/ Language: Русский / Genre:detective,

Удар Шаровой Молнии

Анатолий Ковалев


Ковалев Анатолий

Удар шаровой молнии

Анатолий КОВАЛЕВ

Удар шаровой молнии

Анонс

Героиня романа настолько необычна, что сама жизнь ее представляет собой остросюжетное произведение. Этот роман является продолжением изданного "Визита шаровой молнии", где начинается цепь событий, которые наверняка потрясут читателей двух книг и придут к завершению в третьем романе, над которым работает автор.

УДАР ШАРОВОЙ МОЛНИИ

Деятельный человек должен исходить из того, что он делает это по праву, и тогда ему не о чем беспокоиться.

И.-В. Гете

Тут, может быть, каждая копейка оплакана, прежде чем она попала в мой сундук...

А. Н. Островский Последняя жертва

Я в отчаянии, Люда! Люда, я в отчаянии! У меня остался последний шанс, и теперь только судьба распорядится, кто кого. Пять лет назад мне повезло. Ты помнишь мое тогдашнее состояние? Я был на грани... Этот тип мне звонил каждый день в одно и то же время, в восемь тридцать утра. Поднимал меня тепленьким с постели. Он задавал всегда один и тот же вопрос: "Витя, когда?" Осторожничал, гад! Боялся, что телефон прослушивают. Ни слова, ни звука лишнего! "Витя, когда?.."

Я не знал "когда". Вернее, догадывался, что никогда, но таким ответом мог бы подписать себе смертный приговор. Я мямлил что-то несуразное, всячески тянул время. Мое не проснувшееся со- знание в такие минуты могло подкинуть совершенно фантастическую идею немедленного получения денег. Он не верил ни единому слову и на следующее утро звонил опять,

Я ненавидел своего кредитора до рвоты, я желал ему мучительной смерти. А также его жене, детям и всем близким и дальним родственникам. Я выкалывал ему глаза, вспарывал брюхо, отрезал гениталии... Ночью так здорово фантазируется, а наутро вновь - "Витя, когда?" И монстр, бушевавший в твоем мозгу всю ночь, превращается в безропотного пацана тупого двоечника, не выучившего таблицу умножения.

И снова урок математики. "Счетчик" щелкает каждый день. И летят, летят доллары. Куда они летят, эти мифические доллары? У меня никогда не было таких денег. Мои доходы от продажи книг не составляли и десятой части этой невероятной суммы!

Впрочем, что я тебе рассказываю. Ты сама все помнишь. Ты была тогда рядом. Целыми днями стояла с лотком на Невском и продавала эти гребаные альбомы по живописи. Ты работала без выходных. Ты радостно сообщала мне, за сколько ушел Дюрер, а за сколько Кранах. Ты вытряхивала все до копеечки, второй месяц не получая зарплаты. И ты, конечно, знала, что это бессмысленные деньги, что нам с тобой никогда...

Потом ты меня часто спрашивала, куда делся мой кредитор, почему он мне больше не звонит. Я придумывал разные отговорки, я скрывал от тебя правду. Ты начинала о чем-то догадываться, но боялась собственных догадок. Мы больше не торговали альбомами по живописи. У меня теперь был другой бизнес.

Если бы ты меня любила по-настоящему, то есть слепо, без мелочной подозрительности (я знаю, что такая любовь существует), мы бы не расстались и по сей день. Но ты задавала слишком много вопросов. Ты хотела знать, откуда я беру деньги, а я отвечал: "Не твое дело!" Конечно, грубо по отношению к женщине, которая пожертвовала для тебя всем. Но грубость ты терпела и терпела обман. А вот пакетик с героином, который обнаружила в подкладке пиджака...

Ты больше не нуждалась в моих объяснениях, оставила записку на столе и исчезла навсегда. Да, я торговал наркотой и занимаюсь этим до сих пор. При этом не сел на иглу, как некоторые. Остался тем же нормальным мужиком, и даже в какой-то степени интеллигентом. (Не подумай, что набиваюсь в женихи. В моем положении это глупо.)

Не знаю, связала ты как-нибудь тот пакетик героина с неожиданным списанием моего долга или нет, но все в этом мире взаимосвязано. Может, ты подумала, что я стал рабом моего кредитора и готов ради него на все? А с человеком, падшим так низко, не стоит связывать свою судьбу? Если ты так подумала, то была почти права. Но это самое "почти" и довело меня теперь до отчаяния.

В одно прекрасное утро, когда ты ушла на Невский, а я опять не смог ответить ничего путного на вопрос: "Витя, когда?", мне позвонил один кореш. Странный звонок. Я даже имени этого парня не помнил. Познакомились в пивном баре. Виделись еще раза три, не больше. Короче, приятель приятеля, подобных знакомств у меня уйма.

"Говорят, у тебя проблемы?" - начал он с места в карьер. Я обрадовался, что могу в очередной раз поплакаться в жилетку, ведь многие, прознав о моих делах, избегали меня, словно я - спидоносец. На помощь с его стороны я не рассчитывал, разве что на сочувствие. Это тоже немало, когда ты награни...

"Сколько ты ему должен?" - Парень, в отличие от кредитора, называл вещи своими именами. Мне нечего было терять, и я сказал ему. "Ты готов заплатить половину этой суммы, чтобы отправить твоего кредитора на тот свет?" - с ходу предложил он. "Я и трети не наскребу". Тогда я не принял его слова всерьез. Парню хотелось показать, как он крут, поиграть в американское кино. Что ж, я не против, хоть какое-то разнообразие.

Он предложил встретиться вечером в пивнушке на Пестеля. Кажется, там мы когда-то и познакомились.

"Я переговорил с одним важным человеком, - сообщил он мне за кружкой пива, - твое дело можно уладить". - "Каким образом?" - "Мы утром уже об этом говорили". - "Ты собираешься его..?" - "Нет, не я, найдутся другие исполнители". - "Но у меня нет денег". - "Это плохо. Это очень плохо". Парень напускал на себя важный вид, и мне время от времени хотелось рассмеяться. Подобные экземпляры не редкость в наше время, а демонстрация крутизны всегда нуждается в зрителях. "Один важный человек заинтересован в твоей дальнейшей судьбе, - продолжал он, - но если у тебя нет денег, то придется поработать на этого человека".

Я не верил своим ушам. Кто-то нуждается в моей рабсиле, когда кругом полно безработных. То же самое я предлагал моему кредитору: отработать свой долг, но он только посмеялся надо мной: "Ты же хлюпик, интеллигентишка, а в моем деле нужны парни с крепкими нервами".

"Если ты согласен, - продолжал мой спаситель - тогда твоему кредитору осталось жить несколько часов". При этом он загадочно улыбался и пустой кружкой чертил круг на столешнице.

Я был согласен на все, лишь бы не слышать каждое утро, в восемь тридцать: "Витя, когда?" Я даже не поинтересовался, какая работа меня ожидает. Я не боялся работы.

Парня звали Алексом. Он позвонил через сутки и сообщил, что своего кредитора я могу навестить в морге и что долг платежом красен. Так я стал мелкооптовым торговцем наркотиками.

Первые два месяца всю выручку я отдавал Алексу, а потом мне дали заработать. Тогда-то у тебя и появились вопросы. Ты, конечно, решила, что я начал баловаться наркотой. У Алекса было такое желание - посадить меня на иглу. И после твоего ухода я мог бы сломаться, уже начал курить анашу, но меня остановил смешной случай. Или он кажется смешным только теперь?

Как-то прогуливаясь по делам в районе Университетской набережной (догадываешься, какие дела, ведь студенты - мои потенциальные покупатели), я неожиданно встретил Марка Майринга. Знаю, что это имя тебе ни о чем не говорит. Ты будешь долго удивляться, но это мой двоюродный брат. Сейчас объясню. Моя тетка, папина сестра, вышла замуж за еврея, после чего у вся семья от нее отвернулась, а мой папаша даже проклял сестру. Я некоторое время даже не подозревал о существовании двоюродного брата, который появился на свет двумя месяцами раньше меня. Мы впервые встретились уже подростками. То ли мой папаша к тому времени смягчился, то ли ему что-то надо было от этого Майринга, а ради выгоды он всегда поступался принципами. Короче, тетку с мужем и сыном пригласили к нам в гости. Марик мне тогда не понравился. Угрюмый, молчаливый, каждое слово взвешивает. Я любил веселых и словоохотливых. К тому же, папаша в тот вечер окончательно поссорился с теткой. Краем уха я слышал, что они спорят об Америке. Мы тогда жили в Алма-Ате, и мой отец мечтал о сладкой жизни, а родители Марка, видно, не разделяли его устремлений.

С братом Майрингом я сталкивался еще несколько раз, на студенческих тусовках. Он учился в медицинском. Наше общение всегда было мимолетным. Мы стеснялись друг друга, и никто не подозревал о нашем родстве.

Потом я перебрался в Питер, и все это само собой вылетело у меня из головы. И вдруг такая встреча! Я его не узнал, это он окликнул меня и протянул руки для объятия. Я никогда не был антисемитом, как мой папаша, и мы с кузеном впервые обнялись. Он потащил меня в кабак на Первой линии, милое, уютное заведение, и мы проболтали допоздна. Странно, но мы почувствовали себя очень близкими родственниками, которых разлучила война или что-то в этом роде. Может, потому что встреча оказалась чуть ли не мистической или потому, что впервые очутились на нейтральной полосе, вдали от наших родителей с их дурацкими дрязгами?

Мой кузен преуспел в этой жизни. После института он занялся фармацевтическим бизнесом, организовал собственную фирму, возил лекарства из скандинавских стран. Перевалочной базой был Питер, тут он в конце концов и решил обосноваться. А совсем недавно купил в центре города аптеку

"А чем занимаешься ты?" - поинтересовался он. "Да так, коммерцией". Не говорить же ему, что я тоже в своем роде фармацевт, только он людей лечит, а я их калечу

На прощание мы обменялись телефонами, но до последнего времени встретиться не удавалось. Я пару раз забегал в его аптеку, звонил ему домой, но вскоре понял, что Майринг не из тех людей, что сидят на месте.

Эта встреча, как говорится, оставила глубокий след. Ведь, по сути, мы с ним соревновались, нас и запустили в жизнь почти одновременно. Мы оба родились в чужом городе, в одной социальной среде, наши семьи считались благополучными, мы хорошо учились, поступили в институты, а дальше... Дальше он пошел в гору. Пусть это была не самая высокая гора, но все же... А я... Я по горло увяз в болоте. Да, я многих посадил на иглу. В основном, подростков. И нисколько в этом не раскаиваюсь, потому что любому человеку дано право в выбора. Их никто не заставлял покупать у меня марихуану или героин. Сначала им не терпится вы-делиться среди сверстников и выглядеть крутыми в глазах девчонок, а потом они уже не в силах управлять своим организмом. Мне хочется плюнуть в их жалкие, тоскливые глаза! Они жертвы собственного тщеславия и необузданной похоти, а я всего лишь посредник между дьяволом и наркоманом.

Точно так же все эти годы мне не было жалко моего кредитора. "Он получил по заслугам, - думал я. - Подобные типы рано или поздно нарываются на нож или пулю". Вскоре я выкинул его из головы. Но однажды он напомнил о себе. Это случилось зимним вечером, примерно полтора года назад. Я шел по мосту Лейтенанта Шмидта, сильно вьюжило, и ветер с Балтики пробирал меня до костей. Редкие машины проносились мимо, а я едва переставлял ноги, матерился и давал себе слово, что к весне куплю "девятку" и сдам на права. И тут, обогнав меня метров на пятьдесят, затормозил шестисотый "мерседес". Я подумал, что какой-то сердобольный "новый русский" решил меня подвезти. В салоне зажегся свет. За рулем сидел полноватый мужчина с коротко остриженной головой. Я увидел, как он пригнулся и приоткрыл ближнюю к пешеходной дорожке дверцу Это заставило меня прибавить шаг.

Там было тепло, в салоне "мерседеса", и я почти бежал, ведь рядом ни души, а шофер кого-то ждет. Кого же еще, как не...

Я потянул дверцу на себя. В салоне пахло цветами. Хозяин "мерседеса" сидел в смокинге и при бабочке. "Гуляешь, да? - спросил он, и я отшатнулся, узнав мерзкие рыжие усики. - Ну, гуляй, Ц гуляй..."

Я готов был броситься с моста, настолько боялся своего бывшего кредитора, а тем более его призрака... Но "мерседес", набрав скорость, исчез в метели.

Ты знаешь, Питер славится такими штучками, и через пару дней я обо всем забыл. А вот встреча с Марком стала своего рода стимулом. Я твердо поставил себе цель выкарабкаться из "болота". Я преуспел в своем "фармацевтическом" бизнесе, купил квартиру и машину. Я был сверхосторожен и ни разу не засветился в милиции. Я долго готовился к разговору с Алексом. "Прошло пять лет. Я достаточно поработал на тебя и твоего хозяина. Пора завязывать".

Но разговор не состоялся. Месяц назад на Малом проспекте Васильевского острова был расстрелян совсем новенький "БМВ", а пассажирами его оказались Алекс, его хозяин и двое телохранителей. Этот сюжет несколько раз крутили по телевизору, потому что хозяин Алекса был известным в городе авторитетом.

Что скажешь? Провидение? Ангел-хранитель? Конечно, моей радости не было предела. Я начал строить планы на будущее. Чем бы таким заняться, созидательным? Хотелось приносить пользу людям и стране. (Это я так издеваюсь над собой, Людочка.) Правда, наркоманы еще долго будут доставать. Им же не объяснишь, что я завязал и что сегодня у меня нечем "ширнуться", и завтра, и через год... Если бы эти бедолаги были моей единственной проблемой!

Неделю назад, ровно в восемь тридцать, зазвонил телефон. Заметь, телефон в моей новой квартире. "Витя? Надеюсь, узнал? - Этот голос я узнал бы среди тысячи". - " Когда?" И этот такой лаконичный и такой убийственный вопрос мне давно никто не задавал.

Кошмары иногда возвращаются. Никто и не подумал избавить меня от кредитора. С ним просто договорились. И тогда, зимой, на мосту Лейтенанта Шмидта, я видел не призрак. Мне бы, дураку, тогда же спросить Алекса, что это значит. Полюбовно они договорились или, может, не того замочили? Заплатили за меня какую-то часть или ждали, когда я достаточно заработаю? Что же получается, я работал на двух дядей целых пять лет? И все нажитое за эти годы - мираж?

Он назначил встречу в летнем кафе, напротив Гостиного Двора. Уличные музыканты наяривали что-то бодренькое. Люди вокруг смеялись и весело болтали. Было много иностранцев, и их, наверно, возбуждало приближение белой ночи. "Выпьем за встречу", - предложил кредитор. Он расщедрился на бутылку водки и пару бутербродов. "Этот ужин приплюсуете к моему долгу?" - "Ну что ты, Витя! Мы ведь солидные люди. Стоит ли мелочиться?" Он достал из кармана пиджака пожелтевшую от времени бумажку, сложенную вчетверо. Он мог бы ее не разворачивать, я сразу узнал мою расписку. "За пять лет, знаешь, сколько набежало?" - "Могу представить". - "А мы договоримся полюбовно. - Он был ласков и дружелюбен, как никогда раньше. - Пять лет назад ты был голодранцем и взял у меня кредит под никчемный бизнес. Книжки, альбомчики и прочая туфта. Не хотел пачкаться, Витя? А пришлось. Теперь по уши в дерьме, зато есть квартира и машина..." - "Вам бы проповеди читать, а вы в ростовщики подались", - не выдержал я и в следующую минуту был бы уничтожен за такую дерзость, но тут произошло непредвиденное. Мой рыжеусый кредитор остолбенел, и его взгляд застыл, будто за моей спиной происходило что-то ужасное. Я обернулся. За соседний столик усаживалась довольно симпатичная пара. Мужчина лет сорока в безупречном костюме и блондинка с красивой фигурой. Легким кивком головы мужчина приветствовал моего кредитора. Еще я заметил, что девица присосалась к банке с джин-тоником, а ее кавалер помешивает пластмассовой ложечкой кофе. Отвернувшись, я услышал незнакомую речь, как мне показалось, что-то прибалтийское или скандинавское.

Рыжеусый наконец взял себя в руки. Он свернул мою расписку и положил ее обратно в карман. "Ладно, парень, - сказал он, понизив голос. (Может, не хотел показывать своего волнения?) - Меня вполне устроит твоя квартира... Иначе жди в гости моих ребят".

Не поверишь, но домой я ехал окрыленным. Я видел страх в его расширившихся, как у кота, зрачках! Дикий страх затравленного зверя! Это дорогого стоило. Я больше не боялся моего кредитора. Я понял, что он действует внаглую, ведь наверняка был договор между ним и хозяином Алекса, и он бы так не оборзел, если бы Алекс с хозяином не отправились на тот свет.

У меня возник план. Я решил избавиться от рыжеусого традиционным способом. Ведь я пять лет считал его трупом, так пусть же он им станет. Видишь, в кого я превратился, Людка? Это тебе не альбомчиками торговать на Невском! Ты скажешь: У тебя сейчас не такое отчаянное положение, как тогда. Отдай этому упырю, что он просит, и начни все сначала. Фига! Я ему ни копейки не должен! Я рисковал жизнью и свободой, и я сыт этим дерьмом по горло! И потом, где гарантия, что через пять лет, в третьем тысячелетии, в восемь тридцать утра, я снова не услышу: "Витя, когда?" Кошмар может преследовать всю жизнь. Так что...

На этом нелепом, бодреньком "так что" щелкнула клавиша диктофона, пленка закончилась. Правда, имелась другая сторона кассеты, но там было Непознанное. "Nevermind", концерт группы "Нирвана" и депрессивный голос Кобейна* как нельзя лучше соответствовал обстановке.

* Курт Кобейн - лидер американской рок-группы "Нирвана". Основоположник стиля "гранж". Покончил жизнь самоубийством в 1994 году - (Авт.).

Виктор улыбнулся. Его скуластое загорелое лицо подошло бы для съемок вестерна, и, как в кино, настроение тут же сменилось, кустистые черные брови нахмурились, на лбу углубились морщины.

- Зачем я это делаю? - продолжал он говорить с выключенным диктофоном. - Убийство еще не совершено, а уже есть два свидетеля. Глупо.

Он сунул кассету в полиэтиленовый пакет и открыл ключом ящик письменного стола. Там хранился "стечкин". Пистолет нужен был для самообороны. На тот случай, если кто-нибудь из знакомых наркоманов вздумает разжиться на халяву его добром. Он даже раздобыл два патрона. Хватит, чтобы попугать и не слишком напугаться самому.

Виктор резко задвинул ящик. Вариант с пистолетом ему не подходил. Кредитор опять назначит встречу в каком-нибудь кафе. Всегда выбирает людные места. И если открыть пальбу, скрутят в два счета.

Он прошел на кухню. На верхней полке буфета стоял маленький пузырек, обклеенный черной бумагой. Его бы он не променял и на трех "стечкиных" с кучей патронов впридачу Чего ему стоил этот пузырек! Как он уговаривал Марка, как стелился перед ним. Отец, наверно, в гробу перевернулся! Майринг был непреклонен. Он решил, что кузену обрыдла вся эта канитель под названием "жизнь". Пришлось колоться, рассказать о "призраке". Прямо Гоголь, ей-богу! Тут уж Марк совсем встал на дыбы. Получается, что брат втягивает его в убийство? Да, получается. А ты как хотел? Кредитор тебя тоже потянет как родственника! (Домашняя заготовка.) Ему все известно о нашем родстве и о твоем материальном положении. (Тоже домашняя заготовка.) Они могут взять в заложники твою жену и детей. (Чистой воды импровизация.) Брат наконец клюнул. Виктор сумел задеть его за живое. Пузырек, полученный через день после этого разговора, грел душу, хотя Марк и бросил на прощание: "Знать тебя больше не желаю!"

Жаль, конечно, потерять кузена, который мог стать настоящим другом. Единственным другом. С друзьями Виктору всегда не везло. Например, а Людмила. Он считал ее самым близким, самым преданным другом, а она сбежала, как последняя б крыса с тонущего корабля. Вернулась к родителям на Вологодчину, несмотря на то что собиралась поступать в университет.

- Решил исповедаться перед убийством, дурак! - произнес он вслух, ставя на место пузырек с ядом. - Исповедоваться надо перед собственной смертью...

Когда она была рядом, Виктор не задумывался о любви, хотя признавался ей в любви неоднократно. Так ведь это само собой. А как уехала, начал тосковать. С женщинами как-то не получалось ни до, ни после. Сколько раз порывался написать Людке письмо, да только сам же стеснялся этих душевных порывов. Времена Онегиных давно прошли. Она, видно, тоже не считала себя Татьяной Лариной.

- На кой хрен ей моя исповедь?! Она все эти годы ничего не хотела обо мне знать! Что же я распелся соловьем?..

Но уничтожить кассету рука не поднималась. Какой-то внутренний голос шептал: "Пригодится".

Виктор безвольно опустился на диван. Закрыл глаза и, как заклинание, стал произносить одну и ту же фразу: "Завтра я его убью", пока не провалился в сон.

В последние дни он засыпал легко и спал подолгу, но на этот раз его разбудил звонок. Звонили в дверь и довольно настойчиво. Так звонят, когда уверены, что хозяин дома. Впрочем, об этом он не успел подумать.

- Будем стоять в дверях или пригласите даму в комнату?

Трудно было поверить, что это не сон. На пороге стояла та самая блондинка из летнего кафе. Сразу вспомнились остановившиеся глаза кредитора, хотя вряд ли того напугала такая красивая девушка, скорее, ее кавалер.

- Алло! Вы меня слышите?..

У нее легкий чарующий акцент, глаза неестественного изумрудного цвета и пикантная родинка на правом крыле носа. А еще короткое, обтягивающее платье и такие изгибы тела, что впору взвыть мужику, истосковавшемуся по женским формам. И аромат какой-то дурманящей травки. Уж в травках он знает толк.

- Трудно с вами...

- Пардон! Я как-то... не ожидал... Проходите, пожалуйста.

Ему сразу понравилась ее улыбка. Совсем не высокомерная, а простая и очень обаятельная. Девушка расположилась в кресле, закинув ногу на ногу

- Вы - Виктор Владимирович, правильно? А я - Инга. - Она протянула ему руку для пожатия, но Виктор коснулся ее губами.

- Не знаю, что вам предложить. Может, кофе?

- Не беспокоитесь. Сначала поговорим о деле, а потом о напитках.

- У вас есть ко мне дело?

- Разумеется. Иначе зачем я здесь? Мы ведь уже виделись, не так ли? решительно заговорила она. - Несколько дней назад вы сидели за соседним столиком в кафе и беседовали с Вахом.

Он никогда раньше не слышал кличку кредитора, называл его по имени-отчеству.

- Вы-старый должник Ваха. И надо думать, не сегодня завтра наступит час расплаты?

- Откуда вы все знаете? - У Виктора кружилась голова от запаха ее тела, он старался не смотреть на ее ноги, обнаженные почти беспредельно. В его вопросе скорее слышался чувственный стон, чем удивление.

- Вах сейчас в таком положении, когда не скрывают своих должников, а всячески их демонстрируют. Он в тот вечер вас демонстрировал...

Последняя фраза моментально вывела его из состояния гипноза.

- Мой кредитор-ваш должник? И вы не хотите, чтобы я с ним расплатился?

- Откуда вы все знаете? - передразнила Инга и даже сымитировала чувственный вздох.

- Но какая в этом выгода? - Он все-таки удивился.

- Мы не будем сегодня говорить о выгоде.

- О чем же тогда? - Виктора забавлял ее акцент и деловая интонация.

- Когда вы встречаетесь с Вахом?

- Он должен позвонить завтра утром.

- Вы откажетесь платить по счетам.

- Тогда нагрянут его ребятишки и набьют мне морду. Это в лучшем случае.

Девушка сделала вид, что решает в уме сложную математическую задачу, а потом неожиданно выдала:

- Вы скажете Ваху, что дарственная на квартиру оформлена на вашего ребенка...

- На какого ребенка? - пожал плечами Виктор.-У меня нет детей.

Инга таинственно улыбнулась:

- У вас есть ребенок, Виктор Владимирович. Мальчику скоро исполнится пять лет, и проживает он вместе с мамой в городе Бабаеве Вологодской области.

Он и сам не понял, что испытал в эту минуту - радость от неожиданного сообщения или страх по поводу ее осведомленности? Так вот почему Люда не стала поступать в университет. Она бросала его будучи беременной. Значит, поставила на нем крест, раз до сих пор не подала о себе весточки. А он возьмет да и подарит ее ребенку квартиру в Санкт-Петербурге.

- Мы можем оформить дарственную, а еще лучше завещание - меньше волокиты - прямо сегодня.

Она угадывает чужие мысли!

- Ну, скажу я ему про дарственную, а что дальше? Он все равно будет требовать денег.

- Это сколько угодно. Вешайте ему лапшу на уши.

- Да уж было дело...

- Скажите, например, что у вас имеется свидетель, который может подтвердить, что с Вахом пять лет назад расплатился некто Зуб.

Она знала хозяина Алекса?

- Но у меня нет ни одного свидетеля, и я понятия не имею, о чем Зуб договаривался с моим кредитором.

- Я тоже понятия не имею, но это не важно. Надо уметь блефовать, а свидетель всегда найдется, и не один. Зуб вам лично сказал, что расплатился. Стойте на этом до конца.

- Уговорили, - выдавил он из себя улыбку, а потом переспросил: - У меня, действительно, есть сын? Надеюсь, это не блеф?

- Мы обязательно с вами выпьем по этому поводу, - пообещала Инга, когда устроим наши дела. Нотариус уже заждался...

Нотариальная контора оказалась совсем рядом. Они подъехали туда на его машине. Их действительно ждали. Мало того, бумаги уже были оформлены.

- Почему завещание? - поинтересовался Виктор. - Мы же говорили о дарственной.

- Для дарственной потребуется много бумаг, - вмешался нотариус, мужчина средних лет, с большой потной лысиной, которую он то и дело обтирал носовым платком.

- Завещание никогда не поздно переписать, - подмигнула Инга, - а с дарственной все куда сложнее.

Поставив свою подпись, Виктор подумал о смерти. Странно, что ему, тридцатидвухлетнему парню, приходится составлять завещание. А может, здесь какой-то подвох? Но подвоха он не чувствовал. Инга отдала ему копию свидетельства о рождении Андрея Викторовича Чернобровкина. Людкина фамилия. Парень родился в октябре девяносто четвертого года. А Людка сбежала в марте. Значит, была на втором месяце. Поэтому он ни черта не заметил. Так от кого же ждать подвоха? Кому теперь выгодна его смерть? Четырехлетнему Андрейке?

Он на время успокоился, пока не возникло новое подозрение. А вдруг копия липовая? И нет в помине никакого Андрея Викторовича, а есть только Инга, которая, по всей видимости, умеет блефовать, да еще ее хозяин, которого так боится Вах.

- Каким напитком отпразднуем сделку? - прервала его мысли девушка.

Они уже подъезжали к дому, и Виктору казалось, что Инга задремала. Всю дорогу она сидела с закрытыми глазами, крепко прижимая к себе сумочку

- Может, махнем в ресторан?

- Думаю, рановато. И потом, я не одета для ресторана. Лучше выпьем у вас дома. - При этом она как бы случайно коснулась его руки, сжимавшей переключатель скоростей, и Виктор почувствовал, как кровь запульсировала в висках.

"Пусть я прошляпил квартиру, зато будет о чем вспомнить! Такие цыпочки на дороге не валяются!"

Они сошлись на ломбардском пино нуар и бургундском алиготе. Виктор предпочитал напитки покрепче, но сделал уступку даме.

Между тем дама велела откупорить обе бутылки. Затем последовало предложение выпить на брудершафт. Виктору нравилось, что она берет инициативу в свои руки, потому что с женщинами он всегда чувствовал себя скованно, а тут еще и иностранка.

- Мне - красное, а вам - белое, - продолжала распоряжаться Инга. Потом поменяемся бокалами. Люблю смешивать напитки. Так скорее пьянеешь,

Она стояла возле окна, и пино нуар в бокале, казавшееся густым и почти черным, будто вспыхнуло на свету, как и рубиновое кольцо на ее безымянном пальце. Впрочем, его не волновали ни у кольцо, ни оттенок пино нуар, ни болтовня Инги. Ведь предстоял долгий и томительный поцелуй, и не только...

- Виктор, вы сегодня совершили благороднейший поступок. Не всякий мужчина решится отписать квартиру незаконнорожденному сыну, которого и в глаза не видел. Ради бога, не ищите в моих словах иронию! И оставьте подозрения. Можете прямо сейчас вызвать Люду на переговоры. У меня есть телефон переговорного пункта.

Он подумал о кассете, на которую продиктовал звуковое письмо. "Я в отчаянии, Люда!" Теперь положение не казалось ему таким уж отчаянным.

- Успеется, - ответил Виктор и представил, как Инга прижимается коленями к его бедрам, принимая в свое лоно.

- Выпьем за вашего сына.

Поцеловались они довольно холодно. Она пресекла его страстный порыв.

- Теперь мне - белого, а себе - красного. И немного музыки. У тебя есть Моцарт?

- Что-то из "Женитьбы Фигаро", но в современной обработке.

- Неплохо. Скажу по секрету, Моцарт меня возбуждает.

Пока он рылся в компакт-дисках, она сама разлила вино.

- А ты кто по национальности?-неожиданно поинтересовался Виктор. Финка?

- Почти.

Он не стал выяснять, что значит "почти". Главное, чтобы все было на месте, а в этом он почти не сомневался. И еще, у него совсем исчез страх перед кредитором, а ведь он пошел против его воли. Присутствие Инги вселяло смелость.

Фривольные куплеты из финала оперы пелись невыразительными голосами по-английски, да еще под электронику.

- За что выпьем теперь?

Она ждала его на диване. Он уселся рядом с бокалом в руке и обнял ее за плечи.

- За старую любовь! - подмигнула Инга и добавила: - Которая приносит плоды...

- Может, лучше - за новую?

- Нет, за старую, - не согласилась она и принялась смаковать бургундское.

"Пино нуар" не вспыхнуло в его бокале, потому что в комнату заглянули сумерки.

Виктор сделал большой глоток и тут же вытаращил глаза, а потом схватился за горло так, будто его сдавило невидимой удавкой. Бокал, залив брюки вином, скатился на пол.

Девушка спокойно дождалась агонии, продолжая смаковать бургундское. Когда Виктор окончательно успокоился, откинувшись на спинку дивана, она запустила руку в карман его брюк и достала ключи от письменного стола.

В ящике стола ее заинтересовала аудиокассета, завернутая в полиэтилен. Вырубив бездарную обработку Моцарта, она поставила кассету и устроилась в кресле. Казалось, труп хозяина квартиры ее совсем не беспокоит. Труп остывал у нее за спиной, а голос Виктора жил еще сорок пять минут, взволнованный и грустный. Потом запел Кобейн, вызвав ухмылку на лице гостьи.

Звуковое письмо она стерла, оставив только две первые фразы: "Я в отчаянии, Люда! Люда, я в отчаянии!"

1

"Скитания окончены. Бродяжка угомонилась, обрела покой и тепло. А не пойти ли на дно, к рыбкам?"

Пираньи сгруппировались за стеклом аквариума, с надеждой поглядывая на девушку, приблизившую к ним свое лицо. Вряд ли они были очарованы ее египетским профилем, волной иссиня-черных волос, голубыми глазами, а тем более - мыслями. С виду безобидные рыбки, если не считать вездесущего одноглазого самца, да и он не внушает страха. А попробуй сунуть им палец!

- Ваш кофе, Аида.

Новая официантка Люда никак не может перейти с ней на "ты". Провинциальный синдром. А сама-то она разве не из провинции? Не из жуткого захолустья на краю земли, то бишь на границе с Китаем? Первые двенадцать лет жизни в этой дыре ей показались адом. Вот и пошла она по миру Целых десять лет понадобилось бродяжке, чтобы наконец угомониться, обрести свой угол. "Углом" Аида называла пятикомнатную квартиру на Фурштадтской. Уже больше года она жила в Санкт-Петербурге и считала его своей настоящей родиной. По крайней мере, здесь родился ее прадед и здесь умерла прабабушка...

Старая Аида, мудрая, ворчливая цыганка, полвека провела в разлуке с любимым городом, а вернувшись, прожила всего три дня, да и то в полном беспамятстве. Последние слова сказала по-венгерски, и только правнучка их поняла: "Не будет нигде покоя. Одни скитания. Вечные скитания..."

Имела ли в виду почти столетняя старуха свою загробную жизнь или таким образом напутствовала правнучку, так и осталось неизвестным. Во всяком случае, теперь некому погадать на картах, чтобы предсказать дальнюю дорогу, а сама Аида никуда не собирается. Ей уютно в этом городе, в этом кафе, за этим столиком с остывающим капуччино и любопытными пираньями за стеклом аквариума.

Она всегда мечтала о большом уютном доме для своей семьи. Мечта сбылась. Правда, от семьи остались только сводный брат да мачеха. Есть еще отец, но он далеко, и у него своя семья. Родион до сих пор переписывается с ним, помнит и любит. Для Аиды же отец - нечто чужеродное, когда-то ненавистное, с годами ставшее пустым местом. Однажды ей приснилось, что она любит отца. Только во сне он называл ее бабушкой. Сон показался ей отвратительным, но с тех пор появилось ощущение дряхлости, словно призрак старой цыганки поселился у нее внутри и Аида теперь приходилась бабкой собственному отцу.

Недавно папаша дал о себе знать, прислал на день рождения открытку с сухим традиционным поздравлением. Она не собирается ему отвечать. Еще чего доброго вздумает приехать! Предлог имеется, и не один - обнять детей, навестить могилу бабушки. К чертовой матери! Она не потер- пит в своем доме отца! Пусть снимает номер в гостинице, если ему приспичило!

Отец был деспотом, умудрялся жить в одной квартире с первой и второй женой и подавлял всех, кого мог: обеих женщин, сына. Только бабку он боялся. И был осторожен с ее маленькой копией. Аида с малых лет умела одним только взглядом остановить занесенный над ее головой кулак. Гипноз? Или телекинез? Об этом она не задумывалась, ей было все равно.

Нынешний уклад жизни казался ей слишком спокойным и счастливым, чтобы в нем что-то менять. Каждое утро она выпивала чашку кофе в "Коко Банго" на Литейном. Потом отправлялась в увлекательное путешествие по антикварным магазинам и художественным салонам. Обедать предпочитала в китайском или японском ресторане. Вечером ее можно было снова найти в "Коко Банго". Здесь уже все ее знали, и она знала всех. Ночью в кафе давали стриптиз. Аида любила смотреть на обнаженное женское тело и с некоторыми девушками даже завела знакомство.

Она изо всех сил старалась забыть свое босячество, связи с воровскими шайками и наркоманскими притонами, дни голода и страха. Но одна стародавняя привычка у нее все же сохранилась. Аида любила проводить ночи в парках или садах. Ей нравилось спать на скамейке в Летнем, под статуями восемнадцатого века, привезенными сюда еще при Петре. В Таврическом тоже было неплохо, а вот в парке Михайловского дворца к ней однажды пристали подвыпившие бомжи, и она едва унесла ноги. Ее заветной мечтой было провести ночь в парках Петергофа. Она даже высмотрела место, где могла бы спрятаться перед закрытием, но опасалась собак. Царскую резиденцию, должно быть, охраняют очень злые собаки. Несмотря на ощущение дряхлости, подчас в ней просыпался ребенок.

- Я тебе не помешаю?

Молодой человек в строгом костюме, с шапкой густых, преждевременно поседевших волос, уселся напротив. Его карие глаза излучали доброту и печаль.

- Когда ты мне мешал?

С Марком Майрингом ее познакомил брат. Они когда-то вместе учились в медицинском. Марк теперь преуспевает в бизнесе, а ее брат... Хирург-неудачник, переквалифицировавшийся в неудачника-психиатра! Ее брат - неудачник. С этим пора смириться.

Марк с утра предпочитал эспрессо, крепкий напиток, заставляющий думать.

- О чем грустишь?

- О жизни.

- О жизни - это хорошо. О жизни следует почаще грустить, чтобы не думать о смерти. - Он постучал пальцами по стеклу аквариума и бросил стайке возбужденных рыбок: - Не дождетесь!.. Верочка, мне без сахара! Людочка, ты здорово выглядишь! Как сынуля? Озорничает? Скажи, если не будет слушаться, дядя не поведет его в воскресенье в зоопарк!

Так бывало каждое утро в прохладном затемненном зале "Коко Банго". Всего два посетителя, которым барменша варит кофе, а официантка подает. Они уже не представляли себе утра без этих посиделок с пустой болтовней. Их посиделки не возили вылиться во что-то серьезное. У Марка была жена и дети, а сердце Аиды навсегда охладело к особям мужского пола.

- Ты узнал что-то новое о своем кузене? - напрямик спросила она.

- Все твердят в один голос: "Самоубийство!", и никто больше палец о палец не ударит. Меня же могут потянуть из-за этого дурацкого пузырька. Следователь уже копает. Я их очень заинтересовал. Лучше бы, дурак, не высовывался! Думаю, мой поиски справедливости закончатся крупной взяткой. Иначе, как от них отвязаться? - Майринг сделал нервный глоток и посмотрел ей в глаза. - Что скажешь?

- Я уже все сказала раньше.

Месяц назад случилось несчастье, Аида предупредила: "Не лезь к ментам! Они не догадаются о вашем родстве, а твой бизнес их может заинтересовать".

- Ты была права, - признался Марк, - но я не верил в самоубийство и теперь не верю. Когда он пришел ко мне за этим злосчастным пузырьком, я так и подумал. Жизнь парню опротивела. Но Витька был полон сил, одержим идеей убийства. Он собирался разделаться со своим старым кредитором, с которым, как он утверждал, уже давно расплатился. В нем бурлили страсти, энергия, жизнь, черт побери! Я немного врач и в этом разбираюсь...

- Он же не сразу это сделал, как ушел от тебя? - возразила Аида. - Даже за сутки все может перемениться. Иногда легче убить себя, чем своего обидчика.

- Да-да, я понимаю. Но меня смущает завещание.

- А по-моему, вполне логично. Человек собирается умереть и пишет завещание...

- И заверяет его у нотариуса. Не слишком ли расчетливо для самоубийцы? И потом, откуда у него копия свидетельства о рождении сына? Он ничего не знал о сыне. Люда пять лет не давала о себе знать. А копию у нее украли. Кто-то рассказал Виктору об Андрейке и показал копию свидетельства. Видишь, сколько вопросов, а эти ослы и в ус не дуют. Хотя бы расспросили нотариуса, приезжал Виктор в тот день один или кто-то сопровождал его.

- А ты был у нотариуса?

- Да разве он мне скажет? Кто я для него?

- Но ты все-таки спрашивал?

- Спрашивать-то спрашивал. Он как-то странно посмотрел, а потом выдал: "У меня, молодой человек, в день по пятьдесят посетителей. Я не могу за всеми следить!" Я думаю, что нотариус -лицо заинтересованное, - продолжал Марк.

- Если здесь умысел, то даже не сомневайся. Вот только не понятен мотив убийства. Квартира-то досталась Андрейке.

- Мотивы могут быть самые разнообразные. Барменша Вера, зная щедрость Аиды, не постеснялась одолжиться у нее дамской сигарой. Это была молодая девушка в очках, с короткой стрижкой льняных волос, всегда строго одетая и по-немецки аккуратная. Она слыла натурой романтической, потому что постоянно держала раскрытым томик стихов,

- Кто на этот раз? - поинтересовался Майринг. - Эдгар По? Браво, Верочка, браво!

- Уж больно мрачный,-пожаловалась барменша.

- Жизнь такая, - пожал плечами Марк. А немного погодя она принесла им кофе, Аиде - капуччино, Майрингу - эспрессо, и, держа в зубах сигариллу, умудрилась с улыбкой произнести: "За счет заведения".

Как хорошо ему было здесь, в окружении милых девчонок! И совсем не хотелось говорить о смерти, а тем более копаться в чужих грехах. Будто подслушав его мысли, Аида спросила:

- На кой черт он сдался тебе, этот Виктор? Сам же возмущался тогда, говорил, что знать его больше не хочешь. Он меньше всего думал о тебе, когда пришел за ядом. И в конце концов подставил тебя. Так кому теперь нужна истина?

- Я тебе вот что скажу, Аида. Ты можешь считать меня слабаком, нытиком, кем угодно, но когда я случайно встретил его в прошлом году, я понял, что обрел брата, которого мне всегда не хватало. Наши родители все решили за нас. А теперь мне кажется, что я его предал. - И он еле слышно добавил: - Кажется, что я его убил. На душе погано. Вот в чем дело, Аида.

- Тебе станет легче, если ты узнаешь имя убийцы?

- Разумеется. Я буду чувствовать себя окрыленным...

- Окрыленным? Ангелом, что ли?- ухмыльнулась она. - И тут же полетишь сдавать его милиции?

- Не знаю.

Аида на мгновение задумалась и неожиданно рассмеялась.

- Ну, какой из тебя следователь, Марк? Неужели ты серьезно решил действовать?

Он ничего не ответил, опустив голову. Ей совсем не хотелось его обижать. У нее не так уж много друзей, чтобы разбрасываться ими.

- Ну, хорошо. Хочешь, я тебе немного помогу?

- Ты?

Она прочитала в глазах Майринга недоверие:

"Издеваешься надо мной?"

- А что тут странного? У меня излишек опыта, и я мудра, как столетний питон. - Она произнесла это с грустной улыбкой.

- Опыта не бывает слишком много. И потом, мудрая змея, тебе хотя бы двадцать уже исполнилось?

- Чуть больше. - Возраст Аиды многих вводил в заблуждение. В мужской среде принято считать, что все молодые, симпатичные девушки страдают слабоумием. - Займемся расследованием? - подмигнула она. - С чего ты собираешься начать?

- Не знаю.

- Ты ведь сам только что сказал про копию, свидетельства о рождении ребенка. Значит, надо выяснить, как она попала к Виктору.

- По-твоему, это так просто? Мы уже с Людмилой ломали голову над этим вопросом. Моя родственница не делала никаких копий и свидетельства не теряла,

официантку Люду, хрупкую сероглазую девушку с характерным вологодским оканьем, он называл родственницей. Она была из тех, чье лицо невозможно восстановить в памяти.

Марк позвонил Виктору через неделю после визита кузена в аптеку. К тому времени Майринг немного остыл, и дальнейшая судьба брата была ему небезразлична. В трубке он услышал тихий девичий голосок: "А Витя скончался..." Так он познакомился с Людой. Смерть бывшего любовника она перенесла спокойно, потому что давно уже похоронила его в своем сердце. Квартира в центре Питера явилась для нее подарком судьбы, ни она не знала, что делать с этим подарком. Продать ее нельзя. Разве что сдать жильцам? "Зачем? - возмутился Майринг. Привозите мальчика и живите с ним здесь. А работу я вам подыщу, и в садик устроим Андрейку". Так Люда сделалась официанткой, а у Андрейки появился-"дядя Марк".

Усевшись за их столик, она покраснела и от волнения долго не могла вступить в разговор. Люда стеснялась не Марка, с которым крепко сдружи-1 лась за последний месяц. Ее смущало присутствие , Аиды, о которой ходили разные сплетни. Как, например, объяснить, что молодой девушке нравится смотреть женский стриптиз?

- Я не делала копии, - подтвердила она. - С меня никто не требовал копии. А свидетельство лежало в папке с другими документами.

- А кто-нибудь из твоих домашних не мог сделать копию и послать ее Виктору? - начала допрос Ада.

- Мои домашние не знали, кто отец ребенка. И уж тем более никто не знал нового Витиного адреса.

- Может, кто-нибудь гостил у вас в последнее время?

Люда сразу хотела ответить отрицательно, но вдруг запнулась.

- Что ты вспомнила? - встрепенулся Марк. - Не стесняйся! Здесь все свои.

- В мае приезжал дядя Коля,-с трудом вы -давила из себя официантка. Это папин брат. Он обычно приезжает осенью, в сезон охоты, а тут явился по весне. Мы с мамой его недолюбливаем. Где дядя Коля - там всегда пьянка...

- Уже теплее, - улыбнулась Аида. Ее улыбка всегда создавала ощущение комфорта. Люда тоже ответила ей улыбкой.

- Вряд ли дядя был способен на такой поступок. Они с отцом не просыхали всю неделю, что он у нас гостил. А главное, зачем?

- Где живет твой дядя Коля? - поинтересовался Майринг.

- В Питере. Он всю жизнь проработал на заводе имени Кирова, а два года назад уволился. Зарплату все равно не платят, так чего задарма горбатиться? Устроился электриком в РЭУ. На бутылку в день наскребает. А больше от жизни ему ничего не надо. А уж мой ребенок и вовсе до лампочки.

- Вот именно! - подхватила Аида. - Сама говоришь, что за бутылку он готов на все.

- Не может такого быть! - стояла на своем Людмила. - Дядя Коля копается в папке с моими Документами? Не смешите меня! - она не на шутку разволновалась и забыла о своей застенчивости.

- А с Виктором он был знаком? - снова вмешался Марк.

- Несколько раз сталкивался, когда мы торговали альбомами на Невском. И всегда с одной и той же просьбой: одолжить на бутылку. Витя одалживал, пока сам не залез в долги.

- Дядя Коля знал об этом?

- Кажется, знал. Точно уже и не помню... Визит к подозреваемому дяде Коле решили не откладывать в долгий ящик. Люда позвонила в его РЭУ и узнала номер дома, на котором он устанавливает телевизионную антенну.

- Поехали! - скомандовала Марку Аида. - Его надо брать трезвым, а то к вечеру он лыка не будет вязать!

Марку показалось, что все происходящее для нее не более чем забава, желание весело провести время.

Люда со скептическим видом пожелала им удачи.

Николай Степанович Чернобровкин еще не успел опохмелиться и потому пребывал в недобром здравии и дурном расположении духа. Срочная работа, да еще на крыше нового девятиэтажного дома, вопреки здравому смыслу повергла электрика в состояние ступора. Пальцы не слушались, мозг дремал, и только язык время от времени вяло выдавал очередную порцию привычного мата. Двое его коллег, казавшихся помоложе да половчее, горячо обсуждали последний матч "Зенита", припоминали предыдущие матчи вплоть до тысяча девятьсот шестьдесят пятого года и прогнозировали матчи будущие. В общем, работа не спорилась.

Появление на крыше молодого человека в приличном костюме было расценено всеми как добрый знак.

- Кто здесь Николай Степанович? - обратился к электрикам молодой человек. - Меня направили к вам из РЭУ. Работа пустяковая, на десять минут.

- Что случилось? - набычился дядя Коля. С жильцами окрестных домов он держался очень строго, давал почувствовать свою незаменимость.

- У меня дверной звонок сломался, а я сегодня жду гостей.

- А постучать слабо твоим гостям? Или тоже сломаются? - Николай Степанович запросто переходил на "ты" с незнакомыми людьми и ни с кем особо не церемонился.

- Не достучатся. Дверь тамбурная, да еще железная. Да вы не сомневайтесь, не обижу. На две поллитровки хватит.

- Валяй, Степаныч! - бросил один из коллег.

- Принеси нам в клюве добычу!-поддержал Другой.

Дядя Коля пробурчал что-то малоцензурное, однако оторвал седалище от гудрона и побрел за незнакомцем.

Все шло по Аидиному плану, хотя Марк и сомневался в его целесообразности Он мог бы сам поговорить со стариком. Прямо на крыше. И тот а вряд ли отказался бы от денег. От денег никто не откажется.

- Далеко живешь, парень?- поинтересовался Николай Степанович, когда они спускались вниз

- Через три двора.

Дядя Коля присвистнул.

- А это разве наше РЭУ?

- Да вы не волнуйтесь, я-на машине. И обратно могу вас доставить...

Электрик плюхнулся на сиденье рядом с водителем, зацепив краем глаза девушку в глубине салона и пробурчав что-то типа: "Здрэст".

Аида действовала молниеносно, заблокировала дверцу и приставила к уху дяди Коли пистолет.

- Поговорим по душам, старый козел!

Майринг, вряд ли ожидавший такого поворота, хотел сказать: "Аида, мы так не договаривались", но успел произнести только имя девушки и услышал в ответ: "Заткнись!"

- Надеюсь, ты не сомневаешься, что я могу вытряхнуть все твое маразматическое дерьмо?

У Николая Степановича что-то громко засвистело внутри, пожилой электрик явно страдал одышкой. Он только кивнул в ответ, растеряв от страха все слова.

- Хорошо, - довольствовалась она произведенным впечатлением. Дядю Колю трясло как в лихорадке. Майринг, положив голову на руль, отключился, предоставив ей полную свободу действий. - Тогда напряги остатки своих высохших мозгов. В мае ты гостил у брата в Бабаеве, так?

- Леха... брат... - Дар речи постепенно возвращался к Николаю Степановичу. - Молодец! Делаешь успехи, маразматик,-похвалила Аида. - А племянницу как зовут?

- Люда.

- А сына племянницы? Вспоминай быстро! Ведь ты снимал копию с его свидетельства о рождении!

- Ничего я не...

- Склероз? Ах ты, дерьмо! - Она ударила Чернобровкина рукояткой пистолета. - Вспомнил?

- Аида, прекрати! - встрепенулся Марк.

- Успокойся, Марик. С такими иначе нельзя. Я тебя предупреждала...

- Беда с этими бабами, молодой человек, - пожаловался Майрингу дядя Коля, вытирая кровь с поцарапанной щеки, - одна другой чище! А я ведь, между прочим, под Сталинградом врукопашную...

- Кому ты заливаешь, мудило? - засмеялась девушка. - Да в сорок третьем тебе еще и пяти лет не было! Иначе сидел бы на пенсии, а не лазал по крышам! А что ты там насчет баб проблеял? "Одна другой чище?" Тебе баба заказала эту копию? Ну что, в рот воды набрал? Еще раз врезать?

- Так я и говорю, что баба.

- Уже теплее, дядя Коля. Как зовут бабу?

- А я почем знаю? Она не называлась. Нож к горлу приставила, езжай, говорит, и привези, а иначе хана. Правда, оплатила поездку и на вознаграждение не поскупилась. Пятьсот "зелененьких" на дороге не валяются!

- А она говорила, зачем ей понадобилась эта копия? - вмешался Майринг.

- Не-ет! Ни хрена! Будет она со мной делиться своими секретами!

- Какая она? Описать можешь?

