/ Language: Русский / Genre:detective,

Поселение

Алексей Недлинский


Недлинский Алексей

Поселение

АЛЕКСЕЙ НЕДЛИНСКИЙ

ПОСЕЛЕНИЕ

Женщинам - о мужчинах, вольным - о зэках, сегодняшнему - о вчерашнем

I

Тюрьма подарила мне свободу и женщин; хотел и третье что-нибудь для круглого счета - и, в итоге, получил-таки клаустрофобию. Но об этом дальше, а сейчас - битком набитый автозэк* виляет по серпантину, маршрут: Соликамская пересылка - поселок Серебрянка, хотя о конечном пункте знает только сопровождающий чин, капитан Макокин. Чего он не знает - что с этой минуты уже угодил в персонажи повествования, в мое безраздельное владение. Не сбрить ли тебе усы для начала, Геннадий Андреич? Для разгона, а как ты думал. Авторский произвол покруче ментовского. Ну, шучу, шучу, не икай, оставайся как есть. Мне ведь только голову брили в ШИЗО, усы не трогали - так и я не изувер.

Всей дороги - часа на три хорошим ходом, но - тормозили бессчетно; как понимаю теперь, в Красновишерске - пивка, а потом - отлить, отлить, отлить. Нам что - конец сентября, свежачок, почему не покататься, не ропщем. (А могли бы: уже кровь меняет состав, воля забраживает...) И вот оно:

- Ну, мужики, кто на оправку? - дверь настежь.

Нет, не поселок - дорога в лесу, но все приготовлено, полный парад: осины, березы роняют красу - осеннего севера жаркий наряд... Больше не буду, но не прозой же - этот стоградусной крепости ожог: вокруг - и на тыщу, на две - сколько хочешь верст, до полюсов - нет стенки с вышками! Не огорожены! Первый раз - после двух, пяти, есть и после червонца... Это прошибает, в голову и в ноги особенно (в душу не бьет, души еще нет ни у кого, занемела, отсижена).

Жмуримся блаженнейше, заплетаемся к обочине, даже не писается толком - так, формализм. Ну, мент рядом, так и то - усы неуставные, под Чапая, - и без пистолета! И лыбится тоже отечески. Ах ты, родной! Знаешь, Андреич, много, много МВД на Страшном суде отпустится за эту нашу оправку. Я вот - десять лет уже без загородок - а свободы, беспримесной, как она есть, - только тогда и глотнул.

Следующий раз - после смерти, думаю, будет, не раньше. Стоил двух с половиной лет подарок, что и толковать.

- Ну, по коням!

- А далеко еще, гражданин начальник?

- А когда конец срока?

- В 87-м.

- Успеешь.

Оказалось - меньше часу, а нам и вправду - куда спешить?

II

Когда спрашивают (редко, но бывает): "За что сидел-то?" - хочется встречно полюбопытствовать: "А ты - за что живешь?" Набезобразил, небось, в прошлой инкарнации - будь здоров! Там отмазался - здесь зато крутишься (нынче ведь все "крутятся", нет?). За мелочь какую-нибудь в России не рождаются, дружок. Но - что было, то было, а главное теперь осознал ли? Твердо ли встал на путь исправления? Доказываешь ли это активным трудом и участием в общественной жизни?

Вот про меня - и в постановлении так записано, без этого на поселок не отпускают. Приехали уже, кстати.

Стемнело, мутит - некогда разглядывать, все мельком: забор из горбыля - с трех сторон только, бутафория, мужички с работы - морды не впалые, половина усатых - и в вольном! То есть сапоги и телогрейки, конечно, но не фофаны зоновские, без воротников! И пидерок ни на ком! Благодать! Уже не зря это всё: три пересылки, столыпин душегубный... Чтоб привести в чувство - на первую ночь, не покормив (а

- воля, привыкайте...), затолкали в ШИЗО. Всех пятнадцать - в бетонную коробку пять на три, - и правильно, между прочим. Нигде такого нет: раз - и на небеса.

Мытарства, чистилище - везде строгости, для нашей же пользы. Но, поскольку рассказ мой, на самом деле, о любви - опускаю посторонние подробности, да их и не удержала здравая память. (Всегда мне казалось, что есть какая-то фальшь в реставрации былой росписи: время сохранило, что нужно: контуры, композицию, - а на ту сияющую первозданность - нет уже глаз...) Стало быть, через день - заведую гаражом, хоть о машинах знал до сих пор только, что зеленый - можно переходить. Облечен высоким доверием, смастерил шапочку из шарфа, потому что обритый еще, а несолидно начальник же.

(На этапе:

- Откуда, ребята? - сами уже поселенцы, с больнички возвращаются.

- Питерские.

- Ну, эти вечно - нарядчики да приемщики.

Ау, брега Невы! Так вот она где - всесоюзная кузница белых воротничков для лесоповала, не зря Петр старался!) Полная свобода передвижений в административных границах. Чтоб понятнее - набросаем план местности, тем более, что за вычетом двух-трех историй все произойдет именно здесь. Одноименная речка делит поселок надвое: наша колония (человек двести) - на возвышенном берегу, местные и женатики из зэков - на пологом. С нашей стороны - ДПНК, зона, гараж (большой сарай), моя избушка, кузня, два склада, электростанция (сараи поменьше), аккумуляторная (крохотный сарайчик) и халупка петухов. У них, у местных - деревня - дворов сорок, клуб, два магазина, пекарня, пилорама, контора, баня, ферма. В холмистую даль убегает уже однажды проделанная дорога с ответвлениями к лесосекам. Смешанный лес вокруг еще не вырублен - или уже вырос с тридцатых - и полон зверья - от бурундуков до медведей. На два ближайшие года - моя вселенная, лучший из возможных миров (на том и по сегодня стою - воистину!).

III

Помню школьный эксперимент "Сам себе Зевс": два металлических шара на стержнях, один заряжается вращением диска, сближаешь их - гром и молния! (В миниатюре, конечно.) Здесь - другой реквизит, но суть все та же: двести ядреных мужиков, заряженных донельзя (чтоб меньше пятеры накручено - ни одного), сперма брызжет чуть не из ушей, - и всего-то через Серебрянку - местные девчата, училки из Перми по распределению, заочницы-декабристки, офицерские жены - ну? Что там твой Зевс! Ваал и Астарта! Кибела и Аттис! Песнь Песней!

Углубим классический экскурс: это обаяние демонического разврата, Клеопатра - что ее сотворило? - клубы вожделения вокруг, самовластие выбора... Перегнул, занесло, улыбаюсь: вот Котря, жена замполита, стоя за прилавком лабаза, звонко хлещет себя по телесам резинкою панталон (привычка такая: сзади оттянет и - шлеп!), Наташка Сойкина с вечным фингалом, белясая блядища Оля Лебедиха - нет, Клеопатры там не было. Но у знакомой моей жила когда-то морская свинка, тезка египтянки, в обиходе Клёпа. И этот отрезок между крайними точками: славным домашним зверьком и бестиальной царицей - как раз заполняют мои героини.

Зайдем для начала в контору: мне нужны бланки путевых листов и выяснить насчет своих денег с зоны (неделю уже на одолженный рубль живу).

Перед этим спрошу только: кто бывал на юге? Кавказ, там, Сухуми-Мухуми? Не даст соврать: всем курортницам до тридцати встречные водилы салютуют гудком - будь хоть крокодлой последней. Корысти в этом никакой машина мимо. Чистый мужской восторг, искусство для искусства, мистика пола. И вот я, северный заморыш, послеэтапный доходяга - топ-топ на крылечко, предбанник, дверь в бухгалтерию и - не хуже мохнотелого, шашлычного Гиви - эрегирую каждою клеткой - не видя ни лиц, ни фигур (сидят над бумагами), но - их тут много! Не старых! Экстаз и блаженство, умиление, благодарность. Минуту, не больше, но - навсегда теперь:

выдирая ребро - вот что Создатель задумывал!.. А если когда не так это уж сам виноват. Бросать надо свое вегетарианство!

Окатив, стихия женского уплотняется, дробится на главбуха, счетовода и статистку, можно адресоваться наконец.

- А бланков нет пока, - еще с райским призвуком, - а деньги, бывает, и год идут,

- уже трезвая реальность.

- Что ж, с голоду подыхать? - преувеличиваю для драматичности (накрылись шашлыки!).

- Заявление на аванс напиши, у тебя же оклад. Двадцать рублей получишь, - дебелая тетя, участливо. Слово за слово: Нина, из Питера (почему и базарим), замужем за вальщиком-зэком. Как потом узнал - заочница, Васька ее на пять лет младше, кудрявый, в усищах - прямо гусар, но - не бабник, и ты, Нинон, - только верная спутница. Помню тебя, люблю, но что ж у Некрасова хлеб отбивать, здесь не об этом. Крайних точек - обещал же - касаться не буду.

IV

Прилипло к памяти дурацкое: студентами еще сговорились на даче Новый год отмечать. Вольготно - шуми-кричи, свежий воздух, телки, четыре комнатушки - есть куда разбрестись, в случае чего. И вот, у хозяина дачи (предки, конечно, настоящие хозяева) бабушка - возьми и умри за неделю. В семье траур - любили старушку, хлопоты, похороны, то-сё - нет, дача отпадает решительно. А все уж приготовлено у нас, настроились порезвиться. И неделю ходим, бесстыжие, за Витьком (внучком ненаглядным), приканючиваем: "Может, ничего еще, а? Может, оклемается бабушка?" В самом деле, приспичило же когда помереть, подождать не могла! И съехались-таки, отпраздновали, погудели. Что называется, всюду жизнь.

Пусть мертвые хоронят своих мертвецов.

Теперь понял, к чему велось: так я десять лет себя уговаривал - бывшее сделать небывшим. Чего, мол, там - праздник всегда с тобой, будь проще, гляди на мир широко открытыми глазами. Да и не твоя это бабушка, по большому счету. Но тут не получилось, видимо - возраст сказывается. Ни веселья, ни телок. Душою - все там, среди милых призраков. Катенька Богданович, Ириша Коняева, Ленуся, - бывшее - было. Куда там - было! Только и есть, что оно, - сдаюсь, иду, возвращаюсь к вам.

Ну, кто же первый навстречу?

Чтоб не раздумывать - соблюдем субординацию: главбух у нас Люба Бандурко, тем более, раз о любви - так с Любки и начнем. По чалдонским меркам - давно перестарок: двадцать четыре, а не только что в девках, но (сорок дворов - всё на виду) девка и есть. Уж не больна ли? Нормально ведь как: чуть заволосело в пахах

- погоняй-нахлестывай. Спешите творить добро. В чем же дело, Любаша? Это не только я, мать, подружки - это натура спрашивает. Грех бабий век так разбазаривать: в Чалдонии он недолгий, не Париж. И вот - Любаша поднимает от счетов свои чудные серые глаза, встряхивает перманентом, улыбается чуть (а нельзя широко - зубы тут едва до двадцати держатся: север) и - снова в калькуляцию, будь она неладна. Кого хочешь зло возьмет.

Но - свершилось-таки! Прямо не верится. Отыскался принц. Из нашего брата, из зэков, конечно. Шестера на ушах, но остался разменянный годишник, уже одной ногой товарищ. Андрюха Долгаев. Столичная штучка (пермяк то есть). Завфермствует здесь. Солидон, раздобрел на молоке, аж лоснится. Усы смоль, брови жгучие, хорош, хорош. Но главное - степенность эта, начальственность, хоть и двадцать семь всего (на ферме-то натренировался - благо не в лесу, где все с топорами).

Чем не жених? По всем статям.

Но это я так, балагурю, - а уж что там серые Любашины глаза углядели - можно только фантазировать. А зачем? Факты достаточно красноречивы. Андрюха в конторе

- щечки рдеют, счеты не щелкают, и даже выяснилось, с какой стороны зуба не хватает. Этот котяра прожженный - на ус, конечно. Бурное крещендо, сон разума, апогей страсти. Девчатам даже обидно - все-таки была местная достопримечательность, почти святая (хоть и дура несусветная). А теперь - то Андрюха в Любкины окна (уследили, да он и не осторожничал особо), то она на ферму - пошло, вульгарно, какувсехно, - что же было чуть не до пенсии тянуть?

Сама-то Любка как раньше плевала, так и дальше не удостаивала.

Никакая это не новость в мире - злые шутки природы: художнику - руку отсушить, композитора - тугим на ухо, - ну, и вот еще изощрение: девчонка таежная (пятьдесят километров, автобус раз в неделю - до ближайшей парикмахерской) с душою аристократки - нет, не это удивительно. Но пронести в себе, не похерить, даже ватник носить, как манто от кутюр, преклоняюсь! завидую! Счастья, конечно, таким не видать - да и ну его к черту, счастье это куриное! Тогда ты так не думала, Любаш (и никто до тридцати так не думает), прости отсебятину.

Может, здесь и оставить вас с Андрюхой?

Знаешь, ходили мы с отцом на охоту, он с ружьем, а я за компанию, единственный раз, кстати, выбрались вместе. Начало мая, на тяге только разрешено стоять.

Стоим. Вдруг на поле (метров пятьдесят от нас) два зайчишки выбегают. И - столбиками друг перед другом, целуются, точь-в-точь. Батя и бахнул из двух стволов. Одного - наповал, а другого (другую?) уже я догнал, подраненного, и ножом прикончил. Сейчас вспоминать - тошнит, а тогда азарт, горячка, дух забирает! Атавизм окаянный. На охоту вышел охоться, а не умиляйся. Это - добыча. Подумаешь - целуются! Вот и писательство - сплошь на таких инстинктах.

Должен рассказать, чем кончилось - и все тут, ружье заряжено, нож под рукой.

V

Пора пояснить, что колонийское наше начальство (а оно же - и поселковая власть, у местных ведь нет иных, кроме кубика, источников пропитания) придерживалось в ту эпоху четкой демографической стратегии: блядки - пресекать, бракам - содействовать. Любкин же случай - однозначный, Мендельсон уже палочкой постукивал. Словом, негласное "добро" майора Канюки ограждало завфермой от многих неприятностей. Что, не могли сумароковские сомосовцы опустить почки безоглядному Ромео? Запросто. И кирзачи давно чесались. Подстеречь в Любкином палисаднике - дескать, темно было, думали - вор. (Никогда такого не случалось в Серебрянке, чтобы зэки в деревне пошаливали. Дверей даже никто не запирал всерьез. И не в том дело, что брать нечего, что у каждого сучкоруба денег на лицевом не только всю обстановку чалдонскую, но и дом целиком купить можно, - нет! Скорее - братственная полюбовность двух берегов, еще из той Руси доплеснувшее чувство одной судьбы... К своему же - залезть? Как и местному - считать зэка за нелюдь, опасаться? - и в голову не придет.) Да, но и без крайностей - мало ли средств? В лес перевести - а там не парное молочко, восемьдесят кубов на маргарине - ежедневное обязалово, а то в жадную, жопу рвущую бригаду - где все сто двадцать намахивают. Так сказать, использование половой энергии в мирных целях. Да и кича с машинкой для стрижки всегда наготове. А все же не борзей Андрюха - и обошлось бы, думаю. Рок завистлив, не высовывайся чересчур. Особенно когда подручные рока - сержанты ВВ, молдаване Дo нос и Гроссу. А старшой у них - коренной коть-моть прапорщик Сумароков.

"Сомосовцами" это он же их и прозвал - без юмора. Очернил, полагаю, гвардию диктатора.

Задача: как выявить распыленные в цивильных буднях особинки национального склада? Если войны никакой - сделайте парня сверхсрочником ВВ. Тюрьмы, зоны, пересылки, колонии вроде нашей - полигон необъятный! И вот - суров, но с искоркой добродушия будет вэвэшник-хохол. Застенчиво-непреклонен - бульбаш.

Педантично-жесток, но строго в рамках закона - красноперый прибалт.

Непредсказуемо-истеричен - кавказец (но их, по-моему, и не берут в ВВ). Бездны мрачного садизма мерещатся в узкопленочном взгляде цирика-азиата, но - не разверзтые, по извечному отсутствию воображения на мусульманском Востоке.

Но тысячью мелких пакостей, неистощимой придирчивостью превратить зэковскую жизнь в ад кромешный - способен только вэвэшник-молдаванин. Как, откуда берется такое в сынах этого, в общем, немудреного народца? Думаю, дохнуло-таки на них растленной латинской утонченностью, смрадом Святой инквизиции. Неисповедимо, но

- факт. Даже Сумарокову Донос и Гроссу внушали легкое омерзение. (А почему, кстати, не начал с русского? - Так с нас что и взять, с нашей всемирной отзывчивостью. В любую сторону всех переплевываем, вне конкуренции. Универсалы.) И ведь говорили Андрюхе: не надо, не надо в молдаванское дежурство любовь крутить! Значит, любовь и была, раз не внял. Ну, получи ниже пояса: шмон на ферме, фляга с бражкой, десять суток кичи, башку наголо. И доказывать нечего, все понимали: бражку в навозе выстаивать - не в Андрюхином стиле, скотники (два придурка недавно с этапа) развлекались. Но за крайнего - зав., натурально. Нет, смешно, при нашей-то железной организации (я же и организовывал): утром - бензовоз в Красновишерск, вечером - бухало в диспетчерской, никакого самотека, только заказывай, - и вдруг бражка эта плебейская! Чисто сучкорубское пойло (рецепт? Пожалуйста: томат-паста, сахар, вода - банку в муравейник, поддерживать температуру брожения. Еще проще, чем все гениальное, быка, между прочим, валит). Ведь хмель - дело тонкое, нужен некий изыск, дополнительная острота. Что там грубоватая сладость запретного! Неторопливо, под разговор-закусочку удвоить окружающее и часа в четыре утра, в миллиметре от полной отключки, нечеловеческим усилием воли сохраняя равновесие, продефилировать - два механика, я замыкающий - перед окнами ДПНК:

"Спокойной ночи, гражданин начальник!" - трудовая усталость на лицах... Вот он, высший пилотаж поселенской пьянки! Петля Нестерова, пике Петлякова! Да...

Главное, историю любви рассказываю. Слышал же в детстве: "водка любого с пути собьет" - правда, значит, смотри-ка ты. Впрочем, у Андрюхи десять суток без вывода - не точками же паузу обозначать?

- Вы хоть не в холодной его там держите, Семен Давыдович? - Это Любка Канюке, в магазине столкнулись.

- Ничего, мужскую гордость не поморозит, - да, теперь вот с ней можно такие шуточки, раньше язык бы не повернулся. - В холодной волосы быстрее отрастают.

ШИЗО у нас - четыре камеры, три обшиты доской, а одна - бетон голимый, для острастки, для выпивох как раз. Спать невозможно, одежда - х/б и тапочки, кто без вывода хоть пяток суток в ней хапнул - потом писается по ночам. Да пусть писается, пусть обритый - Любке уже неважно. Эх, десять суток, если б на том и кончилось!

VI

Лежал на диване, перетряхивал в памяти свою пропащую жизнь: истлевшие клочки, пыльные обломки. Надоело, сгреб снова в кучу, задвинул ногой - это Андрюха Долгаев меня подразнюнил. Уж больно тут круто с нами, с мужиками: живем мы меньше, а срока нам дают длиннее, лысеем вот, простатит опять же... За ночь десятикратно - только Геракл управлялся, а у них - любая завалящая шалава...

Нет, в следующий раз, если сюда - то женщиной, решено. Стоп, вот про роды забыл.

Что замечательно - в Серебрянке тяжелели только законные жены (уж от законных ли

- не будем вникать пока), девчата же, при полной разнузданности, ходили яловыми.

Какими ухищрениями это достигалось - не смог выяснить (не так и ловко - в лоб спрашивать). Одно точно: аборт ли, травля плода - здесь было делом исключительным, за гранью житейского, ЧП, как и положено, в общем. И вот - грянуло: Анечка Богданович, пышечка-ямочка, попка круть-верть, хохотушка, нос пятачком, пятнадцать лет, - залетела. Что младшая дочь гуляет - тете Тасе (хлебопеком у нас, сама как коврига - душевная) не надо соседских сплетен: видно же и так - за месяц девка в тело вошла. Ну, места тихие, зато нравы дикие, остепенять бесполезно. У всех обходилось как-то, чего уж тут педагогику разводить. Но залет - это нет, сквозь пальцы не глянешь. И можно б оставить, но от кого, зараза, не говорит. А что Аньке говорить - там три претендента, как минимум. Распечатали Донос и Гроссу, подпоив. Потом Донос уже самолично наяривал. А еще - эх, Андрюха, вот молочко парное, лучше уж сучкорубом, от греха

- да, было разок. Занесло на ферму, поддатую, хохочет-заливается. И кайфа-то никакого, с Любкой же не сравнить.

Мамаша наседает, и от бати не утаилось, накидал лещей. Короче, все смешалось у Обломских, не жизнь пошла. Молдаване труханули - статьей пахнет, тут тетя Тася дожмет, не открутишься. Что ж - выход один: вали на горбатого - понять их можно.

Только как дуре этой, Анюте, растолковать? Всё дома сидит, родители зашугали.

Донос - к Катюшке (она статисткой в конторе):

- Что сестра в клуб не ходит?

- Та-а... Болеет, - Катюхе смешно, представила на танцах сеструхину рожу опухшую. - Соскучился - заходи, матка в Вишерогорске, отец на летнике.

- Поговорить с ней хотел.

- Ну, поговоришь, - смеется опять (в курсе же всего). А зря смеялась, разговор был серьезный.

- Ты что, рожать будешь?

- Так матка не везет на аборт. Пристала - скажи от кого.

- А ты?

- Ну, скажу. Не рожать же, хоть школу кончить.

- Что скажешь?

- Да про вас, дураков.

- Слушай, я домой писал, говорил - жениться хочу. Мои не против.

- На ком жениться-то?

- На тебе, на ком. А ты сажать меня хочешь.

- Не хочу я сажать... У меня и паспорта нет, ты что - жениться? - у Аньки аж глаз заплывший раскрылся (дуре-то - много ли надо лапши).

- Через полгода получишь. А у нас в Молдавии в шестнадцать можно, закон есть. Ко мне поедем. У нас дом, "Жигули".

- Так рожать, что ли?

- Нет, у нас не поймут. До свадьбы нельзя рожать.

- Так что я должна?

- Скажешь на зэка. Скажешь - был пьяный, ребенка все равно нельзя.

- Какого зэка-то?

- На фермера этого можешь, Долгаева.

- Да не было с ним ничего, - тут Аня струхнула, невеста же, что ты!

- Знаю, что не было. Скажешь - поверят. Он целый день в поселке, все видят, лазит здесь где не надо.

- А ему-то что будет?

- Ничего, на зону закроют, там досидит.

- Так сюда же вернется, он с Любкой...

- Никто не вернется. Ты зэков не знаешь. У него в Перми таких Любок...

- Может, на другого сказать?

- Ну. На деда скажи, с заправки.

- Нет, не хочу на деда.

- Короче, думай. Фотография есть? Родители просили, надо послать.

Нашлась у Аньки фотография. Донос и текст продиктовал на оборотке: "Моим будущим маме и папе, с приветом. Аня". А дальше - одноколейка, всё в одном направлении:

тетя Тася - к Канюке (ее и разобрало-то, что чужой жених, а наших брюхатит), у того говно закипело: "Надо же, курва, паскудник! Мы ему выездной суд устроим, накрутим на полную!" Ну, от выездного-то мать отговорила - зачем дочку зря полоскать, а на полную - да, накрутили. 117-4, девять лет плюс год недосиженный, строгий режим. Первое письмо Любка из Заполярья уже получила. Прочитать - прочитала, но не ответила. Что отвечать? И не плакала даже. Анька плакала - когда Донос ей объяснил популярно, после аборта. Но те слезы разговора не стоят.

VII

Пришла в Серебрянку зима, а у меня в избушке печка с норовом, дымит - страшное дело. Целый день с квадратной башкой хожу, даже чифирить неохота. Уже и щели на ней позамазывал, колосники прочистил, все равно, паразитка, пыхает - белыми кудряшками, чистый угар.

Ночами лучше, потому что ночью - прыг в < Зил-157> (длиннокрылая такая махина, зверь - три моста), и катим с Виталей - мой дежурный водила - в Вишерогорск, хлебопеков забирать. В нашей пекарне печь совсем развалилась (Канюке, за кубами-то, некогда было о такой мелочи). Теперь тетя Тася с Иришей Коняевой, женой зэка-тракториста, временно на чужой, после вишерогорских, работают.

Тридцать километров по серпантину - много набазарить можно. Все волю перебираем, уже как братья друг другу - что там за двадцать лет - даже если с роддома начать

- накоплено? Но находим темы. Воля ведь вроде ямы (у солдат - гражданка так):

больше копаешь - больше разрастается.

