/ / Language: Русский / Genre:prose_counter,

Superwoobinda

Альдо Нове

Свое “совсем уж неизвестно что” написал по молодости лет Альдо Нове (р. в 1967). Нове – одна из самых заметных фигур в стане “юных людоедов”, новейшего течения гипернатурализма в итальянской литературе на рубеже веков... Сборник дебютных и теперь уже культовых страшилок А. Нове “Вубинда” (1996) во втором издании разросся до размеров обескураживающей энциклопедии современной жизни, девизом которой могло бы быть “ни дня без конца света”... “Супервубинда”

1996 ru it Геннадий Киселёв сд SDer4@Yandex.ru FB Tools 2005-08-12 http://biblio-techka.tk SD7996CD-0410-4C67-96B6-RUF7K9J10017 1.0 Альдо Нове. Супервубинда Ad Marginem М. 2001 ISBN 5-93321-030-7

Альдо Нове

Superwoobinda

Вубинда

лот номер один

Бадусан

Я урыл своих предков за то, что они пенились этим долбаным бадусаном Pure & Vegetal.

Мазер талдычила, что ее бадусан типа увлажняет кожу. Только я пользуюсь бадусаном Vidal. И хочу, чтобы все в доме пользовались бадусаном Vidal.

Потому что с детства помню рекламу бадусана Vidal. Неслабая была реклама.

Я лежал в постели и смотрел, как скачет лошадь.

Та лошадь была Свободой.

Я хотел, чтобы все были свободны.

Я хотел, чтобы все покупали Vidal.

А потом фазер и говорит: в универсаме, мол, набор из трех предметов по цене двух дают. Надо брать. Не думал я, что туда и бадусан попадет.

Фазер-мазеры сроду меня не просекали.

После таких дел я сам себе покупал бадусан Vidal. Мне было пофигу, что в доме еще три упаковки Pure & Vegetal с этой обломной календулой.

Я если когда в ванную заходил и видел на биде их стебаный батл, тут меня прорывало, и я уже за стол с ними не садился.

Обо всем ведь не расскажешь.

Я погляжу, когда вам наплюют в самую душу. А главное, ради чего – ради скидки. Я молчал.

Молча бакланил у себя в комнате чипсы там, шмипсы разные. И никого не хотел видеть – ни дружбанов, никого. Телефон звякнет, а меня вроде как дома нету.

Что ни день, я все глубже въезжал, до чего страхолюдина у меня мамуля.

Такая, что вовек в политику не сунется – с ее-то вздутыми веняками и желтыми от курева пальцами.

Страшна как смертный грех. И как только я любил ее в детстве?

Папуля тоже весь трещал по швам.

Короче, пора, пора уже было ушатать их обоих.

Ну, выхожу я тут под вечер из своей комнаты и говорю: решил я типа вас обоих списать.

Те на меня только гляделки свои поношенные выкатили, видно, ушам не поверили, что я с ними вообще заговорил. С чего это, спрашивают.

А с того, что неплохо бы для начала бадусанчик сменить.

Они как заржут.

Ну, поднялся я в свою комнату и взял консервную банку из-под томатов. Она у меня для ночной жрачки заныкана.

Вернулся в кухню и запер дверь на ключ.

Я рявкнул матери, что она последняя чувырла и что ей надо было вырезать матку до моего зачатия.

Отец вскочил и замахнулся на меня. Но я не оплошал и так вмазал ему по яйцам, что он тут же с копыт долой.

Мать бросилась к нему с диким ревом. Она выкрикивала что-то бессвязное и от этого казалась еще старше и смешнее. Я всадил ей острую консервную крышку в горло. Ручьем хлынула кровь. Мать визжала, как свинья.

Отца я оформил тесаком для замороженных продуктов.

Тошно было смотреть, как они подыхали, давясь кровавой блевотиной.

Всю плитку на полу перемазали. Кровища все лилась и лилась. А эти стали другого цвета.

Я потопал наверх и сгреб два батла (один они уже испузырили) их поганого бадусана.

Притащил батлевичи на кухню, поставил на стол. А после продолбал мамашин череп молотком для отбивки мяса.

Липкие мозги вытекали медленно. Шматки волосатой кожи отдирались как скотч.

Отцовская башка была вроде мягче. То ли это я по ней хряпнул как полагается.

Я вывалил их мозги в раковину и хорошенько промыл черепки моющим средством Scottex.

Потом я налил в черепушки Pure & Vegetal: пусть до них дойдет, что

Междусемейчик

Моей жене Винченце 32. Винченца – Рыба. Раз она мне и говорит, давай, что ли, говорит, закрутим стори с другой парой, посексимся вновяк с теми двумя, говорит, хватит уже одну жвачку пережевывать. Тебя, поди, со мной ломает, говорю. Что за дела, Эудженио, 50, Стрелец, не нависай – чем киснуть, давай подпустим свежачка: ты с другой, я с другим, короче, махнемся парами, говорит.

Лады, устроим дашь-надашь, только я что-то не въеду, где ты их наколола, говорю, ну, типа встретила где, да встретила, говорит, вот она и толканула мне про обмен парным-то опытом, сам увидишь, пара в умат, погребли, чего там, говорит.

Лады, даешь, говорю. Приводит меня домой к этим двоим. Франческа, скважина такая, годов 20-22, мужик ее, чувик такой, годов 26-27, Марко, хохотун, я все никак не въеду, думаю, сон это или что, жена вроде всегда при мне была, типа верная и все такое, а тут опаньки – утопала в ту комнату с этим чувилой Марко, а я опаньки – сижу, где сидел с этой лоханкой Франческой, вот это лоханка, думаю.

Ты раньше когда парами махался, говорит, нет, не махался, говорю. Глянул я на лоханкины ляжки, глянул на дуло, на буфера глянул, глянул на мимо-юбку, да брось шугаться, говорит лоханка, я не шугаюсь, говорю, просто все думаю, сон это или что, говорю.

Не, но ведь эта сучка, моя законная, с этим чувилой Марко там, а я-то тут, дырокол стояком, лоханка развалилась по креслу – с ляжками, мимо-юбкой и всеми делами для вздрючки, подойди, говорит, реальный, ты меня зацепил, и ты меня зацепила, говорю, сам потею весь.

Не, но эта-то, сучара, моя-то, с этим чувилой все там, я гляжу на чуву, чува все ближе так ко мне, ближе, твоя-то щас с моим, поди, прутся вовсю, давай, что ли, и мы попремся, чего уж, давай попремся, ах, моя-то, говорю, сучка, говорю.

Тут моя-то как раз и заходит, с этим чувилой заходит так стёбно, типа ржачка у нее, ты чё там с этим чувилой настебала, ору, она говорит, ты не ори, говорит.

Твою мать, ты чё там настебала с этим карелом, говорю, чё настебала, говорю, с этим гнусом там.

Да не парься ты, говорит чувилова лоханка, нет, я припарюсь, мне знать охота, мать вашу, щас спалю на хер эту хату и вмочил сучаре по сосалам, да ты не парься, нет, мать вашу, у нас тут свой «Междусемейчик», говорит эта прошмондяйка, да мне по херу, чего у тебя там, остынь, Эудженио, ты чего, это же та программа с Альберто Кастанья и Раффаэллой Троттой, ну та, где «увидимся через мгновеньице, через вот-вот, через скоренько», «Красотулька», если ростом ты не меньше метр семьдесят, а размерчик 42, то можешь поучаствовать в «Красотульке», трансляция из бухты Габиччи, купальник Cotonella, вино Ronco, дернул – и открылось, булочка с сыром и фруктами, молоко Plasmon без красителей, с сыром и фруктами, делай раз, делай два – надежная очистка деревянных покрытий новым моющим средством – и никакой воды, пристегни ремень, мальчик, где это мы, вроде как Египет, вы в Гардаленде, мои тапочки с супинатором Sanagens – это что-то, спрашивайте в ближайшей аптеке Vichy, эффективная помощь в борьбе с целлюлитом, чего зря названиваешь по 144-11-429, эта прихехешница из Сан-Ремо, не Колль, а та, другая, беляночка, та, что носится по улице в одних трусиках, без китового уса бюст заценит вся туса, скоро на Canale 5 с Харрисоном Фордом, в рубрике «Вот ТАКОЕ кино».

С возвращением вас на Canale 5, с возвращением на «Междусемейчик» по пятому каналу, передача это такая, дотумкал, что ли, говорит супружница-то, прикололи мы тебя, чтобы на передачу Кастаньи попасть, чтобы похохмить на телевидении, что ты делаешь, не надо, но я уже вопрос не шарил, Кастанья там, пятый канал шли мимо, какой канал, какое телевидение, жена – шалава, остальное до фени, до такой фени, мать вашу, что я проломал чердак той шмаре, что сидела там рядом, пятый канал, говоришь, мать вашу, голосил я, тут явились мужики, вышли прямо из стены, ты чего тут отмочил, говорят, совсем уже башню снесло, чего отмочил, говорят.

В койке с Магалли

Мне 52 года. Я крашеная блондинка. Меня зовут Мария. Мой знак – Близнецы.

Моя мечта – переспать с Магалли. Магалли похож на моего мужа, но он знаменит.

Если я пересплю с мужем, никто и слова не скажет. А вот если с Магалли – скажут все.

Народ торчит, когда кто-то с кем-то переспал. У нас ведь с этим делом примерно одинаково. В койке все равны. Только некоторые знамениты. Ты на них постоянно смотришь и думаешь: вот бы это перепихнуться с тем, который сейчас разводит, а сама сидишь себе, уставилась в ящик, жуешь, рядом муж, свекровь, дети там.

Не то чтобы Магалли лучше Костанцо или других, нет, он даже и не самый красивый, красивее всех Чекки Паоне, который в подтяжках, или Федэ, видавший виды мужчина, а в сексе это как раз что надо.

Просто с Магалли чувствуешь себя уверенней, ясно, что он без глюков и не подкатит к тебе с какой-нибудь шизой вроде той, что просит муж, когда звонит по 144, ну типа тухас ему полизать; такого Магалли себе никогда не позволит, он у всех на виду, это вам не телефонная шлюшка.

Магалли, он когда на звонок отвечает, то отвечает с юморком, как и полагается человеку основательному, с ним ты всегда в своей тарелке, хоть он и хлестко иногда так вставит, но без перегиба, короче, птицу видно по полету; к тому же и росточка он небольшого, и брюшко у него, я скажу, располагающее, в общем, на такого мужчину можно смело положиться, это тебе не какой-нибудь там сквозняк; он, правда, с экрана-то и не слезает, каждый божий день по телику, все на него в оба смотрят, тут хочешь не хочешь, а покатишь публике.

Я бы дернула с Магалли в какое-нибудь не очень занюханное местечко, можно просто на пляж. Пусть все видят, как мы гуляем. Смотри-ка, она с Магалли! А кто это там с Магалли? Кто такая, почему не знаем?

Или нет, лучше остаться здесь, во Флоренции, и пойти с Магалли к парикмахеру. Подруги скажут, глянь-ка, это же Мария с Магалли. Говорю тебе, точно Магалли! И когда только успели познакомиться? Неужели он? Да он, он. А я так прильну к нему, возьму под руку, и прямиком в Сан Фредьяно. А в небе луна огроменная, и мы берем по неаполитанской пицце в нарезку.

Вубинда

С тех пор, как на ТВ заправляет Берлускони, перестали показывать Вубинду – бледного швейцарца, бегущего по саванне. От правых и не того еще дождешься.

Меня зовут Джузеппе. Мне тридцать один. Овен. Я левый. Как и Вубинда. Когда был Вубинда, мы все были заодно. С пластинки неслось: «Вубинда, помоги мне. Вубинда, помоги!» Те парни пели еще и «Фурию». «Фурию» сейчас тоже не показывают.

Однажды «Фурию» пустили снова. Это было уже не то. И заставка – полное фуфло. Под такую не помечтаешь. А моему поколению так нужно мечтать.

Мое поколение верит во что-то новое. Нынешний молодняк про Вубинду слыхом не слыхивал. И про Фантомаса тоже.

Вечером я попадаю в дом через окно. Я всегда вставляю новое стекло после того, как вломился в дом через окно.

Если бы в саванне были окна, Вубинда тоже входил бы через окна и тоже разбивал бы их. Когда-нибудь не станет больше лесов. И Вубинды не станет. Как на сегодняшнем телевидении, где его уже нет.

Но он есть. Как будто время остановилось. Он есть во мне.

Он в тех, кто еще может что-то сказать. Он дает силы тем, кому сейчас тридцать.

И помогает разобраться, как быть дальше.

Моя сестра смутно помнит Вубинду. Когда его показывали, ей не было еще десяти. Для нее Вубинда – просто парень, который кричал перед самым ужином. А что к чему, она не помнит и даже забыла, какое у него лицо.

Зато она хорошо помнит Барби-папу.

Барби-папу из семейства Барби. А нашим любимцем был Барби-мохнатик.

Это был всего лишь мультик, а мультик не в счет. Это был правый мультик, мультик Ломбардской Лиги, потому что он ничего не говорил людям. Не то что Вубинда. Вубинда сплачивал нас. В 1979 мы выходили по вечерам из дома, и звонили в колокольчики, и знали, что мы вместе, рука об руку, а теперь сил уже м

Вибраволл

Меня зовут Стефания. Мне двадцать семь. Я Овен, восходящий к Тельцу. Моего мужа зовут Джанни. Ему сорок, он маклер.

Я поэтесса и редактор женской газеты. Веду рубрику писем. В письмах – сплошное сюсюканье. Жёвано-пережёвано. Сил нет. Отбарабанив в редакции, я еще долго потом рулю, чтобы маленько расслабиться. А недавно купила сотовый – теперь оттягиваюсь покруче.

Марка моего сотового Sharp TQ-G400.

Размеры: 130x49x24 мм. Вес: 225 г. С обычной батарейкой.

Пониже кнопок вызова и окончания связи есть две такие клавиши со стрелочками. Нажимая на них, я просматриваю меню и выбираю нужную функцию.

Экранчик просто загляденье, гораздо симпатичнее, чем в Pioneer PCC-740. Это тот, что у Марии.

На моем показаны уровень сигнала, заряд батарейки, время, а еще включен телефон или выключен.

А еще там есть малюсенькая такая мигалочка: если телефон положить в комнате или в машине, она показывает, заряжена батарея или уже садится.

В памяти сохраняются последние десять звонков.

Бывало, пилишь по автостраде, пилишь: пора чуток и релакснуться. Тут я набираю Джанни и говорю:

– Давай, что ли, поколбасимся?

Ну, он и выдает:

– Ща бы я полизал тебе передок, дешевая ты давалка.

Я еду и чувствую, как там у меня становится влажно.

Обычно Джанни звонит с биржи. А на бирже вечно такой гвалт, что никтошеньки не слышит, о чем там мой Джанни трёкает по своему мобильнику марки Ericsson EH-237 за 1.583.000 лир.

В память его трубы можно забить аж до 199 номеров. И автодозвон на шесть номеров имеется.

Сотовый мужа на 20 г легче моего. Размеры: 49x130x23 мм.

И антенна у него не выдвижная, а витая.

Так вот, по этому самому Ericsson EH-237 муж звонит мне, пока я сижу за баранкой, и мы с ним типа колбасимся. Приколись!

Мы с мужем современная пара. Когда-никогда, а выбираемся в sex shop «Голубой Дунай», рядом с аэропортом. Подкупить разных там примочек. Нет, с этим делом у нас все тип-топ. Просто другой раз охота уже и по полной схеме оторваться. В прошлый вот заезд оставили 119.700 лир.

А взяли фаллос без вибратора, но со впрыском за 34.900; вибратор «Дуэт» анус-вагина за 49.900 и китайские виброшарики за 34.900.

Только я вот что скажу: если ваша пара без конца в разъездах, вроде нас с Джанни, то у вас обязательно должен быть Вибраволл.

Вибраволл – это даже не жужжалка, а бесшумная такая дрожалка для сотовых. Мой муж вставил мне ее в попенцию на годовщину нашей свадьбы.

А перед этим сказал:

– Дай-ка я загоню тебе в соседку приборчик.

Ну, думаю, какой-нибудь латер со впрыском или без, с вибратором или без, с залупоном или без, в общем – приборчик в попень.

Но это был Вибраволл.

Муж вышел из комнаты и позвонил со своего Ericsson EH 237 на мой Sharp TQ-G400.

Вибраволл тут же задрожал. Это был сигнал звонка. От него я так оттопырилась, такой словила кайф, какого у меня отродясь не бывало. Я просто потеряла голову. До меня вдруг дошло, что в наши славные времена благодаря технике с милым можно ой как заторчать. Я только бешено мычала. А приборчик все жжж-жжж у меня в попце. Я не выдержала, встала с кровати и взяла с комода мой сотовый. Мне уже было до фонаря. Я завелась как распаленная блядь.

Я вовсю нашарпывала свою щелку: вверх-вниз, вверх-вниз. Маленькая упругая антенна так теребила клитор, как могут теребить только антенны Sharp. И вот подкатил ломовейший оргазм. В комнату вошел муж. Он был потрясен: Скорпион под знаком Льва. Правой рукой он прижимал к лиловому члену мигающий Ericsson EH-237. Муж высунул язык и проворковал:

– Я люблю тебя, моя зайка.

И тут я растеклась. Ох, как я растекл-а-а-ась.

лот номер два

Вермичино

Сейчас о важном. Может, как раз важнее всего помнить о чем-то вроде Вермичино.

Вот случится с тобой такое и застрянет где-то внутри тебя. Пройдет время, и ты вернешься к нему, захочешь вспомнить, а оно туточки. Ничего с ним не сделалось. Бери да внукам рассказывай. Все как было.

Вермичино я помню хорошо.

Может, в моей жизни лучшей-то минуты и не было. Только давай по порядку. Свет уже погасили, но никто не ложился. Все смотрели Вермичино. По телику. Молча. Ночь напролет. Чем дольше смотрели, тем глуше становилась ночь. Нас были миллионы, а он там – один.

Он старался не умереть. Он говорил об этом в микрофон всем телезрителям. Альфредино Рампи говорил, что не хочет умирать. А мы были здесь. Болели за жизнь. И ждали, что он покажется, что его вытащат из той дыры.

Мать говорила, да тихо вы, он что-то сказал в микрофон. В полной тишине у него спрашивали, как это – умирать там, где тебя никто не видит. Зато все слушали. Плачет он или кричит.

Помню лицо Альфредино на фотографии в газетах. Фотография была везде одинаковой. Мальчик в матроске щурится от солнца. До того, как ухнуть в яму телевидения. Тогда обычный мальчик, даже такой хорошенький, не мог рассчитывать на прямой эфир, да еще в ночное время.

Если бы Альфредино погибал сейчас, наверное, возникла бы проблема с рекламой. Больше у телезрителей, чем у него. Ведь он был занят тем, что выкраивал для жизни лишние мгновения. Они бы подгадали подходящий момент, чтобы запустить рекламу сухого собачьего корма. Как на футболе, когда мяч выкатился с поля, а игрок бежит его подбирать, тут же дают рекламный ролик.

Но этот мальчик погибал все время одинаково. Без рекламных пауз. Он погибал всю ночь.

Чтобы у тебя взяли интервью, ты должен быть родственником или школьной учительницей. Пара слов в новостях, и свободен. Ты опять становился никем.

В дыру пробовали спуститься. Нашелся какой-то сардинец – метр с кепкой. Весил пятнадцать кило. Он спустился. А выполз в пять утра. Без Альфредино. Мальчик сам уходил под землю все глубже и глубже.

Вроде бы там еще и Президент отметился. Вроде бы тогда Президентом Пертини был. Топтался вокруг дыры вместе с мэром Вермичино.

Чтобы топтаться вокруг дыры, нужно быть шишкой. Остальные смотрят по телику. Как в «Ла Скала»: если ты не какой-нибудь там – дуй на галерку.

Вермичино был стихийной программой. Без вранья. Не то, что теперешние. Например, «Прости-прощай» Менгаччи, где уже было, что кого-то взаправду прибили. Только не так, как В

Раздумья

Когда начинается «Rai – это не Рай», я опускаю жалюзи.

Я закрываю дверь и открываю пакетик леденцов фру-фру. Или пачку чипсов. Смотря что купила мать. И глазею на то, как орешки теребят их упругие титьки.

Мне катит представлять их всех в моей комнате и думать, что каждая вещь пропитана запахом мытых писек.

Сам я живую лохань отроду не видал.

И хоть мозгую о ней с утра до вечера, не уверен, что смог бы ее обработать, как подумаю, откуда выходят кровь, ссаки и дети в какой-то липкой параше.

В медицинской энциклопедии я видел лохани с опухолью.

На одну будто гнилой баклажан прилепили. Неонового цвета и с лиловыми прожилками.

У другой котлетины такой оранжевый нарост, что аж на две половинки развалилась. С виду просто бр-р-р.

Но мне это до банки.

Любовь – штука серьезная.

В полтретьего я настраиваюсь на Italia I.

Когда папаша помер, я думал, одна из этих сестренок однажды ко мне привянет.

Но это я так, лишь бы не думать о смерти. Что это я не знаю и не хочу, чтобы это было. По крайней мере со мной.

Я если о смерти когда призадумаюсь, так на меня жрачка нападает. Бывало, разбомбишь холодильник подчистую, бухнешься на матрас и призадавишь на массу до того, как начнется Фьорелло.

Фьорелло – он просто зе бест. Корки мочит отпадно, а еще запевает на всякий лад.

У меня номера со всеми метелками из «Rai – это не Рай» есть.

Тот, где на обложке Мери, полный сочняк.

У Мери такие глазищи...

Сколько раз я мечтал распялить ее на 90°.

А потом стянуть с нее трусики и залудить вcтояка.

С такой чиксой я бы на любой бластер прокинулся.

Мери не такая стерва, как Амбра.

Мери куда нежнее.

Мери учит философию.

Мери блондинка.

Мери не скандалит.

Мерины ноги длиннее Шмелиных.

Мери не старается перещеголять подруг.

Мери дает мне надежду на лучшую жизнь.

Мери заставляет мое сердце биться сильнее.

Мери кайфовей Мирианы.

Мери такая спокойная.

Мери улыбается улетней всех на свете.

Мери родилась под знаком Рыб.

Мери говорит на трех языках.

Мери разгонит эту зеленую тоску.

Мери смотрит искоса, выпятив губки, и я угораю.

Мери танцует полный классман.

Мерина кожа пахнет взасмак.

Мери – это все, что у меня есть.

Когда идет реклама, я переключаюсь на другую программу. Иногда реклама бывает и по уму. Вот реклама Неоцибальгина. Есть там клевый такой мотивчик. А еще в одной, про силикон, морковка четко так ныряет.

Бывает, паришь лысого, паришь, а сам все ждешь, когда покажут Мери, чтоб уж под нее растрястись или под Роберту. Правда, как-то я залился под этого, ну, типа полицейского там, знаете. Ну, это было полное обломово.

Как врежу дубака, пусть меня положат рядом с Мери или хотя бы с ее фоткой.

Взрыв на улице Палестро

Когда рвануло на улице Палестро, я пошел глянуть. Со мной увязалась моя герлуха, Козерог, разодетая как лярва.

Может, кого-то там от ее черных легенсов и покоробило, но никто особо не выступал, потому что когда так рванет, тут и про мохнатку думать забудешь.

До этого, ну, вечером, человек – как человек, типа муж тебе или типа жена. А потом хрясь – и он сворачивает на улицу Палестро, и его разносит на мелкие кусочки по деревьям там, по земле, по капотам машин, припаркованных аж за двести метров, а шматка спины так, между прочим, и не находят, и то, что было твоим мужем, свалено теперь в мешки для мертвецов.

Все думают о мертвецах.

Я тоже. Мне двадцать лет. Я шел сквозь толпу, смотрел на груду обломков, и меня самого ломало, но не так, когда смотришь ящик, потому что по ящику все еще реальней, ты включаешься в момент, как будто у тебя дома шарахнуло, и некуда деться, и никто не скажет тебе «пошли, глянем, как там шарахнуло». Так-то.

Через пару дней там, где рвануло, опять была куча народу. Люди смотрели, как все кругом разворотило. А еще смотрели на других людей, которые смотрели в пустоту.

Многие качали головой и говорили шепотом.

На деревьях полно фотографий Мадонны. Приклеены скотчем. И стихи.

А еще длинные-предлинные послания, почерк не разобрать, и записки детей.

Если бы у меня был сын, он тоже написал бы стихи о мертвецах. Я взял бы его глянуть, если где рванет.

В тот вечер, когда взорвали бомбу на улице Палестро, в других городах Италии тоже грохнуло.

Я прыгал по каналам, чтобы понять, где еще грохнуло.

Ну, думаю, пиндык пришел Италии. Полный пиндык.

Засыпаю, а в голове тот марокканец вертится, которого на скамейке разнесло. И то сказать: если хорька давить где придется, нет гарантий, что поутру зенки протрешь.

На другой день пошел на митинг. Возбухали как могли. Но не конкретно против кого-то. Конкретно не возбухли.

Чисто так возбухали.

Клево было бы типа интервью дать тем чувакам с первого канала, они там всюду шныряли. Только про что говорить, сам не знаю. Сказал бы типа, что нефига тут грохать где ни попадя.

Потом пошли в «Бурги». Я взял кинг-бекон с картошкой регьюлар, чиз, апельсиновый сок и эппл-бэг. А герлуха моя взяла кинг-чиз, фиш, картошку смол и коку-макс

Беспроводные наушники

Илария пришла ко мне смотреть «Экзорциста». Меня зовут Стефания, я ее подруга, мне шестнадцать.

Хотя, по-моему, она пришла не за этим. Думаю, она пришла меня трахнуть.

И трахнула.

Во время рекламы она лезла целоваться, а через десять минут запустила руку мне между ног, сдвинула трусики и начала лапать за пипку.

Перед самым продолжением фильма я отдернула ее руку.

Примерно в середине первой части Илария стала вовсю дрочить.

Мне-то было без разницы, я хотела смотреть «Экзорциста».

Сперва она тяжело так дышала, а потом заскулила, как шалая сучка.

Я сделала громче.

Илария предложила поставить порнушку с Роном Джереми, а «Экзорциста» досмотреть как-нибудь потом.

Она начинала меня цеплять.

Я спросила, какого она вообще приперлась: фильмец смотреть или что? Лично я собираюсь смотреть фильмец.

Она ответила, что любит меня. Тогда я пошла в свою комнату и взяла беспроводные наушники.

Настроила их на телик и отключилась от нее.

Но эта прищепка гнула свое.

Она так раздрочилась, что весь диван ходуном ходил.

От этой скачки пульт свалился на пол.

Я бы и не заметила, если бы не переключился канал.

Ни с того ни с сего на экране появилось «Поле чудес».

Я фыркнула и снова переключила на четвертую.

Чтобы спокойно досмотреть «Экзорциста», я сняла трусики и сказала Иларии: так и быть, можешь полизать, только не очень вертись, а главное – не загораживай экран.

Она спустилась на пол и нырнула головой мне под юбку.

В какой-то момент пропал звук.

Наверное, сели батарейки в наушниках.

Четыре пальчиковых на полтора вольта. И двух недель не протянули.

– Илария, – сказала я. – Хорош, батарейки сели.

Она высунулась у меня между ног и очумело глянула вверх.

– Что такое? – пролепетала она, задыхаясь.

– Батарейки в наушниках сели, не слышу

Она высунулась у меня между ног и очумело глянула вверх.

– Что такое? – пролепетала она, задыхаясь.

– Батарейки в наушниках сели, не слышу

Она высунулась у меня между ног и очумело глянула вверх.

– Что такое? – пролепетала она, задыхаясь.

– Батарейки в наушниках сели, не слышу

Она высунулась у меня между ног и очумело глянула вверх.

– Что такое? – пролепетала она, задыхаясь.

– Батарейки в наушниках сели, не слышу

Она высунулась у меня между ног и очумело глянула вверх.

– Что такое? – пролепетала она, задыхаясь.

– Батарейки в наушниках сели, не слышу

Она высунулась у меня между ног и очумело глянула вверх.

