/ Language: Русский / Genre:sf,

Двойник Императора Тени Войны 6

Алекс Орлов


Орлов Алекс

Двойник Императора (Тени войны - 6)

Алекс Орлов

Двойник Императора

Шестой фантастический роман из серии "Тени войны"

1

Среди ломкого сухого кустарника по пожелтевшей траве бегал взъерошенный человек с пистолетом. Он громко ругался и поминутно смахивал с лица паутину, длинными косами свисавшую с безжизненных веток высохших кустов.

- Я же ее видел, она была где-то здесь!

- Наплюй, Гарман, обойдемся и так... - охлаждал товарища Миллард, которому уже надоело смотреть на эти лихорадочные поиски.

- А я тебе говорю - не обойдемся! - упрямился Гарман.

Миллард вздохнул и отвернулся. Что за планета? Куда ни глянь, одни только сухие кусты, выжженная трава и кучи булыжников. Отвратительный пейзаж. Едва удалось найти площадку для посадки катера.

Миллард вздохнул еще раз и повернулся к Гарану. Тот по-прежнему вынюхивал свою добычу. Тяжелый пистолет мешал ему перелезать через нагромождения скальных обломков.

- Да ты хоть пистолет спрячь. Он же тебе мешает, - посоветовал Миллард.

- Нельзя, - отозвался из-за груды камней Гарман, - здесь могут быть змеи!

"Какие тут змеи. Тут и кузнечики-то все передохли", - подумал Миллард. Он уже собрался вернуться к катеру, как вдруг Гарман закричал:

- Нашел! Вот она, родная! Вот она, тепленькая!

Послышались звуки борьбы, и наконец показался счастливый Гарман, тащивший за веревку тощую упирающуюся козу.

- Нашел! - радовался охотник. - В расщелину спряталась, зараза. Но Гармана не проведешь. Гарман - это сила.

В этот момент коза перестала сопротивляться и, прыгнув, боднула охотника в пах. Миллард довольно засмеялся, а Гарман, схватив козу за рога, прошипел:

- Все равно я тебя не отпущ-щ-щу и сожру уже сегодня вечером.

- Мистер, мистер! Отпустите мою козу! Мистер! - закричал кто-то со стороны оврага.

Перепрыгивая через камни, к месту события бежал худенький мальчик лет двенадцати. На его ногах не было никакой обуви, а штаны и рубаха никогда не знали стирки.

- Стой, оборванец! - приказал Гарман, наведя на подбежавшего мальчишку свой пистолет. Мальчик испуганно остановился и умоляющим голосом повторил:

- Мистер, отпустите Марию-Луизу.

- Кого-кого? - переспросил наблюдавший за представлением Миллард.

- Марию-Луизу, сэр, так зовут мою козу, - пояснил мальчик.

- Да будь она хоть принцесса Аманда, я сожру ее - и никаких разговоров! вскричал Гарман. - Пошел вон, сопляк, пока я не прострелил твою глупую башку!

- Короче, так, мне уже все это надоело. Я иду к катеру и улетаю. А ты можешь вести с мальчишкой переговоры сколько тебе вздумается, - сказал Миллард и, развернувшись, пошел к раскалившемуся на солнце "Трезору".

- Гэс, подожди, я только пристрелю этого мальчишку и тут же тебя догоню!

- Ну так стреляй скорее, - бросил Миллард, не оборачиваясь.

- Слышал, что он сказал? - Гарман поднял пистолет и прицелился мальчишке в лицо, надеясь, что тот испугается и отступит. Но тот неожиданно бросился на грабителя и попытался вырвать из его рук веревку, за которую была привязана коза.

Гарман выстрелил, однако хозяин козы успел пригнуться. Напуганная грохотом коза рванула в сторону, и Гарман, потеряв равновесие, рухнул на камни.

- Стойте, сволочи! Стойте! - отчаянно кричал Гарман, но мальчик и коза уже скрылись в кустах. - Всех перестреляю! - И незадачливый охотник начал разряжать пистолет куда попало.

Взвизгнули турбины катера - Миллард напоминал, что ждать не собирается.

- Да иду, уже иду! - Едва не плача, Гарман поднялся на ноги и, прихрамывая, поплелся к катеру.

2

Лойд Гарман тяжело плюхнулся в кресло рядом с Миллардом и сказал:

- Не очень-то это по-товарищески, Гэс, вот так торопить меня.

Миллард с невозмутимым видом добавил "Треору" тяги, сделав вид, что не слышал, о чем говорил Гарман.

- Я тебе сказал - полчаса, а вместо этого... - Гэс выполнил поворот и, когда катер лег на курс, продолжил: - А вместо этого ты парил меня на этом Клексе целых полтора часа, и все ради вшивой, облезлой козы. Которой, наверное, уже лет сто или больше.

Лойд вздохнул и, достав из тумбочки освежающую салфетку, промокнул лицо. Стало немного легче, но неудача с поимкой козы, да еще эти постоянные нравоучения Милларда выводили его из себя.

- Ты не прав, Гэс. Тебе наплевать на свое здоровье, а мне нет. Козье мясо очень полезно, особенно при нашей работе.

- Какое здоровье, Лойд? Ты каждый день ширяешься какой-то дрянью и при этом еще говоришь о здоровье?

- Не вали все в одну кучу, - обиделся Гарман. - Ширяюсь я для души, а козлятина нужна для здоровья тела. Ты смотри, - отвлекся от темы Лойд, "Китобой".

На экране сканера появилось изображение судна.

- Куда это он спешит? Никак опять разведал новое "окно".

- Необязательно, - отозвался Миллард. - Скорее, обходит старые.

- А как ты вообще относишься к его "нюхачу"?

- А никак. Я "нюхачам" не верю. Только аппаратура, и ничего больше.

- А я "нюхачам" верю, - горячо сказал Гарман, больше для того, чтобы досадить Милларду.

Гэс ничего не ответил, продолжая вести катер по направлению к "Приме".

"Прима" являлась судном-ловцом, на котором служили Миллард, Гарман и еще два десятка человек. В последнее время их дела шли не очень хорошо. Джулиан Крепе, хозяин "Примы", уже четыре раза самолично избивал Леона-Очкарика, отвечающего за работу числителей - приборов для обнаружения "окон". Именно Леона все традиционно считали виноватым, если долгое время не удавалось загарпунить хорошую добычу.

Однако не все капитаны промысловых судов полагались на приборы. Примерно половина из них относилась к сторонникам применения "нюхачей". Так называли людей, которые предсказывали появление "окна" - точки космоса, где в любой момент мог появиться сырьевой астероид. Стать "нюхачом" мог не каждый, поэтому специалисты очень ценились и случалось, что из-за них разгорались целые войны.

Хороший "нюхач" мог привести судно к окну с "пятитысячником", в то время как приличными кусками считались астероиды в полторы тысячи тонн.

Однако "нюхачи" были живыми людьми, и случалось, что они уставали или после серии удач впадали в депрессию, и тогда весь экипаж сидел на голодном пайке, проедая все то, что осталось с лучших времен.

В работе числителей таких провалов не наблюдалось. Они работали более стабильно, однако найденные ими астероиды редко превышали пятьсот тонн. Был известен только один случай, когда по наводке числителя судно "Команч" вышло на зрелый "трехтысячник", и об этом удивительном случае знали все.

3

Миллард проверил надежность захватов и, убедившись, что "Трезор" держится крепко, пошел в шлюз, соединяющий катер с "Примой". Продолжающий дуться Гарман молча шел следом за ним.

- Эй, где вы пропадали? - крикнул им пробегающий мимо Бонус. - Мы уже хотели отправляться без вас,

- Куда отправляться-то? - спросил Гарман. Но Бонус уже убежал. - Что случилось, ты чего-нибудь понимаешь?

- Вон Райх идет, спроси у него, - посоветовал Миллард.

- Ага, вот они - явились не запылились. Тестор привезли? - заговорил первым Райх.

- Привезли, - ответил Миллард, передавая механику небольшой прибор. - Что у вас тут за суета?

- "Дикарь" появился.

- Иди ты, - не поверил Гарман.

- Это уже точно.

- Так там, наверное, уже все ловцы собрались, - высказал предположение Миллард.

- Насколько мне известно, о "дикаре" знают только на "Китобое" и "Джанге".

- Не с нашим гарпуном соперничать с "Джангом", - заметил Миллард. - К тому же там могут оказаться и "Филлис" с "Осой".

- Все может быть.

Неожиданно в проход выскочил Бонус. Он сделал страшные глаза и крикнул:

- Райх, тебя капитан ищет - пора уходить, а диски холодные! Что за дела?

- Заткнись и иди на свое место, - с расстановкой посоветовал механик и пошел искать капитана. Бонус проводил его злым взглядом и пожаловался:

- Мнит себя министром, а сам... педик... - заключил он, не придумав ничего лучше.

Миллард и Гарман пошли в жилое помещение, но по пути наткнулись на капитана Крепса. Гарман подался назад, ожидая, что Крепе начнет ругаться, но тот улыбнулся и сказал:

- Молодцы, что успели вовремя. Небось на Клекс завернули?

- Да, сэр, - кивнул Миллард, - Лойда укачало.

- Что, Гарман, правда? - удивился капитан.

- Да нет, сэр, что вы. Гэс шутит. Просто мне нужна была коза. - И Гарман виновато потупился.

- Коза?! Ну знаешь, Гарман... - Капитан замолчал, не находя подходящих слов, - То, понимаешь, тебя Бонус застал в деревне со свиньей, теперь коза.

- Да вы что, сэр! Верите этому Бонусу? - взвился Гарман. - Да он сам, если хотите знать...

- Стоп! - поднял руки капитан. - Ничего не хочу знать! Шагом марш по местам - крепить придется скоренько, потому что "дикарь" очень быстрый.

- Я хотел ее съесть, сэр. Поймать, это самое, а потом съесть... - пытался оправдаться Лойд.

- Меня это не касается. Пошли на место - живо. Когда Миллард и Гарман ушли, Джулиан Крепе покачал головой и сказал:

- "Это самое, а потом съесть"... И с кем мне приходится работать?

4

На максимальной тяге двигателей "Прима" неслась к тому месту, где, по расчетам Джулиана Крепса, должен был находиться "дикарь". А где-то в космосе, и Крепе это знал, вели свои суда другие капитаны, которые также, как и Крепе, были полны радужных надежд.

"Надеются все, но повезет только одному", - подумал капитан и посмотрел на топливный датчик. Режим максимальной тяги съедал кучу топлива, и эта гонка имела смысл, только если впереди ждала удача. Однако в удачу Крепе не очень-то верил. Уже целый месяц она изменяла Крепсу, и его экипаж сидел "пустой". Матросы скучали и играли в карты на спички, а уж о том, чтобы свозить людей к шлюхам, не могло быть и речи.

- Может, мне встать у руля, сэр? - предложил Шкиза, являвшийся одновременно и оператором на радаре, и штурманом.

- Нет. Тут такой ответственный случай - лучше я сам.

- А то пошли бы, сэр, проверили этого Каспара. Он, кроме вас, никого не признает.

- Каспар - лучший гарпунщик на нашем участке. Его проверять не надо... не слишком уверенно возразил капитан. Всем было известно, что гарпунщик Каспар здорово поддавал и из-за этого лишился места на "Джанге". - Ладно. Иди к штурвалу, а я действительно проверю Каспара.

Капитан вышел из рубки и стал подниматься на второй ярус. По дороге ему встретились два матроса, которые еще не были экипированы в рабочие скафандры. Крепе сделал вид, что не заметил этого. Он понимал, что экипаж тоже не особенно верит в удачу.

"Ну не сидеть же сложа руки и ждать, когда новое "окно" откроется прямо над головой. Так весь экипаж сразу разбежится..." - оправдывал эту бесперспективную погоню капитан.

Дойдя до отсека гарпунщиков, Крепе толкнул дверь и увидел то, чего и боялся: Каспар сидел на полу и глупо улыбался, а на его штанах расплывалось большое мокрое пятно. Возле пушки, испуганно глядя на капитана, стоял худенький юнга Шиллер - ученик гарпунщика.

- Юнга, этот болван успел тебя чему-нибудь научить?

Шиллер прекрасно слышал капитана, но от страха ничего не мог ответить. Он боялся, что Крепе начнет его избивать, как он это проделывал с Леоном-Очкариком.

- Ты чего не отвечаешь, а? Испугался? Мне нужен гарпунщик, понимаешь?

- Да, сэр Я стрелял четыре раза.

- Где ты стрелял, если мы уже полтора месяца не видели ни одного астероида?

- Я стрелял по бочкам, сэр.

- По каким бочкам?

- По пустым железным бочкам, сэр. Их выбрасывали за борт, и Каспар позволял мне по ним стрелять легкими гарпунами.

Крепе на секунду задумался, соображая, стоит ли ему надеяться на юнгу Шиллера, однако выбора не было, а стрельба гарпуном требовала известной сноровки.

- В "дикаря" попасть сможешь? - спросил капитан, нависая над юнгой.

- Сумею, сэр. Если будет возможность, то я ее использую. Только...

- Что еще?

- В барабане легкие гарпуны, сэр. Мистер Каспар хотел их заменить, но не успел.

- Ну так замени их сам, - сказал капитан. С его борцовской комплекцией ему было невдомек, что Шиллеру это не по силам.

- Они очень тяжелые, сэр. По пятьдесят килограммов каждый, - объяснил юнга и потупился, словно стыдясь собственной беспомощности.

- Ладно, - кивнул Крепе, - это пустяки, сейчас заменим.

Шиллер кивнул и, повернувшись к пушке, нажал эжектор. Гарпун выскочил на лоток, и юнга почти бегом оттащил его к стенному арсеналу. Затем снова вернулся к пушке и, привстав на носочки, всем телом навалился на поворотный механизм. Барабан нехотя провернулся на одну позицию, и в лоток выпал еще один гарпун.

- Стой, не суетись, - сказал Крепе. Он вытащил легкий гарпун и сам отнес его к арсеналу, а на обратном пути захватил гарпун с усиленным зарядом. Безо всяких усилий капитан втолкнул его в барабан, и Шиллер сделал очередной поворот.

Вскоре все пять гарпунов в пушке были заменены на тяжелые.

- Удачи тебе, парень. Загарпунишь "дикаря", будешь здесь главным, а этого поганца я уволю, - с этими словами Крепе толкнул Каспара ногой, и тот мягко повалился в сделанную им лужу.

5

Когда капитан вернулся в рубку, Рой Шкиза стоял у руля и весело насвистывал.

- Ты чего такой веселый? - спросил Крепе.

- Надоело грустить, сэр. Даже если дела у нас пойдут хорошо, я уйду с участка.

- А что так?

- Да как-то тупо мы живем. Гоняемся за астероидами, а жизнь проходит.

- Какая такая жизнь, Рой? Что-то я тебя не пойму.

- Ну, люди живут среди лесов, морей, гор, а мы мотаемся туда-сюда в своих консервных банках и никакой природной красоты не наблюдаем. Вот, например, когда вы отлучились, сэр, к нам на волну случайно выскочил "Филлис". Он о чем-то трепался с "Команчем". И вот я подумал...

- Стой, о чем они трепались? Говори конкретно, - прервал капитан рассуждения Шкизы.

- Они говорили, что "дикарь", возможно, выйдет на нейтральную территорию и тогда количество охотников увеличится в несколько раз.

- Плохая новость, - заметил Крепе.

У "Примы" и так было не очень много шансов, а теперь они практически равнялись нулю. Но делать было нечего, и капитан покорно ожидал объявления Службы навигации, которая обычно выдавала координаты "дикарей". Не то чтобы навигаторы любили добытчиков и помогали им от чистого сердца, просто для них сырьевой астероид не представлял никакой ценности и к тому же являлся помехой движению судов.

- Ну так вот, о чем я подумал, сэр. Суетимся мы здесь, суетимся, а никакой красоты не видим. Единственное развлечение - карты и бордель. А вот мой троюродный брат занимается торговлей редкими зверюшками и за несколько лет увидел столько, сколько мне не увидеть за всю жизнь. - Шкиза мечтательно вздохнул. - Вот брошу все и пойду к нему на интересную и хорошо оплачиваемую работу. Он меня давно звал.

- То, чем занимается твой брат, называется контрабандой. Это дело противозаконное, и рано или поздно его захомутает полиция, но это еще полбеды. Вот если до него доберутся экстремисты из "Рэйнбоу", тогда пиши пропало.

- Внимание! - послышался из динамика голос диспетчера Службы навигации. Всем промысловым судам. Астероид TER123 следует по вектору 3-28-678. Масса объекта 2014 тонн.

- Ух ты, "двухтысячник", - покачал головой Шкиза, набивая данные вектора. - Нам бы хватило все долги заплатить.

При упоминании о долгах у капитана Крепса едва не началась икота. Ремонтники, налоговая инспекция, экипаж - все требовали от капитана денег, а их, увы, не было.

Получив новые данные, автопилот "Примы" развернул корабль на новый курс и высветил на табло время подлета: один час пятнадцать минут.

Капитан попробовал представить, чем сейчас занимаются его матросы.

"Нервничают, переживают так же, как и я? Или тупо режутся в карты, прикидывая, куда податься в случае банкротства капитана?"

Вскоре на радаре стали появляться метки других промысловых судов, которые, как и "Прима", неслись по указанному вектору. Их было довольно много. Даже слишком много.

Здесь были и суда на ионно-плазмеиной тяге, вооруженные скоростными гарпунами фирмы "Херст екай машинз". Эти красавцы были Крепсу незнакомы и, скорее всего, пришли с соседнего участка.

Чуть в стороне, едва различимые на экране радара, виднелись множественные метки судов прикрытия - настоящих боевых истребителей, готовых в любую минуту атаковать нахальных конкурентов.

От беспредела таких вооруженных до зубов бригад спасало только присутствие Главного Арбитра. Его пушки без предупреждения стреляли в любого нарушителя. Однако пока крейсера Главного Арбитра нигде видно не было. Это Крепсу совсем не нравилось. При таком раскладе сил у небольших судов вроде "Примы" не было ни малейшего шанса.

- Эй, Крепе, ты-то чего сюда примчался? Очумел, что ли, с голодухи? прозвучал из динамиков насмешливый голос Рональде Райеса - капитана удачливого "Джанга".

- Ты бы не особенно зубоскалил, Райес. Ребята с соседнего участка оставят тебя с носом.

- Неужели ты будешь болеть за чужих, Джулиан? - продолжал насмехаться Рональдо Райес.

В этот момент из космических глубин выскочил "дикарь", и Райес сразу отключился.

- Внимание, призываю всех оставаться в пределах установленных правил! раздался голос Главного Арбитра, и Крепе сразу почувствовал себя спокойнее. Теперь, по крайней мере, он мог участвовать в соревновании, не рискуя получить в борт ракету.

- Сэр, я его вижу! - закричал Шкиза. - Через десять минут мы можем стрелять!

Капитан схватил с панели микрофон и включил связь с гарпунщиками.

- Шиллер слушает, - отозвался юнга.

- Шиллер, сынок, не подведи. Идем прямо на астероид.

- Я приложу все силы, сэр, - пообещал Шиллер. Крепе отключил микрофон и повернулся к Шкизе:

- Рой, ну-ка, где у нас старые карты?

- А зачем нам старые карты, сэр? - удивился Шкиза, не отрываясь от экрана радара.

- Ищи быстрее, там указаны гравитационные аномалии. Понимаешь?

- О да, сэр, кажется, я начинаю понимать! - Шкиза защелкал клавишами компьютера, и на экране стали разворачиваться давно забытые файлы старых карт.

- Молодец, отмечай положение "дикаря".

- Готово, сэр. Через пару минут он полетит как сухой лист и никто не сумеет предсказать его траекторию.

- Кроме нас, - добавил капитан.

- А может, кто-то еще имеет эти файлы, сэр?

- Вряд ли. Из "старичков" мы здесь одни, а эти молодые надеются только на мощь двигателей да на скорость гарпунов. Мозги им ни к чему.

На радаре происходили быстрые перемещения. Скоростные суда уже выходили на позиции для атаки "дикаря". Среди них Крепе различил и "Джанга". Рядом с ним мчался такой же хорошо оснащенный нахал - "Калигула". Его капитан - Микеле Байк, по кличке Фельдшер, обожал рок-н-ролл и, случалось, запускал музыку на свободной волне, за что не раз подвергался штрафам. Однако у него хватало денег и на штрафы, и на содержание дорогого судна. Но откуда он их брал, никому известно не было.

"Прима" продолжала следовать в стороне от борющихся за самые лучшие позиции судов. Капитан Крепе ждал момента, когда "дикарь" достигнет гравитационных аномалий.

"Лишь бы его не загарпунили раньше, а там посмотрим, кто лучше".

Наконец один из кораблей решился на первый выстрел. Это был "Принц Познер" - еще недавно он работал на участке Крепса и назывался "Мэд Дог".

- Кажется, все, сэр, - сказал Шкиза. - Идет точно в "десятку".

Медленно истекали секунды, а гарпун с большой скоростью приближался к желанной массе "дикаря".

Капитан "Принца Познера" уже мысленно видел свой гарпун торчащим в каменистом теле астероида, но неожиданно "дикарь", словно послушная ветру пушинка, заскользил в сторону, и гарпун пролетел мимо.

Смирившиеся было с чужой победой промысловые корабли снова рванулись к астероиду, и сразу четыре гарпуна вылетели из пушек и устремились к цели. Через несколько мгновений стало ясно, что и они пройдут мимо - астероид продолжал выписывать замысловатые кренделя.

- Наш шанс, сэр, - подал голос Шкиза и посмотрел на капитана.

- Судно - на ручное управление и полный ход. Рой. Теперь и мы повоюем.

6

Аномальная зона легко качнула "Приму", и судно, подчинившись ее законам, пошло по искривленной траектории.

Капитан снова связался с Шиллером и спросил:

- Ну как, юнга, ты понимаешь нашу стратегию?

- Да, сэр. Стрелять нужно не по цели, а вдоль силовой линии, - отозвался Шиллер.

- Молодец, сынок, так и делай, - согласился капитан и, повернувшись к Шкизе, заметил: - Не мальчишка, а золото - все на лету схватывает.

- Хорошо, если Каспар не научил его еще и пить, - сказал Рой. - Дистанция сокращается, сэр. Скоро можно будет стрелять.

- Да и не нам одним.

Далеко справа вперед стремительно вырвался "Калигула" и выпустил серию скоростных гарпунов.

- Что делают, сволочи! - Крепе с болью в сердце следил за приближением цепочки к астероиду, но, к счастью, только один из гарпунов задел "дикаря" и, отрикошетив, ушел в космос.

Упреждая возможные споры, на открытой волне прозвучал строгий голос Главного Арбитра:

- Попадание не засчитывается - гарпун не удержался.

До выстрела с самой "Примы" оставалось совсем немного, но более сильные соперники наседали и продолжали обстрел "дикаря" сверхскоростными гарпунами.

За короткое время, пока "Прима" подбиралась ближе, астероид получил еще два сильных касательных удара. И каждый раз Крепе весь напрягался, а Шкиза больно хлопал себя по коленке, однако Главный Арбитр давал знать, что охота все еще продолжается.

Наконец выстрел пушки заставил завибрировать стены "Примы". Следуя вдоль силовой линии аномального поля, гарпун начал преследование коварного "дикаря".

- Эх, хорошо идет! А, сэр? - обернулся к капитану Шкиза. Но тот ничего не ответил, продолжая следить за полетом гарпуна.

Астероид снова вильнул, однако гарпун в точности повторил его маневр и продолжал сокращать расстояние.

"Ну давай, родной, давай еще немного", - Крепе мысленно упрашивал летящий за "дикарем" заряд. И словно понимая, чего от него хотят, гарпун продолжал сокращать расстояние до цели. Еще немного и... Целый рой скоростных гарпунов обогнал "Приму" и устремился к "дикарю". Но четыре из них сумели вонзиться в тело астероида. Через секунду в "дикаря" воткнулся и гарпун, выпущенный Шиллером.

Капитан закрыл лицо руками. Шкиза не решался его побеспокоить, тоже переживая неудачу. Если бы у "Примы" были такие гарпуны, как у этих новых кораблей...

Неожиданно очередной выстрел гарпунной пушки сотряс стены судна. Капитан отнял от лица руки и посмотрел на Шкизу:

- Это что еще такое? Уж не сошел ли наш парень с ума?

И капитан, и Шкиза бросились к экрану радара и увидели, что выпущенный с "Примы" гарпун преследует большой обломок "дикаря" - бесчисленные попадания тяжелых снарядов не прошли даром, и астероид потерял едва ли не треть своей массы.

Обломок беспорядочно вращался, однако гарпун был уже близко, и не оставалось сомнений, что поражение цели будет точным.

- Сэр, на нас сейчас будут давить... - дрогнувшим голосом сообщил Шкиза. Четыре скоростные точки мчались прямо на "Приму". Нетрудно было догадаться, что они из прикрытия "Калигулы", которому сегодня посчастливилось загарпунить добычу.

- Попадание засчитывается. Осколок астероида остается за "Примой", объявил Главный Арбитр. Однако четверка истребителей продолжала мчаться на корабль Джулиана Крепса.

- Согласно пункту четвертому параграфа номер два отдельная часть астероида является самостоятельным объектом, - напомнил Главный Арбитр. После этих слов четверка истребителей развернулась перед самым носом "Примы" и пошла обратно.

- Уф, - выдохнул Крепе, - они едва нас не задели. Ладно, Рой, давай-ка не зевай - пора подбирать наш кусок.

7

Извергая из своих двигателей стометровый факел, тягач буксировал добытый "Примой" кусок астероида к складам корпорации "Айк-Металл".

Капитан Крепе вел свой корабль чуть в стороне и, глядя на обломок "дикаря", прикидывал, какие финансовые бреши необходимо закрыть в первую очередь.

"Погасить счет за топливо - это во-первых, дать людям немного денег, а то разбегутся - это во-вторых. Далее - четыре процента Главному Арбитру, потом Службе навигации, Налоговому управлению, еще нужно заплатить "Тиволи и Баласкер" за настройку электроники, еще. Стоп... - остановил себя Крепе, - это же всего лишь обломок. На все никак не хватит. Значит, нужно выбрать самые важные платежи, а именно..." - И капитан снова начал перебирать все свои долги.

Впереди показался сияющий огнями перерабатывающий завод. Со всех сторон к нему подходили суда, сопровождающие тягачи с драгоценным уловом. Добытчики сдавали сырье, получали деньги и снова уходили в космос, чтобы заработать себе на пропитание.

Тысячи, десятки тысяч экипажей занимались подобным промыслом, но Крепе слышал, что были времена, когда кобальт добывался прямо на планетах. Ну сколько можно добыть кобальта из недр одной планеты? Чушь, конечно. Настоящий G-кобальт рождался в столкновениях синих гигантов - струящихся звезд, постепенно теряющих свою массу. И эта звездная субстанция, как драгоценный подарок, материализовалась в космических "окнах", пройдя расстояние в триллионы световых лет.

Тягач включил реверс и начал торможение. Сбавила скорость и "Прима". Крепе с интересом рассматривал нагромождения завода, отмечая появление новых надстроек.

Однако колоссальная электромагнитная пушка по-прежнему оставалась на своем месте. С ее помощью завод избавлялся от неперерабатываемых отходов.

Каждые полчаса пушка выстреливала четырехсоттонные капсулы с ядовитыми "5ХХ" - кристаллами. Капсулы улетали в космос, и через четырнадцать лет достигали звезды "KL120094", в короне которой они и сгорали.

Считалось, что это очень удачное решение утилизации отходов, но экологов это не устраивало - в спектре "KL120094" стали появляться новые, отсутствовавшие прежде линии, которые, как утверждали экологи, делали свет, излучаемый звездой, опасным.

До приемных ворот оставалось не более пяти километров, когда тягач отключил сцепку, и обломок астероида продолжил свой полет самостоятельно. Он вошел в распахнутую пасть приемного устройства точно посередине, и створки ворот захлопнулись, положив начало производственному процессу.

- Эй, на "Приме", - послышался голос диспетчера. - Ваш огрызок взвесили семьсот двадцать девять тонн. Деньги уже ушли на ваш счет.

- Спасибо, хозяин, - улыбнулся капитан Крепе. Обломок весил на сто тонн больше, чем он рассчитывал.

- А ты меня не узнаешь, Джулиан? - снова заговорил диспетчер.

- Ник? Ник Тэтчер? - пробовал угадать Крепе.

- Точно, я самый! - обрадовался Ник. - Теперь вот на этих воротах тружусь.

- А раньше ты был на...

- На сто двадцать четвертых, - подсказал диспетчер.

- Я гляжу, у вас тут всего понастроили...

- Да, все время расширяемся, - подтвердил Ник. - А что долго не появлялся? Не везло?

- Было дело.

- Ну ясно. А расширяется завод действительно очень быстро. К тому же, с фасадной части пристраивают что-то вроде "сити" - офисы, рестораны.

- Что, правда?

- Да. Можешь дать кружок, посмотреть - такая красотища, я тебе скажу. Дворец, одним словом.

- У вас, однако, далеко не дворец, - заметил Крепе

- Ну это понятно: там - лицо, а у нас здесь...

- Так, значит, если что, у вас здесь можно и погулять?

- Да, Джулиан, теперь можно и погулять. Там и швартовка по первому классу, и обслуживание судов - все есть.

- Ну пока, Ник. Как-нибудь загляну.

8

Каспар проснулся с обычными для состояния похмелья ощущениями. Сначала он не понял, где находится, но, когда увидел гарпунную пушку, понял, что на рабочем месте. Внутри все горело и ужас, как хотелось выпить.

Гарпунер посмотрел по сторонам, надеясь увидеть поблизости бутылку, но ничего не нашел. Все вокруг сверкало чистотой, и сам Каспар, как оказалось, лежал на застеленном белоснежным бельем матрасе.

Он с трудом поднялся с постели и на слабых ногах прошел до арсенала. Открыл двери, но и там не обнаружил заначки.

"Значит, вчера выжрал все... - заключил Каспар и поскреб успевшую отрасти щетину. - Или не вчера? Сколько я здесь провалялся?"

Неожиданно он обнаружил на себе новую полосатую пижаму. Уже года три он таскал ее в сундуке, но подходящего случая, чтобы надеть ее, не было. По большей части Каспар спал прямо в одежде.

"Неужели я сам надел эту пижаму?" - с сомнением подумал он.

В этот момент дверь в гарпунерскую открылась, и появился Шиллер, державший в руках выстиранную и выглаженную робу своего наставника.

- О, юнга! - обрадовался Каспар. - Мне нужно чего-нибудь выпить срочно!..

- Конечно, сэр, - кивнул Шиллер и протянул Каспару бутылку.

- Молодец, пацан! - Старый гарпунер схватил бутылку трясущимися руками и, запрокинув голову, сделал несколько жадных глотков. Потом оторвался от горлышка, почмокал губами и недоуменно посмотрел на этикетку.

- Что за дрянь ты здесь намешал? Хочешь отравить старого Изи Каспара? Ну-ка дай мне "панки"!

- Только после того, сэр, как вы допьете это лекарство, - невозмутимо ответил юнга и показал Каспару на бутылку со спиртным.

- Не смей ставить мне условия, щенок. Еще не хватало, чтобы я - Изи Каспар, шел на поводу у сопливого мальчишки. Давай сюда "панку"!

- Сначала вы допьете лекарство, сэр, а потом я дам вам спиртное, - не сдавался юнга.

Старый пьяница соображал целую минуту, чтобы принять какое-нибудь решение. Наконец он покорно вздохнул и сделал из бутылки несколько глотков.

- Ох и дрянь же ты мне подсунул, - скривился Каспар. - Однажды на Ли-Чекере я на спор выпил стакан мочи пятнистого носорога. Так вот эта твоя дрянь, - Каспар поболтал содержимое бутылки, - будет покруче той мочи. Гарпунер снова тяжко вздохнул и, дотронувшись до живота, сказал: - Слушай, может, хватит - сил больше нет терпеть. Мне уже худо. Я сейчас здесь все заблюю.

- Ничего страшного, сэр. Я взял с собой пластиковый мешок.

В этот момент рвотная судорога переломила тело Каспара пополам, но Шиллер, проворно подскочив к нему, подставил мешок.

Через минуту все закончилось, и юнга уложил обессиленного гарпунера в постель.

- Гадский Шиллинг, чего ты мне подсунул? - вяло выругался гарпунер.

- Не Шиллинг, а Шиллер, сэр. И вообще, ведите себя прилично, ведь это я убирал ваши нечистоты, мыл вас и застилал постель.

- А я тебя и не просил. Мне и так хорошо было, - огрызнулся Каспар.

- И капитан приходил - видел, в каком вы состоянии.

- А вот это хреново. Теперь меня и отсюда погонят. Хорошо хоть стрелять не нужно было...

- Нужно было, - сказал Шиллер.

- Что?! Я сорвал охоту? - вскочил Изи. Для старого гарпунера это было самым большим позором. Он мог проспать в луже фекалий целые сутки и после этого не чувствовать себя виноватым, но подвести весь экипаж!..

- Да, сэр. Вы были невменяемы, и стрелять пришлось мне.

- Тебе?! - еще сильнее удивился Каспар. - И что?

- К сожалению, наш медленный гарпун обогнали, но все равно, мне удалось подстрелить обломок астероида! - похвалился Шиллер.

- Ты подстрелил обломок? - не поверил гарпунер.

- Представьте, сэр. Причем в зоне гравитационных аномалий.

- Ну, парень, - после некоторого молчания сказал Каспар, - в таком случае ты просто гений.

- Гений или нет, но получил от капитана Крепса пятьсот кредитов. Всем дали по триста, а мне пятьсот.

- Займи сотню, Шринкер. Пожалей старого Изи Каспара.

- Запомните, мистер гарпунщик, меня зовут не Шринкер, не Шиллинг и даже не Шредингер, а Шиллер. Эдуард Шиллер. Вам понятно?

- Конечно, Эдди, - быстро кивнул Каспар. - Дай сотню, а?..

Юнга вздохнул и сказал:

- И рад бы, сэр, да не могу. Мои деньги вот на этой карточке. - И Эдди продемонстрировал старому пьянице новенькую карточку.

- Э, парень, да тебя просто-напросто обманули, - скорчил всезнающую физиономию Каспар.

- Это почему?

- Эта карточка действительна только для заведений, принадлежащих "Айк-Металл",

- А разве у меня есть выбор? Через два часа "Трезор" отправится на новый "сити", принадлежащий "Айк-Металл". Там я и потрачу свои деньги.

- Что, все пятьсот монет?

- А почему нет? - улыбнулся Эдди Шиллер. Он знал, что Каспар попросит купить выпивки, но юнге было интересно, как он это сделает.

- Да там и тратить негде, - с деланным безразличием махнул рукой гарпунщик.

- Ну почему же? "Сити" очень большой.

- Ха!.. Большой. Тоже мне Вавилон! - ухмыльнулся Каспар. - На девок, что ль, будешь тратиться?

- И на девок тоже.

- И на выпивку? - задал Изи свой главный вопрос.

- Сколько вам привезти, сэр? - сжалился наконец Шиллер.

- Спасибо, родной мой, - едва не прослезился Изи Каспар. - Ну я, конечно, не лошадь - одного галлона мне хватит.

- Галлона не обещаю, но, так уж и быть, пару бутылок привезу.

9

Катер "Трезор" очередной раз облетел громаду "Айк-Металл", пока наконец ему не сообщили место парковки. Сидящий за штурвалом Миллард покривился и сказал:

- Ишь, сволочи, паркуют возле самого завода.

- Понятное дело, ~ кивнул Гарман, - мы не те клиенты, что прибывают в прогулочных яхтах. Сколько, к примеру, стоит вон тот летающий дворец?

- Сто тысяч! - выпалил Бонус.

- Сто тысяч, - передразнил Бонуса механик Райх. - Миллиона три - не меньше.

- Иди ты, - поразился Гарман.

Перед носом "Трезора" проскочил полицейский уиндер, и Миллард, ругнувшись, включил торможение. Сидевшие в креслах пассажиры едва не попадали на пол:

- Эй, Гэс! Не дрова везешь! - крикнул Бонус, потирая ушибленный бок.

- А кому я по сто раз говорю: "Пристегните ремни"? - огрызнулся Миллард.

- Все в порядке, Гэс, - примирительно заявил Райх, держась за голову. Действительно, надо было пристегнуться.

- Эти полицейские совсем обнаглели, - сказал Шкиза, давно искавший случая высказаться. - Мой брат, он торгует редкими животными, так вот он мне рассказывал...

- Эй, глядите, какой-то придурок прет прямо на мусорную пушку... - перебил Шкизу Фриц Спилберг, и все сразу прилипли к иллюминаторам. Действительно, довольно большой грузовик пересекал зону отстрела отходов.

- Наверное, капитан нажрался как свинья, - предположил Бонус.

- Ага, и помощник тоже, - добавил Гарман, покосившись на Шкизу.

- Сейчас ка-ак долбанет...

- И прощай развлечения, - прогундосил Леон-Очкарик, которому в качестве компенсации за избиение капитан выдал лишние пятьдесят кредитов.

- Почему это? - повернулся к Леону Гарман.

- В мусорной капсуле полным-полно "SXX" - кристаллов. Если они осядут на корпус "Айк-Металл", он проживет не более месяца. Потом рассыплется в труху.

- Не каркай, умник, - посоветовал Райх.

- Да. Мы еще не прокутили наши денежки! - подал голос Бонус, которому наскучило смотреть на заблудившийся грузовик. - А за удачу спасибо юнге, - и Бонус дружески подмигнул сидящему в самом углу Шиллеру.

- Садитесь на места! Сейчас будет касание, - объявил Миллард Катер развернулся боком и довольно чувствительно приложился к причалу. Гарман слетел со своего кресла и ударился об пол.

- Миллард, ты же сказал "касание"!

- А я что, виноват, что они на причал демпферы не ставят? Выметайтесь скорее, мне еще за капитаном рейс делать.

Послышалось шипение переходного шлюза, и команда "Примы" поднялась со своих мест. Предчувствуя веселый отдых и развлечения, матросы радостно улыбались и, поторапливая друг друга, продвигались к выходу.

10

Эдди Шиллер озадаченно смотрел по сторонам, не зная, куда ему податься. Все матросы уже разошлись, и он остался в полном одиночестве.

- Эй, Шиллер! Ты чего головой вертишь? - возле Эдди материализовался Бонус.

- Да вот, думаю, куда пойти.

- Чего тут думать, юнга? Пошли со мной к бабам.

- В бордель, что ли? - Шиллер сделал вид, что не понял. Идти к проституткам он боялся

- Ты чего испугался? Ни разу не трахался, что ли?! - радостно заулыбался Бонус

- Да не кричи ты так, - посмотрел по сторонам Эдди. Ему казалось, что все на него оборачиваются.

- Не обращай внимания - здесь все заняты только собой. Пойдем со мной, парень, и я найду тебе девочек, которые тебя всему научат. - Бонус неожиданно сделал ногами несколько танцевальных "па" и пропел: - "Не мо-жешь - нау-чат, не хо-чешь - заста-вят!" - И, довольный собственной шуткой, громко рассмеялся.

- Хорошо-хорошо, пойдем в бордель, - поспешно согласился Шиллер, опасаясь, что Бонус полностью потеряет над собой контроль.

Они пошли по широкому коридору, по обе стороны которого красовались стеклянные двери с надписями вроде: "Бинго - проиграйся и умри!" или "Пей, но не блюй!". Особенно Эдди Шиллера заинтересовала надпись "Кусаки Кнагера блюдо из тех, кого не жалко".

По коридору во всех направлениях двигались люди. В основном это были подвыпившие матросы с промысловых судов. Почти все они были с проститутками.

Эдди заглядывал в лицо каждой из встречных женщин, и от понимания того факта, что он мог купить любую из них, у него перехватывало дыхание.

Бонус продолжал проталкиваться сквозь толпу гуляющих и отчаянно вертел головой.

- Ну где же здесь бордели? - постоянно повторял он.

- Послушай, а сколько может стоить такая женщина? - спросил Шиллер, осторожно кивнув в сторону крашеной блондинки. Она стояла у стены и взасос целовалась с военным моряком.

- Такая? - Бонус оценивающе склонил голову набок и сказал: - Пятьдесят кредитов, я думаю.

- Так дешево? - удивился Эдди.

- Ни хрена себе дешево! Да на Райесе мы за десять кредитов таких телок подбирали, что ого-го. Ладно, юнга, пошли дальше. На этих нечего смотреть, они уже заняты. О, вот у кого мы сейчас спросим - и, заработав локтями, Бонус начал пробиваться к охранному посту. Там в прозрачной пластиковой будке стоял здоровенный охранник. Он угрюмо жевал зубочистку и был похож на посаженную в клетку гориллу.

- Сэр! - Бонус просунул в окошко свою улыбающуюся физиономию. - Сэр, я могу задать вопрос?

Охранник повернул голову на звук и с минуту изучал Бонуса, затем наконец разомкнул свои бульдожьи челюсти и сказал:

- Можешь.

- Спасибо, сэр. Как нам пройти в бордель?

Снова последовала длинная пауза. Эдди показалось, что охранник решал сразу оторвать Бонусу голову или сначала удавить его.

- На бабу потянуло? - выдал охранник.

- Да, сэр. Возникла необходимость.

- Прямо по коридору и на лифте вниз - два этажа. Там и будет вам улица "красных фонарей". Как говорится: "Получите и распишитесь".

- Спасибо, сэр, - еще раз поблагодарил Бонус и уже собрался уходить, когда охранник добавил:

- Только поздно вы собрались, ребята.

- Почему? - насторожился Бонус.

- Потому, что нормальных уже разобрали и остались только покалеченные.