- Вот ты, Ленчик, скажи - ты был женат (из деликатности Виталя - надо бы:

"рогат"): чего им надо? Чего им не хватает?

- Бабам-то?

- Ну.

- В смысле?

- Ну, в смысле - Таська да Ирка. Я их пер, обеих, - с грустинкой, недоуменно.

Забрало за живое парня, хочет разобраться.

- Успел уже? Ты прям половой гангстер, Виталя.

- Да я не гангстер. Сами же лезут. Ирку в машине, Таську в пекарне.

- Блин, на буханках, что ли?

- Рядом, не ссы.

Заезжаем на говорливскую заправку (Говорливая - еще деревня, перед Вишерогорском). По склону - россыпи сине-черных крыш в снегу, дымки, морозная луна, Вишера взблескивает - это ребром стоящие льдинки отражают свет фар.

Элькино дежурство (их две тут, посменно - Эля и Римка), выходит заспанная.

- Виталик, эротический сон не досмотрела... Ты в Серебрянке не мог залить?

- Кончился 72-й. Работай давай. Еще насмотришься.

- Да ну, я не умею с продолжением.

- А Элю-то нет, Виталя? - уже катим дальше.

- Нет. У нее роман с Макокиным - честный парень, не Казанова.

В Вишерогорске - чайку с горячей буханочкой, грузим лотки, набиваемся в кабину.

- Начальник, автобус-то будет завтра? - тетя Тася у меня (завтра суббота, рейсовый день в город).

- Как штык. Кальтя до двух сегодня ковырялся, сказал - порядок.

- Слава Богу. Отцу рубашку надо ("отец" - это она мужа так), вчера, дурак, в новой на смену поехал.

Муж у Таси бульдозерист, дороги расчищает.

- А я своему свитер хочу... Тася, ты видела прошлый раз кофточки давали немецкие? Я жалею так, не взяла. Может, остались?

- А, мой размер все равно не был. Они на толстых не выпускают, - тетя Тася колышется в хохотке, через Ирку волна доходит до меня, и я, притиснутый к дверце 157-го < зилка> , беззвучно рыдаю от восторга, что есть на земле, живут рядом с нами такие чудные, дивные, теплые существа - и нам не дано их понять.

Виталя! Я не знаю, чего им надо! А нам чего не хватает? Занимаемся разной херней: городим государства, разваливаем, воюем, строим тюрьмы, сами в них сидим и сами себя стережем... Мужики, положа руку, - это наш мир! Давайте хоть баб не сажать, амнистируем их навсегда. Они слабые, вон, перед Виталиком даже устоять не могут. Ну, змеи, ну, стервы - есть же другие способы. Выдрать, там, всенародно, заставить месяц в отечественном ходить - но не в тюрьмы же наши, не в зоны! Нельзя, мужики, кто ж мы есть.

В столыпине на подъезде к Вологде нас уплотнили, освободили клетку, и вот, слышим, на остановке - подсаживают: визги, мат-перемат - бабонек! Эх, веселье пошло! Первый бал Наташи Ростовой! Разгорячились все, ожили, перекрикиваемся.

Бабоньки, ласточки! Конвой на ушах: хуже нет - смешанный вагон.

- Командир, на оправку давай, сутки не ссали! - по голоску судя, лет двадцати оторва, - все влюблены уже, лыбимся - сейчас водить начнут, так и глянуть успеем: блаженство! Ага, повели - час, два ждем, бесполезно кричать. Конвой, видно, еще необтертый, не знает, как с женским этапом держаться. А это не наш брат многотерпеливый. Вэвэшник мимо клетки - лови, тварь: из мешков полиэтиленовых мочой с ног до головы.

- Ну, я вам, бляди, сейчас! - побежал за огнетушителем - старая шутка, сиди потом в пене вонючей, обсыхай.

- Эй, мужики, наших бьют, качай вагон! - все та же, с ангельской хрипотцой.

В резонанс раскачать столыпин - плевое дело: нас около сотни. Сковырнется с рельс на полном ходу - всем каюк, конечно, но страха нет: бабоньки просят - стараемся, геройствуем, с музыкой пропадаем! Вот у конвоя очко не феррум:

огнетушитель на место, и на оправку - пожалуйста. Всегда бы нам так, мужики.

Отчего наши беды? - Забываем, что бабоньки рядом, примелькались друг другу. А они-то в нас верят еще... Что такое?

- Виталя, смотри, пожар в гараже!

- За калорифером не углядели, наверно.

- Жми!

Подлетаем на всех газах, поворот перед мостом и - отлегло. У меня горит, над трубою диспетчерской пламя, с искрами. Ссадили девчат, подруливаем - Валера Басенко, механик:

- Ленчик, салют в твою честь!

- Что вы тут, Валерьян?

- Да вырубили шест, полезли трубу прочищать - и туда его уронили. Я кричу:

теперь топить вообще нельзя, а Серега: попробуем!

- Ну?

- Так это шест в трубе и горит, и сажа!

- А печка?

- Всё, ни дыминки, тянет, аж ревет!

VIII

Говорил нам доцент, мол, Толстой открыл текучесть характера, "люди, как реки", - так вот, я это закрываю. Дураком родился - дураком помрешь, никакой текучести.

Или я бесхарактерный просто? С кем сравнивать смотря. С Валерьяном если - то да, без базара. И не потому даже, что он свою жену задушил, а я не смог - это мелочи, дело житейское. Тут большого характера не надо взять хоть мавра.

- А как ты ее, Валерьян?

- Ремнем. Дернул за два конца, - поясняющий жест, - хрясь. Позвонки не выдержали.

Это у него уже третья ходка. Самому под полтинник. Мешковат, добродушен - когда бы не "хрясь" - вылитый Винни-Пух.

- Валерьян, сегодня в ночную надо - кразистам ходовую протянуть поможешь.

- Я не лошадь ("вошадь" выговаривал), - но остается, пыхтит до утра, куда денешься.

За чифиром из прежних ходок любил вспоминать: про Златоустовскую крытку, Пермский централ - заслушаешься! Вот бы Данте куда на экскурсию - жаль, не дожил. Архивчик у Валерьяна: письма, фотки пожелтевшие - как у всех долгосрочников, и на одной - он с Высоцким (тот в здоровенной ушанке), обнимаются. Ну, мало ли с кем Семеныч кентовался мимолетом, что же особенного.

Хоть Валерьян уверял, что дружили истинно, по душам. А кто б не стал уверять - с такой фоткой в архиве? Мы не то что не верили, а как-то всерьез не брали: ну, Винни-Пух дружит с Маугли - не спевается, ни к чему - ни тому, ни другому.

Тут в декабре завернули морозы за сорок, в гараже все прахом пошло вообще не до мемуаров стало. Как по команде лесовозы, людские машины именно что "хрясь, хрясь" - по две, по три за день. Техника - штука нежная, хуже шейных позвонков.

Но план горит, Канюку из Управы дрючат, тот на механиках отрывается, заладил, мудак: "Железо ломаться не может работать не хотите курва сгною", - и так без выражения, без запятых, что понятно - не стращает, сгноит. Те - попивать стали, с горя. Круг замкнулся, петля захлестнулась. Осталось дернуть за два конца. Ну, и дернули: Канюку в Управление на ковер (по селекторной же не тот кайф сношать).

А у нас на новом < Кразе> движок стуканул, и гараж - однова пропадать - уже повальную пьянку учинил. Черт его знает, что пили, где взяли, но Валерьян под вечер мне (единственному трезвому - днем не забухаешь в диспетчерской: звонят из ДПНК беспрерывно) коснеющим языком все выдавливал: "Леха, если посадят в холодную - до Москвы дойду, так не оставлю... Пусть раскурочат волков", - лучше бы спать шел. Да нет, все равно бы подняли. И в холодную, конечно. Канюка и в девичестве не чикался, а с растерзанным очком - прямо залютовал. В декабре, в холодной, пятнадцать суток (больше нельзя по закону) - сам Карбышев содрогнулся бы, когда узнал. (Там ведь все узнается, это вам не МВД-шная статистика - концы в воду.) Конечно, механикам с выводом дали, но Валерьян что-то очень там шумел, когда стригли, крушил пенитенциарную систему (а - нахлебался, накипело), его и уважили: без вывода отсидел. И после - в гараж не вернулся. Ноги поморозил чуть не до гангрены, еле ползал, при ШИЗО недели три печку топил. И - исчез.

Исчезнуть с поселения совсем нетрудно, хоть в Говорливой у шалавы заночевать, например. И даже, если не больше суток, - кичей отделаешься, могут и на зону не закрыть. Но больше - это побег, и ищут ревностно. Да и без документов, без денег солидных (на руки нам два раза в месяц по пятьдесят выдают, что сверх заработал

- на лицевой) - куда ткнешься? Тем более обритый. Уже в Красновишерске в транспорте дальнего следования: автобусы, самолет - поголовная проверка. Словом, три раза из Серебрянки бегали на моей памяти - и в неделю всех вылавливали, максимум.

Так нам и про Валерьяна сказали. Капитан Макокин еще и подробности расписал - зашел чифирнуть ко мне:

- Басенко ваш? Он у соски своей в Красновишерске загасился. (А Валерьян механиком-то - да, ездил туда частенько, за запчастями.)

- А как нашли-то?

- Оперативная тайна. Но тебе скажу, Ленчик: она же его и сдала - на хер он ей без денег?

Ну, посмеялись мы над женским коварством, я погрустил о Валерке

- трешник ведь подмотать могут, - а еще через месяц какой-то кипеш в ШИЗО начался. Срочно холодную обшивают. Что-то задвигалось, замельтешило. Что-то стронулось в атмосфере. На зоне так, помню, бывало, когда вожди крякали один за другим. Но здесь - ощутимее даже. Донос и Гроссу и те как-то сникли. И вот - картина Репина: комиссия. По проверке фактов истязания осужденных. Это из Управления подпортили полотно - предупредили. Холодную-то успели обшить (дедки из столярки - могли бы и не ударничать, между прочим, да кто ж знал), а видно:

свежак работа. И расспросы, допросы, объяснительные. Даже я штуки три написал:

видел ли Валеркины ноги, да что он за тип, да был ли вообще он с ногами - буквально.

И тут я поверил. Про дружбу с Семенычем, что по душам. И ведь по пьянке молол про Москву, не подписывался, а сделал. Сказал - и сделал. Могли они дружить, было на чем сойтись.

Но я отвлекся, а хотел - про дурость свою. Ничего, успею, она и посейчас при мне, а Валера Басенко - ей-богу, стоит странички.

IX

Ну, вернемся к барашкам, точнее - к барану, то есть - к себе. Все никак не могу свыкнуться, что женщина - не ангел. Что сам не херувим через силу, но притерпелся, а здесь - нет, никак. Начитался в детстве классиков. Классикам хорошо, они умерли, а я мучаюсь. И женщин мучаю тех, кто под рукой. Не приласкать от души, ни колечка с камушком - какое там! Мадригалы - и - взлетай, паразитка! А она не умеет. И не обещалась. Да, тяжело.

Но вот когда матерятся девчата - совсем жить неохота. Что человеческого в нас - только слова, - это ведь бабы понимают лучше мужиков, ушами любят, слов требуют.

Следственно, так важно все в этой области: обиняки, умолчанья, табу. Реклама по телеку - сотню раз в день (не смотрю, но доносится): "менструация, менструация".

Я бы этому пидеру, автору ролика, во время обеда использованный тампон клал на стол. Что естественно, то не безобразно - его же логика, пусть хавает, приятного аппетита. Ну вот, а тут девчата - и матюк на матюке, от нормальной речи - только глагольные окончания. Причем я же не пурист никакой, феню люблю. Но феня - это ведь знак щедрой мощи, языкового избытка, вольное ветвление, радостная игра.

Судья - "лепила", народные заседатели - "кивалы", зеркало - "обезьянка", чифир на донышке - "пяточка" - прелесть! Есть, конечно, неблагозвучное: "ксива", "хаза". Но не хуже нынешнего: "ксерокс", "офис"... "Я пошла, мне надо диссер отксерить", - тебе надо намордник надеть и в угол поставить.

Вот и выбирай: мат или воляпюк этот чертов - есть от чего взвыть. Но - не вою наружно, сидим с Надюшей Лебедевой - ночь, будка на нижнем складе - трем за жизнь. Меня уж не помню что сюда занесло (а! сушину искал, на дрова себе), а Надюша - ночной учетчицей, лесовозы должна переточковывать. Их за ночь хорошо, если шесть, и переточковывать там нечего, никто ведь по дороге хлыстов не крадет, не прячет, а на верхнем свой учетчик. Но на лесоповале полно таких синекур, всех надо трудоустроить, и каждый куб пересчитывают не меньше пяти раз, то есть четыре бездельницы за счет зэков кормятся. Но если они вроде Надюшки - никто не против, пожалуйста (а будь кто и против - что с того?). Этот нижний зовется Америка - хоть в трех километрах всего от Серебрянки. Думаю, еще ежовские крестники так пошутили, для чалдонов замысловато слишком, - но вот, закрепилось: сидим, стало быть, в Америке, кофеек (мой, из посылки), сигаретка, три года воздержания, симпатичная женщина, интим. То есть я ее извожу душеспасительной беседой, себе рисуясь почтенным гуру, - дескать, пожито, передумано - тьфу, мудак.

- Уезжать надо отсюда, Надя. Что ты здесь будешь - дыра ведь. Сколько тебе?

- Двадцать два.

- Ну - и города-то не видела, наверно?

- Нет, я в Березниках была. В техникум поступала.

- В Березниках! И не хочется ничего посмотреть?

- Так телевизор же есть. Чего смотреть? - насмехается, явно.

- Вот я откинусь, приезжай ко мне в Питер.

- Да-а, нужна я там...

- Ну, а замуж чего?

- Так я замужем, - опять хи-хи.

- А где муж-то?

- Сидит. Три года еще.

- Далеко?

- Под Свердловском.

- Ездила?

- Не. Не хочу его видеть.

Не вникаю, чего жилы тянуть из девки. Опять за волынку: уезжать, учиться...

Через час сторож к нам забрел, Толик, веселый дядька, москвич - но меня земляком упорно зовет.

- Я кофеек зачуял, аж проснулся, - его будка метров за сто. - Налейте - уйду, мешать не буду.

- Да ты не мешаешь, садись, - это я, торопливо, как же: тень на Надюшку бросить

- ни-ни.

Толик - седой, небритый, беззубый, морда блудливая, анекдоты - как из мешка - один другого пакостней. Разогнал тосклевич, Надюха заливается. Вот не умею так, хоть убей, - ну, и молчу теперь в тряпочку. Стали серебрянским девкам кости перемывать. Толян будто свечу держал - про всех подноготную - еще пакостней анекдотов, даже Надюха удивляется.

- А про Сойкину-то откуда знаешь?

- У нас своя разведка. Скажешь, не было?

- Нет, но Наташка думает - не знает никто. Вот про нее не пойму - чего ей надо?

Смотри-ка! Они сами себя не поймут - а мы с Виталей головы ломаем! Наташка Сойкина - жена нашего отрядного. Старлей, косая сажень, молодой, румяный, - а подмостился к ней, оказывается, электрик поселковый (зэк, ясно) - плюгавая плешь

- правда, москвич, как и Толик.

- Может, у Фазы вашего такой оковалок здоровый? - женское любопытство, не стерпела - охота узнать.

Мы, конечно, в одной бане моемся, но ничего там выдающегося ни Толик, ни я не припоминаем.

- Надежда! Ебут не хуем, а душой, - Толик, наставительно. (Вот истинный гуру!)

- О! Дай пожму твою руку, - Надюха, всерьез.

И тут что-то сверкнуло мне: ну да, секс одушевлен для них! Запустить в себя чью-то фитюльку, перепихнуться - только аллегория, символ внетелесного соития.

Но и обратно же - душу представляют они своеобразно. Мы-то в них видим или ангелов или уж - ниже пупка, а они в нас - ни то, ни другое. Мы для них - только выпуклости совокупного елдака - мировой души. (Все фаллические культы - из матриархата.) Мы дуалисты, ребята, а для них - Пан не умер, а Христа вовсе не было! В этом вся тайна. Вот куда Иоганн Вольфганг тянул, со всей Вечной женственностью. Шалишь! Есть мировая душа, кто спорит, но есть и персональный дух - не прахом же две тысячи!

Пока мозговал это - прикатил Виталя с Серегой, механиком.

- Ленчик, тебя ДПНК искал, заморочки какие-то на завтра.

- Ну, поехали.

- У меня с зажиганием что-то, мы посмотрим с Серегой - иди пока, вдруг долго. Мы догоним.

Догнать не догнали, но через час были в гараже - разомлевшие, прямо масло по мордам. Выяснилось - только я ушел, Толика тоже прогнали и брутальные мужики - насовали Надюшке во все дырки, без разговоров. Одарили по четвертной с носа, допили мой кофе и расстались довольные друг другом. И частенько такое практиковалось - думали: я в курсе, уже причастился, специально два часа за мной не ехали. М-да. Пожалуй, в Питер нет, незачем ее приглашать. Вот уж давно не Фаунтлерой, а саднит что-то. Четвертные эти. Чувствую: не рифмуется здесь с моей теорией... Суха, говорит, теория, мой друг, а древо жизни зеленеет. Провались ты, с таким древом.

Х Разволновался, даже забыл, как Вертипраха звали, водилу бензовоза. Только минут через десять всплыло: Женька, Джексон, конечно! А за глаза мы его Вертипрахом всегда звали - как-то и больше шло ему. Женек-то мало ли всяких.

- Джексон, ты откинешься - кто нам бухало возить будет?

- Так бензовоз же со мной не откинется.

- Нет, уж больно у тебя фамилия подходящая. Вон Сухоненко - разве доверишь? Враз отшмонают.

- Ничего, Винограду можно. (Виноградов с Сухоненко - самосвальщики, тоже в город часто гоняют.)

- А остаться не хочешь? - остаются, бывает, если никто не ждет особо.

- Да мы с Котрей решили уже - на юг сначала, прокашляться, а там посмотрим. Но сюда - нет, хватит Чалдонии.

Не знаю, от чего Женька собрался прокашливаться, от каких рудников, но Котря - гомерического здоровья, сплошной румянец от ушей до попы (целиком не видел, но пышет же - в метре потеешь), ядреный бабец, хохлушка, под сорок - самый сок.

Только вот от пасты "Поморин" ее тошнило - всем подряд жаловалась. Екатерина Батьковна вообще, но Котря - спаялось, даже муж, замполит, стал так называть.

(Все кликухи, усеченья имен, фамилий - для экономии разве? Ерунда. Для экспрессии. Кальтю же, на автобусе который, Кальтенбруннером зовем, не экономим.)

- Мужики, мою Котрю не обижайте там, она еще боится, - когда в лабазе начала работать.

Боялась, правда. Ворье же кругом, уголовники - того и гляди, не дай бог. Я как-то покрутился - и вышел, не купил ничего. Выскочила следом:

- А ну, расстегни телогрейку!

Расстегнул.

- Еще чего показать?

- Там смотреть нечего, у моего мужа все равно лучше.

Я-то без подковырки спросил, в простоте - шмон так шмон, дело привычное. Но не обиделся (может, и есть что смотреть, зачем такая предвзятость), а обрадовался:

молодец! Хоть здесь порядок, в этой ячейке общества, - надоели бесстыжие шашни кругом. Но зря радовался - Вертипрах уже реял, парил в вышине, хищный шнобель нацеливал...

А в один из дней загадочного для нас шухера - перед комиссией - замполит исчез.

С концами, как в нужник булькнул - без пузырей. Виталя мне утром (часа в два то есть, наше гаражное утро):

- Ленчик, я ночью в Соликамск гонял.

Меня-то сморило, я накануне рано задрых.

- Зачем?

- Замполит приказал.

- А ему что надо? - я ревновал, если не через меня шоферов напрягают.

- Так я его и отвозил. Часов в двенадцать пришел, говорит: полный бак? - Полный.

- Ну, через полчаса поедем. Из гаража когда вырулил, он подсел, с чемоданом:

Богданов, можешь фары не включать? - Могу. - Давай. За Серебрянку выедем - там включишь. Я даже испугался - что такое?

Что такое - это мы поняли уже, когда комиссия приехала. Но замполита больше никто в Серебрянке не видел. И пару офицеров перевели, кстати, и начальника поменяли. Прежний простым ДПНК стал. Но, думаю, не за Валеркины ноги, а за невыполнение плана - завалили мы четвертый квартал.

Больше всего меня разбирало: с рогами замполит сдриснул или бросил, негодяй, верную жену? Джексон утешал, что с рогами, - но я сомневаюсь. Закогтил он Котрю, скорее, уже после. Использовал ее шоковое состояние. Как же: муж с лучшим в мире

- растворился в ночи, как наваждение. Лет пятнадцать, там, совместной жизни.

Дочь школьница. Ну, Вертипрах рассеял тьму. Сплошное сияние впереди дочь к бабушке, сами на юг, африканские страсти - у Джексона два шара под крайнюю плоть закатано (еще на зоне - как предчувствовал, что с чемпионом соревноваться.) Счастливо, ребята! По газам!

XI

Что хорошо в долгом сроке (не чрезмерно, конечно, четвертные эти усатые - нет уж, не приведи Бог)? - Что есть время помечтать, как его скостят. Тысячи дней, и в каждом - часок для смакования: вот, вызывают в ДПНК - распишись, пришел ответ из Москвы, сбросили тебе, завтра - свободен. Для того и прошения по помиловке пишутся - чтоб базу подвести под мечту, укоренить ее в реальности. Это ведь и на воле так: если только конца срока ждать - невыносимо, и вот - то до получки тянем, то до отпуска: нельзя жить без мечты.

И могло бы просиять - не так уж несбыточно, бывали случаи. Распуская ниточку судьбы, вижу ясно: Фаза, Фаза мне там оборвал, и - по-другому сплелся узор. Не жалею нисколько, да и глупо бы: узор-то другой возможен, но свитер - судьба эта самая - на меня же вязался. Хоть сначала начни: и любил, и сидел бы, и стихоплетствовал - это мое, мои размеры, неизменяемо. Ну, а плюс-минус годишник

- не суть. Это ведь не Аввакумово:

- Долго ли муки сея?

- До самыя смерти, Марковна.

И даже к такому был готов, но - переоценил свои возможности. Каждому бремя дается - точь-в-точь в меру сил (нам неведомую). А я и в холодной-то лишь пару раз сидел, - нет, далеко до протопопа.

Не на что роптать - за тридцать, а еще не повесился. И из самого тягостного до сих пор - вовсе не тюрьма, другое: пройти искус половой зрелости - и остаться человеком. Ведь как чуется в детстве: что-то нескладно в мире, неласково, неправильно живут. Так вот и задача: я научу, покажу - меня только и ждали, измаялись, бедные. Подрастаешь - выясняется: всему их уже учили, показывали - бесполезно! Все равно нервяки топчут друг другу. И тебя тут никто не ждал, - ну, родился, живи уж, не надоедай только. Словом, вот это мрачное битловское: "всё, что тебе остается, - это любовь" - последняя истина. Как раз к половой зрелости достигаешь. И всё спутывается: сводный хор сперматозоидов (их там несколько миллионов в каждой спевке) имитирует ангельский - и - веришь! Хорошо выводят!

Да, но я про Фазу хотел. Если Наташку и трудно понять, то Фазу - дело нехитрое:

Лорелея! Локоны эти обесцвеченные, чуть синева вокруг глаз, ключицы, косточки на запястьях - исчадье андеграунда, субтильная греза Чалдонии. Екнуло сердце столичного нонконформиста, и ей, видно, что-то помнилось под Фазиной плешью, потому что спелись быстро. Старший лейтенант Сойкин, инженер по озеленению, спит в будке на верхнем складе, а Фаза ему электропроводку в доме налаживает - до того увлекательное занятие, что однажды и одеться толком не успел: метров за двадцать они мужа в окно заметили - принесло в неурочный час.

- Ты чего здесь, Васильев?

- Да вот, розетку прикручиваю.

- Давно?

- Полгода.

Сойкин молча прошел в комнату, двустволку свою взял, переломил зачем-то, глянул в стволы, защелкнул обратно, патронов сунул в карман - и вышел. Фазе даже дурно стало:

- Натаха! Застрелится?

- Сейчас. Охотиться пошел.

И точно, Сойкин за ружьем и заехал - хотел тетеревов посшибать: все березы облеплены. Ну, и поохотился, от души. Только мазал много. А вечером синеву Наташкину усугубил основательно и сказал:

- Еще раз застану кого - на улице будешь ночевать.