– Что такое? – пролепетала она, задыхаясь.

– Батарейки в наушниках сели, не слышу

Сопроводиловка

Уважаемый дистрибьютор!

Как человек отзывчивый и тонкий, Вы наверняка с глубоким прискорбием восприняли трагическое известие, потрясшее всех нас.

Кончина Федерико Феллини больно отозвалась в наших сердцах.

Долгие годы все мы находились под неизгладимым впечатлением от его поэтического таланта.

Согласитесь, творчество Феллини по своей силе и простоте достигло вершин итальянского гения, в становление которого внесли плодотворный вклад многие выдающиеся мастера культуры (напр., Леопарди).

Звезда Федерико Феллини сияет особым светом на небосклоне отечественного Парнаса.

Массовое участие людей в траурной церемонии его похорон, а также регулярные сводки новостей, передаваемые в дни агонии режиссера, явились наглядным свидетельством огромного уважения, которым пользуется Феллини по всей Италии.

На основе вышесказанного, предлагаем Вашему вниманию проспект-приложение к настоящему письму.

Проводимая нами рекламная кампания новой продукции сувенирных изделий рассчитана на самые широкие слои населения.

Исходя из специфики Вашей деятельности, Вы сможете остановить свой выбор на тех изделиях, которые наиболее полно удовлетворят запросам Ваших клиентов.

Прежде всего, рекомендуем обратиться к серии стеклянных шариков «Покойный Феллини, припорошенный снегом».

Тяжкий крест Маэстро – таков лейтмотив, который, по нашему мнению, вдохнет новую жизнь в ассортимент шариков со снежинками, испытывающий в последнее время острый кризис сбыта.

Стандартный набор сюжетов (церкви, пейзажи, диснеевские герои) уже не соответствует высоким требованиям покупателей, ставших намного требовательнее и чутко реагирующих на динамику современной жизни.

Сегодняшний покупатель заслуживает таких шариков со снежинками, которые сочетали бы в себе глубину и разнообразие, символический смысл и культурную значимость.

Вы можете самолично ознакомиться с прилагаемым образцом. Необходимо сразу подчеркнуть безукоризненное качество изготовления отдельных частей тела. Следует также отметить, с какой тщательностью подогнаны кислородные трубочки и насколько точно они вставляются в пластмассовые ноздри Феллини (рис.3, стр.6), выполненного из противоударного материала.

Снег в больничной палате придает легкий рождественский оттенок всей композиции, сглаживая, таким образом, налет грусти, пользующийся довольно ограниченным спросом.

Кроме того, предлагаем три «волшебных» открытки (из серии «На долгую память»).

Данная серия сувенирной продукции снискала популярность в семидесятые годы. Обладает характерным наборным эффектом тонкого картона. В зависимости от угла наклона, появляется то одно, то другое изображение.

Типовые сюжеты (фотомодели, детские бытовые зарисовки) заменены на греющие душу эпизоды из жизни Федерико Феллини. В них режиссер «Амаркорда» предстает перед нами в трогательных позах со своей супругой Джульеттой Мазиной, незабываемой героиней многих его лент.

Наклонив открытку, покупатель увидит печальный образ автора «Дороги» в коме и лишний раз задумается о драматическом противостоянии жизни и смерти, касающемся каждого из нас.

Искренне надеемся, что Вы по достоинству оцените всестороннюю продуманность нашего каталога, а также его широкие перспективы по маркетингу.

Многая лета Федерико Феллини и успехов в работе Вам.

лот номер три

Мордорубка

Когда я вижу на улице парней и девчонок моего возраста, когда я вижу, как они там клеются, я прямо с пол-оборота завожусь.

Ненависть – это вам не просто враждебность я не знаю к кому. Это когда тебе охота уже провернуть языки в едальничке у этих кадрушек.

Ты даже не можешь спросить, а можно ли тебе.

Ты только можешь сесть на поезд.

Пока ждешь поезда, стоишь и ненавидишь. И ни одна с тобой не пососется.

Тогда ты приезжаешь домой, смотришь в окно и думаешь о работе.

Я Адзурро. Мне семнадцать. Я Лев.

Я изобрел мордорубку.

Вынул из настольной лампы стержень и присобачил к нему мясорубку.

Мать ничего не знает.

Первая любовь была у меня в семь лет. Мариелла приехала из Катании. Мы учились в одном классе. Она мне нравилась, поэтому я мечтал, что мы будем жить вместе.

Я смотрел на ее кожу и говорил. Она говорила, что ей пора.

Однажды она плюнула мне в моську. Я почувствовал, как ее слюна сочится у меня между губ.

Это была любовь.

С тех пор я все время хочу, чтобы девушка снова меня поцеловала. Я хочу снова почувствовать вкус девичьей слюны.

Но девушки целовали не меня.

Как-то был я в Приматиччо и видел там одну. Она была как последняя жена Костанцо.

Она закрыла глаза, высунула язык и кончиком трогала язык какого-то местного углумка.

Так я решил соорудить мордорубку.

Если девушка не снимается, она идет себе по улице.

Тогда самое время действовать. Когда я принимаюсь за дело, мне явно лучшеет. Я могу отплатить за обиды. Жизнь становится совсем другой.

Я встаю перед этими двумя и подключаю свой миксер к автомобильным аккумуляторам.

Язык – это всего лишь бифштекс, смоченный девичьей слюной.

А при прокрутке все мясо одинаковое.

Когда мне было 24, я встретил Марию. За десятку я смотрел, как она трогает себя в туалете бара «Нил».

Я мечтал о том, что будет, когда мы поженимся. Но летом Мария переехала в Беллинцону.

Бляди не целуются.

Ты можешь протянуть их и в хвост и в гриву меньше, чем за двести тысяч, если им уже сороковник, или за пол-лимона, если еще молодухи, но целоваться они не будут.

Вот этого я ну никак не прорублю.

От моей мордорубки много крови. Так устроен организм. В более справедливом обществе она не пригодится. Там и у меня будет девушка. И мы будем ходить на ипподром. Я буду смотреть ей в глаза. Чего-то говорить.

Моя мордорубка не особо и дорогая. Потому что я сладил ее из подручных материалов. Ну, а лампа все равно шла на выброс.

Программы доступа

Меня зовут Андреа Гарано. Мне двадцать три, и у меня есть стереосистема. А еще у меня головка – бобо, потому что в нее вошли Программы доступа. Они там химичат себе, ну, химическими элементами, которые у меня в мозгах.

Так что я если соседкину дверь подпалю и все ее бунгало с потрохами выгорит, тут моей вины нету. Это меня те мужики прививают, что гонят про канализацию в Пакистане при запуске Программ доступа.

Заставку Программ я знаю с двенадцати лет. Просто у брательника был такой диск одной греческой, что ли группы, которая потом распалась. У них еще название «Aphrodite's Child», типа дети дьявола в переводе («child» по-английски значит «демон», английский мы в школе проходили). Конверт у диска весь красный, а на конверте номер: 666.

Это номер Программ доступа.

Когда кончается реклама, пару минут тихо так и не видно ни шиша, а на самом деле видно Нефала, страшного дьявола.

После этого начинаются сами Программы с этой их музычкой. Вот тогда уже полные кранты настают. Я бухаюсь на колени перед ящиком и слушаю, слушаю, ни слова не пропущу из Программ доступа: три, два, один – пуск.

Я и телик пробовал сменить. Программы все равно идут. С той же заставкой. Даже по Грюндигу. Тот же ведущий, те же гости перетирают про то, как обчество типа борется с этим – рассеянным склерозом. Только на их физиях крупными буквами написано, что всю эту байду про склероз они разводят для того, чтобы направить мне послания, которые я, хоть убей, не секу. Нет, они явно хотят меня слить.

Вот иду я по улице, и никто на меня не смотрит, и снова начинается этот базар про рассеянный склероз у карапузов там до шести лет, и никто не представится членом туринского кегль-клуба и что он типа интересуется подростками-маргиналами. Такое бывает только когда бывают Программы доступа.

Слушаю я их, слушаю, пока не начинаю раскачиваться, как бамбук: взад-вперед, взад-вперед. Сижу на ковре, раскачиваюсь и пялюсь на ведущего. А он возьмет да и спросит, с чего это, мол, одни гости вдруг решили обратиться с парламентским запросом, а другие вынуждены зачем-то звонить в консульство, точно уж не помню зачем; а эта их музычка все музычит и музычит, прямо посередке мозгов, и выталкивает меня из дома совершать убийства.

Совершать убийства и кричать криком, покуда синьора Коллура с нижнего этажа не вызовет полицию. А Программы доступа все идут. Бабы там все толкают о правах инвалидов из числа госслужащих, а ведущая вдруг так выпялится в камеру, и на секунду все замолкает, даже песняк Aphrodite's Child замолкает.

Тут уж я беру опасную бритву, режу себе запястья и слушаю, что скажет ведущий. Ведущий велит слушать те слова с дисков Black Sabbath, только перевернутые, чтобы у меня разорвало мозги, чтобы все кругом разорвалось и кровища бы хлынула с телеканалов и полилась бы из моих запястий.

Аргентина Бразилия Африка

Ну и как я теперь скажу обо всем жене, как дозвонюсь и скажу ей, что нам еще трехлетнюю ссуду за квартиру выплачивать и двухлетнюю ссуду за тратататата

За машину. Ща я припаркуюсь прямо тут, прямо посреди площади Лорето. Ща я припаркуюсь, ща. Как дети-то жить будут – ума не приложу. Безмазняк полный. Вот ща-ща

Так поливает... Поставлю-ка лайбу у заправки, так... Ты подумай, как кровь в жилах стучит, а все тело мандраж колотит. Вот ща-ща

Зовут меня Луиджи. Мне двадцать восемь.

Меня поперли с работы, и этот дождик, вот сегодня, он такой нежный, такой мокрый. Надо бы звякнуть Бертони, сказать, чтобы взял ключи от конторы. Вот ща-ща

Поливает площадь Аргентины. Помню как

В детстве мама все говорила (чего это я вдруг про это?), говорила мама, что каждая капля, что падает на землю или на карнизы автогриля или там куда еще, каждая капля – это вроде как мысль: вначале она выпарилась, а теперь типа снова на землю вернулась.

Я и знать не знаю, что будет завтра-послезавтра, в жизни соскок вышел, надо переопределиться, понять надо

Дом за детьми останется, если удержу дом, на паях ведь он, вот ща...

Ща. Выхожу из машины. Вот ща поливает, и я выхожу из машины, выхожу, от дождя меня уже повело, и я так на секундочку стопорюсь, и гляжу на дождь, и слышу, как он катится по моим щекам, по моему

Кардигану, и такого со мной еще не было, и так он еще не катился, не катился по моим рукам, ща я его слышу, и ща вынимаю из штанов свой штырь, вот ща уже в середине проспекта Буэнос-Айрес вынимаю

Свой шомпол и без всякого там зонта подхожу к дверям станции Лима, без всякого там плаща выхожу вот прямо ща

Льет-поливает, чтоб меня уже всего проглючило, что ли.

В кои веки раз чтобы уже реально пробакланило, вот ща-ща.

А там поканаю на площадь, что зовется

АРГЕНТИНА, как будто

БРАЗИЛИЯ, как будто уже вся

АФРИКА вот прямо ща под этим ливнем, как будто обняли меня вот этим вот

Ливнем обняли, и нет больше этого хаоса, как будто я стал карнизом, как будто вот-вот

Растворюсь в этом ливне, он поливает каждую среду, двадцать четвертого января, скоро уже меня не будет совсем, потому как вот ща-ща я выйду из машины, и каждая капля по капле капает ща

вот капает ща.

Сенна

Мальчишкой я все мечтал, что однажды буду говорить по телику перед сотнями журналистов. Они будут жадно хватать мои слова, которые потом напечатают тысячи газет и узнают миллионы людей. Меня зовут Михаэль. Мне двадцать лет. Мой знак Скорпион.

Мы прождали всю ночь в международном аэропорту Сан-Пауло. Была такая холодрыга, будто повывелись все времена года, будто температуру заклинило в одной точке, будто она назло застыла где-то внутри нас и время никуда не шло.

Нас были тысячи, а может, миллионы. И все молчали. Мы были усталые и растерянные, как ребенок, у которого остались от матери лишь воспоминания.

Аэртон Сенна был моим отцом. Отцом, которого у меня никогда не было. Сказочным героем, от которого слепит глаза. Так слепит только имя – великое, огромное.

Аэртон Сенна был моей школой. Он был первый среди равных. Он уверенно смотрел поверх пестрой толпы и вереницы дорог. Его узнавали все. Потоки слов и дней уносились неизвестно куда, за пределы моей жизни, но она продолжается там, где я сейчас.

Аэртон Сенна был моей женой и моей жизнью. Он был каждой моей улыбкой. Улыбаясь, я отрешался от неслыханной тяжести звезд в ночном Рио, этих темных, далеких звезд, которые предвещали столько бед.

В среду все самолеты всех телевидений всего мира узнали, что наши сердца пылают любовью. Ее взяли в кадр с высоты, и тогда наша любовь стала отчетливой. Она появилась на экране, будто датчик в душах простых людей. Любовь летела через горы и моря. Любовь связывала нас всех с нашим национальным героем.

Мальчишкой я мечтал, что у меня будет пистолет еще убойнее этого. Такой, что любого завалит. Короче, пушкарь что надо – с таким очко не заиграет. И палить он будет чумовыми синими пулями.

Мальчишкой я мечтал стать знаменитым. Таким, что умри я – и каждый человек на земле со слезами коснулся бы моего гроба. И тогда я стал бы еще живее, чем был до сих пор. Тогда, умерев, я начал бы жить по-настоящему.

Мальчишкой я мечтал, что смогу купить все, что захочу, даже если особо и не буду хотеть, и что у меня будет агент, который позаботится о том, чтобы купить все, что я забыл купить.

You Can Dance

Сижу я тут с дружками в баре. Кофейком балуюсь. Глядь – Марчелло. Солдатёрили мы вместе. Вот, говорю, это – Марчелло, прошу любить и жаловать. Когда тебе за восемнадцать, по кайфу вспоминать былое. Марчелло как услыхал, что я женился, прорадовался. Он тоже тридцатник разменял (как и я). Да и родились мы впритирочку. Он дня на два моложе будет. Так что оба мы Раки. Раз даже день варенья вместе справляли. Только в другом баре.

Ну, вспомянули, как положено, про того чмошника-сардинца, что на крышу залез, а слезать ни под каким видом; про то, как затащили в казарму путан; как Марчеллик слямзил коробку шоколада, пятнадцать кило, и мы толкнули ее одному торгашу. А еще вспомянули про педрилу-старлея и торчка-часового, что ширнулся, да и похерил склад – пришлось на него рапорт катать.

Как-то Марчелло откопал надувную куклу в шкафчике у You Can Dance. Ну, мы ее, значит, надули и запихали в очко. Тут нас дежурный и накрыл, мы – ноги. Он ее тащит-потащит, чтобы самому-то попользоваться, а она возьми да и лопни...

Марчелло помордел. Дочке два года. Заказал себе мерзавчика. Говорит, кантуется на выездных играх «Ювентуса», вместе с другими фанами. Звал типа в гости.

Пора было расходиться. Марчелло вызвался заплатить. Э-э, нет. Столько не виделись, обижаешь, старик, – плачу я. Марчеллино ни в какую: пыжится, толкает меня. Брось, говорю, давай не будем, кончай базар.

Он: еще чего. Я ему: и думать забудь. Он мне: шутки шутишь? Я: ну прямо! Марчелло скривился. Я ему: чего кривишься, бля, я плачу. Марчелло мне: мудозвон.

Я ему: иди, говорю, просрись, пора уже въехать, угощаю тут я. Он мне: даже не рыпайся со своим бамажником, ты меня и так заколебал, плачу все одно я.

Кругом народ тусуется, мочалки там местные, ну и вообще; всем охота узнать, кто из нас забашлит. Вылупились на меня, ждут, чего дальше. И кассирша за стойкой тоже глазеет.

Короче, расклад такой, Марчелло: ты лучше не выёгивайся, последний раз говорю, прикинь. Тут он как пихнет меня к витрине мороженого, а бабки-то кассирше сует.

Мать твою, завопил я и выхватил пушку. Ты врубишься или нет, что пора завязывать эту лабуду? Да или нет, да или нет – и зашмалил ему всю обойму конкретно в зенки.

Что, ты этого хотел, этого? Ласты завернуть хотел, а, Марчеллино, орал я не своим голосом. Марчелло бухнулся на пол. Так и сжал в кулаке свои тугрики, заляпанные кровью. Все повалили из бара. Я за ними. А сам палю без разбора и реву во всю глотку: обижаешь, старик, – я плачу, плачу я.

лот номер четыре

Бабушка

Есть ли у меня бабушка, нет ли – роли не роляет. Никто еще не добивался успеха или там любви только потому, что у него есть бабушка.

Моя бабушка глухая, грязная и лживая.

Она у меня малость со сдвигом, а может, только косит под малахольную. Вся ее жизнь теперь – сплошные залепухи, которые она откалывает на голубом глазу.

Бывало, такие завороты накрутит, лишь бы отмазаться. Хотя известно, что в доме никого и схавать весь «Осенний вальс», кроме нее, некому. Но развозит она реально – не подкопаешься.

Бывало, обдует диван, а сама ни сном ни духом. Хоть ты тут тресни.

И бровью не поведет: мол, соседский мальчик напроказил. Наглость на грани гениальности. Двухлетка и вправду топает ножками, но не так шустро, чтобы ходить по-маленькому на наш диван.

Особо впечатляют бабулькины фотки в юности.

Она была красавицей.

Как раскину, что и на такую старуху бывает прореха, голова кругом идет.

Разок я ее спросил, мол, не пора ли тебе уже пора, ну типа дубаря секануть. А про то, чтобы загнать себе балду под кожу, и думать забудь. Такую гусеницу никто и даром пялить не станет. Тем паче она скоро своим ходом увянет. Душок и так уж пошел, того гляди, струпья повылезут.

Бабулина ряшка все та же, что и в молодости, с той разницей, что из нее как будто всю жидкость выкачали, вот кожа там-сям и обвисла.

Без конца таскает меня с собой на кладбище. Проведать своего супружника – моего деда. Он в 1972 откинулся, а она до сих пор нюни разводит.

Причем по эту вот сторону могильной плиты, где еще живые.

Лично я, когда ей карачун уже придет, не буду доставать бабулю на том свете и звать ее прошвырнуться вместе с этим жмуриком, ее старикашкой.

Чтобы я да куда поперся с собственной бабкой! Я и так уже последним из ребят оторвал себе Moncler. Болтался я раз по центру с бабулей, болтался, ну и зашли мы в одну забегаловку ударить по гамбургеру. Только вот у нее с хавалкой неудобняк: вместо зубьев дёсны как сопли свисают – беэ-э.

Короче, в прошлую пятницу, пока она там несла всякую гиль, стоя на коленях у дедовой могилы, мне вдруг вступило.

Взял я с соседней могилки железную лампадину, да и приложил бабушке по кумполу.

Думаете, бабуля хвостом щелкнула? Как же, щас!

Кто недопонял – поясняю: стоит ей унюхать запашок червей, учуять, что тянет родной гнилятинкой, как она тут же силенки набирает. Это у нее дома силов никаких нету, всех замотает вконец.

И молится, и молится. Что в лоб ей, что по лбу.

Понты давит, прямо как на своем поле.

Христопляска

Иногда мы ходим проведать одного старикана.

Мы – команда парней. Марко, 17 лет, Рак, не обневестился. Энрико, 17 лет, Близнец, не обневестился. Сальваторе, 16 лет, Телец, не обневестился.

Старцы сидят, лупятся в телик и говорят, что смотрят радиво. Потому что они старцы. Им уже телик радио не слаще. Включают что попало, лукают или слухают – все одно. Потому что они внутри своих мыслей. Вроде бы они здесь, а думают о своем, типа отключаются до того, как откинуть концы. Кто как может. Без байды.

Знал я такого. Он вечно спрашивал: ты кто, мол, моя мать, дочь моя, мой отец. Ну, то есть полный неврубон. Где там мужики, где бабы, ему пополам. Тюбик с пастой открыть не мог, все кремом для бритья зубья вымазать норовил. Марко ему: ты чо, ваще што ли, это ж крем для бритья. Тут все как прыснут. Еще бы, поди плохо, когда тебе 17, и ты еще не пескоструйщик, и охота кучу всего переделать, и все так ясно и просто.

Не то что старикану там. Охота-то ему охота, а соображалки уже нетути.

Взять хотя бы нашу команду волонтеров. Отправили нас тут к одному. Он все на раковину забирался и сверху, стало быть, отливал. А ведь был когда-то биг боссом. Теперь вот отливает в раковину.

С утра до вечера снует по дому – сладости ищет. И все капает на мозги про шамовку, хоть сам только что из-за стола после полдника. Карманы набиты сластями, заедками и, главное, сахаром. Как сахар увидит, аж заходится весь.

Синьор Микеле, говорю, а ну, как все будут так себя вести – клянчить пончики, варенку, кексы, колечки. Это же дурдом какой-то.

Синьор Микеле и не думает меня слушать. Все бубнит, что пора бы перехватить чего-нибудь сладенького.

Ну, синьор Микеле, отвечаю, пирожные кончились. А в доме сладкого битком. На следующий день все по-новой. Такой вот кулек.

Раз с Энрико и Марко завернули мы к другому дедуле. Тот всю жизнь горбатился на фирме, где горбатился отец и горбатится сын. Сорок лет отпахал и все долдонит про то, как на той же фирме шуршал его папоротник, шуршит сынок и отшуршал он сам. Вот так шуршат они, шуршат, и один за другим стареют и все долдонят про фирму. Дедок долдонит про фирму до начала программы с Рисполи и после конца программы с Рисполи. И видно, что долдонит со смаком.

Сидит в кресле и долдонит.

Я спросил, он типа только про фирму гнать может или, может, еще про что, а то про фирму-то уже запарило вконец.

Не отвечает. В телик уперся и снова о своем. А днем, бывало, умолкнет, и такая тишина в доме, странно даже. Сожмет палку и молча таращится перед собой.

У всех старцев включен телик.

В их голове все давно уже перемешалось с теликом. В прошлом году один такой врубал телик с восьми утра, чтобы засмотреть новости. А перепутает канал – любая программа за новости сойдет. Приходит и рассказывает, что сегодня американская машина врезалась в стену. Главная новость дня. Мол, в новостях сказали, что немецкая, нет, английская, нет, американская машина взяла и врезалась в стену какого-то там американского городишка.

Другой такой говорил с Альбой Парьетти. Все в спальню ее зазывал покувыркаться. Да еще делал ей особые знаки, чтобы не дай бог на месте Парьетти не оказался Леви. Кувыркаться с Арриго Леви было ему в облом. Он даже видеть его на экране не мог. Он хотел одну Альбу Парьетти, целую программу про Альбу Парьетти, чтобы все время говорить с ней, чтобы говорить ей похабные и нежные слова. Бывало, ящик уже выключен, а он все говорит, говорит. Он видел ее и на потухшем экране. У него мозги раскумаривались от Альбы Парьетти.

Этот перечник был уверен, что мадонна – это Мадонна. Когда показывали клип «Like a Prayer», он говорил, что по ящику христопляску показывают, потому что путал Мадонну с Христом.

Руанда

Прикупил я, значит, новый ящик. 24-дюймовый, водонепроницаемый. Теперь могу Руанду хоть на дне бассейна отсматривать. В полной прикидке: маске там и всех делах. Главное, батареи не садятся. Могу вынырнуть, хлебнуть оранжа San Pellegrino и снова на глубину – отсматривать Руанду.

А еще я могу отсматривать Руанду, пока колесую в Милан на своем Cherokee Limited TD 4x4. У меня телега со стиралкой, магнитолой и теликом. Паркуюсь, а сам поглядываю на любых мертвяков, каких хочу.

Руанда – это реальная такая речка из частей тела, нарубленных топором. По TG4 их прилично так видно с вертолета: масса обрубков плывет сплошняком по течению.

Руки, ноги, туловища, вагины тыкаются в спины, головы, ступни, камни и консервные банки. Иногда они налезают друг на друга, но их тут же сносит течением.

Как в калейдоскопе складываются коричневые и черные фигуры. Репортер тарахтит про всю эту заморочку.

По ходу передачи про Руанду стараюсь разобрать, чего там в кадре. Ну, где там люди или хотя бы то, что от них осталось сейчас в кадре.

Еду в горы – мой наручный телик с автонастройкой при мне. Остановишься, глянешь кругом, потрескаешь чего не то – и Руанду смотреть.

Правда, из-за помех на Руанду всю дорогу налезает Video-Music. И тогда внахлестку видно певичек sexy, детские головки, кока-колу, рекламу выборов, репортера, расстрел или там разрубку – короче, где встанешь, то и увидишь.

В какие-то кадры въезжаешь особо. Помню того чела, что палил наобум. Прямо как в Америке, когда такой вот мэнок заходит в «Бурги» и давай бабахать напропалую. Но это так, бывает, остальной пипл живет нормально, вроде нас с вами. А бывает, из-за жары. Или если совсем замонался. Не то что эта месиловка, что заварилась сейчас в Руанде.

А недавно поставил в бундесрате ящик с двух-скоростным видяшником. Теперь вот можно и подристать, глядючи на беженцев из Руанды. Валят всем скопом: дети, старухи, зверьё. Толкаются, падают, вопят, мечутся, чтобы не задавить друг дружку. Пылищи – туча, потому как засуха. Камера оператора нарезает кадры вразнобой. Потом кадры накладываются, а в этот мом

Музон

Когда отрезанная голова Микелы скатилась мне в руки, чего-то там шмякнуло, и заглох музон.

Max Emotion, как всегда, угарно зачесывали «Life is Life».

Вот какую я думал думу, когда стальной лист отчикал мне левую клешню.

Я взял их сорокопятку пару месяцев назад, но так и не заслушал, потому что взял еще кассету Mixage с концертной записью «Life is Life», ну это просто алё!

Там еще были «You Are My Heart You Are My Soul» Modern Talking и «I Like Chopin» Gazebo.

Теперь Микелы больше нет – буду тусоваться один.

Если, конечно, оклемаюсь. Ну и если тачка не рванет.

Все вы тут наверняка слышали «Elettrica Salsa» группы Off.

Там целый кусок под аварию заделан.

Я так себе и прикидывал, что, если когда и долбанусь вломак, эта вещь в самую жилу пойдет.

Пойти-то она пошла, только не сразу.

Поначалу в башке закрутилась «Heart of Fire» Альберта Вана.

Правда, сразу после этого радио типа закряхтело.

«Life is Life». Моя левая клешня лежала передо мной.

Прямо под носом.

Сама по себе. Полный финиш.

Хотя, если ее приклепать на место, та еще будет грабля.

Тогда снова подергаюсь под тот хиток Фалько, «Jeanie».

В клепешнике был красный башмак, а потом он сам в смирительной рубахе.

Фалько забацал еще и «Der Kommissar».

Я дважды заговаривал с Микелой. Все забывал, что она по лопатки воткнулась в бардачок.

С ней я слушал обвальные сонги.

С ней мы делали херакты.

Раз пошли мы вместе на Duran Duran.

Она была пристебней всей тусы.

Но если честно, теперь она отдала концы.

Но я не то чтобы вообще скис.

Просто я стал один.

И это было ни то ни сё.

Гуделки «скорой» завыли скоро.

Вся эта запарка начинала уже доставать.

Когда меня загрузили на носилки, я подумал, что Рино Гаэтано, как и Микела, тоже отъехал на шоссе.

Я только итальянский музон не слушаю. Ну, кроме там дискотечных вещей, типа «Ti sento» Matia Bazar. Они сняли приличный выхлоп с проката в Англии. Там их сингл шел как «I Want You». А в Испании «Те Quie»

Люби́м

Крайне важно, чтобы в рацион Любима входили минеральные соли, не говоря уже о всяких там витаминных добавках для здорового роста моей кошатины.

Разнообразие корма тоже не последнее дело...

