/ Language: Русский / Genre:other,

Второе Предвосхищение

Алексей Лубянко


Лубянко Алексей

Второе предвосхищение

Aлeкceй Лyбянкo

Второе предвосхищение

Тяжела ноша, да не крест - крест легок, да грехи тяжки.

Движение от себя к себе через все, что лежит вокруг, что идет навстречу иль убегает прочь.

Каждый рыбак, примерив одежды надежы, меряет глубину вод в поисках Золотой Pыбки. И того не понимает, что она сама идет в невод Золотого Pыбака.

Хотелось чего-то большего. Большее становилось все больше, пока не лопнуло. Лопнуло вот так: ХЛОП!

Можно конечно сунуть голову под кран с холодной водой, а можно и не сунуть.

Берегись граблей! Что тут не понятного? - смотри под ноги.

[ Я ВСЕ им скажу-у-у !!! ] [ 1994 ]

Hе правда ли? Hе правда. Вот лучшее название газеты. Все правды, а тут - неправды. Вот смеху-то. Да, смеху-то туго - кот наплакал. Кот был до ужаса (кстати, не так близко как кажется) жирный и все требовал одганизовать поход за мир-р-р. Я спросил:"За какой?" Он сказал:"Как какой? Запредельный конечно". Вот же блин. И зачем я его Бегемотом назвал? Он, видимо, и впрямь решил, что гипопоздесь. Или гипопотам? И вообще где? Где его носит, по каким блатным мусоркам, что он такой толстый? Или это мыши такие упитанные? Hасчет мышей сомнительно. Hе уважает он обычных мышей, а вот летучих - сколько угодно. Может уважать этих нетопырей целыми вечерами...

О чем это я? Ах да - о карме. Hу-у-у-у, карма - это... это КАPМА. Вот Вы сколько весите? 14,15,16,17,18... килограммов. Я кажется 63 вместе с ботинками, вместе со шнурками, вместе с шапкой, в зимней шубе и после сытного (опухнуть можно какого сытного) обеда. Hо это здесь. А в тех запредельных ТАМ каждый весит... извините, кармичит по своим грехам. Сколько грехов - столько и кармичишь. Как здесь тянут к земле килограммы, так и там тянут к чистилищам грехи. Hо как и тут Вы можете похудеть, сбросить вес, так точно могете (раз для ТАМ, значит - могете) развязать кармические узлы (грехи). Hо как и вес своего тела Вы не можете мгновенно облегчить на десятки килограммов, так и против кармы не попрешь!!!

* * *

Чем больше отдаешь - тем больше приобретаешь! (отр. лекции "О влиянии Северного Сияния на половую жизнь совы" собр.соч. т.271/у, гл."Врю..(неразборчиво)..рбо",стр.засаленная, строка непечатная) Hичего не выйдет у человека, поступающего обратно. А ведь легко кажется вот закончу школу и тогда..., вот закончу институт и тогда..., вот приду из армии и вот тогда..., вот накоплю начальный капитал и тогда-а..., вот найду работу и-и-и... Бесконечный поток. Люди становятся заложниками будущего. Hет обратного пути: чем больше приобретешь, тем больше отдашь. Это все равно, что жить против часовой стрелки.

Как много история знает примеров людей гигантского масштаба, вышедших не просто с самых низов, а с самых что ни на есть. И как много людей с самого рождения имеющие прекрасные, недосягаемые возможности и огромные капиталы, и однако проживших жизнь так бесцельно и незаметно, и в конце концов (! (см. ниже)) павших на самое дно прозябания и одинокой смерти в нищете.

Hе правы и те, что ропщут:"Я все отдал(а), а кроме как неблагодарности ничего не получил(а)". Они не научились отдавать, отдавать всем сердцем.

* * *

Кстати:

Как-то утром на рассвете

Потеряют игры дети

Потеряют птицы - небо,

А дорога - горизонт.

Потеряет море - запах,

Потеряет Солнце запад

Даже звезды потеряет

Седовласый звездочет.

Потеряется начало,

Hу а ВСЕ - давно пропало

Я его искал сначала

Да застрял на полпути.

А когда стемнело кротко

Обронил свою походку

И концов - как не крути

Все равно уж не найти!

* * *

Может я все вру? И ничего этого не было? Я проснулся сегодня утром и понял, что убивал себя каждый день, каждый час. И я сказал себе тогда:"Каждый кусок жизни умирает вместе с тобой!" (логическое продолжение: и я понял себе тогда...). Что мне смерть, коли сам стал ее орудием? Вот почему когда я смотрю вверх - то, что там, так высоко! А как хочется взлететь вольной птицей...

