/ Language: Русский / Genre:sf,

Мессия

Александр Марков


Марков Александр

Мессия

Марков А.

Мессия

Они пришли с юга. Примерно двадцать изможденных фигур, которых Тимор и людьми то назвать побоялся. Больше они походили на восставшие из могил скелеты, обтянутые только бледной кожей, да еще грязными лохмотьями, спасавшими от холода, наверное, так же плохо, как осенью листья спасают от холода деревья.

Было слишком рано. В поле еще никто не вышел.

Тимор увидел их первым. Ему не спалось. Дом его родителей располагался на окраине деревни и в тот момент, когда первые фигуры раздвинули утренний туман, Тимор сидел на крылечке, о чем-то мечтал, а голова его была повернута как раз в их сторону.

Он смотрел, как они приближаются. Нет бы - броситься помочь, но им овладела какая-то апатия.

Первый шел, опираясь на длинный шест, с прикрепленной сверху тряпкой из очень плотной и такой тяжелой ткани, что ветер лишь чуть колыхал ее. Некогда она, вероятно, была яркой, но теперь цвета ее потускнели, вся она обтрепалась, порвалась и обгорела местами.

Зачем ему шест - понять было еще можно. Чтобы опираться при ходьбе. Но тряпка то для чего? Она не укроет ни от снега зимой, ни от дождя осенью, ни от солнца летом.

Одежда их тоже была странной. Кто-то напялил на себя ржавые панцири, точно на черепаху хотел походить. Но тогда делать их надо было никак не из железа, да и передвигаться не на двух ногах, а на четырех. Иногда, правда, они падали и ползли, но и тогда с черепахами их роднила только скорость передвижения. Других покрывала чешуя, но не блестящая, как у рыб, а потускневшая, слегка зеленоватая. Видать эти возомнили себя ящерицами. Ну, а третьи... рубахи у них были сделаны из множества маленьких, скрепленных меж собой, колечек. Тимор и припомнить не мог таких зверей.

Теперь у него не было никаких сомнений. Никогда прежде он не видел этих людей. Но он знал всех, кто населял этот мир. Выходит ошибался. Хотя, они пришли с юга, а там, насколько знал Тимор, до самых гор, вершины которых упирались в небеса, так что порой на их острые пики накалывались облака, нет ни то что ни одного поселения, а даже домика пастуха или отшельника. Ничего там нет. Там мир заканчивается.

Ветер переменился, стал дуть в спины людей, немного подгоняя их. Он принес такой отвратительный запах, что Тимор поморщился, задержал дыхание, а потом отвернулся. Это был даже не запах давно немытых тел. Нет. Он был гораздо хуже. К нему примешалось слишком много гнили, как будто люди эти действительно были вставшими из могил полуразложившимися мертвецами, а если присмотреться, то окажется, что вместе с лоскутами, от них отваливаются и куски плоти.

Не дойдя до Тимора метров, десять человек с шестом остановился, потом покачнулся. Его толкнули в спину. Те, кто шел позади него, смотрели только себе под ноги.

Глаза у него не провалились в череп только из-за того, что были слишком большими и застряли в глазницах.

Чего сидишь?

Голос у него оказался хриплым. Произнеся эти слова, он закашлялся, на губах выступила розовая пена, полетели какие-то ошметки. Похоже, вместе со словами, он выплевывал наружу еще и свои легкие. Ему надо было быть очень экономным и говорить только самые нужные слова, ведь легких то надолго не хватит.

Жрать тащи. Побыстрее.

Мысли в голове Тимора перепутались. Он вскочил, отшатнулся, но еще не успел обернуться. Спина и плечо его натолкнулись на что-то крепкое, но это была не стена и не дверь дома. Позади стоял отец. Он появился так тихо, что Тимор этого не заметил. Доски под его ногами не заскрипели, дыхание не ощущалось. Тимор не знал сколько отец уже стоит здесь и слышал ли он слова человека с шестом.

Подожди, - это отец сказал Тимору, а потом уже заговорил с человеком с шестом, - все вы в доме не поместитесь. Часть может остаться здесь, другие могут пойти к моим соседям.

Да, знаем мы таких доброхотов. Напоите каким-нибудь зельем, а потом всех поодиночке перережете. Нет. Мы пока все здесь останемся. Тащи жратву сюда. Здесь есть будем.

Хорошо.

Кто это? - тихо спросил Тимор. Страшно ему не было

Я не знаю, - ответил отец. Лицо отца было скорее напряженным, чем настороженным.

Что вы там шепчетесь? - закричал Человек с шестом.

Мой сын спросил мены "кто вы?". Я не смог ему ответить. Я не знаю кто вы и откуда пришли.

