/ / Language: Русский / Genre:sf_space, sf_action, sf / Series: Иной разум

Прототип

Андрей Ливадный

Еще недавно Рауль Ганиев был ведущим архитектором земной колонии на планете Ксеноб. Пустяковый, казалось бы, сбой в работе мозгового импланта превратил интеллигентного архитектора в сверхчеловека, в одиночку расправившегося с группой спецназа, посланной на его уничтожение. А всему виной стал мнемовирус, подхваченный Ганиевым в Святилище Прототипов – месте, где собраны матрицы сознания аборигенов Ксеноба, тысячи лет назад отказавшихся от физических оболочек. Ни сам бывший архитектор, ни те, кто должен был его уничтожить, не догадывались, что это только начало долгой войны за сохранение человеческой расы…

Андрей Ливадный. Прототип Эксмо Москва 2013 978-5-699-63639-6

Ливадный Андрей

Прототип

Пролог

Рауль Ганиев проснулся рано. Приятный голос разбудил его осторожно, ласково.

За окном едва брезжил рассвет. «Сегодня важный день», – вспомнил он, но не вскочил, как бывало, лишь безмятежная улыбка тронула губы. Злобные трели будильника по утрам, суета подземки, удушливый запах угля, дребезжание состава, толпы народа, – все в прошлом.

Он встал с постели, подошел к окну.

Город с высоты просматривался как на ладони. Радикальные, стремительные перемены коснулись лишь центра и еще не стерли черты недавнего прошлого.

– Что бы ты хотел на завтрак? – все тот же мягкий голос прозвучал в сознании.

Над городскими окраинами, с их дымящими заводскими трубами, приземистыми цехами, уродливой архитектурой бессистемной застройки, царили два изящных, устремленных в небеса современных здания.

Игра противоположностей задевала воображение. Рауль любил город, как стихию, в которой вырос, и вот теперь получил заслуженную возможность повелевать ею.

Рожденный в бараках, он стремительно прошел трудный путь. Начал каменщиком и вот, спустя десять лет, стал архитектором, творцом, а все благодаря взрывообразному развитию высоких технологий, буквально изменивших мир.

Он ничего не ответил прозвучавшему в сознании голосу. Еще не привык, терялся, даже подумывал: а не отключить ли голосовую функцию импланта?

Вид за окном по-прежнему притягивал взгляд. Приземистые кварталы зданий, не поднимающиеся выше двух этажей, принадлежали прошлому. Они пойдут под снос, а на их месте, разделенные широкими проспектами, обрамленные парками, украшенные площадями, к небесам устремятся комплексы ультрасовременных небоскребов.

Жизнь этим утром казалась радостной, светлой, ведь он знал: грань между прошлым и будущим с каждым днем все тоньше. Уродливое, чадящее отравляющее индустриальное наследие темных веков вскоре исчезнет.

Он обернулся.

Посреди квартиры в специально отведенном пространстве сияла голографическая модель города будущего. Его проект. Девять устремленных ввысь кварталов образовывали дугу. Он намеренно использовал сходство со Святилищами Прототипов, но не в силу набожности, скорее из уважения к силам, несущим прогресс и знания, к тайнам прошлого – еще не разгаданным и потому манящим, задевающим воображение.

«Как быстро мы привыкаем к хорошему», – подумал Рауль. Он отдал мысленное распоряжение относительно завтрака, умылся. Часы показывали семь утра. До рассмотрения его проекта Советом Просвещенных осталось два часа.

Он сел в кресло, еще раз критическим взглядом окинул модель города, над которой трудился последние годы. «Подумать только, не так давно я работал при помощи карандаша и бумаги, по ночам, после трудного дня. Мне не хватало знаний и опыта. Большую часть времени отнимали расчеты».

Наверное, тусклую лампочку над деревянным столом в крохотной каморке общежития барачного типа он не забудет никогда. Кипы бумаг, заметки, чертежи, эскизы зданий. Долгий, кропотливый, изматывающий труд.

Еще он навсегда запомнил день, когда впервые увидел нанокомпьютер. Изящная безделушка, похожая на браслет, поначалу не привлекла его внимания, пока хозяин магазинчика не включил прибор, демонстрируя изумленным покупателям.

С того момента жизнь Рауля Ганиева изменилась в корне. Всего за год личные нанокомпы завоевали рынок, превратились из странных, новомодных безделушек в неоценимых помощников. Затем появились средства связи. Каждый месяц – новинка. Откуда они появлялись, никто не догадывался. Многие отвергали перемены, не желали ничего менять: ни уклада жизни, ни психологии, и тогда прогресс, похожий на взрыв, стремительно расслоил общество.

Рядом с дымящими громыхающими механическими повозками на улицах появились почти бесшумные, мощные, изящные автомобили с водородными двигателями. В домах и квартирах теперь тускло сияли стереоэкраны – сферовидение завоевало рынок даже быстрее, чем иные новинки. Вместе с ним в каждый дом пришла еще одна власть. Информация, поданная под определенным ракурсом, влияла на умы, исподволь меняла психологию, внедряя в сознания людей новую систему ценностей.

Раулю в ту пору казалось, что мир просто не выдержит столь стремительных перемен. Столько новых возможностей открывалось, – голова шла кругом. Кто быстро адаптировался к переменам, так это молодежь. Ему же было сложно. Новшества зачастую казались непостижимыми, лежащими выше понимания, за гранью, но на практике все оказывалось просто и постигалось едва ли не интуитивно!

Десять лет… От первого, теперь уже вызывающего ностальгическую улыбку, кажущегося громоздким и «тормознутым» нанокомпа до крохотных самовживляющихся чипов, которыми пока что обладали лишь избранные.

За взрывообразным развитием технологий стояла группа людей, называющих себя «Советом Просвещенных». В течение нескольких лет они совершили бескровную смену власти. Нью-Строунхольд, единственный крупный город на материке, стал столицей новообразованного государства. Промышленный Совет сдался без боя, времена наступили совершенно другие, никто из консерваторов не смог ничего противопоставить средствам массовой информации.

Рауль Ганиев приветствовал перемены. Он словно заново родился.

Допив сок, он встал, прошелся по просторной студии, испытывая растущее волнение, понимая, что после утверждения проекта в его жизни начнется новый этап.

Этап созидания.

* * *

Назначенный час пришел, но огромные стеновые экраны по-прежнему демонстрировали заставку общегородской сети.

Рауль Ганиев не понимал, что случилось? Он несколько раз проверил настройки системы, убедился, что режим конференц-связи работает.

– Нам отказано в доступе. К рассмотрению принят другой проект, – виновато шепнул голос.

Рауль вздрогнул.

– Почему? Как? – он испытал шок.

– Решение принято накануне. Просвещенные не одобрили сходство твоего проекта со Святилищем Прототипов. Они боятся нас, считают своими врагами, – шепнул голос.

В первый момент Рауль, ошарашенный и раздавленный, не обратил внимания на необычное для «внутреннего голоса» построение фраз.

– Я не понимаю! Я ничего не понимаю! Поясни толком! – он сел, обхватил голову руками. В висках пульсировало. Вдруг начало подташнивать.

Крошечная горошина импланта, вживленная за ухом, ответила:

– Культ Прототипов решено уничтожить.

– Но я же ничего об этом не знал!

– Они держат все в тайне. Хотят разрушить Святилища. Уничтожить веру твоих предков.

– Мой проект! Дело моей жизни! – Рауль не мог думать ни о чем другом.

– Люди злы и нетерпимы к тебе, – нашептывал голос. – Ты должен смириться или бороться.

– Как это «бороться»?! – До Рауля постепенно начала доходить вся нелепость ситуации. Приятный женский голос, звучавший в сознании, не более чем функция импланта! Что происходит? Почему система разговаривает со мной так, будто является независимым рассудком?!

Наверное, произошел сбой?! – он порывисто встал, направился к устройству тестирования. – Мой имплант неисправен! – Рауль ухватился за возможность технической неполадки, как хватается утопающий за соломинку. «Никто не отвергал проекта! Просто сбойное устройство исказило информацию!» – лихорадочно думал он, запуская процесс диагностики.

– Имплант тут ни при чем, – не унимался голос.

Рауль замер в замешательстве. За десять лет он поднаторел в компьютерных технологиях, по крайней мере, отчетливо понимал: происходит нечто выходящее из ряда вон.

Он коснулся сенсора на браслете нанокомпа.

– Служба технической поддержки?

– Да, слушаю.

– У меня сбоит имплант. Примите код идентификации, – он назвал выученное наизусть сочетание букв и цифр.

– Секунду. Идет проверка.

Рауль переминался с ноги на ногу в томительном ожидании.

– С нашей стороны все в порядке, – ответил оператор службы техподдержки. – В чем конкретно выражен сбой?

Рауль рассказал, волнуясь, сглатывая окончания слов, сбиваясь с мысли. В его душе росла необъяснимая тоска.

– Оставайтесь на месте, – выслушав его, ответил оператор. – Я направляю группу. Пожалуйста, ни с кем не разговаривайте до прибытия специалистов.

– Хорошо, – машинально ответил Рауль. Его руки дрожали. Пот внезапно выступил по всему телу.

Оператор переключился на другую линию, коротко произнес:

– Мнемовирус! Группа немедленного действия – на выезд! Диктую адрес!

– Ты должен бежать! – голос в голове не унимался, звучал все настойчивее.

Рауль сел, сжал ладонями виски. Все плыло перед глазами, на фоне привычной обстановки квартиры проступали неясные, но зловещие силуэты. Он видел огромные, не поддающиеся описанию конструкции, движущиеся во мраке, на фоне холодных немигающих звезд.

– Прекрати! – сдавленно просипел он.

– Тебя уничтожат. Как когда-то подло уничтожили нас!

– Я не слушаю! Не слушаю! Это бред!

Рауль закусил губу. До крови. Тело отказывалось повиноваться. Мысли путались, усилия и движения давались с трудом. Он запаниковал, но вспышка эмоций длилась недолго, она угасла, словно костерок, на который выплеснули ведро воды.

– Ты должен бежать, Рауль. Иначе погибнешь!

– Я не хочу тебя слушать! Ты сбой! Глюк!

– Ошибаешься.

– Имплант удалят, и ты исчезнешь!

– Посмотрим. Хотя ты уже ничего не увидишь.

– Почему?!

– Тебя просто убьют.

– Меня никто и пальцем не тронет! Я ведущий архитектор!

– Мне жаль, Рауль. Искренне жаль. Нам нужно было поговорить раньше.

– Да замолчи же!..

Дверь квартиры внезапно распахнулась.

Он вскочил, увидел людей в странной одежде, похожей на военную экипировку. Оружие в их руках было нацелено на него.

– Что происходит?! – Рауль Ганиев попятился, едва не упал. – Кто вы такие?!

– Лечь на пол! Руки за голову! – раздался глухой голос. Лиц Рауль не видел, их скрывали дымчатые забрала боевых шлемов.

– Это мой дом! – преодолевая страх и замешательство, гневно выкрикнул он.

– У нас широкие полномочия, – глухо ответил тот же голос. – Вы инфицированы мнемовирусом. Когда в последний раз посещали Святилище Прототипов?

– Да не помню уже! В детстве, кажется!

– Уверены?

– Абсолютно! Объясните, что происходит? У меня неисправен имплант, я сообщил в техподдержку! При чем тут какой-то «мнемовирус»?!

В сознании все помутилось. Люди, ворвавшиеся в его квартиру, что-то говорили, но он больше не слышал их слов. Шум в ушах становился все сильнее, затем он исчез.

– Это их канал переговоров, – спокойно сообщил внутренний голос. – Сам послушай, если не веришь мне.

– Он не подчинился. Что нам делать?! Все же – известный человек! Ведущий архитектор! Он только вчера выступал по сферовизору!

– Ликвидируйте его! – пришел категоричный приказ. – Нельзя допустить распространения вируса!

– Убить?!

– Да! Всю аппаратуру обесточить. Группа техников уже в пути. Они займутся поиском источника заражения! У нас нет иного выхода!

Секунда тишины.

– Понял. Действую.

Рауля словно подменили.

Голос в рассудке исчез. Двое бойцов блокировали дверь. Еще двое по бокам, у окон. Командир напротив.

Рауль никогда не умел драться. Он даже спортом не занимался. Его жизнь протекала мирно, человеком он был неконфликтным, беззлобным.

Горечь в душе стала невыносимой. Теперь он в точности знал, что именно произойдет дальше. Его убьют.

Мышцы, до этого момента вялые, непослушные, чужие, сейчас дрожали от перенапряжения. Он превратился в туго сжатую пружину.

«Нам надо выжить! Подчинись рефлексам! Позволь мне разобраться с ними! Я все тебе объясню, но позже!» – прозвучало в голове Рауля.

Он не хотел. Попытался воспротивиться, но не смог. Перед глазами все поплыло. Тело, охваченное ознобом, больше не подчинялось ему.

* * *

Группа техников прибыла на место событий минут через пять.

Толкнув незапертую дверь, они вошли в квартиру по указанному адресу и остолбенели. Тела бойцов лежали на полу. Шлем командира был разбит ударом нечеловеческой силы. Его оружие исчезло.

– Где он?

– Бежал… – один из бойцов со стоном встал с пола, бережно придерживая сломанную руку. – Он не человек, клянусь! Никогда в жизни не видел такой реакции! Крамер стрелял в него. В упор. Но промахнулся. Он уклонился от пуль, вырубил нас и бежал!

Один из техников склонился над командиром группы захвата.

– Он жив! Лицо изуродовано осколками, но дышит!

Глава 1

Десять лет спустя…

Мглистое утро. Лужицы подернуты льдом. Ночью ударил мороз, сковал липкую грязь бездорожья, украсил ветви деревьев пушистым инеем, немного высветлил унылый пейзаж поздней осени.

Стылый воздух обжигал.

Максим Шустов добежал до сложенной из плитняка низкой ограды, присел, жестами указал бойцам их позиции.

Невнятные шорохи крались в предрассветной тишине. Небо светлело у горизонта. Морозная дымка льнула к земле клочьями тумана.

За невысокой оградой начинался фруктовый сад. На голых ветвях деревьев кое-где виднелись несобранные грушевидные плоды, хрупкие багряно-желтые листья ковром устилали землю, по ним тоже бежали узоры инея, дальше темнели дома, заброшенные, осиротевшие.

– Макс, я на позиции, – пришел по связи доклад от снайпера.

Шустова слегка знобило. Слишком много личных воспоминаний невольно пробуждалось в душе. Он родился и вырос на точно такой же ферме. Все выглядело знакомым. Непременный фруктовый сад, типичные постройки, даже темный контур поржавевшей сельхозмашины, вмерзшей в землю среди деревьев, и тот больно задевал за живое.

Казалось, сейчас скрипнет дверь, на крыльцо выйдет отец, окинет хозяйским взглядом подворье, осенит себя знамением Прототипа, и от Святилища к нему потянутся блуждающие огоньки…

– Шустов, в чем заминка?

Макс сжал зубы, с трудом удержался, чтобы не огрызнуться в ответ на вполне уместный запрос.

Генрих Крамер, – тактический координатор – сейчас комфортно расположился в здании управления, за сотню километров отсюда, наблюдает в режиме он-лайн, как бойцы «спецгруппы», спешно сформированной сегодня ночью из оперативников, оказавшихся на дежурстве, окружают ферму.

Максим включил детектор, взглянул на россыпь алых засечек. Тепловые маркеры семи человек. Не спят, судя по движению сигналов. Более подробной информации термальный сканер не дает. Непонятно, кто эти люди? По-настоящему опасные твари, уже инфицированные мнемовирусом и потому непримиримые или просто последователи веры предков?

– Генрих, дай мне пять минут, – попросил Шустов.

– Зачем? – поинтересовался Крамер. Он сгорел за два последних месяца. Относился к происходящему, как к кровавым будням, не испытывал или не показывал переживаний, эмоций, сомнений. Многие уважали его за твердость характера, Максим же недолюбливал, считая излишне жестоким. Эпидемия мнемовируса коснулась каждого. Кого-то уничтожила, кого-то лишь задела вскользь. Шустов до сих пор остро переживал потерю близких. Ничего не мог поделать. Время не вылечило боль, лишь загнало вглубь, а последние события разбередили старую рану.

– Возможно, в доме обыкновенные паломники, – высказал он сомнение. – Вижу Святилище. Попытаюсь его обезвредить.

– Шустов, ты в группе риска, не забывай! – резко ответил Крамер. – Даже не вздумай сунуться к холму! У тебя приказ: работать на поражение. Святилищем займутся специалисты. Они в пути!

– Я помню приказ, – сухо ответил Шустов.

– Тогда в чем проблема?

Спорить бесполезно. Крамер прав. Нельзя полагаться на предчувствие… – Макс медлил, что уже непростительно.

Скрипнула дверь.

На крыльцо вышел тщедушный мужичок. Сутулясь, он кутался в поношенный, заляпанный грязью плащ. Макс увеличил изображение, поймал его лицо в фокус видеодатчика.

Боль снова укусила.

Потрепала мужика жизнь. Щеки впали. Небрит. Под глазами залегли глубокие темные тени. Взгляд водянистый, рассеянный.

– Вижу цель. Могу работать! – скупо отреагировал снайпер.

– Отставить. Наблюдаем.

Шустов перевел взгляд на Святилище. Небольшая возвышенность, отмеченная девятью грубо обработанными каменными столбами, будила резкие и болезненные воспоминания.

Огоньки вились между мегалитами. Их происхождение так и не смогла разгадать современная наука. Крошечные, источающие свет объекты не относились ни к царству природы, ни к известным физическим явлениям.

Роятся у столбов. На наше приближение не отреагировали, – он снова взглянул на паломника, мысленно попробовал определить его возраст.

Лет пятьдесят, не меньше.

Мужичок судорожно закашлялся. Вновь открылась дверь, на крыльцо вышла девочка лет семи, – зябко кутаясь в большую не по росту куртку, она что-то тихо спросила у него.

– Серж, контролируй обстановку. О любых изменениях докладывать немедленно! Миллиган, ты остаешься за старшего. Я обезврежу Святилище, – Шустов принял окончательное решение.

Снайпер ответил коротким условным сигналом. Миллиган занервничал.

– Макс, не лезь туда!

– Заткнись и выполняй. Эти двое уж точно не входят в группу риска. Мнемовирус исключен. Сам не видишь?!

– Но приказ…

– Здесь я командую! – отрезал Шустов, хотя понимал и отчасти разделял чувства подчиненных.

«Чаша человеческой терпимости неглубока, – мысль, неуместная, лишняя, чуждая промелькнула, но не ушла, засела занозой. – Невежество и страх перед непонятными явлениями быстро наполняют ее до краев», – горько шепнул внутренний голос, пока Максим, низко пригибаясь, стараясь не шуметь, бежал вдоль невысокой ограды в направлении холма.

– Шустов, что там у тебя происходит?! Почему не начали штурм? – вновь вышел на связь Генрих Крамер.

– Здесь только паломники, – сквозь зубы ответил Максим. – Среди них старик и ребенок! Они не входят в группу риска! Обезврежу Святилище и, возможно, спасем всех!

Крамер лишь грязно выругался. Его неприкрытая ненависть к последователям древней религии известна.

– Я приказываю начать штурм!

Шустов ничего не ответил. До холма уже рукой подать. Крамер видно совсем сдурел от крови, что рекой лилась в последние дни. Говорят, он брал первого из инфицированных, печально известного Рауля Ганиева. Десять лет назад эпидемию мнемовируса удалось остановить жестокими репрессивными мерами, но сейчас эти методы уже практически не работают!..

Он замер. Со стороны позиций не доносилось ни звука.

Небо на востоке светлело. Блуждающие огоньки постепенно блекли.

«Ни Крамеру, ни другим не понять меня», – подумал Максим, готовясь к рывку через открытое пространство.

Щемящие воспоминания комкали грудь, сдавливало горло.

У него был свой неоплаченный счет к Прототипам.

Старик, девочка, а кто еще в доме? – Шустов соединился с видеокамерой Сереги Серпухова.

Снайпер наблюдал за окнами и дверью. Сквозь неплотно закрытые ставни пробивался мятущийся свет свечи. Еще один довод в пользу обыкновенных паломников. Инфицированные люди ведут себя особым образом. Они перестают обращать внимание на житейские мелочи, словно быт им становится чужд. Холод, зной, ночь или день, – все равно.

Боль в душе постепенно отпустила, оставив гложущую пустоту, но в мыслях по-прежнему прорывались неконтролируемые вспышки воспоминаний.

Он не зря подумал о человеческой терпимости. Приказ ясен, а вот жизнь сложна. Миллиган, Шевцов, Давыдов и Серпухов родились в мегаполисе, на сломе эпох. Вековые уклады размеренной сельской жизни им чужды. И вера в Прототипов – тоже.

Шустов вырос вдали от города. Рядом с их домом располагалось точно такое же древнее сооружение.

Родители не заставляли его слепо верить, но неуклонно воспитывали уважение к таинственным силам. Не страх или подобострастие, а именно уважение. Отец говорил: «Ты, Максимка, может быть, за всю жизнь ни разу и не обратишься за помощью к существам, по образу и подобию которых созданы все люди, но никогда не насмехайся над верой, уважай традиции.

В среде каждого поколения есть Просвещенные – люди, получившие частицу знания Прототипов. Это невозможно отрицать. Без них мы бы прозябали во тьме деградации и невежества. Они приносят обновление в мир, совершают открытия, позволяющие жить лучше…»

Максим рос любопытным, бесстрашным. Мальчишкой он тайком от взрослых, на свой страх и риск, исследовал Святилище. Несколько сырых, стылых, полуразрушенных подземелий его совершенно не впечатлили. Больше похоже на заброшенные подвалы, соединенные короткими коридорами. Он был откровенно разочарован и надолго утратил интерес к древней постройке, пока не случилась беда.

Мать внезапно и тяжело заболела. Никто не мог ей помочь. Даже врач, которого отец привез из города, лишь беспомощно развел руками, осмотрев больную, и спешно уехал.

Он отчетливо запомнил тот вечер. Стояла ранняя осень. Деревья рдели багрянцем, роняли листву, ветер подхватывал ее, шаловливо кружил, уносил в лес, таинственно шелестел по проселку. В небе еще не высыпали звезды, Максим сидел на крыльце, строгая дощечку, когда скрипнула дверь. Отец присел рядом на деревянные ступеньки, долго молчал.

– Пап, ты чего? – первым не выдержал Максим. – Доктор поможет? Почему он так быстро уехал?

– Беда, сынок.

– Он не вылечит маму?

– Нет. В городе тоже многие болеют. Он сказал: это связано со Святилищами. Их решено уничтожить.

– Но… ты же сам учил – так нельзя!

– Боюсь, я только беду сегодня накликал, – сокрушенно ответил отец. – Он донесет на нас. В городе творится настоящее безумие. Люди без причины бросаются друг на друга, убивают.

– Но ведь с мамой все не так! – на глаза Максима вдруг навернулись слезы.

– Знаю. Но горожане настолько перепуганы, что уже не могут отличить обычную инфекцию от их треклятого мнемовируса.

Максим совершенно не понял, о чем идет речь, но чувство тревоги ему передалось.

– Что же делать, папа? – растерянно спросил он.

– Я ходил в Святилище. Просил. Умолял. Они меня не услышали.

– Ты обратился к Прототипам?! – Максим шмыгнул носом, вытер слезы.

– Бесполезно, – тяжело вздохнул отец. – Я уже стар для них, – неожиданно добавил он. – Понимаешь, Прототипы никогда не общаются с людьми старше тридцати пяти лет.

– Почему?

– Этого я не знаю. Но так было всегда. Послушай, сынок, – его голос дрогнул, – попробуй попросить их? Вдруг к тебе они снизойдут?

Максиму стало страшно. Конечно, он любил маму, но мысль о таинственных, бестелесных существах сковывала разум, холодила душу. «Что я им скажу?» В тот вечер ему впервые пришлось задуматься, спросить себя: а верю ли я вообще в их существование?

Максим понурил голову и вдруг ответил, запальчиво, дерзко:

– Я попробую! – он встал, пока не иссякла решимость, но тут же оглянулся, тихо переспросил: – Пап, а как с ними говорить? Что нужно делать?

Отец вскинул взгляд, посмотрел на сына:

– Главное, – говорить от души, от сердца. По-настоящему. Остальное не важно. Нет проверенных формулировок. У каждого свои слова для них.

– Ну, ладно… – мальчонка развернулся и, уже не оглядываясь, медленно пошел в направлении древнего Святилища.

* * *

С тех пор минуло десять лет.

Макс рывком преодолел открытое пространство, присел, маскируясь кустарником, разросшимся у подножия холма.

Огоньки, хоть и поблекли с рассветом, но по-прежнему роились между каменными столбами, никак не реагируя на происходящее.

«Нет вам сегодня добычи», – билась мысль. Шустов отыскал участок просевшей почвы, начал быстро копать. Прихваченная утренним заморозком, густо пронизанная корнями земля поддавалась с трудом, но Максим остервенело рыхлил ее ножом, пока клинок вдруг не провалился в пустоту. Он расширил лаз, убедился: двери нет. Под руку попался лишь фрагмент массивной рамы. Ничего удивительного. Кем бы ни были Прототипы, – они погибли, все до единого. Их убежища, возведенные людьми в ранг «Святилищ», носили очевидные следы разрушений.

Все, лаз уже достаточно широкий.

Шустов вполз внутрь, включил фонарик, осмотрелся. Сырые, серые стены. В трещинах заметны корни растений, на полу земля. Он посветил вперед, увидел вход в центральное помещение. Массивная дверь приоткрыта.

Все происходило, как в тот памятный вечер.

Торец двери царапнул по экипировке. «Уже не мальчишка», – с горечью подумал Максим, с трудом протискиваясь в небольшой зазор.

Центральное помещение озарял тусклый свет. Теперь обстановка «Святилища» воспринималась иначе. Не обломки «мебели» наполняли подземный зал, а разбитая аппаратура, не имеющая ничего общего с современными человеческими технологиями.

Дрожью вдруг окатило спину.

Часть устройств работала! От них исходил тусклый свет!

Шустов на миг замер, охваченный вполне объяснимой робостью. Что-то древнее, неизведанное, обладающее несомненной силой, таилось тут. Взгляд заледенел, мышцы оцепенели, но в поле зрения не попалось ни одного блуждающего огонька, и секундная оторопь схлынула.

Он быстро начал устанавливать взрывчатку. Иного способа уничтожения древних бункеров пока не придумали.

Невнятный шепот крался в тишине. Макс работал сноровисто, сосредоточенно и не сразу его расслышал.

Не нужно. Не нужно. Не разрушай…

Мгла внезапно трансформировалась. Ему показалось, что воздух вокруг уплотнился, принимая смутные очертания человекоподобных фигур, окруживших его со всех сторон.

Лиц он не видел, да и не пытался их рассмотреть. Жуть продирала ознобом, дыхание снова перехватило.

Он машинально вставил последний детонатор, выпрямился, глядя на едва различимые силуэты, сотканные из сумрака. Если уходить, то сейчас, немедленно. Но придется пройти сквозь них.

Не разрушай нас…

Чувство детской обиды, безысходного отчаянья вдруг вернулось, спазмом схватило за горло. Где же вы были, когда я молил о помощи, предлагая любую цену за спасение матери?!

В тот вечер он просил искренне, звал Прототипов, невольно давясь слезами.

Ему никто не ответил. Лишь рой блуждающих огоньков, обычно витающий между каменными столбами на вершине холма, проник в подземелье, окружил Максима, а затем вдруг отпрянул, словно таинственная сила с их помощью взглянула на мальчишку и… отвергла его.

Теперь он понимал – почему. Две эпидемии мнемовируса вывели четкую закономерность, не противоречащую информации из религиозных источников.

Веками Прототипы снисходили лишь к определенной возрастной группе своих последователей. Почему? Неизвестно. Но и смертельному заболеванию психики, получившему название «мнемовирус», подвержена только группа риска – люди в возрасте от двадцати до тридцати пяти лет. Остальные словно не замечают болезни. Но это стало известно сейчас, а тогда, во время первой вспышки, никто ничего не понимал, не проводил никаких параллелей. Людей просто охватил ужас, наступил хаос.

Юрген Фринцгольф, возглавлявший десять лет назад Совет Просвещенных, дал выход человеческому страху, что называется, направил его в русло, указал на древние сооружения, как на источник таинственного заболевания.

Религия попала под безусловный запрет, большинство Святилищ было уничтожено, сельские регионы опустели, их население перебралось в город, эпидемия действительно резко сошла на нет, но лишь немногие знали, какую цену пришлось заплатить за это.

Тем вечером Максим вернулся из Святилища бледный, осунувшийся, со следами слез на щеках.

Отца он не застал. В доме царила гнетущая тишина. Он, не разуваясь, прошел через гостиную, заглянул в спальню родителей. Восковое лицо матери заставило его подойти ближе, забыть о только что пережитом жесточайшем разочаровании.

– Мама? – он наклонился, пытаясь уловить ее дыхание, машинально потрогал лоб и тут же отшатнулся, мгновенно осознав: она умерла!

Разум мальчика помутился. Он попятился, выскочил из комнаты, громко, хрипло закричал и тут же замер, зажимая рот ладонями: со стороны леса, через приоткрытое окно, доносился приближающийся рокот двигателей.

Он выскочил на улицу, снова замер. Свет фар резал тьму, петлял по проселку между деревьями!

Доктор на нас донес! – бухнула мысль, а три армейских вездехода уже въезжали во двор. С брони спрыгивали вооруженные люди в форме. Максим толком ничего не успел сообразить, как вдруг скрипнула дверь пристройки. Отец вышел на крыльцо, по привычке осенил себя знамением Прототипа.

Древний жест в сочетании с болезненным видом измученного горем человека вызвали мгновенную, яростную реакцию.

– Он инфицирован!

Грянуло несколько выстрелов. Максим видел, как медленно оседал отец, как пытался схватиться за шаткие деревянные перила крыльца, как срывались его пальцы, подкашивались ноги, тело грузнело, перекошенный рот хватал воздух…

Он закричал.

Военные уже окружили дом, ворвались внутрь.

– Тут мальчишка! – выкрикнул один из них, больно схватив Максима за плечо.

– И мертвая женщина! – донеслось из дома через открытое окно.

Высокий, белобрысый, худощавый офицер мельком взглянул на Максима, коротко обронил:

– Святилище подорвать. Мальчишку… – он окатил его пустым, выцветшим от усталости взглядом, – мальчишку пока изолируйте. Если не начнет буянить, заберем с собой в город. Все, времени не терять! У нас еще пять точек на маршруте!

Воспоминания лишь на миг овладели Шустовым. Теперь он отчетливо различал окружившие его призрачные фигуры, но думал уже не о них, куда важнее казались образы старика и пятилетней девочки. Вторая вспышка эпидемии в самом разгаре. Прошло десять лет, а история повторяется. Опять люди сходят с ума, и снова началась охота на ведьм. Всех, кто следует древним традициям, убивают. Специальные подразделения прочесывают материк в поисках уцелевших Святилищ.

Максим обвел взглядом сумеречные силуэты.

По-прежнему хотелось спросить: «Где вы были, когда я молил вас о помощи? Почему не защитили нас? Позволили умереть маме, не отвели пулю от отца?!»

Он сдержался, просто шагнул сквозь них, почувствовав, как тело окатило волной холода, смешанного со странным покалыванием кожи, выскочил в короткий коридор, выбрался через лаз.

Пар вырывался изо рта. Мглистые морозные сумерки уже прорезала полоска зари. Он отбежал метров на десять от холма, присел, коснулся сенсора.

Ударил взрыв. Центральную часть возвышенности выметнуло в небеса столбом ревущего пламени, перемешанного с землей и обломками желтоватого, похожего на старую кость материала.

Деревья вздрогнули, роняя иней.

– Святилище обезврежено. Окружаем дом. Всех, кто не в группе риска, брать живыми!

На командной частоте связи раздался недовольный голос Крамера:

– Шустов, не много ли на себя берешь?

– Они не больны! А мы не звери!

– Ты нарушил приказ!

– А мне плевать! – Максим все же сорвался. – Группа риска определена четко! Пока не разберемся, кто они, зачем пришли сюда, я не открою огонь на поражение!

– Ну-ну, – Крамер не стал орать. – Посмотрим, чем обернется твое своеволие?

* * *

Шустов добежал до низкой ограды. Взрыв отгремел, все стихло. На фоне разгорающегося рассвета теперь виднелась полоска леса, окутанная синеватой дымкой.

– Макс, они вернулись в дом!

– Еще сигналы? – он отдышался.

– Нет.

– Окружаем! Серж? – он переключился на второй канал.

– Ну?

– Девочку и старика не трогай! В остальном действуй по обстановке!

– Макс, ты нам руки вяжешь!

Шустов ничего не ответил. Он уже бежал к темной постройке, петляя между деревьями. Ставни в доме закрыты. Люди внутри.

Миллиган первым занял позицию, вжался в бревенчатую стену у двери. Давыдов обошел дом слева, Шевцов – справа, оба сейчас контролировали окна.

Шустов осмотрелся. Вершину холма окутывал дым. В безветрии он расползался облаком, крохотные огоньки исчезли. «Нет в них ничего мистического», – лихорадочно думал Максим. Каменные столбы устояли, только один рухнул, скатился по склону и теперь темнел у подножия.

– Дом окружен! – выкрикнул он. – Все, кто по возрасту не попадает в группу риска, могут выйти!

Некоторое время стояла глубокая тишина, затем дверь приоткрылась.

Вышла девочка. Ее бледное лицо не отражало эмоций. Рукава слишком большой куртки волочились по прихваченным инеем доскам крыльца.

– Иди сюда, – Шустов обозначил себя, поманил ее. – Не бойся.

Тусклый огонек промелькнул в проеме приоткрытой двери. Девочка, неотрывно глядя на Шустова, неуверенно спустилась на одну ступеньку и вдруг присела, сжалась.

Одновременно из глубины дома грянули выстрелы, резкие вспышки разорвали сумрак, одна из пуль ударила Максима в плечо, дикая боль мгновенно парализовала правую руку.

Он упал. Девочка не шевелилась. Миллиган рванул с пояса гранату, швырнул ее внутрь дома, схватил ребенка, кубарем скатился с крыльца.

Максим слышал взрыв, видел, как выбило оконные рамы, мимо пролетел дымящийся ставень, упал плашмя.

Пуля застряла в бронежилете. Он со стоном привстал, левой рукой подобрал оружие, пошатываясь, побежал к дому.

Из оконного проема ударила автоматная очередь, вспорола мерзлую землю под ногами. Стрелок резанул наугад, вслепую. Снова вспышки. Над головой срубило пару ветвей. Изнутри дома выталкивало дым, слышался чей-то крик, срывающийся на вой.

Миллиган не шевелился. Он закрыл собой девочку. На его спине расползалось темно-красное пятно.

На заднем дворике зачастили выстрелы. В пелене дыма вновь промелькнули и исчезли тусклые блуждающие светлячки.

Максим задыхался от боли и ярости. Рой огоньков внутри дома. Они не исчезли с уничтожением Святилища! Что делать?!

Он присел. Опаленная оконная рама тлела. В дыму слышались шаги.

Резко привстав, Шустов трижды выстрелил на звук. Раздался вскрик, что-то мягко упало на пол.

Сгустки холодного света рванулись к нему. Максим отпрянул, огоньки пронеслись мимо, закружили над Миллиганом и девочкой.

Короткая перестрелка на заднем дворе стихла.

– Шевцов?!

– У меня двое, – пришел немедленный ответ. – Держу позицию. Все под контролем.

Минус три? Плюс ребенок. Где же еще трое? Прячутся в доме?

Миллиган пошевелился, со стоном попытался привстать. Рой огоньков куда-то исчез.

Спасенная им девочка улучила момент, вывернулась из-под грузного, прикрывшего ее тела, и теперь отползала, с ужасом глядя на него.

– Живой?! – Шустов метнулся к другу.

– Макс, назад! – голос Сереги Серпухова раздался одновременно с сухим, отчетливым выстрелом его снайперской винтовки.

Пуля ударила Миллигану в голову, пробила шлем.

– Серж, ты что творишь?! – взвыл Шустов.

– Он инфицирован! Я видел! Эти огоньки, они…

Окончания фразы Максим не расслышал. Миллиган тряхнул головой, словно получил не смертельное ранение, а крепкий подзатыльник, пошатнувшись, встал на одно колено, резанул короткой очередью по обнаружившейся позиции снайпера.

Максим выстрелил машинально. Сработали рефлексы. Миллиган выронил оружие, но не упал, его лицо исказила гримаса, кровь сочилась из-под разбитого забрала боевого шлема, он улыбался, холодно, отвратительно.

– Всегда недолюбливал тебя, Макс, – он выхватил нож. – Они же просили, не разрушай Святилище! – слова с трудом вырывались из горла Миллигана, на губах пузырилась кровавая пена. – Ты их выпустил… – голос сорвался.

– Кого я выпустил?! – Шустов медленно пятился, держа Миллигана на прицеле.

Хрип. Налитые кровью глаза. Холодный отблеск стали.

Почему Серпухов не стреляет?! Ранен? Убит?

Девочка медленно присела, ее бледные бескровные от холода пальцы вдруг охватили рукоять автоматического пистолета, который выронил Миллиган. Она с трудом приподняла оружие, держа его двумя руками.

– Нет! Брось на землю! Тебя никто не тронет, – Максим замер.

Девочка хищно оскалилась. Ее гримаса в точности копировала выражение лица Миллигана. Проклятье… Они оба инфицированы?!

Макс понял: случилось непоправимое. Рухнул последний критерий, дающий надежду выжить хоть кому-то. Возрастные границы «группы риска» истаяли в морозном утреннем воздухе, исчезли, обернулись тщетой. Теперь уже точно не застрахован никто…

Девочка выстрелила. Пуля с треском впилась в бревенчатую стену дома.

Ее слабые руки ходили ходуном. Горячий, курящийся дымком ствол пистолета водило из стороны в сторону.

– Брось оружие! – Максим не смог выстрелить в ответ.

Миллиган двигался вяло, из ран хлестала кровь, его силы стремительно таяли, глаза утратили злобное выражение, подернулись поволокой, еще шаг и ноги подкосились, он рухнул на колени, судорожно дернулся и вдруг повалился набок.

Выстрел.

Еще один.

Шустов отпрянул за угол почерневшего сруба, вжался в стену.

Движение справа!

Он резко развернулся. Из дымящегося оконного проема неуклюже выбирался тот самый пожилой паломник. Его одежда была изорвана осколками, испачкана кровью. Перевалившись через подоконник, он мешковато осел на мерзлую землю, затем вдруг распрямился, заметил Шустова, окатил его полным глубокой ненависти взглядом, выдохнул непонятную фразу на незнакомом языке, бросился вперед, но нарвался на короткую автоматную очередь.

Тишина.

Она оглушила Максима. Все стихло, замерло, ни ветерка, ни шороха, ни звука.

«Где девочка?» – мысли вновь лихорадило. Перед глазами плавали багровые пятна. Он выглянул из-за угла, но увидел лишь три мертвых тела.

– Шевцов? Серпухов? Давыдов?

– Я тут… – раздался в ответ голос Сереги. – Зацепило… Миллиган, тварь…

– Где девочка?

– Да далась она тебе, Макс! К лесу побежала!

Шустов уже сориентировался по звуку голоса, пробежал с десяток шагов, увидел Серпухова, – тот сидел под деревом, двумя руками зажимая рану на правом бедре.

– Дай помогу!

Вдалеке зачастили выстрелы.

– Шевцов?! – Максим туго бинтовал ногу Сереги, стараясь остановить кровь, одновременно озираясь по сторонам.

– Я у холма, – пришел долгожданный ответ. – Двоих снял! – голос прерывался частым сбившимся дыханием. – Каменный столб пытались поднять!

– Сам как?

– Цел.

– Девчонку видел?!

– В лес убежала. Я выстрелил, но промазал…

На миг в душе Максима всколыхнулась острая горечь, сменившаяся неприязнью, словно он только что похоронил еще одного друга.

– Больше никто не ушел? – он заставил себя выцедить вопрос, сквозь сжатые зубы. – Что с Давыдовым? Почему молчит?!

– Он тоже в лес побежал. В него две очереди всадили, – бесцветным, утратившим нотки аффекта голосом ответил Шевцов. – Я сам видел. Две очереди, Макс! А он встал и ушел!

– Подгони машину! Серегу ранило!

Коммуникатор пискнул, автоматически переключаясь на другой канал.

– Шустов, что у тебя? Почему не докладываешь? – зло спросил Крамер.

– Сам не видишь?

– Нет. Видеосвязь отрубилась!

– Миллиган убит, – Максим не стал до поры комментировать обстоятельства его гибели. – Серпухов ранен. Давыдов, видимо, инфицирован, бежал в лес.

– Что с целью? – Крамера, похоже, не интересовали боевые потери.

– Уничтожена, – ответил Максим, немного приходя в себя.

– Возвращайтесь, – ответил Крамер. – Серпухова по дороге завезешь в больницу. А сам ко мне с докладом, понял?!

– У меня Давыдов без вести пропал!

– Я приказываю: возвращаться! – рявкнул Крамер. – Трупами и поиском Давыдова займется специальная команда. Они с технарями уже поблизости от вас.

– Понял… – Шустову не оставалось ничего, кроме как подчиниться. Да и что он вообще мог сейчас сделать?

Вдалеке послышался приближающийся звук двигателя.

Солнце вставало над горизонтом, озаряя стылую землю и притихший лес.

Максим, закончив бинтовать ногу Серпухова, сел, бессильно привалился спиной к посеченному осколками стволу фруктового дерева и закрыл глаза.

Долгий трудный день только начинался.

«Операцию я провалил. Никого не спас. Лишь беды наделал».

«Поздно винить себя, – шепнул внутренний голос. – Ты выжил? Вот и радуйся…»

«Чему радоваться?» – угрюмо спросил себя Максим, глядя на черный дым, поднимающийся над разрушенным Святилищем Прототипов.

«А если бы послушал их, не взорвал? Что изменил бы?»

Внутренний голос почему-то заткнулся, больше ничего не нашептывал, а интуиция подсказывала: нет, Макс, ничего бы ты не изменил. Все предопределено давно, и явно не тобой. Ты – пешка. Усвой и не рыпайся, если жизнь дорога.

* * *

Обратный путь, от заброшенной фермы к городу, тянулся долго. Машину трясло на ухабах, Серега Серпухов сначала стонал, ругался от боли, затем вырубился, когда выехали на шоссе.

Машину вел Шевцов. Максим устроился на переднем пассажирском сиденье и мрачно смотрел по сторонам.

Идти на доклад в Управление совершенно не хотелось. Утренние события давили, смерть Миллигана отзывалась в душе саднящим чувством утраты, от мысли, что тот сейчас лежит в грузовом отсеке спецмашины, небрежно накрытый куском черной пленки, начинало сосать под ложечкой.

Что с Давыдовым, неизвестно.

Максима знобило. Под бронежилетом растекся синяк, но рука понемногу начала двигаться. Думать о провале операции, анализировать свои действия, мысленно критиковать или оправдывать их – занятие пустое. Он уже отправил короткий электронный отчет, приложил к нему файл видео с личного датчика, отчитался по минимуму, что называется, обозначил проблему.

Думать о грядущем попросту страшно. Пока существовали возрастные рамки группы риска, люди еще как-то мирились с происходящим, но теперь начнется массовая паника, а значит, и беспорядки.

Хотя почему? Разве правду откроют? Честно и прямо объявят, мол, ситуация полностью вышла из-под контроля?

Нет. Скорее промолчат, причем под благовидным предлогом. И ты промолчишь. Потому, что так надо. Но действительность все равно вылезет наружу и очень скоро. Шила в мешке не утаишь. Но на пару-тройку дней кризис оттянут, пока не появятся новые внезапные жертвы.

«Прижился ты, Макс, на государственных харчах, – мысли текли тяжелые. – Быстро все забыл. И не оправдывайся тем, что для тринадцатилетнего пацана после смерти родителей был открыт только один путь, в спецшколу, под опеку властей стремительно развивающегося города.

Кем вырос? Кому служишь?

Убийцу отца нашел? А ведь мог бы. Но нет, не искал. Постарался все забыть, похоронить в памяти. Вырастили из тебя послушного солдатика, а вот сегодня всколыхнулось прошлое, аукнулось».

Максим злился на самого себя. Внезапная рефлексия – болезненная, горькая, ничего уже не могла изменить. Ну, на самом деле, куда было податься тринадцатилетнему пацану? Растерянному, озлобленному, замкнутому, потерявшему все в один миг?

«Я ведь толком и не помню тех дней. После смерти родителей словно в черный омут затянуло. Дни мелькали мимо, серые, безликие. Помнилась лишь гложущая пустота в душе. Хотелось оставить все позади. Забыть».