- Что значит "покалеченные"?

- Ну там без глаза, одноногие.

- Эй, Бонус, я туда не пойду, - заявил Эдди Шиллер.

- Да он шутит, Шиллер... Мистер охранник шутит.

- Ты думаешь? - уточнил Эдди, но Бонус уже тащил его к лифту, и вместе с очередной партией ищущих приключений мужчин они оказались на этаже "красных фонарей".

11

Насвистывая бравурную мелодию, Бонус спустился в холл и увидел юнгу Шиллера. Тот сидел возле столика, заваленного порнографическими журналами, и смотрел куда-то вдаль, за стены борделя.

- Ты уже здесь, парень? Ну как, понравилось?

- Да... - после некоторой паузы ответил Эдди. - Очень понравилось и...

- Что "и"?

- Наверное, я бы на такой женщине женился.

- Что?! Ты чего, юнга? Совсем того? Ну-ка пошли отсюда.

Бонус подхватил Эдди под руку и вывел его за дверь.

- Теперь нам самое время выпить. У меня этот пункт всегда стоит пол номером "два", - пояснил Бонус. - Сначала бабы, а потом выпивка. Но ни в коем случае не наоборот. Ты меня понимаешь?

- Кажется, понимаю, - все еще как-то заторможенно ответил Эдди.

- Хотя некоторые предпочитают наоборот - нажрутся как свиньи, а потом, проспавшись, слушают враки проституток. И выкладывают тройной тариф. Ты, кстати, сколько заплатил?

- Что?

- Я спрашиваю, сколько с тебя взяли в борделе?

- Восемьдесят кредитов.

- Сколько? Восемьдесят кредитов? Почему так много?

- Ну, сначала я заплатил сорок, но потом она спросила: "Тебе было хорошо?", а я сказал: "Да". Тогда она сказала, что за "хорошо" можно заплатить и еще раз, тем более что у меня на карточке куча монет.

Бонус, едва не задохнувшись от возмущения, встал поперек людского потока и начал выговаривать Эдди:

- Послушай, юнга, впредь будь с этими стервами очень внимателен! Если будет возможность, они разденут тебя до нитки. Понял? Нет никого подлее, чем те, кто продает свое тело.

- А Каспар говорил, что подлее проституток только журналисты, - неожиданно заявил Шиллер.

- Это почему же?

- А у него то ли дочь, то ли жена сбежала с журналистом.

- Ну тогда понятно. Эй, полегче! - крикнул Бонус пьяному толстяку, который с трудом перемещался от стенки до стенки.

- А? - не понял толстяк и остановился. При этом он тут же потерял равновесие и начал падать на Бонуса.

- Держи его, Шиллер! Держи! А то он нас раздавит!

Прилагая неимоверные усилия, Эдди и Бонус перетащили пьяного к стене и прислонили его, будто это был шкаф.

- Все, пошли отсюда, - сказал Бонус, вытирая со лба пот. - Я знаю здесь неплохое местечко - "Принц и нищий".

- Какое странное название! - удивился Эдди.

- Ничего странного. Сейчас ты все поймешь сам.

Через полчаса блуждания по заполненным людьми коридорам Бонус привел Шиллера к входу в бар "Принц и нищий".

12

Табачный дым стоял до самого потолка. В двух противоположных углах огромного зала играли два разных оркестра. Под их музыку танцевало всего несколько пар, несмотря на то, что посетителей в зале было едва ли не полтысячи человек.

Двигаясь вслед за всезнающим Бонусом, Эдди наконец понял смысл названия бара - примерно треть его площади занимали столики для богатых клиентов.

Обстановка в элитной части бара выглядела очень роскошно, и даже уровень пола там был выше остального зала на целую ступеньку. Никаких стенок и перегородок, разделяющих два социальных уровня посетителей, в зале не было, однако несколько находящихся в тени охранников в любой момент были готовы пресечь "нарушение границы".

Кроме охранников, столики в дорогой части бара "защищали" и высокие цены, вчетверо, а то и впятеро превышавшие цены в зале для простого народа. "Принц и нищий" был тем местом, где богатые в спокойной и безопасной обстановке, как в зоопарке, могли посмотреть на веселящийся плебс.

- Давай ближе к стене! - едва перекрикивая стоящий вокруг шум, скомандовал Бонус. - Я вижу ребят из нашего экипажа!

Вскоре и Шиллер заметил знакомые лица. Там были Райх, Гарман, Фриц Спилберг и Шкиза.

- Ну как твои девочки, Бонус? - спросил Гарман. По тому, как блестели его глаза. Шиллер понял, что Лойд укололся.

- Все нормально. Девочки в норме - вон даже юнга приобщился к настоящему мужскому спорту, - кивнул на Эдди Бонус.

- Какой из него спортсмен? Он и ходит-то еле-еле, - заметил Райх, сминая в руках пустую пивную банку. - Мал еще.

- Что ты... имеешь в..... виду под сло... вом "мал"? - улыбаясь, спросил Шкиза. Он с трудом удерживал свой взгляд на Шиллере и громко икал.

- "Мал" - значит совсем мал и никуда не годится. - пояснил Райх и положил в рот целый ворох соленой соломки. При этом ему в рот попал кусок упаковки, однако механик этого не заметил и продолжал хмуро смотреть на юнгу.

- О, вон Миллард и капитан появились, - заметил Гарман. - Помаши им рукой, Шиллер, а то они упрутся в другую сторону.

- Зачем нам здесь капитан? Мне его рожа и на корабле надоела, - пробурчал механик.

Гарман осуждающе посмотрел на него и отчитал как ребенка:

- Почему ты такой злой, Райх? Не нужно быть злым, дружище, ведь мы все здесь друзья, понимаешь? Ты понимаешь меня? Вот Бонус - он не злой, и Фриц тоже не злой. И я не злой, а вот ты...

- Если бы ты не наширялся, Гарман, ты бы тоже был злым, - возразил Райх.

- Так наширяйся и ты, Райх. Хочешь, я тебя угощу? У меня с собой и шприц есть.

- Да пошел ты, - ругнулся Райх и проглотил разжеванный пластик.

Миллард подошел к столику и, не говоря ни слова, залпом выпил "панку" из стакана Гармана.

- Мог бы и спросить, Гэс, - заметил Гарман.

- А ты что, не дал бы? - посмотрел на него Миллард.

- Конечно, дал бы...

- Ну тогда все в порядке, - пожал плечами Гэс Миллард.

- Привет, ребята, - поздоровался капитан.

- Присаживайтесь, сэр, - встал со своего места Спилберг.

- Нет-нет, Фриц, спасибо. Я сейчас ухожу. - Капитан повернулся в сторону элитной части зала и сказал: - А вон и наши оппоненты.

Все посмотрели туда, куда показал капитан, и увидели рассаживающихся за столики людей. Это был капитан "Калигулы" Микеле Байк вместе со своей свитой. Их было не меньше двенадцати человек, и они заняли три столика.

- Ого, целых три столика, и за каждый по две сотни, - сказал Гарман.

- За что по две сотни? - заплетающимся языком спросил Шкиза.

- Только за то, что сели. Безо всякой выпивки.

- Вот, сволочи. Мы тут, может, последние сухари доедаем, а они...

- Вы с ними поосторожнее, ребята, - предупредил капитан. - У них и так на нас зуб за этот кусок. Это настоящие бандиты, причем богатые бандиты. А богатый бандит чувствует себя безнаказанным.

О людях Микеле Байка на время забыли. Шиллер и Бонус сходили к стойке и принесли еще выпивки и легкой закуски. Капитан Крепе выпил и уже забыл, куда собирался идти.

- Сэр, они идут сюда, - сказал Бонус, указывая за спину капитана.

- Кто "они"?

- Люди Фельдшера.

Грубо расталкивая посетителей бара, все двенадцать человек направлялись в сторону столика, за которым сидел капитан Крепе и его матросы.

Микеле Байк, по кличке Фельдшер, шел чуть позади своих слуг, расчищавших для босса дорогу.

Когда до команды "Примы" осталось несколько шагов, свита Байка расступилась, и вперед вышел сам Микеле.

- Приветствую удачливых охотников, - сказал он и изобразил на лице кривоватую улыбку.

- Для тебя охота была не менее удачной, Байк, - заметил Крепе.

- Да, охота была удачной, но... Одно маленькое "но"! Ты украл часть моей добычи, Крепе, и это сильно меня огорчило.

- Не слишком большой повод для огорчения при твоих-то доходах.

- Ты что, считаешь деньги в моем кармане? А может, я гуляю на последние? Короче так, - Фельдшер подошел к Крепсу и взял его за пуговицу, - за то, что ты загарпунил мой кусок, я налагаю на тебя штраф.

- Я действовал в рамках закона, Байк, и Главный Арбитр...

- К черту Главного Арбитра! - перебил Крепса Фельдшер и резким движением оторвал у Крепса пуговицу, а затем бросил ее одному из своих людей. - Проверь на крепость, Дрейк.

Тот, кого Байк назвал Дрейком, кинул пуговицу в рот и с треском разгрыз ее, как будто это был орех.

Упреждая реакцию Крепса. Фельдшер отскочил назад и спрятался за спинами своих телохранителей.

- Ну-ка, "волки", размажьте их по стенам! - приказал он.

"Волки" выхватили ножи и бросились на матросов "Примы"

Фриц Спилберг мгновенно перевернул стол, и вся его сервировка посыпалась на упавшего Шкизу.

- Наших бьют! - заорал Бонус и спрятался за Райхом.

Гарман начал швыряться бутылками, а Миллард сцепился с Дрейком, и они повалились на пол.

Визгливо закричали проститутки, однако охранники элитной части зала не покинули своих мест, поскольку их клиентам ничего не угрожало.

К людям Фельдшера подошло подкрепление, и они стали сильно теснить матросов "Примы".

Миллард злобно ругался и пинал противников своими тяжелыми ботинками. Гармана ранили в плечо, но он яростно отбивался горлышком от бутылки. Даже Бонус рвал зубами чье-то ухо, и его жертва - бритоголовый качок, орал, как подпаленная свинья.

Отдельную войну вел механик Райх. Вооружившись ножкой от стола, он бил всех, кто попадался на его пути. Жившая в Райхе злоба все никак не кончалась, и он продолжал избивать правых и виноватых, рассыпая удары во все стороны.

Один только Эдди Шиллер не участвовал в драке. Враги не воспринимали его как бойца и не обращали на него внимания. Юнга пытался хоть как-то помочь своим, но его оттолкнули в сторону, и он попал под ноги мечущихся в панике проституток.

Неожиданно прогремели два выстрела, и в зале тотчас появились охранники.

- Прекратить драку! Немедленно! - раздался усиленный мегафоном голос. Кто стрелял?

Телохранители Фельдшера мгновенно ретировались, прихватив с собой своих раненых. Они просочились через ряды угрюмых охранников, и их никто не задержал.

- Ага, так, значит, это вы затеяли драку, да еще со стрельбой? - грозно просил полицейский сержант.

Однако ему никто не ответил.

Гарман сидел у стены и, зажимая рану в плече, тупо смотрел перед собой. Миллард прикладывал, к рассеченной щеке разорванную майку, а Бонус судорожно всхлипывал и размазывал кровь по разбитому лицу.

- Заберите у этого дубину, - приказал сержант, указывая на механика Райха, продолжавшего стоять возле стойки в той же оборонительной позе. Рукава его рубашки оказались оторваны и на предплечье красовалась вытатуированная надпись: "Поймаю - убью".

- Отдай дубину, дурак! - потребовал полицейский, но механик только тяжело дышал и бросав по сторонам безумные взгляды.

- Сэр, он, кажется, того, - сказал полицейский обращаясь к сержанту, крыша поехала.

- Э, да у них здесь трупы! - сказал один из полицейских, сдвигая обломки мебели с тел Крепса и одного из людей Фельдшера.

В груди капитана "Примы" торчал нож, а его руки застыли на горле врага, которого он, умирая, сумел утащить с собой.

- Убийство, - сказал сержант. - Всех участников драки я забираю в участок. Крайчек!

- Да, сэр. - Подскочил к сержанту полицейский.

- Поднимайте тех, кто не может идти, и тащите их в участок. Пусть доктор окажет им помощь, а потом я приду, и мы всех допросим.

- Понял, сэр, - кивнул Крайчек, и полицейские стали поднимать избитых матросов с пола.

13

Голубоватое пламя светильника едва освещало стены и обстановку каюты. На единственном стуле в напряженной позе сидел человек. Он смотрел прямо перед собой в самый темный угол, куда не попадал свет тусклого светильника.

Картины сменялись одна другой. То это было бегущее стадо диких буйволов, то взлетающая стая розовых птиц, то атакующие льва гиены. Но все бьшо не то. Одарес продолжал всматриваться в даль, ожидая того, единственно нужного видения - "где?" и "когда?"

"Право!" - Одарес всем телом почувствовал эту легкую, но вполне отчетливую вибрацию.

- Право! - повторил "нюхач", и само собой в его голове родилось продолжение. - Право, три градуса, пятнадцать секунд. Дистанция - пять тысяч пятьсот четыре.

Дежурящий под дверью каюты матрос тотчас передал услышанное в капитанскую рубку. "Китобой" мгновенно повиновался и встал на новый курс.

- Пока не увижу астероид - не поверю, - сказал Кроуфорд.

- Ты говорил это десятки раз, - заметил капитан Макриди.

- Да, - кивнул помощник, - и всякий раз я отказываюсь верить \ во все происходящее с нами.

- Нам лучше подумать о том, как сохранить голову.

- То есть?

- За такого "нюхача", как Одарес, некоторые люди готовы положить тысячу жизней.

- Неужели это так серьезно, сэр?

- Более чем серьезно. Вспомни - когда все помчались на поимку "дикаря", мы отправились на плановую охоту. Теперь об этом знают все. Внимание, Ник!

Радар пискнул и нарисовал на экране контуры астероида.

- Свыше четырех тысяч тонн, - сказал капитан, оценивая массу добычи на глаз. - Ну как, поверил?

- Да, сэр. Сейчас поверил, но в следующий раз снова буду сомневаться.

- Клаус! - позвал капитан.

В рубке появился дежурный матрос.

- Скажи Одаресу - пусть отдыхает. И позови ко мне боцмана.

Клаус исчез, и через минуту появился боцман Пелитье:

- Звали, сэр?

- Да, Андрэ, звал. На этот раз "камушек" тяжелый, поэтому пусть стропальщики возьмут новые тросы.

- Из той бухты, что брали в порту Габона?

- Именно. И еще одно.

- Слушаю, сэр.

- Андрэ, кто из наших людей умеет стрелять?

- Каневич, Лацис, Беккер и Линникер - все они когда-то были в наемниках. А в чем дело, сэр?

- Да это я так - на будущее.

Раздался выстрел гарпунной пушки, но это было только выполнением формальностей, поскольку никаких других кораблей поблизости не было.

- Даже скучно как-то, - заметил помощник. - Как в магазине.

- Да, Одарес не делает ошибок, если не устает. Но мы его и не напрягаем. Он работает, только когда может. Я знал много хороших "нюхачей", которые потеряли свой нюх из-за жадности капитанов. Им все было мало - давай, давай. А специалиста нужно беречь. Помнишь, Одарес не работал три недели, но я ему не сказал ни слова. И что же? В первый же заход он привел к "четырехтысячнику".

Заработали лебедки, и, когда тросы натянулись, корабль слегка тряхнуло. В коридоре раздались топот и возбужденные голоса - команда стропальщиков шла снимать тяжелые скафандры.

- Ну что? Вызвать буксир? - спросил Кроуфорд.

- Конечно, добыча схвачена, теперь дело за тягачом.

Помощник набрал код службы доставки "Айк-Металл", и голос диспетчера ответил:

- "Айк-Металл-доставка", диспетчер Хорн слушает.

- Говорит "Китобой", хотим сдать вам камушек.

- Ну, ребята, вы нас просто загоняли. Два дня назад притащили один, а теперь и второй. Другие экипажи тратят на это дело пару недель, да и то собирают мелочь, а вы...

- Короче, вы отказываетесь брать?

- Это что, шутка? А куда вы повезете товар, если не к нам? - Это была чистая правда. "Айк-Металл" был монополистом и, пользуясь этим, покупал сырье по заниженным ценам.

- Повезем к "Глисс и К°", - соврал Кроуфорд, - правда, это чуть подальше, зато цены там повыше.

На другом конце воцарилась тишина. Наконец диспетчер пришел в себя и забормотал:

- Все нормально, ребята. Какой тягач вам нужен?

- У нас больше четырех тысяч.

- Ну, "леди" будет слабоват. Передавайте на компорт ваши координаты и ждите "мановар".

- Спасибо, диспетчер Хорн. До свидания.

- Э, одну минуту, сэр. Как, вы сказали, называется та фирма?

- "Глисс и К°".

- Спасибо, сэр, - поблагодарил диспетчер

- Пожалуйста, - вежливо отозвался Кроуфорд и отключил связь.

- Зачем ты ему соврал? Он же теперь всю администрацию на уши поставит, и все будут искать эту несуществующую компанию.

- Ничего страшного, сэр. Пусть побегают, а то они слишком много себе позволяют, - сказал Кроуфорд и начал передавать координаты местонахождения "Китобоя". Через несколько секунд компьютер зарегистрировал отзыв - координаты приняты.

В ожидании тягача Кроуфорд и капитан Макриди обсудили ценовую политику "Айк-Металл" и воинственные заявления Нового Востока.

- Я думаю, сэр, что будет война.

- Почему это?

- Посудите сами. Первый правитель Нового Востока - Абдулла IV присоединил к своей империи восемь миров. Второй правитель - Хасан II завоевал еще пять, третий правитель - Реваз Великий, который убил принца Рихима и захватил трон, завоевал планеты Ордена Масе и захватил сырьевой район WET-134. Теперь на троне Нового Востока Джон Ясноликий. Ему минуло двадцать девять лет, но он еще не развязал ни одной сколько-нибудь серьезной войны. Мелкие стычки не в счет.

- И ты считаешь, что теперь он начнет войну с Промышленным Союзом?

- Промышленный Союз слишком сильный противник. Император Джон может ударить по остаткам империи Финх-Недд.

- Я думаю, что ему сподручнее напасть на Ученый Дом.

- Это невозможно. Ученый Дом поставляет императору Джону новейшие технологии, - возразил Кроуфорд. - Вот если бы...

Его прервал вырвавшийся из динамиков недовольный голос водителя тягача:

- Эй, на "Китобое", вы чего там, уснули? Куда мне ехать-то? Где координаты?

Капитан и помощник переглянулись. После этого Кроуфорд взял микрофон и ответил:

- Я "Китобой", извини, браток - накладочка вышла. Принимай цифры: "север" - 10-14-47.

- Окей, "Китобой", вас понял. Ждите через два часа, - пообещал водитель тягача и отключился.

- Кто же тогда принял наши координаты в первый раз? - задал вопрос капитан Макриди. Кроуфорд только пожал плечами.

- Клаус! - снова позвал капитан.

- Да, сэр, - явился на зов Клаус.

- Зови сюда боцмана, Каневича, Лациса, Беккера и...

- Линникера, - подсказал Кроуфорд.

- Да, - подтвердил капитан, - и Линникера тоже.

Спустя минуту все вызванные пришли в рубку.

- Кто-то перехватил наши координаты, - начал капитан. - Возможно, произошла ошибка, но, может, и нет. Короче, к нам могут прибыть непрошеные гости. На случай абордажа вам выдадут оружие.

- Я не понял, босс, - подал голос Каневич, - они хотят наш астероид?

- Боюсь, что нет.

- А тогда чего же им надо?

- У нас на борту есть значительно более ценная вещь.

- Наш "нюхач", - догадался Линникер.

- Да, - кивнул капитан, - вот поэтому, если произойдет нападение, то это будет абордаж. Вам, как людям бывалым, боцман выдаст оружие. На остальных членов экипажа я не очень-то надеюсь.

- Когда ожидать нападения, сэр? - спросил боцман.

- Не знаю, Андрэ.

В этот момент запищал радар, предупреждая об обнаружении неизвестного объекта.

- Боцман, быстро раздать оружие! - приказал капитан и кинулся к экрану радара.

Метка была небольшой, но она двигалась очень быстро и уверенно держала курс прямо на "Китобой".

- Спешат, - сказал помощник.

- Да, хотят управиться до появления тягача.

- Куда они пристанут?

- Брюхо у нас прикрыто астероидом. Скорее всего, на борт - удобно вскрывать, легко выходить да и коммуникаций там немного.

- Тогда вопрос - какой борт?

- Сейчас узнаем, - ответил капитан, глядя на все увеличивающуюся в размерах метку. Когда агрессор оказался совсем рядом, включился сканер, и на экране появилось изображение судна.

По виду оно напоминало черепаху, на "панцире" которой стояли новейшие двигатели на ионной тяге. Приблизившись к корпусу "Китобоя", судно выпустило реверсные струи и начало тормозить.

Покрутившись вокруг корабля, словно надоедливая муха, "черепашка" двинулась к левому борту.

- Побежали! - скомандовал капитан, и они с Кроуфордом понеслись по корабельным ярусам.

Когда они прибежали в левый коридор, там уже находились четыре вооруженных матроса, боцман и два ремонтника. Боцман ощупывал руками стену, а рабочие держали наготове длинные шланги, уходящие в большую емкость, напоминающую сосуд Дьюара.

- Что в бочке? - спросил боцмана запыхавшийся Кроуфорд.

- Пока все тихо, - сказал тот, продолжая стоять на четвереньках. - А в сосуде жидкий азот, сэр. Как только они начнут резать борт, мы начнем его охлаждать. Они греют, мы охлаждаем.

- Молодей, боцман. Здорово придумал, - похвалил его капитан.

По борту что-то негромко стукнуло.

- Ага - дугу устанавливают. Ай-яй! - отдернул руку Пелитье. - Давайте сюда, ребята!

Один из рабочих подбежал ближе и выпустил на стену струю жидкого азота. Весь коридор заполнился молочным туманом, а по ногам пробежал арктический холод. Однако нужный эффект был достигнут, и большой участок стены покрылся инеем. Прямо посередине заиндевевшего пятна начала появляться первая проталинка. Она росла и увеличивалась в размерах, пока наконец от нее не пошел пар.

- Давай еще, - скомандовал боцман, и снова весь коридор заволокло молочным туманом

- У нас еще много азота? - спросил капитан второго рабочего.

- Еще одна бочка, сэр, - ответил тот.

- На сколько мы это все растянем?

- Если лить, как сейчас, то около часа, сэр. Может быть, чуть больше.

Капитан подумал, что хорошо было бы продержаться до прибытия тягача,

"Только чем он нам поможет? Пушек у него нет. Стоп! Пушка!" Обрадовавшись пришедшей ему в голову мысли, капитан крикнул в конец коридора:

- Эй, кто-нибудь, позовите Кухарда!

- Я уже здесь! - отозвался тот и выскочил из-за рассеивающихся паров азота.

- Джозеф, нужна твоя помощь! Срочно беги в левую кабину и посмотри, можно ли попасть гарпуном в эту тварь!

- Я уже смотрел, сэр. Попасть можно, только нужно сломать поворотный ограничитель, а он стоит больших денег.

- Ломай немедленно и стреляй! Бегом! - И капитан что есть силы толкнул повернувшегося гарпунщика в спину. От сильного толчка Кухард едва не растянулся на полу, однако устоял на ногах и, не теряя приданного ему ускорения, скрылся в тумане.

- Ну что там? - спросил капитан, повернувшись к боцману.

- Дуга не гудит, сэр. Но может так случиться, что они придумают другую гадость.

Противное жужжание, отдававшееся по всей стене, подтвердило опасение Пелитье.

- Это алмазная турбина, сэр! - крикнул один из ремонтников. - Через двадцать секунд они вскроют борт.

Четверка вооруженных ветеранов решительно двинулась к стене. В этот момент раздался выстрел гарпунной пушки, и жужжание прекратилось. Через десять секунд Кухард выстрелил еще раз.

- Сэр! Сэр, они отцепились от нас! - закричал прибежавший из рубки Клаус. - После второю выстрела они отошли от борта.

- Ура, мы победили! - объявил Кроуфорд. Однако не успел он это произнести, как стук магнитных захватов послышался ближе к хвосту.

- Вот сволочи - они просто пересели в более безопасное место, - сказал боцман. - Ребята, тащите туда азот... Хотя стойте, не надо. Теперь они сразу начнут с турбины.

В кармане у капитана запищала рация.

- Макриди слушает! - закричал в трубку капитан, думая, что на открытой волне с ним связываются пираты.

- Капитан, как будем камень крепить - "крестом" или "восьмеркой"?

- Кто это? - не понял капитан.

- Вот те раз. А вы кого ждали? Я борт "1476" - тягач "мановар".

- Слушай, парень, у нас к левому борту присосалась какая-то дрянь. Видишь?

- Да, что-то вроде черепахи.

- Ты не мог бы ее раздавить?

- А что это за штуковина? - подозрительно спросил водитель тягача.

- Что-то вроде "магнитного мусорщика", - соврал капитан.

- Тысяча монет.

- Окей, я согласен.

- Ну тогда, ребята, держитесь. Только давить я его не буду, а то он у вас в трюме окажется. Попробую его срезать.

- Тебе виднее.

Угловатый корпус "мановара" медленно развернулся и двинулся вдоль линии борта "Китобоя".

Кэдди Янгер сидел в кабине и радостно подпрыгивал на своем месте, радуясь, что нашел такую легкую халтуру. По радио передавали его любимую песню "Три стройных ножки", и Кэдди, сделав музыку погромче, стал подпевать очень сексуальному голосу Трейси Фишер:

- И ты меня спроси-и-шь, ла-ла, каво я люби-ла-а, и сразу услыши-и-шь...

На дисплее выровнялись две красные линии. Это означало, что правый буфер пройдет в двадцати сантиметрах от борта "Китобоя".

- Кэдди все понял, - сказал сам себе водитель и дал двигателям полную тягу. "Мановар" завибрировал и начал набирать скорость.

- И ты меня спроси-и-шь, ла-ла, каво я... лю-била-а, и сразу услыши-и-шь...

Раздался громкий удар, и сорванная с борта "Китобоя" "черепашка", кувыркаясь, полетела в космос.

- Bay! Работа сделана! - крикнул Кэдди Янгер и включил открытую волну. Хозяин, дело сделано.

- Спасибо, друг. Ты нам здорово помог!

- Но вы должны мне "штуку", не забыли?

- Нет, парень, не забыл. Как только придем в "Айк-Металл", ты сразу получишь свои деньги.

14

Звездная карта занимала весь демонстрационный стол, и, чтобы достать указкой до того или другого ее участка, докладчик переходил с места на место.

- Вот здесь и здесь находятся основные форпосты Ученого Дома. Это Трент и Шеврон. На них базируются генераторные станции, питающие орбитальные "стопгварды". Если нанести удар по этим планетам и вывести из строя генераторные станции, ворота к мягкому телу Ученого Дома будут открыты.

- Но "стопгварды" ведь останутся боеспособными, - заметил император Джон.

- Да, сэр, - подтвердил адмирал Сайд-Шах, - но их эффективность уменьшится до двадцати процентов Флот Вашего Величества легко сомнет их, и в эту брешь мы пустим десантные боты.

- Хорошо, - кивнул император Джон, - Крайс, что говорят ваши расчеты? Сколько пехоты нужно для подавления сопротивления на планетах Любиц, Револьта и Крым?

- Мы делали расчет на четыре планеты. К тем, что вы назвали, Ваше Величество, мы добавляли Зиги-Боб.

- Хорошо, пусть будет четыре, - согласился император.

- Любиц и Револьта потребуют по двадцать миллионов пехоты. Хотя планеты и аграрные, но тамошние крестьяне очень драчливы. Едва ли они сдадутся просто так.

- Дальше.

- Крым населен не слишком плотно. Там будет достаточно пяти-шести миллионов, а вот Зиги-Боб потребует много ресурсов.

- А именно?

- Пятьдесят миллионов, Ваше Величество.

- Почему так много? Насколько я знаю, там в основном находятся исследовательские центры.

- Это так, Ваше Величество, но совсем недавно нам стало известно, что "Синий корпус", ускользнувший от флота вашего отца - Реваза Великого, оказался на Зиги-Боб. Ученый Дом нанял его для охраны, и можно не сомневаться, что солдаты Масе предпочтут смерть позору пленения войсками Вашего Величества.

- Да, - кивнул адмирал Саид-Шах, - Орден Масе будет драться до последнего

- Значит, мы должны подвергнуть Зиги бомбардировке, потому что лишних пятидесяти миллионов пехотинцев у меня нет. Все войска увязли в подавлении мятежей

Император Джон подошел к окну и посмотрел на мокнущий под дождем сад. Дожди на Эболе случались нечасто, но уж если начинались, то шли неделями.

- Есть мнение... - несмело начал Крайс.

- Говорите, - не оборачиваясь, разрешил Джон.

- Ваше Величество, если мы подвергнем бомбардировке Зиги-Боб, то уничтожим систему управления фортом Железная Голова.

- Вот новости, - повернулся к своим военачальникам император, - почему я обо всем узнаю последним, а, Пеккет?

Генерал Пеккет пожевал губами и сказал:

- Видите ли, Ваше Величество, мы получили весьма ценную информацию, но что из нее правда, а что нет..

- То есть, генерал, вы ждали, пока информация подтвердится?

- Точно так, Ваше Величество, - кивнул Пеккет.

- Откуда же взялись эти сведения?

- От перебежчика, Ваше Величество.

- Кто же он, этот перебежчик? Я бы хотел поговорить с ним.

Члены Военного совета переглянулись, и со своего места поднялся седой Фра Бендрес.

- Ваше Величество, я хотел бы предостеречь вас от этого шага, поскольку эта встреча может отразиться на безопасности империи

- Да вы меня просто заинтриговали, дорогой Фра! Теперь мне хочется увидеться с этим перебежчиком непременно. Кто он? Коитарский колдун или магрибский демон?

- Что-то вроде этого, - кивнул Бендрес. - Это Линда Бруэс.

- Линда Бруэс?! - переспросил император Джон. - Она жива?

- Да, Ваше Величество, жива... - нехотя ответил Фра Бендрес.

Император снова вернулся к окну и несколько минут смотрел на стекающие по оконному стеклу студеные струи. Пока он молчал, никто не произнес ни слова. Наконец император справился со своими эмоциями и. вернувшись к столу, сел на свое место.

- Так что там насчет Железной Головы, Крайс? Члены Военного совета облегченно вздохнули.

- Если мы захватим Зиги без бомбардировки, Ваше Величество, то форт Железная Голова окажется в наших руках.

- Это было бы очень хорошо, но где взять дополнительные пятьдесят миллионов пехоты? У нас есть пятьсот орбитальных бомбардировщиков, но у нас нет пехоты.

- Ваше Величество, - подал голос генерал Хорст, командир штурмовых судов-рейдеров, - Железная Голова - это готовая система космической безопасности. Стоит нам захватить Железную Голову и перевести на другое направление, и мы закроем практически любую брешь. Нам повезло, что "технологи" больше опасаются нападения со стороны Промышленного Союза. Если бы Ученый Дом выставил форт в нашем направлении, нам, увы, не пришлось бы даже думать о захвате нескольких планет.

- Я ничего не имею против, господа, - развел руками император Джон, давайте изыскивать возможности. Пока на Зиги не ступит нога наших пехотных соединений, о контроле над фортом не может быть и речи.

- Есть одна возможность, - подал голос Фра Бендрес.

- Какая? - спросил Джон.

- Адмирал знает об этом больше, - кивнул Фра в сторону Саид-Шаха.

- Прошу вас, адмирал.

- Дело в том, Ваше Величество, что...

Джон на миг отключился и перенесся на четырнадцать лет назад. Тогда он впервые встретился с Линдой. Она сразу очаровала молодого принца и почти полностью подчинила его себе.

Джон вспомнил первые поцелуи в увитой виноградом беседке. Первую ночь с Линдой. О, она в свои двадцать лет умела многое.

Молодой принц не мог прожить и часа без того, чтобы не видеть Линду. Ее длинные волосы и карие глаза заставляли замирать сердце любого мужчины, а уж что было говорить о наивном юноше, каким был тогда Джон.

- ...с другой стороны, глупо было бы упускать такую возможность, продолжал говорить адмирал.

Джон попытался сосредоточиться на том, что предлагал Саид-Шах, но воспоминания снова захватили его мысли.

Джон вспомнил разговор с отцом, когда тот сказал, что такая сильная привязанность будущего императора к женщине недопустима.

"Ты должен понимать, сын, что она тебе не пара. Ее отец обычный преподаватель баллистики".

Джон хотел быть послушным сыном и держался два дня, но в конце концов снова встретился с Линдой, и опять она истязала его своей горячей и умелой любовью.

Потом был первый удар. Ему донесли, что Линда встречается не только с ним. Назывались фамилии довольно высоких чинов империи, но когда Джон спросил об этом у девушки, она только засмеялась и легко перевела разговор на другую тему.

- ...но еще лучше, чем я, об этом расскажет инженер Том, - закончил свою речь адмирал, и император с ужасом обнаружил, что пропустил все сказанное адмиралом мимо ушей.

- Вы позволите его позвать. Ваше Величество? - спросил адмирал.

- А? Да, конечно, - поспешно согласился Джон, не совсем понимая, о ком идет речь. Адмирал нажал кнопку звонка, и часовые впустили в зал заседаний нового человека.

- Ваше Величество, уважаемые члены Военного совета, это и есть инженер Том Киббер, - представил гостя адмирал Саид-Шах. - Сержант, помогите господину инженеру.

Рослый гвардеец взял у Тома свернутые плакаты и развесил их на демонстрационной стене. Глазам присутствующих предстало изображение какого-то страшного монстра. По рядам заседавших пробежал шепот.

- Вы готовы, мистер Киббер? - спросил адмирал.

- Да, сэр, - по-военному четко ответил инженер.

- Ваше Величество? - обратился Саид-Шах к Джону.

- Начинайте, - кивнул император. Инженер откашлялся и начал свой доклад:

- В своих разработках мы исходили из условий минимальной цены при максимальной эффективности применения наших солдат. Здесь вы видите изображение боевой единицы - "баддистера". Его рост - 154 сантиметра, вес 100 килограммов. При такой массе "баддистер" может развивать скорость до 40 километров в час и легко преодолевать заграждения до 2,5 метра высотой.

Инженер сделал паузу, откашлялся и затем продолжил:

- Чтобы не усложнять схему универсального солдата, мы вооружили его роторной пусковой установкой для ракет калибра 30 миллиметров и штурмовым крюком. С помощью этого крюка "баддистер" может взбираться на невысокие отвесные стены или повреждать коммуникации противника.

- Ну хорошо, - перебил докладчика император Джон, - все это я уже слышал. Мы уже рассматривали подобные предложения, но все они оказывались непомерно дороги. А если учесть, что нам нужны пятьдесят миллионов пехотинцев... В общем, скажите нам сразу - сколько стоит эта роскошная машина?

- Это не машина, Ваше Величество, это - анималистический киборг. Сейчас у нас есть десяток "баддистеров", каждый из которых обошелся нам в сто тысяч кредитов, но при серийном изготовлении, скажем при количестве свыше миллиона, его стоимость не будет превышать пяти тысяч кредитов.

Том Киббер смотрел на важных чиновников империи и наслаждался произведенным эффектом. Первым пришел в себя император Джон.

- Позвольте, а из чего же вы их изготовляете, если они стоят у вас сущие гроши. Пять тысяч кредитов - это меньше, чем полугодовое жалованье гвардейца. Помнится, что "Полладиум электроник" предлагал нам подобные механизмы за... Напомните мне, Крайс.

- За двести тысяч кредитов, Ваше Величество.

- Да, за двести тысяч кредитов. И это была уже окончательная цена за серийное изделие. Как же вам удастся снизить цену? За счет чего?

- Ваше Величество, дело в том, что в изделиях "Полладиум электроник" применялись новейшие ролевые процессоры "DX-HOBA", стоимость которых и составляла львиную долю самого изделия, у нас же используется трехмерный процессор "ломбарди-II".

- Но, насколько мне известно, "ломбарди" - это процессор для художественных станций. Я в этом кое-что понимаю - сам иногда балуюсь картинками.

- Да, Ваше Величество, именно эти свойства "ломбарди" мы и используем, а ролевую часть берет на себя живое существо. В нашем случае это крыса.

- Крыса? - удивился император Джон.

- Крыса? - переглянулись члены Совета. Только один адмирал Саид-Шах, осведомленный о существе вопроса, многозначительно улыбался.

- Каким же образом крыса управляет этим устройством? - спросил Джон. Она, что же, у вас на рычаги нажимает?

Видя, что император шутит, некоторые из чиновников позволили себе засмеяться.

- Нет, Ваше Величество, - невозмутимо ответил инженер Киббер, - сам "баддистер" и является крысой. Он так же агрессивен и скор на расправу. Столь же бесстрашен и вынослив. Суть работы "баддистера" заключается в том, что процессор "ломбарди" преобразует наше, человеческое, восприятие в восприятие дикого зверя - в данном случае крысы. И животное, находящееся внутри нашего железного воина, не видит солдат противника или его танков Оно видит только понятные ему образы: других крыс, пытающихся забраться на его территорию.

- Постойте-постойте, - начал понимать Джон, - то есть они видят мир глазами крысы, и этот мир - тоже их мир, мир крыс?

- Именно так, Ваше Величество. Все аспекты боя - стрельба, штурм крепости, рукопашная схватка, все это трансформировано в крысиные понятия - агрессия, голод, поиск пищи.

- Гениально, - подал голос Фра Бендрес.

- Отсюда и невысокие цены, ведь крысу, в отличие от ролевого процессора "DX-HOBA", можно бесплатно выловить в любом коллекторе, - сказал Киббер.

- Это очень необычно, - кивнул император. - А что же могут ваши солдаты?

- Если сравнивать с гвардейцами Вашего Величества, то наши "бадди". безусловно, несколько тупее. О том, чтобы они проявили инициативу, не может быть и речи. Зато их преимуществом является неуязвимость. Только прямое попадание в голову, скажем, бронебойного снаряды авиационной пушки может уничтожить оператора, в данном случае крысу.

- Насколько безотказны ваши устройства, мистер Киббер? - спросил генерал Шпак, отвечающий за специальные операции.

- В течение часа напряженной работы мы имеем шесть процентов отказов. В ближайшем будущем мы сведем отказы к трем процентам. Для тех. кто не знает, я напомню, что "человеческие солдаты" в условиях реального боя дают до пяти процентов отказов. Некоторые из них, из-за состояния стресса, не могут понять смысл получаемого приказа.

- Да, это так, - кивнул головой генерал Шпак.

- Как долго "живут", если можно так выразиться, ваши солдаты? - спросил Крайс.

- Это зависит от многих условий, но в нашем случае крысы выдерживают два месяца. Мы надеемся продлить этот срок до полугода.

- Что вы на это скажете, адмирал? - спросил император Джон.

- Два месяца - это достаточный срок для ведения кампаний. Дольше двух недель войска в бою не держатся - либо они одерживают победу, либо их полностью уничтожают, - ответил адмирал Сайд-Шах.

- Можно ли заменить крысу-оператор а на другую? - спросил Джон.

- Легко, Ваше Величество. По истечении двухмесячного срока можно заменить оператора на более свежего. В боевых же условиях, скажем во время атаки, отказавший оператор просто уничтожается пиропатроном, вмонтированным в голову "бадди".

Император поднялся со своего места и подошел к окну. Дождь как будто прекратился, и где-то далеко над верхушками леса пробивались лучи солнца. Император Джон улыбнулся, и его настроение значительно улучшилось. Вот только мешали навязчивые мысли о Линде. Император знал, что обязательно встретится с ней и эта встреча доставит ему боль, но ничего поделать было нельзя. И снова, оттеснив все другие образы, в голове Джона пронеслись картины прошлого.

"Пойми, Джон, другого выхода не было. И она, и ее отец оказались шпионами Ордена Масе. Мало того, она должна была убить тебя. Если не веришь, я могу предоставить тебе записи ее разговора с резидентом".

Слова отца привели принца в шоковое состояние.

"Она шпионка и убийца, - вторили представители имперской службы безопасности, - на ее совести убийство короля Красных планет Линго Искристого и его брата Одекта..."

А потом Джон читал рабочий отчет капитана крейсера "Сандра-Кросс" У. С. Гранта:

"После получения приказа, в 12.34, началось преследование нарушителя по указанному вектору 12-39-4.

Через 1 час 49 минут операторы зафиксировали цель в районе "Юг-Секунда", в точке 34.12.22. Огонь по цели был открыт с расстояния. Судно-нарушитель было полностью уничтожено. Размеры обломков не превышали указанных в параграфе 67, п. 31 "Положения об определении степени повреждений".

Император снова пришел в себя и, повернувшись к подданным, заметил, что все они смотрят на него.

"Сколько же я опять отсутствовал? Минуту, четверть часа?" - пронеслось в голове у Джона.

- Ну что же. Давайте организовывать комиссию, которая определит эффективность этих... - император кивнул на плакат на стене, - как вы их называете?

- "Баддистеры", Ваше Величество, - подсказал инженер.

- Да, "баддистеров". Адмирал, подготовьте список членов комиссии и принесите мне на утверждение. Если это дело стоящее, нет смысла затягивать.

15

В приемной Глена Савина, как всегда, толпились "охотники", принесшие свои трофеи. Они сидели по углам и настороженно следили друг за другом, прижимая к груди коробочки с оптическими дисками. Несколько человек разговаривали между собой. Это были старые знакомые, не опасавшиеся, что их собеседник просканирует чужой материал.