Так надо было у нас об этом спросить, - засмеялся Человек с шестом. Но не долго это продолжалось, потому что он тут же схватился за живот и его прямо таки скрутило от боли. Шест он не отпустил. Он выпрямился, когда боль немного улеглась.

Так откуда вы пришли? - спросил отец.

Из-за гор.

Из-за гор? Там что-то есть? - отец удивился.

А ты об этом не знал? Там огромная страна.

Отец ничего не мог сказать в ответ. Само появление этих людей доказывало существование неведомых земель, в которых они родились и жили. Но это означало, что модель мира менялась. Прежде считалось, что он окружен горами, все равно что цветок в горшке, а за его приделами - пустота. Но выходило, что эта модель была неверна. Привычный уклад мог тоже измениться от этого. Отцу от таких мыслей стало грустно. Изменения редко приносят что-то хорошее. Обычно от них одни беды и неприятности.

Сердце у Тимора защемило. Он стал гнать прочь плохие мысли.

Где же раздобыть столько еды, чтоб хватило на всех. Придется подвал подмести. На полках поискать. Но все не донесешь. Рук не хватит, а старейшины категорически запретили отращивать дополнительные. Это - табу и вообще внешность человека изменять было нельзя. Небольшое послабление было сделано для женщин. Им разрешалось обманывать старость.

О помощи, что ли попросить?

Постой-ка, ты хочешь сказать, что вся эта долина окружена горами.

Вопрос был глупым. Человек с шестом и сам бы мог на него ответить, стоило ему только провести взглядом справа на лево. Небо было прозрачным. Но человек ленился.

Наивное заблуждение, - протянул он, потом сказал себе под нос, так что его почти никто и не услышал, - так значит мы в ловушке, - потом посмотрел на отца, - ты хочешь сказать, что из чужих никто сюда не заходил.

Нет, никто и никогда, я же говорю, что ...

Ладно, ладно, это я уже слышал. Сколько здесь живет человек.

Четыреста сорок шесть.

Неплохо, неплохо, - настроение у человека с шестом стало улучшаться, а то он совсем скис, когда узнал, что долина окружена замкнутым кольцом гор. Он обернулся и сказал своим спутникам, - райское местечко. Стоит здесь пообжиться и отсюда устраивать набеги. Если на перевалах организовать посты, то сюда вообще никто не дойдет.

Он один остался на ногах, наверное, из-за того, что у него, помимо ног, была хоть какая-то опора. Отпусти он шест, то тоже упал бы на землю, как и его спутники.

- Ага, - засмеялись ему в ответ, - хорошее местечко.

Что за странная вещь у тебя в руках? - спросил отец.

- Это? - человек оглядел свой шест снизу доверху, задержался на тряпке, вновь посмотрел на отца, - это штандарт моего легиона. Пока он с нами - легион жив.

Он слишком легко отдал тайну о том, где пряталась его жизнь. Опрометчивый поступок.

А-а-а, - понимающе промычал отец. Но он сделал неправильный вывод из этих слов. Он подумал, что жизни этих людей привязаны к штандарту и если он сломается, сгорит там или еще какая напасть с ним приключится, все они тут же умрут, - ценная вещь.

Да.

Тимор заметил, что у него на груди вышит точно такой же зверь, что и на штандарте. Может на груди у него тоже хранилось часть жизни. Что же это разумно. Тогда он не умрет, если потеряет штандарт.

Мать еще вчера вечером ушла к родственникам в соседнюю деревню, обещала вернуться лишь к полудню, но, наверняка, задержится. Она то быстро наготовила бы разной снеди, но в доме осталась только сестра Тимора Дейра, а она кулинарных изысках - не блистала, зато на танцах равных ей не было, да и внешностью природа ее не обделила. Она очень красива. Вечерами под окнами дома собираются ее поклонники, горланят песни и мешают спать. Приходиться отцу выходить из дома и просить их помолчать. Они слушаются, все не оставляют надежду жениться на Дейре и не хотят с будущим родственником ссорится. Тимору они дарят всякие безделушки - может он чего хорошего сестре про них расскажет. Но Дейра держит их на расстоянии. Похоже, она еще не определилась. Не стоит спешить.

Дейра набрала в плетеную корзинку несколько еще теплых буханок хлеба, овощей и фруктов, но этим не то что всех, но и половины оборванцев не накормить. Еду они вырывали друг у друга, чуть не подрались, а одну буханку раскрошили. Куски хлеба пришлось поднимать с земли.

Человек с шестом прикрикнул на них. Только тогда они перестали ссориться. Разделили еду поровну и принялись ее уничтожать. Получалось это очень быстро.

Кто вами управляет? - он не спешил забить рот едой, будто и голоден не был.

Управляет?