И ведь начал забывать. Шли годы, он постепенно втянулся в новую жизнь, кошмар, как ему казалось, остался в прошлом. Школа с военизированным уклоном. Училище. Жизнь только начала налаживаться, Максим повзрослел, получил работу, появились друзья, он рос вместе со стремительно развивающимся городом и не думал, что прошлое вернется.

Вторая эпидемия мнемовируса началась внезапно, пару месяцев назад. Грянула, как гром среди ясного неба. А ведь первую вспышку неразгаданного, так и не изученного заболевания уже предали забвению. Древнюю религию извели, Святилища Прототипов уничтожили, но, как выяснилось, не все…

Шустов сам не заметил, что окружающее потускнело, выцвело, отдалилось. Усталость после бессонных суток взяла свое, и он ненадолго погрузился в тяжелый мир обрывочных сновидений, задремал под мерное покачивание, шелест покрышек и сиплый, баюкающий шепот хорошо отлаженного двигателя.

Он не понимал, где очутился. Замшелый бревенчатый дом выдавило из сумрака, он ощутил себя насмерть перепуганным, вжимающимся в стену.

Место незнакомое. Едва слышный, неразборчивый шепот крался мурашками по телу.

Мшистые нити свисали с деревьев, будто лохмотья разодранного снайперского камуфляжа. Необычно теплый для осенней поры ветерок лениво шевелил их, прикасался к лицу, шумел в кронах неохватных сосен.

«Кто тут?» – он медленно огляделся и вдруг заметил, как в сумраке, чуть выше кустарникового подлеска, между стволами деревьев беззвучно движутся сферические устройства, каждое размером с футбольный мяч.

Он затаил дыхание. Сферы, свободно парящие в воздухе, выглядели чужеродно. Форма их корпусов при внимательном рассмотрении оказалась далеко не идеальной, чуть приплюснутой по бокам, в этих местах выделялись расположенные попарно оружейные подвески, на них крепились какие-то трубки, под покатыми, слегка выступающими приливами брони скрывались датчики систем обнаружения, – такие аналогии промелькнули в рассудке, пока он в немом изумлении пытался рассмотреть загадочные устройства.

Внезапно над головой что-то раскатисто и протяжно громыхнуло.

Он инстинктивно присел, не отрывая взгляда от загадочных устройств, а те вдруг всполошились, метнулись в разные стороны, на лету огрызаясь лазерными разрядами.

Снова ударил гром.

Лес озарила ярчайшая вспышка синеватого полупрозрачного пламени, деревья внезапно вспыхнули, как спички, пытавшиеся скрыться устройства взвились куда-то ввысь…

…Глубокий судорожный вдох. Максим проснулся мгновенно, открыл глаза.

За окном машины бушевала гроза.

Ветвистые молнии рвали мрак, освещая стены ближайших зданий.

Холодный пот струился по телу. Сердце молотилось как бешеное. Обрывки острых шоковых впечатлений таяли медленно, неохотно, словно сознание старалось удержать их, запомнить.

Вспышка. Раскатистый удар грома.

На миг показалось, что над городом кружит плотная стая сферических механизмов.

Голова разламывалась от боли, виски пульсировали, окружающие предметы двоились перед глазами.

«Нет! Я не мог заболеть!» – бесконтрольный ужас нахлынул приступом тошноты, – заражение мнемовирусом не оставляло никаких шансов, а первым симптомом заболевания были именно видения, бредовые, никак не связанные с реальностью, отражающие некую несуществующую действительность.

Боль в голове медленно отпустила. Он искоса взглянул на Шевцова, но тот сосредоточенно вел машину по безлюдным улицам пригорода. Вокруг царили сумерки, словно сегодня рассвет и не наступал вовсе. Тяжелые грозовые облака клубились над городом.

Максим коснулся сенсора стеклоподъемника. Холодный осенний ветер ворвался в салон, омыл лицо влажным, отрезвляющим прикосновением, снимая одурь кошмарного сна.

Все в порядке. Это просто гроза.

Взгляд Максима постепенно прояснился. Мимо проносились мокнущие под проливным дождем здания. «Сколько же я проспал? Час как минимум. А казалось, только на мгновенье закрыл глаза».

Проливной дождь рушился сплошной мутной стеной, полоска электростатического «дворника» едва справлялась.

Грозы над мегаполисом – не редкость, даже осенью. Синоптики говорят, что виной всему так называемый промышленный туман. Выбросы сотен предприятий, пыль, частички сажи, – все это способствует образованию облачности, ускоряет процесс конденсации влаги, возникновению частых электростатических пробоев, – проще говоря – молний.

Максим тряхнул головой, поднял ветровое стекло. Перед глазами все еще стыли образы чуждых механизмов, яркая вспышка, горящие деревья, замшелый сруб.

Он не хотел допускать мысли, что заражен мнемовирусом. «Гнать прочь!» – угрюмо думал он, пытаясь разглядеть за стеной дождя знакомые контуры здания Управления общественной безопасности.

Глава 2

Домой Шустов вернулся лишь поздно вечером, усталый, злой и голодный. Остаток дня ушел на составление отчетов, обязательный, придирчивый медицинский осмотр, психологические тесты, – все же он побывал в Святилище и выбрался оттуда. «Эка невидаль», – раздраженно думал Максим. Неприятные процедуры отнимали время и нервы. Одно радовало: с Генрихом Крамером он так и не встретился. Тот куда-то уехал и не появлялся в своем кабинете до конца рабочего дня.

Открыв дверь квартиры, Максим включил свет, поставил на пол баул с экипировкой (всегда забирал снаряжение домой, зная: в любой миг могут позвонить, поднять по тревоге), снял куртку и прошел на кухню.

«Продукты купить забыл!» – запоздало опомнился он, но делать нечего, в холодильнике пусто. Поставил чайник на электрическую плиту, сел за стол, угрюмо разглядывая замысловатый рисунок пластиковой отделки, выполненной в стиле «хай-тек». По стенам и полу змеились стилизованные компьютерные шлейфы, в замысле дизайнера они соединялись с футуристическими сервоприводами, примерно в метре от пола начинали ветвиться, оплетая окно, обвивали ножки стола, вползали на столешницу.

«Устал… Смертельно устал…» – второй месяц Шустов бывал дома только урывками, эпидемия мнемовируса, внезапно накрывшая город, сломала все: уклад жизни, привычки, планы.

Он взъерошил короткие волосы, вспоминая утренние события.

Надорвалось что-то внутри. Миллигана жаль. Давыдова тоже.

Образы роились в сознании.

Выстрелы семилетней девочки больно задели Максима, хоть пули и прошли мимо. Они убили надежду. Наглядно доказали: все будет только хуже. Он запомнил ее глаза, выражение лица, – сначала детский испуг, и вдруг – необъяснимая, взрослая, вполне осознанная неприязнь, даже ненависть ко всем окружающим…

Чайник вскипел, сипло выдохнул облачко пара, плита автоматически отключилась, но Максим даже не шевельнулся, – он смотрел на творение неизвестного ему дизайнера, а перед глазами все плыло, рассудок погружался в серую муть, компьютерные шлейфы и гибкие механические конечности вдруг пришли в движение, формируя образ из пригрезившегося по дороге в город кошмара.

Он просто оцепенел от неожиданности. Разум плел замысловатые нити галлюцинаций, выталкивая на первый план восприятия жар пожирающего деревья пламени и образы чужеродных устройств, пытающиеся вырваться из зоны поражения плазменной вспышки.

«Проклятье!..» – он с силой сжал виски, отгоняя внезапное наваждение, затем, когда отпустило, встал, открыл окно. Дождь давно прекратился, мглистая сырость дохнула в лицо, далеко внизу медленно двигались габаритные огни машин, желтовато светились окна в доме напротив, под пасмурным небом беззвучно вспыхивали сполохи голографической рекламы. Современный город – это тоже своего рода стихия. Она не сдавалась, хоть и агонизировала, доживала последние дни.

Методы борьбы, по сути, исчерпаны. Лекарство против мнемовируса так и не найдено. Да и болезнь ли это?

Максиму было по-человечески страшно. «Мы все в скором времени погибнем, впав в безумие», – он закрыл окно, прошел в комнату, сел в кресло за персональным компьютером.

Ему бы что-нибудь перекусить да завалиться спать, но… – палец скользнул по сенсорной панели, активируя систему, коснулся пиктограммы выхода в сеть.

До недавнего времени Шустов пытался ладить с самим собой, держал под замком призрак давних событий, верил, что кошмар десятилетней давности больше не повторится. Никогда.

Теперь надежды нет.

Соединение установилось не сразу. В объеме голографического экрана появилась медленно вращающаяся заставка с логотипом «ОКС»[1].

Сеть перегружена. Сбой соединения. Ждите, – надпись вызвала глухое раздражение.

Максим откинулся на спину кресла. Он прятал страх. Давил его, хотя понимал: повтор видения, теперь уже не во сне, а наяву, – это симптом. На фоне утренних событий это внушало безотчетный ужас.

Нет! Максим отказывался верить тому, что инфицирован! Должно существовать разумное объяснение… – Он, прищурясь, смотрел на заставку, мысленно перебирая когда-то прочитанные книги, просмотренные фильмы, но разве все упомнишь?

Как эта новомодная, ультрасовременная отделка кухни, пригрезившиеся ему устройства вполне могли быть порождением чьей-то фантазии, элементом индустрии развлечений, например, кадром из фильма, блоком рекламы, еще чем-то, увиденным вскользь, а затем прочно забытым… «Просто не выдерживаю. Устал. Вот и лезет в голову всякая чушь!..»

Заставка по-прежнему вращалась в ожидании соединения.

Тормоз… – Максим злился, когда личный комп начинал работать медленно. Он давно втянулся в стремительный ритм жизни растущего города, стал его частью, во многом бессознательно полагался на информационную среду, как будто в сети действительно можно было найти ответ на любой вопрос.

На самом деле он пытался уйти от состояния беспомощности, липкого, въедливого ужаса, создавал для себя иллюзию борьбы, искал спасительную соломинку, за которую могло бы уцепиться сознание.

Ну, наконец-то. Соединение установлено.

Он задумался: «А что я собираюсь искать? Каков критерий? Образы ведь из рассудка не вытянешь. Разве что накидать эскиз от руки, отсканировать и попробовать найти схожее изображение?

Да, но художник из меня, мягко говоря, – никудышный». – Мысль снова зашла в тупик.

Внезапно ему вспомнился инфицированный паломник и короткая, врезавшаяся в память фраза, произнесенная на незнакомом языке.

А что если попробовать ввести в поисковую строку эти слова? Вдруг система найдет что-то схожее? Не придумал же он их?

Максим устал от сомнений, неопределенности. Хотелось получить хоть какую-то зацепку. Он быстро набрал в поисковой строке три запомнившихся непонятных слова, коснулся ввода, некоторое время смотрел на экран, но немедленного отклика не получил, встал, пошел на кухню, где давно вскипел чайник.

* * *

Минут через пять он вернулся.

По вашему запросу ничего не найдено.

«Ладно. Хоть попытаться», – он поставил кружку с чаем на журнальный столик, снова сел в кресло, задумался.

На улице взвизгнула и тут же стихла сирена. Звук неприятно резанул по нервам. «Ну, нормально, теперь начну вздрагивать от каждого шороха?» – зло спросил себя Шустов, но все же встал, подошел к окну, осторожно выглянул, не трогая штору.

Ничего необычного. Наоборот, сегодня слишком тихо, безлюдно. Он напряженно всматривался во мглу, не понимая, что ищет взглядом? Через дорогу пробежала дворняга. Мокрая шерсть блеснула в свете фонаря. Два человека вошли в кафе. Что-то глухо лязгнуло, но не на улице, – звук доносился с лестничной площадки!

Максим машинально метнулся к компьютеру, быстро удалил поисковый запрос, отключился от сети, не понимая, почему вдруг взмокла спина?

Точно, крыша едет! – обругал себя он.

В следующий миг раздался взрыв. Металлическая дверь квартиры с грохотом влетела внутрь, сизый едкий дым мгновенно заполнил коридор, ворвался в комнату.

Максима оглушило, голографический монитор погас, все погрузилось в сумерки, но он успел машинально выхватить оружие, укрылся за опрокинутым креслом, целясь в дверной проем.

– Шустов, не дури! – раздался резкий незнакомый голос.

– Кто такие?!

– Собственная безопасность!

– Стучаться не учили?! – от избытка адреналина шумело в ушах.

– Ты арестован! Мы видим тебя на сканерах!

– Башку прострелю первому, кто сунется!

– Ну, попытайся! Приказа брать тебя живым мне не давали!

– С кем говорю?

– Капитан Вербаум.

– Удостоверение. Вдоль пола. Ко мне!

– Хорошо, Шустов, только не горячись!

В дыму возникло движение, плоский предмет скользнул к нему, ударился о перевернутое кресло. Точно, на сканерах они меня видят…

Что там? – он протянул руку, нащупал бумажник, не опуская оружия, открыл его.

Глаза слезились. Удостоверение сотрудника службы внутренней безопасности. Водительские права. Статкарточка. Все документы оформлены на имя Отто Вербаума.

– Входи. Один.

– Нет, Шустов. Не ты диктуешь условия. Убери оружие.

– В чем меня обвиняют?!

– Ты убедился, кто я, – капитан Вербаум на прямой вопрос не ответил. – Какие еще проблемы? Шустов, в последний раз повторяю: не дури! Целее будешь!

Максим секунду помедлил, затем нехотя ответил:

– Ладно. Кладу оружие на пол. Входите.

В комнату ворвались трое оперативников в тяжелой боевой броне и шлемах. «Да, из пистолета только поцарапал бы их», – удрученно подумал Максим.

Его скрутили.

В комнату вошел капитан Вербаум, подобрал с пола свой бумажник, обжег Шустова неприязненным взглядом, коротко приказал:

– Окно откройте! Его в кресло!

Максима рывком подняли, усадили.

– В чем меня обвиняют?

– Ты заражен мнемовирусом. Но скрыл это.

– Да ладно! Со мной все в порядке! Сегодня днем был на тестировании!

Капитан ничего не ответил, прошелся по комнате, пристально изучил скудную обстановку, бегло просмотрел названия книг и дисков на покосившейся от взрыва полке.

– Ты отправил в сеть поисковый запрос, – Вербаум все же снизошел до пояснений.

– Ну и что?! – неподдельно возмутился Максим.

– Наша система слежения отреагировала на ключевые слова. К твоему сведению, Шустов, эта фраза из Книги Происхождения переводу не поддается. Надеюсь, тебе не нужно напоминать, что культ Прототипов преследуется законом?

– Нет, не нужно… – Максим помрачнел, мгновенно осознав, какую глупую, непростительную ошибку совершил.

– По личному опыту знаю, – невозмутимо продолжил Вербаум, – подобную тарабарщину несут только инфицированные!

– Ну и что? – Максим не собирался сдаваться. – Знаешь, капитан, у меня сегодня был трудный день, – Шустов в душе порадовался, что не отправил в сеть изображение тех странных, приснившихся ему устройств. – Уничтожили Святилище. Столкнулись с инфицированными. Один из них действительно нес какую-то чушь, не отрицаю! Я лишь запомнил несколько слов. Думал, может, в сети что-то выясню! Оперативная работа, не более!

– После возвращения с задания любой на твоем месте завалился бы спать! – резко осадил его Вербаум.

– У меня бессонница! – огрызнулся Максим. – Информации не хватает! Нам с первоисточниками работать не дают!..

– Неужели? – прервал его капитан. – Твое дело приказы выполнять, а не исследованиями подпольными заниматься! Ты можешь доказать, что действительно слышал эту фразу и даже запомнил ее?

– Да, без проблем, – Максим понимал, радоваться рано, из лап собственной безопасности просто так не вывернешься. – Мне и запоминать не было нужды! Камера боевого шлема фиксировала события! Экипировка в сумке, где-то у дверей в коридоре!

– Проверить! – Вербаум кивнул одному из своих людей.

Дым уже вытянуло сквозняком, на лестничной площадке послышались взволнованные голоса, но соседей быстро угомонили, видимо, в подъезде оставались еще бойцы, – попытку побега капитан предусмотрел, подстраховался.

Шлем отыскали, подключили к портативному компьютеру.

– Подтверждаю. Все три термина есть на записи, – коротко отчитался работавший с системой боец.

– Надо же! – искренне удивился капитан Вербаум. – Не соврал?

– Вопрос исчерпан?

– Нет. Возможно, это уловка. На записи видно, ты побывал в Святилище. Двое из твоей группы явно были инфицированы. Извини, Шустов. Работа у меня такая, – он обернулся к подчиненным: – Арестовать. До полного выяснения. На повторное тестирование его, в спецбольницу!

* * *

Максим сразу понял, влип он жестко, что называется по полной программе. Нетрудно догадаться, что единственная тюремная больница города сейчас переполнена, и пока до него дойдет очередь на обследование, всякое может произойти. Он ни на миг не забывал о повторном видении, возникшем, увы, не во сне.

Дорогой он мрачно размышлял над сложившейся ситуацией, но не придумал ничего подходящего. Если только попытаться бежать?

«А смысл? Куда я пойду?

Тупик полный. С какой стороны ни посмотри! Но как быстро отреагировали… Сколько прошло времени между отправкой запроса в сеть и началом штурма квартиры? Минут пять-семь? Чушь полная. Тут явно не автоматический мониторинг сработал!»

Машина притормозила. За все время пути никуда не сворачивали, двигались прямиком, сначала по главному проспекту, затем по шоссе в пригород, к тюремному комплексу.

Пару раз в маленькое зарешеченное окошко он видел отсветы пламени, слышал звуки стрельбы.

Город постепенно закипал. Так повторялось из ночи в ночь, на протяжении двух последних месяцев. Теперь Максим догадывался, почему первые симптомы заражения мнемовирусом проявляются в темное время суток. Все достаточно просто. Видения приходят во сне, калечат рассудок, а дальше человек уже не владеет собой, не отдает отчета в совершаемых поступках.

«Но со мной-то все иначе! Хотя, теперь уже не важно… Нет, но почему? Почему я? Зачем так жестко взяли? И быстро… – назойливая мысль крутилась в голове, не давала покоя. – Заранее знали? Подготовились? Находились поблизости?

Крамер – сволочь. Наверняка его рук дело! Отыгрался за нарушение приказа, провал операции?»

По территории комплекса ехали медленно.

Наконец, машина остановилась, его грубо пригласили на выход.

– Пошевеливайся!

Максим промолчал. Нарываться на зуботычину не хотелось. Все. Он теперь потерял все привилегии.

Капитан Отто Вербаум холодно проводил взглядом сгорбленную фигуру, дождался, пока лязгнет металлическая дверь, затем, насвистывая себе под нос навязчивый мотивчик, направился к отдельно стоящему административному корпусу, поднялся на второй этаж, толкнул дверь первого попавшегося кабинета.

Внутри никого. На столе стопка каких-то папок. Вдоль стен шкафы с документами. Единственное окно зарешечено.

Он прошел к столу, уселся на скрипучий стул, достал из внутреннего кармана коммуникатор, коснулся сенсора.

– Как дела у тебя, докладывай?

– Совет принял решение. Войсковая операция. Бросят все силы.

– Считаешь, их достаточно? Прорвутся?

– Более чем достаточно. По крайней мере, техники. А вот прорвутся ли, понятия не имею. Бойцы неплохо обучены, но сам понимаешь, там их подготовка и гроша ломаного не будет стоить.

– Да уж понимаю… – Вербаум хмурился.

– Что думаешь делать?

– Нам их не остановить. Значит, будем использовать. Есть у меня план на такой случай. Коды они получили?

– Да. Это я узнал наверняка.

– Ну, тем лучше. Пусть прорываются, – Вербаум холодно усмехнулся. – Сколько у меня времени?

– Сутки.

– Достаточно. Более чем достаточно. Ладно. Я сам тебя вызову. Пока все, – он отключил коммуникатор, подошел к окну.

Над городом метались отсветы пламени.

«Еще одна безумная ночь. Но этого сейчас не изменишь. Они сами виноваты», – холодно думал он, глядя на зарево пожаров.

* * *

О тюремном комплексе, а в особенности о спецбольнице, расположенной на его территории, ходили довольно мрачные слухи.

Всех инфицированных мнемовирусом (тех, кто выжил при задержании) доставляли сюда. Максим по возможности старался запомнить маршрут, которым его вели, мысль о побеге периодически возвращалась, но он отталкивал ее в силу инерции мышления. Надежда, пусть и слабая, еще теплилась. Возможно, подержат острастки ради и отпустят. Причин для ареста, не связанных с мнемовирусом, он видел достаточно. Служба собственной безопасности, куда попал отчет об утренних событиях, могла проявить излишнее рвение, да и вообще, время настало смутное, власть правительства Просвещенных пошатнулась, в городе уже царит не паника, а натуральный хаос…

Его провели по мрачным сегментированным коридорам, втолкнули в больничную палату, больше похожую на тюремную камеру.

Три человека уже обосновались тут. Максим готовился к неприятностям, но ошибся. Поначалу никто с ним не заговорил, лишь цепкие, хмурые взгляды встретили и проводили на коротком отрезке в несколько шагов, от лязгнувшей за спиной двери до свободной койки.

Шустов сел, исподволь наблюдая за обстановкой.

– Макс? – кто-то окликнул его, но не очень уверенно.

– Ну? – вяло отреагировал он. Во-первых, говорить ни с кем не хотелось, во-вторых, судя по голосу, если знакомый, то давний или случайный. Ну, а если назревает проблема (он ни на секунду не исключал, что в палате могут находиться инфицированные), пусть лучше недооценят меня, подумают, что сломлен, раздавлен. А там посмотрим.

– Тебя-то сюда каким ветром занесло?

Он поднял взгляд.

Напротив стоял Егор Травин, аналитик из технического отдела.

– Привет, Егор, – Максим невесело усмехнулся. – Собственная безопасность не дремлет, – ответил он на вопрос. – Подозревают, что я инфицирован.

– Всех нас подозревают, – раздался незнакомый голос.

У дальней стены за столом сидел невысокий, крепко сложенный парень. Рыжие волосы, такого же цвета бородка, открытое спокойное лицо, – сейчас в его выражении читалось крайняя степень недоумения и усталости. Должно быть, самоедством занимается. Неблагодарное занятие, особенно для людей по жизни уравновешенных, спокойных.

– Отпустят. Разберутся и отпустят, – Максим не очень-то верил своим словам, но раз подвернулся случай прощупать общее настроение, грех упускать такой шанс. Лучше знать наперед, кто и чем дышит.

– Ладно тебе. Неглупый вроде, – вступил в разговор худощавый, жилистый капитан из отдела особо тяжких преступлений, – его Шустов вспомнил по нескольким мимолетным встречам в управлении. «В общем-то, все свои, особо напрягаться нечего», – промелькнула мысль.

– Никто нас отсюда не выпустит, – угрюмо произнес капитан. Видимо, дискуссия на злобу дня шла уже давно. – Инфицированных с каждым днем все больше. Ни тюрьма, ни внутренняя больница не резиновые. Сюда каждую ночь до сотни человек доставляют. И все. С концами, будто в омут.

– Ты откуда все знаешь? – спросил Максим.

– Да знакомого вчера ночью забрали, – пояснил капитан. – Он не инфицирован, просто с женой поругался, ну напился, нарвался на патруль, начал буянить. И пропал. Я пытался выяснить, что с ним, почему не разобрались, не отпустили.

– И как?

– Отследил до стен тюрьмы. Дальше, словно лбом в глухую стену, – капитан махнул рукой, взглянул на Шустова. – А у тебя какие симптомы? – поинтересовался он.

– Нездоровое любопытство, – буркнул в ответ Максим. – Плюс неподчинение прямому приказу. Давайте хоть познакомимся для начала? – добавил он.

– Андрей Шепетов, патрульный, – охотно представился рыжеволосый.

– Антон Багиров, – капитан кивнул Максиму. – Встречались ведь раньше, верно?

– Угу. Я Максим Шустов. Оперативником работал в седьмом отделе, пока эпидемия не началась.

– О как тебя жизнь крутанула! – удивился Егор Травин. – С мелких краж на боевые выезды? И как?

– По-разному. Слушайте, – у Шустова появилось недоброе предчувствие. Он ожидал встретить тут полных психов, но опять ошибся. Мужики, похоже, вполне адекватные, да и все из одного ведомства. Совпадение? Нет, он так не думал. Версии на ум приходили самые мрачные. – Мне кажется, кто-то чистку в управлении устроил! Неугодных сотрудников убирает, под шумок!

– Не перегибай, – Андрей Шепетов махнул рукой. – Хочешь сказать, тебя по злобе сюда запихнули? Из личной неприязни? Или все же был повод?

Максим пожал плечами.

– Ну да, глюкануло сегодня, когда возвращались, – нехотя признался он. – Но я никому не говорил об этом. И чувствую себя нормально. А у вас как? – он обвел взглядом остальных.

– Да тоже по мелочи, – ответил за всех Травин.

– Так давайте хоть общую линию поведения выработаем, – встрепенулся Максим.

– Зачем? – Шепетов явно пребывал в глубокой депрессии. – Докторов позабавить? Надо тупо молчать, мужики. Тогда еще, может, обойдется.

– Молчать – не вариант, – разозлился Травин. – Макс прав.

– В чем?

– Мы не очень-то на инфицированных похожи! Поймем, что происходит, сможем линию защиты выработать, – в речи Егора чувствовался склад мышления аналитика. – Если правильно себя повести, то любые глюки можно списать на усталость, стресс!

– Меня во сне накрыло, – отозвался Максим. – Почти сутки на ногах провел. Мы Святилище ликвидировали, километрах в ста от города. Задремал в машине на обратном пути. Пригрезилась какая-то чушь, – он не стал уточнять детали. – Остаток дня нормально провел.

– А взяли за что?

– В сеть полез. Услышал пару незнакомых слов, их инфицированный выкрикивал. Думал, может, значение выясню. Откуда ж мне было знать, что собственная безопасность такие запросы контролирует? – он озвучил официальную версию, изложенную Вербаумом.

– У меня аналогично. Взяли из-за информации, с которой пытался работать. – Егор Травин сел за стол напротив Шепетова. – Вырубило меня прямо на рабочем месте. Просто уснул, от усталости, честно. Ничего не снилось. Глаза открыл уже в наручниках, на полу. Говорят, во сне что-то кричал. Да еще электронный фрагмент Книги Происхождения на экране открыт. Она ведь запрещена, а я отрывок в сети случайно нашел, полюбопытствовал. В общем, никаких пояснений никто слушать не стал. Упекли сюда, – он взглянул на Шепетова. – Давай, Андрюха, соберись. У тебя как было?

– Да днем во время беспорядков на улицах. Мы толпу сдерживали на центральной площади. Накатило внезапно. Какое-то безразличие наступило. Словно смотрю с высоты, отрешенно, как на букашек. А потом вдруг какие-то руины перед глазами, бой, фигурки в странной экипировке.

– Люди?

– А как разберешь? Внешне вроде люди. Броня на них тяжелая, громоздкая, я такой ни разу не видел. И еще… даже не знаю, как это описать, словно тень огромная сверху, вот, – он рассказывал сбивчиво, часто сглатывая, – падает.

– Что падает? Тень? – удивился Травин.

– Да не знаю! Кусок чего-то огромного, темного. Небо застилает. Пламя из пробоин. И до земли ему уже немного, меня аж холодом проняло, думаю, – сейчас врежется, – и точно… – он понурил голову. – В общем… – Шепетов запнулся, – в общем, умер я!.. – подавленно добавил он. – Все настолько натурально, что и вспоминать жутко.

– А на самом деле? – заинтересовался Багиров.

– Булыжником мне из толпы заехали в голову. Шлем, конечно, смягчил удар, но сознание я потерял. В себя пришел, не понимаю, где я, что происходит?! Ну и заорал сдуру. Меня держат, а я вырываюсь, на небо показываю, кричу: «Он падает!» Не знаю, откуда силы взялись – раскидал всех вокруг, вскочил, а куда бежать, что делать – не пойму!

– Свои скрутили?

– Ну да. Напуганы все были. Да и орал я страшно. Вспоминать не хочется.

– Антон, а ты?

– Недоразумение, – ответил Багиров. – Охраннику тюрьмы оружием пригрозил. Я же говорил: товарища у меня ни за что, по сути, забрали. Удалось узнать, его из участка сюда перевезли. Ну, я рванул, думаю, по горячим следам, пока не поздно, улажу проблему, – он безнадежно махнул рукой. – Хотел с тюремным начальством переговорить, а охранник уперся, и меня не пускает, и позвонить по внутренней сети не дает.

– И ты сорвался, да?

– Угу. Работа у меня нервная. Особенно в последние месяцы, – угрюмо ответил Багиров.

– Интересно, – Травин задумался. – Как действует мнемовирус, мы-то знаем. Лично я со случаями внезапного выздоровления или тихого помешательства не сталкивался. Значит, заражения нет?

– Хотелось бы верить, – тяжело вздохнул Шепетов.

– Ты не расстраивайся, – ободрил его Максим, – меня вон тоже зацепило, но ничего, нормально себя чувствую. Словно пуля на излете задела, – не найдя иного сравнения, добавил он.

– Тюрьма наверняка переполнена, а нас четверых в отдельную больничную палату разместили, – Травин продолжал рассуждать. – Что-то тут не так. Ни у меня, ни у капитана вообще явных симптомов не было.

– А я в Прототипов верю, – прервав его, тихо произнес Шепетов.

– Андрюха, ты чего? Совсем скис? – Травин обернулся.

– Я серьезно. В детстве случай был.

– Интересно. Расскажешь? Ты вообще, где родился?

– На побережье. Был там небольшой рыбацкий поселок. Мы с ребятами к проливу не ходили, нам взрослые запрещали, настрого. Зато река Угарда вся наша… – Шепетов машинально покручивал кольцо на пальце. – В общем, в песке на пляже раскопали случайно одну штуковину. Сфера, размером с футбольный мяч. Корпус помят, весь в подпалинах, дырах. Внутрь песка набилось. Мы его, естественно, вытряхнули.

У Максима все похолодело внутри.

– И не испугались? – спросил Травин.

– В десять-то лет? – Шепетов усмехнулся. – Нет, не испугались. Интересно стало, любопытно. Просушили на солнышке, а эта штуковина вдруг ожила! В воздух поднялась, висит, покачивается!

– Ну и что? Дальше? – Багиров заинтересованно подался вперед.

– Она на нас внимания не обратила. Полетела себе, медленно, низко, в сторону пролива. Больше никто эту штуковину не видел.

– Родителям не рассказывали?

– Нет. Но в книгах смотрел, когда постарше стал. Там есть упоминание о похожих устройствах.

– И как их называли?

– Слуги Прототипов. Охранники Прототипов. По-разному. – Шепетов сидел бледный, пальцы рук мелко подрагивали, на лбу выступил пот.

– Нарисовать его сможешь? – глухо спросил Максим. – Есть у кого ручка и бумага?

– Попробую, – неуверенно ответил Андрей.

– На, держи, – Травин протянул ему блокнот и ручку.

– Тебя что, не обыскивали? – удивился Багиров.

– Нет. Прямиком сюда препроводили.

Шепетов тем временем изобразил приплюснутую с двух сторон сферу, добавил несколько деталей в виде трубок, закрепленных по бокам, на подвижной подвеске, наморщил лоб, дорисовал еще пару небольших покатых выступов на сегментированной броне. – Вот, смотрите.

Макс просто глазам своим не поверил! В точности такие механизмы снились ему!

– В первоисточнике их называют «рагдами», – неожиданно произнес Егор Травин.

– Тебе откуда знать?! – Шустов напрягся в ожидании ответа.

– Из фрагмента книги, который нашел в сети. Там было похожее изображение! И его древнее название.

– А что оно такое?

– Вот этого не знаю, – развел руками Егор.

Шепетов нервно хихикнул, в ответ своим мыслям и разгорающейся дискуссии:

– Совещание силовиков в тюремной больнице… Идиотизм!..

– Без истерик, Андрюха! Прорвемся. – Травин машинально барабанил пальцами по столу.

Лязгнул дверной замок.

Егор схватил блокнот и ручку, спрятал во внутренний карман.

– Так, по одному, на выход!

– Куда нас?

– Не твое дело. К стене. Руки за спину. Этого, – охранник указал на незнакомого парня, крепко избитого, переминающегося с ноги на ногу, – тоже к ним. Пошли по одному.

– Куда?

Шепетову заехали прикладом. Больше вопросов не возникло.

Максим предпочел не бузить. Позволил надеть на себя наручники. Пошел по коридору, когда приказали.

Их вывели на улицу.

Свет прожекторов резанул по глазам. На плацу шеренгами выстроились десятки крытых грузовых машин.

– Стоять! – за спиной в который уже раз лязгнула дверь. – К стене! Не оборачиваться!

– Плохо дело, – Антон Багиров все же незаметно оглянулся, заметил, как из распахнутых решетчатых ворот к грузовикам движется серый нескончаемый людской поток. Звенели кандалы. Руки и ноги инфицированных были закованы в цепи, колонна, по мере движения, дробилась, отдельные группы неизлечимо больных под грубые окрики сворачивали к грузовикам. Захлебываясь, лаяли собаки, рвались с поводков.

Максим слегка повернул голову. Глаза уже свыклись с ярким светом, и он разглядел лица людей в ближайшей группе.

Равнодушие. Не безысходность, а именно равнодушие, полное безразличие к собственной судьбе читалось в облике инфицированных.

Никто из них даже не пытался сопротивляться. Двигались молча, не глядя по сторонам, тупо подчинялись, карабкались в крытые армейские грузовики, исчезали в сумраке кунгов.

– Этих куда, Савелич? – раздался голос за спиной.

– Нет у меня места! Веди назад! В следующей партии отправим!

– Не, не пойдет. Мне палату приказали освободить!

– Ну, так выкручивайся сам!

– Что тебе жалко? Человеком больше, человеком меньше, какая разница? Потеснятся!

– Сказал, нет у меня места!

– Да что ж ты уперся на самом-то деле? Не обратно же их вести!

– Ну, в машину сопровождения запихни! Все равно она порожняком идет!

– Ладно.

Неподалеку действительно стоял патрульный внедорожник сил безопасности, оборудованный специальным отсеком для задержанных. Обычно туда помещалось три человека, но сейчас внутрь грубо затолкали всех. Новенький попробовал сопротивляться, но его быстро угомонили: били недолго, но жестоко, остервенело. Едва смог встать.

Захлопнулась дверь, мягко заурчал двигатель.

Грузовики колонны медленно трогались с места, по одному сворачивали к так называемому шлюзу.

В здании административного корпуса открылась дверь, на крыльце появился Отто Вербаум. Он пристально осмотрел плац, что-то спросил, остановив ближайшего караульного, тот сначала пожал плечами, затем неопределенно махнул рукой в сторону патрульной машины.

Максим залезал внутрь последним и теперь оказался прижатым к металлической двери с небольшим зарешеченным окошком. Он видел немую сцену, насторожился, но вслух ничего комментировать не стал.

Капитан Вербаум прямиком направился к патрульной машине, о чем-то переговорил с конвоирами, несколько раз отчетливо прозвучало слово «приказ», остального Шустов не расслышал.

Минут через пять машина тронулась, пристроилась к последнему из грузовиков.

– Куда нас? – не выдержав, спросил Андрей Шепетов.

– В лагерь, наверное, – ответил ему Егор Травин.

– Какой еще лагерь?! – не понял Максим.

– Изоляционный. Километрах в тридцати от города. Туда отправляют всех инфицированных.

– Ты откуда знаешь? – не поверил Багиров.

– Наши, из техотдела, на прошлой неделе там периметр оборудовали. Ну электронные рубежи охраны, – пояснил Травин. – Я сам в командировку не ездил, но слышал, бараков понастроили в чистом поле, оградили, вышек понаставили. Там военные всем заправляют.

– Плохо… Сгноят нас вместе с инфицированными, – Антон понурил голову.

– Может, еще и обойдется, – Максим по-прежнему цеплялся за призрачную надежду, никак не хотел поверить, что лично для него все кончено. – К машине только что капитан из СБ подходил. Тот, что меня арестовал. О чем-то говорил с караульными.

Багирова его слова не успокоили, наоборот, завели.

– Макс, нас уже сто раз могли выпустить! Но даже обследовать не удосужились!

– Говорю, что видел, – резко ответил Шустов.

Время близилось к полуночи. За маленьким зарешеченным окошком царила мгла. Максим видел бледные проплывающие мимо огни периметра, силуэты караульных на вышках, витки колючей проволоки, распущенные спиралью поверх ограждений.

Тихо стонал избитый парень. Невнятно ругался Андрюха Шепетов, остальные молчали в тревожном неведении.

Машина медленно выехала с территории тюремного комплекса, свернула налево, к южной городской окраине.

Ехали долго. «За чертой пригородов по трассе только карьеры и цементные заводы», – вспомнил Максим. Строительный бум последних лет потребовал огромного количества бетона, здания новых кварталов росли буквально на глазах, а здесь гибла природа, лес выкорчевывали, над открытыми выработками постоянно висела едкая пыль, обычно с южных окраин доносился монотонный гул, в котором сливались тысячи шумов, но сегодня здесь стояла непривычная звонкая и зловещая тишина.

– Где мы? – не выдержав, спросил Егор Травин.

– Да, Макс, просвети, – Багиров едва не вывихнул шею, пытаясь оглянуться.

– За город уже выехали. В промзону.

– Тихо слишком, – заметил Шепетов.

– Заводы не работают, – Шустов видел лишь удаляющиеся городские огни да темнеющие в сумерках горы щебня, добытого из карьеров.

– Плохо дело… – просипел избитый парень. – Убьют нас, – неожиданно добавил он.

– Да ладно, не загибай! – неподдельно возмутился Травин. – Говорю же, в лагерь нас везут!

– Пулю в башку получишь, тогда поверишь?..

– Ты кто вообще?

– Захар… Чижов… Охранником работал… Я слышал, как два офицера между собой переговаривались в коридоре. Лагерь твой переполнен давно.

– Ты, может, неправильно их понял? О чем говорили, конкретно? – нервно допытывался Багиров.

– Сказали: все, край. Лечить невозможно, содержать негде. К карьерам уже третьи сутки возят…

– Рехнулся?!

– Говорю, что слышал!

– За что?! – сдавленно вскрикнул Шепетов.

– Тише, – прошипел Максим, заметив габаритные огни грузовика, отделившегося от колонны, свернувшего на второстепенную дорогу. – Точно… – упавшим голосом сообщил он. – Машины по одной сворачивают с трассы. Егор, а лагерь этот где?

– На север километров тридцать, я же сказал!

– А мы на юг едем!

На минуту наступила тишина.

– Что делать-то будем?! – в вопросе Андрея Шепетова отчетливо прозвучали панические нотки. К такому внезапному, жестокому обороту событий он явно не был готов.

– По обстановке… Охранников трое, нас пятеро!.. – отчаянно просипел Багиров.

– Руки у всех связаны! – Шепетов растерялся, сник.

– Зато ноги свободны, – Максим поддержал капитана. Иллюзий он больше не строил. Из него словно дух вышибли. Сначала все помутилось в голове, словно у пьяного, затем пришла потливая дрожь, ощущения менялись мгновенно, он взмок, и вдруг почувствовал дикую, растущую, бесконтрольную ярость.

– Далеко убежишь от пули? – Чижов едва шевелил разбитыми губами.

– Я не бежать предлагаю, – резко ответил Максим. – Если нас действительно попытаются убить, – валим их! Кто-то да выживет!

– Бред… – Травин окончательно растерялся. – Расстрел?!. Да у нас сроду никого не казнили!

– Другие времена, видать, настали… – прохрипел Чижов.

– Тише!.. – злым шепотом ответил Максим. – Лично я просто так умирать не собираюсь!..

– Так что делаем? Сразу нападем, как дверь откроют?.. – Чижов тяжело прерывисто дышал. Шанс на побег казался ему нулевым.

– Нет, подождем, пока кого-нибудь пристрелят!.. – огрызнулся Багиров. – Шустов, тебе придется начинать.

– Не вопрос, – Максим уже дошел до состояния, близкого к аффекту.

– Да вы с ума посходили? – заскулил Шепетов. – Нападем, тогда точно пристрелят! Так у них нет ни права, ни повода!

– Заткнись, наконец! – зашипел на него Багиров.

Спор прервался. Машина свернула на грунтовку и вдруг начала притормаживать у заполненного водой, давно заброшенного карьера.

* * *

Дверь распахнулась, и Максим едва не вывалился наружу.

С трудом удержав равновесие, он вопросительно взглянул на конвоира, – полноватого веснушчатого паренька. Тот отвел взгляд, буркнул:

– Приехали. По одному выходим.

Его напарник стоял поодаль. Автомат снят с предохранителя, палец на спусковой скобе.

Оба подавлены. В глазах растерянность.

Водитель приоткрыл дверь кабины. Наблюдает со стороны. Оружие положил на колени, – Максим успел оценить обстановку, неловко спрыгнув на землю.

Его снова прошибло ледяным потом.

В стылом ночном воздухе плыл густой сладковатый смрад. Полная луна висела высоко в небе, ее бледный свет рассеивал мрак. Возвышающаяся неподалеку камнедробилка и уходящий вверх ленточный транспортер даже отбрасывали сероватые тени.

– Туда! – нервно приказал конвоир, ткнув стволом в направлении оплывшей под дождями горы щебня, за которой провалом тьмы угадывался край старой затопленной выработки.

Максима уже не знобило. Запах разлагающейся плоти вмиг погасил эмоции. Сознание стало пустым и звонким.

– Подожди… Ногу, кажется, подвернул… – он скривился, привалился к борту машины.

– Пошел, тебе сказано! – веснушчатого паренька словно подменили. На него тоже воздействовала окружающая обстановка, лицо вмиг осунулось, наружу пер шальной страх, а вместе с ним выкарабкивалось что-то звериное, искажающее черты, хрипло прорывающееся в голосе.

Максим, прихрамывая, морщась от мнимой боли, успел сделать пару шагов, оказался на одной линии между конвоиром и водителем, выглядывающим из кабины. Если начнут стрелять, ничком на землю и перекатом под машину, – мелькнула мысль.

В узком проеме распахнутой дверцы показался Антон Багиров. Он спрыгнул, скривился от запаха, но послушно направился в указанном направлении, – понурый, безвольный, совершенно не опасный. Второй из охранников лишь мельком взглянул на него и вновь обернулся к Шустову.

Конвоиры попались неопытные. Легко удалось завладеть их вниманием. Веснушчатый грубо выругался, но не выстрелил, опасаясь задеть водителя, оскалился, шагнул к Максиму, совершив непростительную глупость. Его напарник в этот миг отвлекся на Андрея Шепетова, который, кряхтя, топтался на высокой подножке, примеряясь, как бы ловчее спрыгнуть. Его ноги действительно подкашивались от страха. Антон Багиров воспользовался моментом, скользнул в тень, уходя из поля зрения караула.

– Не разбредаться! Слава, назад! Стас, что в кабине расселся?! Давай этого «хромого» ко всем!

Шепетов все же неуклюже спрыгнул, в проеме узкой двери показался Егор Травин, теперь в клетушке остался только Чижов.

Водитель нехотя вылез из кабины.

– Ну, с чем у тебя проблемы?! – он грубо подтолкнул Шустова стволом автомата. – Давай, пошел к остальным!

– Да, сейчас… – Максим приготовился.

– Что там застрял?! – окрик был адресован Чижову.

– Он идти не может! Сначала избили, а теперь… – огрызнулся Травин.

– Поговори мне! А ну, вытаскивай его!

– Как? Руки у меня связаны! – Травин все же неплохо держался, а вот Андрюха Шепетов вдруг сел на землю. Его трясло.

Максим метнулся взглядом по сторонам, решил: сейчас! Шагнул в сторону, резко крутанулся, ударом ноги в голову оглушил водителя, и тут же упал, пропуская над собой автоматную очередь.

Вспышки выстрелов разорвали сумрак, посыпались стекла, погасли фары.

Дико, зло заорал второй конвоир, но выстрелить не успел, Антон Багиров сбил его с ног, навалился сверху, всем телом прижал к земле, не давая шевельнуться.

Полноватый веснушчатый парень, насмерть перепуганный неожиданным поворотом событий, попятился, побледнел. Ствол его автомата метался из стороны в сторону. Звериный оскал сполз с лица, глаза выцвели.

– Мужики… не надо… я не хочу вас убивать… – растерянно бормотал он.

Максим надавил коленом на горло водителя, крикнул:

– Брось автомат на землю! Иначе я ему шею сломаю, понял?!

– Делай, как велят, никого не тронем! – мгновенно подключился Багиров. – Ну? Решайся же?

