/ Language: Русский / Genre:det_classic

Необыкновенная кража

Агата Кристи


det_classic Агата Кристи Необыкновенная кража ru en А. Стефов Busya Book Designer 4.0 15.08.2006 OCR Busya BD-VIFB91OI-12JW-QTU4-0IJH-OCILAXB6EXSN 1.0 Агата Кристи «Необыкновенная кража», серия «Отдых», выпуск II „ЭКО-СИНТЕЗ" СП „МКС-Плюс" Кишинев 1990

Агата Кристи

Необыкновенная кража

Agatha Christie „The unusual burglary", London, 1967

Переводчик А. Стефов

Когда подавали десерт, Лорд Мэйфилд беседовал со своей соседкой, леди Джулией Карринггон. Старый холостяк, он всегда был любезен с дамами. Лицо и фигура леди Джулии хранили следы былой красоты. Ее муж, маршал авиации Джордж Каррингтон, начал свою карьеру во флоте, и это было заметно по его манерам: он громко смеялся и шутил с миссис Вандерлин, яркой самоуверенной блондинкой.

По другую сторону от Каррингтона сидела миссис Маката, депутат парламента. Она выглядела слишком серьезной и чопорной, и, может быть, поэтому Каррингтон отдавал предпочтение миссис Вандерлин. Миссис Маката рассказывала о деятельности одного из благотворительных обществ сыну сэра Джорджа — Рэгги. Рэгги Каррингтона, молодого человека лет двадцати, совершенно не интересовала эта тема. Во время кратких пауз он вставлял. „Это ужасно" или „Я с вами абсолютно согласен", но его мысли были далеко.

Карлил, личный секретарь лорда Мэйфилда, сидел между Рэгги и миссис Каррингтон. Это был бледный молодой человек с тонкими чертами лица, в пенсне. Он говорил мало, но всегда был готов поддержать увядающую беседу. Заметив, что Рэгги борется с зевотой, Карлил наклонился к миссис Макате и попросил ее рассказать о предполагаемом благотворительном вечере для детей.

Каждый мог безошибочно узнать в лорде Мэйфилде хозяина. В его густой шевелюре пробивалась седина. Крупный прямой нос и слегка выступающий подбородок придавали ему мужественный вид.

К тому времени, когда Мэйфилд получил титул пэра, он сочетал политическую карьеру с участием в делах крупной фирмы. Спустя год он был назначен военным министром.

Обед закончился. Женщины перешли в гостиную.

— Рэгги, мой мальчик, — сказал Каррингтон после непродолжительной паузы, — я думаю, лорд Мэйфилд не будет возражать, воли ты развлечешь наших дам.

Юноша понял намек и поднялся. Карлил последовал его примеру. Военный министр и маршал авиации остались наедине.

— Ну как? — спросил сэр Джордж.

— Все в порядке. О новом бомбардировщике еще не известно ни в одной из европейских стран.

— Необходимо соблюдать строгую секретность.

— Да, это даст нам превосходство в воздухе.

Каррингтон глубоко вздохнул:

— В Европе пахнет порохом, а мы еще совсем не подготовлены. Нужно торопиться. Помолчав, Каррингтон переменил тему:

— Привлекательная женщина эта миссис Вандерлин, не так ли? Лорд Мэйфилд ответил с улыбкой:

— Интересуешься, почему она здесь? Каррингтон несколько смутился.

— Нисколько.

— Нет, тебе интересно, старый плут. Думаешь, я ее последняя жертва?

— Признаюсь, очень странно видеть ее в таком тесном кругу. Лорд Мэйфилд кивнул:

— Грифы всегда слетаются к трупу, а миссис Вандерлин — гриф номер один.

— Ты что-нибудь знаешь об этой женщине?

Лорд Мэйфилд отрезал конец сигары, аккуратно зажег ее и ответил, тщательно взвешивая слова:

— Что я знаю о миссис Вандерлин? Она американка, у нее было три мужа: итальянец, немец и француз. Благодаря им она завязала полезные знакомства в трех странах. Живет на широкую ногу, и ничего не известно об источнике ее доходов.

Усмехнувшись, Каррингтон вставил:

— Я вижу, твои агенты достаточно активны, Чарльз. Лорд Мэйфилд продолжал:

— Она довольно соблазнительна и умеет поддерживать беседу. Мужчина может рассказать ей о своей работе, чувствуя, что его слушают с интересом. Молодые офицеры порой заходят слишком далеко, пытаясь ее заинтересовать, и от этого страдает их карьера. Прошлой зимой она установила контакты с некоторыми сотрудниками одной из наших фирм по производству вооружения. Короче говоря, миссис Вандерлин очень полезна… — и он описал сигарой круг, — лучше не будем уточнять кому. Просто скажем, европейской державе, а может быть, и нескольким.

Каррингтон глубоко вздохнул.

— Ты снял огромную тяжесть с моих плеч, Чарльз.

— Неужели ты мог подумать, что я ею очарован? Ее методы слишком примитивны для такого стреляного воробья, как я. К тому же она не так молода. Твои юные офицеры этого не замечают, но мне-то пятьдесят шесть, мой дорогой.

— Но все-таки кажется немного странным…

— Что она здесь, в интимном семейном кругу, как раз в тот момент, когда мы должны обменяться мнениями относительно проекта?

Каррингтон кивнул.

— Это приманка, — сказал лорд Мэйфилд, прищурившись.

— Приманка?

— Видишь ли, Джордж, эта женщина чертовски осторожна, и у нас нет никаких улик против нее. Мы должны заставить ее сделать неосторожный шаг.

— Ты имеешь в виду новый бомбардировщик?

— Совершенно верно. Этого будет достаточно, чтобы она рискнула. Здесь-то мы ее и накроем!

Каррингтон потер лоб.

— Да, в этом есть смысл. А если она не решится?

— Будет очень жаль, — сказал лорд Мэйфилд, — но я думаю, она рискнет. Он поднялся.

— Присоединимся к дамам. Не стоит лишать твою жену ее любимого бриджа.

—Да, — засмеялся Каррингтон. — Джулия слишком крупно играет, и мне часто приходится раскошеливаться. Я не раз говорил ей об этом. Но ничего не поделаешь, Джулия — прирожденный игрок.

Выходя, он добавил:

— Думаю, твой план удастся, Чарльз…

***

Как насчет бриджа? — спросил лорд Мэйфилд. Леди Джулия сразу же направилась к карточному столику. К ней присоединились миссис Вандерлин, сэр Джордж и Рэгги. Лорд Мэйфилд подсел к миссис Макате. Когда две партии были сыграны, сэр Джордж демонстративно взглянул на часы, стоящие на камине.

— Не стоит начинать следующую, — сказал он. Его жена выглядела раздосадованной.

— Только четверть одиннадцатого, Джордж, еще рано.

— Уже пора, дорогая, — настаивал сэр Джордж. — У нас с Чарльзом есть кое-какая работа. Миссис Вандерлин улыбнулась.

— Можно подумать, что у людей, вращающихся в высших сферах, никогда нет настоящего отдыха.

— Во всяком случае, сорокавосьмичасовая неделя не для нас, — ответил сэр Джордж.

— Может быть, это несколько наивно звучит, но меня приводят в трепет люди, в руках которых судьба страны… Вам это, наверное, кажется странным, сэр Джордж.

— Нисколько, — ответил Каррингтон. Однако в его голосе была нотка иронии, которую миссис Вандерлин заметила.

Она повернулась к Рэгги.