А в кабинете Глена очередной "охотник" пытался продать "тухлый" товар:

- Глен, ты меня знаешь, я поставляю только первоклассную информацию. Вспомни "Трейси Райт, пьющую кровь младенцев" или "Яд в пиве "Крикисс". Это же мои материалы, Глен! Неужели ты думаешь, что Бэз Дроктон принесет тебе какую-нибудь дрянь?

- Послушай, Бэз, я всегда беру у тебя что-нибудь, но на этот раз твой товар никому не нужен. Про этого премьер-министра знают уже все. Он специально приглашает на свои развлечения "охотников" - потому что просто больной, понимаешь? Короче, этот материал я не беру. Если есть еще что-нибудь, показывай, если нет - уходи и не мешай мне работать.

- Ну ладно, - легко согласился Бэз. - Тогда у меня есть вот это. - И Дроктон вытащил из коробки оптический диск.

- Что это? - со скукой в голосе спросил Савин.

- Это бомба, Глен. Это взрыв сверхновой звезды.

- Короче

- Если короче, то Нэни Сальваторес - киборг. Звезда канала "FGC" - кусок железа, пришитый к куску говядины.

- А чем докажешь?

- Здесь, Глен, - помахал диском Дроктон, - Нэни отстегивает свои сиськи и складывает перед сном в специальную ванночку. А под сиськами у нее нежное железное тело. Вот так!

- Если не врешь, получишь пятьдесят тысяч.

- Пятьсот, Глен, или я пойду к Уильяму.

- Двести пятьдесят, но до проверки информации получишь только десять.

Бэз Дроктон сделал паузу, потом довольно улыбнулся и сказал:

- Ты, конечно, сукин сын, Глен, но, так уж и быть, я принимаю твои исключительно невыгодные условия. - Бэз поднялся и, кивнув секретарю Савина Эриксону, вышел из кабинета.

Едва Дроктон появился в приемной, как сразу несколько человек кинулись к нему с обычным вопросом:

- Ну как, что-нибудь продал?

- А вам-то какое дело, стажеры? - Дроктон был в этом бизнесе уже много лет, и всех, кто пришел

позже него, он презрительно называл стажерами. Исключение делалось только для Алеши фон Хасса, которому удавалось совать свой нос в самые грязные места глобальной политики. Алеша редко появлялся у Глена, но после того, как это происходило, агентство Савина закрывалось до конца рабочего дня. Обычно это означало, что фон Хасс принес очередную "супербомбу".

На лестнице, у выхода из агентства, к Дроктону подошел молодой человек.

- Мистер Дроктон, не хотите купить свежий товар?

- Катись отсюда, - небрежно бросил Бэз, даже не удостаивая мальчишку взглядом. К нему часто приставали начинающие "охотники", предлагая купить у них информационные лохмотья. Обычно Бэз уделял им несколько минут, кто знает, что им удалось раскопать? Но сегодня он чувствовал себя на коне и ни с кем не желал общаться

- Мистер Дроктон. я предлагаю новинку. Современное агрессивное направление: вирусы семейства "техно".

- "Техно"? - задержался Дроктон. Он был при деньгах и мог позволить прикупить свежих вирусов. - Так что у тебя за товар, сынок?

- Я же вам говорю - семейство "техно". Давайте отойдем отсюда, а то на нас смотрят.

Несколько человек действительно смотрели на Бэза Дроктона, потому что он был довольно известным человеком.

- Давай пройдем в сквер, - предложил Бэз.

В полном молчании они дошли до сквера и уединились на стоящей в тени скамейке.

- Я знаю только вирусы "электро", парень, они хорошо себя зарекомендовали, и я...

- Мистер Дроктон, - криво усмехнулся продавец, - "электро" - это уже хлам. Я предлагаю вам "магнитотех" - вирусы, живущие вне систем. Они сидят, вы не представляете себе, на кабелях.

- На кабелях? - не понял Дроктон.

- Да, на соединительных кабелях и только через некоторое время начинают набиваться в системы или локальные компьютеры. Вы просекаете этот потенциал, мистер?

- Просекаю, - медленно кивнул Бэз. Наконец до него дошло, что ему предлагали - вирусы с двойственным принципом существования.

- Ну так берете?

- Постой, ты кому-нибудь еще их предлагал?

- Нет, сэр, вы первый.

- Отлично. Почем продаешь?

- У меня здесь шестнадцать тысяч штук и с ними небольшой декодер. Для адаптации.

- Ага, - кивнул Дроктон, - понял.

- За все - двести пятьдесят монет. Дроктон вытащил деньги и отдал продавцу. Тот пересчитал и протянул пятьдесят кредитов обратно:

- Вы ошиблись, сэр. Вы дали триста.

- Ничего я не ошибся, парень. Это тебе премия, чтобы и следующую партию ты принес мне и никому другому. Понял?

- Заметано, мистер Дроктон.

16

Когда Дроктон покинул кабинет Савина, вслед за ним в приемную вышел секретарь Глена Эриксон и объявил:

- Господа, все, кто принес материал на премьер-министра Лизонской республики, могут не беспокоиться - в этом хламе мы не нуждаемся.

Несколько человек поднялись со своих мест и уныло поплелись к выходу. Эриксон обратил внимание на одного из оставшихся, почти что оборванца, который побелевшими пальцами держался за свою коробку с дисками и бросал по сторонам настороженные взгляды.

- Эй, у тебя что? - спросил секретарь, намереваясь выпроводить подозрительного парня вон.

- Сенатор Бордер и осел. Секс.

- О... - уважительно покачал головой Эриксон. - Ну тогда сиди жди. Кто там по очереди следующий? Заходите.

Следующим вошел невысокий и слишком чистенький для "охотника" молодой человек.

- Ты что, новый "охотник"? - спросил Глен. - Что-то я тебя раньше не видел.

- Да нет, сэр, я вообще не "охотник". Я здесь случайно.

- А-а, ну понятно. Показывай, что принес. Новичок протянул свой диск, и Савин поставил его на просмотр.

- Хорошо, - через минуту кивнул Глен - я это куплю. Десять тысяч кредитов.

- Э-э, я надеялся, что вы заплатите больше, сэр, - краснея, сказал молодой человек.

- Больше? И насколько же больше?

- Мне нужно двенадцать тысяч, а точнее, двенадцать тысяч триста кредитов. Ну и еще на обратную дорогу пятьсот.

- Ты живешь на Тренте?

- На Шевроне.

- Ну ладно, думаю, что смогу дать тебе все пятнадцать тысяч. Доволен?

- Да, сэр, спасибо, - с облегчением вздохнул продавец. Затем Эриксон выдал ему карточку с занесенной на нее суммой, и молодой человек ушел.

- То, что он принес, мы легко продадим за сто тысяч, - сказал Савин, пряча диск в сейф. - Давай зови следующего.

Следующим оказался тот самый парень, который принес материал на сенатора и осла. "Охотник" поклонился и представился:

- Кедди Бу, материал про сенатора Бордера и осла. Секс.

- Что ж, это, наверное, интересно, - кивнул Глен. - Давай сюда диск.

Савин просматривал диск минуты две, но так и не нашел ничего особенного. На записи было видно, как сенатор сидел перед монитором компьютера и о чем-то говорил по телефону.

- Послушай, а где же осел? Ты же обещал секс с ослом, а тут у тебя только сенатор.

- Дело в том, что животное находится совершенно в другом месте. Это был секс по телефону.

- Секс по телефону с ослом?! - Не совсем понимая, то ли его надувают, то ли над ним издеваются, Савин коротко приказал: - Вышвырни его вон.

Эриксон без лишних слов схватил Кедди Бу за шиворот и поволок к двери.

- Постойте, у меня и квитанция есть! Сенатор действительно заказывал секс с ослом!

Эриксон протащил упирающегося парня мимо очереди и, поддав ему ногой, спустил с лестницы. После этого вернулся в приемную и, окинув взглядом притихших "охотников", сказал:

- Следующий.

Однако никто не поднимался со своего места, видимо не понимая, что сделает Эриксон со следующим - проведет в кабинет босса или спустит с лестницы.

17

Потирая ушибленный зад, Кедди Бу дохромал до скамейки, на которой его ожидал Билли Левински.

- Ну что? - спросил Билли.

- Ты был прав, - ответил Кедди и осторожно присел на краешек скамейки.

- Я тебе говорил, что они сволочи. Все сволочи, - уже ни к кому не обращаясь, добавил Билл. Видя, как сморщился от боли Кедди, Левински спросил:

- Они тебя били?

- Ага, - кивнул Кедди, - два раза. Вот сюда и еще вот сюда - вот так.

- Смерть им.

- Что? - не понял Кедди. - Я говорю - "смерть им".

- Ты что же, хочешь их убить?!

- А то! Ты же мой троюродный брат, и мы вместе работаем на лесопилке. Неужели ты думаешь, что я позволю им тебя избивать?

Кедди ничего не ответил, а только осторожно дотронулся до копчика.

- Болит? - спросил Ленински.

- Да.

- Вот еще немножко посижу, а потом пойду и убью их.

- Убей, а то у меня здесь такой синяк, - пожаловался Кедди.

- Тогда я не буду сидеть и пойду прямо сейчас, - предложил Билли.

- Ага, иди, - согласился Кедди, - а я тебя здесь подожду - на скамейке.

Билли поднялся и пошел по направлению к зданию агентства. Он немного приволакивал ногу из-за спрятанного в штанах автомата.

Когда Левински вошел в холл, его остановил охранник:

- Ну-ка стой, парень. Ты куда направился? - В агентство Савина.

- А что в штанах прячешь? Ну-ка покажи. Билли шарахнулся в сторону так, что едва не упал.

- Ладно, Виктор, не тронь этого придурка. Они все прячут свои диски в штаны.

- Ну хорошо, проходи, - согласился Виктор.

Билли поднялся по лестнице и, остановившись перед одной из дверей, достал из штанов автомат. Это был удобный "пикколо" - небольшой и скорострельный, который Левински украл у пьяного полицейского.

Досчитав до пяти, Билли толкнул дверь и, выставив перед собой автомат, закричал:

- Умрите, подонки, умрите, эксплуататоры! - И хотел было начать стрелять, но тут увидел, что на него смотрят три женщины с побелевшими от ужаса лицами.

- Мамочка. - пролепетала одна, - он нас сейчас убьет.

- Это агентство Глена Савина? - уточнил Билл.

- Не-нет, - ответила та, что была в состоянии говорить. - Агентство Савина этажом выше.

- Тогда извините, - пятясь, отвесил поклон Левински и, выйдя на лестницу, поднялся еще на один этаж. Затем также толкнул дверь ногой и, уже не спрашивая, открыл огонь.

Он стрелял в мечущихся, кричащих людей до тех пор, пока не закончились патроны. Затем отстегнул пустой магазин и полез в карман за вторым. Пока он возился в разгромленной и забрызганной кровью приемной, появился Эриксон.

- Стой, - сказал он, наводя на Левински дробовик. Ствол дробовика был такой широкий, что Билли замер от ужаса, представляя, что с ним будет, если этот человек вдруг выстрелит.

- Положи автомат на пол. - приказал Эриксон. Билли осторожно наклонился и положил "пикколо" прямо в лужу крови.

- Что же это такое? - из-за спины Эриксона показался Глен Савин. - Что же это такое, а? - Он переходил от тела к телу и заглядывал в лица, стараясь опознать убитых.

- Ну что, босс? - не сводя взгляда с Левински, спросил Эриксон.

- Да как тебе сказать? - уже спокойнее заговорил Савин. - С одной стороны, у нас не будет проблем с "пустыми" - теми, кто надоедал по пустякам, но, с другой стороны, вот лежит Жур - он приносил неплохой материал, а вон там, у окна, это Брумель. Тоже довольно профессиональный парень был.

Осторожно, чтобы не испачкать ботинки в крови, Савин добрался до лестницы и крикнул:

- Охрана! Мерзавцы! Вы что, спите?!

- Нет, сэр. - Из-за лестницы показалась голова одного из секьюрити.

Неожиданно из приемной послышался выстрел дробовика. Когда Глен вместе с двумя охранниками вбежали туда, они увидели только виновато улыбающегося Эриксона, который пожал плечами и объяснил:

- Он чихнул, сэр.

18

Крысы прыгали друг на друга и вцеплялись зубами в сетку, но Рурк не давал им есть, ища глазами своего любимца по кличке Сержант. Наконец он обнаружил его сидящим в углу и спокойно наблюдающим за суетой своих собратьев.

- Ты чего, Сержант, заболел, что ли? - спросил Рурк. Однако его любимец не обратил на служителя никакого внимания.

- Да не приставай ты к нему. Он уже сыт, - сказал подошедший Константинос, напарник Рурка. - Вон рядом с ним половина крысы лежит. Он своим товарищем пообедал.

- И правда! - разглядел Рурк половину крысы. - Ну, подлец.

Он постучал ведром о край кормушки и выбил остатки корма.

- Половину сожрал и другим ничего не дал, - сказал Константинос. - Опасный парень - всех в страхе держит.

- А я как чувствовал, когда называл его Сержантом. Не поверишь, только увидел его и сразу сказал себе - это Сержант, - вспомнил Рурк.

- Ну вот, как нашивки получил, так и пошел своих жрать.

- Настоящие звери.

- Да и у людей так же. Если ногу не отожрут, то сделают так, что сам повесишься. Люди - цивилизованные существа.

Некоторое время Рурк и Константинос молча наблюдали за тем, как крысы, торопясь, заглатывали корм. Затем Константинос сказал:

- Я слышал, что их готовят для военных целей.

- Да ну, ты скажешь. Скорее для опытов. Какие из крыс вояки? Вот собаки это другое дело. Она и связной может быть, и камикадзе, а крыса она и есть крыса. Жадность в ней одна да подлая злоба. Эх, сволочи вы сволочи, - вздохнул Рурк и постучал пальцем по сетке. Несколько крыс прыгнули на сетку и зашипели, словно змеи.

- Ты смотри, какие нервные, - сказал Константинос.

- Понятно. Поживи в коллекторе с дерьмом - не больно добрым будешь. О, смотри, опять эти пришли. За очередным набором.

В проходе между клетками стояли четыре человека и о чем-то разговаривали. Рурк узнал одного из них. Это был мистер Киббер, благодаря которому Рурк и получил это место.

- Добрый день, сэр, - поздоровался Рурк.

- Здравствуй, Сидней. Как дела? Как наши питомцы, не болеют?

- Нет, сэр, здоровы, как дикие кабаны, и жрут за четверых, - ответил Рурк.

- А как твой любимец? Сержант, кажется? - вспомнил Киббер.

- Да, Сержант, сэр, - заулыбался Рурк. Ему было приятно, что мистер Киббер помнит имя его любимца. - Только он сегодня проштрафился.

- Проштрафился? Каким образом?

- Сожрал одного из своих собратьев.

- Ну-ка, пойдем на него посмотрим, - И повернувшись к сопровождающим его сотрудникам, Киббер добавил: - Это удивительный экземпляр, господа, растет очень быстро и проявляет поразительную сообразительность. А теперь вот еще и каннибализмом занялся.

Сержанта они застали в том же положении - мирно сидящим в углу клетки. Когда представительная комиссия начала обсуждать его достоинства, Сержант, словно почувствовав это, прошелся по клетке, демонстрируя свою стать.

- Вот что, Сидней, я понимаю, что тебе с ним трудно расставаться, но на этот раз мы его возьмем.

- Надо так надо - такая у них служба крысиная, - развел руками Рурк и, воспользовавшись случаем, спросил: - А правда ли, сэр, что их на войну забирают?

Киббер и его сотрудники рассмеялись, но потом инженер сказал:

- Правильнее будет сказать так, Сидней: не забирают на войну, а используют в военных целях.

19

Гвардейцы отсалютовали императору, но он махнул рукой, останавливая церемонию, и прошел дальше. Вслед за ними проследовали адмирал Саид-Шах, начальник разведки генерал Пеккет, советник Фра Бендрес и шеф безопасности Ахмет Крылов.

Когда за ними закрылась дверь, церемониймейстер грустно вздохнул и кивком головы отпустил почетный караул в казармы. Год за годом красочные церемонии императорского двора исчезали, а сам император становился похож на очень занятого чиновника.

"Наверное, это веяние времени", - вздохнул церемониймейстер и тоже пошел переодеваться.

А император Джон и его ближайшие сподвижники уже входили в зал, где их ожидали представители крупнейших банков Нового Востока.

Всякий раз, перед началом очередной военной кампании, императоры Нового Востока собирали финансистов, на чьи деньги они обычно опирались при ведении войны.

Джон решил не изменять этой традиции, тем более что для встречи с банкирами у него был собственный сценарий.

- Как давно я не был в Северном замке! - воскликнул Джон, глядя на знакомые с детства стены.

Банкиры выстроились в шеренгу и молча ждали, когда Его Величество обратит на них внимание. Наконец Джон перевел взгляд с расписанного фресками потолка на своих гостей и произнес:

- Рад видеть вас, господа, в доме моего детства. Итак, кого мы сегодня имеем честь принимать?

Фра Бендрес подошел к щеренге банкиров и начал их представлять:

- Джильберто Онасис - "Нова-Банк". - Онасис отвесил поклон, хотя чувствовал себя скорее партнером, чем подданным, и выражение его лица не ускользнуло от глаз шефа безопасности Ахмета Крылова.

- Керим Ллойд - "Трансконсультбанк", - Ллойд склонился в глубоком поклоне и позволил себе коротенькую улыбку.

- Рамас фон Калиматто - "Бридж-Банк". - Высокий худощавый Калиматто, с тонкой ниточкой усов под орлиным носом, отвесил механический поклон и выпрямился, снова став похожим на некое бесполезное приспособление.

- Кунанду Петен - "Торнадобанк".

Представление продолжалось, и император Джон переходил от одного гостя к другому, удостаивая каждого представляемого Бендресом легким кивком головы.

Наконец представление было закончено, и Джон занял свое место во главе совещательного стола. После него расселись и приглашенные банкиры.

Император выдержал достаточно длинную паузу и заговорил:

- Господа, ситуация складывается таким образом, что наши сырьевые источники иссякают и империи угрожает кризис и застой в промышленности. Технологии, которые помогли бы нам справиться с этими проблемами, слишком дороги, а наши собственные исследования слишком примитивны, чтобы соперничать с технологиями Ученого Дома. И это понятно: Ученый Дом занимается тем, что он умеет делать лучше всего, - создает технологии, и в этом ему нет равных. А что же можем делать мы? Что империя Новый Восток может делать лучше других? Только воевать. Опираясь именно на это нелегкое ремесло, проблемы империи решали и Абдулла IV, и Хасан II, и Реваз Великий. И нам тоже придется идти по этому пути. Поскольку в войне империя традиционно опирается на помощь дружественных банков, я хотел бы выслушать и ваше мнение. Прошу вас, господа.

Первым поднялся Рамас фон Калиматто, представитель "Бридж-Банка".

- Ваше Величество, уважаемые коллеги! Всем вам хорошо известно, что мы всегда поддерживаем все военные начинания империи, но мы организации коммерческие и должны получать от вложенных денег прибыль. В случае же с моим банком бюджет не возвратил всех выделенных средств полностью, не говоря уже о прибыли. Оплаченные нашими деньгами военные операции на Чидди и Аль-Хейде дали положительный результат, однако мы от этого ничего не получили. Благодарю за внимание, - Калиматто еще раз кивнул императору и сел на место.

- Следующий, пожалуйста, - беря на себя обязанности председательствующего, объявил Джон.

Следующим был Джильбегэто Онасис из "НоваБанка".

- Ваше Величество, господа, нам тоже не вернули деньги полностью, а когда мы обратились в казначейство повторно, - тут Онасис сделал театральную паузу, - нас попросили больше не беспокоить. А ведь "Нова-Банк", господа, он системообразующий. Стоит ему уйти, скажем, в Промышленный Союз, и Новый Восток останется без хорошо организованной банковской системы.

Затем поднялся толстенький человечек и тоже пожаловался, что ему не полностью вернули вложенные деньги и он остался в убытке.

- Итак, господа, подведем итог. Все выступавшие, по существу, говорили об одном и том же - империя брала кредиты, но возвращала их не полностью. Банки понесли убытки, - император развел руками и напустил на лицо гримасу огорчения. - У постороннего наблюдателя, господа банкиры, могло сложиться превратное мнение, вы хорошие, а я, император Джон, плохой. Я диктатор и бессовестный обманщик. Но мне не хочется выглядеть плохим, господа, поэтому давайте расставим точки над i.

К императору подошел Ахмет Крылов и положил перед ним несколько исписанных листов.

- Итак, господа, начнем по порядку. "Бридж-Банк" выдал заем в размере полутора триллионов кредитов. Под очень высокий процент. По ходу военных операций дирекция банка предложила взять под свою опеку всю банковскую деятельность на Чидди и Аль-Хейде. Таким образом, "Бридж-Банк" получил незапланированную прибыль в размере двух триллионов кредитов. Одно это, господа, сразу покрыло и заем, и причитающиеся банку проценты.

Император обвел взглядом своих гостей, и те стыдливо опустили головы.

- Теперь о "Нова-Банке". Год назад у него был взят заем в размере двух с половиной триллионов - империи потребовались деньги для перевооружения 12-го Флота. Опять же в течение этого года "Нова-Банк" предложил для проведения данных работ своего подрядчика - "Авангард форс". Чистая прибыль банка составила один триллион семьсот миллиардов кредитов. При этом имперское Казначейство вернуло ему полтора миллиарда кредитов. Как видите, и в этом случае банк получил сверхприбыли

Джон взял со стола листы бумаги и, помахав ими в воздухе, добавил:

- Вот здесь, господа банкиры, есть информация на всех присутствующих. И везде одно и то же: занижение прибылей, уход от налогов и прочее, прочее, прочее. Стоит ли мне напоминать, что в империи Новый Восток для вас созданы идеальные условия. Вы занимаетесь бизнесом в налоговой гавани и платите в казну налогов меньше, чем платили бы Ученому Дому - в два раза, а Промышленному Союзу - в два с половиной раза.

Император замолчал, и в зале повисла напряженная тишина. Джон кивнул шефу безопасности Крылову, и через секунду к столу подошел гвардеец с деревянным бочонком.

- Господа, наше взаимовыгодное сотрудничество может быть продолжено, если мы будем доверять друг другу. Однако этого не получится, пока мы не подведем черту. Поэтому я предлагаю провести небольшую лотерею. Пожалуйста, господа, вытяните каждый свой жребий.

Гвардеец с бочонком прошел по рядам банкиров, и те, не скрывая удивления, тянули из бочонка маленькие картонные квадратики.

- Итак, господа, теперь извольте подняться те двое, у кого на жребии написано слово "судьба".

В абсолютной тишине поднялись Джильберто Онасис и Рамас фон Калиматто. Они бросали по сторонам испуганные взгляды, стараясь понять, что сейчас произойдет. Император мысленно похвалил шефа безопасности за то, что ему удалось так хитро выбрать именно тех, кого нужно.

К "избранным" подошли гвардейцы и, взяв банкиров под руки, отвели к дальней стене зала. Затем гвардейцы отошли на пятнадцать шагов, развернулись и вскинули карабины. Прогремел залп, и жертвы сползли по стене, оставляя на дорогой драпировке кровавые следы.

Из соседней комнаты вышел врач и, подойдя к казненным, зафиксировал их смерть.

- Ну вот! Инцидент исчерпан! - весело прокомментировал император. - Вы, я вижу, взволнованы, господа, но не стоит так переживать, ведь все было честно, заметьте. На вчерашнем заседании трибунала двое банкиров были приговорены к смерти, но кто это будет, не знал даже я. - Император Джон бросил на Крылова беглый взгляд. - Само собой разумеется, господа, что активы и клиентура "Бридж-Банка" и "Нова-Банка" будут поровну поделены между всеми вами. Думаю, что это будет справедливо. - И Джои замолчал, с интересом наблюдая за своими гостями.

20

За неимением актового зала экипаж собрался в центральном коридоре судна. Матросы расселись прямо на полу и ожидали, когда председательствующий механик Райх - начнет собрание.

- Где Каспар, он что, не член экипажа? Почему его нет? - строго спросил Райх.

- Сейчас придет - он бреется, - объяснил задержку гарпунера Эдди Шиллер.

- Ишь, побриться решил, старый пьянчуга.

- Если бы я столько пил, давно бы помер, - покачал головой Оноре Берц, бригадир стропальщиков

- Потому что ты стропаль, а был бы гарпунщиком, тебе бы все нипочем было, - заметил Бонус. - Правильно я говорю, юнга?

Шиллер молча кивнул и, оглянувшись, увидел идущего по коридору Изи Каспара.

- Кажется, все в сборе, - сказал Райх. - В таком случае начнем. Слово предоставляется Шкизе - он был помощником покойного капитана и пусть он выскажет свое мнение.

Шкиза вышел на свободное место и, повернувшись к матросам, объявил:

- Предлагаю корабль продать, а полученные деньги разделить между всеми членами экипажа. Однако хочу предупредить сразу: из полученных за продажу "Примы" денег нужно будет заплатить кое-какие накопившиеся долги.

- У тебя же бумажка есть - зачти, - напомнил Гэс Миллард.

- Сейчас. Так. "Приму" можно продать за двести тысяч кредитов. Цена, конечно, не большая, но корабль устаревший, на плазменной тяге и только с одной гарпунной камерой. Одним словом - рухлядь. Из этих двухсот тысяч нужно заплатить долги за ремонт в доке "Айк-Металл" - сорок три тысячи, налоги пятьдесят две тысячи, алименты жене Джулиана Крепса - двенадцать тысяч.

- А с чего это мы ей должны платить алименты? - возмутился Гарман. - Лично я ей ничего не должен!

- Ты не должен, но корабль принадлежал Крепсу, а теперь, стало быть, его наследникам. Миссис Крепе хотела сразу прибрать его к рукам, но, когда узнала, что мы по уши в долгах, согласилась на двенадцать тысяч, - разъяснил Шкиза. Ну так вот - Еще по мелочам набирается шестьдесят тысяч. Итого на двадцать одного члена экипажа причитается по тысяче пятьсот семьдесят кредитов. Над собранием повисла тишина.

- Веселились-веселились, посчитали - прослезились... - прокомментировал Фриц Спилберг.

- Итак, кто за то, чтобы продать корабль? - объявил Шкиза.

- А может, нам стоит выбрать нового капитана? - неожиданно подал голос Шиллер.

Все матросы с удивлением посмотрели на юнгу. Тот пожал плечами и добавил:

- А что я такого сказал? Чем разбегаться с корабля, может, стоит еще раз попытать счастье?

- А ведь парень-то дело говорит, заметил Оноре Берц. - Продать "Приму" большого ума не надо, а куда мы потом подадимся? Сейчас многие матросы ищут работу, и на полторы тысячи кредитов нам долго не продержаться.

- Да какого вам еще пытать счастья, дебилы? Эта старая калоша не приносит никакой удачи. Она свое отработала, понимаете? - как всегда, начал ругаться Райх. - И потом, как вы собираетесь искать "окна"? Леон-Очкарик сказал, что аппаратура не работает. Подтверди, Леон.

Леон поднялся с пола и сказал:

- Да, нужно бы процессоры в числителе поменять, а то они все время греются - невозможно работать.

- Ну что, слышали? - На лице Раиха появилась злорадная улыбка.

- А чего ты скалишься, Райх? - подал голос стоящий возле стены Миллард. Чему ты радуешься? В рожу хочешь получить? - Гэс оторвался от стены и начал пробираться к механику.

- Эй, Миллард, вернись на место! Мы еще не все вопросы решили, - поднялся со своего места Оноре Берц.

- Нет, не надо его останавливать, - начал заводиться Райх, - пусть идет сюда, пусть покажет, что он может! Щенок! Неудачник! Вы все здесь неудачники и лодыри!

- Заткнись, Райх, у тебя все время перегонные диски холодные - из-за этого "Прима" жрет горючего в два раза больше. И капитан тебе всегда за это по лбу давал, - напомнил Бонус.

- Мне?! По лбу?! - Лицо механика стало красным, а в уголках туб выступила пена.

- Бени, успокойся, - подал голос Фриц Спилберг.

- Что?

- Успокойся, Бени, у нас важное собрание. Ты что, не понимаешь?

- Ты назвал меня Бени? - спросил пораженный механик.

- А разве это не твое имя?

- Да мое, конечно, только... как-то непривычно.

Райх отошел к стене и сел на пол, а на его место вышел Фриц.

- Я вижу, у юнги Шиллера есть предложение, так что давайте его выслушаем. Говори, парень.

Шиллер поднялся и, посмотрев на сидящих на полу матросов, сказал:

- Если нет возможности использовать числители, то я могу поработать "нюхачом". Да и капитаном тоже.

Услышав столь неожиданное заявление, все рассмеялись. Это разрядило обстановку, и, когда все успокоились, Фриц Спилберг сказал:

- Ну, насчет капитана, это ты, парень, загнул. Не то чтобы ты не годился время придет, и ты наверняка станешь капитаном, но пока нам нужнее "нюхач". Для начала объясни нам, с чего ты взял, что сумеешь быть "нюхачом"?

- Да ни с чего, - пожал плечами Шиллер. - Просто почувствовал, что смогу, и все.

- Ну и что ты об этом думаешь, Фриц? - спросил Шкиза.

- Я думаю, что парня можно попробовать в деле. Если бы он стал рассказывать разные байки, я бы ему не поверил. Но он сказал, что не знает, как объяснить свои ощущения. Я работал на судне, где "нюхачом" был бывший матрос, который однажды почувствовал, что сумеет найти астероид. И он нашел его. Поэтому давайте-ка проверим. Если у Эдди не получится, тогда продадим корабль.

- Правильно, Фриц, стропальщики с тобой согласны, - подал голос Оноре Клоц. - А кто же все-таки будет капитаном?

- А пусть Шкиза и будет назначенным капитаном, а я его поддержу в качестве помощника, - предложил Спилберг.

- Что ж, толковое предложение. Я голосую "за". - И Оноре поднял руку. Вслед за ним подняли руки и все остальные члены экипажа.

21

В тесной каюте Леона-Очкарика стояла жуткая духота. Во избежание перегрева числителя все кожухи были сняты, и горячие процессоры излучали тепло в окружающее пространство. Леон сидел голый по пояс, время от времени снимал очки и вытирал лицо грязным платком.

- А почему они греются, эти процессоры? - спросил Эдди, указывая на внутренности числителя.

- Осторожно - обожжешься. Да, вот эти четыре железяки и есть "F-100" позавчерашний день. А греются они оттого, что я их разгоняю - даю слишком высокую частоту.

- А зачем ты это делаешь?

- Чтобы они держали результат. Понимаешь, числитель может легко дать пятьдесят вариантов нахождения "окна", но у тебя только один корабль, и ты должен выбрать из этих пятидесяти только один вариант. И вот этого-то числитель сделать не может.

- Интересно, - покачал головой Эдди. Он еще ни разу не видел настоящий числитель.

- Да уж конечно - интересно, - без всякого энтузиазма ответил Леон и плюнул на один из процессоров. Слюна зашипела и моментально испарилась.

- Видал? - кивнул на машину Леон. - Чайник вскипятить или яичницу поджарить, это пожалуйста, а вот на правильное "окно" выйти...

Эдди слушал жалобы Лео на Очкарика и внимательно разглядывал сложнейшее устройство. Наконец он поднял глаза на Леона и сказал:

- Ставь нормальную частоту.

- Зачем? - удивился Леон.

- Ставь нормальную частоту, - повторил Шиллер немного жестче.

Леон пожал плечами и полез в открытое нутро числителя.

- Пожалуйста, нет проблем. Вот только джемпер переставлю и получишь нормальную частоту. Все - готово. Теперь нужно подождать, пока процессоры остынут. Хочешь, пока чайку сделаю - у меня кипятильник есть.

- Давай, - согласился Эдди и присел на перевернутый кожух.

Спотыкаясь на каждом шагу и ругаясь, Леон начал пробираться через наваленные куски проводов и россыпи радиодеталей. В конце концов он добрался до угла, где стоял пластиковый сосуд, в котором Леон кипятил чай.

- Ну и беспорядок тут у тебя, - заметил Шиллер.

- Я его не замечаю - он мне не мешает, - отмахнулся Леон.

- Мне мешает. Сегодня вечером все уберешь. Если хочешь, я приду тебе помочь, но убрать нужно сегодня. - Все это Эдди произнес не повышая голоса, но Леон понял, что это приказ и этот приказ должен быть выполнен.

- Ну хорошо. Сделаем, какие проблемы.

- Как ты думаешь, процессоры уже остыли?

- Да. Эдди, - Леон поймал себя на мысли, что едва не сказал юнге "сэр", да, Эдди, можно включать

- Включи, пожалуйста

Оператор с такими же трудностями пробрался к числителю и включил его.

- Что, сразу "на поиск"? - спросил Леон.

- Давай на поиск.

- Только учти, мы еще недалеко отошли от заправочного дока, поэтому могут быть помехи.

- Включай.

Леон-Очкарик включил числитель, и на экране появилась таблица параметров.

- Это что?

- Здесь мы задаем параметры поиска - в данном случае массу искомого объекта.

- А почему здесь стоит ноль?

- Да потому, что нам не до жиру, - усмехнулся Леон, - любая мелочь сгодится.

- Нет, так не пойдет. Вписывай сюда две тысячи тонн - размениваться по мелочам мы теперь не будем.

Оператор покосился на Эдди, но ничего не сказал. Он послушно ввел новые данные и запустил поиск.

- Теперь он минут пять будет "тарабанить". Ты жди, а я пойду чай заварю вон вода уже бурлит.

Пока он возился с чаем, числитель выдал первые результаты.

- Ну сколько гам, Эдди? - спросил из угла Леон.

- Девяносто шесть вариантов, - ответил Шиллер

- Вот то-то и - оно, что девяносто шесть. Теперь бы надо их отсортировать, но "F-100" делать этого не могут, а если их разогнать, числитель начинает "глючить" и давать такие адреса, что закачаешься, - продолжал говорить Леон и, неожиданно оступившись, вылил кипяток себе на ногу.

- А-а-а!!! Ма-ма!!! Уй, как печет! А-а!..

- Быстро снимай штаны и присыпь ожог солью, - посоветовал Эдди.

Леон тут же воспользовался советом, и уже спустя минуту боль стала стихать. Леон осторожно дотронулся до обожженного места, но, вопреки его ожиданиям, кожа осталась на ноге.

- Старый бабушкин рецепт, - угадав его мысли, сказал Шиллер.

- А ты прав, пора бы здесь и прибраться.

- Сегодня же вечером приберемся. А сейчас пролистай, пожалуйста, мне все варианты.

Леон стал нажимать на клавиши, и на экране начали сменяться цифры координат.

- Нет... Нет... Нет... - отрицательно качал головой Эдди. - Можешь побыстрее. Нет, нет, нет, нет. Стоп!.. - остановил оператора Шиллер - Отметь эту точку и пошли дальше.

- Нет, нет, нет. Стоп! Эту тоже. Когда все варианты были перебраны, отмеченных точек оказалось четыре.

- Давай теперь эти еще раз, - сказал Эдди. Леон пролистал выбранные точки, и среди них Шиллер выбрал только одну.

- А почему именно эта, а не другая? - спросил оператор.

- Меня от нее больше всего трясет.

- А другие что, пустые?

- Нет, все с уловом, но в этой он особенно большой.

- Особенно большой? - переспросил Леон.

- Да, - подтвердил Эдди. - Особенно большой.

- Эх, хорошо бы!.. Но должен тебе заметить, Эдди, что "нюхачи" работают по-другому. Я знал одного "нюхача", так вот он...

- Пусть работают, как умеют, Леон, но зачем мне делать ту работу, которую умеет делать машина? Числитель делает свое дело, я свое, а вместе мы сила. Сколько он перебрал вариантов, чтобы выдать нам первоначальные девяносто шесть?

- Миллиарды.

- Вот, а то бы эту работу пришлось делать мне. Усекаешь?

- Усекаю, - уважительно кивнул Леон.

- Тогда надевай штаны, а я пойду докладывать начальству.

22

В капитанской рубке было прохладно и тихо. Попискивал радар, время от времени недовольно ворчал сканер, Шкиза и Спилберг, доверив судно автопилоту, мирно беседовали, погрузив утомленные тела в пилотские кресла.

- Так вот, за один раз таких червяков можно провезти пятьдесят штук и за каждого получаешь по тысяче монет, - продолжил свой рассказ Шкиза.

- Так как же их на себе провезти? - уточнил Спилберг.

- Элементарно. Смазываешь их оливковым маслом и проглатываешь... - со спокойной уверенностью объяснил Шкиза, как будто проделывал это десятки раз.

- Но это же черви, - скривился Фриц.

- В этот момент надо думать не о том, что это черви, а о том, что это черви, по тысяче кредитов за штуку, и тогда дело пойдет. А по прибытии на место ты выпиваешь рвотного и делаешь "форс-мажор-обратно".

- А они в животе не шевелятся?

- Брат говорил, что их усыпляют в каком-то растворе.

- В растворе? Это как?

- Ну, наверное, наливают снотворное в тарелку и бросают туда червяка. И он там лежит, пока не наглотается. Не будешь же ты каждому пипеткой этот раствор вводить. Да и куда эту пипетку вставлять? Разве разберешь, где у этих червяков рот, а где наоборот?

- Все равно противно, - подвел черту Фриц.

- Ну, не нравятся червяки, можно возить жемчужных жуков "бабануки".

- Как-как?

- "Бабануки". В переводе это звучит как "летящий ночью над пустыней, освещенной зеленой луной".

- Иди ты.

- Точно тебе говорю, мне брат переводил. Эдди неслышно вошел в рубку и постучал по большому корпусу бортового компьютера.

- А, это ты? Настраиваешься? - спросил Шкиза.

- Нет, уже все сделали. Я принес координаты "окна", - сказал Шиллер.

- Ты шутишь? - поднялся с кресла Фриц.

Эдди ничего ему не ответил, только протянул листочек с цифрами. Шкиза подошел к Спилбергу и, увидев координаты, сказал:

- Это совсем близко - часа три, и мы на месте. И еще ждать придется.

Они с Фрицем переглянулись.

- Окей, вводим новые координаты, - кивнул Фриц.

23

Минута проходила за минутой, и весь экипаж, уже осведомленный о первом предсказании нового "нюхача", с нарастающим нетерпением ожидал появления астероида.

Обычно сонные и ленивые стропальщики за полчаса до установленного срока облачились в рабочие скафандры и уже ожидали возле выходного шлюза. Трезвый Изи Крамер стоял возле гарпунного орудия и не отводил взгляда от монитора.

Механик Райх озабоченно проверял перегонные диски и тщательно выдерживал их температуру.

Никто и не надеялся на удачу, но тем не менее впервые за последнее время экипаж был по-настоящему готов к погоне за астероидом.

Эдди находился в капитанской рубке - рядом со Спилбергом и Шкизой. Истекала последняя минута перед предсказанным Эдди появлением астероида. По мере того как цифры обратного отсчета стремились к нулю, Эдди испытывал все усиливающееся головокружение и тошноту.

- Эй, парень, с тобой все в порядке? - обратился к нему Фриц, однако Шиллер ничего не ответил и повалился на пол.

- Эдди! - кинулся к нему Фриц, но в это время корабль довольно сильно тряхнуло сопровождающим появление астероида магнитным импульсом. Громко защелкал радар, спотыкаясь лучом об огромную метку, и отчаянно запищал сканер, выпуская длинную бумажную ленту.

- Фриц, ты смотри! Какая громадина! Сканер не может определить массу! закричал Шкиза.

- Надо убрать ограничитель! - догадался Спилберг. Когда это удалось сделать, сканер выдал параметры измерений: десять тысяч триста тонн.

- Мама родная, да разве такие бывают? - почесал затылок Шкиза.

- Разворачивайтесь вслед за ним, - выдохнул Эдди, поднимаясь с пола. - Он слишком быстрый.

- И то верно! - Шкиза бросился к штурвалу и, дав двигателям максимальную тягу, погнал корабль вслед за гигантом. Однако догнать астероид было не так легко. Он мчался как бешеный, вращаясь и демонстрируя острые края кратеров.

Захват такой добычи представлялся делом нелегким, но весь экипаж был готов рискнуть жизнью ради денег и славы удачливых добытчиков. Расстояние сокращалось. "Прима" подбиралась все ближе, готовя точный выстрел гарпуна.

И вскоре он прозвучал. Гарпун прочертил правильную траекторию и угодил точно в "десятку".

Однако астероид продолжал движение. "Прима" начала готовиться к его остановке. Шкиза определил на астероиде точку полюса и начал посадку. Едва корабль забурился в породу, на астероид высадились стропальщики и начали ставить дополнительные крепления. Когда дело было сделано, Шкиза попытался остановить бешено мчащуюся добычу. Но масса астероида была настолько велика, что он не замечал работающих в форсированном режиме двигателей "Примы" и только слегка изменил скорость вращения.

- Все, ребята, - сказал Шкиза. - Горючего осталось только на обратный путь.

- И что теперь? Бросать такое богатство? - спросил Фриц Спилберг.

- Да вы с ума сошли, - возразил Шиллер. - Давайте свяжемся с "Айк-Металл" и вызовем два "мановара". Они сладят даже с таким астероидом. Ну заплатим мы за буксировку тройную цену - это же пустяк.

- Эдди прав, - согласился Фриц. - Давай, Шкиза, запрашивай диспетчера.

Однако в этот момент на открытой волне прозвучал голос Главного Арбитра:

- Судно "Прима", поскольку вы не в состоянии контролировать загарпуненный объект, он объявляется "дикарем" и на него будет объявлена свободная охота.

- Но это же наша добыча! - неожиданно закричал в микрофон Эдди. - Это мы ее нашли и мы ее загарпунили!