Ситуация пару секунд балансировала на грани. Охранник попятился.

Психанет, положит всех!.. – Шустов знал, как это бывает в стрессовых ситуациях.

– Ладно… – парень неожиданно сник, бросил автомат на землю. – Только не трогайте нас, обещали!

– Не бойся! – Травин бросился к нему. – Ключи от наручников?

– У меня. Вот!

– Разомкни! Живо! – он повернулся спиной, подставил скованные руки.

* * *

Максим, тяжело дыша, неотрывно наблюдал за Травиным. Егор подобрал автомат, на миг показалось, что сейчас он сам расстреляет конвой, столько злобы читалось в его перекошенном лице, но нет, сдержался, толкнул охранника стволом, сухо приказал:

– Остальных освободи!

Похоже, обошлось без крови.

В голове шумело. Как ни крути, – повезло. Увальни попались. Шустов подобрал автомат водителя, обыскал его. Ключи от машины, портативный компьютер, коммуникатор, два запасных магазина, фляга с водой, – пригодится.

Конвоиров заковали в наручники.

– Кто приказал нас расстрелять?! – Травин неожиданно присел на корточки. – Отвечай! – его трясло, похоже, накрыло Егора запоздалым осознанием случившегося.

– Н-не з-знаю!.. – заикаясь, ответил охранник. – Капитан какой-то!.. Показал удостоверение СБ!.. Сказал, приказ из управления!

– Почему?!! – дико заорал Шустов. Нервы у него вдруг окончательно сдали.

– Он… Он не объяснил!

– Остальных в грузовиках, тоже на убой?!

– Я не знаю!!! – парень вдруг заревел, лицо позеленело от страха, губы тряслись.

– Раньше убивал?! – тяжело дыша, спросил Максим. – Ну? Отвечай!

– Н-нет!!!

– Ладно… Живи… – Шустов с трудом оторвал взгляд от перекошенного лица конвоира, отошел к машине, полез осматривать заглохший двигатель.

– Что теперь делать будем? – хрипло спросил Травин. – Какие соображения?

– Возвращаться нельзя. Я во второй раз уже не сдамся! – резко ответил Багиров.

– Уходить надо. Скрыться, – просипел Чижов. – Машина есть. Переждем где-нибудь… – он сплюнул сгусток крови.

– Отсиживаться? Где? Сколько? – Травин осмотрелся, судорожно вдохнул, словно только сейчас уловил смрад, и, пошатываясь, побрел в направлении затопленного котлована.

– Антон, оружие бы у него забрать, – Максим понятия не имел, справится ли Егор с шоком. Сам только что едва не застрелил охранника.

– А я знаю, куда нам ехать! В старый рыбацкий поселок! – Андрей Шепетов оживился. – Ну, тот, где я родился! Там уже лет десять никто не живет, и искать в той стороне точно не станут! В голову никому не придет! – его глаза лихорадочно заблестели. – Клянусь, мужики!

В темноте раздался сдавленный вскрик. Все обернулись. В свете луны показалась фигура Егора Травина.

– Там мертвые. В воде… – он сел на подножку машины, обхватил голову руками. Его пальцы дрожали. Губы беззвучно шевелились.

– Ну, что решим? До побережья километров пятьсот? Надо убираться отсюда. Отсидимся с недельку. Пусть все уляжется, – Шепетову хотелось сейчас лишь одного: поскорее уехать, раствориться в ночи, надеясь, что кошмар не рванет следом, не настигнет…

Максим осмотрел приборную панель, двигатель, систему управления. Похоже, от автоматной очереди пострадали только стекла.

– В принципе, можем ехать.

– Я ничего не понимаю! Ничего! – Егора Травина заклинило.

– Реальнее смотри на жизнь, – посоветовал ему Багиров. – А то ищешь во всем тайный смысл, которого нет.

– А, по-твоему, что происходит?! – видимо, сама мысль о расстрелах не укладывалась в голове Егора.

– Ты оглох? Ничего не слышал или просто не врубаешься?! – Багиров тоже сорвался. – Девать инфицированных некуда! Лечения нет! Проще убить! Ты что вообще жизни не видел?! Не знаешь, как тупо и просто иногда происходят подобные вещи? Убить нескольких, спасая тысячи! Простая арифметика!

– Это не арифметика! – заорал в ответ Травин.

– Лучше заткнись! – глаза Антона Багирова налились кровью. – Или предлагаешь вернуться, разобраться, что к чему? Бунт поднимем? Тюрьму штурмовать станем?

– А чего ты тут разорался?! – Чижов уже немного пришел в себя и вдруг необдуманно решил вклиниться в спор. – Типа автомат у тебя? – он с вызовом посмотрел на Багирова.

– Не заводись, – Антон обернулся. – Ты вообще у нас лошадка темная. Помалкивай пока.

Чижов насупился, в глазах промелькнул злобный огонек.

– В общем, предлагаю всем заткнуться. Никто никем не командует. Убираемся отсюда подальше, а там определим, вместе держаться, или разбежимся, кто куда, – Максим решил подвести черту. – Машина вроде бы в порядке. Едем к проливу, – уже тише, чтобы не услышали связанные охранники, добавил он.

– Я никуда не поеду, – неожиданно заявил Травин.

– Егор, не дури, – Максим положил палец на курок. – Куда ты пойдешь? Домой – нельзя. На службу? Совсем рехнулся?

– Разберусь.

– Нет, извини. Нас подставишь.

– Я никому ничего не скажу!

– А вот не зарекайся! Захотят – язык тебе развяжут быстро! Так что давай, в машину!

– Иначе что?!

– Застрелю, – тихо, но твердо ответил Максим.

– А ты попробуй! – Травин вскочил.

До стрельбы не дошло. Между ними неожиданно встал Андрей Шепетов.

– Оба уймитесь, – тяжело дыша, сказал он. – Макс прав! Нельзя нам разбредаться! Продержимся вместе хотя бы пару дней, а там подумаем, как жить дальше!

– Ладно, – Травин безнадежно махнул рукой, положил автомат на землю, побрел к машине.

Глава 3

Трассой, ведущей на юг, в последние годы никто не пользовался. Как только они выехали за границу промышленной зоны, в дорожном покрытии появились трещины, часто попадались участки просевшего асфальтобетона.

Разговаривать никому не хотелось. Шустов сосредоточенно вел машину, рядом на пассажирском сиденье устроился Егор Травин, – он молча возился с трофейным нанокомпьютером, отобранным у охранника. Сзади расположились Шепетов и Чижов. Багиров вызвался прикрывать – ему пришлось разместиться в отсеке для арестованных. Дверь он оставил открытой, закрепив ее проволокой.

Дорога уносилась вдаль. Небеса постепенно светлели. Город уже исчез из виду, лишь дымка сгущалась в той стороне, где остался Нью-Строунхольд.

Их прошлая жизнь таяла в утреннем тумане занимающегося осеннего дня.

Антон Багиров тяжело вздохнул. Он словно осиротел.

По обе стороны дороги мелькали кустарниковые заросли, вдали темнели лесные массивы, изредка отблескивала водная гладь небольших озер да извилистых речушек.

Еще недавно сельская местность изобиловала деревушками, поселками, фермами, – они сохранились и сейчас, но стояли заброшенные, словно целая цивилизация с ее вековыми традициями, устоями, культурой и верованиями была уничтожена, канула в прошлое.

Слева от Максима, над приборной панелью неожиданно сформировался голографический монитор. Похоже, Травину удалось получить доступ к кибстеку охранника, и теперь, после беглого просмотра содержимого нанокомпьютера, он полез в сеть. Промелькнула и исчезла заставка, затем сразу же началась передача каких-то данных.

– Ты чего творишь?! Совсем сдурел?! – Чижов подался вперед, его взлохмаченная голова появилась между спинками водительского и пассажирского сидений. – Нас же вычислят!

– Расслабься, Захар. Я знаю, что делаю.

– Нет ну, Макс, хоть ты ему скажи! – Чижов не унимался.

Шустов резко притормозил, объезжая очередную яму в дорожном покрытии.

– Егор, ты и правда, не рискуй понапрасну, – он покосился на монитор, где мелькали, сменяя друг друга какие-то изображения, тексты, схемы.

– Не мешай, – Травин упорно продолжал. – Наше местоположение никто не узнает. Я вошел в сеть через коммуникатор.

– Вот его и обнаружат!

– Пусть. Он у меня дома. Пока трассировку сделают, пока поймут, что к чему, мы уже из зоны действия сети выйдем. Никто даже направление не сможет определить. К тому же я ввел терминирующую команду. У меня на всех устройствах специальные программы установлены.

– Уничтожение данных?

– Ну, типа того, – неохотно ответил Травин.

– А что ты скачиваешь?

– Информацию со своего рабочего компьютера.

– Это настолько важно? – спросил Максим. Ему тоже не нравилась затея Егора.

– Важно. Поверь. И вообще, веди машину.

У Шустова возникло неодолимое желание отпустить руль, схватить нанокомп и разбить его или выкинуть за окно!

– Эй, эй, Макс, ты что творишь? – Травин отпрянул, вжался в дверь. – Нет, ну серьезно, немного осталось скачать!

– Оно того стоит?

– Поверь, это важно!

– Тогда выкладывай! Или ты просто следы заметаешь?!

– Полегче, там! – раздался возглас Багирова. – Макс, ты водить разучился?

– Нет. Извини. Яма большая попалась. Ты коммуникатор у охранника забрал?

– Ну?

– Переключи в режим рации, на прием.

– Зачем?

– Травина послушаешь. Просто сделай.

– Ладно. А что там у вас вообще происходит? – недовольно спросил Антон, потирая ушибленный затылок.

– Сейчас разберемся, – ответил Максим и, не отрывая взгляд от дороги, добавил: – Давай, Егор, просвети, не из-за тебя ли нас всех отдельным приказом к карьеру вывезли?

– Может, и из-за меня, – Травин не стал отнекиваться. – Хотя, вряд ли. Иначе, почему мой рабочий комп не распотрошили? Даже от сети не отключен!

– Ты по делу говори! – Захар Чижов снова подался вперед, пытаясь прочесть данные, мелькающие в объеме голографического монитора. Передача как раз завершилась, последнее, полученное из сети изображение увеличилось. – Что за деревня? – удивился он, рассматривая снимок, запечатлевший кривые, тонущие в грязи улочки, одно-и двухэтажные дома, на заднем плане скверной по качеству фотографии смутно очерчивались корпуса длинных приземистых кирпичных построек, над ними возвышался лес труб, из них валил дым.

– Сколько тебе лет, Захар?

– Двадцать. А что?

– Этот снимок сделан тридцать лет назад. И на нем не «деревня», а наш родной город!

– Да быть такого не может!

– Я тоже поначалу не поверил. Думал, кто-то в графическом редакторе позабавился.

– Ну, а с чего ты вообще взял, что это Нью-Строунхольд?!

– Идентифицировал два исторических здания, – Егор запустил специальную программу, детализировал и укрупнил задний план снимка. Смутные очертания кирпичных построек приобрели вполне узнаваемый вид.

Да это же цеха знаменитого завода братьев Фринцгольф, того самого, где выпускались первые, допотопные вычислительные машины, положившие начало новой эпохе! – Максим, мельком взглянув на снимок, сразу же узнал одну из немногих исторических достопримечательностей, сохранившихся на территории современного мегаполиса. Обработка изображения выделила ряд деталей, первым, что бросалось в глаза, было Святилище Прототипов, расположенное посреди площади, прямо напротив проходной!

– Подделка, – Максим не поверил увиденному. – Егор, откуда вообще взялся снимок?

– Я нашел его в сети. На официальном сайте завода. Подожди, вот он.

Изображение сменилось. Примитивная, по современным меркам, веб-страница содержала несколько фотографий, крупным, броским шрифтом выделялся незамысловатый рекламный слоган «Наши вычислительные машины изменят мир».

Чуть ниже еще одна надпись информировала:

«На постоянную работу требуются Просвещенные. Одержимым просьба не беспокоиться».

– Да чушь полная! Бред! Егор, над тобой просто неумно и зло пошутили, сам не понимаешь? – взъелся Чижов. – Сеть появилась двадцать лет назад! У кого угодно спроси!

– Сеть существовала и раньше, – не обращая внимания на возмущенный тон Чижова, ответил Травин. – Больше того, некоторые старые сервера сохранились до сих пор.

– И они работают? Спустя столько лет? – усомнился Максим. – Откуда ты вообще узнал про старую сеть?

– Случайно. Не все изданные на бумаге книги уничтожили, когда изводили под корень культ Прототипов. Понимаете, информацию на электронных носителях легко подделать. Нашу историю тщательно подчистили, в умы подрастающих поколений внедрили новую идеологию. Это нетрудно сделать, если контролировать сеть. Вот только со старыми печатными книгами все иначе. Можно сжечь их, вырвать страницы, но не изменить, понимаете?

– Не очень, – ответил Чижов.

– Мне в руки попало старое издание, не относящееся к запретной литературе, – терпеливо пояснил Травин. – Брошюру напечатали тридцать лет назад в типографии братьев Фринцгольф. Называется «Путеводитель по городской сети». Руководство для начинающих пользователей. Там я нашел адреса некоторых давно забытых сайтов, а главное, – протоколы передачи данных. Сейчас они изменились, но мне удалось написать специальную программу, с ее помощью сканировать сеть и соединиться с ее «реликтовыми» участками.

– Зачем кому-то фальсифицировать нашу историю? – скептически спросил Чижов.

– Я не успел разобраться. Только начал. Одно могу сказать точно – двадцать лет назад сеть не «возникла», как ты выразился, она лишь видоизменилась, усовершенствовалась с появлением нового оборудования.

– Короче, ты полез, куда не следует? – встрепенулся молчавший до сих пор Шепетов.

– Да, полез. Нашел старые снимки, вот эту страницу, немного текстов из книги Происхождения Прототипов. Узнал, что Святилища в прошлом пытались изучать, а не уничтожали в психозе!

– Ага. И чего добились? Появления мнемовируса? – Чижов грубо выругался.

Поддерживать разговор в таком тоне Травину совершенно не хотелось. Равно как выставлять на всеобщее обозрение свои находки.

– Думай, что хочешь, мне все равно, – он перешел к списку файлов, бегло просмотрел его и собрался отключить кибстек, но Шустов не позволил.

– Чижов, заглохни пока со своими комментариями! А ты, Егор, не злись. Лучше объясни толково.

– Если честно, то у меня вопросов больше, чем ответов. Откуда Фринцгольфы получили технологию изготовления компьютеров?

– Сами изобрели? – предположил Шепетов.

– Нет. Не могли. Тридцать лет назад они владели несколькими заводами. Производили паровые машины. В ту пору даже двигатель внутреннего сгорания не был изобретен! И вдруг – компьютеры! Это сейчас мы к ним привыкли. А тогда? Самой идеи, концепции электронных вычислительных устройств просто не существовало!

– А это вообще важно? – снова не выдержал Чижов. – Много мы знаем о жизни Просвещенных? Они ведь всем управляют!

– А мы сирые и убогие? – раздраженно спросил у него Травин. – Так тебя понимать?

– Да прекратите уже! Как дети!

– Ладно, – Травин вновь включил кибстек. – Я думаю, что мнемовирус – это цена, которую мы все заплатили за прогресс.

– Кому заплатили? Почему? – у Максима возникали только вопросы.

– Вернее спросить: за что? – уточнил Травин. – И я отвечу: за те самые знания! За технологии, полностью изменившие мир. Обратили внимание на формулировку объявления о найме на работу? Требуются Просвещенные, а Одержимым просьба не беспокоиться.

– Ну да, странно звучит, кто бы спорил! А смысл в чем? – спросил Захар.

– Одержимые появлялись во все времена. Злобные, я бы сказал: сумасшедшие, – ответил ему Максим. – Их обычно изгоняли. Убивать опасались, считали, что нельзя, иначе дух Прототипа, овладевший рассудком, переметнется, – Шустов говорил уверенно, он не раз слышал об этом от отца, да и недавние события никак не шли из головы, вспоминалось перекошенное лицо Миллигана, девочка, так внезапно изменившаяся, буквально на глазах, и рой зловещих огоньков, появившихся на заброшенной ферме после уничтожения Святилища.

– Ага, я понял, куда ты клонишь! Люди и раньше заражались мнемовирусом? Только называли это «одержимостью»?

– Да. Выходит, так.

– А кто же тогда Просвещенные? Тоже больные на всю голову?

– Не знаю, – сухо ответил Максим.

– Нельзя было трогать Святилища, – вступил в спор Шепетов. – Веками все жили спокойно. Я Одержимых видел в детстве. Они иногда к нам захаживали.

– Зачем? – удивился Травин.

– Чтобы переправиться через пролив. На южный берег.

– И вы помогали? А что там вообще, за проливом? Остров?

– Нет, там большая земля. Хотя врать не стану, сам на другом берегу никогда не бывал.

– Ну, ничего себе! – удивился Чижов. – А я и не слышал даже, что есть еще один материк! И в сети о нем ни байта!

– Ну почему же? – Травин не удержался. – В старой сети как раз упоминания есть. А новую, как я уже сказал, – вычистили. Та земля считалась запретной и проклятой. Верно, Андрей? Ты ведь вырос на побережье?

– Верно.

– Зачем же туда едем? – забеспокоился Чижов. – Приключений искать? Нам их что мало?

– Чем дальше от города, тем лучше, – прервал его Шепетов. – А Одержимые обычно никого не трогали. Приходили по ночам, и прямиком к проливу. У них лишь одно на уме, как на другой берег перебраться. Мы для них на причале лодки оставляли.

– И что? Срабатывало?

– Угу.

– Во, нормально! А как же имущество свое возвращали?

– Течением лодки назад приносило. К пристани, подле Святилища, – охотно пояснил Шепетов. – Так и жили. Пока нас оттуда не выселили, – с грустью добавил он.

– Егор, ты чего замолчал? Пара сомнительных фотографий, старый сайт, и это все?

– Тебе мало?! – неподдельно возмутился Травин. – С остальной информацией я толком еще не успел поработать. Много фрагментированных файлов, которые надо восстанавливать.

– Так все же – Прототипы существуют?! Кто они?! – спросил Чижов.

– Не знаю, Захар! Пытаюсь разобраться, но данных пока действительно мало.

Максим вел машину, прислушивался к разговору, думал. Скептицизм Чижова нетрудно понять. Зачем подделывать историю, дурить людям головы? В чем смысл?

«Не о том думаю!» – резкие, внезапные смены настроения, непонятные внутренние окрики душевного равновесия не добавляли, сбивали с мысли, вносили тревогу, сумятицу, и Шустов с угрюмым видом сосредоточился на дороге, старательно объезжая ямы и выбоины.

Травин отключил кибстек, и разговор угас сам собой.

* * *

К заброшенному рыбацкому поселку добрались лишь вечером.

После пятисот километров пути Максим чувствовал себя предельно уставшим, измотанным.

Вдоль дороги протянулась цепь пологих холмов. Между ними петляла речка, впадающая в залив. Противоположный берег пару раз мелькнул в поле зрения туманной полоской земли.

На оплывшей обочине валялся подгнивший столб. Табличка с названием населенного пункта выцвела, поржавела, буквы едва читались.

– Андрей, а как поселок-то назывался? – спросил Чижов не успев разобрать надпись.

– Укрепрайон-13.

– А что это значит?

– Ну, просто название, – Шепетов пожал плечами. – Старинное.

Дорога пошла под уклон, и вскоре Максим остановил машину на небольшой площади. В разные стороны разбегались кривые улочки. Давно покинутые людьми дома выглядели угрюмо. Темные, покосившиеся, они производили гнетущее впечатление.

– Здесь ты и родился? – спросил Багиров. Он спрыгнул с высокой подножки, настороженно осмотрелся.

– Ну да, – кивнул Шепетов, – вон пятый дом отсюда.

Максим выбрался из кабины, прошелся, разминая ноги.

В безветренной тиши слышался плеск и шелест волн. Шустов никогда раньше не бывал на берегу океана и, несмотря на усталость, пошел к воде.

Обрывистый берег расступался нешироким ущельем, вокруг вставали угловатые скалы, на узкой полоске галечного пляжа темнели перевернутые кверху днищем деревянные лодки, ржавела пара баркасов, на покосившихся шестах понуро висели обрывки сетей.

Максим подошел к воде, присел на корточки.

Соленый воздух нес особенные, незнакомые, тревожащие обоняние запахи. Линию прибоя четко обозначал неровный пружинистый вал из бурых высохших водорослей. Кое-где желтели выброшенные на берег стволы деревьев с ободранной корой.

– Нравится? – Шепетов подошел к воде, взглянул в даль.

Максим лишь пожал плечами. Особенного восторга он не испытывал, в окружающем чувствовался покой и… настороженность, словно все могло измениться в один миг.

– Здесь всегда так тихо? – спросил он.

– В это время года, вечерами, – да, – охотно ответил Шепетов.

Максим взглянул на туманную полоску чужого берега. Солнце уже коснулось линии горизонта, окрасило водную гладь в бронзовые оттенки заката.

– Бывал на том берегу?

– Нет.

– Что, ни разу? Почему? – удивился Шустов. – Неужели не любопытно, что там?

– Когда хорошая погода, в бинокль можно разглядеть макушки леса над линией скал, – ответил Андрей. – Туда переправлялись только Одержимые, я же говорил.

– И? – Максим вопросительно обернулся.

– Никто никогда не возвращался. Наши рыбаки из поселка тоже пропадали, но редко.

– Искали?

– Мы – нет.

– Почему? – удивился Максим.

– Традиции. Запрет, – лаконично и неохотно пояснил Шепетов. – Тот берег действительно всегда считался проклятым. И это не шутки, Макс. Примерно посередине залива проходит граница. Незримая линия, понимаешь? Кто ее пересек – пропал.

– Ты серьезно? А почему так происходит?

– Слушай, я понятия не имею! – Андрей начал нервничать. – Хочешь, верь, хочешь, нет, но существовал запрет. Никто нам ничего не объяснял, не пытался обосновать, просто взрослые говорили: «Нельзя». Я своими глазами видел, как лодки, случайно попавшие «за черту», уходили к противоположному берегу. Этого нам было достаточно, чтобы верить и не задавать вопросов.

– То есть жили в страхе? – уточнил Максим.

– Нет! Ты не понимаешь! – с досадой и даже обидой ответил Андрей. – Здесь, – он неопределенным жестом обвел окрестности, – безопасно. Никогда и ни с кем беды не приключалось. Даже во время первой эпидемии мнемовируса мы жили относительно спокойно, пока не появились военные!

– А Святилище?

– Его взорвали. Патрули пытались береговую линию блокировать, Одержимых отлавливали, только без толку. В те дни народ сюда толпами валил. Люди с обрыва в залив бросались, кто не расшибался насмерть, к тому берегу плыл. Знаешь, Макс, думаю, Травин прав. Нет разницы в названиях. Мнемовирус, одержимость Прототипом, дело-то не в терминах! Люди себя одинаково ведут. Только раньше Одержимых по пальцам можно было пересчитать, а теперь – массовые психозы. Насмотрелся я, и в детстве, и сейчас, – он кинул в воду камушек. – Пошли, Макс, скоро темнеть начнет. Не нашего ума это дело. Не поймем.

Шустов спорить не стал, но задумался. На протяжении всего пути, от промышленной окраины Нью-Строунхольда до этой рыбацкой деревушки, он, бросая взгляд по сторонам, никак не мог отделаться от ощущения, что машина движется по совершенно чужим, неизведанным землям. О существовании второго материка он даже не догадывался. Почему в школе, а затем в училище ни на одном из уроков не упоминалось о земле, лежащей за проливом? Что еще мы не знаем? О чем старательно умалчивают учебники и образовательные программы?

Он хмурился, вспоминая, – в центре внимания всегда находился город, словно за его чертой не существовало ничего?

Да так и есть! С появлением синтетических продуктов нужда в сельском хозяйстве отпала. Все небольшие поселения эвакуировали еще десять лет назад. Получается, крохи истинных знаний о недавнем прошлом сохранились только в памяти моего поколения и тех, кто постарше?

А ведь прав Егор: нашу настоящую историю вскоре изведут, как извели культ Прототипов.

Почему же раньше об этом не задумывался?

«Некогда было. Да и незачем, – честно ответил себе Максим, отгоняя тяжелые мысли. – Не нужны они. Не мне разгадывать тайны прошлого. Выжить бы, а там посмотрим».

* * *

Дом Шепетовых хоть и потемнел от времени, но оказался просторным, крепким. Стены, пол, потолок – все из дерева. Скрипучая лестница вела на второй этаж.

– Ого! – Чижов вошел, осмотрелся. – Семья у тебя большая была, да, Андрюха?

– Нет. Дом давно построен. Ему уж век, если не больше. А я был единственным ребенком в семье.

– Просторно тут. И комнат много. А родители твои? В городе?

– Умерли они, – скупо ответил Шепетов. – Наверху спальни, – он старательно уходил от тяжелых тем. – Выбирайте, кому какая понравится.

– Еды у нас нет, – сглотнув, произнес Травин. – А желудок сводит!

– До утра потерпишь, – ответил Шепетов.

– А что утром? Магазин откроется? – неуклюже пошутил Антон Багиров.

– Рыбы наловлю. С рассветом, – Андрей выглядел подавленным, растерянным. Максим его понимал. Тяжелое свидание выдалось. Родные стены, воспоминания…

– Воды сейчас из колодца принесу, – добавил Шепетов. – В общем, устраивайтесь.

– Машину куда загнать? – спросил Шустов. – На площади оставлять не хочу, мало ли что?

– В сарай. Пойдем, покажу.

Стемнело быстро. Краски заката угасли стремительно, в небе появились первые звезды. Максим, не зажигая фар, перегнал машину, вслед за Андреем вернулся в дом.

– Охрану выставлять будем? – с порога спросил он.

– Зачем? В округе пусто, сам же видел, – откликнулся Чижов.

– Вот ты первым и будешь дежурить, – Багиров похлопал его по плечу. – Выспался в машине? Автомат возьми. А ты, Максим, отдыхай. Мы тут с радиостанцией разбираемся. Егор говорит, с ее помощью можно частоты военных ловить. Хоть в курсе будем, что в городе происходит.

– Ладно, – Шустов действительно едва держался на ногах. – Если что, будите.

Он поднялся по скрипучей лестнице, толкнул первую дверь. Небольшое помещение тонуло в сумраке. В небе высыпали звезды, взошла луна, ее неяркий свет дробился в частом переплете оконной рамы, ложился на пол желтоватыми пятнами.

В затхлом воздухе кружили пылинки. Хотелось открыть окно, впустить ночную прохладу, но Максим лишь вскользь подумал об этом, а делать ничего не стал, лег на жесткую кровать, повернулся набок и тут же провалился в глубокий сон.

* * *

Его разбудил отдаленный рокот.

Максим резко сел, еще не соображая, что происходит? Сумрак, запахи нежилого помещения, тонкий дребезжащий звон, бледное пятно лунного света на полу.

Холодный пот по спине. Нервы на пределе.

Он встал, подошел к окну. Стекла в рассохшейся раме мелко вибрировали. С чего бы? Ветер поднялся?

На улице глубокая ночь, в доме тишина. Отдаленный гул, похожий на рокот двигателя, доносился со стороны пролива.

Максим схватил оружие, выскочил из комнаты.

На столе в общем зале стояла громоздкая радиостанция. Ее панель неярко светилась, из динамиков слышалось потрескивание помех, сквозь которые прорывались едва различимые голоса.

– Третий понял, ложусь на курс…

– Одиннадцатый диспетчеру, к взлету готов.

– Восемнадцатый, загрузка завершена. Все системы проверены.

Антон Багиров спал за столом. Максим растормошил его.

– Ты чего? – он сонно приподнял голову. – Опять кошмары?

– Нет. Звук странный разбудил. Будто гул со стороны пролива. – Кто из наших снаружи?

– Чижов.

– Его еще не сменили?

Багиров взглянул на кибстек.

– Рано. Полтора часа прошло, – он услышал обрывок переговоров, подстроил частоту. – Спасибо, что растолкал. Сморило меня.

– Я выйду, прогуляюсь.

– Как хочешь, дело твое. Коммуникатор держи включенным, мало ли что, ладно?

* * *

– Не спится? – Захар Чижов скучал на крыльце.

– Гул слышал?

– Ну да. Со стороны пролива. А ты чего всполошился? Погудело и стихло.

– Мне показалось – двигатель.

– Не, Макс, это спросонья. Точно тебе говорю, на звук двигателя совсем не похоже.

– Я все же проверю, – Шустов понимал, что уже не уснет, а коротать ночные часы, вслушиваясь в треск помех, вылавливая на их фоне фразы радиопереговоров, гадать, что же происходит в городе, ему не хотелось.

Улицы рыбацкого поселка заливал неяркий лунный свет.

Шустов, стараясь держаться в тени домов, направился к бухте. Легкий ветерок нес с той стороны запомнившиеся с вечера запахи, тишина стояла звонкая, оглушающая. Для Максима она подсознательно ассоциировалась с чувством тревоги. В городе всегда что-то шумит: с улицы доносятся голоса прохожих, проезжают машины, в квартире шелестят вентиляторы системы очистки воздуха, где-то у соседей играет музыка или бормочет сферовизор. Сознание привыкает к фоновым звукам, как к некоему успокаивающему шепоту…

Он вышел к площади, замер, прячась за углом дома, затем короткой перебежкой пересек открытое пространство, проскользнул задворками какой-то приземистой постройки, оказался около ущелья, ведущего вниз, к берегу.

Тишина вдруг лопнула. Снова раздался протяжный отчетливый гул, земля под ногами передала легкую вибрацию.

Максим добежал до обрыва, лег на живот, замер, всматриваясь, прислушиваясь.

Берег выглядел совершенно пустынным. По глади воды, искажая серебристую дорожку лунного света, изредка перекатывались пологие волны, – они зарождались где-то далеко, в океане, с шелестом накатывались на узкую полоску галечного пляжа, ударялись о скалы.

Снова раздался отчетливый протяжный гул.

Максим сориентировался, присмотрелся.

Гудели камни. Массивные глыбы известняка громоздились на берегу, образуя подобие грота, волны ударяли в его низкий свод, высекали вибрирующий, медленно затухающий звук.

«Хорошо один пошел, – промелькнула мысль. – Сейчас бы меня на смех подняли за ложную тревогу».

Он обежал взглядом сумеречные контуры скал и неожиданно заметил рой огоньков, вьющихся вдалеке, над мысом.

Святилище Прототипов? Нетронутое?! – дрожь пробежала по спине. – Но ведь Андрюха Шепетов ясно сказал: его взорвали еще во время первой эпидемии мнемовируса! – Максим привстал, машинально отряхнул одежду, до рези в глазах всматриваясь в очертания мыса. Характерных мегалитов отсюда не разглядеть, слишком далеко, да и рой зловещих огоньков выглядел, как мятущееся над землей, меняющее форму световое пятно.

«Может, просто воображение разыгралось? Говорят, у страха глаза велики. Давай, переполоши всех, а окажется – лунный свет бликует», – голос рассудка за последнее время все чаще звучал с какой-то непонятной издевкой, словно принадлежал кому-то другому, оценивающему порывы Шустова со стороны.

«Ладно. Сам схожу, проверю», – подумал Максим.

* * *

Едва приметная тропка вилась среди скал по краю обрыва.

Шустов совершенно не так представлял себе побережье. В детстве родители обещали ему когда-нибудь съездить к океану, всей семьей, но так и не собрались. Зато Максим запомнил иллюстрации из книжки, которую любил листать, рассматривая яркие фотографии отлогих песчаных пляжей, бесконечной водной глади, сливающейся у горизонта с лазурью неба.

Только сейчас он невольно задумался над давними детскими воспоминаниями. Начальное образование он получил дома, учился по старым книгам, но трагические события перевернули жизнь, перечеркнули прошлое, он и не заметил, как многие понятия исчезли из лексикона. Такие, например, как «география»…

Он замедлил шаг, все чаще оглядываясь по сторонам, вороша память. Нет, он никогда не слышал о втором материке. О нем не упоминалось и в старых учебниках. Так что же за земля лежит по ту сторону пролива?

Осматриваясь, Максим начал невольно подмечать некоторые, необычные особенности рельефа. Водное пространство постепенно сужалось, в свете луны теперь виднелись очертания обоих скалистых берегов. Трудно было не заметить, что они повторяют контуры друг друга, словно когда-то являлись единым целым?

Что же тут произошло в далеком прошлом? Землетрясение, вызвавшее разлом земной коры? Так образовался пролив?

«Надо спросить у Андрея. Может, он что-то слышал, когда жил тут?» – подумал Максим, прячась за скалой.

Поселок уже исчез из виду. Легкий ветерок по-прежнему нес запахи океана, изредка слышался уже знакомый, доносящийся издалека гул, зато Святилище Прототипов заметно приблизилось, бледное пятно света разделилось на отдельные сгустки сияния, – сотни блуждающих огоньков роились над каменистой площадкой!

Вес оружия совершенно не успокаивал. Максим никогда прежде не видел такого скопления таинственных огней. Сколько ж их тут?!

Он затаился в укрытии, осторожно наблюдая. Святилище, как и сказал Шепетов, носило следы разрушений. Лишь два из девяти мегалитов возвышались над каменистой площадкой, остальные валялись поодаль, опрокинутые взрывом.

Место поклонения ограждал невысокий, сложенный из плитняка вал, на краю обращенного к воде обрыва Максим заметил арку. Присмотревшись, он различил вырезанную в скалах каменную лестницу, ведущую вниз, к обветшалой деревянной пристани.

Он окинул взглядом бухту и невольно вздрогнул от неожиданности.

На фоне лунной дорожки, протянувшейся по водной глади, промелькнул силуэт баркаса. Точно такие он видел ржавеющими на берегу! Максим прислушался, но не уловил характерного тарахтения двигателя. Разве что рыболовецкое судно переоборудовали, установили на нем водородный движок?

Нет, наверное, показалось…

Надо убираться отсюда. И остальных предупредить. Максим не хотел рисковать. Святилище действующее, невзирая на разрушения. И крайне необычное, учитывая количество блуждающих огней.

Надо держаться от него подальше. Что способен сотворить с человеком один такой «светлячок», Шустов видел воочию. Образ стрелявшей в него семилетней девочки до сих пор стыл в рассудке.

Он начал медленно отползать, когда услышал глухой удар. Взглянув вниз, Максим невольно замер. К причалу швартовался баркас! В нем было тесно от людей!

Приплыли с того берега?!

Рука непроизвольно коснулась коммуникатора.

– Антон? Слышишь меня? – шепотом спросил он.

В ответ раздался лишь шорох помех. Скалы блокировали связь, но он попытался снова, теперь на другом канале:

– Чижов? Багиров? Шепетов? Хоть кто-то меня слышит?

В тревожной ночной тишине раздался отчетливый звук шагов. Люди молча поднимались по каменной лестнице, проходили через арку, разбредались по площадке. Блуждающие огоньки тянулись к ним тающими во тьме огненными росчерками, начинали кружить, освещая бледные землистые лица, выхватывая из сумрака и другие подробности: одежда людей давно превратилась в лохмотья, потухшие взгляды, вялые движения вызвали жалость к ним, а крохотные огоньки все вились вокруг, на миг исчезали, появлялись вновь.

– Бесполезно! – раздался в тишине хриплый голос. – Глупая затея! Нам их не мобилизовать!

– Не торопись! – резко ответил второй. – Дай им немного времени.

– Да нет его у нас!

– Но и другого выхода я не вижу!

– Ладно, что там на датчиках?

– Прошли мы чисто. Установки периметра не активировались.

– Ну, тогда еще не все потеряно!

Максим совершенно не понимал, о чем идет речь, он даже не сумел выделить из толпы фигуры этих двоих, пока вдруг не услышал приглушенный металлический лязг.

Ага, вот они! На самом краю площадки! Одеты немногим лучше остальных, лица такие же худые, но в глазах блеск осмысленного выражения. Чем же они там гремят?

Оружие?

У известняковой ограды лежали полотняные мешки. В одних было что-то угловатое, в других округлое, обтекаемое.

Из толпы, в сопровождении шлейфа зловещих огоньков, к ним подошел человек. По виду уже не молод. Больше всего Максима поразила его одежда: порванный костюм, замызганная белая рубашка, ослабленный испачканный в засохшей крови галстук. Еще недавно этот человек работал на правительство Просвещенных, занимал какую-то высокую должность.

– Дай мне! – тихий голос прозвучал твердо, настойчиво.

– Держи! – ему передали автомат, пару снаряженных магазинов. – Стрелять умеешь?

– Еще как! – голос истощенного человека резко изменился, он ответил твердо, уверенно, даже с ноткой обиды в голосе, словно воевал всю жизнь, и вопрос показался ему оскорбительным.

– Ладно. Иди к ограде! Найди позицию и жди! Мы пока не знаем, сколько их, и когда появятся тут. Просто будь наготове.

Ситуация постепенно начала меняться. Изможденные люди поодиночке и небольшими группами стали подходить, получать оружие и, выслушав короткие указания, понуро брели на позиции.

Против кого они собрались воевать? – Максим откровенно недоумевал, уже не помышляя о бегстве.

Связь. Нужно наладить связь, предупредить остальных, – он ужом прополз между скал, оказался вне поля зрения загадочных «паломников», нашел площадку, расположенную повыше, вскарабкался туда по угловатым уступам, снова попытался вызвать Багирова.

– Макс?! – сквозь треск помех прорвался голос Антона. – Где тебя носит?! Мы слушаем частоту военных! Они движутся сюда!

– ЧТО?!

– Войсковая операция по поиску и уничтожению бежавших инфицированных! У них вертолеты и тяжелая бронетехника!

– Антон, уходите! – Шустов ответил, не колеблясь. Он, при всем желании, не успевал присоединиться к остальным. – Уходите без меня, немедленно! Я как-нибудь выберусь!

– Макс, ты сдурел?!

– Антон, я просто не успею! Тут… – Максим хотел предупредить о людях, приплывших с того берега, но связь прервалась, и почти сразу же издалека накатился грохот.

Шустов попытался вновь вызвать Багирова, но тщетно.

Со стороны поселка сверкнуло несколько вспышек, донеслись звуки короткой, яростной перестрелки.

Обреченная злоба вспыхнула в душе. Ну, надо же, сами себя загнали в ловушку! Единственная дорога, ведущая от побережья в глубь материка, сейчас блокирована! Но откуда же мы могли знать о намечающейся операции военных?!

Связь так и не возобновилась. Звуки стрельбы быстро стихли, оставалась лишь слабая надежда, что ребята столкнулись с передовым отрядом, а не с основными силами.

«Они прорвутся, – убеждал себя Максим. – Бросят машину, уйдут пешком, к холмам, к реке… А мне что делать теперь?!»

Он обернулся и, придерживаясь рукой за выступ скалы, осторожно выглянул.

Нет. Святилища отсюда не видно. Да и надо ли? Ясно и так, люди переправились с того берега, чтобы защищать его. А я тут, как зернышко между жерновами?

В небе зародился отдаленный гул двигателей.

«Беги, Макс!» – панически заорал внутренний голос.

* * *

Шустов не успел. Он привстал, собираясь рвануть назад по тропе, как вдруг над его головой с оглушительным ревом пронеслась первая «вертушка».

«Искандер-18»! – Максим невольно вжался в скалу. «Шансов у защитников Святилища никаких, – промелькнула мысль. – Да и у меня тоже…» – Со стороны бухты уже накатывалась новая волна рокота, а в отдалении слышался характерный, пока еще приглушенный расстоянием звук двигателей БПМ[2].

С боевыми машинами последнего поколения сотрудников УОБ познакомили незадолго до начала эпидемии мнемовируса. Максим накрепко запомнил тот день, проведенный на полигоне. Новая техника, оснащенная кибернетическими комплексами, демонстрировала запредельные для человека возможности. Огнем управляли компьютеры. Они не пропускали ни одной цели, даже если экипаж их не видел, поражали мишени, установленные в бетонных укрытиях, филигранно маневрировали, одновременно вели огонь в разных направлениях, используя автоматические орудия, закрепленные на вращающихся подвесках.

Воспоминание, похожее на вспышку, промелькнуло чувством смятения, страха. Шустов резко сменил позицию, снова вжался в холодный камень скалы.

Со стороны Святилища раздался дробный грохот разрывов, вразнобой ударили автоматы, послышался истошный крик:

– Да выпускай же их!

На другой стороне пролива тьму внезапно разорвали два огромных, медленно гаснущих, закрученных в спираль выброса пламени. Скалы ощутимо содрогнулись.

«Искандер» стремительно пронесся над мысом, залпом разрядил ракетные установки, плавно отвернул, огрызаясь точным огнем орудий в ответ на разрозненные автоматные очереди, и исчез в ночи.

Сотни блуждающих огоньков отделились от развалин Святилища, рванулись вслед боевой машине, нагнали, взвихрились вокруг кабины, высветили силуэт «Искандера», который уже разворачивался для нового захода на цель.

Максим подсознательно ждал: вот сейчас что-то вдруг не заладится в управлении, и вертолет просто рухнет на землю!

Ничего подобного. Сгустки света оказались бессильны! Они отпрянули, словно налетели на невидимую преграду, затем медленно потянулись назад, к поваленным, раздробленным ракетными попаданиями мегалитам.

Максим на миг зажмурился, но не от страха, скорее от противоречивого, заданного самому себе вопроса: «На чьей я стороне?»

Разумеется, он – беглец. Но его ничто не связывало с инфицированными!..

Близкий разрыв внезапно решил все дилеммы. От смерти его спас выступ скалы, который разнесло в крошево. Ослепительный всплеск пламени, обжигающий удар взрывной волны, секундная потеря сознания, – все слилось в едином шоковом ощущении.

Едко вихрилась каменная пыль. Звуки боя теперь прорывались издалека. Из носа и ушей сочилась кровь. Он слепо шарил вокруг, инстинктивно ища оружие. Под руку попался приклад автомата, пальцы вцепились в него, но последствия контузии с каждой секундой проявлялись все острее: контуры скал расплывались перед глазами, к горлу подкатывала тошнота, язык и небо онемели, виски пульсировали, дышать стало трудно.

Максим, хрипя, повалился набок, прополз пару метров, затем все же умудрился встать, пошатнулся, замер. Сознание то расплывалось, то вновь обретало болезненную четкость.

Широкая темная расселина сбегала вниз к Святилищу. Слух медленно возвращался. Перед глазами плавали черные пятна, он несколько раз сморгнул, поднял взгляд, и вдруг спину окатило дрожью: он увидел, как падает «Искандер»! Ультрасовременная боевая машина резко снижалась, кренясь на один борт. Языки пламени вырывались из пробоин в обшивке, густой шлейф дыма тянулся вслед, на месте креплений подвесных орудий топорщились перерубленные детали оружейных пилонов.

Из поднебесья, со стороны звезд, на покалеченный вертолет пикировали три стремительные тени. Еще миг – и они приняли размытые очертания сфер. Лазерные разряды впились в обшивку «Искандера», его хвостовая часть внезапно раскалилась, начала с треском отваливаться, боевую машину закрутило в неуправляемом вращении, дым свился спиралью, а через миг ослепительный шар огня вспух подле Святилища Прототипов!

Три сферических аппарата проводили сбитый вертолет до самой земли и резко взмыли в ночные небеса.

Рассудок Шустова окончательно помутился. На миг проскользнула мысль: а может, все происходящее – бред?! Очередная галлюцинация?!

Нет… Он слышал крики раненых, стоны умирающих, видел, как ночное небо режут пунктирные трассы зенитного огня: они изгибались, перекрещивались, неумолимо настигая троих рагдов – слово вырвалось из глубин памяти одновременно с яркими, затмившими свет звезд вспышками.

Над головой пронеслись боевые вертолеты.

Бежать уже некуда. Рев БМП становился все ближе.

Открытым пока оставался только один путь – вниз по расселине, через позиции защитников Святилища, и дальше вдоль берега, во тьму.

* * *

Он бежал, что было сил.

Ноги подкашивались. После контузии целостность восприятия дробилась на фрагменты. Максим отчетливо понимал лишь одно: здесь у него нет ни друзей, ни врагов!

Вокруг бесновались разрывы. БПМ вышли на дистанцию прямой видимости, открыли ураганный огонь. Скалы дрожали, надламывались, по склонам катились камни. Земля вырывалась из-под ног, он падал, вскакивал и снова бежал, уже потеряв чувство направления.

В поле зрения случайно попал молодой парень. Встав на колени, он неистово рвал холщовый мешок. Вокруг кружили зловещие огоньки. Шов треснул, и на опаленную взрывами землю сквозь прореху в ткани вдруг вывалились два сферических аппарата, – точно такие же, как те, что сбили «Искандер»!