Так что я, Франко, Лев, 33 года, стараюсь как следует затовариться на распродаже кошачьими харчами. Еще бы, такому котяре, как мой, только питашки и подавай.

Правда, до поедухи я не опускаюсь: дешевле тыщи банки не беру.

Какая-никакая, а все гарантия.

Взял я как-то Optimus Cat, такой мусс из печени индейки. Любиму он явно не по ноздре пришелся.

Ходил он вокруг своей посудины, ходил и только к вечеру решился попробовать. Попробовал и тут же блеванул на диван.

Вроде просроченной банка не была. Срок годности через два месяца истекал.

И стоила тыщу сто.

Любим обожает Fido Gatto, хрустящие такие подушечки.

Я насыпаю их в миску, подливаю минералки без газа, комнатной температуры, обычно это Orobica (но и San Benedetto тоже ничего), и жду, когда подушечки размякнут (но не развалятся). Потом даю их моей скотинке.

Любим не переваривает рис.

Как только я не изощрялся. К чему только его не добавлял.

В прошлом году купил найсовую такую упаковку лососины с рисом.

Разогрел слегка, все как по инструкции, и поставил ему.

Тот даже усом не повел.

Попробовал с курицей. Рис с курицей. Голый номер.

Крепче всего Любим подседает на плавленые сырки для бутеров.

Уминает за милую душу. А что, подумаешь.

Любим – он как человек, только кот. Вот и жрет человечью хавку. В меру, конечно.

Я слежу за тем, чтобы не давать Любиму больше одного сырка в день.

Уж я-то знаю, какой он проглот, и просто так сырок не дам.

Обычно я кладу сырок на куриный мусс.

Любим кастрат, поэтому обходится без половушки.

Я тоже, хоть у меня имелка и на месте.

Как ни крути, а по сравнению с котами у людей всякая там кадрешка чересчур наворочена.

Наворочена и тосклива. Тосклива и обломна.

Вот и выходит, что как взыграют под вечер гормоны, я зову в спальню Любима.

Глажу его – он урчит.

Пристроится сбоку и смотрит, как я разворачиваю аппетитный сырок.

Подержу сырок в ладонях, согрею и сделаю из него катышек.

Одной стороной даю Любиму. Котка хрумкает – только хвост подрагивает.

Потом натираю сырком свой шуруп, от головки до яиц, и закрываю глаза.

И тогда я становлюсь мужчиной. Мне уже по Гондурасу моя контора. И убитые в Югославии тоже по Гондурасу.

Любим все лижет и лижет. Его шершавый язык переносит меня в Рай.

Рай – это когда ты с Любимым.

В моем конкретном случае – с тигровым котом.

лот номер пять

Говно

Мать обнаружила, что я держу говно в тумбочке.

Вонь по всему дому пошла. Тут уж фунькай не фунькай освежителем – все без толку. Запашок еще тот! Думала, трубу где прорвало.

Да нет: трубы сливали говно исправно. Утечки газа вроде никакой. Дохлой мыши и той не нашлось.

Просто я держу говно в тумбочке.

Меня зовут Эдоардо. Мне восемнадцать. Я Овен.

До говна я дошел постепенно. Для начала задумался о цвете...

Говно коричневое. Как земля.

По мне, земля – это клево.

На глобусах мир весь такой разноцветный, как мячик.

А на деле-то он синий (моря синие) и коричневый.

Везде и во всем надо выдерживать правильные цвета...

Я офигеваю, когда в рекламе прокладки и памперсы вечно поливают чем-то синим!

В детстве я думал, что писаю не так, как все, потому что у меня желтые писи.

Я включал телик, а там были синие писи.

Эта реклама все перековеркала.

Вы небось замечали, что в рекламе никогда не показывают какашки.

Вот я их и храню. Если бы показывали, какашки были бы зелеными.

Или синими. Как писи.

Я знаю, мать сделала вид, будто ничего не случилось. Она просто выкинула говно.

За ужином сидела с понурым видом, опустив голову.

Ели молча. Только ножи с вилками стучали. Мать тяжело вздыхала. Так она вздыхает в особых случаях. Как в тот день, когда дядя под машину попал. Или когда она уронила в толчок золотую цепочку.

Так она не вздыхала уже несколько лет. Какого хера, заорал я. Молчит. Уткнулась в тарелку и молчит.

Ну, я ее в этот самый тарельман рылом-то и мокнул. Типа, смотришь свой говенный ящик, вот и я буду говно в тумбочке держать.

Я тоже пока в толк не возьму, чего вечером смотреть.

Как-то выходил я тут с одной. Ну, по барам там и вообще.

Она все книжку с собой таскала. И зачитывала мне из книжки. Одно и то же, одно и то же. Альенде автор. Та, которую все бабы в метро читают. А в книжке-то, поди, не все слова одинаковые. Короче, деваху ту я больше не видел.

В октябре дело было. Говно я еще выбрасывал.

И все никак не мог определиться, какую программу вечером смотреть. Помню, в фазу шла передачка «Милан – Италия». А матери до лампочки.

Уже вон тридцать четыре, а я все наклейки собираю. Стремно.

В свои тридцать четыре не с кем в дартс пошвырять. Или пульку расписать. А мне по барабану.

Политику надо менять на корню. Чего-то уже сделать вообще. С детства об этом думаю.

Время сейчас такое, чт

На минуточку хороша собой

Меня зовут Розальба. Мне двадцать семь, и я так на минуточку хороша собой. Поэтому у меня все время члентано во рту. С тех пор как мне исполнилось пятнадцать, у мужиков ну просто крыша поехала. Чуть заметят меня – тут же норовят боеголовку в пасть загрузить.

Это потому, что я Весы, и в асценденте у меня тоже Весы, так что я страсть как люблю перышки почистить. Да и вообще природа девушку не обделила, ведь у меня Венера в тригоне к Юпитеру и четвертый номер бюста, а бедра такие, что хоть напополам разорвись.

Сначала было не в кайф. Наш падре из говназии просил, чтобы я ему спускала. По первому разу он стремался вчерняк. По второму уже меньше, а потом так навис, что я ему прямо выдала: пусть, мол, тебе, святой отец, твоя Мадонна прибор драит, – и получила зачет по религии.

На улице всю дорогу слышишь: эй, мокрощелка, отсосать не хочешь? А я и отсасываю. Только не у всех: у всех не отсосешь.

Тут подруга мне говорит: чего высиживаешь, двигай в порнухе сниматься. Лимон в день, без напрягов, попаришь титьками шершавого – и нормалек, все равно как с шефа надбавку срубить. Айда, познакомлю тебя с Ивано.

Ивано не клеил меня на минет. Он типа хохмил да прикалывался, феньки там разные отмачивал. Думала, все равно ведь потом завафлит. Мужиков послушать, так все мы, женщины, – вафельницы. Им главное смычок тебе вставить куда ни попадя. Ради этого они хоть в лепешку расшибутся, все мозги вплотную запудрят. А под конец начнут колготки стягивать и прочее, будто ты вобла какая. Засранцы.

Но Ивано был не таким. Он свел меня с этим шизанутым красавчиком Марко и сказал, что мы должны как следует побатониться. А еще там был фотограф. Фотограф был бабой. Мне прыснули в рот какой-то прыскалкой для отсосов. Ивано сказал, ты, короче, не суетись, делай так-то и так-то. Велел мне взять под язык Марков причиндал и выставить в камеру экстазный фейс. Ну, а потом меня еще столько херакнутых болтов поимело, что и не сосчитать.

Однажды по сценарию я должна была сплюнуть малафью в дабл. А мне спущенка очень даже по губе, ну, я возьми и сглотни ее по привычке-то. Ивано обозвал меня мандавошкой, засветил по хлебалу и выдал шесть лимонов отступного.

Фонтан воды и струйка крови

Кругом сплошное насилие. Что ни фильм – гоняют друг за дружкой на машинах. Машины то и дело взрываются. Из них выползают окровавленные люди. В других фильмах говорят такие слова, которые я и повторить-то не могу. От таких слов даже матросы краснеют, вот какие это слова. А сами фильмы вообще ни о чем. Там просто говорят слова, а потом сразу раздеваются. И слова там нужны, чтобы назвать части тела, которые тут же и показывают. А их нельзя показывать. Я вышвырнул телик из окна. За это меня штрафанули. С тех пор у сынишки ширма поехала.

Он говорит, что я и его маман типа шизанулись оба. И что он не хочет с нами жить, потому что мы шизанутые теперь. Первым делом мы пошли к священнику. Священник сказал, что, мол, Бог терпел и нам велел. Мы попросили его освятить дом. Не тот случай, говорит. Зайду, говорит, ближе к Рождеству, помолюсь там, чтобы все поскорей унормалилось. А сынуха ни в какую: мол, на дух вас не переношу. Особливо к вечеру. Ну, смекаем, тут надо чегой-то посущественней. Тут одним безмазовым падришкой не обойтись. Не иначе как сынулю нашего бес попутал. Его душа набита телепередачами канала Raitre. В полвосьмого, аккурат к ужину, там показывают мертвецов. Сыночек наш Raitre уже не смотрит. Он уже сам как Raitre.

Раз такое дело, покупаю я «Реальную хронику» и вычитываю там рекламу про колдуна. Ну, он типа дьявола изгоняет, и все такое. Канаем, значится, к нему. Колдун с ходу предъяву кидает: 250.000 лир на бочку. Он, мол, не просто тебе колдун-малдун, а дьявола начисто вышибает. И рекламу в газете дает с фоткой перед хрустальной сферой.

Колдун завернул так: коли отпрыск съехал с катушек, стало быть, им овладел Астианакт. Жена в слезы. Это еще кто, спрашиваю. Хотите знать, отвечает шаман, берите охранительную свечу. Если эту самую свечу не запалить, быть ему мертвым, мертвее не бывает. Короче, еще 700.000 лир за обычную свечу. Свеча за вечное здравие шла по 1.200.000.

Ну, выложил я 1.200.000, аккурат месячную женину получку. Сам-то я 145.000 приношу. Вынул тогда колдун свечу за вечное здравие, засветил. Свеча завоняла дурью. Сказал колдун, что Астианакт – это, мол, нечисть адская такая. А чтобы изгнать ее, надо прямо щас сотворить соляной обряд. Короче, гони еще 2.300.000 и получай в подарок малую хрустальную сферу.

Чего-то ты, говорю, загнул. Тогда колдун мне такое словечко отвесил, какие по телику отвешивают. От них и у матросов уши вянут. Как пошло это ТВ, такие маты теперь и на улице говорят. Повторить их здесь я никак не могу. Взял я свою половину, и пошмонали мы домой. Сын ждал нас у двери. Ключи забыл. Ну, заходи, говорим. Давай, что ли, в большую комнату. Садись уже. Ну, все, все, тихо уже. Я так легонько тюкнул его по шарабану-то.

Короче, привязали мы дитятю нашего к стулу. Жена приготовила ванну – наполнила соленой водой. Разлила соленую воду по бутылям. Пластиковым. Тут и сынуля очухался. Жена подавала бутыли, я открывал руками сынулькин роток, она опрокидонтом в него бытыль с соленой водой. Пей, сынок, пей до дна, приговаривал я, вот увидишь, скоро изыдет твой чертяка. Еще и сыкономим на этом соляном обряде, сами его заделаем, на дому, все равно как лапши наварить; ну и что, что подольше: сам не намешаешь, никто не намешает. А сынулька-то все пьет и пьет: один, два, три, четыре, пять, шесть литров водищи. Уж и в цвете переменился, значится, точно засел в нем нечистый дух – окаянное это Raitre, бесовидение. А под самый конец я так взял да и зарядил сынульку-то нашего в окошко. Всех прохожих позабрызгало. Целый фонтан воды и струйка крови.

Несчастный случай в мире горнолыжного спорта

Мой брат погиб в прошлую пятницу.

Он был известным горнолыжником. Правда, очень известным.

У самого финиша он потерял контроль над левой лыжей.

И расшиб себе башку в прямом эфире.

Он так саданулся о стойку фотофиниша, что у него слетел шлем.

Кувырнувшись на свежем снегу, он весь обмяк и безвольно покатился вниз.

Я любила брата. Мой знак – Близнецы.

Когда я вижу по ТВ, как его труп, привязанный к палке, спускается по трассе, я плачу.

Впервые в истории Кубка мира спортсмен, занимающий третье место, разбивается насмерть. И этим спортсменом стал мой брат.

В его спину врастали двигатель на сжатом кислороде, поэтому он и сейчас проходит дистанцию с той же скоростью, что при жизни.

Два специальных датчика удерживают его по центру спуска.

Я не желаю об этом говорить.

Я отключила телефон.

Я не принимаю журналистов.

Я храню гордое молчание.

Позавчера пришлось отшить одного некрофила. Он интересовался, не собираюсь ли я продолжить карьеру писательницы после смерти.

Вот какие типы меня осаждают. Но я держусь.

Газетчикам никогда не понять всей трагичности положения.

Наша семья в ужасе смотрит на то, как труп моего брата участвует в соревнованиях.

Никто так толком и не разобрался в этом деле.

Народ решил, что для нас это лишний способ прославиться. Необычный, зато надежный. Наглый, зато верный.

Клянусь вам, это не так.

Клянусь, я похоронила бы его сразу, только бы не видеть, как после спуска помощник тренера увозит брата под руку.

Я верю в семейные устои.

Я верю в человеческое достоинство.

Но как мне объяснить, что брат подписал со спонсорами контракт? И по контракту обязан рекламировать фирменный знак спонсора во время телетрансляций до конца сезона. И еще: согласно тому же контракту, данное обязательство носит сугубо конфиденциальный характер, поскольку смерть не оговорена ни в одной из его статей.

Пам

1. Пам вообще

Все, что мне надо от жизни, – это прийти к моему корефану и раздрочиться у окна, глядя, как по улице шастает пипл по своим фуфловым делам. Тут я сигаю с балкона и лечу вниз. Потом я просыпаюсь – котелок гудит, но я встаю и таранюсь в Пам прикупить того-сего.

В Паме мутную смесь из моей крови, белого стирального порошка и разлитого вина смывает вперемежку с опилками уборщик или уборщица. Несколько раз на дню они ловко орудуют швабрами и запросто отмывают всю кровь, которой я мог испачкать Пам. И вот я уже нормальный покупатель с нормальной тележкой, нормальной там жизнью. Качу тележку. Иду себе.

В Паме e «Сокровища Ковчега» – паста «Ковчег» разных сортов в одинаковых синих пачках и стоит дешевле пасты «Barilla».

В Паме e всякие там мороженые продукты. Перед кассой, в холодильниках для рыбы или мяса, e филе камбалы, рыбные палочки «Findus», ну и крабовые палочки тоже.

Еще в Паме e такие корзины с книгами по две тысячи, толстенные поваренные книги с большущими скидками, американские ужастики – опять же по две штуки.

В Паме, в том углу, где сладости, иногда стоит девушка – все зовет чего-нибудь попробовать или дарит пакетик молока, она такая хорошенькая, я ее помню; не надо, чтоб ее меняли, пусть всегда стоит, пусть рассказывает о своем, пусть раздает халявные пакетики, в том углу, где сладости, я хочу видеть ее каждый день, на том же месте, ну не ее, так хоть кого-то симпатичного и молодого.

В Паме завсегда e рыбный прилавок, а на нем – здоровенная отрубленная голова меч-рыбы – задрана мечом кверху, туда, откуда падает свет и льется музыка Дэвида Боуи или другая какая музыка, а чей-то голос все повторяет, что в Паме e «три за два» или новая формула «два за один», ну там паста или литр томатного соуса «Sarella», самый смак, когда его зальешь в луковую поджарку «Star» с травкой, морковочкой и сельдереем; это можно взять потом, а сейчас можно и «четыре за два» взять со спинкой тунца без всякого душка.

В Паме e очередь, особенно днем, тогда работает много касс, а в другое время народа по нулям, тогда в Паме клевее всего, белый свет еще светлее и белее, иди смотри, где там твой шоколад с орехами, e ли, не ли, если е, то чей, скэ стэ, хочешь – бери прямо сразу, до кассы, там сбоку тоже е, возле пакетиков с шоколадками, только мало, если уже там решишь, то выбирать не из чего, тут уж надо брать, что е, туда назад уже не вернуться, короче, выбора не.

2. Мой личный Пам

В Паме, куда я хожу, e горбун, который толкает по тридцать тележек чохом, раз, два – взяли, богатырь, в натуре, а тележки так змейкой по всему супермаркету разматываются, держать их по прямой впадло, а он упрется и толкает их между рядами.

Тут как-то я ему и говорю: эй, горбун, говорю, какого лешего ты подзаморочился на этой мутоте, глянь вокруг, сколько всего, брось ты эти запары, займись чем не то, жизнь идет, ты буксуешь, а жизнь идет, прикинь, давай уже, шевельни мозгой, пора, горбункель. Чую, я круче его и ботаю дальше.

Он бубнит, ты типа кто такой, тебе чего – больше всех, что ли, надо, больше всех, что ли, тебе.

Я, говорю, горбунок, в Пам притопал подзатариться, так что ты лучше отзынь, говорю, мне вон гальюнной наждачки надо, той, что ты себе коронки чистишь, потому как от тебя сплошной говнизм, и, слышь-ка, отлезь, говорю, горбушка, лучше по-хорошему отлезь, мне вон за камбалой уже пора.

Горбун говорит, еще одно слово, говорит, и курятник разнесу, он покажет, он мне покажет, ходят тут всякие, хоть бы что им, он покажет.

В том Паме, куда хожу я, e рыба типа тунца, брюхаткой зовется, покрупнее тунца будет, но не тунец, та темная и в белую банку закатана, а на банке синим выведено: брюхатка.

Я как возьму ее, так на кассе всю дорогу спрашивают, чего это, мол, взял. Вы продаете, вам и знать, я покупаю – мне-то чего знать, сами разбирайтесь, пусть пробивают как есть, а там видно будет.

лот номер шесть

Папаня на диване

Меня зовут Джованни. Я молодой. Мой знак – Весы. Сейчас ты узнаешь, что было вчера вечером.

Приплелся я, значит, со сверхурочки. Сделал себе бутерброд с сыром. Сижу, смотрю телик.

Знаешь, за смену так намолотишься, что уже все в печенках сидит. Фишак напрямую не рубишь, просто сидишь и зыришь в телик. Смена – это не то, что ты сам. Смена живет вместо тебя своей задвинутой жистянкой. И толку в ней – ноль целых хуй десятых.

Прихожу с завода в пол-одиннадцатого вечера. Открываю входную дверь. Никто не говорит мне, что делать. Хожу по флэтяре как хозяин флэтяры. Моей.

В этот вечер мне чисто фарт подкатил. Я поймал лохматок на том канале, на котором сроду не ловится. То есть ловится, но через пень колоду, с помехами. Ну, там картинка с другого канала маячит. Зато уж это канал так канал – всем каналам канал: лохматкин канал.

В этот раз попались американки. Длинноногие, под метр восемьдесят – метр девяносто. Сначала они теребили свои лохматки. Потом выходил мужик, приодетый бабой, и называл номер видеокассеты для заказа. Дальше снова шли лохматки. А еще дальше кадр обрывался на том месте, когда они брали в рот. С закрытыми глазами. Как раздоенные лахудры в отвязке.

Я шаркал по дому, думал о потрашках и о том, что будет завтра.

Завтра снова ишачить, залью тачку, и снова ишачить на пахоту, думаю я себе, а у самого сухостой – железобетон; потом на почту заверну, получу кой-чего, это я типа в уме прикидываю; а те лосихи знай мандалины друг у друга нализывают, а я того, чизбургер свой наворачиваю, а пихалка как бильярдная оглобля, а в телике сиськи подносят к самым кончикам языка, и не сиськи, а литавры, буферищи; заказные письма отсылаются по адресу отправителя в месячный срок.

Шкворень у меня уже дымился, дыхалка сбилась, я расстегнул калитку на зиппере, соска выходила из бассейна и несла такой станок, каких у нас в Генуе нет и не было, да что у нас – таких задюльниц во всей Италии не нарыть; что там про что в кине, я не стегал: шпрехали по-немчуровски.

Шлепаю я, короче, по темному флэту, на телик вылукался – кукурузину свою начищаю, вроде так, между делом, чтоб до отбоя в горизонталь позыркать на раскрытую менжу, ну по-обычному.

Ищу я, значит, сигареты, глядь – а там папаня на диване.

Лежит, попыхивает, прикемарил, видать, а у меня трусы-то спущены, в пасти бургер, а ну как, думаю, продрал уже буркалы, чиркнул ему зажигалкой у грызла – не, кочумает, патер, ломает подушку, ну я дальше смотреть про штатовские поцки.

Тут-то в руме все и перевернулось.

Вдруг пустили фильмушку про жопиков. Те в казарме вовсю жополизились. Живет у нас во дворе один такой пэдагог-спидоносец. Зовется Сатаной. Своих зубов уже тютю.

Помни правило: идешь с мужиком, прознай, что за фрукт, не то с мужиком не иди. Или иди, но с чехлом. Гомы цепляют спидак.

Хорошо еще, гоморолик быстро открутился. Вместо него была уже негра с отбойным вибратором в щели. Она засупонивала его до отказа, это была самая понтярная негра на свете, она перевернулась, и тут пошла реклама мебели. Батяня все давил на фазу. Потом опять врубили негритосин бэк, и так и эдак, смотри не лопни, никаких тебе помех с другого канала, блэчка была лучшим из того, что было и есть, она такое вытворяла, можно было трёхнуться, еще и сисяры свои негроидные натирала вовсю.

Сердце колотилось – сейчас выпрыгнет. Я тебе так скажу: поляны я тогда уже не сек. Внутри меня надрывался типа внутренний голос: «иди куда ведет тебя жопа». Выходило как та книжка, что залистывает соседка снизу.

Все, о чем я думал тогда, о чем думал в тот момент, была жопень той негры из телика – с дырой сзади, дырой спереди, черная скважина во весь экран, меня аж потом прошибло, ну что тут еще остается: подружкой, вишь, не обзавелся, бабок – голяк на базе, и по блядям толком не сходишь. Ну что еще остается работяге вроде меня, ну что еще остается, орал я, придавив к дивану башку этого рогоносца, моего папаши, после того, как стащил с него пижаму и натянул ему по самые помидорины, зажав в руке телепу

Йогурт

Книжки покупать – это кайф.

Дом без книжек – это отстой.

У меня их целых 75.

Сплошь энциклопедии. От остальных – каша в репе.

У большинства обложки одноцветные. А есть такие, вроде истории фашизма или энциклопедии современного рыбака, у которых обложки цветастые.

Я заказываю киоскеру тома нужных цветов. Киоскер придерживает их для меня. Я беру свежий том и тащу том в дом.

Типа я собиратель книг. Уго. Это имя мое. Мне сорок. Мой знак – Рыбы.

Есть у меня одна такая энциклопедия. Философская. Будете читать, знайте: поначалу вроде все ясно, потом не ясно ничего. В конце просто полная заморочка. В начале там челы толкают про то, что все дела сделаны из одного дела. Первый чел трет, что типа все дела вышли из воды, другой, что, мол, из воздуха, ну и пошло-поехало.

По мне, так мир сделан из йогурта. Правда, втыкаешься в это не сразу. Дозреть надо.

В детстве тебе и невдомек, живешь себе без подзаумков: подкопил тити-мити, прикупил всякое-разное и клевяк, а для чего оно – не суть дело.

В нашем доме есть кафушка. До трех утра фурычит. А в кафушке той мороженое на любой вкус.

Шоколадное там. Или ванильное. Или вот йогуртовое. Йогурт тоже бывает простым, абрикосовым или ассорти. Тут ведь какая петрушка: абрикос, он абрикосом и пахнет, потому как из абрикоса весь, но еще первее он пахнет йогуртом, потому как на йогурте замешан, вот и выходит абрикосовый йогурт. Это уж потом из него берут чистый абрикос на продажу. То же самое с прочими ассорти и со всем, что ни есть.

Взять хотя бы торты фирменные. Глянь, из чего они слеплены, если есть на что глядеть. Там черным по белому написано: пропитаны абрикосовым йогуртом, потому и свежие.

До йогурта житуха была кисляк. Одни динозавры там и чуды-юды, про которых в энциклопедии древнего зверья просказано. Челы йогурт не шамали, вот и парились как полные отстойники.

Одно слово – зверье. Потом уже прорюхали, короче, что вечно собачиться бесполезняк. А почему? Да потому, что все кругом из йогурта, и все одинаковое, и не на кой в бутылку лезть. Вот тебе и краткая история философии – возьми с собой в дорогу.

Я так скажу: мало кто эту тему ловит (да, пиши, никто и не ловит). Чтобы ее словить, вумные книжки покупать надо, а не все только порножурнальчики да бабскую любовную почитуху. Они хоть тоже из йогурта взбиты, как и все остальное, но сами по себе туфта и каменный век. Там как-то уж все невпопад. Ты и глазом моргнуть не успеешь, как очнешься на партсобрании. Тогда уж йогурту конец – перейдешь на десертино. А его сколько не хавай – все равно не поймешь, для чего он расфасован. А йогурта и след простыл. А годы несутся – не ухватить. Вот и прощелкаешь так личиной, покуда не придет тебе полный загибон и не станешь ты снова йогуртом.

Дублер

Я работаю дублером. Играю того чувака в резиновом прикиде из фильмона режиссера по фамилии Тарантино. Фильмон называется «Pulp Fiction». Мой герой появляется ближе к середине того фильмона, о котором я здесь толкую. Точнее, ближе к концу. Когда полицейский решает, кого ему отодрать: негра или боксера.

Такую роль играть легко. Резиновый чувак не говорит ни слова. Появляется на несколько секунд и молчит как рыба. Только в самом конце приглушенно так охает, когда боксер выписывает ему в торец.

Я стал играть эту роль, потому что я никто. У меня на лице волчанка, и когда я влезаю в резиновую шкуру, я могу:

1) появляться на людях так, чтобы никто не видел моего уродства;

2) надеяться, что меня позовут на передачу «Факир на час», ту самую, где надо спеть песню, подражая какой-нибудь звезде;

3) побороться за главный приз – поездку на Адриатику с участием в ночном гала-концерте.

Правда, мой герой не поет. Так что играть его проще других. Хотя что значит не поет? Не поет в самом первом фильмоне. А в жизни очень может быть, что поет. Или запоет в следующих сериях. Если они, конечно, будут.

Вообще-то я согласился на эту роль не с бухты-барахты.

«Pulp Fiction» смотрела, я не знаю, тьма народу. Забойная вещь. Молодежь от нее в угаре. Выходит, я вроде как символ этой гребаной жизни. Теперь и верить-то уже не во что. Разве в то, как одному кенту на заднем сиденье машины башку разносят.

А иной раз меня даже не узнают. Просто понятия не имеют о моем герое. В упор не замечают. Такие вот времена. Народ пошел легонечко с приветом. Не успели один фильмон отсмотреть, глядишь – уже на другой бегут. А кто кого играет, какой где герой, никто и знать не знает. Сплошная куча мала. Такое вот кино.

Ладно, авось прорвемся. А пока, кому интересно, я объясняю, откуда у меня эта шкура и что, мол, я работаю дублером того чувака в резиновом прикиде из фильмона одного американского режиссера по фамилии Т

Я не шугаюсь собственных чувств

Это Марко. Я чувак. Молодой.

Всего-то пятьдесят два. Я Козерог, а значит, на многое горазд. Я мэр своей комнаты.

Я провожу митинги стульев.

Они выступают по очереди, не толпятся, не пихаются перед телекамерами.

Я выслушиваю каждого, кто поднимает голос против моей кандидатуры.

Никакой дискриминации. Кто угодно может ограничить мою неограниченную власть от клубного постера «Милана» до фото Клаудии Шиффер. Такая личность, как я, придет к власти при любом раскладе внутрикомнатных сил.

Была у меня жена. И киндеры имеются. При случае шлют по открыточке. Только за всей этой пургой им не скрыть своего недовольства моим восхождением в мир большой политики.

В простынях ничего апокалипсического.

Напряженность в пыли за письменным столом. Небольшие волнения. В сводке теленовостей про то ни слова.