— Жаль потерять такого партнера. Вы очень удачно пошли с козырной десятки. Довольный Рэгги покраснел и пробормотал:

— Случайность…

— Нет, это был чрезвычайно умный ход — единственный в создавшемся положении. Просто великолепно!

Все пожелали друг другу доброй ночи. Женщины вышли из комнаты. Лорд Мэйфилд предложил вина сэру Джорджу, затем налил себе. В дверях появился Карлил.

— Подготовьте необходимые документы, включая чертежи и фотографии, — попросил его лорд Мэйфилд. — Мы скоро придем. — Затем, повернувшись к сэру Джорджу, продолжал. — Сначала прогуляемся, Джордж, дождь уже прекратился.

Карлил направился к выходу и, почти столкнувшись с миссис Вандерлин, пробормотал извинения. Она спросила:

— Где моя книга? Я читала ее до обеда. Рэгги подскочил.

—Эта?

— Да, благодарю вас.

Она снова пожелала всем доброй ночи. Рэгги взял детективный роман, который читал вечером, и тоже попрощался.

Лорд Мэйфилд и сэр Джордж вышли на террасу. Сэр Джордж глубоко вздохнул.

— У этой женщины слишком крепкие духи. Лорд Мэйфилд засмеялся:

— Однако они не из дешевых. Сэр Джордж взглянул на небо.

— Как быстро прояснилось. Я слышал, как стучал дождь, когда мы обедали. Мужчины медленно прогуливались по террасе. Она тянулась вдоль всего дома. Сэр Джордж зажег сигару.

— Что касается металлического сплава… — начал он.

Разговор перешел на технические темы.

Когда они в пятый или шестой раз приблизились к дальнему концу террасы, Лорд Мэйфилд произнес со вздохом:

— Ну что ж, пора приступить.

— Да, нас ожидает большая работа, — согласился Каррингтон.

Мужчины повернулись, и в этот Момент лорд Мэйфилд удивленно воскликнул:

—Видел?

—Что?

— Мне показалось, что кто-то выскользнул из окна моего кабинета.

— Чепуха, старина! Я ничего не видел.

— Нет, кто-то был.

— Твои глаза над тобой подшутили. Я смотрел прямо вдоль террасы и наверняка бы заметил. Вдаль я вижу превосходно.

— Я тоже хорошо вижу. К тому же читаю без очков.

— Но ты не всегда узнаешь знакомых на другой стороне улицы, — возразил Каррингтон. Смеясь, мужчины направились в кабинет лорда Мэйфилда. Окно, выходящее на террасу, было распахнуто. Карлил закрывал сейф.

— Ну, Карлил, все готово?

— Да, лорд Мэйфилд, все документы на вашем столе.

Массивный письменный стол красного дерева стоял в углу кабинета, у окна. Лорд Мэйфилд подошел к нему и начал просматривать отложенные документы. Карлил опросил:

— Я вам буду еще нужен, лорд Мэйфилд?

— Нет, не думаю, Карлил. Я сам положу все на место. Мы, вероятно, засидимся. Вам лучше пойти спать.

— Благодарю вас. Доброй ночи, сэр Джордж.

— Доброй ночи, Карлил…

Когда секретарь повернулся, чтобы уйти, лорд Мэйфилд неожиданно остановил его:

— Минутку, Карлил. Вы забыли приготовить подлинник проекта нового бомбардировщика.

Секретарь изумленно взглянул на него.

— Он лежит наверху, сэр.

— Ничего подобного.

— Но я только что положил его туда.

— Поищите сами.

Смутившись, молодой человек начал просматривать кипу документов. Его смущение росло по мере того, как он перебирал их.

— Н-но это невозможно, — заикаясь, проговорил наконец секретарь. — Я положил его сюда не более трех минут назад.

Лорд Мэйфилд оказал шутливо:

— Вы, должно быть, не вынимали проект из сейфа.

— Не понимаю… Я знаю, что положил его сюда.

Лорд Мейфилд бросился к сейфу. Сэр Джордж последовал за ним. Нескольких минут было достаточно, чтобы убедиться: проекта нет.

Ошеломленные и все еще не верящие, они вернулись к письменному столу и втроем еще paз просмотрели документы.

— Боже мой! — воскликнул лорд Мэйфилд. — Проект пропал!

Но это невозможно, — сдавленно проговорил Карлил.

— Кто был в комнате? — резко спросил лорд Мэйфилд.

— Абсолютно никого.

— Послушайте, Карлил, проект не мог исчезнуть бесследно. Кто-то его взял. Миссис Вандерлин была здесь?

— Миссис Вандерлин? О нет, сэр.

— Я тоже так думаю — мы бы наверняка почувствовали ее духи, — вставил сэр Джордж.

— Здесь никого не было, — ошеломленно пробормотал Карлил. — Я ничего не понимаю.

— Карлил, — оказал лорд Мэйфилд, — постарайтесь сосредоточиться. Мы должны докопаться до истины. Вы абсолютно уверены, что проект был в сейфе?

— Абсолютно.

— Вы его действительно видели?

— Я его положил сверху.

— Вы говорите, что никто не входил в комнату. А вы выходили отсюда?

— Нет… То есть, да…

— Так вот в чем дело! — воскликнул сэр Джордж. Лорд Мэйфилд гневно начал:

— Почему же…

Но Карлил перебил его:

— Лорд Мэйфилд, я бы и не подумал оставить комнату, когда важные документы вынуты из сейфа, но слыша женский крик…

— Женский крик?…

— Да, лорд Мэйфилд. Я как раз разбирал документы на столе, когда услышал крик, и конечно, выбежал в холл.

— Кто кричал?

— Служанка миссис Вандерлин. Она стояла на лестнице. Когда я подбежал, она сказала, что видела привидение.

— Привидение?

— Да, высокую женщину в белом, которая как бы плыла по воздуху.

— Что за чепуха!

— То же самое сказал ей и я. Казалось, она смутилась. Затем поднялась по лестнице, а я вернулся сюда.

— Как давно это было?

— Только за минуту или две до того, как вошли вы и сэр Джордж.

— А сколько времени вы отсутствовали? Секретарь задумался.

— Не более трех минут.

— Достаточно долго, — простонал лорд Мэйфилд. — Он сжал руку своего друга. — Джордж, это — тень, которую я видел. Как только Карлил вышел из комнаты, кто-то пробрался сюда и схватил проект.

***

— Не будь таким дьявольски упрямым, Чарльз, — убеждал сэр Джордж. Лорд Мэйфилд возразил: — Зачем втягивать в это дело какого-то Пуаро, о котором мы ничего не знаем? — Но я о нем много слышал. Это удивительный человек.

— Хм…

— Послушай, Чарльз. Это единственная возможность избежать огласки. Главное — осторожность. Этот Эркюль Пуаро…

— Появится здесь и достанет проект, подобно фокуснику, достающему кроликов из своей шляпы, так?

— Он докопается до истины. Я беру все на свою ответственность. Наконец лорд Мэйфилд отступил:

— Ну, хорошо, делай как знаешь, но я не понимаю, что сможет этот парень. Сэр Джордж снял телефонную трубку.

— Думаю, надо позвонить ему немедленно.

— Но он, наверное, уже спит.

— Придется ему подняться. Поторопимся с этим, Чарльз. Нельзя позволить этой женщине ускользнуть.

— Ты имеешь в виду миссис Вандерлин?

— Да. Ты же не сомневаешься, что это дело ее рук?

— Нисколько. Мы в полном смысле слова поменялись с ней ролями. Мне не хочется признаваться, Джордж, но она оказалась умнее нас.