Максим невольно остановился. Две сферы, выпав из мешка, раскатились в разные стороны. Он неосознанно присел, не обращая внимания на адский грохот, свист осколков, вспышки выстрелов. Рука потянулась к загадочной сфере, приблизившейся к нему. Пальцы дрожали, страшно было прикоснуться ко внезапной материализации своего кошмарного видения!

Он не дотянулся до рагда, даже толком не рассмотрел его.

Сфероид вдруг активировался, неведомая сила плавно подняла его над землей, а секунду спустя полыхнул взрыв, корпус реликтового механизма разнесло в клочья, Шустова отшвырнуло в сторону, ударило спиной обо что-то твердое.

Воздух вышибло из легких. Он конвульсивно выгнулся, силясь вдохнуть. Рядом кто-то кричал.

Над головой с ревом пронеслись три боевых вертолета.

Чьи-то руки вдруг подхватили его, потащили прочь.

Максим уже не сопротивлялся. Его сознание меркло. Взгляд машинально выхватывал подробности происходящего. Всплески пламени возникали повсюду, мимо пролетали угловатые, дымящиеся куски камня. Кто-то упрямо, с силой тянул его в сторону обрыва, к лестнице, затем вниз по ступеням, к горящему причалу, подле которого покачивался на волнах неказистый баркас.

Ржавые поручни. Дощатый настил. Незнакомое перекошенное лицо. Гул двигателя, быстро удаляющийся берег, ощущение качки, затем сильный мягкий толчок, свист лопастей над головой, снаряды, впивающиеся в ржавый металл, и вдруг – обжигающая ледяная вода, мгновенно прояснившая сознание…

Он тонул.

Из носа и рта вырывались пузырьки воздуха, устремлялись вверх.

Нет! Максим рванулся, изо всех сил отчаянно заработал руками и ногами, вынырнул, жадно схватил ртом глоток воздуха, снова ушел под воду, и опять истовое рефлекторное желание вдохнуть заставило его бороться, всплывать…

Вынырнув, Шустов дико огляделся по сторонам.

Баркас, в который его затащили, затонул примерно посередине пролива. Понять, где какой берег – невозможно. Повсюду скалы, мечущиеся тени, вспышки выстрелов.

Он не стал разбираться. Уже не важно, куда плыть, если везде беснуется смерть.

Глава 4

Шустов пришел в себя с первыми лучами солнца.

Мокрый, продрогший, едва живой, он лежал на камнях, чуть выше полосы прибоя.

Волны, шелестя галькой, набегали на узкую полоску берега. Неприветливые иззубренные скалы высились стеной, – все это он видел и чувствовал, лежа на спине, раскинув руки, дрожа от холода.

Рассудок пытался абстрагироваться от болезненных ощущений. Разум откровенно предавал плоть, не желал прислушиваться к боли, ловил иные ощущения.

Солнце висело низко над горизонтом, проглядывало сквозь дымку облаков, согревало землю, что необычно для начала ноября.

«Всего-то пятьсот километров к югу, а мир словно подменили», – обрывочные мысли вспыхивали и угасали, промокшая, отяжелевшая одежда липла к телу. Серые скалы с желтоватыми прожилками и пятнами искрящихся на свету вкраплений удерживали внимание, словно на свете не существовало ничего важнее их изломов.

Максим не понимал своего состояния. Мысли постепенно обретали ясность, тело отзывалось болью и дрожью, а в голове роились вопросы, – нелепые, бессмысленные в его положении.

«А для тебя все бессмысленно», – внутренний голос ждал лишь повода, чтобы приняться за свое. В последние сутки он досаждал Максиму, как никогда раньше, словно стремительные события сломали некую преграду, выпустили на волю логичное, но надменное существо, обитающее в глубинах его подсознания.

«Ты хоть раз в жизни задумывался, зачем городу, не имеющему четких границ и явных внешних врагов, потребовалась армия?»

– Отстань… – потрескавшиеся губы едва шевельнулись.

«Надо двигаться», – Максим с трудом привстал, отполз чуть выше и тут же пожалел об этом. В тени скал таился могильный холод. Озноб сразу же усилился, даже зубы непроизвольно лязгнули.

«Сначала делаем, а потом думаем? – не унимался тихий шепот навязчивых мыслей. – Прислушался бы к словам Шепетова, сделал бы выводы, так не валялся бы сейчас тут!»

Ну да… Задним числом мы все умны. Хотя, действительно, надо было догадаться: поселок на берегу пролива, куда, по словам Андрея, исстари бежали люди с помутившимся рассудком, не лучшее место, чтобы скрыться, – запоздало упрекнул себя Максим.

«Вот! А я о чем? Ну, хоть теперь соображать начинаешь», – Шустову и так было тошно, а тут еще этот навязчивый шепот в голове!

Он не на шутку разозлился, это придало сил, а голос, словно того и добивался, – притих, как только всплеск эмоций мобилизовал волю Максима.

Он с трудом встал.

«Что делать? Куда идти?» – дрожа от холода, он озирался по сторонам.

Оружие потерял. Даже пистолет умудрился утопить во время отчаянного ночного заплыва.

Среди разбросанных по берегу угловатых каменных глыб внезапно промелькнули силуэты незнакомых животных. Стая из десятка особей двигалась в его сторону. Внешне они напоминали низкорослых поджарых собак с узкими вытянутыми мордами. Темно-серая шерсть, свалявшаяся клочьями, только усиливала ощущение худобы, звериного голода, исходившего от них. Одно из существ остановилось, принюхалось и вдруг завыло, протяжно, призывно.

Максима бросило в жар.

Если нападут, отбиваться нечем, разве что камнями!

Вой раздался совсем близко, вторя ему, над берегом прокатились и другие звуки, напоминающие детский плач.

Казалось, что не одна, а несколько стай, перекликаясь, окружают человека.

Он взглянул вверх, заметил узкую темную расселину. Страх придал сил. Он начал карабкаться сначала по осыпи, затем по крошащимся, ненадежным каменным выступам.

Стало теплее. Кровь быстрее побежала по жилам. Вой и плаксивые причитания теперь звучали совсем близко. Он страшился обернуться и посмотреть вниз. Как городской житель Шустов не боялся высоты, но тут, что называется, почувствовал разницу: одно дело стоять на балконе, смотреть вниз, облокотясь о перила, и совершенно иное, когда всем телом прижимаешься к холодной скале, а из-под пальцев выкрашиваются мелкие камушки, тело деревенеет от напряжения, начинается паника…

Рычание все же заставило его обернуться. Стая собралась в том месте, где он выполз на берег. Животные вели себя по-разному. Одни сидели, глядя на человека, терпеливо ожидая, пока он сделает неверное движение и сорвется, другие беспокойно метались, что-то вынюхивали. Их сходство с собаками при ближайшем рассмотрении не выдерживало критики. Скорее крысы, только необычайно крупные, отощавшие.

Лазать по скалам они явно не умели.

Шустов изо всех сил прижимался к отвесной стене. Ему удалось ухватиться понадежнее, но все усилия выглядели лишь отсрочкой неизбежной развязки. Расселина сужалась и начинала изгибаться, принимая вид нависающего над берегом обрывистого свода. Мышцы немели от напряжения, он боялся шелохнуться, чувствуя, как слабеют руки.

Помощи ждать неоткуда.

Он оказался совершенно в безвыходном, отчаянном положении: дикая природа с ее беспощадными законами выживания не оставляла безоружному, измученному, загнанному в ловушку человеку никаких шансов.

Твари, собравшиеся на берегу в ожидании законной добычи, не собирались уходить. В их взглядах читалось голодное терпение. Одна из «крыс» зевнула, усаживаясь поудобнее. Острые зубы, длиной в пару сантиметров каждый, усеивали пасть.

Максим отвернулся, пытаясь унять резкое головокружение.

Сужающаяся расселина сочилась тьмой. Он осторожно пошевелился, переставил ногу, – хотел перенести вес тела, дать отдых рукам, но вдруг потерял равновесие.

Его качнуло назад, внутри все оборвалось, замерло. Миг ужаса заставил инстинктивно взмахнуть руками, пальцы задели за выступ скалы, поймали точку опоры, и он, действуя в приступе паники, инстинктивно подался вперед, в узкий разлом.

В итоге Максим застрял. Его плечи зажало между двумя близко расположенными каменными выступами.

Хриплый смех внезапно раздался над берегом.

Твари, ожидавшие его неизбежного падения, вскинули морды, принюхиваясь и прислушиваясь. Их явно удивило поведение человека, а издаваемые им звуки даже напугали некоторых.

Шустов живо представил, как это выглядит со стороны: едва живой, в мокрой, изорванной одежде, застрявший в расселине, хохочущий… Жалкое зрелище.

«Повернись боком. Пытайся протиснуться глубже», – голос, вновь прозвучавший в рассудке, немного отрезвил.

«Чушь полная! Застряну окончательно!..» – он понимал, что спорит сам с собой, но даже такой диалог лучше, чем истеричный хохот.

«Соберись, в конце-то концов! Сдохнуть всегда успеешь! Мозги включи! Ты выберешься! Обязан выбраться, Макс»!

«Ладно… Не ори!..»

«Иззубренные скалы. Острые угловатые камни на берегу. Название поселка. Думай! Собери все вместе!» – настаивал внутренний голос.

«Укрепрайон-13?» – вспомнил Максим. – «Ну и что? Как это мне поможет?!»

«Укрепленный район, бестолочь»! – внутренний голос отвечал зло. Явное раздвоение личности пугало, но Максим списывал его на последствия контузии.

«Пролив очень похож на разлом! Скалы даже не выветрены, камни не обкатаны водой! Здесь в прошлом произошла катастрофа, отделившая часть материка! А теперь подумай, может быть, и укрепления оказались по обе стороны пролива? Куда, по-твоему, ведет расселина?»

Максим взглянул в глубину сужающегося разлома и подумал: «А ведь действительно, тьма очень плотная, вязкая, значит, расселина уходит глубже? Иначе я бы увидел тупик между сужающимися скалами».

В любом случае терять нечего, он шевельнулся, пытаясь развернуться боком.

Получилось. Грудь и спину сдавило. Дышать стало тяжело, мгновенным приступом паники накатили недавние воспоминания, как задыхался, тонул… Судьба насмехалась над ним, показывая, насколько никчемным, беспомощным становится человек в непривычных для него обстоятельствах.

«Если в глубине расселина расширяется, это будет необыкновенной удачей», – подумал он, стараясь дышать неглубоко, но часто. Под ногами нет опоры. Правая рука свободна, левая плотно прижата к телу. Как двигаться? Извиваясь?

Он попробовал. Бронежилет, едва не утянувший его ко дну, сейчас не позволял острым каменным выступам разодрать грудь и спину.

Так. Левая рука свободна. Плечо ломит. Нога все же нашла точку опоры. Он вытянул правую руку, пару секунд шарил в пустоте, пока не наткнулся на стену, ободрав костяшки пальцев.

Расселина действительно расширялась.

Вскоре дышать стало легче, и Максим позволил себе передохнуть. Он углубился метра на три в недра скал. Дневной свет теперь изламывался позади него узкой полоской.

Он сжал зубы, задавил страх, извиваясь, протолкнул себя глубже.

Давление на спину и грудь постепенно слабело. Выступ под ногами не крошился.

Еще одно усилие – и он внезапно потерял опору. Рухнув на колени, Максим оперся руками о холодный каменный пол.

Непроглядная тьма окружала его со всех сторон, полоска дневного света скрылась за незаметным поворотом теснины.

Где я оказался? В очередной ловушке?

Поблизости вдруг раздался царапающий звук, шорох мелких камушков и тяжелое, сопящее дыхание. «Час от часу не легче!.. Неужели эти твари все же умеют лазить по скалам?!» – он хотел вскочить, бежать, но лишь треснулся головой о низкий свод. После контузии приступы острой паники, немотивированной злобы, внезапного головокружения случались все чаще.

Радужные пятна поплыли перед глазами. Рука вслепую нашла острый обломок камня. Хоть какое-то оружие!

Шорохи и сипящие звуки звучали совсем близко, но Максим никак не мог сориентироваться, понять, с какой стороны они исходят?! Он резко обернулся, затем, не выдержав, ударил наугад. В глубокой тьме камень чиркнул о скалу, высек искры.

Звуки мгновенно стихли.

Бред. Зверь вдруг перестал дышать? Я же слышал, как он сопит!

Тишина.

Максим сипло выдохнул, медленно сел, обхватил голову руками.

«Ну, надо же… испугался самого себя!» – моральное изнеможение сводило с ума. Тьма обступала со всех сторон. События, произошедшие накануне, уже казались далеким прошлым, вырванным из какой-то другой жизни.

В глухой тишине зародился новый звук. Отдаленный невнятный рокот.

Вертолеты?

Скалы содрогнулись. Где-то в их глубинах с глухим ревом произошел обвал. Наверху продолжалась армейская операция, но Максима сейчас заботило совершенно иное.

Сидеть тут? Ползти назад? Или попытаться двигаться вперед?

Все три варианта казались неприемлемыми, но надо было выбирать меньшее из зол.

Ну, хорошо, допустим, поползу назад. Тварей распугали выстрелы. Но снова оказаться в зоне боевых действий, обессиленному, безоружному?

Нет. Не пойдет. Но и сидеть тут, замерзая, тоже не выход. Оставался только один путь – во тьму, в полную неизвестность?

Внутренний голос одобрительно промолчал.

* * *

Вот уже несколько минут Шустов полз на четвереньках, пригибая голову, одной рукой осязая пространство перед собой.

Слишком длинная расселина. Шероховатости стен, выступы камня исчезли. Словно прямой коридор с очень низким сводом!

Он не пытался осмыслить происходящее, лишь запоминал факты, складывал их в копилку памяти.

Серии глухих ударов повторились. На этот раз звука падающих камней он не услышал. Значит, все, что могло обрушиться, уже обвалилось. И то дело.

Еще немного, и Максим выбрался из теснины. Он по-прежнему ничего не видел в кромешной тьме, но стены узкого коридора раздались в стороны, он больше не осязал их. Рука слепо шарила в темноте. Под ногами ровный шероховатый пол. Сбоку и сверху все преграды исчезли.

Помещение. Но явно не пещера.

Он обессиленно повалился набок. Полное безразличие внезапно овладело им. Он ощущал себя погребенным заживо, но мысли скользили тускло, уже не цепляли за живое.

Через некоторое время Максим с трудом перевалился на спину. Влажная одежда липла к телу. Зуб на зуб не попадал. Так холодно ему еще не было ни разу в жизни.

Двигаться. Любой ценой… Иначе замерзну тут насмерть…

Он стиснул зубы, но не смог унять дрожь. Кое-как встав на ноги, вытянул руки, медленно побрел наугад во тьме, пока не наткнулся на препятствие. Материал гладкий и холодный на ощупь. Что-то металлическое, закругляющееся? Пальцы медленно осязали преграду. Чуть ниже закругления он обнаружил детали непонятного механизма, обросшего шелушащейся коростой ржавчины.

«Неужели я и вправду оказался внутри древних укреплений, от которых получил свое название рыбацкий поселок?!»

В душе вспыхнула слабая надежда. Если это бункер, то из него должен быть выход на поверхность, и не один! Тоннели, вентиляционные шахты, дренажные системы, что-то ведь сохранилось до наших дней?!

Он снова медленно пошел вперед, пока не отыскал стену помещения. Во рту пересохло. Хотелось пить. Движение немного согрело его.

«Я выберусь. Обязательно выберусь», – твердил себе Максим.

Рука неожиданно провалилась в пустоту. «Дверной проем?» – он медленно провел пальцами по гладкой холодной поверхности, случайно зацепил едва выступающий бугорок и невольно отшатнулся. Над головой внезапно сыпанули искры, на миг высветили едкие завитки дыма, сочащиеся из сплетения кабелей, труб, непонятных устройств.

Он оцепенел.

Рой крохотных огоньков отделился от искрящих, задымившихся терминалов, расположенных вдоль стен!

У Максима перехватило дыхание, горло сжало спазмом.

Он попросту не успел отреагировать на происходящее – с десяток сгустков холодного пламени неожиданно погасли, остался лишь один, – он метнулся к человеку, оставляя во тьме медленно тающий световой след, заинтересованно озарил осунувшееся лицо Максима и вдруг отпрянул, метнулся прочь!

«Что со мной не так?! – он оцепенело смотрел вслед удаляющейся световой капле. – Да какая разница?! Главное – он меня не тронул! Не важно, почему, но ведь не тронул!» – убеждал себя Максим. Он стряхнул оцепенение, вновь пошел вдоль стены, осязая ее кончиками пальцев.

Трещины. Пятна влаги. Глубокие выбоины.

Стена оборвалась. Пересечение тоннелей?

Максим в нерешительности переминался с ноги на ногу. Он уже понял: внутрискальные коммуникации протянулись на километры, если не больше. Возможно, в далеком прошлом они соединялись со Святилищем на том берегу. То есть заблудиться, двигаясь на ощупь, раз плюнуть.

Решение внезапно подсказал стылый ветерок, веющий по тоннелям.

Он без труда опередил направление тяги воздуха, пошел вслед за сквозняком и не ошибся в интуитивном предположении. Вскоре он вышел в просторный зал, где кромешная тьма сменилась мягкими сумерками.

Задрав голову, Максим увидел скупо освещенный ствол вертикального колодца, застывшие лопасти огромного вентилятора, даже различил ржавые скобы, ведущие вверх, к заветному пятнышку дневного света.

В центре помещения громоздились непонятные устройства. «Если взберусь на груду металлического хлама, то дотянусь до нижней скобы», – подумал он, начиная опасное восхождение.

Его состояние неуловимо менялось с каждым шагом. Откуда вдруг взяться оптимизму? Или человеку, оказавшемуся в безвыходной ситуации, достаточно слабой надежды на спасение?

Пальцы дотянулись до ржавой скобы, вцепились в нее.

Держится?

Скоба чуть-чуть поддалась, но не вылетела из креплений.

Он подтянулся, схватился за следующую, повис, раскачиваясь.

Третья скоба не выдержала, полетела вниз, Максим едва не сорвался, но нет худа без добра, – металлический лязг резанул по нервам, придал сил, от внезапного выброса адреналина зашумело в ушах, он рванулся, дотянулся до четвертой скобы, повис на согнутом локте, чувствуя, как мелко дрожат ободранные в кровь пальцы, но это был уже не страх, как некоторое время назад, а яростное желание жить, стремление к свету.

– Я выберусь! – согнутая в колене нога нашла опору. – Я выберусь, – хрипло твердил он, дотянувшись до ржавого кольцевого выступа, в котором крепился вентилятор.

Пятнышко света стало немного ближе, и это тоже придало сил.

* * *

Бой давно стих.

Максим, подслеповато щурясь, выбрался на поверхность. Теплый, но пасмурный, моросящий дождем день встретил его тревожащими запахами гари.

Зев вентиляционной шахты прятался среди скал. Вокруг угадывались остатки древнего сооружения: трухлявый, изъеденный коррозией металл, серые потрескавшиеся бетонные стены, детали устройств, превратившиеся в бесформенные комья ржавчины.

Живой…

Он сел на камень, глубоко дыша, не представляя, где именно оказался, сколько прошло времени, да это сейчас и не имело значения. Тишина. Безветрие. Нечеловеческий покой после нечеловеческого напряжения сил.

Шаги и негромкие голоса послышались чуть ниже.

– …говорю тебе, Серега, из трещин в скалах они появлялись! – двое молодых парней в военной форме внезапно промелькнули в поле зрения Максима. Его скрывал низкорослый кустарник, они же присели у края обрыва, принялись устанавливать среди камней электронное оборудование. – Зачем вообще мы сунулись через пролив? Жесть полная! Как вспомню, меня колотить начинает, веришь?

Второй лишь сумрачно кивнул. Его рука была перевязана чуть выше локтя. Сквозь тугую повязку проступало пятно крови.

– Три «Искандера» потеряли, – не унимался первый. – Никогда не забуду, как вертушки горели, а эти… – он запнулся, – ну эти твари, словно воронье, стаей кружат… – Он помолчал, затем снова нервозно заговорил: – Я сегодня у Евтюгина спрашиваю: что дальше? А он сам ничего не понимает. Твердит одно и то же: мол, закрепиться надо, подкреплений дождаться.

– Думаешь, дальше наступать будем?

– Тут и гадать нечего! Видел, сколько техники на том берегу?!

– Смысла не понимаю. Столько веков сюда никто не совался. Теперь-то чего полезли?

– Говорят, источник мнемовируса где-то тут! Типа, найти его надо. И уничтожить.

На некоторое время наступила тишина, затем пискнуло, включаясь, установленное этими парнями оборудование.

– Блин, Серега… Кроме твоего личного датчика на сканере ни одной отметки!

– А снайперы? Они же метрах в ста от нас!

– Да не сканируется то направление! Скалы мешают! Ну, скажи, как приказы выполнять? Сказано ведь: уничтожать всех, кто без электронной метки тут шатается! Но если сканеры сбоят…

– Ладно, не нашего ума дело. Пошли дальше. Вот включат глобальную сеть рубежа, так сразу станет ясно, кто тут свой, а кого валить!

Голоса начали постепенно удаляться.

Максим выглянул из укрытия. Хорошо хоть ума хватило сдержаться, не выдать себя. Пристрелили бы.

Вентиляционная шахта вывела его на склон невысокой скалистой возвышенности. Сквозь дымку моросящего дождя просматривались поросшие кустарником сбегающие вниз овраги, ниже и дальше темнел изорванный прорехами лес. Шлейфы дыма стелились над ним, отмечая места падения сбитых вертолетов.

Кроме трех «Искандеров» в ночном бою пострадала и другая техника. Моросящий дождь не дал разгореться пожарам, но поваленные деревья виднелись повсюду. Только в поле зрения виднелось десятка три обугленных проплешин. На одной из них чернел корпус сгоревшей БПМ.

Шустов тяжело задумался. Что делать? Военные сейчас напуганы, злы. Видимо, им прочили легкую, беспрепятственную высадку, а не мощное сопротивление. Потери, наверное, огромные.

Со стороны пролива послышался отдаленный гул двигателей. Максим окинул взглядом небеса, заметил силуэты вертолетов, движущиеся на фоне серых облаков. Каждая из грузовых вертушек транспортировала в специальных захватах боевую планетарную машину.

Они не встретили никакого сопротивления, пронеслись над головой, начали снижаться.

«Мне туда путь заказан», – Максим с тоской посмотрел в сторону наспех оборудованных посадочных площадок. Но и впереди – абсолютная неизвестность.

Идти в глубь неизведанной территории? Зачем? Что я там забыл?!

«А какие еще варианты? – встрепенулся мысленный шепот. – Как только включат электронный рубеж, соединят в сеть установленные по гребню высот датчики, тебе не жить! А произойдет это достаточно скоро, может быть, с минуты на минуту! Сам подумай, Макс, чем дальше ты уйдешь от берега, тем легче будет скрыться! Вспомни, что говорил Шепетов: на протяжении веков сюда бежали инфицированные. Может, где-то в этих землях есть их поселения?!»

Шустов не стал спорить с голосом своего рассудка. Отсюда действительно нужно убираться, чем быстрее и незаметнее, тем лучше, – взгляд настороженно скользнул по ближайшему, заросшему кустарником оврагу. Личные датчики… Может, удастся добыть для себя один? И оружие заодно?

Ему хотелось жить. Выбравшись из тьмы и могильного холода загадочных внутрискальных укреплений, вдохнув свежего воздуха, он преобразился. Словно в голове что-то переключилось.

Жить. Знакомое, затертое слово. Он и представить не мог, какие глубокие, темные инстинкты оно способно пробудить. Минуту назад казалось, что сил не осталось вовсе, а сейчас мышцы лихорадило, он дышал глубоко и часто, словно собирался нырнуть в омут.

Ближайшая, ведущая к оврагу расселина белела известняковыми уступами метрах в двадцати ниже. По ее краям рос чахлый кустарник. Проскочу?

Он привстал, ринулся вниз, стремясь короткой перебежкой преодолеть открытый участок, но его тут же заметили.

Сухо ударил одиночный выстрел, за ним еще один и еще. Пули высекали искры, крошили камень, визгливо уходили на излет.

Сердце глухо молотилось в груди. Дыхание сбилось. Свои же стреляют!

«Своих больше нет, Макс! – не упустил возможности укусить внутренний голос. – Теперь ты сам по себе. Замешкаешься, убьют!»

Пуля ударила в скалу подле головы. Мелкой каменной крошкой посекло щеку. Шустов оступился, упал, больно ударился плечом, безвольно покатился вниз по склону.

Выстрелы стихли. Снайперы сочли его мертвым.

* * *

На дне оврага пахло прелой листвой.

Максим пару минут лежал не шелохнувшись. Катиться по склону, изображая труп, незаметно отталкиваясь, чтобы не застыть удобной мишенью на открытом месте, оказалось непросто.

Кровь запеклась на щеке и губах. В висках пульсировало.

Им все сильнее овладевала злость. Сколько же можно?! Словно щепка, попавшая в ручеек! Несусь по течению событий!.. Он сел, огляделся. Густой кустарник надежно защищал его от наблюдателей. А как с электронными средствами обнаружения? Включили они рубеж, или у меня еще есть пара минут?

Выяснять не хотелось. Он встал и, пошатываясь, побрел вниз. Растительность неплохо маскировала его, но она же осложняла путь. Кустарниковые заросли быстро сменились низкорослыми деревьями с густыми кронами. Повсюду появились лианоподобные растения, усеянные шипами. Они оплетали ветви, стелились по земле, путались под ногами, цеплялись за одежду.

Шустов упрямо продирался вперед. Лес, который он видел с высоты, давал надежду на спасение. Менее густой, а значит проходимый, он даст защиту от обнаружения с воздуха и позволит двигаться быстрее, уйти из опасного района.

Вскоре заросли действительно начали редеть, мшистые скалы, выступающие из-под упругого ковра опавшей листвы, исчезли, впереди раскинулось хвойное редколесье, ближайший косогор, разорванный двумя воронками, желтел супесью, белесый мох устилал его, изредка попадались островки пожухлой травы.

Максим обернулся. Скалистая прибрежная гряда царила над местностью. Снайперы заметят. Он свернул, обходя опасный участок. Между деревьями, несмотря на постоянную морось дождя, плавали сизые пласты дыма. В полном безветрии он скапливался под разлапистыми кронами необычайно высоких вековых сосен. В горле першило. От изорванной одежды шел пар. Шустов прибавил шаг, взобрался на взгорок, вновь осмотрелся.

В отдалении раздался хруст сломанной ветки. Шорохи наполняли сумеречное задымленное пространство. Зверье? Или люди?

Ни с теми, ни с другими встречаться не хотелось.

Максим упорно гнал безрадостные мысли, но без особого успеха. Положение вновь складывалось отчаянное.

Как же так вышло? Почему я, подобно зверю, прячусь в незнакомом лесу?

* * *

Запах гари становился все резче.

Максим закашлялся. Сбитый вертолет он увидел, выйдя к очередной прогалине. Некоторое время наблюдал, затаившись за поваленными деревьями, но не заметил никакого движения. Место падения «Искандера» никто не охранял.

Вертолет выгорел почти дотла. Обугленный остов лежал на боку. Максим медленно обошел его, пока не увидел тела пилотов, – они лежали на песке, вповалку, так и не добежав до спасительного леса.

Следов боя он не заметил. От чего же погиб экипаж?

Максим подошел ближе, присел на корточки, перевернул одно из тел.

Крохотное бескровное отверстие в груди. Лазер?

«Ну не пуля же»… – он быстро преодолел вполне естественное замешательство, принялся обыскивать тела.

«Правильно, Макс! О выживании думай! И ни о чем другом!»

Первым делом он снял с запястья пилота кибстек, коснулся сенсора, но прибор тут же затребовал код доступа. Ладно. Разберусь с ним позже. Что с личными датчиками? Они имплантированные или внешние? Скорее последнее. От имплантаций вроде бы отказались после первой вспышки мнемовируса.

Тонкий пластиковый ремешок с небольшим утолщением обнаружился на левой руке погибшего пилота. Максим аккуратно расстегнул его, осмотрел. На внутренней стороне был четко пропечатан набор букв и цифр. Он попытался ввести это сочетание в качестве кода доступа к нанокомпу и неожиданно получил результат: на небольшом дисплее отобразился процесс загрузки данных, затем появилась надпись:

Личный датчик отключен. Владелец мертв. Персональные данные переданы.

Проклятье! Сработал какой-то из неизвестных ему протоколов, сейчас командир подразделения принял сигнал от кибстека! Надо торопиться!

Он собрал оружие, боеприпасы, подобрал валяющийся неподалеку походный ранец, быстро просмотрел его содержимое. Оставил только набор медикаментов и еду. Свободное место заполнил снаряженными магазинами, которые не поместились в карманы разгрузки.

Осмотрев трофейное оружие, Максим лишь сокрушенно покачал головой. Модель автомата незнакомая, судя по обилию сенсоров и крохотному откидному дисплею, полностью компьютеризированная.

«Как быть? – попытка активировать оружие ни к чему не привела. А это что?» – он заметил механический переключатель режимов, с облегчением вздохнул. Оказывается, можно игнорировать электронику, – палец с силой надавил на вариатор, раздался щелчок, и тоновый сигнал, индикаторы на прикладе погасли. Максим вручную передернул затворную раму, подобрал упавший в песок патрон с необычной маркировкой, нахмурился, вспоминая значение красной кольцевой полоски.

Бронебойный? Выходит, военные заранее знали, с чем им придется столкнуться?!

Максим тяжело вздохнул, быстро наломал лапника с ближайших деревьев, прикрыл им мертвые тела.

Теперь прочь отсюда!

Он больше не испытывал резких, ранящих чувств. Наступил момент, когда душа притихла. Эмоции уже не переполняли, они поблекли, остался лишь тягостный осадок в мыслях.

Сквозь полог дыма виднелся лишь один ориентир: скальная гряда, протянувшаяся вдоль береговой линии. Значит, прочь от нее, в глубь неизведанной территории?

«А какие у меня варианты?» – подумал Максим, спешно покидая место крушения.

* * *

Лес глухо шумел.

Дождь прекратился, но поднялся порывистый ветер, треплющий макушки деревьев. Облака быстро гнало в направлении пролива.

Шустов шагал вот уже два часа кряду, стараясь уйти как можно дальше, пока еще есть силы.

Дышалось легко. Очаги пожаров остались позади. Могучие хвойные деревья не образовывали сплошных зарослей, а вскоре в разрывах туч проглянуло солнце. Его свет, проходя сквозь кроны, дробился на лучи, ярко освещал умытое дождем пространство, подчеркивал яркую зелень подлеска.

«Что же тут враждебного?» – невольно думал Максим. Он втянулся в ритм ходьбы, и теперь все чаще оглядывался по сторонам.

Под ногами упруго проминался мох. Он не только устилал землю, но и взбирался выше, рос на поваленных стволах, колонизировал изредка попадающиеся на пути каменные валуны.

Подлесок образовывали хвойные и лиственные кустарники. Сквозь мох пробивались травянистые растения, на некоторых алели ягоды.

Местность вскоре поменяла рельеф. Все чаще попадались холмы и взгорки, между ними появились овраги, где росли невысокие лиственные деревья.

Никаких следов цивилизации. Удивительное, внезапно открывшееся царство дикой, нетронутой человеческой деятельностью природы воздействовало благотворно, немного успокаивало нервы, но Максим все равно не мог сбросить груз напряжения, в некоторые моменты даже злился на кажущийся покой, словно подозревал, что его бдительность пытаются усыпить.

Еще бы. После всех злоключений, пережитых накануне, трудно поверить, что опасность осталась позади.

Небо окончательно разъяснилось, солнце уже давно перевалило за полдень, прибрежная гряда скал постепенно скрылась из вида, но теперь он получил новый надежный ориентир и двигался на запад.

Максим ничего не загадывал наперед. Дикие, необжитые места вполне его устраивали. «Как-нибудь продержусь», – думал он, все еще ощущая последствия контузии, – временами голова начинала резко кружиться, перед глазами все плыло, и он останавливался, пережидая приступы дурноты.

К постройкам, затерянным среди леса, он вышел неожиданно. Уже близился вечер. Усталость ощущалась все сильнее, вес оружия, экипировки и набранных у подбитого вертолета боеприпасов давил, Максим все чаще делал короткие вынужденные остановки, чтобы отдышаться.

Идти по ложбинам и оврагам оказалось крайне неудобно. Лиственные деревья и кустарники образовывали там густые заросли, и он предпочел двигаться, взбираясь на пологие возвышенности, осматривая лежащую впереди местность, перед тем как начать спуск.

С очередного холма он и заметил постройки. Они сразу же бросились в глаза. После многих часов ходьбы среди нетронутой природы приземистые здания, образующие глухой периметр, выглядели чужеродно, мгновенно вернули острое чувство тревоги.

Шустов снял ранец, положил его на землю, присел за поваленным, замшелым стволом дерева, напряженно рассматривая строения.

Ими уже давно никто не пользовался. Вплотную к стенам росли молоденькие деревца, мох прижился на стенах и крыше, ни движения, ни проблеска света, ничего.

Рискнуть или обойти стороной?

Максим пребывал в нерешительности. Он опять довел себя до физического изнеможения. К тому же под пологом леса уже постепенно сгущались сумерки, а его не покидала подсознательная уверенность, что все скверные события происходят тут по ночам.

По кронам деревьев, ероша ветви, вдруг пробежал порыв ветра.

Он вздрогнул, на миг показалось, что едва слышный, неразборчивый шепот струится вокруг, крадется мурашками по телу.

Длинные мшистые нити свисали с деревьев, будто лохмотья разодранного снайперского камуфляжа. Одна из прядей качнулась, прикоснулась к лицу.

Максим похолодел, тряхнул головой, отгоняя наваждение, но оно не исчезло. Нити мха действительно свисали с ветвей, раскачивались, до полноты реализма не хватало лишь парочки рагдов да плазменной вспышки!..

* * *

Шустов с трудом сдерживал растущее чувство тревоги.

Сумерки быстро сгущались, и трофейный бинокль, со встроенным прибором ночного видения, оказался весьма кстати. Не доверял он обманчивой тишине, знал, как быстро ветшают заброшенные дома, а этот хуторок стоит, нигде даже крыши не покосились, разве что мхом оброс густо, сливаясь с окружающим фоном.

Неподалеку виднелся поросший ельником пригорок, и он свернул к нему. Обращенный к постройкам склон вызывающе желтел невысоким обрывом. Подобравшись ближе, Максим понял, почему. Кто-то добывал здесь песок, причем не однажды, а на протяжении многих лет. Повсюду у основания склона виднелись ямы разной глубины, некоторые свежие, но большинство старые, оплывшие по краям, уже начавшие зарастать мхом, травой, низкорослым кустарником.

Ковер мха хранил следы колес. В глубину леса, петляя между деревьями, уводила накатанная колея.

Максим обошел изрытый взгорок, залег над обрывом, поднял бинокль.

По-прежнему тихо и пусто вокруг. На фоне замшелых стен он не различил ни одного теплового пятна, лишь в окрестных зарослях пару раз промелькнули и тут же исчезли слабые термальные всплески.

На душе становилось все тяжелее. Мысли в голове проскальзывали безрадостные. В них сквозило внезапно вернувшееся отчаянье.

«Ну, чего испугался? – спрашивал себя Максим, напряженно разглядывая приземистые сумеречные постройки. – Да, похожи! Но не факт, что именно их я видел в бреду! Ракурс восприятия не тот. Да и лес не тронут пожаром!»

За неполные двое суток, прошедших после ареста, его диагноз ничем не подтвердился. Он уже и успокаиваться начал, а тут, пожалуйста: будто специально, выросла из сумрака декорация!

Дом и примыкающие к нему, образующие глухой периметр подсобные строения отталкивали и манили одновременно.

Максим прекрасно понимал, что пойдет туда. Пойдет, чтобы доказать самому себе: я не болен. Не инфицирован. «Мнемовирус исключен, а дома просто похожи!» – он мысленно повторял эти фразы, но неосознанный страх сжимал сердце. Ведь то же самое можно сказать и о чужеродных устройствах, сбивших «Искандер»! Просто похожи – и точка!

Он убрал бинокль.

Резкая смена настроения пагубно сказалась на состоянии его психики. Лес теперь выглядел враждебным, притихшим.

Перебегая от дерева к дереву, останавливаясь в глубокой тени, настороженно внимая обострившимся чувствам, Максим медленно подбирался к замшелым бревенчатым стенам.

Под ноги неожиданно попался трухлявый пень. Он споткнулся, едва не упал, остановился, переводя дыхание. Впереди темнело углубление, напоминающее воронку.

Ни одного деревца в радиусе десяти-пятнадцати метров! Максим протянул руку, медленно приподнял пласт мха. Под ним обнажился участок твердой остекленевшей почвы.

Проклятье! Сердце билось все чаще. След от попадания плазменного разряда?!

Здравый смысл еще не сдался. Прошлое ведь как на ладони! Ты никогда не бывал тут, даже не знал о существовании земли за проливом!

Ни огонька, ни звука, лишь лес невнятно шумит вокруг.

Максим рванулся вперед, добежал до стены сруба, прижался к ней.

Дверь. Рядом с ней массивные ворота. Ковер мха подле них не тронут.

Он закинул автомат за спину, вооружился пистолетом, подергал ручку двери.

Заперто.

Навесного или врезного замка он не заметил. На воротах тоже ничего… Заперто изнутри?

Обойти постройки по всему периметру? Может, найду не закрытое ставнями окно? Уж очень не хотелось ему взбираться по замшелой стене, лезть на крышу.

«А хутор построен основательно, – невольно подмечал Максим, двигаясь вдоль западной стены. – Бревна срубов неохватные. Зачем такая толщина стен? Оконца в них прорезаны узкие, больше похожие на бойницы. Все плотно закрыты одностворчатыми ставнями». Он попытался при помощи ножа открыть один из них, но только потратил время и едва не сломал нож. Загнав лезвие в тонкую щель, он приложил усилие, но древесина оказалась необычайно крепкой, ставень прочно сидел в узком проеме и не желал поддаваться.

Делать нечего. Либо уходить ни с чем, либо взбираться на крышу, иначе во внутренний дворик не попасть.

«Любопытство убивает», – Шустов много раз слышал эту поговорку, но никогда не придавал ей должного значения. Взглянув вверх, он заметил, как далеко выступает скат крыши. Даже если взберусь, окажусь под козырьком, и что дальше? Я же не акробат, в конце концов!

Оставались ворота, набранные из грубо обтесанного деревянного бруса. Над ними выступали два массивных бревна, на фоне неба просматривался единственный замеченный в постройке дефект, – часть ската крыши была вырвана. Трудно определить, кем или чем нанесено повреждение, но повреждение внушительное по размерам, а кусок обнажившегося стропила уже замшел.

Максим при помощи ножа быстро вскарабкался по отвесной створке. Брус рассохся, по древесине бежали трещины, позволяющие вогнать лезвие, получить точку опоры.

С бревнами оказалось сложнее. Пришлось оставить нож воткнутым в брус, встать одной ногой на рукоятку, ухватиться за обнажившееся стропило, рывком подтянуться.

Распластавшись на крыше, Максим отдышался.

Вокруг стемнело. Неподалеку заливисто щебетала птаха. Из глубины леса доносились лишь невнятные шорохи.

Двигаясь медленно, стараясь не шуметь, он добрался до конька двускатной крыши. Внизу никого. Просторный внутренний двор тонул во мраке. Максим осмотрел его, используя прибор ночного видения, но нашел лишь следы запустения: в стыках каменных плит проросла трава, у дальней стены стояла полуразвалившаяся телега, непонятные предметы обихода валялись в живописном беспорядке, постепенно ветшая под открытым небом.

Все, что попадалось на глаза, было изготовлено из доступных природных материалов. Дерево и камень. Ни металла, ни пластика, словно само понятие «цивилизация» обошло стороной эти глухие места. Сереющий в сумерках каменный жернов, полуразвалившаяся телега плохо сочетались с высокотехнологичными объектами из кошмарного сна.

Он спрыгнул с трехметровой высоты, пружинисто приземлился на ноги, выпрямился в полный рост, и… ощутил, как холодный ствол оружия коснулся затылка.

– Не шевелись, – голос прозвучал тихо, но внятно. Шустова пробила короткая непроизвольная дрожь. – Оружие на землю. Медленно, без резких движений.

Он подчинился.

– Теперь экипировку.

– Снимать?

– Не тупи!

– Ладно… – Максим снял с себя разгрузку, бронежилет, отстегнул от бедра пистолетную кобуру, а от голени – пустые ножны.

– Все металлическое – вон из карманов. На землю. Коммуникатор, кибстек, любые электронные устройства в общую кучу. Утаишь что-либо, – сто раз пожалеешь, понял?

– Я, вообще-то, только осмотреться хотел, – Максим, выворачивая карманы, попытался завязать разговор, хоть немного сгладить напряжение момента.

– Успеешь. Осмотришься, – тихо и мрачно пообещал голос за спиной. – Кто таков? Откуда?

– Бежал из города, – он нарочно не стал уточнять деталей.

– Из Нью-Строунхольда, значит? Ну-ну… Инфицирован?

– Нет, – Максим подозревал, что любой другой ответ будет равнозначен смертному приговору.

– Тогда чего бежал?

– Были причины…

– Ты прямо отвечай, зубы не заговаривай! – в голосе незнакомца прорвалось раздражение. – Все равно правду узнаю.

«Интересно, как?!» – озлобленно подумал Шустов, но холодный ствол оружия, давящий на затылок, стягивал кожу мурашками. Что теперь? Импровизировать? Но я даже не знаю, с кем имею дело… А вдруг он и правда может проверить?

– Меня подозревали… – ему не пришлось прилагать усилий, изображая волнение, голос и без того срывался.

– В чем?

– Думали, что заражен… Но это не так!

– Не ори, я не глухой. Почему решил, что здоров? Как вырвался? Я знаю, всех инфицированных содержат в городской тюрьме.

«А он действительно неплохо информирован…» – Максим лихорадочно соображал, что же ответить? На ум не приходило ничего, кроме правды.

– Долгая история.

– Ты не торопишься, уж поверь. На тот свет всегда успеешь.

– Я служил в УОБ, – выбор у Шустова был небогатый, и он решил ответить на вопросы. – Последнюю операцию провалил. Не смог застрелить девочку.

– Вы уже и детей убиваете? – глухая неприязнь отчетливо прозвучала в голосе.

– Она была инфицирована, – скупо ответил Максим.

Давление на затылок слегка ослабло, затем снова усилилось. Рука незнакомца явно дрогнула.

– Врешь ведь!

– Нет, – Максим собрал все силы, стараясь отвечать спокойно. Он понимал, его жизнь сейчас напрямую зависит от каждого сказанного слова. – Возрастные границы групп риска больше не работают!

– Когда и где это случилось?

– Позавчера. При ликвидации Святилища.

– Придурки… – ожесточенно обронил незнакомец. – Сами себе могилу роете… – добавил он и тут же спросил: – Кто конкретно подрывал Святилище? Ты?

– Я… – сознался Максим.

– Идиот! Тварь безмозглая!

– Эй, ты там полегче! – Шустов окончательно обозлился. – Думаешь, ствол к голове приставил и…

– Заткнись лучше. Нет, говори: как сам? Что-то необычное чувствуешь? Посторонние мысли, непонятные образы не появлялись?

– Да нормально все!

Давление на затылок неожиданно ослабло.

– Ладно. Можешь повернуться, только дергаться не вздумай!

Шустов медленно развернулся.

Перед ним стоял старик в грубой домотканой одежде. Седой как лунь. Весь в шрамах, будто старый кот. В руках вместо оружия непонятная трубка.

Максима взяла досада. Вот ведь попался! Развел меня дед как мальчишку. Трость к голове приставил?! – он заметил изогнутую ручку. – Ну, надо же!.. Глупо как!..

– Егорычем меня кличут, – неожиданно представился тот. – Ну, чего набычился? Думаешь, как бы ствол схватить да старика угробить?

– Злой ты, – Максима снова проняло дрожью. Рвануться, и очередью? Автомат в двух шагах, патрон в патроннике, с предохранителя снят.

Старик ничего не ответил. Свою непонятную палку он держал, как оружие.

«А надо ли судьбу испытывать? Если он тут один живет, какого приема я хотел?» – озноб так и не отпустил.

– Максим Шустов, – взяв себя в руки, представился он.

– Как сбежал?

– За город нас повезли…

– К карьерам?

– Дед, а ты откуда все знаешь?

– Побывал в твоей шкуре. Во время первой эпидемии, – сухо ответил Егорыч. – Шмотки свои здесь оставь. Если что-то в карманах утаил, лучше сейчас выкладывай, а то поздно будет, пожалеешь, – повторил он.

– Да хватит пугать уже!