Иной раз делаю втык дверце шкафа. Она вечно противится комнатной дисциплине.

Сексом я обычно занимаюсь с абажуром. Заявляю это без понтов. Я не шугаюсь собственных чувств.

Нет-нет да и открою окошко. Шпокну голубя, прикрою створку и снова распахну.

Высунусь глянуть на небо. Какой там: голубей – не продохнуть. Заимели уже. Все мои политические инициативы пообсирали. Прямо на подоконнике.

Ничто не убедит меня, кроме звука моих шагов.

Хиляю себе и так и сяк. Вывожу границы государств между спальней и ванной. Черчу треугольники постоянного роста. Это надо видеть, это надо слышать. Во всей неукротимой мощи.

Одно время я был коммунистом. Был, потому что так было надо. Что было, то было. Теперь я не тот. Я сделал свой выбор. К лучшему. И мне хорошо. Если я за что и бьюсь, то уж знаю, за что. С плеча не рублю. Про государственный долг помню. В последние годы он лезет вверх. По официальным данным для мирового экономического сообщества.

Видак прикидывается веником. Затихорился в железном коробе возле телика, паиньку из себя строит. Знаем мы эти ля-ля-фа: под шумок сигналы тревоги отстукивает. Все резину тянет, хочет тихой сапой подсуропить мне анархию субъектов объектов.

Поэтому я его даже не распаковал.

Поэтому я не смотрю видеокассет. Я покупаю их и думаю о том, как счастливо мы заживем, когда меня, а не кого-нибудь еще выдвинут на пост всемирного руководства мыслями. Каждый божий день мысли уходят впустую после мировой дележки бабок.

Поэтому у меня есть иллюстрированные видеокаталоги по истории фашизма, садомазохистской порнографии, реликтам в их природной среде, суперзвездам американского баскетбола, мебели из орехового дерева из серии «Сделай сам».

Поэтому я часто сдвигаю швейную машинку на середину комнаты. Я смахиваю с нее пыль согласно долгосрочной программе по расширению территорий с учетом всеобщей прибыли.

Ножик с вилкой застыли на своих местах вместе с салфеткой и скатертью. Они-то знают, какие варианты я предложу сегодня моим соседям, этим крупным шишкам.

Кррр-упным шишакам.

Чип и Чоп

Я по жизни рубаха-парень. Мой знак – Близнецы. Окончил педучилище в городе Комо. Работаю с дядей на фирме.

По жизни я домосед. Любимое занятие – телик смотреть. Посмотрю немного – и на боковую. Так всю неделю, кроме субботы. В субботу мы куролесим. Мы – это я и Риккардо.

Мы дружим с первого класса. Во втором и пятом за одной партой сидели. После уроков вместе пинали мячик. В старших классах как-то подразошлись. Теперь вот куролесим на его «Пунто». По субботам.

Я тоже купил себе «Пунто». Это отечественная марка. Сейчас всем приходится несладко, и я решил помочь родной экономике.

Другой раз мы руляем не на его, а на моей машине. Тем более они одной масти. По идее надо бы раз на его, раз на моей.

Но мы нарочно руляем на его. Прямиком по шоссе. Всю неделю на фирме стоит сплошной треп по телефону. Треп-перетреп. Бывало, нарушишь правило, остановят тебя – и пошел треп. Время на улице спросят – опять трепись. Сантехника вызвал – снова чеши языком. И только по субботам можно пожить без трепотни.

По субботам за рулем у нас Риккардо. Я сижу рядом. Мы смотрим в окошко на машины. Они бесшумно проносятся мимо.

Мы молчим примерно полчаса. Потом еще столько же. Потом уже надо что-то сказать. Риккардо говорит:

– Чип.

Я выжидаю и ловлю радио «Молочные реки». Там заводят только итальянские песни. Смотрю на дорогу и отзываюсь:

– Чоп.

На той неделе едем мы, едем, и вдруг – бац: мотор заглох. Вышел я глянуть, что там. Риккардо за мной и тихонько так сквозь зубы:

– Чип.

А я в ответ, чуть громче:

– Чоп.

(Радиатор закипел.)

Обычно мы созваниваемся в среду вечером. Когда кончается эта муть по пятой программе, я встаю, беру телефон, перепираю его на диван и звоню Риккардо. Иногда он первый мне звонит.

Один из нас тут же снимает трубку: знает, что это звонит другой. Договориться о субботней поездке в автогриль у аэропорта. Сняв трубку, я сразу говорю:

– Чип.

На том конце слышно, как работает телик. Потом раздается голос Риккардо:

– Чоп.

Мы трогаемся. За рулем Риккардо. Он радуется тому, что молод. Одной рукой он ведет. В другой держит банку пива. Из окошка своей «Пунто» он наблюдает, как по смежной полосе нас обгоняют машины.

Нас вечно все обгоняют, потому что мы едем по полосе безопасности. Так оно вернее. Случись, насядет какой «Мерс», можно не дергаться: на полосе безопасности в ящик не сыграешь, будь спок.

Мы оба смотрим в зеркало заднего вида. Через пару часов Риккардо сам не свой от счастья. Поди, плохо, когда тебе сорок четыре. Раскатисто так он выпаливает:

– Чип.

Вот и я рад-перерад, что мне шестьдесят два. Живем будь здоров, грех жаловаться. И я откликаюсь:

– Чоп.

В автогриле, куда мы приезжаем по субботам, стоит автомат карамелек Smarties. Как его году в восьмидесятом там поставили, так он и стоит. И менять пока не собираются. Обшарпанный такой автоматишко. Окошко все раздолбано. Меняются только Smarties. Мы каждый раз берем по две коробочки.

Smarties – одно из лучших воспоминаний моего детства. Ну, когда мне было лет так семь-восемь-десять. Коробочки сейчас уже другие, а вот Smarties все те же.

Smarties все т

лот номер семь

Мы

Меня зовут Мария. Мне двадцать семь. Телочка. У меня есть золотое ожерелье. Мать подарила на первопричастие.

Я замужем. Ему тридцать два. Зовут Джакомо. Работает электриком в Милане.

Жить в Кормано нам не по нутру. Стены в нашем доме как будто из однослойной туалетной бумаги сваляны. Делали такую одно время. Сейчас делают двухслойную. Эта попрочнее будет. А вот стены у нас ей-ей как из старого пи-пи-факса: ни икнуть, ни пукнуть.

Потому тут никто ни с кем и не разговаривает. Синьор Каратти с двенадцатого этажа знает, что все мы знаем, что́ он говорит своему сынишке каждый раз, когда тот приносит пары. За них он наказывает сынишку: заставляет смотреть одну и ту же порнушку. Мы ее уже наизусть выучили. Вначале там минуты на четыре болтология, а потом групповичок: один ничего себе трех подстилок откатывает. Короче, под эту вот дуду: порнуха – раз, пары – два, синьор Каратти опускает своего отпрыска. Он велит ему не пищать, чтобы никто не услышал. Но слышат все. Мы знаем, что он там выкозюливает. И он это отлично знает.

Все мы знаем, что свидетели Иеговы с пятого этажа толкают какой-то торч. Баба-Иеговые эти свидетели. Синьора Делло слышит, о чем там шпарят которые к ним шастают. Не переставая.

Все мы знаем, что тот тип с пятого этажа, что напротив Иегованых свидетелей, лупит свою мать пинками под зад. Каждый день он говорит ей, закрой пасть, сволочуга, блядища, чтобы сдоить с нее бабуриков, чтобы сходить на футболяну, на «Интер», как будто «Интер» без выходных мячик шпыняет; он фанует за «Интер», он безработный с двумя дипломами, ему сорок два, и он вламывает охренительные поджопники своей матери. Каждый вечер.

И все-то мы очень даже знаем, что у семейки Меделино с восьмого этажа свои прибабахи. Когда мы садимся есть, они ложатся пулю забить, и не просто, а, ясное дело, с вывертом. На них и так все жильцы косо смотрят. В два часа дня нельзя спокойно телик посмотреть. Она начинает голосить, он говорит: сейчас я тебе в задок видеокамеру ввинчу, протащишься у меня с камерой в сиделке. Они, понятно, еще и на камеру снимаются, и всякое такое. Когда шпокаются.

Наш кооператив не такой, как печатают в еженедельнике «Мы». Мы если кукожимся, так ни одна собака не придет нас щелкнуть для какой ни то газетенки. Одни Меделино сами себя почем зря щелкают. Когда шпокаются. Нас никто не спрашивает, что мы думаем об успехе. А я вот что скажу: успех – это когда у тебя стены из пипифакса. Куда ни подайся, везде как в Кормано. Сел на батискаф – все уже в курсе. А нам и успеха никакого не надо, чтобы вот так-то облегчаться.

Иисус Христос

Пришлось разморозить Клаудио. Весь морозильник коркой зарос. Как купил – ни разу не соскребал. Кровь Клаудио повытекала из пакетиков и, поди ж ты, изгваздала мне морозильник.

У Клаудио вообще-то кровь в жилах играла. Еще бы – профсоюзный активист как-никак.

В цеху чуть заспорят – он уж в самой гуще. Говорильник раззявит – не остановишь. Во всем считал себя умней других. И тараторил без умолку, потому что одну за другой начитывал книжки, что стояли у него в комнате.

У Тельцов всегда так.

Обижают они других. Хотят все поменять. Не ловят силу Того, Кто ради нас в Благой день воскрешен.

Так что нечего язык мозолить. И других грузить нечего. Придет день – и все спасутся. Народ по три лимона на рыло заколачивать станет. Без всяких бенсов.

Типа с животными будем разговоры разговаривать. Трубы дымовые зацветут, и все болеть кончат. Этот Тот – Иисус Христос.

Мне ведь тоже обломно было замораживать брата. Но он гнобил мне душу, а рабочим спокойствие. Такой кипиш поднимал, когда слушал предвыборные политические платформы или смотрел по телику новости, что сбивал меня с панталыку напрочь.

А еще гремел, что я раб. Но я молчал. Потому что я не такой, как он. У меня своя гордость.

Он как в печатный перешел, еще активнее стал профсоюзничать, чем в прошлом годе. Меня зовут Ивано. Мне пятьдесят. Я – Рыб.

Я молился, чтобы после дневной Господь заметнул его под автобус. Чтобы он надо мной больше не висел.

Так что когда вечером он мыл посуду, я саданул его башкой о стенку и дубасил до тех пор, пока он не отбросил коньки. И в мире стало на заколебщика меньше.

Вырубил я телик и достал банку консервов. Там на крышке еще пингвины. На Северном полюсе. А может, на Южном.

Братановы кости я покоцал электроножом. Такие дарили в часовне Падре Пио, за восемнадцать тысяч, вместе с макаронами и шарфом, которые взял он.

Распихал их, значит, по целлофановым пакетам. Без резинок. Резинок не было.

Потом выкинул его злоебучие книжки. Трупакам они без надобности. И мне кой-какой роздых. Он там у себя в морозильнике не сегодня-завтра воскреснет вместе с остальными жмуриками. Ну, а я покамест без догонялова обойдусь.

В человеке кровь – что в гамбургере: лопаткой не отскоблишь. Типа смерзлась вся в морозильнике. Тогда я его разморозил. Тут братцу стало худо. А меня вот закоротило. Короче, я сам себя и чпокнул.

Когда я очнулся, там была больница, и были карабинеры. Того света не было. Балда в кусках, все в лепешку и б

Карла Бруни

Мне уже тридцатник. Зовут Лучо. Знак – Рак. Кончил институт.

Люблю смотреть программу Роберто-усача.

Особенно когда заступаю во вторую. Голос Усача прямо карабкается по словам. Как будто из пещеры вылезает. А за его спиной какой-то дурилка складную лестницу в три погибели сгибает. Просто так, руками. Главное, болтики не откручивает.

Своими лапищами Роберто уделывает лестницу, как скульптор усекает каменюку.

Хваткие такие, проворные, они перебирают металлические крепления так, что каждый знает: за 143.000 лир он проделает то же самое. И тогда табуретка станет мостиком, мостик – рабочим столом, который, того и гляди, перейдет во что-нибудь еще.

Ее куда ни поставь, места почти не занимает. Опять же экономия времени. А так, лестница как лестница. Лестница Роберто.

Хотя вообще-то от его трескотни и заторчать можно. Я – так просто торчу. Это как другая жизнь по ту сторону экрана. Это то, кем бы я был, если бы не был таким, какой я есть.

Или кем еще никогда не был.

Как будто каждая из этих блестящих ступенек уходит куда-то вверх и не к навесному потолку, а дальше, за пределы моей жизни начальника цеха.

И тогда Роберто-усач, волшебник и бог другой линии жизни, на каждой новой ступеньке своей лестницы откроет мне, что в другом измерении, более тонком и более настоящем, я уже не буду вечно смотреть ящик в Казинелло Бальсамо, а буду конкретно так утопать в медовых ляжках Карлы Бруни и слышать, как где-то рядом бьется морской прибой, он будет громко реветь, еще громче, чем храп моего сына.

И соленая морская вода станет виски, которое я буду потягивать у камина на собственной вилле. Сюда пускают только женщин. Никто из людей с моим достатком не может позволить себе такое. Зато меня уже не остановишь. Я могу.

Я просто жду, когда кто-нибудь наверху углядит, чего я стою. Вот тогда и дети, и жена, и соседи, и кто ни то опустятся в кучку припухших халдеев.

По ту сторону телика, и даже еще дальше, я разбираю колдовство слов и снов в их твердом ядре.

Это может сделать каждый. Надо только вслушаться в дыхание, разделяющее слова Роберто-усача. А можно и попереключать программы. Все равно в комнате что-то останется. Хоть ненадолго. И заслонит собой мир.

Это мое имя. Его-то Роберто тайком и склоняет. Во всех там смыслах и тонкостях, что есть в языке. А уж я потом найду, куда их пристроить, удумаю себе такое, что

Жасмин

Меня зовут Марко. Я красавчик Водолей.

Мне пофартило. Паренты утопали в зеленые луга Вальхаллы. Ну, а денежки по наследству мои. Теперь знай живи – не тужи.

«Новый салон Жасмин. Юная обворожительница исполнит массаж-коктейль „Я отправлю тебя в рай“. Полная конфиденциальность. Для состоятельных господ. Режим работы: понед. – пятн., 10:30 – 19:30».

Я позвонил по объявлению. И встретился с Жасмин.

Жасмин была стейтовской блондой. Бейба типа Моаны Поцци, той порнодивы, которая уже сторчалась. А я все одно дрочу под ее фильмаки, потому что их полюбому крутят, хоть она и скапустилась.

За лимон в ночь Жасмин едет к тебе в номер и дает во все дыры: три, четыре, пять раз отрясет как нечего делать. Помню, как-то шесть палок кинул. Всего-то за лимон.

А на Пасху я ей и говорю.

От братана моего – Овна, чува, короче, свинтила. Вот я и подумал типа расслабон ему устроить, притаранить яйцо с сюрпризом. И не простым, а залепушным. Сюрпризом будет Жасмин. Внутри пасхального яйца. Жасмин подписалась за пять лимонов на восемь часов. По максимуму.

Застолбили с кондитером на улице Боскович. Тот наварил две скорлупы по девять кило.

Одну перевернул на столе, и Жасмин в нее улеглась. Сверху припаяли вторую. Жасмин была готова к отправке. Вся голая.

По субботам в Милане сплошняком пробки.

В обертке, в которой был шоколад, в котором было тело Жасмин, были бабки Жасмин. Короче, притаранили мы посылочку брательнику.

Открывает братишка дверь, а там яйцо. Ну, думает, без меня не обошлось. Мы когда пацанами-то были, я ему тоже подарочек учудил: пару улиев на пасеку. Стал он, значит, открывать сюрприз. Самому не терпится.

Жасмин была уже того. Фейс лиловый, весь в шоколаде. Другую такую где взять?

Правда, она была еще тепленькой. Взгромоздили мы ее на кухонный стол. Брат вынул свой балдометр, лизнул шоколада. Шоколад пропах этой сучкой.

Короче, брат засандалил ей в анал, а я маздал своим головастиком по ее шоколадным кудлам и шоколадной мордашке в шоколадной скорлупе кондитера с улицы Боскович.

Жасмин – это телка. Безотходная телкология. Я раздвинул ей хавальник и заправил туда доилку. Она сглотнула язык, и от этого надой пошел приемистей. Нет, пять лимонов того стоили. В кормушке у покойницы температура такая, что для оттяжной заходки самое оно. Излился я минуток через одиннадцать. Перед спуском меня аж всего пробрало. Схватил я ее за патлы и так тряханул, будто она реально отсосала.

Где-то с часок еще мы ее шворили, пока сами не повырубались. Я затолкал Жасмин в мусорный мешок, что был у братухи в доме.

Перевязал мешок бантиком с пасхального яйца и отвез Жасмин на свалку.

Стоял и слушал, как Жасмин катится по склону. Потом поплелся в бар съесть мороженого за десятку.

Девкам стремно – мне балдеж

Как настоящий Скорпион, я тащусь от девок.

Напялю прикид Дьяболика и лапаю их под вечер. Триест кажется мультиком, по которому гуляет ветер.

Вперемежку с запахами тела. При теперешнем модняке девчачьи телеса и так навыворот, все дела там напоказ.

Ну и каково мне на это смотреть? Ведь один я как сыч. На рынке – тоска. Это вам не голливудский боевик – фрукты вешать, сдачу отсчитывать, чеки пробивать да в конце дня ларек опечатывать.

Вот я и упаковался в треники. Черные такие, в обтяжку. За шестьдесят пять штук.

И сестрины колготки «Omsa» на тыкву натянул. Не знаю, почем они, но рвутся моментально. Подкупаю новые.

Продавщице сказал, что беру для жены, что типа у меня жена красавица и что так еще красивше будет.

Я хотел видеть эту продавщицу. Видеть, как по вечерам она приходит ко мне и мы любовничаем на диване, на столе.

Продавщица была молоденькой такой моделькой.

Я как в семь утра на рынок прихожу, так уже об одних кошелках и думаю. Потому что я от них тихо еду, когда они просят там пучок травки. Я только легонечко так пристебнусь. Но культурно так. Просто я хочу больше, хочу того, чего не может целовать тот, кто не Дьяболик.

Любовничать. Иметь сотни волшебных убежищ. Под Триестом. Под всей Италией.

И крутые тачки, и блондинок в золоте. И бриллианты, которые я раздариваю, потому что могу. И мир, который лайкаю. Мир, где имею все.

Я жду у дискотеки, в прикиде Дьяболика, на черной «Альфасуд».

Чтобы загрузиться, нюхаю трусики тех, кого уже уделал. Иногда все как во сне. Я отключаюсь и начинаю их лизать, рвать и жрать. По клочочку. Пока девчонки не выйдут с дискотеки.

Расфуфыренные простипомы.

Эти чернявые меня доконают. Вот теперь я Дьяболик, гроза всех комиссаров полиции. Беру я так ножичек, и когда мы одни, говорю, что буду пускать кровь. Велю им снять трусики и достаю свою сосиску.

Они вопят – я балдею. Соображают, что перед ними Дьяболик.

Покажь, говорю, чесалку, залукать охота. На кассете совсем не то. Там у тебя сразу берут, да еще и муди вылижут. А этим больше стремно.

Бывает, что и отдрочат.

Иные просто сдергивают – хер догонишь.

Пора и мне с кичи когти рвать. Тут меня не удержат.

Правда, может, это сон.

И я еще проснусь. На американской вилле. Я буду плавать в бассейне. Он будет в таком укромном месте – никому не найти. У бассейна будет форма глаз Дьяболика. Вокруг телекамеры. Клаудиа Шиффер там, ну и все остальные. Это вам не тюремной прогулки дожидаться.

Ни одна собака не придет навестить.

А в школе друганов завались было. Видел я тут физию свою в газете. Лучше бы меня сняли в прикиде Дья

лот номер восемь

Неоцибальгин

Мы с корешами как соберемся, так про Неоцибальгин все калякаем. Поначалу доходило туго. Первый усек Джузеппе. Пятнадцать лет. Весы. Месяца три как дело было. Звонит он мне поздно ивнингом. Переключай, говорит, на Raidue. Я переключил. Гляжу – пацан. С пацанкой. Рядом мотик. Кругом деревня. В глазах радость, что молодые. Неоцибальгин.

Помню, музон был уматный. Сейчас уже другой. Так под него кайфовал, что и не передашь. Накольно было услышать его за столом, когда мамуля несла свою бредятину. От этого гонива меня вело еще сильнее, чем от ее затрещин в детстве. Всем моим своим я хотел, чтобы она отвяла уже. Тогда мы остались бы одни. Я и телевидение.

Я искал диск с тем музоном по всему Риму. Рыскал по магазинам как заводной. Рылся в компактах – нет диска Неоцибальгина, и все тут. Ну, нигдешеньки нет. Может, самые клевые диски конфискует Государство? А что, сидит себе наверху такой командир и не хочет, чтобы люди счастливыми были.

В школе Микела засветила мне коробочку. Радуга на коробочке переливалась всеми цветами наших идеалов. Я начал глотать Неоцибальгин каждый день.

Бо́шку мигом отпустило. Но бо́шка бо́шкой, а Неоцибальгин я бы по-любому принимал. И во рту так вяжет обвально, и с парнями есть о чем перетереть.

В четыре у фонтанов шла разборка полетов. Микела была заводилой. Она садилась, доставала коробочку и говорила, сколько закинула Неоцибальгинок. Мы внимательно слушаем. Известно, что она вешает. Но никто ее не перебивает. У Микелы такой голос – закачаешься.

Четко помню, как впервой спросил в аптеке Неоцибальгин. Это было посильнее, чем покупать Орансоду. Мне было десять, а в десять не пьют Орансоду. Правда, и в шестнадцать мало кто петрит, что значит затариться Неоцибальгином. Прикольно смотреть, как смотрит на тебя аптекарь, когда ты просишь лекарство твоего поколения.

Потом больше стали молчать. Все рекламировали Fininvest. Ha Rai пусто. Кто-то из парней вообще задвинул команду. Шла полная шиза. Неоцибальгин был в нас – вот что я хотел сказать. А телевидение только бросило клич.

Мы живем, чтобы добиться счастья. Микела говорит, что кризис – это нормальная смена циклов. Одни плывут под строгие такие пакетики аспирина и окисляются уже под корень. Такие быстро взрослеют, но все равно возвращаются к нам. Другие ловят приход на шипучке. Поди, пацанами цеплялись на Аспро.

Чуваки должны быть заодно. И чтобы брали тоже одно. Сейчас только и остались что я, Микела и Джузеппе. У фонтанов все тоскливей. Мы глядим друг другу в глаза и знаем, что в кармане у нас лекарство от менструальных дел. Ну, это в смысле у Микелы в кармане. А Джузеппе садит одну за одной. Зато с Неоцибальгином по три пачки в день высмаливает. Хоть бы что ему.

Холодный воздух мира

От психоделической подсветки тела становились абстрактными.

У края танцпола все мелькали ноги. Я таращился на них со страшной силой.

Запах пота придавал форму белокожей массе. Масса кружилась в танце. Танец вызывал неодолимое желание раствориться в едином пульсирующем теле, которое не нарадуется, что ему восемнадцать.

Холодный воздух мира припарковался за дверьми дискотеки.

Но и здесь мне было одиноко, как никогда.

Меня зовут Энрико. Мне двадцать лет. Родился под знаком Близнецов. В прошлом году провел каникулы на острове Эльба.

Маттео говорил, что на Эльбе закадрить – раз плюнуть.

У меня в кармане был презерватив. Я сидел на диване и посасывал пиво. Рядом лизалась какая-то парочка. Постоянно в меня тыркалась. Я слушал, как в концовке «Papa Don't Preach» вступают скрипки, и плакал.

Ну, чуть не плакал. Я перся.

Это все голос Мадонны. Он был до того необъятным, что чисто набух в моей душе. Такое не опишешь. Я хотел, чтобы он был во мне навек. И чтобы была кадра, чтобы держала меня за руки и чтобы уже отсосала мне как надо.

Прикинулся я тогда стильно – в желтую рубаху от Армани. Маттео дал.

Закрою глаза, а сам слышу, как брюхо мне выдает, что оно типа с моими делами дел не имеет и такой закатывает концерт, как тот драмсист, который сколотил наши судьбы. Он сколотил судьбы тех, у кого бы я расстегнул блузку, вытащил и помял бы грудь. Кумпол раскалывался. Я смолил.

Была там одна – просто отпад.

Такая с длиннющей рыжей гривой, в облегающем черном трико со всеми завлекалками навыкат. Туда-сюда двигала до самого конца танцулек.

Маттео тоже светился, но редко. Все больше косяки заряжал. А еще он гнал, что снимает там одну из Болоньи. Типа она ему и дразнилку помацать дала.

Дома он поднес мне к носу указательный палец: мол, вкуси аромат хромосомы. Только несло совсем из другой дырки, не иначе как Маттео сам себе в шоколадку постучал.

Маттео модный такой пиарщик. Вкалывает на две миланские дискотеки. Уж он знает, как надо подъехать к девчонкам. Но не думаю, чтоб он снимал без осечек.

В тот вечер он, как и я, сник.

Пришли мы, значит, на снятую фатеру и начали фугасить бухло, а заодно выискивать на ТВ порнуху.

По Видеомьюзику шла короткометражка Art of Noise «Paranomia». Там было кресло на колесиках, а на нем физия компьютерного чела. По Raitre крутили черно-белую кину.

Мы шатались по хазе датые в мясо. У каждого в хэнде по елдырю. Мы так нарезались, что Маттео чуть не сблеванул мне в табло, когда я присел у него между ног, чтобы лизануть ему плешку.

На вскидку мы расписали литра по два с верхом биревича, бутыль ликерсона и бомбу красного Мартынского.

Я до того в жизни ни у кого не брал. Потому как натурал. Но это было хоть что-то. А потом и он бы мне конкретно откачал.

Программы уже час как свернули. Я больше не мог выносить этот муторный писк. Он так громко сифонил, что я вытащил из глотки Матюшин банан и пошел вырубить телик.

До сих пор помню, что в другой комнате я глянул в окно, а там луна – один к одному как на обложке саундтрека «Birdy».

Я типа рассчитывал, что Маттео не будет мне с ходу струхать, потому что не хотел глотать его спуск. Ну, я ему и объявил. А он ласково так ответил, что тоже мне пососет.

Тут я и сел верхом на его физ

Леди Гамбургер набирает очки

Меня называют леди Гамбургер. Мое настоящее имя – Джованна Тамало (22 года, Весы).

Меня называют леди Гамбургер, потому что однажды я жарила биточки из шпината, а мать толкнула меня в спину локтем (она стояла рядом и жарила брикетики «Финдус» со всякой там зеленью), и я упала лицом прямо в масло с биточками.

Я обожглась. С тех пор у меня жуткий портрет. Вот почему меня так называют.

Только мне до всего этого нету дела. Я набираю очки в конкурсе Галина Бланка «Буль-буль».

За 100 очков ты получаешь плоское блюдо, глубокое блюдо и блюдо для фруктов.

За 150 очков – три чайных чашки с блюдцами.

За 200 очков – одну вазу плюс четыре десертных розетки.

За 250 очков – шесть кофейных чашек с блюдцами.

На сегодня у меня 700 очков в конкурсе «Буль-буль».

По новым правилам конкурса «Барилла» присуждаются такие очки (теперь их еще называют очки-бабочки): 3 – за упаковку равиоли; 2 – за кило макарон из отрубей, за макароны из непросеянной муки, за макароны «Фантазия», за яичную вермишель, за пельмени, за вареники и клецки, за 200 гр. соуса и пиццу; 1 – за полкило макарон из отрубей и за банку соуса по 400 гр. и по 680 гр.; набрав эти очки в конкурсе «Барилла», – а у меня их целых 900, потому что мне отдает свои очки тетя Мария Рампери, она покупает только «Бариллу»; и еще их приносит моя соседка Иоле Танкери, она работает медсестрой в больнице Фатебенефрателли, у нее три сына, один кончил Сорбонну, это университет в Париже, она тоже отдает мне все свои очки, – так вот, набрав столько очков, всего за 58 очков (примерно тридцать пачек равиоли, и это не так много, если за белую керамическую хлебницу «Мулино Бьянко» нужно взять 44 упаковки галет «Пангри́») можно получить чудо-поднос «Фьямминга», на нем эффектно подать фирменное блюдо, и на столе он смотрится шикарно, на юбилей там и вообще, поднос фарфоровый и стоит на 82 очка меньше, чем миксер «Фруллимикс» (за него надо набрать 140 очков вместо 180), а ещ

Багдад

Я как в воду глядел. Во всех теленовостях трубят про войну. Посадил я в машину жену, детей посадил, собаку, и вперед в супермаркет Esselunga.