- Молодая, шустрая... Не сестричка ли твоя? - Николай Степанович повернул голову и впервые как следует рассмотрел Аиду. - О! Даже похожи чем-то! Хотя мне нынче все девицы на одно лицо! А потом, та была иностранка. Финка, скорее всего. Правда, финки в основном страхолюдные, а эта красавица. Глаз не оторвешь. Глазища у нее зеленые! Я раньше думал, таких в природе не бывает. Видать, ошибался.

- Блондинка? - опять спросил Марк.

- Я же говорю, финка.

- Как ты это понял?

- Акцент. Очень сильный акцент.

- Ты можешь отличить финский акцент от эстонского или от шведского? продолжала донимать его Аида.

- Куда уж мне! Но на вид финка. Точно, финка. Даже не сомневайтесь. Я их за свою жизнь много повидал.

- Так сам же говоришь, они - некрасивые, а эта - раскрасавица.

- Природа шутит иногда. А еще у нее вот тут родинка! - вспомнил дядя Коля и ткнул себя пальцем в правое крыло увесистого, горбатого носа.

- Ладно, дай ему денег, - обратилась Аида к Марку, - и пусть проваливает!..

Сначала ехали молча, потом Майринг поинтересовался:

- Откуда у тебя пистолет?

- Подарок поклонника.

- Я не знал, что у тебя есть поклонники. - И после паузы добавил: - Я вообще про тебя ничего не знаю.

- А нужно ли?

- Мне кажется, твой брат о тебе тоже ничего не знает.

- Мой брат живет в иллюзорном мире. Он - идеалист, а это очень опасно и для него самого и для окружающих. Он даже ни разу не поинтересовался, откуда я взяла столько денег на покупку квартиры в центре Питера. Его вообще деньги не волнуют. Он может обойтись и без них.

- Родион действительно не придает значения деньгам, - согласился Марк. - Может, так и надо?

Аида ничего не ответила и предложила:

- Поговорим о деле. Похоже, ты оказался прав. Твоего кузена и вправду убили. И я бы на твоем месте не лезла в это дерьмо. Какой из тебя сыщик? Только нахватаешь проблем на свою задницу!

- Да, я пожалел, что взял тебя в помощники, - признался Майринг. Такие методы мне не подходят. Уголовщина какая-то!

- Хочешь все-таки найти эту бабу? Разве не достаточно того, что уже знаешь? Разве твоя совесть до сих пор не успокоилась?

Он молчал, пристально глядя на дорогу.

- Хорошо, давай рассуждать логично, - вздохнула Аида, всем своим видом показывая, что ей надоел этот разговор и она продолжает его толь- " ко из уважения к Марку - Не думаешь же ты, что эта финка была любовницей Виктора? И наняла Дядю Колю, преследуя какие-то личные, корыстные цели. Убийство на почве ревности, в состоянии аффекта, тоже надо сразу отмести. Все было тщательно продумано. Скорее всего, Виктор оказался втянут в какую-то нечистую игру, и в нужный момент его убрали. Пожертвовали пешкой. Как тебе моя версия?

- Вполне.

- В таком случае, начиная расследование ты попадаешь на ту же шахматную доску. И для деловых, солидных игроков ты тоже не более, чем пешка.

- Я люблю шахматы,-упрямился Марк.

- Но, наверное, не такие, где под каждой клеткой заложена взрывчатка. Высади меня на площади Восстания, - без перехода попросила она. - И давай не будем ссориться. Я просто хотела тебе показать, что ты не владеешь правилами игры, а я их знаю с детства. Зай гезунд*, дорогой Марик!

* Будь здоров (идиш).

- Я не понимаю по-еврейски, - ухмыльнулся Майринг. Он видел, как она старается не портить с ним отношения, и поэтому немного смягчил тон. - Родион рассказывал мне, что ты владеешь многими языками. Как это тебе удается? И, черт возьми, кто ты, в конце концов, по национальности? Я давно над этим ломаю голову! - Подобные вопросы у Марка были не в ходу, но сегодня он решил отбросить всякие приличия.

- Я тебя разочарую, - предупредила Аида. - Я даже не полукровка. Если не считать прабабку-цыганку, я - русская до мозга костей. Правда, не православная и не патриотка, а волей судеб католичка и космополитка. Поэтому люблю изучать языки. Это мое хобби, если хочешь. Даются они мне легко, на слух. В грамматику стараюсь не вникать. У меня это получается быстрее, чем у многих известных миру полиглотов. Как? Не знаю сама, это выше моего понимания. Говорят, талант. Прощу тебя, Марк, оставь эту дерьмовую волокиту с кузеном!..

В здании гостиницы "Октябрьская" укрылся маленький, уютный китайский ресторанчик. До него не так уж легко было добраться. Сначала следовало пройти через ливанское кафе со специфическими запахами и засаленными столиками, а потом по причудливо изогнутому коридору попасть в обитель света и тьмы, с красными фонариками и золотыми драконами на черных шелках.

Посетителей не было, а русские официантки и китайские повара увлеченно смотрели телевизор и время от времени смеялись. Это было празднование Нового года на пекинском телевидении, веселое, разноцветное шоу. Рядом с поварами сидел старичок в шляпе, с узенькой бородкой. Он сжимал коленями трость и прятал в кулачок свои старческие, скромные смешки. Он-то, видимо, и привез видеокассету с далекой родины.

Аида незаметно прошмыгнула за спинами зрителей к установленной в нише стены чугунной статуэтке Будды. У него в ногах возвышалась груда монет, привезенных со всего света. Она добавила к ним русскую рублевку, зажгла ароматные палочки и уселась за один из пустовавших столиков. Зал постепенно наполнялся запахами лаванды, лилии и сандала. Кое-кто из зрителей обернулся. Китаец средних лет, в довольно потрепанном пиджачке встал со своего места и приблизился к Аиде.

Дальнейшая беседа происходила на китайском языке.

- Я рад видеть вас, госпожа, - поклонившись, произнес китаец.

- Я отвлекла тебя, Хуан Жэнь?

- Я уже видел эту кассету, госпожа. Что вам приготовить?

- На твое усмотрение. Только не больше двух блюд. Я не очень голодна. И обязательно чай с лепестками розы.

Она была единственной посетительницей этого ресторанчика, которую лично обслуживал самый лучший повар. Давнюю дружбу с Хуан Жэнем она держала в тайне от родственников и знакомых. Они не могли не слышать о громком Екатеринбургском деле - об отравлении в доме Сперанского полтора года назад. Из всех гостей уральского бизнесмена чудом выжила только Аида. А китайский повар Сперанского до сих пор числится в розыске. Но Хуан Жэнь и не думает прятаться, живет почти в центре Питера, правда, на улицу не выходит, спит на кухне, на старенькой советской раскладушке и вечерами, когда в зале становится многолюдно, не высовывается по пустякам. Ох, нелегко "белому человеку" отыскать "желтого человека"*, похожего на миллиард других представителей желтой расы.

* Хуанжэнь-в переводе с китайского означает "желтый человек".

Он стал называть ее госпожой после того как она впервые заговорила с ним по-китайски. Прожив несколько лет на чужбине, Хуан Жэнь так и не освоил русский язык. Поэтому сладкие звуки родной речи, прозвучавшие из уст молоденькой девушки, показались ему чудом из чудес. Он считал ее феей, спустившейся с небес. Она соответствовала его представлениям о феях - добрая, обаятельная, но подчас жестокая.

- Мой любимый салат из черных грибов и "шанхайский сюрприз"! по-детски радовалась Аида. - Но ты не удержался и приготовил пять блюд. Составь мне компанию!

Теперь так было всегда. Это приглашение к столу она называла "китайской церемонией". Хуан Жэнь при ней пробовал каждое блюдо. И это нисколько не оскорбляло повара, он прекрасно понимал, что после происшествия в доме Сперанского у девушки возник психологический барьер по отношению к китайской пище.

- На днях я приду сюда с одним человеком. Будь начеку, - предупредила она. - Я не знаю что он закажет, но требуется легкое отравление...

- Это опасно, госпожа. Здесь все-таки ресторан.

- Знаю, что ресторан, а не богадельня. Но не всякому русскому желудку подходит ваша кухня. Вот что требуется, понятно? Он должен почувствовать недомогание минут через двадцать после того как поест.

- Это сложно, госпожа, - улыбался Хуан Жэнь, - невозможно рассчитать.

-А ты попробуй. Ты ведь мастер на подобные штуки.

- Он пожалуется хозяину, и меня прогонят.

- Не пожалуется. Я его уговорю. А ты мне дашь какой-нибудь лечебный настой, чтобы он потом почувствовал себя на седьмом небе...

За соседний столик уселась молодая пара. Пекинское новогоднее шоу подходило к концу, перенесшись из телевизионной студии на берег океана. В первых лучах восходящего солнца маленькая девочка демонстрировала всей стране упражнения ушу. Старик с тросточкой теперь почему-то подносил кулачок к глазам.

Хуан Жэнь отбыл на кухню.

Марку в этот день не работалось. Сцена, разыгравшаяся в салоне его машины, не выходила из головы. В первый миг, когда он увидел в руке девушки пистолет, по телу прошел озноб. Дядя Коля, конечно, порядочная свинья, но кому дано право судить? Каждый сам за себя в ответе.

Он считал Аиду интеллигентной девушкой. Конечно, со своими причудами. А как же без этого? Он тоже с причудами. Оказывается, она с детства знает - она сказала - правила какой-то игры, о чем не подозревает даже брат Родька.

Майринг сослался на недомогание и покинул аптеку на час раньше, поручив своему заместителю решать все возникающие проблемы.

После работы он должен был забрать из детского садика Андрейку и привезти его в "Коко Банго". Люда обычно работала допоздна, и он частенько помогал ей: все-таки племянник. Его собственные дети уже ходили в школу. Марк довольно рано женился, еще на третьем курсе института Жену звали Ирина. Тоже медичка, и тоже теперь в фармацевтическом бизнесе. Она-то и является его заместителем. Вот уж кому он ни слова не скажет о предпринятом расследовании. Ирина сразу начнет бить во все колокола. Ей не нравится эта история с кузеном. А кому нравится? И его отношения с Людмилой вызывают у нее подозрение. Она ревнует даже к Андрейке. На днях он привез мальчика домой, чтобы познакомить со своими детьми. Так Ирина закатила ему сцену. "Может, это вообще твой ребенок?" Вот до чего договорилась! И откуда в ней столько злости и подозрительности? Раньше, в полуголодные студенческие годы и когда только начинался его бизнес, ничего подобного она себе не позволяла. Неужели считает, что Андрейка посягает на их материальное благополучие?

Люда даже не догадывается о его семейных коллизиях. Она женщина скромная и в некоторых вопросах очень щепетильная. Если Ирина когда-нибудь сорвется и выскажет ей все, та, не задумываясь, вернется на родину. Так уже было пять лет назад, когда она, будучи беременной, сбежала от Виктора. Марку бы этого не хотелось. Почему? Трудно сказать. Неделю назад она доверила ему ключи от своей квартиры, когда вспомнила о кассете. Такое доверие сближает людей. Кассету с голосом Виктора ей вернул следователь. Она сказала ему об этом утром, в кафе, дождавшись, когда Аида ушла по своим делам. Он захотел тут же послушать песету, и Людмила, не задумываясь, вложила в его руку ключи.

Однако ничего нового он не услышал. То, что Виктор был в отчаянии, он знал и без кассеты. Ему показалось странным, что кузен больше ничего не надиктовал. Передумал? Стер? Тогда зачем было оставлять первую фразу? Может, стер кто-то другой? Следователь? Глупо. Виктор вряд ли являлся носителем государственной тайны. А что, если это сделал убийца? Наверняка, звуковое письмо каким-то образом касалось его.

О сделанном открытии он поведал только Аиде. Девушка лишь пожала плечами в ответ. Стертая запись не улика. К тому же, где доказательства, что она вообще была? Марк пытается все подчинить логике, но в деле Виктора логики маловато. Если это убийство, то до сих пор не понятен мотив. А вот песни Кобейна на другой стороне кассеты куда более красноречиво намекают на самоубийство.

На днях Майринг приобрел компакт-диск группы "Нирвана". В студенческие годы он немного увлекался роком, но в основном русским. Он, конечно, слышал о "Нирване". Слышал, но не слушал. Просто не довелось. А Витька, наверно, любил. Они не успели поговорить о своих музыкальных пристрастиях.

По-английски он немного понимал, тем более что тексты оказались очень простыми. Но сила этих песен заключалась не в словах, а в музыке и в голосе певца. Марк тонко чувствовал музыку и на следующее утро резюмировал за чашкой кофе: "Ты была права. Опасная музыка". - "Скажи об этом моему брату, ухмыльнулась Аида. - Родька, как одержимый, носится с Кобейном..."

Прежде чем заехать в детский сад за Андрей, он свернул к дому Виктора. Один неприятный Эпизод никак не хотел исчезнуть из его памяти.

В тот день, когда Люда доверила ему ключи, Марк нос к носу столкнулся на лестничной площадке с одним подозрительным типом. На вид парню было лет шестнадцать. Глаза у него как-то странно сверкали. И еще запомнились руки, какие-то нервные, не находящие себе места. Казалось, что руки живут своей обособленной жизнью. Парень стоял у двери Виктора, и, когда дверца лифта открылась, Марк видел, как тот отдернул руку от звонка. Потом он спустился на несколько ступенек вниз, но Майринг чувствовал спиной его взгляд, пока возился с дверью кузена.

Люда рассказывала, что ей иногда звонят в дверь ночью, но она не открывает.

Этого, парня он видел еще пару раз в подворотне, в компании подозрительных личностей. Личности были небриты, одеты, мягко говоря, не по моде, и от них исходил специфический запах запущенности. И всякий раз он встречался с воспаленным, тревожным взглядом парня и читал в этом взгляде вопрос. О чем он хотел спросить? А может и спросил бы, если бы рядом с Марком постоянно д не находились Люда и Андрейка.

Дом Виктора находился в одном из самых мрачных мест старого Петербурга - близ Сенной площади. Здесь мало что изменилось со времен Достоевского, и не только в архитектуре. Иногда Марку казалось, что персонажи той далекой эпохи до сих пор живы, разве что поддались веянию моды. Хотя народ петербуржский привык одеваться неброско и даже старомодно.

Дом-колодец, выстроенный в прошлом веке имел шесть подворотен. Марк обошел все, но сегодня здесь было пусто. Он присел на корточки возле знакомого подъезда и закурил. Клочок неба грязного оттенка не предвещал ничего хорошего. И вот уже теплая капля упала ему на губу. А другая закатилась за ворот рубахи.

Марк решил переждать дождь в подъезде, но не успел сделать и шага. Он всегда чувствовал на себе чужой взгляд, и на этот раз тоже не ошибся. В открытом окне четвертого этажа он увидел бледное лицо парня. Воспаленные глаза теперь о чем-то просили, даже не просили, а умоляли.

- Можно вас на минутку? - негромко сказал Майринг, но тот услышал.

- Меня? - почему-то обрадовался парень.

- Вас.

- Я сейчас спущусь!

Дождь уже разыгрался не на шутку, и Марк опрометью бросился в подъезд напротив. Он сразу отметил про себя, что окно, у которого торчал парень, выходит прямо на окна квартиры Виктора.

У него было лицо, изъеденное оспой, болезненного, зеленоватого оттенка, приплюснутый нос и круглые зелено-карие глаза, слегка навыкате.

- У вас есть доза?- первое, что спросил парень.

Майринг отрицательно покачал головой, ему сразу все стало ясно.

- Ну хотя бы "косячок"?-не отставал тот.

- Вы наверно, принимаете меня за другого...

- А где Витя? Куда он делся? У него всегда была доза. Он что, завязал? Поменял квартиру? Там теперь живет какая-то баба с ребенком. Он говорил, что завяжет, да никто ему не верил. Разве от такого заработка отказываются в наше время? Вы его друг?

- Родственник.

- Ах, родственник... Тогда вы вряд ли дадите его новый адрес. - Парень опустил голову и промямлил себе под нос: - Ну, конечно, с такой красоткой можно завязать...

- О чем вы? - не понял Майринг.

- Я как-то видел в его окне девушку необыкновенной красоты. Таких только в кино показывают. Она держала в руке бокал с вином. А Витя сидел на диване. Потом она задернула шторы. Я тогда подумал: "Если женится - обязательно завяжет". Он женился на ней? Нет - ну и дурак! Может, все-таки скажете его адрес?

- Витя уже месяц как на кладбище, - само собой вырвалось у Марка.

Это произвело впечатление на парня, он даже отступил на шаг и еще сильнее выкатил свои круглые глаза.

- Его убили?

- Говорят, самоубийство, но верится с трудом. Вы могли бы поподробней рассказать о той а Девушке?

- А что рассказывать? Все, что видел, рассказал.

- Какая она из себя?

- Беленькая такая, загорелая, и фигура, по-моему, что надо. Конечно, насколько я успел заметить... .

- Понятно. На иностранку похожа?

- Черт ее знает! Я же с ней не разговаривал. А внешне сейчас хрен отличишь! Некоторые наши бабы так разоденутся!.. Я одну такую знаю. Моя бывшая одноклассница. Ночью подрабатывает на Невском. Но по красоте она сильно уступает той, Витиной девице. В той чувствовалась порода.

- Что это значит?

- Не знаю, как объяснить. Я ее видел несколько секунд, а запомнил на всю жизнь. Движение руки, осанка, взгляд, улыбка, во всем что-то аристократическое, что-то не здешнее, что-то не сегодняшнее. Я, извините, художник и кое-что в этом понимаю. Может быть, иностранка, - он пожал плечами и неожиданно спросил: - А вы ее подозреваете?

- Я никого не подозреваю, просто хочу разобраться. Когда вы видели в окне эту девушку?

- Спросите что-нибудь полегче. Время для меня не имеет никакого значения. Я могу ходить под "дурью" неделями, даже месяцами. Помню только, что было лето и были белые ночи, а вот год точно не скажу.

- Виктор жил здесь не больше года, - помог ему Майринг.

- Может, все-таки найдется "косячок", - уже без надежды в голосе поинтересовался парень.

- У меня друг работает в наркодиспансере, могу устроить, - в свою очередь предложил Марк.

- Спасибо. Я уже один раз лечился. Как видите - беспомощно развел руками тот.

- На всякий случай я оставлю вам телефон...

Майринг еще долго просидел в своем новеньком "форде", положив голову на руль. Да, во время их последней встречи Виктор рассказал ему о своем бизнесе. И пообещал, что завяжет, как только разделается с кредитором, займется чем-то созидательным. Именно так и выразился: "Мне надоело разрушать, пора заняться чем-то созидательным". Марку хотелось верить в искренность брата, хотя он прекрасно понимал, что всегда идеализировал Виктора. И даже сейчас, после встречи с этим опустившимся парнем, он вспоминал не тот тягостный разговор в аптеке, а их фантастическую встречу на Университетской набережной, уютный кабак на Первой линии с примитивной живописью на стене: морячки и раки. Они тоже заказали раков и пива. И болтали без умолку несколько часов. Брат излучал обаяние, острил, вспоминая своих родителей, все-таки укативших за границу, с теплотой отзывался о студенческих годах, с грустинкой говорил о Питере, таком прекрасном и таком жестоком, и о своей мечте купить квартиру в Петергофе и завести кучу ребятишек. "Я бы гулял со своим огромным семейством среди фонтанов и с важным видом рассказывал анекдоты из петровских времен. Дети любят фонтаны и всякие-разные истории..."

"Он был в тот вечер спокоен и весел, а значит, пуст. - размышлял Марк. - Наверняка сбывал ои страшный товар в университете и в Академии Художеств".

В душе Майринга никак не могли ужиться два разных Виктора.

В душе Аиды накапливалось раздражение. Родион все чаще разочаровывал сестру. В детстве она считала его своим ангелом-хранителем, думала, что когда-нибудь он станет для нее главной опорой в жизни. Она, конечно, приписывала ему много чудесных качеств, которыми в действительности он не обладал. Милый, любимый Родька на глазах превращался в слизняка, в какую-то древнегреческую плакальщицу. Ему уже перевалило за тридцать, а живет за ее счет, в ее квартире. Мизерную зарплату полностью тратит на книги. Создал свой маленький мирок из фолиантов с клопами под музыку "гранж". Впрочем, грядут перемены: Родион вздумал жениться. Он привел в ее дом какую-то оборванку, хиппарку со стажем, и зовет ее Аленушкой. Аленушке скоро стукнет тридцать, она ходит почти босиком, подметает юбкой тротуары, носит хайратник и смотрит на всех как юродивая. Эта дура сочиняет декадентские стихи в прозе и всерьез причисляет. себя к питерской богеме. Они с Аленушкой запираются в его комнате и всю ночь трахаются под "Нирвану". Музыка для слабых! Музыка для нищих!

У Аиды совсем другие вкусы. Ее комната просторна, по-японски лаконична. Здесь хорошо дышится. Ее книги - словари, ее музыка - "хард", "металл", "готик". Музыка, которая будоражит, окрыляет, приводит в исступление. Гитарный драйв "Праймал фир"* долбит каждый позвонок, пересчитывает ребра, "соляга" Дэйва Хилла** может довести до оргазма, хрипловатый голос Купера*** заставляет кровь стынуть в жилах, волынки и арфы "Ин Экстремо"**** уносят в запредельное. Родион не разделяет ее вкусов. Они давно уже живут в разных мирах.

* "П р а и м а л ф и р" - современная немецкая рок- группа, хэви металл

** Дэйв Хилл - соло-гитарист легендарной английской группы "Слейд".

*** Алис Купер - легендарный американский рок-певец

**** "Ин Экстремо" - современная немецкая рок- группа, готик-фолк-металл

Добрая мачеха Патимат достает из духовки огромный пирог с рыбой и ставит его на стол.

- Сейчас мы с тобой поужинаем, Аидушка, - ласково сообщает она, - а молодые порезвятся, тоже проголодаются.

- К утру выползут.

- Ай-ай, к утру пирог остынет!

- Им это без разницы, Патимат.

- Вижу, злишься на Родьку. Неужели ревнуешь?

- С чего ты взяла? Просто обидно, что нашел какую-то босячку. - Аида принялась за пирог, а потом с усмешкой спросила: - А тебе нравится Алена?

- Он сделал свой выбор. При чем здесь мои симпатии?

- Узнаю тебя, женщина Востока! - театрально всплеснула руками Аида. Желание мужчины - закон! С детства сыта твоей философией.

- Кушай пирог, Аидушка,-напомнила мачеха - Что я могу поделать? Меня так воспитали. - И добродушной улыбкой заметила: - А тебе бы парнем родиться в самый раз! А моему Родьке - девчонкой! Но на все воля Аллаха.

- Если бы ты в свое время приструнила моего отца, не дала ему жить с двумя женщинами, не было бы моих детских кошмаров.

- Так и тебя бы не было...

- Если бы ты знала, Патимат, сколько людей пострадало от того, что я есть. И сколько пострадает еще. Меня даже прозвали "шаровой молнией". Видно, я внушаю не меньший страх. А первопричина кроется в тебе. Вернее, в твоем отношении к мужчинам. Ты не должна была допустить, чтобы мой отец встретился с моей матерью.

- На все воля Аллаха, - повторила Патимат. - Я никогда не интересовалась, откуда у тебя столько денег. Догадывалась, что деньги нечистые. Не знаю, бывают ли они вообще чистыми, особенно когда их много. Но это твоя жизнь, дочка, и я не имею права в нее вмешиваться. Аллах воздаст тебе за то, что ты сделала для нас и для бабушки. Твоя мать могла бы тобой гордиться.

- Прекрати! Ничего не желаю слышать о моей матери! Я никогда не любила ее и мне не дорога память о ней. И уж совсем наплевать, гордилась бы она мной или нет! Мы начали говорить о Родионе. Мне кажется, он совершает самую большую глупость в жизни. Эта босячка ему не пара, и вряд ли я буду терпеть ее под своей крышей. Так ему и передай. И еще, пусть завтра же отчитается о своей поездке в Екатеринбург. Уже неделя прошла, как он оттуда вернулся, и до сих пор не поделился впечатлениями. И я не вижу денег. Моих, кстати, денег. Это очень серьезно, Патимат. Он что, избегает меня?

- Обязательно передам, Аидушка. А как же пирог? - взмолилась мачеха, когда та резко поднялась из-за стола.

- Я поем у себя в комнате, - смягчила тон девушка и, поцеловав ее в щеку, добавила: - Ты чудесно готовишь.

Оставшись одна, Аида тут же прилегла на любимое китайское ложе, сделанное на заказ (новое увлечение ее экзотической натуры), и предалась невеселым раздумьям.

Она послала Родиона в Екатеринбург, чтобы он продал их трехкомнатную квартиру, пустовавшую почти год. Она считала, что год - вполне достаточный срок, чтобы забыть о "шаровой молнии".

Она долго наставляла брата. Дело очень серьезное, и надо быть осмотрительным. Не вступать в переговоры с подозрительными личностями. Лучше всего вообще не откликаться на частные предложения, а сразу пойти в агентство по купле и продаже недвижимости.

Родион удивлялся: "Чего ты боишься? Зачем нам посредники?" - "Делай, как я говорю, - настаивала на своем Аида. - И кто бы ни спросил обо мне, делай вид, что в первый раз слышишь мое имя".

Ему бы как следует задуматься над ее словами, но разве Родион умеет быть серьезным. Он б прихватил с собой в Екатеринбург эту босячку, эту недоделанную поэтессу! И шагу без нее сделать не может, а уж тем более квартиру продать!

Он взял отпуск за свой счет, и Аида полагала, что поездка брата на Урал затянется на месяц. Но Родион вернулся через неделю, и они до сих пор не поговорили, потому что эта липучка Алена не отходит от него ни на шаг. Не собираются ли они прикарманить ее денежки? И вообще, продана квартира или нет? "Жду еще сутки, - решила Аида, - и пусть потом пеняют на себя!"

Она и сама не заметила, как провалилась в сон. Еще не совсем стемнело. За окном тренькала гитара. Пролетевшая мимо чайка что-то крикнула на прощанье.

Очнулась она оттого, что кто-то включил свет.

- Спишь? - раздалось над самым ухом.

- Сколько времени? - спросила Аида, еще до конца не разобравшись, где она находится и с кем разговаривает.

- Второй час ночи.

Голос был мужской, но какой-то сдавленный.

- Если хочешь спать, я уйду.

Теперь голос немного оживился, в нем даже появились радостные нотки.

- Поговорим завтра.

- Погоди-ка! - Она сейчас испортит ему праздник, только надо прийти в себя. - Я сейчас.

Аида умылась ледяной водой, а вернувшись в комнату, первым делом набросилась на остывший пирог. Она глотала его большими кусками, запивая холодным чаем, и при этом пыталась поддерживать разговор.

- Мама сказала, что ты хочешь срочно меня видеть, - неохотно начал Родион.

Она никак не может привыкнуть к его безбородому лицу. Рыжая бородка делала его похожим на фараона. Аида раньше любовалась этим выразительным, одухотворенным лицом. Теперь оно стало каким-то повседневным, обывательским, чуть одутловатым, с наметившимся вторым подбородком. А все эта недорезанная поэтесса! Она заставила брата сбрить бородку, которая ему очень шла и скрывала... Впрочем, этого уже ничем не скроешь! Родион меняется на глазах. Из фараона превращается в какое-то паразитическое насекомое. Так, по крайней мере, ей кажется.

- А ты как думаешь? Приехал - и ни словом не обмолвился.

- Ты не спрашивала.

- Я не хочу при чужих обсуждать наши дела.

- Аленушка - не чужая, она скоро станет моей женой. И потом мы с ней вместе продавали квартиру.

- И что, успешно?

- Разумеется.

- Как-то слишком быстро. Ты действовал через агентство?

- Я похож на идиота? Квартиру купил сосед.

- Какой сосед? - встрепенулась она.

- Такой пожилой дядька с красной рожей...

- Не помню такого.

- Ты знала всех соседей?-Родион усмехнулся, но она вдруг почувствовала, что за этой усмешкой скрывается страх. Кого он боится? Неужели ее? Не может быть. - Он живет наверху. Сделает дырку в полу, пристроит лестницу, и будет у него двухэтажная квартира.

- Там-панель,-напомнила Аида.

- Чепуха! Таким живчикам "нет преград ни в море, ни на суше".

- Обо мне никто не спрашивал?

- Много о себе воображаешь, сестренка.

- Хорошо, - вздохнула она. Его фальшивая игра теперь была для нее очевидна, но Аида не понимала, для чего или для кого он так старается. Сколько выручил денег?

- Десять тысяч.

- Всего? Она стоила в три раза дороже!

- После кризиса цены упали, - невозмутимо констатировал Родион.

- Где деньги?

Он выдержал паузу, а потом выпалил на одном дыхании:

- Я полагал, что ты подаришь их нам на свадьбу.

- Это мои деньги, Родион, и мне решать, что с ними делать, - ее душил гнев, но она не давала ему вырваться наружу, а только тяжело дышала и смотрела все время в одну точку, на продранный носок его тапочки. Даже такая мелочь, как тапочки, куплена на ее деньги. И босячка тоже пользуется ими! - Если ты решил жениться, то сначала подумай о жилье и пропитании для своей будущей жены. На мою помощь больше не рассчитывай.

Достаточно того, что твоя мама полностью находится на моем содержании.

- Аидка,я тебя не узнаю...

- Я тебя-тоже...

- Это твое окончательное решение?

- Тебе тридцать один год, Родя. Пора начинать самостоятельную жизнь. Посмотри на своего друга Марка. Как видишь, некоторые обходятся без богатых сестренок.

- Хватит читать мне нотации! - вдруг повысил голос он. - Меня с пеленок учат жизни! Отец, мама, школа, институт... Ты бродяжничала семь лет, так? Тебя учила жизни сама жизнь. В этом, конечно, твое преимущество. Но зачем ты объявилась? Зачем вызвала меня в Екатеринбург? Зачем отправила в Питер? Зачем поселила меня в этой роскоши? Зачем сейчас выставляешь на улицу? Объясни, где логика твоих поступков?

- Я мечтала о большой, дружной семье. Вот и вся логика. Никого я так не любила, как прабабушку и тебя. Я хотела, чтобы вы всегда находились рядом. Наверное, глупо, потому что из осколков не склеить ничего. Во всяком случае, я дала тебе шанс. Ведь мужчина должен быть опорой семьи, не так ли? Спроси об этом у Патимат. Я ждала долго, почти два года, но ты на глазах превращался в нахлебника. Ты, может, думаешь, что деньги мне сыплются с неба? - Она посмотрела ему в глаза. - Ты действительно так думаешь?

Родион молчал. По его лицу пробежала судорога.

- Знаешь, - сказал он, - а я не отдам тебе этих денег,

Аида снова почувствовала, что за его словами кроется страх. И не просто страх, а страх первобытный, страх самосохранения.

- Значит, ты у меня их украдешь?

- Возьму взаймы. Нам ведь надо как-то жить. Снять квартиру, чем-то питаться-потом я верну. Честное слово, верну.

- Потом у вас пойдут дети, ты будешь приходить ко мне и клянчить. Без конца клянчить. - В ее голосе звучало презрение к нему, когда-то любимому брату

- Перестань! - махнул он рукой. - В нашей больнице много семейных врачей, и все они как-то живут.

- Они умеют жить. Они не тратят две зарплаты разом на какую-нибудь книжицу в кожаном переплете. Они не влезают в долги в надежде, что сестра рано или поздно заплатит по векселям.

- Прямо какая-то сцена из Островского! - попытался пошутить он. - Самый актуальный сейчас писатель. Все возвращается на круги своя. Так вот живешь и думаешь, что жизнь твоя - вещь уникальная, целомудренная, никем никогда не пройденная, а оказывается, всего-навсего играешь в старой пьесе Островского, да еще время от времени забываешь роль и не помнишь дальнейших коллизий...

- Нет, Родя, я совсем из другой пьесы...

- Что это, Аидка? - Он наконец заметил, что она держит в руке какой-то предмет.

- Это, Родя, пистолет "Макаров" с глушителем. Он заряжен.

- Неужели ты выстрелишь в меня? Ты способна убить?

- Почему нет? Ведь ты способен украсть.

- И что потом? Ведь тебя посадят?

- Как ты наивен, брат! В соседней комнате спит твоя невеста. Все будет выглядеть так, будто она свела счеты с жизнью, а перед этим прикончила своего жениха. Следствие разберется в мотивах. - Аида дала ему время прийти в себя, а потом спокойно приказала: - Отдай мои деньги!

Пока она пересчитывала сумму, вырученную от продажи екатеринбургской квартиры, Родион по-детски тер кулаками глаза и приговаривал:

"Какое ты чудовище! Какое ты чудовище!"

- Я - чудовище? - усмехнулась она. - Может быть.

- Ну, хочешь, я на колени встану перед тобой? - И он бросился к ее ногам, уже не скрывая слез.

- Пошел вон! - Она пнула его в грудь. - Я рисковала жизнью ради этих денег. Почему я должна подарить их тебе? Это все равно что выбросить на ветер! А мне еще предстоит заботиться о твоей матери! Ты же о ней совсем не думаешь!

- Моя мать готова бедствовать ради моего благополучия!

- Она, может быть, и готова, да я ей не позволю бедствовать. И запомни, чтобы с завтрашнего дня ноги твоей невесты здесь не было! Встречайтесь где угодно, только не в моей квартире!

Чего она хотела этим добиться? Что он тут же выбросит из головы эту дуру и станет прежним Родькой, любящим братом? Или наоборот, проявит характер, пойдет в свою комнату, соберет вещички и вместе с поэтессой отправится строить новую, светлую жизнь? Но характер - это как раз то, что у Родиона напрочь отсутствовало. Он уснул на груди у Алены, в слезах отчаяния.

- Меня достали твои прихоти. Вчера мы обедали в ирландском пабе, сегодня ужинаем в китайском ресторане. - Мужчина средних лет с брюшком, на котором едва застегивался пиджак, говорил негромко, с вымученной улыбкой на лице. - Месяц назад ты была блондинкой, а сейчас ты брюнетка. А куда исчез твой акцент, а? Еще одна прихоть?

- Месяц назад ты говорил по-другому, Вах. Месяц назад ты заикался на каждом слове и обливался вонючим потом. От тебя воняло, как от протухшей селедки...

- Что я тебе сделал, Инга? Почему ты так агрессивно сегодня настроена? Ведь это ты пригласила меня сюда, и мы вроде неплохо сидим.

Он не мог не чувствовать холода ее голубых глаз, которые раньше почему-то казались ему зелеными.

- Ты сидишь в этом ресторане благодаря мне, - пожала плечами девушка. Донатас обложил тебя со всех сторон. Все твои поползновения он угадывал на два хода вперед. Тебе не удалось откупиться от него питерскими квартирами. Мы перекрыли тебе воздух, и тогда пришлось раскошелиться всерьез. Теперь твой бизнес - наш бизнес.

- Зачем ты мне об этом напоминаешь? - насторожился Вах. Он поморщился оттого, что первая струйка пота медленно покатилась из-под ворота рубахи по волосатой спине.

- Для чего напоминаю? Тогда, месяц назад, Дон приказал мне отправить тебя к праотцам. Он не давал за твою жизнь и ломаного гроша.

- Врешь!

- Разговор, как ты понимаешь, был конфиденциальный, поэтому свидетелей представить не могу. Я уговорила его не делать этого. Ты знаешь, что я имею на него некоторое влияние. Не буду врать, что в тот момент я тебя пожалела. Просто не хотелось рисковать. Два убийства подряд - это перебор.

- Я до сих пор не понимаю, почему вы угрохали Витьку Дежнева?

- У нас было мало времени. Дарственная на квартиру требовала некоторых бумаг и подключения опекунского совета. Мы решили обойтись завещанием. А завещание, как ты понимаешь, предполагает смерть его составителя. Во всех остальных случаях с квартирами нам больше повезло.

- Да-а, сработали вы на славу. Но я, как видишь, не жадный.

- Просто трясешься за свою шкуру

- Думаешь, в Питере мало покровителей, к которым я мог бы обратиться за помощью?

- Знаю. В свое время ты продал Дежнева с потрохами господину Зубу, потому что тебе льстило его покровительство. А когда Зуба не стало, ты снова принялся выжимать соки из старого должника. Тебе требовался новый покровитель, но ты не торопился. Думал, авось обойдется. Своя рубаха ближе к телу. Дон это тоже рассчитал. И, как видишь, не ошибся. О какой помощи ты говоришь сейчас, когда все знают, что твой бизнес под литовцами. За дуру меня держишь?

- Что тебе от меня надо? - Вах прикладывал носовой платок ко лбу и к шее, громко сопел и топорщил свои рыжие усы.

- Во всяком случае, не секса, - поморщилась она. - Я спасла тебе жизнь, и ты должен за это заплатить в твердой валюте.

- Разве я мало заплатил твоему шефу?

- Это не мои проблемы.

- Но Донатаса сейчас нет в Питере.

-Зато есть я.

- А ты не боишься, девочка, моих ребят? - Ноздри его маленького носа раздувались от негодования.

- Ой, как страшно! - засмеялась она. - Да если хоть один волос упадет с моей головы, белый или черный - без разницы, литовцы сотрут в порошок и тебя, и твоих безмозглых ребят! Дон такие вещи не оставляет безнаказанными.

- Сколько ты хочешь? - покорно спросил Вах.

- Немного. Всего десять тысяч. Согласие, что человеческая жизнь стоит дороже.

- Хорошо. Я подумаю.

- Думай быстрее, и думай наличными. После кризиса я не доверяю банкам. А теперь отвези меня домой. Я живу на Васильевском.

Дурно ему стало в машине. Лицо приобрело зеленоватый оттенок. Потом пропиталась не только рубаха, но и пиджак. Он притормозил возле коней Клодта и прохрипел:

- Я не доеду! Ты меня отравила! Ты меня отравила, как Витьку!

- Не психуй! Просто твой желудок не привык к китайской пище! Я тут ни при чем. Меньше надо жрать, жирная задница! Выйди из машины и сунь два пальца в рот! Вон, кстати, урна! - она указала куда-то в сторону Фонтанки, но Вах только бормотал "умираю" и держался за живот. - Ладно, хрен с тобой! Переползай на заднее сиденье. Я поведу машину. Ты вроде на Литовском живешь?

Она недавно сдала на права, но машину покупать не торопилась. "Какая пошлость ездить по Питеру на машине!" - говорила она в первые дни своего пребывания в городе, несмотря на то, что стерла ноги до кровавых мозолей.

- Инга, зачем ты это сделала? - причитал Вax. - Я - не жадный. Я дам тебе эти проклятые десять тысяч, только не надо, как с Витькой! Я не хочу!..

- Успокойся, пожалуйста! Это обычное пищевое отравление. Ну-ка, вспомни, мы пили с тобой только зеленый чай. Наливали из одного чайника. Ты свою чашку вообще не выпускал из рук. Ведь ты предельно осторожен, когда обедаешь со мной. Ну, вспомнил? Вот и прекрасно! Твой дом в какой стороне?

В лифте его вырвало.

- Мать твою! Ты испортил мне туфли! - закричала она. - Чем тебе урна была нехороша? Жирная свинья! Я что, к тебе в сиделки нанялась?

Он бормотал извинения, хотя по-прежнему считал, что именно она повинна в его муках.

В его огромной квартире царил беспорядок и чувствовался затхлый душок холостяцкого дискомфорта.

- На хрена тебе одному столько комнат? Впрочем, каждый по-своему сходит с ума.

Вах, не говоря ни слова, как был в ботинках и костюме, бросился на незаправленную постель.

- Эй, а помыться ты не хочешь? Свинья!

Хозяин квартиры безмолвствовал.

- Тебе все еще плохо?

Он лежал с закрытыми глазами, и его рыхлая кожа уже приняла угрожающе зеленый оттенок.

Она кинулась на кухню, схватила первый попавшийся стакан и наполнила его ледяной водой из-под крана.

От холодного душа Вах немного пришел в себя. Она нашла в ванной таз, налила в него воды и бросила в воду полотенце.

Первый же компресс, положенный на лоб, вызвал странную реакцию. Вах заговорил. Не заговорил, а затараторил, не делая пауз, что было ему не свойственно, будто хотел донести до человечества какую-то важную новость:

- Вообще-то меня зовут Валентин Алексеевич Харитонов сокращенно ВАХ меня так окрестили в школе по-моему дурацкая кличка некоторые принимают меня за грузина думают это производное от Вахтанг для одного моего приятеля она сыграла роковую роль по окончании школы я устроился на военный завод косил от армии работал транспортировщиком возил тележку с разными деталями из цеха в цех моего напарника звали Серегой такой же как я оболтус да ко всему прочему увалень и флегма вечно шел с тележкой насвистывая какой-нибудь модный мотивчик и не глядя по сторонам частенько спотыкался и натыкался на людей а детали на заводе производились не шуточные и нас предупреждали чтобы мы были осторожны иначе никаких денег не хватит расплатиться и вот однажды Серегу послали на "сборку" так у нас назывались самые секретные цеха а он в этот день был как раз "с бодуна" и поэтому едва переставлял ноги в конце концов все равно бы дошел если бы ему навстречу не попалась Рита распред из нашего планово-диспетчерского бюро Рита славилась тем что была с "тараканами" ее в детстве изнасиловал отец и она была как глухонемая ни с кем не разговаривала а когда ее спрашивали мычала в ответ но работу свою выполняла четко никогда не уставала и бывало работала две смены подряд одним словом биоробот и вот эта самая Рита шла навстречу Сереге а Серега уткнувшись подбородком в грудь на ходу засыпал и поравнявшись с ним Рита изо всей мочи заорала "ВАХ, ВАХ, ВАХ" что произошло в ее идиотской башке то ли она нас с Серегой перепутала то ли моя дурацкая кличка засела у нее в черепушке и никак не могла убраться восвояси на эти вопросы только психиатр может дать ответ а Серега от неожиданности повалился на бок и потянул за собой тележку с драгоценными деталями детали и в самом деле оказались драгоценными тут тебе и серебро и золото и платина Серега бы до конца жизни не расплатился с государством а Рите вызвали "дурку" ей по весне всегда требовался стационар и меня даже как-то послали от планово-диспетчерского бюро проведать Риту в психушке а профсоюз обеспечил гостинцами...

Серега ни жив ни мертв на следующий день побежал в военкомат валялся в ногах у полковника просился в армию ох и не любили эти вояки нашего брата-"броненосца" однако сжалились и отправили его спецнабором а год на дворе стоял семьдесят девятый и Серега угодил в Афганистан и оттуда уже никогда не вернулся... - Он наконец замолчал, открыл глаза и произнес медленно, хрипловато: - Судьба, как безумная Рита, врасплох застанет и кранты... А знаешь, мне стало лучше. Спасибо, Инга. Прости за подозрения.

Та, которую он называл Ингой, в задумчивости сидела за его письменным столом, подперев кулаками подбородок.

- Я дам тебе денег. Прямо сейчас...

- Да пошел ты!..

- Ты мне дважды спасла жизнь. Я должен тебя отблагодарить. А туда денег с собой не возьмешь. Там-то они ни к чему!

Вах поднялся и медленно побрел в другую комнату

Она не понимает, что с ней творится. Все это много раз было прокручено в ее преступных фантазиях. И как только он пойдет за деньгами, она должна идти следом и держать наготове пистолет, потому что он пойдет не за деньгами, а тоже за пистолетом. Но сумка лежит рядом, и она не в силах сделать движение, не в силах щелкнуть замком, не в силах взвести курок. Страшное оцепенение. Убийственное безразличие ко всему на свете. И к собственной жизни в том числе.

- Вот. Держи. - Он протягивает ей пачку долларов. - Здесь ровно десять тысяч.

Он кладет деньги на стол. Она смотрит на них, потом на него, потом на свою сумку. Встает и направляется к двери.

- Я - твой должник! - кричит ей вслед Вах. - Придешь за ними, когда захочешь!

Конечно, все это была полная ерунда. Она блефовала с самого начала. Немного блефа, немного яда и обычный шантаж сделали свое дело. Вах проиграл, но она не ощущала себя победительницей. Что-то вдруг щелкнуло внутри. Кто-то невидимый нажал на стоп-кран. "Остановись, девочка, тебя и так слишком далеко занесло". Чей это голос? Она уже начала слышать голоса? Не пора ли ей вслед за безумной Ритой?

Она угрожала Ваху литовскими разборками, но сама не знала на каком она свете. Дон внезапно исчез месяц тому назад и не подавал о себе вестей. Это вполне в духе Донатаса. Внезапно исчезнуть, внезапно объявиться. Он почти десять месяцев промариновал ее в Питере. Она сидела без работы, главное деньги уже были на исходе. Она оказала ему неоценимую услугу в Екатеринбурге, чтобы просто так взять и забыть о "шаровой молнии". Нет, он не забыл. Он позвонил в начале апреля. Он был несколько шокирован, когда она попросила называть ее Ингой и заговорила по-литовски. Но тут же вспомнил: "У тебя же мама - литовка! Совсем вылетело из головы!"

Его интересовало предприятие по переработке цветных металлов некоего Харитонова. И для начала пришлось ударить по "крыше" Ваха. Горячие литовские парни почти в центре Питера расстреляли авторитета Зуба с дружками. Дальше требовалась тонкая работа, как раз для нежных дамских пальчиков. И эти пальчики начали оплетать невидимыми нитями господина Харитонова, выискивать слабые, уязвимые места. Бизнесмен, к сожалению, не был замечен ни в пьянстве, ни в разврате, ни в карточной игре. И вообще избегал злачных мест. И она поймала его на невиннейшем увлечении. Господин Харитонов обожал синхронное плавание и не пропускал ни одного соревнования. Они подсунули ему "русалку" - чемпионку Литвы, красавицу из красавиц. Девушка полностью завладела его сердцем. Оргия продолжалась неделю. Началась в Питере, а закончилась в Каунасе. Шампанское лилось рекой, пели цыгане, сыпались бриллианты. А в конце недели объявился муж "русалки". Его роль взял на себя сам Донатас. "Ах ты, сука! - схватил он за грудки Валентина Алексеевича. - Ты трахал мою жену! Заплатишь кровью!" Дон умел играть роковые страсти не хуже, чем артисты театра имени Шота Руставели. И Вах испугался, он сразу понял, что имеет дело с местной мафией и что из дома этого психованного литовца ему просто так не выбраться. Вместо крови он предложил Дону деньги, хотя "русалка" его изрядно пощипала и деньги пришлось бы занимать. Литовец от денег отказался, он прямо заявил, что претендует на половину акций харитоновского предприятия. Это было подано следующим образом: "Пока ты тут прохлаждался с моей девочкой, я навел о тебе кое-какие справки..." Дарить Дону акции Харитонов наотрез отказался, выдвинув компромиссный вариант недвижимость. Он пообещал литовцу шесть квартир в центре Питера и дал соответствующую расписку. Донатас сразу смекнул, что квартиры Вах собирается получить со своих должников, которых у него предостаточно, потому что уже на протяжении многих лет он занимается ростовщичеством. Они ударили по рукам, но литовец предупредил, что, если через месяц обещанная недвижимость не перейдет к нему, Харитонов расплатится акциями. И тут за дело опять взялась Аида, которую и Дон, и Вах называли Ингой. Теперь сети плелись вокруг приближенных Харитонова. Она раздобыла список должников Ваха и начала действовать, выясняя такие подробности, о которых сами должники не догадывались. Например, о том, что у Виктора Дежнева имеется в Вологодской области ребенок, она узнала от бывшего работника КГБ, несколько лет занимавшегося картотекой Харитонова. Ведь каждый уважающий себя ростовщик ведет картотеку с подробными досье на своих должников. Именно Аида подставила подножку Ваху. Из шести обещанных он смог предложить Донатасу только две квартиры и в придачу треть акций своего предприятия.

Бизнесмен тоже даром времени не терял, навел справки о своем литовском друге и как покровитель тот его вполне устраивал. Одним словом, все пришли к консенсусу и взаимопониманию. И а только Аида осталась недовольна той суммой, которую ей заплатил Дон за услуги. "В стране кризис, сама должна понимать". Она промолчала. Понимала, с кем имеет дело.

Вопрос денег с каждым днем вставал все острее. Привычка к роскоши пагубна. Она разучилась экономить. Подсчитав, что полученной от Донатаса суммы хватит не более чем на полгода, Аида послала брата в Екатеринбург продавать квартиру, но Родион привез какие-то крохи. Пятикомнатная квартира на Фурштадтской теперь не стоила тех денег, которые она заплатила за нее весной девяносто восьмого года.

"Пришло время немного подсуетиться, - говорила она себе с горькой усмешкой и тут же задавала вопрос: - Почему всегда только я?" Через полгода, когда деньги кончатся, будет уже поздно что-либо предпринимать. И на Донатаса никакой надежды. Похоже, что он в Петербурге сделал все свои дела. И тогда она решила немного потрясти Харитонова.

Ее блеф он сразу принял на веру, а между тем у Дона и в мыслях не было избавляться от компаньона. Вах, человек умный, сговорчивый и, главное, не алчный. А такие всегда нравились Донатасу. Но внушить Харитонову обратное ей не стоило большого труда, потому что Аида всегда видела насквозь чересчур осторожных, трусливых людей. После провала с недвижимостью Вах мог ожидать любого подвоха. Но особенный страх он испытывал перед ней, перед отравительницей.

И вот осечка. Хуан Жэнь накануне предупредил, что яд, который он приготовил, не смертелен и на разных людей может действовать по-разному. У одних он вызывает удушье, у других тошноту, но почти у всех - обострение памяти. Вот Вах и вспомнил эпизод из своей жизни. И что здесь такого, в этой дурацкой истории про безумную Риту и неудачника Серегу? Она ее вовсе не растрогала. Да таких историй тысячи! Дело наверняка не в этом.

Организм Ваха сам справился с отравой. Пузырек с противоядием так и остался лежать на дне ее сумочки. Так что к Инге никаких претензий. Вот только ее организм явно с чем-то не справился.

- Почему я не смогла, черт возьми, взять эти деньги! - произнесла она вслух и тут же испуганно огляделась.

Солнце было уже на западе, мимо фланировали какие-то люди, по большей части иностранцы. До нее наконец дошло, что она сидит на скамейке Таврического сада, а рядом горбатая старушка самозабвенно жует помидор.

После ночи, проведенной в Таврическом, в компании уже знакомых собак, спина разламывалась, а шею будто залили гипсом. В доме еще все спали, когда Аида, на цыпочках пробираясь в ванную, обнаружила женские босоножки времен Вудстока* тридцатилетней давности. Не нужно быть сыщиком Пинкертоном, чтобы догадаться, кому они принадлежат. Плешивая зубная щетка, появившаяся в стакане рядом с другими щетками, добила ее окончательно.