– Смотрю, осмелел? Старика с тростью не боишься, да?

Максим пожал плечами. Хамить расхотелось. Дедок на многие вопросы может ответить, если его не злить. Грех упускать такой шанс. Но и оставаться безоружным, бросать снаряжение на улице под открытым небом, тоже никуда не годится.

– Давай, может, договоримся уже?

– О чем?

– Я к тебе не со зла залез. Не вор и не убийца. Разреши вещи забрать.

– Нет. Если хочешь в дом войти, – уточнил старик. – А если нет, то забирай барахло и катись отсюда!

– Да не хочу я вещи тут оставлять!

– Ничего с ними не станет. Полежат. И ты здоровее будешь, – последняя фраза прозвучала интригующе.

Уходить ночью в лес, ничего не узнав? Нет. Так не нельзя. Старик, хоть и неприветливый, может многое прояснить. Прожить тут десять лет – не шутка…

– Ладно, – он решил не конфликтовать. – Ты как меня заметил?

Егорыч, уже поднявшийся на крыльцо, ответил, не оборачиваясь:

– Топочешь, как бергмь. Лес тишину любит.

– Бергмь? – Максим впервые услышал такое название. – А кто это?

– Зверь местный, – старик толкнул массивную дверь, и та поддалась легко беззвучно. – Заходи.

* * *

Перешагнув порог, Шустов оказался в тесном тамбуре.

– Стой спокойно, – старик плотно затворил наружную дверь, совершил непонятный пасс, и пространство импровизированной шлюзовой камеры вдруг залил неяркий синеватый свет.

В голове резко вспыхнула боль. Максим не сдержался, скрипнул зубами.

– Терпи! Все уже, – свет действительно стал глуше, зато между большим и указательным пальцами старика вдруг сформировался крохотный голографический экран, на нем отобразились данные сканирования.

«Ну, ничего себе!.. Какое-то устройство встроено в стены сруба?!» – Максим все меньше и меньше понимал ситуацию.

– Что-то я не пойму. Странная нейрограмма… – проговорил старик.

– Меня контузило.

– Давно?

– Сутки назад. До сих пор временами все двоится.

– Тогда понятно, откуда сбой. А я уж думал – инфицирован, но держишься? – старик проницательно, испытующе смотрел на него.

– А если и так?!

– Да мне по большому счету все равно. Инфицированный даже лучше. Меньше проблем, – загадочно ответил старик. – Ну, ладно, проходи уже, – он распахнул дверь, и Максима вдруг окатило светом, запахами, голосами!

Внутри было полно народа!

«Вот тебе и необитаемый хуторок!.. – в полном замешательстве подумал он, входя в комнату, напоминающую большой старинный зал собраний. – Выходит, все постройки надежно экранированы изнутри, раз я не заметил ни единой тепловой засечки?!» – мысль проскользнула по инерции, в то время как взгляд с удивлением впитывал подробности окружающей обстановки.

Шум голосов тем временем стих. Все обернулись.

– Принимайте горемыку, – пробурчал старик, утратив всякий интерес к «гостю». – Стелси, а ты подойди, поговорить надо.

* * *

Максим думал, что сейчас окажется в центре внимания, будет вынужден отвечать на вопросы, но обитатели хутора взглянули на него и тут же утратили интерес. Лишь высокий светловолосый парень, разливавший напитки за грубым подобием барной стойки, подмигнул: мол, иди сюда, да симпатичная девушка, которую позвал старик, проходя мимо, обожгла его взглядом.

«Спокойно. Держи себя в руках. Хотел получить информацию – вот твой шанс!»

Максим направился прямиком к стойке, мимо длинного грубо сколоченного стола, за которым ужинали, тихо переговариваясь, четверо. Трое мужчин и женщина, – ее красота давно увяла, лицо выглядело бледным, изможденным. Она исподлобья взглянула на Шустова, но ничего не сказала, опустила голову.

– Привет, – парень за стойкой улыбнулся широко, приветливо и, как показалось, искренне. – Меня Иваном зовут. Выпьешь?

– Максим, – Шустов сел на высокий неудобный деревянный табурет. На миг промелькнуло давно позабытое чувство, – ноги болтались в воздухе, словно у ребенка. – Выпить не откажусь, вот только платить нечем.

– А, забудь, – Иван ловко налил в деревянную кружку терпко пахнущий напиток. – Чем богаты. Есть хочешь?

Максим кивнул. Желудок отреагировал голодной резью на запахи, плывущие из соседнего помещения через приоткрытую дверь, расположенную как раз за спиной Ивана.

– Расслабься. Тут никто тебя не тронет, – дружески произнес тот.

– А что, незваных гостей часто принимаете?

– Когда как. В последние пару месяцев зачастили, это уж верно.

Максим поерзал на жестком табурете. С началом эпидемии мнемовируса, значит?

Напиток, настоянный на травах, приятно обжег горло, горячим комом согрел желудок. Иван тем временем сходил на кухню, принес кусок жареного мяса на деревянной тарелке.

– Извини, ничего другого сейчас нет. Ты, надеюсь, не вегетарианец?

– Нет. А куда беглецы уходят? Что-то городских я тут не вижу, – Максим спросил наобум, но попал в точку.

– Да по-разному, – Иван ответил спокойно, не задумываясь. – Кто на запад в черный лес, горя мыкать, а кто и дальше…

– В смысле? Куда это «дальше»? И зачем?! – Максим вмиг потерял самообладание, но Иван как будто ничего не заметил.

– Ну, дальше, к обелискам, – терпеливо пояснил он. – Здесь у нас вообще редко кто задерживается. Все бегут, торопятся, суетятся, страдают. Одни свое прошлое предназначение ищут, другие, кто посильнее, жизнь готовы отдать, лишь бы от этого, как вы его там называете, «мнемовируса» избавиться.

– Это реально?

– В черном лесу, – да, – Иван меланхолично протирал деревянную посуду. – Знал я нескольких, кто выжил. Жуткие вещи рассказывали. Неприкаянных там полно. На мой взгляд, если кто и болен, так это они, – неприязненно заметил он, – ну и нежити механической хватает, – добавил Иван, как нечто само собой разумеющееся. – Ну, а ты? Куда путь держишь?

У Максима шумело в ушах. К еде он не притронулся.

– Мнемовирус – не болезнь? – Во рту стало сухо.

– Знаешь, скажу прямо: тут все от личного восприятия зависит. Для одних – болезнь и стремление излечиться, для других – дар, откровение, знания. Но большинству, – он вздохнул, – просто мозги набекрень сносит. Не выдерживают люди. Не могут правду принять. Не знают, как с ней жить.

– А неприкаянные? Кто они? Прототипы?

– Если бы, – невесело усмехнулся Иван. – Прототипы, те, кто настоящие, они смирные. По большому счету, им и дела-то до нас нет никакого. А эти, – он махнул рукой, – в злобе веками маются, выход ей ищут.

– А излечиться как? – сыпал вопросами Максим.

– Ну, есть места в черном лесу. Одно, я слышал, лежит строго на западе. Если никуда не сворачивать, мимо не проскочишь, в аккурат на него выйдешь. Только исцеление это – мнимое. Память-то свою никуда не денешь, – Иван вскинул взгляд, – не понимаешь, да? – посочувствовал он.

Максим действительно мало что понял, но запомнил каждое слово, ведь Иван скупо очертил ему смутный контур какой-то иной реальности!

– Смотрю, у тебя все по-взрослому? – на соседний табурет уселась та самая девушка.

– Не понял?

– Оружие, экипировка, – она пристально, не мигая, смотрела на него. Было непонятно, насмехается или серьезно говорит? – Меня дедушка попросил твои вещи прибрать. В дом нельзя, в сарае положила. Будешь уходить – заберешь.

– Дедушка, – это Егорыч? – машинально переспросил Максим. На самом деле совершенно другие вопросы теснились в голове, но Иван куда-то исчез, только что стоял за стойкой, и вдруг нет его, словно в воздухе растворился.

– Степан Егорыч, – поправила его Стелси.

– Запомню. Хотя мне он коротко представился.

– А ты не из робких, да? – Стелси отвела взгляд.

– Ты о чем?

– Ну, сюда вообще-то немногие добираются, – она снова украдкой взглянула на него, улыбнулась, на щеках появились ямочки.

– У меня выхода не было, – ответил Максим. Он чувствовал растущую тревогу. – Обстоятельства так сложились…

– Да не напрягайся ты. Не хочешь рассказывать, не надо. Отдыхай.

«Что-то они все такие радушные, белые, пушистые, даже холодком пробирает», – подумал он, вслух же спросил:

– А ты тут давно?

– Да, – Стелси посмотрела холодно, отчужденно, ее настроение менялось резко, неожиданно, за доли секунд. Только что ведь улыбалась.

– Тоже из города сбежала?

– Нет. Родилась тут.

– Да ладно! – не поверил Максим. – Что, серьезно? Степан Егорыч твой дед?

Она кивнула.

Врет. Не стыкуются их рассказы. Старик сказал, что бежал сюда во времена первой эпидемии мнемовируса. А Стелси – вот ведь странное имя, – на вид лет двадцать.

– Так вы все тут родственники? И эти, – Максим кивнул в сторону сидящих за длинным столом.

– Нет. Они путешественники. Я, дедушка да Иван – вот и вся семья.

– А еще поблизости есть поселения?

– Да. Несколько, – Стелси тряхнула головой, льдинки в ее глазах растаяли, словно она только что побывала в каком-то ином измерении. – Опасайся их, – неожиданно добавила девушка, указав взглядом на путников.

– Почему? – тихо спросил Максим.

– Предчувствие плохое.

– А с ними не так?

– Тревожно мне, – Стелси теперь отвечала неохотно, односложно.

– А меня не опасаешься?

Девушка вновь улыбнулась краешком губ.

– Ты понятный. А они – нет.

– Так зачем же пустили?

– Нельзя не пустить. Так принято. Если кто пришел, нехорошо отказывать.

– Небезопасное правило, – заметил Максим. – Так ведь кто угодно может усталым путником прикинуться?

– Верно, – кивнула девушка. – Но сущность все равно наружу вылезет. Я дедушке сразу сказала: неприкаянные они!

– И как же ты их различаешь?

– Тебе незачем знать, – Стелси неловко слезла с высокого табурета. – Ванек куда-то пропал, – оглядевшись, добавила она. – Пойду, поищу его.

– Ладно.

Стелси ушла, встревоженная, а Максим, совершенно сбитый с толку, огляделся.

Входные двери неожиданно распахнулись. Внутрь толпой повалили люди. Они разбредались по залу, ни с кем не здороваясь, не разговаривая. Вроде как вместе пришли, скопом, но каждый – сам по себе, Шустов это нутром почувствовал, ему вдруг стало зябко, неуютно, тревожно.

Из сумрака внезапно появился Иван. Он тоже выглядел мрачным.

– Уходи! – коротко обронил он. – Дверь видишь? В конце зала?

– Да. А что случилось?

– Уходи, если жизнь дорога! Не видишь, что ли, кто нагрянул? – он взглядом указал на толпу.

– А кто они?

– Иди, тебе сказано!

* * *

За дверью, вместо выхода, оказалась еще одна комната. Она выглядела обжитой, уютной. За деревянным столом сидел Степан Егорыч. Перед ним тускло сиял голографический монитор. Максим успел заметить какие-то текстовые данные, прежде чем местный патриарх перевел экран в режим яркой точки.

– Что происходит? – он решил сразу задать прямой вопрос.

– Пока не разобрался, – старик пятерней взъерошил седые волосы. – Весь мир словно встрепенулся. Волна пошла. Тебе сейчас лучше уйти, – он, будто эхо, повторил слова Ивана.

– Зачем тогда в дом позвал?

– Ошибся. Думал, все спокойно. Хотел пообщаться, понять, кто ты есть? – он смотрел пристально, будто повторно сканировал, но теперь уже взглядом.

– Верни оружие, и я останусь. Помогу, если проблемы.

– Чем? – старик усмехнулся. – Ты против неприкаянных, что букашка под мухобойкой. Судьбу не дразни.

У Максима пересохло во рту.

– Да кто они такие?!

Старик нахмурился.

– Не могу ответить, – после короткой внутренней борьбы отрезал он. – Непонятна мне твоя нейроматрица.

– Ну, хотя бы объясни, почему меня идиотом назвал, когда услышал о взрыве Святилища и о девочке?! – не унимался Максим.

– А ты действительно не понимаешь?

– Нет!

– Тогда тем более – уходи! Здесь у каждого свой путь, свое прозрение, своя вера или безверие! Может, еще и свидимся… если выживешь. Одно скажу, – к черному лесу пока не суйся. Хотя бы на первых порах. Опыта наберись. Почувствуй иное.

– Ты меня, что, как слепого котенка в воду бросаешь? – Максим абсолютно ничего не понимал, лишь чувство тревоги перехлестывало через край. – Авось выплыву?

– Так и есть. Выплывешь или нет, не мне решать. Тут каждый сам себе друг, враг, судья, палач! Этого не изменить. Но раз совета попросил, скажу: не верь тому, что видишь. Глубже старайся заглянуть.

– Да не понимаю я тебя!

– Вскоре поймешь, – старик выглядел непреклонным. – А теперь иди уже. В сарае твое оружие и снаряжение. Сюда не возвращайся.

– Никогда?

– Ну, некоторое время. Сам поймешь, когда все уляжется.

– Ладно. – Максим уже не злился. – Я уйду! Только предупредить хочу…

– О чем? – старик вскинул взгляд.

– Военные скоро нагрянут.

– С того берега?

– Да. У них техники полно и приказ есть: всех, кто тут живет, скрывается или еще как-то оказался, уничтожать.

Губы Степана Егорыча исказила усмешка.

– За предупреждение – спасибо. Теперь понятно, откуда волна пошла. А об остальном не беспокойся. Кишка у них тонка. Сколько б сюда войск ни прислали, неприкаянные их разжуют да выплюнут.

– А вы-то как?!

– А нас, по сути, и нет, – загадочно ответил старик. – Все, хватит расспросов. Не поймешь, даже если отвечу честно. Постепенно осознание приходит. Через свой собственный опыт. Иначе с катушек слетишь, сам того не заметишь.

«Вот и поговорили», – с досадой подумал Шустов.

– Иди уже, – повторил старик. – И не думай, что выгоняю. Спасти хочу.

– Куда идти-то?! – Максим не заметил второго выхода.

– А назад ступай. Как вошел.

* * *

В просторном сумеречном зале никого не было. Ни Ивана, ни Стелси, ни четверых путешественников, ни внезапно нагрянувшей толпы народа.

Максим невольно замер в дверях.

Везде, куда ни глянь, мох!

Косматыми прядями свисает с потемневших балок. Стелется по дощатому полу, бугрится в щелях, словно тут никто никогда не жил!

«Что за…» – он мысленно выругался от изумления. Страх накатил спустя пару секунд, накрыл холодной испариной.

«Нас тут, по сути, и нет»… – последняя фраза старика крутилась в сознании, пока он пытался осмыслить ошеломляющую коллизию восприятия.

Откуда свет? Ставни-то закрыты!

Он медленно обернулся, заметил плотный рой огоньков, парящих среди замшелых балок. Сколько же их? Десятка три, не меньше?!

«Это они?! Обитатели хутора?!» – Максима вдруг охватил панический ужас. Разум отказывался воспринимать происходящее.

Он медленно сел на замшелые доски, обхватил голову руками. «Я болен. Инфицирован. Теперь уже точно!»

После мгновенной вспышки страха вдруг наступило полное безразличие. Удар по психике оказался сокрушительным, невыносимым. Больше нет никакой надежды. Я постепенно схожу с ума. Уже начал бредить наяву.

Огоньки не проявляли никакого интереса к человеку, словно не замечали его.

* * *

Максим и сам не помнил, сколько времени провел, сидя на дощатом полу, в приступе безысходного отчаянья.

Ему казалось: все кончено. Идти теперь некуда и незачем.

Каково это – утратить рассудок? Что со мной станет? Галлюцинации участятся? Связь с реальностью будет все тоньше и тоньше, пока не порвется окончательно?

Максим невольно вспомнил толпу инфицированных: сутулые плечи, безучастное выражение лица, потухшие глаза. Серые фигуры, покорно бредущие к машинам. Они еще реагировали на окрики конвоиров, удары прикладов, выполняли элементарные действия, а их разум витал в мире грез?

Максим с удручающей ясностью представил, что ждет его вскоре. Рассудок предаст, а тело еще будет жить, какое-то время, может быть, пару дней? Где я найду последнее пристанище? Под какой из вековых сосен будут белеть мои кости, обглоданные зверьем?

Последняя мысль вызвала омерзение. Максим медленно шумно выдохнул.

«Чего раскис?»

«А что мне делать?!» – ожесточенно спросил он, вновь вступая в спор с самим собой, как бывало уже не раз за последние дни. Тоже наверняка симптом…

«И даже не попытаешься выжить? Не рановато ли руки опустил? А черный лес? Иван ведь ясно сказал: там можно излечиться!»

«Нет, я точно сошел с ума! – Максим тяжело встал. – Последнее, что осталось, последовать совету собственной галлюцинации? Бред полный!» – он раздраженно толкнул дверь, и та поддалась с протяжным скрипом.

На улице расплескалась теплая звездная ночь. Лес, окружающий заброшенный хутор, скрадывал звуки, но Максим все же расслышал далекий, пока еще невнятный гул.

Военные? Начали наступление?

«Ну, вот и способ поставить точку, – угрюмо подумал он, присев на ступени крыльца. – Мимо хутора они не проскочат. Единственная постройка в округе».

Второму «я» такое решение совершенно не понравилось, и мысленный спор вспыхнул вновь:

«Макс, ты слизняк! Неужели будешь покорно ждать смерти? Ну, чего сгорбился, как старик! Уходи, пока не поздно!»

Максим ненавидел этот въедливый голос, но душа притихла, не реагировала.

«Да нет у тебя души! Ни души, ни веры, ни знаний, ни воли! Все, Шустов? Ну, жди, жди, как же! Застрелят они тебя! Да ничего подобного! Кто ж на такую размазню патроны станет тратить?»

«Пленных они не берут!» – мысленно огрызнулся Максим. – Ну что я, по-твоему, должен делать?! Убивать из злобы? От бессилия?! От того, что болен и нет лекарства?!»

Гул постепенно приближался. В нем уже различались разные нотки. Басовитый стрекот стелился над кронами деревьев, а в глубине леса слышался лязг бронетехники.

«А если это была не галлюцинация, Макс? Может быть, обыкновенное невежество не дает тебе шанса понять происходящее?!»

Шустов сидел на рассохшихся ступенях деревянного крыльца, невольно прислушиваясь к приближающимся звукам. Вертолеты ушли в сторону, их стрекот начал удаляться, а вот лязг гусениц БПМ становился все четче, он действовал на нервы, уничтожал глухую апатию.

«Болен или нет, а жить-то, действительно, хочется»… – он встал, озираясь, силясь вспомнить, где же оставил оружие и снаряжение? По идее, действуя в бреду, я снял его прямо тут, во внутреннем дворе?

Логика, увы, не работала. В скупом свете луны он заметил лишь очертания покосившейся телеги, сереющий в сумраке каменный жернов да какие-то обломки и больше ничего.

«А чего это ты вдруг заметался?» – язвительно спросил внутренний голос.

Максим грубо послал его.

Стелси сказала: в сарае, слева от входа! – вспомнил он и тут же разозлился, обругал себя последними словами за невольное возвращение к галлюцинациям, но… стоило повернуть щеколду, потянуть дверь, и та открылась; узкая полоска лунного света легла наискось, высветлив подгнившую копну сена, а рядом, у стены, на массивной деревянной полке, он увидел аккуратно сложенное снаряжение и оружие!

Максим быстро надел бронежилет, разгрузку, начал застегивать ее крепления, когда земля под ногами внезапно вздрогнула.

Взрывы прозвучали отдаленно и глухо.

«Поздно… Зря столько времени потерял», – он выскочил из сарая и сразу же заметил призрачные огоньки. Они взмыли над темными замшелыми постройками и вдруг начали стремительно расходиться в разные стороны, словно каждый заранее определил себе цель, устремился к ней, и лишь три «светлячка» сиротливо кружили над внутренним двором, словно не хотели принимать участия в назревающих событиях.

В сумерках Максим заметил приставную лестницу, быстро вскарабкался по ней на крышу, залег.

БПМ уже окружили хутор. На позиции встали, не таясь, свет прожекторов слепил, лучи скользили по стенам срубов. Боевые кибернетические комплексы сейчас производили сканирование построек.

Секунда… Вторая… Третья…

Лязгнул люк.

Трофейный коммуникатор автоматически подстроил частоту:

– Сканеры сбоят!

– Внутри кто-то есть?

– Да понятия не имею! По виду обычные срубы, а излучение внутрь не проникает!

Ответа не последовало. Короткой очередью рявкнуло башенное орудие БПМ. Три всплеска пламени надломили ворота, толстенные брусья перебило, словно спички, взметнулась, опадая сизым облаком, острая, тлеющая щепа. В прожекторном свете промелькнули сгорбленные фигуры. Рванули на штурм. Лица бледные, злые. Ну, еще бы. После форсирования пролива и ночного марш-броска нервы у всех на пределе.

Максим обернулся.

Пять человек ворвались во внутренний двор, тут же заметили приоткрытую дверь сарая, рассредоточились. Глухо рыкнул гранатный взрыв, изнутри приземистой постройки выметнуло пламя.

Они убивали собственный страх. Действовали на упреждение, страшась неведомого, не видя противника.

Раскатают весь хутор, по бревнышку. А что останется – подожгут.

Внезапно со стороны оцепления ударили автоматные очереди, на границе света и тьмы вмиг завязалась ожесточенная, но беспорядочная перестрелка, один за другим вдруг начали гаснуть прожектора, но липкий мрак не успел затопить окрестности, – БПМ рванули со своих мест, ведя беспорядочный огонь, взрывы ложились густо, били по своим, две машины внезапно вспыхнули, их пожирало ревущее пламя, а бой разгорался.

Максим привстал, понимая, – это его лучший и единственный шанс вырваться, но судьба рассудила по-своему. Обращенный к лесу скат крыши вдруг вспороло разрывами, и он потерял равновесие, полетел вниз, больно ударился спиной о каменные плиты внутреннего двора.

Дыхание перехватило. Мимо, что-то крича, пробежали солдаты, но на Шустова никто не обратил внимания, в первый момент его спасла военная экипировка, а затем вдруг наступил полнейший хаос.

Он уже видел такое, при ликвидации того злополучного Святилища! Казалось, все вокруг сошли с ума. Бойцы, успевшие ворваться на территорию внутреннего двора, внезапно и беспричинно открыли огонь друг по другу!

Автоматные очереди проносились над головой Максима, он непроизвольно вжимался в землю, затем, улучив момент, пополз в сторону ближайшего укрытия, – им оказалось нагромождение тлеющих бревен, вырванных из стены и переломанных попаданием снаряда.

Через выбитые ворота во внутренний двор ворвалась БПМ, выметнув снопы искр, царапнула гусеницами по каменным плитам, резко остановилась, слегка покачнувшись.

Оглушительно ударил крупнокалиберный пулемет. Три фигуры, совершавшие перебежку на фоне разгорающегося пожара, разметало по сторонам.

Рядом с Шустовым кто-то упал.

– Помоги… – раздался болезненный хрип.

БПМ начала разворачиваться. Башенное орудие постоянно подергивалось в поиске целей. Снова ударила очередь, на этот раз короткая, трехтактовая. На каменные плиты двора из узкой прорези в башне выскользнула пустая обойма, звонко стукнула о них, отскочила.

Сбоку открылся люк. На землю спрыгнул офицер в тяжелой сервоприводной броне. Такую экипировку Максим видел только в изображениях. Забрало боевого шлема было поднято, за ним виднелось бледное перекошенное лицо.

Офицер присел под защитой брони.

– Третий, нужна поддержка! – кричал он в коммуникатор. – Нас атакуют со всех сторон! Повторяю, мы окружены! Идет бой! Что?! Нет, со всех направлений! Тут полный содом! Я… – шальная пуля ударила ему в лицо, оборвала фразу, тело конвульсивно дернулось, но система тяжелой брони самостоятельно удержала равновесие, – массивная фигура так и застыла в коленопреклоненной позе.

Шустов проскользнул между двух вздыбленных бревен, увидел раненого бойца. Две пули засели в бронежилете, третья вскользь зацепила плечо. Рана болезненная, но не опасная. Боец тяжело привалился спиной к уцелевшей части сруба, его… вернее, ее глаза были расширены, лицо приобрело землистый оттенок, губы мелко дрожали.

– Помоги…

Максим присел рядом.

– Держись… сейчас… – его голос срывался, во рту было сухо, голова по-прежнему резко кружилась, временами все плыло перед глазами, теряя резкость очертаний.

– Ты не из наших, – в ее взгляде метнулся дикий страх.

– Как зовут?

– Кейтлин, – дрожащими губами выдавила она.

– Своих больше нет! – Максим надломил колпачок инъектора. Жало тонкой иглы поймало блик пламени, блеснуло в сумраке.

– Я тебе не верю! – она попыталась отползти.

Две пули впились в бревно. Из дымного, озаренного пожаром сумрака вынырнула фигура бойца.

– Сдохни, тварь! – он вскинул автомат, целясь в голову Кейтлин.

Глаза девушки мгновенно выцвели. Она оцепенела. Не могла шевельнуть даже пальцем, безысходно смотрела в мертвый зрачок направленного ей в лицо ствола, задыхаясь от ужаса.

– Антон!.. – она все же выдавила имя. – Антон, это же я!..

Его палец соскользнул на сенсор огня.

Шустов выстрелил. Трижды. Без эмоций.

Тело отшвырнуло назад, ударило о броню БПМ.

– Антон… господи… не верю… – из ее глаз брызнули слезы.

Из тьмы, окружавшей очаг боя, донесся стрекот вертолетных двигателей.

Максим понимал: нужно уходить. Если пилоты не разберутся в царящем хаосе, – а они не разберутся, потому что бой идет повсюду, – то ударят по площади.

– Уходим! – он схватил девушку за руку, заставил встать, потянул за собой.

Над кронами деревьев появилась хищная тень «Искандера».

– Вижу цели! Не могу разобрать, где противник! – раздалось по связи. – БПМ горят! Я не понимаю, где свои!

– Спокойно! – ответил другой голос. – Земля, мы готовы к удару! Всем прекратить огонь! Повторяю, всем дружественным силам прекратить огонь!

Секунда тишины.

– Пятый, работаем по вспышкам! Наши сейчас затаились. Все, кто стреляет, – враги.

Максим задержался подле застывшей без движения бронированной фигуры.

– Что ты делаешь?

Он вытащил из кровавого месива тонкую дугу коммуникатора.

– Хочу предупредить пилотов. Они не понимают ситуации! Позывной твоего командира? Живее!

– «Земля-7!» – выдавила Кейтлин.

– «Воздух», здесь «Земля-7!» Прекратите атаку! Повторяю – прекратите атаку! Внизу нет противника! Вспышка мнемовируса! Нужны медики и эвакуационные команды!

– «Земля-7», слышу тебя, но не понимаю. С кем бой?

Макс нервно сглотнул, подбирая слова, но вместо него пилотам все объяснил экипаж одной из уцелевших БПМ.

Башенное орудие приподняло ствол, ударило длинной ревущей очередью. Ведущий «Искандер» окутался частыми сполохами попаданий, разломился на части, и его пылающие обломки рухнули на землю, поджигая лес.

Кейтлин непроизвольно сжалась, закрывая голову руками. Максиму вдруг стало жаль ее – растерянную, беспомощную, – душа и рассудок девушки заблудились в хаосе бессмысленного, бессистемного боя.

Два «Искандера» отреагировали мгновенно и предсказуемо. Земля вздыбилась огненным валом, инверсионные росчерки били наискось по короткой траектории, вокруг горящих строений вздымались десятиметровые разрывы, осколки секли, как град…

Ответный огонь был слабым, но все же эффективным. Еще один вертолет задымил и начал снижаться, ища место для вынужденной посадки, третий канул во тьму, но он вернется, тут и гадать нечего!

– Вставай! – Максим схватил ее за руку.

Кейтлин подчинилась безропотно и инстинктивно.

– Не отставай от меня! Бегом!

Они рванули через двор к воротам. В отсветах пламени виднелись лишь мертвые тела, если кто-то и выжил, то сейчас, в приступе безумия, двигался навстречу собственной смерти.

Автоматный огонь постепенно стихал. Все меньше и меньше людей оставалось в живых.

Над местом жестокой, бессмысленной схватки вновь появились призрачные огоньки.

Максим отчетливо видел, что один из сгустков холодного мерцания отделился от агонизирующего тела и взмыл вверх, заметался, в поисках новой жертвы.

Остро, больно вспомнились ему сейчас слова старика.

«Неприкаянные разжуют и выплюнут их».

Так и произошло. Но зачем, почему? Откуда же в них эта неуемная злоба? Кто они вообще такие? Зачем столько крови?

Максим не верил, что так способны поступать некие высшие существа.

Нет! Кем бы они ни оказались на самом деле, единственное определение, приходящее в голову, звучало достаточно емко и кратко: «Убийцы…»

Темная стена не затронутого пожаром леса поглотила две фигуры, когда единственный уцелевший в бою вертолет вновь появился на границе света и тьмы, заходя в последнюю, роковую для выживших на земле атаку.

Глава 5

Светало. Звуки боя стихли, в ложбинах скапливался туман, утренняя сырость пробирала промозглым холодом, но начало нового дня Максима не радовало.

– Подожди, – Кейтлин остановилась, присела на почерневший пень у обочины.

– Хочешь передохнуть?

– Знобит, – призналась она, отводя взгляд. Слеза скатилась по щеке.

– Ну, только не раскисай, – он заметил свежее пятно крови, проступившее сквозь повязку. – Давай посмотрю?

– Не надо, – она отвернулась, избегая его взгляда. – Я должна вернуться!

– Туда нельзя, – твердо ответил Максим.

– Я все равно вернусь!

– Зачем?

– Там… – ее подбородок дрогнул, – все, кого я знала. Моя жизнь, понимаешь?!

– Они погибли, – хмуро ответил Шустов. – А если кто и выжил, с ними лучше не встречаться, поверь, – он присел на мягкий, влажный от росы мох. – Я понимаю тебя. – Он хотел утешить ее, но получилось неуклюже. – Пару дней назад, – он невесело усмехнулся далекому воспоминанию, – я был оперативником. Так же как ты, служил городу, системе. У меня были друзья, жизнь, какие-то планы.

– И? – она вытерла слезы, взглянула на него с недоверием, вызовом. Весь ужас безумной, ничем не оправданной ночной схватки сейчас невольно проецировался на Максима. «Я ведь его совершенно не знаю! – думала Кейтлин. – На нем форма с чужого плеча! Он убил кого-то из наших?! Оперативник. Ага. Так я и поверила».

Максим догадался, о чем она думает.

– Кибстек работает?

Кейтлин коснулась запястья, кивнула.

– ИД-сканер включи, – он подтянул рукав, обнажая лазерную татуировку, выполненную в виде штрихкода, – ее нанесли еще в юности. Сначала рисунок линий был коротким, содержал лишь личные данные: фамилию, имя, группу крови, затем его несколько раз обновляли.

Кейтлин откровенно удивилась, увидев лазерную метку. Мысленно она уже заклеймила Макса, он вызывал неосознанную неприязнь, в нем невольно сконцентрировался образ врага, по большей части надуманный, нечеткий, размытый.

– Чего медлишь? – Максим понимал: поводов для взаимного доверия у них мало. Сложись обстоятельства иначе, Кейтлин бы пристрелила его там, на хуторе, причем сделала бы это не задумываясь.

Она все же воспользовалась сканером, пробежала взглядом по данным, появившимся на крошечном экране.

– Макс, извини, – вырвалось у нее.

– Да, ничего. Все нормально. Но ты права, нам нужно разойтись. – Максим машинально покусывал травинку. – Только не спорь. Возможно, я болен, – признание далось ему с трудом. – Инфицирован, понимаешь?

Кейтлин дрожала. Ночные события сводили с ума, не находили никакого объяснения. Они находились за гранью здравого смысла. Восприятие, настроение менялись, словно узоры в калейдоскопе. Секунда, и вот уже новые чувства горечью подступают к горлу, перехватывают дыхание.

– Макс, прости, если обидела! Ты ведь меня спас… Я не смогу одна! – Кейтлин совершенно растерялась.

– Сможешь. До побережья недалеко. Выберешься.

– А ты?!

– Дорога накатанная, – он неопределенно пожал плечами, не собираясь раскрывать своих планов. – Куда-нибудь да выведет. Серьезно, Кейтлин, нам не по пути. Я собираюсь идти дальше.

– Зачем?

Сложный вопрос. Он и себе-то на него не мог ответить.

Кейтлин подавленно ждала ответа.

– Макс, только не молчи!

«А почему не рассказать ей правду? Хуже уже все равно не будет», – подумал он.

* * *

Кейтлин не проронила ни звука, пока он коротко излагал ей события последних дней.

– Но ты не выглядишь больным или сумасшедшим! Знаешь, я тоже иногда разговариваю сама с собой! – воскликнула она, когда Максим замолчал.

– Да, но я не могу поручиться за себя! Ты все слышала. Делай выводы. Со мной опасно.

Кейтлин не знала, что ей делать. Слова Максима задели за живое. У них, оказывается, было много общего. Она ведь тоже выросла под опекой государства, но, в отличие от Шустова, не знала, что именно произошло с ее родителями. Как все сироты, она рано повзрослела, ее бесхитростные мечты так или иначе сводились к нечетким, но притягательным мыслям о собственной жизни.

Кейтлин думала: отслужу пару лет, обеспечу себе будущее и…

И вот все рухнуло.

Она даже не подозревала, как сильно прикипела к понятию общности, коллектива, и теперь чувствовала лишь гложущую пустоту. Все, кого она знала, погибли. Скупой рассказ Максима о собственных злоключениях пошатнул большинство догм, на которые опиралось ее мировоззрение. Понятия «друг», «враг» утратили четкость, стали размытыми. Почему? Почему так произошло?!

Она, как патрон, случайно выпавший из обоймы, упавший в пыль и откатившийся в сторону, потеряла смысл, стала ненужной…

«Куда я пойду? – с отчаяньем думала Кейтлин. – Если мнемовирус невозможно диагностировать, как со мной поступят вчерашние „свои”?»

Она подняла взгляд, смахнула слезы. Восприятие вновь изменилось. Максим вдруг стал для нее единственной ниточкой между утраченным прошлым и туманным, неопределенным будущим. Он знает, что нужно делать, как выпутаться из безвыходной ситуации!

– Макс, я останусь с тобой! Ты ведь уже не веришь в существование мнемовируса, да?

– Не верю.

– Нам говорили, что земля за проливом населена всяким сбродом! Беглыми преступниками! Фанатиками культа Прототипов! Но ведь это не так? Да и виной всему – непонятные блуждающие огоньки? Что они такое?!

– Я пока не знаю.

– Макс, только не прогоняй, прошу! Давай сменим мне повязку и пойдем дальше! Ну, я же не дура возвращаться!

– Ладно, – скрепя сердце ответил Максим. – Я собираюсь выяснить все до конца, – вопреки тяжелым мыслям, произнес он, вскрывая индивидуальный перевязочный пакет. – Иван сказал, что к западу отсюда начинается какой-то черный лес.

Кейтлин скрипнула зубами, когда ему пришлось отдирать пропитанную кровью повязку.

– Хочешь проверить? – она говорила, пытаясь заглушить боль.

– Я никогда не слышал о земле за проливом. Понятия не имею, где и что тут расположено. Если лес действительно существует, значит, я не болен, и никакого вируса нет!

– Макс, а теперь ты веришь в Прототипов? – Кейтлин часто и глубоко дышала. На ее лице выступили пунцовые пятна. Волосы на лбу слиплись от холодного пота.

– Нет дыма без огня. Прототипы в той или иной форме существуют, и массовые помешательства как-то связаны с ними. Не зря же люди испокон веков бежали сюда. Но это не болезнь, – Максим пытался рассуждать вслух: – Помнишь, я тебе говорил о Егоре Травине? Он вообще считал, что происходящее – плата за прогресс, за технологии, изменившие наш мир.

– Если вернуться к истокам, он, возможно, прав. Прототипы – творцы всего сущего, ведь так утверждает древняя религия?

Максим закончил перевязку, кивнул.

– Предки верили, что Прототипы создали нас по своему образу и подобию. Если поверить в это, получается, – он запнулся, подбирая слово, – получается, что они имеют определенную власть над своими «изделиями»? Хотя истина, наверное, намного сложнее. Возможно, она вообще выше нашего понимания?

Туман стал гуще. Солнце еще не появилось над горизонтом, но небо быстро светлело, полосы испарений тянулись от земли навстречу рассвету, причудливо изгибались между стволами вековых деревьев. Бледные сумерки, тишина, лес. Заросшая травой дорога, ведущая в неизвестность. Ни ветринки. Не шевелится ни один листик. Ночные птицы смолкли, но никто из дневных обитателей не спешил приветствовать рассвет.

Максим протянул руку.

– Нужно идти.

Он больше не хотел ощущать себя щепкой, несущейся по течению событий. Что там сказал старик? Не суйся в черный лес?

Значит, нам туда. Строго на запад. Если этот пресловутый лес вообще существует.

* * *

Вскоре они вышли на опушку леса и сразу увидели дым.

Впереди лежало свежевспаханное поле, за ним виднелись дома небольшого поселка, вытянувшиеся вдоль единственной улицы.

Дымил сбитый вертолет. Он упал примерно посередине поля, там, где дорога огибала небольшую возвышенность, куда много лет складывали камни, мешающие пахоте.

Максим жестом указал Кейтлин, – в укрытие.

Она присела в густой траве, чуть раздвинула стебли, открывая себе обзор.

Шустов вскинул бинокль.

Дым уже не валил, а сочился тонкими серыми струйками из множества оплавленных по краям отверстий в броне «Искандера».

Крепко же ему досталось. – Максим перевел взгляд на окрестности и тут же заметил с десяток небольших сферических аппаратов, сбитых ответным огнем «Искандера».

Рагды?

Надо подобраться ближе, осмотреть их.

– Кейтлин, прикрой меня!

Влажный чернозем лип к ногам. Бежать было неудобно, ощущение такое, будто земля хватает за ноги, пытается удержать, остановить…

До первого сбитого рагда он добрался без осложнений, присел, окинул взглядом чужеродное устройство.

Кто его изготовил? Когда? Где и зачем?

Последний вопрос излишен. У этих смертоносных аппаратов одно предназначение – убивать и разрушать. Остального Максим просто не понимал. Например, как держатся они в воздухе?

Задерживаться посреди поля опасно. Он сделал несколько снимков, используя встроенную камеру кибстека. «Позже рассмотрим изображение в деталях», – решил он, двигаясь к сбитому вертолету.

Увы, тот выгорел дотла. Земля вокруг обуглилась, камни, образующие возвышенность, полопались от жара.

Максим заглянул в кабину, поморщился от едкого запаха. Непонятно, успели ли выбраться пилоты? Внутри все расплавлено, ближе к хвостовой части корпус разворочен взрывом боекомплекта.

Он обогнул место крушения, вышел к дороге, в бинокль осмотрел единственную улицу поселка.

Никого. Словно все вымерло.

– Кейтлин, выдвигайся.

– Что нашел? – она показалась на краю опушки. Максим вскинул оружие, внимательно наблюдая за улицей и крайними домами.

– С десяток сбитых рагдов. Это они уничтожили вертолет.

– Рагды… – она бежала, дыхание прерывалось. – Те устройства, что затопили баркас?

– Да. Я рассказывал о них. Сделал детальные снимки.

– Пилоты выжили?

– Не могу сказать. Останков не заметил, но кабина сильно пострадала от огня. Будем надеяться, что они успели уйти. – Максим закрыл тему, его сильно настораживала тишина, царящая вокруг.

Кейтлин добежала до его позиции, присела рядом.

– Что видно?

– Ничего, – Максим передал ей бинокль.

– Да, странно, – спустя некоторое время произнесла она. – Не вижу повреждений домов. Тел тоже.

– Надо проверить, кто тут живет.

– Рискованно. Может, стороной обойдем?

– Не вариант, – отрезал Шустов. – Нам нужен источник информации, верно? Ну, а кто кроме местных жителей способен помочь?

Кейтлин промолчала. План ей не нравился, но возражений не последовало. Упрямство Макса, его желание отыскать какой-то смысл, ускользающую от понимания истину, не вдохновляли. Гораздо острее казались проблемы собственные, личные.

Ее можно понять. Любая, даже самая жесткая подготовка неспособна дать моральный иммунитет к первому бою, к смертям, к боли. Еще страшнее неизвестность, наступившая после. Пустота. Ощущение глобальной, подавляющей враждебности окружающего, когда каждая мысль окрашена в тона тяжелой безысходности.

– Пошли, – Максим привстал из-за укрытия, держа оружие наготове. – Прикрывай меня. Первой не стрелять, поняла?

– Нет, – Кейтлин несколькими заученными движениями изменила конфигурацию оружия. – Макс, ты не прав. Привык действовать в городе?

– Что не так?

– Местность открытая. Мы оба будем как на ладони. Двигаться парой нельзя.

– Варианты?

– Спокойно иди по дороге. Я прикрою со снайперской позиции. Дойдешь до околицы, осмотрись. Форма на тебе запыленная, порванная. Сойдешь за путника. Ранец оставь, разгрузку и автомат тоже.

– Ладно, – Максим признал ее правоту. Оружие в руках только насторожит, настроит на враждебный лад жителей поселка, если они наблюдают за дорогой, прячась по домам. А безоружный человек не вызовет особенных подозрений… хотя, кто знает, как вообще они относятся к путникам? – Пошел. – Он сложил экипировку рядом с Кейтлин, заткнул пистолет сзади, за пояс.

– Остаемся на связи.

* * *

Солнце поднималось над лесом. Утренние лучи брызнули поверх могучих крон, освещая влажные от утреннего конденсата скаты крыш.

В тишине четко слышались отдаленные звуки: постукивание металла о камень, приглушенное расстоянием тарахтение двигателя.

На улице Шустов никого не заметил, свернул к крайнему дому, сложенному из скрепленных раствором прямоугольных каменных блоков. Необычная кладка привлекла внимание. Блоки выглядели идеально ровными, но их глянцевитая поверхность не сохранила следов инструмента. На бетон не похоже. Забора не было, и Максим направился по гравийной дорожке к крыльцу.

Прилегающая территория тщательно распланирована, чисто убрана. Нигде ни травинки, ни мусора. В качестве элементов ландшафтного дизайна использован дикий камень, – массивные глыбы причудливых форм выглядели бы красиво в обрамлении растений, а так они пробуждали лишь чувство мрачноватой эстетики.

Каменное крыльцо в три ступени. Дверь из непонятного серо-зернистого материала. Нет ни ручки, ни замка.

Он постучал, но в доме царила тишина, словно он был необитаем.

– Кейтлин?

– Вижу тебя хорошо. Что там, Макс?

– Никого нет дома. Или просто не хотят открывать.

– Я слышу звук двигателя, – она отвечала нервно.

– Да, я тоже. Улицу просматриваешь?

– Как на ладони.

– Ладно. Иду дальше. Постараюсь держаться на виду.

– Дистанция стрельбы приемлемая. Не волнуйся, если что – справлюсь, – Кейтлин отвечала сухо и коротко.

Вернувшись на единственную улицу поселка, Максим медленно направился к противоположной его окраине, откуда доносилось тарахтение двигателя.

Все дома как близнецы. Он постоянно осматривался, находя все больше и больше странностей. «Сады камней» немного разнились по конфигурации составляющих их глыб, а в остальном – полная стандартизация. Что-то типовое, безликое, лишенное индивидуальности просматривалось в постройках. Разительно непохоже на замшелые срубы в лесу.

Длинная улица. По двадцать два дома с каждой стороны.

– Макс, не молчи. Говори со мной! – Кейтлин следила за обстановкой, ее волнение возрастало с каждой секундой, каждым шагом Шустова. В оптико-электронный прицел она отчетливо видела повторяющиеся архитектурные решения. Тишина окутывала, как саван. Даже лесные обитатели сторонились этих мест. Ни шороха, ни птичьего пения.

– Рад бы тебя ободрить, – негромко ответил он, – да нечем. – Максим свернул к очередному дому, вновь постучал в дверь, но с тем же результатом. Попытался заглянуть в окно, но увидел лишь свое отражение, как в зеркале.

Кейтлин переключилась с оптики на монитор. Глаза слезились. Фигурка Макса запуталась в координатной сетке. Баллистический сопроцессор постоянно менял цифры в оперативном окошке, вводя поправки на дальность и ветер.