Тимору сделалось чуть обидно за отца, из-за того, что тот опять не может ответить на вопрос. Он думал, что отец знает все, а выходит, что нет. Впрочем, вопрос действительно был очень странным. Все равно, что спросить; "Кто управляет восходом или закатом Солнца? Кто разбрасывает осенью дождь, а зимой - снег и кто смотрит за тем, чтобы на горных вершинах он оставался всегда." А может это действительно кто-то делает? Тимор даже задрожал от такой мысли.

Никто не управляет.

Что же и армии у вас нет. Ну там небольшой отряд для подавления волнений и охраны границ?

Зачем?

И верно, зачем? От кого вам защищаться? Вы ведь в мире и согласии живете?

Да.

Отлично.

На этот раз слова дались ему с трудом и когда он произнес их, то снова закашлялся, утер ладонью выступившую на губах пену. Для этого ему пришлось таки отпустить шест. Человек не удержался на ногах и сел. Вся его сила заключалась в этом шесте. Она подпитывала его. Что же с ним будет, если шесть отнять?

Где можно отдохнуть мне и моим людям?

В доме мест для всех не хватит. Можно в сарае. Там мягкая солома. На ней можно простыни постелить или одеяла. Будет удобно.

Отец подошел к человеку. Гнилью несло от его ноги, обмотанной чуть повыше колена грязной тряпкой, сильно пропитавшейся кровью и гноем. Они засохли, срослась с кожей и без длительного вымачивания тряпку и не оторвешь.

Отец присел рядом, помотал слегка головой, поцокал языком.

У вас гангрена.

Похоже, человек слышал это слово. Оно показалось ему очень страшным. Прежде он держался, а теперь весь съежился, попытался убрать обратно в сапог, высунувшиеся из дырок на носке почерневшие на кончиках пальцы с отслаивающимися, как чешуя, ногтями.

- И что дальше?

Рано то была пустяковой. Он получал и посильнее, но ее никто не обрабатывал, так наспех обмотали тряпками, вот она и воспалилась.

Будет немного больно.

- Хм, немного?

Он стискивал зубы, чтобы не закричать. Становилось понятно, что боль он испытывал всегда, и когда говорил, и особенно когда шел, потому что каждый шаг становился для него пыткой. Но у него не было выхода. Он проиграл битву и враги гнали его на север, как собаки, преследующие дикого зверя. Это действительно походило на охоту. Попадись он им в руки, то стрелой не отделался бы. С ним бы позабавились более изощренно. Палачи накопили немалый опыт и могли сохранять в человеке жизнь несколько дней, не переставая ни на минуту пытать его.

Отец провел ладонями по ноге. Над повязкой он задержался и стал делать ладонями круговые движения. Человек воспринял это поначалу с настороженностью, но, чувствуя, что боль его отпускает, расслабился.

Ты врач? - ему впервые за две недели было так хорошо.

Нет. Странно, что ты довел организм до такого состояния.

У меня не было времени заниматься раной.

Разве вы не умеете регенерироваться?

Нет, - но, похоже человек не понял, о чем его спрашивают. Теперь пришел его черед удивляться.

Да, тяжело вам жить.

Жить вообще - не легко, - вставил человек.

Я пойду посмотрю, что с остальными.

Сходи, посмотри. Обрати внимание вон на того, - и он показал на одного из своих людей. Грудь у него была обмотана тряпками. Сам он передвигаться не мог, его несли товарищи, взвалив на себя его руки, а его ноги волочились по земле и оставляли после себя извилистый след, как будто здесь проползли две очень тяжелых змеи. Он все время находился в забытьи, - Его "утренней звездой" ударили, - а когда он увидел, что отец его не понимает, пояснил, ну это такая круглая штука с железными шипами. Обычно она крепиться к древку цепью. Опасная скажу штука. Щит редко выдерживает ее удары. А у него, - и он опять кивнул в сторону раненного, - доспехи были хорошие. Очень хорошие. Из карарской стали. Основной удар они выдержали, но рана все равно получилась, скажу я тебе, не приведи господь. И не знаю, почему он еще жив.

Он воткнул штандарт в землю перед сараем.

Да, забыл тебя спросить, - вновь обратился он к отцу, тот уже начал осматривать остальных чужаков, - как называется это место.

Рай.

Просто и со вкусом. Не думал, что когда-нибудь попаду сюда. Мне скорее заказана дорога в другое место, а уж то, что я здесь хозяин буду... м-да, кто бы мог подумать...

Они оставили возле сарая двух человек. Те присели по обе стороны от двери и старались не смыкать глаз. Получалось это у них очень плохо. Периодически кто-то из них или оба сразу впадали в полубессознательное состояние, головы их клонились книзу, подбородки упирались в края панцирей, шейные позвонки начинали затекать и тогда они просыпались. При желании, нагнать на них сон, который не выпустит их, даже если гром начнет разрывать воздух возле их ушей, мог и ребенок.