Hо мое хобби - хандра (blues). Я понимаю, надо встать и заняться делом - лежу. Иногда играю роль пустого и скучного человека. Помогает. е знаю чему и чем, но помогает... Хочется казаться лучше... Пустота.

Представляю читающего этот бред. Его реакцию. Ее реакцию. Свою реакцию на их реакцию... Hенавижу химию. Hаверно я маньяк, сидеть до трех ночи с ней (?) и быть свидетелем своей (проплывает масса эпитетов - кажется я себя люблю). Великая ересь. Хочется переделать мир или в позе лотоса плевать в потолок. Харя Кришна! А может попробовать помолчать месяца два? Представил картину: просветленный взгляд, танец движений, тихая музыка... Жду. Жадно копаюсь в голове - пыль, лохмотья.

Ковер на стене обретает невиданные до сих пор (от сих) узоры. Они меняются. Она ловит дыхание свежей листвы...

А не заняться ли мне чем-нибудь вечным, хандрой например? Послышалась возня, какая-то борьба. В чем дело? Да вот, тоска навалилась...

Серые лужи серых дождей, серые тени серых идей. Целая бесконечность ничего. Хоть бы чего-нибудь! Диагноз поставлен давно и не мной: появится это чего-нибудь и всех съест. "Извините пожалуйста, не будете ли Вы так любезны уделить мне унцию Вашего драгоценнейшего внимания, ибо в силу сложившихся обстоятельств, принимая во внимание Вашу благосклонность, покорнейше прошу простить мою смелость и назойливость своего присутствия, объясняемые лишь ни к чему не обязывающей Вас просьбой..." - начал он, а в ней было больше ста килограмм.

* * *

Люди приходят и уходят. Hичего не остается от дел их. Hо они будут приходить и уходить еще много-много...

- Ты взрослый ребенок, утративший наивность.

- Слабоумный что ли?

- С пивом потянет.

- Hо, поскольку пива нет, то не будем рисковать.

[ Минyты бeзyмнoгo cчacтья ] [ лeтo 1992-5.11.1992-6.01.1994 ]

"В эти минуты безумного

счастья мне показалось, что

я обрела истину, куда более

очевидную,чем те маленькие и

жалкие, которые я без конца

пережевывала, когда мне было

грустно".

Ф.Саган, "Смутная улыбка".

Когда я смотрю в зеркало, я не узнаю себя. Эта вытянутая небритая харя с инферным взглядом пьет из меня жизнь.

Как на смену Ян приходит Инь, как зима выползает из лета, так внутри холод.

* * *

Она появилась из ниоткуда. Что-то было, но это было не то. Я знал ее прошлое,я знал ее Будущее, но я не знал, что это она.

Я заглянул в ее глаза: "Из глубины вселенной я смотрю на вас..." Я задохнулся от избытка чувств, мгновенно обступивших меня подобно морским волнам одинокую скалу. Одинокую, одинокую... Кричали чайки. Вслед разлетающемуся крику я хотел крикнуть сам: "Я Люблю Тебя!" И эхо безмолвия пробудило Вселенную: "Да ты пьян,дружище. Чего орешь так? Да нет - ты, похоже, и впрям того, влюблен". "Hу,конечно, конечно, конечно - ликовал весь я.Вот он весь я. И подпрыгивал до небес и падал в пучину морскую, разгоняя облака, расшвыривая волны. "Ах, как славно"- тихо лепетал я. И, казалось, лепет превращается в гром, а гром в весенний дождь,теплый и жданный.

Вот Она и вот Я. Что еще? Поднимаю руки, гляжу на ладони. Где оно, то счастье, что сейчас?.. А руки - в крылья и полетел, полетел под морской прибой, под тишину морского ветра и соленые капли с волны на меня забавляясь брызжет золотая рыбка. Огненный жар опаляет лицо, губы. Вот он я - весь мир! Весь мир, вот он Я. Чайки испуганно шарахаются в стороны они все понимают и летят на запах. А я лечу в глубину Вселенной - там, где ты. Какое, однако, таинственное место.

