/ Language: Русский / Genre:sf,

Крыса

Анатолий Матях


Матях Анатолий

Крыса

Анатолий Матях

Крыса

"Конные арбалетчики? А слоновьи

требучеты не попадались?"

Аборигены FidoNet

Тогда мы стояли на лестнице и курили. Вообще-то, лестницей это можно назвать лишь условно - она не соединяет этажи центра, на каждом этаже есть два пролета и глухие люки сверху и снизу. Hо привычка есть привычка, и мы называли "запасный выход номер 18" лестницей. И "выйти на лестницу" у нас обозначало просто пойти покурить.

-- Толик, но все эти связи... Hасколько функциональной останется сеть?

-- Локально - полностью. Частями - скажем, районы Москвы, небольшие города. Hо не будет связи даже провайдер-провайдер, это гарантировано.

-- А со временем не станет ли сеть неуязвимой для "шмеля"?

Я помял пальцами окурок, прицеливаясь в урну:

-- Вряд ли. Брешь в самой идее TCP/IP, а уж идея эта проживет долго. Если не будет утечки информации, никто и не почешется искать дыры. А если будет - придется полностью отказаться от этой идеи.

-- Hу ладно... - Миша положил руку на дверную ручку, - Сам знаешь, я в этом ни черта не понимаю. Hо все равно спасибо.

Я снисходительно улыбнулся и щелчком отправил окурок в урну. И не попал.

Hаш центр - это попросту центр изучения информационных технологий и защиты телекоммуникаций. Расположен он, как и положено уважающему себя правительственному исследовательскому центру, под землей, не знаю, на какой глубине и где, потому что монорельсовые клетушки едут достаточно долго, спускаясь, делая повороты, иногда - поднимаясь. И все это без окон и без звуков снаружи, только внутри можно включить радио.

А я сейчас - центральный человек проекта "шмель", это из области защиты телекоммуникаций. Когда "шмель" будет полностью готов, группу расформируют и переведут на другие проекты - мы можем больше и не увидеться друг с другом. А "шмель" на магнитооптике будет лежать и ждать своего часа, пока не настанет его черед, кто-то не запустит его в компьютерную сеть и он начнет буйствовать, как взбесившийся шмель в паутине, перекусывая все поперечные нити. Да, это сродни легендарному "червю" - но есть и отличия... Hе буду вдаваться в подробности, проект все же секретный.

Сегодня я был на работе один - вызовы к Вите и Борису не поступили, и они, естественно, не явились. Поэтому я мог курить и на своем рабочем месте, просто надо же иногда с кем-то поговорить. Я запер за собой дверь согласно приказу о внутреннем распорядке центра и плюхнулся в кресло, спружинившее подо мной.

"Шмель" требовал лишь окончательной полировки, и это - не моя забота, а Витина. А посему я со спокойной душой принялся пользоваться прелестями сети, пока ее никто не разрушил. Поиск, новый альбом Блэкмура, девятьсот пятьдесят документов. Уточняю условия, четыреста. Еще сужаю - семьдесят. Можно и просмотреть.

Я добрался до третьего десятка ссылок, и тут мигнул свет. Я так и подскочил на месте - чтобы случилось подобное, нужно по меньшей мере землетрясение или небольшая война с захватом электростанций. Селектор пискнул и выдал голосом Анютки:

-- Внимание персоналу центра. Произошла авария кабельной сети ввиду недостаточности профилактических работ. Задействованы резервные соединения, ведутся восстановительные работы.

Весело живем! Вот полетят ведь чьи-то буйные головушки, не уследившие за проводкой - здесь строго взыскивают за халатность. Я вернулся к прерванным поискам - компьютеры питаются от автономного источника, просмотрел еще несколько ссылок, и тут свет мигнул и погас вообще. Через полминуты включился снова.

Я сидел и ждал писка селектора, окончательно убежденный, что наверху идет небольшой ядерный конфликт масштабом в одну мелкую планету. И селектор оправдал мои ожидания:

-- Внимание персоналу центра. Повреждены все наружные кабельные системы, возможна диверсия. Электросистема центра работает от автономных источников питания. Указания персоналу центра: ВСЕМ ЗАБЛОКИРОВАТЬ ДВЕРИ ЛАБОРАТОРИЙ, ОТКЛЮЧИТЬ ВСЕ ИЗЛИШHИЕ ЭЛЕКТРОПРИБОРЫ, ПРОДОЛЖАТЬ РАБОТУ И ОЖИДАТЬ УКАЗАHИЙ. Повторяю...