А зима, между прочим, хоть и на убыль - но минус двадцать держится. На том тогда и кончилось вроде. Беда, что пристрастился и поколачивать стал Наташку регулярно. А зэков - вычеркнул из списков человечества. Чтоб хоть кому-то хоть что-нибудь - пусть отсосут. И когда из Москвы на меня характеристику затребовали: как, мол, сидит? Не рыпается? Можно скостить чуток? (такой порядок)

- нет, худого не написал, просто игнорировал. Что равнозначно. Дней триста мне лишних подарил для мечтаний. Не ехидствуя - царский подарок.

XII

В отличие от Надюшки, отпетой красули, ее старшая сестра, Лебедиха, была отвратна на вид и как-то неопрятно похотлива. ("Люблю пороться, как медведь - бороться!" - сама же рифмовала, прямо Сафо. Только что за медведь такой, интересно? Чалдонская разновидность?) Я и до сих пор, представляя похоть - если брать ее без макияжа влюбленности, эротического озорства, девственной грации - голимую четвероногую похоть, - вспоминаю белые патлы сосульками, плоскую безбровую мешковатую Лебедихину рожу, голос как из помойного бака - да что говорить: сам Кальтенбруннер, неутолимый онанист Кальтенбруннер признавался мне:

- Леня, восемь лет засижено, а вот выбирать придется: Ольга или сеанс - выберу сеанс.

Впрочем, Кальтя слыл у нас за гурмана и эстета, но возьмем грубый материальный критерий - гонорар (не такса! Оля - свободный художник): никогда за червонец не зашкаливал. И червонец-то - в случае сильного поддатия клиента.

Отец Надюшки и Оли на постоянные зэковские подначки отвечал неизменно и бодро:

"На то и делал, чтоб драли".

Но вот интересно, на что он делал Мишаню - шестнадцатилетнего недоумка, не сумевшего подписаться при получении паспорта? Забавная это была семья. Однажды Петровича (главу то есть), связанного, в ШИЗО привели ночевать. Невиданное что-то в Серебрянке, но обычной ментовки здесь не водилось - а он свою половину почтенную (за сорок бабе) с топором от дома до пилорамы гнал. Там уже зэки угомонили дурака. Орал, брызгался:

- Вяжите, вяжите - я ее научу, поганку! Пусть не думает!

А по дороге к киче уже внятно объяснил:

- Месяц, зараза, - то рвет ее, то падает. Я думал в больницу везти, а это она, сволочь, опять беременна! Рожать хочет!

- Так радуйся, Петрович, - свое же добро.

- Этого добра - вон, две бляди да идиот - что она еще родить может? Лучше зарублю ее на хрен! Лучше срок пусть дают!

Потом утряслось, конечно, - ни срока, ни пополнения семейства. Я только меланхолично порезонерствовал: вот, еще окошко готовилось - в наш свет. Ну, пусть бы дурака родила или потаскуху безмозглую, а все-таки окошко. И такие, значит, нужны. А ты - с топором, Петрович! Тоже мне, Раскольников! - в этом духе.

Кстати, что в семье не без урода - в деревне нагляднее гораздо. Где больше двух отпрысков - почти верняк: или типа Мишки - не больной вроде, но и до нормального далеко, или, как у Богдановичей, тоже младший, Сашка - глухонемой, или еще что-нибудь. Сашка-то здоровый родился, но оглох от прививки в детстве - и онемел, соответственно. Издержки цивилизации. Симпатичный парнишка - как все глухонемые - с выражением легко чокнутого, но веселый, гугнит вечно, улыбается.

Целый день по гаражу, гайки обожал закручивать. Даже оформили его слесарем, и зэки не роптали (хотя, кроме гаек, ничего не освоил) - как к родному относились.

Не виноват же парень.

Особенно с Кальтенбруннером они скентовались: Сашка то чифир для него заваривает, то спит на заднем сиденье в автобусе. Я, полушутя, остерегал:

- Федорыч, ты своими сеансами хоть не развращай пацана.

- Не-не, Леня, сеанс - это святое, это у меня без посторонних.

Накопил (за восемь-то лет!) пачку вырезок цветных - красотки рекламные, киноактрисы помоложе - до сорока хотя бы (самому - за пятьдесят уже), держит под сидушкой.

- Не боишься - отшмонают твой гарем, как ты тогда?

- Предусмотрено, Леня. Сам хозяину показал.

- А он?

- Красиво, говорит, жить не запретишь. А что - личная жизнь, имею право. Хочешь, сегодняшнюю покажу?

Достал веселую мулатку в купальнике.

- А здесь, - открыл бардачок, - отработанный материал. Месяца на три хватает - без повторов.

- А фаворитки нет?

- Нет, всех люблю. Тебе не надо?

- Да нет, спасибо. Я как-то жену привык вспоминать.

- Ну, так у тебя молодая жена, конечно. А я на свою не заведусь уже.

- А в натуре?

- В натуре-то с полоборота, ты что - живая манда...

- Ждет тебя, Федорыч?

- Хрен ее знает. Пишет, что ждет. Но десять лет, Леня, сам понимаешь. Что я могу с нее требовать? Пропишет - и ладно, там видно будет.

- Да уж! Они при мужьях-то чего вытворяют...

- Ну. Я Мухину вчера вез (это жена капитана Мухина, заведует медчастью, ровесница Кальти, но в джинсах загуливает, станок в порядке), когда выходила - за жопу мацнул. (Понимаю! Там такая облипочка - только и мацать...) Думал:

сейчас по морде хлестанет. А она оборачивается: "Я б тебе дала, Рома, но ты же разболтаешь. И сама разболтаю. Лучше не надо", - и по щеке гладит. Чуть не приплыл.

...Сейчас вдруг многое что с этой Мухиной вспомнилось: они все, серебрянские, как зачуяли оказию - всплывают, цепляются, лезут в память. Ребята! Тут вам не "Титаник" - где все подряд, а Ноев ковчег - только по паре.

Ну, к кому теперь завмеда приплетать? Капитана Мухина вставлять придется, а про него начнешь - еще ввернется кто-нибудь, и так до бесконечности. Потопнем ведь!

А с Кальтею - нет, не спаривается. Не с Мухиной, не с женою - Федорыч с Лебедихой завязан - по злой иронии. Не любовь, так смерть сплела - и выбирать не пришлось.

XIII

- Ленчик, пекарню скоро отремонтирую - шо делать, шо делать? - третий день подряд, гиперболически гримасничая, подвывал Серега Перчаткин, механик, мой лучший кент.

- Давай печников замочим.

- Тебе смехуечки, ты Римку не знаешь! Она же сюда припрется! А меня на кичу!

(Кича - тьфу, Сереге прическу жалко: скоро звонок.) И правда, я ее мало знал. Виталик нас катал в Вишерогорск, за хлебопеками, по очереди и мои разы чаще совпадали с Элькиным дежурством на заправке (заезжали неукоснительно). Серегу же нанесло на Римку - и вот: вспыхнуло, разразилось:

- Богданов! - официально так, твердо, - без Сереги заправлять не буду! Чтоб не смел ко мне без него заезжать!

- Римма Ивановна, - в тон, - обидно слышать! А я-то не гожусь ни на что?

- Перестань, я серьзно, Виталик. И ему передай.

Ну, передал. Сереге лестно, конечно, - надо же, с первого взгляда покорил! и в мыслях-то не было - строгая деваха. Винограду однажды хорошо припечатала - шнифт на неделю померк.

- О! Якый тэбэ бчел кусыв? Ты ото як Нильсон теперь! - Серега же и рыготал, глумливо хохлячествуя. Он хохол и есть, Перетятченко настоящая фамилия.

Перчаткиным - гаражные хохмачи заделали, но говорит чисто, украинский колорит - для особых случаев. А Римка - татарских кровей, темно-каряя вся, струна, порода, порыв, без чалдонской растеклости. Двадцать три самой, дочке - пять, живет одна, отца не помнит, а мать погибла на сплаве лет семь назад. Словом, Казань-то мы взяли - но этим не кончилось: идеи Батыя живут и побеждают. Снова киевлянин под пятой басурманки - вот тебе и покорил! Не то что бы вертела она Серегою всячески

- но уже через неделю знакомства у того решено было крепко: остаюсь. Месяца три до конца срока ему, и раньше - как только не костерил Чалдонию!

И вот - незадача, действительно: пекарню налаживают, ночные рейсы тю-тю, стало быть, а днем из гаража - куда же? И как? Мало того, с приездом нового начальника решено было и нас, гаражную аристократию, перетряхнуть - ротация кадров.

Дескать, план завален, но меры принимаются. Меня - на нижний определили, сучкорубом, а Серегу - и вовсе на зону закрыть пообещали. А до первой оказии - в лес, сучкорубом же. Но тут осеклось. Не стоило капитану Макокину злорадствовать, помолчать бы ему перед Элькой - но не стерпел, уж больно его жаба давила за Серегину пруху (сам когда-то был отшит Римкою с позором).

- Римуля-то, что теперь, в Харьков переведется?

- Это зачем? - Элька не поняла сначала.

- Так к своему поближе, может, и свиданку дадут.

(А Серега где-то под Харьковом сидел, закрывают же на свою зону.)

- Уже этап был?

- Нет еще, через неделю, наверное.

Но ни через неделю, ни вообще - не закрыли Серегу. Он-то думал, что ударным сучкорубством отмазался. Потом уж всплыло: Римка неистовая - через две эстафеты:

сменщицу и капитана - посулила коротко: "Отправят Перетятченко на зону - Малинникову (это наш новый хозяин) башку снесу. Жаканами, из обоих стволов".

Понятно Римулино беспокойство: упусти - и не дозовешься потом обратно в Чалдонию. А самой с девчушкой - куда же ехать.

Макокин здесь десять лет служит и, в отличие от меня, Римку знает прекрасно.

Поэтому мимо ушей никак не пропустил, доставил слово в слово по назначению, от себя заверив:

- Снесет.

Донос и Гроссу специально в тот же день в Вишерогорск гоняли, отшмонали у Римки ружье - так оно одно, что ли, в деревне? У любого чалдона можно позаимствовать - Римке никто не откажет.

- Ну, пусть только поймают в Вишерогорске наглеца (а это Серега разве наглец?) - из ШИЗО у меня не вылезет! - храбрый был, решительный человек майор Малинников!

XIV

"Зэк должен быть толстым, ленивым и приносить вреда больше, чем колорадский жук", - этому императиву я следовал, увы, только наполовину. С толщиной обстояло неплохо - пуда на четыре уже тянул, припадки активности бывали через день, но с вредом - нет, какой там жук! Так, мотылек... И вот - не оценили, поперли из завгаров! Последний раз начислил шоферам зарплату, отнес на подпись к техноруку, тот, как водится, урезал на треть (я и начислял из такого расчета), и всё, влился в ряды пролетариата. Нижний склад к этому времени уже перекочевал на Вишеру, полтора часа одной дороги - в минус двадцать, в полуоткрытом кузове - не лучшее начало дня, зато - терять нечего, кроме своих цепей. Не знаю, был ли в том преступный умысел, как пишут в приговорах, или случайно получилось но сунули меня в легендарную, овеянную славой бригаду под совокупным прозвищем "женатики" и девизом: "Сто кубов и голый торс!" Настоящих женатиков, правда, было только трое - то есть тех, кто жил семейно, своим домом, в вольной части Серебрянки. Остальные трое, в том числе Юрок, бригадир, в женатики угодили метонимически. Но девиз-то вовсе не был поэтической фигурой, ни метафорой, ни гиперболой здесь не пахло: из декады в декаду рвали ребята рупь на рупь (за 140% плана зарплата удваивается премиальными). Прощайте, мои пуды! Сам Юрок, здоровенный рыжий парнище, детдомовец бывший, любил пояснять сурово: "Других, может, мамы ждут, кормить будут, а нам бычить надо", - лукавил, ой, лукавил перед собою! Никому еще лицевого и на месяц воли не хватало - хоть какие тыщи там: пропивается влет. Но пила поет, баланы летят под горку (иногда - через сучкоруба), торсы блестят, мышцы играют - фейерверк молодости, здоровья - понимаю! Ударничество - вроде запоя: затягивает. Но для меня - всё тухнет и жухнет, если это за деньги. Мерзит, как Надюшкины четвертные. День рублю сучки, два - и чувствую: что-то не так. Неймется в передовиках. Собригадники тоже чувствуют, поглядывают вкось. На третий день мужской базар с Юрком:

- Ты где хочешь работать?

- Куда Родина пошлет.

- Добро.

Позвал мастера, так и так, переводи пассажира, коллектив ропщет.

- Юрок, давай, пока не научусь - буду бесплатно работать, - совсем не нужно мне, чтоб моя фамилия снова склонялась в верхах. И Юрок-то, по зэковскому кодексу, не должен был мусор выносить - запросто кичу я мог схлопотать: саботажник, мол, отрицалово, то, сё. Ну, Бог его уже простил, я - тем более. Селиван (Коля Селиванов, мастер нижнего) соломоново надумал: по начальству не докладая, тихо-мирно меня в дровники перевел, своей властью.

- Вон, в конце будка, скажешь, я тебя направил.

Бреду, грущу, философствую. Вот что: окладник я, не сдельщик. Это два типа таких, всемирных. Штатники, немцы, япошки - те сдельщики. Итальянцы, негры, ну, и наш брат многогрешный, восточный славянин - мы окладники. "От каждого по способностям - каждому по труду" - ясно, немчура придумал. Они так и живут. А вот наш вариант: "От каждого по способностям, всем - поровну" - человечнее как-то, а? Мне бы - только бобан ежедневный, положняковый, ничего кроме не надо, за него и бычить готов, но и право за собой оставляю: когда душа попросит - в загул. Поплевать в потолок, на облачка полюбоваться. Нет, можно и премировать за способности: доска почета, медали, грамота. Бюст на родине героя. Но - платить за них больше? Они ведь от Бога. Стало быть, и так ты в прибытке - да еще и денег сверху? Перебор. Вот где корень, вот почему у Петра Аркадьевича не выгорело.

Уже дойдя до будки, останавливаюсь и додумываю - сейчас: опять нас в сдельщину тянут - и опять не выгорит. Равенство ликвидируем, но и способности - тоже. Так завязано. Одни сучкорубы останутся. То есть к худшему равенству придем. И врожденные сдельщики, европейцы всякие, чуют в нас окладников - и попрут, попрут от себя, не допустят - как меня из Юрковой бригады.

А кто взгоношил весь уклад менять? Не Гольдштейны ли? Этим-то - нож острый: как же я, умник такой - и поровну с Иваном-дураком получать должен? (Хоть потом в кибуце, на банановой плантации, доктор физико-математический - ничего, не кипешует.) Эк занесло куда от баланов - и Гольдштейна приплел! Ну, натурально всё: уже тридцать страниц - и ни одного еврея. Так в жизни не бывает.

Открываю дверь:

- О! Толян!

- Ленька! Земляк! Сейчас чифирку, ну-ка, малолетка, подкинь в печку!

XV

Собрался тут в Москву по делам, полез на антресоли за сумкой, раскопал одну, раскрываю - глядь: что такое? Пачка писем в целлофане, резинкой перехвачена.

Мать честная, мои же письма, с зоны и с поселка - сохранила мамулька! Умчался на целую ночь - что там Уэллс со своей машиной! Храните письма, друзья, заводите архивы - на то нам и антресоли даны.

Вот - без изменений одно, как раз в струю:

"Мамуль, здравствуй! Андрюха, привет!

Вот, кое-как выскреб времечко письмишко черкнуть, да и не знаю, чего писать.

Новостей нет, а старости все те же: здоров, толст, румян и беззаботен. Уже и зиму пережили, еще одна - и дома, уже думаю-прикидываю, на чем ехать. Лучше самолетом все-таки: тринадцатого октября вечерком заявлюсь. Спрашиваете о работе моей. Я же написал: на дровах я, то есть грузчиком. Утречком садимся в машину и едем на нижний склад, за Вишерогорском километра два. Там у каждой бригады своя будка, наша самая дальняя, у заброшенной деревушки Арефы. В бригаде нас трое, плюс маркировщик и сторож, который живет здесь постоянно. Часиков в десять приходит еще Ленуся - приемщица, из Вишерогорска. Кроме того колготятся под ногами два щенка - Белка и Жулик. Белке месяц всего, а Жулику три, оба очень симпатичные, только Белка ужасная капризуля и визгунья. Часов в 11 подъезжает машина или две, мы их загружаем дровами, и на этом наш трудовой день заканчивается. Идем на обед, а потом часов до пяти балагурим, дразним Ленусю, гоняем чаи или спим, в общем, валяем дурака, пока домой не повезут. Вот заурядная картинка нашего быта: за дверью визжит говорливская приемщица, а под будкой - Белка, потому что в дверях висит на растянутых задних лапах здоровенный кобель, наполовину уже освежеванный Толиком. На лавке с одной стороны починяет баян изрядно уже хрюкнувший капитан Мухин, попросту - Васильич, напротив вповалку дрыхнут два моих орла, а в уголку я обкручиваю Ленусю. Жулик вышел успокоить нервы, он не переносит запах свежей собачины (что не мешает ему обжираться ею до осоловения), а Санька-маркировщик долбает прорубь на Вишере.

Скоро орлы мои проснутся и со свежими силами уплетут полкобеля, а из шкуры Толик сошьет шапку, продаст рублей за девяносто, которые опять пропьет вместе с Васильичем. Я это для того рассказываю, чтоб ты поняла: на работе, хоть мы и не заняты, письма писать затруднительно.

Продолжаю через день. С дрюниными бегами ты не права. Ведь юность бывает только однажды, и без "девочек", то есть без тысячи влюбленностей и переживаний, она будет бедна, пуста как-то. Женитьба моя тут не при чем. Да, чуть не забыл. Мне тут предложили поучительствовать (гм, гм), нужна справка, что я прослушал три курса ЛГПИ. Звякни там замдекану, пусть отпечатают, и пришли. Валенки дошли в полном порядке, лук тоже, шарф есть (тот самый). Варежки бы можно. Целую, Алеша".

(Андрюха, Дрюн - брат мой, спортом тогда вовсю занимался - а мать радовалась: не забита голова "глупостями". А "орлы" - два пацана с малолетки, Андрюха же и Вовчик, я за старшого у них, просто по возрасту.) Итак, Ленуся. Золотко мое бесценное, первый поцелуй за четыре года. С неделю (как увидел впервые) понять не мог: красивая девка или нет? Пока шапку не сняла.

И зачем она все в этой шапке дурацкой сидела - неизвестно. Мужикам волосы ни к чему, к мужской внешности они - по касательной, женскую же наполовину определяют, если не больше.

- Ленуся! Да сними ты малахай свой! Не жарко тебе?

- Не хочу. У меня прическа позорная, - любимое словечко.

- Так мы тебя тут причешем, не боись.

- Отвяжитесь.

Заинтриговала, сил нет, - как Гюльчатай Петруху. Но сами стащить - не посягаем:

вдруг лысая окажется? Или в лишаях? Нет, лучше - возвышающий обман, локоны пепельные воображаем. И вот - пообтерлась, попривыкла к нам, конфет моих (изюм в шоколаде) с кило переклевала - и - нате, любуйтесь! Ну, не пепельные, русые всего лишь, и не локоны - прямые, зато - почти до пояса, густые, шелковые, в два водопада от пробора.

- Чего ты стеснялась-то?

- Та-а... Лень потом снова укладывать.

Думаю, просто до бани, немытые, не хотела показывать. И правильно. В самую десятку теперь пульнула, наповал. Даже Толян от скорняжества оторвался (а у него ответственный этап: обезжиривание):

- У моей супружницы первой такие были. Состригла, дура, потом, немодно, говорит.

А я тащусь от длинных волос.

Мы все тащились. Так бы и зарыться мордой! Орлы-то мои не решались, а я не утерпел, уткнулся сзади. И в духоте, в аромате этом - не пожалела шампуня! - хоботом поерошив, приложился. Под затылком, в шейку. Зарделись ушки у лапушки, но строгость напустила:

- Думаешь, красивый, так все можно? Позорник.

Я еще и красивым ей кажусь! Не реальность уже - вольты, сон в летнюю ночь! Не знаю, чем бы кончилось - хорошо, Виноград подкатил. В город едет - надо метровым балансом грузить. Самосвал три куба берет, ерунда, но метровника - это с полтысячи бревешек, да уложить аккуратно, короче, сбил я волну, разрядился, протрезвел - а когда вернулись в будку - Ленуся благодать свою опять под шапку собрала, изюм в шоколаде доеден, ей домой пора.

XVI

"Зачем Герасим утопил Муму? Я не пойму, я не пойму..." - это Толян навывает свою любимую, докраивая малахай. У Ленуси выходной. У меня минор. Васильич свинтил куда-то - или дрыхнет в работящей будке, - без аккомпанемента остались.

- А Жулика тоже на шапку?

- Не, масть не та. На котлеты, если не зачумится.

Вовчик с Андрюхой малолетку вспоминают, страсти всякие - похохатывают при этом.

- Ленька, вот бы тебе где учителем, - Толян вдруг встревает.

- А что?

- Расскажите ему.

Рассказывают. За двойку - бойцы (это масть такая на малолетке) тубарь на уши ученику надевают. Буквально - с размаху так, берется за ножки тресь. Если грамотно - табуретка развалиться должна. Мощное средство. Великая дидактика.

Коменский не дотумкал.

"Мума еще могла бы долго жить..."

- На взросляк когда переводят - кажется: в рай попал, скажи, Андрюх?

Выстраиваем пирамиду беспредела по колониям: малолетка - на пике, общак (общий режим), усилок (это мой), строгач - самый спокойный.

"Могла гулять - среди полей, среди берез..."

- Нет, вы женские зоны забыли.

Забыли, точно. Так ни опыта нет, ни рассказчиков - как сравнивать?

"Ее так жаль, до слез, до слез..."

- У меня же жена - подельница. Откинулась в прошлом году, сюда ко мне заезжала.

Ну! Мы и не знали.

- А что ж не осталась?

- А вдруг мать умрет? Не пропишут потом, всё, прощай, столица.

Да, в Москве сурово с этим делом.

- И как на женской? Поделилась?

- Вкратце. Между малолеткой и общаком, примерно.

Вдруг звонок (у Толяна будка - вроде штаба, телефон стоит). Технорук Мухина спрашивает.

- Он только что вышел, гражданин начальник. Сейчас сбегаю за ним.

- А что за голоса в будке?

- Это ребята, дровники, погреться зашли.

- Дай их бригадира.

Вот напасть! Беру трубку.

- Почему не работаете?

- Так нет машин.

- Окомлевку колите, нечего сидеть. Я проверю.

Окомлевка - это пни такие, чуть не метр на метр, мы их целиком раньше грузили.

Десяток закатишь - машина с верхом.

- Блин, кончился курорт. Не могли тихо посидеть!

Возле каждого штабеля - гора этой дряни, как раз до конца срока хватит.

- Толян, это ты со своей Мумой. Я как чувствовал: накликаешь.

- Ничего, разомнетесь.

Размялись. Даже во вкус вошли. А что - за это ведь не платят, почему не поколоть? Десять шагов отсчитал, поставил колышки. Вровень с головой штабелек уложили - шабаш. Достаточно для отмазки. Уже прозреваю внутренним оком: весь нижний - в аккуратных поленницах, каждая щепочка - на пользу стране.

Возвращаемся в будку, там Юрок сидит. К моему черносливу пристроился.

- Базар к тебе. Пойдем, туз нарежем.

Не жду хорошего, без смешинки парень, тяжело с такими базарить.

- У тебя что с Ленкой?

- Ничего. Дурачимся... (еще какое чего - в смысле чувств, конечно, но кто мне Юрок, чтоб откровенничать?)

- Короче, если лезет к тебе - пни ее, суку. У нее же муж-зэк.

- Не замужем она, что ты гонишь.

- Муж. Не расписаны - все равно, вместе жили. Твоя бы блядовала, пока ты здесь,

- как тебе?

- Да на здоровье! - легко так, искренне говорю, потому что нет никакой моей.

Вычеркнута.

- Ну, смотри, - не с угрозой, а, дескать, дело твоей совести. Кольнул-таки в уязвимое.

Что ж, спрошу завтра у Ленуси. Но - пнуть? Нога отсохнет. И почему это больше никто не в курсе про сожителя? И с чего это Юрок вдруг такой ревнитель очага? Не ожидал. Теряюсь в догадках. Расстроен.

- Ленька, чего там с Юрком терли-то? - Толику день без сплетни - пропащий день.

- Спрашивал, у кого лучше бухало заказать, из шоферов, кто не палился ни разу.

- А что, жены бригадников не могут привезти?

- Нет, они же подписку давали: никакого алкоголя в поселок. Зачем им заморочки?