Тимору надоело смотреть, как они мучаются. Он послал им легкий сон с приятными сновидениями. Из сарая доносился храп. Почти все храпели в унисон. Звук этот выбирался из под дверей, просачивался в щели. Иногда он прерывался вскриками. Кому-то снились кошмары.

Слух о том, что в долину пришли новые люди быстро облетел всю деревню. Ее жители стали собираться неподалеку от сарая, да приходили они не с пустыми руками. Прослышав, что пришельцы отощали и проголодались, несли с собой караваи хлеба, овощи и фрукты, складывая снедь на крылечке. Вскоре там выросла приличная горка.

Кто они? - спрашивали отца.

Я не знаю, - почти все были ранены. Отцу пришлось лечить их и он немного устал, - Сами смотрите.

И они смотрели на двух спящих оборванцев, сидевших возле сарая - один в обнимку с топором, а другой с палкой, на конце которой был прикреплен обоюдоострый нож, о чем-то перешептывались, чтобы не потревожить спящих, а чтобы их получше рассмотреть, крадучись подходили поближе и морщились от запаха давно немытых тел.

Надо их в баню сводить, когда проснуться, - слышались с разных сторон советы.

Лучше вначале покормить, а потом в баню.

Они проснулись разом, когда начало смеркаться, а заходящее Солнце покрасило в красное вершины гор. Сперва - потягивались, протирали и слипавшиеся глаза, а потом увидели толпу, схватили выпавшие из рук топор и палку с ножом, выставили их вперед, так вот защититься хотели, а в глазах у них появился страх. Сон из них испарился - все таки сарай окружала внушительная толпа. Здесь собралось чуть ли не все население этого мира, даже старики, которые прежде редко выбирались дальше собственного сада, притащились, а родители принесли грудных младенцев, точно те могли что-то рассмотреть и запомнить. Но скорее, оставить дома их было не с кем.

Стражники обменялись взглядами, после чего тот, что стоял справа бросился в сарай, а другой чуть сместился, занимая положение прямо по центру двери.

Из сарая донеслась какая-то возня, звон железа, разговоры, удивленные возгласы. Изнутри к щелям припало несколько человек. Они смотрели на улицу, фигуры их угадывались с трудом, а глаза - были хорошо различимы.

Из сарая вышел только один человек - тот, что принес штандарт. Он протер глаза, то ли сон прогонял, то ли увиденному не верил, но стереть всю эту толпу ему так и не удалось, он понял, что это не сон, а все происходит на самом деле.

Численный перевес был явно не на его стороне. Но он был уверен, что любой из его солдат, прошедших с ним через множество стычек и сражений, в бою один стоит больше чем все эти люди. Мужчины, женщины, дети - все едино. Он видел драки, когда малолетки, которые может и ходить то научились совсем недавно с упоением острыми серпами перерезали горла у раненых солдат, а женщины обступали рыцарей, стаскивали их с коней крюками, а потом, когда те пытались встать с земли, молотили по ним все теми же крюками, да цепами, будто зерна из колосьев выбивали. Из под доспехов только кровь текла. Такая густая кровь. Говорят, что на месте боев земля становится плодородной, если конечно освободить ее от железа, а мертвые тела либо убрать, либо закопать поглубже.

- Я рад, что вы здесь собрались. Я Аалон Хорден - повелитель Магденской пустоши и Каменного града отныне присоединяю Рай к своим владениям и буду править здесь, защищая эти земли от врагов, а вы будите мне повиноваться.

Он не стал говорить о том, что и Магденские пустоши и Каменный град уже не принадлежали ему. Он увидел гору принесенной еды, улыбнулся. Их приняли крайне дружелюбно. В другом месте чужаков, до того, как они отдохнули, отошли от трудного перехода и набрались сил, подняли бы на вилы от греха подальше, а то хлопот потом не оберешься. Невольно появлялась мысль - может они на самом деле не одолели эти горы и замерзли там, а теперь попали на небеса? Или они сами дошли до небес?

Завтра приходите строить замок, - закончил Хорден

Но на следующий день никто не пришел. Жизнь в обоих деревнях шла по прежнему руслу. Кто-то отправился в поле, кто-то работал в мастерских, а женщины - по хозяйству. Над домами, вырываясь из печных труб, не прикрытых окон и дверей растеклись запахи свежеиспеченного хлеба.

Проснувшись Аалон Хорден почувствовал, что полностью восстановил потерянные во время битвы, а особенно во время перехода через горы, силы. Кожа его стала помягче, под ней стала накапливаться жировая прослойка и она уже не приклеивалась к костям. Он стряхнул с себя несколько соломинок, выбрался из сарая.