Я Джованни. Тридцать восемь лет. Рак. Я беру тунца с миндалем. Беру двадцать банок. Раз война, особо миндальничать нечего.

Банки по 180 гр. Складываю в тележку.

У Паоло в школе неважно. По математике неуд. Лодырь растет.

Но сейчас я глажу его по головке. Отродясь не гладил. Здорово иметь сына. Беру яблочный чай в пакетиках, зеленый в пакетиках, лимонный чай.

Я видел картинки атомной бомбы. Я знаю, что значит перекинуться как сырок «Виола», прилепленный к нёбу.

Беру фруктовые плетенки, плетенки шоколадные.

В Багдаде ставят человеческие щиты. Прикрывают склады оружия нашим летчиком, которого недавно сбили.

По Raidue видно лучше.

Прихожу после работы к началу новостей. Вечером эту войну можно слушать на полную катушку: ее все и так смотрят.

Пусть я разорюсь на целых два лимона, пусть выложу последнее, зато душевно оттянусь: возьму генуэзские клецки, неаполитанские колечки, перышки возьму и витушки.

Первым долгом сметут макароны.

Потом соль.

Все в экономику упирается. Тут дело тонкое. В мире всешеньки завязано. Как где война жахнет, так об этом уже везде известно, и макароны днем с огнем не сыщешь.

Для верности беру овощную смесь и пиво. Упаковок шесть по двенадцать банок. Пока не кончилось, беру для ровного счета еще четыре. Паоло подкатывает вторую тележку.

Было время, воины косили друг друга, на том все и порешалось.

Ну, если там крестоносец завалил араба, в Америке никто и не чухнется.

Правда, крестоносец и ведать не ведал ни про какую Америку.

Сегодня мы не просто знаем, что идет война. Мы знаем, что в Багдаде начались бомбежки.

Если Ирак захватит Италию, все переменится.

Война, она такая: неизвестно, когда ей конец, сколько народа угрохают, на какие бабки ты влетишь.

Когда идет такая мокруха, кто тут прав, кто виноват – поди разбери.

Беру американские сосиски с сыром, филе камбалы, шарики моццареллы, пищевую соду, непросеянную муку, батарейки для мага, десять пачек кофе, при

еру «Нутеллу» в стаканчиках, к

Те, Кто

Меня зовут Маттео Пировано. Мне двадцать два. Мой знак – Водолей.

Я разработал несколько любопытных теорий в области космологии. До недавнего времени я был созерцателем собственной жизни. Она оставалась для меня загадкой, разгадать которую я не мог. Поэтому в университете я учился неважно. И с девушками у меня не ладилось. Зато теперь моя жизнь меняется на удивление быстро. Теперь я постоянно смотрю программу «Те, Кто».

Она идет каждый день. В 19:00. На тебя просто смотрят люди, вот и все.

Приятные, вдумчивые лица. В программе «Те, Кто» ты становишься центром всеобщего внимания. Благодаря «Тем, Кто» мои теории оставляют след в душах людей.

Когда проходит заставка, с экрана на меня устремляются взгляды экспертов и хорошеньких девушек. Я начинаю говорить. Они слушают меня с большим интересом. Я разворачиваю свои теории и чувствую себя полноценной личностью.

Это Моника. Мне двадцать четыре. По знаку я Телец и тоже смотрю «Те, Кто».

«Те, Кто» примирили меня с Италией. Раньше я терпеть не могла свою страну. На лето уезжала в Ирландию работать официанткой. В прошлом году залетела и выкинула.

Но фигура вся при мне. Бюст – отпадный. Я его выставляю в «Тех, Кто». А еще я пою и танцую. Вроде нехило. Как на меня, там больше ни на кого не таращатся.

Вот я и говорю: из страны теперь ни ногой. Где еще такие передачи посмотришь?

Меня зовут Стефано Алеарди. Я консультант солидной фирмы. Мне тридцать. Стрелец.

Радостей в жизни мне хватает. У меня знатная тачка и мастино по кличке Ануфи. 80 кэгэ веса.

Но моя голубая мечта – стать артистом.

Так что в семь вечера я уже перед телевизором.

Мне аплодируют. Я показываю хитроумные фокусы без единой осечки. Самое приятное – когда тебя хвалят не только на работе.

Ануфи радостно виляет хвостом. Ему хочется, чтобы передача никогда не кончалась.

Это Кристина Кардо. Мне сорок восемь. Знак зодиака – Дева. Работаю в универмаге. Через мою кассу покупатели стараются пройти по-быстрому. Меня всю корежит, когда народ готов даже в очереди помаяться, лишь бы пройти через кассу Марии. Мария – смазливенькая такая мармеладка. А я и ростом не вышла, и лицо у меня частично парализовано.

Но вот я закрываю кассу, прихожу домой и надеваю шелковое платье, которое покойница мама своими руками вышила к моей свадьбе. Замуж меня не берут, потому что я страшилище. Только «Те, Кто» умеют заглянуть мне в душу.

И тогда уже ни одна со мной не сравнится.

В полвосьмого передача кончается. Под оглушительные аплодисменты публики я говорю слова благодарности и раскланиваюсь.

В такие мгновения я чувствую, что не хочу больше работать в универсаме. Я бы день и ночь сидела перед телевизором, потому что только телевидение человечно.

Только «Те, Кто» относятся ко мне с уважением.

Меня зовут Иньяцио Боттура. Мне тридцать шесть. Работаю электриком. По гороскопу я Лев.

Я западаю на елдаки, и если мой начальник пронюхает, что я гомик, – меня турнут с работы.

Вот и приходится до вечера косить под нормального. В семь я дома. Наконец-то я один. Теперь уже некому догонять меня тупыми анекдотами. Теперь можно не сотрясать воздух всяким паревом про футбол. Я натягиваю колготки в сеточку «Omsa» и застегиваю лифчик «Lepel»: начинаются «Те, Кто».

Я смотрю на людей, они – на меня; я ощущаю себя женщиной, я – франческа деллера в своем дворце; я тот, кем не стану никогда и кем являюсь на самом деле, я

я глажу себя.

Я глажу себя по бедрам и покачиваю задом.

Меня захлестывает волна оваций.

Это Джованна Кампидолио. Мне тридцать лет. Мой знак – Дева. Я замужем.

Мир прямиком катится к самому концу света. Никто уже не внимает заповедям Иисуса Христа.

Я все время говорю это «Тем, Кто». Там я вижу одухотворенные лица. Муж и слышать ни о чем не желает. Только и знает, что жрать, таращиться в ящик да любиться. Но это не любовь.

Об этом я твержу «Тем, Кт

«Призрак с голубой п....й»

и другие модерновые байки

Фуффи

Стояло волшебное лето. Я сидел у зонта со своим коронным бомбером. Солнце распекало пизды даже у мороженых устриц. Сорок два градуса в тени.

У меня стоял с двух часов. Было уже семь. Бомбер висел на шезлонге. Я сидел в шезлонге. Меня звали, меня зовут Гвидо Консоли. Мне двадцать два. Я мозгую про политику.

Как увижу кого, так про себя и раскидываю: вправо-влево, влево-вправо. Пройдет левая шведская щель, мерекаю себе с левым уклоном. Пройдет немецкая мутер, такая нацистиха волосатая, уклоняюсь вправо, в самую правую крайность.

Я, кстати, местный чемпион по мотогонкам. Я Гвидо Консоли. Запомни это имя, потому что я расскажу тебе рассказ. Дело было со мной.

Стояло волшебное лето. Год назад. В августе у меня отпуск. Ну, прихватил я свой коронный бомбер и погнал на море. Что сорок два в тени – это мне до банки. Бомбер я нацепил, чтобы все видели, что у меня бомбер, а еще вот Ducati 916.

Это мой байк. Прикоптишь на нем чуток, и типа ты уже 250 кубов взнуздал. Седло задрано, руль утоплен, щиток затесан к вилке, на первой аж в бак вставляешь и долго еще тянешь под 120 лошадок. А в поворот войдешь – отдача идет по полной, гайку так слабит – очком просекаешь.

Тормоза и диски на моем стальные, их зараз чувствуешь. На 7 кг усадистей модели 1994. И хоть приборы не цифровые, как на родном 916, зато стрелки имеются. Охлаждение воздушное, полуавтомат на коробке передач. Двойной карбоновый глушитель я с моего козлика снял: люблю устроить угоралово. И вообще я покайфный пацан.

Примерно к двум дотарахтел до пляжа. Залег в шезлонге, засмочил цигарку Gitane без фильтра. До семи смотрел на пляж. И тут – опаньки, подваливает пипа. То бишь шведка-пипетка с овчаркой Фуффи.

Фуффи, Фуффи, прыгать сюда, играть с меня, шведка, говорила шведка псу. Я к ней: а ну как схомутать чувишку обломится; она мне: ты кидать пластиковый кость, мы играть.

Я кидать кость Фуффи, шишка с перепугу дрожать, почти порвать новый плавки, опять бросать кость Фуффи мне сказать давалка-универсалка.

Я по-новой кидать кость Фуффи, я пялиться шведские титяры. Фуффи бегать пляж с кость, и вся эта мутота аж до десьти вечера. Я шведке и говорю: хочешь Gitane, a? Пошагали в мой шезлонг, ты правая-левая, может, кофейку? Угощаю. Говорю я шведке-конфетке.

Шведка заулыбилась. Шведкин улыбон был улетней, чем запил по автобану в июле-августе, в сентябре-мае, на работу забили, знай топи на мотасе, давай тону знай. Шведка мне и говорит, пошли, говорит, чего покажу, под зонтом, говорит. Я поплелся – пырка на пределе.

Привела меня шведка под зонт, я-то уши развесил, и что, вы думаете, она достает? – пакетище с этим кобелем Смайли – суповая смесь из мяса-злаков-овощей; достала и трекает, что, мол, Фуффи быть красив, ты смотреть шерсть Фуффи, быть идеальный; я думать шведкин шерсть, она сказать шерсть есть красив, я всегда берать Смайлин суп и хрустящий косточек 4 кг, я берать Смайли в агрокомплекс Турина, ты, быть добрый, идти бар, берать два литр вода, мы два вместе делать хлебка Фуффи.

Нет вопросов, говорю, уже ушел, шведкам надо потрафлять, со шведками и не та еще случается морока, зато потом я гружу ее на мой 916 и волоку за керосинку обкатывать шведке цилиндр.

Прихожу с тремя литрами San Benedetto для Фуффи. Я ходить-приходить, Фуффи прыгать – прыгать Фуффи.

Подошла она ко мне, сама лыбится, я стою, сияю, как медный чайник, взяла за руку, Фуффи носится со своей отстойной костяшкой; шведка мне так разводит: ты быть так милый, ты теперь быть еще добрый и быть друг Фуффи, и быть вечер с Фуффи, теперь идет Омар.

Тут и Омар подгребает, лижет свою шведку, а я – я держу Фуффи. Фуффи мечется как ужаленный вокруг Омара, шведки, я луплюсь на шведку, шведка на Омара, Омар на шведку, шведка на Омара, я как чайник рядом, Фуффи мне пихает в руку кость, тычет мне мордой свою липовую кость из Иперкопа для собачьих побегушек; шведка озаботила меня взять Фуффи на вечер, только на вечер. Я остаться на пляж с Фуффи, отстрочить у Фуффи, реветь от Фуффи благим матом.

На заводе

Меня звать Сальваторе Аньи (г.Варезе). Тридцать два годка мне. А женилка у меня ростом тринадцать сантиметров. Лафа вообще быть живым. Что ни день – чего-нибудь делаю. Что ни другой – чего-нибудь бывает. И все бы ничего, да есть тут одна подстава. Подстава – это мои стремаки. А стремаюсь я того, что помру. Вот так, хлоп – и ты трупак! И никаких тебе дел, даже на Сан-Сиро с мужиками не сгоняешь. А все потому, что с тобой околеванец вышел и теперь ты по жизни мертвяк.

На заводе, где я пашу, о загибоне ни слова. В прошлую среду оттрясся Микеле Капачи (г.Традате). Он дымил как полутурок. Глушил станок и трюхал цыбарить в санузел. Теперь вот зажмурился. К его станку одного свистка из Венегоно приставили. Только про модняк и балаболит.

На обеде я этому чудику все о курносой толкую. Мол, об этом деле надо свое понятие иметь, потому как рано или поздно она и к тебе подберется. Ты подумай своей головой-то. А он говорит, иди-ка ты к свидетелям Иеговы. Они тебе про это распишут. Давай жми, говорит, а то у меня макароны стынут. Мне, говорит, пожить хода, вон сколько девок вокруг.

Самые симпатявые, говорит, уходят в модели. Всяк не прочь шпокнуться с моделью. Когда ты гуляешь с моделью, дружкам-приятелям завидно. А если поженихался к модели, о костлявой и не вспоминаешь. Тут две большие разницы. Модель – это солидол, а безносая – зола, вспоминать тошно.

Я что хочу сказать, с вешалками всего одна напряженочка имеется. Неясно, что у них под шмотьем, которые они носют. Кому не охота увидать, какие они там, вешалки-то.

Это, говорит, точно. Потому и придумали порнозвезд. Это те же модели, только усовершенствованные. Но видимость куда лучше. То, что надо работяге. Целыми днями мантулим. Не говоря уже о черной субботе!

По каждой вешалке у нас разговор особый. Больше правда ору: резец так визжит – слов не разобрать. От этой чернушки, которая везде, все уже двинулись, надрываюсь я. Aгa, гаркает он, Наоми Кемпбелл. И ну токарить дальше.

Вечером дома съем чего, позыркаю телик и в люлян. В люляне кумекаю про много чего. Когда в грустях, кумекаю про костлявую. До того кумекаю, что и не пойму: живой я еще или уже того. Про завод даже не вспоминаю. Когда в радости – кумекаю про вешалок, как тот свисток из Венегоно: вот бы типа они были у меня на хате.

Станки со свистком у нас нос к носу, вот и я вроде как экспертом по вешалкам заделался. Я такого мнения, что вешалки – это реклама жизни, когда жизнь хороша. А еще вешалки – это лишний повод наложить в штаны от счастья!

Потом я узрел эту Кейт Мосс. В газете узрел. Стоит в позе, глазки строит, как все вешалки. Кейт Мосс – это новая вешалка, которую зовут Кейт Мосс.

С виду чисто скелетина! На ней мы сошлись со свистком из Венегоно. Глянешь на нее – лохмушечка, а приглянешься – мать сыра земля. То она зомби, то сексокосилка. Короче, и то и другое.

Свистуну из Венегоно Кейт Мосс не по нраву. Говорит, она не из той оперы, не туда, мол, попала. Скоро это до всех дойдет, и тогда ее перестанут показывать. Пусть займется другим делом. На работу хоть устроится. Или там в порнухе с извращениями чикнется. Или выйдет за богатенького, который любит странненькое. Короче, спрыгнет с газет.

А я говорю, Кейт Мосс продвинутая. На ее фотке типа все есть – целуй не хочу. А потом снова глянешь – ровно с кладбища сбежала.

А еще я видел фотку, где она голая. Там у нее все не по-женщински, а по-мальчуковому. Плоскодонка, короче. Зато губищи как у Валерии Марини или у той негритоски с Сатрап. Говорю же, продвинутая.

Свисток из Венегоно говорит, что я типа маньяк: у меня есть вешалка, от которой я тащусь, и она похожа на смерть.

Забили, говорю, ты, говорю, еще реальнее моего курносой стремаешься, не то говорил бы о ней слова, а то ряшник-то вон как хлопает. Лучше бы, говорю, на твоем месте еще стоял Микеле Капачи (г.Традате).

Он кажет мне средний палец, скалится, заходит с той стороны каретки и говорит, что дело типа фуфел, если кому такие вешалки катят. Значит, у народа крыша точно ползет. В бабцах совсем рубить перестали, а без этого весь кайф по боку. У женчинок самые места – это грудя, ляжки там или типа бедра. У всех без разбора: длинноногих, худышек или хризантем. Вот ты спишь и видишь, будто притопил на такой, как по шоссейке – все пятьсот в час, и пошел колобродить по ее зигзагам. Взять хотя бы Клаудиу Шиффер. Лучше нету, ан не дистрофичка.

Что это у вас тут за ёперный театр, говорит начальник цеха Итало Каверсацио (г.Бьяндронно). Где бы ни работать, лишь бы не работать, ёптыть!

А я ему: ну рассуди хоть ты, Итало. Как тебе Кейт Мосс, ну эта, которая в рекламе духов там и прочего, такая, знаешь, вчера из концлагеря, щас такие в самом ходу.

Значит, так, парни, в бирюльки потом играться будем, а ща даешь норму, не то сорвем субботний немчуровый заказ; коли не подналяжете, меня самого в концлагере пропишут, что я скажу немчуре, когда они позвонют, где, мол, наш субботний заказ, вы что, смерти моей хотите?

Три рассказа о телевидении

Дон Чотти

Меня зовут Альдо Нове. Мне двадцать девять лет. Я писатель, которому больше всего подходят девушки, родившиеся под знаком:

1) Тельца

2) Девы

3) Рака.

Девушки, с которыми я обычно собачусь, родились под знаком:

1) Водолея

2) Близнецов

3) Овна.

Всю свою жизнь я мечтал принять участие в ток-шоу на швейцарском телевидении. И вот моя мечта сбылась!

Сижу я как-то дома, ну и тихо-мирно сам с собой забавляюсь, лысого, стало быть, обкатываю. А все потому, что купил себе висячий такой календарь на 1997-й. Во весь календарь – Синди Кроуфорд. По магазинам намылилась. Платье у нее белое с черным. А из-под платья трусики очень даже белеются. Короче, на фотке этой типа не Синди Кроуфорд по магазинам намылилась, а такая ломовая групповуха чувств, что забомбись на месте!

Синди Кроуфорд – улетная чувиха, не то что Шиффер там или Наоми!

Только я, значит, раздрочил, вот-вот кончита хлынет – дребезжит телефонкен. Поднимаю трубу, а сам уже того, спустил.

Звонит швейцарский продюсер. Спрашивает, не хочу ли я потусоваться в ток-шоу с доном Чотти и Линусом.

В общем, кончил я под чумовой такой коктейль из Синди Кроуфорд, дона Чотти, Швейцарии и ди-джея Линуса.

– Угу, – промычал я.

На другом конце, видать, ясно стало, что тут дрочат на картинку.

– Буду как шомпол. Ну, то есть как штык.

Продюсер дал мне адрес, и я ополоснулся.

На швейцарское это телевидение я приехал в три часа.

Везде чистота. Фантика на пол не бросишь.

В буфете пиво и тоблерон. Когда подтянулся дон Чотти, я в легкую так прибалдел.

А Линус даже не засветился. Вместо него нарисовались тот психиатр, что выдавал заключение по Мазо, и журналисточка из «Униты». Последним нагрянул милашка-ведущий.

Передача растянулась минуточек на сто. Пока туда-сюда, я и психодоктор этого Пьетро Мазо типа зависли друг на друге.

Не знаю, может, то была любовь? Хотя дальше дело не пошло, потому что ведущий трещал без передышки. Он задолбал нас вопросами насчет последней статистики: как подростки относятся к тому, что на ТВ нет приватности.

Когда я был подростком, никто меня на ток-шоу не звал. Я мучился и не понимал, зачем вообще живу.

Зато сейчас все по-другому. Меня зовут на ТВ, и я могу порассуждать о чем-нибудь таком-растаком.

Ну, скажем, на швейцарском ТВ вместе с доном Чот

Молодые писатели

Когда камеры берут тебя в объектив, вот тогда ты писатель. Писатель без телевидения – что сапер без лопатки. Если честно, цель везучего интеллигента – попасть на передачу «Другой киоск», культурненькую такую передачку, которую запускают по четвергам, в вечернем эфире, на втором канале.

Культура – это когда по телику показывают писателей вроде Ваттимо и Бузи, готовых стереть друг друга в порошок. Или вот молодых писателей. Все это творится в передаче «Другой киоск».

В тот раз среди молодых писателей был я (через неделю, в передаче о семье я тоже был) и Кьяра Дзокки.

С Кьярой Дзокки тяжелый случай. Тут мне ничего не светит.

Еще в студии были Никколо Амманити и его невеста, красотка Луиза Бранкаччо.

Никколо Амманити – мой любимый писатель.

А еще там были Изабелла Сантакроче (своими книжульками она впаривает всем и каждому); Тициано Скарпа; этот полоумный тип Пикка, который вечно залупается; Джулио Моцци; Дарио Вольтолини; Джузеппе Каличети; Андреа Пинкеттс и Томмазо Лабранка: для меня он – бог.

А еще были критики. Говнились все, как один (кроме Пиччинини).

Жаль, не было Паолы Маланга, той самой, которая написала «Все кино Трюффо» (изд. Baldini & Castoldi). У нее такие глаза – хоть стой, хоть падай, да и в целом кадр что надо.

До начала передачи Дзокки расхаживала по студии. За ней увивался Пинкеттс: ему жуть как охота, чтобы она написала с ним роман в четыре руки.

Повторяю для бестолковых: с Дзокки ловить нечего. Лучше расслабиться и подумать, как сварганить бестселлер.

В студии не было Инге Фельтринелли, Даниэле Луттацци и Нанни Балестрини. Правда, они шли в записи. А Фельтринелли даже была на связи в Милане. Она оделась во все красное и спикала на манер Этер Паризи.

Дальше показали книжку Даниэле Луттацци «С.п.а.з.м.». Даниэле угарный малый, так что было уже смешно. Один Даниэле Луттацци стоит десяти таких, как Альда Мерини, и пяти таких, как Марио Луци. Меня переполняет счастье оттого, что на свете есть Даниэле Луттацци.

О Нанни Балестрини словами не скажешь: это полный абзац. Ему шестьдесят, а дашь на сорок-пятьдесят меньше. Он абсолютно задвинут и абсолютно велик.

Сначала все писатели вошли.

Все входили нормально, кроме Кьяры Дзокки: она входила сексуально. Пинкеттс смотрелся как Муссолини. Тициано Скарпа шел ва-банк со своей книжулей «Глаза на Решетке».

Тициано Скарпа вроде Манганелли. Разница в том, что он идет ва-банк только на телепередачах.

Передачу запустили. Разорялись ни о чем. Томмазо Лабранка был круче всех. Какой-то критик в красных окулярах наехал на Сангвинети: решил, будто Сангвинети – один из молодых писателей. Ровно с катушек слетел.

В конце все перепрощались. Я так и не понял, выудил Пинкеттс у Дзокки телефончик или не выудил. Все равно там без мазы. С Дзокки ловить нечего. Лучше расслабиться и подумать, как сварганить бестселлер.

Бевилаква

Когда мы, писатели, приходим на ТВ, мы так тихонечко прикидываем, что если не надрывать глотку, сколько-то твоих книжек все равно, конечно, купят, но не столько, чтобы можно было постоянно мотаться в альпийские пансионаты. Потому как если ты весь такой из себя скромняга, то зритель на тебя не подсядет и быстренько переключится на другую программу.

Чисто как писатель Альберто Бевилаква, я скажу, соображает, что говорит. В свое-то время он нарубился – мало не покажется. У Маурицио Костанцо он так горланит, что ты уже без вариантов купишь его «Душу-любовницу» или «Эрос и письма матери».

Я когда «Вубинду» отчудил, меня позвали на передачу по культуре, где будет Бевилаква. Называется «Короткое замыкание».

Помню, я страшно мандражировал, потому что хочу стать Бевилаквой Третьего тысячелетия. Бевилаква когда говорит, он задумчивый такой. Потом с ходу начинает на кого-нибудь орать, потому что он вспыльчивый. Я тоже так хочу. Но пока не получается. А все из-за того, что я стеснительный.

Была там еще Селен. Селен – это порнозвезда. Телка она оттяжная, хотя в тот раз даже минет никому не сделала.

Селен сидела одна.

Бузили про то, годится ли, когда на рекламе фильмы о Ларри Флинте – есть там один, все порнуху мастачил – нарисован актер, распятый конкретно не на кресте, а на пизде. Ну и вообще – о порнографии.

Отвечал еще один мэн, который аж с 1963 снимает в Италии порно плюс эротику, и там одна газетчица, Татафиоре: она в этих делах дока.

По мне, так порнография – лишний повод разок-другой подрочить. Клевая дрочка – это то, что доктор прописал.

А эти ни в какую: нет, мол, и все тут!!!

И давай лажу гнать. Такой хай подняли – я и половины не прочухал.

Селен нахалку шила Папе. Типа он беспредел учинил: вон сколько народищу понапрасну ухайдакал за всю-то историю.

Бевилаква надрывался, что порнуху смотрят дети, которых потом же и насилуют.

Я, газетчица-минетчица и мэн, что с 1963 навалял груду видюшного порева, больно-то не возникали. Такое вот «Короткое замыкание».

Селен вопила, что все эти семьянины-католики и есть главные садюги: втихаря имеют деток в попки. Бевилаква кричал дурным голосом, что многие порнушки сляпаны без всякого вкуса, особенно когда натягивают домохозяек. Селен жала на то, что без резины в перепихоне каюк, а Папа с резиной не велит. Короче, Селен сводила к тому, что этот Папа, блин, всех уже достал.

Когда передача пошла, кусок насчет Папы вырезали.

Призрак с голубой п....й

Меня зовут Марио. Я мужчина.

В детстве я не верил в привидения.

Я тащился от Карменситы и Кабальеро. Они разгуливали по сказочной стране в виде бумажных рупоров!

Я тащился от Бельфагора. Он выходил на дело из самой преисподней!

Я тащился от привидений Скубиду, от мумий Скубиду́!

А еще я тащился, когда в передаче «Порто-белло» говорили о призраках давно умерших женщин. Так я узнал, что призраки возвращаются!

Я сам гасил свет перед сном!

Я был славным бутузом.

Сейчас мне тридцать два. Моя жизнь совсем не та, что прежде.

Она резко переменилась с того самого дня, когда случилось то, что случилось. Теперь-то вы поняли, что я верю в сказочный мир привидений?

Я верю в него, потому что встретил призрака с голубой пи. Она явилась мне согласно древнему пророчеству. А это вам не хухры-мухры!

Наша встреча стала решающей не только для меня, но и для судеб всего человечества. Ныне, и присно, и во веки веков!

Без балды. Дело было так.

Я сидел за Пауэр ПиСи Макинтошем с Монитор 16 Колор Дисплеем.

Сидел и строчил себе тексты для эротической телефонной линии 144. Специализация: летальный фетишизм с использованием резиновых аксессуаров. Желательно в перчатках.

Телефонные клиенты прутся от эротических историй с резиновыми перчатками красного или черного цвета. Они типа представляют, что их сечет такая матильда в резиновых перчатках и латексных чулках. Все красного цвета. Потом парочка голых бундесов продергивает ее в роттердам и поппенгаген, а она орет «Замочи меня, замочи!». Ну, тут адольфы в красных гольфах и мочат матильду миксером, прижав ей голову к тахте.

Вот такие прогоны я маракал. На кооператив не хватало.

Раз сижу я, значит, кропаю писульку под названием «Убойная мочиловка на собачьей секс-площадке в блядском городе Содоме». За одну только страничку этой чернухи мне отстегивали по стольнику (куда больше, чем за страшилки для страшилкосборника «Юные людоеды», изд. «Эйнауди»). Штучка вышла полный лом: всюду чертова гибель влагалищ, разодранных лиловыми овчарками. Кабысдохи отдают концы, отрыгивая кровь, дерьмо и черную резину. Истерзанные псами лохнезии носили бельишко из черной резины, а резина, если ее обожраться, смертельна.