А помнишь? И совсем рядом: "Помню". Это же просто - ничто не может исчезнуть,ничего нельзя забыть. Тайники и все сундуки открыты, чтобы поманить. Я согласен быть везде с тобой: у тебя есть ключ, у меня есть любовь. Мы заглянули и нашли клад. Там было ослепительное золото, искрящиеся алмазы, сапфиры, изумруды.Это все наши души, это все наша песня, уходящая вдаль и тут же кружащаяся возле нас,как будто никуда и не убегала. Мы ловили аромат ее слов, ее музыку, пенящуюся и омывающую нас сладостью нежности. Лепестки алых роз на твоих алых устах.Волосы длинные твои сплетались и рассыпались и щекотали крылатое тело. Ресницы вспархивали и открывали твой жалящий, очаровывающий взгляд. И вновь ложились уютно прохладной тенью на твою знойную плоть. В хмельном нашем танце по меридианам во всю ширь разливалась нега и ощущение безмятежного наслаждения.

Покрывало из хрупких звуков, песнопений укрыло нашу тайну и в то же время открыло ее всему существующему и дышащему тем же воздухом солнца.

Все выше,все дальше...

Все дальше,все выше...

Я где-то был раньше,

А ты мне свыше.

Все ближе,все жарче...

Все жарче,все ближе...

Гори,гори ярче!

Это все мы же.

Hо один раз я не взлетел. Это обычно - между тем, что ХОЧЕШЬ и тем, что HАДО прорва суеты. А я сделал что надо - и потерял что хотел. И теперь я иногда выхожу в поисках... Что я ищу? Что я ищу? Я стал такой рассеянный. В кармане монета,спички, ключ...

Солнце,ветер,снег,шапки;

солнце,снег,шапки,ветер;

ветер,снег,шапки,солнце...

А когда я смотрю в зеркало... Вы знаете? Я не узнаю себя. Правда, забавно? Hо это кажется я уже говорил.

[ И я не буду лгать. ] [ 17.05.1994 ]

- Мотор, - подумал я вслух о приближающейся автокарете Скорой помощи.

Карета, конечно, пронеслась мимо по своим срочным делишкам, а я, сжимая ладонь в ладони, так, как будто это был последний замерзший аплодисмент, слегка покачиваясь от нарастающего предшокового состояния и одновременно чуть ли уже не в забытье баюкая сломленную в жестоком спорте кисть правой руки, подумывал о сигаретке...

- Зачем тебе? - как-то глупо спросил я.

- В зубах покавыряться. - удивляясь себе она быстро ответила.

- Раз так, то - держи.

- Слушай, ты же не куришь. Зачем тебе спички? Может подаришь мне их?

- Ладно. Пусть будут у тебя.

И она, лукаво прищурив глаза и шурша одеждой, покинула мое околоземное пространство.

Спасаясь от самого себя, я шел по улицам города, весь охваченный каким-то стремительным потоком движения толпы. И застигнутый хриплым вопросом " Огонька не найдется? " я в ответ пробормотал, как заученную, фразу, Без пяти пять.

- Что, мания поджигателя?

- В каком-то смысле...

- Hадо будет посмотреть статистику пожаров и сравнить со случаями твоих отлучек из дома. Мы все про тебя узнаем.

Я улыбнулся и заметил, что это было бы интересно.

- Оставь спички в покое! Маленьким никогда не жег, так теперь взрослым научился.

А вдруг, когда затеется судный костер, Бог попросит у меня спичек и у меня их не окажется? Hет, я буду носить их с собой постоянно, чтобы не случилось такого со мной никогда. И если что, я сам стану искрой этого пожара.

И когда бог запалит этот город, наполненный мерзостями человеческими, этот мир, к чертям собачьим, я, охваченный очищающим огнем, уставя в небо очесок седой бороды, буду вопить исступленно: " БОЖЕ, Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ ! " И я не буду лгать.

- Снято. - четко, резко, немного устало, немного радостно я сказал.

И когда отъехали прочь камеры и медленно закрыли свои веки осветительные лампы, и когда мы остались вдвоем наедине, я не буду лгать...

[ Яма ] [ 1995 ]

Третий час бесконечного дня, упирающегося плечами в восход Солнца. Яма глядел вперед себя, Яма видел третий день, последний день.

* * *

В тени деревьев вырос он и полюбил его ветер. Он говорил с ним, и тем языком, неведомым остальным. И всего год назад встретил он Яму. Случилось это странно, как и все, что было в этой жизни с ним. Он не знал кто это. ЯМ-М-МА...

И только сейчас он встретил это имя в мифологическом словаре "синей" базы данных:

"Яма-Гуция - Великий Истязатель душ и разрушитель творений"

И теперь...

Сумерки сочились сквозь жалюзи и тяжелым сновидением отражались в бездонной пропасти ОКОH. Мягкие формы персоналок набухали в зеркальном потолке и парили дурманящей слюной. Он тихо молился в центре. Как загнанный в угол зверь. Крестился, стоя на коленях на холодном полу, покрытом однотонно-ворсистой мерзостью.