Не ответив, сэр Джордж набрал номер.

***

— Вот факты, — закончив, сказал лорд Мэйфилд.

Он откинулся в кресле и медленно вставил в глаз монокль. Взгляд его был явно скептический.

Пуаро взглянул на Каррингтона, который наклонился вперед с почти детским выражением надежды на лице, и медленно произнес:

— Кричит служанка, секретарь выходит, неизвестный входит в кабинет, чертежи сверху на письменном столе, он их хватает и исчезает. Эти факты… Они слишком последовательны.

Тон, которым он произнес последнюю фразу, казалось, привлек внимание лорда Мэйфилда. Он немного выпрямился, его монокль упал.

— Что вы имеете в виду?

— Я сказал, лорд Мэйфилд, что все складывалось очень удобно для похитителя. Между прочим, вы можете сказать, кто был человек, промелькнувший на террасе — мужчина, женщина?

Лорд Мэйфилд покачал головой.

— Я уже начинаю сомневаться, видел ли вообще что-нибудь. Пуаро перевел взгляд на Каррингтона.

— А вы, сэр Джордж?

— Я никого не видел. Пуаро задумчиво кивнул.

— Вас еще что-нибудь интересует? — спросил лорд Мэйфилд.

— Да. Карлил.

— Карлил вне подозрений. Он со мной десять лет. Я ему полностью доверяю. Карлил имеет доступ ко всем моим личным документам и мог бы сфотографировать проект совершенно свободно.

— Да, вы правы, — согласился Пуаро.

— Во всяком случае, — сказал лорд Мэйфилд, — я уверен в Карлиле. Могу поручиться за него.

— А за миссис Вандерлин?

— Я полагаю, что не может быть сомнений относительно ее деятельности.

— А служанка, вы думаете, заодно со своей хозяйкой?

— Конечно, — сказал сэр Джордж.

— Это и мне кажется довольно правдоподобным, — добавил лорд Мэйфилд более осторожно.

Наступила пауза. Пуаро вздохнул.

— Надо полагать, что за этот документ можно получить кругленькую сумму?

— Да, если бы он попал кое-куда.

Внезапно Пуаро проворно вылез в окно и фонарем осветил траву у дальнего конца террасы.

Лорд Мэйфилд и Каррингтон наблюдали за ним. Вернувшись, Пуаро спросил:

— Скажите мне, лорд Мэйфилд, этот преступник, эта промелькнувшая тень… Вы его не преследовали?

Лорд Мэйфилд пожал плечами.

— В конце сада есть выход на дорогу. Если его там ждала машина, он очень скоро мог бы быть вне досягаемости.

— Но есть же полиция! Сэр Джордж перебил:

•Вы забываете, что мы не можем рисковать. Если станет известно об исчезновении проекта, наша партия окажется в очень неблагоприятном положении…

— Да… — медленно протянул Пуаро. — Никогда нельзя забывать о политике. Поэтому вы и послали за мной? Ну что ж, это правильно.

— Вы надеетесь на успех? — произнес лорд Мэйфилд скептически. Пуаро пожал плечами.

— А почему бы и нет? — Он помолчал и добавил. — Я хотел бы поговорить с мистером Карлилом.

— Я просил его подождать. Он где-то рядом. Мэйфилд вышел.

Пуаро взглянул на сэра Джорджа.

— Так… Как насчет этого человека на террасе?

— Дорогой Пуаро, не спрашивайте меня. Я его не видел и не могу описать.

— Но ведь вы же оба были там. Почему же вы ничего не заметили? Каррингтон пристально посмотрел на него.

— Вы попали в цель, Пуаро. Понимаете, я могу поклясться, что никто не вылезал из окна. Лорду Мэйфилду это показалось — покачнувшаяся ветка или что-то подобное. Но когда мы сюда вошли и обнаружили пропажу, и почти поверил, что лорд Мэйфилд прав.

Пуаро улыбнулся.

— И все же в глубине души вы верите собственным глазам?

— Да, вы правы. На траве не было следов? Пуаро кивнул.

— Очевидно, лорд Мэйфилд вообразил, что видел тень. Потом происходит кража, и он уже уверен в этом. Следы меня обычно не интересуют. Но сейчас это важно. А ведь был дождь, и если бы человек пересек террасу и пошел по траве, они были бы видны.

— Но тогда…

— Нужно вернуться к дому, к его обитателям.

Вошел лорд Мэйфилд с секретарем. Карлил выглядел обеспокоенным, но сохранял самообладание. Поправив пенсне, он сел и вопросительно взглянул на Пуаро.

— Сколько времени вы уже находились в кабинете, прежде чем услышать крик? — спросил Пуаро.

Карлил подумал.

— Что-то около десяти минут.

— А до этого не было чего-нибудь необычного?

—Нет.

— Все обитатели дома были в одной комнате большую часть вечера?

— Да, все. В гостиной.

Пуаро заглянул в записную книжку.

— Сэр Джордж Каррингтон и его жена. Миссис Маката. Миссис Вандерлин. Мистер Рэгги Каррингтон. Лорд Мэйфилд и вы. Так?

— Я не был в гостиной. Я работал здесь.

Пуаро повернулся к лорду Мэйфилду.

— Кто первый покинул гостиную?

— Леди Джулия Каррингтон, я думаю.

— А потом?

— Вошел мистер Карлил. Я попросил его приготовить документы.

— Именно тогда вы и решили прогуляться по террасе?

—Да.

— Могла ли миссис Вандерлин слышать о вашем намерении пойти в кабинет?

— Полагаю, что могла.

— Но ведь ее не было в комнате?

—Нет.

— Извините меня, лорд Мэйфилд, — вставил Карлил, — сразу же после ваших слов я столкнулся с ней в дверях. Она вернулась за книгой.

— Так что она вполне могла бы и подслушать?

— Возможно.

— Так… Она вернулась за книгой. Вы нашли ее, лорд Мэйфилд?

— Да, Рэгги передал ей книгу.

— Ну да. Это старый трюк — вернуться за книгой.

— Вы думаете, что это было сделано умышленно? Пуаро пожал плечами.

— И после этого вы вдвоем выходите на террасу. А миссис Вандерлин?

— Она взяла книгу и ушла.

— А мистер Рэгги? Он тоже ушел?

— Да.

— Так… Мистер Карлил приходит сюда и минут через десять слышит крик. Продолжайте, мистер Карлил. Вы услышали крик и вышли в холл. Погодите, будет лучше, если вы точно воспроизведете ваши действия.

Карлил неловко поднялся.

— Вот я кричу, — поощрительно сказал Пуаро. — Теперь ваша очередь.

Карлил медленно пошел к двери.

— Вы закрыли за собой дверь?

— Я точно не помню. Кажется, я оставил ее открытой.

— Неважно. Продолжайте.

Карлил подошел к лестнице и взглянул наверх.

— Вы говорите, служанка была на лестнице. Где именно? И выглядела испуганной?

— Совершенно верно.

— Теперь я — служанка.

Пуаро резко взбежал по ступенькам.

— Примерно здесь?

— Чуть выше.

Пуаро поднялся еще на две ступеньки и прижал руки к груди.

— Так?

— Не совсем.

— Как же?

— Она держалась за голову.

— За голову? Это интересно. Так?

— Да.

— Ясно. Скажите, она хорошенькая?

— По правде говоря, я не заметил.

— Не заметили?… Вы же молодой человек…

— Но это так…

— Что касается меня, то я уж всегда замечу хорошенькую девушку, — сказал Пуаро, спускаясь с лестницы. — Тогда-то она и рассказала эту басню о привидении?