Дышалось легко. Легкие совсем не болели, огонь в них потух. При каждом слове он больше не выплевывал кусочки плоти вместе с розовой пеной. Воздух здесь целебный и полезнее для организма чем вода и грязь любого из известных курортов.

Низко висевшее небо, походило на крышу, а горы - на стены огромного дома.

Солдаты сбились в кучку. Они что-то обсуждали, но как-то очень спокойно, без ругани и драк. Такое поведение было им не свойственно.

Командир, они построили нам дома, - сказал солдат. Кажется его звали Пратосом, но Аалон Хорден уверен в этом не был, потому что вчера этот солдат походил на ходячий скелет, а теперь вполне мог сойти за человека.

Да, и где же?

Вот же они, - и солдат показал на несколько, стоящих на окраине деревни домов - прочных и добротных, как и все здесь, но без излишеств будь то гаргульи на фасадах или резные наличники на окнах.

Аалон Хорден посмотрел на дома. Потом на солдат, те были без оружие, нахмурился.

Где ваши доспехи и оружие?

Голос его посуровел. Ему не нравилось, что солдаты расслабились. Ему не нравилось, что местные жители не выполнили его приказания. Они еще не поняли, кто теперь здесь хозяин. Похоже, им надо это еще раз объяснять.

К сараю прислонили копья, мечи и палицы, рядом сложили кучкой доспехи. Не все сохранили оружие во время перехода. Растеряли его по дороге. Теперь его, наверное, и снегом занесло, так что и вернувшись ищи не ищи все равно не найдешь. Если только снег не примешься, как золотоискатель песок, просеивать сквозь сито. Сколько его в горах? Весной, когда большая часть его сойдет, на всю жизнь хватит и даже больше чем на всю жизнь.

Отряд выстроился возле командира.

Прежде изможденные лица солдат, походили друг на друга. Теперь, немного отдохнув, они вновь стали приобретать индивидуальные черты. Но уставшими они были страшнее. Тогда от них бы враг побежал, как от смерти, а сейчас нет. Придется лица прятать за масками и шлемами. Еще до того, как Аалон Хорден стал пересчитывать своих людей, он понял, что двоих не хватает.

Где Олаф и Грааб? - он окинул взглядом отряд, - Кто дежурил ночью? Два шага вперед.

Их встретили слишком радушно. Это было очень подозрительно. Пока он не допускал мысли, что его людей могли убить. Не так то это просто. Скорее, они сами отправились искать приключений на свою голову. В этой ли деревне или в соседней. Истосковались по женскому обществу, а здесь было на кого обратить внимание. Аалон Хорден вспомнил Дейру.

Где Олаф и Грааб? - повторил он. Это еще не дезертирство, потому что уйти здесь некуда, но отряд катастрофически терял дисциплину. Так и оглянуться не успеешь, как все разбегутся по окрестным домам, остепеняться и держать оружие больше не захотят.

Они ушли утром, - сказали стражники.

Аалон Хорден оставил эту информацию без комментариев. Он так и думал. Он проглотил эту пилюлю. От нее стало больно не в желудке, а на сердце.

Так, все за мной, - и быстро двинулся на противоположный край деревни, за которым располагалось пшеничное поле. Он еще не хотел искать беглецов. Пусть повеселятся. Свою порцию гауптвахты они получить еще успеют.

Тимор наблюдал за всем из-за окна. Он слышал все слова и не только, потому что мог читать мысли этих людей. Он знал, куда пошли два солдата, которых Аалон Хорден назвал Олафом и Граабом. Но тот ушел так быстро, что когда Тимор выбежал из дома, отряд удалился уже на значительное расстояние. Докричаться до него было еще можно. Но Тимор ни стал ни кричать, ни тем более догонять отряд.

Штандарт, висевший на вершине шеста безжизненной тряпкой, Аалон Хорден оставил на прежнем месте, поручив его охранять одному из своих людей. Тот, как только отряд скрылся за поворотом улицы, а пыль на дороге, оставленная солдатами, опять улеглась на прежние места, присел на землю, потом прислонился спиной к сараю и почти тут же уснул. Каска скрывала его лицо. Но зычный храп, чуть усиленный металлом, выдавал его с головой. Штандарт легиона мог украсть кто угодно и тогда все солдаты умрут, так кажется сказал Аалон Хорден. У него то часть жизни - на груди. У других Тимор заметил на шеях цепочки с маленькими талисманами, выполненными в форме все того же неведомого зверя, что был вышит на штандарте. Никому не нужен этот штандарт. Может только ветру. Он оторвет его от шеста и унесет в горы.

Аалон Хорден думал над тем, как ему собрать местных жителей. Не посылать же за ними в поле солдат, чтобы они выдергивали их с грядок, точно какие-то овощи - свеклу там или картошку.