* Знаменитый рок-фестиваль, впервые состоявшийся в 1969 г. в США.

Аида приняла теплый душ, а потом сварила себе смертельную дозу кофе.

Первой, как обычно, поднялась Патимат, чтобы накормить и отправить на работу сына.

- Явление Христа народу! - всплеснула руками правоверная мусульманка при виде падчерицы. - Я ждала тебя до полуночи, дольше не выдержала. Никак не могу привыкнуть к твоему бродяжничеству. Волнуюсь, как сумасшедшая!

- Напрасно, мессидал*, - нежно обняла она мачеху, - со мной ничего не может случиться, а вот... - Она не договорила, потому что в комнате брата зазвенел будильник.

* Золотая моя (аварск.).

- Надо мне поторопиться! - забеспокоилась Патимат, схватив одновременно чайник и сковороду.

- Вот так ты его баловала всю жизнь, - вздохнула Аида, - ему уже тридцатник, а он даже чая толком заварить не умеет.

- Это не мужское дело.

- Я уж про мужские дела вообще не говорю!

Родя явился на кухню заспанный и растрепанный, буркнул сестре "с добрым утром" и уселся напротив. Смотреть ей в глаза он стеснялся и поэтому разглядывал божью коровку, ползущую по краю стола.

Все трое молчали.

- Вы совсем как чужие стали друг другу! - не выдержала Патимат, и в голосе ее слышалась неподдельная мука. - Я всегда так радовалась вашей дружбе!

Аида отвернулась к окну и закурила. Стрижи носились перед самым окном. Ее всегда до слез трогали эти птицы. Где-то далеко пророкотал гром.

- Сейчас польет, - сказала Патимат, выглянув в окно. - А ты зонт посеял! Все он теряет, Лидушка. А ты ему без конца даришь и даришь. Что толку?

- Больше не буду дарить.

- И правильно! Пусть сам зарабатывает!

Рыжая коровка заблудилась в рыжем лесу. Она бежала вверх по руке, пряталась от грозы.

Родион не проронил ни слова, залпом выпил горячий чай, не притронувшись к еде, и опрометью выскочил из дома. Он всегда старался избегать трудных разговоров.

- Ну что мне с ним делать?! - в отчаянии воскликнула Патимат, и ее выцветшие зеленые глаза наполнились слезами. - Он целыми днями твердит одно и то же: "Аида должна понимать, как мне трудно. Я хочу семейного счастья. Я хочу детей". И просит, чтобы я поговорила с тобой. Но я ведь знаю, как ты ненавидишь Алену. Это видно и без очков. Ты ревнуешь, как всякая любящая сестра. А Родя как мальчишка. Влюбился и не замечает, что творится вокруг. Они любят друг друга, Аидушка. Ничего не поделаешь, надо терпеть. А если ты ему не поможешь, я помогу. Устроюсь на какую-нибудь работу. Я ведь еще не старая, еще даже не пенсионерка. Помаленьку наскребем деньжат, и они смогут снять квартиру где-нибудь на окраине. Надо только немножко потерпеть.

- Я потерплю, Патимат,-безразличным тоном пообещала Аида, а потом спросила: - У него это впервые?

- Что?

-- Любовь.

- Ты, наверное, не помнишь. Совсем крохой была. Он в девятом классе влюбился в свою одноклассницу. Не помню уже, как ее звали. Такая беленькая, с косичками, глаза огромные, голубые...

- И что было дальше?

- Она сказала, что не хочет иметь ничего общего с кавказцами.

- Старо как мир.

- Господи, да какой же он кавказец? Что кавказского она в нем нашла? Что вообще она в этом понимала, соплячка?!

- Не горячись, Патимат. В Родионе действительно мало кавказского. А если бы было много, что с того?

- Ты это всегда понимала... А ведь он из-за этой беленькой с косичками чуть не покончил с собой. Совсем дурак был! Книжная душа. Забрался в горячую ванну и перерезал себе вены. Тоже в какой-то книжке вычитал. Я первая подняла тревогу, сердце было не на месте. Мать всегда чувствует такие вещи. Отец выломал дверь, и мы его, слава Аллаху, спасли!

- И что, с тех пор он не влюблялся? Он что, девственником был, пока не встретил эту?..

- Откуда мне знать? - развела руками мачеха. - Я никогда с ним не говорила на такие темы.

- Да, кажется, дело серьезное, - подытожила Аида. - Ты в магазин не сходишь?

- А что такое?

- Я хочу на ужин утку с яблоками и хорошего вина.

- Да ты забудешь об этом сто раз! И опять вернешься под утро!

Не хотела она никуда уходить, пока в доме находилась невеста сына. Патимат боялась оставлять их вдвоем. Но Аида настаивала на утке с яблоками, а фактически выставляла ее за дверь и не рассчитывала на скорое возвращение, потому что утку надо поискать, побегать по магазинам. В конце концов мачеха уступила. И уже выходя, посмотрела на падчерицу умоляющим взглядом и едва слышно, как будто сомневаясь в собственных словах, напомнила:

- Ты обещала немножко потерпеть... Ну да, потерпеть...

А разве она не сдержала обещания? Она терпела почти два часа. Почти два часа эта босячка не подавала признаков жизни. Что она делала там, в комнате брата, напичканной дорогим антиквариатом и редкими книгами? Что она вообще делает в ее квартире?

Комната Родиона не запиралась. И Аида не стала церемониться. Как только дверь за Патимат захлопнулась, она вихрем ворвалась туда и сказала коротко и ясно:

- Вон отсюда!

Алена в своем джинсовом, давно не стиранном сарафане сидела в кресле викторианской эпохи.

С первой же секунды Аида поняла, что босячка боится ее, что поджилки у поэтессы трясутся. Родя, наверное, рассказал ей о той ночи, когда сестра угрожала ему пистолетом.

- А вы знаете, Аида, мне ведь совсем-совсем некуда идти! - она говорила манерно, нараспев, как все поэтессы, подражая Белле Ахмадулиной. - Я полгода не платила за комнату и теперь вынуждена скрываться от своих хозяев. - У Алены была толстая русая коса и глаза необычного сиреневатого оттенка, рот совсем крохотный, а нос немного вздернутый и весь в веснушках. Руки вовсе не поэтические, а скорее рабоче-крестьянские, ладони широкие, пальцы короткие и толстые. Вообще, изящества в ней было маловато.

- Мне глубоко фиолетовы все ваши проблемы, - ухмыльнулась хозяйка пятикомнатной квартиры на Фурштадской. - Я просила Родиона, чтобы он вас больше сюда не приводил. И впредь не желаю вас здесь видеть.

Если бы Родька присутствовал при этой сцене, тот прежний Родька, увлеченный литературой, слегка насмешливый, он бы крикнул сестре: "Аидка, я знаю, в каком романе ты вычитала такое! Это же не твои слова! Фига!" И она бы не смогла больше сердиться, она бы обязательно засмеялась. Но от прежнего Родьки ничего не осталось, эта босячка превратила его в половую тряпку.

- Если бы вы меня узнали поближе, вы бы не стали так со мной разговаривать. Родя о вас очень высокого мнения. Говорил, что вы начитанны и знаете много языков...

- Послушайте, милочка, как бы я ни была начитанна, это не значит, что я вас должна кормить. Нахлебников и без вас хватает. Убирайтесь, и поскорее!

- Куда? Куда, Аида? - продекламировала поэтесса, и, если бы не испуг в ее расширенных зрачках, можно было подумать, что Алена присутствует на собственном творческом вечере, настолько привычно жеманно звучали ее слова.

Аиду передернуло. Она, всегда благосклонно относившаяся к женщинам, теперь возненавидела невесту брата еще больше.

- Выслушайте меня, - продолжала та, так и не поднявшись с кресла, Родион еще ничего не знает, но вам как женщина женщине я скажу. У меня будет ребенок от вашего брата. - На ее лице застыла преглупейшая улыбка. Улыбка как бы говорила: "Ну, а теперь-то вы меня точно полюбите".

Аида задохнулась от гнева и растеряла все слова, Алена же, наоборот, нашла еще много слов:

- Родя так мечтает о ребенке! Он будет на седьмом небе от счастья! Этот сюрприз я готовлю к его дню рожденья. Родя по гороскопу Лев, я - Телец, а ребеночек будет Овном. По-моему, все здорово вышло. Это благое дело мы совершили в Екатеринбурге, когда жили в вашей квартире. Родя сделал мне подарок, серебряное колечко с сердоликом. На Урале это все стоит сущие пустяки, но он потратил на подарок последние деньги, и нам, смешно сказать, не хватало на хлеб, не то что на презервативы! С продажей квартиры пришлось поторопиться. Слава богу, билеты на поезд он заранее приобрел, иначе пострадали бы ваши денежки...

- Заранее приобрел, - в недоумении повторила Аида, но Алена не обратила внимания на эти слова, потому что слушала только себя.

- Вы можете гордиться своим братом. Он ни копеечки не потратил из ваших денег, даже отказался в поезде брать постель. Представляете, целые сутки тряслись на голых полках? Он все твердил: "Привезу в целости и сохранности, и тогда сестренка подарит их нам". Это, конечно, не мое дело, но Родиону сейчас очень трудно, а будет еще трудней. Родина мама... (Ой, как смешно звучит! Чуть ли не Родина-мать!)

- Выметайтесь отсюда! - закричала Аида. - Не заставляйте меня применять силу!

- Как?.. Вы... - захлопала ресницами Алена. - Я ведь ношу под сердцем вашего племянника...

- Мне наплевать с высокой колокольни, кого вы там носите! - Она сделала резкое движение в сторону поэтессы, отчего та мигом покинула кресло викторианской эпохи.

- Не трогайте меня! Я сама соберусь! - Женщина забегала по комнате, в спешке запихивая в дорожную сумку свои вещи. Аида стояла, скрестив на груди руки, наблюдая, чтобы та не унесла из комнаты брата ничего лишнего.

- Вы - очень жестокая, Аида, - бормотала женщина, - и совсем не похожи на своего брата. Вы ведь по гороскопу Весы, а значит должны быть более сдержанны и дипломатичны. Я сейчас поеду к Родиону на работу и все ему расскажу. Не знаю, как вы после этого будете смотреть ему в глаза?

- Не забудь зубную щетку!

Уже в дверях Алена жалобно попросила:

- Вы мне не одолжите жетончик на метро?

- Проваливай! - И Аида вытолкнула ее на лестничную клетку

- Ладно, попрошу у кого-нибудь, - прошептала поэтесса медной начищенной до блеска дверной ручке в виде уродливой химеры. - Мир не без добрых людей.

И шмыгнула веснушчатым носом. А в покинутой ею квартире шли настоящие приготовления к шпионской операции. Аида вырядилась в светлый брючный костюм. (Просторный пиджак позволял спрятать во внутреннем кармане пистолет с глушителем). Нацепила на голову парик, превратившись в очаровательную блондинку на ходу вставила контактные линзы и прилепила на нос самоклеющуюся родинку-мушку. Эти три детали радикальным образом изменили ее внешность. На все приготовления ушло не более пяти минут.

Марк выглядел нелепо.

Девушка из нотариальной конторы, приятного вида шатенка с лучезарной улыбкой, в обтягивающем платье, едва доходящем до колен, повела его не к той двери.

- Нет-нет! - замахал он руками. - Мне туда! - и указал на дверь напротив.

- А, вы хотели попасть к Юрию Анатольевичу? - Улыбка не исчезла с ее лица. - Его не будет еще две недели. Он в отпуске.

- Как жаль...

- А вы хотели именно к нему? Может, я смогу вам чем-нибудь помочь?

- Не знаю. - Он смерил ее оценивающим взглядом так, что девушка даже смутилась. - Вы тут недавно работаете?

- Четыре месяца. А я вас помню, - неожиданно заявила она. - Примерно месяц назад вы приходили к Юрию Анатольевичу, и он, по-моему, остался крайне недоволен вашим визитом.

- Я - тоже. - Майринг поймал себя на том, что любуется ее широко поставленными карими глазами, и даже удивился, что в первый свой визит не заметил такую красотку. - Ваш шеф очень скрытен.

- Что правда, то правда, - рассмеялась она и посмотрела, как ему показалось, с нежностью. - Вас, наверно, интересовал кто-то из его клиентов?

Марк не ответил, он вдруг почувствовал нестерпимое желание обладать этой женщиной. Он никогда не считал себя похотливым. Разве что иногда мысленно изменял жене, да и то с какой-нибудь недосягаемой кинозвездой.

- Если вы не против, мы могли бы вместе пообедать, - предложила она. Здесь все равно не получится разговора. А там на углу есть пивной бар... Если бы вы подождали полчаса... - Он видел, с каким трудом даются ей слова, даже выступила испарина над верхней губой.

"Эй, давай двигай отсюда! - подгонял он себя. - Давай-давай! Здесь слишком узкое, душное пространство!"

- Я буду ждать...

Кружку пива он растянул на полчаса. Времени достаточно, чтобы охладиться и сделать выводы: от этой бабенки надо держаться подальше! Кто еще его мог так завести с первого взгляда? Вот дьяволица!

- Еще не соскучились? - Она присела рядом, с кружкой пива и сандвичем. - У ирландцев никудышная кухня, зато близко от работы. Меня зовут Соня или Софа, как вам будет угодно.

- А меня - Марк. Софья и Марк - очень красиво звучит, - заметил он с дурацким видом. Его опять начало бросать в жар.

Она откусывала от сандвича маленькие кусочки и тщательно пережевывала, будто растягивая удовольствие.

- Вас, по всей видимости, интересует молодой человек, который покончил жизнь самоубийством? Виктор Дежнев, правильно?

- Откуда вы знаете?

- Вы его родственник?

- Кузен.

- Дело в том, что я раньше работала в этом баре. Правда, здесь была обычная забегаловка, без всяких ирландских прибамбасов. И ваш кузен сюда часто захаживал. Он дружил с Алексом. Вы знали Алекса? - Марк покачал головой. Темная личность. Занимался сбытом наркотиков. Полгода назад его отправили на тот свет вместе с хозяином. Зуба вы тоже не знали? Это делает вам честь. Ненавижу этих ублюдков! - Она совсем не походила на улыбающуюся девушку в конторе, ее нахмуренный лоб прорезали морщины, будто она постарела лет на десять, пока шла от конторы до бара. Соне было около тридцати, и нахмуренный лоб портил ее лицо, но Майринга по-прежнему влекло к ней, как никогда и ни к кому. "Господи! Неужели такое возможно?" - спрашивал он себя.

- Ходят слухи, что их пришили литовцы, - продолжала между тем Соня. - А теперь слушайте меня внимательно. - Она отставила кружку с пивом и перестала жевать. - В тот день Виктор приезжал к моему шефу не один. С ним была девушка. Совсем молоденькая, лет двадцати, очень И хорошенькая зеленоглазая блондинка. Она говорила с акцентом. С литовским акцентом. Я это знаю прекрасно, потому что у моего шефа много клиентов литовцев. Виктор, как мне показалось, был немного не в себе. Не в том смысле, что он выпил или его чем-то опоили. Скорее всего, обалдел от этой девчонки. Поверьте, было от чего обалдеть. Я хоть и женщина, а сама залюбовалась. И в тот же день Виктора не стало. Вы улавливаете связь? Дружка Виктора пришили литовцы, и с девушкой-литовкой он уехал из конторы. - Соня выдержала паузу, а потом сказала, как ему показалось, очень ласково, - Марк, вы понимаете, что это слишком серьезно, чтобы заниматься частным расследованием. Это равносильно самоубийству. После вашего визита шеф очень нервничал и все время кому-то названивал. Будьте уверены, эти люди знают о вас и о том, что вы предприняли. Думаю, им известен каждый ваш шаг. И я сама, если честно, не понимаю, зачем я так рискую...

Их взгляды встретились, их взгляды ласкали друг друга.

- Марк, вы мне очень симпатичны...

- Вы мне тоже...

Их пальцы встретились в трепетном пожатии.

- Посмотрите, как наши руки похожи! - воскликнула Соня.

И действительно, их широкие ладони с выступающим холмом Венеры и длинные узловатые пальцы будто принадлежали одному человеку

- Вот только большой палец подкачал! - с досадой заметила она. - У меня он больше отгибается назад.

- Это что-то значит? - Он сжимал ее руку в своей и никак не мог справиться с волнением, столь необычным для его флегматичного темперамента.

- Это значит, что я более лжива, чем вы. Я действительно много вру, призналась Соня. - И часто притворяюсь.

- И сейчас тоже?

- Нет, с вами я почему-то откровенна, иначе бы никогда не призналась в том, в чем только что призналась. Вы за рулем?..

Он гнал машину с такой скоростью, что мог спокойно лишиться водительских прав. Она сказала, что живет в сказочном месте. Ему было все равно, лишь бы уединиться с ней хотя бы на часок. Он был согласен на комнату с клопами и на ржавую, скрипучую раскладушку. Он только поинтересовался, не выгонят ли ее с работы за самовольную отлучку. "А-а, наплевать! - махнула она рукой, а потом процедила сквозь зубы: - Пусть только попробуют!" И громко рассмеялась. Марку с его тонким музыкальным слухом этот смех неожиданно показался неприятным.

Место и в самом деле оказалось сказочным: двухэтажный особняк на набережной Фонтанки, по всей видимости, был недавно отреставрирован, потому что выглядел как елочная игрушка среди мрачных и запущенных соседних домов.

Дверь была закодирована, и Соня с проворностью секретаря-машинистки набрала нужную композицию цифр. Они очутились в просторном зале с пальмами и статуей какой-то древнегреческой богини. Майринг даже подумал, что она привезла его в музей, а не в собственный дом. Но спальня, расположенная на втором этаже, убедила его в обратном.

Он застыл на пороге, не осмеливаясь сделать шаг. Здесь было царство трех цветов: белого, золотого и ультрамаринового. Огромное зеркало в массивной золотой раме отразило его бледное, испуганное лицо. Тяжелые плюшевые шторы на окнах, атласное покрывало без единой складочки на кровати в алькове, пустой туалетный столик - все говорило о том, что хозяева появляются здесь не часто.

- Ну что, так и будешь стоять? - Она протянула ему руку, и Марк наконец смог заключить ее в объятия...

Он пришел в себя уже ближе к вечеру. В любовном чаду время летит незаметно. Соня задремала у него на груди, а ему никак не удавалось успокоиться, он терзал ее волосы, гладил бедра, мял грудь.

Майринг вдруг понял, что в последние годы живет в ожидании чуда и давно уже не любит жену. И по тем же причинам принимает такое горячее участие в судьбе Люды и ее маленького сына. И вот оно чудо. Случайно встреченная женщина лежит в его объятиях, и ему кажется, что роднее, чем она, нет у него на земле человека.

- Соня, - шепчет он ей ласково на ухо, - ты как? Я тебя не сильно измучил?

- Если бы ты знал... Если бы ты только знал... - Она не закончила фразы, а только шмыгнула носом, и он почувствовал теплую влагу у себя на груди.

- Ну-ну, нельзя быть такой плаксой!

- Это счастливые слезы. - И она снова принялась целовать его, и снова закружилась бы любовная карусель, если бы Соня вдруг не вспомнила: - А сколько времени?

Часы в гостиной, будто услышав ее вопрос, пробили восемь раз.

- Надо вставать! - встрепенулась она.

- И мне пора, - сообщил он, лежа неподвижно.

- Жена будет беспокоиться?

- Какая пошлость! - Ему вдруг сделалось стыдно, и он зарылся лицом в подушку.

- Ты, наверно, впервые изменил? - догадалась Соня. - А я уже привыкла изменять...

- Ты замужем? - Собственные вопросы причиняли ему боль. - И это дом твоего мужа? Имея такое состояние, он позволяет тебе пылиться в какой-то нотариальной конторе?

- Он тоже в ней пылится, - горько усмехнулась Соня. - Моего мужа зовут Юрием Анатольевичем. Кажется, к нему ты так стремился сегодня попасть?

- Вот как? Значит, я в ловушке,-сделал вывод Майринг. - Сейчас откроется дверь и в спальню войдет твой муж с пистолетом в руке.

- Не фантазируй. Его нет в Питере. И никто а сюда не войдет. И ни в какой ты не в ловушке. И я действительно от тебя без ума! О господи, почему я так с тобой откровенна?! Я ведь совсем разучусь врать! А без этого нельзя!

- А куда он уехал?-не обращая внимания на ее последние слова, поинтересовался Марк.

- Я же говорила-на отдых. Он всегда ездит в одно и то же место и даже живет в одном и том же отеле. Он любит Барселону.

- А тебя не берет с собой?

- Я ему там не нужна.

- У него любовница?

- Ты не понял! Он предпочитает знойных испанских или арабских мальчиков. Конечно, и здесь имеются фавориты, но они быстро приедаются. О, мой муж ненасытный жеребец!

- А как же ты?

- Да никак. Ему нужна была красивая жена для выхода в свет, чтобы поменьше болтали о его гомосексуальных наклонностях. Это продолжается уже пятый год. У меня было несколько любовников, но все из числа его фаворитов. Юрий Анатольевич сам решает, кому переспать с его женой. Ты, Марк, исключение из правил. И если он узнает о тебе, то будет разгневан не меньше, чем тогда, в день твоего первого визита в контору

- Разгневан, и только-то?

- Ты бы хотел мавританских страстей? Не тот случай. Вот если бы ты отбил у него любовника...

- Тебе не опротивела такая жизнь?

- Знаешь, лучше бы тебе не вмешиваться в мою жизнь...

- Прости. Но я уже вмешался.

Она предложила выпить на дорожку по чашке кофе, и он не мог ей отказать, хотя Ирина неминуемо закатит сцену, во время которой спустит всех собак на Люду.

- Если говорить о моей жизни, - продолжала Соня уже на кухне, - то живу я в основном не здесь, а у мамы, в тесной хрущевской квартирке, и с мужем встречаюсь только на работе. Но сегодня особый случай, сегодня мне предстоит провести здесь весь вечер, а может быть, и ночь.

- Ты кого-то ждешь? - спросил Марк. Она не спешила с разъяснениями, наливала кофе, искала в холодильнике что-нибудь съестное.

- Беда в том, что я не владею ситуацией. Просто не понимаю, что происходит. Сегодня утром в контору позвонил Юрий Анатольевич. Прямо оттуда. Он был очень взволнован. Попросил меня снять с нашего конторского счета десять тысяч долларов и привезти эти деньги сюда. За ними должны прийти вечером с десяти до двенадцати.

- А ему не кажется, что он подвергает твою жизнь опасности? - Марк всеми фибрами души возненавидел этого человека, само слово "нотариус" теперь вызывало у него отвращение.

В нервном порыве он обнял ее и сказал:

- Уедем, пока не поздно. Здесь опасно оставаться.

- Куда уедем, дурачок? - засмеялась Соня. - К твоей жене? Или к моей маме?

- Черт! Черт! - Он впервые чувствовал безысходность. - Я люблю тебя, черт возьми! И не оставлю здесь одну!

- Какой ты смешной, Марий-опять смеялась она. - Не оставляй, раз не можешь. И мы славно проведем ночь. Я тоже не хочу, чтобы ты а меня оставлял, черт возьми! Я тоже тебя люблю, черт возьми! Я влюбилась по уши! Со мной, кажется, это впервые! У нас возникнет масса проблем, но сегодня мы не будем ломать над ними голову.

Они пили кофе, мило болтали, шутили и смеялись. И только в половине десятого Соня призналась:

- Ты до сих пор не спросил меня, кто должен прийти за деньгами. Ты не любопытен. А между прочим, это очень симпатичная литовочка. Ее зовут Инга...

В одиннадцатом часу здесь довольно пустынно. Тихий уголок, хотя и центр. Народ в основном тусуется на Невском да возле мостов. Прошлым летом она чуть ли не каждую ночь бегала к Литейному или к Троицкому. Ведь нигде в мире больше не разводят мосты. Но в конце концов пресытилась зрелищем.

Фонари вспыхнули над Фонтанкой. Очень тусклые фонари. Когда они горят вот так, и никто не идет навстречу, и нет поблизости автомобилей, начинаешь ощущать себя героиней какой-то повести Гоголя или Достоевского. Родька бы подсказал, какой именно. Хотя ему сейчас не до литературы. Кто бы мог подумать, что такой библиоман и книгочей, как Родька, совсем перестанет читать! Неделю он занимался поисками пропавшей невесты. Ему кажется, что у Алены не было причины для такого внезапного исчезновения. "Она бы оставила мне записку", - говорил он матери и плакал. Горе его было огромно. С Аидой он почти не разговаривал, но в его глазах она каждый день читала вопрос: "Что ты с ней сделала?" Патимат тоже молчала, ни о чем не спрашивала. Родька пару раз ходил в милицию, над ним там посмеивались, мол, девчонка бросила парня, а он собрался ее вернуть с помощью дяди милиционера. Но кто-то посоветовал ему поискать в моргах.

Пришло письмо от отца. Письмо впервые адресовано ей, до этого он вел переписку исключительно с сыном. Папа просит у дочери прощения. Считает, что это из-за него она убежала из дому в двенадцать лет. Пишет, что хочет ее увидеть и поговорить. "Поздно, папаша, разговоры разговаривать!" - шептала она над кучкой пепла, оставшегося от письма. Но со дня на день он приедет, и ему, провинциалу, гражданину бывшей советской республики, конечно, не по карману питерская гостиница. Еще одна обуза! Нужны деньги! Как можно больше денег, чтобы к зиме не ходить с протянутой рукой! Она это уже проходила...

Глупая осечка с Вахом выбила почву из-под ног. Но к нему она больше не пойдет. Этот жирняк на нее дурно влияет. Он вовсе не упырь, как она о нем думала. Кажется, он похож на человека. В этом вся беда. Оказывается, внутри у нее существует тормоз. Вот так открытие!

Теперь на очереди нотариус. Она затеяла очень опасную игру. Пожалуй, самую опасную в своей жизни. Как говорится, пан или пропал. Юрий Анатольевич Нечаев родом из Литвы, старый приятель Дона. Баснословно богат, владеет целой сетью нотариальных контор в Питере и Прибалтике. Он знает, что Аида представляет интересы Дона в Северной Пальмире, и относится к ней с должным почтением. Это ей он позвонил в первую очередь и попросил избавить его от назойливого Майринга. "Парень хочет докопаться до истины, ищет приключений на свою задницу", - посмеялся он в телефонную трубку. По всей видимости, Донатас дал ей только положительные характеристики, иначе как объяснить, что Нечаев стал с ней советоваться по самым щекотливым вопросам. Нет, с каким юношей переспать сегодня ночью, тут ему советов не требуется, а вот, например, что делать с литовским компаньоном, который в последнее время выказывает непочтительность и даже строптивость, а кроме того, позволяет себе в его присутствии антирусские выпады? Она обещала переговорить с Доном. "Уж он-то его приструнит, будьте уверены". - "Спасибо, голубушка. У вас не голова, а кабинет министров!" Он оставил ей телефон испанского отеля на тот случай, если кто-нибудь из литовских друзей захочет с ним связаться.

Она позвонила ему вчера вечером и взволнованным голосом произнесла: "Юрий Анатольевич, вам угрожает смертельная опасность! Наш общий друг советует вам перебраться с восточного побережья на южное. В Андалусии тоже можно неплохо отдохнуть". Она слышала в трубке его тяжелое, со свистом, дыхание. "Неужели этот мерзавец-компаньон!.." - начал кричать Нечаев, но она не дала ему докончить фразу. "Не волнуйтесь, Юрий Анатольевич. Я берусь сама все уладить, только для этого мне потребуется определенная сумма..." - "Сколько угодно, голубушка! Завтра же получите у моей супруги!" И на прощание она напомнила: "Следуйте совету нашего общего друга. И приятного вам отдыха".

Дело сделано, и теперь поздно отступать. Жаль только, мало попросила, но большая сумма могла вызвать подозрение. А вот дальнейший ход событий непредсказуем. Она не знает, насколько старые приятели Дон и Нечаев сейчас завязаны деловыми отношениями. И как отразится ее блеф на их дальнейшей дружбе. А вот в том, что Юрий Анатольевич по возвращении из Испании предпримет выпад против своего мерзавца-компаньона - сомневаться не приходится. В общем, без заварухи вряд ли обойдется.

Перед домом нотариуса она решила выкурить сигарету. Спустилась по ступенькам к реке. Заметила, что вода прибывает. С первых дней жизни в этом городе больше всего она боялась наводнений. Слишком уж много здесь воды, а она совсем не умеет плавать. Родилась, можно сказать, в степи.

Несмотря на конец июля, ночи стоят совсем не темные. Небо сегодня лилово-розовое, с неповторимыми мазками облаков, какие бывают только на Балтике. А вдали чернеет купол мечети с двумя минаретами. Надо бы сводить туда Патимат, чтобы помолилась. Она давно хочет, но одна боится заблудиться. А Родьке все некогда. Сначала он был занят своей поэтессой, а теперь ее поисками.

Аида резко обернулась к дому нотариуса. В окнах горел свет, и ей показалось, что на втором этаже мелькнул силуэт мужчины. Она на миг задумалась. "У его жены любовник? Почему бы не поразвлечься бедной женщине? И мне нет до этого никакого дела".

Она бодрым шагом подошла к двери и нажала кнопку звонка...

Хозяйка оказалась на редкость приветливой и гостеприимной. Они сидели в огромной неуютной гостиной с пальмами и статуей Афродиты.

- Соображаем на троих, - пошутила Аида, смакуя коньяк и не забывая о характерном литовском акценте.

Деньги уже лежали у нее в сумочке, и она могла бы расслабиться, но играть - так играть до конца.

- Может, останетесь ночевать? - предложила Соня. - Уже поздно, а вы с такими деньгами.

Предложение показалось ей заманчивым. Такие женщины, как Соня, нравились Аиде. Вполне современная и очень привлекательная. Они могли бы утереть нос ее мужу-гомику. У него своя компания, а у них теперь - своя. Но присутствие в доме кого-то третьего помешало девушке сделать шаг навстречу, тем более, что этот кто-то до сих пор не появился и ничем себя не выдал.

- Я живу совсем близко от вас, - улыбнулась она, - минут пятнадцать ходьбы.

- И все же странно, Инга, что у вас нет машины.

- Я человек расчетливый, - призналась девушка, - и немного скуповата. А машина - это лишние расходы.

- Это верно. Я тоже советовала мужу продать какую-нибудь из машин. Он вечно оставит "форд" или "мере" на стоянке, а сам катается на "крайслере" или наоборот. В гараж-то все не входят. Представляете, во что это ему, в конце концов, обходится? Но разве он меня... - Она вдруг умолкла, потому что на лестнице раздались шаги. Соню будто подменили, из добродушной, словоохотливой хозяйки она превратилась в маленького испуганного зверька.

"Неужели думает, что я донесу мужу о любовнике? - поразилась Аида. Выходит, что она до такой степени боится Нечаева?"

Для страховки Аида придвинула к себе сумочку и щелкнула замком.

- Добрый всем вечерок! - с улыбкой произнес Майринг.

- Знакомьтесь! Это Марк! А это Инга!

- Очень приятно, - не забывая об акценте, протянула ему руку Аида.

- Мне стало скучно там, наверху.-Марк закурил и, накрыв дрожащую руку Софьи своей рукой, спросил: - И что нам теперь скрывать? Когда твой муж вернется из Испании, ты объявишь ему о разводе.

Соня не понимала, что происходит. Марк плел полную ахинею. Она не собирается разводиться с мужем. И у него, между прочим, тоже имеется жена. Значит, эта ахинея рассчитана на Ингу? Но зачем? Зачем он вообще обнаружил себя и влез в их пустую полусветскую беседу?

- Развестись никогда не поздно, дорогой. Однако не стоит утомлять Ингу подробностями нашей интимной жизни.

- Мы вас утомляем?-обратился он к девушке и посмотрел ей прямо в глаза.

- Нисколько, - возразила та, - я люблю мелодрамы, но мне пора идти. Было очень приятно И провести с вами время.

Она вышла в ночь совершенно опустошенная. Несколько раз оглянулась на дом нотариуса. Ей казалось, что Марк преследует ее и хочет отомстить за брата. Аида прибавила шагу. До дома было вовсе не близко, а метро уже закрылось. По Невскому, несмотря на второй час ночи, фланировал народ. Люди шли к разводным мостам и были веселы и беспечны. Теплая балтийская ночь располагала к беспечности. Какой-то едва оперившийся подросток со скейтом под мышкой говорил своему дружку: "Москва - это круто! Особенно Горбушка! Ну, полный отлет!" - "А Питер все равно круче!" - возражал дружок, патриот родного города.

Возле ночного клуба полуголые девушки-стриптизерши дышали свежим воздухом. К весело болтающим красоткам приблизился однорукий седой бомж. Одна из девушек, видимо, самая сердобольная, вернулась в клуб и вынесла старику бумажный пакет с какой-то снедью. Бомж громко чавкал и рассказывал всем желающим слушать историю своей несчастной жизни. Сердобольная уронила слезу, а другая вздохнула: "Кто знает, что ждет нас впереди? Век-то наш недолог".

Две проститутки - блондинка в черном платье, а брюнетка в белом (любимые цвета политиков, банкиров и прочих деловых людей, а также почему-то питерских проституток) - уговаривали двух инертных англичан. Те интересовались, есть ли в квартире, куда их приведут, ванна и горячая вода. Сантехнические вопросы иногда стоят острее, чем сексуальные, особенно для жителей Британских островов.

Компания подвыпивших китайцев горячо обсуждала одного из своих товарищей, который промотал все деньги, отведенные ему государством на учебу. И теперь на родине его ждала смертная казнь.

Старая еврейская чета, похожая на двух черепашек, вдруг вставших на задние лапы, едва передвигалась. "Мы опять опоздаем, Изя, - упрекала старушка, - а все потому, что ты долго искал свой носок, прямо как маленький!" - "Куда нам торопиться, Роза? На тот, главный мост, мы всегда с тобой успеем", отвечал мудрец Изя.

Аида свернула в темный незнакомый переулок. "Рано или поздно придется отсюда уехать, - сказала она себе. - Пора искать новое пристанище". Господи, как она любила этот город! Его площади, дворцы, каналы, мосты, кафешки... Его людей. Поразительная штука - оказывается, Аида любит людей!

- Я больше так не могу!-крикнула она в пустоту переулка, в котором, по-видимому, были одни учреждения, необитаемые в это время суток. - Я больше не могу!

Аида опустилась на колени перед каким-то столбом с давно угасшими фонарями.

На другое утро Аиде пришлось пить капуччино в одиночестве. Марк так и не появился. К тому же ее любимый столик, рядом с пираньями, оказался занятым. Там сидели двое незнакомых парней в выцветших футболках, с хорошо накачанными бицепсами.

Зато ей составила компанию барменша Вера, не забыв стрельнуть сигарету.

- А где твои знаменитые сигариллы?-поинтересовалась она.

- Я стала скупердяйкой.

- А это что за красавцы? - кивнула она в сторону парней.

- Кто их знает? Они вчера здесь появились в обед. Наверное, понравилось.

- Приезжие?

- Кажется.

- Жаль, что ты не любопытная.

- А что, они тебе приглянулись? Ничего мальчики, правда? Ты бы смогла их зажечь.

- А может, тебе сначала попробовать?

Они рассмеялись. Парни настораживали Аиду все больше и больше. Их завтрак слишком затянулся.

- Если мы немного помолчим и прислушаемся к их болтовне, я смогу определить из каких они мест.

- Да-да, мне Марк рассказывал о твоих необыкновенных способностях! трещала барменша. - Он сказал, что у тебя абсолютный слух на всякие там диалекты и наречия. Это действительно так?

Аида не ответила, а только приложила палец к губам.

Веры хватило на пару минут. Парней волновала международная политика. Они были возмущены вероломством НАТО на Балканах и называли Клинтона "американский х...сос", хотя всем известно, что дела обстоят иначе.

Вера зажала рукой рот, чтобы снова не рассмеяться. Аиде же было не до смеха.

- Уральский говор, - едва выдавила она из себя.

В этот миг она вспомнила испуганное, растерянное лицо брата. Аида подозревала, что с квартирой в Екатеринбурге что-то не так. Не мог он ее быстро продать. А может, покупатель давно поджидал продавца? Ждали ее, а приехал брат, да еще не один, а с любовницей. Прекрасная мишень для шантажа.

Она заставила себя не впадать раньше времени в панику. Эти парни могут оказаться случайными туристами, ведь совсем рядом расположена гостиница "Русь". Вот они и приглядели местечко для завтрака. Правда, дороговато, зато уютно.

- Хотела бы я так же во всем разбираться, - опять начала балаболить Вера.

- Во всем разобраться невозможно, - заметила Аида.

Она решила, что лучше всего - вернуться домой. Но затравленный, несчастный вид Патимат разъедал сердце. Родька опять до ночи шлялся по моргам. И опять безуспешно. Нет, домой она не пойдет. Даже если врубить на всю катушку "Праймал Фир", не поможет. Дом стал ей совсем чужим.

Аида выбрала ближайший антикварный магазин. Твердо решила, что ни копейки больше не потратит на старинные безделушки, а станет обычным посетителем музея. В глаза сразу бросился набор фаянсовых сухарниц в виде морских раковин, расписанных в пастельных тонах. Она обожала подобные вещи в стиле модерн, но слово, данное самой себе, нарушить не смела.

Сухарницы настроили мысли на определенную волну. Старые вещи всегда дают почву для раздумий, фантазий, воспоминаний. Вчера в доме нотариуса была пепельница в виде ракушки. Марк должно быть, теперь возненавидит ее. Что он там плел насчет развода Сони с Нечаевым? Бред сивой кобылы! На что он рассчитывает? Надо бы его предупредить, чтобы не порол горячку. Спать с Софьей - это одно дело, а лишать Нечаева "светского прикрытия" - тут он, пожалуй, свернет себе шею.

Уже не в первый раз она ловила себя на мысли, что люд и, окружающие ее, кажутся ей наивными и доверчивыми. Может, дело в ней самой, в ее болезненной подозрительности и скрупулезном расчете? Ведь до чего дошло: какие-то посторонние парни в кафе, мирно беседующие о международной политике, вызвали столько отрицательных эмоций.

Она не заметила, как вышла из магазина и пошла куда глаза глядят. Впрочем, ей было все равно. Из оцепенения ее вывел визг тормозов. Кто-то схватил ее сзади за руки, причинив боль. Она не успела даже подумать о сопротивлении, как оказалась на заднем сиденье автомобиля, тут же стартовавшего в сторону Лиговки. И снова почувствовала боль от наручников, сковавших ее запястья.

Аида не ошиблась. Она оказалась пленницей двух парней из "Коко Банго". Один вел машину, а другой сидел рядом и рылся в ее сумочке. Первым делом он разрядил пистолет. Они ехали уже минут пятнадцать, и никто из троих не произнес ни звука. Они миновали Лиговку, и за окном мелькали незнакомые улицы.

- Куда вы меня везете? - наконец нарушила она молчание.

- Слушай, а девка красивая, - сообщил один из них другому, не обращая внимания на заданный вопрос, - может, трахнем ее для начала? У меня на нее стоит.

- А потом у шефа будет стоять на тебя! - засмеялся другой. - Он тебя поимеет, если что-то сорвется!

- А что теперь может сорваться? - недоумевал первый. - Она у нас в руках. А шеф все равно прикажет пустить ее в расход. Она столько народу загубила! Так фига ли добру пропадать?!

- У вашего шефа, мальчики, возникнут крупные неприятности, - спокойным голосом пообещала Аида.

- Не вякай! - замахнулся на нее первый, но, почему-то не ударив, опустил руку.

- Тебе никто слова не давал, - поддержал его второй. - Сиди смирно, будь паинькой.

- Паинькой я буду на ваших похоронах.

- Врежь ей, Федор,-попросил тот, что за рулем.

Федор снова замахнулся и снова опустил руку.

- Да ладно! - бросил он. - Зачем красоту портить? Лучше ее трахнуть.

- Только попробуй! - усмехнулась Аида. - Вставишь и не вытащишь!

- Это как?

- Отрежу!

- Как бы мы тебе чё не отрезали! - возмутился Федор и крикнул дружку: Ну-ка, притормози возле того особняка!

Впереди маячил двухэтажный шлакоблочный Дом, явно предназначенный под снос, потому что стоял уже наполовину без крыши, с выбитыми стеклами в окнах и повисшей на одной петле входной дверью.

- Федя, не дури! - предупредил шофер, но все-таки остановился.

- Она меня завела, а я уже месяц без бабы! - пожаловался тот.

Аида огляделась вокруг. Место было тихое и зловещее. Крохотная улочка состояла из полуобвалившихся домов, будто здесь проходила линия фронта.

- Сама пойдешь или как?

- На руках неси! - приказала она, и парень с нескрываемым удовольствием повиновался.

- Давай с нами! - предложил он дружку. - Девочка горячая! Будет о чем вспомнить!

Федор не вошел, а влетел в дом. Ноша оказалась нетяжелой. Теперь предстояло найти местечко потеплее да помягче, чтобы все было хорошо.

- Всем будет хорошо, - приговаривал он, и ноздри его похотливо раздувались.

Он выбрал комнату менее загаженную, чем остальные. Здесь даже имелась железная кровать с панцирной сеткой, а на ней дырявый грязный матрас.

- Счас приляжем.

Он устал ее нести и ступал уже не так бодро, а под ногами хрустели одноразовые шприцы и прочий мусор.

Она упала на кровать и тут же вскочила на ноги.

Не дожидаясь, когда он расстегнет ширинку, пнула его коленом в пах. В следующий миг Аида вцепилась парню в горло, насколько это позволяли сделать наручники. Попытка повалить его на пол не увенчалась успехом, и Федор, придя в себя, врезал ей ребром ладони по почкам. В глазах потемнело, пальцы разжались, воздуха не стало. Задыхаясь она присела на кровать.

- Я вижу, у тебя проблемы с горячей девочкой.

Теперь их снова было двое, а значит не было смысла сопротивляться.

- А все потому, что боишься попортить ей личико.

И тут она получила такой удар в ухо, что перелетела через кровать.

- Не надо так, - попросил Федор, перехватив руку дружка, собиравшегося продолжить избиение. - Она уже выдохлась.

Аида воспользовалась заминкой, взобралась на кровать, подпрыгнула на панцирной сетке и со всего маху пнула обидчика между ног. Тот застонал и согнулся в три погибели.

- Вот сука! - возмутился Федор и сделал ей подсечку, но падая она заехала ему каблуком в глаз. - Блядь! - заорал он, хватаясь за голову.

- Желание еще не пропало?! - смеялась Аида, задыхаясь от боли, с трудом различая собственные слова (так звенело в левом ухе).

Теперь они оба надвигались на нее, и намерения их были серьезными.

- Берегите яйца, парни! - предупредила Аида.

Они вдруг замерли на месте. Она решила, что напугала их своим предупреждением. На самом деле причина их остолбенения была иной. Просто Аида не расслышала, как к дому подъехала машина.

- Ну-ка, глянь в окно!-приказал Федор.

- Двое каких-то мужиков, - сообщил второй. - Вышли из машины и направляются сюда.

- Может, решили поссать?

- Для этого надо входить в дом?

- У тебя пушка с собой?

- В машине.

- Я свою тоже в машине оставил.

Аида сидела на грязном матрасе и с интересом наблюдала за ними.

- Прыгай в окно и беги к машине! - приказал Федор.

Тот прыгнул и побежал, но оказалось достаточно одного выстрела, чтобы все кончилось. Федор видел, как его товарищ плюхнулся лицом в лужу и уже не поднялся.

- Ш-шакалы! Ш-шакалы! - зашипел он и бросился к лестнице, ведущей на второй этаж.

На Федора тоже хватило одной пули. Аида, сидевшая неподвижно, видела в проеме двери, как он слетел с лестницы головой вниз.

Затем в том же проеме появился темный силуэт.

- Жива, старуха? - обратился к ней высокий брюнет в строгом костюме, с пистолетом в руке.

- Я тебя плохо слышу, Иван. Проблемы со слухом. Старость не радость, сам знаешь. - Она словно нисколько не удивилась его фантастическому появлению.

- Нет, я в старики пока что не записывался, - возразил он.

В дверях возникла еще одна фигура. Блондин, ростом поменьше Ивана, с бородкой и тоже в строгом костюме.

- Знакомься, это Шандор, друг детства. Он, в отличие от нас, настоящий мадьяр.

- Я сегодня не гожусь для знакомства, - ответила она на почтительный кивок Шандора. - Поищи-ка у этого говнюка ключи от наручников, - указала она на труп Федора. - А у того, во дворе, ключи от машины.

- На фига мне ихняя машина?

- Идиот! У меня там сумочка и паспорт!..

Так летом девяносто девятого года в заброшенном доме на окраине Петербурга она снова встретила Ивана, по кличке Мадьяр, беззаветно преданного ей человека. А проще говоря, человека, который любил Аиду и ради нее был готов на все.

Шандор вел машину, легкий спортивный "опель" изумрудного цвета. Они ехали той же дорогой. Аида попросила доставить ее домой. "За встречу мы выпьем в другой раз", - холодно предупредила она. За то, что пришел на помощь, не благодарила, да Иван и не нуждался в ее благодарности. Он был счастлив просто потому, что снова увидел эту женщину.

У Аиды опухла щека и оттопырилось ухо. Она постоянно переспрашивала Ивана, потому что стала хуже слышать. "Да-а, со слухом полный трындец!" повторяла девушка, ни с того ни сего заливаясь смехом.

- А здорово я тебя кинула год назад в аэропорту? - припомнила вдруг она. - Я думала, что после такого ты уже не станешь меня разыскивать.

- Ты все правильно сделала. Навела на ложный след людей Бампера, а сама уехала в неизвестном направлении.

- А люди Бампера тебя сильно потрепали?

- Совсем маленько. - Он оттянул пальцемуголок губ и показал два золотых зуба. - Не о чем говорить. Они думали, я знаю, куда ты слиняла. Я считал, что ты осталась в Кате*. Я знал в городе места, которые ты постоянно посещала. Но вскоре убедился, что тебя нет и что ты действительно куда-то смылась. Я уехал к себе, во Львов, но оставил наблюдателя.

К а т я - Екатеринбург (арго).

- И за кем же он наблюдал?

- За твоей квартирой, Аидочка. За твоей квартирой, дорогая моя. Я ведь знал, что рано или поздно ты приедешь ее продавать. И люди Бампера тоже знали. Кстати, самого Бампера ты пришила?

Аида молча уставилась в окно автомобиля. Мог бы догадаться, что в таких вещах просто так не признаются, тем более при свидетелях.

- Я всего лишь сопоставляю факты, - продолжал Мадьяр. - Бампер погиб в тот самый день, когда я ждал тебя в аэропорту. Заодно ты угрохала Дена, а еще раньше Сперанского. Я в восторге! У меня нет слов! Ведь это я познакомил тебя с Деном, то есть благодаря мне ты попала к ним в организацию! И за какой-то год урыла всю верхушку этого клана! Браво!

- Ты бы еще в ладоши похлопал. Мы не в театре, Иван, и я не нуждаюсь в твоих восторгах. Мне бы до ванной добраться и до постели.

- Доберешься. Но сначала я расскажу, как нашел тебя. Это было непросто. Место Бампера занял Борзой. Человек с уголовным прошлым. Он никому спуску не дает. Ты, по всей видимости, его тоже очень интересуешь. Первым делом, я вычислил, кто из людей Борзого следит за твоей квартирой. Им оказался твой новый сосед сверху

- А куда делся старый?

- Ееть такая форма - квартирообмен. Ты со своим бродячим прошлым можешь этого и не знать. В общем, спасибо твоему братцу.

- Я это уже поняла. - Аида поморщилась напоминание о Родионе причиняло ей боль.

- Ты правильно сделала, что не поехала сама, но это тоже был не лучший вариант. Твой брат продал тебя с потрохами. Вернее, продал он квартиру. Как раз соседу сверху. И там его, видно, крепко прижали. Знаешь ведь, как это делается. А твой брат не из железа. Он, кстати, догадывался о твоих делишках?

Аида покачала головой.

- Узнав о твоем братце, я тут же вылетел в Катю. Пришлось поработать. Первым делом прижал соседа сверху, он не знал твоего нового адреса, но назвал хотя бы город, что уже облегчало поиск. И самое главное, он сообщил нам дату и рейс самолета, которым вылетал в Питер Борзой со своей командой. Такой шанс я не мог упустить. Сначала в Питер прилетел мой друг Шандор. Он снял для нас номер в гостинице и купил машину, чтобы встретить меня в аэропорту во всеоружии. С аэропорта и началась наша слежка за Борзым и его ребятами. Они поселились под Питером, на чьей-то даче. Тебя сегодня везли туда, но не довезли. Им понадобилось всего два дня на подготовку. И столько же нам.

- Как дела у твоей фирмы? - она неожиданно сменила тему разговора.

- Фирма процветает.

- Так какого черта ты опять подался в гангстеры?

- Я - азартный игрок, Аида, и привык добиваться своего.

- Зачем тебе такая жена, не понимаю.

- Жестокость и набожность - вот что я люблю в тебе. То грешишь, то каешься - да?

- Нет, я уже по самую маковку в крови, - устало произнесла Аида, - а от моей веры в Бога остался только крестик на шее. Ты выдумал себе героиню, супердевочку, как выдумывают авторы дешевых детективов, и носишься с этой выдумкой как с писаной торбой. Оставь меня в покое, Иван. Неужели непонятно, что меня в конце концов ждет пуля или петля, что такие супердевочки не умирают в своей постели, а вот старятся они очень быстро.

- Не болтай ерунды! Ты заговорена от смерти. Заговорена своей бабкой!

- Дурак ты!

- Как поживает бабуля?

- Прабабушка умерла, но это не значит, что у меня развязаны руки.

- О, ты найдешь массу причин, чтобы не поехать со мной во Львов! Ну, давай рассказывай. Надо поставить на ноги переростка-братца, так?

- Неужели ты думаешь, Иван, что я живу в Этом городе просто так, по своей прихоти?

- Опять на кого-то работаешь?! Ну что с тобой делать? Я же тебя всем обеспечу. Слышишь, всем! И ты мне не будешь обязана. Все мое процветание началось с твоих денег. Ты угробила банкира Патрикеева и часть заработанного вложила в мой капитал. А могла меня кинуть...

- Прекрати, Ваня!..

- А чего нам скрывать? Или ты Шандора боишься? Так он почти не понимает по-русски. Я не стыжусь пролитой крови и никогда не стыдился. Все в этом мире зиждется на крови. Государственный строй, капитал, любовь, творчество, даже рождение ребенка! Так не будем ханжами! Не будем воротить нос от лужицы крови!