- А ты кого посоветовал? - у самого-то свои каналы: капитан Мухин. Толян деньги дает - Васильич отоваривается в городе. Выгодно обоим: у одного зарплата целее, другому - зелье без палева.

- Никого. Уже два месяца не в гараже - откуда я знаю? Пусть к новому диспетчеру идет.

XVII

В юности меня пронзил Стендаль - формулой из дневника (пятнадцатый том собрания сочинений): "Остаться наедине с женщиной и не овладеть ею - значит оскорбить ее". Ну, это француз, южная кровь, буржуазные нравы. Я модифицировал для северного климата, не вразрез с кодексом строителя коммунизма: вместо "овладеть"

- "объясниться в любви, сделать предложение". Беда, что как начал в жизни применять - сразу на согласие напоролся, нашлась авантюристка. (А как назвать? - ведь ни собственности, ни ответственности и посейчас, а тогда - много паче.) Добром не кончилось - ну, так что? Это жизнь виновата, а формула - замечательная.

На очереди - Ленуся, стало быть. Только наедине - не остаться никак, это и сдерживает. В нашей полтора на два меньше четырех человек не бывает, да еще собаки эти, телефон, дымище слоями... Нет, не грот Амура, не располагает.

- Хотите, вам свою родину покажу? - с утра Ленуся.

- В смысле?

- Так вот же, Арефа, я там родилась.

Мороза нет (минус пятнадцать всего), можно прогуляться, полкилометра где-то.

Дворов в пятнадцать деревенька, все уже истлело, зияет. Один дом только с крышей и стеклами. Но Ленусин не этот. Показывает развалину.

- Почему переехали-то?

- А тут три семьи осталось всего - решили: проще в Вишерогорск нас перевезти, чем сюда электричество тянуть. Семнадцать лет уже никто не живет.

Грустно. Заходим в дом что с крышей. Все голо, но возле крыльца - поленница.

Березовые чурочки, черные аж от времени, люкс-дрова, термояд. Не то, что у нас - только с полведра солярки разгораются (это Толян жаловался, ему же ночью просыпаться приходится, раза три по-новой топит).

- Андрюха, Вовчик! Возьмем по охапочке?

Навьючил орлов, сам с Ленусей тормознул:

- Идите, мы догоним.

Ну, и про сожителя - самый момент. Оказалось - да, фигурирует некто. Володя. Не зэк, а всего-то годишник условно схлопотал, месяца три назад. Клуб хотел поджечь, во время танцев. Спьяну, конечно.

- Он вечно, дурак, как пьяный - что-нибудь начинает. Не хочу я с ним. Лучше за Воронина замуж выйду.

- А он что, предлагал, что ли?

- Предлагал.

Воронин - это Юрок и есть. Вот ударник, и здесь поспел! Теперь все ясно.

- А ко мне в Питер приедешь?

- Зачем?

- В гости. Буду скучать по тебе.

- Это ты сейчас говоришь. - Нет, взяли манеру: умняк на рожу вешать, умудренные какие! Видишь - не врал, скучаю же, правда.

Держу ее за руки, улыбаюсь. Ей тоже весело. Вдруг - помрачнела.

- Собянин проехал. Его < Краз> . Увидел, кажется.

- Ну и что?

- Они с Володькой друзья. Расскажет.

Собянин - местный лесовозчик, вишерогорец. По лицу вижу: всерьез испугалась.

- Ладно, возвращайся одна. Я еще чурок наберу.

До конца дня у Ленуси настроение испортилось, с кисляком и ушла. А тут еще бабка к нам нагрянула под вечер, хозяйка дров. Собянин настучал, с ним и приехала.

Оказывается - с весны она в Арефе живет, вроде дачи у нее. А мы, паразиты, без топлива оставляем. И кроет, и кроет нас, ведьма, - не остановить. И креста на нас нет, и Бог накажет, и начальству она пожалуется.

- Ну, всё, всё, бабуся, отнесем обратно, мы ж не знали.

- Несите, чтоб я видела.

Сунули под будку штук пять, остальное - на место пришлось, вот не было печали!

Смерклось, скоро домой повезут, а у Толяна - свои планы. Заливается в трубку:

- Есть, есть данные по кубатуре! Только Вера Михална! (это та самая визгливая говорливская толстуха-приемщица, никакая не Михална, Верка просто.) Скучаем без вас! (Этот-то точно врет: когда скучать - за иглой целый день). Не заедете?

Хрюкнуть есть. Обижаете, "бражка". Слеза! Из отборной пшеницы! (Вот это правда:

два фанфурика заныкано - сам видел).

Конец связи. Толян ручонки потирает, чуть не в пляс:

- Сглотнула наживочку! Придет! Ух и драть ее буду - как врага народа! До утра!

На том и расстались, машина просигналила.

А на следующее утро, на разводе - как обухом: переводят меня! На верхний склад - огребщиком! Бац! И - из офицерского базара долетает: ночью на нижнем пожар был.

Будка сторожа сгорела. Со сторожем вместе. Кразист уже только головешки застал.

"Эх, - в голове молниеносно, - значит, не пришла Верка! В одиночку килограмм водки пришлось! Ну, и не проснулся даже, наверно, задохся во сне! Уж не чурки ли эти злосчастные закинул?" Вечером Вовчик с Андрюхой наперебой - подробности. А какие там подробности? Прах и тлен. Суета сует. Белка с Жуликом остались - они под будкой всегда ночевали - сумели выскочить. Толян-то - даже шапку продать не успел - накануне закончил как раз. И покупатель уже был - час торговались, сошлись на семидесяти.

- А мы теперь у Юрка в бригаде.

- И как?

- Пять возов, вся жопа в мыле!

XVIII

Про лесоповал полезно знать всем. Не потому даже, что "не зарекайся", но - мы ведь лесная нация, не монголы. Наше жизненное пространство - всего лишь проплешины, от леса расчищенные. "Степь да степь кругом", - это он, значит, за границу заехал, к самостийникам. У нас бы следовало: "выруба кругом". Но о вырубах - чуть дальше.

Нынче валят двумя способами: вручную - бензопилой "Урал-электрон" ("Дружба" - из области преданий) и валочными машинами. Что-то вроде танка, только вместо пушки

- захватка с резалкой. После ручной валки не восстанавливаются волока. Выруба после валочных машин зияют непоправимым кошмаром. (В Питере у меня от спальных районов такое же чувство.) Бензопилы в ходу и у зэков, и в вольных бригадах. На танках работают только вольные. Оттого, наверно, я вольных до сих пор недолюбливаю. (Но и вообще - это характерный комплекс: зэковского превосходства над вольными. Если человек еще не сидит, то - изнутри зная гостеприимство нашего кодекса и приветливость судопроизводства - кем его считать, как не овцой?) Североуральская тайга исключая неделовые породы - это ель и пихта. Кой-где - карельский привет, всплеск ностальгии - бронзовеют сосенки.

И уж совсем за диковину - один-другой на десять тысяч гектар - взметают зеленое пламя могучие кедры. Трогать их нельзя под угрозою нешуточного штрафа. Такой замысел: пусть нестесненно осеменяют выруба, поднимают благородное потомство. Думаю, тщетный: скорее всего, пустоту затянет всякою шушерой - березой, ольхой, иначе - слишком просто было бы жить.

Как раз на березу и кинули бригаду Геши Гончара - за пару дней до моего в ней появления. Начало марта, делянка на отшибе (значит, без столовой). Снежные холмы с торчащими там и сям рождественскими елочками и кустарником. Что тут пилить-то?

Оказалось - это верхушки вековых елей и берез в обхват, остальное под снегом.

Нет, всерьез, без баронских приколов - к марту в тайге наметает до подбородка, но пенек, по технологии, не должен превышать тридцать сантиметров. Так что лопату в охапку - и вперед! Нас двое, огребщиков, и - по технологии же - надо не только ствол раскопать до комля (и чтоб в яме вальщику было вольготно), но и дорожки от дерева к дереву. Сто берез за день - как раз на норму получается. Ну, хоть тут-то никаких рупь на рупь, сразу отлегло у меня. Правда, норму - кровь из зубов, три дня невыполнения - бригада ночует на киче. Ничего! Бутерброд с маргашкой в обед, чифирок - и наш малахольный тандем - питерский гуманитарий и дистрофик из Кизела - творил чудеса. В конце дня еще и сучкорубам помогали. Зато и смешно мне теперь слышать, будто пирамиды - дело внеземных цивилизаций. После березы этой треклятой - знаю твердо: гордо он там звучит или нет - но человек способен на всё.

Вечером приходит Гарик Златоустов, приемщик, замеряет нашу кубатуру в штабеле уже. Ждем, как приговора: ну?

- Шевельнули сегодня, мужики: шестьдесят пять! (норма - шестьдесят два).

Ура! Жаль, Родина не знает имен героев, не красоваться моему бюсту на проспекте Луначарского! А обидно, ей-богу: почитываем же газету "Лесная промышленность".

"Вальщик Овечкин награжден орденом "Знак Почета" - в течение года его бригада заготавливала восемьдесят кубометров ежедневно" - только подтереться таким вальщиком. На хвое у нас половина бригад за сто шевелят (перехвалил я славян в прошлый раз, каюсь).

Через неделю - уже весь в матерых мозолях, ремень на последней дырочке, и вдруг

- мне Гарик в машине:

- Ленька! Пойдешь приемщиком?

- А ты?

- Меня мастером технорук хочет, только, сказал, замену себе обучи. Давай - работа непыльная, сто двадцать в месяц - больше, чем мужики на березе получат.

Это все да (кроме "непыльная" - площадка под штабель расквашена гусеницами, самое грязное место в лесу), но - как-то совестно. Еще есть во мне интеллигентская слабость к пролетариату. Чувство вины. Желание слиться. Мазохизм как высшая и последняя стадия народолюбства. Безнадежно, сознаю. Все равно - чужак для них, белая косточка. Классовое чутье называется, по-научному. Может, оттого и усердствую: дескать, убедитесь - могу я как все, примите в гегемоны!..

И вот - Гарик-искуситель. Ему хорошо, у него нормальное отвращение к пахоте выходца из низов. И никто не упрекнет: нет на нем каинова клейма высшего образования.

- Так что, надумал?

- Попробуем, ладно, - выдавливаю комплекс, а втайне надежда: не утвердит технорук. Утвердил. Хехекнул только: "Ну, Ленчик этот, видно, нигде работать не будет. Пусть хоть лес принимает, хрен с ним".

Говорил же: окладник я! Такая судьба.

XIX

Зэковская душа - благодатная почва для фатализма, хотя срок сам по себе - факт совсем не коренной. Можно всю жизнь просидеть в одиночке (а ведь мы и сидим - только не все признаемся) - и не почуять дыхания фатума. Нет, убеждает другое:

вот эти сотни - и тысячи, десятки тысяч - тружеников пенитенциарной системы.

Тюремные цирики, зоновская администрация, чины из управлений... Чтобы нормальный пацан рос себе, рос, гонял собак, в носу ковырял - потом вдруг решил: пойду в тюремщики, стану ментом поганым, - не верю я в это. Ясно, стало быть, что такая их доля, на роду написано. Их беда, не вина. И не к тому я клоню, что они не нужны - может быть, даже палачи нужны, не будем решать с маху. Но недаром палачу маска полагалась: дескать, машина рубит, человеческий лик тут не при чем. А эти

- без масок - и ничего! Румяны, довольны собой. А это уже вина: им не стыдно!

Ну, не надо голову пеплом посыпать, землю грызть - но хоть ужимкой какой показать: да, сознаю, профессия моя не того... не благоухает, так скажем.

Сколько я ни вглядывался - с надеждой, добросовестно - бесполезно. Жовиальны, упитаны. Плодятся интенсивно. Вон у Канюки - шестой уже отпрыск. ("Футбольную команду хочу", - благодушествует.) Гарик мне:

- Леня! Ведь у Канючихи - еще с прошлых родов лобок лысый! И опять! Что ж он творит!

Да это прекрасно, размножение я приветствую. Хотелось бы, конечно, подкузьмить - мол, половина там зэковских - но не могу: не имею сведений стопроцентных. Но вот канючатам - им же придется с малолетства приноравливаться: папа - тюремщик. В порядке вещей, то есть, что один человек другого в клетке держит, под полным своим произволом. А это ребенку никак. Тут или папа чем-то не тем занимается (невозможно!), или зэки - не люди. А они освобождаются. И некоторые - в Серебрянке остаются. Получается, человек - что-то вроде фофана: можно скинуть, можно надеть. (По совести говоря, мы и все так воспитаны.) Но не будем о грустном, я отвлекся, а хотел - о судьбе. Возьмем фамилии. Хорошо, если ты Иванов. А вдруг - Баранов? Не бывать академиком, однозначно. В лучшем случае - генералом. Или с моей - куда уж на эпопею замахиваться... Опять же Гарик. Никаких там спецкурсов, но трепло - высшей пробы. Круче Горбачева. Травит

- с утра до вечера и в бараке еще с полночи - рядом спим. Миллион историй - не заткнешь. Когда успел? Лет на десять он постарше, так и засижено у него вдвое больше - но я, слушая, младенцем себя чувствую.

Пусть, кстати, расскажет - любую на выбор, а я разомнусь пока. Пора уже - сорок страниц без перекура. Разогнался - скоро конец срока, а о главном и не начинал.

Притормозим.

"Зарекался я, Леня, в поездах играть, но - молодой, кровь бурлит, ребята на вид лоховатые - короче, расписали пульку. Как раз от Москвы до Краснодара - почистили меня, обшкурили, как белочку. Тонну выгрузили - я и ойкнуть не успел.

А лето, у меня ж планы были: здоровый образ жизни, море, бляди, ркацители. Ну, выхожу, жарища, пива попил на вокзале - идти не к кому, потому что не с чем. И перспектива до сентября - только бутылки собирать. Переслюнил свою книжку телефонную - есть солидные номера, но не умею в долг жить, чесаться начинаю.

Даже к врачам ходил. И тут случай выручил: смотрю - мне азиат какой-то маякует.

Пригляделся - вспомнил: знакомый кореец, Ли фамилия. У них в Корее две фамилии:

Ким и Ли. Этот - Ли, значит. Из второй половины. Они тут арендуют землю у совхоза, хорошо живут, свой хутор. Собаку, кстати, первый раз я у него попробовал.

- Что, Гарик, дела? Почему не на море?

У меня с ним бизнеса нет - можно в жилетку поплакать. Рассказал, он посмеялся.

- А ты чего здесь?

- Тоже трудности, Гарик.

Оказалось, у него с урожаем завал. Некому собирать. Что-то в этом году не сцепилось, не подмазал, или щемануть его решили - не дают людей. А счет на дни идет - чуть не плачет мужик. А когда кореец плачет - невозможно стерпеть. Это как ребенок. Говорить не могу, сам рыдаю, рисую ему на листочке: 1:25. Он мне всю книжку закапал, пока переправлял: 1:15. Сошлись на двадцатке за работника, но стольник я авансом взял.

- А что за контингент, Гарик? Бичей-то я и сам наберу.

Понтуется, ясно, - сгниет все, пока столько бичей найдет. Но говорю:

- Нет, хануриков не подпустим к урожаю. Одни комсомольцы будут, сами как огурчики.

Ну все, заметано. Если что, говорю, стольник верну через неделю. А у меня знакомый по префу - директор техникума. Как раз базарили с ним недавно. У них обязалово - студентов летом припахать. Трудовой семестр, смычка с селом, стирание граней. И каждый год - головная боль: распихать всех. И с жильем, с кормежкой заморочки - родители потом возбухают. А у Ли для сезонников - барак с разгородкой, а хаванину жена с дочками стряпают. Нет, не собачину, что ты. Это у них деликатес, для себя откармливают. Ну, мчусь к директору этому. Оказалось, я для него - как голубь с ветвью в зубах. Как раз сессия заканчивается, а две группы еще не пристроены.

- Только, Гарик, транспорт пусть совхоз организует.

- Конечно, - говорю, - львовский автобус, а как же! - не сказал ведь ему, что к корейцу едут, я как бы от совхоза шустрю. Пусть начнут работать - там уже утрясется.

Львовский автобус - это у меня в автопарке кореш начальствует, мы с ним давно в хороших. Простой мужик, но любит шампанское, извращенец. Мчусь домой, две бутылочки из загашника - и к нему. Он увидел серебряные головки:

- Что-то надо, Гарик?

- Та-а... Оно так, что и надо, и не надо. Давай охладим сначала.

Ну, распили с ним газировки этой, уладили, полстольника я ему оставил: хочет - через бухгалтерию пусть проводит, хочет - леденцов себе купит.

Хожу уже медленно, но еще не все дела. Школьный мой кент один - художником в доме культуры. С ним проще, он сам мой должник, сколько раз на мои похмелялся.

Объяснил ему, что мне нужно.

- Конечно, - говорит, - можно даже и покруче что-нибудь, цитату из вождей.

- Не надо цитат, сделай, как я прошу, - я его знаю, такую цитату найдет - вместо Ли в ментуру все поедем.

И вот - всё, вроде, а тревожно на душе, как с незастегнутой ширинкой. Думал, думал, вдруг ударило - лабухов забыл! А на завтра уже церемония! Хорошо, когда батю хоронил, записал один номерок. Там душевный такой коллектив, надежды маленький оркестрик. Вот их бугру и звоню:

- Можете завтра в восемь?

- Погоди, сейчас гляну, когда первый жмур. Ага, в девять у нас. А надолго работы?

- Да двадцать минут. Репертуар-то есть подходящий?

Сговорились за полста. Первый раз за неделю спал без кошмаров. Назавтра - транспарант у техникума: "Урожай - в закрома Родины!", "Прощание славянки" гремит, полный "лев" комсомольцев - тронулись. А послезавтра - на море, как планировал. И ведь скажи, не заслужил разве? Всем по кайфу сделал, как Дед Мороз".

- Тебе бы, правда, по комсомольской линии, Гарик, с твоей энергией.

- Точно. Платили бы по два червонца с головы - я бы весь Китай под наши знамена привел.

ХХ

- Леня, а ты в курсе, почему тебя с нижнего перевели?

- Технорук дуркует.

- Нет, зря ты. Он тебя спасал. Мне вчера Нинон рассказала. А ей - Малинникова.

Чей-то муж звонил из Вишерогорска, кричал, что тебе голову отрубит. Кого ты там соблазнил-то?

Вот оно что! Володя, значит, больше некому. Ой-ой, смотри ты, горячий чалдонский парень! Не верю я в такие страсти. Ну, клуб он там хотел подпалить - так и то, наверно, понты одни, иначе - почему ж условно дали? Но чтобы голову - пусть не смешит. Селиван пол-Вишерогорска раком переставил - и ничего, ни пикнул никто.

Что сам я за рогодавцем своим по всей Садовой с молотком наперевес гнался - это не показатель. Я на французской классике воспитан: Кармен, Вальмон. А здесь-то откуда этому взяться? Или уж собрался рубить - руби, зачем хозяину звонить.

Неохота настоящий срок тянуть? Тогда онанируй в тряпочку, если такой ревнивец. А с бабами - ни-ни. У ревнивого, прежде чем с девкой сойтись, мешок сухарей должен быть насушен.

Примерно так мы с Гариком обсудили, и я решил: надо на нижний съездить. Не хватало, чтоб чалдоны питерских зашугивали.

В первый же выходной и отправился (у лесников они скользящие, а на нижнем без выходных шуршат).

В Вишерогорске спрыгнул на ходу из кузова - сначала Перчаткина проведаю. Он откинулся уже с полмесяца, живут с Римкой, расписались, девчурка папой зовет, полная идиллия. Посидели, почаевничали. Я за три года первый раз в цивильном доме - как чукча в Эрмитаже себя чувствую. Не дано, не дано вольному человеку таких минут, что он может знать о жизни? Не пробовал я ни йогу, ни травку - недосуг всё, но вот - безо всяких асан и снадобий - три года камер и бараков - только-то! - и весь на резкость наведен: кровать (не шконка!), над ней коврик, под ней детский горшок ком в горле, мурашки в носу, вечный кайф!

Или, вспоминаю, после суда вернулся в Кресты - и одного в камере заперли.

(Цирик: - Не повесишься? - Еще чего!) На два часа всего, но я-то не знал, на сколько. А по тюремной трансляции - Чайковский. Никогда не любил (двадцать лет, обычное дело) - и вдруг - такая ласка, нежность по нервяку, доехало, наконец: и вправду гений Петр Ильич! Гомосек ты мой родной...

В расслаблении выполз от Сереги, весь мир бы обнял - о: карга какая-то в горку пыхтит.

- Заморилась, бабусь? - беру кошелку.

- Спасибо, сынок.

Ну, а я что говорю? Все люди - родственники, так и есть. Бабки и зэки это понимают.

Зашел в магазин - ого: масло сегодня дают, что за день! Беру килограмм, хотя для вольных лимит - двести грамм в одни руки, пойми этих продавщиц. С того раза, кстати, перестал недолюбливать работников торговли. Есть в них какой-то симпатичный завиток.

Уже по дороге к нижнему нагоняю Фазу. Его давно в сучкорубы сослали, стараниями Сойкина. Идет себе Фаза потихоньку, скрип-скрип, а за ним кабыздох лохматый, как привязанный. Но не привязанный, совершенно по вольной воле - на верную погибель.

А уверяют - инстинкт у собак. Фигня это все. У Фазы в кармане - кусок колбасы.

Он этим куском помахал у барбоса перед мордой - тот от деревни и не отстает.

Колбасу чует, а что под топор идет - не чует. И наш брат, сапиенс бестолковый, так же себя ведет - но это не обидно. Мы ведь здоровые инстинкты в себе задавили. А вот за пса - досада берет.

Ленуся с Васильичем в новой будке, Санька-маркировщик теперь сторожем, но без моих орлов - непривычная обстановка.

Ленуся, помнишь, как ты обрадовалась? Когда девчонка радуется, а виду не хочет показать - вдвойне трогает. Потому что радость у нее даже из ушей тогда выпирает, не говоря про глаза. Мне неловко стало - сам-то ведь знал, что увижу, и за дорогу свою радость слегка подрастряс. А для Ленуси - сгинул и вдруг - воскрес, еще и кило масла под мышкой.

Короче, Володя минут через тридцать нарисовался. Эх, не надо было мне по Вишерогорску среди бела дня шляться! Не инстинкт же у парня, в самом деле?

Познакомились, погутарили о нейтральном. И - уехал он, еще руку мне пожал. С Ленуси веселье слетело, конечно. Плохо, что опять с ней наедине стоял, возле будки (не при Васильиче же ворковать!).

- Ой, что он теперь дома начнет!..

- А чего ты его не прогонишь до сих пор?

- Куда прогонишь? Мы же в его доме и живем с матерью.

- Тьфу ты, вот попадалово. Ну, не горюй, Ленусь. Хочешь, масла возьми полкило?

Засунешь ему в грызло, если лаяться будет.

- Да он не лается... Отрежь кусок. Нет, полкило не надо, грамм двести.

Больше не виделся никогда с Ленусей, через день только письмо ей с орлами передал. Мол, приглашение в силе, приезжай в Питер хоть одна, хоть с Володей, адрес написал, как проехать. И ответ получил. Потерял подлинник, да и не было там ларинских красот, чтоб беречь. Володька ей два зуба вышиб ("Теперь улыбка позорная"). Из Чалдонии, чувствует, никогда не выберется, мол, не судьба. "Лучше ты, если сможешь, приезжай опять". Вот деваха! И зубов ей не жалко. Ну нет, я не изверг, не поехал. И так здесь к двадцати пяти все с железом во рту, смотреть страшно.

XXI

Можно учредить конкурс, призовой фонд - "мерседес". Один-единственный вопрос:

"Чем хорошо начало весны в тайге для приемщика древесины?" И никто не ответит, сам и укачу на "мерседесе" (в Серебрянку, конечно, - давняя мечта). Ведь что в голову приходит: на тетеревиные бои полюбоваться? Их и все видят, не только приемщик. Пока до делянок едем - два-три ристалища. Солнышко уже загарное? Так в середине весны еще подбавит. Нет-нет, все не то.

Что же тогда? А вот: начало весны - единственное в году время, когда по тайге можно как по парку гулять. Летом - валежник, папортник, не продерешься. Зимой - только на широких лыжах, но их нет, а и были бы - отметут: куда это наладился?

Зато в начале апреля каждое утро - два-три часа - великолепный наст: гуляй, не хочу.

Пытались меня волками запугать, какая-то тут разновидность: рыжие, помесь с собакой. Ни огня, ни тракторов не боятся - помельче, правда, обычных. Но это в голове не укладывалось: чтоб меня волки съели - не хватало воображения. Поэтому не слишком боялся, хотя топор брал, для самоободрения. А волки тоже не дураки - лосей кругом немеряно, не сравнить же с зэком по калорийности.

