркнул дед. Ну что поделешь, вредный стрикшк, не может, чтобы з ним последнее слово не остлось.

- А з подрок все же спсибо, - поблгодрил я.

- З ккой?

- З тот, который жизнь! - ответил я, збросил н плечо крбин и пошел от берег. Мой путь был в город. Мне еще ндо было повидться с Резидентом. Люб он мне стл. Вот не скжу чем, люб. Жль, без взимности! Ну д ничего, я ухжер терпеливый.

Время торопило меня. Я должен был успеть добрться до город рньше, чем бндиты обнружт остов сгоревшего судн и пропжу всей его комнды. От одной-двух случйно вернувшихся н бзу групп боевиков стрик с помощью поствленных под ружье новых рекрутов отобьется, вот от целенпрвленной кртельной экспедиции, призвнной змести следы преступления, вряд ли.

Но еще мне следовло спешить, чтобы зстть Резидент врсплох, до того, кк он узнет о случившемся и, поняв, что его противник жив, примет упреждющие меры. Сейчс, когд я утртил глвный козырь, когд моя внешность перестл быть терр инкогнит, единственной возможностью прорвться к объекту был внезпность. Внезпность диктовл всю тктику оперции. Позволить себе недельную прогулку по тйге я не мог. Скорость стоил риск. Зня из рсскзов стрик примерное местоположение ближйших поселков, я нпрвился к второстепенной грунтовке, связыввшей лесхоз с другой, более оживленной мгистрлью.

Выбрв н дороге рзбитый, в глубоких ямх учсток, я зсел в ближних кустх. Две мшины пришлось пропустить. Третья - бортовой, приспособленный для перевозки горюч -ки "урл" - подходил мне кк нельзя лучше. Я дождлся, когд он притормозит перед препятствием, и легко зскочил в кузов. Опсясь возможной проверки, я збился между огромным, в треть борт, бком и пустыми двухсотлитровыми бочкми, зкрывшись сверху вонючей, пропитнной соляркой ветошью. Едв ли бндиты стнут мрть руки о ткой невозможно противный мзут. Через три чс я был н трссе. Еще через дв - н окрине город.

Вспомнив курснтскую молодость, я в первую очередь нпрвился в сберкссу з "своими" снятыми посетителями со счетов и неосторожно положенными в нружные крмны деньгми. Во вторую - в мгзин, где обзвелся подходящей мне для дел одеждой. В третью - в бню, где смыл с себя солярный зпх. Четвертый пункт обязтельной прогрммы - обзведение ндежными документми - я пок отложил. Я очень спешил. Кждя секунд стучл гвоздем, вбивемым в гроб, против меня. Если плнируемя оперция сорвется, документы мне будут все одно ни к чему. Между походми в сберкссу, мгзин и бню я успел сделть три нонимных звонк в милицию, безопсность и исполком по поводу счстливо спсшихся во время виктстрофы пссжиров. Я очень ндеялся, что поднятый по этому поводу шум и оргнизовння спсоперция отобьют охоту у бндитов строить плны мести.

К Резиденту, опять-тки из сообржений экономии времени, я решил подбирться без обычной в тких ситуциях подготовки. Нхрпом. В лоб. Это был тот случй, когд хождение вокруг д около не в пользу. Или пн, или, уже окончтельно и бесповоротно, пропл! Я знл, где он живет, знл, что рно или поздно он тм объявится - знчит, тм и лдить зсду. Лучше всего было обосновться у соседей нпротив по лестничной площдке. Они были нтурльные, без второго дн. Это я устновил во время еще тех, положивших нчло всем последующим приключениям, нблюдений. Дв стричк пенсионер, изредк посещемые детьми. Жлко было их тревожить своим бесцеремонным визитом. Но дело превыше эмоций.

Н оперцию я шел снов через общественный тулет, где уже в который рз з последний месяц изменил внешность. Жизнь, кк у популярного ртист, который из гримуборной не выходит. Действительно, в буквльном смысле "грим в уборной".

Н этот рз я рботл с особой тщтельностью, тк кк был уверен, что нружня слежк з подъездом ведется. Не полный же ротозей мой противник! Пок он собственными глзми моего тел не увидит, стрховк будет действовть. Я бы н его месте не только посмотрел, но еще и пощупл, и пльцем поковырял, чтобы н "куклу" не нрвться. Тк что сидит где-нибудь в укромном месте шпик-соглядтй. Непременно сидит! Дй бог, чтобы один. А когд до Резидент доктится эхо происшедших событий, их дюжин будет. И еще полет н ближних перекресткх. Сейчс Резидент себя бережет, тогд меня ловить будет. А это длеко не рвные по знчимости цели.

В последнем случе он не поскупится, тк что ндо успевть.

Из гримтулет выходил не я, выходил неблгодрный сын собственных, живущих по соседству с Резидентом родителей, лет тридцти молодой человек в типичной для него одежде, с типичной для него походкой и мнерой держться.

Хорошо нм пмять в учебке нтренировли. Больше месяц нзд и всего дв рз я его видел, кзлось, з нендобностью збыл нпрочь, н нет, приспичило - все до последней мелочи вспомнил. Дже неродную, отличющуюся цветом и формой пуговицу н куртке! Дже перстень н безымянном пльце. Конечно, полного портретного совпдения при столь огрниченных технических возможностях я добиться не мог. Но общего сходств - вполне. В сутолоке по хрктерному внешнему облику, по индивидульному почерку движений и жестов. Ступил именно тк, не инче, повернул голову, кшлянув, прикрыл рот по-особенному рукой, и мы понимем, что это нш знкомый. Используя эти внешние трибуты, хрктеризующие личность, я и стну перестривть свой облик под требуемый обрзец. А для стрховки (ведь не все же мелочи поведения другого человек я могу вспомнить) к подъезду я подойду не один. Подгдю еще одного-двух визитеров и, глядишь, в толпе проскочу. Внимние, рссеянное н дв-три объект, нстолько же теряет свою остроту.

По крйней мере двух шпиков я выделил из толпы, продвигясь к объекту. Они мзнули по мне взглядом, "узнли" (знчит, не рзучился я еще рисовть) и стли шрить глзми дльше. Конечно, если бы они нблюдли пристльно, то зметили бы ошибку, но сзди нпирл требующя особого внимния групп незнкомцев. Под ее прикрытием я и проскочил.

Позвонив в "родительскую" дверь, я отступил нзд и, чтобы прикрыть лицо (мть - не шпики, он сын тридцть лет изучл), стл озбоченно тереть лоб. Мне поверили - дверь отворилсь, и я мгновенно протиснулся внутрь. Женщин, конечно, никкого сопротивления не окзл, только ойкнул и тихо опустилсь н стул, когд я продемонстрировл специльно приобретенный для этой цели топорик. Женщин был достточно интеллигентн, чтобы вспомнить крсочные криминльные описния Достоевского. Ну, не отключть же ее в смом деле удром кулк в грудь. Неловко кк-то. Десять рз извинившись, я привязл хозяйку к стулу и вместе с ним перенес в дльнюю глухую комнту, предврительно зклеив рот широкой полосой лейкоплстыря. Те же мнипуляции я провел с ее до последнего мгновения мирно спвшим мужем.

- Сидите тихо, - очень вежливо попросил я, - не нервничйте. Ни вших жизней, ни вших вещей я не возьму. Я просто поищу кое-ккие ценности, спрятнные здесь первыми жильцми. Уж тк получилось. Кк нйду, тихо исчезну. Договорились?

Хозяев соглсно зкивли головми. Я бы тоже н их месте соглсился.

Для пущей верности я зшторил окн, включил громче приемник и перешел в коридор. Это был мой новый НП. Дв чс я неотрывно нблюдл в "глзок" лестничную площдку. Резидентскя дверь внешне ничем не отличлсь от прочих, но сутью приближлсь, могу поспорить, к дверце среднего бнковского сейф. Ни отмычкой, ни домкртом ткую не возьмешь. А если и откроешь, специльный электронный сторож зфиксирует проникновение помещение чужого. Нет, в лоб н ткое препятствие лезть не резон. Дождемся провожтого.

И я ждл. Ткя нш рбот. 99 процентов времени збирет ожидние. 17 рз по площдке проходили люди. Двжды здерживлись, но, не позвонив и не постучв, уходили. Нконец из-з нблюдемой двери вышл роскошня, в роскошной же упковке, женщин. Ну вот, я подозревл, не скопец ли н идейной почве Резидент. Окзывется, нет. Очень дже в норме мужик. Где же ты, крсвиц, три недели нзд был? Что-то я тебя не упомню. Не инче кк от чужих глз в Сочи тебя упрятли. Вон кк згорел.

Резидентскую пссию сопровождл свирепого вид, с оттопыренным внутренним крмном молодец. Это првильно, ткое тело без хрнителя оствлять опсно. Хитрец Резидент. Приствил человечк не столько от опсностей фифу оберегть, сколько от соблзнов. Нлицо злоупотребление служебным положением. Широко живет Резидент. С ншим бртом, честным служкой, не срвнится. Мне любимую собку иной рз нкормить проблем, этот целую бнду служб содержит. Видно, хорошо плтят з измену.

Я подошел к окну. К тому же ее и кзення мшин рзвозит! Крсивя жизнь. А может, это не Резидент - злоупотребитель, я лопух? Может, мне, кк регионльному предствителю, все это: мшины, телохрнители и тройк подобных крсоток - по штту положены? Может, Контор меня обкрдывет, еще к тому же урезя н кждую оперцию смету чуть не вдвое? Дм с охрнником вернулсь через чс. Сунул "хитрый" ключ в змочную сквжину. Пожлуй, пор. Я рспхнул дверь, возможно шире рзведя руки и уголки губ, зкричл:

- Здрвствуй, хозяюшк! - Телохрнитель нпрягся, потянулся к крмну, но тут же рсслбился. Он узнл меня. Вполне понятно. Он знет, кк минимум по фотогрфиям или видеокссетм, всех жителей подъезд и их постоянных гостей. Ткя у него рбот.

- А я беспокоюсь, куд он подевлсь? А он вот он! - шумел я, игря в меру пьяного и оттого не в меру дружелюбного сосед. - А это кто? - потянул для пожтки рстопыренную пятерню.

Охрнник брезгливо поморщился. Об исполнении служебных обязнностей в этот момент он збыл. Не рспознл он в пьяненьком недомерке-соседе угрозы. И нпрсно. Не пришлось бы ему, согнувшись в три погибели и хвтя губми воздух, лежть н зтоптнном, грязном и холодном полу лестничной площдки.

- Двй, двй, соседушк, открывй, - подбдривл я рстерявшуюся от тких перемен дмочку. - А то твой дружок, - кивнул я н отключенного телохрнителя, - стынет. Ну!

Резидентскя пссия повернул ключ, открыл дверь. Я вытянул из крмн телохрнителя пистолет - ого, "стечкин"! - и втщил его хозяин внутрь.

Ворочя бесчувственное тело, я продумывл тктику рзговор с дмой. Внчле нпугть, потом подольстить или, ноборот, сперв подольстить, потом нпугть? Н испуг в чистом виде женщины поддются редко. Им в отличие от мужчин небезынтересн личность нпдющего. Злодею с внешностью и мнерми великосветского повесы они презентуют свои ценности с большей охотой, чем змызгнному дворовому хулигну. Спросите, от кого женщин предпочтет принять смерть, и 99 процентов ответят, что лучше бы от ромнтического, вот с ткими глзми, ткими плечми и прочими ромнтическими трибутми героя. Мужчинм же горздо вжнее, не кто, что у них збирют. Более того, дже в момент смертельной опсности дму интересует, ккое рпечтление он производит. Грбитель - он хоть и грбитель, тоже в штнх ходит.

Нет, к женщине, если не хочешь зиметь в ее лице вечного врг, ндо подходец иметь.

- В общем, тк, миля соседушк, - скзл я, зкрыв дверь и убедившись, что квртир пуст, - попл я в ткую передрягу, что вынужден тебя просить мне помочь.

Н "ты" - это обязтельно. Это доверительно, почти интимно. Это действует. Особенно н тких избловнных внимнием и великосветским этикетом дмочек. Никкой рзмзни. Никких тм "вы" и "будьте любезны". Вежливое, но твердое "ты"!

- С тебя требуется одно - молчть!

Кжется, он дже рзочровлсь. Ткое ромнтическое нчло из-з ткой пустячной просьбы.

- Грозить тебе смертью не стну. Н ткую крсоту руку поднимть - грех великий.

Вот он и лесть. Рсслбилсь? А теперь стрхом, кк уштом холодной воды. Лесть без стрх - это флирт. А во флирте женщину не переигрть.

- Смертью грозить не буду, вот личико бритвой исполосую. И не стнет ткой скзочной крсоты. Одни шрмы.

И обязтельно подтвердить угрозу действием. Без этого тоже никк не обойтись. Словесные угрозы - это не по-мужицки. Порычть, пошуметь и ничего не сделть - только свой имидж злодея попортить. Женщин в мужчине - хоть в скзочном принце, хоть в ночном бндите - силу ценит, неотвртимость поступк.

- Блузк дорогя? - спросил я.

- Д. Фрнцузскя, - втомтически ответил резидентскя крсотк, не понимя, при чем здесь это.

- Очень жль! - скзл я, одним движением от шеи к животу рздиря блузку в клочья.

Ткое женщин убеждет стопроцентно. Ты можешь н ее глзх зрезть десяток людей, и все рвно это не впечтлит ее тк, кк безжлостное уничтожение модной, хорошо сшитой, престижной и дорогой вещи! Этот поступок сродни вндлизму, преступлению против человечеств. Вот тк, не рздумывя рз и все! Ужс! Он готов н все!

- Это чтобы ты иллюзий не испытывл, что я свои обещния не держу, объяснил я, здерживя, ндолго здерживя вожделеющий взгляд н открывшейся груди. Это в компенсцию мтерильного убытк морльным приобретением. Без этого я стл бы просто злодеем, мне ндо быть интересным злодеем. Подумешь, блузк, их еще дюжину купить можно, вжнее, что под ней. Что женщину беспокоит больше - он см или ндетя н ней одежд? Д ни одн смя зхудля дм, случись ткое, не мхнет свою, к примеру, осиную тлию или стройные ноги н весь грдероб от Крден. И првильно. Для чего ей крсивя оболочк, если под ней отвртня суть. Моя дм, конечно, ойкнул и зкрылсь, но мой восхищенный взгляд оценил. Он и прочие чсти своего тулет рди подобного взор не пожлел бы, д я н них не посягл.

От поэзии взимоотношения полов я перешел к прозе производственной деятельности.

- Хозяин когд объявится? - спросил я.

- Скоро.

- Тогд переоденься по-домшнему и приготовь чй, - рспорядился я, - у тебя гость в доме!

- Переодевться, конечно, придется при вс? - фыркнул он.

- Безусловно!

Не лишть же женщину удовольствия.

Хозяин позвонил через полчс.

- Ты дом? - спросил он.

- Д, - ответил моя подопечня, косясь н опсную бритву, которой я демонстртивно подрезл ногти.

- Все в порядке?

-Д.

- Я буду через десять минут.

Рди этих двух "д" и зписки, которую я зствил ее нписть - "Я буду через минуту", - я и рспивл чи в чужом доме с миловидной, но, в общем-то, совершенно неинтересной дмочкой. Чужой дмочкой. И грудь у нее, к слову, не очень-то и роскошня. Тк - серединк н половинку.

Пссия вместе с охрнником перекочевли н стульчики в квртиру нпротив. Тк они и сели друг против друг, выпучив глз и сомкнув рты, кк в сенсе одновременной игры.

Я тщтельно убрл в квртире все следы неуствных действий и, вств з портьерой, стл ждть. Приход Резидент был не тким, кк я предполгл. Совсем не тким...

Он открыл дверь. Он прошел в кухню. Он прочитл зписку. Но он не успел еще снять пиджк, кк в дверь позвонили. Три сводящих н нет мои плны гостя ввлились в квртиру. Четверо против одного - это если не безндежный, то очень жесткий рсклд.

Я плотнее обхвтил рукоять трофейного "стечкин" врз вспотевшей лдонью. Без шумовых эффектов мне, похоже, не уйти.

- Извини з неожиднный визит, - скзл стрший. Резидент неопределенно пожл плечми.

- Где он?

- У соседей, - ответил Резидент. - Полчс болтть будет точно.

И впрямь у соседей. В корень зрит коллег. Только болтть не будет по причине того, что рот у нее злеплен плстырем. Кк бы он от ткого непривычно продолжительного речевого воздержния не скончлсь.

- Обстоятельств изменились, - продолжил стрший.

- Мы потеряли судно. Зложники освобождены.

-Он?

- Подробностей мы не знем. Информция получен от своих людей в милиции. Что предпримет Контор?

Я чуть не вывлился из-з портьеры. Тк зпросто о зпретнейшей из тйн?! Мы среди посвященных о ней иноскзниями говорим, нмекми д полунмекми, эти бухют кк есть! Просто в рзговоре. Кк об обыденном. Кк о погоде! Кк о бутылке пив! Это дже неувжительно! Или, может, у меня слуховые гллюцинции?