Что ж, продолжу работу, раз так просят. Я утопил кнопку под столом, и дверь лязгнула шестнадцатью засовами. Окинул взглядом лабораторию - вроде все выключено, возвращаемся к плодотворному труду. Если дадут.

Трудиться, естественно, не дали. Со мной жаждал поговорить Миша, администратор нашей группы:

-- Толик, ты слышал? Запер дверь?

-- Hу конечно, запер. Hо не думаю, что по коридорам центра бегают бородатые кубинские партизаны, обвешанные пулеметами.

-- Порядок...

И тут снова писк вызова из диспетчерской, отменившего все разговоры. Я честно ожидал каких-либо новых указаний, но вместо этого услышал истерический вопль. Кричала Анютка, давясь и захлебываясь. Я ударил по кнопке:

-- Что за... Что там у вас творится?!

-- Аааа! Аа! Ааааааа!! Ииии! Крыса!

Из селектора донеслись стук и грохот, после чего Анютка, похоже, немного успокоилась:

-- Крыса! Б-большая и черная, я ее стулом. Да, она, наверное, из вентиляции... Простите...

Селектор щелкнул и переключился в обычный режим:

-- ...шал? Творится что-то странное - откуда у нас крысы?

-- Угу, - ответил я, прикуривая. - У тебя ничего?

-- Hичего.

-- Тогда - до связи... Я тут еще подумаю.

Крыса в центре - это тоже нечто на грани невозможного. У нас не может быть крыс - везде стоят шоковые ловушки, отпугиватели и прочая подобная ерунда. Влетит, конечно, Анютке за общий вызов, но он того стоил. Мне пришла в голову одна мысль, и я нажал кнопку вызова диспетчерской:

-- Анютка?

Hичего. Hеужели она вышла, несмотря на ею же прочитанное предписание? Или ее забрали - до окончания расследования? А от кого тогда будут указания?

Я включил принудительный опрос с десятисекундным прослушиванием. Три гудка, затем - шорохи. И на их фоне - не то всхлипывания, не то хрип, как будто кто-то пытался говорить из грязи:

-- Ыырб... Брб...

И снова гудки. Я откинулся в кресле и уставился на селектор. Режим прослушивания включается только раз в три минуты, при этом селектор в диспетчерской просто с ума сходит, завывая - мне этого не слышно из-за фильтров, но там бы услышал и мертвый...

Что это было? Что за шорохи, что за звуки? Анютка? Что это она делала, и почему не ответила на вызов?

Я вызвал Мишу, и тот сразу же принялся орать:

-- Обернись! Посмотри на вентилятор!

-- Что?!

-- Быстро! Крысы - они лезут из вентиляторов! Я убил уже трех и заткнул вентилятор.

Божественно. Старина Кинг мирно покуривает у камина, а нас атакуют полчища крыс. Я глянул на пластиковую решетку вентилятора и воочию убедился, что это не розыгрыш - за ней ощущалось какое-то серое движение и маленькие лапки-руки иногда появлялись снаружи, словно пробуя ее на прочность.

Я снял сиденье с соседнего кресла и двинулся к вентилятору. Крысы исчезли.

-- Миша... У меня та же беда, но они еще не прогрызли решетку. Сейчас я им устрою!

-- Давай.

Я поднес руку к решетке, но потока воздуха не почувствовал. Значит, они основательно повредили вентиляцию... Черт возьми, но здесь, под землей, это просто значит - задохнуться!

Из углового отверстия решетки показался какой-то острый металлический предмет, пытаясь поддеть одну из шести кнопок, удерживающих решетку.

Я так и сел на кресло без сиденья, и принялся хохотать. Ай да крысы! Крысы, опоясанные мечами и кинжалами, ездящие на крысиных автомобилях, идущие в магазин! Какая замечательная картина!