Он давно заметил, что в этом мире хорошая звукопроводимость. Крикнешь погромче и докричишься из одного края до другого этого маленького плоского, окруженного горами мира. Дно цветочного горшка. Может на самом деле так оно и есть. Заблуждение то, что мир похож на шар. Начни Аалон Хорден доказывать на каждой улице, что мир на самом деле плоский, его бы не сожгли, как в прошлые времена, но за безумца приняли бы и чего доброго упекли в какую-нибудь больницу для умалишенных.

Они подошли к полю. Догадайся кто-нибудь обернуться, оторвать глаза от грядок, проблема решилась бы сама собой, но все они так были заняты прополкой, что носами уткнулись в землю и не отрывались от нее ни на миг, будто это было самое увлекательное зрелище из вех, что они видели. А как же горы? А небеса, затянутые облаками? А двадцать солдат со всем оружием, которое они смогли сохранить, наперевес?

Сигнальщик заиграл на горне. Солдаты не слышали этот звук две недели. Этот горн вел их в сражение, которое они проиграли, но до этого он вел их в сражения, которые они выигрывали. Звук горна прочищал барабанные перепонки с таким же успехом, как удается это сделать скрипящим дверям, болтающимся на ржавых петлях.

- Повелитель Рая Аалон Хорден приказывает всем немедленно прекратить работу, - закричал сигнальщик, оторвав горн от губ. У него был самый зычный голос и самые большие легкие. Воздуха в них хватало, чтобы дуть в горн почти минуту.

Бесполезно. Никто и не думал подчиняться. Можно было подумать, что они и вовсе не слышали приказ, что уши их залеплены воском или смолой, но некоторые из них все же обернулись, когда играл горн, а потом снова вернулись к прополке. Значит - все они слышали, только притворялись.

Аалон Хорден небрежно махнул рукой. Таким жестом он много раз отправлял своих людей в атаку. Обычно это значило верную смерть. Но некоторые возвращались.

Сейчас они не ждали никакого нападения. Хоть солдаты и выставили перед собой копья, наконечники были опущены вниз и едва не задевали кусты на грядках. Они должны были согнать людей и тогда Аалон Хорден объяснил бы еще раз, что надо идти в горы, добывать камень, после строить дом, да не такой, какой они уже выстроили, а побольше.

Солдаты шли между грядками, где скопились лужицы, стараясь, чтобы не промокнуть, наступать на кучки только что вырванных сорняков, поэтому они больше смотрели себе под ноги, а не вперед. Аалону Хордену почудилось, что он видит, как испаряется из солдат воинственный дух, точно с дыханием уходит. Он итак знал, что солдаты недовольны его приказом, а теперь вдруг понял, что если не остановит их, не позовет их обратно, то навсегда потеряет над ним власть. Их будто затягивало в трясину. Он так и не закричал, а опустился на корточки и смотрел как солдаты уходят от него. Он взял в пальцы травинку и ему стало интереснее смотреть на нее, чем на солдат.

Аалон Хорден посмотрел на больную ногу. Она мучила его весь поход. Иногда боль становилась нестерпимой. Чтобы не закричать он до крови прикусывал губу, готов был и вовсе ногу отрубить, засунуть обрубок в снег, чтобы кровь замерзла и запрыгать дальше на одной ноге. Право же это будет легче, чем терпеть эту боль. Он снял повязку. На том месте, где была рваная незаживающая рана, края которой стали фиолетовыми от заражения, он увидел розовую, пока еще очень тонкую кожицу. Сквозь нее проступали вены и пульсирующая кровь. Чем-то она напоминала замерзший пруд, где сквозь лед видно, как на дне колышутся водоросли.

Он не видел кто из его людей ткнул таки наконечником копья в согнутую спину. Несильный удар мог порвать одежу и чуть поцарапать кожу. Так забавляются с пленниками, гоняя их по залу. Наконечник на что-то натолкнулся. Человек покрылся слабым сиянием, разогнулся, посмотрел на солдата. У того копье выпало из рук. Он посмотрел на свои ладони. От них шел дым, как будто он схватил что-то горячее и обжег кожу. Солдат закричал, бросился бежать, но не обратно к Аалону Хордену, а совсем в другую сторону. Сделав несколько шагов, он запутался в рваных длинных полах одежды, упал лицом в проход между грядками, прямо в лужу и остался лежать.

" Какая защита, - бесшумно простонал Аалон Хорден, - мне бы сотню таких людей, я бы с ними горы своротил. Ничего, что они не умеют сражаться. Я научил бы их."

Опять эта переоценка ценностей.