- Он уже предпринял. Выезжет дубль-ревизия. Я получил сегодня подтверждение.

- А нш человек?

- Он ничего не может сделть. Длее тянуть невозможно. Он исчерпл свои возможности. Гости переглянулись.

- Что вы советуете?

- Прочесть все прилегющие к бзе лес, перекрыть пути проникновения в город...

- Вы считете необходимым перехвтить зложников?

- Мне плевть н зложников! Это вш головня боль. Меня интересует Контролер. Если он доберется до ревизоров, мы можем зкзывть коллективную пнихиду.

- Но вы утверждли, что подготовлення контрверсия о его учстии в гибели первой ревизорской бригды нейтрлизует проверку.

- Д, но только в случе его исчезновения. Если он выживет, все пойдет прхом. Кк минимум они будут вынуждены проверить его слов. Мертвый, он подтверждет кнву легенды, живой - опровергет. Он не будет молчть, он будет зщищться! А узнл он немло!

Ах, Резидент. Ах, мерзвец! Мло что угробил ревизоров, еще и пытется переложить вину н меня. Двух клопов - одним пльцем! Хоть и подло, но кк действенно! Контролер рссорился с ревизорми, перестрелял их сгоряч и, опсясь неизбежной кры, отбыл в неизвестном нпрвлении. Рзом объяснены и гибель ревизоров, и исчезновение Контролер.

Дыру дырой зштопл! Умелец! Были дв рзрозненных и рвнознчно опсных для Конторы происшествия: ликвидция бригды ревизоров и пропж контролирующего их ответственного рботник, остлся один - исчезновение преступник, Контролер, уничтожившего доверенных ему людей. Суперчепе! Взбунтоввшийся Контролер, он же Резидент одного из регионов, облдтель почти полного пкет Тйны! Понятно, Контор збудет мелкие ревизорские рзборки и все силы бросит н мою поимку. А ну кк я ндумю з кордон утечь? И, естественно, в поиске будет здействовн местня резидентур. Мой глвный врг! Вот звязочк! Меня по прикзу Конторы будет ловить тот, кого для той же Конторы вылвливю я!

Умный мужик Резидент, ничего не скжешь. Непонятно только, кк он с ткими выдющимися способностями столько лет в регионх умудрился просидеть. По тким тлнтм мршльскя звезд горючими слезми плчет.

Одн неувязочк случилсь. Спсибо стричку охотнику, вовремя отдыхвшему н берегу безымянного ручья, Контролер остлся жив! И весь идельно срботнный плн стл пригоден рзве только для гвоздик в общественном сортире.

Хотя лично мне рдовться рно. Я еще не в ревизорском отделе Конторы сижу. И кто кого словил, я - Резидент или он - меня, неизвестно. Кк говорится, кто скжет рньше "гв", тот и будет прв. Живым меня отсюд он не выпустит.

Гости долго молчли, перевривя скзнное Резидентом.

- Лично вы можете повлиять н ситуцию?

- В смой млой степени, - честно ответил Резидент. Сообщники переглянулись еще рз и тк же неожиднно, кк появились, стли собирться обртно.

- Вопрос пок остется открытым. Звтр встречемся в обычном порядке.

Все встли, двинулись в коридор. Неужели пронесло? Неужели везение еще не оствило меня? Дже не верится.

Хлопнул входня дверь.

Я решил выждть, дв пять минут Резиденту н то, чтобы очухться, и те же пять минут его гостям н то, чтобы они отъехли подльше. Третьи лиц в предстоящем мне деле лишние, кк в любви. Оно ксется только двух человек его и меня. Двух рвных силми и опытом противников. А кто возьмет в этом почти месячном противостоянии верх, покжет ближйшее будущее. Долго я торил дорогу к Резиденту, и вот до желемой встречи остлось пять минут. Всего пять минут! Уж кк-нибудь дотерплю.

Резидент, вернувшись из коридор, опустился в кресло. Он уствился в одну точку и змер, уперев руки в подбородок. Сейчс он не нпоминл опсного, непредскзуемого недруг. Сейчс он был лишь отчянно уствшим человеком. Было дже кк-то неловко тревожить его покой своими нстырными домогниями. Но, с другой стороны, см виновт: тот, кто желет жить лучше других, должен быть готов к крутым поворотм судьбы. Чем выше вскрбклся, тем больней пдть.

Истекло 4,5 минуты. Я перенес тяжесть тел н првую, опорную ногу, приготовившись левой к решительному, кк с обрыв вниз, шгу.

Во входной двери зскрежетл ключ.

- Ктя, это ты? - спросил, не поднимя головы, Резидент.

Ккя Ктя? Ккя может быть Ктя, когд он в соседней квртире, повязння по рукм, по ногм сидит. Ккя Ктя?!

Я отпрянул к стене. Неужели гости вернулись? Но кк они открыли дверь?!

- Я сейчс! - крикнул Резидент. Он все еще рсслбленно сидел, не понимя, что происходит. Он думл, что вернулсь дм его сердц, это пришл совсем другя дм - стря, с длинной, бритвенно зточенной косой, которой легко косить трвостой и головы неосторожных смертных.

Я увидел то, что не мог зметить Резидент. По коридору, почти припдя спинми к стене, н цыпочкх крлись три одетые в темное фигуры. У передней поперек живот висел короткоствольный, вроде "узи", втомт, другие были вооружены пистолетми с нкрученными н дул нблдшникми глушителей.

Передний поднял, покзл дв пльц, рзвел их в стороны, сжл кулк, выствил большой, мхнул им в проем двери.

Все ясно: двое одновременным шгом проникют в комнту, отступют з дверные косяки, третий с втомтом звисет в двери, стрхуя рзом комнту и входную и прочие ведущие в коридор двери.

Секунд - шгнуть вперед. Еще одн - отштнуться в сторону. Мгновение вскинуть оружие. Две секунды с небольшим до открытия огня. Стрелять будут двумя стволми рзом. Ни единого шнс для Резидент. И очень мло для меня, если высунусь.

Можно из зсды уложить трех противников, не опсясь встречного выстрел, если у противник оружие в крмнх покоится или в крйнем случе н предохрнитель поствлено. Пок сообрзят, пок его в боевое положение приведут - перед мертвыми их очми уже нгелы хороводы водить будут.

Но этим ни тщить из крмнов, ни взводить пистолеты не требуется! Они уже вытщены и уже взведены - только н курок жми, не ленись. Пок одного отстреливешь, второй мгновенно отскочит под прикрытие кресел, влет всдив в опсный угол пол-обоймы. Допустим, второго я достну в прыжке, и, допустим, его пули пройдут мимо. Но есть еще третий! Этот изрубит меня из втомт в лпшу и покропит меня сверху моей же кровью. Он просто нжмет курок и поведет дулом от стены к стене. От этого горох пуль мне не увернуться. Он смый опсный. Тк что если нчинть, то с него.

Если нчинть...

А если нет? Тогд проскочу. Нверняк проскочу. Дв глухих, похожих н пдение книги н пол выстрел Резиденту в голову, еще один, контрольный, з ухо - и быстрый уход. Н все - минут. Комнту они, естественно, обыскивть не будут, не до того. Мне остнется выждть з портьерой несколько десятков секунд и тихо и незметно покинуть квртиру. Риск смый минимльный. Способные меня зцепить шльные пули по комнте летть не будут. Здесь предвидится не бой, зкзное, н три выстрел, убийство. Может, не лезть н рожон? Это липовых биогрфий много, нтурльня жизнь одн. Может, переждть по-тихому?

Но Резидент! Но дискетк!

Вечня дилемм между жизнью и долгом. Дискетк против меня смого? Не дороговт ли цен з 200 зключенных в ней слов?

Я еще взвешивл все "з" и "против". Я еще пытлся выторговть у судьбы прво н биологическое продолжение своего век любой, пусть смой позорной, ценой. Я все еще рзмышлял в контексте безусловных - инстинкт сохрнения род - рефлексов. И уже действовл вопреки им, соглсуясь с условными, вырботнными в клссх и тренировочных злх учебки. Я решил зтиться, переждть, не лезть н грнтировнную пулю и... подсчитл рсстояния, отделявшие меня от противников, прикинул, кк вернее использо-вть топогрфию квртиры, куд и кк пдть, когд и в кого внчле стрелять. Я решил любой ценой сохрнить жизнь, но уже содрл носком левой ноги ботинок с првой. Я действовл вопреки решению своего биологического "я". Я действовл соглсно пргрфм уств. Букв зкон был во мне сильнее инстинкт смосохрнения.

Я принял решение ничего не предпринимть в момент, когд уже вовсю действовл. У меня почти не было шнсов выигрть без потерь бой, но у меня не было и шнсов уклониться от него. Кто-то посторонний, живущий во мне, но не жлеющий меня, отдл короткий прикз - стреляй! - и помимо моей воли здрл руку с оружием. Мне оствлось только подчиниться.

Все эти рздумья, сомнения, протесты, противоречивые решения вместились в трехсекундную пузу. Н смо действие потребовлось времени еще меньше.

Убийцы подняли оружие. Я плвным, чтобы портьер не шелохнулсь, движением бросил в дльний угол снятый ботинок. Его полет згородили стоящие в ряд стулья. Его не увидели. Его услышли. Н долю мгновения убийцы скосились н неожиднно рздвшийся в углу звук и туд же, следуя з глзми, сдвинулись дул их пистолетов. Все-тки они не были достточно нтскны. Все-тки они ствили свою жизнь выше дел. Исполнители, прошедшие спецподготовку, никогд бы не отвлеклись н посторонние события, не звершив глвного дел. Кроме того, в обязнности второго входил стрховк удрной группы. Только он один имел прво регировть н внешнюю угрозу. Только он один мог убрть взгляд с объект покушения и принять бой. Все прочие должны были, пусть дже ценой жизни, звершить дело. Только ткой подход не оствляет жертве ндежды. Все прочие это чистой воды любительщин, где много стрельбы, много жертв и мло толку.

Эти убийцы были любителями. Они беспокоились з свою жизнь больше, чем з порученное им дело, и потому проигрли и в том, и в другом. Они не выполнили здния и не сохрнили жизнь.

Не рньше, не позже, именно в то мгновение, когд ботинок удрился в стену, я выступил из-з портьеры. И, еще не зкончив движение, я сделл дв выстрел: один - в втомтчик, другой - в убийцу, стоящего у првого косяк. Третий выстрел я, кк и ожидл, сделть не успел. Последний оствшийся в живых бндит облдл отменной рекцией. Он упл з второе свободное кресло н долю секунды рньше, чем дуло "стечкин" нщупло его голову, и стл для меня недосягем.

Осел в смертельной истоме тк и не успевший нжть курок втомтчик. Упл, откинувшись головой н косяк, стоявший слев убийц. Упл я. Очень вовремя упл. Три пули в том месте, где только что нходилсь моя грудь, вляплись в стену, рзбрызгивя во все стороны штуктурку. Кжется, я недооценил последнего противник. Он не только ушел из-под моего выстрел, но и успел точно в цель послть три своих! Сейчс он зляжет, кк з бруствером окоп, з ближйшей мебелью, и борьб приобретет зтяжной и очень непредскзуемый хрктер. Стоячих мест в этом летящем в тртрры трмве не остлось. Двое легли, потому что умерли, трое - для того, чтобы не умереть. Трое, потому что Резидент тоже упл и тоже вовремя. И у него с рекциями было все в порядке. И он хотел жить.

Еще только услышв, нет, не выстрел, удр ботинк, он переместился н пол. Он не вскочил с кресл, не прыгнул вбок, кк это бы сделл н его месте всякий любящий бловться оружием "чйник", - он, резко оттолкнувшись ногми, звлил кресло н две здние ножки и вместе с ним перевлился нзд. В результте он окзлся в ниболее выгодной позиции под зщитой собственного, н котором сидел, кресл. Он поступил очень првильно, но он не знл, что его смерть притилсь сзди, спереди был только пустой ботинок. Мой противник сделл еще пять выстрелов нугд, чтобы, выигрв пузу, переместиться в более ндежное укрытие. Я, опирясь н локти, переполз з стулья. Я ждл еще ; один нзнченный Резиденту выстрел. Выстрел не было!

Либо у него перекосило птрон, либо он меняет обойму - мгновенно прикинул я. Есть шнс...

Я перектился еще рз в сторону двери под прикрытие второго, мертвого убийцы. Теперь н пути чужих пуль встло подергивющееся в гонии тело. Н пути моих - ничего. Я вскинул пистолет...

В глз мне смотрело мтово поблескивющее кольцо дул! Он успел рньше меня. "Брки зключются н небесх", - не к месту вспомнил я рсхожую фрзу. Ткое колечко действительно грнтирует вечную, до второго пришествия, верность. Этот брк истинно и неодолимо крепок! Это колечко связывет меня священными узми родств с смой смертью. Но и мое колечко не в коробке н брхтной подушечке покоится. Если вечня любовь, тк обоюдня. Инче я не соглсен! Брчующиеся обменивются кольцми?

Прошл секунд. Ни он, ни я не стреляли. Ткое случется, когд рвные по силм стрелки вдруг сходятся в сутолоке боя лоб в лоб и з мгновение до того, кк двнуть н курок, понимют, что их выстрел будет одновременным и одинково последним для обеих сторон. Что длее будет только смерть. Я оторвл взгляд от смертельного колечк и поверх мушки прицел увидел глз. Это не были глз убийцы. Это были глз Резидент!

- Брось оружие, - тихо скзл он.

Кким-то удивительным обрзом в пдении через спину он успел сориентировться и обезвредить послнного к нему убийцу. Кк? Я мгновенно зыркнул в сторону глзми. У лежщего н полу неудвшегося немник из глзницы торчл выломння из днищ кресл толстя деревяння ножк. В последний момент, откидывясь нзд, Резидент успел рздобыть себе оружие, которое тут же пустил в ход. Неприятня смерть нстигл его противник.

- Пистолет, - вновь потребовл Резидент.

- Взимно, - ответил я.

Идиотскя ситуция н грни могилы. Перетягивние кнт - у кого первого нервы не выдержт. Пуз зтягивлсь.

Почему я не стреляю? Понимю, что всякий выстрел будет обоюдно смертельным, он мне нужен живым? Я не для того его от убийц спсл, чтобы прикончить смому. Мне 'спешить некуд. Если мы умрем, то проигрем об. Если будем жить - в выигрыше остнусь я. В одном случе - ничья. В другом - фор мне.

Почему не стреляет он? Живой я ему не нужен. Он несколько недель мечтл увидеть мой труп. Почему медлит сейчс? Згдк. Неужели боится встречного выстрел? Вовек не поверю. Тогд почему молчит? И сколько мы тк будем друг против друг стоять? Дв, три чс? Сутки? И к чему придем? Утомимся, здремлем и тк, под прикрытием сновидений, мирно рзойдемся? Чушь собчья! Никто в этой ситуции первый оружие не опустит. Тк и будем' век торчть, кк мрморные сттуи. И все-тки отчего он, которому это в большей степени необходимо, не стреляет? Ндеется, я не выдержу первым, дм слбину? Неужели ндеется? После того, кк видел меня в деле?

Не поверю! Не т школ, не то воспитние ни у него, ни у меня. Может быть, ккой-нибудь преступник перед милицейским дулом и может кпитулировть. Но Контролер?! Но Резидент?!

Но ведь н что-то он ндеется, рз зтягивет эту идиотскую дуэль. Н что-то рссчитывет! Ну конечно, ндеется! А что ему делть, кк не ндеяться! Ах, блд я, блд! Три пули в стену, пять в молоко. Итого восемь. Д у него обойм пустя, другую тк быстро у убитого он выцрпть не мог! Он же меня н пушку, ту, которую в рукх держит, берет! Он же блефует, я, лопух, ему подыгрывю!

Я поднялся и, приспустив оружие, спокойно спросил:

- Три плюс пять - восемь? Я не рзучился считть?

Резидент опустил пистолет.

- Дв шг нзд, руки н зтылок в змок, - рспорядился я, - и, пожлуйст, дискетку.

- Через пру минут здесь будет подкрепление. Водитель нверняк слышл шум, - предупредил Резидент.

- Это ничего, - ответил я. - Дискетку!

- Водитель будет не один. Я зню, кк они рботют.

- Дискету!

- Н что ты ндеешься. Контролер?

- Н здрвый смысл Резидент! Для кого ты бережешь дискетку? Для своих хозяев, которые только что зслли к тебе трех убийц? Для себя, тк или инче покойник? У тебя не остлось союзников. Ты обложен со всех сторон.

Я змолчл. Больше мне нечего было скзть.

- Дискетку ты не получишь, - ответил Резидент после долгого рздумья.

- Тогд ты пойдешь со мной.

Во входной двери зскрежетл ключ.

- Это они, - скзл Резидент. - Я предупреждл. У тебя есть секунд н уход.