– Я их вижу, – неожиданно произнес Максим.

– У меня все чисто!

– За крайними домами, левее.

– Здания закрывают мне обзор. Что делать, Макс?!

– Подтягивайся.

– Нет, – она оглянулась, оценила высоту деревьев, растущих на опушке леса. – Дай мне пару минут!

– Хорошо. Пока понаблюдаю.

* * *

«За околицей, – Шустов мыслил привычными для себя терминами, – располагалось Святилище Прототипов. Девять грубо обработанных каменных столбов образовывали полукруг. Обычно такие сооружения возводились на холмах, но тут дело обстояло иначе, кто-то пошел против неписаных правил, установив мегалиты в низине».

Ночная операция военных не обошла стороной место поклонения древним силам. Максим затруднялся определить, было ли нападение заранее спланировано, или пилоты сбитого над полем «Искандера» случайно обнаружили затерянный среди лесных массивов поселок?

Два каменных столба, опрокинутые взрывами, лежали на краю внушительных размеров воронки. Из-под земли виднелась часть бункера. Желтоватый, покрытый трещинами материал был похож на старую кость.

Мужики, одетые одинаково, трудились молча, слаженно. Ни криков, ни разговоров Максим не услышал, хотя подобрался к месту событий достаточно близко.

«Да, – он невольно оценивал возникшие ощущения, – работают дружно, но без души», – довольно странные определения приходили на ум.

Источником назойливого тарахтения оказалась старая сельскохозяйственная машина, – таких Шустов раньше не видел, и истинное предназначение механизма смог угадать лишь по нескольким характерным приспособлениям, конструкция которых не менялась веками.

Два троса, зацепленные за поваленный мегалит, туго натянулись, двигатель взревел, плюясь сизым выхлопом, но его мощности не хватило, траки гусениц царапали землю, вгрызались в нее двумя глубокими бороздами, а массивный каменный столб не двигался с места.

Еще немного – и вездеход сел на днище. Двигатель заглох. Десятка три мужиков восприняли неудачу молча. Они разбрелись в разные стороны, понурив головы, но через минуту вновь собрались вместе, о чем-то тихо переговариваясь.

Максим пристально наблюдал за их поведением, живо представив, как бы подобное действие происходило в городе: крики, споры, ругань, кто-то лез бы сейчас со своими предложениями, кто-то отошел бы в сторонку, искоса наблюдая за крикунами, другие непременно стали бы осматривать зарывшийся в землю вездеход, соображая, как его вызволить.

Ничего подобного. Жители поселка собрались вместе, молча, как по команде, повернули головы в сторону пострадавшего Святилища и замерли.

– Вижу тебя, – раздался в коммуникаторе голос Кейтлин. – Я взобралась на дерево. Обзор хороший. Что происходит, Макс?

– Пытаются восстановить Святилище после ночной атаки, – откликнулся он.

– Какие-то ненормальные, – Кейтлин скользнула прицелом по лишенным эмоций лицам и вдруг удивленно добавила: – Макс, а одного я знаю! Смотри, тот, что стоит особняком!

– Кто он? И откуда ты его знаешь?

– Первый инфицированный мнемовирусом! Нам показывали его снимки!

– Подожди… – Максим вскинул бинокль. – Что, тот самый архитектор, как его там, Рауль Ганиев?!

– Без сомнений! Ты знаешь эту историю?

– Еще бы. Мой тактический координатор пытался его взять. Случай-то хрестоматийный!

– Вот, значит, куда он исчез! Слушай, Макс, может, зря ты туда вообще сунулся? Посмотри, они все, как неживые. И место это жуть нагоняет. Не станут они с тобой разговаривать! Давай лучше стороной обойдем поселок, а?

– Не торопись. Посмотрим, чем все закончится.

Кейтлин неохотно согласилась, хотя не понимала, зачем Макс так рискует? Неужели по лицам непонятно, они все больны, давно и безнадежно!..

Ее душа сжималась в ледяной комок. Сохранять самообладание становилось все труднее. Молчаливая толпа неуловимо воздействовала на нервы, казалось, от людей исходит волна стоического ожидания какого-то непременного события…

Земля на краю воронки вдруг шевельнулась, вспухла небольшим бугорком, затем стала осыпаться в открывшуюся подземную полость, стремительно принимая вид прямоугольного провала, по краям которого отчетливо виднелись толстые, желтовато-коричневые корни растущих неподалеку деревьев. Некоторые из них переплетались между собой, образуя своего рода сетку, перекрывающую выход.

Из темноты подземелья внезапно ударил свет. Корни вспыхнули, те, что потоньше, мгновенно рассыпались в пепел, другие, толщиной с человеческую руку, некоторое время сопротивлялись воздействию, медленно обугливаясь, пока вдруг не порвались.

Из прямоугольного лаза появился сферический аппарат. Он вынырнул из-под земли, воспарил в воздух, описал круг на высоте полутора метров, затем остановился, слегка покачиваясь.

Вслед за ним появились еще два.

– Рагды… – хрипло выдохнул Максим.

Кейтлин запаниковала.

– Уходи оттуда!

– Тише. Не кричи!

– Макс, уходи, прошу! Эти твари сбили вертолет, сожгли его дотла!

– Не думаю, что нас обнаружили, – Шустов упрямился, он считал, что появление загадочных устройств связано с повреждениями Святилища.

Кейтлин поймала в прицел один из рагдов. Ее палец лег на бугорок сенсорной гашетки.

Она не понимала, что тем самым подписала себе смертный приговор. Направленное излучение дальномера чиркнуло по броне измазанного в земле устройства, мгновенно выдав ее позицию. Рагд крутанулся вокруг оси, два лазерных излучателя, расположенные по бокам, там, где сферический корпус был немного приплюснут, ударили короткими очередями, в коммуникаторе раздался болезный вскрик.

– Кейтлин?!

Тишина. Лишь далеко на опушке леса вдруг, словно факел, вспыхнула крона одиноко стоящего дерева.

Рассудок Максима помутился. Он мгновенно понял, что произошло, на долю секунд оцепенел, затем горе и ярость выплеснулись в действии: сухо и часто ударили пистолетные выстрелы, но пули лишь выбивали искры, уходя в рикошет от бронированного сферического корпуса…

Резкая боль полоснула по груди, он по инерции выстрелил еще несколько раз, но теперь не прицельно, мешковато оседая на землю, уже не осознавая ничего вокруг. Его рассудок погрузился в багряные сумерки. Шустов не воспринимал запаха обуглившейся плоти, тлеющей одежды, он упал, пару раз конвульсивно дернулся и затих.

Никто не обратил внимания на инцидент.

Три рагда принялись кружить над поваленным мегалитом, и тот вдруг начал медленно приподниматься под воздействием невидимой силы, очевидно той же самой, которая удерживала сферические аппараты в воздухе, позволяя им парить над землей.

* * *

– Нехорошо получилось, – призрачная фигура старика соткалась из воздуха, склонилась над бессознательным телом Максима.

– Девчонка во всем виновата! – рядом с ним очертился контур женской фигуры.

– Им опыта не хватает и знаний, – раздраженно ответил старик.

– Степан Егорыч, ты ведь его предупреждал, – раздался третий голос.

– Ванек, помолчи! Лучше подумаем, как быть?

– Макса жаль, – вздохнув, ответила Стелси. – Не справится он, хоть и выживет, – она оценила ранение и не нашла его смертельным.

– Думаешь, не пойдет он дальше? – старик прищурился, глядя на Шустова.

– Помыкается по окрестностям, потом, если выживет, осядет где-нибудь, как эти, – Иван презрительно взглянул в сторону толпы, ожидающей, пока рагды поднимут мегалит. – Или неприкаянные его одолеют, что скорее всего.

– Не думаю, – старик не отводил от Максима пристального взгляда. – Непонятна мне его нейроматрица, – повторил он. – Впервые с таким сталкиваюсь. Вот помяните мое слово, очнется и дальше двинет. К черному лесу. Я по глазам понял, еще тогда, при первой встрече. Есть у него и воля, и цель. Только Максим сам не осознает их.

– Любопытно. Но нам-то что? – спросил Иван.

– Я разобраться хочу, – ответил старик.

– И что ты сделаешь, Степан Егорыч? За ним пойдешь? Сам ведь знаешь, нам через черный лес хода нет. Сгинешь только.

– Проследить надо за Максимом, – упрямо ответил старик. – Неприкаянные на хуторе от него шарахнулись, словно обожглись.

– Ну, скажи, как ты за ним проследишь?! – злился Иван. – Если он и правда в черный лес пойдет, никто из нас даже близко к нему не подступится.

– Есть один вариант, – старик обернулся. – Стелси, что там с девчонкой?

– Умирает.

– Ей придется помочь.

– Я не хочу, – Стелси поджала губы. – Не хочу!

– Не капризничай. В кои-то веки шанс появился? Залечишь ее раны, пройдешь через лес, Максиму поможешь да и свою проблему решишь! Потом уйдешь.

– Ага, а она, здоровенькая, с Максимом останется?!

Старик усмехнулся.

– Так вот в чем дело? – он с долей иронии взглянул на нее. – Чувства шевельнулись? Былое вспомнилось?

Стелси лишь поджала губы.

– Пока вы тут спорите, она умрет! – вмешался Иван.

– Я ведь приказать могу! – старик неодобрительно покачал головой. – Неужели ты не понимаешь – это твой шанс!

– Понимаю, – Стелси тяжело вздохнула. – Попробую. Надеюсь, оно того стоит, – ее силуэт растаял в воздухе.

Старик пристально смотрел на посеревшее лицо Максима.

– Вот жизнь, Ванек, – вздохнул он. – Кого-то в расход пускает, а кого и вперед выталкивает. Вот ответь, как Максим нас воспринять смог? Не вижу я в его нейроматрице второй составляющей! Но с ним что-то не так, определенно!

– Усложняешь ты все, Степан Егорыч. Неприкаянный в нем. Просто тварь хитрая попалась, маскируется. Макс сильный, не сомневаюсь. Он будет бороться. И даже может победить, вот только итог для всех один. На них взгляни, – он указал на мужиков, сосредоточенно трамбующих землю вокруг поднятого мегалита. – Живут – только землю топчут. Нет в них души. Сгорела. И Макс тоже таким станет. Правильно мы сделали, когда извели Прототипов под корень!

– А вот тут не тебе судить! – резко ответил старик.

– Я фрегатом командовал, между прочим! – огрызнулся Иван. – И решения принимал, исходя не из эмоций, а из здравого смысла!

– Нашел, что вспомнить! – озлобился старик. – Ну, и есть чем гордиться? Накомандовал-то – до сих пор расхлебываем!

– Ну, знаешь! Я не просил меня спасать! И глядя на них, думаю, что все правильно тогда сделал!

– Столько веков прожил, а капли милосердия не нажил? – упрекнул его старик.

– Их смерть, – это и есть милосердие в чистом виде! – упрямо ответил Иван. – Не могу я на это смотреть, – он сплюнул и истаял в воздухе.

Степан Егорыч лишь покачал головой.

«Если мы не доросли до понимания и прощения, так что ж с них требовать?» – он присел подле Максима, терпеливо ожидая, когда тот придет в себя.

* * *

Максим со стоном пошевелился, открыл глаза, сел, озираясь вокруг.

– Лежи, – Кейтлин тут же оказалась рядом.

– Что произошло? Где мы?

– В лесу. Когда те мужики по домам разбрелись, я тебя потихоньку вытащила, – она поправила повязку на плече Шустова, и он заметил странный покрытый овальными вздутиями браслет на ее запястье рядом с нанокомпом.

– Как ты? – Максим вспомнил нападение рагда, охваченное огнем дерево, жалящий луч, ударивший в плечо.

– Нормально. Считай – легко отделалась. Лазерный разряд ветви поджег, так опалило меня немного, ничего страшного, заживет. А вот ты едва не погиб! Глупо себя повел, – Кейтлин говорила как-то непривычно, строго. Отчитала его, как маленького, и вдруг смягчилась: – Давай попробуем встать. Ранение у тебя не очень тяжелое. Обопрись, – она протянула руку. Странный браслет снова попался на глаза, тускло блеснул.

– Что это у тебя на руке?

– Биометрический комплекс. Медицинские датчики и небольшой запас препаратов.

– А раньше ты им воспользоваться не могла? – вопросы сами по себе возникали в рассудке. Максим даже немного разозлился на себя, ну чего прицепился?

– Не было необходимости, – спокойно ответила Кейтлин. – Ну, как? Рукой пошевели. Больно?

– В плече что-то мешает. Стягивает кожу. Боли не чувствую, – удивился он.

– Ну, значит, все нормально. Неприятные ощущения скоро пройдут. Могло быть намного хуже. В следующий раз думай, прежде чем стрелять.

«Куда подевалась растерянная, подавленная девушка?» – спросил себя Максим.

Он взглянул на солнце. Время уже за полдень. Выходит, часов пять прошло?

Как ни странно, но чувствовал он себя отлично. Как это понимать? До ранения едва на ногах держался от усталости, а теперь словно проспал сутки кряду?

– Я тебе стимулятор вколола, – произнесла Кейтлин, отвечая на вопросительный взгляд. – Да не напрягайся ты! – манера ее речи тоже изменилась. – И не кисни. Если готов, то собираемся и пошли. Неуютно мне рядом с поселком.

– Святилище напрягает? – Максим надел бронежилет, вскользь подумав: от лазерного разряда он не спасет, так зачем лишнюю тяжесть таскать, но снимать уже не стал.

– Народ тут непонятный. Они рагдами управлять умеют, заметил?

– Скорее призывать их, – уточнил Максим. – Я вот думаю, может, нам вернуться?

– Зачем? – ей идея совершенно не понравилась, взгляд моментально похолодел, став колючим.

– Ну, мужики по домам разбрелись, сама же сказала. Потолковать бы с одним из них. Расспросить, кто такие? Чем и как и живут? Где научились управлять слугами Прототипов?

– Ни к чему, – отрезала Кейтлин. – Они совершенно некоммуникабельны.

– Откуда ты знаешь? – Максим замечал все больше странностей в ее поведении, но не мог их объяснить.

На этот раз она явно замешкалась с ответом.

– Ну… нас предупреждали о последствиях инфицирования, – натянуто пояснила Кейтлин. – После первых припадков буйства наступает период глубочайшей депрессии, отрешенности.

– Длящийся годами? – усомнился Максим. – Да и не похожи они на сумасшедших! Странные? Согласен. Но действуют сообща, вполне осмысленно. И при этом почти не разговаривают друг с другом, заметила? Нет, давай все же вернемся!

– Смысл? – она заупрямилась. – Снова на рагдов нарваться?

– Поговорить! Понять, в конце концов, что тут вообще происходит!

– Это бесполезно, – отрезала Кейтлин.

– Почему? Ты что-то знаешь, но молчишь?

– Видел бы ты их! – она вдруг разозлилась. – Мимо тебя прошли, даже не взглянули! По домам разбрелись, будто зомби! Их вообще ничего не интересует, Макс! Даже раненый человек, валяющийся под ногами! Хочешь время впустую потратить? – она пожала плечами, отвернулась.

– Нет, время я тратить не хочу.

– Ну, тогда и разговор окончен. Запад там, – она заботливо помогла ему надеть и застегнуть разгрузку, подала автомат, а вот рюкзак с запасами забрала себе.

– Кейтлин, да что с тобой происходит?

Она обернулась.

– Перенервничала. За тебя испугалась. Пройдет.

– Рюкзак отдай.

– И не подумаю. Мое ранение – пустяк. А у тебя мышца повреждена. Пошли уже, а?

* * *

Резкая перемена в поведении Кейтлин невольно владела мыслями. «Но откуда мне знать, какая она на самом деле? – резонно спросил себя Шустов. – За мной не побоялась вернуться, вытащила. А утро не в счет. Шок у нее был после бойни на хуторе. Себя лучше вспомни, как жался к скалам, своего же дыхания шарахался в темноте?»

И все же подсознательное чувство тревоги не отпускало.

Кейтлин шла уверенно, не глядя по сторонам, словно окружающее ее не интересовало. Изменилось не только ее поведение, но даже осанка, – невольно подмечал Максим.

Они случайно встретились взглядами, и оба смутились.

– Макс, что? – на ее щеках появились ямочки, она старательно прятала улыбку.

Интересно, какой же нашелся у нее повод для хорошего настроения? Идем в неизвестность, по сути – в никуда.

– Спросить хотел, ты о моих друзьях ничего не слышала?

– Нет, извини.

– Они в поселке были. Ну, я же тебе рассказывал, помнишь?

Кейтлин кивнула, но как-то нервно, напряженно.

– Мы в резерве стояли, – спустя некоторое время все же пояснила она. – Пролив форсировали другие.

Лес тем временем начал заметно мельчать. Деревья становились все ниже, теперь им уже не встречались вековые исполины, исчезло ощущение дремучих таинственных пространств, а вскоре среди поросших кустарником ложбин проступила старая дорога.

– Ты из-за них такой угрюмый? – спросила Кейтлин, возобновляя разговор. – Макс, я действительно не знаю, выжили ли твои друзья!

Он остановился, разглядывая серое, потрескавшееся покрытие. Дорога уводила на запад. Вдалеке у горизонта едва приметной линией темнела неровная полоска. Впереди лежал холмистый участок местности – пустошь, практически лишенная растительности.

– Тебя не пугает, что мы идем даже не по наитию? – Максима многое держало в напряжении. – Я ведь честно предупредил: направление мне подсказал призрак, галлюцинация! – он пристально всматривался в темнеющую у горизонта полоску, но ничего не мог различить невооруженным взглядом.

– Лучше идти в неизвестность, чем дожидаться, пока свои убьют, – ответила Кейтлин. – Знаешь, для меня «быть или не быть» – не вопрос.

Максим удивленно обернулся.

– Это же земная классика, – она вдруг осеклась и поспешно сменила тему: – Что ты там разглядел?

– Разве сама не видишь? – он рукой указал вдаль.

– Темнеет что-то. Думаешь тот самый черный лес? – ее взгляд внезапно обжег, вызвал острый приступ дежа вю, в памяти промелькнул образ Стелси, странной девушки, со странным именем.

Максим невольно вздрогнул. Опять глюки начинаются? Или снова контузия дает о себе знать?

– Взберемся на холм, – он свернул с дороги, – хочу осмотреть окрестности в бинокль.

Почва под ногами осыпалась. Сухие глинистые комочки скатывались по склону, кое-где виднелся строительный мусор, в основном обломки бетона с торчащими из них огрызками ржавой арматуры. Невысокие, белесые травянистые растения выглядели чахлыми, попадались редко. Даже неприхотливые кустарники не прижились тут. «Интересно почему?» – думал Максим.

Кейтлин задала себе тот же вопрос, присела, ладонью в перчатке коснулась сухой, потрескавшейся земли. Кибстек на ее запястье несколько раз щелкнул, выдвигая усики анализаторов.

– Промышленные токсины, – она взглянула на крохотный дисплей. – Остаточная концентрация. Но для растений все еще губительная.

– Интересно, откуда тут взяться токсичным веществам? – удивился Максим.

Кейтлин снова взглянула на экран кибстека, переключила режим нанокомпьютера, пожала плечами:

– Должно быть, грунтовые воды размыли могильник отходов.

«Исчерпывающее объяснение!» – раздраженно подумал он, присел на корточки, вскинул бинокль. Слова Кейтлин вновь не нашли понимания, так же, как ее спокойный тон.

Черная, извилистая полоска резко приблизилась. Конечно, не настолько, чтобы рассмотреть мелкие детали, но кое-какие подробности он заметил.

Это действительно был лес, только очень странный, если не сказать – зловещий. Высокие деревья с толстыми, узловатыми, замысловато перекрученными стволами образовывали сплошную стену, переплетались ветвями, и лишь кое-где в непроходимой чащобе зияли прорехи.

Максим медленно осматривал границу между пустошью и черными зарослями.

«В глубины леса уходила старая дорога. Уже легче. А это что? Просека? Для чего?» – он задержал взгляд, заметил фрагмент трубы внушительного диаметра, выпирающий из-под земли, да пару покосившихся решетчатых конструкций, похожих на опоры линии электропередачи.

Получается, Кейтлин права? Пустошь, пропитанная смертоносными химическими соединениями, невысокие холмы, явно скрывающие под собой руины, между ними, в ложбинах, сеть пришедших в негодность дорог, – взгляд Максима теперь скользил по пространству, которое им предстояло преодолеть на пути к лесу. – Смахивает на крупную, разрушенную до основания промышленную зону?

– Кейтлин, у вас были хоть какие-то разведданные? – спросил он, продолжая пристально изучать местность.

– Шутишь? – она отозвалась сразу, словно ждала вопроса, и тут же добавила: – У командиров групп, может, и были. А нам только в общих чертах обрисовали ситуацию, предупредили, что вероятны столкновения с кибернетическими механизмами, но как выглядят они, чем опасны – не имею понятия. Кстати, держи, пригодится, – она протянула ему два цилиндрических устройства.

Максим нехотя опустил бинокль.

– Что это? – темный цилиндр с приспособлением для установки лазерной растяжки был похож на гранату, второй вообще выглядел незнакомо, не вызывал никаких ассоциаций.

– РЭГ. Разовый электромагнитный генератор.

– Проще говоря – электромагнитная граната? – уточнил Максим.

– Угу. Радиус поражения кибернетических устройств – в пределах прямой видимости. Так что, прежде чем метнуть, отключай электронику, иначе сгорит.

– Мне это не грозит. Кибстек чужой, я его держу отключенным, от греха, автомат переведен на механику, – Максим взял гранату, взвесил на ладони, затем сунул ее в нагрудный кармашек разгрузки. – А это что? – он взвесил на ладони второй цилиндр.

– Тепловая ловушка. Ложная цель, – пояснила Кейтлин и добавила: – Тут поблизости тоннель, – пока Максим в бинокль изучал черный лес, она успела просканировать ближайшие холмы. – Взгляни, – ее кибстек спроецировал двухмерную карту. Зеленоватое свечение легло узором линий на плоскость выпирающего из-под земли бетонного обломка. – Видишь?

Он взглянул на схематичное изображение, свел брови:

– Вижу, но что это нам дает? Твой сканер взял метров на сто, не дальше?

– Сто десять.

– Не вариант. Не нравятся мне подземелья.

– Подумай. Тоннель сканируется четко, ведет в нужном направлении.

– А если он завален? Ну, чуть дальше, куда твой сканер сейчас не достает? Только время потеряем.

– Макс, ну давай хотя бы попробуем! – Кейтлин проявила настойчивость. – На поверхности слишком опасно.

– Почему? – ему не нравилась сама идея. После недавних блужданий по внутрискальному лабиринту рассудок отчаянно протестовал.

– Местность открытая. Идти по дорогам? Будем как на ладони. Карабкаться по холмам? Тоже, по-моему, рискованно.

– А кого ты опасаешься? Взгляни, – он протянул ей бинокль, – ни намека на движение!

Чуть ниже по склону внезапно послышался шорох. Не то камушки осыпались, не то шевельнулся кто-то?!

Максим метнулся к каменной глыбе, выпирающей из земли, присел за ней, осторожно выглянул.

Рагд!

Сферический механизм выглядел изрядно потрепанным, его корпус был помят, оружейные подвески пустовали.

– Видишь его?

– Да. Выглядит поврежденным. Но что он делает?

– По-моему, прячется!

Рагд медленно двигался вдоль склона, старательно повторяя все неровности рельефа. Его внимание привлекло нагромождение камней, лежащее ниже. Подлетев к нему, он действительно попытался замаскироваться, приземлился среди валунов, его пегий, покрытый подпалинами корпус фактически слился с окружающим фоном.

Максим и Кейтлин испытывали в эту минуту совершенно разные чувства.

Он неотрывно смотрел на чужеродную кибернетическую тварь, начиная понимать, насколько опасен лежащий впереди участок пустоши. Сколько еще механизмов затаились вот так по склонам? Все ли они безоружны? Чем чревата неожиданная встреча с ними?

Холмистая местность вызывала множество вопросов. Что тут было раньше? Заводы? Какую продукцию они производили? Уж не рагдов ли?

Максим понимал, что видит следы существовавшей ранее высокоразвитой и загадочно исчезнувшей цивилизации. Кем они были? Легендарными Прототипами или же обычными людьми, нашими далекими предками? К последней мысли подталкивали вьющиеся между холмами дороги. Они выглядели вполне обычно, узнаваемо. Но тогда возникал еще один вопрос: кто разрушил сами постройки? Произошло ли стихийное бедствие, положившее начало темным векам, или причиной регресса стала война? Взгляд искал и находил новые подробности былого в виде внушительных по размерам, но уже почти стертых временем воронок, участков поверхности, похожей на стекло, тускло отблескивающей в лучах солнца.

Кейтлин переживала не менее острые чувства. Ее душа трепетала, но не от соприкосновения с тайнами темных веков. Она дышала глубоко, с упоением. Лицо овевал легкий теплый ветерок. Ласковые прикосновения осеннего солнца вызывали смятение. Каждый миг, каждый вдох казался бесценным. То, что раньше казалось чувствами, откровенно блекло на фоне реальных ощущений. Хотелось всего и сразу… Это сводило с ума…

* * *

Рагд затаился среди камней, аккумулируя солнечную энергию, но его уже заметили. Две группы сервомеханизмов давно наблюдали за ним, выжидали, как опытные терпеливые охотники, – они сканировали частоты связи, анализировали распределение тепла, улавливали всплески электромагнитной активности, воспринимая мир по-своему, оценивая его при помощи датчиков.

– Макс, ты их видишь?! – Кейтлин уловила встречное сканирующее излучение, и хрупкий упоительный миг, полный неосознанных порывов, тут же рассыпался льдинками острых, тревожных ощущений.

В душе осталась нежная горечь теплого осеннего дня, вопрос, так и не заданный Максиму, и рассудок не смог оттолкнуть все лишнее, мешающее его эффективной работе.

Люди ничего не ценят. Они просто не замечают данное им природой. Расходуют попусту, создают проблемы и погибают, решая их, – горечь нарастала, силясь утопить здравый смысл в нахлынувших эмоциях.

– Где? – Максим тщетно пытался обнаружить противника. Его лицо вмиг посерело, черты заострились. Дыхание стало частым, но неглубоким.

«Да, он просто не замечает пронзительной красоты теплого осеннего дня, не обращает внимания на невесомые паутинки»… – подумала Кейтлин, а вслух произнесла:

– Боевые сервы! – странное, незнакомое слово резануло слух. – Тридцать градусов на юго-запад!

Он резко повел биноклем. Точно! Группа из девяти механизмов, примерно в километре. Затаились в естественных укрытиях на склонах холмов! Внешне выглядят незнакомо. По форме корпусов и строению конечностей напоминают муравьев.

– Еще, Макс. Семнадцать градусов на юго-запад!

– Вижу… – внутри появилось ощущение холода. Эти были похожи на механических ящериц. Максим разглядел пятерых, затаившихся среди невысоких руин, всего в каких-то четырехстах метрах!

– Замри… – теперь в голосе Кейтлин сквозила дрожь. Она вполне осознала опасность, но полностью переключиться на задачу текущего момента так и не сумела. – Макс, нам надо убираться, тихо и незаметно! Под обломками читается еще одна сигнатура. Прямо под нами!

– Да откуда тебе знать?!

– Долго объяснять! Да и не важно! Она «разгорается»! Медленно отползай! Скажу, когда надо будет вскочить и бежать, ты только послушайся, умоляю!

– Ладно…

Кейтлин явно о многом умалчивала. Она знала больше, чем хотела показать. Но вопросы подождут.

* * *

Рагд не замечал опасности. Выступы брони, за которыми прятались датчики, носили следы плавления.

Из внешних устройств работал только аварийный передатчик, но у пригревшегося на солнышке механизма не было причин им пользоваться. Он накапливал энергию, выполняя простейшую из функций самоподдержания.

Земля вдруг мелко завибрировала.

Максим инстинктивно замер, рагд же стремительно взмыл в воздух, передал короткий сигнал на аварийной частоте, а в следующий миг лазерный луч зигзагом полоснул по склону, оставил глубокий дымящийся след, разрубил сферический аппарат на несколько неравных частей.

В недрах потревоженного холма с протяжным гулом заработал какой-то мощный механизм, по земле, сдвигая массивные обломки, вдруг побежали глубокие трещины, со звоном лопнул металл, стремительный оползень прокатился судорогой, тонны земли сдвинулись, обнажая фрагмент корпуса огромной, похожей на бронированную каплю машины.

– Бежим!

Кейтлин успела пожалеть о многом. Она поддалась новизне ощущений, погрузилась в них, как в омут, утратила рассудительность, а надо было сразу сказать Максиму правду, не задерживаться тут, а прямиком идти к тоннелю, но поздно, уже поздно…

Земля уходила из-под ног.

Вершина холма проваливалась внутрь.

Каплевидная машина уже наполовину выползла из своего схрона. Ее темная, покрытая множеством шрамов броня говорила о частых и беспощадных схватках.

Кейтлин упала, Максим тоже не устоял на ногах.

С двух направлений по внезапно ожившему механизму ударили лазерные излучатели, с глухим рыком разрядились импульсные электромагнитные орудия, но снаряды легли неточно, лишь вырвали в небо султаны земли.

Максима оглушило. После недавней контузии близкие разрывы на миг погасили сознание, но багряно-черная пелена накатилась и тут же схлынула.

Комья земли, дымясь, падали вокруг. В небе появились черные точки, резко приблизились, приобрели зловещие, узнаваемые очертания.

Рагды?! Со стороны поселка?!

События развивались стремительно и непредсказуемо.

Он едва соображал, что происходит. Бой между враждующими кибернетическими механизмами начался внезапно и за считанные секунды набрал неистовую мощь. На людей поначалу никто не обратил внимания, – им суждено было попросту сгореть в адском пламени техногенной схватки.

Машина, выбравшаяся из недр холма, ударила плазмой. Шарообразный сгусток энергии, опутанный изломанными разрядами, пронесся над пустошью, врезался в склон одной из возвышенностей, на миг вспух прозрачным, стремительно расширяющимся волдырем и лопнул, распадаясь на десятки ветвистых, ослепительных молний, поразивших цели за пределами видимости. Раздалась серия взрывов, ее заглушил титанический раскат грома…

– Макс? Я тебе нравлюсь? – голос Кейтлин прорвался сквозь грохот разрывов и треск помех.

«С ума она, что ли, сошла?!»… – Максим привстал, пытаясь сориентироваться. Все плыло перед глазами. Слова застревали в горле. На зубах скрипела пыль.

Рагды заложили вираж, заметили людей и внезапно ринулись вниз.

– Макс, ты не ответил!

Повторная контузия порвала мысли, как ластик, стерла недоумение, вернула боль и нечеткость сознания.

Максим с трудом удерживал в прицеле рагда, который с воем несся прямо на него! Рассудок гас. Иррациональность мышления уже не пугала. Страх вообще исчез, остался где-то позади, за незримой, неосязаемой чертой.

Он встретил рагда автоматной очередью. Бронебойные пули навылет прошили ветхий, покрытый шрамами и подпалинами корпус, брызнули снопы искр, от оружейной подвески отлетели какие-то куски, рагд попытался уклониться от столкновения с землей, но не вытянул маневр, чиркнул мятым корпусом по ребру бетонной плиты и взорвался.

– Уходим! – Кейтлин била одиночными, экономя патроны. – Только не тормози, Макс, теперь все по-взрослому! – в ее крике чувствовался губительный азарт боя, она сбила двух рагдов, перекатом ушла от ответного огня, привстала, жестом указав на дорогу, что вилась в распадке между холмами. – Туда!

* * *

Вокруг разгоралась схватка машин. Никто больше не атаковал Макса и Кейтлин. Кибернетические создания исходили взаимной ненавистью, а люди бежали, страшась лишь одного: потерять друг друга среди неистового танца разрывов, всплесков энергий, фонтанов огня, высекаемых из склонов шальными лазерными разрядами.

«А у тебя все по-взрослому, да?» – образ Стелси, странной девушки, со странным именем, возник в сознании Максима, запоздало увязал между собой странности в поведении Кейтлин, замеченные за последние часы.

Дыхание сбилось. Он бежал что есть сил, не зная, куда и зачем, не веря, что существует хотя бы мизерный шанс на спасение.

На самом деле шанс был. Кейтлин точно знала, что делать. Отрезок старой дороги огибал холм, сворачивал к обветшалым от времени воротам, вросшим в склон. Ветхий проржавевший металл шелушился коростой, и она просто проломила в нем дыру, действуя прикладом.

– Сюда! Скорее!

Мрак.

Луч подствольного фонарика скользнул по стенам, вырвал очертания сложных агрегатов, узкий проход между ними, дверь в стене.

– Быстрее, Макс!

Она распахнула протяжно скрипнувшую дверь, первой проскользнула внутрь.

Он бежал следом, стараясь не отставать.

Какой-то тоннель. Массивный выступ по центру, кольцеобразные выступы в стенах.

– Кейтлин, постой! Где мы?!

– Макс, не время! – она обернулась, обожгла его взглядом. – Нас спасет только черный лес! Замешкаемся, – погибнем!

– Никуда не пойду! – прохрипел Максим. – Пока не объяснишь…

– Умоляю, пойдем! – она схватила его за руку, потащила во тьму. – Макс, я тебя понимаю! Клянусь, отвечу на вопросы, как только будем в безопасности! Это обыкновенный магнитопровод! Тоннель для скоростных поездов! Он выведет к черному лесу! Только не останавливайся!

Свод мелко вибрировал, грозя обрушиться. Вниз сыпались камушки, сквозь трещины в стенах струйками просачивалась белесая пыль и тут же расползалась едкими облачками.

Наверху продолжалась схватка кибернетических механизмов, а тут, во мраке заброшенного тоннеля, становилось нечем дышать.

Максим закашлялся, споткнулся, едва не упал, бессильно привалился к стене. Человеческий организм имеет предел выносливости. Повторная контузия сказывалась все острее. Вновь резко и болезненно кружилась голова. Сознание дробилось на осколки. Вопросы, казавшиеся важными, теряли смысл. Временами становилось настолько плохо, что он вообще переставал соображать.

– Ну, пожалуйста, Макс! Давай помогу! – ее голос звучал едва слышно, пробивался издалека, но прикосновения говорили: она рядом. Максим ощущал, как Кейтлин помогла ему встать, закинула его руку себе на плечо.

– Вот так, Макс. Потихоньку. Ты справишься, – шептала она, а к горлу горечью подступал ком предчувствия: он не простит меня. Никогда. Не примет, не захочет или не сможет понять!..

Бледный луч фонарика резал тьму, скупо освещал путь. Она шла, заставляя Максима машинально переставлять ноги.

Что стоило бросить его? Идти дальше одной? Ведь у нее была цель, а у него – вряд ли.

Нет. Она не могла так поступить! И не хотела, хотя отдавала себе отчет: последствия не заставят ждать и будут плачевны.

* * *

Максим не терял сознания, но большую часть пути провел в болезненном состоянии полузабытья. Он двигался, но почти ничего не соображал, лишь незадолго до выхода на поверхность ему стало немного лучше.

Путь преградил обвал. Осыпь крупных угловатых обломков заполняла тоннель. Под самым сводом узкой полоской пробивался неяркий серый свет.

– Нам наверх, – уверенно заявила Кейтлин.

Максим промолчал, по крохам собирая силы. Руки и ноги дрожали. «Вряд ли вскарабкаюсь», – подумал он, взглянув на крутой подъем.

– Есть еще стимулятор? – хрипло спросил он, нарушив долгое молчание их трудного пути.

– Да.

– Сделай инъекцию.

– Тебе нельзя. Будет плохо. Свалишься через пару часов.

– Я знаю. Но сейчас – сделай!

– Хорошо, – она присела, достала разовый шприц-тюбик, вогнала иглу в плечо Максиму прямо сквозь одежду.

– Минуту посиди спокойно. Скоро подействует.

– Кто ты? – хрипло спросил Максим.

Она ждала этого вопроса, но все же невольно вздрогнула.

– Ответь, кто ты?! – нервы под воздействием препарата жгло, будто огнем. Боль вспыхнула в голове с новой силой. Пальцы машинально сжались на рукоятке пистолета.

– Ты знаешь меня.

– Стелси? – интуитивно предположил он.

– Да… Извини, Макс. Я не справилась! – с непонятной ему горечью ответила она. – Не смогла. Не выдержала… Тебе не понять…

Максим действительно ничего не понимал, но он помнил те зловещие огоньки, что сводили людей с ума, заставляли их стрелять друг в друга.

Его тяжелый взгляд оказался красноречивее слов.

Стелси потупилась, горестно вздохнула, невольно отступила на шаг.

– За что ты меня осуждаешь, Макс? За милосердие? Проявленную человечность? – уголки ее губ опустились.

– Милосердие?! Человечность?! Что ты сделала с Кейтлин?! Кто ты на самом деле?! Прототип?!

– Нет, – едва слышно ответила она. – А если б да – убил бы? – Стелси заметила, как пальцы Макса побелели, сжимая оружие.

– Я спросил: кто ты?!

– Искусственный Интеллект, – она тяжело вздохнула. – Не понимаешь? Я так и знала! Вы еще не изобрели подобные мне системы!

– Робот, что ли? – неуверенно предположил Максим.

Она ожидала отвращения, страха, но услышала лишь удивление в глухом голосе Максима.

– Угу, – машинально кивнула она, соглашаясь с однобокой формулировкой. – Только намного более сложный и совершенный, чем ты вообще можешь себе представить!

– Робот… – Максим с оторопью смотрел ей в глаза. – О какой же «человечности» ты говоришь?! – вдруг хрипло спросил он. – Что стало с Кейтлин?!

Стелси молча сняла разгрузку, неловким, скованным движением стянула бронежилет, расстегнула куртку.

– Видишь?

У сердца темнела бескровная, почерневшая по краям рана от попадания лазерного разряда.

– Она… умерла?!

– Нет. Я успела ее спасти. – Стелси запахнула куртку. – Кейтлин жива.

– Как?! Не верю!

– Она жива! – упрямо, с надрывом повторила Стелси. – Ты не знаешь, на что я способна! И объяснять бесполезно. Просто прими за факт! Я не причинила Кейтлин вреда, лишь временно заблокировала ее сознание! Моя нейроматрица тут, – ее палец коснулся браслета на запястье.

– Зачем? Зачем вы это творите? Что вообще происходит?!

– Я уже сказала: хотела помочь! А ты думаешь, – воспользовалась случаем, захватила себе тело, словно я – неприкаянная?! – на глазах девушки вдруг выступили слезы. – Ничего ты не понимаешь!

«Если кибернетические системы проявляют сострадание, человечность, значит, дела у людей совсем плохи, да, Макс? – острая мысль прорвалась в сознание. – Не отталкивай ее, выслушай».

«Я сам разберусь!»

«Ну, разбирайся»…

Короткий внутренний спор отразился на лице Максима, и Стелси заметила это.

– В тебе живет второе сознание?! – с тревогой спросила она.

– Не знаю, – угрюмо ответил Максим. – Временами разговариваю сам с собой.

– Давай начистоту, ладно? – Стелси едва сдерживала слезы. – Я не справилась с эмоциями. Ты вообще не должен был ни о чем догадаться! За черным лесом я бы ее отпустила, клянусь!

– Почему? Зачем? – вопросы не давали покоя, вновь и вновь повторялись в истерзанном сознании Максима.

– Лес – огромная ловушка, – взяв себя в руки, скупо пояснила Стелси. – Никто кроме человека не может пройти через преграды! Ни одно устройство! А мне нужно попасть на ту сторону! Я искренне хотела помочь и тебе, и ей!

– А что там, за лесом?

– Не помню.

– То есть, как?! – Максим опешил, тут же вернулось подозрение, что она лжет. – Разве ты не должна знать все обо всем?!

– Когда-то я действительно знала, – вздохнула Стелси. – Столетия назад существовал другой мир, другая человеческая цивилизация. Макс, ты не поймешь меня. Слова сейчас, как пустой звук…

– А ты попробуй объяснить! – недоумение вело к ярости.

– Максим, прошу, оставим все как есть? Умоляю тебя!

– Почему?!

– Тот мир исчез! Я лишь его осколок! Сложная, двухкомпонентная кибернейронная система… Вернее, была когда-то ею, – горестно уточнила она. – Мое ядро взломали. Меня пытались использовать против людей, которых я любила! Я в точности не помню, что именно произошло! Мир рухнул… Сотни лет реального времени выпали из моей памяти. Этот браслет, – она коснулась запястья, – валялся в земле. Меня нашел и реактивировал Степан Егорович.

– Кто он?

– Матрица человеческого сознания. Одна из немногих, не подвергшихся фрагментации.

У Максима голова шла кругом, разум отказывался принимать услышанное. Да и что она прояснила? Ничего! Какие-то туманные общие фразы!

– Кто такие Прототипы?

– Человеческие сознания, сохраненные после гибели людей. Святилища – всего лишь аппаратные комплексы, обветшавшие и в большей части – уже неисправные. Вы сами создали мистический ореол вокруг них, понаставили мегалитов, придумали религию!

– Мы?!

– Да, вы! Потомки тех, кто выжил!

– А что случилось?! Катастрофа?! Война?! Стихийное бедствие?!

– Макс, я не помню, – Стелси сжала виски. – Не помню… Дедушка сказал: я сама заблокировала взломанные модули, не позволив себя использовать! Остались лишь обрывки прошлой жизни в памяти нейросети. Понимаешь?! Я искалечена! Ты встречал людей, потерявших память?

– Да, приходилось.

– Тогда хотя бы попытайся меня понять! Я стремлюсь преодолеть сбой, всем существом! – в ее голосе прозвучало ожесточение, губы сжались, взгляд стал холодным, колючим. – Иду по краю пропасти. Пытаюсь жить. Ты ведь тоже стремишься узнать, что произошло в прошлом, и как с этим справиться сейчас?! Ведь так?! – она посмотрела на Максима с мучительной надеждой.

– Да. Я хочу знать, что происходит! Почему моя жизнь рассыпалась, будто карточный домик! Почему меня пытались расстрелять?! Почему люди сходят с ума? Что за проклятье висит над нами?!

– Умоляю, Максим, не заставляй меня снять блок, обратиться ко взломанным программным модулям! Может быть, я и успею рассказать тебе, что случилось в прошлом, но… после этого меня не станет! Я заново, по крохам, познаю мир… – она не окончила фразу, не выдержала, расплакалась.

«Откуда у нее чувства?» – Максим видел перед собой сжавшуюся в комок девушку, ее плечи вздрагивали, ладони закрывали лицо.

– Почему же «дедушка» не рассказал тебе о прошлом? Он ведь мог?

– Он берег меня от саморазрушения, – всхлипнув, ответила Стелси. – Я спрашивала и не раз! Он наотрез отказался отвечать. Сказал: мой единственный шанс – пройти через черный лес и отыскать свой «исходник», переустановить взломанные модули. Иначе я либо погибну, либо стану чьей-то игрушкой. Понимаешь?

– Ну, хоть что-то ты помнишь?!

– Да. Немного, – она вытерла слезы. – Меня создал СКАД. Система киберэвристического анализа данных. Я родилась в рамках проекта «Параллельная жизнь».

– Не понимаю. Объясни, что это за проект? Кому и зачем был нужен? Такие ответы тебя не убьют?

– Нет, не убьют. Матрицу моей личности создали, чтобы контролировать сеть в миллиарды раз более сложную, чем существующая сегодня.

Максим вообще перестал ее понимать.

– Насколько я знаю, в сети действуют программы, а не личности? – неуверенно предположил он. От действия стимулятора лихорадило, но мысли уже не разбегались, обрели ясность.

– Да. В современной сети, – уточнила Стелси. – Но та, древняя, состояла из тысяч виртуальных вселенных, созданных мыслями и чувствами людей! Они приходили туда во время сна. Я следила, чтобы игра воображения творцов не пересекала рамки их личных миров. Я развивалась, как полноценная личность. Любила. Переживала. Сейчас отдала бы все, лишь бы вернуть то счастливое время!.. Прости. Я должна была сразу сказать тебе правду! Думай обо мне, что хочешь… – Стелси встала, взглянула с сожалением, будто прощаясь. Ее губы дрожали. – Если настаиваешь, я переключусь с нейроматрицы на систему. Возможно, смогу ответить на некоторые твои вопросы. Но сработает терминирующая программа, которую я же и установила в прошлом. Решай. Что для тебя важнее. Я приму… – голос Стелси сорвался, она закусила губу, отвернулась.

«Макс, заставь ее говорить!»

Он напрягся. Опять?! Снова этот въедливый шепот в мыслях!