Памятная весна! Одна за другой - три эпохалки: новая любовь, школа заработала и Чернобыль рванул. По значимости - в убывающей перечисляю. Может, и вовсе бы Чернобыля не заметили, но Игорек, наш с Гариком семьянин, - киевский, оттуда посылки получает. Потому вникаем: так ли безвредно всё, как по телеку уверяют? Или с рентгенами тушенку хаваем?

Ловим голоса, откуда еще и дознаешься. И выясняется: да, с рентгенами. Потом уже и наши разоткровенничались, но пару посылок мы приговорили к тому времени. У Гарика от мнительности утренние эрекции прекратились; переполошился парень, клянет мирный атом. У Кальтенбруннера выклянчил пару див, для эксперимента.

- Всё, Леня, завтра сяду под березкой, сосредоточусь, а если нет - на той березке и повешусь, - с пафосом, на слезу бьет.

- Брось ты, Гарик, мало ли других радостей, - подыгрываю.

- Радостей много, а перец один. Ты мне что предложишь: стихи писать?

- Зачем сразу стихи? Можно прозу.

- Ты мне хоть одного импотента-прозаика назови. Может, вы изучали в Герцена? Не Толстой ли?

Нет, Толстой не годится для утешения. Поставил в тупик. Не могу припомнить.

- Видишь, все к одному: не жизнь без перца.

- Ну, хоть записку оставь: "В моей смерти прошу винить сержанта Доноса". Может, переведут гниду. - У нас на зоне, под Питером, в мою бытность четверо с собою кончили - и хоть бы один с пользой для дела. Только о себе люди думают.

- Сделаю, ладно.

Но, увы, не удалась подляна для Доноса: сработали кальтины развратницы.

Зато к "Голосу Америки" мы пристрастились. Работяги посапывают всеми отверстиями здоровых организмов, а мы выцеживаем по ночам клевету из шуршания, проникаемся.

(У нас радиола - старинная, с зеленым глазком. И пластинки есть.) Не до глубины пробирает, правда. У них тогда на "Голосе" в отделе кадров наш диверсант работал. Для русского вещания всех сотрудников с еврейским выговором подобрал - всерьез они не воспринимались. Но забавно слушать, как злопыхают отщепенцы.

Даже про наши края однажды шипели, про соликамский БУР, "Белый лебедь" знаменитый. Игорек-то сподобился, побывал там. Канюка пристроил на месяц, в прошлом году.

- Чтобы тебя под мореный дуб, Омельченко. Иначе опять поедешь.

Нет, хватило месяца, дошел до указанной кондиции.

- Я тогда одним спасся: мне мужики хорошего кобеля заколбасили. Недели две его жрал - зима, не портится. А так бы крякнул, думаю.

Ну, про кобеля по "Голосу" ничего не говорили, у них там другой стиль: "узники", "томятся", - но все равно приятно: и провинцию вспомнили, не только московских жидков. Но в основном - о них, с ними, они. "Голос Америки", одно слово.

Берут интервью у очередного:

- В чем, по-вашему, причины нынешнего кризиса в России?

- Бога забыли.

У самого один храм - ОВИР, но радетель веры, как же! Ничего мы не забыли, вот Он нас - вполне вероятно...

- Лень, а вас в институте учили, как детям трактовать?

- О чем?

- О религии.

- Нет, зачем.

- Как? Вы же бойцы идеологического фронта.

- Дети об этом не спрашивают.

- А вдруг - завяжется базар?

- Не знаю. Я на практике "Школу" Гайдара проходил...

- Да-да, помню. Пацан замочил кого-то. А потом его кента зашмаляли...

- Ну, Чубука. Так что - откуда базар? Там ясно всё.

XXII

Прислали, наконец, бумажку из деканата, и вот - учительствую. Разумного, доброго целый воз накопил - раз в неделю тащу его в массы. Массы мои пока что - два местных паренька. Еще зэков должно быть с десяток, тех, кто восемь на воле не успел, дела замотали. Но их и тут дела заматывают - почти не ходят ко мне.

Причины - сплошь уважительные, да и труд - лучший учитель, я не в обиде.

Местные же эти - ребята простые, но любознательные:

- Кто Пушкина убил? Лермонтов?

Стало быть, база есть: слышали про обоих и что со стрельбой как-то связано, - не с нуля начинать. (Не так уж невероятна, кстати, их версия. Для меня вот куда невероятнее, что Толстой с Достоевским только раз в жизни виделись, но - факт, приходится верить.) Рассказал про Пушкина, выслушал комментарии. Не в пользу Сергеича. Основной аргумент: сучка не захочет - кобель не вскочит, чего он к Дантесу прицепился.

Жену надо было отбуцкать. (Знакомая логика: меня весь срок так же попрекают.) Лермонтов тоже сочувствия не вызвал своей дуэльной историей. Тут я как бы современников выслушал - и те ведь не читали ни строчки, судили безотносительно к поэзии, непредвзято. Сложнее с Гоголем: никак не хотели мне верить, что просто голодом себя заморил.

- Почему?

- Потому что поп на него накричал, - явно не объяснение.

И завязалось-таки, о чем Гарик предупреждал, соскользнули на зыбкое. Слово за слово - и:

- Что такое Библия?

Гм. Методички нет. Как растолковать?

- А сами-то что слышали?

- Это... Ну, там объясняют, что такое добро, что такое зло...

Лет через шесть, когда нахлынули на Россию миллионы Библий, - мне было немного жаль, что отнимают мечту у народа. Так верилось, что есть книга с ответами на все вопросы, но - спрятана, за семью замками держится, как и положено такой книге... И вдруг, вместо последней правды - Авраам родил Исаака. Да еще мелким шрифтом. Это уж я свое, детское, приплетаю. Думалось, что в Библии - и буквы с колесо.

Короче, не стал я им ничего жевать. (Не занудствовать же: мол, о добре и зле - каждый сам пишет, не словами... Но на будущее, на всякий случай - не всегда ж меня будут сразу после "Школы" гайдаровской арестовывать - сочинил пару глубокомудростей. Чтоб ни к чему не обязывали, но исчерпывали тему, если речь зайдет. Кто сомневается, что у книжки есть автор? Хоть у тех же "Мертвых душ", например. Нет такой проблемы. Вопрос в другом: читают ли эту книжку? Или только "проходят"? И с миром - так же: конечно, есть Творец, - за читателями дело. Но последний интерес даже не в том, верим мы или нет, - верит ли Он в нас - вот в чем главное.) Вернулись к Чичикову. Долго вычисляли, под какую статью он бы сейчас попал.

Разные предлагались варианты, зато сошлись, что на зоне бы он каптерщиком устроился и председателем секции был бы, наверняка.

Слава богу, что в этом году, поскольку школа всего два месяца функционировала, выпускных сочинений не потребовали с нас. Но на следующий год (забегая вперед) - пристали с ножом к горлу. И мы со Светой Ивановой, моей вольной коллегой, чуть меняя наклон почерка, сами накатали за всех. Ничего, проскочило. Даже Мишане Лебедеву аттестат выдали. Но подписываться парень так и не научился. До десяти считать - уже почти не сбивался, а это - нет, не одолел. Ну, не каждому дано, да и надобности особой нет, только бюрократию разводить с этими подписями.

За день до звонка пошел я в штаб.

- Дайте справку, что я два года учительствовал (думал, для восстановления пригодится).

- Мы, Ленчик, - Макокин хихикает, - можем тебе написать, что ты и космонавтом здесь был. (А что? Неплохая идея. И похоже: невесомость эта, удаленность... Надо было соглашаться.) В РОНО поезжай, они оформят.

РОНО - в Красновишерске, все равно по дороге, ладно. Заехал, когда освободился, улыбаюсь коллегам (я первый день всем улыбался, как дурачок) - так и так.

- Ну, как же, знаем, знаем. Посидите пока.

Штампанули мне справку - загляденье. Как печать увидел - сам поверил, что учительствовал всерьез, зауважал себя. Чем не Макаренко? Сказал теткам спасибо сердечное и - домой. Но не пригодилась справка: и без нее восстановили.

XXIII

Еще до тюрьмы, студентствуя, был озадачен, а тут и вовсе замучился: вот, понимаю ведь, что внутреннее пространство филолога и, скажем, сучкоруба разнятся, как интерьер Зимнего и курной избы. Последний, грубо говоря, онтологичнее. Потому так напряженно вглядываюсь: что, есть там свет, или это одно художество, барственная придурь - наши плафоны? На воле-то от случая к случаю, а здесь ежедневно десяток пролетариев выслушиваю, не прерываю, даю излиться...

Мрачновато.

Бляди, бухало - у тех, кто помоложе. За тридцать - уже только бухало. И сколько раз мне:

- Ты хоть напивался? - сочувственно, как бельмоглазому: "Ты солнышко видел?" Видел я их солнышко, но провоцирую иногда: нет, мол, текучка заела, не довелось.

Еще хуже - перестают всерьез воспринимать. Замыкаются. Как засветившийся шпион себя чувствую. Подозреваю, что негодуют в душе: ведь жизнь человеку дается один раз... (Вслух нельзя: от меня зарплата зависит, зачем отношения натягивать.) Тактично переключаю на баб, но тут совсем не то воодушевление. Геша Гончар и вовсе афоризмом отрубает: "Рожденный пить - ебать не может> . Но и те, кто подхватывает, - не цветисты: чердачно-подвальные случки, лярвы, шалавы, триппер

- небогатый репертуар. Самое поэтичное из услышанного:

- На дискотеке познакомились, пошел провожать. Шершавый свербит, а зайти некуда

- у нее и у меня предки дома. За какие-то гаражи ее заволок, обоссано всё. Полез под юбку - она кудахчет: "Я не такая, я не такая!" Да вы все не такие, упрись покрепче. Вдул, шмыг-шмыг - и правда, девочка. Трусняк в крови, она плачет.

Довел до дома, завтра увидимся, говорю. А назавтра, по трезвяне, увидел ее - так стыдно стало - даже подойти не смог. Ну, что я ей скажу? Нет, не люблю целок, - это Гешин тракторист, Ваня Щелкунов рассказывал. Красивый парень, кепка-восьмиклинка с лаковым козырьком и на трелевщике джигитует - любо-дорого.

Еще и утонченная натура, оказывается.

- И что, не встречались больше?

- Почему, встречались. Ее через месяц уже все подряд драли. Стрекотала, как швейная машинка. Но меня потом посадили скоро, я второй раз не успел.

Наши с Ванькой тропки вскоре скрестились, а пока - я декламировал мысленно:

- Девчата! Все равно из вас ни физиков, ни лириков, ни даже трактористов приличных - да и не к тому вы назначены, - так посерьезней хоть к единственно ценному в себе! Ну да, к мохнатке этой, к полу, будь он неладен. Под музыку, что ли, с толком, с расстановкой. Зачем эта пачкотня торопливая? Особенно первый раз?

Вот у древних было правильней поставлено (не повсеместно, но существовал такой обычай): опушилась девка - к изваянию бога вели и на каменный фалл ее, голубушку. Дескать, потом как хочешь - а это святое, нельзя на самотек.

Понимали: если первый был бог - так и со вторым кое-как не захочется.

Много чего древние понимали. А нам недосуг. Жизнь, говорит, дается один раз.

Некогда понимать, надо пошалить успеть (это мне, несмышленышу, Гарик постоянно внушает). Да все какие-то шалости скучноватые: ну, понаделал дырок, напрыскал где надо и не надо, насморков нахватал. Дальше? "И в борьбе с зеленым змием побеждает змий", - дежурная шутка у Гарика. Смешно. Но не так уж весело.

Впрочем, этот как с Надюшкой на нижнем складе: проповедуй, не проповедуй - одним кончится. Гуру из меня никакой. А главное - ничем не лучше поучаемых.

Знаю, дошел, открыл, испытал по-настоящему веселые шалости, а все-таки посмертия побаиваюсь - именно как скучищи. Точь-в-точь сучкоруб. Тому непредставимо без водки, и мне без привычных услад: чем же я там заниматься буду? На чем оттягиваться? Ангелы молчат, но и я - ведь не возразил никогда алконавту:

- А ты хоть одну строфу сочинил? - тот бы за издевку принял. Вот и ангелы не решаются - сам добирайся.

XXIV

Напустился на неэстетичные дефлорации, но ведь и умираем - тоже бездарно, как попало. А это ли не ответственное дело? Взять хоть Толяна. А Юрок Воронин? А Лебедиха? А Эля, Римкина сменщица? Как-то связано это: если одно тяп-ляп - так и другое будет не краше.

Осенью в Серебрянке дороги глубже речки, думалось: что-то весной случится? Ведь бирма по сторонам двухметровая - когда расквасит ее, трелевщиками, что ли, машины тягать? Слава богу, не завгар, вчуже озабочен, но интересно.

А оказалось - ерунда, стаивает вмиг, неделю солнышко - и готово, до полколеса жижи всего, трехмостовкам нашим - плевое дело.

Вот автобусу - хуже, хоть и северный вариант, с усиленным передком (мы с Кальтей, помню, каламбурили по этому поводу, насчет передка, то есть). В самый-то непролаз нет с городом сообщения, в Вишерогорске мост разбирают, чтоб не снесло ледоходом. Но потом налаживают паром, и у нас рейсовые дни возобновляются. В основном девчата ездят - по делу, без дела, но - тянет:

цивилизация все-таки. Даже аэродром есть (каждый день "аннушка" до Перми). Да мало ли чего: поживи в тайге - и хрущевка за небоскреб сойдет. (Моего земляка занесло как-то в кудымкарский изолятор. Питерских и вообще недолюбливают - живем без талонов, суки, и еще власть поругиваем - а тут чуть не опустили.

Раскричались: фуфло двигаешь! Это он про разводные мосты рассказал. Чудом отмазался - баландер знакомый прошустрил газету с фоткой. Больше земляк мой не занимался просветительством. Понял, что и вправду мы далеки от народа. И у меня, помню, пожилой станичник все допытывал: рукомойники у нас в Питере на дворе или в хатах? А сам я? - Всего-то три года в командировке, а как в метро заходят - забыл, вылетело напрочь, сейчас даже не верится.) Стало быть, протянул Кальтенбруннер ходовую, выжимной подшипник заменил - рейс так рейс, пусть девчата разомнутся. Немного и собралось в этот раз - человек пять. Лебедиха с Надькой, Катя Богданович, из зэковских жен кто-то. Я потом со всеми разговаривал, спрашивал: не екнуло ли у кого? Хоть и глупо задним числом дознаваться: соврут - не проверишь. Но нет, никто не беллетризировал: мол, у меня сапог два раза слетал, а я сумку дома оставила, пришлось вернуться, - обычно все было, как всегда. (Меня раздражает эта ленца, недобросовестность Фатума: кому и зайцев через дорогу напустит, и зеркал наколотит - вовсю старается. А тут, видишь, молчок. Дескать, обойдутся: подумаешь - зэк да шалавы таежные, зайцев не наберешься на всех...) Поехали. Оля впереди села - тянуло ее к Кальте: единственный из гаража, кто не притиснул ни разу, даже обидно. Заинтересовалась, какая у Федорыча жена. Кальтя отбрехивался односложно. В самом деле, вот уж с Лебедихой никак бы не стал свою половину обсуждать. Но вежливый дядька, оборвать не может, хоть и коробит всего.

У восьмой ветки (это ответвление от магистрали к лесосекам) Кальтя притормаживал, минут пять ковырял что-то. (Нет, это за перст нельзя считать, халтура это, а не перст. Ведь не на час, не на два застряли.) А дальше - без приключений до самой аварии.

Километров пять не доезжая Говорливой - из-за поворота < Краз> . И разъехались бы, эка невидаль - лесовоз в тайге, но, видно, Кальтя страхануться решил, показалось, что царапнет его коником. И отвильнул-то маленько, но - скользнул, заюлил - и кувырк под горку. Один оборот всего сделали - там не слишком круто было. (Хотя девки постепенно в рассказах до трех довели.) Никто даже испугаться не успел. И целы все остались кроме Оли. Ее в лобовое выбросило и контузило, наверно, потому что погибла она не от травмы, а - захлебнулась. Лицом вниз в жиже лежала, головы почти не видно. Кому суждено утонуть, того не повесят - восточная мудрость. Непонятно только - утешительная или злорадствующая.

Олю положили на обочине, Кальтя зачем-то ее шапочку все искал, а Надюшка кричала без выражения:

- На хуя ты стал поворачивать? На хуя ты стал поворачивать? - вроде истерики что-то.

Погибни зэк - самое большее Кальтю бы просто закрыли на зону, досидел бы свои полтора, с гаремом нигде не страшно. Но тут - полноценного человека не стало, нельзя без последствий. На экспертизе выявили алкоголь в крови (не докажешь ведь, что позавчерашняя бражка) и приплюсовали виновнику. Если жена ровесница - как раз до пенсии ей дожидаться.

ХXV

Каждый, конечно, задавался вопросом: а все-таки, при всем при том - почему мы еще не выродились? Любой специалист по евгенике подтвердит: этих миллиардов декалитров спиртного генофонд никакой нации выдержать не может. А вот поди ж ты

- у нас в Серебрянке всего один дебил, да и тот, если счет и письмо не затрагивать, не глупее среднего американца. Парадокс? Мистика? - Суровый материализм: действительно, давно бы согнали нас в резервацию и шустрили бы на наших просторах расторопные азиаты и хваткие скандинавы, когда бы не ГУЛАГ. Увы, не повезло этому слову, и само по себе оно - с двумя гадами по краям - малосимпатично, но факт: тюрьмы, зоны, поселения - это же заповедники трезвой спермы! (Относительно, конечно, - нет в мире совершенства.) Вполне Отец народов кликуху свою заслужил. Не берем воплощение, уже все тут сказано, но идея-то - блеск! Не какой-то там смехотворный сухой закон - только бандитов плодить.

Всегда иметь в государстве два-три миллиона мужиков, практически (сравнительно с волей) не пьющих по 3-5-10 лет! - Смогли же, добились, ввели в русло - без максимализма ненужного, без перегибов, в границах реального (десять миллионов с четвертными на ушах - это романтизм: впечатляет, но уводит от жизни).

Сейчас, с высоты творящегося бардака, особенно очевидно: мой народ должен сидеть. Не знаю пока, как это устроить, но колония-поселение даже с эстетической точки зрения - оптимальный вариант. Уж не говоря про грубые резоны:

все при деле, не озорничают, денежки на лицевых накапливаются...

Осекаюсь: не изуверствую ли? Мужиков - на шконки, девок - на каменный фалл...

Нет. Размозжить нас в этническую слизь - вот изуверство.

Впрочем, опять я отвлекся - накипело. Но не в сердцах сказал, в полном сознании.

И себя никак не исключаю: такому, как я, - родившемуся без особой специализации, просто одобрительно смотреть на мир, радоваться его удачам, сочувствовать промахам - в Серебрянке самое место. На зэковском берегу, разумеется. А что? Ни к кому чересчур не привязываться, но во всех понемножку влюбляться. Надеяться на чудо помиловки, но спокойно и грустно знать, что конец срока все равно придет - и дома тебя ждут. Никакой политики: политика - ментовское дело, а ты только щемить себя не давай. И - главное! - никакой ответственности - даже за принимаемые кубы: сплав все спишет!

Не могу вообразить лучшей доли.

Однако с кубами технорук что-то заподозрил - решил ревизию послать. А я-то - да, накидываю мужичкам, если до рупь на рупь не хватает. (Не бескорыстно, как и другие приемщики.) Не лихачу, но, строго говоря, срок уже можно вешать. Грозные же ревизоры - это главбух со счетоводом, то есть Любка с Нинон. Двадцать штабелей должны переточковать и нас, уголовщину, вывести на чистую воду.

Механизм ревизии прост: Нинон цифры с торцов кричит (это мы ставим, приемщики, - диаметр каждого хлыста), Любка записывает. Но штабеля здоровенные, явно за день не управиться. А радости большой нет - и назавтра по жиже чавкать. Поэтому решили рационализировать: цифры пусть приемщики кричат, а ревизорши обе пишут. Вместо одного - сразу два штабеля в обороте. Ну, мы и накричали цифр - боюсь, переусердствовали. Как потом узнал - кубов триста лишку получилось. Технорук рукой махнул, матернулся, - но ревизий больше не засылал.

XXVI

Из дальнего угла барака - восторженное:

- Писечка - як ягодка! Як черешенка! - опять Сухоненко свою терпилу расписывает.

Десятый год за этим занятием, а всё новые краски находит, нимфоман.

- Хоть знает, за что чалится. А тут за растоптанный башмак восемь лет кувыркайся, - печально, но без надрыва комментирует Игорек.

Семь лет уже позади - что ж теперь надрываться.

Не в моих правилах преступное прошлое ворошить, но в том-то и дело: у Игорька его нет. (К чести нашего судопроизводства начала восьмидесятых, из примерно двухсот откровенничавших со мною - это всего лишь второй случай кристальной безвинности. У остальных - хоть нос разбитый, хоть двугривенный - но фигурировали.) 117-я вообще - растяжимая статья (как ей по содержанию и положено), и родные жены мужей по ней упекают. Игорька же друган к своей знакомой затащил. Выпили, порезвились, и вдруг - законный нагрянул. Ну, штанишки надели, распрощались - культурно всё. А вечером - повязали обоих: пассия заявление накатала. Муж ли заставил, или сама инициативу проявила - неважно это, хуже другое: в первый же год друган помер на зоне. От тифа. У них там эпидемия была, Игорька тоже скрутило, но - выкарабкался.

Родители подельников дружили до этого, но тут - у той матери свихнулось что-то.

Одна статья, один срок, на одной зоне - но чужой выжил, а мой нет. Каждый месяц стала звонить предкам Игорька, осведомляться: "Ваш не умер еще?" Года два доставала, потом только успокоилась.

- Мне недавно старики написали об этом, я и не знал.

- А что, друган-то твой - один у нее был?

- Ну. Она и от армии его отмазала... А тут - даже могилы нет. Конечно, крыша поедет.

- Почему нет?

- Так не выдавали тела-то.

- А много перемерло?

- Да нет, не очень. Человек двадцать. Один все плакал, пока в сознании, - месяц до звонка.

- А твой?

- Нет. Он не верил, что умирает. Он первый был, еще никто не крякнул. После него и сказали, что тиф.

К 117-й возвращаясь, два замечания. Во-первых, за четвертую часть положено пассажиров опускать. И когда-то соблюдалось неукоснительно. Но в восьмидесятых гнилой ветерок либерализма уже повеивал в уголовной среде, уже начинали сквозь пальцы смотреть - увы, увы. Вон, пожалуйста, Сухоненко со своей черешенкой. Не отсюда ли и пошло по всей стране расшатывание устоев?

А во-вторых, по первым трем частям - сколько ни видел - все как на подбор:

гвардейцы! Матушка-императрица - любого бы в полковники, за один вид! Черт его знает, здесь буксую: как это получается? Ведь при таких статях - только свистни

- шалавы гирляндой нацепятся. Да, может, как раз поэтому: не привыкли к отказам.

Так что публичные дома, конечно, дело нужное и полезное (всё легальное лучше нелегального: бляди, гомосеки, коммунисты) - но не снимут они проблему.

Насиловали и будут насиловать.

Провоцировать не надо, вот что, девчата. Ну, и там - каратэ, у-шу, каблуком по яйцам - осваивайте потихоньку. Только не увлекайтесь чересчур. Все-таки мужики - это условный противник, не враг номер один.

Кстати, как у древних было с этим? - А у них не стояло так остро в мирное время.

Да-да, 117-я - обратная сторона женской эмансипации. Посеешь, как говорится, ветер...

Ничего, бабоньки. Скоро мы сопьемся все, сами же будете ностальгировать:

- Вон, деды ваши - никаких эректоров, силком, бывало, брали, кипела кровь!

Богатыри - не вы!

XXVII

Раньше думал: люди не добрые и не злые, а такие, какими их заставляют быть.

Потом понял: это меня так заставляют думать. А вот управленские чины с непоколебленным марксистским мировоззрением так и уверены, что зэк при каждом удобном случае должен жрать собак, пить одеколон и заниматься активным гомосексуализмом. Бытие заедает сознание.

Но не все так просто, увы. Что, если пассажир вегетарианец? Аллергия на одеколон? И, наконец, не стоит у него на юношей? (Случаются такие казусы.) Нет, ни о какой табула раза не может быть речи. Конечно, определенным усилием можно в себе подавить врожденное отталкивание - или предрасположение, но это будет внутреннее усилие. Обстоятельства ничего не решают.