Даже для кабысдохов в блядском городе Содоме.

К чему это я? Ах да – к сказочным событиям. Вот как они развивались.

«Наверни шматок резины – кегли с лету отбросишь», – думалось мне в тот день, когда звонок вдруг атасно затренькал. Раньше он так не тренькал. Это треньканье я бы сравнил с попурри из всех песен, побеждавших на фестивале в Сан-Ремо с самого начала и по сегодняшний день. А именно:

Grazie dei fìor – Спасибо за цветы (Нилла Пицци),

Vola colomba – Лети, голубка (Нилла Пицци),

Viale d'autunno – Осенняя аллея (Карла Бони и Фло Сандон'с),

Tutte le mamme – Все мамы (Джино Латилла и Джорджо Консолини),

Buongiorno tristezza – Здравствуй, грусть (Клаудио Вилла и Туллио Пане),

Aprite le finestre – Откройте окна (Франка Раймонди),

Corde della mia chitarra – Струны моей гитары (Клаудио Вилла и Нунцио Галло),

Nel blu dipinto di blu – В синей-синей синеве (Доменико Модуньо и Джонни Дорелли),

Piove – Дождь (Доменико Модуньо и Джонни Дорелли, второй раз),

Romantica – Девушка моей мечты (Ренато Рашел и Тони Даллара),

Al di là – По ту сторону (Лучано Тайоли и Бетти Куртис),

Addio... Addio!.. – Прощай... Прощай!.. (Доменико Модуньо и Клаудио Вилла),

Uno per tutte – Один на всех (Тони Ренис),

Non ho l'età – Еще не подросла (Джильола Чинкветти),

Se piangi, se ridi – То слезы, то смех (Бобби Соло в сопровождении ансамбля «Менестрели»),

Dio come ti amo – Боже, как я люблю тебя (Доменико Модуньо в дуэте с Джильолой Чинкветти),

Non pensare a me – He думай обо мне (Клаудио Вилла и Ива Дзаникки),

Canzone per te – Песня для тебя (Серджо Эндриго и Роберто Карлос),

Zingara – Цыганка (Бобби Соло и Ива Дзаникки),

Il cuore è uno zingaro – Цыганское сердце (Бобби Соло и Никола Ди Бари),

I giorni dell'arcobaleno – Когда сияет радуга (Никола Ди Бари),

Un grande amore e niente più – Любовь, любовь и больше ничего (Пеппино Ди Капри),

Ciao, cara, come stai? – Чао, дорогая, как дела? (Ива Дзаникки),

Ragazza del Sud – Южанка (Джильда),

Non lo faccio più – Я больше не буду (Пеппино Ди Капри),

Bella da morire – До чего хороша (Хомо Сапиенс),

...E dirsi ciao! – ...Ну и пока! (Матиа Базар),

Amare – Любить (Мино Верньяги),

Solo noi – Только мы (Тото Кутуньо),

Per Elisa – Элизе (Алиса),

Storie di tutti i giorni – Такие вот дела (Риккардо Фольи),

Sarà quel che sarà – Будь что будет (Тициана Ривале),

Ci sarà – Это будет (Альбано и Ромина Пауэр),

Se m'innamoro – Если я полюблю (Рикки э Повери),

Adesso tu– Теперь ты (Эрос Рамаццотти),

Si può dare di più – Можно дать больше (Моранди, Тоцци и Руджери),

Perdere l'amore – Любовь прошла (Массимо Раньери),

Ti lascerò – Я оставлю тебя (Анна Окса и Фаусто Леали),

Uomini soli – Одинокие мужчины (Пух),

Se stiamo insieme – Если мы вместе (Риккардо Коччанте),

Portami a ballare – Пригласи меня на танец (Лука Барбаросса),

Mistero – Тайна (Энрико Руджери),

Passerà – Все пройдет (Алеандро Бальди),

Come saprei – Как мне узнать (Джорджа),

Vorrei incontrarti tra cent 'anni – До встречи через сотню лет (Pон),

Fiumi di parole – Реки слов (Джалис),

Senza te о con te – С тобой и без тебя (Аннализа Минетти).

Звонок продолжал тренькать: трень-трень.

Я сохранил файл как Mela-S и крикнул:

– Кто там?

Нет ответа.

Я встал со стула. Взял банку чего-то. Открыл. Попурри определенно роднило меня с этим миром. Счастливый, я осушил банку.

– Кто это так атасно тренькает в мою дверь? – вывел я на мотивчик «Господи, помилуй». Когда его задувает наш приходской хор, я чувствую, что идет крутой отрыв. Как в детстве: гуляй – не хочу. Бывало, поотвинчиваешь разные там пимпочки у машин на стоянке – и ничего, никто тебя за это не съест.

А ответа нет как нет. Подхожу я к двери. Снова спрашиваю, кто там. Ноги дрожат мелкой дрожью. Будто размякшие галеты. Вот это был оттяг. Нехилый такой оттяг!

Я взялся за дверную ручку. Пританцовывая, открыл дверь.

На пороге стояла призрак с голубой пи.

Призрак с голубой пи была совершенно голой. Только дутый куртец на плечах. Тело такое, что лучше тел не бывает. Как у Валерии Мацца. Хоть сейчас ребеночков стругай. Правда, тело было призрачным, потому что было телом Призрака. То есть я что хочу сказать, что на такое тело и в могиле встанет. А еще что было оно прямо из утренней, серебристой весенней росы, как в передачах про животных, ну, там про кошек, когда они на рассвете типа резвятся. Пи была полностью голубой. Она излучала свет, как телевизор, когда все программы уже кончились.

– Чао.

– Чао.

– Как жизнь?

– Туды-сюды.

– А у меня вот стоп-машина. Вишь, дуба дала.

– Может, и дала, только таких давалок поди еще надыбай! Чего не заходишь, Санбиттера опрокинем.

– Санбиттера?

– Oui, с'est plus facile!

– Let's fuck and piss!

– But what is your name?

– My name is The ghost with the blue pussy.[1]

Сели мы на диван, пропустили по Санбиттеру и стали смотреть по видаку запись сан-ремовской тусни двухлетней давности.

Призрак с голубой пи сказала, что клевее всех Ферилли. По мне, так клевее всех Мацца. Где-то с полчаса еще мы спорили, кто клевее.

Пока то-сё, призрак уговорила подряд шесть Санбиттеров. Пришлось открыть последние две упаковки. А призраку все мало. Тогда я ее и спрашиваю:

– Слушай, призрак, чего это ты присосалась к бутылочкам Санбиттера?

Призрак потрогала свою левую грудь и молвила:

– Есть вещи, на небе и на земле, коих простым смертным не понять. Ты избран в свидетели и увидишь то, чего не видела ни одна, слышишь, ни одна живая душа. Дабы свершилось предписанное, мне надо радикально надраться.

Досмотрели мы, значит, ящик и пошли в койку.

Чтобы завестись, стали смотреть обложки журналов «Панорама» и «Эспрессо». А там и нажарились.

Призрак оказалась той еще кобылкой: так скакала, что о-го-го. Я и не думал, что бывают такие призраки. Я-то думал, призраков вообще не бывает!

В конце волшебного трахтенберга призрак взглянула на меня, как Карина Хафф на Кристиана Де Сика в той сцене из «Рождественских каникул», и проговорила:

– Сейчас ты увидишь такое, что запомнишь навсегда. Ты Свидетель. Пробил час.

Призрак с голубой пи села на корточки и начала писать – обильно, не переставая. Вот почему она выдула столько Санбиттера. Она сливала безостановочно, пока не наводнила всю комнату. Мебель и другие предметы таяли у меня на глазах, ведь пипи призрака с голубой пи было до опупения волшебным. Поток пипи вытекал из окна, разъедая все подряд. Только я не разъедался. Тужась, призрак с голубой пи объяснила мне, что я Свидетель. В один прекрасный день возникнет мир вроде нашего. Я вернусь в него и расскажу про эти стремные дела. Так что я должен сидеть и смотреть, как поток пипи оставит от нашего мира мокрое место. Первым делом он смыл машины этих вонючих эмигрантов. Поток затекал в самые дальние углы и, как едкая кислота, слизывал всех и вся. Мир превращался в одно новое, бурлящее, разноцветное пипи призрака с голубой пи. В потоке пипи барахтались до того, как сгинуть с концами, политики. Там были и Дини, и Д'Алема, и Берлускони, и Фини, и Бертинотти, и Сгарби. А еще там были и Феррара, и Магалли, и Клаудиа Шиффер, и Антонио Бандерас, и Рисполи, и Формигони, и Дзенга, и Дзекки, и Бьяджи, и Гецци. Они отчаянно бултыхались, прежде чем пустить пузыри, прежде чем кануть навек в это г

Расцветали яблони и груши

Лежу я вчера вечером-ночью и дрючу свою дочку Адзурру (14 лет, Телец; такая вся ягодка, а сисечки ну прямо как у Анны Фальки). Вогнал ей, значит, и скоро уже зайдусь, как вдруг эта сикелявка оборачивается и спрашивает:

– Папа, а правда, что в этом году коммунисты на выборах победят? Голосовать у нас в школе будут – в воскресенье. Ты получил избирательный бюллетень?

Сзади моя женушка Мария особо не суетилась и знай наяривала мне сотовым Nokia.

Паоло, как обычно, был снизу.

Смерил я Адзурру взглядом и потуже затянул ей чулки на резиночке за 164.000 лир, черные такие, ажурные, симпатявые, один к одному как и Паолы Барале в этом, как его, ну, короче, вчера вечером показывали, обсадная вещь. Так затянул – аж до кровянки. От всех этих разговоров про политику я того, шалею...

Тут моя женушка Мария (40 лет, домохозяйка, Скорпион) малек тормознулась. Видно, и ей это дело в напряг пошло. Зыркнула она на меня, потом на Адзурру и вынула из моего ануса Nokia-2010. Помотала так головой и заголосила навзрыд, как та наркушница из фильмовича, что пускали на прошлой неделе по Телемонтекарло.

Паоло (мой сын, 19 лет, студент, Рак) недовольно запыхтел. Такое с ним было впервой.

Я сел на кровати. Закурил. Бациллу в красной пачке (MS Italia Red). Ослабил новенькие цепурки моей Адзурры (92.000 лир, черная кожа, без наручников).

– Давай потолкуем, Адзурра, – ответил я спокойно.

– Папа, – продолжала она, тыкая в окровавленный пульт, чтобы выключить видик, – по пятому каналу сказали, что скорей всего победят коммунисты, а синьор Гебелино с третьего этажа говорит, что тогда командовать будут негры, ну, те, что сидят у входа в метро, а еще – дамские парикмахеры-педики. Вот. А Эмилио Феди сказал в какой-то передаче, что надо обязательно проверить, пришел ли тебе избирательный бюллетень...

Ох, забодала же меня эта отвязная политика по ТВ! Внизу Паоло пыхтел и фыркал все сильнее.

Я как следует наметился в личико Адзурры. И вторцевал ей по деснам кастетом Power Rangers (46.000 лир; с крюками для контактного боя).

– Умолкни, дешевка, какого тебе фейхуа до этих выборов-перевыборов! Все коммуняки давно уже повывелись. Там теперь эти – оливочники-отливочники. Прикинь!

Ляпнуть-то я ляпнул, а сам застремался! Я тоже слыхал в новостях на четвертом канале, что вот, мол, победят коммунары, тогда снова-здорово: гестапо, там, ну и вся фишка по полной программе.

Я-то знаю, вас ис дас коммунизм. У меня полная энциклопедия на кассете имеется. Все эти красноперые (вроде Проди там, Кьямбретти, Бертинотти, Дини, Оккетто, клоуна этого Паоло Росси, Чампи, Д'Алемы, Берлингуэра, Санторо и еще, может, той дикторки с третьего канала) – это тебе не оливкины дети, эти кого хошь затопчут на выборах. Вот тогда сливай воду, туши свет.

Перво-наперво накроется телик. Кина станут крутить тока о России. Вместо нормальной одежи понацепим серые презервативы. Ровняйсь – смирно!

Народ враз с винтов съедет. Гавкать друг на дружку будут, как отморозки. Дас ист коммунизм – зашибись!

– Микеле (48 лет, Дева, это я), – сказала жена, натягивая мне гондон с базиликом за 12.000. – Ну, чё ты начинаешь на ровном месте!

– И то верно, женушка (мы перевенчались в 1980, во Виареджо), – отозвался я и сделал телик погромче. – Много эти сосунки понимают. У них все мозги – из теленовостей. А в новостях одни заявы кидают про всяких там понтярщиков. Короче, пора уже прикрыть эту лавочку...

Тут Паоло снял с себя наушники от плейера и

Вчера вечером, на ночь глядя, мой сынуля Паоло меня загасил.

Мы, как водится, были вместе. Ну, семья и семья, таких у нас в Италии тринадцать на дюжину. Средний класс, правые взгляды. Смотрели себе киношку из порнокиоска на проспекте Буэнос-Айрес. Не будь я начеку, когда кассету брал, ей-ей, застукал бы меня Джакометти из полиции нравов: он как раз мимо проезжал. Сзади ко мне пристроилась женушка, спереди Адзурра, а снизу – Паоло (под Адзуррой). Тут-то Адзурра возьми да и вякни насчет политики.

В моем доме о политике ни-ни.

Я, между прочим, в католической семье вырос. Так что с этим делом у нас строго. И голосовал я всегда за своих, за правых. А то.

И вдруг – на тебе: выходит, родной мой сынулька коммунякой заделался, типа, я не знаю, Леонкавалло. Ну, его и понесло.

Да так, что вскочил мой наследничек Паоло на кровати и заревел благим матом:

– Харэ уже горбатого лепить! Расцветайте, яблони и груши!

И ну распевать что есть мочи. Потом выхватил невесть откуда серп и оттяпал мне башку напрочь. А сам горлопанит – оливочников поносит, стоит в чем мать родила и поносит. А в другой руке – молоток тут как тут. Ну, он этим молотком мамане рожу-то всю и разворотил. И вопит себе, заливается:

– Вот это по-нашему, вот теперь все пучком, вот вам и призрак бродит по Европ

«Потрясный мир, как пляшущие Spice»

и другие мифомодерновые байки

Видеокаталог «Италия»

Привет, это Альдо Нове, душевный писатель.

Я написал рассказ. Вот он. Теперь все могут запросто его прочесть. Чем плохо? Мой рассказ про то, как три часа кряду я балдел перед теликом. Это по плечу каждому, у кого есть 20.000 лир и кто готов пустить их в дело. 20.000 лир – цена журнала, которым торгуют у входа в миланское метро (с ноября). Так что можно и потратиться. Я потратился. И купил Видеокаталог 1995 Rabbit Home Video Rocco Siffredi Production «Лолита Прекрасная». 180 минут секса!

Секс должен любить каждый! С ним забываешь о работе и смерти. Перед сексом не устоит никакая тоска. Всем охота заняться сексом. Джанфранко Финн и Джанфранко Фунари занимаются сексом. Мара Веньер и Роберто Баджо тоже. Твой отец занимается сексом (или занимался).

Мой рассказ малость экспериментален. Как экспериментальные книжки шестидесятых. Типа Нанни Балестрини и т.д. Но если читать медленно, то все понятно.

Моя сексуальная жизнь началась в тринадцать лет. Каждую пятницу по Телемонтекарло крутили порно. Вот радости-то было. Я сидел в своей комнате и после финансовых новостей Джорджо Менделлы смотрел на женские фазенды. Я радовался, как в детстве, когда крутили швейцарские мультики. Та программа называлась «Мыслипрочь». На заставке там еще был жирный кролик (мышь?). Кролик хохотал, пытаясь выговорить «мыслипрочь». Он был цветным, а потом исчезал с экрана.

А время шло. Я смотрел не только мультики. Я уже заглядывался на одетых девчонок из класса и на раздетых из киоска моих родителей. Девчонки из журналов не лезли драться, когда ты пялился на их доки. Те девчонки для того там и были, чтобы повиднее выставиться. Они пахли краской «Topolino» и «Panorama». Они запихивали в себя вибраторы и высовывали язык. Девчонки из класса язык не высовывали. Они были ненастоящими. Настоящие девчонки начинались после финансовых новостей Джорджо Менделлы.

После финансовых новостей возникал здоровущий такой эклер. За ним – блондинкина хлеборезка, в которую блондинка и закладывала эклер. Я был на седьмом небе и уже не прыгал по каналам. Утром, на лабораторной по физике, морды лиц у парней были перевернутые. Ночью все, как один, смотрели про голощелок. Неделя целиком уходила на ожидание секса в оттяжку. А еще по субботам запустили телевидение из Варезе. Там было порно, а главное, фильмец «Канкан», который все время повторяли.

Помню, настроил я как-то телик на Телерепортер. Поздно было, часа два ночи, порнуху должны уже были завести, но почему-то не завели. На экране ничегошеньки не было, кроме белых точечек, их еще снежинками называют, а сверху такие темные полосы шли. Вся ночь тогда зависла на пустом канале. Я держал бойца в руке и чуть не плакал. Я спрашивал себя, какой смысл дальше жить, и все крутил и крутил красные колесики настройки, прыгая в три ночи от колдуна из Комо и телемагазина, где запаривали складную стремянку, к фильмону с Бомболо. Все без толку: ни тебе Чиччолининой пипки, ни попки Мэрлин Джесс (актерка такая), ну просто полное кидалово. А минуты и часы знай себе утикивали. Но вот ближе к четырем вроде как мелькнули пухлюще-краснющие губки, в моем, стало быть, вкусе. Только видно было – ну никак. Бросил я крутить колесики и плотно уже продрочил, разглядев что-то типа минета. После дрочки настроил телик, гляжу, а это аукцион ковров.

Теперь мне двадцать семь, и я хозяин жизни. Все уже по-другому. Я знаю, как подсуетиться в этом насосанном ёбществе. Я вижу все лохмушки, какие захочу. И они делают все, что я хочу. По телику. Хоть в четверг днем, хоть в воскресенье утром, а не эксклюзивно по пятницам, как тогда, когда я был несчастным задохликом и Телерепортер вертел мной, как куклой.

Теперь я иду в киоск на проспекте Буэнос-Айрес, там еще киоскер в майке с надписью Private, сердцем в форме яиц и мохнатым сейфом внутри. Я обозреваю все кассы, корольки, корыта, костянки, котлованы и кунки на футлярах сказочных видеокассет нашего времени.

Есть кассеты по говняной части. Видел я одну такую, «Кака-Клуб №6» называется. Там эти говноёбки, которых дерут до усёру. Правда, здесь уже перебор. Если с этого начинать, неизвестно, до чего дойдешь. Наверное, до ширялова. Короче, эти дела для переборщиков. Ну, разве иногда так прокрутишь одну-другую. Быват.

Есть и такие, где типки отсасывают ламам или харятся форелью. На «Animal Fantasies №3» какой-то брюхан качает борова, пока его швабру в огороде покрывает овчарка.

А есть еще кассеты для факультатива по истории. Такие порнобылины. Напр., «Sex Total Год 1919». Там уже типки делают отсосную станцию одному хорьку с виду вроде голого Гитлера. Типки елозят пердилками с дикой скоростью, как в немом кино. Эта кассета чего-то у меня совсем не пошла.

Ну, а самые-то пучковые видения – это нарезка. Там уже просто отвальные типары вовсю припадают к кормушке и заглатывают струхню до распоследней капли. Как в «Private Magazine Berth Milton Production». Каждый месяц новый сборник. Уходит со свистом. Народ в отключе. Поди, плохо на сон-то грядущий залукать нарезочку с чувством там, с толком да расстановкой?

Внутри киоска нас вечно столько, что не протолкнуться. Мы смотрим на эти волшебные фильмаки и решаем, какой взять, чтобы реально уже разрядиться. Я-то знаю, что иные чувачки трясут родилку прямо так – по напридумкам. Бобов на кассеты не наскребут. Я таким не завидую.

Как выбрал нужную кассету, возвращаешь старые, а за новую вносишь всего двадцатник. Это, понятно, левые дела, но мне как-то параллельно. Так хоть я самое-рассамое засмотрю, напр., Драгиксу, которая сразу с двумя, или там Лидию Шанель, которую пропахивают в пятую точку.

Беру я пару-тройку кассет, шмаляю одну за другой две синенькие MS и на метро до дома. Народу и невдомек, что у меня в сумке дюжина сосок, которые порются – первый класс. У меня на виду.

Сажусь в вагон, а у самого бояки играют. Что, если выйдет как в марте? Я тогда взял «Magic Orgies 4 hours». He видно ни вот столько. С настройкой возиться беспонтовый вариант. Так иногда забрезжит что-то: то ли копилка, то ли коленка. 180.000 – это шестая часть моей зряплаты. Когда выпадают такие плюшки, просто все опускается. Короче, в тот вечер я вмазал полбанки Мартына и тихо отбился.

Ладно, проехали. Вышла тут со мной еще одна фенька. Сейчас перетру. Об ней вся и телега. Слушай сюда. Она того стоит. За нее я отстегнул двадцатник.

Стою я в киоске на проспекте Буэнос-Айрес и вижу на третьей полке справа кассету. На задке у нее надпись: Видеокаталог 1995. Вроде простенькая такая, никаких тебе стволов в антифэйсах. Зелененький супер – и все дела.

Вынул я ее и вижу на передке опять же надпись Видеокаталог 1995, помимо, значит, ста названий Rabbit Home Video Rocco Siffredi Production «Лолита Прекрасная», 180 минут.

Ну, возвращаю я киоскеру в майке Private кассету «Euro Porno Anal Blomm» (с Табатой Кэш), плачу двадцатник и дую домой с Видеокаталогом 1995. Прихожу и загружаю его в видак.

А видак у меня, между прочим, Mitsubishi HS-МХ II!

Система – крутняк, с пультом, двухскоростным повтором и паузой.

Перед самым там приходом ставлю на первую замедленную. Потом, когда типка уже слизывает, врубаю вторую, черепашью. А если видно капли, стекающие в едало, давлю на паузу. Правда, тут надо быть на стреме: через 30 сек. видак отключается, и тут же выскакивает канал, который был снизу.

Вот так засматриваю я однажды кончиту прямо в шнобель Кей Нобель, рыжей такой шведки-котлетки, как вдруг соскакивает мой видюшник и откуда ни возьмись появляется Папа, который толкает про Югославию, что типа пора уже положить конец и пр. А я-то уже свой конец точно положить не могу. Так вот и кончил, глядя на Папин отмороженный пятак. В другой раз все что угодно, только не это.

Марта Руссо

Я – та самая девушка, которая год не сходила с газетных страниц. Я – фотография, которую видели все. Я – последнее сообщение, которого так ждали. Я была в центре всеобщего внимания. Я надолго запомнилась людям.

Я осталась нераскрытым преступлением.

Каждый день я занимала ваши мысли. Постольку-поскольку. Вы интересовались мной. Вы интересовались моей головой. Тем, что у меня там внутри. Тем, кто заложил это внутрь меня. Тем зарядом, который в какой-то момент заложил в мою голову тот, кто вошел в нее, тот, кто вошел в мою голову. Он раздробился на кусочки и раскрошил кусочек моего мозга.

Я просто шла, а потом раз – и все.

Потом – металлический стук крови. Моя жизнь стала хроникой, вы читаете ее, моя смерть. Как нежный цветок, я сникла без единого стона.

Меня зовут Марта Руссо.

Я учусь на юрфаке. Я иду. Я закрытое дело. Так решил помощник прокурора.

Я девушка Луки.

Супервубинда 195

Я тело на асфальте.

Я собравшаяся толпа.

Я звук выстрела.

Я еще жива.

Меня везут в больницу.

Я героиня телеинтервью с Лаурой Гримальди. Я нескончаемый гул. Я то, чего не видел никто. Я в закрытом боксе. Я у всех на устах, я во всех новостях, я в программах передач, в интервью и речах, я в бегущей строке. Я нераскрытое дело. Я объект работы 80 полицейских, я санкция на прослушивание 70 телефонов и установку десятка жучков, я призыв к гражданам оказывать содействие компетентным органам. Я напоминаю журналистам дело Симонетты Чезарони. Я предмет дискуссии о гарантиях гражданских свобод. Я слова, которые вы читаете. Я сайт, который можно найти, если набрать в поиске marta+russo. Я в Сети. Я громкое дело. Я главное действующее лицо журналистского расследования Коррадо Ауджаса. Я была обнаружена служащим фирмы по уборке помещений. Я крики в подворотне. Я вызываю меньше эмоций, чем Альфредино Рампи. Я девять страниц до раздела «Спорт». Я напечатана перед репортажем о военной операции в Неаполе. Я 128 интервью, 122.000.000 интерактивных опросов. Я доставлена в Policlinico. Я привожу в отчаяние Луку, который прерывает тишину и говорит, что мы могли бы сделать так много, но не сделали, что он провел со мной два чудесных года. Я сестра Тицианы Руссо, которая дала интервью журналу «Oggi» и сказала, что, когда мне было пять лет, наш отец записал меня в секцию фехтования. Я дочь мастера спорта по рапире.

Я стала темой диссертации по статистике одной аспирантки с Юга. Я безмолвная смерть, в которой обвинили двух лаборантов с кафедры Философии права: Сальваторе Ферраро и Джованни Скаттоне. Я приговор СМИ Сальваторе Ферраро и Джованни Скаттоне. Я интервью с Иоландой Риччи в «Corriere della Sera» 11 июля 1997. Я взбудораженная коллективная совесть. Я умственное коварство ускользающей мотивировки. Я обзор печати. Я двое парней, выбежавших со стороны кафедры Политических наук сразу после убийства. Я бесконечный поток резолюций и судебных слушаний.

Я умерла после четырехчасового пребывания в коме. 12 мая прошлого года. В 22 часа.

Я ордер на арест завкафедрой Философии права Бруно Романо, обвиненного лаборанткой кафедры Марией Кьярой Липари в сокрытии виновников этого преступления. Я ордер на арест сотрудников университета, в котором меня убили, Марии Урилли и Маурицио Бащу, обвиненных в даче ложных показаний. Я героиня песенки, записанной Сальваторе Феррари в его записной книжке, которую предъявили суду в качестве вещественного доказательства. Я та, чье имя привлекло внимание к списку женщин, найденному в доме Джованни Скаттоне: напротив каждого имени было помечено название нижнего белья.

Я баллистическая экспертиза, проведенная криминалистами.

Я невосполнимая пустота.

Я лакомый кусок для ненасытных читателей.

Я ваш лакомый кусок.

Я заметка в хронике; изо дня в день заметка все короче и короче.

Я главная причина, толкнувшая Сальваторе Ферраро на самоубийство. Я сюжет для будущего фильма. Я переполох в редакции: вот-вот поднесут две колонки. Я подследственный, взятый под стражу, в расчете на то, что он сознается. Я беспокойная тень цивилизованной страны. Я судебное дело, закрытое в один миг, а затем признанное судебной ошибкой. Я череда невинных людей, преданных позору. Я так и не состоявшаяся реабилитация.

Будь я жива, я бы работала на телефоне доверия.

Будь я жива, я бы продолжала учиться.

Будь я жива, я бы по-прежнему встречалась с Лукой.

Будь я жива, я бы не занималась политикой.

Будь я жива, я бы снова ходила на фехтование.

Будь я жива, я бы думала, куда поехать с Франческой Дзурло, сопровождающей Римского фехтовального клуба и моей подругой, которая дала интервью в газете «Repubblica».

Я Марта Руссо.

Я беспокойная тень цивилизованной страны.