- Эй, Эдди! - Фриц отобрал у Шиллера микрофон и отключил его. - Ты что? Разве можно так говорить с Главным Арбитром?

- Конечно, конечно, - в голосе Главного Арбитра слышалось неприкрытое раздражение. - Вы его загарпунили, и вам уже принадлежит половина астероида. Все, даю вам полчаса на отстыковку.

- Но это же наш астероид! - снова начал возмущаться Шиллер.

- Не спорь с Главным Арбитром. Эдди! Это может нам дорого обойтись, погрозил пальцем Фриц. Затем связался с Оноре Клоцем и распорядился, чтобы бригада стропальщиков начала срочную расстыковку. В отличие от Эдди, Оноре сразу понял, в чем дело, и спорить не стал.

- Ты же слышал - нам отходит половина, - улыбнувшись, напомнил Шкиза. - А пять тысяч тонн - это хорошие деньги.

- Все равно это произвол, - продолжал упрямиться Шиллер. - И почему нельзя спорить с Главным Арбитром?

- Потому, что он сидит на роботе "Y-7", - пояснил Фриц. - Ты знаешь, что это такое?

- Нет, - честно признался Эдди.

- То-то и оно. Это такая бронированная громадина с сотней туннельных двенадцатидюймовых орудий. При этом скорости "Y-7" может позавидовать любой уиндер. К тому же у Главного Арбитра есть право решать, кто прав, а кто виноват. Потом он наводит прицел, и от "виноватого" остается только пыль.

- Безо всякого следствия? - удивился Эдди.

- О чем я тебе и толкую. Главный Арбитр - это и следствие, и суд, и палач.

В этот момент корабль качнулся и освободился от астероида, после чего тот продолжил свободное падение в бездну космоса.

Вскоре радар начал выдавать метки собирающихся, словно стая хищников, промысловых судов. Определив массу "дикаря", некоторые суда убирались восвояси - их капитаны правильно оценивали возможности своих кораблей.

В конце концов осталось только пять больших судов с мощными силовыми установками. Среди них были "Калигула" и "Джанг". Следом за своими добытчиками словно приклеенные двигались группы истребителей-штурмовиков "сарацин".

- Ну, ребята, сейчас начнется такая рубка, - сказал Фриц.

Один за другим промысловые суда устремились к "дикарю" и с дальней дистанции начали выпускать десятки гарпунов. Корабли мешали друг другу и закрывали сектор обстрела. Гарпуны попадали в борта кораблей, оставляя на обшивке глубокие вмятины. Вскоре в сутолоке ничего нельзя было разобрать. Однако Главному Арбитру было виднее, и он в конце концов объявил:

- "Дикарь" одновременно поражен "Калигулой" и "Шевроном-III". - Арбитр сделал паузу, но все понимали, что это означает.

"Джанг" и два других корабля, забрав с собой суда прикрытия, начали покидать опасную зону, а "Калигула" и "Шеврон-III" вместе со своими маленькими армиями заняли исходные позиции.

- Драться будут? - спросил Эдди.

- И еще как, - ответил Фриц.

- Спор... - скомандовал Главный Арбитр, и противники рванулись в лобовую атаку.

"Сарацины" начали осыпать друг друга ракетами и пушечными снарядами, а промысловые суда обмениваться залпами из гарпунных орудий.

Гарпуны вонзались в бока судов, пробивая борта насквозь. Здесь использовались свои приемы и для споров применялись специальные гарпуны, которые наносили сопернику наибольшие повреждения. Главный Арбитр этому не препятствовал, однако выдвинул условие - гарпуны не должны были оснащаться разрывными боеголовками.

- По-моему, люди Байка теснят команду "Шеврона", - сказал Шкиза.

- Похоже на то, - согласился Спилберг.

"Сарацины" "Шеврона" один за другим выходили из боя. Несли потери и истребители "Калигулы". Наконец на "Шевроне" поняли, что проиграли, и выпустили белую сигнальную ракету.

- Спор закончен. Право за "Калигулой", - объявил Главный Арбитр. "Сарацины" "Шеврона" начали отходить. Один из истребителей "Калигулы" помчался вслед за отступающими, ведя огонь из всех пушек. Сверкнул туннельный разряд, и "нарушитель" превратился в облако газа.

- Вот что такое Главный Арбитр, парень, - прокомментировал Фриц. - А ты еще пытался с ним спорить.

- Все равно, я еще доберусь до него, - упрямо заявил Шиллер.

- Ну ладно, это будет потом, а пока большое тебе спасибо за астероид, Эдди. Пожалуй, нам пора двигать к "Айк-Металл". Будем ждать, когда буксиры приведут нашу с Байком добычу.

24

"Приме" пришлось ждать более десяти часов, пока наконец два пыхтящих "мановара" доставили "десятитысячник" к заводу. Все это время Эдди спал в гарпунном помещении, которое считал на "Приме" своим домом. Он не видел, как астероид раскололи на четыре части, и только таким образом сумели протащить сквозь приемные ворота.

Наконец взвешивание было закончено, и диспетчер объявил результат:

- Эй, на "Приме", вам с "Калигулой" по пятьсот тридцать четыре тысячи записали. Устраивает?

- Вполне, - довольно улыбнулся Шкиза.

- Это не Крепе? - спросил диспетчер.

- Нет, не Крепе.

- Позови мне капитана, парень, скажи, что Няк Тэтчер хочет его поздравить с удачной охотой.

- Увы, Ник, это невозможно. Джулиана Крепса убили.

- Убили?! Кто?

- Люди Микеле Байка. Знаешь такого?

- Кто же эту сволочь не знает? А чего же вы с ним добычу делите?

- Так решил Арбитр.

- Понятно. - Было слышно, как Ник Тэтчер вздохнул. - Ну ладно, "Прима", удачи вам.

25

Промысловое судно "Калигула" стояло в ремонтном доке "Спейс индастриз", и многочисленная команда ремонтников занималась пробоинами, полученными кораблем во время спора с "Шевроном-III".

Капитан судна, Микеле Байк, по кличке Фельдшер, сидел в своей каюте и выслушивал гостя, который, судя по тону, делал Фельдшеру выговор:

- Я повторяю, Байк, пока ты не выполнил ни одной поставленной перед тобой задачи. Некоторые из них были не столь уж существенны, но прокол с "Китобоем" - это уже провал.

- Прошу прощения, сэр, но я работал с людьми, которых дали мне вы. И именно вы говорили мне, что абордажная команда состоит из профессионалов

- Своих специалистов я дал после того, Байк, как ты заявил, что у тебя никого нет, - в голосе гостя послышалось раздражение, - хотя мы договаривались, что людей для заданий ты будешь подбирать сам. Именно за организацию акций мы и платим тебе такие деньги, да еще покрываем накладные расходы.

Байк недовольно засопел, всем видом показывая гостю, что этот разговор его тяготит.

- Мистер Буш, вчера я добыл вам полмиллиона кредитов.

- Ох, не надо было тебе напоминать об этом, Байк. Не надо было, - с угрозой в голосе произнес Буш. - Полмиллиона ты заработал, но при этом угробил четыре истребителя, по пятьсот тысяч за каждый, да еще счет за ремонт "Калигулы" составит около шестисот тысяч. Деятель!

- Сэр, если я вам не подхожу, пожалуйста, можете меня уволить! - с обидой в голосе выкрикнул Фельдшер.

Он ожидал, что мистер Буш разозлится еще сильнее, однако тот неожиданно рассмеялся:

- Нет, Фельдшер, увольнять мы тебя не станем. У нас увольняются только на тот свет. Это во-первых. А во-вторых, вторую такую сволочь нам будет найти очень сложно, да и денег в тебя уже вбухали будь здоров. Так что работай. Главной по-прежнему является задача полного захвата промысла. Поэтому продолжай хамить другим капитанам и создавать для них невыносимые условия пусть уходят. А охоту за "нюхачом" с "Китобоя" надо продолжить.

В дверь каюты постучали.

- Входите! - крикнул Байк.

Дверь отворилась, и показался представитель "Спейс индастриз".

- Прошу прощения, господа. Вы должны выбрать состав для цементирования пробоин.

- А какие у вас есть? - спросил мистер Буш.

- Их всего два: "БС" и "феррамон".

- И в чем разница?

- "БС" застывает в течение семидесяти двух часов, а "феррамон" практически мгновенно.

- Какова будет разница в цене? - задал вопрос Буш.

- Восемьдесят четыре тысячи.

- Тогда нам то, что подешевле.

- Как скажете, господа, - поклонился представитель и вышел.

Когда за ним закрылась дверь, Байк криво усмехнулся и сказал:

- Я думал, что Промышленный Союз достаточно богат, чтобы позволить себе не экономить на мелочах.

Буш выразительно посмотрел на Байка, но на его выпад не ответил. Вместо этого он поднялся со своего места и, подойдя к двери, сказал:

- В ближайшее время готовь захват "нюхача" с "Китобоя".

Буш вышел из каюты, оставив Фельдшера наедине с невеселыми мыслями.

Байк встал со стула и, подойдя к шкафчику, достал из коробки сигарету. Крепкий табак помогал ему сосредоточиться, хотя и выжигал его мозг. Байк вспомнил, как в детстве отец водил его в Центр пропаганды, где показывали фильм о вреде курения. Увеличенные картины гибнущих мозговых клеток производили сильное впечатление, особенно на маленького мальчика.

"Видишь, Микеле, - говорил отец, - пристрастие к табаку делает из людей идиотов. Постепенно, год за годом, незаметно для себя, они превращаются в простейшие машины - наподобие карманного фонарика".

"То есть они светятся, папа?"

"Да, сынок, если их включить, они светятся".

Фельдшер глубоко затянулся, и мозги стали проясняться.

"Так, повторять попытку абордажного захвата не стоит. Нужно брать "нюхача" на отдыхе. А бывает ли у команды "Китобоя" отдых? Или, пока им удача, они не останавливаясь куют "бабки"?

Фельдшер потянулся к микрофону и, включив его, позвал помощника:

- Дрейк, зайди ко мне.

26

Когда "Китобой" наконец прочно встал к причалу, капитан Макриди поднялся с пилотского кресла и, сладко потянувшись, сказал:

- Все, Стэн, часиков семь-восемь мы просто обязаны ничего не делать. Шутка ли, доставить восемнадцать тысяч тонн за сорок восемь часов.

- Сейчас встану, вот только с силами соберусь, - отозвался Кроуфорд. - У меня такое ощущение, что я уже сросся с этим креслом.

- Алло, капитан? - раздался голос бригадира швартовой команды, работающей на "Айк-Сити".

- Слушаю вас.

- "Китобою" нужны какие-нибудь ремонтные работы или заправка?

- Заправка - да, а ремонт не нужен. Хотя - нет, посмотрите левый борт, там должна быть небольшая вмятина.

- Больше ничего?

- Больше ничего.

- Желаю приятно провести время, сэр, - сказал бригадир и отключился.

- Хорошо, когда есть деньги. Можно ни о чем не думать. - Макриди подошел к иллюминатору и оценил новые надстройки "Айк-Металл". - Ты смотри, как они разошлись-то, а?

Кроуфорд подошел к капитану и тоже заглянул в иллюминатор.

"Айк-Сити" действительно смотрелся очень величественно. Его многоярусные, сверкающие огнями корпуса казались сказочным дворцом из далекого детского сна.

- Да, - покачал головой Кроуфорд, - но при их доходах они еще и не то могут себе позволить.

- А сколько действительно они имеют? - оторвался от окна капитан.

- Ну, давайте посчитаем, сэр. - Кроуфорд начал загибать пальцы: - Они берут у нас тонну сырья по сто кредитов и перегоняют ее в чистый G-кобалът. Средний выход - восемьдесят процентов. Потом продают металл по четыре с половиной тысячи кредитов.

- А амортизация оборудования, зарплата рабочим, диспетчерам, водителям тягачей? - напомнил капитан.

- Всем этим, сэр, можно пренебречь, поскольку они дают нам не полноценные деньги, а только их подобие. "Айк-Металл" расплачивается с нами своей собственной валютой, которую мы можем использовать только в системе "Айк-Металл" и нигде больше. Поэтому все, что мы получаем от корпорации, мы в конце концов тащим обратно. Таким образом, их навар составляет от восьми до десяти тысяч процентов.

- Ничего себе, - покачал головой Макриди. - Нам еще повезло, что у нас Одарес, а то перебивались бы, как остальные.

- Кстати, об Одаресе, сэр. Мы берем его в "Айк-Сити"?

Капитан тяжело вздохнул и сказал:

- Моя бы воля, я конечно бы оставил его на корабле, но ведь он тоже нуждается в отдыхе. Ну загоним мы его, сгноим в каюте, а дальше что? Ты же знаешь, что "нюхачи" народ тонкий, нежный. Чуть что не так - и у них весь талант пропадает. Так что нужно его выгуливать.

- Тогда надо будет получше за ним смотреть.

- Это конечно. Я приставлю к нему Лациса и Линникера. Дам им керамические пистолеты - их не определит металлоискатель, и пусть смотрят в оба.

Капитан помолчал, видимо представляя себе, как все это будет выглядеть на самом деле. Затем повернулся к Кроуфорду и сказал: - Ну пошли, что ли?

- Я готов.

- А это ничего, что у нас с тобой штаны мятые? - и капитан посмотрел на свои брюки.

- Думаю, для первого раза сойдет и так, сэр.

- Ты прав, - кивнул Макриди, - я тоже так думаю.

27

Полицейский провел по телу Линникера датчиком и сказал:

- Проходи. Следующий!

Следующим был Лацис. Полицейский проверил и его, но металлоискатель ничего не показал, и второй телохранитель Одареса тоже миновал пропускной пункт.

- Ну что, Одарес? - спросил Кроуфорд. - Куда теперь пойдем? К шлюхам?

"Нюхач" помолчал, а потом, словно что-то вспомнив, сказал:

- А вы не могли бы сводить меня в кино?

- Куда? - удивился Кроуфорд. - В кино?

- Да, - кивнул Одарес. - Это такие картинки на стене. На таком большом-большом экране.

Мимо прошли две свободные проститутки. Кроуфорд проводил их напряженным взглядом, затем снова посмотрел на Одареса и сказал:

- Кино здесь нет, Одарес. Здесь есть шлюхи, выпивка, э... бордель, бары, шлюхи.

- Это вы уже говорили, - напомнил Одарес.

- Точно, говорил, но я повторяюсь, потому что шлюх здесь очень много и выпивки тоже. А больше здесь ничего нет, - развел руками Кроуфорд.

Здесь есть только понятные и нужные каждому матросу развлечения, друг мой, а всякие там кино, музеи или библиотеки считаются самым тяжким извращением.

- Не знаю, что и выбрать, - пожал плечами Одарес - Пить мне нельзя, непременно скажется на работе, а вот женщины... Да, я бы с удовольствием пообщался с женщиной, - подвел итог Одарес

- Сдается мне, сэр, - заговорил Линникер, - что он собирается использовать баб не по назначению

- Я тоже так думаю, но, с другой стороны, это его дело. Одно мне непонятно, Одарес, ты же раньше был простым матросом. Откуда взялся в тебе этот академизм, извини за выражение? - спросил Кроуфорд

Одарес, как всегда, сделал небольшую паузу, а потом ответил:

- Работа "нюхачом" сильно меняет человека, сэр. Если бы вы сами занялись такой работой, вы бы тоже изменились.

- Ну уж спасибо - нет. Пусть я буду скотом, но я буду им оставаться потому, что мне это нравится

- Может, пойдем, сэр, а то на нас уже внимание начинают обращать? напомнил Лацис.

- Да-да, ребята, вы идите в бар, а я подожду капитана, - согласился Кроуфорд, и Одарес вместе с двумя телохранителями затерялся в толпе отдыхающих.

Кроуфорд не видел, как от дальней стены холла отделились два человека и двинулись вслед за Одаресом.

- Ну что, где наш кормилец? - спросил Кроуфорда капитан Макриди, успешно прошедший пропускной пункт

- Одарес высказал желание пообщаться с женщиной.

- О, как это неожиданно! - удивился капитан.

- Боюсь, сэр, что это не то, о чем вы подумали.

- Да? Ну что же, с возрастом я все чаще ошибаюсь. Слушай, Стэн, я хочу креветок с перцем. Уже три дня вижу их во сне - давай пойдем в пивной бар.

Кроуфорд был значительно моложе капитана Макриди и ему хотелось бы начать с другого, но он решил, что время еще есть и он успеет выполнить всю программу

- Хорошо, сэр, пойдемте искать ваши креветки.

28

На сцене под музыку барабанов и бубнов отплясывали полуголые люди. Линникеру они не мешали, однако отвлекали внимание Лациса, который немного нервничал и поминутно дотрагивался до пистолетной рукоятки.

- Да когда же он выберет, а? - негодовал Лацис, глядя на Одареса, который сидел в кругу самых дорогих проституток и проводил первоначальное тестирование. Девушки старались и так и эдак, чтобы заинтересовать богатого клиента, однако он продолжал задавать всякие странные вопросы, совершенно не относящиеся к предмету их бизнеса.

- А чего они набежали-то? - спросил Линникер.

- Он сказал, что заплатит тысячу, - ответил Лацис.

- Тысячу! Ну да ладно, деньги у него есть, и любой согласится, что он их честно заработал. Но чего ковыряться-то? Девочки - одна другой краше. Я бы выбрал вон ту, которая его обнимает. Стой! Роби, эта сука его душит!

Телохранители вскочили со своих мест и бросились на выручку "нюхача", однако его уже подхватили двое здоровых парней и, словно куклу, бегом потащили к выходу.

Линникер вскинул пистолет и прицелился. Когда один из парней закрыл Одареса спиной, раздался выстрел. Похититель сделал два шага и упал. Его напарник, одной рукой продолжая удерживать Одареса, выхватил укороченный дробовик и выстрелил в ответ.

Картечь прошла мимо телохранителей, но ударила точно в гущу танцующих на сцене. Послышались крики и грохот падающих на пол тел.

Намереваясь зайти с тыла, Лацис выскочил в коридор через вторую дверь, однако там был встречен картечью сообщников похитителей. Получив ранение в ногу, Лацис вернулся назад, и в этот момент в бордель ворвалось еще человек восемь вооруженных людей.

Лацис и Линникер выстрелили почти одновременно, и двое нападающих упали на пол. Неизвестно, что случилось бы дальше, но неожиданно с балкона второго этажа послышались гулкие выстрелы из пистолета большого калибра.

В ответ нападающие открыли беспорядочный огонь из автоматов, и не успевшие покинуть холл посетители и, девицы начали валиться на пол. Выстрелы и безумные крики сотрясали весь бордель, а в воздухе повис устойчивый запах горелой изоляции.

К тому моменту, когда у Линникера кончились патроны, все боевики уже лежали на полу и не подавали признаков жизни. Выглянув из-за кресла, за которым он прятался, Линникер увидел, что Роб Лацис лежит в луже крови. Переведя взгляд в сторону балкона второго этажа, он заметил голого чернокожего парня. Неожиданный помощник сверкнул белозубой улыбкой и помахал Линникеру рукой:

- Вуди Армстронг, к вашим услугам!

- Эй ты, стрелок, так мне одеваться или как? - крикнула его девушка, заглушая раздававшиеся плач и стоны.

- Нет-нет, крошка, я уже иду, - отозвался стрелок и ушел с балкона.

Как всегда, с запозданием, прибыла охрана. Линникер предусмотрительно забросил свой пистолет подальше и смешался с толпой набежавших зевак. Ему нечего было здесь делать, поскольку изрешеченный картечью Одарес лежал среди тел похитителей.

По всей видимости, его застрелили, когда поняли, что утащить добычу не удастся.

Линникер шел по коридору и размышлял: "Вот и все, закончилось наше везение. Теперь обзаведемся числителем и будем нищенствовать, как все честные промысловики".

Существовал еще другой вариант: на карточке Линникера было около десяти тысяч, при обмене на нормальные деньги - один к полтора, этой суммы хватило бы на обустройство на новом месте. Вот только где оно, новое место? Этого Линникер не знал.

Встречные люди толкали и обходили Линникера, а он все шел и шел, находясь в туманном оцепенении, пока кто-то не схватил его за локоть:

- Эй, Линникер, что там была за стрельба и где Одарес? - Прямо перед собой Линникер увидел встревоженные глаза капитана Макриди.

- Их убили, сэр. Обоих - Лациса и Одареса. Капитан отпустил руку матроса и кивнул головой:

- Да, я чувствовал. Я чувствовал, что сегодня что-то такое произойдет.

- Пойдемте обратно на корабль, сэр, - осторожно предложил Кроуфорд.

- Отчего же, Ник? Как раз теперь спешить некуда. Можно пойти и напиться как следует.

29

Проститутка с обесцвеченными волосами курила одну за одной дешевые сигареты "Маус" и смотрела куда-то далеко вперед сквозь стены и перегородки "Айк-Сити". На ее большой груди покоилась голова спящего Кроуфорда, который ровно дышал и слегка морщился во сне, когда табачный дым попадал ему в нос.

Капитан Макриди сидел рядом за столом и пил мятную "панку". Алкоголь на него не действовал, и в голове крутились варианты дальнейшего устройства судьбы "Китобоя" и всей команды. Конечно, Фил Макриди не должен был нянчиться с каждым матросом или рабочим ремонтной команды, но капитан привык к своим людям, и ему хотелось, чтобы команда "Китобоя" существовала и дальше.

- Филипп? - послышался чей-то хриплый голос над самым ухом.

Макриди медленно повернул голову и заторможенно уставился на незнакомое бородатое лицо.

- Филипп, ты не узнаешь меня? Это я - Андрей Гальяно.

- Андрей? - непонимающе переспросил Макриди. В голове натруженно застрекотали несмазанные шестеренки, но в конце концов последовала положительная реакция: - Гальяно! Гальяно-Волкодав! Садись, дружище, отпразднуем вместе!

- А чего ты празднуешь? - спросил Андрей, усаживаясь рядом с Макриди.

- Горе злосчастное, - невесело усмехнулся Макриди. - Вот познакомься, Андрей, это мой помощник Ник Кроуфорд. Очень хороший парень, - представил Кроуфорда капитан Макриди и только сейчас заметил, что его помощник спит на груди у девицы.

- Вот незадача, - пожал плечами Филипп, - Ник, эй, Ник! - Макриди хотел приподняться, чтобы дотянуться до помощника и растормошить его, но у него ничего не получилось - несмотря на то что голова была ясная, ноги повиноваться отказывались.

- Да ты, я гляжу, здорово набрался, - заметил Гальяно. - Ты чего празднуешь?

- Я же сказал - горе. У меня сегодня "нюхача" убили.

- Постой-постой, - Андрей затянулся какой-то дрянью из глиняной трубки и выдохнул дым в сторону, - что-то я слышал про твою удачу, про твое волшебное везение.

- Вот-вот. Слышал и больше не услышишь. Одареса застрелили из дробовика. Макриди горестно вздохнул. - Как какого-нибудь зверя. Как какого-нибудь зверя, Андрей. Ты понимаешь? Слушай, что за дрянь ты куришь, а, Андрей? Это напоминает какое-то химическое оружие, - поморщился Филипп.

- Таблетки Калмахера - не слышал?

- Нет, - покачал головой Макриди.

- Дело в том, что я пять лет пил как проклятый, и ничего мне не помогало. Не поверишь - четыре раза закладывал свой "Спайк", но всякий раз удавалось его выкупить. И вот теперь курю эту дрянь. Здоровья они мне не прибавляют, но пить я перестал.

- Да, Андрей, выглядишь ты хреново, - кивнул Макриди. - Кстати, а чем ты занимаешься, кроме того, что куришь эту дрянь?

- По-прежнему работаю на своем "Спайке". Только на другом участке.

- Сам ловишь?

- Нет. Не получается у меня. Работаю на побегушках - если у кого-то на числителе всплывает сразу два "окна", они связываются со мной, и я за двадцать процентов добычи ловлю их астероид.

- Ну и как?

- Да на хлеб хватает. Иногда дают и премии.

- Неплохо. Мне бы так пристроиться. Только вот к кому? У нас на участке я был самый удачливый.

- Ну так брось это дело - небось деньжат-то скопил?

- Деньжат-то скопил, но ты же знаешь, Андрей, промысловики без дела быстро спиваются. К столику подошел официант и спросил:

- Еще что-нибудь желаете, господа?

- Для начала убери бутылки, - распорядился Гальяно, и пока официант собирал пустую посуду, Андрей, подумав, спросил:

- Кто сейчас самый удачливый капитан на местном участке?

~ Люди разное говорят, сэр, - ушел от ответа официант. Ему не понравилось, что вместо дополнительного заказа его заставили собирать бутылки.

- Вот этот господин, сынок, может дать тебе хорошие чаевые, если ты скажешь, кто сегодня лучший.

Официант вопросительно посмотрел на Макриди, а тот, в свою очередь, утвердительно кивнул и заплетающимся языком проговорил:

- Пятьдесят кредитов тебя устроит, парень?

- Да, сэр, устроит. Так вот, господа, самым лучшим сейчас является старая развалина - "Прима". Недавно у них убили капитана - Джулиана Крепса. Все ожидали, что судно пойдет с молотка. Уж больно много было у Крепса долгов, однако после смерти капитана дела пошли в гору. В первый же выход

"Прима" взяла "десятитысячник" - такого вообще никто не видел А теперь корабль все время в работе, и буксиры едва успевают выполнять его заказы.

30

"Мановар" натужно ревел двигателями, пытаясь остановить быстрый "трехтысячник". Наконец астероид начал останавливаться и вскоре совсем сдался на милость победителя. Буксир выпустил форсажные струи и начал разгонять свою добычу в сторону "Лик-Металл".

- Эй, на буксире, у тебя все в порядке? - спросил по радио Шкиза.

- Да, "камешек" под контролем.

- Тогда дуй к фабрике, а мы пошли дальше.

- А сопровождать не будете?

- Нам некогда, парень, мы идем за следующим.

- Ну вы лихие ребята! - удивился водитель буксира. - Ну ладно, желаю вам удачи. Ваша удача - мой заработок.

Шкиза отключил связь и посмотрел на стопку бумажек с указанными адресами готовых "окон" Эдди работал как машина и выдавал все новые координаты.

- Мы не осилим и десятой части этих "окон", - покачал головой Фриц Спилберг.

- Что делать, - развел руками Шкиза, - это, конечно, проблемы, но приятные проблемы. - Он ввел в бортовой компьютер очередные координаты и включил автопилот.

- Уф, устал, честное слово! - пожаловался Шкиза, разваливаясь в пилотском кресле. В этот момент, держась при разгоне за стенки, в рубке появился Эдди Шиллер.

- Ты чего, Эдди? Еще адресок принес? - спросил Фриц.

- Даже парочку.

- Мы и так уже не справляемся. Нужно что-то предпринимать - много "камешков" превращаются в "дикарей".

- Давайте подумаем...

В этот момент писк радара дал знать о появлении незнакомого судна. Шкиза посмотрел на экран и сообщил:

- Промысловое судно. Кажется, оно мне знакомо. Точно - это "Китобои".

И в подтверждение его слов на открытой волне прозвучал голос:

- Капитан "Китобоя" Макриди приветствует капитана "Примы". Извините, что не знаю вашего имени. Я был знаком только с Джулианом Крепсом.

- Здравствуйте, капитан Макриди, меня зовут Байрон Шкиза, я исполняю обязанности капитана.

- У меня к вам небольшое дело, мистер Шкиза. И я хотел бы переговорить с вами лично.

- Ничего не имею против, капитан Макриди, но сейчас мы идем к очередному "окну" и у нас в запасе будет только полчаса, - ответил Шкиза.

- Позволь мне поговорить с ним, - подошел к Шкизе Эдди и, взяв микрофон, сказал:

- Мистер Макриди, с вами говорит "нюхач" "Примы" - Эдди Шиллер. Может быть, вы скажете нам, в чем суть вашего предложения?

- А, так вы уже слышали?

- Нет, мистер Макриди, мы ни о чем не слышали, но если удачливый "Китобой" ищет встречи с "Примой", значит, что-то произошло.

- Вы правы, мистер Шиллер. Действительно произошло - нашего "нюхача" застрелили на "Лик-Сити", после того как не смогли его похитить, а я слышал, что у вас полно работы. Ну и хотел наняться в помощники.

- Окей, мистер Макриди, сколько вы хотите? - деловым тоном осведомился Шиллер.

- Э... Я думаю, двадцать процентов, сэр, - осторожно предложил Макриди.

- Пусть будет тридцать. Вы готовы приступить немедленно?

- Да, сэр, конечно. - Макриди не ожидал, что все произойдет так быстро.

- В таком случае, капитан, вы прямо сейчас получите координаты "окна". Как только передадите астероид тягачу, сразу свяжитесь с нами, чтобы получить следующие координаты. Сопровождать астероид до фабрики не нужно.

- Я понял, сэр.

- Передавай ему координаты, - обратился Эдди к Шкизе. Затем повернулся к Фрицу и добавил: - Вот и решение нашей проблемы.

- Один Макриди нас не спасет, Эдди, - покачал головой Спилберг...

- Я имею в виду не Макриди, а сам принцип. Нужно набрать побольше помощников.

- А где же их взять? - развел руками Фриц. Подумав, Эдди ответил:

- А вот вы со Шкизой и будете моими следующими помощниками.

- Что? - не понял Спилберг.

- Сколько у нас на счету? - не ответив Фрицу, спросил Эдди.

- Миллион триста. Правда, без последнего "камешка".

- Очень хорошо. А сколько стоит новый корабль?

- Ты хочешь заменить "Приму"?

- Спилберг, отвечай на вопрос, - жестко приказал Шиллер.

- Извини, Эдди. Какой корабль тебя интересует?

- Нам нужны небольшие подвижные суда для передвижения от "окна" к "окну". Никаких военных сопровождений, прикрытий, собственных пушек, скорострельных гарпунов. Только основные функции - пришли к "окну", поймали астероид и передали его "мановару". Больше ничего.

- Тогда "рапид" - самая подходящая машина. Скорость, экономичность, небольшие размеры. Правда, они дорогие, как-никак на ионной тяге.

- Сколько? - уточнил Эдди.

- Восемьсот тысяч.

- Это нам по карману. Значит, так, Фриц. Кто, кроме вас со Шкизой, может разобраться во всей навигационной кухне?

- Райх может. У него образование инженера. Да и Леон-Очкарик. Он вообще все эти дела как свои пять пальцев знает.

- Очень хорошо. Отправляйтесь со Шкизой на "Айк-Сити", покупайте два "рапида" и набирайте на них новые команды.

- И что потом? - спросил ошарашенный Фриц.

- Работать. За тридцать процентов, как Макриди. Корабли я вам дарю, плюс ко всему вы будете получать по два процента от общей прибыли.

- По два процента? - спросил Шкиза. - А куда же будут деваться остальные девяносто шесть?

- Девяносто шесть процентов - мои, - безапелляционно заявил Эдди.

- Но... Но зачем тебе такие деньжищи? - спросил Спилберг.

- О, ребята, у меня большие планы! - Эдди положил руку на плечо Спилбергу и повторил: - У меня очень большие планы.

31

Начальник службы экономической безопасности корпорации "Айк-Металл" Рубен Заки сидел в приемной одного из директоров и ждал, пока тот освободится и примет его для доклада. Прошло уже пятнадцать минут, но из кабинета Грэма Брайтона никто не выходил и оттуда не доносилось ни звука.

- Кто там у него? - спросил Рубен у Моники, секретарши Брайтона.

Та посмотрела на настенные часы, а потом ответила:

- Подождите, мистер Заки, через семь минут директор освободится. - И добавила: - У него Сюзи и Арабелла.

- Сюзи и Арабелла? - не понял Заки.

- Ну да, ведь сегодня среда, - невозмутимо добавила Моника.

"Старый козел. Уже песок из него сыплется, а туда же..." - рассердился Заки.

- Э... Моника, а вы не пойдете к мистеру Брайтону, после Сюзи и Арабеллы? Видите ли, дело в том, что у меня срочное дело и...

- Нет-нет, мистер Заки, не беспокойтесь. У меня здесь совершенно другие функции, - успокоила Рубена Моника. - И потом одной таблетки энтагры хватает только на двух девушек.

- Так это у него из-за таблеток?

- А что вы хотите от человека в шестьдесят восемь лет? Только таблетки, и ничего более. Однако они совершенно безвредны и, я слышала, даже омолаживают и укрепляют организм.

В этот момент из кабинета Грэма Брайтона раздался крик ужаса.

Рубен и Моника переглянулись. Крик повторился, и из кабинета в приемную выскочили две девушки.

- Он умер! Он умер! - истерично выкрикивала девушка с шоколадной кожей.

- Вот так номер, - покачала головой Моника. Она осторожно подобралась к приоткрытой двери и заглянула внутрь.

- Кто у нас главнее - Журден или Парризи? - спросил Заки.

- Журден, - ответила Моника.

- Тогда я пойду к Журдену. Дело очень важное и не терпит отлагательства.

32

Секретарша Майкла Журдена выглядела не так хорошо, как Моника, и из этого Рубен Заки сделал вывод, что директор Журден настроен на более деловой лад, нежели Брайтон.

- Здравствуйте, я к директору Журдену. У меня важная информация.

Секретарша с лошадиным лицом взглянула на Заки поверх очков и строго спросила:

- А вы кто такой?

Рубену захотелось ей нагрубить, но он сдержал себя и представился:

- Я шеф службы экономической безопасности Рубен Заки.

- Очень приятно, мистер Заки, - улыбнулась секретарша, продемонстрировав такие же лошадиные, как и ее лицо, зубы. - А я Лола.

Заки ответил ей нервной улыбкой и. выбрав место подальше от Лолы, сел, не дожидаясь приглашения.

- Так когда же меня сможет принять директор Журден, мисс Лола?

- О, так сразу трудно сказать, - наморщила лоб секретарша. - Сейчас у него час вишневого пирога, а потом...

- Чего час, простите? - приподнялся со своего места Рубен.

- Вы слышите это постукивание?

Заки прислушался и действительно услышал отчетливые щелчки, доносящиеся со стороны двери директора.

- Услышали?

- Да, очень хорошо слышу, - кивнул Рубен.

- И что это, по-вашему?

- Мыши.

- А вот и не угадали! - радостно засмеялась Лола.

"Да она редкостная дура..." - поразился Заки.

- А вот и не угадали! Это мистер Журден бросает в дверь вишневые косточки Они отскакивают и попадают прямо в корзину для бумаг.

"Полный маразм. Полный маразм - они все здесь посходили с ума. Вот вам следствие безмятежной жизни абсолютного монополиста..." - продолжал ужасаться Рубен. Ему давно не приходилось сталкиваться с бюрократической машиной компании, поскольку никаких проблем с экономической безопасностью не было.

- А зачем он это делает?

- Вот! - Лола со значением подняла указательный палец. - Вот главный вопрос! Вопрос из вопросов: "Зачем?"

- Ну и... - подтолкнул ее Заки, опасаясь, что вступление затянется.

- Это тест. Психологический тест. После того как пирог будет съеден, мистер Журден пересчитает все косточки - те, что попали в корзину, и те, что не попали, а потом на основании этих цифр проведет детальный анализ по формуле Бруни-Фертфайла.

- И что дальше? Лола снисходительно посмотрела на гостя:

- Мистер Заки, вы представляете себе, что такое социапатический абсцесс?

- Нет, - признался Рубен.

- Так я и знала, - произнесла Лола, и в уголках ее рта залегли скорбные складки.

Не зная, что еще сказать, Заки молчал. Мерное пощелкивание за дверью продолжалось. Рубен посмотрел на часы - он сидел в приемной полчаса и уже начинал злиться.

- Мистер За-ки-и... - пропела Лола.

- А? Что? - очнулся Рубен и потер глаза. - Ой, извините, кажется, я уснул.

- Ничего страшного, мистер Заки. Такое случается. Надеюсь, вам приснилось что-то приятное?

Рубен посмотрел на стул, стоявший возле секретарского стола, а потом перевел взгляд на улыбающуюся физиономию Лолы.

- О да, мисс Лола, это был приятный сон.

- Вы слышите? Косточки щелкают значительно реже.

- Это хорошо? - спросил Рубен.

- Это означает, что час вишневого пирога заканчивается. Последние косточки мистер Журден бросает особенно тщательно.

- Ага, - понимающе кивнул Заки.

Спустя три минуты директор Журден вышел в приемную и, не говоря ни слова, положил на стол секретарши листок с цифрами.

- Так-так, - сказала Лола, изучив цифры, - не то чтобы очень, но определенная динамика прослеживается.

- Не просто динамика, а какие-то даже спазматические импульсы, - уточнил Журден.

- Да, именно спазматические импульсы, - кивнула Лола, - однако продолжающие общую тенденцию и не выходящие из поля допустимых погрешностей.

- М-м-м... пожалуй, - согласился директор Журден и в этот момент увидел Рубена Заки. - О, у нас посетитель! Вы ко мне?

- Да, сэр, к вам.

- Отлично. А вы кто, простите?

- Это шеф экономической безопасности мистер Рубен Заки, - представила Рубена Лола.

- О, мистер Заки, - Журден шагнул к Рубену и пожал ему руку. - Очень приятно. Жаль, что не имел чести познакомиться с вами раньше. Так какое у вас ко мне дело?

- Я принес доклад. У нас есть основание полагать, что...

- Постойте-постойте, но ведь всеми этими делами занимается Брайтон, вспомнил директор Журден. - Да, точно, Брайтон. Идите-ка вы к нему, дорогой мистер Заки.

- Это невозможно, сэр, поскольку мистер Брайтон умер.

- Ну это же чепуха, я только сегодня разговаривал с ним по телефону.

- Утром он был еще жив, сэр, и умер как раз в тот момент, когда я сидел в его приемной.

Повисла пауза, после которой Журден произнес трагическим голосом:

- Еще один сгорел на работе. Грэм совершенно не щадил себя.

- Это точно, - подтвердил Заки.

- Лола, - повернулся Журден к секретарше, - это хорошо, что вы сегодня в трауре. Это очень кстати.

- Черный - мой любимый цвет, - пояснила секретарша.

- Отличный выбор, - похвалил Журден, - черный цвет даже живого человека делает элегантным. А почему вы пришли ко мне, а не к Парризи? - неожиданно спросил он.

- После Брайтона вы выше по должности, сэр, - пояснил Рубен.

Журден вопросительно покосился на Лолу, и та утвердительно кивнула.

- Ну что же, - вздохнул директор Журден, - ничего не поделаешь, проходите в мой кабинет.

Директор пропустил Заки вперед и, пройдя следом, закрыл дверь.

- Надеюсь, вы не отнимете у меня слишком много времени, а то, знаете ли, я просто зашиваюсь - так много работы.

- Я постараюсь быть кратким, сэр, - заверил его посетитель.

- Пожалуйста, мистер Заки, присаживайтесь и рассказывайте, в чем ваши проблемы?

- Это не мои проблемы, сэр, это проблемы корпорации. Дело в том, что в последнее время в организации добычи сырья произошли некоторые изменения.

- А именно?

- Есть небольшая группа людей, которая руководит несколькими судами. Они безошибочно находят "окна" с астероидами и работают очень эффективно.

- Ну так это же прекрасно, мистер Заки! Мне непонятна ваша озабоченность. Чем больше они доставят нам сырья, тем выше будут наши прибыли. Вам, должно быть, известно, что очищенный G-кобальт уходит у нас, что называется, прямо "с колес".

- Дело в том, сэр, что еще два месяца назад у этих людей был только один старый корабль, а теперь у них восемнадцать судов - это только два процента промысловых судов участка, однако они делают тридцать процентов обшей добычи своего района.

- Мне все еще непонятны ваши опасения, мистер Заки. В чем тут опасность? В чем?

- Сейчас эта группа дает три процента нашей общей добычи, но как только они смогут добывать семь процентов от общего количества нашего сырья, их доходы позволят им самим построить перерабатывающую фабрику. Сначала небольшую, но при их динамичном развитии мы очень скоро получим сильных конкурентов.

- Что, таких же мощных, как "Айк-Металл"? По-моему, это нереально. Но думаю, что эту информацию все равно следует довести до Совета директоров. Ну, скажем - Журден полистал свой календарь и ткнул в него пальцем, - вот через неделю будет заседание. Там и решим.

33

Райх несмело вошел в капитанскую рубку и остановился напротив Шиллера и Леона-Очкарика, занимавшихся поиском новых "окон"

- А, пришел? - увидел механика Эдди - Присядь пока, сейчас мы закончим.

Райх присел на привинченный к полу стул и стал с интересом наблюдать за тем, что делали Шиллер и Леон. Неожиданно он заметил, как сильно изменился Эдди Вчерашний мальчик-юнга, казалось, раздался в плечах, а в его глазах появилась непоколебимая уверенность в своей силе и правоте. Уже все члены экипажа без колебаний признали Эдди Шиллера капитаном "Примы" и беспрекословно выполняли все его приказы.

- Ну вот. Кажется, получилось, - сказал Шиллер Леону, - сгруппируй данные и занеси в архив, позже мы к ним еще вернемся.

Эдди подошел к Райху и сел напротив него. Механик еле подавил в себе желание встать и слушать Шиллера стоя.

- Ну как, Бени, не надоело еще работать механиком? - задал вопрос Эдди.

- А что такое, сэр, я что-нибудь не так делаю? - насторожился Райх.

- Да нет, - улыбнулся Шиллер, - наоборот, в последнее время ты стал работать намного лучше. Все это заметили. Но для человека с образованием можно было бы найти и лучшее применение. Как ты думаешь?

- Например?

- Как называется твоя специальность?

- Промышленное строительство космических модулей.