—Да.

— Вы в это поверили?

— Нисколько.

— Я не имею в виду, что вы поверили в привидение. Не показалось ли вам, что она придумала эту историю?

—.Этого я не могу вам сказать. Она задыхалась от волнения и выглядела испуганной. — Может быть, вы видели ее хозяйку или слышали ее голос?

— Я ее видел. Она вышла из комнаты и позвала: „Леони!".

— А потом.

— Девушка направилась к миссис Вандерлин, а я вернулся в кабинет.

— Мог ли кто-нибудь войти в кабинет, когда вы стояли здесь? Карлил отрицательно покачал головой.

— Только пройдя мимо меня. Пуаро кивнул. Карлил продолжал:

— Хорошо еще, что лорд Мэйфилд видел похитителя, вылезающего из окна. Иначе я сам оказался бы в неприятном положении.

— Чепуха, дорогой Карлил, — вставил лорд Мэйфилд, нетерпеливо. — Вы вне подозрений.

— Вы очень добры, лорд Мэйфилд. Но факты — упрямая вещь. В любом случае я считаю, что нужно обыскать меня и мои личные вещи.

— Ну что вы, друг мой, — запротестовал лорд Мэйфилд. Пуаро спросил Карлила:

— Конечно.

С минуту Пуаро внимательно смотрел на него.

— Как расположена комната миссис Вандерлин по отношению к кабинету?

— Прямо под ним.

— И окно выходит на террасу?

— Да.

Пуаро предложил пройти в гостиную. Он обошел ее, осмотрел оконные шпингалеты, взглянул на карточный столик. Затем обратился к лорду Мэйфилду.

— Это дело более сложное, чем кажется. Но одно совершенно ясно: украденный проект — в доме.

Лорд Мэйфилд пристально посмотрел на него.

— Но, дорогой Пуаро, человек, который вылез из окна кабинета…

— А его и не было.

— Но я его видел.

— При всем моем уважении к вам, лорд Мэйфилд, я уверен, что вам показалось. Тень покачнувшейся ветки обманула вас.

— Но я же верю своим глазам.

— Давайте, лорд Мэйфилд, поставим все на свои места. Никто не спускался с террасы. Побледнев, Карлил сдавленно проговорил:

— Если вы правы, то подозрение падает на меня. В таком случае, я единственный человек, который бы мог совершить кражу.

Лорд Мэйфилд взорвался:

— Ничего подобного! Я никогда не соглашусь с этим! Я убежден в вашей невиновности! Пуаро мягко прервал его:

— Но ведь я же не говорил, что подозреваю вашего секретаря. Карлил возразил:

— Вы дали понять, что никто больше не мог совершить преступления.

— Не совсем так.

— Но я же вам сказал, что никто не мог пройти мимо меня в кабинет.

— Да. Но кто-то мог проникнуть в кабинет через окно.

— Вы же говорили, что этого не могло быть!

— Я сказал, что никто не мог войти снаружи, не оставив следов на траве. Но кто-то мог бы вылезти из гостиной через одно из этих окон, проскользнуть по террасе в кабинет и вернуться обратно.

— Но лорд Мэйфилд и сэр Джордж были на террасе.

— Они прогуливались. Можно положиться на зрение сэра Джорджа, — Пуаро сделал легкий поклон в его сторону, — но и у него глаза не на затылке. Окно кабинета крайнее. Следующее — гостиной. Но терраса довольно длинная, и, очевидно, на нее выходят окна других комнат, не так ли?

— Да, столовой, бильярдной и библиотеки, — подтвердил лорд Мэйфилд.

— Вы проходили туда и обратно по террасе. Сколько раз?

— Пять или шесть.

— Вот видите. Похитителю было бы довольно легко выбрать подходящий момент. Карлил медленно произнес:

— Вы думаете, что в тот момент, когда я разговаривал в холле со служанкой, похититель проник в кабинет из гостиной?

— Это мое предположение. Только предположение.

— Это звучит не очень правдоподобно, — вставил Мэйфилд. — Слишком рискованно. Харрингтон возразил:

— Я не согласен с тобой, Чарльз. Это вполне возможно. Но я сам до этого не додумался бы. Теперь вы видите, почему я считаю, что проект находится в доме? Остается только

найти его.

Сэр Джордж хмыкнул.

— Это достаточно просто. Нужно обыскать каждого.

Лорд Мэйфилд сделал протестующее движение, но Пуаро его опередил:

— Нет, нет. Похититель наверняка предвидел обыск, и можно быть уверенным, что мы не найдем проекта среди его личных вещей. Очевидно, он где-то его спрятал.

— Что же вы предлагаете? Перерыть верь дом? Пуаро улыбнулся.

— Нет

. Это была бы слишком грубая работа. Можно решить эту проблему путем умозаключений. Утром я побеседую с, каждым. Полагаю, что не стоит беспокоить всех сейчас.

Лорд Мэйфилд согласился.

— А сегодня я хотел бы побеседовать с вами, сэр Джордж, и с вами, лорд Мэйфилд, один на один.

Он поклонился обоим.

Лорд Мэйфилд удивленно поднял глаза, затем произнес:

— Разумеется. Я вас оставлю наедине с сэром Джорджем. Если я понадоблюсь, вы найдете меня в моем кабинете. Пойдем Карлил.

Лорд Мэйфилд и секретарь вышли.

Сэр Джордж сел и потянулся за сигаретой.

— Знаете, — сказал он медленно, — я не совсем понимаю, почему вы хотите поговорить со мной наедине.

— Очень просто, — усмехнулся Пуаро, — все дело в миссис Вандерлин.

— Понятно.

— Мне кажется, не совсем удобно задавать лорду Мэйфилду вопрос, который я хочу предложить вам. Да, но вас, очевидно, интересует, почему именно миссис Вандерлин? Отвечу. У этой женщины сомнительная репутация. Почему же она здесь? У меня есть три объяснения. Первое: лорд Мэйфилд питает к ней слабость. Вот почему я хотел поговорить с вами наедине. Второе: миссис Вандерлин близкий друг кого-либо из гостей.

— Меня можете вычеркнуть, — сказал сэр Джордж с усмешкой.

— Тогда, если не подходит ни первое, ни второе, вопрос еще более обостряется. Почему миссис Вандерлин? Мне кажется, я начинаю догадываться. По какой-то причине лорд Мэйфилд хотел видеть ее здесь.

Каррингтон кивнул:

— Вы совершенно правы. Лорд Мэйфилд слишком опытен, чтобы поддаться ее чарам. Он пригласил ее сюда совсем по другой причине.

Каррингтон пересказал содержание беседы, которая произошла между ним и лордом Мэйфилдом.

Пуаро внимательно выслушал его.

— Так. Понимаю. Вы не сомневаетесь, что кража — дело ее рук? Вернее, что она сыграла здесь главную роль?

Сэр Джордж вытаращил глаза.

— Разумеется, нет. Кто же еще мог проявить интерес к этому проекту?

— Гм…

Пуаро откинулся в кресле и взглянул в потолок.

— Мы уже говорили, сэр Джордж, что этот проект стоит больших денег. Если бы в доме нашелся кто-то, кто хотел бы получить кругленькую сумму…

Каррингтон перебил его:

— Кому не нужны деньги в наши дни? Я не считаю зазорным сказать это даже о себе. Пуаро улыбнулся.

— Можете говорить что угодно, но у вас надежное алиби. Правда, ваш сын в таком возрасте, когда деньги очень нужны.