Но вернемся к собакам. Верхний склад - не нижний, из деревни гуляш не подманишь.

Приходится самим разводить. У Геши в будке подрастали трое: Альма, Малыш и Мишка

- все разной беспородности, но одинаково умилительные. Воспитание по избытку досуга - я взял на себя и оттого лучше знал их природные задатки. Первый шаг - приучение к опрятности. Едва щенок напустит лужицу его следует повозить в ней мордой и выкинуть за дверь. Малышу потребовалось четыре урока, Альме - три.

Мишка же все понял с первого раза - так началась наша дружба.

Я не ошибся в нем: не было пса умнее Мишки в вишерогорском леспромхозе, а может, и во всем Красновишерском районе! По экстерьеру же - что-то среднее между лайкой и овчаркой, черный, с белоснежным жабо - красавец! (Толян бы причмокнул:

сторублевый малахай, как минимум!) Только Мишку - когда он чуть подрос - я брал с собою на прогулки, с ним ходил принимать у других бригад; однако он свою привязанность делил строго поровну между мною и Гешей. Как определил, что Геша - бригадир, - не могу сказать. Но всех прочих: сучкорубов, огребщиков, тракториста с чокеровщиком - щенок игнорировал. Однажды мы с Гешей, разойдясь метров на пятьдесят, стали хором звать к себе Мишку - жестокий эксперимент, но хотелось выяснить: кто же для него главный? Кончилось плачевно - в буквальном смысле: стал припадать на живот и рыдать - только что слезы не катились. После чего мы сошлись единодушно: этот - не мясной.

Видимо, Мишка угадал наше решение, потому что начал сторониться Альмы и Малыша, я бы сказал - слегка презирать.

Сойкин, забредя как-то, полюбопытствовал огульно:

- Ну что, скоро котлеты из них?

Наверное, именно тогда всех людей в форме Мишка зачислил во враги. Это обернулось роковым исходом для лесных собак, и я не одобряю такой юношеской горячности. Знай про себя, что ты не мясной, но ведь на лбу ничего не написано, а человеку в форме свойственно ошибаться - еще древние подметили.

Впрочем, и Альма, и Малыш были по-своему очаровательны. Малыш - прихотливая помесь таксы с ротвейлером (хотя ближайшие таксы и ротвейлеры за шестьсот километров, в Перми) - приземистый, кривоногий, мускулистый. Альма - тонкомордое субтильное существо, буря эмоций, море любви - ко всей бригаде без разбора.

Утром - первая мчалась навстречу - и не выдерживала напора чувств, шагов за десять валилась на землю, пела, кувыркалась, снова вскакивала, неслась. К нам специально приходили - посмотреть на цирк. Была, правда, у нее малосимпатичная привычка: обожала говно подъедать.

- Это ей витаминов не хватает, - уверял Ваня Щелкунов.

Но и в зеленую пору, в таежное многотравье - продолжала извращенно гурманствовать, несмотря на все окрики и пинки. Вероятно, и Малыш был не без греха, но того выручала мужская сдержанность - никогда не лакомился на глазах.

Мишку же - стоит ли говорить - навсегда отвратило первое "Фу!" На любое повышение голоса он реагировал мгновенно: если ты стоял - подбегал и утыкался в ноги, если сидел - клал тебе лапу на плечо и норовил лизнуть в щеку. На прогулках постоянно загонял на дерево белок, поджидал меня, сперва удивлялся моему охотничьему равнодушию, потом уже просто бежал дальше: дескать, я знаю, мы не на охоте, но мое дело - поднять белку, а как с ней быть - решай сам...

Первым съели Малыша. Любовь, любовь погубила парня - вполне бы еще мог месяца три радоваться жизни, нагуливать вес. Но в конце мая он уже достиг половой зрелости (все метисы более ранние в этом отношении). "Кипит и стынет кровь", - так сказал поэт о злосчастном состоянии, побуждающем убегать на другие делянки в поисках приключений (у Альмы еще не было течки). Первая самоволка длилась три дня, другая - неделю. И никто в бригаде не был против любви, беспокоило вот что:

запросто могли нашим Жуаном пообедать посторонние, чужие люди. А допустить такое

- значило свалять дурака, даже хуже - сделаться мишенью тайных насмешек. В лесу

- за отсутствием развлечений - процветал нелегальный спорт: сманить и заколбасить соседскую собаку. Открыто - по джентльменскому соглашению делать этого было нельзя, но тем упоительнее триумф!

И вот вернувшегося исхудалого Малыша зачокеровали, привязали возле будки, - с тем, чтобы вечером объявить приговор. Мишка сразу догадался об участи друга детства - и ушел в лес. А жизнерадостная Альма прыгала вокруг, приглашая разделить ее восторги. Но Малыш был хмур и задумчив. Первый раз на веревке - это должно что-нибудь значить. И значить недоброе. Потом - эти взгляды, эта отчужденность в лицах... Да, часа за два до эшафота Малыш обо всем догадался. Но перегрызть веревку и спастись, видимо, посчитал ниже своего достоинства.

Последние два часа жизни он только скулил и подвывал, иногда поднимаясь до душераздирающих нот. Посильнее "Фауста" Гете - по крылатому выражению. Нет, не сумел умягчить судьбу - но и не затем ведь мы воем, не всё так утилитарно в мире.

Ведро с Малышом Геша поставил в ручей, подбежавшая Альма отказывалась верить своему носу: пахнет приятелем, но что это - вместо? Однако - пришелся по вкусу:

умяла требуху, облизнулась. "Двое стали одна плоть" - эх, слабый пол! Ничего святого для вас...

ХXVIII

Что ж, Малыш пал жертвой страстей - не худшая доля. Альму же подвело женское пристрастие к собственному отражению. Неподалеку, в логу, ручей разливался зеркальной гладью - и там, мордой вниз, Альма простаивала часами, иногда торкая лапой поверхность и отскакивая от помутившегося образа.

Боюсь, не только я наблюдал эту сцену, потому что однажды не вернулась и под вечер. А когда не выбежала встречать нас на следующий день стало ясно:

сварили.

В Гешиной бригаде, по понятным причинам, Альму уже давно исключили из будущего меню, то есть лишились ребята не калорий, а любимицы. И потому решили дознаться

- кто? Дело почти безнадежное, если только не наткнуться на явные улики: шкуру, голову - но ведь никто не оставит возле будки такое палево. Да и найди нехристей

- что им предъявишь? Ну, поймали, ну, съели - так ошейника ж не было, кто ее знает - чья? Словом, Геша с Ванькой только переругались со всеми, пригрозили зарубить по выяснении.

Но даже этого не исполнили, когда все-таки всплыло случайно. По пьяне проговорился сучкоруб соседский: бражничали они, а занюхать - только муравьи. (В банке всегда их на дне - слой, наползают, пока зелье доходит.) Вот и предложил кто-то: дескать, знаю, тут рядом - возле ручья - мировой закусон бегает...

Ванька, правда, сначала собрался щитом трелевщика будку им сковырнуть, но остудили его, уладили полюбовно, на бражке же и сошлись.

Хоть за Мишку было спокойно - этот чужим никогда бы не дался. Однако беда не приходит одна: нанесло в лес полковника Броуна, начальника Управления.

Неизвестно - поохотиться он приехал и заодно заготовку серебрянскую посмотреть или наоборот - но ни то, ни другое ему не понравилось нынче. К нашей будке он подошел уже в хорошем градусе самодурства, Сойкин сзади семенил. Геша с пилой возился - не заметил.

- Так, почему не в пасеке?

- Норма есть уже, гражданин начальник.

- Норма! Газеты читаете?

- Редко, гражданин начальник. Некогда.

- Замполит ваш плохо работает. Ускорение сейчас. Не щадя себя. О нормах забыть.

Понятно?

(Да, менты так тогда трактовали: хлеще, мол, погонять надо, гайки закручивать.)

- Понятно, гражданин начальник. Сейчас звездочку поменяю - еще подвалю.

- А это у тебя что? - на Гешины ноги. Тот босиком, сквозь грязь на одной ступне

- наколка: "Куда идешь?" - Что на левой?

Геша правой пяткой расчистил сакраментальное: "А вас ебет?"

- Фамилия?

- Гончар.

- Выжгешь. Проверю.

- А можно, я лучше носки наколю?

И тут Мишка подбежал, обнюхал полковничьи сапоги с ворчанием. Броун слегка пнул его в морду - хорошо, я фукнуть успел, но все-таки рыкнул Мишка, ощерился.

- Откуда собаки в лесу? - Сойкину.

- Да это... не знаю...

- Развели псарню. Еще раз увижу - пеняйте на себя.

Этим же вечером специальным рейсом Сойкин с молдаванами гонял в лес отстреливать друзей человека. Шесть штук положили - дело немудреное, собаки сами подбегают.

Но Мишку мы увезли в деревню, пристроили в одном дворе - пока гроза минует.

Навещали ежедневно, подкармливали. И вот - на что уж умный пес - а никак не мог понять происшедшей перемены. Ничего не жрал почти, шерсть потускнела, бока запали. А как объяснить? Наверное - навещать не следовало, тогда бы привык к новым хозяевам, смирился. Но мы-то рассчитывали забрать через месяцок. Вот и довели бедолагу.

Утром бригады везут в лесосеку, машина мимо двора - Мишка в крик, мечется.

Вечером обратно - то же самое. Недели две так прошло - и в один прекрасный день

- всё: молчок.

Ну, успокоился, значит, - нам с Гешей даже обидно стало. Говорят, собаки годами тоскуют - фуфло оказалось.

Нет, не фуфло: повесился Мишка - вот и молчал. То есть утром, без воя, сиганул через забор. Перепрыгнуть - перепрыгнул, да так и завис веревка-то удержала.

Не надо было на такой длинной привязывать! Мне иногда подумывается: не рассчитал ли он все заранее? Ведь мог же перегрызть, невелика хитрость!

Впрочем, так и лучше: рано или поздно все равно бы зарубить пришлось, чтоб менты не застрелили зря.

XXIX

Сплав начался как всегда, когда вода стала спадать, - всё не поступала команда из Управления. Начинать же по своему почину в нашей системе не принято - сверху виднее. Серебрянка неправдоподобно разбухает на считанные дни, потом стремительно мелеет - и Гешину бригаду бросили на проплав: почти посуху доволакивать застрявшие баланы до Вишеры. Это, в общем, задача выполнимая (для зэков нет невозможного), но все равно миллионы кубов не доплывают по назначению.

И у Вишеры, и у Камы дно в несколько слоев устлано топляком.

Наверное, отдаленное потомство, исследуя русла наших пересохших рек, примет их за дороги и подивится: смотри, как мостили древние! Не жалели трудов! И наверняка извилистость изучаемых трасс вызовет бурные споры археологов: что было в этом - подлаживание к рельефу? Экономический расчет? Особенности национального менталитета?

И только мои записки примирят сцепившихся интеллектуалов. Нет, мы не мостили дороги! Мы сплавляли лес. Но дороги у нас все равно кривые - рано помирились, продолжайте дискуссию.

А вот мне перекинуться не с кем. Гарик в Вишерогорск укатил по делам. Игорек на сплаве. В лесу всего две бригады оставлено - и я при них. Брожу по вырубам, созерцаю весну. Плохо, что не присесть толком - на земле сыровато, а пни все в соку, прилипаешь. Еще зимой деревья спилены, а корни качают, качают кровь - завидное свойство!

Хоть и выруба - а повеивает жизнью. Вон, две влюбленные бабочки исполняют знаменитое "крылышкуя", причем кавалер с элегантной небрежностью копирует пируэты партнерши... Но что бабочки! - Такая пора: щепочка не щепочку вспрыгивает.

Это Геша недавно на разводе обобщил философски. Поводом, помню, Орлик стал, полуслепой коняга, всегда мирно пасшийся по утрам возле штаба. А тут - коров мимо него пастухи погнали. И вот - кто бы мог ожидать встрепенулся старичок, напрягся, вывалил свою благодать чуть не до земли, заржал...

- Орлик, делай! - это зэки, в двести харь, почти хором. Даже коровы приостановились - а вдруг повезет? Но, видно, мы своим криком спугнули вдохновение: втянулась колбасятина, Орлик - снова за травку.

Потом еще до самой лесосеки мужики обсуждали: а что, может конь корове задуть?

Или это так Орлик - сослепу понтанулся?

Не нашлось авторитетных специалистов, и я до сих пор в неведении, а интересно же, правда. "Что положено Юпитеру - не положено быку" (ну, коню - неважно) - ведь несправедливо! То есть человек разумный козу или свинью кроет ничтоже сумняся, а у братьев меньших, значит, табу? И для Орлика корова, как для меня педераст, - ну, никак не объект вожделения, наотрез?

Может, и к лучшему, конечно. Еще лошадей рогатых не хватало. Или быков с гривой.

Кстати, в Африке, наверное, было не так строго - хоть на антилопу гну посмотреть. Да африканцы вообще ребята разнузданные. В нашей общаге, от Герцена, конголезец один, по-моему, только вахтершу не прописюнил, так той за семьдесят, ветеран партии, - это остановило, наверное (что ветеран).

Замечаю: сносит уже мечту в родные края - от бабочек до Герцена допетлял, - скоро на волю, можно расслабиться! Раньше, когда больше полутора оставалось, - никогда бы себе не позволил.

В письмах, между прочим, все наперебой - сокурсники, преподаватели: ну, когда тебя ждать? (Хотя мой срок знают в точности.) Так и подмывает в ответ: да вот уже, в носу доковыряю - и пойду такси ловить.

Но - сдерживаюсь, объясняю вежливо, мол, здесь - такой принцип: раньше сядешь - раньше выйдешь. Раз уж затянул с посадкой до двадцати теперь ждать приходится.

Вот если бы в восемнадцать догадался - уже бы дома был. Впрочем, в восемнадцать я бегал резвее - и терпилу своего наверняка бы догнал. И тогда - неизвестно, уложился бы в пятак или на червонец наколобродил. Запутанная математика, лучше не вдаваться. Как сложилось, так и сложилось - от добра добра не ищут.

ХХХ Кстати, только срок отбывая, понимаешь, почему так мало маяков с того света.

Ведь казалось бы: столько близких уходит - ну отчего не заслать весточку?

Случается, конечно, я не сказал, что нет совсем, я говорю - мало. Тут - полная аналогия: сидишь с человеком душа в душу, годами не разлей; откидывается он - и молчок. Хотя обещал клятвенно: письма на командировке наравне с пайкой по важности - по себе же знает.

Будь наши срока по пятьдесят-шестьдесят лет - никто б и не верил, что воля есть, любая ксива за фальшивку бы катила. Думали бы: так, ментовские выдумки, чтоб контингент посмирней сидел, без резни повальной... Да, слишком разные миры.

Спроси у рецидивиста - всегда услышишь: на волю вышел - будто не сидел, в тюрьму возвращаешься - будто на воле не бывал. Ну? Прямая параллель: рождаемся - небесное отшибает, неужели и умрем - будто не жили покажется? Но ведь зачем-то же был и срок, и жизнь? Не для исправления, ясно. Звонок - независимо, успел ты исправиться или нет. В общем, темное дело - зачем нас рожают, зачем нас сажают.

Потому и не могу я смириться: как это - будто не сидел? Сидел. Но писем и я по освобождении не писал. (Только с поселения - в зону. Тоже на сопоставления наводит.) Позвонить кому просили - позвонил, а черкануть ребятам в Серебрянку - так и не удосужился. Вернее, нет, вспоминаю: заставил-таки себя, выдавил страничку (начиналось: "Дорогие мои"), но конверт купить, отправить - закрутился, забыл, а потом как-то ни к чему стало, не скребло на душе. Так что просить уходящих привет передать, замолвить словечко на небесах - можно, исполнят, а откликнуться - нет, пусть и не обещают.

Между тем разгорелось уральское лето - жуткий сезон: тридцать пять в тени, а гнуса! Недели две что-то запредельное творится - порою хочется руки на себя наложить. И наложил бы, ей-богу, одно удерживает: в аду такое на постоянку, лучше уж здесь потерпеть.

Таежная природа - непуглива, доверчива (деревья-то, наверное, загодя криком кричат - но нам не слышно) - и платится за это. Вот у дороги куропатка с выводком, - подхожу - и не думает удирать. С двух шагов метнул фофан (всегда с собой, это ж моя постель) - накрыл пару курчат, взял одного. Зачем? А, думаю, посажу в будке под каску чью-нибудь - в жару не работают в касках: сварится башка. Так и сделал. Мужички из пасеки приплелись, чифир стали организовывать - тут каска на столе, хвать - а из под нее - шорх! Геша чуть бычок не проглотил.

Нам-то весело, а курчонок обгадил все кругом с перепугу. Отпустили его, конечно, но - добежал ли до мамки? Вряд ли. Вот так пошутишь - и десять лет мучаешься, гадаешь, - лучше бы в суп его кинули. Между прочим, за два года в тайге один раз только дичи отведал. Гарик тетерева принес - отпугнул ястреба, когда тот закогтил уже. На всю бригаду смешно делить: там, если общипать, с кулак тушка.

Посоветовал Гаринча где-нибудь в сторонке в глине запечь, с перьями. Дескать, потом снимаешь глину - на ней все и остается. Черт его знает, у Джека Лондона он это, что ли, вычитал. Но я поверил, как всегда, что знает из собственной практики.

- Давай, Ленчик, займись, я вернусь через часок - пообедаем.

Добро. Для начала я сам больше, чем тетерев, в глине обвалялся - не прилипает она к перьям, пусть Джек не выдумывает. Потом плюнул, запихал в золу грязный комок: что-нибудь да выйдет, горячо не сыро. Раскапывать вернувшемуся Гарику предоставил, его же рецепт. Оглядели обед: голова и крылья обуглились, ножки даже не вспотели.

- Наверное, золы было мало.

- Да. Или дрова не той формы, - это я съехидничал.

Но неунывающий Гарик, отряхнув деликатес, отнес его в столовую (вагончик, за два километра) и довел-таки до победного. Правда, без экзотики, в банальном бульоне.

Не помню, что там было на вкус: если, как ребята уверяют, собачину от баранины не отличить, то дичь от курятины - тем паче, пожестче разве что. Вкус - это дело воображения, на девяносто процентов.

Вон этапники, паразиты, даже кошку нашу съели, Мусеньку-душечку, - и ничего, не поперхнулись. Толстенькая была, пушистая, ласковая и, главное, сама нас приручила. В подполе барака много кошек жило, но совершенно дикие, - так шикнут на тебя - дрожь берет. И вот Муська - одна-единственная - не могла без людей.

Наша семейка (я, Гарик, Игорек) утром за кофейком - Муська четвертой садится, потершись обо всех предварительно. Не привередничала никогда: печенье даешь - схрумкает, кильку в томате - и жестяночку вылижет, а от заушного почеса - кончала просто, натуральный оргазм, все симптомы! Не уследили мы, не уберегли - но не с собой же в лес ее было таскать. Этапники - лютый народ в смысле пожрать (по себе прекрасно помню, так я еще не с голодной зоны приехал), денег нет ни у кого, вот и злодействуют.

ДПНК нарядил майский этап картошку сажать - потом удивлялся, идиот: почему это не взошло ничего? Ведь своими глазами видел: закапывали в землю. Ну, правильно, они закопали - и не поленились, палочкой каждое захоронение отметили. И той же ночью, на китайский манер, собрали урожай. И вроде всем ясно: аванс надо давать, зачем на эксцессы провоцировать. (Впрочем, у офицеров - ни собак, ни кошек, ученые уже.) Но беда в том, что Серебрянка - перевалочный пункт, и первую неделю

- неизвестно, дальше пассажир поедет или здесь осядет. (Из нашего этапа только я и остался.) А чужака авансировать - потом не расхлебаешься с финансовой отчетностью.

Да, все и всех можно понять - но Муську все равно жалко, до слез, как Муму.

XXXI

Серебрянка начинает свой бег из поганых болот, в которых не лазил - и не советую. Поросячьими завитками дозвенивает до Вишеры, та уже солидно вкатывается в Каму, но вот потом - запинка. Местные патриоты полагают, что Волга в Каму впадает, а не наоборот. И "Волга впадает в Каспийское море" - для них совсем не трюизм, а спорное утверждение, тем более - в озеро, а не в море, строго говоря.

Но в любом случае все было бы скучно и пресно без Беломора и Волго-Дона.

Привил-таки Отец народов нашу Серебрянку к мировым океанам. Так что мы жарким июльским полднем как бы сразу в четырех плещемся.

В детстве - захожу с папой в парк:

- Это настоящий лес, пап?

- Настоящий.

- А докуда он? До Москвы? - мне, четырехлетнему, Москва - предел вообразимой удаленности.

- До Москвы.

Сам знал, чувствовал, что так, но со взрослым авторитетом - надежнее.

Захватывающая соединенность - посредством однородной стихии - с краем света.

Если и дальше - все лес да лес - то считай, что уже в Москве. Горжусь собой.

Большой путешественник.

А к тридцати - и внутри себя так научился: чуть в духе - считай, что в Боге, благодать! Только папы нет уже, чтоб поддакнуть авторитетно. Хорошо католикам - не сиротеют.

Выскакиваем из ледяной Серебрянки по двое. Пока один одевается - другой лапником машет вокруг - иначе слепни, шершни вмиг растерзают: тучами на мокрое. Есть еще такие - с хитиновой шпагой сзади, длиннее себя. Мы-то думали - жало, но знаток разъяснил: яйцеклад, чтоб шкуру коровью прошибать. Причем взрослая корова выдерживает операцию, а телки от боли - аж с копыт долой. Ужасы какие. Чего только природа не выдумает ради яиц этих.

Возвращаемся на магистральную, стало быть. О - Виталя катит из Вишерогорска.

- Ленчик, садись!

До дома с километр всего, но почему не прокатиться, тем более давно не виделись, не базарили с Виталиком - разметала судьба.

- Тебе от Сереги привет, встретил его сегодня.

- Спасибо. Как он, устроился на работу?

- Да в гараже у них.

- А Римка? Всё на заправке?

- Нет, в конторе теперь. На заправке обе новые.

- Почему обе? А Эля?

- Так Эля повесилась. Ты не в курсе, что ли?

- Нет, откуда. Давно?

- Дней пять. Уже схоронили.

- А чего она?

- Та-а... Разное базарят.

- Римка-то должна знать.

- Должна. Да какая разница.

В общем, интерес, конечно, чисто академический. Но все-таки - не каждый день молодая девка в петлю, это же не наш брат, сильный пол, неврастеники.

Наверное, с неделю я осколки собирал, чтобы составить картинку. Ничего потрясающего в результате, можно было и не корпеть. Оказывается, Макокин, сердцеед лихоусый, отрекся от авторства, не поверил то есть, что Элька именно от него забеременела. И, с одной стороны, безусловно - гарантий никаких, уж больно продуваемо Элькино рабочее место, на семи ветрах. Но, с другой стороны, я еще с гаражных времен знаю: наши водилы, во всяком случае, там не паслись. Из непростых ситуация, тяжело пришлось Андреичу. А может, он заранее решил:

обернется ответственностью - брэк, как в море корабли. Ментовская душа - потемки. За одно ручаюсь: потухшего взора, обвисших усов - не было после Элькиной смерти, как раньше похохатывал баритонально, так и продолжал.

Нет, с Макокиным все ясно более-менее. Но вот Эля... Вешайся, на здоровье - но роди сначала, вырасти спиногрыза - зачем за него решать. Какой-то здесь недогляд у природы. Баба на сносях должна Лейбницем проникаться: все к лучшему в этом лучшем из миров. Безоговорочно. Пессимизм по нашей части, по мужской. И то для вольных только (то есть худшей половины). Зэкам упадничество претит. Даже опустить могут декадента.

Впрочем, я не сужу, может, ты и права, Эля: ну его к дьяволу, этот мир. Хватит плодиться и размножаться. Ишь какой хитрый: заповедь дал, а с алиментами сами, мол, разбирайтесь. О рогохвостах - и то больше заботы.

XXXII

Два раза в жизни я испытал чувство оцепенелой безнадежности. То есть когда вот он - конец, а тебе уже все равно: то ли нет сил рыпнуться, то ли чувствуешь - бесполезно. Оба раза на поселке, конечно. Здесь-то где же? Даже, помню, в 91-м, на баррикадах, мясом против железа (как предполагалось) - только весело было, азартно.

А вот когда елка тридцатиметровая на меня падала - это проняло. Гарик однажды учил, как определить: пришлепнет тебя хлыстом или нет. Становишься спиной к дереву, смотришь себе между ног - если макушку видно порядок, можно не отбегать. Действительно, безошибочный способ. Но целый день жопу кверху не будешь задирать - смешно да и некогда. Лучше всего просто не лезть на делянку, но квело же в будке, хочется кровь разогнать. И вот - то к вальщику пойдешь, то к трактористу. К сучкорубам нет, этим не поднимая головы махать приходится, мои праздные упражнения их только бесить будут. Ну, и подвернулся-таки под елку, Геша их быстро чикает.