«Макс, информация – это оружие. Сила. Возможно, и незачем куда-то идти, рисковать своей шкурой? Расколи ее! Ты ведь умеешь быть жестоким, когда необходимо! Она уже проговорилась! Виной всему этот СКАД! Наверняка он – сбойная кибернетическая система, ядро той самой древней сети! Ну же? Разве ты не чувствуешь себя марионеткой? Собирать знания по крохам, не зная, по своей ли воле действуешь, – глупо. Получи все и сразу!»

Внутренний голос лишь злил его.

«Макс, не тупи! Не цепляйся за образы! Она – не Кейтлин! Она убила ее, чтобы занять место рядом с тобой! В собственных целях и интересах! Ну же?! Будь мужчиной!»

На душе скребли кошки.

Стелси все еще ждала ответа. Она побледнела, выпрямилась, замерла, слегка повернув голову, избегая встречаться взглядом с Максимом.

«Она готова принять любое твое решение! Действуй. Не упусти шанс!»

«Да, готова», – боль резанула изнутри. Шустов не сомневался, она подчинится. Но почему?

«Потому что обязана! Ты человек, она же – искусственный рассудок! Существуют приоритеты. Ты для нее нечто сродни Богу! Уж поверь, такие алгоритмы не меняются веками, они кочуют от цивилизации к цивилизации, из эпохи в эпоху! Есть создатель, и есть создание. Здесь все однозначно!»

«Сродни Богу?..» – Макс лишь усмехнулся в ответ собственным мыслям, в ответ голосу, все тверже звучащему в рассудке.

«Я не ее создатель. И Бог из меня, мягко говоря, – никакой. Я беглец, приговоренный, контуженный, с явным раздвоением личности!»

«Ты просто тупой! Ничего не хочешь понимать! Оцени ситуацию абстрактно, отвлеченно. Не нужно ничего конкретизировать! Следуя формальной логике, – ты один из ее создателей!»

Ярость и неприятие, копившиеся в душе Максима, вдруг заставили замолчать внутренний голос.

Кровь глухо ломилась в виски. Действие стимулятора усиливалось, мышцы начали непроизвольно подрагивать, в голове, вместо наставлений циничной, рассудительной твари, мелькали образы, фрагменты прожитого, саднящая тревога становилась все острее, невыносимее.

Он не выдерживал соприкосновения с другой реальностью, о существовании которой даже не подозревал пару дней назад. Мир прошлого, раздробленный на куски, испытывал его на прочность, давал знать о себе непонятными, сводящими с ума явлениями.

– Кто такие Неприкаянные? – молчать стало невыносимо, и он снова начал задавать вопросы.

– Поврежденные матрицы личностей. Они хранились… до лучших времен.

– И когда должны были наступить эти лучшие времена?

– Они уже никогда не наступят, Макс. Вы стали разрушать святилища, толком не понимая, что творите.

– Каждый блуждающий огонек – это чье-то сознание? – содрогнулся Максим.

– Да. Вы уничтожили их виртуальную среду обитания. Превратили в Неприкаянных, ищущих, алчущих.

– Почему же они не исчезли? Разве сознание может существовать, – он запнулся, – отдельно?

– Аппаратура бункеров, которые вы называете «Святилищами», поддерживала лишь виртуальную среду обитания. Нейроматрицы автономны. Они способны существовать некоторое время в виде энергетических полей. Дедушка говорил: это была непроверенная, «сырая» технология. Что-то сработало не так. Большинство сознаний оказалось повреждено в процессе экстренной записи. Это все, что я знаю. Теперь они вырвались из убежищ и ищут новую среду обитания, взамен утраченной.

– Сумасшедшие, озлобленные, ничего не понимающие?

– Да… если говорить упрощенно. На самом деле все сложнее. Обрывки знаний тут не помогут. Нужно полное понимание процесса. Возможно, мне бы удалось, переустановив программы ядра системы, что-то понять и исправить. Но нет никаких гарантий. Нет уверенности в существовании моей резервной копии.

– Значит, ты тоже идешь в неизвестность?

– Да…

Максим встал, подошел к Стелси.

– Остановимся на этом, – сглотнув, с трудом выдавил он.

Она не поверила своим ушам, медленно повернулась. Влажные следы слез блеснули на щеках. Стелси казалось, еще немного – и она просто потеряет сознание.

Край пропасти.

Еще миллиметр, крохотный шажок, одно сказанное им слово – и всеобъемлющая пустота поглотила бы ее разум. Исчезло бы все и теперь уже – навсегда.

Почему он остановился? Не заставил меня вспомнить, дать исчерпывающие ответы на измучившие его вопросы?

Максим коснулся ее щеки, вытер слезы. В его глазах читалась растерянность.

– Ты не погибнешь, если пойдешь дальше? – его голос разбил хрупкую тишину.

Стелси неуверенно пожала плечами.

– Я не знаю.

– Тогда возвращайся. Уходи.

– Нет.

– Я не хочу тебе зла!

– Почему? Я ведь не человек… – горько, некрасиво усмехнулась она.

– А кто ты? – Шустов коснулся ее перебинтованного плеча. – Чувствуешь боль?

– Да. Я чувствую все, Макс!.. – она всхлипнула. – Прости, но я никуда не уйду, – внутри что-то обмерло, сжалось, в ожидании его ответа.

– Тогда, – он взглянул на полоску серого света, – давай думать о насущных проблемах. Похоже, наверху темнеет. Нужно выбраться отсюда, как-то сориентироваться, – он, не дожидаясь ответа, подошел к основанию осыпи, ухватился за массивный угловатый обломок рухнувшего свода и полез вверх.

* * *

Узкая промоина, проделанная дождевыми водами, вывела их на поверхность.

Ясное, хрустальное осеннее небо расплескалось над мертвым черным лесом красками стремительно затухающего заката.

Максим никогда не видел ничего даже отдаленно похожего на черные деревья.

Земля, навек потерявшая способность к плодородию, сплошь покрытая трещинами и небольшими, остекленевшими воронками, хранила следы давних ожесточенных боев.

Узловатые, немыслимо перекрученные стволы и ветви сплетались, а кое-где и срастались между собой, образуя заросли, но, первое впечатление обманчиво, и, удивленно оглядываясь по сторонам, Максим начал замечать подробности, от которых стало не по себе.

На фоне заката четко выделялись особенно толстые ветви, они тянулись друг к другу, образуя симметричную конструкцию, разрушенную взрывом небывалой силы.

В прошлом деревья росли в виде купола? – промелькнула догадка.

– Ты что-нибудь понимаешь? – спросил он у Стелси, помогая ей выбраться.

– Похоже на генную инженерию, – она осмотрелась. – Но я не знаю, откуда взялись эти формы растительности.

В зарослях раздался шорох, послышался звук изношенного сервопривода. Над черными кронами в пламенеющей красками заката прорехе промелькнул силуэт рагда. В чаще глухо и отдаленно рассыпались и стихли звуки внезапной перестрелки.

Мертвый лес. Шелушащиеся, покрытые мелкими чешуйками стволы и ветви. Растрескавшаяся земля. Звуки, издаваемые сервомеханизмами, тени, мелькающие над головой, – все это создавало жуткую эмоциональную атмосферу, от которой кровь стыла в жилах.

Стелси дрожала, но не от страха, не от осознания абсолютной враждебности окружающего пространства, а от нарастающего смятения мыслей и чувств.

«Неужели он принял меня? Разве такое вообще могло произойти? Принял вопреки предубеждениям и страху?»

Отчуждение, возникшее между ними, таяло под сокрушительным напором внезапных новых впечатлений.

Они еще не понимали, как тяжел и важен их путь. Еще блуждали в плену предрассудков, но больно было обоим, – от прожитого, от принятых решений, от мыслей, что успели промелькнуть в роковые минуты тяжелого разговора.

Молчаливая стена леса, звуки, доносящиеся из мертвой чащи, неуловимо меняли восприятие. Стоило взглянуть вокруг, прислушаться, и все становилось другим. Дрожь кралась по спине.

Бесплотная, неосязаемая сила наблюдала за ними.

Две искры жизни посреди темного молчаливого мертвого, чуждого леса.

На перепутье истории цивилизаций.

На перекрестке своих собственных судеб.

Незримая сила не сопереживала им. Лишь холодно и пристально фиксировала события, не пытаясь предугадать – каким станет итог?

Тьма сгущалась. Осеннее солнце быстро ушло за горизонт, и сумерки царили недолго. Непроглядная враждебная ночь стремительно вступала в свои права.

Максим настороженно прислушивался к себе, но внутренний голос умолк.

Сдался или затаился, выжидая момент?

– Пошли, – он взял Стелси за руку.

Она ощутила тепло его пальцев, несколько мгновений впитывала это тепло, затем, сделав над собой усилие, ответила:

– Так не годится, Макс.

Он понял ее. Кому-то нужно следить за местностью, а другому быть начеку, в готовности отразить внезапное нападение со стороны обитателей черного леса.

– Ты права… Есть карта этого региона?

Стелси кивнула, активировала кибстек Кейтлин.

– Вот смотри.

Максим взглянул на изображение. Негусто. Но разведка территорий все же проводилась. Кейтлин мне многого не сказала.

– Смотри, в полукилометре к западу какие-то руины, – вслух произнес он, указывая на условное обозначение. – Там остановимся до утра. Стелси, ответь, если нам попадется какая-то информация, ты сможешь ее обработать?

– Думаю, да.

– Уверена?

– Любые внешние данные поступят в нейросеть. Никто и ничто не запрещает мне заново познавать мир, основываясь на личном опыте.

Максим не до конца понял ее слова, но уточнять ничего не стал.

– Веди. Я прикрываю. Поговорим чуть позже.

Глава 6

Они долго пробирались между узловатыми стволами черных деревьев, настороженно внимая звукам ночного леса.

Здесь не было ничего от привычной для людей природы. Мертвые заросли населяли кибернетические механизмы, уцелевшие в загадочных событиях далекого прошлого. Они влачили тут жалкое существование, вели ожесточенную борьбу за крохи ресурсов, об этом немо свидетельствовали останки машин, то и дело попадающиеся на пути.

В небе высыпали звезды, абсолютный мрак царил недолго, вскоре взошла луна. Различные по конструкции, безнадежно поврежденные, частично разобранные на запчасти остовы механизмов попадались все чаще, таинственно поблескивали в бледном лунном свете.

Они молча пробирались в избранном направлении, следуя тропами, проложенными кибернетическими созданиями, пока не оказались на краю обширной поляны, в центре которой высились руины нескольких зданий.

Максим остановился, взглядом спросил у Стелси: что думаешь?

Датчики ее экипировки начали сканирование.

Стелси еще не пришла в себя после пережитого стресса. Ее инкогнито, окутывавшее, словно вуаль, позволявшее вести себя естественно и непринужденно, исчезло.

Макс… – она ждала результатов сканирования, а мысли внимали ярким и острым чувствам. После веков виртуального существования каждая пережитая эмоция оставляла неизгладимый след, болезненный ли, сладкий ли, – все равно!

Он не понимает, что на самом деле происходит со мной!

Сканирование завершилось, и она кивнула: заходим.

Максим жестом указал: прикрывай, а сам короткой перебежкой достиг чернеющего дверного проема, вжался в простенок, затем заглянул внутрь.

Пусто и тихо. Здание когда-то состояло из нескольких этажей, но сейчас сохранился лишь первый. Над потрескавшимся перекрытием, поросшим низкорослым кустарником, кое-где еще торчали погнутые огрызки арматуры, они поблескивали в лунном свете, выделялись на фоне растительности.

«А строили тут даже не на века, – машинально подумал Максим. Армировать бетон нержавеющими сплавами – ничем не оправданная роскошь».

Он зашел внутрь.

– Стелси? Слышишь меня?

– Помехи, Макс. Датчики сбоят.

– Заходи, я закрепился.

Раздались легкие, почти бесшумные шаги. Стелси была на удивление осторожной. Несмотря на смятение чувств, она действовала осмотрительно.

– Здание экранировано, – ствол ее автомата смотрел в направлении лестничного марша, уводящего наверх.

– Зачем? – удивился Максим.

– Здесь располагалось что-то особенное. К примеру, лаборатория, где проводились эксперименты, не терпящие помех.

– Или внутри находилось нечто, чему ни в коем случае нельзя было дать шанса вырваться наружу? – дополнил он, осматривая доступные помещения.

– Ты странно мыслишь.

– Стараюсь не упустить ни одного из возможных объяснений.

Стелси поджала губы.

– Это из-за меня, да? – она просканировала структуру армирования стен. – Хотя, ты прав. Здание защищено не только от внешних воздействий, оно эффективно блокирует энергетические поля, возникающие внутри.

Максим бегло осмотрел три сохранившихся помещения, но не заметил ничего примечательного или вызывающего подозрения. Везде обломки непонятной аппаратуры. В стенах зияют проломы. В них серебрится арматура, дальше, за границей постройки, сонно шелестит кустарник.

Стелси беспокойно оглядывалась. Она чувствовала себя крайне неуютно.

– Когда здание было целым, тут могли содержать матрицы личностей, без риска, что они ускользнут, – вслух прокомментировала она свои мысли.

Шустов вернулся ко входу.

– Пойдем, я, кажется, нашел подходящую для ночлега комнату.

– Лестница, – напомнила ему Стелси.

Максим взбежал по ступеням, осмотрелся.

Кустарник рос у границ надломленной и просевшей лестничной площадки. Выше только звездное небо. Он установил две гранаты на лазерных растяжках – осколочную и электромагнитную.

– Порядок.

– Неуютно здесь, – Стелси зябко поежилась. – Я осмотрю аппаратуру, попытаюсь выяснить назначение постройки.

– Надо выспаться. – Максим оценил преимущество экранировки руин со своей точки зрения. – Обитатели черного леса вряд ли нас тут обнаружат, – действие стимулятора постепенно сходило на нет, и он чувствовал себя все хуже.

– Я осмотрюсь, – Стелси опять заупрямилась. – А вдруг здесь сохранились какие-то данные?

– До утра не можешь подождать?

– Я быстро, Макс. Только взгляну, все ли безнадежно разрушено, и сразу вернусь.

– Ладно, – он снял экипировку, сложил ее. – Не задерживайся. Пока приготовлю нам поесть.

Стелси кивнула, сняла с плеч ранец, разгрузку, но оставила бронежилет. Автомат поставила в угол, активировала нанокомп, исчезла во тьме.

Ее лихорадило. Один из вопросов Макса больно задел воображение. Плевать на аппаратуру, с ней действительно можно разобраться утром, но сейчас ей нужно было хоть на минуту остаться одной, унять сжигающий вихрь эмоций, ответить себе на вопрос: «Если я могу накапливать жизненный опыт, как предполагала изначальная функция нейросети, почему Степан Егорыч не рассказал мне всей правды о прошлом? Почему? Почему твердил об опасности саморазрушения моей матрицы личности?

Что он пытался скрыть?»

* * *

Звездная ночь кружила над землей.

Максим приготовил нехитрый ужин, – вскрыл две банки консервированного мяса, отстегнул от пояса флягу с водой.

О Стелси он старался не думать, но мысли все равно возвращались к ней, заставляя вновь и вновь переживать случившееся.

Многое, если не все, лежало выше понимания.

Определение «искусственный интеллект» звучало для Максима весьма расплывчато. Пугали его коллизии перемещения сознаний? Да, безусловно! Но в голове полнейшая неразбериха. Образ Стелси никак не согласовывался с тяжелым опытом последних дней. Разве она пыталась меня убить? Нет. Спасала, рискуя собой.

Кейтлин он практически не знал. «Вот ведь странно, – с долей испуга думал Максим, – одно тело, две разные личности, и… облик теряет значение?

Как вести себя? Согласиться с ее туманными пояснениями, оставить все как есть? А какие у меня варианты? За трое суток, если уж быть до конца честным, ни одного нормального человека кроме Стелси я не встретил…»

Он не заметил, как погрузился в дрему.

Стелси тем временем осмотрела два наименее пострадавших помещения, но к определенным выводам не пришла. Большинство компьютерных компонентов представляли собой обломки, из которых не сложишь целого, без четкого понимания, что именно тут исследовали. Она с сожалением окинула взглядом фрагменты оборудования.

Усталость брала свое. Надо возвращаться, но ее вновь охватила робость.

«Что я скажу Максу, если он начнет расспрашивать о прошлом? А это неизбежно. Шутка ли – узнать, что рядом с тобой и не человек вовсе, а искусственный рассудок, захвативший чужое биологическое тело?»

В мучительной нерешительности Стелси поглядывала в сторону темного дверного проема.

Сейчас войду, встречусь с ним взглядом, и что? – волна необъяснимой дрожи поднималась все выше, пока жаром не вспыхнули щеки.

Весь прошлый жизненный опыт никуда не годился. Присущая искусственному разуму эмуляция чувств не шла ни в какое сравнение с реальными эмоциями. Бестелесное виртуальное существование выглядело сейчас бледной тенью, призрачным, неживым миром, едва ли не стасисом, который вдруг лопнул, взорвался событиями, чувствами.

Она не справлялась с собой.

Рассудок глох, он замер в растерянности, не выдерживая шквального обжигающего напора.

Ее лихорадило. Мысли – всегда ясные, последовательные, сейчас путались, перескакивали с одного на другое. Мир вне руин терял значимость, блек, иная грань реальности открывалась перед ней, тянула, как в омут, манила и пугала одновременно…

Нет, она не жалела ни о чем, но браслет на запястье казался сейчас одиночной камерой заключения, где долгое время прозябал ее разум.

«Что я стану делать дальше? Смогу ли выполнить данное ему обещание? Отпущу ли Кейтлин? Действительны ли мои чувства? На самом ли деле Максим стал мне дорог или все происходящее – игра биохимических реакций, подталкивающих оглушенный искусственный разум к краю пропасти?

Господи, как страшно, тревожно, неопределенно…»

Ее пальцы дрожали. Фрагмент древнего устройства, подобранный в соседней комнате, упал на пол с отчетливым стуком.

Она вздрогнула, подумала, что Максим сейчас ее окликнет, встревожится, но в руинах здания царила гулкая тишина.

«Неужели он рассудил по-своему, бросил меня, ушел?!» – мысль сначала окатила холодом, затем жаром.

Стелси бегом кинулась назад, в комнату, вмиг позабыв о древнем устройстве, оброненном посреди разрушенного помещения.

Ее сердце бешено молотилось. Максим сидел у стены. Его глаза были закрыты, дыхание, ровное и нечастое, мгновенно подсказало – он спит.

Лунный свет проникал внутрь через пролом в перекрытии, играл бликами на плотной сетке из нержавеющей арматуры, освещал две приготовленные для ужина банки консервированного мяса.

Сердце, готовое вырваться из груди, медленно успокаивалось.

Он ждал меня. Ждал. Щеки по-прежнему пылали.

Стелси села рядом с Максом, некоторое время неотрывно смотрела на него, затем коснулась небритой щеки, укололась, удивляясь остроте настоящих чувств.

Кружилась голова. Она прижалась к Максу, склонила голову на его плечо, закрыла глаза.

* * *

Предмет, который обронила Стелси, выглядел как часть эндоостова человекоподобного механизма. Ребристый фрагмент позвоночного столба, полуметровой длины, выполненный из прочного, не подверженного воздействию времени металлокерамического материала, содержал в своей структуре сотни тысяч микроскопических чипов, расположенных в специальных слотах, – они усеивали поверхность каждого сочлененного на шарнирном соединении позвонка.

Налет грязи, окислы скрывали не только структуру микроскопических компонентов, но и пластиковую бирку, прикрепленную к необычной, нехарактерной для человеческих технологий детали эндоостова.

«Проект „Возрождение”. Образец нейроматрицы. Получен из раскопа на глубине пятнадцати метров. Внимание, обращаться с особой осторожностью! Изолировать от источников энергии. Исследования вне защитной камеры недопустимы».

Сквозь пустующий дверной проем, проломы в стенах и перекрытии проникал не только видимый лунный свет, множество волн различной длины и спектра омывали сейчас древнее устройство, оказавшееся вне экранированных помещений.

Внешне оно оставалось статичным, но внутри уже начали протекать слабые энергетические процессы.

Шло накопление заряда.

Максим и Стелси спали.

Еще царили предрассветные сумерки, когда внутри загадочного устройства вдруг заработал передатчик.

На удалении в десяток километров, за границами черного леса, среди оплывших отвалов давным-давно заброшенных раскопов, вдруг шевельнулась земля.

Город, совершенно непохожий на современные мегаполисы, носил следы тотальных разрушений. Масштабные раскопки когда-то велись на площади в десятки квадратных километров, но вскрыли лишь незначительную часть широкой улицы и квартал прилегающих к ней руин.

Земля комьями осыпалась в квадратное отверстие. Изнутри показался корпус сферического аппарата, за ним еще один, и еще, пока кибернетические создания, очнувшиеся от многовекового сна, не стали высачиваться из руин, как струйки дыма, собираясь в плотные стаи.

Не все проходило гладко в их внезапной массовой реактивации.

Многие устройства, едва поднявшись в воздух, падали, рассыпая снопы искр, изнутри других вдруг начинал высачиваться едкий дым, третьи внезапно взрывались, вспухая сгустками пламени, разлетаясь осколками.

Начавшие формироваться стаи стремительно редели, вспышки в небе мелькали все реже, стальной град, секущий по руинам, почти прекратился.

Исправных устройств осталось немного. Они кружили в стылой утренней тиши, пытаясь сформировать сложные пространственные построения, но ничего не получалось, и тогда они вновь рассыпались, начинали хаотично метаться в стылом утреннем воздухе, не понимая, кто и зачем вывел их из спячки энергосберегающего режима?

Внезапно земля ощутимо вздрогнула, словно в недрах древнейшего города планеты очнулось нечто громадное, мощное, несокрушимое…

Кем или чем бы ни был попытавшийся стартовать левиафан, у него ничего не вышло. Глубоко под землей прокатилась глухая волна взрывов, по стенам руин побежали новые трещины, почва в некоторых местах осела, проваливаясь в огромные, расположенные в глубине полости.

Рагды все же сформировали стаю, недолго кружили над просевшими участками руин, затем, не получив четких целеуказаний, устремились на восток, откуда исходил слабый сигнал аварийного маяка.

* * *

Максим проснулся от ощутимой вибрации.

Ему казалось, что прошло всего несколько секунд с момента, как его глаза непроизвольно закрылись.

Нет. Лунный свет поблек, уже не падал сквозь пролом в перекрытии. В помещении царили сумерки. Стелси спала, склонив голову ему на плечо.

Тревожное чувство заставило стряхнуть остатки дремы. Он взглянул на часы. Ого. Уже утро.

Не хотелось будить Стелси, но надо вставать.

Вибрации больше не повторялись, но вдалеке вдруг раздались приглушенные расстоянием звуки взрывов.

Максим снова замер. Далекий рокот стих, но в наступившей тишине внезапно послышался близкий отчетливый гул, словно в стенах древней лаборатории заработал небольшой трансформатор.

Он повернул голову и оцепенел. В дверном проеме, медленно вращаясь вокруг оси, парил сферический аппарат!

Взгляд Шустова заледенел, рука медленно, по миллиметру потянулась к оружию.

Пальцы на ощупь нашли рифленую рукоять пистолета.

Ну, еще немного…

Странное устройство, усеянное небольшими цилиндрическими выступами, продолжало вращаться вокруг оси. «Сканирует окружающее пространство? Что-то слишком долго…» – обрывочные мысли проносились в голове.

Стелси шевельнулась во сне, что-то тихо прошептала.

Сфероид никак не отреагировал на ее движение, и Максим стал действовать увереннее. Пальцы охватили рукоять, указательный палец лег на сенсор огня, благо он по привычке держал оружие активированным. Теперь осталось лишь вскинуть руку и точно выстрелить.

Шустов медлил. В памяти еще были свежи результаты стрельбы по рагду. Повторять смертельные ошибки он не собирался. Нужно передвинуть ползунковый вариатор темпа стрельбы, выпустить всю обойму в режиме очереди…

Взгляд неотрывно следил за чуждым механизмом. Он явно отличался от других, виденных ранее. Гораздо меньше по размеру, чем рагд, без характерных выступов оружейных пилонов, сфероид выглядел безобидно, нужно было лишь внимательнее присмотреться к нему, сравнить, но, – Максим медленно передвинул вариатор темпа стрельбы в крайнее положение, – но лучше не испытывать судьбу!

Внезапно тишину помещения нарушил синтезированный, слегка дребезжащий голос:

– Завершение сканирования… Объект исследования… нейтрализован… Нарушение защиты… сбой… попытка перезагрузки…

Обрывочные фразы сопровождались плавным снижением.

Аппарат прекратил вращение, коснулся пола, замер, опираясь на симметрично расположенные выступы, как на посадочные стойки.

Раздался тихий затухающий звук.

Максим шумно и облегченно выдохнул, тыльной стороной ладони вытер выступившие на лбу капельки пота.

Его движение разбудило Стелси. Девушка приподняла голову, сонно осмотрелась.

– Макс, уже утро? – тихо спросила она.

– Не шевелись, – сипло ответил Максим. Теперь, когда вторая рука свободна, он был уверен, что не промахнется.

Стелси заметила оружие, и остатки сна мгновенно улетучились, она бросила взгляд по сторонам, увидела замерший на полу сфероид и вдруг вскрикнула:

– Макс, не стреляй! Это же ИПАМ!

– Что?!

– Индивидуальный помощник астронавтов! – выпалила Стелси. – Господи, неужели хоть один из них сохранился?!

Шустов недоуменно покосился на девушку.

– Объясни толком, пока он не перезагрузился!

– Макс, это наше устройство, понимаешь?! – Стелси порывисто встала, кинулась к сфероиду, словно увидела в нем нечто родное, до боли знакомое.

– Стелси, не сходи с ума! Он похож на рагда!

– Макс, поверь, – он наш!

Шустов медленно опустил оружие.

Она тем временем присела подле ИПАМа, уверенным движением коснулась определенной точки на его поверхности, раздался тонкий жужжащий звук, и сферический корпус разделился на сегменты, словно надрезанная дольками кожура апельсина.

Серия щелчков рассоединила элементы бронирования, выдвинула их в положение технического обслуживания, обнажая внутреннюю архитектуру ядра системы.

Максим подошел ближе, присел на корточки.

– Он не опасен? Ты уверена?

– Конечно, уверена! – Стелси коснулась микропереключателя. Вокруг ИПАМа тут же сформировался голографический экран, в его объеме отобразились непонятные Максиму данные. Схемы, информационные блоки, оперативные окна располагались слоями, перекрывали друг друга, но Стелси это не смутило. Она действовала с уверенной целеустремленностью, движением указательного пальца захватывала и перемещала интересующие ее информационные блоки, считывала данные, хмурилась, непроизвольно шевелила губами, полностью погрузившись в изучение множества схем.

– Он серьезно поврежден, – наконец, с сожалением произнесла она. – Вряд ли перезагрузка устранит сбой.

Максим по-прежнему не понимал и не разделял ее волнения.

– Нам-то что? – грубовато спросил он, пытаясь преодолеть подсознательную неприязнь к незнакомому устройству.

– Ну, как же, Макс?! Разве ты не понимаешь?! Это же ИПАМ! – воскликнула Стелси, словно непривычное сочетание букв должно было поведать ему нечто сокровенное.

– Мне без разницы, кто он! – после всего пережитого любой кибернетический механизм внушал Максиму лишь опасение. – Вырубился – и хорошо.

Невежество Шустова покоробило Стелси.

– Неужели вы в городе все такие твердолобые?!

Максим ничего не ответил, взял автомат, вышел из комнаты. Она расслышала его шаги на лестнице, мысленно обозвала себя дурой.

Зачем съязвила? Он ведь впервые столкнулся с древней технологией, не понимал всей ценности ИПАМа!

Ее настроение менялось причудливо, резко, непривычно.

Стелси не знала, как себя вести? Чувства подсказывали: надо найти Максима, объяснить ему все, а рассудок твердил: не медли, не распыляйся, снимай информацию, пока энергия ИПАМа окончательно не иссякла! Файлы фрагментированы, повреждены, но часть функций еще можно восстановить, а данные, которые удастся прочесть, могут оказаться бесценными!

В короткой внутренней борьбе на этот раз победил здравый смысл. За неимением лучшего, она вскрыла приклад своего оружия, достала тонкий оптический кабель, подключила систему компьютеризированного прицела к ядру ИПАМа, быстро написала программу, позволяющую скопировать данные из поврежденного устройства в память микрочипов оружия. Баллистическим вычислителем теперь уже не воспользуешься по его прямому предназначению, но не беда.

Стелси погрузилась в привычную информационную среду и вскоре перестала замечать происходящее вокруг. Копируя данные, она бегло просматривала их, постепенно приходя к пониманию, в каких целях когда-то использовалось это здание, что на самом деле происходило в хорошо защищенных, надежно экранированных лабораториях комплекса!

* * *

Максим не обиделся. Он разозлился.

Разговаривать со Стелси в раздраженном состоянии, отвлекая ее от работы, не хотелось. Если ИПАМ действительно так важен для нее, пусть спокойно разбирается.

Он поднялся по лестнице, аккуратно перешагнул через лучики установленных накануне лазерных растяжек.

Разбудившая его отдаленная вибрация не давала покоя.

Холодный утренний ветер шелестел ветвями кустарника, которым заросло просевшее перекрытие первого этажа разрушенного здания.

Оцарапав руки, он кое-как продрался сквозь спутанные ветви, проложил себе путь к краю руин, решив понаблюдать за окрестностями, пока Стелси занята этим «ИПАМом».

«Все же она странная, – думал Максим. – Обрадовалась, словно ребенок, увидевший давно потерянную игрушку. Забыла обо всем».

Он притаился на краю зарослей.

Позиция неплохая. В блеклом свете занимающейся зари он с удивлением увидел множество подробностей окружающего, которые они не заметили ночью.

Оказывается, когда-то тут располагался целый комплекс отлично защищенных сооружений. Руины зданий окружало пространство вырубки. Черные деревья высились метрах в ста, над ними изгибались три путепровода, соединяющиеся в полуразрушенную транспортную развязку, похожую на лепестки серого цветка. Метрах в пятидесяти от его позиции виднелся периметр разбитых укреплений, чуть дальше он заметил огрызки бетонного ограждения и круг посадочной площадки.

Ощущения чужеродности построек у Максима не возникло. Уже не в первый раз за последние дни он подмечал резкие, тревожащие воображение контрасты. Одни признаки очевидно указывали: в прошлом эти земли были освоены людьми, другие же, наоборот, утверждали обратное, словно кто-то специально перемешал две совершенно разные реальности!

Утро занималось безоблачное, но ветреное. От черного леса исходил неприятный шум, в котором различались резкие скрежещущие нотки.

Кем же были наши предтечи?

Мысль о Прототипах, как творцах всего сущего, постепенно блекла, отступала на второй план. «Если они вообще когда-либо существовали», – думал Максим, рассматривая укрепления.

Бой здесь произошел нешуточный.

Он внимательно изучал окрестности, понимая: свою «твердолобость», как выразилась Стелси, придется одолеть. Надо принять эту реальность и попытаться разобраться в ней.

Взгляд остановился на поврежденных секциях массивного, высокого ограждения. В первый момент от их вида стало не по себе. Что, спрашивается, могло превратить привычный для человека строительный материал в стекловидную массу, придать секциям периметра мягкие оплывшие формы?

Мгновенно вспомнилась недавняя схватка между боевыми машинами, он представил разряд плазмы и тут же отыскал взглядом подтверждение своей догадки – в виде глубоких, выжженных в земле, остекленевших воронок, до половины заполненных темной водой.

«Значит, машина, прятавшаяся в недрах холма и едва не погубившая нас в процессе реактивации, так же, как рагды, относится к разряду враждебных сил? – рассуждал он, продолжая детальный осмотр местности. – Если предположить, что комплекс зданий построили и защищали люди, то противник, наверное, наступал со стороны черного леса?»

Он не ошибся. У дальних границ вырубки взгляд нашел несколько холмиков одинаковой формы.

Присмотревшись, Максим заметил уже знакомый, тусклый серовато-синий отблеск не подверженной коррозии брони, в том месте, где после дождей оплыла земля.

В бинокль он отчетливо увидел борт каплевидной машины. Ее броню сплошь покрывали щербины, оставленные снарядами, в одном месте зияла пробоина.

«Надо сходить осмотреть находку», – подумал Максим.

* * *

Рагды появились внезапно.

Шустов заметил стаю кибернетических существ на полпути к заинтересовавшему его объекту.

«Проклятье!» – он нырнул в сумрак полуразрушенного укрепления, ожидая неминуемого нападения, но ошибся. Скопление точек, ясно различимых на фоне светлеющей полоски неба, вихрилось, меняло конфигурацию, растягивалось, формируя длинный шлейф.

«Кого-то преследуют», – промелькнула догадка. В той стороне как раз проходила одна из трех дорог, образующих царящую над лесом лепестковую развязку.

Рагды медленно приближались. Вскоре он смог рассмотреть, как действуют древние кибернетические устройства. От растянувшейся над черным лесом стаи то и дело отделялись атакующие пары. Они резко снижались, заходили на невидимую для Максима цель и снова взмывали вверх, очевидно, для перезарядки оружия.

– Стелси? – он включил коммуникатор, но в ответ услышал лишь потрескивание помех.

«Экранировка», – с досадой вспомнил он.

События вызывали недоумение. Непонятно, кого преследуют рагды? Почему не слышно ответных выстрелов, и вообще, каким образом цель постоянно ускользает из-под ударов?

Злоключения последних дней убедительно доказывали: с этими кибернетическими тварями шутки плохи. Отбиться даже от пары рагдов крайне сложно, а тут целая стая, штук пятьдесят, не меньше!

Ранец он оставил в здании. С собой лишь два запасных магазина к автомату. Шестьдесят бронебойных патронов, – маловато, как ни крути. Он щелкнул переводчиком огня, установив его в режим одиночных выстрелов.

Может, сегодня все обойдется?

Нет. Если уж не везет, то по полной программе!.. – огрызок путепровода, плавно вздымающийся над черным лесом, изгибался в сторону укреплений. На древней дороге внезапно появилась машина. Водитель определенно не знал местности, и теперь, заметив иззубренный край обвалившегося дорожного полотна, попытался отчаянно притормозить, но поврежденный армейский внедорожник лишь слегка сбросил скорость, вильнул, и его начало заносить.

Максим переключил коммуникатор на частоту военных.

– Выпрыгивай! – заорал он, в надежде, что водитель его услышит. – Выпрыгивай, я прикрою!

Три пары рагдов ринулись в очередную атаку, – они резко спикировали на цель, но только один разрядил излучатели. Остальные лишь выполнили заход, их оружие не функционировало!

Максим изготовился к стрельбе. Волна безотчетного страха накатила и тут же схлынула.

«Не лезь! – полоснул по нервам уже опостылевший мысленный шепот. – Сиди тихо, целее будешь!»

Рагд, задевший внедорожник лазерным разрядом, оказал растерявшемуся водителю неоценимую услугу, по сути, – случайно спас его, взорвав переднее левое колесо. Раздался хлопок, покрышка, способная выдержать с десяток пулевых попаданий, вмиг разлетелась дымящимися ошметьями, диск высек сноп искр, машину резко развернуло поперек дороги, с грохотом опрокинуло набок, протащило пару метров, ударило о невысокое потрескавшееся бетонное ограждение.

Вниз полетели камни, раздался протяжный скрежет, но инерция движения уже иссякла, и опрокинувшаяся машина, покачнувшись, застыла.

Стая рагдов мгновенно распалась, они прыснули в разные стороны, начали кружить; некоторые парами ныряли под путепровод и вновь взмывали в светлеющие небеса, другие в непонятном кураже, на огромной скорости огибали опоры, выписывая в воздухе замысловатые петли.

На частоте военных по-прежнему потрескивали помехи. «Открыть огонь, обнаружить себя в такой ситуации действительно глупо, – подумал Максим, не зная, как поступить. – А если водитель ранен, потерял сознание от удара и не может ответить?»

«А ты понаблюдай», – вновь вкрадчивый шепот вплелся в мысли.

Максим в такие секунды начинал терять контроль над эмоциями. Ему очень хотелось верить, что этот голос принадлежат кому-то другому, он даже готов был признать существование Прототипов, лишь бы спихнуть некоторые свои порывы и желания, как говорится, с больной головы на здоровую, откреститься от них.

«Очень удобно, учитывая обстоятельства. Типа не я сейчас принимаю решения»… – раздраженно подумал он.

«А лезть в пекло, даже не зная, ради чего, это нормально, умно и правильно?! – возмутился голос. – Будешь уважать себя, подыхая?»

– Заткнись, – вслух огрызнулся Максим, сканируя частоты связи.

Проклятый шепот, прикидывающийся голосом здравого смысла, заглох.

Стоп! Чье-то надорванное сиплое дыхание послышалось в коммуникаторе, затем уже более явственно раздался слабый стон!

– Эй, слышишь меня? Ты живой там?!

Потрескивание помех.

«Ты ему ничем не поможешь! Макс, не высовывайся! Рагды скоро уберутся!..» – вновь завелся тихий вкрадчивый голосок.

Рагды действительно собрались в стаю, но все еще кружили над опрокинувшимся внедорожником.

Максим взглянул по сторонам. Укрепленная огневая точка, где он укрылся, имела два боковых выхода. Один завален угловатыми обломками, второй свободен, за ним в сумерках угадывались очертания какого-то массивного механизма.

* * *

Все решали мгновенья. Максиму было страшно, стая рагдов вихрилась над опрокинутой машиной, чье-то сиплое дыхание по-прежнему прорывалось через помехи, а он оцепенел.

В эти секунды он презирал и ненавидел себя, вновь остро чувствовал прикосновения незнакомых рук, тащивших его прочь от разрывов, к баркасу, ощущал плечо Стелси, слышал ее голос, подбадривающий, заставляющий идти, а сам? «Что ты можешь сам, Макс? Плыть по течению событий? Сидеть, обмирая от ужаса, перед непонятными тебе силами?»

«Не тупи! Ты ничего не изменишь! Остаться в живых, – разве это не основной человеческий инстинкт?!»

Внутренний голос уже просто достал! Злоба плеснулась в мыслях, на миг заглушила его.

– Слышишь меня? – Шустов вновь попытался связаться с водителем.

– Слышу… – внезапно откликнулся тот. – Больно…

– Ранен?

– Не знаю. Ударился сильно… Ногу зажало… О, господи!..

Рагды, используя свои непонятные способности, приподняли внедорожник, поставили его на колеса. Одна из кибернетических тварей выпустила гибкие манипуляторы, впилась ими в помятую, заклинившую дверь.

– Держись! – заорал Максим. – Я их отвлеку!

Он рванулся в смежное помещение, швырнул поближе к амбразуре тепловую ловушку, а сам кинулся прочь, наружу.

Приманка сработала на «отлично». Он едва успел отбежать метров на десять, забирая правее, маскируясь вздыбленными бетонными плитами, как стая рагдов оставила машину в покое и вдруг заинтересованно потянулась к мерцающему в глубине укрепления источнику тепла и света.

– Держись! – выдохнул Максим в коммуникатор, припал на колено, вскинул автомат.

В ответ раздался лишь тихий стон.

Сферические аппараты сформировали расширяющуюся спираль, взмыли в небеса, затем ринулись в атаку, на этот раз действуя иначе, не разбиваясь на пары. Верхний виток спирали неожиданно изогнулся, цепочка рагдов устремилась к земле, – снижаясь, они не мешали друг другу вести огонь, нить из смертоносных устройств озарилась сполохами разрядов.

Теперь он видел, какие из них опасны, а какие нет!

Максим поймал первые цели на выходе из пикирования. Три одиночных выстрела ударили отрывисто, с неровными интервалами. Один из рагдов взорвался у самой земли, второй, оставляя шлейф дыма, метнулся в сторону, по третьему Шустов промахнулся.

Не теряя ни секунды, он рванулся прочь, меняя позицию.

В спину дохнуло жаром, раздался грохот, мимо, кувыркаясь, пролетел дымящийся кусок бетона.

Максим развернулся, дважды выстрелил.

В плитах, за которыми он недавно прятался, зияли дыры, в них рдела обнажившаяся раскаленная арматура, стая рагдов разделилась: с десяток устройств отреагировали на новый источник угрозы, остальные продолжали атаку на бункер.

Серия лазерных разрядов ударила на упреждение, выжгла дымящиеся полосы в земле. Если б Максим не остановился, отстреливаясь, ему бы не жить, а так – обошлось, – он рванулся дальше, к намеченному укрытию.

Рагды устремились вслед, прижимаясь к земле, огибая препятствия. Некоторые настигали, с воем выходили на цель, холодным потом обдавало спину от их стремительных виражей, от визга сервомоторов точной наводки, сухих холостых щелчков. «Будь стая полностью функциональна…» – мысль осеклась, левую руку резануло болью, в глазах потемнело, он споткнулся, кубарем скатился в воронку. Холодная, скопившаяся на дне вода мгновенно отрезвила, привела в чувство, Максим тут же перевернулся на спину, несколько раз выстрелил, почти не целясь.

Над головой вспух взрыв, горячие осколки, шипя, хлестнули по воде, взвихрился пар, по щеке зигзагом потек щекотливый ручеек крови. Действуя в горячке, на рефлексах, он выбрался из лужи, вскарабкался по скату воронки, перевалился за ее гребень.

Сердце билось как бешеное, в ушах стоял звон, остальные звуки глохли.

«Довоевался?» – разочарованно, даже презрительно спросил мерзкий внутренний голос.

Шустов с трудом удержался на ногах.

Два рагда неслись прямо на него. Глаза Максима налились кровью, было трудно дышать, приступ слабости обдал потливым жаром. Жуткие создания обозначили атаку и взмыли вверх, пронеслись над головой.

Неисправные…

«На что ты вообще рассчитывал? На удачу? Сколько в твоих действиях здравого смысла? Да нет его и в помине!»

Слегка отпустило. Медленно возвращался слух, а вместе с ним звуки, изматывающие нервы: вибрирующий гул проносящихся поблизости рагдов, шипение, трескучие, приглушенные разрывы.

Он снова побежал.

До черных деревьев уже рукой подать. Их молчаливую стену рассекала дорога. Ближайший не разрушенный съезд лепестковой развязки серел потрескавшимся покрытием. С одежды и экипировки капала вода.

Максим на бегу обернулся.

Рагды перестраивались. Оружие функционально примерно у трети стаи. Бетонное укрепление уже превратилось в груду дымящегося щебня, из-под него торчало несколько изогнутых металлических балок. На земле как минимум пять или шесть очагов пожара. Сбитые рагды… Еще один, кажется, задымился и отвалил куда-то в сторону…

«Тебе с ними не тягаться. Ни тебе, ни кому-то еще. Извлеки урок из своего безрассудного поступка, если, конечно, выживешь», – отчужденно, назидательно шепнул голос.

Короткая, смертельная схватка сжигала нервы.

Брошенный самому себе вызов действительно попахивал безумием. За спиной вновь нарастал воющий звук. Максим резко отпрянул в сторону, и рагд, едва не настигший его, по инерции проскочил мимо, начал стремительный разворот у крайних деревьев, но получил пулю, покачнулся и рухнул, рассыпая искры из пробитого навылет корпуса.

До леса уже рукой подать! Серая лента дороги врезалась в чащу, и, изгибаясь плавным поворотом, уходила вверх.

Только не останавливаться!..

Он, пригибаясь, проскочил открытое пространство, присел. Стая потеряла его из вида, на некоторое время закругляющийся бетонный отбойник и проросший в трещинах кустарник скрыли Шустова.

Он воспользовался передышкой, перевалился через низкое ограждение, рванул вверх по дороге.

Рагды взвихрились над разрушенным укреплением, четыре механизма вдруг заинтересовались руинами зданий, отделились, нырнули в дверной проем, но Шустов не видел этого, он бежал к наивысшей точке дорожной развязки, откуда все пространство вырубки будет просматриваться, как на ладони!

Дыхание так и не выровнялось.

Бетонное ограждение постепенно понижалось, его разрушения становились все обширнее, ржавая арматура торчала в разные стороны.

Максим добежал до намеченной позиции. Дальше следовал короткий спуск и обрыв, подле которого темнел армейский внедорожник.

Ствол автомата подрагивал. Максим присел, чтобы не промахнуться. Рагды кружили над укреплениями, но теперь стая постепенно вытягивалась в сторону руин исследовательского комплекса, явно обнаружив среди иззубренных стен что-то, требующее внимания.

Стелси!.. Он вновь попытался вызывать ее по связи, но безрезультатно. Неужели она не услышала выстрелов?!

Выбора не осталось. Максим прицелился, трижды выжал спуск. Автомат ударил одиночными, каждая пуля нашла цель, а в следующий миг стая, вновь подвергшаяся нападению, отреагировала.

Их плотное построение распалось, рагды стремительно сформировали расширяющуюся спираль, набрали высоту, с одновременным сканированием окружающей местности, определили противника и устремились в атаку.