Он был бсолютно спокоен. Слишком много н него сегодня было нпрвлено стволов, чтобы беспокоиться еще из-з пры.

- Дискетку! Я не сдвинусь с мест. - Резидент усмехнулся и, не спршивя рзрешения, сел в кресло, приняв совершенно рсслбленную позу. Он понимл, что стрелять я не буду.

Дверь открылсь.

Я отштнулся з косяк двери.

- Это я. Не стреляй! Прошу тебя, не стреляй!-зкричл женский голос.

Это был его крсвиц пссия. Знчит, они ншли ее и теперь, словно живым трном, пытлись пробить оборону. Они вообрзили, что Резидент, чудом избежв кры, одолел убийц, и теперь стремились довершить тк неудчно нчтое дело.

Резидент нпрягся.

- Не стреляй, - одними губми попросил он. Я неопределенно пожл плечми. Мой жест можно было истолковть и кк несоглсие, и кк сомнение: есть мне интерес свою голову з чужих бб зклдывть! В коридоре снов зкричл женщин.

- Дискетк в брелоке, - скзл Резидент, брося в мою сторону связку домшних ключей. - Сколько их? - Я прислушлся и покзл три пльц.

- Мне можно встть?

- Только без пионерских порывов. Первя пуля - твоей дмочке, предупредил я, нщупв слбое место в обороне Резидент.

Но мою пулю грех миновл. Рздлся выстрел, и уже мертвя женщин упл в комнту. Он должн был при крыть нпдвших и збрть н себя все нше внимние. Но я был готов к подобным, ниже пояс, приемчикм. Я отбросил пдющее тело локтем првой руки, одновременно с левой сделв три выстрел в темноту коридор. Рздлся вскрик, но убитый нпдющий не остновил двух других. Они ввлились в проем, тщ впереди, кк бронезщиту, струху соседку. Мне некуд было стрелять. Я увидел нпрвленный в глз ствол, упл, почувствовв, кк пули сдирют с моей головы шевелюру (ну не везет моей прическе - быть рнней производственной лысине!), и выстрелил в дльнего, выступившего из-з струшки нпдющего. Кжется, зцепил, но убил - вряд ли. Ближний опустил пистолет, пытясь отыскть им мое тело.

Я отктился, еще рз обмнув пули. Но дльше мне ктиться было некуд - н пути стоял шкф. Можно было попытться выстрелить сквозь струшку, но едв ли бы я добился желемого результт. Пуля, увязнув в чужой плоти, утртит удрную силу и вряд ли убьет моего противник срзу. Он успеет выстрелить еще кк минимум три-четыре рз. Одн из пуль непременно достнет меня. По той же причине было бессмысленно стрелять в видимые ноги. Единствення возможность попсть в выступющую з дулом пистолет голову. Не выцеливя - н это уже не оствлось времени, - я нжл н спуск.

Выстрел!

Я понял, что промхнулся! Теперь очередь был з ним. Я понимл, что через млое мгновение моя грудь встретится с чужой пулей. Мои возможности были исчерпны. Его - нет.

Выстрел!

Голов нпдющего дернулсь, удрилсь о косяк, по стене плеснул кровь. Что з чертовщин!

Второй выстрел!

Вскрик. Пдение тел в коридоре. Что з добрый волшебник возврщет меня к жизни? Что з нгел-хрнитель спустился с небес в сутолоку боя? Я оглянулся. Резидент держл в рукх дымящийся "Мкров".

Кким обрзом? Кк он успел воткнуть новую обойму в отброшенный пистолет? Когд? Ткя скорость невозможн!

В принципе!

И вдруг я понял. У него действительно не было времени н то, чтобы перезрядить оружие. Но вся петрушк в том, что ему не ндо было его перезряжть. Пистолет был полным! До последнего птрон! Еще до того, кк он уничтожил покушвшегося н него убийцу, тот успел сбросить пустую и н ее место поствить новую обойму. И когд пистолет смотрел мне в лицо, он не был пустым! Мне в глз был нпрвлен девятимиллиметровя пуля! Довольно было только нжть н спуск, чтобы я покинул этот бренный мир.

Он не нжл н курок. Дже тогд, когд я первым опустил оружие!

Я не выигрл тот бой, кк предполгл. Я был пощжен. А это не рвно победе. Это совсем другое.

- Собери оружие, - скзл Резидент. - Уходим, - и повернулся, подствив мне незщищенную спину. Я подчинился ему молч, кк новобрнец стршему по звнию комндиру - не здумывясь, с готовностью и должным почтением. Я встл, обогнул сидящую н полу, впвшую в ступор струшку, прошел в коридор. Мы спустились по еще пустой лестнице, вышли н улицу. Перед подъездом стояли дв пустых втомобиля. У зднего мы прокололи три колес, в передний сели сми. И опять мы поехли не туд, куд считл нужным я, куд желл Резидент. Кким-то неуловимо-стрнным обрзом мы из зклятых вргов превртились в союзников. Больше месяц мы нщупывли кдыки друг друг, нщупв, вместо того, чтобы сжть пльцы, слились в бртском объятии. Кк ткое можно объяснить?

Мшину мы бросили посреди город н второстепенной улице, пересели в рейсовый втобус, потом еще в один и еще в один, ехвший в противоположную сторону.

- Есть у меня одно чистое местечко. Тм отсидимся три дня, - пояснил Резидент.

Я подозревл, что он не вполне прв, что лучше было бы незмедлительно уходить из город, пок щели не зтянулись. Но что-то в его поведении, в его уверенности, в его изменившемся ко мне отношении зствляло меня не спешить. К тому же я ндеялся, он знет, что делет. Это его вотчин, кто лучше него в ней может ориентировться! И было у меня еще одно мешющее быстрому рсствнию с Резидентом обстоятельство. Решющее обстоятельство.

Мы сменили еще один втобус, сели в электричку и, протопв пешком через лес пру километров, вышли к небольшому домику.

- Дч знкомого, - скзл Резидент, нщупывя под порогом ключ. - О ней никто не знет.

Его подход к делу мне не понрвился. Профессионл не может оперировть подобными рзмытыми формулировкми. Что знчит - знкомый? Что знчит - никто не знет? Не знют - тк узнют! Не существует приятелей, которых невозможно вычислить. Это вопрос лишь времени. Дже встретившись с человеком рз, ты оствляешь след. Он что, в результте стресс утртил здрвый смысл? Или зтеял ккую-то непонятную, с двойным дном игру? Тут ндо держть ухо востро!

Првд, существует еще одно, более простое и более печльное для Резидент, объяснение. Ему просто некуд больше пойти. Он згнл себя в ловушку, из которой нет выход. Бывшие сортники приговорили его к смерти, в чем мы полтор чс нзд нглядно смогли убедиться. Нчв дело, они с еще большей степенью необходимости должны будут довести его до логического конц. Ткого опсного свидетеля, превртившегося после неудчного покушения в еще более опсного противник, они упустить не могут. Это для них смерти подобно. Тк что ход нзд нет! Впереди тоже никких перспектив. Контор его не пожлеет, дже если поймет.

Контор не умеет жлеть. В ее лексиконе нет ткого слов. Десятой доли совершенных Резидентом поступков хвтит для безрдостного приговор. В итоге выходит, что в зтылок дышит один приговор, в глз зглядывют десять! Грустня сттистик. Остются прыжки вбок. Впрво - убить облдющего полной информцией Контролер и, зполнив любой из десятк имеющихся в рспоряжении блнков пспортов, отбыть в дльние кря доживть свой век зконопослушным рядовым гржднином. Или влево - мхнуть через грницу, в стрны возможно более дльнего Зпд, где опять-тки зжить тихой жизнью среднего буржу.

Есть возржения?

Сколько угодно.

Н территории стрны его рно или поздно вычислят. Скорее всего - рно. В этом случе Контор ни времени, ни средств не пожлеет. См, конечно, остнется в тени, но все прочие, не знющие о ее существовнии силы через вышестоящую (куд уж выше!) влсть поствит н уши. Министерские и облстные нчльники о том, что ткое сон, позбудут! По кнлм МВД, безопсности и рмии объявят всесоюзный розыск. Доведут ориентировку с портретом до кждого постового и учсткового инспектор. Ндо будет, комсомол привлекут, пионерские дружины и октябрятские звездочки мобилизуют. У них глз молодые, зоркие, ответственность к порученному делу повышення, энтузизм - через крй.

Конечно, дело может спсти плстическя оперция, но ее дом столовым ножом не сделешь. Тут специлист нужен. А их - не пруд пруди, их нетрудно проконтролировть.

А есть еще отпечтки пльцев, стоп ног, зубы, специфические, присущие для днного конкретного человек болезни. Все особенности и индивидульные отличия рботников Конторы учтены, оприходовны и хрнятся в специльных сейфх н случй, в мертвом ли, живом ли виде, опознния их "влдельцев". Не может беглец, дптируясь в новое общество, не встть н учет в поликлинику или ни рзу не обртиться к зубному врчу. Вот он и следок. А в том, что его обнружт, я лично не сомневюсь. Ндо будет, силми местных следовтелей и курснтов милицейских училищ, плномерно, город з городом, проверят все медицинские крточки всех вновь поствленных н учет больных. И еще пройдут по пспортным столм, выявляя недвно оформивших прописку грждн. Не тк уж много их нберется.

А есть еще глвное - стиль поведения. Спецы по поручению Конторы смогут по имеющейся в рхивх информции очень точно нрисовть психологический портрет беглец, с высокой степенью попдния предположить, где и под кким обличьем он предпочтет скрывться, ккие присущие только ему поступки совершит. Пропустят считющего, что он счстливо избежл все опсности, изменник через мшину, и он, будьте любезны, выдст пять-десять геогрфических точек его ниболее вероятного нхождения.

Нет, это только кжется, что отыскть известного (очень хорошо известного) человек в двухсотмиллионной мссе нселения невозможно. Н смом деле очень дже возможно. И тому есть печльные примеры.

Резидент это знет. И иллюзий н этот счет не питет. Пусть дже рсклд случится идельный, пусть его не отыщут лет десять. И что? Рзве это жизнь? Всегд с оглядкой, всегд в ожиднии неизбежной кры, всегд в одиночку. Вряд ли Контор пощдит новую, если, проявляя человеческую слбость, он решится звести, семью. Првил ткие - все з одного! Чтобы иллюзий нсчет будущей счстливой жизни не испытывл. Чтобы знл, н что идешь. Срок двности в тких делх не бывет. Хоть через 150 лет нйдут и выщелкнут! Другя возможность уход з кордон, конечно, более притягтельн. Но это - если жив остнешься. Что вряд ли.

Жить тм, будучи в бегх, комфортней, чем в родном отечестве, но вычислить человек легче. Он см н себя нведет. Просьбми о политическом убежище, выступлениями, интервью, воспоминниями. Тут без шум не обойтись. Будь он рботником известных н Зпде рзведывтельных и контррзведывтельных структур, его, может быть, и приняли бы, и перепрвили в неизвестном нпрвлении тихо, без ненужного жиотж. А тк ндо еще докзть, что ты сверхсекретный гент, что ткя служб не плод твоего больного вообржения и что ты в связи с этим нуждешься в особой охрне и зботе. Тут, во время публичных покяний, тебя коллеги и отыщут.

А кк нсчет морльного фктор? Кк ни крути, побег - это измен. И дело дже не в птриотизме. Придется, неизбежно придется (кто ж тм будет оберегть молчун?) зложить своих коллег, знкомых, сослуживцев, подчиненных. А это знчит кк минимум лишить их рботы, пенсии, блгополучного человеческого существовния. Кому нужен зсвеченный гент? А может тк стться, что и подвести под смерть.

Что остнется Конторе, кк не любым способом концы прятть, докзывя свое в природе отсутствие и психическую несостоятельность политического беглец. Ну, сошел человек с ум, нгородил с три короб глупостей - неужели все з чистую монету принимть? Тк в любой психитрической лечебнице любой мникльный больной вм больше нгородит. Что он, нпример, гент мрсинской рмии вторжения в чине кпрл и нзнчен временно исполнять обязнности нчльник Земли. И что, по этому поводу политические зявления делть?

А пок идет дипломтическя, н уровне нот и опровержений, дискуссия, Контор будет вычищть одного з другим людей, одним своим физическим существовнием подтверждющих првдивость покзний беглец. Если нет Конторы, то откуд взяться ее рботникм? Нет тких людей! Не рождлись они, не жили, кроме кк в бредовом созннии сбежвшего из психушки срзу з грницу больного.

Ну тк кк же? Не зболит душ - променять одну свою смерть н дюжину близких товрищей? По-людски это будет? И жестокость Конторы здесь ни при чем. Зкз н смерть он не двл - он принял его у предтеля. Он см своим поступком определил и утвердил рсстрельные списки. Он знл, что последует после его переход н противную сторону. Истинным судьей был он, Контор только исполнителем.

Но глвное, згрниц - это когд з грницей, до нее, до грницы, еще добрться ндо, ее еще ндо умудриться пересечь! Вообще-то для знющих людей это не проблем. В обычные дни. Но не в особом режиме охрны, который обеспечит Контор. При тком не имеющем прецедент ЧП - попытке уход Резидент з пределы стрны - будут здействовны смые высокие курторы, которые нжмут н смые вжные рычги.

Министерство обороны выделит дополнительные силы из соств войск пригрничных округов - рсствит вдоль контрольно-следовой полосы в пределх прямой видимости солдтиков с втомтми: стой, бди, если что - стреляй, попдешь - отпуск, не попдешь - гуптвхт. Милиция и безопсность ншпигуют всю пригрничную полосу - дороги, вокзлы, порты, плтформы, мгзины, гостиницы, сортир и пр. шпикми.

Контррзведчики зшлют в сопредельные госудрств гентов слежения с целью выявить объект по ту сторону госгрницы. А уж коли выявят, то либо уничтожт, либо вернут обртно. Н тот случй будет зготовлено роскошное, леденящее душу дело о сексульном мньяке, изнсиловвшем и убившем три десятк женщин, детей и собк. Вот фотогрфии жертв, вот покзния свидетелей, вот, если мло, собственноручное признние сбежвшего из-под стржи подозревемого, и подпись, между прочим, не липовя, смя нтурльня, н тот случй мы еще в учебке рспислись н двух десяткх чистых листов бумги. А вот в довесок коллективные протесты предствителей рбочего клсс, крестьянств и зтертых между ними прослоек интеллигенции и духовенств. Все возмущены, все требуют возврщения и спрведливой кры! Кк ткого не выдшь обртно в пределы родины, не рстревожив общественного мнения своей стрны и щепетильных междунродных оргнизций? Точно тк все и будет. Ну, может, чуть менее глобльно, но это не знчит, что менее результтивно. Нйдут нужного человек, хоть дом, хоть з пределми, схвтят з лцкны и потщт н првый и скорый суд.

Нет, некуд девться Резиденту, кроме этой случйной приятельской дчки. Оттого и ткя убогость фнтзии н тему спсения. Слишком он хорошо знет возможности Конторы. Он ведь Резидент, не ккой-нибудь второсортный гентишк. Он вперед н десять ходов считет. И кждый тот ход сулит ему необртимую смерть. Нет больше Резидент - списн в рсход!

А вот я пок еще есть, и, если хочу быть и дльше, ндо мне от обреченного коллеги делть ноги тк, чтобы подошвы земли не кслись! С этого мест нм не по пути. Ему туд, мне отсюд. И чем скорее, тем лучше! Проверить брелок н нличие в нем дискетки, здть пру очень интересующих меня вопросов и, дождвшись темноты, отбыть восвояси. Тк определил я очередность действий. Хотелось бы нчть с последнего пункт, но дискетк, черт бы ее збрл, вжнее жизни, ответы н вопросы стли вжнее дискетки. Уж тк повернулись обстоятельств. Ничего не попишешь.

Хорошо бы еще вызвть кое-ккую попутную, грнтирующую меня от попдния в случйную зсду информцию. Резидент лучше, чем кто-либо, знет повдки своих людей и может рзрботть более безопсный мршрут эвкуции. В последнем, думю, он не откжет. Зчем ему моя смерть? Если бы он хотел от меня избвиться, он сделл бы это еще тм, в квртире. А он тскет меня з собой хвостом, рискуя получить пулю в спину. С его стороны это серьезня зявк н доверие. От плнов взимного уничтожения мы, кжется, откзлись? Или это только кжется?

Я посмотрел, где его оружие. Оно лежло н тумбочке возле двери. Я знял позицию между тумбочкой и Резидентом. Теперь я доверял ему еще больше. Если бы я мог его связть, мое доверие было бы безгрничным. Не мог я не подстрховться. Хотел бы, д не мог! Воспитние не позволяло!

Резидент, иронично усмехясь, доствл из стенного шкфчик консервы и хлеб. Все он понял, и телодвижения мои оценил првильно, и пистолет положил подльше от себя специльно, чтобы оберечь мои рсштнные в беспрерывной борьбе з сохрнение жизни нервы. Он опять подствлялся. Он опять вел игру. А я учствовл в ней н првх сттист.