- Мило, - вяло похлопала она в ладоши. Прямо гимн злодейству.

- Я знаю, что это противоречит твоей натуре, но ты не можешь остановиться. Ты убивала за деньги и просто так. И это сидит в тебе. Ты способна убить и готова убивать.

- Что за вздор ты несешь, ей-богу! У меня разболелась голова от твоей трескотни...

Он проводил ее до самой двери и на прощание, поцеловав в щеку, сказал:

- Завтра надо будет обсудить очень важный вопрос.

- Отвянь!

И тогда он спел первую строчку любимой песни: "Са-ай сарро позор бибарледи ингоше..."*

* Высохшие уста прекрасной пурпурной дамы неподвижны (венг.).

Родион едва держался на ногах. Время уже было за полночь, когда он вернулся домой. От него разило водкой.

- Где ты ходишь? - Патимат уже несколько часов не находила себе места, бегала от окна к окну, роняла слезы.

Аида тоже вышла встречать брата и стояла, скрестив руки на груди. Он посмотрел на сестру виновато, как бы моля о пощаде, но ее взгляд был суров.

Родион отстранил рукой мать и, ни слова не говоря, шатаясь, прошел к себе в комнату.

- О, горе мне!- запричитала Патимат.- Новая напасть!

Она сказала еще много слов, но они потонули в звуках "гранжа". Курт Кобейн, как всегда, пел о том, что жизнь - дерьмо и требуется некое усилие, чтобы раз и навсегда покончить с этим дерьмом.

Аида обняла за плечи Патимат, и мачеха разрыдалась у нее на груди.

- Ах, утка с яблоками! Утка с яблоками! - голосила она. - Зачем я послушалась тебя? Зачем не осталась дома?

- Пойдем на кухню, - ласково приказала падчерица. - Ты сваришь мне калмыцкий чай.

Женщины сидели и пили чай, когда Родя ворвался на кухню и, перекрикивая Кобейна, завопил:

- Она лежала там! На деревянной полке! Совершенно голая! С пулей в затылке! Абсолютно, абсолютно голая! С простреленным затылком! И никто ей не помог! Слышите, никто! И мне уже никто не поможет! И самое страшное, самое чудовищное в том, что я знаю, кто это сделал!..

Он не договорил, потому что Аида окатила его из чайника, в который она только что налила свежую воду для кипячения. Родион замер с открытым ртом, весь дрожа то ли от шока, то ли от холода.

- Ты сам во всем виноват, - сказала она спокойно, будто ничего не произошло. - Когда-нибудь надо отвечать за свои поступки, за свое головотяпство. Или ты собираешься всю жизнь оставаться ребенком? Я не велела брать ее с собой в Екатеринбург, просила быть предельно осторожным, советовала обратиться в агентство по продаже недвижимости. Мои слова для тебя пустой звук? Ты выдал незнакомым людям наш адрес. Они ждали этого целый год. Теперь следят за всеми нами. Алена пала первой жертвой. Вчера я угодила в переделку и чудом выкарабкалась. Патимат тебе расскажет, в каком состоянии я приехала домой. Так что, милый братец, возьми себя в руки и не хнычь. Ты - мужчина. Не забывай об этом.

- За что же тебя так возненавидели? - осмелился спросить мужчина.

- За доблесть и отвагу, - усмехнулась она, - проявленную в борьбе за теплое место под солнцем.

- И много трупов на твоей совести?

- Трупов всегда больше, чем живых, - изрекла Аида, - и на моей совести достаточно, но это моя совесть. А ты позаботься о своей.

- Хорошо.

Он продолжал стоять в луже, никак не пытаясь исправить положение, и, когда сестра ушла, пожелав всем спокойной ночи, так и рухнул на колени перед матерью. Патимат во время их разговора не прекращала плакать.

Он уткнулся лицом в материнские колени и прошептал: "Мама, спаси меня от нее!.."

На следующее утро Мадьяр лишил ее традиционного капуччино в "Коко Банго". Он ворвался к ней ни свет ни заря.

- Под дверью, что ли, ночевал?

- Мы с Шандором переехали в гостиницу поближе. Тебе нельзя больше показываться там, в этом кафе. Надо выработать план действий.

- А не пошел бы ты! У меня со вчерашнего в ухе звенит!

- Не дури! Борзой так просто не отстанет. Ты не знаешь этого человека.

- Ты-то откуда его знаешь?

- Сама удружила год назад. Это Борзой выбил мне зубы в аэропорту, когда я ждал тебя и предавался сладким мечтам о предстоящей женитьбе. Он мне за все ответит.

- И за несостоявшуюся свадьбу тоже?

- За все.

- Ваня, ты - больной. Я это поняла еще вчера, когда ты пел гимн крови и злодейству.

- Я-не больной. - Он многозначительно улыбнулся. - Просто я вступил в партию анархистов.

- Поздравляю. Только для анархиста ты слишком мелко гребешь. Какой-то Борзой! Ты бы взялся за этих говнюков в Государственной Думе!

- До всего сразу руки не доходят, - подыграл Иван. - Но шутки в сторону. Нельзя упускать момент. Это ты знаешь лучше, чем я. Борзой улетит в Катю, и оттуда мы его уже никогда не выцарапаем, а он будет строить новые козни против тебя.

- А нельзя с ним как-нибудь договориться?

- Что ты имеешь в виду?

- Например, я заманиваю для него в ловушку своего нового хозяина, а он мне платит за это в твердой валюте и отпускает на все четыре стороны.

- А на хрена ему твой новый босс?

- Бамперу был нужен,-думаю, и Борзой не откажется. Мой босс оттяпал у них жирный кусок.

- Видишь, оказывается, и я не все знаю. - Иван задумался, прикидывая в уме предложенный вариант, а потом покачал головой. - Борзой - человек принципа. Он уничтожит и твоего босса и тебя.

- Ненавижу принципиальных!

- Но в качестве приманки можно выработать и такую версию.

- Да мне бабки нужны, понимаешь?! - прямо заявила она. - Я почти на мели!

- Что, совсем худо?

- Ну, не совсем... - протянула она, но, решив, что от Мадьяра ей нечего скрывать, призналась: - Сорок тысяч баксов, и взять больше неоткуда.

- Ну, старуха, ты даешь! - засмеялся Иван. - Если сорок тысяч для тебя не деньги, тогда я действительно ошибся в тебе! Раньше мы были рады и горбушке хлеба на ужин!

- Те времена прошли, и я не желаю их повторения!

- Так нет ничего проще! - Иван от волнения начал ходить по комнате. Вложи половину в мое предприятие! Прибыль гарантирую!

Аида сидела на кушетке, обняв колени и упершись в них подбородком.

- Я в этом ничего не понимаю, - сказала она, наивно хлопая глазами. Ему даже показалось, что она над ним издевается.

Мадьяр опустился рядом с ней на кушетку, взял ее за руки и тихо произнес:

- Какая же ты на самом деле глупенькая! Позвонила бы мне во Львов, и все бы решилось. Я недавно приобрел небольшой заводик по переработке вин. Ввожу из Европы дешевые венгерские и трансильванские вина, переливаю в свою тару и продаю всему бывшему Союзу. Дешевое качественное вино пользуется успехом. Это беспроигрышный бизнес. А со временем выкупишь у меня завод, и больше никогда никаких финансовых проблем.

- Так не бывает, - возразила Аида, - конкуренты, рэкетиры, налоги. Проблем будет уйма. Оставишь меня с голым задом и придется идти под венец.

Она сама приблизила к нему губы. Целый год воздержания дал о себе знать. Аида едва не лишилась чувств, когда ощутила между ног настоящую мужскую плоть...

Потом он, как обычно, размечтался. Описывая ей свой двухэтажный особняк, который она никогда не видела, заявил, что они могут даже не расписываться, просто жить в одном доме. А если она захочет, он выстроит ей отдельный дом. У них будет свободный от всяких предрассудков анархический брак.

Аида сама удивилась, когда что-то в ней, считавшееся давным-давно умершим, вдруг ожило и даже появилось незнакомое ощущение возможности счастья. Так бывает в детстве, когда солнечным воскресным утром ветер колышет занавеску и не надо идти в школу. И главное, мысли на этот раз свободны от коварных замыслов и нет смысла использовать Мадьяра в какой-то новой нечистой игре. Он ей нужен просто как человек. Как мужчина.

Но Иван сам все испортил.

- Зря мы разлеглись! - опомнился он. - Уже полдень, а еще ничего не решено с Борзым! Это легкомыслие! Непростительное для нас легкомыслие!

- Да пусть катится ко всем чертям! Ты же собрался меня везти во Львов. Туда он не сунется.

- Ну уж нет! Так я это дело не оставлю. Ты должна ему позвонить.

- Куда?

- На дачу.

- А ты выяснил, чья это дача?

- Какая разница? Ты позвонишь и назначишь ему встречу. Ты должна его чем-то заинтриговать. Своим боссом, например. Это неплохо придумано. Главное, не дать ему сейчас уехать из Питера. Короче, звони!

- Ты не слишком торопишься? - сомневалась Аида.

- Все будет о'кей! - подбадривал Иван. - Да, я совсем забыл! Ты должна представиться "шаровой молнией".

- Он меня не примет за идиотку?

- Они тебя только так и называют. И еще, ни в коем случае не упоминай обо мне. А с его молодцами ты сама разделалась.

- Думаешь, поверит?

- После убийства Бампера, он поверит даже в то, что ты ловишь зубами пули! Борзой человек суеверный и приписывает тебе мистическую, сверхъестественную силу.

- Может, и в самом деле что-то есть? - задумчиво произнесла она. Вчера, например, я была уверена, что эти парни ничего не смогут со мной сделать и что их ждет очень скорый, печальный конец. Глупо, наверно. В конце концов, можно поплатиться за такую жуткую самоуверенность.

Она впервые не скрывала от собеседника своих мыслей и от этого почувствовала такую небывалую легкость во всем теле, что впору было выпорхнуть в окно и запеть как птица.

"Или закаркать", - усмехнулась она про себя, снимая телефонную трубку.

Люди, отягощенные уголовным прошлым, часто встречались на ее пути, и с ними она быстро находила общий язык. Борзой оказался чересчур сговорчивым. Может, и в самом деле верил в ее сверхъестественность, а вчерашнее происшествие еще больше упрочило его веру?

- Я хотел бы иметь с вами дело, - сказал новоявленный екатеринбургский босс. - За деньгами дело не станет.

Он выражался явно заранее заготовленными фразами. "Он, наверное, записывает их в блокнот, а потом зубрит по ночам", - издевалась про себя Аида.

- Я изучил ваши методы,-продолжал Борзой, - у вас огромный потенциал. В моей обойме как раз не хватает одного патрона, и этот патрон -вы, Шаровая молния.

Ей не терпелось послать его подальше и бросить трубку, но рядом стоял Иван и с видом заговорщика ловил каждый звук.

Борзой назначил встречу на завтра, на восемь вечера, и подробно рассказал, как добраться к нему на дачу. "У вас машина?" - спросил он напоследок. "Нет, но я попрошу друга подвезти меня". Он поинтересовался маркой и цветом машины друга, и она описала изумрудный "опель" Ивана и даже назвала номер автомобиля, который Мадьяр тут же нацарапал перед ее носом на клочке бумаги.

- Клюнула рыбка! - потирал ладони Иван. - Я же говорил, что клюнет! Ты поедешь к нему с Шандором. Меня он может узнать. Шандор возьмет на себя охранника. Ну, а ты, милая моя, не промажь! Или ты его, или он тебя. На всякий случай я буду рядом. Мы вчера купили еще одну машину, старенький "Москвич". Надеюсь, не подведет. - Мадьяр на миг задумался. - Да, накладочка вышла. Не думал я, что он попросит описать машину. Вам бы поехать туда на "Москвиче", а "опель" приберечь для отступления.

- Боюсь, что это не последняя накладочка. Ты, как всегда, торопишься...

Вечером они втроем сидели в "Коко Банго". Иван предлагал другие варианты. Зная, как она падка на экзотику, заманивал в дорогой японский ресторан, но Аида настояла на своем любимом кафе со своими любимыми стриптизершами. Она называла каждую девушку по имени и характеризовала ее в сексуальном плане. Шандор слушал, раскрыв рот. "Он впервые видит живую лесбиянку!" - смеялся Иван. Она веселилась от души еще и потому, что весь вечер говорила исключительно по-венгерски, и ее понимали. Знакомые с интересом поглядывали в ее сторону, она сегодня всех удивляла. Особенно барменшу Веру. "А говорила, что иностранцы тебя не волнуют", - бросила та, проходя мимо. "Как освободишься, подсаживайся к нам. Я познакомлю тебя с ребятами". Аида видела, что барменша положила глаз на Шандора.

И все же, несмотря на веселье, тревожные мысли не покидали девушку Она без конца прокручивала в голове разговор с Борзым. Поток елея. А ведь таким людям не свойственна лесть, и в одном месте он сплоховал. "Я изучил ваши методы, у вас огромный потенциал. В моей обойме как раз не хватает одного патрона (и тут непростительно долгая пауза!), и этот патрон - вы..." У него не хватает патрона для нее! Иван назвал его принципиальным. Принципиальные люди не идут на компромиссы, даже если это сулит им огромную выгоду. Для принципиального человека он слишком быстро согласился на сотрудничество. Да. Это ловушка.

- Завтра мы угодим в ловушку, - неожиданно вырвалось у нее.

- Тебе вредно пить много рома, - засмеялся Иван.

- Почему ты так уверен?

- Потому что Борзой вылетел из Екатеринбурга с тремя людьми. У него остался всего одинохранник. Есть вопросы?

- Ты же не знаешь, у кого он здесь живет! Может, этот "кто-то" обеспечит его взводом автоматчиков!

- Э-э! - погрозил он ей пальцем. - Начинаешь мандражировать и становишься сверхподозрительной. Все правильно. Так вот, я проверял. На даче больше никого нет. Есть вопросы?

- Опиши мне дом.

- Старенький такой, трехэтажный, кирпичный, на фасаде мозаика...

- Мозаика? Какая мозаика?

- Знаешь, милая, меня такие вещи мало интересуют!

- Засыпаются обычно на мелочах! И вообще, я завтра никуда не еду! Мне не нравится твой план.

- Послезавтра может быть поздно, - погрозил пальцем Иван. - Он вернется в Катю...

- Пусть катится ко всем чертям!

- Снова-здорово, - вздохнул Мадьяр. - Далась тебе эта мозаика! - Он почесал затылок и вдруг что-то вспомнил: - Морская тема... русалки... рыбки... водоросли... и прочая мура.

- Дом с мозаикой, - размышляла вслух Аида. -Дом в стиле "модерн". Начало века. Правда, "новые русские" любят сейчас строить в этом стиле.

- Да я же тебе говорю - дом старый. От него за версту несет плесенью!

- Ты представляешь, сколько стоит такой дом? И кому он может принадлежать?

- Аидка, прекрати! Все это лирика, бабьи домыслы и обыкновенный мандраж.

Разговор пришлось в спешном порядке прекратить, потому что к ним подсела Вера. Она поставила на стол бутылку питерского "Бержерака" и объявила:

- Коньяк за счет заведения!

- Браво, Верка! - захлопала в ладоши Аида. - Между прочим, отличный коньяк! - сказала она по-венгерски и почему-то подмигнула Шандору.

Барменша как-то призналась Аиде, что ей больше нравятся брюнеты восточного типа, даже армяне и турки, но судьба постоянно подсовывает блондинов с нордическим характером. Она сразу сориентировалась, что между Иваном и Аидой существуют некоторые отношения, а значит, снова блондин. "Се ля ви", как говорят русские, подражая французам. И Вера стала напропалую кокетничать с белобрысым, бородатым венгром. В свою очередь, Шандор, распаленный красавицами-стриптизершами, не только позволил себя обольстить, но и сам выказал недюжинный темперамент, растратив весь свой запас комплиментов на русских девушек вообще и на одну "очень привлекательный" в частности. Заминка произошла, когда Вера захотела узнать род деятельности Шандора. И тут ему на помощь пришел Иван.

- Он мой компаньон по бизнесу. Аиду же он несколько часов назад уверял, что Шандор не имеет никакого отношения к его бизнесу. "Просто друг детства, случайно встреченный во Львове и ставший моим (в этом месте он сделал " паузу, как ей показалось, довольно тягостную и даже чуть ли не скорбную) телохранителем..."

- Они торгуют вином, - подыграла Аида и, подмигнув на этот раз Вере, добавила: - и возьмут б нас с тобой в дело, если мы окажемся паиньками!

- Ну, зачем же паиньками? - театрально возмутился Мадьяр. - Мы любим своенравных, строптивых, капризных! Если мужчина не чувствует сопротивления со стороны женщины, он быстро теряет к ней интерес.

- Не слушай его! - махнула рукой Аида. - Он просто мазохист, все понятия извращены и вообще мозги набекрень. А вот Шандор чистая душа! Правда, Шандор? - Она перевела свои слова на венгерский, и парень залился краской. Вот видишь, какой застенчивый!

- Как с вами хорошо! - В глазах у Веры стояли слезы. Она видела, с каким обожанием смотрел на нее Шандор. Так на нее еще никогда не смотрели. Жаль, что мы скоро закрываемся.

- Я вас подождать, - прошептал влюбленный венгр.

- Готов! - подытожил Иван. - Вы, Вера, побили все рекорды шандоровской влюбленности. Обычно он долго думает. Придется мне заночевать у тебя, подруга, - обратился он к Аиде.

- Нет проблем, - откликнулась та, и теперь была очередь Веры заливаться краской.

- А вы где остановились? - осторожно поинтересовалась девушка.

- Тут совсем близко. Гостиница "Русь".

- Представляешь?-опять подыграла Аида.- Тебе не надо будет завтра вставать в шесть утра на а электричку и переться из своего Тихвина. Ты завтра в первую?

- В первую. - Вере было как-то неловко. С одной стороны, ее завораживало ночное приключение с иностранцем, с другой - хотелось какой-то тайны, а не открытого обсуждения за столом и уточнения формальностей, а с третьей - душу смущал непонятный страх, предчувствие чего-то рокового, неизбежного.

- Значит, завтра вечером ты свободна? Отлично! Мы могли бы неплохо провести вечер на даче у одного моего знакомого! Шашлыки и танцы гарантирую!

Иван, хоть и был уже в порядочном подпитии, бросил на Аиду искрометный взгляд. Шандор ничего не понял, а Вера пробормотала:

- Я еще не знаю... Надо бы предупредить маму.

- Маму? - удивилась Аида. - Тебе сколько лет, подруга? Ты до сих пор отчитываешься перед родителями?

- Почему обязательно отчитываюсь? - возмутилась Вера. - Просто предупреждаю, чтобы не волновалась.

- Умничка! - поддержал ее Мадьяр. - Наши мамы не должны за нас переживать. Давайте выпьем за мам и пойдем по домам! Иногда и стихами могу!

Бутылка "Бержерака" опустела, завсегдатаи "Коко Банго" поплелись к выходу, помост для стриптиза казался мертвым без разгоряченных тел, зато у посудомойки началась жаркая пора.

- Как это понимать? - набросился на Аиду Иван, когда они вышли из кафе. - "Шашлыки и танцы гарантирую!" Ты сдурела? Ты что, едешь к Борзому развлекаться?

- Отстань! Мне твой план не нравится!

- Тогда расскажи, что ты задумала.

На Фурштадтской горели фонари. С наступлением ночи поднялся прохладный ветерок. Они сели на скамью под фонарем и закурили.

- Мой план мало чем отличается от твоего, - начала она. - Только вместо меня с Шандором поедет Вера. Ведь Борзой не знает, как я выгляжу, верно? Он меня никогда не видел и фотокарточки моей у него быть не может, потому что в последний раз я фотографировалась в шестнадцать лет на паспорт. Мы с тобой поедем следом на плохоньком "Москвиче". Естественно, отстанем и даже, возможно, застрянем. Я должна опоздать минут на пятнадцать-двадцать. Что в это время происходит на даче?

- Ума не приложу!-пожал плечами Мадьяр.

- Неужели? - усмехнулась Аида. - Такой блефорит, как ты!.. Там возможны два варианта. Если у Борзого серьезные намерения и он захочет заключить со мной сделку, тогда все будет как в сюрреалистическом фильме Бунюэля. "Здравствуйте, Аида!" - "Я - не Аида, я - Вера". - "Не прикидывайтесь! Я вас разоблачил!" - "А шашлык уже готов?" Мы имеем удивленного донельзя, настороженного хозяина, ничего не понимающую девушку и плохо говорящего по-русски шофера. В конце концов они разберутся, и Борзой, я надеюсь, оценит мою осторожность. Второй вариант более мрачный, чем первый. Это уже не фильм Бунюэля. Это, скорее, фильм Копполы. Обычная гангстерская ловушка.

- В первом варианте есть один нюанс. Что ты собираешься делать с Верой, когда замочишь Борзого? Зачем нам лишний свидетель?

- А я не собираюсь завтра мочить Борзого. Мне нужны деньги, а у него они имеются. Я возьму только аванс. Без аванса я не работаю. А потом свяжусь с шефом и узнаю, сколько он положит за голову Борзого. Выберу лучший вариант. Я всегда так поступаю. Это мой хлебушек, и это куда надежнее любого бизнеса. Зачем мне твой завод по перегонке вин, когда существует мафия, которая нуждается в заказных убийствах?

- Это слишком опасно. И вообще до поры до времени.

- А что не опасно и что не до поры до времени? Разве существуют гарантии от ножа и пули? Разве Господь Бог кому-нибудь выписывает страховку? Даже Папа Римский едва оправился от ран. Даже президента США пристрелили, как последнюю собачонку!

- Из тебя вышел бы неплохой проповедник, - усмехнулся Иван, потушил сигарету, коснулся губами ее щеки и нежно шепнул на ухо: - Пойдем спать...

День выдался дождливый и холодный. Балтика капризничала. Вера тоже. "Какие сегодня шашлыки?" - недоумевала она. Шандор плохо ее понимал, но добродушно улыбался. "Может, перенести шашлыки на другой день?" - задавала она вопрос Аиде и Ивану. Ей просто хотелось остаться наедине с Шандором, и чтобы больше никого, ни единой души. "Мы обещали. Надо ехать", - поставила точку Аида. Когда садились в машины, Мадьяр вдруг вспомнил: "Черт! Совсем забыл! Я ведь проспорил бутылку "Шато Марго"!" - "Обязательно "Шато Марго"? - удивилась Вера. - У нас в кафе есть другие бордоские вина". - "Мы спорили на "Шато Марго", - покачал головой Иван. - Вот что, езжайте вперед, а мы вас догоним. Опаздывать как-то неловко". И, уже усевшись в "опель", Вера поинтересовалась: "Как хоть зовут хозяина дачи?" Ни Иван, ни Аида не знали имени Борзого. "Сергей", - быстро нашелся Мадьяр, и машины разъехались в разные стороны.

- Вот умора! - засмеялась Аида. - Он ее будет звать Аидой, а она его Сергеем! Да здравствует Бунюэль!

- Тебе смешно, а мне сейчас придется выложить тысчонку за вино!

- Кто тебя за язык тянул?

- Первое, что пришло в голову! У них в кафе действительно неплохой выбор вин.

- Твоя богатая фантазия тебе обходится недешево, - продолжала она смеяться, но смех из веселого стал нервным. Взяв себя в руки, девушка спросила: - Шандор точно знает дорогу?

- Дорогу-то он знает, да не угодил бы в аварию, - беспокоился о друге Иван. - Они ведь почти не спали всю ночь. Давно я не видел таких счастливых лиц. Ох, увезет он твою подругу в Карпаты! "Коко Банго" лишится барменши!

- Подумаешь, великая потеря! Верка создана для семейной жизни...

- А ты?

- Давай сейчас не будем об этом, - попросила она.

Мадьяр тут же надулся, и, чтобы подбодрить приятеля, Аида похлопала его по колену и сказала:

- Я уже близка к тому, чтобы стать твоей женой... Может быть, сыграем две свадьбы одновременно в вашей родной карпатской деревушке. - Ее голос дрожал, и Ивану даже показалось, что она вот-вот заплачет. - Но сначала посмотрим, что принесет нам сегодняшний день. Хорошо?

Сегодняшний день принес непредвиденную поломку. Мотор заглох примерно в пяти километрах от дачного поселка. Иван, страшно матерясь, колдовал над "Москвичом". Они опаздывали уже на полчаса. "Ничего, подождет!" - успокаивал он сам себя, на что Аида отвечала: "А как же ребята? Мы их здорово подставили. Сделай что-нибудь!"

Наконец мотор снова заработал, и Иван, тщательно вытерев руки, взялся за руль. Однако тронуться с места они так и не успели.

- Смотри! - еле слышно выдохнула Аида.

На них надвигалось нечто, похожее на кошмар из далекого, давно забытого сна. Навстречу ехал обычный эвакуатор, незаменимый помощник дорожных патрулей. Он тащил на себе привычную ношу, изуродованный автомобиль. И сотням, тысячам автолюбителей, попавшимся ему навстречу, это ни о чем не говорило. Трагедии на дорогах случаются ежедневно.

Эвакуатор тащил спортивный "опель" изумрудного цвета. Сомнений быть не могло. Аида машинально достала из сумочки клочок бумажки с номером, в спешке нацарапанным Иваном во время ее вчерашнего телефонного разговора с Борзым.

Эвакуатор поравнялся с ними. "Опель" был изрешечен пулями. От лобового стекла остался нелепый осколок, других стекол - как не бывало. На передней дверце виднелись брызги крови. Усилившийся дождь смывал следы убийства.

- Ловушка, - прошептала Аида, больно закусив нижнюю губу и неожиданно для себя всхлипнув. - Это была ловушка...

- Они погибли? - не верил своим глазам Мадьяр. - Шандора больше нет? А что я скажу его маме? - Его рассудительные вопросы вдруг перешли в истерику: Я разорву на куски этого суку! Я посажу его на кол!

"Москвич" рванулся с места, но, набрав скорость, едва не угодил в кювет, потому что Аида дико заорала "Стой!" и со всего размаху ударила Ивана по лицу. Потом еще раз.

- Сволочь! Идиот! У тебя одна извилина! Да и та прямая!

Она кричала и продолжала его бить. Иван не сопротивлялся, только плакал.

Когда она успокоилась и, тяжело дыша, склонила голову на грудь, он жалобно простонал:

- Что же теперь будет?

- На заднее сиденье! Быстро! - скомандовала Аида.

Она пересела за руль, развернула машину и направила ее в сторону города.

- Что происходит? Что происходит? - Она без конца повторяла этот вопрос.

- В твоих услугах больше не нуждаются-вот что происходит, - подал голос очухавшийся Иван.

- Почему?

Он не знал, что ей ответить, и вопрос Аиды относился не к нему. Мадьяр больше для нее не существовал. Он хотел выглядеть суперменом, безжалостным анархистом, а на деле оказался таким же слизняком, как и другие. Значит, как и раньше, нужно задавать вопросы себе и самой искать на них ответы.

- Почему? - повторила Аида. - Бампер нуждался в моих услугах. Он рассчитывал, что я выведу его на литовский синдикат. Что изменилось с тех пор? Появился новый человек, который готов оказывать подобные услуги! И этот человек находится здесь, в Питере! Это большой, солидный человек, а не какая-то там девчонка! Этот человек... Это у него на даче живет Борзой! Это он прислал Борзому людей на подмогу, чтобы они расправились со мной! Машина была расстреляна со всех сторон! Со всех сторон. Шансов уцелеть мне не оставили...

- Следи за дорогой! И сбавь скорость, сегодня мокрый асфальт! - давал распоряжения Иван, но она его не слышала.

- Только два человека в этом городе имеют выход на моего шефа, продолжала она рассуждать вслух. - Один сейчас находится в Испании. А другой... Нет, не могу поверить. Надо срочно узнать, кому принадлежит дача! Иначе можно сделать неверный ход, а промазать - равносильно смерти!

- Не надо ничего узнавать! Завтра же вылетаем во Львов!

- Да пошел ты!..

Она заехала в незнакомый двор на окраине города, остановила машину возле детской площадки, открыла дверцу, и ее тут же вырвало.

- Нервы,-объяснила Аида. В песочнице сидела девочка лет шести и с интересом смотрела на нее.

Она сидела в песочнице и строила дворец для жука-рогача, пойманного накануне. Жука вовсе не интересовали баллюстрады и анфилады, он норовил зарыться в песок, чтобы спрятаться от девочки. Он не знал, что уйти от нее невозможно, и когда мама позвала домой, жук из дворца опять переселился в спичечный коробок.

Дверь открыл Родька, он был чем-то напутан. Впрочем в их сумасшедшей семейке каждый день случалось что-нибудь из ряда вон. На этот раз все почему-то собрались в комнате прабабушки.

- Бабушка прихворнула и чего-то просит, а мы не понимаем, - беспомощно развел руками совсем потерянный отец.

- Аида, деточка, переведи нам! - умоляла мать.

Патимат, как всегда, молча, стояла в сторонке, прикрывая своим телом испуганного Родьку.

- Ах ты моя сладкая! - по-венгерски воскликнула бабушка. - Что бы я делала без тебя? Они ни черта не понимают! Самой малюсенькой просьбы исполнить не могут!

Девочку смешило слово "пицике" - "малюсенький", и старуха, зная об этом, часто использовала его. Услышав любимое "пицике", Аида хихикнула.

- Ты смеешься над нами? - прошипел отец. Он всегда так вытаращивает глаза, когда злится, что Родька сразу начинает дрожать. Но ее он не запугает, пока жива бабушка, пока в ней нуждается вся семья.

- Скажи этим олухам, чтоб заварили крепкий черный чай с кислыми яблоками. Сама я сегодня не встану, голова кружится. Наверно, давление. Врача мне не надо. Пусть не беспокоятся. А чай пусть Патимат заварит. Она лучше это делает, чем твоя мать. Твоя мать вообще ни на что не годится!

Девочке надо было сказать по-русски: "Черный чай с яблоками". Она сказала это по-аварски.

Патимат бросилась на кухню, а разгневанные родители удалились в свою комнату.

Бабушка посадила ее рядом и принялась заплетать косу.

- Волосы у тебя густые, цыганские, - приговаривала она, - и душа, наверное, цыганская. Когда вырастешь - беги отсюда, из этой дыры! Я уже старая, мне все равно, где сгнить, а тебя ждет счастье. Я точно знаю. Твои волосы об этом говорят и еще линии на ладошке...

- Волосы разве говорят? - удивилась девочка.

- А ты прислушайся. Всегда прислушивайся к себе!

- А вот деревья точно говорят! - по секрету , сообщила она бабушке. - У меня под окном тополь. Он хочет мне что-то сказать, а я не понимаю. Но я скоро выучу его язык!

- Глупенькая! Разве можно знать все! Оставь в покое несчастное дерево. - Старуха скрипуче рассмеялась, а потом вдруг сделалась очень серьезной. Запомни главное, деточка, сторонись слабых и сирых. Они, что камень, привязанный к шее, тянут на дно. Держись тех, в ком чувствуешь силу, и сама будь сильной. Только такты обретешь счастье. Твоя мать - слабая. Слабее дерева под окном и оттого несчастна. Твой отец только хочет казаться сильным, но и он слабее дерева. Они слабые люди, твои родители. Они тебе ничем не смогут помочь.

- Бабушка, если я убегу из дому, тебя никто не поймет и ты останешься совсем одна.

Старая Аида притянула девочку к себе и прижалась сухими губами к ее макушке.

- Ты за бабушку не волнуйся, малюсенькая. Бабушка проживет до ста лет и помощи ни у кого не попросит. У бабушки воля - металл, а сердце-камень...

Этой ночью она не спала. Думала о бабушкиных словах. За окном шептался тополь и квакали лягушки. В спичечном коробке шевелился рогач. Родька утверждал, что у деревьев и животных нет никакого языка, что все это выдумки поэтов. Что он в этом понимает? Он даже не знает языка своей матери!

Она могла с удивительной точностью сымитировать шелест листьев, кваканье лягушек, писк комара и даже чуть слышный шелест лапок жука в коробке, но смысл этих звуков до нее не доходил.

Шум ночного поезда прервал все разговоры. Железнодорожная станция находилась далеко от дома, но в их маленьком городке это было неважно. Ночью поезд влетал в каждое окно. Она любила слушать поезда, и стук колес казался ей самым красивым языком на свете. Когда-нибудь поезд умчит ее отсюда...

- Не надо меня уговаривать. Я уже купила билет на поезд и решения своего не изменю.

Люда чистила картошку, она объявила, что сегодня прощальный ужин. Марк держал на руках Андрейку, и тот пытался его оседлать. "Дядя Марк, ты - мой личный паровоз!" Майрингу ничего не оставалось, как только "тутукать" и таскать на себе малыша.

- По-моему, ты торопишься. - Роль паровоза сегодня давалась ему с трудом.

- Андрей, отстань от дяди Марка! - повысила голос Люда. - Пойди поиграй в свою комнату! Мальчик надулся, но безмолвно повиновался.

- Ты нервничаешь и вымещаешь зло на ребенке...

- А как мне не нервничать? Три дня прошло с тех пор, как исчезла Вера, и ни слуху ни духу! Заявить в милицию ты не разрешаешь...

- Милиция и без нас разберется.

- В чем разберется? Одна я знаю, куда в тот день ехала Вера, только мне она сказала об этом. И Аида с того дня не показывалась в кафе. Может, ее и в живых-то нет?

- Она жива.

- Откуда тебе известно? Ты ее видел?

- Я звонил Родиону в больницу. У него тоже несчастье. Убили подругу. Он собирался на ней жениться.

- Вот как. - Она посмотрела ему прямо в глаза, и Майринг не отвел взгляда.

- Да, я тоже так думаю, - признался он.

- А ты еще спрашиваешь, почему я уезжаю. Я боюсь и за себя, и за ребенка! - Она опустилась на табурет с недочищенной картошкой в одной руке и с ножом - в другой. - И за тебя я тоже боюсь...

С того самого дня, когда он впервые изменил жене, когда узнал в убийце брата Аиду, когда по совету Ирины не вернулся домой, жизнь превратилась в сплошную круговерть. Решил покататься на карусели, а ее забыли выключить.

В ту ночь Люда долго не открывала ему дверь, приняв за очередного клиента Виктора, не знавшего или забывшего, что наркоторговец давно переехал на тот свет. Только тогда Марк сообразил воспользоваться телефоном. Уж больно он был не в себе.

Люда восприняла приход Марка как должное и даже не стала стелить ему отдельно.

Наутро он почему-то не почувствовал угрызений совести. Наоборот, во всем теле была приятная легкость и в голове звучала давно забытая песня про Казанову. Действительно, "зачем делать сложным то, что проще простого?"

И, придя на работу, спокойно смотрел в глаза Ирине и даже давал ей, своему заместителю, кое-какие распоряжения. И она, не моргнув глазом, их исполняла, и она не видела в его поступке трагедии и не пыталась ничего выяснять. Отношения между супругами были, как всегда, деловыми и по-аптечному стерильными.

Марк не мог точно установить, с какого момента их семейная жизнь превратилась в аптеку, но произошло это, по всей видимости, давно. И еще в это утро он понял, что окружен людьми, которых не любит, и поэтому одинок. Одинок, имея жену, детей, любовницу и множество друзей. Одинок точно также, как в детстве, когда просил у родителей братика.

И было еще кое-что, в чем он боялся признаться самому себе. Его тяготило осознание безвыходности и бессмысленности происходящего. Да, он может пожить недельку-другую у Людмилы, он может даже вернуться к Соне, и та его непременно примет и забудет обиду, и они проведут еще много упоительных часов в доме нотариуса, но все равно в конце концов он вернется к жене и детям. К жене и детям. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Он никогда не решится бросить детей, разменять огромную, но неуютную квартиру на Васильевском острове, нанести сокрушительный удар по собственному бизнесу. Он не способен на такие подвиги. Кто-то другой - да, но не Майринг.

Ирина вела себя очень странно. Ему казалось, что раньше она ревновала его к Людмиле. Теперь же, когда факт налицо, ей это абсолютно безразлично. Может, просто хотелось поиграть в ревность, создать иллюзию страсти.

- У меня тоже есть любовник, - призналась она, когда они ехали с работы домой. - И не один. Что будем делать?

Он только пожал плечами в ответ, довез ее до дому, а сам из машины не вышел. Она ждала у подъезда, курила. Он тоже курил. Это длилось минут пятнадцать. Потом он завел мотор...

Марк снова пустился во все тяжкие.

- Одного я понять не могу. - Людмила снова взялась за картошку. Почему ты так ее выгораживаешь? Она ведь больная! Посмотри, сколько трупов! По-твоему, ее не надо изолировать от общества? Пусть дальше травит людей? Погоди, она еще и до тебя доберется! Что же ты все молчишь и молчишь?!

В своем открытии, сделанном в доме нотариуса, он признался Людмиле три дня назад, когда пропала барменша Вера. Правда, опустил интимные подробности. Впрочем, она была так потрясена услышанным и тем, что ее самые фантастические догадки насчет Аиды оправдались, что совсем упустила из виду обстоятельства, которые привели Марка на набережную Фонтанки.

- Молчу, потому что не знаю, что сказать, - не кривил душой Майринг. Изоляция ее от общества ничего не даст. Как вообще можно изолировать от общества то, что само общество и породило? Это непрерывный процесс. И Виктор, и, возможно, Вера оказались впутанными в чьи-то игры. Видимо, в игры солидных людей, проповедников какой-то морали, и не исключено, что эти люди стоят на страже общества. Аида всего лишь исполнительница их железной воли...

- А по-моему, ты просто к ней неравнодушен. Он давно не видел Аиду и скучал по ней, как по единственному другу, которому можно открыть душу. Что касается ее женских чар, то они почему-то не действовали на Марка, хотя Аида была самой блистательной женщиной из всех, кого он знал. Теперь он понял, как был счастлив во время их утренних посиделок, которые уже никогда не повторятся. В эти минуты он не чувствовал себя одиноким. Аида обладала удивительным умением заполнять пустоты.

Майринг ничем не хотел ей вредить. Ему вполне хватало того страшного знания, которым он теперь обладал, а донос - это не по его части.

- Она мне как сестра, - признался он, понурив голову. - Я потерял брата и не хочу терять сестру.

- Ты - ненормальный! Эта "сестра" убила твоего брата! Твоего настоящего брата! Дикость какая-то, ей-богу!

- Дикость сродни античности, - рассуждал Марк. - Мифы иногда возвращаются.

- Античные герои убивали не ради денег, - спорила с ним Людмила.

- И ради денег тоже.

Утром он отвез их на вокзал. Обещал Людмиле приглядывать за квартирой, а Андрейке прислать компьютерную игру.

На прощание она сказала:

- Прости, но я не гожусь в героини античного мифа. И даже в героини бульварного романа. Обо мне никто никогда не напишет и никто никогда не узнает. Я скоротаю свои дни в глухомани, но ничего не буду знать о ваших античных делах. Я больше не хочу вашей жизни... Прощай!

Два дня Аида провалялась в постели с высокой температурой. Иван и Патимат по очереди дежурили возле нее. Причина болезни была непонятна врачам. Девушка лежала без сознания, в бреду. И при этом никаких признаков простуды.

- Очень сильное нервное расстройство, - пришли наконец к заключению медики, которых приглашал к сестре Родион.

- Что у вас там случилось? - спросил он как-то Ивана, когда тот остался с ними ужинать. - Сестренка опять кого-то убила?

- Родя! - всплеснула руками Патимат. - Что ты такое говоришь?

- А что я сказал? - В последнее время Родион частенько прибегал к циничным гримасам, но они плохо сочетались с его инфантильностью. - Он ведь собрался на ней жениться. Значит, должен все знать.

- Все знать нельзя, но я знаю очень много, - успокоил его Иван и, помешав ложкой чай, в той же успокоительной манере добавил: - Смею вас заверить, накануне болезни Аида никого не убивала. Если вы желаете более полного отчета, то за минувшую неделю вашу сестру дважды могли убить. Она постоянно подвергается риску. Ничего удивительного, что у нее нервный срыв.

- Вы говорите о ней, как о гениальной балерине или певице, - усмехнулся Родион.

- Она тоже гениальна в своем роде, - не поддержал его иронии Мадьяр.

- И в какой же области?

- Родя! - Патимат боялась, что между мужчинами вспыхнет ссора, но Иван держался подчеркнуто вежливо, если не сказать аристократично.

- В области авантюры, блефа или просто театральной игры. Есть театральная игра без театра. Представьте себе артиста не на сцене, а среди зверья. Один неверный шаг, фальшивый взгляд, лишнее слово - и его разорвут на куски. Жизнь страшнее сцены. И вот с этой точки зрения, она - гениальная актриса! - В полной тишине Иван отпил горячего чаю и признался: - Вчера Аида бредила по-венгерски. Обращалась к какому-то ребенку Кажется, к мертвому ребенку. Или к нерожденному. Вы не знаете, кто это?

Родион покачал головой, а Патимат встрепенулась, как будто о чем-то вспомнила.

- А сегодня она бредила по-аварски. Просила у меня крепкого чаю с кислыми яблоками. Любимый напиток прабабушки...

На третий день Аида пришла в себя и действительно попросила "бабушкиного чаю".

- Мне снился глупый сон, - сообщила она домочадцам. - Я сидела в спичечном коробке со своим старым знакомым, жуком-рогачом. Он был огромен и страшен, а я совсем "пицике", жалкая замарашка. Жаль, что бабушки нет, она умела толковать сны.

Аида совсем забыла, что ее брат-психиатр тоже умеет толковать сны. Правда, толковать по Фрейду. Но ни брата, ни Фрейда она больше не брала в расчет.

Первый вопрос, который она задала Ивану, когда их оставили наедине, звучал так:

- Ты узнал, кому принадлежит дача?

- Нет. Я почти не отходил от тебя, пока ты болела.

1,

- Мне на это наплевать!

- Знаю только, что Борзой улетел в Екатеринбург и дача в данный момент пустует.

- Может, проберемся в дом?

- Там - сигнализация, а во флигеле - сторож, да еще собаки, немецкие овчарки. Безнадега.

- Тогда придется действовать наугад.

- Дай мне еще денька три-четыре, - попросил Мадьяр. - Я выведу на чистую воду хозяина этого гадюшника!

- Слишком много просишь. Это может стоить моей драгоценной жизни. Бескровное лицо девушки не утратило способности ухмыляться.

- Послушай, они ни черта не поняли! Борзой укатил в Катю в полной уверенности, что разделался с тобой! Иначе он бы не двинулся с места.

- Ошибаешься, мой милый. Борзой может думать, что ему угодно, но человек, которому принадлежит дача, прекрасно знает меня в лицо. И, раз пошла такая пьянка, в покое не оставит. Вопрос только в том, кто первым нанесет удар...

На четвертый день кое-что прояснилось само собой.

Ее разбудил телефонный звонок.

- Это Вах, не узнала? Что же не приходишь за деньгами, спасительница?

Он никогда раньше не звонил ей, между ними существовала односторонняя связь, потому что Аида, то бишь Инга, не давала ему своего телефона.

- Я заболела.

- Надо же, какое совпадение! Я тоже болею! Представь себе, до сих пор мучаюсь с желудком после того гребаного китайского ресторана! Ну, ты и удружила!

- Извини, не думала, что у тебя такой изнеженный организм. Ты производишь впечатление человека, прошедшего огни и воды.

- А ты, оказывается, умеешь льстить. Ладно, оставим лирику для нашей встречи. Когда тебя ждать?

- Завтра.

- Где?

- Раз ты мучаешься желудком, так сиди дома и держи под кроватью горшок. Я приеду в полдень и привезу тебе отличное снадобье.

- Отравить хочешь?-засмеялся он.

- Я выпью то же самое на твоих глазах.

- Ну, ты известная фокусница! - не переставал смеяться Вах. - Кстати, вчера звонил Дон. Для тебя тоже есть кое-какие новости, но не телефонный разговор. До завтра.

"Если это не блеф и Дон действительно звонил ему, то шеф вполне мог сообщить мой телефон. Они теперь с Вахом компаньоны. Должны доверять друг другу. Если дача принадлежит Ваху, тогда он в курсе моего разговора с Борзым. А значит, мог передать его содержание Донатасу. И тогда надо сматывать удочки, ехать во Львов, идти под венец, разливать в бутылки дешевое венгерское вино".

Иван ночевал в гостинице, и она не стала его дожидаться. Зарядила пистолет, бросила его в сумочку. Быстро приняла облик Инги и спустилась вниз.

Она направлялась к Летнему саду. Ноги сами несли туда, где можно уединиться, пошептаться с беломраморной Талией. Это всегда поднимает ей настроение, особенно, когда она гуляет по Летнему в парике и с мушкой на носу. Но сегодня она нарядилась не для того, чтобы потешать богов и богинь.

Аида смотрела на часы. Половина двенадцатого. Скоро полдень. Завтра в полдень она встречается с Вахом. Завтра может быть поздно. Тот, кто устроил ей ловушку на даче, должен бы поторопиться. Пошли четвертые сутки, а она все еще ходит по этой земле. И не просто ходит, а замышляет ответный удар. Он не может об этом не догадываться.

Не дойдя до Летнего сада, она взяла такси я бросила шоферу: "Литовский!"

Знакомый лифт с деревянными дверками доставил ее к массивной двери, обитой черной кожей.

Еще никогда ей не приходилось действовать так, на авось.

"Мадьяр пришел бы в восторг. Это слишком на него похоже, а я, кажется, начинаю заражаться его глупыми мальчишескими выходками!"

Ей открыла пожилая женщина в строгом черном платье с длинными рукавами. У нее были широко расставленные глаза, наполненные теплым светом.

- Валентин Алексеевич дома? - спросила Аида.

- Валя болеет, - тихо сказала женщина. - Вы по важному делу?

Получив утвердительный ответ, она вздохнула, как бы говоря "что ж теперь поделаешь", и впустила Аиду в прихожую.

Девушка осмотрелась. Похоже, что в квартире, кроме хозяина и пожилой дамы, больше никого не было. И во время первого визита к Ваху ее тоже поразило отсутствие охраны. Это озадачивало. На верном ли она пути?

- Валя, к тебе девушка! - услышала Аида. - Блондинка. Очень красивая.

В ответ раздалось что-то малоразборчивое, после чего женщина опять появилась в прихожей и пригласила ее войти в комнату, а сама удалилась на кухню.

"Неужели мать? - пронеслось в голове у Аиды. - У Ваха очень милая, интеллигентная мамаша? Только этого мне не хватало!"

- Вот не ожидал! - удивился хозяин. Он развалился в широком кресле. На нем был черный махровый халат.

"Они заранее вырядились в траур!"

- Мы же, кажется, договорились на завтра.

- Ты меня расстроил своей болезнью. Я чувствую себя немного виноватой.

- Такая девушка, как ты, беспокоится обо мне? - засмеялся Харитонов. Не верю!

- Зря смеешься! - Она по-прежнему стояла, хотя он предложил ей сесть в кресло напротив. Она раскрыла сумочку и коснулась холодной рукоятки пистолета.

- Просто я тебя заинтриговал информацией от Донатаса. Вот причина твоей поспешности.

- Я не любопытна. - Она закрыла сумочку, выудив из нее пузырек с какой-то мутноватой жидкостью. - Вот лекарство, которое я обещала.

- Убери! - взмолился Вах. - Я уже не могу смотреть на лекарства. И тебе не надо ни в чем себя винить. У меня всего-навсего открылась язва.

- У тебя язва желудка?

Он громко выпустил изо рта воздух, запрокинул голову к потолку и воскликнул:

- Господи! Почему с такой красивой девушкой я вынужден говорить о своих болячках?! Садись и давай поговорим о чем-нибудь другом!

Она наконец приняла приглашение и тоже развалилась в мягком, уютном кресле.

- Вам кофе сварить? - заглянула к ним в комнату пожилая дама.

- Спасибо, не стоит. Я вполне обошлась бы стаканом воды.

- Тогда минералки!

От Аиды не укрылось сильное волнение женщины.

"Может, чувствует опасность? А может, закоренелого холостяка-сына редко посещают девушки?"

- Так вот, Донатас просил тебе передать, что в скором времени посетит наш славный город. И, начиная с завтрашнего дня, ты должна каждый вечер, с семи до восьми, поджидать его в "Лягушатнике" на Невском.

"Вот она ловушка! Значит, смерть настигнет меня в "Лягушатнике". Ловко придумано! Это, кажется, детское кафе. Веселенькое зрелище приготовили для малышей добрые дяденьки!"

- Это ведь детское кафе? - уточнила она.

- Хороший вопрос! Для детей-малый зал, а ты должна его ждать в большом.

"Дон настолько доверяет тебе? Или ты умеешь блефовать? И пустая квартира с сердобольной мамой тоже элемент блефа? Нет, это слишком опасно даже для самого крутого блефорита!"

Вах заметил ее растерянность.

- Что с тобой? Понимаю, торчать каждый вечep в "Лягушатнике" процедура утомительная. Да и накладно. Кстати, о деньгах! Чуть не забыл! - Он со стоном поднялся и прошел к письменному столу. - Донатас просил помочь тебе с деньгами. Вот обещанные десять тысяч. - Он положил перед ней пачку долларов. - Зря не взяла в прошлый раз. Я - человек не жадный и отблагодарить всегда сумею.

Он стоял над ней, пока она не убрала деньги в сумочку. Потом с трудом опустился в кресло и с лукавым видом спросил:

- Неужели на тебя произвела такое впечатление та заводская история, которую я вдруг ни с того ни с сего вспомнил?

- Завод для меня все равно что инопланетный корабль, - призналась Аида.

- Для меня сейчас - тоже. Не верится, что десять лет жизни отдано заводу. Сон, да и только. Хотя снов на эту тему я ни разу не видел. Но теперь понимаю, почему в тот день вспомнил о заводе. У меня открылась язва, и это отголосок славной трудовой деятельности. Я работал во вредном гальваническом цеху. Начал с транспортировщика, закончил гальваником. Технологи нас предупреждали, что нельзя есть на рабочем месте. Язва будет обеспечена. Да кто по молодости слушает советы?! - Вах сделал паузу, пристально посмотрел на девушку и неожиданно признался: - Я не зря при тебе вспоминаю завод. Именно при тебе, Инга. Именно. - Ей показалось, что он слишком возбужден для обычного рассказа. - Ты мне напоминаешь кое-кого. Особенно с черными волосами.