Сэр Джордж махнул рукой:

— На одно образование сколько ухлопал! К тому же долги. Но парень не так уж плох.

— Вам, сэр Джордж, лучше пойти спать, — оказал Пуаро. — Вы мне очень помогли.

— Вы действительно надеетесь найти проект? Пуаро пожал плечами.

— Попытаюсь. Почему бы и нет?

— Доброй ночи.

Пуаро остался в кресле, задумчиво глядя на потолок. Затем вытащил записную книжку и, найдя чистую страницу, записал: „Миссис Вандерлин? Леди Джулия Каррингтон? Миссис Маката? Рэгги Каррингтон? Мистер Карлил?" Ниже он добавил:

„Миссис Вандерлин и мистер Рэгги Каррингтон? Миссис Вандерлин и леди Джулия? Миссис Вандерлин и мистер Карлил?" Он неудовлетворенно покачал головой, пробормотав:

— Это проще, чем я предполагал.

Затем добавил еще несколько предложений.

„Видел ли лорд Мэйфилд „тень"? Если нет, то почему же он утверждал, что видел? Видел ли что-нибудь сэр Джордж? Он стал категорически отрицать, что видел „тень", только после того, как я осмотрел траву около террасы. Примечание: лорд Мэйфилд близорук, читает без очков, но для того, чтобы разглядеть какой-либо предмет, вставляет монокль. Сэр Джордж дальнозоркий. Поэтому с Дальнего конца террасы он мог бы скорее что-либо разглядеть, чем лорд Мэйфилд. Но лорд Мэйфилд настаивает на своем, несмотря на сомнения Каррингтона. Можно ли поставить вне подозрений Карлила? Слишком уж лорд Мэйфилд настаивает на его невиновности. Почему? Может быть, он в душе подозревает его, но не хочет в этом признаться? Или, может быть, он подозревает кого-нибудь другого? Даже, возможно, не миссис Вандерлин".

Пуаро отложил записную книжку и отправился в кабинет.

Лорд Мэйфилд сидел за своим столом. Он выпрямился, отложил карандаш и вопросительно взглянул на вошедшего.

— Ну как, побеседовали с сэром Джорджем?

Усмехнувшись, Пуаро сел.

— Да, лорд Мэйфилд. Я выяснил одно обстоятельство, которое удивило меня.

— Что именно?

— Причину присутствия здесь миссис Вандерлин. Не знаю, как лучше это выразить…

— Вы полагали, — перебил лорд Мэйфилд, — что я неравнодушен к ней? Ничего подобного. Это даже забавно — сэр Джордж думал то же самое.

— Именно он и рассказал мне о вашей беседе с ним. Лорд Мэйфилд выглядел раздосадованным.

— Моя уловка не удалась. Всегда неприятно признавать, что женщина оказалась умнее.

— Но ведь это не доказано.

— Вы думаете, что дело не так уж безнадежно? — Он вздохнул. — Теперь я понимаю, что был круглым идиотом, слишком увлекся своим собственным планом устроить ей ловушку.

Пуаро затянулся сигаретой.

— А каков был ваш план, лорд Мэйфилд? Лорд Мэйфилд заколебался.

— Я точно не обдумывал все детали.

— А вы не обсуждали его с кем-нибудь еще?

— Нет.

— Даже с мистером Карлилом?

— Нет.

Пуаро улыбнулся.

— Любите действовать в одиночку, лорд Мэйфилд?

— Да, мне кажется, это лучше, — сказал Мэйфилд несколько недовольным тоном.

— Это умно — никому не доверять. Но вы все же говорили об этом с сэром Джорджем.

— Только потому, что присутствие миссис Вандерлин его очень обеспокоило, — объяснил Мэйфилд, улыбнувшись.

— Он ваш старый друг?

— Да, мы знакомы более тридцати лет.

— А леди Джулия?

— Ее я тоже давно знаю.

— Простите меня за назойливость, но вы с ней так же близко знакомы, как и с сэром Джорджем?

— Не понимаю, какое значение имеют мои взаимоотношения с ними.

— Это очень важно, лорд Мэйфилд. Вы согласны с моей версией, что похититель мог проникнуть в кабинет из гостиной?

— Наверняка это так и было.

— Не говорите „наверняка". Слишком смело. Если моя версия правильна, кто, по-вашему, мог быть похитителем?

— Разумеется, миссис Вандерлин. Она возвращается в гостиную за книгой. С таким же успехом она могла бы вернуться за сумочкой, платком — одна из тысячи женских уловок. Заранее договаривается со своей служанкой, что та закричит, заставив Карлила покинуть* кабинет. Через окно в гостиной она выходит на террасу. Затем проникает в кабинет, похищает проект и тем же путем возвращается обратно.

— Вы забываете, лорд Мэйфилд, что могла быть и не миссис Вандерлин. Ведь Карлил слышал, как она позвала служанку сверху, выглянув из своей комнаты.

Лорд Мэйфилд поморщился.

— Верно. Вы считаете, что миссис Вандерлин здесь ни при чем?

— В тот момент ее не было в гостиной. Возможно, там находился ее сообщник. Но ведь можно предположить, что похититель не связан с миссис Вандерлин. Тогда мы должны более подробно проанализировать возможные мотивы преступления. Например, деньги. Это самый простой мотив. Но могло быть что-нибудь другое.

— То есть?…

Пуаро медленно произнес:

— Это могло быть сделано с целью повредить кому-либо.

— Кому же?

— Возможно, мистеру Карлилу. На него первого падает подозрение. С другой стороны, люди, в руках которых судьба страны, наиболее уязвимы в этом отношении.

— Вы думаете обо мне? Пуаро кивнул.

— Насколько я понимаю, около пяти лет назад вы проходили что-то вроде испытательного срока. Вас подозревали в дружеском отношении с одной европейской державой, которая была непопулярна среди избирателей.

— Совершенно верно.

— В наше время на государственного деятеля возложена огромная ответственность. Он должен проводить политику, выгодную для страны, но в то же время не забывать о настроениях своих избирателей. Ведь они не всегда могут правильно оценить деятельность того или иного руководителя.

— Вы очень правильно выразили эту мысль. Сложность нашей политической жизни…

— Ходили слухи, что вы заключили секретное соглашение с державой, о которой мы говорили. Газеты той страны только и писали об этом. К счастью, премьер-министр полностью опроверг эти слухи. Вы это также подтвердили…

— Совершенно верно, но зачем вспоминать об этом?

— Вскоре вы добились общественного признания и сейчас являетесь одним из самых популярных политических деятелей. О вас говорят, как о будущем премьер-министре.

— Вы думаете, что эта кража — попытка дискредитировать меня? Не может быть!

— Будет крайне неприятно, если станет известно, что проект нового бомбардировщика украден вашей гостьей — очаровательной блондинкой. Прозрачные намеки в газетах, касающиеся ваших отношений, создадут чувство недоверия к вам.

Лорд Мэйфилд выглядел обеспокоенным.

— Боже мой, каким запутанным становится это дело. Вы действительно думаете… Нет, это невозможно.

— Знаете ли вы кого-либо, кто вас ревнует?

— Абсурд!

— Во всяком случае, вы теперь понимаете, что мои вопросы, касающиеся ваших отношений с каждым из гостей, не так уж неуместны?

— Возможно. Вначале беседы вы спросили меня о Джулии Каррингтон. Здесь не о чем было говорить. Она меня никогда не интересовала, и, думаю, это взаимно.