Два эти измерения: горизонталь и вертикаль - как-то не соотносимы, на земле все короче оказывается - оптический обман. Но, стоя под падающим деревом, этого не успеваешь сообразить. Говорят, в последний миг жизни вспоминаешь ее всю - не подтвердилось, было только безразличие - от бессилия: убьет так убьет.

И такое же точно - когда от медведя убегал. Они, медведи, в это лето обнаглели небывало - старожилы не припоминали подобного. На северном Урале две породы:

крупные и помельче, муравейники - думаю, просто недоросли. (Очаровательный этот анекдот: гризли? - нет, душили.) Насчет борьбы так и не выяснил, но ни те, ни другие - не людоеды. Но это пусть зоологов утешает. Когда медведь целый час вокруг заглохшего погрузчика ходил, Гриша Гайнуллин даже на помощь звать боялся.

Чтобы услышали - надо дверцу приоткрыть, а зачем медведю знать, что она открывается? Так и сидел, любовался на Потапыча. Наверное, этот же и в столовую лесную залез - утром, еще до приезда бригад. Разворотил там все, набезобразничал. Повар наш, Миша-узбек, все не верил, что настоящий тезка хулиганит - и кости не зарывал. Однажды только приехали, чифирнули - слышим:

кончают кого-то. Верещит, в ультразвук обрываясь. Похватали топоры, мчимся - от столовой крик. Миша и орал.

- Что такое?

Тот белый-белый (интересно, негр может так побледнеть?), только пальцем тычет, голос сорвал. Наслежено возле вагончика - будто тут все три приходили, прямо из сказки. Но нет, выяснилось - один был, просто долго, по-хозяйски топтался, осматривал, вынюхивал. Нашел помойку, кость оттуда вытащил, покрупнее, встал на задние лапы и в воздухе ею помахал. Как раз все это время Миша визжал предсмертно, на ступеньке перед дверью. Замок открыть еще не успел, а при виде Топтыгина - руки уже не слушались.

- Он мне, наверное, показать хотел: вот, больше ничего не беру, замолчи.

- А быстро мы прибежали, правда, Миш?

- Нет. Долго. Очень долго. - По бесстрастному счету три минуты, не больше.

После этого местный медвежатник (не по фене, а натуральный) выследил нахала и завалил. Тушу в зоновскую столовую привезли, я филе купил, килограмма три - еле сожрали. Очень вкусно, но хранить негде - в два присеста пришлось умять.

Однако это оказался не единственный в округе, другого пастухи видели, а вскоре и я наткнулся.

Дело в том, что если до делянок было не больше пятнадцати километров - я ходил на работу пешком. Вставал часиков в десять и, кофею выкушав, не торопясь - грибки, земляничка - топал на свою площадку. Как раз к обеду приходил, когда уже есть что принимать. Все менты, кроме молдаван, на мой режим дня сквозь пальцы смотрели, дежурство же Доноса и Гроссу для меня всегда кичей заканчивалось.

Сутки с выводом, то есть одну ночь всего - чистая проформа, но и вовсе игнорировать молдаванские докладные ДПНК не мог. У меня же были свои причины не ездить на машине, и я безропотно шел ночевать в ШИЗО, если присуждали.

В конце июля вылез хороший слой красных (только почему-то с белыми шляпками) - тем более глупо упускать: не такой уж у нас разносол, даже рентгеновские посылки учитывая. Хотелось прочесать осинничек вдоль дороги, уговорил Гарика, вместе отправились. Действительно, урожайное местечко оказалось: чуть ли не на каждом метре по семейке (я иногда себе рай таким представляю). Гарик по гребешку холма, а я внизу - режем, увлеклись, даже не перекрикиваемся. Да что перекрикиваться - и разогнуться некогда! Так я чуть башкой в медведя и не вперся. Чудом за полметра глаза поднял. Взглянули друг на друга в упор, по-мужски, и я - бочком-бочком - на дорогу. Тут заорал только:

- Гарик! Гарик! - больше ничего, но экспрессии вложил достаточно. Гарик мне потом сказал, что понял все без разъяснений.

То есть он поверху, я понизу, посрамляя Гиннеса, стометровку рванули. И здесь опять накатило на меня: чувствую - не могу в таком темпе больше, догоняет меня косолапый или нет - не могу, всё. Пусть терзает.

Остановился, оглядываюсь - на том же месте, где я на дорогу выскочил, - голова из кустов торчит, смотрит на меня. Даже печаль во взоре мне почудилась, хотя не ручаюсь с такого расстояния. Гарик, бурно треща, ссыпался по склону, задыхаемся оба, хохочем.

- Грибы-то не растерял?

- Какие грибы, Ленчик! Я так перебздел - чуть прямую кишку не потерял, а ты - грибы!

- Чего перебздел-то? Ты ж далеко от медведя был.

- Так ты бы свой крик слышал... Это меня в Судный день будить будут таким криком.

И до вечера я потом радовался и грустил. Так чудесно это вплавленное в память:

взгляд в упор и круглая башка из кустов, а печально - что да, лучший мир впереди, и все там прекрасно - верю и уповаю, но вот такого: стремглав от зверя

- и в хохот: спаслись! - не будет уже. Это - чисто наше, земное. Немножко жаль небожителей. Нет, не как Муму - но все-таки.

XXXIII

Единственно правильное отношение ко времени: оно должно скорей пройти. Не какою-то частью, а целиком, без остатка. Высшее обетование нам: "Времени уже не будет", - за что и люблю Апокалипсис.

Невыносимо же, чудовищно представить: дление, дление, дление - неизбывно, без конца. Но пока сидишь - обманываешь себя: мол, там, на свободе, - другое время, благое, драгоценное. Чепуха. Не надо обольщаться ничем оно не лучше тюремного.

Ну, свобода. Обертка из золотинки - а внутри? Становишься непоправимо вольным:

вмиг слетает зэковская беспечность, добродушие. Разучиваешься радоваться нормальным радостям: хорошей делянке, письму, летящим дням... Делаешься расчетливым, озлобленным хамом - как все кругом. С волками жить...

Да, вот прозвенит у каждого - и располземся по своим норам, выводить потомство, недолюбливать друг друга: русоволосые - узкоглазых, хохлы москалей, все хором

- евреев (эти даже среднеазиатам ухитрились на нерв наступить). Оттого я, зайдя в лесную столовую, и любуюсь букетом: Гриша Гайнуллин, Кажу, Ара, Кацо, Миша-узбек (Таш-Мухаммед, вроде, по паспорту) - будто чувствую: осени поздней цветы запоздалые, никогда нам больше не то что повоевать плечом к плечу, но и посидеть вместе не придется.

Тогда еще даже прибалты всерьез не гоношились, но предвидеть было нетрудно: с антиалкогольной кампании началось - значит, далеко зайдет, добром не кончится.

Одно дело - ходовую протянуть у развалюхи, другое - с горы ее толкнуть. Конечно, повыскакивают все, дураков нет. Не ждать же, когда, как Лебедиха, мордой в грязи захлебнешься.

Интернационал наш семейную жизнь обсуждает. Гриша недавно женился на местной, вот и зацепились языками, высказываются поочередно.

- Я вам сейчас свою покажу, - это Миша, полез в карман. Смотри-ка, и в лесу с собой. - Вот. Это третья у меня. - Показывает хмуроватую узбечку, под сорок.

(Мише за пятьдесят.)

- А с теми-то что, развелся?

- Зачем развелся? У нас это нет, крепкая семья. Умерли. Раком болели. Жизнь тяжелая.

На Мишиной морде, даже после шестеры лагерной, - следы былой холености.

- Когда эта умрет - хочу на русской жениться.

- Она еще тебя переживет, не загадывай.

- Нет. Ей двадцать пять уже. Больше десять лет не продержится. А мне шестьдесят два будет - зачем умирать?

- Думаешь, русачки покрепче?

- Да. Хорошие женщины, не ленивые. Я хочу свое дело иметь - русско-узбекская кухня, будем людей кормить.

Здесь мы покивали - что да, то да, готовил Миша здорово. Предыдущий повар, грузин (не Кацо, молодой обалдуй), не утруждал себя рецептурой. Покупал в поселковом магазине свинячью башку, сало из нее вырезывал кубиками и в кипяток бросал - готов супешник. И хавали мужички! Жиринки плавают - стало быть, законная бацилла. А на второе - рожки или яйца вкрутую. Так бы и самозванствовал, душегуб, но нарвался на Гешину бригаду.

Приехали как-то ребята на тракторе, не поленились - из чистого любопытства. Я-то их разбаловал, изнежил: такие харчо каждый день в ведре импровизировал от нечего делать - сам на себя удивлялся. До тюрьмы и яичницу не умел толком, откуда взялось?

Отведали мои гурманы свинячьего кипятка, ковырнули склеившиеся рожки - и полезли обратно на трелевщик. Повар не обиделся, но деньги потребовал: у него на полтинник все меню скалькулировано. А вот этого делать было не надо. Тем же вечером подправили ему Геша с Ванькой носовую горбинку и пообещали назавтра его собственные яйца сварить - тогда, мол, и заплатят по полтиннику. Тут, видно, горская гордость взыграла в парне такое хозяйство всего в рубль оценили! - утром ломанулся к техноруку, перевелся в сучкорубы.

Но Мишина карьера тоже не с роз началась. В первый же день решил блеснуть, потрясти публику и - сверх программы - соорудил беляши. И впрямь в лесу что-то невиданное! Пустил по себестоимости: реклама важнее прибыли, - тридцать копеек штучка. Геша же с Ванькой наводили порядок в системе общепита - как раз после альминой истории было, искали на ком зло сорвать. И беляши подвергли тщательной препарации на предмет: где мясо? за что плотим?

- Здоровский обед сегодня! - кто-то шел от вагончика, а мне хотелось радостью поделиться.

- Ну, зыкий. Повара бьют уже.

- Мишу? За что?

Выяснилось: не нашли Геша с Ванькой мяса в нужном количестве. Напрасно Миша плакал, аллахом клялся - дескать, свинина - она растекается, тает в тесте, пропитывает его - потому и вкусно так, он же сам пробовал, грех на душу взял.

Нет, бить не били - пожилой все-таки человек, - но страху нагнали. Ничего, поварам оно не вредно. Еще приветливей стал, старательней. Когда Малинников хотел его в офицерскую столовую перевести - чуть бунт не случился. (На другой год перевел все-таки.) Сейчас, наверное, процветает Миша в Ташкенте - глупо было бы: такая практика!

Гриша с Кажу отправились заводить свои хапы, Ара и Кацо взяли еще по компоту. Им спешить некуда - шишкари оба, самая дурковая работа на поселении.

Правда, зимой, когда весь узбекский этап на нее попал, - я им не завидовал.

Шишки в мешок собирать - не топором махать, не согревает в минус тридцать. А из будки я их гнал неумолимо: мешали спать, гремели печною дверцей.

- Холядно, холядно, - лопочут, синеют, но мне не жалко. Да, морозок, так чего ж вас понесло на север? Сидели бы у себя, в солнечной Чучмекии. Каждому свое. Я в минус тридцать и на улице мог спать, на штабеле то есть. Батя мне пальто прислал

- непрошибаемое, 50-х годов издания - добротная вещь! Когда он в Питере его предлагал носить - я глумился только. А вот пригодилось, поди ж ты! Не выбрасывайте, друзья, теплые вещи - даже смешные на вид. Кто знает, что нас ждет еще.

- Кацо, а я слышал, грузины не любят армян, как вы с Арой кентуетесь?

- Нет, это мы азербайджанцев не любим, - Ара поправляет. Ну да, действительно.

Фильм-то этот, "Мимино" - там тоже Гиви с Хачиком дружат. Запутался я.

Одно вывел про этих закавказцев: в противоположность евреям - так себе, ничего особенного народцы. Зато - евреям не в пример - чуть не каждый пассажир оттуда - море обаяния, душа нараспашку! Понимаю, что много в этом театральности, но:

плохой театр лучше хорошего погрома - еврейской же мудростью себе возражаю.

Взять этого Кацо. Под шестьдесят мужику, занимался киднэппингом, схлопотал чирик. А у технорука - дурная манера: личные дела перелистывать (впрочем, и учительствовал я благодаря этой его привычке).

- Я тебя здесь сгною, Ахвледиани, - не понравился, значит, такой вид бизнеса.

Кацо только посмотрел ясным взором. И вот - двух месяцев не прошло какое там "сгною"! Клинья в брюки вшивать пришлось - поперек себя шире стал, целыми днями то дрыхнет, то в столовой о Тбилиси рассказывает - с ведома технорука, при его попустительстве. Обаял! Не поднялась рука на мерзавца!

- Леня, вот ты где! - это Гарик нарисовался. - Пойдем, надо к мартовским твоим штабелям визиры промять, только ты найти можешь.

Слава богу! Своею бы волей - никогда от компота не оторвался.

XXXIV

Проехались мы на трелевщике до глухих штабелей и обратно, чтобы потом, значит, бульдек дорогу заделал. Гарик, на мою скорбную рожу поглядывая, хихикает. Знает он за мной это легкое помешательство: я даже цветов в тайге стараюсь не рвать.

- Ленчик! Здесь же все равно выруба будут!

Ну и что. Если везде, где в мире выруба будут, пакостить начать - не отмолишься потом. Все равно, мол, девку растлят - отчего ж не я первый? Это пусть Донос и Гроссу так рассуждают. Удивляюсь, как они до Катюшки не добрались до сих пор - что мешало? Не так уж она неприступна. Сейчас вон Ванька вовсю апроши роет - хлестался только, что не любит целок, а как до дела дошло - старается. И я, по зэковской солидарности, за него болею, сочувствую предприятию. Сам же и настропалил парня, раскрыл ему глаза. Теперь мы вдвоем после работы - в контору, но я, посидев часок, облагородившись в девичьем обществе, тактично удаляюсь. А вечером - жду отчета о маневрах. Быстро продвигается! Последняя твердыня осталась, но - хорошая артподготовка, кило шоколаду, децел удачи, то есть чтоб не помешал никто - и падет, оба рассчитываем.

Перед сном, Ванькины откровения прокручивая, смеюсь тихонько. Ай, молодец, - это я про себя, не про него, - ловко увильнул! Блаженствую. А ведь еще с полмесяца назад - по краю ходил. Чуть не доигрался. Но как-то, дня три подряд, мутить начало. Будто поганку съел, с замедленным действием. Сперва отмахивался, потом решил добраться - что же со мною все-таки? И с ужасом понял: да, отравился.

Люблю Катюшку. По-настоящему, как жену когда-то. И мутит - от ревности. Значит, неизбежно - еще один круг, по-новой вся эта пытка предтюремная! И кончится - не лучше, никаких сомнений. Единственный шанс, последняя соломинка - самому же Ваньку натравить, посводничать, посодействовать. И вот - помогло, оклемался! Как не радоваться?

Нет, при меньшем градусе можно было и посоперничать; пожалуй, и выиграл бы - зря ли столько месяцев расточался ежевечерне. Но домчаться первым, ленточку порвать

- мне этого мало. Верности до гроба - это как минимум бы потребовал. А с какой стати?

Эх, древность, недаром я все вздыхаю: чудесно же было заведено! Муж крякнул, тогда и жену - бац дубинкой - и к нему в ямку. Летите, голуби! Золотой век!

Неужели не вернется никогда?

Присматриваюсь к Ванькиной тактике - Катюху ведь за гараж не заволокешь, все-таки подходец нужен. Ну, каковы они, пролетарские куры?

Незамысловаты. Но мне - вовек не освоить. Главная задача - чтоб девка прониклась: никуда ей не деться. Все уже за нее решено. Просто руки пока не доходят до последнего и решительного - есть поважнее дела. Покапризничать может для самоуважения, но серьезное противодействие даже предполагать смехотворно.

(Универсальное средство, возьми любой организм с женской психикой: скажем, народ или, для наглядности, очередь - срабатывает безотказно. Попробуй хоть заикнуться, хоть взглянуть вопросительно - такой гундос поднимут! А просто подойди и бери, что надо, - побухтят - и всё.) Нет, я так никогда не смогу. И вообще, усматриваю тут непростительный промах натуры. Ладно я, горбатый, - давно могила плачет, но ведь в большинстве-то мы волей-неволей делаемся, какими нас женщины хотят (безотчетно, маткой). Но женский инстинкт простирается всего на одно поколение. Ну да, с толстокожим, нахрапистым - оно надежнее размножаться. Всех кругом распихает, передавит, но отпрыска своего обеспечит. Только не обернулось бы все это очередной всероссийской разборкой, резней и пальбой - через два поколения. Не с трехлинейками уже, не с шашками наголо, а с системами "Град" и ковровым бомбометанием - или что к тому времени изобретут.

Господи, вразуми ты баб - пусть зашуганных любят! Впрочем, бабу-то можно образумить, она и полюбит, да отдастся все равно деловому-крученому: матку не переделаешь. Влипли мы, ребята, с этой эмансипацией! Но узбека послушаешь - ясно: и без нее нельзя. Заколдованный круг.

- Поздравь, Леня, свершилось! - Ванька, на шконку мою присев, дней через пять.

- Поздравляю.

- Рассказать? - чувствую: распирает парня.

- Не надо.

Прав был Сандро - на полотне им самое место. Не надо красавиц в трехмерность выпускать - это их, наоборот, только сплющивает.

ХXXV

Таинственная штука - радиация. Вот эти микродозы посылочные - то вешаться Гарик собирался, а теперь, сам признается, дымит у него круглосуточно, как у селезня.

(Дарю идею сексопатологам.)

- Эх, мне бы Лебедиху сейчас - до корней волос бы продрал, чтоб кричала: "Больше не надо!" Ой, утопист! Кто, когда от бабы подобное слыхивал?

Лебедиха уже далеко - так он к продавщице поселковой приладился. В поселке два лабаза, когда оба работают - зэкам только в нижний позволено: сегрегация. Вот в нижнем-то и торгует тетя Нюра, пышная бабуся, божий одуванчик. Год уже на пенсии, но 60 рэ ее не устраивают, дочке хочет помогать.

- Гарик! Там уже зарубцевалось все, опомнись!

- Ничо, ничо, Ленчик. Не понимаешь ты: самый цимус, еще не один лежак под ней раскачать можно! - Ну, гон у парня, натурально. - Идем за макаронами. Посидишь на шухере, пока я пошурую, шумнешь, если что.

Нашел дуэнью! Ладно, сижу на крылечке - пусть друган покуражится. Рядом щебечет стайка пахнущих мочой ребятишек. Двоих знаю: дочь Сумарокова, Ксюша, и Павлик, сынишка зэка-кразиста. Третий, самый мелкий, замурзанный - неизвестно, чье потомство. Кричат - заспорили о чем-то на великом-могучем. То есть матюками в основном - нарочитым выговором возвращая им первозданную непристойность. Влияние улицы, как Райкин комиковал. А правда, бес его знает, где они набираются, вся улица-то - десять дворов. Впрочем, с миру по нитке... Я сам, помню, в детстве неплохо владел, но думал тогда, что мат - это исключительно мальчишеское озорство, не верил, что взрослые могут так безобразничать.

- Леня! Бугор! Здорово!

О - это мои орлы: Андрюха с Вовчиком - от пилорамы идут.

- Привет! Вы что, в магазин? - собираюсь Гарику стукнуть.

- Нет, просто тебя увидели.

- А чего на пилораме-то?

- Так Юрок исчез второй день. Вчера в будке просидели, а сегодня распихали нас кого куда.

- Исчез? Убежал, что ли?

- Да нет, вряд ли. Он позавчера остался на нижнем, сказал - с кразистом приедет, успеет к поверке.

- И не приехал?

- Ну. Но его вещи вольные, деньги - в бараке.

- Так в Вишерогорске пьет с кем-нибудь.

- Нет, уже там искали сегодня - бесполезно.

- И в Говорухе?

- Конечно. Мухин землю роет - ему еще ЧП не хватало.

- Найдут. Не испарился же. А сами-то что думаете?

Вовчик с Андрюхой переглянулись, почесались.

- Мы знаем. К Ленке он пошел.

- К Ленусе? А она вышла на работу?

- Она уже не на нижнем давно.

- А почему вы решили?

- Он уже ходил до этого. Только, Леня, - пусть его еще хоть неделю поищут - мы отдохнем пока.

- Нет, я сейчас побегу докладную писать. Пусть ищут, конечно.

Юрка нашли не через неделю - гораздо позже. Но отдохнуть моим орлам не дали: уже на следующий день в лес перевели. Те же сто кубов. Но у воды, пожалуй, полегче:

ветерок, гнуса нет почти... Не раз, наверное, Вовчик с Андрюхой бугровскую любовь проклинали.

XXXVI

Разузнал я у местных насчет рыбалки, удочки смастерил, уфаловал Гарика (он не любитель), и отправились мы с утра вниз по Серебрянке. С наживкой чуть не оплошали - я никак червей не мог накопать, и Гарик предложил опарыша развести.

Жара - плевое дело. Но выяснилось, что ловят здесь хариуса, а он на муху бьет, внаплавку надо закидывать. Слава богу: не люблю я этого опарыша. Четверть века рыбачу, а превозмочь себя не умею. Почему так омерзителен опарыш? - Да ведь это образ кишащей, копошащейся первоплоти мира. Жизнь - до Божьего дуновения. А дунул - и вот: муха. Совсем другое дело. Хоть и дальняя, но уже родня, не отопрешься. Да и не взбредет отпираться - прелесть же! Одно умывание чего стоит.

Наловили мы этой прелести полный коробок, Гарик еще и кукан соорудил заранее, хоть я отговаривал: плохая примета - кукан без улова.

Так и вышло: до обеда хлестали - и не чешуйки. Даже намека на поклевку не было.

- Я и не верил, что тут рыба есть, - Гарик признался. - Это ведь мертвая речка.

Ты же видел, что во время сплава делается.

Видел. Кроме баланов - бывает, и трелевщики по руслу скрежещут, заторы разбивают

- жуть.

- Но местные ловят же.

- А! Базар один. Не может здесь рыба жить.

Я понимаю, что просто надоело Гарику. А мне - удилище в руках - уже за счастье, до вечера готов дурачиться, благо выходной. Но не упорствую.

- Как тебе баба Нюра-то, Гарик? Знойная женщина?

- Не подкалывай. Со спины - так вполне. Первый раз аж заплакала после.

- От счастья?

- От неожиданности.

Ясное дело, это ведь вроде "Волги" в лотерею - на сочного геронтофила напороться, заплачешь тут.

- Пусть тушенку нам заначивает, пассия твоя.

- Уже схвачено, Ленчик. Кого ты учишь.

Что ж, хоть какие-то дивиденды с Амура. А то утомил этот платонизм. Вон в Катюху сколько сластей вложено, а процента - чуть.

- Знаешь, она хочет, чтобы я с ее дочкой познакомился. Адрес дала.

- А где дочка-то?

- В Красновишерске.

- Молодая?

- Тридцатник. Внучке - восемь.

- Сватает, значит? Веселая у вас семейка будет. Лет через пять и внучка поспеет.

- Да ладно тебе. При чем здесь внучка. Я поделился, что не знаю, куда после звонка причалить, - она и ухватилась. А что - фотку показала, нормальная баба, дочка-то. Мне уж девственницу поздно искать.

- Ну, и в Чалдонии, серьезно, остался бы?

- Нет. Я где-нибудь в средней полосе хочу. Колхозец. Бычков возьму на откорм.

Свинки, там, кроликов разводить. Полсрока уже мечтаю.

Вот это да! Гарик - и свинки! Если б сказал, что в отряд космонавтов собирается заявление подать - я б не так удивился. А он, на мое изумление, дальше развивает:

- Ленчик! Город - это новый срок, без вариантов. А я не хочу больше пусть лучше пристрелят сразу. - Увы, все так говорят - и половина опять садится. - У тебя хоть крыша в Питере, мать, кенты нормальные. А я на пятеру раскручусь - и похмелиться не успею. А так - поедем вдвоем, устроимся, пацанку потом заберем...

Я улыбаюсь: уже распланировал все, даже девку не повидав. (Но зря улыбался:

именно так и получилось у Гарика. Мечта созидает реальность, вплоть до бычков и свинок, - сколько раз потом убеждался.)

- Ничего, еще приедешь ко мне на самогоночку, самому завидно будет.

- Да нет, завидовать вряд ли. Я еще не созрел для фермерства.

- Какие твои годы. Мне в двадцать пять тоже крутиться хотелось.