Ее звали Аминад, и по ее лицу, так же как по твоему, невозможно было определить национальность. Глаза голубые, но более раскосые, чем у тебя, а волосы иссиня-черные. Нас с приятелем на неделю отправили работать в столовую, посудомойщиками. Старая заводская столовая уже не удовлетворяла трудящиеся массы, потому что военное предприятие разрослось до неслыханных размеров. Страна вооружалась. И вот построили новый корпус на тысячу мест, а обслуживающего персонала не хватало.

Работа, если честно, пустяковая. Там стояли новейшие посудомоечные автоматы. Нашей задачей было вставлять в нужные ячейки тарелки и стаканы. Так что мы с приятелем не перетрудились. А если еще учесть, что нас бесплатно кормили, то вообще крупно повезло. Правда, наши товарищи по гальваническому цеху подшучивали над нами, когда приходили на обед. И было довольно обидно. Согласись, что "посудомойка Валя" для мужчин звучит несколько двусмысленно. Но мы старались не обращать на это внимания. Тем более, что наше внимание было приковано к юной поварихе, практикантке из кулинарного училища. Она сразу бросалась в глаза, и раз увидев ее, трудно было отвести взгляд. Кроме необыкновенной внешности, она обладала легкой летящей походкой, как у балерины. Странно было видеть такое чудо в эдаком месте.

Познакомились мы с Аминад на второй день. Она оказалась простой в общении, обаятельной и острой на язычок. Ей, видно, наскучил однополый коллектив столовки, и девушка частенько крутилась возле нашего посудомоечного агрегата. Помню, мы заключили с другом пари насчет ее национальности и, конечно, оба проиграли. "Мой отец - чеченец, а мать - башкирка", - со смехом сообщила Аминад, после того как мы изложили ей собственные версии ее происхождения. Я тогда любил выражаться поэтично, например: "В тебе вся красота Востока".

У Аминад не было подруг в столовой, и теперь она даже обедала с нами, не обращая внимания на сплетни поварих. Мы болтали и смеялись без умолку, а старые грымзы завидовали и злились, а потом срывали на нас свое зло. Мой приятель первым разглядел, что между мной и Аминад, как говорится, возникло чувство (со стороны это всегда виднее), и постепенно стал откалываться от нас.

Я тогда тоже был парнем хоть куда. Занимался в секции бокса. Заочно учился в институте на экономическом. Я с энтузиазмом смотрел в будущее. До двадцати семи лет (пока грозит служба в армии) можно делать карьеру на заводе, а потом поднять планку выше.

Она с удовольствием слушала мои рассуждения о будущем, но однажды с грустью сказала:

"А у меня будущего нет". Это меня кольнуло в самое сердце - ведь я-то разглагольствовал с мыслью о нашем совместном будущем. В семнадцать лет я был страшным идеалистом. Мне казалось, что все именно так и произойдет, как задумано. И в моем будущем уже было место для Аминад. Но посудомоечная неделя подошла к концу, ее практика - тоже. "После экзаменов ты вернешься на завод?" - поинтересовался я. Я был почти уверен в ее ответе, во-первых, потому что место для повара очень престижное, а во-вторых, потому что здесь я. Но она покачала головой. И ничего не объяснила. И не оставила адреса. На прощание нежно коснулась губами моей щеки и прошептала: "Желаю тебе счастья".

Женщина все-таки загадочная натура. Сколько живу - столько удивляюсь. Оскар Уайльд написал: "Женщины - сфинксы, но без загадок". Но что он понимал в женщинах?

Я нашел ее в кулинарном училище во время экзамена. Специально взял отгул на работе. Она обрадовалась, увидев меня. "Я только что думала о тебе". "А я постоянно о тебе думаю..."

После экзамена мы поехали в парк, и еще в трамвае Аминад спросила: "А ты работаешь на заводе, потому что боишься попасть в Афганистан?" Ее вопрос меня разочаровал, я знал много девиц, которые считали, что парень, не служивший в армии, это как бы полуфабрикат, а не полноценный мужчина. Впоследствии, я думаю, они много горя хлебнули с "полноценными" мужиками, вернувшимися с той войны. Я ответил, что сначала хочу закончить институт и приложу для этого максимум усилий.

В парке мы целовались до упаду. Впрочем, ничего лишнего я себе не позволял. Времена еще были целомудренные. Она призналась, что впервые целуется с парнем, и даже не представляла себе, как это здорово! "Я вообще-то всегда любила б целоваться, но родители были не особенно ласковы со мной, а вот брат... мой братик". Тут она умолкла и тихо заплакала.

Ее брат два года назад погиб в Афганистане.

Она тогда училась в хореографическом училище, мечтала стать балериной. Аминад долго убивалась по брату, а потом случайно узнала, что в Афганистан требуются поварихи, и у нее появилась цель. Для чего она хотела попасть туда любой ценой, для меня до сих пор остается загадкой. Решила мстить за брата? Но кому? Талибам? Моджахедам?

Она бросила хореографическое и поступила в кулинарное. Она училась на одни пятерки и добилась практики на военном заводе, тем самым приблизившись к цели.

Мы жили на разных окраинах города. Я добирался до завода два часа, а она - три. Я мучился, потому что не хотел стать "полноценным" мужчиной и плевал на интернациональный долг. А эта хрупкая девушка с фигуркой балерины мечтала варить солдатам (а в ее понимании, героям) кашу ищи.

Из парка Первых поцелуев, из парка имени Краха юношеского идеализма наши тропинки разбегались в разные стороны .Через неделю Аминад уехала на войну, и мы больше никогда не виделись. Она прислала мне оттуда два письма, но я на них не ответил. Прекрасная повариха, умеющая ходить на пуантах, уже не вписывалась в мое будущее.

Не знаю, была ли это любовь или я патологически не способен любить, будучи первостатейным эгоистом. По крайней мере, тогда я заставил себя не страдать, полностью отдавшись учебе и карьере...

- Зачем ты мне это рассказываешь? - воспользовалась Аида паузой в его монологе.

- Сейчас поймешь. - Харитонов налил себе полстакана минеральной воды и выпил залпом, крякнув при этом, как заправский выпивоха. - После нашей последней встречи, после этого гребаного китайского ресторана, воспоминания навалились на меня, как подпиленное дерево. И я до сих пор не могу выкарабкаться. Я вдруг начал страдать. Моя любовь к Аминад, загнанная в темницу вышла на свободу. Я сделался сентиментальным каким не был даже в юности.

Несмотря на то, что прошло около двадцати лет, в моей записной книжке сохранился телефон ее родителей в Уфе. Я позвонил и представился старым другом Аминад. Трубку взяла мать и как-то сразу затрепетала, видно, приняла меня за фронтового товарища дочери. Она продиктовала мне телефон Аминад в Самарканде. Вот куда ее занесла судьба! Моя милая балерина в третий раз вышла замуж, и у нее пятеро детей. Мы говорили всего десять минут, но этого оказалось достаточно, чтобы я почувствовал себя одновременно и самым счастливым и самым несчастным человеком на земле. Я полжизни угрохал на построение призрачного "будущего", и в итоге одинок, бездетен и никем не любим, кроме старухи-матери. Я впервые осознал, что у меня больше нет будущего, а умножать свое богатство бессмысленно. Я-не Гобсек. Зачем мне столько денег? И тем более каждодневный риск ради них! Я сказал твоему шефу по телефону, что нахожусь в глубочайшей депрессии и готов уступить ему половину предприятия по самой низкой цене. Поэтому он скоро будет здесь. Я выхожу из игры, Инга. Я пас...

"Это первоклассный блеф! Браво! Снимите шапки, господа! Вах выходит из игры! Это значит, нас с Донатасом замочат в "Лягушатнике", а Борзой с Вахом поделят прибыль! Стоп! Я совсем упустила из виду нотариуса. Дачный домик в стиле "модерн" - это вполне в его духе! Нечаев мог уже десять раз вернуться из Испании, убить Шандора с Верой и договориться с Вахом! Дерьмо! Полное дерьмо! Я окончательно запуталась! Надо взять себя в руки!"

- Мне надо срочно позвонить!

- Телефон-на кухне.

Аида прихватила с собой сумочку, и Харитонов вполне мог догадаться о ее содержимом. Это было неосторожно с ее стороны, но и оставлять сумочку нельзя! Такие фокусы она знает! В нужный момент пистолет окажется разряженным. Мамаша Ваха что-то стряпала. "Ждут гостей? Или язва желудка тоже блеф?"

- Мне надо позвонить. Я вам не помешаю?

- Что вы! Пожалуйста. - Пожилая дама всячески выказывала радушие.

Аида набрала номер нотариальной конторы.

Ей ответил знакомый голос секретарши.

- Это Инга. Здравствуйте, Соня...

Она заговорила с литовским акцентом, и у мамаши Ваха глаза полезли на лоб. Женщина вытерта руки о передник и удалилась.

- А что, Юрий Анатольевич до сих пор не вернулся?

-- Он позавчера звонил из Малаги. Впервые сменил место отдыха, - охотно делилась Соня- - Чувствует себя отлично. На днях возвращался в Питер...

Аида положила трубку и несколько секунд прервала в оцепенении.

На кухню вернулась мать Харитонова.

- Еще будете звонить? - осторожно поинтересовалась она с заискивающей улыбкой. В глазах пожилой дамы теперь светился явный интерес.

- Нет. - Аида уже направилась к двери, но неожиданно обернулась. - А почему бы вам не перевезти Валентина Алексеевича на дачу? Ему полезен свежий воздух...

- У нас нет дачи, деточка, - немного свысока ответила дама. - И никогда не было. Валя - домосед и порядочный лентяй. А я, знаете ли, тоже не сторонница всяких там огородиков с клубникой и крыжовником. Мне чуждо все мещанское...

Спускаясь в лифте, Аида подумала: "Может быть, у него и в самом деле шарики за ролики заехали, ведь Хуан Жэнь предупреждал... Вот бы Мадьяр посмеялся над моей осторожностью и нерешительностью!".

Аида закрылась у себя в комнате и поставила музыку. Не терпелось отделаться от тяжелых мыслей. И ей это удалось.

Семеро немецких музыкантов из группы "Ин Экстремо" семь лет бродили по Европе, играя на ярмарках средневековую музыку на старинных инструментах. Они рылись в архивах разных городов, выискивая драгоценные ноты и стихи давно забытых песен. Они пели на старонемецком, на старофранцузском, на старонорвежском, на провансальском и на латыни. Они называли себя вагантами. Их одежды время от времени превращались в лохмотья. Их нередко забирали в полицию. И вот однажды, всего-то год назад, им удалось на собственные сбережения записать ярмарочный концерт в городишке Руннебург на Вайсензее и издать пятьсот компакт-дисков. Один из них Аида сейчас слушала. И уносилась на пятьсот лет назад.

Теперь парни стали знаменитыми и записали два студийных альбома. Почему она ничего не знала о них раньше? Семь лет назад она тоже бродяжничала, а вот общаться приходилось со всяким сбродом. А от этих немецких ребят, от их музыки исходили свет и тепло. Свет и тепло, которых так не хватало ей всю жизнь. Они обязательно взяли бы ее с собой. Ведь языков она знает, пожалуй, больше и говорит на них без акцента, а голосом и музыкальным слухом Господь ее тоже не обделил.

Она слушала, как в жестяную банку падают монеты и парни благодарят почтенную публику:

"Данке шён! Данке шён!" И девушка вдруг разрыдалась от собственного бессилия, от неумения что-то исправить в своей судьбе. Она никогда не чувствовала себя такой слабой и разбитой.

Потом провалилась в глубокий, темный сон.

Ее опять разбудил телефон, и опять это был Вах.

Она плохо соображала со сна, а он почему-то кричал шепотом:

- Инга, ты слышишь меня? Только не перебивай! В "Лягушатнике" будет засада! Не смей туда ходить! Ты меня слышишь? И вообще...

Он не договорил. Кто-то грязно выругался. Автоматная очередь. Дикий женский крик. Трубку повесили. Писклявые гудки.

Она закрыла лицо руками и стала раскачиваться из стороны в сторону. "Это его мать кричала", - медленно доходило до ее сознания.

Сумочка с пистолетом лежала рядом на полу. Когда она выбежала во двор, в подворотню въезжал "Москвич" Ивана.

- Далеко собралась?

- Как ты вовремя! Давай быстро на Лиговский!

Во дворе харитоновского дома стояли милицейские машины и "скорая помощь". Иван и Аида подоспели к выносу тел. Два трупа на носилках были накрыты белыми простынями, и невозможно было определить, где сын, а где мать. Правда, с одних носилок свешивалась худая женская рука в черном рукаве.

- Что с тобой? Тебя всю трясет! Ну-ка, давай в машину!

Она не стала ничего ему объяснять. Самой бы разобраться! Утром она намеревалась расстрелять и Ваха, и его мамашу, и рука бы не дрогнула. У Харитоновых не оказалось дачи, и это их спасло. Вернее, отсрочило убийство на несколько часов. Что же с ней произошло за это время? Почему ее, привыкшую к крови и трупам, так лихорадит?

- Это твои хорошие знакомые?

Неужели он не понимает, что ее надо оставить в покое?!

- П-пойдиузн-най, что случилось...

Этого еще не хватало! Заик она с детства презирает. Заики олицетворение сирых и убогих! М-мерзость! М-мерзость! МЕРЗОСТЬ! Так-то лучше! А во всем виноваты немецкие парни из "Ин Экстреме", несущие свет и тепло! Да при чем здесь музыка? Просто Вах оказался не игроком, не блефовал. Он был с ней откровенен, как со священником перед последним причастием. А она не привыкла настолько доверять людям. И все-таки кто-то предостерег ее от бессмысленного убийства. Да-да, она вновь обрела Его!

В лихорадке, в полубредовом состоянии, лежа на заднем сиденье захудалого "Москвича", Аида читала молитву, страстно и неуклюже, путая латинские слова с русскими и венгерскими.

Она очнулась в своей комнате. Рядом сидела Патимат. Из кухни доносились голоса Ивана и Родиона. Они о чем-то спорили.

- Я спала? Сколько времени?

- Двенадцатый час. Я же говорила, нельзя тебе после такой болезни целый день на ногах. Ты опять бредила, и опять - температура. Иван принес тебя на руках. Он такой заботливый! Выходи за него замуж. Совсем измучился парень. И бабушке он нравился...

"Иван - принес на руках? Значит, это не сон. И даже глупо было надеяться". - Где моя сумка? - вдруг вспомнила девушка и мигом вскочила с постели. Вечно она забывала разрядить пистолет.

- Да в коридоре. Лежи, я сама принесу!

- Я пока еще не инвалидка! - вспылила Аида. Несмотря на сильное головокружение, она оделась и вышла из комнаты.

Ее появление на кухне было воспринято с восторгом. В сигаретном дыму лица подвыпивших мужчин казались такими добрыми и близкими.

- О, принцесса на горошине проснулась! Как тебе, Ваня, нравится моя сестра?

- Да она-то мне нравится, только я ей не нравлюсь.

- А на мой вкус - тоща да бледновата. И все температурит в последнее время. Больна, что ли?

- Немного есть, а вообще-то она - ого-го!

Аида села рядом и с нежностью посмотрела на обоих.

- Налить тебе?-предложил Иван.

Она покачала головой и подперла ладонью подбородок.

- Что же вы девушку голодом морите?! - прибежала на кухню Патимат. Сварить тебе пельменей, Аидочка? Я с утра налепила.

Мать Ваха тоже занималась стряпней, когда она пришла звонить. Аида отчетливо увидела худую руку в черном рукаве, свесившуюся с носилок.

От пельменей она отказалась, попросила заварить свежего чаю с яблоками.

- Вот и бабушка твоя могла целыми днями один чай пить. Худющая была, как волосок! Ты мне все больше ее напоминаешь.

- Давай помянем бабушку, - предложил Родиону Мадьяр, разливая в стаканы остатки водки. - К сожалению, я мало с ней общался. Она была настоящей аристократкой. Пусть земля ей будет пухом...

"Наивный, глупый Ваня! Он думает, что таким дешевым способом сможет меня купить?"

- А теперь внимание! - постучал вилкой по стакану Родион, хотя никто не разговаривал. - Ставлю всех в известность. Я завтра увольняюсь с работы!

- Аллах с тобой! - всплеснула руками Патимат.

- Мама, не впадай раньше времени в панику!

Выслушай сначала. Иван сделал мне выгодное предложение. На его деньги я открою во Львове частный психиатрический кабинет. Будем кормиться моей частной практикой. Как вам, а?

- Глупости, - спокойно произнесла Аида, помешивая ложкой чай.

- Почему же глупости?-вмешался Иван.

- Потому что глупости. Ему плохо даются языки. А как относятся на Западной Украине к русским, всем хорошо известно.

- Ну-у, украинский я как-нибудь выучу!

- Ты никуда не поедешь, - выделяя каждое слово, сказала она.

- Я без тебя знаю, что мне делать! - стукнул он кулаком по столу. - Я без тебя знаю, как мне жить! Ты слишком много на себя берешь!

- А ты слишком много выпил, - продолжала она тем же спокойным тоном, и завтра будешь раскаиваться в своих словах. Иди лучше проспись!

Родион посмотрел на Ивана, надеясь на его покровительство, но тот отвел взгляд. Сын перевел глаза на мать, умоляя о помощи.

- И в самом деле, Родя, что ты такое придумал? - сказала Патимат. - На трезвую голову ты взглянешь на все по-другому.

- Конечно-конечно... Сегодня я - пьяный... Извините... - С этими словами он, опустив голову, побрел к себе в комнату.

Уединившись с Иваном, Аида сразу перешла к делу.

- Что там на Литовском?

- Обычное ограбление.

- Ограбление? С чего ты взял?

- У хозяина квартиры водились денежки и не малые. Так сказали соседи.

- Ограбление - это версия соседей?

- Ну да. Соседи иногда бывают похлеще сыщиков! Выстрелы услышала соседка снизу. Она в это время стояла на балконе. Из подъезда выбежали трое и сели в машину. Судя по описанию, автомобиль крутой, иномарка цвета кофе с молоком.

- А убийц-то она разглядела?

- Не успела. Слишком быстро все произошло, и машина их ждала у самого крыльца. Сказала только, что двое молодых парней, а третий вроде постарше, погрузнее и, как ей показалось, с лысиной.

- Все правильно. Парням вряд ли открыли бы дверь, а солидному человеку, да еще с лысиной, как откажешь? Номер машины бабулька не запомнила?

- Почему бабулька? Соседка твоего знакомого - молодая, симпатичная девушка. Между прочим, студентка иняза.

- Я вижу, ты не формально подошел к делу. Думаю, образование девушке в данном случае не пригодилось. Или у нее хобби - собирать русский мат?

- Ты ошибаешься. Образование ей пригодилось. И даже очень. Она специализируется по финно-угорским языкам. Один из парней, усаживаясь в машину, что-то сказал своему приятелю. И сказал не по-русски. Студентка иняза утверждает что это один из прибалтийских языков, но только не эстонский.

Аида прекрасно помнила, что в телефонной трубке кто-то выругался. По-русски. Без акцента.

- И напоследок - самая важная новость! - изображая телевизионного шоу-мена, объявил Мадьяр. - Я узнал, кому принадлежит дача!

- Пришлось попотеть?

- Пустяки! Так вот, интересующий нас домик с мозаикой принадлежит некоему Нечаеву Юрию Анатольевичу. Его имя тебе о чем-нибудь говорит?

Аида усмехнулась, сведя на нет эффект, который Иван хотел произвести на нее своим открытием. После убийства Ваха не было других вариантов.

- Ты не мог бы еще раз навестить эту девушку из иняза, показать ей модели машин и еще раз уточнить цвет?

Иван молчал. Они сидели друг против друга, как в тот самый день, когда он соблазнял ее маленьким заводиком, затерянным в Карпатах. В его взгляде больше не было энтузиазма, и он без конца курил.

- Сегодня я перебрался в другую гостиницу, - начал Мадьяр, - но вряд ли это надежное убежище. Возможно, меня уже поджидают внизу. Понимаешь, я-не киллер, не разведчик и даже а не террорист, хоть и состою в партии анархистов.Я - бизнесмен, и кое-кто может заподозрить, что у меня есть свой интерес к этим гребаным цветным металлам. И тогда у них рука не дрогнет. Они отправят меня к твоей бабушке или к моему дедушке. Я завтра улетаю. И в последний раз предлагаю тебе лететь вместе со мной.

Она рассмеялась ему в лицо и пожелала счастливого пути.

Ей теперь позарез нужен был Майринг, но Марк перестал посещать "Коко Банго", и Аида догадывалась почему. Он не желал пить по утрам кофе с убийцей своего кузена.

У нее была уверенность, что Марк нашел другое уютное местечко. Мало ли в Питере кабаков, где варят отличный эспрессо? Но это местечко должно быть где-то поблизости.

Она заглянула в пивной бар на улице Пестеля и еще кое-куда, пока снова не вернулась на Литейный и не наткнулась на детское французское кафе "Кошкин дом". Она совсем упустила его из виду, а ведь это рай для сладкоежек. А Марк был ужасным сладкоежкой.

Она увидела его через толстое стекло витрины. Майринг за обе щеки уплетал мусс и читал газету.

Веселый интерьер с яркими кукольными котами и кошками насмешил Аиду.

- Ты нашел себе более достойную компанию, чем я. Приятного аппетита! И зная, как я равнодушна к сладостям, решил, что избавился от меня на веки вечные?

- Я не собирался от тебя избавляться, Аида. Или Инга? Как теперь тебя называть?

- Как тебе больше нравится, так и называй. Правда, Инга беленькая, а Аида - брюнетка.

- Это похоже на раздвоение личности.

- Вот еще!

- Если хочешь знать, здесь я в первый раз. В "Коко Банго" больше ноги не идут. Люда уехала к родителям, а Вера пропала...

Он ждал от нее объяснений, но Аида промолчала.

- Пойду закажу себе капуччино. Здесь, кажется, другая система обслуживания?

Странно, ей показалось, что Марк даже обрадовался этой встрече. Не влюбился ли он, черт возьми? Это бы ее сильно разочаровало. Однако не зря он выбрал кафе на Литейном. На тот случай, если она будет его искать. И вот случай представился.

- Наша встреча в доме нотариуса была похожа на сцену из какого-то спектакля.

- Театр абсурда, - принял он предложенную тему. - Делаем вид, что незнакомы, а сами попались друг другу на удочку. Я-с изменой, а ты...

- А я со своей работой, за которую платят деньги, - подсказала она. Не вижу ничего абсурдного.

- Ну да, - опустил он глаза, - просто никак не могу привыкнуть к мысли, что ты зарабатываешь таким способом.

- Зато твоя совесть теперь чиста. Виктор не воспользовался пузырьком, который ты ему дал.

- Им воспользовалась ты?

- Ну что ты! У меня был свой. Стала бы я рыскать по квартире Виктора в поисках твоего пузырька! Но ты мне, безусловно, помог, рассказав о яде. Я сымитировала самоубийство.

- И подозрение сразу пало на меня. Что ж, спасибо.

- Не мелочись, дело уже закрыто.

- Ты страшный человек, Аида.

- Разве? Раньше ты так не считал. - По лицу Аиды скользнула улыбка, а потом оно опять стало серьезным. - Твоего кузена мне заказали. Я многое знаю о Викторе, потому что собирала на него досье. Ты слишком обольщался насчет брата. Виктор был грязным человеком, и, поверь мне, торговцы наркотиками редко умирают в своих постелях.

- Он собирался покончить со своим прошлым.

- Но перед этим убить кредитора, так? Кстати, кредитор Виктора вчера отправился на те свет...

- Зачем ты мне об этом рассказываешь?

- Просто плохих люд ей становится все меньше и меньше, - усмехнулась она, - но и хороших что-то не прибавляется.

- А Вера? Вера в чем провинилась? В том, что иногда угощала нас бесплатно?

- Перед Верой я виновата, - призналась девушка. Она уже было собралась закурить, но вокруг сидели родители со своими чадами да еще тупо и нагло таращились кукольные коты. Она вынула изо рта сигарету. - Черт! Неподходящее место для таких разговоров.

- Она мертва?-шепотом спросил Марк. Аида не произнесла ни звука, только посмотрела на него глазами, полными слез.

- Я отомщу за Веру,- наконец выдавила она из себя. - И ты мне в этом поможешь!..

Она не пошла в "Лягушатник" ни этим вечером, ни следующим. Она пыталась разложить по полочкам полученную от Ваха информацию. И результат выходил плачевный: ей следовало держаться подальше от этого заведения.

Харитонов утверждал, что ему звонил Дон. Раньше Аида воспринимала это как часть блефа. Но тогда бы и все остальное оказалось блефом. Значит, звонок Донатаса надо принять на веру. Что же тогда получается? Шеф желает с ней встретиться в "Лягушатнике", а Вах перед смертью говорит:

"Не смей туда ходить!" В это время у него в квартире находится Нечаев. Значит, от Нечаева он получил какую-то информацию. Кто же ей собирается устроить засаду в "Лягушатнике"? Нотариус? Или сам шеф? Откуда в охране у Нечаева литовские парни? И почему Донатас не позвонил ей? А может, он звонил не Ваху, а нотариусу, а тот передал все Харитонову? Но Нечаев официально в Испании. В том числе и для Донатаса?

Голова шла кругом, и ничего не прояснялось.

На третий вечер позвонил Дон.

- Сколько прикажешь тебя ждать? Вах передал мою информацию?

- Я не доверяла Ваху. Мог бы и сам позвонить.

- Так было нужно. Поторапливайся, а то "Лягушатник" скоро закроют.

- Я туда не приду, - заявила она. - Буду ждать тебя в летнем кафе у Гостиного Двора.

- Это что еще за фокусы?

- Это не мои фокусы, это фокусы твоих друзей.

- Хорошо. Тогда встретимся завтра на поминках.

- Поминки тоже будут в "Лягушатнике"?

- Ты не доверяешь мне?

- Я доверяю лишь собственной заднице! -- сказала она по-литовски, и шеф рассмеялся.

- Хорошо. Тогда завтра в "Амбассадоре", в шесть часов вечера. Да, имей в виду, там будут всех проверять на предмет оружия.

- Где это "Амбассадор"?

- Набережная Фонтанки, рядом с Невским. Пока крошка, и будь умничкой.

Его вальяжный тон ей не понравился. Раньше он так с ней не разговаривал.

Она разложила на полу карту и принялась искать ресторан "Амбассадор". Это действительно оказалось рядом с Невским, а также недалеко от дома нотариуса. Возможно, что поминки устраивают Дон и наконец вернувшийся из Испании Нечаев. Там ей и предстоит выяснить все окончательно.

С оружием он ее озадачил. Она привыкла чувствовать себя комфортно, когда в сумочке лежит заряженный "Макаров". Безотказная штучка! Придется оставить его дома, но есть кое-что еще, о чем не догадается ни один охранник. Пилка для ногтей, специально заточенная. Ни один мужчина не осмелится лишить даму пилки! А уж ею она сумеет распорядиться.

Она опоздала на целый час. Так как и задумала. Пусть собравшиеся выпьют за упокой души убиенного Ваха. Люди под хмельком или добреют или звереют. Оба варианта ее устраивали. Кроме того, она успела рассмотреть стоявшие возле ресторана автомобили. Среди них оказался всего один цвета кофе с молоком. Это была новая модель "БМВ".

Швейцар склонился перед ней в почтительном поклоне, а охранники не церемонились. Аида оказалась в огромных лапищах двухметровой девицы с квадратным лицом и длинными светло-русыми волосами. Та попросила у нее сумочку, и Аида сразу же уловила литовский акцент. Ничего подозрительного охранница не обнаружила, и девушка беспрепятственно вошла в зал, где вовсю шли поминки, хотя это мероприятие скорее напоминало званый вечер с литовцами. Литовцы действительно преобладали. Зато почти не было женщин, только совсем высохшая старушка рядом с Нечаевым (по всей видимости, какая-то родственница покойного) да великанша-охранница.

- Инга!

Когда Донатас улыбался, выражение столица становилось фальшивым. Это был тот случай, когда улыбка живет отдельно от лица. Этот сорокалетний невысокий коренастый шатен с живым взглядом чаще всего обходился без улыбки.

- Как не стыдно опаздывать! - по-отечески приобнял он девушку и погладил по спине. - Мы уже стосковались по женскому обществу!

Он посадил ее рядом с собой и представил некоторым гостям. Она с ходу вычислила главных действующих лиц - акул, вокруг которых сновали рыбки помельче. Безусловно, балом заправлял Нечаев, который поздоровался с ней едва заметным кивком головы. Кроме Дона, был еще один и литовский туз, как она догадалась - тот самый компаньон нотариуса, от которого она собралась защищать Нечаева, вытянув под это дело скромную сумму в долларах. Четвертым оказался очень неприятный тип, долговязый, с вытянутым лицом. Он посмотрел на Аиду оценивающим взглядом и улыбнулся, сверкнув золотыми зубами. На шее у него имелся продольный шрам, который он не намерен был скрывать от любопытных глаз, а, наоборот, всячески демонстрировал, по-видимому, презирая галстуки и высокие воротнички. Шрам багровел, когда его хозяин вливал в себя определенное количество водки. Именно этот шрам помог Аиде вспомнить, что она однажды уже встречала этого человека. И тоже на поминках. Два года назад. Это было в Екатеринбурге, и их не представили друг другу. Потому что тогда он не был столь важной персоной. Она не сомневалась, что сидит за одним столом с Борзым, который по словам Мадьяра на днях улетел домой.

А снующие вокруг стола молодые люди с какими-то сверхсекретными папками, давали понять, что тут не просто поминки, не просто вечер дружбы народов, а еще и подписание договоров, дележ владений убиенного Ваха.

- А он бы и так вам все отдал,-тихо сказала Аида.

- Что?-не расслышал Дон.

- Кто-то из твоих друзей перестарался, - дерзко заявила она. - Вах пребывал в депрессии, и готов был продать тебе по дешевке свою часть предприятия. У вас ведь состоялся с ним телефонный разговор, не так ли?

- Откуда ты все знаешь?

- Я была у него дома в день убийства.

- Просила денег?

- Это мое дело.

Присутствие Борзого, да еще в виде компаньона Донатаса, ставило крест на всей затее и на ней самой. Ведь она собиралась продать Борзому шефа, и Дон уже, наверно, в курсе этой несостоявшейся сделки.

- Помянете Валентина Алексеевича? - навис над ней Борзой с бутылкой водки и нагловатой ухмылкой.

- Красное вино, пожалуйста, - сказала она с литовским акцентом.

- Правильно, детка - поддержал ее Дон. - Мы, добрые католики, поминаем не водкой, а красным вином! Это цвет крови Господа нашего...

- Да какой ты, в задницу, католик! - перебила она его по-литовски, вызвав взрыв смеха у литовской части сборища. И еще она успела заметить улыбку на лице Нечаева.

Она залпом выпила вино.

- За что я люблю эту девчонку? - воскликнул раскрасневшийся Дон. - Кто еще посмеет мне дерзить, как она? Есть добровольцы?

За столом установилась гробовая тишина. Все словно оцепенели, только престарелая родственница покойного неодобрительно покачала головой.

- То-то же,-обведя волчьим взгляд ом присутствующих, подытожил Донатас. После чего смачно выругался по-русски, и Аиде стало не по себе. Она вдруг вспомнила, что месяц назад заметила у Дона на макушечке едва наметившуюся лысину. Вот студентке иняза, стоявшей на балконе, она и бросилась в глаза.

- Как поживает ваш украинский друг? - подсел к Аиде Борзой.

- Спасибо, хорошо. Очень хотел с вами увидеться, но дела не позволили.

- Когда разделается с делами, пусть приезжает в Катю. Я всегда рад гостям, а таким в особенности. - Последние слова он произнес со скрежетом зубовным. Видно, Мадьяр сильно расстроил его планы. Или, вернее, часть планов. Теперь Аида понимала, что Борзой приехал в Питер не только ради нее, а чтобы договориться с Доном и остальными. Ради сегодняшних поминок он здесь. И Донатас, возможно, расплатится ею с Борзым.

Нет, не зря ее пригласили сюда и показали всем тузам будущего синдиката. Это значит, как верно заметил Мадьяр, что ее услуги больше не понадобятся. И главное - выйти отсюда. Главное - уцелеть.

- А теперь по-православному! - объявила она.

- Вот это другое дело! - почему-то обрадовался Борзой и налил ей полный бокал водки.

- Упиться - так упиться. Чтоб мы все сдохли! - провозгласила она тост и снова выпила все до дна, так что ей даже зааплодировали. Сидевший напротив литовский компаньон Нечаева смотрел на нее с восхищением, не отрывая глаз.

- Я бы взял такую в жены, - сказал он по-литовски Донатасу.

- К сожалению, девочка уже не продается, Гедиминас, - ответил тот. - Да и потом, ты ее плохо знаешь. Это дьявол в юбке.

- Она говорит по-нашему.

- Дьявол говорит на всех языках...

- Отдай мне ее, Донатас!

- Ты много выпил сегодня, мой мальчик.

"Мальчику" было под сорок, и он действительно здорово опьянел.

- Тогда хотя бы на одну ночь! Я тебе хорошо заплачу!

- Я, по-твоему, сутенер, говнюк?! - Дон ударил кулаком по столу - И она, между прочим, не шлюха! А тебе надо проспаться, Гедиминас!

Воспользовавшись ссорой двух литовцев, Аида встала из-за стола.

- Куда? - схватил ее за руку Донатас.

- Что мне теперь и поссать нельзя? - сказала она пьяным голосом, снова вызвав смех.

Старушка по-прежнему качала головой, Нечаев смотрел с настороженным прищуром, Борзой нагло улыбался. Гедиминас откинулся на спинку стула и, запрокинув голову вверх, насвистывал незамысловатый мотивчик. Донатас расцепил пальцы на ее запястье.

- Иди и быстрее возвращайся. Поговорим о деле.

Туалет был первым шагом к спасению - он находился рядом с выходом.

Аида закурила. Скорее всего, выхода вообще не было. "К сожалению, девочка уже не продается..." Дон теперь ничего не скрывает. Он уверен, что у нее нет выхода. И если бы она сразу догадалась, что сам Донатас расправился с Вахом, то вряд ли ее заманили бы сюда.

Аида открыла кран и подставила под струю кончик сигареты. Она услышала, как кто-то вошел в туалет. Бросила чинарик в корзину. Раскрыла сумочку. Принялась мыть руки.

За спиной раздались тяжелые, но быстрые шаги. Аида не успела обернуться, как на шею ей набросили удавку В зеркале она увидела тупую, со звериным оскалом, морду дылды-охранницы и свой испуганный взгляд. Взгляд, в котором застыл ужас, напугал ее больше, чем эта горилла. "Неужели все?" спросила она у отражения в зеркале.

У дылды была железная хватка. Бесполезно отбиваться локтями и острыми каблуками-шпильками. Двухметровая литовка безукоризненно исполняла порученную ей работу. А справиться с такой хрупкой девушкой, как Инга, дело нескольких секунд.

Аида сделала вид, что покорилась судьбе. Она не брыкалась, не дергалась и спокойно давала себя душить.

Первый удар пилкой пришелся дылде в район аппендикса. Она вскрикнула, скорее, от удивления, чем от боли. А удивившись, ослабила хватку. Аида быстрым движением избавилась от удавки. Полной грудью вдохнула спасительный воздух. Увернулась от новой попытки набросить петлю и нанесла второй, страшный удар.

Охранница с криком отлетела к стене и сползла на пол. Пилка застряла у нее в глазнице. Она ревела и мотала головой, пока Аида не вырубила ее, ударив ногой в солнечное сплетение.

Она расстегнула кобуру на поясе у дылды и достала пистолет. Видно, охраннице было поручено убрать ее бесшумно, и та не стала пользоваться оружием. Значит, они боятся шума. Значит, чего-то они все-таки боятся!

Снова раздались шаги, но теперь Аида была во всеоружии. И охранник, вбежавший в туалет, тут же получил пулю в лоб.

Ей некогда было радоваться новой победе потому что предстояло самое опасное - выбраться наружу.

Она разоружила охранника и, перешагнув через труп начала осторожно двигаться к двери.

Потом изо всей силы пнула дверь и вылетела вон.

Она застала их врасплох. Они не верили в чудеса. Они забыли, что в жизни есть место подвигам.

Аида наставила один пистолет на второго охранника, а другой на Дона, который оказался ближе всех.

- Одно движение-и я стреляю! В зале, где "праздновались" поминки, наступила минута молчания.

- Тебе сегодня везет, детка, - горько усмехнулся Донатас. - А я всегда на стороне тех, кому везет. Вот ключи от моей машины, - покрутил он на пальце связку - "БМВ" цвета кофе с молоком. Дарю.

- Засунь их себе в задницу! Пусть охранник снимет кобуру и передаст ее мне.

Донатас кивнул охраннику, и тот сделал, как она велела. Теперь у нее был полный арсенал.

- Надеюсь, у тебя хватит ума не делать глупостей? - Для создавшейся ситуации Дон держался довольно хладнокровно. Видимо, бывал и не в таких переделках.

Аида прекрасно знала, что это еще не победа и что возле ресторана в респектабельных автомобилях подвыпивших боссов ждут шоферы и охранники.

- Ты пойдешь со мной, - приказала она Донатасу.

- Только провожу до машины, - возразил он. - Безопасность гарантирую, а там - езжай на все четыре стороны. - И чтобы она ему окончательно поверила, добавил: - Никто ради тебя перестрелку в центре Питера устраивать не будет. Много чести.

Она приказала охраннику и старичку-швейцару убраться в зал, после чего два трофейных пистолета спрятала в сумочку, а третий оставила при себе.

"БМВ" стоял прямо против входа в ресторан, у самого парапета набережной, нагло перекрыв пешеходную дорожку.

Донатас, как и обещал, довел ее до автомобиля и передал ключи.

- Здесь, детка, наши пути расходятся. Но сегодняшний урок я запомню надолго.

- А пошел ты... - напутствовала она его по-литовски.

Дон возвращался к ресторану не торопясь, с достоинством.

Аида открыла дверцу и уселась за руль. Тут же из-за спины раздался голос:

- Я не думала, пицике, что ты такая дурочка. Зачем только я учила тебя уму-разуму?

В стекле заднего обзора на миг показалось старушечье лицо, будто обклеенное пергаментом, с пустыми глазницами.

Аида резко обернулась - никого. Она хотела уже включить зажигание, но сзади кто-тo хихикнул.

- Куда ты собралась ехать, пицике? Куда можно ехать на этой машине? Не догадываешься, глупенькая?

Ступив на крыльцо ресторана, Дон обернулся с той самой улыбкой, которая жила отдельно от лица. Он услышал, как заработал мотор "БМВ", но машина была пуста, и улыбка сразу исчезла. Девушка стояла в нескольких метрах от машины, у самого парапета набережной, там, где ступеньки спускаются к реке. Он не успел удивиться, потому что две пули, одна за другой, пробили ему грудь.

Люди, выбежавшие из ресторана, и охранники, выскочившие из машин, еще не сообразили, что следует предпринять, как раздался оглушительный взрыв. "БМВ" цвета кофе с молоком взлетел на воздух, а девушка с пистолетом исчезла, словно растворяясь в дыму.

Ее уносил с места событий небольшой мобильный катер. И рулевой по имени Саша, восемнадцати лет от роду, с лицом загорелым и обветренным, всю дорогу хохотал. То ли не на шутку перетрухал, то ли вообще был веселого нрава.

- А фейерверк в этом году проорали! Позор! День Морского флота - и такая оказия! Нарушили петровскую традицию, пидоры! Народ облепил Неву со всех сторон, а менты в рупоры объявляют: "Салюта не будет, расходитесь по домам!" Детишки - в рев, а морячки, засучив рукава, - в мордобой! Вот такие у нас нынче праздники! А вы сегодня компенсировали. Завтра в газетах напишут. Это точно. А может, и по телеку покажут!..

Под его несмолкающую болтовню Аида топила в реке свои трофеи.

В Саше они с Майрингом не ошиблись, когда искали вчера на пристани подходящую кандидатуру. Парень остро нуждался в заработке. И не подвел. Они не стали его обманывать, предупредили, что мероприятие связано с риском, но Саша оказался не из робких. После отъезда Мадьяра Аида крайне нуждалась в таких парнях.

- А когда вы со мной расплатитесь? Прямо сейчас? - не терпелось рулевому. - Если еще понадоблюсь, ищите возле Аничкова моста. А если меня не будет, спросите у любого Сашу Водолаза, и вам подскажут, как меня найти. Столько бабок я и за неделю не зарабатываю! Всегда можете на меня рассчитывать! Без разговоров! Я целиком и полностью ваш, девушка!

- А не боишься со мной связываться? --спросила она на прощание.

- Трус не играет в хоккей...

Сев в машину, Аида сказала:

- А теперь мне надо хорошенько выспаться, но домой пока ехать опасно. Есть у тебя на примете какое-нибудь местечко?

Подумав немного, с долей сомнения он предложил:

- Только квартира Виктора. Ты сможешь там уснуть?

Она закрыла глаза, выдохнула воздух и процедила сквозь зубы:

- Мне наплевать...

В квартире Виктора она проспала почти сутки. Ей приснился очень странный сон. Никогда раньше она не попадала во сне в храм. Она сразу решила, что сон знаковый. Тем более, что он приснился в квартире, где было совершено убийство. Аида не стала ломать над этим голову, потому что было много других вещей, о которых стоило подумать.

Майринг появился только вечером следующего дня. Именно от него она ждала новостей.

- Новости тебя, пожалуй, удивят. Софья поработала на славу. - Он расположился в просторном кресле.

За окном сгущались сумерки, но Аида не стала включать свет. Полумрак гостиной наполнился ароматом сандала.

- Извини, но без тибетских палочек я не могу себя чувствовать по-настоящему отдохнувшей.

- А курить-то можно?

- Какой ты темный, Марик. Ну, конечно, нет.

- Черт! - Он с досадой ударил себя по колену. - Ладно, к делу. Твое вчерашнее шоу в "Амбассадоре" кое-кого повергло в ужас, а кто-то, наоборот, пришел в восторг. Главные действующие лица поспешили убраться из ресторана, куда прибыла милиция, журналисты и телевизионщики. Они скрылись в доме нотариуса. Им предстояло многое обсудить, и они просовещались до вечера. А ночью Борзой улетел в Екатеринбург, а Гедиминас - в Каунас. Некоторые вопросы остались открытыми, но самый жаркий спор разгорелся из-за тебя. Борзой потребовал немедленной ликвидации, но коллеги его не поддержали. Напуганный до смерти Нечаев предложил дать тебе денег, чтобы ты уматывала на все четыре стороны, однако требовал запретить тебе проживание в Екатеринбурге, Питере и Литве. Удивил всех Гедиминас. Он заявил, что, если хоть один волос упадет с головы Инги, все договоры, подписанные им, будут аннулированы. Кажется, горячий литовский парень влюбился. Он назвал Донатаса идиотом, не сумевшим оценить сокровище, которым обладал. Короче, насчет тебя так и не договорились. Но сегодня утром последовала неожиданная реакция со стороны нотариуса. Он составил завещание, а состояние у него нешуточное. Небольшую часть денег он отписал своим мальчикам, а все остальное достанется Софье. Насколько я понимаю, в ближайшие дни тебе ничто не угрожает. Нечаев попробует связаться с тобой. Он обещал Гедиминасу держать его в курсе событий. Что предпримет Борзой - загадка. Во всяком случае, ему невыгодно портить отношения с литовцем. Как видишь, все складывается в твою пользу.

Аида неподвижно лежала на диване, вдыхая аромат тибетских благовоний. Ему показалось, что она сейчас где-то далеко и он зря распинался перед ней.

- Я была предельно внимательна, - успокоила его Аида, будто подслушав мысли Марка. - С Питером рано или поздно придется расстаться. Я поняла это еще месяц назад, когда ты только начал свое дурацкое расследование.

И вот уже целый месяц я прощаюсь с ним, и ты не представляешь, как это тяжело. Словно с ребенком, который вот-вот должен умереть, и ты наслаждаешься каждым мигом его жизни. Питер скоро станет для меня миражом. И я постараюсь никогда не приезжать в этот город, чтобы больше не испытывать ничего подобного. Поэтому предложение Нечаева убраться на все четыре стороны, да еще с премиальными, меня вполне бы устроило, если бы... я не могу уехать, не отомстив за Веру и еще за одного хорошего парня. Убийство произошло на даче нотариуса, а значит, не без его ведома.

- Но если ты не согласишься на его предложение и не возьмешь денег, то на тебя снова начнется охота.

- А кто тебе сказал, что я не соглашусь на его предложение и не возьму денег? Я отправлюсь скорее всего в Москву, а Нечаев - на тот свет.

Майринг до сих пор не нашел ответа на вопрос, почему он ей помогает? Почему становится соучастником преступлений, которые совершает эта юная особа? Почему не пытается ее остановить или как-то образумить? Вопреки своей жизненной философии, которая выработалась с годами, он искал оправдания и себе, и ей. И легко находил их, следуя старой мудрой поговорке: "С волками жить - по-волчьи выть".

Родион, исхудавший от страданий, вновь отпустил фараонскую бородку. В один прекрасный день он протрезвел и сказал себе: "Хватит!" Надел свой лучший костюм, который ему подарила на день рождения Аида, завязал галстук и отправился в свою больницу. Оказывается, его никто и не думал увольнять, а, учитывая несчастье, случившееся с доктором, задним числом оформили отпуск за свой счет.

"Слава Аллаху, опять похож на человека!" - твердила каждый вечер Патимат, когда сын возвращался с работы.

Он снова стал веселым и общительным, а на получку за май месяц, выданную только сейчас, купил "Ледяной дом" Лажечникова, изданный в прошлом веке. И две ночи провел за чтением, с трепетом перелистывая пожелтевшие страницы.

Аида не могла нарадоваться на дело своих рук, она вновь обрела брата, прежнего Родьку. И на радостях сообщила ему, что они в скором времени переедут в Москву и там он сможет заниматься частной практикой. Она сама профинансирует аренду и ремонт помещения и купит брату лицензию.

Родион холодно поблагодарил сестру, но она не обиделась, ведь Родька любил Питер не меньше, чем она, и его прежде всего огорчил грядущий переезд.

Они сидели в ее комнате под массивным распятием с позолотой, сделанным в Германии в восемнадцатом столетии, и у Христа было суровое арийское выражение лица.

- На днях мне приснился сон, и он никак не выходит из головы, поделилась она с братом. - Дело было зимой. Мы шли по Невскому с Иваном. Вьюжило. Довольно сильная метель, а проспект абсолютно пустой. Я сказала, что хочу помолиться, а мы как раз дошли до храма Святой Екатерины. Иван ответил, что подождет меня на улице. Мне нужно было войти в храм во что бы то ни стало, и я совсем не подумала о том, что ему придется ждать меня на холоде. В костеле оказалось несколько прихожан, хотя месса не служилась. По всей видимости, они просто грелись. И тут я заметила на себе их взгляды. Люди смотрели на меня с осуждением и даже с ненавистью. Я не могла понять, в чем дело, пока не обратила внимание на свои ноги. Я была в белых валенках ив огромных галошах. Они были настолько велики, что в них я передвигалась, как на лыжах. Мне стало невыносимо стыдно. Не знаю, испытывала ли я когда-нибудь что-то подобное... Стыд причинял физическую боль. Священник указал мне пальцем на дверь. Он тоже меня презирал и ненавидел. А вот статуя Мадонны за его спиной... Лицо Девы Марии вдруг ожило. Она улыбнулась мне и даже подмигнула. Ведь я пришла не к нему, а к Ней. Пришла помолиться... - В этом месте Аида умолкла. Она опустила одну несущественную деталь. Во сне у Девы Марии было лицо погибшей барменши.

- Это все? - поинтересовался Родион.

- Пожалуй.

- Тогда нет ничего проще. Галоши - это ключ к разгадке сна. Как известно, галоши делаются из резины, и их надевают на валенки. В твоем сне галоши - это только символ. Наш мозг любит подбрасывать нам символы, заменители подлинных предметов, вызывающих у нас тревогу. В данном случае галоши - это презервативы. Они тоже резиновые и тоже надеваются. По всей видимости вы с Иваном пользовались презервативами, а католическая церковь осуждает подобные вещи. Поэтому прихожане и священник в костеле смотрели на тебя с осуждением, а ты испытывала стыд именно из-за галош. Сон вызван страхом. Страх не иметь детей. И вот ты уже пожалела об Иване, оставшемся на холоде. И не случайно ты идешь молиться Мадонне. У кого еще просить о ребенке? Дева Мария часто изображается с младенцем на руках.

- В моем сне она была без младенца...

- Не важно. Вот, собственно, и все. Наверно, пора уже подумать о потомстве... - Он вдруг сделался грустным и очень уставшим.

- Родька, ты прямо как Фрейд! Тебе действительно надо кончать бороться с наркоманами и браться за психоанализ. Это твое призвание. Конечно, бабушка растолковала бы все по-своему, но ты, как никогда, оказался близок к истине.

- Наверное, ты делала аборт, - произнес он в задумчивости, но тут же спохватился: - Извини! Просто психоанализ очень похож на детектив, ужасно увлекателен и требует дальнейшего расследования. Я пойду к себе, ладно?

Она пожелала брату счастливых сновидений и поцеловала его в лоб.

В своей комнате Родион первым делом поставил кассету с "Нирваной". Сел за круглый письменный стол из дуба, купленный Аидой на Рождество для любимого брата. Попробовал начеркать на листе бумаги несколько слов по-немецки, но оказалось, что язык, который он учил в школе ив институте, напрочь забыт. Полез в шкаф за русско-немецким словарем.

Когда он учился в Алма-Ате, то не любил писать писем, а каждый месяц посылал родителям открытки, исписанные мелким, неразборчивым почерком. Открытки получались преглупейшего содержания: сдал такой-то зачет, купил себе кроссовки, записался на такую-то лекцию и так далее. Патимат гордилась сыном, а папаша неплохо "доился", посылал студенту деньги, и Родион обычно проматывал их с друзьями в кабаке за один день.

Однажды он написал, что у него не ладится с языком и он никак не может сдать зачет строгому, придирчивому преподавателю. Аида училась в третьем классе обычной школы. В классе у них было двенадцать немцев, и когда у всех заканчивались занятия, они оставались еще на один урок, под названием "Родная речь".

- Я тоже хочу остаться,-заявила она как-то классной руководительнице.

- Тебе не положено.

- Почему?

- Потому что они - немцы, а ты - русская.

- Я останусь, - твердо решила девочка, и та почему-то не посмела ей возразить, только пожала плечами.