Пуаро продолжал:

— Прежде чем приехать сюда, я заглянул в справочник: „Кто есть кто?" Там указано, что вы — глава крупной фирмы, к тому же известный инженер.

— Не понимаю, какое это имеет значение, но я действительно долгое время был инженером, прежде чем стать политическим деятелем.

— Ой-ля-ля! — воскликнул Пуаро. — Я был идиотом, круглым идиотом! Лорд Мэйфилд удивленно взглянул на него.

— Что вы имеете в виду?

— Теперь все ясно. Раньше я кое-чего не понимал… Теперь все стало на свои места. Лорд Мэйфилд непонимающе смотрел на детектива.

Слегка улыбнувшись, Пуаро покачал головой.

— Нет, не сейчас. Я должен все проверить. — Он поднялся. — Доброй ночи, лорд Мэйфилд. Кажется, мне известно, где находится проект.

— Вы знаете, где проект?! Так давайте немедленно его возьмем!

— Не стоит этого делать сейчас. Поспешность может быть роковой. Оставьте это Эркюлю Пуаро.

Он вышел из комнаты. Мэйфилд презрительно пожал плечами.

— Фигляр какой-то!

***

— Если была совершена кража, то какого же дьявола старина Мэйфилд не послал за полицией? — воскликнул Рэгги Каррингтон. — Ты не знаешь, что было похищено, отец?

— Точно нет, мой мальчик.

— Что-нибудь важное?

— Откровенно говоря, я не могу сказать тебе правду, Рэгги.

— Сверхсекретно? Понимаю.

Рэгги вышел из комнаты, взбежал по лестнице и постучал в комнату матери. Леди Джулия сидела в постели.

— В чем дело, Рэгги?

— Ничего особенного. Ночью была совершена кража.

— Кража? Что пропало?

— Не знаю. Это скрывают. Пригласили какого-то частного детектива.

— Как это необычно!

— Довольно неприятно, — медленно произнес Рэгги, — оставаться в доме, когда случается что-либо подобное.

— А этот детектив всех допрашивает?

— Думаю, да.

— Наверное, интересуется, кто где был вчера вечером и тому подобное?

— Возможно. Но мне нечего сказать. Я сразу пошел в спальню и заснул, как убитый. Леди Джулия промолчала.

— Послушай, мама. Дай мне немного денег. У меня в кармане ни пенса.

— Не дам, — решительно сказала леди Джулия. — У меня и так огромный перерасход. Не знаю, что скажет твой отец, если узнает об этом.

В дверь постучали. Вошел сэр Джордж.

— Спустись в библиотеку. Детектив хочет тебя видеть, — обратился он к Рэгги.

***

Пуаро заканчивал беседу с миссис Макатой. Он выяснил, что она пошла спать около одиннадцати и ничего не слышала. Пуаро незаметно перешел к вопросу о взаимоотношениях между гостями.

— Лично я восхищаюсь лордом Мэйфилдом, — заметил он. — Это действительно

великий человек! Но вы его лучше знаете. Поэтому я полагаюсь на ваше мнение.

— Лорд Мэйфилд умен, — согласилась Маката. — Своим положением он обязан только себе, у него не было могущественных покровителей. Но он недостаточно дальновиден, и в этом все мужчины одинаковы — у них не так развито воображение. Я уверена, что женщины в ближайшие десять лет войдут в правительство.

Пуаро подтвердил, что он совершенно с, этим согласен. Затем он заговорил о миссис Вандерлин.

—Правда ли, что она и лорд Мэйфилд близкие друзья?

— Ничего подобного. Откровенно говоря, я была поражена, увидев ее здесь. Мне кажется, что это одна из совершенно бесполезных женщин. Я стыжусь своего пола, когда вижу подобных людей.

— Но ведь мужчины в восторге от нее?

— Мужчины! — произнесла миссис Маката презрительно. — Для них главное внешность. Этот мальчик Рэгги Каррингтон вспыхивает каждый раз, когда она заговаривает с ним. А как глупо выглядят ее попытки увлечь его! Похвалить его игру в бридж, которая, разумеется далека от совершенства!

— А он действительно не очень хороший игрок?

— Вчера вечером он делал массу ошибок.

— А леди Джулия?

— Это почти ее профессия. Она играет утром, днем и вечером.

— И на высоких ставках?

— Значительно более высоких, чем я могу себе позволить.

— И она много выигрывает?

Миссис Маката презрительно фыркнула:

— Она думает подобным способом погасить свои долги. Но я слышала, что ей в последнее время не везет… Все же азартные игры меньшее зло, чем пьянство. Если бы я могла, наша страна была бы очищена…

Он прервал ее словоизлияния и послал за Рэгги Каррингтоном. Пуаро оценивающе посмотрел на вошедшего долгим взглядом.

Безвольный рот, округлый подбородок, широко расставленные глаза и узкий лоб; Подобный тип людей был ему хорошо известен.

— Что вы можете рассказать о вчерашнем вечере?

— Вечере?… Мы играли в бридж в гостиной. Затем я пошел спать.

— Когда?

— Около одиннадцати. Я полагаю, что кража была совершена позже?

— Да. А вы слышали что-нибудь о ней? Рэгги покачал головой.

— К сожалению, нет. Я лег в постель и спал очень крепко.

— Вы сразу же пошли в свою спальню и оставались там до утра?

— Совершенно верно.

— Любопытно.

— Что вы имеете в виду?

— Вы слышали крик?

— Нет, не слышал.

— Чрезвычайно любопытно.

— Я не понимаю, на что вы намекаете.

Пуаро пошевелил губами. Возможно, он в третий раз повторил „любопытно".

— Хорошо. Благодарю вас, мистер Каррингтон. Рэгги поднялся и остановился в нерешительности.

— Вы знаете, мне кажется, что я все-таки что-то слышал.

— Что именно?

— Видите ли, я читал детективный роман, и, возможно, мне показалось…

— Весьма удовлетворительное объяснение, — заметил Пуаро. Его лицо было непроницаемо.

Рэгги потоптался на месте и, повернувшись, медленно направился к двери. Затем он остановился и спросил:

— Скажите, а что было украдено?

— Что-то очень ценное, мистер Каррингтон. Это все, что я могу сказать.

— Понятно, — сказал Рэгги упавшим голосом и вышел из комнаты.

— Все сходится, — пробормотал Пуаро. Он коснулся кнопки звонка и попросил позвать миссис Вандерлин.

На миссис Вандерлин был прекрасно сшитый костюм, отлично гармонирующий с цветом волос. Она грациозно опустилась в кресло и вызывающе улыбнулась маленькому человечку, сидящему напротив. В ее улыбке промелькнула издевка, которая не осталась незамеченной.

— Грабители? Прошлым вечером? Это ужасно! Но я ничего не слышала. А как же полиция? Разве она бессильна?

В ее глазах снова сверкнула издевка.

Пуаро подумал: „Ясно, что она не боится полиции. Прекрасно знает: полицию не вызовут… И что из этого следует?" Он произнес спокойно:

— Понимаете, мадам, это чрезвычайно секретное дело.

— Понимаю. Я не думаю болтать лишнего — слишком уважаю лорда Мэйфилда, чтобы причинять ему вред.

Она закинула ногу за ногу и снова вызывающе улыбнулась.

— Скажите, чем я могу быть вам полезна?

— Помогите мне кое-что уточнить. Вчера вечером вы играли в бридж в гостиной?

— Да.

— А затем все дамы разошлись по своим комнатам?

— Совершенно верно.

— Потом вы вернулись за книгой?

— Я вернулась первой.