- Прекрасная специальность, - развел руками Эдди. - Как раз то, что нам нужно. Надеюсь, ты не забыл, как выглядят чертежи?

- Это невозможно, сэр, - усмехнулся Райх - А что вы задумали? Сборка модулей - дело весьма дорогое.

- Деньги у нас теперь есть, Бени. И мы должны начать строить собственную станцию. Я уже связался с Регистрационной палатой и зарегистрировал точку под новое строительство. - Видя неприкрытое удивление Райха, Эдди улыбнулся: - Вот так, механик, будем расширяться. "Прима" становится слишком тесной для размещения нашего штаба

- Штаба?

- Конечно. Скоро нам понадобится штат из десятков, сотен сотрудников. Где мы их разместим? Так ты готов?

- Да, сэр, - хрипло ответил Райх. От волнения у него запершило в горле.

- Кого мы возьмем в качестве подрядчика?

- Э... Можно обратиться к "ПЕНТО", у них есть хорошие строительные структуры, или к "Спейс билдинг". Хороши также ребята из Финх-Недд, "Коул и Лестер".

- Прекрасно, свяжись с ними и выясни, кто сколько запросит. Пока что мы можем рассчитывать на пятьдесят миллионов кредитов.

- Денег "Айк-Металл"?

- Нет, полновесной валюты, которая лежит на нашем счету в "Лиддас бэнк систем".

- Ну, сэр, вы даете, - покачал головой Райх.

- У нас нет другого выхода, Бени. Скоро на "Айк-Металл" поймут, что мы из себя представляем, и тогда они возьмутся за нас всерьез. Времени мало, и мы должны успеть приготовиться к любым действиям главного монополиста.

34

Несмотря на все усилия Рубена Заки, на заседание Совета явились только четверо из восьми директоров корпорации. Из них только один Грэм Брайтон отсутствовал по уважительной причине. Остальные неявившиеся с готовностью отдали свои голоса за все решения, которые придумают их коллеги.

- Итак, господа, я оглашу повестку сегодняшнего заседания, - объявил председатель Совета Шандор Гретски. - Итак, пункт первый - умер Грэм Брайтон, - Председатель поднял глаза на присутствующих и строго произнес: - Если это шутка, то совершенно дурацкая. Кто вписал этот пункт?

- Я вписал, - поднял руку Журден, - Брайтон действительно умер.

- Да он нас разыгрывает! - радостно засмеялся Бэйб Строутлиб. Он щелкнул зажигалкой и, прикурив сигару, выдохнул дым на Журдена. - М-м... вспомнил! Сегодня же первое апреля!

Председатель открыл настольный календарь, покопался там пару минут и наконец внес ясность:

- Ничуть не бывало - сегодня четвертое декабря.

- Давайте заслушаем шефа экономической безопасности мистера Заки, предложил Журден.

- Ну что же, давайте заслушаем, - согласился Гилли Кнацель.

- Уважаемые господа, - сдержанно начал Заки, - на контролируемом нашей корпорацией пространстве появилась динамично развивающаяся группа, которая вскоре может составить нам конкуренцию.

- Это что-то из области фантастики, - растянул губы в презрительной улыбке директор Кнацель. Он говорил немного в нос, и от этого его слова казались особенно обидными.

- Что именно, сэр? - уточнил Заки.

- Ну эта ваша - "группа". Вот если бы вы сказали, что в наши дела вмешался сырьевой департамент Промышленного Союза или гигант Метрополии "Ферросинтез". Но какая-то неизвестная группа... Не понимаю вас.

- Я уже докладывал директору Журдену о том, что сейчас эта группа контролирует три процента нашей добычи. Когда она начнет добывать семь процентов, ее доходы позволят построить собственную перерабатывающую станцию.

- Ага, - начал понимать Кнацель и сморщил физиономию в мыслительном усилии. - Так-так. У вас есть какие-нибудь цифры?

- Вот, пожалуйста, сэр. - Рубен открыл папку и протянул директору исписанный лист.

Кнацель углубился в цифры, и в зале совещаний воцарилась тишина.

Председатель с опаской посматривал на листок, который изучал его коллега, - Шандор Гретски отвык от финансовых баталий, и единственный шум, который его не пугал, являлся шумом бурной денежной реки, которую словно насос перекачивала компания "Айк-Металл".

Гретски перевел взгляд на Бэйба Строутлиба - тот невозмутимо курил сигару, рассеянно глядя в дальний угол помещения.

- Любопытно, - сказал наконец директор Кнацель. - Любопытно, - повторил он, - но и только. Пока я не вижу причин для беспокойства.

В это время в кармане у Заки пискнула записная книжка.

- Извините, господа, - сказал он и, достав книжку, прочитал текст сообщения. - Ну вот, как раз по нашей теме.

- Информация об этой группе? - уточнил Кнацель.

- Да, сэр. Здесь сообщается, что они начали монтаж собственной станции. Официально они объявили, что строят "небольшой офисный комплекс". И еще сведения от нашего информатора из "Лиддас бэнк систем". Эта же группа запросила у них кредит.

- Какой?

- Тут не сказано.

- Так, - снова наморщил лоб Кнацель, - оставьте-ка мне все свои записи. Это во-первых. А во-вторых, Шандор, пора нам поговорить с Арбитром.

- Что ты. Гил! - замахал руками Гретски. - Неужто ты собираешься устраивать настоящую войну?

- Пока не знаю, Шандор, но, судя по всему, этого нам не избежать. Надо задавить этих выскочек, пока они не накачали мускулы.

- Может быть, для начала попытаться их купить? - предложил Журден.

- Мы непременно попытаемся это сделать, но, как показывает опыт, подобные выскочки очень амбициозны, - сказал Кнацель.

- Ну что, заседание закончено? - спросил у него председатель.

- Да, Шандор, можешь стучать своим молотком.

35

Утром император Джон посещал корпуса Императорского механического завода. Бесконечные штамповочные линии заполняли лязгом все пространство цехов. Со сборочных конвейеров один за одним сходили солдаты будущей большой войны.

Джон был доволен темпами производства. За два оставшихся до начала кампании месяца он уже мог рассчитывать на двадцать семь миллионов "баддистеров".

С завода императора повезли прямо на полигон, где он лично убедился в эффективности новых солдат. "Бадди" точно выполняли отдаваемые компьютером команды, а инженер Том Киббер заверил императора, что вскоре будут готовы солдаты, воспринимающие голосовые команды.

Теперь император Джон вспоминал прошедшие за день события - одно за другим, стараясь отогнать мысли о Линде Бруэс, но это плохо помогало ему, и образ Линды атаковал его снова и снова, бередя мучительные воспоминания и практически парализуя волю.

"Больше так жить нельзя", - решил Джон. Он позвонил в колокольчик и позвал слугу.

- Да, Ваше Величество, - согнулся в поклоне старый лакей.

- Я еду в замок Руш, Римас.

- Слушаюсь, Ваше Величество. Через минуту кортеж будет у ворот.

- Нет, Римас, не нужно никакого кортежа. Только один автомобиль, и все.

- Как вам будет угодно, Ваше Величество, но...

- Я не желаю слушать твои нравоучения, Римас, - отрезал Джон. Слуга еще раз поклонился и вышел.

Когда император спустился к машине, у открытой дверцы кроме шофера и Римаса стоял Кай - желтолицый телохранитель императора, ведущий свой род от знаменитых "пауков" - гвардейцев империи Финх-Недд.

Джон не стал выговаривать Римасу за то, что тот известил Кая о поездке.

"Он прежде всего заботится обо мне", - рассудил император, усаживаясь на кожаные, немного холодные подушки сидений.

Водитель занял свое место, рядом с ним расположился Кай. Потянулась неловкая пауза. Нужно было дать водителю команду, но Джон все еще сомневался стоило ли ему ехать. Он понимал, что встреча с Линдой могла еще сильнее расшатать его психику.

- В замок Руш, - еле шевеля губами, произнес император, и машина плавно тронулась с места.

Дворец удалялся все дальше, наконец машина выехала за ворота и покатилась вдоль Серебряного озера.

В свете дорожных фонарей вода в озере казалась черной и холодной. Император вспомнил те времена, когда его невозможно было вытащить из воды и он, как любой мальчишка, готов был плескаться в купальне до посинения.

Позже его интерес сместился к женской купальне, особенно в дни торжеств, когда на Эбол слетались особы королевских кровей - прекрасные принцессы. А потом... И снова Линда захватила все его мысли. Ведь и с ней он ходил на Серебряное озеро.

У развилки машина притормозила, и шофер вопросительно посмотрел на Кая. Только он определял, какой маршрут сегодня наиболее безопасен. Его внутреннему чутью доверяли, и благодаря этому таланту Кай сделал при дворе завидную карьеру.

- Направо, - обронил телохранитель, и машина поехала дальше - через темную ореховую рощу и сельскохозяйственные угодья Служба безопасности следила за тем, чтобы вокруг резиденции императора селились только фермеры.

Мрачно и таинственно, словно неопознанный объект, надвигался из темноты лишенный огней замок Руш. Чтобы случайно не въехать в закрытые ворота, шофер включил инфракрасную подсветку и повел машину медленнее.

Когда до замка оставалось не более шестидесяти метров, проем ворот осветился цепочкой тусклых огоньков, а на экране тепловизора появилось разноцветное изображение охранника.

Кай опустил пуленепробиваемое стекло и негромко сказал:

- Его Величество.

Охранник кивнул и включил механизм открывания ворот. Многотонные створки разошлись без единого звука, и машина плавно вкатилась на мощенный булыжником двор.

Шофер подогнал лимузин к главному подъезду и остановился.

По ступенькам сбежал комендант и, опередив водителя, открыл императору дверцу.

- Бесконечно рады оказанной чести, Ваше Величество.

- Вы комендант?

- Так точно, Ваше Величество. Комендант особого блока изоляционного содержания полковник Зальц.

- Очень хорошо, полковник. Проводите меня в ваш кабинет.

Заметно волнуясь, полковник то забегал вперед, то уступал Джону дорогу и в конце концов наступил императору на ногу.

- Пустяки, - бросил Джон и, пройдя в кабинет, добавил: - Закройте дверь плотнее.

Комендант выполнил приказ и остался стоять у дверей навытяжку, не сводя взгляда с туфли императора, на которой остался пыльный след от полковничьего сапога.

"Старая неуклюжая свинья! - ругал себя полковник. - Старый хромой баран!" - придумывал он все новые ругательства.

- Вы должны устроить мне встречу с одним из ваших подопечных, полковник Зальц.

- Да, конечно, Ваше Величество, только...

- Что "только"?

- Если только это не грозит безопасности Вашего Величества. У нас здесь сидят всякие люди...

- И убийцы?

- Нет, Ваше Величество. Убийцы сидят в обычных тюрьмах, а у нас содержатся только профессиональные ликвидаторы, которые работают не за деньги, а за идею.

- Думаю, что узник, который меня интересует, к таковым не относится, сказал Джон не слишком уверенно. - Это женщина. Линда Бруэс.

Император напрягся, ожидая, что комендант возразит или попытается отговорить его, но тот утвердительно кивнул и сказал:

- Да, Ваше Величество, встреча с этой узницей не слишком опасна. Насколько мне известно, мисс Бруэс содержится здесь в целях ее же собственной безопасности.

"Не слишком же много тебе известно", - заметил про себя Джон.

- Ваше Величество может поговорить с ней в этом кабинете или в ее э... комендант хотел сказать привычное "в камере", но передумал, - в ее апартаментах.

- Лучше в апартаментах, - выбрал Джон. - Только не нужно ее подготавливать. Я хочу прийти неожиданно. Или она сейчас спит?

- Нет, Ваше Величество, она не ложится раньше одиннадцати, а сейчас только десять. Прошу вас, следуйте за мной.

Шаги кованых сапог полковника гулко отдавались под сводами длинных коридоров. Через каждые сто метров приходилось открывать снабженные электронными замками двери. Комендант набирал код под строгим наблюдением беспристрастных часовых. Одна ошибка при наборе, и охранники готовы были пустить в ход оружие.

Джон с интересом рассматривал многочисленные видеокамеры, сканеры и датчики, висевшие во всех углах. Время от времени они с полковником проходили через участки, заполненные светящимися нитями лучей.

- Зачем все это? - спросил коменданта Джон.

- Это контрольные объемы, Ваше Величество, мы можем пересекать лучи только в одну сторону. Вернуться уже нельзя.

- А как же выходить?

- По другому коридору. У нас везде движение только в одну сторону.

- От вас не сбежишь.

- Не сбежишь, Ваше Величество, - довольно заулыбался комендант, - ни за что не сбежишь. Ну вот мы и пришли. За этой дверью мисс Бруэс.

- Так быстро? - задал Джон глупый вопрос. Его ноги будто пристыли к полу, и он не мог сделать ни одного шага. - А... как же я войду, ведь дверь, наверное, на замке?

- Да, Ваше Величество, на замке, но только если открывать ее изнутри. А снаружи пожалуйста, потянул за ручку - и она открылась.

- Хитро придумано.

- Стараемся, Ваше Величество. И еще, Ваше Величество, у меня небольшая проблема.

- Какая проблема? - не понял Джон.

- С одной стороны, этические нормы, а с другой - долг. Внутри установлена видеокамера - так положено, но в данном случае, я полагаю, ее можно отключить? - заговорщицким тоном уточнил комендант.

- Лучше отключить, - сказал Джон, чувствуя, что краснеет.

- Так я и думал. Ну я пойду, а как только вы выйдете, я уже буду тут как тут.

Полковник ушел, а император Джон остался в коридоре среди побеленных стен и таких же белых дверей камер. В воздухе стоял легкий запах дезинфекции.

"Как в госпитале... - подумал Джон. - Что я увижу, когда зайду? Ту же ретивую сучку, которая все эти годы прыгала из постели в постель и добывала информацию для Ордена Масе. И убивала. Еще не поздно уйти, Джон. Еще не поздно уйти".

На негнущихся ногах император преодолел последние несколько метров и, взявшись за ручку двери, с замиранием сердца потянул на себя.

Дверь открылась бесшумно. В первой комнате никого не было, и Джон даже растерялся, не ожидая, что в камере может быть еще одно помещение.

Император шагнул внутрь и прикрыл за собой дверь. Безусловно, это была настоящая тюремная камера, в спешке переделанная под некое подобие нормального жилья. Натуральные ковры на стенах, люстра, стол, мягкие стулья. Здесь даже пахло по-домашнему.

Джон стоял на пороге и не решался пройти дальше, туда, где за очередным дверным проемом, по всей видимости, и находилась Линда.

Послышались шаги и легкое шуршание платья, занавески разошлись, и вошла Линда Бруэс.

Она совсем не изменилась, будто и не было этих пятнадцати лет. Линда остановилась и в первую минуту не поняла, кто перед ней, но спустя мгновение по ее лицу пробежала мучительная судорога, и она обессиленно выдохнула:

- Джон.

Девушка качнулась и, чтобы не упасть, оперлась на край стола. Джон успел подхватить ее и посадить на стул, а сам сел рядом, бережно придерживая ее за плечи.

- О, Джон. Ты здесь, - слабым голосом проговорила Линда. - Я надеялась, но... - тут она всхлипнула, - не была уверена, что ты придешь. Ведь тебе столько про меня наговорили. Всякого. - И Линда опустила голову. Ее горячие слезы закапали на колено императора.

- Не надо, Линда, прошу тебя. Не плачь.

- Да, хорошо. Я не буду, - пообещала Линда, но, взглянув на Джона, снова залилась слезами. Наконец она справилась с собой и, встав со стула, подошла к висящему на стене зеркалу.

- Ой, какая я стала некрасивая. А теперь еще нос красный.

- Ты совершенно не изменилась, - заметил император, начавший понемногу приходить в себя.

- Нет, Джон, я изменилась. Я не могла не измениться - все меняется.

- Удивительно, - будто не слыша ее, рассуждал Джон, - ни одной морщинки, по-моему, ты стала моложе, чем была.

- Уверяю тебя, ты ошибаешься. Просто раньше ты смотрел на меня глазами пятнадцатилетнего принца, а теперь ты император и тебе почти тридцать лет. Линда подошла к Джону совсем близко и, взяв его за руку, заставила подняться.

- О, какой ты стал высокий, - улыбнулась девушка. - Помнится, раньше мы были одного роста и, когда целовались, мне не приходилось вставать на носочки. А теперь - придется... - с придыханием добавила Линда.

Едва Джон почувствовал прикосновение ее губ, как тут же в нем проснулось все то, что он старательно вытравливал все эти годы. Он ошибался, когда думал, что почти излечился от болезни под названием "Линда Бруэс".

Так долго томившаяся страсть вновь обрела силу и захватила все существо императора, полностью подчинив его разум и спеленав здравый рассудок.

"Хорошо, что отключили видеокамеры, - пронеслось в голове у Джона. - А отключили ли?"

Вспышками помутненного сознания он выхватывал то изгибающуюся спину Линды, то ее лицо в бисеринках пота, то горящие жаждой глаза. Потолок камеры раскачивался из стороны в сторону, и всякий раз, падая от полного опустошения, Джон находил в себе силы начать все снова - одно прикосновение Линды вновь пробуждало в нем безудержную, безумную страсть.

36

Джон приоткрыл воспаленные глаза и осмотрелся, с трудом понимая, где он находится. Его взгляд остановился на девушке в длинном старомодном платье, сидевшей возле искусственного окна и смотревшей на далекий, нарисованный электроникой горизонт. Почувствовав взгляд, девушка обернулась:

- Ты проснулся, Джон?

- Да, - после паузы ответил он. - Я пришел в себя.

Джон попытался подняться, но тут же застонал резкая боль в паху заставила его откинуться на подушки. Собравшись с силами, он преодолел боль и сел на кровати. То, что он оказался совершенно одетым, озадачило императора.

- Приходи еще, Джон, - поняв, что он собирается уходить, попросила Линда. - Я буду ждать.

"Да, Линда", - хотел сказать Джон, но вместо этого произнес непонятное ему слово:

- Суккуб.

Девушка вздрогнула, как от укола булавкой, и спросила:

- Что ты сказал, Джон?

Но император ничего не ответил. Он с трудом поднялся с кровати и пошел к двери. Линда не окликнула его, и Джон был ей за это благодарен.

Едва он потянулся к дверной ручке, электронный замок щелкнул, и дверь широко отворилась, пропуская императора в коридор. Дверь вернулась на место, и очередной щелчок замка позволил Джону почувствовать себя защищенным.

- Ваше Величество? - раздался справа голос полковника Зальца.

- А, комендант, - обернулся Джон. - Мы можем идти?

- Конечно, Ваше Величество, - кивнул полковник и пошел вперед, показывая дорогу. Пару минут они молча шли по однообразным коридорам, с такими же железными дверями, как и в прошлый раз. Даже лица охранников казались Джону совершенно одинаковыми.

- Прошу прощения, Ваше Величество, - не выдержал комендант.

- Что? Вы не выключали камер? - попытался угадать император.

- Не совсем так, Ваше Величество. Я сам сел на место дежурного и собирался отключить камеры, как только... Но я их не отключил, опасаясь за вашу безопасность.

Император недовольно поморщился от мысли, что комендант стал свидетелем их с Линдой животной страсти.

"Неужели этому болвану придет в голову шантажировать императора?" подумал Джон.

- Ваше Величество, поймите меня правильно, если бы вы с ней... Тогда бы я сразу выключил камеры. Я понимаю, что у императора есть личная жизнь, но, Ваше Величество, когда вы спите, а она стоит у вас в головах и смотрит на вас так, как будто собирается вцепиться в горло, - это выше моих сил. Я не спал всю ночь, до того момента, пока вы не проснулись.

- Постой-постой, - остановился Джон, - что, ты говоришь, она всю ночь делала?

- Ваше Величество, здесь нельзя стоять - может сработать сирена.

Они снова пошли по коридору, и комендант стал пересказывать все с самого начала. Из его слов выходило, что император вошел к девушке, потом они о чем-то поговорили, потом поцеловались и девушка усадила гостя на кровать, а сама отошла в сторону. Император упал на подушки и заснул, а девушка встала у него в головах и в таком положении пробыла несколько часов.

- Я столько пережил. Ваше Величество, в какой-то момент мне показалось, что она высасывает из вас жизнь, - взволнованно жестикулируя, рассказывал полковник.

- Так оно и было, - задумчиво произнес император. Когда они вышли в административную часть, Джон сказал: - Вот что, полковник, давайте зайдем к вам в кабинет. Я хочу дать вам одно поручение.

В кабинете коменданта Джон попросил ручку и бумагу.

Полковник скромно стоял возле двери и смотрел, как император что-то быстро пишет. Закончив писать, Джон поставил свою подпись и приложил императорский перстень с печатью.

- Вот, полковник Зальц, прочитайте. Комендант пробежал документ глазами и удивленно посмотрел на императора.

- Да, полковник, именно так. Если я еще хоть раз появлюсь в замке Руш, вы должны застрелить мисс Бруэс. Теперь у вас есть мой письменный приказ с печатью и подписью, так что лично вам ничего не угрожает. Могу я на вас рассчитывать?

- Конечно, Ваше Величество, хотите я пристрелю ее прямо сейчас?

- Нет, только в случае, если я захочу приехать в замок еще раз.

37

Генеральный курьер Тото Агасси сидел на террасе отеля "Золотое облако" и наслаждался уже второй чашечкой утреннего кофе.

"Отличный кофе, - рассуждал про себя Агасси. - Не пил ничего лучше, чем этот кофе на Форде. Невзрачная планета, противный городишко, но зато какой здесь кофе!"

За высокое качество своего любимого напитка Тото готов был простить Форду все его недостатки. В том числе слишком сухой климат и похожие на название автомобилей названия городов: Таурус, Эксплорер, Эскорт.

- Сэр, мистер Савин уже прибыл, - сообщил вышедший на террасу Брумс, телохранитель Тото. - Привести его на террасу или вы примете его в гостиной?

- Веди сюда, на террасу. Глен не любит солнечный свет, и надеюсь, что так он будет посговорчивей. И смени Мак-Интайра, а то он, наверное, уже окаменел.

- Я позову Боба Шелли, - сказал Брумс и ушел.

Солнце поднималось все выше, и Агасси надел темные очки.

"Надо будет взять с собой десять фунтов местного кофе, - подумал он. - Или нет, лучше двадцать фунтов. Да, решено - двадцать фунтов таурусского кофе".

- Привет, Тото! - появился на террасе Глен Савин.

- А, Глен, рад тебя видеть, - не вставая, Aгaccи пожал гостю руку и указал на стул: - Кофе хочешь?

- Ненавижу кофе, - сморщился Савин.

- Почему?

- Он же горький.

- Ну, тогда пей диетическую "янки-колу" без сахара, - с легкой презрительной интонацией резюмировал Агасси.

- Чего ты на террасе сидишь? Тут такое солнце яркое, - сощурился Савин.

"Ага! Не нравится!" - внутренне возликовал Тото. Его план начинал действовать.

- Да расслабься ты, Глен. Еще только полдевятого утра. Какое там солнце?

На террасу вышли Брумс и Шелли. Они вынесли раздвижную лестницу и начали ее устанавливать.

- Чего это они делают? - спросил Савин.

- Шелли сменит Мак-Интайра. А он спустится позавтракать.

- А где Мак-Интайр?

- А вон на барельефе сидит, - указал Агасси на стену отеля.

- Ну там же очень высоко! А если он сорвется?

- Не сорвется. Он вбил в стену четыре крюка.

- А что это у него на голове?

- О. это очень хитрая штука. Там и сканер, и эхолот, и тепловизор. Что поделаешь? В любую секунду на нас могут совершить нападение. Поэтому приходится быть настороже.

В этот момент со стены послышался звук выстрела.

- Сэр, Мак-Интайр стреляет! - крикнул Брумс

- Слышу - не глухой. Надеюсь, он в кого-нибудь попал.

- Эй, да вы с ума сошли - устраивать стрельбу в центре Тауруса! возмутился Глен.

- Слушай, Глен, ваша полиция ни хрена не делает, а мы должны ждать, пока фанатики Ордена Масе сделают из нас отбивную?

Савин посмотрел на стену и увидел Мак-Интайра, который уверенно передвигался по узкому карнизу. В одной руке он держал шлем, а в другой винтовку с оптическим прицелом. Наконец он добрался до поставленной лестницы и спустился на террасу.

- Кто там был? - спросил стрелка Агасси.

- Люди из группы Шеплера. Одного я срезал - по-моему, это был Базни. Теперь они побежали на стоянку к своей машине.

- Зачем7

- Скорее всего, у них там лаунчер. - Придется уйти с террасы, - с сожалением заметил Агасси. - Пойдем во вторую гостиную, ее окна выходят на другую сторону. А ты, Брумс, вызови полицию и пожарных.

Агасси и Савин перешли в дальнюю гостиную и сели в кожаные кресла.

"Как жаль, что здесь нет яркого солнечного света", - с сожалением подумал Тото и снял ненужные затемненные очки.

- Ну давай, Глен, показывай, что принес, а то босс меня просто замучил отправляйся к Савину, у него "бомба". Вот пришлось мчаться на этот ваш Форд. Кстати, что это за название для планеты?

- Никто не знает. Первыми ее заселила секта англизонов. Они и дали название планете и первым городам.

- Понятно, - кивнул Агасси. - Ну так что, действительно у тебя "бомба"?

- Да, информация серьезная, - кивнул Глен и прислушался, пытаясь понять, что происходит за дверью.

- Ты боишься, Глен?

- Да, как-то не по себе. Эта стрельба и вообще.

- Пересядь в угол. Если вышибет дверь, тебе может здорово достаться, будничным тоном посоветовал Агасси.

Савин поспешно покинул кресло и сел на неудобный стул, стоящий в безопасном месте.

- А стены выдержат? - с опаской спросил Савин.

- О, не беспокойся, стены здесь крепкие.

В этот момент раздался страшный грохот, и сорванная с петель массивная дверь, пролетев через всю комнату, врезалась в оконную раму.

Помещение наполнилось известковой пылью, и Агасси как ни в чем не бывало прокомментировал:

- "Крушадер", дальность стрельбы - тысяча пятьсот метров, вес боевой части - два килограмма. Видишь, Глен, ракета уже у нас в номере, а полиции еще нет. Неизвестно, сколько мы будем ждать, прежде чем...

Договорить Агасси не дала большая картина в тяжелой раме, которая сорвалась со стены и плашмя ударила Тото по голове.

- Какое свинство, - возмущенно проговорил Агасси, голова которого торчала из разорванного полотна, - я плачу за этот номер триста кредитов в сутки, а на стенах висят не старые холсты, а обычная раскрашенная бумага. Сто тысяч, Глен, и не кредита больше.

- Безобразие. - кивнул пребывающий в шоке Савин.

Через открытый дверной проем вошел Брумс. На его щеке красовался порез.

- Вы целы, сэр?

- Да, все в порядке, Брумс, - ответил Агасси, вытаскивая голову из испорченной картины. - Полиция появилась?

- Полиция - да, но пожарных я не вызывал, поскольку ракета была не зажигательная.

- Это разумно, - кивнул Агасси. - Что с твоим лицом, Глен? Все это ерунда по сравнению с тем, что к нам приближается "Сумасшедший Александр".

- Правда? - ожил Глен Савин.

- Правда, - кивнул Агасси и, подойдя к Глену, вложил ему в руку десять билетов по десять тысяч кредитов. - Его уже видели в периферийных областях.

- Где он пройдет на этот раз?

- Никто не знает - его дрейф совершенно непредсказуем.

"Сумасшедшим Александром" был суперробот "UNAT", построенный по заказу Лиги Порядка на верфях Промышленного Союза. Это было пять - десять лет назад. В "UNAT" были вложены такие секретные технологии, которые даже не снились Ученому Дому.

Предполагалось, что суперробот станет абсолютным оружием, удерживающим государства от конфликтов. "UNAT" мог легко справиться с флотом любой державы, и его появление должно было привести к миру без войн и всеобщему благополучию. Однако на тестировании "UNAT" неожиданно обстрелял станцию "Гимеон", на которой жили его создатели. Все они погибли, унеся в могилу секреты мощи "UNAT". А взбунтовавшийся робот начал уничтожать все обнаруживаемые им суда. Народы в страхе ожидали нападения на планеты, но, к счастью, "UNAT" был запрограммирован только на войну с кораблями.

Вскоре он ушел в неизведанный космос и возвращался для наведения собственного "порядка" каждые семь-восемь лет.

Не раз его выслеживали объединенные армады крупнейших индустриальных держав, чтобы дать бой взбунтовавшемуся монстру, но "Сумасшедший Александр" появлялся в тех местах, где его обычно не ждали.

38

Скоростной уиндер "Бигмак" пересек границу свободной коммерческой зоны "Фенбрассо спрут" и тотчас запросил регистрацию.

- "Бигмак", категория - 01, прошу зарегистрировать.

- Подождите минуточку, - безучастно ответил диспетчер.

- Эй, ты плохо слышишь, парень? - начал сердиться Брумс - Я сказал: "Категория - 01".

- Не имеет значения. Сказали вам - ждите.

- Что случилось, босс? - повернулся к Агасси Брумс.

- Может быть, у них какие-то проблемы? - пожал тот плечами.

Справа, на расстоянии в полкилометра, проследовала тройка штурмовиков "маэстро".

- О, это наемники "Фенбрассо спрут", - сказал Мак-Интайр. - Что-то они нервничают.

- Эй, "Бигмак", давайте малым ходом на четвертый маяк, - разрешил диспетчер.

На экране навигационного компьютера замигала точка четвертого маяка Брумс перестроил на нее траекторию движения и включил десять процентов крейсерской скорости.

- Если мы будем так тащиться, то доберемся до "базы 207" только через семнадцать часов, - не успокаивался Брумс.

- Вот вам и объяснение, - подал голос сидящий за радаром Боб Шелли. Метки четырех военных кораблей.

- Что они делают? - поднялся со своего места Тото Агасси.

- Ничего, сэр, находятся в покое.

- А вон еще штурмовики и артиллерийская станция, - подал голос Брумс.

В динамике снова прозвучал голос диспетчера:

- "Бигмак", следуйте на восьмой маяк.

- Да что это такое? То четвертый, то восьмой! - возмутился Брумс и начал перенастраивать компьютер.

Агасси не знал, что и думать. Передвижение охранных сил "Фенбрассо" и присутствие непонятно чьих крейсеров позволяло предположить все что угодно.

Уиндер продолжал медленно продвигаться в глубь коммерческой зоны, пока наконец, спустя полчаса, не прозвучал голос диспетчера:

- "Бигмак", категория 01, вы зарегистрированы. Швартовка на узле 24-12.

- Ну наконец-то, - обрадовался Брумс и включил полную тягу. "Бигмак" вздрогнул и, набирая скорость, помчался к месту назначения. Вскоре уиндер проскочил пояс контрольных маяков, и автопилот нашел частоту своего швартового узла.

Навстречу "Бигмаку" следовали неизвестные военные корабли.

- Босс, нам принять в сторону? - спросил Брумс.

- Зачем? Это только кажется, что они движутся прямо на нас, а на самом деле мы разойдемся на несколько километров.

- Ох и здоровые, - подал голос Шелли, глядя на экран радара.

- Обычные, - с видом старого флотского волка пожал плечами Брумс.

Крейсеры промелькнули в десяти километрах справа, и спустя несколько секунд Брумс вывел на экран телеметрическую запись.

- Вот какие красавцы, - сказал он.

- Сколько орудий, - удивился подошедший Мак-Интайр.

- Да, один залп, и "база 207" превратилась бы в пыль.

На бортах судов отчетливо была видна эмблема - золотой лев на красном фоне. Это был знак короля Гирдера IV, владельца двух планет-близнецов - Терции и Венеции. Король Гирдер был не богат, но очень драчлив. Постоянные войны с соседями истощали его казну и разоряли его подданных, однако король продолжал бряцать оружием и надоедать угрозами даже крупным державам.

39

Агасси встречал сам директор "Фенбрассо спрут" Джордан Карацупа.

- Привет, Тото, - сказал директор и, пожав курьеру руку, спросил: Привез?

Агасси достал из кармана дискету и протянул Карацупе.

- В кармане? Ты возишь это в кармане? - удивился директор. - А зачем же тебе чемодан? - указал он на небольшой дипломат с шифрованными замками, который был пристегнут к запястью курьера

- Эта уловка, сэр, - улыбнулся Агасси. - Потенциальный похититель тоже смотрит только на этот чемодан.

- Да, ты парень не промах, - похвалил его Карацупа. - Ну пойдем ко мне поговорим. Вот только зайдем на фильтровочный узел - прямо голова идет кругом.

- А что это были за корабли, сэр? Из-за них нас не пускали к швартовке.

- Король Гирдер прибыл на своих крейсерах и потребовал сатисфакции. Ты же знаешь, нам многие угрожают, но обычно дальше угроз не идет. - Директор остановился и, показав пальцем налево, сказал: - Давай свернем на фильтровочный узел, там тоже проблемы. Игнац, - обернулся Карацупа к своему секретарю, который шел следом за боссом, - где свалка, в "тонком" или в "грубом"?

- В "тонком", господин директор.

- А что гам такое? - спросил Агасси.

- Очередная вирусная атака. Мы уже определили, что нападение совершено с Форда. Кто-то пытается взломать наши архивы.

- А что насчет короля Гирдера?

- Он разнес один из передатчиков и потребовал денег или информации о своем соседе Бенгалезе Длинном. Дело в том, что месяц назад Бенгалезе купил у нас информацию о дочери Гирдера, которая регулярно развлекается с матросами грузовых судов. И вот оскорбленный Гирдер прибыл сюда разбираться. Денег ему мы, конечно, не дали, однако пришлось пожертвовать компроматом Бенгалезе.

- Но ведь вы, сэр, могли уничтожить его корабли. У нас достаточно артиллерийских станций. Полчаса боя, и от его судов остались бы одни обломки.

- Ты не прав, Тото. Полчаса боя, и от наших передатчиков мало что осталось бы, а это потери в сотни миллионов. А так я отдал ему старую запись, и он убрался. Ну вот мы и пришли.

Карацупа толкнул дверь с табличкой "Фильтр 00", и они оказались в просторном помещении.

Было видно, что здесь идет напряженная работа. Половина компьютеров была парализована, и на их мониторах беспомощно горела надпись "Вирусная атака!" Вокруг остальных компьютеров толпились операторы, часть которых прибежала из соседнего помещения "грубого" фильтрования.

- О, здравствуйте, босс! - заметил Карацупе старший оператор Фрингард.

- Как дела, Фри? - спросил директор.

- Сменил четвертую машину, сэр, - ответил Фрингард, не отвлекаясь от ввода новых команд. - Спрайт! Ты готов?

- Сейчас, Фри! Еще пять минут! - отозвался из угла Спрайт, гремевший какими-то старыми запыленными деталями.

- Что он делает? - спросил Карацупа.

- Собирает старый ящик, сэр. Нам нужно тупое "железо", на которое не действуют вирусы "киллер-423".

В этот момент за соседним столом послышался щелчок, и полный досады голос воскликнул:

- Вот незадача, диск накрылся! "Подбитую" машину тотчас вскрыли и начали заменять поврежденные детали.

- Вот так уже три часа бьемся, - прокомментировал стоящий возле Фрингарда Гарри Бронкс.

- А почему не почините те машины? - спросил Агасси, указывая на компьютеры, сообщающие о вирусной атаке.

- Их нельзя восстановить. Они поражены неизвестной формой вируса.

- Фри, из первичного архива уже стащили сто гигабайт! - крикнул один из операторов.

- Понял! - отозвался Фрингард. - Все самое ценное переводи в оптический код!

С соседнего стола убрали разобранный компьютер, а на его место поставили собранного Спрайтом ветерана. К нему быстро подсоединили шлейфы, и старая машина встала в строй.

- Тарас, как там дела? - крикнул Фрингард.

- Все нормально, - отозвался бородатый оператор, державший в зубах потухший окурок сигары. - Все отлично: планета Форд, город Таурус. Сейчас определим район и ударим по этим мерзавцам.

- Что вы хотите сделать? - спросил Фрингарда директор.

- Хотим попробовать отключить их провайдера - "Виллиджлайн". Для этого нужно спровоцировать аварию в районной электросети.

- Фри! Я их вижу! - хриплым голосом старого алкоголика закричал Тарас. На его мониторе появилась карта города Тауруса и мигающая точка, указывающая местонахождение хакеров. - Очень хорошо, - улыбнулся Тарас, яростно кусая окурок сигары. - Хорошо, - повторил он, когда на экране появилась схема электросети. - Ага, вот и трансформатор. Спрайт!

- Что?

- Какой вирус нужен для трансформатора?

- "Колбаса" или "BUS".

- Спасибо. - Тарас набрал последнюю комбинацию и нажал "Ввод". Прошла одна секунда, две, три, а затем вдруг заработали все парализованные компьютеры. Попытки проникнуть в архивы "Фенбрассо" прекратились.

- Ну наконец-то, - выдохнул Карацупа. - Пойдем, Тото, у нас еще много дел.

Когда они выходили из комнаты "Фильтр 00", началась новая атака на "Фенбрассо".

- Матушка Коул, - объявил Фрингард.

40

Джордан Карацупа сел за свой письменный стол и, налив стакан минеральной воды, выпил залпом.

- И что, у них так каждый день? - спросил Агасси, имея в виду команду "Фильтра 00".

- Да, каждый день, - кивнул директор. - И с каждым годом появляется все больше желающих взломать "Фенбрассо спрут". Взять хотя бы эту вдову Коул Старухе - семьдесят пять лет. И что ты думаешь? Она уже полгода пьет нашу кровь.

- Старуха проводит вирусные атаки? - удивился Агасси. - Я думал, что на такое хулиганство способны только подростки.

- Она не хулиганит. Она пытается влезть в архив и уничтожить файл с компрометирующей ее информацией. Но вся проблема в том, что никакого материала на вдову Коул у нас нет, - развел руками Карацупа. - А старуха вбила себе в голову, что есть.

- Неужели старуха может взломать вашу защиту?

- Взломать она не может, но она использует шахматный код, который изобрели лет сто назад и тогда же благополучно забыли. Все, кроме нее. Поначалу она ухитрялась блокировать фильтры на пять часов. После того как мы сумели, заметь - с очень большими трудностями, найти этот шахматный код, сеанс со старушкой сократился до полутора часов. Вроде бы пустяк, но если ее атака совпадет по времени со штурмом, который мы сегодня пережили, может случиться непоправимое.

Директор достал привезенный Агасси диск и включил просмотр. С минуту он просматривал материал, прогоняя его то в одну, то в другую сторону.

- Ну вот, хоть ты меня радуешь, Тото. Привез первоклассную информацию. Ее ориентировочная стоимость от трех до пяти миллионов. Этот диск мы продадим Ученому Дому, потому что им я симпатизирую больше, чем этим солдафонам из Нового Востока. Так что готовься в очередную поездку.

- Я всегда готов, сэр.

- Ты меня здорово выручаешь, Агасси. Когда вернешься, мы обсудим повышение твоего жалования.

- Спасибо, сэр.

- Постой, а что это у тебя за шрам на щеке?

- Ему уже три года, сэр. Это память о попытке ограбления на Шевроне.

- Да? А на лбу отметина?

- Это на Терции. На нас напали фанатики Ордена Масе. Или нет. Нет, эта отметина в памягь о Револьте. Точно, обстрел машины на Револьте

Директор покачал головой:

- Честно говоря, Тото, за этой беготней я часто забываю о том, в каких передрягах тебе приходится бывать.

- Я привык, сэр. К тому же другие курьеры тоже попадают в подобные ситуации.

- Не скажи, Тото. Доставку особо важных материалов я доверяю только тебе.

Зазвонил телефон, и директор снял трубку. Пока он говорил, Тото вспомнил, что кофе, который он привез с Форда, остался в каюте на уиндере.

"Лишь бы Брумс не залез в него своими грязными лапами, - подумал Агасси. Внезапно он почувствовал, что очень устал. - Перед новой поездкой нужно как следует выспаться", - дал себе обещание Агасси.

- Ну вот, Тото, - сказал Карацупа, кладя трубку на место, - пока мы с тобой разговаривали, короля Гирдера основательно потрепали. Он потерял два судна и, скорее всего, лишится еще одного.

- Вы же сказали, что разрешили все миром.

- Возле базы - да, но я сразу связался с Чингизом, он лучший наемник в округе, и за хорошие деньги предложил ему совместно с нашей оборонительной группировкой атаковать Гирдера. Даже если этому забияке удастся уйти, возле родных планет его встретит флот Бешалезе Длинного. Я и об этом уже позаботился

В дверь постучали, и в кабинет вошел Игнац:

- Сэр, что вы решили по делу Лапидуса? А он звонит - беспокоится.

- Переведи звонок на мой телефон, я поговорю с ним.

Игнац кивнул и скрылся за дверью.

- Пожалуй, я пойду, сэр.

- Да, Тото, отдыхай и набирайся сил.

41

Строительство станции "Квадро" шло уже полным ходом. Не было дня, чтобы не приходили новые тягачи с готовыми модулями, поставляемыми "Спейс билдинг". Их монтажом занимались команды строителей из "Коул и Лестер".

Днем и ночью за возведением станции следил инженер Райх. Иногда он надевал скафандр и тяжелые магнитные ботинки, чтобы лично убедиться в добротности сварных швов на наружной оболочке станции.

Строительство продвигалось очень быстро, но еще быстрее оно пожирало деньги, которые зарабатывали уже двадцать промысловых судов Эдди Шиллер чувствовал, что отношение "Айк-Металл" к нему становится все более враждебным. А первой ласточкой давления на Эдди оказались адвокаты из конторы "Маркс и Локкард". Они не скрывали, что представляют интересы "Айк-Металл".