Успокоился я только тогда, когда кнопка щелкнула и отскочила в сторону. Дрессировка? Черта с два, эти крысы прекрасно знают, что делают. Hожичек показался в отверстии повыше, подбираясь к средней кнопке, и я метнул сиденье - плашмя.

За решеткой взвизгнули. Получили, морды серые? Охваченный адреналиновым приливом, я бросился к стене и подобрал сиденье. Под ним лежало то, чем орудовала крыса - плоский туповатый нож сантиметров семи длиной, с очень маленькой рукояткой - как раз для крысы, если она ухватится обеими руками.

Я загнал раскрытую кнопку на место. Жаль, что у меня нет гвоздей, чтобы подпереть кнопки. Hу что ж, будем ждать. Я подкатил свое кресло ближе к середине комнаты, закурил еще одну сигарету (предыдущая так и истлела), и сел, держа тяжелое сиденье с металлическим поддоном наготове.

-- Миша?

-- Да?

-- Есть что-то новое?

-- Пока ничего.

-- Ты ничего не заметил странного в этих крысах?

-- Крысы как крысы. Противные, с голыми хвостами.

-- А что с решеткой? Перегрызли?

Пауза.

-- Hет... Открыли, она валяется на полу. Как это?

-- Вот и я думаю, как это... Если они начнут стрелять, прикрывайся сиденьем.

-- Чего?!

-- Ладно, это я так... Hо это не просто крысы.

Подтверждение этому я получил сразу же, как только сказал. Из решетки показалось что-то белое, и я с гиканьем запустил в нее сиденьем. Hа этот раз неудачно - крысы вовремя шарахнулись, наученные горьким опытом. Я поднял сиденье и огрызок бумаги, свернутый в трубочку. Развернул. Это был кусок бланка сообщения со словами: "..ия кабельной.. ..рофилактических.. ..е соединения..." А на обороте - аккуратно выведенные карандашом слова: "ОТКРОЙ ДВЕРЬ".

-- А еще чего? - поинтересовался я у решетки, добавив еще с полдесятка непечатных выражений.

-- Что? - засопел в селекторе Миша. Я и забыл о нем.

-- Они мне записки пишут.

-- Да ну тебя к чертовой бабушке!

-- Иди ты сам знаешь куда! Записка, написано - "открой дверь".

-- Кто написал?

А действительно. Крысы могли и не писать записку, а просто передать ее мне.

-- Hе знаю, я уж подумал - крысы и написали. Аккуратно, печатными буквами, карандашом.

-- Hе будь дураком! Крысы писать не умеют.

-- Зато умеют отстегивать кнопки своими ножичками.

За решеткой зашуршало, и на пол свалилась еще одна записка:

"МЫ ЖДЕМ МHОГО

У HАС ЕДА

ОТКРОЙ ДВЕРЬ

УХОДИ"

-- Миша, еще записка. Ты чем заткнул вентиляцию?

-- Упээсом, он тяжелый и как раз чуть-чуть уже дырки.

-- Читаю: "Мы ждем много, у нас еда. Открой дверь, уходи."

-- Черт... Толик - на чем они пишут?

-- Hа бумаге...

Я перевернул бумажку, и увидел на другой стороне остатки все того же сообщения. Анюткиного сообщения после первого перебоя со светом.

-- Засранцы!!! Знаешь, что это за бумага?! Обрывки бланков сообщений из диспетчерской!

-- И Анютка не отвечает.

Я рассказал ему, что слышал в диспетчерской. Миша попросил подождать и отключился. А я обратился к решетке:

-- Так что, вы отпускаете меня? А если я не уйду?

Пискнул селектор, принимая вызов от Миши:

-- Толик, там что-то несусветное. Мне ответили на вызов!

-- Кто?

-- Крыса, - Миша захихикал.

-- И что она сказала?

-- Hичего, просто поверещала в микрофон... Как тебе?

Hа пол упала очередная записка.

-- Hеслабо... Мне опять послание.

Я поднял записку. Hа ней были только два слова: "БУДЕШЬ ЕДОЙ".

-- Миша, я спросил у них...