— Что вы подразумеваете под словом „первой"?

— Я вернулась сразу же, — объяснила миссис Вандерлин. — Я поднялась к себе в комнату. Служанки долго не было. Тогда я вышла из комнаты, услышала голос Леони и позвала ее. Она уложила мне волосы, и я разрешила ей уйти. Я заметила, что Леони была чем-то расстроена, она даже несколько раз роняла гребень. Когда Леони выходила из комнаты, я увидела леди Джулию, поднимавшуюся по лестнице. Она мне сказала, что тоже спускалась за книгой. Любопытно, не правда ли?

Пуаро подумал, что леди Джулия ей не нравится. Вслух он спросил:

— Вы слышали крик своей служанки?

— Да, что-то в этом роде.

— А вы поинтересовались, что случилось?

— Да. Она сказала, что видела фигуру в белом, плывущую по воздуху. Какал чепуха!

— Как была одета леди Джулия вчера вечером?

— Вы думаете?… Понимаю… На ней было белое вечернее платье. Очевидно, Леони испугалась, увидев ее. Эти девушки так суеверны.

— Давно у вас Леони?

— Около пяти месяцев.

— Если вы не возражаете, я хотел бы сейчас с ней поговорить.

— Пожалуйста, — сказала она довольно холодно и вышла.

Пуаро нажал кнопку звонка и попросил пригласить Служанку миссис Вандерлин. Леони нерешительно остановилась в дверях.

Скромное черное платье, гладкие волосы, аккуратно расчесанные на пробор, и застенчиво опущенные глаза придавали ей монашеский вид.

— Входите, — сказал Пуаро, — не бойтесь. Она подошла к столу.

— А ведь вы милы и недурно сложены! Леони скромно промолчала.

— Я спрашивал мистера Карлила о вашей внешности, а он ответил, что не обратил на это внимания.

Леони презрительно поморщилась.

— Этот истукан! Мне кажется, он вообще не интересуется девушками.

— Возможно. А жаль, он многое теряет. Но ведь в этом доме есть и обратившие на вас внимание?

— Что месье имеет в виду?

— Ах, Леони, вы отлично понимаете. А привидение, о котором вы рассказывали вчера вечером? Как только я узнал, что вы стояли на лестнице, держась руками за голову, я понял, что никакого привидения не было. Если девушка испугана, она хватается за сердце или прижимает пальцы к губам, пытаясь сдержать крик. А вот когда ее руки подняты к голове, ясно, что она пытается привести в порядок прическу. А теперь окажите правду — почему вы кричали на лестнице?

— Я видела высокую фигуру в белом.

— Я же не ребенок. Эта история, может быть, и показалась правдоподобной мистеру Карлилу, но она не годится для меня, Эркюля Пуаро. Вас кто-то поцеловал, и, я думаю, это был Рэгги Каррингтон.

Не моргнув глазом, Леони ответила:

— В конце концов, что значит один поцелуй? Понимаете, молодой человек подкрался сзади и обнял меня за талию. Конечно, я испугалась и вскрикнула. Если бы я знала, чего он хочет, я бы не закричала.

— Разумеется, — согласился Пуаро.

— Он подкрался ко мне, как кошка. В этот момент открылась дверь кабинета и вышел мистер Карлил. Молодой человек проскользнул наверх, а я осталась стоять, как дура. Надо же мне было что-нибудь придумать.

— Ну что ж, я так и думал.

Леони с уважением взглянула на него.

— Я никому не расскажу об»том. Но и вы мне кое-чем поможете.

— Охотно, месье.

— Что вам известно о делах вашей хозяйки?

Девушка пожала плечами.

— Не так уж много, месье. Но кое-что я могу рассказать.

— А что именно?

— Большинство знакомых моей хозяйки военные. Часто ее навещают иностранцы. Мадам очень интересная женщина, но я не думаю, что она еще долго будет иметь успех. Молодые люди, которые приходят к ней, часто говорят лишнее. Это мое личное мнение. Мадам не посвящает меня в свои тайны.

— Другими словами, вы мне не можете помочь.

— Боюсь, что нет, месье.

— Скажите, ваша хозяйка сегодня в хорошем настроении.

— Да, месье.

— Какая, по-вашему, причина?

— С тех пор, как мы приехали сюда, она в хорошем настроении. В этом отношении я не могу ошибиться. Я неплохо изучила мадам.

Пуаро одобрительно кивнул. Леони кокетливо взглянула на него.

— Теперь-то я больше не буду кричать на лестнице, особенно если встречу вас, месье.

— Дитя мое, не те годы. Мне бы скинуть лет десяток! Леони вышла.

Пуаро встал и несколько раз прошелся по комнате. Лицо его было озабоченным. „Остается леди Джулия, — подумал он про себя. — Интересно, что она скажет?"

***

Леди Джулия Каррингтон уверенно вошла в комнату и непринужденно опустилась в кресло, предложенное ей Пуаро. — Лорд Мэйфилд сказал, что вы хотите задать мне несколько вопросов. — Да, мадам, о вчерашнем вечере. Расскажите, пожалуйста, что вы делали после игры в бридж?

— Мой муж сказал, что уже поздно начинать следующую партию, и я пошла к себе.

— А потом?

— Потом я просто заснула.

— И это все?

— Да. А когда произошла кража?

— Вскоре после того, как вы поднялись к себе.

— Пропало что-нибудь важное?

— Да, один документ.

— Он стоит денег?

— И не малых.

После небольшой паузы Пуаро спросил:

— А как насчет вашей книги?

— Моей книги? — леди Джулия удивленно взглянула на него.

— Да. Миссис Вандерлин сказала, что вы возвращались в гостиную за забытой книгой.

— Ах да, конечно.

— То есть вы не сразу легли спать после того, как поднялись к себе?

— Да, я просто об этом забыла.

— И еще один вопрос. Вы слышали крик, когда были в гостиной?

— Нет… То есть, да. Вернее я не уверена.

— Вы, находясь в гостиной не могли не слышать крика. Леди Джулия слегка откинулась в кресле и твердо ответила:

— Я ничего не слышала.

Пуаро взглянул на нее, но ничего не сказал. Молчание становилось тягостным. Наконец леди Джулия заговорила:

— Неужели полиция ничего не может сделать? Пуаро покачал головой.

— Полицию не вызывали. Я веду расследование.

Леди Джулия встрепенулась. Ее лицо стало напряженным. Темные глаза беспокойно забегали и, не выдержав взгляда Пуаро, опустились. Она медленно произнесла:

— А вы не можете оказать, что же все-таки предпринимаете для розыска?

— Только одно: я переверну здесь все вверх дном…

— Чтобы схватить похитителя?

— Главное — документ.

После небольшой паузы леди Джулия спросила:

— Я вам больше не нужна, месье?

— Нет, — ответил Пуаро.

Он открыл дверь. Не глядя на него, леди Джулия вышла.

Пуаро стал задумчиво перебирать безделушки на камине. За этим занятием его застал лорд Мэйфилд.

— Как дела? — спросил он.

— Неплохо. Пока все идет, как надо. Вы можете избавиться от гостей?

— Полагаю, что это нетрудно устроить. Я объясню, что в связи с этим делом мне необходимо срочно выехать в Лондон.

— Превосходно.

Лорд Мэйфилд заколебался.

— Вы не думаете…

— Это самое правильное решение. Лорд Мэйфилд пожал плечами.