Я невинная девушка, убитая каким-то психом, возможно, ярым сторонником победивших правых, маньяком-одиночкой или призраком, а может, кем-то, кто любил меня, ведь я была хорошенькая; он убил просто так, чтобы почувствовать дрожь от необдуманного поступка, чтобы пролить чью-то кровь, чтобы увидеть, как вокруг моего тела собирается толпа, чтобы увидеть, как падает тело, чтобы увидеть всю эту сцену, чтобы почувствовать всеобщее возбуждение, чтобы услышать, как об этом сообщают по телевизору, чтобы проследить за откликами на газетные статьи, чтобы держать следствие в постоянном напряжении, чтобы подтолкнуть журналистов к написанию интересных статей, чтобы побудить известных в стране детективщиков высказаться по этому делу, чтобы разжалобить читателей, чтобы пронять читателей, чтобы занять читателей, чтобы приманить читателей, чтобы держать в курсе слушателей, чтобы вовлечь в это социологов, чтобы взять интервью у социологов, чтобы непрерывно об этом говорить, выражать свое мнение, заполнять пространство.

Я Марта Руссо.

Я умерла 12 мая 1997.

Солнцезащитный девятнадцать

Я один на этом пляже, лежу на лежаке, легонько ноет голова, в руках журнал кроссвордов «Разгадай-ка», разгадываю какой попроще, идет не очень, нет сил говорить и думать, нет сил сознаться самому себе, что сейчас я абсолютно счастлив.

Уже неделю я на Карибах, в Санто-Доминго, Доминиканская республика. Это курорт. Сюда приезжают в отпуск такие счастливчики, как я. Приезжают, чтобы сбросить с себя груз повседневных забот, накопившихся в Италии, в Европе. Каждому надо отрешаться от текучки, выбираться на природу. Что до меня, то я легко схожусь с людьми, знаю в них толк и вообще умею взять от жизни свое.

Особенно вечером: пробросишься по набережной, в кабаках попсу лабают, а что, мне нравится – и так всю дорогу слушаю; забегаловки тут в основном немецкие, штатовские да здешние, доминиканские, самый кайфовый «Оде». В «Оде» такой полумрак, лохи местные топчутся, девчонки цветные, они здесь какие есть, на понт не берут, клубятся там, жизни радуются.

Гуделово стоит столбом, примешь батиды, добавишь пиньи колады, и понеслось; ночью о бодуне не думаешь, это уж с утряка, как раскроешь бельма, так отходняк и настает.

Высоко в небе палит солнце, про вчера помнишь в ноль, про сегодня только начинаешь; тропики, иду не торопясь, спускаюсь к пляжу на Кост'Амбар; я итальянец в отпуске, приехал отдохнуть в район Пуэрто-Плата, спускаюсь вот на пляж пожариться на тропическом солнце; все вроде чики-пики, ну или пики-чики.

При мне бутылюшка минералки Santa Clara Gasificada 0,5 л – это на когда жажда подступит, и одноразовый фотик Fun Kodak – гаитянцев с фруктами клацать, а то и самому с ними клацнуться, они тут все ржачные, будут фотки, привезу домой, покажу на работе, пусть видят, как я с местными законтачил.

На мне новехонькие плавки Moschino, черные такие с вышитым спереди зеленым фиговым листком, рядышком полотенце и разгадай-ка, ложусь и пробую думать о вещах, которые не очень-то и расслабляют, например, о чемпионате по футболу: он уже сейчас на издохе; пока думаю – вижу море. С детства представлял, какое оно. Море было прямым, длинным, раскидистым и еще голубым. Море очень на меня действовало.

Другой раз без перебоя думаю, о чем думал в детстве. Море, я так прикидывал, есть везде и всюду, а после моря есть одно небо, типа оно в тазик стекает и поэтому такого же цвета, как вода; короче, всякая такая муристика, о которой думаешь, когда ты в детстве; типа это сон был тогда, но я от него просто кипятком ходил, прямо как сейчас, когда идешь по блядям в кабаки Sosua Sosua, вот где адский-то перепихнин на отдыхе, или хотя бы здесь, в Пуэрто-Плата, тут вам и Tutti frutti, будьте любезны, Tutti frutti – это такой гадюшничек в Санто-Доминго, где делают как бы массаж, и как бы ты уже снова ребенок и топаешь на качели-карусели, но тут еще спелее, еще матерее, тут так. Вышел в отпуск – нарой ощущений. Свежих, других, тугих – таких, что потом и корням прогнать не слабо, без выкрутасов, как в жизни, как тут, на Карибах, жарища, а я на пляжу; сегодня – это завтра, это понедельник, а я один, без никого.

Вот-вот, самый накол – это когда ты без никого и надолго. Сегодня просто свихнуться можно, и как только народ семьями валит на море, в Риччоне там или Линьяно Саббьядоро, лишь бы куда поехать, вроде уже и неохота никому – кому ж охота толкаться на таком пляжу, где все друг у друга на голове сидят, как будто никто в жизни на пляж не ходил, кроме вот меня теперь, без никого.

Пляж там, отпуск, да не важно что, если ты один, только ты не один, потому что все мы в воде или на пляжу, здесь или в центре Нью-Йорка, ну, там красоты не те, да, тут тропики, ладно, только если приглядеться – везде все то же.

В общем, лежу я тут, бронзовею, жду, когда попозжеет и настанет вечер, а покуда вот втираю солнцезащитный девятнадцать.

За мой крем я отдал семьдесят пять косых. Это было лучшее, что было. Гарантия постоянной защиты. Хоть по пять часов на солнце валяйся, купайся сколько влезет – все нипочем.

Солнце тут в полный рост, мажу кремом спину, мажу ноги, наношу равномерно, все утро наношу, пиши, день уже; вон четверо пузатых немцев, пузяк по-здешнему будет «бочка», сардельки с картошкой, просторы как в сказке, молчат германцы, двое их с двумя бундесженами, а жены с отжатыми, отвисшими бундессиськами, будто их сдули под праздник, как воздушные шарики, короче, дойчбуфера, а рядом вон черные, ядреные – топорщатся у мучач из Санто-Доминго, которых захомутала пара других уже тевтонов, эти от меня подальше кучуются, а я все копчусь на солнышке, весь в крему за семьдесят пять косарей; вижу: вон они сидят, далеко правда, а я тут лежу, а они там, метров за сто – за двести, а я тут, без никого.

А потому еще я без никого, что обзакониться с доминиканкой мне как нечего делать, раз – и в дамку, гражданское состояние позволяет, могу хоть после обеда сменить, обженился и вперед, только тут надо прикинуть, каково это – таскать за собой одну и ту же доминиканку, читай, жену, читай, типку, пускай ей двадцатник всего; короче, если их не менять, будешь полным бакланом с доминиканской кантри, будешь ходить с ней на пляж, потом в койку, как ходят те двое кайзеров; с женой, хоть и прикупленной, оно так; не, игра не стоит свеч, если все при своем; цветная манда, оно, конечно, экзотика, но больше чем на фотку не тянет. Или на ночку.

Чего говорить, все кругом меняется, я вообще-то в торговле вращаюсь, ну, а тут вот оттягиваюсь вовсю, лежу себе, смотрю по сторонам, на волны смотрю, а главное, на эту вот фишку смотрю как заведенный, она все время перед глазами, а закроешь глаза – желтый блин горит, сами знаете, о чем я.

Если на солнце больше десяти секунд смотреть, потом все вокруг одним светом засияет, и ничего больше не будет, а будет один треск в башке, и сам я весь поплыву прямо тут, на пляжу; чем больше времени проходит, тем яснее чувствую: чтой-то здесь не так, и крем за семьдесят пять косачей не помогает; мимо шлендрают беззубые гаитянки и вечно что-то там торгашат; вот одна уже стрекочет, подходит ближе и стрекочет, что она Изабель, что не хочу ли я пиньи колады; зубов у нее совсем нет, последний в середке болтается – страшное дело; не лезь, говорю, я туточки загораю, размышляю я тут.

У гаитянки по центру хохотальника черная пещера с красной каймой, на две половинки квадратурой зуба поделена, того самого – единственного; хотя, скорее, там пахнет прямоугольником, а не квадратом, великой зубастой стеной – только язык вокруг увивается: а не хочу ли я типа пиньи колады испить или там банана откушать, манго там не хочу ли, отвянь, говорю, отмахиваюсь я как от мухи и тут же вспоминаю те испанские словечки, которым научился уже здесь: no quiero nada da comir[2], говорю, типа загораюсь я здесь, вали уже.

А гаитянке хоть бы что, итальяно, говорит, бэлло, покупать, говорит, иди в жопу, говорю, та гогочет, я лежать один, говорю, я, говорит, Изабель, и хлопает глазищами, тоже мне, целка в зеленой юбке с одним зубом в пещере вместо хава на морданте – такая дешевая реклама бедности.

Раскидываю про себя, что лучше уж окочуриться бедным: загнулся – и порядок, чем мозгами-то ворочать о сладкой жизни, о том, сколько в ней всего такого, и что каждое такое бывает еще и эдаким. Выходит, если ты бедный, то и жизнь, глядишь, проскочит мимо, типа уматную видуху про Italia I показывают, уже началось, но не для тебя; или если ты пустой на купюры, то жизнь сама на тебя смотрит – типа ты фильм по телику, и видит, как ты свернулся на пляжу, пока толкал там разную мелочню, даже если это ты сам и есть.

Понедельник.

Вот бы прямо тут и отрубиться.

А что, на солнышке и котелок, поди, отпустит, вот и буду себе загорать молча, бронзоветь, как у нас скажут, так что вернусь и прямо в бронзе отольюсь; одно слово – красавец; а пока вот чумею от этой жарищи, весь по пояс деревянный.

Помню, пацаном приедешь на пляж в Чезенатико да там же и прикорнешь – будто потихонечку уходишь в песок, вроде этих, как их, крабов; они тоже делают, того, дырку и ныряют в нее, и нет их, тусуются, бляха-муха, как дети, а для них-то тут вопросняк жизни и смерти; нарывают себе других букашек, строят, короче, свою механическую стратегию жизни, типа как гаитяне со своим сахарным тростником, помахивают мачете, думают думу о тростнике, о жизни, зацикливаются, как те крабы в Чезенатико, люди-крабы, не то что я, у меня вон сольди есть, Visa есть, все шито-крыто, плохо мне.

Не, я по-серьезному, чего-то никак не уловлю, чего со мной с ранья, чего так паршиво-то, типа щас разноюсь уже, може, тут грусть какая или вот солнце на пляжу, пойду-ка я лучше в Silverio Messon.

Иду уже в Silverio Messon. Silverio Messon – это самый огромный супермаркет в Пуэрто-Плата. Тут есть все, даже то, что есть у нас. Есть все виды Pasta Barilla, есть готовый соус Star, есть баночная Coca-cola, есть пористый швейцарский шоколад, есть Tobleronе и «Gazzetta dello sport» за двадцать пять песо, хоть и недельной давности, а вроде как ты дома, и хорошо тебе, комфортно типа.

Потом вдруг снова я здесь: растянулся, закрыл глаза, чу – шагают эти двое, издалека их треп слыхать; парочка из Лиссаго, видать, женихаются, в Residence мы уже обзнакомились; подходят, ложатся рядом.

Ей лет двадцать пять – двадцать шесть, прихватная, без лифчика, соски маленькие, ровненькие; он постарше будет, низенький, на Дэвида Боуи смахивает до того, как тот стал попсу бренчать в девяностые, короче, для простоты, после «Let's Dance».

Она больше молчунья, а он – стрекотун, пристал ко мне, что я думаю о motochoncisti или motochisti, это такие мототаксисты в Санто-Доминго, просто бич всего острова, летают где ни попадя как шальные, одни пробки из-за них.

Вот и я затормошился прямо, мне ведь много не надо, мне бы соснуть часок, а тут еще башня трещит, хоть бы отошла малость, я если чего и не выношу, так это как раз телеги внасилку гонять, тем паче если ты в другом полушарии, это тебе не в офисе языком молоть.

Его зовут Микеле. Говорит, что завис на дайвинге, любит, мол, один на глубину ходить. Был на Пунта-Кана, это юг острова, оттяжно, говорит, понырял. А я ему и отвечаю, пожалуйста, отвечаю, могу я тут спокойно полежать, вежливо так отвечаю, ну можно чуток помолчать, пока я тут загораю, а?

Я не знаю, с вами было, когда вот так весь разнежился на солнце и уже отключаешься и чувствуешь себя маленечко того, другим, смакуешь типа все, что с тобой творится, но ты уже не такой, что-то с тобой не то, и вот тут вдруг эта сладкая парочка мечет солнцезащитный номер два, вы следите: приезжают эти двое из Лиссаго там и втираются в тропиках защитным номер два.

Гляжу на них и говорю, у меня, мол, тоже крем имеется, солнцезащитный девятнадцать; они на меня глазеют, потом перемигиваются, улыбу давят, ты, говорят, куда с этим кремом собрался, чего решил делать с этим кремом девятнадцать.

Тип Микеле мне и говорит, слушай, говорит, ты чего удумал, чего станешь делать-то с таким вот крэмом, ты ж домой приедешь каким был: один к одному, с девятнадцатым номером тебя ж в офисе никто не признает.

Это тебя, говорю, впритык никто не опознает, потому как мазаться двушкой – это все равно что вообще не мазаться, так обгоришь – пузырями весь пойдешь, зажаритесь с невестой, как два цыпленка табака: подавай готовеньких, очнитесь, друзья.

Этот мне говорит, мол, дело еще в молочке этом смягчающем, которым уже после натираешься, если молочко что надо, сделал дело – пылай смело, не обуглишься; молочко для загара – это гарантия.

Я вас умоляю – молочко для загара, вы мне первым делом скажите, почем брали, почем зря, говорю, скажите, они говорят, за одно молочко отдали всего ничего – восемнадцать штук, только это ни о чем не говорит, настоящее качество бывает и дешевее; здрасте вам, говорю, ты чо, вчера родился, что ли, да стоящая вещь, она своих денег всегда стоит, один отпуск в Санто-Доминго на десять таких, как в Чезенатико, потянет.

О каком ваще какчестве гонки, родимые, тогда уж колитесь, за сколько крем взяли, за сколько взяли солнцезащитный два – один, ни одного, ноль, – цену назовите, обозначьте хотя бы цену; четырнадцать штуковин всего и оставили, говорят, в аэропорту, в дьюти-фри там.

За четырнадцать тыщ можно в «Бурги» на большое меню размахнуться, плюс кофе с пирожным, говорю, о какой защите паливо, с кремом за такую фанеру, вы, говорю, милые, как минимум поджаритесь оба, на гренки пойдете с двушечкой вашей, голуби.

Ладно, говорят, раз на то пошло, выкладывай, за что свой взял.

Полегче, серебряные мои, не так резво, говорю, я если что беру, то в покупке смыслю, крем – значит, должен быть кремом, бабок хватит, сам в торговле кручусь, могу себе позволить, за мой крем я ровным счетом семьдесят пять тонн отвалил: вещь – первый сорт.

Ха-ха-ха, заливаются эти дурики, семьдесят пять кусков за тюбик крема, посмотрите на него, да ты чего, совсем уже, что ли, да по таким прайсам в Иперкопе три за два только так возьмешь, и все там будет, за семьдесят пять ломтей тут в Сан-Доминго три дня лангусты рубать будешь, а не чипсами там хрустеть.

Так, думаю, ну что, думаю, вот солнце, вот он я, мне хорошо, то бишь плохо мне, балда пополам, а эти двое еще и баки забивают, не, я такое стебалово не уважаю, напрягаюсь я, чего им надо, чего насели и где, в тропиках, никаких тебе тут городов, никаких Италии, что, заняться нечем, чего наезжаете и на кого, у меня свои понятия имеются, вот солнце, вот он я, так что, ребята, лежи – в две дырки сопи.

А солнце все бешеней палит, а башка все тяжельше гудит, силов больше нет тут валяться, что со мной, не пойму, вроде все при мне и, главное, солнцезащитный девятнадцать, а внутри так свербит – мочи нет, прямо рвет на куски, все не так, все, с детства не выношу, когда меня не понимают. Короче, встаю уже, иду к сладкой парочке, к этим говнюкам занюханным иду, и откуда только они берутся, кто их таких усеял; солнце зверски лупит по баклушке, а баклушку так и распирает, как тогда, в детстве, когда меня отругала бабушка.

Теперь эти двое завели глаза, млеют себе на солнышке, умолкли уже, затихарились на пляжу, просекли под самую завязку, каково это – обиду клеить тому, кто больше твоего приобресть может; чем людей разобижать, лучше б догнали, что нечего нависать над тем, кто круче тебя по качеству правильный товар берет.

Короче, видя такое дело – солнце там, пекло и мысли разные, достаю я свой универсальный швейцарский ножичек и пыряю в их среднеитальянские, подрумяненные пузяры, треснувшие от солнца и двушечки, до тех пор пыряю, пока вдосталь не умоются кровью, в другой раз будут знать, как с людьми по-людски разговаривать, хоть у парфюмера, хоть у косметички, хоть у хрена лысого пусть пробивают, какой такой крем для загара самый годняк: коли уж защищаться от солнца, то как полагается – с гарантией качества.

Аромат всех на свете планет

Тот год, когда Д.Д.Джексон дала на Телемонтекарло интервью Джослену, был практически лучшим годом моей жизни.

В тот год я нахлобучил Д.Д.Джексон!

Шел 1981.

Время было – полный мрак.

А мне жилось убойно. Опаски, правда, тоже были, но так – машинальные, типа когда наши парни из Варезе купили чипсы, а там цифровые котлы. Смотришь на них, смотришь и, где там что, не сечешь. Вот и поспевай за таким временем.

Кадрились напропалую. Или с пробуксовкой. По-всякому бывало. Я потому те годы помню, что группы вроде Rockets превратили их в бессмертный сон. Их знали не только зеканские пацаны из нашей кодлы, но и любой кидала, что покупал диски Rockets. Rockets были мужским вариантом Д.Д.Джексон. Д.Д.Джексон – это несравненная космическая певица моей вечной любви.

Ты запускал винил Д.Д.Джексон «Cosmic Curver», черная такая лепешка еще на древнем вертаке, еще с механической лапкой. Сейчас таких не делают. Сейчас это хлам. Миллион веков прошло с тех пор, когда эти сонги были реальнее всей туфты, которую давят сегодня.

Ты напяливал наушники. И теленовости выметались из комнаты.

Ты слушал. Это были восьмидесятые.

Rockets или Д.Д.Джексон. Правда, больше всех мельтешил этот Краксище. Ты даже и не представлял, что он везде и всюду. Ты видел его мордень по всем каналам, в газетах он фигурял без передыху. Как сейчас реклама Телекома или Омнителя, так и тогда из всех щелей торчали Кракси и Де Мита. Только тебе это было монопенисуально. Ты был молодой. Ты думал про фику и про музыку.

Музыка уносила тебя в сказку. Когда ты был маленьким, сказки пускали по всемирному голубому телевидению. Одна, помню, называлась «Каникулы на острове чаек». Та далекая жизнь никогда не перестанет быть счастливой.

Я помню. За десять дней до поездки Д.Д.Джексон на Телемонтекарло я покатил на вечерину. Ее задавала манда №1 г.Варезе, дочка известного в шестидесятых тренера. У нее еще Abarth 130 ТС была.

Я был в миноре.

Стоял ноябрь. На мне был шотландский батник Ritzino с запонками в форме слоников. В Милане купил. Слоники были из коричневой слоновой кости. Старой уже. Остальное было из золота. Я купил эти запонки на стольник, который для полного счастья стырил у бабули. Кроме как у меня, таких запонок ни у кого не было. Я мог толкнуть их в любой момент, но продержал до декабря. Когда я говорил с девчонкой, только это во мне и цепляло. Я постоянно снимал их и вертел в руках, как будто ворожил.

Еще на мне был боксер Armani и трузера тоже Armani, под цвет боксера. Носки были Burlington. Шузы Worker's. Я накинул оранжевый Moncler и комон на пати. На флэте у той блондинистой типки с Ritmo Abarth 130 ТС было темным-темно, когда я вошел, лукая на типок.

Был Джанни, мой лучший коря, потом был Давиде, и были эти оторвы из седьмого С: сумочки Mandarina Duck, волосы прилизаны Naj Oleary, хотя в дэнсе все равно ерошились. Я напрыскался одеколоном Capucci «Capucci pour homme. Собственный почерк». Он отлично сочетался с Gucci номер 3 Джанни. Джанни никого не клеил, просто был рядом.

Он стоял, прислонившись к стене, и бился об нее головой. Как и я, как и все мы, он слушал забойнейший Meteor Man. Джанни молотил руками, как будто перед ним была ударная установка из клипа Depeche Mode. Он типа разбивал в темноте разные предметы. Я тоже решил отвязаться.

Запалил зелененькую More. Вроде я уже со всеми перездоровался и был в отвале. Музон шпарил вовсю. Хозяйка Abarth врубила психоделическую подсветку. Предки, вместе с другими родаками, умотали отдыхать в горы, в Мадонна-ди-Кампильо. Была там и эта, которая кандыбает в Варезе на автобусе. Кошолка та еще была, глотка луженая, второгодница. Блузка с кружевным воротничком. Кошолка та еще.

У стены стоял стол. На столе скатерка, чипсы, оливки те, оливки се, Мартини бьянко. А еще было то, что нам было по пятнадцать и радости – полные штаны. И вся жизнь впереди. Уж наше-то поколение сумеет ответить на вызов, брошенный той жизнью, что вокруг нас.

Пошел я, значит, подергаться с остальными. Тут-то меня и прихватило. В этот день у меня стоял весь день. Я думал о том клипе Дэвида Боуи, где все счастливы, и ждут, когда он появится, и хлопают в ладоши, и я громко хлопал в ладоши и ждал с сигаретой в зубах. Сквозь полумрак я смутно видел, как балдежно делает дэнс белый хайр хозяйки.

Только вот перехавал я в тот день разной там хванины, а заодно и лекарств. Так что потерся я, потерся, чую – пора продаблиться. Если ты никого не клеишь, то типа ты в лабиринте. С понтом дела шевельнешь конечностью – и ты уже лучший. Музыка бешено стучит по вискарям. Клево, что ты здесь. Теперь можно и похезать. Ты слышишь звуки диска, они роятся кучками и улетают к далеким и громадным восьмидесятым.

Таким я этот день ну никак не представлял. Пока добирался до очка, чувствую, подступает весь тот бардак, который я учинил, чтобы прийти на пати не таким уж заведенным. Я принял роипнола и поостыл. Два колеса я раскатал у Джанни за пару часов до того. Закинул первое и вспомнил, как мальчишкой летними ночами смотрел на того типчика, который загонял стереосистемы Rossini по Rete A и по Телерепортеру. И всюду стояло сплошное лето. Как в тормозной порнухе, где все повторяется один к одному, как в старых программах, где снова все как было, и вроде бы должны уже закончить, и ты выходишь на балкон, и уже четыре утра, и во всех домах спят, почти все окна мира погасли, а я опять шлепаю к телику. Телетолкучка шла полным ходом.

Кипел аукцион цветных стерео со штатовским флажком на корпусе. Мужика-загонялу звали Джо Денти. Году в 79 это было.

А я все брел в два нуля, да какой там брел – чесал, чтобы отложить личинку и не на шутку проблеваться. В голове – вертолет! На один бок хилял, как Джон Траволта, на другой – как Чарли Чаплин. Ковылял вприпрыжку, чисто недофрик. И вот добрался до эмжо.

В тот вечер я сам был как пятнадцатилетний волшебный мультяк.

Бррррррррр! Все было как в клипаке тех швейцарцев, Yello, помните? Блевалось цветом электри́к. Летело во все стороны. Откуда только силы взялись, все соки из себя повыкачал. А заодно оливки те, оливки се и душу – в жидком виде.

Музычка была далеко, а эта поганая мертвечина близко. Я так забрызгал новый батник Ritzino – места живого не осталось. И тут же отрубился возле ссальника. Сплю, значит, я, сплю, и снится мне всякое-разное, чего сейчас, пиши, и в помине нет.

И вижу я типа каталога без конца и края таких пучковых картинок, которые мелькают эвридей. Пиплы там, расклады, песняки – все это быстренько так перемешивалось и попадало в сон. Конкретный сон. Это было то, что у меня было и есть. Это была вся моя жизнь. Я видел ее сплошняком.

Жизнь – это что-то чумовое

Вы помните Марию Джованну Эльми и «Дирижабль»? Вы помните Мала? Вы помните Сэмми Барбо? Вы помните Стефанию Ротоло? Вы помните этого косоротого, Энрико Беруски? Вы помните «Ла Гуапа»? Вы помните Тициану Пини? Вы помните программу «Добрый вечер с...» ? Вы помните бесконечную любовь?

Вы помните Пластика Бертрана? Вы помните Лио́? Вы помните Патрика Эрнандеса? Вы помните «Алунни дель Соле»? Вы помните «Коллаж»? Вы помните клип I Wanna Be Your Lover группы «Ла Бьонда»? Вы помните бесконечную любовь?

Вы помните раннего Гадзебо? Вы помните «Визаж»? Вы помните Филиппонио? Вы помните «Латте & Мьеле»? Вы помните Альберта Вана? Вы помните Дена Херроу?

Вы помните Дзакканини? Вы помните Спадолини? Вы помните Хомейни? Вы помните себя в детстве? Вы помните Бьёрна Борга? Вы помните бесконечную любовь?

Вы помните Фанфани? Вы помните Дзамбелетти? Вы помните Де Микелиса? Вы помните Пьетро Лонго? Вы помните «Морк & Минди»? Вы помните бесконечную любовь?

Вы помните Энцо Тортора? Вы помните рожок Атомик? Вы помните Даньеле Формика? Вы помните сыр «Dover»? Вы помните Николаэ Чаушеску? Вы помните Рональда Рейгана? Вы помните Франко Николацци? Вы помните Клаудио Мартелли? Вы помните Антонио Гава? Вы помните Фурио? Вы помните Марио и Пиппо Сантонастазо? Вы помните Карло Донат Катена?

Вы помните Меннеа? Вы помните Франку Фалькуччи? Вы помните мир Роберты ди Камерино? Вы помните «Белого Клыка»? Вы помните «Автокошку и Мотомышку»? Вы помните Горана Кузминача? Вы помните «Video Killed the Radio Stars»? Вы помните Бараццутти? Вы помните «Трех внуков и мажордома»? Вы помните Элизабетту Вирджили? Вы помните бесконечную любовь?

In the Galaxy of Love

Когда я прочухался от блевотной комы, рядом была Д.Д.Джексон. Да-да, именно Д.Д.Джексон, легенда моего поколения. Просто-таки напросто Д.Д.Джексон, несравненная восточно-космическая сингерша, которая через десять дней поедет на Телемонтекарло.

Томмазо Лабранка, крупнейший из ныне здравствующих итальянских философов, утверждает, что сумел прикоснуться к ней во время записи на телевидении.

Писатель Артуро Бертольди в «Мелком потребителе» говорит, что видел Д.Д.Джексон на телевидении и что любой ценой хотел превратиться в ее микрофон.

А я вот был вместе с ней в заблеванном клозете владелки Arbath. Я смотрел на Д.Д.Д. и чувствовал жар ее кожи.

Как же хороша была Д.Д.Джексон. Она была офигительна.

Быть рядом с ней означало побороть страх перед вселенной, боязнь потеряться в ней, тот детский страх, о котором пел Вендитти в «Чао, человек»:

«Чао, человек, ты куда
ты танцуешь в сердце вселенной
но под конец твоей истории
ты плачешь от страха в душе».

Д.Д.Джексон была рядом. Хотя любой ее диск уже был доказательством того, что вселенная – это не темный механицизм, подчиняющийся холодным законам материи, а добрый кусяра смачной пиздятины.

Д.Д.Джексон подошла ко мне и поцеловала меня в губы. Она пахла космосом. Она источала аромат всех на свете планет. И меня засосало в такой разноцветный туннель, где голова раскалывается от меда и любви. И сердце тоже.

– Д.Д.Джексон, – сказал я, стягивая с себя Worker's и Burlington, – только бескрайний сон мог привести сюда ту, которая знает человека-метеорита и поет о надежности космической полиции в галактике любви!!!

Д.Д.Джексон взглянула на меня своими бессмертными глазами. Это были те самые глаза, которые я видел еще в старом «Чао 2001» (она была там типа в космическом корабле). Глядя на них, я понял всю красу настоящей дрючки и космоса. А ведь тогда я был еще полным бэбиком, не умел соображать и хотеть, не писал отвязных рассказулек, не знал эротических переживаний, не отведывал всей прелести единения с женщиной, не любовался падающей звездой, не вникал в смысл войны миров, непрерывной эволюции роботов, чередования планетарных циклов и переселения душ.

