/ Language: Русский / Genre:other,

Секретное Оружие Для Родины

Андрей Морозов


Морозов Андрей

Секретное оружие для Родины

Мурз

Секретное оружие для Родины

Плутая в коридорах родного НИИ, Василий пытался понять, за чем его вызвал начальник отдела.

Продолжая недоумевать, он прошмыгнул мимо начальницкой секретарши и оказался в кабинете.

- Вызывали? - задал Василий глупый вопрос.

- Да! - подтвердил начальник. - Проходи, садись.

Василий приблизился к огромному начальницкому столу, сел и только теперь заметил двух здоровенных амбалов замерших по обе стороны от начальника. Они почти сливались с обстановкой кабинета цветом пиджаков и выглядели как две парные статуи у дверей какого-нибудь здания. Серьезное выражение лица начальника и присутствие молодых людей в штатском навело Василия на мысль, что разговор будет отнюдь не о задержанной за пол года зарплате.

- Вот что, Василий... - вздохнул начальник. - Ты у нас на хорошем счету, поэтому к тебе особое дело, можно сказать секретное. Положение сейчас у нашей 'оборонки' сам знаешь какое. Денег нет, заказов нет, а страну защищать надо. Поэтому решили разработать новое секретное оружие...

Василий заметил, как напряглись уши амбалов, улавливая каждый произносимый звук после слова 'секретное'.

- Ни как нам нельзя без секретного оружия сейчас, когда это НАТО на восток расширяется, - добавил начальник.

- Да... - двусмысленно вздохнул Василий.

- Заказов нет, зарплату не платят.

Начальник понял его и усмехнулся:

- Будь спокоен, за это платят. Получишь тысячу.

- 'Этих'? - Василий не помнил название иностранной валюты, поэтому лишь изобразил свободную конвертируемость 'этих', потерев большим пальцем об указательный.

- 'Этих', ''этих', - подтвердил начальник и положил на стол большую, но тонкую папку с крупной надписью.

- Проект 'А', - прочитал Василий. - Совершенно секретно.

Начальник пододвинул ему папку:

- Это техническое задание. Работать будешь дома. Это, - он указал на амбалов, - товарищи из органов. Они будут тебя охранять и предотвращать утечку информации, пока ты будешь работать. Помни, Вася, Родине нужно это секретное оружие...

Работа спорилась. Целыми днями Василий сидел за чертежной доской, полосуя белые листы карандашом и аккуратно выводя что-то циркулем. Жена бросила его уже давно, поэтому ни кто не мешал его патриотическому порыву. Изредка он появлялся на кухне, ставил чайник, нарезал несколько бутербродов, и, бормоча что-то себе под нос, перетаскивал готовую еду на рабочее место. Постепенно облик нового секретного оружия начал отчетливо вырисовываться. Василий был рад как прежде, когда его труд был востребован. Он уже и не помнил, сколько всяких страшных приспособлений его конструкции караулят врагов в шахтах, бункерах и морских пучинах на подступах к рубежам Родины.

Приставленные к Василию амбалы вели себя спокойно, ходили по очереди в магазин за хлебом и раз в день сменялись. Чаще всего они стояли у дверей в единственную комнату в квартире Василия и ловили каждое его движение. Когда один отходил куда-то по делам, или просто поговорить по телефону, другой начинал нервно озираться, как будто заблудился в лесу.

'Вот оно, чувство локтя!' - подумал Василий, вычерчивая очередную грань секретного оружия.

Через неделю работы папка 'Проект А' распухла от переполнявших ее чертежей и расчетов, и недалек был тот день, когда новое секретное оружие займет свое место в шахте, бункере или в морской глубине.

День начинался как обычно - амбал принес продукты и свежую газету. Однако стоило Василию взглянуть на первую страницу газеты, как обычность дня встала под вопрос. Под заголовком - 'Новое секретное оружие России' была его, Василия, фотография и статья, из которой следовало, что именно он занимается по заданию Родины разработкой секретного оружия под названием 'Проект А'. Поймав удивленный взгляд Василия, охранник многозначительно кивнул, мол 'Так надо!'.

'Надо, значит надо!' - мысленно ответил ему Василий и поплелся на кухню стряпать свой импровизированный завтрак.