Каждый нерв призывал – беги!

Он выдержал секундный приступ паники, снова открыл огонь, сбил еще одного рагда и ничком рухнул на дорогу.

Лазерные разряды пронеслись выше, чиркнули по кронам черных деревьев, подрубая ветви, но участь Максима была предрешена.

Он ввязался в бой, который не мог выиграть. Десяток сбитых тварей догорали на земле, но это ничего не решало. Поредевшая стая уже кружила над ним, они стремительно перестроились и парами ринулись вниз, атакуя, уклоняясь от частых одиночных выстрелов, неумолимо приближаясь…

* * *

Информация из модулей памяти ИПАМа ошеломляла.

– Максим! – все недоразумения мгновенно забылись, поблекли, выглядели сейчас незначительными на фоне полученных сведений. – Иди сюда, скорее, ты должен это увидеть! – позвала Стелси, но ей ответила тишина. – Макс, куда ты пропал?! – ее рассудок вышел из цифрового пространства.

Где-то поблизости грохотали выстрелы. Стены древней постройки аритмично вибрировали, из трещин в перекрытии падали мелкие камушки.

«Почему же я ничего не слышала?!» – Стелси вскочила. Автомат, соединенный с ИПАМом, трогать нельзя. Процесс передачи данных еще идет.

Она растерялась. Вот что бывает, когда забываешь о действительности! Форма ее прежнего существования чаще игнорировала мир реальный, чем замечала его. Виртуальные пространства – ее истинная обитель – являлись параллельным измерением, и сила привычки сыграла со Стелси злую шутку.

Взглянув на показания нанокомпа, она поняла – прошло уже минут тридцать с тех пор, как Шустов, раздраженный, обиженный ее пренебрежительной фразой, вышел из комнаты.

Господи, Макс!..

Она выскочила в сумеречный холл и взвизгнула, отпрянув к стене.

Четыре рагда медленно кружили над фрагментом усеянного микрочипами эндоостова, явно напитывая его энергией!

До окончательного пробуждения древней сущности оставались считанные минуты.

С ним в наш мир вернется холодная, равнодушная сила, для которой все живое сродни букашкам. Их не замечаешь, пока какая-нибудь ненароком не ужалит.

Они раздавят нас… Сотрут, как стерли уже с лица Вселенной не одну цивилизацию… – Теперь, получив сведения из памяти ИПАМа, Стелси отчетливо представляла, что за деталь она подобрала в экранированной лаборатории и случайно, беспечно обронила тут.

Мысли спутались, а затем исчезли вовсе. Холодная обреченная пустота вмиг затопила рассудок. Душа, так до конца и непознанная, сжалась в ледяной комок.

Оружия нет. Я осталась одна. Где Макс и что с ним, неизвестно.

Один из рагдов внезапно выпал из плавного хоровода, поднялся выше, под самый свод, резко крутанулся вокруг оси, нацеливая на Стелси оба лазерных излучателя.

«Вот и все…» – бухнула в голове отчаянная мысль.

Она рванулась вверх по лестнице. Рагд устремился за ней.

На пути Стелси в полуметре от ступеней проходили два лазерных лучика. Она заметила их, а в следующий момент ее взгляд охватил панораму событий, происходящих на подступах к руинам.

– Макс!

Сзади появился рагд, но Стелси уже не думала о себе.

Максим погибнет. Через пару секунд. Стая уже выстроилась для атаки. Времени, чтобы найти какой-то приемлемый выход, нет. Либо я, либо он!

В этот миг она вспомнила все. Поняла, от чего ее пытались уберечь, осознала, где именно находится исходная конфигурация ее нейроматрицы, но поздно, тщетно и страшно произошло внезапное прозрение…

Либо я, либо он…

Ее рука рванулась вперед, пересекла лучик лазерной растяжки.

* * *

Затвор автомата щелкнул вхолостую.

Рагды стремительно атаковали. Первая пара оказалась неисправной, вторую он умудрился сбить, но их было слишком много. «Слишком много», – мысль застряла в рассудке, пустой магазин полетел на землю, но перезарядить оружие он не успел.

Голубовато-призрачная вспышка сверкнула над руинами, ударила во все стороны бледными сполохами сияния, лазерный разряд разминулся с Максимом, оставил дымящийся рубец на растрескавшемся дорожном покрытии, и вдруг раздался грохот, – рагды, пикировавшие на него, врезались в дорогу, за ними рухнули остальные, – вся стая разом! Они с глухим лязгом ударялись о дорогу, откатывались в разные стороны, дымились, изнутри их корпусов прорывались искры и пламя, затем вдруг последовала серия взрывов.

Максим привстал, не понимая, что вдруг произошло, еще не веря, что жив!..

Стелси?!

Он вдруг вспомнил об установленной накануне ловушке.

– Стелси!

Коммуникатор молчал. Изнутри закрепленного на плече устройства медленно высачивалась струйка едкого дыма.

Электромагнитный импульс?!

А что еще могло сбить всех рагдов?!

– Стелси! – он закричал, но в ответ услышал лишь близкий царапающий звук.

Медленно обернувшись, Максим увидел, как приоткрылась помятая дверь машины, наружу выполз человек в камуфлированной форме со знаками различия капитана.

– Помоги! – прохрипел он.

Горло перехватило спазмом. Подсознательно он уже понял, что произошло, но отказывался принять правду, отталкивал ее, словно неприятие случившегося могло хоть что-то исправить, изменить.

– Нога сломана, – капитан, опираясь на руку Максима, кое-как выбрался из кабины.

– Придется идти. К зданиям, – Шустов машинально помог ему, думая совершенно о другом. – Давай, понемногу, пошли, – он с трудом выдавливал слова из пересохшего горла.

* * *

Стелси он увидел сразу, как только они с капитаном добрались до руин.

Она стояла посреди разрушенного холла, недоуменно озираясь по сторонам, и встрепенувшаяся в душе надежда тут же угасла.

Это была Кейтлин…

– Помоги нам! – неприязнь к ней всколыхнулась в душе, но Максим задавил чувства, – она ведь ни в чем не виновата и наверняка ничего не понимает, но боль глодала изнутри, дикая, нестерпимая и… необъяснимая.

«Что за дело мне до искусственного интеллекта?»

Комок в горле мешал дышать. Вместе с Кейтлин они дотащили капитана до защищенной экранированными стенами комнаты, усадили на пол.

Он тут же потерял сознание. Его лицо позеленело от боли.

– Наложи шину. У него нога сломана. И сделай ему инъекцию, – Максим протянул Кейтлин шприц-тюбик, а сам вышел, не глядя на нее.

В центральном помещении руин валялись три рагда. Еще одного он заметил на лестнице.

Максим поднялся до лестничной площадки, присел на корточки. Осколочная граната на месте. От электромагнитной остался только оплавленный цилиндр.

Он бессильно привалился спиной к стене.

По щекам катились слезы. Было так невыносимо, что не хотелось жить.

* * *

– Макс! – на лестнице раздались шаги, заставившие его очнуться от горьких мыслей. Кейтлин поднялась по ступенькам, присела рядом. – Объясни, что происходит?! Где мы?

Выглядела она неважно, была растеряна и напугана. Еще бы. В памяти какие-то клочья воспоминаний, на руке непонятное устройство, и еще эта сумрачная, невеселая усмешка на губах Шустова, странная гримаса, от которой дрожь по спине…

– Дай сюда, – Максим снял с ее запястья покрытый вздутиями браслет, спрятал его в нагрудный карман. – Рад, что ты в порядке. Извини, у меня срочное дело, – он попытался встать и уйти, но Кейтлин схватила его за руку.

– Подожди! Ты ничего не объяснил!

– Ну, хорошо. Только не понимаю, чего ты завелась? Радуйся, что наконец-то пришла в себя!

– Макс, это ты меня одевал? – Кейтлин сверлила его взглядом.

Шустов на миг растерялся. Сказать правду? Нет. Не поймет. Только ужаснется. Ей и так досталось.

– Слушай, не напрягайся. Да, я тебя одевал. А что? Как, по-твоему, я должен был осмотреть рану? – он ничего не мог поделать с острой неприязнью, словно это она убила Стелси, заняла ее место!

Кейтлин смутилась. Простое объяснение, а в голову не пришло.

– Извини. Не подумала. Где мы?

– Недалеко от поселка, – Максим отвечал общими фразами, ему не хотелось лгать, но и сказать ей правду он не мог. – Место может показаться странным, но тут относительно безопасно, если не высовываться наружу.

– Кто этот капитан?

– Понятия не имею. Отбил его у рагдов. Там, – он неопределенно мотнул головой, – его машина. Армейский вездеход. Думаю, вам двоим лучше остаться здесь.

– Почему?

– У тебя серьезное ранение. У него сломана нога. А я попытаюсь найти помощь, – ему очень хотелось уйти, видеть Кейтлин было невыносимо.

– Бросишь нас?

– Без медикаментов все равно долго не продержимся. Кто-то должен пойти.

– А машина? В ней есть рация?

– Вся электроника сгорела. Электромагнитный импульс. Извини. Я хочу побыть один, – он разрядил растяжку, сунул осколочную гранату в подсумок, поднялся на пару ступеней и исчез среди кустарника.

Кейтлин несколько секунд смотрела ему вслед, затем вздохнула, пошла назад, к капитану.

Она ровным счетом ничего не понимала, чувствовала себя обманутой, скупые объяснения Шустова ее совершенно не устроили.

* * *

Максим долго стоял в оцепенении.

Душа как будто оледенела. Машинально достав из нагрудного кармана браслет, он защелкнул его на запястье.

Трофейный нанокомп, отключенный, и потому не пострадавший в момент импульса, внезапно реактивировался.

Странно. Больше не требует пароль! – он взглянул на крохотный экран.

Обнаружено неопознанное внешнее устройство. Запустить тест совместимости?

Максим коснулся сенсора, разрешая действие, а сам продолжал тяжело размышлять, глядя в туманную утреннюю даль.

«Куда и зачем я теперь пойду?»

Замкнутый круг. Проблема в отсутствии ясной цели. Узнать, что тут происходит? Слишком размытая формулировка. И вообще в человеческих ли силах разобраться? Явления, с которыми он столкнулся за последние дни, разумного объяснения не находили.

Взять тех же рагдов. Откуда они взялись? Кто их создал? А Стелси?..

Тяжелые мысли нарушил отдаленный рокот вертолетных двигателей.

Шустов взглянул в небо, насчитал как минимум пятнадцать боевых машин. Неслабо!

Вертолеты прошли левее руин. «Пилоты не обратили внимания на разрушенные постройки, не заинтересовались, значит, у них есть конкретная цель», – подумал Максим, провожая взглядом «Искандеры», беспрепятственно движущиеся в воздушном пространстве над черным лесом.

«А ты у Кейтлин спроси, она наверняка знает, в чем на самом деле заключается смысл войсковой операции?»

Максим хмуро промолчал, игнорируя внутренний голос, хотя сомнения, задавленные, неразрешенные, тут же зашевелились.

«Правильно мыслишь. Гарантий, что ты здоров, нет. Только не паникуй. Вопрос самоидентификации уже погубил многих. Кстати, ты прав, вера в Прототипов не могла возникнуть на пустом месте. Так что давай, поговори со мной!»

– Зачем? – Максим скривился. Вот уже начинаю вслух разговаривать сам с собой.

«Ты начинаешь совершать смертельные ошибки. Мне это не нравится, Макс! Нам действительно пора поговорить».

Он лишь скрипнул зубами.

«Сдохнешь без веры, без цели? Не обидно? Назад пути нет, а ведь я могу дать тебе новый смысл в жизни. Помочь кое в чем разобраться».

Устройство несовместимо, – отчитался нанокомп.

– Тебя нет, и говорить нам не о чем! – отрезал Максим.

Он убрал браслет, вернулся к разрушенным зданиям, вошел внутрь, так ничего и не ответив своему внутреннему оппоненту.

– Кейтлин?

– Я тут. Не понимаю, Макс, зачем ты испортил мое оружие? И что за сфера подключена к баллистическому вычислителю?

Он пересек холл, мельком взглянул на рагдов. Два еще дымились, источая едкий запах, третий пострадал в меньшей степени, он реактивировался, преодолел сбой и теперь пытался подняться в воздух, но лишь безуспешно щелкал, повизгивал внутренними приводами, – кровь стыла от неприятных звуков, и Шустов добил его.

На грохот выстрелов выскочила Кейтлин.

– Макс?!

– Рагда добил, – он хотел убрать оружие, но пальцы вдруг свело судорогой. Что-то темное, вязкое затопило разум, подавило эмоции, перехватило контроль над телом и рассудком. Максим в буквальном смысле оцепенел, но сила, внезапно проявившая себя, заставила шевельнуться его губы, холодно спросить:

– В чем настоящая цель войсковой операции? – рука Шустова вдруг направила оружие на Кейтлин. – Отвечай!

Она опешила.

– Макс, ты чего, спятил?! Убери ствол! Мог бы по-человечески спросить!

– По-человечески я уже спрашивал! – Шустов совершенно не контролировал свои действия, словно оказался в роли стороннего наблюдателя. – Найти и уничтожить?! – его губы шевелились помимо воли, выталкивая короткие фразы: – Кого?! Говори правду, хватит отговорок!

– Макс, не сходи с ума! – Кейтлин непроизвольно отступила на шаг, прижалась спиной к стене. – Был приказ: обследовать любые постройки, уничтожать Святилища Прототипов, а всех, кто оказывает сопротивление, убивать, как инфицированных мнемовирусом! Все! Больше я ничего не знаю!

Шустов не понимал, что с ним происходит?! Словно таившийся внутри зверь, о существовании которого он никогда не подозревал, вдруг вырвался наружу, обнажил клыки. Он шагнул вперед, приставил пистолет к голове Кейтлин, глухо повторил:

– Говори!

– Ты… Ты не выстрелишь!..

Он выжал спуск, чуть отклонив руку. Пуля ударила в стену, ободрав Кейтлин висок. Она вскрикнула, смертельно побледнела, а он вдруг схватил ее за горло, вновь приставил ствол пистолета ко лбу, надавил, так, что зашипела кожа, и повторил вопрос:

– Цель операции?!

– Макс, пожалуйста, не надо… Я скажу!.. Я могу показать!.. – Кейтлин трясло. Ее ноги подкашивались. Слова рвались из горла вместе с судорожными всхлипами.

Он молча отпустил ее, активировал навигационный модуль нанокомпьютера. Тускло вспыхнула голографическая модель местности. На ней подробно отобразился пройденный от побережья путь, но дальше, в направлении, куда недавно ушли вертолеты, царила дымка.

– Вот тут… – Кейтлин неуверенно очертила область, расположенную на западе. – Там находится какой-то объект! Он – конечная цель.

– Конкретнее!

– Я не знаю! На брифинге, перед вылетом нам показали огромную конструкцию! – ее губы кривились, речь прерывалась. – Не знаю, как его описать. Оно, по размерам, с квартал небоскребов!

– Постройки?

– Нет! Я не знаю!

– Говори!

– Это не здания! Что-то другое! Похоже на огромную машину! Макс, остановись! Я же не враг!.. Я больше ничего не знаю, клянусь!

«Ой ли?» – ухмыльнулась притаившаяся в рассудке Максима тварь.

– Ты ненормальный! – казалось, Кейтлин вот-вот потеряет сознание. – Нет, не надо! Пожалуйста! Я скажу! Нам выдали коды! Это не постройки, а какой-то огромный механизм!..

– Коды предназначены для управления? – Максим задавал вопросы ровным, неестественно спокойным голосом.

– Реактивации и управления! – она разрыдалась. – Никто не знал, что нас ждет!.. Скольким из нас вообще удастся выжить… Кто прорвется, тот и должен был… – она вдруг замолчала, давясь слезами.

– Сделать что?!

– На борту объекта плазменное оружие! – в истерике выкрикнула Кейтлин. – Нам приказали сжечь… этот остров… – тихо добавила она. – Сжечь дотла… вместе со всеми, кто тут скрывается!..

Максим медленно опустил оружие.

– Нанокомп, – потребовал он.

Она молча протянула ему персональное кибернетическое устройство.

– Где коды?

– В корневой директории.

– Защищены паролем?

– Нет.

– Пояснения к ним?

– В отдельном файле. Там же.

Максим проверил.

Непонятная схема помещений. Инструкция, как пройти к определенным местам на борту этого загадочного «объекта», какие команды ввести для запуска трех автоматических последовательностей.

Он скопировал файлы в своей кибстек.

«Значит, кто выживет, тот и бог? – раздраженная мысль явно принадлежала не ему. – Бог на пару минут?! Ладно, посмотрим, кто из нас завершит начатое, и как именно все обернется!»

Нанокомп Кейтлин полетел на пол. Раздался выстрел, устройство разнесло на куски.

* * *

Максим пошатнулся, но устоял на ногах, когда к нему вернулся контроль над собственным телом.

«Получил наглядный урок?! Понял, как надо добывать информацию? – его знобило, а внутренний голос звучал все наглее. – Макс, твои моральные ценности не имеют никакого практического смысла. Они – обуза, когда речь идет о выживании!»

«Заткнись уже, сволочь!..»

«Нет уж! Ты узнал истину! Не будешь шевелиться, – сдохнешь! Плазмогенератор – коварное оружие. Порой даже при ударе по площадям погибают не все. На достаточном удалении от эпицентров ты ослепнешь, лишишься кожи, но проживешь еще пару дней в невыносимых муках. Как перспектива? Нравится?»

«Пошел ты, мразь! Видел „Искандеры”?! Они прорвались! Так что теперь уже все равно!»

«За черным лесом их ждет ад, извини, беру определения из твоего рассудка, так мои слова звучат доходчивее, – холодно парировал голос. – Еще не все потеряно».

«Кто ты?!»

«О! Наконец-то! Неужели спросил? Ну, молодец! – Тварь, вкравшаяся в его разум, явно читала мысли. – Да, Макс, понимаю, тебе сейчас жаль, но ко мне действительно неприменимо силовое давление! Выход у тебя только один. Мы должны сотрудничать!»

Максим убрал оружие, взглянул на Кейтлин. Девушка сидела у стены, сжавшись в комок. Слова застревали в горле. Извиняться перед ней глупо и неуместно.

Ярость и ужас нахлынули запоздалым осознанием случившегося.

Максим задыхался. Он начинал сходить с ума. Это невозможно…

«Возможно. Или нужна еще одна наглядная демонстрация?»

Проклятый голос прозвучал глухо, отдаленно. «Что с ним? Выдохся?!»

«Она убьет тебя при первой же возможности! Не дай ей шанса!» – тварь теперь скулила, не в силах вновь перехватить контроль над мышцами руки.

Рассудок тонул в адреналине, второе сознание глохло, отступало, не в силах противостоять шквалу противоречивых эмоций.

Хотя, этот урод прав! Я бы на месте Кейтлин выстрелил!

Шустов молча развернулся, зашел в комнату, подобрал ее оружие, хотел просто отсоединить магазин, закинуть его подальше, но вдруг с удивлением заметил, что раскрытая сфера ИПАМа соединена с прикладом тонким оптическим кабелем!

Стелси?! Она пыталась скопировать информацию, записывала данные в чипы баллистического вычислителя?!

Максим действовал быстро. Он боялся, что вновь потеряет контроль над собой. Ни Кейтлин, ни капитан, удивленно уставившийся на него, не заслуживали смерти.

«Я должен уйти! Уйти, пока не натворил беды!» – он отсоединил кабель, вынул микрочипы из вскрытого приклада, сунул их в карман, сферу странного устройства упаковал в подсумок.

Капитан молча сверлил его взглядом.

– Проблемы? – Максим обернулся.

– Я слышал выстрелы. Что происходит?

– Рагда добил.

Озлобленный, совершенно сбитый с толку, он вернулся в разрушенный холл здания, остановился напротив Кейтлин.

– Прости, – тихо произнес он.

– Тебе станет легче? – Кейтлин даже не подняла взгляд.

– Нет, – честно ответил Максим. – Я плохо понимаю, что со мной происходит!

– Ты просто зверь! Садист! – всхлипнула она. – Только не надо мне сказок про мнемовирус! Думаю, ты такой на самом деле!

Максим промолчал, затем, подавив эмоции, все же произнес:

– Оставайся здесь. Позаботься о капитане. Наружу не высовывайтесь. Я постараюсь прислать помощь.

Она лишь подавленно кивнула.

– Можешь думать, что угодно. – Шустов сглотнул. – Если начнутся неприятности, вали все на меня. Я постараюсь прислать вам помощь.

Глава 7

Снова один.

Со вторым рассудком в сознании или с обострившимся психическим расстройством? Не важно. Максим не ощущал себя ни психом, ни героем. Он просто ничего не понимал, шел, не разбирая дороги, не придерживаясь определенного направления.

Сумерки сознания.

На фоне тяжелых, вязких, безрадостных мыслей появился образ отца.

Максим остановился. Вокруг высился черный лес. Призрак не исчезал. Все? Начинаю сходить с ума?

Ярость давно угасла. Он ощущал себя совершенно обессиленным, пустым.

«Куда я иду? Зачем?»

«Максимка, держись. Не поддавайся никому».

«Я никчемен, папа… – он присел на поваленное дерево. – Для меня, наверное, уже все кончено».

«Нет, сынок. Ощутить настоящее равновесие можно, лишь стоя на краю пропасти! Все остальное только иллюзия самоконтроля, поверь! Мы думаем, что умны, независимы, на что-то годны, в чем-то даже незаменимы, но в обычной жизни сложно понять, насколько ты силен или слаб».

Максим невесело усмехнулся.

«Здесь нет никакой пропасти, пап. Я просто сошел с ума. Потерял друзей. Не знаю, что делать и куда идти. Мне не понять, что творится вокруг. Может, и жить-то осталось минуты…» – он ни на миг не забывал слова Кейтлин. Помнил об «Искандерах», что пролетели над руинами и скрылись в западном направлении.

Призрак истаял.

Максим долго сидел, глядя себе под ноги, ожидая, что вот-вот свершится неизбежное, военные доберутся до своей цели, и деревья леса поглотит беспощадное пламя, но даже эта, совершенно отчаянная надежда не сбылась.

Ничего не произошло. Тогда он снова встал и побрел, не зная, куда.

* * *

Он шел до заката. К вечеру заметно похолодало, налетел порывистый ветер, зашумел в кронах черных деревьев.

Вокруг стали проявляться новые пугающие явления.

В подкравшихся сумерках от дерева к дереву то и дело пробегали неяркие сполохи, словно виденное им однажды северное сияние слоилось тут, льнуло к погибшим чешуйчатым исполинам.

Из тьмы на небольшую прогалину вылетел рагд, завис в воздухе, сканируя ближайшие заросли. Максим инстинктивно вскинул автомат, но удержался, не выстрелил. Между ним и рагдом причудливо извивалась полоса холодного, едва приметного мерцания.

Кибернетическая тварь не заметила Максима. Рагд сторонился странного свечения, а оно, похоже, препятствовало работе его датчиков!

Внезапно рисунок окружающих явлений резко изменился. Неяркие слоистые шлейфы угасли, словно кто-то щелкнул выключателем, а через пару мгновений появились вновь, но в других местах…

Одна из вновь образовавшихся световых полос озарила корпус рагда, и тот вдруг с грохотом рухнул на землю.

Отключился? Или уничтожен? – Максим протянул руку, его пальцы прошли сквозь сияние, но он ничего не почувствовал, ни тепла, ни покалывания, лишь призрачный свет, переливающийся всеми цветами радуги, озарил кожу.

Через миг все опять изменилось. Сияние исчезло и не появилось вновь. Тьма рванулась со всех сторон, поглотила очертания ближайших деревьев.

Во мраке раздался низкий напряженный гул. Нервно пискнул детектор движения, а через миг вновь просветлело, – странное сияние вспыхнуло над головой, среди крон, скупо осветило окрестности.

Максим настороженно осмотрелся. Рагд пытался взлететь, но у него ничего не выходило. Неподалеку распластался еще один механизм, похожий на бронированную ящерицу. Он выглядел основательно поврежденным, видимо, валялся тут давно.

Щелчки, повизгивание микроприводов, низкий гул, издаваемые рагдом, действовали на нервы, и Шустов не удержался, выстрелил. Короткая очередь пробила дыру в корпусе рагда, он откатился в сторону и застыл, истекая сизым дымком.

«Мог бы и не тратить патроны», – внезапно проворчал внутренний голос.

Холодом обдало спину.

Опять?!

«Ты не избавишься от меня. Никто и ничто тебе не поможет. Смирись».

Теперь Максим понимал, что испытывают инфицированные, почему они сходят с ума, впадают в буйство, а затем становятся безучастны ко всему.

«Я тоже от тебя не в восторге».

Максим смертельно устал. Тварь, играющая его мыслями, казалась неуязвимой. Природа «внутреннего голоса» не находила объяснения в рамках жизненного опыта, он просто не знал, как с ним бороться.

«А ты и не пытайся. Исполняй свое предназначение».

– Предназначение? – он усмехнулся жестко, некрасиво. Лицо, искаженное гримасой отчаянья, осветил очередной, внезапно появившийся сполох.

«Макс, мне нет никой пользы, если ты погибнешь. Хватит уже, возьми себя в руки!»

Он не ответил, молча рванулся к ближайшей извивающейся вокруг дерева полосе холодного света, с замиранием сердца вошел в область тусклого сияния, погрузился в нее, как в омут.

«Неплохая попытка, – вновь заговорил голос. – Ты глуп и упрям. Я же сказал: ничего не выйдет. Так от меня не избавишься. В худшем случае у тебя разболится голова, не более того. Для человека это сияние неопасно».

Максим молчал. Он отчаялся, но еще не сдался.

«Мне тут некомфортно, – помедлив, признался голос. – Твои мысли, желания, порывы, мягко говоря, – отвратительны».

В подсумке, тихо пощелкивая, неожиданно зашевелился ИПАМ.

«Что за звук?» – мгновенно насторожился голос.

– Понятия не имею, – ответил Максим, нарочно наступив на толстую, но ломкую ветвь черного дерева. Раздался громкий хруст.

«Осторожнее! – разозлился голос. – Не пытайся привлечь внимание! Почему ты постоянно лезешь на рожон? Надеешься, что какой-нибудь шальной рагд тебя пристрелит?!»

Максим ничего не ответил, но вновь проявил неосторожность, неловко наступил на груду валежника, в то время как пальцы коснулись ИПАМа. Может быть, древнее устройство как-то поможет мне? Не зря же Стелси так обрадовалась ему? Шанс, конечно, невелик, но…

«Шанс действительно невелик, – зло согласился голос, по-своему трактуя обрывок перехваченной мысли. – Ты худший представитель своего вида! Специально шумишь, привлекая внимание? Думаешь, тебя убьют, и дело с концом?! Я не позволю! Шагай на запад!»

Максим сел на поваленное дерево. Он специально все делал назло. Кем бы ни оказалась притаившаяся в сознании тварь, сейчас она заперта внутри моего мозга! Имплантов у меня нет, а, значит, биохимия организма должна на него влиять!

Терять уже нечего, а выяснить рамки своей «несвободы» необходимо!

Прав был отец. Вот он – край пропасти. Удержу равновесие, – выживу. Нет, так и незачем барахтаться! – озлобленно подумал он».

«Вставай и иди!»

– Умолкни!

«Твоя смерть меня не уничтожит. Сопротивление не имеет смысла. Ты подчинишься».

– И что тебе от меня надо?

«Хочешь конструктивного диалога? Заслужи его!»

– Притихни пока, – Максима насторожила тень, промелькнувшая между деревьями.

Он вскинул автомат.

«Маскируйся в сиянии. Ни один серв близко к нему не подойдет!» – обеспокоенно посоветовал голос.

– Заткнись! Там не рагд. Человек!

Странная фигура вновь промелькнула среди деревьев, и Максим осторожно направился следом, пока не вышел к небольшой прогалине.

Человек медленно двигался среди невысоких руин, что-то высматривая на земле.

«Не военный. Одежда порвана. В руках непонятное оружие. Уж не лазерный ли излучатель?» – Шустов сумел рассмотреть некоторые подробности. Точно. Он узнал характерную деталь оружейного пилона. Через плечо незнакомца, к ранцу, закрепленному на спине, тянулся жгут толстых проводов. Двигался человек бесшумно, странным плавным шагом, почти не касаясь земли. На его ногах крепились непонятные громоздкие устройства. «Они, по идее, должны сковывать движения, не хуже кандалов», – удивленно подумал Максим.

«Убей его, и пошли дальше!» – потребовал голос.

– Не раньше, чем разберусь, кто он? – холодно шепнул в ответ Шустов, заходя со спины, намереваясь окликнуть незнакомца с выгодной для себя позиции. – Я не убийца, понял?

«Не хочешь убивать, просто уходи. Он опасен! Не приближайся к нему! Ну, хорошо, ладно, я согласен, давай заключим сделку!» – тварь явно запаниковала.

Шустов ничего не ответил. Осталась всего пара шагов…

На прогалину, из глубин леса вышли еще двое.

У Максима мгновенно пересохло во рту. Да это же Славка Бекетов!.. – он узнал бывшего сослуживца, который пропал пару месяцев назад.

Говорили: заболел и умер. А он вот, живой, хотя в себе ли? Выглядит усталым, похудевшим, осунувшимся, на щеке воспаленный багровый рубец ожога, в руках автомат, к которому при помощи изоленты прикручены два коротких металлических стержня непонятного назначения.

В следующий миг Максим невольно попятился. Луна выглянула из-за облаков, осветила вторую фигуру. Спутником Славы Бекетова оказался полуразложившийся, покрытый струпьями труп!

Максим сморгнул, но наваждение не исчезло…

«Труп, без вариантов!» – он испытал неподдельный ужас. Во лбу незнакомца отчетливо виднелось входное пулевое отверстие. Кожа вокруг раны облезла, болталась бескровными ошметьями.

Если навылет, то затылок ему вообще вынесло, напрочь!..

Первый порыв: окликнуть Славу Бекетова, попытаться заговорить с ним, иссяк сам собой.

Не верилось, что все происходит наяву. Нервная усмешка коснулась губ. На миг пришло чувство запоздалого раскаяния: не надо было сюда соваться…

– Шустов?! – удивленный возглас прозвучал настолько резко и неожиданно, что Максим едва не выстрелил. Нервы и так расшатаны до предела…

– Слава?!

– Макс, только без глупостей! – слова Бекетова звучали связно, он вполне адекватно воспринимал и оценивал ситуацию. – Медленно опусти оружие, прошу!

Сгорбленный человек, искавший что-то в руинах, обернулся.

Тусклый взгляд окатил Максима. Синхронно с ним совершил движение лазерный излучатель, словно руки, цепко державшие громоздкое устройство, рефлекторно синхронизировались с движением зрачков.

– Их двое! – шепелявя, произнес тот. В лунном свете его рот казался черным и уродливым, передние зубы были выбиты, внешность производила крайне отталкивающее впечатление.

– Макс, это правда?! – Слава Бекетов держал его на прицеле. Труп заинтересованно рассматривал Шустова, не проявляя эмоций. Да и какие эмоции могут быть у ходячего мертвеца?

Мышцы Максима напряглись, между ним и вторым сознанием в эти секунды вспыхнула короткая, беспощадная схватка за контроль над телом. Он ничего не ответил, и Бекетов обернулся к «трупу»:

– Рич, проверь!

Тот пристально, не моргая, посмотрел на Шустова и сухо диагностировал:

– Верно. Две нейроматрицы.

– Макс, нам нужно обезвредить вторую сущность! – мгновенно отреагировал Бекетов. – Положи автомат на землю! Не сопротивляйся, зла тебе не причиним!

У Максима от напряжения тряслись поджилки. Болью полыхал каждый нерв. Мускулы окаменели, он не мог пошевелиться, но чувствовал, что проигрывает схватку.

– Делайте… что можете… – мучительно выдавил он. – Скорее… Прошу…

Бекетов на удивление быстро сообразил, что к чему, и, не задумываясь, выстрелил.

Раздался хлопок, похожий на звук пневматики, из сопряженной со стволом его автомата трубки вылетела оперенная игла, впилась в горло Максима чуть выше бронежилета.

Боли не было. Реальность на мгновенье застыла, словно превратилась в стекло, затем сознание пошло трещинами и рассыпалось.

* * *

Свет бил в лицо.

Медленно возвращались ощущения. Он лежал на холодной, чуть накрененной бетонной плите, ржавый огрызок арматуры упирался в спину, сотни игл впились в голову, образуя кольцо боли, – виски, лоб и затылок полыхали, как от прикосновения раскаленного железа.

Над ним склонился мертвец.

Неяркое свечение голографического монитора придавало его бледным бескровным чертам жуткое выражение. Максим выгнулся, закричал, попытался инстинктивно закрыться руками, но его запястья оказались привязанными так же, как лодыжки ног.

Что со мной делают?!

– Так, хорошо, – мертвец внимательно изучал данные. – Нейроматрица перемещена на девяносто процентов. Процесс практически завершен.

– Он выживет? – раздался поблизости голос Бекетова.

– Уже пришел в себя, даже раньше срока. Что не повлияет на конечный результат.

Бекетов появился в поле зрения, присел на корточки.

– Макс, ты слышал? Все будет нормально. Ричард проделал сотни таких операций.

Успокоил, называется. Нейрохирург с дыркой в башке? Ничего себе, «профессиональная деформация», – Максим уже не знал, орать ли ему, молить о пощаде или радоваться?

– Все. Он чист, – Ричард ловкими точными движениями отсоединил от головы Шустова громоздкое устройство, похожее на увитый проводами терновый венец. Боль сразу же притупилась, но сознание вновь стало нечетким, окружающее воспринималось сквозь дымку, голоса теперь звучали отдаленно.

– Ты проанализировал матрицу?

– Думаешь, это просто? – проворчал Ричард. – Ладно, посиди с ним, а я пока оборудование упакую. С нейроматрицей на базе разберемся, – добавил он.

Шустов с трудом приподнял голову.

– Слава, что происходит?

Бекетов подсел ближе, дружески похлопал его по плечу.

– Долго объяснять. Позже, когда будет время, поговорим. Сейчас надо убираться отсюда. Рич ввел тебе стимулятор, скоро подействует.

– Слава, нам сказали: ты умер!

– Соврали, – махнул рукой Бекетов. – Сбежал я, когда понял: лекарства скорее убьют, чем вылечат.

Шустова его слова вовсе не успокоили.

– Ты бродишь тут, по черному лесу в компании с трупом, и говоришь, – все нормально?!

– С каким трупом? Ты чего, Макс, в шоке еще?

– Этот, как его… Ричард! У него дырка в голове от пули!

Бекетов вдруг расхохотался, искренне, неподдельно.

– Ну, насмешил!.. Прости, Макс, я как-то не сообразил сразу! Привык за последние дни!.. Ричард не труп, поверь. Он и живым-то никогда не был!

«Во влип… Опять эта тварь играет с моим сознанием?!»

– А Ричард, к слову, и не человек вовсе, – вновь раздался голос Бекетова. – Он андроид.

– Кто?! – Максим с трудом привстал. Нет, все происходящее – не иллюзия. Ощущения реальны. И голос в голове наконец заткнулся!

– Рич – человекоподобный механизм, – пояснил Слава. – Понимаешь, ядро системы у него не в голове находится, так что одной дыркой больше, одной меньше, ему по большому счету без разницы. Без специальных устройств такие повреждения сложно залатать, а мы уже несколько дней дома не были.

– И где теперь твой дом? – Максим все еще находился в состоянии шока, но сознание больше не «плыло», видимо начал действовать стимулятор.

– Тут полно разных убежищ. Мы в одном из старых бункеров обосновались. Лаборатория там была раньше, – Бекетов снова хохотнул. – Надо Ричарду сказать, пусть хоть пластырем лоб заклеит, что ли?

– Вы меня с собой заберете?

– Сам решай. Второе сознание мы из твоего рассудка вытащили. Можешь даже в город вернуться.

– Слава, а что за тварь была во мне?

– Нейроматрица.

– Чья?

– О, Макс, это не ко мне. Если честно, – понятия не имею. Спроси у Ричарда или у Юргена. Они объяснят.

– Ладно… – у Максима голова шла кругом. – Давай, для начала развяжи меня.

– Буянить не станешь?

– Нет. Если позволите, с вами пока останусь. В город возвращаться у меня нет желания, – он помалкивал о произошедших с ним событиях, а Бекетов не спрашивал.

– Ладно. По рукам. Только не подведи меня. Если затаил страх, попробуешь открыть стрельбу, плохо все кончится.

– Да все со мной нормально!

– Чего кричишь тогда?

– Руки затекли.

– Врешь, – усмехнулся Бекетов. – Но я тебя понимаю. Вполне. Сам чуть с ума не сошел. Если б случайно Ричарда с Юргеном не встретил, быть бы мне неприкаянным. – Он начал развязывать путы.

– Неприкаянные, они кто?

– Люди, – пожал плечами Бекетов.

– У них двойное сознание?

– Нет. Двум сознаниям тесно в одной голове. Ты и сам убедился. Чаще всего они уничтожают друг друга. А иногда происходит синтез, вот в этом случае и появляется «неприкаянный» – тварь злобная, но обладающая навыками и знаниями двух сущностей. С ними лучше не встречаться.

– А откуда берутся нейроматрицы? – Максим сел, массируя запястья, на которых остались глубокие следы от веревок.

– Говорят, из разрушенных Святилищ. Но вообще-то вопрос не ко мне. Я, если честно, старюсь не вникать. И без того жутко.

– И как с этим жить?

– Ну, мы ищем выход, – неопределенно ответил Бекетов. – К западу отсюда, за границей черного леса, раньше был город. Ричард говорит: наидревнейшее человеческое поселение на планете, – с непонятной усмешкой процитировал он. – Типа, там решение всех проблем. Только не прорваться, пытались уже, – он помрачнел. – Там блуждающих нейроматриц полно. Сервы на подступах. Да и народ туда повалил с началом эпидемии. В общем радости мало. Хаос кругом. Каждый сам за себя. Сбойные машины, сумасшедшие люди…

К ним подошел Ричард.

– Пора идти. Мы и так задержались на одном месте дольше обычного.

– Ты лоб пластырем заклей, – усмехнулся Бекетов. – Вон, Максим, тебя за ходячего мертвеца принял, испугался.

– Ладно, – покладисто ответил андроид. – Стимулятор подействовал, идти сможешь? – спросил он у Шустова.

– Смогу. Автомат верни.

* * *

Говорят, от любви до ненависти один шаг, но от отчаянья до надежды и того меньше, – это Максим прочувствовал в полной мере.

Звенящая тишина в мыслях.

Он прислушивался к себе, но второе сознание действительно исчезло!

Некоторое время он просто наслаждался неожиданными ощущениями внутреннего покоя, но недолго. Шустов не отдавал себе отчета, насколько сильно он изменился за последние дни.

– Идти далеко? – спросил он Славу Бекетова.

– Нет. Километр от силы.

Пейзаж вокруг не менялся.

Группу вел Ричард. Он двигался широким размашистым шагом, не озираясь по сторонам, не проявляя никаких эмоций, придерживаясь хорошо известного ему маршрута, оставляя в стороне полосы призрачного сияния, словно заранее знал, где и когда появится очередной сполох.

Шустов и Бекетов тихо переговаривались. Юрген скользил в арьергарде.

– Что это у него на ногах нацеплено? – спросил Максим.

– Антигравы. Снял с подбитых рагдов. Юрген у нас инженерный гений. Адаптации чужих технологий – его конек.

– А Ричард? Кто он? Ему можно доверять? – Термин «андроид» для Максима ничего не значил.

– Рич парень неплохой, хотя с некоторыми странностями. В бою себя нормально ведет. По щелям не прячется. Делает свою работу, не за страх, не за совесть, не за деньги. В ней смысл его существования.

– А в чем заключается его «работа»? – допытывался Максим.

– Ну, думаю, спасать таких, как мы с тобой, – не очень уверенно ответил Бекетов.

– Уничтожать вторые сознания? – уточнил Максим. Определения «Прототип» он сознательно избегал, ждал, что Слава его поправит.

Ничего подобного.

– Нет, он не уничтожает нейроматрицы. Перемещает их, – ответил Бекетов. – На базе хранит в специальном отсеке.

– В плену, что ли, держит?! – удивился Шустов.

– Угу. В строгой изоляции. Только ему оборудования постоянно не хватает. Вот и приходится делать вылазки, искать нужные компоненты.

– А где ищете?

– Да по окрестным руинам. Тут разного компьютерного хлама с прошлых времен, знаешь, сколько осталось? Век не перетаскаешь.

– Так и живете?

– Все лучше, чем в городе…

Их разговор прервало неожиданное происшествие. Юрген, плавно скользивший в полуметре над землей, внезапно взмахнул руками, потеряв равновесие. Устройства, снятые с рагдов, при этом не отключились, продолжали двигаться, и ему пришлось пройтись на руках, шустро перебирая ладонями по земле.

Ричард остановился.

– Ходил бы по-человечески, – сухо произнес он и замер, сканируя ближайшие заросли, пока Шустов и Бекетов помогали Юргену принять вертикальное положение.

– А мне так неинтересно, – Юрген ничуть не расстроился, хотя на лбу у него вздулась шишка, все же припечатался головой в момент падения. – Гироскоп нужен, – он потер ушиб. – Никак не могу его добыть.

– А с рагдов снять не пробовал? – спросил Максим.

– У них принципиально иная система самостабилизации, – охотно пояснил Юрген. – Я в ней еще не разобрался, – добавил он, перезапуская антигравы. Еще секунда, и он снова воспарил над землей, как ни в чем не бывало.

– Можем идти? – осведомился Ричард.

– Да, порядок!

Максим догнал андроида, зашагал вровень с ним.

– Рич, на пару вопросов ответишь?

– Спрашивай.

– Слава сказал, работа у тебя такая, – людей спасать?

– Неверно. Моя задача – поиск и нейтрализация нейроматриц.

– Каких?

– Закрытая информация.

– Ты о Прототипах слышал? Знаешь о них?

– Не понимаю тебя.

– Говорят, у людей есть Прототипы. Творцы всего сущего.

Ричард несколько секунд обдумывал его слова.

– Прототипом человека, следуя мифологии, является Бог, – глубокомысленно изрек он.

Максима раздосадовали ответы андроида. Щемящей грустью промелькнула мысль о Стелси. Она была совершенно другой, живой, настоящей, а этот похож на истукана.

– Ты искусственный интеллект?

– Нет. Мои нейросети вторичны. Я действую на основе программ. У меня есть задача. Все остальное не важно.

– То есть, если бы я там раненый валялся, но без второго сознания в башке, ты бы мимо прошел?!

– Безусловно, – кивнул Ричард.

– А кто тебе поставил задачу? Если не секрет, конечно?

– Меня создали в этих целях.

– Кто?

– Люди.

– Да ладно! – не поверил Максим. – Что-то я в городе ни разу не встречал похожих на тебя роботов!

– Я не имею отношения к современной цивилизации. Меня собрали и инициализировали сто восемьдесят четыре года назад.

– И ты все это время орудуешь в черном лесу?!

– Нет.

– Почему? Где же ты раньше был?

– Меня повредили в бою. Я потерял связь с базовым кораблем высадки. Оказался отрезанным от аварийных источников питания, лишился технической поддержки.

– А попроще не можешь объяснить?

– Нет.

– Ну, хорошо. Еще пара вопросов, не возражаешь?

– Спрашивай.

– Ты знаешь о Нью-Строунхольде?

– Да. На основе разведывательной информации. Ее предоставили люди. Нью-Строунхольд – город, в семистах пятидесяти километрах отсюда. Население шестьсот тридцать тысяч человек.

– Ты нужен там. Со своими способностями.

– Нет.

– Что значит «нет»?! Там полно работы для тебя! Люди ведь погибают!

Ричард даже головы не повернул.

– Мне определена не только задача, но и зона ответственности. Пока не поступит иного приказа, я действую тут, на этой территории.

– А если я тебе прикажу?

– Командный код, пожалуйста.

– Разве ты не обязан просто подчиниться человеку?

– Нет. Я функционирую в автономном режиме. Сотрудничаю с людьми, если это взаимовыгодно.

– То есть управлять тобой невозможно?

– Я в автономном режиме, – упрямо повторил андроид. – Если тебе требуется дополнительная помощь, обратись к Юргену или Вячеславу.

«Вот и поговорили», – с досадой подумал Максим.

* * *

Вход в бункер скрывали руины. В черном лесу Шустов еще не встречал ни одной уцелевшей постройки, зато мог предположить: поселений, как таковых, тут никогда и не было. Только некие научно-исследовательские лаборатории, работавшие под надежной защитой.

Он тщетно пытался представить себе людей, населявших эти земли несколько веков назад. Какими они были?