Напророчил Гарик, как в воду глядел. Правда, крутиться мне никогда не хотелось.

Уже от слова-то воротит - что за дела такие: крутиться? Разве это человеческое занятие? Крутится волчок. А волчок, по фене, - анальное отверстие. Ну, крутитесь, крутитесь. Крутые вы мои. Да, но вот насчет фермерства: как раз я теперь в том гариковом возрасте - и точно: тараканов готов разводить - лишь бы не в городе. Напарницы не найти только. Не начать ли со старушек? Глядишь, какая-нибудь и случит со своей дочкой бесхозной... Нет, не получится, сознаю.

Напора мечты не хватает. То есть старушку можно подцепить, но у нее или сын окажется, а если дочь - так замужем, а не замужем - так из Питера - ни-ни, из конуры своей блочной.

Смотали удочки, вышли на дорогу, бредем, веточками помахиваем. За поворотом - урчание < Уазика> .

- Загасимся? - я-то всегда предпочитаю за кустиком отсидеться.

- Брось ты.

Ну вот, послушался - и на хозяина нарвались, да еще с управленским козлом каким-то.

- Златоустов! По десять суток, обоим!

- Ленчика-то за что, гражданин начальник? У него законный выходной. Вот это Гарик напрасно. О законе упоминать - вернейший способ мента взбесить.

- В выходной за территорию зоны вообще не имеете права выходить! С удочками тут разгуливают, курортники!

- Так не поймали же ничего, гражданин начальник!

- Вот по десять суток - это ваш улов. Всё.

Захлопнул дверцу, укатили.

- Выдрючивается перед управлением.

- Ясное дело. Ничего, Лень, отмажемся.

Отмазались, точно, - только ночь прошизовали. Но вот волосы опять отращивать - надоело, сил нет.

XXXVII

Про кроликов - это я знаю, откуда у Гарика мысль. Крольчатня у нас на ферме - еще со времен начальствования Канюки, его любимое детище. Даже для офицерской столовой не давал забивать. Навещал ежедневно, гладил, умилялся. Дед Мазай, да и только. (А Владимир Ильич кошечек любил почесывать. Это у них, видно, профессиональное, у хозяев.) Ну, кролики и мерли от перенаселения. И двух зашуганных дедков, к крольчатне приставленных, каждый мор наполнял мстительным торжеством. Не разделяю, потому что - кролики-то чем виноваты?

А если вникнуть - то и Канюка дядька неплохой. С тех пор, как опустили из начальников - помягчел, даже симпатичное что-то появилось, например, с прическою стал экспериментировать. Со своей уже, не с зэковской. То выбреет кумпол до блеска, зато под носом начернит недельной щетины. То, напротив, бобрик напустит, а вместо усов - бачки. В общем, фантазировал неистощимо, причем каждая эволюция сообщала его лицу все новые оттенки идиотизма. Хотя идиотом не был, отнюдь.

Просто предвосхищал стиль, ставший повальной модой в 90-х. Сегодня попробуй, сунься куда с умным выражением - засмеют: провинциал! Забывает, забывает свои корни нынешний бомонд, а ведь все оттуда, из мощных глубин, - столицы давно бесплодны, увы.

Скажем, вот этот неотразимый жест: звучно набрать в рот соплей и сплюнуть под ноги - смачно, с прихарком - снобизмом было бы отрицать фольклорные истоки.

Легко описать, кстати, а попробуй-ка исполнить непринужденно - упорной тренировкой достигается, некоторым так и не освоить: чуть ли не врожденный дар необходим.

Впрочем, по этому поводу ученик мой ответил однажды - на замечание: "Не ковыряй в носу, меня тошнит!" - "А вы не смотрите". Совершенно в точку: меня же тошнит - мои, стало быть, и проблемы. Нет такого закона в носу не ковырять.

Пересеклись как-то с Канюкой: он - в штаб, я - в лес.

- А почему ты пешком все время ходишь, Ленчик?

Хороший вопрос. Мог ведь и поинтересоваться, почему я с подъемом не встаю, на разводе не бываю.

- Геморрой замучил, гражданин начальник. Только ходьбой спасаюсь.

- Правда, помогает? - живое участие чувствую: брат по несчастью.

- Да, если острого не есть - утихает.

- Надо же, я десять лет с этим делом - и не знал. Свечами перебиваюсь.

- Так вам - куда ходить. Здесь длинные дистанции нужны.

- Верно, верно. Гублю себя своей работой, пора на заслуженный отдых.

- Все там будем, гражданин начальник.

- Ну-ну, ты развеселился, я смотрю. Лучше скажи, зачем кубатуру урезаешь?

Бригадиры жалуются.

- Клевещут. Зачем мне их кубы, в карман не положишь.

Вот: минутку всего побазарили, а я два фуфла задвинуть успел. Геморрой, конечно, присутствует, но не потому я не езжу, а с кубами - это у нас так и задумано, чтоб жаловались на меня бугры: лучший способ отвести подозрения в приписках.

Ничего, Бог правду видит, а ментам - не обязательно. И так на себя много лишнего берут.

Правда же, несказуемая правда - в моем психическом заболевании. Смешно и помыслить такое объяснение:

- Клаустрофобия у меня, гражданин начальник.

Зэкам не полагается недугов с такими названиями. И геморрой-то - нахальство с моей стороны, сидячая ведь хворь, а я не шофер.

Но здесь причина мне понятна: полдетства с книжкой на стульчаке, самое место почитать без помех. С клаустрофобией сложнее. Отвлеченно еще на зоне набегало - чувство безысходной запертости, - не личной, а поголовной: в теле, в мире...

Как-то так брезжило: ну да, можно и с Земли улететь, но свобода когда ты сразу везде, и вот это - недостижимо. Умирай, воскресай - бесполезно, а с этим - и в загробье не лучше. Если ты в одной точке - значит, не в другой, и все тут, тюрьма - во веки веков. Что пространства уже не будет - нам ведь не обещано.

Впрочем, надо перечитать повнимательней.

Но болезни еще не было. По-настоящему, пожалуй, в столыпине подцепил - когда на оправку часа четыре допроситься не мог. И вот - скрутило, наконец: помираю в машине. С водилой рядом, то есть зная, что остановит в любой момент при надобности - пожалуйста, хоть целый день. В кузове тут же припадок. Внешне-то ничего, креплюсь, но эти сорок минут или час, если ехать все же приходится, - морская болезнь - просто насморк в сравнении.

Потом уже расползлось на все подобное: поезда, самолеты. В метро тоже: от станции до станции - полутруп. (В Москве полегче: там перегоны короткие.) Да и комнату - если снаружи ее запереть - не могу переносить. Словом, любое, откуда по своей воле нельзя выйти когда угодно. А если на туловище распространится? Жду с ужасом. Оно ведь тоже - вроде комнаты. Или самолета. Срочно пора йогу практиковать - одно и мешает: то рифмы, то мемуары. Впрочем, не это ли и спасает?

Дохожу до площадок, Геша уже в будке сидит, мастерит флюгер. Тоже невроз у парня: не может без дела, руки должны быть заняты.

- Как тебе, Леня? - показывает пропеллер на вертушке. - Я петушка хотел, потом доехал: стремак - петух на будке.

- Подумаешь. Кто чего скажет.

- Да не скажут - самому смешно просто.

Приладил над дверью.

- А не взлетим, Геш? Побег припаяют.

- Нет, не получится. Балласта много.

Меня, что ли, имел в виду?

XXXVIII

Устал от вечного зуда в голове. Нет, не завшивел (волосяной и не было на поселке

- хитрые твари: что толку заводиться, если персонажа бреют чуть не каждый месяц?

Бельевая - это да, на чужую шконку присядешь - не оберешься потом), внутри зудение. Мозг все какие-то иксы вычисляет. Никто не плотит за это - так он на общественных началах, деятель неуемный. Потому особо люблю минуты, когда хмурый смысл отлучится ненадолго - и сердце шалит, захлебывается от радостной бесцельности существования... А лучше бы - вовсе не заводился. Как бы наладиться потверже - чтоб ничего впереди, никакой перспективы? Не дано, увы. Все равно конец срока маячит - вот и ждешь, дни считаешь. А потом оказывается: дни, которые зачеркивал с таким кайфом, - и были самые благодатные. Ну, зато теперь занятие - реставрировать, крестики стирать.

26 августа справил я день рождения. Игорек мне боты подарил, а Гарик, в Красновишерск на днях катавшийся, вышустрил там где-то рекламный плакат фильма "Хорошо сидим!" (Да, шел такой фильм, только третьим экраном почему-то - в Питере не показывали.) Три ханурика изображены в крокодильской манере и поверх - название. Я прикнопил над шконкой - весь барак на экскурсию пришел. На следующий день Донос оторвал, конечно.

Эх, потому и ждешь звонка - ради этих картин лелеемых: трясет меня с утра, гаденыш, шизняком грозит - медленно, сонно одеяло приподнимаю (надеюсь, не подведет фитюлька, напружена будет, как обычно): "Поцелуй тогда встану". И жестом - куда поцеловать, если не поймет сразу.

Не сбылось, не хочу выдумывать. Не Донос дежурил в день моего освобождения, да и, честно сказать, последние недели даже он меня не будил.

А 27 августа - потому и запомнил, что после дня рождения сразу - нашли Юрка Воронина. Вернее, сам нашелся: всплыл и прибился к бережку, где-то за Арефой, вниз по Вишере.

По наколкам идентифицировали, лица там не было практически - снесено дробью в упор. После формальностей этапники закопали на серебрянском погосте - хорошее, кстати, место: березки, тихо, сухо.

Повязали по этому делу Володьку Ленусиного. До нас дошло, что и не отпирался парень, вроде как ждал только случая признать вину. Самому сдаваться глупо, конечно, но и жить с этим - тяжело, понимаю.

Володька! Если б знал я заранее, что так обернется - я б тебя главным героем сделал. Теперь-то поздно уже, не с начала же начинать.

Впрочем, поскольку я не в курсе, по пьяне ты пальнул или в трезвом уме - слегка тускнеет мой интерес. (Если по пьяне - то совсем не интересно.) Но вот с кем ты трупешник в Вишеру сплавлял - за это бы дорого дал, чтоб выяснить. Одному неподсильно, без транспорта не обошлось. Собянин, что ли, посодействовал? А Ленуся? Она-то как здесь, каким боком? Кроме Володьки, никого даже на допросы почти не дергали. Так, по разу Ленусю да соседей - это мне потом Серега Перчаткин рассказывал, когда я к нему зашел после откидки. Странно немного - убийство все-таки, хоть и зэка. Значит, по Володькиной версии - без подельников, без свидетелей, всех отмазал. Ну, и молодец. Семеру на уши повесили - убийство на почве ревности, легкая статья, по одной трети на химию идет. Не то что моя ни амнистий, ни льгот, кроме поселка. Надо, ребята, сначала кодекс изучать, потом за дело браться. А то вот задним умом только и крепчаем. Правда, двухстволки у меня все равно под рукой не было. Теперь имею, после бати осталась, зато жены нет и хахалей, соответственно, - не в кого стрельнуть. Ну, еще не вечер, пусть лежит пока на антресолях, дозревает.

В начале сентября Гарика перевели на Сыпучи - другое поселение, поглуше, километров сорок от нас. Письмишко от него получил вскоре - хвалил очень сыпучевский лес, такие дубаны, дескать, в Серебрянке и не снились.

"А угадай, кто тут замполитом? - Наш - помнишь, который зимой сбежал. И Котря с ним, только не работает нигде, дома сидит. Вообще тут скучнее, Ленчик, баб нет почти, один магазин всего, но продавщица уже под седлом, не пристроишься. Зато бухалом торгует - почти открыто, крутой бизнес. (Мне это письмо ребята передали, так бы Гарик не пустился в подробности - цензуруют же нашу корреспонденцию.) Режимник хотел с обыском к ней она на всю деревню его жене орала: "Пусть придет только, я ему в фуражку столько насру - не утащит!" Душевная женщина, жаль, покороче не сойтись", - в таком духе страницы три. Гарик ведь и там мастером, времени навалом, а уши свободные еще не нашел, как я понял. Потом были три-четыре весточки, но посуше - потому что по почте.

Вдвоем нам непривычно, скучновато с Игорьком семействовать - взяли мы третьего, Славика. Мой ровесник, из Ростова, веселый парень, здоровенный казачина, а главное - два раза успел до тюрьмы жениться, и обе жены к нему теперь приезжали поочередно. Славик-то им хитроумный график составил - чтоб не столкнулись, но хозяин выдал: рассказал второй о первой. И все увещевал многоженца: нельзя, мол, пора определиться. Славик кивал усиленно, но письма с поцелуями продолжал слать обеим. Так с ними и надо, между прочим, - женщины только в полигамии свое место осознают. А как признаешься: ты у меня одна - всё, на голову садятся.

Погорячился Владимир с выбором религии - к мусульманству получше стоило присмотреться. "Руси, - говорит, - веселие есть пити", - так оттого и пьем, что эти на голове сидят. Тысячу лет уже за Красное Солнышко расхлебываем.

XXXIX

Иногда самого себя спрашиваю: ты это в шутку или всерьез? И, подумав, отвечаю по-еврейски - вопросом на вопрос: а вся жизнь - в шутку или всерьез? Для серьезности - слишком много игры, для игры - слишком много серьезности. (Это один дядька знаменитый так про шахматы сказал.) Но жизнь - такой и должна быть.

Какой же серьез, если столько вещей выше разумения - а ему одному серьез и нужен, но и какая ж игра, если правил мы не знаем и своих не установишь.

Вот - без абстракций: даже Уголовный кодекс не нами составлен. И это бы ладно, но и такой-то - никто не читал толком. В школьные хрестоматии надо включить, как завершение программы. А сзади на обложке курсивом пустить - из Экклезиаста: "Что сверх всего этого, сын мой, того берегись: составлять много книг - конца не будет, и много читать - утомительно для тела".

Экклезиаст вот почему вспомнился: остался мне ровно год до звонка, такой же круглый, катящийся - как и предыдущий. Осень - зима - весна лето - осень (в октябре освобождаюсь). Это и навевает соблазн циклизма: "что было, то и будет, что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Род проходит и род приходит, а земля пребывает вовеки".

Так хорошо, покойно, гладко, кругло - хочется забыть, что 2000 лет назад - кольцо разорвано. Нет больше повторяемости рода, и Земля не навеки, появилось другое средоточие: Лицо, неповторимое и вечное.

Но мы едва тянем, не в жилу. Вот это наше с Гариком - свинок выращивать - в самой глубине - от желания избыть непосильное. Но не дано - обратно, к роду, к земле, не уйти нынче в крестьяне, не надо себя обманывать. Потому что их нет, некуда уходить, не в чем растворяться. В этой стране одни пролетарии остались - чума ХХ века. Те, то есть, кто из рода не вверх, а вниз выпал, и в школе кому втолковали (всеобщее же, обязательное): Земля исчезнет, все относительно. Жизнь

- одноразового использования: кольнулся - и в отключку.

Когда мне совсем невмоготу от пролетариев делается - я их на войне представляю:

Гешу, например, пулеметчиком, Ваньку - танкистом. Помогает! Дойдем до Берлина, никаких сомнений. Только потом ведь обратно, на круги своя...

Ничего, где чума - там и пир. Залог бессмертья. Но я все же предпочитаю поэтов:

может, душу твою и погубят - но кирзачом по почкам не настучат.

Нет, это не мне - это с нижнескладскими Ванька сцепился, в зоне уже, вечером. Он моим грифелем приемщицким на торцах написал: "Привет, аборигены!" - а те отказались воз разделывать. (Вывозка в тот же день была.) Обиделись, решили почему-то, что "аборигены" - это масть, вроде гребней. И после поверки - слово за слово - пошло хлесталово. Потом избитый Ванька хохотал на крылечке барака - когда я спрашивал, отчего он их ко мне не послал, за лексической справкой.

- Нет-нет, не вздумай им объяснять, пусть аборигенами ходят, мудаки.

И весь следующий день в отличном настроении был - как освежился, пинков схлопотав. С утра, до заезда в пасеку, приставал ко мне: какие я помню куплеты из "Славное море, священный Байкал". Я, кроме первого, другие только наполовину смог выудить, по две строчки в каждом - канули, как ни напрягался.

- Ты напиши, что вспомнил, остальное я и сам сложу, если что.

- Зачем тебе?

- Попеть охота.

Точно, в тракторе хорошо петь - даже сам себя не слышишь почти, ори на здоровье.

Но почему репертуар решил поменять? Раньше всё Новикова напевал: "Парень я не хилый..." Написал я Ваньке обрывки, он листочек взял и пошел трелевщик заводить, чокерман заждался в кабине. И, третью пачку выволакивая, - то есть через полтора часа примерно - пели они уже целиком, присочинив недостающее. Нецензурно, конечно, но смешно получилось, и в рифму, в размер попадая. Вот молодцы, кто бы мог подумать! Меня даже угрызение куснуло: лелею непрерывность души, заношусь иногда

- а может, вся разница между нами - в режиме труда и отдыха? Не будем вдаваться, кто там создал человека, но поэта созидает безделье - однозначно.

Хотите сделать страну поэтов - переведите всех на оклад. Да оно и шло к тому:

кухарки государством не управляли, зато дворники и кочегары виршеплетствовали поголовно. Впрочем, одни поэты кругом - так же непереносимо, как и сплошь пролетарии, не меньшая зараза. Очевидное решение: пусть те и те будут, нейтрализуют друг друга. Жизнь установит необходимую пропорцию. Главное - самим в крайности не бросаться.

XL

13 октября 87 года проснулся - уже на свободе, хоть и в бараке, на своей шконке угловой. Подосадовал на себя, что радость не доплескивает до запланированной.

Ждал, ждал, и вот, оказалось, все сладкое - съел за предвкушениями. В общем ничего особенного, утро как утро. Только до десяти не стал валяться, в семь вскочил - зачем три свободных часа сну уступать? Зэк спит, а срок идет - всё, это в прошлом. Теперь уже не срок, а жизнь идет, экономнее надо - так думалось, по наивности. Ведь и билет когда-то вытащил по зарубежке: "Жизнь есть сон" Кальдерона, и пятерку получил но не проникся, значит, формально оттарабанил.

Впрочем, такие билеты не для восемнадцати лет. Но вот уже двадцать пять дураку, а резво так поднялся, молочной смеси "Малыш" глотнул наспех - и бегом в гараж выяснять, у кого сегодня в Красновишерск путевой. Зря бежал - бензовоз только едет, но уже занят, Мухина с Наташкой Сойкиной еще вчера места забили. Ладно, разберемся.

Пошел паспорт получать и портянку об освобождении. Частенько мы спорили, первоходчики: ставят отметку в паспорте отсидевшему или нет? У Шукшина в "Калине красной" персонаж говорит, что есть закорючка, хотя на нее, мол, и не смотрят.

Ерунда. Никакой закорючки не нашел (у Шукшина этот фильм весь на лаже - как и положено подлинному искусству, но забавный, конечно, - как и надлежит хорошему кино).

Канюка - он дежурил - руку протянул, удостоил. Думал, сейчас скажет, типа:

ступай и не греши - но нет, хватило ума, обошелся без сентенций.

- А чего ж ты вчера-то не уехал? - спросил только.

- Как это?

- Вчера бы вечером мог взять документы, и машина была до города.

Мать честная, выходит, я лишнюю ночь отсидел! Впрочем, не жалею - неэстетично бы получилось: целый день ходишь зэком, а вечером - нате, свободен, без всякой ощутимой границы. Может, умирать так и лучше - плавно, без перепадов, но освобождаться - нет, черта нужна какая-то.

Но что же с транспортом? По бороде. Все разъехались, пусто в гараже. Что ж, сюда довезли, спасибо, а отсюда и пешком уйду - всего-то 50 километров. Вещей нет никаких (я все важное: журналы, книжки - посылкой отправил заранее), ботинки только под мышкой - сам в сапогах.

Километров пять отмахал полурысцой - дальше < Краз> подбросил, до Вишерогорска.

Тут еще деньги надо получить. В Серебрянке за два года ни копейки на лицевом не осело, но зоновская тыща в неприкосновенности.

Римка в конторе вишерогорской, улыбается:

- К Сереге-то зайдешь?

- А как же.

Получил деньги; дедок-кассир, сталинский сокол облезлый, поскрипел напутственно:

- Всё освобождаются!.. Кто работать будет?

Я его хотел утешить, что из них, из конторских, как раз бригаду сколотить можно, но не стал: Бог с ним, думаю, сам скоро умрет, без моих подначек.

С Серегой провели полчасика, он дернулся было градусы организовывать, но я его тормознул:

- Не надо. Если лететь до Перми - всё обратно стравлю. Как ты, прижился тут?

- Ничего, нормально. Римка еще малo го хочет.

- И завязь есть?

- Три месяца. Уже в стадии жабы.

- Пацана хочешь?

- Что получится. Какая разница?

Во Римка дает, до чего парня феминизировала.

- Ну, пришлешь фотку. Всем семейством щелкнитесь, ладно?

- Обязательно.

(Не прислал. Но я надеюсь, что все-таки мальчик родился. Хотя, если в маму, то можно и девочку, согласен.)

- В Красновишерск-то будут машины сегодня?

- Да, через два часа начальство на партактив поедет. Вон < Уазик> стоит, на нем.

В кузове если, годится?

- Конечно.

До города двадцать километров еще, на машине все равно быстрее, а раз есть два часа - можно и на нижний зайти, с Санькой-сторожем попрощаться. Мелькнуло - к Ленусе, но отбросил тут же, задавил.

Шагаю по дороге, вполглазка на себя со стороны поглядываю - умора! Даже походка переменилась! Так и разит от всего: смотрите, смотрите скорей! Ничего не замечаете? Да это же вольный идет, совершенно свободный человек!

Будка сторожа всегда с краю, и от нее - собачара на меня, белобрысая, тощая.

Гавкнула, но тут же осеклась, завиляла. Следом Санек вышел:

- Смотри, Леня, узнала тебя!

- Так это Белка, что ли?

- Ну.

- А чего такая худая?

- Щенят кормила. Вон, под будкой, хочешь посмотреть?

Я глянул из вежливости, поумилялся.

- А Жулик где?

- Жулика съели давно.

- Я думал, это от него.

- Нет, где-то в деревне нагуляла. Чайку попьешь?

Санька раздул угли около будки, кинул щепочек, подвесил жестянку. Едва успели чифирнуть - мне пора в гараж двигать, еще уедут раньше времени партийцы-то эти.

- Через два дня дома, значит, - вздохнул Санек. Без зависти, просто показать, что врубается в мой кайф.

- Если повезет - так и сегодня. - Не повезло, не было авиарейса из Красновишерска, а в Перми, назавтра, билетов до Питера не оказалось. Увидишь Ленусю, Санек, передавай привет.

- Хорошо. Да где увижу-то.

- Ну, вдруг.

Обратно дорога в горку, и я сверху оглянулся разок. Давно ли сплав закончился, а штабелей опять накатано - берега не видать. Усталую серую Вишеру кто-то рассекает на моторке. Дымок от Санькиного костерка медлящей струйкой неуследимо растворяется в небесах.

Словарик: Автозэк - спецмашина (официально - АвтоЗАГ,не знаю,как расшифровывается) Балан - бревно (от "баланс" - название разделанной древесины) Бирма - снег по сторонам дороги Бобан - батон БУР - барак усиленного режима Децел - немножко ДПНК - дежурный помощник начальника колонии, а

также строение, где он дежурствует Звонок - конец срока Коник - одна из стоек на лесовозе, между которыми

грузятся хлысты Коть-моть - житель Коми-Пермяцкого автономного округа Откинуться - освободиться Петух (гребень, опущенный, обиженный) - пассивный педераст Пидерка - форменная зоновская фуражка Столыпин - спецвагон Терпила - потерпевший(ая) Фофан - ватник Хап - погрузчик Химия - условное освобождение с обязательным привлечением к труду Хлыст - сваленное дерево ШИЗО - штрафной изолятор (то же, что "кича") Чокерман - чокеровщик, тот, кто собирает хлысты на волоке в пачку,

прицепляя их на отводы основного троса - чокера Шконка - кровать Шлёмка - миска Шмон - обыск Шмалять - стрелять Нижний склад - участок берега у сплавной реки, где штабелюется

разделанный лес Верхний склад - площадки непосредственно возле лесосеки, где штабелюются

хлысты для последующей вывозки 117-я статья - изнасилование (простое, с угрозой для жизни, в извращенной

форме, групповое. 4-я часть - изнасилование малолетних) 102-я статья - убийство с отягчающими обстоятельствами 102-я статья - убийство с отягчающими обстоятельствами