Вот только не изменит ли он ее, услышв зднные мною вопросы? Н этот случй я предпочитю, чтобы у меня был ствол, у него консервный нож д стол. Тогд бесед пройдет в горздо более теплой и непринужденной обстновке.

Но бесед, по крйней мере тк, кк ее плнировл я, не состоялсь. Резидент ответил н мои вопросы до того, кк я их здл.

- Выбрться отсюд я тебе помогу. Это смое простое. "Рз", - посчитл я.

- Человек в Центре укзть не смогу. Это невозможно, и к этому вопросу лучше не возврщться. Все рвно ничего не выйдет.

"Дв", - скзл я см себе.

Точнее, минус дв. Если скзл, что будет молчть, я не вырву из него признния дже кленными н огне клещми. Првд, непонятно, зчем тогд он оствил мне дискетку. Лдно, об этом после. Оствлся глвный пункт моего короткого перечня вопросов. Без ответ н него все прочие, по крйней мере для меня, теряли свою знчимость. Резидент молчл, рзмзывя по зсохшим кускм хлеб жир и мясо из тушенки. Полевой курснтский звтрк. Кк в былые времен.

Мы молч сжевли бутерброды. Он тянул пузу, кк уверення в своих силх тетрльня звезд н собственном бенефисе. Он понимл, этот зритель не встнет посреди действия и не покинет зл. Он будет ждть столько, сколько нужно, и еще сверх того. Потом Резидент долго смотрел н меня, н мою ненроком зсунутую в крмн руку, н лежщий н тумбочке пистолет.

- Ты, конечно, хочешь знть фмилии? - нконец спросил он.

- Конечно, - честно ответил я. Еще бы я не хотел их знть! Д хотя бы из инстинкт смосохрнения. - Ты уверен, что спрвишься?

- У меня есть другой выход?

- Нверное, нет. - Резидент опять здумлся.

- Кстти, это и в твоих интересх, - попытлся я перевесить чшу весов н свою сторону.

- У меня н этом свете интересов не остлось, - резко ответил Резидент.

Нет, торговлей здесь ничего не добьешься. Не тот случй! Ему совершенно неинтересен мой товр. Если он что-нибудь и приобретет, то только из чувств жлости к продвцу. Я опять, в который уже рз з день, попдю в положение просящего и получющего милостыню побирушки. Неужели я стл выглядеть тким убогим, что кому-то хочется подвть мне н жизнь?

- Хорошо, я дм тебе фмилии, - решил Резидент.

Я получил то, что желл, - фмилии и дрес людей, знвших о существовнии Конторы, знвших о Резиденте и знвших обо мне. Этого было довольно для решения их судьбы в пользу обвинения. Прокурор требовл смых суровых мер, зщит не ншл ни одного смягчющего вину обстоятельств, вышестоящие инстнции пелляции отклонили. Дело оствлось з мной.

Нет, я не жждл мести. Я спсл свое дело, возможно, и жизнь. Рзглшение Тйны существовния Конторы - событие экстрординрное. Но здесь, кроме утечки общей информции, просочились конкретные и оттого особо опсные детли. От целого можно, кк от безумной легенды, откреститься. От конкретики, точнее, от носителей конкретики, возможно только избвиться. Физически. Если они остнутся живы, Контор будет вынужден избвиться от утртивших инкогнито детлей.

То есть от Резидент и меня.

Ндеяться н случй, н то, что вновь посвященные не проговорятся, было нельзя. Прибывшя дубль-ревизия нчнет копть в окружении к тому времени уже недосягемого Резидент, выявит всех его постоянных, случйных и дже единовременных знкомых. При млейшем подозрении проведет допросы с пристрстием. Вряд ли избловнные жизнью мфиозники смолчт. Выяснится, что несколько не имеющих отношения к Тйне человек знют в лицо Резидент и второго Резидент, временно исполнявшего в днных крях функции Контролер.

Облдющих опсной информцией, конечно, уберут. Но где грнтии, что они не рсскзли об узннном своим знкомым, те в свою очередь своим? Местную резидентуру, конечно, свернут. Контору спешно рсформируют, перетсуют и соберут вновь, но уже в другом месте и под другой вывеской. Меня, кк зсветившегося и, глвное, знющего о причинх очередной реоргнизции гент, отпустят н пенсию. Только вот зковырк - пенсии-то в Конторе нет! Потому что Конторы нет. Отсюд нпршивются печльные выводы.

Приходится выбирть - или жизнь не длее чем до окончния ревизорской рскрутки резидентских дружков, или моя. Или - или. Я смерти не боюсь, я в этой оперции десять рз под ней ходил и сто рнее, уже привык умирть, но рди зжиревших н чужих бедх преступников идти н нее не желю. Предпочитю первое "или". Тем более они его вполне зслужили.

- Контейнер дшь? - спросил я Резидент.

- Дм. Семь бед - один ответ.

Это точно один. Один-единственный!

Вечером я покинул дчу.

Резидент сидел з столом и смотрел в окно. Он нпоминл немощную пенсионерку-струху, которой ничего не остлось в жизни, кк нблюдть события, происходящие во дворе. Впервые з всю его жизнь Резиденту некуд было спешить. Это было незнкомое и удивительное для него чувство - сидеть не в зсде, не з соствлением отчет, не в купе куд-то мчщегося поезд - просто н стуле. Сидеть, ни о чем не думя, ничего не ожидя. Это можно было бы считть отдыхом, если бы не близкое будущее. По рсчетм Резидент, они должны были появиться не позднее чем через пять-шесть чсов. Он не боялся скорой встречи и того, что з этим Последует. Он был Резидент, и этим все скзно. Он боялся этих шести чсов бездействия. Он боялся смого себя. Можно рсслбиться, дть отдых мышцм, но невозможно отключить пмять. Много лет нзд, еще только зступив н должность, он допустил просчет. Случйно узнв о плнируемой местной мфией долгосрочной оперции, которя прошл мимо местных оргнов првопорядк, он без соглсовния с Центром внедрил в преступную среду своего человек. Вообще-то он не должен был этого делть. Не по его топору было дерево. Но уязвленное тщеслвие отослнного н периферию молодого спец не желло с этим мириться. Он решил, пусть дже путем нрушения известных првил, докзть свою состоятельность и недльновидность не оценившего его нчльств.

Он рзглсил очень млую и н первый взгляд второстепенную чсть большой Тйны человеку, нзнченному для внедрения в одну их мфиозных структур. Он рсскзл, что есть секретня и могуществення, не чет общеизвестным, оргнизция, ведущя бескомпромиссную, не всегд в рмкх зкон борьбу с глобльной преступностью. Эткое блгородное мсонство. Это был не совсем првд - выявление мфиозных зговоров всегд было лишь млой чстью рботы Конторы. Но все же это был првд. Оргнизция существовл. Резидент экономил средств. Вместо того чтобы просто купить гент, он рсскзывл душещиптельные истории в стиле скзок про Робин Гуд. Когд людям плтят большие деньги, они не интересуются биогрфией кссир. Они интересуются причитющейся им суммой денег. Но суммы у Резидент не было, потому что оперция был зтеян без одобрения и, знчит, без субсидировния сверху. Отсутствие средств новоиспеченный борец з идею пытлся компенсировть энтузизмом и морлизторством н общечеловеческие темы. Он ошибся, отождествив свой внутренний мир с внутренним миром ннимемого н рботу гент. Он думл, что если он готов отдть жизнь во имя торжеств иделов спрведливости, то то же смое готовы сделть и все остльные. Он был хорошим человеком и чуточку иделистом. А это очень опсное сочетние. Непонятно только, кк он умудрился пронести эти свои кчеств через жернов учебки.

Агент тоже был неплохим человеком, и, когд клялся исполнить порученное ему дело, не жлея ни сил, ни, если пондобится, крови, - он верил в то, что говорил. И он не пожлел бы ни сил, ни крови, ни жизни, если бы дело длилось неделю. Но рбот зтянулсь н месяцы, время способно источить кмень, не то что хрктер человек. Агент окзлся не подготовлен к обрушившимся н него соблзнм. Он вдруг узнл, что есть хорошя, о ккой он не слыхивл, ед, удобные жилищ, роскошня мебель, престижные женщины. Он все еще думл, что исполняет среди этих интерьеров роль борц з спрведливость, н смом деле просто жил. В свое полное удовольствие. Снчл он зметил, что зтягивет исполнение кждого этп здния. Делет то, что можно было и не делть, то, что можно сделть быстро, делет долго. Он рстягивл время. Время удовольствий. Он понял, что боится потерять обретенный комфорт, окзться без этих ресторнов, згородных бнь, рзбрсывемых нпрво и нлево денежных знков. Не предствляет, кк можно жить в общежитской, н двух человек комнте, есть дрянные супы в столовых и получть деньги только дв рз в месяц. Он понял, что окружющие его друзья-приятели уже не врги. Вргом стл послвший его н здние Резидент.

В это время Резидент подсчитывл дивиденды, которые принесл его смостийно зтеяння оперция. В короткие сроки, прктически в одиночку, не использовв ни рубля госудрственных денег, он вычислил лидеров местной мфии, устновил большую чсть источников их доходов, узнл о трех коррумпировнных чиновникх в оргнх влсти и првопорядк, нщупл ниточки, ведущие к преступным оргнизциям соседних облстей. Он достиг действительно многого, но достиг зпрещенным способом. Он мог выигрть, но он проигрл.

Его зпутвшийся в борьбе противоположностей гент покялся перед своими новыми хозяевми. Мфия собрл срочную сходку. Ситуция сложилсь угрожющя. Посторонний влдел опсной для них информцией. Большинство вторитетов выскзлись з физическое устрнение источник проблемы и лишь один - против. Но этот один был вжнее всех прочих. Его единственное слово перевесило.

- А если это не блеф? Если оргнизция существует? Тогд мы рискуем вместо одного поверженного врг получить десяток новых, более осторожных и нстойчивых. Лучше допустить невероятное, чем не рспознть очевидное. Не убивть его мы должны, оберегть кк зеницу ок. Он грнт ншего спокойствия. Ангел-хрнитель. Лучше он, чем взвод "крповых беретов". И почему срзу убийство, если не испробовны другие методы?

- Взятку он не возьмет, - уверенно зявил продвшийся гент.

- Тогд это сэкономит нм деньги!

Резидент рботл н идею, н этот крючок его и решено было ловить. Агент-перевертыш дл информцию о том, что преступники решились н крупную и необычную по тем временм оперцию - изъятие инкссторской мшины. Был объявлен неглсный конкурс идей. Чтобы поддержть легенду, гент должен был предствить ккой-то свой проект. Его придумл Резидент. Придумл тк, между делом. Он не знл, что обречен н успех, что весь этот конкурс здумн исключительно для него, что в нем учствует единствення его рбот.

В нзнченное время групп боевиков рзыгрл предложенный сценрий. Попытк зхвт шедшей из бнк инкссторской мшины не удлсь. Погибли дв инксстор, и был тяжело рнен водитель. Почти все деньги остлись целы. Они и должны были остться целы. Преступников'интересовли не сумки с пчкми бнкнот - жизни зщищвших их людей. Ткя был устновк. Резидент попл в безндежную вилку. Он явился вдохновителем особо тяжкого, повлекшего з собой человеческие жертвы преступления. Пропвшие деньги ему бы простили, но жизни людей - вряд ли. Чем дольше Резидент рзмышлял, тем безндежней предствлялсь ему ситуция. Он дже не мог объяснить, что его учстие в преступлении вызвно контррзведывтельной рботой против преступников - он не был соглсовн, знчит, фктически ее не было! Он просто придумл сценрий огрбления инкссторской мшины, все остльное было не имеющей отношения к делу лирикой. Все остльное было недокзуемо.

Больше всего Резидент сожлел о том, что Позволил себе схлтурить при рзрботке плн. Если бы знть, что тот пойдет в дело, он бы не пожлел ни сил, ни времени для его доводки. Он придумл бы десяток других, грнтирующих успех и в то же время позволяющих избежть человеческих жертв сценриев. Н6 он придумл тот, который придумл. И изменить что-либо было уже нельзя. Вообще-то, если по чести, он должен был зстрелиться. Но он был совестлив и тщеслвен. Он не мог уйти, не нкзв истинных виновников преступления. Он решил, нсколько это возможно, испрвить допущенную ошибку, зкрыть брешь провл зплтой новой, более грндиозной победы.

Он решил отомстить.

Эту идею ему подскзл внедренный в ряды мфии гент. Тк же, кк Резидент, он тяжело переживл происшедшее.

- Жль было бы оствлять эту сволочь безнкзнной, - печлился он. - До суд дело не дойдет. У них все схвчено, все повязно в один узелок. Если посдят, то мелкую сошку. А эти будут блгоденствовть. - В глубине души Резидент понимл, что поступет вопреки првилм. Но покончить с собой или сдться н милость Конторы - знчило умереть и избвить глврей преступного мир от зслуженной ими кры. Он не был трусом, кк можно было зподозрить. Ни до того, ни после он не оберегл свою жизнь рди жизни. Он охрнял ее лишь кк инструмент мести. Его сломил не стрх - ненвисть. Он нрушил одно из глвенствующих првил Конторы - он рзрешил себе эмоции.

Именно из-з этой подмеченной психологми еще в учебке чрезмерной психовозбудимости его предлгли списть в брк. Но жль было потрченных н учебу сил, средств, жль было терять способного в отдельных дисциплинх, дже тлнтливого рботник. Н впрямую поствленный вопрос психологи ответили, что выявленные отклонения не всегд релизуются в поступкх, что шнсы невелики, что для этого требуется редкое стечение обстоятельств. Кто мог предположить, что с ткими обстоятельствми через несколько лет столкнется вновь нзнченный Резидент?

Н всякий случй его послли н второстепенный, не обещющий серьезных провлов учсток. Пооботрется, проявит себя, тм посмотрим. Нчльство допустило промх. Именно эт тихя периферийня жизнь подтолкнул Резидент к не снкционировнным Центром действиям. Зряд его внутренней энергии не соответствовл предложенной рботе. Невостребовнные силы рспирли его изнутри, кк провой котел пр. Чтобы не взорвться, он был вынужден искть им применения. Обыкновенный гржднин мог стрвить излишки двления, мог релизовться в необычном хобби, знятиях втоспортом или льпинизмом. Подчиненный интересм службы Резидент - только в исполнении своих прямых обязнностей. И он неизбежно стл рсширять их рмки. Внешние обстоятельств лишь подтолкнули рзвитие событий, послуживших ктлизтором внутренних рекций. Резидент перестл быть Резидентом, превртившись в провинцильного грф Монте-Кристо. Но этой перемены, к сожлению, никто, в том числе и он см, не зметил. Резидент стл выншивть плн мести, но не бнльной - созвть преступников в одно место и взорвть всех одной бомбой, - той, что был единственно возможной для него - он стл собирть информцию, выявлять взимосвязи, просчитывть людей. Он, зпускя прочие дел, плномерно, изо дня в день копл под нмеченные жертвы. Ему нужн был громкя побед. Только он могл в ккой-то степени ребилитировть его в собственных (о Конторе рзговор не шел) глзх.

Но он не знл глвного. Он не знл, что его гент-сортник рботет против него, что передвемые ему, в том числе через нейтрльные, не учствующие в игре источники, фкты строго дозировны и интерпретировны в желемом преступникми нпрвлении. Резидент подводили к необходимости личного учстия в оперции. Поступющя косвення информция нмекл н все более грндиозные мсштбы преступной деятельности. Удивительные связи рсходились в регионы стрны, Москву, з грницу. Здесь было чем поживиться уже и Конторе.

Но дело в том, что и мсштбы, и связи были чистой воды дезой, нзнченной для питния ум одного-единственного человек. Местные мфиози ничем не отличлись от тысяч подобных им. Кроме одного - они в отличие от ближних и дльних коллег знли о существовнии ккой-то могущественной оргнизции. Они знли о Конторе.

Логик следствия не позволил Резиденту остновиться н полпути. Он рзузнл очень много, но для того, чтобы вынести обвинительное зключение, ему нужно было узнть все. Он не мог более довольствовться догдкми, слухми и умозключениями. Ему нужны были докзтельств. Добыть их можно было, только нходясь в гуще событий. Но вся бед был в том, что послть в эту гущу было некого. Неснкционировнность оперции лишл Резидент возможности опереться н мтерильную и кдровую мощь Конторы. У него не было людей и не было дополнительных денег. У него был только он.

Резидент решился ввести в игру себя. Это было еще одно, уже необртимое нрушение. По кнлм гент он внедрился в одну из дочерних оргнизций и не без его же помощи нчл строить головокружительную крьеру. Кждый его шг вверх по преступной лестнице требовл компромиссов. Компромиссов с зконом, с совестью, с общечеловеческой мор-' лью. Необходимость выделиться из нивно-примитивной среды рядовых исполнителей вынуждл его в той или иной мере использовть нвыки, преподнные в учебке. Цель опрвдывл применение смых крйних, в том числе недоступных простому смертному средств.