- О, мистер Шиллер! Мы надеялись, что вы немного старше! - заявил один из адвокатов, представившийся Тобстом.

- Однако это, безусловно, только поможет делу, - добавил второй адвокат, по имени Кригенс, - молодые люди более динамичны, подвижны и не скованы разными принципами и догмами.

- Прошу вас, господа, в наш первый офис "Перерабатывающей компании Шиллера".

- Громкое название, мистер Шиллер, - похвалил Эдди Тобст. Он и его коллега перешагнули через пачки отделочного материала и прошли в почти готовый кабинет Эдди.

- Что же, мистер Шиллер, у вас здесь очень мило и этот цвет - очень теплый. Располагающий к доверительной беседе. Нам у вас очень нравится, подхватил Кригенс.

- Так какое у вас ко мне дело, господа? - спросил Эдди.

- Наш клиент - "Айк-Металл" - уполномочил нас предложить вам продать ваш зарождающийся бизнес, господин Шиллер, - приветливо улыбнувшись, сообщил Тобст.

- Это для меня полная неожиданное, - сыграл удивление Эдди. - Предложение от самого "Айк-Металл". И сколько же вы намерены мне предложить?

- Триста миллионов, - произнес Кригенс. Эдди сделал вид, что думает. Затем глубоко вздохнул, придвинул гостям пепельницу и предложил:

- Курите, господа.

Тобст достал трубку, а Кригенс сигару. Они одновременно щелкнули зажигалками, и по помещению поплыл аромат дорогого табака.

- Ну так что вы скажете, мистер Шиллер? - поторопил Эдди Тобст.

- Дело в том, господа, что я вложил в это дело уже достаточно большие деньги. Одних только кредитов - сто миллионов, новые люди, новые суда - еще около двадцати миллионов. Потом - стоимость регистрации, проценты банку. Перечислять можно очень долго, и триста миллионов меня, увы, не спасут.

Адвокаты переглянулись, и Тобст сказал:

- Мы понимаем ваши трудности, мистер Шиллер, и поэтому удваиваем цену. Наша цена - шестьсот миллионов.

- Это очень хорошие деньги, - со значением добавил Кригенс и совершенно по-домашнему развалился в кресле.

Имитируя волнение, Эдди вскочил со своего места и заходил по кабинету из угла в угол. Адвокаты самодовольно переглянулись.

- Не желаете ли сигару, мистер Шиллер? - предложил Кригенс.

- А? Нет, спасибо, я не курю сигар.

- Почему? - удивленно произнес адвокат.

- Я еще слишком молод. Эдди снова сел в кресло и, посмотрев на своих гостей, твердо заявил:

- Дело в том, господа, что я надеялся получить от своего бизнеса больше денег.

- Ваш бизнес то ли пойдет, то ли нет, мистер Шиллер, а мы вам предлагаем реальные деньги уже сейчас. Наше последнее слово - один миллиард кредитов.

- Один миллиард?! - изумленно переспросил Эдди.

- Да, вы не ослышались.

- А какие деньги вы имеете в виду? Переводные единицы "Айк-Металл"?

- Нет, речь идет только о полновесной валюте, мистер Шиллер. Так что вы скажете?

- Я... Я могу подумать?

- Что ж, мистер Шиллер, думайте. Только не слишком долго, а то наш клиент может и сам вдруг отказаться от такого предложения, и тогда его претензии на ваш бизнес могут перейти в другую плоскость... - угрожающе заметил Тобст.

42

Едва адвокаты ушли, Эдди созвонился с "Лиддас бэнк систем" и потребовал срочной встречи с начальником регионального кредитного отделения Густавом Фонтеном.

- А-а, мистер Шиллер? Что-нибудь случилось?

- Мистер Фонтен, сэр, мне срочно нужны деньги.

- Конечно-конечно, как мы и договаривались, первые выплаты...

- Нет, мистер Фонтен, - перебил его Эдди, - я говорю не о тех ста пятидесяти миллионах, а о новом кредите - на порядок больше.

- Да вы бредите, молодой человек...

- Слушайте меня внимательно, мистер Фонтен, - снова перебил ШилЛер, только что у меня были адвокаты "Айк-Металл" и предлагали миллиард за то, чтобы я убрался. Понимаете? У вас же на меня большие планы, мистер Фонтен. Пока "Айк-Металл" будет монополистом, его банк.

"Гликкерс финанс" - будет поглощать конкурентов одного за другим. Не избежать этой участи и вам - рано или поздно это случится. Поэтому, мистер Фонтен, поддержка моего проекта - это ваша единственная возможность стать первым банком в регионе. Это ваш последний шанс.

- Я бы не стал так драматизировать, мистер Шиллер, - не очень уверенно сказал банкир. - Но я посоветуюсь со своими коллегами, и дня через два...

- В течение часа, мистер Фонтен, в течение часа я должен получить ответ, потому что через час я звоню в "Маркс и Локкард" и сообщаю им о своем согласии. Потом забираю свой миллиард и умываю руки, а вы остаетесь один на один с "Гликкерс финанс" и "Айк-Металл", где уже знают, что именно вы пытались финансировать их конкурента. - Эдди закончил свою речь и отметил, что получилось неплохо.

- Окей, мистер Шиллер, - совершенно упавшим голосом отозвался Фонтен, - я дам вам ответ в течение часа. Только у меня один вопрос: что вы собираетесь делать на эти деньги?

- Срочно достраивать станцию и, понятное дело, покупать пушки.

- Хорошо. Ждите моего звонка.

Закончив разговор с банкиром, Эдди какое-то время сидел за столом, не имея сил о чем-то думать и что-то предпринимать. События развивались так быстро, что ему требовалась предельная концентрация, - только так он мог принимать правильные решения и не допускать грубых ошибок.

Уже сейчас, чтобы не потерять темп добычи, Эдди приказал своим капитанам не вступать в конфликты с кораблями-грабителями и бросать добычу в случае, если ее пытаются отнять. Суда просто уходили к другому "окну", координаты которых в избытке поступали со станции "Квадро".

Узнав об этом, "Калигула", "Джанг", "Феба" и еще несколько судов, появлявшихся с территории соседнего участка, пытались следить за его кораблями, но новые "рапиды" были очень быстрыми судами, и застать их в момент выхода астероида было весьма сложно.

Вскоре среди разбойников начали происходить внутренние разборки. Иногда дело принимало настолько серьезный оборот, что приходилось вмешиваться Главному Арбитру.

Обо всем этом Шиллер знал и собирался, немного окрепнув, навести порядок на территории, которую уже считал своей.

Телефонный звонок отвлек Эдди от нелегких мыслей.

- Шиллер слушает, - сказал в трубку Эдди и посмотрел на часы - с момента разговора с Фонтеном прошло тридцать минут.

- Мистер Шиллер, руководство банка дало добро на запрошенный вами кредит. Надеюсь, вы нас не разочаруете.

- Будьте уверены, сэр, я вас не подведу, - заверил банкира Эдди, и тот, попрощавшись, положил трубку.

"Вот так - деньги есть. Теперь, Эдди, дело за тобой".

Шиллер поднялся со стула и подошел к висевшему на стене зеркалу Он все еще выглядел довольно бодро, однако под глазами залегли глубокие тени, а оттопыренные уши, как показалось Эдди, торчали сильнее обычного. Когда-то их вид очень заботил Шиллера, однако в последнее время эта проблема совершенно перестала его волновать.

"Итак - начинаем действовать и тратить деньги..." - Эдди высунул язык и внимательно его осмотрел. Он не был специалистом и поэтому не смог сказать ничего определенного - язык как язык.

Решив начать с консультаций, Шиллер связался по рации с Бени Райхом, который как раз спустился с поверхности станции:

- Бени, зайди ко мне срочно.

- Одну минуту, сэр, только сниму эти ботинки. Когда Райх появился в кабинете, Эдди без вступления заявил:

- Бени, нам нужно срочно купить пушки.

- Все так серьезно?

- Да, очень серьезно.

Райх вздохнул и почесал затылок.

- Это не дешевая, затея, сэр. Нужны будут еще стрелки, техники и как следствие дополнительные помещения - новые модули.

- Сколько это будет стоить?

- Про пушки не скажу, но все остальное потянет еще на триста миллионов. Можем мы себе такое позволить?

- Вполне.

- Однако, - Райх удивленно покачал головой. - Откуда столько денег?

- Мир не без добрых людей, - невесело усмехнулся Эдди.

- Правильнее было бы сказать, сэр, "не без расчетливых". А что касается пушек, нужно обращаться к "ПЕНТО". Оборонительные пояса - это их конек.

- Свяжись с ними прямо сейчас, и пусть они пришлют нам специалиста, который не только определит наши потребности в обороне, но и поработает как вербовщик. Короче - пусть везут пушки вместе со стрелками и всем необходимым персоналом.

Райх ушел звонить в "ПЕНТО", а Эдди стал прогуливаться по коридору и под шипение покрасочных аппаратов обдумывать свои дальнейшие действия.

43

Уиндер снова несся по космическим просторам, а Тото Агасси сидел в его брюхе и, коротая время, разгадывал кроссворд. Судно вздрагивало на гравитационных ямах, и стакан, позвякивая забытой в нем ложечкой, понемногу сдвигался к краю тумбочки.

- Брумс, ты знаешь "принцип питания песчаных гадюк с планеты Клекс" из шести букв?

- "Жратва", - не долго думая ответил Брумс.

- Ну ты сказал, - покачал головой Агасси.

- А что, букв-то пять.

- Хорошо, что хоть буквы считать умеешь. Ну ладно, Шелли, ты у нас гимназию закончил, скажи: "Смятие сопла ионного двигателя при перегреве исходной плазмы".

- Сколько букв?

- Двенадцать.

- Не знаю, - пожал плечами Шелли.

- "Баран", - подал голос Мак-Интайр.

- Кто баран? - уточнил Шелли.

- Ну, когда сопло скручивается, это называется "баран".

- А точно, "баран"! Я перепутал. Двенадцать букв - это другое: "Ситуация, когда мужчина и женщина..."

В этот момент уиндер тряхнуло на очередной яме, и стакан, свалившись с тумбочки, разбился.

- Брумс, я тебе говорил - сделай подставку, чтобы стаканы не падали. Ты сделал? - строго спросил Агасси.

- Так не было времени, босс, - начал оправдываться Брумс.

- Вот теперь собирай осколки, лентяй. Брумс тяжело вздохнул и полез в шкаф за пылесосом.

- Так что там было про ситуацию мужчины с женщиной, сэр? - напомнил Шелли, но в этот момент запищал радар.

- Брумс, отставить пылесос. Временно.

- О, - подошел к радару Мак-Интайр, - целый флот.

- А телеметрия есть? - спросил Агасси

- Сейчас будет. Все, пошла телеметрия.

Тото поднялся со своего места и подошел ближе, чтобы посмотреть на суда.

Экран выдал изображения тяжелых военных кораблей, ощетинившихся стволами орудий и ракетами. Судов было не менее двадцати, и они двигались к периферийной области.

- И куда же такая силища прет, а, босс? - спросил пораженный Брумс.

- Это корабли Лиги Порядка. Они идут на поиски "Сумасшедшего Александра", - пояснил Агасси.

- Разве его можно убить? - спросил Шелли.

- Никто не знает, но у таких махин, я думаю, шанс есть.

44

Регенерационный контур закончил зарядку и, повинуясь программе, выплеснул свою энергию на восстановительную матрицу. И тут же, словно по волшебству, мельчайшие раковины на поверхности обшивки начали затягиваться. Матовый корпус "UNAT" будто покрылся глянцем и начал отражать свет далеких звезд.

Навигационная система сообщила новые координаты, и главный процессор определил их как контрольные - судно входило в зону обитаемого космоса.

Заработали мощные сканеры, и параметры сотен судов начали обрабатываться специальной анализирующей программой. Масса, конфигурация, технические данные двигателей, темы команд и личные переговоры - "UNAT" интересовало все.

"... Нет, ну ты представь, что он полез к моей бабе".

"... Ты имеешь в виду Рональда?"

"... Ну конечно, Рональда. Я сказал ему - я тебя, гад, уничтожу и размажу, а он мне..."

Неизвестный человек продолжал свой рассказ, а бесстрастная программа уже выдала свой приговор: "Угроза применения силы", и главный процессор занес параметры судна в разряд целей.

Коммерческий трехъярусный грузовик был определен как крейсер класса "А-7", а сборщик орбитального мусора - как минный тральщик класса "012". Список целей еще пополнялся, а программа-штурман уже прокладывала кратчайший курс для первой атаки - "Сумасшедший Александр" начинал свой очередной рейд.

45

Едва адвокаты Тобст и Кригенс появились в приемной директора Гилли Кнацеля, секретарша сразу препроводила их к своему шефу. Это говорило о том, что проблема новых конкурентов была понята и оценена по достоинству.

- Итак, господа, чем порадуете? - задал вопрос Кнацель, когда адвокаты расселись по местам.

- Мы поговорили с этим молодым человеком, сэр, - начал Тобст, - но, как мы и ожидали, от первой цены он отказался. Не привлекла его и вторая цена, а вот упоминание о миллиарде, судя по всему, потрясло мальчишку.

- Что, он действительно так молод?

- Да, на вид ему лет семнадцать.

- Надо же, какая хватка в его-то возрасте, - покачал головой Кнацель. Так что, когда мы подписываем купчую?

- Он еще думает, сэр.

- Вот как? - удивился Кнацель, и его брови подскочили вверх. - Ну ладно. А каково ваше мнение, мистер Кригенс?

- Мальчишка - плут, господин директор. Он тянет время. Я не знаю, на что он надеется, но продавать свое дело он не намерен.

- Может, ему нужно было намекнуть более прозрачно? - предположил Кнацель.

- Не знаю, как мой коллега, но у меня сложилось впечатление, сэр, что он отдает себе отчет о возможных последствиях. Я уверен, что в таких делах он не новичок, - заявил Кригенс.

- Хорошо, господа, вы можете быть свободны. До свидания.

Когда адвокаты покинули кабинет Гилли Кнацеля, он снял телефонную трубку и по памяти набрал номер.

- "Левин Гуард сервис", здравствуйте, - ответил приветливый женский голосок.

- Здравствуйте, мисс, мне нужен Ник Голландец.

- Одну минуту, сэр... - в трубке заиграла коротенькая мелодия, а потом раздался голос Голландца:

- Я слушаю.

- Привет, Ник, это Кнацель.

- Здравствуйте, сэр, Давно вас не было слышно.

- Пока все хорошо, звонить тебе не имеет смысла.

- А теперь плохо?

- Да нет, Ник, все хорошо, но есть небольшая проблема, которую нужно решить до того, как она станет большой.

- Все правильно, сэр. Так в чем проблема?

- Небольшая станция, Ник.

- Насколько небольшая - пять тысяч тонн? Три? Оборона?

- Да нет, все намного проще. Во-первых, она только строится - в пределах семисот тонн. Само собой, ни о какой обороне пока речи нет.

- Понятно, сэр. А как быть с Главным Арбитром? Ему это может не понравиться. Вы же знаете, что у него права окружного шерифа.

- Не беспокойся, Ник, Арбитр тебя не тронет. Он на нашей стороне.

- Неужели?

- Только не надо говорить, что ты об этом не знал.

- Вообще-то знал, сэр, - признался Голландец. - Насколько срочно нужно все сделать?

- Через неделю сможешь?

- Одну минуту, сэр, я только сверюсь с графиком. Так-так. Ага. Вот если в четверг, это не поздно?

- Да, это нам подойдет.

- Я пошлю семерку "КА-18". Они не очень быстрые, но в работе - звери.

- Делай как знаешь, Ник, ты же специалист. Ну, пока.

- До свидания, сэр.

Кнацель положил трубку на место и облегченно вздохнул.

"Ну вот, на следующей неделе наша проблема будет решена", - подумал он.

Подходил сезон отпусков, когда на какое-то время можно было позабыть про дела, искупаться в настоящем море и еще - загорать. Гилли вспомнил, что теща хотела поехать за Основной Рубеж - совершить паломничество на Землю. Кнацеля удивляло такое странное желание тещи. Он был атеистом и ни в какую Землю не верил.

46

Специалист по оборонным поясам Буди Ремингтон ходил по помещениям строящейся станции и качал головой:

- Нет, мистер Шиллер, чтобы устроить здесь оборонительные узлы, нужно заказывать дополнительное оборудование именно под ваши помещения.

- Какое оборудование, например?

- Ну, поглотитель пороховых газов - при стрельбе здесь все будет в дыму.

- А обычная вентиляция не подойдет?

- Возможно, и подойдет, но нужно будет включить ее на максимальный режим, - согласился Ремингтон.

- Что еще?

- Спальные места для персонала.

- Это не так уж необходимо - могут переночевать на полу в спальных мешках, - заявил Эдди.

- Боюсь, они на это не согласятся, сэр, - возразил специалист.

- Согласятся, мистер Ремингтон, это я вам обещаю. Что еще?

- Последнее и самое главное - короба для боезапаса.

- А разве они не входят в комплект ваших пушек?

- Нет, сэр, они изготавливаются индивидуально, в зависимости от того, куда ставятся артиллерийские башни.

Эдди сосредоточенно наморщил лоб и лихорадочно искал выход из положения времени на изготовление и доставку коробов у него не было.

- Так, мистер Ремингтон, а вы знаете, как они выглядят, эти короба?

- Ну, естественно, - снисходительно ответил специалист, - иначе я бы этим не занимался. Я вообще...

- А из чего они изготовляются? - перебил Ремингтона Эдди.

- Из пластика. На самом деле их производство не так сложно, если иметь под рукой пластик, станки и рабочих...

- А нельзя ли сделать короба из дерева, - предложил Эдди.

- Да вы что, мистер Шиллер, смеетесь? Это же нонсенс.

- А почему нельзя их делать из дерева? - настаивал Эдди.

- Потому, что дерево, во-первых, очень дорого, во-вторых... В общем, это не принято.

- Значит, можно?

- Теоретически можно, но где взять дерево и рабочих?

Эдди положил руку на плечо специалисту и сказал:

- Вот что, дорогой мистер Ремингтон, Обстоятельства складываются так, что времени на всякие там маневры у нас нет. Нападения следует ожидать через два, максимум три дня.

- Мне об этом ничего не говорили, мистер Шиллер, я немедленно покидаю вашу станцию.

- Нет, мистер Ремингтон, вы остаетесь, - произнес Эдди и, повернувшись к двери, крикнул:

- Бонус!

Бонус появился в одних брюках с подтяжками и пакетом орехов в руках.

- Что, Эдди?

- Я тебя зачем снял с "Примы", чтобы ты дурака здесь валял? Я тебе сказал стоять в коридоре с автоматом, а ты что делаешь?

- Ну так бы и сказал, сейчас принесу автомат, - развел руками Бонус и вышел.

- Короче, мистер Ремингтон, у этого придурка действительно есть автомат, и он вас со станции никуда не выпустит.

- Но это же похищение!

- Слушайте меня внимательно, мистер Ремингтон. Сейчас я позову бригаду отделочников, среди которых есть и краснодеревщики, и столяры, и все что угодно. Хотите - делайте им чертежи, хотите - объясняйте на пальцах, но чтобы за двадцать четыре часа короба были готовы. Если успеете, поедете домой да еще получите премию.

- Какую премию, сэр? - заинтересовался Вуди Ремингтон.

- Пятьдесят тысяч.

- Сто.

- Семьдесят.

- Ну хотя бы семьдесят пять.

- Окей, Вуди, договорились, - и Эдди пожал специалисту руку. - Бонус! снова крикнул он. На этот раз Бонус оказался на месте. Он ударил в дверь ногой и, направив на Ремингтона автомат, пародийно прохрипел:

- Я здесь, шеф.

- Убери оружие, это уже не нужно. Зови сюда бригадира.

Бонус ушел и через минуту появился с бригадиром.

- Звали, сэр? - спросил тот.

- Вот что, Вилли...

- Вообще-то я Тилли, сэр.

- Хорошо, Тилли, - поправился Шиллер, - это мистер Ремингтон. Твоим людям необходимо изготовить короба для пушек. Он знает, как их сделать, и поэтому он будет руководить твоими людьми. Выбери ему самых опытных и пусть начинают немедленно.

- А из чего делать-то? У нас, кроме отделочных панелей, ничего нет, развел руками Тилли.

- Вот из них, из деревянных отделочных панелей и делайте, - уточнил Эдди.

- Что вы, сэр! Это же красное дерево, по триста кредитов за килограмм! ужаснулся бригадир.

- Я плачу свои деньги и я хочу, чтобы ты делал то, что я скажу! - строго произнес Шиллер.

- Конечно, сэр, - сник Тилли

- В таком случае - за работу. А я пойду поговорю со стрелками.

47

"Левин Гуард сервис" - гласила надпись на стене большой станции, висящей на орбите Габоза - заштатного мира, на окраине заброшенной колонии Нового Востока. Места давно забытые и мало кем посещаемые.

Это вполне устраивало Ника Голландца, хозяина охранной фирмы, которая, впрочем, не брезговала никакой работой.

Ник давно заметил, что защита оплачивалась не так хорошо, как заказное нападение, однако заявки на сопровождение караванов и доставку ценностей принимал исправно - имидж добропорядочной фирмы был ему необходим.

- Штольц, - прозвучал в наушниках голос Голландца, когда Фридрих Штольц уже готовился стартовать.

- Да, босс, - отозвался пилот.

- На обратном пути заскочите на один из промысловых участков "Айк-Металл", под номером 7-14.

- И что?

- Цель - строящаяся станция. Она совершенно "голая", так что вы без проблем сотрете ее в порошок.

- Сделаем, босс, - пообещал Штольц. Пробежав пальцами по кнопкам панели, он запустил двигатели, и спустя несколько секунд захваты станции отпустили "КА-18". Машина легко скользнула в бездну космоса, а вслед за ней вышли еще несколько аппаратов.

Долгих восемь часов отряд Штольца добирался до своей первой цели.

Отдельно стоящий элеватор компании "Фрейзер фудс" был виден издалека - на нем горело несколько ярких маяков.

Внимание, парни, - объявил Штольц, - давайте разделимся. Гвиденс, заходите со стороны синего маяка, а я с остальными пойду с другого края.

Отряд разделился на две группы и начал брать элеватор в "клещи".

- Там какая-то баржа, босс, - заметил Гвиденс.

- Не имеет значения - жгите все подряд, - ответил Штольц и привычно навел перекрестие прицела. Громко лязгнули освободившиеся от зарядов туннельные пушки, и в том месте, куда целился Фридрих, полыхнули яркие вспышки. Остальные "КА-18" тоже открыли огонь, и вспышки заплясали по всему корпусу элеватора.

Расстояние сократилось до ракетного залпа и, оставляя дымные следы, к станции потянулись цепочки ракет. Секунда, две, три - и ракеты начали рвать элеватор на части.

Досталось и стоящему на причале судну, его нос оказался разбит прямым попаданием, однако с кормы корабля неожиданно ударило зенитное орудие.

Машину Штольца только тряхнуло, однако шедшему позади него Магирусу разбило правую плоскость.

- Ах ты... - Штольц навел прицел на зенитную точку и открыл огонь из автоматических пушек. Снаряды ложились точно в цель, но зенитка продолжала огрызаться, и ответные снаряды рвались все ближе.

К атаке командира подключились другие пилоты, и под шквалом огня башенная броня не выдержала - корма баржи полыхнула взрывом, и Штольц бросил машину влево, чтобы избежать летящих навстречу обломков.

- Дело сделано, парни, пошли домой... - распорядился командир, и все машины начали выстраиваться в походный порядок. - Магарус, ты как?

- Пока все нормально, командир, лишь давление в гидравлике упало.

- Постой, Фри, ты же говорил, что будет еще одна работа? - напомнил Гвиденс.

- Это не работа, а гак - халтура, к тому же по пути.

48

Леон-Очкарик сидел перед экраном сканера и подергивал ногой в такт лившейся из наушников музыке. Задание Шиллера, вначале показавшееся таким опасным, превратилось в тупое слежение за бегущей планкой сканера вверх-вниз, вверх-вниз.

Леон закрыл глаза и прибавил громкость. Теперь страх ушел совершенно, и казалось, будто попади сейчас в станцию ракета - Леону было бы совершенно все равно.

"Я победил свой страх..." - гордо подумал Леон. В этот момент кто-то больно ткнул его в спину.

- Ты с ума сошел, придурок! - сняв наушники, обругал Бонуса Леон.

- Я тебе вообще башку снесу, тварь четырехглазая! Музычку послушать любишь? А вот это видел? - И Бонус сунул под нос оператору свой костлявый кулак.

- Чего лезешь-то? - возмутился Леон. - Я же смотрю! Мне музыка не мешает!

- Ах не мешает? - наседал Бонус. - А кто глазки закатил от удовольствия? Смотри у меня, пойду обратно - снова проверю. Если будешь слушать музыку... Бонус не договорил, но было понятно, что он имел в виду.

Пока Бонус занимался воспитанием Лео, во всех отсеках проводилась последняя отладка артиллерийских башен. Патронные короба из красного дерева сверкали свежим лаком и выглядели не хуже антикварных буфетов. Эдди Шиллер ходил от одного расчета к другому и выяснял, в чем еще нуждались новые члены его команды.

Параллельно монтажу артиллерии на поверхности станции трудилась бригада из "Коул и Лестер". По рекомендации мистера Реминггона рабочие закрывали станцию лесами и обтягивали их строительной сеткой. Они работали быстро, чтобы выполнить задание и побыстрее убраться на безопасное расстояние.

49

Еще раз сверившись с координатами, Штольц решительно повернул машину в сторону появившейся на радаре метки. Вскоре заработал сканер, и командир отряда увидел изображение цели - какое-то сооружение, состоящие из трубчатого каркаса, обтянутого материей.

Поначалу Штольц подумал, что объект вообще полый и стрелять по оболочке не имеет смысла.

"Футбольный мяч какой-то..."

- Всем внимание, подходим к цели - по виду туристическая палатка. У кого-нибудь зарядилась большая пушка?

- Только у Лифшица, - ответил Гвиденс.

- Тогда пусть пальнет, а то, может, туда и лететь не стоит

Не долго думая, Лифшиц разрядил туннельное орудие, и сканер показал, как разлетелись трубчатые конструкции и куски каких-то тряпок. Однако ясности это не добавило, и "КА-18" продолжали сближаться со станцией.

- Ракеты экономить - сначала поработаем пушками. - распорядился Штольц и нажал на гашетку.

Снаряды проделали в материи рваные пробоины, но ничего не произошло.

Уже без его команды отряд приблизился к станции почти вплотную, и в этот момент она разразилась шквалом зенитного огня. Шедшие первыми Гвиденс и Шеленберг скрылись в облаках разрывов, а остальные машины сломали строй и начали обходить станцию с другой стороны.

Неожиданное сопротивление, оказываемое практически безжизненным объектом, заставило пилотов забыть об осторожности, и они делали заход за заходом, пытаясь стрелять по огневым точкам, однако восемь башен били практически в упор и вдребезги разносили машины противника.

- Командир! Штольц! Кто-нибудь - откликнитесь!

- Кто это? Ты Макферсон?

- Да, я! Ривас, неужели больше никого не осталось?!

- Увы, Мак. Давай-ка отсюда сваливать - у меня пробоина.

50

Леон отвлекся всего на секунду, но когда открыл глаза, прямо с экрана сканера, ощерившись стволами пушек, на него мчался "КА-18" - "эскортер". Еще несколько секунд Леон приходил в себя, а потом вскочил со стула и с криком: "Они идут!" - выскочил в коридор

- Не ори, мы без тебя уже знаем, - ответил Бонус и неизвестно зачем передернул затвор автомата.

Стрелки уже сидели на своих местах, оружейные механики держали наготове масленки, а несколько матросов с "Примы" стояли возле открытых ящиков со снарядами, чтобы при первой необходимости уложить боекомплект в короба

- Ага, я их вижу, это "эскортеры", - раздался голос рыжебородого стрелка, башня которого была врезана в потолок самой большой комнаты.

- Сколько их? - безжизненным голосом спросил Ремингтон, который не успел покинуть станцию и теперь ожидал неминуемой смерти.

- За сеткой плохо видно, но больше пяти - это точно.

Страшный удар потряс станцию. Сразу сработал датчик давления - он отчаянно пищал, сообщая о разгерметизации. Искать место утечки воздуха не пришлось, от удара взрывной волны разошелся сварной шов. Райх тотчас подскочил к пробоине и открыл баллон с аварийной пеной. Датчик замолчал, и на несколько секунд внутри станции воцарилась тишина. Затем, словно мощная барабанная дробь, в стены станции ударили снаряды.

Рыжебородый стрелок поморщился и скомандовал своему механику:

- Марк, масло!

Его башня открыла огонь. Грохот был такой, что стоящий возле двери Шиллер зажал уши. Комната наполнилась едким дымом. Механик начал обильно лить масло в наполовину опустевший патронный короб.

- Давай! - крикнул он, и стрелок выпустил еще одну длинную очередь. Короб опустел. В него тут же заправили следующую ленту. Механик полил ее маслом и снова крикнул:

- Давай!

Башня опять открыла огонь.

Шиллер с интересом наблюдал за действиями стрелкового расчета, не обращая внимание на то, что снаряды "эскортеров" жестко били по стенам станции. Кое-где появлялись протечки, и Райх бегал по всем помещениям, заливая аварийной пеной пробитые участки.

Неизвестно, сколько машин атаковали станцию, но им отвечали сразу восемь орудийных башен.

Иногда они стреляли одновременно, и тогда стены станции дрожали от вибрации.

Неожиданно все прекратилось, и на этажах станции воцарилась тишина.

- Кажется, отбились, - сказал рыжебородый. - Марк, дай мне водички.

Механик достал из сумки бутылку с минеральной водой и передал стрелку. Тот запрокинул голову и сделал несколько глотков. Затем вернул бутылку механику и, отерев рукавом закопченное лицо, сказал:

- Все, хозяин, отбились.

В этот момент в комнату вбежал Лео. Сверкая стеклами очков, он поделился радостной вестью:

- Они ушли!

- Ты, как всегда, вовремя, - заметил Бонус.

- Сколько?

- Два. Два ушли, а приходили семь - я на записи посмотрел.

- Что ж - это хороший результат, - кивнул механик Марк.

51

Гилли Кнацель, мечтая о скором отпуске, в прекрасном настроении поедал доставленный в офис обед. В это время приоткрылась дверь, и появилась голова секретарши:

- Прошу прощения, мистер Кнацель, но с вами срочно желает переговорить какой-то Голландец.

- Хорошо, переключите, - кивнул Кнацель и промокнул губы салфеткой.

- Что такого могло случиться, Ник, что ты отрываешь меня от обеда? недовольно спросил Кнацель,

- А то, господин директор, что вы подставили меня и моих людей! - не слишком почтительно объяснил Голландец.

- Что значит "подставил"?

- А то, что на недостроенной станции, как вы изволили мне сообщить, моих ребят встретила укрепленная зенитная точка - сплошные стволы. Из семи машин до дому доковыляли только две.

- Постой-постой, это какая-то ошибка, не могли же они за неделю... Стоп, наверное, ты прав. Они действительно успели подготовиться. Вот что, Ник, все, что мы тебе должны - за твои самолеты, за людей, за работу, мы, конечно, отдадим, да еще добавим тридцать процентов премии, только ты, пожалуйста, избавь нас от этого осиного гнезда. Договорились?

- Сорок процентов премии, - потребовал Голландец.

- Окей, Ник, сорок процентов. И побыстрее, пожалуйста.

- Договорились, сэр, - уже веселей ответил Голландец и положил трубку.

52

В приемную премьер-министра пропустили только Агасси и Брумса, а Шелли и Мак-Интайру пришлось возвращаться в порт.

Поначалу на Шевроне с Агасси говорить не желали, и он, привыкший к такого рода маневрам, согласился немедленно покинуть планету. Тогда правительство Ученого Дома дало обратный ход, и теперь Тото Агасси сидел в приемной и ожидал аудиенции у премьер-министра. Не успел он толком рассмотреть богатое убранство приемной, как секретарь пригласил его к премьеру.

Едва Тото перешагнул порог кабинета министра, как его тут же взяли под руки два мощных телохранителя. Третий, шустрый субъект с крысиной мордочкой, моментально подскочил к чемоданчику и хитрой отмычкой сумел расстегнуть замок цепочки.

Как драгоценный дар он поднес чемодан премьер-министру и положил его на письменный стол.

- Вот и все, - хитро улыбнулся премьер-министр, поглаживая чемодан. Информация у меня, и совершенно бесплатно.

- И что вы намереваетесь там найти, Ваше Превосходительство? поинтересовался Агасси.

- То, что вы собирались нам продать, - еще шире улыбнулся премьер.

- В бесплатных чемоданах, Ваше Превосходительство, бывают только бомбы.

Премьер-министр резко выпрямился и строго посмотрел на крысоподобного субъекта.

- Калер, вы проверили чемодан?

- Уверяю вас, сэр, он блефует, - поклонился Калер, однако достал какой-то прибор и поводил им возле чемодана. - Определенно блефует, - еще раз сказал он и, достав другой прибор, легко разгадал шифр замка Крышка открылась, и в чемодане ничего не оказалось

- Что это значит? - обратился к Тото премьер-министр, брезгливо указав на пустой чемодан - Вы что, жулик?

- И это говорите мне вы, Ваше Превосходительство? - удивился Агасси.

- Прошу без намеков, а то я скажу своим людям, и они из тебя душу выбьют, - пригрозил премьер, и двое державших Агасси телохранителей еще крепче стиснули его локти. - Не забывай, кто ты и кто я. То, что делает премьер-министр, это всегда политика, а что обычный гражданин - всегда преступление, и пока ты в руках моих людей.

Агасси дернулся вперед и легко вышел из захватов. Последовал один удар, затем другой, и оба охранника повалились на пол: один - держась за пах, а другой - за лицо.

- Прошу прошения, что прервал вас, Ваше Превосходительство, - вежливо извинился Тото и скромно присел на ближайший стул.

Премьер-министр уже собирался нажать кнопку тревоги, когда Тото произнес:

- Подождите секундочку, а то пожалеете. Я привез вам ценную информацию. Некий противник собирается атаковать вас. Если вы хотите узнать, кто и когда, ведите себя более гостеприимно, Ваше Превосходительство

Премьер убрал руку с кнопки и задумался:

- Значит, дискета все еще у вас?

- Да, конечно, - кивнул Тото и достал дискету из нагрудного кармана. Прошу, Ваше Превосходительство, она ваша.

- А как же металлический чемодан с цепочкой?

- Это трюк для третьеразрядных воришек.

- Понятно, - кивнул премьер. - А если я и теперь не дам вам денег!?

- Неужели вам жалко десяти миллионов, Ваше Превосходительство?

- Десяти жалко, а вот восьми, пожалуй, нет.

- Тогда будем считать, что договорились, - дружески улыбнулся Агасси.

В углу застонал один из охранников.

- Сильно вы его, - сочувственно покачал головой премьер.

- Я сожалею.

- Так-так, - проговорил премьер-министр, вертя перед глазами коробочку с государственным секретом. - Ну а если я все-таки не отдам вам деньги? Ничего ведь не случится? А?

- Ровным счетом ничего, Ваше Превосходительство, за исключением всяких пустяков.

- Например?

- Если вы не заплатите, мы сообщим вашему противнику о том, какой информацией вы располагаете. Это снизит ее эффективность вдвое.

- Ну, в таком случае, я все равно сэкономлю четыре миллиона.

- Пожалуй, что так, - кивнул Агасси. - Тогда придется передать вашему противнику данные об управлении фортом Железная Голова.

- У вас есть такие данные?! - вскочил со своего места премьер-министр.

- А что делать? - развел руками Агасси. - Нужно же как-то зарабатывать себе на жизнь.

Премьер еще раз посмотрел на коробочку с дискетой и, вздохнув, согласился:

- Ладно, ваша взяла. Если здесь не фальшивка, вы получите свои деньги. Ну и, разумеется, в последующем мы будем покупать у вас интересную информацию. Ваши реквизиты пришлете позже. Всего хорошего.

53

Император Джон стоял на мостике и смотрел на построение кораблей ударного флота империи.

Половина судов были новыми. На их постройку империя затратила огромные суммы, и часть средств была взята в долг. Высокие проценты тяжелым бременем ложились на бюджет Нового Востока, но император надеялся решить эти проблемы за счет новых завоеваний.

Готовящееся нападение на Ученый Дом было первой военной кампанией императора Джона, а до этого ему приходилось воевать только с мятежниками.

Три года боев на Судоке, пять - уничтожение партизан на Абасе-78 и десятилетие непрекращающихся восстаний на Джидамане.

Внутренние беспорядки не позволяли расслабиться. Едва подавлялось сопротивление в одном месте, как тут же, словно костер, занимался новый кровавый конфликт.

Взрывоопасная ситуация в колониях вынуждала императора держать там огромные воинские контингенты. Это было весьма накладно, однако эту практику он перенял от своего отца, а тот - от прежней династии императоров.

Император молчал. Молчали и офицеры его штаба. Они стояли позади Джона и ждали, когда он выскажет свое мнение. Неожиданно через их ряды пробился шеф разведки - генерал Пеккет.

- Ваше Величество, - рискнул он отвлечь императора, - Ваше Величество.

- Что? - повернулся Джон.

- Ваше Величество, час назад Железная Голова начала движение в нашу сторону.

- Значит, им стало известно о наших планах. Такого большого шила в мешках не утаишь, - здраво рассудил император. - Сколько времени нужно форту, чтобы запереть нам выход к Любицу, Револте и Крыму, адмирал?

- Около двух недель, Ваше Величество. Но если нам удастся захватить Зиги-Боб, мы остановим Железную Голову и повернем ее против Ученого Дома, ответил Саид-Шах.

- Значит, нам придется начинать кампанию немедленно, - решил император. Спасибо за сообщение, Пеккет.

- Это еще не все, Ваше Величество, снова начались беспорядки на Джидамане.

- Так-так. - Император помассировал пальцами лоб и, посмотрев на адмирала, сказал: - Ни о каких восстаниях на Джидамане я больше слышать не хочу. Избавьте меня от этого. Пошлите приказ об эвакуации войск с планеты. Кто там у нас?

- Генерал Ромарио, Ваше Величество.

- Сколько у него войск?

- Оккупационный корпус насчитывает полтора миллиона человек, Ваше Величество.

- Вот и отлично. Эти войска пригодятся нам в другом месте.

- А что с Джидаманом, Ваше Величество?

- А что с Джидаманом? - пожал плечами император. - Об этом нужно спросить у Бертольда Крайса - он у нас аналитик и должен знать все.

- Ресурсы планеты выбраны на восемьдесят семь процентов, Ваше Величество, - подсказал Крайс.

- Вот видите, как все удачно складывается. Генерал Йорк!

- Слушаю, Ваше Величество! - шагнул вперед Джарвис Йорк, командующий бомбардировочным флотом.

- Генерал, через двадцать четыре часа Джидаман будет вашим. Пусть все забудут, что там когда-то жили люди.

- Слушаюсь, Ваше Величество.

- А теперь, господа, давайте пройдем в штабной отсек и решим, как изменить график кампании, - сказал император.

54

Тройка "суперэскортеров" "КА-240" стремительно неслась к заявленной цели. Эти суда, вооруженные роторными туннельными пушками и двухступенчатыми торпедами, были отозваны с другого задания и брошены на исполнение срочного заказа "Айк-Металл".

На подходе к промысловым участкам в динамиках головного корабля раздался голос Главного Арбитра'

- Кто такие? Почему без регистрации?

- Мы зарегистрированы, сэр, - соврал командир группы Ги Бонапарт.

- У меня данных нет. Все переходы военных судов должны согласовываться заранее. Кто ваш наниматель?

- "Айк-Металл", сэр.

- "Айк-Металл"? Гм... Куда идете?

- Точка 2-23-57 - северо-запад, там мы должны принять к сопровождению коммерческое судно.

Главный Арбитр прекрасно понимал, что капитан ему солгал, однако, когда дело касалось "Айк-Металл", Арбитр был снисходителен.

- Хорошо, в виде исключения вы можете проследовать до места.

- Спасибо, сэр, - поблагодарил капитан Бонапарт.

"Суперэскортеры" понеслись дальше, и вскоре капитан Бонапарт отдал приказ о разгоне ротора туннельного орудия.

- Послушай, Ги, я не могу поверить, что три наших борта отправили разобраться с какой-то недоделанной станцией, - подал голос помощник капитана Дэвид Триш.

- Голландец сказал, что эта недоделанная станция завалила пять машин Штольца и его самого в том числе.

- О, так, значит, место Штольца вакантно? - оживился Триш.

- Тебе чего, захотелось на "кексах" полетать?

- А хоть и так - хорошие машины. Вот Голландец наберет новых ребят, а я стану ведущим группы.

- Голландец тебя не поставит, - отозвался оператор радара. - Ты хреновый пилот, Дэйв.

Триш хотел было ответить Скотту Миллеру как положено, но тот уже потерял к беседе интерес и начал интенсивно крутить ручки настройки.

- Да что же это такое, какая-то помеха на весь монитор, - нервничал Скотт.

Капитан Бонапарт взял микрофон и связался с двумя ведомыми судами:

- Бруно, Арнольд, приготовьтесь к стрельбе.

- Окей, босс, поняли.

- Да что это за помеха такая здоровая! - продолжал ругаться Скотт Миллер. - То на одной частоте, то на другой.

Из динамика послышались странные звуки:

- Гсс... Гсс... - как будто кто-то касался картонкой вращающегося колеса. - Гсс... Гсс...

- Ну вот, теперь динамик, - обернулся Скотт.