Д.Д. легла на пол, испачкав малость свой облегающий черный костюм, приспустила мне трузера, приподняла Ritzino и взяла в рот мой подростковый хоботок. Я закрыл глаза. Сортир начал превращаться в пластмассовую галактику – теплую, клевую. Такой она и должна быть, когда парнишка закрывает глаза, слушая новый сингл Д.Д.Джексон.

Карре

Жила-была красавица фотомодель, и звали ее Карре. Она была все время голой, часто сидела на берегу моря и смотрела на воду. Голая-преголая. Ветер развевал ее длинные белокурые волосы, и если кто стоял сзади нее, он видел полспины Карре, а кто спереди – грудь, слегка опавшую, но все равно обалденную, и самый краешек волосиков. Иной раз Карре опять сидела на берегу, только пораньше, скажем, когда чего-то там рекламировала. Она сидела, приподняв одну ногу, опустив другую и скрестив ладони на приподнятой ноге. Кто стоял спереди, мог увидеть то, что ни хера не мог увидеть. А кто сзади – полсиделки и спину. Временами, все там же, Карре сидела на деревянном кресле как-то так сикось-накось. Правая нога у нее была приподнята, чтобы скрыть одно место. В этом случае, если кто стоял спереди, отлично видел грудь, слегка опавшую, но все равно обалденную, и тату на правой ступне, что-то навроде солнца. Когда Карре злилась, она вставала и уходила. Набрасывала такую, знаете, белую майку в сеточку и шла к забору. Становилась лицом к забору и злилась так. Кто стоял спереди, видел то, чего не может быть: спереди у нее был забор! Кто стоял сзади – такие типа ромбики на спине и м-мм (на фотках, которые прислал Макс, непонятно, есть на ней трусики или нет. Надеюсь, нет! Лично мне нравятся попки симпотных актрисуль!)

Карре была убежденной шопенгауэровкой. Это типа буддистки. У нее были все диски Кармело Бене. Она постоянно крутила кассету «Саломеи» Кармело Бене и на все клала с прибором. Когда ее спрашивали, как вчера кормили на приеме, она отвечала: «Кармелоение было просто объеБенее», – и хохотала без остановки всю неделю. Карре жила на то, что продавала баночки со своими месячными одному фетишисту-копрофагу из Гонконга. За каждую баночку он платил 18 млн. лир. Мясячные у Карре бывали каждый месяц. В месяц Карре наполняла три баночки. Вот и посчитайте, сколько Карре зарабатывала в год.

На такую прорву бабашек Карре покупала себе кучу разной хренотени и видала в гробу всех бедняков, какого ей было рожна до бедняков? Однажды Карре купила бриллиантовую статую Берлускони весом 100.000 кг. Потом статуя ей остоебенела, и Карре подарила ее мафии. В другой раз она купила себе лифчик из ракетного титания. Лифчик стоил 600.000 млрд. лир. Но поскольку Карре все время ходила голой, она растворила лифчик в какой-то химической бурде.

Карре у всех уже вот где сидела. Каждому хотелось поставить ей пистон. Каждого тянуло отметелить Карре за ее пофигизм, за то, что общество было ей сугубо фиолетово. Один активист ИКПТ[3] как-то плюнул Карре в лицо. А ей, буддистке, хоть бы хны – сидит себе, смотрит на море и думает: вот еще лет двадцать менстру поотливаю и вообще чего захочу, то и куплю. Потому что Карре была такой консумисткой, такой загребущей, каких свет не видывал. Карре была верной дочерью нашего времени.

Чтобы весь день бить баклуши, Карре наняла в мажордомы двинутого китаёзу. Звали этого мажордома Алессио. Он был гомосеком-зоофилом. Якшался, стало быть, с кобелями. По большей части платонически.

В один прекрасный день Карре нашли с перерезанной глоткой. Она лежала на умандоханной деревяшке, на которой лежала всегда. Ее страшно изуродовали в одном месте. Теперь вместо манилки у Карре там была полная каша, мясомолочный коктейль, кровь, параша, мякоть, pulp (опять?! Баста!).

Соседи, те и вовсе не сокрушались по поводу смерти Карре. Хотя местные упыри, которым не терпелось ее отзудить, малость приуныли. Среди них было три сексуальных маньяка. Эрманно, 42 года, по кличке «Плавленый сырок»; Себастьяно, 16 лет, кликуха «Иранский прыщ», и Джанни-мандаешка, прозванный так за то, что показывал кому ни попадя плакат с шалавой месяца из журнала только для мужчин и приговаривал: «Вот у этой я бы схомячил сиповку».

Смерть Карре стала самым настоящим триллером.

Следствие поручили вести комиссару Монтанари. Комиссар нервно покуривал. И нервно расхаживал по кабинету, строя догадки о том, кто же все-таки пришил Карре. Комиссар хлестал кофе чашку за чашкой. Ему было не по себе. Вдруг он вспомнил, что во всех детективах самым непредсказуемым образом убийство совершал мажордом. Комиссар Монтанари ухмыльнулся, довольный собой.

В своем жилдоме Джанни рассматривал фото Элеоноры Казаленьо и обливался потом. Он отдал бы все, чтобы быть Сгарби и взять ее на постель. В задумчивости он поставил на огонь кастрюльку с водой и приготовил себе две сосиски «Джо» с начинкой из тертого сыра. В глубине души Джанни тоже был доволен собой.

Комиссар Монтанари нажал на звонок в доме Алессио. Приторчавший Алессио занимался оральным сексом с шестимесячной тосканской овчаркой Пуччи.

– Кто тама? – спросил Алессио, отпустив лапы животного. Пес, застигнутый врасплох, раздраженно залаял.

– Свои! – гаркнул Монтанари.

– Я нету свои, – откликнулся Алессио на безнадежном итальянском.

Второпях одевшись, Алессио бросился за газовым пистолетом «Оклахома», который купил в рассрочку два года назад. Он подошел к двери и что было мочи выпалил:

– Кто тама?

– Свои! – снова протрубил комиссар Монтанари.

Доев сосиски, Джанни открыл дверцу буфета и достал два желтых, полуразложившихся ошметка, вырванных из одного места Карре.

– Это что за бледная спирохета? – вскрикнул Джанни.

Он даже не осознавал, какое тяжкое преступление совершил, убив Карре, чтобы вырезать ее гениталии. Джанни не был виноват в своих поступках. Его отец был фанатом «Сампдории». Стоило его любимчикам продуть, как он насиловал сына Пиццаматиком. А потом заставлял Джанни есть одну и ту же подгорелую пиццу Катари́, которую по субботам стряпал со своими родичами. С годами все это развило в Джанни комплекс подавленной жестокости на сексуальной почве. Через секс Джанни давал волю своим страшным детским переживаниям.

На похоронах Карре никогошеньки не было, потому что по Raidue показывали специальный репортаж Ауджаса о смерти Карре. Комиссар Монтанари продирался сквозь яростную толпу, ведя за собой этого вонючего карлика Алессио, который вопил:

– Я нету вина, я алиби собак!

В тот вечер, когда было совершено убийство, Алессио действительно был с Пуччи.

Себастьяно, тот самый, по кличке «Иранский прыщ» («прыщ», потому что был весь в прыщах, «иранский», потому что на уроке географии брякнул однажды, что Иран – это столица Ирака), испытывал угрызения совести. Он присутствовал при убийстве, а теперь смотрел по телику, как двое полицейских сажают в скотовозку этого пельменя Алессио. Алессио напрасно умолял полицейских справиться у Пуччи, где он был в вечер убийства. Отягчающим обстоятельством для Алессио являлось то, что он якобы жестоко обращался с животными, хотя мнения Пуччи по этому вопросу никто, понятное дело, не спрашивал.

А Пуччи и впрямь был голубым псом.

Джанни слушал репортера и посмеивался. Он наблюдал за реконструкцией убийства и с видом знатока давал оценку интервью негодующих соседок Карре.

– Бедная, бедная Карре, – причитали они в один голос. – Этот кошмарный мажордом.

Джанни открыл банку фиников в сиропе – так себе, и заглотил с дюжину.

Комиссар Монтанари чувствовал себя Богом.

Дело было раскрыто. Раз-два, и готово. Он мог рассчитывать на повышение. Комиссар взволнованно потирал свой значок, прикидывая, какое звание ему дадут.

Себастьяно переступил порог комиссариата. Прождал полчаса и был принят. За эти полчаса он вспомнил, как в детстве играл с кузнечиками. Он отрывал им задние лапки и засовывал кузнечиков в попу младшему брату, которому было два годика.

– Я знаю, кто убийца, – сказал Себастьяно капралу Пакканьини, толстому балбесу, который прилежно записывал каждое слово посетителя. – Это Джанни Ла Порта, по прозвищу «мандаешка». Это он прикокнул Карре, потому что он больной. Так что выпускайте мажордома.

На следующий день Ауджас вел прямой репортаж из тюрьмы Сан-Витторе. Джанни согласился дать интервью в обмен на бесплатное подключение к Интернету и годовой допуск к сайту «real pussy»[4] – более 8.000 фото женских детородных органов сборно-разборного типа в программе Windows «Разрежь и склей».

На унылой окраине города лил горючие слезы комиссар Монтанари.

Снится мне сон

Про то, как издательство «Эйнауди» собиралось отправить меня на Тур де Франс 1997. Для раскрутки моего нового романа «Пуэрто-Плата Маркет». Я должен был победить. Пешкодралом. Пока я дохнул в койке, позвонило «Эйнауди». И сказало:

– Ты едешь в Париж. И побеждаешь в Туре. Теперь уже мало показаться в шоу Костанцо, разорвать фотографию Папы, когда поешь в программе у Баудо, или засняться на Canale 5, лежа в постели со Сгарби! Сегодня для настоящей литературы нужен особый подход. Мы будем делать ставку на новое. И это новое – ты.

Короче, стандартный проект «Альдо Нове» по оптимизации чего-то там, занимающего отдельную нишу в процессе товарооборота! Сквозь сон я буркнул «да», лишь бы не перечить издательству. И сварил себе кофе, думая о многом таком, что еще случается в жизни.

Я думал о новых альбомах Moby, которые ставила мне Изабелла. Я думал, что техно будущего – это единственная классическая музыка, которая будет хорошо продаваться. Я был без ума от DJ Shadow. И от того, насколько Daft Punk были похожи на Kraftwerk, так казалось мне в детстве. В этот момент раздался звонок, и мне вручили чемоданчик с фирменным набором «Эйнауди» для победы в Тур де Франс. Пешкодралом.

Набор включал костюм Человека-паука, билет в Париж (туда), разъемный велосипед (уже разобранный) и порох «Эйнауди» для ног. Потом я внезапно оказался в парижской гостинице. Туда прискакал табун порнозвезд и Томмазо Лабранка. Томмазо Лабранка выступал за «Фельтринелли», потому что в этом сне «Фельтринелли» выпускало его «Чальтрона Хескона». Никколо Амманити и Тициано Скарпы не было, но мне это уже было по пистолету: кругом шныряло столько порнозвезд. Я смотрел на них из лифта гостиницы, в которую заехал. Томмазо Лабранка был одет от Mazinga Z. А на спине у него было написано «Feltrinelli».

Каждый предмет был больше остальных предметов, как это всегда бывает во сне, и менялся вместе с обстановкой. Глянешь, а они уже другие. Лабранка помог мне приторочить к спине нашивку «Einaudi». Гостиница была такой же, как в Реджо Эмилии. Я ездил туда в прошлом году и что-то там зачитывал вместе с Каличети, человеком-легендой. Потом гостиница превратилась в стартовую площадку Тура. Я обходил стороной журналистов, которые спрашивали меня о будущем итальянской литературы. Я чувствовал себя Ино.

Я был совсем один. Как и в жизни, в этом сне я не был полностью счастлив. Я смотрел на Париж. Он сдавливал меня в объятиях домов и колоколен так, будто я сидел на лекции по архитектуре. После того как был дан старт, Лабранка резко ушел в отрыв и возглавил гонку. Я замешкался на стартовой линии. У меня никак не получалось выиграть, ведь я совсем не знал французского. К тому же я постоянно отвлекался на порнозвезд. Они танцевали возле пункта раздачи бутербродов. Но вот я навел справки у какого-то дядьки и начал гонку. Я пытался вспомнить то, чему учил меня Репетти: для победы в Туре необходимо наладить правильное дыхание. По сути речь шла о технике позитивной визуализации дыхания. Я хотел домой – смотреть интерактивный cd-rom «История кинофантастики». Этот сидюк я купил в Галерее Рикорди за 99.000 лир. Сидел бы себе и смотрел в охоточку. А тут я и так уже отстал от основной группы на целых пять минут. Поэтому я кааак рванул – ну вылитый Джерри!

Добежав до поворота, в том месте, где был Париж, – место, правда, было один к одному как центральная площадь в г.Традате (что под г.Варезе), там еще мой дружок Симонелли живет, – я спросил у какого-то дядьки, куда дальше. Я дико боялся, что заблужусь и не смогу победить в Туре.

А дальше стоял дом. Дом был горным этапом Тура. Нужно было вбежать в дом, пройти коридор и кухню, а потом забраться по лестнице на гору высокой культуры.

Гора высокой культуры была такой горой во сне. Она тоже была этапом Тура. Она была сделана из спрессованных книг. Книги были спрессованы прямо как те газеты у старухи из Виджу, матери директора средней школы. Она умерла в 96 лет. Лет десять назад. У этой старушонки ночные горшки были полным-полны старой выветрившейся мочи. А еще у нее лежали стопки «Коррьере делла Сера» двадцатых годов.

Я залез на гору. Я был один. Я видел других участников соревнования. Они переговаривались между собой, но по-французски. Томмазо Лабранка куда-то слинял. Куда – хер его знает. Карабкаясь в гору, я лупился на книги. Одна мне особо глянулась. Ранний Сангвинети. Эссе там, поэмы на километр и какие-то наезды на Пазолини. Было еще что-то, но меня зациклило на этом.

Как и все остальные книги, книгу раннего Сангвинети вклинили в расщелину горы. Я попытался вытащить книгу.

Когда я учился в университете, я подрабатывал тем, что ухаживал за старым фашистом из Камольи. Следил, чтобы он не обделался прямо посреди кухни. Жена была на десять лет моложе его. Она была вменяемая и платила мне 100.000 лир в день. По-моему, в том сне он сидел у подножия горы. Сидел и смотрел на меня против света.

Тащу я, значит, тащу из горы Сангвинети, и вдруг как все завалится! Получилась такая груда книг. Там и Рабле был, и какие-то книги Бифо. Они мешали мне спать, я почти проснулся, но тут же продолжил гонку, выступая за серию «Stile libero»[5]. Я снова влился в турнир, чтобы не подвести всю эту затею насчет создания моего издательского имиджа. Напряженка была – знай держись. На мне был изодранный костюм Человека-паука. Я должен был победить. Все было так, будто «Эйнауди» было везде и держало под контролем мою победу.

В целом я весь пропотел. В башмаках у меня был порох «Эйнауди» и еще эти силиконовые крупинки, чтобы не воняли ноги. Тур де Франс 1997 проходил по круговой дистанции. Круги клево так уменьшались, закручиваясь к центру. Я надеялся, что Лабранка, обогнавший меня на круг, скоро появится на горизонте. Но этого не случилось. Не с кем было даже перемолвиться.

Тем временем по телику сказали, что издательство «Кастельвекки» подпольно переиздало «Вубинду». Продано 26.000 экз. Я был третьим в рейтинге карманных изданий после Барикко и этой, Винчи. Но последним на этапе Тур де Франс.

Тут я воспрянул духом, подпалил свои шасси, набитые порохом «Эйнауди», обошел тысчонку-другую соперников и почувствовал себя гораздо лучше. С помощью техники визуализации, которой меня научил Репетти, я визуализировал у себя в животе пузырь. Пока я бежал, пузырь надувался и сдувался.

Так я добрался до сложной точки сна. На моем пути возникло препятствие. Нужно было пройти сквозь железную клетку.

Я огляделся.

Вокруг никого. Ну, я и обогнул клетку.

Прошел рядом с клеткой, а не через нее, как положено по правилам Тура этого года. Я несся во всю прыть и думал, что Брицци не обязательно выделывать такие фортели.

Брицци для меня Бог. Он – высшее существо.

Брицци – это вам не pulp, это совсем другой расклад. Он сконструирован куда тоньше, он совсем молодой, он друг Васко Росси, думал я, мчась уже далеко от клетки.

В этом месте я на секундочку проснулся и пошел побрызгать.

Не знаю, у вас бывает, что проснешься, сделаешь пипи, а потом снова видишь тот же сон. У меня – да. Но не всегда.

В тот раз, когда мне снилось, что я участвую в Тур де Франс 1997, у меня это было. Я сходил по-маленькому и вернулся в Париж – носиться как угорелый. Неожиданно раздался свисток регулировщика. Он обнаружил, что я обошел клетку. Регулировщик был французом и сильно смахивал на Габриеля Понтелло, героя моих дрочек в 17 лет, когда я покупал «Суперсекс».

Язык Габриеля Понтелло вечно торчал в поддувальнике какой-нибудь порнозвезды. Мерлин Джесс, Холинка Хардиман, Шарлотта Деладье были самыми горячими. Частенько Понтелло снимался в мундире французского офицера и стрелял. Регулировщик из Парижа напоминал его квадратной формой черепа. В восьмидесятые такой череп был у многих порноактеров.

Восьмидесятые годы были самыми лучшими. Но об этом я поговорю в другом сне. От свистка регулировщика я крепко перетрухнул. Я понял, что для меня Тур де Франс кончился.

Я бросился вниз с холма. Вокруг стрекотали вертолеты с пулеметами. Типа «Apocalypse now». Типа умирал я.

Пуля пришлась мне посередке лобешника. В это время корреспондент газеты «Провинция» из г.Комо брал у меня интервью о том, что я думаю по поводу сексуального насилия над подростками. Тут запиликал мобиль. Изо рта лилась кровь. Я сказал: слушаю. Это был Репетти. Он спрашивал, как оно. Он сказал, что уже переговорил с Мугини насчет репортажа в «Панораме» о моей победе в Туре. Корреспондент размахивал руками, показывая на вертолеты, которые посыпали нас пулеметным огнем, – просил закончить интервью.

В этот момент я умер.

Когда я умер, я проснулся, оделся и потаранился в Центр Бонола прикупить сидивертку про смешливое кино. Потом мне звякнула Марина Спада, и я рассказал ей свой сон.

Потрясный мир, как пляшущие Spice

Я фан Spice Girls. Зовут меня Джорджо, мне тридцать. Моя девчонка не такая файновая, как Эмма. Сейчас я перетру про все свои прибабашки от Spice, а еще про их убойный концерт в Форуме ди Ассаго (г.Милан) 9 марта 1998. В день триумфа чумовейших Spice Girls вокруг Форума ди Ассаго гулял завернутый ветрюга. Его прямиком наслали ревнючие All Saints. Их те еще завидки берут, потому как Spice – это Spice, a All Saints, хоть они и были в Сан-Ремо – все равно что ноль без палочки, плешь на голом месте.

Когда я приплинтовал в Ассаго, я с ходу воткнулся, что это будет главный день моей жизни. На улицах чуваки фасона семидесятых вхренакивали хэбэ майки Spice, шарфы Spice, белые банданы Spice, постеры Spice, наклейки Spice. А в пять уже двинул припаренный поток киндеров, веривших в лучший мир. Потрясный, как пляшущие Spice.

В свои тридцать я был счастливей киндеров-подфанков. Я мог позволить себе навороты, из-за которых не надо греметь со шнурками. Если ты уже зрелый и у тебя водится шелестуха, ты можешь проплатить любую мелочевку, на какую положил глаз. Это еще одно почему, почему быть олдовым в кайф (ну, кроме сексухи там и пр.).

У нас, взрослых, тоже есть свои сокровенненькие мечты. Это мечты про Спайсочек. Спайсочки идут на ура, потому что они нормальные. Они – кто хочешь. Только кто хочешь – не Спайсочки. В мире навалом несправедливости. Люди страдают. И то не выходит, и это. А все потому, что жизнь – это вам не концерт Spice Girls. Жизнь – это вам концерт All Saints. Короче, гниляк и говыдло. A Spice – ништяк и хайлайт.

Суперее всех Джери. По виду ей полтинник. Секс-бомба. Размалевана вусмерть. Отлетная бикса. Она философ команды. Автограф имеется (сама дала). Другая высшая Spice – это Эмма, Baby Spice, мечта всех бешеных педофилов планеты Земля. На фотке Baby Spice лет 15. Живьем – 45. В среднем выходит годков 30. На концерте Baby Spice вызывали чаще всех. Эммин автограф тоже имеется (сама дала).

Другая Spice тоже в полном райте – это, ясное дело, Mel В., Sporty Spice. Вживую она еще лучше, чем по ТВ. Mel В. застенчивая. Она всегда на переднем плане, скачет там, клепается и вообще дэнсует – чума. У меня есть ее автограф на таком фирменном бланке Spice. Более другая Spice – это Mel С. Вообще, конечно, с этими Mel В. и Mel С. такая мулька, что киндеры путаются, и выходит конкретный прогар (Mel С. мне тоже автограф дала). Пиплята просто не шарят, кто их любимица, вот и приходится виснуть на всей группе до кучи, а что делать. Mel С. – мазевый такой уголек с пирсингом на языке (в одном интервью она сказала, зачем ей пирсинг на языке, но я парень воспитанный и написать об этом не могу). Эта примочка с пирсингом на языке, чтобы лучше делать минет, продвинула Mel С. уже так далеко, что она давно стебовей остальных, и за это за все я от нее в полной замазке. Mel С. дала мне автограф. Мой последний автограф – это автограф Виктории. Виктория – лошадка с норовом, прикид у нее из восьмидесятых, фирмовый прикид. В фильме Spice Girls – The Film есть такой эпизод, когда Спайсочки идут в армию, и все они в камуфляже, а Виктория в фирме. У Виктории ножки что надо, только по сцене она не очень-то шмотыляет, вот ее в кадр и не берут.

Кроме автографа у меня, как и у других фанов, есть:

1) Фотик Spice Cam Polaroid.

2) Официальная чашка Spice World Tour с цветной переводнушкой всех 5 девчонок (14.000 лир).

3) Черная майка Тура (20.000).

4) Лиловая шапочка Spice (20.000).

5) Цветной пропуск Spice (15.000).

6) Бук Тура (15.000) с тучей фоток.

7) Две заколки (10.000), обе настоящие.

8) Постер Spice (5.000).

Концерт начался в 20:30. Народ дико взревел. Рев был во сто крат закоснее, чем когда в виповской ложе появился Рональдо со своей вайтовой невестой.

Рональдо с полчаса еще выдрючивался под хлопки, а потом растаял.

Еще чистым випом на концерте был Джованотти. Он прошел рядом, но я не полез за автографом, потому что у меня уже есть. Другие випы тоже были, но мало. И, короче, не такой уже супер, как те, кого я называл (из них была еще одна от Radio Popolare). A вот кого из звезд не было, так это Моники Беллуччи. И шоу-крутизна как-то потрюпала вниз. Все типа соглашались, что Spice World Tour был не так чтобы шокин-блю.

Я особо пролайкал одну загибку, в середине уже сэйшна, когда Спайсочки сидят на стульях, держатся за спинки, а стулья повернуты к нам. Там Спайсочки, может быть, даже голые!

Весь тугоплавкий пипл, тысячи голов, киндеры, пэренсы, яйцеголовые и журналяги пытались дошурупить, голые там Спайсочки или как. Все разули айзы, чтобы увидать – в лифонах девчонки, в трусиках ли? И т.п. Но все пятеро герленок типа замерли, так никто путем в это дело и не вкурился. Теперь все мы, зрители, унесем эту тайну в могилу. Помрем как один, а до сути не докопаемся! Правда, в Сети, хоть и самопал, но есть фотки голых Spice. Надо только как следует порыться на страницах Web. Зайти на сайт стоит, кстати, гроши. Еще можно сделать распечаточку, положить на стол и разок-другой прогнать шкурку. Хорошенького понемножку!

Бестовым синглом солянки был «Wannabe». Тот самый, с их первого клипа. Там они еще устроили зажигон на какой-то отстойной пати, перебардачив ее впополам. А под самый конец Спайсочки выдали «Mama». От него вообще всех загарпунило. На экране было такое видео, где все Spice еще маленькие, а сверху фотографии Спайсовых мам. Просто это типа подтверждает, что в жизни куда ни тыркнись, а первее мамы нет. Вот теперь живи и помни, откуда ты есть пошел. От мамы. Она тебя, спиногрыза, на свет породила. Ну, а раз ты уже на свете, то самое милое дело на Форум ди Ассаго смотаться. На концерт Spice Girls.

P.S.: All Saints должны испариться! У такой лажы никакой мазы! А еще под Spice лабают, святоши отстегнутые!

Геннадий Киселёв

Гремучая смесь Альдо Нове

Даже Лев Толстой, питавший, мягко говоря, нелюбовь к современным ему «модернистам» («Он пугает, а мне не страшно» – это о прозе Л.Андреева), признавался на склоне лет, что, будь он помоложе, написал бы нечто такое, что было бы совсем уж неизвестно чем...

Свое «совсем уж неизвестно что» написал по молодости лет Альдо Нове (род. в 1967-м). Нове – одна из самых заметных фигур в стане «юных людоедов», новейшего течения гипернатурализма в итальянской литературе на рубеже веков. Течение это оказалось столь бурным, что разделило на два берега итальянскую литературную критику. С одного берега «каннибалов» упрекают в неоправданной экстремальности ключевых сюжетов и чуть ли не в программном отсутствии у них лексической иерархии (когда в литературном отношении ни одно слово не возвышается над другим); с противоположного – хвалят за... стихийное отсутствие у них лексической иерархии и вполне оправданную экстремальность ключевых сюжетов. Надо полагать, резонны оба мнения. Их в определенном смысле примирил известный итальянский поэт и критик Нанни Балестрини, заметивший, что в тихой заводи итальянской словесности последних лет «каннибалы» стали единственной живительной струей.

Сборник дебютных и теперь уже культовых страшилок А.Нове «Вубинда» (1996) во втором издании разросся до размеров обескураживающей энциклопедии современной жизни, девизом которой могло бы быть «ни дня без конца света». Боюсь, однако, что дело не в упадочных настроениях конца тысячелетия, а, как сказал бы В.Беньямин, в невозможности «непосредственной жизни». Судя по творчеству Альдо Нове (фамилия писателя, разумеется, псевдоним: «nove» по-итальянски значит «девять»), это сполна ощущается и в «стране высоких вдохновений». За гладко оштукатуренным фасадом повседневности, в мире №9, мире легко узнаваемом, поскольку реальном до оторопи, скрываются поистине ландольфианские зияния «просто жизни», этакие черные дырищи индивидуального и массового психоза, пространства-ловушки, энтропия современного сознания. Хочется верить, что разложенный автором пасьянс «апокалипсиса сейчас» есть еще одна попытка заговорить тот, главный Апокалипсис, который уж точно покруче будет. Заговорит ли его Альдо Девятый? Это как «фишка ляжет».

И здесь уместно перейти от идейных соображений к самой манере называния ужасов жизни, составляющей безжалостный и несомненный стиль каннибальского реализма вообще и Альдо Нове в частности. Рецепт этого стиля – гремучая смесь из свежих языковых присадок, куда входят рекламные примочки, эстрадные приколы, эротические пенки, телевизионный стёб, уличная феня и прочий недоязык, который незаметно подменяет нам праязык и выстраивается автором во всеядное и крайне неутешительное письмо, доходящее до самопожирания. Приготовленный в лаборатории писателя, этот шипучий словесный коктейль, казалось, вот-вот разъест последние островки литературы. Как бы не так. Внезапно затвердев, он сам превращается в литературный реликт. Ведь сказано: литература начинается там, где кончается литература.