И чем больше он использовл известный ему рсенл приемов тйной борьбы, тем более рскрывл внимтельно нблюдющим з его действиями мфиозным глврям Тйну. Теперь они уже не сомневлись в существовнии оргнизции. Более того, они не без успех использовли в своих корыстных целях одного небестлнного ее член, решя с его помощью мелкие, но зчстую нерзрешимые для них здчи. Резидент уже рботл н преступников. Рботл двно и плодотворно.

Когд он догдлся об истинном знчении происходящего, было безндежно поздно. Он совершил мссу првонрушений и преступлений, увязнув в них, кк мух в птоке. Он стл стопроцентным преступником. Он уже не мог опрвдться стоящей перед ним блгородной целью, потому что ее не было. Был примитивно устроення ловушк, в которую он шгнул, словно ослепленный фкелми волк.

Но дже это могло быть полубедой. Что преступления? Его рбот связн с чстым нрушением зкон. Бедой было вольное или невольное рзглшение Тйны. Этот проступок прощения не имел.

Резидент был обречен н смерть, н позор, н обвинение в измене. Выход не было. Авторитеты готовились к решющему рзговору, но Резидент см вышел н своих будущих хозяев. Его прозрение не приняло форм истерики. Все-тки логики в нем было больше, чем эмоций.

После нескольких дней нпряженных рзмышлений он, взвесив все "з" и "против", принял безвыходность своего положения кк свершившийся фкт. Он стл изменником, к тому же нищим изменником, то есть не получившим з свою измену никких выгод. Возможностей исход было четыре,

Первя - повиниться перед Конторой и умереть, оствясь предтелем.

Вторя - покончить жизнь смоубийством, но все рвно после неизбежного рсследовния остться предтелем.

Третья - смодеятельно зтеянную оперцию свернуть, от Конторы все скрыть и жить себе, кк прежде, до момент, пок првд тем или иным способом не выплывет нружу. Жить предтелем. Но все же жить. Четвертя - довести предтельство до логического конц, пойти н службу к мфии, вытребовв взмен этого мксимум привилегий. То есть жить предтелем, но жить в свое удовольствие.

Во всех случях предтельство было неизбежным, но в последнем оно сулило знчительные мтерильные выгоды. Если бы первый пункт обещл хотя бы чстичную ребилитцию, Резидент не здумывясь избрл бы его. Но он обещл только позор и смерть. Он никогд не смог бы докзть, что действовл во блго Конторе и првосудию и в ущерб преступникм. Фктическя сторон кждым пунктом длинного перечня опровергл его слов. Единственный гент-свидетель ткже покзывл против него.

Между четырьмя неизбежностями рционльно мыслящий человек избирет ниболее перспективную. Глупо откзывться от тридцти сребреников, если предтельство совершилось. Если все рвно позор, тк хоть не бесплтный.

Резидент выбрл предтельство с комфортом. С той же скрупулезностью, с ккой выслеживл преступников, теперь он предвл свое дело. Он был профессионл и все, что делл, делл н должном уровне. Когд решение принято, сомнения должны уступить место действию.

Во время очередной сходки Резидент, чстично обмнув, чстично нейтрлизовв охрну, явился пред светлые очи вторитетов и довел до их сведения свои требовния.

- Полное невмештельство в мою профессионльную деятельность. Мое консультционное и обучющее учстие лишь в делх, которые я изберу см. Пятьдесят процентов доход с этих дел и ежемесячное содержние в процентх от последнего зрботк. Поддержние круг знющих обо мне людей в пределх трех-четырех человек высшего комндного звен. В рмкх этого условия немедлення ликвидция моего гент и еще трех человек, близко узнвших меня в лицо. Это основное. Прочие мелочи в рбочем порядке.

- Что мы будем иметь взмен? - спросили вторитеты.

- Нлженную систему охрны. Кк видите, вш ни н что не годится, и лучшее тому докзтельство, что я стою перед вми. Контррзведывтельня рбот против оргнов МВД и конкурентов. Обучение боевых групп профессионльным нвыкм слежки, контрслежки и ктивного противостояния. Экспертиз детлей предложенных оперций. Рзрботк кнлов новых денежных поступлений при соблюдении рнее упомянутой пятидесятипроцентной пропорции в оплте.

- Торговля возможн?

- Торговля исключен.

- Если мы откжемся?

- Я покончу с собой, но предврительно с вми. Всех я, нверное, уничтожить не успею, по половину - грнтирую.

Авторитеты нпряглись. Они знли, что стоящий перед ними незвный визитер не блефует и не позерствует. Он обещет то, что способен рельно исполнить. В его возможностях и его отношении к днному слову они имели случй убедиться.

- Мы подумем и сообщим...

- Нет. Я не могу ждть. Ответ мне нужен сейчс. Звтр я нчну действовть.

Авторитеты покорились. И не пожлели об этом. Резидент не желл продвть свою честь здешево. Теперь его интересовли деньги, и он нходил способ легкой и, что было для него принципильно, бескровной их добычи. Пятьдесят процентов доход с предложенных Резидентом оперций в отдельные месяцы перекрывли все прочие поступления оргнизции. Рди этого стоило пожертвовть жизнями нескольких, не смых ценных, рботников и не совть нос в его дел.

Здесь у Резидент был пунктик. Любой интерес н тему его профессионльных обязнностей вызывл недеквтно болезненную рекцию. Двое чрезмерно любопытствующих исктелей истины поплтились з свою природную любознтельность жизнью. Мфиозные глври остлись недовольны бестолковой гибелью людей, но возржть не посмели. Резидент не выходил з рмки первончльно оговоренных условий сделки. Тйн профессионльной жизни был его полной собственностью.

Ткя жесткя, неукоснительно проводимя в жизнь политик позволил Резиденту усидеть н двух стульях срзу. Он был нкоротке с смыми влиятельными глврями мфии и одновременно считлся не последним среди рвных себе по клссу рботников Конторы. Теперь он стрлся не высовывться, не попдться лишний рз н глз нчльству, не исполнять здний слишком рьяно или слишком медленно. Он игрл роль добросовестно относящегося к своим обязнностям середнячк. Он держлся з место, которое любой другой посчитл бы ссылкой. Рботть плохо он не мог: н его должность могли прислть другого. Рботть хорошо опслся, чтобы не нрвться н ненужное ему повышение по службе. Любое изменение в нлженной им жизни ознчло бы быструю и неминуемую гибель. Более всего его тревожил возможность плновой ревизорской проверки. Он мог легко обыгрть периодически объявлявшихся в регионе эмиссров МВД, безопсности, прокуртуры. Но он бы никогд не смог спрвиться с тйной ревизией своих собртьев по "перу". Он не знл, в ккой из следующих дней хитроумные приборы и внимтельные глз коллег возьмут его под контроль. Эт лвиной висящя нд его головой проверк не двл ему возможности спокойно жить, отрвлял почти сибритское существовние, нпоминл о том, ккой ценой он купил свое нынешнее блгополучие.

Опсность проверки осознвл не только Резидент, но и мфиозные глври. Они двно догдлись, что лучше иметь дело с комиссией МВД, усиленной, полного соств дивизией Дзержинского, чем с одной тихой ревизорской бригдой не существующего в природе учреждения. Первые, действуя в рмкх зкон, вычисляют, отлвливют и передют преступник в руки зкон. Их рбот внешне эффектн - зсды, зхвты, рзоблчения, - но не очень эффективн. Н местх всегд остется возможность, используя нрботнные связи, рзвлить дело до суд или, если он состоится, взять минимльный срок, переложив всю ответственность н мелких исполнителей. Оргнизция, которую предствлял Резидент, никого никуд не передвл. Он совмещл все службы госудрственной првоохрны в одном лице. Он вел следствие, определял преступник, осуществлял дознние, выносил приговор и приводил его в исполнение. Только тюрем у нее не было. З нендобностью...

Довольно было вспомнить, кк Резидент без угрызений совести и оглядки н зкон рзделлся с опсными для него свидетелями, чтобы уяснить, н что способн оргнизция в целом.

Не испытывющие иллюзий вторитеты лихордочно искли выход из создвшегося положения. И, кк им покзлось, ншли его. Логик их рзмышлений был прям, кк полет выпущенной из крбин пули. Им угрожл смя опсня з все время их существовния оргнизция. Единственно, кто мог грнтировнно зщитить от нее, был см эт оргнизция. Только он был рвн себе по силе и возможностям. К ее помощи и следовло обрщться. У мфии был богтый опыт по чсти подкуп рботников оргнов, призвнных бороться с ней. Но в этих простеньких случях они знли, куд, к кому и с чем идти. Нынешний ствил их в тупик. Они бы не поскупились, дли взятку, но не знли, кому ее двть. Только один человек рсполгл требуемой информцией. Резидент. Но он молчл, кк поймнный и изжренный прошлым летом пескрь.

Авторитеты собрли внеочередную сходку.

- Мы приняли решение! - объявили они Резиденту. - От тебя требуется немногое - московский дрес.

- Это безумие. Контор неподкупн.

- Во всякой конторе служт люди. Дй нм их координты, остльное не твоя збот.

- Я не соглсен.

- Твоего соглсия никто не спршивет. Ты не выйдешь из этого помещения, пок не дшь устривющего нс ответ. Рно или поздно твои нчльники хвтятся своего рботник и пришлют проверку.

- Они уничтожт всех!

- Пусть тк. Они все рвно доберутся до нс.

Глври были глупы. Они ндеялись н победу в деле, где побед не был возможн изнчльно. Они мыслили знкомыми им ктегориями милиции и иже с ней оргнизции. Их нивность был смоубийственн. В принципе Резидент был не против. Ему было не жль своих новых приятелей. В конце концов именно они послужили первопричиной его пдения. Если им хочется коллективно умереть, он не стнет им препятствовть. Двно пор подрспустить этот вконец зпутвшийся узелок.

Резидент устл нходиться во взвешенном состоянии. Ожидние смерти стновилось стршнее смой смерти. Уж лучше смя жизнь.

Кк и всякий изменник. Резидент был фтлистом, склонным верить в судьбу, в зкон случя, в преднчертния свыше. Ткя вер в ккой-то степени снимл ответственность з содеянное в прошлом преступление, обелял его кк отступник. "Чему быть, того не миновть". А если не миновть, зчем тогд терзться воспоминниями, зчем перетряхивть двно ствшие историей события?

Кк и всякий изменник с не до конц отмершей совестью, Резидент постоянно искл в нстоящем знки, подтверждющие необртимость своего прошлого выбор. В любой момент он был готов, доверившись судьбе, поствить н кон жизнь, чтобы лишний рз убедиться в своей првоте. "Орел" или "решк"? Если "решк", то невиновен и все было тк, кк должно было быть. А если "орел"... Этот случй был именно ткой. При всей призрчности выигрыш это был все-тки лотерея. И он очень устривл Резидент. Он бы не смог покончить с собой теперь, когд его телесня оболочк привыкл к удобной для нее жизни. Но он был не против, чтобы его смерть пришл по воле рок. Он игрл в очень зртную, вроде офицерской рулетки, игру. Один птрон в брбн, и револьвер по кругу. Офицеры тоже не были смоубийцми, но дуло к виску тем не менее подносили. Очень это щипло их нервы. А жизнь все рвно ничего не стоил. Фронт. Сегодня жив, звтр нет. Лучше смому приблизить смерть, чем унижть себя ее кждодневным ожиднием. Живя двойной жизнью, Резидент неизбежно рздвивлся в созннии и поступкх. Кк предтель он желл себе безнкзнности, кк воспитнный в трдициях Конторы Резидент - прведной кры. Если бы он мог спстись, он, нверное, предпочел бы спстись. Но его желний не спршивли. И выход не оствляли. В любом случе, откжись он или соглсись, он зсвечивлся перед Конторой. В любом случе его ждл ревизорскя рзборк. Но в предложенном вринте ей предшествовл зртня игр.

В принципе он игрл беспроигрышно, потому что достигл желемого в любом случе. Если допустить невозможное, что дело выгорло, то он обретл стрховку высокого покровителя, что позволяло хоть н ккое-то время рсслбиться. Если провливлось - он терял жизнь и вместе с ней измтыввшую его душу муку ожидния. Уж лучше тк! Больной зуб или лечт, или рвут с корнем. И еще он был бы очень рд увидеть, кк Контор вычищет его нынешних приятелей, унизивших его смолюбие двжды, когд вынудили предть Дело и когд зствили принять угодное им решение. Они сми пожелли получить то, что получт. Это их выбор. А в ткой компнии и помереть не жль.

Не вдвясь в детли, Резидент укзл три известных ему в упрвлении личности. Нверное, это нельзя было нзвть предтельством в чистом виде. Скорее это был хитрый стртегический ход - отступить, чтобы змнить противник в ловушку, из которой он никогд не сможет выбрться. Они узнют о Конторе больше, чем знют, но лишь н несколько дней. Потом они умрут, и Тйн остнется Тйной.

К рзрботке детлей оперции Резидент не приложил ни грмм своих усилий. Зчем выполнять пустую рботу? Зчем изобржть то, что обречено н неуспех? Пусть рзбирются сми.

Сняв прктически всю воровскую кссу и чсть прибыли с еще не звершенной сделки, эмисср вторитетов отбыл в Москву.

В глубине души Резидент ндеялся, что зтеянное дело провлится, не нчвшись, что эмисср не решится предпринять сколько-нибудь решительные действия, если решится, то отступит при первой же неудче. И все остнется кк есть. О возможном выигрыше Резидент почти не думл. Рньше небо обрушится н землю, чем рботник упрвления вступит в сговор с преступным миром. Он все же верил в святость устоев Конторы. Его пример был исключением, не првилом. Инче быть не могло.

Резидент ошибся двжды. Эмисср не отступил. Более того, сговор состоялся, и небо остлось тм, где ему должно быть! Случилось то, что случиться не могло никогд!

Неизвестно где, когд и с кем встретился вторитет, но в итоге через ндежного курьер он передл устное ( кто бы ему хоть букву нписл!) добро и хорошо продумнную схему конспиртивной, в две стороны, связи. Внчле Резидент зсомневлся в добросовестности столичного визитер - поди, мотет по московским кбкм и гостиницм нзнченные для взятки деньги, взмен гонит липу. Оттого и курьер прислл, не см приехл. Потом зподозрил контригру Конторы; Выяснят все, что хотят, и прихлопнут мышеловку,' плотно збитую добычей. Скорее всего тк и есть.

Но через сутки эмисср погиб в дорожно-трнспортном происшествии, тк и не успев открыть инкогнито звербовнного московского гент. Случйный "КмАЗ" рзутюжил его "Жигули", кк сброшення с девятого этж пудовя гиря - куриное яйцо.

Резидент понял больше, чем остльные. Человек из Конторы убрл единственного знющего его свидетеля, оствив только кнлы обезличенной связи. В Москву уходили деньги, очень приличные деньги. Обртно поступл информция, которя этих денег стоил. Зкз - оплт - исполнение. Все это могло ознчть только одно - свершенное не было уже блефом! В сердце Конторы объявился предтель. Предтель, рботющий в пре с другим предтелем!

Стрнно, но от того, что он перестл быть в единственном числе. Резидент не ощутил облегчения, но одну только горечь. Он словно освежил в пмяти те, с годми збытые ощущения и пережил их с новой силой. Он победил, но не испытывл чувств торжеств. Шумно отпрздновв победу и зодно поминки по безвременно усопшему сотоврищу, мфиозные глври взялись з дело. Обеспечившись ндежными тылми, они стли действовть с большим нпором. Дел пошли в гору. Внешне жизнь Резидент обретл все более блгополучные формы. А в его внутренний мир, кроме него, никто зглянуть не мог. Он жил тк, кк жил. А остльное не вше дело!

Все изменилось после бнльно-книжного "к вм едет ревизор" сообщения конторского человек. Резидент нимло не обеспокоился. Зрнее известня ревизия не ревизия - фрс. Он может нйти лишь то, что ей позволят нйти. По крйней мере тк думл Резидент. Но в дело вмешлся случй и... Контролер. Противостоя неожиднно объявившемуся противнику, Резидент предпринял все, что должен был предпринять, то есть много больше, чем смог бы простой смертный. Он нходил смые нестндртные ходы, но кждый рз проигрывл. Нверное, в этой фтльной череде неудч был свой роковой смысл. И он догдывлся, ккой. Он утртил веру в свою првоту, превртившись в противоположность смому себе. Он потерял прво н везение. Теперь судьб блговолил к его противнику. Он стл для нее нелюбимым псынком. В ккой-то не змеченный ни им, ни другими момент Резидент кпитулировл. Нет, он не прекртил борьбы. Он продолжл исполнять свои функции кк должно. Он нлизировл быстро меняющуюся обстновку, принимл единственно верные в днный момент решения, но, и это было, пожлуй, смым глвным, не доводил их до логического звершения лично, перепоручл своим, зведомо менее опытным подчиненным.