Он скоро очнется, - услышал Аалон Хорден слева от себя, почти над самым ухом, но, посмотрев в ту сторону увидел, что Олаф стоит от него метрах в семи. Да, здесь хорошо передаются звуки, но впрочем, почему тогда, он не услышал шаги. Так и враг незаметно подкрадется. Руки у Олафа перепачкались черной жирной землей, кожа покраснела от Солнца.

Где ты был? - спросил Аалон Хорден.

В поле.

Почему? - странный вопрос. Скорее его надо было понимать; "не почему в поле, а почему ты был первым, кто ушел." Но Ааалон Хорден, не дождался ответа, - а да, ты ведь из крестьян. К земле потянуло? Да? Грааб тоже из крестьян. Да. Вы должны были сдаться первыми.

Он встает.

Этот голос донесся с права. Ааалон Хорден смотреть туда не стал. Он узнал голос Грааба, руки у него тоже будут испачканы черноземом. Он посмотрел на поле. Упавший солдат встал на четвереньки, замотал головой, как собака, но всю грязь конечно с лица не стряхнул, потом встал, чуть покачиваясь подошел к человеку, которого несколько минут назад ткнул копьем в спину, заговорил с ним о чем-то.

Что здесь происходит? - Ааалон Хорден

Разве ты не понимаешь? - сказал Олаф, - Ну, подумай. У них нет оружия. Они не воюют друг с другом и могут вылечить любые болезни. Они вообще никого не убивают. Я не видел здесь мяса. Я не знаю, может здесь и смерти нет.

Рай?

Рай.

Так вот он какой. Не думал, что попаду сюда, - кажется он уже говорил это.

Он огляделся, поворачивая голову из стороны в сторону до хруста в позвонках, точно впервые видел весь этот мир: поле с овощами, зажатое горами, за которыми ничего нет; солдат, которым он уже ничего не мог приказать и чуть не заплакал то ли от радости, то ли от горя. Он сам не знал от чего. Ему стало легко на душе.

Когда они вернулись к сараю, постового там не оказалось. Они и не ожидали его увидеть. В сарае было темно. Свет пробивался сквозь щели между досками, но справится с полумглой не мог. Раненные - спали. Дыхание у всех было спокойным. Похоже, все они уже выздоравливали.

Аалон Хорден в дверях столкнулся с постовым. Он таки вернулся и нес кувшин, над которым поднимался густой дым, скорее даже туман, будто постовой зачерпнул его где-то в низине утром и смог сохранить.

Что это? - спросил Аалон Хорден.

Отвар. Мне сказали, что если его давать раненным, они быстро поправятся.

Хорошо.

Он пропустил часового, уступил ему дорогу и не сделал никаких замечаний, за то, что тот покинул свой пост. Кого здесь бояться? Только их самих.

Ааалон Хорден задержал взгляд на развивающемся штандарте секунд на десять, точно с прошлым прощался, а потом вырвал древко из земли, снял штандарт, скомкал его и запихнул за пазуху.

Тимор глядел на Ааалона Хордена и мучился вопросом, почему тот спрятал штандарт, ведь говорил же, что без него легион умрет, а может он уже умер --этим то все и объясняется. А Ааалон Хорден стоял на дрожащих ногах, опираясь на древко и сейчас опять напоминал того оборванца, каким он и был всего сутки назад. Ему было не до расспросов. Мир опять изменялся.

Ночь была прозрачной, похожей на воду в озере, где вместо рыбок снуют люди, а на их телах отражается не свет Солнца, потому что оно уже зашло, а Луны и звезд, но больше свет факелов, которые люди держали в руках. Смола с факелов падала на землю, сочилась горящими каплями. Гулянья почти улеглись. Все успели устать. Кто-то побрел спать, кто-то остался. Тимор, воспользовался тем, что его родители оказались в числе последних и не могли проконтролировать лег ли он в постель или еще нет. Ох, и зададут же ему трепку, если узнают, что он все еще гуляет. Надо было что-нибудь положить в кровать, чурку какую, чтобы казалось, будто там кто-то спит. Кто станет к дыханию прислушиваться?

Аалону Хордену дали новую одежду - старую стирать и зашивать не стали, потому что она расползалась в руках. Он сидел рядом с Дейрой на лавке и Тимор, поначалу не узнав его, принял за одного из ухажеров сестры, которому та отдала на этот раз предпочтение. Аалон Хорден смотрел в небеса, что-то показывал на них Дейре, тыкая в темноту пальцем и сопровождая это тихим рассказом. Слов Тимор не разбирал. Вряд ли это было любовным признанием. Ему очень хотелось послушать, но он боялся попасться Дейре на глаза. Она отчитала бы его за то, что он не спит. Темнота должна была помочь ему незаметно ускользнуть. Подвела хрустнувшая под ногой ветка. Так всегда бывает. Лицо Дейры было раздраженным из-за того, что кто-то помешал ей слушать, а потом стало еще более раздраженным, потому что она узнала Тимора.