Немцы смотрели на нее как на заблудшую овечку, примкнувшую к стаду благородных антилоп. Учительница немецкого спросила:

- Ты-новенькая?

- Нет, я учусь в этом классе. Меня зовут Аида Петрова.

- У тебя мама-немка?

- Нет, я просто хочу послушать.

- Что послушать?

- Вашу родную речь. Класс взорвался смехом, но учительница подняла руку, и снова стало тихо.

- В пятом классе у вас будет предмет "иностранный язык", и ты сможешь выбрать немецкий, - здраво рассудила она.

- Я просто хочу послушать.

Строгие, холодные глаза учительницы встретились с горящим взглядом девочки, и учительница, славившаяся своей несгибаемостью и бескомпромиссностью, усмехнувшись, произнесла:

- Что ж, послушай...

Она "послушала" два урока. Откопала в кладовке старые учебники немецкого, по которым учился Родион. И на третьем уроке подняла руку Больше над ней никто не смеялся. Приехавшему на зимние каникулы Родиону она заявила, что будет с ним общаться исключительно по-немецки и пусть он только попробует не сдать зачет.

Каждый день девятилетняя Аида усаживала за уроки своего девятнадцатилетнего братца. Они читали вслух книги, которыми с ней делились сверстники из немецкой группы. Обалдевший

Родя без конца повторял:

- Во время войны ты была бы разведчицей. Наверное, готовишься в шпионки, а?

Зачет он благополучно сдал и прислал ей в подарок из Алма-Аты "Фауста" на немецком, роскошно изданного в конце прошлого столетия. Книгу Родион купил на папины деньги.

И сейчас, с помощью словаря, он пытался написать Аиде письмо своим мелким, неразборчивым почерком.

"Я жил иллюзиями, а наше время этого не прощает. Я родился в другой стране и в другую эпоху и до сих пор не приспособился к переменам... Я долго учился в институте, а потом долго переучивался, и все это было бесполезно. Как врач я не многим помог, а последний год работы в наркологической клинике показал всю мою некомпетентность и даже беспомощность. Поэтому моя частная практика, да еще в Москве, - это всего лишь новая иллюзия. Я чувствую себя лишним, ненужным... Иногда мне удавалось спрятаться от действительности за чтением книг. Это были самые счастливые, самые полноценные минуты моей жизни. Боже мой, сколько удовольствия мне доставили Гоголь и Достоевский, Диккенс и Пруст, Цао Сюэцинь и Шолом-Алейхем! Но и книги - это тоже иллюзия, и в них не найти ответа на вопрос, который гложет тебя изо дня в день: зачем ты живешь?.. Я не успел оставить потомства, но это, наверное, к лучшему. Что я передал бы своим детям? Беспомощность, бесполезность или, может быть, иллюзии?.. Ты всегда презирала слабых людей, но почему-то много и долго возилась со мной. Однажды я предал тебя и, возможно, способен на и новое предательство... Таким, как я, не стоит..."

Родион не дописал фразы, поставив многоточие.

Внизу: "Извини за плохую немецкую орфографию, я ведь все-таки не вундеркинд. Твой любящий брат".

Еще ниже по-русски: "Мама, если можешь прости".

Он достал из шкафа цветастый галстук, тоже подаренный сестрой, но так ни разу и неодеванный. Никогда не следил за своим гардеробом, но кое-что все же пригодилось. Включил старинную люстру, ее первую покупку в новую квартиру, приобретенную наспех в ближайшем антикварном. Ведь брату нужен был источник света!

Некоторое время он стоял в оцепенении, смотрел, как мерцают хрустальные подвески на люстре, отливая всеми цветами радуги, как отбрасывают радужные блики на бархатные обои и книжный шкаф.

На стол, где лежало его последнее письмо, он поставил стул в стиле ампир.

Это случилось в самом конце лета девяносто девятого года. Родиона похоронили рядом с бабушкой. Отец приехал как раз к похоронам. Он поселился в комнате Роди, несмотря на то что ему предлагали другие комнаты. Он приехал не один, а со своей шестилетней дочкой Дуняшей. Девочка впервые оказалась в таком большом городе и впервые видела покойника, поэтому не отходила ни на шаг от отца и всех сторонилась.

В эти дни Аида не оставляла Патимат одну. Та всерьез поговаривала о самосожжении. Когда мачеха, устав от слез и бессонницы, переставала ощущать действительность, Аида трясла ее за плечи и умоляла: "Ты мне нужна! Ты мне необходима! Я тебе не позволю уйти, мама!" И Патимат, очнувшись, успокаивала ее: "Конечно, я тебя не брошу, дочка".

Они несколько раз ходили в мечеть. И там в специально отведенном для женщин месте стояли на коленях и молились по-арабски. Аида помогла ей вспомнить давно забытую молитву.

В сентябре зарядили дожди. Они часами просиживали с Марком в какой-нибудь забегаловке и пили много, как никогда. Он совсем забросил работу, передав жене бразды правления. Он теперь редко видел Ирину и детей. Каждую ночь проводил на квартире Виктора. Иногда с Софьей, а чаще в одиночестве.

С Майрингом Аиде всегда было уютно, а в эти безрадостные, скорбные дни сентября его присутствие стало для нее необходимым. "Ты совсем не похож на Родиона, - сказала она как-то, - но я хотела бы иметь такого брата". - "Ты его имеешь".

Теперь их любимым местом стал пивной бар на Первой линии Васильевского острова. Это было не очень удобно, потому что Марк, в связи с беспробудным пьянством, перестал пользоваться своим автомобилем. До разведения мостов они успевали перебраться через Неву, и он провожал Аиду на Фурштадтскую, а потом топал пешком на Сенную площадь.

Тихими вечерами в полумраке бара они рассказывали друг другу истории своей жизни, пытались привести все к какому-то общему знаменателю, и, конечно, ничего у них не получалось. А на трезвую голову издевались над своими нелепыми, полуфилософскими-полумистическими излияниями. Марку прожитые годы представлялись в виде набора зубочисток. Выковыривание мяса из чужих гнилых зубов, а дальше - забвение, помойка. Аида позволяла себе расслабиться и признавалась, что в ее молодое, красивое тело переселилась душа прабабушки. Старая Аида немного не дотянула до ста лет, а она, кажется, уже дотянула.

В эти дни они на удивление много смеялись. Их смешила всякая глупость. В основном, собственная. Марк тянул ее в Русский музей. "Я люблю Нестерова, Борисова-Мусатова, Врубеля, Кустодиева", - говорил он. Аида качала головой: "Мы пойдем в Эрмитаж. Я люблю Брейгеля, Кранаха, Рембрандта и малых голландцев". В конце концов они никуда не шли, а снова и снова заказывали пиво и водку

В некоторые ее рассказы он верил с трудом.

- Ты бродяжничала с двенадцати лет, а как получала паспорт? Вернулась в свой город, в паспортный стол? И тут тебя сцапали?

- Все куда проще, Марик. У меня был фальшивый паспорт. Причем уже с четырнадцати лет, а настоящий, российский я сделала совсем недавно. Нет ничего невозможного, надо только очень захотеть. Так говорили в какой-то детской телевизионной передаче, и я поверила.

Как-то к ним подсела молоденькая девушка, светлоглазая блондинка с мягкими чертами лица, и заговорила с Аидой по-литовски. "Вам привет из Каунаса", - сказала она. "У меня нет там родственников", - возразила Аида. "Зато есть друзья, которые помнят о вас". - "Как вы меня нашли?" - "Я узнала вас по фотографиям". И она протянула ей пачку фотоснимков: Аида с Донатасом, Аида с

Борзым, Аида встает из-за стола, Аида ведет Донатаса к машине, Аида у парапета набережной с пистолетом в руке. Странно, ей казалось, что Гедиминас в "Амбассадоре" был в стельку пьян. Но кто-то по его команде фотографировал ее скрытой камерой. "Сколько вы хотите за эти снимки?" - _спросила она девушку. "Ну, что вы! - притворилась смущенной та. - Это подарок от Гедиминаса. Он хочет с вами встретиться". - "Где и когда?" - "На днях он приедет в Петербург и остановится в гостинице "Прибалтийская". В какое время вам лучше позвонить?" "Во втором часу ночи".

Девушка отказалась выпить с ними водки и исчезла так же внезапно, как и появилась. Наутро Аида сомневалась, была ли она вообще или приснилась, но Марк утверждал, что помнит литовскую девушку и что та передала ей какие-то фотографии. Снимки действительно лежали в сумочке.

- Пора нам трезветь, - здраво рассудил Майринг, когда они снова встретились в пивнушке на Васильевском. - Нечаев тебе не звонил?

- Может, и звонил, да только я дома почти не бываю. Отец скоро уедет, а мы с ним толком и не поговорили ни разу Да и о чем нам говорить?

- Значит, не звонил. Что-то уж больно деликатничает.

- Мне наперед известны все его разговоры. Папа прежде всего обвинит меня в смерти мамы. У нее было слабое сердце, ей иногда вызывали "неотложку", а я, несмотря на это, взяла и сбежала из дому. А почему у нее было слабое сердце? Кто сделал ее жизнь такой невыносимой? Конечно, проще всего на кого-то свалить!

- Как Патимат с твоим отцом?

- Нормально. Моя мачеха - удивительный человек. До сих пор любит отца и всех его детей считает своими. Сказала на днях, что Дуняша плохо одета и я могла бы позаботиться о сестренке. Да какая она мне сестренка?! Я и папашу-то никогда не считала родным!

- А Родион? Родиона ты любила. Не будешь ведь отрицать? А как он гордился тобой! Нам, студентам, все уши прожужжал, мы над ним даже посмеивались.

- Ладно, не береди, - попросила она, - а возьми лучше водки и пива...

Они снова напились и снова пустились в рассуждения о смысле жизни, не находя никакого смысла ни в жизни, ни в рассуждениях о ней. И это бы длилось бесконечно, если бы Майринг ни с того ни с сего не вспомнил:

- А знаешь, я ведь предсказал и Родькину гибель, и встречу с тобой в одном из своих юношеских стихотворений.

- Ты сочинял стихи? Забавно! А ну-ка, прочти!

Марк постарался сделать лицо серьезным и значительным, но мимические упражнения ни к чему не привели, и он принялся за декламацию как есть, с лицом трактирного выпивохи.

В небе трупы маранов*.

Кровь стекает с карнизов.

Ветер дует с пруда. Вечереет.

Среди лязга трамваев арии канареек,

Я едва различаю твою тень, Элоиза.

Мы бежим коридорами опустевшего здания.

В каждой комнате - свечи да мертвые головы.

Ты хохочешь, ты бредишь:

"Посмотри же, как здорово!

Эти стены еще берегут вековые предания!"

Элоиза, ты - ведьма, как и сестры твои францисканские!

Я устал поощрять ваши мерзкие прихоти!

Я прошу, больше в келью мою ты не приходи,

Чтоб на утро меня из петли не вытаскивали...

* Мараны-в средневековой Испании евреи-христиане, впоследствии уничтоженные инквизицией

Дочитывая, он закрыл лицо ладонями, пытаясь остудить пылавшие огнем щеки.

Она молчала всего полминуты, постукивая ногтем о пивную кружку, продолжая отбивать ритм услышанных строф.

- Неплохо для юношеских стихов, - с натянутой улыбкой похвалила она. Только проблемы с ударениями. "Арий канареек" и "в келью мою ты не приходи". Так нельзя. Зато много страсти и насыщенный готический колорит. В общем, мне понравилось.

Марк сидел понурив голову. Ему было абсолютно наплевать на ударения.

Домой она вернулась раньше обычного. И Патимат, и отец еще сидели на кухне. Мачеха по-восточному суетилась вокруг мужчины, не смея утомлять его бабской болтовней.

- Они на днях уедут, - сообщила она Аиде и добавила шепотом: - Поговори с отцом. Он ведь к тебе приехал.

Игорь Дмитриевич, разменяв шестой десяток, начал сутулиться, а раньше гордился своей офицерской выправкой. В армию его забрали с факультета журналистики, и он долгое время был военным корреспондентом. Потом стал редактором военной газеты в Дагестане. Там-то и встретил Патимат. И там же родился Родька.

Семь лет продолжалась безоблачная кавказская жизнь, пока он не получил сообщения о смерти мамы. Пришлось оставить военную службу и возвращаться в Казахстан, где осталась престарелая бабушка.

И опять все сначала. От рядового журналиста до редактора местной газеты.

Мать Аиды была обыкновенным корректором, тихой, скромной, малоприметной девушкой, каким-то образом сумевшей завладеть сердцем и мыслями своего начальника.

Игорь Дмитриевич сильно сдал, черты лица заострились, волосы, как всегда подстриженные ежиком, стали серебряными.

- Проголодалась, дочка? - сделал он шаг навстречу Разговор у них никак не получался. - Поздно ты с работы возвращаешься.

Он интересовался у Патимат, чем занимается Аида, но той удавалось уйти от ответа на столь щекотливый вопрос.

- Бывало я тоже так задержусь в редакции, а твоя мама меня потом ругает. Очень она нервничала, когда я задерживался. Думала, изменяю. А тебя пока ругать некому.

- Ты сильно переживаешь на этот счет? - Аида сидела к отцу в профиль и смотрела, как суетится мачеха, подогревая пирог и заваривая чай..

- Наверное, опасно для девушки возвращаться так поздно? Я слышал, в Ленинграде большая преступность.

- Да, папа, большая.

- Вот видишь. Я буду переживать за тебя когда уеду. Может, стоит сменить работу?

- Я подумаю.

- А кем ты работаешь, если не секрет?

- Секрет.

Игорь Дмитриевич опустил голову. Родная дочь давала ему понять, что он зря приехал, что он никому здесь не нужен и что нельзя склеить то, чего нет и никогда не было.

- Когда ты уезжаешь? - спросила дочь.

- Завтра - суббота? Думаю на понедельник взять билет на поезд. Дуняша просится домой, к маме.

- Зачем ты дал ей такое имя?

- Я ведь тебя хотел назвать Дуняшей, чтобы как у Достоевского - Родион и Дуняша. Да бабушка не позволила. Она тебя с колыбели приветила. Моя кровушка, сказала, цыганская. Значит, Аида. И когда ты убежала из дому, бабушка радовалась. Нечего ей тут плесневеть, говорила, ей другая жизнь предначертана. А матушка твоя не выдержала, померла, царство ей небесное. - Отец перекрестился. - Я ведь в церковь на старости лет ходить стал. Пост соблюдаю, в грехах каюсь. Родька-то некрещеный был, вот и полез в петлю!..

- Шел бы ты спать! - резко оборвала его Аида. - Уже поздно.

Патимат от боли присела на стул и закрыла руками лицо.

-Родя мне написал в письме, что соскучился. А вот поспешил, не дождался нас с Дуйней - Игорь Дмитриевич зарыдал истерично, без слез.

Аида с отвращением посмотрела на отца, но промолчала.

- На тебе я давно крест поставил! Выкормил цыганское отродье, что ж теперь поделаешь? А Родьку я любил! Родька всегда был в моем сердце!

- Как ты смеешь? - зашипела на него Патима - Как у тебя язык поворачивается? Родя с детства был тобой запуган. Дрожал, услышав твой голос. Так ты его любил? А ее зачем обзываешь? Ты не у меня в гостях, а у Аиды. Это ее дом. А не нравится - убирайся в гостиницу! Как тебе не стыдно, Игорь, ведь уже пожилой человек!

- Ты еще будешь меня учить уму-разуму!

- Иди спать! - вновь оборвала его Аида и посмотрела так, что у Игоря Дмитриевича начал дергаться глаз.

- Иду, Аидушка, иду, - покорно согласился он, - а то развоевался на ночь глядя...

Утром она любила понежиться. Обычно дожидалась, когда отец с Дуняшей уедут на экскурсию или пойдут в музей, и только тогда вставала.

Сегодня она услышала, как Патимат с болью в голосе высказывает бывшему мужу: "Где у тебя голова? Привез ребенка в одних сандалиях! Куда? В Петербург, осенью! В шерстяной кофточке по дождю! Она за ночь не успевает высохнуть! А девочка уже кашляет!"

Аида вскочила с постели и отправилась умываться.

- Отец, отдыхай! --бросила она на ходу, взглянув в его сторону. Сегодня я гуляю с сестренкой.

- У тебя выходной, дочка? - обрадовался Игорь Дмитриевич и, не получив ответа, обратился к девочке: - Слышала, сегодня ты будешь гулять с сестрой!

Дуняша что-то испуганно пролепетала, но сквозь шум воды Аида не расслышала ее слов.

У сестренки были густые каштановые волосы и большие светло-серые глаза. А вот одежка, действительно, никуда не годилась. Шерстяная кофточка, изъеденная молью, была раза в три старше девочки.

- Признавайся, от кого получила в наследство? - выпытывала Аида.

- От Ромы.

- Рома-это кто?

- Мой старший брат.

- У тебя есть брат?

- Не родной. У него другой папа. , "История повторяется", - подумала Аида.

Она никогда не интересовалась магазинами детской одежды и пошла наобум, в первый попавшийся. Он оказался дорогим и вокруг были одни иностранцы, но цены мало волновали Аиду. Она одела Дуняшу с ног до головы, прикупив еще пеструю шубку из искусственного меха, пару платьев и кучу мягких игрушек. И заставила девочку выбросить в урну все старые вещи, вплоть до трусиков. Процедура, окрещенная Аидой "Смерть обноскам!", доставила удовольствие обеим.

Замкнутая Дуняша поначалу только пыхтела и удивленно таращила глаза, а под конец развеселилась. Особенную радость ей доставили игрушки и щубка, такая яркая и приятная на ощупь. Она вертелась в ней перед зеркалом, пока Аида расплачивалась с кассиром. Проходившие мимо молодые французы на миг остановились, а один из них сказал другому примерно следующее: "Вот еще одна кокетка, из-за которой мы погибнем".

"Французы, как всегда, в своем репертуаре", - ухмыльнулась про себя Аида, а Дуняша захихикала.

- Что тебя насмешило?

- Дядя сказал... - и она прошептала сестре на ухо смешное слово.

Французское слово "пердю" - "погибший" звучит довольно курьезно для русского уха.

- А что он еще сказал? Сможешь повторить?

- Так не по-нашему...

- А ты не по-нашему повтори!

Обычно для детей иностранная речь - это смешная абракадабра. Дуняша на секунду задумалась, а потом с застенчивой улыбкой залепетала. Ее лепет смутно напоминал французскую фразу

- Ну-ка, пицике, повторяй за мной!

- Пицике?!

Для девочки это было что-то вроде новой игры. Аида подыскивала несложные венгерские слова, а потом целые фразы, и та умудрялась все в точности повторять за сестрой.

- Заработала мусс и мороженое! - подвела итог Аида.

По дороге в "Кошкин дом" она размышляла: "А что здесь, собственно, необычного? Ведь Дуняша тоже правнучка старой Аиды. Надо сказать отцу, чтобы отдал ее в специальную школу. - И тут же спохватилась: - Господи, да какая может быть школа в этой дыре! Да и денег у него нет на обучение дочери!"

В кафе они продолжили игру, используя другие языки. Дуняша лучше слышала романские, чем германские. Особенно плохо было с английским.

"Хотя бы подскажу отцу, чтобы отдал ее на французский, а там видно будет".

Размышляя о будущем сестренки, она расслабилась. А ведь девушка в ее положении, то есть девушка-киллер, за которой идет охота, должна постоянно быть начеку. Между тем на углу Литейного ее уже поджидал вместительный "шевроле" с затемненными окнами, и трое молодых людей в одинаковых серых костюмах многозначительно переглядывались друг с другом у входа в кафе.

- Инга! - окликнули ее.

Она держала в обеих руках огромные пакеты с покупками, да еще Дуняша крепко вцепилась в ее запястье. Более дурацкой ситуации нельзя было себе представить.

Парни окружили их, встав вплотную, чтобы не мешать прохожим.

- Вас хочет видеть Юрий Анатольевич.

- Прямо сейчас? Дайте мне хотя бы отвести девочку домой. Тут совсем рядом.

- Садитесь в машину!

Это было сказано жестким, не терпящим возражений голосом, и Аида решила уступить. Она вдруг поняла, что прижавшаяся к ней девочка, которую еще вчера она не признавала своей сестрой, сегодня ей не безразлична. Теперь она видела в Дуняше частичку старой Аиды и потому готова была стоять за нее насмерть.

Парни держались с достоинством - молча усадили их в автомобиль и уложили покупки в багажник. Дуняша тоже вела себя молодцом. Ни о чем не спрашивала, не хныкала, а смотрела на происходящее глазами взрослого человека.

Первой нарушила молчание Аида, когда на Невском "шевроле" свернул не в сторону Фонтанки, а к площади Восстания.

- А куда вы нас везете?

- Господин Нечаев ждет вас в загородном доме, - коротко ответили ей. По спине пробежал холодок. В загородном доме Нечаева ее уже один раз расстреляли. Приговорили, не выслушав речь защитника. Не дали даже выйти из машины. Игра, в которую она играет, не предполагает скидок. И никто не будет брать в расчет маленькую девочку, ее обновки, ее мягкие игрушки. Какое им дело до всего этого? Они все трясутся лишь за собственные задницы и за собственных детей, за их обновки, за их мягкие игрушки.

Девушка ничем не выказала своих дурных предчувствий и принялась показывать Дуняше достопримечательности Санкт-Петербурга. А когда достопримечательности кончились и начались серые жилые кварталы окраин, сестренка неожиданно призналась:

- Папа привез меня сюда, чтобы оставить насовсем...

- А как же твоя мама?

- Мама давно уже не живет с нами. Она ушла вместе с Ромкой к Ромкиному папе.

- Вот как! - Аида вдруг рассмеялась зловещим смехом, и парни с тревогой посмотрели на девушку.

- Папа сказал, что ты богатая и мне будет у тебя хорошо, - продолжала Дуняша. - И он хотел, чтобы мы подружились. А я думала, ты злая-презлая и дружить со мной не захочешь.

- Ты зря так думала,-обняла девочку Аида.- Вот мы и дружим, правда?

Вскоре Дуняша задремала, положив ей голову на колени.

Дом Нечаева Аида узнала издалека, хотя вокруг возвышались не менее броские строения. Нечаевский особняк сохранил первозданный вид, и внешняя запущенность только украшала его.

Перед ними открылись ворота, и "шевроле" въехал на территорию дачи.

Нотариус стоял на крыльце с женой, и это обстоятельство порадовало Аиду Она взяла спящую девочку на руки, и Соня выбежала ей навстречу

- Я позабочусь о вашей девочке, Инга. - Она протянула руки к ребенку

Аида почувствовала, как пальцы Сони втискивают ей в ладонь клочок бумаги. Она зажала его в кулаке и передала сестренку жене нотариуса.

Дуняша тут же открыла глаза и капризно пролепетала:

- Я хочу с тобой...

- Поспи немного, а я поговорю с дядей.

"Дядя" был настроен вполне дружелюбно, он улыбался и старался не выдавать своего страха, но Аида чувствовала, что нотариус ее боится. Шоу в "Амбассадоре" не прошло для него даром.

- Где у вас туалет? - вместо приветствия спросила она.

- Где ваш акцент, дорогая Инга? - в свою очередь удивился он.

- Без акцента вы меня не пустите пописать? Или боитесь, что убегу? Надеюсь, ваши охранники не будут меня сопровождать?

В туалете она первым делом прочитала записку от Софьи: "Если вас спросят о Марке, скажите, что вы его любовница". Аида порвала бумажку на мелкие клочки и утопила их в унитазе.

С одной стороны как-то обнадеживало то обстоятельство, что в этом зверином логове у нее теперь есть союзница, с другой - настораживало, что Марк до такой степени откровенен с женой нотариуса.

Разговор с Нечаевым состоялся тет-а-тет. Отсутствие Борзого вселяло в нее уверенность, отсутствие Гедиминаса - тревогу. Она не забыла, как Нечаев жаловался ей на своего литовского коллегу. Она даже заработала на их недружелюбных отношениях, о чем нотариус так ни разу и не вспомнил. Видно, десять тысяч для него не деньги, а отношения с литовцем так и не улучшились.

- Надеюсь, вы не очень обиделись на моих ребят? Они обошлись с вами вежливо?

- Они не дали мне отвести домой сестру, и это я рассматриваю как угрозу с вашей стороны.

- Напрасно, дорогая Инга. Я вовсе не собирался вам угрожать. Наоборот, все предпринято в Целях вашей безопасности. Не смейтесь! Так оно и есть! У меня появилась информация, что сегодня в город приехали люди Борзого, и именно по вашу душу.

- Что это вы так заботитесь обо мне? Могли бы просто предупредить по телефону, если моя судьба вам не безразлична.

- О, милая моя! С недавних пор вы у нас на первых ролях! Хотите верьте, хотите нет, но от вашей судьбы, как вы изволили выразиться, теперь зависит и моя судьба. Вы, сами того не сознавая, замешаны в высокую политику. Борзому выгодно поссорить меня с Гедиминасом, и поэтому он жаждет вашей смерти. И не где-нибудь, а в Петербурге. Чтобы потом все свалить на меня. Поэтому отныне я буду вас беречь как зеницу ока.

- Почему вы, а не Гедиминас?

- Он далеко.

Нечаев не упомянул об ожидающемся визите Гедиминаса в Питер. Или ничего не знал об этом, или специально скрыл от нее.

- Вам придется немного пожить в этом доме.

- Сколько?

- Может, неделю, а может, две. Все будет зависеть от обстоятельств.

- Я не люблю зависеть от обстоятельств, я привыкла подчинять обстоятельства себе.

- Ну, милая моя, я насмотрелся на ваши художества!

- На мои? Я только оборонялась.

- Будем считать, что Дон поступил не умно, за что сам и поплатился в конце концов. Но вы все забываете, что в городе Петербурге, впрочем, как и в других городах России, еще существует милиция. И художества могут выйти боком. Мне стоило большого труда уладить последствия вашего шоу в "Амбассадоре". Я уж не говорю о деньгах! Поэтому не будем подчинять себе обстоятельства, как вы изволили выразиться, а постараемся жить мирно и спокойно...

- В этом доме?

- Я же сказал недельку, от силы-две.

- Вы думаете, я смогу здесь жить спокойно? Здесь, где расстреляли мою подругу!

- Ах, вот вы о чем! - Нотариус достал из кармана брюк носовой платок и протер им вспотевшую лысину. - Инга, я должен принести вам свои соболезнования, но я тут совсем ни при чем. Вы прекрасно знаете, что в это время я находился в Испании. Здесь жил Борзой. Он и раньше приезжал ко мне в гости, а тут они решили пойти на мировую с Донатасом. Я не мог ему отказать. В общем, Донатас распорядился вашей жизнью. Это было одно из условий их договора. Если бы я знал, что они затеяли на моей даче! В смерти вашей подруги повинны только Дон и Борзой. Я бы никогда не принял в этом участия.

- Где трупы?

Нечаев поморщился, будто трупный запах ударил ему в нос.

- Трупы - это улика, дорогая Инга. И об этом никто не расскажет. Я понятия не имею, где их закопали. Надеюсь, не на моем участке. Хотя от Дона с Борзым можно ожидать любой подлости.

- Какая роль сейчас отводится Гедиминасу? - Незаметно для себя Аида увлеклась допросом.

- Большая роль. Вы ему здорово подсобили. Парню просто повезло. У них с Доном давняя вражда. А вы взяли и убрали Дона с его пути.

- Значит, он мне должен кругленькую сумму? - сообразила она. - Я не люблю убивать бесплатно.

- Если так рассуждать, то мы все вам должны, и Борзой в том числе. Не представляете, чего нам стоило сесть вчетвером за стол переговоров. Донатас был вредным мужиком. И очень жадным. Я долго уговаривал его пойти на этот договор.

- И что теперь?

- Да все то же самое. Снова вражда.

- У Гедиминаса оказался самый жирный кусок? - догадалась девушка. - И все благодаря моим стараниям? А вы хотите заставить его поделиться с вами, так? И поэтому взяли меня в заложницы? На этой неделе вы снова сядете за стол переговоров. Уже втроем. И, наверное, не в "Амбассадоре". И там разыграете меня в вашей грязной игре. И если Гедиминас не согласится на ваши условия, меня закопают рядом с моей подругой.

- Я просто потрясен вашей фантазией! - Теперь он вытирал носовым платком не только лысину, но и лицо и шею, хотя в гостиной, где они сидели за рюмкой коньяка, вовсе не было душно. - Тяжело говорить, когда тебе не верят.

- Ничего больше не говорите. Я согласна подождать, но только держите меня в курсе ваших переговоров, черт возьми! Я не желаю оказаться в ловушке, какую устроил мне Донатас!

- Обещаю поставить вас в известность о любых изменениях в наших судьбах. - Он произнес это, скривив рот. - А теперь и мне позвольте задать вам вопрос. Давно ли вы знакомы с человеком по имени Марк Майринг?

- О, это вопрос сугубо личный!

- Разве?

- Еще бы! Вы спрашиваете меня о моем любовнике, а ведь он человек женатый, и разглашение тайны нежелательно для нас обоих.

- Надо же! Как повезло этому Майрингу!

- Это говорите мне вы? А я думала вы равнодушны к женскому полу! - Аида позволила себе расхохотаться.

- А я думал, что вы равнодушны к мужскому, - не остался он в долгу.

- Может, выпьем за однополую любовь? - кокетливо подмигнула она.

- Не морочьте мне голову! Я вас конкретно спросил, давно ли вы знакомы с Майрингом?

- Недавно. Он когда-то учился в одном институте с моим братом. И мой брат всегда высоко ценил его как врача.

- Как врача? Да он всего лишь аптекарь.

- Фармацевт, - поправила Аида. - Так это бизнес. Вы ведь тоже бизнесмен, а не нотариус.

- И в какой же области он врач?

- Гинеколог.

- Умеют же некоторые устроиться! - протянул Нечаев. - А теперь ответьте, что нужно вашему любовнику, аптекарю-гинекологу, от моей супруги?

- Оп-ля! Я вам что, маг-прорицатель или машина для ответов на все вопросы? Спросите у своей супруги.

- Спрашивал. Она говорит, что не знает такого. А у меня имеется вот что. Думаю вам как любовнице Майринга будет любопытно взглянуть.

Он протянул ей фотоснимок, на котором был изображен дом на Фонтанке. На балконе стояли Марк и Софья. Оба курили. Сбоку высвечивалась дата и время. Снимок сделан на прошлой неделе в тринадцать часов пятнадцать минут. Обеденный перерыв в нотариальной конторе.

- Их засняли с реки? - сообразила она.

- По всей видимости, с проплывавшего мимо катера. А потом снимок увеличили. Или пользовались специальной фотокамерой.

- Вы так говорите, будто не знаете фотографа.

- Так и есть. Я никого не нанимал следить за моей женой. Снимок принес доброжелатель, и я купил его.

- А негатив?

- Я не настолько щепетилен и не настолько дорожу честью супруги. Меня интересует совсем другое. Вы понимаете? Поэтому я установил за аптекарем слежку. И след привел к вам, дорогая Инга.

- Разумеется. Но не надо придавать этому такое значение. После гибели Дона я - безработная. Я А у вашей жены могли возникнуть женские проблемы...

- Не смешите меня! Ваш аптекарь решает женские проблемы Софьи на моем балконе, во время ее обеденного перерыва!

- Не понимаю. Если вы не ревнуете Софью, почему вас так заинтересовал этот снимок? И что вы хотите услышать от меня?

- От вас, дорогая Инга, я хотел бы услышать правду. А именно, что Майринг собирал для вас информацию, которую узнавал от моей жены.

- Я просто потрясена вашей фантазией!-передразнила его Аида. - Я одалживаю любовника другой женщине ради какой-то паршивой информации!

- Если мужчины значат для вас столько же, сколько для меня женщины, то я не вижу в этом большой беды.

- Не надо всех мерить одной мерой!- возмутилась девушка. - Я одинаково отношусь и к мужчинам, и к женщинам и не выношу никакой дискриминации в этом вопросе. Впрочем, как и в других. Марк мне дорог настолько, насколько я еще способна кем-то дорожить. И этот снимок мне доставил больше страданий, чем вам. Я бы хотела приобрести негатив. Передайте тому человеку мое пожелание, если он снова появится. Извините. - Она тоже достала носовой платок и вытерла глаза, полные слез.

Нечаев с интересом наблюдал за ней, но слезы его несколько обескуражили. Слезы - это было слишком, перехлест.

- Я со своей стороны позабочусь о том, чтобы вы не встречались с моей женой, пока будете гостить в этом доме. Это может доставить вам страдания. - Он явно издевался над ней, но Аида промолчала.

Им с Дуняшей отвели спальню наверху. В их распоряжении находились также ванная, туалет, гостиная с камином, кухарка, два охранника и две немецкие овчарки. Нотариус с женой в тот же день уехали в город. Нечаев предупредительно запер несколько комнат, в том числе и ту, где находился телефон. Она служила ему кабинетом и располагалась на втором этаже, через два окна от Аидиной спальни. Попасть туда не было никакой возможности. На окне кабинета была решетка, а кроме того, собаки постоянно бродили по двору

Овчарок звали Магда и Макс, и Аида решила в первую очередь найти с ними контакт. У нее всегда получалась дружба с собаками, но тут ситуация осложнялась тем, что Магда и Макс получили команду стеречь девушку. Именно девушку. Конкретный объект. И они не подпускали ее близко. Зато сразу же полюбили девочку. Дуняша оказалась не из трусливых. Она целые дни напролет играла с собаками, и Магда ночью приходила под дверь спальни стеречь свою любимицу.

Дуняше нравилась жизнь в богатом доме, ее не напугала перемена обстановки. Она не поняла, что они находятся в заключении, и даже однажды поинтересовалась, не придет ли к ним в гости отец. Об отце она вспоминала изредка, но сразу начинала грустить.

Аида гадала, вернулся отец домой или сдал билет на поезд. Хоть он и собирался сбагрить дочку, но их внезапное исчезновение не могло не задеть его. Возможно, он решил, что "цыганское отродье" похитило Дуняшу, чтобы приобщить к своей цыганской вольнице? Больше всего она переживала за Патимат и очень надеялась на Марка, что он свяжется с мачехой и как-то ее поддержит. Скорее всего, Майринг тоже не в курсе происходящих событий, потому что нотариус теперь установил строгий контроль за женой. И вряд ли "аптекарь", как окрестил его Нечаев, способен что-то исправить в создавшейся ситуации. А вот напортачить - сколько угодно. Нельзя же быть таким неосторожным! Подставился среди бела дня!

(Она всегда поражалась, как могут люди настолько расслабляться и терять контроль. Даже напиваясь в кабаке, она всегда контролировала обстановку. Она считала, что мир враждебен по отношению к людям и только ждет момента, чтобы застать человека врасплох. Так было, когда она ушла из антикварного, очарованная сухарницей в стиле "модерн", и ее тут же сцапали парни Борзого. И то же самое вышло в "Кошкином Доме". Они с Дуняшей ели мусс и мороженое и радовались жизни, а "враждебный мир" уже готовил. Беспомощность доводила до отчаяния. Собаки следили за ней пуще охранников. Она не могла бороться с собаками. Слишком любила этих тварей. В гостиной, в шкафу, Аида нашла несколько книг. Нотариус хотел пустить кому-то пыль в глаза. Подборка состояла сплошь из античных авторов. А между тем книги, изданные двадцать-тридцать лет назад, оказались совершенно нечитаными, так что ей приходилось расклеивать страницы,

Ее увлек Еврипид. В характере Медеи она обнаружила много близких себе черт. Эта женщина пленила ее своей страстью, решительностью, смелостью. Правда, она считала себя не такой смелой и намного более холодной.

Время шло. Нотариус дважды навестил свою пленницу. Рассказывал какие-то несмешные анекдоты из жизни нотариальной конторы и просил потерпеть еще немного. О делах ни разу не обмолвился. Оба раза он приезжал один, без Софьи и ее подмывало спросить, с кем он оставил супругу, надежна ли охрана.

Кухарка, женщина в годах, строгая, не умеющая улыбаться, пожаловалась хозяину, что в последние дни недомогает, и ей хотелось бы обратиться к врачу. И что припасов достаточно, и "молодая особа" могла бы сама приготовить себе и девочке, Вместо того чтобы целыми днями валяться с книжкой на диване. Это немного обескуражило Юрия Анатольевича, но Аида успокоила его. Она действительно сама может приготовить пищу.

Старая грымза следила за каждым ее шагом. Одним тюремщиком будет меньше.

Он пожелал ей приятного отдыха, пообещал навестить через день и, посадив в машину кухарку, уехал.

Шел пятый день заключения. Она стояла у окна спальни и смотрела, как "шевроле" нотариуса выезжает за ворота.

Этот визит внес корректировку в ее унылое время препровождение. Теперь она завладеет кухней. Что это даст? Пока ничего. Кухня находится прямо под кабинетом нотариуса. В ней имеется дверь, ведущая в кухаркину комнату, И которую та наверняка заперла. Опять же, пока & ничего. Трудно расшевелить дремлющий мозг. В этом старом гадюшнике она скоро вся покроется паутиной! Старый гадюшник. Кухаркина комната. Что-то странное она заметила у него в кабинете.

Аида воспользовалась случаем и заглянула в кабинет, когда нотариус шелестел там какими-то бумагами.

- Не помешаю?

- Что вы! Что вы, дорогая Инга! О чем-то хотели спросить?

Она вошла и уселась в кресло. Телефон стоял прямо перед ним, на столе.

- Мне совсем нечего читать, - пожала она плечами, - в гостиной у вас только античная литература, а здесь полно книг.

Замок на двери кабинета изнутри открывался совсем просто, без помощи ключа. К сожалению, она мало что понимала в замках.

- А здесь, в основном, книги по юриспруденции. Это еще скучнее, чем Гомер. Хотя было и что-то художественное, надо только поискать.

В проеме двери показалась Магда. Она легла на пороге. Аида поняла, что собака недовольна ее присутствием в кабинете хозяина. Может, она и мысли умеет читать?

- Чего тебе? - обратился он к собаке, и та зарычала на девушку. - Иди на место! Здесь все свои!

Магда нехотя повиновалась. А в коридоре раздался звонкий голосок Дуняши: "Магда, как тебе не стыдно рычать? Здесь все свои!"

- Забавная у вас сестренка. Сколько ей лет?

- Шесть.

- Скоро в школу А вот, кажется, то, что нам надо! - Нечаев стоял на стремянке и копался в какой-то рухляди. - Правда, без обложки. Так она здесь с древних времен. "Дневник горничной", некоего месье Октава Мирбо. Читали?

- Нет, - соврала она. Родион еще год назад хвастался перед ней этой книгой. "Купил всего за сто рублей, а удовольствия на сто тысяч!"

Аида поблагодарила нотариуса за находку и уже собиралась покинуть кабинет, но он ни с того ни с сего предложил:

- А не желаете коньячку?

- Когда я отказывалась от коньячка?

- Вот и прекрасно! А у меня есть повод похвастаться своим баром.

И тогда она увидела нечто странное, на что до сих пор не обращала внимания. Вроде бар как бар. Деревянный, полированный. Из напитков, правда, одни коньяки. Видно, Юрий Анатольевич предпочитал их всему остальному. Но что-то необычное было подведено к бару, какая-то квадратная труба, заклеенная обоями. Она хотела полюбопытствовать, что это за диковинное сооружение, но вовремя остановилась. Уже знакомый внутренний голос шепнул: "Это ключ".

Аида отошла от окна спальни и опустилась в кресло.

"Что бы это могло быть? Похоже на вентиляционную трубу. В вентиляционной трубе бар? Нечаев не похож на психа. Эта штука тянется от самого пола. Возможно, что она ведет вниз, в кухню".

Она приказала себе оставаться на месте.

Слишком резкое передвижение по дому сразу после отъезда хозяина может вызвать подозрение у охранников, не говоря уже о собаках.

Раньше ей приходилось пару раз заглядывать на кухню, когда там копошилась кухарка. Никакой трубы она не видела. Может, труба в кухаркиной комнате? По всей видимости, это совсем крохотная конура. Зачем же там лишнее нагромождение в виде трубы?

Бесполезно было сидеть сложа руки и загадывать себе загадки без отгадок. Аида дождалась, когда Дуняша, наигравшись, попросила есть. Только тогда она спустилась вниз, и Магда тут же последовала за ней. Эта овчарка стала ее постоянным кошмаром.

Аида принялась хозяйничать. Заглянула в холодильник, изучила содержимое всех ящичков и шкафчиков буфета. Ничего сложного ей сегодня делать не понадобилось. В большой кастрюле были вчерашние голубцы и требовалось только разогреть их, но девушка хотела все тщательно исследовать. Первые результаты оказались плачевными. Трубы и в помине не было, а комната кухарки заперта. Она поставила кастрюлю на плиту и завела разговор с Магдой:

- Ну что ты все следишь за мной? Чем недовольна? Ты видишь, я не собираюсь никуда убегать. Видишь?

Собака зевнула и отвернулась к окну, не желая общаться. Однако уши ее подергивались, и она не пропустила ни одного слова,

- Вместо того чтобы строить из себя курляндскую принцессу, помогла бы лучше отыскать эту чертову трубу, что ведет наверх!

В тот же миг Магда встала и медленно пошла по периметру кухни, приближаясь к девушке. Аида старалась не двигаться и по возможности не дышать. Ни одно существо в мире не вызывало в ней такой страх, как эта овчарка.

Она зашла ей за спину, и там улеглась. Аида повернула голову. Магда теперь лежала возле двух неказистых дверок, на которых висел замок, а из замка торчал ключ. "Кладовка! - сразу сообразила девушка. - Труба в кладовке! Ну, спасибо, дорогуша, за подсказку!"

Она захотела проверить свою догадку, но не тут-то было. Магда оскалила зубы и залилась таким лаем, что прибежали оба охранника.

- Фу, Магда, фу! - кричала Дуняша, опередившая охранников. - Как тебе не стыдно? Здесь все свои!

- Уберите из дома собаку! - попросила парней Аида. - Она не дает мне шагу ступить. А я теперь должна сама готовить. Кроме того, хочу немного прибраться на кухне.

- Это еще зачем? - вытаращил глаза один из парней.

- Не понимаете? Чтобы не помереть со скуки, нужна какая-то деятельность.

- Включите лучше телевизор, - посоветовал второй.

- Меня уже тошнит от телевизора.-Тут она не кривила душой: телевизор терпеть не могла. А в доме нотариуса эти средства распространения информации стояли в каждой комнате и даже на кухне. Аида включала только детские фильмы и мультики для Дуняши.

- Все равно иначе как через ворота я убежать не смогу. Да и куда я побегу с ребенком? Так зачем держать в доме собаку?

Ее доводы показались охранникам убедительными, и отныне Магда составила компанию Максу и была посажена на цепь во дворе, что явилось первой и довольно крупной победой затворницы.

Они ели на кухне, и Дуняша весь обед провздыхала.

- Что с тобой? - поинтересовалась старшая сестра.

- Без Магды теперь совсем скучно будет.

Очарование первых дней улетучилось, и огромный пустой дом казался тоскливым и заурядным местом, несмотря на свою красоту и богатство.

- Мы сейчас займемся уборкой, и тебе не будет скучно, - пообещала Аида.

- А когда мы уедем отсюда? - впервые спросила девочка. Она едва сдерживала слезы. Ей совсем не хотелось капризничать, но вышло как-то само собой. - Папа не говорил, что ты меня куда-то увезешь. Я с ним не попрощалась. Я хочу к папе.

- Глупенькая, пицике, - грустно улыбнулась Аида. И Дуняша тоже улыбнулась сквозь слезы, услышав смешное слово. Сестра вытерла ей плат- д ком глаза и рот. - Ты думаешь, мы здесь по своей воле? Ты думаешь, я знала об этом заранее? Я даже не могу позвонить твоему отцу, а телефон...

- В кабинете у дяди,-быстро сообразила сестренка.

- Правильно. Но дядя злой и противный. Он не разрешил мне позвонить твоему папе и запер кабинет на ключ. Поэтому сегодня весь вечер будем заниматься уборкой, а на самом деле игран в шпионов.

- А как это?

- Мы должны добраться до телефона, так чтобы никто об этом не знал.

Аида налила в ведро воды и начала протирать плиту. Она включила телевизор, а Дуняшу усадила так, чтобы та могла наблюдать в окно за передвижением охранников.

Наконец настала очередь кладовки. Она была заставлена банками с вареньями и соленьями. Непонятно только, кто все это заготавливал?

- Варенье! Варенье! - закричала Дуняша и бросилась к сестре.

- Это так ты играешь в шпионов? - укоризненно произнесла Аида, но в ее голосе слышались веселые нотки. Долгожданная труба все-таки нашлась, она предстала перед ними в своем изначальном виде, жестяная, покрытая ржавчиной.

- Мама всегда давала мне варенье, если я хорошо себя вела, недвусмысленно намекнула сестренка.

- Какое ты любишь?

- Вишневое, клубничное и абрикосовое. Она открыла ей банку с вишневым варен налила чаю и строго предупредила:

- Не забывай смотреть в окно!

Надежды на шестилетнюю шпионку, уплетающую варенье, было немного, но и в том, что они залезли в кладовку, пока еще не было ничего криминального.

Аида занялась изучением трубы. Она тянулась от потолка и не доходила до пола примерно метра полтора. Чтобы увидеть конец трубы, ей пришлось разобрать баррикады из банок, стоявших на специальных этажерках. И когда она сделала это, ей открылось истинное предназначение жестяного уродца. Труба заканчивалась окошком, а сбоку было привинчено колесо с ручкой, как на старых швейных машинках.

"Это бар-лифт! Я видела такой в каком-то французском или американском фильме. Действие разворачивалось как раз в начале века".

Затея представлялась безумной. Механизм наверняка уже не действовал. Не зря же лифт загнали в кладовку при поздней реконструкции. Она попробовала подвинуть колесо, но усилия оказались тщетными. Починить механизм вряд ли удастся, а сама она в трубу не пролезет. А вот сестренке это вполне по силам. Но как поднять ее на высоту более чем три метра? И что там наверху? Бар, которым хвастался нотариус, не выглядел очень старым. Скорее всего, поздняя надстройка. Но лифт должен иметь вверху такое же окошко, как внизу! Где же окошко? Под обоями? А может, оно заделано кирпичной кладкой или забито фанерой? И вообще, почему никто до сих пор не избавился от этого сооружения? Природная российская лень " или надежда на то, что новый хозяин починит? Новый хозяин... Когда Нечаев купил этот дом? В а Питер он приехал из Литвы семь лет назад. Обои в его кабинете не выглядят новыми. Знает ли он о существовании лифта? Похоже, что такие вещи о мало волнуют. Ей показалось, что и книги в кабинете остались от прежних хозяев. Как-то неуверенно он чувствовал себя среди книг. Тогда можно предположить, что окошко просто заклеено обоями. Это самый лучший, самый оптимистический вариант.

"Господи! - воскликнула про себя Аида. -- Так ведь нет ничего проще! В кабинете нотариуса сейчас светло, и если окошко заклеили обоями, то внутри трубы, на самом верху, должен высвечиваться квадрат. Правда, при наличии стекла будет тот же эффект".

Она сунула голову в трубу, чтобы посмотреть наверх, но не тут-то было. Над самой ее головой застрял железный поднос. Наверное, это произошло лет сто назад. Она попыталась сдвинуть поднос с места, но вышло то же самое, что и с колесом, - только перепачкалась в копоти и в жире. Труба оказалась крепким орешком, а главное, полная неизвестность, что там наверху. Стоит ли игра свеч? Ведь она никогда не действовала наобум!

Аида вымыла руки и села рядом с Дуняшей, подперев кулаком подбородок.

- Не получается? - спросила сестренка.

- Не-а! Никудышные из нас шпионки!

- Ты смотри в окно! - приказала Дуняша. - А я попробую что-нибудь сделать!

Играть так играть. Девочка вошла в кладовку и тоже заглянула в трубу Аида поймала себя на мысли, что с удовольствием наблюдает за ней.

- Да-а! - протянула Дуняша. - Грязноватый червяк! Надо вымыть руки после него.

Повторив за Аидой процедуру умывания, она уселась напротив, точно так же подперев кулачком подбородок.

- Вот ведь мартышка!

- А Ромка говорит, что у червяка две головы. Это правда? И если его разрезать пополам, то подучится два червяка и оба будут жить...

Она умела почерпнуть полезное даже из детской болтовни. В мозгу высветились два слова "червяк" и "пополам". Труба состояла из звеньев. Звенья были привинчены шурупами к стене. Если убрать самое верхнее звено под потолком, появится еще одно окошко. И это самый короткий путь в кабинет нотариуса. Останется всего около полутора метров трубы.

Выдался первый славный денек сентября. Начиналось бабье лето. Охранники сидели на веранде и, попивая пиво, резались в карты. Магда и Макс были равнодушны к картам и пиву, они лежали под воротами в ожидании подозрительных незнакомцев.

Кладовку пришлось полностью освободить от банок, чтобы поставить там стремянку. С инструментами проблем не возникло. В кладовке имелись отвертки на любой вкус. Сложности были с освещением, и Аида прибегла к помощи обыкновенных свечей, установив подсвечник из гостиной на одной из этажерок.

Шурупы на удивление легко поддались, потому что штукатурка наверху отсырела и отваливалась целыми кусками.

Аида теперь не обращала внимания на пыль, а копоть и жир. Она заранее переоделась в халат, принадлежавший, по всей видимости, хозяйке.

- Да простит меня Соня! - сказала она, оторвав от стены звено трубы, подождала, когда осядет пыль, и наконец заглянула внутрь.

Солнце клонилось к закату, а окна кабинета нотариуса смотрели на запад. Верхнее окошко лифта, заклеенное обоями, отбрасывало на стену розовый квадрат света. Оно казалось совсем близко, но пролезть в трубу мог только ребенок.

Девушка спустилась вниз.

- Как дела? - по-взрослому спросила Дуняша.

- У меня нормально. А у тебя как?

- Они ушли в свой домик.

Это означало, что охранники теперь находятся во флигеле.

- Мне скоро понадобится твоя помощь.

- Я должна залезть в этого червяка? Там страшно?

- Вовсе нет. Наверху окошко, а в окошке свет.

- Это такие стихи?

Аида и сама не поняла, как у нее получилось в рифму.

Следующим ухищрением шпионок стала швабра со штыком, то есть ножом-хлеборезом, примотанным к швабре изолентой. Порвать этим приспособлением обои оказалось делом нелегким, потому что они были наклеены в три слоя. Это еще раз подтверждало версию, что Нечаев не подозревает об уязвимом месте своего кабинета.