- Выключи его, Триш, - сказал капитан.

Помощник потянулся к динамику, но неожиданно тот заговорил хорошо поставленным женским голосом:

-...привести в порядок согласно установленным правилам. При досмотре оказывайте инспекторам полное содействие, а также... - Голос прервался так же неожиданно, как и появился.

- Что за дела? - удивился Скотт.

- Внимание! - Женский голос сменил рокот компьютерного модулятора. Эсминцам "Алабама", "Корнвуд" и "Гурон"... - голос исчез, затем появился вновь, -... ели нарушитель не вып... требования... пекции - он уничтожается...

- Да кто это? Какие эсминцы? - возмутился капитан. - Скотт, что там, на радаре?

- Это... - кадык Скотта Миллера судорожно дернулся... - кажется, это "Сумасшедший Александр".

- ...именем Второй Республики вы приговариваетесь к сме... - Больше экипажи ничего слышать не могли, поскольку их суда распылил залп боевых лазеров.

55

Яркие вспышки полыхнули совсем рядом. Сканер тотчас расшифровал сигнал и прокрутил запись произошедшей секунду назад трагедии.

- Мама, - произнес Леон-Очкарик. - Мамочка моя! - Глядя на надвигающийся угловатый силуэт, который бесстрастно демонстрировал монитор сканера, Леон сполз со стула и в ужасе начал отползать к двери.

- Бону-ус! - не выдержав, закричал он.

- Что опять? - вбежал в помещение Бонус. - Что это? - спросил он, указывая на экран.

- Это "UNAT". Он движется прямо на нас...

Бонус медленно подошел к экрану и, присев перед ним на корточки, с уважением, смешанным с брезгливостью, произнес:

- До чего же ты омерзительный парень, "Александр".

"UNAT" плыл в полном великолепии, насыщая свои батареи для нового залпа. Фиолетовые молнии пробегали по его корпусу и казались вздутыми венами гигантского организма, готового поглотить всю Вселенную.

- Надо что-то делать, Бонус! Нельзя же так сидеть и ждать. Он только что уничтожил три корабля. Вспышка - и все, даже обломков не осталось.

- Что ж, Леон, отличная смерть - вспышка - и все, - философски заметил Бонус. - Ты, это, прости меня за то, что я на тебя ругался или иногда бил.

- И ты меня прости, Бонус, - едва сдерживая рыдания, попросил Леон.

56

Точно призраки из темноты в зону досягаемости сканера станции "Квадро" один за другим выплывали линкоры Лиги Порядка.

Убедившись, что их враг рядом, они растянулись фронтом и бесстрашно двинулись на наводящий ужас "UNAT".

Закованные в многослойную броню крейсера, не открывая огня, в торжественном молчании продолжали сокращать дистанцию, будто собираясь схватиться с "Сумасшедшим Александром" в рукопашной схватке.

Словно загнанный, понимающий, что ему не уйти, зверь, "UNAT" зыркал на "охотников" рубиновыми зрачками инфракрасных прицелов, выбирая того, кто первым уйдет в небытие.

Расстояние между противниками сокращалось, и едва они прошли невидимую в пространстве линию, как космос прошили тысячи лазерных залпов и тонны снарядов туннельных орудий понеслись к своим целям.

От мощного залпа флотилии "UNAT" озарился фиолетовым огнем, а три корабля Лиги Порядка превратились в пепел от сокрушающего пламени "Сумасшедшего Александра".

Вслед за залпами орудий в сторону робота-убийцы ринулись тучи ракет и двухступенчатых торпед. Они дружным роем понеслись на врага, а им навстречу полетели смертельные посланцы "Сумасшедшего Александра".

Снова полыхнуло пламя, такое яркое, что сканеры сторонних наблюдателей отключились от перегрузки, а стены станции "Квадро" потеряли теплой изолирующий слой.

- Если бы мы знали, что такое возможно, мы бы покрыли стены углеродными зеркалами, - сообщил Райх после очередной встряски станции.

- Как долго еще будут держаться стены? - спросил Шиллер.

- Это зависит от того, как долго они собираются драться.

В этот момент раздался новый удар, и везде погас свет.

Бой продолжался, и свечение "UNAT" все усиливалось В кормовой части оно начало приобретать алый оттенок, который разгорался с каждым очередным залпом редеющей флотилии.

Оставшиеся двенадцать кораблей Лиги Порядка тоже выглядели не лучшим образом, но те орудия, которые еще могли вести огонь, продолжали стрелять, медленно, но верно приближая последнюю минуту робота-убийцы.

Неожиданно свечение "Сумасшедшего Александра" исчезло, и пламя, сжатое в жаркий сокрушительный луч, выплеснулось на один из крейсеров флотилии. Корабль полыхнул в гигантском взрыве, и вместе с ним погиб и "UNAT", отдавший свое последнее дыхание для удара по врагу Залпы оставшихся одиннадцати кораблей легко, как картон, пробивали борта мертвого робота, закрывая целую эпоху бессмысленного механического террора.

57

Спустя два часа после окончания битвы судно с монтажниками из "Коул и Лестер" вернулось к станции. Рабочие перебрались на свой объект и занялись ремонтом.

Под дружный стук их молотков в кармане у Эдди Шиллера запищала трубка мобильной связи.

- Это инженер Кухард, сэр Мы приступили к исправлению повреждений строительные леса просто оплавились.

- Хорошо, Кухард, работайте.

- Только одна деталь, сэр.

- Говорите.

- Этот ремонт заметно изменит первоначальную смету.

- Я это понимаю, Кухард и согласен на увеличение цены.

Эдди отключил трубку и осмотрелся по сторонам.

Стрелки и механики продолжали обхаживать свои пушки, заливая в каждую щель так много масла, что оно выливалось на пол.

Рядом с расчетом, находившимся в большой комнате, сидел Бонус и с интересом наблюдал за действием зенитчиков.

Райх, как только застучали молотки монтажников, надел свой скафандр и отправился на "крышу".

Для бригады отделочников стук монтажников явился сигналом к действию, и они принялись за свои стены и потолки. В воздухе снова появился резкий запах краски.

Опять запищала трубка.

- Мистер Шиллер, вы живы?! - В голосе Густава Фонтена звучало беспокойство за вложенные деньги.

- Да, сэр, мы уцелели.

- Какое счастье, - выдохнул Фонтен. - Есть какие-нибудь повреждения?

- Немного обгорели строительные леса, а в остальном все в порядке. - Эдди не стал говорить о многочисленных пробоинах, наспех закрытых аварийной пеной

- Ну что же, я рад это слышать. У меня для вас тоже есть хорошая новость. У нас был должник, который мог расплатиться только бартером, однако его продукция нам была не нужна. Его долги мы обменяли на долги "Интермеханика", а он специализируется на производстве оборудования по переработке кобальта. И таким образом, вы можете рассчитывать на семь миллиардов кредитов по льготному проценту.

- Мистер Фонтен, я, честное слово, не знаю, как мне вас благодарить.

- О, нет ничего проще, мистер Шиллер, верните кредиты в срок, и я получу повышение.

- Можете не сомневаться, сэр, все сделаем, как надо.

Разговор с Фонтеном прибавил Эдди сил, и он, легко вздохнув, пошел в свой кабинет.

Там уже все было закончено: панели, потолок, напольное покрытие, мебель все сверкало чистотой, однако пока еще держался едкий запах лака и краски.

Увидев, что заказчик морщится, заканчивающий уборку рабочий включил вытяжку и пообещал:

- Через полчаса, сэр, здесь будет горный воздух

- О, Шкиза, привет! - послышался громкий голос Бонуса. - У нас все окей! кричал он в рацию. - Да, представь, в двух шагах от нас. Осколки долбили по станции будь здоров. Честное слово - не вру.

Слушая враки Бонуса, Эдди невольно улыбнулся и помедлив еще полминуты, связался с "Интермехаником".

- А, мистер Шиллер! - обрадовались его появлению. - Рады вас приветствовать. Я Аркадий Кон - второй менеджер по сбыту. Что бы вы хотели заказать?

- Мне нужна переработка на... - Эдди задумался, не зная, что ему нужно.

- Я могу вам помочь, сэр, - предложил менеджер. - Скажите, на какую сумму вы хотите заказать оборудование, и я скажу, какова будет его мощность.

- В пределах четырех миллиардов.

- О, это отличный заказ, сэр. Мощность такой установки - шестьсот тысяч тонн вместе с утилизационной пушкой.

- Это которая гонит шлак на звезду?

- Да, на "KL120094".

- А есть у вас пушки посерьезней? - задал Эдди волнующий его вопрос.

- В смысле, мистер Шиллер?

- Для обороны.

Последовала пауза, после которой менеджер сказал:

- Видите ли, сэр, мы выпускаем только горное оборудование, и закон запрещает нам вторгаться... Но мы можем рассмотреть ваш заказ, в виде исключения, разумеется. Что конкретно вам хотелось бы, сэр?

Эдди посмотрел на потолок, представляя, как на его станции стоит огромная лазерная пушка. Это было бы просто здорово.

- Мне нужно что-то вроде носового лазера, как на крейсере. Главный калибр.

- О, мистер Шиллер!.. - только и сумел сказать менеджер, однако не отказался и добавил: - С этого момента, сэр, мы говорим только о лазерной буровой установке. Вы понимаете меня?

- Да, мистер Кон, - кивнул Эдди, - прекрасно понимаю.

- Как часто должна "бурить" ваша установка?

- Каждые тридцать секунд, я думаю. И конечно, она должна "бурить" очень точно.

- Это понятно, сэр, - согласился менеджер. - Устройств для прицельного "бурения" у нас нет, но мы их достанем - у нас есть такая возможность. И отдельный вопрос по энергетической установке, ее ориентировочная масса - пять тысяч тонн, а цена всего комплекта будет около полутора миллиардов.

- Окей, мистер Кон, меня все устраивает. Когда я смогу все это получить?

- Через неделю заказ этот будет уже у вас, сэр, - заверил менеджер.

- Спасибо, я буду ждать

58

Открытый лимузин медленно скользил вдоль рядов гвардейцев, одетых в боевую броню. Солдаты кричали императору "ура!", и. едва машина проезжала дальше, полки разворачивались и шли на погрузку в трюмы десантных транспортов.

Это были первые два миллиона пехотинцев, которые император Джон провожал лично. Они должны были первыми высадиться на Крым и Любил и понести самые большие потери.

Лимузин объехал гвардейцев и наконец добрался до построений "баддистеров", ровные ряды которых уходили до самого горизонта. Джон не ждал от них криков "ура!", он просто хотел оценить, насколько угрожающе выглядит его железный легион.

"Бадди" стояли не шелохнувшись, лишь изредка у одного или другого дергалась голова.

- Однако это производит впечатление, адмирал, - произнес император Джон. Пусть идут на посадку.

Саид-Шах сказал несколько слов по телефону, и тотчас прозвучала команда компьютера. Железный легион синхронно развернулся и зарысил к стоящим в полукилометре транспортам.

- Это будет новая война, Ваше Величество. Совершенно другая война, - изрек адмирал, глядя вслед уходящим "бадди".

- Пожалуй, что так, - кивнул император. - Домой, - приказал он шоферу.

Машина круто развернулась и понеслась по взлетному полю. У выхода из порта к ней присоединились две машины охраны, и весь кортеж направился в резиденцию императора. Там Джон должен был провести последнюю ночь, а уже на следующий день отправиться вместе с войсками.

Император покинул порт, когда транспортные суда начали подниматься в воздух. Они следовали в строгой очередности, через каждые пять минут, и последний транспорт покинул Эбол, когда на порт уже спустилась темнота.

59

Утро было ясным и солнечным. Пино Грим проснулся в прекрасном настроении. Во-первых, потому, что он любил солнечную погоду, а во-вторых, потому, что это был выходной день.

Эмми с детьми еще вчера уехала за город к матери, и Грим был полностью предоставлен самому себе.

Он сделал зарядку, затем почистил зубы и постоял под прохладным душем. Мышечный тонус достиг максимума, и Пино подпрыгивающей походкой направился на кухню готовить себе яичницу

- Пара-ра, pa-pa. Pa-pa. - напевал он, разбивая яйца на горячую сковородку.

"Хорошо, что я согласился на сверхурочную работу, - думал Пино, - за полторы недели набегает лишний отгул".

Когда яичница была готова, Грим переложил ее на тарелку и, достав из холодильника вчерашний салат, вышел на балкон.

В гостиной зазвонил телефон, и Грим вернулся в комнату.

"Наверное, теша: "Пино, почему Эмми опять на тебя жалуется?"

"Потому, что я не позволю, чтобы мной командовали".

Грим уже собирался высказать все накипевшее, но услышал в трубке незнакомый голос:

- Мистер Грим?

- Да, он самый.

- "Команда 12-78..."

- Что?

- "Команда 12-78..." Вы что, не понимаете?

- А... Извините. Это так неожиданно.

- У вас все в порядке, мистер Грим?

- Да, у меня все в порядке, и я все понял.

- Тогда выполняйте, - властно произнес голос, и в трубке послышались гудки отбоя.

"Тогда выполняйте", - снова прокрутилось в мозгу у Грима.

- Ой, как не хочется, - вслух произнес Пино и тут же прикрыл рукой рот. "А вдруг они прослушивают мою квартиру?"

Однако делать было нечего, и Пино начал собираться.

Оделся, как и положено для выходного дня. "Ваша одежда должны быть обычной..."

Взял старый портфель и положил туда несколько детских фотографий. Подумал о новом пиджаке, но, когда попытался засунуть и его, портфель раздулся и превратился в уродливую подушку. "Не берите с собой лишних вещей, человек с чемоданом привлекает внимание".

Пино подошел к зеркалу и посмотрел, как он выглядит. Все нормально за исключение глаз - они "бегали". И еще уши - они были красными.

"Перед выходом на улицу постарайтесь успокоиться, ваше лицо не должно бросаться в глаза".

- Легко вам указывать, - пробубнил Грим и вышел на балкон. По тарелке с недоеденной яичницей ползала муха, а салат был похож на высохших дождевых червей.

Пино вздохнул и вернулся в гостиную. Затем обошел детские комнаты и их, с Эмми, спальню. Хорошая квартира. Она обошлась Гриму в пятьдесят тысяч кредитов. Прошло только два года, как он выплатил банку все до последней монеты, и вот теперь... "... Помимо денежного вознаграждения, вы получите компенсацию за всю потерянную собственность".

Грим вернулся на кухню и, встав на табуретку, снял со шкафа один из стоящих там термосов.

"Пин, что за странный термос, зачем ты его приволок? Вчера я протирала пыль, а он ка-ак грохнется. Я думала, пол проломится - такой он тяжелый". Грим помнил, как, услышав от Эмми эти слова, покрылся холодным потом. Но разве ей объяснишь?

Осторожно отвернув крышку, Пино нажал потайную кнопку, и программная панель стала доступной. Грим посмотрел на настенные часы, они показывали 11.27. "... Если не будет дополнительных указаний, вы должны выставить часовой механизм на шесть часов от текущего времени".

Неслушающимися пальцами Грим набрал "17.27", вернул панель в первоначальное положение и, завернув крышку термоса, поставил его обратно на шкаф.

"Все, отсчет начался", - подумал Грим и слез с табуретки.

Через шесть часов взрыв в пятьсот килотонн должен снести Кантарио вместе со всеми его жителями и тремя энергетическими станциями, поддерживающими далекие пограничные укрепления.

И самое страшное, что обратного пути нет. "... Попытки остановить отсчет приведут к немедленному взрыву, поэтому наш вам совет - забирайте семью и уезжайте подальше".

"Какая же я сволочь, - неожиданно подумал Пино, - как я с этим буду жить дальше?" "... Не нужно считать себя монстром и предаваться самобичеванию. Успокаивайте себя мыслью, что вы не один такой - вас целая команда, на Тренте и Шевроне. Не стоит забывать и о полумиллионе кредитов, положенных на ваш счет - за какой-нибудь час работы вы обеспечите себя и свою семью до конца жизни".

Грим набрал телефон тещи и, когда она сняла трубку, сказал:

- Я жутко спешу, Джуди, позови, пожалуйста, Эмми.

- Ты всегда спешишь, голубчик, а между тем... - завела Джуди свою волынку.

- Джуди, заткнись.

- Что?! - опешила теща. Пино никогда не позволял себе даже слегка повысить голос.

- Да, заткнись и позови Эмми. Это очень важно - потом я все объясню.

Теща ушла, и через минуту Грим услышал голос Эмми:

- Алло, Пин, это ты?

- Да, крошка, это я. Слушай, тут такое дело... В общем, собирайся, бери детей, Джуди и двигайте в сторону Сабенвилля. Там у мотеля "Дорожный" я буду тебя ждать.

- А что случилось, Пин?

- Кажется, по Кантарио собираются нанести удар.

- Какой ужас! Неужели война все-таки будет?

- Похоже на то. Паники пока еще нет - власти стараются держать нас в неведении, но мне удалось узнать от знакомого...

- Хорошо, Пин, мы уже собираемся! - и Эмми бросила трубку.

60

Флот Его Величества императора Нового Востока Джона Ясноликого начал свое движение к границам Ученого Дома. Ударная группировка из пятисот кораблей уже стояла перед непроходимым заслоном из тяжелых "стопгвардов", и теперь к ней подтягивались главные силы империи.

К стартовавшему с Эбола флагману "Реваз Великий" примкнули ожидавшие на орбите суда, и по мере движения за флагманом выстраивались все новые региональные флоты.

С Коники шли быстрые эсминцы, с Аль-Хейда - бронированные авианосцы и ремонтные базы, с планеты Бруно - транспорты с десантом и торпедоносцы, а с Чидди и Пиранидиса поднимались тучи "суперэскортеров" "КА-240".

Пришли корабли с Судока и Абаса-78, лишь только один Джидаман после рейдов имперских бомбардировщиков не подавал признаков жизни.

Сырьевой район WET-134 выставил транспорты с запасными частями и топливным кобальтом, а также десять транспортов "национальных гвардейцев", навербованных среди усталых шахтеров.

Генералы не возлагали на них больших надежд, однако в качестве полицейских оккупационных сил "национальные гвардейцы" вполне годились.

Последние суда еще только покидали пределы Нового Востока, а мощные сканеры флагмана уже видели свой ударный отряд, стоявший напротив цепи "стопгвардов".

- Что это за свечение? - спросил император у офицера, сидящего за сканером.

- Это светятся защитные матрицы укреплений противника, Ваше Величество. У них матричная броня.

- Генерал Пеккет? - обернулся Джон. - Как там ваши агенты?

- Ждем результата в ближайший час, Ваше Величество, - ответил шеф разведки.

Пока император обходил службы флагмана, адмирал Саид-Шах стоял на мостике и принимал доклады.

- Сэр, прибыли "суперэскортеры" майора Сайгона, - сообщил помощник.

- Сколько их?

- Четыреста двадцать четыре борта.

- На правое крыло, рядом с авианосцем "Фрида".

- Тральщик "107NK" столкнулся с эсминцем, сэр. Просит разрешения уйти к ремонтной базе.

- Пусть идет, и вообще, Кларенс, все эти вопросы - к командирам соединений. У нас двенадцать с половиной тысяч судов, я не собираюсь принимать отчеты о каждом тральщике.

- Есть, сэр.

Император закончил свой обход и вернулся на мостик. Вместе с ним пришли старый Фра Бендрес и аналитик Бертольд Крайс.

- Как вам наше хозяйство, Ваше Величество? - спросил Саид-Шах.

- Я думаю, что все подготовлено хорошо, - ответил император Джон. - А у вас, адмирал, я вижу, хорошее настроение?

- Конечно, Ваше Величество, начало каждой новой кампании для меня как праздник.

- Ну-ну, - кивнул император и посмотрел сквозь пластиковую перегородку в оперативный зал, где бегали и суетились сотни планшетистов и курьеров. Оттуда не доносилось ни звука, но именно это придавало всей картине динамику и необыкновенную силу.

"Вот оно, сердце новой войны..." - подумал император, оглядывая ряды светящихся экранов, сложные схемы настенных панно и тысячи разноцветных лампочек, вспыхивающих на многочисленных приборах.

В динамике послышался голос генерала Хорста, командующего силами штурмовых "рейдеров". Его корабли стояли в первой линии и одними из первых должны были атаковать "стопгварды".

- Адмирал, с той стороны к "стопгвардам" подходит подкрепление.

- Какое имевно?

- Около двух сотен крейсеров устаревшей конструкции из бывшего флота Финх-Недд. Однако в ближнем бою они могут быть опасны.

- Я понял, генерал. Мы усилим вас группой полковника Уотсона.

- Это было бы очень кстати, сэр, а то нас сметут, не дав сделать и шага.

Адмирал связался с отрядом Уотсона и отдал приказ о перемещении.

- Ну наконец-то! Слава императору! - прокричал в микрофон полковник.

Ею суда покинули позиции резерва и пошли к передней линии. Когда все пятьдесят два линейных крейсера повисли над рядами "рейдеров" генерала Хорста, тот вздохнул с облегчением.

Наконец наступил час "X", и несколько ядерных взрывов потрясли планеты Трент и Шеврон. Свечение "стопгвардов" заметно уменьшилось, и тотчас "рейдеры" генерала Хорста рванулись вперед.

Стараясь не отпускать их слишком далеко, начали разгон линкоры полковника Уотсона. Следом за ними, расходясь веером, пошли сотни торпедоносцев и ракетных крейсеров. Вторжение началось.

Передовая озарилась яркими вспышками. Сумасшедшие "рейдеры" бросались в самое пекло и, ведя огонь из всех видов оружия, старались подавить огневые точки "стопгвардов". Те отвечали огнем из тяжелых туннельных орудий и зенитных лазеров, нанося легким "рейдерам" значительный ущерб.

Прозвучала новая команда, и "рейдеры" начали расходиться в стороны. Едва они покинули поле боя, по укреплениям противника ударили линейные крейсеры полковника Уотсона. Они достойно продержались несколько минут, но были вынуждены отойти, когда из-за спин "стопгвардов" по ним ударили гравитационные орудия устаревших крейсеров Побитые линкоры пошли к ремонтным базам, а им на смену уже выдвигались ракетные крейсеры и торпедоносцы.

Тысячи тяжелых снарядов покинули свои направляющие и устремились к целям. Им навстречу полетели зенитные ракеты, однако атакующая волна была мощнее. Она ударила по "стопгвардам" и нескольким наиболее близко стоявшим судам.

В линии вражеских укреплений появились первые бреши. Их тотчас закрывали крейсеры, однако было понятно, что противнику оставалось только подороже продать свою жизнь.

- Мы можем предложить им сдаться? - спросил император у адмирала.

- Вряд ли они примут наше предложение, Ваше Величество. Посмотрите, подбитые укрепления отключаются от энергии и передают ее другим. Таким образом - чем меньше их будет, тем менее уязвимыми будут остающиеся "стопгварды". Нет, Ваше Величество, они не сдадутся - я узнаю почерк артиллеристов Ордена Масе.

- И почему нам достаются лучшие враги?

- Лучшие враги, Ваше Величество, достаются лучшим завоевателям, - серьезно заметил Саид-Шах и, нагнувшись к микрофону, скомандовал:

- Тяжелые корабли назад. Генералы Алистер и Ямамото, пусть теперь их поклюют ваши воробушки.

Раскрылись бронированные корпуса авиаматок, и целые рои "сарацинов", "эскортеров", "фаердогов" и штурмовиков "маэстро" устремились к "стопгвардам". Они обрушились на противника, как стая пираний.

Перископы, датчики, кабеля, антенны и радиомачты - все измельчалось авиационными пушками и ракетами малого калибра. Сделав свое дело и потеряв седьмую часть состава, малая авиация вернулась на авианосцы.

Вперед снова вышли ракетные крейсеры и выпустили очередную волну реактивных снарядов.

После атаки малых судов, "стоигварды" вяло перехватывали ракеты, и почти все они благополучно добирались до укреплений. Появились новые бреши, но в этот момент крейсеры противника неожиданно устремились в атаку и вломились в гущу построений имперского флота.

Адмирал Саид-Шах ожидал и такого маневра. По его приказу "рейдеры" снова атаковали оставшиеся без прикрытия "стопгварды", и те начали нести серьезные потери. Прикрывающие их крейсеры были вынужден вернуться, довольствуясь несколькими уничтоженными эсминцами и пробитым бортом авианосца "Фрина". Им вдогонку тотчас были посланы отряд "суперэскортеров" майора Сайгона и вся малая авиация.

Теряя последние прицельные устройства и средства связи, крейсеры стали уходить под прикрытие стационарных батарей, расположенных на спутниках Крыма, Моторолле и Партизане.

Едва "суперэскортеры" приблизились, батареи открыли шквальный огонь, и отряд майора Сайгона начал отступать.

А в это время на поредевшие ряды "стопгвардов" были брошены более тысячи тяжелых судов. Без помощи крейсеров "стопгварды" продержались не более четверти часа и стали разваливаться на куски, открывая дорогу к планетам Ученого Дома.

- Генерал Йорк, атакуйте стационарные батареи на спутниках Крыма, - отдал приказ адмирал Сайд-Шах.

- Есть, сэр, - ответил Джарвис Йорк, и три сотни орбитальных бомбардировщиков "трайдент" пошли к Моторолле и Партизану. Прикрывая бомбардировщики, с батареями завязали дуэль крейсеры. Волна бомбардировщиков сбросила бомбы на Мотороллу и пошла к Партизану, однако артиллеристы Партизана не повторили ошибку своих коллег и, не обращая внимания на обстрел с тяжелых кораблей, сосредоточили огонь на беззащитных "трайдентах". Бомбардировщики начали гореть, и в бой были снова брошены истребители и штурмовики.

Их яростная атака мешала вести прицельный огонь, и кобальтовые бомбы благополучно легли на укрепления Партизана. Батареи замолчали. Адмирал Саид-Шах отдал флоту приказ пересечь границу Ученого Дома.

61

Сержант Ливерпуль прошелся вдоль рядов солдат и остановился возле тех, кто только поступил на службу.

Ободряюще похлопав их по плечам, он начал рассказывать им одну из своих многочисленных историй.

- Ишь заботится... - кивнул в сторону сержанта ветеран Тео Лазарус.

- Заботься не заботься, а если повезут на Зиги-Боб - пиши пропало, угрюмо отозвался капрал Рональд Кришпер. - Первые два транспорта собьют ракетами, - начал перечислять он, - еще три сожгут при высадке, и следующие десять полягут при удержании плацдарма. И только из последующих транспортов кому-то удастся выжить.

- Ну так же нельзя, Рон, - упрекнул его Тео. - Ты, как зубная боль, ноешь и ноешь. С таким настроением не воюют.

- Он не из-за войны скрипит, - пояснил еще один ветеран, Оноре Тоцци, - у него собака дома сдохла. Вот он и горюет. Для него собака важнее человека.

- Эх... - горестно покачал головой капрал, - это же не собака была, а золото. Бывают такие собаки, что лучше всякого человека.

- Нет, - снова возразил Оноре Тоцци, - бывают такие люди, которым лучше общаться только с собаками. Других людей они просто не переносят.

Левая стена транспорта загудела от сильного удара

- Мама родная, кажись, ракета! - вскрикнул кто-то из угла, где сидели молодые солдаты

- Не бойтесь, ребята! - объявил вставший в полный рост сержант Ливерпуль. - Это малая ракета. Нашему транспорт такая не страшна!

В этот момент в днище транспорта врезалась еще одна ракета, и закричали уже все солдаты в отсеке. Молодые - от страха, а ветераны - матерно ругая корабли прикрытия.

- Собака друг человека, Оноре. И тот, кто этого не понимает, болван, продолжил спор Кришпер.

- Ребята, приготовиться! - перебил его пробегающий мимо сержант Ливерпуль.

Солдаты начали подниматься со скамеек и выстраиваться в проходах.

- Чего вы там разорались, Рон? - спросил капрал Сиго Антверпен, стоявший на несколько человек позади Рональда Кришпера.

- Обсуждали мою умершую собаку, - ответил тот.

- Да ну, ребята, это ерунда, - махнул рукой Сиго и сплюнул под ноги табачную жвачку. - Давай-ка лучше сделаем ставки - как обычно. Пимакс, ты будешь принимать ставки?

- Но у нас нет ни одного лейтенанта, - возразил Пимакс.

- Поставим на сержанта.

- Давай, только ты первый.

- Окей, пятьдесят кредитов, что Ливерпуля убьют через десять минут.

- Пятьдесят, что он продержится полчаса, - поднял руку Оноре Тоцци.

В этот момент сержант Ливерпуль еще раз пробежал мимо, старательно пересчитывая солдат.

- Как хотите, ребята, но такой шустрый парень протянет целый час. Сотню за час.

- Ты рискуешь, Оноре, - покачал головой Антверпен.

- Не больше других, - ответил Оноре и начал застегивать шлем.

Мимо них снова пробежал Ливерпуль.

- Сэр, куда садимся?

- Я, ребята, пока и сам не знаю! Лейтенант Фукс говорил, что Крым или Револьта.

Возле десантных ворот появились механики и стали раскреплять замки. Молодые солдаты тревожно переглядывались и судорожно сжимали оружие. Забрала на их шлемах были опущены, и по разгоряченным лицам стекали капли пота.

Механики отошли в сторону, и теперь ворота держались только на контрольном замке.

Сержант Ливерпуль подбежал к воротам и, обернувшись к десанту, крикнул:

- Идем на Любиц! В пригород столицы! Задача одна - выбить противника из зданий нашего участка.

- Это ж прямо наша любимая работа, - заметил Антверпен.

- Ага, хобби, - подтвердил Тео Лазарус.

Включились посадочные двигатели, и транспорт завибрировал от натуги. Дрожь передавалась в ноги, и нельзя было понять, дрожат ли они от страха или от вибрации.

Наконец последовал толчок, и транспорт коснулся земли. Ворота распахнулись, и ветераны первыми начали прыгать вниз.

- Оп-оп-оп! Пошли, ребята! - подбадривал солдат стоявший на земле сержант Ливерпуль.

Где-то впереди рвались реактивные снаряды, и облака пыли и дыма, очень кстати, прикрывали высаживающийся десант.

- Отделение, за мной! - крикнул Кришпер и побежал к развалинам кирпичного здания. Лазарус и Оноре побежали за ним.

- Господин капрал! Сэр! Вы куда? - закричал новобранец Левкович, назначенный в отделение перед самым походом. Однако ему никто не ответил, и Левкович последовал примеру старших товарищей.

- Ты чего разорался? - сердито спросил капрал Кришпер, когда Левкович вслед за остальными прыгнул в углубление возле стены.

- Я? Лейтенант Фукс приказал сразу идти вперед.

- Ну так шел бы! Сейчас ветерок подует, и транспорт будет как на ладони. Пойди спроси у лейтенанта Фукса, что тогда произойдет?

Левкович приподнялся над краем ямы и увидел, как сержант Ливерпуль и лейтенант Фукс расставляют солдат в цепи. Чуть дальше другие лейтенанты и сержанты расставляли солдат из других отсеков. В основном это были новобранцы, которые не знали, что нужно убегать от транспорта как можно дальше.

Цепи пошли вперед, но в это время в воздухе появилась тройка вражеских "маэстро". Черные точки бомб пошли точно на десант, а штурмовики открыли огонь по пытающемуся взлететь транспорту.

Ярко-фиолетовые вспышки разметали жидкие цепи солдат, а транспорт, дымя подбитым двигателем, начал тяжело набирать высоту.

- Ну ты чего скукожился? Теперь пошли! - толкнул Левковича капрал.

Ближайшие развалины словно ожили, и из всех щелей, воронок и ям стали появляться оставшиеся в живых солдаты. Они быстро перебегали от укрытия к укрытию, постепенно приближаясь к первому ряду уцелевших зданий.

Из окон раздались первые выстрелы, и вскоре по всему фронту зазвучали пулеметные очереди и разрывы осколочных гранат.

Левкович ошалело вертел головой и, ничего не понимая, слепо выполнял то, что ему говорил капрал или старшие солдаты.

- Лева! Беги к бетонной балке! Видишь, вон там, но только шустро. Чуть замешкаешься, тебя снимут. Понял?

Левкович кивнул и, собравшись с духом, что есть силы побежал к указанному месту. Из окон домов открыли огонь, однако новобранец благополучно миновал опасный участок.

- О, успел, - удивился Лазарус. - Значит, и мы успеем.

- Скажешь тоже, - покачал головой Оноре Тоцци. - Он молодой, поэтому и бегает, быстро. А я пью много пива.

- Значит, ты свое отбегал, - заметил капрал Кришпер.

- Не дождешься, - в тон ему ответил Тоцци.

- Ну что? - обернулся к друзьям Кришпер. - Раз... два... три!..

Все трое выскочили из-за угла здания и помчались к спрятавшемуся за бетонным блоком Левковичу.

Вслед смельчакам полетели пули и гранаты, но они не причинили им вреда, и ветераны один за другим тяжело упали в пыль рядом со своим молодым коллегой.

- Левкович, почему здесь камни? - возмутился Оноре. - Я чуть ребро не сломал!

В воздухе раздалось шелестящее шипение. Кришпер крикнул:

- Ракета!

Отделение вжалось в землю, и ударивший в бетон снаряд осыпал солдат мелким щебнем.

- Откуда это? - приподнял голову Лазарус.

- Вон из того окна, сэр! Я успел заметить! - показал Левкович на левый фланг.

- Оноре, давай, это по твоей части... - сказал Лазарус.

Тоцци развернулся, лег поудобнее и поднял свой "грифон". Вскоре в окне появился ракетчик. Он держал на плече заряженный лаунчер и выискивал новую мишень, уверенный в том, что с отделением Кришпера он уже разобрался.

Осколочная граната плавно скользнула в ствол, и Оноре нажал на курок. Снаряд прочертил правильную траекторию и угодил прямо в ракетчика.

- Вот это выстрел, сэр! - восхитился прижавшийся к бетону Левкович.

В это время с правого фланга послышалась яростная стрельба - атакующим удалось прорваться в одно из зданий.

- Ну, пора и нам, - сказал Кришпер. - Лева! В сорока метрах прямо перед нами два окна. В одном пулемет, в другом несколько стрелков. Усекаешь?

- Ага.

- Не "ага", а "так точно". Твоя задача стрелять по этим окнам, пока мы будем бежать к подъезду. Усекаешь?

- Ага. Так точно.

Тройка ветеранов снова сделала рывок, а оставшийся в укрытии Левкович беспорядочно расстреливал патроны, пока у него не закончился магазин.

Из центра города прилетело несколько тяжелых снарядов, которые легли в полукилометре позади атакующих. Левкович оглянулся и увидел высокие столбы песка, подброшенного мощными взрывами. От горизонта медленно приближалась очередная волна транспортов.

"Может, хоть танки будут..." - тоскливо подумал Левкович и тяжело вздохнул.

В подъезде, куда забежали ветераны, послышались стрельба и крики.

"А что я буду делать, если их убьют? Капрала, Тоцци, Лазаруса - всех... ужаснулся новобранец. - Нет, их не убьют. Они опытные солдаты, не то что я", попытался успокоиться Левкович. Однако в доме повисла подозрительная тишина.

В соседних зданиях все еще кричали, стреляли, время от времени рвались гранаты, но здесь было тихо.

На правом фланге десантников "утюжили" тяжелые геликоптеры. Левкович видел, как в один из них ударила ракета, выпущенная из ручного лаунчера, и геликоптер рухнул на крышу одного из домов.

Наконец, к радости Левковича, в "его" доме раздался сильный взрыв, а затем послышалась стрельба из нескольких стволов. Вскоре все стихло, и он услышал голос капрала:

- Лева, ты живой?

- Да, сэр! - отозвался Левкович, не высовываясь из-за укрытия.

- Давай дуй сюда!

62

Гэс Миллард с легкой опаской прошел в кабинет Эдди Шиллера и поздоровался:

- Здравствуйте, сэр.

- Привет, Гэс. Садись, рассказывай, какие новости?

В приоткрытую дверь заглянул Гарман и тут же скрылся.

- Заходи, Лойд, не бойся, - позвал его Эдди. С улыбкой до ушей Гарман вошел в кабинет и, осмотревшись по сторонам, сказал:

- Ну, босс, у тебя и номер.

- Сядь, умник, - приказал Миллард, и Гарман тут же подчинился.

- Строгий у тебя начальник, - улыбнулся Эдди.

- Это точно, сэр. Возьмите меня лучше к себе, а то Гэс меня совсем загонял: следи за механиком, следи за командой. Ну и я, конечно, стараюсь.

- Молодец, - похвалил Шиллер и посмотрел на Милларда, ожидая рассказа.

- Ну так вот, - начал тот, - прибыли мы с новым камнем, а нам выдают денег вполовину больше. Говорят, что теперь всегда будет так.

В дверь негромко постучали, и появился Бени Райх. Он важно поздоровался с бывшими коллегами и сказал:

- "Буровую" привезли. Через два часа мы можем начинать монтаж. А что касается утильной пушки, то у нее какие-то нелады с креплениями - только что послали курьерский уиндер, чтобы привезли другие комплектующие.

- Хорошо, Бени, работайте, - кивнул Шиллер, и Райх ушел.

Когда за ним закрылась дверь, Гарман не выдержал:

- Ты смотри, каким тузом наш механик стал. А?

- Если бы ты поменьше "ширялся", Лойд, я бы и тебе дал отдельный корабль, - заметил Эдди. И, обращаясь к Милларду, спросил: - Есть у тебя на примете какой-нибудь парень, который "потянет" командование кораблем?

- Есть, сэр. Даже двое - оба работают в "Айк-Металл" на тягачах. Мне поговорить с ними?

- Да, только осторожно.

- Понял, босс. А что насчет нашего завода?

- Ну ты же слышал, какие-то нелады с креплениями, но, думаю, дня через два уже запустим.

- Точно! - решительно махнул рукой Гарман. - Свой запустим, а "Айк-Металл" разнесем вдребезги. Правильно, босс? А иначе зачем нам эта пушка, что на барже привезли?

- А ты глазастый парень, Гарман, - заметил Эдди. - Только разрушать "Айк-Металл" мы не будем. Мы его купим.

- Дороговато будет, - покачал головой Лойд.

- Посмотрим, - хитро улыбнулся Эдди.

Когда Миллард и Гарман ушли, Эдди снова вернулся к прерванной работе - на экране монитора появлялись возможные координаты "окон", и Шиллер отбирал из них те, в которых были реальные астероиды.

Сидевший в соседней комнате Леон-Очкарик принимал отобранные адреса и передавал капитанам промысловых судов. Их было более тридцати, и они добывали пятнадцать процентов всего кобальта "Айк-Металл".

63

Дождавшись, пока все директора посмотрели в его сторону, шеф экономической безопасности раскрыл красную папку и, бросив короткий взгляд на цифры, начал доклад:

- Уважаемые члены Совета. К сожалению, с момента нашей последней встречи прошло слишком много времени, и ситуация не только изменилась в худшую для нас сторону, но и стала угрожающей.

- Не пугайте нас, мистер Заки. Давайте сразу факты, - перебил докладчика Никколо Парризи.

- Извольте, - согласился тот. - Наш конкурент называется "Перерабатывающая компания Шиллера". Еще полгода назад об этой компании никто не слышал, а сегодня она существует и уже три дня реально перерабатывает породу.

- Что? - брезгливо искривил губу Бэйб Строутлиб.

- Как это "перерабатывает породу"? - подался вперед директор Журден.

- Да быть такого не может, - махнул рукой директор Кнутсен.

Докладчик усмехнулся, но ничего не ответил.

- Уважаемые коллеги, - подал голос Гилли Кнапель, единственный из директоров, кто был осведомлен о реальном положении дел. - Уважаемые коллеги. Послушайте мистера Заки. Он досконально изучил ситуацию и, возможно, даст нам единственно верный совет.

- Ну, пусть говорит. - пробубнил председатель Шандор Гретски.

- Пожалуйста, мистер Заки, - попросил Кнацель.

- Так вот, - продолжил докладчик, - новая перерабатывающая компания имеет весьма радужные перспективы, поскольку основывается на неизвестном, но очень эффективном методе разведки. Суда компании практически безошибочно находят новые астероиды, которые теперь везут не на "Айк-Металл", а на свою собственную перерабатывающую фабрику. Новая компания работает три дня, и три дня, господа, мы недосчитываемся пятнадцати процентов прибыли.

- Пятнадцать - это много, - покачал головой Кнутсен.

- Да уничтожить эту мразь, и только... - и Бэйб Строутлиб решительно вдавил в пепельницу окурок сигары.

- Или можно купить их с потрохами, - предложил Журден.

- Нет. Никаких покупок, - настаивал Строутлиб. - Размазать их по стене.

- Дело в том, господа, что мы уже пробовали "купить с потрохами" и "размазать по стене", - подал голос Гилли Кнацель.

- Как? Без нашего ведома? - возмутился председатель.

- Заткнитесь, уважаемый председатель! - не выдержал всегда спокойный Кнацель. - Здесь имею право говорить только я. Я и еще вот мистер Рубен Заки, человек, который печется о благополучии компании и в конечном счете о вашем благополучии, зажиревшие бездельники!

Члены Совета неловко заерзали в креслах, однако возразить Кнацелю никто не решился.

- Я уже сказал, - продолжил он несколько спокойнее, - что попытки "купить" и "уничтожить" конкурента уже предпринимались. В первом случае мистер Шиллер тянул с решением, когда ему предложили миллиард кредитов, а во втором случае станция "Квадро" сумела отразить нападение эскадрильи "эскортеров". Когда я попросил известного вам Голландца повторить акцию, он послал большие суда, но они бесследно исчезли. Возможно, их уничтожил "Сумасшедший Александр", но нельзя исключать, что они пали жертвой той же станции "Квадро". И никто не знает, что за секреты может скрывать этот объект. Продолжайте, мистер Заки.