***

После завтрака гости начали прощаться. Миссис Вандерлин и миссис Маката собирались ехать поездом, а семья Каррингтонов — на своей машине. Пуаро стоял в холле и наблюдал за отъезжающими. — Ужасно неприятно, что это случилось в вашем доме. Но думаю, что все будет в порядке, — успокаивала хозяина миссис Вандерлин.

Она направилась к „ролс-ройсу", который должен был доставить ее на станцию. Миссис Маката была уже в машине.

Неожиданно Леони, сидевшая рядом с шофером, выскочила и вбежала в холл.

— Где несессер мадам?

Начались поспешные поиски. Наконец лорду Мэйфилду удалось найти несессер в углу гостиной.

— Лорд Мэйфилд! — послышался голос миссис Вандерлин. Выглянув из машины, она протянула ему конверт. — Вы не будете столь любезны опустить это письмо в почтовый ящик? Я целыми неделями ношу письма в сумочке и всегда забываю их опустить.

Лорд Мэйфилд взял письмо, и машина медленно тронулась.

Пуаро неожиданно почувствовал руку на своем плече. Обернувшись, он увидел леди Джулию.

— Я должна с вами немедленно поговорить, — шепнула она. Пуаро последовал за ней.

— Войдя в маленькую комнату, леди Джулия плотно прикрыла дверь и приблизилась к Пуаро.

— Скажите, если документ найдется, этого будет достаточно для лорда Мэйфилда? Пуаро с любопытством взглянул на нее.

— Вы можете поручиться, что расследование на этом закончится?

— Говорите яснее.

— Как вы непонятливы! * нетерпеливо воскликнула леди Джулия. — Документ будет возвращен в ближайшие сутки при условии, что похититель останется неизвестным.

— Вы это твердо обещаете?

— Да, но разговор должен остаться между нами.

— Конечно, мадам.

— Тогда все можно будет устроить. Леди Джулия быстро вышла.

Несколько минут спустя Пуаро услышал шум мотора удаляющейся машины.

***

Лорд Мэйфилд нетерпеливо поднялся, когда Пуаро открыл дверь в кабинет. — Ну как, — спросил он, — есть сдвиги? — Дело закончено, — торжественно объявил Пуаро. — Что?!!

Пуаро слово в слово повторил беседу между ним и леди Джулией. Ошеломленный, лорд Мэйфилд молча смотрел на него. Затем он с трудом выдавил:

— Ничего не понимаю.

— Все ясно. Леди Джулия знает, кто похитил проект.

— Уж не думаете ли вы, что леди Джулия…

— Конечно, нет. Но если она предлагает вернуть документ, то он находится или у ее сына, или у мужа. Сэр Джордж был на террасе вместе с вами. Остается сын. Теперь можно восстановить события вчерашнего вечера. Выйдя из гостиной, леди Джулия поднимается в комнату сына, но не застает его. Тогда она спускается в холл, но и там его нет. Утром Рэгги сообщает ей о краже. Тогда она начинает расспрашивать о подробностях, он отвечает, что ничего не знает, так как из гостиной сразу же пошел в свою комнату и не выходил из нее. Она знает, что это неправда. У нее возникает подозрение. Рэгги слабоволен, жаден до денег. Кроме того, он увлечен миссис Вандерлин. Она уверена — эта авантюристка заставила Рэгги украсть документ, и считает, что пора вмешаться: пойти к Рэгги, взять документ и вернуть его.

— Это невозможно!

— Согласен. Но ведь леди Джулия не знает, что у Рэгги надежное алиби. Служанка закричала, испугавшись, когда он пытался ее обнять.

— Что за запутанный клубок!

— Совершенно верно.

— Но вы же еще не распутали его!

— Нет, распутал. Вы мне не поверили и вчера, когда я сказал, что знаю, где проект. Он был совсем рядом.

—Где?

— В вашем кармане, лорд Мэйфилд.

Наступила пауза. Затем лорд Мэйфилд спросил:

— Вы понимаете, что говорите?

— Вполне. С самого начала расследования меня удивило, что вы, человек близорукий, упорно настаивали на „тени", выскользнувшей из окна кабинета. Для вас эта версия была очень удобной. Я опросил всех и убедился, что никто из них не мог похитить проект. Миссис Вандерлин была наверху, сэр Джордж с вами на террасе, Рэгги Каррингтон заигрывал со служанкой на лестнице. Миссис Маката мирно спала у себя в комнате. Она храпит, и это подтвердил дворецкий, комната которого находится над ее комнатой. Правда, леди Джулия находилась в гостиной. Но в беседе со мной была слишком заметна ее уверенность в виновности сына. Остаются только два варианта. Или Карлил положил проект не на письменный стол, а к себе в карман, но это не логично, так как он мог в любое время его сфотографировать: или документ лежал на столе, когда вы подошли к нему. Единственное место, куда он мог попасть — ваш карман. В этом случае все становилось на свои места. Вы настаивали на „тени", на невиновности Карлила — это убедило меня. Только одно ставило меня в тупик — мотив. Я глубоко убежден, что вы человек порядочный. Это было заметно хотя бы по тому, как вы старались отвести подозрение от невиновного человека — Карлила. Очевидно также, что пропажа проекта может сильно повредить вашей карьере. Тогда это совсем бессмысленная кража. Но наконец ответ был найден. Вспомним кризис с вашей карьерой несколько лет тому назад. Тогда премьер-министр официально опроверг слухи о том, что вы будто бы вели секретные переговоры с одной европейской державой. Предположим, что это — не совсем так, осталось, например, письмо, содержащее факты, которые публично отрицались. Возможно, переговоры в то время были необходимы в интересах государства, но нельзя было быть уверенным, что простой избиратель поймет это. Ни для кого не секрет, что в ближайшее время вы будете выдвинуты на пост премьер-министра, и разглашение этого письма было бы губительно для вашей карьеры. Я подозреваю, что письмо было предложено вам в обмен на секретный проект нового бомбардировщика. А миссис Вандерлин — посредник в этом деле. Она прибыла сюда по договоренности с вами. Вы выдали себя, когда признались, что у вас не было определенного плана в отношении миссис Вандерлин. Вы похитили проект. Чтобы отвести подозрения от Карлила, вы стали утверждать, что видели кого-то на террасе. Письменный стол стоял так близко от окна, что похититель мог бы взять документ, даже если бы Карлил и не выходил из кабинета, а стоял спиной к окну. Вы подошли к столу, взяли проект, и он находился у вас до тех пор, пока, согласно договоренности с миссис Вандерлин, вы не положили его в ее несессер. В обмен она только что вернула то роковое письмо.

Пуаро умолк.

Потрясенный, лорд Мэйфилд произнес:

— Все абсолютно правильно. Вы, должно быть, считаете меня законченным негодяем. Пуаро сделал протестующий жест.

— Что вы, лорд Мэйфилд! Я этого вовсе не считаю. Разгадка пришла ко мне вчера вечером во время нашей беседы. Ведь вы — талантливый инженер. Достаточно небольших изменений в проекте, чтобы конструкция оказалась несовершенной. Я уверен, кое-кто будет разочарован…

Наступила долгая пауза.

— Вы оказались гораздо умнее, чем я предполагал, — наконец произнес лорд Мэйфилд. — Я хочу только, чтобы вы поняли, какими побуждениями я руководствовался. Я глубоко убежден, что в настоящее время я единственный человек, способный провести Англию сквозь приближающиеся бури. Если бы я не был уверен, что нужен моей стране, чтобы твердо стоять у руля, я бы никогда не совершил этого поступка.

— Милорд, сказал Пуаро, — если бы вы не умели пользоваться обстоятельствами, вы бы не были настоящим политиком…