- Эй, шпионка, ты готова? - вытирая пот со лба, спросила она малышку. Но требовалось еще унять дрожь, ведь пред- стояло держать девочку на вытянутых руках, а это килограммов двадцать, не меньше. И еще, она за- метила, что Магда во дворе напряглась, вытянулась в струнку и смотрела в сторону их окна.

- Черт! Она может все испортить!

- Я сейчас!

Дуняша сорвалась с места и побежала к дверям.

- Куда ты?

- Я ей все объясню! Скажу, что мы не воры, что нам надо только позвонить, потому что папа волнуется!

- Не смей!

Но было уже поздно. Девочка вышла во двор, и Магда тут же завиляла хвостом. Они шептались минут десять, а между тем солнце уходило и в трубе становилось темнее.

- За Магду не переживай, - успокоила сестренка, вернувшись в дом, - Она разрешила нам влезть наверх.

Дуняша легко преодолела все препятствия, была легка как пушинка и подвижна. Она нырнула в кабинет нотариуса и через секунду высунула из окошка свою довольную мордочку.

- Вот ведь мартышка! - Аида едва держалась на ногах. - А теперь открой мне дверь...

Первым делом она позвонила домой. Патимат расплакалась прямо в трубку. Сказала, что отец уехал, как и намечал, еще в понедельник. Сильно матерился, называл случившееся "цыганскими штучками".

- На самом деле ему на всех наплевать, а я себе места не находила все эти дни. Не знала, что и подумать, хотела в милицию заявить, но Марк меня успокоил. Сказал, что вы целы-невредимы и скоро вернетесь домой. Да, звонил какой-то мужчина. Очень плохо говорит по-русски. Спрашивал Ингу. Я потом поняла, что это ты. А ему ответила-"Здесь такая не проживает".

- Ты за нас не переживай, мама. Мы выпутаемся. Дунька - мировая девчонка. Мы с ней горы свернем. А папаша... Да пошел он!.. Жила десять лет без него и еще проживу!

С Марком ее постигла неудача. На квартире Виктора телефон не отвечал, а на Васильевском трубку взяла жена и недвусмысленно заявила: "Не надо больше сюда звонить, девушка!"

Получается, что все их с Дуняшкой труды оказались напрасными. Хотя из рассказа Патимат можно было сделать вывод, что Марк знает, где она. Неужели ему удалось связаться с Софьей? Все они знают о ней, но никто не может помочь.

Не успела она хорошенько это обдумать, как услышала шум мотора. За окном уже достаточно стемнело, но не настолько, чтобы не разглядеть "шевроле" Нечаева.

- Черт возьми! Он ведь должен был завтра приехать!

Не очень-то приятно быть застигнутыми врасплох. Дыра в кабинете нотариуса, полный бардак на кухне и сестренка вся в копоти, как чертенок.

Они бросились вниз, в гостиную.

- Дядя нас заругает!-испугалась Дуняша.

- Не бери в голову, - посоветовала старшая сестра.

Но вместо Нечаева в дом ворвалась Соня и, ничего не объясняя, крикнула Аиде:

- Быстро собирайтесь и в машину! Сама же побежала наверх, в кабинет мужа.

Им особо нечего было собирать, только вещи девочки, купленные в дорогом магазине, да игрушки, разбросанные по всей спальне. На пороге комнаты появилась Софья с толстой папкой под мышкой.

- Постарайтесь ничего не оставлять, - сказала она. - Завтра здесь может быть обыск.

Аида ни о чем не спрашивала. Главное - убраться подальше от этого проклятого дома.

Ошеломленные охранники пытались о чем-то расспросить хозяйку, но та только отмахивалась от них. Собаки заливались лаем. Их будоражила общая нервозность.

Аида бросила пакеты на заднее сиденье и услышала знакомый голос:

- С освобождением, девочки! - Шофер сидел в солнцезащитных очках.

- Марк?

- Тише! Я здесь инкогнито! Соня торопливо забралась на сиденье рядом с Майрингом и скомандовала:

- А теперь гони!

Дуняша все-таки успела высунуть наружу руку и помахать Магде. Овчарка умолкла и проводила уезжающих грустным взглядом.

Выехав на шоссе, Марк вздохнул:

- Кажется, пронесло!

Софья закурила.

- Почему кабинет мужа был открыт?-спросила она.

- Я звонила Марку, - пояснила Аида. - Только что.

- А дверь не взломана...

- Мы вошли через знаменитый бар Юрия Анатольевича.

Никто ничего не понял, а у девушки не осталось сил что-либо объяснять. К тому же она сама ждала разъяснений.

- Юрия Анатольевича сегодня утром арестовали, - сказала Софья.

- За что?

- Для "хорошего" человека всегда найдется причина, - усмехнулась жена.

- У Сони имелись копии кое-каких бумаг, компрометирующих деятельность нотариуса, - инициатива рассказчика теперь перешла к Марку, - и она передала их мне еще неделю назад. А когда муж посадил ее под домашний арест, я передал эти бумаги в органы. Ситуация анекдотическая. Муж арестовал жену, а жена арестовала мужа.

- Да, неожиданный поворот! - засмеялась Аида. - Но, по-моему, Соня, вы слишком рискуете. Если дело дойдет до суда, до конфискации имущества, что тогда останется от вашего наследства?

- О чем вы говорите, Инга! До какого суда? Дружки его через неделю выкупят, и дело закроют. В первый раз, что ли?

- Тогда что он сделает с вами, когда выйдет на свободу?

- А я подам на развод, как советовал Марк.

- Ничего я не советовал, - нахмурился Майринг.

- У меня есть свидетельница. Инга, вы присутствовали при этом, так ведь? Кстати, куда делся ваш литовский акцент?

- Он всегда при мне, - сказала она с акцентом.

- И снимите этот черный парик! Ваши настоящие волосы вам больше к лицу!

У них было много поводов для смеха, но сердце отчего-то щемило. Сердце предчувствовало новые катаклизмы, и разум уже метался в поисках решения, как уберечь от беды близких людей.

Квартира на Фурштадтской становилась ненадежным убежищем. А еще она чувствовала ответственность за маленькую сестренку. Папа здорово удружил. Если бы он только знал, чем она занимается!

- Борзой в городе? - поинтересовалась Аида.

- Вчера наша троица заседала, - откликнулась Софья, - кроме насущных вопросов, должны были решить, что делать с вами. Целый день штаны протирали, но так ни до чего и не договорились. Насчет того, уехал Борзой или нет, ничего конкретного сообщить не могу. Думаю, сейчас, в отсутствие Нечаева, они с Гедиминасом начнут настоящую охоту за вами. Вы у них что-то вроде переходящего вымпела.

-- Скорее, талисмана, - поправил Марк и на миг обернулся к Аиде. - Тебе опасно возвращаться домой. Может, поживешь у Виктора?

- Только не сегодня, - попросила она. - Хочу провести ночь в своей комнате.

Всю ночь она курила, пила водку и слушала "Пинк Флойд". Время, проведенное в заточении, выбило ее из колеи. За пять дней она устала больше, чем за пять лет. Больше ничего не хотелось от жизни. Было единственное желание уехать туда, где ее никто не знает. Желание, преследовавшее Аиду с детства и гнавшее из города в город. Было и еще кое-что. Ей вдруг до боли захотелось послушать литературную болтовню Родиона. Впервые она плакала о брате, снова и снова перечитывала его немецкое послание к ней.

Алена в тот день поехала на Волковское кладбище, а не в больницу к брату. Что ее вдруг потянуло туда? Это только упростило Аиде задачу. Кладбище место тихое, укромное. Подходящее для злодейства.

Поэтесса никуда не торопилась, гуляла в свое удовольствие и что-то бормотала себе под нос. Она, наверное, хотела дождаться конца рабочего дня, чтобы встретить Родиона при выходе из больницы и пожаловаться ему на сестру. А перед этим выпросить у кого-нибудь деньги или жетон на метро. Как Аида ненавидела в этот момент эту нищебродку! Во время своего бродяжничества она никогда не опускалась до попрошайничества. Она научилась воровать, грабить, убивать. Она умела цепляться за жизнь каждой клеточкой, каждым нервом своего существа.

Все разрешилось очень просто. Алена вдруг наткнулась на могилу какого-то поэта. Присела на скамейку и принялась вслух читать стихи, то ли того самого поэта, то ли свои собственные. Аида подкралась к ней сзади. Та ничего не почувствовала. Слишком была занята собой. Ее вообще никогда не интересовало, что творится вокруг. Какой-то одуванчик, а не женщина. Аида выстрелила ей в затылок, не потревожив кладбищенскую тишину. Пистолет с глушителем - незаменимая вещь в таких случаях. Алена не шелохнулась. Только жестикулирующая рука безвольно упала на колено, а голова неестественно дернулась и уткнулась подбородком в грудь.

"Пусть бы жили себе, - думала теперь Аида, заливая водкой тоску по брату. - Он бы разобрался потом. Нет, именно Алена ему была нужна! Именно нищебродка! Именно Кобейн! Именно мазохизм!"

Она уснула в кресле, уронив пустой стакан на ковер.

С утра надрывался телефон, но Патимат боялась брать трубку. Аида же никак не просыпалась. Наконец явился перепуганный до смерти Майринг.

Ему пришлось прибегнуть к некоторым фармацевтическим ухищрениям, чтобы избавить бедную девушку от похмелья.

- Мы вчера с Соней вовремя подоспели. Ночью на даче нотариуса побывали люди Борзого. Они бы не пощадили ни тебя, ни девочку.

- Знаю. Как мне найти Гедиминаса?

- Этот сам тебя найдет, если захочет. Он остановился в "Прибалтийской". Может, съездим туда?

-А не опасно?

-Нелепый вопрос, Марк. Для меня каждый новый день опасен. Для тебя, кстати, тоже. Ты зря полез в это дерьмо. Я тебя предупреждала.

- Я это слышу от тебя не в первый раз, - напомнил он.

- И услышишь еще, - пообещала Аида. - Нечаев мне показывал снимок...

- Я в курсе...

- Что ты думаешь по этому поводу?

- Думаю, что каждый зарабатывает на жизнь как может.

Человек, сделавший снимок, сначала предложил его Соне, и, когда она отказалась ему заплатить, обратился к нотариусу. Ко мне он прийти постеснялся, потому что мы с ним знакомы. Соня описала мне этого парня. И по ее описаниям я узнал нашего старого приятеля Сашу.

- Какая сволочь! - в сердцах воскликнула девушка.

- Сволочь? Нам больше не потребовались его услуги, и он решил на нас заработать. Разве ты никогда не прибегала к шантажу?

- Я убью этого гада! - негодовала она.

- Ты собралась убивать всех, кто хоть раз в жизни оступился?

- Оступился? Ты не понимаешь, Марик! Ты мыслишь литературными, гуманитарными категориями. Родька мыслил точно так же. Ты мало сталкивался с "враждебным миром", а у него свои законы. Если не ты его, то он тебя! Этого гада необходимо пристрелить, иначе он причинит нам непоправимое зло!

- Ты, Аидка,-сумасшедшая, вот что я тебе скажу! Все зло, которое мог причинить, этот раздолбай Саша, он уже причинил. И на большее не отважится.

- Ошибаешься! Ох, как ты ошибаешься, дорогой! Такие люди входят во вкус, и "враждебный мир" использует их на полную катушку!

"Вихри враждебные веют над нами, - запел он, - темные силы нас злобно гнетут. В бой роковой мы вступили с врагами, нас еще судьбы безвестные ждут..."

Подъезжая к гостинице "Прибалтийская", Майринг поинтересовался:

- Ты теперь хочешь работать на Гедиминаса?

- Не знаю. Послушаю, что он мне предложит. Он тебе предложит руку и сердце.

- Думаешь?

- У него серьезные намеренья. Так утверждала Софья.

- Вряд ли.

- Ты не веришь в свои женские чары?

- Просто я хорошо знаю этих людей. Вся его любовь - маскировка. Не может же он открыто сказать коллегам по бизнесу: "Мне нужна эта отчаянная девка, чтобы вести тайную войну против вас. Она справлялась и не с такими лохами, как вы!"

- Может, ты и права, - грустно произнес Марк. - И опять все вернется на круги своя? Убийство - деньги - убийство?

Она курила и молчала. Они уже приехали, но выходить из машины не торопились.

- Марик, я была с тобой откровенна, как ни с кем другим, но это не значит, что ты должен учить меня уму-разуму.

- Извини... Но эта девочка... Твоя сестра...

- Я знаю, что ты хочешь сказать. Да, я подвергаю ее опасности. И любому дураку понятно, что маленькая девочка - это ахиллесова пята. И кто-нибудь обязательно попробует этим воспользоваться. Но ничего другого я пока не придумала. Поверь, Марик, мне все надоело. Я вымоталась за эти годы и чувствую себя дряхлой старухой. Моя мечта - не поверишь - уйти в монастырь. "Элоиза, ты - ведьма, как и сестры твои францисканские!" Видишь, я запомнила твои стихи. Да, это действительно про меня написано. Что ж, принимай меня такой, какая я есть. Только, ради бога, не лезь в петлю!

Она вышла из машины и резко захлопнула дверь.

Портье за небольшое вознаграждение удостоверил, что действительно некий литовский гость проживает в гостинице "Прибалтийская". За новое вознаграждение он даже сообщил, что в данный момент интересующий даму субъект отсутствует. И уже без вознаграждения нацарапал на клочке бумаги телефонный номер субъекта, а также согласился передать для него записку.

С Гедиминасом пришлось говорить по-литовски, а она давно не упражнялась в языке и некоторые слова подзабыла. Их выручил немецкий. Господин из Литвы знал его лучше, чем русский.

Они сидели в летнем кафе, напротив Гостиного Двора; литовско-немецкую речь заглушал симпатичный оркестрик, в репертуаре которого были сплошные вальсы, и кое-кто даже танцевал. За соседним столиком расположились охранники Гедиминаса. Они вальяжно потягивали пиво и глазели g по сторонам, высматривая злоумышленников.

- Неужели вы и есть "шаровая молния"? - Он смотрел на нее с обожанием. - Много слышал о вас еще до нашей встречи в "Амбассадоре". И очень жалел, что вы работаете на этого проходимца, а не на меня. Вам очень идет быть блондинкой, хотя я знаю, что вы брюнетка, и не литовка, и даже не Инга. Я не люблю, когда меня пичкают всякими небылицами о суперменах и суперфрау, но вас я увидел в деле. И это было настоящее чудо. Я сразу сказал этому отпетому гомику, что вас недооценили и что настоящему бриллианту положено быть в настоящей золотой оправе.

- Вы - поэт, а я простая девушка, с шестью классами образования...

- ...которая свободно изъясняется на двадцати шести языках.

- Вы неплохо поработали над моим досье, - оценила она, - но я не слишком падка на лесть и предлагаю перейти к делу.

- А мы уже к нему перешли. - Гедиминас загадочно улыбнулся. - Разве вы не поняли, что я делаю вам предложение? Я хочу, чтобы вы стали моей женой.

Аида оказалась застигнутой врасплох, хотя Марк и предупреждал о намерениях литовского господина.

Она пристально всмотрелась в лицо Гедиминаса, по которому раньше едва скользила взглядом. Ничем не выдающаяся внешность. Блондин, густые брови, светлые глаза, прямой нос, губы чуть-чуть толстоваты. Она не любит такие губы. Впрочем, все эти детали ни о чем не говорят. Что там внутри у этих господ, она примерно представляет.

Пауза несколько затянулась. Его глаза смотрели на нее с обожанием, а губы улыбались.

- Вы хотите немедленного ответа?

- Я мог бы подождать. Я - парень молодой, мне нет еще сорока. Спешить некуда, в отличие от вас.

- Что вы имеете в виду?

- Что имею в виду? - Он вдохнул полной грудью воздух и неожиданно произнес: - Ах, какой чудный вечер! Ветерок с Балтики расслабляет мышцы! У вас, Инга, такой красивый, такой большой город, но вам некуда пойти. За дальним столиком, который ближе всех к оркестру, сидят люди Борзого. Наш уральский друг привез нынче в Питер целую банду. Его парни томятся в подъезде вашего дома. И ваш новый адрес им тоже сегодня стал известен. Борзой заявляет на вас свои права. Так они договорились с Донатасом. Чем я могу помочь в создавшейся ситуации? Во-первых, провести с вами ночь в моем гостиничном номере. Во-вторых, пойти завтра с утра в ЗАГС. Мои люди договорятся, и оформление документов пройдет без лишней волокиты. Фамилию вы можете не менять. Если захотите, можем даже обвенчаться. Здесь или у меня, в Каунасе. На жену Гедиминаса никто не посмеет поднять руку. Соглашайтесь, Инга. У вас нет другого выхода. Брак по расчету - не великое горе, особенно, когда предъявлен такой счет. Это избавило бы вас от многих проблем.

Аида оглянулась. За столиком, на который указал Гедиминас, сидели двое парней в "косухах". У них не было в руках табличек "Мы - шестерки Борзого", и оригинальное предложение литовского господина могло оказаться блефом. Почему-то все - и Мадьяр, и Нечаев, и вот теперь Гедиминас в отношении ее выбрали тактику запугивания.

Борзой, конечно, здорово подходит на роль пугала, но ведь и она-стреляная ворона.

- Предположим, я согласилась, - начала она разыгрывать привычную для себя партию, но неожиданно засмеялась. - Надо отдать должное вашей смелости. Не боитесь жениться на лесбиянке?

- О! Наоборот, я нахожу это пикантным!

- Было бы еще пикантней, если бы вы оказались геем! Так вот, предположим, я согласилась. Какие вы можете дать гарантии в отношении моей матери и сестры?

- Насколько я понимаю, речь идет о вашей мачехе и о вашей сводной сестре?

Аида снова удивилась его осведомленности.

- Степень родства для меня не имеет значения. Я делю всех людей на чужих и близких. Если мать и сестра окажутся в заложниках у Борзого, я не смогу принять вашего предложения.

- Понимаю. - Гедиминас задумался. С минуту он сидел понурив голову, а потом произнес: - С такой привязанностью к родственникам, вам будет трудно...

- ...быть вашей женой? - подхватила она.

- Вы не так меня поняли. И вообще, мы теряем время. Борзой на этот раз побрезговал гостеприимством Нечаева и остановился в "Прибалтийской". Поэтому все вопросы будем решать на месте, согласны?

Она согласилась, но попросила дать ей возможность отлучиться на пару минут, чтобы предупредить своего друга, ожидающего в машине. Гедиминас ничего не имел против, только дал ей в сопровождающие двух своих молодцов. Заодно она убедилась в правдивости его слов, парни в "косухах", мирно проводившие время за столиком возле оркестра, вдруг встрепенулись, один расплачивался с официантом, а второй, казалось, считал сколько она сделает шагов, чтобы потом не ошибиться и сделать столько же. Она села в машину Майринга.

- Вы с Соней оказались правы. Он сделал мне предложение, - сообщила Аида.

- И что ты ответила?

- Пока ничего, но я в дурацком положении. В самом дурацком, какое только можно придумать!

- Чем я могу помочь?

- Ты по-прежнему намерен оставаться в этом дерьме?

- Во всяком случае, пока в нем остаешься ты.

- Спасибо. - Она прикусила губу, чтобы не расплакаться. Не хватало еще впасть в сентиментальность! - Тогда слушай меня внимательно. Я сейчас еду с ним в "Прибалтийскую". Там же находится Борзой. Его люди ждут меня на Фурштадтской. На квартире Виктора тоже засада. Как мы договоримся, одному только Богу известно. Помолиться я не забуду. Ты поедешь к моим и будешь с ними до конца. В этом месте она сделала паузу и посмотрела ему в глаза. - Марк, я не имею права просить тебя об этом! Ничего не надо! Поезжай домой к детям! Сама как-нибудь разберусь!

- Кончай ныть! - сказал он резко. -Я-взрослый человек, и не надо решать за меня! Я еду на Фурштадтскую. Что дальше?

- А дальше - вот... - Она вытащила из сумочки пистолет и положила ему на колено. - Думаю, в квартиру пройдешь беспрепятственно. Если начнут вламываться, звони в гостиничный номер Гедиминаса. Все. Пожелай мне выпутаться из этой истории.

Она уткнулась головой ему в плечо, он крепко сжал ее руку.

- Ни пуха!

- К черту!

Пистолет так и остался лежать у него на колене.

В гостиничном номере литовца можно было устраивать танцы.

- А почему нет? - сказал он по-русски. - Объявим помолвку...

- ...И пригласим шестерок! - усмехнулась невеста.

- Пригласим Борзого.

Гедиминас развалился в кресле и поставил себе на колени телефонный аппарат. Она воспользовалась этим, чтобы заглянуть в свою сумочку.

- Олег? Добрый вечер! Она - у меня. Приходи. Но без всяких-разных штучек. - Гедиминас пользовался небольшим количеством русских слов и поэтому всегда был виртуозно лаконичен.

- Его зовут Олегом? - удивилась Аида, когда он положил трубку.

- Да, у нас обоих княжеские имена.

- У Нечаева-тоже. Так что особенно не задавайтесь.

- Может, перейдем на "ты", - предложил он , - а то Борзой не поверит, что мы жених и невеста.

- Разумно, - согласилась девушка. - Ты бы заказал чего-нибудь выпить. Помолвка, все-таки.

- Правильно! Как я не додумался сам? Шампанского?

- Красного вина и обязательно сухого. Лучше французского. Итальянское тоже сойдет. И пусть не вздумают покупать дешевку, которую французы пьют вместо воды! Инга не каждый день выходит замуж!

- Представляю, что ждет меня впереди! -- рассмеялся жених.

- Да, милый мой, сумел заарканить - сумей раскошелиться!

Не вставая с кресла, он сделал по телефону заказ, блеснув перед ней знанием французских вин и небывалой щедростью.

Борзой явился с мефистофельской ухмылкой на устах.

- А вот и наша красавица! Сейчас устроим торг, лапушка, а потом нехорошие дяди...

- Торг не уместен, Олег, - с ходу заявил Гедиминас. - Завтра Инга станет моей женой. Не могу же я тебе продать собственную невесту. Я пригласил тебя для того, чтобы ты поздравил нас и выпил с нами, а еще для того, чтобы обсудить дела. Тебе достанется неплохой куш. Я умею платить за хорошую дружбу И чтобы ты не имел никаких претензий к Инге! Покончим с этим!

- Неожиданный поворот! - с неудовольствием отметил Борзой и даже присвистнул.

Аида все это время сидела на краешке кресла, выпрямив спину, как при приеме в балетную студию, и хранила молчание. Товар не должен вмешиваться в разговоры торговцев.

- Она же обведет тебя вокруг пальца! Вот увидишь! - зарычал от бессилия Борзой. - Уже был один претендент на ее руку и сердце. Сдох накануне свадьбы! Что она с ним сделала, до сих пор никто понять не может! Гедиминас, не валяй дурака! Это ведьма, а не женщина! И место ей не в твоем литовском замке, а возле параши! - Он так усердствовал, что уродливый шрам на его шее вздулся и побагровел.

- Я мечтал о такой ведьмочке! - со смехом отвечал литовец. - Я и сам ведьмак, может быть! Не трать напрасно нервы, Олег. А лучше сядь и послушай, что скажу тебе. Я-не жадный. А когда дело касается такой девушки, тогда совсем не жадный! Я отдам тебе часть Донатаса, которой он владел в Екатеринбурге. Все это сделала Инга, работая на него. И все это теперь будет твое. А значит, вы с ней квиты.

- Хорошенькое дельце! - упрямился Борзой. - Это называется квиты? А сколько она наших людей загубила? У тебя пальцев не хватит загибать! Да меня братва на смех поднимет, если башку ей не сверну!

- Это все эмоции, Олег! Только твои эмоции! Выслушай меня до конца. Я давно слежу за Ингой. Я знал о ней, когда она еще жила у вас в Екатеринбурге. То, что она сделала для Дона, равносильно чуду. В "Амбассадоре" ты сам видел ее в деле. Где тогда были твои парни? Сидели на задницах? Эта девушка может многое, если не все. Вот что я придумал. После того как мы распишемся, она поселится в Москве. Фамилию она не поменяет (следи за моей мыслью!), а фамилия у нее русская. И никто, ни одна скотина, не будет знать, кто ее муж. Она займется политикой. Я буду ее финансировать...

- В президенты, что ли, метишь свою красотку?

- Не в президенты, Олег. Зачем в президенты? Но в высшие эшелоны власти. В следующем году новые люди придут к руководству страной, и еще неизвестно, в какой заднице мы окажемся со своим бизнесом. Инга будет делать политику. Она многого может добиться. Это суперфрау Маргарет Тэтчер отдыхает! Она всех нас вытащит из задницы , если мы туда попадем...

- Я думал, ты серьезный мужик, Гедиминас. А тебе все - бирюльки. Что может сделать в политике девчонка ее лет?

- А Жанна д'Арк, по-твоему, была не девчонка?

- Жанна д'Арк! Пример привел! Не знаешь ты России, не понимаешь ее людей! Здесь бы номер с Жанной д'Арк никогда не прошел! Здесь соплюшкам не доверяют! Да ладно, что с тобой говорить! - Он махнул рукой. С ненавистью посмотрел на Аиду, с отвращением на Гедиминаса. - Поздравляю, коли так. Братве объясню как-нибудь. А бумаги завтра же подпишем.

- Зачем завтра? - Гедиминас развел руки. - Можно сегодня. Можно прямо сейчас.

- Да куда мне торопиться? Не буду мешать молодым!

- На что вы намекаете?-вдруг возмутилась Аида. - Я - девушка честная. До свадьбы - ни-ни! А не выпить с нами, не обмыть нашу сделку - это с вашей стороны, мягко говоря, не по-товарищески.

- Она права, - поддержал литовец. - Выпей с нами, Олег! Сейчас привезут отличное вино, французское!

- Я уже принял на ночь водочки, - отговаривался Борзой, - а с вашего французского компота могу сблевать!

- Оставь его в покое, Гедиминас! Он боится выпить с ведьмой на брудершафт. Она ведь там кого-то уморила. И что она с ним сделала, до сих пор никто понять не может!

Аида так верно передала хрипловатый голос Борзого, со всеми особенностями уральского говора, что оба компаньона не удержались от смеха. И в это время в гостиничный номер внесли три бутылки "Шато Марго".

- Нет, нет! - замахал руками Борзой. - Если позволите, я принесу нашей "перцовочки".

Когда он ушел за водкой, Аида накинулась на бедного Гедиминаса:

- Что ты здесь плел насчет политики? Об этом мы, кажется, не договаривались? Все политики - свиньи!

- Лучше быть киллером, - усмехнулся он.

- По крайней мере, честнее! И не вздумай ничего подписывать, пока он не уберет своих подонков от моего дома!

- Хорошо. - Гедиминас поднял руки. - Сдаюсь. В гневе ты прекрасна!

В этой позе его и застал вернувшийся компаньон.

- Так будет продолжаться всю жизнь, - прокомментировал он. - Эта дамочка быстро возьмет тебя в руки! Не успеешь опомниться, как окажешься у нее под каблуком!

- Надо так понимать, - Аида зажгла сигарету и затянулась, - начались свадебные поздравления. - Она пустила струйку дыма в потолок.

- Вроде того, - поднял одну бровь Борзой.

- Не ссорьтесь! Не надо! - мирил их Гедиминас. - Зачем портить настроение? Ты, Олег, должен понять: Инга нервничает. Твои люди до сих пор стерегут ее дом. Давай отбой. И подпишем бумаги.

- В самом деле,- согласился Борзой,- надо поберечь ребят.

Он позвонил и громко закричал в трубку:

- Миша, давай ребятам отбой! Пусть едут в гостиницу бухать! Все нормалек! У нас тут тишь да гладь да волчья... Тьфу ты!.. да божья благодать!

Потом позвонил другой бригаде и тоже приказал бухать.

- Мы тут бухаем, а им что, груши околачивать?

- Все правильно, Олег, - поддержал его Гедиминас, - ребятам тоже надо расслабиться. Нелегкое это дело - ловить шаровую молнию!

- Если бы не ты со своей любовью, она бы у меня сегодня поплясала!

- Давай-ка за работу!-предложил литовец, и они перешли в другую комнату, где имелся письменный стол, и разложили свои деловые бумаги.

Аида осталась в гостиной наедине с бутылками. Она выждала минут десять и позвонила домой.

Трубку взял Марк.

- Все в порядке, - сказал он. - Только что уехали.

- У тебя не было осложнений?

- Никаких. Так что с "пушкой" ты поторопилась.

- Как там Дуняша?

- Спит и видит сны.

- А Патимат?

- Твоя мачеха - настоящая женщина гор.

Она показывала мне свой кинжал. Зрелище, скажу я тебе... Сейчас тоже укладывается спать. Мне дождаться тебя или...

- Слушай меня внимательно! - перешла она на шепот, прикрыв ладонью рот. - Скажи Патимат, пусть собирает вещи. Только самое необходимое. Она знает. Будите девочку и отправляйтесь на Московский вокзал...

- Ты с ума сошла?

- Не перебивай меня! Ждите в машине около гостиницы "Октябрьская". У главного здания. Контрольное время девять часов утра. Если не приеду, спрячь их где-нибудь, только не на квартире Виктора. Она засвечена. Все.

- Значит, не все еще кончено, - сделал вывод Марк.

На этом они распрощались.

Настроение Борзого заметно улучшилось после подписания бумаг. Его лицо, ставшее багровым от мозговых потуг, оказалось способным на некоторые мимические упражнения, и Аида впервые увидела, как он улыбается. Правда, улыбка Борзого скорее напоминала оскал саблезубого тигра.

- Теперь можно и на брудершафт! - потер он руки.

- А не обкакаетесь? - с серьезным видом поинтересовалась Аида, отчего мимические упражнения прекратились.

- Инга! - одернул ее Гедиминас. - Ну зачем ты? Пора идти на мировую!

- Я не против, - безразличным тоном заявила она, - но мне придется с ним поцеловаться.

Как жениха его вряд ли устраивала такая деталь. Но разве откажешь компаньону по бизнесу?

- Я тебе прощу маленькую измену, дорогая.

- Это по-товарищески, - заметил Борзой.

- Вы уже не брезгуете ведьмой? - снова не сдержалась Аида.

- Я буду думать, что целуюсь с Жанной д'Арк, - парировал тот, - ее, кажется, тоже сожгли.

- Сначала за нашу сделку! - разливая в фужеры вино, предложил Гедиминас.

- Было бы странно пить за нашу помолвку на брудершафт с твоим компаньоном, - заметила Аида по-литовски.

- Не умничай! - ответил ей жених. - И прекрати подшучивать над ним! О твоем же благе забочусь! Кто знает, что у него еще на уме?

- Не-е, ребята, так не пойдет! - обиделся уральский компаньон. - Вы уж выражайтесь при мне доходчиво!

- Это наше личное, семейное, - оправдывался литовец. - Может, все-таки вина? - Он поднес к третьему фужеру бутылку "Шато Марго".

- Ни в коем случае! - запротестовал Борзой и поспешил налить себе "перцовки".

Они стояли в центре просторной гостиной, подняв фужеры, и Гедиминас провозгласил:

- За нашу русско-литовскую корпорацию!

- Как это делается-то? - почесал затылок компаньон.

- Всему вас учить приходится!

Их руки сплелись змеями, а взгляды, встретившись, пылали ненавистью друг к другу. Впрочем взгляд Аиды в ту же секунду смягчился, и она даже улыбнулась. Борзой в ответ скривил рот и успел сказать одними губами: "Сейчас я тебя сделаю!", но она понимала его без слов. Девушка раздула ноздри, вдыхая аромат вина, но тут же сморщила нос, почувствовав отвратительный запах из его фужера.

- Давайте, давайте, не стесняйтесь! - подбадривал Гедиминас. - Только все до дна! Все до дна, непременно!

И они выпили до дна, единым порывом. А вот до поцелуя дело не дошло. Борзой раскрыл рот, вдыхая воздух, будто "перцовка" ни на шутку обожгла ему глотку. Обхватил горло пальцами и повалился на пол. Конвульсии продолжались несколько секунд.

Аида как ни в чем не бывало уселась в кресло и закурила, а Гедиминас остался стоять, остановившимися глазами глядя на поверженного компаньона, поднеся ко рту фужер с непригубленным вином.

- Ты бы выпил, что ли, - вывела она его из состояния ступора.

- Что с ним?- не верил своим глазам литовец. - Эпилепсия?

- Эпилепсия! - засмеялась Аида. - За кого ты меня принимаешь? Копыта откинул твой компаньон, Гедиминас! Почил в бозе! Радуйся и выпей за упокой!

- Ты его отравила?

- Нет, это сердечный приступ! - издевалась она. - До такой степени боялся со мной целоваться!

- Чем ты могла его отравить? Он пил свою водку... Он сам наливал...

- Пока вы там строчили свои писульки, я подсыпала яд в его говеную "перцовку".

- Прямо в бутылку?

- Ну да! Ты ведь не собирался пить водку, милый? Видишь, я ничем не рисковала.

На Гедиминаса было жалко смотреть. Он хотел отпить из своего фужера, но задумался, стоит ли это делать. Не решился. Поставил фужер на стол. Упал в кресло. Вытер манжетом рубахи пот со лба. Унять дрожь в коленях не получалось.

- Зачем ты это сделала?

- У меня с ним старые счеты.

- Но я только что подписал...

- Порви! Донатас бы не одобрил твои действия. Получается, что я зря старалась.

- При чем тут Донатас? - развел он руками. - А обо мне ты подумала? Что я буду делать с трупом? Здесь - гостиница, и на каждом этаже - портье.

- Это твои проблемы, - отмахнулась Аида, но вдруг ей стало жалко его. Господи, что тут думать! Позови ребят. Пусть незаметно перенесут тело в его номер. Бутылку - туда же! И пусть позаботятся об отпечатках пальцев! Люди Борзого сейчас бухают, расслабляются. Значит, по крайней мере до утра его никто не хватится. У нас у всех достаточно времени, чтобы слинять из гостиницы. Из города. Из страны,

- А как же ЗАГС? - спросил он потерянным голосом.

- Какой ЗАГС? - сначала не поняла она, а потом рассмеялась: - Ты все еще хочешь на мне жениться? Бедный мальчик!

"Бедный мальчик" был старше ее на шестнадцать лет, но губы надул, действительно, как ребенок.

- Я люблю тебя, Инга, еще больше, чем прежде.

- Это неправда, Гедиминас! Ты любишь не меня, а мое умение с легкостью убивать. Любовь растет с количеством трупов. Я раскусила твой план. Вернее, ты сам отчасти выдал его Борзому. Ты решил надеть на меня маску. Маску жены Гедиминаса. Поселить в Москве. А дальше... Дальше тебя интересовала вовсе не политика, а расширение твоего бизнеса. Разве не так? И все эти разговоры о Жанне д'Арк - чушь собачья. Это понял даже Борзой. Но я оценила твою уловку. Я люблю находчивых людей. И я готова выйти за тебя замуж, но только не сейчас. Мне необходим отдых. Я хочу читать книги, слушать любимую музыку, ходить с сестренкой гулять. Я хочу пожить хоть немного нормальной человеческой жизнью! Месяц или два - не знаю сколько. Деньги все равно скоро кончатся. Есть у них такая особенность. Придется обождать с женитьбой, мой бедный мальчик!

В следующий момент она повела себя развязно, уселась к Гедиминасу на колени и поцеловала его в губы. Вместо того чтобы затрепетать, влюбленный почему-то содрогнулся.

- Чего ты испугался, глупец! - захохотала она. - Думаешь, мои губы пропитаны ядом? Или в зуб вмонтирована капсула?

Она оставила его в покое, подняла с пола сумочку и направилась к двери.

- Куда ты собралась?

- В Москву. Ты ведь хотел, чтобы я там жила.

- У тебя там есть родственники или знакомые?

- Нет. А у тебя?

- Погоди-ка! Я напишу адрес моей московской квартиры. Там, правда, живет одна... Как бы тебе объяснить...

- Любовница, - подсказала ему Аида. - Называй вещи своими именами. Нам нечего стесняться друг друга. Ведь наш будущий брак - это всего лишь сделка.

Гедиминас протянул ей клочок бумаги с адресом и произнес упавшим голосом:

- Я тебе завтра позвоню. И постарайся не попадаться на глаза портье...

Она успела заехать на Фурштадтскую и достать из тайника спрятанные деньги. Литовский господин наивно полагает, что она будет проживать по его московскому адресу с его любовницей, а свою семью добровольно передаст ему в заложники. Нет уж, дудки, бедный мальчик! Слишком легко решил ее заарканить и отвести в ЗАГС! Думал, обложили со всех сторон, так она и лапки вверх! Он надолго запомнит эту ночь! Пусть сперва развяжется с трупом, а потом посидит месяц-другой у себя в Каунасе, пока здесь все не уляжется. А там видно будет. Она сама решит, нужен ей литовский муж и покровитель или она вполне обойдется без него. Сначала он должен выплатить гонорар. Не всякому удается увидеть смерть своего компаньона, да еще такую изысканную! За зрелище надо платить! Конечно, Борзому она прежде всего отомстила за Веру и Шандора, но работа есть работа, и она не привыкла делать ее задаром.

Только в третьем часу ночи Аида попала к гостинице "Октябрьская". Мосты уже развели, и движение машин на Невском стихло. Она рассчитывала, что Марк поставит свой автомобиль прямо напротив вокзала, возле ливанского кафе, но там его не оказалось. Возле кафе маячила маленькая фигурка то ли мужчины, то ли подростка. Фигурка сначала вжалась в стену, будто испугалась появления незнакомки, а потом направилась к ней.

- Госпожа,-пролепетала фигурка по-китайски и поклонилась.

Это было похоже на сон. Пустынная площадь Восстания с уродливым обелиском в центре и склонившийся в почтительном поклоне маленький китаец.

Она совсем забыла о Хуан Жэне, ведущем убогую жизнь крота. Еще одна жертва ее деятельности. Повар экстра-класса, приехавший в Россию чтобы сколотить себе хоть какое-то состояние сделался ее слугой, профессиональным отравителем, и влачит жалкое существование.

- Вы давно не приходили к нам, госпожа.

- Некогда было. А сейчас я уезжаю в Москву.

- Счастливой дороги, госпожа.

- Как твои дела?

- Все хорошо.

Ей сделалось не по себе от его благодарной улыбки. Разве так она собиралась отблагодарить китайца? Впрочем, от денег он всегда отказывался. Его отношение к ней носит какой-то религиозный характер.

- Я не забуду о тебе, - пообещала Аида. - Устроюсь сама - устрою тебя.

- Ничего не надо, госпожа, - продолжал улыбаться Хуан Жэнь. - Меня скоро отправят на родину. Повезут в чемодане, тайком. Я хочу домой. В России хорошо, а дома лучше.

- Тогда вот что. - Она достала из сумочки пачку долларов и протянула китайцу.

- Нет-нет! - опять запротестовал он.

- Не смей отказывать мне! - повелительным тоном произнесла Аида, впервые воспользовавшись той властью, которую имела над ним. - Я знаю, у тебя бедная семья! Возьми и прощай! Он хотел упасть перед ней на колени, но Аида не позволила это сделать, а по-товарищески протянула руку, которую Хуан Жэнь вместо рукопожатия поцеловал.

- Мне будет тебя не хватать...

Девушка имела в виду отнюдь не кулинарное искусство китайца. В его маленьких глазах она заметила слезы.

Машина Майринга ждала ее за поворотом.

Ей раньше никогда не доводилось быть в Москве. Но на любование красотами времени не было. Положение казалось безвыходным, ведь в гостиницу они не могли пойти из-за Дуняши. В ее свидетельстве о рождении указаны и отец, и мать, и совсем другое государство. Возникнут вопросы, на которые не хотелось бы отвечать. Светиться на московской квартире Гедиминаса у нее тоже не было никакого желания.

Пришлось действовать молниеносно, как она привыкла в экстремальных ситуациях. Накупила газет, пошла на переговорный пункт, потащив за собой мачеху и сестренку, и принялась обзванивать агентства по торговле недвижимостью. На четвертый или пятый раз ей повезло. Предлагалась двухкомнатная квартира в поселке Мамонтовка за смешную цену

Это оказался убогий, двухэтажный, шлакоблочный дом, с газовой колонкой на кухне, с наружными электропроводами, с уродливым счетчиком в прихожей. Имелась еще масса недостатков, на которые она решила не обращать внимания. Бывшие хозяева оставили раздолбанную мебель, по которой плакала помойка. Обстановочка напоминала полуразрушенный дом на окраине Питера, где ее чуть не изнасиловали парни Борзого.

- Здесь мы будем жить? - широко раскрыв глаза, спросила у сестры Дуняша.

- Жить можно и в коробке из-под телевизора, - с усмешкой ответила та, и малышка тут же расплакалась.

- Зачем ты ее пугаешь? - покачала головой Патимат.

Мачехе было все равно, где жить. Жаль только что могила Роди теперь далеко.

- Быстро она привыкла к хорошему! - Аиду возмущали слезы девочки. Погляди на эту фифу!

- Да она просто устала, - защищала Дуняшу Патимат. - Ты требуешь от нее слишком многого. Что она видела в своей жизни? Забытый Аллахом городишко в степи? И вот опять захолустье!

- Сколько мы с тобой прожили в захолустье, вспомни? И ничего. А здесь рядом Москва. Совсем близко. Я даже не рассчитывала на такую удачу.

Еще в поезде она все рассчитала. Купит на первое время квартиру в Подмосковье и пропишет в ней Патимат. Та, после развода с отцом, взяла свою девичью фамилию. А эти стервятники будут искать Аиду Петрову! И флаг им в руки!

Девочка успокоилась. В открытую дверь заглянула кошка, трехцветная, желтоглазая. Посмотрела на всех по очереди и сделала нерешительный шаг в квартиру

- Говорят, что трехцветная кошка приносит счастье, - улыбнулась гостье Патимат.

- А японцы считают, что в кошек переселяются души умерших родственников...

В Питер она вернулась через пару дней. Предстояло продать квартиру, мебель и часть антиквариата, включая книги Родиона.

Дни стояли на редкость теплые. Она наслаждалась последними часами бабьего лета, Петербургом и любимым домом на Фурштадтской. У кого не было всего этого, тот никогда не сможет измерить масштабы катастрофы в ее душе.

Никаких вестей из Каунаса, Екатеринбурга и Львова она не получала. И была чрезвычайно рада этому. Казалось, весь мир забыл про нее.

Она много спала и видела странные, почти инопланетные сны. Вот только в садах теперь было холодно по ночам.

В тихом красивом аквариуме жили-были пираньи... - Аида постучала ноготком по толстому стеклу. - Что уставились, сволочи? Ждете продолжения сказки?

Официантка принесла ей капуччино, а Марку-эспрессо.

- Можете их покормить, если хотите, - предложила она посетителям.

- Вот еще! - Аида полезла в сумочку за сигариллами, но потом передумала, тяжело вздохнув. - Верку бы угостила, а эту пигалицу - никакого желания...

- Она у тебя и не просила, - заметил Майринг. - И вообще, не стоило сюда идти. Всему приходит конец. И самое глупое - пытаться воскресить прошлое.

- Ты не прав. Я с удовольствием вспоминаю наши безмятежные утренние беседы в этом кафе. До того самого дня, примерно два месяца назад, когда ты решил начать самостоятельное расследование. Все так зыбко в этом мире. Взглядом, движением руки можно вторгнуться в чужое пространство, нарушить причинно-следственную связь. Сегодня ты законопослушный гражданин, осуждающий пороки общества и отдельных индивидуумов, а завтра уже сам по уши... в пороке. Если бы ты не возомнил себя Пинкертоном, то Люда бы не уехала, а с застенчивой улыбкой подавала нам кофе.

- Я во всем виноват, да?

- До сих пор не могу поверить, что ты стал моим сообщником! У меня был один сообщник. Но с ним все ясно. Он - человек без принципов, без морали и не честолюбив. К тому же влюблен в меня до беспамятства. Про тебя тоже никто не подумает ничего плохого. Ну, разве что какой-нибудь патриот, которому твоя фамилия покажется подозрительной.

- Не лезь в душу, ладно? - попросил он.

- Извини. - Она все-таки закурила. - Что-то не так?

- Ирина уезжает с детьми.

- Куда?

- В Америку.

- Она тебя не разыгрывает? Брошенные жены любят пугать мужей Америками.

- Неизвестно, кто кого бросил. Любовник, с которым она встречается уже третий год, сделал ей предложение. И они собираются эмигрировать.

- А вас разведут?

- Иногда мне кажется, что ты свалилась с луны.

- Да, я вообще предмет неодушевленный.

- Тоже неплохо. Московский адрес оставишь?

- Не-а. - Она любила иногда строить из себя пэтэушницу - Даже тебе не скажу. А то начнутся потом угрызения совести. Будешь называть себя предателем и биться головой об стену!

- Спасибо, что заботишься обо мне. А взрывы в Москве тебя не пугают?

- Боюсь, что Патимат не сможет часто появляться на улице. Люди "кавказской национальности" взяты под строгий контроль.

- Да кому нужна твоя мачеха! А вот новая война, кажется, неминуема.

- Война так война, - пожала плечами Аида, - прибавится число трупов и число убийц. Война - святое дело. Войной можно хорошо прикрыться и оправдать любое насилие. Те, кто сидит наверху, крепко знают свое дело. Я, по сравнению с ними, мелкая рыбешка. Так что же тебя больше беспокоит: развод или война?

- Твоя пустая болтовня...

- А как Соня отнеслась к предстоящему разводу?

- У нее и без того полно проблем. Нечаев со дня на день окажется на свободе. И меньшим злом с его стороны явился бы развод. Кроме того, ее достали его любовники. Они нагло врываются в дом и требуют денег, заявляя, что Юрий Анатольевич им чего-то не заплатил.

- Надо же! Всем нужны деньги! - посмеивалась Аида. - А тебя не пугает, что нотариус разделается с тобой?

- Честно говоря, нет. Сам не знаю почему До встречи с тобой я был довольно трусоват. Меня пугали многие вещи в этой жизни. А сейчас я испытываю безразличие к собственной судьбе. Ощущаю пустоту внутри себя и вокруг. В таком состоянии надо идти на войну, да только какой из меня вояка?

- Не нравятся мне твои разговоры. - Аида смотрела на него по-новому, будто изучала. - Вечная депрессия, интеллигентские сопли, воющий под гитару Кобейн - это все мы уже проходили!

- Я люблю немного другую музыку, - криво улыбнулся Марк.

- Это обнадеживает, - сразу же сбросила она маску высокомерия. - Может, тебе тоже эмигрировать? В пику Ирине.

- Ей наплевать на меня. И петом, куда мне ехать?

- В Израиль.

- По их законам я-не еврей. Но не в этом дело. Я отсюда не смогу никогда уехать.

- Ностальгия и прочее, и прочее...

- А ты долго еще здесь пробудешь?

- Вряд ли. Я, кажется, нашла покупателя на квартиру. Причем со всем барахлом в придачу. Редкая находка. И сам покупатель - редкий экземпляр...

Ей позвонили из агентства и предупредили, что появился желающий приобрести ее хоромы. Покупатель явился в тот же день в сопровождении агента. Его вид, а главное акцент несколько озадачили девушку. Это был грузноватый мужчина лет сорока пяти, с крупными чертами лица. Его темные глаза будто смазали воском, но при этом забыли вдохнуть в них жизнь. В густую черную бороду вплелась пара серебристых нитей. Он был одет в строгий костюм с бархатной жилеткой зеленого цвета. Весь его облик производил странное впечатление человека из другой эпохи.

Он прошелся по всем комнатам, заглянул на кухню, в ванную и туалет. Еще раз поинтересовался ценой. А потом спросил, не желает ли хозяйка продать всю обстановку и сколько это будет стоить Предложение было для нее неожиданным, и она ответила, что потребуется время, чтобы все подсчитать. "Я не буду вас торопить, - сказал господин в зеленой жилетке, - позвоню послезавтра", Он сказал агенту, что хотел бы именно эту квартиру, а на прощание разоткровенничался с Аидой: "Я уже двадцать лет живу вдали от России и страшно устал. У меня даже появился акцент. Какой ужас!" Аида ничем не выказала своего любопытства, а вот агент поинтересовался, в какой стране живет его клиент. "В Швейцарии, молодой человек. Красивая страна, а все же Родины не заменит".

Эти последние слова претендента на квартиру, произнесенные довольно фальшиво, насторожили ее. Во-первых, она сразу признала в нем цыгана, а во-вторых, его акцент не был ни французским, ни немецким, ни итальянским (языки, на которых говорят в Швейцарии). Тут ей не пришлось особо ломать голову. Господин в бархатной жилетке говорил с венгерским акцентом, отличающимся от всех европейских наречий своей необыкновенной певучестью.

"Венгерский цыган, надо же! Бывают в жизни чудеса! Или ..." Она не могла придумать причину, по которой этот господин в жилетке мог оказаться подставой.

- К сожалению, мне пора. - Марк смотрел на нее с нежной грустью. Теперь некому заменить меня в аптеке. А ты здесь тоже не засиживайся. Место теперь не безопасное.

- Подумайте с Соней насчет побега, - посоветовала она.

- Да, кстати! Совсем вылетело из головы! Соня ждет тебя сегодня вечером в гости. Она хочет попрощаться и устраивает по этому поводу чаепитие с самоваром над Фонтанкой.

- Это как?

- Мы расположимся на балконе.

- Она с ума сошла. Пусть вспомнит тот фотоснимок.

- Ерунда! - махнул рукой Маиринг. - Папарацци мы не боимся!

Соня встретила ее с распростертыми объятиями. Марк принимал душ в ванной комнате нотариуса, и они в ожидании его устроились в гостиной, напоминавшей музей.

- Как девочка? - первым делом поинтересовалась Софья.

- Вспоминает вашу дачу с восторгом, и особенно Магду

- Магда - умница!

- Она мне доставила много неприятных минут, - пожаловалась Аида.

- Так обучена, - оправдывалась хозяйка. - Вы уж ее извините.

В это время на кухне что-то разбилось, и Софья выругалась.

- Кто там у вас?-напряглась Аида.

- Кухарка. Она испекла пирог с вишней и сейчас ставит самовар.

"Значит, старая грымза жива-здорова".

- Она очень хорошо готовит. - Аида продолжила светскую беседу

- Как вы устроились в Москве?

- С комфортом.

- О, Москва - прекрасный город! И главное процветает. А наш Питер год от года хиреет. Везде нужен хозяин. Москве в этом случае больше повезло. Слышали, в День морского флота не было фейерверка! Это уже ни в какие рамки не лезет!