- Итак, у нас есть еще несколько вариантов воздействия на противника, продолжил Заки. - Первое - это ценовая война. Мы можем покупать кобальт дороже, чем наши противники. В этом смысле мы выдержим даже невыгодные для нас цены, само собой разумеется, только ограниченный срок. Второе - можем еще раз попытаться купить "Компанию Шиллера", но предложить реальные деньги. Ну, скажем, пятьдесят миллиардов кредитов.

- Что такое? - прогнусавил Бэйб Строутлиб. - Уничтожить - и все дела! Зачем еще платить? Господа, я предлагаю войну. Если не удается уничтожить станцию, давайте жечь его корабли!

- Я полностью согласен с директором Строутлибом, - кивнул председатель.

- Я тоже поддерживаю, - поднял руку Парризи.

- И я, - подал голос Журден.

- Уважаемые члены Совета, - снова вмешался Рубен Заки, - этот вариант я тоже предусмотрел, однако это самый радикальный способ.

- Господа, - заговорил Фрэй Кнутсен, - я уверен, что конкуренты не сумеют серьезно помешать нам в ближайшее время, потому что мы жестко контролируем рынки сбыта. Однако в связи с начавшейся войной между Новым Востоком и Ученым Домом спрос на кобальт резко возрастет, и это подорвет нашу монополию на его продажу. А что касается уничтожения судов мистера Шиллера, то мы можем попросить об этой услуге Главного Арбитра. Пора ему оправдать те немалые средства, которые в него были вложены.

Члены Совета одобрительно закивали, соглашаясь с этим решением. Они начали вставать со своих мест и выбираться из-за стола, считая рабочий день законченным.

64

Сердитый голос Густава Фонтена навевал на Эдди скуку, и он отставил телефонную трубку в сторону, пока не услышал: "...что вы на это скажете?"

- Простите, мистер Фонтен. я ничего не слышал - ненадолго отвлекся. Дел невпроворот. Однако я понял причину ваших опасений и согласен все вам объяснить. Значит, так. База "Голдмарк", которую я арендовал вместе со всем экипажем и имеющимися там истребителями, обойдется нам в полмиллиарда за полгода. Это деньги немалые, тут я с вами согласен, но и те пятнадцать миллиардов, которые вы уже вложили в компанию, тоже требуют защиты.

- Но мы не можем финансировать войну против "Айк-Металл"! Как вы не понимаете этого, мистер Шиллер?! - кричал Фонтен, и Эдди представил, как на висках у банкира надуваются синие жилы.

- Спокойно, мистер Фонтен. Все не так плохо. Я не собираюсь воевать с "Айк-Металл" - я не сумасшедший. Я намерен защищать свои интересы за свои деньги, а именем вашего банка мне пришлось поручиться лишь потому, что "Компанию Шиллера" еще никто не знает. Кстати, возможно, вам будет интересно узнать, что на погашение первого займа "Компания Шиллера" уже перевела сто семьдесят миллионов.

- Вам удалось продать кобальт?

- Да, первая партия ушла к поставщикам Нового Востока. Их император, как известно, начал новую войну, и мы заключили с ними соглашение.

- Как вам это удалось?

- Пришлось пойти на непопулярные меры. Мы уничтожили прежнего посредника, потому что он играл на стороне "Айк-Металл".

- Вы убиваете людей?

- Нет, это делают профессионалы, а мы добываем кобальт. Это у нас получается намного лучше. Так что успокойте своих директоров, мистер Фонтен, а дня через два я надеюсь перевести вам очередную сумму. - И, не ожидая, когда собеседник скажет "до свидания", Эдди положил трубку.

В этот момент в дверь постучали, и вошел Райх.

- Сэр, прибыли Фальк и Берман.

- Привезли?

- Да, сэр, причем обоих, - улыбнулся Райх.

- Отлично, Бени, пусть идут сюда.

Райх вышел, и через минуту в кабинет Шиллера ввалились Фальк и Берман, вместе со своими пленниками - адвокатами "Маркс и Локкард".

Эдди не смог сдержать улыбки удовлетворения. Томми Фальк и Жак Берман работали у него всего одну неделю, однако успели завоевать его расположение и уважение.

- Можете развязать их, ребята. И идите отдыхать - мы поговорим без свидетелей.

Когда громилы ушли, Эдди придвинул к "гостям" коробку сигар и предложил:

- Курите, господа. К сожалению, мистер Тобст, трубочного табака у меня нет.

- Ничего, мы обойдемся и тем, что имеется, - отозвался Кригенс и, взяв одну сигару для себя, передал другую Тобсту. Тот покрутил ее, разглядывая со всех сторон, и, вздохнув, вставил в рот.

- Надеюсь, господа, вы не очень сильно пострадали.

- Я еще ничего, - дотронулся Кригенс до подбитого глаза, - а вот мистера Тобста стащили с супружеского ложа.

- Еще раз прошу прощения, господа, но обстоятельства складывались таким образом, что пришлось прибегнуть к этому способу, - развел руками Эдди.

- Так в чем дело? - уточнил Кригенс.

- Мне нужно, чтобы вы сыграли роль посредников, господа.

- Посредников в чем?

- Посредников в покупке "Айк-Металл"... Адвокаты переглянулись и выдержали долгую паузу. Первым заговорил Тобст:

- Было бы интересно знать, кто может купить "Айк-Металл", ведь в таком случае разговор идет о десятках триллионов.

- Вообще-то, господа, покупателем являюсь я. И конечно, таких денег у меня нет. Однако я могу купить "Айк-Металл", воспользовавшись его слабостью.

- Мистер Шиллер, - снова заговорил Тобст, - мы бесконечно уважаем вас. Ваша компания растет как на дрожжах, и это только ваша заслуга. Я даже не исключаю, мистер Шиллер, что вы гений. Я даже уверен в этом, но... "Айк-Металл" - это гигантская империя. С мнением его Совета директоров считаются и в Новом Востоке, и в Ученом Доме, и в Промышленном Союзе. Даже Лига Порядка считается с "Айк-Металл". О какой же слабости вы говорите?

- Я слышал, что Совет директоров состоит уже не из тех шустрых и жестоких ребят. Теперь это клуб старых маразматиков. А раз так, империя не так уж и сильна. Наверняка внутри нее есть те, кого не устраивает складывающееся положение дел.

- Откуда у вас такие сведения?

- Есть небольшая, но полезная компания - "Фенбрассо спрут".

Адвокаты закивали головами.

- Так чего же вы хотите, мистер Шиллер? - спросил Тобст.

- Для начала, господа, скажите, сколько вы зарабатываете?

Адвокаты переглянулись, и первым заговорил Кригенс:

- Наши доходы весьма скромны...

- По моей информации, что-то около полумиллиона в год, - сказал Эдди. - Я хочу предложить вам по двадцать миллионов, если вы мне поможете. - Тут Эдди сделал паузу, ожидая, пока произнесенная им цифра согреет сознание адвокатов, а потом продолжил: - Если вы поможете мне найти в "Айк-Металл" людей, которые недовольны существующим положением вещей...

- Я уже сейчас могу сказать вам, кто эти люди. - предложил Кригенс.

"Быстро они соображают..." - восхитился Эдди и изобразил ожидание.

- Это один из директоров, Гилли Кнацель, и шеф экономической безопасности Рубен Заки.

- Директор, это я понимаю, а вот этот Заки...

- Видите ли, мистер Шиллер, - вступил в разговор Тобст, - Рубен Заки занимает в компании не слишком высокий пост, однако Гилли Кнацель всячески его поддерживает и опирается на него в борьбе с остальным Советом.

- Отлично, давайте начнем с этих двух человек.

65

Под утро появился сержант Ливерпуль.

- Капрал Кришпер! Почему еще сидите? Бери людей и выходите к парку. Оттуда пойдем к набережной.

- Это на нетронутые позиции? Да они от нас ничего не оставят, сэр, высказался Тео Лазарус

- Не бойся, в атаку пойдем после поддержки артиллерии, - успокоил сержант.

Солдаты поднялись со своих мест, собрали пожитки, оружие и пошли на улицу. Одновременно с ними из разбитых домов целого квартала выбирались на солнце остальные отделения и не спеша двигались в сторону городского парка, который выходил к самой набережной.

Дорога шла под уклон, и с высоты были хорошо видны созданные за одну ночь укрепления противника.

Доты, зенитные точки, форты - они непрерывной линией разрезали весь город, разделяя территорию на "свою" и "чужую".

- Вон, Лева, видишь окопы "технологов"? Через два часа мы постараемся их занять, - без энтузиазма в голосе объяснил Оноре Тоцци.

- А это возможно? - осторожно спросил Левкович.

- Генералы, которые находятся там, - указал вверх Оноре, - считают, что это проще простого. Из штабного судна, на орбите Любица, им практически все видно.

- Перестань ныть, Оноре, и так тошно, - отозвался Лазарус.

- А я что, я просто объясняю Леве нашу задачу.

- Сэр, - обратился к Кришперу Левкович, - а почему нас не обстреливают? Разве они не видят, что столько людей спускается вниз? - и Левкович указал на пологий склон, тянущийся до самого горизонта, по которому то там, то тут двигались группы солдат.

- А чего им спешить? Сейчас соберемся в парке, как обещал нам сержант, там нас ракетами и накроют. Всех вместе.

От неожиданности Отго Левкович остановился:

- И мы будем вот так, как скотина на убой, идти в этот парк?

- Пойдем-пойдем, парень. Так думает бригадный генерал Крамер, но мы-то думаем по-другому. И все они, - капрал обвел рукой пространство вокруг себя, тоже думают иначе, потому что дураков уже нет. Дураков перебили в первые два дня - так всегда бывает,

- Кстати, - вставил Оноре, - Лева благополучно прослужил в нашем отделении уже три дня, а мы это до сих пор не отметили.

- Учитывая, что двое предыдущих парней кончились еще при высадке, он уже долгожитель, - подтвердил Тео Лазарус.

В небе послышался неясный гул, а потом появилось четыре звена штурмовиков "маэстро", выполнявших роль фронтовых бомбардировщиков. Они прошли над позициями "технологов" и неточно сбросили бомбы.

- Халтурщики, - оценил бомбометание Кришпер.

Однако бомбы попали в склад нефтепродуктов, и черный дым начал разноситься ветром, практически полностью скрывая позиции противника. На правом фланге, возле самой границы парка, снова послышался гул турбин, но на этот раз он принадлежал тяжелым десантным геликоптерам.

- Ну-ка стойте, - скомандовал капрал, внимательно глядя на приближающиеся винтокрылые машины.

- Это же "технологи", Рон! - определил Опоре, - Почему никто не стреляет?

Первые ракеты ударили в склон, взметнув в воздух куски чернозема, и солдаты бросились обратно, к спасительным развалинам зданий. Однако геликоптеры уже прекратили огонь и начали садиться на траву. Едва машины касались земли, из их трюмов выпрыгивали десантники и с ходу открывали огонь, преследуя императорских солдат.

- Если я не ошибаюсь, это пехотинцы. Масе! - прокричал запыхавшийся Оноре. Пули пропели совсем рядом.

- Стой! - скомандовал капрал Кришпер, и отделение развернулось в сторону преследователей. То же самое, немного неуклюже, сделал и Левкович. Он еще только целился, а его старшие товарищи уже открыли огонь из своих "грифонов". Лазарус и капрал Кришпер стреляли пулями, а Оноре Тоцци вел прицельный огонь из подствольного гранатомета.

Одна из его гранат залетела в открытые двери транспортного геликоптера и разорвалась внутри. На борту начался пожар, и это временно отвлекло внимание преследователей.

Отделение снова побежало в гору и еще два раза останавливалось, чтобы дать залп по преследователям. Оба раза Левкович не успевал еще прицелиться, а отделение уже вскакивало, чтобы бежать дальше. Когда до спасительного здания оставалось не больше пятидесяти метров, одна из пуль догнала Оноре Тоцци.

Его тотчас подхватили Лазарус и Кришпер. Отто тоже было попытался ухватить раненого за ноги, но капрал Кришпер повернул к Левковичу страшное лицо и прокричал:

- Прикрой лучше, придурок!

Отто кивнул и, встав на одно колено, как это делали ветераны, поднял свой "грифон". Только сейчас увидел, что прицельная планка передвинута слишком далеко.

"Вот почему я ни в кого не мог попасть..." - подумал Отто и передвинул планку на нужное место. Затем снова поднял комплекс и, поймав на мушку бегущий силуэт, плавно нажал на курок. Противник упал, и Отто перевел мушку на следующего - и снова удачный выстрел.

"У меня здорово получается..." - обрадовался Левкович и неожиданно обнаружил, что монотонное жужжание, которое он слышал, издают пролетающие рядом пули. Они буквально взрывали землю вокруг него, и он чудом оставался жив.

Новобранца Левковича охватила паника, и, вскочив на ноги, он что есть духу побежал догонять свое отделение.

Пули все били и били в землю вокруг Отто, а он все бежал, спотыкался и снова бежал. Споткнувшись в очередной раз, оп растянулся во весь рост, едва не выронив свой "грифон".

"Вот и все - это смерть. Меня сейчас догонят", - пронеслось в его голове. Однако в этот момент позади него раздалось несколько раскатистых взрывов. Отто перекатился на спину и увидел звено "маэстро".

Сбросив бомбы на десант, штурмовики сделали еще один разворот и теперь били из пушек по пытавшимся подняться в воздух геликоптерам.

Несколько винтокрылых машин уже горели, другие, дымя поврежденными турбинами, уходили в сторону реки. Израсходовав боезапас, убрались и "маэстро", а вслед за этим начали подниматься с земли залегшие пехотинцы Масе.

Увидев их совсем близко, Левкович вскочил на ноги и стремительным броском преодолел последние два десятка метров, отделявших его от развалин.

Едва он заскочил за угол, как в стену врезалась граната, и мелкие крошки красного кирпича разлетелись во все стороны. В испуге Левкович вжался в фундамент.

- Молодец, парень, - послышался голос Оноре Тоцци. - Вставай, теперь уже не страшно.

Отто приподнял голову и, узнав Тоцци, удивленно спросил:

- Ты жив, Оноре?

- Ага, в этот раз повезло. Небольшая контузия - пуля прошла под углом, и, повернувшись спиной, Тоцци продемонстрировал распоротый пулей бронежилет.

- Ого! - удивился Левкович.

- Вот тебе и "ого". Я и сам подумал, что все - прибыл, но, видать, не в этот раз.

В здании застучали короткие очереди. Левкович схватился за свой "грифон", но Оноре его остановил:

- Сиди, сейчас они сюда не пойдут Рон и Тео заставят их выбрать другой дом. Эй, а где твои наплечник?

Левкович посмотрел, куда указывал Оноре, и увидел лишь кровоточащую ссадину на голом плече. Защитного наплечника и довольно приличного клока обмундирования как не бывало - они оказались сорваны тяжелой пулей.

- А я даже не заметил, - удивился Левкович.

Над самым зданием снова прошли несколько "маэстро", но бомбы не сбросили и, развернувшись, ушли в сторону тыла.

- О чем это говорит? - спросил Оноре, кивнув на удаляющиеся штурмовики. Левкович пожал плечами.

- Это говорит о том, парень, что десант Масе благополучно добрался до развалин и теперь несколько сотен этих мерзавцев прячется вокруг нас

- И что теперь?

- Что теперь? Не будем спать всю ночь. С этими ребятами шутки плохи - и сами не спят, и другим не дают. А уж ножами поработать, - Оноре сокрушенно покачал головой, - большие любители. Случалось, придешь с ночной разведки к своему взводу, а живых никого нет - всех ночью перерезали. Эти, - кивнул Тоцци в сторону соседнего здания, - фанатики всех порешили.

- Как же быть?

- Будем ждать, когда пришлют подкрепление и с очень большой кровью начнем их выкуривать

- Эй, Оноре, ты с кем разговариваешь? - крикнул из глубины дома Лазарус.

- Лева вернулся, - пояснил Оноре.

- Надо же, а я думал, что Левы с нами больше нет.

- Не обижайся, - улыбнулся Оноре погрустневшему Левковичу, - это он так шутит. На войне других шуток не бывает.

После этих слов Тоцци без всякого перехода отшвырнул молодого солдата в сторону и, вскинув "грифон", открыл огонь. Он бил длинными очередями, пока не закончился магазин, а затем переключил оружие на гранаты и начал стрелять из подствольного гранатомета

Наконец он опустил дымящийся "грифон" и, выдохнув воздух, сказал:

- Давай, Лева, потихоньку заползай внутрь. Чую, что в одного я не попал.

Левковичу не нужно было повторять два раза, и он ужом проскользнул в изуродованный дверной проем. Оказавшись под защитой кирпичных стен, он облегченно вздохнул и негромко позвал

- Оноре.

- Чего тебе?

- Помощь нужна?

- Подожди пока.

"Ну, подожди так подожди..." - рассудил Левкович и, сняв перчатку, дотронулся до ободранного плеча - рана неприятно саднила.

- Ага... - послышался голос Тоцци, а затем одиночный выстрел гранатомета.

Граната взорвалась где-то в соседнем здании, и спустя минуту Оноре заполз внутрь укрытия. Передернув затвор и дослав патрон в ствол, ветеран оглянулся на полуразбитый лестничный пролет и крикнул:

- Эй, собакоед!

- Чего тебе? - отозвался капрал Кришпер.

- Давай вызывай подкрепление! У нас патронов - кот наплакал.

- Сейчас попробуем, - ответил Кришпер и вскоре начал что-то бормотать.

Минут через десять он выругался, что можно было расценить как конец связи.

- Ну что? - крикнул Тоцци.

- Сказали, что подкрепление будет не скоро - людей нет. Но мы можем вызвать авиацию или навести артиллерию.

- Это как?

- Они код и пароль дали.

- Ты запиши коды и пароли прямо сейчас, а то забудешь.

- Чем я тебе напишу?

- Да куском кирпича на стене!

Какое-то время капрал не отзывался, и Отто Левкович невольно представил, как этот заскорузлый вояка выписывает на стене кривые каракули, высунув от усердия язык.

- Оноре, сам авиацию вызовешь? Я тебе рацию дам.

- Ладно, сейчас я Леву пришлю, - ответил Тоцци и, обращаясь к Левковичу, сказал:

- Возьмешь рацию и запомнишь пароли, а потом обратно.

Отто кивнул и пошел выполнять поручение. Через пять минут он вернулся с рацией.

- Так быстро? Молодец, - похвалил Тоцци и тут же отмахнулся от рации: Нет, ты сам включай.

Левкович включил рацию и почти сразу услышал женский голос:

- Дежурный оператор слушает - говорите.

- Нам нужна огневая поддержка.

- Авиация, артиллерия?

- Одну минуточку, я сейчас узнаю. - Левкович прикрыл рацию рукой и обратился к Тоцци: - Артиллерию или авиацию?

- Давай артиллерию, - махнул рукой Оноре.

- Нам нужна артиллерийская поддержка, - сообщил Отто.

- Хорошо, говорите код и пароль.

- Так, минуточку, два - тридцать шесть, "синица".

- Да не "синица", а "брусника", - недовольно поправила Левковича операторша. - Вечно все путают. Говорите координаты.

- А мы их не знаем. Последовала длинная пауза.

- Ладно, парень, опиши хотя бы местность, а координаты нам сообщит воздушный разведчик.

- Мы находимся в угловом доме - это последняя череда зданий перед склоном возле парка.

- Так, понятно. Куда удар наносить будем?

- По трем ближайшим зданиям. Одно желтое, другое белое и третье... тоже белое.

- Качество удара.

- То есть?

- Сколько снарядов и каких? Осколочных, зажигательных, бетонобойных. Чего-нибудь слышал об этом, солдатик?

- Да, мадам, нам пожалуйста... э... всего, что вы перечислили по... по семь раз, э... в каждое место.

- В каждое место ему, - проворчала операторша. - Хорошо, ваш заказ принят. Исполнение в течение получаса. Ждите.

- Ну что? - спросил Тоцци.

- Сказала в течение получаса, - пожал плечами Левкович.

- Прямо как будто пиццу заказывали.

Какое-то время они посидели молча, прислушиваясь к звукам далекой бомбардировки. Оноре достал галету и начал ее жевать. Затем достал вторую, протянул ее Левковичу:

- На поешь - успокаивает.

- Спасибо, не надо. Что-то не хочется.

В этот момент в воздухе послышалось нарастающее шипение, и первая серия снарядов ударила точно в соседний дом. Они ложились волна за волной ровно семь раз, как и просил Отто Левкович.

- Вот дают ребята, - восхитился Оноре. - Чистая работа, зря я на них наезжал.

Соседнее здание оказалось полностью разрушенным, и следующий удар артиллеристы нанесли с большим перелетом - снаряды легли на пустынный склон горы.

- Ну вот - перехвалил, - прокомментировал Тоцци, и в ту же секунду полновесный залп батареи накрыл дом, в котором пряталось отделение. На запыленном лестничном марше показались отплевывающиеся Лазарус и капрал Кришпер.

- Вы что, сукины дети, на себя огонь вызвали? Герои!

- Что же мы, самоубийцы? - возмутился Оноре. - Хотели как лучше. А вы чего ушли с позиции?

- Нету больше позиции - стену снесло первым же залпом, - объяснил Лазарус и посмотрел наверх. - Смотри, эти сволочи нам крышу зажгли.

Все посмотрели наверх, и через пробоины в перекрытиях увидели начинающийся на крыше пожар.

- Зажигательные снаряды, - догадался Левкович.

- Как же ты их наводил, Лева? - с укоризной спросил Лазарус.

- Я сказал им, что мы в красном здании, а бить нужно по желтому и двум белым. По-моему, ошибиться трудно, - пожал плечами Левкович.

- Трудно, - кивнул Оноре Тоцци, - если наводчик не дальтоник. Давай, Лева, связывайся еще раз и отменяй все эти дела, а то они, чего доброго, повторят еще раз.

Несколько минут операторша не отвечала, а потом Отто услышал ее вечно недовольный голос:

- Оператор слушает, говорите.

- Девушка, я хотел бы отменить заказ.

- Какой заказ?

- На артиллерийскую поддержку. По желтому и по двум белым зданиям. На окраине города возле парка.

- Заказ отстрелян.

- Ну и прекрасно. Пусть больше не стреляют, а то нас так накрыли, что теперь крыша горит.

- Ну-ка постой, какой у вас номер дома? - заволновалась операторша.

- Да разве теперь различишь?

- Сколько этажей?

- Было шесть.

- Дом из красного кирпича?

- Ну да.

- Так это ж стратегический наблюдательный пункт! Его сохранить надо! неожиданно закричала операторша. - Так, говоришь, горит он?

- Да, крыша горит, а там какая-то смола.

- Понятно! Держитесь, ребята. Крышу мы сейчас потушим, а чуть позже ждите три сотни пехоты - прибудут из резерва.

- Спасибо, - поблагодарил Левкович и положил рацию на колени.

- За что спасибо-то? - спросил капрал Кришпер.

- Обещали крышу потушить и прислать три сотни пехоты.

- Это дело, - удовлетворенно кивнул капрал.

- А как они будут тушить крышу? - снова посмотрев наверх, спросил Лазарус.

Не находя подходящего варианта для объяснений, никто ему не ответил. Горящая смола с крыши здания начала протекать вниз, и солдаты отошли подальше от пробоин в потолке, чтобы не попасть под раскаленный водопад. Дыму становилось все больше, а пожарная команда все не появлялась.

- Ох, - разлепив ссохшиеся губы, прохрипел Лазарус, - сейчас бы водички.

Левкович почувствовал, что тоже хочет пить. Свою флягу он потерял во время отступления, да и воды в ней было совсем мало. Все отделение еще вчера опорожнило свои фляги, чтобы сварить на костре суп. И вот теперь, когда их зажали в горящем доме...

Левкович прислушался. На грохот далекой канонады начал накладываться другой ритмичный шум. Постепенно он усилился, и вскоре можно было разобрать, что это геликоптер. Тяжелый геликоптер типа "Галифакс" - летающий танкер грузоподъемностью сорок тонн.

- О, кажется, пожарная команда! - обрадовался Оноре Тоцци. Теперь уже все поняли, что геликоптер летит в их сторону. Наконец огромная машина зависла над горящей крышей, и из открывшегося трюма вниз обрушилось сорок тонн речной воды.

Снося стропила, расшатанные перегородки и горы битого кирпича, ревущая стихия устремилась по лестничным маршам, проникая через дыры в перекрытиях и выплескиваясь через выбитые оконные проемы.

Едва не довершив разрушение здания, грязевой поток заполнил весь первый этаж и как настоящий сель устремился вниз под гору.

Доходившая до груди грязная вода наконец начала спадать, и солдаты получили возможность опустить тяжелые "грифоны", которые пришлось держать над головой.

Оноре Тоции осторожно вышел на середину обмытого помещения и, посмотрев через дырку в потолке, сказал:

- Цель достигнута - крыша больше не горит, - затем сплюнул кирпичную крошку и добавил: - Потому что никакой крыши больше нет. Только чистое небо.

66

Когда солнце уже клонилось к горизонту и отделение готовилось встречать ночь в одиночестве, послышался мерный топот сотен ног, и со стороны парка появился большой отряд.

Солдаты выглядели очень странно - невысокого роста, с маленькими головами и непомерно огромными кулаками. Поначалу отделение Кришпера приготовилось к отражению атаки, но потом капрал разглядел сержанта императорских войск, и все успокоились.

С удивлением, граничащим с испугом и брезгливостью, Тощди, Лазарус и Левкович смотрели на своих "коллег", все теснее набивавшихся в разрушенный дом, а капрал Кришпер на правах хозяина разговаривал с сопровождавшим отряд сержантом.

- Слушай, а ведь я думал, что брешут люди, - оглядываясь на роящихся, как насекомые, "баддистеров", сказал Кришпер.

- Нет, не брешут. Под утро начнем вышибать десант Масе из домов и сам увидишь, что они умеют, - снисходительно улыбался сержант Талбот, в котором угадывался обладатель университетского диплома.

- А чего же вас утром не было? Нас тут так погнали, что пятки в задницу втыкались. Еле ноги унесли.

- Утром мы еще на орбите в транспорте сидели, а потом поступила команда и вот мы здесь.

Беседа происходила при постоянном шуме, который издавали суетящиеся "баддистеры". Они то приседали, то вставали, то выглядывали в оконные проемы, прицеливаясь из роторных пусковых установок в невидимые цели. Солдат отделения Кришпера они осторожно обходили, как будто это были неодушевленные предметы.

- Уважают людей-то, - заметил капрал Кришпер.

- Только не врагов, - усмехнулся Талбот. - Видишь на их левой руке алмазный крюк?

- Ну...

- Ребята с Зиги-Боб говорили, что в рукопашной этим крюком "бадди" запросто перерубает тяжелого пехотинца.

- Да, - уважительно кивнул капрал, - силища, наука и компьютеры.

- Это еще что, следующие модификации будут еще лучше.

- Да ну? И какие же будут следующие?

- Не могу сказать. Сам понимаешь, до поры до времени - секретная информация.

- Понятно, - согласился Кришпер. - Ну ладно, чего мы стоим? Пойдем к моим ребятам - присядем.

- Да тут так грязно, что и присесть негде, - поморщился сержант.

- Не обращай внимание, когда новая заморочка начнется, ты за пять минут превратишься в такой же кусок дерьма, как и все мы, - пообещал капрал. - Давай сумку - ох, тяжелая!

- Сумку вам передали. Паек, вода...

- О, спасибо, друг, это нам очень кстати. - Кришпер легко поднял сумку и начал опасливо пробираться через беспокойное стадо "баддистеров".

Вслед за ним, старательно перешагивая через ямки с жидкой грязью, шел сержант Талбот.

- Вот, ребята, это сержант Талбот, - представил гостя Кришпер. - Разбирай гостинцы, Оноре, давай чем-нибудь закусим. Теперь, под прикрытием этих ребят, - кивнул капрал на "баддистеров", - я даже есть захотел.

- Так-так, сейчас посмотрим, - начал инспектировать содержимое сумки Оноре Тоцци.

- Давай быстрее, Оноре, а то я что-то сильно проголодался, - присел к сумке Кришпер и, не дожидаясь, пока Тоцци закончит разбирать продукты, начал закусывать галетами.

Со стороны занятых противником домов послышался хлопок, и на один из верхних этажей влетела граната. Ее взрыв поднял тучу пыли, но не причинил никому вреда. Однако Талбот забеспокоился и, достав из кармана прибор, похожий на калькулятор, начал быстро нажимать кнопки.

Солдаты замерли, с интересом наблюдая за действиями сержанта.

- Что это вы делаете, сэр? - спросил Левкович.

- Программирую охранный режим. Десять "бадди" в смену по два часа. Вот так. Нажимаем ввод.

Едва Талбот ткнул пальцем последний раз, хаотичное движение "баддистеров" прекратилось, и они начали разбираться по сменам, а первые десять из них немедленно вышли на улицу.

Они тотчас увидели противника, и густые сумерки озарились вспышками стартующих ракет.

Видимо, стрельба была эффективной, поскольку ответных выстрелов не последовало.

- Толковые машинки, - заметил Лазарус.

Сержант Талбот довольно улыбнулся. Между тем Тоцци разогрел еду, и солдаты приступили к ужину.

Некоторое время все молча ели. Было слышно, как суетятся беспокойные "баддистеры" да капает вода, оставшаяся с последнего полива.

- Так, значит, утром в атаку? - уточнил Лазарус.

- Да вам-то не нужно. Мои "бадди" будут выбивать десант, а вы будете на улице - для страховки.

- Все равно я буду волноваться, - сказал Оноре. - Всегда перед утренним боем волнуюсь. Вот среди дня ничего - скомандовали, и я вперед, а вот ждать с ночи утра - это большое волнение.

67

Когда унесли остатки завтрака, в каюту вошел адмирал Саид-Шах. Он приходил каждое утро, чтобы сообщить последние сводки с фронтов. Адмирал встал возле двери, ожидая разрешения пройти к столу.

Джон повернулся к адмиралу и кивнул. Это означало, что можно начинать доклад.

Адмирал поклонился и прошел на свое обычное место. Затем раскрыл папку и, откашлявшись, спросил.

- Что сначала, Ваше Величество, территории или флот?

- Территории.

- На Зиги-Боб продолжаются тяжелые бои. Самое яростное сопротивление оказывают, как и следовало ожидать, фанатики Ордена Масе. Они бьются до последнего и позволяют вступить на свои позиции, только когда мертвы. Особенно упорное сопротивление оказывается в направлении городов Рибонд и Кафриер. Похоже, противник догадался о нашем намерении захватить управление Железной Головой,

- Догадаться было нетрудно, - заметил Джон. - Какие силы участвуют в боях на Зиги?

- В основном гвардейские части, Ваше Величество. Ударные бригады генералов Солтейера, фон Габахта, Сафэ и ударная авиация Фархада. В общей сложности пять с половиной миллионов солдат, четыреста тысяч стволов артиллерии, триста пятьдесят тысяч танков и двести тысяч бортов штурмовой авиации. Ну и, конечно, "баддистеры". С начала кампании их было поставлено восемь миллионов. Сейчас в наличии только три. Остальные записаны в потери.

- Неужели они так ненадежны?

- Дело в том, Ваше Величество, что "баддистеров" пускают в самое пекло, а гвардейцы врываются уже на "их плечах". Поэтому гвардейские части несут минимальные потери, а "баддистеры" - наоборот.

- Какой ваш прогноз?

- Если в ближайшие три дня мы получим пополнение "баддистеров", а нам нужно четыре миллиона единиц, то Рибонд будет взят, а это значит, мы сможем блокировать дальнейшее продвижение Железной Головы.

- А что наш инженер, он обеспечит вас железными солдатами?

- Мистер Том Киббер обещал сделать все возможное. У них случилась непредвиденная эпидемия в крысином питомнике, и теперь крыс приходится завозить из других мест.

- Думал ли я когда-нибудь, что исход моей кампании будет зависеть от поголовья крыс, - заметил император. - Ладно, с Зиги разобрались. Как на остальных территориях?

- На Трент и Шеврон, как вы знаете, мы не высаживались. Ограничились только выборочной бомбардировкой. Крым уже практически наш. Револьта - тоже На Любице все еще идут бои, и это тоже объясняется наличием небольшого контингента пехотинцев Ордена Масе. Они контратакуют при каждом удобном случае, и это, конечно, затрудняет продвижение войск. Для ускорения продвижения подразделений мы доставили туда восемнадцать тысяч "баддистеров", и теперь, я думаю, дела на Любице пойдут лучше. Планеты Баланчин и Бассено мы не трогали вовсе. Пока мы только поддерживаем их блокаду, чтобы они не принимали участие в военных действиях. Но поскольку в этих мирах не было военно-космических баз, поддерживать блокаду совсем не трудно.

Адмирал замолчал, ожидая, когда император задаст новый вопрос. А Джон тем временем смотрел в большой иллюминатор, туда, где в ожидании приказа бесконечными рядами стояли в резерве его корабли.

Джон старался не думать, во сколько обходится казне эта армада, оставляя расчеты на послевоенное время.

- Ну а как дела у флота? - задал очередной вопрос император.

- Разрозненные корабли противника, количеством до полутора тысяч, все еще беспокоят наш флот. Но самым главным является то, что многие из этих судов уже по нескольку раз атаковали суда Вашего Величества.

- То есть у Ученого Дома существуют неизвестные нам базы?

- Боюсь, Ваше Величество, что все значительно сложнее. Вчера возле скопления незаселенных планет Грюнвальд произошел бой. Отряд линейных крейсеров бригадного генерала Баннея, при поддержке "рейдеров" генерала Хорста, атаковал сборную группу судов противника. Бой был недолгий, но очень жаркий. "Рейдеры" начали преследование, однако противнику удалось уйти. Они укрылись на территории Промышленного Союза.

Адмирал замолчал и стал ждать реакции императора. Вывод из полученной информации должен был сделать только император, поскольку Промышленный Союз был очень серьезным противником.

- То есть, адмирал, Промышленный Союз держит сторону Ученого Дома? размышлял император. - Однако долгое время "технологи" боялись именно "промышленников" и держали Железную Голову именно на их направлении. Что же здесь за игра, адмирал?

- Я не большой специалист в политической стратегии, Ваше Величество, но теперешняя ситуация мне понятна. Для "промышленников" стало очевидно, что Ученый Дом потерпел поражение и стал легко уязвим. Из первостепенных конкурентов остается только Новый Восток, который уже несет потери во флоте и сухопутных войсках, и было бы желательно увеличить эти потери и ослабить силы империи. К тому же это можно сделать чужими руками - с помощью жаждущих мести "технологов". Нужно только ремонтировать их корабли и пополнять их боезапас.

- Следовательно, адмирал, нельзя исключать и столкновения с "промышленниками"?

- Сейчас - вряд ли, но в будущем этого не избежать, Ваше Величество. Ведь мы отхватили кусок, на который они давно точили зубы.

68

Сверкая разноцветными огнями, яхта "Претти" лихо затормозила возле причального узла и, включив активные магниты, прочно пришвартовалась к стыковочному шлюзу.

Не ожидавшая от яхты такой прыти, швартовая команда с опозданием выскочила к гостевому судну и закрепила его дополнительными замками.

Шлюз наполнился воздухом, и, когда его створки раскрылись, встречавший гостей Бонус потерял дар речи. Из шлюза шагнула шикарная блондинка с крутыми бедрами, тонкой талией, высокой прической и... дальше Бонус уже ничего видеть не мог, поскольку перед глазами плыли только разноцветные круги.

- Эй, где здесь кабинет босса? - с придыханием спросила блондинка. Бонус хотел было ответить, но тут его накрыла волна аромата дорогих духов и сногсшибательных флюидов, исходящих от вздымающейся груди.

- Ну быстрее соображай, грязнуля, - уже резче добавила незнакомка.

- Там... - только и сумел пролепетать Бонус и показал рукой на коридор. Блондинка пожала плечами и пошла отыскивать нужную дверь сама. По пути она обратила внимание на отделку помещений и удовлетворенно кивнула, решив, что попала туда, куда следовало.

Безошибочно определив дверь кабинета начальника, блондинка робко постучала и, услышав "войдите", осторожно толкнула дверь.

При виде сидящего за массивным столом подростка заготовленная улыбка сползла с лица блондинки и, уперев руки в бедра, она спросила:

- Так, мальчишка, где твой босс? Подросток, не скрывая своего восхищения, встал из-за стола и с достоинством произнес:

- Я и есть, босс, мадам Левис. Меня зовут Эдди Шиллер.

- О! - вырвалось у блондинки, однако, спохватившись, она снова нацепила подобающее случаю выражение лица и сказала:

- Как я рада, мистер Шиллер, что наконец увидела вас. В последнее время все о вас только и говорят: Шиллер - то, Шиллер - се. Вы стали очень, ну просто очень популярны. Однако никто не догадывается, что такой большой и перспективной компанией руководит очаровательный, - тут мадам Левис сделала паузу, - юноша.

- А где же я стал популярен, мадам Левис?

- О, ну зачем все эти "мадам", "мсье"? Зовите меня просто - Энн...

- Ну... Хорошо, Энн. Так где же я популярен?

- Весь Протекторат только о вас и говорит. У нас вообще считают героями всех, кто может выжить, - тут Энн огляделась по сторонам, - в этом диком пространстве, где нет ни законов, ни условностей. А уж те, кто добился здесь такого успеха, как вы, мистер Шиллер, - тут Энн, словно не в силах говорить, глубоко вздохнула, и Эдди стоило больших усилий отвести глаза от ее глубокого выреза.

- Присаживайтесь, Энн.

- Спасибо. - Энн Левис выбрала кресло, стоявшее подальше от стола Шиллера, чтобы иметь возможность продемонстрировать свои ноги.

- Итак, мистер Шиллер, расскажите мне о своих задумках, а я уж постараюсь претворить их в жизнь, - улыбнулась Энн и, достав из сумочки маленький блокнот и позолоченную авторучку, выжидательно посмотрела на Эдди.

- Ну, Энн... Мне хотелось бы сделать наш офис немного потеплее, что ли. Человечнее и привлекательнее. Одним словом - сделать его уютным.

- Да, - согласилась Энн, - дизайн у вас суховат.

- Теперь о девушках Они, естественно, нужны только для обслуживания.

- Я понимаю, - кивнула Энн и положила ногу на ногу. - Для обслуживания, повторила она и начала что-то записывать.

- Да... - Эдди смотрел на ноги Энн Левис и не мог собраться с мыслями. Принести минеральной воды, сварить кофе... Ну что еще?

- Застелить постель, приготовить ванну... - предположила Энн.

- Пожалуй, - согласился Эдди, - но, конечно, без этого...

- Ну о чем речь, мистер Шиллер, у меня солидная фирма, и мы не держим у себя проституток.

- Я так и думал.

- Можно организовать группу встречи гостей, - предложила Энн, - а то тот парень, который меня встречал...

- Бонус. Того парня, что вас встречал, зовут Бонус.

- Странное имя... - Энн поднялась с кресла и, будто осматривая кабинет, прошлась из угла в угол, ощущая на себе горячий взгляд Эдди Шиллера.

- А это что за подставочка? - Энн встала на носочки и потянулась за стоящей на шкафу соломенной вазочкой. При этом ее юбка задралась, и кресло Эдди явственно скрипнуло.

- Прелестная вещица! - Энн покрутила коробочку и, снова потянувшись, поставила ее на место. - Люблю всякие поделки из природных материалов.

Энн прошла к столу Шиллера и внезапно попросила его:

- Вы не могли бы выйти из-за стола, мистер Шиллер! - И она требовательно протянула свою руку.

- Пожалуйста... - смущенно пожал плечами Эдди и, взяв Энн за руку, начал обходить стол.

Она смотрела на него не отрываясь, и Шиллер слышал только стук собственного сердца.

- Мистер Шиллер, - Энн Левис нежно привлекла Эдди к себе. Его лицо оказалось как раз на уровне глубокого выреза.

- Как хорошо, мистер Шиллер, что мы с вами познакомились, правда?

- Правда, - прошептал Эдди, уткнувшись в грудь Энн Левис.

- Вот и хорошо. Я сделаю вам отличный дизайн.

Почувствовав прикосновение настойчивых рук, Шиллер наконец сдался, и Энн Левис довершила разгром "строгого босса", послав его в глубокий нокдаун.

Эдди кое-как добрался до ближайшего кресла и, свалившись в него, словно куль, пораженно взирал на довольно улыбающуюся Энн Левис.

- С вашей стороны, мисс Левис, это было так неожиданно.

- Не обращайте внимание, мистер Шиллер. Считайте это презентацией фирмы "Левис дизайн" и ни в коем случае не обращайтесь к нашим конкурентам - они все старые и худые. А теперь до свидания. Я вернусь через неделю и привезу первоначальные эскизы.

Когда Левис ушла, в дверь заглянул восторженный Бонус.

- Кто это был, сэр?

- А? - поднял голову Эдди. - Это ты, Бонус?

- Да, я. Кто это был, босс? Что это было за явление?

- Ой, даже не могу сказать толком. По-моему, какое-то торнадо.

Зазвонил телефон. Эдди поднялся из кресла и, слегка пошатываясь, подошел к столу.

- Шиллер слушает.

- Сэр, это майор Шекли.

- Слушаю вас, майор.

- Сэр, полчаса назад десять "сарацинов" атаковали наш промысловый "рапид" возле четвертого участка. Мы прибыли вовремя - людей удалось снять, но спасать судно было поздно. Это уже пятый потерянный нами корабль.

- Кто заказчик? "Айк-Металл"?