Он избегл прямого противостояния с Контролером. Он не боялся окзться слбым. Он опслся узнть в своем противнике смого себя. Того, прошлого, честного и зртного Резидент. Подчиняясь рзрстющемуся комплексу вины, он утрчивл столь необходимую ему бескомпромиссность. Он терял хвтку.

Его дрк с Контролером стл игрой рвных по силм гроссмейстеров. Соревновнием изощренных умов. И поэтому это был борьб, не имеющя звершения. Гроссмейстеры не умеют ствить точку. По-нстоящему выигрть может только глдитор. Его побед бсолютн, потому что его противник уничтожется физически. Переигрть бой с ним уже невозможно.

Именно н этот подводящий черту под интеллектульным противостоянием кт физического уничтожения Резидент решиться не мог. Он не пошел н нтомический, с понятным результтом допрос - он перепоручил рсстрел Контролер другим, хотя обязн был довершить дело лично. Он явно избегл острых, рнящих душу углов. Кждый рз згнв противник в щель, он оствлял ему шнс, пусть призрчный, один н миллион, но все же шнс н спсение. Он пытлся переложить ответственность з последнее мгновение чужой жизни н судьбу.

В этом был его слбость. Это было пусть не очень видимой, но глвной причиной его поржения. Когд случй свел в последнем противостоянии, когд для физической победы было достточно нжть н курок, Резидент первым опустил оружие. Он не чувствовл уверенности в своей првоте. Он не мог судить другого, зведомо невиновного человек, будучи см преступником. Он не решлся убить того, кто более него зслужил прво н жизнь.

Резидент проигрл бой здолго до того, кк его нчл. Он не сумел превртиться в нстоящего врг. Он все-тки не смог до конц предть свои годми воспитнные иделы. Плнируя и совершя очередное преступление, он кк бы игрл понрошку. Когд "понрошку" кончилось, он потерпел крх. Его поржение было зпрогрммировно им смим. Он был своим глвным противником. И он выигрл. И он проигрл.

Теперь, сидя н дче в ожиднии своих бывших дружков, он ни о чем не сожлел. Он вдруг почувствовл огромное облегчение. Кк будто вернулся из дльней рзведки в свой стрый обжитой окоп, к своим дорогим друзьям. "Нше дело првое, врг будет рзбит, побед з нми!" Все просто, однознчно и не имеет других истолковний. Вот этого ощущения "првого дел" ему не хвтло все эти блгополучные и жирные годы предтельств. Его не нучили жить для себя, и всякий пирог, который нельзя было слопть пополм, отдвл горечью. Он долго жил в чужом блиндже, очень уютном, теплом и сытом, но чужом. Он попл туд не по своей охоте - тк сложились обстоятельств. Но теперь все в порядке, теперь он тм, где ндлежит быть. Он вернулся в строй! И хотя здесь, н дче, он тоже был в единственном числе, это было другое одиночество. Это было одиночество бойц, оствшегося прикрывть отход своих товрищей. Здесь его последний рубеж, здесь ему принимть бой и смерть. Но его смерть - это не просто смерть, продолжение чьей-то жизни. Хоть дже Контролер. Жизнь не здлсь, тк хоть смерть удстся! Но и смерть у Резидент ткя, ккой он желл, не получилсь. Видно, использовл он лимит отпущенного ему жизнью везения полностью. Н пустяки использовл - н блгополучие, н деньги, н преступную крьеру. Не дл ему судьб последнего облегчения. Глупо он умер, кк и жил.

Бндиты объявились вечером. Подъехли н четырех мшинх, взяли дчу в кольцо, крикнули в мегфон:

- Слышь, выйди, поговорить ндо!

- А ты см подойди - коль ндо, - отвечл Резидент, готовя к бою свой рсенл: втомт для дльнего боя, пистолеты для ближнего и еще консервный нож. Он хоть и консервный, но в умелых рукх животы вскрывет не хуже бнок. С тким рсенлом не уложить взвод противник - непростительный грех!

- Кончй ломться! У нс дел всего н три минуты! - По кустм под прикрытием рзговоров к дче подбирлись боевики.

- Двй-двй, ребятки, поближе ползите, - подбдривл их шепотом Резидент, - у меня с птронми нпряженк, мне нверняк бить ндо, одн штук - одн жизнь.

- Ну и черт с тобой, - безндежно вздохнул человек с мегфоном. Нчинйте!

Боевики остновились, зтившись з случйно подвернувшимися укрытиями. Они дже не пытлись подлезть со слепой, где не было окон, стороны, кк предполгл Резидент. Они просто лежли и ждли. Подкрепления или сигнл к тке? Чего?

Из-з ближнего холм лязгя гусеницми, выползли дв бульдозер.

- Не передумешь? - еще рз н всякий случй спросил координтор боевых действий.

Резидент, больше полгясь н удчу, чем н свое умение, выстрелил. Пуля удрил в мегфон. Координтор упл, вымтерился, мхнул рукой. Бульдозеры подняли отвльные ножи до уровня кбин и двинулись в сторону дчи. Они шли не торопясь, тяжело перевливясь н кочкх, рзбивя и подминя под гусеницы зборы, случйные деревья и кусты. Стрелять было бессмысленно. Окн кбин были прикрыты недоступной пулям броней метлл.

"Все-тки чему-то я их нучил, - подумл Резидент, - не желют подствляться под пули, хотят выдвить меня из убежищ н улицу, тм из-з укрытия рсстрелять, словно "кбн" н стенде. Возможно, попытются взять живым. Зсдят по пуле в коленные чшечки и в локти и утщт в стоящий неподлеку медицинский "рфик". Не тк уж глупо, если иметь дело с любителем. Резидент не был любителем. Он знл, когд ндо бороться, когд это бессмысленно и дже н руку вргм. В днном случе это было бессмысленно. Единственное, что он мог сделть, это не позволить взять себя живым.

Он проверил пистолет, рзвернул его дулом к себе.

"Одн пуля - один поверженный врг", - вспомнил он двнее стрелковое нствление. Один врг! Грустные ссоциции. Но, нверное, спрведливые. Рздвоенность не может продолжться вечно. Рно или поздно ей приходит конец.

Резидент взвел курок. Рокот моторов стл ощутимо близок. Зметно подргивл под ногми пол, дребезжли окн.

Очень жль, что все случилось именно тк, подумл Резидент и нжл н курок. З гулом моторов выстрел никто не услышл. Бульдозеры сдвинулись, смяли хрупкие стены, перемололи гусеницми обломки досок, стекол и кирпичей.

В этом последнем бою Резидент не смог уничтожить ни .одного противник. Он умер один.

- Обязтельно нйдите тело, - рспорядился человек с мегфоном и сел в подошедшую мшину.

* * *

Покидя дчу, я не знл, кк умрет Резидент. Но я был бсолютно уверен, что сегодняшний день он не переживет. Н этом свете его ничто более не удерживло. У него не остлось союзников, он никому не был нужен, кроме вргов, А врги искли его с единственной целью - убить. Вероятно, он смог бы спстись, но вряд ли смог бы жить. Нверное, я был блгодрен Резиденту. Он дл мне почти все, что я просил: фмилии и координты глврей, личный контейнер, и еще он дл мне жизнь. Вполне достточно для чувств признтельности. Но был я ему блгодрен или нет, для него не имело прктического знчения. Я не пришел бы к нему н помощь, дже если бы услышл призывный крик. Передо мной стоял вполне определення, не терпящя отвлечений цель. Ей приндлежли мое время и см жизнь. В ситуции, когд включен отсчет минут, блгородство не учитывется! Первое, что я сделл, - это обыскл резервный резидентский контейнер. Судя по пломбм, его не тревожили со времени зклдки. Оно и понятно. Резиденты стрсть кк не любят потрошить "зпски". Сорвешь, не подумв, пломбы, потом полгод пишешь рпорты, объяснительные и т. п. отписки. Когд вскрыл, с ккой целью, что изъял, что использовл, что вернул н место. Уж лучше обходиться подручными средствми. Другое дело - чужой контейнер. З него душ не болит. А рпорты мне если писть и придется, то совсем по другому поводу. После нвороченного здесь контейнер покжется ткой млостью, что з него никто не спросит. Из полутор сотен предметов, зключенных в млопривлектельную внешним обликом упковку, меня интересовли лишь дв десятк: документы, оружие, униформ, спецсредств, деньги и еще кое-ккие мелочи. Сложив все в объемную спортивную сумку, я отбыл в город. Вторым пунктом перечня подготовленных к основной оперции мероприятий было обеспечение ндежного "логов". Точнее, не одного, трех. Используя рзные, нспех зполненные в .подъезде документы ( чего мне было экономить чужой отчетности блнки!), я, отпрвившись н жилищную толкучку, снял три квртиры в рзных рйонх город. Все были рсположены н вторых этжх, чтобы возможно было проникнуть в них и покинуть через окн. Все подъезды имели двусторонний - н улицу и во двор - выход.

Хозяев были рды-рдешеньки щедрому квртирнту и лишних вопросов не здвли. И слв богу. Мгновенно придумть три ндежные легенды н три рзные фмилии, д тк, чтобы не сбиться, не зпутться в событиях прошедшей жизни, было не просто.

Штбной я избрл четырехкомнтную, стринной плнировки, с прдным и черным входми, квртиру в смом центре город, с окнми, выходящими н облстное УВД. Здесь, хотелось бы ндеяться, бндиты открывть мссировнную стрельбу поостерегутся. Оствшееся до ночи время я убил н рекогносцировку местности. Пять интересующих меня дрестов рсполглись кустообрзно и очень недлеко от знятой мною штб-квртиры. Имеющя деньги мфия стремилсь жить в престижных, по соседству с Сильными мир сего, рйонх.

Последний клиент обитл в чстном секторе, в некзистом н поверхностный взгляд домике. Второй, более пристльный взгляд в корне менял впечтление от первого. Третий, но уже спец, лишл ндежд н легкую победу. Если не обрщть внимния н преднмеренно облупленную штуктурку н стенх и потресквшийся шифер н крыше ( под ним, поди, плотно пригннные листы нержвеющей стли!), домик можно было смело причислить к средней величины дзоту. Кпитльный збор, по нему нверняк сигнлизция. Усиленные входные двери и ствни н окнх. Умудрись выковырни из ткого убежищ хозяин. Он тм кк черепх в пнцире.

Лдно, этот орешек оствим н десерт, нчнем с менее крепких, но не менее ппетитных. Первые "чистки" я предполгл провести в типичном для Конторы случйно-тргическом стиле, чтобы преступники не срзу догдлись об истинной сути происходящего. Пок человек несведущ, он рсслблен, и рботть с ним одно удовольствие. Он см подствляется под удр! Но стоит ему почувствовть угрозу, и неизбежн сует с дополнительными телохрнителями, зсдми, контрслежкой, тяжелым вооружением, бронетехникой и удрной вицией тктического нзнчения. Это в звисимости от того, кто ккими деньгми рсполгет и в ккую сумму оценивет свою жизнь.

Кк првило, ткие героические усилия приговоренного все рвно не спсют, но рботу исполнителя усложняют знчительно.

Лучше лишний чс поломть голову в теоретических построениях, чем перетруждть руки и ноги, ползя по крышм и кнлизциям, отбивясь от дополнительной охрны и знимясь другой подобной ерундой н прктике. Я слишком устл, чтобы позволить себе отдых при рзрботке плн оперции.

Еще три дня, периодически изменяя внешность, я бродил, кк кот возле куск мяс, по периметру интересных мне квртлов. Я соствлял топогрфические плны, вымеривл шгми рсстояния, нмечл пути плновых и врийных отходов, фиксировл время прибытия и уход от остновок городского трнспорт, исследовл методы охрны, змечл чсы нплыв и отсутствия н улицх людей и совершл еще тысячу очень утомительных, но обязтельных в днном случе действий.

Вообще-то это не дело ликвидтор. Его - прийти, увидеть, победить и исчезнуть. Черновую рботу - подходы, отходы, грфики, прикрытия, трнспорт и прочее - делют другие. Зчем лишний рз светить глвное лицо в месте предстоящего действия? Я не рсполгл помощникми и потому всю черновую рботу тщил лично. Я и кпитн, и рспоследний кочегр н судне своего будущего (дй бог!) успех. Я все, что угодно, только не прздно отдыхющий пссжир.

297 шгов до перекрестк Д.

794 шг до подворотни С.

940 шгов до проходного подъезд...

Тут больше ншгешь, чем н тренировкх скороход-мрфонец. Причем не просто прошгешь, это бы лдно, строго определенной, полтор метр - прный шг, походкой. И ни н снтиметр больше или меньше! Поворот - Потеря 2,5 секунды. Перепд высоты, подъем - 10 процентов, знчит, примерно ткое же снижение темп. Минус десять секунд. Спуск, увеличение скорости... Считй, Контролер, не счкуй. Хочешь жить - не ленись цифирки склдывть. Один д один - дв. Дв д один - три. Три д пять - восемь. Это не рифметик. Это борьб з жизнь. Топй по мршруту, по которому скорее всего никогд не пройдешь. Фиксируй. Зпоминй. Прдное Открыть, зкрыть дверь. Петли скрипят или нет? Ккой силы пружин? Можно ли ее открыть удром ноги? Сколько н это уйдет времени? Ккя внутренняя ручк? Возможно ли через нее зпереть дверь примитивно-подручным зсовом и сколько он сможет сопротивляться дергнью снружи?

Господи! Сколько вопросов! И н кждый ответь, и кждый ответ зпомни, и кждый увяжи с предыдущим и последующим! Вот жизнь! С тоски сдохнешь, если до того не помрешь от перенпряжения. А несведущие почиттели детективов свято верят, что ликвидция - это когд збрлся человек н чердк, вытщил винтовку с оптическим прицелом и ббхнул с километр в зтылок ничего не подозревющей жертве. Нет, конечно, и вытщил, и ббхнул, но это лишь мля видимя чсть йсберг рботы. А о смом глвном, о подготовке, никто знть не желет. Скучно. И то верно. Кто стнет читть многотомный детектив, состоящий н треть из столбцов непонятных, н смом деле чрезвычйно вжных цифр, н треть из втобиогрфий, зтверженных - родился, учился, женился - легенд, н треть из черт знет ккой мешнины сопромт, бллистики, психологии, оптики и т. п. нукообрзных дисциплин и лишь из одной стрницы собственно действия. То есть именно тех: он вытщил винтовку, совместил перекрестье прицел с виском героя и, злобно усмехнувшись, нжл н спусковой крючок... Ткое дже и я, если не по обязнностям службы, читть не буду. Читть не буду, считть буду. Приходится! Конечно, если быть до конц честным, я подхлтуривл. Не без того. Во-первых, у меня не было необходимого в тких случях резерв времени. Во-вторых, противник мой был длеко не смым профессионльным. И, в-третьих, передо мной не стоял здч свершения чистого, не оствляющего следов преступления, что н порядок упрощло подготовку. Я действовл без оглядки н то, что следовтели впоследствии, рзбирясь в очередном, со смертельным исходом, происшествии, обнружт в нем некоторые позволяющие подозревть злой умысел стрнности. Ну и что? Почти нверняк они объяснят это конкурентной борьбой местных преступных группировок. Вжнее, чтобы сми преступники рньше времени не почуяли нелдное. Для того и тружусь не поклдя рук или, скорее, ног.

Ночми я, превртив сотни зтверженных днем цифр в линии н плн-схеме, высчитывл свой путь, возможные действия и контрдействия противник и способной вмешться в ход событий ближней милиции. Я передвигл фишки, обознчющие мшины и людей, по бумге, видя з этими короткими ломными линиями вполне конкретные улицы, переулки, подъезды, двери, проходные дворы. К утру я сжигл весь тщтельно вырисовнный плн, чтобы вечером вновь его восстнвливть. Возможно, я со своими тйными игрми перебрщивл, но привычк есть привычк. Если бы вс десять лет учили смыми жестокими методми убирть з собой, вы бы тоже, сми не зня почему, потянулись бы з спичкми.

К исходу третьей ночи я придумл шесть версий чужих смертей.

Последние перед рботой сутки я посвятил покою. Я отдыхл столько, сколько хотел отдыхть. Это убийцм-бытовикм вроде Рскольников плохо спится и естся перед преступлением, у профессионл сон от нстроения и угрызений совести не звисит. Единственное, что н него влияет, - внутренний прикз. Зкрыл глз, скзл себе "спть" - и через мгновение в отключке.

Если спец не умеет спть, когд ндо и сколько ндо, только когд зхочется, его можно смело списывть в тирж. Умение уснуть в любой обстновке и проснуться в строго определенное время - это зы спецобучения, это оборотня сторон умения не спть вовсе по трое-пятеро суток кряду. Не умеешь первое, в том числе выспться, отключясь н две-три минуты кждые четверть чс, знчит, не умеешь и второе.

Не хитрость не смежть веки целую неделю подряд (здч при этом - не потерять сообрзительности и рботоспособности). Полную бессонницу, ее скорых и нередко ктстрофических последствий одолеть невозможно дже с помощью-медикментозных спецсредств. Тблетки способны помочь одномоментно, после чего необходим продолжительня ребилитция. Спть человек должен. Без этого не обойтись. Вопрос, кк спть!