Аида еще больше напряглась. Кто-то ей уже говорил про фейерверк в День морского флота. Вернее, про его отсутствие.

Софья собиралась продолжать, но тут появился Майринг в полосатом махровом халате.

- Соня завела любимую пластинку! - подмигнул он Аиде.

- Да, у меня сердце болит за родной город!

- Ну, а выберут тебя в мэрию, начнешь воровать, как все.

- Вот сволочь! - возмутилась Софья. - Пойди лучше на кухню, спроси, все ли готово к нашему чаепитию.

- Он ко мне постоянно прикалывается, - пожаловалась она, как только Марк вышел. - Как жена с ним столько лет прожила, не понимаю. Я бы и года не вынесла! Конечно, он человек с юмором, но всему есть границы. Он меня перед людьми опозорить может!

Аида упорно молчала, она уже жалела, что пришла сюда. Надо было позвонить и вежливо отказаться. Нет ничего хуже, когда при тебе ссорятся супруги, а тем более любовники. Их взаимные упреки обращены непосредственно к гостю, и тебе начинает казаться, что ты и только ты являешься основной причиной их взаимного непонимания.

- Все готово, - сообщил Марк.

Его утреннее настроение не улучшилось, а Аида теперь ясно видела, что с ним происходит. Он нуждался в моральной поддержке, а Софья вряд ли могла ее оказать. Она не способна была успокоить и облегчить страдания, потому что сама сидела на "электрическом стуле" и лишь вносила нервозность во взаимоотношения. Аиде показалось, что она присутствует при агонии.

На балконе установили специальный стол и водрузили на него огромный самовар. Кухарка бросала на бывшую пленницу уничтожающие взгляды. Уж не считала ли она ее виновной в аресте хозяина? Или не могла простить развороченной трубы в кладовке на даче нотариуса? Девушка прикинула в уме, возможна ли со стороны кухарки какая-нибудь провокация? Мышьяк в пироге - неплохой способ разом избавиться от всей компании. Нет, не тот она человек. Да и зачем?

Все суетились вокруг чайного стола, а она, будто пригвожденная к креслу, оставалась сидеть в гостиной. Ее уже не смущали ни убийственные взгляды кухарки, ни сарказм поднадоевших друг другу любовников. Аида почувствовала опасность. Это всегда приходило внезапно, как запах серы от нечистого. Она бы обязательно обратилась к врачу, если бы хоть раз ошиблась.

- Ты так и будешь здесь сидеть? - обратился к ней Майринг. - Наверху уже все накрыто.

Кроме них, в гостиной никого не было, и Аида могла бы признаться Марку в своих опасениях, но побоялась выглядеть смешной. Она, как сомнамбула, поднялась из кресла и последовала за ним.

- Я нахожу затею довольно опасной, - высказалась она уже на балконе.

- Чего ты больше боишься: сквозняка или папарацци? - пытался острить Майринг, но она видела, что ему тоже немного не по себе.

Аида наотрез отказалась сесть лицом к Невскому, как предложила ей хозяйка, и устроилась в тени самовара, лицом на реку.

Они приступили к трапезе, обменявшись собственными прогнозами погоды в Петербурге на конец сентября.

- А где вы будете справлять Миллениум? - с умным видом поинтересовалась Софья.

- До него надо дожить, - с присущей ей серьезностью ответила Аида. - До наступления нового тысячелетия еще целых пятнадцать месяцев.

- О! Вы относитесь к разряду скептиков! Мы с Марком отметим это событие через три месяца. Правда, Марк? А вы ждите еще пятнадцать...

- Я вовсе не скептик, - возразила Аида, - я просто умею считать до десяти, до сотни, до тысячи и так далее. Надеюсь, вы тоже начинаете счет не с ноля, а с единицы.

- Она права, - принял ее сторону Марк. - И все эти рекламные фишки рассчитаны на дураков и невежд. Ведь это выгодно дважды справить начало тысячелетия, чтобы срубить побольше бабок. Я как бизнесмен одобряю. Пусть будет Миллениум в этом году! Дурачить народ - любимая забава политиков и предпринимателей!

- Вы слышали, Инга? Он назвал меня дурой и невеждой! - Соня презрительно улыбалась.

"Ой, кажется, она играет с ним! - пронеслось в голове у Аиды. - И совсем, совсем не любит!"

- Прекратите ругаться при мне, а то я сейчас уйду! - Больше всего ей хотелось сделать именно это. - Как два старых еврея, право.

- Откуда ты знаешь про старых евреев? - невесело засмеялся Марк.

- Я как-то целый год прожила в еврейской семье.

- Ты никогда не рассказывала. А мне это очень интересно!

- Да что рассказывать, - неожиданно смутилась Аида. - Это было в Оренбурге, семь лет назад. Меня подобрала на улице пожилая еврейская чета.

- Как подобрала? - удивилась Соня.

- Мне нечего было есть и некуда было пойти погреться, а мороз стоял около тридцати градусов. И я решила замерзнуть. Просто взять и замерзнуть. Села в сугроб и закрыла глаза. И все. Очнулась в комнате, натопленной так, что сказала себе: "Вот я и в аду!" Дом у старичков был деревянный, с русской печью. Я лежала под ватным одеялом, абсолютно голая, а по телу растекался жар. У меня поднялась температура. Зато я ничего себе не отморозила.

Старичков звали: Самуил Яковлевич и Дина Яковлевна, будто брат и сестра, они и внешне были очень похожи, и фамилии носили почти одинаковые: Ростоцкий и Стоцкая. Они родились в маленьком местечке на Украине, и в детстве их даже путали, потому что Дину родители часто стригли наголо, боялись тифа. Поженили их совсем молодыми, в шестнадцать лет. По местечковым понятиям это уже считался поздний брак.

Во время войны они чудом спаслись и успели эвакуироваться на Урал с грудным младенцем. А после войны решили жить в Оренбурге, потому что возвращаться было некуда. Из родственников тоже никого не осталось.

Я полюбила этих милых старичков и, наверное, поэтому так долго у них прожила. Между собой они общались на идише, и были поражены, когда я через три дня заговорила на их родном языке. Для меня это было делом пустячным, я ведь уже владела немецким. Трех дней вполне хватило, чтобы уловить некоторые отличия и жаргонизмы. Они приняли меня за еврейку и не желали слышать никаких возражений. Тогда-то я и поняла, что могу спокойно выдавать себя за представительницу другой национальности, ведь люди верят всему, что подано со знанием дела.

Я наплела им с три короба про моих родителей, получилась слезливая история в духе латиноамериканских сериалов, и они не заявили обо мне в милицию, а соседям сказали, что правнучка приехала погостить. Сын у них рано умер, а внук эмигрировал в Израиль со всей семьей. Звал стариков, но они не трогались с места, потому что пуще всего боялись помереть в дороге. Им на самом деле оставалось немного. И мне даже кажется, что я чуть-чуть продлила отведенное им Богом время. Потому что в заботах обо мне они были по-настоящему счастливы. Никогда в своей жизни я не получала столько любви и тепла. Никто из моих родных: ни отец, ни мать, ни Патимат, ни даже бабушка - понятия не имели, что значит любить ребенка. Мне стукнуло четырнадцать лет, а им было под семьдесят, но я всегда чувствовала себя с ними на равных, с людьми, повидавшими многое в своей жизни.

До сих пор не могу поверить, что это был не сон, не какая-то детская сказка, придуманная Родькой на ходу. Самуил Яковлевич учил меня ивриту и по субботам мы с ним читали главы из Торы и Талмуда. Он сетовал на то, что я не мальчик, потому что с такими способностями могла бы стать раввином.

Но я сама разрушила сказку, в один прекрасный день исчезла, оставив письмо на древнееврейском, в котором опять наплела массу небылиц. Представляю, как старички охали и качали головами, разбирая мои каракули. И, наверное, немного поплакали...

- А зачем понадобилось исчезать? - спросил Марк.

- Старая Аида мне никогда бы этого не простила. А еще, к тому времени за мной уже водилось несколько темных делишек, в том числе и в Оренбурге, и я очень боялась, что мои старички рано или поздно узнают о них. Я вернулась в Оренбург через полтора года. Самуил Яковлевич уже покоился на кладбище, а Дина Яковлевна умерла у меня на руках. Она завещала мне дом со всем барахлом. И я время от времени жила там. Он служил мне хорошим убежищем. Я до сих пор его не продала.

Во время своего рассказа Аида успевала следить за рекой. Мимо проплывали катера с туристами, кое-кто даже махал рукой "святой троице", устроившейся на балконе за самоваром. Один раз ей показалось, что она видела мобильный катерок Саши, с единственным пассажиром на борту. Впрочем, таких катерков было много, так что она могла и ошибиться.

Они просидели больше часа. Начало смеркаться. Движение на Фонтанке постепенно утихло. Любовники перестали ссориться, хотя Соня время от времени нервно ерзала на стуле, словно ей мешал гвоздь. Злобная кухарка ушла домой. Марк пребывал в расслабленном, почти дремотном состоянии, Аида даже позавидовала ему. Она осуществляла постоянный контроль за рекой и... Поведение Сони ей все больше и больше не нравилось. Та как будто чего-то или кого-то ждала.

- Я схожу за свечами, - предложила хозяйка. - Уже можно зажечь.

- Без свечей не будет настоящего кайфа от чаепития над Фонтанкой, поддержал Майринг. - Это я точно знаю.

"Свечи - сигнал для кого-то на реке! Свечи осветят наши лица! Соня окажется у меня за спиной!"

- Может, посидим при свечах в комнате? - закапризничала Аида.

- Ну что вы, Инга, лишать себя такого удовольствия! - С этими словами Софья покинула балкон, а девушка на всякий случай щелкнула замком сумочки.

Марк, воспользовавшись уходом любовницы, оживился.

- Я знаю, что мне делать! - сообщил он вполголоса. - Я еду в Бабаеве!

- Что это?-не поняла Аида, ее мысли были далеки от его озарений.

- Я еду к Людмиле в Бабаеве. Привезу их с Андрюхой обратно, а там видно будет. Может, и поженимся. Она - славная девушка, и я ей вроде небезразличен.

У нее вдруг защемило сердце. Волна жалости захлестнула Аиду. Впервые она почувствовала жалость не к старику, не к ребенку, а к здоровому мужчине, практически ни в чем не нуждающемуся. Он, брошенный женой, презираемый любовницей, собирается совершить путешествие ради женщины, которую не любит. В надежде на ее небезразличие. Ради женщины, которая спала с ним только из благодарности и которая когда-то из-за пакетика кокаина бросила, предала дорогого, любимого ею человека. И вот в надежде на это убожество, его глаза засияли, сделались почти счастливыми! Что сказать ему? "Марик, ты все это придумал?" Это слишком жестоко.

- Марик! - У нее стоял комок в горле, и она не могла говорить. Прикрыла ладонью его руку. - Марик, подумай еще, ладно? Не торопись. А хочешь, поедем со мной в Москву? Я буду тебя любить, как брата! Ты не пожалеешь, честное слово!..

И в этот миг что-то стукнуло в самовар. Будто камешек. Но камешек не пробил бы его медной брони. Кипяток полился на скатерть. Пятно разрасталось, дышало паром и в сумерках казалось черным.

"Враждебный мир" опять воспользовался ее слабостью. Она ослабила контроль, и вот уже напротив дома дрейфует, неизвестно откуда взявшийся катерок того парня, что любит фейерверки. Его единственный пассажир держит в руках ружье с оптическим прицелом и, по всей видимости, с глушителем, ведь никто не слышал выстрела. Он стрелял ей в голову, но набежавшая волна качнула катер и помешала выполнить задуманное.

- Ложись! - приказала Марку Аида и бросилась на пол. Ее рука по привычке извлекла из сумки пистолет. Ее смущало расстояние. Она понятия не имела о дальнобойности "Макарова", а до катера было метров тридцать. Зато имелись два явных преимущества: ей не мешали волны и она находилась сверху.

За этими мыслями, промелькнувшими в ее голове в долю секунды, она совсем упустила из виду Майринга. Вместо того чтобы последовать примеру девушки, он встал во весь рост, перегнулся через перила балкона и закричал:

- Не стреляйте! Не смей...

Фразы Марк не закончил. Пуля ударила ему в грудь, и он отлетел к стене.

Больше медлить было нельзя, если она хотела победить в этой дуэли. Аида вскочила на ноги, крепко сжав обеими руками пистолет и выстрелила два раза.

Человек в катере пошатнулся, выпустил ружье и повалился за борт. В тот же миг загудел мотор и катер рванул с места, развив бешеную скорость.

Как-то сразу стемнело. Она втащила Марка в комнату, прихватив его под мышки.

В спальне горели свечи. Много свечей. Соня сидела на корточках, вжавшись в угол.

- Я не хотела этого! - простонала она. - Меня заставили! Они сказали, что убьют мою маму! Это люди Борзого...

- Заткнись! Лучше помоги мне положить его на постель. Он еще дышит.

Белая рубаха Марка на груди потемнела от крови.

- Ты жива, сестренка... - из последних сил улыбнулся он.

Аида погладила его по щеке и не сдержала слез.

- Не плачь... Наверное, так надо... Ведь мы...

- Что? - не расслышала она и наклонилась к нему.

И Марк повторил. Это была фраза из его юношеского стихотворения. "Мы бежим коридорами опустевшего здания"... И повторив ее, он умолк уже навсегда.

- Они сказали, что убьют маму,-снова заговорила Софья. - Нечаев в тюрьме. Он бы договорился. Он всегда договаривался. Даже в самых безвыходных ситуациях.

- Закрой ему глаза!-велела Аида. Хозяйка стояла у нее за спиной, и, обернувшись, Аида заметила в ее руке пистолет, маленький, дамский. Соню трясло, слышно было, как стучат зубы. Пот крупными каплями выступил на лбу. Она подняла руку с пистолетом и тут же опустила.

- Иди и закрой Марку глаза! - повторила Аида.

Пистолет упал на ковер. Соня заскулила тихо, по-собачьи.

- Ты плохо слышишь? Я сказала, закрой ему глаза!..

Ночью полил дождь. Она сидела на полу в своей комнате, не включая света. В темноте огромной квартиры Аида смиренно ждала, когда придут за ней. Люди Борзого или милиционеры - все равно. Она откроет любому. И не станет сопротивляться. Пусть делают с ней, что хотят. Ей на днях исполнится двадцать два года. Всего только двадцать два. А трупов на совести куда больше. И за каждый труп следует прибавить по три года жизни. Вот какая она древняя старуха!

"Мое лицо в безобразных морщинах. Кожа дряблая и сухая. Глаза водянистые, почти белые, в красных прожилках. Нижняя губа слюняво отвисла. А руки разбиты подагрой. Я сама себе надоела. Сколько можно жить, прикрываясь маской двадцатидвухлетней девицы?"

Аида встала и прошла в комнату брата, натыкаясь в темноте на стены и мебель. Постояла немного под люстрой. Свет фонарей с улицы отражался в ее хрустальных подвесках. Мертвенный свет. Вспомнила, как в детстве играла с братом в глупую, бессмысленную игру Он завязывал ей глаза и подводил к книжному шкафу. Она вытаскивала книгу, открывала ее и тыкала пальцем в страницу. Аида задавала какой-нибудь вопрос, а брат читал строку над ее пальцем. Родион утверждал, что книги могут ответить на любые вопросы. Но ответы всегда получались невпопад и только смешили. Родька хотел жить по-книжному, а вышло тоже невпопад.

Она подошла к книжному шкафу, святая святых Родиона.

- Братик, ты здесь?-спросила у тени в стекле.

Раскрыла створки, вытащила первый попавшийся том. Открыла. Ткнула пальцем.

- Может, мне тоже свести счеты с жизнью?

Включила торшер.

"- Вы не имеете права... не имеете права! - вскричал Бурдовский".

Достоевский. "Идиот". Страница двести двадцать семь. Их любимый с Родькой писатель и ее любимый роман.

- А может, мне уйти в монастырь?

"Мне кажется, это все не совсем подходит к вашему делу, - заметил князь".

Страница сто шестьдесят три.

- Ну, спасибо, Федор Михайлович, за советы, за помощь. На вас всегда можно положиться. Она поставила книгу на место.

Утром позвонила в агентство по недвижимости и попросила поторопить покупателя.

Господин в бархатной жилетке перезвонил ей через час, и они договорились произвести расчет на следующий день.

У нее оставалось не так уж много времени, а предстояло два очень важных дела. В городе Петербурге остались два человека, которых ей необходимо разыскать, чтобы потом не мучиться угрызениями совести. Вчера в доме нотариуса она не теряла времени зря, кроме того, что вымыла чашку, из которой пила чай, вытерла все свои отпечатки пальцев, припомнив, чего касалась, так еще и раздобыла записную книжку Сони с телефонами и адресами.

Первым делом пошла к Аничкову мосту и спросила у лодочников Сашу Водолаза. Как она и предполагала, ей ответили, что у него выходной.

- А им сегодня уже интересовались, - сообщил пожилой мужчина в плащ-палатке. По случаю накрапывающего дождика охотников прокатиться по рекам и каналам на мобильном катере сегодня не предвиделось.

- Молодые люди в кожаных куртках,- предположила девушка.

- Вовсе нет. - Лодочник оглядел ее с ног до головы и, убедившись, что такая юная и красивая никому не причинит зла, доверился: - Двое уже немолодых, в плащах и кепках. Похожи на ментов из сериала. Сашка - он ведь парень бедовый! Вы, девушка, лучше не связывайтесь с таким!

- Хорошо, - улыбнулась она. - Воспользуюсь вашим советом. Только тогда и вы никому не говорите обо мне.

- Заметано! - подмигнул ей лодочник в плащ-палатке и сказал на прощание: - Поговоришь с красивой девушкой - и день уже не таким пасмурным покажется...

Новость встревожила Аиду. Подключение милиции не входило в ее планы, а такой, как Саша, продаст за милую душу и мать, и отца.

И все-таки она не рискнула брать такси, добиралась до его дома на окраине города общественным транспортом.

Желтая панельная девятиэтажка. Гаражи. Пустая опять же по случаю дождика детская площадка. Телефон-автомат.

Чтобы не нарваться на милицию, она решила позвонить. Ей ответил приятный женский голос, уже не молодой. "Мамаша", - догадалась девушка.

- А Саши нет дома. А это-Настенька?

- Да.

- Ты так редко звонишь в последнее время, что я даже не узнала твой голос. Поссорились, что ли?

- Немного. Вот решила помириться.

- Наверное, нагрубил, да? Ой, характер у него тот еще! Весь в отца! И ведь первый никогда не попросит прощения. Намучаешься ты с ним, Настюша, ой намучаешься!

- Ничего, - в этом месте по правилам хорошего тона следовало бы назвать маму дружка по имени-отчеству, но Аида обошлась просто паузой. - Я - тоже не сахар. В последней нашей ссоре сама виновата. Он сегодня работает?

- Нет. - Теперь она сделала паузу. - Ой, он просил никому не говорить, где будет. А сегодня, как назло, все какие-то мужики названивают, ищут Сашку. У меня даже предчувствия нехорошие. Может, натворил что? Как ты думаешь?

- Я не знаю.

- Да откуда же тебе знать, раз вы в последнее время с ним не встречались! Ладно, скажу, так и быть. Пусть потом ругается! Сашка с утра в гараже заперся, с отцовским драндулетом возится. Да ты знаешь! Развалюху эту давно пора в металлолом сдать, а ему все жалко! Так вот, там ты его точно найдешь.

- А номер гаража?

- Да ты ведь миллион раз там бывала, Настена!

- Гаражи - они все такие одинаковые. Я постоянно путаю.

- Двадцать первый. И вот еще что. Он ведь так просто не отопрет! Таким боязливым сделался! Ты постучи три раза: один длинный, два коротких. Это у нас теперь условный знак. И передай, что скоро обед. И сама тоже приходи к нам обедать...

Аида сначала разведала обстановку. День был будний, и в такое время большинство автомобилистов находилось на работе или в дороге. Перед гаражом номер двадцать один она зарядила пистолет и не забыла о глушителе.

На условный стук Саша Водолаз отозвался:

"Щас, ма!" - и щелкнул засовом.

Она не дала ему опомниться, со всей силы ударила локтем поддых, пнула в пах и, прошмыгнув внутрь, заперлась с ним в гараже.

- Как дела? - спросила девушка, когда тот, выпустив обойму матерных слов, пришел в себя. - Не перетрудился?

- Ты - ведьма! Ты просто - ведьма! - Он мотал головой, не веря своим глазам. Саша сидел на деревянном полу Кругом были разбросаны гаечные ключи, отвертки, прочие инструменты и просто какие-то железяки, о предназначении которых Аида не догадывалась.

- Я тебя спросила, не боишься ли ты со мной связываться? Ты ответил: "Трус не играет в хоккей". Хорошо, назовем это "хоккеем". - Она достала пистолет.

- Не стреляй!- закричал парень.- Я тебе все расскажу, а ты сделаешь вывод, виноват я в чем-то или нет.

- У меня мало времени, - возразила она: - И никто не сомневается, что ты захочешь выставить себя в лучшем свете, но я знаю тебе цену, дешевка!

Он казался ей таким же жалким, как старый "Запорожец" без колес в его гараже. Но она медлила.

- Больше всего мне жалко твою мать. - Аида потерла пальцами лоб, сама, по-видимому, удивившись произнесенной фразе.

Водолаз расплакался, как малое дитя.

- Почему тебя ищет милиция? - спросила она.

- Это все из-за Кости! Я сейчас объясню. Мы дружим давно, со школы. Он увлекался фотографией. Родители купили ему фоторужье. Мы как-то плыли с ним по Фонтанке, мимо того дома, и я увидел на балконе твоего друга с незнакомой женщиной. Я сказал об этом Косте, и он щелкнул их. Я думал просто так, от нечего делать. Но потом он объяснил, что дом принадлежит а очень крутому чуваку, и та женщина наверняка его жена...

- Костя был голубым?-догадалась Аида.

- Да, только он это скрывал, и особенно боялся, что узнают родители. Полученный снимок я предложил сначала жене крутого чувака, но она сказала, что подумает, и взяла мой телефон. Я сделал ужасную глупость. Я дал ей даже два телефона, свой и Костин. Фотографию купил ее муж. После чего эта сука стала нас доставать. Легче всего ей было шантажировать Костяна. Она грозилась рассказать его родителям о сексуальных пристрастиях сына. Так она уговорила нас на вчерашнее... - Он опустил голову, немного помолчал, а потом продолжил: - Она подарила Костяну ружье с оптическим прицелом. Сказала: "Тебе не привыкать стрелять в людей". Костя тренировался пару дней в лесу на птицах. Вроде получалось. Ну, правильно, в лесу ведь нет волн. Эта сука заказала нам тебя и твоего друга... "Марка?! Она что, сдурела?!"

- Обещала заплатить по тысяче баксов каждому..

- Что-то дешево она нас оценила!

- И я то же самое сказал Костяну: "Что-то дешево! А девка очень крутая!" Я даже показывал ему статью в газете про разборку в "Амбассадоре". Но статья оказалась глупая, в ней утверждалось, что мафиози там чего-то не поделили и нигде не упоминалось о крутой чувихе. Костян не поверил, что все это сделала ты одна. Честное слово, я его отговаривал! А когда он вчера не вернулся домой, его родители забили в колокола, подняли на ноги милицию. Они мне звонили. Я сказал, что с утра катались (глупо было отрицать, многие видели нас вместе), а вечером расстались на Обводном канале. Мне надо было поставить катер на прикол, а Костя пошел по своим делам. По-моему, они не поверили. Я вот что думаю, труп рано или поздно всплывет и все решат, что это я кокнул Костяна...

- Тебе не о чем беспокоиться, - усмехнулась Аида.

- Почему?

- Потому что из твоего тела извлекут пулю того же калибра, а умные дяди-милиционеры любят сравнивать...

Она не успела договорить. Водолаз сделал резкое движение. В руке у него оказался массивный гаечный ключ, и он запустил им в девушку. Аида метнулась в сторону, однако ключ все-таки задел ее голову. Ей показалось, что череп раскололся пополам. Парень бросился к ней, но она больше ничего не видела и не слышала. Вокруг все стало белым, будто ее окунули в цистерну с молоком...

Очнулась Аида в полной темноте. Потом окружающий мир начал постепенно проясняться. В гараже по-прежнему горела тусклая лампочка, но почему-то слева все время была тьма. Она вдруг поняла, что ослепла на один глаз. Именно с левой стороны ее ударили гаечным ключом. Она вспомнила, что сидела на табурете, а очнулась на полу. В правой руке зажат пистолет, левая - вся в крови. Неужели она потеряла столько крови? Кровь была повсюду. Нет, это чужая кровь! В метре от нее, уткнувшись лицом в пол, лежал парень. Значит, она успела нажать на спусковой крючок.

Аида прислушалась. Парень дышал. Наверняка попала в живот. Это никуда не годится! Нечисто сработано!

Она попробовала встать, но голова так кружилась, что пришлось воспользоваться опрокинутой табуреткой.

Сидение на табуретке не принесло никакого облегчения. "Необходимо встать и прикончить этого говнюка!" - приказала она себе.

Она поднялась и сделала три неуверенных шажка.

Целилась в затылок. Целилась долго. Ей казалось, что единственный видящий глаз ее обманывает. Наконец выстрелила.

Посмотрела на часы. Всего десять минут она находилась в бессознательном состоянии, а кажется, прошла целая жизнь.

Спрятала в сумочку пистолет, достала перчатки. В таком состоянии можно оставить "пальчики". Она всегда помнит о "пальчиках", даже когда получает по голове гаечным ключом!

На стене висела аптечка. Все что ей было необходимо - вата и нашатырный спирт. Натерла виски, сразу стало легче.

Посмотрела в зеркало пудреницы. Над левым надбровьем приличная шишка и покраснение. Глаз немного припух. Слава богу, ничего не рассечено! Она припудрила больное место. Бросила в сумочку пузырек с нашатырем и пошла к выходу.

Дождь не только не прекратился, а, наоборот, усилился. Аида раскрыла зонт, и несмотря на головокружение, прибавила шаг.

Всю длинную дорогу домой, сначала на троллейбусе, потом на метро, она размышляла над признанием Водолаза и не переставала удивляться. Еще вчера она заподозрила, что насчет людей Борзого Соня врет. Они бы нашли другой способ разделаться с ней, более надежный, чем стрельба с катера, качающегося на волнах. Ей это показалось слишком глупо, по-мальчишески и непрофессионально.

Мотивы теперь тоже стали ясны Аиде. Софья решила реабилитироваться в глазах вышедшего на свободу мужа, принеся ему в жертву любовника, который сыграл не последнюю роль в его аресте, а также знаменитую киллершу, которую нотариус всегда побаивался. Решение она приняла не сразу, а как только поняла, что Марк не станет ее опорой в жизни, что с ним она не сможет бежать за границу или хотя бы из города, что, потеряв жену и детей, он впал в меланхолию. А меланхолия - не помощница в больших и серьезных делах. И, конечно, она лишится всего того, что может заполучить, как только Юрий Анатольевич покинет этот бренный мир. Ведь такие люди, как он, всегда ходят под прицелом.

Она все-таки извлекла один положительный момент из разговора с Водолазом. Она напрасно ждала вчера людей Борзого. Их попросту нет в Петербурге. Зато есть милиция, которая рано или поздно выйдет на ее след. Софья, Костя, Саша убиты из одного пистолета. То, что она вымыла свою чашку и замела следы после чаепития над . Фонтанкой - это полдела. Дураку понятно, что в доме был кто-то третий. Более того, имеется свидетель, старая грымза кухарка. Ее адрес и телефон тоже есть в записной книжке Сони. И до кухарки надо обязательно добраться и заткнуть ей рот раз и навсегда. В противном случае Аида рискует не доехать до Москвы.

Весь вечер ее тошнило, о еде она не думала.

Ночевать Аида отправилась на квартиру Виктора, в район Сенной площади. Марк на всякий случай сделал для нее дубликаты ключей. Она прихватила с собой компакт-диск с любимыми немецкими бродягами. Магнитофонные записи бывшего хозяина квартиры стояли ей поперек горла.

Уснула с молитвой на устах, перебирая четки, под волынки и барабаны современных вагантов.

- Что это с вами? - вытаращил свои большие черные глаза господин в бархатной жилетке. Сегодня жилетка была бордового цвета.

Опухшее надбровие сразу бросалось в глаза, хоть синяк и был тщательно замазан. Аида с утра ловила на себе вопросительные взгляды, но только цыган осмелился спросить вслух.

- Кирпич с крыши упал,-пошутила она.- Еще бы немного и не видать вам моей квартиры!

- Вы бы поаккуратней с кирпичами! - рассмеялся тот. - Личико-то не казенное!

Они возвращались в агентство от нотариуса, где была окончательно узаконена сделка. И деньги ждали ее в сейфе агента.

Там, у нотариуса, она успела заглянуть в его паспорт, и ей сразу все стало ясно. Георгий Феккете (так звали господина в жилетке) родился в той же деревне на Западной Украине, что и Мадьяр.

Георгий сидел за рулем своего новенького "вольво" и продолжал смеяться, когда она внезапно посерьезнев, сказала по-венгерски:

- Хватит ломать комедию, Дьердь! Иштван думает, что купив мою квартиру, купил и меня? Передай ему, чтобы так не думал. И большое спасибо за покупку!

В зеркале заднего обзора она увидела вылезшие из орбит глаза агента по недвижимости, сидевшего у нее за спиной. Что касается цыгана, то он еще громче захохотал:

- Меня предупреждали, что вы дамочка не промах, но чтобы до такой степени меня раскусить! Не завидую Иштвану! Я бы не хотел иметь такую жену! От нее же ни черта не скроешь! Только подумаешь о какой-нибудь шлюхе, а она уже хвать тебя за яйца! Нет, лучше иметь жену-дурочку! А еще лучше - никакой жены! Цыган - птица вольная! Сегодня я в Питере, а завтра - в Нью-Йорке! Передам ему ваши слова! Обязательно передам! Иштван - славный парень, но иногда совершает необдуманные поступки...

- И еще передай ему, - продолжала она по-венгерски, хотя Георгий разглагольствовал по-русски, - что за Шандора я отомстила, но, где его закопали, узнать не смогла.

Господин в бордовой жилетке перестал смеяться. Замычал себе под нос какую-то грустную мелодию.

- Пусть попробует поискать в лесу, возле той дачи...

В агентстве ей выдали "дипломат", набитый долларами, а цыган, как это ни парадоксально, выказал себя настоящим джентльменом.

- Надежнее всего, если деньги будут спрятаны в моей машине. Ты ведь сегодня уезжаешь? И, по-моему, у тебя проблемы, - он указал на ее опухшее надбровье. - Поэтому я буду охранять тебя до самого отъезда. Иначе Иштван мне не простит. Да и сам я себе не прощу, если что-то случится с такой девчонкой!

- О! Кажется, с появлением Феккете* кончатся черные дни в моей жизни!

* "Феккете" по-венгерски означает "черный".

Они обмыли сделку в японском ресторане.

- Я некоторое время поживу в твоей квартире, - заявил Георгий, - но ты не переживай. Там ничего не пропадет. И не смотри, что я цыган! Я выходец из цыганской аристократии, понятно тебе?

- Понятно, - кивала Аида. - Только жить там небезопасно.

- Кого ждать в гости? Говори прямо!

- Во-первых, милицию...

- С этими я всегда договорюсь, - успокоил цыган.

- А еще могут нагрянуть уральские ребята.

- Не хотелось бы, - Георгий задумался, а потом опять повеселел. Ничего, как-нибудь!..

Он не умел надолго задумываться. Его оптимизм напоминал шампанское, которым они обмывали сделку. Аиде было легко с таким человеком. В ресторане она впервые за последние дни позволила себе расслабиться и ни о чем не думать.

Но праздник был омрачен небольшим инцидентом. По дороге в туалет она случайно задела вазу с икебаной, и та разбилась на множество мелких перламутровых кусочков. Аида ее просто не видела, ведь с левой стороны у нее была тьма. Георгий сделал широкий жест, заплатив за вазу.

- А Иштван говорил мне, что ты можешь выпить литр водки и не опьянеть.

- Шампанское действует на меня по-другому...

В туалете она долго курила, ей не давала покоя одна неприятная ассоциация, возникшая почему-то в связи с разбитой вазой. Вот также она курила в туалете другого ресторана, когда появилась литовская охранница. Их неравная борьба закончилась плачевно для этой амазонки. Аида выколола ей глаз. Левый глаз. Она точно помнила, что левый, потому что наносила удар правой рукой. И вот теперь у нее самой проблемы с левым глазом. Совпадение? Она знала наверняка, что случайностей не бывает. Случай - это акция, профессионально разработанная самым прозорливым из всех боссов.

- Это начало конца,-сказала она своему отражению в зеркале.

"Неужели за литовскую кобылу я тоже должна нести наказание? Я убивала более достойных людей. По некоторым даже роняла слезу Так значит, самооборона не в счет? Самооборона - это для адвоката, для прокурора, для присяжных, но не для того, другого суда! Какое дерьмо! Все - дерьмо!" .

Ее вдруг охватило отчаяние, безысходность. Она была самым последним человеком на земле. Да и не человеком вовсе, а чудовищем. Воплощением всех пороков. Невестой дьявола. Она никогда не задумывалась раньше, почему ей так везет? Кто ей помогает? Вот, оказывается, в чем дело! Теперь можно и в петлю!

Нет, петля это для сирых и убогих! Старая Аида не допустит, чтобы ее "пицике" так бездарно закончила свои дни! Старая Аида явится в последний момент и перережет ножом веревку! И будет смеяться, и будет с издевкой называть "цыганским отродьем", и будет поучать: "Броди по этому свету, бродяжка, а на тот свет не заглядывайся!"

Тогда, может быть, пойти сдаться дяденькам-милиционерам? По ней давно плачет колония строгого режима! Но разве существует справедливый, объективный суд? "А судьи кто?" Извечный вопрос. Любой человек - преступник. А уж те, кто облачен в мантии, и подавно! "Не судите, да несудимы будете".

Она вымыла лицо холодной водой, смыв косметику. Она не хотела ни о чем думать, но голова была набита мыслями, изречениями, да еще на разных языках. Они копошились, как черви, сводили с ума, будто в книгохранилище забрался вандал и все там разбил и порушил.

- Хватит! - закричала Аида, напугав вышедшую из кабинки японку. Та стремглав бросилась к двери. - Нет рая для праведников! Потому что нет праведников на земле! А в раю только горы и море. В море - дельфины, а в горах - сенбернары. И больше нет никого! Вообще никого! Все мы ходим под Богом! Все мы ходим под кирпичом!..

Она скороговоркой читала проповедь своему отражению в зеркале. Она видела, как глаза той, другой (Инги или Аиды?), загорелись сумасшедшим огнем. И это еще больше возбуждало. Хотелось говорить и говорить. Бесконечно. Чтобы выговорить все скопившееся в голове! Чтобы избавиться наконец от этих проклятых червей!

- Девушка, вам плохо?

Она не заметила, как сзади кто-то подошел и тронул ее за плечо.

- А? Что?

У той, в зеркале, были голубые глаза. Очень красивые глаза, скорбящие, заплаканные. А рядом стояла старуха, совсем не похожая на прабабушку, с добрым веселым лицом.

- Вам плохо, деточка? - повторила она, обласкав взглядом.

- Уже лучше, - улыбнулась ей девушка.

Два часа с лишним они просидели в машине Георгия в одном из дворов района Купчино. Лил дождь, и выходить из "вольво" не хотелось. Да и выходить пока что было незачем. Аида несколько раз звонила по мобильному телефону, но ей никто не отвечал.

- Где черти носят эту старую грымзу? Если она уже на приеме у следователя, то мне крышка!

- Не надо раньше времени расстраиваться,- успокаивал ее цыган. - Может, она пошла проведать внуков? Есть у нее внуки?

- Откуда мне знать! - все больше раздражалась девушка. - Какое нам дело до ее внуков?

- Я советую тебе уехать, а тетеньку оставить на мое попечение, предложил Георгий. - Я ее как следует припугну. Это у меня хорошо получается. Одна внешность чего стоит! Ей-богу, не надо расстраиваться из-за тетеньки!

- Я, пожалуй, немного прогуляюсь.

- С ума сошла? Воспаление легких подхватишь!

- Ты меня опекаешь, как сутенер шлюху!

- Зачем ты так? - надул губы Феккете. -А среди шлюх иногда попадаются настоящие женщины.

Ее уже начал раздражать этот цыганский джентльмен. Он пытался целовать ей ручки, но она вовремя их убирала. Он сводил разговор на двусмысленные темы, но она его не поддерживала. Аида углядела в глазах господина Феккете ничем не прикрытую похоть, а такие люди, не умеющие скрывать свои желания, всегда были ей неприятны. Она вышла из машины, чтобы отдохнуть от господина в бархатной жилетке.

Иногда ей хотелось стать наивной дурочкой, надеть розовые очки, постараться смотреть на людей без прищура. Говорят, что мастеру спорта по плаванию очень трудно утопиться.

Она вошла в подъезд и поднялась на третий этаж. Именно на третьем этаже жила кухарка Нечаева. Аида потопталась возле ее двери, а потом поднялась еще на один пролет. Нашла удобное для наблюдения место.

Ждать ей пришлось недолго. Старая грымза тут же явилась, будто специально предоставила девушке возможность занять позицию повыгодней.

Руки женщины были заняты пакетами, набитыми разнообразной снедью. Кроме того, она держала мокрый, не закрытый до конца зонтик.

Аида терпеливо дождалась, когда та поставит на пол пакеты, достанет ключи, откроет дверь, снова возьмет пакеты в обе руки. Тут настала ее очередь действовать. В два прыжка она преодолела лестничный пролет и со всей силы втолкнула несчастную в квартиру, не дав ей опомниться.

Женщина бросила пакеты и зонт в прихожей. Аида прижала ее лицом к стене, приставив к затылку пистолет.

- Не надо рыпаться!-предупредила она. Следовало сделать еще пару движений, чтобы захлопнуть входную дверь.

- Стой и не двигайся!-приказала Аида.

Несколько секунд, ушедших на захлопывание двери, хозяйке квартиры хватило, чтобы рвануть на себя дверь туалета и скрыться внутри.

- Вот зараза! - Аида ударила кулаком о косяк. - Ну, и чего ты этим добьешься? У меня достаточно патронов, чтобы сделать из тебя решето, даже если ты запихаешь свою задницу в унитаз!

- Выстрелы услышат соседи и вызовут милицию, - вполне здраво рассуждала затворница.

- Ни черта они не услышат. Я пользуюсь глушителем. Лучше выходи по-хорошему!

- По-хорошему дать себя продырявить? Ну ты и умница!

- Ладно, делаю контрольный выстрел.

Пуля с легкостью пробила верхнюю часть двери. Женщина в ужасе вскрикнула.

- Инга, не надо! Пожалуйста, не надо! Я ведь ничего вам не сделала! За что вы мучаете меня?

Старая грымза всхлипнула, но это еще больше рассердило девушку,

- Выходи без разговоров!

- Вы еще ничего не знаете! Поэтому и пришли ко мне!

- Тебя вызывал следователь?

- Нет, но все уже улажено в вашу пользу.

- Что ты несешь, дура?

- Правда-правда! Вчера выпустили на свободу Юрия Анатольевича, и он сразу все уладил. Дело теперь выглядит так: его жену Софью застрелил любовник. Из ревности. А потом сам застрелился...

- Из ружья, с расстояния пятидесяти метров? - рассмеялась Аида. - Кто поверит в такой бред? Существует экспертиза, тетенька! Да и трупы лежали в обратном порядке. "Убийца" снизу, а "жертва" на нем!

- Существуют денежки, умница! - закричала из-за двери кухарка нотариуса. - И не малые денежки, на которые можно купить и экспертизу, и бред сивой кобылы!

- Это так... - Аида в растерянности опустилась на пуф возле трюмо. Она сидела спиной к зеркалу и вдруг поймала себя на мысли, что ей страшно повернуться к нему лицом. - Что же мне с тобой делать?..

- Оставьте меня в покое, пожалуйста!..

- А ведь ты все равно донесешь на меня! Прямо отсюда побежишь к следователю! Уж я-то знаю! Таким, как ты, только дай волю!

- Ну что вы такое говорите? Какой смысл теперь бежать к следователю? Все устроено наилучшим образом. Никто не виноват в смерти любовников, а вот то, что они состояли в любовной связи, я обязательно подтвержу! А вас в тот вечер не было в доме нотариуса. Вас там никто не видел.

- Я вообще - предмет неодушевленный, - усмехнулась девушка.

Почему Нечаев решил ее выгородить? В чем он видел для себя выгоду? В ее голове сразу промелькнуло несколько вариантов, но она не желала об этом думать. Она теперь опасалась лишних мыслей.

Из пакета, стоящего на полу, вылилось молоко. Белый ручеек встретил преграду на своем пути - сапог девушки, но с легкостью преодолел ее и побежал дальше.

Женщина в туалете молчала.

В голове, легкой и свободной, загудели волынки, застучали барабаны, забренчала арфа. Бродячие ваганты звали с собой в дорогу.

Аида положила в сумочку пистолет, поднялась с пуфа, подошла к двери и бросила на прощание:

- Живи, не кашляй!..

Анатолий Ковалев заканчивает последнюю книгу трилогии, две первые части которой - "Визит шаровой молнии" и "Удар шаровой молнии" - выйдут в свет в "ОЛМА-ПРЕСС" до конца 2000 года.

Публикуем главу из новой книги "Исход шаровой молнии".

Я читаю в ваших глазах: "Ну-ну, давай ври дальше! Мы еще и не такое слыхивали! Ваш брат-журналист горазд на небылицы!" Я не стану биться головой об стену, доказывая собственную правоту. Как раз доказательств (улик, если хотите) мне и не хватает. За ними, за доказательствами, я еду в Москву. Все дороги ведут в столицу. А главное, она сейчас там. Я это точно знаю. Во всяком случае, месяц назад была еще там. Конечно, за месяц многое могло измениться, учитывая ее бурную деятельность. Но теперь та, которую прозвали "шаровой молнией", связана по рукам и ногам. На попечении у нее маленькая девочка, сводная сестричка. Да еще мачеха. Так что особо не развернешься. Хотя в отношении шаровой молнии ничего нельзя утверждать наверняка. Тут, знаете ли, обычные схемы не подходят и логические рассуждения никуда не годятся. Ну, вот вы опять скуксились!

Хорошо, закроем тему. На самом деле, сколько можно говорить об этой девице? Едем третьи сутки - и будто нет других тем! А я, между прочим, уже почти месяц в дороге. И еще неизвестно, когда вернусь в Санкт-Петербург, на свой любимый Крестовский остров. Да-да, это там, где застрелился Свидригайлов. Нет, у меня никогда не возникали подобные мысли. Я - пессимист, а стреляются чаще оптимисты. У них больше разочарований в жизни. К тому же я - скептик, и вонючая старушенция Смерть меня не прельщает ни с какой стороны. А пока жизнь во мне еще теплится, надо повидать мир. Правда, путешествовать приходится все больше по делам. И поверьте, мой деловой маршрут никогда не пролегает через Венецию или Париж. На этот раз меня занесло в захолустный казахстанский городишко. И на том спасибо! Ахда, еще был Екатеринбург! Но это уже ирония судьбы. Ведь я родом оттуда! Впрочем, путешествие в прошлое бывает порою увлекательней и непроходимей самых экзотических джунглей...

Да, фатерлянд сильно изменился. Я говорю немного с грустью, потому что скептик, но в душе радуюсь. У города есть свое лицо и какой-то особый дух, отличный от обеих столиц. Каждый раз он меня чем-то поражает. В этом июне невыносимым зноем и обилием красивых, улыбающихся физиономий. Никогда в жизни не видел столько привлекательных девиц, собранных в одном месте! Впрочем, я занимался поиском одной-единственной девицы, и общаться мне пришлось с менее приятными физиономиями (если это слово вообще здесь уместно!) Хотя подождите! Была весьма-весьма интересная встреча с девицей, отсидевшей два года за убийство и выпущенной на свободу по амнистии. Вряд ли эта красотка являлась участницей Великой Отечественной войны или имела правительственные награды. Скорее всего она имела влиятельного, богатого родственника. Так вот наша беседа с ней зашла слишком далеко, и она, то ли истосковавшись по мужикам, то ли под влиянием екатеринбургского зноя, набросилась на меня, как фурия. Что называется, скрутила в бараний рог. Я особенно не сопротивлялся. Издержки профессии. Нам, журналистам всякое приходится терпеть ради добычи материала. Так вот, меня поразила одна деталь. На левой груди у нее было вытравлено слово "омут". Романтично, да? Только груди (между нами) довольно жиденькие... Я вас не шокирую?

Девицу зовут Татьяной, и у нее свои счеты с Шаровой молнией. Живет одна-одинешенька в огромном пустом доме, доставшемся в наследство от родителя. Под вечер сильно напилась и снова воспользовалась моими услугами. Она бы и сама занялась поиском (средств и времени для этого предостаточно), но где ей взять трезвые мозги? Тяга к алкоголю переборола чувство мести и в скором времени переборет остальные чувства. Шаровой молнии опять повезло. Ей вообще необычайно везет. До сих пор ни в Екатеринбурге, ни в Питере не ведется официального расследования ни по одному из ее многочисленных преступлений. Вернее, расследования ведутся, но Шаровая молния еще нигде пока не всплыла. Я постараюсь сделать так, чтобы справедливость в конце концов восторжествовала!..

У него были приятные манеры, смеющиеся глаза, тонкие, аристократичные руки и красивый тембр голоса. Последняя фраза о справедливости, произнесенная этим голосом с добавлением пафоса, зависла в воздухе. В раскаленном воздухе купе спального вагона. Наступило тягостное молчание, и журналист впервые за время поездки почувствовал себя неуютно. Его попутчик, сутулый, угловатый гражданин в пижаме, домашних тапочках и в очках с толстыми линзами, большей частью молчал и глубоко задумывался. Иногда вставлял какую-нибудь незначительную фразу или задавал вопрос, не требующий немедленного и однозначного ответа. Журналиста это нисколько не смущало. Его монолог мог длиться часами, пока поезд летел через Казахстан, Урал и Поволжье. Временами он переходил в диалог. Диалог с самим собой. Но вот, не доезжая нескольких часов до Москвы, он взял фальшивую ноту и, смутившись, не допел арию до конца. Попутчик глядел в черное окно, в котором отражалось их купе в тусклом свете софитов. Зеркала размножили их отекшие лица, измученные дорогой и жарой.

- Вам, наверно, неплохо платят, - подвел черту под излияниями журналиста человек в пижаме.

- Не жалуюсь, - пожал плечами тот.

- Ведь такое путешествие влетит в копеечку. А ведь это целое расследование. Частное расследование, доложу я вам. И если все это правда, то девице светит пожизненное заключение. Столько убийств, не приведи Господь! Нагнали вы на меня страху! Третью ночь не могу уснуть! Вообще, доложу я вам, мне такие вещи вредят. Я и телевизор не смотрю и газет не читаю. Живу в скорлупе, никого не обижаю. А тут вы со своей ужасной девицей. Гм-м... Действительно, шаровая молния...

- Извините, - еще больше смутился журналист. - Сказали бы раньше, я бы и заткнулся.

- Не приучен перебивать. Не так воспитали. - Огромные водянистые глаза за толстыми линзами смотрели с укором. - Да, и любопытно, доложу я вам. Весьма и весьма любопытно! Одного не пойму, откуда у вас ее московский адрес, коли она такая неуловимая?

- А зачем, по-вашему, меня занесло в казахстанскую глушь? - Тонкие, аристократические руки жестикулировали с новой страстью. - Еще в Питере мне удалось раздобыть адрес ее отца. К нему-то я и поехал в гости. Он оказался моим коллегой, редактором местной русскоязычной газетенки, переживающей не лучшие времена. Про ее делишки он ни черта не знает. Я представился другом Шаровой молнии. Наврал, что готовлю материал о русских в бывших республиках Советского Союза. Как живется им в условиях национального гнета. Этого оказалось достаточно, чтобы взять папашу с потрохами. Вечером за рюмкой водки он выложил все, что знал о своей дочери. Надо сказать, что знал он совсем немного, и я уже было пожалел, что проделал такой длинный путь ради пустого трепа, как вдруг он вспомнил, что месяц назад получил от дочери письмо, в котором она умоляла его приехать в Подмосковье и забрать Дуняшу (это его младшая дочь от последнего, распавшегося брака). Я попросил показать письмо. Так я узнал нынешний адрес Шаровой молнии. И я буду не я, если сегодня же не встречусь с ней с глазу на глаз.

- А не боитесь?

- И не в таких переделках бывал. И потом...

- ... справедливость должна восторжествовать? - без тени улыбки на лице договорил за него гражданин в домашних тапочках. - Только что вы намерены делать дальше со своей справедливостью?

- Почему с моей? - возмутился журналист.

- Слово-то уж больно скользкое, молодой человек. - Гражданин в пижаме был старше своего собеседника лет на десять и впервые употребил молодого человека, как показалось журналисту, в несколько презрительном тоне. Впрочем, сорокалетний журналист выглядел еще довольно молодым человеком. - До того скользкое, что всякий манипулирует им по своему разумению.

- Ну, вы даете! По вашему, если убийца понесет наказание за свое преступление...

Человек в толстых очках не дал ему договорить. Он воздел палец к небу и произнес следующее:

- Никому не дано право судить, справедлив этот поступок или нет, ибо человек соткан из противоречий. Сегодня он совершает добро, а завтра делает зло. И кто может все это измерить? Кто может зачесть ему одно и другое? Уж не вы ли, согрешивший с блудницей, добывший путем обмана необходимый вам материал? А кто будет судить вас, милейший? Ведь кто-нибудь когда-нибудь обязательно захочет, чтобы справедливость восторжествовала и в отношении вас!

Глаза попутчика теперь горели черным огнем, до того расширились за толстыми линзами зрачки. Кто бы мог подумать, что он окажется фанатиком и, скорее всего, сектантом? Ведь телевизора не смотрит, газет не читает! Сектант! Конечно, сектант! Как он сразу его не раскусил? А еще любит выставить себя психологом, тертым калачом с наметанным взглядом! Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!

Лицо сектанта искажено праведным гневом. Оно все ближе и ближе. Рука сектанта тянется за раскладным ножом. Совсем недавно он резал им колбасу, тонко-тонко, так что залюбуешься!

- Вы - сумасшедший! - Красивый голос журналиста переходит на шепот, а потом на крик: - Сумасшедший! Вам надо вызвать дурку! В дурку - вас! В дурку!..

Дмитрий Верещагин оч