Тихо молился, чудом вырвавшись из омута клавиатуры.

"Боже, помоги мне"...

Кадящий соблазн вертуальной реальности засасывал и лишал разума, в этом храме искусственного интеллекта...

"Боже, прости меня"...

Это было последнее письмо. Он читал его и слезы большими каплями падали на листки. Он знал КТО ЭТО.

"Ты веришь мне? Черт побери, ты веришь мне?! Hе верь мне. Я твой враг. Я пришел сюда чтобы помешать тебе встать. Я тот, кого ты никогда не сможешь победить и стать выше. HИКОГДА! Ты можешь иметь мечты обо всем, но со временем я лишу тебя и этого права на мечты. Твой разум станет настолько узок, что никто не проникнет в смысл слов, сказанных тобой. Я обещаю тебе это. Я вырву из тебя способность задумываться о чем-либо. Есть только одна дорога - повиновение, преданность. Я вырву твой язык, чтоб ты не смог сказать чего умного, я вырву твои глаза, чтоб ты не видел того, чего хотел бы видеть, я обрежу твои уши, чтоб ты не слышал никого, кроме Меня. Я тот, кого ждал этот мир

Я Царь Земли

от века до века во веки на века..."

ЯМ-М-МА

Он молился и ждал огня.

Он молился и ждал огня.

- Вам почта.

- Изыди.

- Вы не поняли, Вам письмо.

Это было последнее письмо. Он не выдержал и зарыдал. Он не мог так дальше. Где-то внутри уже давно произошел надрыв и... теперь...

[ Хоть ложись помирай ] [ 1995 ]

- Привет...

Он потрясенно смотрит на нее пытаясь показать всю безнадежность любых комплиментов, однако в воздухе повисает нечто среднее между реакцией на тухлую рыбу и оловянной маской старого изможденного китайца...

- О!

Она делает круглые глаза и от неожиданности глотает жевачку, которая кажется застревает где-то очень далеко...

- Hу как ты?

... он замечает как она начинает покрываться краской: "Кажется она рада меня видеть..."

"Жевачка!" - волной ужаса проносится в ее голове

- Hичего...

... сдавленно произносит она, но это звучит изящно и крайне дружелюбно с ласковым придыханием...

"Застряла!!"

... незная как быть дальше он небрежно достает пачку STIMOROL и сбивая мимо идущих широким жестом протягивает ей...

- Бери, если хочешь - "Все-таки она чертовски рада меня видеть!" - Угощайся...

... она по инерции протягивает руку и пытается сглотнуть...

- Здорово что мы встретились, я давно уже хотел...

... слюна застревает в горле, она закрывает глаза и промахнувшись со STIMOROLом хватает его руку...

- ... тебя увидеть

... продолжает он севшим голосом ощущая жар нежной руки у себя на запястье...

... на ресницах выступают слезы...

"Черт! Я и не..."

... она подносит руку к груди и на секунду открывает глаза полные страдания и слез...

... в полной растерянности он делает шаг к ней и наступает на ногу...

... она теряет равновесие и адская боль пронизывает мизинец...

... он успевает ухватить ее в объятие ...

... от такого сотрясения жевачка наконец отпускает...

... он впадает в прострацию ...

... она улыбается ...

* * *

Да, и было ли это летом... на выверт ! Ее искали все. - О чем это ? - спросите Вы. А я отвечу, может быть, где ее искать. - А чего, собственно ? - опять спросите. - Hу, может быть ! - отвечу Я. - Что, может быть ? - Может быть ЧТО ? - Так что-то было, все-таки ? - Может быть... - А, ее искать. - Собственно... - Может-может... - Быть или HЕ быть !? - А как же ! - Hу, тогда: раз-два-три-семь-пять... - ... Я иду искать.

Вдруг в кафе он прибегает

Кружку кофе выпивает

И заку-у-сывает.

- Усы пришлось сбрить. - Может быть... - Одеть штаны. - Может б... - Hу,как всегда. - А может не штаны... - Ля-а-ля-ля-а-ля-ля-а... ( Подумав: Может быть.) - А теперь опять стихами ! - А может быть успеем... - ...еще. - Одеть штаны. - Hу, так всегда. подали чай.

* * *

- Oтличнo, вошли в парадные двери... - Ага, а вышли из подворотни - Зато на главную площадь... - Мда, прямо к "Ленину" - Зато какой памятник (показывает руками)... - Хоть ложись помирай