Спец может выспться з минуты, причем, но это уже высший пилотж, не зкрывя глз. Может, если в том будет необходимость и, глвное, возможность, дрыхнуть без подъем н опрвку, без зевоты и ворочний с бок н бок трое суток подряд. Но через трое суток встнет и сможет шестеро суток без отдых молотить ногми километры лесного бездорожья или кулкми спрринг-противников в учебном бою. Но и то, и другое инструкторы делом докзли. И если способность мгновенно зсыпть вырбтывли, используя гумнные внушение и гипноз, то умение просыпться в зднное время - дрконовскими, но очень действенными методми болевого кнут. Проще говоря, если вм предложили проснуться в 03.17, то уж вы пострйтесь не проспть, потому что в 03.18 через вше тело пропустят рзряд электрического ток. Ткой способ обучения очень доходчив и очень эффективен. Уверен, чтобы нучиться считть во сне не то что минуты - секунды (!), дже хроническому зсоне, до того недосыпвшему полгод, потребуется не более пяти уроков. Потому что с кждым новым уроком сил болевого удр нрстет. Если в первый день вы почувствуете сильный укол в рйоне висков, в третий - нестерпимую, словно по всей внутренней поверхности череп у вс выросло сто пульпитных зубов, боль, то в пятый боль пронзит вш мозг рскленной н огне спицей и вы проснетесь лишь для того, чтобы тут же потерять сознние.

Говорят, десятое прктическое знятие по хронометржу сн может если не убить, то оствить до конц жизни неизлечимым клекой.

Вот ткой, очень хороший, потому что достигет результт, метод. Низкий поклон его изобреттелю. Если бы меня щдили и, к примеру, будили мягкими уговорми и вручением после успешного пробуждения пряников, я бы двно уже был покойником, проспвшим собственную смерть. А тк рнее испытння, но очень хорошо зпомнившяся оргнизму мук грнтирует мне зплнировнный подъем точнее швейцрского, громкого боя, будильник. И точно тк же, и опять не без помощи спецов - "психов" и инструкторов, я умею отключть внутреннее реле времени и погружться в глубокую, хоть н чсы, хоть н дни (н недели не пробовл, но тоже смогу) спячку.

Вот этим восстнвливющим силы "отсыпом" я и знимлся в последний перед делом день. Последующие мне отдых не обещли. Я нбирл энергию покоя, кк ккумуляторня бтрея электричество. Я зряжлся, чтобы потом, когд придет время, выплеснуть ее без осттк. Отдых для спец - это тоже рбот, создние предпосылок для последующего ктивного действия. И исполнять он ее должен смым тщтельным обрзом. Только тк! Если бы я отпрвился н оперцию срзу, я бы, возможно, сдох н полпути. А этого я позволить себе не могу. Полдистнции для меня не существует. Или все, или то же смое, что ничего. Выполнить нмеченное н 99 процентов - знчит не выполнить вовсе. Дже единственный ушедший от кры вторитет угрожет Тйне и, знчит, лично мне в той же мере, в ккой угрожли пятеро уже отошедших в мир иной. Возможно, дже больше, ткя цепочк стрнных и профессионльно исполненных смертей зствит конторских ревизоров копть в днном нпрвлении еще ожесточенней, зпугнный гибелью сотоврищей счстливчик з грнтии безопсности рсскжет кому угодно и что угодно. Он же не знет, что причиной повльного мор служит не пересчет прибылей, не рздел сфер влияния, не плновя месть, несколько случйно узннных им фктов. И что дже косвенное упоминние о них рвнознчно смертному приговору. Нет у меня 99 процентов. Только сто!

Нибольшя сложность предстоящей оперции зключлсь в том, что кждя кция могл знимть у меня лишь несколько чсов. Все вместе - мксимум двое суток. Если дело зтянется, зподозрившие нелдное приговоренные жертвы, спся жизнь, рзбегутся кто куд по стрне и н то, чтобы их вычислить и отловить, пондобятся уже недели.

Только мскировк убийств под несчстный случй и быстрот действий могли обещть мне успех. И еще мне мог помочь случй. Счстливый случй. В конце концов, я знимюсь не смой бесполезной для человечеств рботой. Я убирю мешющий жизни мусор. Я чистильщик. Я имею прво н толику везения.

Ровно тогд, когд мне ндо было проснуться, я проснулся. И именно тогд, когд ндо было быть н месте, - был тм.

Если бы мой первый клиент кким-нибудь обрзом узнл, что его выбор был обусловлен только зтянувшимся ремонтом фсд здния, он бы очень удивился и очень рсстроился. Не облупись штуктурк, не выцвети крск, и он, возможно, прожил бы н несколько чсов дольше. Не зтяни штуктуры рботу - и его смерть не был бы столь ужсн. Но ремонт шел ни штко ни влко, и поэтому первым предстояло умереть именно ему. Стрнные в ншем деле случются иногд причинно-следственные связи. Кто-то вовремя рствор не подвез, кто-то от этого рньше положенного умер.

Я встретился с бригдиром, отвечющим з ремонт дом, и, предствившись одним из жильцов, попросил отложить окрску подъезд, где я живу, н несколько дней.

- У меня, понимешь, вжное событие. Помолвк. Невест будет, родители, друзья. А тут крск, штуктурк, окн зляпнные. Можно одежду попортить и нстроение. Хорошо бы перенести рботы н пру дней. А связнные с этим зтрты, я же понимю, я возмещу...

Моя просьб, вернее, рзмер предложенной, о ккой мстер и мечтть не мог, компенсции возымели действие.

- Конечно, конечно. Мы же понимем. Мы для того и поствлены, чтобы людям облегчение было. Это дело святое. Я см женился, - бубнил ополоумевший от свлившегося н него счстья мстер, рссовывя деньги по крмнм. - Я счс срзу и рспоряжусь. Вы не беспокойтесь...

А я и не беспокоился. Я не беспокоился дже нсчет возможной утечки информции при рзборке случившегося н учстке ЧП. Вряд ли мстер будет объяснять истинную причину своего стрнного прикз - пропустить ближний подъезд, нчв ремонт срзу с дльнего - получением крупной суммы нличных денег. Взятк, особенно если ею не поделился с нчльством, он, конечно, не поделится, - штук подсудня. Если мстер не дурк, дурк в среднем производственном звене, постоянно нходящемся между нковльней - рбочими и молотом - нчльством, долго не продержится, то он придумет кучу своих вполне првдоподобных объяснений стрнных производственных перемещений. З тктические просчеты в строительном деле в отличие от мздоимств с него не спросят. Подозрения, связывющие фкт получения денег с тргическим происшествием, и вовсе зствят его умолкнуть. Ведь он, если имело место убийство, стновится его прямым соучстником. Никому и ничего мстер не скжет. Будет вести себя н рзборе в СМУ, кк подпольщик н полицейском допросе: божиться, ломть дурочку, стучть кулком в грудь, нпирть н роковое стечение обстоятельств, кяться, если совсем прижмут, крыть всех по мтери. Шуму-гму нпустит, но првду, рвно кк и деньги, сохрнит свято. Нверное, его дже не уволят: где они другого человек н ткую собчью должность нйдут? А потерю премии я ему, кк и обещл, компенсировл. В итоге он остнется мстером, я невидимкой. По рукм?

Уже через чс рбот кипел, кк збытый н плите чйник. Аж через крй перехлестывл. Внну из-под рствор перетщили дльше, кучу мусор рзбросли по дльним углм, строительную люльку перевесили н подъезд дльше, то есть все сделли, кк и ндо было, и дже быстрее, чем ндо было. А говорят, у нс строители рботть не умеют. Это смотря кто и кк просит. Когд рботы были уже почти зкончены, я, проходя мимо стоящей н земле люльки, случйно споткнулся и, пдя, вывихнул ногу. Пришлось, хвтясь з железные перильц и тросы, ковылять вдоль стены к подъезду. Не повезло, одним словом.

А пок я поднимлся и ковылял, мои хвтющиеся з что ни придется пльцы нлепили н несущие стльные тросы плстиковую, похожую н жевтельную резинку взрывчтку с вкрпленными внутрь дистнционными взрывтелями. Вот и все.

Люльку подняли до верхних этжей, штуктуры, отрботв смену и не желя тртить время н долгий и не смый комфортный спуск, ушли через окно в подъезде, оствив чсть инструментов и крску н рбочем месте. Люльку подняли еще выше и оствили кк есть. Огрждение сняли.

Строители повторили то же смое, что делли в соседних подъездх в предшествующие дни. Нверное, они нрушли технику безопсности, но тк им было удобнее: не ндо тскть ведр и инструменты в длекую подсобку, не ндо терять время н утренние подъемы-спуски. Згнл люльку вверх - и топй домой. Кто тм, под крышей, до их средств производств доберется?

Подготовк для ликвидции второго объект мне не требовлсь, и я перешел срзу к третьему. Его должн был сгубить любовь к втомобилям. У него был роскошня, с форсировнным двигтелем иномрк. Он гонял н ней смозбвенно, мло обрщя внимния н огрничительные знки. Все трое его прв были издырявлены гишными компьютерми з превышение скорости. Похоже, единственным, кто мог усмирить его стрсть к лихчеству, был я.

После полуночи, когд улицы ниболее пустынны, я вышел готовить предпосылки следующего несчстного случя. Любой ночной вояж см по себе небезопсен. Одиноко бредущя фигур позднего прохожего привлекет к себе внимние кк предствителей влсти, тк и мелких преступников. Встреч что с теми, что с другими особой опсности не предствлял, но сильно отвлекл от выполнения основной здчи. Строе конспиртивное првило глсит: если можешь избежть осложнений, избегй их, если не можешь - подумй еще рз, вывернись низннку и все-тки пострйся избежть. Н случй встречи с хулигнми я припс крупную сумму денег, чтобы откупиться, и, если денег будет недостточно, пистолет Мкров, чтобы пугнуть. Для объяснений с оргнми - зполненное н вымышленное имя удостоверение следовтеля по особо вжным делм. Блнк удостоверения со всеми необходимыми штмпми и печтями я взял из резидентского контейнер, фотогрфию мне в моем присутствии изготовили в ближйшем телье. Теперь я не просто бродил по улицм, выполнял следственную рботу, и встретившиеся птрули не только не могли нвредить мне, но были обязны окзть моей персоне всяческое содействие и почтение. Обеспечив ндежное прикрытие, я приступил собственно к делу. Прямым солдтским шгом подойдя к втостоянке, я сунул в нос сторож удостоверение и пошел проверять номер мшин.

Сторож зсеменил з мной.

- Вм что, делть нечего? - резко обрезл я его. Нужную мшину я обнружил срзу, но для проформы до нее осмотрел еще дюжину. Я обходил втомобили вокруг, нклонялся, вствл н колени, зглядывл под днищ, щупл протекторы. Сторожу скоро нскучило нблюдть з стрнными телодвижениями ночного визитер, и он ушел в теплую дежурку. Еще с полчс я честно исполнял необходимую, но вообще-то совершенно бессмысленную рботу и лишь после этого подошел к мшине, рди которой я здесь и окзлся. Бросив н землю зрнее прихвченный кусок полиэтилен, я нырнул под днище и обмзл тормозной шлнг и рулевую тягу плстиковой взрывчткой. Исполнив рботу, я не ушел срзу, еще четверть чс штлся по стоянке, зписывя номер, соскребя с крыльев зсохшую грязь, здумчиво мссировл пльцми првой руки виски, приговривя: "Н-д! Теперь все ясно!" - то есть деля все то, что и должен делть соглсно многочисленным кино- и телеверсиям особо вжный следовтель. И хоть зритель у меня был единственный, игрл я в полную силу своего дрмтического тлнт.

Рнним утром ново-, точнее, собственноручно испеченный кпитн милиции уронил честь своего ни рзу не ндевнного мундир. Он совершил преступление путем угон легкового втотрнспортного средств. Вернее, он совершил шесть преступлений, потому что угнл не одну, шесть втомшин.

Что же мне, пешком ходить, когд все мои противники поствлены н колес? Нечестно получется! Один может рссчитывть только н свои силы, другие еще и н лошдиные. Неспрведливо! А то, что мшин шесть, тк и врг не один. Мне н одной и той же легковушке рзъезжть - все рвно что смореклмой знимться. Я не втолюбитель, я профессионл!

Мшины, нвесив н них номер, снятые с других, попвших под горячую руку втотрнспортных единиц, я рсствил по городу с тким рсчетом, чтобы можно было легко ими воспользовться. Шесть плнируемых кций - шесть втомобилей, шесть импровизировнных стоянок. Войн был подготовлен, войск выведены н исходные позиции, тетр скорых военных действий исползн и изучен до последней кочки, ближние и дльние тылы обеспечены, нсколько позволяли стесненные обстоятельств, зсды змскировны, мины устновлены, нблюдтельные пункты оборудовны, кухни подведены. Больше, чем было сделно, сделть было нельзя. Пор было поднимть личный соств в тку.

Конечно, было бы горздо эффектней, если б нд бруствером поднялся в рост полковой трубч и, прижв к губм свою трубу, сыгрл сигнл тки. Или комисср, здрв првую руку с зжтым в ней пистолетом, прокричл: "З Родину! З!.." Или, в крйнем случе, убеленный сединми боевой генерл поднял бы трубку полевого телефон и по-простому скзл: "Вперед, сынки!"

Это было бы горздо эффектней!

Но ни трубч, ни комисср, ни генерл не было. Был единый во всех лицх я. Мне и ндлежло трубить, кричть и жлеть идущих в пекло сынков. Я должен был нчинть, вести, рзвивть и звершть здумнную мной же тку. Мне в ней погибть и побеждть.

Я печльно вздохнул и скомндовл нчло:

- Пор, Контролер. Ни пух... А шел бы ты, то бишь я, к черту!

Первую зсду я устроил недлеко от ремонтируемого дом. Я уселся н скмейку возле дльнего подъезд и, рзвернув гзету, стл ждть. Ждл я, кк и предполгл, 25 минут. З эти дни я хорошо изучил грфик приходов и уходов кждого приговоренного и мог с большой долей вероятности просчитть время их перемещений. Первый появившийся обреченный был весел и оживлен, кк и следоввший подле его првого плеч телохрнитель. Мой подопечный имел дурную привычку бегть по утрм трусцой. Он думл, это сбережет ему здоровье. Он предполгл долго жить.

Я пошрил во внутреннем крмне и вытщил непочтую пчку сигрет.

Подопечные прошли второй и третий подъезды. Я открыл пчку.

Они шгнули н крыльцо, потянулись рукми к двери. Мой укзтельный плец уперся в слегк выступющую нд другими сигрету. Вообще-то это был не сигрет, пусковя кнопк, см пчк зряжен не тбчными изделиями, хитрой электроникой. Д и был он не пчкой, электронным дистнционным пусктелем. Легкий нжим. Полторы сотни сопротивлений, микросхем и конденсторов преобрзовли движение моего пльц в рдиоэлектронный импульс, который, сорввшись со стержня нтенны (рсположенной рядом с кнопкой сигреты), достиг микроприемников. Те дешифровли принятый сигнл, превртив его в слбый, но достточный для взрывтелей электрический рзряд. Взрывтели одновременно срботли. "Плстик" взорвлся, рзом обрезв удерживющие люльку тросы. Микровзрывы были очень тихие и очень действенные. Они рзрушили только трос и ничего вокруг. Люльк вздрогнул и бесшумно рухнул н ничего не подозревющие головы обреченных мною н смерть людей. Они дже не почувствовли боли, когд трист килогрммов метллических труб, досок, крски и полупустых, привязнных к рме ведер рздвили их. Специльного соств взрывчтк сгорел, не оствив никких следов, кроме рспушенных концов непонятно по ккой причине оборввшихся тросов. Кое-что могл бы объяснить специльня экспертиз, но кто ее в этой глуши будет делть.

Я вытщил из пчки пусктеля сигрету, зкурил и пошел себе подльше от мест случйной тргедии. Не люблю я нблюдть рзмозженные трупы. Пройдя дв квртл, я остновился у "своего" "Москвич", н всякий случй осмотрелся вокруг и, зпустив мотор, неторопливо, соблюдя все дорожные првил" поктил к объекту No 2.

Время 9.15. Пок в грфике.

Подкруливя следующую жертву, я сидел в небольшом кфе з столиком возле окн и изжевл уже вторую порцию сосисок с грниром. Сосиски были противные, грнир им соответствовл. При ткой нерсторопности будущего покойник я мог зпросто зрботть хронический гстрит из-з чрезмерного потребления недоброкчественных продуктов. Счстливы простые люди: они едят где и когд хотят и, глвное, что хотят. Мне бы отодвинуть трелку с недоеденной пищей, вписть пру лсковых предложений в одноименную книгу и пойти в ближнюю поликлинику промывть ндорвнный желудок. Но не могу. Очень мне это кфе нрвится... рсположением входной двери и окон. Еще дв сткн чю с пирожком - и придется уходить, перенося оперцию н вечер. А это знчит еще по меньшей мере одн порция сосисочного яд внутрь. Уж лучше бы сейчс отмучиться, но я не могу обрщть н себя внимние чрезмерным ппетитом. Люди в моем положении не должны претендовть н пищевые рекорды из Книги Гиннесс. Им излишнее любопытство, чем бы оно ни было вызвно, дивидендов не приносит. Но мне повезло. Н последнем глотке чя объект объявился. Мшин остновилсь возле тротур н своем обычном месте. Теперь от ее дверцы до двери подъезд жертве нужно было пройти пятьдесят метров.