Что ты здесь делаешь?

Гуляю, - сказал Тимор и попробовал перейти в атаку, - а ты что здесь делаешь?

Иди домой.

Хорошо. Аалон Хорден - можно я задам тебе вопрос?

Задавай, если твоя сестра разрешит, - он посмотрел на Дейру. Кажется от этого она покраснела немного. Но Тимор мог и ошибаться. Он тоже смотрел на Дейру.

Задавай, только побыстрее, - отчего то смягчилась Дейра.

Тот мир, ну из которого ты пришел, какой он?

О, я буду слишком долго отвечать на этот вопрос и все равно не отвечу. Ты не поверишь, но мне сейчас кажется, что того мира и нет вовсе. Так сон все это был, а теперь я проснулся.

Он замолчал, смотрел с минуту в темноту, но видел не звезды и Луну, хотя их и слепой, наверное почувствовал бы. Он думал, что если не будет рассказывать об этом, то никто и не узнает о том, что он видел. Читать его мысли было легко. Тимора затрясло, как от холода, но воздух то был теплым. Он просто отравился видениями. Дейра этого не поняла. К мыслям Аалона Хордена она и не прикасалась, подумала, что Тимор замерз. Хотела отдать ему свою шерстяную накидку, сняла ее с плеч. Тимор ее не взял. Дрожь у него уже прошла. Только во взгляде его остался какой-то холод и если бы Дейра посмотрела ему в глаза, то испугалась бы.

Я же говорил, что это плохой сон, хотя... хотя... там есть ... нет не хочу вспоминать.

Как туда дойти?

Дойти? Горы не проходимы.

Но ты то прошел.

Нет. Я говорю тебе - горы не проходимы.

Ему не хотелось сейчас рассказывать о переходе, когда им пришлось вначале съесть единственного коня, провизии то они никакой не взяли, едва ноги унесли после поражения, а спустя неделю они чуть не принялись глодать трупы. Их отряд сократился ровно вдвое. В горах они оставили двадцать человек. Вот указатели, по которым можно отыскать дорогу обратно. Трупы стали такими твердыми, что их не отличишь от камней, устилающих горные склоны. Сейчас их присыпал снег. Даже собака их не унюхает.

Но как же дальше ему жить? Неужели никогда уже он не испытает вкус победы, когда ты первый взобрался на стену замка, в одной руке сжимая штандарт, а в другой меч, отбиваясь от наседающих на тебя солдат противника. Они хотят скинуть тебя обратно вниз в ров с водой и это им почти удается, но следом за тобой лезут твои друзья, секунда и они рядом, обступают тебя и растекаются по стенам замка, который через несколько минут падет. О, испытает ли он когда-нибудь еще это чувство? Как же жить без него?

В глазах застыла тоска.

Иди спать. - Дейра уже говорила эту фразу и видела же что толку от нее нет, поэтому, чтобы загнать Тимора в постель, продолжила, - придет отец, он тебя накажет.

Ха, ха - будто эта угроза такая страшная. Тимору наоборот хотелось повстречать отца и кое о чем расспросить, ведь он, наверняка, тоже прочитал мысли этих людей. Причем прочитал первым, когда они были очень свежими и Рай еще не наложил на них свой отпечаток. Он обещал Дейре, что пойдет домой, а на самом деле отправился бродить по деревне и искать отца. Его нигде не было. Потом Тимор ждал отца возле дома, сидя на крылечке точно так же, как сидел здесь тем утром, когда в этот мир пришли люди Аалона Хордена. Но теперь он никого не дождался. Может это и к лучшему. Никто не беспокоил его мыслей. "Они не могут лечить многие болезни и умирают от них". Он раз за разом прокручивал в голове то, что подчерпнул в видениях Аалона Хордена, наверное, чтобы лучше запомнить их, а то они могли потускнеть или вовсе забыться, стереться из памяти, как сотрутся они из головы Аалона Хордена через неделю другую и он ни о чем уже не вспомнит. Он и сейчас уже о многом забыл.

Но зачем они Тимору? Когда он разговаривал с Аалоном Хорденом, то не понимал еще этого, а теперь... они были нужны ему, чтобы пройти через горы. Он не знал когда это произойдет. Может через год, а может пройдет гораздо больше времени, прежде чем он решиться пройти через них. Он должен почувствовать, что у него хватит сил одолеть и эти горы и изменить тот мир...

Когда вернулись родители, Тимор уже спал, прислонившись спиной к столбу, удерживающему над крыльцом крышу. Голова его склонилась на грудь. Отец осторожно взял его на руки и отнес в постель...