Однако одной газетой не обошлось, и приключения посыпались на Василия как из рога изобилия. Разрезая батон белого хлеба, принесенный амбалом из ближайшей булочной, он обнаружил в нем записку. На бумажке красивым почерком, на который способен только человек, изучающий язык в разведшколе, было написано следующее: 'Состоятельные люди в определенных кругах крайне заинтересованы вашей работой и готовы предложить солидное вознаграждение за ваше сотрудничество. Если вы согласны, приходите завтра в полдень по адресу 6-я Литейная, строение 12-а. Третья дверь от входа.' Купить вздумали гады! - вскипел Василий. - Не выйдет!

Он уже хотел пойти показать записку амбалам, как вдруг один из них зашел в кухню.

- Видели? - ткнул ему Василий бумажку. - Уже шпионы до меня добрались! Что теперь прикажете делать?

Охранник в ответ только кивнул.

- Согласиться? - не понял патриотичный Василий. - Мне согласиться? Продать Родину?!

Гробовое молчание в ответ могло означать только одно - так надо.

Строение 12-а по 6-й литейной улице оказалось общественным туалетом. Отсчитав третью кабинку от входа, Василий зашел в нее и принялся ждать. Раздался тихий стук. Это чья-то рука перегнулась через стену соседней кабинки и постучала по ней, привлекая к себе внимание. Характерным жестом рука потребовала принесенную Василием папку, которая едва поместилась у него под плащом.

- Деньги вперед! - решительно заявил проинструктированный товарищами Василий.

Рука показала пять пальцев, а за тем трижды обвела окружность.

- Пять тысяч... - прошептал Василий и тут же уточнил:

- 'Этих'? - он так и не выучил, как они называются.

Рука сделала утвердительный жест.

- Мало, - обнаглел Василий. - Десять.

Рука показала фигу, за тем снова пять пальцев и потом еще два.

- Семь... - Василий колебался.

- Ладно, - наконец сказал он. - По рукам.

За стеной что-то зашелестело, и в следующий раз рука появилась уже со свертком, подозрительно напоминавшим пачку в семь тысяч 'этих', завернутую в газету с тем самым портретом Василия на первой странице. Василий передал на ту сторону папку. В соседней кабинке сначала долго шелестели листы, потом начались вспышки, слегка походившие на электросварку.

'Фотографирует!' - дошло до Василия.

Скоро вспышки закончились, и папка вернулась. Громкий звук сливного бачка подтвердил, что встреча закончена. Василий поплелся домой. Чувствовал он себя противно. Противно было продавать Родину... Даже по ее собственному приказу.

Наконец Василий снова предстал перед начальником в том же самом кабинете, что и неделю с лишним назад. 'Проект А' и пачка валюты лежали на столе, а Василий тупо рассматривал свои ботинки. Неожиданно начальник встал из-за стола, крепко обнял Василия и долго тряс его руку в крепком рукопожатии:

- Молодец, Василий... герой труда...

Родина не забудет... Молодец!

- Но как же это! - попытался возразить Василий. - Я ж этому шпиону за семь тысяч 'этих' все продал!

- Ах, ты про это! - улыбнулся начальник.

Он подошел к двери, выглянул и сказал куда-то в приемную:

- Заходите... заходите все.

Зашли пять человек. Некоторых Василий знал. Это были такие же инженеры, как и он сам, из его отдела и из соседних. Перед выстроившейся шеренгой подчиненных начальник произнес речь:

- Товарищи! Вы все у нас на хорошем счету, поэтому к вам у меня будет дело важное, можно сказать секретное. Наша страна сейчас в политической изоляции. Опять же, НАТО на восток расширяется... В общем Родине необходимо секретное оружие.

По такому случаю нам даже выделено финансирование. Семь тысяч. По тысяче на каждый военный проект. 'Проект А' уже готов, - начальник ткнул пальцем в папку, принесенную Василием. Осталось шесть.

Он достал из ящика стола шесть новых папок и начал раздавать инженерам:

- Технические задания. Проект Б...

Проект В... Проект Г... Проект Д... Проект Е...

Дошла очередь и до Василия.

Переполненный чувством гордости за свою страну, способную с честью выйти из любой ситуации, Василий взял со стола последнюю папку, обозначенную

..

Проект Е Задачка для читателя.

Вопрос: сколько заработает для своей страны НИИ, в котором трудится Василий.

Условие: в алфавите 33 буквы.

Ответ: 198 тысяч 'этих'.

Андрей Морозов,

из материалов к сборнику юмора 'Переизбранное'.