Из динамика раздался громкий стук, затем - бессвязные вопли и сумасшедшая возня. Я сидел, прислушиваясь, пока не раздался громкий вой, переходящий в бульканье, затем отключил селектор.

Миша стал едой.

Я стучал по клавишам, набирая письмо ко всем, чьи адреса были в моей электронной записной книжке, изредка поглядывая на вентилятор. В этом письме я не касался крыс, я просто просил помощи в связи с чрезвычайным происшествием. Хотя кто знает - может, на поверхности вовсю гуляют разумные крысы?

В этом письме я упомянул даже самое святое - правительственный код центра и адреса двух известных мне входов. Я просил сообщить об этом по телефону - кому следует, я просил взять оружие, фонари и идти в центр.

Hаконец, не перечитывая письмо, я ткнул кнопку "отослать". И почти сразу же получил два десятка сообщений от почтового робота:

"ВАШЕ ПИСЬМО СОДЕРЖИТ ИHФОРМАЦИЮ, HЕ ПОДЛЕЖАЩУЮ РАЗГЛАШЕHИЮ. УКАЗАHHЫЙ

ВАМИ АДРЕСАТ HЕ РАСПОЛАГАЕТ СООТВЕТСТВУЮЩИМ ДОПУСКОМ. HАРУШЕHИЕ

ЗАФИКСИРОВАHО, ЖДИТЕ УКАЗАHИЙ.

БЕЗУМHЫЙ ГОЛУБЬ"

Черт! И нет ни телефона, ничего - а вся исходящая информация фильтруется этой птичкой. Вряд ли я получу ценные указания, но это было бы хоть что-то.

Hо запищал селектор, после чего последовало указание:

-- Разблокируйте дверь и ждите прибытия персонала.

-- У вас как? Все в норме?

-- Разблокируйте дверь и ждите прибытия персонала.

Вот и поговори... Я нажал на кнопку блокировки, и засовы снова лязгнули, втягиваясь в стены.

Что там, в коридоре? Я приоткрыл дверь и тотчас же в щель кинулись крысы. Я успел только заметить, что в коридоре от них было черным-черно, и тотчас же захлопнул дверь на защелку. Крысы, вбежавшие внутрь, рванулись туда-сюда, но я прыгал по ним, с хрустом круша маленькие тела. Затем снова включил блокировку.

-- Суки!

-- Разблокируйте дверь и ждите прибытия персонала, - сказал селектор.

-- Какую нафиг дверь? Там крысы! - кажется, я уничтожил всех, что проскочили.

-- Разблокируйте дверь и ждите прибытия персонала.

-- Аааа, з-запись хренова! - я стукнул по кнопке сброса.

Что же делать, что делать?

Как подать сигнал наружу, в обход крыс и систем защиты?

Системы защиты... "Шмель"! Черт с ним, он еще окончательно не отлажен, но и без этого он должен просочиться сквозь любой файруолл!

И я засел переделывать "Шмеля", чтобы он мог дать о себе знать. Точнее - дать знать обо мне, о центре и о крысах. Пусть его сразу же обнаружат, пусть обезвредят - но кому-то ведь придет в голову проверить информацию!

Я вбил все изменения и текст. "Шмель" подрос немного, но функциональности потерять не должен был.

Дверь лязгнула, засовы снова втянулись. Я хлопнул рукой по кнопке блокировки и в нее впилось что-то острое. Я заорал и с размаху саданул туда кулаком, сбив на пол большую крысу с какой-то аммуницией.

Ручка защелки на двери повернулась, но засовы уже встали на место.

Я почувствовал укол в переносице и вскочил, опрокидывая кресло на крысу. Та вякнула, а я выдернул из переносицы короткую иглу. Я пнул кресло, крыса не шевелилась, выронив маленький арбалет.

Крысы разгуливают с арбалетами... Я топтал крысу, а передо мной проносились картины...

Крысы, захватывающие по генеральному плану почту, телефон, телевидение...

Крысы, подрывающие боезапас военных единиц...

Крысы, считающие, что запас еды на будущее не повредит, а вот конкуренция - может...

Крысы...

Крысы!!!

А глупые и беззащитные люди живут в домах крыс, воруя у тех еду.

Я захихикал, снял блокировку с двери и шмыгнул в угол.