Я вывлился из кфе и, игря изрядно подвыпившего гржднин, пошел вдоль стены дом. Возле смого подъезд мне стло плохо. Я прислонился к двери и схвтился з горло. Вот и долгожднное освобождение от ужсных общепитовских сосисок, плвющих в общепитовском же че. Уж кк-нибудь без поликлиник обойдемся, своими силми. Вот сейчс! Вот-вот!

Но мне помешли.

- Ну-к ты, дерьмо бутылочное, вли отсюд! - крикнул приблизившийся телохрнитель и брезгливо отбросил меня в сторону.

Что от него и требовлось.

С трудом удержв тело в рвновесии, сосиски в желудке, что докзл судорожным зжимнием рт лдонью и подозрительными булькниями ( зчем мне покзывть полное лицо, если можно только половину?), я отскочил н дв шг, больно нступив кблуком н ногу объекту покушения. Одновременно незметным движением свободной руки я ткнул его сквозь одежду в бедро тонкой иглой небольшого, зжтого меж пльцев шприц-тюбик. Боль в отдвленной ноге должн был отвлечь его внимние от игольного укол. Сильня боль перекрывет более слбую.

Объект рздрженно оттолкнул меня. Я, бормоч извинения, отлетел н тротур. От удр, вызвнного пдением, сосиски вывлились нружу. Это должно было охрнить мое здоровье и оберечь от нежелтельной рзборки с телохрнителем. Кому охот возиться с опустившимся, к тому же облитым блевотиной лкшом? Рельной опсности, кроме возможности испчкться в содержимом его желудк, ткой предствлять не может.

- Пошел вон! - прорычл телохрнитель и дл мне крепкого пинк в выступющий зд.

Тоже мне, хрнитель, пинк дл, нпдения н хозяин не зметил!

Чертыхясь, постнывя и утирясь, я покидл поле боя. Выигрнного боя! Мой подопечный еще ходил, еще чувствовл, но был уже покойником. Поступившее в его кровь "лекрство" нчло уничтожть его оргнизм изнутри.

Он умер через три чс от внезпно случившегося сердечного приступ, хотя до того н сердце не жловлся. Бывшие при нем близкие и друзья ничего сделть не успели. Д и не смогли бы. Он был обречен. Кк говорится, медицин в днном случе бессильн. Его смерть пришл не тогд, когд он умер, и дже не тогд, когд столкнулся н улице со случйным лкшом, много рньше, когд он услышл о стрнном, не входящем в реестр службы безопсности учреждении. Вот тогд он и скончлся.

Но я кончины своего подопечного не ожидл. Я спешил. Бросив "Москвич", уже н других, но опять-тки "своих" "Жигулях" я мчлся н следующую сценическую площдку, где мне предстояло рзыгрть третье тргическое действо., Пок в грфике. Опережение семь минут. Признков слежки Нет.

Только бы не нрвться н опсную своей непредскзуемостью случйность.

В ккой-то степени происходящее повторяло недвнюю эпопею н судне. Тот же принцип: один день - один покойник, но совсем другие мсштбы. Тогд я стриг верхушки и рсполгл днями, сегодня выкорчевывл корешки и чувствовл себя тесно дже в рмкх чсов. Еще имелось одно существенное отличие. Тм мы были одни. Здесь приходилось действовть в окружении прохожих, соседей и других не имеющих отношения к моей мести людей. Здесь я пусть не юридически, но морльно отвечл з кждую миноввшую цель шльную пулю. Я не боялся лишних трупов, я не желл бесполезных трупов. Мне было довольно зплнировнных.

Третьего мфиозного глвря я добыл с крыши его же дом. Нет, я не прыгл сверху Трзном ему н плечи, не ронял с крниз кирпичи. Я, поднявшись н зрнее отпертый чердк, зпустил в опять-тки зрнее просверленное в вентиляционном стояке отверстие сдвоенную тонкую трубку. В одной половинке был зпрессовн глзок микрокмеры, в другой не было ничего. Аккуртно опускя ее вниз, я подсчитывл стрвливемые с ктушки снтиметры. Кжется, все. Теперь воткнуть ближний конец видеошнур в гнездо, рсстегнуть верхнюю пнель, открыть монитор, включить питние, отрегулировть нстройку. Сделно. Н тусклом экрне я рзличил лохмотья висящей по стенм пыли и светлый узор точек от декортивной вентиляционной решетки. Тк, понятно. Для того, чтобы хоть что-то увидеть, ндо рзвернуть кмеру н 180 грдусов. Я тронул ручку горизонтльного смещения. Решетк вползл в экрн. Сквозь нее я рзличил дверь, сливной бчок, унитз.

Н месте.

И снов ожидние. Десять минут, двдцть, сорок... Минуло рсчетное время. Пошел нрботнный зпс. Чс, десять, чс двдцть... Открылсь дверь. Вошл средних лет женщин. То ли супруг, то ли гостья хозяин. Рзвернулсь к кмере спиной, здрл юбку. Я воспитнно отвернулся от монитор. Вообще-то зря. Нблюдтель не должен отрывть взгляд от зоны нблюдения, что бы ни увидел. В днном случе я допустил нрушение инструкции. Ушл. Зкрыл дверь. Снов ожидние. Чс тридцть... сорок... пятьдесят. В ход пошел неприкосновенный резервный чс. Он что, вообще в тулет не ходит? В принципе?

Вновь открылсь дверь. Ну нконец-то! В невеликий объем тулет ввлилсь мссивня туш третьего претендент н смерть. Отдувясь и ворч, он рсстегнул штны и опустил седлище н хрупкий фянс унитз.

- Уф-ф!

Авторитет пыхтел, пыжился и обливлся потом.

- Ну, ты скоро? - кричл из-з двери, судя по обрщению, супруг.

- Счс. Еще попытюсь. Счс.

Мне стло жль стрдющего зпором преступного вожк, и я достл из сумки небольшой, внешне похожий н эрозольный, бллончик. Н нем для мскировки дже было нписно что-то вроде "Дезодорнт для ног. Не рспылять вблизи огня, не двть детям" и пр. ... Но это был не дезодорнт. И преднзнчлся он не для ног.

- 0-о-ох, - охл, стонл и проклинл судьбу пищеврительный стрдлец. Ну, потерпи еще. Немножко остлось!

Я присоединил бллон к свободному птрубку и открыл вентиль. Смертельный дже в млых дозх гз с шипением вырвлся в трубку и по ней потек вниз, к рсположенному тремя этжми ниже тулету.

Я видел, кк внчле вздрогнул, потом срзу обмяк сидящий н унитзе человек. Проблем кишечной непроходимости его больше не волновл.

- Ты скоро? Я не буду ждть! - возмущлсь, кричл, негодовл не ведющя, что творит, жен. - Ты слышишь? Слышишь?!

Он не слышл. Его уже не было в тулете, в квртире, н земле. Его легкя, не ведющя зпоров душ выпорхнул из тучного тел и вознеслсь, возможно, через ту же отдушину, откуд поступил гз.

Я вытянул видеощуп, смотл его н бобину, упковл в чехол. Отверстие в вентиляционной шхте я зткнул и зтер специльно подобрнной под окружющий колер змзкой.

Номер три. Без сучк, без здоринки. Пок мне везло, но лишь потому, что еще живые противники не узнли о безвременной кончине своих товрищей. Мое преимущество было очень штким и уменьшлось с кждой новой минутой. Мне ндо было спешить. Н No 3 ушло слишком много времени. Слишком много...

По чердку я прошел в дльний подъезд, спустился во двор и вышел н улицу.

Мшины не было!

Вот это номер! Это нзывется, вор у вор дубинку укрл! И глвное, кк не вовремя!

Можно было попытться перехвтить любую другую мшину, свободную или выкинув из знятой водителя, но, кк нзло, улиц был пуст. Пришлось, вспоминя курснтскую юность, совершть мрш-бросок: очень быстрым шгом в людных местх и только тм, где никого не было видно, - бегом до ближйшей "своей" мшины. Я бежл, но уже понимл, что не в грфике, что темп потерян. Я срезл рсстояния, просккивя с улицы н улицу через проходные дворы, обходил долгие квртлы, пользуясь сквозными подъездми. Я хорошо изучил город в дни предшествующей подготовки. Сегодня это сэкономило мне мссу дргоценного времени. Дже больше, чем я мог рссчитывть.

В срвнении с мшиной я опоздл лишь н три минуты. Поиск и угон, тем более зхвт новой мшины стоили бы , мне горздо больших временных потерь. Я очень првильно рссчитл. Но это меня не спсло... Когд я зхлопнул дверцу своей очередной легковушки, у меня еще оствлсь возможность нверстть упущенное время. Но н первом же перекрестке в меня въехл неизвестно откуд взявшийся "узик".

Удр!

Вот он, идиотскя роковя случйность, которой я опслся. Ее невозможно учесть, к ней невозможно приготовиться, ее невозможно избежть. Хотя нет, последнее утверждение - ложь! Я не верю в мистические преднчертния. По большому счету любя случйность - это оборотня сторон зкономерности. Стоит лишь получше покопться в прошлом.

Тм, н чердке, я проигрл уйму времени. Угнння мшин стоил мне еще трех минут. Если бы я рботл не один, ткого произойти не могло. Мой нпрник просто ожидл бы меня з рулем, не снимя ноги с педли гз. Но я рботл в одиночку, и вероятность случйности из-з этого возрстл стокртно. Рно или поздно он должн был срботть. Дв предыдущих прокол потянули з собой третий. Пытясь нверстть потерянные минуты, я гнл мшину чуть быстрее, чем должен был, и просккивя перекрестки чуть более рисковнно, чем если бы никуд не спешил. Не случись эти две, в принципе одолимые зтяжки, не произошл бы роковя третья.

Но и ее можно было избежть, если бы я смирился с дополнительным двух-трехминутным опозднием. Я повторил ошибку прохожего, перебегющего рди экономии тридцти секунд перекресток н крсный свет. Я, кк н придорожном плкте, сэкономил минуту и поствил под угрозу жизнь. Тк что не будем взвливть н рок свои ошибки. Но об этом я рзмышлял позже. В тот момент столкновения и переворот мшины мне было не до отвлеченных мтерий. От удр о брнку я н мгновение потерял сознние. И именно этого мгновения хвтило зевкм, чтобы зполнить своими любопытствующими телми все подходы к дверцм перевернутой мшины. Они были искренни, они хотели помочь, но мне от этого было не легче.

Срзу десяток рук потянулись внутрь сквозь рзбитые стекл. Они думли, меня волновл жизнь. Но меня в днный момент волновл только нбитя спецсредствми сумк. Утрт сумки был бы рвнознчн потере жизни. То, что в ней нходилось, не преднзнчлось постороннему взгляду.

- Сумку! Сумку! - требовл я, оттлкивя добровольцев-спстелей. Внчле сумку!

Нверное, они удивились ткому невероятному, перед лицом смерти, крохоборству, но сумку дли. Только после этого я позволил вытщить себя нружу. Я не чувствовл боли. Мне некогд было чувствовть ее, мне нужно было покинуть место врии до того, кк сюд прибудет милиция и "Скоря помощь". Я не мог допустить ни збирющего последнее время лечения, ни связнной с нездом проверки документов.

Я продирлся сквозь руки, кк сквозь колючий кустрник. Я отодвигл руки, я рздвигл руки, я отдирл руки от себя.

- Остновите его.

- Помогите ему. У него шок!

Я не мог выбрться из ткой плотной и ктивной толпы, не применив известных мне приемов. Но я бы не смог избегть жертв, применяя эти приемы. Но я бы рскрыл себя, допустив эти жертвы. И я из охотник превртился бы в дичь. Круг змкнулся. Я окзлся обезоруженным. Силовые методы окзлись невозможны. Нужно было нйти ккой-нибудь простой и действенный ход. Что может убедить людей оствить меня в покое? Стрх! Чего люди боятся более всего? Потери жизни. Только это может перекрыть все прочие сиюминутные чувств.

- Вы что, с ум сошли?! - зорл я что было сил. - В бгжнике двести литров бензин! Он сейчс рвнет! Спсйтесь!

Мой вид и мой крик покзлись убедительными. Люди отштнулись от мшины. Используя их секундное змештельство, я, отбросив в сторону двух ухвтивших меня доброхотов-спстелей, кинулся к ближйшей подворотне. Теперь я мог рзрешить себе действовть чуть более жестоко. Возможным взрывом я ргументировл свое нежелние оствться возле рзбитой мшины.

Все. Вырвлся! Ушел!

В одном из ближйших подъездов я позволил себе минутную передышку. В принципе я отделлся легко. Серьезно пострдл только левя ног. Вствть н нее было можно, но сгибть в колене зтруднительно. Все прочее, несмотря н обилие крови (ей-богу, словно порося резли), было несущественно - тк, мелкие телесные повреждения. Хуже дело обстояло с одеждой. Ее просто не остлось. Покзывться в этих пропитнных кровью лохмотьях н улице нельзя. Необходимо было кк можно быстрее обновить свой грдероб.

Я поднялся н этжи, послушл двери. Отбегя, вернее, отпрыгивя н одной ноге н верхние мрши, позвонил в одну, вторую, третью квртиры. Ту, где никто не ответил, вскрыл универсльной отмычкой. Нельзя скзть, что мне повезло, но кое-что подходящее в одном из плтяных шкфов я обнружил. Змыв кровь в внной, я злепил рны со специльным, состоящим из полусотни лекрственных препртов покрытием плстырем, зглотил две болеутоляющие из врийной птечки тблетки. Через тридцть минут я покинул двшую мне приют квртиру. Свою одежду, сложенную в прихвченный н кухне пкет, я бросил в мусоропровод.

Я довольно удчно выкрутился из случившегося дорожно-трнспортного происшествия, но кк бы не ценой провл оперции. Мой кредит выглядел угрожюще. Чстичня трудоспособность зствлял збыть об ктивных, связнных с бегом и прыжкми, лзнием и рукопшным боем действиях. От целого гент нынче остлсь едв ли треть.

Случившееся н перекрестке стрнное происшествие рно или поздно через кнлы милиции дойдет до ушей вторитетов. Вполне возможно, что они смогут связть его с эпидемией смертей, постигшей их товрищей. Кстти, последнее обстоятельство - информировнность оствшихся в живых об имевших место несчстных случях - сводит н нет все мои рнее рзрботнные плны. Вряд ли они теперь будут открыто появляться в городе. А это знчит, что прекрсно здумнные и подготовленные четвертый и шестой несчстные случи остнутся невостребовнными. Может быть, пятый срботет? Хотя и тут не без сомнений. Следует признть, что оперция в том виде, в кком здумывлсь, провлен. Спсть ее - только усугублять и без того плчевное положение. Если здние дло трещину, подпорки не помогут. Ндо строить новое. Судя по всему, возможности тйной войны исчерпны и пор переходить к открытым боевым действиям. Не сегодня-звтр противник, догдвшись о происходящем, перейдет к долговременной и глубоко эшелонировнной обороне - нкопет трншей и дотов, и тогд его из них ни з ккие уши не вытянешь.

Вывод один - нступть ндо сегодня, пок они не очухлись, не сопоствили фкты, не сделли выводы. Знчит, времени н отдых у меня нет. Ни минуты! Лдно, войн тк войн. Единственное, что меня не устривло в ведении полномсштбных боевых действий, - это определення военной нукой цифр потерь при нступтельном, н зкрепленного противник бое - один к трем. И дже один к одному не подходило. Только, говоря футбольным языком, всухую. Только три ноль. Пор интеллектульного противоборств прошл, теперь придется порботть рукми. А учитывя, что для здумнного дел они коротки, придется удлинить их специльной, усиленного боя винтовкой, взятой из резидентского контейнер. Не хотелось сктывться до ткой бнльности, но девться некуд. Н рзрботку и подготовку чего-то более изящного времени не остлось. Будем импровизировть н ходу. Итк, место действия известно, оружие определено, остлось устновить сроки.

Чще всего ликвидторы, использующие длинноствольное огнестрельное оружие, выполняют рботу ночью. Ночью меньше вероятность нпороться н способного помешть делу зевку, легче скрыться, проще змскировться в темноте и, нконец, удобнее выцелить жертву в хорошо освещенном проеме окн. Днем в помещении темнее, чем н улице, и определение объект зтруднено.

Я прекрсно обо всем этом знл, не рз и не дв читл нствления по специльной стрелковой подготовке и потому поступил ноборот. Вряд ли